/ Language: Русский / Genre:child_tale

Рыбак Палунко

Ивана Брлич-Мажуранич

Сказка хорватской писательницы Иваны Брлич-Мажуранич, по мотивам славянской мифологии, с замечательными рисунками Цветы Йоб.

ИВАНА БРЛИЧ-МАЖУРАНИЧ

РЫБАК ПАЛУНКО

I

Надоела рыбаку Палунко его бедная жизнь. Жил он один в пустынном приморском краю и целыми днями ловил рыбу на костяную удочку: сетей там еще не знали. А что можно поймать на удочку!

— Что это за жизнь, — говорит сам себе Палунко, — что днём поймаешь, вечером съешь — и никакой больше радости нет мне на этом свете.

А слышал Палунко, что есть на свете знатные и богатые люди, живущие в золоте и роскоши, в наслаждениях и удовольствиях. И пришло ему на ум на такое богатство поглядеть, да в нём пожить. Дал он обет, что три дня будет сидеть в своей лодке на морской пучине, но рыбу ловить не будет, не поможет ли ему этот обет исполнить желание.

Сидит Палунко три дня и три ночи в своей лодке на морской пучине — три дня сидит, три дня не ест и не пьёт, три дня рыбу не ловит; как вдруг на третий день, только начало светать, выплыл из моря серебряный чёлн с золотыми вёслами, а в нём, как царевна, стоит ясная да светлая Заря-девица.

Говорит ему Заря-девица:

— Три дня ты стерёг моих рыбок, а теперь сказывай своё желание — я его исполню.

Отвечает ей Палунко:

— Помоги мне выбраться из этой бедности и одиночества. Сама видишь, как целыми днями я бьюсь за жизнь в этом пустынном краю. Что днём поймаю, вечером съем, и нет мне на этом свете никакой радости.

— Иди домой и найдёшь то, что тебе нужно, — сказала Заря-девица.

Не успела это вымолвить, как на своём серебряном челне в море пропала.

Палунко скорее к берегу — и домой. Пришёл он домой и видит: сидит на пороге бедная девушка из Загорья, устала от дальней дороги. Говорит ему девушка:

— Мать у меня на днях умерла и никого на свете больше у меня нет, возьми меня в жёны, Палунко.

Не знает Палунко, что ему делать: «Может быть, это то самое счастье и есть, которое мне Заря-девица посылает?» Видит Палунко, что она такая же сирота, как и он, да боится, как бы не сделать чего не так, и своего счастья не упустить. Делать нечего, согласился он и взял сироту себе в жёны. А она, как легла спать, так и спала до следующего дня: такая была усталая.

Едва дождался Палунко до другого дня, чтобы посмотреть, что это за счастье такое его ждёт. Но на другой день ничего не произошло. Палунко взял удочку и пошёл ловить рыбу, а жена ушла в горы лебеду собирать. Вернулся вечером Палунко, возвратилась и жена, поужинали рыбой с лебедой. «Эх, если это и всё счастье, тогда я и без него мог прожить», — подумал Палунко.

После ужина села жена рядом с Палунко, да чтобы время скоротать, стала ему сказки рассказывать. Рассказывает она ему о богачах и о царских дворцах, о змеях, охраняющих несметные богатства, и о царевне, которая в саду жемчуг сеет и алмазы жнёт. Слушает Палунко, а сердце у него от радости играет. Забыл Палунко о бедности своей — три года вот так бы слушал, как она ему рассказывает. Но ещё больше обрадовался Палунко, когда подумал: «Да ведь жена-то у меня волшебница… Она мне путь укажет к тем несметным богатствам, которые змеи стерегут, и к садам царевны. Нужно только потерпеть, да её не огорчать».

Ждёт-пождёт Палунко — день за днём проходит. Прошёл год, прошёл другой. Уже и сынок у них родился — назвали его маленьким Влатко. А всё идёт по-старому: Палунко рыбу ловит, жена целыми днями по горам лебеду собирает, вечером ужин варит, а за ужином ребёнка укачивает и Палунко сказки рассказывает: одну лучше другой.

