/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 426 (3 2002)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов НА «ОСТРОВ СВОБОДЫ» – В ТЮРЬМУ

Ельцин управляет Россией с помощью биоробота. Как и прежде, рычит на министров. Меняет, словно салфетки, губернаторов. Проводит грефо-гайдаровские "реформы". Переговаривается по телефону с другом Бушем. Отправляет в отставку флотоводцев. Разворачивает финансовые потоки в сторону "семьи". Обращается к народу с новогодним посланием. Раз в году появляется на людях, рыкающий, грозный, всевластный, окружённый холуями, слугами и придворными, давая понять, кто царь на Руси. А потом отъезжает в подмосковный дворец, оставляя в Кремле Преемника, сконструированного в театре Образцова. Эта ловко склеенная и нарядно раскрашенная фигурка в сопровождении двух телекамер неутомимо перемещается по стране, повторяя при каждом удобном случае свои серьёзные пустячки, — то у ботика Петра, то в окружении монашек, то в кабине истребителя, то в якутском чуме, то на техасском ранчо. Народ уже привык видеть эту привлекательную заставку, прежде чем погрузиться в зрелища катастроф, пожаров, наводнений, среди которых громоздятся горы русских гробов.

Получая из рук поднявшегося на цыпочки Путина какой-то алмазный орден или платиновую звезду, Ельцин своим хриплым, как иерихонская труба, голосом произнёс: "Мужество, мужество проявил Владимир Владимирович!" — и все шептались, гадали, в чём мужество? Не в том ли, что приблизился к Топтыгину на расстояние его медвежьей когтистой лапы?

Но "мужество" состояло в другом. Это было "мужество" Горбачёва, который в Рейкьявике обещал не поверившему своим ушам Рейгану объединение Германии, сворачивание Варшавского Договора, отказ от коммунистической мировой системы. Это было "мужество" самого Ельцина, который в Беловежье усадил вокруг графина с водкой Кравчука и Шушкевича, под свистящий шепоток Бурбулиса подписал смертный приговор СССР. "Мужество" Путина состояло в том, что он передал судьбу обездоленной России в руки Америки, которая теперь станет выбирать удобный момент для расчленения страны по Уралу, проливу Лаперуза, Амуру и Тереку. Это третье, следующее одно за другим, "стратегическое предательство", невиданное в обозримой истории человечества. Колоссальный успех американских спецслужб, управляющих геополитикой мира в интересах Соединённых Штатов.

Наивный российский обыватель, привыкший к тому, что его обвешивают то Касьянов, то Жванецкий, в паточном умилении поверил в вечную дружбу с Америкой. Рыдал над пеплом Манхэттена. Аплодировал каждому попаданию американской бомбы в афганский кишлак. Радовался "воздушным коридорам" для "Геркулесов", что предоставил филолог Иванов. Ждал списания долгов и новых кредитов. Ждал сокращения ядерных арсеналов. Ждал смягчения позиций по Чечне, где, как выяснилось, действует "Аль-Кайда". Надеялся, что американские базы в Средней Азии устранят китайскую, нависшую над Сибирью опасность. Но вот американские звёздно-полосатые кальсоны из промокашки, подаренные Путину, разодрались во время его лыжных катаний, и обнаружился срам.

Обещанное сокращение американских стратегических ракет обернулось временным, смехотворным свинчиванием боеголовок. НАТО неутомимо наступает с Запада, сооружая разведывательные радары по всей Прибалтике. Чеченскую войну американцы снова называют "преступной". Смягчения по долгам и кредитам как не бывало. Национальная ПРО развёртывается на фоне деградации российских ракет. Американцы навечно осели в глубоком геополитическом тылу России — в Узбекистане, Таджикистане, Киргизии, выдавив Россию из зон влияния, за которые боролись династия Романовых и Сталин. К власти в Америке приходит группировка, которая хочет договориться с Китаем о разделе мира, согласно которому Сибирь и Дальний Восток пожелтеют. И к этому повороту событий, к этому окончательному и бесповоротному разделу страны готова продажная проамериканская элита в Москве. Готовы рыбообразные, безвольные и тупые губернаторы. Готова обессиленная, деморализованная армия. Готовы "чекисты", обогащённые опытом предательства СССР, управляемые "кремлёвским чекистом". Готово изнурённое, помрачённое население, из которого "реформы" вырывают ежегодно клок в миллион душ. И тех безумных одиночек вроде Лимонова, которые попытаются восстать, увидев американских морпехов на ядерных объектах России, узнав, что вторым и третьим государственными языками России становятся английский и китайский, — тех бунтарей закуют в кандалы, наденут на них уродливые маски, прикуют к сиденьям военно-транспортного самолёта, вколют в вену наркотик и повезут на базу Гуантанамо, в тюрьму на "остров Свободы", в маленькие отдельные камеры, где с ними станут обращаться хорошо, как с морскими свинками, давая послушать новый гимн Михалкова, повесив в каждой камере портретик Путина работы модного художника Врубеля.

В эти дни КПРФ проводит свой съезд. Зюганов, оставь профсоюзам проблему КЗОТа и пенсий. Обратись к стране с воззванием о попрании "национальных интересов" России, о "стратегическом предательстве" Путина. Тебя поймут богач и бедняк, марксист и священник, генерал и прапорщик, москвич и житель Артёма. Придёт в твои ряды всякий, для кого Россия — не зелёная купюра, а ненаглядная Родина.

Александр ПРОХАНОВ

На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 4 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ТАБЛО

l Выступление Дж.Буша в пятницу 11 января является манифестом новой внешнеполитической доктрины США, передают источники из Вашингтона. Американский президент заявил о готовности Соединённых Штатов "поддерживать стабильность" и "бороться с терроризмом" во всём мире фактически ценой полного уничтожения суверенитета национальных государств, применяя военную силу "в любой точке планеты, откуда исходит угроза миру". Чтобы подтвердить обоснованность претензий США на роль "мирового жандарма", спешно готовится "второе издание Нюрнбергского процесса", где будут преданы суду "преступления против человечности со стороны международных террористов". Доказательством должны стать показания обвиняемых из числа почти 500 захваченных в плен талибов, в отношении которых применяются меры "психофизического воздействия". Огласка Бушем новой стратегии связана с "потрясающим успехом акции возмездия в Афганистане", которая позволила США закрепить стратегическое присутствие в республиках Средней Азии (с правами экстерриториальности для своих военнослужащих) и на Кавказе (восстановление явно направленного против Ирана военно-технического сотрудничества с Баку и Тбилиси)…

l Дипломатическая активность, проявленная за последнюю неделю Китаем и Японией в странах азиатско-тихоокеанского региона (АТР), связана, в первую очередь, с тем, что в официальном Вашингтоне КНР окончательно признана "врагом №1" для Америки. В данном контексте Японии предложена роль "регионального конкурента" для ослабления китайского влияния в АТР. Именно это и стало причиной американского согласия на масштабную эмиссию иены, которая призвана финансово подкрепить новую роль "страны восходящего солнца". В то же время согласие Токио вкладывать 30% эмиссии в гособлигации США является своеобразной формой пресловутого currency board и должно поддержать переживающую глубокий кризис американскую финансово-кредитную систему. Параллельно японским усилиям Вашингтон попытается реализовать в Юго-Восточной Азии "стратегию напряжённости" (по модели религиозно-этнических столкновений). В ответ, согласно поступившей из Пекина информации, Китай предпримет все усилия для нормализации и укрепления отношений с Индией…

l Как и предполагали эксперты СБД, почти трёхнедельная новогодне-рождественская пауза была использована Кремлём для "расстановки политических акцентов". Правда, эти "акценты" касались не столько самой "властной вертикали", сколько экономических структур (включая МПС как "естественную монополию"). "Под прямым ударом", помимо МПС, оказались прежде всего ТВ-6 и связанная с Газпромом компания СИБУР. Определённые "сигналы" были посланы также в адрес Центробанка и ряда операторов топливно-энергетического рынка. Особое место в этом ряду занимает встреча Путина с Чубайсом 12 января. Ставшая достоянием СМИ беспрецедентная просьба президента к главе РАО "ЕЭС России" не предпринимать веерных отключений потребителей свидетельствует о "пиарной" подоплёке данной встречи, целью которой было демонстративное отстранение Кремля от столь "знаковой либеральной фигуры". Чубайс к тому же "не вовремя засветился" в Чехии на контактах с фирмой Falcon, созданной выходцами с Кавказа и подозреваемой в финансировании структур бен Ладена. Все это позволяет расценить действия "команды Путина" как начало "игры ва-банк", поскольку по всем направлениям нынешнему российскому президенту дали понять, что он "списан со счёта" и не может рассчитывать на лояльность Вашингтона (новая активизация "чеченской темы", заявление Березовского, выход США из договора ПРО 1972 года, пренебрежение, высказанное главами среднеазиатских республик главе МИДа И.Иванову и т.д.)…

l В околокремлёвских кругах циркулируют сведения о растущем недовольстве президентского окружения министром атомной промышленности Александром Румянцевым, который "ведёт непонятную кадровую политику". Впрочем, причины недовольства, по мнению наших источников, не сводятся только к намерениям академика Румянцева произвести "чистку" ряда ведущих фигур в топ-менеджменте министерства (В.Иванов, Р.Фрайштут, В.Шидловский) и заменить их фигурами, близкими к петербургскому Центру стратегических разработок "Северо-Запад". Гораздо большее значение придают "неформальным" контактам министра с французскими, британскими и американскими ядерными корпорациями, в результате чего могут быть пересмотрены в ещё худшую для России сторону внешнеэкономические контракты, в том числе поставки за рубеж тепловыделяющих элементов (ТВЭЛов) и скандально известный ВОУ-НОУ (переработка запасов оружейного урана и продажа его в США). Предполагается, что Румянцев, насытив руководство российской атомной промышленности людьми, связанными с "группой Чубайса", "не намерен помогать президенту в избирательном цикле 2003-2004 гг.", превратив отрасль в получателя бюджетных средств…

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 6 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

7

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« Ингуш, заглянувший в записные книжки Жванецкого, сказал: "Нэ смэшно!"

« Бен Ладен сказал Бушу: "Подавись!"

На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 8 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

9

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ВОПРОС В ЛОБ Борису БЕРЕЗОВСКОМУ

“ЗАВТРА”. Борис Абрамович, в последней передаче "Свобода слова" на вашем канале ТВ-6 снова велись кухонные разговоры о пресловутой "свободе слова". Там вы сказали, что "ликвидация Газпромом старого НТВ и нынешние попытки ликвидировать ТВ-6 — это дело рук Кремля, а конкретно Владимира Путина". Но ведь ни для кого не является секретом, что именно вы-то и привели г-на Путина к власти, при вашем самом непосредственном участии он стал президентом России. Тогда почему вы сейчас в изгнании? Что произошло между вами и Путиным? Вы ошиблись в Путине?

Борис БЕРЕЗОВСКИЙ , "олигарх в изгнании". А газете "Завтра" не нужна "пресловутая" свобода слова, что ли?! Я вам так скажу, что, во-первых, не один Березовский приводил Путина к власти. Если смотреть по-настоящему, то к этому все так или иначе причастны. И точно так же не один Березовский ошибся в Путине, мы все в нём ошиблись, весь народ…

ОТ РЕДАКЦИИ. Нам не нужна "свобода слова" по-березовски, ни в виде программы с вездесущей Сорокиной, ни в виде продажности всей либеральной прессы. А по поводу того, что "не один Березовский приводил Путина к власти" — это точно. А что касается народа, то у него ведь никто особо и не спрашивал…

Публикацию подготовил Олег ГОЛОВИН

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 10 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

11

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

: Empty data received from address

Empty data received from address [ url ].

Татьяна Николаева ЯВЛЕНИЕ –«СОЮЗ» (К рождению новой общенациональной политической партии)

На исходе года минувшего в России был бум строительства. Но не дорог и заводов, не домов и мостов. Бурно строились у нас политические партии. Строились, согласно шаблону, заданному в новом законе о партиях.

Картинки с партстроек нам показывали по телевизору. И что мы увидели-услышали? Очень знакомые и скучные физиономии и избитые фразы и лозунги, которые широкий круг народа не согревают и не привлекают. Смешно было наблюдать и за организационными потугами набивших оскомину партий. Одни из них скрепляли две лодки, думая, что от того получится корабль, другие уподоблялись девицам лёгкого поведения и зазывали в свои объятия всех желающих, третьи — меняли свою политориентацию на прямо противоположную, дабы сохранить милость сильных мира сего.

На российской политической сцене будут, похоже, толкаться те же актёры и устраивать те же представления. Любопытство политологов вызвала лишь одна партия — партия "Союз". Она загадочна по своему происхождению. Среди её основателей — генералы, полковники и прочие бывшие чины из Минобороны, ФСБ, МВД, Налоговой полиции.

Загадочна и линия поведения творцов "Союза". Основав партию, они не развернули широкую её рекламу, а занялись черновой, будничной работой, организуя агитацию по принципу из уст в уста. И плоды это принесло внушительные. За год отделения появились в 74 субъектах Федерации и более 30 тысяч человек подали заявления в партию. Кстати, "Яблоко" Явлинского за несколько лет собрало в два раза меньше заявлений.

По осени в городе Ессентуки, одной из "горячих точек" России, партия "Союз" провела региональную конференцию и внеочередной съезд и вычистила из своих рядов тех многозвёздных генералов, которые вызывали недовольство в провинциальных отделениях. В том числе генерала Шкирко, отличившегося при организации расстрела Верховного Совета в 1993-м и при сдаче Грозного боевикам в 1996-м. А также генерала армии Моисеева и других. Чины и звания в партии "Союз" мало что значат. В цене там личное достоинство и репутация.

Преобразовательный съезд "Союза" в прошлом декабре также выглядел весьма загадочно. Он собрался в День чекиста в загородном пансионате управления делами президента и прошёл не как спектакль для публики, а как рабочее совещание. На нём не сотрясали воздух громкими заявлениями. Между делегатами съезда из 60 субъектов Федерации не случилось никакого раздрая. Они сверили часы, решили организационные вопросы и разъехались работать. Иностранных гостей, например, из болгарской одноимённой партии "Союз", и представителей десятка известных российских партий удивили немногословие и чёткость в работе съезда.

В том же месте, в то же время был проведён съезд и молодёжного отделения партии "Союз". Столь же представительный.

Знакомый мне знаток политической кухни, близкий к одному из деятелей партии, заглянув в анкеты делегатов союзовских съездов, с недоумением потом сказал: "Я считал, "Союз" — это партия военных, а оказывается, в нём полно интеллигенции — от учёных до учителей и врачей, есть в ней не только рабочие, но и крестьяне". Как вышло, что партия, учреждённая бывшими военнослужащими, стала партией, вобравшей в себя представителей самых разных слоёв нашего общества?

За десять дет реформ из Минобороны, МВД и структур бывшего КГБ были уволены сотни тысяч полных сил офицеров. Государство выставляло их на улицу, не заботясь о дальнейшем трудоустройстве. Устраивать свои судьбы им пришлось самим. И многие офицеры не растерялись перед невзгодами, не опустили руки, а засучили рукава. Ими были созданы всевозможные фонды, ассоциации, частные охранные предприятия и коммерческие фирмы. Уволенные в запас энергичные офицеры легко находили общий язык с потерявшими работу головастыми инженерами и учёными из военно-промышленного комплекса, с научной и творческой интеллигенцией. В результате бизнес представителей оборонки не замкнулся на схеме "купи-продай", а проник и в производство.

Экономические структуры бывших военных и работников ВПК — это структуры, где сосредоточен пассионарный и конструктивный слой нашего общества, нацеленный на созидание и развитие. Пассионарии из оборонных ведомств мало-помалу дозрели до участия в политике, от которой, в конечном счёте, зависит их будущее и будущее их детей, и образовали свою собственную партию, дабы сказать в политике своё слово. Но партия "Союз" живёт в реальной системе координат, она каждый день сталкивается с же проблемами, с которыми сталкиваются все наши граждане. Партия имеет своё — не выдуманное Жириновским и не взятое из заумных книжек Явлинским — видение: как их надо решать. И именно поэтому она легко находит общий язык и с учёными, и с врачами, и с рабочими, и с крестьянами.

Программа и лозунг общенациональной политической партии "Союз" — власть самоуправлению на местах. Партия знает всю подноготную сбора налогов и знает способы расхищения бюджетных средств бюрократией. И предлагаемая ею реорганизация системы власти на местах вполне может найти полное понимание у нищенствующих бюджетников, пенсионеров и товаропроизводителей, которые заинтересованы в поддержке власти. По сути, партия "Союз" — единственная партия в стране, которая открыто заявляет, что она является партией самоуправления народа на местах.

Но если верить программным документам, "Союз" — это партия национально мыслящих государственников. Среди её стратегических задач — сплочение граждан всех национальностей. И прежде всего русских как нации, установление жёсткого госконтроля над использованием природных ресурсов и всемерное раскрепощение от бюрократии мелкого и среднего бизнеса, восстановление экономического единства страны через снижение транспортных и энергетических тарифов для Сибири и Дальнего Востока.

Название своей партии "Союз" её основатели, наверное, выбрали не случайно. У многих наших граждан слово "союз" является синонимом словосочетания "советская империя". Лидеры "Союза" не живут с повёрнутыми назад головами и не мечтают о восстановлении империи. Но для них восстановление сильной вертикали в стране — благо, а не беда, и будущее величие нашей страны они связывают с возрождением и сплочением русской нации. Будут процветать русские, исчезнет обескровливающий всех нас сепаратизм — и под единой государственной дланью найдут свой путь к процветанию все другие народы многонациональной России.

Партия "Союз" — это прежде всего партия людей, которые не мыслят российское государство без сильной президентской власти, без могучей армии и флота, без крепких границ, без развитой фундаментальной и прикладной науки. Её интеллектуальный центр уже сегодня готовит программы, которые могут послужить основой для изменения бюджетной политики в интересах сохранения и развития основ нашей государственности.

Партия "Союз" создавалась по инициативе снизу, а не сверху — не под конкретного лидера. И её преобразовательный декабрьский съезд избрал ЦК и его президиум, который назвал пять заместителей председателя партии. Пост же председателя остался свободным. Почему?

Обратимся к манифесту партии "Союз": "Мы, верой и правдой служившие Родине, оказались не нужны её псевдодемократическим реформаторам, превратившим реформы в разворовывание и присвоение труда многих поколений, расхищение национального достояния под лозунгом приватизации".

"Мы, верой и правдой служившие Родине", — это не только бывшие военнослужащие, но и граждане самых разных профессий, которые вступили в партию "Союз". Они не были раздавлены реформами, они выжили в невероятно трудных условиях, они не грезят о невозможном — о том, чтобы вернуться назад. Они настроены на разумные, адекватные обстоятельствам времени преобразования. Но они не мыслят этих преобразований без восстановления принципов социальной справедливости. При таком менталитете партии ей непросто остановить свой выбор на каком-то из известных политиков. Партии нужен лидер, который, с одной стороны, проявил себя в постреформенную эпоху, с другой — не был дискредитирован связями с олигархами и криминалом. Именно такого качества людей съезд избрал заместителями председателя партии.

Александр Кудимов — в КГБ и Налоговой полиции дослужился до заместителя начальника управления. В 46 лет добровольно ушёл в отставку, имеет пять высших образований, степень доктора юриспруденции и множество контактов с разными инстанциями.

Александр Пронин, до съезда возглавлявший Исполком партии, по слухам, работал в КГБ, состоял помощником Руцкого в пик его конфликта с Ельциным, был депутатом Государственной думы и, оставшись без депутатского мандата, не потерял своего влияния среди политиков и предпринимателей.

И спец в организационной каше Дмитрий Каплин, и хозяйственник Магомет Кононов, ведающий национальной политикой, и армейский полковник, он же профессор, Михаил Трофимов, занимавшийся переподготовкой военнослужащих, и руководитель аппарата партии Игорь Авдюшин, — это успешные в новой эпохе люди, которые искренне хотят сделать жизнь лучше.

Партийный актив общенациональной политической партии "Союз" — это актив не функционеров, а деятелей. Каждого — в своей сфере. Партия "Союз" образована новыми людьми, которые намерены перестраивать политику во благо большинства.

Есть готовая политическая структура — партия "Союз". Есть её отделения практически по всей России. Есть толковый партийный аппарат партии. Появится у неё и лидер. Свято место пусто не бывает.

Татьяна НИКОЛАЕВА

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 12 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

13

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Марина Тимонина ЗЕМЛЯ ПАНФИЛОВЦЕВ

Кузбасс, несмотря на его шахтерскую открытость и жизнь "нараспашку", неведом не только нам, среднерусским, равнинным нечерноземцам и "москвичам", но отчасти и ближним соседям по Сибирскому федеральному округу. Города-аристократы — Новосибирск, Томск, Омск, Иркутск — привыкли относиться к Кемерову не без снобизма, свойственного старинным университетским городам и культурным центрам.

Кузбасс — энергетическое сердце России. Шахты, металлургические комбинаты, разрезы… Кузбасс строился в 30-е годы всей страной с огромным напряжением, жертвами и энтузиазмом. Это про Новокузнецк строки Маяковского: "Я знаю, город будет, я знаю, саду цвесть, когда такие люди в стране Советской есть…"

Люди здесь всегда были — будь здоров, раз смогли не только продолжить добрую славу русских землепроходцев, освоивших эти тяжелые для жизни края еще в начале XVII века, но и добавить за XX век еще толику. В 30-40-е годы — через беспримерную индустриальную революцию, воздвигшую не только промышленные гиганты (чего стоят одни Запсиб, Кузнецкий металлургический комбинат (КМК), Новокузнецкий алюминиевый завод!), освоившую новые шахты и разрезы с колоссальнейшими запасами углей, но и создавшую города на сотни тысяч жителей…

Об этих достижениях и шахтерских буднях немало писано сухих репортажей, грохочущих поэм, доверительных очерков. Я же не так давно увидела другой Кузбасс.

КУЗБАССКИЕ ЗАПИСКИ

На дальних горизонтах от дороги видны угольные терриконы, которые здесь трудно отличить от природных гор. Заоконный пейзаж почти не напоминает о том, что мы мчимся по центральному угольному тракту угольного Кузбасса. Быстрые мелкие и извилистые речки; деревушки в два ряда небольших домушек вдоль тракта; возросшие в последние годы церковки и часовни, давшие какой-то осмысленный и теплочеловечный вид здешнему неяркому пейзажу.

Вот новая рубленая часовня в селе Панфилове, вокруг аккуратненько собраны стружки от теса, песок еще не разбросан по дорожке. Невдалеке — тихая и налаженная местная торговля. Несколько баб и мужиков торгуют кедровыми орехами, огурцами и картошкой-синеглазкой.

В центре Панфилова торгуют шашлычники. Это армяне — а может, посланцы иного кавказского народа, но местные шоферы называют их армянами, и никто не удивляется тому, что буревестники перестройки в торговле — уроженцы нездешних мест.

Панфилово — для меня место особое из-за названия… По этому тракту я мчусь уже в третий раз, и снова отчего-то вспоминаю двадцать восемь панфиловцев, отстоявших в сорок первом году Москву-матушку. Генерал Панфилов вышел отсюда, из этого села на берегу Томи, что, петляя, совсем близко от дороги врезывается в берег.

Мы спешим к морю! Ибо на пути стоит город Белово, а рядом — Беловское море, вобравшее в себя теплые воды местной по-сибирски огромной ТЭЦ. Водохранилище требует кропотливых очистных работ, местные власти активно бьют тревогу из-за ила, грязи и хляби и резервируют ресурсы на эту очистку.

Сибиряки, наверное, не замечают своих просторов. Затеряться в пространствах — дело на любителя. И все-таки: русским человек из какого-то неопознанного объекта получался, видно, тогда, когда в жизни доводилось ехать далеко-далеко и думать высоко-высоко.

Дальняя дорога рождает просвет в самой беспросветной душе: дыхание скорости, скользящая линия горизонта, изменчивость облаков, луна над сверкающими заснеженными полями — они делают свое незримое дело. А еще — русская песня, ибо лучшая русская песня была рождена дорогой: "Бежал бродяга с Сахалина Сибирской дальнею тропой…", "Когда по Сибири займется заря, и туман по тайге расстилается…", "А я Сибири — Сибири не боюся! Сибирь ведь тоже русская земля!"

Бегущий за окном автоландшафт в Кемеровской области — сгусток того, что мы называем русским пейзажем: эти холмы, бугры, овраги, пригорки, дальние сине-голубые горы.

Чем дальше от Кемерова на юг, чем ближе ко второй и старинной столице Кузбасса — Новокузнецку — тем горки круче, подъемы-спуски резче, небо выше. К югу — сама здешняя земля кажется круглее, она проявляет форму благодаря подступающим ближе горам: горы "стягивают" местность.

…О, это дуновение юга: тополя вдоль берега речки почти украинские, они смягчают вид города Мыски, тянущегося вдоль реки Мрассу на многие версты.

Мыски вытянулись на сорок верст! Возможно, это самый длинный город в мире. "Дальним" от Кемерова окончанием он "упирается" в отроги горного хребта. Южные горы Кузбасса сравнивают со Швейцарией, Альпами и иными горно-альпийскими частями света. Горная Шория, Южный Кузбасс — самодостаточны колоссальным размахом своей красоты.

На окраине Мысков я спросила спутников, где стоит дом Муниры Файзовны, матери кемеровского губернатора. Дом не был виден с дороги, он терялся среди других похожих домов. Мунира Файзовна в этом году умерла. Мама Тулеева — наполовину татарка, наполовину башкирка, свои традиции и обычаи… Ее похоронили — как и положено — на следующий день после ее ухода в городе Междуреченске.

Междуреченск — самый теплый город Кузбасса. Юг ощущается во всем — весна приходит сюда на две недели раньше, чем в Кемерово. Город укрыт от пронизывающих сибирских ветров горами, здесь и деревья, и цветы хорошо растут. Архитектура и планировка города — разумная: не слишком высокоэтажная, соразмерная задачам небольшого города, а потому предназначенная обслуживать людей, а не выражать абстрактные вкусы градостроителей.

Междуреченск — умный город. Как отличать умные города от городов глупых? Городу повезло: стоит в удачном месте, народ приветливый и глава "с головой".

Я не рвалась интервьюировать мэра Междуреченска Сергея Федоровича Щербакова. Ухоженный и складный город говорил сам за себя. Не знаю, яркий собеседник или молчун Щербаков — важнее было увидеть сделанное им.

…Только что отстроен прекрасный спортивный комплекс: в его голубых зеркальных стенах отражается-преломляется небо… Открыт строгий, скорбный мемориал памяти погибших шахтеров: склоненная фигура, стела и часовня…

Междуреченск — один из центров Кузнецкого угольного бассейна. Со всем комплексом проблем, которые породила несвоевременная и неподготовленная реструктуризация угольной отрасли, проводившаяся по сценарию МВФ вопреки долгосрочным интересам России. Закрытие шахт, упадок производственных мощностей, увольнение шахтеров и безработица — этот букет испытаний одинаков для всех шахтерских городов и поселков Кузбасса.

Благополучную обстановку в Меуждуреченске обеспечивает разумная и дальновидная местная власть. Но она не смогла бы предпринимать реальных действий, если бы не поддержка угольных предприятий. Главное место по праву занимает шахта "Распадская". Ее генеральный директор Геннадий Иванович Козовой интенсивно наращивает добычу угля, удачно его распределяет, исправно платит налоги в местный бюджет да еще приходит городу на помощь в неотложных ситуациях. Вот так создается в городе общий благоприятный фон.

…Прокопьевск в нынешнем году отмечал юбилей — 70 лет со дня основания. Дата вполне уместная — если бы мы оставались в советской системе, где за точку отсчета брался 1917 год. На деле Прокопьевск продолжает славную историю села Монастырское. Монастырскому минуло 350 лет в 2000 году. Название села говорит об истории: оно росло рядом с мужским монастырем.

