/ / Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 907 (14 2011)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов -- Гагарин — русская икона

Гагарин был военный лётчик. Он улетал в космос на корабле из тугоплавких металлов, из нержавеющей стали, его окружали антенны, бесчисленные приборы. Он был рулевой, управлявший космической машиной. За его кораблём тянулся огненный шлейф сгоревшего топлива.

Но в этой огненной борозде, которую он провёл в небе своим космическим плугом, росли дивные цветы, посаженные многими поколениями русских людей. Гагарина толкала в космос не только реактивная сила, но и таинственная молитвенная мечта, не оставлявшая русских на протяжении всей бесконечной истории. Волшебные сказки про чудодейственную яблоню с плодами, дарующими жизнь вечную. Иван-дурак, в своей доброте и своей неподкупной простоте добывающий чудодейственную жар-птицу.

Воскрешение поцелуем любви и нежности царевны, лежащей в хрустальном гробу.

Русская мечта о безгрешной счастливой жизни, в которой отсутствуют порок и вражда, обрекающие человека на преждевременную смерть и уныние. Стремление в небо, в лазурь к бестелесной божественной красоте "идеже несть болезни, ни печали", а одно чудесное солнечное существование. Все эти сказки русских волхвов, учение русских старцев, теории русских космистов, среди которых фантастический Николай Фёдоров, провозгласивший идею земного бессмертия. Это они посылали Гагарина в космос, они целовали его в уста перед полётом, они обнесли его вокруг земли и опустили в весеннюю, краснеющую маками казахстанскую степь.

Как мало похожи космические переговоры Юрия Гагарина на стихи поэтов Серебряного века! Но это он, Серебряный век, создал поэзию, похожую на непрерывный божественный псалом, в котором славятся красота, любовь, целомудренное обожание природы, поклонение России не только земной, но и небесной, собравшей в себя сонмы русских праведников и героев.

Есенин, обожествивший русскую природу, русскую жизнь, — это Гагарин русской поэзии. А Гагарин с его восхитительной русской улыбкой, коснувшийся перстами золотой пролетавшей кометы — это Есенин русского космоса.

Гагарин — это сын Сталина. В нём искупление всех непосильных трудов, надрывных страданий, кровавых жертвоприношений, которые заплатил русский XX век за то, чтобы человечество в лице Гагарина преодолело кровавую гравитацию истории. Сталин, принесший в жертву двух своих сыновей, третьего, самого младшего и любимого, послал в тридевятое царство — в космос, чтобы тот вернулся и принёс России благую весть. Гагарин — витязь Русской Победы. Победа сорок пятого года — это космодром, с которого Гагарин взлетел в небеса. Он принял из рук Кантария победное алое знамя и отнёс его в космос. По сей день оно пламенеет на орбите, вращаясь вокруг земли.

Александр Матросов, накрывший грудью пулемётную амбразуру, был Юрием Гагариным на той мистической грозной войне, на которой Россия приносила вселенскую жертву, выпрямляя согнутую земную ось. Матросов без скафандра, в солдатской гимнастёрке вышел в открытый космос, и своею смертью открыл Гагарину путь в небеса. Гагарин улетел с Земли в космос, преобразив земное в космическое. Но и космос через Гагарина влился в земное бытие, преобразив космическое в земное. Гагарин был земным человеком, улетевшим в мироздание. Но он был небожителем, прилетевшим из космоса на землю. Через Гагарина божественная сила снизошла в земную реальность. Гагарин преображён космосом — космочеловек.

Несметны богатства русской земли. Несметны богатства русской истории. Неисчислимы красоты русской культуры. Мистическая Русская Победа — это чаша, полная волшебного напитка, который исцеляет нас в минуты уныния и поражения, воскрешает нас в часы смертельной погибели.

Юрий Гагарин с его белоснежной улыбкой, окружённый дивным сиянием, в блеске звёзд среди лучистых светил — это русская икона, перед которой очищаем себя, молимся о ненаглядной бессмертной России.

-- Табло

+ Атака на миссию ООН в Кандагаре, результатом которой стало убийство 12 сотрудников этой международной организации, продемонстрировала полную неспособность американских войск контролировать ситуацию в Афганистане, передают из Ташкента. При этом факт, что российского дипломата талибы, сильно избив, тем не менее, оставили в живых, рассматривается как недвусмысленное свидетельство особого отношения движения Талибан к Кремлю и их желания начать переговоры с представителями РФ...

+ Наши источники в Нью-Йорке утверждают, что заявление Пентагона о выходе из военной операции против режима Муаммара Каддафи не соответствует действительности и сделано исходя из внутриполитических соображений, поскольку "еще одна нефтяная война" подрывает популярность действующего президента США и делает его шансы на президентских выборах 2012 года практически нулевыми, поскольку он теряет симпатии левого и этнического электората, не приобретая симпатий правого. В связи с этим заявление Барака Обамы о готовности баллотироваться на второй президентский срок и сверхраннее начало сбора средств для новой избирательной кампании "черного человека в Белом Доме" выглядит, скорее, коммерческой, чем политической акцией...

+ Бегство в Великобританию министра иностранных дел Ливии Мусы Куса, а также переговоры между британскими высокопоставленными чиновниками и представителями Муаммара Каддафи продемонстрировали неспособность сил "международной коалиции" решить военными средствами и усилиями спецслужб исход инспирированного конфликта между Триполи и Бенгази в рамках резолюции СБ ООН № 1973, передают из Рима...

+ Празднование 80-летия Михаила Горбачёва в лондонском Альберт-холле рассматривается как еще один элемент в той системе сигналов, которые Запад транслирует Дмитрию Медведеву с целью спровоцировать его на решительные "антипутинские" действия. и стать лидером новой "перестройки" в России. Как отмечают эксперты СБД, такими же сигналами являются статья в "Times", где говорится о том, что "кандидатура Путина будет означать триумф амнезии, стремление забыть о прошлом, в то время как кандидатура Медведева скажет миру, что Россия готова посмотреть в глаза своей истории и шагнуть в более здоровое будущее", а также требование известного околокремлевского политтехнолога Глеба Павловского отправить Путина в отставку с поста премьер-министра…

+ Ежегодный доклад премьер-министра РФ Государственной думе может стать формальным поводом для отставки Владимира Путина с поста главы российского правительства, такое мнение высказывают наши источники в Гааге, указывая, что поддержка позиции "национального лидера" по Ливии уже стоила поста заместителя председателя комитета Госдумы по делам СНГ депутату от "Единой России" Константину Затулину...

+ Как передают из Цюриха, президентский запрет российским госчиновникам занимать руководящие посты в коммерческих структурах, включая "естественные монополии", является мощным ударом со стороны "медведевских либералов" по "путинским силовикам", поскольку отсекает последних от основных финансовых потоков. Специально отмечается, что в тот же день Дмитрий Медведев посетил в Кубинке полк спецназа ВДВ, привезя офицерам-десантникам ценные подарки в виде квартир и других материальных благ, что чрезвычайно напоминает визит Ельцина в Таманскую дивизию накануне госпереворота осенью 1993 года...

+ "Медведевская" ревизия уголовного законодательства РФ, а также реформа МВД с "чисткой" руководства федерального и регионального уровня проводятся кремлёвскими "либералами" по договоренности с авторитетными кругами российского криминального сообщества, что должно гарантировать на выборах 2012 года дополнительно свыше 3 млн. голосов избирателей, так или иначе связанных с ОПГ, такие оценки содержатся в аналитической записке, поступившей из Лондона...

+ Согласно информации из Вашингтона, слова Дмитрия Медведева на заседании Совета Безопасности РФ в Горках, посвященном развитию отечественного авиапрома: "Нужно вкалывать, а не деньги требовать", — вызвали у американских кремленологов серьёзные сомнения в рыночном менталитете действующего президента РФ и во многом дезавуировали прозвучавшие днём ранее в Магнитогорске ультралиберальные "десять пунктов" по привлечению в российскую экономику иностранных инвестиций, а по сути — распродажу национального достояния РФ зарубежным "эффективным собственникам"...

+ Ситуация на японском комплексе АЭС в Фукусиме окончательно вышла из-под контроля, поскольку расплавление топливных элементов внутри реакторов в перспективе "гарантирует" опасное для человека радиоактивное заражение местности в радиусе 100-150 км и смертельное — в радиусе 15-20 км. При этом планы "укрыть" место аварии специальными тканевыми чехлами абсолютно бессмысленны, такая информация поступила из Токио...

+ Президентские выборы в Казахстане, на которых Нурсултан Назарбаев получил 94,8% голосов, были организованы с подачи и при помощи китайских специалистов для срыва сценария очередной проамериканской "цветной революции", которая практически удалась в Киргизии, но была подавлена силовыми средствами в Узбекистане, сообщили из Ташкента...

+ Вооруженный конфликт в Кот-д`Ивуаре между сторонниками бывшего президента Лорано Гбагбо и вновь избранного президентом Алассана Уаттары, который разрешился в пользу последнего, включает еще одну африканскую страну в зону влияния КНР, утверждают наши источники в Париже...

Предлагаем ответственное хранение стоимость невысока в Москве.

Владимир Овчинский -- Инженеры хаоса

1 апреля гостем программы "Позиция" на радиостанции "Русская служба новостей" (РСН) был давний и постоянный автор газеты "Завтра", генерал-майор милиции в отставке, доктор юридических наук, начальник российского бюро Интерпола в 1997-1999 годах, советник председателя Конституционного суда РФ в 2004-2011 годах Владимир ОВЧИНСКИЙ. Некоторые выдержки из его выступления, где один из виднейших отечественных специалистов-криминологов рассказывает о том, как "инженеры хаоса" дестабилизируют современную Россию, мы предлагаем вниманию наших читателей.

Сейчас сложилась ситуация, когда Генеральная прокуратура и Московская областная прокуратура в открытую противодействуют расследованию конкретных уголовных дел. Следственный комитет возбуждает уголовные дела, органы прокуратуры их прекращают, и это длится несколько месяцев…

Во всем мире следователь, возбудив дело, допрашивает подозреваемых и свидетелей, проводит очные ставки, экспертизы, собирает вещественные и документальные доказательства — и только на основании всего комплекса данных устанавливает: виновен данный человек или нет, нужно передавать дело в суд или нужно прекращать его за отсутствием состава преступления.

А у нас возбужденное и прекращенное за отсутствием состава преступления дело считается негативным показателем в работе следователя. То есть дела возбуждаются не для того, чтобы установить истину: виновен человек или невиновен.

А для того, чтобы установить вину подозреваемого и довести его до суда. Может быть, следствие делает это плохо, с нарушениями закона, — тогда и вмешивается прокуратура, которая обязана следить за соблюдением законодательства. Но ничего подобного в данном случае не наблюдалось.

А то, что произошло в Кремле, вообще полностью дискредитирует всю правоохранительную деятельность и всю правоохранительную систему России. О какой "диктатуре закона", о какой "борьбе против коррупции" можно говорить после того, как президент Российской Федерации, сам профессиональный юрист и преподаватель юридического факультета, вызывает к себе главного следователя и генерального прокурора страны и предлагает им "не выносить сор из избы"? Это что, общение в рамках закона или в рамках "понятий"? Дело нужно расследовать до конца, и расследовать обязательно! Замешан в нелегальном игорном бизнесе генеральный прокурор РФ и его ближайшие родственники или нет, — это должно установить следствие. Если этого нет — ничего нет. Не хочу сказать, что кто-то там виновен или нет, что кому-то надо идти в отставку, — хочу сказать, что предложенный президентом способ решения конфликта лежит вне публичного правового поля.

Сложно сказать, почему президент должен вызывать к себе Александра Бастрыкина и Юрия Чайку, почему он берется улаживать подобного рода конфликты, причем здесь вообще президент. Не на примирительные встречи у президента нужно ориентироваться, а на закон. Сейчас не надо говорить о каких-то отставках — мы должны говорить о том, чтобы и Генпрокуратура, и Следственный комитет работали в рамках закона.

Как профессиональный криминолог я уже давно говорю о том, что, к сожалению, организованная преступность стала у нас в стране одной из массовых форм социальной организации. И сейчас всё чаще говорят о том, что без репрессий страну не спасти. Вопрос только в том, кто и с какими целями будет проводить такие репрессии. Ведь любое уголовное наказание — это уже репрессия, законное насилие государства над преступником. И в нашем криминализованном обществе не стоит идти по пути гуманизации уголовного законодательства.

В качестве положительного примера могу привести события вокруг нашумевшего массового убийства в станице Кущевской Краснодарского края, когда общими усилиями сотрудников Следственного комитета, Генпрокуратуры, ФСБ и МВД, всё расследовали и привлекли эту банду Цапка к ответственности, подняли все скрытые преступления — более трех тысяч эпизодов, из них полторы тысячи только в Кущевском районе. Получается, у нас могут работать, но только если в деле не замешаны какие-то личные интересы, выходит так.

ВЕСЕННИЙ ПРИЗЫВ В ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ РОССИИ

Накануне заместитель начальника Генерального штаба генерал-полковник Василий Смирнов заявил, что в этом году Министерство обороны намерено призвать на службу более 200 тысяч новобранцев, на 70 тысяч меньше, чем полгода назад.

Не будучи специалистом в собственно военных вопросах, могу отметить лишь то, что ситуация в мире и в нашей стране развивается так, что нам в очень скором времени потребуется мобильная и эффективно действующая армия. Я имею в виду следующие обстоятельства. Нам нужны очень мощные внутренние войска, усиленные до штата армейских подразделений, которые должны будут действовать и уже сейчас действуют в Северокавказском регионе. Проблема терроризма не будет снята с повестки дня, а только усиливаться — таковы прогнозные оценки абсолютно всех наших политологов и специалистов по борьбе с терроризмом.

Иногда говорят, что внутренние войска нам не нужны, что это, мол, каратели. Ничего подобного. Армия необходима для того, чтобы противостоять военной угрозе, а внутренние войска — для того, чтобы противостоять угрозе террористической. В той же Чечне, например, внутренние войска противостояли бандформированиям, обученным и подготовленным иностранными спецслужбами, использовавшими тактику партизанской войны.

Кроме того, на Северном Кавказе нам нужна и мощная собственно армейская группировка, поскольку режим Саакашвили как планировал, так и планирует новую агрессию против Южной Осетии и Абхазии. Ему в этом как помогали, так и продолжают помогать США и НАТО. Грузинская армия после разгрома 2008 года восстановлена, полностью обновлена и оснащена новейшими системами вооружений и связи. Она готова начать агрессию буквально в любой момент.

Кроме того, с лета 2011 года должен начаться вывод американских войск из Афганистана. Талибы, несомненно, договорятся с режимом Карзая, перераспределят контроль за наркопотоками, после чего их целью станет Средняя Азия, прежде всего Таджикистан и Узбекистан. Следует учитывать, что примерно каждый пятый полевой командир Талибана является выходцем либо из Таджикистана, либо из Узбекистана. Особенно много там людей из Ферганской долины.

Поэтому очень вероятным представляется сценарий с агрессией талибов против Средней Азии. Между тем, Россия связана с этими государствами, бывшими республиками Советского Союза, договором о коллективной безопасности, и в случае агрессии против них мы будем вынуждены оказать тому же Ташкенту или Душанбе прямую военную помощь.

Именно в силу этих причин нам нужна очень мобильная, очень мощная и современно оснащенная армия. Полностью перевести её на контрактную основу мы, скорее всего, не успеем, поскольку события будут развиваться чрезвычайно стремительно.

У нас есть немало профессионалов-спецназовцев, прошедших через "горячие точки", включая две чеченские войны, — это сотни тысяч людей на территории России. Для них нужны специальные планы мобилизации, и я уверен, что в Генеральном Штабе они есть. Не случайно Дмитрий Анатольевич Медведев сказал, что в связи с началом арабских революций мы должны быть готовы к развитию самых негативных тенденций относительно России. Некоторые из этих тенденций я попытался описать и считаю, что российская армия должна быть мощной, мобильной, современно оснащенной, — и здесь у нас нет ни минуты на расслабление.

ПРОГРАММА ДЕСТАЛИНИЗАЦИИ

Основные положения программы десталинизации изложены в опубликованной "Независимой газетой" статье руководителя рабочей группы Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ, создавшей эту программу, Сергея Караганова. Он, в частности, пишет: "Главная цель проекта — обеспечение модернизации сознания российского общества и российской элиты. Модернизация страны ни на техническом, ни на политическом уровне невозможна без изменения сознания общества. Общество не может начать уважать себя и свою страну, пока она скрывает от себя страшный грех семидесяти лет коммунизма-сталинизма-тоталитаризма".

Сергей Александрович Караганов — мой бывший друг. Я подчеркиваю это, потому что после такой публикации я больше не могу считать его своим другом.

Потому что публикация подобной статьи — это акт предательства. Предательства истории своей Родины, предательства Совета по внешней и оборонной политике, который он двадцать лет возглавлял и куда входят многие люди, которые любят свою Родину и её историю. Заявив, что он предает анафеме не только Сталина и какие-то конкретные преступления, которые были в период его правления, а весь более чем 70-летний советский период отечественной истории, память наших отцов, наших дедов, все достижения этого периода, которые до сих пор составляют основу современной России. Он предает анафеме и индустриализацию, и Великую Отечественную войну, и послевоенное восстановление, и освоение космоса. Ради чего?

Формулируя конкретные предложения — например, ввести запрет на профессии для тех, кто положительно оценивает деятельность Сталина, а это сегодня, согласно всем социологическим опросам, три четверти населения страны, кто положительно оценивает весь советский период. Он предлагает худшую форму "охоты на ведьм". Либеральная модель терпит крах не только в России — она терпит крах во всем мире. И в этот момент предлагать её насильственное внедрение от имени государственной власти в формах, близких к "либеральному фашизму", — я не знаю, как это можно назвать.

Позиция Караганова полностью соответствует позиции Европарламента, который своим решением приравнял Советский Союз к гитлеровской Германии. Если признать Российскую Федерацию как правопреемницу Советского Союза равно ответственной с Третьим рейхом за итоги Второй мировой войны, это принесет нашей Родине неисчислимые бедствия, дезавуирует не только нашу Победу 1945 года, но и память тех миллионов наших соотечественников, которые погибли от рук нацистских агрессоров в годы Великой Отечественной войны. Ради чего?

Поэтому план десталинизации в том виде, в котором он предложен Сергеем Карагановым и его единомышленниками из Совета по развитию гражданского общества и правам человека, по сути, является преступлением, наносящим ущерб национальным интересам России.

План по десталинизации — это план по дезорганизации и по дестабилизации нашего общества. Недавно прошёл цикл передач "Суд времени", где выступал Сергей Кургинян с патриотических позиций, а Леонид Млечин и Николай Сванидзе — с позиций радикал-либерализма. По итогам параллельных опросов более 90% телезрителей были на стороне Кургиняна. То есть общество голосовало против десталинизации, против либерализма.

Эксперимент был повторен в передаче "Поединок" Владимира Соловьёва. Результат оказался идентичным. То есть либеральное меньшинство в лице Караганова под флагом национального примирения хочет навязать большинству свою идеологию, а это не имеет ничего общего ни с примирением, ни с демократией.

"Общество не может начать уважать себя и свою страну, пока она скрывает от себя страшный грех семидесяти лет коммунизма-сталинизма-тоталитаризма", — утверждает Сергей Караганов. То есть подразумевается, что страна у нас отдельно, а общество — отдельно? И как может страна что-то скрывать от самой себя? Опять подтверждается, что Караганов представляет позицию прозападного либерального меньшинства, интересы которого отождествляет с интересами общества в целом.

И последним аккордом в его выступлении вовсе не случайно стало требование освободить "героя приватизации" Михаила Ходорковского.

Давайте заниматься делом, давайте развивать страну, а не каяться за реальные и еще больше —вымышленные ошибки и преступления прошлого. В 90-е годы мы только то и делали, что каялись, — помогло это развитию страны или нет? У нас под боком стремительно растет Китай — коммунистическая страна, между прочим. И понятно, что инициатива, подобная карагановской, вовсе не способствует укреплению добрососедских отношений с "красным драконом", а наоборот — провоцирует конфронтацию с ним.

P.S. По итогам опроса РСН, позицию Владимира Овчинского поддержали 93,4% радиослушателей.

Материал подготовил Олег Щукин

Юрий Федосеев -- Страсти по полиции

В. АЛЕКСАНДРОВ

Переименование российской милиции в полицию у людей, имеющих хоть какое-то отношение к правоохране, но не имеющих отношение к политике, вызвало, явно, не восторженную реакцию.

Появилась масса вопросов и главный из них: зачем?

Отвечают: слово "Милиция" переводится, как "народное ополчение", что не соответствует выполняемым ею задачам. Видите ли, — говорят нам, — будет правильнее, если ведомство, обеспечивающее охрану общественного порядка и ведущее борьбу с преступностью, будет называться "полицией". Престижно, красиво, профессионально!

Увы, но так может рассуждать лишь человек, полностью лишенный исторической памяти. Ведь слово "полиция" у большинства населения России ассоциируется не с цивилизованной полицией западных стран, а с полицаями времен Великой Отечественной войны. Поэтому переименование вместо ожидаемого повышения приведет лишь к дальнейшему падению имиджа милиции-полиции в глазах простых граждан.

Вторым доводом за переименование выдвигается обещание создать профессиональную правоохранительную структуру. Куда ж профессиональнее-то, если 90% офицеров советской милиции имели высшее или среднее специальное образование, не говоря уже о стопроцентном высшем образовании руководящего состава. А система подготовки и переподготовки, начиная с курсов для вновь поступающих на службу рядовых милиционеров и заканчивая 1-м факультетом Академии МВД, именуемой милицейской Академией Генерального штаба? Какое государство могло похвастаться такой подготовкой и такими кадрами? Ну, а если мы где-то все же и отставали от своих западных коллег, то наш профессионализм, с учетом существовавшего финансирования, был оптимальным. Или у нас в России не перевелись еще люди, мечтающие "за рубль серебром получить ведро медных пятаков"?

Третий довод — новое название будет больше соответствовать выполняемым функциям. Теплее. Прежняя рабоче-крестьянская милиция, комплектовавшаяся на 95% из рабочей и крестьянской среды, действительно, стояла на страже личной и общегосударственной собственности, на охране общественного порядка, жизни и здоровья граждан. Ее героями были Дядя Степа-милиционер, сельский участковый Анискин, сыщик МУРа Глеб Жеглов и множество безвестных солдат правопорядка. При этом, заметьте, милиция никогда не занималась политическим сыском. Да, помогала ВЧК-КГБ, как и всем другим государственным ведомствам, но самостоятельно — никогда.

Теперь это дело решили поправить. В МВД создается Главное управление по противодействию экстремизму. А экстремизм, согласно федеральным законам, это, в частности, деятельность, направленная на:

— насильственное изменение основ конституционного строя;

— подрыв безопасности Российской Федерации;

— создание незаконных вооруженных формирований;

— осуществление террористической деятельности;

— возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию.