А Палунко всё труднее ждать. И вот однажды ему всё это надоело, и, когда жена ему рассказывала о несметных богатствах и роскоши Царя Морского, Палунко, рассерженный, вскочил, схватил жену за руку и закричал:.

— Больше не могу ждать! Веди меня завтра же на заре во дворец Морского Царя!

Испугалась жена, увидев, как Палунко вскочил. Отвечает она ему, что не знает, где дворец Царя Морского, но Палунко, разгневанный, избил жену и пригрозил, что убьёт её, если не откроет она ему эту тайну волшебную.

И только теперь поняла бедная женщина, что Палунко считал её волшебницей. Заплакала она и сказала:

— Не волшебница я, а бедная женщина, не знающая чародейства. А то, что я тебе рассказываю, так это мне сердце моё подсказывает, чтобы развеселить тебя.

Ещё больше рассердился Палунко, что обманывал он себя два долгих года, и в гневе приказал, чтобы она завтра ещё до рассвета пошла с ребёнком по морскому берегу вправо, а он, Палунко, пойдёт влево, и чтобы не возвращалась до тех пор, пока не найдёт дороги к Морскому Царю.

На рассвете жена расплакалась и стала умолять Палунко не расставаться с ними:

— Кто знает, кто, где и как пострадает на этом голом каменистом берегу, — говорила она.

Но Палунко снова налетел на неё, и она, взяв ребёнка, пошла плача вправо, как муж наказал; Палунко же пошёл в другую сторону.

Шла, шла бедняжка с ребёнком, маленьким Влатко, шла неделю, шла две. Нигде не находила она пути к Царю Морскому. Очень сильно она устала, и вот раз легла и заснула на камне возле моря. Проснулась, глядь! — нет маленького Влатко.

Так испугалась, что даже слезы застыли в её сердце, а от великой печали пропала у неё речь и она онемела.

Пошла обратно бедная немая по берегу морскому и пришла домой. На другой день вернулся и Палунко. Не нашёл он пути к Морскому Царю, воротился яростный и бешеный.

Он в дом, глядь! — сына Влатко нет, да и жена немой стала. Не может ему рассказать, что случилось, только с горя чахнуть начала.

Так с этого дня у них и пошло. Жена не плачет, не причитает, по дому дела справляет и за Палунко ухаживает, а в доме тихо и пусто как в могиле. Недолго Палунко выдержал такую жизнь в горе да в печали, все ему ещё больше надоело — думал и надеялся на богатство и роскошь Царя Морского, а вместо того пришла беда да несчастье.

И вот решился Палунко и однажды утром снова выплыл на середину моря. Снова три дня сидит, три дня не ест и не пьёт, три дня рыбу не ловит. Как вдруг на третий день появилась перед ним Заря-девица.

Рассказал ей Палунко, что с ними случилось и пожаловался:

— Стало ещё хуже, чем раньше. Пропал ребёнок, жена немой стала, дом опустел. С горя хоть умирай!

— Говори своё желание. Ещё раз помогу тебе.

А у Палунко только одно на уме: вбил он себе в голову насмотреться да насладиться богатствами Царя Морского, и не пожелал он, чтобы Заря-девица ему ребёнка вернула, а жене дар речи; вместо этого он сказал:

— Светлая Заря-девица, покажи мне путь к Морскому Царю.

И опять ничего на это не ответила Заря-девица, а только сказала:

— Когда взойдёт молодой месяц и начнёт светать, ты садись в лодку, жди ветра и по ветру плыви на восток. Отнесёт тебя ветер до острова до Буяна, до камня до Алатира. Там я тебя встречу, путь-дорогу к Морскому Царю покажу.

Весёлым-развесёлым пошёл Палунко домой.

Подошло время взойти молодому месяцу, но ничего он жене не сказал, а на ранней заре сел в лодку, подождал ветра и по ветру поплыл на восток

Носил, носил ветер лодку по морю и принёс её на море неизвестное, на море незнакомое, на остров на Буян. Лежит в море этот пышный остров как зелёный сад. Растут на нём буйные травы, зеленеют виноградные лозы, цветёт миндаль. Посреди острова возвышается драгоценный камень, белый сверкающий Алатир. Полкамня над островом жаром горит, а полкамня под островом море освещает. Тут же на острове на Буяне, на камне на Алатире Заря-девица сидит.

