/ / Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 871 (30 2010)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов «ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ СМЕРТЬ!»

Почему возглас "Православие или смерть!" вызывает страх у близкого Кремлю духовенства? Почему Люблинская прокуратура возбудила уголовное дело против человека, надевшего майку с этим радикальным лозунгом? Почему коллектив газеты "Завтра" в знак солидарности с ревнителем веры повторил его поступок и облачился в черные, с белыми письменами, одеяния? Оттого, что в обществе назревает новый конфликт, зародившийся не в сфере выморочной политики, а в области мировоззрения и богопознания. В чем суть конфликта?

     Отечество, разгромленное в феврале 1917 года, обреченное на уничтожение торжествующей кликой Запада, чудодейственным образом обрело новые красные обличья. Доспехи, которыми Романовская империя триста лет защищала русскую цивилизацию, оказались сокрушены и опали — но сталинизм сковал для Родины новое защитное обличье, непроницаемое для врага. Сталинская броня выдержала страшный удар Запада — фашистское нашествие на Советский Союз. Мощным щитом сдержав и опрокинув врага, Россия тем же щитом раздавила его в Берлине. Еще один этап "натиска на Восток" провалился.

     В период горбачевской перестройки Запад применил против СССР оружие нового типа, способное, не разрушая защитные оболочки, проникать внутрь организма и, подобно излучению нейтронной бомбы, истреблять его живые ткани. В 1991 году страна, имевшая самую мощную армию в мире, пала без единого выстрела.

     Казалось, русская цивилизация была обречена на истребление. Все 90-е годы длилось жесточайшее её разрушение: уничтожались материальные ценности и духовные константы, громился военно-промышленный комплекс, разлагалась армия, вымарывалась русская культура, шло жестокое перекодирование народного сознания.

     Торжество западного противника было бы необратимым, если бы вдруг на его пути не возникла неожиданная преграда — Православная вера. В момент разрушения державы чудодейственно стала подниматься из праха, множа монастыри и обители, Православная Церковь. Обретая пастырей, собирая в себе растерянный, разобщенный и поруганный российский социум, Православная Церковь становилась вместилищем русскости. Подобно спасавшимся от татарской конницы предкам, именно в Церковь стекалось разгромленное русское общество, запираясь в храмах, замыкаясь в монастырских оградах.

     Это неожиданное препятствие почувствовали западные советологи и русофобы. Они осознали, что Православие является последним оплотом русской цивилизации и главным противником Запада. И последовал новый натиск.

     Воздействие, которому подвергается сегодня Православная церковь, ничем не напоминает богоборчество 20-х-30-х годов. Не сжигаются храмы, не сбрасываются колокола и кресты, не раскалываются иконы — разве что на выставках постмодернистов. Воздействию подвергается внутренняя, неуловимая сущность Церкви. Замышляется по сути своей католическая реформа, в результате которой Церковь, после нескольких мощных инъекций, должна будет лишиться своего ортодоксального направления, своей неповторимости, таинственной основы, связующей ее с русским Небом, русским Космосом. Предполагается ангельский церковно-славянский язык, изливающийся во время служб, заменить на просторечие. Задумано трансформировать церковный календарь, нарушив синхронность богослужений в извечном движении мироздания. Планируется низвести и отбросить канонические нормы, по которым живут церковные общины. Над Церковью нависла смертельная угроза — а те православные круги, монахи и пастыри, которые остро чувствуют эту смертоносность, выступают как хранители истинной Христовой веры, подвергаются ныне гонениям и поношению.

     Возглас "Православие или смерть!" следует понимать как возглас христианина, готового умереть, но не отказаться от глубинных основ своей веры. Этот возглас всегда сопутствовал Православной вере в период самых тяжелых для нее годин. С этим возгласом погиб православный воин Евгений Родионов, которого принуждали отказаться от нательного креста и получить взамен жизнь. Он отверг этот ложный выбор и сложил голову на алтарь родной веры. Идею "Православие или смерть" исповедовал патриарх Тихон, замученный обновленцами, не поступившийся заповедью, зовущей христианина умереть за Христа. Под этими словами подписался бы великий Гермоген, отдавший жизнь за православную Россию. С этим же лозунгом шли на смерть бесчисленные христианские новомученики, ныне украсившие сонм русских святых.

     Уголовное дело, возбужденное против ревнителя Православия, говорит о том, что государство, в который уж раз, становится инструментом гонения на Церковь.

     В словах "Православие или смерть!" не содержится угрозы другим конфессиям или людям неверующим. В них — угроза тем церковным кругам, которые Христу предпочли золотые ризы, усыпанные бриллиантами часы и тучное земное бытие, делающее невозможным Царствие Небесное. Владыки, прошедшие выучку на Западе — такие, как Иларион или Меркурий, желают превратить Православие в гедонистическую, услаждающую плоть религию, выхолостив из него аскетизм, жертвенность, мученичество и сопутствующее им истинное богопознание.

     Против этого нового богоборчества и направлен огненный возглас "Православие или смерть!", возводящий рубеж, по которому священное воинство выстраивается на защиту русской веры и России.

     Православие или смерть!

Вам требуются медсправки 1 ? Тогда обращайтесь в медицинский центр «Мед-Альфа».

2

ТАБЛО

l По мнению экспертов СБД, взрыв на Баксанской ГЭС в Кабардино-Балкарии, повлекший за собой чрезвычайно жесткую реакцию Дмитрия Медведева, а также увольнение двадцати "непонятно как назначенных" генералов ФСИН и принятие пяти законов о реформировании милиции являются очередными звеньями в цепи событий, которая должна привести к децентрализации, ослаблению и серьёзным кадровым перестановкам в руководстве силовых структур РФ, до сих пор считавшихся важнейшим "пропутинским" административно-политическим ресурсом…

      l Отчет главы ФРС США Бена Бернанке, в котором говорится о возможности снижения учетной ставки с 0,25% до 0%, создает условия для массового выброса денег на потребительский рынок США. Оценки подобного "кредитного бума" колеблются в пределах 1-1,5 трлн. долл., что неминуемо должно привести к росту цен и снижению курса доллара, такие оценки содержатся в аналитической записке, поступившей из Лондона..

      l Как сообщили из Цюриха, официальное согласие Евросоюза на предоставление заинтересованным органам США полной информации по любым трансакциям, осуществляемым клиентами европейских банков с банками третьих стран, значительно улучшает перспективы швейцарской банковской системы, особенно в отношениях с российскими резидентами, чьи финансовые операции, судя по всему, станут одним из главных объектов "охоты" со стороны американских спецслужб, весьма заинтересованных в раскручивании вала "антикоррупционных дел" с выходом на "неугодных" Вашингтону обитателей Кремля…

      l Визит Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла на Украину, столь удачно "совпавший" с приездом премьер-министра РФ Владимира Путина, как сообщают из Киева, имел своей главной целью установление "симфонии" Московской Патриархии с новыми украинскими властями и переформатирование отношений с другими конфессиональными юрисдикциями, действующими на территории "нэзалэжной", и в первую очередь — с неканоническим "Киевским патриархатом"…

      l Согласно неподтвержденным данным, поступающим из Берлина, в настоящее время с согласия Кремля ведутся неофициальные переговоры о возможности присоединения путём референдума непризнанной Приднестровской Молдавской Республики к Украине, а остальной территории Молдовы — к Румынии, что должно снять растущую напряженность в отношениях между двумя странами и дать международно признанное решение проблемы ПМР — тем более, что решение международного суда ООН в Гааге по Косово, подтвердившее правомерность провозглашения независимости этой сербской территории, создаёт все условия для масштабного пересмотра границ в Европе, установленных в рамках Ялтинско-Потсдамской системы…

      l Разрыв дипломатических отношений между Венесуэлой и Колумбией может привести к вооруженному конфликту, который по сути своей должен будет рассматриваться как предвестник более масштабного военного столкновения, наподобие японской оккупации Маньчжурии или гражданской войны в Испании 1936-39 гг., передают из Шанхая…

      l Согласно исследованиям Всемирного банка (ВБ), доля теневого сектора в российской экономике составляет 48,6%, и по этому показателю РФ занимает 130-е место среди 188 стран мира. Эти данные ВБ почти вдвое расходятся с официальными показателями Росстата, которые колеблются около отметки 25%, что может свидетельствовать не только о грандиозной коррупции в стране, но также о постоянно занижаемых данных относительно ВВП РФ, такая информация поступила из Нью-Йорка…

      l Из Копенгагена сообщают, что преобразование нового ведомства Чубайса, корпорации "Роснано", в открытое акционерное общество со 100% госсобственностью открывает возможности для вхождения в его капитал и управление "эффективных иностранных инвесторов", наподобие "Boeing" и "Microsoft", о чем президент РФ Дмитрий Медведев лично договаривался с Бараком Обамой. Эти корпорации через структуры "Роснано" будут заниматься прежде всего перекачкой на Запад наиболее эффективных российских научно-технологических решений, а не внедрением их на производственной базе страны пребывания. Кроме того, такая форма собственности может служить каналом для фактически прямого финансирования расходов зарубежных ТНК из российского федерального бюджета…

      l "Утечка", следствием которой стала публикация свыше 90 тысяч "секретных" документов Пентагона и других структур США и НАТО интернет-сайтом wikileaks.org, может рассматриваться как необходимое звено в подготовке очередной американской интервенции — на этот раз, судя по всему, против Пакистана и Ирана, сообщили из Гаваны...

      l Как передают из Рима, попытку Дмитрия Медведева "переключить" на себя контакты с Сильвио Берлускони нельзя назвать полностью успешной, поскольку итальянский премьер-министр на пресс-конференции лишь слегка завуалированно указал на то, что его нынешний российский коллега по-прежнему остается "первым номером" и уже успел побывать там, куда действующего российского президента лишь приглашают на будущее...

      l Активно идущий последние годы процесс геостратегического сближения Пекина и Минска близок к качественно новому этапу с превращением Республики Беларусь в максимально приближенный к границам ЕС китайский торговый и финансовый форпост, "новый европейский Гонконг", который будет использовать как преимущества своего географического положения, так и преференции по транзиту через территорию РФ, что можно считать серьезным политическим успехом Александра Лукашенко, сообщили из Парижа с указанием на то, что по этому "белорусскому пути" в ближайшем будущем может пойти и Украина...

Агентурные донесения службы безопасности «День»

2

Алексей Громнов С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ...

Премьер-министр России, загорелый, подтянутый и весёлый, сбежал вниз по лестнице горбачевского дворца в Форосе, чтобы пообщаться с ожидавшими его журналистами. Казалось, что и здесь, на территории суверенной Украины, Путин чувствует себя вовсе не гостем, пусть даже и дорогим, а полноценным и радушным хозяином.

     Буквально вчера он в очередной раз удивил мир, не только проехавшись на мотоцикле "Харлей-Давидсон" (правда, трехколесном, "что не есть тру") во главе колонны российских и украинских байкеров, но и "задвинув" им речь о свободе, о том, что "байк — цэ свобода!" и "хай жывэ байк!"

     Теперь же Владимир Владимирович порадовал работников пера и языка рассказом о своей встрече с фигурантами недавнего российско-американского "шпионского скандала": они, мол, поговорили о жизни, прошлой и особенно будущей, где их, уверен премьер-министр, "ожидает интересная и ответственная работа", а также все вместе, то есть хором, спели песню "С чего начинается Родина..."

     Сказать, что от этой неожиданной информации кое у кого из понимающих подтексты людей, мягко говоря, отвисла челюсть — значит ничего не сказать.

     Потому что эта песенка, сама по себе вполне безобидная и даже детская, на стихи Михаила Матусовского:

     С чего начинается Родина?

     С картинки в твоем букваре,

     С хороших и верных товарищей,

     Живущих в соседнем дворе.

     А может, она начинается

     С той песни, что пела нам мать.

     С того, что в любых испытаниях

     У нас никому не отнять...

     

     — звучит в полузабытом ныне кинофильме "Щит и меч" и может считаться неофициальным гимном советских — подчеркну это слово — советских — спецслужб.

     Когда однажды на День чекиста Владимир Путин, тогда действующий президент РФ, обратился к прежним коллегам по профессии со словами: "Разрешите доложить: операция внедрения прошла успешно", — это еще можно было списать на специфический корпоративный юмор и желание расположить к себе аудиторию.

     А вот "С чего начинается Родина" — это уже, как говорится, ни разу не юмор. Это уже, если угодно, обращение к архетипу, и архетипу весьма определенному.

     Почему? Зачем?

     Согласно одной из версий ответа на эти вопросы, всё дело в том, что уже начинается избирательная кампания 2011-12 годов, и Путин тем самым осуществляет свой личный пиар. Полностью исключить подобное предположение нельзя,но байкеры и чекисты — это, скажем так, не самый многочисленный и далеко не "ядерный" путинский электорат. Да и стартовать сегодня, имея в виду президентские выборы 2012 года, — неадекватно ни по срокам, ни по затратам. Фальстарт.

     Вторая версия ответа заключается в том, что Путин тем самым просто проявил чекистскую солидарность и "поддержал честь мундира", изрядно потрепанную в связи со "шпионским скандалом". Разумеется, и она имеет право на существование — особенно если предположить, что Владимир Владимирович каким-то неясным доселе образом лично был заинтересован в той деятельности, которую вели на территории США высланные оттуда российские "нелегалы". В противном случае встреча с ними премьер-министра выглядит каким-то ненужным излишеством.

     Существует, наконец, и третья, весьма актуальная, хотя и спорная, версия, которая связана с гипотезой о том, что решение ключевого вопроса о перераспределении власти в Российской Федерации не будет отложено участниками действующей "тандемократии" до следующего выборного цикла, а произойдет далеко не электоральным способом в ближайшие несколько месяцев.

     По крайней мере, вся деятельность либеральной проамериканской "агентуры влияния" в нашей стране за последние год-полтора, начиная, наверное, с открытия кампании информационного террора против МВД (дело Евсюкова — апрель 2009 года) и обкатки основных положений доклада Юргенса—Гонтмахера через Институт национальной стратегии (август 2009 года), направлена на реализацию именно такого развития событий.

     Многочисленные и непрекращающиеся тексты-плачи Юлии Латыниной о "кровавой гебне" в современном российском руководстве уже давно никого не удивляют — равно как и отсутствие сколько-нибудь внятной реакции на них. Ведь если Латынина, как ни относись к её талантам, пишет правду, в тюрьме давно должны сидеть фигуранты её статей. Если же она пишет неправду, в тюрьму давно должна бы сесть она сама. Поскольку же ни того, ни другого, к сожалению или счастью, не происходит, остаётся лишь сделать вывод, что написанное потомственной отечественной критикессой — не более чем полуправда, которая более-менее устраивает и тех, и других.

     По этому поводу уже было замечено: трагедия современной России состоит даже не в том, что "кровавой гебне" у нас противостоит почему-то "гнойная гомосня", а в том, что эти категории вполне соответствуют марксистскому тезису о единстве и борьбе противоположностей.

     Однако после поездки Дмитрия Медведева в США и его переговоров с Бараком Обамой динамическое равновесие на верхних этажах кремлёвской власти, похоже, всё-таки сдвинулось в пользу либералов, а пресловутые "питерские силовики" — вполне предсказуемо, хотя для них самих, возможно, и не слишком ожидаемо —оказались в положении проигрывающей битву за власть (а значит — и собственность, что не менее важно) стороны.

     Вот в какой ситуации и "нарисовался" в Крыму действующий премьер-министр. А что такое Крым для современного политического сознания в России, наверное, долго объяснять не надо. Крым — это прежде всего символ состоявшегося во второй половине прошлого века геостратегического поражения нашей цивилизации, достигшего "точки катастрофы" в конце 80-х—начале 90-х годов. И одновременно — символ надежды на преодоление этой катастрофы, поскольку в Севастополе по-прежнему остается база нашего Черноморского флота, а население Крыма, переданного в состав Украины в 1954 году, — практически полностью выступает за воссоединение с Россией, за исключением "коренного" крымско-татарского населения (коренного в кавычках — потому что татары захватили населенный в основном православными Крым только в середине XIII века, а окончательно уничтожили последние греческие княжества здесь лишь турки-османы почти триста лет спустя).

     Поэтому и место, и время (25 июля праздновался день Военно-морского флота России) появления Владимира Владимировича можно признать более чем удачными. То же самое можно сказать и о "мессидже" этого появления. Путинская фраза с общим смыслом: все предатели будут наказаны и окончат свои дни под забором, — достойна стоять в одном ряду с лучшими образцами жанра: "мочить в сортире", "выковырять со дна канализации" и т.д.

     Тут и эскадроны байкеров летучих, и представители корпорации "людей с холодной головой, горячим сердцем и чистыми руками" сразу оказываются более чем кстати. Так сказать, будущие детали единого механизма...

     И, само собой, возникает вопрос о том, а кто, собственно, будет зачислен в "предатели": только ли гипотетический американский "крот" в российском разведывательном сообществе, сдавший АНБ или ЦРУ заброшенных в США наших "тайных агентов"? Или же в числе "предателей" (а Путин же посетовал однажды на доверчивость как самый главный из своих недостатков) может оказаться куда более широкий круг лиц, включая и "отца-основателя" Форосского дворца, где прозвучали эти строгие слова, бывшего генерального секретаря ЦК КПСС и бывшего президента Советского Союза Михаила Горбачёва?

     Дослушает ли "меченый" когда-нибудь слова старой песенки, споёт ли под караоке:

      С чего начинается Родина?

      С заветной скамьи у ворот.

      С той самой берёзки, что во поле,

      Под ветром склоняясь, растёт.

      А может, она начинается

      С весенней запевки скворца

      И с этой дороги просёлочной,

      Которой не видно конца.

      С чего начинается Родина?

      С окошек, горящих вдали,

      Со старой отцовской будёновки,

      Что где-то в шкафу мы нашли.

      А может, она начинается

      Со стука вагонных колес

      И с клятвы, которую в юности

      Ты ей в своем сердце принёс.

      С чего начинается Родина?..

     

     Да и в Горбачёве ли одном дело? Уж к нему-то Путин никакой излишней доверчивости никогда не проявлял, это очевидно.

     И, наверное, самое главное: с чего начинается Родина, если она вроде бы уже кончилась — давным-давно, в другую геологическую эпоху? Тут ведь одними байкерами и чекистами не обойдёшься, тут придётся, как раньше говорилось, мобилизовывать широкие народные массы. А им нужны не ностальгические песни из кинофильмов — им нужны жизненная программа и идеология на несколько поколений вперёд... Иначе "либеральный реванш" неминуем.

2

Михаил Делягин, Александр Нагорный «КИТАЙСКАЯ УГРОЗА» ДЛЯ РОССИИ

КИТАЙ, РОССИЯ И ПРОЧИЙ МИР

     Любой мало-мальски внимательный читатель и гражданин нашей необъятной и терзаемой недугами Родины легко заметил, что в последнее время официальные СМИ и, в особенности телевидение, равно как и различные политологические центры, начали энергично и разнообразно эксплуатировать тему "китайской угрозы" для России. На экранах появились глубокомысленные передачи о "желтом проникновении" в Сибирь и на Дальний Восток, относительно концентрации экономической мощи КНР и слабости позиций России на всем протяжении российско-китайской границы. Появился и целый вал исследований, которые настойчиво указывают на то, что России не справиться в одиночку и нужен западный, а точнее, "американский щит".

     Подобные "вбросы" не новы. Более того, здесь мы имеем дело с целенаправленной кампанией, которая четко связана с резким виражом команды Медведева в направлении "квази-союза с Вашингтоном". Напомним такую интересную историческую деталь, что еще в 1997 году на одной из конференций "Трехсторонней комиссии" в Португалии недоброй памяти Егор Тимурович в публичном выступлении на закрытой секции прямо обратился к американским генералам и дипломатам о "срочной необходимости ввести патрулирование американских подлодок и кораблей на Дальнем Востоке для защиты РФ от готовящейся китайской агрессии". Оставим на совести ушедшего безвременно Гайдара эти слова. Но и тогда, и сейчас они находятся в арсенале либерального лагеря, который и правит бал в значительной мере в Кремле. В настоящей же кампании, развернутой американскими клевретами в РФ (порой по чисто идеологическими мотивам, а порой и за деньги), мы имеем дело с масштабной внешнеполитической провокацией, направленной на стравливание именно России и Китая ради укрепления "нового мирового порядка" под эгидой все тех же финансовых монстров в Нью-Йорке, Вашингтоне и Лондоне. Замысел прост. Мировой финансовый кризис грозит перерасти в мировой коллапс, который сомнет американо-британскую гегемонию, — а значит, чтобы избежать этого развития событий, для ее сохранения необходимо готовить новое столкновение. В этом духе Китаю и китайским экспертам разъясняют, что G2, этот "глобальный кондоминимум", будет непосредственно управлять всем мировым развитием, а нашим "мальчишам-плохишам" впрямую подкидывают идею превращения России в переднюю линию западной обороны от "китайского красного монстра", не то коммунистического, не то просто — мирового гегемониста. И как следствие, для предотвращения реализации подобных замыслов особую важность приобретают прямые контакты российских и китайских политических деятелей, представителей общественности и в первую очередь — экспертов.

     

      ЦЕНТР МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ ПЕРЕМЕЩАЕТСЯ В КИТАЙ

     Мир приближается к поворотному пункту в развитии человеческой цивилизации. Таким было общее заключение, которое сделали эксперты из различных стран на серии прошедших недавно в Пекине и Шанхае международных конференций по проблемам глобального развития и взаимодействия различных мировых центров. С китайской стороны организаторами этих международных встреч были такие влиятельные общественные центры как Китайский фонд внешнеполитических проблем и Шанхайский институт международных отношений.С российской — международный фонд "Диалог цивилизаций".

     Специалисты разных стран достаточно подробно и дотошно исследовали современный этап мирового экономического и политического кризиса, стараясь выработать общую точку зрения на происходящее и прояснить перспективы развития человечества. И, несомненно, на первый план дискуссии выходили вопросы ближайшего будущего — как пойдет кризис, какие ответные меры может принимать мировое сообщество или наоборот не в состоянии принять, как это показали последние встречи G8 и G20. Но об этом позже.

     Происходящие в последние годы обсуждения такого рода все более ярко и внятно показывают тотальное банкротство либеральной экономической мысли, не способной даже воспринять проблемы, стоящие перед современным миром. Фактически, в отличие от конференций организуемых преимущественно западными странами, здесь прозвучал конкретный материалистический анализ истоков и объективных параметров протекающего мирового финансового кризиса.

     Сейчас в Вашингтоне и во всех европейских столицах, включая, впрочем, и Москву по-прежнему доминирует так называемый "Вашингтонский консенсус", сформировавшийся в начале 80-х годов и полностью оформленный в конце 80-х. Он является общей установкой западных стран на предельную либерализацию всех экономик — на максимально развязывание частной инициативы, на максимальное освобождение бизнеса, на приватизацию всего, что шевелится, на снятие всех барьеров для бизнеса и на принудительное устранение государства из экономики в максимально возможных масштабах.

     По сути дела, это разрушение всех преград на пути экспансии крупнейших корпораций, на превращение их из национальных в глобальные.

     Именно в рамках "Вашингтонского консенсуса" шли, а в социально-экономической сфере идут и по сей день преобразования в России, несмотря на крупнейшие катастрофы и поражения, которые за последнее время потерпело это направление. Достаточно назвать и финансовый разлом 2008 года, и менее объемные кризисы 1997-1999 годов, не говоря уже о складывающихся итогах российских либеральных реформ.

     Именно "Вашингтонский консенсус" диктует социально-экономическую политику не только почти всего постсоветского пространства, но и почти всех неразвитых стран.

     Именно благодаря ему, собственно говоря, постсоветские государства впадают в отсталость и превращаются в недоразвитые придатки более мощных центров экономической силы…

     "Вашингтонский консенсус" полностью исчерпал себя еще во время глобального кризиса 1997-1999 годов, к которому он, собственно, и привел. Его порочность в том, что он не позволяет развиваться странам, которые менее развиты, чем Европа, Соединенные Штаты Америки и Япония, превращая их не более чем в источник ресурсов и рынок сбыта для глобальных корпораций.