Не знаю, задумывался ли кто из местных жителей об одной детали здешней жизни: о том, что предки во многом обогнали потомков. Положим, в благоразумии… "Сибирь ведь тоже русская земля!" — но одна из самых холодных и суровых земель. И вот первые русские поселенцы ставили свои дома у подножия и на невысоких склонах поросших лесом гор. Горы защищали от продувных ветров, буранов, ограждали жилье от стихии. Весной горы задерживали таянье снегов — и даже в засушливое лето посадки не изнурялись.

…Нынешний Прокопьевск — разбросанный город. Состоит из поселков, которые расстраивались вокруг угольных разработок. Уголь заставлял ставить жилье рядом с рабочим местом. Быт и жизнь углекопов были связаны единым жизненным циклом.

…Современная часть поселков стоит на открытом ветру, они беззащитны перед воздействием природы. Обогреть ледяными, ветродуйными зимами тонкостенные "хрущобы" или утлые, хлипкие "башни" — дело непростое. Здесь понятно, почему местная власть уже с августа-сентября проверяет все ресурсы перед очередным отопительным сезоном, и, думаю, только благодаря четкости работы городского хозяйства город преодолевает морозные зимы.

Но пятиэтажки и башни — это мечта для многих. В 30-е годы, когда в небывалом темпе в этих краях шло строительство новых городов вокруг все новых угольных и промышленных предприятий, когда огромные человеческие массы были брошены на освоение этих мест — для размещения колоссального людского потока требовалось скоростное строительство жилья.

Принцип барачного строительства был хорошо освоен уже в самом начале 20-х годов по завету товарища Льва Троцкого.

Для рабочего класса, собранного со всех краев Советской страны и брошенного в авангард индустриальной революции, срочно строили, правда, как временное жилье, эти проверенные на опыте бараки. Бараки до сих пор остаются заметной частью жилого фонда Прокопьевска и всего Кузбасса.

Еще на закате советской системы несколько раз предпринимались попытки сноса всех бараков, но нет ничего более постоянного, чем временное, как гласит народная мудрость русских и китайцев.

Нынешняя Кемеровская администрация как одну из самых важных задач ставит снос "ветхого жилья", как лирично называются бараки и изжившие свой век "хрущобы". В местном бюджете зарезервированы значительные средства под эту программу. Власть в Кузбассе нацелена расселить людей в достойное и качественное жилье. Она не поддается лозунгам спешки и дешевизны — и тщательно отбирает лучшие варианты.

Сегодня в Кузбассе, как и везде по России, много железобетонных построек, строений из силикатного кирпича и иных неприродных материалов. Раньше русские сибиряки предпочитали жить в срубных домах. Для их постройки старожилы использовали деревья хвойных пород, по местной терминологии, красный, строевой, кондовый лес. Основным материалом были сосна или лиственница; наиболее прочным считался листвяк или лиственник.

Внутреннее убранство крестьянского жилья в Кузнецких землях было весомо и рационально, как везде в Сибири. И, конечно, тоже влияло на формирование сибирского характера, выражало мировоззрение сибиряков. Пространство избы распределялось на четыре функциональные зоны: красный угол, куть, подпорожье и печной угол.

Фрагменты эти, конечно, сохранились и в застройке ХХ века, даже в новом строительстве, у потомков старожилов. Другой вопрос, что материал был уже похлипче, размеры жилья уменьшились, да и ось, центр жизни всякого русского человека — красный угол — был упразднен в силу новых перемен.

Сад в Кузбассе — это огород. Яблони, груши, сливы — это все роскошь, не успевающая вызревать за переменчивое и быстротекущее лето. А вот малина, смородина, крыжовник, клубника, вишня повыносливее. Царское варенье (варенье из вишни и крыжовника, любимое в семье последнего нашего императора) и декохт (крыжовенная наливка, уважавшаяся русским помещичьим дворянством) — это будний продукт шахтерского региона.

Капризная "атмосфера" не каждый год и картошке-то позволяет вырасти в полную меру. Помидорчики, снятые с куста в заморозки сентября, дозревают как раз к Новому году. И потому надежными спутниками шахтерского стола здесь остаются капуста, мать огородов русских, хрен, петрушка и созвездие огуречно-тыквенных.

Кабачки, патиссончики, огурчики-голубчики, помидорчики-бубенчики — все тщательно приготовляется по изощренным, проверенным многими поколениями способам. А способ — он свой в каждой семье. По-своему здесь лепятся и пельмени. Кто лепит по-монгольски круглые, "в сборочку". Кто мелкие продолговатенькие — чтоб проскальзывали без счету. А кто выбирает пельмень крупный и ушлый, почти вареник… Но есть местное отличие для всех: ибо все они тонки тестом, сочны мясом — хоть рубленным, хоть прокрученным в мясорубке…

Чарочку здесь умеют поднять широко и красиво. В Кузбассе работают известные ликеро-водочные заводы. Местная молва предпочитает Мариинский и Новокузнецкий, старожилы всегда отговаривает приезжих покупать иной продукт.

Ликеры "Рябиновые бусы", "Кедровка", водки "Кузбасс", "Посольская", "Золотой юбилей", "Медвежий угол" были высокоприемлемы. Водка "Хозяин тайги", налитая в штоф-бочонок, который удерживает в лапах фарфоровый позолоченный медведь с балалайкой и в фуражке, — как светлая радуга парят в моих воспоминаниях.

Сегодня на прилавках кемеровских магазинов нас ждет и соленый омуль, и копченая корюшка по сто рублей за кило вместо шестисот на московских рынках. Все это также уместно подавать к напиткам.

…Справа от входа в кемеровский Никольский храм расположена настенная икона. Сверху плывут по синему небу белые облака, понизу стелются мягкие горки с редкими елочками, а ближе к нам стоит Святой Симеон Верхотурский, изображенный по канону в синем одеянии, лаптях и со свитком в руках, надпись на коем неизменна на всех иконах этого святого: "Молю васъ, братiя, внемлите себе, имейте страхъ Божий".

Эта икона, прославляющая одного из самых ярких молитвенников и праведников Сибири, — есть символ единого русского пути, конца которому не предвидится.

Подвиг Св. Симеона был подвигом чистоты и тишины.

Как сегодня православный дух выживает в Сибири? На окраине города Новокузнецка, в районе Абашево, расположен храм Св. Иоанна Воина. Подвизается в нем о. Василий (Лихван), известный далеко за пределами Кемеровской области, о. Василий занимается отчиткой, изгнанием злых духов из человека путем молитвы, продолжает путь о. Германа из Свято-Троице-Сергиевой Лавры. Дело трудное, требующее огромного духовного напряжения и воли. Наше время требует и такого дара, сегодня необходима вот такая открытая борьба со злом.

Ведет о. Василий и реконструкцию, строительство храма. Его сын Геннадий рассказал, что спонсоров у прихода нет, а работы, требующие огромных вложений, между тем, идут: верующие и болящий народ Кузбасса несет на стрительство свои деньги, заработанные тяжелым трудом — вот так не по "приказу" и не по снисходительности власть имущих, а по народному порыву ведется благое дело.

…Ныне возведены во многих местах Кузбасса новые прекрасные храмы — но время должно еще пройти, молитва пронизать их пространство, чтобы стали храмы намоленными и полностью исполняли свое предназначение ради людей.

Но из всех священнослужителей Кемеровской области воистину самую огромную ношу несет Владыка Софроний, при хрупком здоровье он находит силы быть во всех отдаленных и ближних приходах области, своим вниманием не оставляет дальних и забытых мест. Сегодня, может, люди несполна понимают еще, что происходит. А усилиями священнослужителей и мирян в огромном пространстве идет негасимая молитва за людей и землю-держательницу.

СЛОВО О ЗЕМЛЕ Отрывки из интервью с губернатором

Кемеровской области Аманом Тулеевым

…Кузбасс сегодня входит в десятку ведущих промышленно-производственных регионов России. У нас самая высокая плотность населения по Сибири: 3,5 миллиона человек сконцентрированы возле ведущих угольных, металлургических, химических предприятий страны. Занятость населения; бюджетники; правопорядок; огромный комплекс социальных забот.

…В этом году мы собрали более 1,5 миллиона тонн зерна. Для нашего региона, не имеющего природной плодородной почвы, это — рекорд. Сельхозпредприятия области, отдельные хозяйства обеспечили потребителей и организации картофелем, капустой, овощами и зеленью, кормами для животных. Поэтому овощи и картофель в магазинах Кемеровской области обходятся покупателю гораздо дешевле, чем, например, в Московской области.

… Работа на земле — это продолжение наших самых замечательных традиций.

На Кузнецкие земли русские пришли жить еще в начале XVII века. И сразу начали грамотное и быстрое аграрное освоение. Помимо военного продвижения вперед, русский человек в новых для себя местах осваивал целину, пахал и засевал поле. И поле кормило русских переселенцев с XVII века! И коренному населению передалась любовь к хлебу и культура землепользования!

Есть и еще очень важная вещь. Работа на земле, в поле или в огороде — дает запас особых сил и энергии.

…Но люди отвыкли от земли, не спешат осваивать новое направление. Люди устали верить даже в свои силы. Нужно вести просветительскую работу.

Вот у нас много упреков в сторону земельных реформ, люди тревожатся, что как бы вот сельхозугодья страны, природные массивы и ресурсы не перешли в руки иностранного капитала и граждан чужих государств. Правильно тревожатся! Только почему сами-то не идут жить и работать на земле? Правильно! У них нет начального капитала, институты кредитования не работают с такими людьми…

И вот — цифры. В итоге реструктуризации угольной отрасли в Кузбассе в лагерь безработных перешло около 140 тысяч шахтеров. И лишь считанные люди пошли поднимать сельское хозяйство. Кто привык работать под землей, тому на земле работать непривычно.

…СМИ ставят перед людьми вопрос: за частную они или государственную собственность на землю? Такая постановка вопроса — абсурдна и бесперспективна. Должен восторжествовать разум и практицизм.

Определенная часть земель, небольшая — должна иметь частного хозяина. Этот хозяин должен жить и работать на земле, отвечать за нее, холить и лелеять.

Но основная часть наших земельных ресурсов в силу целого комплекса правовых, этических, историко-государственных причин и норм не может и не должна быть переведена в чьи-то частные руки.

Не случайно в России к 1917 году были — путем многовековых поисков — найдены подходы к возможному сосуществованию разных форм собственности на землю.

…Прицел и чьи-то мечты на передачу "всей" земли в сугубо частную собственность — преступная крайность. В современном мире так земельный вопрос вообще не решается. 95 % населения страны сегодня не имеет ресурсов для приобретения земли. Не имеет никаких базовых возможностей в качестве приобретающей, владеющей стороны!

Повторяю: население России сегодня неспособно приобретать земельные угодья. Даже 6 соток, которые давала советская власть, люди реально не приобретут.

Кто купит? Заокеанский дядюшка через подставных лиц в надежде качать нефть, вымывать золото и алмазы, добывать газ? И кем окажется этот заокеанский дядюшка? Слегка усталым дядей Сэмом, или прагматичным, притаившимся до лучших времен бен Ладеном?

Поэтому возникает и эта проблема: постепенно нормализовать дееспособность населения, и какие-либо изменения и реформирование вести параллельно с ростом реальных возможностей своих людей.

…Многие ставят вопрос: смогут ли соотечественники из зарубежья войти в число возможных претендентов в собственники на землю? Соотечественники из-за рубежа — они разные. Большинство наших бывших сограждан по Советскому Союзу, ныне жители стран Ближнего Зарубежья, — особых средств не имеют. Их жизненный уровень в среднем ниже российского. Если они поедут в Россию — государство должно сразу помогать им, предоставлять льготы, выделять какие-то ресурсы — то есть в любом случае ставить в привилегированное положение. А мы сегодня не в состоянии выполнить социальные обязательства перед гражданами России!

Соотечественники, обладающие крупными капиталами, если даже и мечтают владеть "земельными угодьями" в России, — вряд ли станут жить в России и использовать землю в интересах населения.

Одновременно мы знаем: Сибирь в целом в силу разных причин сегодня — малозаселенный регион. Чуть более 30 миллионов человек на огромную территорию от Урала до Владивостока! Демографическая катастрофа. Разве нет возможности, да еще к прямой выгоде государства, заселить нашими соотечественниками это колоссальное пространство? Возможности есть. Здесь необходима государственная программа! Ее разработка — дело первостепенной важности. Но есть ли специалисты? Наши чиновники, к сожалению, не способны работать по долгосрочным программам. Между тем эта связь между соотечественниками и необходимостью оживить восточную и северо-восточную часть России — очевидна. Нужны свежие силы и реалистичные мозги для исполнения этой сверхисторической задачи.

…Надо одновременно очень тщательно прорабатывать как разрешительные, так и запретительные аспекты вопроса. А на повторении чужих схем далеко мы не уедем.

Вчера хотели опыт Китая повторять — сегодня про Швецию говорят. Кто мы: китайцы, шведы или попугаи? Давайте тогда забудем имя "Россия". Станем — Страна Попугаев. Будем пугать мир новыми оголтелыми экспериментами и социальными катаклизмами.

…У нас все мощности — энерго-ресурсные, промышленно-производственные — работают в стихийном пока режиме. Ладно, это дело наживное. Все встанет на свои места.

А "передел земли", повторяю, вопрос геополитический и национально-исторический. Базовый!

Хочу вернуться к следующему. В России на основании тысячелетнего опыта государственной жизни были выработаны свои подходы к земельному вопросу. На территории Кузнецких земель, которые являются ныне Кемеровской областью, этот вопрос решался очень серьезно с XVII-го века! С момента государственного освоения земель!

Первоначально у нас, как и во всей Сибири, господствовала захватно-заимочная форма землепользования. Основанием для признания заимочного владения считалось первенство в захвате земли, затраченный на расчистку и культивирование земельных угодий, труд и давность владения землей. Хозяин заимки мог не допускать в пределы своего владения других крестьян, даже если он имел избыток непаханых земель. Однако с ростом населения края и постепенным сокращением свободных земель пришла новая форма вольного землевладения, где "каждый имел право лишь на ту землю, в которую он влагал свой труд, и лишь до тех пор, пока он его влагал". Как только хозяин переставал пахать или косить данный участок, он терял на него все права. … Размеры крестьянской запашки и покосов на хозяйство даже в конце ХIХ века были значительны, особенно в сравнении с европейскими областями. … Вольное землепользование просуществовало вплоть до начала ХХ века.

Во второй половине 90-х годов ХIХ века правительством были приняты законодательные акты, предусматривающие новое поземельное устройство. Согласно им, на каждую душу мужского населения отводился земельный надел в размере 15 десятин удобной земли и лесной надел в 3 десятины. Причем наделы отводились лишь в пользование, а не в собственность крестьян. Государственное землеустройство в Кузнецких землях было завершено в основном к 1906 году.

Крестьяне были пользователями (арендаторами) земель из государственных соображений. Умная власть была заинтересована в том, чтобы земля была "живой". Чтобы обрабатывалась, на ней жили и работали люди, шло расширение пахотных земель, увеличение населения, росло благосостояние как крестьян, так и государства. Решался и другой вопрос: в края с тяжелыми природными условиями приезжали из других губерний России люди, продолжавшие давние наследственные традиции крестьянской жизни, умевшие работать, строить, и не только свои дома, но целые деревни и остроги в XVII веке, поселки и города в XIX. Преодолевать трудности и сохранять свой морально-этический и этнический облик. Привязанное к земле крестьянство как бы вытесняло "неприкаянный", неприспособленный элемент вроде ссыльно-каторжного. Власть давала сибирским крестьянам огромные возможности и привилегии, одновременно вводила разумный контроль: ибо, дай людям возможность свободной купли-продажи земли — кто знает, с какой скоростью она была бы сконцентрирована в иных руках, а огромный край стал бы поставлять деклассированный, лишенный привычной работы, среды обитания, обнищавший массив населения в "обратном направлении" — то есть в европейские районы страны.

Сегодня в России будут найдены пути и найдена мера взаимного сосуществования государственных и частных прав и интересов. На это потребуются время и силы. Но и обществу необходимо повзрослеть. Не тратить время на критику, хныканье, не погрязать в бесконечном исследовании одних только ошибок настоящего, не воспевать лишь одно прошлое. Надо выйти к реальным проблемам сегодняшнего дня и приложить все усилия к тому, чтобы у России было устойчивое, никем не нарушаемое место на геополитической карте мира. Понять, что не одни мы, а все народы и государства мира вынуждены жить в постоянно изменяющихся условиях. Надо идти эволюционным путем — постоянного и целенаправленного движения. Вся мировая история говорит: как только государство и его население начинало вставать в позицию полного покоя, комфортности, внешней незыблемости — всегда концентрировались силы, способные разрушить или подточить такое государство. Это — история величайших государственных систем мира, начиная от Египта фараонов.

Россия — это страна вечной дороги, вечного движения. Вот только если бы повороты были не столь резкими, что полкузова на дорогу вываливается... Но ведь и любимые привычки можно поменять!

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 14 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

15

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Илья Петренко ЩИТ И МЕЧ

В новогодние праздники принято подводить итоги. МВД — не исключение. В основном итоги этого года стали довольно печальными для министерства. Несмотря на упорное сопротивление энтузиастов среди сыскарей и небольшие изменения к лучшему в самой структуре МВД, милиция неуклонно оставляет свои позиции в борьбе с преступностью. Несокрушимый альянс криминала, многих прокуроров и разных правозащитников-либералов в этом году нанес целую серию мощных поражений милиции.

Прокуратуре за год удалось посадить за решетку больше оперативников и сотрудников милиции, чем смогла милиция посадить серьезных преступников. "Молодняк" и мелкое хулиганье, которыми набиты тюрьмы и статистика, здесь не в счет. Впервые прокуратуре удалось развалить большинство уголовных дел против криминальных авторитетов, крупных бандитов и воров, убедительно показав, кто в доме хозяин. Большая часть бизнесменов, легальных коммерческих фирм средней руки, бывшие раньше абсолютно спокойными за свою безопасность под "ментовской крышей", почуяли “смену власти”.

Помимо этого, из-под контроля милиции удалось выбить целые регионы. В одном крае на востоке, где прокуратура загодя выбила и пересажала все нормальные милицейские кадры, парализовав работу УВД, в этом году криминал смог посадить своего пахана на пост губернатора. В нескольких других регионах уже невооруженным взглядом видны приметы того, что через пару лет там случится то же самое.

Само МВД в это время остается ослабленным изнутри. Смена министра пока привела только к жестким клановым разборкам и очередным реорганизациям. Многие изменения в организации работы министерства совершенно правильны и направлены на усиление ведомства, увеличение эффективности работы штабов и управлений. Но все это сильно запаздывает. Упразднение РУБОП, сокращение штабов-переростков, бумажной волокиты и потуги увеличить зарплаты могут улучшить работу МВД, но ложка дорога к обеду. Те позиции, которые теряются прямо сейчас, восстановить потом будет очень трудно.

Главным итогом года стал подписанный президентом новый УПК. В уголовном розыске его многие называют актом о капитуляции. Новый уголовно-процессуальный кодекс закрепляет юридически сложившуюся по факту ситуацию полного превосходства прав преступников над правами потерпевших. "Война правозащитников с правоохранителями" привела к установлению в новом УПК правил игры, максимально удобных для бандитов. Теперь невозможно даже задержать преступника без присутствия адвоката. Каждый шаг оперативника контролируется прокурором и адвокатом. Запрещается проводить любые следственные мероприятия без присутствия адвоката обвиняемой стороны. А адвокаты — народ страшно болезненный, большую часть своего рабочего стажа, он проводит на больничном, затягивая следствие до предела. Когда предельный срок истекает, дело должно быть закрыто, продлить его можно только с санкции прокурора.

Помимо прочего, новый кодекс, наконец, вводит в действие суды присяжных — давнюю мечту преступного мира. Ясно, что от роли присяжного будут всеми средствами отнекиваться все мало-мальски здоровые умом люди. Участие в суде, как минимум, на полгода выдернет человека из привычной колеи, не даст возможности работать на своей основной работе, лишив заработка, наградит на всю жизнь приключениями. Туда пойдут только те, кому нечем заняться. О квалификации, неподкупности и мудрости домохозяек, зрителей телесериалов, читателей карманных детективов, которым предстоит стать присяжными судьями, уже говорилось. Такие суды, скорее всего, повторят судьбу судов Линча, шариата или инквизиции и быстро попадут в зависимость от местных властей. Присяжные, назначаемые наугад по списку жителей, живущие под властным оком муниципальных администраций, зависящие от жилищных условий, работающие на местных предприятиях, особенно бюджетники, не смогут не принять в любом разбирательстве точку зрения местных баронов и местного общественного мнения.

О защите присяжных от бандитов вообще говорить не приходится. Сейчас страна не может обеспечить безопасность даже свидетелей и понятых, из-за чего те постоянно меняют показания, чтобы спасти здоровье свое и своих родных. Вовлекать простых граждан в бандитско-ментовские разборки в роли судей, — значит, обрекать их на пытки или расстрелы со стороны криминала. Скорее всего, большинство присяжных будут быстро ломаться при первой же угрозе утюгом или паяльником.

Иными словами, новый УПК полностью обезопасит преступников и даст новые рычаги власти для местных баев. Те, кто толкает нас к этому, либо напрочь куплены адвокатским лобби и криминалом, либо поехали умом от романтических либеральных идей. Насмотрелись американского кино, где "штат Алабама выступает против гражданина такого-то". Мечтают, чтоб в суде зазвучало "село Спиридоновка — против гражданина Харитонова…"

Такие вот мрачные итоги года и прогнозы на будущее. Дожить до 2003 года, когда начнут работать суды толпы, и страшно, и интересно. Есть пределы маразматичности законов, за которыми любая правоохранительная деятельность становится невозможной. В принципе это возвращает страну к средневековью. При такой системе необходимость в самом существовании структуры МВД отпадет. Достаточно будет простой городской стражи на улице, а внутренние войска можно будет выделить в отдельное ведомство. Государство отрекается от обязанности защищать граждан. Гражданин должен себя защищать себя сам по мере своих возможностей. Кого-то будут защищать собственные службы безопасности, куда переберутся криминалисты и опера из МВД, адвокаты и отряды наемников, кто-то будет откупаться деньгами, и Фемида с завязанными глазами станет взвешивать на весах стопки баксов. Остальным придется бояться и молиться Богу.

По идее тогда отпадает сама необходимость в существовании государства. Граждане станут защищать себя сами, объединяться деревнями или кварталами, отстреливаться от набегов кочевых банд на джипах, совсем, как на диком Западе или в дохристианской Руси. Поселения земледельцев обзаведутся своими ополчениями. Постепенно на территории страны из этого первобытного хаоса возникнут родоплеменные отношения, потом общины, а там недалеко и до светлого рабовладельческого будущего…

Илья ПЕТРЕНКО

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 16 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

17

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр Проханов УБИТЬ ОТЦА

Я написал этот текст в Ханкале, после возвращения с войсковой операции, где войска генерала Молтенского искали Хаттаба в заснеженном Аргунском ущелье.

Командир группы армейского спецназа капитан Елизаров, длинноногий и жилистый, как лось, гонялся по чеченским горам за бандой Мансура, и ему казалось, что он преследует оборотня. Попадая в кольцо блокпостов и засад, обложенный минными полями и рыскающим спецназом, обнаруженный самолетным радиоперехватчиком и вертолетным тепловизером, взятый на мушку снайперами и артиллерийскими наводчиками, Мансур кидался через плечо, превращался в лесную лисицу, горного барана, разноцветного фазана или плеснувшую в речке форель. Исчезал бесследно. Мансур был неутомим, отважен, умен, а также заколдован духами гор, которые превращали его в розовое облако, в осеннее дерево, в скользкую неприметную тропку. Все пули и снаряды, выпущенные в его сторону, рвали пустоту, пронзали свитки тумана, осыпали листву осенних желтеющих рощ. Его отряд из ста человек то рассыпался на малые группы: выставлял на дорогах фугасы, обстреливал посты, истреблял старейшин и мулл, перешедших на сторону "федералов". То вновь собирался в крупное подразделение: нападал на колонны, громил комендатуры, устраивал встречную охоту на рыскающий в горах спецназ. Мансур был независим и горд, действовал отдельно от группировок Басаева и Хаттаба. Ссорился и вступал в скоротечные жестокие схватки с полевыми командирами забредавших на его территорию банд. Он отличался беспощадной жестокостью к пленным, держал в горном лагере гарем русских пленниц. Кормил себя и бойцов, владея на равнине скважинами с маслянистой зеленой нефтью. Отправлял в Ставрополье "наливники", войдя в сговор с администрацией районов, военными комендатурами и дорожными блокпостами, которые за деньги пропускали по дорогам нефтяные колонны Мансура.

Капитан Елизаров возвращался из рейдов, мокрый, простуженный, смертельно усталый, уповая на день, когда закончится спецоперация, и войска, неуклюже проминая дороги, дымными стальными колоннами спустятся с гор в низину. И тогда — отдых в теплых палатках, баня, телевизор, ласковые санитарки из медсанбата, встреча с закадычным другом, капитаном Жалейко, с кем в детстве жили в одном дворе, играли в одной футбольной команде, вместе поступили в училище и теперь повстречались в Чечне, на этой бесконечной треклятой войне.

Подымут стаканы с водкой, отражающие красные поленья в печурке:

— Что скажешь? — спросит Елизаров друга, глядя, как блестит на его раскрытой груди серебряная ладанка.

— Пробьемся, — ответит Жалейко, громко сдвигая стакан.

От майора МВД, который за деньги передавал чеченцам боевую информацию, Мансур узнал, что из Ханкалы, укрепленной крепости русских, выходит колонна с гуманитарным грузом: мукой, строительным лесом, учебниками для школ. Предатель, выйдя в эфир на частоту Мансура, сообщил, что колонна слабо защищена, движется к ущелью, где нет блокпостов, без вертолетов сопровождения, чьи действия затруднены из-за вечного, висящего над кручами тумана. Мансур обрадовался сообщению русской собаки, готовой за деньги отдать товарищей на растерзание чеченских пулеметов.

По тропам, одолевая горы, отряд Мансура вышел к дороге и сел в засаду среди желтых кустов, откопав неглубокие лунки, укрепив на камнях пулеметные сошки, забросав листвой гранатометные трубы. Мансур приближал черный выпуклый глаз к пулеметному прицелу, за которым тускло светилась дорога, и слушал по рации "Моторола" переговоры русской колонны. Она медленно приближалась, следуя за одинокой боевой машиной пехоты, преодолевая крутые подъемы. Когда показался грязно-зеленый тучный червяк колонны — остроносая "бээмпэ" с задранной пушкой и тяжелые, окутанные гарью грузовики, Мансур легонько взмахнул рукой. Граната, как черный клубочек, сбрасывая кудельки дыма, понеслась к "бээмпе", прожгла борт, и грохнувший взрыв выбил из люков рыжий огненный сноп и мутный туман. Грузовики взрывались от попаданий гранат, из кабин выскакивали оглушенные, в пятнистых камуфляжах водители. Мансур поднес к губам серебряный перстень с узорной арабской вязью, дохнул на него и послал очередь в убегавших солдат.

Колонна горела, пахло жареным хлебом. Чеченцы ходили вдоль дымящих грузовиков, пристреливали раненых водителей, забирали из кабин автоматы. У гусениц боевой машины стоял на коленях раненый капитан, которого держал за волосы пулеметчик Арби. Мансур наклонился к капитану, всматриваясь в его закопченное, страдающее лицо, полные слез голубые глаза, худые скулы, поросшие золотой щетиной.

— Ну что будем делать, капитан? — спросил он, скаля в бороде крепкие белые зубы, наслаждаясь предсмертным страхом врага.

— Пробьемся, — ответил раненый русский.

Арби сильнее потянул волосы, открыл голую, дышащую шею капитана. Мансур быстрым мановением лезвия перерезал пленному горло.

Елизаров был послан на подмогу колонне, и когда подоспел, увидел горящие скелеты машин, перебитый конвой и зарезанного друга Жалейко. Он снял с него серебряную ладанку Богородицы, велел переложить мертвеца на днище командирского "бэтээра" и всю дорогу сжимал в кулаке перепачканную землей и кровью руку Жалейко.