Даже человек, не искушенный в юриспруденции, поймет, что это чистой воды политика и что этим, явно, должна заниматься не полиция. А если и полиция, то где-то на вторых-третьих ролях. Здесь же ее выводят на "передовую", для чего и создается вышеупомянутый Главк, а в МВД-ГУВД-УВД субъектов федерации — управления и отделы с правом ведения оперативно-розыскной деятельности. Таким образом, на полицию по существу перекладываются функции государственной безопасности, для выполнения которых в КГБ были соответствующие подразделения с многочисленным штатом прикомандированных сотрудников, разветвленной агентурной сетью и практически безграничными возможностями на проведение оперативно-технических мероприятий. Все это вместе с Советской властью кануло в Лету. Теперь же эта функция вновь стала актуальной, и ею решили "наградить" бессловесное и безвольное МВД, превращая, таким образом, реформированную милицию-полицию в орудие политического сыска. Заранее можно сказать, что это иначе, как покушение с негодными средствами, не назовешь, так как МВД не располагала, не располагает и никогда не будет располагать необходимыми для этого кадровыми, финансовыми и техническими возможностями. Причем, что интересно, возложение на ведомство, ведущее борьбу с уголовной преступностью, функций политического сыска осуществляется не федеральным законом, который бы никогда не прошел через Думу, а внутриведомственным нормативным документом. Зачем чекист Нургалиев натягивает на МВД эти функции и по своей ли инициативе он это делает? Думаю, что Щелоков бы этого не допустил, да и Ерин — тоже.

Четвертый довод: милиция скомпрометировала себя разного рода "оборотнями" настолько, что она уже, якобы, никогда не сможет восстановить свое доброе имя. Вот именно, восстановить. Советская милиция высоко несла свое знамя, а вот российская втоптала его в грязь. Однако позвольте спросить: под чьим чутким руководством? Оказывается, под руководством ныне здравствующих и процветающих: советника главного банкира страны, депутата Госдумы, сенатора, главного государственного контролера, председателя Государственной думы и ныне восьмой год действующего министра — бывшего начальника управления собственной безопасности ФСБ. Так, может быть, с них и спросить нужно? Увы, не получится, они-то как раз в глазах последовательно сменяющихся гарантов Конституции ни в чем не виноваты, им только вот не повезло с подчиненными, а так они "белые и пушистые".

А может быть, они и, действительно, не виноваты? Тогда кто? А вы полистайте, читатель, уголовную хронику и освежите память. Как ни странно, но там вы увидите много интересных персонажей. В разное время в следственных изоляторах побывали генеральный прокурор и министр юстиции, губернаторы и мэры, сенаторы и депутаты Госдумы, не считая десятков генералов всех силовых структур. Им-то чего не хватало при их государственном довольствии? "Жемчуг мелкий"? Бедные. А вот у участкового инспектора "суп жидкий" и он, обедая в кафешке на своем участке, не всегда честно за него расплачивается. Коррупционер! Так что не ищите "козлов отпущения" среди Швейков — сгнило все сверху донизу, именно сверху донизу, а не наоборот. И не милиционера-"билетного контролера" нужно ругать за провал концерта, а навести порядок в самой "консерватории".

Увы, но, положа руку на сердце, мы все же вынуждены признать, что милиция в настоящее время и в самом деле плохая. Но где же взять хорошую полицию? Где взять профессиональных и честных полицейских, которых, оказывается, нужно на 20 процентов меньше, чем плохих милиционеров — нечестных и непрофессиональных? Оказывается, из числа тех же плохих милиционеров, ведь на рынке труда предложений подобного профиля нет и быть не может. Приглашать иностранных наемников нельзя — россияне не поймут, да и не пойдет никто в "ландскнехты" на эти гроши, ну разве что таджики (прости, Рустам). А что даст начавшаяся переаттестация российских милиционеров? Ровным счетом ничего. Сократят некомплект, попрощаются с пенсионерами, уволят "ментов", уже скомпрометировавших себя неблаговидными поступками, а остальные, девять из десяти, станут полицейскими.

Спрашивается: а почему нельзя было провести эту работу в рамках той же милиции? Ведь результат будет тот же, профессионализм их останется прежним, а вот станут ли они честнее — это еще вопрос. Зарплату-то им начнут повышать, только через десять месяцев. Да, видимо, не знакомы наши реформаторы с классикой, ведь ясно же сказано: "Сначала деньги, а потом стулья". Иначе получится по-черномырдински — "как всегда".

И опять же деньги. Сколько обещают платить лейтенанту полиции? 30 тысяч рублей. Это в два раза ниже средней зарплаты российского чиновника, не рискующего своей жизнью и работающего в своей теплой конторке "от и до". Подобная же дискриминация намечается и по сравнению с армией, где тому же начинающему лейтенанту обещают не менее 50 тысяч. Почему такая разница? Ведь в антитеррористической войне, где милиция находится на передовой, а армия в тылу, гибнут-то, в основном, милиционеры. Чем объяснить такую несправедливость? Я не говорю уже о денежном содержании работников ФСБ, прокуроров, федеральных судей. Анализируя все это, поневоле приходишь к выводу: полицейских, как и милиционеров, хотят и впредь оставить в статусе людей второго сорта.

Умудренные опытом старые милиционеры утверждают, что существует еще одна, пока умалчиваемая, причина переименования милиции в полицию. Дело в том, что пенсионное обеспечение работников милиции, имеющих выслугу лет, дающую право на пенсию, осуществляется за счет бюджета МВД. Размер пенсии каждого пенсионера исчисляется в зависимости от размера окладов по должности и званию, с которых он уходит в отставку. В случае, если в последующем оклады повышаются, то соответственно повышается и его пенсия. Судя по тому, что государственный бюджет в настоящее время никак не может найти даже 500 млн. рублей на смену милицейских вывесок, удостоверений, печатей и бланков на полицейские, а также то, что зарплату новоиспеченным честным полицейским будут повышать только с нового 2012 года, напрашивается вывод: денег на полицейскую реформу нет, а следовательно, нужно искать пути на чем бы сэкономить. И выход, говорят, нашли. Под предлогом ликвидации милиции "как класса", планируется скинуть милиционеров-пенсионеров с бюджета МВД и, "бросив им кость" в виде небольшого увеличения пенсии, передать их на дожитие в органы социального обеспечения.

Так это или не так, время покажет. Только если это будет касаться лишь милиционеров, то как же поступят тогда с теми, кто носил звание "внутренней службы" и "юстиции"? И будет ли распространяться этот "положительный" опыт на армию, МЧС, ФСБ и Налоговую полицию? Или в недрах Администрации готовится новый законопроект о пенсионном обеспечении всех Защитников Отечества?

А впрочем, сейчас ничему удивляться не приходится. Только вот где-то в подсознании теплится надежда, что накануне выборов с многомиллионным электоратом разумная власть так поступить вряд ли осмелится. А после выборов?

Алексей Горданов -- Сон

Засыпая, я подумал: "Какого она цвета — моя страна?" Мне представился нежный, тонко-бежевый цвет. Отроческий тон, краска спокойного полдня в лесу, когда прижмёшь ладони к глазам — тишина замирает, а потом здоровается с тобой, будто небо на бегу роняет облака из белого пуха.

Зайдя в зал ресторана, я тут же узнал его. Президент России. Пригласив к своему столу, он представил меня всем, за ним сидящим. Хотя со многими я уже давно был знаком. Но один из гостей был мне вовсе неизвестен, даром что черты лица и взгляд говорили о чем-то уже виденном.

"Д. А., ну, когда же страна перестанет брести, спотыкаясь, и словно с повязкой на глазах? Мы уж стали забывать, из какого мы края, какая земля под нами. Послушайте, ведь есть уже села, где люди не знают своих имен — на всё у них клички. А на любое дело — "водочная труба", как в нашей экономике — нефтяная. А что если и все мы вокруг так же пьяны?"

"Алексей, я тоже боюсь, что вот-вот — и мы опоздали. Непоседа Клио — всегда ветер в голове! — что-то задумала. Колесница истории — теперь уж скоростной поезд, и он точно завернул на новую часть пути. Где он проложен?" — президент помолчал. "Впрочем, кое о чем мы догадываемся, многое же ясно до конца. Мир переменится, и к этому надо быть готовым".

Тут случилась какая-то неожиданная перемена освещения. Предметы и силуэты обозначились резче. Но света не просто стало больше. Он словно изменился в своем составе: казалось, что к нему примешалось что-то от природы огня и от легкого блеска алмаза. Было похоже, что свет идет от другого источника. Почему-то передо мной возникла картинка из первых школьных лет: учительница младших классов, сквозь тишину и морозное дыхание улицы, угадываемое за высокими окнами старинного здания школы, подходит к доске и пишет, широко и с силой нажимая на мел, — "работа над ошибками".

"Быть готовым — значит, не искать оружия", — подумал я. — "И еще нужны те, кому это оружие будет по руке". "И. И.", — обратился я к сидящему рядом с Президентом, — "найдете ли вы тех, кто знает разницу между глаголами "властвовать" и "брать", и что управлять, значит, править — и прежде всего, самим собой? Формула французского короля "Государство — это я" не так смешна, если понять — первым подданным правителя должен стать он сам. Иначе он будет собственным холопом".

"Алексей, нам не нужно наше понимание друг друга скреплять клятвами и аккомпанировать хрустальным звоном. Я коротко отвечу на твои вопросы — "да". Не все еще вырвали из своих сердец карту России, а кому-то даже и физическая карта не нужна, чтобы наизусть повторить все приметы "путешествия из Петербурга в Москву". Да, я знаю тех, для кого "ответственность" — не словарная единица, но живое чувство и внутренний стимул".

"Но есть и иные", — сказал я. — "Ненависть к России — это не эмоция и не убеждение. Это — профессия".

"И навык", — добавил Президент.

"Навык, приносящий профит?"

"К несчастью, нередко, и даже очень часто, — да. Придется приложить усилия, чтобы они без приступа смеха смогли произносить слова "справедливость" и "возмездие".

"Разрешите идти?"

"Пора дать отдых старушке-Европе", — сказал я себе: "Их желудки, привыкшие к низкоуглеводной диете, поражают колики от чтения газетных репортажей о курортных "восторгах" небывало "новых русских". Да и о принцах арабских надо подумать: лондонские особняки не растут после каждого четвергового дождичка. Чай, не грибы. Зато на Урале грибов много…"

Учительница положила мел. А в классную комнату начали понуро входить самые плохие ученики. Учительница вела пальцем по списку в ее журнале, выкликая фамилии. Имена были всё те же, что всегда на слуху. Владельцы шахт, газет, пароходов. Бывшие инструкторы райкома комсомола, они же — "чемпионы приватизации".

Всех пригласили сдавать краденое. Но не все тому обрадовались. Один завел длинную историю о бракоразводном процессе, после которого он — почти сирота. Другой сначала отнекивался, а затем стал выставлять перед собой своего приятеля и подмигивать, кивая на него головой. Но больше всех пререкался шустрый парень, держащий руки в карманах и приблатненно сутулящий плечи. Он что-то бормотал, какие-то обрывки слов, из которых складывалось — то ли "я не брал", то ли "раздавите гадину".

…Сквозь этот гам я стал различать ровный стук. К стуку в дверь прибавился голос — чистый, ни на кого не клевещущий и беззлобный. "Room service, room service". Я лежал с открытыми глазами, и всё явственней до меня доносились звуки утренней шанхайской улицы.

Уже выйдя из номера, я обернулся к горничной:

— Would you make vacuum-cleaning?

— Sure, Sir!

Павел Макаров -- «Не наши полномочия»

Сфера жилищно-коммунального хозяйства, которая служит фундаментом для всей национальной экономики, вот уже который год балансирует на грани краха. Буквально каждая неделя, если не каждый день, приносит вести о всё новых и новых авариях разного масштаба: от прорвавшейся водной или канализационной магистрали у какого-то многоквартирного жилого дома до веерных отключений электроэнергии в целых районах или городах России.

Новое российское государство с первых дней своего существования сбросило с себя обязанность финансирования ЖКХ: сначала де-факто, а затем и де-юре. Куда ушли "сэкономленные" таким образом деньги — большой вопрос. Но уже сегодня понятно, что хотя бы частично они стали стартовым капиталом для приватизации государственной собственности нынешними олигархами, — точно так же, как задержанные и не выплаченные в 90-е годы зарплаты, социальные пособия и пенсии.

Разумеется, эти скрытые и благополучно "забытые" долги населению ни власть, ни абрамовичи с фридманами, потаниными, прохоровыми, лисиными и вексельбергами населению Российской Федерации возвращать не собираются. Напротив, вся нынешняя "реформа" жилищно-коммунального хозяйства направлена на то, чтобы еще раз ободрать население, заставить именно его оплатить функционирование коммунальных сетей, которые нужны не только для жилых домов, но и для предприятий: как государственных, так и частных. Ну и, конечно же, обеспечить сверхприбыли для "естественных монополистов", ведающих сферами водоснабжения, канализации, отопления, газовыми и электрическими сетями, системами проводной и беспроводной связи, общественного транспорта и так далее.

Известная лагерная максима: "Давайте сначала мы съедим ваше, а потом будем есть каждый своё", — как нельзя лучше подходит для характеристики менталитета той социальной страты, в руки которой попала власть и собственность в нашей стране.

Между тем, социально-экономическая инфраструктура Российской Федерации продолжает ускоренно разрушаться. И что произойдёт следующей зимой — не знает никто. "Рвануть" может где угодно и в любой момент. Разрушение подходит уже к такому порогу, за которым остается только один выход — введение по всей стране чрезвычайного положения. Между тем под разговоры о мифической "модернизации" жизненно необходимые для восстановления ЖКХ средства продолжают выводиться за рубеж как по государственным, так и по частным каналам.

"После нас хоть потоп!" — говорила маркиза Помпадур, фаворитка французского короля Людовика XIV, имея в виду известную библейскую легенду. "Потоп", который сегодня готовят для России, для нас с вами властные помпадуры и помапдурши, может оказаться очень зловонным.

Единственным некатастрофическим выходом из сложившейся ситуации сегодня видится национализация сферы ЖКХ и массированное ответственное (потому что безответственное превратится в очередной "распил" чиновниками и коммерсантами бюджетных средств) инвестирование в её объекты. Однако такой выход потребует смены всей идейной и оперативной парадигмы действующей российской власти, к чему та абсолютно не готова и не видит в подобной смене никакой необходимости: ведь "мы сидим (в начальственных креслах), а денежки идут (на наши банковские счета внутри страны и за рубежом). "Запасные аэродромы" в разных странах мира уже построены чиновниками не то что областного — районного и поселкового уровня, не говоря уже о крупных и средних коммерсантах. Проблема будет только в том, чтобы добежать до них в уже очевидный и практически неизбежный "день гнева". В том числе — "гнева коммунального".

Проблемы жилищно-коммунального сектора, на мой взгляд, оказались критически усугублены с принятием федерального закона № 131 "Об органах муниципального самоуправления".

Что касается ЖКХ, лично я, как депутат краевого Законодательного собрания, несколько лет занимался этой проблематикой и в результате составил карту ЖКХ всего Пермского края. Мне было интересно знать, сколько необходимо средств для того, чтобы привести жилищно-коммунальное хозяйство края на уровень нормативных показателей. За два последних года я сделал более 830 запросов, некоторые поселения, а их у нас в крае более трехсот, пришлось тревожить по нескольку раз, пока они не давали развернутый и обоснованный ответ. В результате такой работы удалось собрать примерно две трети необходимой информации по краю.

Итоговая цифра получилась такая — разово Пермскому краю для приведения сферы ЖКХ к нормативному уровню необходимо 170 млрд. рублей. Это при том, что весь бюджет края в текущем году составляет чуть менее 60 млрд. рублей, а население — 2,7 млн. человек.

То есть мы должны вложить только в сферу ЖКХ сразу три годовых бюджета или, если перекладывать оплату на плечи населения, с каждого жителя края, от грудных младенцев до стариков, получить 63 тысячи рублей, то есть их средние доходы примерно за девять месяцев.

Понятно, что ни то, ни другое сделать невозможно.

Кстати, по данным нашего губернатора, которые он огласил в ежегодном докладе Законодательному собранию, необходимый объем финансирования для нормализации работы краевого ЖКХ составляет 220 миллиардов рублей. Думаю, что реальная цифра, за вычетом интересов "вертикали" исполнительной власти, в центре и на местах, может быть вполовину меньше, примерно 110-120 миллиардов рублей, но всё равно для края это запредельная, неподъёмная сумма.

Сколько реально тратится? Тратится 500-700 миллионов рублей. Это капля в море, меньше процента от необходимого объема финансирования. Сколько в такой ситуации могут проработать коммунальные сети? Ну, три года. Ну, пять лет. Уже не больше.

Думаю, что и по всей Российской Федерации картина аналогичная, и не только потому, что наш край давно признан в качестве модельного региона всей страны.

Но на эту перспективу вся "властная вертикаль", сверху донизу, смотрит сквозь пальцы и занимается совсем другими делами.

А принятие 131-го закона привело к парадоксальной ситуации, когда региональные власти, в нашем случае — краевые, сняли с себя всякую ответственность за состояние жилищно-коммунальной сферы, делегировав её на муниципальный уровень, но при этом оставив себе все финансовые ресурсы, необходимые для того, чтобы эта ответственность не была пустым звуком. В результате у муниципалитетов банально нет денег на нужды ЖКХ, зато с них весь спрос населения, а краевые власти могут наслаждаться своим нынешним положением: они, по закону, ничем не обязаны ни людям, ни муниципальному самоуправлению, зато все финансовые рычаги — в их руках.

Что при этом говорят районные власти? Они говорят, что сфера ЖКХ — не в их компетенции и отправляют все вопросы на уровень поселений. А на уровне поселений отвечают, что у них нет денег. Для этого на каждом уровне власти есть несколько чиновников, специальные мальчики для битья, которые общаются с населением по вопросам ЖКХ. Им назначены солидные зарплаты, и в итоге получается замкнутый круг, который необходимо разорвать.

Я с большим трудом добился данных по двум муниципальным образованиям: самому худшему, Козеловскому, и самому лучшему, Чернушенскому, —как финансируется сфера ЖКХ. По первому цифра составила 20%, по второму — 29%. Где деньги? Деньги "в крае"... Что они там делают — неизвестно. Но догадаться можно.

На местах денег не хватает даже для расчистки снега зимой, не говоря уже про освещение или какие-то еще более затратные работы.

Мы приняли Устав Пермского края, в соответствии с которым социально-экономическое развитие должно осуществляться в соответствии со специальной Программой. Так вот, такой программы у нас нет, начиная с 2008 года. Губернатор в 2008 году представил свой вариант в Законодательное собрание, но он не был одобрен, поскольку содержал устаревшие уже на тот момент данные. Но вместо того, чтобы переработать этот документ, краевое правительство пошло на принцип: мол, не хотите такую программу — не будет вообще никакой. По идее, если не утвержден основополагающий документ, и правительство края должно уйти в отставку, и Законодательное собрание должно быть распущено с проведением новых, досрочных выборов в него. Но все делают вид, что ничего страшного не происходит, и продолжают "работать". Сейчас любимая фраза во всех органах власти, с которыми приходится сталкиваться: "Это не наши полномочия".

То есть 131-й закон — это грабительский, варварский закон, который до такой степени запутал ситуацию, создал такую почву для финансовых злоупотреблений, в том числе в сфере ЖКХ, что без его отмены никаких улучшений ждать не приходится.

Олег Шеин -- Необузданное ЖКХ

В. АЛЕКСАНДРОВ

Сложившаяся в нашей стране ситуация с ЖКХ — это симбиоз непрофессионализма и воровства. Следует начать с того, что еще в 2005 году у нас произошёл переход на стопроцентную оплату населением коммунальных услуг для всех субъектов РФ, кроме города Москвы, как самого бедного в Российской Федерации. Во всей остальной стране население оплачивает тариф полностью. То есть все государственные дотации были отменены.

При оплате населением тарифов ЖКХ образуются достаточно большие деньги, речь идёт о сумме в три триллиона рублей в год, а это сравнимо с половиной дохода государственного бюджета Российской Федерации. Получается, что в различных городах России, в сельской местности ситуация иная, коммунальные компании — это современный Клондайк, Эльдорадо.

Год назад я встречался с жителями маленького посёлка в Свердловской области, где один гражданин приватизировал местную котельную. Тепла там как не было, так и нет, зато гражданин по прошествии двух лет смог приобрести себе замок в Чехии и достаточно неплохую квартиру в Милане. Это небольшая зарисовка из крохотного городка.

Коммунальное хозяйство не случайно притягивает к себе жуликов со всей страны, хотя, как и везде, там встречаются порядочные люди. Но сегодня это настоящая финансовая чёрная дыра.

Коммунальное хозяйство можно разделить на две сферы. Это сферы монополий и конкуренции. Монополии нужно контролировать. Через народный контроль, через юридическую, финансовую прозрачность. А область, в которой может работать рынок, где люди могут сами выбирать, с кем заключать договоры, должна быть подчинена законам конкуренции.

У нас же сейчас делается всё с точностью до наоборот. Там, где целесообразней монополии, а это тепловые компании, энергетические компании, принимаются решения о приватизации и об отмене всякого государственного контроля вообще. Более того, год назад фракция "Единая Россия" приняла новый закон о теплоснабжении, по которому плату за тепло государство теперь не регулирует вовсе, этим займутся сами частные коммунальные компании. Логика простая: если в городе есть и газ, и теплосети, то появляется видимость некой конкуренции, соответственно, на рынке этих услуг теоретически есть соревнование и даже как будто бы свобода выбора для потребителя. Поэтому коммунальные компании могут заявить, что государству не обязательно регулировать цены на тепло, они сами их установят, якобы исходя из рыночной ситуации. Тоже самое с электроэнергией, но пока что лишь для юридических лиц.

При этом там, где есть возможность конкуренции и выбора, а это лифтовые компании, обслуживание и ремонт домов, уборка территории, делается всё возможное, чтобы придушить ростки малого бизнеса и загнать всё обратно в ЖЭКовское стойло. Но тут возникает одна большая разница: ЖЭКи были государственными, можно было пойти и пожаловаться в администрацию, она несла за них ответственность. После приватизации появились мелкие частные фирмочки, и на них жаловаться уже некому. Точно так же можно пытаться жаловаться на базарного торговца. Он же формально не относится к числу муниципальных государственных работников и может даже в голод продавать свой мешок картошки по той цене, по которой пожелает, — хоть в сто раз дороже обычной.

Путём возвращения к монополии стараются подавить деятельность товариществ собственников жилья, других органов жилищного самоуправления. Делается это последовательно и целенаправленно. Вплоть до того, что осенью прошлого года "Единой Россией" в первом чтении был принят закон о штрафах, взимаемых с жителей домов за протекающие крыши и залитые водой подвалы.

То есть государство не помогает ремонтировать дома, а наоборот, штрафует народ. Тут есть свои причины. Во-первых, чтобы меньше жаловались. Во-вторых, в этом случае нормальные товарищества собственников жилья, те небольшие частные ремонтные организации, которые пытаются с ними работать, просто удушаются штрафами.