     Именно поэтому мир отворачивается от либеральной экономической мысли, всё более полно сознавая, что она выродилась не более чем в обоснование нового глобального колониализма, банкротство которого происходит на наших глазах.

     Западные экономические конференции становятся все менее содержательными: из-за жесточайшего диктата пресловутой "политической корректности" на них зачастую просто не о чем говорить. Обсуждение мелких деталей интересно лишь для узких специалистов, а обсуждение фундаментальных вопросов развития на основе либеральной парадигмы попросту невозможно в силу её вопиющей неадекватности.

     В результате центр современной экономической мысли — пока на уровне международных дискуссий — постепенно перемещается на Восток, прежде всего в Китай. Страны, отказавшиеся от либерального подхода к выработке своей социально-экономической политики, демонстрируют весьма заметные на фоне остальных успехи. На постсоветском пространстве это модернизирующийся Казахстан и Белоруссия, при скудости своих ресурсов являющаяся нормальной цивилизованной страной, а не кусочком вымирающей Африки. За его пределами это Малайзия и, конечно, Китай, давший имя единственно адекватной в современных условиях модели развития.

     

      КИТАЙСКАЯ МОДЕЛЬ — КЛЮЧ К УСПЕХУ

     Стержнем китайской модели развития является жесткий государственный контроль за "командными высотами" экономики — в первую очередь ее финансовой системой и лишь затем за инфраструктурой и сырьевыми отраслями. Это обеспечивает эффективное развитие хозяйства в интересах общества в целом, а не отдельных фирм и спекулянтов.

     Китайская экономическая политика основана на идеях устойчивого развития (хотя этот термин практически не употребляется). Её ключевой постулат: денежная масса должна эмитироваться по потребностям не внешнего рынка, как предусматривает "Вашингтонский консенсус", а по потребностям исключительно национальной экономики.

     Государство же должно вмешиваться в хозяйственное развитие не только в качестве необходимого регулятора, но и в качестве непосредственного организатора развития. А отсюда и структурная специфика китайской экономики, когда ведущие сырьевые отрасли функционируют в виде крупнейших госкорпораций (самая большая компания в мире ныне Сайнопек, занимающаяся нефтью и газом), банковская же система сконцентрирована в пятерке крупнейших государственных банков. Сравните с Газпромом и дроблением российской нефтяной отрасли.

     Американская пропаганда старательно продвигает расистский по своей сути тезис о том, что китайская культура, являясь, по сути, культурой гениального по эффективности (что американцы скрепя сердце все же вынуждены признать) копирования, в сущности не способна к созданию ничего принципиально нового. Это-де обрекает Китай на стратегическое поражение в глобальной конкуренции и делает всякое долгосрочное сотрудничество с ним не только бессмысленным, но и смертельно опасным, как опасен всякий союз с заведомым неудачником.

     В этой пропаганде нет ничего принципиально нового: авторы данной статьи хорошо помнят, как настойчиво еще с 1992 года проповедовали американские "аналитики" и их либеральные подпевалы в Москве неизбежный, по их мнению, распад Китая. Зачем развивать отношения со страной, которая не сегодня-завтра рухнет? — вопрошали нас 18 лет назад не потому, что верили в это сами, а для того, чтобы не допустить стратегического союза наших двух стран.

     Эти планы провалились во всех отношениях, но сегодняшняя пропаганда якобы имеющейся неспособности китайцев к творчеству особенно забавно (да и цинично) выглядит на фоне высочайших достижений технического и общественного развития, впервые открытых именно китайской цивилизацией: от фарфора, компаса и ракет до бумажных денег.

     Весьма существенно, что китайское руководство хорошо понимает как необходимость, так и сложность перехода от массового копирования чужих технологий (пусть даже сопровождающегося их совершенствованием) к открытию качественно новых технологических принципов. Системная работа в этом направлении, масштабы которой неуклонно увеличиваются с каждым годом, началась более 10 лет назад. Тогда Китай, как пылесосом, стал собирать со всего мира (далеко не только из России, как у нас иногда думают) самых разнообразных специалистов, стремясь не только получить от них конкретные знания, но и перенять культуру создания нового.

     К настоящему времени нет однозначного ответа на вопрос о способности Китая преодолеть качественную ступень к открытию новых технологических принципов (на сегодня ее преодолели лишь США и Великобритания, да еще наша страна не до конца, несмотря на все усилия либерального руководства, покинула этот уровень). Однако настойчивые усилия и некоторые локальные технологические прорывы, совершенные Китаем (в частности, в рамках политики качественного технологического рывка, начатой как раз осенью 2008 года, в момент перехода глобального кризиса в открытую фазу), позволяют предположить, что в течение следующего десятилетия эта задача будет решена.

     Строго говоря, в Китае успешно построена усовершенствованная и приспособленная к рыночным условиям модель советской экономики. При этом китайцы творчески осмыслили особенности мировой финансовой и биржевой системы, и стали наиболее успешными в моделировании собственной валюты, которая изначально была введена на наиболее низкий обменный курс по сравнению с американским долларом.

     "Китайское чудо" вызвано тем, что его руководство смогло воплотить в жизнь примерно ту же политику, которую должен был (и вполне серьезно собирался!) взять на вооружение Советский Союз в начале 80-х годов. Удалось бы — вместо "китайской модели" и "китайского чуда" сегодня говорили бы "советская модель" и "советское чудо", а уровень развития нашей страны был бы намного выше китайского, ибо стартовые позиции несоизмеримы. Но даже развитие СССР годовыми темпами в 4%, как это было в первой половине 60-х, ставило бы нас на высочайшее место в мире. А что бы было, если не Гайдар и Чубайс определили по американской указке все важнейшие элементы экономической и финансовой политики, политики развала, а на ведущих государственных должностях были бы люди другого склада, патриотичные и высокоталантливые? А они есть у нас. Не будем их перечислять сейчас.

     Увы: в силу разных причин это не удалось. И сегодня стремительное возвышение и укрепление Китая вызывает вполне понятные опасения.

     

      ПОПЫТКИ РАЗРУШИТЬ ПАРТНЕРСТВО ТЩЕТНЫ

     Стремительно пустеющий, нищающий и скатывающийся едва ли не в хаос бунта Дальний Восток (в котором уже появились вполне реальные партизаны, вызвавшие бесхитростным лозунгом "Бей ментов" сочувствие едва ли не всей России) представляет собой все более зияющий вакуум по соседству со страной, численность безработных в которой почти вдвое превышает численность всего населения России. А легко вспомнить, что именно курс Гайдара-Чубайса с либерализацией цен и приватизацией сделал жизнь обычного русского гражданина в Сибири и на Дальнем Востоке практически невыносимой.

     Простое сопоставление строго логичной и созидательной политики китайского руководства, которое занимается не спекуляциями, а развитием своей страны, за коррупцию расстреливает, а не назначает на высокие должности, не уничтожает доставшуюся ему от предков единую энергосистему, а создает ее практически на пустом месте, — вызывает вполне понятный и обоснованный ужас у американских адептов.

     Развитие Китая — не только страшное обвинение в адрес российского руководства. Это еще и фактор страха: если сосед растет и крепнет, а твоя страна деградирует на глазах — опасения вполне понятны. Особенно если обратить внимание на практическое уничтожение российской армии, боеспособность которой существует, по-видимому, только в официальном бреду, — и на настоящее, а не фиктивное перевооружение армии китайской.

     Эти понятные страхи активно раздувают западные пропагандисты и российские либеральные подпевалы. Страх представителей развитых стран понятен: Россия остается стратегическим партнером Китая, что при всех рисках существенно повышает устойчивость обеих стран при любой интенсивности "глобальной турбулентности". Мир расходится на макрорегионы — и при продолжении жестко антироссийского курса Запада отталкиваемая от Европы Россия может перестать балансировать между двумя мирами и занять роль "надежного тыла" Китая. Это укрепит основного стратегического противника США — и, учитывая их собственные проблемы, может существенно ухудшить их положение.

     Поэтому подрыв российско-китайских отношений, возбуждение в России страха перед "желтой угрозой" и враждебности к Китаю представляется вполне логичным элементом глобальной конкуренции США против Китая.

     И мы видим, что эти настроения растут. И мы видим рост китайского влияния в России, подкрепляющий эти настроения.

     Однако китайское влияние в России всегда, практически при любых обстоятельствах будет слабее западного: так устроена наша цивилизация, наша культура. Кроме того, влияние США имеет тотально разрушительную силу для русского социума, внедряясь и меняя само "ядро" нашей цивилизации. И это ежедневно делается через американизированное телевидение, американизированное образование и, наконец, через государственное внедрение американских постулатов "политической корректности" и "толерантности", давно уже называемой в силу ее разлагающего влияния "толерастией". В то же самое время китайское влияние практически не затрагивает наших встроенных и имманентных нам цивилизационных характеристик. Недаром еще Александр Невский сделал выбор в пользу взаимодействия с Ордой в противовес европейской католической экспансии, — а близкие нам народы, сделавшие противоположный выбор, предпочтя союз с Западом (или оказавшиеся не в силах сопротивляться ему), утратили своеобразие и самостоятельность, а в ряде случаев и просто перестали существовать.

     Что же касается территориальной целостности России, говорить об угрозе китайской агрессии могут лишь люди, принципиально не желающие знать китайской культуры и современной китайской политики. Во-первых, традиционная ставка Китая состоит в движении на Юг. И это четко показывают как китайские эксперты, указывая на энергичные действия КНР по формированию совместной финансово-экономической зоны со странами АСЕАН, так и сама китайская политика, последовательно осуществляющаяся на протяжении последних 20 лет.

     Во-вторых, китайская стратегия заключается не в захвате, а в просачивании в направлении слабо контролируемых пространств. Китайская цивилизация не захватывает территории, а насыщает их собой и переваривает — причем многие страны Юго-Восточной Азии, экономики которых на 80% контролируются китайцами, сохраняют не только формальную, но и реальную независимость.

     В-третьих, для основной массы китайцев российская территория слишком холодна, чтобы быть привлекательной, а многие наши обычаи просто опасны. Достаточно сказать, что из-за относительной дороговизны водки в Китае китайцы не имеют привычки к крепкому алкоголю и в России зачастую просто спиваются, чего мы не видим из-за закрытости китайских сообществ.

     С точки же зрения стратегии Китай, по оценкам тех же китайских ученых и практических специалистов, прекрасно понимает хрупкость нынешней глобальной стабильности и поэтому максимально стремиться к сохранению нынешней расстановки мировых сил. Именно поэтому в партийных документах КПК была принята концепция "гармонизации внешних и внутренних отношений", чему и была посвящена значительная часть китайских выступлений. Это означает, что КНР будет максимально стремиться к сохранению и улучшению стабильных отношений с США, которые обеспечивают ежегодный приток долларовой массы в КНР порядка 250 млрд.долл. За что Китай и покупает долговых обязательств на 30-40 млрд. долл. в год, поддерживая дефицит американского государственного бюджета. Но подобная схема не может продолжаться бесконечно долго. И ее крушение оценивается как неизбежное, что повлечет свертывание китайского импорта и остановку огромного количества экспортно-ориентированных производств. А это безработица в объемах десятков, если не сотен миллионов и социальная напряженность, которая и так имеет место в Китае в значительных масштабах. Именно к этому критическому моменту готовятся в КНР и стремятся максимально расширить внутреннее производство, закладывая новые масштабные проекты прежде всего в инфраструктуре и фундаментальной науке.

     В китайской среде экспертов осознают и стратегическую важность России как "главного тыла" в предстоящем и неизбежном противостоянии с Америкой. Оно — утверждали китайские эксперты в кулуарах — уже идет полным ходом в региональных конфликтах и в попытках США окружить КНР сплошной стеной сдерживания. Однако главное противоречие в складывающихся отношениях между Пекином и Вашингтоном проявляется в идеологии: США четко делают недвусмысленную ставку на внедрение "оранжевой перестройки и гласности" в китайскую внутриполитическую систему. А опыт в этом отношении СССР и Горбачева хорошо усвоен китайскими стратегами. Расчленение Китая приведет к миллионным жертвам и отбрасыванию Китая с пика цивилизационных процессов во тьму архаики. Ведь любое ослабление централизованного политического контроля тут же повлечет за собой экономический сепаратизм и социальные взрывы небывалого масштаба.

     И последнее: по порядку, но не по важности. Китайское руководство прекрасно сознает, что любая попытка территориальной аннексии со стороны Китая обрушит и без того шаткое равновесие в мире, вызовет волну синофобии и нанесет самому Китаю ущерб, несопоставимый с ресурсами сколь угодно больших захваченных территорий.

     Поэтому до 2019 года (когда закончится очередной "большой цикл" развития Китая) реальной угрозы России с его стороны практически не существует.

     Потенциальные же опасности вызваны не силой или враждебными устремлениями Китая, но слабостью России и в первую очередь неадекватностью российского государства и его верхушки. Оздоровление нашего государства и общества, укрепив Россию, устранит и эти опасности, — хотя нам предстоит пройти еще долгий путь для того, чтобы доказать китайцам свое возвращение к нормальности от разрушительных либеральных реформ.

     Обоюдное понимание высокой вероятности этой перспективы существует как в России, так и в Китае, представляется гарантом действительно взаимовыгодного, несмотря на все многочисленные проблемы и инциденты, сотрудничества.

2

Анна Иванова МУЗЕЮ СТАЛИНА — БЫТЬ!

На юбилейном Х "Петербургском диалоге" в Екатеринбурге было высказано предложение создать музей Сталина на знаменитой "ближней даче" в Кунцево.

     Российско-германский дискуссионный форум представителей общественности двух стран "Петербургский диалог" находится под патронажем руководителей России и Германии, которые участвуют в его заседаниях. Он был создан по инициативе Путина и Шрёдера по образцу германо-британских "Кёнигсвинтерских конференций". Встречи проводятся ежегодно с весны 2001 года, попеременно в России и Германии.

     В ходе обсуждения возможных направлений российско-германского сотрудничества на молодежной секции форума это предложение выдвинул известный российский экономист, председатель оргкомитета партии "Родина: здравый смысл" Михаил Делягин. При этом он в жесткой форме оговорил, что такой музей не должен служить инструментом разрушения современной российской идентичности путем приравнивания Сталина к Гитлеру, или, тем более, реализации известной либеральной парадигмы "Сталин хуже Гитлера".

     Хотя на этой же секции немецкая делегация встретила буквально в штыки предложение о создании в Интернете сайта, позволяющего поиграть в альтернативную историю (и посмотреть, например, как развивалась бы Германия, если бы не было Холокоста), предложение Михаила Делягина не только не вызвало никаких возражений, но и было поддержано.

     Действительно: в Германии есть музей ставки Гитлера в Берхтесгадене, и отсутствие подобного музея в России воспринимается как признак отставания в деле осознания своего трагического прошлого, как индикатор общей (а отнюдь не только собственно демократической) неразвитости общества. Конечно, германская сторона воспринимает Сталина как тирана, но сохранение памяти о нём и о его эпохе считается необходимым, в том числе, чтобы не повторять ошибок и преступлений того времени. Престарелый внук Риббентропа, посетивший Москву в начале этого года, был до слез растроган тем, что русские не проявили по отношению к нему ни малейшей враждебности и даже разрешили ему посетить "ближнюю дачу" Сталина, закрытую для граждан России.

     Поддержка немецкой стороны привела к тому, что на пленарном заседании (правда, до приезда Медведева и Меркель, в присутствии лишь первого вице-премьера Зубкова) предложение о создании музея на "ближней даче" Сталина среди других предложений молодежной секции Х Петербургского диалога озвучил депутат Госдумы от "Справедливой России" Илья Пономарёв.

     Музей на "ближней даче" (или, на худой конец, на "дальней даче", или в ином месте) Сталина необходим современной России, прежде всего в силу исключительной актуальности этой исторической фигуры. В нынешней России Сталин является живым обвинением правящей клептократии в коррупции, разврате и безделье и смертельной для неё угрозой возмездия. Будучи символом внесистемного (и потому иногда ужасного по своим проявлениям) достижения справедливости и обеспечения развития, Сталин воспринимается основной массой населения России как пусть и ужасная, но единственно возможная ныне позитивная альтернатива сегодняшнему разложению российского государства.

     "Да, мне и моей семье придется туго, может быть, я даже погибну, но, по крайней мере, страна выживет".

     Именно поэтому его до сих пор, через 57 лет после смерти, смертельно боится правящая и владеющая Россией клептократия.

     Именно поэтому лично честный первый вице-премьер правительства Зубков побоялся повторить предложение о создании музея на "ближней даче" в присутствии Медведева и Меркель.

2

Дмитрий Линтер ПАМЯТЬ «ВАЙВАРЫ»

Административный суд города Тарту не дал организации "Ночной дозор" разрешения на проведение 31 июля антифашистского митинга в Синимяэ, но он всё равно состоится. По замыслу организаторов, митинг должен начаться на час раньше т.н. "слёта" ветеранов SS. При этом прибывающие на свое мероприятие бывшие эсесовцы и их сторонники будут вынуждены по единственной дороге пройти мимо антифашистов, сквозь арку с фрагментами изображения концлагерей.

     Приглашения на митинг были отправлены членам временного Совета движения "Мир без нацизма", послам стран антигитлеровской коалиции, послам Бельгии, Голландии, Норвегии, Германии и Австрии, представителям местной еврейской общины, представителям СМИ.

     30 июля ожидается прибытие представителей движения "Мир без нацизма" и других иностранных гостей в Нарву, откуда утром 31 июля начнётся выдвижение к месту митинга.

     В 10.00 утра 31 июля состоится митинг памяти, в 10.30 ожидаются прямой репортаж (по телефону) радиостанции "Голос России" и выход в эфир участников акции через студию в Москве. В 12.00 будет проведена пресс-конференция для журналистов на месте событий и сделано заявление по факту проведения собрания ветеранов SS.

     Мероприятие завершится в 13.00 возложением цветов к памятнику советским воинам и к памятным знакам на месте нацистского концлагеря "Вайвара".

2

Олег Щукин МЕГАМАШИНА

Многомесячные попытки ликвидировать последствия аварии в Мексиканском заливе на буровой платформе "Deepwater Horizon", принадлежащей британской корпорации "British Petroleum", ни к чему не привели. Теперь в дело якобы вмешался тропический ураган "Бонни", который одним фактом своего возникновения за сотни километров от места катастрофы, оказывается, заставил "прекратить работы по бурению отводных скважин" и отвести к берегу флотилию судов, занимавшихся "сбором нефти на поверхности воды".

     Однако информация, поступающая из независимых от BP и американского правительства источников, рисует совершенно иную и куда более апокалиптическую картину происходящего.

     Прежде всего, это касается реальных масштабов и причин "нефтяного Чернобыля". В мае речь шла о 5000 баррелей нефти в сутки, в середине июля информационное агентство Bloomberg обнародовало цифры 160-240 тысяч баррелей ежедневно, а согласно неким пока неподтвержденным данным, со дна выбрасывается более 4 миллионов баррелей "черного золота" и газов. То ли речь идёт о "каскадно" нарастающей катастрофе, то ли истинные объёмы утечки скрывались изначально. Как известно, ВР в 2008 году оказывала активную финансовую поддержку предвыборной кампании Барака Обамы, так что она вовсе не "чужая" для 44-го президента США.

     Размеры "нефтяного пятна" на поверхности воды постоянно растут, оно уже коснулось побережья всех штатов США, расположенных на берегу Мексиканского залива, а к началу августа, согласно компьютерным моделям, достигнет Кубы и выйдет в Атлантический океан.

     Используемые для коагуляции нефтяного пятна высокотоксичные препараты-дисперсанты семейства Corexit, которые производятся компанией "Nalco Holding Company", принадлежащей инвестиционной коропорации "Goldman Sachs International", не решают проблему, по сути, лишь на время загоняют нефть с поверхности обратно в толщу воды, однако Питер Сазерленд (Peter Sutherland), бывший глава ВТО, ныне занимающий одновременно посты председателя совета директоров BP и председателя правления GSI, может быть доволен: основная часть расходов одной "его" компании (а это уже больше 3,5 млрд. долл.) становится доходами другой "его" компании, а поскольку GSI к тому же очень удачно и своевременно продал 44% своих акций ВР непосредственно перед тем, как случилась авария на "Deepwater Horizon", то здоровье людей, непосредственно работающих с "корекситом", никого особо не волнует. Кстати, столь же удачно и своевременно сбросили акции BP прямо перед катастрофой генеральный директор этой компании Тони Хейворд (Tony Hayward), а также банковские гиганты United Bank of Switzerland AG (UBS) и "Wachovia".

     Конечно, эти факты вовсе не означают, будто катастрофа в Мексиканском заливе изначально была кем-то специально спланирована и осуществлена. Но они означают как минимум то, что она, скорее всего, не оказалась неожиданной для руководства ВР. Тем более, что в середине апреля его представители побывали на "Deepwater Horizon" и были осведомлены о том, что "оборудование не выдерживает давления".

     Согласно официальным данным, горячая (около 400 градусов Цельсия) нефтегазовая смесь с большим содержанием мышьяка и (почему-то) ванадия под давлением 75 kpsi (это свыше 5000 атм) поступает не только из взорванной скважины, но также из неких "трещин" в морском дне, расположенных в нескольких милях от скважины, так что "заглушить" их почти невозможно даже при помощи "промышленного ядерного взрыва", подготовка к которому якобы уже ведётся специалистами ВР и согласуется с американским правительством.

     Которое, в свою очередь, готовит масштабную эвакуацию жителей прибрежных штатов в глубь страны (вы еще не забыли весьма популярную в конце прошлого года информацию-"страшилку" про миллионы пластиковых гробов, зачем-то сложенных и хранящихся на военных полигонах США?).

     "Химические дожди", которые уже массово выпадают на юго-востоке и востоке Соединенных Штатов, поражают и растения, и рыб, и животных, и людей. Общий ущерб от катастрофы в Мексиканском заливе оценивается сегодня более чем в 1 трлн. долл. и эта цифра, судя по всему, будет только увеличиваться...

     То, что этот "нефтяной Чернобыль" произошёл в правление Барака Обамы, еще раз подтверждает его характеристику как "американского Горбачёва", призванного изменить недавнего "глобального лидера" и до сих пор сильнейшую в военно-политическом отношении страну современного мира до такой степени, чтобы она...

     Самое интересное, что вот это самое "чтобы", судя по всему, выходит за пределы не только адекватного прогноза, но и "недостаточно безумных" конспирологических гипотез — недостаточно безумных для того, чтобы в конечном счете оказаться истиной.

     Отмечу лишь вполне известные факты: результатом горбачевской "перестройки" и ельцинских "реформ" стала фактическая реализация гитлеровского плана "Барбаросса" войны против Советского Союза, а их символом — Чернобыльская катастрофа 26 апреля 1986 года.

     Через 24 года, тоже в апреле, более того — непосредственно в день рождения Гитлера — "рванула" нефтяная платформа "British Petroleum".

     Вполне возможно, что все эти аналогии и аллюзии не имеют никакого отношения к действительности, а все совпадения носят случайный характер. Вполне возможно. А если нет?

2

ИСПОЛНЕННЫЙ РУССКИХ ДЕРЗАНИЙ

Александр ПРОХАНОВ. Милый друг Михаил Николаевич, вот и тебе, такому молодому, цветущему, исполняется семьдесят. В эти годы человек начинает задумываться о массиве прожитой жизни. А ты чувствуешь, что в твоей судьбе было предназначение? Есть ли у тебя ощущение, что эта жизнь не случайна, что тебя привели в жизнь с каким-то смыслом?

     Михаил КУЗНЕЦОВ. Вопрос непростой, Александр Андреевич. Он касается самооценки, а её всегда нелегко сделать. Точно могу сказать, что в период последних двадцати лет моей жизни был большой смысл. Это я ощущаю.

