/ / Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 940 (47 2011)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов -- Катаракта власти

Я пишу об этом как публицист, остро заинтересованный в возникшей проблеме. И как художник, для которого затронутая тема открывает огромные горизонты познания, создаёт метафору будущего романа, характеризует острую сватку, происходящую в сегодняшней научной и интеллектуальной среде, в том, что принято называть индустриализацией и развитием. Я пишу об этом, как человек, лично затронутый данной вопиющей проблемой.

Со мной случилось несчастье. Быть может, потому, что я слишком много видел в этой жизни, глаза мои стали гаснуть. Я перенёс удар по глазам, когда в них взрываются кровяные сосуды, сгорают глазные нервы, и наступает затмение, грозящее полным мраком.

Сражённый этим несчастьем, в панике, я попал в Центр микрохирургии глаза имени Святослава Фёдорова, в руки к его ученику и духовному наследнику, главе этого уникального центра Христо Перикловичу Тахчиди. Мои глаза немедленно стали частью утончённой, непостижимой по своей сложности и виртуозности индустрии. Их окружили электронные микроскопы, компьютеры, в них вонзались лучи лазера. Их просматривали и изучали по микронам, заглядывая в разрушенную глубину. Сшивали разорванные ткани. Закачивали в сердцевину целебные составы и препараты. Боролись за каждую живую клетку, за каждую нить ещё сохранившегося нерва. В ослепительных солнечных вспышках, в серебристых туманностях и мерцающих среди мрака частицах было нечто космическое. На моё глазное яблоко, как на страдающую планету, высаживался десант, рекультивируя это небесное тело.

Потрясающе выглядела операционная, напоминавшая громадную карусель, составленную из операционных столов, на которых лежало сразу четверо больных. И бригады хирургов, с лучами света во лбу, припадая к окулярам электронных микроскопов, проводили операцию, немыслимую по своей утончённой сложности, изысканной виртуозности и красоте. Электронным скальпелем делался крохотный надрез в глазу. Из него выкачивалась студенистая жидкость вместе с пораженным хрусталиком. В этот микронный надрез вводился новый хрусталик, свёрнутый в тончайшую трубочку. И там, внутри глаза, трубочка разворачивалась, превращалась в хрусталик, обретала нужную ориентацию. Надрез зашивался. И этот обновлённый глаз с крохотной искусственной линзой получал возможность видеть и жить.

И такие операции шли непрерывным потоком. Одних больных сменяли другие. Врачи работали мощно и слаженно. И в этих хирургических люстрах, вспышках лазеров, бегущих по экрану разноцветных кривых было нечто галактическое, напоминало вторжение во вселенную. Хотя вселенная измерялась не сотнями световых лет, а единицами микронов.

Идеи и принципы микрохирургии глаза, новейшие технологии, позволяющие проводить исследования и операции, эти электронные лазерные и токарные станки, обтачивающие микроскопические детали внутри человеческого ока, превращение отдельно взятых технологий в систему, а системы — в громадную индустрию, охватывающую своим размахом множество страдающих людей, превратившее отдельно взятую уникальную операцию в целый поток подобных — всё это принадлежит великому Святославу Фёдорову, несомненной звезде отечественной офтальмологии.

Для художника-романиста здесь огромный простор найти изобразительные средства, чтобы описать эту небывалую фантастическую индустрию и великого открывателя и новатора, который сумел довести свои прозрения, свои лабораторные испытания до уровня действующей, громадной по своему размаху технологии, ставшей на службу государства и общества. Жесточайшие схватки, которые разгорались вокруг нововведений, атаки со стороны врачей, учёных, представителей целых направлений и школ, авторитет которых подрывался этой новой медицинской культурой, и звезда которых начинала меркнуть при восходе новой ослепительной звезды Святослава Фёдорова. Нападки, инсинуации, зависть, заговоры, интриги в министерствах и властных структурах, шельмование в прессе — всё испытал на себе великий офтальмолог, терпеливый, неукротимый и яростный, защитивший своё детище, создавший уникальный медицинский центр, превративший нашу страну в центр мировой офтальмологии.

Трагическая смерть Святослава Фёдорова обернулась катастрофой для отрасли. Она совпала с разрушительным вихрем, который мчался по разгромленной стране, унося с собою великие заводы, уникальные машины, научные и технологические школы. Этот вихрь превращал ещё недавнюю могучую советскую техносферу в пустыню.

Сменившие Фёдорова временщики по недомыслию или по алчности стали уничтожать научный центр. Разворовывалось оборудование, продавались помещения и территории, разгонялся персонал, совершались хищения средств. Фёдоровское наследство безжалостно растаскивалось, и ему была уготована доля великих авиационных КБ, которые сегодня уже не конструируют и не производят отечественных самолётов; участь космических лабораторий и королёвских научных школ, которые сегодня отказались от создания новых космических аппаратов, от проектов по освоению вселенной.

Распад системы был прекращён с появлением Христо Тахчиди, который возглавил Центр и невероятными усилиями вернул ему былое величие, эффективность, восстановив уникальную индустрию, обогатив её новыми рождёнными технологиями, распространяя влияние центра на другие российские города, продолжая формировать уникальную школу отечественной офтальмологии.

Сегодня среди деградирующей отечественной науки, находящихся в упадке научных и технологических школ, среди бессмысленных корпораций, возглавляемых дилетантами и временщиками, Центр микрохирургии глаза является полноценным, мощным, интенсивно развивающимся организмом, соответствующим всем стандартам модернизации и развития; областью, где находят себе применение самые утончённые из всех современные технологии. Инновации превращаются в новые методики лечения. И вал больных, съезжающихся в Москву со всей России, из стран СНГ, из Европы и Америки, встречается здесь, в медицинском центре, с блестяще организованным процессом лечения, с эффективной системой обслуживания больных. И сама эта встреча является уникальным организационным открытием, при котором лечение и обработка тысяч пациентов проходят по сложному алгоритму, обеспечивая максимальную пропускную способность и высокое медицинское качество.

Казалось бы, России есть, чем гордиться. Центр микрохирургии глаза является её бесценным состоянием, зоной, не охваченной распадом и деградацией. Той точкой роста, с которой концепция возрождения и развития станет охватывать соседние смежные области. И не только медицинские, но и социальные.

И вот на фоне заявлений президента о начале инновационной экономики, об индустрии знаний, о модернизации и развитии над Центром вновь нависла угроза, когда примитивное, упрощённое и бесчестное готово поглотить и истребить утончённое, сложное и авангардное.

Министр здравоохранения госпожа Голикова, которую в последние годы и без того подвергают жесточайшей общественной критике, решает отстранить Тахчиди от руководством центром и назначить на его место Чухраева Александра Михайловича, шестидесяти лет от роду, в прошлом хирурга общего профиля, преподававшего в институте курс сестринского дела. Чухраев, завершая своё служение депутата в Государственной думе, нуждается в трудоустройстве. Но не является ли данное решение личной инициативой госпожи Голиковой, нет ли в этом её корыстных мотивов? И не рейдерский ли это захват? А как скажется назначение этого случайного, не связанного с офтальмологией, человека руководителем сверхсложного индустриального медицинского производства? Уцелеет ли школа, или она, как хрупкое сооружение, рассыплется при грубом и неумелом соприкосновении с ней? Сохранится ли у Центра мощный порыв в будущее, стремление к постоянному обновлению, неутомимому наращиванию своего авторитета и научного влияния? Не постигнет ли этот драгоценный неповторимый организм судьба многих других ему подобных, когда к руководству приходили люди со стороны, ставленники политических и экономических кланов, временщики, затем уходящие в никуда и уносящие в это никуда вверенное им интеллектуальное и научное достояние. Какими мотивами руководствуется министр Голикова, которая не может предъявить нынешнему руководителю Центра ни одной претензии, ибо все плановые и внеплановые проверки, проходившие в последнее время, не выявили недостатков, не обнаружили ни малейших признаков коррупции, аттестовали работу центра как превосходную? Смирится ли с этим наша безропотная общественность, готовая проглотить любой суррогат, исходящий от власти, покориться любой бессмысленной, а иногда и преступной, мере, исходящей от неё? Как посмотрит на истребление национальной медицинской школы сам президент Медведев? Видит ли он эту угрозу? Если нет, быть может, следует положить его на операционный стол и заменить ему хрусталик: вместо замутнённого поставить новый, прозрачный, сквозь который проходят, не искажаясь, лучи, донося до него неискажённую, иногда трагическую, истину.

-- Табло

+ Текущая предвыборная кампания в исполнении властного "тандема" отличается использованием всех идеологических матриц сразу: от ультралиберальных до ортодоксальных, отмечают эксперты СБД. Типичным проявлением этой тенденции стала поездка Дмитрия Медведева в Уфу, в ходе которой действующий президент РФ обещал врачам "дешевую ипотеку" вместо государственного жилья, а муфтиям — обеспечить права и свободы для "трудовых мигрантов", — видимо, подразумевая, что такие мигранты окажутся преимущественно мусульманами. Точно так же присутствие действующего премьер-министра РФ на вечере смешанных единоборств в комплексе "Олимпийский", где российские бойцы за счёт грамотного подбора соперников не потерпели ни одного поражения, включая победу Фёдора Емельяненко над "пенсионером" из США Джеффом Монсоном, видимо, должно было соответствовать лозунгу: "Там, где Путин — там победа!" Высказывается мнение, что таким образом "тандем" способен достичь необходимых результатов на парламентских и президентских выборах, однако, чем выше будет набранный ими процент голосов, тем сильнее окажется общественное разочарование после выборов, что может привести к политическому кризису уже в конце 2012 года…

+ Конфликт между Туркменистаном и зампредом ОАО "Газпром" Александром Медведевым, который поставил под сомнение результаты "независимой" аудиторской оценки газовых запасов этой среднеазиатской республики, напрямую связан с попытками "Газпрома" сохранить свою монопольную роль для транзита туркменского газа как в Европу, так и в Китай, утверждают наши источники в околоправительственных кругах...

+ Решение Европарламента признать Абхазию и Южную Осетию территориями Грузии, оккупированными Россией, является очередным плевком в адрес Кремля — особенно "выдающимся" на фоне неоднократно озвученного Дмитрием Медведевым и Аркадием Дворковичем желания РФ помочь еврозоне выйти из долгового кризиса. Однако предположения о том, что здесь "поработала" проамериканская агентура влияния, не желающая усиления евро в качестве конкурента доллару, не имеют под собой основания — поскольку решение Европарламента было практически единодушным: 527 голосов "за" при 23 "против", такая информация поступила из Лондона...

+ Согласно сообщениям из Цюриха, победа на парламентских выборах в Испании правой Народной партии с программой "жёсткой экономии" делает перспективы евро еще менее предсказуемыми, поскольку "запланированное" данной программой обострение социальных конфликтов в одной из крупнейших стран ЕС способно развалить еврозону к лету 2012 года...

+ Движение "Оккупируй Уолл-Стрит!" в США всё отчётливее приобретает предвыборный характер, направленный против "группы Ротшильдов" и "команды Обамы", передают из Нью-Йорка. В то же время среди республиканских кандидатов пока нет фигуры, способной составить реальную конкуренцию 44-му президенту США...

+ По мнению наших источников в Париже, ситуация на "Большом Ближнем Востоке" продолжает развиваться по "дорожной карте", разработанной в США. "Арест сына Каддафи" должен закрыть "ливийскую тему", ультиматум Лиги арабских государств Башару Асаду является преддверием вторжения в Сирию, а конфликт между "Братьями-мусульманами" и военными в Египте должен нейтрализовать эту арабскую страну, что необходимо для подготовки удара по Ирану...

+ Бюджетный дефицит в США и уровень госдолга, который намного раньше прогнозов приблизился к максимальной планке в 15,194 трлн. долл., свидетельствуют о том, что Вашингтон уже открыто идёт "ва-банк", не считаясь с тратами на установление "глобального доминирования", передают из Филадельфии...

Александр Проханов -- Боголюбовский дух неодолим

Силён и неутомим враг человеческий. Опять на Владимирскую епархию движутся напасти. Нескончаемые проверки, инспекции, расследования, неугомонные юристы, правозащитники, радетели прав ребёнка вновь тянутся во Владимир, исследуют монастырские детские приюты, церковно-приходские школы, донимают священнослужителей, мучают преподавателей, упорно ищут зло, стараются обнаружить козни, ставят под сомнение само право церквей и монастырей принимать к себе сирот, обучать их мирским наукам и знаниям, приобщать к божественным текстам.

Ещё недавно нападкам подвергались Боголюбский монастырь и его духовник отец Пётр, снискавший благоговейную любовь не только монастырских сестёр, но и множества русских людей, приезжающих окормить свою душу общением с дивным батюшкой.

Обновленцы из Московской патриархии, замыслившие свои церковно-либеральные реформы, стремятся перед их началом устранить со своего пути праведных пастырей, стоящих на страже духовного канона, православной традиции, отбивающих атаки лжемудрецов и фальшивомолитвенников.

Теперь, как им кажется, отстранённый от монастырских дел отец Пётр больше не является для них преградой. И они готовы напасть на архиепископа Владимирского и Суздальского Евлогия, одного из самых почитаемых архиепископов нынешней православной церкви, — тех, кто состарился в неутомимых трудах по возрождению монастырей и храмов, в утверждении православной веры на пустырях и пепелищах, возглавивших церковь в самый трудный момент её повсеместного возрождения.

Владыка Евлогий — тот, кто, придя игуменом в разорённый Свято-Даниловский монастырь, превратил его в цветущую главную обитель русского православного мира. Он явился в Оптину пустынь, где долгие годы царила мерзость запустения, возвёл поруганные, попранные храмы и часовни, вернул Оптиной пустыни её былую духовную славу, воспитал и вскормил братию, в которой оказались три монаха-мученика, зарезанные сатанистом.

Здесь же, во Владимирской епархии, благодаря Владыке Евлогию, существуют и расцветают тридцать обителей, каждая из которых является твердыней веры, духовной крепостью, в которой стремится укрыться русский измученный невзгодами и терзаниями люд. Тридцать крепостей, отбивающих атаки зла и тьмы. Тридцать светоносных колодцев, соединяющих Землю и Небо, из которых льются потоки света духовного. И эти колодцы хотят замутить и засыпать неистовые и ретивые обновленцы. Тщатся затмить Боголюбское солнце — приют Богородицы, драгоценное для русского духа место, где сама Богородица целовала русскую землю.

Но напрасно ярится лукавый. Напрасно насылает на владимирскую землю комиссии и группы следователей. Они ничего не найдут там, кроме крепких духом русских священников, неколебимых аскетов и стоиков, людей с любящим сердцем. Ибо дух боголюбский — это дерево, чья крона, цветы и плоды касаются русской земли, а корни возносятся высоко в небеса. И оттуда, из горнего мира, черпают свои божественные соки.

А мелкие бесы, что снова, сомкнув свои ряды, приближаются к стенам обители, будут обращены вспять и, дымясь своей маслянистой шерсткой, поджав чешуйчатые хвосты, стуча копытцами, убегут обратно в свои гнездовья, оглашая владимирские леса и дороги жалобными козлиными звуками.

Андрей Фефелов -- Пермский синдром...

В Перми, которой выпала нелегкая доля быть испытательным полигоном для моральных экспериментов М. Гельмана, открылась очередная выставка "современного искусства".

На выставке представлены банки для анализов, клизмы и половые тряпки. Впрочем, всё это расставлено и разложено таким образом, что на выходе мы имеем пару-тройку весьма гнусных "инсталляций"... Из банок и клизм построены модели русских храмов, а из половых тряпок составлен контур страны Россия. Еще есть картина — парафраз на известное творение Васнецова, где вместо трех богатырей на конях сидят три толстые голые бабищи, обряженные в кокошники. Выставка имеет сакральное название — "Родина".

Данный проект Марата Гельмана богат, как никогда, элементами кощунства и исполнен мстительного ближневосточного глума, как будто Россия от рождения виновата перед пестрым сообществом "современных художников", и теперь ничего не остается делать, кроме как вытереть об неё ноги.

Всё это — совершенно в духе былых свершений Гельмана, но в чем-то их явно превосходит.

Главным образом бросается в глаза цвет клизм. Если бы они были обычного аптечного, бежевого, оттенка, всё было бы не так трагично. Но они — светло-синие, что имеет для православного человека определенное религиозно-символическое значение… Гельман, похоже, перегнул палку.

Пикантность ситуации заключается в том, что все эти "художества" производятся на государственные средства. Впрочем, такова вся государственная политика в сфере культуры. Напомним, что весной арт-группа "Война" получила государственную премию "Инновация" в номинации "Лучшее произведение визуального искусства". Таковым произведением явился нарисованный фаллос на разводном мосту в Санкт-Петербурге. А Гельман, как известно, несколько лет назад оседлал бюджет пермского региона, и в топку "современного искусства" полетели толстые пачки банкнот. Всё это происходило на глазах оголодавших сотрудников пермских музеев и библиотек при полном благоволении пермских властей.

Вскоре российский интернет обошло некое открытое письмо, адресованное Путину и Медведеву, в котором лейтмотивом звучал один и тот же вопрос: "Стоит ли в казну платить налоги, чтобы на них потом производился или дистрибутировался продукт, оскорбляющий национальное и религиозное большинство?"

В том, что Гельману удалось запустить лапы в пермский бюджет, надо благодарить главу региона Олега Чиркунова, вообразившего себя покровителем муз. Кто-то в сети метко определил стратегию губернских властей выражением "кормить бесов с ложечки"...

Данное сравнение применимо ко всем ветвям власти на всех её уровнях. Блоггер sergeyhudiev, излагающий свои мысли притчами, написал об этом так: "Рассказывают, будто в стране парфянской был некий государь, оказавший отечеству великие благодеяния; понимая же, сколь губительна мирская слава, он требовал, чтобы подданные на площадях и в собраниях поносили его, как бы человека негодного и ничтожного, он же через это приходил бы в спасительное смирение. Подданные же, имея к нему великую любовь, благодарность и почтение, не желали этого делать, но единодушно восхваляли и сердечно благодарили его. Тогда государь у всех на глазах, приблизил к себе и осыпал милостями некоего устроителя выставок, который со своими учениками в скверном и непотребном виде изобразил и самих парфян, и наследственные их земли, и народные их святыни. Так государь обрел от подданных желаемое, и проходя в простонародном платье по базарам и площадям, много смирялся." По всей видимости, нашим властям в ближайшем будущем придется "много смиряться".

Ведь накануне выборов акция Гельмана прозвучала как неслабая оплеуха "Единой России", которая в лице губернатора Чиркунова спонсирует архитектурные ансамбли из клизм.

Профессиональные конспирологи, знатоки политического закулисья, уличили Гельмана в двойной и даже в тройной игре, узрели хитроумную многоходовку, сверхсложную интригу, прорастающую уже в грядущий политический период. Но жизнь, как всегда, — и проще, и страшнее.

Причиной всему — душевный излом, тончайшая трещина в психике, берущая начало в чаду подростковых грез. Делец и пиарщик, Гельман лишь с виду весел и бодр: душа его погружена в траурный сон садо-мазохистских фантазий. Он, вскормленный от сосцов Лилианы Кавани, воспитанный на фильмах Пазолини, использует великий возбудитель всех чувств — его величество Страх. Чем же еще объяснить мазохистские конвульсии Гельмана, в извращенном мире которого любовь — это ненависть, а ненависть — это любовь? Любовь палача к жертве, а жертвы к палачу.

