/ / Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 939 (46 2011)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов -- Евразийский союз от Тегерана до Мурманска

Я был удостоен высокой чести принять участие в заседании дискуссионного клуба "Валдай" в качестве уже не гостя, а полноправного члена клуба. Валдайский клуб является уникальным дискуссионным форумом, куда съезжаются интеллектуалы Европы, Соединённых Штатов, Мексики, Индии, Турции, где представлен Китай и политологи СНГ. Где политические мыслители современной России разных направлений и взглядов могут сойтись в дискуссиях, которые по своему и характеру и глубине отличаются от телевизионных схваток в программе Соловьёва "Поединок"

На клуб выносится базовый доклад, рассматривающий возможные варианты русского развития. Вокруг этого доклада происходят идеологические схватки, мозговые штурмы, после которых возникает достаточно прозрачная и ясная картина политологических суждений и взглядов, предугадывающих ближайшую русскую перспективу. Базовый, предложенный для обсуждения, доклад уточняется, в него инкрустируются суждения участников форума, и он направляется в правительство с тем, чтобы "белые воротнички" в кабинете министров могли соизмерять свою практику с суждениями международного политологического сообщества.

На этот раз темой доклада служили проблемы российской модернизации, сценарии русского развития. Местом дискуссий была выбрана Калуга — уникальный российский регион, где стараниями губернатора Анатолия Артамонова проводится активная инновационная политика. И среди полей и лесов один за другим возникают предприятия, российские и иностранные, производящие автомобили, медикаменты, электронику. Происходит трансплантация ультрасовременных западных технологий в одряхлевшую и изношенную до конца советскую техносферу.

Мне было интересно поведение на форуме российских либералов — тех, из состава непризнанных партий, что регулярно участвуют в уличных манифестациях и демонстрациях, попадают в тюрьмы и полицейские участки, объявляют анафему Путину со всех возможных трибун и амвонов. А также мнение академиков и профессоров, чьи аналитические статьи наполняют либеральные газеты и журналы, являются манифестами либерального русского развития.

Все эти люди явились на форум сразу же после завершения фарса "Медведев—Путин", когда Медведев, лидер либерального обновления России, вдруг вильнул в сторону, опять выпуская на первый план Путина. Этот уход Медведева на вторые роли был воспринят либералами как стратегическое предательство. И они, ошеломлённые вероломством, оказавшись без лидера, были преисполнены предельного раздражения, истерической несдержанности. Она проявлялась в тотальном нигилизме по отношению к новому путинскому периоду правления и в едкой, доходящей до диффамации, критике самого Путина, а также в абсолютном неверии в будущее России.

Именно этим истеризмом и затмевающей глаза неприязнью можно объяснять ультралиберальные суждения, звучащие как рецепты развития. Предложения отдать один из центральных телевизионных каналов зарубежным инвесторам, чтобы те через телевидение могли бы утверждать стандарты западной цивилизации. Или отказ России от ядерного оружия, которое своим наличием задерживает сближение России и Запада, внушает Западу постоянное недоверие по отношению к России, препятствует модернизации страны по западному образцу. Или же спокойное и даже положительное отношение к стремительному убыванию русского населения, которым, если оно достигнет тридцати миллионов человек, можно будет эффективно и правильно управлять. Частная собственность, каким бы путём она ни была приобретена, больше не подлежит переделу. А чиновникам, даже если они замечены в коррупции, не грозит наказание — в том случае, если они эффективно справляются с управлением.

Рассматривая историю российских модернизаций, либералы отвергают модернизацию Петра I и Сталина как примеры жестоких мобилизационных проектов. В качестве образцов называют модернизацию Александра II и Петра Столыпина, а также Горбачева и Ельцина, выдвигая эти фигуры в качестве эмблемы российского либерализма.

Особенно острые схватки разгорелись вокруг извечной российской проблемы "Восток—Запад". Предметом согласованных либеральных атак явился провозглашённый Путиным Евразийский союз. Причём, одна часть либеральных политологов прибегла к высмеиванию самого Союза, не достойного того, чтобы его серьёзно обсуждать. Другая же часть употребила свою энергию для того, чтобы доказать невозможность Союза по экономическим и политическим соображениям.

Стало очевидным, что в условиях, когда западный мир переживает глубочайший кризис, когда западная модель разрушается как в Европе, так и в самих Соединённых Штатах, поиск для России альтернативной модели является для либералов невыносимым. И отказ от европейского вектора, по мнению либералов, равнозначен тотальной российской катастрофе.

Мои впечатления от дискуссии, изречённые и неизречённые, сводились к тому, что примеры царя Петра и Сталина были примерами жестокой, но успешной модернизации, мощно толкнувшей Россию по пути развития, обеспечившей ей независимость и суверенитет в период беспощадных войн.

Примеры Александра II и Столыпина суть примеры незавершенных и неудачных модернизаций, которые кончились революцией Февраля семнадцатого года и стоили России неисчислимых потерь. Образы Горбачёва и Ельцина могут служить примерами катастрофических и преступных неудач, когда под прикрытием либеральной риторики были разрушены грандиозные государственные системы.

Путинская модернизация России неизбежна. Ибо наличие у России ракетно-ядерного и космического оружия при почти полном отсутствии техносферы — это нонсенс, который долго продолжаться не может. И Путин, заинтересованный в существовании ракетно-ядерного щита России, гарантирующего безопасность не только стране, но и ему лично, будет обязан в кратчайшие сроки провести вторую индустриализацию страны. И здесь не обойтись без мобилизационной модели, которая нанесёт смертельный удар по российской коррупции и позволит сконцентрировать скудные ресурсы для инвестиций в машиностроение.

Предлагаемые либералами варианты модернизации осуществимы лишь в условиях внешней оккупации, когда американская морская пехота установит контроль над важнейшими политическими центрами России. А в идеологии будут подавлены все очаги традиционного русского сознания.

Евразийский союз является важнейшим локомотивом русского развития. Для его реализации потребуется мобилизация всех политических, военных, экономических и гуманитарных технологий. Создание Евразийского союза становится возможным, ибо движение тяготеющих друг к другу евразийских пространств, стремление друг к другу искусственно разобщенных евразийских народов соединяются на этот раз с экзистенциальной волей Путина, который, похоже, приступает к реализации своей отложенной мессианской мечты о восстановлении евразийской целостности.

-- Табло

+ Согласно сообщениям из Нью-Йорка, итоги саммита АТЭС в Гонолулу расцениваются здесь как серьёзная дипломатическая победа Пекина, который де-факто получил гарантии "свободной торговли" с США до 2016 года без встречных обязательств по ревальвации юаня и сокращения профицита торгового баланса. Вместе с тем, встреча Дмитрия Медведева с Бараком Обамой как двух "уходящих лидеров" оказалась практически безрезультатной, поскольку со стороны Вашингтона ни отмены поправки Джексона-Вэника, ни замораживания планов по развертыванию системы ПРО в Европе ожидать не приходится…

+ "Авиаскандал" между Россией и Таджикистаном, связанный с арестом лётчика Владимира Садовничего и задержанием самолёта Ан-72, имеет под собой многослойную подоплеку, что, по мнению наших источников в силовых структурах, доказывается и "ответной" высылкой 300 таджикских гастарбайтеров из РФ, и различными "следами" в этой акции: от "героинового" до "китайского", поскольку Пекин после оглашения "евразийского проекта" Путина заинтересован в ослаблении влияния Кремля в Центральной Азии...

+ Внезапный самороспуск казахстанского парламента с необходимостью проведения внеочередных парламентских выборов был осуществлён по негласной инициативе Нурсултана Назарбаева, намеренного "по-восточному тонко" сорвать путинские планы создания Евразийского союза, выдвинув принципиально неприемлемые для Кремля требования переноса политического и экономического центра будущего Союза в Казахстан, передают из Астаны...

+ Празднование "Дня работника внутренних дел" вызвало недоумение в рядах "ментов", поскольку лишний раз подчеркнуло надуманный и по сути бессмысленный характер переименования российской милиции в полицию. "Раз все мы теперь — работники внутренних дел, то незачем было и огород городить", — такую доминирующую реакцию отмечают наши эксперты в структурах МВД ...

+ Возвращение Юрия Лужкова в Москву и его запрет на приезд Елены Батуриной: "Я запретил своей жене приезжать сюда. Нет никаких гарантий того, что она сможет вернуться обратно к детям. А это будет настоящей трагедией и для самой Елены, и для девочек…", — напрямую связаны с масштабным переделом власти и собственности на верху "властной вертикали" в преддверии нового президентского срока Владимира Путина, такие слухи циркулируют в столичной мэрии...

+ Публикация ответов Михаила Ходорковского на вопросы слушателей радиостанции "Эхо Москвы", по факту ставшая очередным "социал-либеральным манифестом" бывшего главы ЮКОСа, подтверждает версию о том, что нынешнего заключенного колонии №7 в карельском городе Сегеж на перспективу ближайших десяти лет "готовят к роли российского Нельсона Манделы", такая информация поступила из Лондона...

+ Как утверждают наши источники в Филадельфии, "случайное" снижение суверенного кредитного рейтинга Франции агентством Standard&Poor`s было осуществлено по согласованию с "командой Обамы", считающей притязания Саркози на "свой кусок ливийского пирога" необоснованно завышенными, а позицию официального Парижа по спасению зоны евро путём включения печатного станка ЕЦБ — недопустимой...

+ Доклад МАГАТЭ о военных аспектах атомной программы Ирана "в период до 2003 года" не соответствует действительности и является своеобразной "формой оплаты" со стороны Японии (пост главы МАГАТЭ с декабря 2009 года занимает Юкия Амано) возведенной глобальными масс-медиа под контролем американского капитала "стены молчания" вокруг истинных причин и масштабов аварии на Фукусиме, сообщили из Тегерана. Специально отмечается, что сверхжесткая "антиядерная" и антииранская реакция со стороны Израиля, который обладает нелегитимным ядерным арсеналом также инспирирована США, поскольку нанести авиаудар по иранским объектам без ведома и согласия Вашингтона, жестко контролирующего воздушное пространство вокруг Ирана, невозможно в принципе...

Александр Нагорный, Николай Коньков -- Стой там иди сюда!

7-11 ноября в Калуге и Москве прошла VIII ежегодная конференция Международного дискуссионного клуба "Валдай", где на этот раз обсуждались сценарии для РФ на 2012-2018 гг., подготовленные в форме доклада "Россия: не упустить удачу".

Понятно, что таким образом мировое идеологическое, политическое и экономическое сообщество пыталось определить те рамки, в которых может протекать третий, "отложенный", срок президентства Владимира Путина.

Из обозначенного "Валдайским форумом" широчайшего спектра оценок и прогнозов мы попытались выделить и представить вниманию наших читателей прежде всего те версии, в которых учитывалась нарастающая мировая нестабильность, военно-политическая и социально-экономическая, способная, в случае весьма вероятного достижения "точки катастрофы", кардинально изменить облик не только России, но и всего мира.

Это произошло в ресторане элитного конно-спортивного комплекса под Красногорском, куда участники международного дискуссионного форума "Валдай" были приглашены действующим премьер-министром и бывшим-будущим президентом РФ (что показательно, ни у кого из участников форума не возникало сомнений в будущем путинском президентстве уже сейчас, почти за четыре месяца до выборов). Путин опоздал к гостям на три часа — якобы из-за того, что не хотел создавать в столице лишние автомобильные "пробки" (забота об избирателях).

Из двух с половиной часов общения "национального лидера" современной России с синклитом специально подобранных отечественных и зарубежных экспертов достоянием гласности стали только первые полчаса с небольшим разговора, — о том, что происходило дальше, можно догадываться только по отрывочным и невнятным "оговоркам" участников, с которых, похоже, взяли своего рода "омерту". Об этом свидетельствует, в частности, Тим Бакли из британской Financial Times: "Дискуссии были неофициальными и не подлежащими оглашению"

Впрочем, не бывает правил без исключений. Так, по словам Николая Злобина, далее происходило следующее: "Путин нам читал лекцию о добыче газа и рисовал всякие схемы взрывов, бурения и всяких пузырей, водных и газовых, это было довольно забавно наблюдать". Кроме того, речь шла о системных недостатках "ручного управления", замкнутого на фигуре "национального лидера". Александр Рар сообщил: Путин "не побоялся сказать, что если Америка будет и дальше придерживаться своих планов обязательно в Европе выстроить противоракетную оборону, то с Америкой могут появиться очень серьёзные конфликты".

Впрочем, и того, что стало достоянием гласности, вполне достаточно для понимания главного "нерва" нашего ближайшего будущего. Самое главное и основное, от чего и начали "плясать": нынешняя модель управления государством и обществом, по мнению Путина, вовсе не исчерпала себя, она будет действовать и дальше — с теми изменениями, которых потребуют от неё новые реалии.

Иными словами, социально-экономические приоритеты "властной вертикали", основанные на либерал-монетаристской доктрине "вашингтонского консенсуса", останутся незыблемыми. То, каким образом на этой основе до 2020 года можно будет создать "25 миллионов новых (высоко-? — авт. ) технологичных рабочих мест, остаётся загадкой. Точно такой же загадкой остаётся количество рабочих мест, которые отечественная экономика потеряет за то же время. Хотя то, что после вступления России в ВТО они тоже будут исчисляться десятками миллионов, ни у кого сомнений не вызывает.

Путин говорил о том, что за последнее десятилетие уровень доходов граждан России повысился в 2,4 раза, а пенсионеров — в 3,3 раза. Возможно, такие цифры и соответствуют истине — но, во-первых, если это не реальные, а номинальные доходы, из которых не исключена инфляционная составляющая; и, во-вторых, если это средние доходы, где на одного Абрамовича или Вексельберга с их миллиардами долларов приходятся миллионы бюджетников и пенсионеров, получающих ежемесячно по 7-8 тысяч рублей. В 2001 году в списке журнала "Forbes" значилось всего семь долларовых миллиардеров из России с совокупным капиталом 10,1 млрд. долл., через 10 лет их был 101 человек (рост в 14,4 раз) с совокупным капиталом 433 млрд. долл. (рост в 42,9 раза). Вот этим своим "достижением" прошедшего десятилетия наша "властная вертикаль" могла бы по праву гордиться — если бы это "достижение" сопровождалось хотя бы сопоставимым ростом ВВП (не Владимира Владимировича Путина, а внутреннего валового продукта). Но здесь успехи гораздо скромнее. По итогам 2000 года российский ВВП составил 7,311 трлн. рублей, а в 2010 году — 45,722 трлн. рублей. Казалось бы, налицо рост в целых 6,25 раза! Но это ведь без учета инфляции. В долларовом эквиваленте российский рост выглядит еще более впечатляющим: с 205 млрд. долл. до 1,5 трлн. долл., — более чем в 7 раз. Однако при этом реальный, то есть с учётом инфляции, ВВП России с 2001 по 2010 год вырос всего на 59,2%. И все ссылки на мировой финансовый кризис можно считать несостоятельными, поскольку ВВП Китая за те же годы увеличился на 162,1%, Казахстана — на 121%, Белоруссии — на 102,7%.

Иными словами, действующая в РФ социально-экономическая модель мало того, что неэффективна, она еще и в высшей степени несправедлива, поскольку дивиденды от неё распределяются в пропорции 10:90, то есть 10% богатейшего населения получают 90% доходов (причем 85%, похоже, достаются на долю всего одного "золотого процента"), а 90% остальных — только 10%. Если возвращаться к цифрам, то в 2000 году на долю долларовых миллиардеров приходилось "всего-то" 4,9% ВВП России, а в 2010 году — уже 28,9%. Такого неравномерного распределения национального богатства нет ни в одной другой стране современного мира.

Никакого "социального консенсуса", никакого эволюционного, спокойного пути развития "при согласованных позициях между правящими, так называемыми, элитами и гражданами", о чём говорил "валдайцам" Путин, при подобном уровне социальной справедливости нет и быть не может. Вообще, весь ряд цифр, который сложился в голове ВВП под влиянием "расчетов" отечественных монетаристов вроде министра экономики Набиуллиной, имеет явно сфабрикованный вид, точно так же как и недавнее утверждение ВВП относительно средней зарплаты по стране в 21 тысячу рублей, которая через год вырастет до 32 тысяч. Спросите своих близких, какая у них зарплата, — и увидите всю несоразмерность представленных цифр.

Еще одной "болевой точкой" для премьер-министра РФ оказался вопрос о кризисе еврозоны. "Я думаю, что сегодня ресурсы, которые нужны Европе для преодоления кризиса, нужно оценивать где-то в 1,5 трлн. евро. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы Италия завалилась: это просто катастрофа", — сказал он. И добавил: "Мы очень рассчитываем на то, что ЕЦБ напрямую будет вмешиваться. И я не думаю, что это приведёт к какому-то катастрофическому росту инфляции. Я так не думаю".

Стоит заметить, что буквально в тот же день действующий президент РФ Дмитрий Медведев, выступая на встрече с рабочими и активом "Единой России" на Амурском кабельном заводе (деполитизация по-ельцински, когда любые партийные организации и мероприятия на производстве были запрещены, видимо, осталась в прошлом), заявил, что возможная "вторая волна" мирового кризиса России не страшна. "Выдержим, не волнуйтесь!.. Прогнозы разные, но, в целом, наша ситуация выглядит несколько лучше, чем в ряде европейских стран", — сказал он.

Речи про "остров стабильности" по имени Россия мы, кажется, уже слышали немногим более трех лет назад. И тогда "первой волной" кризиса этот "остров" очень быстро смыло так, что за прошедшие три года ничего нового на нём, в общем-то, не выросло. Сегодня нас на самом высоком уровне опять стараются уверить, что ошибки и упущения прошлого учтены, и уж теперь-то всё у нас в руках. Ну да, полежим на рельсах, дефолта не будет...

Между тем, главный потребитель российских нефти и газа, Европейский союз, находится на грани (или уже за гранью?) банкротства. Ситуация с задолженностью Греции (300 млрд. евро) до сих пор не разрешена, а на очереди стоит уже куда более "объёмная" и так тревожащая российского премьера проблема Италии, имеющей почти 2 трлн. евро долга. Доходность её ценных бумаг уже перешагнула отметку в 7% годовых, которая сегодня считается порогом, отделяющим "нормальные" долги от "безнадёжных", а многолетний "непотопляемый" премьер Сильвио Берлускони, которого не брал ни СПИД, ни многочисленные судебные расследования, как раз в этот момент наконец-то согласился уйти в отставку...

Германия не имеет ни желания, ни возможности бесконечно платить по безнадёжным долгам своих "европартнёров". Про Францию, у которой 1,75 трлн. долл. долга, нечего и говорить. Но вся проблема заключается прежде всего в том, что "периферия" Евросоюза представляла собой — в том числе и прежде всего — гарантированный рынок сбыта для немецких и французских товаров и услуг. И, например, развал зоны евро будет означать для ФРГ практически одномоментную потерю более чем миллиона рабочих мест, на что резонно указывают сторонники "спасения" евровалюты "любой ценой".

"Любая цена" в данном случае означает массированную эмиссию и девальвацию евро, "размазывание масла по бутерброду", то есть рецессию и снижение реальных доходов во всех странах ЕС.

Выступая 12 ноября на международной конференции, посвященной 170-летию Сбербанка РФ, экс-вице-премьер и экс-министр финансов РФ Алексей Кудрин заявил: "С точки зрения того бикфордова шнура, который зажёгся и уже горит, мы вступаем в кризис... Битву за Грецию мы проиграли, сейчас мы имеем стадию спасения более крупных экономик еврозоны. Эта стадия будет стоить существенно дороже. Я думаю, те цифры, которые здесь называются, — от 2 до 3 триллионов евро, в которых значительно придется участвовать ЕЦБ, — это, к сожалению, реалистичный сценарий. У мира есть шанс урегулировать кризис, но он очень небольшой. Скорее всего, кризис будет распространяться на другие зоны мира и США".

Как-то очень быстро наши чиновники — даже самые высокопоставленные, — оказавшись в отставке, начинают утверждать те идеи и тезисы, которые они, будучи "в кресле" и "при портфеле", всеми силами опровергали и отрицали. Тот же Кудрин в 2006 году говорил о принципиальной невозможности глобального финансового кризиса, а ужев 2008-м, когда наступление такого кризиса уже стало невозможным скрывать и мировые масс-медиа сняли табу на это слово, — о том, что в океане кризиса Россия будет представлять собой "остров стабильности". Теперь же он заговорил едва ли не тезисами из газеты "Завтра".

Иными словами, в любом случае: будет "антикризисная" эмиссия ЕЦБ или нет, Россию ожидает очень близкая — скорее всего, не позднее лета 2012 года — перспектива резкого снижения объёмов и — в еще большей степени — доходности уже традиционного для нас сырьевого экспорта "на Запад".

Компенсировать его за считанные месяцы расширением такого же экспорта "на Восток", то есть в Китай, Японию и Южную Корею, нереально.

Точно так же нереален и заявленный президентом РФ на встрече с активистами "Единой России" и рабочими завода "Амуркабель" в Хабаровске тезис о "новой индустриализации", которую необходимо провести "не так, как в 30-е годы,.. пока у нас есть время и деньги".

Тут Дмитрий Анатольевич, а вместе с ним и прошлый-будущий президент, мягко говоря, заблуждаются: ни времени, ни денег для этого у них уже нет. Насчёт времени, полагаем, это уже очевидно: создать новые производства или переоснастить действующие — для этого нужен минимум год, а отдача от такой "модернизации" (извините, что напомним это слово) придёт только через несколько лет. Вы думаете, кризис подождёт, пока мы к нему подготовимся (да и подготовимся ли? Что-то приготовления наших власть предержащих очень напоминают приготовления к зиме двух глупых братцев Наф-Нафа из сказки про трёх поросят...).

С деньгами ситуация куда менее ясная, но тоже далеко не блестящая. Российский бюджет в текущем году, возможно, и окажется бездефицитным, но уже про следующий с полной уверенностью можно сказать, что профицитным он не будет.

Разумеется, возникает вопрос о том, как в условиях "второй волны кризиса" будут использованы те "средства на чёрный день", которые в виде разноимённых фондов долгие годы собирал "кудринский" Минфин. Казалось бы, этих 500 с лишним миллиардов "баксов" должно было бы с лихвой хватить и на поддержание жизненно важного импорта, и на реализацию антикризисных социальных программ.

Но вся незадача в том, что, складывая свои деньги "за бугром" под ничтожные 3-4-5% годовых, государство оставило без должного финансирования отечественные корпорации, включая "естественные монополии", которые нахватали относительно "дешёвых", по 9-10-11%, кредитов за рубежом, и совокупный объём этого корпоративного (не государственного) внешнего долга по состоянию на 1 сентября 2011 г. составляет около 474 млрд. долл. С учётом государственных долгов, мы должны Западу ровно столько денег, сколько держим в "наследниках Стабфонда".

Поскольку эта равновесная позиция сохраняется на протяжении целого ряда лет, возникает вопрос: а Стабфонд ли это вообще — или 100%-ный предварительный залог за получаемые на Западе кредиты? И кому выгодно такое положение дел?