Газ в последние годы стал особой заботой правительства, и цель тут одна — довести в России цены на газ до уровня европейских, чтобы мы платили столько же, сколько платят немцы, поляки, австрийцы, итальянцы. Конечно, из этого следует вычитать стоимость транзита, но остальная плата будет, как в Европе. А цена на газ зависит от цены на нефть. Сейчас из-за событий в Ливии цена на нефть взлетела на 20%, а это означает, что и цена на газ на международном рынке точно так же поднимется на двадцать процентов — они связаны между собой.

При этом "Газпром" является совершено закрытой организацией. Никто не знает, по какой цене они покупают оборудование, трубы, болты, задвижки. То есть они могут производить заказы в своих аффилированных фирмах по цене в несколько раз большей, чем на рынке. Из-за закрытости этой финансовой системы мы переплачиваем. Сейчас принимается закон о том, что "Газпром" свои сделки, хотя бы частично, должен будет проводить через публичные торги в интернете.

Моя родная Астрахань является постоянным полем битвы с коммунальщиками, поскольку все те нарушения, которые происходят по стране, характерны и для неё. Приведу несколько примеров. Недавно ко мне попала бумага с решением властей о том, что если люди проживают в аварийных домах, то они сами обязаны их снести и построить себе другие. И это решение имеется у меня на руках.

Также нельзя не отметить приватизацию коммунальных компаний, включая тепловые, электрические сети. В этом году у нас тариф на электроэнергию для малого бизнеса вырос на 47%. На сорок семь! И это официальные данные. Реальные подсчёты дают цифру в 60%. Теоретически частный предприниматель может выбрать ту компанию, с которой он хочет вести дела, на практике же ему приходится выбирать ту, которая есть в непосредственной близости. И при отсутствии контроля за тарифами на электроэнергию со стороны государства они теоретически могут достигнуть буквально любых размеров.

Следующим этапом должно стать снятие госрегулирования с тарифов на электроэнергию для физических лиц, что превратится в кабалу для простых граждан. По теплоэнергии такой закон уже принят, по электроэнергии он пока что работает в отношении юридических лиц. Тактика "салями": сначала одно, потом другое, и так по кусочкам.

Параллельно с резким увеличением тарифов на электроэнергию делается всё возможное, чтобы ограничить людей в возможности выбора. Выше было сказано про закон о теплоснабжении. Кроме всего прочего, этим законом резко ограничиваются права граждан и малых предприятий ставить себе газовые котлы. То, что раньше было сделать легко, сегодня выполняется путём прохождения через многочисленные преграды, а всё для того, чтобы все делали так, как скажут, и платили тому, кому скажут.

Вместе с этим, Астрахань стала важной площадкой гражданского сопротивления. У нас сотни домов, а это десятки тысяч людей, приняли решение организовать у себя самоуправление, то есть у них появились домовые комитеты, люди сами выбирают те фирмы, с которыми они будут заключать договоры. Я бы не назвал это полноценными товариществами собственников жилья, ведь в отличие от ТСЖ там нет коллективной ответственности по коммунальным услугам.

В законе расписана форма непосредственного управления жильцами дома. Согласно ей, образуется инициативная группа, куда люди выбирают уполномоченных, затем они сами утверждают себе размер квартплаты, по закону такое возможно, сами утверждают, с кем заключать договор, ищут малые предприятия, которые готовы работать на этом рынке. Люди могут ремонтировать крыши, инженерные сети, заменять трубы, стояки и всё остальное. Это колоссальное общественное движение, в нём уже принимают участие сотни домов в Астрахани.

Борьба идёт не без проблем, потому что эту инициативу регулярно пытаются давить налогами, противодействуют и коммунальные компании, но народ всё больше убеждается, что это необходимо.

В ноябре в Астрахани было три случая массового перекрытия дорог: сотни людей вышли перекрывать трассы, потому что у них в домах по восемь дней не было электроэнергии из-за долгов фирм посредников.

Тарифы же сегодня, подходя формально, составлены правильно. Вопрос в другом. Возьмём, к примеру, тариф на воду. Он утверждается исходя из того, сколько электроэнергии потребляет водоканал, а тариф на электричество утверждается в Москве. Затем смотрят, сколько газа потребляет водоканал, тариф на который также утверждается сверху, и так далее. Тут начинается самое интересное. Считается размер заработной платы рабочих и служащих. При этом берут максимум, исходя из отраслевого тарифного соглашения. Например, средняя зарплата по предприятию — десять тысяч рублей или двадцать. Считается, что в наступающем году предприятие должно заменить пятьдесят километров водопроводных сетей.

Проходит год, и выясняется, что реальная зарплата — не двадцать тысяч, а восемь, заменено не пятьдесят километров труб, а пять. Но при этом никакой финансовой ответственности ни одна компания не несёт, и на следующий год им утверждают новый тариф, за основу берётся предыдущий год, его индексируют, то есть увеличивают. Ведь трубы как были изношены, так и остались, но теперь их протяжённость не пятьдесят километров, а, к примеру, восемьдесят. Получается, что сам тариф прозрачен, вопросов к нему нет.

Необходим контроль. Не отремонтировали трубы? А деньги за это народ заплатил, всё утверждено в тарифе. Значит, на следующий год получите меньше денег, и никаких дополнительных разговоров. Вот тогда наступит порядок и колоссальные триллионы рублей, уплачиваемые гражданами Российской Федерации, пойдут туда, куда необходимо.

А сейчас все фирмы частные и их дела — коммерческая тайна. Более того, огромная их часть вообще зарегистрирована в оффшорных зонах. То есть наши коммунальные компании, тепловые, энергетические, многие водоканалы имеют своих хозяев на Кипре, на Багамских островах, а вовсе не в Российской Федерации. И деньги идут за рубеж. На содержание иностранного спорта, покупку яхт, самолётов, вилл. Дочерняя компания "Газпрома", например, умудрилась стать спонсором музея оккупации в Латвии. На деньги российских налогоплательщиков.

С системой, приносящей такие огромные деньги, которые при этом постоянно пополняются, не так-то просто бороться. Цепочки фирм посредников существуют не случайно. Даже в 90-е годы не было таких неплатежей в системе ЖКХ, как сегодня. По состоянию на 1-е марта 2011 года общий размер неплатежей в системе ЖКХ — 600 млрд. рублей. То есть люди платят деньги, но платят их посредникам, управляющим компаниям.

Люди приходят в кассу и платят в ЕИРЦ — единый расчётный кассовый центр. Тот тут же вычитает из уплаченной суммы положенный себе процент. Как правило, от 7% до 15% суммы идёт ЕИРЦ. ЕИРЦ, в свою очередь, перечисляет деньги управляющей компании. Управляющая компания эти деньги отдаёт, например, в энергосбыт, или в теплосбыт, а это всего лишь очередные посредники. И только оттуда деньги попадают к теплосетям и энергосетям, которые непосредственно заняты ремонтом материальной составляющей коммуникаций и производством потребляемой энергии и тепла.

Москва вроде бы находится на частичной дотации у государства, но так ли это хорошо? Возьмём, например, Тверь, где население платит за жилищные услуги, то есть, за ремонт дома с квадратного метра пятнадцать рублей, и это при стопроцентном тарифе. В Москве население платит с квадратного метра тринадцать рублей, государство доплачивает ещё четырнадцать, но разницы тут никакой, потому что деньги от населения уходят в частные управляющие компании, никому не подотчётные. В Москве можно сделать тариф с населения хоть десять процентов, при этом население будет платить те же тринадцать рублей, государство будет додавать сто тридцать рублей, а деньги так и будут уходить в карманы конкретным близким к властям коммерсантам.

Таким образом, в эту систему можно вливать ещё большие деньги, ещё выше задирать тарифы, но это никак не отразится на состоянии ЖКХ в нашей стране. Повлиять на ситуацию может только борьба с коррупцией, для чего необходимо, в первую очередь, сформировать реальную многопартийную систему.

Выше я не случайно упомянул опыт по самоуправлению домами. Там, где люди берут это в свои руки, они очень быстро узнают, что на самом деле ремонт крыши стоит не два миллиона рублей, а семьсот тысяч, ремонт подъезда обходится не в сто пятьдесят тысяч, а в пятьдесят. И когда люди сами начинают контролировать свои деньги, искать ремонтные организации — им становится понятно, что за меньшие средства всё можно приводить в хорошее состояние.

Но, к сожалению, на ситуацию с тарифами они пока не могут никак повлиять. Для этого необходимо принятие других законов, необходим другой состав парламента, где было бы меньше лоббистов частных монополий и больше представителей социального движения.

Пример настоящих, реальных ТСЖ также показывает, что денег в коммунальном хозяйстве в городах на самом деле — выше крыши, что справиться со всем можно, но для этого необходимо одно: пресечь воровство и разбазаривание средств, которые вносят люди. А сельской местности необходима государственная поддержка. К примеру, подать воду в двадцатиэтажный многоквартирный дом гораздо проще, чем в двадцать частных домовладений, получается, что в сельской местности протяжённость всех сетей кратно больше.

А выяснять, почему тарифы на тепло и свет такие, какие они есть, по большому счёту бессмысленно. Предприятия ЖКХ нужно возвращать обратно в госсобственность, как это происходит за рубежом. В Германии те водопроводы, которые были проданы при консерваторах в 90-е годы, сегодня возвращают обратно в муниципальную собственность. В ста городах Германии этот процесс уже произошёл. Точно такой же процесс происходит в ЮАР, в Бразилии, в Перу, везде, кроме Российской Федерации.

Поэтому наша позиция заключается в следующем: национализировать коммунальные монополии, вернуть их обратно в муниципальную государственную собственность, ввести полную финансовую прозрачность, чтобы каждый рубль был явен и открыт, благо интернет позволяет отслеживать каждую сделку. И, конечно же, развивать рынок там, где есть возможность конкуренции; а это уборка территории, вывоз мусора, ремонт домов — тут люди сами могут выбрать того, с кем им заключать договор.

Записал Алексей Касмынин

Оборудование для маршрутизации, cisco маршрутизатор .

Дмитрий Владыкин -- Помирайте скорее!

Стон, переходящий в вопль, стоит по всей России. Коммунальные тарифы растут с такой скоростью, что никакие пенсии и зарплаты за ними не поспевают.

"Я проработала всю жизнь, трудовой стаж — пятьдесят лет. Пенсию дали пять с половиной тысяч рублей. За квартиру платила две с половиной тысячи. А сейчас принесли квитанцию, по которой должна платить уже четыре: счетчики какие-то установили, по тридцать тысяч в рассрочку... Они мне нужны, эти счетчики, за такие деньги? На что мне жить, на пятьдесят рублей в день? А ведь и на еду цены каждый день растут: на хлеб, на молоко, на сахар", — маленькая, сухонькая восьмидесятилетняя московская пенсионерка, пришедшая под мокрым мартовским снегопадом в редакцию нашей газеты, чуть не плакала: "Вы мне скажите, почему они так относятся к людям? Раньше ведь такого не было..."

И таких ходоков — не за деньгами, а за правдой и справедливостью, с каждым днём мы видим всё больше.

Но правда, похоже, заключается именно в том, что "неплатежеспособное" и "неконкурентоспособное" население нашей страны нынешним российским властям просто мешает. И они делают всё возможное, чтобы лишить этих "лузеров", это "быдло", особенно "население в стадии дожития", то есть пенсионеров, средств к существованию, то есть права на жизнь. "Идеальный гражданин для нынешнего российского государства — это тот, который всю жизнь работает за мизерную зарплату, никогда не болеет, исправно платит все налоги и умирает в первый день после выхода на пенсию", — при всей своей утрированности, эта формулировка выглядит абсолютно соответствующей "правде жизни". И запредельный рост коммунальных тарифов лишний раз подтверждает это.

А ведь теперь за долги по квартплате служба судебных приставов имеет право выселить "злостных неплательщиков" из принадлежащего им по закону жилья и обратить его в пользу "кредитора", каковым признается та или иная "естественная монополия". Которая задирает свои тарифы по согласованию с местными властями — якобы с целью амортизации и модернизации своих активов...

Извините, но в условиях действительно рыночной экономики, о которой у нас так любят поговорить, с этой целью выпускаются ценные бумаги, долговые обязательства, и люди, покупающие их, приобретают права либо на дивиденды, либо на часть собственности эмитента. А у нас ничего подобного не происходит. Наоборот, фактических кредиторов, то есть потребителей коммунальных услуг, превращают в несостоятельных должников, а несостоятельных должников, то есть поставщиков этих услуг, — в формальных кредиторов. Всё поставлено с головы на ноги...

И ответственность за это безобразие должна нести вся российская "властная вертикаль", сверху донизу, поскольку она своими действиями и своим бездействием фактически способствует уничтожению и деградации значительной части населения страны. Ведь, отдавая больше половины своих фактических доходов за оплату жилищно-коммунальных услуг, российские пенсионеры теряют возможность нормально питаться, одеваться, покупать необходимые лекарства (которые тоже дорожают не по дням, а по часам) и так далее.

Я уже не говорю о многочисленных случаях откровенного криминала, связанного с жилищными вопросами: например, об оплате в летние месяцы отстутствующих отопления и горячей воды, фальшивых "жировках", которые массово рассылаются жильцам практически во всех регионах России, и так далее, и тому подобное.

При этом деньги от экспорта нефти и газа аккуратно складываются правительством в какие-то странные фонды, на них закупаются иностранные ценные бумаги и валюта на триллионы рублей. А вот на повышение пенсий, адекватное росту цен и тарифов, у государства денег, оказывается, нет и не предвидится, Пенсионный фонд на грани банкротства... А где великий и ужасный Михаил Зурабов, который своими "реформами" довел отечественную пенсионную систему, что называется, "до ручки", разбазарив гигантские средства по частным фондам? А он направлен чрезвычайным и полномочным послом РФ в Киев, обеспечивать транзит российских энергоносителей на Запад через территорию "нэзалэжной", и за дела рук своих уже вроде бы не в ответе...

А потом первые лица государства то ли искренне, то ли деланно удивляются итогам очередной переписи, согласно которой страна потеряла еще несколько миллионов постоянного населения...

-- Исповедь Лукашенко III

Окончание. Начало — в №№ 12-13

Александр Проханов. Александр Григорьевич, у каждого политика, радеющего о своей земле, есть образ будущего. Каков у вас образ будущего вашей страны?

Александр Лукашенко. Образ будущего вытекает из образа настоящего. Нынешняя Беларусь — это страна с хорошо развитой экономикой. У нас развито не только сельское хозяйство, как некоторые полагают, поскольку белорусские сельхозпродукты широко представлены на российском рынке. Треть нашего ВВП — это продукты обработки нефти, химия. А что касается сельского хозяйства и нашего повышенного внимания к этому вопросу, это элементарно: если людей не накормишь, то о каком государстве и стабильности можно говорить? Мы начали кормить людей нормально, чтобы на прилавках была своя продукция, импортных продуктов питания завозим 1,5-2%: бананы, киви, какие-то деликатесы.

Но структура нашей экономики — прежде всего нефть и химия, затем промышленность. А сельское хозяйство в ВВП, в доходах нашего государства, в экспорте занимает малую долю. Нас называли "сборочным цехом Советского Союза". В советские времена всё было выстроено разумно: ресурсы, сырье перерабатывалось или же добывалось в Российской Федерации, комплектующие, узлы создавались там. Это надо было продать на технологичном Западе, ведь в те времена мы продавали не только нефть и газ, но много машиностроительной продукции. Всё это двигалось в западном направлении, а финишное производство было в Беларуси, отчасти на Украине, что-то было в Прибалтике. Мы уцепились за это.

Я помню середину 90-х, когда предлагали за бесценок всё распродать. Общая политика была — что у вас Чубайс, что у нас: "Давайте всё за доллар продадим, всё сделаем частным. Государство не должно вмешиваться". Я по-крестьянски, наверное, говорю: "Как не вмешиваться?! Россия может себе это позволить — у неё нефть, газ. Дыра образуется — заткнут нефтедолларами. Ну а мы, если развалим страну и реальный сектор, перестанем его поддерживать?" Я категорически перевернул эту политику и сказал: "Государство должно идти впереди. Если не будет частных инвесторов, сами будем поднимать и модернизировать промышленность, сельское хозяйство, нефтехимию, химию".

Мы развиваем и атомную сферу, серьёзно занимаемся космическими программами, создали свой Центр управления полетов. Уже вторую пятилетку идем по пути глубокой модернизации экономики, по которому и вы пошли. У нас есть неплохие специалисты в области атомных технологий, но атомной станции не было, данное направление не развивалось. У нас перекос в источниках получения электроэнергии — на 80 с лишним процентов природный газ используем для этих целей. Встал вопрос диверсификации данного сектора. Попросили россиян, чтобы они построили нам атомную электростанцию. Возимся уже, наверное, года три. Сегодня есть и другие компании, в частности и японские, которые готовы прийти сюда. Но мы остановились на российском варианте. В прошлый визит Владимира Владимировича Путина предварительное Соглашение по этому вопросу подписано. Около 6 миллиардов долларов будет стоить сама станция, плюс инфраструктура (город надо построить) — 3, в итоге примерно в 9 миллиардов долларов обойдётся.

Второе направление — космос. Был неудачный запуск белорусского спутника с Байконура, я там присутствовал. Ракета упала, и все спутники — более полутора десятков — были уничтожены. Но сделали новый, более совершенный. Основные детали, элементы, оптика, электроника — белорусские. Мы создали свой ЦУП, адаптировав к российским элементам. Это как единое целое будет работать. И буквально через несколько месяцев, сейчас идут последние подготовки, будет запущен белорусский спутник. Строим спутники и их основные элементы для других государств, в том числе и для Китайской Народной Республики.

Атомная станция, космос, суперсовременные технологии — вот что мы развиваем.

За белорусский спутник знаете, как меня критиковали? Мол, диктатор сидит в центре Европы и ему, видите ли, спутник захотелось запустить. Да вопрос не в этом. И так ли уж надо дистанционно зондировать нашу землю? Мы, белорусы, можем на вертолете подняться, облететь ее за день, и что нам надо, всё увидеть. Но спутник — это коммерческий проект. Многие государства готовы платить, потому что цена нашего этого спутника — мизер, окупится быстро. Но и не это главное. А главное в том, что с советских времен у нас осталась очень хорошая школа, которая работала на советский космос. И мне не хотелось утерять этих людей и это направление. А как только мы этим занялись, воспрянуло данное направление в нашей науке, в экономике. Мы спасли школу, которая у нас когда-то была. И в этом вопросе мы тоже будем взаимодействовать с россиянами.

Наше единство и наша дружба — святое, никому не позволено это разрушить. И если кто-то попробует, будет плохо. У нас попробовали некоторые, но народ их смeл, избрав пацана первым президентом. Я что, заслуживал это? Нет. Были опытные, толковые люди, но народ махнул рукой и пошел за Лукашенко. За что? Потому что те начали проводить политику, чуждую славянскому народу.

Хотя строительство Союзного государства тормозится, мы всё равно к нему придём. Я часто говорю: "Жаль, что, наверное, не мы, а кто-то другой. А могли бы и мы. И неплохо бы было". Есть разные мнения, кто что от этого получит. Но что, вы верите, что белорус — это нахлебник, не умеет работать?! Если бы наши (меньше десяти миллионов у нас население) даже нахлебниками были у вас, при таких гигантских богатствах, которыми обладает Россия, вы бы и не заметили.

Александр Андреевич, зачем Беларуси армия, объясни мне? Вот я, Главнокомандующий, задаю тебе вопрос: зачем она нам? Мы что, защититься в одиночку сможем, если против нас начнут войну? Если вдруг агрессорами станем, вот диктатор сидит здесь, завтра воевать начнет, мы что, какую-то страну сможем захватить, даже Эстонию, Литву, Латвию? Нет. Я это знаю лучше всех. Тогда зачем нам армия?! А мы сегодня 75 тысяч человек одеваем, кормим, обуваем. И российские военные, и натовцы, отмечают: "Самая боеспособная и подготовленная армия на постсоветском пространстве Восточной Европы — это белорусская". У нас самые современные ПВО. Мы их создавали, сберегли и приумножили. Скажите, пожалуйста, я риторические вопросы задам: а если не было бы белорусской армии, не было этого щита, как бы чувствовала себя Россия, и во что бы это обошлось? Мы посчитали, когда нас начали упрекать, что мы — гиря на ногах, что проедаем Россию. Ведь у Москвы здесь, на западе, ничего же, кроме нас, нет. Совместно с вами по моему настоянию создали региональную группировку сил, Ельцин никак не шел, мы с Путиным договорились и создали эту группировку. И с Медведевым даже учения совместные провели, когда армии белорусская и российская участвовали как единое целое, и натовцы возбудились, когда мы учения проводили на Балтике, в Беларуси, в Ашулуке (Астраханская область). Это были супермассовые учения, отработка единых действий. Так кому эта армия нужна? И я сегодня сподвигаю власти России: "У нас есть небольшие проблемы здесь и здесь, давайте их закроем современным российским оружием". — "Да, это правильно, это надо сделать". Три года сделать не можем!

Помогите нам. Нам надо модернизировать ПВО. Дело даже не в деньгах. Многие комплектующие для систем ПВО, эти же машины, в основном, производятся в России. Нам говорят: "У нас рыночная экономика, покупайте ". Я говорю: "Ребята, у вас автоматы купить, чтобы вас защищать?!" Но мы это делаем.

За базы российские мы ничего не получаем. Мы их и закрыть не можем, и взорвать не можем, как некоторые сделали. Потому что это — безопасность наших братьев. Как бы русский человек отреагировал, если я сказал: не платите? закроем завтра! Когда у вас при Чубайсе было веерное отключение электроэнергии, нам было нелегко, но мы ни одну базу не отключили. А вы отключали в России. И мы это делали за свой счет. То есть мы ведем себя партнерски. Плохое слово… Мы ведем себя, как в едином государстве, болея за вас и за себя. Я западникам — тем, кто меня критикует и внутри Беларуси, говорю: "Ну не могут танки через Беларусь пройти спокойно на Москву".

Я думаю, что это немало стоит. И это надо ценить. Сегодня американцы давят Лукашенко не потому, что он — диктатор, они говорят, демократии нет. Почему в Саудовской Аравии никого не давят?! Почему не давят, там же ой какая диктатура, да и в других государствах, а здесь давят?! Политика!