Армия вгрызалась в горы, сдавливала кольцо, прочесывала селения. Выпугивала из каменных, прилепившихся к склону домов пригревшихся боевиков. Открывала огонь, оставляя на околице простреленных бородачей, над которыми тут же начинался женский истошный плач, и тучный белогривый мулла приступал к заунывному погребальному чтению. Мансур ускользал, как почерпнутая из горной речки вода, от которой на грязной, закопченной ладони Елизарова начинали блестеть и переливаться мозоли и ссадины. Горы, поросшие ржаво-красными осенними лесами. Пустые, в синих тенях провалы. Зубчатые белоснежные хребты, розовые на заре. Все это складывалось в таинственное, свернутое в спираль пространство, по которому перемещался Мансур. Уходя от преследования, вдруг оказывался в тылу у спецназа. Исчезал, словно по законам загадочной геометрии перемещался на другую сторону пространственного лепестка, оставляя спецназу потревоженную привалом полянку, горсть расстрелянных гильз, обрывок окровавленного бинта.

Вот и теперь медлительный самолет радиоэлектронной разведки уловил позывной Мансура, передал на командный пункт координаты предполагаемой цели. Туда, по приказу генерала, обрушился огневой налет артиллерии, пикировали один за другим вертолеты, штурмовики сбрасывали фугасные и зажигательные бомбы, от которых трещали горы, разламывались могучие вязы, полыхали пожары.

Елизаров с группой на двух "бэтээрах" двигался на место удара, надеясь найти среди воронок ошметки растерзанных боевиков, искореженный синий "лендровер" Мансура, его изломанное, с оторванными конечностями тело.

Качаясь в люке, пропуская над собой багряную мокрую ветку, вдруг нежно подумал об отце, которому давно не писал в маленький городок под Тамбовом. Постаревший, страдающий от ран и контузий, полученных под Кандагаром, отец писал ему долгие, похожие на наставления письма, научая засадам, продвижению по заминированным трассам, общению с местным населением. Полковник афганской войны словно завидовал сыну, который вместо него колыхался на мокрой броне, смотрел, как сверкает перламутровый речной перекат под ребристым колесом "бэтээра". "Отец, слышу тебя", — с нежностью и печалью подумал Елизаров, посылая в далекий городок луч своей сыновней любви, ветку багряного кавказского дерева.

Они прибыли на место удара, и не было растерзанных боевиков и разбитого "лендровера", а валялись на склоне две убитые взрывом коровы. Елизарову померещилось, что в небе, над горами мелькнуло носатое лицо Мансура, беззвучно над ним хохотавшее. Прапорщик в комбинезоне, похожий на сумчатое животное, с торчащими из карманов рожками, гранатами, фонарем, сигнальными ракетами, устало сказал.

— Товарищ капитан, разрешите резануть от коровьей ляжки. Личный состав по шашлыку стосковался.

— Резани, — разрешил Елизаров. Смотрел, как орудуют бойцы над коровой, высекая из нее сочные, красные ломти.

И снова Мансур вышел на связь, обращаясь в эфир с открытым посланием: "Нужны медикаменты. Оставь на прежнем месте...", что означало крайнюю степень отчаяния. Боевики, растревоженные войсками, покидали насиженные селения, метались среди артналетов и бомбежек, несли потери. Уставали от непрерывного преследования армейского спецназа и подразделений "Альфа", испытывая нужду в боеприпасах, аккумуляторах для раций, в медикаментах и продовольствии. Запеленгованный сигнал был тут же передан в штаб. На пеленг выслали группу Елизарова.

Продвигались на двух "бэтээрах" до рубежа высадки, а оттуда, груженные пулеметами, минами, тубусами "шмелей", автоматами, двойным боекомплектом, медленно и осторожно шагали по скользким тропкам, выходя в район поиска. Огибали неодолимые кручи, пересекали пологие склоны, продирались в зарослях. Посылали электронные импульсы в Космос, где, невидимая за облаками, в ослепительной синеве, висела серебристая бабочка спутника. Посылала Елизарову его координаты, которые тот сверял с измятой, зачехленной целлофаном картой.

Вышли в район засады, где тропа растворялась в мелкой, текущей воде. Группа разделилась на части. Елизаров с пятью бойцами оседлал тропу, приказав окопаться. Вторую пятерку спустил по склону, подальше от тропки, чтобы передовой дозор боевиков не смог ее обнаружить, миновал, оставляя в своем тылу.

Он сидел в кустарнике, уложив пулемет, переобуваясь, выжимая воду из липкого шерстяного носка. По соседству снайпер-мордвин удобно улегся в окопчик, присыпая палой листвой разворошенную землю, уложив на бруствер винтовку с глушителем и трубкой прицела. Елизаров смотрел на тропу, собираясь отползти и укрыться в гуще кустов. На тропе, увеличиваясь, подымаясь на склоне, показалась черная широкополая шляпа. Следом худое, поросшее щетиной лицо. Сутулые плечи с "сучкой" — автоматом ближнего боя аксу. Долговязая, в длинном пальто фигура чеченца. За ней появилась, закачалась каракулевая папаха. Головной чеченский дозор вышел к месту засады. Так случайно, не видя стрелка, садится над его головой глухарь. Так выходит на ствол против ветра не чующий опасность кабан.

Елизаров, почти на виду, боясь напугать добычу, тугим поворотом глаз позвал снайпера. Тот услышал вращение его глазных яблок. Елизаров кивнул на дорогу, и снайпер, прицелившись, убил чеченца в старомодной широкой шляпе. Второй, чмокающий, словно детский поцелуй выстрел, пробил папаху. И там, откуда появились чеченцы, загрохотало, запламенело. Чеченский отряд, напоровшись на засаду, не стал отступать, а пошел на прорыв, используя испытанную тактику боя. Сначала шквально били пулеметы, наполняя пространство свистом и лязганьем пуль, прижимая спецназ к земле. Когда кончался боекомплект и пулеметчики меняли цинки, начинали стрелять автоматы всей поражающей мощью. Так, чередуя оружие, чеченцы продвигались вперед, не давая врагу подняться. Приближались и истребляли его в упор.

Елизаров, распластавшись, вжимаясь в слякоть, вслепую, взмахом руки, кинул вперед гранату. Солдаты повторяли его движение, заслоняясь стеной разрывов. Вторая группа ударила в тыл чеченцев, и те, опрокинутые внезапным ударом, теряя людей, побежали по склону. Им вслед с двух огневых рубежей били пулеметы спецназа.

Осматривая место боя, Елизаров увидел убитых чеченцев, висящих в кустах, как на колючей проволоке, кто в прыжке, кто в падении. Среди худощавых, одетых в кожаные куртки стрелков лежал огромный убитый негр, в камуфляже и желтом свитере. "Негр" — так звали бандглаваря, который соперничал с Мансуром. Коварный чеченец подвел соперника под пули спецназа, устранил его руками Елизарова.

Негра сначала несли на брезенте к месту, где поджидали их "бэтээры". Прикрутили тросом к броне. Привезли в расположение и сбросили в грязь среди палаток. Все приходили и смотрели на негра. Снайпер-мордвин включил кассетник, поставил песню: "Ай-яй-яй, убили негра ни за что, ни про что...", и бойцы курили, пританцовывали вокруг черного мертвеца в желтом свитере.

Мансур понимал, что война неуклонно приближалась к концу. Русские встали стеной на грузинской границе, перекрывали потоки оружия. Армия училась войне в горах, громила лагеря и убежища. ФСБ разбросала по селам агентурную сеть, и испытанные командиры отрядов, с пробитыми черепами, в кровавых лохмотьях, один за другим экспонировались на московских экранах. Наблюдая, как осень с равнин подымается в горы, одевая их желто-красным покровом, и первые заморозки превращают мокрый спальный мешок в жестяной негнущийся короб, и пики хребта сверкают, словно белые ледяные кристаллы, Мансур решил, что с первым снегом покинет Чечню, прорвется сквозь границу и уедет в Турцию. В Трабзоне в дорогом отеле отмоет с тела пороховой нагар, облачится в удобный красивый костюм. Станет гулять, не таясь, по прекрасному городу, есть отменную пищу в дорогих ресторанах, играть на рулетке, ложиться в пенную ванну вместе с длинноногой красавицей. А когда наскучит праздная жизнь и он ощутит в желудке ноющий голод войны, то отправится в Афганистан к талибам, вольется в боевые отряды, где воюют друзья-чеченцы. Предчувствуя расставание с Родиной, он захотел побывать в родном селе Галсанчу, навестить мать и отца.

В сопровождении двух верных бойцов, по нехоженым дебрям, по студеным водам горных ручьев достиг села и сидел, притаившись, в зарослях, глядя, как туманится легким дымом труба родного дома, и на выгоне пасется корова. Эта мирная корова и дым очага, и желтый пожухлый выгон, и одинокий, старый на выгоне вяз, под которым мальчишкой играл в деревянные нарды, вызвали в нем больную тайную сладость, словно сквозь камень просочилась нежная влага. Дождался, когда погаснет розовый далекий хребет и село накроет тенистая синь. Оставил бойцов на околице, пригибаясь, гибко сбежал к дому.

Мать обняла, гладила мягкой рукой жесткую сыновью щетину, морщины и складки лба, притягивала его лицо к своей теплой домашней кофте. Отец строго и зорко, с горьким блеском из-под косматых бровей, осматривал его худое жесткое тело, избитое о камни, обожженное, с метинами пуль и осколков.

— Пришел проститься, — сказал он отцу, когда мать отошла к плите, завозила сковородками и кастрюлями. — В Чечне больше воевать невозможно. Из Турции тебе напишу.

— Останься. Сдайся властям добровольно. Они тебя по амнистии выпустят. Напишу письмо Кадырову. Он меня, как почетного учителя, помнит.

— Не выпустят. Слишком много я русских убил. Либо тут же застрелят, либо упекут на всю оставшуюся жизнь в Сибирь... Вот, отец, спрячь где-нибудь во дворе. Это вам с матерью на жизнь, — и он передал отцу завернутую в платок пухлую пачку долларов, заработанных им на войне.

— Мы, чеченцы, попали в беду, — отец горько вздохнул, молитвенно пропуская сквозь коричневые пальцы белую шелковистую бороду, — Ты мог бы учиться, поехать в Москву, в университет. Был бы сейчас юристом, или банкиром, или художником. А ты, как волк, бегаешь по лесам и за тобой с вертолетов охотятся.

— Благослови, отец, — Мансур чувствовал, как ослепило влажным блеском глаза. Взял и поцеловал сухую отцовскую руку.

Когда уходил, заметил на дверном косяке зарубки, — мальчиком прислонялся затылком к дверям, и отец, молодой, счастливый, делал ножом нарезку.

Мулла Ибрагим — ходжа, тучный, в белой чалме, в долгополом облачении, отслужил молебен в сельской мечети, где собрались пожилые смиренные мусульмане, чьи дети воевали в мятежных отрядах. Время от времени с гор в село привозили обезображенные бородатые трупы, и тогда мулла читал над свежими могилами боевиков погребальные суры Корана. Теперь, в завершение службы, он проповедовал мусульманам мир, смирение, любовь к ближним. Призывал покончить с войной, помириться с русскими, вернуть из лесов и ущелий ожесточенную, обреченную на смерть молодежь. Ему внимали, соглашались, печально вздыхали, молясь о возвращении сыновей. Ибрагим-ходжа вышел из ворот мечети и, переступая лужи блестящими заостренными калошами, шел вдоль каменных домов, ярко-зеленых железных изгородей, отвечая на поклоны встречных мужчин и женщин.

За поворотом дороги раздался шум автомобильного двигателя, от которого давно отвыкло село. На улице показался синий автомобиль с хромированным толстоносым радиатором, и мулла подумал, что это приехал его старый знакомый Адам, который служил теперь главой района, — явился в село для инспекции школы, где, наконец-то, после годового перерыва, начались занятия. Учительница, еще не получая зарплату, уже раздобыла новый комплект учебников и открыла начальные классы.

Автомобиль одолевал подъем, разбрызгивая грязь, и мулла остановился, поджидая машину, радуясь встрече с другом. Синий автомобиль поравнялся с муллой, темное боковое стекло опустилось, и два автомата в упор расстреляли муллу, опрокинув его спиной в грязь, так что от удара отлетела чалма и обнажилась голая стариковская голова. Женщины в криках прижались к стенам, а синий "лендровер", задавив гуся, развернулся и, кидая из-под толстых колес ошметки грязи, умчался из села. Мансур трогал автоматный ствол пальцем с арабским перстнем. Из теплого ствола сочился прозрачный пахучий дымок.

Вечером, в горном лагере, в блиндажах, скрытых под корнями огромных вязов, боевики отдыхали. Чистили оружие, жарили мясо. Привели из земляного укрытия русских пленниц, — двух медсестер и молодую учительницу. Велели раздеться и на ватных одеялах насиловали. Выходили под звезды разгоряченные, запахивая ремни, уступая место товарищам, слыша, как хрипят они, утыкаясь колючими бородами в женские груди, содрогаются худыми спинами, ненавистно и страстно раздирая женскую плоть. Мансур, хватая зубами окровавленные губы белокурой медсестры, вбросил в нее свое огненное семя. Вяло поднялся, испытывая отвращение и усталость. Приказал адъютанту Арби:

— Ликвидируй русских сук.

Голых женщин вывели в ночь, на морозный хрустальный воздух. Отвели к ручью и убили из пистолета. Мансур видел, как вспыхивают от выстрелов букеты пламени, падает белое тело. Женщины лежали в темноте, слабо белея, как груды талого снега.

Елизаров был вызван в палатку к подполковнику ФСБ, собиравшему агентурные донесения от агентов о местонахождении банд. По этим донесениям уходили на поиски группы спецназа. Подполковнику нездоровилось. Он жался к горящей печке. Ноги его были в теплых носках и тапочках. Он был белесый, с залысинами, с усталым желтоватым лицом. Елизаров увидел полевой телефон, прислоненный к столу автомат и бумажную иконку Богородицы, пришпиленную к брезенту палатки.

— Мой "источник" сообщил, что Мансур планирует серию терактов против глав администраций и мулл, выступающих против ваххабитов. Был убит мулла Ибрагим-ходжа, зарезан еще один родственник Ахмада Кадырова, тяжело ранен глава чеченской милиции в районе Даргоя. А нам не удается его ликвидировать, — подполковник смотрел на стакан горячего чая, в котором кружились чаинки.

— Моя группа работает без отдыха третью неделю, уходя на реализацию ваших разведданных, — сказал Елизаров, — но либо данные не верны, либо Мансур обладает способностью проваливаться сквозь землю.

— Его можно взять.

— Сбросить атомную бомбу в предполагаемый район дислокации?

— Он приедет на похороны своего близкого родственника.

— Кто у него умер?

— Никто. Вы с группой пойдете в его родное село Галсанчу и убьете его отца. Оседлаете дороги, ведущие в село. Мы дадим артиллерии координаты предполагаемых целей. Когда Мансур поедет на отцовские похороны, мы осуществим огневой налет при поддержке вертолетов и штурмовиков. С помощью агентов мы запустим слух, что смерть старика — месть кровников из банды "Негра", которую подставил Мансур. Вам понятен план операции?

— Когда выступать?

— Завтра утром.

Чаинки крутились в темном стакане чая. На брезенте отсвечивала пришпиленная иконка.

Елизаров с группой на двух "бэтээрах" достиг подножья округлой, красно-пушистой горы, за которой находилось село Галсанчу. "Бэтээры" укрылись в распадке, а капитан Елизаров с двумя бойцами двинулся пешком на гору, медленно пробираясь сквозь осенние заросли, среди наклоненных деревьев, которые сыпали им на плечи багряную листву. Елизаров нес на плече снайперскую винтовку, вдыхая сладкие ароматы осени.

Одолев вершину, они спустились на выгон и увидели село. Оно слабо дышало, окруженное туманами жизни, среди лазури неба, разноцветных осенних вершин, сверкающих голубых ледников. Казалось перламутровой раковиной. На выгоне, за околицей, неподалеку от каменного старинного дома, паслась корова. Стояло одинокое дерево, почти потерявшее листву. Елизаров оставил прикрытие в зарослях, а сам по-змеиному сполз с горы и прижался к дереву. Винтовку он положил рядом на выступавший из земли гнутый корень. К вечеру из дома должен появиться старик, отвязать корову, повести ее на ночлег. И тогда он выпустит в старика одинокую точную пулю.

Елизаров смотрел на дом, служивший убежищем нескольким поколениях горцев, среди которых возрос Мансур, — бегал в детстве по этому выгону, сидел под этим деревом, гнал тонким прутиком розовую корову, был любим, вдыхал сладкий ветер, летевший с голубого хребта, а потом превратился в смертельного врага ему, Елизарову, который видит смысл своей жизни в том, чтоб его убить.

Елизаров вспомнил своего отца, когда тот, молодой, сильный, сажал его к себе на плечи и нес через хлебное поле, и он, замирая от страха, любя отца, видел с его высоких плеч белую пшеницу, темный дубовый лес и красный платочек матери, поджидавшей их на опушке.

Он лежал на холодной земле, положив винтовку на гнутый корень, и дерево, раскрывшее над ним свой темный, наполненный лазурью купол, было древом познанья Добра и Зла.

Когда белый хребет стал голубым, а потом нежно-розовым, и на нем загорелись зеленые драгоценные пики, на выгон из дома вышел старик в бараньей папахе, в долгополом пальто, с деревянной клюкой. Медленно приближался к корове. Останавливался, оглядывался на горы, словно хотел углядеть среди вечерних вершин тайный знак, посланный сыном Мансуром.

Елизаров видел старика сквозь прозрачную, как синяя капля, оптику прицела, и ему вдруг почудилось, что он целит в своего отца, постаревшего, страдающего от болезней и ран, сидящего сутуло у столика, на котором, голубая, словно сосулька, переливается афганская ваза.

Ему захотелось кинуть винтовку, стать невидимым, превратиться в бестелесный пучок лучей, улететь с земли.

Это длилось секунду. Папаха, белая борода старика, его коричневое лицо слабо волновались в прицеле. Елизаров задержал дыханье, нажал на спуск, не услышав слабого чмоканья. Старик упал. Корова стояла на выгоне, и над ней, далекий, прозрачный, догорал ледник.

Елизаров отошел от села и расположился с группой спецназа на вершине высокой горы, откуда открывалась расселина и змеилось белесая, словно посыпанная мукой, дорога. На этой дороге должен был показаться "лендровер" Мансура, которого достигло ночное известие о смерти отца. Старика обмыли, обмотали белой пеленой, положили на дощатую кушетку. За селом на кладбище продолбили длинную щель, поджидавшую белого, похожего на личинку, покойника. В доме женщины в черном варили плов.

Елизаров смотрел на дорогу, на старый каменный мост, под которым блестел ручей. Дорога, мост, окрестные склоны были целями, которыми располагала батарея дальнобойных гаубиц, штурмовики и вертолеты. Когда появится на дороге Мансур, Елизаров по рации передаст сигнал в штаб, пушки и авиация нанесут по Мансуру истребляющий огневой удар.

По дороге в село прошло несколько женщин, и Елизаров в бинокль видел их мотающиеся долгополые юбки. Просеменил ишачок с кулями, за которым поспевал мальчик в малиновой шапочке. Протрещал мотоцикл, выбрасывая густую гарь. На багажнике мотоцикла был прикреплен молочный алюминиевый жбан.

Мансура не было, и Елизаров молил, чтобы тот появился и увенчалась успехом мучительная операция. И одновременно с тайным суеверием не желал его появления. Словно жизнь Мансура была соединена с его, Елизарова, жизнью, и пока жив этот жестокий отчаянный горец, жив и он, Елизаров.

В прозрачном воздухе гор, где слышно падение одинокого камня и хруст обломившейся ветки, послышался далекий рокот мотора. На дороге появилась синяя, тупоносая машина, и в бинокль Елизаров различал пятна грязи на дверцах, хромированный радиатор, смутные тени за стеклами. "Лендровер" Мансура приближался к мосту, и Елизаров, нажав тангенту рации, кратко выдохнул: "Я — Гранит!.. Цель вижу!.. Огонь!.."

Еще несколько минут машина надсадно урчала, виляя в ухабах, подвигаясь к мосту. И когда толстые колеса въехали на каменную кладку моста, над горой просвистел и прянул первый снаряд. Взрывом оторвало берег ручья, и черный букет грязи распушился в стороне от машины и медленно опал. Взрывы вставали по сторонам от дороги, окружали машину, как черные великаны, и "лендровер" уклонялся от них, юлил, пытался развернуться, но его накрыло ударом. Машина горела, а на нее наваливались взрывы, дробили горы, выпаривали воду ручья, швыряли на дорогу расщепленные горные вязы. Потом пикировали вертолеты, сотрясая плоскими взрывами мост и остатки "лендровера". И последними, надрезая стеклянную лазурь тонким белым резцом, работали штурмовики, отламывая горы тяжелыми ухающими взрывами. Когда налет прекратился, Елизаров с бойцами спустился к дороге, бродил среди тлеющих угольков, осматривал уничтоженную прямым попаданием машину, лохмотья обгорелой окровавленной ткани, истерзанную, с расщепленными костями плоть. На дороге, в мучнистой колее, Елизаров увидел оторванную руку, и на скрюченном пальце тускло блестел перстень с арабской вязью.

Нажал тангенту рации: "Я — Гранит!.. Цель уничтожена!.."

Вечером в палатке, у накаленной до малиновых пятен печки, группа спецназа сушила одежду, чистила и перебирала оружие. Солдаты слушали кассетник с записью группы "Любэ". На брезенте красовались вырезанные из журнала голые женщины, пленительно улыбались, выставив розовые груди. Елизаров чистил автомат, заливая в ствол желтоватое масло. На досках стола лежали рядом серебряная ладанка Богородицы и тяжелый мусульманский перстень с узорной вязью. И было чувство, что он живет на земле уже тысячу лет, воюет сотую по счету войну, и новые войны, как горы, идут на него одна за другой.

На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 18 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

19

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр Ефремов ВЕРТОЛЕТ

Похоже, власть, наконец, припомнила, что она — власть, и повела наступление на ТВ-6. Что ж, будет и впрямь хорошо, если то, что произошло в ушедшем году с НТВ, повторится теперь с ТВ-6. Правда, хотелось бы видеть более продуктивный финал: скажем, чтобы Киселев открыл, как он и мечтает, собственный ресторан и не лез больше в наши дома и души со своими унылыми русофобскими словопрениями. Пусть возьмет себе в метрдотели Осокина, половыми — Норкина и Соловьева, Сорокину пристроит скулить балаганный шансон...

Но пока что компания киселевцев все заметнее погружается в состояние некоего психоза на фоне устойчивой мании величия. В который уж раз продавшись (на данном этапе — черному ельцинскому кардиналу), они возомнили, что "по-прежнему" весьма талантливы, а главное — бескомпромиссны, неподкупны и "независимы". Увы, чтобы убедиться в так называемой "талантливости", достаточно увидеть хотя бы раз "Итоги" Киселева и "Глас народа" Сорокиной. Возможно, эта пустота и прельщает кого-нибудь из заплесневелых московских "демократов" гайдаровского призыва, но совсем не тянет она на формат общенационального канала. Злобное, прослеживающееся во многих программах желание исподтишка ударить армию, плюнуть в государство, унизить достоинство личности, изгадить русскую историю — вот смысловая канва деятельности нынешнего ТВ-6. Не случайно канал оказался в "авангарде" духовно-психологической войны против молодежи. "За стеклом" — это не только повышение рейтинга негодными средствами, но еще и радикальная попытка ускоренными темпами сформировать аудиторию из быдла, устойчиво "завязанного" на канал. Однако ни подобные "эксперименты", ни миллионы долларов не способны спасти злополучную и одиозную "команду" от фальши, серости и вторичности, проступающих из каждой заставки, темы и репортажа.

Так же карикатурен и ряд защитников ТВ-6: это сам Березовский, неистовствующий в какой-то рептильной цепкости; госдеп США, оглашающий вялые "энциклики" в "защиту свободы слова"; невразумительные бубнилы с "Эха Москвы"; сомнительные "вожди демпрессы" Яков и Симонов; а еще Немцов и, разумеется, Новодворская. Как говорится, без комментариев. Но есть, к сожалению, и опасение (как это было уже при разбирательстве с НТВ), что у "гонимых" могут появиться по недоразумению и горе-защитника из числа патриотов.

Хотя все же вряд ли: слишком уж у ТВ-6 экстремистская, антирусская пропаганда! Идет она по накатанным схемам, с жестким делением на своих и чужих, мстительно и неуемно. Чтобы осуществлять эту информационную политику, киселевцы будут служить хоть Гусинскому, хоть Березовскому, хоть напрямую рогато-копытному хозяину. Даже в рождественско-новогодние дни "истинно независимый" и "свободный" канал оказался самым политизированным: ТВ-6 и в праздники продолжало утомлять зрителей осточертевшими Ельциным, Горбачевым, Волошиным и пр. Правда, уже в виртуальном виде. А между тем, в реальной жизни Киселеву, возможно, пора бы вспомнить и о душе, посожалеть о том, как он и его братия глумились над многотысячным собранием верующих под окнами телецентра, требовавших остановить показ богохульного фильма Скорцезе о Христе в канун великого православного праздника... Киселев не поверил в анафему того дня, не понял ее. И он будет долго теперь мыкаться, лишаясь работы, получая в спину удары тухлых яиц и отращивая рыжую бороду, пока не станет современным воплощением известного, вечно скитающегося персонажа...

Александр ЕФРЕМОВ

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 20 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

21

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ПРЕЗИДЕНТ, ВЫ БЬЕТЕ ПО РОССИИ!

Недавний кадровый разгром Военно-Морского Флота, учиненный Путиным, не остался незамеченным военной элитой. Целый ряд бывших и действующих офицеров и адмиралов флота уже высказали свое отношение к последним кадровым решениям президента.

Сегодня свое мнение высказывают офицеры ВМФ в запасе и в отставке: вице-адмирал Л. Матушкин, командующий флотилией атомных подводных лодок СФ, Герой Советского Союза; вице-адмирал В. Денисов, заместитель командующего ВМФ по тылу, начальник тыла СФ; вице-адмирал Ю. Кузнецов, командующий флотилией атомных подводных лодок СФ; контр-адмирал В. Попович, заместитель начальника судоремонта ВМФ; капитан 1 ранга В. Заборский, начальник отдела Оперативного управления ГШ ВМФ; контр-адмирал И. Татарицкий, помощник начальника ГШ ВМФ.

Ю. КУЗНЕЦОВ, вице-адмирал. Уважающее себя морское государство, тем более Великая морская держава, должно иметь сильный Военно-Морской Флот, способный защитить его интересы на море. Этому в свое время нас учил и научил еще Петр I.

Северный флот был самый совершенный и боеготовный флот России. Но за десять лет "реформ" он потерял в значительной степени свою силу, боеспособность и идет к упадку. Пример тому — сокращение корабельного состава флота аж в шесть раз! Боевая подготовка по-настоящему не проводится, ссылаясь на то, что нет топлива, отсутствуют средства на ремонт и восстановление боеспособности кораблей. Заветы знаменитого адмирала Макарова "Помни войну!", а потому корабли должны плавать, а не простаивать у причала — забыты и не выполняются. Личный состав флота постепенно утрачивает свою выучку и мастерство, становится неспособным воевать. Сегодня на флоте, в том числе Северном, служат патриоты, фанатики флота, выбравшие славную профессию защитника Родины и свято ее выполняющие. И они это делают не за страх, а за совесть, невзирая на все трудности и свое нынешнее незавидное социальное положение.

Однако последние события, я имею в виду огульное снятие руководящего состава СФ и центрального аппарата ВМФ, очень непонятно выглядят. Совершенно неожиданно, без каких бы то ни было объяснений причин отрешены от занимаемых должностей командующий СФ адмирал В. Попов, начальник штаба СФ вице-адмирал М. Моцак и еще 12 адмиралов и старших офицеров СФ и центра. Все это сделано в такой спешке, что даже "снятым" с должности оказался давно уволенный в запас вице-адмирал Ю. Бояркин, который в свое время руководил боевой подготовкой СФ.