     А если говорить о предыдущем периоде, то большой этап был связан с моим духовным становлением: как с получением образования, так и с познанием мира, вовлечённостью в процессы, которые шли вокруг меня. Однако они были не столь значительного уровня, как последующие. Объективно сложилось так, что моя личная жизнь установилась именно в этот период. Это первое.

     Во-вторых, это было время грандиозных сдвигов в жизни, сознании миллионов русских людей, взрывов, катаклизмов, тектонических подвижек в общественном устройстве страны и народа. В этот период большинство людей почувствовало, зачем они пришли в этот мир. А кто не почувствовал, всё равно рано или поздно это оценит. Бог по-разному и в разное время, но всем без исключения даёт возможность задуматься над этим.

      А.П. Ты для себя пытался словами изречь неизречимое? Для чего ты? Почему ты родился на этом переломе, поставлен на этом месте?

     М.К. Думаю, время выбрало нас, в том числе меня, как маленькую песчинку, для того, чтобы мы в известной степени и по своим силам могли постоять за те идеалы, принципы, те душевные и духовные позиции, которые были обретены нашими предками до нас. В частности, моим отцом, ушедшим на фронт, в 32 года безвременно погибшим, сознательно отдавшим жизнь за Родину. Он оставил троих детей (а я был еще грудным) в надежде на то, что Родина, за которую он отдает жизнь, не бросит его детей. Мне представляется, что отец с высоты смотрит на меня, на мои деяния. Это я ощущаю в некоторых сложных ситуациях моей жизни. Я чувствую, что он спрашивает: "Как ты, сын, не подвел ли меня?" Но это не выразить словами, это неизреченное. Это очень тонкая материя. С топором в часовой механизм не полезу.

      А.П. Было ли у тебя ощущение, что в твоей судьбе, столь же извилистой, как жизнь любого человека, был какой-то водитель, что у тебя был посох, который вёл, чтобы ты не попал в яму, что тебя отводили от минных полей, что перед тобой шёл твой пастырь, имя которого не назвать?

     М.К. Если говорить о периоде до 40 лет, то серьезным сдерживающим, направляющим ориентиром было моё представление о чести и долге, которое привили очень грамотно, тонко, ненавязчиво, глубоко в Тульском суворовском военном училище, где я учился. А в 43 года я без нажима с чьей бы то ни было стороны крестился. И тогда я почувствовал, что есть тот, кто меня оберегает от необдуманных поступков.

     К примеру, мне никогда не приходило в голову поддержать неправое дело. Касалось ли это моей преподавательской профессии, адвокатской ли практики, действий ли моих знакомых или поступков моих детей.

     Мне, к примеру, пришлось немало повозиться с сыном, чтобы он не оступился.

     В прошлом году он защитил кандидатскую диссертацию по праву. Ему нравится работа, всё, слава Богу, хорошо. Но когда он закончил девятый класс, его не хотели брать в десятый, потому что были претензии к пропускам занятий, неглубоким знаниям. Я пошёл в школу и на педсовете резко выступил против сына, сказав ему в присутствии учителей: "Если ты занимаешь чужое место, освободи его. Занимая чужое место, ты наносишь вред. Если не хочешь или не можешь учиться, иди разгружать вагоны".

     Я ощущал, что пастырь, посох, если можно так назвать, корректировал какие-то действия и укреплял в помыслах. Я никогда не стоял за неправду, но старался поддержать человека, если видел, что он загнан, обложен красными флажками, находится в непростой ситуации.

     Лет 30 назад по линии Высшей аттестационной комиссии в составе достаточно большой группы я ездил в Ленинград проверять философский факультет ЛГУ. Там были бурные противостояния: за коммунистов и против. При этом щепки летели. И одна молодая преподавательница, татарка по национальности, была загнана в угол придирками, разборками. А у неё на руках была больная мать, отца нет…

     Суть претензий сводилась к тому, что она плохой специалист, имеет свое мнение и не вписывается в коллектив кафедры. Когда я разобрался в ситуации, то резко выступил в её защиту против линии всей комиссии. Эта женщина — не вина ситуации, а жертва. Я понимал, что если буду просто возражать, пройдет голосование, и я ей не помогу, потому что на моей стороне нет большинства. Мне самому эта ситуация стоила массы нервов и неприятностей, но я резко выступил, заявив, что так дело не оставлю, обращусь в комитет партийного контроля при ЦК КПСС, если будет допущено незаконное увольнение.

     Кто-то извне как бы говорил мне: "Не малодушничай, смотри, совесть не разбазаривай, она очень маленькая, её дробить нельзя".

     К тому же, окрестившись, я стал ходить в церковь, и батюшки могли подсказать, если сомневался и нуждался в помощи. Да и сама обстановка в церкви, когда ты раскрылся перед Богом, раскаяние, очищение перед иконой, помогает.

      А.П. Когда у редакции были тяжелые времена и нас хотели закрыть, уничтожить, ты сам пришёл, хотя мы не были знакомы, предложил свои юридически услуги, сказав, что испросил благословления у батюшки, и тот его дал. Ты защищал газету бескорыстно, выполняя послушание. Ты нас вытащил из-под руин и спас. Я понял, что для тебя сильной мотивацией является твоё религиозное сознание. Как оно в тебе возникло? Ты крестился, но это же не происходит в одночасье, этому предшествует борение, происходит чудо или мучительное духовное выстраивание.

     М.К. Я отлично помню этот эпизод в нашей с тобой совместной борьбе и очень им внутри себя горжусь. А помнишь, когда штурмовали редакцию, которая располагалась тогда на втором этаже в здании журнала "Наш современник"? Мне кто-то из редакции позвонил и сказал, что начался штурм. Я позвонил Юрию Гусеву, и мы ринулись к вам. Застали момент, когда банда во главе с двумя либералами, которых, по их словам, послал Лужков, ходила по разбитым кабинетам: дверь была взломана, перевернуты столы, за которыми мы неоднократно сидели и беседовали с Зюгановым, Макашовым, Лимоновым, который тогда только приехал из Франции.

     Эпоха была такая, что были и жертвы. История их когда-нибудь откроет. Тогда не было отчётности и любого могли запросто грохнуть. И мы это понимали.

     К нам присоединился главный редактор "Нашего современника" Станислав Куняев, мы представились, чтобы они поняли, что нас просто локтем не столкнуть, и втроём стали этих погромщиков стыдить, поскольку в тот момент ничего другого поделать не могли: "Вы же русские ребята, что вы делаете? Это же русская газета, она всех вас защищает". Их предводители, эти либералы, кричат: "Не слушайте их! Это провокация!" Мы зафиксировали в памяти и на бумаге этот штурм и самим своим посторонним присутствием охладили пыл погромщиков. Мы это делали по воле сердца.

     А эпопея с духовными защитниками, которые у нас действительно были? Духовник у нашей газеты "Завтра" появился — отец Дмитрий Дудко. Прекрасный человек, скромный, даже с умалением своего достоинства. Помню, он пришел в Дзержинский суд и окропил святой водой весь зал и стол судьи. Судья пришла: "Кто здесь набрызгал?" Он: "Это я освящал".

     В перерывах этого суда доходило до настоящих драк между сторонами.

     Это один из судов, а их была масса: с Министерством печати, с Лужковым, когда ветеранов побили 9 мая. Лет 15 у меня хранились рубашки со следами крови: вещдоки столкновений власти с народом.

     Много было таких, как я, но Господь выбрал меня, чтобы мы были вместе в этой борьбе. Я этим очень горжусь и своей семье об этом рассказывал. Маменька, когда была жива, очень тебя любила и ценила.

     Да, кто-то вёл по жизни, кто-то говорил, что надо делать. Все было по зову сердца.

      А.П. Но как все-таки в тебе просыпалось религиозное чувство? Люди не крестятся в одночасье. Это на фронте быстро крестятся. Отец Дмитрий Дудко говорил, что наши красные герои-мученики, даже не крещеные, кровью своей крестились.

     Как в тебе, советском человеке, кадете, а кадеты — волокиты, бражники, бонвиваны, ты всем этим категориям отвечал и сейчас отвечаешь, — возникало это чувство?

     М.К. Кадеты всегда были верующими: веру и царя они ценили превыше всего. Царь — это олицетворение отечества. То, что бонвиваны, любили красивых женщин? Так кто их не любит?

     Конечно, всё произошло не в одночасье. Я не был закоренелым безбожником. Да, был воспитан в большей степени на атеистической литературе, но чтение классической, специальной литературы делали своё дело. Важную роль сыграли поездки в Лавру, в Суздаль. Хотя поездки были светскими, но многих людей, приезжавших туристами, такие посещения всколыхнули. Пришло понятие: есть не только материальная, но и духовная жизнь. Когда познаешь, что Феофан Затворник или Серафим Саровский были глубокие учёные, и их вера шла не от темноты и незнания, а от знания, начинаешь задумываться.

     Сейчас говорят, что при коммунистах был запрет на религию. Наверное, был, но в тот период, что я застал, запрета не было. Я сам, учась в институте, на Пасху с красной повязкой ходил дружинником, следил за порядком, чтобы старушек не затолкали, чтобы не было свары. И нам давали установку не разгонять верующих, а именно следить за порядком и смотреть, чтобы крестный ход прошел без эксцессов.

     Да, в лихие годы крушили церкви, ставили другие здания. Но народ протестовал и порой добивался своего, никого за это в тюрьму не сажали.

     Например, мы, бывшие суворовцы, участвовали в реставрации церкви Фёдора Студита у Никитских ворот: выносили мусор, другую посильную работу выполняли. Было четко расписано, по очереди: в это воскресенье вы, тульское училище, идете помогать, калининское идет в следующее воскресенье…

      А.П. Ты, как и многие из нас, несомненно, советский человек. Тебя склепали в красной мастерской, на тебе заклёпки и знак ОТК СССР стоят. И ты православный человек русской веры. Эти два качества в тебе не противоречат. Через что соединяется советское — атеистическое, богоборческое в первые годы советской власти, и христианское, боговое, которое во многом было изнасиловано, измучено радикальными красными большевиками? Не можешь ты не чувствовать этого противоречия, и всякий раз это противоречие пытаешься снять, найти гармонию одного и другого.

     М.К. Слава Богу, я никогда не был и точно никогда не стану продуктом перестройки. Я — продукт советской системы, той закваски. В этом не вижу никакого негативного: ни текста, ни подтекста.

     Выстраданные нашими предками за тысячелетия христианские принципы в большинстве сохранились в народе и в советское время. Например, чувство коллективизма, потрясающее чувство родины. Все испытывали его. Да, были отщепенцы, предатели, они бежали куда-то. В каждой стране могли быть такие. Но это ничтожное меньшинство, а подавляющее большинство были патриотами страны, любящими ее, гордящимися ее историей, культурой. В советском обществе были сильны христианские основы, уважение к старшим, например.

     Кстати, это естественное право, которое возникло до христианства — право старшинства, право первородства, право на жизнь. Из этих прав выросла вся юриспруденция — из естественных прав. В древнем Риме естественное право, например, распространялось и на животных, на рыб и птиц.

     В советское время эти естественные права, если и подавлялись, то в небольшой степени, гораздо меньшей, чем сейчас это происходит, они попросту пронизывали нашу жизнь и действительно казались естественными.

     Да, мы жили небогато, но гордились тем, что учимся, работаем в коллективе, искренне душевно отмечали все праздники. Это и есть христианство — тяга к коллективу, к тому, что есть нечто, что мы должны естественным порядком уважать, что выше нашего эгоизма, наших воззрений и потребностей. Нужно подчинить свои желания необходимости. Разве это не православное смирение?

     Христианство — это же не просто вера в существо с бородой. Бог настолько многогранен и предстает в разных ипостасях, что описать Его нельзя, но и нельзя не чувствовать Его присутствия в нашей жизни.

     Сочетание моей природной русскости и того, что было в советское время, особенно в военный и послевоенный период, накладывалось одно на другое, не противореча. Сравнивая с другими странами — европейскими и Америкой — я вижу в таком положении вещей большую заслугу советского периода.

      А.П. В XXI веке Сталин стал по существу главной фигурой, и вокруг него ведутся сражения, бури. Его, наверное, и при жизни так не обожали и так не ненавидели, как сейчас. Он ворвался в нашу жизнь с какой-то новой миссией и новым значением. Ты — сталинист?

     М.К. Нет, но всё то, что говорится о Сталине как о выдающейся личности, как о выдающемся государственном и общественном деятеле, который принял колоссальное бремя ответственности на свои плечи, я поддерживаю и разделяю.

     Власть, как говорил еще Победоносцев — это страшная сила и страшная ответственность. Власть — это служение. И Сталин в силу своих человеческих качеств это принял и исполнил лучше, чем кто-либо в его окружении мог сделать. И уж никакого сравнения нет этой личности с теми, кого мы видим сейчас, с этими сердюковыми. Их много, сердюковых, не только в министерстве обороны.

     Я не сталинист, потому что, думаю, есть пока не до конца известные стороны его деятельности, которые сдерживают меня в полном принятии его. Но совершенно очевидно, что он сумел прижать распоясавшуюся гидру и тем самым дал возможность стране открыть дыхание. И то, что он как совершенно гениальный провидец смотрел и знал, в каком направлении надо идти и принимать решения, тоже очевидно. Сталин — гениальный полководец. Он хорошо разбирался в людях, что важно для руководителя, подбирающего кадры на ключевые посты.

     Его обвиняют в совершении деяний, при которых приходилось жертвовать людьми.

     Но как было иначе в тот период и в тех условиях? К примеру, есть инструкция для командира партизанского отряда: расстреливать на месте в тех или иных случаях, если в этом есть необходимость в условиях партизанского движения. И расстреливали. Чтобы сохранить жизнь большинства, чтобы победить в жесточайшей войне и сохраниться в истории.

     Я застал время, когда мы колоски собирали: ходили по полю, собирали, сдавали на пункт, и даже есть их нельзя было. Но я не сетую, что так было. Время диктовало многое, что сейчас понять трудно.

      А.П. Ты — профессор, почётный работник высшего профессионального образования, преподаешь в элитном вузе, у тебя адвокатская практика. Ты респектабельный человек, окружен элитариями. У тебя прекрасный дом, семья, ты выглядишь абсолютно благополучным человеком, которому можно позавидовать. Ты жизнь эту принимаешь?

     М.К. Нынешнюю жизнь я не принимаю и никогда не приму! По одной причине: "Платон мне друг, но истина дороже". Истина в данном случае заключается в том, что мы в нашей стране стремительно исчезаем как фактор мировой истории. И это сводит "на нет" все мнимые успехи. Да и какие успехи? Чем можем похвастать?

     Просто у нас очень богатая страна, огромная по объёму и качеству, и за 20 лет не успели всё разбазарить. Но успешно это делают. Как это можно принять? Я думаю: что с небес скажут отец и матушка? Они бы совершенно не поддержали то, что творится.

     Наш народ обманут, ограблен, фактически лишён собственности. Буферные зоны, мыльные пузыри как, например, участие в каких-то акционерных обществах в качестве вкладчиков, пайщиков, дольщиков — фикция. В действительности народ ничем не владеет, а всем владеет кучка богатых хозяев. Принять это и одобрить я не могу. Я даже ваучер не получал, мне было это противно, душа не принимала.

     Что касается респектабельности, то к этому — следить за внешним видом — приучило суворовское училище. Даже на первом курсе вуза, когда я ходил в шинели, в форменных брюках, споров с них лампасы, выглядел хорошо. И никакого чувства ущербности не испытывал.

     А сейчас дети чувствуют ущербность, если у них не та марка компьютера или машины. Вместо Бога — вещизм. В обществе царит богомерзкая парадигма прибыли. Сейчас в любом законе, касающемся хозяйственной деятельности, на первое место поставлена прибыль. А где Бог, где полезность? Я давно в своей среде говорю, что надо заменить это положение. Не может в гражданском кодексе извлечение прибыли значиться как главная цель создания юридического лица. А кто будет об убогих и сиротах думать? О пострадавших в катастрофах, инвалидах? Какая от них прибыль? В основу нужно класть "полезность" как принцип права.

     Нам нельзя копировать Запад. Говорят: идеал — Америка. Но Америка добрую сотню лет живёт за счёт чужих трудов и вложений. Все страны платят ей дань. Американцы так обставили международные договоры, что пожинают от международно-правовой системы поступление прибыли. Сколько они грабили Южную Америку, пока не появились Уго Чавес, Эво Моралес, другие. Сколько от нас они получили и получают полезных ископаемых и интеллектуальных сил. Они не работают лучше нас, как нас пытаются убедить. Просто страна не воевала, она участвует в каких-то локальных кампаниях, выгодных ей, но страну это не разрушает.

     В 1948 году было принято решение заменить золото на доллар, печатать который будет резервная система, то есть несколько частных банков. Им надо — они напечатали. Кто их проконтролирует? И во все страны рассылают свои доллары. 60 лет назад мы освободились от зависимости от доллара, перешли на золотое обеспечение. А сейчас опять ходит у нас вторая валюта — доллар.

     Еще Наполеон приказывал расстреливать тех, кто подрывает франк операциями на чужой валюте. Потому что это подрыв кровеносной системы государства. Что, нельзя отменить хождение чужой валюты в своем государстве? Мы — самодостаточная страна, с нашими запасами, богатствами это элементарно сделать.

     Я не приемлю направления, в котором идёт страна. Это ведёт нас к гибели. Это потеря страны как таковой. Мы на первых местах в мире по нищете, деградации населения, пьянству, наркомании, преступлениям.

     При Сталине этого не было. Дети могли гулять по улицам, самостоятельно ходили в лес по грибы, ягоды, и родители отпускали, не опасаясь. Были отдельные случаи, но власть быстро пресекала преступную деятельность. Были и силы, и политическая воля.

     У нас сейчас всё перевернуто с ног на голову. Вот пример: у нас резко сделан крен государственной машины в сторону либерализма, частного права. Говорят, что частное право, открытое после стольких лет забвения, чуть ли не равно открытию колеса или огня.

     Но это не так. Дело в том, что функция права, что не грех бы знать руководителям страны, едина и не может быть разделена на частное и публичное. И в Риме, а римское право легло в основу современного права, никогда не делили право на частное и публичное. Просто до нас дошло больше частно-правовых норм. Речь идёт не о разделении права, а о разделении изучения права: публичного, которое касается жизни множества людей, и частного, которое касается отдельно взятого человека. Ульпиан говорит, что не право распадется на публичное и частное, а изучение права распадется. Сейчас производят подмену понятий, что принципиально. Частный интерес не может и не должен противоречить публичному началу. А у нас говорят о главенстве закона, но закона и не знают!

     То есть существование частного и публичного права не уникальны в России ныне, как нас уверяют. В Риме так было. Но, как всегда, сатрапы обращают законы в свою пользу, извращая их.

      А.П. Ты, как и я, как и многие другие, не принимаешь этот мир. Мы с тобой видим исчезновение нашего народа. И большей боли, чем эта, нельзя испытать. Каждый испытывал боль от удара, от страдания, от потери близких. Но боль от сознания исчезновения нашего народа не сравнима ни с чем — это высшая форма боли. Мы, каждый в силу своих возможностей сопротивляемся. У нас нет воздушных армий, нет разведки, но каждый, так или иначе, противится этому умиранию. Как ты мыслишь свою борьбу и сопротивление?

     М.К. Я полностью с тобой согласен. Чувство Родины и смыкает нас с христианством. Советский период дал нам, повторяю, потрясающее чувство Родины. Сколько песен пели о Родине! Сейчас и не поют, и не знают этих песен.

      В нас подспудно присутствует и даже порой выпирает это чувство, как, например, у Владимира Квачкова и других наших героев.

     Влияет на это мир духовный. Он настолько мощный, плодотворный, неистребимый, что и спустя поколения атеистов, он в человеке есть: сам Бог присутствует внутри, не объявляя громко о себе. И какими бы способами нас ни пытались уничтожить, это чувство живет. Да, физически мы быстрыми темпами исчезаем. Что интересно: в октябре пройдет перепись населения. Зачем она нужна, если предыдущая была 8 лет назад?

     Разработана анкета, где порядка 1800 позиций, относящихся к национальности.

     Например, вводятся понятия "афро-россиянин", "кацап", национальность "волжские". Около 20 наименований русских. Для чего это сделано? Раздробить и властвовать. По прошлой переписи русских было 85%, чисто великороссов — 80%. Решили, что слишком много, давайте-ка мы титульную нацию распылим.

     Не могу я это принять и проглотить! Не могу принять и то, что Сердюков фактически уничтожил суворовские училища с их военной составляющей. Оттуда изъяты военная подготовка, подготовка к парадам, изучение оружия, вводят командирами женщин, дисциплина как таковая тоже упраздняется. А ведь это воспитывало дух и чувство системы.

     Борьба моя идет внутри: в сердце и в душе. Смысл перестройки состоял в том, чтобы искалечить душу народа, затоптать её, извратить и создать иного человека, иное население. Создание иного населения открыто провозглашено. И русские, давшие название Родине — Руси, России — должны исчезнуть. Как промежуточный этап, этакая пересадочная станция, вводятся россияне. А потом будут те, для кого готовится плацдарм на месте нашей Родины.

     Но черная полоса не может быть долгой. К сожалению, все может привести к массовым формам сопротивления, как это уже произошло в Приморье. При полной коррумпированности судебной системы и системы МВД, люди совершают самосуд. Не удивлюсь, если где-то возникнут тройки из числа юристов, которые врагов Родины будут приговаривать к высшей мере наказания. Это худший из вариантов реагирования на беззаконие, но власть сама толкает людей на крайние формы протеста.

      А.П. Ты помог многим людям. Недавно я был в Боголюбском монастыре, ко мне подошел человек, сказал: знаю, вы дружите с профессором Кузнецовым. Он меня спас от тюрьмы, которая мне грозила за мои взгляды.

     Какими деяниями ты гордишься? Когда ты понимал, что именно ты вырвал человека из тюрьмы? Ведь это и есть твоя борьба, ты практик, спасаешь русского человека, попадающего в эти тенета.

     М.К. Я понимаю, о ком ты говоришь. Этот парень — православный человек, главный редактор местного литературного издания, его обвинили по 282-й статье. У него двое детей, жена беременна, доходы незначительны, фактически их не было. Мы не только денег с него не брали, но давали ему деньги, ездили к нему за свой счет, оплачивали его жене дорогу сюда. Но это всегда было в русском народе — помощь.

     Горжусь, что Господь сподобил защищать наших алтарников храма Николы в Пыжах, которые приостановили провокацию, развитие межконфессиональной розни в центре Москвы. Они пришли в центр Сахарова и поставили все на свои места. Как этим не гордиться?

     Горжусь тем, что защищал мусульман, которые обратились ко мне по поводу публикаций в газете "Известия", с их точки зрения, гнусного пасквиля на Коран, на ислам вообще. Меня батюшки благословили. Мы вели процесс с великолепным профессионалом, православным адвокатом Сергеем Петровичем Штином.

     К сожалению, суд не удовлетворил исковые требования Марата Сайфутдинова, татарина, у которого были полномочия от мусульманской уммы. По той причине, что его имя в этих статьях не упомянуто, и он лично не затронут. У него же, мол, нет документа, что он уполномочен от всех мусульман мира.

     Это абсурд, которого не было в советское время: в уголовном кодексе тогда была статья за оскорбление чувств верующих. Так глумиться никому не было позволено даже в атеистическое время! Сейчас демократы эту статью сняли. Почему? Потому что врагом номер один после разгрома Советского Союза является православная церковь, которая строго стоит на догматах православия. И народ эти догматы чувствует. Поэтому у демократов цель — сокрушить церковь, веру. В том числе мусульманскую, чтобы добить народ, укрепленный верой. В советское время за такие пакости получили бы 10 лет. Пришел бы следователь, сфотографировал, акт составили — получите. Издеваться над Богородицей, спасшей и духовно, и физически миллионы людей — это каким подлецом надо быть?!