К тому же, не слишком давний опыт преодоления Россией "первой волны" кризиса не внушает особого оптимизма: как известно, власти потратили на эти цели около 350 млрд. долл., или свыше 23% от ВВП, однако российская экономика потеряла в 2009 году 7,2% — намного больше, чем экономика США (-2,3% при затратах 2 трлн. долл., или 14% ВВП), Евросоюза (-4,5% при затратах 1,3 трлн. долл., или 10% ВВП) и, тем более, КНР (+8% ВВП при затратах 600 млрд. долл., или 10% ВВП). Из этих цифр видно, что "антикризисная устойчивость" российской экономики намного ниже, чем у ведущих экономик мира.

Иными словами, наша страна сразу после инаугурации нового президента окажется на грани социально-экономической катастрофы, поскольку рост цен, повышение налогов и тарифов, которые сейчас искусственно сдерживаются, возникающий в результате коллапс производства, увеличение безработицы и сокращение реальных доходов населения сольются в один мощный "кризисный вектор". И с ним придётся что-то делать. Либо — при сохранении нынешнего "монетаристского" курса — пытаться подавить неизбежные социальные волненийяпри помощи полиции и армии, которым очень вовремя повысили зарплату. Либо — пойти на полную смену нынешней социально-экономической модели, которой будущий президент на встрече с "валдайцами" провозгласил свою безусловную приверженность. А это потребует максимального заимствования китайского опыта и сближения с КНР по многим параметрам. Прежде всего — в отношении эмиссии рубля, налогообложения "богатых", ценообразования и подхода к олигархическим структурам, которые, кстати, и являются главным рассадником коррупции в стране.

И последнее. Владимир Владимирович ничего не сказал, да и не должен был говорить, о ведущейся в настоящее время в западных СМИ диффамационной кампании против него лично. Эра "перегрузки имени Обамы" явно подходит к завершению. А далее, вероятнее всего, нам придётся наблюдать приход архиконсервативного республиканца в Белый дом и разворот официального Вашингтона от нынешней псевдоразрядки в отношениях с Москвой к жесткой и тотальной конфронтации, включающей поддержку сепаратистских движений на всей территории РФ, и прежде всего — на Северном Кавказе. Такое изменение позиции США диктуется именно их вступлением во вторую фазу глобального кризиса. И здесь Путину нужно будет принимать фундаментальное решение: либо пойти на тотальнуюя сдачу своих позиций "а-ля Горбачев", либо начать сопротивление и формирование новой политической линии, в которую вписываются и создание Евроазиатского союза, и дальнейшее, уже реальное, а не на словах, сближение с Пекином.

Исходя из этих, вполне очевидных и, по сути, бесспорных положений, мы, конечно, можем предположить, что Путин снова, по своей профессиональной (не президентской, а еще "чекистской") привычке, "шифруется" и, возвратившись в президентское кресло, будет действовать вовсе не по принципам (любым, в том числе либерально-монетаристским), а по обстоятельствам. А пока он, как всегда, пытается сохранять максимальное число "степеней свободы" и не сказал ничего окончательно определённого, "подвесив" ситуацию в рамках старого армейского афоризма, использованного для заголовка этой статьи.

Михаил Делягин -- Россия. Кризис. Третий срок...

ИТОГИ МЕДВЕДЕВА: МОДЕРНИЗАЦИЯ?

Перед началом своего президентства Медведев торжественно провозгласил в качестве приоритетов четыре "И": институты, инфраструктуры, инновации и инвестиции. Затем к ним было добавлено пятое "И" — интеллект.

Пора подвести итоги: с ними случилось то же самое, что и с другими медведевскими приоритетами, воплощенными в печально известных "национальных проектах". Они остались словами, практически не подкрепленными реальной работой, и не случайно Путин лукаво оговорился, что Медведев сможет возглавить правительство лишь в случае успеха "Единой России" на выборах — при том, что критерии успеха Путин будет определять сам.

Правда, с критериями успеха неладно во всем мире, стремительно меняющемся в ходе адаптации социальных отношений, соответствующих индустриальным технологиям, к технологиям постиндустриальным. Саркози, например, обнаружил, что ВВП в эпоху глобальных монополий перестал выполнять свою роль показателя успешности. Не зная, как измерять успех, каким критерием отличать его от поражения, мы лишаемся и понимания того, к чему надо стремиться, — а ведь еще Сенека говорил: для того, кто не знаёт, куда плывёт, нет попутного ветра.

Возвращаясь к медведевским "И", отметим очевидное: все виды государственных институтов целенаправленно и последовательно разрушаются до такой степени, что политическую систему России называют "паханатом". Это уничтожение вполне логично — ведь по самой своей природе большинство институтов мешают разворовыванию и разграблению страны, создавая неприемлемые ограничения для правящего класса.

Инновации остались преимущественно пропагандой, за исключением ряда весьма странных идей, последней из которых стала всеобщая игра в бадминтон. А отмена зимнего времени? Мало того, что страна теперь вынуждена жить по времени, максимально, на два часа, отличающемся от природного, что максимизирует ущерб, наносимый этим отклонением организму, так это еще и привело к сбоям в электронных календарях, включая любимые Медведевым айфоны.

Торжественно провозглашались в качестве инноваций цифровое телевидение, переход на которое откладывался несколько раз и в итоге был перенесен на "послемедведевское" время, широкополосный Интернет (вполне успешно развиваемый бизнесом своими силами) и, наконец, замена традиционных ламп накаливания лампами дневного света, экологически вредными и не приспособленными к последствиям реформы электроэнергетики в виде сильных скачков напряжения. О наличии светодиодов, которые являются подлинно инновационной технологией в этой сфере, через Твиттер президенту, вероятно, просто не написали: "слишком много букв".

При этом масштаб всех этих начинаний совершенно не соответствовал первоначальной громоподобной риторике.

Следующее медведевское "И" — инвестиции, которые так и не восстановились после кризиса конца 2008—начала 2009 годов. При этом около 95% того, что официально считается российским государством иностранными инвестициями, на деле представляет собой кредиты, в том числе и краткосрочные, на срок менее полугода.

Что же до интеллекта, то утечка мозгов, насколько можно судить, именно в последние годы, именно в президентство Медведева превратилась в их паническое бегство, — и Медведев продекларировал, что не видит в этом проблемы.

Конечно, имеются и успехи, и много локальных улучшений, вызванных, в первую очередь, высокими доходами экспортеров, включая импорт сложных потребительских товаров и технологий.

Но колоссальному замаху на модернизацию, продемонстрированному Медведевым, по своему масштабу соответствовало только одно действие — создание технополиса "Сколково".

ИТОГИ МЕДВЕДЕВА: "СКОЛКОВО"?

С советских времен в России осталось много наукоградов, которые работают — лучше или хуже, но работают. И не только самый простой, но и самый логичный, самый эффективный путь создания центра модернизации заключался в опоре на один, а лучше — на несколько из них.

Однако, Медведев выбрал иной путь: "Сколково" создается "с нуля". Конечно, не с "большого нуля", возникшего в Нью-Йорке после 11 сентября 2011 года, но со вполне симпатичного нулика в пяти километрах от Москвы. В пяти километрах, по которым, напомню, очередные модернизаторы всея Руси даже не смогли проложить приличную дорогу: не кто-нибудь, а сам Медведев был вынужден признать, что за полтора года не слишком интенсивной эксплуатации дорога практически пришла в негодность.

Резиденты "Сколково" (что в силу характера проекта все более напоминает "резидентов" популярного "Комеди-клаба") получили колоссальные привилегии, по сути дела выведшие их из российской юрисдикции. Не только почти все значимые российские законы, но даже и сам русский язык не применяются в "Сколково". В нем предусмотрены специальный суд, специальная полиция.

При всем этом резиденты "Сколково" не обязаны находиться на его территории физически. Их производства и даже офисы могут располагаться где угодно в России. По сути дела, "Сколково" — не территориальная зона развития, а механизм предоставления колоссального набора значимых льгот, в том числе налоговых, своего рода аналог оффшорной зоны "Ингушетия", созданной в 1994 году, когда началась первая чеченская война.

Хотелось бы знать, какую войну и с кем мы ведем сейчас, потому что чрезвычайный масштаб и характер предоставления льгот может быть оправдан лишь чрезвычайными же обстоятельствами.

И, вероятно, не случайно в руководство "Сколково" вошли такие бизнесмены, известные различными неоднозначными операциями, как российский олигарх Вексельберг и американский инвестиционный банкир Гупта (находящийся в настоящее время под судом за масштабную инсайдерскую деятельность, которая в США считается исключительно тяжелым преступлением).

В нашей стране архаичные коррупционные механизмы подавляют развитие технологий несравнимо сильнее, чем советское централизованное планирование. Поэтому новые технологии практически не развиваются и, за редкими исключениями, только подчеркивающими правило, не применяются. Дополнительным фактором их подавления является этническая политика государства, также в основном мотивированная коррупцией: грубо говоря, зачем нужен экскаватор, когда под рукой всегда находится неограниченное количество несравнимо более дешевых "трудолюбивых соотечественников"?

В силу этого объективно обусловленного отсутствия спроса на новые технологии российские и глобальные корпорации, включая даже "Боинг", регистрируют в "Сколково" — для получения предоставляемых им невообразимых льгот — свои подразделения, которые, как правило, уже работают в России. Исключения из этого правила, конечно, есть, но они не являются базовой тенденций, и лишь ограниченное количество иностранных компаний может прийти в Россию специально ради преимуществ "Сколково".

Но это отнюдь не значит, что проект "Сколково" неудачен. Наоборот, это блистательный по своей эффективности проект — просто не надо путать его реальные цели с официально заявляемыми.

Прежде всего этот проект является пиаром Медведева. Обратите внимание: его до сих пор обсуждают всерьёз, а для пропаганды этого вполне достаточно.

Во-вторых, это великолепный девелоперский проект, превративший окрестности картофельного поля на краю мегаполиса в подлинное "золотое дно". И, разумеется, эта резко подорожавшая недвижимость была заблаговременно скуплена правильными людьми, тесно связанными с даже не пожелавшими ради сохранения минимума приличий скрыть свое участие организаторами проекта.

И, наконец, в "Сколково" отрабатывается уникальная модель частного государства как государства нового типа, призванного прийти на смену отвергаемому либералами социальному государству (да, конечно, оно закреплено в Конституции, но кто сказал, что российские власти ее читали, а если читали — отвергают в ней исключительно 31-ю статью?) Вся полнота реальной власти в "Сколково" принадлежит совету инвесторов, и даже само российское государство имеет доступ к этой власти не как государство, а лишь как один из крупных инвесторов.

Формирование частного государства — один из важных трендов современного мирового развития, и Россия может стать реальным лидером этого процесса, да вот незадача: такое государство очень сложно назвать "модернизацией" — напротив, это движение в прошлое, в непроглядный мрак "Темных веков" раннего Средневековья.

Таким образом, мы видим: в современной России нет места модернизации.

И отнюдь не только из-за специфики, как говорят в США, альтернативной управленческой эффективности Медведева.

УНИКАЛЬНОСТЬ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА

Если мы хотим понимать причины своих неудач и, тем более, свои перспективы, мы должны понимать внутреннее устройство своей страны и своего государства.

Если мы исходим из традиционного восприятия государства как общественной структуры, искренне стремящейся к общественному благу (хотя иногда и подворовывающей в процессе его достижения), нам придется вслед за нашей интеллигенцией, счастливо сочетающей поразительно долгую политическую жизнь с поразительно короткой политической памятью, говорить о 25 годах непрерывных ошибок.

Однако, ошибка, которая продолжается на протяжении четверти века — жизни целого поколения, в течение четырех совершенно разных президентств, — это даже не политика.

Это уже стратегия, которая может осуществляться столь долго и последовательно лишь в результате полного соответствия объединенным интересам наиболее влиятельных групп общества.

Поэтому, речь, вероятно, не о том, что государство постоянно делает ошибки, а о том, что мы просто путаем доминирующую в нем мотивацию. Это не общественное благо — это личное обогащение, причём, любой ценой.

В отличие от обычного государства, ключевая часть наших государственных деятелей, насколько можно судить, искренне веруют в то, что реальным смыслом существования российской государственности является их персональное личное обогащение, а общественное благо и, тем более, демократия — это "враждебная пропаганда Голливуда".

Эта массовая (именно в ключевом для судеб страны слое политиков и чиновников) вера делает коррупцию, насколько можно судить, основой государственного строя современной России. Это делает возможным борьбу с коррупционерами — и, действительно, за президентство Медведева под уголовные дела попало около 35 тысяч потенциальных коррупционеров — но ни в коем случае не с самой коррупцией, ибо подрыв основ государственного строя — тягчайшее государственное преступление. В этих условиях борьба с коррупционерами ведется, по-видимому, в значительной степени просто ради перераспределения коррупционных финансовых потоков.

Это уникальный тип государственности: Пол Пот и Махатма Ганди отличаются друг от друга меньше, чем от него. Чудовищный изувер, истреблявший собственный народ, и святой искренне стремились, хотя и диаметрально противоположно понимая его, к благу собственных народов.

Для критически значимой части российского правящего класса эта мотивация, насколько можно понять, остается недостижимой.

Историки прошлого не успевали описать, а часто и заметить подобные государства: есть диагнозы, которые несовместимы с жизнью почти мгновенно. Наше государство существует так долго благодаря уникальной рыночной конъюнктуре и столь же уникальному терпению русского народа. Все наши президенты — от Гобачева до Медведева и опять Путина — имеют значительно больше оснований пить за его терпение, чем даже Сталин.

Коррупция как основа политической системы России не просто не позволяет исправить пороки ее социальной и экономической системы, но и возводит их в принцип.

Прежде всего это незащищенность собственности, которая является потенциальной жертвой коррупционеров или уже основана на коррупции.

Во-вторых, это тотальный произвол монополий, так как монополии будут иметь больше денег для взяток, если им будет дарована возможность свободно злоупотреблять своим монопольным положением.

В-третьих, коррупционеры вывозят награбленное в фешенебельные страны и потому не могут конфликтовать с ними. Россия не может строить много новых заводов, не может осуществлять модернизацию, так как это неминуемо отберет часть прибыли и рабочих мест у развитых стран, правительства которых немедленно возьмут представителей правящего класса России за их самую чувствительную часть тела — за кошелек.

Таким образом, российские коррупционеры работают в интересах развитых стран и базирующегося в них глобального бизнеса против российской экономики, и, соответственно, российское государство работает против народа России.

Коррупционеры не нуждаются в модернизации, и коррупция убивает ее возможность.

Коррупция ведет к подлинной эпидемии безответственности — не только из-за уничтожения образования и, соответственно, исчезновения специалистов, но и из-за подражания руководству без учета его вероятной и невидимой деятельности по урегулированию коррупционных потоков. Ведь, в России, в условиях объективно обусловленной слабости законов, институтов и традиций реальное управление, определение повестки дня, системы приоритетов и даже моральных норм определяется путем простого, но массового подражания руководству. Основное занятие коррумпированной части правящего класса — управление коррупционными потоками — по понятным причинам не видимо для подчиненных: они видят лишь, что их начальство исполняет свои формальные обязанности, по сути дела, в свободное время. И люди массово начинают подражать своим руководителям, "забив на все" даже в критических обстоятельствах: примеры тому дали и ликвидация "ледяного дождя" в начале этого года, и трагедия "Булгарии", и многие другие события.

Важный результат тотальной коррупции — снижение уровня жизни и рост и без того чудовищного разрыва между богатыми и бедными. По данным официальных исследований, минимальный экономический рост, позволяющий поддерживать социально-политическую стабильность сложившейся в России общественной модели, составляет 5,5%. Иначе для всех значимых "групп влияния" просто не хватит денег, и они вульгарно передерутся друг с другом, дестабилизировав этим все общество.

По указанным выше причинам минимально необходимый темп экономического роста непосилен российской экономике. И мы видим результат этого — снижение, несмотря на уникальную благоприятность внешней конъюнктуры, реальных доходов населения и рост численности нищих (которых официальная статистика стыдливо именует "людьми с доходом ниже прожиточного минимума", а официальная пропаганда — "бедными"). Ведь среди всех групп влияния население обладает наименьшими реальными правами и потому первой становится жертвой неудовлетворенных аппетитов других групп, когда "пряников сладких" начинает не хватать на всех особенно остро.

Либеральные реформы уничтожают социальную сферу России отнюдь не случайно. Ведь для поддержания конкурентоспособности, да еще в условиях глобального кризиса, надо снижать национальные издержки — это аксиома. Но снижение наименее оправданных и технологически наиболее легко "убираемых" коррупционных издержек невозможно по политическим причинам, так как они являются основой процветания и влияния правящего класса. Поэтому для "оптимизаций" все мастей, то есть для беспощадного урезания, остается лишь социальная сфера, — а уничтожение образования, здравоохранения и культуры, как мы слишком хорошо видим на примере нашей страны, делает модернизацию невозможной даже в теории.

В этих условиях модернизация с самого начала была для Медведева лишь способом обозначить свое принципиальное отличие от Путина. Не случайно сейчас, когда Медведев дискредитировал себя ("рокировку тандема" уже сравнивают с перестановкой батарейки в пульте управления: перемена местами ее полюсов ведет к тому, что пульт перестает работать), вновь раздались официальные разговоры о необходимости забытой было за треском модернизационных разговоров стабилизации.

Пока нефть и другие виды сырья будут дорогими, эта ситуация будет оставаться грандиозным подарком для развитых стран, Китая и, строго говоря, всех экономических партнеров России, до Бангладеш включительно: все они получают существенные прибыли на нашем рынке.

А деньги, которые Россия не тратит на модернизацию, поддерживают финансовую систему США, а так же и Евросоюза.

Несмотря на изложенное, я глубоко убежден, что мы сумеем вернуться от реформ к нормальности, оздоровить государство и переориентировать его со службы глобальным рынкам на реализацию интересов собственного народа, с разграбления страны — на е` развитие, с утилизации советского наследства — на модернизацию.

Путь к этому ведет только через кризис, — но кризис этот может быть разным.

Материал подготовлен на основе выступлений автора на Международном дискуссионном клубе «Валдай» и на Международной конференции по безопасности в Европе (Прага), ноябрь 2011 года

Окончание следует

Шэн Шилян -- Сценарии для России

Помню, в прошлом году мы вместе с вами вели дискуссию о том, куда должна идти Россия: "назад в Европу" или "вперёд в Азию". Недавно этот спор был, похоже, закрыт статьей Владимира Путина "Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня". Благодаря Евразийскому союзу Россия призвана стать одним из полюсов современного мира наряду с ЕС, США, Китаем. Таким образом, вопрос о позиционировании России в мире решён на обозримое будущее.

В то же время ждёт решения другой важнейший вопрос — каков сценарий развития России. Политика всегда носит многовариантный характер. Поэтому хорошо, что автор предложенных тезисов предлагает нам сразу шесть сценариев.

Многих в России и за её рубежами беспокоит вероятность осуществления Сценария № 1 (застой). Я этого не боюсь. России с её авторитетным и умеренно авторитарным лидером Путиным, с её думающей интеллигенцией, с её всегда способным на всякие оригинальные решения народом, новый "застой" не грозит.

В России до сих пор не любят демократическую революцию, которая способна обернуться политической нестабильностью, сменой элит и переделом собственности. Значит, Сценарий № 2 тоже снят с повестки дня.

В прошлом году на нашем форуме Владимир Путин в ответе на мой вопрос практически отрицал возможность либерально-демократических реформ. Я спросил тогда о перспективах политической либерализации и демократизации в России. Он ответил примерно так: "Я очень уважаю китайских руководителей. Они сочетают коммунистическую идеологию с рыночной экономикой. Политическая ситуация страны стабильна, народ участвует в госуправлении, уровень жизни повышается, экономика развивается фантастическими темпами. Что может быть ещё лучше? От добра добра не ищут!" Похоже, что и Сценарий № 3 не видится властям России реальным вариантом развития событий.

Реализация Сценария № 4 — установления жёсткого авторитарного режима — вообще нереальна при нынешней ситуации в стране.

Из всех перечисленных сценариев самым заманчивым и желанным, конечно, является еще один, "оптимальный сценарий". Но и в нем есть одно "но".

Автор предлагает сначала создать, помимо "вертикали власти" действенные государственные и общественные институты. Но кто будет эти институты создавать? В России без властей не обойтись. Так что не проще ли остановиться на Сценарии № 5 — авторитарной модернизации? Борьба с коррупцией, самоочищение власти и омоложение элит, внедрение патриотизма и русской культуры, но с более или менее терпимым отношением к оппозиции.

Я знаю, что вести борьбу с коррупцией с опорой на действующую власть, — не самый лучший метод. Это всё равно, что "уговаривать тигра пожертвовать своей красивой шкурой", как говорят у нас в Китае. Но другого метода в реальной ситуации ни в Китае, ни в России просто нет. Из всех зол это зло наименьшее. Важно и то, что в современной России, с её более или менее совершенными демократическими институтами, авторитаризм будет умеренным и ограниченным. Может быть, через некоторое время Сценарий № 5 постепенно перейдет в Сценарий "оптимальный". Для такой огромной страны, как Россия, лучше обойтись без резких поворотов.

Мне припомнилась китайская притча. Было это две с половиной тысяч лет тому назад. Жители княжества Чжао славились красивой походкой. Некий недоросль из княжества Янь отправился туда учиться красиво ходить, но так ничему и не научился. В результате он вернулся домой на четвереньках — добрый малый, пытаясь подражать другим, вообще отучился нормально ходить. Может быть, американцы, европейцы и японцы очень красиво шагают, но не лучше ли сначала пойти привычным русским шагом?

Евгений Шнуровский -- Революция духа

РУССКАЯ ИМПЕРИЯ: ПЕРЕЗАГРУЗКА ТАКТИКИ

Оранжево-сепаратистский национализм набирает обороты. Нацдемы постепенно завладевают политической инициативой. Их антигосударственные идеи и лозунги всё шире расходятся в массах. Либералы уже идут с ними на открытый союз — видя в них серьёзных соратников по "Перестройке-2". А национал-патриоты — напротив, теряют позиции, они пассивны и малочисленны. Русская молодёжь охладевает к теме Империи. Чем это объяснить?

Дело в том, что нацдемовщине, которая активна, креативна, открыта диалогам, дискуссиям, новым людям, идеям и т.д. — противостоят классические имперцы-монархисты или советские имперцы: застойные, замкнутые на себя, полные стереотипов, на дух не выносящие новых, ярких людей. Негласным лозунгом таких имперцев является "Не высовывайся!"

Что движет нацдемами? Стремление к расширению-усилению — всемирная Воля к Власти.

Всемирная Воля к Власти — это стремление всех форм Жизни к расширению-усилению, качественному (приспособление-гармония с окружающей средой) и количественному (рост-размножение).

У нацдемов Воля к Власти ограничена тактическим уровнем (Русский Марш) — на более высоком уровне они как раз против расширения-усиления: против Империи. Но даже такая, извращённая Воля к Власти сегодня приносит нацдемам успех.