Когда у вас разразилась эта беда летом с засухой, пожарами, у нас Беларусь была наполовину разрезана — на восточную и западную: восток душила жара, точно такая, как в Подмосковье, как в центре России, как в Ростове, а вторую половину заливало, как Европу. Нам удалось проскочить: не то, что ни деревни не сгорело или дома, у нас не было ни одного пожара в лесу. Почему? Мы модернизировали лесное хозяйство, усилив функции наблюдения, сбережения, возобновления, восстановления лесов. Вся страна покрыта вышками, лесные массивы наблюдаются — мы мобилизовали беспилотники из армии, МЧС и вертолеты. Видим задымление — сразу десант туда на вертолете. Мы почти месяц летали над страной, чтобы не дать возможностей возгоранию. Деревень много в лесу. И не дай Бог, вспыхнуло бы. Мы этот опыт предложили России. А тогда стычка, если помните, была между руководством двух стран. Но я своему премьеру говорю: "Позвони Владимиру Владимировичу и скажи: мы можем с западных регионов части перебросить в Россию, но с одним условием — вы даете нам регионы и не вмешиваетесь, мы сами обеспечим вам безопасность и тушение пожаров". Один отряд в Рязанскую область вы забросили. Я своих ребят, посылая туда, это 150 человек, попросил: "Ребята, не подведите, чтобы россияне на нас не обижались".

Александр Проханов. Александр Григорьевич, задумывались ли вы о создании партии? Ведь партия является носителем общенациональной идеологии. Она формулирует образ будущего, она обеспечивает преемственность власти.

Александр Лукашенко. Недавно в очередной раз, при разговорах о создании в Беларуси партии, которая разделила участь президента и как-то поддерживала его, я думал о том, что это будет за партия: "Единая Беларусь", единое еще что-то? Это на душу не ложится. Потому что мы понимаем — "Социал-демократическая партия". Понимаем — "Социалистическая партия". Коммунистическая партия... Само слово говорит об идеологической основе партии. Если социалистическая — понятно. Если это правая, еще какая-то партия — тоже понятно. Считаю, что партия должна снизу образоваться, а не сверху. Да, можно и сверху образовать. Она будет популярна, потому что популярность руководителя может перейти на партию.

Но вспомним "Наш дом — Россия". Потом "Единую Россию" создали. На высоте были. Но благодаря чему? В том числе административному ресурсу. Ну и где "Наш дом — Россия"? Нигде. А я хочу, чтобы партия возникла снизу, и не развалилась бы после того, как сменилась власть. У нас накануне выборов в прошлом предвыборном периоде была публичная дискуссия, я сказал, что не буду мешать созданию партий, в том числе оппозиционных, но и создавать их не буду.

Я — член компартии. Свой партийный билет не сжег, как это модно было. Шушкевич сжег билет после того, как в России многие сожгли. Я его уговаривал, когда мы были депутатами в Верховном Совете: "Не делай этого…" Это некрасиво, во-первых. А во-вторых, не так просто было вступить в партию тогда, а сегодня ты сжигаешь билет. "А ты как?" Я говорю: "Нет. Мне в партию было непросто вступить, и не очень-то хотели тогда интеллигенцию принимать. Тем более, я сознательно вступал, я не буду". И до сих пор партийный билет у меня. Нет партии, но партийный билет у меня есть. Став президентом, сразу пообещал, что ни в какую другую партию вступать не буду. Я был членом коммунистической партии, она развалилась — я не буду вступать ни в какую другую.

Когда есть партия, как-то легче. Это структура, которая проконтролирует государственную власть, тем более у нас. Мы это и сейчас делаем, но то была бы общественная организация, общественный контроль. Не надо райкомы большие создавать, но они будут аккумулировать всe то, что, может быть, мы наверху не видим. Это большое дело. Но у меня тормоз другой — я не должен ее создавать искусственно.

"Белая Русь" мне давно говорит: давайте создадим партию. Она живет на членские взносы, профицит бюджета. Но даже если "Белая Русь", что это за партия? Я склонен к тому, чтобы это была социалистическая партия. Когда я стал президентом, выступая где-то, сказал, что мы в стране должны построить общество по принципу социализма. Почему я это больше не говорю публично? Потому, что, не дай Бог, скажи "социализм", завтра российские каналы так измочалят, так перевернут и исказят, что трудно будет оправдаться. В душе я — социалист. И понимаю социализм как то общество, которое мы пытаемся в Беларуси построить, общество социальной справедливости, чтобы не было большой разбежки между бедными и богатыми. Социализм не отрицает частной собственности. Я её тоже не отрицаю, но ту частную собственность, которая выстрадана тобой, твоими руками создана.

В рыночной экономике для меня абсолютный приоритет — конкуренция. Не та "свобода ценообразования", "свобода…" Это блеф всe! У вас рыночная экономика? А когда "жареный петух клюнул", даже Путин говорит, что "стоп цены на нефтепродукты". И начинает оправдываться: рыночная же экономика, нельзя. Государство должно выполнять свои функции. И, если где-то проблема, надо вмешиваться, решать ее. Но абсолютный приоритет — конкуренция. Первое.

И второе — инициативу человека душить нельзя. Хочет человек — дай ему возможность сделать. Но честно. Мы сейчас Директиву № 4 ( за всю свою жизнь я подписал 4 Директивы по основным вопросам: по безопасности, дисциплине, энергетическая, и вот 4-я — по предпринимательству) подписали. Главный лейтмотив этой Директивы — раскрепостить человека. Но некоторые наши предприниматели это поняли так: налогов нет, свобода полная, что хочу, то ворочу. Ребята, душить свободу предпринимательства не будем, но коль мы вас поддерживаем, работайте честно. Не дай Бог, налоги не уплатишь — будет почти, как в Америке, там самое страшное преступление — это налоговое. Если мы вас поддерживаем, то государство что-то от этого должно иметь. Что? Налоги. Поэтому, если вы в этой Директиве видите то, что вы налоги платить не будете, нам не по пути.

Социализм и частному предпринимательству не противоречит, поэтому я склонен больше к нему.

Если говорить о коммунизме… Мы испохабили это понятие. Это слишком далеко для нас. А социализм — это реальнее. Кое-что мы уже в нем попробовали. Но не тот социализм, который, критикуя нас, нам навязали наши оппоненты. Они тоже пытаются это испохабить. Но почему в Испании социалистическая партия у власти сейчас, и никто не говорит, что "социалисты пришли к власти, они такие-сякие". Не боятся этого. Почему мы должны бояться?

Это мои внутренние рассуждения, я публично об этом нигде не говорил. Я, как президент, не хочу говорить, потому что всё будет перевернуто, а еще и скажут: "Еще один коммунист…" Во времена Бориса Николаевича мы собрались в Грановитой палате. Каримов с Назарбаевым всё шутили, говорят: "Как сказал наш коммунист Лукашенко…" Меня это взорвало, я говорю: "Слушайте, члены Политбюро — Ельцин, Назарбаев, Каримов, помолчали бы. Я с вами там не был". Они меня всегда считали за коммуниста. И меня давили, давили этим.

Социализм — это общество справедливости. И если наполнить содержанием даже ту идеологию социализма, которая у нас есть, по этому образцу построить страну, в этом ничего плохо нет.

До своего президентства я был в Китае два раза, и уже несколько раз, будучи президентом. Я изучал их, начиная от свободных экономических зон. На заседании парламента, уже перед тогдашними выборами президента, когда обсуждали модель развития, сказал: "Нам надо научиться у Китая. Не надо ломать, не надо крошить, не надо и компартию гробить. Посмотрите, как Китай приспосабливается к новому. (А у нас же условия были лучше тогда в Советском Союзе — мы опередили бы Китай). Нам надо этим путем идти, не ломая ничего". Мне сказали: "Ты еще в "банановую республику" съезди и нам привези что-то". Что сейчас, два десятка лет прошло с тех пор, Китай нам демонстрирует? У них многому можно научиться. И мы учились, ничего не ломая.

Так вот, если создавать партию, я сторонник того, чтобы эта партия была социалистического типа. Я, может быть, даже впервые, публично, говорю, что я по своим убеждениям социалист, потому что хочу, чтобы была социальная справедливость. Это главный мой политический принцип.

Мы, как вы знаете, проводим приватизацию, и в этой связи высказываются опасения по поводу экспансии неких сил, в том числе олигархических из Российской Федерации. Представители нашей "пятой колонны" рассуждают: "Лукашенко сам загнал себя в угол, у него выхода никакого, на Западе и в Америке его не поддерживают, теперь он в руках прокремлевской клики". Эта "пятая колонна" всё русское ненавидит, в том числе и прокремлёвское.

Встречаясь с Владимиром Владимировичем, я сказал: "И у вас, и у нас начинают писать подобное. Я не хочу тебя заверять в нерушимой дружбе и прочее, поскольку у вас несколько иная позиция, вы не совсем правильно понимаете и понимали мою предвыборную позицию. Но хочу сказать прямо: мы никуда себя не загнали. Нам непросто. Поможете — спасибо. Мы всегда будем рядом, как мы поступили в трудные времена для России: и с продовольствием, и прочим". "Большое спасибо, — говорит. Я это знаю. Вы действительно были рядом. Вы нам помогли". "Имей в виду, какие бы сложности ни были, я просто могу повторить свое предвыборное заявление: если нас будут давить со всех сторон, то мы в землянки пойдем, но на колени не станем". На что мне Владимир Владимирович сказал: "Ты даже не думай. У меня лично, да и в России у властных структур этого нет, что, мол, Беларусь попала в такую ситуацию, сейчас мы этим воспользуемся…" Это дословно он сказал. Я ему верю.

Если кто-то думает, что к нам можно прийти и, став на грудь коленом, выдавить что-то, очень ошибается, очень. Мы ничего делать под ситуацию не будем. Мы выкарабкаемся, как бы нас ни душили, прорвемся. Нам надо обеспечить 10 миллионов нашего населения и гостей, которые постоянно здесь живут. Мы это в состоянии сделать. У нас талантливый, трудолюбивый, образованный народ. Куба выживает в диких, гораздо худших условиях. И когда я у Фиделя, еще до его болезни, был, двое суток мы разговаривали. По 3 часа поспим, и опять — разговор. Много интересного рассказал со времен Советского Союза, свои обиды все, я спросил: "Посмотри, что происходит. Я не знаю, как терпит народ?!" 10 миллионов тоже у них. Он говорит: "Только благодаря высокому уровню образованности людей. Я им говорил прямо и сравнивал: вот это будет, это. Терпели. И терпят до сих пор…"

И у нас образованные люди, они поймут, если ты будешь говорить правду, и сам будешь вместе с ними.

Такой разговор с Путиным состоялся. Наша политика понятна. Есть определенные трудности, и немалые, но под давлением этих трудностей мы ничего не будем делать, чего не делали до сих пор. Народ, народ, народ прежде всего. Не во вред россиянам, украинцам и всем нашим соседям. Мы никогда проблем вам не доставляем. Ну, какие у вас от нас проблемы? Никаких.

Мы все соглашения по Таможенному союзу и Единому экономическому пространству ратифицировали в Парламенте. А у вас они еще в Парламент не поступили. Мы всe сделали, что обещали. И, кстати, Путин, он же с российской стороны главный "локомотив" интеграционного процесса, мне прямо сказал: "Мы не ожидали, что вы это сделаете". Я говорю: "Я же тебе пообещал". У нас тоже неоднозначные были подходы, но, пообещав, мы ратифицировали.

У нас сейчас всe население взбудоражено, что на легковой автотранспорт цены подскочили в силу того, что мы приняли российские условия, чтобы защитить российских производителей. Это непопулярные шаги. Фактически в каждой семье уже по одному, а то и два автомобиля. И мы попали в ситуацию непростую. Но мы это пообещали, идя навстречу тому, что Россия снимает пошлины на внутреннее перемещение товаров. Это были договоренности. И когда мне Медведев сказал о том, что мы готовы на то, на это, и понимаем, что за интеграцию надо платить, я ему: "Стоп. Нам платить за интеграцию не надо. Просто дайте нам возможность спокойно работать на российском рынке и заработать, чтобы рассчитаться с вами и не иметь отрицательного баланса…". — "Нет, но мы понимаем, мы и готовы подставить плечо". Я говорю: "Хорошо, спасибо". Я вижу, что сейчас ни у президента, ни у премьер-министра нет настроений закрутить, наклонить.

Да, у кого-то есть. Например, только начали переговоры: МАЗ — КамАЗ — одинаковая линейка автомобилей — объединение усилий это называется и так далее. Нам говорят: "Ваши 51 процент мы забираем…". Я говорю: "Подождите, подождите, ребята. Никаких "51 процент"! Я не понимаю этого. У нас, чтобы приватизировать предприятие, первым слово должен сказать трудовой коллектив. Если трудовой коллектив скажет "нет" — никакой приватизации, я не поставлю подпись". А я ставлю последний. У нас очень сложное законодательство по приватизации: трудовой коллектив, местные органы власти, Министерство промышленности, региональные власти должны согласиться, потому что это интерес: налоги-то платят во все эти бюджеты. Потом правительство публично принимает решение и вносит президенту для подписания. Если эта цепочка нарушена, я не поставлю подпись.

Я дальше говорю: "Ребята, исходя из этого, хорошее у нас предприятие… Всего на 3 тысячи меньше в прошлом году автомобилей выпущено, чем на гигантском "КамАЗе". Поставь наш МАЗ и КамАЗ — купят МАЗ. Их цена, примерно, одинаковая. Нам хотелось бы, чтобы мы вместе работали, чтобы вместе шли, не конкурируя друг с другом, и на этом имели прибыль". Они сразу: "Давай собственность делить". "Подождите, давайте два-три года поработаем на ваших условиях. Даже вы управляйте этим холдингом "МАЗ — КамАЗ". И прибыль будем делить: вам — больше, нам — меньше. Но поработаем так, чтобы мы увидели пользу (а особенно трудовой коллектив), что прибыль увеличилась, модернизация не остановилась. И чтобы вы увидели это. И через 3 года я могу прийти в этот трудовой коллектив и сказать, что, ребята, смотрите, вот — было, я проконтролировал, вот — есть на самом деле. Давайте обмениваться собственностью или передавать им собственность, у них что-то забирать". Правильно это было бы, по-человечески. Пока не хотят. Значит, что-то там у них другое…

Мы видим людей, которые хотят здесь что-то урвать. Они не идут на предприятия, которые сегодня изголодались по инвестициям, где надо вложиться, а стремятся на те, которые хорошо работают, у них есть сырье и рынки. Так мы и сами там успешно работаем. У Белорусской калийной компании даже в тяжелом прошлом году 170% рентабельность была. Скажите, зачем ее продавать? Мы поставляем калийные удобрения в свое сельское хозяйство по невысоким ценам. Что, частник это будет делать? Нет. А это государственное предприятие сегодня. Недра государственные, и они должны работать на государство.

Говорят: "Лукашенко боится частника и частной собственности — это угроза власти". Да будет вам... С любым частником гораздо проще работать, чем с государственным предприятием. Я хочу только одного — чтобы эти предприятия обеспечили нормальную жизнь 10 миллионам человек, которые здесь живут. Вот и всe. Простая арифметика. Если это социалистическая идеология — значит, я социалист.

Спрашивают меня, буду я выдвигать или нет свою кандидатуру на следующих выборах. Об этом рано еще говорить. Я не пять и не десять лет работаю президентом. Хотя я пытаюсь найти аргументы и себя успокоить: был бы я немощный, больной и так далее… Я очень аккуратно отношусь к мнению людей. Прежде чем говорить о выборах, мы провели исследования разные групп. Да и я по стране постоянно езжу, вижу, как люди относятся. Есть те, которые рассуждают так: хватит. Это неправильное рассуждение с моей точки зрения — хватит или не хватит. Что значит "хватит"? Я — не пенсионер, даже если и пенсионер, я здоровый, ну почему не работать? Все считают, что президент — это как царь. Но это не царь. Это человек, который должен впереди всех бежать и много делать в Беларуси. Рассуждают "ну хватит", те, которые думают, что побыл у власти, получил свое, пускай сейчас другие получат. Это неправильные и вредные рассуждения.

У меня, кроме страны, ничего нет. Я вложил в нее всё: и знание, и душу. И людей, которые рядом были, в этом плане поворачивал. И не богатые у нас чиновники. А представьте, какой-нибудь придет отморозок и начнет здесь: "приватизируем", "раздадим", "продадим", улицы не уберем, людей не накормим и прочее. А сделать уже ничего не сможешь. Это меня больше всего волнует: что будет со страной? Но это не значит, что я буду удерживать власть. Если бы я почувствовал, что подавляющее большинство людей против Лукашенко, то из-за своего самолюбивого характера я даже не выставил бы кандидатуру. Идите, попробуйте, попробуйте без Лукашенко… Лукашенко же не сахар. Вы же думайете, что я белорусов на руках ношу. Ничего подобного. И Директива по дисциплине, ох какая. У нас контрактная система введена — от крестьянина, рабочего и до специалиста — ты должен заключить контракт. Там четкие обязательства твои и руководителя предприятия. Но если я, например, обязан безработицу контролировать, и чтобы она была, как мы определили, не больше одного процента, я железно это контролирую. У нас сегодня полпроцента безработных.

Если я обязан обеспечить безопасность человека, чтобы вы, Александр Андреевич, с внучкой, внуком, невесткой или зятем в 11 часов вечера с коляской могли спокойно пройти, чтобы никто не угрожал, я обязан это сделать. Люди это понимают. Если где-то государственная функция не выполняется, белорусы на это резко реагируют. Я это помню, я обязан это делать. Но и вы обязаны делать то, что должны.

Если бы нам немножко природного газа, даже не нефти, то вы бы увидели совсем другую Беларусь. Эти дорогие ресурсы высасывают наши финансы. Мы продаем много — за два месяца у нас рост ВВП почти 8%. Только в Китае такой рост ВВП — 9 или 10%. Мы продаем много, ВВП большой, но прибыли небольшие. Почему? Потому что огромные цены на ресурсы.

Я горжусь тем, как много мы сделали в здравоохранении. У нас сейчас младенческая смертность на уровне то ли Швеции, то ли Германии 4 человека на тысячу. А ведь 10 лет назад была в три раза выше. Мне приятно, что даже с Урала в Витебск женщины едут рожать. Тоже думаю: вот уйдешь, приватизируют всe: здравоохранение, медицину… Люди умирать будут на улице.

Упрекают: Лукашенко приватизирует Беларусь... Но это моя Беларусь. И я боюсь, что вдруг будет не так, и ты уже ничем не поможешь. Я сторонник того, чтобы был порядок, каждый человек знал свое место, друг другу не мешали. Я категорически не приемлю, если в обществе какой-то страх и люди боятся говорить.

У меня совещание по любому вопросу. Первое, мне приносят план — вот такая тема. Почему эта тема? И последний вопрос — альтернативная точка зрения. Ко мне на совещание не придешь с одной позицией. Должна быть масса точек зрения. Давайте подискутируем, проведем мозговую атаку, а потом примем решение. Я абсолютный сторонник такой демократии, нормальной. А не такая демократия — чтобы перевернуть страну.

Я часто мечтаю. В основном летаю на вертолете по стране, потому что, когда едешь на машине — там перекрыли, там, а люди недовольны. И в итоге дешевле. Я очень люблю природу, я очень люблю людей, я люблю всe живое. Я ни разу на охоту не ходил. Знаю, что животных надо отстреливать, даже в Беловежской пуще лишние зубры есть, а если их не отловили, они угробят Пущу. Я это понимаю, но даже не могу смотреть на убитого зверя. Вот лечу на вертолете. Огромный массив сверху виден, всe ровненько, посеяно, нигде нет залысин, проталин, чистенько. Душа радуется. Я рад, когда, куда бы ни кинул взглядом, всё ровненько, засеяно красиво, и урожаи хорошие. Вот моя мечта — чтобы была красивая страна.

Но самое главное, чтобы у нас было 20 миллионов населения. Мы столько делаем для того, чтобы численность населения поднять! В этой пятилетке, если родился в семье третий ребенок — на тебе бесплатную квартиру. И хорошая материальная поддержка. С детскими садами нет проблем. В Минске цена в детском саду около 15 долларов. Но не хотят люди иметь много детей. Один ребенок в семье, в крайнем случае — двое. Хотя нам удалось поднять эту тенденцию, всe равно умирает пока больше, чем рождается.

Александр Андреевич, каких бы мы ни придерживались взглядов, какая бы у нас ни была идеология, мы — русские люди. Это собирательное понятие для нас. В это понятие входит не только "русские", но и "россияне". Это наше, это было в советские времена, новая общность — советский народ. Делить нам нечего. Тем более, не такие мы бедные, перспективы у нас хорошие. Работать нам надо в этом плане вместе. На нас, белорусов, вы, россияне, можете рассчитывать. И имейте в виду, что ваша позиция для меня тоже очень большой тормоз: ни влево, ни вправо, потому что я могу и вас подвести, и вам будет больно и стыдно за меня. Я всегда смотрю, Александр Андреевич, как Вы, порой к сожалению, почти в одиночку "воюете" за Беларусь, даже на каналах, далеких от симпатии к Беларуси. Спасибо Вам за это, огромное, Александр Андреевич.

Александр Проханов. Спасибо, Александр Григорьевич, за беседу.

Артур Беляев -- Мегамашина

В современной интернет-культуре существует мем, популярное выражение, "британские ученые", — употребляемое ёрнически, с добавлением слов "открыли", "установили", "доказали", — подчеркивающее абсурдность той или иной понятийной ситуации, когда очередную наукообразную технократическую глупость, по сути информационное издевательство, произносят с серьезным выражением лица — что называется, по-английски. В связи с произошедшими на прошлой неделе событиями к этому абсурдистскому словосочетанию вполне можно добавить и новое подобное — "британские артисты".

28 марта британские артисты и по-совместительству голливудские актеры Джуд Лоу и Кевин Спейси поучаствовали в пикете против реперессий оппозиционеров в Белоруссии, который проводился напротив офиса пиар-агенства Grayling, занимающегося рекламными акциями по привлечению в Белоруссию инвестиций иностранных корпораций. Надев на грудь плакаты с фотографиями "арестованных оппозиционеров", дежурно потусовавшись под вспышками фотокамер в компании правозащитных негритянок и мегафонов, артисты призвали бойкотировать "последнюю диктатуру Европы, где сегодня происходят массовые и жестокие расправы над политическими оппонентами". Цирковую атмосферу мероприятия (тут, видимо, не обошлось без "британских ученых", умеют, все-таки, отжечь, стервецы) создавала специальная массовка под названием Белорусский Свободный театр и Лондонский Белорусский комитет, — так сказать, британские сябры в штатском. Абсурд же ситуации заключался в том, что пиар-фирму возглавляет влиятельный спонсор Консервативной партии лорд Чадлингтон (вы думаете, сей лорд, наверное, даже пытался послать дворецкого унять разошедшихся хулиганов, — поломают ведь тонкий бизнес, дуболомы? Может быть... А может быть и такое: лорд — артистам, накануне: "орать негромко, полчаса, реквизит, аванс, расписаться здесь и здесь").

Ну что ж, помитинговали, попротестовали, высказали своё мнение, имеют на то право — демократия всё-таки — может им, действительно, Лукашенко не нравится, может не слыхали о секретных тюрьмах ЦРУ у себя под носом, мало ли. В общем — нормально попикетировали, без эксцессов. Зачет. Не то что поп-дива Шакира, вдруг, синхронно с данным пикетом, отменившая гастроли в Белоруссии, намеченные на 11 мая, под предлогом, что белорусский режим очень "близок к тоталитарному". Наивная, наверное, даже не понимает, что это у неё на родине, в Колумбии, самая настоящая белорусская действительность, только не XXI века, а года этак 1943-го, когда партизанские бригады с минометами и артиллерией устраивают рейды по тылам противника вдоль плантаций коки, а вырезанные из кожи политических оппозиционеров звезды посыпают исключительно демократическим кокаином.

