/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy

Хозяйка перекрестков

Ирина Цыганок


Цыганок Ирина

Хозяйка перекрестков

"Ракушка луны, ракушка луны,

пусть будут мои лапки вечно

полны…"

Р. Адамс "Обитатели холмов"

Пролог

Свет, льющийся из окон городского морга, из-за недавно вставленных энергосберегающих лампочек имел нездоровый голубой оттенок. Дежурный санитар, чей пост располагался за обычным письменным столом в длинном морговском коридоре, доверху застегнул замызганный белый халат, напяленный поверх фуфайки. Поежился. Уличные двери с вечера почти не закрывались — денек выдался "жарким": на Левобережном дорожном кольце столкнулись сразу несколько автомобилей, плюс нагрянувшие после Рождества холода принялись собирать первую дань трупами обмороженных бомжей — за сегодняшнюю ночь таких было уже двое. Гаишники, участковые, санитары еще какой-то "левый" народец, волокущий носилки, двигались мимо вахты нескончаемой вереницей, рвали створку, впуская внутрь ледяные потоки воздуха, а когда надо было заносить трупы, какой-то ушлый мент и вовсе подпер дверь деревяшкой, так что температура в коридоре сравнялась с уличной. Всего с полчаса, как кончилась вся эта чехарда. Последним из лечебного корпуса прикатили труп скончавшегося в кардиологии старичка. Сухонькое тельце с головой прикрывала простыня. Санитар, толкавший каталку, зябко передернул плечами:

— Ну и холодильник у тебя! Может мне его прям тут оставить? — Бросил сидящему за столом дежурному.

— Туда. — Привычно кивнул тот на дверь секционного зала, поморщился, когда из открытой санитаром двери пахнуло запахом "мертвяцкой". Этот сладковато-гнилостный, невыветриваемый и неперебиваемый никакой отдушкой, запах был здесь повсюду. К распотрошенным трупам и опарышам он быстро привык, а вот к запаху притерпеться все не получалось, хоть и работал в морге второй год.

— Бывай, студент! — Санитар из лечебного корпуса покатил "в подземку" опустевшую каталку. Вахтер буркнул в ответ нечто неразборчивое. Студентом он уже год как не был. Отчислили за неуспеваемость. А ведь он устроился в морг дежурным санитаром в ночную смену, специально, чтобы иметь возможность учиться днем — стипендию с его оценками институт не выплачивал, а жить как-то надо. После отчисления думал подыскать работу поденежней да попрестижней, однако так до сих пор ничего и не нашел. Парни, работавшие в морге, имели неплохой дополнительный доход: набальзамировать и одеть покойника стоило не одну тысячу. А мастерам, вроде Сашки, работавшего с ним в одну смену и умевшего из любого утопленника сделать "конфетку", благодарные родственники отваливали, бывало, целую пятерку. Но, тут надо иметь талант, как у того же Санька, этот возился с мертвецами будто с любимыми игрушками: припудривал, причесывал, румянил, даже разговаривал с ними — сам слышал! Он же, хоть и не боялся мертвых, но и лишний раз прикасаться к ним желанием не горел. Опять же, вонь эта, неведомыми путями распространявшаяся не только на секционный зал и прилегающие бытовки, но даже и к экспертам, работавшим в кабинетах на втором этаже. Впрочем, доктора этого словно бы и не замечали, а вот он предпочитал мерзнуть в выстуженном коридоре, где ненавистный запах хоть немного разбавляли сквозняки с улицы.

Санитар поправил халат, оглядевшись на всякий случай, потянул выдвижной ящик стола, достал из него початую бутылку водки. Отхлебнул прямо из горлышка. Обжигающая жидкость потекла по пищеводу. Парень сделал второй глоток и спрятал бутылку на место. В коридоре вроде потеплело, однако пил он не за тем, чтоб согреться. Примерно с месяц назад ему, прежде немедленно засыпавшему в любую, выдавшуюся свободной, минуту дежурства, стали сниться дурные сны. В них к нему являлись мертвые, из тех, что довелось увидеть в морге, и которые чем-то запомнились молодому студенту. Чаще всего снился мальчик, скончавшийся в торакальном отделении, это был один из первых трупов, который ему пришлось "ворочать". Он точно не знал, что стало причиной смерти, но тринадцатилетний пацан снился ему на работе с завидной регулярностью. Еще была старушка, покончившая с собой…. И хотя никаких особых ужасов в этих снах не происходило, он теперь частенько по ночам прикладывался к бутылке. Рука опять потянулась к заветному ящику, достала водку, жгучая волна смыла незваные мысли. "Ничего, сегодня мертвечиной почти не пахнет" — подбодрил он себя и, опустив голову поверх сложенных на столе локтей, попытался задремать.