"Ветхие имперцы" должны сменить тактическую парадигму — открыться для расширения-усиления. Выйти из витка застоя на экспоненту Развития:

Но при этом "ветхие имперцы" вовсе не обязаны отказываться от своих принципов: они могут и дальше стремиться к Русской Империи как "Русскому Царству", но с помощью других, не "монархических" методов. Главное сейчас — объединить все имперские, антинацдемовские силы, в том числе и левые, для этого и нужна смена тактической парадигмы. А уж потом разберёмся спокойно — куда идти России. Аналогично — и с советскими имперцами.

"Ветхим имперцам" стоит помнить о том, как застойные империи рухнули под натиском "расширительных" антиимперцев-либералов в феврале-17 и августе-91.

ЭВОЛЮЦИОННЫЙ МАРШ

Возникает вопрос: а что делать национал-патриотической оппозиции, если с помощью вышеизложенных методов она начнёт выходить из тупика застоя и набирать силу?

Революция — это смута. Сохранение нынешнего курса — гарантированная гибель страны. Золотая Середина — это Эволюционный Марш, широкое надпартийное и внеидеологическое национал-патриотическое общественное движение.

Задача ЭМ — стотысячное шествие для ненасильственного (по примеру М. Ганди) давления на Путина с целью смены его курса на Курс Развития. Сам Путин при этом будет поддержан как президент РФ против большего зла: "Перестройки-2". Как он ни плох, а всё-таки при нём страна гибнет медленнее. Это даёт время для собирания сил — время, необходимое сегодня всем национал-патриотам (даже и революционерам). Это единственный базис для их объединения.

Какими должны быть принципы такого объединения?

— Эволюционный национализм. Эволюционные тактика и стратегия прописаны в концепции Эволюционного Марша.

— Имперский национализм. Русский националист обязан быть имперцем, блюстителем территориальной целостности России, поскольку от её распадов всегда больше всех страдает русский народ. Национал-имперский лозунг: "Вперёд за Русскими, Россия!"

— Актуальный национализм. Лозунг: "Тактика против стратегии!" Здраворусские националисты приостанавливают дискуссии по темам "Православие или язычество?", "Социализм или капитализм?", "Монархия или демократия?" до лучших времён (не поступаясь принципами). Сейчас главное — объединиться для спасения страны от развала.

— Модернизационный национализм. Россия крайне нуждается в модернизации, это, фактически, вопрос её выживания. "Развитие или нас сомнут". Президент Медведев объявил курс на модернизацию. Неизвестно, с какой целью он это делает (Горбачёв-2?), при этом ясно, что сопротивление бюрократов и сырьевиков неизбежно. В этих условиях модернизаторам нужна массовая поддержка (и давление на самих модернизаторов) для борьбы с врагами Развития.

При этом следует помнить об опасности "Перестройки-2", ведь лидеры нацдемовского Русского Марша требуют модернизации с демократизацией, солидаризируясь с либералами. Нам нужна авторитарная модернизация.

АВТОРИТАРНОЕ РАЗВИТИЕ

Одним из наиболее ярких признаков зреющей "Перестройки-2" является всеобщее помешательство на демократизации. К либералам подключились многие национал-патриоты. Даже такой ярый сторонник тоталитарного Развития, как М. Калашников, требует честных выборов.

Но что даст демократизация сегодня?

Она ударит по вертикали власти, которая прогнила настолько, что серьёзных усилий для её обрушения не потребуется.

Выгоду от демократизации получат ельцинские реваншисты. За ними — Запад, СМИ, деньги, всевозможные институты власти и общества. Национал-оранжисты будут использованы как "уличное мясо" и выброшены на помойку политики.

Демократизация также будет выгодна и всевозможным сепаратистам, которых, как и либеральных отморозков, приструнил именно путинский авторитаризм.

Нужна ли вообще демократизация сейчас?

Демократия — не самоцель, а всего лишь средство для процветания народа. А всякое средство подлежит регуляции в зависимости от надобности. Сейчас, помимо угрозы развала страны, демократизация ещё и неактуальна. На данном этапе на первый план выходит другое средство для процветания народа — Развитие-модернизация.

Серьёзная модернизация нигде не проходила при демократических режимах.Тем более это актуально для нынешней России. Во-первых, власть бюрократизирована и коррумпирована. Без жёстких мер не обойтись. Во-вторых, сильны позиции сырьевиков-олигархов. Их тоже надо будет приструнить авторитарными методами. В-третьих, пятая и шестая колонны Запада (либералы и нацдемы) будут вопить о правах и свободах и ставить палки в колёса. В-четвёртых, население апатично, развращено (культом потребления, развлечения, пьянства и т.д.) и профнепригодно. В условиях демократии оно проголосует за популистов, проклинающих власть за издержки ускоренного Развития.

Итак, демократизация сегодня России противопоказана. Спор может идти лишь о степени авторитарности режима.

Сегодня страна вновь стоит перед выбором: путинское гниение или "Перестройка-2"?

Все перечисленные меры требуют времени. Чтобы получить это время, нужно спасти страну от самой актуальной сегодня угрозы.

На оранжево-сепаратистском Русском Марше А. Белов призвал (вслед за Навальным) русских националистов выйти на улицу 4 декабря — с протестом против Путина и ЕР.

Что делать настоящим русским националистам? Нужна альтернативная акция 4 декабря — под лозунгами "Стоп, Перестройка-2!" и "Русское Развитие против перестройки!" Базисом должны стать Имперский Русский Марш (Руссовет, ЕСМ и т. д.) и "Родина-КРО". Также должны быть приглашены левые антиоранжевые силы — Кургинян и другие. Нельзя допустить повтора августа-91 — когда на улице бушевали толпы ельцинистов, а патриоты отсиживались по домам.

Для многих эти идеи покажутся, мягко говоря, неожиданными, но стратегический тупик, в котором оказалась Россия, требует рассмотрения всех вариантов выхода из него.

Не время сейчас упираться лбами в догмы.

Даёшь Революцию Русского Духа!

Сергей Загатин -- Смутные времена

Генерируемый оппозиционерами всех мастей спор между так называемыми "национал-демократами" и условными "имперцами", который сегодня сотрясает медиа-пространство России, на мой взгляд, является неизбежным попутным продуктом взрывного роста русского национализма — подобно тому, как фонтан нефти, бьющий из новой скважины, может сопровождаться попутным газом.

Однако там, где есть малейший раздрай между соратниками, — раздрай, которыми так богата новейшая политическая история России, — неизбежно возникает точка приложения внешних сил. Несомненно, что какая-то плодотворная дисскусия между "нацдемами" и "имперцами" в имеющихся исторических условиях была малореальной сама по себе, но так же очевидно, что накал перебранки можно было существенно снизить.

Инспирируется ли и подогревается данная дисскусия со стороны, некими враждебными силами? Конечно — уж в этом-то нет никакого сомнения. История русского национально-освободительного движения полна примерами подобного вмешательства. Пресловутые враждебные силы даром свой хлеб не едят, и даже не стоит сомневаться: всё, что может быть использовано для раскола, для разъединения русских, — будет использовано.

Тем не менее, необходимо заметить, что на фоне происходящих в русском движении событий и тенденций, вся эта титаническая борьба "оранжистов с совками", "нацдемов с имперцами" является малозначимым эпизодом. Масштабы явления преувеличены, и критики со стороны почти в открытую передёргивают, когда, например, называют единый Русский Марш-2011 "оранжево-сепаратистким национал-демократическим сборищем".

Единый Русский Марш собрал более двадцати тысяч человек, откровенных нацдемов там были единицы, людей вовлечённых в этот дискурс — несколько сотен. Но единый Русский Марш, в первую очередь подчеркнул вовсе не волю русских людей к "отделению Кавказа и прочему сепаратизму", а способность современных русских организаций договариваться между собой, несмотря на разность политических воззрений и подходов.

Единому Русскому Маршу 2011 года противопоставлялся некий "Имперский Русский Марш" для "правильных националистов". Ну, что же, на это мероприятие пришло около четырёхсот человек: для "лоялистского сборища" неплохой результат. Особенно, если его возглавляет и организует человек, чья категорическая неспособность к диалогу широко известна. Хочу напомнить, что первая попытка Юрия Горского, человека безусловно небесталанного, провести "альтернативный" Русский Марш вывела его из числа русских политических лидеров в персонажи городского фольклора, поскольку трагикомически известная каждому более-менее информированному "русскому экстремисту" "посолонь" (альтернативный Русский Марш) в сольном исполнении Горского проходила в формате "городской сумашедший в московском метро". Это был великолепный перфоманс, к сожалению, ничего общего с политикой, тем более — с уличной политикой, не имеющий.

Но вернёмся к призраку "нацдемовщины". Популярность дискурсу принёс, разумеется, прежде всего Константин Крылов. Проблема состоит в том, что Константин — талантливый публицист, но он не является политическим деятелем. Литератор в нём доминирует над политиком, и это стало особенно заметно, когда в ответ на беззлобную, в общем-то, критику некоторых опасных для русской государственности тенденций национал-демократии, он начал переходить на личности оппонентов, что внесло в дисскусию избыточные и неоправданные ноты.

Воспринимать же всерьёз "фактор Навального" грешно — основная ошибка критики подобного рода состоит в том, что в мрачной картине "негодяй Навальный по указке "вашингтонского обкома" заводит неопытное скинхедство в топкое болото оранжизма" по умолчанию считается, что 99% русских националистов, та самая "улица", — это не более чем "массовка", "тупое быдло". Смею заверить, что это не так: в условиях, когда русских патриотов десятками и сотнями сажают за "мыслепреступления", вести агитацию и выходить на улицы под соответствующими лозунгами могут только люди с убеждениями. Конечно, в движении есть немало "юношей бледных со взором горящим", но его костяк составляют уже более-менее зрелые и здравомыслящие люди, повидавшие виды, которых не проведёшь на мякине, и которые очень хорошо знают значение термина "полезный попутчик".

В целом, русское движение находится сейчас между двумя искушениями. С одной стороны — Сцилла "нацдемовщины", пугающая оранжевыми технологиями, сепаратизмом и интервенцией. С другой — Харибда "охранительства", ужасающая бессменностью воробуржуйского начальства, гниением, распадом и, опять же, — неизбежной интервенцией.

Что остаётся простому "русскому экстремисту"? Да ничего особенного — тяжёлая рутинная работа. На уровне родовом — плодиться и вооружаться, увеличивать мощь первичных ячеек русского общества; на уровне общинном — объединяться для совместного выживания, ибо не за горами ювенальная юстиция и нелегальные кружки по русской литературе; на уровне общенациональном — шаг за шагом учиться быть нацией, не бросать своих в беде, не предавать свою историю, соблюдать традиции и потихонечку давить и давить на власть, требуя безусловного выполнения существующих законов и отмены законов откровенно губительных. "Если вы слышите меня — вы и есть Сопротивление".

А как же фактор внешнего влияния? Неужто "англичанка" больше не гадит, ЦРУ распущено, а сенатор Маккейн удалился на удалённую ферму в штате Айова и выращивает кукурузу?

Нет, не будем обольщаться — агентов влияния полно. Например, некто Гельман на деньги из госбюджета сооружает инсталляцию, в которой изображает православные храмы с помощью клизм и колбочек, а потом ещё снимает на её фоне откровенно русофобский и антипутинский (ау, охранители, где вы?) музыкальный видеоклип.

И будет ли кто осуждать Гельмана за этот неприкрытый оранжизм чистейшей воды?

Нет — потому что Гельман, в отличие от Крылова, не задаёт властям крайне неудобных русских вопросов. Потому что Гельмана, судя по всему, устраивает, что русские в своей стране фактически находятся на положении граждан второго сорта и подвергаются всем формам дискриминации, а в некоторых регионах чуть ли не откровенному апартеиду.

Потому что Гельман как творческая личность — жалкая бездарность, и все его "провокации" суть всего лишь фрейдистские аберрации разрушающегося самосознания на фоне действительно удачной провокации — лозунга "Хватит кормить Кавказ!" Хочу отметить, что я лично выступаю за "единую и неделимую", и поначалу данный лозунг меня сильно насторожил. Но если не раздувать ненужную шумиху вокруг "нацдемовщины" (и тем самым рекламировать её как "передовую" оппозиционную силу), то выясняется любопытная вещь: именно благодаря этому лозунгу в очередной раз власти стало категорически неудобно перед обществом, тем более — в преддверии выборов.

Нет, конечно, всегда под рукой есть старые добрые репрессии, но ведь и на неудобнейшие вопросы отвечать пришлось, да и подвижки наметились в разных областях взаимодействия народа и власти. Вон на днях Счётная палата разожгла информационный пожар — оказывается, воруют бюджетные деньги-то, миллиардами воруют, кто бы мог подумать...

В условиях надвигающейся "оранжевой революции" в США, в условиях саморазрушающейся "единой" Европы, конечно, хотелось бы иметь более-менее консолидированное общество.

Но для этого надо начать с малого — ну, хотя бы русским патриотам перестать закидывать друг друга грязью и, к примеру, прокатить "Единую Россию" на выборах — пускай получают свои законные 20% голосов, глядишь, так у нас и парламент появится, и законы будут с человеческим лицом. И если для этой цели можно использовать Навального — пусть будет так. А тем, кто до сих пор панически, до потери рассудка, боится мифических "запечатанных вагонов" и "денег Гогенцоллернов", хочется задать вопрос: и где теперь эти Гогенцоллерны?

Сергей Корнеев -- Русские 2.0

В последнее время стали весьма распространенными и даже модными попытки представить русских как некое "открытое множество", нечто, "находящееся под вопросом", "не имеющее четкого определения и границ", — в полном соответствии с теориями нациестроительства, исходящими из давнего определения Жозефа Эрнеста Ренана, что жизнь нации — это ежедневный плебисцит.

Но сторонники подобной трактовки "русской нации" не учитывают важной трансформации, произошедшей с 1917 по 1991 год. А именно того, что в советское время произошла необратимая "этнизация" русского. В течение трех поколений русская идентичность осмысливалась вовсе не с точки зрения "гражданской нации" — эту роль была призвана выполнять "новая историческая общность — советский народ", но именно как этническая идентичность и записывалась в паспорт наряду с другими этническими идентичностями, например, "татарин", "украинец", "еврей" и т.д. Русские сегодня — это в подавляющем большинстве своём, на 99,9%, постсоветские "Русские 2.0".

Специфический советский "нацбилдинг" был произведен не только над (во всех смыслах — над) титульными этносами союзных и автономных республик, но и над русскими, чего многие не видят или не хотят понять. Три поколения советских русских смотрели на себя не как на "гражданскую нацию", а именно как на "этническую группу", вполне конкретную и ощутимую, "посчитанную", записанную в различные государственные реестры. И этого факта уже никак не отменить, не исправить. На фоне такой железобетонной реальности странно выглядят вопросы: "А кто есть сегодня русские?" "А как отличить русского от нерусского?" Всё просто до крайности: русские — это потомки людей, у которых в советском паспорте была записана национальность "русский".

Видимо, стоит напомнить, что в Российской империи перепись населения 1897 года велась не по этнической принадлежности, а по вероисповеданию и по родному языку, при этом само понятие "гражданской нации" отсутствовало в связи с тем, что граждан как таковых в Российской империи не было, а были подданные, дававшие личную или коллективную присягу на верность государю императору.

Уничтожение соответствующей графы "национальность" в паспортах Российской Федерации свидетельствует прежде всего о том, что для "Русских 2.0" законодательно закрыт путь превращения в "гражданскую нацию", который легко и просто, правда, в каждой бывшей союзной и даже в автономной республике — по-своему, проделали так называемые "титульные нации". Эта функция передана так называемому "многонациональному российскому народу" — при том, что в число этих многих "наций" и "национальностей" русский народ, этнически составляющий до 80% населения РФ, принципиально не входит, он оказывается лишен политического, властного измерения, не существует как "гражданская нация" — в отличие от различных "нацменьшинств", имеющих собственные национально-территориальные образования.

Поэтому можно считать, что персональный состав русских задан жестко и на столетия вперед: это потомки тех граждан Советского Союза, кто на протяжении периода 1917-91 годов сохранил верность русскому имени, о чем свидетельствует запись в соответствующих документах, и кто сегодня не имеет и не ищет для себя альтернативных этнических идентичностей. Советские русские, "Русские 2.0", не имеющие "дополнительных этнических вариантов", — это и есть те самые "чисто русские", которых кто-то безуспешно пытается вычислить посредством "измерения черепов". Есть немногочисленные потомки эмигрантов "первой волны", "Русские 1.0", всё еще сохраняющие дореволюционную русскую идентичность (у них, по понятным причинам, не могло быть записей в советских документах). Есть еще родственные этнические группы — украинцы и белорусы, для значительной части которых "переход в русские" возможен путём волевого решения — "денонсации" этнического отречения от своей русскости, навязанного советской эпохой. При этом им вовсе не требуется отрекаться от своих малороссийских (украинских) или белорусских корней, забывать местный диалект и культуру. Просто нужно считать это региональными вариантами русского языка и русской культуры.

В данной связи стоит заметить, что историки польско-литовско-украинской ориентации пытаются увидеть раскол единого русского поля, начиная чуть ли не с XIV века, искусственно противопоставляя "русинов" Великого княжества Литовского русским подданным Москвы, "московитам" ("москалям"). На самом же деле Литва и Москва долгое время воспринимались всего лишь как разные династические центры, претендующие на политическое главенство в едином этническом и конфессиональном (православном) ареале Руси. И жители этого пространства вовсе не осмысливали московско-литовскую границу как "межэтническую". Тем более, что "граница" эта включала в себя чуть ли не половину страны, отдельные области которой (Новгород, Псков, Тверь, Смоленск, Брянск, Рязань) на протяжении XIV-XV вв. склонялись то к одному, то к другому центру. При этом элиты обоих образований были породнены, аристократы спокойно переходили с одной стороны на другую, нередко — вместе со своей землей и народом. К примеру, в ходе войны 1500-1503 гг. от Великого княжества Литовского, ведомая своей аристократией, отделилась третья часть территории (включая Чернигов) и преспокойно перешла на сторону Москвы. Понятно, что ни о какой ощутимой этнической границе на тот момент даже речи идти не могло.

Реальная межэтническая граница стала возникать только после принятия Брестской унии (1596 г.), когда было нарушено конфессиональное единство, а вместе с ним начало нарушаться и этниеское (в еще более яркой форме это происходило на Балканах, в Сербии, где единый сербский этнос за три века раскололся на сербов-православных, хорватов-католиков и босняков-мусульман, непримиримо враждующих друг с другом)...

И на этом всё: остальным представителям современного человечества в русские, как и в любой другой этнос, можно "войти" только путем брачных связей и метизации в течение нескольких поколений.

Сегодня главная проблема русской этнической общности заключается именно в устроении политического измерения её бытия, поскольку в Российской Федерации осуществляется "российский" политический проект точно так же, как в Советском Союзе осуществлялся "советский" политический проект, если слегка перефразировать Збигнева Бжезинского: "На костях русских, за счёт русских и против русских".

Если следовать логике этнонима "русские", то он обозначает принадлежность к Древней Руси, Новгородско-Киевской державе. И закрепился этот этноним именно как память об утраченном единстве, как спохватывание "задним числом", как символ и надежда на будущее. Именно из этой надежды выросло новое общерусское единство — Московское государство, затем — империя Романовых и Советский Союз. Применительно к ним, не "государство породило этнос", "навязало всем общую этничность", а именно этнос, оставшись "без политической крыши над головой", собрал свои силы и воссоздал новое государство. Не империя является творцом русских, а русские являются творцами империи. И, подобно гоголевскому герою, могут воскликнуть с полным правом: "Я тебя породил, я тебя и убью!" Русские остаются, а империи приходят и уходят, но, конечно, не бесследно...

Александр Маслов -- Изгнание из еврорая

Споры о том, исключать или не исключать Грецию из зоны евро и, соответственно, из Евросоюза, что делать с Италией, Испанией, Португалией и другими странами-должниками, не пора ли сформировать "экономически здоровое ядро", "Соединенные Штаты Европы", "большую еврошестёрку" в составе Германии, Франции, Нидерландов, Австрии, Финляндии и Люксембурга, отрезав от них проблемную и кризисную "периферию", — вот актуальная повестка дня для современной Европы. И она, помимо очевидного сугубо финансового аспекта, имеет и важнейшее идеологическое измерение.

Буквально на наших глазах подвергается жестокому испытанию пресловутая "новая европейская идентичность", основанная на идеях экономического процветания и развития "любой ценой". Если государства-должники будут изгнаны из Евросоюза, как согрешившие Адам и Ева из рая, то ни о каком "европейском векторе развития", например, для Украины и для других стран Восточной и Центральной ("малой") Европы речи уже не будет идти в принципе.

Как известно, политика — это искусство возможного, и если вступление в Евросоюз окажется перспективой не просто далекого, а вообще неопределенного будущего, то политические приоритеты на указанном выше пространстве неминуемо изменятся — даже если Германии и Ко удастся, — во что верится с трудом, — относительно быстро и безболезненно справиться с экономическими последствиями кризиса.

При этом — ведь в политике, как в природе, не бывает пустоты — образующийся геостратегический вакуум неизбежно будет заполняться иными проектами. И этот процесс, несомненно, открывает совершенно новые возможности для России, которая, в силу своего культурно-исторического и экономического статуса, неизбежно станет одним из центров притяжения для "малой Европы".

И в этом качестве ей предстоит выдержать конкуренцию не только со стороны "большой Европы" во главе с Германией, которая будет пытаться даже гораздо меньшими, чем ранее, средствами сохранить и расширить свои "зоны влияния" на Востоке, но также со стороны США и Китая.

Соединенные Штаты в своей внешней политике традиционно сочетают механизмы "подкупа властных элит" с формированием проамериканских "неправительственных" общественных структур, осуществляющих целый ряд политических функций и выступающих проводниками политики Вашингтона в той или иной стране мира. При этом, пока статус доллара как главной мировой валюты не находится под вопросом, проблема финансирования перед госдепартаментом и спецслужбами США, практически, не стоит.

Пекин же при формировании собственных "зон влияния", как правило, использует принципиально иные методы, в основе которых лежит постоянная "инфильтрация" китайского финансового, производственного и человеческого капитала на территорию соответствующего государства.

Символом и главным инструментом американской доминации является доллар, символом и гланым инструментом китайской — чайнатаун.

А что же Россия? Очень похоже на то, что сегодня роль символа и главного инструмента её геостратегической доминации поручена пресловутой "трубе", нефтяной и газовой. Именно это, судя по всему, имел в виду Владимир Путин, выдвигая тезис о России как "энергетической сверхдержаве" современности.

Но сами по себе нефть и газ, при всей их необходимости и важности для нынешней цивилизации, нигде не могут обеспечить российской доминации, поскольку являются всего лишь средством для достижения цели, но не целью как таковой. Россия как государство, как геостратегический субъект не генерирует сегодня никаких новых, а тем более — проектных смыслов для себя и для остального мира. И это важнейший её конкурентный недостаток по сравнению с другими глобальными "центрами силы".

Даже идея Евразийского союза была подана тем же Владимиром Путиным не в качестве самоценного проекта, а всего лишь как "более удобная форма" для присоединения к проекту общеевропейскому — тому самому, который сегодня трещит и распадается буквально на наших глазах.

