/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 304 (39 1999)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов КВАШНИН, СТАНЬ ЕРМОЛОВЫМ!

Доблестная Советская Армия в ущельях Гиндукуша, в злых песках пустыни Регистан, в степях Герата и Кандагара нанесла поражение фундаменталистам. Остановила Гогу и Магогу в чалме, под зеленым стягом. Создала крепкое военное государство Наджибулы на южных рубежах Красной империи. Но предатели Горбачев и Шеварднадзе разрушили оборону, увели из Афганистана войска под улюлюканье либеральных писак. Наджибула был повешен, армия осквернена, Советский Союз распался. Талибы, как саранча, хлынули в Среднюю Азию. И сегодня они воюют в Таджикистане, оккупировали юг Киргизии, движутся в Чечню.

Доблестная русская армия в кровавых битвах за Грозный, Аргун, Гудермес разгромила чеченских бандитов, навела ракету на кошачьи усы Дудаева, загнала Басаева и Хаттаба в горные норы, готовилась выкуривать их огнеметами. Но христопродавцы в Кремле, в банках, на подлом ТВ остановили войска, сдали без выстрела Грозный. Поруганная армия откатилась в Ставрополье, в Москве и Буйнакске стали взрываться дома, русских отлавливали и увозили в рабство прямо на улицах родных городов.

Сегодня русская армия, залив своей праведной кровью склоны горы Чабан, селенья и поля Новолака, готовится к броску в Чечню. Выжигает каленым железом гнездовья разбойников, в смертных боях останавливает прорыв ваххабитов к Черному и Каспийским морям, к средней Волге и Каме, где их ждут медресе с гексогеном. И снова в спину атакующим батальонам, вслед взлетающим штурмовикам дышит предательство.

Все предатели здесь налицо, на телевизионных экранах, на презентациях и партийных съездах. Лепечут о патриотизме, о Родине, но в их бегающих глазах горят фиолетовые огоньки предательства, и чуткий на изменников солдат ВВ пускает поверх их голов автоматную очередь.

Пусть Черномырдин объяснит, почему он остановил "Альфу", штурмовавшую роддом в Буденновске, где обреченно засел Басаев. Почему отпустил террориста на волю, и теперь спасенный Басаев взрывает дома в Москве. Пусть объяснит русским военным, почему, по недомыслию или за несметные деньги, он прервал наступление русских на последний оплот врага в горных районах Чечни, сохранил террористическую Ичкерию на беду и позор России.

Пусть "либералы-натовцы" Явлинский и Лукин объяснят, почему они так страстно толкали Россию к Хасавюртовскому миру, мешали войскам воевать. Пусть их новый партнер по выборам, "генерал от бижутерии" Степашин, объяснит: не принял ли он ваххабитскую веру. Не это ли побудило его отпустить на свободу известного чеченского террориста, схваченного на русской земле. Кого он обманывал, пустопорожне разглагольствуя о "превентивных ударах", когда продолжали взрываться дома.

Пусть Лебедь внятно, без казарменных и блатных афоризмов, объяснит, что заставило его сфабриковать омерзительный Хасавюртовский мир, изгнать боеспособные русские бригады из Грозного, действовать так, словно он был начальником штаба чеченской армии или правой рукой Сергея Адамовича Ковалева, или ставленником Америки, куда он мотался накануне президентских выборов, как скаженный.

Пусть Березовский с Гусинским, два шестиконечных брата, откроют, наконец, правду о чеченских деньгах, омывавших телевизионную башню в Останкине, об истинной подоплеке захвата чеченцами "трагической" Масюк, упоенно бравшей интервью у Радуева и Басаева.

Все эти люди на плаву, в центре русской политики, ее главные отравители. Они — концентрированное предательство, лишь мнимо разделенное на избирательные блоки и партии.

Русская армия, стократ преданная, сокращенная до комендантской роты, реформированная почти до ноля, возглавляемая похожим на ночную туфлю маршалом Сергеевым, ведет праведное сражение за Россию. В ней одной сегодня сохраняются русская воля и совесть. В ней одной русский человек держит в руках оружие.

От нее, русской армии — от бэтээров, прорвавшихся в Косово, от спецназа, добившего врага в Карамахи, от штурмовой авиации, разбомбившей аэропорт Шейха Мансура, — от нее мы ждем Русской Победы. Ее продвижение к чеченской границе, и дальше, за Терек, до пленных русских станиц, и дальше, до русского Грозного, — есть путь становления новой России, обретающей свою государственную идею и волю среди гнили и тлена ельцинизма.

Батюшки в православных церквах читают молитвы о сбережении русских летчиков, наносящих бомбоштурмовые удары по берлогам разбойников. Зажженные лампады — как осветительные бомбы, подвешенные над лагерями Хаттаба. Кто это там бежит, не отбрасывая тени, желтый, как могендовид, столь похожий на Березовского? Померещилось. Это тощий ваххабит сбрил бороду, улепетывает от Майкопской бригады.

Александр ПРОХАНОВ

Замечательные элитные загородные дома в Дунино 1 ждут своих жильцов.

ТАБЛО

l Информированный источник, связанный с высшими финансовыми кругами США, утверждает, что план "Хасавюрт-2" для развязки ситуации на Северном Кавказе уже разработан и вводится в действие. Цель данного плана — "вырвать имперское жало из русского самосознания" и вести подготовку к окончательному расчленению России в ходе "отставки Ельцина и борьбы вокруг высшей властной позиции". В ходе реализации плана предлагается поэтапно использовать "два крыла высшей ельцинской номенклатуры". На первом этапе, который уже близится к завершению, в кресло премьер-министра вводился "псевдоястреб" (Путин), вокруг которого концентрируются "силовики-державники". Через ТВ и средства массовой информации в элите и обществе в целом нагнетаются антикавказские и ура-патриотические настроения, поводом для которых явились "успешное противостояние ваххабитскому вторжению в Дагестан", сымитированному боевиками Басаева, а также взрывы в российских городах, осуществленные при помощи спецслужб руками кавказцев-нечеченов. Ко второй декаде октября ситуация должна позволить Путину "начать сухопутную операцию", которая вначале будет успешно развиваться, но затем "завязнет с огромными потерями" на окраинах Грозного или каком-либо ином рубеже. После этого группа Лужкова—Примакова изменит свою позицию и через масс-медиа Гусинского начнет разворачивать "пацифистскую истерию" с опорой на Совет Федерации и губернаторов- отказников (по примеру Шаймиева). На эту точку зрения быстро должны перейти и другие ТВ-каналы, контролируемые различными подгруппами демэлиты. Затем должно последовать решение Ельцина об отставке Путина и ряда генералов, "ответственных" за операцию, с передачей премьерского кресла либо Лебедю, либо другому "силовику", который ценой признания независимого статуса Чечни быстро подпишет позорный "мир" с выводом российских войск из всего северокавказского региона. Параллельно будет осуществляться интернационализация конфликта с последующим привлечением натовских сил. На следующем этапе "силовик" уводится с поста премьера, и его функции начинает выполнять коллегиальный орган субъектов Федерации (регионов) по модели распада СССР с изменением Конституции, дроблением федерального госбюджета и федеральных "силовых структур", а также введением "территориального, чисто демократического управления" через американскую агентуру влияния в регионах...

l Пропагандистская истерия, устроенная демократическими газетами и телевидением вокруг болезни, смерти и похорон Раисы Горбачевой, отрабатывалась с дальним идеологическим прицелом "раскрутки страдальца Горбачева" и его обеления как разрушителя СССР, — сообщает наш информатор в представительстве одного из западных PR-агентств. Кроме того, предполагалось, что сочувствие к "трагедии Горбачевых" будет перенесено и на чету Ельциных ("богатые тоже плачут"). Отсюда — присутствие Наины Иосифовны на похоронах Раисы Максимовны и ее специнтервью на ТВ. Между тем, этот сценарий был продвинут в Кремль (скорее всего, через фонд эффективной политики) с целью продемонстрировать Ельцину поддержку мирового сообщества в случае "правильного поведения" с его стороны...

l Согласно данным, поступившим из Гонконга, падение индекса Доу-Джонса на Нью-йоркской фондовой бирже в конце прошлой недели было вызвано техническим "прощупыванием рынка" накануне огромной "игры на понижение", к которой подготовились крупнейшие американские инвестиционные фонды. "Мировой коллапс" с катастрофическим падением цен на энергоносители, а также стоимости ценных бумаг и недвижимости, по тем же данным, должен произойти не позднее апреля-мая 2000 г. Тем самым в США надеются выйти из гигантского внешнего долга за счет кредиторов — в первую очередь из Европы и Японии...

l Как и предполагалось экспертами СБД, министр по чрезвычайным ситуациям Шойгу оказался в центре новой политической комбинации Кремля "от Балтики до Приморья и Чукотки", призванной обеспечить "мягкий переход" власти с центрального уровня на региональный, низведению государства с исполнения функций "ночного сторожа" на исполнение функций "спасателя". Вместе с тем готовятся материалы по "массовым хищениям" средств и "нецелевому использованию" сил МЧС, что должно сделать Шойгу "управляемым в полной степени", сообщает источник в "ЛогоВАЗе"...

l Начавшиеся в конгрессе США слушания по "отмыванию российских денег" предназначены для "поддержания темы" в информационном поле западных масс-медиа. Самые оглушительные разоблачения могут состояться в случае "неверных ходов" со стороны Кремля, информирует источник из Калифорнии, связанный с руководством республиканской партии...

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

Пунктуальное такси внуково дешево 2 , Вы будете довольны.

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« По приказу Путина бомбовые удары нанесены по сортирам Грозного.

« В блок "Единство" Шойгу приглашен на роль спасателя.

« В окопах информационной войны свирепствует гепатит.

« Несколько тюрем изъявили желание вступить в ЛДПР.

« Штурмовая авиация тщательно готовит встречу Масхадова с Ельциным.

ПОЛИТИК, ТРУЖЕНИК, БОРЕЦ (Н.И.Рыжкову — к 70-летию)

Дорогой наш Николай Иванович! За этой значительной, славной датой — прекрасный жизненный путь: Донбасс, Урал, Москва; надежный, доблестный труд: завод-гигант, Минтяжмаш, Госплан, ЦК партии, Совмин СССР; яркая, пламенная судьба: подъем великой индустрии, спасение спитакцев, противление "демократам", верность “Прохоровскому полю”, лидерство в думском "Народовластии"... И почетные звания, высокие награды, доверие и любовь народа.

От души Вас приветствуем в этот день, наш надежный и добрый друг. Провозглашаем заслуженную Вами праздничную здравицу — за Вас, за новые дела и свершения, за Родину, за Победу! Многая лета!

Редакция, авторы и читатели газеты "Завтра"

Алекcандр Бородай, Игорь Стрелков КАДАРСКАЯ ЗОНА (Специальные корреспонденты “Завтра” ведут репортаж из Дагестана)

"Вертушка" нырнула в просвет между горами и села на раскисшее от дождей картофельное поле. Не успели колеса старенького Ми-8 коснуться земли, как в салон запрыгнул здоровый, увешанный оружием мужик. Следом за ним в вертолет втянули два дрожащих человеческих тела, прячущих окровавленные, коротко стриженные головы в воротники рваных телогреек. Спецназ внутренних войск только что захватил этих ваххабитских боевиков, решивших спасти свои жизни и пытавшихся просочиться через кольцо окружающих долину федеральных войск. Пленники падают на колени, прижимаются лбами к полу, как мусульмане на молитве, дрожат от страха, а вертолет тут же взмывает в воздух. Через несколько минут один из неудачливых "борцов за исламские джамааты" пытается приподнять голову, но на шею ему опускается тяжелый ботинок бортстрелка.

Вскоре мы приземляется на очередное картофельное поле, земля которого взбита гусеницами и колесами бронетехники настолько, что напоминает взбитые сливки. Сразу за вертолетной площадкой начинается хаос КШМок (командно-штабных машин), антенн, палаток, грузовиков, тягачей и бэтээров. Влажный воздух пахнет дымком полевых кухонь и сгоревшим артиллерийским порохом, а по утрамбованной сотнями подошв земле бегут, перекрещиваясь, десятки проводов. Чудь дальше, на самом гребне горы, вырыт просторный окопчик, поверх которого натянута маскировочная сеть. Именно здесь основной командный пункт окружившей Кадарскую зону группировки федеральных войск.

"Кадарская зона" — так теперь называют земли маленькой ваххабитской теократической республики "исламских джамаатов", несколько лет назад возникшей на территории Буйнакского района Дагестана. Поражающая своим плодородием райская долина, где на небольшом "пятачке" земли соседствуют различные климатические зоны и растет буквально все: от абрикосов и алычи до капусты и картошки, где всегда найдутся зеленые альпийские луга для выпаса многочисленного скота. Долина была густо населена. Четыре селения — Кадар, Ванашимахи, Карамахи и Чабанмахи — практически сливаются друг с другом.

Но мирная жизнь кончилась здесь уже несколько лет назад. В аулах, ставших оплотом религиозных изуверов, нашли пристанище чеченские бандиты и международные террористы. Здесь женился и построил свой дом на российской земле иорданский садист-моджахед Эмир Аль-Хаттаб.

В кадарской зоне опытные инструктора из Турции и арабских государств готовили диверсантов и террористов для борьбы с ненавистными русскими. В специальных цехах, оборудованных по последнему слову техники, ваххабиты производили свое оружие — минометы и даже тяжелые снайперские винтовки калибра 12,7 мм. Впрочем, оружие шло сюда и из-за рубежа — например, из недалекого Азербайджана. Часть его оседала в местных арсеналах, остальное отправлялось дальше на север — в Чечню.

Ваххабиты кадарской зоны занимались не только активной пропагандой своих взглядов в окрестных селах, но и усиленно готовились к оборонительной войне. Они вырыли многокилометровую сеть ходов сообщения, построили множество бетонированных бункеров, оборудовали десятки огневых точек. В пещерах на склонах горы Чабан они соорудили почти неприступные убежища, командные пункты, склады оружия и боеприпасов.

И то, к чему они так долго готовились, наконец случилось. Война пришла в кадарскую зону.

С КП открывается захватывающий красоты вид на аулы Кадар и Карамахи, начинающиеся прямо у подножия горы, и на окрестные горные хребты. Чабанмахи и Ванашимахи практически скрыты за рассекающим долину скалистым гребнем. Оттуда поднимаются столбы дыма, слышны глухие разрывы. Грохочет перестрелка и в относительно близких Карамахи. Тишина только на улицах сдавшегося в самом начале операции Кадара. Даже дома в Кадаре целы, только стекол нет — вылетели от близких разрывов. А Карамахи — живописная груда развалин, некоторые дома горят и, видимо, уже давно.

В нескольких шагах дагестанский милиционер и рослый с седыми висками вэвэшный генерал допрашивают одного из только что привезенных пленных. Потом его ведут под маскировочную сеть, и он надолго приникает к окулярам военной оптики, показывает рукой на лежащие внизу дома, что-то объясняет — наводит нашу артиллерию на расположение своих недавних соратников. По указанным боевиком целям тут же начинают бить стоящие слева 152-мм САУ "Акация" и расположенные справа от КП танки 242-го полка Минобороны.

"Сдал всех своих",— рассказывает один из штабных офицеров: "Показал, где у них раненые, где женщины. Самих боевиков не больше семидесяти человек осталось, и те бы уже сдались, но Хачилаев и Хайрулла за любые поползновения такого рода нещадно расстреливают".

Мы представляемся генералу О. (фамилию не называю, так как генерал опасался, что жена узнает, в какую командировку он угодил), и тот указывает места основных боев и расположение штурмующих ваххабитский анклав отрядов спецназа МВД. Вопрос о наших потерях заставляет его нахмуриться. "Потери немалые,— отвечает он.— Видите, чем стреляют,— и вынимает из просторного кармана бушлата здоровенный патрон для крупнокалиберной винтовки.— Вчера солдата из 22-й бригады таким сквозь толстенную кирпичную стену убили".

Однако в целом настроение у тех, кто находится на КП, приподнятое. После двух недель тяжелейших боев наступательные действия отрядов спецназа развиваются довольно успешно, а сопротивление боевиков резко ослабло. Все как один говорят о "переломе" ситуации. О том, что победа близка.

Конечно, дагестанские ваххабиты надеялись, что федеральные руководители и командиры будут вести себя так же, как в свое время в Чечне. Они рассчитывали, что их долгое и яростное сопротивление, а также серьезные потери федеральных войск заставят русских пойти на переговоры. И уж тогда у московских чиновников-миротворцев можно будет выторговать любые уступки да еще и многомиллионную "компенсацию" получить. Командиры ваххабитов не думали, что российские генералы, презрев "соображения гуманности", станут спокойно и открыто применять по населенным пунктам авиацию и артиллерию. Применять столько, сколько надо, чтобы по максимуму сберечь жизни русских солдат. Они крупно просчитались.

К сумеркам на КП появляется дочерна загорелый человек, в котором узнаем старинного, еще по Чечне, знакомого — командира одного из отрядов спецназа. Он озабочен — сегодня у него в отряде двое раненых, которых надо срочно доставить в Махачкалу.

НОЧЬ НА КП

Между десятью и одиннадцатью часами вечера вдруг стали часто бить самоходки. Под маскировочной сетью КП в тесноте сгрудились штабные офицеры. На дальней высоте — там, где самый центр аула Чабанмахи, ведет тяжелый бой 17-й отряд спецназа внутренних войск и дагестанский ОМОН. В темноте вспыхивают трассера и разрывы. Изредка почти безлесные горные хребты озаряются бледным светом мощных осветительных ракет.

Оказывается, боевики, прижимая наших огнем из пулеметов и снайперских винтовок, подошли к позициям на расстояние броска ручной гранаты. Некоторые даже прыгали с криком "Аллах акбар!" в окопы и подрывали себя вместе с солдатами.

КП помогает своим артиллерийским огнем. "Утес" (это позывные командующего) требует вертолетов для вывоза раненых, ищет затерявшихся куда-то врачей. Бой стихает минут через сорок, но орудия федеральной артиллерии "работают" еще несколько часов. Наши войска в Чабанмахи были вынуждены оставить занятую днем высоту.

Как выяснилось позже, в ту ночь отряд ваххабитов численностью в 60-70 человек сумел прорваться сквозь позиции федеральных войск и уйти через никем не блокированную гору Чабан в густую "зеленку" на ее обратном склоне.

Несколькими днями позже случай свёл нас с бойцом 17-го отряда спецназа ВВ, всё ещё остро переживавшим минувший бой, в котором он принимал непосредственное участие. Найдя в нас благодарных слушателей, боец рассказывал торопливо и горячо, как бы опасаясь, что мы неожиданно исчезнем, так и не выслушав его повести о подвигах павших товарищей.

17-й отряд 11 сентября штурмовал и захватил часть Чабанмахи, забравшись в самую верхнюю часть села и немного не дойдя до сердца вражеской обороны, центральной мечети. Но ночью ваххабиты предприняли отчаянную контратаку, видимо, намериваясь прикрыть отход основной группы в горы или рассчитывая, в случае крупного успеха, прорваться вниз. Среди окопов и разрушенных строений, в густом кустарнике, покрывающем крутые склоны, разгорелся упорный бой. Противники стреляли друг в друга почти в упор. Но бешеная атака моджахедов увенчалась лишь частичным успехом. Бойцы 17-го отряда были отброшены с гребня, однако, совсем недалеко. Потери спецназовцев в этой схватке составили 6 убитых и около 20 раненых. Больше всего пострадал разведвзвод, оказавшийся на самом острие вражеской атаки. Потери атакующих были больше в 3-4 раза. Только убитых боевиков насчитали не меньше двух десятков. Значительная часть из них пала от руки ефрейтора Руслана Чесникова, до последнего прикрывавшего отход товарищей. Окружённый почти со всех сторон, Руслан отстреливался до тех пор, пока боевик-смертник с гранатами в руках не кинулся на него с откоса. Другой боец — ефрейтор Игорь Клевцов — с разорванным осколками лёгким отказался покинуть позиции, сражался до конца и пал от пули снайпера уже при отходе. Обоим оставались считанные дни до демобилизации... Когда заполняли наградные листы, павших сочли достойными лишь медалей "За отвагу" (посмертно).

В операции по уничтожению ваххбитского анклава, начавшейся 29 августа, принимали участие 4,5 тысячи солдат и офицеров федеральных войск. Но непосредственные бои с боевиками на склонах горы Чабан и в самих селениях Чабанмахи и Карамахи вели лишь 17-й, 20-й и 8-й отряды спецназа МВД (боевой состав каждого около сотни человек), 22-я бригада спецназа внутренних войск (боевой состав около 300 человек) и малочисленные (от 10 до 30 человек в каждом) профессиональные спецподразделения вроде тульского ОМОНа, дагестанского ОМОНа, московского СОБРа, спецназов ГУИН из Кабардино-Балкарии, Краснодарского края, Челябинска и т.д. Поэтому получилось, что соотношение между нашими воюющими на переднем крае бойцами и ваххабитскими боевиками было почти один к одному вместо положенного по учебникам тактики один к четырем в пользу наступающих. Превосходство федеральных сил достигалось в основном за счет действий авиации и артиллерии (танки и самоходки, минометы и т.д.). Войска Минобороны, находившиеся под командованием генерал-лейтенанта Трошева, в основном осуществляли блокирование района операции и обеспечивали огневую поддержку спецназам, воюющим на территории анклава. Конечно, "спецы" в этой операции использовались не "по профилю", а просто как хорошая пехота. Причина такой "щедрости" федерального командования в том, что обычной хорошей пехоты в Российской армии почти не осталось.

В ЧАБАНМАХИ

Наутро распогодилось. Кристальной чистоты горный воздух, кажется, приближает стоящие в долине домики и вершины горных хребтов. Но общая пасторальность картины нарушается белыми дымками разрывов, вспухающими над остатками Карамахи. На сей раз бьют по селу стоящие рядом с КП танки.

Вскоре прилетает уже знакомая нам вертушка, на закопченном борту которой за прошедшую ночь к надписи "За Родину" прибавилось "Слава России". Впрочем, на другом боку вертолета значится "Sex mashine". Из штаба "воздушные рабочие войны" должны лететь в долину за ранеными — кажется, в Карамахи. Мы прыгаем на борт, отмахиваясь от предупреждений штабных: "там беспорядочный огонь". Командир экипажа суров и сосредоточен: "Садиться буду буквально на секунды, так что вскакивайте, не задерживайтесь".

На посадочной площадке, представлявшей из себя всего лишь относительно плоскую возвышенность на самой окраине Карамахи, нас, конечно, никто не встречал. Навьючившись сумками с различным походным скарбом, мы двинулись по разбитой дороге, вдоль которой по холмам и низинкам разбросаны почти не пострадавшие от войны большие каменные дома и хозяйственные постройки. Вокруг, не обращая внимания на близкую канонаду, спокойно пасется брошенный хозяевами скот, бродят куры. Наконец, во дворе одной из построек замечаем типично "военную" суету — отсюда собирается выступить на зачистку села Чабанмахи сводный отряд спецназа УИН (Управления исполнения наказаний) Министерства юстиции Кабардино-Балкарии с приданными ему снайперскими группами УИН Калининградской и Кировской областей. Переговоры с бойцами и командирами недолги и по-деловому практичны — спецназовцы без проволочек согласились взять нас с собой.

Отряд спецназа УИН попал в кадарскую зону "совершенно случайно". Набранный исключительно из добровольцев и насчитывавший около двух десятков бойцов, он заранее предназначался для усиления охраны объектов УИН и "зон" на территории Дагестана. Ни о каком привлечении к боевым действиям при отправке в командировку и речи не было. Перед выездом у личного состава собирались отобрать даже подствольные гранатометы, аргументируя данное намерение "ненужностью" такого оружия для охраны заключённых. Только оказавшись в зоне боевых действий, спецназовцы получили пулемёты, снайперские винтовки, ручные гранаты. Впрочем, жаловаться на вооружение отряду особенно не приходилось. Все поголовно (за исключением приданных "калининградцев" и "кировцев") были снабжены автоматами АКМ (7,62 мм) — предметом глубокой зависти спецназовцев внутренних войск, снаряжённых в подавляющем большинстве "пукалками" "АК-74" калибра 5,45 мм. Пистолеты "ТТ" и "АПС", хорошо подогнанные разгрузочные жилеты, надёжные тяжёлые "броники" выгодно отличали спецназ УИН от многих других задействованных в операции подразделений.

В ожидании выхода бойцы с аппетитом уплетали заранее приготовленное мясо, тушёнку, пили круто заваренный и сдобренный сгущёным молоком чай. Выступили, не торопясь, без особой спешки и суеты. У очередного командного пункта (этот штаб, возглавляемый аж генерал-полковником Калининым, "автономно руководил" всеми отрядами Минюста) подразделение посадили на бронетранспортер и направили непосредственно в Чабанмахи. Перегруженный БТР сначала "ухнул" по крутому и чрезвычайно грязному спуску в ущелье, потом, натужно урча, долго полз по каменистому ложу горного ручья и, наконец, медленно полез вверх (на этой чудовищной дороге, которую осилила далеко не вся техика федеральных войск, уже успели перевернуться бээмпэшка и БТР). С огромным трудом одолев подъем, мы добрались почти до передовых позиций. Последний участок пути преодолевали пешком, с пыхтением вытаскивая на плечах коробки и ящики с боеприпасами, сухпаем и прочим военным имуществом. У кабардино-балкарцев появился законный повод похвастаться своей выносливостью — привычные к горным условиям, прекрасно тренированные бойцы легко лезли вверх с грузом в 50-60 килограммов. К сожалению, иных поводов гордиться своей подготовкой спецназовцам УИН не представилось.

Когда после длительной остановки в занятом дагестанским ОМОНом доме отряд выступил на зачистку группы домов в нижней части села Чабанмахи, полностью сказалось отсутствие настоящей боевой подготовки и опыта участия в подобных операциях. Слава Богу, кроме нескольких пуль, пущенных далёким снайпером и просвистевших высоко над головами, никакого сопротивления в зачищаемой части села противник не оказал. Иначе толпившиеся на любом открытом пространстве и откровенно терявшиеся на подходе к каждому очередному "зачищаемому" дому спецназовцы Минюста неизбежно понесли бы тяжкие потери. И если действия отдельных бойцов ещё носили осмысленный характер, то командование отрядом было ниже всякой критики. Возглавлявший отряд полковник Н., в прошлом — командир полка Советской Армии и ответственный работник МВД Кабардино-Балкарии — по своим командным способностям вряд ли тянул на ефрейторские лычки. Не дай Бог попасть в настоящий бой с таким "военачальником"!

И все-таки зачистка окончилась вполне благополучно. Все семь домов с примыкавшими хозяйственными постройками забросали гранатами и, обыскав, сожгли. В столбах пламени и клубах дыма поднималось к небу материальное благополучие "истинных последователей Пророка". В одном огне сгорали папахи горских старейшин и японские стиральные машины, дорогие ковры, хрустальные люстры и горы исламской литературы, полуразобранные краденые КамАЗы и многолетние запасы овса, картошки, комбикорма. Трупов в постройках спецназовцы не обнаружили, хотя тяжёлым их запахом несло от земляных насыпей почти в каждом дворе. В огонь отправили также россыпи автоматных патронов, выстрелов к ручным гранатомётам и много другого военного хлама, брошенного оборонявшимися ваххабитами.

Нагруженные сверх обычного чайниками, термосами и коврами (взятыми для ночёвки), бойцы УИН потянулись на ночлег. В качестве "особо ценного трофея" за отрядом, как привязанная, бежала здоровенная белая коза, которую отвязали в одном из сараев и выпустили на волю. Благодарная за вызволение, она, по всей видимости, испытывала привитую прежними хозяевами страстную любовь к вооружённым мужчинам и упорно игнорировала попытки себя прогнать. Само собой, её нахождение при отряде вызывало море солёных солдатских шуток у личного состава всех соседних подразделений.