Гельман сам — типичная жертва мазохистской психологии.

Гипертрофированная русофобия Гельмана во многом напоминает спортивное многоборье, многообразие приёмов, оскорбляющих русских, в какой-то момент наскучивает, утомляет, заставляет задуматься о первопричине.

Подобный психотип использует набор изощренных средств и ухищрений для возбуждения к себе ненависти большинства, что должно подтвердить болезненные представления о своей особости, уникальности, избранности. С другой же стороны, игра в кошки-мышки с "православной общественностью" должна стимулировать возращение забытого сладостного чувства страха, замешанного на комплексах "гонимого пророка". Таким образом, наш подопечный избывает неведомые нам подростковые, национальные и религиозные страхи, реализует ряд внутренних садо-мазохистских интенций.

Всякий раз, оскорбив публично русский народ, русскую веру и русскую историю он впадает в сладостный анабиоз: отмщены неизвестно кем и когда обиженные предки, гудит растревоженный пчелиный рой, летят в лицо комья грязи...

Сладко замирая при каждом громком стуке, взволнованно вздрагивая при каждом шорохе, он проводит свои дни в сладостном ожидании: вот-вот дверь откроется, и в начищенных хромовых сапогах, с тяжелой нагайкой в руке появится он — ясноглазый и неумолимый, долгожданный, желанный и надменный — русский фашист.

Артур Беляев -- К Поясу Богородицы...

Хмурое ноябрьское утро.

Заметный мороз с ветром, позёмка, с неба сыплет редкая снежная крупа. Сегодня вторник, сдача номера в печать; в редакцию, расположенную на Фрунзенской набережной, прибывают ответственные за выпуск сотрудники. Слышатся, один за другим, удивленные возгласы: "Ох, сколько же людей!", "Всё перекрыто!", "Куда там курбан-байрам — в разы больше!"

О чем они?

День еще не начался, а в центре Москвы — уже огромная, плотная очередь, растянувшаяся от храма Христа Спасителя по набережным Москвы-реки до самых Лужников. Вдоль этой живой ленты, рядом, у обочины, также на несколько километров, — сплошная лента автобусов, в которых люди греются и на которых медленно продвигаются к центру.

В Москву из афонского Ватопедского монастыря прибыла великая христианская святыня — Пояс Пресвятой Богородицы. Реликвия выставлена в храме Христа Спасителя для всеобщего поклонения до 27 ноября. Верующие со всей Москвы и ближайших областей торопятся прикоснуться к святыне, занимая места затемно и выстаивая в очереди до семи часов. От ближайшей станции метро "Парк Культуры" нескончаемые человеческие ручейки устремляются к реке и, уперевшись в гранит набережной, движутся в обратную течению реки сторону — оказывается, очередь начинается даже не здесь, в нескольких километрах от храма, а гораздо дальше — почти у Лужниковской излучины. Так, одна, сплоченная и целеустремленная, очередь движется к храму, а другая, еще разрозненная и удивленная, наполняемая людьми из ближайших улиц и переулков, только еще движется к концу очереди первой.

Солдатики-срочники из охраны Главного штаба Сухопутных войск, расположенного рядом с редакцией, выставлены в дополнительные караулы в помощь милиции, с юношеским восторгом и непосредственностью взирают на огромную и величественную процессию верующих, которая так отличается своей строгостью и смиренностью от тех масс народа, что собираются здесь же, на набережной, во время "обычных" праздничных гуляний с музыкой и салютами.

Многочисленная милиция, которая, скорее, не охраняет порядок, а обеспечивает жизнедеятельность верующих, действует предельно корректно и ненавязчиво; в разных местах набережной развернуты пункты питания, мобильные санузлы, машины "скорой помощи". В одном месте, вдалеке от точек общепита, для питания верующих даже "зафрахтовали" плавучий ресторан.

В очереди — много прибывших из дальних мест представителей православного клира: священники, послушники, монашествующие. Здесь же, над Москвой-рекой читаются молитвы, поются акафисты. Никто не ропщет, люди знакомятся друг с другом, фотографируются и воспринимают неожиданное временное неудобство как своего рода духовное испытание.

Характерная особенность — среди верующих много молодежи и женщин, одетых празднично. По сообщениям информагентств, Московская патриархия, по причине огромного наплыва паломников, отправила в гущу верующих своего рода оперативный десант спецназа — более двадцати священников, призванных оказывать духовную и молитвенную поддержку верующим в столь непростых погодных и транспортных условиях. Это — благое дело для благих людей.

Тит -- Демарш церковных либералов...

Очередные необдуманные реляции протоиерея Всеволода Чаплина, председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества, снова вызвали глухой ропот в русской православной среде. Еще полгода назад Чаплин поразил всех своими заявлениями о богатстве деятелей церкви: "Люди совершенно естественно хотят, чтобы их иерархи выглядели не хуже, чем представители светской власти…"

Но не будем подробно обсуждать представления отца Всеволода о том, чего "естественно хотят люди".

Гораздо интереснее было послушать выступление Чаплина на открытии церковно-общественной выставки "Православная Русь" в "Манеже", официальное название которой "Русская Православная Церковь — итоги двадцатилетия: 1991-2011".

Чаплин сказал: "В этом году выставка имеет особый характер. Она связана с двадцатилетием церковного возрождения, которое у нас началось в 1991-м году…"

В своем выступлении Чаплин отразил основную идею выставки: залогом подлинного церковного возрождения явилось уничтожение СССР.

Оставим за скобками содержание выставки и активно сейчас обсуждаемые "электронные колокола", которые слышны только на определенном пятачке, а рядом — уже не слышны. Заметим лишь, что такие устройства пригодятся, наверное, "быстрым" храмам, которые в огромных количествах планируется возвести в "спальных" районах Москвы.

Главное же не это. Главное, что под видом "юбилея" идет очередное переписывание истории в либеральном ключе. Отношение к 1991 году — есть лакмусовая бумажка. Что это: крушение страны или праздник возрождения? Ответ, по-видимому, складывается из комплекса мировоззренческих установок и личного опыта. Ведь если речь идет только о церковной истории, то значима совсем другая дата — год Тысячелетия Крещения Руси, 1988-й!

Организация подобных выставок свидетельствует о влиятельности и мощи церковных либералов. Недавно митрополит Илларион заявил о том, что уважение к Сталину есть кощунство. Подобное спорное, поскольку сугубо политическое, заявление из уст приближенного к патриарху Кириллу иерарха сеет в Церкви смуту. Ведь Церковь — отнюдь не партийное учреждение, она объединяет людей разных… Состоит из выразителей многих идеологических направлений, как правило, далеких от либерально-гуманистической доктрины.

Свою речь отец Всеволод закончил знаковой фразой: "Церковь становится ближе к простым людям..."

Попытка представить Церковь чем-то совершенно отдельным от народа, способным то приближаться, то отдаляться от "народной массы", — есть попытка обозначить церковь, как касту избранных, белую кость, элиту. А между тем, идеология элитаризма противоречит самому духу православия, покушается на единство церкви, которая есть единство сопричастных ко Христу простых и сложных, богатых и бедных, грешных и праведных… Через три дня после заявлений Чаплина патриарх Кирилл резко дезавуировал демарши своих помощников: "В этом году мы вспоминаем двадцатилетие крушения Советского Союза. Я в связи с этим предпочитаю говорить о крушении исторической России". По его словам, многие задаются вопросом, почему произошел распад СССР, и существует много ответов, "но среди причин, несомненно, упадок национального самосознания, национальной гордости, восприятия истории во всей ее совокупности, понимания огромного значения исторической общности людей для их, в том числе, материального и духовного процветания", — сказал патриарх.

Предстоятель Русской Православной Церкви также призвал российское общество заботиться "о росте национального самосознания, достоинства для того, чтобы никогда в истории больше не повторилось то, что произошло в начале 90-х годов, и чтобы никакие ссылки на неудовлетворительное управление, неправильную идеологию не подталкивали людей к тому, чтобы разрушить государственность, потому что целились в режим, а попали в историческую Россию".

Кроме того, патриарх порадовался тому, что среди памятных дат в календаре появился Праздник Крещения Руси.

Владимир Бондаренко -- Мишель и Никита...

Я пишу не о свадьбе молодого грузинского кинорежиссера Резо Гигинеишвили и российской актрисы Надежды Михалковой. Свадьба давно назрела: если четырехмесячная дочка на свадьбе присутствовала, куда дальше ждать? Как говорится, совет им и любовь. Влюблялись и русские парни в немок после войны, о чем Юрий Бондарев хороший роман написал; и французы с англичанами заводили семьи в самые сложные периоды межгосударственных отношений. Для любви нет границ. Обвенчались молодожены в монастыре Бодбе — благо, и русские, и грузины все еще народы православные. А свадьбу сыграли в Цинандали — в родовом поместье князей Чавчавадзе, где когда-то встретились великий русский писатель Александр Грибоедов и Нина Чавчавадзе, дочка владельца поместья. Так что, можно сказать, продолжили хорошую традицию.

Конечно, на свадьбу прилетел и отец невесты со всей своей многочисленной компанией-свитой, включая Бондарчуков и Пресняковых, повеселились на славу. Никита Сергеевич даже своего знаменитого "Мохнатого шмеля" спел. Да и подпеть было кому: на свадьбу пришли Нани Брегвадзе, Эка Мамаладзе, Дато Сакварелидзе, Лаша Бугадзе, Нино Дарасели, другие грузинские писатели, актеры, певцы, режиссеры. И так гуляли до самого утра.

Но "формат" свадьбы вышел далеко за рамки положительных светских новостей. Как рассказал грузинский певец Нугзар Квашали: "Президент (Михаил Саакашвили) подошел (к Никите Михалкову) и очень хорошо с ним говорил. Это большой шаг к дружбе Грузии и России".

Да, грузинские мастера культуры, скучающие в своем закрытом закутке, ибо никто их не зовет ни в Европу, ни в Голливуд, искренне мечтают о былой дружбе с Россией, где они всегда были на виду. А то и о вхождении в Россию. Вот, к примеру, вырвавшееся признание известного писателя Лаша Бугадзе: "Все грузины повскакали с мест и стали танцевать. Чувствовалось, что подавленная энергия любви [к России], наконец, вырвалась наружу, вынося на поверхность ностальгию. В это время я заметил президента Саакашвили, который стоял, прислонившись к стене, и наблюдал за этой сценой со смущенной улыбкой, как будто думал: на х... мне это НАТО — вот чего на самом деле хочет Грузия". По свидетельству очевидцев, Саакашвили произнес тост о нерушимости российско-грузинской дружбы и обнимался с отцом невесты.

И вот эти мужские объятия проходят уже по ведомству не культуры и светской жизни, а большой политики.

Будь на месте Михалкова любой "простой" режиссёр, даже его брат Андрон Кончаловский, — никаких вопросов к нему бы не возникало: человек искусства, с кем хочет, с тем и встречается (хотя некоторым голливудским кинодивам за визиты к Рамзану Кадырову устроили бойкот и обструкцию).

Но — Михалков?! Ведь никто же не тянул его в орбиту Кремля — сам тянулся. Сам патриотические манифесты писал. Сам заказные киношедевры снимал. Сам к власти в Союзе кинематографистов рвался. И дотянулся, дописался, доснимался, дорвался…

Да так, что еще совсем недавно Михаил Саакашвили называл Никиту Сергеевича "главным идеологом похищения грузинских земель — Абхазии и Южной Осетии". Не далее как в январе этого года говорил, что " Никита Михалков и многие националисты не согласятся с тем, что Абхазия является частью Грузии". Он требовал от журналистов "всегда задавать таким, как Михалков, вопрос: считают ли они Абхазию частью Грузии? Если ответят: "да" — обнять и расцеловать". В противном случае, очевидно, надавать в морду и назвать оккупантом. Что же изменилось с тех пор?

Задал ли Саакашвили Михалкову при встрече этот "обязательный" вопрос о Южной Осетии и Абхазии? Ответил ли на него Михалков: "да!"? Но два антипода обнялись и расцеловались, как ни в чем не бывало. Вот она, истинная "аристократия духа"! Так Россия воевала в 1914 году с Германией, а члены двух императорских семей, развязавшие эту кровавую бойню с миллионами жертв, будучи близкими родственниками, мило общались друг с другом.

Интересно, полез бы обниматься к Саакашвили друг Никиты Михалкова Николай Бурляев?

Или же теперь, когда Грузия, по указке США, сняла санкции на вступление России в ВТО, весь конфликт между Москвой и Тбилиси как рукой сняло, и все, "кому надо", уже знают, что "можно", только нам с вами, народу русскому, об этом еще не сообщили?

Или Михаил Саакашвили, действительно, теперь собрался ловить сбегающий из России капитал, поскольку, по его словам: "Капитал бежит из России, и невозможно, чтобы было иначе"? И посчитал — нельзя сказать, что совсем уж безосновательно — Никиту Михалкова полномочным представителем этого "сбегающего" российского капитала?

Молодые клялись в вечной любви, Мишель и Никита тоже в чем-то клялись. Интересно, кто кого при этом предавал: Мишель свою Грузию, или Никита — Россию?

Георгий Судовцев -- Непризнанная Россия...

"Зато мы делаем ракеты

И покоряем Енисей,

А также в области балета

Мы впереди планеты всей",

— с иронической гордостью за свою страну пел в 60-е годы Юрий Визбор. Сегодня ракеты мы, по-прежнему делаем, но лететь куда надо они почему-то летят далеко не всегда, построенные еще в советское время ГЭС на том же Енисее становятся местом страшных аварий, а балет, символом которого был Большой театр...

О Большом театре, который возобновил свою работу после многолетней "реконструкции", за последние недели написано более чем достаточно. Но некоторые весьма значимые моменты, связанные со скандальной постановкой "Руслана и Людмилы", открывшей новую историю "Большого", почему-то оказались совершенно вне поля зрения специалистов-профессионалов по опере и балету, не говоря уже о неспециалистах-любителях.

Но они становятся вполне очевидными, если сопоставить премьеру отреставрированного "Большого", которая состоялась 28 октября 2011 года, с премьерой отреставрированного "Ла Скала", которая состоялась 7 декабря 2004 года.

Тогда в Милане поставили насыщенную откровенной масонской символикой "Признанную Европу" — оперу Антонио Сальери, написанную 28-летним тогда композитором специально к открытию этой сцены 3 августа 1778 года. Тем самым подчеркивалась не только историческая преемственность "старой" и "новой" "Ла Скала" — это было торжество идеологии объединенной и действительно признанной Европы. И кроме всего прочего, полная реабилитация самого Сальери, который на протяжении двух веков подозревался в убийстве своего младшего друга, гениального Моцарта, а потому его произведения во всем мире исполнялись очень редко и, можно сказать, "неохотно".

Однако теперь, особенно после 2004 года, ситуация изменилась, и музыка Антонио Сальери снова вошла в ряд безусловной европейской "классики". А по "Признанной Европе" был даже снят полнометражный (133 минуты) фильм с участием Софи Лорен, Джузеппе Саббатини и других "звёзд" европейской культуры.

"Солнце русской поэзии", "Наше всё"... Можно, например, любить Достоевского и ненавидеть Толстого, можно восхищаться Фетом и пренебрегать Некрасовым, но только Пушкин является абсолютным "тестом на русскость" — как человек относится к Пушкину, так же он относится и к России. И наоборот. Исключения из этого правила, возможно, и бывают, но я с ними до сих пор не встречался.

Пушкин, Пушкин...

Его пьесу "Моцарт и Сальери" из числа гениальных "Маленьких трагедий" теперь можно считать "художественной клеветой" на образ честного композитора-масона. Его поэму "Руслан и Людмила", которую многие исследователи считают квинтэссенцией "русского духа" и пророчеством отечественной истории на сотни лет вперёд, теперь из не слишком глубокой, но вовсе не отрицающей пушкинский первоисточник оперы М.И.Глинки вполне сознательно попытались превратить в надругательство над всем русским: "против России, за счёт России и на обломках России", — как заповедал новейший "апостол" русофобии Збигнев Бжезинский.

Это вовсе не "творческий произвол", не издержки "художественного новаторства" режиссёра-постановщика Дмитрия Чернякова, как может показаться на первый взгляд, — хотя без них, судя по всему, не обошлось и не могло обойтись. Это именно отрицание и поношение того самого "русского духа", о котором Пушкин в "Прологе" 1828 года к своей великой поэме, написанной десятилетием раньше, сказал:

"В темнице там царевна тужит,

А бурый волк ей верно служит;

Там ступа с Бабою Ягой

Идёт, бредёт сама собой;

Там царь Кащей над златом чахнет;

Там русский дух... там Русью пахнет!

Конечно, "запахом плоти", который царит в новейшей постановке "Большого" и которому на сцене бесконечно поддаётся главная героиня оперы, аллегорически олицетворяющая Россию, истинный русский дух не отменить и не победить. Но "признанность" Европы и "непризнанность" России со стороны современных "сил Запада" этим двойным символическим действием, растянутым на целых семь лет, утверждается вполне определённо и жёстко.

Так чему же аплодировали наши государственные деятели 28 октября на премьере "Руслана и Людмилы" в постановке Чернякова? Собственной некомпетентности?

Владимир Бондаренко -- Убит поэт...

В Москве убит известный чеченский поэт Руслан Ахтаханов. Сначала его ранили, затем добили. Откровенно наглое убийство. Сейчас Следственный комитет рассматривает все версии убийства: по заказу бандподполья Северного Кавказа, из мести, по экономическим причинам. Всё может быть, но в любом случае убийцы и их заказчики знали, что убивают поэта, убивают певца Чечни, убивают душу народа. Но я допускаю и версию, пока недоступную мышлению нашей прокуратуры: поэта просто могли убить за его стихи, в которых Руслан Ахтаханов не просто воспевал чеченский народ, но и ратовал за его дружбу с русским народом, за взаимодействие наших культур. Смелый и мужественный человек, Руслан Ахтаханов во время войны на Северном Кавказе уже похищался боевиками, он провел в зиндане 47 дней. Вместе с ним в плену находился полпред президента РФ в Чечне Валентин Власов. Тогда поэта удалось освободить.

Руслан Ахтаханов всегда выступал за сохранение Чеченской Республики в составе Российской Федерации, был сторонником не только религиозного, но и светского развития республики. Вот уже лет десять он жил в Москве, работал проректором Современной гуманитарной академии (СГА). В 2009 году, после выхода сборника стихов "Горжусь Чечней, героев подарившей миру", был принят в Союз писателей России. Два года назад Руслан Ахтаханов стал лауреатом премии Артема Боровика — за "Твердую интернационалистскую позицию в жизни и творчестве". Ее присудили чеченскому поэту за стихотворение, в котором говорилось о дружбе между народами, в том числе — между чеченцами и русскими. Руслан, конечно, был достоин этой награды.

Он был по-настоящему хорошим глубоким поэтом. И когда такой поэт воспевает дружбу между нашими народами, он становится опасен нашим врагам. Литература — не коммерческая, не постмодернистская, а откровенно гражданская и социальная — вновь становится важным государственным делом. Поэта ценили власти нынешней Чечни, ценили истинные мастера культуры. Как мы видим, по-своему оценили его талант и яркую гражданскую позицию в поэзии и его убийцы.