     Горжусь тем, что поддерживал в тюрьмах Белграда и Гааги, помогал профессионально Слободану Милошевичу, что защищал Михаила Ивановича Лапшина от наветов со стороны прокуратуры, что защищал Леонида Васильевича Потапова, президента Бурятии. Светлый человек, старовер, любимец бурятского народа. Горжусь, конечно, всеми без исключения процессами газеты "День" и "Завтра". Судьба свела меня с тобой в этих ристалищах. Это тогда в одном из судебных заседаний у нас родилась знаменитая сейчас фраза "Нас остановит только пуля"!

      А.П. Дорогой Михаил Николаевич, ты встречаешь свой юбилей во здравии, свете, исполнен наших русских дерзаний. Я от имени редакции, от имени читателей, которые тебя знают и любят, от себя лично поздравляю тебя с днем рождения. Знаю, что встретишь его в твоем чудесном саду, под яблонями, окруженный родными, близкими, любящими тебя людьми. С тобой будут твои друзья русские офицеры, к тебе придут все сословия: духовенство, воинство, купечество, чтобы быть с тобой в этот светлый день. Поздравляем тебя!

2

архимандрит Петр (Кучер) КАМЕНЬ ВЕРЫ

Православные чудеса, явные знаки милости Божией — с кем из верующих не происходили в жизни такие явления или чудесные случаи? Были такие случаи и в моей жизни, и хочется об этом вам рассказать, помня слова Священного Писания: "Не нам Господи, не нам, но Имени Твоему даждь славу". Это было весной 22 апреля 1969 года, в ночь на Радоницу.

     Накануне вечером я вернулся уставший из командировки, поужинал и лег спать. Где-то в первом часу ночи я проснулся, потому что стало плохо с сердцем и было тяжело дышать, вскочил с кровати, вышел через спальню в зал и открыл форточку. Стою, крещусь, глотаю воздух — и вдруг вижу в небе за окном какой-то странный предмет. Я присмотрелся: высоко над землей висит в воздухе что-то, похожее на уличный фонарь "гусак", только большого размера.

     Открыв дверь, я вышел на балкон. Стояла холодная апрельская ночь, ветер гнал с запада низкие тучи, моросил мелкий дождь, и меня сразу проняло холодом, тело покрылось "гусиной" кожей. Но, не обращая на это внимание, я как завороженный смотрел на восток. Там, метрах в двухстах от меня и на таком же расстоянии от земли, в воздухе стоял серебряный, сверкающий, как звезды, гроб! Подумалось: "Ну всё, скоро конец, недаром сердце болит". Однако видение не было грозным или устрашающим, наоборот, оно приковывало взгляд. От гроба исходила благодать — божественная энергия, и некая необъяснимая радость наполняла сердце.

     Я понимал, что сподобился увидеть чудо. Вся поверхность гроба светилась ярким серебряным светом, на ней переливались и мерцали мелкие сверкающие звездочки. Гроб весь как бы горел изнутри, но этот огонь был не желтого, а серебряно-голубоватого цвета, это был целый конгломерат звезд. Я стоял и не мог оторвать взгляд от этого чуда, но глаза уставали и приходилось их закрывать на несколько секунд, потом вновь открывал и смотрел. От холода меня стало знобить, но я не мог пойти за одеждой, боясь потерять видение. Так продолжалось минут 10-12. Раз семь или восемь я закрывал глаза, болевшие от яркого ослепительного света. Когда в последний раз их открыл — гроб исчез. Лишь ветер продолжал гнать низкие тучи по ночному небу.

     Как потом мне объяснили духовные старцы, это было видение Гроба Господня — знамение приближения последних времен. Ибо Гроб Господень — это символ Воскресения. Он явился на востоке, откуда Господь придет судить мир во Второе Свое пришествие, когда все умершие воскреснут и человечество предстанет на Страшный Суд.

     Да и само видение было в ночь на Радоницу — первый день поминовения усопших после Светлого Христова Воскресения.

     Явление было в полночь — в первом часу ночи, как и будет, по преданию, пришествие Спасителя: "Се Жених грядет в полунощи…"

     Конечно, можно возразить, что Гроб Господень, называемый Кувуклия — место погребения Спасителя, — находится в Иерусалиме в храме Воскресения Христова. Эта небольшая пещера выложена гранитом и мрамором. Но это было видение Гроба Господня в его духовном, мистическом значении: призыв к покаянию, напоминание о том, что всем нам предстоит встреча с Богом. Поэтому такие чудеса нельзя умалчивать, скрывать, ибо они служат для прославления имени Божия, для нашего вразумления и назидания.

     

      ОТ РЕДАКЦИИ:

     В дополнение к словам отца Петра можно вспомнить о том, что на Руси Гробом Господнем называли не только пещеру-часовню в Храме Воскресения Христова в Иерусалиме, но и само погребальное ложе Спасителя — то есть плиту, так описанную в начале XII века игуменом Даниилом: "И яко влезуче в пещерку ту дверцами малыми и на десней руце есть яко лавица засечена в том же камени пещернем и на той лавице лежа тело Господа нашего Иисуса Христа". Эта плита, будучи одной из величайших святынь христианского мира, была вывезена из Ирусалима в Константинополь императором Мануилом Комнином и хранилась в храме Святой Софии вплоть до 1204 года, то есть до момента падения Константинополя от рук крестоносцев.

     Однако после разграбления Царьграда среди святынь, увезенных в Рим, отсутствовала важнейшая. Читаем в Новгородской летописи: "В лето 6719… …Добрыня Ядрейкович из Цареграда и привезе с собою Гроб Господень, а сам пострижен на Хутыни у Святого Спаса".

     Слова древнего документа указывают на то, что будущий архиепископ Антоний вывез из Византии плиту Гроба Господня на Русь, в Новгород.

     Сама возможность тайного пребывания на Русской земле плиты Гроба Господня сегодня волнует многих как светских, так и церковных историков (читайте "Завтра" — №17 и №20 за 2007 г.).

     В подобных исследованиях указывается на особое значение новгородской епархии в истории русской церкви и русской державы. Стоит перечислить авторитетных новгородских святителей: митрополит Иона, который поддержал автокефалию московских митрополитов в момент Ферраро-Флорентийской унии, заключённой греками с Римом; Святитель Геннадий Новгородский — первый обличитель ереси жидовствующих; относящийся к новгородской епархии псковский старец Филофей, провозгласивший концепцию "Москва — Третий Рим"…

     Слова о сакральном значении великой реликвии мы встречаем у богословов, которые трактуют плиту Гроба Господня как первый христианский алтарь.

     Рассказ отца Петра — еще одно важное свидетельство на путях исследования мистической символики плиты Гроба Господня.

Заказ и изготовление магнитных пластиковых карт. Москва. 3

2

Любовь Краснокутская ИТОГИ ЗАЩИТЫ

17 марта 2005 года на обочине Митькинского шоссе в сторону Москвы раздался взрыв. В тот момент мимо проезжал кортеж из двух машин, в одной из которых, бронированном БМВ, "предположительно, — как сформулировал прокурор Московской области в постановлении о возбуждении уголовного дела, — находился Чубайс". Буквально через несколько часов по подозрению в покушении на Чубайса был арестован полковник ГРУ В.В. Квачков, спустя месяц — двое спецназовцев Роберт Яшин и Александр Найденов, через полтора года — аспирант-историк Иван Миронов. В настоящее время завершается четвертый процесс по этому делу. Первые две коллегии присяжных заседателей, склонявшихся к оправданию, разогнали, третий состав всё же вынес оправдательный вердикт, но его отменил Верховный Суд. Нынешний суд длится десятый месяц. В майском номере "Завтра" рассказала о позиции обвинения, теперь защита завершила представление своих доказательств.

     Что же вменяется Квачкову, Яшину, Найденову и Миронову в подтверждение причастности к покушению на Чубайса?

     Показания свидетеля Карватко, что 16 марта 2005 года он видел всех обвиняемых на даче Квачкова, это в пятнадцати километрах от места жительства Чубайса в Жаворонках. Подбросив Карватко наркотики, его жене, сидевшей дома с грудным ребёнком, — патроны, следователи несколько дней пытали его в тюрьме, выбивая нужные показания под угрозой возбуждения против него и жены уголовного дела. На вопрос: "Какие физические, психические действия к Вам применяли?" Игорь Карватко рассказал суду: "Обсуждается вопрос — я отказываюсь. Корягин, высокий чин из Департамента по борьбе с организованной преступностью, выходит за дверь, входит другой и надевает мне на голову пакет. Наступает удушье. Когда снова отказываюсь, Корягин снова выходит, мне прижигают руки сигаретой со словами "Руки тебе не нужны". Они у меня скованы наручниками. Когда освободили, у меня оказались повреждены плечевая суставная сумка, правый локоть, ушиб грудины и так, по мелочи". Показания свидетеля Карватко, добытые на следствии под пытками, от которых свидетель отказался в суде, вопреки Закону прокурор Каверин с одобрения судьи Пантелеевой огласил перед присяжными заседателями.

     И что же удалось пытками выбить из Карватко? Что кроме Квачкова, Яшина, Найдёнова, Миронова, он видел на даче громоздкий автомобильный аккумулятор, позже оказавшийся на месте взрыва. Однако, как выяснят эксперты, никакого отношения к взрыву этот аккумулятор не имел. Карватко показал, что бывал с Яшиным на съёмной квартире в Жаворонках, из которой, по версии следствия, велось наблюдение за дачей Чубайса. Но как рассказала на суде хозяйка квартиры, из окон её не видно даже крыши дачи Чубайса… Называя имена, место и время, Карватко рассказал суду, как следствие фальсифицировало его показания, диктуя ему что говорить, что показывать.

     "Свидетельство" Карватко о сборе подсудимых на даче Квачкова следствие "подкрепило" детализацией их телефонных переговоров в мартовские дни 2005 года по телефонам, зарегистрированным на их имена, как будто, затей они что серьёзное, у них не хватило бы ума завести себе аппараты на чужие фамилии. Переговоры зафиксированы телефонными базовыми станциями в Голицыно, Петелино, Крекшино, Краснознаменске, Жаворонках, находящимися в округе дачи Квачкова.

     Сам факт созвона друзей или знакомых — вещь обыденная, и только следственные органы считают, что когда люди обмениваются звонками — это основание подозревать в них организованную преступную группу. На суде входящие и исходящие номера, даты, секундное время переговоров прокурор зачитывал не подряд, а выборочно, и рисовалась заказанная следствием "картина маслом" заговорщицких переговоров подсудимых, как будто не было у них ни родных, ни иных знакомых, которым они звонили намного чаще.

     При оглашении телефонных звонков по распечатке прокурор постоянно сопровождал время звонка комментарием: "В это время Квачков находился там-то…", "Яшин в это время находился там-то…" На самом деле по называемым адресам находились не Квачков с Яшиным, а базовые телефонные станции, фиксировавшие поступавшие на них звонки. Однако обвинение уверенно вещало суду, что все подсудимые, как об этом свидетельствуют их звонки, посещая дачу Квачкова, постоянно заезжали в поселок Жаворонки, где имел для них несчастье проживать Чубайс, а также в находящиеся в округе деревни Крекшино, Ликино, Петелино, поселок Голицыно. Но защите не представило труда доказать, что телефонная детализация не может свидетельствовать о точном месте пребывания хозяина телефона. Вот как об этом говорил на суде Иван Миронов: "Детализация телефонных соединений не позволяет точно определить местонахождение звонившего. Погрешность может составлять десять-пятнадцать километров. Вот доказательства. В 12:47 звонок Яшина из Краснознаменска. В 12:53, через шесть минут! — Яшин уже в Жаворонках, на улице 30 лет Октября. Еще через две минуты, в 12:55, Яшин в деревне Ликино, и в ту же минуту, в 12:55, звонит снова из Жаворонков! Потом в течение одной-единственной минуты, сначала в 13:03 раздаётся его звонок из Крекшино, а в 13:04 уже из Жаворонков. Теперь глянем на карту. Расстояние от Жаворонков до Краснознаменска — девять километров. Расстояние от Жаворонков до Ликино — восемь километров. Расстояние от Жаворонков до Крекшино — десять километров. Чтобы Яшину переместиться из Крекшино в Жаворонки за одну минуту, ему нужно двигаться со скоростью 600 километров в час. Ещё более показательно его перемещение из Ликино в Жаворонки в течение одной минуты, восемь километров за 30 секунд! 960 километров в час! Поскольку подобные почти сверхзвуковые скорости на автомашине невозможны, то определение местоположения звонившего по его телефонным соединениям весьма приблизительное".

     Ух, как взволновалась сторона обвинения! Ещё бы! Анализ детализации телефонных звонков, приведённый Мироновым, крушил все доводы обвинения, выстроенные на фундаменте того, что базовые станции свидетельствуют о присутствии подсудимых в конкретных точках — в Жаворонках, где по несчастному стечению обстоятельств оказалась дача Чубайса, в Петелино, вблизи которого находилась дача Квачкова. А теперь документально подтверждается, что зафиксированный базовой станцией звонок вовсе не означает присутствия человека в конкретной точке, — звонивший может находиться и в десяти, а то и в пятнадцати километрах от базовой станции! И доказать, что подсудимые вели в Жаворонках слежку за Чубайсом, караулили его передвижения и готовили теракт, детализация телефонных звонков, — именно детализация, а не прослушка!, — не может, как бы того ни желало обвинение.

     Из улик, представленных следствием суду, единственно весомая — записка с номерами машин, найденная на квартире Александра Квачкова. Среди бесчисленного количества номеров оказался фрагмент, совпавший с номером БМВ Чубайса. Ещё был найден кассовый чек бензоколонки размером в спичечный коробок, на обороте которого начертаны две пересекающиеся линии с надписями "5 чел" и "100 м". Эту схему следствие истолковало как "сходную с обстановкой на Митькинском шоссе". Выводы обвинения категоричны: Квачков-младший вел наблюдение за Чубайсом, а Квачков-старший рисовал план боевых действий. Однако в записке, куда затесался номер, похожий на чубайсовский, значились многочисленные другие номера, и все они, как на подбор, принадлежали старым, изрядно потрепанным машинам. Предположить, что диверсанты искали Чубайса в дряхлой "ауди" или дышащей на ладан отечественной "девятке", можно только, обладая недюжинным даром художественного вымысла. Что касается схемы, "сходной с обстановкой на Митькинском шоссе", то она сходна с обстановкой на любом перекрестке и, несмотря на все потуги следствия, ни одна экспертиза не смогла привязать каракули на чеке к почерку кого-либо из обвиняемых.

     Подобные "улики" защите отбить не сложно, потому что там есть хоть какая-то логика обвинения, которой можно противопоставить аргументы здравого смысла и результаты экспертиз. Но как защищаться, если обвинение предъявляет в качестве вещественных доказательств преступления самые обыденные вещи, изъятые при обысках у подсудимых: "Справочник электрика" и географические карты Подмосковья, сысканные дома у Александра Найдёнова, принадлежащие ему "молитвенник, инструкцию к видеомагнитофону, четыре ключа на кольце и икону-талисман". И всё это по версии следствия — вещдоки! И всё это приложено к делу как доказательство. Вот только чего? У Квачкова, уверенно надиктовывал прокурор Каверин присяжным, при задержании нашли приобщённые к делу "водительское удостоверение, читательский билет в библиотеку, пенсионное удостоверение и доверенность на пользование автомобилем". Карманы Яшина при аресте тоже оказались наполнены предметами, вызвавшими у следователей сомнения в чистоте его намерений: "билет в метро, деньги в количестве трехсот десяти рублей и ста долларов, три телефона и чужая визитная карточка". Миронова арестовали, изъяв у него в качестве вещественных доказательств "травматический пистолет "Оса" вместе с лицензией на право его ношения, мобильные телефоны, удостоверение помощника депутата Государственной думы, водительские права и связку ключей". Вот эти вещи — они доказательство чего? И о чём свидетельствуют заполонившие дело многочисленные биологические, дактилоскопические, почвоведческие экспертизы, если они не подтвердили присутствия ни одного из обвиняемых на месте преступления, не показали малейшего отношения подсудимых к использованным на Митькинском шоссе взрывчатым веществам?.. Но все эти многочисленные пустые бумажки вшивались в уголовное дело, накачивая его объем, а затем оглашались перед присяжными, имитируя доказательную базу обвинения, и не важно, что база эта — лишь догадки, предположения и вымыслы. А вот поди от них отбейся!

     Но в деле о покушении на Чубайса защита не столько отбивалась — да и как отбиваться от валом накатываемых на присяжных экспертиз с неизменным выводом "следов обвиняемых не обнаружено", — защита на суде весомо и аргументировано поставила под сомнение само событие преступления, представив убедительные доказательства имитации покушения на Чубайса. Подсудимые выступили обвинителями своих обвинителей. Редчайший в судебной практике случай!

     На протяжении всего процесса защита ставит вопрос о предъявлении присяжным заседателям главного вещественного доказательства — израненного БМВ Чубайса, ставшего объектом преступных действий (ст. 81 "Вещественные доказательства" УПК РФ). Повторяю: не обвинение потрясает подвергшимся нападению автомобилем как основным вещдоком преступления, нет же, это защита безуспешно добивается от обвинения представить суду БМВ! Почему обвинение, предъявив суду горы окурков, на которых ни следов, ни слюней подсудимых, пустые бутылки из-под водки, коврики, не совпадающие ни по одному размеру с найденными в лесу, прячет от суда главный вещдок? Да потому что это вещественное доказательство истинного преступления, совершенного 17 марта 2005 года на Митькинском шоссе — имитации покушения на Чубайса, свидетелями которого стали многие очевидцы.

     Оказавшиеся в эпицентре взрыва братья Вербицкие настаивали на суде, что воронка от взрыва представляла собой ямку глубиной от десяти до сорока сантиметров — не больше, что взрыв был направлен в сторону от дороги и на шоссе не было никаких осколков, как не было следов осколков и пуль ни на машинах Вербицких, ни на машине Чубайса. Владимир Вербицкий дословно сказал на суде: "Когда машина БМВ проезжала мимо нас, то я не видел на БМВ никаких повреждений, а вечером в "Вестях" показали БМВ с повреждениями". Свидетели Нечаев и Фильков, двигавшиеся за кортежем Чубайса на "Газели", перевозившей стеклопакеты, рассказали суду, что слышали хлопок, видели поднявшийся вверх столб снега, видели, как охранники из машины сопровождения Чубайса, сидя за машиной, разговаривали по телефону, даже не дёрнувшись догонять и прикрывать уехавший БМВ. Точно так же они не видели разбросанных по асфальту каких-либо осколков.

     Спрашивают на суде взрывотехника Сапожникова: "Согласно экспертизе, масса взрывного устройства — от 3,5 до 11 килограммов тротила. Чем можете объяснить такое расхождение?". Сапожников как на духу: "Мы делали расчет по автомобилю ВАЗ Вербицкого, который находился на расстоянии от 5 до 10 метров от места взрыва. По легкому повреждению автотранспорта мы и судили, поэтому и получили такую "вилку". Сапожников признался суду, что сами эксперты на месте происшествия не были, "израненный" БМВ в глаза не видели, изучали лишь… протокол описания ВАЗа Вербицкого, на котором не было ни осколочных, ни пулевых повреждений. А ведь ВАЗ находился к эпицентру взрыва гораздо ближе, чем БМВ! Но если при этом на ВАЗе ни осколка, ни царапины, откуда взялись травмы на машине Чубайса, прикрытой ВАЗом? Причем мало того, что определение мощности взрыва чубайсовского БМВ основано на протоколе осмотра ВАЗа, сам этот протокол признан судом недопустимым доказательством! Словом, какую хочешь массу тротила — такую и вписывай. Но если на громадных стёклах в кузове "Газели" ни царапинки, возможно ли такое при массе взрывчатого вещества даже в три килограмма тротила?!

     Эксперт-баллистик Степанова на суде признала, что на капоте БМВ Чубайса след автоматной очереди, но так обстрелять можно лишь стоявший на месте БМВ, хотя все свидетели и сам Чубайс, и его охрана, в один голос утверждают, что БМВ ни секунды не стоял, скорость его была минимум 60-70 километров. При такой скорости движущегося объекта пуля от пули ближе полутора-двух метров не ложится. Какая там ровная строка! Эксперт-взрывотехник Точилин подтвердил на суде очевидное, что осколки облетать препятствия не могут, тем более осколки не могут, взорвавшись у правого переднего колеса машины, зацепить ещё и заднее стекло, как это вышло с БМВ Чубайса. Так что чудо с автомашиной ВАЗ, не тронутой ни осколком, ни пулей, в отличие от прикрытого ею БМВ Чубайса, изорванного осколками в клочья, осталось необъясненным. Зато эксперт Точилин допустил возможность образования некоторых повреждений броневика Чубайса механическим путем, например, от… кувалды.

     С каждым новым свидетелем на суде прибывало доказательств инсценировки покушения на Чубайса. Вызванные в суд военные специалисты в области диверсионных операций все до одного категорически утверждали, что так подрыв транспорта не проводится. Профессиональный диверсант полковник Мусиенко: "Бронированную технику сначала надо остановить путем организации завала". Герой России полковник Паньков: "С обочины броневик не поразить". На вопрос суда "Каков был тротиловый эквивалент взорванного вещества?" — генерал спецназа ГРУ Чубаров, осматривавший место взрыва, уверенно заявил: "В пределах 350-500 граммов тротила".

     Обстоятельства имитации покушения прорисовались четко, невыясненным оставалось, для чего Чубайсу это надо было. Ясный ответ прозвучал при допросе подсудимого Миронова: "Я объясню, в чем была цель имитации. Это событие произошло накануне расчленения и распродажи Единой энергосистемы страны. У энергореформы Чубайса была масса серьёзных противников из влиятельных губернаторов, авторитетных ученых, депутатов, специалистов, общественных деятелей. Так вот этой имитацией Чубайс всех ударил по рукам, всем дал понять, что любой, кто поднимет голос против его реформы, против него, — тут же может оказаться в заказчиках "покушения". После этого никто из противников Чубайса рта не открыл — все испугались. Вот ради чего это было затеяно. Почему именно мы оказались в центре имитации? Скажем, назначение полковника ГРУ Квачкова в организаторы — одновременно удар по наиболее сохранившемуся от разрушения, всё ещё дееспособному Главному разведывательному управлению. Моя роль? Я казался очень удобным, чтобы получить от меня нужные следствию показания: аспирант, историк. Казалось, погрози мне тюрьмой — и я ради свободы подпишу всё что угодно. Показания хотели получить и на Рогозина, и на Глазьева, о чем мне прямо говорилось, то есть через меня хотели составить видимость террористического заговора народно-патриотических сил России"…

     До вынесения вердикта остаётся несколько дней. Непричастность подсудимых Квачкова, Яшина, Найдёнова, Миронова к событию 17 марта 2005 года очевидна, как очевидно и то, что так называемое "покушение на Чубайса" — имитация с заранее прописанным сценарием. Инсценировка, в которой участвовали следственные органы, провалилась и обвинению ничего не остаётся, как, преступая через законы, растаптывая судебные и этические нормы, фальсифицируя доказательства, делать всё, чтобы скрыть этот позорный провал.

2

ЭРА ВОДОЛЕЯ

Человек на 90% состоит из воды, поэтому люди должны пить чистую воду. Здоровье человека, его самочувствие, даже психологическое и эмоциональное состояние в той или иной пропорции зависят от чистоты воды, которую он пьёт, вода — главный ресурс здоровья.

     Кроме того, необходимо добавить, что вода является колоссальным стратегическим ресурсом России, гораздо более важным, чем нефть и газ. Пока что мы ещё можем это недооценивать, но наши дети не простят нам, если мы не сохраним для них воду, потому что в наше время это сделать ещё возможно, а вот они восстановить чистоту вод уже не смогут.

     Проблема чистоты вод для России является более сложной, чем представляется с первого взгляда. Нам во что бы то ни стало необходимо сохранить уникальные водные экосистемы, такие, как озеро Байкал, где, по различным оценкам, находится около 20% мировых запасов пресной воды. А ведь есть ещё крупнейшие в Европе озёра — Онежское, Ладожское. Считается, что Россия стоит на первом месте в мире по запасам пресной воды, на нашей территории находится четверть общего объёма мировых пресных вод. На втором месте, с большим отставанием, стоит Бразилия.