Пытаться превратить Россию в часть Европы так же бессмысленно и непродуктивно, как пытаться превратить её в часть Азии, или в нечто, содержащее "понемногу того и другого".

К чему приводят подобные попытки в реальной политике, можно судить по известным строкам поэта Анатолия Осенева, "в миру" более известного как экс-председатель Верховного Совета СССР Анатолий Иванович Лукьянов:

Мы — не Европа и не Азия,

Мы — сочетание начал...

Первая из них — несомненная и абсолютная истина, а вот вторая — уже более, чем сомнительна, поскольку подразумевает вторичность России относительно неких внешних для неё, европейских и азиатских "начал", — вторичность, ярко выраженную в зеркальном к "Евразии" термине "Азиопа".

Россия — это не Европа и не Азия. Россия — это Россия. Но, чтобы и дальше оставаться Россией, не утратить свою культурно-историческую идентичность, она должна сегодня заново и внятно переформулировать свои собственные "начала". В противном случае на евразийском (географическом) пространстве возникнут и утвердятся совершенно иные центры доминации.

г. Киев

Юрий Сошин -- Новое варварство

Современная ситуация на российском Северном Кавказе очень сложна и справедливо оценивается как весьма близкая к катастрофе. Часто говорится о некоем "цивилизационном разломе", "конфликте цивилизаций" и т.п. Хотя Северный Кавказ является хоть и достаточно автономной, но неотъемлемой частью российского социокультурного и политического пространства.

Вполне можно говорить о самобытной цивилизационной традиции России как части европейско-христианского мира, но в отношении Северного Кавказа говорить о некоей "цивилизации" — очень большое допущение. Со стороны достаточно нового для Северного Кавказа салафизма (ваххабизма), можно говорить лишь о "цивилизационной потенции", о заявке на некую "новую мусульманскую цивилизацию" в качестве локальной части общемирового салафитско-талибского проекта.

Появление "модернистского" радикального исламизма на Северном Кавказе есть, в частности, следствие кризиса экономико-административного и культурно-идеологического комплекса, создаваемого Россией в советское и досоветское время.

С момента закрепления России в регионе общественная жизнь Кавказа постоянно менялась. Попытка создания самобытного социально-политического устройства, предпринятая имамом Шамилем и его предшественниками, — так же, как и современный северокавказский салафизм, — была модернистским проектом, конфронтирующим и с российско-имперским "новым порядком", и с адатным традиционализмом. Имея в основе мобилизационно-газзаватную идеологию, личную харизму Шамиля и секиру его палача, имамат был изначально нежизнеспособен и погиб, прежде всего, по причине внутреннего кризиса.

Попытки "возродить" на религиозной основе некую "древнюю традицию", как и в Афганистане при талибах, ничего общего с реальной традицией не имеют. Современный салафизм Северного Кавказа никак не является возвратом к региональной традиции, с нею он расходится не менее радикально, чем с российско-европейской.

После ряда растянувшихся на несколько десятилетий войн царская, а потом и советская Россия смогла найти и предложить Кавказу определенные формы общественного устройства, которые были приняты кавказским социумом (кроме вайнахов — их, по сути, Россия "цивилизировать" так и не смогла). Эти формы были компромиссными по сути, включая в себя сохранение и даже консервацию некоторых архаично-традиционных форм общественного устройства.

Но с кризисом российско-имперских, в том числе советских, форм социальности, Кавказ начал выпадать из российского цивилизационного поля ("Русского мира"). Кризис российского государственного проекта для Кавказа стал намного более разрушительным, чем для собственно России. Северный Кавказ оказался более "беззащитен" в духовном и социальном плане. Этот регион был иждивенческим и инфантильным в "этнопатерналистской" советской госсистеме, порой искусственно консервировавшей многие моменты традиционной общественной жизни.

Наступившее в 90-е годы падение уровня жизни, меркантилизация социальных отношений, разрушение традиционного коллективизма — все это нанесло сильнейший удар по кавказскому социуму. Сохранение прежнего миропорядка, в том числе — в культурно-ценностной сфере, стало всё более проблематичным.

Возник мощный прессинг определенных потребительских ценностей, доступа к которым частично или полностью горцы оказались лишены. Но массово проявляется стремление жить с полным набором благ современного потребительского общества, а также стремление уйти из-под контроля реальной традиции, системы общинных норм и запретов. Когда прежняя нормативно-сдерживающая система отвергается, а новой нет, — в обществе возникает мощный фрустрационный фон, вплоть до массовой деморализации и асоциализации.

В частности, существует специфическая проблема "спуска с гор". Горские законы остаются в горах. Горец, особенно молодой, выйдя из прежнего микросоциума, зачастую становится совершенно другим человеком, далеко не лучшим в морально-нравственном отношении. Проблема "спуска с гор" многопланова. В частности, горцы-мигранты, выселяясь на равнину, как правило, не переносят на новое место жительства свои прежние общинные порядки, в местах массовой миграции горцев возникают социальное, в частности межэтническое, напряжение, периодически перерастающее в открытые конфликты.

В контексте данной проблематики салафистская "реконкиста" зачастую является средством сохранить в условиях аморалистичного ценностного прессинга хоть какую-то нравственно-нормативную основу бытия. Как на общественном — в сёлах и районах, так и на индивидуальном уровне. Стремлением не потерять человеческий облик и с помощью ислама сплотить людей в "джамаат" — новую редакцию традиционной сельской общины. Но при наличии определенного процента тех, кто реально готов на серьезные внутреннюю реконструкцию, вплоть до вооруженной борьбы и шахидизма, для подавляющего большинства "исламизация бытия" не простирается далее внешних проявлений. При этом главным моментом подобной "революционной исламизации" является "протест против", демонстрация отторжения прежних устоев, зачастую на уровне подросткового фрондерства и эпатажа.

Противостоящих же радикальной исламизации и действительно авторитетных людей, к мнению которых прислушиваются в обществе: таких, как дагестанский врач профессор Шамов или мэр Махачкалы Саид Амиров, — на Кавказе крайне мало, многие из них, как теолог Максуд Садиков, физически уничтожаются. Те же, кто еще жив, одиноки, голос их мало слышен, реальную альтернативу радикальной простой и доступной "новоисламской" идеологии их мнение составить не может. Тем более, что аморально-коррупционной характер современной общественной жизни "подвешивает в воздухе" любые попытки пропаганды основанного на законе и нравственности светского общественного устройства.

Кризис светских ценностей отчетливо проявляется в сфере образования. Для современного горца — при достаточном практицизме и четком осознании жизненной перспективы — полноценное образование часто становится лишним элементом в индивидуальной жизненной стратегии. Для работы в поле, на стройке или для торговли на рынке достаточно и начального образования.

Новые исламские авторитеты на Северном Кавказе признают, что образование людям необходимо. Но их "образовательный стандарт" достаточно примитивен: мусульманин должен читать Коран, писать, знать четыре правила арифметики… Если есть способности, можно изучать Коран и стать улемом-богословом. А всё, что сверх этого "стандарта", — "лишнее знание", зачастую мешающее истинному мусульманину обрести должную "чистоту веры". Джохар Дудаев, введший четырёхклассное образование для девочек и публично заявлявший, что и чеченцу-мальчику среднее образование ни к чему, — озвучивал прочно укорененное в чеченском (горном) обществе убеждение. По мнению многих традиционных чеченских авторитетов, светское (русское) образование противоречит мусульманскому духовному идеалу, во времена Ичкерии такое мнение озвучивалось не раз и с самых высоких трибун.

Подобная идеология "добровольного варварства" идейно оформлена и распространена уже на всем Кавказе. Образованность, в отличие от богатства, уже не гарантия общественного уважения. Такое положение привело к тому, что в отдаленных районах наблюдается дефицит квалифицированных кадров: врачей, учителей, ветеринаров, инженеров коммунальных сетей и.т.д.

Налицо кризис кавказской интеллигенции как автономного социального слоя. Происходящий по естественным причинам уход той ее части, которая является носителем светских квазисоветских духовных ценностей, все более ослабляет прежние общественные позиции. Новая смена, вместо образования в строгом смысле понятия имеет (если имеет) лишь набор узкоспециальных знаний, своей "интеллигентской" ценностной системы у неё нет. Образованная горская молодежь духовно дезориентирована, и именно из неё выходит большинство лидеров и бойцов за "новый исламский порядок".

Стремительно происходит духовная деградация русской части кавказского общества. Живущие среди горцев последние русские — очень простые, зачастую даже примитивные люди. Существующие в ситуации превентивного стресса, они уже лишены особых духовных запросов, малочувствительны к культурно-образовательной проблематике и социально пассивны. У местного населения оставшиеся русские авторитета уже не имеют, их присутствие давно потеряло прежде существовавший цивилизационный потенциал. Поставленный мэром Махачкалы Саидом Амировым памятник "Русской учительнице" — это надгробие российскому цивилизационному проекту, а также уходящим из кавказского общества светско-европейским идеалам Науки, Рационализма и Знания.

По мере естественного уменьшения активности сформированной в советском духовном поле части социума и уменьшения влияния "доставшихся в наследство" социализирующих институтов (школа, армия, светские формы искусства: литература, театр, музыка), происходит все более радикальное, глубинное отмежевание молодой части социума от цивилизованности как таковой. На социальном поле начинает царить "новый дикарь", не имеющий минимального культурно-образовательного багажа, чьи животно-этологические формы поведения уже не сдерживаются традиционной нравственностью. Если он и не принимает "исламские ценности", то лишь по причине нежелания ограничивать себя требованиями религии и отказываться от "светских ценностей": алкоголя, футбола, чревоугодия и т.п.

Наступление эпохи "освобожденных от всего" "новых дикарей" уже во многих местах на Кавказе превращает обыденную, повседневную жизнь людей в ад. Особенно для незащищенных традиционной этикой частей населения, прежде всего — русских.

Наблюдаемая ныне в Дагестане, КБР, КЧР и т.д. "салафистская реконкиста" в части случаев является своеобразной попыткой части кавказского общества противостоять "приходу дикости", способом создать хоть какую-то нравственную и социальную замену исчезающим российско-европейским цивилизационным конструктам. В подавляющем большинстве же это лишь следствие "духовного вакуума", заполняемого религиозными по форме примитивно-арессивными идейными и поведенческими конструктами. В ряде случаев — например, ваххабитские села и даже районы в Дагестане, — попытки создать шариатский "альтернативный социум" достаточно успешны.

Радикально-исламистская "альтернативная культура" и уже кое-где надстроенные над ней социальные формы — всё это "культура отторжения", возникшая и развившаяся благодаря кризису предшествующих форм. Ей не свойственны идейная проработанность и глубина. Зато налицо декларативность, демонстрационность и эпатажность в лозунгах и действиях, причем — с заявками на "руссоистское" сознательное опрощение, а вернее — на примитивизацию бытия. "Новый ислам" не может сохранять позитивные моменты прежней социально-ценностной системы, не может он и создать какую-то свою новую "высокую культуру", нет даже заявки на создание чего-либо подобного. Социально-созидательного потенциала у "нового ислама" нет. Он жизнеспособен, пока есть возможность "борьбы против", победа же для него гибельна.

Хотя исламизм и является попыткой "нравственной альтернативы", но в реальности он делает общество не намного более "моральным". Среди исламистов, несомненно, есть люди с высокими нравственными запросами по отношению к себе и другим. Но их мало. В подавляющем же большинстве случаев "новый исламский человек" лишь минимально ограничивает себя в том, что касается внешних религиозных правил, а в остальных поведенческих моментах он не сдерживает себя. За исламской демонстрационностью и эпатажем в большинстве случаев опять-таки виден аморальный и примитивный "новый дикарь".

Не в силах исламисты преодолеть и "болезнь" этнической и клановой разобщенности общества. "Братства народов" на почве "нового ислама" создать не удается нигде, межэтническая и межклановая конфликность сохраняется и при "новой власти". В реальной жизни подавляющее большинство неоисламистов руководствуются достаточно примитивной личностно-прагматической мотивацией. Большое значение в этом случае в исламско-радикальной среде приобретают "авторитеты" и "уважаемые люди", малоотличимые от "авторитетов" криминальных.

В тех местностях, где явно (Хасавюрт, Гимры) или скрыто (Ингушетия, Кизляр) власть переходит к исламистам, их действия очень быстро теряют флер "борьбы за идею" и становятся примитивно-криминальными. "Лидеры сопротивления" или "духовные авторитеты" не могут устоять перед возможностью траты на личные цели собираемых "джихадных" и "закятных" денег, перед "лоббированием интересов" отдельных клановых или этнических групп, перед участием в дележе собственности и т.д.

Попытки лидеров "исламской реконкисты" создать "нового человека" и свои формы социального устройства заранее обречены на неудачу. Прежде всего — по причине крайней слабости культурно-идеологической базы и невозможности поддерживать даже нынешний, и без того чрезвычайно низкий, уровень социально-экономической стабильности.

А последняя существует только благодаря федеральным дотациям. Если исчезнет "денежный дождь", поддерживающий уровень жизни кавказского населения на черте, соотносимой с советским временем, то "исламский проект" — ввиду его неспособности сохранить минимально-функциональные механизмы жизни социума — быстро исчезнет в волнах будущего социального хаоса.

В целом же и современная кавказская редакция постсоветско-светского, и исламско-модернистский "цивилизационные проекты" при нынешнем положении вещей приводят к одному результату — появлению и массовому тиражированию "кавказского Гога и Магога": слабосоциализированного, духовно примитивного субъекта с формирующими поведение примитивно-потребительскими ценностями в основе. На каком-то временном этапе массовое тиражирование данного типажа парализует общественную жизнь.

Кавказский кризис — лишь часть общероссийского социально-политического кризиса. "Отделиться и отгородиться", как предлагают многие, от Кавказа для России нереально. Слишком глубоки и многосторонни взаимосвязи. К тому же, у современной России нет ни механизмов, ни потенциала для подобного "отделения".

Но и наблюдаемое ныне властное бездействие работает только на углубление масштабного кризиса Северного Кавказа, лишь на распространение процессов социораспада.

При отсутствии реальных действий по изменению ситуации Северный Кавказ рано или поздно постигнет судьба Ливии или Египта. Конечным итогом будет "Кавказское Сомали". С враждующими между собой "истинно-исламскими государствами", с этническими и конфессиональными чистками, с казнями за тайный просмотр футбола через "тарелку".

Ощущение грядущей "эпохи Хаоса" уже изгоняет со своей родины даже собственно кавказцев. К примеру, из Кизлярского района уезжают в Россию не только автохтонные терские казаки, кумыки и ногайцы, но и новопришедшие аварцы и даргинцы. Чечню, боясь наступления "эпохи нестабильности", покидают чеченцы.

Попытки же российских властей откупиться деньгами от Кавказа приводят только к усугублению кризисных явлений. Только приближают время, когда "кавказская зона нестабильности" станет кошмаром России и всего мира.

Янина Краш -- Отлетались?

Вот оно, свершилось. По словам руководителя Роскосмоса Владимира Поповкина, пилотируемая космонавтика, которая полвека была приоритетным направлением, больше таковым не является. И время-то для подобного заявления выбрано как нельзя более подходящее — Год космонавтики, когда весь мир празднует 50-летие со дня первого полета человека в космос.

В принципе, подобного развития событий следовало ожидать. Всё к тому и шло. Владимир Поповкин в интервью "Коммерсанту" недавно заявил, что "в Роскосмосе, к сожалению, на определенном этапе произошло очень большое смещение в сторону пилотируемых программ — бюджет пилотируемых программ отнимает практически половину всего бюджета агентства. Это при том, что сегодня больших проблем для пилотируемых проектов в ближнем космосе нет. Все-таки за 50 лет, проведенных СССР и Россией в космосе, специалисты выяснили, определили и разрешили практически все проблемы, связанные с пребыванием человека на высоте 300-350 км над Землей". После такого заявления становится понятно, что вот-вот должно последовать сокращение финансирования. И первая ласточка не заставила себя долго ждать.

Выступая на правительственном часе в Госдуме, Владимир Поповкин заявил, что Роскосмос пересмотрел основные положения федеральной космической программы. Сделано это, по замыслу руководства, для повышения коммерческой отдачи от ее реализации. Что же становится главным приоритетом? Нет, не пилотируемая космонавтика, как было до этого. Она благополучно отошла на третье место, уступив пальму первенства созданию спутников дистанционного зондирования Земли и метеоспутников связи. Другим приоритетом будет космическая наука, в том числе исследования Луны, а не Марса, за который ратовало прежнее руководство Роскосмоса.

По словам Поповкина, "наша конкурентоспособность на внешнем рынке определяется сегодня экономической эффективностью, надежностью российских средств выведения. В то время, как основной объём продаж в мире сегодня приходится на орбитальные космические средства, а также на предоставление космических услуг конечному пользователю. Если взять мировой космический рынок — это порядка 267 миллиардов долларов по 2010 году, то мы в нём держим 3%. В средствах выведения мы производим в год более 40% пусков. И вроде мы активно ведем космическую деятельность. Но, с точки зрения экономической эффективности, особенно в международном разделении труда в космической отрасли, мы занимаем неоправданно низкую нишу".

Поповкин заявил, что Роскосмос принял решение отказаться от разработки перспективной ракеты-носителя "Русь-М". А сегодня руководство Роскосмоса посчитало, что новые ракеты не нужны для приоритетных на сегодняшний момент задач, и сейчас необходимо сконцентрировать усилия на строительстве космодрома Восточный и последующих запусках "Союзов" с него. Для этого на космодроме "Восточный" будет построена стартовая площадка для ракеты-носителя "Союз-2". А по результатам этих пусков и будет принято решение: стоит ли продолжить эксплуатировать "Союзы" или вернуться к разработке "Руси".

Между тем, по словам Поповкина, создание "перспективной пилотируемой транспортной системы", прообраз которой был продемонстрирован на МАКСе-2011, и который премьер Путин назвал будущим российской пилотируемой космонавтики, пока по-прежнему остается в планах России. Эта новая система позволит решать задачи как освоения ближнего космоса, так и полётов в дальний. Россия не может уступить свои приоритеты в пилотируемой космонавтике, учитывая, что другие страны также разрабатывают перспективные транспортные системы. А вот разработку перспективной ракеты "Ангара" планируется вскоре завершить, и не далее, как в 2013 году начнутся её лётные испытания.

"Новых ракет, исходя из тех задач, которые мы сделали приоритетом, создавать не надо", — заявил Поповкин. Оказывается, для нужд Роскосмоса достаточно "самых надежных ракет "Союз" и "Протон", а также ракеты "Ангара".

Правильно, зачем тратить усилия и денежные средства на создание чего-то нового и перспективного?! Ничего нового создавать не нужно. Обойдёмся тем, что есть. Подлатаем, подделаем, подновим — и всё будет в порядке. А между тем, многие эксперты давно предупреждают: если Россия в ближайшем будущем не начнет создавать новые разработки, а будет продолжать полагаться на достижения советских времен, она рискует окончательно потерять свои лидирующие позиции в космической отрасли. По мнению многих, имеющих отношение к космосу, за последние 20 лет гордиться нам практически нечем.

На недавней пресс-конференции, говоря о направлениях развития российской космической отрасли, о том, какие направления требуют дополнительного финансирования, а от каких, может быть, стоило бы отказаться, существуют ли приоритетные проекты, статс-секретарь Роскосмоса Виталий Давыдов заявил: позиция Роскосмоса на сегодня такова, что "ни от чего не хотелось бы отказываться". Даже в самые тяжелые годы, по его мнению, Россия смогла сохранить практически все направления космонавтики, как существующие, так и перспективные.

По словам Давыдова, для того, чтобы сохранить космическую деятельность, нужно иметь по крайней мере несколько ключевых элементов — наземную инфраструктуру (космодром), средства выведения, промышленность, которая будет создавать эти средства, и средства управления, позволяющие обеспечивать управление космическим аппаратом.

Не станет ли сегодняшняя смена приоритетов началом конца пилотируемой космонавтики? Плавным, постепенным ее угасанием? Очень не хотелось бы такого итога.

Рассуждение о приоритетах это, конечно, хорошо, но российскую космонавтику снова продолжают преследовать неудачи. Не успели мы все облегченно выдохнуть после успешного старта грузового "Прогресса", как неприятность (если это выражение уместно в данной ситуации) случилась с автоматической межпланетной станцией "Фобос-Грунт". Этот аппарат предназначался для изучения и доставки на Землю образцов грунта со спутника Марса Фобоса. Первая за последние полтора десятилетия научная миссия к Красной планете не задалась с самого начала. Очередная нештатная ситуация, к которым мы, как это ни дико звучит, уже начали привыкать.

Правда, пуск с космодрома Байконур прошел в штатном режиме. А вот потом… На официальном сайте Роскосмоса сухие комментарии: "Первые данные циклограммы полета и состоявшиеся два сеанса связи показали, что космический аппарат работает нормально, полет проходит в соответствии с планом. На этапе включения маршевой двигательной установки для перехода КА "Фобос-Грунт" с опорной орбиты на гиперболическую отлетную траекторию произошла нештатная ситуация, двигатели не были включены".

Если еще после зимних неудач прошлого и начала нынешнего года большинство экспертов сходились во мнении, что подобные неудачи — это еще не системный кризис, то сегодня число таких оптимистов поубавилось.

Престижу России как космической державы нанесен серьезный урон. И даже если "Фобос" удастся запустить к Марсу, это не сильно поправит положение, осадок все равно останется. Правда, хотя бы будут спасены деньги, как сейчас модно говорить, налогоплательщиков (по заявлению гендиректора фирмы-производителя НПЛ им. Лавочкина Виктора Хартова, весь проект обошелся почти в 5 млрд рублей), да и 15-летние усилия России, потраченные на этот проект, не пропадут. Что касается денег, руководство Роскосмоса сразу же заявило, что космический аппарат был застрахован на 1,2 млрд рублей.

В конце прошлого года сразу три спутника системы "Глонасс" не были выведены на орбиту, а затонули в Тихом океане. В феврале не вышел на связь в расчётное время геодезический космический аппарат военного назначения "Гео-ИК-2". Всё это стоило должности предыдущему руководителю Роскосмоса Анатолию Перминову.

Только в августе этого года Россия потеряла новейший телекоммуникационный аппарат "Экспресс-АМ4" и грузовой корабль "Прогресс". А теперь вот "Фобос-Грунт"… Безусловно, коммерческая отдача — это здорово. Рынок диктует свои условия. Но в погоне за прибылью можно упустить главное. Наверное, стоит задуматься…

Борис Лизнёв -- Первый план

Недавно на книжной ярмарке в серии ЖЗЛ я вдруг увидел книгу "Борис Ельцин". Приехали, главный антигерой эпохи, а, быть может, и всей российской истории, попал в список Замечательных Людей. Власть торопится мифологизировать своих былых деятелей, тем самым оправдать все их преступления. Отсюда появление памятников, поэтому именем Ельцина называются библиотеки, площади, университеты. Тогда мне вспомнился образ моего друга, деятельность которого метафорически показывает подлинное отношение к нынешним правителям.