Ахтаханов собирался устраивать в Москве творческий вечер чеченской поэзии, вместо этого получил пулю в голову. Цена за поэзию сегодня вновь становится огромной. Так убивали наших лучших поэтов и в девятнадцатом веке, и в двадцатом. От Михаила Лермонтова до Николая Гумилева, от Николая Клюева до Осипа Мандельштама… Вот отрывок из стихотворения Руслана Ахтаханова "Двадцатый век — им поклонись смиренно…"

Два кровных брата — русский и чеченец,

Между друзьями не было войны...

На них поднявший руку отщепенец

Пусть кается грехом своей вины.

Народ мужает от такой утраты...

О, чёрных дел гремучая печать!

Лежат в могилах два духовных брата

И времени придётся отвечать

Их матерям, в достоинстве взрастившим

Своих — души гражданской сыновей...

Мы выплакали слёзы по погибшим,

Судьбу желавшим сделать нам новей...

Молчат два обездоленных народа:

Давно пора бы сердцем отрезветь...

Их будет не хватать нам год от года,

Их голоса — набатной боли медь.

Служа своей державе беззаветно,

Самих себя, увы, не сберегли...

Пусть было всё совершено секретно,

Наступит время вскрытия улик...

Их подвиг — наша братская могила.

Снимите шапки, злые времена.

Содружество чеченца с русским — сила:

Тому порукой эти имена…

Такое впечатление, что поэт как бы себе будущему, своей трагической судьбе, посвящает эти героические и трагические строчки. Вновь обездолены и русская литература, Союз писателей России, и чеченская литература.

В содружество нашей единой литературы, в содружество наших народов навечно вошло еще одно имя — чеченского поэта Руслана Ахтаханова. Его похоронили в родовом селении Знаменское Надтеречного района Чечни. В родовом доме Ахтахановых по чеченской традиции с самого утра в день похорон были открыты ворота. Скорбят чеченцы, скорбят и русские. Скорбят писатели, оскорбленные гибелью своего собрата. Скорбим и мы.

Сам Ахтаханов считал себя народным просветителем. "В сущности, вся история мировой культуры — это процесс освобождения человечества от дикости и невежества. У невежества есть родная сестра — варварство. Там крах культуры и нравственности. Человечество против невежества избрало спасительное средство. Имя ему — знания, которые мне… удавалось даже под градом тяжелых бомб доставлять во все районы Чеченской Республики. За такую судьбу, подаренную мне Аллахом, искренне Ему благодарен", — писал поэт, обращаясь к своим читателям.

Глава Чечни Рамзан Кадыров выразил соболезнования родным и близким погибшего поэта. "Я выражаю надежду, что правоохранительные органы приложат все усилия на то, чтобы найти лиц, причастных к совершению этого преступления и привлечению их к предусмотренной законом ответственности", — заявил Кадыров. Он пожелал близким поэта найти в себе силы и мужество, чтобы пережить постигшую их утрату.

Павел Былевский -- «Аврора» пока не стреляла...

11 ноября на популярный интернет-сервис Youtube был выложен ролик под названием RUS Cruiser 1 AURORA Fires: неизвестные в гидрокостюмах поднимаются на крейсер "Аврора" из вод Невы и стреляют из носового орудия. Авторы уточняли: акция, напоминающая о сигнале к штурму Зимнего дворца, была проведена 7 ноября, в годовщину Великой Октябрьской социалистической революции.

Был ли выстрел? Контр-адмирал Лев Чернавин, непосредственный начальник музея на "Авроре", и Андрей Лялин, директор головной организации — Центрального военно-морского музея, говорят: скандальный видеоролик — фальшивка. Действительно, многочисленные камеры видеонаблюдения в этот день вообще не зафиксировали на корабле чужаков, — утверждают в управлении МВД России по Петроградскому району.

Авторы акции стали путано оправдываться: ролик-то настоящий, власти хотят утаить правду. Потому что выстрел был сделан "по партии жуликов и воров" патриотами — представителями социал-анархистского крыла антифашистов… Но, быстро запутавшись в наспех придуманной белиберде, предпочли дальше не играть в политику и сменили версию. Акцию объяснили как продвинутый рекламный трюк в стиле "вирусного маркетинга", проведённый сотрудниками "рекламной компании", с "образованием высшим, связанным с разными видами искусства". Опять путано, хотя и "теплее".

Зачем же понадобился крейсер "Аврора" и бывший "красный день календаря"? С точки зрения выбора объекта рекламщики ученически следовали примеру "старших товарищей", паразитирующих на социалистических символах. Так, в 1990-е одна из "финансовых пирамид" называлась АОЗТ Финансово-инвестиционная корпорация "Л.Е.Н.И.Н" (аббревиатура слов "лизинговое единое национальное инвестирование"). А мелодия нынешнего государственного гимна России заимствована у государственного гимна СССР, первоначально написанного в 1938 году как гимн партии большевиков.

На свою беду шалунишки-рекламщики невзначай коснулись смысловых токов высокого напряжения. Легендарный крейсер "Аврора" — символ, скрепляющий исторические смыслы разных эпох: в 1905 году — участник морского сражения у Цусимы во время русско-японской войны, в 1917-м выстрелом носового орудия дал сигнал к штурму Зимнего дворца, а в Великую Отечественную войну батареей своих орудий на Вороньей горе защищал Ленинград от немецко-фашистских войск. Крейсеру явно мала роль исторического музея, он словно стремится вновь ворваться на полных парах в политическую современность.

К нему тянет не только туристов и жаждущих саморекламы, но и людей, неравнодушных к политике. В 1997 году "Аврору" захватили задорные лимоновцы, вывесили на мачте партийный флаг и попытались взрывпакетом бабахнуть из пушки. В 2009 году на борту буйно отпраздновали "день рождения" журнала "Русский пионер", издающегося на деньги олигарха Михаила Прохорова. В этом октябре анархисты подняли на мачте пиратский флаг в знак борьбы с нищетой и олигархами. С завидной регулярностью у крейсера проводят митинги коммунисты, традиционно призывая к новой социалистической революции.

Коммунистам не стоит гневаться на очередную попытку приватизировать "символ революции", лучше постараться понять смысл произошедшего. Что такое "вирусный маркетинг"? Это эффективный метод манипуляции сознанием, вид так называемого партизанского маркетинга, придуманного американцем Джеем Конрадом Левинсоном — "отцом" образа "ковбоя Мальборо". Маркетинговая "партизанщина" — тактика выживания малого бизнеса, вынужденного конкурировать с крупными компаниями. Когда мало денег, нужно больше мозгов, и помогут не рациональные аргументы, но эпатаж и провокации…

Суть "вирусного маркетинга" — маскировка частного интереса продать товар "под народное творчество". Слухи и анекдоты, пословицы и поговорки, надписи на заборах метко и ярко обобщают коллективный опыт, а потому передаются из уст в уста, распространяются как бы сами собой. Под них-то и подделывают рекламу шоколада "Кэдбери" и "Дав", кока-колы и пива "Хайнекен", чтобы она казалась мнением конкретного человека, основанном на собственном жизненном опыте.

С повсеместным распространением интернета эффективным приёмом вирусного маркетинга стали "любительские" видеоролики, размещаемые в таких "каналах посева" как социальные сети, блоги, форумы, информационные порталы, фото- и видеохостинги. Принимая за чистую монету имитацию любительского видео, зачастую талантливую, пользователи охотно делятся ссылками с друзьями, начинается разветвлённая цепная реакция.

Асимметричный ответ коммунистов на фальшивые "выстрелы" рекламщиков и контркультурщиков — самим освоить современные эффективные технологии коммуникаций. Приёмы "вирусного" маркетинга в агитационной работе потребуются не для имитации "народности", но напротив, чтобы открыть массовой аудитории глаза на истинное положение дел. И тогда придёт час грянуть не виртуальному, не бутафорскому, но самому настоящему выстрелу крейсера "Аврора", дав сигнал начала больших перемен.

Михаил Делягин -- Россия. Кризис. Третий срок...

Окончание. Начало — в № 46

ПРОТЕКАНИЕ СИСТЕМНОГО КРИЗИСА

Из поставленного диагноза вполне естественно вытекает прогноз: наиболее вероятно коррупционное гниение до срыва в комплексный системный кризис, для которого характерна утрата контроля государства за всеми важнейшими сферами жизни. Не революция, которую блокирует довольно эффективная постоянная превентивная зачистка и разложение оппозиции, а также недостаток неисламской молодежи (потому что поведение заметной части исламской молодежи служит фактором как раз укрепления власти, так как консолидирует общество вокруг государства как единственного, хотя бы потенциального спасителя от резни), — но мучительная смута, хаос.

Сценарий системного кризиса невозможно определить заранее, так как он будет всецело зависеть от фактора или комбинации факторов срыва в него. Таких факторов сегодня четыре — и ни один из них не поддается даже количественной оценке.

Прежде всего, это падение мировых цен на нефть. Мы хорошо помним, что за все 2000-е годы спрогнозировать их два раза подряд не удалось никому. Однако, в случае "сжигания" безнадежных долгов, накопленных развитыми странами, — например, в случае теоретически возможного технического дефолта США накануне президентских выборов, — удешевление нефти, как и других спекулятивных активов, будет быстрым и долгим.

Второй возможный фактор срыва в системный кризис — масштабная техногенная катастрофа из-за износа советской технологической инфраструктуры.

Оценить вероятность этого почти невозможно, так как главным процессом здесь является не физический износ, а воровство на ремонте, почти не поддающееся оценке.

Может привести к системному кризису и "обострение дружбы народов выше обычного" практически в любой форме, — например, в форме реализации идеи очередной "великой Албании" "от моря до моря" и до Волгограда.

И наконец, причиной слома сгнившей общественной системы может стать внутренний ценностный, идеологический конфликт между кланами "либералов", истово верующих, что человек существует для материального потребления, и "силовиков", полагающих, что смысл его жизни в самоутверждении (и желательно за счет других).

Однако практически в любом случае в результате системного кризиса правящий класс в массе своей уедет в свои европейские, американские и (в существенно меньшей степени) азиатские и австралийские поместья. Человеку свойственно верить в то, что он разрушает, — и, подобно уголовникам, поющим сентиментальные песни о маме, в реальной жизни часто вбитой ими в могилу, российский правящий класс в массе своей верит в неприкосновенность своей неряшливо отмытой собственности на Западе.

В результате массового отъезда правящего класса его позиции захватывают представители 3-4 уровня бюрократии и бизнеса, уже сейчас разъяренные от необходимости делать заведомо бессмысленные или прямо вредные вещи. Интересно, что, по ряду наблюдений, максимальная ненависть к руководству "Единой России" наблюдается отнюдь не у отмороженной оппозиции, а на среднем уровне ее же регионального руководства, — квалифицированных, умных и энергичных людей, вынужденных заниматься разнообразными клоунадами и прекрасно понимающих свою роль.

Эти люди придут во власть далеко не только из патриотических соображений; часть из них испытывает все прелести кризиса среднего возраста, а большинство так и вовсе захочет наворовать столько же, сколько предыдущее поколение. Ведь уезжать на пенсию хорошо в поместье, а в небольшую квартирку, пусть даже и, например, в Венеции, — элементарно скучно.

Однако, придя к власти, они окажутся перед необходимостью спасать страну, восстанавливая распавшуюся систему управления — пусть даже и не для страны, а для возможности будущего воровства. Но в процессе стабилизации ситуации, заглянув в зияющую черноту небытия, они на всю оставшуюся жизнь поймут невозможность пренебрежения общественными интересами, так как это пренебрежение ведет к ужасу системного кризиса.

Ответственность будет впечатана в них не по-хорошему — демократией, а по-плохому — страхом, но мы помним эффективность этого на примере поколения Брежнева. Они навсегда запомнили, что, если готовиться к войне как-то не так, настанет 22 июня, — и вся их жизнь прошла в рамках решения сверхзадачи "лишь бы не было войны". Они вели агрессивную, жесткую политику, Советская армия воевала практически всегда, — но впечатанную в них страхом сверхзадачу они в итоге выполнили.

Так и новое поколение управленцев будет ответственно перед обществом, — а значит, будет проводить разумную государственную политику, из которой вырастет массовое благосостояние, которое, в свою очередь, обеспечит переход от примерно сегодняшнего по жесткости (но не коррупционного, а модернизационного) авторитаризма к демократии.

Дополнительным фактором, поддерживающим их, станет позиция Запада: ради простого выживания страны новым лидерам России придется ущемлять интересы глобального бизнеса, действуя в рамках общей тенденции разделения глобального мира на макрорегионы, которая будет прогрессировать. С учетом мстительности ряда западных демократий это довольно быстро сделает их "невъездными" в фешенебельные страны, навязав им вынужденный патриотизм и усилив их мотивацию к обеспечению развития России.

В силу изложенного они смогут осуществить не просто модернизацию и вполне эпическое "собирание земель русских", но и создание новой российской цивилизации ("Пятой империи", по классификации А.А.Проханова), — хотя, возможно, стартовать им придется даже в худших условиях, чем после гражданской войны.

ПОЧЕМУ СИСТЕМНЫЙ КРИЗИС ВСЁ ЕЩЕ НЕ ПРЕДОПРЕДЕЛЕН

Единственная, хотя и весьма скромная, надежда на избежание системного кризиса связана, как это ни смешно в свете вышеизложенного звучит, с возвращением Путина.

Настойчивые питерские разговоры о его категорическом нежелании возвращаться, при всем своем безусловно пропагандистском характере, скорее всего, отражали реальное положение дел. В самом деле: возвращаться на старое место, к прежним обязанностям, — всегда элементарно скучно, а Путин, насколько можно судить, уже обеспечил себе всё, о чем только мог мечтать. Да и просто опасно возвращать себя "на галеры" в условиях непредсказуемого развития мирового кризиса, — гораздо разумней иметь там кого-либо, всецело удовлетворенного "отливанием в граните", переводом стрелок и всенародной игрой в бадминтон.

Единственные причины путинского возвращения, вероятно, — страх, который быстро и полностью переломил вполне понятное стремление к сладкой жизни. Причина этого страха очевидна: практическая отмена международного права в ходе уничтожения Ливии и глобальное сафари на долговечных авторитарных лидеров, которые вдруг показались какому-нибудь подающему надежды клерку госдепартамента недостаточно проамериканскими. Примеры Мубарака и Каддафи (еще живого в момент осуществления по-ельцински элегантной "рокировочки") могли стать для Путина вполне доступными и убедительными доказательствами того, что единственный для него способ сохранить жизнь — это сохранить власть.

При всей примитивности, это исключительно сильная, а главное для нас — нерыночная и некоррупционная мотивация.

И наличие такой мотивации у победителя, как мы скоро узнаем, самых демократических, толерантных и транспарентных в нашей истории выборов 2012 года вселяет некоторую надежду.

От понимания того, что сохранить жизнь нельзя без сохранения власти, остается всего один шаг до понимания того, что надежно сохранить власть можно только в сильной и успешной, а не сгнившей из-за твоей собственной коррупции стране. Ведь власть в стране, идущей по пути Ливии или Египта, отныне не может чувствовать себя уверенно. При любой лояльности "вашингтонскому обкому" в любой момент могут прилететь "волшебники в голубых вертолетах", — может быть, даже ооновских, — и начать показывать ставшее в этом году стандартным голливудское кино про плохого диктатора и хороших повстанцев. Ведь при современном темпе развития военных технологий и растущем в армии отвращении к правящим коррупционерам ядерное оружие перестанет быть фактором глобального сдерживания уже в близком будущем.

Значит, чтобы сохранить власть, надо не допустить превращения страны в аналог Ливии или Египта, — а это в современных российских условиях означает полномасштабную, комплексную, всеобъемлющую модернизацию в стиле 30-х годов.

Но описанный шаг очень труден и опасен.

Прежде всего, российская модернизация, как было показано выше, прямо и непосредственно противоречит коммерческим интересам глобального бизнеса, а также развитых стран и Китая, так как неминуемо усилит и без того чрезмерно острую глобальную конкуренцию.

Но шаг к модернизации породит не только внешнее, но и внутреннее напряжение. Оффшорная, по точному определению Суркова, "аристократия" держит в развитых странах критически значимые для себя активы — от денег до детей и любовниц. В этой ситуации напряженность в отношениях с развитым миром, возникшая из-за политики российского руководства, будет означать для этого руководства неизбежный и жесткий конфликт с ней.

Чтобы сделать шаг к модернизации, Путину придется объявить политическую войну на уничтожение всем, кто не захочет или не сможет сделать его вместе с ним. А это значит — почти всему правящему классу, всей политической системе, которую этот же самый Путин скрупулезно и заботливо, по кирпичику и по человечку, складывал на протяжении всех 2000-х годов.

И в этой борьбе ему придется заново, практически на пустом месте, создавать себе социальную базу и, более того, структуру власти.

Войну с правящим классом в России можно начинать, лишь опираясь на народ, в сложившейся ситуации — под лозунгами борьбы с коррупцией, и быстро формируя костяк новой власти из выдвиженцев из этого народа, быстро и жестко проверяемых в решении возникающих острейших проблем. Данный процесс, стандартный для российской истории от Ивана Грозного до Чубайса и Путина (причины чего впервые были подробно описаны российским историком А.И.Фурсовым), в условиях непрерывно "поднимающейся с колен" "вертикали власти" будет означать действительную, а не сувенирную демократизацию. Правда, он совсем не обязательно будет сопровожден восстановлением даже части формально демократических процедур, попранных в последние годы.

Конечно, подобного рода национально-освободительная война против коррупции, бюрократии и вполне колониального доминирования в России интересов глобального бизнеса будет означать для Путина глубочайшую внутреннюю ломку, самоотрицание, кардинальное изменение не только образа и стиля жизни, но и, вероятно, личностных ценностей.

При всей исключительно малой вероятности подобного развития событий она все-таки отлична от нуля. В пользу этого говорит не только возврат Путина к власти и разного рода реконструкции его личности, но и его заявление о необходимости реиндустриализации России, оставшееся практически незамеченным (не считая, конечно, дежурных "экспертов" всех мастей, уже более десятилетия до хрипоты грызущихся из-за того, является ли Путин гениальным или только великим).

Интересно, что сделано это заявление было буквально накануне того, как Медведев резко ослабил свою риторику и начал производить впечатление рутинно "отбывающего номер", а не азартно, энергично и изобретательно борющегося за будущую власть.

Конечно, обращать внимание на слова наших руководителей, да еще в предвыборный период, просто смешно. Однако к слову "реиндустриализация" это правило не относится, — ибо первым, за два года до Путина, его произнес Ходорковский.

Для того, чтобы сказать что-то хорошее, и даже чтобы отстроиться от Медведева, деликатно намекнув на то, что айфончиком нельзя отопить дом, особенно, если отключат свет, можно было найти другие слова.

Но Путин повторил самое неудобное для себя, самое враждебное себе слово, ибо понятно, что ему проще, по американскому выражению, "водить машину, засунув себе ногу в рот", чем повторять что бы то ни было за Ходорковским.