Помимо вышеназванных персонажей, еще некоторые деятели западного шоу-бизнес согласованно высказали негативные замечания в адрес Лукашенко, — что говорит о спланированности данной акции. "Партия сказала надо..." Пикантность же, если не трагизм, ситуации с Дждудом Лоу и Кевином Спейси заключается как раз в том, что именно они имеют репутацию тонких ценителей русской культуры, творчества Чехова и Станиславского, не раз бывали в нашей стране и знают российскую, а значит, и белорусскую, действительность не понаслышке. Складывается впечатление, что актеров отбирали для акции "по профилю", как специалистов по России: "Так, Лоу, играл русского снайпера в военной драме "Враг у ворот" — годится; следующий: Спейси, недавно вернулся из Ялты, посещал дом-музей Чехова, — пойдет..." Оно, конечно, профессия актера — вещь негероическая, даже наоборот... но как-то стыдно за вас, господа артисты — не в ту флейту дудите, не с той стороны... Также данная ситуация вскрывает ещё одну проблему современности: резкую деградацию среднего класса, — и, в частности, топ-актеров как медийных представителей верхнего среднего класса, — вследствие мирового финансового кризиса. Опора западных демократий, средний класс, в новых экономических условиях становится все менее потребным для немногочисленной глобальной управляющей элиты, которая в условиях гиперинформационного общества вполне может общаться с охлосом напрямую, мгновенно и по разным сетям. Что же остаётся среднему классу? Работать за еду и участвовать в разных позорных акциях.

Если для Кевина Спейси акция 28 октября была зовом сердца, то, видимо, 4 апреля у него же состоялся и праздник для души. Следующий митинг под названием "80-летие Горбачева в Альберт-холле" прошел там же, в Лондоне, и артист был на нем ведущим шоу. Фигаро здесь, Фигаро там... А может, попросту отрабатывал звание командора ордена Британской империи, полученное в октябре прошлого года. Что же это было? Пожалуй, лучше, чем журналист лондонской "Таймс" Майкл Биньон, освещавший данное шоу, не скажешь: "Это было забавное празднование, увлекательное, динамичное и невероятно вульгарное. Удивляло, что общего у Горбачева со всем этим? 80-летний человек, слушающий современную рок-музыку, молодых исполнителей, не имеющих ничего общего с его жизнью... Это походило на удивительно несообразное событие". Увы, пошлость ныне — одно из имен западной демократии и "голливудский спецназ" — явление пошлости во плоти.

Бедные британские артисты! Совсем их замучали британские ученые…

Серия cisco маршрутизаторов Cisco 1700.

Михаил Делягин -- «Новые кочевники» воюют против России II

В. АЛЕКСАНДРОВ

Продолжение. Начало — в № 13

"ЗАВТРА". Уважаемый Михаил Геннадьевич, в начале нашей беседы мы выявили формирование качественно нового субъекта всемирно-исторического развития — глобального управляющего класса, связанные с его интересами системные причины агрессии США и их сателлитов против Ливии и последствия этого для народа России.

Но что же именно сейчас заставило глобальный управляющий класс проявиться практически в явном виде? Что вытащило его, хотя бы и краешком, на свет?

Михаил Делягин. Мировой экономический кризис. Глобальный рынок породил глобальные монополии: их некому регулировать, им не с кем конкурировать, — и они, как и положено, загнивают.

Вся мировая финансовая система под истошные крики о намечающемся выходе из кризиса качается на грани глобальной депрессии — и в её пропасть страшно заглядывать и профессиональным оптимистам, и "соловьям Апокалипсиса".

"Звоночком" во время паники по поводу Фукусимы стало предупреждение США в адрес Японии, чтобы та и не думала продавать американские гособлигации. Это уже не пугающий рост доли краткосрочных бумаг — это прямое ограничение ликвидности, балансирующее на грани технического дефолта. Недаром крупнейшим кредитором правительства США стала ФРС.

Стандартный, позитивный выход из загнивания монополий в отсутствие внешней конкуренции — технологический рывок, ослабляющий монополизм. Но именно поэтому монополии стремятся сдержать технологический прогресс — и глобальный управляющий класс выполняет эту функцию. Человечество, поколение назад обоснованно мечтавшее о космосе и даровой энергии, сегодня может рассчитывать лишь на 3D-телевизор, очередной айфончик и диет-колу без примесей коки.

А раз позитивный выход через технологический рывок в близком будущем невозможен — вероятной становится попытка негативного выхода через либеральную экономию на спичках, ограничение потребления "лишнего населения" и, в итоге, сваливание в депрессионную спираль.

Ведь глобальный монополизм проявляется через нехватку спроса. Генерировать спрос путем увеличения денежной массы становится из-за чрезмерного объёма денег уже невозможно, — и глобальные монополии, исходя из коммерческой логики, начинают инстинктивно сокращать издержки, сокращая тем самым потребление населения, которое потребляет больше, чем производит.

"ЗАВТРА". И кто же оказывается под ударом?

М.Д. Отнюдь не нищие: что с них возьмешь? Они потребляют мало: за их счет много не выгадаешь. Сокращение потребления ждет средний класс, становящийся ненужным из-за распространения сверхпроизводительных постиндустриальных (пока в основном информационных) технологий. Он уничтожался в Латинской Америке и Африке, а затем и на постсоциалистическом пространстве, — но эти резервы исчерпаны, и приходит очередь развитых стран, утративших свою ценность в глазах эмансипировавшегося от них глобального управляющего класса.

Социальная утилизация среднего класса развитых стран — пресловутого "золотого миллиарда" — не решит проблемы, но лишь переведет их в новые плоскости.

"ЗАВТРА". Которые пока и представить себе сложно.

М.Д. Разумеется: мы их еще не видели. Так устроены наше сознание, наше воображение, — но это именно та естественность, которую человеку должно преодолевать. Примерно как силу тяжести.

Проще всего с демократией: сегодня она существует от имени и во имя среднего класса. Во что она превратится после утилизации этого среднего класса, на его костях? — в информационную диктатуру, основанную на формировании сознания. И не верьте, что путь к этому далек.

Давайте проверим себя: за счет управления нашим сознанием при помощи информационных потоков большинство из нас твердо знает, что Каддафи злодей. Мы не помним про терракт над Локкерби — Каддафи откупился за него от Запада, и никто, даже среди "общечеловеков", не предъявляет ему погашенных счетов.

Мы знаем, что Каддафи — злодей, по иной причине: глобальные СМИ обвинили его в бомбежках ливийских городов и преступлениях против мирного населения. При этом мы знаем, что это ложь, что никаких бомбёжек не было, а нефтедолларами делились с населением более справедливо, чем, например, в России, — но "осадок остается": наряду с ясным осознанием лживости обвинений мы все равно неосознанно ощущаем, что Каддафи плох и защищать его стыдно.

Таково действие современных информационных технологий даже на критическое, осведомленное и не шокированное личными несчастьями сознание. В ходе же "зачистки" среднего класса Запада это сознание будет лишено критичности (современной системой образования), запутано информационными атаками и приведено в пластичное состояние личными несчастьями — разорением. Оно будет идеальным объектом для управления.

В глобальном плане массированное формирование сознания завершит начинающееся сейчас расчеловечивание: отказ от суверенитета и самосознания личности, этого главного достижения эпохи Просвещения, и возврат к слитно-роевому ее существованию, может быть, через меняющие психотип бедствия.

"ЗАВТРА". Вам не кажется, что вы рисуете чересчур ужасную картину? Перегибаете палку?

М.Д. Первый шаг к этому сделан давно: общество всеобщего потребления подменило декартовское "Я мыслю — следовательно, существую" более удобной формулой "Я покупаю — следовательно, существую".

А зомбирование, позволяющее создать ощущение полноценного потребления у человека, почти не имеющего возможности покупать (движение к этому видно, например, в современной Прибалтике и Восточной Европе в целом), делает ненужной рыночную экономику. Ведь если человеку без особого труда можно внушить, что наклеивание на вещь этикетки в разы повышает ее стоимость (а это положение уже достигнуто), — обмен в массовом порядке становится неэквивалентным.

А неэквивалентный обмен, то есть грабеж, возведенный в основу экономических отношений, просто отменяет рынок.

Это логично: социальная утилизация среднего класса лишит экономику необходимого ей спроса, — а экономика без спроса нерыночна.

"ЗАВТРА". И чем же в нерыночной экономике могут заниматься крупнейшие капиталы?

М.Д. А давайте посмотрим: они ведь реагируют на изменения задолго до того, как мы с вами эти изменения можем осознать.

В их среде наблюдается отказ от собственно рыночной активности в пользу создания новых правил, стандартов и целых культур.

Перенос значительной частью богатейших людей (от Гейтса до Потанина) своей активности в сферу благотворительности совсем не является формой "ухода от дел", хотя благотворительная оболочка действительно защищает капитал от налоговых расследований.

Но главное в другом: благотворительность как форма организации деятельности является стратегическим инвестированием не в конкретные производства, а в создание новых стандартов, смыслов, идей и структурообразующих организационных конструкций.

Это самый рентабельный бизнес, качественно новая сфера глобальной конкуренции.

"ЗАВТРА". Но чем непосредственно вызван этот переход?

М.Д. Значение бизнеса по формированию стандартов и стратегий выросло из-за перехода от иерархических систем управления к сетевым. Этот переход не закончится, участвовать в конкуренции будут сочетания тех и других. На низшем уровне — непосредственно действующие сетевые организации, направляемые и отчасти конституируемые иерархическими структурами, находящимися на втором уровне глобального управления. Но сами они — лишь исполнители, приводные ремни сетевых структур, какими являются сгустки глобального управляющего класса.

Степень иерархизации мира снизилась — причем как внизу, так и на верху управленческой (и социальной) пирамиды: господа вполне диалектически оказались подобием рабов. Занимающие же промежуточное положение менеджеры "выпали из контекста", что сулит массу интересных социальных коллизий вроде братания миллиардера с бунтующим студентом через голову топ-менеджмента. Впрочем, популярные сюжеты с комиком, вмешивающимся в политику, могут быть эхом и этой коллизии тоже.

"ЗАВТРА". Что означает снижение степени иерархизации систем управления на практике?

М.Д. Снижение роли внешних для личности, административных рычагов и рамок управления. Поскольку в сетевой структуре субъект действия ограничивается и направляется не приказами, а своими представлениями и "духом комьюнити", в ней надо руководствоваться его мотивациями и общими правилами. Следует формировать стандарты поведения, принципы ("что такое хорошо и что такое плохо") и основные смыслы, определяющие состав и приоритеты повестки дня, по которой действует и субъект, и организация.

Этим занимаются некоммерческие (в значительной степени аналитические, так как среди "сетевых исполнителей" тоже достаточно НКО) организации, оплачиваемые через благотворительность, — и благотворительность стала стратегическим инвестированием.

Рыночные отношения заменяются отношениями по формированию глобальным управляющим классом стандартов и правил, — и это все сильнее чувствуется и в России.

"ЗАВТРА". России, надеюсь, мы посвятим отдельную часть нашей беседы, а пока давайте обсудим подробнее современное влияние кризиса американской экономики на другие регионы, прежде всего Европу и Китай.

М.Д. Стоит замолвить словечко и за экономику США: ее кризис, к сожалению, продолжается. Средняя цена дома в США продолжает снижение, и за январь-февраль 2011 года уменьшилась еще более чем на 9%, — несмотря на финансовую накачку экономики. Люди продолжают лишаться жилья, а бюджеты всех уровней — от местного до федерального — трещат по швам. И этот треск страшным гулом отдается по всему миру.

Укрепление евро подрывает еврозону. Хотя реально в ней работают Германия, а также Франция, северная Италия и Австрия, в целом экономика еврозоны не спекулятивна, как в США, а производительна. Крепкий евро для нее — камень на шею; при прошлом его укреплении европейцы раздували скандал вокруг долгов Южной Европы, прежде всего Греции, чтобы напугать глобальных спекулянтов и ослабить его.

Но сейчас избыток долларов таков, что ни приток беженцев из Ливии, из-за которого в Италии уже вспыхивают беспорядки, ни ядерная катастрофа в Японии не помешали укреплению евро и иены.

Спекулянты бегут в производительные экономики, укрепляя их валюты и топя их в волнах глобального шторма. Крах социальной и пенсионной систем развитых стран Европы, а с ним и всего европейского среднего класса неизбежен — правда, не в ближайшие годы.

"ЗАВТРА". То есть перспективы евро плохи? Зона евро разрушится?

М.Д. Только если из нее выйдут Франция или Германия. Но их корпорации получили от евро такие выгоды, что не дадут своим правительствам покуситься на него и тем ограничить свои рынки.

А у слабых стран еврозоны атрофировались госорганы, способные ввести свои валюты и регулировать их обращение, и даже прекратилась подготовка специалистов. Они уже отказались от финансового суверенитета: выйди они из зоны евро — им всё равно придется использовать единую европейскую валюту, как Черногории. Реальное их положение не изменится: они и сейчас не могут влиять на управление оборотом евро.

Формула еврозоны проста: "немецкое государство оплачивает слабые страны для сохранения рынка немецких компаний". Это не может продолжаться бесконечно, и слабые страны начнут банкротиться — с тяжкими социальными последствиями. Но на несколько лет накопленных резервов хватит, а Еврофонд станет за эти годы реальным правительством еврозоны, прямо диктующим правительствам их социально-экономическую политику.

"ЗАВТРА". А каковы перспективы Китая?

М.Д. Китай — атлант, на своих плечах удерживающий мировую экономику от падения в глобальную депрессию. Но проблемы накапливаются и у него.

Прежде всего — необходимое в глобальной нехватке спроса подкачивание экономики деньгами даже при китайской жесткости контроля порождает спекулятивные пузыри на самых разных рынках — от фондового до рынка чеснока.

Ограничение этих пузырей усилением госрегулирования тормозит экономику, что ограничивает возможности сглаживания растущих социальных и региональных противоречий.

Огромный средний класс и глобальная экспансия китайских капиталов (не говоря уже о давлении США) не дают подстегивать экономику девальвацией юаня. Его медленное укрепление подрывает развитие, что особенно чувствительно в ситуации, когда переориентировать китайскую экономику на внутренний рынок так и не удалось, и она сохранила зависимость от экспорта — прежде всего в США и Европу. Сокращение спроса их среднего класса — грозная опасность для Китая, которого в дополнение ко всему, как и Европу, душит удорожание нефти.

Его торговый баланс в феврале 2011 года вновь стал дефицитным — впервые после марта 2010, когда еще чувствовалось "эхо" кризиса 2008-2009 годов. При этом вместо ожидавшегося профицита в 4,95 млрд.долл. февральский дефицит — 7,3 млрд. — оказался максимальным за последние семь лет! Это неприятный симптом.

"ЗАВТРА". А как на этом фоне выглядит Россия?

М.Д. Как Нигерия. Все силы правящей тусовки брошены на обмен богатств народа на дешевеющие бумажки. Федеральный бюджет и корпорации захлебываются от нефтедолларов — и выводят их за рубеж, поддерживая финансовые системы своих конкурентов.

Глобальная деградация, архаизация приходят в каждую семью. Разрушением системы образования и дебилизацией молодежи, падением уровня жизни из-за подрыва среднего класса, вымиранием русских территорий (особенно в Нечерноземье), созданием невыносимых условий жизни в Сибири и на Дальнем Востоке, непосильным ростом тарифов в интересах, в конечном счете, глобальных корпораций, разжиганием межнациональных конфликтов для общей хаотизации ситуации. Формирование бандитской государственной власти, проявившееся в трагедиях в Кущевской (в которой, вероятно, покрывавшие бандитов судьи вернулись к работе) и подмосковном Пушкино, — тоже проявления общей тенденции.

Либеральные фундаменталисты, во многом формируя государственную политику, постоянно "подталкивают" разрушительные тенденции. Взять хоть вздымающуюся сейчас истерику "десталинизации".

В стране, где больше чем в половине семей есть репрессированные, популярность Сталина вызвана исключительно его разительным контрастом с гнусностью, ничтожностью и порочностью правящей тусовки.

Но визг о "десталинизации" вызван не только растущим страхом коррупционеров перед неминуемым возмездием за четверть века национального предательства, не только желанием оправдать свое безделье и воровство, не только жаждой безнаказанности (уже сейчас требование сажать за взятки, то есть за преступление против государства, вызывает либеральный вой о "возобновлении сталинского террора").

Визг о "десталинизации" — способ самооправдания либеральных фундаменталистов, вновь за волосы тащащих Россию в кромешную пропасть 90-х: мы, мол, ни при чем, Гайдар и Чубайс не имеют никакого отношения к русской катастрофе — во всем виноват Сталин! Латынина озвучила эту идеологему еще лет пять назад.

"Десталинизация" — реальная подготовка массовых репрессий. Требование запрета на профессии — лишь начало, дальше, как в теологических государствах (включая Израиль), пойдут запреты на слово и на саму мысль. Неплохая планируется "модернизация" — в стиле инквизиции.

В стратегическом плане "десталинизация", требуя от нас отказа от своей истории, растаптывания своих предков, превращения своих родителей и дедов в преступников и лишь в лучшем случае — в бессловесных беспомощных жертв, является инструментом стирания идентичности нашего народа, превращения русских даже не в Иванов, а в Адольфов, "не помнящих родства".

Это уничтожение самосознания народа — инструмент современной глобальной конкуренции.

Естественно, оно вызовет сопротивление и вновь расколет общество, что позволит либеральным фундаменталистам избежать возмездия по принципу "разделяй и властвуй". Связанный с углублением внутреннего раскола психологический шок, как после терактов, сделает общественное сознание более пластичным и управляемым.

Но, знаете, не будем пока о совсем грустном. Сами говорили, что нашим проблемам будет посвящена третья беседа.

"ЗАВТРА". Но всё же: что можно предложить в качестве выхода для мировой экономики?

М.Д. Ответы на системные вопросы надо искать в истории: так или иначе все уже было.

Реальная история победителей обычно не рассказана: ее некому изучать, и нам остаются наукообразные версии их пропаганды.

Так и подлинная история "холодной войны", скорее всего, уже не будет написана: побежденным стыдно, победители самодовольны, — и все они в основном умерли.

Но некоторые эпизоды всё же поддаются реконструкции. США не только вышли из стагфляции (стагнации при сильном росте цен) 1979-1982 годов, но и победили нашу страну экономически, прежде всего за счет оживившего их экономику резкого расширения кредита. Кредит был расширен изменением "правил игры": если до того заемщик должен был вернуть долг с процентами, то после этого, как справедливо отмечает М.Хазин, было достаточно лишь выплачивать проценты. В отношении основной суммы — "тела" долга — стало возможным перекредитование: переоформление кредита на новый срок.

Кардинальное смягчение кредитной политики подстегнуло экономику США, корчившуюся в агонии глубокого структурного кризиса, и придало ей колоссальное ускорение, о котором косное руководство СССР, как раз вступившее в "гонки на лафетах", не могло и мечтать.

В итоге США уничтожили своих стратегических противников, Советский Союз и социализм — и обеспечили себе два десятилетия безоговорочного глобального доминирования.

"ЗАВТРА". Но его экономическая основа порочна: это надувание "финансового пузыря"!

М.Д. Так точно, и возможности этой модели исчерпаны еще в середине 2006 года, когда прозвенели первые "звоночки" ипотечного кризиса.

А в августе 2008 года глобальный экономический кризис перешел в открытую фазу: США накопили столько долгов, что продолжать их наращивание стало невозможным.

Механизм, функционировавший почти 30 лет и приведший США к мировому господству, выработал ресурс. Приходит время расплаты — но долги делались без учёта даже теоретической возможности этого! — и вернуть их нельзя. Это зияющая неопределенность, в которую глядит сейчас весь мир: долги нельзя ни вернуть, ни наращивать.

Кредитная пирамида начинает осыпаться, рискуя через несколько лет похоронить под собой не отдельных недобросовестных банкиров или регуляторов, но всю мировую финансовую систему — с непредсказуемыми социальными бедствиями и политическими катаклизмами. Лучшие стратегические аналитики мира брошены на то, чтобы направить это осыпание на своих стратегических конкурентов, но принцип "умри ты сегодня, а я завтра" не очень эффективен даже в лагерной, не говоря о современной рыночной, экономике.

"ЗАВТРА". Ну и что здесь можно сделать? Капиталистический мир в тупике!

М.Д. Эта неизвестность или, как её вполне официально называют, "глобальная турбулентность" и "беспрецедентная неопределенность" имеет лишь один рациональный и сознательный выход — антикапиталистический: полное прощение сделанных долгов. Раз долги нельзя выплатить, их можно лишь простить.

Забавно, что российские либералы, прощая под давлением Запада долги всем и вся (что уже к 2001 году сделало Россию крупнейшим донором неразвитых стран), в этой парадигме бегут впереди паровоза, показывая пример развитому миру.

Да, в ближайшие годы нашим путём не последуют: ведь долги, даже безнадежные, — эффективный инструмент политического давления, позволяющий получать пусть и не деньги, но важные уступки.

Но когда безнадежность основной части долгов станет очевидна, получение уступок станет столь же невозможным, что и возврат долгов. Шутка "если я должен вам доллар, это моя проблема, а если миллиард — эта проблема ваша" станет нормой поведения, и основную часть долгов придется зачислить в "токсичные" и так или иначе списать. Беда в том, что стихийное списание не исправит систему, выработавшую ресурс: долги будут списывать, лишь чтобы тут же наделать новых, — таких же безвозвратных. Это тупик, из которого помогут выйти только качественно новые принципы организации экономики. Сегодня они еще не ясны, но первый шаг — признание реальности: списание всех долгов как заведомо безнадежных.

"ЗАВТРА". Это может быть лозунгом России, с которым она если и не шагнет к глобальному лидерству, то хотя бы резко повысит свое влияние в мире.

М.Д. Верно. Когда большевики в разгар Первой мировой заговорили о мире без аннексий и контрибуций, это казалось бредом. Правящие элиты смеялись до колик, до истерик — пока этот лозунг не стал главным для народов всех воюющих стран. Он так и не реализовался, но изменил развитие мира.

Россия простила почти всех своих должников: мы едва ли единственная что-то значащая страна, которая ничего не потеряет от прощения виртуальных долгов.

В реформе глобальной финансовой архитектуры нашим лозунгом должен стать не актуальный 10 лет назад налог на спекуляции, а списание кредитов как безнадежных и созидание мира без долгов.

Пора признать: большинство долгов сейчас — спекулятивные, а не инвестиционные. Их нельзя вернуть и потому их можно только списать, освободив должников от бремени, которое разрушает уже не их, но весь мир. Да, банковские убытки будут велики. Но из спекулятивных банки станут расчётными, а государства и международные финансовые организации смогут не допустить коллапса. Списание долгов даст возможность ввести золотой стандарт, о котором грезят, нуждаясь в подведении объективной основы под финансовые воздушные замки.