Хорошо Заря-девица встретила Палунко, обо всём ему рассказала, показала возле острова мельничное колесо, а вокруг него плящущих русалок. Научила его, как этому колесу поклониться, чтобы спустило оно его к Царю Морскому и чтобы не проглотили его рыбы морские.

И ещё сказала ему Заря-девица:

— Большим богатством и роскошью ты будешь наслаждаться у Царя Морского, но знай: на землю не сможешь вернуться — на пути у тебя три страшные стражи поставлены: одна волны поднимает, другая ветер, а третья молнии посылает.

А Палунко, весёлый, сел в лодку и поплыл к колесу мельничному, думая про себя: «Не знаешь ты, Заря-девица, что значит бедность на этом свете. Не думай, не пожелаю я вернуться на землю, где оставляю одну беду да несчастья!»

Он к мельничному колесу, смотрит, а около него русалки задорно пляшут, в волны ныряют, по морю носятся, волосы по волнам распустили, серебряными хвостами виляют, румяными устами улыбаются. На колесо садятся-присаживаются, а возле колеса море пенится.

Подплыла лодка к колесу мельничному, и Палунко, как его Заря-девица научила, так и сделал: поднял весло над морем, чтобы его морские рыбы не проглотили, и трижды повторил мельничному колесу:

Крутись, крутись, колесо, донеси меня иль до рыбы уснувшей иль до Царя Морского.

Не успел он этого вымолвить, вильнули русалки как серебряные рыбки, окружили колесо, ухватились своими белыми руками за его спицы и закружили его, закружили быстро-быстро, быстрее быть не может. На море появился водоворот, огромный, глубокий, втянул он в себя Палунко, завертел его как тоненькую щепочку и отнёс его ко дворцу Царя Морского.

Ещё в ушах у Палунко не перестало море шуметь и русалки задорно смеяться, а он уж очутился на прекрасном песке, мелком-мелком песке сплошь из золота.

Огляделся Палунко и воскликнул:

— Вот так чудо-чудное! Вот так диво-дивное! Вся полянка из чистого золота!

Он только так думал, что это поляна, но это была не поляна, а большой зал во дворце Царя Морского. Вокруг зала море стояло как стена из мрамора, над залом море как свод стеклянный. От камня от Алатира голубой свет разливался как голубой свет месяца. Висели над залом ветви жемчужные, стояли в зале столы коралловые.

А в другом конце зала играли свирели и звенели-разливались мелкие бубенчики; там на золотом песке лежал и наслаждался Царь Морской. Растянулся он на золотистом песке, только свою голову воловью поднял — возле него стоял стол коралловый, за спиной у него подвижная изгородь из золота.

Ах, как тонкие свирели весело и нежно играли, а частые бубенчики звонко звенели! Ах, как всё в роскоши и сиянии блистало! — такого счастья и блаженства не думал найти Палунко, не думал, что оно есть где-нибудь на свете!

Помутился ум у Палунко от безрассудной радости, показалось ему, что опьянел он, взыграло сердце его, захлопал он в ладоши, побежал по золотому песку как мальчишка быстроногий, перекувыркнулся два-три раза как шаловливый озорник.

Понравилось это Морскому Царю. У Морского Царя ноги тяжёлые, а ещё тяжелее голова его воловья. Засмеялся громогласно Морской Царь, а так как лежал он на золотом песке, то песок вокруг него заволновался от его смеха.

— Какой ты лёгкий на ногу, — сказал Морской Царь Палунко, сломил у себя над головой жемчужную ветку и подарил Палунко. Приказал затем Морской Царь морским вилам вынести на золотых подносах кушанья отборные и напитки медовые. Ест, наслаждается Палунко вместе с Морским Царём за столом коралловым.