Как обычно, самые пригодные для квартирования дома уже спалили, и для ночёвки уиновцы выбрали полуразбомбленное здание, оборона которого в случае ночного нападения оставляла мало надежд на успех. На счастье, нападать было уже некому. И хотя стрельба продолжалась всю ночь, это была уже всего-навсего "пальба на всякий случай", которую вели часовые расквартированных в селе отрядов. Ночь принесла с собой ещё и сильный холодный дождь, не сумевший, однако, погасить многочисленные пожары.

Несмотря на всё это, хочется сказать несколько добрых слов в адрес наших товарищей из кабардино-балкарского спецназа. Не их вина, что командование собралось использовать их совершенно не по назначению. Как бы то ни было, в то время, как многие другие подобные подразделения оставались в районе Махачкалы или стояли на блокпостах вокруг кадарской зоны, отряд вошёл в Чабанмахи и выполнил возложенную задачу.

Участие в боевых действиях огромного числа мелких подразделений чрезвычайно затрудняет элементарную координацию действий между ними. Авторам в течение значительного времени довелось наблюдать, как опытнейший офицер- спецназовец постоянно путался во всех своих трех рациях, к которым вечно не хватало аккумуляторов, и в бесконечном количестве позывных ( запомни-ка все эти "Кобры", "Таймыры", "Утесы" и "Удары"…).

Кроме того, мелкие подразделения спецназа или вовсе не обладали собственной тяжелой техникой, или получали ее в явно недостаточном количестве. Но что еще хуже, они зачастую не имели связи с авиацией, что в ряде случаев оказывалось чревато потерями от своих.

ЗАЧИСТКА ВЕРШИНЫ

Отряд спецназа МВД третий час топал к верхней части Чабанмахи пешим порядком, поскольку его изношенные бэтээры не осилили крутых дорог ваххабитских аулов. Бойцы напоминали вьючных лошадей — полные РД-шки и тяжелые бронежилеты, автоматы и винтовки, гранатометы и пулеметы, боеприпасы к ним и тяжеленные упаковки из двух "Шмелей" — все это легло на плечи, за редким исключением, не слишком-то рослых и здоровых солдат из рабоче-крестьянских семей, детей голодноватого перестроечного времени. Бойцы карабкались вверх, при необходимости подтягивая товарищей за протянутые стволы автоматов, топтали пышные ваххбитские поля, в мелкое крошево разбивали тяжелыми ботинками ядреные сочные тыквы и капустные кочаны.

Наконец-то привал. Солдаты, прапорщики и офицеры с одинаковым облегчением плюхаются в грязь раздолбанного снарядами курятника, между осыпавшимися балками которого виден силуэт пробитого насквозь снарядом минарета мечети, рядом с которой располагается основной опорный пункт ваххабитских боевиков.

Ушедший чуть вперед командир отряда оглядывается на своих запыхавшихся бойцов и тихонько матерится. Он знает, что сегодня его отряду нужно быть у той далекой мечети. Такова задача, поставленная "Утесом", — командующим операцией генералом Лабунцом. И еще он прекрасно понимает, что если его солдаты пойдут на штурм вершины без тщательной разведки, усталые, "на ватных ногах", то серьезных потерь не избежать. Надежда только на то, что боевики, поняв бессмысленность сопротивления, уже покинули Чабанмахи, оставив в качестве заслона только смертников-одиночек.

Неторопливой походкой подходит командир дагестанского ОМОНа — с ним надо согласовать действия. Эти дагестанцы, в отличие от других местных отрядов, которые вообще не принимают участия в боях, дерутся неплохо, во всяком случае достаточно храбро — мстят за погибших товарищей (17 убитых, около 60 раненых). Однако сегодня командир дагестанцев не рвется в бой. "Мы — ваш резерв",— настаивает он.

И в это время снова оживает рация. "Утес" требует доложить об успехах и требует немедленных действий. "Ты спецназ или кто?"— задает он риторический вопрос. "Спецназ",— подтверждает командир и отправляет на гребень одну из групп (отряды спецназа ВВ разделены не на роты, а на группы).

Крайне негативно на ходе боевых действий сказывается то, что спецназы зачастую принадлежат к различным ведомствам (одни подчиняются ГУИНу, другие — внутренним войскам, третьи — Минобороне, четвертые — ФСБ, а пятые — чуть ли не самому Рушайло…). Своеобразный ведомственный феодализм частенько приводит к тому, что командиры склонны заботиться о "своих" частях и подразделениях, иногда забывая или даже "подставляя" "чужих". Ситуация усложняется присутствием в зоне боевых действий поистине огромного количества разнообразных генералов, многие из которых не столько командуют войсками, сколько что-то там координируют и согласовывают (то есть в переводе на русский язык, путаются под ногами). Только в так называемой Кадарской зоне авторам удалось насчитать целых семь генералов, трое из которых носили генерал-полковничьи погоны.

ЗНАМЯ

Мы наблюдаем, как бойцы тяжелым шагом поднимаются по склону в самую высокую часть Чабанмахи. Вот они достигли гребня, движутся перебежками, бьют куда-то из автоматов. На помощь группе устремляется разведка отряда: четыре солдата, четыре прапорщика и офицер.

По разбитой горной дороге к нам подползает странного вида гусеничная машина, вооруженная только двумя длинными ракетами. Она уходит чуть вперед, после чего над развалинами мечети и домов, в самом сердце Чабанмахи на мгновение вырастает огромный огненный шар. Мощный взрыв, воздушная волна от которого весьма ощутима даже на расстоянии, напоминает атомный характерной формой дымного гриба.

"Это натуральный Аллах-пи...ц!",— орет в рацию зам.командира отряда. "Только следующую чуть левее положите",— просит он. И снова мы видим, как над развалинами ваххабитского оплота взмывает ракета, попадающая на сей раз точно в цель. Так работает УР-77 — установка разминирования, каждый заряд которой несет в себе полторы тонны взрывчатки. Жаль только, максимальная дальность выстрела — всего 500 метров.

Сделав свое дело, машина ползет обратно, а вместе с ней возвращаются и разведчики. На броне — тело бойца 17-го отряда, посеченного еще четыре дня назад вражеским АГСом. Тогда, в суматохе боя, товарищи не смогли его вытащить. Разведчики приносят и ручной гранатомет, который как свою собственность опознают дагестанские омоновоцы. Вообще Чабанмахи буквально завалены "ничейным" военным имуществом.

Теперь уже весь отряд идет наверх — туда, где еще дымятся развалины домов Хаттаба и "военного амира" ваххабитов некоего Мухтара. По всему селу хлопают разрывы гранат и короткие автоматные очереди. Сопротивление боевиков сломлено, и вовсю пошла "зачистка". Счастливый особист отряда сгибается под тяжестью огромной торбы — он набрал много ценных документов. По рукам ходит фотография самого Хаттаба — улыбающийся бандит в белоснежных широких одеждах позирует на фоне окрестных гор. Находится и паспорт его жены, которую по фотографии повеселевшие омоновцы пытаются оценить как женщину.

Тем временм бойцы отряда находят хорошо заминированный дом, окруженный сетью подземных ходов. Огнеметчик бьет точно в окно, и мощное кирпичное здание складывается, как карточный домик.

Боевики явно бежали из центра Чабанмахи в панике, бросая не только непохороненные тела убитых (чего обычно старются на делать), но и оружие — тяжелый пулемет “Утес”, управление которым ловко выведено на велосипедный руль, несколько АГСов и даже снайперские винтовки.

Приближается ночь, и зачищающие Чабанмахи отряды спецназа и ОМОны потихоньку стягиваются к центру села. Все знают, что сейчас прилетит командующий — генерал-полковник Лабунец. Вскоре он появляется — небритый, в пилотке, надвинутой на бровь, в сопровождении небольшой свиты и энтэвэшного оператора — “для истории”. Генерал торжественно поднимает трехцветное знамя над развалинами какого-то сарая в самой высокой точке Чабанмахи. Он поздравляет всех бойцов с успешной зачисткой и победой. Победа! На радостях омоновцы палят в воздух из всех стволов.

Однако генерал призывает всех быть бдительными. Только что в находящихся чуть ниже Карамахах, которые тоже вроде бы очищены от противника, от пуль снайпера-одиночки погибли четверо бойцов ОМОНа.

Но все и так понимают, что ночь может принести немало неприятных неожиданностей. Ведь те боевики, что вырвались из аулов прошлой ночью, сегодня могут вернуться обратно. Командиры подразделений опасаются типичного чеченского варианта, когда бандиты, обстреливая близко расположенные позиции федеральных войск, провоцируют их на взаимные перестрелки. Все торопятся занять более или менее целые дома, организовать круговую оборону и договориться с соседями о взаимодействии.

Генерал прощается с войсками и широким шагом удаляется к вертолетной площадке. А замешкавшийся оператор в черном костюме испуганно мечется среди сгоревших домов, вызывая недобрые ухмылки солдат и офицеров. Однако развлечение скоро заканчивается — телевизионщика “спасает” штабной полковник.

ЕЩЕ НЕ КОНЕЦ

Разведка устроилась, конечно, лучше всех. Она, шедшая впереди отряда, как обычно, успела облюбовать и занять почти не подвергшийся разрушениям ваххабитский молельный дом. Внутри никакой мебели, зато ковры в четыре слоя. В них нам пришлось заворачиваться под утро — ночи в горах холодные.

А пока мы, вместе с потерявшим своих бывалым краснодарским уиновцем и армейскими минометчиками, довариваем суп из “трофейных” кур, оставленных нам ушедшими на другие позиции дагестанскими омоновцами, пьем малую дозу принесенной с бэтеэров водки и, как водится, сетуем на служебное рвение генералов, всегда стремящегося поскорей доложить высокому политическому начальству о “полной победе”.

Ночь прошла относительно спокойно — стреляли немного, хотя рядом с нашим окном, предусмотрительно заваленным досками и коврами, разок рванула “шальная” ручная граната. Утро 13 сентября выдалось пасмурным. В окрестностях ещё постреливали, а по рации сообщали о ликвидации мелких групп боевиков, извлеченных из "схронов" в Карамахи и Чабанмахи. Оказалось, что рядом с тем местом, где вчера Лабунец водрузил российский флаг, сегодня был найден бункер с пятью ваххабитами. Сначала они отказывались выйти, обещая “в случае чего” взорвать находящихся с ними женщин, но когда сообразили, что их “угрозы” никого не волнуют, выскочили с автоматами в руках и полегли под огнем бойцов из 17-го отряда. Один из убитых моджахедов оказался гражданином независимого Узбекистана.

К середине дня штурмовавшие село части внутренних войск стали спускаться вниз к своим полевым лагерям, где их ждали старенькие бэтээры, спальные мешки и сухпайки. Отряды проходили мимо горящих добротных домов и полей, заваленных гниющими коровьими тушами. Спецназовцы мечтали, чтобы проклятый ваххабитский анклав был стерт с лица земли вакуум- ными бомбами или хотя бы сожжен дотла, чтобы сюда уже никто не пожелал вернуться. Мы не сомневались: остающиеся в селах омоновцы постараются исполнить это желание.

Боевой дух российских военных высок как никогда, и подавляющее большинство рядовых не просто готово, но даже рвется воевать с чеченцами и ваххабитами, стремясь не только отомстить за падших товарищей, но и кровью смыть общую обиду "за державу". Не секрет, что для многих простых солдат начавшаяся война стала стимулом к осознанию собственной национальной принадлежности и формированию представлений об исторической миссии русского народа. Младший и средний офицерский состав также значительно более "адекватен ситуации", чем российский офицерский корпус в начале войны с Чечней. Многие офицеры, начиная с уровня ротных командиров, имеют реальный опыт боевых действий на территории "Ичкерии".

Однако необходимо отметить и то, что в целом весьма успешные действия федеральных войск в Дагестане проходят в относительно тепличных условиях. К таковым относятся: поддержка большинства местного населения, что почти исключает угрозу коммуникациям; ограниченные театры военных действий, позволяющие с легкостью снабжать воюющие части и подразделения всем необходимым и маневрировать ими; близость к базам снабжения и, наконец, относительно благоприятная погода, дающая возможность реализовать превосходство в воздухе. Если в ближайшее время федеральные войска войдут в Чечню, все эти условия превратятся в свои противоположности.

Мы уверены, в нашем каталоге детской мебели 3 , Вы найдёте, всё, что Вас интересует.

Александр Бородай, Александр Рудаков ЗМЕИНЫЙ КЛУБОК

“Битва олигархов”, как и предполагалось (см. “Завтра”, N№32, 1999), продолжилась войной в Дагестане, привела к серийным взрывам жилых домов по всей России. Счет этой битвы пошел уже на тысячи смертей. Нас пытаются убедить, что люди гибнут за металл — вернее, за право контроля над минеральными ресурсами Северного Кавказа, прежде всего — нефтью.

И это — правда, но далеко не вся правда, даже не самая значительная часть правды. Чтобы понять ситуацию и оценить перспективы ее развития, необходимо проследить связи между множеством внешне вроде бы независимых друг от друга событий, распутать страшные узлы змеиного клубка, душащего в своих скользких объятиях нашу Родину.

УЗЕЛ 1. КРЕМЛЬ

После того как "семейная группировка" пинками вытолкала "мальчика" Степашина из “Белого дома” и заменила его на другого представителя "питерской группировки", В.Путина,, предположения, что "процесс передачи власти" от Б.Ельцина любому другому физическому лицу, будет крайне тяжелым и болезненным стали все больше походить на истину. Люди из окружения Березовского, во многом определяющие последние месяцы официальную политику Кремля, явно настроились на "решающую схватку" с конкурирующей информационно-олигархической группой и реализацию тех самых "ответных мер", о которых глава президентской администрации Волошин с явным оттенком угрозы предупреждал еще в самом начале "банковского скандала", лишающего "семью" последней надежды на "спокойную жизнь" на Западе.

Похоже, что клан Березовского" начал широкомасштабное наступление на своих конкурентов, решив удержать власть над страной "любой ценой" (благо, иного выхода не оставляют западные элиты, решившие публично "сдать семью", а заодно окончательно прикарманить ее банковские авуары). После того, как закончилась провалом попытка Березовского и Абрамовича поставить под свой контроль РАО "Газпром", "семейные олигархи" обратили свои взоры на менее крупные, но все равно достаточно лакомые куски сырьевого "пирога", остававшиеся в их представлении "бесхозными". Одним из таких "кусков" оказалась компания "Транснефть", находившаяся под контролем ставленника Кириенко Д.Савельева, в прошлом — нижегородского клерка. Кириенко, после долгих уговоров принявший предложение возглавить "чубайсовский" избирательный блок "Союз правых сил", наивно полагал, что этого достаточно для обеспечения "неприкосновенности" своей вотчины, служившей основным источником финансирования политических структур и публичных акций типа "Альтернативной Москвы". Однако "киндер-сюрприз" жестоко просчитался: Березовский, Абрамович и Волошин посчитали, что "Транснефть" находится "не в тех руках" и направили отряд ОМОНа к офису компании. Кириенко в панике воззвал к Чубайсу и Путину, умоляя защитить его "домен", но, как оказалось, безрезультатно. Когда омоновцы окружили здание "Транснефти", Путин отдал было приказ "прекратить операцию", но затем некие "загадочные силы" отменили решение премьера... и приятель Абрамовича Семен Вайншток таки занял кресло главы "Транснефти". В итоге "семейные олигархи" не только прибрали к рукам одну из российских естественных монополий, обеспечившую им новые мощные финансовые вливания, но и наглядно продемонстрировали Путину, каково его подлинное место в сформировавшейся вокруг Ельцина системе власти. Хотя подконтрольные Гусинскому и Чубайсу НТВ и РТР на все лады осуждали "мародерство" Березовского, а Лужков намекал на недопустимость подобного "передела собственности", реально помочь Кириенко они так и не смогли.

Инцидент с "Транснефтью" обозначил важные изменения в российском предвыборном пейзаже. Во-первых, стало очевидным, что Березовский, Абрамович и иже с ними отчаянно нуждаются в деньгах, — видимо арест ряда швейцарских и других зарубежных счетов Бориса Абрамовича оказался для него весьма чувствительным. Иначе такой авантюрный ход вообще не имел бы никакого смысла: Березовский своими руками окончательно подтолкнул Чубайса если не к союзу, то к плотному взаимодействию с Лужковым.

Кроме того, при внимательном анализе событий становится очевидно, что Березовский попросту "загнан в угол", и его нынешняя истеричная агрессия напоминает не продуманные политические ходы "государственного мужа", а инстинктивные броски замученного матадорами быка, перед которым развернул свой красный плащ тореадор, сжимающий в потной руке шпагу, которая должна неизбежно прервать жизненный путь "жертвенного животного".

Несмотря на демонстративную агрессивность "баобаба" по адресу своих противников, для всех была очевидна его крайняя нервозность олигарха на собственной пресс-конференции. Каковы бы ни были локальные успехи Березовского в борьбе с Гусинским — Лужковым или Чубайсом — Путиным, он прекрасно понимает, что против него ополчились куда более могущественные силы. А публикация его телефонных переговоров с Удуговым нанесла страшный удар по имиджу "семейного олигарха", окончательно сделав его имя самым ненавистным в России.

Однако стоит заметить, что "убойная сила" одного из основных информационных орудий Гусинского — аналитической программы "Итоги", в последние недели резко сходит на нет. После того, как озвучивающая идеи Березовского агрессивная программа телемонстра Доренко стала выходить в одно время с киселевскими "Итогами", последние начали терять популярность. Лобовая и циничная демагогия Сергея Доренко больше привлекает тех, кто еще интересуется позицией федеральных телеканалов, чем "наукообразная" и претендующая на "элитар- ность", перемежаемая неизбывным эканьем болтовня Киселева. То есть началось "мягкое" глушение киселевских "Итогов", которое может оказаться гораздо эффективнее безуспешных попыток административного давления на могущественный доселе телеканал. Роль же главного информационного "тарана" группы Гусинского—Лужкова взял на себя "Московский комсомолец",— возможно, и потому, что симпатии главы РЕК делятся между Лужковым и Явлинским почти поровну.

Именно 24 сентября, когда в "МК" были опубликованы результаты "независимого расследования", проведенного близкими к Лужкову спецслужбами, Березовский бежал из страны. То, что это именно бегство, а никакой не "отъезд на лечение", свидетельствует, в частности, то, что Абрамович решил подлечиться в той же самой швейцарской клинике, где его недавно заразили инфекционным гепатитом во время переливания крови..

УЗЕЛ 2. ЗАПАД

Но и в Швейцарии Бориса Абрамовича вряд ли ожидает спокойная жизнь. Сегодня западная пресса комментирует взрывы в российских городах исключительно как проявление "предвыборной борьбы" (читай, борьбы "семьи" с кланом Гусинского-Лужкова), а на слушаниях в американском конгрессе, посвященных делу "Бэнк оф Нью-Йорк", господствующим настроением является желание "перемыть кости" вчерашним незадачливым "союзничкам" из числа "кремлевских коррупционеров", чтобы перевести американскую политику в отношении России в решающую "жесткую" фазу.

То, что банковский скандал и борьба между соперничающими олигархическими кланами объединены причинно-следственной связью, очевидно для всех. Но вовсе не очевидно другое — кому принадлежит инициатива в раскручивании скандала с вывезенными из России и, возможно, украденными миллиардами.

Люди, играющие роль информационных рупоров Березовского, настойчиво пытаются возложить вину за "банковский скандал", лишающий "семью" последних надежд на "обеспеченное будущее" за границей, на некую корпорацию разведчиков, негласным шефом которой продолжает оставаться Евгений Примаков. Подчиненные последнему "штирлицы" якобы годами собирали компромат на президентское окружение, чтобы в нужный момент нанести Ельцину "удар в спину".

Конечно, Примаков играл хотя и не определяющую, но достаточно значимую роль в прежней системе власти, имел доступ ко многим ее секретам и, по ряду сведений как до, так и после распада СССР имел отношение к управлению некоторой частью активов советского государства и КПСС. Структуры такого уровня вообще трудно поддаются трансформации, и лучшего представителя виртуально-имперского "Советского Союза", чем Примаков, найти трудно. Но целью данной операции, если таковая все же проводится, "удар в спину Ельцина" служить не может. Скорее, речь могла идти о дискредитации "семьи" как побочном следствии общей расчистки "инвестиционного поля" в России для привилегированных (по той или иной причине) партнеров команды, в которую входит и "академик" Примаков.

Тотальное же "выдавливание" России из "мирового сообщества" развитых стран, ради пребывания в котором, собственно, и затевались перестройки—реформы, ни в коем случае не может быть поставлено под угрозу со стороны "старой номенклатурной гвардии" — если только параллельно не осуществляется грандиозный проект по дестабилизации всей мировой финансово-политической системы. Обсуждение данной гипотезы перевело бы наше исследование в сферу "фэнтэзи" по матрице полузабытой "Операции "Голгофа".

Кроме того, версия "удара в спину" не объясняет причин резко возросшего интереса Запада к теме "коррумпированности российских властей". Ведь имея соответствующие "директивы" "свободная пресса" могла попросту "не заметить" финансового скандала, а американские конгрессмены — не придавать такого значения фактам, о которых американским спецслужбам давно было известно. И если сегодня в США заговорили о "коррумпированности" ельцинского режима, то делается это вовсе не для того, чтобы вывести на "чистую воду" президента РФ и его ближайшее окружение. Раздувая сведения о финансовых махинациях нынешних обитателей Кремля, американский истеблишмент преследует собственные цели, которые имеют не только сиюминутное значение (например, для хода предвыборной борьбы в США или для конфискации обнаруженных активов в счет российского внешнего долга), но и носят стратегический характер.

С одной стороны, США хотели бы избежать ответственности за многолетнюю поддержку откровенно диктаторского и антинационального режима, вопрос о которой обязательно встанет после неизбежного конца ельцинизма. Любое новое руководство России будет просто вынуждено предъявить США и их союзникам колоссальный исторический счет, что чревато для Запада самыми непредсказуемыми последствиями. Поэтому так велико желание американского правящего слоя "умыть руки", дистанцироваться от тех, кого в Вашингтоне сейчас считают "политическими прокаженными".

Кроме того, лицемерно "разоблачая" кремлевскую коррупцию, западные СМИ параллельно проводят масштабную кампанию по дискредитации самой России как государства и как "мировой сверхдержавы". Западному обывателю внушают, что страна, десятилетиями управлявшаяся мошенниками и ворами, не имеет никакого морального права осуждать карательные акции НАТО, проводимые от имени "мирового сообщества", выступать с собственной позицией по внешнеполитическим вопросам.

Такого рода "информационная диверсия" должна создать ситуацию, которая гарантировала бы отсутствие различных "неожиданных шагов", подобных известному "развороту над Атлантикой" Е.Примакова, что становится особенно важным в случае весьма вероятного прихода бывшего премьера к власти. Передача ему президентских полномочий, которая Западом в настоящее время практически санкционирована, будет осуществлена при соблюдении целого ряда достаточно жестких условий, главным из которых станет отказ от проведения самостоятельной внешней политики, от сближения с Китаем, Индией и рядом мусульманских стран, а также — от поддержки государств, избранных Западом на роль экспериментальных площадок для отработки различных "миротворческих операций". Поэтому если Примакову и позволят занять Кремль, то исключительно в роли друга Мадлен Олбрайт, а вовсе не Ясира Арафата или Саддама Хуссейна. И тем более — не в качестве "покорителя Кавказа" и продолжателя "византийской", имперской политики России.

УЗЕЛ 3. КАВКАЗ

Все помнят, что совсем недавно на канале НТВ, принадлежащем Владимиру Гусинскому, вовсю поливали грязью Российскую армию, предоставляли Басаеву и Радуеву сотни часов прямого эфира, открыто глумились над "тупыми" и "бездарными" российскими генералами, лицемерно "сочувствовали" гибнущим в бою российским солдатам, лепили образы "чеченских сверхчеловеков".

В те годы Гусинский, Киселев и Добродеев реально заменяли собой дудаевского пропагандиста Удугова, рапортуя о победах "чеченских воинов" и поражениях "русских оккупантов", "федералов". Березовский, напротив, ходил в "друзьях" у Коржакова и Грачева, давал эфир для "боевых" и "патриотических" репортажей Невзорова, слепленных в московских студиях, а потом, по словам Лебедя, даже бранил возомнившую себя самостоятельной креатуру за "преждевременную" капитуляцию.

Три года спустя между олигархами наблюдается своеобразная "рокировка". НТВ больше не направляет в район боевых действий Елену Масюк, видимо, опасаясь, как бы последняя не отдалась добровольно в руки "похитителей" и даже выпускает в эфир "патриотические репортажи". И лишь иногда сквозь интонации и комментарии ведущих проскальзывает глубинная, дремучая и неистребимая ненависть к русской армии и русскому народу.

Недавно, отвечая на вопросы "МК", директор НТВ Олег Добродеев объяснил, почему он и его компаньоны так неожиданно "прозрели" и больше не интересуются "новостями от Басаева". Оказывается, НТВ ни о чем не жалеет — в 1995 году "армия была информационно закрытой", а принцип свободы информации жестко диктовал необходимость собирать сведения в ведомстве Мовлади Удугова. Однако сейчас все хорошо — НТВ "дают работать", и зрители — "довольны". Изменился и моральный облик чеченских "партнеров" — теперь, по мнению Добродеева, Басаев и Хаттаб превратились в отпетых террористов. Это значит, если следовать логике функционера НТВ, что Басаев после резни в Буденновске еще не был "террористом", а выступал в роли "свободолюбивого повстанца", реализующего "право наций на самоопределение". "Бандитом" же Басаев стал не тогда, когда угонял самолеты, добивал раненых и прикрывался беременными женщинами, как "живым щитом", а лишь когда начал работать в "связке" с конкурентом Гусинского — его "политическим близнецом" Б.Березовским. Нетрудно догадаться, что если бы Басаев и Хаттаб и сегодня помогали Гусинскому валить Березовского, то, несмотря на все мыслимые и немыслимые злодеяния, они бы до сих пор оставались в глазах НТВ "благородными мюридами". Отрезанные головы русских и заподозренных в "предательстве" чеченцев, которыми любят похваляться "борцы за свободу Кавказа", не испортили бы теплых отношений "электронных каганов" и кавказских боевиков.

Попытка объясниться в таком ключе могла бы вызвать только сожаление, но любое слово в руках такого мастера, как директор НТВ, напоминает ракету с разделяющейся боеголовкой, каждая часть которой имеет свою цель.

Когда после "черного вторника" Коржакову понадобился полностью зависимый и "свой" банкир, выбор был остановлен на Березовском: талантливый ученый, математик-системщик имеет личный счет к Гусинскому, группа "Мост" которого, по мнению главы СБП, слишком многое себе позволяла.

Тогда, после операции "Мордой в снег" у московской мэрии, Гусинский спрятался от "всемогущего" Коржакова в Англии, а внимание его группы "силовиков" надолго отвлекла Чечня. Вольно или невольно сторонники "независимой Ичкерии" выступили сторонниками Гусинского и "Моста". Учитывая гигантские аферы с "чеченскими авизовками" и материалы, свидетельствующие о создании в Чечне наркоиндустрии и организации транзитного канала для наркотиков оружия и фальшивой валюты, можно сказать, что "дудаевский анклав", даже вне контекста каспийской нефти, представлял собой настоящее "золотое дно".

И Коржаков, и Березовский понимали это слишком хорошо. Поэтому когда накануне выборов 1996 года стороны заключили между собой недолгое перемирие, именно "чеченский вопрос" оказался одним из важных аргументов, склонивших Березовского на сторону Гусинского и Чубайса в их конфликте с Коржаковым. Но не исключено, что глава "Моста" передал "баобабу" свои контакты в Грозном с легкой душой — "золотое дно" стремительно себя изживало.