"ЗАВТРА". Но к нему нельзя перейти: он же ограничит кредит!

М.Д. Пока конкурентоспособность зависит от расширения кредита, его подрыв действительно есть экономическое самоубийство. Но возможности расширения кредита исчерпаны, — и ситуация изменилась. Миру предстоит возврат от спекулятивной к производительной экономике. Списание спекулятивных долгов в сочетании с введением золотого стандарта для новой международной резервной валюты — наименее болезненный путь. А затягивание сознательного осуществления объективной закономерности ведет лишь к ее стихийной реализации — с большей разрушительностью, чем можно представить сегодня.

Окончание следует

Беседу вёл Александр Нагорный

Артём Саблин -- Закат Европы

Революции и массовые беспорядки в арабских странах, а также действия коалиции в Ливии вызвали огромный поток беженцев в Европу. Основной удар иммиграционной волны пришёлся на Италию, куда ежедневно прибывает несколько тысяч "непрошеных гостей". Пока правительство в либерально-демократическом порыве встречает и селит приезжих во временных лагерях (которые практически переполнены), население вовсе не разделяет столь радужного "гостеприимства".

29 марта жители итальянского острова Лампедуза начали стихийную акцию протеста, в ходе которой было занято здание городского совета, а также забаррикадирован вход в гавань острова при помощи конфискованных у иммигрантов лодок. "Хватит, больше некуда!" — гласила надпись на одном из транспарантов, вывешенном местными жителями, которых стало уже в три раза меньше, чем мигрантов. С января 2011 года на остров прибыло более 15000 беженцев, из-за недостатка мест в приютах многие из них ночуют прямо на причалах, а также в разбитых палаточных лагерях. Власти Италии, оперативно отреагировав на массовые выступления, уже на следующий день прислали на остров два корабля для транспортировки на родину 6 тыс. нелегалов (в основном, ливийцев и тунисцев). По словам главы МВД Италии, "ситуация на острове будет приведена в норму", ожидается прибытие ещё пяти кораблей для разгрузки Лампедузы от иммигрантов. Подобная, казалось бы, стихийная акция протеста носит гораздо более глубинный характер, чем кажется на первый взгляд.

Напряжение между выходцами из арабо-африканских стран и местным населением в Европе становится всё более серьёзным. Это обусловлено ростом криминала среди иммигрантов, а также пренебрежение ими культуры коренного населения и нежелание адаптироваться. Данный процесс длится уже более 30 лет, и к настоящему времени ситуация становится по-настоящему опасной, наглядно демонстрируя беспомощность и крах современной либеральной политики, поскольку иммиграция стала напоминать вытеснение коренного населения и фактически добровольную колонизацию Европейского континента.

По разным оценкам, сегодня в Западной Европе проживает от 15 до 24 миллионов мусульман. Демографы утверждают, что к 2015 году численность мусульман в Европе удвоится благодаря высокому уровню рождаемости и массовой иммиграции из стран Северной Африки и Ближнего Востока.

Поэтому всё большую популярность набирают националистические партии и политики, например, нидерландская "Партия свободы", занимающая крайне жёсткую позицию по отношению к иммигрантам, получила более 15% голосов, заняв 3-е место на выборах 2010 года. Национал-консервативная партия "Фидес" получила 52,77% голосов на прошлогодних выборах в Венгрии. Также 17% голосов набрала ультранационалистическая партия "За лучшую Венгрию". Лидер французской националистической партии "Национальный фронт" Марин Ле Пен (дочь известного политика-националиста Жана Мари Ле Пена), по данным соцопросов, может выиграть президентские выборы 2012 года, за неё готовы проголосовать 23% населения (за действующего президента Николя Саркози — 21%). Нашумевшим событием стал запрет на строительство минаретов в Швейцарии. Инициативу, выдвинутую "Швейцарской народной партией", поддержало 57,5% населения.

Недавно ведущие европейские лидеры Ангела Меркель и Николя Саркози признали полный крах политики мультикультурности: столь стремительная попытка толерантных и демократичных европейцев построить общество, в котором находились бы представители самых различных вероисповеданий и культур без каких-либо конфликтов и всеобщем равенстве с треском провалилась. Как выяснилось, "общечеловеческие ценности", за которые так ратуют США и Европа, а вслед за ними и Россия, практически не способны никого объединить.

Таким образом, мы видим, что олигархические режимы США и Европы фактически стравливают между собой исламскую и христианскую цивилизации. Сначала они в погоне за прибылью начали замещать коренное население дешёвой рабочей силой из стран третьего мира, разрушив все традиционные ценности, заменив их придуманными "общечеловеческими" (толерантность, мультикультурность, всеобщее равенство и т.п.). Затем мировая олигархия начала фактически завоевательные походы за сферы влияния (Вьетнам, Ирак, Афганистан, Югославия). Теперь под эгидой тех же "общечеловеческих ценностей" в виде защиты мирного населения началось вторжение в Ливию, что ещё больше обострило межнациональную и межрелигиозную ситуацию. Наплыв беженцев и ненависть со стороны исламского мира, воспринявшего действия коалиции как новый Крестовый поход, вкупе с олигархической политикой вполне вероятно в недалёком будущем могут привести к очень печальному финалу, который демонстрируется в короткометражном фильме "Европа в 2029 году", — общеевропейской гражданской войне.

Александр Айвазов -- «Свобода» и «несвобода»

В. АЛЕКСАНДРОВ

Выступая на конференции "Великие реформы и модернизация России", посвященной 150-летию подписания Александром II Манифеста об отмене крепостного права в Российской империи, президент Медведев заявил: "Россия тоже должна была измениться, стать передовой страной, которую объединяют с Европой единые ценности. И этот решающий шаг, шаг к развитию и свободе, был совершён в тот период. Прежде всего было упразднено крепостничество, которое веками унижало права, человеческое достоинство миллионов русских людей. Обретение личной свободы дало им возможность стать полноценными подданными Российской империи, по возможности проявлять свою инициативу и выражать собственное мнение… Открыло путь России к экономическому прогрессу, к развитию, к развитию внутреннего рынка, к развитию промышленности".

Читаешь подобные утверждения президента России — и стыдно становится за его "легкость в мыслях необыкновенную". Наши либералы, как только слышат "это сладкое слово СВОБОДА", тут же начинают "кричать ура!!! и в воздух чепчики бросать", и им безразлично, что их "щенячий восторг" абсолютно не соответствует реальной действительности и историческим фактам. Никакого реального освобождения крестьянства в результате этой реформы не произошло, и никакой передовой страной Россия после крестьянской реформы 1861 года не стала. Более того, эта реформа сильно затормозила экономическое развитие России и не решила крестьянский вопрос, а отложила его решение до Октябрьской революции, о чем мне уже приходилось писать в статье "Неизбежность Октября".

СКОЛЬКО И КОМУ СТОИЛА КРЕСТЬЯНСКАЯ "СВОБОДА"?

"Жизнеспособными оказались не фантазии об особом пути нашей страны и не советский эксперимент, — утверждает президент Медведев, — а проект нормального, гуманного строя, который был задуман Александром II. И в конечном счёте, в историческом масштабе прав оказался именно он, а не Николай I или Сталин". Тут не знаешь, то ли плакать, то ли смеяться от "легкомысленности" этих высказываний, но в памяти всплывает один исторический факт. При Николае I известный либеральный помещик решил осчастливить своих крепостных крестьян и дать им вольную, но один из крестьян спросил его: "А как быть с землей-кормилицей? Чья она будет?" Помещик даже удивился: "Как чья? Земля, конечно же, моя! Зато вы больше не будете рабами, т.е. крепостными крестьянами, а будете свободными сельскими обывателями!". Мудрый крестьянин ответил своему либеральному помещику: "Пусть лучше мы будем Вашими, зато земля-кормилица будет Нашей!".

Крепостное право в России имело давние корни, и процентное отношение помещичьих крепостных крестьян ко всему взрослому мужскому населению империи достигло своего максимума в 57-58% к 1811-1817 гг. Впервые существенное сокращение этой пропорции произошло при Николае I, к концу царствования которого по 10-й ревизии 1858 года доля крепостных во всем населении империи упала до 37%. Согласно переписи населения 1857-1859 годов, в крепостной зависимости находилось 23,1 миллиона человек (обоих полов) из 62,5 миллионов человек, населявших тогда Российскую империю. Таким образом, в царствование Николая I произошла существенная трансформация крепостного права и резко сократилась численность крепостных, что облегчало задачу окончательной его ликвидации.

К 1850-м гг. сложилась ситуация, когда ликвидация крепостного права могла произойти и без согласия помещиков. Как указывал историк В.О.Ключевский, к 1850 году более 2/3 дворянских имений и 2/3 крепостных душ были заложены в обеспечение взятых у государства ссуд. Поэтому освобождение крестьян могло произойти и без единого государственного акта. Для этого государству достаточно было ввести процедуру принудительного выкупа заложенных имений — с уплатой помещикам лишь небольшой разницы между стоимостью имения и накопленной недоимкой по просроченной ссуде. В результате такого выкупа большинство имений перешло бы к государству, а крепостные крестьяне автоматически перешли бы в разряд государственных, то есть фактически лично свободных крестьян.

Именно такой план и вынашивал П.Д.Киселев, отвечавший за управление государственным имуществом в правительстве Николая I. Но планы П.Д.Киселева и других независимых специалистов вызывали упорное противодействие помещиков. Поэтому в отличие от комиссий Николая I, где преобладали нейтральные лица или специалисты по аграрному вопросу (Киселев, Бибиков и др.), подготовку крестьянского вопроса Александр II поручил крупным помещикам-крепостникам (включая министров Ланского, Панина и Муравьева), что и предопределило способ ее проведения. В результате "Великой" крестьянской реформы 1861 года крестьяне перестали считаться крепостными, но стали считаться "временнообязанными" и получили права "свободных сельских обывателей". Крестьянские дома, постройки, все движимое имущество крестьян было признано их личной собственностью. Но помещики сохраняли собственность на все принадлежавшие им земли, однако обязаны были предоставить в пользование крестьянам "усадебную оседлость" (придомовый участок) и полевой надел.

За пользование надельной землёй крестьяне должны были отбывать барщину или платить оброк и не имели права отказа от неё в течение 9 лет. За высший душевой надел устанавливался оброк от 8 до 12 руб. в год или барщина — 40 мужских и 30 женских рабочих дней в год. Барщину обязаны были отбывать все мужчины в возрасте от 18 до 55 лет и все женщины в возрасте от 17 до 50 лет. Если до реформы надел у крестьянина был больше высшего, то помещик отрезал в свою пользу "лишнюю" землю. В результате этого средний размер крестьянского надела пореформенного периода составлял 3,3 десятины (3,6 га) на душу, что было меньше, чем до реформы. В чернозёмных губерниях помещики отрезали у крестьян пятую часть их земель, а самые большие потери понесли крестьяне Поволжья.

В случае выкупа по добровольному соглашению крестьяне должны были внести помещику дополнительный платёж. Основную сумму помещик получал у государства. Крестьянин обязан был немедленно уплатить помещику 20 % выкупной суммы, а остальные 80 % вносило государство. Крестьяне должны были погашать её в течение 49 лет ежегодно равными выкупными платежами. Ежегодный платёж составлял 6% выкупной суммы. Таким образом, крестьяне суммарно уплачивали 294% выкупной ссуды. Уплата выкупных платежей была прекращена благодаря Первой русской революции в 1906 году. К 1906 году крестьяне заплатили 1 млрд. 571 млн. рублей выкупа за земли, стоившие всего 544 млн. рублей. Таким образом, крестьяне фактически уплатили тройную сумму.

Еще одним результатом реформы 1861 г. стало появление т. н. "отрезков" — части земель, составлявших около 20%, которые до реформы были в ведении крестьян, а после — оказались в ведении помещиков и не подлежали выкупу. Как указывал Н.А.Рожков, раздел земли был проведен помещиками так, что "крестьяне оказались отрезанными помещичьей землей от водопоя, леса, большой дороги, церкви, иногда от своих пашен и лугов.., в результате, они вынуждались к аренде помещичьей земли во что бы то ни стало, на каких угодно условиях". "Отрезав у крестьян, по Положению 19 февраля, земли, для тех абсолютно необходимые, — писал М.Н.Покровский, — луга, выгоны, даже места для прогона скота к водопою, помещики заставляли их арендовать эти земли не иначе, как под работу, с обязательством вспахать, засеять и сжать на помещика определенное количество десятин".

Как указывал все тот же М.Н.Покровский, вся реформа для большинства крестьян свелась к тому, что они перестали официально называться "крепостными", а стали называться "обязанными"; формально они стали считаться свободными, но в их положении абсолютно ничего не изменилось или даже ухудшилось: в частности, пороть крестьян помещики стали еще больше. Законы 19 февраля 1861 г., означавшие юридическую отмену крепостного права, не являлись его отменой как социально-экономического института. И после реформы 1861 г., вплоть до 1906 г., несмотря на юридическую отмену крепостного права, сохранялся фактический запрет на уход "обязанных" и "выкупных" крестьян со своего участка земли, что указывает на сохранение крепостного права как социально-экономического института. И именно остатки крепостничества в центральной России сформировали основные социально-экономические предпосылки Октябрьской революции.

Что касается конкретных условий выкупа земли, то, по данным Н.Рожкова и Д.Блюма, в нечерноземной полосе России, где проживала основная масса крепостных крестьян, выкупная стоимость земли в среднем в 2,2 раза, а в отдельных случаях даже в 5-6 раз превышала ее рыночную стоимость. Поэтому фактически цена выкупа, установленная в соответствии с реформой 1861 г., включала не только выкуп земли, но и выкуп самого крестьянина с семьей — подобно тому, как ранее крепостные могли выкупить вольную у помещика за деньги. Президент Медведев считает такие условия освобождения крестьян в России "гуманными", однако они были значительно хуже, чем в Прибалтике, где крепостные освобождались еще при Александре I без земли, но и без необходимости уплачивать выкуп за себя.

КОГДА И ПОЧЕМУ РОССИЯ ОТСТАЛА ОТ АМЕРИКИ?

Необходимо остановиться еще на одном высказывании президента Медведева: "Александр II как великий реформатор знал, что Россия должна встать в один ряд с другими европейскими государствами. Он понимал, что свобода ей нужна, что свобода России кровно необходима… И крепостное рабство в нашей стране было ликвидировано — кстати, раньше, чем во многих других странах, включая те же самые Соединённые Штаты Америки". И действительно, формально крепостное рабство в России было отменено на 4 года раньше, чем рабовладение в США. 30 декабря 1862 года президент США Авраам Линкольн подписал "Прокламацию об освобождении рабов", объявившую негров, проживающих на территориях, находящихся в состоянии мятежа против США, "отныне и навечно" свободными. Этот документ дал толчок к принятию в 1865 году XIII поправки Конституции США, которая полностью отменила рабство в Соединённых Штатах.

До начала Гражданской войны в США Авраам Линкольн выступал за постепенное освобождение негров на компенсационной основе, но неудачи в войне и её затягивание постепенно меняли отношение Линкольна к вопросу о рабовладении. Становилось ясно, что главная цель войны — восстановление Союза, становилась недостижимой без отмены рабства. Прокламация об освобождении рабов коренным образом изменила характер Гражданской войны, превратив её в войну за уничтожение рабства. Более того, она вынудила иностранные государства, в том числе и Великобританию, не поддерживать Конфедерацию южных штатов, а британский премьер-министр Пальмерстон не смог организовать интервенции из-за сопротивления либеральной общественности: и "либерализм" на что-нибудь сгодился. Освобождение рабов позволило осуществлять набор чернокожих американцев в армию, и к концу войны в федеральных войсках числилось уже 180 тысяч негров.

И хотя отмена рабства была очень важной, однако, не главной составляющей изменений в аграрном строе США. Главным был акт о Гомстеде, принятый по инициативе Линкольна 20 мая 1862 года. Согласно этому Акту, любой гражданин Соединенных Штатов, достигший 21 года и не воевавший на стороне Конфедерации южных штатов, мог получить из земель общественного фонда участок земли не более 160 акров (65 га) после уплаты регистрационного сбора в 10 долларов. Поселенец, приступивший к обработке земли и начавший возводить на ней строения, получал бесплатно право собственности на эту землю по истечении 5 лет. Участок мог быть приобретён в собственность и досрочно, при уплате 1,25 доллара за акр.

Ограничение в 160 акров было введено для того, чтобы избежать земельной спекуляции, т.к. 160 акров (65 га) — это тот участок, который могла возделывать одна семья с помощью лошадиной тягловой силы. Сравните с 3,6 га душевого надела в России по реформе Александра II, да еще не одним куском земли, как у американского фермера, а несколькими участками, расположенными на значительном расстоянии друг от друга. Все это плюс "отрезки", о которых говорилось выше, делали крестьянское производство абсолютно невыгодным с точки зрения товарного производства. А тот факт, что по истечении 5 лет гомстед переходил в полную собственность фермера абсолютно бесплатно, если он начинал обрабатывать эту землю и строить на нем своё жилье и хозяйственные постройки, делал производство американского фермера высокодоходным, а следовательно, товарным.

По Гомстед-акту в США было роздано около 2 миллионов гомстедов, общей площадью около 285 миллионов акров (115 миллионов гектаров или 30 млн. российских душевых наделов). Этот закон радикальным образом решил аграрную проблему, направив развитие сельского хозяйства по фермерскому пути, и привёл к заселению пустынных территорий. Более того, американские фермеры изначально вели высокодоходное товарное производство, которое позволяло США не только удовлетворять потребности внутреннего рынка в производстве продуктов питания, но и осуществлять экспорт сельскохозяйственной продукции в Европу. С другой стороны, фермеры выступали покупателями продукции развивающейся американской промышленности, чем способствовали бурному росту внутреннего рынка США.

А вот в России Крестьянская реформа 1861 года дала абсолютно противоположный результат. Основная масса бывшего крепостного крестьянства работала в очень тяжелых условиях земельного голода, чересполосицы, отрезков и т.д. Поэтому сельское хозяйство крестьян было не товарным, а потребительским — они потребляли внутри своих хозяйств все, что производили. Поэтому крестьяне, а это более 85% населения России, практически, не предъявляли спроса на промышленную продукцию, ведя натуральное хозяйство. И каким образом Крестьянская реформа Александра II, по мнению президента Медведева, "открыла путь России к экономическому прогрессу,.. к развитию внутреннего рынка, к развитию промышленности", остается только догадываться. В действительности она затормозила развитие России.

КТО И КАК РЕШИЛ КРЕСТЬЯНСКИЙ ВОПРОС В РОССИИ?

"Как получилось, что стремление к свободе через несколько десятилетий обернулось в нашей стране большевистской диктатурой? — удивляется президент Медведев. — Были ли неизбежны реакция эпохи Александра III, чрезмерный радикализм первых российских парламентов? Наконец, был ли неизбежен октябрьский переворот и последующий ГУЛАГ?". Если бы у президента России не было такой "необыкновенной легкости в мыслях", он бы и сам нашел ответ на свой вопрос.

Главной сущностной причиной Гражданской войны в США была борьба за выбор пути экономического развития. Северные штаты, в которых была сконцентрирована нарождающаяся американская промышленность, были за протекционистские меры, которые защитили бы внутренний рынок США от конкуренции более развитой английской промышленности. Великобритания же в то время проводила политику "фритредерского империализма", который как две капли воды похож на нынешнюю глобализацию, только без ВТО.

Южные штаты, решившие отделиться от Севера, вели крупное плантаторское производство хлопка и другой сельскохозяйственной продукции, основанной на использовании рабского труда и ориентированного на экспорт в Великобританию, где сотни фабрик работали на американском сырье. Потребляли же южане в основном импортные товары из той же Великобритании и других европейских стран. Поэтому они абсолютно не были заинтересованы в развитии американской промышленности и внутреннего рынка США, выступая против протекционистских мер правительства США, за свободу торговли. И если бы тогда существовала ВТО, они обязательно вступили в нее. Поэтому победа северян над южанами означала победу стратегии защиты нарождающейся американской промышленности и внутреннего рынка США от английского "фритредерского империализма" — читай, глобализации.

Российские помещичьи хозяйства, так же, как и рабовладельческие плантаторы южных штатов, работали в основном на экспорт, а сами помещики часто жили за границей и потребляли в основном импортные товары. Помещикам нужна была свобода торговли, и им было наплевать на развитие российской промышленности и внутреннего рынка, точно так же, как нашим нынешним олигархам, выразителем чьих интересов и является президент Медведев. Именно поэтому крестьянская реформа 1861 года, осуществленная в интересах помещиков, привела к торможению развития внутреннего российского рынка и российской промышленности.

Только реформы Витте и Столыпина придали ускорение развитию экономики России на рубеже веков, но время было уже упущено, да и самих реформаторов Николай II быстро отстранил от власти. И если в 1861 году уровень развития России мало чем отличался от уровня развития США, то к Первой мировой войне он был меньше уже в разы. Это отставание и господство остатков крепостничества привели к неизбежности Октябрьской революции, которая раз и навсегда решила "крестьянский вопрос" в России. А заодно, не без помощи ГУЛАГа, Сталиным был решен и вопрос отставания в экономическом развитии от США, благодаря чему была одержана Победа в Великой Отечественной войне, над страной был создан "ядерный зонтик", и гражданин СССР первым полетел к Звёздам. Именно поэтому все социологические опросы показывают ностальгию россиян по советскому периоду, как бы говоря государству: "Пусть мы лучше будем ВАШИ, зато все богатства страны будут НАШИ! Только тогда мы будем по-настоящему СВОБОДНЫ!"

Александр Нагорный, Николай Коньков -- Демофашизм — за углом...

Проект Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ "Предложения об учреждении общенациональной государственно-общественной программы "Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении", вопреки своему названию, разрывает российское общество на две неравные части.

Одна состоит из разного рода пересекающихся между собой меньшинств — от олигархических и этнических до сексуальных. Но "вес" этого меньшинства, составляющего примерно 7% населения России, или около 10 млн. человек, оказывается несопоставимо велик по сравнению с его номинальным количеством, потому что это меньшинство за последние 20 лет практически полностью захватило в свои руки власть и собственность (именно в такой последовательности по времени и по значению) в нашей стране. Для этого меньшинства советское прошлое нашей страны, ядром которого, безусловно, была сталинская эпоха 1929-1953 годов, по-прежнему представляет собой величайшую опасность и по части социальной справедливости общества в целом, и — что, наверное, даже более важно — по части социального достоинства людей, составляющих это общество.

Вторая часть — это подавляющее большинство населения России, те 130 млн. человек, которые сегодня лишены и власти, и собственности, и прав, и социального достоинства, которые низведены меньшинством до положения "быдла", граждан второго сорта, которым можно не давать зарплаты, урезать пенсии и социальные пособия, которых можно лишать реального права на образование и лечение, безнаказанно давить на дорогах, уничтожать алкоголем и наркотиками, лишать смысла жизни, исторической и национальной памяти.