     Качество воды, которую потребляет население нашей страны, во многом зависит от систем очистки. В данный момент мы используем ту базу, которая была создана в Советском Союзе и с тех пор не модернизировалась. В те годы была построена более-менее приличная система централизованного водоснабжения, но, к сожалению, она не полная, ею пользуется около 70% населения, остальные качают воду из колонок и колодцев, естественно, о качестве такой воды остаётся лишь догадываться.

     Беда действующей системы очистки воды в том, что она проектировалась в то время, когда экологическая ситуация была гораздо благоприятнее. Можно даже сказать, что житель Древнего Рима, где тоже существовала система фильтрации воды, был более защищён, чем житель современного города. В древние времена боялись относительно простых вещей — в основном бактерий, и методы фильтрации соответствовали потребностям.

     Учитывая современную экологическую обстановку, нельзя забывать, что вода — это не замкнутая система, она не вытекает тысячи лет подряд из нетронутого подземного резервуара, напротив, она постоянно циркулирует. И с каждым циклом в ней накапливаются загрязнители. Это и отходы атомной отрасли, различные сложные химически соединения, и многое другое. Санитарные нормы требуют пересмотра, сейчас у нас действуют СНиПы 50-х—60-х годов. Но одно дело их, наконец, принять, совсем другое — добиться их исполнения.

     Даже не беря в расчёт устаревшие технологические решения, наследие, доставшееся от Советского Союза, за 90-е и 2000-е годы практически полностью пришло в негодность, вся система нуждается в модернизации. Нельзя закрывать на это глаза и говорить, что, к примеру, мы все будем пить бутилированную воду из магазина, производимую компаниями Pepsi и Coca-Cola, а водой из труб будем лишь разводить цемент и мыть автомобили. Это иллюзии. Во-первых, не у всех есть средства на бутилированную воду, в во-вторых, это — мёртвая вода. Если внимательно посмотреть на этикетку от пластиковой бутылки с питьевой водой, то мы увидим надпись: "вода очищенная, из источника централизованного водоснабжения". То есть это вода из-под крана, пропущенная через дополнительные фильтры, может быть, озонированная или прошедшая другую подобную спецобработку, что не сильно меняет суть. Есть производители, которые, если им верить, разливают воду из глубоких скважин, но этот продукт находится в другой ценовой категории и вряд ли подойдёт для ежедневного бытового использования. Да и сама концепция продажи воды в бутылках опасна, вскоре мы можем прийти к появлению на полках магазинов бутилированного воздуха.

     Учитывая растущий вал проблем, связанных с пресной водой, стране просто необходим масштабный нацпроект. По степени важности чистота воды сравнима с нацпроектом о здравоохранении, так как здоровье граждан России во многом зависит от этого, без нормального водоснабжения немыслима ни одна сложная операция.

     Проект "Чистая Вода" во многом нацелен на модернизацию системы водоснабжения, но нельзя обойти стороной и все остальные вопросы, связанные с водой в России. Часто приходится слышать словосочетание: госпрограмма "Чистая Вода". К сожалению, на данном этапе нет никакой госпрограммы, а тем более нацпроекта, есть восемь федерально-целевых программ, по которым часть денег выделяется, в том числе и на реконструкцию трубопроводов, систем водоотведения, водоочистки и так далее. Эти ФЦП не полностью посвящены воде, а лишь касаются этой проблемы.

     Основной идеей проекта "Чистая Вода" является объединение всех этих ФЦП в нечто большее, для чего была создана правительственная комиссия, проведено несколько заседаний, после чего программа была формально утверждена.

     В большей степени программа не указывает, что нужно делать, а обозначает проблему. Предполагается, что в бюджете будут зарезервированы дополнительные средства, регионы разработают целевые программы, связанные с водой, после этого будет произведено софинансирование одобренных проектов. Это означает, что 50% средств выделяется из федерального бюджета, 50% из областного. При этом обязанности по контролю за расходом выделенных средств возлагаются на регионы, так как Счётная палата просто не в состоянии проследить за всеми выделенными средствами, что приведёт к бесследному исчезновению денег. Когда проект "Чистая Вода" будет запущен, в него войдёт всё, что предложат регионы. Тем самым решения о модернизации будут приниматься с учётом конкретных нужд конкретных субъектов РФ.

     Но нужно понимать, что программа "Чистая Вода" — это не способ решения всех проблем, а скорее платформа, позволяющая сделать первый шаг, для реальных результатов потребуется инициатива, политическая воля и действительные, созидательные усилия участников процесса модернизации.

Записал Алексей Касмынин

2

Александр Арцибашев КАК ЖИВЁШЬ, ГЛУБИНКА?

ПОЕЗД "МОСКВА—КУРСК" отправляется из столицы, как и в былые времена, поздно вечером. Промелькнут огни пригородных полустанков, и колеса стучат уже в ночи, унося пассажиров на юг — в благодатные черноземные края. Этой дорогой часто ездил Иван Алексеевич Бунин, особенно остро переживавший за русскую деревню, тонко чувствовавший русскую природу. Читаем в одном из его рассказов: "Давно наступили сумерки, но на западе, за станцией, за чернеющими лесистыми полями, все еще мертвенно светила долгая летняя московская заря. В окно сыро пахло болотом. В тишине слышен был откуда-то равномерный и как будто тоже сырой скрип дергача...".

     Я ехал в Курск и смотрел на проносящиеся мимо окрестные деревеньки глазами Бунина. Давно хотелось побывать в этом городе — не проездом, постояв лишь несколько минут на перроне вокзала, а задержаться хотя бы на недельку, чтобы проникнуться духом соловьиного края, поколесить по здешним проселкам, поговорить с простыми людьми о житье-бытье. И такая возможность представилась.

     Ежегодно в начале лета, под Курском, в местечке Свобода Золотухинского района, проводится знаменитая Коренская ярмарка. Сюда съезжаются тысячи крестьян не только из ближайших районов, но и соседних областей, а также Украины, Белоруссии, Молдовы, других республик. Первое упоминание о Коренской ярмарке относится к 1708 году. Наряду с Нижегородской и Ирбитской она считалась одной из главных в России. Осенью 2001 года, после долгих лет забвения, ярмарка в Коренной пустыни была возрождена и ныне по своему размаху намного превосходит прежнюю.

     Так совпало, что перед началом ярмарки в Курск привезли из США чудотворную икону Божией Матери "Знамение" — покровительницу здешней земли. История образа удивительна! Согласно легенде, переходящей из уст в уста, в 1295 году житель Рыльска, занимавшийся звериною ловлею, увидел в глуши на корне дерева черную доску с изображением Богородицы и младенца. Охотник поднял икону, и тотчас же из земли забил источник. Позже в этом месте основали Курскую Коренную Рождества Пресвятой Богородицы мужскую пустынь. С 1618 года сюда из Знаменского собора Курска ежегодно совершались крестные ходы с иконой "Знамение". Помните картину Ильи Ефимовича Репина "Крестный ход в Курской губернии"? Художник был настолько потрясен увиденным, что решил запечатлеть это событие на полотне. Этюды к картине он писал с колокольни храма села Тазово, находящегося неподалеку от монастыря. Работа заняла три года и стала одним из известнейших творений живописца. Перед иконой "Знамение" преклоняли колени русские государи, военачальники, паломники со всех уголков России. К сожалению, в Гражданскую войну святыню вывезли за границу белоэмигранты. И вот она снова в Курске. Пока временно.

     Тысячи верующих выстроились в очередь, чтобы приложиться к чудотворному образу. Многие приходили с детьми. На глазах людей были слезы...

     Стоял у величественного Знаменского собора и думал: "Весь двадцатый век вытравливали в русском народе веру в Бога, но она жива, неистребима и притягивает к себе все больше и больше поборников православия. Значит, есть потребность в вере?"

     В день Крестного хода на небе собрались сизые тучи, однако, как только вынесли из храма икону, выглянуло солнце, просветлело. Народ запрудил всю Красную площадь Курска. Путь следования святыни был выстлан живыми цветами. В этот же день икону доставили в Коренную пустынь.

     ...Колокольные звоны, молебны исстари предваряли торги, осеняя их божественной благодатью. Прекрасно, что добрая традиция возобновлена. Курским крестьянам есть, чем гордиться. В прошлом году произвели почти три с половиной миллиона тонн зерна, три миллиона тонн сахарной свеклы, около миллиона тонн картофеля, много овощей, подсолнечника, другой продукции. Введены в строй двадцать два животноводческих комплекса. Особенно успешно развивается свиноводство. За два последних года поголовье свиней увеличилось на шестьдесят шесть тысяч или вдвое. В целом агропромышленный комплекс области дает продукции на пятьдесят миллиардов рублей. Не только обеспечивают себя продовольствием, но и немало зерна, мяса, сыров, растительного масла, сахара вывозят в другие регионы.

     Торговые ряды на ярмарке, что называется, ломились от изобилия продукции. У каждого района — свое лицо. Заходи на любое "подворье" и пробуй товар! Вкуснейшие кефир, ряженка, простокваша, сырки, сыры, ароматные шашлыки, аппетитные блины, румяные пироги, большой выбор колбас, копченостей, живая рыба, традиционный русский квас, запашистые меды... Много изделий народных промыслов представили ремесленники. На огромной площадке — образцы современной российской и зарубежной сельхозтехники. Чуть в сторонке — племенной скот, свиньи, птица. В выставке приняли участие и промышленные предприятия Курской области, выпускающие запасные части для тракторов, комбайнов, автомобилей, элеваторное оборудование, электроагрегаты, насосы, аккумуляторы, транспортеры, технические ткани, строительные материалы, кожевенные товары, садово-огородный инвентарь и многое другое. Пожалуй, за три дня все и не обойдешь. Кругом звучали музыка, песни, смех. Словом, праздник земледельцев удался.

     Переходя из павильона в павильон, мне удалось побеседовать с руководителями многих хозяйств, фермерами, владельцами личных подворий, представителями перерабатывающих предприятий. Хотелось уловить настрой людей, расспросить о планах. Чувствовалось, что-то переломилось на селе, крестьяне воспряли духом. Осуществление государством национального проекта "Развитие агропромышленного комплекса", безусловно, сыграло свою роль. Субсидии в объеме около семисот миллионов рублей на возмещение части затрат по уплате процентов по кредитам позволило курянам привлечь более трех с половиной миллиардов в реконструкцию и строительство животноводческих комплексов. Объем инвестиций в пищевую промышленность за 2001-2009 годы превысил девять миллиардов рублей. Восстановлены Золотухинский и Кривецкий сахарный заводы. Модернизирован Курский молочный комбинат, на долю которого приходится около четверти производимых в области молочных продуктов. Ведется строительство свиноводческих комплексов в Беловском, Золотухинском, Кореневском, Фатежском, Железногорском, Конышевском районах. Вот-вот вступит в строй первая очередь крупной птицеводческой фабрики в Горшеченском районе.

     Разговорились с генеральным директором Курской птицефабрики Николаем Тихоновичем Соловьевым.

     — Предприятию почти сорок лет, — сказал он. — Имеем филиалы в Суджанском, Фатежском, Солнцевском и Курчатовском районах, где производим племенное яйцо. На центральной площадке — откорм птицы, переработка, фасовка. Активно занимаемся выращиванием зерна. Посевной клин более четырех тысяч гектаров. В этом году планируем получить не менее тринадцати тысяч тонн зерна. Это выгодней, нежели покупать зернофураж на стороне. Производим до двенадцати тонн диетического мяса в год. Акцент на глубокую переработку птицы. Выпускаем колбасы, сосиски, ветчину, кулинарные изделия. В том числе и для школьных столовых.

     — А как с реализацией продукции?

     — Прошлый год для всего птицеводства был тяжелый. Цена на мясо упала на пятнадцать — двадцать процентов. Правда, ныне подросла, но, тем не менее, испытываем трудности со сбытом. По соседству — в Белгородской области, — три крупных птицеводческих комплекса. То же самое в Липецке. Конкуренция жесткая. Выигрываем благодаря выпуску продукции в широком ассортименте. Экономические показатели достаточно устойчивые. Долгов нет.

     — Кредиты берете?

     — Как без них? Подали заявку в "Россельхозбанк" на два с половиной миллиарда рублей под реконструкцию производственных корпусов, строительство убойного цеха и комбикормового завода.

     — Что мешает развитию предприятия?

     — Отсутствие отечественного технологического оборудования по переработке птицы. Все приходится закупать по импорту. Это весьма накладно. Если и есть что-то наше, то малопроизводительное. Даже газогенераторы везем из-за границы... А что с селекцией? В основном птицеводы работают на импортных кроссах. Одно племенное яйцо стоит пять долларов! Как при этом конкурировать с зарубежными поставщиками мяса? Не надо жалеть денег на науку...

     

      МНОГОЛЮДНО БЫЛО у стенда харьковчан. Покупатели охотно брали мясные деликатесы. Знакомлюсь с начальником Главного управления сельского хозяйства Харьковской областной администрации Игорем Александровичем Зубричем.

     — Не первый раз на Коренской ярмарке, — пояснил он. — Мы соседи... Можно сказать, — родственные души. Установили прочные деловые связи. Не только обмениваемся товарами, но и вместе двигаем вперед науку. В частности, у нас много наработок в селекции зерновых. Готовы поделиться опытом с россиянами. Много производим зерна, подсолнечного масла, львиная доля которого уходит на экспорт. В том числе и в Россию. К сожалению, сократилось дойное стадо. Имеем около ста тысяч коров. Для сравнения: в 1990 году их было в пять раз больше. Сказались те же проблемы в животноводстве, что и в России: низкие закупочные цены на молоко, дороговизна кормов, отток кадров в города. Плотно занялись развитием птицеводства и свиноводства. Практически полностью обеспечиваем себя мясом и яйцом. Думаю, в скором времени решим и молочную проблему. Главное не опускать руки...

     Удивился, увидев на ярмарке гостей из далекого Таджикистана. Чрезвычайный и Полномочный посол этой республики в России Абдул Маджидович Достыев не скрывал своего восхищения:

     — Поистине щедры русские черноземы. Чего только нет на прилавках! Немало наслышан о курских садах, дающих богатые урожаи яблок, груш, слив, но абрикосы и лимоны здесь не растут. Таджикистан вполне мог бы участвовать в Коренской ярмарке. Наш торговый представитель дважды был здесь. Прорабатываем вопросы поставок сухофруктов, орехов, лимонов, восточных сладостей. Конечно, далековато, но расстояние не помеха торговле. Было бы желание сотрудничать...

     Невозможно пройти мимо пышных хлебных караваев Ассоциации кулинарного искусства Республики Молдова. Что может быть вкуснее хлеба? Да ещё если испекли его искусные пекари-умельцы. Президент Ассоциации Семен Федорович Боран радушно приглашает к столу. Хлеб действительно чудесный. Здесь можно было продегустировать и знаменитые молдавские вина.

     — В Курске четвертый раз, — рассказывал Семен Федорович. — Представляем традиции молдавской кулинарии, национальной кухни. Два последних года для молдавских хлеборобов были сложными из-за жестокой засухи. Выручили куряне, продав нам четыре тысячи тонн продовольственной пшеницы. Это позволило закрыть потребность в хлебе Кишинева. Кроме того, получили от России десять тысяч тонн зерна в качестве гуманитарной помощи. Огромное спасибо! Что касается этой ярмарки, то видим свою задачу в привлечении внимания к кулинарному искусству: хлеб — это продукт и символ. Посмотрите на каравай: разве это не счастье? Мне нравится ярмарка еще и потому, что она сочетает в себе не только экономические, но и нравственные аспекты. Молдаване, как и русские, христиане, и мы считаем Коренную пустынь одной из твердынь православного мира...

     Заглянул и на выставку сельскохозяйственной техники. Конечно, хлеборобы с завистью поглядывали на импортные высокопроизводительные зерновые комбайны. Однако стоят они весьма дорого. Не каждому хозяйству по карману. А что предлагает "Ростсельмаш"?

     — Много новинок, — рассказал представитель завода Антон Андреевич Лавров. — Запущены в серию комбайны "ACROS-560" и "Torum-740", трактор "Versatile". Техника более мощная, надежная в работе. Внедрена система качества по японской технологии: детали проходят несколько стадий проверок. По итогам каждой уборочной рассматриваем все рекламации и пожелания по улучшению качества машин. В центральном Черноземье в прошлом году продали свыше двухсот пятидесяти комбайнов. И это при том, что цены на зерно упали, хозяйства не досчитались прибыли. Наиболее востребованным оказался "ACROS-530" — прямой потомок "Дона-1500". В целом Государственная компания "Росагролизинг" приобрела в 2009 году у нас полторы тысячи комбайнов. Это радует. Россия, как мощная аграрная держава, не может обойтись без отечественного сельхозмашиностроения...

     Истина не новая: чтобы получать высокие урожаи, надо вкладывать немалые средства в повышение почвенного плодородия. Где взять деньги? Привлекать инвесторов, что в Курской области и делают. Сюда пришли такие крупные инвестиционные компании, как "Иволга-Центр", "Разгуляй", "Агро-Альянс", "Русский Дом", многие другие. Заключено около двух десятков соглашений о сотрудничестве в сфере АПК. Эти компании обрабатывают треть всей пашни, производят свыше миллиона тонн зерна, два миллиона тонн сахарной свеклы. Но вот вкладывать деньги в развитие животноводства желающих немного. Хлопотное это дело... Каждый месяц плати дояркам, ветеринарам, скотникам, думай о кормах, занимайся сбытом продукции, а закупочные цены на молоко и мясо невелики. Львиную долю дохода забирают переработчики и торговля.

     В агропромышленном холдинге "Иволга-Центр" замкнули всю цепочку на себя: сами производят молоко, сами его перерабатывают. Обстоятельный разговор состоялся у меня с начальником коммерческого отдела ООО "Молоко" Алексеем Астаниным. Он еще молод, но неплохо разбирается в конъюнктуре рынка.

     — Перерабатываем сто тонн молока в сутки, — сказал собеседник. — Для Курска — довольно приличный объём. Три года назад завод принимал в десять раз меньше. Сырье поставляют двадцать шесть хозяйств, входящих в агрохолдинг. Причем, все молоко высшего сорта. Выпускаем свыше шестидесяти наименований продукции. Покупатели довольны. На качество жалоб нет.

     — Выгодно?

     — В убыток кто станет работать? На рынке ныне востребовано цельное молоко. Стараемся удовлетворить спрос.

     — А почему прогорели прежние владельцы завода?

     — Работали только на сухом молоке, выпуская сливочное масло. Себестоимость килограмма получалась свыше ста двадцати рублей. А белорусские поставщики предлагали его на треть дешевле. Вот и затоварились... Мы сделали упор на выработку твердых сыров: "Российского", "Голландского" и "Гауда". Причем, без всяких растительных добавок. Народ быстро распробовал продукцию: сыр идет влет! Подмешивать сухой порошок нет смысла. В этом случае сыр имеет специфический запах. Конкуренты же не дремлют: большие объемы продукции предлагает Белоруссия, Украина, страны Прибалтики... Выигрываем как раз на качестве.

     — В магазинах тот же "Российский" бывает разным: то пересолен, то кислит, то расплывается... В чем тут дело?

     — Все зависит от мастерства сыроваров. Есть два вида посола: в зерне и в пласте. Каждый имеет свои тонкости. Очень важно выдержать сыр. Словом, дорожим торговой маркой...

     А вот крестьяне смотрят на перемены в агропромышленном комплексе с некоторым опасением. Вызвал на откровение председателя СХПК "Комсомолец" Черемисиновского района Сергея Викторовича Шатохина. Этим хозяйством тридцать пять лет руководил его отец, Виктор Степанович, — знатный хлебороб. Богатый опыт передал сыну. Тот закончил агрономический факультет Курского сельхозинститута и после учебы вернулся домой. Женился. Имеет четверых детей: трех дочек и сына.

     — В отличие от других хозяйств не продали земельные паи, — неторопко излагал свои мысли председатель. — Имеем семь тысяч гектаров пашни. В прошлом году намолотили свыше двадцати тысяч тонн пшеницы и ячменя. Вроде бы радоваться надо, а на душе муторно: цены по осени сбили ниже некуда. Яровую пшеницу продавали по две тысячи рублей за тонну, озимую — по три тысячи девятьсот. Считай, половины прибыли лишились. Вот и думаю: почему по весне не назвать твердую цену на зерно? Хоть какой-то был бы ориентир. Сеять вслепую — это же безумие! Под посевную взяли кредит в "Россельхозбанке". Деньги через год верни. А если и нынче повторится чехарда с закупочными ценами? Живем одним днем... Слава Богу, еще долгов нет.

     — Приобрели что-то из техники?

     — Купили недавно комбайн, три трактора. Наскребли денег. Что будет дальше, — не знаю. Без развития материально-технической базы хозяйству не выжить. Выручает свекла. Под ней тысяча триста гектаров. Рентабельность — тридцать процентов. Сохранили и животноводство. Шестьсот двадцать голов крупного рогатого скота. В том числе — три сотни коров. Опять же цены на молоко — смехотворные. Считай, продаем по себестоимости. В хозяйстве заняты сто пятьдесят человек. Половина — лишние, но держим. Как людям выжить без работы?

     ...После обеда заглянул на "подворье" Тимского района. Тимчане приехали в Коренную пустынь не с пустыми руками. Выставили на прилавки всевозможную снедь: копчености, колбасы, птицу, рыбу, выпечку, кондитерские изделия. Глаза разбегались...

     В районе наряду с коллективными хозяйствами хорошо работают фермеры. Например, у Александра Ивановича Чигарева под зерновыми полторы тысячи гектаров. Получает приличные урожаи пшеницы, ячменя, подсолнечника. Гурт скота в триста пятьдесят голов. В том числе двести коров. На ферме — молокопровод, холодильник. Свой комбикормовый завод. Всё, как полагается. Или вот фермер Владимир Александрович Дежин. Занялся разведением в прудах рыбы: карпа, толстолобика, амура. Вылавливает свыше пятидесяти тонн в год. Построил четыре плотины, зарыбил два больших пруда. От желающих порыбачить нет отбоя.

     Как поведал глава районной администрации Виталий Сергеевич Милюсин, все 75 фермерских хозяйств нашли свою нишу. Как правило, они обосновываются в глубинке, возрождая маленькие деревеньки. В результате уменьшился отток молодежи. Кто рванет куда-то на заработки, коль есть работа на месте? Захотелось самому съездить в Тим и посмотреть на фермерские поля.

     — А почему бы и нет? — оживился Виталий Сергеевич. — Ярмарка заканчивается. Осталось набрать святой водицы, окунуться в купель и домой.

     — Что, так вот и пойдем?

     — Ну да, как все люди...

     

      КОРЕНСКАЯ ПУСТЫНЬ — это чудо! Великолепные храмы в зеленом убранстве с ярко-синими куполами, увенчанными золотыми главами, возвышаются над необозримыми просторами. Тенистые аллеи. Длинный спуск к реке. День выдался жарким, у купальни — очередь. Трижды окунулся в ледяную воду и будто заново народился.

     ...По пути в Тим завернули в деревню Дмитриевка, где хозяйство фермера Валерия Ивановича Овсянникова. Хозяин показал свои поля. Озимая пшеница — в пояс.

     — Не меньше шестидесяти центнеров зерна с гектара будет! — вырвалось у меня.

     — Уборка покажет, — уклончиво ответил фермер.

     — Сколько всего под зерновыми?

     — Свыше шестисот гектаров.

     — Вся земля ваша?

     — Нет, половина пайщиков, а еще арендованная.

     — Что имеют с этого люди?

     — По осени каждому даем по тонне зерна. Либо деньгами. Плачу за них земельный налог, обрабатываю огороды... Договор на десять лет. Так решил сход.

     — Цены на зерно устраивают?

     Овсянников усмехнулся:

     — Ну, конечно, нет... Нынче сократили посевы под пшеницей. Перешли на горох, сою, гречиху...