Так у "полевых командиров" появилась в Москве новая "точка опоры" — клан Березовского, на которого лег позор Хасавюрта, выкупы заложников, полупустая "труба" и прочие прелести жизни. Никуда не деться — Березовский, по его собственному признанию, "регулярно общается" с террористами, предлагает "договориться" с ними, пока те не взорвали что-нибудь "покруче жилых домов". До сих пор в этом партнерстве Березовский не видит для себя ничего зазорного и искренне удивляется, почему его "заклятый друг" Гусинский теперь называет его чуть ли не "государственным преступником". Ведь, по словам Березовского, в годы "первой чеченской войны" Гусинский признавался ему, что поддержка чеченцев была вовсе не бескорыстной. Почему же, рассуждает Березовский, владельцу НТВ можно использовать "чеченский фактор" для подрыва русской государственности, а мне — нельзя? Кто из нас Юпитер, а кто бык? "Олигарх" обижается, грозит подать в суд на "МК", где были опубликованы его переговоры с чеченцами, заявляет, что "переговоры были", но речь в них шла "не о том". Наверное, Березовский с чеченскими друзьями обсуждал поэзию Лермонтова; или, может быть, рифмованные опусы Яндарбиева, который тоже считает себя "поэтом".

УЗЕЛ 4. ВЗРЫВЫ

Трагедии, унесшие жизни больше двух сотен москвичей и еще почти сотни людей, погибших в Буйнакске и Волгодонске, обернулись страшным горем для всех жителей России. Для "олигархов" же взрывы жилых домов оказались не более чем информационным поводом для очередной атаки на позиции соперничающего клана. Издания "московской группы" публикуют пленку телефонных переговоров Березовского с чеченскими террористами, из которой явствует, что якобы Борис Абрамович был главным "заказчиком" вторжения боевиков в Дагестан, и активно разрабатывают версию о том, что к взрыву тем или иным образом может быть причастна "семейная" группировка, которой нужен повод для введения ЧП и дискредитации Лужкова. Бывший директор ФСБ Николай Ковалев, выступивший в воскресенье на НТВ, в общей и расплывчатой форме, но фактически подтвердил правомерность выдвигаемых в адрес Березовского обвинений.

С другой стороны, средства массовой информации, ориентированные на "семью", возложили всю ответственность за взрывы на Лужкова, который не обеспечил безопасности в столице и не отреагировавал на "сигналы", поступавшие в его адрес из центрального аппарата МВД. По телевидению были продемонстрированы фрагменты "учебного фильма", снятого подчиненными В.Рушайло, проверявшими московских "коллег" на предмет их подготовленности к возможным терактам. "Подготовленность" московской милиции оказалась невысокой: машина с дагестанскими номерами, на которой люди с "кавказской" внешностью перевозили "адские машины", беспрепятственно разъезжала по городу, и исполнявшие роль "террористов" рушайловцы установили взрывные устройства в нескольких оживленных местах столицы, в том числе и на Манежной площади. Противники Лужкова настаивают на том, что фильм был показан мэру Москву, однако последний не внял предупреждениям МВД и не пожелал усилить режим безопасности в городе. Эта пленка, показанная по центральным телевизионным каналам, стала, безусловно, сильнейшим ударом по московским властям — "образцовый порядок", который создал в столице Лужков, на поверку оказался полнейшим блефом. В то же время "совпадение" одного из мест "учебного" и реального взрыва (Манеж) может равным образом свидетельствовать и об уникальной прозорливости подчиненных Рушайло, и о том, что некий "центр", отдавший приказ о проведении терактов, был по крайней мере "в курсе" результатов проверки подчиненных Лужкову органов правопорядка.

В ответ на это команда Лужкова решила провести собственное расследование причин случившегося, результаты которого и были обнародованы 24 сентября в "МК". Позиция этих кругов была стилизована под журналистское расследование, "гвоздем" которого стало утверждение, что гексоген, использованный при взрывах московских домов, был украден с секретного военного завода в Невинномыске, который является режимным объектом ФСБ, и похитить оттуда что-нибудь могли, естественно, только сами сотрудники этой спецслужбы. Однако уже в следующем номере “эмкашники” постарались дезавуировать эту версию — ссориться с ФСБ как организаци- ей лужковскому клану совсем не с руки. Поэтому теперь “выяснилось”, что взрывчатку украли с завода в подмосковных Люберцах.

Что касается "черкесской" легенды персонажа, арендовавшего подвалы, куда была заложена взрывчатка, то ее наличие увязывается лужковцами с "управляемым этническим конфликтом" в Карачаево-Черкесии, который позволил бы организаторам террористического заговора замести следы "второго рождения" однажды уже умершего "М.Лайпанова". Сама "операция", по версии "МК", начала готовиться сразу после назначения В.Путина на пост главы ФСБ в июле 1998 года, сразу после убийства генерала Рохлина, когда окружение Б.Ельцина начало активно прорабатывать "силовые" варианты удержания власти.

При анализе предполагаемых целей этого информационного вброса сразу напрашивается вопрос: почему острие удара в последнем случае было направлено не на "людей Березовского", а на премьер-министра В.Путина, которого в Кремле рассматривают как противовес чрезмерному влиянию "Абрамычей"? Впечатление "необычности" происходящего еще больше усилилось после того, как на следующий день обвинения в адрес Путина без каких-либо комментариев повторила и подконтрольная Березовскому "Независимая газета".

УЗЕЛ 5. ПРЕМЬЕР

Последние события обнаружили значительную уязвимость позиций Путина, которому определенные силы в Кремле и на Новой площади (Т.Дьяченко, Р.Абрамович и А.Волошин) уже сейчас готовят политический сюрприз, подобный тому, что полтора месяца назад уже получил Степашин. В то же время нынешний премьер стал ключевой фигурой в планах части президентского окружения (Н.Ельцина, П.Бородин), склоняющегося к необходимости "примирения" с Примаковым и возможной передачи власти бывшему премьеру — при условии отказа последнего от сотрудничества с Ю.Лужковым. Однако для "Абрамычей" такой вариант абсолютно неприемлем, поскольку представляет реальную угрозу для их свободы и физической безопасности.

"Закон о гарантиях президенту и его семье", принятию которого обещает содействовать Примаков, не дает никаких гарантий кремлевским фаворитам, а процесс их "сдачи" органам правосудия для "успокоения общественности" был запущен уже больше полугода тому назад. По этой причине отставка Путина видится для них единственно возможным шагом, призванным предотвратить такой поворот событий и пресечь на корню саму возможность примирения с Примаковым.

Не меньше "фаворитов" опасается примирения Примакова с Ельциным и Юрий Лужков, который в этом случае рискует остаться в полной политической изоляции и может оказаться на обочине большой политики. По данным социологических опросов, сам Лужков в союзе с Шаймиевым и Аушевым лишается остатков своего патриотического имиджа и сам по себе (без Примакова) может рассчитывать на поддержку не более чем 7 процентов избирателей. Поэтому и для него устранение В.Путина, на которого "семьей" возложена задача "договориться" с Примаковым, представляется крайне необходимым.

В контексте этих обстоятельств становится ясно, почему версия "МК" о причастности "спецслужб" и "семьи" к терактам в Москве предлагает именно Путина в качестве "центральной фигуры" террористического заговора, в то время как Рушайло и другим более близким Березовскому силовикам отводится явно периферийная роль.

В то же время и сам Евгений Примаков понимает, что в "объятиях" Лужкова и Шаймиева он катастрофически быстро теряет свой рейтинг, а потому пытается дистанцироваться от слишком навязчивых "союзников", демонстрируя "нулевую" активность в избирательной кампании блока "Отечество—Вся Россия". На этом фоне систематические заявления Лужкова о готовности "убедить" Примакова занять президентскую "позицию" все больше начинают напоминать шаманские заклинания.

Что же касается Путина, то для него единственный шанс на политическое выживание заложен в успешном проведении антитеррористической операции в Чечне. Разгром бандформирований, проведенный с незначительными потерями в относительно форсированные сроки, мог бы существенно поднять его авторитет среди силовых структур, а также — нанести решающий удар по позициям "клана Березовского" в Москве. По мнению ряда аналитиков, победоносная война в Чечне может послужить стимулом для возникновения новой волны уголовных дел против Березовского и его окружения, на этот раз по статьям "измена Родине", "пособничество в терроризме" и.т.п. На сегодняшний момент в российском обществе присутствуют, по крайней мере, психологические предпосылки для такого исхода затяжной "кавказской войны". Население готово поддержать самые радикальные "силовые акции", а армия готова сражаться с бандформированиями до конца. Однако слабость материально-технической базы, явный недостаток обученных человеческих резервов и отсутствие надлежащего финансирования являются сегодня основными причинами, из-за которых начало операции по окончательной ликвидации террористических групп пока откладывается.

Вместе с тем, даже если с военной точки зрения ход боевых действий будет однозначно складываться в пользу федеральных сил, необходимо учитывать, что Запад будет оказывать на Россию колоссальное политическое давление с целью не допустить восстановления российского контроля над Северным Кавказом. Окончательный разгром "независимой Ичкерии" создаст угрозу падения антироссийских режимов в Азербайджане и Грузии, а также резко повысит вероятность краха проекта строительства газопровода Баку—Джейхан, который, по замыслу архитекторов “Нового мирового порядка”, должен стать "осью" американского военного присутствия на Кавказе. Особо рьяно будут поддерживать "свободную Ичкерию" финансовые круги Великобритании, которые уже на протяжении семи лет сотрудничают с Чечней.

Впрочем, сейчас московские стратеги, кажется, и не намериваются захватывать всю Чечню. Они лишь стремятся “откусить” от нее равнинные районы — Шелковской, Наурский и Надтеречный, а также “зачистить” Веденский район — основную базу братьев Басаевых.

УЗЕЛ 6. РЕГИОНЫ

Сохранить власть Путину может помочь серьезное расслоение, наблюдающееся среди региональных элит. Так, 13 губернаторов, подписавших документы блока "За Победу!", в принципе, могут найти общий язык с Путиным на основе укрепления централизма и воссоздания ответственной на всех уровнях "властной вертикали". Есть руководители, заинтересованные в сотрудничестве с нынешним премьером и правительством даже в блоке ОВР, где достаточно велик авторитет В.Яковлева. Но особенно интересной и многовариантной представляется инициатива по созданию антилужковского блока "Единство". Стоит отметить, что версия о том, будто новый губернаторский блок есть реализация проекта Березовского под условным названием "Мужики", запущена СМИ, принадлежащими к "московской группе". Обвиняя губернаторов, создавших "Единство", в близости к "Абрамычам", эти структуры сейчас движимы желанием прежде всего нейтрализовать опасных конкурентов для "Отечества—Всей России". Отсутствие в блоке главной креатуры Березовского, генерала Лебедя и лидерство Министра МЧС Сергея Шойгу, известного в качестве почти личного врага "баобаба", делает предположения о причастности к “Единству” "человека, больного гепатитом", довольно фантастическими. Реально же за Шойгу стоят те силы в президентском окружении, которые стремятся к "мягкой" передаче власти Владимиру Путину, а потом, возможно, и Евгению Примакову, но "мимо Лужкова". К их числу можно отнести Н.Ельцину и П.Бородина, которых явно пугают перспективы "тяжелой жизни в эмиграции". По некоторым данным, эти персонажи намерены в перспективе предложить "Единство" Евгению Примакову в качестве организационной базы, заменяющей структуры "Отечества",— в обмен на отказ от союза с Лужковым, позволившим себе устами главного политического менеджера ОВР Г.Бооса напомнить Кремлю о судьбе семьи Чаушеску. Впрочем, если анализировать состав участников блока "Единство" беспристрастно и непредвзято, то в глазах большинства русских людей он имеет целый ряд преимуществ перед "Отечеством-Всей Россией". Например, в "Единстве" не нашлось места откровенным сепаратистам типа Аушева или Шаймиева, ставящим своей задачей, под прикрытием несомненно назревшего изменения конституции, дальнейшую конфедерализацию России. Кроме того, в формирующемся "Единстве" нет и бывших ельцинских царедворцев типа Ястржембского, несущих вместе с Ельциным всю ответственность за преступную политику либерального режима. Стоит отметить также, что для народно-патриотических сил появление еще одного губернаторского блока, конкурента "Отечества—Всей России", скорее, выгодно, чем опасно. С помощью блока "Единство" электорат лужковской "новой партии власти" будет расколот, и народно-патриотические силы в результате, скорее всего, смогут получить "относительное большинство" в Государственной думе, что крайне важно накануне президентских выборов 2000 года.

ВЫВОДЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

С семьей “случилось страшное” — она, предчувствуя неизбежное свое крушение, раскололась на почти враждебные друг другу фракции.“Отчаянные” — Березовский-Дьяченко-Абрамович-Волошин — готовы сражаться до конца и требуют замены Путина как “неоправдавшего надежды”. На кого хотят менять — Бог весть...

Они ведут ожесточенную информационную войну, отбирают у конкурентов финансовые потоки, делают все, чтобы загнать Россию в состояние перманентного хаоса. Но каждый их ход, даже самый тактически сильный,лишь приближает неотвратимое поражение. Просто время Ельцина “и его команды” уже практически истекло.

Но отменить выборы по случаю введения ЧП Березовский и Ко, возможно, еще сумеют. Тем более, что отмена выборов выгодна не только им. Предлог для введения ЧП может быть использован любой, — например, новый теракт или “оперативная информация” о его подготовке. Кроме того, Центризбирком может “неожиданно” прозреть и “обнаружить” криминальность списка партии Жириновского, что послужит основанием для отмены всех результатов выборов...

Очевидно и то, что задуманное частью кремлевской клики ЧП обречено на провал. Для настоящего “закручивания гаек” у них слишком мало организационных и силовых ресурсов. Они попытаются отдать приказ — но кто же будет его выполнять?

Владислав Шурыгин ИУДЫ

Иногда мне начинает казаться, что это было не со мной. Словно не я, а кто-то другой под проливным дождем ползком пробирался через какую-то стройку, мимо хмурого, мокрого, шуршащего плащ-накидками милицейского оцепления к черной, без огонька громаде здания Верховного Совета. Кто-то другой, не я, торопливо обходил этажи и холлы "Белого дома", проверяя посты и караулы. Словно не я, а кто-то другой, выбравшись по подземным лабиринтам в город, встречался в парке с полковником ФСБ, передававшим нам планы Кремля, сидел в кафе с генералом-генштабистом, показывавшим секретные приказы и директивы Министерства обороны, стоял в сквере за зданием МВД с двумя милицейскими полковниками, рассказывавшими мне о настроениях среди милиционеров и местах дислокации их частей вокруг "Белого дома". Словно не я, а кто-то другой, лежал с простреленной ногой на мокром ковре в подъездном холле, обожженный газом, истекающий кровью.

История, в ее высшем понимании, обладает странным свойством "отчуждать" воспоминания людей, делать их ирреальными, принадлежащими скорее событию, чем самому человеку. И в этом — один из высших знаков того, что произошедшее отмечено золотым тавром вечности.

Героическая защита русскими людьми здания Верховного Совета в сентябре — октябре 1993 года навсегда вошла в историю России, как вошел в нее бой "Варяга", отчаянный поход Евпатия Коловрата или героическая гибель двадцати восьми панфиловцев под Дубосеково. Октябрь 93-го вошел в историю потому, что это был подвиг русского ДУХА, когда возмущенные произволом, унижением, воровским беспределом мерзкой ельцинской власти тысячи русских людей, практически без оружия, в полном окружении и изоляции стоически защищали свое право жить свободными людьми на своей земле. Защищали и пролили свою кровь во имя этого. Полторы тысячи россиян отдали свои жизни, защищая "Белый дом", больше двух тысяч получили ранения и увечья. Но горячая кровь патриотов не впиталась бесследно в мерзлую осеннюю землю. Она ОСВЯТИЛА этот день, омыла и искупила тяжкие грехи наши перед Родиной, в святости и ценности которой мы лукаво сомневались все смутные годы.

Октябрь 93-го, драматическое восстание против тирании — это одна из самых ярких и белоснежных вершин русского сопротивления. Именно октябрь 93-го безжалостно и страшно сорвал с Ельцина и его банды палачей лживые маски "радетелей Отечества" и навечно пригвоздил их к позорному столбу русской истории рядом с Святополком Окаянным, Курбским, Отрепьевым и Власовым. Никогда теперь Ельцину не смыть с себя русской крови, и она вечным проклятьем легла на его и весь его род до седьмого колена. Никто из палачей, "отличившихся" при расстреле "Белого дома", не избежит высшей кары. Кровь людская не водица! Безумием, изгрызающими плоть болезнями уже пришла она к одним, горечью позорных отставок, крах карьер и честолюбий — к другим, пленом и смертью — к третьим. Отмщение глухо и неотвратимо следует по пятам убийц. Проклятье мертвых страшно тем, что от него нет спасения. Ни одна знахарка, ни один колдун Вуду не снимут его. И судьба семьи Горбачева, разрушителя и предателя огромной страны, страшным примером стоит перед глазами. Нет спасения иудам!

Октябрь 93-го навечно вошел в нашу историю. Своим подвигом, своей пронзительной, святой попыткой остановить сползание страны к мрачной бездне развала и самоуничтожения. Тогда, в октябре 93-го, патриоты пытались не допустить грядущей пятилетней войны на Кавказе, грядущих дефолтов, грядущего разрушения Сербии, новогодней бойни в Грозном, затопления "Мира" и еще очень многого, что принес России за годы своего страшного правления Ельцин. Эта попытка была утоплена в русской крови, но она не была напрасна. Она разбудила Россию, и уже никогда с тех пор не спал спокойно Кремль, содрогаясь и корчась от невидимых миру ударов, потрясающих его до основания.

Когда-то, спустя много лет, кто-то скажет: "Крах режима Ельцина начался в октябре 93-го года". Так и будет! Но сегодня, в пору агонии ельцинизма, от него пытаются откреститься все, в том числе и те, кто спасал режим Ельцина в 93-м. Мы напоминаем их имена и их роль в пролитии русской крови.

Вглядитесь в их руки, избиратели на будущих выборах!

Владислав Шурыгин

итальянская мебель стенка 4

Николай Анисин ЧЕРНОМЫРДИН

"Совет министров — правительство Российской Федерации поддерживает и принимает к безусловному исполнению указ президента РФ Б.Н. Ельцина "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации".

Данное заявление глава правительства Черномырдин сделал днем 22 сентября. То есть уже после того, как Конституционный суд признал, что упомянутый указ Ельцина нарушает Основной Закон. Черномырдин осознанно и без колебаний поддержал свершенный президентом государственный переворот. Но сказать только это — значит не сказать ничего, ибо Черномырдин был де-факто главной фигурой в осуществлении госпереворота.

Министр его правительства Козырев не уставал повторять в микрофоны: решение Ельцина о роспуске высшего органа власти страны не просто правильно — оно неизбежно должно было последовать. Зам.Черномырдина — первый вице-премьер Шумейко — будоражил российскую и мировую общественность жуткими слухами: защищающие парламент боевики держат в Доме Советов заложников, которым не суждено оттуда выйти.

Сам же премьер ни пропагандой антиконституционного указа, ни агитацией против неподчинившихся этому указу депутатов не занимался. Он готовил постановления о повышении окладов чиновникам на местах и об увеличении выплат малоимущим, и таким образом звал тех и других встать на сторону Ельцина. Он рассылал директивы о направлении в Москву отборных милицейских отрядов со всей страны и благословлял их начальников на ломку костей сторонников парламента. Черномырдин славно поработал и на то, чтобы придать благообразие госперевороту, и на то, чтобы сдерживать возмущение им.

3 октября, когда это возмущение все-таки прорвалось, и сотни тысяч москвичей смели все омоновские кордоны вокруг парламента и хлынули в Останкино, то кто отдал там приказ "Витязю" стрелять в безоружных людей?

Вечером того же дня, в 20.00, Черномырдин выступил с заявлением, где было сказано: "Правительство вынуждено прибегнуть к силе для обуздания распоясавшихся политических авантюристов".

В Останкине было убито 60 человек и около 200 — ранено. Их политический авантюризм заключался в том, что они требовали обнародовать по телевидению обращение к народу высшего органа власти страны. И за это правительство Черномырдина открыло по ним огонь на поражение.

Поздним вечером 3 октября Черномырдин провел экстренное заседание президиума Совета министров, на котором опробованные в Останкине способы борьбы со сторонниками Закона решено было распространить по всей Москве.

Утром 4 октября к Дому Советов прорвались бронемашины и расстреляли десятки дремавших у костров защитников Конституции. Затем БМП и танки начали палить по зданию парламента, и к нему со всех сторон двинулись военные и омоновцы.

Всей карательной операцией руководил генерал Кобец. А он непосредственно подчинялся премьер-министру. И когда его из Дома Советов просили остановить огонь, он отвечал неизменно одно и то же: "Выходите с белыми флагами и с поднятыми руками". То есть выходите под огнем.

Черномырдин внес, пожалуй, самый весомый вклад в организацию кровавой бойни в Москве, и он же особо отличился в прославлении непосредственных убийц мирных жителей. Он, обратившись к ним 5 октября, провозгласил: "Вы отстояли будущее России. Честь вам и слава".

Убийцы в погонах действительно отстояли будущее — будущее самого Черномырдина, будущее олигархов Березовского, Гусинского и Смоленского, будущее Чубайса, будущее Басаева и Хаттаба. И теперь, двигаясь на очередные выборы со своим НДР, Черномырдин явно хочет лишь одного — продлить свое будущее и будущее всех разжиревших на крови 1993 года.

Николай Анисин

бестраншейная прокладка труб, работа ГНБ 5

Виктор Дробин ЛУЖКОВ

Взрывы в Москве, хотя и настигли Лужкова врасплох, все же ожидались им. Расстрелянный и сожженный Дом Советов, руины Грозного, развалины девятиэтажки на улице Гурьянова, напоминавшие рога сатаны, — вот этапы большого пути новорусской "демократии". Верный оруженосец "всенародноизбранного", его соратник в "черном октябре" 93-го, "толкач" ельцинской кампании в 96-м, сегодня рекламирует себя как главного противника ельцинизма.

Что случилось, Юрий Михайлович? Какая кошка пробежала между вами и вашим многолетним хозяином, наградившим было вас, по старой памяти, почетным званием "заслуженного строителя России"? Мало дотаций для мэрии из федерального бюджета? Березовский вырывает из горла вашего любимого гуся самые лакомые куски? Хочется устроить новую "властную вертикаль", установить личный контроль за долгами и внешними активами России как "правопреемницы" СССР?

Так скажите об этом прямо — и воюйте с вашими конкурентами, Бога ради! Только вот какого Бога, Юрий Михайлович? Нельзя же ходить в подаренной президентом Российского еврейского конгресса ермолке на литургию в восстановленный храм Христа Спасителя! Где, когда вы, московский мэр, отмолили массовое убийство патриотов, москвичей в том числе? У кого хотя бы попросили прощения? Или матери и вдовы убитых, все их родственники дружно проголосовали за вас на выборах мэра? Лукавы цифры вашей поддержки, лукавы речи ваших сторонников.

Разве не вы отдавали приказ ОМОНу разгонять мирные демонстрации москвичей 23 февраля и 1 мая 1992 года? Разве не по вашему приказу было совершено нападение на палаточный городок протестующих 22 июня 1993-го? Разве не вы постоянно предлагали себя на роль жесткого и сильного руководителя, который не побрезгует никакими средствами для наведения "порядка"? Разве не вы постоянно ободряли и подталкивали Ельцина на том пути, который сегодня так уверенно критикуете?

"Цена" нынешнего вопроса о власти, конечно, велика. Но Христос, по евангельскому преданию, изгонял торгующих из храма, запрещал поклоняться одновременно Богу и мамоне. Так ради чего был отдан 23 сентября 93-го приказ отключить Дом Советов от света, тепла и воды? Ради чего потом огораживали его автоцистернами, наматывали вокруг километры "спирали Бруно"? Ради чего вели информационный обстрел защитников Конституции РСФСР? Ради чего призывали убивать мифических "боевиков Руцкого и Хасбулатова"?

Ради чего вы за годы своего правления превратили Москву из столицы России в космополитический мегалополис, чуждый русским, огородив "первопрестольную" тремя кругами контрольно-следовой полосы МКАД? Ради чего затеяли "союзнические" игры с “волками сепаратизма”, от Шаймиева до Аушева?

Сергей Шахрай, оформитель Беловежья, пресловутого Указа № 1400 и декабрьской (1993) конституции РФ, — в штабе лужковского "Отечества-Всей России". Там же — Сергей Караганов, "смотрящий" от МВФ и член известной Трехсторонней комиссии. Гавриил Попов на страницах "МК" предлагает Ельцину и его семье все блага жизни в обмен на тихий уход в отставку.

Москва белокаменная, капуста белокачанная — не все ли равно, чем торговать? Ельцинизм без Ельцина, ельцинизм против Ельцина — вот что пытается устроить "лучший мэр" в шестую годовщину "черного октября".

Виктор Дробин

Во внуково такси 2 наше доставит Вас вовремя.

Александр Лысков ГАЙДАР

Среди тех, кто по долгу службы не обязан был усугублять беду 93-го, кто действовал исключительно "ради идеи" — Гайдар был первым!

И если убийца в погонах, подневольный, заблудший — еще как-то может рассчитывать хоть на долю снисхождения, то убийца идейный будет проклят навеки.

Пожалуй, он мог бы вызывать исторический, профессиональный интерес потомков, если бы был идейным убийцей, который сражается на поле брани, рискуя жизнью. Но Гайдар только деньги добывал для громил. Выступал в роли заказчика и организатора. Это еще более тяжкое преступление.

Помните день перед расстрелом? Костры наших баррикад. Вдохновенные лица защитников страны, сотни которых будут убиты через несколько часов. Пресненские женщины несли им чай в термосах, буханки хлеба. В это же самое время Гайдар носился по Москве в поисках наличных для вручения тем, кто спустя несколько часов продастся за эти гайдаровские доллары и откроет огонь по безоружным. И он нашел-таки деньги, этот бывший премьер-министр, устроивший еще в 1992 году свой личный расстрел народа преступным отпуском цен. И передал деньги продажным воякам. И они сказали: сделаем!

Когда они заливали солярку в танки и пополняли боекомплект, Гайдар с площади перед Моссоветом с помощью камер кровавых телекомпаний скликал со всей Москвы подонков для "защиты демократии". Уже было темно. На экране голубым, мертвенным, лунным светом как бы изнутри светилось гайдаровское лицо со всеми его выпуклостями, а из складки кожи под носом пробулькивало что-то похожее на речь о "священной свободе и правах человека". И это в то время, когда пальцы его еще дрожали от долгого, напряженного пересчитывания денег, отданных на подавление этой самой свободы!..

Как же они ликовали, все наши враги, на следующий день после разгрома восстания. Дудаев. Басаев. Радуев. И множество других, имена которых еще всплывут в их будущих войнах с Россией. Гайдар финансировал это ликование.

Потом он еще успел пролезть в Думу. Потом его и оттуда турнули. История стала затаптывать его, запихнула обратно в кабинетик научного сотрудника средней руки, откуда когда-то он и был востребован вражьими силами горбачевских времен.

Теперь он не высовывается. хотя забвение было бы для него благом.

Александр Лысков

Евгений Нефедов ЯВЛИНСКИЙ

Унылый гнусавый Явлинский — как, собственно, и все его догнивающее "Яблоко" — в современной политике уже день вчерашний. Сколько бы ни старались еще подкачать эту изначально надувную куклу на утеху стареющим "детям реформ" — кто дутым же телерейтингом, кто финансовым содержанием, кто бесконечным и скучным показом в прессе и на экране — она все равно тускнеет и обмякает на наших глазах. Был Гриша — да весь вышел... Но сам-то он так, разумеется, не считает, и тоже вовсю надувает щеки, всплескивает ухоженными руками, привычно закладывает и обличает вчерашних друзей или покровителей, и томным взором бывалого искусителя высматривает себе избирателей, еще способных соблазниться прокисшим яблочным пирогом...