Конечно, общее разложение наверняка коснулось и его аппарат, — и соответствующий сотрудник вполне мог забыть источник этого слова, а то и вовсе не посмотреть на фамилию автора статьи.

Но, если это не так, Путин сказал о реиндустриализации просто потому, что понимает ее категорическую значимость. И полное отсутствие дел здесь пока не должно ввергать в привычное уныние — начало реиндустриализации изначает начало внутренней политической войны, начинать которую до инаугурации — значит своими руками создавать неприемлемые риски для ее проведения. Это создает надежду на модернизацию — и на то, что неумолимо назревающий и давно уже ставший необратимым кризис удастся локализовать на политическом поле.

Конечно, скорее всего, Путин просто не посмеет сказать правящему классу в стиле Тараса Бульбы: "Десять лет назад я породил вас, а теперь мне стало нужным уничтожить вас в следующем году".

Конечно, скорее всего, он предпочтет продолжение медленного коррупционного гниения непресказуемому конфликту с собственным окружением и Западом — по вековечному русскому принципу "авось пронесет".

И поскольку коррупционная опухоль рассасывается сама собой еще реже обычной, в этом случае Путин сам, своими руками ввергнет Россию уже не только в политический, а во всеобъемлющий, системный кризис, и следующее поколение лидеров будет проводить модернизацию не только без него, но и прямо против него.

Причем, поскольку системный кризис даже в самом мягком своем проявлении — явление страшное, Путин на фоне этих новых лидеров действительно будет казаться гуманистом, демократом и просто всесторонне образованным человеком — примерно как Николай Второй и Керенский на фоне Ленина и Сталина.

Но категорически необходимую для России модернизацию, если Путин откажется от нее, осуществят именно они.

Хватит ли путинского инстинкта самосохранения на исполнение его прямых служебных обязанностей — открытый вопрос.

Мы не можем ответить на него сегодня — и, соответственно, не можем и понять со сколь-нибудь удовлетворительной точностью, удастся ли нам избежать разрушительного системного кризиса или нет.

Это значит, что, делая все для того, чтобы дополнительно разъяснить нашему, многими все ещё уважаемому, руководству его положение и единственность описанного способа сохранения своей жизни, мы должны одновременно энергично и продуманно, не покладая рук готовиться к системному кризису, неизбежному, если, — а весьма вероятно, что и когда, — нас не послушают.

Не знаю, от чего умрет наше поколение, — мы оптимисты и намерены жить долго, — но точно, не от скуки.

Александр Нагорный, Николай Коньков -- Евразийский союз: проект и реальность

18 ноября президенты Беларуси, Казахстана и России подписали в Кремле Декларацию о Евразийской экономической интеграции и Договор о Евразийской экономической комиссии. Тем самым был сделан важнейший шаг для реализации проекта Евразийского союза, который был выдвинут еще в 1994 году Нурсултаном Назарбаевым и обрёл "второе дыхание" после публикации газетой "Известия" (2011.10.03) статьи Владимира Путина "Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня", где говорилось: "Мы… ставим перед собой амбициозную задачу: выйти на следующий, более высокий уровень интеграции — к Евразийскому союзу… Мы предлагаем модель мощного наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира и при этом играть роль эффективной "связки" между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом". После чего с материалами по данной теме в том же издании выступили Александр Лукашенко ("О судьбах нашей интеграции", 2011.10.17) и Нурсултан Назарбаев ("Евразийский Союз: от идеи к истории будущего", 2011.10.25), полностью поддержавшие данный проект.

И вот теперь он — неожиданно быстро — начал обретать реальные и конкретные черты — несмотря на множество разночтений и даже разногласий между сторонами. Иногда — весьма значимых. Так, в частности, Александр Лукашенко считает, что проект Евразийского союза может быть реализован к 2013 году, в то время как Дмитрий Медведев назвал более длительный срок — до 2015 года. Кроме того, президент Республики Беларусь высказался за российский рубль в качестве единой валюты Евразийского союза, а президент Казахстана заявил, что ни одна из нынешних национальных валют даже в перспективе не может стать единой валютой ЕАС.

Но все эти разночтения и разногласия носят уже частный, не принципиальный характер и, несомненно, по ним в процессе дальнейшего взаимодействия будут найдены необходимые и адекватные решения. Объективный социально-экономический потенциал реинтеграции "постсоветского пространства" в современных условиях более чем востребован и никакому сомнению не подлежит. Согласно экспертным оценкам, общая ёмкость внутреннего рынка ЕАС сравнительно с национальными рынками стран-участниц увеличится почти на 1,5 триллиона долларов, и почти 70% этой суммы придётся на реальный сектор экономики.

Однако формы осуществления данного проекта вполне могут войти в противоречие с его содержанием, что сделает реальные результаты далекими от максимально возможных, а по ряду позиций — и негативными.

Прежде всего это касается самой идеологии проекта, которая в публичном формате была заявлена Путиным, во-первых, как полностью соответствующая правилам ВТО и, во-вторых, как переходный формат к "большой евроинтеграции", "от Лиссабона до Владивостока". "Евразийский союз будет строиться на универсальных интеграционных принципах как неотъемлемая часть Большой Европы, объединенной едиными ценностями свободы, демократии и рыночных законов", — отмечал действующий премьер-министр РФ.

В геостратегическом плане включение Евроазиатского союза в "Большую Европу", которая находится под контролем НАТО, де-факто будет означать и продвижение этой военно-политической организации прямиком к границам КНР. Что намного увеличивает опасность российско-китайского конфликта без всяких обязательств по отношению к РФ со стороны НАТО — в полном соответствии с интересами США и в полном противоречии с интересами России.

Само собой, что такая идеология влечёт за собой и соответствующую кадровую политику: председателем Евразийской экономической комиссии — наднационального органа ЕАС, которому планируется передать свыше 170 функциональных полномочий — на четыре года назначен министр промышленности и торговли РФ Виктор Христенко, известный не только как супруг министра здравоохранения и социального развития РФ Татьяны Голиковой, но и как одна из ведущих фигур среди отечественных либерал-монетаристов из "группы Чубайса". Не значит ли это, что все реинтеграционные процессы на "постсоветском пространстве" будут осуществляться, фактически, под оперативным контролем пресловутого "вашингтонского обкома", то есть, в интересах США и крупного транснационального капитала, который через свой "евразийский" филиал на самых льготных условиях будет осуществлять тотальную скупку реальных активов на территориях России, Казахстана и Беларуси?

В данной связи, видимо, имеет смысл отметить, что за годы министерства Христенко, то есть, начиная с марта 2004 года, доля сырьевого сектора в российском экспорте увеличилась с 64,2% по итогам 2003 года до 71% в 2010 году, в доходах бюджета — с 30,5% до 39,6%. Иными словами, никакой системной модернизацией экономики Виктор Христенко не занимался даже в российском масштабе, не говоря уже о формате ЕАС. И судя по всему, заниматься не будет. Но вовсе не потому, что не хочет или не умеет этого делать. Просто у федерального чиновника такого уровня, входящего в число "непотопляемых", наверняка есть более важные функции, которые он с блеском и выполняет. Но мы, простые смертные, о характере этих функций можем только догадываться.

Конечно, "злые языки", от Белковского до Навального, сейчас много говорят об "экономике РОЗ" (распил—откат—занос), которая, якобы, и является смыслом существования всей российской "властной вертикали" сверху донизу.

Но при этом они, по вполне понятным причинам, "забывают", что эти функции, при всей их жизненной важности, являются всё-таки второстепенными и вспомогательными, а главное — "вывоз капитала" из России на Запад, для чего используются все мыслимые и немыслимые средства, причем совокупные потери нашей страны с начала 90-х годов исчисляются уже в триллионах долларов.

Только за десять месяцев 2011 года из России, согласно заявлению главы Центробанка РФ Сергея Игнатьева, было вывезено 64 млрд. долл., в том числе в октябре — 14 млрд. долл. Так что уровень в 70 млрд. долл., заявленный Кудриным еще в августе, наверняка будет превзойдён. И это — не считая тех сумм, которые "просто" не поступили в нашу страну от продажи энергоносителей, уходя на счета "олигархов" и прочих бенефициаров отечественной экономики.

Уже отсюда понятно, что формирование ЕАС не может быть и не будет простым, беспроблемным процессом, что на его пути лежит множество препятствий, включая разного рода "подводные камни", и осторожность в оценках перспектив ЕАС со стороны того же Нурсултана Назарбаева, высказавшего желание "сначала посмотреть, как всё это будет работать", выглядит более чем оправданной.

Несомненно, что отмеченная нами выше принципиальная двойственность проекта Евразийского союза, предполагающая практически взаимоисключающие друг доуга сценарии развития событий, будет в каком-то виде разрешена только после президентских выборов 2012 года в РФ и инаугурации нового российского президента.

Не секрет, что кандидатура Владимира Путина, выступившего с инициативой создания ЕАС, вызывает мощное отторжение на Западе: как в США, так и в странах Европы. Весьма вероятно, что уже летом 2012 года, а еще вероятнее — после ноябрьских президентских выборов в США — начнётся резкий "накат" на Москву и на Путина со стороны стран Запада, особенно если к тому времени им удастся провести сирийскую кампанию и тем самым выйти на удар по Ирану с формированием единого антироссийского фронта от Прибалтики до Центральной Азии.

Поэтому нельзя полностью исключать возможность того, что по этому важнейшему для дальнейших судеб России геостратегическому направлению нынешний премьер пытается "шифроваться и легендироваться". При этом динамика мировых событий создаёт абсолютно новые "окна возможностей" для деятельности того же Путина, которому придется искать наиболее эффективные способы защиты как собственных позиций, так и позиций страны. А отсюда и подвижки к новой внешней и внутренней политике, способные предопределить переход к иному, нежели либерал-монетаризм, типу идеологии и — соответственно — к иному кадровому наполнению ЕАС, которые (особенно в случае присоединения к данному проекту Украины) в гораздо большей степени будут соответствовать национальным интересам России, чем это представляется сегодня.

Впрочем, вероятность подобного развития событий в настоящее время, к сожалению, не является доминирующей. А при сохранении "либерал-монетаристских" установок во внешней и внутренней политике Кремля, перспективы формирования Евроазиатского союза выглядят, скорее, негативными.

-- Александр Проханов: «Это было в Дивееве». Александр Тарнаев: «Я — православный коммунист...»

Я выпустил в свет свой новый роман "Русский" и отправился в Нижегородскую губернию, чтобы провести серию творческих вечеров, рассказать моим почитателям о сути русской идеи, как она открылась мне в течение моей жизни: среди войн и революций, неусыпных трудов и странствий, необозримых русских пространств, населённых великим многострадальным народом.

Меня пригласили в Нижний Новгород мои друзья-коммунисты, ведущие свою избирательную кампанию за места в Государственной думе. И среди них — Александр Петрович Тарнаев, мой старинный товарищ, возглавляющий коммунистический список по одному из нижегородских избирательных округов. Он подготовил мне для выступления залы в маленьких городках, расклеил объявления, извещавшие о моём приезде, договаривался с местной администрацией, уверяя её, что мои вечера не будут носить агитационно-пропагандистский характер, а станут традиционными встречами писателя со своими читателями.

Я увидел эти маленькие, забытые Богом и властью городки, серые дома, изнывающих, потерявших надежду людей. Повсюду господство глупой, чванливой и алчной власти, добивающей некогда цветущий и могучий Нижегородский край. Чего стоит Арзамас, где за прошедшие десять лет был открыт всего один детский сад! Где лишь 28 семей смогли вселиться в муниципальное жильё. Где некогда знаменитый завод, выпускавший отличные советские БТРы (их прекрасно помнят те, кто воевал в Афганистане и Чечне), с нынешнего года отказался производить боевые машины, ибо в России больше нет стали, способной защитить пехоту от вражеского стрелкового оружия. И Министерство обороны будет закупать БТРы за рубежом. Я столкнулся с людским горем, унынием и безнадёжностью, а также с наглым чёрным пиаром, который партия власти обрушила на головы своих красных конкурентов, в том числе — и на Александра Тарнаева. Так, в одной из газет, которыми наводняются городки и селения, рассказывается, будто Тарнаев явился в Нижний Новгород с одной только целью: увеличить высоту Чебоксарской плотины. И тогда поднявшаяся волжская вода затопит неоглядные пространства вокруг Нижнего Новгорода, зальёт такие города, как Дзержинск, такие шедевры русской архитектуры, как Макарьевский монастырь. А сам Нижний Новгород превратится в Венецию.

Одно из моих выступлений планировалось в городе Павлово, где коммунисты выкупили зал в Доме культуры, заключили договор на двухчасовую аренду, заплатили деньги, и народ ждал моего выступления. Но вдруг глава городской администрации безо всякого объяснения приказал дирекции Дома культуры расторгнуть договор, не выпускать меня и моих товарищей на сцену, и бесцеремонно захлопнул дверь перед нашим приездом.

Это вероломство показалось мне отвратительным, и я, возмущённый, забил тревогу, обратился к знакомым журналистам на радио и телевидении, сообщил областной администрации, что если партия власти желает получить предвыборный скандал, она его получит.

Огорчённые, вместе с Тарнаевым мы поехали в Дивеево, стояли среди божественных соборов, приложились к раке преподобного Серафима. А у Богородичной канавки встретили послушницу, которая, узнав меня, сообщила, что она, православная, полюбила коммунистов, ибо нынешняя власть совсем умертвила страну, и вслед за ней в Россию придут сатанисты и погубят православную родину.

Опечаленные, мы покидали дивную обитель, думая, что нам уже не видать Дома культуры в Павлово, и мне не рассказать почитателям о романе "Русский" и о газете "Завтра". И вдруг, когда мы проходили под надвратной колокольней, на которой хрустально звенели и переливались куранты, пришло сообщение, что глава администрации Павлово отменил свой запрет на зал, и мой творческий вечер состоится. То ли неразумный голова услышал грозный оклик из Нижнего Новгорода, то ли помогла свеча, которую Тарнаев зажёг перед ракой преподобного Серафима, но совершилось маленькое, незаметное для других, чудо. И не где-нибудь, а в Дивеевской обители. Так проявило себя народное православие, которое сильно не знанием священных писаний, не твёрдостью в догматических трактованиях, а наивной верой открытого сердца, для которого мир полон знамений, чудесных указаний, таинственных свершений, соединяющих Небо с обыденной человеческой жизнью.

Но на этом наши злоключения не кончились. Из Дивеево мы должны были отправиться в город Саров — колыбель сталинской атомной индустрии, где была создана советская атомная бомба, остановившая атомный удар по России, "православная бомба", как её иногда называют, ибо в Сарове подвизался преподобный отец Серафим, и до сего дня здесь хранится гранитный валун, о который в своих денных и нощных молитвах он истёр себе колени.

Зрительный зал, где я должен был выступить, собрал в себя несколько сотен замечательных учёных, инженеров, докторов наук, лауреатов Государственных и Ленинской премий, — той истинной российской элиты, которая и сегодня, в жесточайших условиях, продолжает совершенствовать ракетный ядерный щит страны. Я предвкушал эту встречу. Хотел заглянуть в глаза этим людям — истинным сынам Отечества, хотел поделиться с ними своими переживаниями, сомнениями и прозрениями.

И вот за час до моего появления в Сарове я опять получил отказ, в котором глава городской администрации Димитров лишал меня зала. Меня попросту не пускали в Саров, на этот раз, ссылаясь на закрытость города, на режим секретности, хотя все предварительные процедуры были соблюдены: поданы все заявки, заполнены все анкеты, а глава администрации обладал правом провести через кордоны несколько посетителей, не подвергая их ФСБ-шным проверкам.

И вновь бесконечные телефонные переговоры, жалобы, урезонивания… Зрительный зал между тем наполнялся. Устроители вечера до последних минут пытались уговорить упрямого главу, который, видимо, получил строгий наказ из областного центра не пускать в атомный город красно-коричневого писателя.

И вот отказ получен. Надежда на встречу с саровцами улетучилась. Огорчённые, мы двинулись из Дивеева по заснеженным дорогам, ночным лесам в сторону святого источника, где суровый, удручённый неудачей Тарнаев ушел в рубленую купальню и кинулся в ночные студёные воды источника. Плавал в чёрной воде под снегопадом. Не знаю, молился ли он, трижды окунаясь в купель, или сами святые воды явили свою чудодейственную силу. Но пока мы удалялись от берега ночного потока, раздался телефонный звонок. Организатор вечера прямо из переполненного зала извещал нас о том, что, увы, вечер не состоится, что все усилия сломить сопротивление местных властей оказались тщетными.

И тогда, будто кто подтолкнул меня: я взял телефон и попросил устроителя включить в Доме культуры громкую связь. И по телефону, стоя под ночным лесным снегопадом, я провёл свой творческий вечер. Успел выразить своё восхищение этими замечательными русскими умами. Поделиться моими представлениями о настоящем и будущем русского государства.

В ответ в телефонной трубке долго звучали аплодисменты. И я понял, что услышан залом, что мои огорчения напрасны — встреча с читателями, вопреки злокозненной власти, состоялась. И опять мелькнула мысль, что это маленькое чудо свершилось по воле преподобного Серафима, и Тарнаев, окунувшись в купель, угоден старцу. Мы видели удивительные чудеса, сопутствующие моему коммунистическому другу Тарнаеву.

Уже после встречи более 150 человек обратились с письмом к городской администрации и лично главе города Саров Димитрову, выразив своё возмущение случившимся, и призвали уважать право горожан на общение с деятелями русской литературы, культуры, учеными и политиками.

Не эти ли мнения множества людей, мирян и духовных лиц, — не они ли дают нам право утверждать, что новая левая идея в России будет связана с верой? Что православный социализм станет политической и метафизической основой, соединяющей веру и творческое начало русских людей.

Екатерина Глушик -- Гражданство России — сербам!

Беспрецедентное событие произошло в Белграде: в посольство РФ с просьбой о предоставлении им российского гражданства обратились свыше двадцати тысяч косовских сербов.

Из двухмиллионного населения Косова на сегодня сербов — около 100 тысяч. Обеспечение их безопасности лежит на международных миротворческих силах KFOR. Но с 1999-го года, со времени взятия Косово под контроль натовскими войсками, оттуда бежали почти 250 тысяч сербов и других неалбанцев, более тысячи были убиты. Сербы, живя среди албанцев, питают мало надежд на то, что родное государство защитит их: если власти края они обвиняют в этнических чистках и притеснениях, то официальный Белград — в бездействии по защите своих граждан.

Инициатор акции Златибор Джорджевич объяснил этот шаг отчаянием людей: "С момента прихода миротворческих сил… было убито более тысячи сербов. Мы полностью бесправны, нам угрожает биологическое исчезновение... В России мы видим единственное спасение". Он уверяет, что число сербов (не только из Косово), желающих получить двойное гражданство, увеличивается.

Один из лидеров косовских сербов Марко Якшич называет обращение к российским властям шагом от неверия в способность официального Белграда решить проблему Косова. "Люди решили искать помощь единственно там, где её могут получить, — от российского государства. Как российские граждане, они бы в полной мере и гораздо больше были бы защищены по сравнению с нынешним состоянием, когда Белград повернулся к ним спиной".