     — А скот не держите?

     — Если честно, то при нынешнем раскладе построить ферму с нуля нереально. Экономический эффект не просчитывается. Зачем же влезать в кабалу?

     В словах фермера была своя логика. Поголовье коров в России год от года всё меньше и меньше. В той же Курской области их осталось всего около ста тысяч. А было когда-то впятеро больше. Неудивительно: молоко нынче дешевле минеральной воды. Совершенно очевидно: надо поднимать закупочные цены, заинтересовывать крестьян заниматься животноводством.

     Другой фермер Сергей Николаевич Бабкин, чье хозяйство в соседней деревеньке Барковке, помимо зерна, производит молоко, мясо. Выкупил старую ферму, держит две сотни голов скота. Надой — три с половиной тысячи литров на корову. Подчеркну: это "живое" молоко, полученное без всяких химических стимуляторов. Кормят здесь животных только душистым сеном и зернофуражом.

     — Куда отправляете молоко? — поинтересовался у фермера.

     — На Солнцевский молокозавод. Платят около десяти рублей за килограмм. Как всем...

     — А ведь за такой продукт золота не жалко!

     — Кто бы это понимал, — вздохнул в ответ Сергей Николаевич.

     Солнце клонилось к закату. На выгоне мирно пощипывали травку с десяток лошадей и жеребят.

     — Держим для мелких перевозок, — перехватил взгляд Бабкин. — Как в деревне без лошадок? Да и детишкам забава.

     В Барковке боятся, что закроют местную школу-девятилетку. Всего сорок учеников. Восемь учителей. Говорят, накладно...

     А местечко-то чудесное! Лесные куртинки, сады, речка. Асфальт до самой деревни. Фермер пригласил в дом на чай. Засиделись допоздна. О многом еще переговорили. Сошлись на главном: надо сохранять производства на селе. Россия искони была аграрной страной и негоже нам закупать продовольствие за рубежом.

     Ближе к полуночи приехали в Тим. Несказанно удивился, увидев на столе у главы района земельные карты по каждому сельсовету. На них — цифры, какие-то записи.

     — Внимательно слежу за тем, как используется то или иное поле, — пояснил Милюсин. Жесткий контроль за каждым клочком пашни. Впрочем, как и за поголовьем скота. Раньше председатель колхоза мог попасть под суд за сокращение стада, а ныне поослабили спрос. Вникаю в каждый случай отправки коров на мясокомбинат. А то ведь недолго и вовсе оставить после себя пустую землю...

     Из таких вот поездок по России складывается общая картина положения дел в деревне. Не надо ничего выдумывать: где власть поистине заботится о народе, там и успехи налицо. Лишний раз убедился в этом, побывав в курской глубинке.

     

     Курская область

2

Анна Серафимова ЖИЛИ-БЫЛИ

Матч был сыгран со счетом 15-4. Главного тренера команды ругали за провал, за плохую организацию подготовительного периода, за недостаток технических новинок, наработок, за неправильный подбор диетологов, массажистов, за плохую экипировку, за недочеты в организации режима в период подготовки. Упреки носили серьезный и принципиальный характер. Критиковать было что.

     По мнению экспертов, если бы отбор в команду был более строгим, если бы туда попадали люди с лучшими данными, то матч мог закончиться иначе. Правда, где было взять игроков с необходимыми, вернее даже, желательными данными, не говорилось. Надо было взять! И всё.

     К тому же, в период подготовки не была использована спортивная база "Свет", оснащенная необходимыми тренажерами для подготовки членов команды. Если бы спортсмены тренировали все группы мышц, если бы они имели возможность использовать разнообразный арсенал технических средств, всё сложилось бы иначе. На момент подготовки команды, правда, этой базы не было построено. Но упрек был по адресу: использована она действительно не была.

     Критики сошлись во мнении, что очень бы помогли в период подготовки, будь они прочитаны, опубликованные откровения одного из членов команды противника, рассказывающего, какие методы, способы, приемы применяли те в поединке, как работали на тренировках, какие задачи ставили. Надо было воспользоваться откровениями! Почему проморгали и не изучили этот доступный материал? Как-то оставалось за скобками, что данные мемуары были изданы после матча.

     В части правильного сбалансированного питания главному тренеру досталось аж с двух сторон. Все сходились на том, что усиленное питание продуктами, содержащими протеины, витамины, растительные масла очень важно. А факты говорят о том, что участники матча получали не всё необходимое. Например, высококалорийную черную икру ели не ложками. А таким продуктивным для результатов способом питались только красной, менее эффективной в этом отношении, икрой, что и могло сказаться на результате, на итоге противостояния. Эти упреки критиков были адресованы главному тренеру.

     Другие же упрекали Главного в том, что участники матча получали сверхусиленное питание в период, когда общество испытывало острый недостаток в продуктах, спортсмены (просто кощунство) ели красную икру ложками, когда голодали даже дети, женщины и старики. Оба упрека были совершенно справедливы: и в том, что ели (да, ели), и в том, что не ели (да, не ели).

     Защитники прав и свобод спортсменов выявили такие вопиющие факты, относящиеся к периоду подготовки, и не стали их замалчивать, как запреты со стороны главного тренера на встречи игроков с женами. Разве это не сказалось на моральном самочувствии спортсменов? Наверняка, огорченные долгой разлукой с любимыми, игроки вышли на поединок в подавленном состоянии. А ведь высокий моральный дух — залог победы!

     А жесткие требования соблюдения дисциплины? Это противоречит конвенции о правах и свободах! К тому же, что совершенно недопустимо, главный тренер позволял себе повышать голос на игроков, неправильно, по его, Главного, мнению, выполнявших его установки на игру и неправильно действовавших. Это подтверждается многочисленными свидетелями, слышавшими о таких постыдных фактах от людей, заслуживающих доверия. И даже производил замены по ходу игры, не дав человеку раскрыться в полной мере! Это жестокосердно и нечеловеколюбиво! Какой уж успех при таком отношении к отдельно взятому человеку!

     Звучали и другие нарекания. Слишком долго Главный не проводил замену тех, кто был слаб на поле, вел игру к поражению. Если бы перестановки были проведены ближе к началу матча, то и результат был бы, можно быть в этом уверенными, иным. Однако Главный медлил, давал шанс игроку проявить себя… Но в таких случаях надо учитывать интересы не отдельного взятого человека, а коллектива! Если же идешь на поводу то одного, то другого, хорошего результата нечего ждать!

     Да, поединок начался не по расписанию, раньше намеченного срока. И не все члены команды просто даже успели на матч. Пришлось затыкать дыры. Некоторые позиции были попросту оголены. Но это не служит оправданием! Надо было выигрывать с самого начала за явным преимуществом.

     Упреки в адрес Главного тренера звучали уже после его ухода из жизни. Это не мешало, а, напротив, помогало критикам говорить вещи нелицеприятные и рубить правду-матку.

     Сторонние наблюдатели, присутствовавшие на судилище, внимательнее глянув на опубликованный результат, заметили: да, счёт 15-4. Но в пользу команды, Главный командующий которой подвергается такой беспощадной критике. Выразили недоумение, начали подсказывать: да вы ошибаетесь! Они ведь выиграли!

     — Да, — с саркастичной улыбкой бывалых людей отвечали критики, — но первый тайм проиграли! Именно по тем причинам, которые мы тут перечисляем и еще долго будем перечислять, и находить новые. Да, по ходу матча исправляли недостатки, меняли тактику, учитывали ошибки и огрехи, что позволило выиграть с разгромным счетом.

      Но первый тайм-то проиграли! В первом-то тайме, начавшемся раньше времени, когда и не вся экипировка была, и не все игроки успели приехать, отступали, вели преимущественно оборонительные действия! Противник уже был настолько уверен в победе, что их жены пошили наряды для церемонии награждения. Ведь противник был и подготовлен, и силы его многократно превосходили. Так что его ожидание победы и уверенность в ней были небезосновательны.

     Какой ценой победили? Высокой. Но не выше цены поражения. Однако победителей судят. Наверное, всё-таки именно за то, что они победили.

2

ЕЩЁ РАЗ ПРО ОТЧЕСТВА

Хочу обратить внимание читателей газеты на русскую традицию называть человека по имени, отчеству и фамилии в отличие от западной практики величать всех от мала до велика по имени с фамилией. Дело в том, что с древних времен имя человека, даваемое ему при рождении, должно было воздействовать на его судьбу, программируя тем самым его будущее, т.е. направление, в котором он будет собирать свою третью сокровищницу — персональный опыт, а затем — творить, а фамилия означала его связь с предками, с его родом, являясь отражением его прошлого или, говоря современным языком, генетического кода — биологической памяти.

     А вот отчество на Руси говорило окружающим о том, кто воспитывал этого ребенка, отражая его настоящее и социальную составляющую его личности.

     В результате у нас человека, способного самостоятельно управлять своими действиями и поступками, то есть человека волевого, всегда называют по имени и отчеству, иногда даже опуская имя. Даже в наших анекдотах главный герой — Василий Иванович, а его ординарец — всего лишь Петька. Как вы воду назовёте — так она и потечёт.

     Долгое время по отчеству обращались только к самым уважаемым в обществе людям и только при обращении "снизу вверх": к князьям, боярам, богатым купцам, сельским старостам и т.д.

     Поэтому смена имени действительно способна влиять на будущее человека, а вот смена фамилии может лишь на некоторое время замаскировать прошлое её носителя. Что касается "замалчивания" отчеств, которое постоянно присутствует в нашем информационном пространстве, то оно, на мой взгляд, является одним из элементов уже давно идущего процесса "обезволивания" русского человека, лишения его возможности управлять своим настоящим.

     В чем и подписываюсь,

Алексей Сергеевич Дорофеев

2

Валентин Курбатов ВЁРСТЫ ПОЛОСАТЫ...

Не хочет и всё русская история слушать умных людей. Я давно и простодушно думаю об этом, иногда срываясь в досаду, а чаще уже просто качая головой, словно перед явлением природы: ну что скажешь, если дожди некстати или морозы невпопад — не тогда, когда людям надо. Смирись и приноровись — вот и всё. Может быть, и тут надо только смириться и приноровиться? Вот ты, дорогой читатель, заметил, что мы все живем в разных историях? Вот хоть коснись, скажем, последнего русского государя и спроси десяток человек разного возраста: кто он — Палкин, мученик, святой, безвольный, милосердный, кровавый? Или о Сталине — злодей, умный вождь, спаситель и строитель страны, разрушитель, палач? А люди, которые живут в разных историях, не могут быть народом. Мы пустили историю на кулачные забавы для ток-шоу и, значит, играем судьбами детей. А раз детей, то и будущего. И ведь об этом почти невозможно сказать: а-а, вы опять за старое, опять затыкать рот плюрализму?

     Сто лет назад вышел сразу с колыбели знаменитый сборник "Вехи" и в первый же год выдержал пять изданий. Столько, значит, было читателей, столько остро заинтересованных людей! Немудрено. Его авторы (П.Струве, С.Булгаков, С.Изгоев, С.Франк, М.Гершензон) коснулись самых существенных и уже не отвлеченных, а "поджимающих" проблем: революции, церкви, интеллигенции. Наконец, просто жизни — быть ли ей человеческой или погибнуть в хаосе? Оттого, подумаешь, и пять изданий — выходит, задумались люди. А только задумались-то они, оказывается, вовсе не о жизни, Боге, революции и смерти, а за интеллигенцию обиделись. И разом обвинили авторов в предательстве её святого дела, в мракобесии и непонимании путей русской истории, которой, де, только интеллигенция и служит и которая эту историю и "двигает". И обвинили как-то все сразу. Все оказались "передовее" осмотрительных мыслителей. Не один навсегда осмеянный Петр Боборыкин ("ну что там набоборыкал наш Пьер Бобо?"). Хотя и он по нынешним временам был бы не последним на литературном небосклоне с его пятью языками, обширной эрудицей и общей читательской любовью. Выступили высокие историки, профессора литературы со всеобще известными тогда именами Овсянико-Куликовский, Туган-Барановский, Градескул, готически образованный Милюков. Они ждали от времени прогресса, умного преобразования человека, уверенные, что его надо только по-европейски одеть и накормить, а не теснить консервативной осмотрительностью.

     И я все думал: ну эти понятно — серебряный век и профессорскую мысль успел сделать вполне "серебряной" — тонко изящной, европейской, грассирующей. А вот Толстой с его трезвостью и умением всё видеть насквозь. Он-то что? Неужели не читал? Неужели ни одна сорока не принесла на хвосте, когда только и разговору? Принесла, слава Богу. Читал. Вот запись в дневнике 23 апреля 1909 года:

     "Читал "Вехи". Удивительный язык. Надо самому бояться этого. Нерусские выдуманные слова, означающие подразумеваемые новые оттенки мысли, неясные, искусственные, условные и ненужные. Могут быть, нужны эти слова только когда речь идет о ненужном. Слова эти употребляются и имеют смысл только при большом желании читателя догадаться и должны сопровождаться всегда прибавлением: "ведь ты понимаешь, мы с тобой понимаем это".

     Конечно, не без этого, ведь авторы — дети того же серебряного века и язык действительно кастовый. И читатель, в общем, "догадывался" без труда. Хуже было, что он "догадывался" в другую сторону и хотел не думать, а действовать. И действовать своевольно, без удерживающих институтов уже обреченного государства. И тут и профессора литературы, и Боборыкин, и Милюков, прочитай они эту запись дневника, поторопились бы поддакнуть Толстому: "Писателю нельзя вступать в какие-либо добровольные соглашения с тем сбродом заблудших и развращенных людей, называемых у нас правительством". Впрочем, он ведь это и не только в дневнике и не раз писал.

     Ну, приговорили с разных сторон "Вехи", не дали русскому человеку поверить в путеводительность этих верстовых столбов. И что же? Так и канула книжка в примечание? В мимолетный литературный курьез? Да ведь нет! Были же зачем-то потом и "Смена вех", и "Из-под глыб", которые все оглядывались, оглядывались на "Вехи". Кажется, последний раз интерес к ним вскинулся было в 1989 году, на их восьмидесятилетие, когда время кипело теми же вопросами, но тут грянула реформа, страна заметалась в небывалых потрясениях, стало не до того, и интерес погас. А уж столетие "Вех" мы просто перемолчали. Решили больше не беспокоить свою "поотъевшуюся" мысль. А заноза все-таки осталась. И об этом хорошо думать как раз в Ясной Поляне.

     Кажется, мир пошел против Толстого — по пути "ненужного". И хотя бы по языку ("нерусские, выдуманные слова") следовал больше "Вехам", чем Льву Николаевичу. Народ, grand mond, как писатель его с уважительной улыбкой называл, понемногу исчез, сошел на нет: скажешь "народ" и провалишься в какое-то общее место с туманными границами. Интеллигенция в старом либеральном понимании (где по краям Боборыкин и Милюков), кажется, тоже ушла навсегда — в эмиграцию, в лагеря, в неизбежность смерти. А вот эта — "веховская", чье дело как будто сразу провалилось, тем не менее, живет и, меняя фамилии, продолжает договаривать тогдашние мысли.

     История тороплива. Ей не до глубоких мыслей. Ей некогда вслушиваться в касания вечности. На ее знамени не только сегодня, а и всегда было написано "Всё и сразу!". Тогда как настоящая долгая подлинная жизнь, которая только и вправе ею называться, вершится как раз в этих касаниях. Вот и возвращаемся, где прямо, где позабыв первоисточник, к "Вехам". И не хотим, а додумываем — жизнь заставляет. И язык уже не кажется перемигивающимся и выдуманным, а словно наполняется временем и тревогой. И читаем мы уже, кажется, в тех же текстах, да не то. Уже не общественно-политические смыслы беспокоят нас, а малые личные тревоги. И потому, что никакой политики и общественности давно нет (мы распустили их "на каникулы", чтобы по своей воле пожить), и потому, что не загороженные империей, оказались наедине с собой и Богом. И только учимся отвечать на главные вопросы жизни. Ну, вот что, скажем, темного и подмигивающего в словах С.Н.Булгакова: "Интеллигенция отвергла Христа. Она отвернулась от Его Лика, исторгла из сердца Его образ, лишила себя внутреннего света жизни и платится вместе со своей родиной за эту измену, за это религиозное самоубийство. Но, странно, она не в силах забыть об этой сердечной ране, восстановить душевное равновесие, успокоиться после произведенного над собой опустошения. И эта мятущаяся тревога, эта нездешняя мечта о нездешней правде кладет на нее особый отпечаток, делает ее такой странной, исступленной, неуравновешенной, как бы одержимой".

     Что если бы тогда услышали? Если бы выучились слушать свою лучшую мысль. А ведь тогда разве один Булгаков и разве только "Вехи"? Вся, вся русская религиозная мысль, всем светом, печалью, тревогой — об этом, об этом (Бердяев, Франк, Ильин, Эрн). Еще вроде вчера Чехов писал "Интеллигенция пока только играет в церковь. И главным образом от нечего делать", а время потемнело так стремительно, что стало не до забав и стало уже неотменимо ясно, что мир действительно на пороге "религиозного самоубийства". Многие, конечно, как и во все времена, (и как сегодня! сегодня!) умели, как Мережковский, отговориться от вопросов Евангелия и церкви тем, что задавать такие вопросы "кощунство и нелепость". Но ведь были и другие, кто с отвагой, как, положим, Г.Адамович, не страшился говорить о "трудности веры в наше время, горестной ее недоступности для многих искренних и природно-религиозных людей". И объяснял эту трудность тем, что "остыла кровь для веры, для готических соборов, для крестовых походов, для видений, для открытого и общего исследования потусторонних тайн". Это при молодой вере спрашивать было "кощунство и нелепость", а "после того (если продолжить свидетельство Г.Адамовича), что люди с тех пор передумали и узнали, после всего, в чем они разочаровались, вопрос этот перестал быть не только нелепым, но даже и кощунственным".

     Но тогда они еще действительно чувствовали утрату Христа, как "сердечную рану", и отсюда была их "исступленность и одержимость". А вот Толстой не услышал в них этой исступленности. А уж у него ли слух не был остёр? Разве только посмотрел на Мережковского при встрече с такой медвежьей зоркостью, что напугал Зинаиду Гиппиус. Не услышал мужичьим сердцем, отвернувшись от этого, казавшегося ему "интеллигентом" Христа для Христа нравственного, коренного, не ученого, не заметив, что Его уже не было, что Он ушел вместе с нардом. А Тот, "умный" "веховский" из милосердия, из понимания, что мир теперь (или скоро, скоро!) в России будет определяться этой предавшей, но не забывшей Его интеллигенцией, остался. "Вехи" и русская мысль догадались тогда надолго вперед о главном, что надо искать Христа, оставшегося в России, разделившего с людьми путь до интеллигентного сознания, до "зачем Ты Меня оставил?". Не невозвратного толстовского, для которого нужен был другой молодой первохристианский народ, которому не надо церковных институтов и тонкостей богословия, потому что с ним Бог. Не мещански привычного, равнодушно обрядового, за которым уже зияла пустота, а Того, кто не сулил покоя, был весь вопрос, но и весь ответ.

     Как это выговаривалось тогда у Булгакова — "это напряженное искание града Божия и стремление к исполнению воли Божьей на земле, как на небе, глубоко отличается от влечения мещанской культуры к земному благополучию"? О благополучии не могло быть и речи. Они все это знали — Ильин, Тареев, Новоселов, Тернавцев, отцы Павел Флоренский и Сергий Булгаков, еще, может быть, не предчувствуя изгнания, смертей, мученичества, эмиграции, но уже наверное зная, что благополучие не про них... Им предстояло, как Толстому, умереть на своем "Астапово" и тоже в каком-то смысле не дождаться причастия, потому что церковь еще не узнавала в них своих лучших детей — ни в Толстом, ни в слушателях и ораторах религиозно-философских обществ (она и сейчас еще с опаской косится на отцов Павла и Сергия). А ведь "веховцы" (и авторы, и читатели), наверно, все прошли через эти трудно жившие общества, бывшие средоточием русской мысли в Петербурге, Киеве, Москве. Вероятно, им временами казалось, что вся Россия повернется к ним, потому что там обдумывалась ее небесная будущность. Но как писал потом неизменный участник обществ С.Н.Дурылин о главном тогдашнем органе русской мысли "Новом пути", о его бедственной судьбе: "Никто не помог... Никто не подумал позаботиться о журнале, где впервые с Петра Великого встретились Вера и мысль… Никто в огромной православной России". Она, эта "православная Россия", скоро заплатит за это равнодушие страшную цену, но не повинится перед своей мыслью.

     И вот я все любительски думаю, почему эти прекрасные общества были недолговечны, если силы в них были так прекрасны, мысль так высока, а общее ощущение кризиса и возможной смерти Отечества так очевидны. Для меня этот вопрос тем тревожнее, что я сам сочинил в Пскове такое общество в 1991 году и продержался до 1996, пока епископ не отказал батюшкам в праве заглядывать на эти собрания. И тут опять лучше вернуться в Ясную Поляну и думать там, хотя уж скорее не в самой Ясной, а по дороге в Астапово.

     И опять прошу прощения за любительство, но я не "статью" хочу написать, не еще один ответ дать, а в себе и для себя понять, почему одинаково терпят поражение Толстой и "Вехи", а оставшийся путь невопрошающей веры всё отдает капитуляцией и не освобождает сердце от тревоги.

     Со Львом Николаевичем как будто проще. Мне нравится одна его дневниковая запись как раз 1909 года о том, что приезжал Гершензон "будто с вопросами, а на деле — поучить, разубедить". Может, раньше-то Гершензон бы не решился, но после успеха "Вех" как было не поехать и не "вразумить" старика. Догадываюсь, что Лев Николаевич посмотрел на него, как на Мережковского, потому что запишет потом о нём иронически. Смутится своей иронии, но запись все-таки оставит.

     То-то и беда, что — художник, что слово слетает с языка прежде христианского укора цепкому уму. Да и русский ведь человек. Это в соединении с большим художественным даром большое "искушение". Как не пройти "еретический путь", как не испытать силу своей плоти, породы, жизни, испытать именно в диалоге с Христом, приняв Его сознательно, умно, всей полнотой природы, ничего в ней не потеснив. А это уже неизбежно борьба, в которой можно только охрометь, как Иаков, ставший после этой борьбы Израилем. И вот он пишет каждодневно, выслеживает свои самомалейшие движения и почерк катится колесом, не поспевая за мыслью. Начнет, было, широко, во всю волю, а тут Софья Андреевна войдет, Лев или Андрей надерзят, Гершензон вот приедет, толстовцы обсядут, как мухи. И не спрячешься, не умалишься — меньше Толстого в себе не станешь. И останется только разозлиться: "Толстой забирает силу надо мной. Да врет он. Я, я, только и есть я, а он — Толстой — мечта гадкая и глупая".

     И он говорит, говорит, надеется прищучить мысль:

      "Устройство внешних форм общественной жизни без внутреннего совершенствования — это все равно, что перекладывать без известки на новый манер разваливающееся здание из неотесанных камней". (Так и хочется воскликнуть: Ау, господа политики, устроители внешних форм!).

      "Есть ли Бог? Не знаю. Знаю, что есть закон моего духовного существа. Источник, причину этого закона я и называю Богом".

     "… чем лучше формы общественной жизни, тем ниже умы и характеры людей".

     "В книгах с важностью пишут, что там, где есть права, там есть и обязанности. Какой это смелый вздор — ложь. У человека есть только обязанности" (сегодня и слушать не захотят, борцы за права человека договорить не дадут).

     И горькое, вечное, из года в год, как припев, как отрицание всего написанного: "странно, что мне приходится молчать с живущими вокруг меня людьми и говорить только с теми, далекими по времени и месту, которые могут слушать меня".