Осторожнее, поедатели надувного лакомства! Не повидло начинка того пирога — а запекшаяся бурая кровь убитых русских людей. Не душка — а душитель зовет вас к себе в сторонники своим сладким прононсом и вожделенным замороженным взглядом. Вот он, Григорий Явлинский образца октября 93-го года:

"Люди, называющие себя защитниками "Белого дома", применили силу, спровоцировали кровавые беспорядки, бойню и тем самым лишились всяких оснований называть себя защитниками права, демократии, Конституции".

Это о нас, закрывших тогда собой Дом Советов. Это не мы — поборники правды и справедливости, а он, Явлинский. Но что-то здесь не стыкуется. Это он-то — защитник права, яблочный червь, еще юным доносчиком ворвавшийся в дом Пуго? Это он, что ли — столп демократии, мечтавший за 500 дней, молниеносно, жестоко, в упор убить великое государство? Это не он ли — певец конституции, звавший безумного президента через ТВ, как изменники и предатели на войне — через громкоговоритель, к подавленно "всеми силами" "фашиствующих, экстремистских, бандитских формирований, собранных под эгидой Белого дома. Если этих сил недостаточно, — кровожадно внушал он кремлевскому мяснику, — необходимо рассмотреть вопрос об использовании регулярных вооруженных сил".

Прислушались. Использовали. Расстреляли безоружных. И тем самым поставили его в единый ряд с палачами. И уже в этой роли он одобрял тогда все кровавые зверства, аплодируя смертоносному танковому огню вместе с такими же, как он сам, "интеллигентами"-потрошителями. Больше того — лицемерно и зло обставлял резню беззащитных подростков, женщин, старых людей как дело святое и благородное: "Будущее — вот ради чего мы должны сегодня убрать насильников с наших улиц, выкинуть их из наших городов!"

Красиво сказал, со знанием дела... Только насиловали в те жуткие дни и ночи отнюдь не Явлинского — наоборот, зверьем стали те, кого он науськал, призвав бороться за будущее. По растерзанным в Доме Советов и возле него девчоночьим трупам шагал тогда сам он к этому будущему, туда же по-прежнему устремлен и сейчас.

Вальяжен и респектабелен его вид. Но не забудь, народ, кто же на самом деле прячется от тебя под сморщенной яблочной кожурой. А еще, увидя Явлинского, приглядись к его любопытной привычке прятать куда-то руки: то он сует их в карманы плаща, то норовит заложить за спину, а то почему-то держит под столиком в телестудии или под думской трибуной. Но когда, увлекаясь и заикаясь, он по рассеянности являет-таки народу свои натруженные ладони, последние розовато отсвечивают, выдавая не смытые до конца кровавые потеки шестилетней давности...

Не пейте яблочный сок, когда он красного цвета!

Евгений Нефедов

Владислав Смоленцев ЛЕБЕДЬ

Среди сонма палачей, убийц, купленных агитаторов и прочей ельцинской швали есть один гражданин, которому весьма не хочется показывать свои руки. Теперь он скромно отстаивается в сторонке, сухо отвечая, что в октябре 1993 года был вообще за полторы тысячи километров от Москвы и посему никакого отношения ко всему "безобразию" не имеет. Он вообще "скромник", губернатор Александр Лебедь.

А вместе с тем, в те дни он был едва ли не самой зловещей фигурой октябрьской драмы. Почти сразу после путча он был присмотрен и пригрет вице-президентом Руцким, которому приглянулось "грубое очарование" вэдэвэшного генерала с лицом и повадками завсегдатая Бутырок. Приглянулся так приглянулся, и Руцкой всячески благоволил "лихому рубаке" Лебедю. Именно Руцкой уломал Ельцина отправить Лебедя усмирять взбунтовавшуюся 14-ю армию, которая полками и батальонами переходила на сторону Приднестровья. Именно в Приднестровье вскарабкалась на небосвод политическая звезда Лебедя. Очень быстро понявший, что схватить армию за узду и загнать в стойло послушания беспалому президенту просто так не удастся, "полковник Гусев", он же Лебедь, терпеливо дождался, пока приднестровская гвардия, казаки и добровольцы переломят хребет молдовской военщине и начнут просто гнать оккупантов, после чего громогласно объявил себя полномочным российским спасителем Приднестровья от снегурского фашизма. В доказательство этого перемолол армейской артиллерией пару румынских плацдармов ( что, правда, сегодня отрицает) и вмиг стал "символом" русского сопротивления, раздавая направо и налево бесчисленные интервью. План сработал. 14-я армия с радостью приняла на командирское место "патриота России". В благодарность за это в ближайшие два года она была сокращена этим "патриотом" в пять раз и превратилась в "расширенный" штаб армии, который прилагался к комендатуре "лучшего русского офицера" Мони Бергмана.

Но вернемся к октябрю 93-го.

Руцкой возлагал особые надежды на Лебедя. К этому моменту за Лебедем прочно укрепилась репутация "генерала-патриота" и чуть ли не "антиельцинца". К тому же благодаря раскрученности его СМИ Лебедь мог легко соперничать в авторитете среди военных с тогдашним министром обороны Грачевым. И любое заявление Лебедя даже о своей личной верности Конституции могло полностью изменить отношение армии к происходящим событиям. Был и звонок Руцкого Лебедю с просьбой поддержать действия Верховного Совета по защите конституционного строя. На что Лебедь ответил недвусмысленным посыланием звонившего на.., ну в общем далеко. Более того, "генерал-патриот" не постеснялся сразу после расстрела "Белого дома" позвонить комдиву Евневичу и поздравить его с успешным выполнением задачи. А уже на следующий день Лебедь слал "закладные" телеграммы Ельцину о том, что Приднестровье поддержало Верховный Совет, требовал полной изоляции республики, просил санкций для наведения в ней порядка "а ля Москва-93"...

Сегодня Лебедь упрямо натягивает на откормленные генеральские чресла обрывки патриотической тоги, уворованной и не по праву присвоенной им за чужие заслуги. Выпячивает челюсть, лезет в "спасители Отечества". Но мало сегодня тех, кто готов пожимать руки генералу.

Владислав Смоленцев

Иван Ленцев СТЕПАШИН

"Если президент на меня надавит, я не смогу устоять." Подобное откровение Сергея Степашина в его недавний период метаний меж предвыборными движениями повергло в шок последних приверженцев сановного знатока Пушкина, Шукшина и "мирных ваххабитов". Столь явно расписаться в собственном ничтожестве мог только вчерашний премьер-министр, бывший шеф МВД и контрразведки ельцинского режима.

Ничтожество, однако, было расценено как преданность присяге. И вот уже Степашин — один из лидеров предвыборной гонки. Протиснувшись в "Яблоко", он теперь жаждет видеть себя в Думе. Стать народным избранником. А там — и на президентский пост замахнуться. Спасти Россию. Ввести ее в третье тысячелетие великой державой.

Сегодня время вспомнить, что Степашин уже однажды был депутатом — расстрельного Верховного Совета. Вот только на его долю не хватило не то что пули — пыжа не нашлось. Справочники, посвященные октябрю девяносто третьего, о нем молчат, ведь Сергей Вадимович элементарно сбежал из Дома Советов еще в не совсем ясные сентябрьские дни, не раздумывая, подчинившись ельцинскому указу №1400. Самораспустился отдельно взятым депутатским мандатом. Президент надавил — Степашин не устоял, даже не пытался.

Одни стреляют или держат удар, убивают или безвинно гибнут. Их не забывают, поминают добрым словом или дурным. Другие удирают втайне, бегут с тонущего корабля, переметываются к сильному. Таких презирают и не вспоминают больше.

Степашин сдался сам и сдал своих. И речь здесь не о подвиге или мужском характере, не о самопожертвовании или неприятии предательства — тут Сергей Вадимович как обыкновенный мужик оказался просто слабаком. И даже не о том, что президентский указ о запрете Верховного Совета был преступным, и всякий, ему подчинившийся, неминуемо вымазал себя в безвинной крови.

Важно вспомнить другое: Степашин был вовсе не рядовым депутатом. Он возглавлял один из ключевых на то время комитетов Верховного Совета РСФСР — по обороне. Тот парламент был не чета нынешнему. Полномочий и средств у него было в избытке. В степашинской власти было не только диктовать депутатскую волю высшему армейскому начальству, но и влиять на всю политическую атмосферу России девяносто третьего. В самый момент кризиса именно Степашин — пожалуй, больше, чем любой другой депутат — мог перехватить инициативу у Кремля, перевести армию под командование единственно законной власти — Верховного Совета, или, по крайней мере, удержать армию в состоянии нейтралитета, не позволив танкам стрелять по Дому Советов. Степашин не сделал ничего. Он просто ушел домой.

Надо ли говорить, что такой политик не мог не быть обласкан победившим режимом. Помимо всяческих льгот, полагавшихся по президентскому указу каждому лояльному депутату, Степашин вступил в качественно новый этап своего восхождения во власть, молниеносно став сначала первым замом начальника ФСК Галушко, а вскоре и пересев в его кресло. Дальше его ждало оглушительное будущее — министерские посты, шесть лет в правительстве и, наконец, кресло премьера, с которого он был вышвырнут в одночасье, как надоевший шут, как возомнившая о себе мелочь.

Сегодняшнее участие Степашина в выборах — унижение для русских патриотов. А его возможное избрание — преступление перед лицом павших.

Иван Ленцев

Сейчас заказать дешево такси в домодедово 6 можно только у нас.

Андрей Фефелов С ЛИЦОМ РОСТРОПОВИЧА

Кровавый 1993 год — поворотная точка в истории отечественной интеллигенции. Полицейская акция по избиению безоружного народа проходила на фоне яростных призывов покончить с "гадиной коммунофашизма". В деле затеваемого убийства с помощью газет, радио и телевидения немало постарались "духовные светочи" — люди творческого труда. Почему они, исповедующие гуманизм, права человека и свободу личности, провоцировали власть на убийство, насилие и террор?

Есть три момента, примерно объясняющие этот парадокс.

Часть персонажей, призывавших к расстрелам и расправам, принадлежала к совершенно циничному слою людей, далеких от всякой идейности. Всю жизнь этот слой обслуживал власть: сначала советскую, потом новую, "демократическую". Певцы развитого социализма вмиг стали супердемократами. Их лакейство определялось желанием и впредь получать свои чаевые (звания, оклады, продуктовые заказы, квартиры и прочее). Как они служили Сталину с Брежневым, так служат и Ельцину. Когда Ельцин испустит дух, они вприпрыжку поскачут к новому калифу. Впрочем, контуры подобного процесса уже наметились.

Безусловно, поведение многих подписантов страшных писем определялось чувством глубокого страха. По большей части представители еврейского бомонда Москвы были ослеплены страхом. Им казалось, что победа Верховного Совета будет означать приход к власти нацистов. Конечно, когда человек охвачен биологическим ужасом за себя и родственников, никакие "абстракции" из сферы общечеловеческих ценностей уже не работают. Многовековой страх, растворенный в крови, вспыхивает в период грозных и неизбежных перемен и иногда ведет к подлинному безумию.

Самое печальное, что многие из просвещенных экзекуторов призывали покончить с народом, собравшимся у Дома Советов, из чисто идейных соображений. Пошлые и, как все видят сегодня, лживые идеи были причиной призывов к массовому убийству. Такие интеллигенты, воистину не чующие под собою страны, так и не поняли, ЧТО они сделали. По всей видимости, речь идет о форме некоего идиотизма. Для того, чтобы поддержать реноме либерала и не выйти из корпоративного контекста, они замазались в крови, помогли отправить на тот свет полторы тысячи невиновных людей, пришедших в центр Москвы защищать закон.

Вот лишь несколько строк из обращения творческой интеллигенции, за которым последовал роковой указ 1400: "Катастрофический дефицит бюджета, стремление сорвать приватизацию, стимулировать рост военных расходов, расколоть правительство, взять под контроль средства массовой информации — такова стратегия антиконституционных действий Верховного Совета в политике, экономике, культуре."

После войны в Чечне, криминальных скандалов и экономических катастроф смысл этого подлого обращения не нуждается в каких-либо комментариях. Стоит напомнить лишь фамилии тех, кто в дни кризиса науськивал "отвязавшуюся" власть на собственный народ:

Алесь Адамович, Константин Азадовский, Артем Анфиногенов, Белла Ахмадулина, Александр Борщаговский, Борис Васильев, Александр Гельман, Григорий Горин, Даниил Гранин, Юрий Давыдов, Андрей Дементьев, Михаил Дудин, Александр Иванов, Эдмунд Иодковский, Римма Казакова, Юрий Карякин, Нина Катерли, Кирилл Ковальджи, Владимир Корнилов, Яков Костюковский, Татьяна Кузовлева, академик Д.С.Лихачев, Юрий Панченко, Анатолий Приставкин, Лев Разгон, Александр Рекемчук, Роберт Рождественский, Владимир Савельев, Василий Селюнин, Юрий Черниченко, Мариэтта Чудакова, Михаил Ульянов, Николай Шмелев.

Такая вот экзекуция с лицом Ростроповича, Макаревича и Ахеджаковой.

Р.S. Неисповедимы пути Господни! Филолог Людмила Сараскина (в прошлом активистка Межрегиональной группы) после расстрелов 1993-го с омерзением отшатнулась от своих людоедских коллег. Напротив, борец с "криминальной революцией" Станислав Говорухин подался к "кристально чистому" Лужкову — человеку, которого по праву можно назвать одним из инициаторов трагедии октября.

Андрей Фефелов

Георгий Судовцев ГОЛЕМЫ

Где она теперь, несвятая и вечно несытая птица-тройка генералов: Ерин — Коржаков — Грачев под командованием Сосковца? Где они, бравые слуги царю, отцы солдатам, герои России и централисты-державники, убивавшие безоружное "красно-коричневое быдло" в октябре 93-го? Где министры, властители и судьи, жадною толпой стоявшие у трона, от которых зависело, в чью сторону развернутся дула танковых пушек? Где гвардейские офицеры, переступившие присягу не только словом, но и кровью соотечественников?

Их всех давно выгнали из Кремля, как наследивших кутят. Не они первые, не они последние. Конечно, майорам, за несколько лет превратившимся в генерал-майоров, лейтенантам, моментально ставшим генерал-лейтенантами, полковникам, наспех перекованным в генерал-полковников, генералов армии и маршалов, вдруг случившиеся с ними метаморфозы не нравиться не могли. Демократия щедро осыпала этих "честных служак" звездами на погоны, "мерсами", "баксами", дачами под Москвой, и, главное, почти безответственной властью.

Слабые и мелкие их души не могли выдержать подобного испытания. Ради сохранения этих удовольствий они готовы были на все. Как признавался Коржаков, рассчитывали в течение 70 лет "рулить" страной, словно забыв о том, что столько в России уже не живут. Но ослепленных властью "телохранителей" попросту использовали для "грязных дел" — и при первой удобной возможности выбросили подальше: кого в ФСБ, кого в Тулу, кого в Брюссель, сохранив, правда, и звезды, и дачи, чтобы другим было еще повадно прислуживаться.

И желающих, надо сказать, что-то не убавляется. Но власть дает не только права, она, по сути, налагает на человека тяжелейшую ответственность. Пока "настоящие офицеры-россияне" победно воевали с вышедшими на улицы Москвы противниками ельцинских "реформ", враги России спокойно подрывали ее корни, готовили Чечню, рыли долговую яму, уничтожали промышленный и культурный потенциал нашей Родины.

А эти полуотставные големы в погонах и без, которые (неужели?) когда-то были людьми, мечтали о любви и счастье, так ничего и не поняли, по-прежнему решают мелкие задачки, связанные с их собственным существованием в меняющихся обстоятельствах... И кровь убитых в октябре 93-го до сих пор не мешает им распинаться о своем "патриотизме", заработанные недавним палачеством и предательством сребреники идут на избирательные кампании, на дружеские посиделки в узком кругу себе подобных. Но сроки давности за преступления против человечности все-таки не существуют. И на то, что были простыми исполнителями приказа, сослаться не удастся. А кроме того, есть еще и Божий суд. Пока он сбросил вас с властных вершин немного пониже. Но впереди — еще многие круги ада. И пусть вас утешает только то, что на этом пути вы больше не встретитесь со своими невинными жертвами.

Георгий Судовцев

У нас, в этом месяце, цена Калина спорт 7 снижена до предела, спешите.

“КРАСНО-КОРИЧНЕВЫЙ” (Владимир БОНДАРЕНКО — о новом романе Александра ПРОХАНОВА)

О КРУШЕНИИ ВЕЛИКОГО ГОСУДАРСТВА, о русском сопротивлении и неизбежной русской Победе — новая книга Александра Проханова "Красно-коричневый". Словосочетание, придуманное врагами, наполнилось энергией русского подвига, русской святости.

Когда я читал "Красно-коричневый", у меня возникало ощущение, что я смотрю на икону, огромную, написанную на красно-коричневых досках. Такие иконы — в древних ростовских храмах, в запорошенной Суздали — величественные и суровые иконы древней Руси. Меня поразило, что эти иконы написаны в красно-коричневом колорите. И второе открытие — закон построения икон ростовско-суздальской школы и романа "Красно-коричневый" одинаков.

В центре романа этой иконы-жития находится русский святомученик. Он окружен клеймами, житейными сценами, картинами, показывающими его страдания, его подвиги, его деяния, его сражения, его Успение.

Он узнаваем. Он обычный отставной офицер, не изменивший присяге. Такие же, как и он, идут в наших шествиях, стоят на митингах, выходят на пикеты и баррикады.

И вот этот воин-Архистратиг идет на свой Подвиг, на свое святое мучение. Такой русский ангел с автоматом Калашникова в руках. Это русский святой, воплотившийся в полковника спецназа в отставке, живущий в Москве в самое смутное время 1993 года, вторгающийся в политику, в борьбу, возжелавший отдать свой боевой опыт ради русского сопротивления. Сражавшися и погибший, герой как бы канонизирован прохановским романом. А с ним, вымышленным художественным образом, канонизированы и все реальные погибшие Герои октября 1993 года, к каким бы течениям патриотической оппозиции они ни принадлежали.

Это роман — как продолжение траурной колонны с фотографиями погибших героев, которая проходит каждый год в траурные, печальные и величественные дни 3-4 октября, как продолжение фотографий и листовок, что расклеены на всех стенах стадиона у Дома Советов, где палачи добивали раненых защитников.

Этот роман должен прочитать каждый русский человек, чье сердце билось и сопротивлялось насилию ельцинских мучителей, прельстившихся тридцатью сребрениками.

Но его будут читать и враги, узнавая себя, рвя роман на части, кидая его в ужасе в костер. Происходит классическая литературная канонизация современного русского героя: мученика за Отечество, русского Витязя, страдальца за Веру.

Хлопьянов своим подвигом, своей мученической смертью, своим сражением за народ принял крестную муку. Он отдал свою жизнь осознанно, ему не досталась случайная пуля в Останкине или на баррикадах у Дома Советов в подземных переходах, когда он возвращался с заданий лидеров сопротивления через канализационные люки. В него не угодил снайпер из израильского спецназа "Иерихон". Ему могла быть дарована жизнь в обмен на предательство, но именно в момент этих пыток и мучений, что кому-то покажутся ненужными, незначимыми, он и совершает свой высший Подвиг.

"Он проснулся от ужаса. Его бил озноб. Не холод, исходящий от ледяного бетона, а предсмертный ужас, сотрясающий тело. Он понимал, что это его последняя ночь, что наутро его ждут пытка и неизбежная смерть. Свершится то, чего он боялся больше всего, — он умрет в застенке, среди врагов, вдалеке от любимых и близких, и никто из друзей не услышит его предсмертный вопль, никто не закроет его мертвые, выпученные от мучений глаза. И он стал молиться. Молил Бога, чтобы Бог был рядом с ним. Не спас его, не избавил, не вырвал из рук мучителей, а был рядом в час смерти. Не оставил его наедине с палачами, а находился на месте казни, поддерживал его в немощи и страданиях".

Хлопьянов отдал свою жизнь с осознанием того, что он участник священной и мистической битвы за Россию. Битвы не конкретно с каким-то Ельциным, Ериным, Грачевым, а с дьяволом. В этом советском человеке, спецназовце, профессиональном разведчике, постоянно живет откровение, что идет смертельная война с силами Мирового Зла. Поэтому он в романе Александра Проханова не просто боец, не просто профессионал, а священный боец, Витязь. Он борется со всей нечистью, заполнившей Россию.

Не надо думать, что если роман напомнил мне икону, то и написан он, как жития святых. Роман "Красно-коричневый" введен в контекст всех острейших политических событий в России. Это — если уже вновь обращаться к языку православия — катехизис всего русского сопротивления конца ХХ века. Это подробная хроника сопротивления гибельному ельцинскому режиму, со всеми деталями, противостояниями, противоречиями, сомнениями, амбициями.

Для будущих историков — это и некая Периодическая таблица всех сил и течений российской политики. Каждое патриотическое движение в романе кодифицировано, обозначено, имеет свое название, свою нишу в одном едином своде. Здесь и трудороссы Виктора Анпилова, и нацболы Лимонова, и русские монархисты, и РНЕ, и аналитики Кургиняна, и оставшиеся государственники из сохранившихся структур, и коммунисты, — все ключевые фигуры оппозиции.

"Он продолжал свое медленное кружение на площади среди флагов и транспарантов, словно перетекал из одного сосуда в другой, и в каждом был свой настой и отвар, свой замес. Звучали свои особые речи, своя музыка, колыхались особые стяги, и выражение лиц, и покрой одежд были неповторимыми и особыми. У Хлопьянова было странное ощущение — хоть все говорили по-русски, но каждый о своем, часто отрицая другого. Будто это был не единый народ, а несколько разных народов, вычерпанных из разных историй. Некогда единое целое теперь было расколото, измельчено, продолжало дробиться, истираясь в крупу."

Само деяние 1993 года, известное нам всем по хроникам, по публицистике, по газетным статьям, по произведениям Юрия Бондарева, Василия Белова, Сергея Есина, Татьяны Глушковой, Леонида Бородина, Сергея Алексеева и других талантливых русских писателей, в романе Александра Проханова становится в центре сюжета, главным деянием, которое объединяет все фрагменты, все образы. Историки еще будут анализировать, почему, судя по ельцинской прессе, "катастрофическое поражение" всех сил русского сопротивления стало художественным символом грядущей Победы. Так же было после Бородина, которое французы тоже считают своей победой. Так же и для сербов символом объединения когда-то было сражение на Косовом поле, где победу одержали турки.

Почему немалые силы ельцинской придворной интеллигенции — от Никиты Михалкова до Булата Окуджавы — не смогли создать ни строчки, ни фильмика, ни единой картинки, воспевающих эту кровавую победу палачей? Кроме лозунга "Раздавите гадину", придворные ельцинские холуи с самыми громкими именами и за самые большие деньги ничего не сумели из себя выдавить.

А весомая копилка художественной летописи героической защиты Дома Советов с каждым годом пополняется и литературными, и музыкальными, и живописными шедеврами. Один этот показатель перевешивает всю ложь продажной ельцинской публицистики.

В романе Александра Проханова "Красно-коричневый", которому суждено стать самым славным символом этой художественной летописи, прослеживается день за днем, событие за событием тех суровых октябрьских времен. Сама идея октября 1993 года в романе интерпретирована не просто как политический акт — как Богоявление. Как Духоявление.

Восстание 1993 года подтвердило духовное бытие русского народа. Стало нашим духовным оправданием на все времена. Многим уже казалось, что русский народ пребывает в унынии, в прострации, в слепоте, в глухоте, в меркантильности, в пьянстве, в свинстве, казалось, что он впал во тьму. Но события 1993 года, как их понимает герой романа, — это доказательство светоносного существования русских. Как бы Господь явился и дал народу знак своего Преображения.

Мы узрели священный народ в своей искренней борьбе с нечистью. Его пытались разрушить, разобщить, но он нашел силы собраться и встать во весь рост. Вот это и сообщает читателю в своем романе Проханов, в этом смысл романа.

Помимо самого Хлопьянова, этого Витязя, очень важны и жития, лики бойцов, как бы по краям иконы написанные, — образы лидеров. Конечно, лидеры узнаваемы, их можно расшифровать, но этого будет мало. Например:

"На ракетовозе, среди железных ромбов, окруженный флагами, возник Трибун. Маленький, резкий, одно плечо выше другого, стиснутый кулак, короткие рывки, будто он толкал вверх гирю. Голос, сорванный до хрипоты, ввинчивался, как фреза в ретранслятор, вылетал оттуда бесконечной металлической спиралью. И в эту спираль втягивались людские души. Толпа обожала его, верила ему, была готова идти за ним на жертву и смерть".

Или же: "Белый генерал вольно откинулся в кресле, свесив с подлокотников длинные белые кисти. Его узкое, с крепкими скулами лицо было сосредоточено и серьезно. Густые брови отделяли высокий лоб от близко посаженных настороженных глаз... Отставной генерал КГБ, собиравший вокруг себя русских националистов, выдвинувший лозунг русской государственности и православия, учредивший, как он заявил, не партию, а собор..."

Конечно, можно определить, что это, скорее всего, Анпилов и Стерлигов, но все-таки образы в романе шире. Не вмещаются в прототип. За каждым лидером стоит реальный фрагмент русского сопротивления. В русском сопротивлении существует множество разных тенденций. Это многомерный мир. Это как бы одна большая чаша, расколотая на множество осколков. На каждом из осколков — свой фрагмент какого-то священного послания. Чтобы прочитать все послания, надо все осколки найти, подобрать, соединить и склеить. Только тогда мы найдем запретный клад победы.

За каждым лидером есть часть правды. 1993 год соединил всех лидеров хоть на время воедино, тогда мы прочли надпись. И вновь потеряли. Поэтому важен каждый из персонажей, даже если кто-то и отталкивает от себя, даже если кажется сомнительным или враждебным.

В РОМАНЕ "КРАСНО-КОРИЧНЕВЫЙ" Александр Проханов соединил фрагменты, склеил чашу Победы.

Она в романе склеена кровью погибших, кровью 1993 года. Но еще шире — в соединенных фрагментах обретает свою плоть весь наш народ. Он действует в романе, он творит свой подвиг. Он живет на баррикадах. Туда, на баррикады, пришли и менестрели с гитарами, и священники, и красные радикалы, и рабочие с умолкших заводов, и старушки, лишенные пенсии, и ученые, выкинутые из закрывшихся оборонных НИИ, и старые советские писатели, там проверяли свои силы казаки. Все они пришли на баррикады у Дома Советов. Откуда-то с Запада их приветствовали бывшие диссиденты Владимир Максимов, Александр Зиновьев, Андрей Синявский, ими гордились в городах и селах России.

Это и был тогда — русский народ.

И все разнокалиберные лидеры объединяются в тот миг с народом, живут с ним воедино. Становятся его частью. При этом все они соединены и с главным героем романа.

Герой, с одной стороны, — это персонаж, имеющий свою реальную судьбу офицера разведки, свои имя и фамилию, свои привычки и привязанности, свою возлюбленную и даже свою московскую топографию. Он — знаток Москвы и в каком-то смысле ее певец. С другой стороны, герой романа становится связующим центром и вбирает в себя всех, становясь мифологизированным образом народа.

Главный герой романа — это и лидер, и витязь, воин, но в нем заключена и народная идея, идея Победы. Также и все фрагменты сопротивления, собранные вместе, дают нам современную мистическую, но и строго социологическую картину состояния народа.

Как и в иконах, так и в житиях наравне со святомучениками присутствуют и враги. Как реальные, так и обобщенные, всеобщие, мифологизированные. Первый ряд врагов также узнаваем, называем, как и ряд лидеров. Здесь и Ростропович, и чмокающий Гайдар, и властолюбивый выскочка Шумейко, вся ельцинская президентская рать. Вся та, как ее в народе прозвали, "демшиза", которая так славно попировала при крушении нашей советской державы.