Офицеры ВМФ в подавляющем большинстве возмущены решениями президента и министра обороны. Офицерский корпус СФ буквально бурлит от такой несправедливости. Тем более эти решения странны и непонятны, что за два дня до этого президент принимал в Кремле тех же Попова, Моцака и Верича (начальник управления аварийно-спасательных работ ВМФ) и поздравил их с успешно завершенной операцией по подъему атомохода "Курск". И внезапно произвел поворот, как на флоте говорят, "все вдруг" на обратный курс. Обезглавлено командование СФ, нанесен существенный удар по боеспособности, моральному духу, боевому настроению моряков, прежде всего офицеров. Складывается впечатление, что руководству государства флот не нужен. Это было бы понятным, когда у руля государства находились разрушители Горбачев и Ельцин. Но сегодня, когда государством управляет Путин, на которого возлагались надежды как на государственника, эти его решения совершенно непонятны.

Кто же надоумил президента принять такие решения — министр обороны или генеральный прокурор? Но они далеки от реальной действительности флота. Или же они действуют либо по указке агентов влияния, либо по незнанию и непониманию сути проблем флота, его реального состояния. После таких решений и планируемых Думой так называемых "льгот военных" по денежному содержанию, по некоторым данным, большинство офицеров ВМФ в возрасте 25-40 лет собираются расторгнуть контракты и расстаться с военной службой. Таких, по нашим данным, около 50-70 %. Кто же будет защищать Родину?

Исторический опыт свидетельствует, что для создания или восстановление флота требуются десятилетия, обстоятельные и масштабные кораблестроительные программы, большие материальные и финансовые средства. Такие государства, как США, Китай, Индия и другие, укрепляют и строят свой флот, то есть смотрят в будущее XXI века — столетия расширенного освоения ресурсов Мирового океана. А мы все делаем наоборот. Обидно сознавать, что наша Родина постепенно приводится нашими правителями в состояние "банановой республики".

В. ДЕНИСОВ, вице-адмирал. Как уже говорилось, обезглавлено командование Северного флота, пока еще самого боеспособного флота России. А ведь и Попов, и Моцак, и другие отстраненные от занимаемых должностей адмиралы и старшие офицеры — высочайшие профессионалы и патриоты флота и Родины. Они имели мужество отстаивать истинные причины катастрофы "Курска", настаивая, что первопричиной гибели атомохода, скорее всего, является столкновение с ним иностранной подводной лодки. Они не были согласны с "новыми реформами", ведущими к развалу армии, авиации и флота, закрытием наших баз во Вьетнаме и на Кубе, расширением НАТО на Восток, то есть со всем, что идет в ущерб нашей национальной безопасности. Об этом так хорошо говорил наш верховный главнокомандующий президент Путин на Гражданском форуме в Кремле, состоявшемся недавно. И одновременно подписал Указ о снятии с должностей Попова и Моцака. По-видимому, чтобы заставить военных замолчать, смириться с политикой дальнейшего ослабления безопасности России.

Мне посчастливилось прослужить на СФ почти 40 лет, с 1950 по 1989 год, еще при Советской власти, от лейтенанта до адмирала. На моих глазах флот из состава военного времени превратился в современный, океанский, ракетно-ядерный флот, по ряду позиций превосходящий иностранные флоты. Он имел высокую степень боевой готовности, которая постоянно совершенствовалась и повышалась в повседневной боевой подготовке, на учениях в море, в воздухе, а также в процессе боевой службы и боевого патрулирования в различных районах Мирового океана. Большую часть времени корабли проводили в море, авиация имела солидный налет на каждый экипаж. На это хватало и топлива, и боевого, и материально-технического обеспечения. Десятки кораблей и самолетов постоянно находились в районах боевой службы, боевого патрулирования, посещали с визитами иностранные порты, демонстрируя могущество флота, поднимая авторитет Отчизны на международной арене

К сожалению, сегодня от былой мощи Северного флота остались лишь жалкие крохи. "Реформаторы", как говорилось, в "коротких штанишках" хорошо потрудились, уничтожив без боя большую часть когда-то могучего флота. И то, что осталось, живет и держится только благодаря энтузиазму и патриотизму таких моряков, как адмиралы Попов, Моцак и им подобных.

Все разрушительные процессы у нас в стране идут по сценарию и по указке из Вашингтона. Это мое глубокое убеждение. Им, нашим недругам, не нужно могучее государство Советский Союз — пятая колонна руководящих предателей развалила СССР. Они боялись наших могучих Вооруженных Сил — дали команду их развалить, что и было сделано, а сейчас добивают их окончательно. Им не нужны наша крепкая экономика и конкурентоспособная промышленность — разрушили. Им не нужны наши приоритеты в космосе — утопили станцию "Мир". Им не нужен русский народ в таком количестве и такой образованности, создали условия к его вымиранию, в школах внедрили учебники, созданные по рецептам Сороса, наркоманию, разврат. И уже за "славное" десятилетие сократили население России почти на 10 млн. человек. И все эти деяния сдабриваются елейными ханжескими речами правителей, призывами к Богу, спасению души, проявлениями якобы "заботы" о народе, о "процветании" страны, о "мощи" Вооруженных Сил, о "поддержке" флота и Космоса, о "развитии" науки, "подъеме" экономики, о будущем России, о детях, как нашем будущем. А делается все наоборот. Разрушители и ворюги награждаются высшими наградами государства, а патриоты Родины изгоняются, дабы не мешали разваливать страну дальше. Из этого всем нам нужно делать вывод, кто за государство, а кто против него, против России...

Л. МАТУШКИН, вице-адмирал, Герой Советского Союза. Попов и Моцак — высокоподготовленные профессиональные военные моряки-подводники, имеющие богатейший опыт военно-морской службы на различных ступенях должностной военно-морской иерархии. Например, мой бывший подчиненный, а ныне адмирал Вячеслав Попов, вынес на своих плечах 25 боевых патрулирований на ракетных подводных крейсерах стратегического назначения...

Я думаю, всем ясно, какие нечеловеческие морально-физические нагрузки, переживания, потрясения в связи с гибелью "Курска" вынесли адмиралы Попов и Моцак за этот год с лишним после катастрофы. Одно общение с вдовами и родителями погибших обошлось им, наверное, не в один шрам на сердце. К этому надо добавить тяжелейшее напряжение всех сил в командовании и управлении, пока еще, как уже говорилось, самым мощным в стране Северным флотом. Все это уже, наверное, отразилось и на их здоровье.

И вот после успешно завершенной тяжелой и ответственной операции по подъему "Курска" такую вот "благодарность" получили эти уважаемые на флоте и в ВМФ начальники. И от кого — от верховного главнокомандующего! Непонятно, тяжело, больно и стыдно за тех, кто принял такие решения!

По-моему, всем военным понятно, что какая бы неприятность или ЧП ни случились на флоте, какая бы там ни сложилась тяжелейшая обстановка, никогда не снимают одновременно командующего и начальника штаба флота. А выводы по состоянию флота, наказанию или поощрению кого-то делаются только после инспекционной обстоятельной проверки флота. По нашим сведениям, такой инспекции по этому случаю и эпопее "Курска" не проводилось. И решение вроде бы принял верховный главнокомандующий, как уже говорилось, по докладу генерального прокурора. А тот "докладал" по результатам проверки флота его следователями, то есть стряпчими, и какими-то нам неизвестными "экспертами". А мы ведь всех военно-морских профессионалов, кто мог быть такими экспертами, хорошо знаем. Но никто из них в таких проверках не участвовал.

Хорошо ли вы продумали ваши решения, "дорогие" нам президент и министр обороны? Кто их вам наговорил на ухо? Неужели непонятно, что такие кадровые потрясения не улучшают, а еще более усложняют и без того сложную, вернее тяжелейшую обстановку на флоте. Когда мы перестанем отыгрываться на "козлах отпущения", причем незаслуженно и несправедливо.

И. ТАТАРИЦКИЙ, контр-адмирал. Нынешнее отстранение от должностей сразу командующего СФ адмирала Попова и начальника штаба флота вице-адмирала Моцака не первый кадровый разгром нашего флота. В 1992 году я был свидетелем этого: были в течение нескольких месяцев уволены главнокомандующий ВМФ адмирал флота В. Чернавин, первый заместитель ГК ВМФ адмирал флота И. Капитанец, начальник главного штаба ВМФ адмирал флота К. Макаров и практически весь военный совет ВМФ. Принятые президентом кадровые решения подтверждают, что он продолжает курс своего предшественника Ельцина. Помнится, как адмирал Макаров на всех совещаниях, предчувствуя развал флота, предупреждал: "Надо сохранить флот, надо сохранить флот…" То есть тем самым сохранить и страну.

Сегодня снятие с должностей Попова, Моцака и других офицеров подтверждает, что флот продолжает разваливаться, причем сверху, решениями президента.

Новый командующий СФ адмирал Геннадий Сучкой нам хорошо известен. Это опытный подводник, в прошлом командир объединения дизельных подводных лодок, честный и добросовестный офицер. Но Северный флот всегда олицетворял его атомный подводный компонент сил — флотилии атомных подводных лодок. Но сегодня таких объединений почти не осталось на флоте — расформированы, сокращены.

В. ЗАБОРСКИЙ, капитан 1 ранга. Мне кажется, что кадровые решения по командованию СФ и офицерам центрального аппарата ВМФ чем-то напоминают разгром командования Вооруженных Сил и ПВО Горбачевым в 1987 году после посадки на Красную площадь злополучного Руста. Но вот, что сразу напрашивается высказать. Ведь ни Путин, ни министр обороны Иванов даже срочной военной службы в свое время не прошли. Оба закончили соответственно ЛГУ и МГУ, готовились стать юристами и филологами, а погоны надели только потом, став чекистами. По-моему, они пока так и не поняли полностью специфики военной, тем более военно-морской службы. Для нас они еще салаги, и это не оскорбление, — все мы были салагами.

А наш создатель флота Петр I начинал свою морскую эпопею российского флота даже не салагой, а салажонком на своем, впоследствии историческом ботике, устраивая потешные морские баталии на московском Измайловском пруду. И до смерти пугал бородатых бояр, как они читали, бесовскими экзерцициями под парусом и стрельбой по ним горохом и репой из малокалиберных пушченок. Но из этих "баталий" и от ботика произошел Русский флот, а из потешных семеновцев и преображенцев — первые гвардейские полки Русской армии: Семеновский и Преображенский.

Мы все более убеждаемся, что президент Путин, не в пример тому же Петру I не особенно, видимо, интересуется проблемами флота. Даже только что созданную морскую коллегию он "опустил" на премьера правительства Касьянова, далеко не специалиста по флоту. А в самой коллегии всего три военных моряка: главнокомандующий ВМФ адмирал флота В. Куроедов, капитан 1 ранга в запасе М. Московенко и начальник Департамента морской погранохраны вице-адмирал В. Логвиненко. И все! Спрашивается, какая польза коллегии от оголтелого западника, готового все распродать Грефа, или того же вице-премьера И. Клебанова, показавшего свою морскую некомпетентность в эпопее трагедии "Курска".

Не мешало бы президенту и министру обороны прислушиваться к советам опытных офицеров ВМФ — их вне службы сегодня громадный резерв.

Своими кадровыми решениями по СФ и ЦА ВМФ президент поставил в сложное положение и главнокомандующего ВМВ Куроедова, поскольку выбил в значительной части командование Северного, пока еще действительно самого мощного, но и сложного флота, то есть верных и важных помощников главкома в его тяжелейшей доле и участи командования в современных условиях разгромленных ельцинским режимом Военно-Морским Флотом. Более того, поставил и в двусмысленное положение Куроедова — он, видимо, не смог отстоять своих верных адмиралов и старших офицеров, хотя, скорее всего, и пытался. А это позволяет некоторым недалеким, более того, злобным и гражданским, и военным "спасителям" флота сочинять и распространять о главкоме всячески нелицеприятные байки.

В. ПОПОВИЧ, контр-адмирал. Трагедия, разыгравшаяся на СФ в 2000 году, — это трагедия всего нашего флота, Вооруженных Сил и страны. Расправа над офицерами СФ и центра — свидетельство того, что режим в угоду Западу и США продолжает разваливать Вооруженных Силы, изгоняет из их командования лучших, самых опытных и способных, преданных Родине офицеров.

Какая обстановка на флоте? К примеру, по моей части: судоремонт уничтожен, профилактический ремонт кораблей делать некому и нечем. Спасательные службы находятся в таком же положении.

Нашей спасательной службе исполнилось 78 лет. Ее история началась с 17 декабря 1923 года. Даже в годы войны мы имели около 70 спасательных судов со специальным оборудованием. За годы войны поднято 1621 судно. После войны, уже к 1953 году, спасательная служба ВМФ имела в своем составе 234 спасателя, при этом в ее составе были лучшие спасательные суда в мире. Винить спасателей за "Курск" неправильно и несправедливо. Нужно сказать, что у нас были лучшие спасательные глубоководные аппараты "Поиск-2" и "Поиск-6" для обследования погибших кораблей на глубинах до 6000 метров.

В середине 80-х годов ВМФ располагал 368 спасательными судами. Но в 2000 году их осталось всего 60 единиц, то есть сократилось в 6 раз! Спасательные суда по указам сверху ельцинских "реформаторов" были распроданы или списаны на слом. Но эти разрушители и сегодня продолжают свои грязные дела по развалу флота.

Вот еще одна "информация к размышлению". Фирма "Мамут" получила за подъем атомохода "Курск" около 150 млн. долларов. Но ведь наши специалисты Московской академии водного транспорта и нескольких наших отечественных фирм уже через месяц после трагедии предложили способ подъема "Курска" при стоимости работ около 40 млн. долларов. Эти предложения были направлены в адреса вице-премьера Ильи Клебанова, министра обороны Сергеева, в МинЧС для Шойгу. Ни от кого ответа не было получено. Как это называется — судите сами! Видимо, кое-кто из приправительственных кругов был очень заинтересован в передаче подъемных работ именно "мамутовцам". Вместо того чтобы оставить в стране 40 млн. долларов и инвестировать их в развитие, к примеру, тех же спасательных средств, — растранжирены и "утекли" за рубеж 150 млн. долларов!

Записал Владимир ВАСИЛЬЕВ

Полностью выступления моряков прозвучали в передаче радио "Резонанс" 15 декабря 2001 года "Есть такая профессия — Родину защищать!"

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 22 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

23

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Сергей Телегин ОБРЕТАЕМАЯ ВОЛЯ (Необоснованный оптимизм пессимистического сценария)

В СВОЕЙ СТАТЬЕ "ПРОГНОЗ ДЛЯ РОССИИ" ("Завтра", № 48, 2001) Петр Соколов излагает сценарий эволюции общественного и государственного строя России в период после ухода Ельцина (точнее, после дефолта 1998 г.) и до 2008 г. В статье много верных и точных наблюдений и формулировок, представление об объекте прогноза отличается целостностью, на уровне интуиции со многими предвидениями можно согласиться. Однако предложенный сценарий ближайшего будущего очень уязвим с точки зрения методологии. Хотя, конечно, критиковать сценарии всегда гораздо легче, чем вырабатывать.

В первой части П. Соколов дает краткое концептуальное описание предшествующего состояния изменяющейся системы "Россия" — на этапе существования "ельцинского" режима. Уже здесь автор сталкивается с серьезными методологическими трудностями, которые решает путем грубого смешения категорий и понятий. Начав изложение своей модели в типичной формационной схеме исторического материализма, он при переходе к “ельцинскому” периоду вдруг обнаруживает, что такая схема совершенно непригодна для характеристики этого важнейшего "постсоветского" этапа в жизни России. Эту методологическую брешь автор закрывает метафорой, причем метафорой с сильной оценочной и эмоциональной окраской. Вот как он видит состояние России между СССР и Путиным:

"После падения социализма и вплоть до конца 1990 годов капиталистические отношения не являлись в нашей стране господствующими". То есть социализма уже нет (произошло его "падение"), но и капитализма нет. Но что-то же есть! Это "что-то" не предусмотрено принятой в истмате схемой смены общественно-экономических формаций. Автор дает несколько всем знакомых штрихов портрета ельцинизма и вводит определение, которое он сам называет условным: "господствующий класс России 90-х годов можно условно назвать классом паразитов, поскольку его формирование происходило не за счет традиционной капиталистической эксплуатации, а главным образом путем расхищения и проедания имевшихся в стране ресурсов, которые никак не восполнялись. Существовавший в тот период в стране государственный строй может быть с полным основанием назван паразитическим".

Принять такую вольность в соединении понятий, определяющих главную сущность общественного строя, нельзя, поскольку именно из этой сущности затем и выводится сценарий развития на ближайшее будущее. Мол, был социализм, затем “паразитизм”, за которым логично следует капитализм. А раз так, то нам известно, что произойдет с Россией, потому что сущность капитализма изучена досконально.

Как ни парадоксально, но в этой классификации этапов-формаций наиболее достоверным и убедительным оказывается как раз имя ельцинизма — паразитический строй. А названия "социализм" и "капитализм" в контексте статьи оказываются бесплотными и абстрактными. Если так, то именно их следовало бы считать метафорами, причем метафорами с очень малой объясняющей силой. Никакой пользы не дает и попытка уточнить метафору капитализма, придать ей какие-то конкретные очертания, говоря о "традиционной капиталистической эксплуатации". Видимо, под традиционным капитализмом понимается тот, который нам известен из учебников марксистской политической экономии.

Я думаю, лучше было бы признать, что категории истмата (социализм, капитализм, классы) для анализа состоянии и предвидения идущих в России процессов не годятся. Лучше себя не обманывать и не пользоваться этими инструментами, ошибочно предполагая, что эти формулы позволяют прозреть будущее. Для таких кратких исторических периодов и столь быстротекущих переходных процессов эти инструменты не предназначены.

Тем не менее, данная в первом разделе статьи П. Соколова классово-формационная трактовка состояния России как переходного от социализма к капитализму полезна тем, что она выявляет главный изъян прогностической модели, разрыв в логике процесса. Когда такой разрыв выявлен, а изъян модели локализован, здесь и надо "копать" аналитикам.

Итак, в советской России существовал определенный общественный строй, который условно обозначен как социализм. Этот строй пал под ударами общественных сил, заинтересованных в его свержении. Не будем говорить о внешних силах, противниках СССР в "холодной войне", их интерес никогда не скрывался и их подрывная деятельность была данностью, фактором "окружающей среды", частью того климата, в котором существовала система. Для нас важен внутренний активный фактор, действия которого привели к "падению строя". Это, очевидно, как раз те социальные группы, которые в первую очередь и воспользовались своей победой. П. Соколов называет их "класс паразитов" ("бюрократия среднего и высшего звена, прослойка влиятельных бизнесменов и криминальных авторитетов, высокооплачиваемые специалисты").

Очевидно, что эти группы консолидировались, обрели групповое самосознание и идеологию в лоне "социализма" и являются его патологическим, но сходным по культурному генотипу порождением, типа раковой опухоли в организме человека. Именно их схожесть, глубинное родство с советским обществом и дали им силы и средства для того, чтобы выработать победоносный проект "революции", обращения всех подсистем государства в механизм не воспроизводства "социализма", а присвоения накопленных им богатств. Эта раковая опухоль и ныне продолжает быть срощенной с умирающим обществом, она хорошо знает его строение, чувствует его пульс и дыхание. Отсюда и вытекает ощущение разрыва в логике модели — почему же вдруг этот достаточно мощный, "плоть от плоти народа", общественный альянс номенклатуры, уголовников и элитарной интеллигенции вдруг сникнет и сойдет с арены, отдав Россию невесть откуда взявшемуся классу "традиционных капиталистов"? Ведь эта новая смена формаций ("от паразитизма к капитализму") означала бы революцию гораздо более глубокую, нежели переход от советского строя к “паразитизму”. Последний вызревал в недрах "социализма" без малого тридцать лет, да и более ранние предпосылки имел уже в сословном обществе царской России и ее бюрократическом аппарате. И вот когда этот "класс паразитов" наконец-то находится на вершине власти и, как пишет сам П. Соколов, полностью овладел государственным аппаратом, финансами и СМИ, он вдруг допустит его свержение настоящей буржуазией, которая ни корней в России не имеет, ни сильных экономических структур создать не успела?

Автор пишет: "Возникший в начале 90-х паразитический государственный строй вошел в стадию глубокого кризиса, который завершился коллапсом в августе 1998 года, когда для российских верхов стало очевидно, что возврата к золотым временам начала демократического правления быть не может". Думаю, это сильное преувеличение. Кризис августа 1998 г. был запрограммирован и проведен в контролируемом режиме самим паразитическим государственным строем, и он вовсе не стал для него коллапсом — "паразиты" в результате лишь обогатились, коллапсом он чуть не стал для остатков народного хозяйства и "среднего класса". В целом же этот строй обладает достаточным запасом прочности и ресурсов, чтобы планировать и осуществлять подобные катастрофические акции, гибко менять процедуры, структуры, идеологическое прикрытие. Вспомним, как эффективно был проведен вывод из игры Ельцина и его замена на В. В. Путина — с сохранением в течение двух лет его высокого рейтинга при полной неизменности социальной политики. Режим в состоянии коллапса на такие маневры не способен.

Если вспомнить исторические уроки, то тем более нет никаких оснований считать, что, как пишет П. Соколов, "возникли условия для постепенного формирования в России новой политико-экономической системы, в рамках которой происходит переход от простого расхищения и уничтожения имеющихся в стране ресурсов к их капиталистической эксплуатации". Какие же это условия и почему они вдруг "возникли"? Исторический опыт говорит, что капитализм — очень специфический строй и специфическая форма хозяйства, которые возникли на заре Нового времени в уникальных географических и культурных условиях Западной Европы. В других цивилизациях и культурах не только не произошло спонтанного зарождения подобных форм и типов, но и попытки трансплантации западного капитализма в иные культуры, даже в условиях длительного полного (колониального) господства Запада, провалились все до одной. В "лучшем" случае местная культура или попросту сживалась с лица земли, как в Северной Америке или Австралии, или анклавы капитализма уживались с местной культурой на условиях апартеида, разделения пространства. Во всех остальных случаях речь шла или о вынужденной мимикрии сильной культуры под капитализм (Юго-Восточная Азия и даже в большой мере Япония), или как раз о “паразитизме” — периферийном капитализме, при котором паразиты просто географически отделены от того тела, на котором паразитируют.

ВСПОМНИМ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ нашей собственной цивилизации, России. С конца XIX века она, в ходе модернизации, стала превращаться в зону периферийного капитализма с примерно такой же структурой государственного аппарата и господствующего слоя, как та, что П. Соколов назвал "паразитической". Этот процесс финансировался за счет архаизации образа жизни и обеднения крестьянства, которое составляло более 85% населения России. Капитализм в России был, с одной стороны, анклавом западной финансовой и производственной системы (судя по доле западного капитала в собственности и доходах), а с другой стороны, был государственно-бюрократическим (судя по доле государственного участия и по происхождению капиталистов — из бюрократии). Уже в начале ХХ века структуры этого специфического капитализма были достаточно развиты, чтобы породить значительный городской средний слой, ставший носителем буржуазной западнической идеологии. Этот слой требовал именно замены "паразитической" эксплуатации на "капиталистическую".

По степени своей зрелости, идейной и политической оформленности он, конечно, намного превосходил нашу нынешнюю протобуржуазию. Партия либеральной буржуазии (конституционно-демократическая, кадеты) была не просто самой многочисленной и влиятельной, но и располагала большими финансовыми средствами, развитой печатью, лучшими интеллектуальными ресурсами и тесными связями с западной элитой. После 1905 г., благодаря западной помощи, кадеты создали исключительно влиятельную теневую структуру, которая пронизывала весь правящий слой России и верхушку почти всех политических движений — масонство. В феврале 1917 г. произошла революция, которую оседлала именно эта либеральная буржуазия, которая и учредила свой политический режим. И что же? Этот режим не получил ни крепкой социальной базы, ни культурной легитимации. Он был устранен, несмотря даже на военную помощь Запада в виде интервенции. Верх взял "архаический социализм" (советский строй) — продукт той же самой цивилизации, что и "паразитический" строй царской России. Иными словами, капитализм был цивилизационным противником как "паразитизма", так и социализма.

Сегодня в этом конфликте произошла смена действующих лиц. В рамках одной и той же цивилизационной модели советский строй свергнут "паразитизмом". П. Соколов считает, что те зерна "кадетского" капитализма, которые дремали у нас в замороженном состоянии и были слегка оживлены во время перестройки (воплощаясь, например, в фигуре Сахарова), при Путине вдруг прорастут со страшной силой и победят "паразитизм" до такой степени, что речь будет идти буквально о смене формации. Он пишет: "Предпосылки для эволюционного перехода к этой первой в истории посткоммунистической России действительно капиталистической модели хозяйства начали созревать в середине 90-х, а августовский обвал привел к многократному ускорению данного процесса, который в настоящий момент входит в решающую стадию. По существу, мы являемся свидетелями смены государственного строя и торжества капитализма в его специфической форме, которая, вероятно, будет ассоциироваться с именем В. В. Путина, так же, как паразитический строй — с именем Б. Н. Ельцина".

Этот решительный вывод ни на чем не основан. В своих рассуждениях П. Соколов принимает чисто управленческие или хозяйственные решения за смену сущности общественного строя и типа государственности. Путин вместо Ельцина, Греф вместо Гайдара, — разве это служит диагностическим показателем "смены государственного строя и торжества капитализма"?

Да, западные хозяева наших "паразитов" в своем маниакальном неолиберализме непрерывно требуют учредить в России "экономику свободного рынка". Как известно, для этого требуется превратить в свободно обращающийся товар деньги, землю (и вообще недвижимость) и рабочую силу. В течение десяти лет Ельцин на эти требования прикладывал руку к козырьку и отвечал "Бу сделано!". Старый аппаратчик действовал путем проволочек. И вовсе не потому, что "паразит" был такой добрый и жалел Россию. Просто реальное выполнение требований МВФ и других чикагских придурков означало бы моментальный крах всякого общественного строя и прекращение даже паразитизма. Как говаривал Джеффри Сакс, "мы вскрыли грудную клетку больного, но у него оказалась другая анатомия". Другая! Негодная для капитализма. Зарезать можно, но тогда кормление паразитов прекращается сразу, а с помощью проволочек можно протянуть еще лет двадцать. А там, глядишь, новые большевики подрастут, снова Норильски да Магнитогорски понастроят, подготовят жатву для новых паразитов.

Ясно, что сопротивление, оказываемое госаппаратом при Ельцине, например, жилищно-коммунальной реформе, без которой и не может появиться свободный рынок рабочей силы, вызвано вовсе не идейными соображениями чиновников, а какими-то независящими от их воли объективными обстоятельствами. И чиновники их прекрасно знали, а чикагские мальчики — нет. Чиновники знали, что невозможно оторвать котельную от градообразующего предприятия и начать "продавать тепло" на рынке. Такие бравые попытки приводят к замораживанию целых городов, а в холодной квартире у людей почему-то начинает просветляться голова, что для паразитов опасно. Так что выходит себе дороже — везти в Приморье на самолетах батареи отопления, сварщиков, гнать туда мазут и т.д.

ВСЕ ЭТО ИЗВЕСТНО, ТЕМ НЕ МЕНЕЕ П. Соколов считает, что "главной задачей путинской системы будет обеспечение капиталистической эксплуатации правящим слоем оставшихся в России ресурсов (в том числе человеческих). Решение этой задачи подразумевает осуществление комплекса мероприятий, направленных на создание условий для развития в стране рыночной экономики и прежде всего для осуществления инвестиционной деятельности". Возможно, такие бравые попытки будут сделаны — позволит Путин Грефу порезвиться, заморозить еще пару регионов. Но в это мало верится, просто "будет сделано-с" Путин произнесет более изящно, чем Ельцин. А главное, плетью обуха не перешибешь, и "неправильная анатомия" свое возьмет.