В 90-е годы я жил на Васильевском острове в Петербурге. У меня был друг художник, с которым мы часто общались, обсуждали различные проблемы, замыслы. Была у него одна страсть, он составил список из ста человек. Список "величайших изменников России". Ограничился периодом, в котором мы жили — конец ХХ века.

К списку он относился по-настоящему серьёзно. Туда входили все персонажи, которые так или иначе приняли участие в развале СССР. Простим его и отнесёмся к нему с пониманием, хотя бы вспомнив, в какое время мы жили. Лихие девяностые, когда что бы ни пытался сказать и сделать народ, ничего не получалось. Работала программа развала, покупалась номенклатура, предательство стало главной философской категорией, определяющей сознание элит.

В этой ситуации неравнодушные ищут выход — и иногда находят его в таких причудливых и странных формах, как создание подобных списков. Этот список из ста имён постоянно менялся. В зависимости от совершённых деяний или достигнутых успехов, люди перемещались из третьего десятка в первый, из первого во второй или даже в третий и так далее. Неизменной оставалась первая троица: Горбачёв, Яковлев, Ельцин. Впоследствии имена поменялись местами.

Первую десятку дополнил Шеварднадзе, Гайдар, Собчак, Кравчук, Шушкевич, Черномырдин, стремительно рос рейтинг в сотне у Чубайса. Начав где-то в четвёртом десятке, он очень быстро поднялся и занял почётное девятое место.

В список вошли и все 42 подписанта, которые поддержали расстрел 93-го года. Увы, застолбил в списке ста своё место и писатель Астафьев, который потряс всех своей изменчивостью и конформизмом. Из кинематографистов тоже вошло несколько человек: Рязанов, Герман, Михалков, Сакуров. Из театральных деятелей: Табаков, Басилашвили и Марк Захаров.

Мой друг даже предложил именем последнего учредить приз за отступничество и предательство. Назвать его "Золотой Марк". Статуэтка — Марк Захаров сжигает партийный билет.

Моего друга, правда, постоянно удивлял тот факт, что кинематографисты и театральные деятели-фигуранты списка непрестанно грызлись между собой. Ведь и те, и другие, служа новому режиму, получили часть от общего пирога, но почему-то между ними постоянно шла какая-то вражда. Уж не потому ли, что одним дали тридцать сребреников, а другим — только двадцать восемь?

Со временем персонажи списка женского пола были поголовно амнистированы. Мой друг так и говорил: "Бабы, зря они лезут в политику и вообще всё это не серьёзно". Поэтому все женщины выпали из списка. Это и Наталья Фатеева и Раиса Максимовна, Римма Казакова с Беллой Ахмадулиной и даже Валерия Новодворская.

Высокий рейтинг в списке постоянно был у Рябова — председателя Центризбиркома, который в 1996 году, как верят многие, приписал Ельцину столько голосов, сколько надо. Потом его надёжно спрятали где-то за границей и до сих пор там держат, чтобы не было никаких свидетельств на этот счёт.

Как ни странно, в список не попал ни Солженицын, ни Сахаров. На мой вопрос, почему, друг ответил мне: "Они не предатели, а враги. Они всегда были принципиальными противниками тогда, когда это было опасно. Врагов нужно уважать, а не презирать".

Как-то мы шли по Васильевскому острову, а навстречу нам двигался гражданин. Увидев моего друга, он сказал: "Я тебя прошу, внеси ещё в этот список академика Велихова. Именно он достоин! Потому что именно при нём рухнула наука, всё развалилось!". "Кто это?", — спросил я. "Да это Гена, — ответил мой друг. — Профессор, некогда работал в НИИ, который занимался разработкой каких-то установок для подводных лодок. В начале 90-х был ярым приверженцем демократии. Потом вдруг охладел, когда разработки их института оказались никому не нужны, да и сам институт закрыли. Тогда он стал ярым патриотом".

У списка были примечания. Интерес представляет раздел, где описаны наказания для лиц, присутствующих в нём. Например, Ельцина предлагалось регулярно укладывать на рельсы и оставлять его судьбу на усмотрение машиниста. А Яковлев, например, на зоне после отбоя должен был читать зэкам лекции об общечеловеческих ценностях. Горбачёву же присуждались прогулки без охраны по рабочим районам городов, где остановились заводы и фабрики.

Давно я уже не видел своего друга. Наверное, XXI век внёс определённые коррективы в список, — ведь персонажей, достойных пополнить его, тоже прибавилось. Но мы должны всё сделать, чтобы этот чёрный список не был главным "лицом" нашей эпохи и вскоре появились другие списки, куда люди, пусть и мысленно, вносили бы героев, подвижников. Туда вошли бы и защитники Дома Советов, и солдат Евгений Родионов, и, может быть, математик Григорий Перельман. О героической странице нашего времени ещё предстоит сказать.

Лев Лазарев -- Сохранить прометеев!

С детских лет помню одну сказку. В некотором государстве правил совсем молодой царь. И он очень боялся состариться. Поэтому, чтобы не раздражаться при виде старости, окружил себя молодыми людьми, а всех стариков, под страхом смерти за неисполнение приказал выселить в соседние страны.

Однажды в стране начался голод. И решил царь со всем народом уйти в другую местность, где с продуктами питания полегче было. Вот идут они через горы — снег, ветер, дождь. Холодно. Решили разжечь костер, а спички все отсырели. Видит царь: где-то вдалеке светится огонек. Послал он людей, чтобы принесли огонь для костра. Но сколько людей ни ходили, все возвращались ни с чем. Сильный ветер и снег на обратном пути гасили огонь. И всё же один человек, в конце — концов, смог принести раскаленных углей и разжег костер.

Царь очень удивился и стал расспрашивать молодого человека — как это он смог сделать. Молодой человек признался, что он, когда-то, не выполнил приказание царя и не отправил старика-отца в другие страны. Тот-то и посоветовал ему принести углей для костра в глиняном горшке. Царь удивился и пригласил старика на беседу. И тот многое ему рассказал: например, чтобы хорошо жить, нужно, чтобы работало собственное производство, и что надо заниматься энергосбережением и модернизацией, и армию реформировать, и флот. А самое главное — он рассказал ему, что молодость и книжные знания не компенсируют практического опыта ветеранов. Царь отменил свой приказ о стариках, вернулся в свою страну и занялся практическими делами. Перестал бояться старости, окружил себя мудрыми советниками и больше никогда не рассказывал народу, что он ещё сделает, потому что народ сам всё видит и прекрасно всё понимает!

Дмитрий Анатольевич решил создать совершенно новое молодое правительство. Я с ним совершенно согласен, нам в стране, действительно, уже несколько лет нужно новое правительство. Но если в правительство будут отбирать по принципу молодости, то, боюсь, что скоро в стране совсем не останется людей, способных "разжечь огонь"!

В нашей стране, как только возникают трудности, почему-то две крайности: либо востребованы очень старые (Брежнев, Черненко, Устинов, Суслов), либо очень молодые. Старые были нужны, чтобы не мешали, молодые — чтобы слушали и кивали… Помните слова Анри Этьена: "Если бы молодость знала, если бы старость могла…"? Совсем непонятно, почему основным критерием подбора членов правительства будет являться молодость?!

Для того, чтобы сформировать работоспособное правительство, нужно использовать несколько другие критерии. Может быть, тогда в нашей стране действительно произойдут перемены, за которые нам не будет стыдно перед будущим!

Страна живет в ожидании выборов. Результатов выборов в стране ждет, наверное, только молодежь, потому что только она не знает, что будет и после 4 декабря, и в марте! Мы — "старики" и ветераны — точно знаем, что ничего не изменится. И большинство у "Единой России", и президент с председателем правительства, в принципе, те же. Так почему нужно ждать выборов? Что и кто мешает поменять правительство, разработать планы по модернизации и заняться реальной работой?

Я, например, не понимаю, как можно даже говорить об инновациях без срочной модернизации механообрабатывающего производства. Это нужно делать сейчас и быстро. По механообработке мы отстаем от Запада лет на 30. Механообработка — один из краеугольных камней, на котором стоит и строится всё остальное.

Нужно попытаться понять, что мы понимаем под словом модернизация. Модернизация производства — это совершенствование организации производства для получения наибольшего прироста его эффективности при осуществлении новых инвестиций.

Модернизация делится на ряд составляющих. Например, в нее входит и то, о чем я писал выше и энергоэффективность. Но ни одно из составляющих по своей значимости не может сравниться с таким элементом, как проектирование, конструкторская разработка изделия. А именно это и разрушено больше всего в нашей стране. Где наши социалистические НИИ? Где многочисленные КБ? Где же рождаются новые идеи? Все разрушено, все растоптано рынком. Мы видим по TV многочисленные встречи с творческой молодежью. Но идеи, предложенные молодыми, лишь исключения из правил. Новое рождается в муках, часто требует усилий и не одного поколения.

Странно было бы видеть, что полёт в космос был бы разработан или придуман около телефонной будки!

— А не слетать ли нам в космос, Юра? Сядешь на бочку с порохом, оденешь водолазный костюм, засунем тебя в корпус от атомной бомбы, и — поехали!

— Я согласен, Сергей Николаевич!

Примером сложности разработки может служить ядерная энергетика. Медведев в одном из своих посланий специально выделил развитие ядерной энергетики в отдельный пункт. Заметьте — не атомной, а ядерной! Это мало кто понял, потому что до внедрения ядерных технологий еще очень далеко. И еще много поколений разработчиков будут ломать головы над этими проблемами. Но это действительно энергетическое будущее нашей планеты!

Наш Муромский радиозавод уже давно не флагман радиотехники. Причина как раз в том, что в 90-е годы поссорились Иван Иванович и Иван Никифорович, — похоже, даже не из-за ружья. И завод остался без КБ, без идей, а значит — и без будущего.

Семь лет назад нам пришлось начинать всё сначала. Подбор кадров, внедрение вычислительной техники… И вот только сейчас мы начинаем получать отдачу от вложенных средств в виде новых изделий. Их уже более 20. Для внедрения этих изделий требуется полное переоснащение, прежде всего, станочного парка. Необходим новый подход к производству. Вместо прессов и штампов — лазерная резка и гибочные автоматы… 3D-моделирование и 3D принтеры, поверхностный монтаж и рентген-контроль. Большинству предприятий самостоятельно с этими проблемами не справиться. Нет денег.

Владимир Путин назвал цифры — для 1700 предприятий выделяется 3 триллиона рублей. Правительству нужно немедленно приступить к разработке принципов использования этих денег.

Я считаю, что первым пунктом должно быть обязательство директора, что, если из суммы, выделенной на модернизацию, не по назначению будет истрачена хоть копейка, — смертная казнь! Эти деньги не могут быть использованы ни на зарплату, ни на строительство, ни на погашение долгов. Только закупка оборудования и новых технологий! Контроль должны осуществлять налоговая инспекция и выделенные для этой цели банки. Почему два контролера? Да только потому, что с двумя контролерами сложнее договориться о серых схемах использования средств.

Вторым пунктом должен быть собственно принцип распределения средств. Ведь, если просто поделить выделенные средства поровну, получится более 1,5 млрд. рублей на каждое предприятие. Нам, например, столько не нужно. А кому -то, может быть, и мало! Следовательно, должен быть определен принцип, критерий распределения для каждого предприятия. Должен быть определен алгоритм последующего возврата средств.

Понятно, что эти средства должны быть выделены на модернизацию, но не в черную дыру, а только под конкретные дела, оканчивающиеся получением прибыли. В нашем понимании, в понимании общественности, модернизация страны не должна превратиться в один из проектов знаменитых нанотехнологов!

Елизавета Хмелёва -- Трудный рынок

Согласно данным Росстата, за сентябрь текущего года уровень безработицы в России сократился на 1.2%. Однако, в абсолютном значении эта цифра не так велика. Потому что еще 4,615 млн. человек трудоспособного населения пока что сидят без дела. При этом, во всех крупных городах и мегаполисах страны по-прежнему остро стоит проблема нехватки кадров даже при столь сильном потоке мигрантов из стран СНГ.

Я работаю рекрутером в крупной компании — подбираю кадры для организации. Наш холдинг занимается продажей компьютерной техники и комплектующих. А так как рынок IT развивается бешеными темпами, то нам практически постоянно требуются новые сотрудники. И моя основная задача — быстро устроить на работу образованного и опытного человека в минимальные сроки. Ежедневно я провожу собеседование с 15-17 соискателями. И честно говоря, теперь уже не удивляюсь тому, что при 4 млн. безработных в городах работодатели ощущают серьезную нехватку людей. Но проблема дефицита в первую очередь связана с нехваткой квалифицированных кадров. Впрочем, чтобы понять это, далеко ходить не нужно. Достаточно лишь взглянуть на некоторые цифры (их, кстати, может найти каждый, покопавшись в нескольких общедоступных интернет-ресурсах).

По данным все того же Росстата на 2011 год трудоспособное население России составляет 72,3 млн. человек. Из них 13,737 млн. имеют высшее образование. А это практически 19 % от общего числа. Для сравнения: в Советском Союзе этот показатель составлял 28% от общего числа трудоспособных граждан. Причем любопытен тот факт, что сейчас наиболее часто встречаются люди с высшим юридическим или экономическим образованием. Потому что частные "дипломовыдавалки" не имеют ни материальной, ни технической базы для обучения квалифицированных кадров по другим, более востребованным, специальностям, да и профессионализм тех, что они готовят, можно поставить под сомнение. Достаточно взглянуть статистику приема в такие вузы, где проходной балл набирают практически 100% абитуриентов. А это, извините, нонсенс.

При этом чаще всего после вуза такие выпускники ищут работу в других сферах, так как подобными специалистами рынок перенасыщен.

На сегодняшний день самая востребованная вакансия — это менеджер отдела продаж. В переводе на русский язык — "универсальный солдат-продажник". Иначе и не скажешь. Этот человек должен не только искать клиентов и продавать им товар, но и сопровождать всю сделку от начала до конца.

"Коммуникабельный, доброжелательный, целеустремленный, стрессоустойчивый, пунктуальный человек с активной жизненной позицией" — указываю я в тексте вакансии. Эти требования необходимы для всех кандидатов. В своей работе на каждого претендента я трачу около получаса, чтобы выяснить, что он собой представляет, какими знаниями владеет и как умело ими пользуется.

Вот тут вспомню несколько примеров из личного опыта, дабы было понятно, с кем приходится иметь дело. Претендуют на вакансию в основном мужчины, представительниц женского пола в разы меньше. Возрастная категория не регламентируется, но в среднем возраст кандидатов оставляет от 22 до 36 лет.

Самый яркий пример — это молодой человек 23 лет от роду, который окончил вуз в 2010 году по специальности "менеджмент организации". Небольшой отрывок из резюме наиболее точно передаст его образ (исходная орфография и пунктуация сохранена): "…В вашу компанию пришел потому что рядом с домом, ожидания — саморазвитие, дружелюбный, доход 30 тр. Личные качества: семейный внимательный, с серьезным настроем на жизнь. Армия (закосил). Свободное время (велосипед, рыбалка). Спорт не очень — курит". Кандидат, любящий поговорить о себе в третьем лице.

Встречаются и другого рода кандидаты. "Я знаю, как правильно обрабатывать клиента", — заявил мне опытный менеджер из Дагестана. Ясно, что уровень подготовки соискателей оставляет желать лучшего. При этом многие и не скрывают от работодателя, что хотят большую заработную плату, но их профессиональные навыки не соответствуют уровню желаемого оклада. Как данная ситуация влияет на работоспособность организаций, которые берут к себе в штат таких сотрудников? По своему опыту могу сказать, что одной из основных причин неэффективной работы организации является необученный персонал. Поэтому многие уважающие себя компании предусматривают собственные системы подготовки и тренинги для "новобранцев". Это делается для того, чтобы сотрудники быстро адаптировались на новом месте и получили навыки в своей работе.

Наша компания проводит довольно интересные и познавательные обучающие программы для персонала, техники максимальных продаж, так как основная мотивация компании — вложить максимум своих знаний и опыта в новичков, чтобы те стали как можно быстрее приносить прибыль компании, и, конечно, себе самим.

Возникает вопрос: почему приходится обучать персонал при выходе на работу, если до этого люди пять лет учились в вузе? Причин на то множество. Совершенно ясно одно. На сегодняшний день существует острый дефицит квалифицированных кадров. И гораздо важнее не рассуждать на тему причин ее появления, а понять, что можно предпринять в этой ситуации.

Во-первых, необходимы действия государства. Проблема нехватки профессионалов не может быть проблемой отдельно взятой компании или круга компаний, это даже не только проблема бизнеса, это задача, которую необходимо решать на государственном уровне. Она актуальна хотя бы потому, что от того, насколько квалифицированные кадры работают во всех отраслях, зависит успешность развития экономики, размер привлекаемых в страну инвестиций, положение страны в мировом рейтинге и другие аспекты государственной важности.

Во-вторых, компании сами могут себе помочь. А именно, расширить круг поиска людей. Большинство работодателей не рассматривают соискателей старшего возраста (от 50 лет и старше), хотя такие соискатели опытны и не хотят уходить на покой. Специалисты из других сфер тоже не пользуются особым спросом у работодателей, а ведь такие кандидаты могут принести новые знания и технологии. Также можно получить экономию на обучении. Обладающий какими-либо навыками кандидат может осуществлять необходимые функции. Такие методы увеличат в разы эффективность работы любой компании.

Существует миф о том, что Россия обладает высоким кадровым потенциалом. Но этот потенциал был растрачен за прошедшие два десятилетия, с исчезновением СССР. А если руководство страны не блефует, а действительно, стремится к модернизации, то должно учитывать, что Россия столкнётся с нехваткой кадрового потенциала. И решить эту проблему с помощью гастарбайтеров не получится.

Борис Макаров -- Разруха — не в самолётах

Межгосударственный авиационный комитет завершил расследование авиакатастрофы Як-42 под Ярославлем. Виновным признан командир экипажа Андрей Соломенцев: дескать, он почему-то или зачем-то тормозил самолёт при взлёте...

Поверить в подобное трудно. Самоубийц в нашей профессии почти нет. Тем более, что в авиации есть одно незыблемое правило: "Полоса нужна спереди, а не сзади". Почему им пренебрёг экипаж "Яка", начав взлетать не от начала ВПП (взлётно-посадочной полосы), сегодня уже никто не скажет.

В любом случае, это не первая и не последняя авария в воздухе. Но когда президент РФ комментировал ярославскую катастрофу и сказал, что "пора менять парк самолётов", лично мне стало ясно: в его ближайшем окружении никто не разбирается в том, что такое гражданская авиация.

Кто будет летать на новых "Боингах" и "Эйрбасах"? Лётчики-гастарбайтеры, что ли? Ведь причина того, что самолёты сыплются с неба, — в основном не их технические неисправности, а отсутствие нормальной лётной дисциплины и лётной выучки.

Нынешние Федеральные авиационные правила (ФАП) "Подготовка и выполнение полетов в гражданской авиации Российской Федерации" — это пародия на то "Наставление по производству полетов в гражданской авиации СССР", которое было предметом зависти к нам лётчиков всего мира.

У нынешних авиапилотов отобрали классность. Кто додумался до этого? Скорее всего, нынешние хозяева авиакомпаний. Это им незачем платить "лишние" деньги за классность своим рабочим-лётчикам. Тут каждая копейка на счету, и миллионы сбережёт. А лётчикам, соответственно, незачем становится повышать свои профессиональные умения, особенно для нештатных ситуаций. В результате гибнут и будут гибнуть самолёты — вместе с людьми, которые находятся на борту.

Министерству транспорта — не до гражданской авиации. Там "правят бал" железнодорожники, а весь "воздух" отдан на откуп коммерсантам. Разрушена система Аэрофлота, разрушена система авиапрома, разрушена система ДОСААФ, которая готовила лётчиков с самых юных лет. Уничтожаются лётные школы и училища, уничтожаются производства самолётов и вертолётов в России. Кто всё это делает, кому всё это нужно?

Неужели нынешний "властный тандем" так хочет остаться в памяти народной зловещей чередой катастроф, в том числе — авиационных? Разруха ведь не в самолётах, а в головах. И рыба гниёт тоже — с головы.

Олег Щукин -- Мегамашина

"Недостатком советской системы образования была попытка формировать человека-творца, а сейчас задача заключается в том, чтобы взрастить квалифицированного потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатами творчества других".

Андрей Фурсенко, доктор физ.-мат. наук, министр образования и науки РФ

По-моему, ни в одном уважающем себя государстве пост министра образования и науки не мог бы занимать человек, не только всеми силами стремящийся усугубить научно-технологическую отсталость этого государства, но и открыто заявляющий об этом, как о цели своей деятельности. Тем более — в то время, когда его непосредственные начальники всё время твердят о каких-то модернизациях-инновациях. А у нас — да пожалуйста! Нынешняя Российская Федерация — это вообще царство абсурда (символом которого может служить незабвенное высказывание спикера Госдумы Бориса Грызлова: "Парламент — не место для дискуссий"). Страной сегодня управляют персонажи, как будто сошедшие со страниц щедринской "Истории города Глупова" (её, похоже, совсем не случайно исключили из школьной программы по литературе — а то ведь "айфончик" совсем недалеко ушёл от "органчика", который "назначен был впопыхах и имел в голове некоторое особливое устройство").

Как любой театр, даже самый большой и Большой, начинается с вешалки, так и любая страна, даже самая большая, начинается со школы. А значит, может в той же школе и закончиться, не успев как следует начаться.

В российской системе образования с 1 января 2012 года начнётся всеобщая АВТОНОМИЗАЦИЯ средней школы. Чтобы понятнее — это то же самое, что СУВЕРЕНИЗАЦИЯ в политике и ПРИВАТИЗАЦИЯ в экономике.

В панике учителя — прежде всего, потому, что теперь оплата их труда зависит от благосклонности директора.

В панике директора — где брать деньги на зарплаты учителям, воспитателям и техническим сотрудникам, а также на все необходимые школьные нужды? И если это удастся, то как защититься, например, от рэкета, который всегда приходит туда, где есть "неучтённые" деньги?

В панике родители — ведь им предстоит своими кровными расплачиваться за школьную "реформу": привычные поборы уже выросли в несколько раз, а "облегченные" программы с "облегченными" учебниками дают их детям такие "облегченные" знания, багажа которых раньше хватало бы лишь на то, чтобы коровам хвосты крутить. А сейчас, благодаря ЕГЭ, может, и удастся — опять же, не за бесплатно! — проскочить в вуз, особенно, если там сидят такие же "рыночники", как в прогремевшем на всю страну Втором московском медицинском институте: сначала принимали в студенты "мёртвые души" с высокими баллами ЕГЭ, а потом продавали "забронированные" таким образом места...

Думаете, снижение государственных и увеличение родительских расходов на образование детей будет компенсировано соответствующим снижением налогов на граждан? Ещё чего! Наши "слуги народные" мало того, что нерадивы и вороваты (хорошо — коррумпированы), так они еще взяли себе за правило постоянно и самочинно переписывать условия своего контракта с народом — разумеется, в сторону улучшения для себя и ухудшения для формального "работодателя", лихо фальсифицируя его "подпись" в процедуре "выборов".