"Подле них задержалась костлявая болезненная старуха в черном аскетическом платье. Ее волосы были полурастрепаны, казались посыпанными пеплом. В склеротических, с изуродованными суставами пальцах дымилась сигарета. Она жадно, по-солдатски затягивалась, сипло выдыхая дым, обнажая прокуренные желтые зубы...

Старуха, посыпанная пепельной перхотью, была вдовой известного академика, первую половину жизни изобретавшего для Сталина водородную бомбу, которую испытывали на приговоренных к смерти заключенных".

Краткие, едкие, емкие, беспощадные характеристики. Босхианский набор чудовищ. Ужасные персонажи из Гойи и Хичкока. Вроде бы это были пусть и плохие, но реальные, живые гайдары и ельцины, яковлевы и шапошниковы, как бы "обыкновенные люди, из кожи и костей. Но одновременно это были нелюди, обманно напялившие на себя людские личины. Этот обман обнаруживался в них внезапно протянутой птичьей лапой или рыбьей чешуей на лице, или клочком шерсти в глазах, или козлиной ногой в туфле. Каждый из них, кто из глаз, кто изо рта, кто из отверстия в животе или в паху, излучал бестелесную энергию, пучками, лучами, волнами направляя ее в световое оконце, в мир".

Их религия — ненависть.

ХЛОПЬЯНОВ И ВРАГОВ ВОСПРИНИМАЕТ не на уровне конкретных личностей, а как агентов разрушения, как всемирную нечисть. Тот же Ростропович как бы создает музыку русской погибели. Он и распоясавшийся палач, и громила — одно и то же.

Это только внешняя часть — реальный Гайдар, а другая, тайная часть — принадлежит преисподней. Они все явились в Россию из ада и уберутся туда же. Со своими хвостами, копытцами, клыками. И чем скорее будет склеена русская чаша Победы, тем быстрее они сгинут.

Хлопьянов "представлял неизбежную казнь преступников... море свинца хлопало пузырями... Бил в затылок казнимому ангел обратным концом копья, и тот с тоскливым воплем летел к свинцу... Упал, мелькнул зеленоватой ядовитой искрой Горбачев. Канул Ельцин, сгорел, как крошка стеарина. Ангел ударил в затылок Гайдара, и тот кувырком, издавая нечеловеческий крик, сгорел на лету".

Но кроме этого первого, видимого ряда врагов, Проханов показывает тех, кто дергает этих марионеток за ниточки, — тайных представителей темных сил. Они стремятся контролировать все и всех. Они проникают во все структуры. Они и Хлопьянова стараются завлечь в свои сети, заинтересовать собственной мощью, своим мнимым планом спасения России.

Полковник Каретный — бывший соратник Хлопьянова, разведчик, специалист по “горячим точкам”. С ним Марк, спецназовец из израильского "Иерихона"; напарник в их закулисной схватке за Россию.

Каретный — умный, многомерный, он может вызвать уважение и сострадание, а потом обмануть, предать, уничтожить. Он гордится своим могуществом и охотно демонстрирует его Хлопьянову. По сути — это прообраз сатаны, его посланник в Россию. Где-то над ним царит Хозяин, который предвидит все: и победу Ельцина, и ГКЧП, и октябрь 93-го года, и уход Ельцина. Он почти за кадром, а реальное решение всех вопросов остается за Каретным. Он умело пробует заманить Хлопьянова в свои ряды, рисуя ему планы возрождения России.

"Мы — это не фирма, не корпорация, хотя среди нас есть действующие военные, реальные министры, известные политики и банкиры. "Мы" — это группа лиц, стоящих вне власти, над властью, при власти, цель которых воздействовать на власть, побуждая ее избежать катастрофы, куда вовлекается Россия. Мы стараемся использовать ресурс наших знаний, финансов, влияний, чтобы повернуть развитие в сторону от катастрофы. Не позволить политикам вовлечь Россию в схватку, которая обернется гражданской войной и окончательным исчезновением Родины. Если угодно, мы патриоты".

Это уже как бы слова лидеров нынешнего блока "Отечество", да и множества других блоков. Вот оно — воплощение планов Каретного. А кто за ним? "Мы — длинная синусоида истории. Мы — скрытое могущество России. Мы — знающие и владеющие". Прямо какие-то слова из старинного масонского обряда.

Но как говорит Каретный, они уже вели страну от Андропова к Брежневу, от Горбачева к Ельцину. Они планируют и восстание "красно-коричневой" оппозиции, и последующий штурм Дома Советов.

"Следующий этап под названием "Боров" будет связан с устранением Ельцина.

К этому моменту общество станет другим, с иными вождями и лидерами, свободное от вериг, и Россия, обновленная, сбросив балласт истории, войдет в двадцать первый век".

Хорошая фраза, но под балластом истории подразумевается почти весь русский народ. Это проект какой-то новой Хазарии, может быть, и могущественной, но вне русского фактора.

За Каретным, знающим все и вся, мерцает уже некий Вий. И сбрасывают они свои маски только перед дыбой, на которую попадает Хлопьянов. Ему с дыбы уже все видно. Они превращаются в палачей и мучителей. Хлопьянов вступает в борьбу с этими зловещими силами зла, за которыми реально проглядывают все сосковцы и коржаковы, все потанины и братья черные.

Он борется с ними не только автоматом, но и молитвами, заклинаниями. В каком-то смысле — это религиозный роман. От начала до конца.

Не случайно важнейшая роль отведена отцу Владимиру, духовнику, который сопровождает Хлопьянова во многих его странствиях. Не случайно одна из центральных сцен — это знаковая встреча главного героя Хлопьянова со старцем Филадельфом, одним из прозорливейших духовных отцов России.

Старец в солнечной келье, уже готовясь к уходу в мир иной, сам назначил встречу и ждал ее. Он призывает к себе Хлопьянова, говоря о его главном деле:

"Ты — воин Христов!.. Церковь Христова — воинствующая!.. Кто сидит сложа руки, когда идет битва, тот не с Христом!.. А кто выходит на битву, когда и сил не осталось, тот с Христом!.. На Руси идет последняя битва!.. Многие на ней падут, иные сегодня, иные — завтра!.. Кто в этой битве падет за Россию, тот с Христом, тому сама Богородица очи закроет!.. Многие из русских воинов взяты на небо, сидят у Престола Господня, молятся за нас, ведущих бой за Россию!.. Их число не исполнилось, осталась малая толика!.. Как исполнится число и последние будут востребованы, так и конец битве, конец времени!.. Христос во славе и свете явится на Русь, и будет Россия Царством Божиим, и в ней просияет Свет!"

А пока завещал отец Филадельф день и ночь сражаться за Россию, невзирая на раны. Ибо много в Москву слетелось бесов, и в Кремле бесы. И хотел Хлопьянов уйти и сберечься, но именно старец Филадельф не допустил, убедил, внушил веру в важность мученической миссии. "Это наша русская доля!.."

...Вскоре после встречи отца Филадельфа зверски убили. Убитый схимник выполнил свою миссию до конца. Мученический крест лег уже на Хлопьянова. Идти и страдать за Россию.

Конечно, в центре романа острый политический конфликт, среди героев — и Хасбулатов, и Руцкой, и Бабурин. Но за политикой проглядывает уже метафизический конфликт добра и зла. Зло в этой бойне, в этой мучительной казни Хлопьянова победило в материальном мире, уничтожило центр сопротивления, убило его героев, палачески расправившись с Хлопьяновым, но духовно зло проиграло.

Сам роман — свидетель духовной Победы России и русских героев.

После казни Хлопьянова, после расстрела Дома Советов в 1993 году история пошла по другому пути. Герои гибнут, а их идеи овладевают умами многих.

1993 год — это год изменения русской истории. И отнюдь не в ту сторону, в какую хотели потянуть бесы, не в ту сторону, о какой пророчествовал полковник Каретный. История медленно, но верно пошла по русскому пути. С поражения 1993 года, как это ни странно, политики всех мастей вынуждены были прислушиваться к голосу русского народа, даже президент заговорил о поисках новой национальной идеи. Русскую историю не удалось загнать в желоб проамериканской политики, Бильдербергского клуба. Значение 1993 года в том, что вектор русской истории был выправлен.

И теперь он развивается в направлении русской Победы.

В романе Александра Проханова через всех его героев и формируется идеология русской Победы. Во имя Победы и гибель Хлопьянова, и молитвы старца Филадельфа, и формирование всех без исключения фрагментов сопротивления, чтобы в итоге чаша Победы была соединена и предстала перед миром цельной. Кто знает, какое важное слово несет, может быть, и малый, с виду незначительный осколок ее?

Таким образом 1993 год становится нашей Победой. Может, не самой огромной, не сравнимой с Победой 1945 года, с Полем Куликовым или с Ледовым побоищем. Но все же великие победы, как и эта Победа, — исправляли русскую историю в заданном направлении.

Что это за русское направление? Это не Запад и не Восток, это фактор, удерживающий всю мировую ось в равновесии между добром и злом. Это Победа духа над плотской материей. Победа справедливости над алчностью.

Канонизируя в своем романе Хлопьянова, Александр Проханов одновременно канонизирует всю плеяду наших героев с древних времен до последних погибших в недавних боях в Дагестане. Он этим романом продолжает героическую традицию в русской литературе, традицию книг о героях, таких, как книги Николая Островского "Как закалялась сталь", Александра Фадеева "Разгром" и "Молодая гвардия". Роман этот встраивается в череду советских романов о героях, которые закрепляются в русском сознании. Полковник военной разведки Хлопьянов, как и реальный мученик чеченской войны русский солдат Родионов, отказавшийся снять православный крестик с шеи и за это погибший мученической смертью, а ныне прославляемый в русских храмах, и как герои Великой Отечественной войны "Красные патриоты" Талалихин, Матросов, Галушин, Гастелло, Кошевой, Космодемьянская, Яков Джугашвили, Карбышев, — это все святые русские люди, погибшие за нашу Победу.

ЧТО ЖЕ ЭТО ЗА РУССКИЙ ПУТЬ, ради которого терпит пытки и умирает Хлопьянов? Во имя чего он терпит боль?

"Хлопьянов почувствовал, как в грудь ему вонзилась глубокая пышная боль, окружая сердце ломаным сложным орнаментом. Он кричал, задыхался в объятиях палача, дергал ремнями. А ему вместе со звездой вырезали сердце. Когда его отпустили, он повис, истекая кровью, дико вращая глазами. На груди его, среди алой росы, бегущих красных ручьев, кровянела звезда, его последняя боевая награда... Он звенел болью, как жуткая звонница с навешенными колоколами боли..."

Это русская альтернатива миру. Мир давит на нас сатанизмом, фашизмом, чуждыми религиями, властью доллара. И многие сдаются, предают, терпят поражение, уходят в тень. И тогда Россия начинает уклоняться от своего пути, терять свои территории, ресурсы, а, самое страшное, терять свой дух. И каждый раз нужен Ослябя и Пересвет, нужен Иван Сусанин, нужен Тарас Бульба, нужен Хлопьянов, чтобы народ опомнился и отринул врага.

Темный мир зла подобен пирамиде, где внизу суетятся мелкие бесы, разные гайдарчики, шумейчики, чубайсики, а где-то на вершине сидит рогатый прелестник с алмазной шестиконечной звездой во лбу. Он стремится показать свое превосходство, подчинить себе все народы.

Наша, русская, альтернатива — иная. Это пирамида, повернутая острием вниз. Внизу всегда стоит русский великомученик, пирамида втыкается в его сердце, разрывает его, но от него пирамида идет ввысь лучами света, лучами любви, и расширяясь, этот свет и эта любовь образуют царство справедливости, добра. Это русская картина мира. И в третьем тысячелетии мы все должны восстановить эту пирамиду, эту благодать, которую мы дарим всему человечеству.

Именно такими высшими великими целями оправданы все наши жертвы. Ради земного блага, какого-то бытового устройства люди не шли бы на гибель и муки. Уж лучше быть живым в рубищах, чем умирать за каменные палаты. Именно бесцельность гибели поражает во всех ельцинских авантюрах. Потому и рушится этот режим, как бы ни подпирали его полковники каретные и даже их высшие многомудрые начальники.

В душе русского человека живет образ Рая. В ХХ веке он принял образ коммунизма. Предчувствием Рая для Хлопьянова и его возлюбленной стал русский Север, Поморье, куда они вырываются из бесовской Москвы в начале лета 1993 года.

Это и искушение — останься в раю, работай, люби, рожай детей. Природный гармоничный мир, где люди с утра идут ловить рыбу, вечером возвращаются, усталые, с уловом в дом. Мир, где есть друзья, работа, дом, любовь, природа, рыбы, олени, деревья, церкви, птицы и какой-то столетиями отлаженный поморский уют.

"После студеного ветра в избе было тепло. В открытой печи вяло летало пламя. Катя и Аня, разгоряченные, разрумяненные, с голыми руками, склонились над тестом..."

Спокойный домашний быт...

"Из моря надвигалось безымянное диво, ослепительное, нацеленное на них, делающее их причастными к этому вселенскому чуду. Сеть мокрыми шмотками наваливалась на борт. Поверхность моря лопнула, как от донного взрыва. В пролом хлынули ослепительные лопасти света, ударили огненные белые языки. Огромные рыбины, светлые, серебряные, с лиловым отливом, с проблеском фиолетовых молний, изгибали хвосты, тыкали скользкие морды, вращали золотые глаза, секли, кололи, брызгали слизью, лупили плавниками..."

Спокойная мужская работа...

Почему бы не остаться в этом северном Раю и Кате, и Хлопьянову?

"Хлопьянов чувствовал на лице тугой холодный ветер. Любовался Катей, которая казалась статуей, вырезанной на носу корабля. Ее порозовевшее от ветра лицо сочетало в себе прозрачное море, отраженное облако, золотой берег, утиную стаю и его восхищение и любовь к ней. И мгновенная счастливая мысль — сын, который у них родится, все это в себе соберет. Чудную синеву, розовый, парящий над морем архипелаг, черную с белым под крыльями утку, которая, выгнув шею, летит над водой, проносит свое отражение. Катя, словно угадала его мысль, обратила на него сияющие глаза..."

Это ожидание чуда переполняло их. Они уже и дом присмотрели на покупку.

Но если не будет России — не будет и этого чуда, не будет ни дорогих уже людей, ни оленей, ни рыбы. Знание, совсем иное, переполняло полковника разведки, и он оставил свой земной северный Рай, ушел навстречу Подвигу и грядущей Победе.

Север в романе, как метафора красоты, метафора грядущей жизни. В каком-то смысле — метафора будущего России. Красота — у любого созидательного дела. Красота жизни и была уже у многих в минувшие десятилетия. Своя красота — у ученых: физиков, математиков, ядерщиков. Своя красота — у врачей, учителей, строителей. Где она нынче? Это красота русской цивилизации, о которой мы сегодня много говорим и пишем. Которая не укладывается ни в западные, ни в восточные мерки, которую у нас отбирают, но она живет в каждом из нас, и даже враги испытывают ностальгию при ее утрате. Красота русской цивилизации включает в себя и машины, и космодромы, и поля, и реки, и крестьянский труд, и армию, но живет она идеей всемирного добра, и это неискоренимо.

Только вместе, поняв наши утраты и наши жертвы, мы сможем выстоять. В этом и есть главный урок 1993 года — народ должен осознать себя народом и объединиться. Осколки русского сопротивления должны быть собраны и стать чашей Победы. Это и стало идеей блока "За Победу".

Заповедь погибающего великомученика Хлопьянова, заповедь старца Филадельфа, заповедь самого романа — в великом соединении всех во имя баррикад 1993 года. Так же, как в дни Октября каждый год, собраться у часовни, которую, может, и украсят иконы с изображением наших русских героев, всем обняться и там, на святых местах, заключить договор о русском согласии.

"Красно-коричневый" Александра Проханова станет не только хроникой, летописью, иконой нашего времени, роман станет нашим оружием, знаком Победы. Он должен быть на полке у каждого русского патриота. Он будет во всех наших сражениях. Со всеми сомнениями героев, с обольщениями, которым подвергаются и Хлопьянов, и его друзья, эта книга близка нам, ибо и мы проходим такой же путь сомнений и очарований, уныния и неверия, прежде чем обретаем искомую веру в Победу.

Владимир Голышев КРЕСТ ГОСПОДЕНЬ (ВРЕМЕНА И СРОКИ)

26 СЕНТЯБРЯ (14 сентября по старому стилю) — Воздвиженье Честнаго и Животворящего Креста Господня.

Крест — пересечение вертикали и горизонтали — древнейший символ, имеющий ряд непротиворечивых трактовок (например, крест — это Центр Земли и четыре стороны света, или Свет Истины, непрерывно изливающийся во все стороны)... Однако для современников Христа крест был, в первую очередь, орудием казни. Казни мучительной и позорной.

До Христа и после Него были распяты сотни тысяч несчастных, в том числе первые христианские мученики. Почитались мощи мучеников, но не кресты . Даже Крест Господень первые христиане не сочли нужным найти и сохранить. Среди изображений в местах первых христианских собраний, например, в римских катакомбах, изображения Креста отсутствуют. Спасителя там символизирует образ доброго пастыря или изображение рыбы (слово "рыба" по-гречески соответствует начальным буквам слов "Иисус Христос Сын Божий Спаситель"). Орудие же Его мученической смерти у первых христиан, кроме содрогания, похоже, никаких чувств не вызывало.

Крест вошел в обиход христианской Церкви уже довольно поздно, в IV веке. Будущий император Константин увидел в сонном видении на небе крестообразное знамение с надписью "сим побеждай" и велел нанести кресты на щиты и штандарты своего войска. На следующий день он разбил превосходящие неприятеля, стал императором, покровительствовал христианам, а на смертном одре и вовсе крестился. Его мать Елена организовала археологическую экспедицию в Палестину, где недалеко от Голгофы был чудесным образом обретен Крест Христов. 26 сентября 331 года с большими почестями он был доставлен в Константинополь и торжественно воздвигнут на центральной площади.

С IV века и навсегда Святой православной Церковью было усвоено одно, строго определенное начертание Креста Христова: 1) вертикаль; 2) горизонталь (несколько выше центра); 3) малая горизонталь, символизирующая дощечку с надписью "Иисус Христос, Царь Иудейский", прибитую по приказанию Понтия Пилата; 4) косая черта, символизирующая подножие...

Истинный восьмиконечный Крест Господень единодушно признавался всем Востоком. В Х веке чистое, неповрежденное святоотеческое Православие пришло на Русь, где вплоть до XVII века сохранялось, как величайшая святыня в том виде, в каком было получено. Запад, между тем, в угоду сиюминутным политическим интересам пап и королей до неузнаваемости исказил веру святых отцов. Флорентийская уния означала конец Святого Православия и на Востоке. А в XVII веке, руками нечестивого патриарха Никона закланию была предана последняя опора Православия — Святая Русь.

Смысл никонианских "новин" был прост, как мычание: до неузнаваемости "олатиненный" обряд, принятый восточными патриархами-изменниками из папских рук, он требовал признать "православием", традиционную же веру русских, принятую от святых отцов и бережно сохраняемую семь веков, приказывал забыть, как "невежество" и "ересь". Именно в этот критический момент подлинный восьмиконечный Крест Господень, "двоеперстие", "тройная аллилуйя" и другие обрядовые особенности Древлего Православия в апологетических памятниках авторов-староверов были подробно рассмотрены и богословски обоснованы.

Итак, почему же нельзя признать подлинным Крестом Христовым обыкновенный четырехконечный крест? Почему "подножие" и "дощечка" принципиально необходимы? Самое полное объяснение можно найти в "Поморских ответах", данных выдающимся старообрядческим автором Андреем Денисовым на вопросы синодального миссионера. Вопросов было много, ответы были максимально развернуты и обоснованы. Получился увесистый том — своеобразный катехизис старой веры, подлинного русского благочестия.

Начнем с подножия. Во всех богослужебных текстах как будничных, так и праздничных, воспевается именно "трехчастный" Крест, то есть крест, состоящий из вертикали, горизонтали и подножия. С подножием, и только с подножием, его можно видеть на всех древних изображениях. Трехчастность Креста имеет обоснование как в священной истории, так и в святоотеческом богословии. В Ветхом Завете, в Книге Бытия есть такой эпизод: патриарх Авраам ходатайствовал перед Богом за согрешившего Лота. Желая узнать прощен ли Лот, Авраам посадил три негниющих дерева: кипарис, финиковую пальму и кедр. Лот их поливал. Деревья не только принялись, но и срослись в громадное трехствольное дерево. По церковному преданию, именно из этого дерева был изготовлен Крест, что явилось исполнением пророчества Исаии, утверждавшего, что именно эти три дерева прославятся Богом. Святые отцы испокон веков видели в трехчастном Кресте от трех дерев знамение Бога-Троицы... Признание легитимности простого, двусоставного креста, таким образом означает: отказ от церковного предания, от святоотеческой традиции и в конечном счете от Святого Православия.

Теперь о дощечке. Во-первых, в тех же богослужебных книгах Крест Господень наряду с "трехчастным" называется "четырехсоставным" , что, без учета дощечки, представляется абсурдом. Во-вторых, наличие дощечки — главное внешнее отличие Креста Господня — на разбойничьих крестах дощечек не было. Таким образом, поклонение кресту без дощечки — это поклонение просто какому-то анонимному кресту — орудию казни, а не Кресту Господню.

Кроме того. Простой двусоставный крест символизирует, о чем нетрудно догадаться, оси координат. Абсцисса + ордината = плоскость. Таким — плоским — видит мир Запад. Полноценный же Крест Господень, по мнению Святых Отцов, символизирует дополнительно: высоту (дощечка) и глубину (подножие). То есть в православной оптике мир мало того, что выпуклый (за счет подножия-глубины), он имеет ярко выраженную трансцендентную сторону. Но и этого мало! Прямая черточка вверху, по мнению святых отцов, символизирует открытые подвигом Божественного снисхождения Небеса. А косая черточка внизу — побежденный ад и силы преисподней... И весь этот колоссальный символический комплекс жил и наполнял своим животворным световым дыханием сердца и души наших предков. И все это неслыханное богатство пошло под нож...

На местах кровопролитных сражений и громких побед, там, где земля пропитана кровью убитых, русский человек всегда ставил крест.

В октябре 93 г. мразь человеческая напрасно торжествовала, вычеркивая из списка своих непримиримых врагов сотни самых отважных, самых чистых, самых достойных. Полку небесных заступников Русской земли прибыло, а значит враг обречен! Ангела-мстителя не обманет никакая, пусть даже самая плотная, дымовая завеса «патриотической» риторики...

А на месте подвига павших, словно подснежник, пробился крест. Наш крест. Православный. Не пыточный агрегат — источник бесчисленных сентиментальных воздыханий «латинян». Символ Победы Божьего Сына над «князем века сего». Символ отверстого неба и попранного ада. Неисчерпаемый источник нетварного света и Божьей благодати.

Владимир ГОЛЫШЕВ

Юрий Иванов ЧТО ТАКОЕ ПРИМАКОВ?

Ю.П.Иванов — наш постоянный автор, юрист, депутат Госдумы от фракции КПРФ, заместитель председателя Комитета по законодательству. Выдвинут патриотической оппозицией кандидатом в депутаты на будущих выборах в Думу по 109-му избирательному округу (гг.Ногинск, Щелково, Электросталь).

В социологических опросах, демонстрируемых телевидением, при всей их заказной заданности обращает на себя внимание одно обстоятельство. Из верхних строчек рейтингов самых популярных политиков не исчезает фамилия Примакова. Интерес к Примакову как к бывшему премьеру вполне закономерен. Параноидальный страх Ельцина перед преданными им коммунистами заранее обязывал любого назначенного им премьера публично объявлять главными врагами общества красных. Примаков же впервые не только не декларировал своего антикоммунизма, но и сделал своим первым заместителем Маслюкова — члена фракции КПРФ. Больше того, впервые премьер постсоветской России продемонстрировал совершенно новую линию — не на конфронтацию, а на взаимодействие с законодательной властью.

Конечно же, по этим его позициям сразу же начали наноситься удары. Примакова объявили коммунистом, и на протяжении этих его недолгих месяцев он подвергался пусть не прямым, но косвенным атакам со стороны демократов. В прошлом никогда не сталкивавшийся с телешакалами, Примаков вначале возмутился, а затем попытался с ними сразиться, о чем свидетельствовали несколько его резких интервью и поддерж- ка им идеи создания Наблюдательных советов на телевидении. Однако хозяева ТВ, имея прямые связи с "семьей", быстро поставили Примакова на место, организовав ему прямой и публичный втык от президента. В этот момент премьеру было необходимо публично поставить вопрос ребром и, угрожая отставкой, потребовать права назначать и снимать руководителей ВГТРК и ОРТ. Тем более, что руководство кадрами на ТВ с помощью указных назначений президента не основано на законе. Однако Примаков безропотно пропустил удар и склонился перед телехозяевами, не понимая, что все равно будет ими добит. Характерно, что за время его премьерства, несмотря на возражения ряда губернаторов, было окончательно оформлено существование холдинга ВГТРК — классического правового ублюдка, созданного президентским указом по инициативе Лесина—Cванидзе—Швыдкого. Сейчас в этот холдинг мытьем и катаньем загнали почти все региональные телерадиокомпании, обеспечивая таким образом режиму Ельцина и его ставленникам полное господство в "воздухе" на будущих выборах. Более того, именно при Примакове началось прямое внебюджетное финансирование ОРТ (а сейчас и ВГТРК) с помощью нехитрой комбинации — по сути государственный "Внешэкономбанк" под видом кредитов (которые, дураку ясно, никогда не будут возвращены) дарит сотни тысяч долларов телевизионщикам. В условиях острейшей нужды огромных социальных групп идет наглая подкормка телевизионного пропагандистского аппарата режима, вещающего сегодня по 18-20 часов в сутки. В этом бесстыдстве есть и лепта непротивленца Евгения Максимовича.

По моему мнению, оценки Примакова в оппозиционной прессе излишне комплиментарны. Почему хор пропагандистов от режима старается навязать милую им фигуру Примакова избирателю — понятно. По их мнению, он гарантирует им несменяемость существующей системы, основанной на украденной у народа собственности. Но для чего представители оппозиции, а иногда даже ее лидеры, не перестают сахарить Евгения Максимо-вича — совершенно неясно. Диву даешься, когда читаешь в "Советской России" (пусть даже в рамках полемики) под рубрикой "Что диктуют исторические реалии?" такую сентенцию: "Лужков, Шаймиев и другие вожди национальной буржуазии, пригласив Примакова, нашли простой путь к национальному единству, поняли, чего жаждет страна. То, что в рядах этой буржуазии оказались такие люди, как Гусинский и Лисовский, не должно смущать реальных политиков..." Но если Примаков — мечта народа, то зачем нам бороться с его "Отечеством — Вся Россия"? Может быть, проще встать к ним под знамена? В политике существуют непреложные истины: одна из них — никогда не хвалить своего противника. Нарушение этого принципа лишь дезориентирует сторонников оппозиции...

К тому же здравицы в адрес Примакова во многом надуманны и не выдерживают пристального критического разбора. Так, многие наши товарищи ставят в заслугу Примакову выплату пенсий и погашение задолженностей по зарплатам. Но позвольте, это объясняется не экономическим ростом в стране и не какими-то управленческими новеллами. Просто Примаков возглавил правительство сразу после августовского дефолта, когда рубль обесценился более чем в 3 раза. И при таких обстоятельствах естествен-но увеличилась интенсивность погашения долгов перед населением в рублевом выражении.