     Не странно это, а как раз естественно — другим-то, дальним, чего не слушать — их это не касается. Для них это игра ума, художество, тонкость мысли. А для близких — жизнь и страдание, ущемление их прав, которые он хотел бы сделать обязанностями. И в результате в умозрительном (представим на минуту) диалоге Толстой-Победоносцев никто не даст слова Толстому и всякий оставит правоту за Победоносцевым. Раньше-то, может, еще не так несомненно, а уж сегодня Толстой ни-ни! Сегодня Константин Петрович не "совиные крыла", а патриотическая твердость, церковная уверенность, мудрое милосердие (он и "Определение" Синода относительно Льва Николаевича в свой час оттягивал сколько возможно). Он действительно мудр и целен, потому что искренне послушен церкви невопрошающим послушанием. И сегодня он пример такой церкви всем противникам Толстого, которые сегодня так же резки к Льву Николаевичу — разве что веревку не пошлют. И пример всем "вопрошателям", которые тоже отчего-то всё не переводятся на Святой Руси.

     Лев Николаевич понемногу сдался в народном сознании (сослан в выдающиеся художники, а про мысль ни гу-гу) и тревожит уже, кажется, одних участников яснополянских встреч. Что при нем было бедой, стало после него победой. Церковь оплатила свою смущавшую Толстого механичность и обрядовое равнодушие сонмом мучеников и снова выбелила ризы. И он бы первый поклонился ей.

     Но почему же не победили и "Вехи"? И почему интеллигенция все будет, как у Булгакова "интеллигенция и церковь", а не просто церковь? Почему всё не затянется рана на месте, где в ее сердце был Христос? Ведь и среди восторженных читателей "Вех", и среди слушателей религиозно-философских обществ тоже выросло облако свидетелей и мучеников. И мучеников именно веры, а не вопрошаний. Но вот всё остается и остается между интеллигенцией и церковью этот только по видимости соединительный союз "и". И всё не восторжествует окончательно как будто навсегда правый Победоносцев, всё не умилит сердце нежный Шмелев, всё не смирит дерзости беспокойного разума всеведущий дьякон Кураев. И рана болит и болит…

     Я легко могу загородиться единомысленными цитатами великого священника отца Александра Шмемана, печалившегося, что только перед Престолом всё полно света и покоя, а чуть за порог церкви — и вопросы, вопросы… И сложившего с себя священнический сан великого мыслителя и поэта С.Н.Дурылина. Или горькими вопросами к сегодняшней церкви псковского протоиерея Павла Адельгейма из его книги "Догмат о церкви". Но не хочу этих загородок. Я несу беспокойного Толстого в самом себе — он слишком давно поселился в душе.

     Хотя на минуту все равно спрячусь за ничего не оправдывающее, но что-то и объясняющее наблюдение. Впрочем, я уже и в разговоре о Толстом чуть выше помянул об этом — художник, де. Куда от себя денешься — большой, маленький, а как пустился писать — художник. И это уже вроде диагноза для верующего человека — почему ты шатаешься.

     Как-то в Печерском монастыре один из умных иноков, увидев у меня номер "Нашего наследия" с воспоминаниями о Бердяеве, тотчас выхватил из него описание комнаты Николая Александровича — на столе "Каббала, Гуссерль, Симеон Новый Богослов, стопочка французских католиков, а поодаль непременно роман на ночь — что-нибудь выисканное у букиниста: Мельмот Скиталец, о котором еще в Онегине сказано. Над широким диваном распятие черного дерева. На стене акварель — келья старца". Инок только и сказал: "Ну-ну!" и даже объяснять ничего не стал. Ну, и я вот на отца-то Александра Шмемана ссылаясь, никак не забуду, что половина его дневников посвящена литературе нашей и чужой. И сказано о ней с такой остротой и тонкостью понимания, что ты тут и увидишь, что такими "подстриженными глазами" (Ремизов) можно потом и в церкви увидеть много того, чего не вскормленный высокой литературой взгляд, пожалуй, и не заметил бы. Эстетика — дама ревнивая, везде сунет свой проницательный глазок. И отец Павел Адельгейм, воспитанный в артистической и поэтической среде, может начать проповедь на Дмитриевскую субботу с блоковского "Куликова поля" и вообще будет чтить поэзию, и сам не разминется с музой.

     А в мемуарах Сергея Дурылина я увижу его юношескую фотографию и пойму, почему его нестеровский портрет в священническом облачении будет называться "Тяжкие думы". Если бы даже Сергей Николаевич не вспомнил, что первый вариант этого портрета Нестеров хотел писать "на зеленом фоне хомяковской гостиной", чтобы священник сидел перед бронзовым канделябром и смотрел на портрет Гоголя, то "думы" всё равно были бы тяжкими. И облачение "жало" бы потому, что на юношеской-то фотографии он сидит за столом, оторвавшись от чтения, а со стен глядят Толстой и Гоголь, Тургенев и Белинский, Леонтьев и Шевченко. И они тут не случайны, они — "вероисповедание", из которого однажды выйдет восклицание: "Какое творческое бесплодие русского духовенства! Оно дало Чернышевских, Добролюбовых, Благосветловых и др. Эту тяжелейшую обыденщину русской литературы, но не дало ни одного поэта, ни одного композитора" Ну, а уж дальше должно было последовать и сложение обетов. И неизбежный вопрос: возможно ли на одной полке держать Макария Великого и Пушкина? И возможно ли священнику в браке быть Иоанном Кронштадтским (а народ требует, чтобы если священник, то обязательно — Иоанн).

     Это будто бы от Толстого сбоку, а на деле и про него. Возможны ли при семье (да и большой!) анархическое неприятие государства, армии, церкви, свободно избранная нищета? Бейся-не бейся, будь как угодно искренен, рано или поздно вспомнишь "Царство Мое не от мира сего", и "Враги человеку домашние его", и "Не мир пришел я принести, но меч", и сердце затоскует и забьется в противоречиях.

     Дурылина смущало, что не вышло из духовенства поэта. А постоял бы он перед Престолом-то подольше, то и понял, что Христос, как сказано у Шмемана, — "не для политической свободы, не для культуры, не для творчества". Везде отец Александр подчеркнул это "не для". Припрячь Христа, "совместить" Его нельзя. Он может быть только внутри, но тогда о Нем отдельно не говорят. И он не для быта, не для житейского уклада, как ни уверяет нас в этом Шмелев, уговаривающий Россию быть такой. Какой он видит её из эмигрантского далека.

     Вот так я все и прячусь за чужими мнениями и не решаюсь сказать, что и сам все пытаюсь, пытаюсь найти соглашающее слово и на толстовских встречах и вне их, и в ночных бессонницах. Все кажется, что должно, должно быть это всеразрешающее и всепримиряющее слово, чтобы и Толстой остался в сердце полно и естественно, и церковь светила в душе всем светом до последнего закоулка, и не было в человеке никакой тьмы. И вот стыдно признаться, до писательских "Встреч" мне было спокойнее в церкви, где я читаю по послушанию Апостол и шестопсалмие. И были часы покоя и единства, и я слышал в сердце и отца Павла Флоренского и отца Сергия Булгакова (не богословие их, а сердечные светы их душевных размышлений), и в "Вехах" видел действительные "вехи". Только, казалось, надо чуть "поправить" их на новой сегодняшней дороге, для чего мы в начале 90-х годов собирались у В.Г.Распутина с И.Р.Шафаревичем, В.В.Кожиновым и думали об авторах и пути.

     А вот чем далее, тем сердце тревожнее, тем реже оно находит успокоение, тем реже стоит в церкви так, что "нигде не тянет" и не смущает мысль. Я завидую, читая того же Шмелева или Никифорова-Волгина, завидую их детской доверчивости, но (что делать?) все чаще подозреваю, что и они не всегда глядят в глаза читателю прямо. Я кланяюсь страдающему сердцу Б.В.Шергина, когда он посреди великой войны пишет в 1944-м году в тесном, не очень чистом дворе Сретенки в начальном трудном для души январе желанную весну, которой просит душа, "лики вечнующего сего неба, сей земли, сих деревьев… И это всё во мне. В существе моего вечного ума, вечного сознания моего, т.е. души моей. Во мне оно, необъятное царство Божие. Я ширший небес, чем образ дала Всепетая… Я, значит, должен дальше звезд распространиться, во мне ведь царство Божие, т.е. пречудный мир Божий… Физические органы зрения, эти вот мозговые полушария слепы и тупы и, если не понудят себя на благодарный и благодатный труд, не увидят, не узнают о Боге". А куда деть эти "физические органы", эти "слепые мозговые полушария", если и сам Борис Викторович через день будет кричать, как я, о той же обступившей зиме и усталости сердца.

     А не надо никуда девать. И стыдиться не надо. Не надо мучить близких, как Толстой, и обманывать, как Шмелев. Просто не надо писать "окончательных" сочинений", а верить милосердию жизни. Она низвергнет, но она и вознесет, потому что Бог — есть и Он подлинно, как говорил один святой монах в тридцатые годы, "любит не всех одинаково, но каждого — больше". Просто у нас зрение иногда закрывается. Оно потом откроется, если мы не замутим его торопливым проверяющим размышлением, бедным самонадеянным разумом, который недремлющим часовым все время "проверяет документы". И мы догадаемся о самом простом — что жизнь бесконечна, что она с каждым новым человеком отказывается верить смерти, как отказывалась в Месопотамии и Египте, Китае и Индии, Греции и Риме. И как чудесно просто писал не тревоживший Бога "по пустякам" И.А.Бунин: "Все пройдет, не пройдет только эта вера" в то, что смерти нет. И Толстой будет идти там, в этом великом времени, рядом с Победоносцевым, Серафим Саровский с Пушкиным, святые с грешными и большие с маленькими. История — это мы все, а не одни великие. Мы все — условие Божественной полноты. Все — вехи Господнего пути, неостановимой вечности. Проигравших при страдающем сердце нет.

     И вот я начинал с того, что русская история не хочет слушать "умных людей". А теперь вот думаю — и пусть. Чего на десять-то шагов вперед видеть — со скуки умрешь, да и под ногами самое важное пропустишь. Какое счастье — жизнь неостановима! И Ей, как любящей матери, нужны мы все. Душевной боли это не снимет. Но Астапово может подождать.

     Больше на этой станции поезд не остановится.

Разнообразные смеси печи и камины 4 от производителя

2

Сергей Загатин РУССКИЙ ДОЗОР

В то время как в Москве футбольные фанаты и просто неравнодушные русские люди в очередной раз собрались у станции метро "Чистые пруды" на молчаливую акцию памяти журналиста спортивной редакции ВГТРК Юрия Волкова, убитого (пока безнаказанно) молодыми чеченцами, в полутора тысячах километров южнее, в посёлке Новомихайловка, что под Туапсе, дошло дело до очередной кондопоги.

     Свою точку зрения на произошедшее высказали власти Чечни в лице президента республики Рамзана Кадырова. Он передал через свою пресс-службу, что отдыхавшие в Туапсе чеченские школьников после инцидента в детском оздоровительном лагере «Дон» будут досрочно вывезены домой. В лагерь для этого уже направлены автобусы. По словам Кадырова, в ночь с 25 на 26 июля в лагере произошла драка между чеченскими подростками, которые приехали на отдых, и руководством лагеря. Пострадали девять человек, семеро из них находятся в тяжелом состоянии. По сведениям президента Чечни, заместитель директора лагеря Борис Усольцев в нетрезвом состоянии учинил драку с тремя чеченскими подростками. Столкновение произошло на национальной почве. Через некоторое время директор лагеря, являющийся отцом Усольцева, привел большую толпу местных жителей, которые учинили погром.

     "Как утверждают воспитатели и сами пострадавшие, заместитель директора оздоровительного лагеря "Дон" Усольцев Борис Михайлович вечером 24 июля в пьяном виде подошел к отдыхающим во дворе троим подросткам из Чеченской Республики и стал их избивать, выкрикивая нецензурную брань", — рассказал уполномоченного по правам человека по Чеченской Республике Нурди Нухажиев.

     Отец зачинщика драки, руководитель лагеря Михаил Усольцев попытался уладить дело, предложив мировую и попросив воспитателей не выносить сор из избы, на что они согласились. Однако затем, как утверждают чеченские омбудсмены, директор вернулся со вторым сыном и толпой из 300-400 человек из числа местных жителей, вооруженных железными прутьями, и устроил в лагере настоящую бойню.

     Однако ГУВД Краснодарского края опровергает информацию о массовом побоище в оздоровительном лагере "Дон" под Туапсе. По милицейским данным, там действительно произошла потасовка на бытовой почве, но участие в ней приняли не более двух десятков человек. При этом нарядам милиции удалось не допустить распространения конфликта, тем более — настоящего погрома.

     По милицейским данным, в воскресенье около 19.00 несколько подростков из Чечни в возрасте 15-16 лет пришли в корпус, где живут дети из Ростовской области. Они чрезмерно настойчиво пытались познакомиться с 14-летней девушкой.

     "В тот момент в корпус зашел заместитель директора лагеря, он решил пресечь попытку навязчивого знакомства, но в ответ услышал отборную брань", — рассказал Игорь Желябин, начальник отдела информации и общественных связей ГУВД по Краснодарскому краю. По его словам, когда замдиректора выходил из корпуса, подростки набросились на него с кулаками. В настоящее время проводится расследование, возбуждено уголовное дело по статье 213, часть 2 (злостное хулиганство).

     Называть юношескую сборную Чечни по борьбе беззащитными детьми — это некое преувеличение. Несколько месяцев назад четверо таких "детей" избили милиционера, находящегося при исполнении обязанностей, в питерском метро, прямо перед камерами внешнего наблюдения. Говорят, что дело в отношении юных чеченских спортсменов было, как говорится, спущено на тормозах. Интересно было бы узнать: не отдыхал ли кто-либо из нападавших на сотрудника милиции юных борцов в лагере "Дон"?

     Кстати, прямо на глазах разваливается дело в отношении убийц Юрия Волкова, поскольку следователь Роман Мотицын посчитал, что написавший явку с повинной и выдавший орудие убийства Магомед Сулейманов занимается самооговором, и его возможно отпустить под подписку о невыезде. Последующие сетования следователя на то, что Магомед Сулейманов не явился на допрос, и его местоположение установить почему-то не удаётся, вообще сложно как-то охарактеризовать в общепринятых человеческих категориях.

     Нынешнее руководство Чечни находится в крайне сложном положении. С одной стороны, для того, чтобы и дальше находиться в согласии с федеральными властями и общественным мнением в России, необходимо в согласии с требованиями УК и справедливости "сдавать" чеченцев тогда, когда они объективно виноваты, — например, как в случае с Волковым. Прояви чеченская администрация подобную волю — и её авторитет как силы, которая способна урегулировать и стабилизировать непростые отношения русского и чеченского народа, многократно возрос бы.

     Беда в том, что в этом случае рухнет авторитет данной администрации среди самих чеченцев, который основан именно на том, что Рамзан Кадыров миром и дружбой с Москвой способен обеспечить "особые привилегии" лучше, чем сепаратисты — войной. И поэтому чеченские власти обязаны всегда, полностью и до конца поддерживать "своих" в любых конфликтах, где те замешаны, при этом давить и давить на федеральную власть. Одно это противоречие между законами РФ и "волей чеченского народа" способно "взорвать" Россию хуже мифической оранжевой угрозы.

     Но тень всеросийской кондопоги заставляет рано или поздно сделать выбор.

2

Георгий Судовцев НА КРАЮ...

Через тридцать лет после смерти о Владимире Высоцком снова вспомнили. Прежде всего — на российском телевидении. Да еще как вспомнили! Сплошной поток передач по всем каналам.

     Подобной "высоцкомании" почему-то не было ни пять лет назад, хотя четверть века, казалось бы, уж куда "юбилейнее" дата, чем нынешняя, ни — тем более — десять лет назад…

     Что случилось? Откуда мог дойти на наше "сверхчуткое" ТВ такой "социальный заказ"?

     Чтобы ответить на эти вопросы, достаточно посмотреть, что и как показывали по "ящику" в день 25 июля 2010 года.

     Очень мало фильмов Высоцкого, почти нет его песен, а те, что всё-таки звучат, — самые безобидные, наподобие незабвенной "Утренней гимнастики", зато море разливанное "друзей поэта", настоящих и мнимых, знакомых и незнакомых, во всех видах подачи, и — все в один голос: гений, его творчество было для нас глотком свободы, он противостоял системе, которая его преследовала и давила, страдал и погиб в неравной борьбе…

     Всё то же самое, что говорилось, например, в 1988-1990 годах, когда почти все "люди искусства" скопом повалили в "демократы" и "либералы", припоминая любые существующие и несуществующие обиды, нанесенные им пресловутой "Софьей Власьевной", то есть советской властью. Казалось бы — Владимир Высоцкий, с его бесспорной всенародной популярностью, который своей жизнью и смертью в 42 года, своими похоронами в "тоталитарной" олимпийской Москве 1980 года — великолепно "подтверждает" все "демократические" байки своих "друзей".

     Но то, что всё это — именно байки, имеющие весьма отдаленное отношение к действительности, — следует из фактов биографии Владимира Семеновича Высоцкого. За двадцать с небольшим лет своей творческой карьеры он, как известно, сыграл более 30 ролей в кинофильмах, постоянно выходил на сцену в спектаклях Театра на Таганке, а количество концертов и гастролей, данных им в разных местах нашей, тогда еще необъятной, Родины, явно переваливает за несколько сотен. Было еще почти два десятка официально изданных дисков: авторских и с участием Высоцкого.

     Благодаря браку с французской актрисой русского происхождения и заодно коммунисткой Мариной Влади он с 1970 года был не просто "выездным", а объездил практически весь мир, включая такие не самые близкие уголки, как Таити. Менял автомобили, и первый в послевоенной Москве "мерседес" принадлежал именно Высоцкому…

     Но всё это уже — достаточно мелкие подробности быта. Главное, конечно, не в них. Главное — в том, что Высоцкий был практически полностью востребован обществом, в котором он жил. Полностью — прежде всего в смысле снизу доверху и сверху донизу.

      Прошла пора вступлений и прелюдий.

      Всё хорошо — не вру, без дураков:

      Меня к себе зовут большие люди,

      Чтоб я им пел "Охоту на волков"...

     

     В основном своём качестве — актёра, как следует из сказанного выше, Высоцкий не то что никаким преследованиям не подвергался, а даже представить себе что-то наподобие "запретов на профессию" в его отношении сложно. А песни Высоцкого — это ведь, по сути, тоже сыгранные (во всех смыслах этого слова) им "моноспектакли". В своей собственной режиссуре, на свою собственную музыку, на свои собственные слова, в своём собственном исполнении — мечта для любого актёра. Полная самореализация. Наверное, так мог чувствовать себя разве что легендарный Шекспир в театре "Глобус". Расскажите-ка о том, как великого Уильяма Джоновича преследовали и притесняли власти Англии конца XVI-начала XVII века...

     Правда, вот "в писатели" и "в поэты" официально Владимира Семёновича так и не приняли, да и публикациями в советской прессе, мягко говоря, не баловали — но тут сыграли свою роль, видимо, не только вполне вероятные "цеховая" спайка и профессиональная зависть со стороны членов Союза писателей СССР, но и наличие некоего "указания свыше": мол, пусть у него всё будет, а вот этого — не будет ни под каким видом...

     Соответственно, и всё прижизненное "диссидентство" Высоцкого ограничивается, по сути, литературной сферой, включая зарубежные публикации и участие в скандальном альманахе "Метрополь".

     А вот его роли в театре и кино — вполне каноничны и полностью соответствуют духу времени, будь то Гамлет того же Шекспира, Маяковский в "Послушайте!", Хлопуша в "Пугачеве", Володя в "Вертикали", большевик Бродский-Воронов в "Интервенции", капитан Глеб Жеглов в телесериале "Место встречи изменить нельзя" или дон Гуан в "Маленьких трагедиях". Действительно, блестящая игра великого актёра...

     И нигде — ни малейшего намека на "антисоветизм", "антикоммунизм", совсем даже наоборот. Самым показательным в этом отношении можно считать созданный Высоцким образ Глеба Жеглова в фильме "Место встречи изменить нельзя" по роману Аркадия и Георгия Вайнеров "Эра милосердия". Конечно, Жеглов — явный "сталинист", и в фильме он "по замыслу" должен морально уступить своему младшему другу-антагонисту Владимиру Шарапову в исполнении Владимира Конкина. Для этого в сценарии даже была переделана концовка, так что любимая Шараповым сержант милиции Варя Синичкина остаётся в живых. Но в исполнении Высоцкого "правда Жеглова": "Вор должен сидеть в тюрьме!" (ау, где вы, борцы с коррупцией!), "правде Шарапова": "Мы же невиновного человека засадили!" — ничуть не уступает. А уж о том, как Высоцкий хотел сыграть роль именно Жеглова и как "толкал" съемки фильма, порой даже подменяя Станислава Говорухина в качестве режиссера (еще один штрих к картине полной самореализации актёра в условиях "тоталитарного" советского общества) — достаточно хорошо известно.

     Но, конечно, не возникни феномен под названием "песни Высоцкого", его судьба утратила бы свою уникальность и ни о каком всенародном признании даже речи идти не могло.

     А песни его тоже были вовсе не диссидентскими и даже не оппозиционными действующей власти — с таким же успехом диссидентским и оппозиционным можно было называть, скажем, журнал "Крокодил" или кино-"Фитиль" Михалкова-старшего. Они — хоть шуточные, хоть трагические — были песнями "ролевыми", и этот маскарад Высоцкого играл немалую роль в их популярности, которая сейчас кажется такой же непредставимой, как, скажем, поэтические вечера на стадионах конца 50-х—начала 60-х годов. Ведь социальная роль человека в советском обществе "брежневской" эпохи была чаще всего функцией хотя и не обременительной, но при этом весьма жёстко определённой и слабо подлежащей изменению, наподобие зарплаты. Поэтому, с одной стороны, такое распространение в то время получали разного рода хобби: от собирания почтовых марок до походов в горы, а с другой — такое уважение и даже восторг вызывали те, кто мог себе позволить не держаться за свою социальную роль и тем или иным образом её изменять. Пусть даже это был банальный алкоголизм или увлечение какой-то "эзотерикой". Можно даже сказать, что Советский Союз с середины 60-х годов постепенно начал превращаться в страну социальных актеров, исполнявших свои роли со всё меньшим энтузиазмом.

     А Владимир Семёнович Высоцкий в своих песнях-перевоплощениях доводил это всеобщее актёрство либо до абсурда: "Вдох глубокий, руки шире!.." , "Ой, Вань, гляди, какие карлики!.." , либо до героического отрицания: "За флажки! Жажда жизни сильней!.." Играл отказ от игры, стоял на краю, ходил по краю... "На свой необычный манер, он по жизни шагал над помостом — по канату, по канату, натянутому, как нерв..." Пусть и со страховкой, но ведь не всякая страховка и не всегда выдерживает вес падающего тела. Особенно если её надрезать, например...

     В разгар первой официальной "высоцкомании", в 1988 году, мною было написано стихотворение под названием "Вослед юбилею":

     Нынче все о Высоцком пишут,

     и слова о Высоцком ищут

     даже те, кто его не слышал,

     издавая за томом том.

     Нынче все о Высоцком пишут —

     он уже никогда в Париже,

     ни в Торонто, ни даже на Фиджи

     не споёт что-нибудь «не то».

     Нынче все о Высоцком пишут,

     он узорами памяти вышит,

     воздвигают всё выше и выше

     для Высоцкого пьедестал.

     "Вот — культурное наше наследство!"

     А вокруг — театральное действо…

     

     Я его ненавидел в детстве:

     нам Высоцкий уснуть не давал.

     Начинающий алкоголик

     щедро с миром делился болью,

     занимал у Высоцкого голос,

     чтобы выкричать жизнь свою.

     Через стены хрущобы тонкие,

     разрывая нам перепонки,

     доносилось магнитофонное:

     "Хоть немного еще!..

     постою!..

     на кррраю!.."

     

     Постояли. Ни много, ни мало.

     Все, казалось, и всё понимали.

     А теперь начинают сначала

     понимать, кто велик был, кто мал,

     кто был сверху (мечтал: шире пасть бы!),

     кто был снизу (мечтал: не упасть бы!)