Когда Палунко отобедал, спросил у него Царь Морской:

— Чего ты ещё, мужичок, желаешь?

А разве легко бедняку пожелание высказать, если он никогда хорошей жизнью не живал и хорошей жизни не видал. И так ему с дальней дороги есть хотелось, да и плохо он насытился кушаньями отборными и напитками медовыми, что и скажи Морскому Царю:

Уж если спрашиваешь ты у меня, Царь Морской, то желаю я, чтобы приказал ты подать мне поднос варёной лебеды.

— Удивился этому Царь Морской, задумался, но тотчас вспомнил, засмеялся и сказал Палунко:

— Эх, братец мой, дорогая у нас лебеда, дороже жемчуга и жемчужин: далеко от нас она растёт. Но уж если тебе так захотелось лебеды, пошлю я вилу заморскую, принесёт она лебеды из твоего края. Но за это ты ещё три раза передо мной перекувыркнись.

А когда Палунко весело, ему ничего не трудно сделать. Вскочил он на лёгкие ноги свои, глядь! — а вокруг него собрались и вилы морские и заморские и челядь царская посмотреть на это чудо-чудное.

Разлетелся Палунко по золотому песку, перекувыркнулся раз, перекувыркнулся два, перекувыркнулся три как белка, а Морской Царь и вся его челядь громко смеялись над его проделками.

Но веселее и громче всех смеялся один маленький мальчик: это был царевич, которого завели себе для игр и шалостей вилы морские. Сидит царевич в золотой колыбельке в шёлковой рубашечке. По колыбельке разбросаны жемчужные бубенчики, а в руке у мальчика золотое яблоко.

Когда Палунко перекувыркнулся, а мальчик так весело засмеялся, оглянулся на него Палунко. Посмотрел на царевича — и удивился: это сынок его маленький, Влатко.

Вот тебе и на! Тотчас же всё надоело Палунко. Он даже и подумать не мог, что всё это ему так быстро надоест!

В одно мгновение переменился в лице Палунко — рассердился, но немного спустя, придя в себя, подумал: «Смотри-ка, куда шалунишка-то наш забрался, царит в играх да шалостях, а мать его дома с горя онемела».

Сердится Палунко, не может смотреть ни на себя, ни на сына в этом дворце, но ничего на говорит: боится, как бы его от мальчика не его отогнали. Поэтому стал он слугой у сына своего, Влатко маленького, думая про себя: «Как только останусь с ним наедине, напомню ему об отце и матери, убегу с ним, уведу от злого царя сына своего, вернусь с ним к матери»

Как надумал, да так и сделал. Однажды остался он с мальчиком наедине и шепнул царевичу:

— «Давай, сынок, убежим с тобой из дворца».

Но Влатко был маленьким и уже долго на дне морском жил, отца-то и забыл. Улыбнулся он, царевич маленький, и подумал: «Шутит Палунко», — и ножкой толк его:

— Ты не мой отец, ты шут, кувыркающийся перед Морским Царем.

Поразили эти слова в самое сердце Палунко, от гнева чуть не лишился он сознания. Отошёл в сторону и от большого горя расплакался.

Собралась вокруг него челядь Царя Морского и друг с дружкой начали перешептываться:

— Видно, большим вельможей он на земле был, если от жизни такой расплакался.

— Ей-богу, таким же богатым я был, как и Царь ваш Морской. Был у меня ребёнок, который с бородой моей играл, была жена, чудеса из чудес мне сказывавшая — а лебеды, братья мои, сколько хочешь было, не нужно было за неё ни перед кем кувыркаться! — говорил обиженный Палунко.

Удивилась челядь такому его богатству и оставила его одного печалиться о своём былом счастье.

А Палунко и дальше продолжал быть слугой у царевича. Исполнял все сыновьи желания, думая про себя: «Уговорю я его уж как-нибудь бежать со мной». Но царевич с каждым днём всё озорнее и озорнее становился, и чем дальше дни текли, тем всё больше считал он Палунко шутом.