А дети... Что дети? Они, знаете ли, растут, есть у них от природы такое свойство, — и растут очень быстро, а значит — очень скоро если не поймут, то почувствуют, что их обманули, что их высшими человеческими интересами пренебрегли, подменив эти интересы ядовитым суррогатом "ювенильной юстиции", якобы защищающей "права детей"...

Иными словами, существует огромная опасность того, что наша школа из института созидательной социализации, которым она, при всех растущих недостатках, всё еще оставалась с советских времён, будет превращена в инструмент разрушения российского государства и общества. И тогда всем нам останется ждать нового Перехват-Залихватского — того самого, который "въехал в Глупов на белом коне, сжёг гимназию и упразднил науки".

Михаил Смирнов -- Счёт памяти

Региональный благотворительный общественный фонд содействия увековечению памяти погибших граждан в сентябре-октябре 1993 года в очередной раз информирует читателей газеты о поступлении денежных средств на изготовление и установку памятника защитникам Верховного Совета Российской Федерации, погибшим осенью 1993 года, который должен быть возведен на Рочдельской улице, вблизи Горбатого моста и памятника дружинникам баррикадных боёв на Красной Пресне (согласно Постановления Московской городской Думы от 26 декабря 2006 г.).

Отмечаем, что к ранее поступившим взносам в III квартале текущего года внесли пожертвования товарищи: Чирков А.П. (Ивановская обл.); Прокудин Л.Н., Шумихина Т.М. (Калининградская обл.); Белова И.А., Козлова С.В., Сахаров А.П. (Московская обл.); Семин А.А. (Оренбургская обл.); Акчурин М.Р. (Пензенская обл.); Корниенко В.М. (г.Владивосток); Шевченко Т.В. (г.Краснодар); Васильев В.Н. (г.Красноярск); Андреева Э.П., Дементьев Н.П., Ионов С.И. Камардин С.В., Камардина Т.В., Ковтуненко М.В., Курочкин Б.Б., Лебедев В.А., Лебедева Р.К., Мельникова Т.В., Найденович А.П., Нечаев В.Г., Нрицин А.С., Романов А.Н., Смирнов М.И., Солнечный Э.М., Спецевский В.С., Сурин В.Н., Ульянова В.И., Черяпина Е.А., Шорников В.Н., Щеглов П.А. (г.Москва); Ильичев В.Н. (г.Нижний Новгород); Кухортова З.И. (г.Новосибирск); Данилов И.П. (г.Псков); Бушуева О.Л. (г.Пермь); Смирнов В.И., Супруненко О.И. (г.Санкт-Петербург); Мотькин В.С. (г.Якутск); Лысков В.А. (Ханты-Мансийский округ); Данилов И.П. (населенный пункт Жижица). Некоторые товарищи, внесшие свои пожертвования, не пожелали, чтобы их фамилии были опубликованы.

Кроме того, продолжалась реализация книг народного депутата Моссовета в 1990-93 гг., члена Союза писателей России священника Виктора Кузнецова "Так было (Откуда пошел кризис). Август 1991 года" и "Так было. Расстрел", в которой освещаются события осени 1993 года, а также книга бывшего сотрудника личной охраны Б.Ельцина и, в последующем, руководителя службы охраны А.Руцкого полковника В.Тараненко "Урок демократии". В ней он рассказывает, как попал в службу охраны высокопоставленных лиц нашего государства, о политических событиях, которые происходили в 90-е годы ХХ века. Очень полно освещены события сентября-октября 1993 года, поскольку автор книги постоянно находился в Доме Советов при А.Руцком, вместе с ним был задержан и содержался в Лефортовской тюрьме. Полученные деньги от реализации книг по просьбе авторов направляются на сооружение памятника погибшим защитникам Верховного Совета РФ. По вопросу приобретения этих книг можно обратиться в правление Фонда по тел. 8-985-780-91-99.

Правление Фонда выражает искреннюю благодарность всем перечисленным товарищам.

Желающие внести посильную помощь на изготовление и установку памятника защитникам Советской власти могут перечислить денежные взносы по следующим банковским реквизитам:

Наименование получателя: "РФОБ содействия увековечению памяти погибших граждан в сентябре-октябре 1993 года" Донское ОСБ 7813 г.Москва.

ИНН 7713386381

КПП 771301001

ОКАТО 45277568000

Р/с получателя 40703810338110101321

БИК банка 044525225

Банк получатель: Сбербанк России ОАО г.Москва

К/с 30101810400000000225

Назначение платежа: Добровольное пожертвование на памятник. Или почтовым переводом по адресу: 119607, г.Москва, ул.Лобачевского, д.98, кв.104, Смирнову Михаилу Ивановичу.

В целях дополнительного поощрения граждан правлением Фонда принято решение о награждении товарищей, которые перечислили в Фонд две и более тысячи рублей, Благодарственными грамотами Фонда. К настоящему времени вручено 130 таких грамот.

Отмечаем и другие новости в деятельности Фонда. В настоящее время нами заключен Договор о сотрудничестве с Главным архивным управлением города Москвы на предмет постоянного хранения документов, образовавшихся в процессе деятельности Фонда, которые в последующем будут доступны для научных, информационных и иных общественно значимых целей. В связи с этим обращаемся к читателям газеты с просьбой о направлении в адрес Фонда (указан выше) имеющихся у них материалов (газет, книг, документов, фотографий, личных воспоминаний и т.д.), освещающих сентябрьские-октябрьские дни и предшествующие им события 1993 года.

Правление Фонда обратилось с иском о защите чести, достоинства и компенсации морального вреда к Л.Млечину, который в августе 2010 года на Пятом канале телевидения называл защитников Верховного Совета Российской Федерации бандитами и мятежниками, что не соответствует действительности. Данный иск был принят к рассмотрению Савеловским районным судом г.Москвы. Нами пройдены все предварительные процедуры по подготовке дела к слушаниям на судебном заседании. Очередное заседание суда по рассмотрению нашего иска назначено на 23 ноября 2011 года в 14 часов. Приглашаем всех желающих принять участие в слушаниях этого дела. Справки по тел. 8-985-780-91-99.

Владимир Бушин -- Сбрендил?

Окончание. Начало — в № 45

И ЗА КОГО вы держите русский народ, когда вдруг начинаете просвещать его в таком духе: "Во-первых, нужно понять, что такое провал и что такое череда провалов"?! Да кто же этого не понимает? Если у вас взрывается или летит не туда одна ракета, то это провал, а когда в короткий срок впустую пускают шесть ракет, то это череда провалов. Напомнить вам череду в других сферах? Ну, потом...

С большим негодованием вы говорите о министерской чехарде: "Это проявление слабости верховного руководства. Либо оно не в состоянии, либо не хочет брать на себя ответственность: виноват Иванов, Петров, Гуревич, а не я". Перед выборами и Николая назвал Кровавым, и до Гуревича добрался. Замечательно. Однако ведь ни вы, ни Медведев как не обвинили, допустим, в жуткой катастрофе на Саяно-Шушенской Анатолия Борисовича Гуревича, так никто не слышал и того, чтобы вы взяли ответственность на себя. Нет, вы свалили вину на Иванова, который составил негодный проект, и на Петрова, который плохо построил. Да если бы вы и били себя в грудь: "Я, недотыка, виноват! Медведев, недотёпа, ушами прохлопал!" — народу от этого ни жарко, ни холодно. Надо раньше было думать, надо беречь то великое богатство, что досталось недотыкам-недотёпам от советского времени, а не гнать из него доходы и только.

Да и какой чехарды вы так опасаетесь? Чехарда была при Ельцине. Вспомните хотя бы только глав правительства: Силаев — Гайдар — Черномырдин — Кириенко — Примаков — опять Черномырдин — Касьянов — наконец, ваш несравненный Фрадков из табакерки. Один другого краше, кроме Примакова, конечно. А министры иностранных дел? Панкин — Бессмертных — Козырев — Примаков — грузин Иванов — наконец, ваш Лавров, русский, опять из табакерки. Так было. А у вас почти все министры сидят в своих креслах ещё с ельцинских времён. Да они уже кто полысел, кто поседел, все зубы съели, сидя там. Полюбуйтесь хотя бы на аборигенов Жукова или Христенко, — один зулус, другой зуав на русской ниве. И чем примечательны? Очень хорошо вскакивают, когда вы входите.

И уж на очень опасное поле вступили вы, тов. Путин, когда в расчёте на дураков нарисовали такую картину подбора кадров: "Не должно быть любимчиков, решения о назначении на должность должны приниматься на основе профессионального и беспристрастного анализа". Конечно, конечно. Но если Чубайс, Фурсенко, Голикова, Зурабов, и до недавнего времени и Кудрин не любимчики ваши, то кто же они? Ведь, народ много лет стоном стонет, воем воет от них, а вы либо не трогаете их, либо даже повышаете. А какому профессиональному анализу вы подвергли кандидатуру мебельщика Сердюкова при назначении его министром обороны? Он же табуретку от гаубицы не отличает. А Кириенко, которого надо было судить за вранье о невозможности дефолта в 1998 году, что соображает в атомной энергетике? Все же видят, что критерий у вас один-единственный — личная преданность, и только в этом ваши министры — высочайшие профессионалы.

А ваш местоблюститель ничего не помнит о важнейших делах даже недавнего времени прекрасной дурократии. На днях заявил: до меня о коррупции никто не говорил, все молчали, стеснялись или боялись, а мы с Путиным готовы бить их по морде. (Правда, о морде — это Путин). Но, Боже милостивый, да ведь еще Ельцин, грабя державу, объявлял войну коррупции, а любимый вами Гайдар, ничего не соображая в экономике, однако же ещё в 1992 году возглавил Государственный комитет по борьбе с коррупцией. Комитет! Государственный!

Но вот вам цитатка на память: "Сколько раз мы начинали эту борьбу! Пора от слов перейти к делу. Пусть в следующем году Комиссия Думы по коррупции, и МВД, и Генеральная прокуратура отчитаются о том, что конкретно сделано в борьбе с коррупцией". И сказала это директор Центра антикоррупционных программ Е.Панфилова. Когда? Где? Еще до вашего президентства в 2006 году во время "круглого стола", устроенного Комитетом Думы по безопасности. Вот когда! И какие силы против коррупции! И Комиссия, и Центр, и МВД, и Прокуратура, и даже Комитет по безопасности, и даже в морду грозитесь Гуревичу, а коррупция всё живет и благоухает. Как так? Да очень просто: вы создали режим, построили такие вертикали, горизонтали и диагонали, которые без коррупции жить не могут и порождают её ежечасно и повсеместно.

НО ВЕРНЁМСЯ в Большой театр. Президент начал торжественную речь так: "Добрый вечер, дорогие друзья! Сегодня очень счастливый для нас праздник (Слово "очень" за пять минут мы услышим раз десять. — В.Б. ). Знаете, у нас страна, конечно, очень большая (Да, это все знают, как и то, что ваши учителя постарались её уменьшить, и очень в этом преуспели. — В.Б. ), но в то же время количество вот таких объединяющих всех символов, национальных сокровищ, того, что называется (Где? Кем? — В.Б. ) национальными брендами, очень ограничено. И Большой это как раз и есть один из самых великих наших национальных брендов". Начал "брендом" и кончил им: "Благодарю всех, кто причастен к возрождению нашего чуда, нашего великого национального бренда — Большого театра".

Слово "brand" имеет несколько значений: клеймо, тавро, фабричная марка, но также — головешка, головня... Наше похожее слово "сбрендить" тоже несколько — спятить, соврать, струсить, стянуть, украсть (см. словарь Даля). Ну, вот выбирайте...

"Очень ограничено"... Трудно поверить, что это сказал человек, почти всю жизнь проживший в Ленинграде. Да неужели он не видел там или видел, но не мог понять, что такое для всего народа Медный всадник или Казанский собор с памятниками Кутузову и Барклаю-де-Толли, не говоря уж об Исаакиевском? Неужто, балдея от всяких роков, не слышал он о Мариинке и о "Русском музее", не ходил в Александринку и в "Эрмитаж"? И ни разу не побывал на Пискарёвском кладбище, поскольку там среди сотен тысяч ленинградцев лежат тысячи коммунистов?

Ещё труднее поверить, что в торжественный день русской культуры это сказал глава государства. Ведь, у любого главы есть же, всё-таки, пара глаз и два уха. Но его глаза шарят по всей стране (носится-то из конца в конец!) и ничего не видят, его уши вертятся во все стороны и ничего, кроме заморского Маккартни, не слышат.

И страшный вывод приходится сделать. Глава считает, что велика Россия, а гордиться, а блеснуть, а при случае и похвастаться, нечем, ибо "брендов" — ну очень, очень, очень мало. Для него Пушкин и Михайловское, Лермонтов и Тарханы, Толстой и Ясная Поляна не существуют как святые для русских людей имена и места. О Бородинском поле и Мамаевом кургане, о Чайковском и Менделееве, о Репине и Сурикове он, поди, и не слышал. В Третьяковку и не заглядывал. Наша победа над германским фашизмом и прорыв в космос, Жуков и Рокоссовский, Королёв и Гагарин, московское метро и Московский университет — для него не достойны зарубежного имени "бренда". Да ведь рядом с Большим стоит Малый — это ли не один ещё символ, объединяющий нацию!..

И такие люди сидят в Кремле, руководят великой страной... И если так говорит уже не молодой президент-ленинградец, то что можно ждать от молодого жителя Елабуги, выросшего при их власти?

Думаю, что артисты театра, которым предстояло принять участие в концерте, занятые подготовкой выхода на сцену и, естественно, волнуясь, не слышали, что президент обозвал их "брендами", и только поэтому в содружестве с Глинкой, Чайковсковским и Мусоргским, в лад с Бородиным, Рахманиновым и Минкусом, плечом к плечу с Прокофьевым, Шостаковичем и Хачатуряном они явили чудо русского искусства.

А МЕДВЕДЕВ в конце сказал: "Здесь всё сделано по последнему слову театральной техники. Я уверен, что в этом смысле театр будет безукоризненным". Безукоризненным брендом.

А когда концерт кончился, вдруг — впервые за 250 лет! — рухнули декорации, такие роскошные, из папье-маше высшего качества. Один рабочий сцены получил до того сильный удар в грудь, что закричал "Караул!" Пришлось вызвать "скорую помощь" и доставить жертву "бренда" в институт Склифосовского. Предсказанный Николаем Цискаридзе процесс пошёл... Зовут пострадавшего Дмитрий, фамилия, кажется Топтыгин.

А 2 ноября состоялась премьера "нового прочтения" оперы "Руслан и Людмила". Режиссер Дмитрий Черняков. Прошел слух, что дети до 16 лет не допускаются. Впрочем, исполнитель роли Руслана уверяет: "Что вы! Никакой порнографии! Просто Людмила показана вовсе не такой скромницей, как у Пушкина и Глинки. Только и всего". Действительно, ведь сам поэт писал в "Посвящении":

Счастлив уж я надеждой сладкой,

Что дева с трепетом любви

Посмотрит, может быть, украдкой

На песни грешные мои.

Грешные?! Ну, и не грех под вензелем Николая Кровавого добавить грешка-то. И добавили, добавили счастливые питомцы Швыдкого...

Можно себе представить, что маэстро Черняков устроил хотя бы из таких строк поэмы:

И вот невесту молодую

Ведут на брачную постель;

Огни погасли... и ночную

Лампаду зажигает Лель.

Свершились милые надежды,

Любви готовятся дары;

Падут ревнивые одежды

На цареградские ковры...

Как и следовало ожидать, вместо оперы сделали репортаж из-под цареградского ковра.

Владимир Карпец -- Британская корона против Руси

Продолжение. Начало — в №№ 35-36, 38-41, 43-45

В своем письме к Константину Петровичу Победоносцеву Витте предлагал "организовать крестовый поход против врагов порядка". Что такое "крестовый поход"? Кто такие "враги" и какого "порядка"? В этом самый главный вопрос.

Впервые нечто подобное "Священной дружине" мы встречаем в Европе ХI века, в пору так называемой "папской революции". Это "Священные легаты" — организация, созданная папой Римским Григорием VII Гильдебрантом, направленная на то, чтобы усмирять непокорных ему князей, королей и даже императоров. В составе организации ведущую роль играли ассасины — члены особого ордена "крайнего действия", профессиональные "ликвидаторы". "Священным легатам" принадлежит основная заслуга в борьбе пап с Гогенштауфенами — германскими императорами, взбунтовавшимися против тогдашнего мирового порядка после "папской революции". Напомним: именно Григорию Гильдебранту принадлежит идея о том, что церковная власть это "солнце", а империя — "луна", светящая отраженным светом.

Само название "Священная дружина" принадлежит обер-прокурору Священного Синода Константину Петровичу Победоносцеву по аналогии именно со "Священными легатами": как раз в это время Победоносцев занимается переводом знаменитого католического трактата XIV века "De imitato Cristi" ("О подражании Христу" — на самом деле следовало бы переводить точно — "Об имитации Христа"), принадлежавшего католическому теологу Фоме Кемпийскому. Был ли на самом деле Константин Петрович монархистом, каким его часто представляют, или его политический идеал лежал в иной плоскости? Воздержимся от окончательных суждений.

Кто же вошел в "Священную дружину", предложенную к созданию молодым Витте и названную так Победоносцевым? Формальными организаторами были великие князья Владимир и Алексей Александровичи, родные братья Александра Третьего, граф Петр Павлович Шувалов, Петр Андреевич Шувалов, граф Илларион Иванович Воронцов-Дашков, генерал Ростислав Андреевич Фадеев — родной дядя С.Ю.Витте, обер-прокурор Синода Константин Петрович Победоносцев и ряд других руководящих лиц Империи. Обратим внимание на то, что предки Шуваловых и Воронцовых-Дашковых окружали Екатерину Вторую и входили в масонские ложи "елагинского согласия", в которых в свое время формировалась вся высшая бюрократия. В свою очередь "елагинские ложи", как мы уже говорили, получили легитимацию в Англии.

"Священная дружина" появилась (точнее, про-явилась) сразу же после гибели Александра Второго. Все эти лица составляли и ранее так называемый "ближний круг наследника", будущего императора Александра Третьего. В последний год царствования Александра Второго двор разделился на "партию наследника" и "партию Юрьевской", которую возглавлял назначенный "диктатором" граф Михаил Тариэлович Лорис-Меликов. При этом Лорис-Меликов, действительно, стремился к "конституции" европейского типа. Еще раньше он вел двойную игру: с одной стороны, "организовывал" обеспечение и поддержку будущей коронации светлейшей княгини, с другой — в качестве чуть ли не "вознаграждения" самому себе за эти "услуги" предлагал один за другим проекты ограничения верховной власти. В конце концов император остановился на казавшемся компромиссным, а на самом деле очень радикальном, но вовсе не в смысле западного парламентаризма, варианте — законосовещательном собрании по типу старомосковских Земских соборов при Государственном совете. Вместе с таким Земским собором он и предполагал решить вопрос о новой, коренной русской, как он сам подчеркивал, династии, юридически преемствующей Романовым без нарушения присяги Собора 1613 года. Это и означало бы освобождение государства вместо освобождения от государства, чего на словах — только на словах — добивались революционеры. Освобождение от "романо-германского плена" и восстановление преемственности от Московского царства и Киевской Руси. Но переход к монархии с Земским собором был неразрывно связан с династическими переменами. Только прямой потомок разбившего Хазарский каганат и изгнавшего его верхушку с Русской земли Великого князя Святослава мог бы, как власть имущий, продиктовать свою волю мировой "финансовой аристократии" и британскому двору, и обеспечить России подлинную свободу и независимость. В противном случае, Земский собор неизбежно выродился бы в парламент, начал диктовать власти волю партий (частей) и привел бы к распаду империи. Только через воссоединение Домов Романовых и Рюриковичей могло прийти освобождение

Иными словами, земская, "народная" (если говорить словами Ивана Солоневича) монархия без Рюриковичей невозможна. Именно это и имел в виду император Александр Второй, когда говорил, что сыну своему Георгию Александровичу Юрьевскому (1872-1913), прямому потомку Святослава, русские люди скажут: "Этот — наш".

Вышло иначе. Потребовалась искупительная жертва. Принесены были царь-мученик Николай Второй, царица-мученица Александра Феодоровна (принцесса Алиса Гессенская) и их августейшие дети. Царство "ушло на небо".

Но в этом случае возникает и такой вопрос: быть может, и брак с княжной Долгоруковой (тоже, кстати, Екатериной) Петра Второго, прерванный ее быстрой смертью, и первый брак первого Романова, Михаила Феодоровича, с Марьей Владимировной Долгоруковой, которая странным образом заболела через несколько дней после свадьбы, а через пять месяцев умерла, летопись крайне многозначительно называет эту смерть карой Божьей (чьей, на самом деле, карой?) — стоял на чьем-то пути к некоей власти — возможно, мировой — или, по крайней мере, угрожал некоему порядку (вспомним слова Витте)?

Итак, кара Божья. Не больше и ни меньше. Но кара — какого Бога?

Перефразируя?, спросим: какая историческая сила выносила решение покарать русских царей? И за что ?

Что же до "монархической" "Священной дружины", то она выпускала в Женеве газету "Правда", в которой царь — Александр Третий, верховный покровитель — или только как бы покровитель — "Дружины" именовался "коронованным тромбонистом", а главный редактор "Правды", некто Иван Климов (не сам ли Сергей Юльевич Витте?), в своих передовицах писал: "Говорят, что Александр Третий последнее время особенно занят разучением на тромбоне похоронного марша. Уж не инстинктивное ли это предчувствие?" (см. Б.В.Ананьич, Р.Ш.Ганелин "Сергей Юльевич Витте и его время", СПб, 1999).

Они писали от имени революционеров, компрометируя последних в глазах так называемой публики, или все же для революционеров? Вот вопрос.

Только через три года после восшествия Александра Третьего на престол состоялось венчание его на царство — случай совершенно не виданный в истории не только России Романовых, но и вообще монархических государств. Это может означать только одно: по каким-то причинам новый император боялся — или просто не хотел — принимать венец и державу. А когда принял — не процарствовал (хотя царствовал на редкость успешно, почти триумфально) и десяти лет.

Агентом "Священной дружины", который приезжал в Женеву наблюдать за работой прессы, был человек под кличкой "Антихрист". Это был сам Сергей Юльевич Витте, значившийся в "Дружине" "братом №113" (см. Б.В.Ананьич, Р.Ш.Ганелин, Указ.соч, сс.17-36).

Роль Витте в разрушении Российской империи уже в XX веке хорошо известна. Именно он был фактическим автором гибельного "Манифеста 17 октября", содержавшего в себе вопиющую государственно-правовую неопределенность в виде положения о том, что "Император законодательствует вместе с Государственной Думой", что, по сути, подвесило Россию в состояние "между монархией и республикой". Государь попытался исправить это положение "третьеиюньской системой", но было уже поздно. "Раскачка", усугубленная войной — против континентальной Германии, в союзе с Англией, которая в это же время через своего посла в Петербурге Дж.Бьюкенена готовила Февральскую революцию, пошла. Всё это уже хорошо, слишком хорошо известно.