Любят также подчеркнуть, что Примаков был одним из немногих в правящей элите, кто не запятнал свои руки заурядной воровской уголовщиной. Да, в наше время это немалого стоит... Но, по большому счету, для премьера быть лично чистым мало — он обязан возглавлять и направлять борьбу с преступностью. Тут Евгению Максимовичу похвалиться нечем. Именно в период его премьерства и при его молчаливом согласии началось продолжающееся сегодня небывалое избиение правоохранительных органов. Не случайно и отсутствие каких-либо процессов против крупных экономических преступников — в судах полный штиль. А вот скандал с отмыванием российских денег через "Бэнк оф Нью-Йорк" дал нам неоспоримый факт — за полгода с небольшим, сразу же после дефолта (т.е. в период премьерства Примакова), лишь через один этот банк ушло из России 4,2 миллиарда долларов. Спрашивается, что же делали правительство РФ и лично Примаков по противодействию этой разрушительной для России утечки? Для меня персональная ответственность Примакова здесь совершенно очевидна.

Ложно вброшенное антикоммунистической пропагандой утверждение о том, что Примаков создал коалиционное правительство с участием коммунистов. Приписывание к коммунистам, например, Матвиенко — просто глупость. Относительно Кулика могу сказать, что для коммунистов он никогда не был союзником. По крайней мере, я никогда не забывал, что Геннадий Кулик — это бывший министр из оголтелого антикоммунистического правительства Силаева, подельник Артема Тарасова по чекам "Урожай", депутат от свободной(?) илюмжиновской Калмыкии и, наконец, друг-приятель олигарха Смоленского из "СБС-АГРО"... В расколе и уходе большей части Аграрной партии на сторону наших противников из "Отечества" Кулик играл одну из ключевых ролей. Это, кстати, многими прогнозировалось...

Что касается Маслюкова, (на мой взгляд, коммуниста более чем невразумительного) то и здесь все не так просто. Да, Примаков при выдвижении его на пост премьера поставил условие: первым заместителем будет Маслюков. И это условие Ельциным было принято. Но простите, это что, коалиционное правительство? Коалиционным оно могло стать, если бы Примаков обратился к действующим парламентским фракциям, и те сами определили и представили свои кандидатуры на министерские посты. А в данном случае имел место просто подбор кадров по принципу личной симпатии: мы с тобой еще со времен ЦК дружили — давай приходи в мою команду! Подобным образом создаваемые "связки" ни в одной стране мира коалиционным правительством не считаются. Не случайно многие в компартии были против вхождения Маслюкова в правительство, считая, что мы ничего не выигрываем, а лишь мараемся в глазах наших сторонников. И сегодня, когда мы раз за разом терпим сокрушительные поражения на губернаторских выборах, невольно возникает вопрос, а не является ли это следствием "хождения во власть" к Примакову?

При оценке личности любого политика, по моему мнению, главное — его биография. Если вспомнить конец 80-х—начало 90-х, то можно смело утверждать: Примаков входил в высший круг руководителей СССР — был председателем Совета Союза Верховного Совета СССР и членом президентского Совета. И в этом смысле он, конечно же, несет полную ответственность за все произошедшее со страной. Здесь обращает на себя внимание одно удивительное обстоятельство, связанное с Примаковым. Как известно, Ельцин последовательно вымел из властных структур всех, кто был близок к Горбачеву и занимал при последнем мало-мальски значимые должности. Лишь в отношении Примакова метла не сработала. Хотя если мы припомним публикации подконтрольных демократам российских СМИ, то там вообще мелкими штрихами всегда лепился образ Примакова как некого консерватора, приятеля Саддама Хусейна, чуть ли не скрытого коммуниста. И несмотря на это, Ельцин отдавал Примакову такие ведомства, как разведка и МИД. Как это могло случиться? В чем уникальность Евгения Максимовича? В его высоком профессионализме сомнений нет, но Ельцину профессио- нализм до лампочки, главные для него кадровые критерии — холуйская преданность в сочетании с оголтелым антикоммунизмом. Ответ на эту загадку Примакова пока никто не дал. С моей точки зрения, должности руководителя разведки и министра иностранных дел в эпоху, когда Россия превратилась в проамериканскую резервацию, могли быть заняты лишь после согласования кандидатур с заокеанскими хозяевами. Я не стану, конечно, утверждать, что Евгений Максимович — глубоко законспирированный агент влияния дяди Сэма. Но для меня очевидно, что в отношении упомянутых назначений Ельцин дурковать свободно не мог. В какой форме согласовывает он кандидатуры со своими американскими шефами — известно только им. Но если исходить из этой логики, можно утверждать — американцев Примаков вполне устраивал. Ведь процесс превращения России в банановую республику, как и при Козыреве, продолжался.

Примаков, по существу, в последнее советское десятилетие был типичным представителем очень узкого слоя советников при высшем партийном руководстве страны. Арбатов, Бовин, Зорин, Бурлацкий, Черняев, Шахназаров и им по- добные — вот его друзья-товарищи, вот та каста, в которую он входил. Эти люди занимали различные, но всегда самые высокие должности в партийных или идеологических структурах, были вполне прилично образованы, хорошо говорили и неплохо писали. Их смело можно было причислить к политической элите Советского Союза. Но когда КПСС начали избивать, ни один из этих интеллектуалов не попытался вернуть ей свои долги, ни один из них не встал на ее защиту. Теперь уже общеизвестно, что многие из них тайно ненавидели свою партию и радовались ее разрушению. Другие — привыкли с успехом скользить по жизни, и в 1990-91 гг. впервые столкнулись с трудностями, когда надо было вступать в борьбу за те идеалы, которые ими же проповедовались народу. Но такая борьба могла ухудшить их жизненные условия, а на это они пойти не могли. Собственно, здесь и выявилась их подлинная сущность — прилипалы при партноменклатуре.

После августа 1991 года кто-то из этой касты затих и уполз с общественной сцены, но большинство быстренько присоединились к истязателям партии и, судорожно вытаскивая из памяти какие-то мелкие кухонные подробности, начали бесстыдно выстраивать миф о том, что они якобы были диссидентами внутри коммунистической системы, боролись за демократию против косных партийных догматиков. Создавая этот миф, прили-палы, прежде всего, стараются обелить себя. Ведь каждому ясно: если ты рвался в партию без веры, а по шкурным соображениям, и, находясь в рядах коммунистической верхушки, вдалбливал массам идеологию, в которую сам не верил, то ты всего лишь интеллектуальный холуй при власти, а по отношению к народу — лживый демагог.

Конечно же, применение таких сверхжестких критериев лично к Примакову кто-то сочтет несправедливым. Не порывая с мифотворцами из своего бывшего круга, он тем не менее сумел не опуститься до их уровня и все эти годы не плевал в прошлое и не промышлял антикоммунизмом. Но дружков своих — Горбачева и А.Яковлева — ни разу не осудил, а с последним продолжает оста- ваться в самых дружеских отношениях...

Что касается отношения к Ельцину, то даже сегодня Примаков полностью избегает любых выпадов против Б.Н., предпочитая объяснять разрушительное самодурство последнего наличием "пло- хих" людей в ближнем окружении. Дипломатическая осторожность, полное молчание в отношении внутриполитических проблем, отсутствие жестких отрицательных высказываний в адрес политических движений и их лидеров в современной России — вот то, что позволило Примакову временно создать впечатление вполне приемлемой фигуры для многих.

Но даже при таком высоком уровне маневрирования Примаков был обречен. Рано или поздно демократы — носороги из президентского окружения — должны были его затоптать, хотя он, по сути, скакал с ними в одном направлении. В предчувствии конца своего премьерства. Примаков накануне снятия с должности выглядел не лучшим образом. Чего стоили его постоянные выступления против процедуры импичмента в Думе и участие в совместных выходах в телеэфир вместе с Б.Н. Не хватило ему мужества и противостоять организованной травле Скуратова, причем Примаков не только не поддержал Скуратова, но и присоединился к аморальному хору уговаривавших генпрокурора выкинуть белый флаг. И, наконец, бесцеремонно вышвырнутый Ельциным с должности, Примаков и здесь продемонстрировал полное безволие и нежелание сопротивляться. На приглашение Думы явиться и публично выступить — ответил отказом, не удостоил посещением даже Совет Думы. Но нашел время перед телекамерами благословить на премьерство Степашина. При этом особых переживаний у Примакова никто не наблюдал — лично мне, скорее, запомнились его веселия в правительст-венной ложе во время футбольного матча в дни отстранения. Такое впечатление, что он тяготился премьерством и отставка в качестве незаслуженно обиженного его вполне устраивала.

Подведем итог. Да, пожалуй, в сравнении с Гайдаром, Черномырдиным или Степашиным Примаков, с точки зрения профессионализма, выглядит, как Кио среди наперсточников. Но, по большому счету, кому из них и где стоять в кунсткамере ельцинской эпохи беспредела — не столь уж и важно. Существеннее другое — всем ясно, что Примаков используется для вывода на орбиту Лужкова и его "Отечества". В истории примеры, когда популярный, но престарелый политик служил ракетоносителем, — нередки. Так было в Германии в 30-е годы, когда дряхлеющий президент и национальный герой фельдмаршал Гинденбург проторил дорожку Гитлеру. (Я привожу этот исторический пример в качестве не более чем полемической аналогии.) Но сегодня, когда многие прогнозируют, что на будущих президентских выборах на смену "семьи" Ельцина придет "cемья" Лужкова, самое время предложить избирателю задать себе вопрос: а не ждут ли Россию в случае прихода к власти лужковщины еще более мрачные времена, чем сегодня?

Именно под этим углом надо смотреть сегодня на Примакова...

Александр Дугин ВЕЯНЬЕ ДУХА ПОД ПУЛЯМИ ОСТАНКИНО

4-5 октября — траурные даты новейшей русской истории.

6 лет назад прозападный, либерально-капиталистический, мондиалистский и атлантистский режим расстрелял сторонников русского пути, героев русского сопротивления. Это был день нашего жестокого поражения, когда, казалось бы, пали не просто наши братья и сестры, наши дети, но рухнуло гигантское знание русской истории.

Эти дни нельзя вспоминать спокойно. Я был в Останкине, когда из темного здания кто-то выстрелил в нашего парня с гранатометом на плече, недалеко от входа. Я стоял и раздумывал: броситься ли внутрь с нашими ребятами, которые кое-где выбили стекла, нырнув в темноту. И тогда началось. Мне казалось, что стреляют вверх, чтобы отпугнуть в большинстве безоружный народ. Но стреляли по нам. Очередями. Все бросились на землю, поползли. Много девушек, подростков, стариков. Били и по ним без разбору.

Спасаясь от пуль, я метнулся за легковой автомобиль, стоявший в нескольких метрах от здания. Когда я упал, то слегка толкнул мужчину, который там укрылся раньше. И получилось так, что он на какое-то мгновение оказался в пределе досягаемости пуль, лившихся из окон. В такой ситуации нет времени для раздумий, все решали доли секунды. Но вместо того, чтобы раздраженно-истерично-злобно оттолкунть меня, что должно было бы сделать непроизвольно само живое человеческое тело, подвергаясь смертельному риску, мужчина, снова заняв свое положение, обнял меня, как бы закрывая от выстрелов.

Я явственно почуствовал дыхание Духа, того самого, который выше плоти и выше жизни. Духа Истинного, осенившего всех наших: старушек, отчаянно призывающих к мужеству, в леске молодежь и падающих от безумных выстрелов мальчика на велосипеде, девчонок в кожаных юбках, распластавшихся в лужах крови на асфальте.

В Останкине мне стало ясно, что это поражение. И все происходившее на следующее дикое утро уже было не таким неожиданным.

Были ужас, боль, злоба, ярость, удушливая, нехорошая горечь поражения и бессилия. Но исход той битвы был устрашающе ясен. Победили они.

Прошло 6 лет.

В эти годы было противно и трудно жить. Невозможно было забыть и смириться, также невозможно упрямо настаивать на своем. По меньшей мере, в тех же самых формах. Для многих события того времени стали главными в жизни.

Потом была Чечня, которая по крови и глупости — во всех смыслах — затмила на время трагедию октября.

Но мы ничего не простили и ничего не забыли. Нас не стало меньше, мы не стали покорнее, мы не приняли статус-кво. Нам надо было смягчить выражения, и мы пошли на это. Мы попытались проникнуть во власть, но это не удалось до конца. Мы попытались оставаться радикальными и непримиримыми, и это не удалось. Едва ли мы, проигравшая, униженная, раздавленная тогда сторона, можем чем-то похвастаться за эти 6 лет. Мы делали, что могли, давили на стену. Пускай недружно, пускай вразнобой, пускай нелепо, стыдясь самих себя, не находя правильных слов и жестов. Но мы сохранили главное — пусть рассеянно, несжато, разлито и рассредоточено — но сохранили, точно сохранили Дух, повеявший тогда. Пусть он пока еще не горит, но он явно тлеет, жжется, болит в нас, мучит нас.

Революционная оппозиция не сложилась в субъекта — ни на периферии, ни в конформистских образованиях и средах. Но Дух не исчез. Сквозь толщу сна едва-едва, но угадывается его отдаленный сладкий привкус. Мы ни от чего не отказались. Мы стоим там же, где стояли. И если нам только удастся слегка, на миллиметр, на кроху, сдвинуть историю в нашем направлении, все немедленно возвратится. И страстная ненависть оплавит души наши прекрасным огнем нового действия.

Ни одна сволочь не уйдет тогда от ответа. Мы простим наших врагов, искренне простим, когда из их поганых ртов раздастся смертный вой раскаяния, муки и боли. Сквозь них творил свое сатана, очистить человеческие сосуды от его смрадного присутствия непросто. Тела должны пострадать.

Никто не уйдет от расправы.

Мы еще готовы ждать. Долго ждать, если потребуется. Еще 6 лет, 10. И мы будем играть по правилам или без них, как когда. Но свой шанс мы готовы будем схватить в любую минуту. Теперь это ясно. Хоть завтра.

В эти же октябрьские дни ненависть и любовь будут говорить в нас своими подлинными огнедышащими голосами. И мы содрагаемся от тока нашей идеи, нашей России, наше высокого — высочайшего — национального предназначения.

Да святятся имена наших павших!

Да сгинут смрадные орды национальных предателей и грязных марионеточных палачей!

Все вычислено, посчитано, взвешено.

Александр Арцибашев КОМУ МОЛИШЬСЯ, ЗЕМЛЯ?

Попросить взаймы на водку стало в России чуть ли не обыденным делом — что в городе, что в деревне. Раньше не меньше пили, но как-то стеснялись прослыть пьяницей, и если одалживали на бутылку, то обязательно придумывали какой-то повод.

Увидев по весне бредущего по тропинке вдоль ограды знакомого колхозника Петра Угарова — приземистого, тучного, с широким плоским лицом мужика лет шестидесяти или около того — я сразу понял: сейчас будет вымаливать тридцатку "поправить" голову. И не ошибся:

— Николаич, выручи..,— заглядывая умиленно в глаза, выдавил он секущимся хриплым голосом, протягивая бугристую ладонь.

— Опять вчера гудели?

— Было чуть-чуть.

— Когда же вы пашете и сеете? — вырвалось у меня.

Он тяжело вздохнул и, посмотрев куда-то поверх забора, сказал:

— А кому это ноне нужно: пахать и сеять? Земля уже который год впусте, гуляет, и ничо — никто не журит. Начальство к нам не заглядывает — ни с району, ни с области. Хорошо!

— Чего же хорошего?— прервал я его.— Жить-то как думаете дальше?

— Каждый кружится сам по себе: у кого — огород, скотина, кто калымит, кто в Москву подался. Я вот тоже, слышь-ка, бизнесом решил заняться...

— Каким бизнесом?

Угаров рывком сдвинул кепку на затылок и хитровато прищурился:

— Подрядились с мужиками гробы делать. Пару досок обстругал и, считай, штука в кармане. Дело клевое... Нашли помещение для мастерской, достали станок, со следующей недели уже приступаем.

— И много заказов?— поинтересовался я, пытаясь понять: разыгрывает он меня или говорит правду.

— Разве ж не знаешь? Мрет народ — напасть какая-то! Один за другим уходят, не успевают хоронить. Раньше в райцентр за гробами ездили, теперь бензин дорогой — накладно мотаться в дальний конец. Вот мы и сообразили, что сподручнее на месте их делать...

Долго потом этот разговор не выходил у меня из головы. Простота, с которой мужик говорил о страшных вещах, потрясла. Россия валится, растаскиваются национальные ресурсы, приходят в запустение поля, действительно вымирает русский народ — и вместо того, чтобы задуматься над этим, сосредоточиться и понять, откуда беды,— запасаем наперед себе гробы?! Ничего чудовищнее нельзя и представить...

Я много ездил по России, знаю положение дел в русской деревне. В ней и раньше-то особого лада не было, но то, что случилось за последнее десятилетие, — иначе как тягчайшим преступлением власти не назовешь. Есть цифры статистики, от них никуда не денешься.

Если в 1988 году урожай зерновых у нас составлял 110 миллионов тонн, то в 1998-м — всего 48 миллионов тонн. А нынче, слава Богу, если собрали на семена. Впервые заговорили о дефиците картошки... По всем дорогам сейчас тянутся к Москве фуры со скотом — везут на мясокомбинаты, поскольку нечем кормить. Единственный выход — пустить под нож. А ведь уже сократили поголовье коров более чем наполовину! Разве хватит теперь каждому ребенку хоть по стакану молока в день? Конечно же, не хватит. И никакого порошкового молока (даже залежалого, с просроченным сроком хранения, затхлого и безвкусного) Запад нам больше не пришлет: мы давно очистили Европу и от зараженного мяса (английской говядины, бельгийской свинины, французских кур)...

Зайдите сегодня в любой магазин: неделями на прилавках лежат колбасы и сыры — покупателей не находится. Куда девают эту продукцию? Пускают снова на переработку: добавляют свежего мяса — и опять в торговлю. Кто-нибудь за этим следит? Разумеется, нет.

Совсем недавно столкнулся я с таким фактом. В акционерном обществе "Литвиново" Щелковского района Московской области закупили по лизингу в Германии 35 именных коров (любопытно, что лизинг предусматривает закупку только импортного скота). И что же? Спустя какое-то время у животных обнаружили некробактериоз — копытную гниль. Лечить бесполезно. Коров ликвидировали. Хозяйство понесло немалый урон. Скандал тут же замяли, выплатив крестьянам зря потраченные деньги, но как могли в принципе завезти в страну зараженный скот? Тут без помощи доморо- щенных пособников в Министерстве сельского хозяйства явно не обошлось. Увы, на крестьянском горе кое-кто за прошедшие годы очень хорошо нажился. В прошлом году Госдума добилась выделения АПК 24 миллиардов рублей, однако эти деньги правительство загнало в 12 коммерческих банков и там они бесследно исчезли. И никто не поинтересовался: где эти деньги? Такие у нас правители... Мне думается, Петр Аркадьевич Столыпин, затевая Земельную реформу, вряд ли бы согласился на назначение председателем Земельного банка человека с обличьем А. Смоленского. Агробанк, в котором была сконцентрирована значительная часть крестьянских денег, потому и рухнул, что во главе его стоял коммерсант, которому изначально были совершенно чужды проблемы русской деревни.

Но орудующим на фермах вилами интриги банкиров или правительственных чиновников, конечно же, неведомы. Они рады и пятистам рублям зарплаты, если ее им вовремя выдадут. В Калужской, Смоленской, Тульской, Рязанской, Псковской, Вологодской, ряде других областей годами не видят "живых" денег, разве что натурой перепадает: зерном, молоком, мясом. Труд в деревне теперь ничего не стоит. Бывшие колхозники, проморгавшие приватизацию на селе, оказались просто на положении бомжей.

Так в чем же заключалась "аграрная реформа" господ Силаева, Гайдара, Черномырдина, Кириенко, Примакова? В России — 120 миллионов гектаров пашни. Половина ее не засевается и потихонечку зарастает кустарником, выбывая из оборота. Пятьсот крупных перерабатывающих предприятий европейского уровня не у дел, ничего не производят и тоже с каждым годом стареют и разваливаются. Парк машин в хозяйствах на две трети выработал свой ресурс, купить новую технику далеко не каждый в состоянии, а приобрести новый трактор или комбайн по лизингу — значит, влезть на десятки лет вперед в долги. Это тупик. Еще пяток лет — и материально-техническая база села будет полностью уничтожена.

Сколько шума было вокруг продажи земли: разрешить, не разрешить! А ведь ее уже давно продают. Те паи, которые получили колхозники, выйдя из колхозов, моментально оказались распроданными под дачи. Не нужна мужику земля. Что он нынче с ней будет делать?

Фермеры, в большинстве своем, тоже разочаровались в намерениях правительства опереться на частный сектор. По официальным данным, совсем недавно в стране было 300 тысяч фермерских подворий, в их распоряжении — 12% сельхозугодий и 6% пашни, а отдача незначительная: 1,9% валового производства сельхозпродукции. А кто согласится работать в таких жутких экономических условиях, в которых оказались и фермеры, и колхозники? Во всех странах сельхозпроизводство дотируется государством: в США — на 50%, Франции, Германии — на 60%, Голландии — 70%. У нас на бумаге дотации на молоко и мясо (мизерные) тоже существуют, но их не выплачивают.

В Шаховской мне показали директивное письмо из администрации президента Российской Федерации, подписанное небезызвестным "межрегиональщиком" Филипповым. В течение месяца или двух он предписывал распустить все колхозы и совхозы и на базе их создать небольшие кооперативы. Кое-кто растерялся, подчинился приказу. В результате — ни коров, ни ферм, ничего в хозяйствах не осталось.

Преклоняюсь перед крепкими мужиками, истинными радетелями земли русской, которые не побоялись тогда угроз и воспротивилась распродаже земли, техники и вообще развалу коллективных хозяйств. В их числе директор госплемзавода "Ачкасово" Воскресенского района Московской области Николай Игнатьевич Куденков.

Нынешним летом, когда в "Ачкасове" убирали озимую пшеницу, я приехал к Куденкову и удивился намолотам: двадцать два-двадцать пять центнеров зерна с гектара! Спрашиваю директора:

— Как удалось в такую засуху вырастить приличный урожай?

— Вставали пораньше и ложились спать попозже, — улыбнулся он в ответ. — А если говорить серьезно, то дали земле все, что должны были дать. У нас тысяча семьсот коров, а с телятами — вдвое больше. Вывезли на поля навоза не менее, чем по сорок тонн на гектар. Так деды учили, так из века в век русский крестьянин поступал. Не надо ничего нового выдумывать. Вот земля и отозвалась на заботу.

Выходит, все же не получилось у тех, кто задумывал разорить сельскохозяйственное производство в России, осуществить до конца свои планы. То, что такие намерения действительно были,— у меня нет никакого сомнения. Голодный народ сломить нетрудно — вот к чему стремились западные стратеги, обкладывая русскую деревню со всех сторон: вбрасывали по демпинговым ценам мясо, зерно, молочные и другие продукты, с помощью агентов влияния в российском правительстве взвинчивали цены на горючее, технику, запасные части к комбайнам и тракторам, не раз обваливали финансовый рынок, лишая хозяйства оборотных средств. Словом, душили, как могли. Но не предполагали, что крестьяне согласятся пахать и сеять... даром, не спрашивая зарплату — лишь бы сохранить за собой рабочие места. Любой нормальный человек понимал: долго так продолжаться не может... Пьяниц и бездельников из хозяйств уволили — и сейчас там, где сумели сохранить фермы, гаражи, другие постройки, начинают увеличивать производство мяса, молока, зерна, овощей. Покупатели в магазинах охотнее берут отечественные продукты — наелись "сникерсов" и "чипсов", красочными обертками уже никого не заманишь. Однако быстро удовлетворить спрос вряд ли удастся: нужны колоссальные средства, чтобы реанимировать наше село. Таких денег у правительства нет, бюджет России — всего 20 миллиардов долларов. Но поражает спокойствие высокопоставленных чиновников из российского правительства.

В насмешку над крестьянами управлять деревней в разные годы ставили людей, которым, по сути, безразлично было сельское хозяйство. Ну а с приходом к власти Ельцина на деревню вообще плюнули: полностью переориентировались на закупки импортного продовольствия. Какой вред это нанесло отечественному сельскохозяйственному производству — известно всем. Теперь нашему мужику придется вновь надрывать живот, чтобы исправлять очередную "ошибку".

...Совсем недавно я опять встретил того самого колхозника, Петра Угарова, и не мог не полюбопытствовать: как складывается у него "бизнес"?

— Ты гробы, что ли, имеешь в виду? — переспросил он, хмурясь.

— Ага.

— Худо дело, брат. Не успели развернуться — накатила мафия: отстегивай, дескать, нашу долю... Поняли, что убьют, если не будем платить. Бросили и помещение, и станок, и пиломатериалы. Ну их к лешему с этим бизнесом!

— На что же живешь? — спросил я его.

— Плотничаю на дачах, так спокойнее. Много ли одному надо?

— Почему одному? У тебя же семья...

Он стиснул зубы и не в силах сдержать слез вымолвил:

— Жена умерла... Не успел ее похоронить — еще одно горе: погиб в армии внук. Что случилось? Никто не объяснил толком. Не могу понять: за что же такая кара?

Жаль мне было этого мужика. Жизнь прожита, а на душе — пусто. Сколько таких по России-матушке? Запутавшихся, изверившихся, выбившихся из сил. Похожая судьба уготована и их детям, если не одумаются и не начнут жить по-человечески. Русскому крестьянину отрываться от земли — равносильно тому, что поставить крест на собственной могиле, а заодно и похоронить свое Отечество.

объявление

8 октября, 18.30 Центральный дом литератора Большой зал

Творческий вечер

писателя Александра АРЦИБАШЕВА

Участвуют: Ю.БОНДАРЕВ, М.АЛЕКСЕЕВ,

П.ПРОСКУРИН, С.КУНЯЕВ, В.МИРНЕВ

и другие известные русские писатели.

На вечере выступят: народная певица России Т.ПЕТРОВА, солист Большого театра М.МИНЦАЕВ,

нар.арт. России Л.ТРУХИНА, засл.арт.России Ю.КЛЕПАНОВ

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

Ирина Иващенко БАСАЕВ В МОСКВЕ (По делам их узнаете их)

С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ РОДИНА? С первого вздоха, с первого вскрика... А чем он пахнет, первый вздох? Да не в переносном, а в прямом смысле. Стараниями столичных властей в сердце нашей Родины Москве у него крутой бензиновый запах...

Любовь московского мэра к мощным четырехколесным бензоедам и их весьма не бедным владельцам уже оставила свой неизгладимый след в анналах российской истории. Попробуйте назвать три главных и первоочередных “стройки века”, осуществленных московским градоначальником. Ну, конечно же, это храм Христа Спасителя, кольцевая автодорога и... Но прежде чем назвать третью, поговорим о двух первых.

Видали ли вы где-нибудь в мире, чтобы строительство подземного гаража в центре столицы государства проводилось за счет добровольных пожертвований, собираемых с беднейших слоев населения страны? Московская мэрия с этой задачей справилась блестяще. Она просто назвал эту стройку восстановлением храма Христа Спасителя и дооснастила бетонный подземный гараж куполами...

Кольцевая автодорога — тоже весьма специфическая и уж, безусловно, самая “первоочередная” для москвичей стройка века, затеянная исключительно “ради простого народа”. Не стану отрицать, что польза от нее городу все-таки есть, и немалая. Однако пользователи этой автодороги — люди далеко не бедствующие. Озабоченность жизнью безмашинных граждан тревожит московского мэра вовсе не в первоочередном порядке. Желающие возразить могут для начала поискать безопасные пешеходные переходы через московскую кольцевую автодорогу...

Или, например, хотя бы один (!) безопасный выход к жилому массиву московского микрорайона “Теплый Стан” из одноименной станции метро. Вход в метро там расположен на крошечном пятачке, со всех сторон окруженном оживленными автотрассами — Старокалужским шоссе и улицами Профсоюзная и Теплый Стан. И несть числа обещаниям жителям организовать подземный безопасный подход к этой станции метро...

А теперь пришла очередь поговорить и о третьей лужковской стройке века. Но сначала — маленький исторический экскурс.