Вот, П. Соколов верит, что есть какие-то чудодейственные "мероприятия", которые могут кардинально изменить "условия инвестиционной деятельности". Ельцин-пьяница их не мог изобрести, а умный Путин, конечно, откроет и осуществит. Между тем, уже с конца XIX века экономисты изучают те не подвластные воле политиков условия, которые и предопределили особенности хозяйственной анатомии России. В частности, огромные расстояния, которые вызывают непропорционально высокую, по сравнению с другими странами, долю транспортных расходов в себестоимости продукции. Какое чудесное мероприятие может придумать Путин, чтобы устранить это "условие инвестиционной деятельности"? За вторую половину 90-х годов никаких благоприятных предпосылок для капитализма в этом плане не появилось — наоборот, положение ухудшилось. Значительно возросли средняя дальность перевозок и доля порожнего пробега вагонов, судов и самолетов. Ничего не попишешь — стихия рынка в этом смысле хуже самой тупой плановой системы. Чтобы компенсировать этот фактор, объективно необходимо усилить огосударствление транспорта, сократить сферу "капиталистической эксплуатации". Как говорится, хочешь капитализма — сокращай сферу его господства. Пока что планы правительства Путина в этом вопросе очень туманны, и особого улучшения условий для "непаразитического капитализма" не предвидится.

Не может самый гениальный президент устранить и другой хорошо известный фактор — холодный климат большей части России и необходимость очень высоких затрат на строительство и отопление. В среднем 4 тонны условного топлива на человека в год — просто для физического выживания рабочей силы. Любой инвестор, даже мельком взглянув на самый сжатый бизнес-проект, сразу упрется глазом в строку этих неустранимых расходов, которых он не должен нести ни на Тайване, ни на Филиппинах. Об этом А. П. Паршев написал очень доходчивую книгу "Почему Россия не Америка". И в этом плане предпосылки для капитализма за 90-е годы сократились, поскольку до предела износилась вся отопительная система страны, созданная при "социализме". Ее восстановление тяжелым грузом ляжет на любого инвестора — кого же это может привлечь! К тому же из-за общей деградации технологии значительно возросла энергоемкость единицы продукции. Капиталистическое производство при свободном рынке в России в принципе невыгодно по объективным причинам, и сегодня гораздо более невыгодно, чем было в 1992 г. Тут опять можно сформулировать парадокс: хочешь капитализма — восстанови сначала социализм, почини страну, накорми и обучи новое поколение рабочих.

На практике принципиальных изменений в инвестиционной деятельности российских "капиталистов" не произошло. Тот рост капиталовложений, который наблюдался в период бума нефтяных цен, не выходит за уровень флуктуаций. Чтобы только поддерживать производственную систему в нормальном состоянии, требуется обновлять ежегодно порядка 10% основных фондов. К 1998 г. этот показатель в России упал до 1%. Из-за того, что в 2000 г. инвестиции возросли на 17%, этот показатель чуть-чуть увеличился. Но это даже в ничтожной степени не покрыло того страшного провала в инвестициях, который продолжается уже 12 лет. О каком капитализме можно говорить, если вывоз капитала в 2000 г. возрос еще на 10%?! Если "Лукойл" на свои сверхприбыли купил полторы тысячи бензоколонок в США. Какой капитализм может возникнуть на селе, пусть крестьян назовут трижды фермерами и всю землю пустят на аукцион, если на 1000 га в России сегодня есть 5 тракторов — при норме в Европе для фермерского капиталистического хозяйства 100-120 тракторов? Мы возвращаемся к сохе, а с ней могло управляться только общинное крестьянство, жуя свой хлеб пополам с лебедой. Ведь чтобы Путину утвердить капитализм, ему только в тракторный парк (10 млн. тракторов) надо вложить 100 млрд. долларов — если покупать самые дешевые тракторы "Беларусь". Чтобы утвердить капитализм, надо заново, почти с нуля, создать Морской флот. Какой "паразит" может его оплатить?

Более того, время безжалостно, а деградация тех ресурсов, что "паразиты" захватили при разграблении Советского государства, идет нелинейно. Близится момент их обвального отказа, и инвесторы это прекрасно знают. В период такой катастрофы никакие рыночные механизмы купли-продажи не действуют, спасением может быть только мобилизационный проект, для которого общество должно сплотиться вокруг государства тоталитарного типа. Иначе — массовая гибель населения. Господа демократы доигрались, доведя Россию до этого состояния от сытого, благодушного и терпимого общества начала 80-х годов. Чем раньше "правящий класс" поймет господствующую тенденцию, тем быстрее и мягче можно будет пройти этот этап. Пока что понимания не видно, и ресурсы продолжают деградировать намного быстрее, чем созревает "непаразитический" капитализм. На заводах работают пенсионеры — а где же капиталистические "мы кузнецы, и дух наш молод"? Ведь молодой энергичный рабочий — это не менее важная фигура капитализма, чем предприниматель. Мы же видим у режима Путина в этом деле вовсе не поворот от курса Ельцина, а, напротив, ускорение этого курса, активизацию школьной реформы, вообще ставящей крест на воспроизводстве современной образованной рабочей силы.

КРАТКО НАДО ОСТАНОВИТЬСЯ И НА ПРОГНОЗЕ внешней политики России при Путине. Он является производным от главной идеи П. Соколова, согласно которой "проект Путина" означает строительство в России классического капитализма. Автор считает политику режима Ельцина логичной, "если рассматривать ее с точки зрения узкоклассовых интересов паразитической прослойки". Само это утверждение нелогично, ибо прослойка — не класс, а класс "паразитов" вообще социологии неизвестен. Политика Ельцина является логичной как раз с чисто прагматической точки зрения — как поиск равновесия между интересами различных конфликтующих социальных сил, а не только "паразитов".

На мой взгляд, П. Соколов принижает масштаб задач, которые был вынужден решать режим Ельцина, а также возможность обмануть Запад и шантажировать его с помощью державной риторики. Машина манипуляции сознанием работала в 90-е годы прежде всего против населения России, а не против Запада. Трудно согласиться и с тем, что "реальной долгосрочной внешнеполитической стратегии у ельцинской России не существовало". Разве столь глубокое разоружение, практическая ликвидация современной армии, разгон СССР, демонтаж ВПК и разрыв со всеми реальными союзниками — не долгосрочная стратегия? Она вполне симметрична и сравнима по масштабам последствий со стратегией СССР в течение полувека.

Главной задачей в "проекте Путина" автор считает "создание благоприятных внешних условий для развития "национального капитала". Главным условием для этого якобы является принятие западной позиции и углубление экономических отношений с Западом: "Практически любой вероятный сценарий успешного экономического развития России подразумевает расширение ее связей с Западом, что означает и привязку к западной экономике".

Понятия, использованные в этой формуле, очень расплывчаты. Что означает, например, термин "привязка к западной экономике"? Китай резко расширил свои связи с Западом — но кто к кому привязан? США, например, уже дважды в течение 90-х годов пытались вести торговую войну с Китаем, и оба раза оказалось, что они при этом несли больший ущерб, чем Китай. Другое дело — Россия. Сегодня никто не скрывает, что речь идет о такой привязке, которая превращает Россию в пространство "дополняющей экономики" Запада. Это иначе называется "периферийный капитализм". Но в таком случае ни о каком классическом капитализме и развитии национального капитала не может идти и речи, периферийный капитализм — совсем иная формация, это, строго говоря, нельзя и считать капитализмом. Начиная с XVIII века Запад, "привязывая" к себе какую-либо страну, первым делом уничтожал в ней структуры местного ("национального") капитализма. Почему же сегодня вдруг будет иначе? К этому нет никаких исторических и логических предпосылок — опыт России начала ХХ века служит тому прекрасным уроком.

Другое дело, что многие частные аспекты "привязки" нового политического режима России к Западу, и прежде всего к США, которые предвидит автор, кажутся вполне вероятными. Однако для этого не требуется выводить мотивы режима из необходимости поддержать национальный капитал. Для такой привязки вполне достаточно необходимости защитить интересы все тех же "паразитических слоев" от нарастающего сопротивления российского общества. Эти движущие силы внешней политики (точнее, особых отношений с Западом) мы видели и у царского правительства в начале ХХ века, видим и сегодня у ряда стран периферийного капитализма.

Каковы же основания, предъявленные П. Соколовым для выбора предложенного им сценария из всего спектра альтернатив? Похоже, что самым сильным аргументом является аналогия с успешно развивавшимися в 60-90-е годы странами Юго-Восточной Азии. Автор пишет: "Для нового российского капитализма, выросшего на базе коррупционной ельцинской системы, будут характерны, вероятнее всего, многие типично азиатские черты, которые до недавнего времени можно было наблюдать в Южной Корее и на Тайване". Это не решает проблемы, поскольку возникает следующий вопрос: а выполняются ли минимальные критерии подобия России этим осколкам стран? Каковы основания для привлечения их в качестве аналогии? Оснований почти нет — кроме того, что это тоже страны незападной культуры.

Этого явно мало. Вспомним хотя бы те два "безжалостных" фактора, которые уже упоминались, — холодный климат, огромные расстояния и удаленность центров производства от морских портов. Вспомним и исключительно важный политический фактор. Запад разрушал и разрушает потенциал развития России как его геополитического противника, бывшего в течение полувека прямым врагом в “холодной войне”. Напротив, Тайвань и Южная Корея были важными союзниками и сателлитами США в этой войне. Им была оказана за эти полвека большая финансовая, политическая, военная и технологическая помощь, а современные отрасли промышленности (например, электронная) создавались в этих странах с прямым участием американских корпораций. Получить подобный благоприятный режим отношений Россия в принципе не сможет, или этот режим будет быстро ужесточаться по мере восстановления России.

Но есть и еще более фундаментальная причина, по которой аналогия с Тайванем не годится для предложенного сценария, — ни он, ни Южная Корея не являются "капиталистическими" странами, тем более с "традиционной капиталистической эксплуатацией". Это — общества-гермафродиты, о которых по внешним признакам нельзя сказать, каков их действительный "пол". Тут нужен "хромосомный анализ", выявление сущностных признаков. А они говорят о том, что так называемый "конфуцианский капитализм" этих стран скрывает под вторичными признаками капитализма именно "социализм с тайваньской спецификой". Это — ветвь того жизнеустройства, проект которого очертил Сунь Ятсен. Да, на Тайване этот проект был осуществлен Гоминданом, и не коммунистами, как на материке. К тому же вследствие гражданской войны и вынужденного союза с США этот проект был прикрыт буржуазной и антикоммунистической фразеологией. А под ней — традиционное общество с высокой степенью уравнительства и социальной защиты, с огромной ролью государства в экономике. Такое общество лишь с очень большой натяжкой можно отнести к капиталистическим.

С реальностью гоминдановского Тайваня не вяжется и такой прогноз П. Соколова: "Власти смогут добиться ликвидации большинства социальных гарантий и льгот, сохраняющихся со времен социализма. Одновременно усилится эксплуатация трудящихся работодателями". В середине 80-х годов на Тайване "средний класс" составлял 92,9% населения, а "богатых" было 0,4%. Зарплата составляла 62% ВНП, а безработица держалась в пределах 2%.

НО ДАЖЕ И БЕЗОТНОСИТЕЛЬНО К ТАЙВАНЮ социальный прогноз не укладывается в рамки объективных, физических ограничений. Сегодня уровень эксплуатации трудящихся в России далеко выходит за рамки, устанавливаемые капиталистическим способом производства, — оплатой труда на принципах эквивалентного обмена, по стоимости рабочей силы, равной стоимости ее воспроизводства в данном обществе. В России, как известно, у трудящихся изымается не только весь прибавочный, но и значительная часть необходимого продукта, — зарплата не покрывает простого воспроизводства рабочей силы. Именно вследствие этого государство вынуждено доплачивать за работодателя, покрывая субсидиями на жилье, тепло, транспорт и т.д. какую-то часть изъятого необходимого продукта — и даже при этом идет вымирание населения.

Ни о каком капитализме при этом не может быть и речи, страна превращена в огромный ГУЛАГ, в котором люди получают от государства свою пайку и который поставляет почти бесплатную рабочую силу "работодателям". Это — никакая не купля-продажа рабочей силы на рынке, это типичный "азиатский способ производства" в его очень жестком варианте. Спрашивается, как в таких условиях можно "усилить эксплуатацию" — и при этом сдвинуться к капитализму? Это будет именно отход от капитализма, движение в сторону своеобразной индустриальной деспотии. Если так пойдет дело, то придется и Путину уходить, он для грязной работы слишком интеллигентен. Тут понадобится редкостный тип вроде Чубайса — обладающий избыточной наглостью и выполняющий программу разрушения с удовольствием. Так что в рамках "проекта Путина" это маловероятно. Трудно понять и логику, приводящую к такому важному выводу: "Правящий режим будет в состоянии жестко и последовательно проводить намеченные им преобразования общества, в том числе и непопулярные, связанные с отменой социальных гарантий и льгот, ограничением прав трудящихся по отношению к работодателям и т. д... Обладая массовой поддержкой, в условиях неразвитости в России демократических институтов, новая капиталистическая система будет готова отбросить многие внешние атрибуты демократии и политического либерализма, характерные для ельцинской эпохи". Здесь таится какой-то необъяснимый парадокс: почему усиление эксплуатации, отмена социальных гарантий и ограничение прав трудящихся обеспечит правящему режиму массовую поддержку? Начинает работать загадочная русская душа? Умом Россию не понять?

Почему режим Ельцина, который сохранял социальные льготы, окорачивал паразитов и сохранял атрибуты демократии, поддержкой не пользовался, а гораздо более антинародный и антигуманный режим получит не просто поддержку, но еще и массовую, позволяющую сокрушить любую оппозицию? Этот парадокс не подтверждается ни логически, ни исторически. Он не принимается и интуитивно. Даже напротив, прорежимные СМИ уже сегодня с тревогой говорят, что поддержкой пока что пользуется лично Путин, но не правительство и его курс. Да, поддержка Путина — следствие своеобразия российской идеи власти, при которой народ всегда дает большой кредит доверия царю, генсеку, президенту, вообще командиру. Дает кредит и терпит, покуда ухудшение положения людей можно списать на ошибки, неопытность командира или на высшие интересы страны. Но когда этот кредит иссякает, поддержка исчезает очень быстро, она просто обрушивается — как это произошло в феврале 1917 г. или в августе 1991 г. И в 1991 г., и в 1999 г. режим успевал во время паузы, следующей за утратой поддержки и до обретения народом собственной политической воли, сменить властную бригаду. Но с каждым разом эта пауза будет меньше, а обретаемая воля все жестче. И режим рано или поздно попадет в такую цепь заколдованных кругов, что своими действиями сам станет генерировать своих могильщиков. Попадет в ту же самую историческую ловушку, из которой в 1917 г. Россия смогла вырваться только через гигантскую по своей силе революцию.

Но это уже другой сценарий.

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 24 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

25

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр Гамаюн ЭЛЕКТРОННАЯ ВОЙНА

СИСТЕМНАЯ ЛАБОРАТОРИЯ. Здесь сидят, уставившись в мониторы компьютеров, специалисты. Спецы — лейтенанты, старлеи, капитаны, защищают сеть штаба. Большой зал с экраном во всю стену и куча построенных в ряд столов с персоналками. Под ногами отциклеванный паркет, измазанный мастикой и накрытый старым неясного цвета ковром. Коричневые деревянные столы. Стены и потолок в известке, не было денег на обои, поэтому стены побелили вместе с потолком.

На дисплее — сигнал тревоги: будничным шрифтом машина сообщает, что кто-то хочет влезть в сеть штаба. Кто-то пытается влезть в закрытый контур с неправильным шифром. Атака на штабную сеть — обычное дело. Враг прорывается в Сеть. Сеть держит оборону.

Современная война — противоборство самых новых технологий. Воздушно-наземные операции, которые так полюбились США, или современный общевойсковой бой, концепция которого принята у нас. Любые операции в ХХ1 веке требуют особо точного управления войсками и боевыми единицами. От управления космическими группировками, авиационными эскадрильями, флотскими эскадрами и авианосцами зависят ход и исход войны. Эффективное использование всех вооружений может обеспечить победу, неэффективное — разгром.

Управление сосредоточено в штабах. Этот штаб необычный. Здесь нет развернутых на столах карт, нет стрекота печатных машинок, штампующих приказы, нет разбегающихся во все концы посыльных, не слышно шипения радиостанций. Здесь зал со столами, которые уставлены компьютерами. Все включено в общую сеть, отсюда управляют самым наукоемким оружием, космической группировкой России — боевыми спутниками, спутниками разведки, связи, ракетами, боевыми единицами, частями и соединениями.

Автоматизированная система управления АСУ управляет коллективами людей от нескольких десятков человек до десятков тысяч, и самыми разными технологиями. Любая запущенная ракета и любые космические аппараты постоянно передают на Землю громадный объем информации. Телеметрия, сообщающая о состоянии всех их систем и развединформацию, навигация, говорящая о траектории полета, целеуказания. Все это передается на наземный контур в виде бесконечного потока цифр по десяти, двенадцати, пяти и двухзначным системам. На земле это выглядит в виде шестидесяти строк постоянно меняющихся цифр на десятках мониторов в центрах управления. Даже самые "хилые" — простейшие спутники — передают на центры информацию больше, чем со ста датчиков, про угломерные скорости, тангаж…

В ответ с земли идут сигналы управления, управляющие аппаратами. Программы для каждой такой задачи заложены в ЭВМ — человеку даже самых незаурядных способностей не под силу самому успеть оценить всю информацию и на ее основе принять решение, дать команду.

Противник, само собой, постоянно пытается влезть в сети, выполняющие эти задачи. Ему важно либо парализовать эти программы, либо "подменить решение", или хотя бы разведать само решение.

Программа действует только внутри ЭВМ. Сейчас основу парка ЭВМ современной Российской армии составляют персоналки ПЭВМ, в основном это "Пень-3 или 4". Перевооружение Российской армии на персоналки началось в начале девяностых годов и сейчас стало объективной реальностью.

Современные ПЭВМ иностранного производства на первый взгляд обладают кучей неоспоримых преимуществ. Персоналка вроде IBM имеет куда лучшее, чем советские ЭВМ, "междумордие", как здесь говорят, или "интерфейс". А значит, любому военному намного проще с ней работать. Правда, все это не радует военных, их чаще заботят сотни новых проблем, связанных именно с постановкой иностранных машин на вооружение. На пересадку каждой программы уходят годы и работа десятков офицеров. Самое страшное, что часть этих задач до сих пор так и не выполнена. Некоторые необходимые для обороны программы сейчас живут в единственном числе в одной-единственной машине под охраной, залы, где стоят эти предметы старины, похожи на мавзолеи.

Советская система войсковых ЭВМ базировалась на машинах ЕС (Единая система), чаще всего ЕС — 1045. Обычно этот "компьютер" занимал целое здание. Одна комната заполнялась полностью своего рода "системным блоком". Рядом была еще одна комната для дежурной смены, следившей за работой блока, охранявшей ее и оборонявшей. Этот "блок" выводил информацию для сотни пользователей. На этаже было много залов с мониторами и клавиатурами, принтерами и колонками. До полутысячи пользователей могли работать на одной советской ЭВМ. Каждый имел перед собой только клавиатуру и дисплей, но каждый мог быстро выполнять любые расчеты, принимать решения. База позволяла выполнять операции с очень большой скоростью. База умела выбирать задачи для первоочередного выполнения, но даже самые второстепенные задачи не "висли".

Советские сети ЭВМ были гарантированы от проникновения любого вражеского хакера. Чтоб войти в здание, где работала сеть, надо было иметь как минимум пропуск в часть. Сети были изолированы, а связаны между собой только по кабелю или по космической закрытой связи. Не было никаких способов проникнуть в эту сеть электронным методом. Можно только взять штурмом дежурку, силовым путем устранить весь вооруженный суточный наряд, под пыткой выведать пароли у пленных. Но это было нереально. Подобные части прикрывают целые батальоны и полки регулярных войск, а шифры и коды меняются моментально по сигналу тревоги. Еще можно выкопать кабель, соединяющий штабы, и подключиться. Но сигналы пришлось бы очень долго расшифровывать. А сами кабели обычно укладываются в запаянные трубы: если ты пропилил трубу, чтоб подключиться, то военные сразу узнают о падении давления в трубе, и взвод спецназа на вертолетах прибудет к месту повреждения раньше ремонтников.

Если ты должен поработать с такой ЭВМ, ты должен прийти к дежурному, назвать пароль, знать шифр, получить доступ к куску жесткого диска. Можешь работать на этом куске, но не можешь никак внедриться в саму систему или вогнать в сеть вирус. Максимум, что можешь, это "закосячить" свой собственный кусок жесткого диска. Некуда всунуть дискету или диск. Советские сети были неуязвимы.

Вдобавок эски работали на лампах. Благодаря этому все сети управления войсками были неуязвимы для поражающих факторов оружия массового поражения. Даже ядерный удар по штабу такой части не мог парализовать его работу. Ламповые ЭВМ отлично переносят и ударную волну, и электромагнитный импульс от ядерного взрыва, обычно парализующий все средства радиосвязи. А ядерное оружие только успевает расползаться по миру, делая такие качества все актуальней. Современные персоналки отрубаются при воздействии любого из поражающих факторов атомного оружия. Они боятся ударов по корпусу, перепадов температур. Советские ЭВМ переносили все это легко, при этом "выполняя побочные задачи". Даже в лютые морозы здания, где стояли такие ЭВМ, не отапливались. Работающие "компьютеры" прогревали помещения так, что приходилось открывать форточки.

Современные персоналки произведены за рубежом, и это с самого начала определяет все проблемы. Противник старается проникнуть в сеть уже через саму машину. Враг применяет самые разные "закладки" в машине или программной оболочке. Например, на микропроцессор ставят маленький блочок. Блочок по сигналу дает на процессор хороший электрический заряд, от которого весь процессор сгорает. Сигналом для включения блочка может стать все, что угодно. Это и условная дата, и недопустимая операция с целеуказанием по целям на территории США или страны-изготовителя. Такие же закладки ставят на программные оболочки, в определенный момент они могут вырубиться. Ты поставишь команду на пуск ракеты, а машина скажет тебе, что ты выполнил недопустимую операцию, и вся программа отключена. Что это значит в условиях войны, объяснять не надо. Бороться с такими закладками почти невозможно. Конечно, специалисты проверяют всю технику, поступающую в войска. Но чтобы найти маленький "блочок-террорист", надо снимать слой за слоем весь процессор, иными словами уничтожать его полностью. Раз мы покупаем их, нет смысла их все ломать, чаще всего проверяют машины выборочно. Это называют случайной выборкой. Чистят только один процессор из целой закупленной партии в надежде, что "палево" найдется. Если что-то находится, всю партию отправляют назад, такие случаи бывали. Но это очень не надежно, теория вероятности утверждает, что вполне возможно, наша армия хорошо подсела на иностранные закладки и в принципе не боеспособна.

ВСЕ ОПАСЕНИЯ МОГУТ БЫТЬ УСТРАНЕНЫ только при условии, что Россия станет оснащать свою армию ЭВМ собственного производства. Тогда все будет по уму. Военспецы смогут контролировать все производство и обеспечивать поставки в армию "чистых" "камней". Неизвестно, что дешевле для страны — вечно проверять иностранные машины без всякой гарантии на безопасность и содержать для этого целые службы или самим производить эти машины с гарантированной безопасностью. Тем не менее, наши офицеры стараются защищать даже то, что есть, стараясь не думать о том, что от них не зависит.

Проблемы самих офицеров, работающих с сетью, ничем не отличаются от проблем всех офицеров Минобороны. Мизерные зарплаты, бардак с пайками, вечные, как пирамиды, очереди на квартиры и, как следствие, укор семьи. Большинство семей ютятся по гостиницам или общагам. Бессемейные лейтенанты вообще бомжуют, ночуют у каких попало друзей или прямо на службе. А это верная дорога к пьянству, еще одному недугу любого войска. Традицией стала добыча денег на подработках, чаще всего в охранах.

Но даже урезанная, оставшаяся от СССР космическая мощь России не дает покоя противнику. Постоянно кто-то пытается взломать сеть.

Чаще всего враг пытается влезть в сеть через какую-нибудь второстепенную машину. Используя левый шифр, стараются попасть в сетевой контур. Тогда и загорается сигнал тревоги в системной лаборатории. Сигнал тревоги не всегда означает взлом сети. Может быть, кто-то просто неправильно набрал пароль, перепутал цифры шифра. Еще причиной "левой" тревоги бывает установка на штатные "камни" нелицензионных программ. Минобороны выделяет довольно скудные средства на программное обеспечение войск. Поэтому, армия закупает старые машины и программы для того, чтоб на эти средства купить именно лицензионные программные оболочки и компьютеры "правильной" сборки. Но уже внутри самой армии находятся предприниматели. Говорят, они скупают по дешевке на "Горбушке" пиратские программы, взломанные доблестными русскими хакерами, а громадную разницу в цене отправляют на другие нужды. Чаще и безопаснее лицензионные программы все-таки покупают по-настоящему, но потом их продают налево, а в штабы загружают продукцию пиратов. На большинстве крутых оболочек изготовителями-разработчиками поставлены блоки на пиратов. Если ты включил такую программу нелегально, она автоматически начинает связываться с Интернетом, пока не сообщит изготовителю свое местонахождение, сдав своего ничего не ведающего пользователя с потрохами. Если твой компьютер не включен в Интернет на постоянной основе, тебе особо бояться нечего. В войсках же это приводит к полному бардаку. Машины, в которые загрузили пиратские программы, сами собой, независимо от пользователя пытаются включиться в местную сеть. В системной лаборатории это выглядит, как настоящий штурм: сразу несколько машин наперебой атакуют сеть, не называя ни шифров, ни паролей. Найти виновных сейчас трудно. Программы закупались много лет назад, тогда ни кто и не говорил о создании сетей, эти программы исправно служили в штабах, а те, кто их закупал, давно поувольнялись. "Грехи" вскрылись только, когда стали создавать сети.

Вообще офицеры говорят, что положение на "электронном театре военных действий" похоже на состояние русской армии начала эпохи Петра Первого. Тогда проходимцы пичкали войска пушками, ядрами и мушкетами "левой сборки". Их качество вскрылось только на войне прямо под стенами Нарвы. Пушки лопались при первом же выстреле, мундиры рвались на солдатах еще на марше, ядра взрывались прямо в обозах. В какой момент возможной войны в штабах начнут гореть процессоры, виснуть программы, а ракеты и спутники полетят в неизвестность, сейчас трудно сказать.

РОССИЙСКАЯ АРМИЯ, ОКАЗАВШАЯСЯ НА ПОРОГЕ ХХI ВЕКА на новом для себя поля боя еще только привыкает и учится новым правилам боя, тактике и стратегии. Электронные войны для нас еще только начинаются. Как в правильной компьютерной стратегической игрушке, Россия пока еще не может и помышлять ни о каких наступлениях. Мы в глухой обороне, защитить бы хоть свои маленькие сети. Но уже в первые годы присутствия русских военных в новом пространстве проявились во всей красе традиционные для русского воинства качества, видимо передающиеся генетически от многих поколений еще со времен походов на Царьград.

Враг может залезть в сеть и при помощи предателя. Но самое опасное из вредных качеств, даже не вечное, как мир предательство, которое особенно расцветает в смуту, а родное, увы, разгильдяйство. Не смотря на все запреты, офицеры тайно грузят в штатные машины игрушки, само собой пиратские, чтоб в окно свободного времени не глядеть в потолок, а долбиться в "Дюк". Другие используют служебные машины для своих нужд, вставляют дискеты, чтоб подработать на какую-нибудь фирму, денег-то мало платят. Все это наводняет сеть вирусами и возможно новыми закладками — с офицерами, работающими в сети, всегда страстно хотят подружиться самые разные элементы. Веселые и разбитные, свои в доску, парни силятся добиться к себе расположения, подсовывают по-дешевке разные диски.

Казнокрадство — другой "вирус", загнанный в генофонд армии много эпох назад. Даже та мелочь, что выделяется наивным российским обществом на оборону, частенько уходит в трубу. О поставках некачественных машин и программ уже говорилось. До сих пор ходят страшные рассказы про то, как во времена черномырдинской инфляции зарплаты офицеров прокручивались через банки. Большие начальники попроще строят коттеджи, обзаводятся дорогими авто. Стелят в своих штабных кабинетах ковры, делают евроремонт, ставят мягкую мебель, телевизоры с плоским экраном. Недавно офицеры рассказывали, как их один полковник заставил таскать куда-то полсотни "обалденных пылесосов", в то время, как во многих служебных помещениях нет даже плафонов на лампах, а гордо называемые туалетами обычные "параши" постоянно забиты.