Хлопок входной двери заставил его подскочить на табурете. Спросонья не сразу сообразил, что произошло. В дальнем конце, у выхода мелькнул голый мужской зад, снова хлопнула дверь. "Мужики окончательно сдурели — до того ужрались, что нагишом на улицу бегают!" — пронеслось в голове. Обычно он не лез в дела своих коллег, предпочитая пить горькую в одиночестве, но тут собрался окликнуть выбежавшего, вот только со спины не смог узнать пьянчугу. В это время кто-то вскользь задел его плечо. Вахтер повернул голову.

— Что за?… — Слова застряли у него в горле, а начавшие выпрямляться колени подогнулись, так что привставший со своего места санитар, вновь плюхнулся на табурет. Мимо, не обращая на него ни малейшего внимания, прошествовал еще один голый мужик. На бледной коже спины и ягодиц выделялись багряно-синие пятна. Когда босые ноги, соприкасались с полом, вместо шлепанья, раздавался глухой стук. Волосы на затылке слиплись от чего-то темного. Это не был ни один из знакомых дежурному санитаров. Следом, с дистанцией всего в несколько шагов, шла женщина. Расширившиеся от страха глаза вахтера остановились на грудной клетке: но поразила его не полная, хотя и порядком обвислая, женская грудь. Шею женщины, словно диковинное ожерелье, опоясывал грубый шов. Затвердевшие края желтоватой, немолодой кожи, не желали ровно укладываться под нити, выпирали складками. От яремной ямки шов уходил вниз, разделяя торс точно на две половины по вертикали. Примерно в районе солнечного сплетения стежки обрывались, и ниже края рассеченной плоти разошлись, как полы недозастегнутого пальто. Под ними проглядывало нечто бурое, с белесыми и сизыми прожилками. Санитар хотел зажмуриться, но не смог отвести от женщины взгляд. ЕЕ он узнал сразу — видел в морге, на столе в секционном зале, где покойной делали вскрытие. Умершей было сильно за сорок, но молодой человек еще тогда невольно отметил сохранившее стройность тело и лицо, красивое и умиротворенное, даже возвышенное. У покойников до того, как за них брался Санек, редко бывало такое.

Мертвая дама прошла в паре сантиметров от затаившего дыхание парня, а вот марширующий за ней толстяк едва не снес и его, и стол. Отодвинутый вместе с табуретом к самой стене, вахтер просидел, не шевелясь и не мигая, пока последний из покойников, а их оказалось не меньше десятка, не скрылся за дверью. В последний раз грянулась о косяк пластиковая створка. Санитар скосил глаза, проверяя, нет ли еще каких мертвяков сзади, но коридор за его спиной был пуст. Тогда он решился, наконец, покинуть свой пост и позвать кого-нибудь на помощь, но с перепугу бросился бежать не в подсобку, где дрыхла ночная бригада, а вслед за трупами, на улицу. Уже выскочив за порог, сообразил, что сделал глупость. Ночью, да еще на краю больничного городка, не стоит рассчитывать на встречу со случайными прохожими. А милиционеры, осаждавшие морг с вечера, давно разъехались. Новая волна ужаса накатила на санитара, когда он представил, как сейчас, на него, вышедшего из здания, со всех сторон накинутся разъяренные зомби. Но опасения были напрасны. Фонарь над входом освещал безлюдный больничный двор, индевели выстроившиеся вдоль бордюра легковушки. Редкая цепочка обнаженных фигур медленно брела через занесенный снегом пустырь в сторону автострады. Вахтер метнулся назад, добежал до двери в бытовку и здесь резко остановился. В морге снова царила тишина, вернее то, что принято называть тишиной — сочетание неявных звуков, вроде тиканья часов, треска старых обоев, шума ветра за окном, которые мы обычно игнорируем. Из бытовки, как ему показалось, донесся приглушенный стенами храп. Парень не меньше десяти минут в нерешительности топтался под дверью, потом отошел к столу и медленно опустился на свой табурет. До того часа, как явилась новая смена, он не сомкнул глаз и к водке больше не притрагивался.

Глава 1:

(конец первой декады января, луна только начинает расти)

"Веселись! Ибо нас не спросили вчера.

Эту кашу без нас заварили вчера.