Шел 1944 год — Великая Отечественная война. Страна в разрухе. Но у озабоченных сохранением российского генофонда властей нашлись на эти цели и воля, и деньги. Именно в этом тяжелом военном году был основан Федеральный центр, определяющий стратегию сохранения генофонда и развития акушерско-гинекологической и неонатальной (детской) помощи в стране.

Сегодня это — руководимый академиком РАМН В. И. Кулаковым Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН (НЦАГиП) — крупнейшее в стране и уникальное не только по российским, но и по мировым меркам научное, лечебное и учебное родовспомогательное учреждение.

В 1979 году для НЦАГиП, расположенного ранее в самом центре столицы — месте шумном и загазованном, — выделили землеотвод в экологически благополучной тихой лесопарковой зоне на юго-западе Москвы. Тогда же построили первую очередь Центра, сохранив землеотвод для второй очереди. Начало ее строительства пришлось на 1986 год, когда был заложен нулевой цикл. Но вот тут-то и начались активные перестройка и демократизация всея Руси, длящиеся и по сей день.

Чего только за это время в столице не понастроили и не поперестроили под чутким руководством Юрия Михалыча! Один только нулевой цикл главного родовспомогательного учреждения страны так и стоит по сию пору нетронутым. И ни строителю мэру, ни строителю президенту все как-то не до этого долгостроя. О нем было вспомнили в 1996 году и выделили пусть небольшие, но все-таки деньги. Однако выделенные средства до детей так и не дошли. Сначала их пустили на выборы, а потом совершенно не нарочно забыли вернуть...

Все это время на Москве сидел Ю. Лужков. Сначала вице-мэр при Г. Попове. Потом наследный мэр (то есть без всяких выборов — некоторым у нас “закон не писан”). И наконец, мэр, выбранный москвичами... Ю. Лужков не жалует главное родовспомогательное учреждение страны, 90 % пациентов и 100 % сотрудников которого москвичи, уже, можно сказать, традиционно. Сотрудникам Центра отказано в выплате так называемых “лужковских надбавок” и в предоставлении жилплощади очередникам. С 1984 года (то есть в течение 15 лет) Центру не предоставляют ни одного квадратного метра жилплощади. И все, аж целых шесть (!!!) очередников — уникальных специалистов со стажем работы в Центре более 20 лет — продолжают ютиться на жилплощади менее 5 кв. метров на человека. Более того, их фактически просто вычеркнули из числа москвичей. Московские власти отказывают им в предоставлении жилплощади как очередникам города, ссылаясь на то, что они — первоочередники Центра. А Центру жилплощадь и вовсе не выделяют, аргументируя это неподчиненностью НЦАГиП московским властям. Выходит, что и не люди они уже, и не москвичи, и не граждане... Правда, предлагают им купить квартиры по ссуде, выплатив из своего кармана единовременно сумму порядка 25 тысяч долларов США. Но если зарплата директора Центра 1 тыс. 100 рублей, а у сотрудников в среднем 600 рублей, на которые надо еще и семью содержать, то откуда сотрудникам Центра взять по 25 тысяч долларов США?

Характерно, что и Ю. Лужков, и Б. Ельцин, и другие высокопоставленные чиновники рождение собственных детей и внуков доверяют исключительно рукам директора НЦАГиП практикующего хирурга академика РАМН профессора В. И. Кулакова. Причем все эти роды проводятся за счет госбюджета.

Но что дозволено Юпитеру, то не дозволено простым гражданам. До недавних пор Москва отказывалась оплачивать по медицинской страховке москвичкам с отягощенной беременностью лечение и роды в НЦАГиП. Им предлагали лечиться бесплатно в подведомственных столичным чиновникам неспециализирванных городских больницах (что может привести к потере беременности или рождению больного ребенка) или платить за пребывание в стационаре НЦАГиП по 490 рублей за один (!) день. А сколько таких дней необходимо пролежать, сохраняя беременность... Напомню, что все это при минимальной зарплате — 83 рубля 49 копеек в месяц.

Общими усилиями и исключительно благодаря наличию в стране еще не окончательно одемократизированных СМИ удалось выбить для беременных москвичек небольшую поблажку. Теперь некоторые из них могут получить в департаменте здравоохранения г.Москвы разрешение на бесплатное содержание в стационаре НЦАГиП. Однако такое разрешение дают далеко не всем нуждающимся в специальном лечении беременным москвичкам.

Кстати, аналогичная ситуация с отказом финансирования лечения москвичей в расположенных на территории Москвы общефедеральных медицинских Центрах касается и других отраслей здравоохранения. Будто бы и невдомек московскому градоначальнику, что государственное здравоохранение нельзя растаскивать на междоусобную собственность. Уж очень “удачно” и целенаправленно разоряют в Москве крупнейшие Федеральные центры, концентрирующие в себе и передающие в регионы новейшие и в России, и в мире достижения в своей области медицины. И не случайно. Просто “веник”, выметающий хвори, распускают на более поддающиеся ломке единичные “прутики”. А для начала перерубают главные связующие. А это уже политика!!!

Итак, “демократия по-московски” — это когда “верхам” закон не писан, а выбор (в том числе и лечебного учреждения) осуществляет не гражданин, а чиновник. И еще — когда неподчиненность (неподведомственность) московскому чиновнику карается всеми доступными этому чиновнику способами, вплоть до откровенно бредовых, граничащих с патологией.

Но вернемся к Центру. Напомню, в 1979 году по причине загазованности и зашумленности центра столицы НЦАГиП был переведен в лесопарковую зону юго-запада Москвы. В 1986 году был заложен нулевой цикл второй очереди Центра. С этого момента ни на дальнейшее строительство, ни на ремонт здания 1979 года постройки Центру денег не выделяют. Текущий ремонт проводят исключительно за счет спонсорских взносов частных лиц и частных фирм, благодарных за лечение своих родных и сотрудников. А нулевой цикл, разваливаясь от непогоды, стоит немым укором российским и московским властям. Хотели было шустрые люди прибрать эту территорию к рукам, но удалось отстоять ее за Центром.

Зато не удалось отстоять снятый московскими властями лужковского периода правления автобусный маршрут, соединявший ранее Центр с ближайшей станцией метро “Коньково”. Чиновники правительства Москвы предлагают беременным трястись на автобусе за три лишних остановки метро, а на официальные запросы отвечают, что “существует пересадочная связь со станцией метро “Коньково” с одной пересадкой”. Кто-то уж очень рьяно охраняет интересы бригады частного извоза, собирающей деньги на отмененном автобусном маршруте. Настолько рьяно, что даже дорога, по которой можно дойти до станции метро “Коньково” пешком, постоянно поддерживается в изрытом состоянии. Кроме того, бережно сохраняется лужа на подъезде к Центру, сравнимая по легендарности разве что со знаменитой миргородской. Просыхающая только в жару или в мороз, в остальное время она стабильно обеспечивает холодный душ от проезжающего транспорта как пациентам Центра, так и приезжающим их навестить гражданам, посмевшим отказаться от услуг бригады частного извоза.

Начало перестройки и демократизации было ознаменовано для Центра водружением под окнами его стационара железных уродцев-гаражей вдоль всего здания. Тут же посыпались многочисленные и вполне обоснованные жалобы на шум от автомобилей и от охраняющих их собак, круглосуточно нарушающих покой больных и мешающих ночному сну пациентов. Просьбы о переносе гаражей ис-под окон стационара по причине шума, и особенно в ночное время, лужковскими чиновниками были услышаны и весьма специфически “удовлетворены”. В знак особого уважения к генофонду России московское правительство сполна вернуло пациентам стационара Центра отнятые у них “злыми советскими властями” шум и вонь от транспорта, сконцентрировав их под окнами стационара Центра. И если в 1979 году советская власть подарила Центру экологически чистую лесопарковую зону, то в 1997 году лужковское правительство г. Москвы презентовало НЦАГиП в дополнение к гаражам куда более ценный дар. А именно, позволило некоему Басаеву построить непосредственно под окнами стационара главного родовспомогательного учреждения страны, аккурат там, где лежат маловесные дети и наиболее тяжелые пациентки... БЕНЗОКОЛОНКУ!!! Странно, что не родблок для маленьких автомобильчиков...

Если судить не по словам, а по делам, то получается, что для Москвы автомобили куда более ценны, чем дети. Особенно готовящиеся к рождению и новорожденные. Их даже за граждан не считают. Они еще не зарегистрированы, и полис медицинской страховки им, как негражданам, не полагается. Поэтому и оплачивать их жизнеобеспечение и лечение, зачастую очень дорогостоящие, должны те, кому нужно, чтобы эти дети выжили и выздоровели. Т.е. родители. Но уж никак не государство! И уж тем более не Москва!

Поэтому-то г-н Лужков со всех экранов телевизоров так громко, на весь мир обещает восстановить (за счет москвичей!) автомобильный мост в Новом Саде, но упорно не может (а точнее — не хочет) хоть чем-нибудь помочь расположенному на территории Москвы главному родовспомогательному учреждению России. Выходит, что на детей у нас денег нет. А на бензоколонку под окнами роддома — нашлись! Даже, несмотря на то, что не более чем в 200 метрах от этой бензоколонки находятся и не одна, а целых две современнейших АЗС (одна чуть западнее, а другая чуть севернее). Но как же можно было отказать г-ну Басаеву? Помнится, один Басаев уже ходил на роддом в Буденновске... А этому Басаеву приподнесли главный российский роддом “на блюдечке с голубой каемочкой”. Но неужели в Москве так и не найдется человека, способного указать г-ну Басаеву, что в городе есть Хозяин, небезразличный к московским роженицам и новорожденным младенцам?

Желающим поддержать лужковское “Отечество” имеет смысл взглянуть на эту басаевскую бензоколонку своими глазами. А заодно еще и оценить шумовой фон и концентрацию бензиновых паров в палатах стационара Центра.

Открытая г-ном Лужковым для большегрузного транспорта дорога под окнами стационара обеспечивает пациентам круглосуточный шум такого уровня, что при раскрытом окне не слышно телевизора, работающего на нормальной громкости. Расположенные вдоль здания стационара гаражи денно и нощно фыркают моторами и освежают ночную “тишину” гавканьем охраняющей их стаи собак. Автолюбители не стесняются чинить свои машины по ночам, да еще и под музыку, запущенную на полную громкость. Сразу за гаражами вот уже который год и вот уже который дом строит с разрешения московских властей наша “доблестная” милиция. И машина, забивающая сваи, работает и зимой и летом, замолкая только к 11 вечера... Каково под эту “музыку” женщинам, лежащим после тяжелых операций? Скажу образно — милицейские сваи вбивают непосредственно в беременные животы, оплачивая эти пытки из карманов налогоплательщиков, содержащих московскую милицию.

А басаевская бензоколонка, кроме дополнительных шумов от круглосуточно заправляющихся автомобилей, обеспечивает еще и бензиновую вонь в палатках и операционных, чем успешно помогает токсикозам бороться с бережно сохраняемыми Центром беременностями и приучает новорожденных к бензиновой токсикомании.

Вот вам и запах Родины... и дым “Отечества”...

Сегодня московский мэр довольно недвусмысленно претендует на всероссийское президентство. И ведь не ровен час, выберут. И будут строить всероссийское автокольцо через БАМ с подземными туннелями к Курильским островам и с утепленным автомобильным проходом по северным путям... В центре каждого российского города выстроят бетонные подземные гаражи, снабженные куполами. И к каждому родильному дому будет приставлено по басаевской бензоколонке...

А дети? Да пусть себе рождаются, кто ж им мешает?..

И останутся в веках в гармоничном соседстве два памятника московскому супермэру-суперстроителю — благоухающая бензоколонка и вечно нулевой цикл второй очереди главного родовспомогательного учреждения России. И будут стоять, пока не сменят “отчимов народов” полноценные государственные мужи, не страдающие духовной импотенцией. И тогда снесут злополучную бензоколонку легким движением бульдозера. И одним росчерком пера положат конец затянувшемуся долгострою и профинансируют строительство второй очереди НЦАГиП. И запретят Федеральным законом расположение под окнами всех российских стационаров гаражей, бензоколонок и общепроходных автодорог...

Ирина ИВАЩЕНКО

Только на этой недели цена на ПАЗ 4234 8 снижена до предела.

Олег Кузнецов МОСКОВСКИЕ ДВОРИКИ (Патриотизм — последнее прибежище лужковцев?)

ВЫГЛЯНУВ ИЗ среднестатистического московского окна, гражданин, как правило, видит во дворике стройные металлические ряды “ракушек”, окружающие детский сад или школу, пеньки от спиленных муниципальными службами деревьев, мусорные развалы, периодически поджигаемые недобросовестными дворниками, да пару остовов автомашин, вывоз которых не по карману их обнищавшим владельцам. Но зато на линии горизонта высятся громады респектабельных зданий, в которых живут московские чиновники. Архитектура сих сооружений отличается редкостным дурновкусием.

Разруху в московских двориках можно было бы перетерпеть, но терпение кончается, когда узнаешь, что на программу “Московский дворик” выделяются бюджетные средства, подводятся итоги каких-то конкурсов на лучший дворик, а в каждой районной управе есть должность “специалиста по озеленению”. Кстати, в моем родном районе уже несколько лет первое место удерживает дворик МЖК “Атом”, в котором живет супрефект. Видимо, он да еще несколько избранных наслаждаются результатами напряженного труда этих мифических “специалистов”. Простые москвичи видят одну и ту же картину: подъехали дяди-“муниципалы”, “порубили все дубы на гробы”, а посадить что-либо запамятовали. В связи с этим честнее было бы “специалистам” из управ именоваться “специалистами по ликвидации зеленых насаждений”.

Удивительно, что до сих пор находятся люди, как правило, советской закалки, которые пытаются подавать в суд на московскую муниципальную бюрократию. Некоторые выигрывают, но до справедливого и законного исполнения судебного решения дело почти никогда не доходит. Примеров этому предостаточно. На улице Тухачевского вплотную к территории детских садов было построено около шестидесяти “ракушек”, причем под чутким муниципальным руководством: организованно и с привлечением инвесторов. Жители близлежащих домов судились с супрефектом М. Хацкевичем три (!) года, а в результате половинчатое решение Мосгорсуда (но в целом справедливое) исполнено не было, да еще и с глумлением над жителями и правосудием. Супрефект очень старался, объясняя свою позицию “созидателя” по подконтрольному районному телеканалу, даже краснел, забыв, наверное, что супрефекты, не говоря уже о префектах, не избираются москвичами, к чему же лишний популизм?

У Виктора Козлова, префекта СЗАО, сущая “аллергия” на законность: “Несмотря на все суды, сделали туннель под Волоколамским шоссе. Сегодня люди благодарят, и это радует, несмотря на потраченные нервы в борьбе с оппонентами”. Туннель — это еще и автодорога, и проходит она в природоохраняемой зоне, по парку. Властям лоббируется очень опасный проект строительства бизнес-аэропорта вблизи от жилого района и реакторов НИИ им. Курчатова, на это безумное дело дают деньги инвесторы из Германии. Поистине, “что немцу здорово, то русскому — смерть”. Следовательно, власть борется с одним народом за интересы другого. Бывший префект В. Парфенов выражался так: “Если позиция общественных Советов по этому вопросу будет неконструктивной, мы их разгоним”.

Еще муниципальные власти сдали в аренду американцам кусочек парка “Покровское-Стрешнево”, довольно захламленный, но есть одно обстоятельство, которое очень существенно: кусок сдан под англо-американский колледж, но почему-то фирме “Хайнс”, известной многим вовсе не как учебная или строительная. А поблизости от предполагаемого места строительства — источник целебной воды “Царевна-Лебедь”. Инвесторы, вложившие “в дело” 13,5 млн. долларов, вероятно, захотят сделать доступ к источнику платным. А затем в продаже появятся пластиковые бутылочки со святой водой “Целебная” от “Хайнс”.

Но оставим в стороне материальные интересы муниципальных “созидателей” и поговорим о двориках. Во дворе одного из домой по 2-й Ямской улице (управа “Марьина Роща”) со мною разговаривали жительницы, которые рефреном повторяли фразу: “Мы сами тут все вскопаем, посадим, только бы они нам не мешали! Если уж ничего для нас не делают, так хоть бы не мешали!”. И действительно, посередине дворика жильцами разбита клумба, которую они вынуждены защищать от властей металлическими оградками. Дворик у жителей общий с районной управой, и у жилого дома, который не ремонтировался уже 40 лет, предполагается “созидание” стоянки для служебных машин. Около Управы есть большая площадка, огороженная бетонным забором и предназначенная для стоянки муниципальной уборочной техники. На площадке этой устроена мусоросортировочная точка, сделано это с большим размахом и, вероятно, с большими доходами для муниципалов, а какая-то там техника может постоять и на тротуарах. Остается только засунуть личные “вольво” и “мерсы” куда-нибудь во дворик — и порядок.

Совершенно надуманна “проблема” уборки из дворов остовов старых автомобилей, их можно встретить даже не в каждом дворе, но ведь проблемка эта может принести муниципалам вкупе с ГИБДД огромные доходы, — и вот уже она бесконечно муссируется районными бесплатными газетенками, подконтрольными руководству префектур. Некоторые префектуры, как префектура СЗАО, имеют даже собственную телестудию, чтобы немеренные деньги сразу же вкладывать в самое выгодное дело, — оболванивание московского обывателя. Так вот, ГИБДД и муниципальные власти пытаются “продавить” через городскую думу нечто вроде нового налога: предполагается, что при регистрации автомашины автовладелец заплатит 100 (!) долларов за то, чтобы лет через 20 его негодную к использованию машину эвакуировали, причем, говорят, радуйтесь, что не пятьсот $, сколько это действительно стоит. А что если я продам собственную автомашину в другой город? Или захочу использовать ее до полного износа на даче? Или захочу утопить ее в болоте, наконец? Почему я должен дарить ГИБДД, и так сверхбогачам, сто кровных долларов? Если г-н Лужков станет президентом, то он может, не особо стесняясь, сказать, что пришло время жить цивилизованно, и потому каждому, кто еще жив, нужно заплатить вперед за собственные похороны. Очень удобно для муниципальных властей. Человек умрет и не сможет проверить, как его похоронили: в дубовом гробу или в целлофановом пакете, как собаку.

Позицию судебных властей наиболее ярко выразил председатель Хорошевского суда СЗАО Г. Казаков: “Прошу у префекта: Виктор Александрович, дайте хоть что-то, к главе управы прихожу: дайте на писчую бумагу, хоть на что-то дайте...” Председатель суда просит денег у человека, к которому он не должен за этим обращаться, по сути, у постороннего человека, у спонсора. Сначала на скрепки и бумагу, а потом на что? На дачу и машину? А ведь денежки у муниципальных властей водятся, грех не подать просящему.

Все помнят роль Ю. Лужкова в событиях 1993 года, но еще полезно помнить его выкрики на Васильевском спуске: “Ельцин, Ельцин! Победа!” Теперь он сам претендует на пост президента, прикрываясь при этом, словно собственностью, Православием и патриотизмом. Действительно, Государственной думе в Москве не нужны “ни мэры, ни сэры, ни пэры”. Москва из “субъекта Эреф” со всевластием несменяемых муниципальных князьков должна сделаться именно столицей России, где будет иметь место прямое действие федеральных общероссийских законов.

Олег КУЗНЕЦОВ

Вадим Залесский УВОЛЕННЫЙ ЭКИПАЖ (Власти столицы и молодежь)

ПОДЧИНЕННЫЕ ГЛАВНОГО московского “патриота” мэра Лужкова пытаются закрыть единственную в России и СНГ выставку автобронетанковой техники. Она создана поисковой группой “Экипаж” на Поклонной горе в Москве и состоит из 60 экспонатов общей стоимостью более 1,5 млн. долларов США; в том числе 21 экспонат, стоимостью 840 тысяч долларов, зарегистрирован как движимый памятник истории и культуры и поставлен на госохрану. На Поклонной горе, в том числе и на месте выставки, планируется осуществить проект, разработанный еще в 1997 году, по строительству коммерческих увеселительно- развлекательных и спортивно-досуговых заведений, гостиниц, башен обзора, подземных автостоянок и т.д. Члены поисковой группы “Экипаж” с этим не могут согласиться и заявляют, что кощунственно строить увеселительные заведения в месте памяти погибших во Второй мировой войне. Предлогом же для ликвидации выставки “патриоты” из числа московских чиновников назвали незаконное ее нахождение на Поклонной горе. Выступая 4 сентября в прямом эфире программы “Перспектива” на “Народном радио”, секретарь общественного комитета в защиту поисковой группы “Экипаж” и выставки автобронетанковой техники на Поклонной горе Янис Бремзис заявил: “Префектура Западного округа сообщила в прокуратуру, что якобы в течение пяти лет на Поклонной горе существует незаконное вооруженное формирование, которое устроило склад боевой техники и вооружения, обладает стрелковым автоматическим и артиллерийским оружием и готовит военный переворот во главе с руководителем поисковой группы “Экипаж” С. Цветковым; что якобы поисковая группа нигде не зарегистрирована, занимается торговлей оружием и представляет опасность для правительства РФ, московского Кремля и мэрии”. Далее Янис Бремзис разъяснил, что “вся выставка автобронетанковой техники на Поклонной горе создана поисковиками. На ней установлена только моторно-двигательная ходовая часть, пушки полностью приведены в состояние, исключающее выстрел, и на это имеются документы, заверенные в милиции, ФСБ и в комитете по культуре г. Москвы. Вся техника зарегистрирована в ГИБДД и в Мостехнадзоре. Часть техники была найдена энтузиастами из числа молодежи на полях сражений ВОВ и восстановлена на личные средства, другая часть была передана различными воинскими частями Вооруженных Сил России (так как она подлежала списанию) и также имеет соответствующую документацию. Техника же используется не только как общественная выставка, но и как пособие для военно-патриотического воспитания подрастающего поколения и съемок исторических фильмов. Сама же группа “Экипаж” официально зарегистрирована и имеет юридический статус”.

А история создания выставки такова. С 1991 года по 1994 год она располагалась на Ходынском поле, а в 1994 году московский комитет по культуре во время создания мемориала на Поклонной горе из-за отсутствия военной техники времен войны предложил группе “Экипаж” перебазировать туда свою технику. Что и было сделано. В то время частью земли на Поклонной горе распоряжался московский комитет по культуре. Именно там (недалеко от построенной ныне мечети) и расположилась общественная выставка автобронетанковой техники. Через год мэр Лужков создал Московское унитарное предприятие (МУП) “Поклонная гора”, и вся земля перешла под его контроль. После разработки проекта строительства увеселительных заведений на Поклонной горе у московских властей возникла проблема с передислокацией выставки военной техники. Из 60 экспонатов 21 являются движимыми памятниками истории и культуры (16 всероссийского и 5 московского значения), а в соответствии с законом РФ “Об охране и использовании памятников истории и культуры” вокруг любого движимого и недвижимого памятника должна быть создана охраняемая зона, о чем в обязательном порядке заключается договор между властями и владельцами. По этому же закону для передислокации на постоянное (!) место движимых памятников необходимо решение согласовать поочередно с московским комитетом по культуре, Министерством культуры РФ и правительством РФ, а место новой дислокации должно отвечать определенным требованиям (в данном случае заасфальтировано, электрифицировано, охраняемо и под ним не должны проходить разного рода кабели и теплотрассы). Префектура Западного округа и власти Москвы решили обойти эти требования закона. Второй год они отказываются подписать договор о землеотводе под любым предлогом (переписка составляет около 40 писем). Также около года назад власти без согласования с Московским комитетом по культуре, Министерством культуры РФ и уж тем более с правительством РФ решили передислоцировать технику и стали предлагать группе “Экипаж” места, ко всему прочему, не отвечающие требованиям, установленным законом. Так, на ул. Братьев Фомичевых, площадка не была заасфальтирована и под ней проходят кабели, кроме того, ранее она была отдана под застройку. В Люблине вообще было предложено расположиться в чистом поле. Следующий вариант — полигон Кантемировской дивизии, где экспонаты хотели использовать в качестве мишеней.

После неудачи с незаконным выдворением выставки автобронетанковой техники московские власти не только обвинили поисковую группу “Экипаж” в неуплате налогов и торговле оружием. Как заявил Янис Бремзис: “дошло до того, что группу “Экипаж” обвинили во взрывах синагог. То есть, помимо уничтожения национального достояния России, власти еще и “разжигают межнациональную рознь”.

Поисковая группа “Экипаж” уверена в своей победе над чиновниками, которым, по словам “экипажцев”, спать не дают 1,5 млн. долларов, находящиеся в виде техники у полунищих подростков и молодежи. 1 сентября поисковики встретились с Дорогомиловским межрайонным прокурором О. И. Ермаковой, которая после предъявления всех документов на технику заявила, что в возбуждении уголовного дела по фактам торговли оружием и организации незаконных вооруженных формирований будет отказано, и вообще она удивлена, что подобные обвинения власти “вешают” на поисковиков. 18 сентября у церкви Всех Святых у метро “Сокол” состоялся митинг в защиту группы “Экипаж”, на котором присутствовали люди разной политической ориентации, но одинаково возмущенные действиями московских властей. Около 1200 писем со словами поддержки пришло только от ветеранов ВОВ.

Поисковики, разыскивая технику и перезахоранивая воинов, устраивая выставки и предоставляя технику для съемок фильмов, не просят госнаград, денег или премий (хотя государство и должно бы помогать в их деятельности). Они просят только одного — не мешать им.

Вадим ЗАЛЕССКИЙ

БЕЗУМНАЯ ИДЕЯ

В настоящее время в Тушинском районе Москвы распространено обращение к жителям писателя, президента Пушкинской академии, чемпиона мира и Олимпийских игр Юрия Власова и председателя Коллегии городского объединения юристов г. Москвы Константина Соловьева.

Суть обращения сводится к следующему: не допустить превращения летного поля спортклуба им. Чкалова в аэродром для частной бизнес-авиации со строительством аэропорта и размещения Центра УВД авиации общего назначения.

Аэропорт рассчитан на прием 300 рейсов в сутки! Постоянный рев турбин, колоссальное количество токсичных выбросов — и все среди жилых кварталов, в нескольких минутах езды от центра столицы.

Безумие заключается еще и в том, что по соседству с аэропортом находится ядерный реактор ВНИИ им. Курчатова.

В 1966 году в результате катастрофы реактивный самолет Як-32 только чудом не угодил прямо в реактор, рухнув рядом. В 1994 году там же разбился вертолет, весь экипаж погиб.

Если случится трагедия, то “Тушинский Чернобыль” не сравнится ни с какой аварией на атомной электростанции. А если учесть, что самолеты российской авиации пережили все мыслимые сроки эксплуатации, то вероятность печального исхода увеличивается.

В настоящее время идет сбор подписей под обращением к администрации Северо-Западного административного округа об отмене строительства аэропорта.

Адрес инициативной группы: 126364, Москва, а/я 31. Контактные телефоны: 493-45-22, 493-62-92, 979-85-07.

Пресс-служба РНП

Галина Кушнеровская ЧАША (В память художника из Сибири)

“Что Ти принесу, или что Ти воздам”? — вопрошала душа художника до последнего часа.

12 июля 1998 года земной путь Андрея Поздеева был завершен. В больнице Красноярска. В палате онкологического отделения. Роковой недуг за краткий срок подкосил жизнь.

Он знал свой час. Был готов. Был покоен и духом тверд. Последнюю волю передал медицинской сестре — положить вместе с ним чистый лист бумаги.

Какие дали открывались ему, какие выси небесные отверзлись сердцу и взору, чей глас, зовущий туда, “идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная”, но творчество бесконечное, тихим веяньем коснулся слуха — останется тайной сокрытой.

Ударила в берег холодная волна Енисея.

Туман окутал вершины гор.

Исполинские кедры Саян загудели, качнулись, дрогнули и замерли будто на страже.

И все, что от рождения было с ним и чаровало душу, чему радовался до слез, о чем скорбел, что любил беззаветно, к чему припадал будто к материнской ладони, что претворял в музыку, в цвет, в гармонию, в мысль и образ искусства, все отозвалось на свой лад, вознося к небу торжественный хор — глас памяти вечной.