II

Пока всё это происходило в морском царстве, жена Палунко жила в доме одна-одинёшенька и грустила. В первый вечер огонь в очаге поддерживала и ужин готовила, но так и не дождавшись Палунко, огонь погасила и больше уж не зажигала.

Стоит бедная немая всё время на пороге, ничего не делает, не варит, не убирает, не плачет, не причитает, а терзает себя жалостью да печалью. Даже совета ей не у кого попросить да и не может: ведь немая она. Не может она и по морю за Палунко пойти поискать его: горе да печаль её сковали.

Что же делать бедняжке? И вот однажды собралась она и пошла в далёкое загорье, где мать её в земле лежала. Не успела она встать над могилкой матери, как вдруг появилась перед ней красивая лань.

Заговорила лань на своём языке:

— Не сиди и не грусти, дочка моя, сердце твоё с горя разорвётся, дом твой развалится. Каждый вечер готовь ты для Палунко ужин, а после ужина тонкую кудель трепли. Если не вернётся Палунко, ты на рассвете бери его ужин да эту трёпаную кудель да тонкую свирель двойную и иди в скалистые горы. Там на свирели играй, змеи и змейки к тебе приползут, ужин съедят, а чайки этой куделью гнёзда свои обложат.

Хорошо дочка запомнила, что ей мать наказала, да так и сделала. Каждый вечер ужин готовит, после ужина кудель треплет. Не возвращается Палунко. Тогда на рассвете берёт его жена двойную свирель, несёт в скалы ужин и кудель. Там на двойной свирели играет; если тоненько играет на правой свирели, выползают из скал змеи и змейки. Ужином угощаются, жену Палунко на своём языке благодарят. А когда она на левой свирели играет, прилетают чайки и их детки, кудель в свои гнёзда уносят и жену Палунко на своём языке благодарят.

Каждый день она так делала — вот уж и месяц три раза возвращался, а Палунко всё нет да нет.

Опять тяжёлая скорбь охватила бедняжку и снова пошла она на материну могилку. Вышла и стала перед ней лань, и жена ей на своём немом языке сказала:

— Вот, мама, я всё так делала, как ты мне наказывала, а Палунко всё нет да нет! Не могу больше ждать его. Не броситься ли мне в море или лучше разбиться о скалы?

— Дочка моя, будь верна Палунко. Страшную муку он испытывает. А ты послушай, как ему помочь. В одном далёком море есть чудо-юдо рыба морская, у неё золотой плавник, а на плавнике яблоко золотое. Если изловишь эту рыбу в лунную погоду, облегчишь Палунко его страдания. Но до этого моря можно добраться только через три пещеры заоблачные: в первой пещере змея исполинская живёт, мать всех змей, она море мутит и волны делает; во второй пещере — птица гигантская, мать всех птиц, она бурю выпускает; ну а в третьей — золотая пчела, матка всех пчёл, она молнии посылает. Пойди, дочка, к этому морю, ничего с собой не бери кроме удочки и тоненькой двойной свирели, но если попадёшь в большую беду, оторви свой правый рукав, белый, неподшитый.

Всё запомнила дочка. На другой день в лодку села, поплыла в открытое море и ничего с собой не взяла кроме удочки и двойной свирели. Носило её по морю в лодке туда-сюда, пока не принесло к тому месту, где увидела она три пещеры, покрытые тяжёлыми облаками.

У входа в первую пещеру высунула грозную голову свою змея исполинская, мать всех змей. Страшная голова весь вход загородила, тело в пещере вытянулось, а огромным хвостом себя обмахивала, море мутила и волны делала.

Нельзя к ней даже было и близко подойти, но тут вспомнила жена Палунко о своей свирели и в правую начала дуть и пальцами перебирать. Она играет, а из всех сторон, дальних, скалистых и водных, спешат, плывут змеи и змейки. Приплыли, поспешили змеи пёстрые и змейки маленькие и стали просить змею исполинскую:

— Пропусти, мать наша, эту бедняжку на лодке через твою пещеру. Она нам всем много добра сделала, каждое утро на рассвете нас кормила.