Помимо этого, у воинов электронных сражений есть и специфические проблемы. У подобных частей в подчинении нет солдат. Но все равно есть внешняя и внутренняя территории, которые надо убирать. Поэтому, офицер приходит на службу пораньше, берет в руки лопату и гребет снег, долбит ломом лед, сыпет, как сеятель, соль. У каждого отдела свои лопаты, носилки, закрытые опытным каптером в подвале на известный только ему хитрый замок. "Чтоб не сперли другие отделы". Инвентарь часто ломается, а без лопаты офицер будет ровнять свой сугроб до вечера — хакеры смогут за это время взломать все сети, какие только есть.

Все это угнетает тех, кто мечтает о настоящей службе. Но именно они и делают всю электронную войну. Каждый день офицеры, повязанные всеми этими бытовыми проблемами, занимают свои места перед мониторами и отмороженные "на территории" пальцы кладут на клавиатуру, держат электронный фронт. "Компы", программы, сети — они этим живут. Их страсть к кибервойне, злобные порывы "своевать" в сети русскую войну, отчаянная вера в победу русского оружия в любом пространстве. Это и есть самое главное качество русских, такое же бессмертное, как и все предательства, такое же всесильное.

Лаборатория реагирует на любые сигналы о попытках взлома. Офицеры по машине найдут источник взлома, ту персоналку, с которой была осуществлена попытка, номер комнаты, где она находится, имя пользователя. Туда отправятся дознаватели с вооруженными солдатами и задержат того, кто все это сделал. Бывает, что на месте находят парней с целой системой приборов для записи и дешифровки — это шпионы. Бывает, на месте окажется просто новичок, который плохо ориентируется в клавиатуре, ему сделают внушение. Больше всех доставляют проблем старые полковники. Седые черти, привыкшие лезть во все, не считают нужным реально учиться пользованию компьютером и все портят. "Системщики" стараются не давать "полканам" шифры и пароли для доступа в сеть. Но полковники страшно обижаются, они привыкли планировать целые операции и войны. Лейтенанту трудно объяснить полковнику, почему тому нельзя давать доступа в программу, а только доступ к просмотру файлов, без права их изменения. Обычно полковнику, если это необходимо, ставят выделенную линию, которую тот не сможет "закосячить" при всем желании. Для кабинета с таким контуром РЭБовцы ставят отдельный контур заземления, чтоб враг не мог считывать информацию с электрической сети или с обычной розетки. Поэтому, особо секретные кабинеты и машины заземляют отдельно. Подвал, куда идут все заземления тоже охраняется вооруженным караулом, чтоб никто не подключился, сам кабель постоянно проверяют. Совсем недавно на одном кабеле нашли блочок, прилепленный пластилином. Приемы и методы электронной войны формируются десятками в год и быстро меняются. Остается неизменным только факт войны.

Александр ГАМАЮН

На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 26 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

27

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

: Empty data received from address

Empty data received from address [ url ].

Игорь Савельев ОСТРОВ НЕВЕЗЕНИЯ (Нравы современной провинции)

Из Кремля в последнее время то и дело раздаются скрипы надвигающейся реформы правоохранительной и судебной систем. То молва разнесется о создании супермегаслужбы. То съезды судей и прокуроров проведут. А на Старой площади не перестают твердить: с "органами" надо что-то делать, иначе — все, труба... Так ли это? За ответом мы отправились в места, осененные недавним визитом президента, Псковскую губернию.

"Какой район у вас самый типичный?" — спросили мы в администрации.

Клерк молча ткнул в висящую на стене карту и попал пальцем в город Остров.

166 ЛИТРОВ НА ЧЕЛОВЕКА

29-тысячный город Остров известен тремя базами: лыжной сборной и двумя военными — морской авиации и ПВО. Ну а кроме того, как уверяют в УВД области, это еще одна из самых криминогенных точек на Псковщине.

Только в прошлом году милиция изъяла у "островитян" 5 тысяч литров самогона. Получается, что учитывая "официальную" продажу спиртного, на каждого жителя города, включая грудных младенцев, пришлось по 166 литров. Неудивительно, что большинство убийств в Острове происходит именно на бытовой почве.

"Зато раскрываемость, — хвастает нам местное милицейское начальство, — почти сто процентов". Начальство не скрывает своего удовольствия. Выходит, оно как бы опровергает доводы Кремля о падении профессионализма на местах.

ЧЕЧЕНСКИЙ КАПКАН

Пока местные мужики пропивают остатки былой роскоши, в городе оседает заезжий люд: чеченцы, армяне, цыгане. Заезжих немного — всего человек 300 на район, но в общественной жизни они играют роль далеко не последнюю.

Аборигены вспоминают, что кавказцы появились в Острове недавно — в 1991 году. С этого момента в районе стали регулярно пропадать автомобили повышенной проходимости "уазики" и "Нивы". Оказалось, что их угоняли прямиком в Чечню. Дудаевская армия остро нуждалась в "боевой" технике. Потом, в середине 90-х, произошло не менее яркое событие: в районе осел чеченский клан Моташевых. Моташевы "выкупили" местную птицефабрику. Бизнес шел хорошо до тех пор, пока милиция не обнаружила на птицефабрике цех, продукция которого не значилась ни в каких документах.

Оперативники быстро выяснили, что прибыль от продажи "левых" кур уходила в Чечню — на подпитку боевиков. А еще, видать, на нужды Островской районной администрации. Ведь эта история так и не получила своего продолжения. Чеченцы отделались лишь мелким штрафом за мелкие нарушения.

А недавно Моташев-старший (глава клана) получил право 25-летней аренды ресторана "Остров", в самом центре города. В отличие от других коммерсантов, необходимые бумаги он оформил всего за месяц...

"Повязали" его родственника за участие в убийстве фермера, да и отпустили — доказательства не так получили, а чистосердечные признания подельника — так это пустой звук...

"Он что же, этот Моташев, — интересовались мы у местных руководителей, — всемогущий и неуязвимый, как Брюс Уиллис?" Руководители скромно опускали глаза. В Островском районе вообще многое могут, и на многое предпочитают закрывать глаза. Могут дать зимой "взаймы" 1200 тонн мазута, оставив город без тепла и горячей воды, а потом еще и не попросят обратно. Могут дать на "обналичивание" 600 миллионов старых рублей из топливного кредита, а потом списать на "коммерческий риск". Правда, вот продать в Эстонию 120 ракетных двигателей как лом не получилось, но за это так никто и не сел.

Допустим, всем в милиции (и в администрации) известно, что местная круглосуточная автостоянка — гостиница для "дальнобойщиков" с говорящим народным названием "Красный фонарь" — давно уже стала излюбленным местом ночлега для раненых чеченских боевиков, следующих транзитом для поддержания пошатнувшегося здоровья в Прибалтику. К их услугам есть даже лекарь, из местных специалистов. Об этом "гиппократе" тоже все знают, и тем не менее он до сих пор — на свободе.

Еще боевики обжили санаторий "Хилово" в соседнем Порховском районе. (К слову, во время моего приезда в санатории проходило заседание Совета директоров водочного гиганта "Кристалл".)

"Мы здесь ни при чем, — отбиваются от упреков в Островском отделе внутренних дел, — все вопросы к контрразведке".

Между тем, районный отдел ФСБ по указанию из Москвы "за ненадобностью" сократили еще в позапрошлом году...

БЕРЕГИСЬ АВТОМОБИЛЯ

"Беспомощность" островской милиции давно уже никого не удивляет. К этому явлению относятся здесь как к некоей богоданности. В самом деле, эка невидаль: начальник криминальной милиции, он же заместитель начальника милиции района, подполковник Семенов ходил в один детский сад с лидером местной ОПГ гражданином Воробьевым. Подумаешь, молва утверждает, что два этих человека не прекращают нежной дружбы по сей день. Это — не главное. Главное — раскрываемость...

8 марта прошлого года, аккурат в Международный женский день, супруга подполковника Семенова на семейной автомашине "ауди", стоимостью 13 тысяч долларов, сбила майора Халеева, летчика из местного гарнизона. Без малого месяц майор Халеев пролежал в госпитале. Когда же он поправился, то узнал, что в районной прокуратуре отказались возбуждать уголовное дело. "Ввиду легкой степени тяжести вреда здоровью" — сказано в постановлении прокуратуры. Правда, врачебно-летная комиссия оценила его состояние иначе: летчик Халеев на целый год отстранен от полетов с перспективой вообще лишиться доступа в небо. Это уж никак не 420 рублей — ровно такой штраф пришлось заплатить жене милицейского начальника, хотя, как утверждают, за рулем находилась совсем не она...

Покалеченный Халеев отделался еще легко. Очевидцы рассказывают, что понятыми при осмотре места ДТП были... обитатели Островской КПЗ, а привозил "подопечных" лично подполковник Семенов. Под взором беспристрастного Семенова арестанты-понятые могли подписать вообще все что угодно. Например то, что летчик сам прыгнул под колеса...

ЛЕХА-САПОГ

В маленьком Острове — 6 официальных заправок и около десятка нелегальных. Это еще одна отличительная особенность здешних мест: в некоторых районах области всего 2-3 заправки. Ларчик открывается просто: на одной из военных баз — керосин в немеренных количествах. Конечно, время от времени приезжают инспектора из Министерства обороны, но после напряженной культурно-развлекательной программы уезжают ни с чем. Если состояние им еще позволяет, они с интересом разглядывают по пути, как мчатся по псковским трассам бензовозы в сопровождении кортежа ГИБДД. Утверждают, что именно так перевозится в здешних местах ворованая горючка. Болеющие за ратное дело милиционеры со слезами на глазах рассказывают, как за этим занятием неоднократно замечался один из главных милицейских начальников, более известный под кличкой "Леха-сапог". Его по-отечески журили, и на этом все заканчивалось.

Кстати, его родной брат, служа в учетном отделе ГАИ Острова, за один только 1994 год зарегистрировал 34 нерастаможенных иномарки. Правда, прокуратура посчитала, что проверка подлинности документов на автомашины не входила в его должностные обязанности.

А что делать? Красиво жить хочется всем...

ИЗНАСИЛОВАНИЕ БЕЗ НАСИЛИЯ

Теперь, когда вы хоть немного познакомились с нравами провинциального Острова, вас, как и меня, вряд ли удивит и эта история.

2 июля 1999 года некто Ергали Умаров (по непроверенной информации, член ОПГ цыганского барона Богданова, контролирующего всю торговлю наркотиками) встретил 17-летнюю Катю. Шел дождь, а посему предупредительный южанин предложил девушке переждать непогоду в развалинах соседней котельной...

На свое горе Катя предложение приняла. Откуда ей было знать, что галантного Умарова уже осуждал Верховный суд Эстонии за изнасилование 11-летней девочки на 8 лет.

Что произошло на развалинах котельной, вы, вероятно, догадываетесь. Только на этот раз наученный горьким опытом насильник был уже умнее. Он популярно объяснил Кате, что если она вздумает обратиться в милицию, он устроит "групповуху", а потом расклеит ее фотографии в голом виде по всему городу. Катя испугалась.

Аналогичная история случилась в Острове сравнительно недавно: после этого девушка едва не покончила с собой.

А еще, говорил Умаров Кате, из тюрьмы скоро выйдут мои друзья, которых отправила за решетку твоя мать, и вырежут всю вашу семейку.

Надо сказать, что мать Кати — судья. Но даже это не останавливало Умарова. Он ощущал свою полную безнаказанность и не скрывал этого...

Почти полгода Катя скрывала от родных правду. Мать не могла ничего понять: ее дочка, всегда спокойная и уравновешенная, превратилась в одночасье в истеричку.

Когда же все вскрылось, гнева матери не было предела, после чего дочь написала заявление в милицию и прокуратуру, и Умаров был арестован. Однако вскоре его отпустили под подписку о невыезде. Следователь-стажер, которому передала дело "опытнейшая" в таких делах старший следователь Роза Шелест, посчитал, что насильник не несет опасности для окружающих (хотя, замечу, изнасилование относится к разряду особо тяжких преступлений, а вдобавок Катя — несовершеннолетняя).

В день своего освобождения Умаров подкараулил Катю на вокзале.

"Ну что, разберемся?" — закричал он, и, схватив Катю за руку, потащил подальше от людей. Чудом ей удалось вырваться, и убежать.

Что бы вы думали? Умарова отправили обратно за решетку? Как бы не так. Прокурор Островского района Коннов заявил, что не видит в этом ничего страшного. Подумаешь, у Кати все руки в синяках. Ерунда какая! А после уголовное дело и вовсе было прекращено. По амнистии.

"А что вы хотите, — районный прокурор Николай Коннов разводит руками, — если бы она написала заявление сразу, а не ждала полгода... А так — доказательств нет... Может, это и не изнасилование было, может, они просто сожительствовали, а потом разругались..." На лице прокурора возникает дымка задумчивости...

"В нашей прокуратуре всегда во всем сомневаются, — белеет от злости председатель районного суда Овчинников, — представляете, объявили в розыск двух убийц. Дело прокуратура временно приостановила за отсутствием подозреваемых. И вдруг одного из убийц случайно задерживают. Звоню в прокуратуру: вам убийца нужен? Нет, отвечают, пусть пока бегает... Бились-бились, пришлось отпускать. До сих пор ищут..."

Моя командировка подходила к концу, когда в соседнем, Пыталовском, районе случилось ЧП: начальник райотдела милиции Гаврилов из табельного "макарова" тяжело ранил прокурора района Наталию Мацкевич...

Изнасилованная дочь судьи, полуживой прокурор — это частности. Антропологи считают, что самоуничтожение — последний признак разложения организма...

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 28 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

29

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ЦВЕТЫ ЗЛА (Сектантство как новый вид бизнеса)

Если хотите быстро разбогатеть — придумайте новую религию. Это циничное замечание как бы подытоживает сектантский бум конца прошлого века в России.

Секты — выгодный бизнес для их организаторов. В распоряжении пастырей попадает множество молодой, послушной рабочей силы, которой положено вкалывать бесплатно, "по уставу".

Православная церковь решительно осуждает любое сектантство. В любом нашем храме постоянно звучат проповеди, в которых раскрывается суть ересей.

Деятели двух других традиционных религий России — мусульманства и иудаизма — точно так же относятся к многочисленным новоявленным миссионерам.

Недавно в Москве прошла конференция, на которой православные, мусульмане и иудеи осудили деятельность таких сект, как "Свидетели Иеговы", "Методистская церковь", "Евреи за Иисуса". Особенно жаркие дебаты велись по поводу последней секты. Ее лидеры утверждают, что иудаизм и христианство — одно целое, что наносит ущерб и православию и иудаизму.

Это идейная борьба. Хотя новое законодательство поставило немало препятствий для развития сектантства в России, но, судя по всему, осталось немало обходных путей. Новые секты ширятся и разрастаются. В них калечатся русские души. В них наживаются капиталы — за счет пожертвований из-за рубежа, отмывания грязных денег и использования дешевой рабочей силы прихожан.

Только в Москве сейчас действует более трех тысяч различных сект. Эксперты утверждают, что в них вовлечены около 800 тысяч человек.

Большинство сект прикрыто названиями "психоцентров", "клубов психологической поддержки". Получить лицензию на такой клуб очень легко.

Психотренингом людей доводят до состояния полной подчиненности. Если человек попадает состоятельный, то его элементарно "обувают", то есть методами психотренинга убеждают переписать все имущество на имя лидера секты: машину, дачу, квартиру. И никакой суд не поможет "пациенту". Все делается "на добровольной основе".

Неимущий, погибающий человек обрабатывается еще легче.

* * *

У Теодора Драйзера есть гаденький, мерзенький рассказец "Прибежище", в котором главная героиня, — "цветок, выросший на помойке" (что ж, вполне американский литературный язык"), спасение от нищеты, разврата и криминала может найти только в американском католическом монастыре — гадком, лживом, непереносимом. Уход в него — "прибежище" -только бы не стать элементарной жертвой естественного отбора, равносилен для этой девушки погребению заживо.

Мы, "дорогие россияне", совершенно никому не нужны — ни нашему государству, ни нашим друзьям, которые всегда предают нас, когда не могут удовлетворить нами свои материальные потребности. Есть, правда, святая, русская православная церковь, но и там — "смрад и полумрак". Прихожанами нередко являются обыкновенные снобы — быть верующим нынче модно — те, кто показушечно и смачно крестятся, с вызовом носят интимный нательный крест поверх одежды с высоким воротом и гордо постится. Ожидая от таких сочувствия и помощи в дни бедствия, слышишь в ответ: "Для меня самое важное — моя семья. Это — твои проблемы". И не видят они, как с зажженных ими свечек, которые они судорожно сжимают во время службы, капают на церковный пол капельки крови и слез...

* * *

В Щелковском Благочинии — двадцать три храма, три непосредственно в городе. И в то же время "Свидетелями Иеговы" получено разрешение на строительство "Зала Царства", иеговистского капища, правда, проект уже год как заморожен, — заказчиков не устраивает выделенное отдаленное место. В бывшем Доме пионеров собираются сектанты из четырех разных мест.

А методистская церковь "Щелково" уже три года как отстроила свой коттедж.

Секты — опиум для народа. Они ищут тех, кому плохо, окружают заботой и лаской. Всем нужны дружба и любовь, верность, человеческая надежность. И они дают все это. В обмен на отречение от Родины, веры, косвенное надругательство над памятью предков. Говорят: кроме нас, некуда. Мы — единственное прибежище.

Люба — молодая женщина трудной судьбы: ей тридцать, у нее — психиатрическая инвалидность, причиной которой стали трудное детство и "реформы" начала 90-х.

В ее свидетельстве о рождении стоит прочерк в графе "отец". Мать убила ножом сожителя и отсидела пять лет за "состояние аффекта". А когда была на свободе, нередко не пускала дочь домой, и Люба скиталась по подвалам. Так и началась ее болезнь.

В начале 90-х стало можно и модно продавать свои единственные квартиры. Мать Любы продала свою, купила себе и дочери по кожаной куртке, оставшуюся выручку проели. А жить-то негде. Мать сгинула, ничего о ней неизвестно, а над Любой сжалилась ее родная бабка: отыскала, отмыла, прописала, отвела к врачам. Психиатры дали Любе 2-ю группу и положили пенсию.

Вот и живут они, двое пенсионеров, тридцати и семидесяти пяти лет. Денег катастрофически не хватает. Ни мужа, ни жениха путного у Любы нет и быть не может.

Люба требует внимания к своей бедности от общественных и религиозных организаций. Нина Николаевна, первый секретарь КПРФ, передала ей кучу одежды, даже отдала свое новое пальто, которое ей мало, а Люба все равно звонит ей каждый день, просит ботинки. Ботинки Нина Николаевна приготовила, но идти домой к Любе побоялась, сообщив, что будет ждать на остановке. Люба не пришла, и всем теперь рассказывает, какая Нина Николаевна злая, жадная и бессердечная.

Повстречав свидетельницу Иеговы, Люба выразила заинтересованность. Ей дали домашний адрес. Люба пошла на встречу, но очень невовремя: свидетельница, ее ровесница, собиралась ехать куда-то на темно-зеленом "ауди".

— Извини, я сейчас тороплюсь, — сказала иеговистка.

— Мне нужны сапоги, мне нечего носить зимой. Я — инвалид, в мороз без сапог у меня мерзнут ноги…

— У нас — не благотворительная, а религиозная организация, — был ответ. — Мы помогаем только своим. Как я понимаю, в Бога ты веришь, но по-православному. Скажи, зачем заботиться о материальном, когда не за горами Армагеддон, после которого ты не будешь нуждаться в теплой обуви, так как наступит тропический рай. Но если ты примешь нашу веру, мы станем для тебя огромной семьей, и тогда найдем тебе и сапоги, и все, что душе твоей угодно, — закончила иеговистка и выехала со двора.

* * *

"Доска объявлений":

"Методическая церковь "Щелково". Богослужения по воскресеньям, в 11.00. Музыкальные занятия с детьми (грамота, фортепиано). Мы готовы ответить на ваше письмо".

Люба пишет, жалуется на знакомую свидетельницу Иеговы, просит помощи, духовной и материальной. Очень скоро приходит ответ:

"Дорогая Любовь, здравствуйте!

Ваше письмо получили и отвечаем на него. Дорогая Любовь, приходите к нам в церковь в "Щелково" в любое время, мы будем рады вам.

При церкви "Щелково" есть духовная семинария. Дни и время учебы (…).

Богослужения проходят по воскресеньям: в 11.00 — для взрослых, а детское в 13.00.

Добро пожаловать, мы ждем вас, Любовь, поможем найти истину в Священном писании.

Пастор "Методистского собрания в России", он же суперинтендент, он же президент

Уо Чжи Ел".

Нина Николаевна сидит в штабе с Надеждой Константиновной из Московского института независимых экспертиз. Столичная гостья выполняет задание: опросить по всей Московской области представителей различных политических партий, которые только найдутся. Набор вопросов скучен и стандартен: отношение к мэру, настроение горожан, отношение к грядущему соитию "Отечества" с "Единством", "фруктов" с СПС…

— Назовите мне, Нина Николаевна, специфические проблемы вашего района.

— Религиозная, — быстро отвечает респондентка.

— Очень интересно.

— В Щелкове свирепствуют "Свидетели Иеговы" и корейцы из Методической церкви.

— Ой, корейцы! Какой ужас!

* * *

О методистах.

Протестантское течение, возникшее в англиканской церкви, развилось из кружка, созданного в Оксфордском университете, члены которого отличались особым рвением, упорством и методизмом в изучении Библии (откуда и название). Методисты имеют свои объединения в 87 странах мира, насчитывающих около 26 млн. верующих. Ведущее место принадлежит Объединенной методистской церкви США. Имеется своя методистская международная организация — Всемирный методистский совет, объединяющий 55 национальных церквей. Каждые десять лет созывается всемирная конференция.

"Двери церкви "Щелково" настежь распахнуты для всех!"

И стоит она, ненаглядная, на городской окраине, "на горе". Обступили ее частные домики, покровительствует чудесный лес…

Сонная, лесная улочка, избушки вперемешку с коттеджиками. Жалкая бордовая избенка, к крыше прибит одноперекладинный крестик. Завалившийся ажурный заборчик, калитки нет, лишь гостеприимная щель для прохода.

Люба решительно входит. По снегу прыгают непонятные люди, в мороз — без пальто, все низкорослые, все кричат друг другу что-то странное.

Люба останавливается у крылечка. Домик кажется выпотрошенным, выдолбленным изнутри, над входом висит колокольчик с длинной веревкой на язычке.

К Любе подходят экзотические мужчины Дальнего Востока и строго спрашивают: кто ты, зачем пришла?

— Я ищу истину, — прозвенел тоненький, нежный голосок душевнобольной женщины.

— Вы хотите учиться?

— Да.

— Значит, к пастору.

За бедненьким домиком прячется трехэтажный коттедж, да что "коттедж" — дворец! Не из банальных кирпичей, а из сверкающих плит. Скользкие плиточные лестницы. Любу под конвоем ведут на второй этаж, где слева — зал для богослужений — черный лак, натуральная кожа, дерево, а справа — пастор за столом. Перед ним — деревянный крест. Пастор — пожилой кореец с седеющими бровями вразлет. Он ни слова не понимает по-русски и допрашивает Любу через переводчика. Просто дипломатический прием в посольстве.

— Зачем вы пришли? Что от нас хотите? Сколько вам лет? Где вы живете? С кем вы живете? Работаете? Учитесь?

— С работой плохо. Учиться скучно. Я живу с бабушкой.

— Бабушке сколько лет?

— Семьдесят пять.

— Замужем? Но у вас, наверное, все равно скоро должен появиться жених или мужчина? Знаете ли вы Библию? Прочтите какой-нибудь стих из нее.

Люба своими словами пересказывает напутствие, презрительно брошенное ее знакомой иеговисткой на просьбу о сапогах: не заботьтесь о том, что надевать. Лилия луговая… цветы, что завтра будут брошены в огонь… а между тем Соломон в славе своей не мог похвастаться таким нарядом… Люба это хорошо запомнила.

А русскоговорящий кореец переводит стареющему пастору каждое ее междометие.

— Пастор очень рад, что вы к нему пришли.

Седеющий сын юго-восточной Азии улыбается, кивает головой.

— Но сейчас пастор уезжает и в Щелково вернется только в апреле. Если вы хотите учиться у нас, то сначала походите на наши богослужения, побольше почитайте Библию. Беспокоиться об учебе нечего, — мы набираем учеников в течение всего календарного года. Если бабушка хочет, пусть тоже приходит: у нас есть специальная программа для пожилых людей. Обращались ли вы к другим конфессиям?

— Только к "Свидетелям Иеговы", — Люба имеет в виду сапоги.

— А еще?

— Больше никуда не ходила.

— Но если у вас подобные убеждения…

— Их нет! — всхлипывает Люба. — Они — жадины! Сволочи!

— Все мы приехали сюда по зову сердца, — очень строго и очень серьезно заявляет переводчик. — Может быть, и вы достигнете таких высот в учебе, что поедете миссионером в другую страну. Наша задача — побольше читать Библию и делиться, рассказывать об Иисусе Христе своим знакомым. Разве это трудно? Иисус Христос с нами, и когда мы служим ему в нашем храме, то излечиваемся от плотских недугов… Здоровье-то у вас хорошее?

— Плохое, я же инвалид, у меня зимой без сапог очень мерзнут ноги.

Люба ходит по сугробам в кроссовках. А тут тебе в январе мороз ударил.

В углу стола лежит пачка разнообразных конвертиков.

— Может быть, здесь отыщется мое письмо?

— Две недели назад здесь другие люди были, — отвечает строгий переводчик.

Он дает Любе пачку методистских календарей — крупным планом дикий цветок, цитаты из Библии, месяцы в строчку. И две автоматические ручки с корейскими буковками.

— Календари подарите своим знакомым. В воскресенье поговорим с вами побольше.

В апартаменты пастора вбегает молоденькая кореяночка, — крошечная, шелковистоволосая, огненная…

Выход из заморского дворца Люба еле находит.

* * *

С тех пор она посещает собрания методистов. Ей у них нравится, но Люба все равно требует от Нины Николаевны те самые ботинки.

— А как же твои корейцы? — удивляется та.

— Так ведь они только сильным помогают, — тяжело вздыхает Люба.

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 30 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

31

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

: Empty data received from address

Empty data received from address [ url ].

КОМСОМОЛ НЕ ИСЧЕЗ (Интервью с первым секретарем комсомола (СКМ РФ) Московской области Ибрагимом УСМАНОВЫМ)

КОРРЕСПОНДЕНТ. Комсомол — это молодежь. Молодежь — это энергия. Энергия — это реальные дела, реальные поступки, реальные шаги прямого действия. Какие, на ваш взгляд, настоящие дела, события можно выделить в сегодняшней жизни нашего комсомола?

Ибрагим УСМАНОВ. Начать хотелось бы с того, что сейчас в комсомол, в первую очередь, идут ребята с активной жизненной позицией. Чего греха таить, 10-15 лет назад в советском комсомоле было очень много балласта. Во многом именно из-за этого комсомол так тихо и почил в первые годы перестройки, несмотря на то, что он был многомилионный, там было много молодых ребят. Но часть из них шла туда из карьеристских побуждений. Другая часть шла по необходимости, так как комсомольцем просто нужно было быть. Только небольшая часть ребят шла туда действительно по убеждениям. Сейчас же, когда вступление в комсомол более чем необязательно, то есть государственная политика в этом направлении не диктует никаких условий, в комсомол приходят ребята с активной жизненной позицией, желающие изменить ситуацию в России к лучшему. У них свои взгляды, у них свое видение, как это сделать. И комсомол как организация помогает им в этом. То, что нельзя сделать одному, десятерым, то можно сделать сотней или тысячей.