Глава Совета Михаил Федотов, одновременно являющийся советником президента Дмитрия Медведева, руководитель авторской группы проекта Сергей Караганов, а также их единомышленники, несомненно, представляют интересы именно этого привилегированного меньшинства, и созданный ими документ является, по сути, не программой общенационального примирения, а программой подавления угнетённого, униженного и оскорблённого большинства российского населения под флагом "десталинизации". Не случайно появление данной программы вызвало восторг и полное одобрение у западной элиты, по заказу и уже готовым лекалам которой она, собственно, и создавалась.

Возложить на Советский Союз, наряду с Третьим рейхом, ответственность за развязывание Второй мировой войны — давняя идея тех, кто, собственно, эту войну и развязал: транснациональных финансовых монополий, обеспечивших приход к власти Гитлера с его идеологией "Дранг нах остен", то есть "Похода на Восток", быструю милитаризацию Германии и её поэтапное "умиротворение", на деле поощрявшее военную агрессию немецкой политики.

Поэтому когда сегодня, сопоставляя гитлеровский план разгрома Советского Союза "Барбаросса" с реальным положением дел в нашей стране, мы внезапно для самих себя удивляемся их практически стопроцентному совпадению и говорим о том, что отечественным "демократам" ровно через пятьдесят лет удалось сделать то, что в своё время не удалось немецким нацистам, — мы удивляемся напрасно. У нынешних "демократов" и исторических фашистов — один и тот же хозяин и заказчик: транснациональные (по преимуществу американские) финансовые монополии, торговцы деньгами.

Именно они по итогам Первой мировой войны разрушили три монархические империи: Германскую, Российскую и Австро-Венгерскую. Именно они по итогам Второй мировой войны разрушили две колониальные империи: французскую и британскую. Именно они по итогам Третьей мировой, "холодной", войны разрушили одну партийную империю: Советский Союз. Именно они сейчас последовательно создают всемирный "электронный концлагерь", где практически всё человечество должно превратиться в бесправных заключенных, а сами они, под вывеской "мирового правительства", — в безусловных повелителей мира.

Разумеется, для реализации этих планов необходимо не только введение "электронных удостоверений личности", без которых человек не сможет существовать (на территории РФ такая "всеобщая чипизация" предусмотрена программой "Электронная Россия", а очередным шагом в этом направлении стало принятие Мосгордумой 9 марта закона, предусматривающего обязательное введение универсальной электронной карты, призванной заменить все виды удостоверений личности. Нужно еще идеологическое обоснование подобного насилия над правами и свободами человека. И таким обоснованием, в полном соответствии с давними прозрениями Джорджа Оруэлла ("Свобода — это рабство", "Война — это мир"), избрана борьба против "тоталитаризма", одним из вариантов которого объявлен "сталинский" социализм в СССР.

Программа "десталинизации" российского общества, которая выдвигается "агентурой влияния" транснациональных финансовых корпораций в качестве ключевого элемента его "модернизации", на деле представляет собой многофункциональное организационное оружие, которое, в случае его применения, должно поразить сразу несколько целей.

Первая из них — это международный статус России как правопреемницы СССР. Признание Российской Федерацией коммунистической партии "преступной организацией", а Советского Союза — "преступным государством" автоматически исключает нашу страну из числа победителей во Второй мировой войне ("Восточный фронт как война двух преступных тоталитарных систем"), что должно повлечь за собой организацию "второго Нюрнберга" с принципом равной ответственности Германии и России за разжигание Второй мировой войны, с наложением репараций в пользу пострадавших от "военных преступлений Советского Союза" государств, народов и физических лиц, а также, соответственно, с исключением РФ из числа постоянных членов Совета Безопасности ООН, имеющих право вето.

Вторая цель — это включение России (или созданных на ее территории "новых независимых государств") в глобальный геостратегический конфликт между Китаем и Соединенными Штатами на правах "младшего партнера" (или "младших партнеров") последних.

Третья цель — это полная либеральная зачистка государственного аппарата с "запретом на профессии" для тех граждан России, которые "отрицают или преуменьшают преступления прошлого", то есть налицо те же формулировки, которые введены на Западе для Холокоста.

Наконец, четвертая цель — это трансформация сознания всего российского общества на основе внедрения в него "комплекса вины" за преступления прошлого вместо гордости за Победу 1945 года и слома всего российского "цивилизационного кода", "национально-культурного ядра русской цивилизации", как это и предусматривалось параполитическими транснациональными структурами с конца 60-х годов (теория "конвергенции" и её транскрипция образца 1992 года в известной статье Анатолия Ракитова, бывшего тогда советником Бориса Ельцина).

Иными словами — перед нами программа геноцида носителей традиционного русского сознания, традиционной русской культуры (прежде всего — в самых близких по времени, то есть советских её формах). Дело здесь не только в итогах очередной национальной переписи, показавшей сокращение постоянного населения РФ почти на четыре миллиона человек — дело в агрессивной государственной политике, полностью безразличной к судьбе всех, кто "не вписался в рыночные реформы". Это можно назвать "рыночным фашизмом", "либеральным фашизмом", "демофашизмом", — суть останется одной и той же.

Только из-за полной культурной и лингвистической глухоты авторов программы модернизации-десталинизации-декоммунизации, абсолютного неприятия ими форм и смыслов русского языка можно было "задвинуть" в текст этого документа предложение переименовать нынешний мертворожденный праздник Днем народного единства (4 ноября) в День памяти жертв Гражданской войны и национального примирения. Согласитесь, что фраза "День жертв национального примирения" звучит несколько странно, однако, видимо, она, случайно и нечаянно образовавшаяся в результате напряженной мыслительной работы создателей программы десталинизации, вполне соответствует их истинным целям. Всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно...

И, пожалуй, самое главное — "вброс" данного текста, судя по всем последним, сопутствующим ему, событиям, может свидетельствовать о том, что подготовка к решающему политическому повороту или перевороту в Российской Федерации вступает в завершающую фазу, а "десталинизации" уготована роль официальной идеологии этого поворота (переворота). Изгнание путинских "силовиков" из "естественных монополий", "показательная порка" в Госдуме депутата-"единоросса" Константина Затулина, посмевшего публично присоединиться к "личной" позиции Путина по Ливии, "благотворительная" поездка Медведева к десантникам-штурмовикам, дикая антипутинская истерика, развернутая не только в отечественной либеральной прессе, но и на Западе, от британской "Times" и американской "Washington Post" до заштатных бельгийских и норвежских изданий, — всё это напоминает не столько кампанию психологического давления на строптивого политика, сколько "информационную артподготовку", за которой должно последовать его уничтожение.

Как повернутся реальные события и как ответит подавляющее большинство нашего общества на попытку "либерального реванша"? Ответ на этот вопрос даст только время. Ведь в марте 1991 года три четверти граждан СССР на референдуме проголосовали за его сохранение, а через девять месяцев не нашлось никого, кто смог бы остановить беловежский сговор и уничтожение Советского Союза. Но сказать сегодня о том, что демофашизм — уже за углом, и что его торжество будет означать еще один шаг русской цивилизации и русского народа к своему исчезновению с лица Земли, совершенно необходимо.

Анна Серафимова -- Жили-были

В доме правозащитника и предпринимателя Михаила Борисовича засорилась канализация. Был забит мусоропровод. И при демократии миазмы невыносимо смердят. Михаил Борисович позвонил в ЖЭК. Чтобы пришёл специалист и исправил положение. Ему ответили, что могут прислать экономиста, чтобы тот подсчитал, во сколько обойдется замена всех труб. А также специалист поможет выбрать банк, где выгоднее хранить сбережения. Михаил Борисович не хотел менять всю систему, а хотел, чтобы пришел сантехник и прочистил имеющуюся. Ему ответили, что демократические колледжи, в отличие от совковых ПТУ, не готовят таких низменных специалистов. Демократия сама все рассосёт.

Михаил Борисович взял мешок с мусором и пошел выбрасывать на помойку. Но подойти к бачкам с отходами не представлялось возможным: все подступы завалены мусором, в котором копошились крысы. Михаил Борисович позвонил в ЖЭК, чтобы прислали уборщиков. Но там ответили, что могут прислать дизайнера по ландшафту, и тот составит план как обустроить прилегающую территорию. Мусорщики — это люди не успешные. Зачем они новой России, главный ценностный критерий гражданина которой, по словам кое-кого, страшно и назвать кого, успешность? "Такие профессии нам не нужны!" — сказала, как отрезала, партия власти. 70% молодых людей хотят быть чиновниками. Эти мечты и помыслы молодёжи всячески приветствовали демократы. И ни один молодой гражданин не выразил желания быть мусорщиком.

Когда Михаил Борисович отказался от ландшафтного дизайнера, ему предложили в качестве альтернативы прислать правозащитника. Это возмутило Михаила Борисовича "На кой чёрт он нужен? От него все равно никакого толку. Я-то знаю. Я сам — правозащитник".

Михаил Борисович позвонил в санэпидемстанцию, чтобы вызвать специалиста для травли крыс. Но услышал в ответ, что могут прислать дантиста и пластического хирурга. Крысоловы по определению не могут быть средним классом. А в России все специалисты должны быть не ниже среднего класса, преуспевающими потребителями дорогостоящих услуг. Поэтому санэпидемстанция, шагая в ногу с установками партии власти и правительства, набрала в штат исключительно представителей престижных профессий.

Но нельзя сказать, что на звонок с требованием уничтожить крыс не отреагировали. Отреагировали. Представители общества защиты животных, которым просигнализировали из санэпидемслужбы, прибыли и наложили штраф за посягательство на убийство двух и более особей, подстрекательство к убийству по предварительному сговору. Михаилу Борисовичу светил солидный срок. Но ему удалось отделаться штрафом. Всё-таки правозащитная смекалка пригодилась. К тому же адвокаты доказали, что такое отношение к крысам со стороны их подзащитного — это наследие тоталитаризма, последствия нетерпимого отношения к инаковости со стороны советского строя. Корни этого недружественного порыва в отношении крыс — в атмосфере подозрительности, царившей во времена, когда формировалась психика Михаила Борисовича. Но ныне преуспевающий торговец водкой и ломом цветных металлов проникся общечеловеческими ценностями и заседает в палате общественности по делам правозащиты.

Помимо уплаты штрафа пришлось также прослушать курс лекций о высоком интеллектуальном уровне крыс, их семейной сплочённости, клановости, заботливости о членах семьи. Просмотрел заподозренный в крысофобии и фильм на данную тему. "Любите крыс!" — завершался фильм призывом.

И хотя Михаил Борисович убеждал комиссию по лояльности и толерантности, что он полюбил крыс и не питает к ним неприязненного отношения, пришлось на деле доказывать это утверждение. Для этого к нему в квартиру, в которой не работала канализация, поселили семейство крыс. Оснастили жилище видеокамерами, под пристрастным наблюдением которых хозяин жилища в течение трёх месяцев, отведённых под коррекцию менталитета, должен был демонстрировать мирное сосуществование и создание режима наибольших симпатий, равноправия и толерантности: крысы ели на столе, залазили в кровать, вили гнёзда в платяном шкафу…

Наступил дачный сезон, и Михаил Борисович решил обиходить участочек землицы. Для чего позвонил в ближайший совхоз, откуда то и дело к нему приходили рабочие. Там ему предложили услуги риэлтора, который поможет продать дом в самые сжатые сроки: "Завтра же вы можете остаться без дома", — заверили домовладельца. Когда он отказался от такой услуги, у него поинтересовались, какова площадь его участка, и сообщили, что поле для гольфа устроить на нём нельзя, но могут прислать устроителей праздничных шоу, и они составят смету проведения праздника на открытом воздухе, определят, где можно разместить сцену.

Когда Михаил Борисович поинтересовался, куда подевались специалисты рабочих профессий, физического труда, ему ответили, что сбылась мечта его, как и всех либералов: совки вымерли. А именно они занимались физическим трудом. Новых специалистов не престижных профессий не готовят. Учебные заведения выпускают экономистов, менеджеров, дизайнеров, актеров, визажистов… Вот их могут прислать в любом количестве. А тех, кого он заказывает, нету и в единичных экземплярах: кто умер по старости, кто от голода и болезней, непосильного труда и эксплуатации. И поэтому заживут правозащитники и предприниматели, торгующие водкой, счастливо — все равные среди равных, и сразу будут приняты в совет Европы. Куда со свиными рылами и сантехническими ухватками не пускали.

Советник высокого лица выразил убеждение: русский народ — препятствие поступательному движению реформ на Руси. И чем меньше этого народа, тем быстрее будет движение. Уж понесётся страна с ускореньицем! Уж она без препятствующего прогрессу и процветанию народа оторвётся!

Глеб Самойлов, Костя Кинчев -- Рок = русское сопротивление

ФОТО АЛИНЫ ПЛАТОНОВОЙ

ГЛЕБ САМОЙЛОВ. ИЗ ЭФИРА ПРОГРАММЫ "МУЗЫКАЛЬНЫЙ РИНГ" (НТВ) 31 МАРТА 2011 Г.

О газете "Завтра"

Газета "Завтра" для меня ценна тем, что с этими людьми я знаком уже более десяти лет. Я их уважаю и даже больше, наверное. У "Завтра" была, есть и остается своя основополагающая позиция, конкретная — национал-патриотическая. Тем не менее, в "Завтра" печатаются люди, чья позиция расходится с мнением редакции. В "Завтра" печатают даже анархистов. Это газета, которая сохраняет независимость. Они опубликовали моё интервью, не изменив в нём ни слова. И в остальном они верны себе. Вот за это я их уважаю.

При том, что основная идея Александра Андреевича Проханова, конечно, национал-патриотическая…

О песне "Делайте бомбы"

Моя песня "Делайте бомбы", к сожалению, — просто констатация того, что происходит сейчас в мире. Но при этом я действительно считаю, что методы легальной борьбы, в том числе конституционной, митинговой себя исчерпали.

ФОТО ЮЛИИ МАКОВЕЙЧУК

КОСТЯ КИНЧЕВ. ИЗ ВЫСТУПЛЕНИЯ НА ВЕЧЕРЕ В ЦЕНТРАЛЬНОМ ДОМЕ ЖУРНАЛИСТОВ 31 МАРТА 2011 Г.

О запрете организаций русских националистов

В этом отношении я недоволен позицией государства; вместо того, чтобы понять народ и его волеизъявление, государство начало завинчивать и без того затянутые гайки. Во что это выльется? Все мы знаем законы физики, хотя бы по начальной школе. Когда пару некуда выходить, получается взрыв. И государство может его спровоцировать. Я же всецело на стороне русского народа, к которому имею честь принадлежать.

О лозунге "Православие или смерть!"

Государство, боясь народа, футболку с такой надписью посчитало экстремистской. Так что все, кто её носит, теперь экстремисты и могут быть осуждены по статье 282. Мне не привыкать, уже скоро 25 лет как меня окрестили фашистом…

Для меня слоган "Православие или смерть" — это переиначенная фраза Феофана Затворника. Он говорил так. "Не знаю кому как, но мне без Православия не спастись". И я только этот смысл вижу в этой надписи на футболках, которую власти признали экстремистской. Мне без Православия смерть.

О событиях на Манежной площади

Мне бы хотелось, чтобы Русская Православная Церковь и, в частности, наш Патриарх Кирилл не боялись слова "русский". А обращение к нам звучало бы так: "русские братья и сестры". Меня расстроила речь Патриарха после событий на Манежной площади. Я всецело за симфонию властей, но эта симфония должна строиться исключительно таким образом, чтобы власть светская получала окормление у власти духовной, а не наоборот. Патриарх, к сожалению, озвучил то, что хотело услышать государство, а от себя ничего не сказал. Но, видимо, наш Патриарх — просто дипломат, и не мне его судить, он большой человек, кто я такой, чтобы делать замечания?! Но если уж разговор об этом зашел, его речь меня расстроила…

Государство декларирует, что мы многонациональная страна. Поэтому все ощущают себя дома и ведут как привыкли у себя в ауле. А парадокс в том, что у всех есть ощущение дома, а у нас…мы вроде титульная нация и говорим на русском языке, а чувствуем себя, как индейцы в резервациях. У татар есть Татария, у башкир — Башкирия, они там дома, и здесь они тоже дома, а у русских нет ничего. Так что удивляться, когда приезжие себя так ведут? Такое ощущение, что государство боится самоидентификации. Национальности ведь вымарываются из всех документов. Как было раньше — "советский народ", а сейчас мы такие вот "россияне". Мне это не нравится, я хочу ощущать себя русским.

Алексей Касмынин -- Куба рядом

ЭНДРЮ СЕНТ-ДЖОРДЖ. «ЧЕ ГЕВАРА РАССЛАБЛЯЕТСЯ В СВОЕЙ КОМНАТЕ В КРЕПОСТИ ЛА КАБАНА И ПЬЁТ МАТЕ», 1959 Г.

Если бы кто-то заразился идеей создать топ самых главных образов, сформированных в ХХ веке, портрет Эрнесто Че Гевары занял бы в нём одну из лидирующих позиций, наряду с белыми рукописными буквами на красном фоне, обозначающими название всемирно известного напитка и четырьмя англичанами, следующими друг за другом по дорожной зебре. Этот двухцветный портрет, написанный Джимом Фицпатриком по фотографии Альберто Корда, знаком, наверное, каждому, вне зависимости от пола, возраста, вероисповедания и места проживания. Образ Че Гевары можно встретить на чём угодно, начиная от кубинских банкнот и заканчивая индонезийскими электрогитарами.

Ставшая канонической фотография, снятая Альберто Корда 5 марта 1960 года, представлена на выставке в Центре современной культуры "Гараж". Помимо фотопортрета Че Гевары, там также можно увидеть оригиналы фотографий Кубы в период революции и незадолго до неё. В экспозицию вошли работы Константино Арьяса, классические снимки Анри Картье-Брессона, Рауля Корралеса, Рене Бурри и Бёрта Глинна. Сквозь эти снимки каждый желающий может лично взглянуть на людей и события, породивших одну из самых известных легенд XX века.

Куба, без сомнений, представляла собой практически идеальную сцену для превращения обычных людей в героев, в кумиров для тех, кто, казалось бы, не имел ни к Кубе, ни к революции, ни к самим идеям, провозглашённым там, вообще никакого отношения.

А сцена была внушительная: дореволюционные фотографии демонстрируют море без границ, ослепляющее солнце и жителей Кубы, занятых постоянной работой. Кто на крохотных полях, разбитых в условиях окружённого бескрайними водными просторами острова, кто на рыболовном судне, кто на рынке, развёрнутом в тени арок узких улочек Гаваны.

Кроме жителей Кубы, героями фотографий зачастую становятся американские туристы, безудержно отрывающиеся в кубинских отелях, за пределами оград которых сиротливо пристроились хижины местных жителей, построенные из досок, крытые тростником. Американским туристам, воротилам крупных компаний, местечковым собственникам, судя по фото, жилось вольготно и беспечно: ведь Куба — это настоящий туристический рай с песчаными пляжами и тенью пальм.

АЛЬБЕРТО КОРДА. «ФИДЕЛЬ КАСТРО НА ЛЫЖАХ». СССР, 1964 Г.

Фотографии демонстрируют абсолютную поляризацию кубинского мира. Даже тот, кто не понимает, о чём идёт речь, подсознательно формирует аффекции. Середина 50-х: Куба интересует мировое сообщество разве что как туристический курорт и родина Сантьяго, главного героя повести Хемингуэя "Старик и море". Эти образы ещё будто бы покрыты налётом повседневности, незыблемости: так есть и так будет изо дня в день.

Но сцена резко меняется, когда на свободу выходит Фидель Кастро. Этот момент также запечатлён на фото. Куба сразу же превращается в торжественное, напряжённое пространство, а действующие лица, будто бы работая на камеру, постоянно пребывают в величественных, слегка театральных позах. Даже ведя бой в лесу, даже находясь в засаде, даже следя за тем, чтобы в освобождённых районах не стала развиваться анархия.

И решающим фактором в формировании легенды, создании образа Че Гевары, характеризующего революцию и протест, стало то, что затеянный небольшой группой повстанцев переворот в конечном итоге удался. Это колоссальный идейный заряд, и основным двигателем тут являюется не Куба и её жители, не повстанцы, захватывающие города, не танки и даже не Фидель Кастро, которого не остановили неудачи, — а факт того, что горстка людей бросила вызов непреодолимой силе и смогла победить. Их протест с оружием в руках против устоев мирового порядка не был пустым сотрясанием воздуха. Всё произошло сравнительно быстро, прогремело кубинским взрывом, который нашёл отклик в сердцах миллионов, подсознательно представляющих себе победу добра над злом именно в таком героическом, упрощённом, сведённом к полярности виде.

Тогда почему именно Че Гевара стал символом молниеносного протеста? Ответ, скорее всего, лежит на поверхности. Фотопортрет показывает Че Гевару как идеального героя революции — таким, каким его подсознательно представлял каждый, таким, какой он и должен быть в доблестном мифе о торжествующей справедливости.

Выставка "Куба в Революции" работает до 24 апреля. Проезд: м "Марьина роща", "Новослободская", ул. Образцова, д.19А, Центр современной культуры "Гараж". Тел. для справок: (495) 645-05-20.

Даниил Торопов -- Апостроф

Антон Сорокин. "Тридцать три скандала Колчаку". СПб.: "Красный Матрос", 2011, 148 с.

"Это не литература, это вне литературы. Тем хуже для литературы, если волнующая книга, производящая впечатление, не находит себе места в литературных теориях, это значит плохи теории, если иногда губят рукописи писателя".

Есть книги, которые читаешь долго, натужно, потом закрываешь и больше не возвращаешься. Есть тексты, на которые потратишь минимум времени, но потом обязательно будешь возвращаться, перечитывать, "копать" вокруг. Сродни интернету: зашёл на сайт, наткнулся на интересную ссылку и отправился путешествовать.

Проекты издательства "Красный матрос" осваиваются быстро, но потом неоднократно к ним обращаешься, погружаешься в контекст. Сегодня, как никогда, надо уметь останавливаться, перечитывать, прорабатывать.

Тем более, "Тридцать три скандала Колчаку" — такая книга, открыв которую тут же обращаешься к иным источникам — да, действительно был такой писатель Антон Сорокин. Сам Горький некогда написал одному сибирскому писателю: "Вам, сибирякам, следовало бы собрать все, что написано об Антоне Сорокине, и собрание этих очерков издать. После того, как будет издана эта книга, можно приняться за издание работ самого Сорокина". Но ни в советском литературном энциклопедическом, ни в постсоветском словаре "Русские писатели XX века" Антон Сорокин не значится.