— Через пещеру сегодня никого пропустить не могу: мне сегодня нужно большие волны делать, — отвечала им страшная змея. — Но если она вам всем много добра сделала, и я ей отплачу добром: пусть выбирает или тяжёлый слиток золота или шесть ожерелий жемчужных.

Но нельзя прельстить бедную женщину ни жемчугом, ни золотом, и она так ответила змее на своём языке:

— Я приплыла сюда ради маленького дела, ради чудо-юдо рыбы морской из моря неизвестного. А если я много добра сделала, то пропусти меня через свою пещеру, змея исполинская.

— Пропусти её, мать наша, — стали в один голос просить змеи и змейки, — смотри, скольких нас она кормила, скольких выкормила. А ты ляг да поспи немножко, мы вместо тебя будем море мутить.

Не могла змея отказать таким просьбам своих детей да и спать ей хотелось тысячу лет. Пропустила она бедную женщину через пещеру, а сама вытянулась вдоль пещеры и, такая огромная, уснула. Но до того, как уснуть, приказала змеям и змейкам:

— Хорошенько море мутите, дети мои, а я немножко посплю.

Прошла немая жена Палунко через пещеру, остались змеи и змейки в пещере. И вместо того, чтобы море мутить, они стали его ласкать да успокаивать.

Выплыла жена Палунко из первой пещеры, подплыла ко второй, а в ней птица гигантская, мать всех птиц. У входа страшную голову высунула, железный клюв разинула, а огромные крылья по пещере раскинула, крыльями машет, бурю выпускает.

Принялась жена Палунко в левую свирель играть. Слетелись со всех сторон серые чайки и их детки, стали упрашивать страшную птицу пропустить бедняжку через пещеру, потому что она им много добра сделала: Каждый день трёпаную кудель для гнёзд приносила.

— Не могу пропустить её сегодня через пещеру: страшную бурю буду выпускать. А если она. вам много добра сделала, добром ей и отплачу: дам ей живой воды из своего клюва железного — дар речи ей верну.

Ах, как тяжело было бедняжке! Ах, как ей хотелось дар речи вернуть! Но осталась верной себе и птице так ответила:

— Пришла я к тебе не ради своего желания, а ради маленького дела — ради чудо-юдо рыбы морской из моря неизвестного. И если я много добра сделала, ты меня через свою пещеру пропусти.

Упросили чайки мать-птицу, даже предложили ей лечь поспать, а они вместо неё будут бурю выпускать. Послушалась мать своих детей, зацепилась своими когтями железными за пещеру, повисла и уснула.

А чайки и их детки вместо того, чтобы бурю выпускать, стали её миловать и успокаивать.

Так жена Палунко и через вторую пещеру проплыла и к третьей подплыла.

А в третьей пещере была золотая пчела. У входа в пещеру взлетает: шлёт огненные молнии и страшный гром. Грохочет всё — и море и пещера, сверкают в облаках молнии.

Страх охватил бедняжку: одна она среди этой грозной бури. И тут о своём правом рукаве вспомнила, белый рукав неподшитый оторвала, на золотую пчелу им замахнулась и рукавом её изловила. В то же мгновение стихли громы и молнии, а золотая пчела стала умолять:

— Отпусти меня на свободу: я тебе кое-что покажу. Смотри туда в даль морскую — большую радость для себя увидишь.

Посмотрела жена Палунко в даль морскую, широкую: только что солнце показалось, зарумянился небесный свод, зарумянилось море на востоке, а из моря в это мгновение выплывал чёлн серебряный. В челне, как царевна ясная да светлая, стояла Заря-девица, а рядом с ней мальчик маленький в шёлковой рубашечке, с золотым яблоком в руке. Заря-девица с царевичем раным-ранёшенько по морю прогуливалась.

Узнала мать сына своего пропавшего. И случилось тут чудо-чудное, диво-дивное! Как море ни широко, мать его рукой обхватила, как солнце ни высоко, мать его рукой достала!

Заволновалась она от огромной радости, дрожит как осинка тоненькая. Не знает, что ей делать? Или протянуть ей руки к мальчику? Или окликнуть его милым голосом? Или лучше на него всю жизнь вот так смотреть?