Продолжение следует

Анна Серафимова -- Жили-были

Какой русский не любит быстрой езды?! Я — тот русский. Езда езде рознь. И быстрота быстроте рознь.

Хорошо ли умение человека делать что-то со смекалкой, с фантазией, неординарно и виртуозно? Конечно! К примеру, водитель может, разогнавшись, перелететь на своём автомобиле десяток стоящих впереди машин. Такие шоу то и дело показывают по телевизору. И даже от одного вида подобного зрелища захватывает дух. Мастера! Далёкого полёта!

Или, например, человек на большой скорости едет задним ходом по улице, ориентируясь с помощью зеркала заднего вида. А ещё может быть так: сидящий за рулём — краевед, большой любитель города и его достопримечательностей. Завозит вас в самые отдалённые уголки, рассказывает много интересного. Разве плохо? Пусть бросит камень тот… Ведь я так не умею, я этого не знаю.

А есть такие умельцы, которые умеют жонглировать режущими предметами. И не просто жонглировать, но, ловя предмет, делать пируэт, а потом джик — наносить надрез на коже. И не промахиваться! Точнёхонько! Вот здорово!

Но оказывается, что мастер вождения, перелетающий через ряд машин, это таксист, в машине которого вы сидите, и который таким образом преодолевает пробку или просто резвится. А краевед за рулём — это другой таксист, который везёт вас в аэропорт, и хотя времени у вас совсем даже мало, он завернул в укромные места города, о которых ему есть, что рассказать. Оцените ли вы в данный момент такие знания умения высоко, и не спросите ли: мол, оно мне надо? Вопрос риторический. Вам не надо! Но надо ему!

А ловкий жонглёр режущими-колющими, о котором речь шла выше, — это хирург, и режущие предметы — это скальпели, коими он большой мастер орудовать: подбросит, повернётся вокруг своей оси, поймает, и раз — резанул вас, лежащего у него на операционном столе с аппендицитом. И всё он хорошо сделает — виртуозно. Вы останетесь живы-здоровы. Возможно, даже и исцелены. Ответьте, как честный человек: что вы предпочтёте: чтобы без всяких виртуозностей дело делалось или с виртуозностями, которые, к тому же, идут по высоким расценкам.

Поначалу вам предложат выбрать: с ними или без них. А на следующем этапе и не спросит никто, как вы хотите: с довеском, дополнительными услугами или без? И те, кто оказывает дополнительные услуги, "пакет", современным языком выражаясь, признаны виртуозами, звёздами своего дела. А потому и стоимость их услуг будет кусаться так, что загрызёт ваш бюджет насмерть. Вы вскричите: "За что деньги дерёте?!" А вам: "Как за что? Это же не просто езда, это же виртуозная езда. Это же не простая поездка, а пакет информационных услуг".

Парикмахер со знанием испанского языка и хорошо разбирающийся в сортах красных вин сделает причёску. Дорого. Почему дорого? Потому что редкий специалист, не только стрижёт, но и по-испански говорит, и в винах знает толк. Я могу и по-русски поговорить, к тому же, лучше всего и объяснюсь именно по-русски, поэтому мне эти приложения к цене ни к чему. "Но это высший класс! Он, пока стрижёт, может вам про вина рассказать". Не надо? Непьющие? Как хотите. Простого цирюльника, а не севильского, с трудом уже удастся найти. Да, это новый уровень услуг!

Портной, имеющий водительские права группы "А", сошьёт костюм. Дорого. Потому что, опять-таки, виртуозно водит автомобиль. Но я сама приеду в ателье и заберу свой заказ. А уж как доберётся до своего рабочего места — виртуозно ли, нет ли, это моему костюму ни к чему совершенно. А ещё он хорошо играет в компьютерные игры, был чемпионом района. Прекрасно. Но я за это не хочу доплачивать! Мне важно, как он шьёт!

Сначала билеты в поезда продавали, предлагая сухой паёк, от которого мог и отказаться. Сейчас всучивают билеты только с "дополнительными услугами", которыми именуются черствая булка и заплесневелый сыр "сухого пайка". Восторженные репортажи о выводе на линию комфортных электричек, где нарядные стюарды подают кофе гражданам, наводит тоску: скоро проезд на электричке станет непозволительной роскошью. А альтернативы электричке нет! Новый уровень? Безусловно: кто-то от этих нехитрых манипуляций свой уровень задирает так, что уже и Форбс не поспевает подсчитывать его миллиарды. А кому-то уровень черты бедности уже кажется невиданной роскошью.

Чьи-то дополнительные знания услуги порой весьма чреваты. Руководитель, играющий "в волан", директор завода, например, от которого зависит ваша зарплата и благополучие семьи. Оно вам важно? Пусть руководит толково, а как он в волан играет, абсолютно всё равно. Волан развивает группы мышц, смекалку, быстроту реакции, помогает принимать решения? Хотя вид спорта, прямо скажем — не царское это дело. Художественная гимнастика и то более мужественный вид — одни растяжки и прогибы чего стоят! Ну, хорошо, пусть играет. Чем бы ни тешилось... Но, всё равно, такой руководитель играет хуже чемпиона страны даже, не то, что мира. А если лучше — пусть тогда честь родины защищает на корте! На посту руководителя он только срамит и эту честь пятнает. Не для того наши предки славу добывали, чтобы её проволандали. Зачем вообще директора, которые могут много чего, только не директорствовать?

Оно нам это надо? Да разве разговор о нас? Оно им надо. То, что им надо, то вы и будете иметь. И кого им надо, того они и будут иметь.

Анастасия Белокурова -- Любовь в большом городе

"Огни притона" (Россия, 2011, режиссер — Александр Гордон, в ролях: Оксана Фандера, Алексей Левинский, Богдан Ступка, Ада Роговцева, Евгений Цыганов, Катерина Шпица, Анна Слю).

Год 1958-й. Город Одесса жмурится в лучах курортного солнца. Дребезжит старенькими трамваями. Поднимает свежим бризом пышные юбки южных модниц. В одном из типичных городских двориков живут нежные обитательницы миража — тихого публичного дома, заправляет в котором бывшая проститутка по имени Любовь (Оксана Фандера), "мама Люба", как и должны ее звать девочки. Сердце много повидавшей женщины полно любви и сострадания к каждому.

Все бы хорошо: стабильная клиентура, девочки окружены заботой, в шкафчике всегда припасен армянский коньячок на любой случай. Но на сердце маята и желание простого женского счастья. Глядит со стены фотография бравого моряка, капитана дальнего плаванья, по совместительству — жениха Любы. Обещает он в письме скоро приехать в порт и остепениться в компании верной подруги. Рядом вертится еврейский скрипачок, юный любитель женских прелестей, девственник Аркаша, с ним Люба постигает культуру — ходит в музей и зверинец. Но за духовную сторону жизни отвечает пляжный собеседник Любы — контуженный артиллерист-алкоголик Адам, которому влюбленная Люба всё порывается стирать в море носки. Неоднократный посетитель психиатрической лечебницы, Адам лихо предсказывает будущее советской страны, которое к 2000-му году станет совсем не советским. Шумит рядом ласковое море, и всё тоскливее и тоскливее становится у Любы на душе.

Образ "проститутки с золотым сердцем" в западном кино уверенно нашёл свою нишу и основательно там обжился. Джульетта Мазина в феллиниевских "Ночах Кабирии", Ширли Маклейн в "Милой Чарити" Боба Фосса, Барбра Стрейзанд в "Филине и кошечке" Герберта Росса, Джулия Робертс в "Красотке" Гарри Маршалла… Этот типаж смог найти себе место и в российской действительности — "Интердевочка" Петра Тодоровского не только сделала актрису Елену Яковлеву знаменитой, но и поставила её персонажицу в ряд характерных героинь, индивидуальное сочувствие к которым выше любого осуждения людских пороков обществом. Не стоит и забывать о классическом образе Сонечки Мармеладовой, чтобы понять, что отношение к представительницам самой древней профессии и у нас никогда не отличалось излишним пуританским снобизмом.

Мама-Люба, сыгранная Оксаной Фандерой, и вовсе канонизирует "гулящую женщину", окружает её ореолом святости, возводит в культ. В этой связи совершенно непонятно, почему этот меланхоличный фильм имеет столь вызывающе название — "Огни притона". Нет в ленте ни того, ни другого. И называть скромную мансарду борделя притоном — в данном случае — почти моветон.

Видимо, дело в том, что в основу сюжета легла одноимённая повесть отца известного телеведущего, а ныне ещё и режиссёра Александра Гордона. Гарри Борисович Гордон родился в Одессе и, судя по всему, воплотил в повести свои детские впечатления. В драматургическом плане фильм представляет собой ряд бытовых жанровых зарисовок: обрывочные воспоминания о том, что жила в городе Одессе милая женщина, которой было жаль не только людей и детей, но и дохлых рыбок. Из фильма сложно понять, в чём же всё-таки состоит внутренняя неустроенность героини. Обрываются в никуда и сюжетные линии всех героев — этакий разорванный круг судеб, оставляющий больше вопросов, нежели ответов.

Но это не самое главное. Александру Гордону удалось воссоздать удивительную атмосферу ускользнувшего времени. Неповторимый дух эпохи. И пускай концентрация на образе чувствительной главной героини лишает зрителя возможности полюбоваться красавицей-Одессой: пара узнаваемых лестниц, показанных в кадре, — это ещё далеко не весь город. Взамен ему предоставлена возможность созерцать другую красавицу — Фандеру в различных ракурсах, что само по себе уже неплохо — не часто актриса радует своих поклонников появлением на большом экране.

Кроме того, зритель имеет возможность окунуться в быт малоросской сельской жизни, показанной с удивительным вниманием к деталям. В какой-то момент Люба приезжает в родное село, где пытается наладить контакт с суровой матерью (Ада Роговцева), упорно зовущей свою дочь "проституткой". Общаются персонажи на одесско-украинском суржике. И местный колорит создаёт нужное настроение, делает прошлое настоящим. Единственный существенный ляп — эпизод, где Люба хоронит в песке дохлую рыбу, выброшенную на морской берег серовородородом. И лишает чаек их законной еды. Поступок крайне бессмысленный и нелепый с точки зрения каждого, кто хоть немного знаком с реалиями черноморского побережья.

Искренний взгляд в своё прошлое — это, конечно, прекрасно. Ностальгия по ушедшим временам свойственна человечеству и — безусловно — отдаляет его от бездны. Но хочется верить, что когда-нибудь всё же настанет время, и отечественные кинематографисты опомнятся. Поймут, что Одесса — это не только колоритное ретро. Что этот центр смешения языков и культур может стать грандиозной кинематографической фреской, городом, который способен дать фору любой европейской столице и стать плацдармом для жанрового многообразия форм. Пока это понимают только немногие. Кинокритик Алексей Васильев в своё время великолепно описал личные ощущения от Одессы: "В семь уже темнеет; город исторических фасадов, вымытых витрин с парижскими, лондонскими, берлинскими логотипами, город террас, в электрическом свете он становится местом, в котором могли бы жить персонажи Педро Альмодовара или криминальных драм с Аленом Делоном. В искусственном освещении она — тот же Париж, только говорят по-русски".

Но вместо того, чтобы использовать эту богатую — фонтанирующую европейским шиком — одесскую фактуру во всей её красе, режиссёры норовят то и дело превращать город в еврейский междусобойчик. Или криминальный плацдарм для очередных — пусть и удачных, но всё же именно ретрофильмов. Вроде нашумевшей "Ликвидации" и более скромных "Трёх дней в Одессе". Картина Александра Гордона также не делает реверансы современности. Но, в отличие от своих коллег, Гордон предпочёл снять в Одессе красивую мелодраму чистейшей воды. А это уже шаг в сторону от сложившихся стереотипов.

-- О вселенной Шолохова

В издательстве "Алгоритм" вышла новая книга под названием "Михаил Александрович Шолохов. Энциклопедия". В связи с этим событием мы задали ряд вопросов её автору, известному исследователю шолоховского творчества, доктору филологических наук Виктору Васильевичу Петелину.

"ЗАВТРА". Виктор Васильевич, вы являетесь автором многих книг и статей, посвященных жизни и творчеству Михаила Александровича Шолохова. Можно ли считать, что нынешняя ваша "Энциклопедия..." является своеобразным итогом вашей, более чем полувековой, работы над этой темой?

Виктор ПЕТЕЛИН. В определённой мере — да. Хотя полностью вселенную творчества Шолохова объять никому не удастся, и, поэтому, основное внимание уделено двум крупнейшим и главным его произведениям: романам "Тихий Дон" и "Поднятая целина".

В "Энциклопедии..." подробно говорится о многогранных проблемах "Тихого Дона", о сотнях персонажей романа, от Абрамсона до Янова, в алфавитном порядке расположились и "Вешенское восстание" и "расказачивание", и "Исторические источники романа", и "Критики и литературоведы о "Тихом Доне", и "Мелеховы", и "Первая мировая война", и "Соавторы" романа", и "Творческая история "Тихого Дона", и "Февральская и Октябрьская революции в "Тихом Доне", и "Фольклор в романе", и "Цензура в романе".

"ЗАВТРА". О "Тихом Доне" почти все говорят как о гениальном произведении…

В.П. Но — без гениального автора, всеми средствами хотят унизить личность Шолохова, особенно часто вспоминают его отношение к Синявскому и Даниэлю.

"ЗАВТРА". Дело не только в этом суровом приговоре… В только что вышедшей в "Молодой гвардии" книге о Платонове её автор Алексей Варламов ставит "Тихий Дон" в один ряд с "Петербургом" Андрея Белого, "Чевенгуром" Андрея Платонова, "Жизнью Арсеньева" Ивана Бунина, "Доктором Живаго" Бориса Пастернака…

В.П. Личных мнений может быть сколько и каких угодно. Но даже неспециалисту ясно, что "Тихий Дон" — это ни с чем не сравнимое произведение, в котором выражена целая эпоха: с ее социальными, нравственными и психологическими противоречиями и конфликтами. Эта эпоха предстает здесь во всей сложности, пестроте и разнообразии человеческих судеб, напряженности классовых столкновений, трагичности заблуждений. Революционное и контрреволюционное, случайное и закономерное, стихийное и сознательное, трагическое и комическое, прекрасное и безобразное, возвышенное и низменное — всё это ярко воплощено в романе.

"ЗАВТРА". Пусть этого и нет в вашей "Энциклопедии...", но недавно появилось новое издание "Тихого Дона", об этом широко оповестили средства массовой информации: и по телевидению, и в газетах. Что вы можете сказать об этом?

В.П. С неизменным интересом смотрю новые издания "Тихого Дона". Естественно, заинтересовался и первым изданием "Тихого Дона"-2001, опубликованном на средства В.С.Черномырдина и посвященном 100-летию со дня рождения М.А.Шолохова. Текст этого издания был подготовлен С.М.Шолоховой, М.М.Шолоховой, М.М.Шолоховым, А.М.Шолоховым и А.Ф.Стручковым, под общей редакцией А.Ф.Стручкова и С.М.Шолоховой.

Публикация ТД-2001 не прошла мимо внимания нашей общественности: несколько иронически по поводу этого издания как текстологически подготовленного "новичком в шолоховедении" и под его же редакцией, выступил Лев Колодный ("МК", 2002. З0 марта); а в "Литературной газете" ("ЛГ", 2003, № 7) в заметке "Тихий Дон": загадки нового издания" Ираида Ростовцева задала в связи с этим недоуменный вопрос: почему это г-н Стручков, "никакой не текстолог", позволяет себе без ученых-специалистов "вторгаться в тексты лауреата Нобелевской премии? И далее она пишет: "Прочитала в выходных данных, что г-н Стручков являлся также редактором издания. Однако имеет ли право он, будучи "текстологом", свой же труд еще и редактировать? В науке такое не принято. Любая работа с текстами классики проходит научную экспертизу, и о ее результатах принято сообщать в послесловии к изданию. С учётом изложенного предлагаю, чтобы г-н Стручков объяснился с читателями, с жюри премии, с институтом и родственниками писателя" .

В "Тихом Доне"-2011 высказывается мысль, что прежние издания романа существенно отличаются от авторского текста, что они "обсовечены" редакторами, а значит, чтобы восстановить истинный "Тихий Дон", — надо вернуться к шолоховским рукописям. Между тем "обсовеченный" "Тихий Дон" вошёл в золотой фонд отечественной литературы, получил Сталинскую премию первой степени, был удостен и Нобелевской премии, он по праву считается одной из вершин всей мировой литературы. В своё время, отвечая на вопрос корреспондента "Известий" менялся ли план его романа, Шолохов сказал: "Только детали, частности. Устранялись лишние эпизодические лица. Приходилось кое в чем теснить себя. Посторонний эпизод, случайная глава — со всем этим пришлось в процессе работы распроститься"(" Известия", 1937, 31 декабря).

Так что у меня отношение к публикации "Тихого Дона" по рукописям, то есть ко второму изданию "Тихого Дона"-2011, сложное и противоречивое. Появились новые литературоведы-шолоховеды, которые пока ничего нового в изучение творчества М.А.Шолохова не дали: или повторение пройденного, или что-то вроде "отсебятины".

"ЗАВТРА". Критики не раз писали о "скромности" замысла романа "Поднятая целина", они пытаются уверить читателей, что роман написан с позиции коммунистической партийности, которая ограничивала писательскую волю.

В.П. Это очередное упрощение и предвзятое толкование. Сам М.А.Шолохов признавался, что ограничивать себя одним 30-м годом — это и есть скромность замысла, и открытие критиков — это повторение шолоховских слов. Все представители либеральной интеллигенции чуть ли не в один голос заявляют, что "Поднятая целина" — это политическая однодневка, это служение партийности, и советские писатели — чуть ли не все вышли из шолоховской "Поднятой целины", "наплодив целые клоны чудаковатых дедков, разбитных стряпух, могутных мужиков с именами типа Игнат Рогожин… если народность вознесла Шолохова на литературный Олимп мировой литературы, то партийность стащила его в ряды напористой серости" ("Дружба народов", 2011, № 2, с.203-204).

В "Энциклопедии..." роман "Поднятая целина" представлен во всем его многогранном значении и к социалистическому реализму не имеет никакого отношения. Эти критики, ученые словно бы не замечают, что роман "Поднятая целина" посвящен вроде бы добровольной, но насильственной коллективизации, о чем свидетельствуют многие эпизоды романа, а сегодняшние критики стараются представить роман как торжество колхозной жизни. Один из проницательных писателей, Владимир Максимов в статье "Человек и его книга" (к 85-летию со дня рождения М.А.Шолохова) сказал следующее: "Как будто бы апологетизируя коллективизацию, автор, тем не менее, рассказывает о ней такую беспощадную правду, до какой (я на этом настаиваю!) еще не поднялся ни один ее современный летописец. И кто знает, может статься, не в социальных максимах Давыдова и Нагульнова, а в размышлениях Половцева по-настоящему выражена авторская позиция тех лет?" ("Континент", 1990. № 65, с.367). И не только в размышлениях Половцева, но и десятках других персонажей, о чём подробно говорится — об этих глубоких проблемах — в Энциклопедии. Коллективизацией занимались случайные люди в крестьянской жизни, преимущественно инородцы, совсем не знающие ни крестьян, ни их жизни.

Еврейская писательница Соня Марголина, объективная и во многом справедливая, на которую Солженицын не раз сошлется, писала: "В конце 20-х годов впервые немалое число еврейских коммунистов выступило в сельской местности командирами и господами над жизнью и смертью. Только в ходе коллективизации окончательно отчеканился образ еврея как ненавистного врага крестьян — даже там, где до тех пор ни одного еврея и в лицо не видели".

М.Шолохов, работая над "Поднятой целиной" ("С кровью и потом"), видел эти процессы и в очерке "По правобережью Дона" выразил, в каком смешном положении оказываются те, кто приезжает из района командовать казаками. Белоусый немолодой казак рассказывает М.Шолохову в мае 1931 года: "Надысь был я в Боковской, там уполномоченный райкома из городских. Приезжает он на поля, колхозники волочат. Он увидал, что бык на ходу мочится, и бежит по пахоте, шумит погонычу: "Стой, такой-сякой вредитель! Арестую! Ты зачем быка гонишь, ежели он мочится?" А бычиной техники он не одолел, не знает, что бык — это не лошадь и что он, чертяка, по часу опорожняется. А погоныч и говорит: "Один начнет — останавливай, потом другой; а ежели у меня их в плуге будет четыре пары? Когда я буду пахать? Так круглые сутки и сиди возле них?" Животы порвали, а Кальман-уполномоченный не верит, пошел к агроному спрашивать…" (Шолохов М.А. Собр. соч. в 8 т., М., 1960, т.8, с.87). Вроде бы крошечный эпизод, но как точно бьёт он в цель. И Давыдов, как и "Кальман-уполномоченный", сколько раз попадал впросак из-за незнания крестьянской жизни…

Летом 1954 года М.Привалова приехала на Дон изучать творчество М.А. Шолохова, стояла засуха. Она побывала в нескольких хуторах и полевых станах и увидела страшные картины — люди живут на грани голода. Шолохов знал об этом.

"Наступила тяжелая пауза, после которой я спросила:

— Михаил Александрович, значит, нелегко вам заканчивать вторую книгу "Поднятой целины"?

— Ну, почему нелегко? Я закончу. Ведь рамки романа у меня ограничены тем же тридцатым годом (с улыбкой). Это новая, своеобразная форма романа: всё содержание ограничено одним годом. Будут еще одна-две смерти и никаких свадеб… А вообще-то, дальше о колхозах писать почти невозможно…

— Вы полагаете, Михаил Александрович, что, может быть… так много было ошибок при проведении коллективизации?

— (после паузы) А что такое ошибка? Ошибка — это отклонение, непреднамеренное отклонение от правильного, прочно установленного, а кто же знал, где это правильное, как надо правильно? Понятно и ясно было только одно: старая деревня на всей огромной территории нашей страны, та старая деревня, которую с таким надрывом оплакивал Сергей Есенин, — она не могла не только дальше развиваться, она просто не могла существовать в своих старых формах… И дело не только в том, что она продолжала бы порождать злейшие капиталистические элементы — кулачество, она не могла развиться в крупные, мощные хозяйства, которые только и могли бы приобретать и применять машины для обработки земли. Та старая деревня неизбежно стала бы трагическим тормозом в развитии всей экономики нашей страны…

После длительного молчания Шолохов продолжал:

— Индустриализация страны требовала огромного количества рабочих рук… Так что без коллективизации сельского хозяйства, как и без индустриализации, без крупной промышленности, мы не смогли бы выстоять и победить в минувшей, чудовищной войне! Мы не смеем этого забывать! Да, этого мы не смеем забывать ни на одну минуту!" (Михаил Шолохов в воспоминаниях… М., 2005. с.212-213).

"ЗАВТРА". А на что еще следует обратить внимание при чтении "Энциклопедии..."?