Прошлым летом во время визита посла РФ Александра Конузина в Косово лидеры Сербского национального вече уже обращались с подобной просьбой. Но в данном случае акция носит столь массо- вый характер, что без внимания её не могут оставить ни российская, ни сербская сторона, ни "миротворческие силы", под присмотром которых безнаказанно убивают тысячи сербов, ни Европа, которая, по словам председателя комитета Госдумы РФ по международным делам Константина Косачева, должна будет искать ответы на непростые вопросы.

Олег Булдаков, советник посла РФ в Сербии полагает: "Сегодня Россия вновь является единственным защитником распятого сербского народа, и это прошение — о спасении от разброда и полного уничтожения. Там, в частности, говорится: пусть мы умрем, если умирать должно, но главное — чтобы у нас не отняли нашу православную душу".

Итак, люди в отчаянии, они взывают о помощи. Но некоторые реакции на данную акцию вызывают недоумение. Так, госсекретарь в Министерстве по Косово и Метохии Оливер Иванович заявил: "Я не верю в подобные способы добиться чего-либо. Вместо этого, если кто-то недоволен, было бы гораздо лучше принять участие в предстоящих парламентских выборах и отдать свой голос тому, кто наилучшим образом будет защищать их интересы".

То есть, людям, которых убивают, имущество которых уничтожают, предлагают пойти, опустить бюллетень в урну для голосования, и жизнь изменится к лучшему! А разве в настоящее время в сербском парламенте заседают партии, которые давали добро на убийство своих сограждан? Ведь этот отчаянный жест и есть голосование — протестное. Неужели государственные мужи не понимают, что люди хотят привлечь внимание таких вот горе-госсекретарей и мирового сообщества, которые так любят потрепаться о бесценности человеческой жизни, правах и свободах?

Более реалистично оценил ситуацию лидер "Новой Сербии" Велимир Илич: "Позор для всех нас, что наш народ просит о гражданстве какой-то другой страны. Люди из Косово говорят, что у них такое ощущение, что сейчас их больше защищает Россия, чем Сербия".

"Косовские сербы стали разменной монетой. Их судьбами Белград расплачивается за возможность войти в Европейский союз. Просьба о российском гражданстве для косовских сербов — это крик о помощи", — считает писатель Йован Деретич. Действительно, наверняка реакция официального Белграда на инициативу косовских сербов будет негативной: портить отношения с Евросоюзом, вхождение в который является главной целью сербских властей, Белград не желает. Стиснутые рамками политкорректности, сербские власти защищать своих граждан, проживающих в Косово, неспособны. Они могут только взывать к миротворческим силам. Но ведь никто не несёт ответственности за гибель граждан: ни те, на ком лежит обязанность по защите, ни убийцы, которых подобная безнаказанность распаляет. Чего стоят оправдания Международным уголовным трибуналом по бывшей Югославии "гангстеров в форме" — таких, как Агим Чеку, Рамуш Харадинай, руки которых по локоть в сербской крови? Западные державы, желая установить единоличную власть над миром, для обеспечения территориальных завоеваний, создавая военные базы, расширяя НАТО на восток, не церемонятся в выборе сторонников, опираясь на главарей "Армии освобождения Косова" типа Харадиная. Оправдание этого очередного бандита в своё время стало посланием Запада косовским албанцам о том, что их зверства останутся безнаказанными. И непрекращающиеся убийства сербов на их родной земле — тому подтверждение.

А мировая общественность, столь близко к сердцу принимавшая фальшивки и инсценировки якобы проводимого сербами "геноцида албанского народа", теперь не видит реальных смертей сербов.

Лидер КПРФ Геннадий Зюганов, напомнив, что Россия не признала Косово как независимое государство, а сербы в Косове "подвергались и подвергаются насилиям и дискриминации, заявил: "Надо исключительно внимательно отнестись к просьбе порядка 20 тысяч косовских сербов. Мы должны удовлетворить эту просьбу, и если этот вопрос будет вынесен на рассмотрение Госдумы, то наша фракция поддержит просьбу косовских сербов".

Реакции официальных властей России на просьбы о предоставлении гражданства пока не последовало. Но мнение граждан нашей страны фактически единодушно: мы должны дать гражданство, защитив наших братьев и хотя бы частично смыть позор нашего предательства Югославии, которая руками Ельцина и Черномырдина была отдана на растерзание "миротворцам" НАТО. Предоставление гражданства сербам покажет, что российские власти руководствуются в своих действиях интересами россиян и готовы оказать реальную помощь братьям, оказавшимся при нашем попустительстве в бедственном положении. И хотя предоставление гражданства сербам вызовет злобную реакцию "бомбовой демократии", такой шаг поднимет авторитет нашей страны и продемонстрирует, что Россия — великая держава, которая умеет защитить и себя, и своих друзей.

Роман Алексеев -- Абсурд вместо стратегии

"Возможно, Россия будет втянута в ядерную войну". Такой тезис 17 ноября этого года начальник Генерального штаба ВС РФ генерал армии Н. Макаров, озвучил в ходе своего выступления в Общественной плате на тему "Новый облик Российской армии: результаты, проблемы, перспективы". По словам Макарова, на границах Российской Федерации сейчас неспокойно. И есть угроза возникновения локальных конфликтов, в которые будут втянута Россия, и в ходе этих конфликтов высока вероятность применения ядерного оружия.

Это заявление буквально взорвало информационное пространство. Журналисты и комментаторы взялись наперебой обсуждать эти слова НГШ. Эксперты же к ним отнеслись, мягко говоря, критически. Если посмотреть на границы РФ, то абсурдность заявления Макарова об угрозе ограниченного регионального ядерного конфликта становится очевидной. Например, если предположить, что самый вероятный сегодняшний противник, Грузия, рискнет снова развязать войну на Кавказе, то грузины едва ли применят против РФ атомное оружие — по той простой причине, что его у них просто нет. Если же в ход конфликта вмешаются НАТО и США, то, учитывая их военный потенциал, правильнее будет говорить не о вероятности применения ядерного оружия, а о неизбежной масштабной ядерной войне. Аналогичная ситуация и в случае любого военного конфликта с участием России в Европе, и при конфликте с Китаем. Даже война с безъядерной Японией неизбежно перерастёт в масштабную ядерную войну, так как Япония связана договором о взаимной защите с США.

Вообще, после выступления начальника Генштаба возникает впечатление, что он и министр обороны руководят какими-то виртуальными Вооруженными силами, рядом с которыми существуют такие же "виртуальные" вооруженные силы стран вероятного противника, которые силой воли руководителей Минобороны трансформируются в удобные для них формы и виды.

Последний тезис доказали учения "Центр-2011", на одном из этапов которых силы ОДКБ взялись бодро отражать агрессию Ирана. При этом вопрос, для чего Ирану нападать на страны СНГ, так и остался без ответа и разъяснения. Хотелось бы уточнить у господина Макарова, что же такое стало ему известно об "иранской угрозе", что нам срочно потребовалось отрабатывать на учениях боевые действия против Ирана? Интересно, знает ли господин Макаров, откуда в Иране появилась атомная электростанция "Бушер"? Могу подсказать — эту АЭС построила Россия силами госкорпорации "РосАтом". Более того, зенитно-ракетные комплексы для обеспечения ПВО этой АЭС также были поставлены Российской Федерацией. Господин Макаров, наверное, удивится, но с 1992 года атомная программа Ирана проходит под наблюдением Российской Федерации, которая заключила соответствующий договор с Ираном. Иран является одним из крупнейших покупателей российского вооружения. При этом у России нет сухопутной границы с Ираном и, как следствие, нет никаких взаимных территориальных претензий. Иран уже много лет рассматривает Россию как своего партнёра. Возникает вопрос, а в курсе ли этих фактов генерал армии Макаров? Если в курсе, то в каком состоянии ума он подписал план учений?

Впрочем, всякую конспирологию можно отбросить. Причина выбора Ирана в качестве вероятного противника на учениях "Центр-2011" более чем прозаична. Возможности средств огневого поражения "бригад нового облика", а также выучка личного состава этих бригад настолько слабы, что эффективно воевать они могут только с такими армиями, как иранская. При выборе в противники более современных армий результаты учений становятся удручающими. Поэтому при планировании учений "Центр-2011" решили уже не позориться и сразу назначить себе врага, с которым легко справиться.

На самом деле, генерал армии Макаров нагнал на слушателей жути по одной причине. И причина эта проста — необходимо как-то оправдать то, что сейчас происходит с Вооруженными силами РФ, весь этот пресловутый "новый" и "новейший" облик. Отвлечь внимание общества от того, что происходит с армией. Поэтому генерал Макаров, сурово сдвинув брови, рассказывает не сильно компетентным в военном деле членам Общественной палаты, что РФ находится в окружении врагов, и только он вместе с министром обороны знают, как предотвратить войну и как к ней подготовиться.

Но по обыкновению, в своем усердии начальник Генштаба перестарался и вместо реальной ситуации на границах РФ, выдал очередную глупость. Впрочем, в последнее время такие глупости, озвученные во всех СМИ, становятся нормой поведения руководства российского Минобороны.

О том, что Макаров не знал, не знает и, по всей видимости, не хочет знать того, что происходит в ВС РФ, как, впрочем, и в армиях других стран мира, становится понятно, если прочесть то, что дальше говорил НГШ на пресс-конференции. Удивительно, но бывший командующий СибВо даже не знает округ, которым он командовал столь длительный срок. По словам генерала армии Макарова, "на примере боевого состава войск бывшего СибВО можно показать состояние Вооруженных сил на тот период. В постоянной готовности в округе находились только несколько полков, и те были укомплектованы на 80% от штата военного времени". Не хочется разочаровывать бывшего командующего СибВо, но в его подчинение, помимо трех мотострелковых полков, входили еще и танковый полк, а также мотострелковая и десантно-штурмовая бригада плюс две бригады специального назначения. И все эти части и соединения были постоянной готовности, что означает их укомплектованность не менее чем на 95% от штата военного времени. Более того, на момент начала реформы, все эти части и соединения, за исключением одного мотострелкового полка, были полностью укомплектованы военнослужащими по контракту. Но, увы, начальник Генерального штаба, вероятно, всё это забыл.

Владимир Карпец -- Британская корона против Руси

Продолжение. Начало — в №№ 35-36, 38-41, 43-45

Недавно ушедший от нас выдающийся французский писатель и геополитик, друг России Жан Парвулеско (1929-2010) говорит о Первой мировой войне и последовавшей за ней череде революций как о "специальной буре с особыми целями" по уничтожению европейских монархий: Российской, Германской и Австро-Венгерской. При этом он задает вопрос, и сам же на него отвечает: "Почему тогда не была побеждена той же самой "специальной бурей" Британская Империя? Конечно, и её час пробьет, и уже скоро, но удар — "специальная буря" — прежде всего был призван уничтожить те европейские монархии, которые были особым образом основаны на божественном праве, иными словами, наследовавшие через Священную Римскую Империю германской нации собственно Римской империи (в данном случае историософия Жана Парвулеско несколько отличается от нашей, но не непримиримым образом. — В.К. ). Британская же империя оставалась, как и старое Британское королевство, извращённым, тотально отчужденным образованием, наделенным особой миссией — миссией предательства и преступления, субверсии и вероломства… Все наши, то есть принадлежащие к противостоящему "тайне беззакония" стану, прекрасно знают об адской игре "двора святого Иакова", развязавшего так называемую французскую революцию, безчестно потопившую в ее собственной крови французскую ветвь Бурбонов, которых именно Лондон подталкивал к последнему порогу, дабы низвергнуть в поглотившее их круговращение тьмы. Точно таким же образом прямая ответственность за уничтожение последних Романовых лежит на либеральной мрази вроде Ллойд Джорджа (1863-1945), мастера адской интриги, стряпчего Версальского договора, аннулировавшего для Романовых право политического убежища, о котором вел переговоры Керенский (здесь Парвулеско ошибается: Керенский лично передал все "права" на узников Ленину и Троцкому — В.К. ), право, открывавшее для будущих жертв екатеринбургской бойни путь из Советской России к свободе и просто к жизни. Все так и есть. Разве депутат Джеймс Рамсей Макдональд, такая же гнусная мразь, не позволял себе публично называть Николая II "замаранным кровью созданием" и даже "преступником в соответствии с естественным правом"?" (Парвулеско, Жан. "Путин и Евразийская Империя", СПб, 2006, с.с. 146-149). И далее: "Великая Имперская тайна Николая Второго, как мне кажется, заключается в в безусловной и неразрывной связи с великоконтинентальной евразийской миссией России… Находясь непосредственно на жертвеннике, Россия непрестанно созидает — или хотя бы пытается это сделать — последнее имперское единство герметически выражаемых орлом Дома Романовых двух ликов — европейского и азиатского — живого тела Третьего, Иного, Евразии, Великого континента, обретающего свою древнюю историческую идентичность в установлении Евразийской империи конца. Тайный геополитический взор Николая II — сегодня это совершенно очевидно — был направлен в сторону Великой Азии и к планетарному выходу в Тихий океан… Вильгельм II, считавший себя "Императором Атлантическим", называл Николая II "Императором Тихоокеанским". Сам же Николай II всю жизнь и стремился стать Императором Тихоокеанским, но от имени Европы, имея Европу за за собой, Европу "от Атлантического океана до Тихого" (вменяя в ничто "острова", удел "Дана с кораблями". — В.К. ). Секретные имперские контрстратегические службы Николая II, безусловно, изучали отдаленные великоконтинентальные пространства в перспективе "имперской миссии" России. Они преуспели и в прямой конспирологической разведке. В начале 1917 года планы русского вхождения в Тибет и взятия его под имперский протекторат были полностью готовы." (там же, сс. 173-174).

Это было прямым и непосредственным продолжением геополитики Рюриковичей, прежде всего царя Иоанна Васильевича Грозного, а также и творца "новых Романовых" ("Павловичей"), императора Павла. Кто бы ни стоял у истоков династии (пусть даже и Джон Ди), Романовы "пошли поперек" всей "атлантической ветви", поперек наследников Thuata de Dannan, восстанавливая полярные, гиперборейские линии Vamsa Surya. За что и расплатились мученической кровью. Были ли спецслужбы "Британской короны" (Сити плюс Виндзоры) самостоятельны в своих действиях? "Ликвидация Российской Императорской семьи, — пишет Парвулеско. — как в лице её непосредственных представителей, так и в лице некоторых кровных линий, прямых или имеющих очевидную значимость, было исполнением неких обязательств, тайных обязательств. Кого перед кем? Если мы найдём ответ на этот вопрос, то он полностью изменит угол зрения на залитые кровью — по ту сторону пространства и времени — стены таинственного дома Ипатьева в Екатеринбурге" (там же, с. 151).

"1917: Ротшильды приказали находившимся под их контролем большевикам казнить Царя Николая II и всю его семью в России. Это месть Ротшильдов за то, что Царь Александр II объединился с Президентом Авраамом Линкольном в 1864. Для них особенно важно уничтожить всю семью, включая женщин и детей, с целью показать миру, что с вами случится, если вы попытаетесь пойти против Ротшильдов".

В определенной "рифмовке" со всем сказанным бытуют устойчивые слухи, о том, что Русский Царь, будто бы "предупрежденный духовными лицами" о революции сделал огромный вклад в созданную Ротшильдами (вместе с Варбургами, Морганами, Лазарами, Шиффами, другими банкирами той же идентичности, а также Рокфеллерами и при участии Британской королевской семьи) в 1913 г. Федеральную резервную систему (частное предприятие, заменившее Государственный банк США и фактически создавшее всю современную "виртуальную экономику" на основе бумажных долларов) — чуть ли не до 50% её активов, что послужило основой разнообразных афер вплоть до т.н. "дела Анастасии". Можно согласиться с серьезностью этих недоумений, на протяжении многих лет то появляющихся, то исчезающих. Конечно, для окончательно суждения нужны неопровержимые факты. Однако на этот счет есть и иные сведения, не ставящие под угрозу репутацию государя, в разрушении которой более всего заинтересованы Ротшильды и Виндзоры. Личное имущество императорской семьи до 1917 года находилось в ведении Министерства императорского двора и уделов. Это ведомство подчинялось непосредственно императору и больше ни перед кем не отчитывалось.

Основную часть этого имущества составляли фабрики, дворцы, имения и прочая недвижимость (Эрмитаж, Академия художеств, Беловежская пуща, Абрау-Дюрсо, Массандра и т.д.). Далеко не все приносили доход. Часть удельных лесов сдавалась в аренду. С 1797 по 1897 год на "общие надобности" императорской семьи выделили 236 миллионов рублей.

Общая площадь удельных земель составляла около 8 миллионов десятин (до 90 тысяч квадратных километров, больше Чехии). Никакие вклады в иностранных банках не могли сравниться с этим богатством. Тем не менее, когда в 1905 году возникла угроза потери трона, Николай II перевел в берлинский банк Мендельсона около 4 миллионов рублей в виде "процентных бумаг". В 1913 году почти все ценные бумаги вернули в Россию (курсив наш. — В.К. ). В Берлине, по-видимому, остались только немецкие облигации, за которые уцелевшие Романовы в 1938 году получили около 25 тысяч фунтов на всех. Счета императорской семьи в британских банках были закрыты к 1900 году.

Министерство Императорского двора было упразднено в 1917 году, а отдельные его учреждения перешли к разным ведомствам.

Америка сама по себе — это мы должны понять и осознать — не является "центром глобализма". Это лишь временная "перевалочная база", "территория", освоенная "мировым островом" — блуждающим. В самих Соединенных Штатах говорят так: "Америка стала государством-банкротом, которое полностью перешло в собственность к кредиторам. Они владеют Конгрессом, они владеют исполнительной властью, они владеют властью судебной. Им принадлежат все структуры государственного управления. У вас есть свидетельство о рождении? Оно тоже принадлежит им". Во времена Александра Второго и Авраама Линкольна это еще можно было предотвратить (хотя, конечно, государство, построенное на месте тотального уничтожения коренного населения, всё равно не устоит…).

Но и это не главное. Речь шла не об экономической, и даже не о политической, а о генетической мести. Тем, кто из последних сил нес на себе бремя древнейшего, изначального и единственного.

Николай Козлов цитирует важнейший текст, опубликованный американским журналом American Mercury ("Убийство Царя и уничтожение Рюриковичей — акт расовой мести", 1968): "Затем большевики начали погоню за Рюриковичами из династии Рюрика и Олега, убивая всех мужчин, женщин и детей, которых они могли захватить: Барятинских и Белосельских, Долгоруковых и Друтских, Щербатовых и Шаховских, Вяземских и Волконских, а также и многочисленных Оболенских. Их выслеживали, мучили и убивали. Даже тех Шаховских, кооторые открылись в Саратовской губернии, живших как простые деревенские люди, и тех уничтожили: отца, мать и ребенка" ( Цит. по Николай Козлов, Указ.соч, с.27)

Русский Престол опустел. Если бы не "большевистская остановка истории", а затем сталинская (в точности по Константину Леонтьеву) "подморозка России", он был бы захвачен и присвоен немедленно.