Уплыл в даль серебряный чёлн по морю румяному, в дали исчез, в море опустился, а мать с трудом в себя пришла.

— Я научу тебя, как найти дорогу, — заговорила золотая пчела. — Найдёшь ты царевича, сына своего, и будешь с ним жить счастливо. Но выпусти ты меня на свободу пускать по пещере молнии, правда, тогда ты не пройдёшь через мою пещеру.

Печаль горькая бедняжку одолела, одолела и взволновала. Ребёнка своего видела, желание её исполнилось. Исполнится — то исполнилось, да только взглянула на него, а не обняла, не поцеловала! Охватила печаль бедняжку — что делать? Или оставаться верной данному слову или не оставаться? Или выпустить пчелу из рукава и сынка найти или по пещере пройти к морю неизвестному, к чудо-юдо рыбе морской, громаднейшей.

Как печаль её всю пронзила, так и слезы из сердца её вырвались, и тут дар речи к ней вернулся — заговорила она. И пчеле так ответила:

— Не печаль меня, золотая пчела. Не отпущу я тебя на свободу: должна пройти я через пещеру твою. А ребёнка своего я уже раньше оплакала и в сердце своём похоронила. Пришла же я сюда не ради счастья своего, а ради дела маленького: чудо-юдо рыбы морской из моря неизвестного.

И море тотчас стихло, и в воздухе буря уснула. В первой пещере спит змея исполинская, во второй — птица гигантская, в третьей — жена Палунко усталая!

Тихо денёк растаял, тихо вечер наступил. Месяц взошёл. Высоко на небе поднялся, а жена Палунко в полночь в море неизвестное выплыла и посреди моря удочку забросила.

III

Приказал однажды царевич Палунко сплести для него ночью хорошую шёлковую уздечку:

— Завтра утром мы её к коляске привяжем, и ты меня будешь катать по золотому песку.

Ох! И надоело же всё это Палунко. А больше всего ему жаль, что Заря-девица завтра увидит, как его сын в коляску запрягает.

Спит вся челядь, спит Царь Морской, спит шалун-царевич — только Палунко не спит: уздечку плетёт. Хорошую уздечку плетёт, как будто что-то задумал. Когда сплёл, вышла уздечка крепкая. И сказал Палунко:

— Ни у кого ни о чём не спрашивал, пока полоумным был и всё наоборот делал, не спрошу и сейчас, когда поумнел.

Сказав так, подошёл к колыбельке, где его сынок крепко спал, протянул уздечку сквозь прутики колыбельки, привязал её к себе на спину и давай бежать!

Тихонько бежал Палунко по золотому песку — пробежал главный зал в виде широкой поляны, прокрался по золотому кустарнику, раздвинув жемчужные ветви. А когда подбежал к месту, где море стеной стояло, не стал ждать, а поплыл по морю с сыном.

Далеко плыть, грусть-тоска, от Царя Морского до света белого! Плывёт и плывёт Палунко, но сколько может рыбак один-одинёшенек проплыть с маленьким царевичем на спине, у которого в руке золотое яблоко, и его колыбелькой из чистого золота. Кажется Палунко, что море над ними всё выше и выше становится!

Когда Палунко уж совсем обессилел, почувствовал он, как что-то щёлкнуло о золотую колыбельку, зацепилось за неё. А как зацепилось, так и начало быстро и сильно тащить! «Вот и смерть мне, бедному, пришла, — подумал про себя Палунко, — это морское чудовище несёт меня на зубе своём.»

Но не зуб морского чудовища это был, а костяная удочка, которую забросила в море жена Палунко.

Когда она почувствовала, что удочка за что-то зацепилась, она от радости всю свою силу собрала, стала тащить да тянуть, чтобы чудо-юдо рыбу морскую вытащить.

Всё ближе, ближе подтягивает, видит: появилась над водой уздечка от колыбельки: она при луне хорошенько-то и не рассмотрела, а про себя подумала: «Это, наверное, золотой плавник чудо-юдо рыбы морской».