А ведь Антон Сорокин — литературная легенда Омска начала XX века, а "Тридцать три скандала Колчаку" — памятник сразу трёх культурных эпох: эпохи "модерна", революции и гражданской войны и советских двадцатых. По мнению издателей, некоторые стороны творческой активности писателя предвосхищают возникшие много позже направления авангардистского искусства XX века: мэйл-арт ("искусство почтовой коммуникации"), рэди-мэйд (искусство присвоения чужих текстов), тщательное документирование и архивирование деятельности художника, искусство акции, перформанса. Не случайно Сорокина высоко ценил Егор Летов. По мнению авторов-составителей книги, летовский проект "Коммунизм" — не что иное, как реализация идей, возникших, в том числе, под влиянием сорокинского творчества.

Как заведено у "Красного матроса", издание основательно иллюстрировано фотографиями, документами и графикой Сорокина. Имеется серьёзное предисловие, фундаментальный список литературы и добрая сотня примечаний. Первый же пункт которых вызывает удивление: Сорокин по жизни пересекался с таким человеком, как Григорий Шварц-Бостунич — тот самый автор книги "Масонство и русская революция", будущий сотрудник "Аненербе". Сорокину симпатизировал генерал Танака Гиити, будущий японский премьер-министр,

"Появление" Сорокина в чём-то напоминает мне историю Павла Горгулова. Когда Сергей Кудрявцев выпустил книгу "Вариант Горгулова", многие не просто открыли для себя это имя, но фактически бросились к словарям. Там действительно значилось, что в 1932 году Французской республики Поль Думер был застрелен странным русским эмигрантом, литератором, не то анархистом, не то фашистом. О Горгулове писали Набоков, Ходасевич, Эренбург.

Сорокин ни в кого не стрелял. Он скандалил. Но так, что сам вполне мог нарваться на пулю. Времена-то были суровые. Из предисловия: "К скандалу писатель относился эстетически, как к произведению искусства, и строго рационально. Скандал и есть, по Сорокину, высшая форма литературного творчества: по крайней мере, весь город Омск — в этой системе ценностей — замирает в напряжённом ожидании: что ещё вытворит Сорокин?" В 1915 году Сорокин опубликовал статью о собственном самоубийстве, выдвигал себя на Нобелевскую премию, по самопризнанию, "дискредитировал власть Колчака".

В недавнем сборнике "Семиотика скандала" из серии "Механизмы культуры" Нора Букс отмечала, что "скандал существовал всегда, но в зависимости от общественных и культурных тенденций он функционировал в разных пропорциях и с разной степенью доминирования и активности. В ХVIII веке скандал явился одним из организующих элементов писательского быта. В ХIХ веке романтизм создал моду на высокое скандальное поведение. В начале ХХ века в авангарде утвердилась тотальная установка на скандал. Но никогда еще не было такой общей ориентации на скандал в культуре, как в наши дни". И если за "скандалистами" прошлого — талант, энергия, содержание, то сегодняшний скандал зачастую — конъюнктурный жест, откровенно вписанный в рыночный контекст. Сложно после венского акционизма (почти полувековой давности) всерьёз воспринимать некоторые выходки "актуальных художников". А уж после Сорокина многие темы кажутся более чем тривиальными, искусственными, фальшивыми.

"Канун отступления. Каринская в "Русской избушке" даёт банкет. Занавес в театре Левобруни. Песни Каринской, потом патриотические стихи. Министры. Колчак.

Выходит Антон Сорокин, зажигает свечу. Колчак соскакивает и бежит, за ним бежит свита, и всё зало пошло к выходу.

И громкий крик Антона Сорокина: "Отступление от свечи Антона Сорокина. Боитесь света. Теперь понятно всем, почему вы так любите отступать!" (скандал двадцать девятый).

Андрей Смирнов -- Музон

Василий Шумов представляет: "Творческая акция "Содержание 2" ("Союз") 2011.

Проект "Содержание", который Василий Герардович Шумов задумал в пику бездумному официозному попсу и форматному року, получил своё второе воплощение. На обложке проекта — контуры десяти гитар, так как всего планируется записать десять выпусков "Содержания", примерно по альбому в год.

В первом "Содержании" Шумов выступал в роли продюсера, идеолога, автора и исполнителя, а среди соратников были известные персонажи — Скляр, Борзыкин, "Барто", "The Vivisectors".

После выхода первого альбома весной прошлого года к Шумову стали обращаться различные музыканты, которые хотели принять участие в проектах акции "Содержание". Лидер "Центра" начал проводить сессии прослушиваний на репетиционной базе "Красные Ворота". После сессии Шумов общался с музыкантами, предлагая им записать специальный трек для альбома "Содержание-2".

Новое "Содержание" — четырнадцать треков, большая часть из которых принадлежит молодым группам — "США Зайцев", "Малага", "Партизаны Против Public Relations", "Квартира 23", "Девять", "Штабеля", "Нина на дне", "Психоделические призмы", Jamcat feat. Вова Титаник, "Interzona", Театр "Грим Масса", Пахом/Прохор, "Ночной проспект" и "Центр". Расширилась и география участников альбома — Москва, Санкт-Петербург, Лос-Анджелес, Нью-Йорк, Владимир, Коломна, Курск, Омск.

По словам Шумова, "Работа над альбомом "Содержание-2, в котором в основном были представлены молодые группы, показала, что идея этой акции нашла поддержку у самых разных поколений. К нам обратились молодые, весьма оригинальные музыканты, которым есть что сказать, но у которых практически нет другой возможности быть широко услышанными. Я отношусь к этим ребятам с большой симпатией…"Проект "Содержание" — некоммерческий, несмотря на то, что мы приступаем к реализации уже его третьей части. Его цель — еще раз обратить внимание общества, что из музыки и из нашей жизни в целом исчезает содержание, уступая место пустой форме, гламурному, тусовочному, приспособленческому стилю жизни. И что, несмотря на это, есть музыканты, которые способны создавать оригинальные, одухотворенные произведения".

Очевидный плюс проекта: Шумов выступает как музыкальный продюсер, предоставляет музыкантам пространство для реализации. В отсутствие инфраструктуры, институций, площадок, господстве формата — следовательно, невостребованности значительной части молодых музыкантов — благородное и важное дело. Так, проект "Jamcat feat. Вова Титаник" возник непосредственно на "Содержании", где его "составные части" познакомились. В сети уже можно обнаружить ряд совместных произведений.

Шумов явно хочет этим проектом переломить господство пофигизма и довольства, открыть своеобразную моду на "содержание".

Проблема в том, что в конце восьмидесятых "песни протеста" производились в промышленных масштабах — о качестве и подлинном содержании уже не думали. "Политику" начинали играть группы, музыка и "образ мыслей" которых были далеки от этого — результат выходил просто чудовищный.

И сегодня мы уже имеем Катю Гордон в качестве "несогласной", сытый "Несчастный случай" выдаёт остросоциальный номер "Шла Саша по шоссе", про "Нойза МС" можно даже не упоминать. Чего здесь больше — "содержания" или откровенной конъюнктуры? Тем более, многие творения, скорее, укладываются в концепцию "Перестройка-2".

Тот же "Центр" представил на пластинке композицию про "Тюремное КБ". Тема, мягко говоря, далеко не актуальная. И дело даже не в том, что в шарашках были достигнуты серьёзные научно-технические прорывы. Проблема в том, что в царстве ельцинской "швабоды" большая часть научной элиты оказалась перед выбором — эмиграция, голодная смерть или торговля шмотьём на рынке. Не исключаю, что многие променяли бы такое счастье на шарашку. И этот момент меня волнует куда сильнее. Но на работу с недавним прошлым (да и настоящим тоже!) Шумова как-то не хватило.

"Новая компания музыкантов, собранная Василием Шумовым, продолжает поиск музыкального смысла в океане музыкальной безвкусицы, — уверенно сообщает пресс-релиз. Увы, представленный набор откровенно не вдохновляет. Дидактично, пресно, формально. При этом очевидно, что небанальных по форме и содержанию проектов на русской независимой сцене предостаточно.

Шумов удовлетворенно констатировал, что "Содержание-2" даёт богатую музыкальную стилистику по сравнению с первым альбомом "кроме песен социального комментария, есть также и трип-хоп, баллады, индастриал, психоделия, лаунж и другие современные музыкальные стили". Но по факту "Собрание-2" — собрание рокапопса и столь же форматной электронщины. Исключение составляют — "Ночной проспект" с остроумной вещицей "Player", Пахом и Прохор ("Правилка") и элегантная жуть "Зелёные похороны" от коллаборации Шумов — Евгений Вороновский — Театр "Грим Масса".

Так что пока творческая акция "Содержание", несмотря на пафос и весомость целей, совсем не убеждает.

Специально для вас мы предлагаем - массаж видное услуги от компании «Ребис».

-- Русские

К. ПЕТРОВ-ВОДКИН. ПЕТРОГРАДСКАЯ МАДОННА (1920), ФРАГМЕНТ

ЧУДОВИЩНУЮ однородную картину вымирания нации мы увидели за сухими выкладками прошедшей переписи населения. Озвученные цифры неопровержимо свидетельствует о планомерном и стремительном уничтожении русского народа. Данные о потерях в мирное время 2 000 000 человек вопиют о свершающейся трагедии, трезвонят о страшной беде, охватившей все исконно русские земли. Существуют расчеты, согласно которым русское население сократилось на 4 000 000 человек. Но за счёт прироста в национальных окраинах и колоссальной миграции с Юга — возникла цифра дефицита в два миллиона…

Читая данные переписи, мы видим перед собой вовсе не естественный процесс медленной убыли народа. Сформированные в стране условия обеспечивают быстрый процесс вымирания русских. Поскольку масштабы совершаемого убийства огромны — то этот процесс можно назвать геноцидом.

Идет "зачистка территорий" от опасных аборигенов. Видимо, русские несут в себе "неудобные" формы поведения. Содержат некие социальные, религиозные, мировоззренческие, особенности, несовместимые с "новым мировым порядком".

ЧТОБЫ ОЧИСТИТЬ территорию от русских, власть, которой это поручено, пользуется определенными методиками. Можно перечислить несколько форм разрушительного воздействия на русских.

В ходе преобразований русский народ был лишен работы. Речь не только о безработице и крахе промышленности. Русские лишены главной своей работы — создания супергосударства. Русский человек, создавая супергосударство, одновременно создавал дорогу, станок, бомбардировщик, математическую школу, симфонию или колыбельную песню. Всё это он создавал потому, что не покладая рук строил свое великое царство, ковал свою Империю.

Когда Империю уничтожили, то под откос пустили всю тысячелетнюю работу русского народа. Сейчас русским не дают строить государство. Русские безработны в глобально-историческом масштабе. Народ лишен смысла, он лишен идеологии своего существования. А значит, лишен и жизненного уклада, то есть путей для осуществления осмысленной деятельности.

Немыслимое пьянство, наркомания, жестокие драки и убийства в подворотнях, бандитские войны, автомобильные катастрофы, аборты — от великой безработицы. К тому же это результат выбивания из народного сознания смысловых основ, главных понятий, на которых строится жизнь. На Россию направлены магические пушки, мощнейшие кинескопы, которые выжигают из сознания народа культурные коды. Русские сегодня в большинстве своем отсечены от своей национальной культуры, от фундаментальных ее основ и понятий. Имеются в виду не глиняные свистульки, и не воротнички с вышивками, но базовые направления, соединяющие народ с родниками национального счастья.

Через эти кристальные потоки народ получает энергию. Через них народ получает поддержку в самые страшные минуты своего существования.

Русский мог петь или рыдать от счастья, а когда приходили поляк, француз или немец, — выгонял оккупанта вилами. Теперь русские отсечены от животворящих витальных народных сил.

Русские, таким образом, лишаются исторической воли. Отсечение русских от национальной культуры ставит русских — вне истории. Неслучайно нам внушается, что история наша — это тупик, бессмыслица, цепь бессмысленных и страшных преступлений. Вывод: русские должны забыть о своем прошлом, или беспрерывно каяться перед всем миром, просить прощения за то, что еще ходят и дышат. Нас заставляют каяться теперь не только перед эстонцами, евреями и поляками. Но теперь уже и перед Японией…

ЧТО ТАКОЕ в этих условиях власть? Власть и близкие к ней политические и экономические субъекты выступают в роли народного палача. Это чрезвычайно редкий пример в истории, когда власть настолько отвалилась от народа, что готова поголовно уничтожать подопечное ей население. Власть боится народа и пользуется методом анестезии. Для этого применяются тысячи методик, лишь бы закланный телец молчал.

Власть всеми силами глушит национальное русское чувство, иногда, правда, специально взвинчивая его до яростных, истерических форм. Последнее напоминает выпуск пара, сброс давления в перегретом котле.

Когда русские интеллектуалы, священники и военные организуются и выступают как целостная осмысленная сила, формируя национальные цели русского народа, сражаясь за эти цели легальным политическим способом, — власть в этом случае безжалостно подавляет и уничтожает этих людей под лозунгом борьбы с "русским фашизмом".

В других случаях власть допускает мгновенные выплески русского национализма для того, чтобы взорвавшиеся массы: без вождей, без стратегических целей, ведомые лишь страданием и ненавистью, — выместили свою боль на инородцах. Тем самым власть пытается манипулировать оскорбленным национальным чувством, что лишь усиливает хаос, грозит окончательным выбиванием русских из истории, неизбежным крахом общества и распадом территорий.

ЧЕТЫРЕ МИЛЛИОНА исчезнувших русских — это не просто этническое мясо животного, которого привели на скотобойню и превратили в "исторический фарш". Совершенно парадоксальным образом эти ушедшие русские миллионы демонстрируют способность народа к сопротивлению. Они ушли, не захотев изменять самим себе, своей традиции и истории. Это те, кто не смог приспособиться к омерзительному антирусскому порядку. Вместо того, чтобы юлить, выживать, приспосабливаться, они спивались, не рожали и … не рождались. Когда пуля вонзается в человеческое тело, огромное количество кровяных телец набрасывается на эту пулю, слоями обволакивают ее, а затем умирают. Они своими мертвыми телами выводят пулю из организма. Люди, которые умерли или не родились в эти страшные для России годы, — это кровяные тельца нации.

ЧЕЛОВЕКУ ДАНА ГОСПОДОМ неисчерпаемая шкала болей и страданий. От самых ничтожных до великих: болит зуб, жжёт камень в почках, мучает мигрень, соринка попала в глаз… Или болен ребенок, умерла мать, сгорел дом… Все эти формы страдания разнообразны, и каждая из них мучительна по-своему. Но среди страданий есть одно, очень редкое. Это страдание сына убиваемого, уничтожаемого народа.

Сегодня вся мыслящая, чувствующая часть русского народа испытывает метафизическое, космическое страдание, связанное с быстрым исчезновением, обмелением, убыванием своего этноса. Эта тихая неотступная боль незаметно наполняет наши комнаты, улицы наших городов, движения пешеходов и автомобилей. Эта неусыпная мука вкрадывается в наши будничные разговоры, приходит невидимкой на наши совещания, накладывает свой отпечаток на все миросознание убиваемого народа.

Это страдание, которое накапливается в русском народе, должно, по мнению власти, привести к сгниванию народа заживо. Кто-то полагает, что наш народ растворится, растает и сойдет на нет, как прошлогодний снег. И на первый взгляд изощрённые технологии как будто действуют: русские предпочитают умирать, а не сопротивляться. Однако все упования на тихий, безропотный уход русских — ошибочны. В их основе лежат ложные предпосылки. У всех народов — великих и малых, в момент катастрофы возникает глубинное чувство самосохранения. И его не заглушить никакими электронными пушками, не заболтать, не залить водкой.

У русских достаточно сил, чтобы попранное чувство национальной справедливости выплеснулось в национальное восстание. В этом смысле русский бунт неизбежен.

Разумеется, национальное восстание может вызвать цепь неуправляемых взрывов, привести к разрушению государственных институтов и вызвать в стране волну анархии. Накопленная в народе ненависть — огромна. Выпестованный за многие годы тотальный нигилизм в душах не сулит ничего хорошего.

Русский бунт по многим параметрам грозит самим русским.

ЧТОБЫ МАКСИМАЛЬНО СНИЗИТЬ имеющиеся риски, избежать катастрофических последствий русского восстания, следует немедленно ковать русское политическое, интеллектуальное, организационное ядро, оснащенное стратегической имперской доктриной, высокой национальной идеей. То, чем занимается газета "Завтра" на протяжении многих лет, поможет создать многоаспектный политический субъект — Русское движение, способное направить яростную волну национального протеста в русло национального развития, вывести русских из области бессмысленного разрушительного бунта в зону созидания… В духовное пространство, где горят золотыми огнями вечные русские смыслы, ради которых не страшно жить и не жалко умереть.

Александр Титов

РАЗМАХ

Есть в медлительной душе русских

Жар, растапливающий любой лед:

Дно всех бездн испытать в спусках

И до звезд совершать взлет.

И дерзанью души вторит

Шквал триумфов и шквал вины, —

К мировому Устью истории

Схожий с бурей полет страны.

Пламень жгучий и ветр морозный.

Тягу — вглубь, дальше всех черт,

В сердце нес Иоанн Грозный,

И Ермак, и простой смерд.

За Урал, за пургу Сибири,

За Амурский седой вал,

Дальше всех рубежей в мире

Рать казачью тот зов гнал.

Он гудел — он гудит, бьется

В славословьях, в бунтах, в хуле,

В огнищанах, в землепроходцах,

В гайдамацкой степной мгле.

Дальше! дальше! вперед! шире!

Напролом! напрорыв! вброд!

К злодеяньям, каких в мире

Не свершал ни один род;

И к безбрежным морям Братства,

К пиру братскому всех стран,

К солнцу, сыплющему богатства

Всем, кто незван и кто зван!..

Зов всемирных преображений,

Непонятных еще вчера,

Был и в муках самосожжений,

И в громовых шагах Петра.

И с легенд о Последнем Риме,

От пророчеств во дни смут,

Всё безумней, неукротимей

Зовы Устья к сердцам льнут.

Этот свищущий ветр метельный,

Этот брызжущий хмель веков

В нашей горечи беспредельной

И в безумствах большевиков.

В ком зажжется другим духом

Завтра он, как пожар всех?

Только слышу: гудит рухом

Даль грядущая — без вех.

Даниил Андреев

1950 г.

Василий Проханов -- Задело!

ДВА ЛИЦА: МИХАИЛ ГОРБАЧЁВ И ВАСИЛИЙ КОНОНОВ

Воистину, мы живём в страшное и парадоксальное время — это ощущение уже не покидает сознания, а преследует постоянно, мучает и терзает. Убаюкать и заглушить переживание полномасштабной катастрофы не дают регулярно происходящие события, которым несть числа. Трагическое известие о смерти русского-советского фронтовика Василия Кононова в Риге, больно резануло в самое сердце. Он был ритуально осуждён латвийским, читай, всем либерально-демократическим, западным сообществом и посажен в клетку при почти незаметном и беспомощном заступничестве России. Европейский суд по правам человека хладнокровно признал его военным преступником. Видны уже ничем не прикрытые наглые двойные стандарты общечеловеков — ведь "русский фашизм" для них страшнее всякого немецкого нацизма.

Василий Кононов погиб на фронте третьей мировой войны. Он, по сути, стал жертвой ковровых идеологических бомбардировок, от которых ещё суждено погибнуть многим из нас. Сначала он был лишён Родины, а после того, как латвийское государство вынесло ему приговор, и конъюнктурно признало военным преступником, наши власти, уже вдогонку, удостоили ветерана чести стать обладателем россиянской беззубой паспортины. Не было применено никаких действенных санкций со стороны российского руководства, которые бы заставили зарвавшихся прибалтов отменить приговор, извиниться и покаяться перед заслуженным человеком, проливавшим свою кровь за отчизну на великой войне.

Обескураживает запоздалый лепет наших чиновников, которые вынуждены были для проформы огласить своё записное недовольство в сложившейся весьма щекотливой для них ситуации, но в результате видно, что случившееся является досадным недоразумением, мешающим чиновным меркантильным интересам. Ещё бы! Ведь транзит нефти и газа в Европу важнее и превыше всего… Иные цели, иные чаянья.

Президентское соболезнование было озвучено протокольной фразой про "близких и родных покойного", "умер бывший советский партизан", так и хочется сразу добавить: бывшего Советского Союза, бывший Василий Кононов.

Гораздо важнее было отметить президенту праздник День дурака — 1 апреля, пригласив к себе шутов из комедийного клуба. Шутки нужнее.

Но днём раньше произошло и другое не менее знаковое событие, напрямую перекликающееся с трагедией русского человека в Латвии. Это празднование в элитном британском Альберт-холле восьмидесятилетия первого и последнего президента СССР. Здесь снова звучали, как заклинание, почти забытые слова: "Перестройка", "Гласность" и "Ускорение" прозрачным намёком на известные "свободу, равенство, братство". Пышность и помпезность отмечаемого события ошеломляли. Видно было, как неподдельно были благодарны юбиляру сильные мира сего... Кто только не пришёл почествовать маститого лоснящегося именинника, словно заново родившегося и вскормленного на перегное убитой России. Здесь были многие из элиты золотого миллиарда, впрочем, в основном все бывшие, это как будто специально подчеркивало уже свершившийся факт уничтожения СССР в прошедшем времени. Был здесь и кичливый лях Валенса и ветхозаветный Шимон Перес, бывший премьер туманного Альбиона Джон Мейджор, бывший звёздно-полосатый госсекретарь Джордж Шульц и губернатор-терминатор-милиционер Шварценеггер, а также масса культового планктона из разных сфер транснационального гуманистического общества, онтологически враждебного всему, что связано с культурой и традициями России. Все они славословили мягкому плюшевому человеку-премии, которому они были обязаны своим процветанием и благополучием за счёт разрушения великой страны.

Были здесь также российские звёзды эстрады и театра, Крутой, Турецкий, Гергиев и Хворостовский. "Новый поворот" в своём творчестве продемонстрировал и известный либерал, российский менестрель Макаревич, "виртуозно" аккомпанируя вместе с группой "Скорпионс" для юбиляра, поющего мягким, грустным баритоном. Он прилюдно скорбел о своей незабвенной, нет не родине, а о дорогой, но покойной супруге, как о главной утрате в своей жизни, ведь миллионы умерших, погибших, не родившихся и обездоленных, лишённых родины людей не вызывают в нём такого порыва, по их поводу не дано ему возрыдать и покаяться в содеянном. Нет, он, как инопланетянин, не понимает страдания иных, не похожих на него существ. Великая гуманистическая миссия выполнена, "империи зла" нет, теперь его волнует только своё родное в масштабах семьи. Все гости слушали, и многие умилялись нежным супружеским чувствам. Праздник Gorby-80 удался на славу.

Не было только здесь "бывшего советского партизана" Василия Макаровича Кононова. Он лежал на своём смертном одре: оболганный, преданный, измученный — и, быть может, с ужасом и ненавистью смотрел смертоносную трансляцию этого красочного представления, источающего яд, убивающий сильнее чернобылей и фукусим. Мир сошёл с ума, изменился до неузнаваемости, всё в нём поменялось местами: преступника, полного сил, чествуют, как героя, а героя, как преступника, казнят втаптывают в землю, убивают и убили, наконец.

Где ты, справедливость? Проснись, отзовись, восстань!