Но "Британская корона", разумеется, не оставляла и не оставляет своих начертаний о "зеленой земле". В этом же ключе она рассматривала и Вторую мировую войну. Современный русский историк и публицист Александр Елисеев пишет о Второй мировой войне как о "глобальной революции, при помощи которой транснациональная олигархия планировала объединить мир под своей "железной пятой". "Ведь в чем заключался расчет мировой плутократии? — задает вопрос Елисеев и отвечает: — Она желала разгрома как России, так и Германии.

Продолжение следует

Владимир Овчинский -- Мегамашина

Президент Дмитрий Медведев на встрече с региональными СМИ в Уфе признал нецелесообразным вводить контроль за расходами в стране. Мало того, Медведев заявил, что такой контроль сам может стать средством коррупции. Странное заявление, учитывая мировую практику борьбы с коррупцией и организованной преступностью, а также требования конвенциональных документов ООН. Всем понятно, что, если чиновник способен приобрести в собственность (на себя, родственников, подставных лиц) особняк ценой в 10 млн. долларов, имея годовой доход 2-3 млн. рублей, то его принадлежность к касте коррупционеров вряд ли вызывает сомнение.

Такое заявление Медведева перед выборами вызывает удивление. Его надо расценивать как позицию партии власти, "Единой России"? Но ведь совсем недавно преобладала другая точка зрения. Премьер Владимир Путин 20 апреля текущего года поручал своему заместителю Вячеславу Володину подготовить законопроект о введении декларирования расходов чиновников и депутатов. Значит, теперь такого законопроекта не будет?

Чудеса вокруг закона о контроле над расходами уже случались в новейшей истории России. Напомним, что в июле 1998 года подобный закон в России был принят первым президентом России Борисом Ельциным. Он назывался: "О государственном контроле за соответствием крупных расходов на потребление фактически получаемым физическими лицами доходами". Но ровно через год, в июле 1999 года, этот закон был Ельциным отменен. Каких-то внятных объяснений его отмены никто не дал. Хотя сам закон был весьма добротный и соответствовал международным стандартам. В нем к крупным расходам относилось приобретение: а) недвижимого имущества; б) воздушных судов, морских судов и судов внутреннего плавания, наземных транспортных средств; в) акций, долей участия в уставных капиталах хозяйственных организаций, государственных и муниципальных ценных бумаг, а также сберегательных сертификатов; г) культурных ценностей; д) золота в слитках.

Согласно отмененному закону лица и организации, осуществляющие регистрацию(приобретение) указанного имущества и регистрацию сделок с ценными бумагами, обязаны были в течение 15 дней с даты регистрации или нотариального удостоверения в письменной форме сообщить о совершенных физическими лицами сделках в налоговый орган по месту их жительства. В свою очередь, налоговый орган по получении специальной декларации обязан был зарегистрировать ее и в месячный срок проверить достоверность заявленных в ней сведений о средствах, имевшихся у физического лица.

При обнаружении фактов занижения суммы доходов и (или) неуплаты с таких доходов налогов, неполной их уплаты, а также представления фиктивных документов соответствующее физическое лицо могло быть привлечено к административной или уголовной ответственности.

По существу, отмененный закон содержал мощные антикоррупционные и антимафиозные положения!

В последующем отменен был не только этот закон. Уже при новом президенте России Владимире Путине в июле 2003 года была отменена даже "мягкая" форма налогового контроля за крупными расходами физических лиц. Хотя эта "мягкая" форма контроля уже не предусматривала уголовной ответственности, да и бремя доказывания законности сделки лежало не на лице, которое осуществляло крупные расходы, а на налоговом органе. В пункте 10 статьи 31 Налогового кодекса налоговикам оставили скромное, ничем не обеспеченное право "контролировать соответствие крупных расходов физических лиц их доходам". Но и это положение было также отменено в 2006 году.

Думаю, что ликвидация госконтроля за расходами способствовала ещё более бурному росту нашей доморощенной коррупции, экономической и организованной преступности. Именно в нулевые годы, даже в период глобального финансового кризиса, скупка фантастически дорогой недвижимости и в стране, и за рубежом приобрела характер паранойи.

В одном Лондоне количество наших соотечественников, получивших вид на жительство, в 2008-2010 годах, по данным британской налоговой службы, увеличилось с 200 тыс. до 300 тыс. человек. Богатые россияне занимают первое место в списке иностранцев, инвестирующих в приобретение дорогого жилья в столице Великобритании. Значительная масса покупателей из России приобретают жилье в ценовом диапазоне 5-10 млн. фунтов.

Как криминолог, могу совершено безапелляционно заявить, что подавляющую долю в указанных и иных неконтролируемых расходах составляют деньги, полученные в результате теневых и "серых" схем, в каждой из которых присутствует коррупционная составляющая. Даже по официальным данным Росстата в период активной скупки собственности за рубежом объем теневой экономики составлял 25% от ВВП. Это по официальным данным. А по данным многих выборочных исследований — 40-50%.

Отсутствие контроля за расходами не позволит реализовать в российском законодательстве положения статьи 20 Конвенции ООН против коррупции. Она требует ввести правовую ответственность за "незаконное обогащение", когда выявленные расходы превышают легальные доходы. Кстати, ратификация данной конвенции была сделана с оговоркой, что Россия не собирается выполнять положения статьи 20-й. Все ждали, что данная "оплошность" будет исправлена. Теперь этого ждать не приходится.

Александр Бобров -- Социализм для Евтушенко?

Есть такой преуспевающий писатель Анатолий Салуцкий, который и в советские времена широко публиковался, и сегодня прекрасно себя чувствует. Его статьи приходят то из США, то из Западной Европы. А ещё он ведёт в "Литературной газете" рубрику "Хорошо", где призывает: хватит ныть — давайте замечать, что хорошего сделано, воздвигнуто в стране. Я сам люблю на поприще культуры и литературы замечать добрые свершения среди той мерзости, что творится, но тут при поддержке хорошего важно понимать вектор развития. Вот, Салуцкий много чего перечислил, а, по данным Росстата, в I полугодии 2011 года число бедных в РФ за это же время выросло на 2 миллиона человек по сравнению с I полугодием 2010 года и достигло 21,1 млн. россиян. То есть — больше двух населений всей Белоруссии, о трудностях которой с упоением рассказывают федеральные телеканалы. Хорошо?

Но я сейчас о другом. В "ЛГ" появилось открытое письмо Салуцкого президенту Российского союза предпринимателей Шохину А.Н. "Уважаемый Александр Николаевич! Несколько дней назад мне позвонил из Оклахомы выдающийся русский поэт Евгений Евтушенко, который в настоящее время проходит курс медицинской подготовки к серьёзной операции. Однако, не личные проблемы со здоровьем тревожат Евгения Александровича. Четверть века он готовил уникальный литературный труд — Антологию русской поэзии, которую озаглавил знаменитой строкой из своего стихотворения "Поэт в России больше, чем поэт" и которая включает лучшие образцы десяти(!) веков отечественной поэзии. Подобной антологии нет нигде в мире, ни на одном языке. Большое пятитомное издание, безусловно, претендует на то, чтобы стать культурным памятником нашей эпохи". Ну, и ради Бога — кто ж против? Но апологет современной действительности Салуцкий хочет в обход свободного рынка попросить денег у предпринимателей на увеличение запланированного тиража в 10 раз. По-моему, они, как заведено, не откликнулись.

Ещё раньше эту кампанию начала газета "Новые Известия": "Составить антологию десяти веков русской поэзии — задача, которую может выполнить академический коллектив. А может — один человек. Тогда это будет сверхзадача. Книга получится субъективной, отражением его личности, слитком золота, переплавленным в одной душе. Но это совсем не плохо, когда к делу приступает и не отпускает его большой поэт — такой, что сверхзадача для него — единственно мыслимая форма творческого бытия. "Про нашу совместную работу с научным редактором В.В. Радзишевским кто-то в читательских письмах очень точно заметил: два человека, делающие работу целого института", — говорит Евгений Евтушенко".

Нет, всё-таки это не так: ИМЛИ или Пушкинский дом, готовящие любое собрание сочинений или этапную антологию, всё-таки подходят к делу более скрупулёзно, объективно, многогранно и компромиссно, что является благом, если издание адресовано самому широкому кругу читателей. Евгений Евтушенко завершил многолетнюю работу по составлению трёх-, а потом, как оказалось, пятитомной антологии русской поэзии, названной по его собственной "крылатой" строчке. Для названия она длинна, претенциозна и крайне субъективна. Я уважаю этот его труд, поскольку, например, повстречавшись с ним на Кубе, увидел, как он таскал тяжёлый чемодан на колесах, где лежали не подарки и кубинский ром, а материалы завершающейся антологии. Но почему труд был столь длителен? Ведь подобрать стихи (многие из них — антологические) не такая уж гигантская — на четверть века — задача. А потому, что Евгений Александрович решил обо всех поэтах не только рассказать сам, но и посвятить почти всем любезным авторам своё личное стихотворное вступление. "Так это и хорошо!" — воскликнет почитатель Евтушенко. Я сам был в юности его почитателем и до сих пор люблю его ранние лучшие стихи, но многие опусы последних лет у меня, как и у многих, вызывают отторжение. Образно говоря, я бы предпочёл, чтобы о Блоке было размещено стихотворение Цветаевой "Имя твоё", а о Пастернаке — Ахматовой "Он награждён каким-то вечным детством…" Однако, повторю, длительный труд, пусть и крайне субъективный, заслуживает уважения и издания. Пятитомник должен выйти тиражом в 5.000 экземпляров. Огромный тираж для такого спорного поэтического издания! Но тут вдруг началась странная, совершенно непонятная кампания в сверхрыночной стране: сделать антологию Евтушенко всеобщей, обязательной для всех школ и вузов страны!

Начала эту антилиберальную кампанию с возвращением в социалистические годы с государственным книгоизданием газета "Новые Известия", где Евтушенко печатал главы из будущей антологии. Главный редактор газеты — известный либерал Валерий Яков. Бывший новомировец — даже антисоветчик, как я понял, находясь с ним в одной зарубежной поездке, но почему-то его орган требует возврата к советскому государственному монополизму в лице, правда, не всех отраслей народного хозяйства и культуры, но их любимого автора — Евтушенко. Начиная с первой же публикации, к нему накопилась масса вопросов. Вот как он открывал серию публикаций с рассказа об одной из первых значительных русских поэтесс Анне Буниной, которая принадлежала к тому дворянскому роду, из которого вышли Василий Жуковский и Иван Бунин. После бесхитростного рассказа шли вдруг стихи:

И, Беллы Ахмадулиной прапра,

под шляпой, смётанной парижистой иголкой, —

она явилась к Сахарову в Горький

и хризантемами мильтонов прорвала.

Прабабкой Бунину с основанием дальнего родства называла Анна Ахматова, но при чём тут Ахмадулина, а уж, тем более, Сахаров, высланный в Горький? — одному Евтушенко известно. Про неграмотную строчку с мильтонами, прорванными хризантемами — вообще всё ясно. Объясните, Христа ради: почему это должны читать ВСЕ школьники и студенты России?

Как выяснили "Новые Известия", в нашей стране 53,5 тыс. общеобразовательных школ, а высших учебных заведений — более 1100. Следовательно, уверена газета, чтобы охватить школы и вузы, тираж издания должен быть не менее 55 тыс. экземпляров. Она начала сбор электронных писем и подписей для свершения вожделенного. Евтушенко, как блестящий самопиарщик, заявил в интервью: "Я был совершенно потрясён, когда узнал, что подписи в защиту моего труда поставили на сайте пять тысяч человек". Но не пятьдесят же тысяч! Причём, поддержка сейчас по интернету совсем не значит, что люди прочитают антологию, а уж, тем более, приобретут даже за символическую цену. Уверяю, что с такой хилой поддержкой и тираж в 5 000 экземпляров будет вполне достаточен и доступен.

Но Евтушенко, как обычно, идёт напролом: "Мы тратим огромные деньги на создание всевозможных центров, которые изобретут для нас национальную идею, мы покупаем не самых блестящих зарубежных футболистов, чтобы они защищали честь России. А в это время национальная идея в её кристаллизованном виде — вот она, это наша литература! И что же? Как мы относимся к ней? Я полтора часа разговаривал с министром образования Андреем Фурсенко. Я услышал, что я был любимым поэтом его отца. Я не просил денег, хотя это и стыдно, что государство не намерено финансировать такой проект, и этим занимаются частные лица, из-за чего вот уже несколько месяцев дело не движется, лежит полностью готовая набранная книга и не может попасть в печать. Но я хотел только лишь, чтобы Министерство образования порекомендовало нашу антологию университетам и библиотекам. Однако в министерстве мне сказали, что это не в их компетенции".

Лучше бы он с гневом спросил Фурсенко, почему сокращают часы на преподавание всей русской литературы… Однако составитель добился того, что издательству "Русский мiр", издающему эту антологию, была оказана помощь Фондом социально-культурных инициатив, возглавляемым С.В. Медведевой, новым московским правительством в лице заместителя мэра Л.И. Швецовой, генеральным директором фонда "Русский мiр" В.А. Никоновым, но денег у издательства "Русский мiр" сейчас хватает на тираж в 5 тысяч, а не на 55.

Ну, пусть выйдет таким тиражом, а потом общественность, критики и библиотекари — определятся. В библиотеке московского Центра образования №734 (известного как "Школа самоопределения") библиотекарь Тамара Тикунова говорит: "Блока и Есенина — берут очень часто. А современной поэзией не интересуются. Книги Вознесенского, Ахмадулиной, Рождественского годами стоят нетронутыми".

А ведь уверен, что в антологии будет как раз перекос в сторону дорогих шестидесятников. Вот характерная фраза из интервью с Евтушенко: "Вы готовите новую антологию русской поэзии. По вашим словам, больше всего в неё войдет стихотворений Ахматовой и Цветаевой. А сколько там будет Иосифа Бродского?" — "Ещё не считал. Примерно, как и в предыдущей антологии. Тогда мы с ним договорились, что у него будет столько же строчек, сколько у меня и Вознесенского".

А школьники-то спрашивают не усложнённого Бродского, а прозрачных Блока и Есенина! Поэт и критик Алексей Пурин писал о предыдущей антологии Евтушенко "Строфы века": "Нелепо предъявлять составителю "Строф века" какие-либо претензии по содержанию и объёму подборок тех или иных поэтов, изумляться и вопрошать: почему так ничтожно представлены Иван Бунин и Вячеслав Иванов — при том, что пугающе много не только Волошина и Багрицкого, но даже Агнивцева, Оболдуева и Дона Аминадо (поэты-фельетонисты у Евтушенко в особой чести)? Ответ прост: по составительской прихоти".

Теперь эту прихоть желают навязать всем, но я не хочу, чтобы любые мои подопечные: от внучек до студенток факультета журналистики, — судили о том или ином поэте только с точки зрения Евтушенко. Вот он легковесно пишет о Блоке, книги которого часто спрашивают школьники: "Призывая "слушать музыку революции", Блок, тем не менее, предвидел удушение российской культуры после того, как свершилось мрачно-ёрническое предсказание Пушкина: "Кишкой последнего попа последнего царя удавим". Царь, кажется, действительно оказался последним, а вот страдания народа оказались далеко не последними". Но мы ведь знаем, что свершилась реальная культурная революция, что поэзия ХХ века оказалась не удушенной до тех пор, пока не воцарился дикий рынок, когда страдания народа — усилились, а вот количество попов возросло, и живут они вполне благополучно. Зачем эти клише в духе 90-х годов прошлого века?

Все другие оценки — столь же субъективны, с типично евтушенковскими закидонами. Вот он пишет про Дмитрия Быкова: "Прочитав его книгу "Последнее время" (2007), я открыл, надеюсь, главного Дмитрия Быкова — одного из самых сильных современных поэтов. Хотя население страны постоянно видит Диму на голубых экранах, оно, увы, до сих пор не разглядело его в этой ипостаси". Дальше идут стихи "Димы", совсем не открывающие "сильного" Быкова-поэта:

…и бесстыдно публичный,

и застенчиво личный,

да и парень, когда не хамит,

симпатичный,

журналюга и жирнолюга,

но зато, может, лучшего нету любовника,

мужа и друга.

Может, и нету — им с Евтушенко виднее. Но причём тут русская антологическая поэзия?

Вот о Высоцком, которого он называет совсем не по делу и не по внешности Иван-царевичем:

Ты познакомил

народ с народом.

Унасекомил

всех морд по мордам.

С мордами — ладно, хотя именно жирные номенклатурщики, барыги и прочие хари сразу признали его песни своими. Но неужели русский народ до Высоцкого был вовсе с самим собой не знаком? Разве он меньше узнал о себе из стихов Есенина, например, которые до усилий композиторов стали истинно народными песнями? Таких вопросов — уйма.

За государственное финансирование избранного и, уверен, не прочитанного им проекта стоит вольный сатирик и антимонополист Михаил Задорнов: "Я горжусь тем, что живу в стране, в которой есть Евтушенко, Радзинский, Башмет, Спиваков и многие другие. Я не горжусь ни одним олигархом. Я не горжусь тем, что в России есть богатые люди. Они, по большому счёту, не смогли бы стать таковыми, если бы не обокрали российское население. Мне сложно ответить на вопрос, как найти средства на антологию, потому что я никогда ни у кого не просил денег. Если у меня не было средств на какой-то проект, я от него отказывался. Но ситуация с антологией Евтушенко — это совершенно другое дело. Думаю, деньги на книгу надо искать у государства. Если оно поддерживает "АвтоВАЗ", то почему не может издать антологию? Ведь это такая мелочь для государственного бюджета".

Каждый выбирает национальную гордость по своему уровню: кто считает таковым Василия Белова, а кто Радзинского с замашками провинциального актёра. Но главное в другом: если финансирование многотомного проекта — такая мелочь, то почему не составить конкурсную, обсуждённую общественностью полновесную государственную программу, куда вошли бы нужные всем вузам и школьным библиотекам книги? Например, на моей книжной полке появились две новые замечательные антологии: двухтомник "Молитвы русских поэтов" (составитель Виктор Калугин) и антология военной поэзии — "Ты припомни, Россия, как всё это было" (составитель Геннадий Красников). Обе они, убеждён, куда более нужны сегодняшней молодёжи для духовного постижения Родины и военно-патриотического воспитания. Они составлены с помощью издательства "Вече" энциклопедически верно, с душой, но без всяких евтушенковских закидонов во вступительных статьях, а особенно — стихах. Давайте спросим общественность (но только не в мусорной свалке интернета!), да тех же школьных библиотекарей и учителей: что им нужнее в работе? Нет, Салуцкий и иже с ним предлагают вернуться к социализму, к государственной политике в области книгоиздания исключительно для одного Евтушенко, но туда, чтоб он знал, как бы ни было сегодня "хорошо" — многие хотят!

Михаил Попов -- Шаровая молния

От автора. В моем романе "Свиток" — два главных героя: Михайла Ломоносов и наш современник Михаил Русанов, который пишет о великом поморе сценарий.

В кабинете шефа брезжил сумрак — верхний свет не горел, лучилось только бра, которое подсвечивало телевизор. Липкин был не один. Напротив экрана сидел какой-то незнакомый мужчина — на беглый взгляд, мой ровесник или чуть старше, крупный и одутловатый. Разглядеть его подробнее мешали сумрак и это бра, которое светилось у него за спиной. В кабинете пахло тонким табаком и какой-то пряной туалетной водой.