Потом появился мальчик с золотым яблоком в руке. Она опять подумала: «А это на плавнике золотое яблоко». А когда из моря показалась голова Палунко, жена радостно воскликнула:

— «Ну вот и голова чудо-юдо рыбы морской!»

Весело вскрикнула, подтащила совсем близко к себе — ах! Кто бы мог радость эту передать! Как встретились они в лодке все трое при луне на море неизвестном!

Времени терять не стали, надо возвращаться, пройти через все три пещеры, пока стража ещё не проснулась. Взялись за вёсла и давай изо всех сил грести, быстро плыли.

А беда пришла, откуда её и не ждали! Как только маленький царевич свою мать увидел, сразу её узнал. Обнял он свою матушку обеими руками — выпало золотое яблоко. Потонуло яблоко и упало на дно морское прямо во дворец Царя Морского, на его плечо.

Проснулся Морской Царь, рыкнул сердито. Вскочила со сна вся челядь его. Сразу же увидели, что царевич исчез, да и слуга его тоже. Бросились в погоню за ними. Выплыли при луне русалки, полетели в ночь лёгкие вилы заморские и морские, послали быстрых гонцов разбудить стражу пещерную.

Но лодка уже все три пещеры проплыла; тогда стали гнаться за лодкой по морю. Гребут Палунко и его жена, гребут что есть мочи, а за ними погоня — несутся русалки, летят за лодкой быстрые вилы заморские и морские, волны налетают на лодочку, буря бьёт с облаков. Всё ближе и ближе погоня за лодочкой — не мог бы убежать от неё даже корабль, а не то что лодочка утлая с двумя вёслами! Торопится лодочка, бежит от погони, и в тот момент, когда белый день показался, окружил лодочку сплошной ужас.

Налетела буря на лодочку, догнали её волны шумные, сплелись в хоровод вокруг лодочки русалки. Колышется, колышется венок из русалок вокруг лодочки, бросают русалки на лодочку волны страшные, огромные, не выпускают лодочку, не дают ей вперёд плыть. Стонет, бушует море! Стонет, бушует ветер!

Охватил Палунко ужас перед пропастью и в смертельном страхе крикнул он:

— Ой, помоги, ясная Заря-девица!

Поднялась из моря Заря-девица. Увидела Палунко, но на него даже не взглянула; на царевича посмотрела, но не одарила, а верной жене быстро подарок дала — платок вышитый и булавку.

Из платка белый парус сделался, из булавки — кормило. Надулся на ветру парус как яблоко наливное, а жена ухватилась сильной рукой за кормило. Разлетелся венок из русалок вокруг лодки, летит лодка по синему морю как звезда по синему небу! Летит чудо-чудное, убегает от страшной погони — чем погоня ближе, тем больше лодочке помогает; чем буря сильнее, тем лодка быстрее бури плывёт; чем волны быстрее, тем быстрее и лодка плывёт по морю.

Показался вдали берег скалистый, на берегу домик Палунко, а перед домиком белая отмель.

Едва берег показался, тотчас погоня силу потеряла. Боятся берега вилы морские и заморские, отлетают от берега русалки, остаются в морской пучине буря и волны, а лодка летит к берегу как ребёнок к матери.

Подлетела лодка к берегу, перелетела белую отмель, ударилась о берег отвесный. Разбилась лодка, потонули парус и кормило, исчезла в море золотая колыбелька, улетела пчела златокрылая — и Палунко с женой и ребёнком оказались на отмели перед своим домиком.

Ну и наелись же они лебеды в этот день за ужином! Что было с ними, обо всём забыли. И если бы не осталась в целости и сохранности свирель двойная, никто бы об этом и не вспоминал. И с тех пор кто бы на свирели не заиграл, тому эта свирель большая поёт о Палунко так:

Чудо-юдо Палунко,
На дне моря побывал,
Лютого горя испытал.

А маленькая свирель о жене его так вспоминает:

Зажгись, зажгись, зоренька,
Вот и новое счастьице;
Трижды утонувшего
Верная жена спасёт.

Вот так по всему свету свирель эту сказку и рассказывает.