Корр. Сегодня большей части молодежи просто некуда девать свою энергию. Одни считают: в том числе из-за этого образуются скиновские группировки, разные революционные организации, так как некоторые видят свое будущее именно в этом. Чем оригинальным в этом смысле может нас порадовать, удивить комсомол? Где находит в комсомоле эта энергия выход?

И. У. Вы не меньше меня знаете все наши радикальные организации, они все достаточно малочисленны. Радикализм тоже должен быть здоровым. Я считаю, что голый радикальный энтузиазм скорее вредит делу. Энергия молодежи должна прежде всего направляться в созидательное русло. У государства в течение многих лет напрочь отсутствует даже намек на молодежную политику. В итоге образовался вакуум, молодежь предоставлена сама себе. Фактически брошена на улицу. Посмотрите, категории 14-16 лет, им действительно некуда приложить свою энергию. Молодежь выходит на улицу, и что ей предлагают? Пополнять криминальные группировки или ряды маргинальных организаций, кто-то подсаживается на иглу. А в то же время кто-то, у кого энергия желает войти в русло созидания, приходит к нам, в комсомол. Что эксклюзивного, что оригинального комсомольская организация может предложить молодежи? Возьмем последние наши акции. К примеру, молодежный поход на Москву "Антикапитализм-2001". Он не был организован никем свыше. Действительно, лидеры молодежных организаций собрались, и в результате долгой дискуссии родилась идея этого молодежного марша. Марш должен был продемонстрировать, что молодежь не желает жить дальше по тем лекалам, которые дает ей власть, привлечь к себе внимание и в какой-то степени объединить усилия различных молодежных организаций. Я рад, что комсомол выступил одним из главных организаторов этой акции. Это была первая объединительная акция, в которой приняли участие почти все заметные оппозиционные молодежные организации России. Голос молодежи должен быть услышан.

Корр. А еще какие конкретные дела вы можете назвать? Я недавно слышал, что будет проводиться весьма оригинальный пикет Минобразования. Так ли это? Расскажите поподробнее.

И. У. Тот оргкомитет (в него, кстати, входят и НБП, и Авангард Красной молодежи), которым был проведен антиглобалистский поход на Москву, мы решили сохранить для координации действий молодежных организаций. И следующей акцией, которую решено было проводить вместе, будет пикет Министерства образования. Акция будет проведена по-антиглобалистски дерзко. Почему дерзко? Потому что дерзость молодежи очень свойственна, и направлять молодежную энергию на какие-то рутинные дела — это значит, фактически потерять молодежь. Сама молодежь потеряет интерес к такой организации, которая проводит рутинные, неинтересные акции. Один раз придет, другой раз придет, но потом мы ее там не увидим никогда. Пикетирование Министерства образования мы решили провести достаточно радикально и жестко. Еще не хотелось бы раскрывать все детали готовящегося мероприятия, чтобы эти действия для властей были неожиданными. Скажем так: эта акция будет вне рамок нашей серой обыденности и повседневности.

Корр. А в этом свете планируется ли некое осовременивание нынешнего молодежного коммунистически ориентированного движения? Недавно начала выходить газета "Молодежная политика", которая, будучи достаточно современной, интересной, а главное актуальной для молодежи, принципиально отличается по отбору и форме подачи информации от таких газет КПРФ, как "Советская Россия" и "Правда". На ваш взгляд, будет ли проходить дальнейшее осовременивание комсомольского движения, чтобы как-то втянуть, привлечь молодежь со стороны?

Ибрагим УСМАНОВ. Мы прекрасно понимаем, что ничего не стоит на месте, история движется, все меняется. И насколько нам это удается, мы стараемся вносить в работу с молодежью новые современные методы. Трудно бывает оторваться от чрезмерной идеологизированности. В партии тоже есть, на мой взгляд, неправильные мнения, что работать с молодежью надо по-старому, по-советски. Хотя, чтобы молодежь за нами пошла, надо с ней разговаривать тем языком, на котором она говорит сегодня. Проводить такие мероприятия, которые будут интересны современной молодежи. Самим быть современными. Четко ориентироваться в молодежной среде и знать увлечения молодежи. Многие молодые ребята сейчас желают быть политически активными, ходят на пикеты и митинги. Не прошло еще ни одного серьезного политического события мирового масштаба, чтобы молодежь не отреагировали на это. Будь то пикет у американского посольства, посольства Латвии, посольства Израиля. Я считаю, что это тоже современные методы.

Корр. Вы являетесь первым секретарем комсомола Московской области. Примерно, сколько человек состоит в подмосковном комсомоле, и насколько активно на этом направлении ведется работа?

И. У. Специфика работы московской областной организации — это, в первую очередь, близость к Москве. Все заметные мероприятия, будь то какие-либо пикеты, будь то молодежный марш на Москву, все это было организовано либо самим подмосковным комсомолом, либо при его непосредственном участии.

Что касается численности подмосковного комсомола, то мы недавно провели определенную ревизию, избавились от балласта, который накопился за эти годы, то есть людей, которые числились, но не работали, не принимали участия в мероприятиях. В итоге на сегодняшний день организация составляет более 500 человек. Это неплохой показатель, мы находимся в первой тройке-четверке региональных отделений комсомола России. В последнее время наметился даже рост: молодежь вступает в комсомол целыми классами. Мы в ближайшее время поедем в один из районов, где желание вступить в комсомол изъявил целый класс. Подходим к принятию в члены комсомола очень строго, чтобы не повторить практику, когда принимали абсолютно всех. Сейчас, чтобы стать членом комсомола, нужно пройти определенный кандидатский стаж, показать себя в работе, и только после этого мы вручаем комсомольский билет.

Корр. Вы сами сейчас сказали, что тот оргкомитет, который проводил антиглобалистский поход на Москву, решено было сохранить. Но одновременно я слышал, что этот оргкомитет решено было также преобразовать в координационный совет антиглобалистского движения России. Так ли это?

И. У. Поход на Москву изначально назывался антикапиталистическим. Но потом, после марша, когда мы подводили итоги этого похода, действительно, было решено встать во главе организации в России антиглобалистского движения. Есть даже рабочее название: Молодежное Антиглобалистское Действие. Почему было принято такое решение? Это не есть уход в сторону от нашей российской действительности: только на первый взгляд кажется, что Всемирная Торговая Организация — это где-то в стороне. На самом деле, вступление России во ВТО коснется абсолютно каждого человека в нашей стране. И тот факт, что сегодня власти упорно лоббируют в парламенте Законы о земле, о труде, о политических партиях, это все есть унификация, выстраивание России под мировые глобальные структуры. Там сказали, что Россию мы примем только такой, "реформированной". И наши "реформаторы" начинают ломать, резать фактически по-живому, превращая Россию в сырьевой придаток “золотого миллиарда”.

Корр. Ибрагим, а возможно ли сотрудничество комсомола с организациями, делающими больший акцент на национальном аспекте, может быть, более радикальными, чем комсомол, но, тем не менее, существующими?

И. У. Олег, лично для меня все нации абсолютно равны, я изначально подхожу к любому человеку любой нации с позиций интернационализма, а уже потом, в результате межличностного общения у меня формируется мнение о данном представителе конкретной нации. Положим, вы знакомитесь с каким-то человеком, какие у вас есть основания ему не доверять, смотреть на него враждебно? У вас нет таких оснований. И уже в процессе общения с ним, работая с ним вместе, вы начинаете выстраивать в отношении него свою политику. Так же и с нациями. Я бы не стал говорить, что одна нация хорошая, другая нация плохая. Россия — многонациональная страна. И если мы не будем уважительно относиться к различным нациям в многонациональном государстве, то нас ждет печальная участь: и Россия, вслед за СССР, развалится на многие маленькие княжества по национальному и территориальному признаку. Что касается националистических организаций, бороться за права своей нации нужно, бороться за права своей нации в ущерб другим нациям не нужно. И поэтому здесь наши позиции абсолютно четки: мы интернационалисты, но, в то же время, пренебрегать правами русской нации, которая является сейчас, и всегда была наиболее многочисленной в России, нельзя. А пока уютно в России живется кому угодно, кроме самих русских.

Корр. Но нельзя не учитывать того факта, что многие национально ориентированные движения тоже имеют достаточно большие перспективы в условиях нынешнего разлагающегося общества. Можно ли сказать, что вы работаете с ними на одном поле?

И. У. Я могу объяснить, почему сегодня все так происходит. Мне абсолютно понятно, почему был погром в Царицыно, абсолютно понятен сегодняшний всплеск националистических настроений в России. Причины прежде всего кроются в политике Кремля. Если вас обидели, если в отношении вас себя ведут некорректно, некультурно, если задираются, то в конце концов вы всегда дадите сдачи. Почему происходят погромы кавказцев? Потому что на всех наших рынках можно найти кого угодно, только не русского. В основном, лица кавказской национальности. Уже полным ходом идет планомерное выдавливание нашего крестьянина с наших рынков. Власти на это закрывают глаза, видимо, им все равно, с кого брать мзду. Это приводит к деформации межнациональных отношений. Именно власти виноваты в том, что у нас появляется самый радикальный национализм, который проявляет себя в таких погромах, как в Царицыно. Проводить идеи здорового национального подхода мы будем, работать со здоровыми силами, которые рассматривают национальные вопросы под призмой государственного патриотизма, мы будем. В наш оргкомитет входит Национал-большевистская партия. Я думаю, это говорит о многом…

Беседовал Олег БОНДАРЕНКО

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 32 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

33

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Олег Головин СКИНХЭДЫ СТОЯТ ЗА РОССИЮ

…Со скинхэдом мы договорились встретиться в метро. Я приехал пораньше, и в ожидании таинственного незнакомца пытался себе его представить. Кто это будет? Молодой, крепкий парень с бритым черепом (skinhead — /англ./ "бритая голова"), в куртке-"бомбер" с застывшими пятнами крови на рукавах, в тяжелых ботинках-"гриндерах" с истертыми от ударов носками? Или же чопорно одетый молодой человек, в пиджаке с галстуком, с мобильником, выдающий свою принадлежность к скинхэддвижению лишь слишком смелым взглядом исподлобья, не в меру долго задерживающемся на "лицах кавказской национальности", короткой стрижкой (в некоторых случаях гармонирующей с правильной скифской бородкой) и парой-тройкой наколок (а-ля кельтский крест) на руках? А может быть, кроме того, что он скин, он еще и ярый футбольный фанат, и поэтому его неизменным обмундированием будут камуфлированные штаны и, само собой, фанатская "роза" (шарф с символикой любимой футбольной команды)…

Пока я гадал таким образом, слева от меня появился высокий молодой человек, напряженно высматривающий кого-то в толпе вечно снующих и опаздывающих куда-то муравьев-обывателей.

Передо мной стоял крепкий парень с осмысленно жестким взглядом и небольшой бородкой. В его глазах можно было прочесть суровую опасную энергию, готовую в любой момент вырваться наружу и начать крушить все на своем пути. Впрочем, нет. Безумная внезапность была, скорее, маской, под которой скрывался в хорошем смысле расчетливый и умеющий себя сдерживать ум. Одет он был достаточно неприметно, так что вычленить его из толпы было занятием не столь уж простым. На нем была простая спортивная одежда (хотя, конечно, "свой" мог его опознать, увидев лейбл фирмы, одежду которой преимущественно носят скины). Единственное, что можно было заметить, долго вглядываясь в этого человека, это неприметная цепь на поясе, тяжелые ботинки (которые сейчас носит каждый второй) и едва вылезающие из-под рукавов закатанной куртки скинхэдовские наколки.

Я подошел и представился. Это был он. Его тоже звали Олег. Он был, по собственному признанию, "настоящий whitepower".

Увидев, что Олег дипломатично достает из ушей наушники от плеера, мне стало интересно, а что, собственно, слушает сегодня скиновская молодежь?

— Субкультура скинов — это музыка, татуировки, одежда, внешний вид в целом. Скины носят одежду наиболее вероятного противника. Апологетом в музыке является культовая группа "Skrewdriver", чей лидер Ян Стюарт, кроме того, является организатором движения "Кровь и честь". Из достойных зарубежных групп можно назвать еще "Brutal Attack" и "Totenkopf". Что касается отечественных скин-групп, то из оставшихся действительно заслуживают внимания лишь "Коловрат" и "Terror National Front". Сейчас некоторые скинхэды восхищаются известной популяризированной группой "Rammstein". Видимо, они просто плохо знают немецкий язык. Песни "Нагни меня!", "Ты пахнешь так хорошо", "Ты меня имеешь" очень далеки от идеологии настоящего скина. Кроме того, в этой группе есть еще инородцы и гомосексуалисты (об этом мало кто знает, а если знают, на это закрывают глаза), с чем, собственно, скинхэддвижение и борется.

В плеере самого Олега громко играл сборник "Keep in the white", и цепь на поясе ритмично дергалась, словно в конвульсиях.

"НЕ ХОЧЕТСЯ БЫТЬ ОРУЖИЕМ В РУКАХ ПОЛИТИКАНОВ!"

У выхода из метро я встретил одного своего старого знакомого нацбола. Тот куда-то спешил и после пары банальных вопросов побежал вниз по эскалатору. На его затылке я заметил нехороший взгляд Олега, говоривший о нелюбви к "лимоновцам".

— "Шарпов" (то есть красных скинов) Whitepower не очень любят, хотя, конечно, среди них тоже встречаются нормальные ребята. В первую очередь, их не любят за то, что они слишком близки к политике и зачастую ангажированы. Существует довольно извращенная точка зрения, что, повзрослев, скины продолжают свою борьбу, уходя в политику, в какие-то радикальные националистические партии. Это не так. Подобным путем идут лишь единицы. Поскольку какой бы радикальной партия ни была, реальных дел практически ни у кого не видно. То же самое РНЕ. Что оно реально сделало? Ничего! А ведь потенциал-то у организации был огромный. Скины во главу угла ставят свою непринадлежность к каким-либо иным организациям, кроме своих собственных группировок. Просто у политиков свои цели. Сотрудничество — да, но членство — ни в коей мере. Ведь скинхэддвижение — это тоже своего рода закрытое общество.

"МЫ — НОРМАЛЬНЫЕ ЭКСТРЕМИСТЫ!"

Из манифеста whitepower: "Настоящий скинхэд — только тот, кто дерется. С кем? С ублюдками! С какими? Неважно! С теми, "кто здесь не "welcome" совершенно", кто занимается торговлей, наркотиками, женщинами, нравственностью, загрязнением генофонда нации, созданием бандформирований этнического характера".

Олег мне твердо заявил:

— Скины борются с засильем инородцев, которые приехали в Москву не для того, чтобы помогать нашей стране, а для того, чтобы наживаться на ней. Ведь они не собираются исправно платить налоги или работать на заводе, они приезжают сюда заниматься элементарной спекуляцией. Как паразиты, как пиявки, на теле нашей многострадальной Родины. Поэтому эмигрантов мы не любим не ради удовольствия, скорее, это выражение нашего социального протеста. Таким образом, можно сказать, что скинхэды занимаются зачисткой, вернее очисткой улиц русских городов от подобного мусора.

Действительно, скины появляются там, где общество начинает гнить, разлагаться. И образование скинхэдгруппировок в этом свете кажется наиболее простым и здоровым ответом в рамках тотально больного общества. Пускай с политической точки зрения это не совсем правильно, но для простого русского парня, чей отец не являются крупным бизнесменом или юристом (как у Жириновского), это единственно правильный путь. Зато, — прибавил Олег, — я могу поручиться, что среди моих знакомых скинов никто никогда не будет употреблять наркотики и не станет бандитом, уж это абсолютно точно.

Из манифеста whitepower: "Skinhead — это, в первую очередь, национальная гордость, образ мыслей, способ самовыражения, желание реально помочь своей стране, проявляющееся в "борьбе нормального экстремиста с ублюдками".

— Вполне справедливо мнение, что нельзя судить по одному представителю нации обо всей нации. Но, несмотря на это, — продолжает Олег, — мы считаем (и не без оснований), что те представители других народов, которые приезжают в Москву "на заработки", нередко, к сожалению, отнюдь не самые лучшие представители этих наций.

РОССИЯ ДЛЯ РУССКИХ, МОСКВА ДЛЯ МОСКВИЧЕЙ?

Для теоретического подтверждения этих слов необходима хорошая идеологическая база. И она есть. Кстати, сейчас скинхэды постепенно отходят от оголтелого экстремизма, характерного на начальном этапе становления скинхэддвижения в России. Они начинают понимать и то, что Великая Отечественная война была между немцами и русскими, а не только между двумя режимами. В целом отношение к национал-социализму среди скинов далеко не однозначное. Тем не менее, эстетика, символистика национал-социализма у них есть.

Я не мог предположить, но, оказывается, для скинхэдов важную роль играет религия. Еще более удивительным показалось мне то, что многие из whitepower-скинов являются язычниками (сам Олег был язычником). Скины же, исповедующие православие, тщательно соблюдают все посты и еженедельно посещают церковь.

Как и любая другая, идеология скиндвижения должна иметь цель-максимум. Из манифеста whitepower: "На данном этапе в виде "цели-максимум" может выступать создание в хорошем смысле тоталитарного национально ориентированного государства, заботящегося о благополучии, в первую очередь, искони своих сограждан (ведь в Российской Федерации, как известно, русских больше, чем во Франции французов)". Но, по словам Олега, к сожалению, все это всего лишь грезы, мечты наших скинхэдов.

С другой стороны, я не смог не поинтересоваться, что же наши бритоголовые вкладывают в понятие "тоталитарное", тем более, что история доказала недолговечность тоталитарных империй.

— А в этом я с тобой не соглашусь, — заявил мне Олег. — Возьмем хотя бы те же Соединенные Штаты Америки. Это тот же тоталитарный режим, только очень хорошо, грамотно скрытый. Они вопят о демократических ценностях, в то время, когда идут настоящий надсмотр, контроль абсолютно за каждым человеком. Это Гитлер раскрыл все карты, сказав: "Вот он, я. Вот моя политика. Это моя религия и поэтому я в это верю!" — и народ вскинул правые руки вверх... В США все гораздо хитрее, тоталитарный режим там очень хорошо замаскирован.

К мнению Олега стоит прислушаться, так как это тот человек, который был на Западе и видел все это собственными глазами.

СКИНЫ НА ЗАПАДЕ. В ЧЕМ ИХ ОТЛИЧИЕ?

Как известно, первые скины появились в Англии в далеком 1968 году. Это были жесткие парни, в равной степени ненавидящие и молодых буржуйских мажоров, и расслабленных наркоманов-хиппи. Крепкие кулаки и накачанные бицепсы составили основу субкультуры детей из бедных предместий, сыновей рабочего класса, неуклонно пополняющих армию безработных. Первые скины слушали ska в пику хипповому регги, носили свободные костюмные пиджаки, на лацкане которых блестели значки запрещенных партий, и были не старше 20 лет. Сейчас в Европе практически не осталось скинхэдов моложе 30 лет, а в США быть скином после 22 лет считается инфантилизмом. Только в России, где первые скинхэды появились в 1993 году (вначале их было 8 человек в разных районах Москвы, причем каждый из них считал, что он единственный в своем роде), можно встретить 12-летнего скина, который слишком смел и никого не боится. Самым старым же скинхэдам в РФ от силы 35 лет. В Америке, чтобы стать hammer-скином (соратником), нужно было пробыть не менее 5 лет supporter-скином (то есть быть в поддержке, сочувствующим), который должен был ежемесячно платить немаленькие денежные вклады, иначе говоря, "партвзносы". Поэтому чтобы стать настоящим скинхэдом, ты должен был пройти испытательный срок и не подкачать, в противном случае тебя с позором бы выгнали. В организации "Кровь и честь", кроме вышесказанного, нужно быть не ниже 184 см ростом и не младше 21 года. Только при соблюдении всех этих параметров ты мог претендовать на звание настоящего скинхэда. А, например, шведские скины — это настоящие, чинные и благородные сэры с сигарами в зубах (правда, все в татуировках), одевающиеся в дорогих бутиках и, как правило, работающие в модных клубах Стокгольма. Зато на прагматичном Западе в группировках бритоголовых присутствуют жесткая немецкая дисциплина и иерархия, которой, к сожалению, еще нет у русских скинов. Просто, может быть, это потому, что костяк нашего скин-движения — это молодняк до 20 лет… Да и вообще, скины в России, по мнению "whitepower" Олега, это качественно иное явление, нежели на Западе.

Skinhead в развитии национально мыслящего молодого человека все-таки больше является "младенческим периодом", начальным уровнем, когда все кажется слишком просто и однозначно, когда стереотипы абсолютно четки и антагонистичны, диаметрально противоположны (черное — белое, а серого не предполагается!). Но в то же время в развитии молодого человека, решившего пойти этим путем, такой период, когда происходит становление личности и формирование взглядов, безусловно, необходим. Как раньше, чтобы стать комсомольцем, нужно быть пионером, а чтобы быть пионером, надо выйти из октябрят, и никак иначе, перескочить здесь нельзя.

Из манифеста whitepower: "Путь настоящего скинхэда — это один из немногих возможных путей воспитания нормальных подростков сегодня, когда абсолютно стерты понятия морали и нравственности, а совесть заменена выгодой и удовольствием".

КЛАССИЧЕСКИЙ ПУТЬ СКИНХЭДА

— Skinhead-движение — это абсолютно конкретный путь, один из тех, что человек выбирает себе по жизни. Для некоторых это всего лишь имидж, кич, для кого-то это возможность не быть избитым во дворе, желание приобщиться ко взрослым ребятам. Для меня это единственная в России на сегодня организация, как это ни пафосно будет сказано, которая, может быть, не совсем тем способом, каким нужно, но что-то реально делает, где существует нормальный, здоровый гнев, когда ребята из рабочих районов выражают свой социальный протест против сложившегося положения вещей. Кстати, среди моих приятелей также много ребят из рабочего класса. В конце концов, если о нас говорят, значит, мы действительно имеем реальную силу. Если бы это была всего лишь субкультура, которая строилась бы на музыке, одежде и так далее, то она долго бы просто не просуществовала. А скиндвижение существует уже почти 35 лет, — значит, что-то за этим есть?!

Честно говоря, я шел к этому достаточно долго, жил в Европе, наблюдал тамошних скинхэдов. Это был для меня очень серьезный шаг, отнюдь не спонтанное решение. Скорее, не побоюсь этого слова, это был долгий путь становления воина, настоящий путь воина.

ПРЯМОЕ ДЕЙСТВИЕ — РЕАЛЬНЫЕ ДЕЛА

Как известно, скинхэды решают проблемы по-своему, четко и оперативно, это и есть прямое действие. Хотя, честно говоря, большинство погромов начиналось спонтанно. Просто после какого-нибудь концерта группы "Коловрат" собираются ребята, человек 10-15, и мутят небольшую акцию. Кстати говоря, если бы она не была спонтанной, то милиция бы это сразу предотвратила. Сотрудники правоохранительных органов часто применяют свои хорошо отработанные приемы. Помимо того, что в дни различных празднеств бритоголовых просто вылавливают в метро и сажают в КПЗ, где они часами (если не сутками) томятся, еще есть несколько более хитрых и действенных методов. Под видом тайно симпатизирующего скинам в группировку приходит сотрудник правоохранительных органов с прягой "Gott mit uns!" ("Господь с нами!") на животе, в тяжелых скиновских ботинках и начинает говорить, что он тоже не любит "черных", мол, давайте, вместе сорганизуемся. На самом деле, конечно, это все подстава. Безусловно, среди милиционеров есть люди, симпатизирующие скинхэдам, но, к сожалению, для них звездочки на погонах и толстый кошелек в кармане порой гораздо важнее, чем свои взгляды, нередко действительно весьма националистические. Как говорится, бытие определяет сознание. Тем более, что с "кавказцев" они тоже имеют хорошие барыши. А нормальные милиционеры, если повезет, в лучшем случае могут закрыть на что-то глаза, но не более, по крайней мере, на идеологию им уж точно наплевать.

— Все равно любая акция, так или иначе, зреет в уме у каждого скинхэда в отдельности, — продолжает свой рассказ Олег, — и потом мы вместе "спонтанно" идем мочить ублюдков. Хотя на моей памяти есть один пример "заказного" погрома. В Ясеневе в прошлом году погром палаток азеров был заказан. Не буду уточнять кем. Да и в конце концов ведь нельзя просто так называться "скинхэдами", ничего при этом не делая.

Из манифеста whitepower: "Необходимо каждую неделю, каждый день оправдывать свою принадлежность к скинхэддвижению. "Назвался груздем, полезай в кузов!"

Организация погромов, несмотря на то, что, конечно, это вещь весьма спонтанная, дело рук различных skinhead-группировок. Средняя численность средней группировки в Москве около 14-15 человек. Группировок, численностью за 100 человек, не так много. В группировку в основном входят по территориальному признаку. По мере увеличения задачи они объединяются. А пока нет глобальной задачи, требующей организованной большой толпы, объединяться просто незачем. Крупные группировки не нужны, так как цель у скинхэдов одна — буза на улице, а большой толпой это делать просто-напросто неудобно и опасно. На протяжении последних трех-четырех лет скин-движение активно прирастает регионами. К примеру, в Москве скиновские группировки есть абсолютно в каждом районе, и подчас не одна. При этом каждая из них желает войти в более крупную и известную группировку.

БРИТОГОЛОВЫЕ ИДУТ?

В современном сознании народа существует четкий стереотип скина: это "парень с рабочих окраин", измазанный с малых лет гудроном заброшенных строек, прокопченный терпким дымком жженых автопокрышек, обязательно "футбольный фанат-хулиган", из бедной семьи, неудачник, у которого больше нет никакой возможности проявить себя где бы то ни было, кроме как в скинхэддвижении, среди себе подобных.

Нет, конечно, есть и такие ребята. Но далеко не все. В последнее время можно заметить все больше молодых людей типа Олега, которые являются интеллектуальным центром, элитой этого движения. Они прогрессивны во всем, кроме своих собственных взглядов (с либеральной точки зрения), ради которых они готовы пойти на многое. Это очень интересные люди, владеющие Интернетом, знающие иностранные языки. Закончившие или обучающиеся в престижных московских вузах и превосходно знающие историю Государства Российского, эти интеллектуалы-скинхэды вполне могут претендовать на звания идеологов в своих группировках, а то и во всем движении.

А в конце Олег добавил:

— У меня много знакомых скинхэдов из числа студентов. Я сам учусь на пятом курсе Российского Химико-технологического университета имени Д.И.Менделеева, сейчас пишу дипломную. Я уверен, нельзя сказать, что наша молодежь полностью потеряна. Нет, есть умные, талантливые ребята с правильным взглядом на мир. И благодаря скинхэдам, их становится все больше и больше. Поэтому будущее за нами!

Олег ГОЛОВИН

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 34 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

35

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Эрнест Султанов ЮНОСТЬ, СРАЖАЙСЯ!

Тошно дышать — настолько все вокруг пропитано сладким тленом мертвечины. Смердит даже в самый лютый мороз потеющими — в поисках, чего бы еще украсть — чиновниками. Несет из золотых банкирских сортиров, потому что грязные деньги еще как пахнут! Кругом стоит дух псарни оттого, что пол-России посажено в портупеи, чтобы оставшаяся часть — за исключением существ с мигалками — ходила на цыпочках. Разит от пошлой низкорослости — достаточно взглянуть в телеэкран с нескончаемыми "денежными угадайками" и пропитанными хохотом и похотью "развлекалками". Всюду разлита тухлятина лжи, когда на всех уровнях власти через, как никогда, свободные СМИ трубят об успехах. А доведенные этими "успехами" люди встречают с обрезами пришедших отключать электричество "за неуплату". Отвратительно несвежи подобранные с панели для кремлевских забав политические, религиозные, молодежные организации. Дурно пахнет внешняя политика, при которой некогда великая держава выполняет роль евнуха при Ранчо.

Зловоние сильно до невыносимости. Настолько, что хочется либо в эмиграцию, либо на баррикады... Но сбегать-то, собственно, уже некуда. Мир практически превращен в Бухенвальд, на вратах которого красуется эмблема "свободы". Поэтому выбора нет. Либо запах распада заставит непроституированное, чистое, благородное погибнуть в блевотине отвращения, либо Юность все же выломает тромбы старости, разорвет скопившуюся паутину, выбьет проржавевшие окна — и в страну ворвется очищающий ветер. Свежее дыхание Весны. И мрак, похмельная скорбь, черная немощь сойдут с тела России.