В.П. В книге много страниц, раскрывающих борьбу М.А.Шолохова против репрессивного аппарата, особенно глава "Вокруг меня все еще плетут черную паутину враги", борьба за арестованных коммунистов, которых хорошо знал и с которыми дружил, это встречи со Сталиным, письма Сталину, яркие и бескомпромиссные, участие в заседаниях Политбюро. Это "Язык Шолохова". Это "Михаил Шолохов в искусстве". К сожалению, по финансовым соображениям издатели отказались от публикации очень серьёзной части книги "Круг лиц друзей, писателей, актеров и актрис, общественных и политических деятелей".

Материал подготовил Андрей Фефелов

Даниил Торопов -- Апостроф

Игорь Дьяков. "Лето бородатых пионеров". — М.: Алгоритм, 2011, 496 с.

Бодрая аннотация явно дьяковского производства стоит того, чтобы её привести: "Автор 30 лет работает в журналистике. Из них 25 — в нормальной, прорусской. Предлагаемая книга включает в себя лиро-публицистические работы разных лет. В них в известной мере отражаются катаклизмы последних десятилетий и соответствующие искания-переживания поколения "семидесятников", несколько растерянно встретившего "перестройку" и с ходу попавшего в жернова реформ. Мы на эшафоте вместе с нашей Родиной, со всем русским народом. Но автор — против апатии и, тем более, отчаяния. Веселый стоицизм — его кредо. Надеемся, книга "Лето бородатых пионеров" станет духоподъемной для многих читателей. Автор же будет счастлив, если она хоть сколько-нибудь поможет молодым не натворить лишних глупостей, ровесникам — не лезть в петлю или в бутылку, старикам позволит испытать чувство жизнелюбивой ностальгии по не столь уж давнему прошлому. Странное дело: некоторые тексты, в свое время казавшиеся банальными, с годами обретают признаки документов времени".

Игорь Викторович Дьяков — видный деятель русского движения, издатель, писатель. Работал в "Молодой гвардии", руководил издательствами "Русское слово" и "Фэри-В", редактировал газету "Империя", участвовал в издании журналов "К топору" и "Атака".

Все авторские проекты Дьякова не прошли незамеченными. Работу Игоря Викторовича оценили и "правозащитники" — его тексты, изданные книги не раз подвергались преследованиям со стороны внимательных ревнителей "политкорректности". Освещению подобной "деятельности" в книге тоже нашлось место. Но надеюсь, что к новой книге Дьякова идиотских претензий всё-таки не будет.

"Лето бородатых пионеров" — сборник разнообразный, неровный, но бесконечно живой. Это и многостраничные хлёсткие размышления вроде "В поисках Кощеевой иглы", двадцатилетней давности, но совсем не утратившие своей актуальности, это и притчевые истории, и оригинальный жанр "презентации-реквиема" — "Газета "Империя", и судьбы независимых изданий".

Когда читаю Дьякова, на ум приходят герои фильма "В бой идут одни старики" — Кузнечик и командир второй эскадрильи Маэстро и их спор: любовь или ненависть. Кузнечик говорит, что созидает только любовь, Маэстро в ответ "режет", что будет спокоен только тогда, когда сможет написать на самой высокой, чудом сохранившейся стене: "Развалинами рейхстага удовлетворён".

Пожалуй, Дьяков в себе объединяет в себе обоих героев киноленты. И ведёт его по жизни — сила любви и сила ненависти. Любовь к России, её истории, к русским людям и ненависть к разрушителям всех мастей. Сродни тому, что некогда отчеканил Хосе Марти: "Любовь к родине — это не смехотворная любовь к земле или к траве, по которым мы ступаем, это нерушимая ненависть к её угнетателям, это неизбывный гнев против всех, кто нападает на неё."

Отличное самоопределение — "лиро-публицистика". Потому как поставить рядом с Дьяковым слово "проза" совсем не получается. Настолько Игорь Викторович не прозаичен и по жизни, и в текстах — когда пишет о друзьях-соратниках, о бабуле и сестре, уникальной певице Светлане Дьяковой ("Весёлые картинки"), трагически погибшей несколько лет назад. Или когда жёстко и бескомпромиссно ставит диагнозы обезумевшему социуму.

Дьяков меняется с годами, постоянно что-то открывает и в себе, и в мире, но под ключевыми узлами своих работ явно готов подписаться.

У Дьякова есть императив — своих любить, поддерживать и в обиду не давать. И налицо неугасающее желание мечтать. Всё это чрезвычайно симпатично и важно на фоне того, как национальный дискурс зачастую сводится к унылой реактивности, а оголтелые разборки между былыми товарищами, наоборот, достаточно регулярны.

"Небо говорит только с Россией, хотя Россия, кажется, отвечает всё тише и невнятней. Русский дух существует в параллельной плоскости ко всему, что связано с нашим прозападным режимом. Но русская мысль, исходящая из разных источников, частенько функционирует также параллельно. Параллельные миры никак не соединяются, но есть геометрия Лобачевского. И в области духа".

"Мое кредо — Русский Синтез. Наитие. Когда подтекст и общий вектор может понять только человек с русским менталитетом. Это является и функцией конспиративной: линейность нам заказана — вычислят и отловят по расчётной скорости и ломовому маршруту".

"Будущее — за "экстремизмом", если понимать экстремизм как прорыв из безмыслия и подловатой осторожности. Как жертвенность ради родного народа, "приглашённого на казнь".

"Возрождение России будет означать духовное обновление всего мира. Конец России — конец его. Это понимают и там, но немногие светлые головы, не имеющие ни тиражей, ни эфирного времени. Мы не станем топтать наше прошлое, выстреливать чьи-то останки в стратосферу. Наше дело — созидание, но и расчистка авгиевых конюшен. Дело это весёлое и посильное. Хотя и не беспроигрышное. А будет на то воля Божья, умрём — не в борьбе за какое-то "это", а за Родину. Мы — счастливые люди: нам идеала придумывать не надо. Только фальшивки отбросить, да вспомнить подлинный!.."

Андрей Смирнов -- Музон

В начале ноября по интернету пронеслась печальная весть — ушёл Дмитрий "Митяй" Зубов. Один из наиболее заметных отечественных андеграундных музыкантов, создатель и участник таких формаций как Der Golem, Hypnoz, Zuboff Sex Shop. Ещё был, например, экспериментальный проект "Оцепеневшие" совместно с Евгением Вороновским (Cisfinitum) и Иваном Напреенко (Sal Solaris), премьерное выступление которого случилось зимой 2007 года в Культурном Центре "Дом" в рамках лекции-перформанса Юрия Мамлеева. В начале нулевых Зубов объединился с Алексеем Борисовым в рамках электро-шумового BRZB, и эта коллаборация была с интересом воспринята как у нас, так и за рубежом.

Смерть Зубова прошла, как в тумане: никто ничего не видел, все друг у друга переспрашивали — так ли это и что случилось. Казалось, сейчас сам Зубов вынырнет откуда-то из закоулков Подмосковья, ухмыльнётся щербатой улыбкой и выдаст нечто… Родные скрыли и факт смерти, и похороны от друзей-знакомых. Не исключено, что сам Митяй склонен был уйти именно таким образом. Говорят, в последнее время он много болел, тяжёло перенёс воспаление лёгких, и вообще сил бороться у него уже не осталось.

Для широкой публики приведённые выше названия групп вряд ли многое говорят. Зубов убеждённо действовал в подполье, хотя тотальным эскапистом не был. Зубов достаточно часто выступал, принимал участие в фестивалях. Про него писал журнал Rolling Stone, Андрей Бухарин заводил Zuboff Sex Shop на радио "Максимум".

Зубов совсем не был против продвижения своих проектов, но не собирался ради этого идти на компромиссы, менять жизненную линию. Как известно, система допускает извне только при отказе от каких-то принципиальных оснований. На такое Митяй пойти не мог.

В отношении его проявлений у поклонников нет единства — кто-то ставит на дарк-амбиент, шумовые коллажи Hypnoz, кто-то предпочитает электро-пост-панк Zuboff Sex Shop. В конечном счёте, всё это свидетельство широкого диапазона музыканта. А в программе ZSS имелись версии песен Вертинского, Головина, композиция по мотивам "Радости жизни" Александра Тинякова.

Насколько понимаю, Зубов с явным неудовольствием реагировал на аналогии ZSS с "Звуками Му", "Центром". Хотя ассоциации уместны и совсем не по части какого-то унылого эпигонства. Скорее, Зубов начал и продолжил там, где мэтры остановились, предпочли иные, более безопасные, адаптированные маршруты.

В Зубове была очень заметна какая-то наша русская неприкаянность, помноженная на дурное время и своеобразие подмосковного региона. Зубов родом из Фрязино, откуда вышел, например, коллектив "Високосный год". Но проекты Митяя отличались от этой вполне симпатичной поп-группы, как белые медведи от жителей тропических лесов. Через Зубова улыбался и хмурился русский хаос. Есть такой популярный интернет-мем "Свидетель из Фрязино". Вот особым "свидетелем из Фрязино", свидетелем Иного, был и Дмитрий-Митяй Зубов, творивший непростую яркую музыку, за которой скрывалось нечто большее, чем просто рок, гараж или новая волна.

Это был странный и по-своему привлекательный персонаж, в котором уживались маргинальность и интеллектуализм, харизма и бесприютность, простота и глубина. Почитатель Мамлеева, Зубов в чём-то сам словно сошёл со страниц мамлеевской прозы — автохтонный метафизический чудик.

Я не был знаком с Зубовым, посему приведу ещё мнение людей, что знали Митяя, из фрязинской газеты "Моя территория": "Митяй был олицетворением эпохи краха СССР. Ее каменным, застывшим монументом. Вокруг внедрялись технологии, развивался бизнес, жизнь менялась, а этот человек продолжал жить, как жили рок-музыканты в конце 80-ых годов, будто на полулегальном положении, в квартире со стенами, покрашенными в синий цвет, без строгого жизненного режима и привязок к постоянной работе, с желанием изменить этот мир, вывернуть его наизнанку… Несмотря на то, что он не вписывался в современное общество и его образ жизни многими воспринимался отрицательно, Митяй, с ирокезом на голове, с серьгами в ушах, в каких-то панковских одеждах, всегда был прямым, честным человеком, не хотел и не мог лукавить. В частных разговорах он не раз говорил о том, что не желает встраиваться в социум, где для выживания необходимо лицемерить и врать. Порой его правда жизни была жестка и неприятна, но, видимо, он все время говорил нам об одном — о то, чем мы все можем являться без статусных атрибутов, кресел в офисе, собственности, о которой надо заботиться, бесконечно-новых целей, которые надо достигать — без всего того, что исчезает на пороге смерти".

-- Иран: единый и справедливый

Рейс Аэрофлота SU515 Москва—Тегеран... Взревели турбины, спина вдавилась в кресло, гравитация преодолена, курс на восток, в чудесную Персию, страну, уходящую корнями в глубины истории, а кроной задевающую самое невероятное будущее — будущее победившей исламской революции, будущее справедливости, которой так не хватает у нас в России, да и во всём мире, постоянно корчащемся от финансовых удавок и изрыгающем желчь несбывшихся чаяний и стремлений.

Со мной рядом в самолёте сидел молодой человек, он оказался харьковчанином из "нэзалэжной". Разговорились, выяснилось, что он — специалист по холодильным установкам, летит в Бушер, где работают ещё и белорусы, и русские, и даже специалисты из Казахстана: вот вам, пожалуйста, и Евразийский союз в миниатюре на иранской АЭС. Случайность это или нет, как знать. Таковы были мои первые, опосредованные впечатления о стране ещё в воздухе.

А я летел в Тегеран на 18-ю международную выставку прессы и информационных агентств.

Мощный мегаполис, раскинувшийся в огромной чаше у подножия гор, покрытых сейчас белыми снежными шапками... Все атрибуты современного города, включая метро и высотки с башнями, не смогли заслонить восточную самобытность столицы динамично развивающейся, сильной и независимой региональной державы.

Проходила выставка в гигантском помещении размером с городскую площадь, являющимся частью большого комплекса для собраний — Мусалла имени Аятоллы Хомейни. А представлено это мероприятие было широким спектром изданий — как иранских, так и зарубежных СМИ. Сюда приехали более 100 журналистов из разных стран, помимо этого были размещены пятьдесят с лишним выставочных стендов разных государств, включая и Россию, а также 263 представительства иранской прессы, ТВ, интернет-порталов и СМИ. Здесь же проходили и выставки иранских и зарубежных фотографов, тематика которых была связана с животрепещущими политическими, и не только, событиями, происходящими в мире и в стране.

Всё было сделано на самом современном уровне, но всё-таки не так, как на Западе, а по-другому, по-ирански. Ценности и идеи, представленные здесь, отличались от пустопорожних западных лакированных глобалистских болванок — несомненно в лучшую сторону.

Весь пафос выставки заключался в противостоянии антитрадиции и глобализму, который, как агрессивная кислотная среда, превращает мир в жидкое однородное месиво. Сопротивляться этому — дело каждого честного и умного человека.

В программе поездки были и встречи с журналистами, с людьми науки и религии, посещения университетов, НИИ, лабораторий, религиозных центров и музеев.

К сожалению, не обошлось и без досадных эпизодов. Когда я давал интервью одному иранскому интернет-изданию — меня, как молнией, прошибло "дежавю": точно с такой же грустно-вопросительной интонацией, как и в 1999 году в охваченной войной Югославии, были упомянуты наши ЗРК С-300, которые могут сдержать наглую американскую и израильскую агрессию с воздуха, но которые не были поставлены ни нашим братьям-сербам, со всеми вытекающими трагическими последствиями, ни теперь — Исламской республике Иран, вопреки подписанному многомиллионному контракту, выгодному России. И мне стало опять стыдно за нашу страну и её руководителей, а оправдаться было трудно.

В свете таких ситуаций невольно задумываешься о будущем Евразийском союзе. Что это: весомая реальность, или очередной блеф непоследовательных российских властей? Ведь сейчас с новой силой в проамериканских СМИ на основе "утечек" из доклада МАГАТЭ муссируются угрозы Ирану по поводу его ядерной программы — это давно знакомый информационный приём перед началом очередной войны…

Молодые энергичные люди, занятые не спекуляциями на биржах или прозябанием в казино и клубах, а работающие на реальное благо страны, несмотря на экономическое эмбарго, — вот что выгодно отличает иранскую молодёжь от большинства нашей. У неё другие цели и устремления.

Был показан великолепный квартал-университет, продолжающий расти и строиться, прекрасная посещаемая современнейшая библиотека, — всё это говорит о многом.

В главном религиозном центре Ирана, в городе Кум, где жил Аятолла Хомейни, удалось увидеть, как бережно и неформально относятся здесь к исламской традиции и как много искренне верующих людей посещают эти места, что, безусловно, отражается на общем нравственном уровне всей страны; как не расходятся слова и дела правительства, как внимательно следят за духовным здоровьем иранцев, не допуская на телеэкраны и в прессу разлагающую бациллу дьявольского зла. Потрясло, как на государственном уровне поддерживается огромное печатное наследие с крупными реставрационными центрами старых книг, хранилища, обеспеченные такой мощной защитой, что даже многокилотонный заряд не сможет разрушить их. Удивительный научный центр по исследованию Корана — с компьютерами и информационными банками, а также библиотеки религиозной литературы.

Хотелось бы, чтобы и у нас государство на деле поддерживало традиции Святого Православия и Ислама и не позволяло врагам этих религий открыто разрушать через ТВ и другие СМИ моральные устои верующих.

Видно, как неподдельно чтят скромный дом Аятоллы Хомейни простые иранцы, как многие благодарны свершившейся революции справедливости.

На обратном пути в Тегеран, уже вечером, мы посетили мавзолей Имама Хомейни, это поистине циклопическое, ещё строящееся, сооружение, которое снаружи напоминало некий космодром революций, с гигантскими, поблескивающими сталью минаретами, как ракетами, защищающими завоевания народа и готовыми, если будет надо, продолжать дело справедливости во всём неблагополучном мире.

В своей речи на встрече с журналистами президент Ирана Ахмадинежад подчеркнул, что бороться и противостоять американо-сионистской антитрадиции надо всем народам и конфессиям, включая самих американцев и евреев, если они являются приверженцами традиционных ценностей, и что Иран всегда будет союзником в этом правом деле.

Конечно, нельзя полностью прочувствовать дух страны, не пройдя после официальных мероприятий по городу и не пообщавшись по душам с людьми. К счастью, мне это сделать вполне удалось. Когда, окунаясь в уличную суету, видишь лица простых людей, погружённых в повседневные заботы, то, конечно, невольно сравниваешь иранцев и русских — и, наряду с явными отличиями, находишь и много общего: люди добрые, открытые, радушные, при этом не фамильярные, серьёзные, а наряду с этими качествами — очень эмоциональные и душевные.

Бродя по городу вместе с коллегами по "фотографическому цеху", мы подошли к религиозному учебному заведению, школе фикха Сепахсалар, где готовят шариатских судей, исламских теологов и других специалистов. Здесь я понял, что разговоры про исламское полицейское государство — это попросту ложь.

Казалось бы, закрытое серьёзное государственное учебное заведение, но мы были пропущены внутрь и "стражи исламской революции" нас ничуть не задерживали. Мы прогулялись с переводчиком по всей территории медресе, познакомились со студентами-талибами и были приглашены ими в "келью" на чашку чая с сахаром вприкуску. Там, уже сидя на ковре, мы выяснили, что находимся в гостях у аспиранта Ахмада Лохрасби, который пишет диссертацию о Коране в сравнении с западной философией XVIII-XIX веков. В нашей беседе прозвучало имя Канта и других философов, а позже выяснилось, что Ахмад хорошо знаком и с трудами Толстого о непротивлении злу, и с творчеством Фёдора Михайловича Достоевского. Открытая беседа обнаружила обоюдную симпатию и взаимопонимание, после чего второй наш собеседник, Мохсен Реза, будущий шариатский судья, исполнил нам красивую народную иранскую песню, а я в ответ спел казачью песню "Не для меня" — что и стало кульминацией нашей встречи, которая ярко символизировала дружбу русского и иранского народов.

Исламская республика Иран — это не изоляционистская модель государства, а открытая система, готовая взаимодействовать со всем миром на основе справедливости и взаимовыгодных паритетных отношений, а коли надо — способная и защитить себя от внешней агрессии… Вот только б наша матушка Россия не подвела!

Василий Проханов

Екатерина Чалова -- Задело!

На встрече президента Медведева с блогерами 9 ноября известная писательница и блогер Марина Юденич вновь обратила внимание нашего гаранта Конституции на необходимость пересмотра дела лейтенанта Сергея Аракчеева с целью восстановления справедливости в отношении осужденного. Президент, лукаво сделав вид, что знает о деле лишь по дискуссиям в интернете, пообещал разобраться. После чего адвокат Сергея Дмитрий Аграновский немедленно подал ходатайство в Генпрокуратуру о возобновлении производства по этому делу ввиду новых обстоятельств. И весть об этом разговоре Марины с Президентом РФ широким информационным фронтом прошла по стране…

А незадолго до этого — надеюсь, судьбоносного для Сергея — события, в начале октября в рамках программы екатеринбургского Открытого фестиваля документального кино "Россия", на широкий экран вышел документальный фильм режиссера Светланы Стасенко и сценариста Игоря Хрекина "На мне крови нет", посвященный делу лейтенанта Сергея Аракчеева. Эта двадцатиминутная лента была снята при продюсерской поддержке Игоря Виттеля.

За годы, что прошли с момента вынесения приговора, люди, неравнодушные к судьбе лейтенанта Аракчеева, не смирились с ситуацией и не опустили рук. Они продолжают действовать — каждый на своем месте, пользуясь любым подходящим случаем для разговора о судьбе лейтенанта. И, как показывает жизнь, их усилия не проходят даром. Правда, справедливость и неравнодушие, при определенной поддержке общественности, оказывается, еще способны влиять на волю властей.

При вынесении приговора в отношении Аракчеева и Худякова были проигнорированы показания 25 свидетелей, а также результаты пяти баллистических экспертиз, из которых однозначно следует, что все гильзы и пули, найденные на месте происшествия, не имеют никакого отношения ни к автомату Е. Худякова, ни к автомату С. Аракчеева, ни вообще к какому-либо оружию воинской части 3186, представленному на экспертизу. В одном из трупов убитых есть "слепое" пулевое ранение. Это значит, что пуля убийцы — ключевая улика — находится в теле убитого. Извлечь пулю и подвергнуть ее баллистической экспертизе — обычное и обязательное следственное действие в таком случае. Ведь именно экспертиза этой пули дала бы однозначный и окончательный ответ на вопрос о причастности обвиняемых к этому убийству. Но этого почему-то сделано не было ни сразу после обнаружения убитых, ни позже. А на все ходатайства стороны защиты о такой экспертизе ответ был один — по исламским законам эксгумацию проводить нельзя. Родственники убитых, чеченские власти категорически против эксгумации. "Народные традиции" были противопоставлены букве закона и победили закон.

После того, как коллегия присяжных — двумя разными составами — дважды оправдала офицеров, дело было возвращено на третье рассмотрение, причем Верховный суд РФ на основании Постановления Конституционного Суда РФ, почему-то счел возможным вовсе лишить Аракчеева и Худякова права на суд присяжных, и направил дело на единоличное рассмотрение судье Северо-Кавказского окружного военного суда.

О ходе процесса вспоминает адвокат Сергея Дмитрий Аграновский: "За весь процесс судья Цибульник В.Е. не удовлетворил ни одного нашего сколько-нибудь значимого ходатайства, не удовлетворил даже ходатайства, обязательные к удовлетворению — такие, как допрос специалиста, явившегося в зал суда по инициативе стороны. При этом противоположная сторона находилась в режиме наибольшего благоприятствования, и ни о какой реальной состязательности сторон не могло быть и речи".

В июне этого года Сергей Аракчеев прошел психофизиологическое исследование на полиграфе. Выводы эксперта были однозначны: "У Аракчеева С.В. не выявлены психофизиологические реакции, свидетельствующие о производстве выстрелов из огнестрельного оружия в людей по исследуемой ситуации, связанной с убийством троих человек и уничтожением КАМАЗа 15 января 2003 года на территории ЧР…"

Сценарист Игорь Хрекин о своем герое: "Сергей — очень прямой и искренний человек, который каждый раз испытывает недоумение, сталкиваясь с ложью и неправдой. С 2003 года тянется эта история, а он не сломался и продолжает вести свою личную войну за правду. Причем "личная война" — не какой-то поэтический образ. Однажды он мне так и сказал, что считает себя военнопленным на этой войне. Я приведу только одну фразу Сергея, которую он произнес как-то в нашей беседе: "Если бы от того, что я сижу, зависел в России мир, я согласен сидеть всю жизнь".

Обо всём этом рассказывает документальная лента "На мне крови нет". Сейчас фильм путешествует по региональным кинофестивалям, ее создатели получили приглашение представить фильм даже на фестивале исламского кино в Казани... В Екатеринбурге картина получила приз в номинации "За гуманизм киноискусства". А на фестивале социально значимых телепрограмм и телефильмов "Герой нашего времени" в Уфе, завершившемся 22 октября, фильм получил специальный приз "За лучшую режиссерскую работу". Ведутся переговоры о показе фильма на центральных телеканалах. Со временем он станет доступен и пользователям сети интернет.