Проводить художника Андрея Поздеева вышел весь Красноярск — от мала до велика. Над головами людского моря плыл гроб в цветах яркого лета.

И два дня по каналам местного радио и телевидения давались передачи, ему посвященные.

И одна из улиц города названа теперь в его честь.

И новый музей современного искусства Сибири будет носить его имя.

А с широкого плато на зеленых горах, там, где кладбище и свежий могильный холм, виден весь город, и Енисей, и отвесные пики “Столбов”, им воспетых, и хребты Саян, и родник, и дальше Сибирь до уральского камня, — и Россия во все стороны света.

И теперь, когда мы видим путь художника, непростой, нелегкий, через испытания и боль, через горесть и немоту, с уступа на уступ, с камня на камень, по крутизне, по отвесному склону ведущий — к обретению последней истины, к вершине, открывающей бесконечность горизонтов, мы можем сказать — то был путь Восхождения. Путь сквозь “тесные врата”. Ибо время ХХ века продвигалось по краю бездны и жизни, испытывало в поединке света и тьмы. “Или молотом склоняйся, или наковальней — стой”. Взывало к совести, требовало противоборства, противостояния — во имя.

Андрей Поздеев слышал этот глухой, грозный гул века, знал имя тьмы, видел зло — в лицо. И дал ответ творчеством и судьбой.

Ему был присущ “скрытый героизм”, по слову Н.М.Чернышева.

Грани характера — благородная независимость, мужество и непреклонность в следовании предназначению художника, подвижнический труд, уединенный, мучительный и радостный, без огляда на “власть предержащих”, и, следовательно, без “заказов” без средств, без самого насущного порой. В любви и почитании ближних, товарищей “в искусстве дивном”, спасающих не раз от погибели. В отторжении и злоречии дальних, официоза республиканского, оглашающего свои приговоры, опускающего шлагбаум. И бессильного в слепоте заблуждений хоть на йоту изменить иль прервать, иль сломить взмах побега зеленого древа. Выбор был сделан однажды и без колебаний: добровольная аскеза, могущая отстоять главное, — духовную свободу, чистоту помыслов, бессмертное человеческое достоинство.

Шли годы, в сокровенной работе духа, отсекающего суету, открывающего свет неба.

И вот в 1993-м, в ноябре, — прорыв. В Москве, на Крымском валу открытие выставки. Экспозиция полотен Андрея Поздеева. Заслуга настойчивости организатора. Явление художника стране и миру в урочное время, в урочный час вызывает мысль о тайне духовного призвания.

Именно “здесь и теперь”, на рубеже столетий, на черте солнцеворота эпох, в решающие годины перелома исторических путей, в трудные лета России, к нам приходят, словно вестники грядущего, прежде неведомые творения прославленных мастеров, прежде незнаемые имена. Выставка живописных полотен Андрея Поздеева — одна из первых зарниц.

В апреле 1997 в мастерской-музее Сергея Тимофеевича Коненкова на Пушкинской площади представлен впервые монументальный графический эпос “Космогонии” — пророческий глагол, провидческое слово великого скульптора о предначертанных судьбах России — светильнике земли, светоче Вселенной. Исполняя волю отца, сын скульптора, Кирилл Сергеевич Коненков и его семья, хранили в тайне завещанное им собрание более полувека. Ныне — час пробил.

В июне 1997 открыта экспозиция творений Антона Николаевича Чиркова, свято преданного искусству, свято любящего Россию, ни единого раза не пошедшего на уступку совести, работавшего свободно для себя, замкнуто для всех, в образах исповедальной, трагедийной силы воплотившего свое “Верую!” Взошло новое имя художника, учителя, подвижника — через пятьдесят лет после кончины. И внуки выросли, и правнук подрос.

Через месяц, в июле, в залах на Старосадском, состоялось знакомство, посмертно, с полотнами ученика А.Чиркова, Юрия Васильевича Васильева, посвященными одной теме, — “Образы Вселенной”. Открытый внутреннему взору художника мир творимых Галактик, созвездий, комет, огненных велений Творца, будит воображение, расширяет сознание, напоминая, что бесконечность, безмерность пространств Космоса, — масштаб, достойный устремленного духа человека.

Этот “невещественный огнь” искусства, этот свет озаренного творчества, бьющий из глубин сердца народного, — родник и залог, опора и щит, упование и крепость России.

Доблестному имени — свой срок. Сказано в апостольские времена: “Каждого дело станет явным, потому что в огне открывается. И огонь испытывает дело каждого, каково оно есть. /Крнф.3.13/. Все сбылось. На краю всенародной беды вспыхнули кострами свидетельства духа и силы.

Восстань и живи, и свети, Россия, Отчизна-Матерь наша!

В отсветах горящего зарева, в грохоте незатихающих в памяти залпов броневых орудий свершилась встреча Москвы с искусством Андрея Поздеева, — ноябрь, 1993 г.

Казалось тогда — шар земной расколот до сердцевины, мрак и боль затопляют душу. И вот — залы выставки, золотисто-солнечный свет полотен, гармония композиций, музыкальный лад ритмов, окрыленная мысль — о неизреченной красоте Мироздания, о любви, торжествующей на кресте Голгофы, о вере побеждающей, животворящей. Луч негасимого Света, весть нечаянной Радости.

И через шесть лет, когда готовилась эта статья, тень войны вновь легла на страницу. Одно слово опаляет душу — Сербия! Вновь — черный смерч, произвол и насилие, власть беззакония, власть тьмы. Огонь, кровь, пепел. И вопреки всему и надо всем — неприступный свет искусства и веры.

Ибо есть они, неколебимые твердыни, свидетели славы и подвига народного, коим дано глаголами неизреченными возглашать присутствие безначальной Любви на земле.

В тот самый день, когда ураганный шквал снарядов и бомб обрушен был на города Югославии, в тот особо чтимый день литургического календаря, по всей России звучали колокола. Гром колоколов и песнопения молитвенников славили — “благодарным умом, благодарным сердцем, благодарными устами” — сияние Триипостасного Божества, Отца и сына и Святаго духа.

И множество людей в храмах склонялись пред вещей тайной и божественной красотой творения Андрея Рублева — “ТРОИЦА”.

Кажется, чем непроглядней мрак, чем жестче натиск тьмы, тем более необоримо, ярко и всеохватно это сияние горнего луча, это горение пламенеющих красок боговдохновенных образов мастера Древней Руси.

Всеоружие Света против всеоружия тьмы.

Содержание и смысл “Троицы” Андрея Рублева в сокровенных глубинах бесконечен и непостижим. Пред ним возможны лишь сосредоточенное созерцание и молитва. В час откровения дано было дивному зографу прозреть истины Книги книг. И мы можем лишь в доступных нам словах сказать о некоторых началах и идеях, помня, что древний стиль иконописания, “древний канон”, по слову Ельчанинова, соответствует древнему благочинию, что он “того же вечного стиля, как у апостолов Павла и Симеона Нового” и потому символичен и условен. “Ибо духовный мир в его целостности явлен в целостности мира чувственного, где он мистически выражен в символических образах... Тот мир присутствует в этом через сущности; этот мир присутствует в том через символы, и дело обоих есть одно”, — писал Максим Исповедник (580 — 662 г.), глубочайший мыслитель, мученической кончиной запечатлевший истину своих прозрений.

На иконе Андрея Рублева воплощен час Предвечного Совета Триипостасного Божества. Час высшего единения в любви, в жертве, в творении правды.

Три золотокрылых Ангела — Отец Безначальный, Сын, “единственная причина и корень, и источник, и начало всех созданных, как сущих через Него” /Гр.Палама/, Сын, посылаемый во спасение мира, и Дух Святый, Утешителю”, сокровище благих и жизни подателю”, восседают на золотых престолах с трех сторон стола-жертвенника. Чаша, внутри которой голова закланного агнца в центре белого поля.

Вершится тайна Божия. Легким движением перстов, тихим наклоном головы Бог Сын, Агнец и Пастырь приемлет Отчую волю — прославить Отца, отдать жизнь на земле. Невыразимы кротость и любовь во взглядах Ангелов, и Сына, и Духа, обращенных к Творцу Вселенной. Взор Его, Всеблагого, Всемогущего, Всеведающего, устремлен в бездонные пространства, исполнен сострадания и сопричастия.

Линии фигур трех Ангелов подобны голосам, поющим дивную песнь. Краски золотистого фона, мир горний, краски одеяний и весенней земли у оснований престолов чаруют гармонией неизъяснимой, излучают свет и радость.

Радость свершенного, исполненного предназначения сына Божия, сына Человеческого, пришедшего принесть на землю огонь и победить — “смертию смерть поправ”.

Радость совершеной любви, заповеданной в Прощальном Слове Тайной вечери.

Радость Воскресения, предвосхищения обетованного нового неба, всеединства в любви божественной.

Ибо жребий Сына, Чаша Сына Агнца на пространстве иконы Андрея Рублева вмещает нераздельно, нерасторжимо всех Троих — Отца и Сына и Святаго Духа. Единица Триипостасная, по слову Андрея Критского, единосущна изначально — в творении, в Истине, в Любви, в Спасении.

Ибо в этот час совершается полнота времен. Этот час вмещает всецело Бытие и всецелое Время, равное Вечности. Здесь, в едином мгновенье, предстают и Рождество, и Крещение, и путь в Иерусалим, и Голгофа, и Воскресение, и всеобщая песнь праведных душ ввиду града с небес — Нового Иерусалима.

Чаша на жертвеннике, и это дано было постичь и претворить художнику, растет по законам всерасширяющейся Вселенной. Возрастает, повторяясь трижды.

Внутренние контуры фигур Бога Отца и Духа Святаго слагают очертания Чаши, в центре которой — Сын Божий, Агнец Божий. Внешние очертания вторят окружности Чаши, вместившей Троицу.

Нижний край стола-жертвенника и сходящиеся под углом линии оснований престолов образуют тот же рисунок.

Возникает всеобъемлющий образ единства — Чаша в Чаше, “...да будут едино, как мы едино”/Ин.17.22/.

Здесь звучит и заветная мысль Сергия Радонежского, поставившего в глухом лесу на холме Маковец храм Святыя Троицы, — во имя спасения Руси, против “ненавистной раздельности мира”.

Здесь и голос сердца иконописца Андрея Рублева, его любовь и нежность к светло-пресветлой земле русской, к ниве спелой, колосу литому, васильку синеглазому. Пленительная речь родных долин и холмов, озер и дубрав преображена, вознесена искусством в непреложность глагола литургического канона “Троицы”.

“...да будут все едино; как ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино”. /Ин.17.21/

Говорю об этом в воспоминание об Андрее Поздееве по праву.

Потому что сегодня ось планеты накренена до предельной черты, и линия, тоньше детского волоса, отделяет время наших дней от вечности.

И потому что Андрей Поздеев дышал грозовым ветром века, и жил, как и должно художнику, “любя, горя, томясь, изнемогая”, отзываясь на каждый зов боли. “Сердце милующее”, по слову Исаака Сирина, получил от рождения, как дар. Умел сострадать всему живому, слышать боль поваленного дерева, раненой птицы. Был из тех избранных, кто “трости надломанной не переломит”. Умел внимать голосу родника и песне глухаря на рассвете, и — музыке небесных сфер, мерцанью звезд, движению планет. Знал слезы умиления пред чудом утренней зари и цветущего луга. Знал горькие слезы над гробом погибшего товарища. И принял, как откровение, однажды вспыхнувшую в сердце истину, отверзающую глубины сознания, — мир един. Вселенная — едина. Все сущее таит отблеск божественной любви. Все сущее — творение Творца. И потому жизнь — священна в каждом дыхании своем. И незримая цепь Бытия соединяет, казалось бы, несоизмеримые величины — капли росы на траве и созвездия далеких Галактик, простодушный цветок на лесной поляне и радугу в небе, свет горящей свечи и где-то спасенную жизнь. Все и вся неразрывно соединены, ибо существует непреложный закон целостности, и если рвется одно звено, ток пронизывает Вселенную. Сказано в древней книге: “Перо, выпавшее из крыла птицы, производит гром в отдаленных мирах”.

И не спрашивай, почему содрогается земля, ломится в муке, и гигантские расселины поглощают города, и обрушиваются ураганные вихри, сметая кварталы и жизни. Бушующая в мире стихия зла порождает — неотвратимо — ужас земных катастроф.

И на холстах Андрея Поздеева возникают отнюдь не случайные метаморфозы. Здесь смыкаются правда небес и правда земли, реальность и фантастическая греза. Букет белоснежных цветов полевых в глиняном кувшине предстает во всем великолепии святящегося звездного небосвода, иль туманности Млечного пути. И в то же время где-то, в непостижимых далях, рождающиеся новые звездные системы загораются на холстах живописца, обретая причудливые очертания таежных соцветий иль сказочных персонажей — драконов, медведей, скрывая свою подлинную суть под условным наименованием “декоративных композиций”.

Мир — един. И зло, царящее в нем, не подлежит суду данного места и часа. Это очевидно для Андрея Поздеева. На холсте художника стая птиц, подсеченная залпом со всех сторон нацеленных черных стволов, крестами распахнутых крыл перечеркивает багровое небо. Содержание холста “Охота на птиц” обретает особое измерение, сцена возникает, как прообраз всемирной катастрофы, космической гибели беззащитной жизни под огнем разящих орудий. Палаческий расстрел — нравственная трагедия, порождающая смерть.

Мир — един. И образ Голгофы, столь глубоко и многозначно претворенный в полотнах последних лет жизни художника, исполнен сегодня для нас особого всеобъемлющего смысла, и значения.

Золотой свет Распятия над зеленоватым шаром планеты, над темно-лиловой бездной Космоса — это и образ спасения, победы сына Человеческого над извечным злом — черный круг внизу, у края земли. И неумолчный, скорбный, погребальный бой колокола. И глас незатихающей крестной муки все распинаемой Любви — злодейством века сего, сынами века сего. Это и Слава Вседержителя — торжество вселенного песнопения. И плач по невинно убиенным ныне и присно. И молитва художника — над землею свеча горящая — по тебе, сестра наша Сербия, страданьем вознесенная, на пропятие преданная. По тебе, наша Россия, Русь наша, Родина светлая, на Голгофе стоящая.

“Если основания земли колеблются, что делает правый сердцем?” — апостольский вопрос из первого века подобен отвесу, непреложному закону нравственного выбора на все времена.

Художник Андрей Поздеев смог ответить достойно. В мастерской один на один с туго натянутым холстом он творил мир, следуя высокому идеалу гармонии и красоты. Растил свой сад. Вел свою битву — во имя правды и добра, во имя искусства. В его власти было вернуть словам изначальный смысл. Что значит гармония? Не так ли греки времен Гомера именовали скрепы, соединяющие днище кораблей. И он был вправе воссоединять здесь, на холсте, впечатления и чувства, атомы и начала расколотого, разъятого, разорванного мира — в новом имени, в новом сплаве, в целостном, одухотворенном пластическом образе. Гармония, целостность, единство — ключевые, сущностные понятия его системы, имеющие характер причины. Каждый холст мастера — своего рода Птолемеева система, замкнутая, завершенная, целостная, где нет вторичных величин и любая деталь значима и соподчинена общему замыслу, общему строю, живописному единству, музыкальному ритмическому ладу.

В этом понимании — целостность была осознанным противостоянием хаосу, распаду, разобщенности и в чем-то подобна религиозному отношению к свидетельству, подвижническому неколебимому сомнением утверждению истины.

Ему было дано с дерзновением и глубочайшим смирением припасть к “Троице” Андрея Рублева, постичь, на доступных ступенях, ее боговдохновенную мысль, таинственную простоту, и в чем-то воспоследовать светлому гению Руси, сотворить свою литургическую Славу.

Картина “Чаша” написана в 1989 году.

В центре Мироздания, в центре истории человечества художник видит образ воплощенной святой Любви. Чашу искупительной жертвы. Чашу, где Logos, божественное Слово, претворено в кровь и плоть Евхаристии. Чашу причастия. Чашу Благословения.

И он воплотил эту мысль с энергией и свободой, идущих от полноты новой духовной жизни, в формах непреходящих вечных символом.

Он вникал в смысл и ритм, и лад трех осиянных ликов, трех равновеликих нимбов над головами Ангелов “Троицы” Андрея Рублева. “О, Трисолнечне Вседетелю! Словом неизследимыя премудрости Твоея вся строиши” — поется в Акафисте Пресвятей и животворящей Троице.

Он видел: стол-жертвенник вторит формам чаши, стоящей перед Сыном Божиим.

Он видел, рисунок чаши повторен трижды, звучит нарастая, crescendo, подобно мелодии, с каждым тактом, с каждой новой пластической формой, углубляя, раздвигая духовное пространство. Единая линия контура охватывает остроугольное белое поле жертвенника и золотистую плоскость стола, и завершающий такт — графически четкое изображение чаши цвета первой травы — в сдвинутых под углом основаниях престолов.

Он видел: от земли, нежно-изумрудного тона, до небес, до золотого свечения горнего — простирается абрис жертвенной Чаши. Так восходит ликующий гимн херувимского песнопения.

Он видел: плоскость стола-жертвенника под чашей — золотисто-белого цвета, ослепительного солнца. Видел: основания престолов у нижнего края рамы образуют два треугольных завершения, слагают тем самым отчетливо читаемый рисунок фрагмента восьмигранной системы.

А чуть ниже, на одной вертикали, в одном духовном пространстве, под Агнцем и Чашей, изображен геометрический знак, символический, тайный ключ, указующий направление мысли: от подобного возникает подобное, деталь — часть целого. И все — едино. Главенствующая идея, всеохватный смысл воплощения в краткой формуле чертежа, скрытой и явной одновременно.

Андрей Поздеев воспринял этот звук пластической речи, знакомый ему по древнейшим изображениям символических сцен и образов на каменных плитах отвесных утесов вдоль сибирских рек, на сводах пещер неолита. Знакомый по страницам эпоса народов земли.

От “Илиады” и “Гильгамеша”, от ирландских саг и карельских рун до героических былин Руси, до монументальных сказаний устного творчества — “Гэсэр”, “Джангар”, “Манас” “Маадай Кара” — дошло до нас единое, общее для далеких эпох почитание числа и знака, понимание особой их роли в осознании домостроительства Вселенной.

Вот первые такты якутского олонхо “Нюргун Боотур Стремительный”: “Осьмикрайняя, / Об осьми ободаях,/ Бурями обуянная/ Земля — всего живущего мать,/ Предназначенно — обетованная,/ В отдаленных возникла веках/ И оттуда сказание начинать”./

Андрей Поздеев начинал свою песнь — с числа и знака.

Пространство композиции его картины “Чаша” — строгий квадрат эпического размера /280х280/, единый модуль — 1/4 стороны. Четыре квадрата в 1/4 по углам — образуют крест в центре холста.

Об этом законе форм упоминает Данте в четырнадцатой песне “Paradiso”. Восходя на Пятое небо Рая, поэт встречает на алой планете Воителей за веру:

“Там, в недрах Марса, звездами увит,

Из двух лучей слагался знак священный,

Который в рубеже квадрантов скрыт!”

/“Рай”, XIV, 100-103/

Грани четвертей круга образуют крест.

В центре квадратного поля картины “Чаша” — символическая доминанта — Крест.

Пластический строй композиции прост и сложен. Его мелодика направлена к центру, словно по ярусам, иль ступеням, ведущим мысль.

Квадрат холста — черного цвета — форма замкнутого пространства. Праматерия. “Тьма над бездною”. В нем — Восьмигранник белый — совершенный кристалл Вселенной. Всецелое бытие, сотворенное по слову: “Да будет!” В нем — Крест — темно-зеленого, густого, насыщенного тона, напоминающего цвет Мамврийского дуба в верхней части иконы Андрея Рублева. Крест вмещает — Круг, интенсивно звучащего голубого цвета. Сфера небесного обитания Божества, сошедшего на землю. В Круге — белый квадрат, белый, точно солнечные нимбы над головами Ангелов “Троицы”, белый, как стол-жертвенник, белый, словно одежды страдания убиенных за веру из книги “Откровений” апостола Иоанна. Белый квадрат — поле жертвы во спасение мира.

В центре белого поля — святая святых — Чаша. Подобная ладье, подобная купели. Ее венец с внутренней стороны замкнут очертанием голубой небесной сферы. В Чаше — три равновеликих круга белого цвета. Средний — чуть выше, чуть приподнят под соседними, в каждом белом круге — равносторонний Треугольник того же, что и Сфера, словно горящего, синего цвета.

...Песнь вдохновенного сердца — белый, слепящий диск солнца и вершины синих гор.

Три странника в голубых плащах — вдали, у края восхода.

Единая Божественная Сущность — в трех огнях синего пламени.

Единый, Триипостасный, Животворящий Дух — в Светах Пресвятой Троицы. “Яко Трисолнечным светом в купели Крещения озарении” — кондак 4-й Акафиста.

Основание Чаши — есть образ Храма. Голубые дуги закомар поддерживают дно “ладьи”, “купели”, “венца”. Здесь — черный глубокий цвет и 12 белых точек на поверхности. Белый полукруг, купол Храма, соприкасается со средним кругом Ангелов.

В центре прямоугольной, земной, части непроницаемо темного тона высится, словно зов тайной молитвы, словно заповедная чистейшая лилия на высоком тонком стебле, — белая Чаша.

Храм — основание Чаши, связующее начало между землей и небом. “Столп и утверждение истины”.

И еще раз еле слышно, почти шепотом, в скрещении двух темных линий у нижнего края голубой Сферы, повторен знак Чаши, отмеченный точкой света. Символический звук, нота Андрея Рублева.

Надлежит сказать об этом своеобразии пластических форм картины. Символ и притча — глаголы неба, истина давних лет, известная еще творцам египетских пирамид. Поэты и философы Греции выражали свои представления о Космосе, по слову Платона “одушевленном, умном, сферичном”, созданном по законам Гармонии, золотого сечения, звучащем “музыкой небесных сферы” в терциях, квартах, квинтах, октавах. Космосе, обладающем определенной структурой, выраженной в “жизнеобразующих формах”, — прямоугольных треугольников, квадратов, восьмиугольников, соответствующих “роду” основных стихий — “огонь”, “земля”, “воздух”. “вода”.

Поэтическая и научная мысль последующих столетий восходит к античной традиции в толковании языка Вселенной. Таковы суждения “Пробирных дел мастера”, Галилео Галилея, о величественной книге Мироздания, написанной на языке математики, геометрических фигур, треугольников, кругов, квадратов. Иоганн Кеплер, его современник и друг, знаменитый астроном, говорит об “архетипе красоты” геометрически правильных, “космопоэтических фигур”, равнозначных Творцу в истинной сущности.

И неизменно присутствующий в трудах обоих мыслителей глубоко почитаемый ими автор “La Divina Commedia”, будучи вознесенным в завещанную высоту Десятого, Огненного, неба Рая, в Эмпирей, видит те же очертания и образы, тот же лад и строй, что воссоединяют времена и освещают пространства.

Итак, мы убеждаемся, что художник Андрей Поздеев из Красноярска говорит на языке символов, известных человечеству с незапамятных времен. И все же, все же с трудом поддается логическому осознанию прорыв столь ослепительной мощи, столь беспримерной отваги, когда художник в центре квадратного холста, в центре претворенного им Креста и небесной Сферы, и Белого поля страдания, — пишет Чашу искупления, Воскресения, Благословления, и в сердцевине ее, “в средине сердца, в самом сердце сердца” Мироздания и Земли, воплощает явление Троицы — “Отче, Сыне и Душе Святей”, — единой в избрании Чаши, единой в любви и жертве во спасение, единой во Славе, “Светом Своим тьму мира осветившей”.

Пишет художник Андрей Поздеев именно то, о чем поведал “восхищен, пристален и недвижим пред лицезреньем Божества” — великий Данте, достигший Эмпирея:

Nella profondo e chiara sussistenza

dell’alto lume parvermi tre giri

di tre colori a d’una contenenza;

e l’un dall’altro come iri da iri

parea reflesso, e’l terzo parea foco

che guinci e guindi iqualmente si spiri.

/“Paradiso”. XXXIII, 115-118/

Я увидал, объят Высоким Светом

И в ясную глубинность погружен,

Три равноемких круга, разных цветом,

Один другим, казалось, отражен

Как бы Ирида от Ириды встала;

А третий — пламень, и от них рожден.

/“Рай”, XXXIII, 115-118/

Триединое Божество предстает здесь, у Данте, в образах трех кругов — один в другом — разных цветов. Бог Отец, Бог Сын, — словно отраженье Его, Бог Дух, — исходящий от Них пламень.

Художнику Андрею Поздееву дано было увидеть не радужную сферу цветов, но белый свет Преображения, белый цвет нимбов, осеняющих лики Ангелов “Троицы” Рублева, белый цвет трех “равноемких” кругов, и в них — треугольные конусы цвета неба в зените полдня.

Дано было прозреть и постичь. Иных причин не найти, пожалуй.

Картина “Чаша” — программная работа Андрея Поздеева, итог раздумий о духовном опыте человечества, ответ грядущему.

Побеждает Любовь, готовая взойти на Голгофу.

Побеждает Истина, за которую идут на крест.

Побеждает Радость совершенная жизнь за други своя.

“Я оставил Себе семь тысяч мужей,

которые не преклонили колени свои перед Ваалом”

/3 Царств. 19.18/

И что бы ни предстояло нам впереди, какие бы испытания ни суждены были России, каждому человеку, чтущему Отчизну, должно знать и помнить ту последнюю правду, которую знал и помнил народ Руси от начал истории: на всех дорогах нас предваряет Тот, Кто исполнил — совершил — Свою правду до гвоздя и копья, до тернового венца. Кто испил Чашу страдания и славы. Кто сказал —

“Мужайтесь: Я победил мир”.

Галина КУШНЕРОВСКАЯ

Сейчас есть в продаже фронтальные погрузчики 9 нескольких видов.

ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ

Вышел из печати 9-й, сентябрьский номер "Дня литературы".

С этого месяца газета издается совместно редакцией и Союзом писателей России.

Читайте в вышедшем номере: статьи Александра ПРОХАНОВА и Александра ДУГИНА к 100-летию русского гения Андрея ПЛАТОНОВА; из серии "Дети 1937 года" — статью Владимира БОНДАРЕНКО о "средиземноморском почвеннике" Сергее АВЕРИНЦЕВЕ; воспоминания Станислава КУНЯЕВА о поэтах Украины; полемические заметки Сергея ФЕДЯКИНА; новую прозу Леонида БОРОДИНА и Олега ПАВЛОВА; стихи погибшего алтайского поэта и зодчего Алексея КУЛАДЖИ с предисловием Вадима КОЖИНОВА. Сокровенная беседа о главном в жизни и литературе — с Татьяной ГЛУШКОВОЙ. Как всегда, в номере — обзоры литературных журналов Николая ПЕРЕЯСЛОВА и Ильи КИРИЛЛОВА, новые пародии Евгения НЕФЕДОВА.

Покупайте "День литературы" у распространителей "Завтра" и в редакции. Наш тел.: 245-96-26. Электронный адрес: http://zavtra.ru/ 10

Подписывайтесь на нашу газету во всех отделениях связи по объединенному каталогу "Газеты и журналы России", индекс 26260.

Обращаемся к русским предпринимателям с просьбой помочь компьютерной техникой.

Кто любит литературу — не может жить без "Дня литературы"!

объявление

Международный Славянский культурный центр

2 октября 16.00

Открытие юбилейной выставки

“ВИТЯЗЬ ЗЕМЛИ РУССКОЙ”

к 60-летию заслуженного деятеля искусств России, известного скульптора

Вячеслава КЛЫКОВА

Выставка продлится до 23 октября

Справки о билетах по тел.: 951-26-31

Проезд: м. “Третьяковская”, пер. Черниговский, д.9/13.