И будет новый день. Возможно, этот день будет пропитан пролившейся жертвенной кровью. Но разве не для этого кровь течет по венам?

Эрнест СУЛТАНОВ

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 36 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

37

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Владимир Бондаренко ВЕЛИКОЛЕПНАЯ ДЕСЯТКА

Сейчас у интеллигенции самые модные разговоры на тему: а есть ли у нас литература? Не вообще русская литература. И даже не в частности: русская литература ХХ века. А конкретная литература наших дней. С чем пришли мы к началу третьего тысячелетия? Либералы, от Аллы Латыниной до Натальи Ивановой, признались, что у них литературы нет. Что их литература никому не нужна. А та, что продается, — это не литература. Прежде чем загрустить самому по поводу такого же состояния у нас в патриотических рядах, я взялся вспоминать, что толкового на самом высоком фоне классической русской литературы было написано нашими русскими писателями за последние год-два. Кто реально лидирует в самом современном литературном процессе? Я взял всего лишь два критерия: художественность произведения и неотъемлемую приверженность к русской культуре. То есть, мне не нужны патриотические графоманы и даже середнячки, и мне чужды люди, равнодушные к России.

Я поставил над нашим литературным процессом прославленных живых классиков, чьи имена созвучны всему ХХ веку. Что бы они ни написали, они завершают свою великую эпоху: Юрий Бондарев и Михаил Алексеев, Александр Солженицын и Евгений Носов, Александр Зиновьев и Виктор Розов…

Что же я нашел в потоке самой живой реальной современной литературы наших дней, что напечатано было за последние два года? Как открывается третье тысячелетие новой литературы?

Первым назову Александра Проханова. Не потому, что он мой друг, не потому, что вместе работаем. Потому, что он первым решился увидеть голую реальность нынешней России, ее новых униженных и оскорбленных героев, ее палачей и ее святых. "Идущие в ночи" и "Господин “Гексоген" — два эти романа по-разному, но, уверен, долго будут читаться в России третьего тысячелетия. Классическая баталистика, чуть ли не толстовские страницы в описании чеченской войны и страшные мистические фантасмагории, трагические видения и прозрения в описании жизни самой России. Его не могли не заметить даже его враги. Его художественными описаниями восхищались Ирина Хакамада и Артем Троицкий. О нем пишут Игорь Зотов и Лев Пирогов, Виктор Топоров и Павел Басинский. Ведущие либеральные критики. На днях мне сказал в разговоре о Проханове Александр Исаевич Солженицын, что "очень доволен его метафористикой. Он, конечно, незаурядный писатель". Александр Исаевич просил передать Проханову, что прочитал весь роман "Красно-коричневый" и остался доволен "такой естественной, богатой метафористикой. У Личутина — язык, а у Проханова — метафора…Обоим передайте от меня привет". Передаю с радостью, Александр Исаевич. Поражаюсь высокой объективности и требовательности Вашего видения современной литературы.

Вторым, безусловно, станет Владимир Личутин, также выделенный Солженицыным. Я поражаюсь нашим либеральным коллегам, которые умудрились не заметить в 2000 году роман не то что года, а, пожалуй, всего десятилетия — личутинский "Раскол", вышедший в издательстве "Информпечать". Никакой рекламы, никакой раскрутки, все равно что не заметить "Тихий Дон" или "Хождение по мукам". Даже на новый роман "Миледи Ротман", вышедший месяца два назад, уже появилось больше откликов, чем на "Раскол". Поглупели, что ли, критики совсем? Но и в "Миледи Ротман" есть все то же таинство языка, смелость сюжета, есть почти забытая классическая образность. Признается либеральный младокритик Лев Данилкин: "Личутин — очень хороший писатель…Психическая травма, нанесенная старшему поколению, не лишила… неистовых ревнителей — Личутина, Распутина, Проханова, лингвистического таланта и слуха; они, более того, знают какой-то лингвистический секрет, неизвестный "обычным", "нашим" писателям, вроде Болмата или Пелевина. Все эти колдуны-оппозиционеры словно присосались к каким-то невидимым порам и сосут оттуда сладкие языковые секреции. Личутин пишет, будто серебряным копытцем бьет…". Околдовал Владимир Личутин юных молодых либералов, соскучившихся по настоящей литературе…

Следующий — Валентин Распутин. Пусть не обижаются его поклонники, следующий не по чину или таланту, а по конкретной прозе последних лет. На мой взгляд, за эти годы в традиционной прозе не было ничего более значимого, чем распутинская "Изба" и екимовский "Пиночет". Я всегда поражаюсь высочайшей мистике распутинских реалистических образов. Что-то суриковское, истинно сибирское есть в этом бесподобном даре. Все вроде бы земно и реально, детально выписано, и вдруг эти земные детали обрастают некими подземными пророческими символами…

Совсем иной — Борис Екимов. Может быть, самый последний реалист и летописец нашей русской деревни. Его "Пиночет", так тщательно скрываемый оракулами литературного процесса, — это истинно последняя земная зримая надежда нашей деревни. Эту повесть надо изучать всему нашему агрокомплексу. Так же, как военных я бы обязал читать Проханова и Раша. Но Раш — публицист, и я не буду потрафлять своим слабостям. Последую дальше в подсчете реальных и зримых вершин современной русской прозы. "Пиночет", как абрамовские "Пряслины", взят из самого нерва российской жизни.

По контрасту завершу первую пятерку странным метафизическим, пугающим романом истового поклонника подпольной России Юрия Мамлеева "Блуждающее время". Это пример того, как можно заглядывать и в бездну, если любишь свою страну и свой народ. Любовь вытянет из трясины блужданий. Заставит поверить в мамлеевского народного человечка. И не поверить во вроде бы сходных, но холодных страшилок Татьяны Толстой. Всегда в конечном итоге важна точка отсчета. А она у Юрия Мамлеева была и есть.

Продолжая погружаться в ужасы современного бытия, приближусь и к "Ужасу в городе" Анатолия Афанасьева.

Анатолий Афанасьев изображает какие-то жуткие гримасы жизни. Он не верит ничему в этой новой действительности и свой ужас передает читателю. Впрочем, он не одинок. Прочел недавно в "Новом мире" признание одного интеллектуала, что он ничего сейчас не читает, кроме Анатолия Афанасьева и Сергея Алексеева. Достали, видно, до печенок. Никто уже и не вспомнит, что когда-то Афанасьев писал прелестные сентиментальные, подправленные тонкой иронией повести о любви последних советских романтиков. Нет, он не просто сменил жанр. Он сам изменился, разуверился. И кроме изобретательных проклятий новым русским, которых он с удовольствием поджаривает на всех адовых сковородках на своей писательской кухне, он ничего другого пока писать не желает. Эти новые города и новых героев он осознанно заполняет ужасом.

В отличие от Анатолия Афанасьева седьмой в моей десятке лидеров последних лет, Эдуард Лимонов, ничего не изобретает и не мудрит над сюжетом. Он пишет прозу прямого действия. Как будто бомбы бросает. Впрочем, лимоновская проза прямого действия — это и Алина Лебедева, исхлеставшая цветами британского принца, и молодые нацболы, водрузившие свой флаг над Ригой, это и русские протесты в Севастополе и Казахстане. И все же кроме своего революционного непрерывного хеппенинга Лимонов все последние годы непрерывно пишет. А в тюрьме накатал уже целых три книги. Лимонов — это человек с fighting instinct несломленного воина. Таких в нынешней России явно не хватает. Он и пишет о подобных отмороженных героях, будь то капитан Драган, сербский боевик Аркан, приднестровский Костенко или же, на худой конец, Анатолий Быков. Только не обыватель с перебитым позвоночником, пресмыкающийся перед властями. Его "Книга мертвых", "Охота на Быкова" или еще не изданные "Священные монстры" помогают выжить неразуверившимся молодым русским, даже если те сами и не вовлечены ни в какие лимоновские действия… А все же красив жест молодого писателя Сергея Шаргунова, отдавшего свою либеральную премию из рук Эдварда Радзинского и компании на дело Эдуарда Лимонова. Это тоже его проза прямого действия.

Опять по контрасту с предыдущим героем следующим назову лефортовского сидельца иных лет Леонида Бородина. Кстати, тоже несомненно обладающего тем же самым fighting instinct, но пишущего прозу осознанно традиционную. Правда, всегда умело меняя сюжеты, жанры и самих героев. Здесь и романтическая сказка "Год чуда и печали", и типичный роман из прозы сорокалетних об амбивалентных героях "Расставание", и развивающая традиции деревенской прозы "Третья правда". Вот уж кто никогда не зацикливался на своих лагерных страданиях, так это Леонид Бородин. Посвятил лагерю лишь одну повесть "Правила игры", но и в ней лагерь лишь повод для крепкого сюжета… Его последняя повесть о старшине Нефедове не привлекла ничьего критического внимания, может быть, потому что, как ни парадоксально, из всей новейшей литературы — наиболее советская. Антисоветчик пишет радостную, оптимистическую советскую повесть. Может быть, ему самому хотелось отдохнуть от нынешнего безверия? И времена-то в повести самые крутые, сталинские. И события довольно трагические, а вот ощущения и от героев, и от природы сибирской, и от самого стиля писательского самые светлые. Кинофильм бы снять "О любви, подвигах и преступлениях старшины Нефедова", и обязательно с той доброй концовкой, что есть у Бородина.

Девятым назову поэта Станислава Куняева, но не за его стихи. О поэзии последних лет пойдет разговор в другое время и в другом месте. А за его двухтомник воспоминаний "Поэзия. Судьба. Россия", который, конечно же, стал литературным событием начала третьего тысячелетия. Куняев первым из своих современников дал образную картину литературной и общественной жизни второй половины ХХ века. Пусть кто-то ворчит, кто-то негодует, но мимо этого двухтомника уже не пройти никому из исследователей литературы минувшего столетия. А к концу этого года, к семидесятилетию автора, выйдет и третий том. Трепещите, ненавистники, ликуйте сторонники…

Со своим, может быть, и преувеличенным вниманием к судьбам поколения предвоенных лет рождения, к бывшим "сорокалетним" я, наверно, завершил бы десятку именем Сергея Есина, но его роман о Ленине так еще и не вышел, а "Дневники" — это все-таки не совсем проза. Так что торопиться подобно Анне Козловой не буду, подожду завершения его художественного исследования о главном герое ХХ века.

Книги Тимура Зульфикарова разбирать среди потока прозы как-то неудобно. Хотя и среди чистой поэзии он смотрится неуместно. Впрочем, он и весь и всегда — наособицу. Вот и писать о нем будем наособицу.

И потому завершаю свою великолепную десятку прозаиков, издавших новые, самые заметные свои произведения за последние два года, именем писателя более молодого поколения Юрия Полякова. Его роман "Замыслил я побег" как бы завершает судьбы людей советской цивилизации. Ставит свою, поляковскую точку в исследовании краха великой империи, в исследовании характеров людей, способствующих этому краху. Интересна и судьба самого Полякова. Популярнейший писатель, несмотря на угрюмое молчание всей: и левой, и правой — критики. Его книги распродаются быстрее, чем книги Пелевина или Сорокина, но о тех-то непрерывно пишет вся глянцевая бульварная печать, не брезгуют ими и самые толстые журналы. Юрий Поляков явно вне внимания кого бы то ни было. И это не мешает ему лидировать уже два десятка лет. Не мешает добродушно улыбаться и писать новые книги. Характер победителя, прикрывающегося маской одиночества. Если я вам не нужен, то и вы мне, господа литераторы, не нужны… Может быть сейчас вместе с ним займет должное место и все его поколение? Пусть им не нашлось места в моей субъективной десятке, но они же есть: Михаил Попов и Юрий Козлов, Вячеслав Дегтев и Александр Трапезников, Дмитрий Галковский и Сергей Сибирцев, Олег Павлов и Алексей Варламов, Михаил Тарковский и Александр Сегень… Есть еще порох в русских пороховницах. И пусть позорно молчит о них вся эта свора государственных чиновников. Пусть молчит радио и телевидение. Время литературы отсчитывается на наших часах. Поразительно, но вся моя великолепная десятка была обойдена в эти годы и государственными, и иными высокими премиями. Хотя никто из видных критиков не посмеет не признать, что все названные мною писатели обладают ярким талантом. Лишь недавно созданная премия "России верные сыны" успела трижды попасть за два года в мою десятку. Ее лауреатами стали Личутин, Куняев и Поляков. В шорт-лист "Национального бестселлера" попали еще двое: Проханов и Лимонов.

Пора и русским талантам воздать должное.

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 38 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

39

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр Михайлов «Мы уходим, ЧТОБЫ ВЕРНУТЬСЯ!..» (С известным литературным критиком накануне его 80-летия беседует Владимир Бондаренко)

Владимир Бондаренко. Вы, Александр Алексеевич, прожили жизнь, полную событиями. Вы — человек ХХ века во всех его проявлениях. Солдат, политик, писатель. Каким был этот век для вас и для России?

Ал.Михайлов. Трудно мне говорить о всей России, хотя я считаю, что век этот для России был трагическим. Веком революций, веком мировых войн, веком гражданского противостояния, междоусобиц. Сейчас уже можно сказать, насколько предыдущий, девятнадцатый век был спокойнее. Я долго прожил в этом веке. Я помню двадцатые годы. Помню гонения на нашу семью. Я родился в очень глухой нижне-печерской деревне Куя. Дед мой по отцу священник. И это предопределило наши последующие беды. А отец — крестьянин. Так же, как и мать. Из коренных печерцев, тех, кто хаживал на Новую Землю. Там даже есть мыс Хаймина. Это мой прапрадед по материнской линии Егор Хаймин из деревни Куя. Героически проявил себя в экспедиции на Новую Землю… Ну а беды наши начались в период коллективизации: лишение прав, высылка к морю, где семья наша чуть не погибла. Это все вспоминать даже не хочется. Много таких судеб по Руси в ХХ веке. Я все это пережил лично. Дважды меня не приняли в комсомол из-за моего "поповства". Да еще дядя, кстати, служивший в Красной армии, был по 58-й статье осужден и погиб в лагере. Это тоже мне в вину поставили, когда уже принимали в комсомол. Дело до голосования дошло. Встал парень, мой односельчанин, сказал: а у него дядя — враг народа. Меня секретарь спросил: это правда, Михайлов? И я, к стыду своему, сказал, что это правда. Хотя знал, что никаким врагом мой дядя не был…

В.Б. Это верно, много таких судеб по Руси. И даже куда более тяжелых. У меня перед глазами судьба моего отца, так что не надо далеко ходить. Но, зная множество таких судеб, должен сказать, что в эту же судьбу входит и дальнейшее развитие жизни. В том числе и ваша работа на самых высоких союзных должностях при той же советской власти. Она калечила, но она же и давала возможность подняться высоко сельскому пареньку из неведомой никому деревушки Куя. Главный редактор союзного журнала, глава Московской писательской организации… Сможет ли сегодняшний ваш земляк проделать такой путь? Да и в бедах своих, вы правильно заметили, надо винить не только власти, но и сам народ. Не секретарь же, не начальник какой, а ваш же земляк встал и сказал про врага народа. И сколько у всех в жизни было таких земляков? И сколько таких сегодня? Но все-таки удерживало Россию от гибели нечто иное. То, что вело к Победе…

Ал. М. Конечно, самое главное событие в жизни — это война. Я прополз ее на брюхе. Я был сапером. А сапер — это даже не пехотинец, а тот солдат, который впереди пашет, когда наступают, и позади всех ползет, когда отступают, закладывая мины. И спереди и сзади нас, саперов, лупили. Поэтому трижды ранен и один раз контужен. Но Господь, видимо, избрал меня и хранил. Среди многих своих одноклассников остался в живых один, да еще столько прожил. Мама моя, когда до 75 лет дожила, говорила: ой беда, сколько много же я прожила-то. На 89-м году умерла…

Конечно, годы тяжелым грузом легли на плечи. Но, как говорит доктор Дорн у Чехова, жаловаться на жизнь в 62 года — это не великодушно. В 62! А тут за плечами 80! Двенадцать одноклассников не вернулись с войны. А сколько побратимов-окопников пало на поле боя рядом со мной! Я ведь за них жил, а значит, не имел права на подлость, на ложь… Я не скажу, что прожил целиком праведную жизнь, но на то есть Божий суд. Вот и ты уже, Володя, вошел в пору зрелости и успел перенести болезни, которые поражают отнюдь не легко живущих на свете людей. А я тебя помню молодым начинающим критиком, помню какое-то твое обсуждение в Союзе писателей, когда Суровцев, признавая тебя одаренным человеком, указывал на идеологические ошибки. Вон как время-то бежит! А если было мгновение, которое мне бы хотелось остановить, так это день окончания войны. Я закончил ее не 8, а 5 мая. В устье Одера, на Волинских островах. На Втором Белорусском фронте.

В.Б. Вы считаете. Александр Алексеевич, свою жизнь удавшейся? Все ли задуманное написали? Или что-то так и не реализовали? Окиньте взглядом свою жизнь с высоты 80 лет.

Ал. М. Сказать, что я счастливый человек, я, наверное, должен. Жизнь долгую дал Господь, из войны вышел живым. Но довольным собой я не могу быть, хотя то, что было в моих силах, я сделал. Сознание своего поколенческого долга — оно преследует меня, когда я задумываюсь о своей жизни.

В.Б. Вы из далекой поморской деревни. Что привело вас в литературу? Откуда увлеченность литературой? Почему не море? Не рыба? Не лес? С чего это филологи, литературоведы, критики, специалисты по литературному авангарду завелись где-то в тридевятых водах, в тридесятых куйских лесах?

Ал. М. Володя, ты даже не должен удивляться тому, что у многих коренных северян живет это, назовем его — гуманитарное чувство жизни. Ты ведь и сам с нашего Севера. В песне, в сказке, в остром словце. Мама у меня была малограмотный человек, но в старости все за книжкой сидела. А моя бабушка по маме Клавдия Тимофеевна — сказочницей была. Мы собирались, на полати залезем. И она нам сказки страшные сказывает. Даже никто иной раз домой не шел. Так на полатях и ночевали гуртом, страшно было на улицу выйти. Мама моя — острый на словцо человек был. Дед священник — большой книгочей. И песенницы в роду были, петь любили. Нет, есть, наверное, у поморов тяга к гуманитарному постижению мира. Потому в ХХ веке наш русский Север и представлен славными литературными именами. Конечно, Борис Шергин, Федор Абрамов, Ольга Фокина. Давненько покинули родной край Владимир Личутин и Арсений Ларионов, Юрий Галкин и Александр Лысков, Мария Аввакумова и Дмитрий Ушаков. Но и сейчас живет в Архангельске Михаил Попов. Это писатель, прочно укорененный в истоках русской словесности, обладающий смелым воображением, позволяющим ему творить свои мифы. А поэт Александр Логинов! Он живет на своей родине, в древнем Каргополе. Недавно вышедшая книга его стихов — подтверждение того, что Логинов обладает многими достоинствами русского поэта, никак не меньшими, чем пасущиеся на столичных хлебах и мелькающие на тусовках в злачных местах столицы его раскрученные коллеги. Но вот вопрос вопросов: кто нынче заметит и отметит поэта из глухой провинции? А ведь есть еще и Людмила Жукова, Андрей Чуклин… За всем этим наше северное краснословье. Это наша общая поморская родословная.

В.Б. Мы, как можем, следим в "Дне литературы" за русской провинцией. Печатали и Людмилу Жукову, и молодого Александра Тутова. Тем более и мне по долгу северянина положено следить за талантливыми земляками. Так же, как следили в свое время вы, Александр Алексеевич, в ту пору, когда возглавляли журнал "Литературная учеба". Вы и меня, совсем молодого критика, сделали тогда постоянным обозревателем по прозе, одновременно обозревать поэзию поручили еще одному уроженцу Поморья Сергею Чупринину. Не знаю, следит ли он сегодня за северными поэтами. Ну а вы, Александр Алексеевич, в свои 80 лет успеваете отсматривать литературные новинки? Не отошли еще от литературных дел?

Ал.М. В современной литературе я недостаточно начитан. По привычке, но вразброс читаю толстые журналы, иногда присылают журналы из провинции. Читаю современную прозу, представляемую на премию "Москва — Пенне", это до полусотни книг в год. Быть современным критиком, соответствовать возрасту литературы — для этого я стар… Могу лишь сказать, что новая критика выдвинула несколько умных, тонких, наблюдательных профессионалов. Что у меня вызывает скуку, так это наукообразие некоторых литературно-критических штудий, нашпигованных специальной терминологией. Шокирует и размашистость некоторых суждений и оценок, где есть крайности, пренебрежение к этическим нормам в спорах, неуважение к русскому языку. Я не могу принять за образец стиля, например, такую фразу: "Это была точка бифуркации, и мы, мозг нации (читай: критики — Ал.М. ) ее бездарно просрали". Критик Лев Пирогов хлопочет о том, чтобы литературная мысль перешла от литературоведческой и социально-нравственной тематики к социологической, то есть, стремится дистанцироваться от собственно литературы и стать актуальной фигурой реального литпроцесса. Это парадоксальное на сегодня заявление возвращает нас к тем временам, когда критику принуждали средствами цензуры, редакторским давлением быть социологической и влиять на литературный процесс. Я не уверен, что этот опыт надо повторять с какой бы то ни было переменой ветров.

В.Б. Ну а до газет литературных руки доходят? Что удается читать?

Ал.М. С литературной периодикой у нас количественно как будто все неплохо. Но вот качества не хватает. "Exlibris — НГ" не назовешь литературной газетой, у него задачи схожие с "Книжным обозрением". Оба издания пестрят короткими отзывами на непрочитанные авторами этих отзывов книги. Появляются в них и серьезные статьи. Но господствует критика количественного, аннотационного типа. С приходом Юрия Полякова меняет лицо "Литературная газета", бывшая все последние годы газетой однопартийной. Про "Литературную Россию" сказать ничего не могу, последние годы ее не читал. В вашем "Дне литературы" в каждом номере можно найти содержательные, дискуссионные материалы, которые я с удовольствием читаю, но на мой взгляд, газета излишне политизирована. Возможно, сказывается родство с газетой "Завтра". Словом, "День литературы" стал заметным явлением литературной жизни, но у меня есть ощущение, что, несмотря на широкий спектр авторов, идей, взглядов, в нем представленных, однопартийный уклон все же заметен. Однако — возможно ли иначе?

В.Б. В чем же вы видите нашу однопартийность? Наши патриоты нынче скорее критикуют "День литературы" за излишнюю широту, за всеохватность литературных направлений. Правда, это не мешает либералам с большевистским максимализмом относить нашу газету к черносотенным изданиям. Ибо само словосочетание "русский писатель" для них означает проявление фашизма. Они готовы принять любую национальную идею — чеченскую, якутскую, татарскую, кроме русской. Почитайте статьи Никиты Елисеева, Марии Ремизовой, Карена Степаняна, Андрея Немзера и им подобных. Как бы я ни расширял платформу "Дня литературы", но если это будет платформа русской национальной литературы, она будет для них однобока. Но вас-то, по-моему, русскость, как одно из неотъемлемых качеств нашей литературы, не должна шокировать.

Ал. М. Нет, Володя. Я вижу однопартийность в другом. Я в свое время совершил ошибку, опубликовав в "Дне литературы" реплику на примитивный ругательский выпад обозревателя газеты против Виктора Астафьева. Этот обозреватель решил, что его приняли всерьез. И уже не упускал случая, чтобы каким-то образом не зацепить Виктора Петровича, то обвиняя его в недостаточной образованности, то в недостатке творческой энергии. Забавно, конечно, но прочитал он две переводные западные книги и сообщил читателю, что вот Астафьев так написать не сможет. Я как-то послал Астафьеву вырезку — для информации. Его реакция была спокойной: "Пущай вякает, я-то не слышу. И ты пропускай мимо ушей". Виктор Петрович — мой старый и верный друг, солдат-побратим, окопник. Но не по дружбе, а по своему знанию и пониманию художественной правды в его романе "Прокляты и убиты" я отстаиваю и защищаю от односторонней критики это произведение. Отодвинем в сторону политику, тут у нас с Виктором не все и не всегда было в согласии. Речь идет о романе, акцент в котором сделан на теневой стороне войны, на том, что все-таки недостаточно было показано, — в силу цензурных возможностей! — нашей замечательной и богатой талантами прозе о войне. В ней преобладало героическое начало, но критики романа меня удивляют тем, что они не замечают, не хотят заметить это героическое в романе Астафьева. Да, там никто не кидается на амбразуру, не водружает флаг над высоткой — там не видные на миру подвиги совершают солдаты и офицеры, и эти страницы прекрасны! Но этого не хотят видеть, а видят только грязь, кровь, трупы, бездарное командование — что тоже было на войне в обилии! — но о чем не хотят вспоминать наши генералы и привыкшие к шаблонному восприятию войны критики. Словно и не было удручающих провалов в войне, миллионов трупов и миллионов пленных с нашей стороны, словно не давались нам многие победы наши не за счет искусства командиров всех рангов, а за счет количества трупов… Да что говорить, кто теперь скажет или доскажет всю правду о войне?! Ушло наше поколение. А обозники получили возможность плести о ней небылицы. Знаю, читал кое-что, от чего материться хочется…

Полностью публикацию читайте в “ДЛ” №1

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 40 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

41

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Евгения Гуцева “ВДАЛИ ОТ ГРОЗ, ОТ ВЬЮГИ БЕЛОЙ…”

Представьте глухую мещерскую деревеньку, затерянную в лесах, где каждый новый человек — вестник. Они подошли к моей избе тихим осенним днем, робко встали у забора, вглядываясь во двор. Две странницы, скиталицы, уже немолодые женщины, мне не знакомые. Может, пить захотели? — подумалось мне. Оказалось, решились посмотреть русского писателя, закопавшегося в глубинке. Смиренные, почти робкие, стеснительные, какими и бывают чаще всего скромные богобоязненные русские женщины. И действительно, паломницы, скиталицы по монастырям, ищущие духовного мира на монашеских подворьях. Сколько их, таких неприметных внешне, торящих тропы спасения, по которым, как весенние ручьи, стекается русский народ в полнокровные православные обители, подтверждая, что Русь жива и неизбывна…

Совестясь нарушить мой день, странницы скоро ушли, как бы растаяли в мареве улицы. Позднее наши пути пересеклись уже в Москве. Одна из них оказалась поэтессой. Я читал стихи Евгении Гуцевой в канун Рождества Христова, и они, западая в душу мою, как бы умягчали черствость жизни. При всей кажущейся простоте, которая дается, увы, ой как нелегко, тихий теплый свет как бы струится из певучих, доверчиво печальных строк, целительно ублажая душу. При чтении мне не раз вспоминался иеромонах Роман, которому я когда-то писал рекомендацию в Союз писателей. Та же обнаженность чувств при полной слиянности с Богом.

Да что говорить о стихах. Их надо читать сердцем. Особенно в эти благословенные дни.

Владимир ЛИЧУТИН

* * *

В дворах старинных Затверечья

Со мной, как с пряжею кудель,

И неотступно, и беспечно

Кружилась, вьюжила метель.

Она на крышу белой ризой,

А мой всегда пытливый взор,

Венчал узорные карнизы —

Зубцы и праздничный подзор.

Была у нас одна путинка,

Но к миру разная любовь.

Она порошила тропинку,

А я проторивала вновь.

К теплу, под каменные своды,

И к свету в узеньком окне.

Ей стыть на паперти, у входа,

Сиять и радоваться мне.

Тверь

ДУМЫ О РОДИНЕ

Вдали от гроз, от вьюги белой,

Я вижу явственней стократ

Твои бескрайние пределы,

Землёю тощей на закат.

Во мгле морозной, осиянной

Холодным заревом светил,

Чтоб выжить днесь… и богоданно

Трудами жить, найдёшь ли сил?

Вернёшься ль к удали посконной?

Иль неминуем чёрный рок?

Глядят избушки отрешённо