     посреди идиллических пастбищ,

     где Высоцкий уснуть не давал.

     

     Вопрос, конечно, спорный, но почему-то не думаю, будто, доживи Владимир Семёнович до нынешних дней, он "без вопросов" оказался бы в лагере нынешних "демократов" и "либералов". Как говорил боец Сухов, "эт вряд ли". "Я не люблю, когда стреляют в спину. Я также против выстрелов в упор" . Их нынешние попытки сделать из Высоцкого "икону второй перестройки", в общем-то, понятны: их "арсеналы персоналий", от Солженицына и Сахарова до Басилашвили и Ахеджаковой, — полностью истощились, а уж Михаил Касьянов и Борис Немцов в роли заступников народных — это даже не смешно. Высоцкий стал и, наверное, навсегда останется символом своего времени. Сделать из него новый символ "перестройки-2" ни у кого не получится.

2

Фёдор Гиренок СКАЗКА О СКАЗКЕ

Недавно прошёл Московский международный открытый книжный фестиваль. На нем говорили обо всём, на его площадках нашлось место самым разным перформансам. Не нашлось места только разговору о сказке. А зря. Хотя бы потому, что классическое толкование сказки как отражения социальной реальности вызывает сомнение. И вот почему.

     

      ЛОЖЬ С НАМЁКОМ

     По словам Пушкина, сказка — это неправда, ложь. Но ложь непростая, а с намеком. На что сказка намекает? На правду. То, чего нет, намекает на то, что есть. Ведь то, что есть на самом деле, лучше никому не знать. Если кто-нибудь все же попытается и начнет узнавать, то непременно с ума сойдет, или повесится, или у него изба сгорит, или корова сдохнет, или еще какое-нибудь несчастье приключится.

     О чем говорит сказка? О том, что знание истины опасно для человека. С этим знанием невозможно жить. Поэтому правда — для Бога, сказка — для человека. И хотя правда на всех углах сама себя нам показывает, мы, однако, смотрим на нее, но как бы не видим. Ибо только человек видит не то, что есть, а то, что он хочет, чтобы было. Мы видим объекты своих желаний, своих грёз. Поэтому сказка — это не набор знаков. Это ложь с намеком, то есть иносказание.

     

      ИНОСКАЗАНИЕ

     Чем хороша сказка? Иносказанием. Чем плоха наша повседневная речь? Тем, что в ней таится возможность прямого высказывания, сущностный взгляд на мир.

     Сказка говорит: "жили-были дед да баба, и была у них курочка ряба". На что намекает сказка? На то, что у каждого из нас что-нибудь да есть, какая-нибудь ерунда да имеется. Даже у тех, у кого ничего нет.

     А что говорит нам наш язык, неизгладимую печать на котором оставила наука? Он говорит, что жили дед с бабкой плохо, бедно, как русские пенсионеры. Ничего у них не было, кроме курицы. Как они выживали, одному Богу известно.

     Наш язык абстрактный. Он исподволь подталкивает нас к подмене экзистенциальных проблем социальными. Он заставляет нас "курочку рябу" заменить словом "бедность". Но бедность яиц не несет, это уже не антропологическая проблема, а социальная. Бедность — для политиков, которые должны ответить на вопрос, почему дед с бабкой жили-жили, работали-работали, а ничего себе не заработали. Ведь все мы понимаем, что если есть бедные, то должны быть и богатые. И богатые должны поделиться с бедными, ибо богатство одних — это, как говорил Маркс, объективируемое страдание других.

     В отличие от нашего языка сказка конкретна. Она сообщает о деде и бабке, не обобщая. Она говорит о том, что у них есть курочка ряба, намекая на то, что у них нет главного. У деда с бабкой нет внуков, которые могли бы о них позаботиться. Поэтому курица — это вся их надежда. Их последняя в жизни опора. Убери её, и всё рухнет. Снесет курица яйцо, они его съедят. Тем и живут. Живут и грезят.

     

      ГРЁЗЫ

     О чем мечтают дед с бабкой? О том, как однажды курочка ряба снесет им не простое яйцо, а золотое. Вот тогда-то, казалось бы, они и заживут богато. И однажды сбылась мечта. Курица ни с того ни с сего, неожиданно, вдруг снесла им золотое яйцо. Произошло чудо.

     Любая сказка полна чудес. Сказка почему-то любит это немотивированное вдруг. Ей нравится прерыв непрерывности. Она как бы разгоняет поток смыслов, а потом резко его останавливает. В момент остановки у слушателя язык отделяется от сознания, которое как бы нехотя выползает из-под языка, чтобы предстать перед нами в первозданном виде как нечто абсолютно произвольное. Становится понятно, что эту произвольность скрывал язык, и мы шли туда, куда он нас вёл. А сказка освобождает нашу спонтанность, и у нас появляется новая чувствительность, органом существования которой является воображение. Благодаря сказке мы узнаем, что не всё в нашей жизни зависит от языка, но кое-что зависит еще и от сознания. Не всё в нас от социума. Есть и то, чем мы обязаны самим себе.

     Если бы дед с бабкой схватили яйцо и понеслись бы с ним в обменный пункт или выставили бы его на аукцион, то никакой произвольности, а значит, и сознания в их действиях не было бы. Но они вдруг стали его разбивать. Зачем? Ведь оно не разбивается, оно же золотое. Не для того же они его разбивали, чтобы сделать себе яичницу. А для чего? Неужели для того, чтобы посмотреть, что там у него внутри, какая тайна у него там хранится? Возможно, что это и так. Но нет такого языка, на котором эта тайна нам была бы дана. Из неязыковых глубин сознания поднимается это желание разбить яйцо. Били-били его дед с бабкой, но так и не разбили. И тайна осталась в её потаённости.

     

      МЫШКА С ХВОСТИКОМ

     Есть грёзы и ещё есть реальность, о которую разбиваются эти грёзы. Что такое реальность? Сказка на этот вопрос отвечает так: мышка с хвостиком. Махнула она хвостиком, и разбилось яйцо. А куда делось золотое яйцо, никто не знает. И утешились дед с бабкой простым яйцом, которое снесла им сердобольная курочка ряба.

     В сказке значения слов подвижны. В ней смыслы плавятся, меняют формы. За пределами сказки доминирует язык готовых значений. В нём слова теряют семему, а значит, в них нет места для нашего доопределения мира.

     Человек — существо непрямых высказываний. Поэтому он может прожить и без прямого усмотрения истины. Но ему не обойтись без сказки, без мифа. Если наука стремится расколдовать мир, заставляя нас смотреть на него, а видеть его сущность, то сказка предостерегает от одномерного взгляда на реальность. Она колдует и завораживает непредсказуемостью своих поворотов. Сказка — это сад расходящихся тропинок, в котором легко запутается любое говорящее "я".

     

      ГОВОРЯЩЕЕ "Я"

     Сам по себе мир, конечно, пуст. В нём нет заранее данных для человека знаков и ориентиров. Человек может ориентироваться только в поле образа. Но этот образ еще надо создать. Пока его нет, человек — сущий ребенок, то есть аутист или, что то же самое, грезящая самость. Ребенок может повзрослеть. Если он не повзрослеет, то будет инфантильным. Взрослый — это уже говорящее "я", в котором мало что напоминает о грезящей самости. Эта самость так далеко отстоит от речи, что слова, как правило, гаснут, не долетая до нее. Слова предназначены для "я", пустоту которого они заполняют и не могут заполнить. Сказка напоминает нам о том, что слова застревают на уровне "я", не проникая туда, где "я" еще не встало на место "оно".

     К грезящей самости человека сказка проникает силой абсурда. Облагораживающее воздействие сказки связано с тремя вещами: с иносказанием, с парадоксом и с действием "вдруг". Иносказание сводит к минимуму роль знака, превращая слово в символ. Парадокс тормозит линейное развертывание языка. Действие "вдруг" заставляет враждовать событие и смысл, открывая ту область человеческой души, где царствуют предчувствия, где нет пустого слова языка, обозначающего себя как "я". Сказка стремится к сокровенному.

     

      СОКРОВЕННОЕ

     Почему сказки читают на ночь? Потому что ночь — время сокровенного, это время нервного срыва, перехода через ультрапарадоксальную ситуацию смены бодрствования сном. Сказка — это калитка, ведущая туда, где ничто не мешает произволу субъективирующего мышления. При помощи сказки совершается переход от вечно бодрствующего "я", от языковых форм сознания к сознанию, адекватной формой существования которого является молчание, сон и грезы. Сказки надо слушать не между делом, не на ходу, а в полумраке, при свечах, расслабленным, усыпляя чувство своего "я". Сказки не надо смотреть, потому что тот, кто научился слушать, может услышать и голос сокровенного. Сокровенное предназначено для ушей, а не для глаз. Поэтому смотреть мультики вредно. Тот, кто привык их смотреть, не научится думать, ибо слух обращен к уму, а зрение застревает на объекте. Сказка нашептывает нам слова: кто смотрит, тот не услышит, кто слушает, тот и увидит.

     

      ЗАЧЕМ НУЖНЫ СКАЗКИ?

     Сказка — это Библия для детей. А Библию мы понимаем раньше, чем любую философию. И не потому, что Библия проще философии. Наоборот, любая философия беднее Библии. Все дело в том, что Библия представлена как сказание, в форме образа, а философия чересчур абстрактна, в ней мало повествования, поэтому всем нам нужно читать сказки, ибо сказки — для души. В сказках образ всегда опережает слово.

2

Андрей Смирнов МУЗЕОН

КОМБА БАКХ. ("Союз"), 2010.

     Режим демократии

     даёт нам свободу —

     Не быть свободным,

     не служить своему народу!

     Ходить, жрать, спать,

     месить в ступе воду,

     Короче, жить только самому

     себе в угоду!

     Хочешь увидеть — врубай унитаз!

     Хочешь покушать —

     макдональдс для вас!

     Хочешь — ты можешь

     вообще не хотеть,

     Ведь так жить — проще

     и спокойней помереть.

     Всё доступно! И всего — дополна!

     Всё яркое — будто прямо из сна!

     Манит халявой к себе сатана:

     "Безнаказанно", — говорит, —

     "иди до самого дна!"

     А я против свободы

     легализации греха!

     Я против злобы поднебесной духов!

     Никогда не работай на них, моя рука!

     Никогда не слухай их ложь, моё ухо!

     

     Это первая официальная пластинка удивительной костромской формации. Сборник из 19 песен, своеобразный отчёт за последние три года. Исключение — "Кучерявaя дзяучынка" с 24-го альбома-выпуска, вышедшего ещё в 2004 году. Все треки взяты непосредственно с выпусков, специальной перезаписи не было. Здесь посвящённый Саддаму Хусейну "Антилегалайз" и ироничная "Ай Лав Америка", актуальный "Гражданский брак" и манифест — "Без любви всё — ничто!"

     В то же время на сайте группы http://www.kombabakh.ru уже выложен 48-й(!) альбом-выпуск, очень сильный — рекомендую ознакомиться. Тем более — сайт открывается приветствием: "Заходите, люди добрые! Берите, что хотите!".

     "Изборник", представленный на концерте в клубе "Дом" двухлетней давности, показался мне более цельным и объёмным. Но и эта пластинка даёт хорошее представление об искусстве и мировоззрении "комбатантов": "Цель нашего творчества — послужить Богу и ближнему".

     Подробно интерпретировал "послание" костромичей года два назад в номере 32 за август 2008 г. Но обошёлся без текстов. Сегодня активно цитирую. "Унитаз" — в языке "Комбы" — телевизор (компьютер, соответственно — "вражина" и.т.п.).

     Кстати, о сложносочинённом названии: "Комба" — это связка, объединение, БАКХ — аббревиатура первых букв внутренних имён отцов-основателей.

     "Комба БАКХ" — не просто группа, но цельное сообщество единомышленников-творцов. Даже в оформлении диска использованы живописные работы участников "Комбы".

      "Комба БАКХ" — это свежая музыка и вполне серьёзное содержание. Прямота, но не прямолинейность, самобытность, но не кондовость.

     Мультикультурность, но без космополитизма, полистилистичность, но без искусственной эклектичности. Скорее здесь работает блоковское — "Нам внятно всё…" И Свиридов, и Боб Марли, и Ефим Честняков, и экспериментальная элетроника.

     "Комба" не боится вытянуть на поверхность, поставить на вид то, что известно, но скрыто, не принято в "приличном обществе" и фактически является формой цензуры. Если посчитают нужным — обязательно скажут, пропоют. "Мы здесь, чтобы вам мозги расшевелить". Компромисс — точно не для них.

     "Комба БАКХ" — самые настоящие позитивные вибрации. От слова "позитив", конечно, сегодня сводит челюсть. Возникают вполне объяснимые ассоциации с "поколением пепси" и.т.п. Но есть два примера в отечественной независимой музыке, в отношении которых "позитив" уместен. Это "Комба БАКХ" и могучий регги кстовского разлива — "День Победы".

     Сила костромичей в осознании, что "любое анти неминуемо исчезает в том, что отрицает" (М.Хайдеггер), потому "Комба БАКХ" всегда начинает разговор с себя. И обязательно — любовь.

     Дискредитация… Искушения…

     Сколько раз я терпел

     по этой теме поражения!

     За нами постоянное слежение —

     За каждым словом,

     мыслью или души движением.

     Стоит мне сказать,

     что я люблю Россию,

     Как увижу тут же в унитазе истерию,

     Показуху, понты и педерастию —

     Якобы под нашим флагом

     это выглядит красиво.

     Стоит мне сказать хорошие слова,

     Как спустя день я помню их едва.

     Про меня ходит нехорошая молва.

     От себя, манны, всё болит голова.

     После всех заявлений,

     признаний и мнений

     Нам даётся вагон искушений.

     Для поправки точности

     наших стремлений,

     Для терпения. И прощения.

2

ЦЕЗАРЬ—ТРИУМФАТОР

СТАЛИН. ИЮНЬ 1941—МАЙ 1945. М.: ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ДОМ "ДОСТОИНСТВО", 2010, 224 С., ТИРАЖ 3000 ЭКЗ.

     Этот респектабельный, великолепно изданный, обильно иллюстрированный альбом посвящен деятельности Сталина в период Великой Отечественной войны.

     "Приказы, оперативные записки Сталина, донесения и письма Верховному главнокомандующему… Фронт, тыл, вооружение, кадры, союзники — вот главные темы его повседневных забот. Документы, под которыми стоит подпись Сталина, приводили в движение фронты, заводы, миллионы людей", — читаем в аннотации к сборнику.

     В целом, это очень выдержанная подборка документов и статей, воскрешающая образ величайшего политика и интереснейшего человека — творца советской красной империи.

     

      ВЛАДИМИР ДЕНИСОВ: Расчёт Гитлера был таков: в 3 часа ночи Шуленберг вручит ноту об объявлении войны, а в 3 часа 30 минут немцы начнут бомбардировки и артиллерийский обстрел советской территории — получится так, что и войну объявили по всем правилам, и не оставили противнику времени для демаршей. Но Молотов сумел оттянуть приём Шуленберга до 5 часов 10 минут утра, когда пограничники уже доложили о начале вторжения. У Гитлера, таким образом, почти не оставалось шансов доказать, что он поступил в соответствии с нормами международного права: сперва-де объявил войну, а потом начал наступление.

     Кстати, и то, что всему народу объявили о гитлеровской агрессии не утром, а лишь в 12 часов дня, было продиктовано теми же соображениями, как и неоднократное упоминание о внезапности и вероломности, — не столько для своих граждан, сколько для западных политических деятелей. И если бы, например, сказать об этом в 6 часов утра, когда началось вещание московского радио, тут же пришлось бы объявить всеобщую мобилизацию, а слишком малый разрыв во времени между вражеским нападением и объявлением мобилизации хоть и с небольшой вероятностью, но всё-таки мог дать Гитлеру последний шанс истолковать события в свою пользу. По радио, как известно, выступал Молотов, ведь Сталину следовало бы сразу же говорить и о новых задачах для страны, но пока было неясно, как развернутся события в мире.

      Из статьи "Тайны 22 июня".

     

      ИГОРЬ АЛЕКСАНДРОВ: К концу войны список пожеланий, выдвигаемых советской дипломатией, и лично Сталиным на встречах "Большой тройки", заметно вырос. Он включал в себя не только признание "границ 1941 года", но и равное участие в оккупации Германии и Японии, установление дружественных Советскому Союзу режимов вдоль его западных границ, возвращение территорий и привилегий царской России на Дальнем Востоке, свободный выход СССР в Черное и Средиземное моря с приобретением стратегических опорных пунктов в Проливах (за счёт Турции) и в самом Средиземноморье (за счёт бывших колоний Италии). Делались заявки на приобретение таких же опорных пунктов в Балтийском и Баренцевом морях, а также на создание просоветского анклава на севере Ирана в качестве буфера, обеспечивающего к тому же свободный доступ к иранской нефти.

     Сталин считал эту программу вполне обоснованной с точки зрения обеспечения безопасности СССР. Это признавалось и сведущими людьми на Западе. Они понимали, что с "чисто стратегической точки зрения" интересы "национальной безопасности России требуют защиты границ и выхода в Мировой океан…".

     При этом важно отметить, что стратегически желанное и морально обоснованное требование СССР становилось впервые за долгие годы реально возможным. Наша страна не была великой державой ни в 20-е, ни в 30-е годы. Такой она стала после Ялты. Ялта и Потсдам сделали нас великой державой, без которой не решался ни один крупный вопрос мировой политики.

      Из статьи "Союзники поневоле".

     

      ВЛАДИМИР ПЕЧАТНОВ: Вообще в работе над перепиской Сталин выказывает себя не только главным стратегом, но и лучшим дипломатом, чем его нарком иностранных дел. В отличие от последнего он чаще находит слова признательности и благодарности, тоньше чувствует необходимость разъяснения своих действий союзникам, выбирая для этого более точные и выразительные формулировки.

     Но Сталин мог быть и более резким и недипломатичным, чем Молотов, когда считал, что ущемляются коренные интересы СССР. Пожалуй, ярче всего это отразилось в известном "Бернском инциденте" — истории с секретными контактами между американской разведкой и нацистскими представителями в Берне в марте 1945 года, которые Сталин не без оснований счёл сепаратными переговорами о капитуляции германских войск в Северной Италии.

     Первое развёрнутое послание Рузвельту по этому вопросу 29 марта было подготовлено Молотовым и оставлено Сталиным почти без поправок. Внимательно изучая американский ответ, Сталин выделяет в нём ключевые места: "атмосфера, достойная сожаления", "никаких переговоров о капитуляции не было", "целью было установление контакта", "Ваши сведения… ошибочны". Отталкиваясь от этих опорных точек, он пункт за пунктом парирует оправдания Рузвельта в послании от 3 апреля, которое на сей раз составляет целиком сам. Перед тем, как окончательно утвердить надиктованный текст, Сталин решает предельно заострить звучание и без того гневного документа. В послание вносятся два последних добавления: "Понятно, что такая ситуация никак не может служить делу сохранения и укрепления доверия между нашими странами… Я лично и мои коллеги ни в коем случае не пошли бы на такой рискованный шаг, сознавая, что минутная выгода, какая бы она ни была, бледнеет перед принципиальной выгодой по сохранению и укреплению доверия между союзниками".

     Суровый отпор Сталина возымел действие: инцидент был вскоре исчерпан, и Рузвельт, преодолевая возражения своих "ястребов", предпочёл закончить это тяжелое объяснение на примирительной ноте. 12 апреля он писал Сталину: "Благодарю Вас за Ваше искреннее пояснение советской точки зрения в отношении Бернского инцидента, который, как сейчас представляется, поблек и отошёл в прошлое, не принеся никакой пользы. Во всяком случае, не должно быть взаимного недоверия, и незначительные недоразумения такого характера не должны возникать в будущем".

     Когда это послание прочли в Москве, Рузвельта уже не было в живых. Переписка с союзниками подходила к концу, как и сам союз.

      Из статьи "Как Сталин писал Рузвельту".

     

      ИРИНГ ФЕТЧЕР: Всё чаще Геббельс и Гитлер сравнивают относительно лёгкую войну на Западе с войной против Советского Союза, требующей "всех сил немецкого вермахта"(15.11.1941). Однажды в разговоре с Геббельсом Гитлер размышляет об отношениях национал-социалистической Германии и советской России. В восточном походе вермахт впервые "столкнулся с противником… имеющим мировоззренческую позицию". В Сталине Гитлер видит "крупную фигуру, как башню, возвышающуюся над демократическими лидерами англо-саксонских стран".

      Из статьи "Гитлер, Геббельс о Сталине".

     

      ВЛАДИМИР ДОЛМАТОВ: Парадокс заключался в том, что диктатор (в понимании западного общества) Сталин спас демократию в мировом масштабе!

     Дискредитация Сталина началась на Западе в годы "холодной войны", а затем дважды — массированно — в самой России: кампанией "десталинизации" Хрущёва и в годы перестройки. Но и в 1970-м известный советский диссидент генерал П.Григоренко писал, что ненавидит Сталина "всеми фибрами души", но одновременно "я не могу не признать, что блестящие наступательные операции советских войск представляют собой образец военного искусства. Многие поколения будут изучать эти операции; невозможно представить, чтобы они готовились и осуществлялись без участия Сталина или против его воли".

     Дискредитация генералиссимуса началась не с анализа его полководческих качеств, а с идеологической подачи Госдепартамента США. В 1948 году он преподнёс миру сенсацию: издал сборник трофейных немецких документов под претенциозным названием "Нацистско-советские отношения, 1939-1941 гг.".

     Кроме текстов секретных соглашений Молотова—Риббентропа (вообще-то эти протоколы, полученные через агента в немецком посольстве в Москве, президент Рузвельт имел ещё в августе 1939 г., однако тогда он предпочёл сохранить всё в тайне) в него включили и другие подлинные документы. Но составители подобрали их с таким умыслом, чтобы подчеркнуть идеологическую близость Гитлера и Сталина, отождествить советский режим с нацистским.

      Из статьи "Сталин и Пётр".

     

     По вопросам приобретения альбома обращаться по телефону: (499) 788-7180. Сайт: www.id-dostoinstvo.ru, е-mail: info@id-dostoinstvo.ru.

2

Евгений Нефёдов ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

С древней земли легендарной, античной Эллады — ныне, так вышло, к тебе я, читатель, взываю. В Греции славной есть всё, в том числе и прохлада чистых морей, что веками её омывают…

     После московского зноя — вся свежесть: на юге! Это сюда и заставило в отпуск податься. Хоть я не Байрон, конечно, что плыл в Мессалунги, с целью пополнить собою когорту повстанцев…

     Нет тут повстанцев, хотя забастовки, пикеты — в облик страны в наше время вписались всецело. Кризис, банкротство, Европы кредит, а за это — выше Олимпа взлетают тарифы и цены!

     Это и вызвало взрыв недовольства народа: премий не стало, зарплаты и пенсии — крохи. Люди не верят: на землю античной свободы — пала глобальная тень загребущей эпохи!..

     Официозные СМИ — тут как тут повсеместно, даже у нас "аналитик" несёт эту лажу: "Греки не любят работать, их лень, мол, известна…" Что за брехня! Я свидетель того, как тут пашут.

     Как здесь на скалах, под солнцем, растят кропотливо, в духе традиций — и хлеб, и лозу винограда, пальмы, орехи, смоковницы или оливы — и угостить вас плодами трудов своих рады!

     Ну, а вот тех, кто спешит "должниками" их видеть — и жемчуга островов отобрать на халяву, греки умеют, как пращуры их, ненавидеть, и становиться колонией — им не по нраву!

     В Греции — сложно, как сложно сегодня повсюду. Трещина мира всё глубже меж правдой — и силой… И социальные встряски исходят отсюда. Но не исходят, увы, из безмолвной России..

     "Что же Россия? — в таверне спросили ребята. — Даже футболу вас учат теперь иностранцы…" — "Да, — отвечал не без грусти я детям Эллады. Всюду — "реформы". И так не хватает спартанцев!"

     Или повстанцев…

2