При моём появлении Зяма вышел из-за стола и протянул руку — он был сама любезность и обходительность. Его гость, не поворачивая головы, кивнул, места своего зрительского не покинул, но звук почти заглушил.

— Ну, что, Михаил Романович! — Зяма прихлопнул мою папку, он сидел спиной к свету и глаза его в сумраке едва угадывались. — Работу ты проделал большую. Скажу больше — огромную работу. Многие сцены для меня стали откровением. И по фактуре, и по мысли, — Зяма огладил свою модную щетину. — И по чувству, — добавил он, воздев палец той же руки. — Ломоносов ожил для меня. Не преувеличиваю.

— Спасибо, — скупо обронил я. Кто знает, чего сулило такое мажорное начало?

— Откуда ты столько всего накопал? С ума сойти! — Зяма вскинул руки. — Детство — прелесть. Бабка та, стряпуха... "Птича, птича!.." А этот странник и вспорхнувший голубок... А сцены на Вавчуге, где он ползает по стапелям и ощупывает такелаж!.. А в Холмогорской епархии, где впервые смотрит на глобус!.. А сцена с Прокоповичем в Спасских школах!.. А жизнь тогдашняя впроголодь — как он корочки подъедал, крошки ссыпал со стола в горсть, так всё и вижу...

На сей раз Зяма говорил просто и даже задушевно, что случалось в нашем общении не так уж часто. Я даже размяк и расслабился, слушая его. Слегка царапнуло одно слово, точнее — имя. Он сказал "Лизхен", но произнес на свой манер, как-то в нос, по-иностранному, что ли, и мне стало неприятно, словно в мой текст без моего ведома уже внесли какие-то поправки.

— Образ Лизхен тебе удался, — сказал Зяма. — Юной Лизхен, — уточнил он. — Особенно хороша сцена, когда она учит Ломоносова немецкому, а он её — русскому... И забавно, и трогательно, и, я бы даже сказал, эротично. То, что надо!.. Но вот да-а-альше, — протянул Зяма, словно наращивая психологическую паузу, отделяя котлеты от мух, — дальше, дорогой Михаил Романыч, тебя малость понесло. И понесло явно не в ту степь... Надо быть корректней, Михаил Романыч, — этак задушевно сказал он и покосился влево, — дипломатичней, что ли... Мы же в Европу входим.

— А пустят? — тихо обронил я.

Зяма — я разглядел это даже в полумраке — прищурился, причём прищурился одним глазом, словно взял меня на мушку.

— У вас острый взгляд, — неожиданно раздался голос. Я отклонился. Зяма обзору мешал, потому и отклонился. Но незнакомец от экрана так и не оторвался. Я уже почти заключил, что мне померещилось; что в пылу нашего вялотекущего спора, которому явно мешал посторонний, я принял голос шефа за голос этого самого постороннего, хотя Зяма искусством чревовещания как будто бы не владел; я даже подумал, что незнакомец обращался к телевизору, к персонажам или авторам фильма — так ведь бывает, когда человек увлекается; азартный болельщик всю дорогу гоняет воображаемый мяч, передвигая туда-сюда ногами.

— ...Но вы тенденциозны, — донеслось вновь, и тут я понял, что это говорит все-таки не Липкин, а его гость, что речь незнакомца обращена ко мне, а последняя фраза — продолжение предыдущей.

— В чём? — вскинулся я.

— Во многом, — пробурчал незнакомец. — В том, что касается немецкой партии и, вообще, иностранцев. — Судя по брюзжащему голосу, который пробивался из недр двойного, если не тройного подбородка, он был всё же старше. — Но, в частности, во взаимоотношениях Ломоносова и Миллера. Это для примера.

Я покосился не на Зяму: тот отодвинулся в сторону, словно уступая место на ристалище.

— Ломоносов-патриот, — назидательно сказал незнакомец, — это безусловно. Но и Миллер, — он возвысил голос, — был патриотом России. Десять лет он добровольно, — заметьте, не по принуждению, не неволей, — добровольно жил в Сибири и изучал её, дабы создать капитальный труд "История Сибири". Скопив такой материал, он мог бы укатить в Европу и жить безбедно на этот капитал до конца дней своих. Но нет! Он принял российское подданство и остался в России, несмотря на обретённую в Сибири тяжёлую болезнь.

Я молчал. Хотя мог бы добавить, что Миллера "закатал" в Сибирь или, скажем деликатнее, вынудил бежать туда не кто иной, как герр Шумахер. Шумахер на первых порах протежировал соплеменнику, рассчитывая в дальнейшем на его покладистость, но у Миллера оказался несносный характер и, как итог их конфликта, — десять лет сибирской экспедиции, которая, по сути, была добровольной ссылкой.

— В середине восемнадцатого века, — продолжал мой оппонент, — эти две фигуры, Ломоносов и Миллер, были столпами Академии, её лицом. Но в основе их несовместимости лежит личная неприязнь, а вовсе не национальные различия, не национальный менталитет того и другого, как вы пытаетесь представить.

Он слегка скосил на меня глаза. Я опять промолчал.

— Впервые они увиделись в конце зимы 1743 года.

— 21 февраля 1743 года, — невозмутимо уточнил я. — На заседании Академического собрания, которое запретило адъюнкту Ломоносову посещать свои заседания, по сути, отлучив его от науки. А среди тех, кто голосовал "за", был Миллер. Заметьте, кстати, — всего за пять дней до этого вернувшийся из Сибири.

— Я и говорю — личная неприязнь, — незнакомец повернулся, наконец, всем своим лицом, придавив к груди жабо подбородка. — Миллер был с дороги... Усталый, больной, издерганный. Раздражённый долгой русской зимой. Авитаминозом. Худой дорогой... Представьте себя на его месте... Позади — десять лет не-устанного исследовательского труда. Причём, труда в тяжелейших условиях Сибири... Он — академик, известный в Европе учёный муж, член Лондонского Королевского общества, а перед ним — адъюнкт, по манерам дерзкий, резкий, к тому же моложе его на шесть лет... Какое он мог принять решение?

— Хотя бы воздержаться, — твёрдо сказал я. — Если не разобрался во всех перипетиях той истории...

— Хотите сказать, повод для неприязни подал Миллер?

— Не я говорю — история... Если в чём и грешен Михайла Васильевич, так это в том, что с годами он становился всё больше учёным и всё меньше, увы, христианином. Он был гражданин, патриот. Это была, если хотите, гигантская фабрика по выработке новых научных знаний. Но религиозность, но вера православная в нём всё больше отходила на второй план. Тут, вероятно, сказалось всё: и то, что он довольно долго находился за границей, причём, в одном из центров протестантизма, где когда-то проповедовал сам Лютер; и то, что жена его была лютеранка; и окружение в Российской Академии было иное по вере. Это — с одной стороны. А с другой — российские церковные реалии. Сколько было в религиозной среде фанатиков, злобных кликуш! Ломоносов насмотрелся на них в юности, они преследовали и порочили его наветами в зрелости. Всё это, конечно, не могло не отразиться на его мировоззрении. Самый характерный пример — Московский университет. Готовя проект нового учебного заведения, Ломоносов не включил в его структуру богословский факультет, хотя таковые имелись во всех университетах Европы. В дальнейшем, по примеру Москвы, отказались от богословского факультета и другие университеты России. Решение это было в чём-то роковым. Оно усилило не только раскол светского и духовного образования — оно, по сути, раскололо традиционное русское мироустройство, ещё больше отдалив знать от народа, а главное — разлучило народ и передовой интеллектуальный слой, который потом назовут интеллигенцией.

Мои оппоненты молчали. То ли я сбил их с толку, то ли они решили мне дать высказаться.

— А что касается Ломоносова и Миллера, то там было всякое... И Миллеру, и другим немецким профессорам было нелегко с Михайлой Васильевичем. Еще бы! Каково постоянно находиться рядом, скажем, с шаровой молнией?! Вы приводили примеры... Извольте — приведу и я... Есть гораздо более выразительный эпизод в истории взаимоотношений Ломоносова и Миллера...

Я ещё раз глянул на того и на другого. Они заметно подобрались.

— Осенью 1748 года, — продолжал я, — было перехвачено письмо, адресованное Миллеру профессором Делилем. Переписка с этим французским учёным была в Академии под запретом. Не стану вдаваться в причины этого запрета — не о том сейчас речь. Главное состоит в том, что на Миллера пало подозрение в двурушничестве. В Академии тотчас была создана специальная следственная комиссия. В неё вошли Тредиаковский и Ломоносов. И вот в октябре того самого года эти два учёных мужа, два поэта, исполняя поручение Академии, произвели на квартире профессора Миллера обыск. Я не оговорился — обыск. В поисках компромата они перерыли все столы, шкафы, антресоли и арестовали или, точнее, реквизировали всё, что посчитали нужным забрать: бумаги, письма, рукописи, книги и издания. Об этом обыске имеется запись самого Ломоносова — она напечатана в десятом томе его полного собрания сочинений. Он этого не скрывал... Спрашивается, красит ли этот эпизод Михайлу Васильевича? Нет, не красит. Согласен. Однако ведь и не порочит. Случай тот следует рассматривать в контексте времени, в контексте тогдашних обстоятельств. Ломоносова окружали как порядочные люди, в том числе выходцы из Европы, так и завистники, интриганы, проходимцы и жулики всех мастей и наций, явные и тайные враги, которые действовали исподтишка и норовили ударить в спину. А с волками жить, гласит русская поговорка, — по-волчьи выть. Вот он и не чинился, когда речь шла об интересах Родины, достоинстве и силе Отечества.

Тут я придвинул к себе папку со сценарием и прихлопнул её ладонью.

— В этом и заключается корневая разница между Ломоносовым и Миллером, господа. Ломоносов был сын России и, как всякий любящий сын, защищал её светлый — кто бы как ни чернил — образ. А Миллер, хоть и имел гражданство, оставался чужаком, сухим учёным, холодным статистом, что сам и декларировал. Историк, утверждал он, "должен казаться без отечества, без веры, без государя..." Слышите? "Без отечества, без веры, без государя..." Ну, о чём тут ещё дебатировать?!

-- Анонс «Дня литературы» №11

Вышел из печати, поступает к подписчикам и в продажу ноябрьский выпуск газеты "ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ" (2011, № 11). В номере: передовая Геннадия ЛУКИНЫХ, посвященная феномену "гельманизации"; проза Виктора САЗЫКИНА, Романа СЕНЧИНА, Константина СМОРОДИНА; поэзия Равиля БУХАРАЕВА, Людмилы ВНУКОВОЙ-БЕЛОРУСС, Дианы КАН, Дмитрия НЕЧАЕНКО, Юрия СМИРНОВА, Андрея ТРАСКОВСКОГО, Александра ХУДОРОЖКОВА; публицистика Александра БОБРОВА, Анатолия ЛИВРИ, Олега ОСЕТИНСКОГО, Евгения ЧЕБАЛИНА, эссе Полины ГАНЖИНОЙ, материалы, посвященные Сергею СЕМАНОВУ. Сергей КЛЮЧНИКОВ пишет о новой книге Ларисы СОЛОВЬЁВОЙ, Валерий СДОБНЯКОВ — о творчестве Владимира ЧУГУНОВА. Как всегда, читатели могут ознакомиться с хроникой писательской жизни.

"ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ", ведущую литературную газету России, можно выписать во всех отделениях связи по объединённому каталогу "Газеты и Журналы России", индекс 26260. В Москве газету можно приобрести в редакциях газет "День литературы" и "Завтра", а также в книжных лавках СП России (Комсомольский пр., 13), Литинститута (Тверской бульвар, 25), ЦДЛ (Б.Никитская, 53).

Наш телефон: (499) 246-00-54; e-mail: denlit@rol.ru; электронная версия: http://zavtra.ru/

Главный редактор — Владимир БОНДАРЕНКО.

Анастасия Белокурова -- Соловьиная песня

"Бездельники" (Россия, 2011, режиссёр — Андрей Зайцев, в ролях: Антон Шагин, Андрей Шибаршин, Александра Тюфтей, Полина Филоненко, Ричард Бондарев, Александр Вартанов, Александр Усердин, Антон Коршунов, Полина Райкина, Игорь Теплов).

Перед нами — редкий жанр в современном российском кинопроизводстве — подростковое кино с посланием столь же сумбурным, как и само подростковое сознание. Фильм молодого режиссёра Андрея Зайцева (автор сценария — он же) основан на ранней песенной лирике Виктора Цоя. По собственному признанию Зайцева, он услышал диск с этими песнями в самолете и решил написать по их мотивам сценарий. Что и проделал с переменным успехом на радость всем тем, кто в своё время мечтал вырасти и быть таким, как Цой. Интересен выбор имён для персонажей этой поразительной в своем роде, практически артефактной — для современного кинопроизводства — ленты.

Главный герой "Бездельников" — молодой рок-поэт, гипотетический лидер группы "Кино" по имени Сергей Соловьев(!). Будучи уже состоявшимся музыкантом, он прячется от соратников в закутках гримерки, пьёт коньяк из горлышка и вспоминает события двухлетней давности. Тогда Сергей имел кличку "Соловей", прогуливал лекции в компании своего друга Александра Матросова (!), много бухал и пел под гитару собственные песни, известные старым меломанам как раннее творчество Виктора Цоя. Однажды Соловей увидел в метро девушку, но не рискнул подойти. Позже выяснилось, что прекрасное виденье из метрополитена — любимая подруга Саньки Матросова. Мир проходных дворов оказался тесен. Любовный треугольник постепенно стал обоюдоострым и привел к трагедии — лучший друг погиб, с девушкой так и не сложилось, но зато на свет, пережив "синдром воробейчика", появился трагический поэт, одетый в чёрное.

Главную роль сыграл молодой артист Антон Шагин ("Стиляги"), и "Бездельники" в первую очередь адресованы молодой аудитории его поклонников. Несомненно, рекламный плакат, на котором изображён некто, очень похожий на лидера группы "Кино", привлечёт к фильму и любителей песенного творчества Виктора Цоя, но ничего похожего на биографию своего кумира они там не увидят. Скорее уж вспомнят песню Свина "Найдите мне живого Соловья, я из него сварю друзьям обед". Потому что, как ни крути, но разницу поколений ещё никто не отменял. Те, кто давно знают эти песни (в фильме их звучит порядка десяти) в оригинальном исполнении, наверняка будут разочарованы очень простым, наивным и местами крайне неровным сюжетом, рассчитанным исключительно на юное восприятие. Сюжетом, которому можно умиляться, но никак нельзя воспринимать взрослому человеку всерьёз. Присутствующий на показе для прессы немолодой кинокритик ещё советской закалки и вовсе был возмущён увиденным. Он обвинил авторов в том, что их спонсирует организация "Наши", дабы отвлечь молодёжь от марша несогласных и протестов против путинского режима. Предположение, не лишённое основания, учитывая миллионный (!) бюджет фильма, снятого на цифровую камеру, и который выглядит чуть более дорогим, чем незабвенный король современных малобюджеток "Чёрный таксист".

С другой стороны, искренняя позиция режиссера, на которую на пресс-конференции проводился специальный упор, возможно и способна сделать этот фильм популярным среди школьников и подростков. Наверняка среди тех, за чье кинематографическое развитие пока что в большей степени отвечают трёхмерная анимация и голливудские киноаттракционы, найдутся и такие, которые предпочтут отечественные детские "страсти" заокеанским игрушкам. Тем более, что над ними витает тень звезды рок-н-ролла с яркой и драматической судьбой.

Сам Виктор Цой и его история вполне тянут на полноценный байопик с Сергеем Безруковым или Ерменом Ержановым в главной роли. Кто сыграет кумира не одного поколения молодёжи — по большому счёту, не важно. Ведь скрывают же продюсеры до сих пор имя исполнителя роли Владимира Высоцкого в грядущем декабрьском блокбастере всех времён с говорящим названием "Высоцкий. Спасибо, что живой". И ничего. Все пойдут смотреть и без этого.

А если устремиться и вовсе в космическую даль, то можно предположить, что кто-нибудь, когда-нибудь всё же совершит нравственный подвиг и экранизирует труд коньковского общества уфологов, утверждающих, что Виктор Цой — человек со звезды, безрадостный инопланетянин с механическим голосом, посланный на Землю для составления отчётов о буднях человечества. Чем он успешно и занимался, выполняя свою миссию в собственных песнях. Тогда же и обретёт новое рождение цоевский суперхит всех пришельцев (ау, люди в чёрном!) под незатейливым названием "Пачка сигарет", начинающаяся эпохальным пассажем "Я сижу и смотрю в чужое небо из чужого окна…" Найдётся место и для рисунков Виктора Цоя, на которых, как утверждают специалисты, подробно изображена жизнь его родной планеты — обиталища красных зубастых монстров и жёлтых человечков с квадратными головами — довольно страшного по земным меркам места.

Но о подобном развитии событий остаётся только мечтать. А пока российская молодёжь может удовольствоваться только закадровыми песнями популярного коллектива, которые иллюстрируют историю подростковой любви, щедро разбавленную пьяным угаром, гитарным бреньканьем и романтическим дымом сигарет.

-- За Родину со Сталиным!

Я начал писать песни в девяносто первом году, когда произошёл развал СССР. Это событие толкнуло меня к созданию текстов. До того песен почему-то никогда не писал. Конечно, бывали какие-то юношеские поделки, но я могу их назвать, скорее, графоманией, чем действительно стоящими произведениями. А в девяносто первом занятие стало для меня по-настоящему серьёзным.

В девяносто первом, когда Родину развалили, песни пошли от сердца. Начало у этого потока простое — убита Родина. Я называю свою музыку песнями русского сопротивления. Сейчас меня считают родоначальником этого жанра, потому что до меня таких песен никто не писал. потом постепенно подключились и другие авторы с исполнителями.

Боль за поруганную Родину толкнула к творчеству, всё остальное дал Господь Бог, с этого и начался мой путь. Изначально я писал очень резкие, боевые песни сопротивления, где, по сути, и лирики-то никакой не было, потом постепенно я понял, что нужно развиваться, писать лирические вещи, патриотические песни, современные песни о войне. Последние мне особенно нравятся.

В феврале девяносто второго состоялось знакомство с Невзоровым, практически с того момента вплоть до первого октября девяносто третьего в его программе постоянно звучали мои песни. В то время все они исполнялись просто под гитару, безо всяких аранжировок. Последней песней, прозвучавшей в программе "600 секунд", была "Белый дом", потом программу закрыли.

Впоследствии Невзоров стал человеком совсем иных убеждений, которые я не разделяю, однако, я благодарен ему, ведь с него началось моё вхождение в творческую жизнь, в поэзию, в литературу, в музыку.

Начало можно назвать успешным. Трудности начались несколько позже, передо мной будто бы разверзся вакуум, в котором тонули все звуки и идеи. Я знакомился со многими людьми, но ни от кого не поступало практически никакой помощи. Приходилось постоянно выкручиваться. Затем постепенно в круг моих знакомых вошли такие люди, как, к примеру, Татьяна Денисенко, затем Сергей Серков. Они начали реально помогать, стали делать студийные записи. После этого песни постепенно пошли в народ. А потом "Делократ" начал выпускать диски. Процесс устроен просто, набираются песни, я передаю им диск, он множится, попадает в каталог.

Записей на сегодняшний день набралось на сорок два диска. Их можно купить через интернет-магазин "Делократ", ссылка на который, кстати, присутствует на главном сайте "Завтра". Иногда песни, конечно же, повторяются, потому что для них создаются новые аранжировки. К тому же над ними постоянно ведётся работа, слова изменяются в лучшую сторону.

Кроме песен у меня выходят также и книги.

До недавнего времени я и сам не знал, что был включён в литературную энциклопедию, био-библиографический словарь под редакцией академика РАН Скатова. В третьем томе мне отвели две с половиной страницы.

Вышло несколько моих книг, в частности "Россия, родина, любовь", "Я пою для людей, у которых есть воля". Есть ещё большая книга в твёрдой обложке - "Всё для фронта, всё для победы". Книги со статьями — "Слово о Сталине", "Сталин навеки с нами", "Вглядись в себя, Россия", "Вор должен сидеть в тюрьме". Их можно найти в интернете.

Диски с песнями расходятся по стране, их количество множится, некоторые даже попадают в ближнее зарубежье. По крайней мере, три года назад меня приглашало на Украину движение ЗУБР — За Украину, Белоруссию и Россию. Поехали, дали в общей сложности восемь концертов по разным городам, начиная с Киева, заканчивая Севастополем. Иногда звонят из Америки. Есть один известный антиглобалист Валерий Герасимов, рассказывал, что там у них тоже продаются мои диски. Конечно, это штучный товар, но записи потихоньку идут. Финансов не хватает. Были бы большие средства, всё развивалось бы иначе. Но сейчас, кстати, больших средств нет ни у кого.

К сожалению, моя музыка всё же не востребована в той степени, как мне бы того хотелось. Но при этом ничего не поделаешь — вы видите, что получает широкую ротацию на эстраде — всевозможные "зайки", "мусипуси" и тому подобное. Совершенно бессодержательная либерально-демократическая пошлятина.

Почему-то никто не пишет современных песен о Сталине. Я решил взяться за это. "Сталин, вставай!", "Имя вождя штурмовое", "Нам Сталин отец, нам Родина мать". Когда вышла книга под названием "Золотая книга стихов о Сталине", совершенно случайно я обнаружил там четыре своих стихотворения. Считаю, что Сталин был поистине великим человеком. Такие, как он, рождаются не раз в тысячелетие, а раз в десять тысяч лет. Будем с вождём, тогда и начнутся русские победы. Если не вспомним сталинское наследие, то ничего у нас не будет. Я недавно придумал лозунг, который включил в песню: "За родину со Сталиным!". И тогда мы победим, Россия не погибнет.

Материал подготовил Алексей Касмынин

-- Художник с Урала

Начало девяностых. Рушились союзы большие и малые. Объединения художников, кинематографистов, музыкантов и многих других. Но находились люди, которые на руинах былых организаций создавали новые структуры. Одним из них оказался Василий Васильевич Дранишников, уроженец Северного Урала. Даже в самые странные и тёмные времена такие люди находятся, они создают точки роста.

Художник — по своей сути тщеславный эгоист, в лучшем случае честолюбец. Природа художника такова, что он индивидуалист. Тем не менее, структуры для взаимодействия художественных сообществ необходимы. Этим и отличаются русские художники. Тому пример — великий союз Передвижников, просуществовавший почти сто лет.

Сейчас положение руководителя, в отличии от ещё недавнего прошлого, не сулит никаких привилегий и благ. Василий Васильевич смог взять на себя всю тяжесть переломного момента, когда художники, сломя голову, бежали кто куда.

Дранишников стал председателем секции станковой графики, создал крепкую ватагу, занятую управлением. Люди самоотверженно организуют выставки, находят всевозможные варианты заработка для художников. Образовалась здоровая система творческой взаимопомощи и взаимодействия. Так в шторме наших дней художник смог найти своего собрата.

Из-за тотальной занятости организационными делами Василию Васильевичу пришлось наступить на горло собственной песне. Прекрасный живописец и рисовальщик, он ограничился графикой. Для каждой выставки Дранишников готовит белые листы, будто бы сделанные из серебра, которые, кажется, излучают свет и тепло. Сейчас художник работает одним только свинцовым карандашом.

Герои его листов — это либо пейзажи малой родины — Северного Урала, либо город. Человек на этих картинах — как некое дополнение, всего лишь гармоничная часть куда более грандиозного целого. Человек не выпячивает себя на передний план, не позиционируется, как ключевая фигура полотна, а присутствует равноправным участником процесса. Например, чинит лодку на фоне высящегося чёрной стеной леса, совсем рядом вода уральского озера. Картина монохромна, но вода именно такая, какая она есть на севере — тяжёлая, будто бы свинцовая. Из таких деталей и формируется магия серебристых листов руки Дранишникова.

Поздравляем нашего друга и брата с семидесятипятилетием. Желаем ему физического и творческого здоровья.

Отдел культуры "Завтра"

Евгений Ликов -- Апостроф

Дж. Филипп Раштон. Раса, эволюция и поведение. Взгляд с позиций жизненного цикла. — М.: Профит Стайл, 2011. — 416 с.

После того, как труд В.Б. Авдеева "Расология" попал в список запрещенных книг, Владимиру Борисовичу не осталось ничего другого, как издать весь "список литературы" своей вполне научной монографии. Исследование Раштона вполне достойно того, чтобы пополнить библиографию "Расологии", когда последняя будет переиздана после снятия цензурного прещения.

Почему? Очень просто. Раштон — добросовестный исследователь, чей отчет о работе состоит почти сплошь из таблиц, а также методологических обоснований. Что, собственно, и есть наука: доказать, что избранный метод формально выводим в рамках "грамматики методик"; что естествоиспытателем, обобщающим наблюдения, двигало исключительное "непредрешенчество"; что опытный материал достаточно представителен для того, чтобы интерпретация результатов не зависела критично от статистической и систематической погрешностей. То есть, запретить подобную книгу можно только вместе с наукой.

Однако попытки сделать это, безусловно, будут предприняты, поскольку тема, затронутая в ней, относится к разряду неполиткорректных. Дальше — дело совести ученого: принять полученное как данность и сделать соответствующие выводы, или отбросить как нарушающее уютную картину индивидуального мирка.

Раштон относится к первому типу ученых. Его не страшат результаты исследований. И если он вынужден спокойно утверждать, что черные статистически "глупее" белых, то и о том, что белые "глупее" желтых он говорит столь же бестрепетно.

Впрочем, данная часть работы Раштона, то есть сравнение IQ разных групп населения, сравнение черепных объемов и корреляция между первым и вторым, не есть главное. Канадский ученый утверждает, что главное, что отличает нас — белых, желтых и черных друг от друга — вовсе не цвет кожи, не рисунок папиллярных линий, даже не размер черепа и коэффициент интеллекта, а сексуальная стратегия популяции.

Как основу Раштон берет утверждение о том, что тело человека — всего лишь "ларчик" для генов. При этом каждый уникальный генетический набор стремится закрепить себя, как можно надежнее с точки зрения долговременных перспектив. И здесь "долго" играет гораздо большую роль, нежели "много", поскольку относительную малость некоторых генетических комбинаций может надежно защитить групповая солидарность.

Внимание! Раштон утверждает, что альтруизм, агрессивность, половые пристрастия и стратегии размножения, интеллект и расовая принадлежность связаны между собой, чему подтверждением приводит материалы исследований, частично проведенных им самими, а частично — его более или менее отдаленными предшественниками и коллегами-современниками.

Согласно Раштону, получается, что в сексуальном поведении homo sapiens присутствует два типа "реакции на самку". Один — размножаться бурно, но совершенно не заботиться о потомстве. Другой — размножаться умеренно, иметь немного детей, но заботиться о каждом. Многолетние исследования говорят о том, что беспорядочная сексуальная жизнь, раннее половое созревание и раннее начало сексуальной активности, высокая степень агрессивности распределяются в порядке убывания от негроидов к монголоидам. Европеоиды занимают здесь серединное положение: в меру блудливы, так себе умны, ничего себе агрессивны, умеренно заботливы о потомстве, вяло, но всё же альтруистичны.

Интересны выводы из труда Раштона, и эти выводы может сделать любой мыслящий человек, если он способен сложить один и один и умеет видеть.

Казалось бы, стратегия выживания "по-чёрному" должна быть наиболее перспективной как осуществляющая в потомстве воистину "чёрный передел" между физически здоровыми и телесно слабыми особями. Выжившие "супермены" должны, если смотреть неглубоко, завоевать мир.

Напротив, чрезмерная забота каких-нибудь китайцев о каждом ребенке должна приводить к избыточному накоплению "дефектного материала", лишенного способности к продолжению рода, приводящего популяцию к вырождению и исчезновению. Китай должен, кажется, обезлюдеть и сгинуть.

Интеллект, высочайший китайский, должен, кажется, привести к строительству мировой империи хань. Высочайшая относительная агрессивность каких-нибудь зулу тоже, на первый взгляд, должна привести к этому же, но с другой стороны. Ведь общим местом является то, что империи создаются и удерживаются либо хитрой подлостью, либо подлым насилием. Грубым давлением, беспредельной жестокостью.

История говорит, что величайшие государства создали белые. Глуповатые настолько, чтобы поступать иногда против собственной выгоды, агрессивные настолько, чтобы быть предприимчивыми, умные настолько, чтобы понимать преимущества "командного духа" над индивидуальным.

Да, китайская стратегия "малых дел" даже в размножении приводит к ошеломляющим результатам. Но где уверенность в том, что Серединная империя когда-нибудь пересечет Великую стену, которой сама себя ограничила? Нет никакой.

И обратно: вряд ли кто усомнится в том, что государство русских лишь временно "съежилось" и что эра нашей экспансии еще по-настоящему не начиналась.

Елена Антонова -- Глядеть в лицо!

Пожалуй, ни одна из национальных культур, кроме, разве, немецкой, не была так тесно связана с русской культурой, как французская. Их сотрудничество началось еще в средневековье, когда дочь Ярослава Мудрого Анна, отданная в 1049 году замуж за французского короля Генриха I, в течение многих лет успешно правила Францией при малолетнем сыне Филиппе I, причём, эту её деятельность высоко оценивали и современники, и большинство историков. Миновали столетия. В XVIII и XIX вв. в просвещенной России правит бал французский стиль: знание языка, литературы, моды Франции обязательны не только для светского, но любого образованного человека. Тогда же вослед "Германии туманной" в России начали бурно развиваться поэзия, музыка, живопись, наука, философические теории, "вольнолюбивые мечты", да так, что мир прозевал, как из примерного ученика она за какие-то полсотни лет стала чуть ли не законодательницей этих мудреных прежде для нее искусств.

Заметим попутно, что пиетет перед французской и немецкой культурами не помешал утвердиться в русском языке слову «англоман», но не вызвал подобных образований от имен "француз" или "немец". А случилось это потому, что людей, подражавших англичанам, ценящих их образ жизни и культуру, в России всегда было так мало, что их фактическая обособленность нуждалась в формальном закреплении, что и отразило их прозвище, не имеющее никакого отношения к русскому словотворчеству. В то время как люди, интересующиеся французской, немецкой и прочими культурами стран континентальной Европы, как прежде, так и теперь, являют собой обыденную картину русского просвещенного общества, и выделять их как-то особо смысла не имеет.

Год прошедший, именовавшийся годом Франции и России, принес достойные плоды взаимодействия наших культур, а минувшая неделя дала этому новые подтверждения. Вокально-инструментальный ансамбль старинной музыки "Les Arts Florissants" ("Цветущие искусства") — один из самых именитых в мире исполнителей барочной музыки на исторических инструментах во главе с его основателем и дирижером маэстро Уильямом Кристи привез нам в дар свое прочтение последней оратории Георга Генделя "Иевфай".

Ученик Гарвардского и Йельского университетов клавесинист Уильям Кристи так увлекся барочной музыкой, в особенности ее французскими сочинениями XVII-XVIII вв., что еще молодым переехал жить во Францию, где стал увлеченным пропагандистом, даже первопроходцем в ее изучении и исполнении, будь то оперы, мотеты, придворная музыка. В 1979 г. Кристи основал ансамбль "Les Arts Florissants", резиденцией которого уже 20 лет является город Канн в Нижней Нормандии, где расположена также созданная маэстро Академия молодых певцов. Свои изыскания в музыке XVII-XVIII вв. Кристи распространил также и на других великих европейцев: Монтеверди, Скарлатти, Росси, Перселла, Генделя, Гайдна, Моцарта. Он — один из тех, кому мир обязан возрождением интереса к барочной музыке. Почему он посвятил этому жизнь, поясняют его слова, сказанные перед концертом в Зале имени П.И. Чайковского: "Важнейшее свойство музыки — провоцировать движение нашей души. В этом смысле прошлое — лучше настоящего. Великие люди прошлого подчас говорят лучше, чем сегодняшние". К этому хочется присовокупить слова большого человека и гуманиста — Гилберта Кита Честертона: "С воспитательной точки зрения Старое время лучше Нового".

Музыка оратории Генделя "Иевфай", услышанная в трактовке и исполнении "Les Arts Florissants", героико-величава и проста, трагически-драматична и лирична, высока и нежна одновременно. Она просветлила наши души, истосковавшиеся по сильным, но добрым и возвышенным чувствам. Хоры, которые хористы исполняли в лучших традициях ансамблевого пения и, не скрывая эмоций, пел, дирижируя, сам Кристи, потрясали подлинностью переживаемых чувств. Библейская легенда о том, как избранный вождем евреев в битве против аммонитян Иевфай дал обет Богу в случае победы принести Ему в жертву первого, кто встретится по возвращении, не нова. Но высота мыслей и поступков его дочери, которая оказывается этой жертвой, ее матери, жениха, да и всего окружения, переданная в музыке, возвышает слушателей. Стройно и сдержанно, как того требуют каноны барокко, сыграл оркестр. Солисты исполнили свои партии, нимало не погрешив против музыкальной и духовной гармонии оратории. Особой похвалы заслужили молодая певица Кэтрин Уотсон (Ифис, дочь Иевфая), сумевшая своим чистым прозрачным голосом передать высоту душевного строя героини, а также контратенор Дэвид Дикью Ли (Хамор, жених Ифис), — обладатель редкого вокального и технического мастерства. Их дуэт из первого действия стал поистине украшением концерта.

Браво маэстро Уильяму Кристи за то, что он всю жизнь идет смолоду избранным путем, любовно и бережно возрождая к жизни великие сочинения Старых музыкантов! Потому что, как говорил Честертон: "Если вы не будете красить белый столб, он скоро станет черным". Этот добрейший человек считал, что мир драгоценен и беззащитен, его все время надо отвоевывать. "Природа кажется бессмысленной и жестокой "со спины" и прекрасной, если глядеть ей в лицо".

-- Битва за Москву

В эти дни поздней осени 1941 года на подступах к столице Советского Союза определялся не только исход Второй мировой войны, но и то, по какому пути пойдёт дальнейшее развитие человечества.

Практически все военные силы континентальной Европы были брошены против СССР. Помимо официальных союзников Германии: Италии, Венгрии, Финляндии, Румынии, Болгарии, Словакии, Хорватии, — в боях принимали участие "добровольцы" из Испании, Франции, Голландии, Бельгии, Норвегии и других европейских стран, в том числе — оккупированных Третьим рейхом. Нейтралитет соблюдали разве что Швеция и Швейцария. Это был настоящий "крестовый поход" на Восток.

За четыре месяца непрерывных боёв части вермахта и их союзников вышли на рубежи, с которых вполне реальным выглядел "бросок на Москву". Захвату советской столицы (операция "Тайфун") в планах "блицкрига" придавалось решающее, главное значение.

Не только потому, что её падение должно было на уровне символов "вырвать сердце" у идейной, политической и военной системы СССР — война продолжалась бы и после этой катастрофы. Не только потому, что падение крупнейшего города с его промышленным и — особенно — транспортным потенциалом резко снизило бы военные возможности Советского Союза. Но прежде всего потому, что падение Москвы означало бы вступление в войну Японии на Дальнем Востоке и Турции в Закавказье, а также, скорее всего, — отказ Великобритании и США от реальных союзнических отношений.

Именно поэтому Верховным Главнокомандующим и Государственным Комитетом Обороны СССР было принято решение Москву не сдавать. Г.К.Жуков 26 ноября 1941 года писал: "Остановить теперь противника на подступах к нашей столице, не пустить его, перемолоть в боях гитлеровские дивизии и корпуса… Московский узел является сейчас решающим… Пройдет ещё немного времени — и наступление врага на Москву должно будет захлебнуться. Нужно во что бы то ни стало выдерживать напряжение этих дней".

А напряжение в те дни было таким, что живая сила, боевая техника и даже стрелковое оружие распределялись буквально поштучно. И судьба битвы решалась порой в столкновениях нескольких тысяч, сотен и даже десятков человек, что нашло своё отражение, например, в подвигах подольских курсантов или 28-и панфиловцев. Порой казалось, что еще чуть-чуть — и оборона Москвы не выдержит. На отдельных направлениях части противника пробились совсем близко к советской столице и находились в 20-25 км от Кремля. Но это трагическое "чуть-чуть" не произошло, на каждый удар противника советские войска отвечали контрударом, на пути вермахта возникали всё новые и новые рубежи обороны. Вполне возможно, что слова "Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!" — были сказаны вовсе не политруком Василием Клочковым, но эти слова повторяли миллионы людей, они стали для них не только призывом, но и внутренним руководством к действию.

4 декабря советские войска перешли в контрнаступление по всему фронту.

Та война не зря была названа и по сути была Великой Отечественной. Более чем миллионной группировке вермахта и его союзников под Москвой противостояла не только Красная Армия, а, практически, всё население страны, мобилизованное и организованное коммунистической партией и советским правительством для защиты Отечества и его столицы — Москвы.

О том, насколько на самом деле велик был "запас прочности" у защитников Москвы, свидетельствует, например, один-единственный факт: более 7000 вылетов вражеских бомбардировщиков привели к разрушению 1500 московских зданий, или менее чем 2% от их общего числа. Для сравнения — в Лондоне 1940 года количество разрушений было почти в 10 раз большим.

"Вопреки" политическому руководству, как это стало модным утверждать сегодня, войны такого масштаба и даже сражения такого масштаба не выигрываются и не проигрываются.

А битва под Москвой стала одним из самых длительных (с 30 сентября 1941 года по 20 апреля 1942 года) и кровопролитных (данные по убитым колеблются в пределах от 1,4 до 1,9 млн. человек) сражений Великой Отечественной и Второй мировой войны. С ней сопоставим, пожалуй, только легендарный Сталинград (17 июля 1942 года — 2 февраля 1943 года, свыше 1,5 млн. безвозвратных потерь с обеих сторон).

Именно после разгрома вермахта зимой 1941-42 года, Англия, США и еще 26 стран мира объявили о создании антигерманской коалиции, что предопределило не только исход Второй мировой войны и Победу 1945 года, но и весь "формат" современного человечества, отрицающего идеи не только расового, но и любого иного превосходства одних людей над другими, не исключая критерия "богатства". Поэтому отождествление немецкого нацизма и советского социализма на руку только современным, "рыночным" фашистам. И новая "битва под Москвой" против них — ещё впереди.

Владимир Винников