Мы не сами грешили и пили вчера —

Все за нас в небесах предрешили вчера"

О. Хаям "Рубаяты"

Телефонный звонок раздался отнюдь не в ночи. Стрелки на часах вплотную подобрались к 8.00 — черта, после которой, если не встать и не начать немедленно собираться, на работу опоздаешь неминуемо. Впрочем, можно опоздать и поднявшись на час раньше, это смотря в каком темпе "двигаться" в сторону выхода. В данный конкретный момент я не хотела двигаться вообще. А хотела я зарыться с головой под одеяло и поспать еще часок, а лучше два, а еще лучше выйти на работу после обеда. Могу я заболеть, в конце-концов? Не реже, чем раз в месяц кто-нибудь из моих подчиненных звонит и придушенно-хрипящим шепотом сообщает, что жутко простыл (отравился, потянул ногу и т. п.) и отпрашивается "отлежаться денечек". А что, начальник — не человек что ли? Тем более, что мне и вправду было плохо, хоть и не от простуды: засиделись мы вчера с подругой, беседуя о своем, о девичьем под советское игристое. В итоге домой попала далеко заполночь, пока то, се, на сон осталось три часа. Лет до двадцати пяти, да нет, даже до двадцати восьми после такой ночки я вставала если и не вполне отдохнувшей, то во всяком случае пригодной к употреблению в обществе. Но в моем возрасте такие штуки не проходят, за вчерашнее удовольствие приходилось расплачиваться по полной программе: озноб, головная боль, и еще этот мерзкий привкус во рту: как если бы я целиком сжевала свежевыпущенную газету. Знаете, такую малобюджетную, на серой бумаге, с мелким, размазывающимся под пальцами шрифтом. Уж не знаю почему, но мое похмелье имеет привкус типографской краски.

Новая трель острыми заусенцами проскребла мозг.

"Господи, неужели нельзя оставить в покое старую, больную женщину?!"

Вслепую пошарила на прикроватной тумбочке. Пустой пластиковый держатель для мобилы покатился на пол. Ага, понятно, вчера я была слишком "усталой", чтобы вытащить сотовый из сумки и устроить на привычное место.

— Ладно-ладно, уже встаю.

Никто меня, понятное дело, не услышал. Телефон продолжал надрываться. Я со стоном спустила ноги с кровати на холодный пол, и пошлепала босиком на звук. На границе между кухней и коридором линолеум кончался. Водоразделом служил узкий металлический порожек. Дальше шел голимый бетон, выкрашенный в тон коридорному "Таркетту". Затевая в прошлом году ремонт, я планировала положить на кухне плитку, но тут вмешалась судьба… Нет, не судьба, мечта! И ремонт пришлось отложить до лучших времен.

Брошенная с вечера сумка, "скособочилась" на кухонной табуретке. Я кое-как расстегнула замок, нащупала среди упаковок с мятными таблетками, помад, визиток и прочего хлама, мобильник, раскрыв, прижала к уху.

— Слушаю вас? — Голос получился что надо: четкий, без признаков сонливости, в меру деловой, хотя и недовольный. Ну, это-то как раз нормально — нечего звонками отвлекать от дороги женщину, которая сейчас по идее должна вести машину к месту службы.

— Марина Игоревна? — Приятное, но совершенно незнакомое женское сопрано.

— Да. — (Кто еще это может быть, коль вы звоните на мой сотовый? Хотя, некоторые люди ухитряются попадать "не туда", даже вызывая номер из электронной записной книжки). — Вас беспокоят из прокуратуры области…

Сон как рукой сняло, зато головная боль усилилась: в такую рань из прокуратуры звонят, только если кто-то из следаков серьезно "накосячил". "Господи, вчера же, когда уходила, вроде все было нормально!"

— …мне поручено передать, что Спасский Борис Николаевич просит вас подъехать к нему в половине десятого… — от сердца немного отлегло. Спасский — не наш куратор, — …кабинет триста одиннадцать.

— Я знаю. А по какому поводу? — Возможно, секретарша и сама бы чуть позже сказала, но не мешало продемонстрировать некоторую независимость: мол, если повод не достаточно серьезный, могу и не явится. Куратор-то чужой. Хотя явлюсь, конечно, куда же я денусь?

— Не знаю. Мне поручено только сообщить время. Вам лучше перезвонить самому Борису Николаевичу.

Я выслушала номер, буркнула: "Спасибо, до свиданья" в трубку, стараясь не выпустить из гудящей головы только что названные цифры, нажала сброс и тут же набрала новый номер. Однако звонить сразу не стала, занесла в электронную память. Прежде, чем разговаривать с прокурором, надо попытаться выяснить, что стряслось окольными путями. Как говорили древние: "Предупрежден — значит, вооружен". Если кто-то из моих и впрямь выкинул какой-то фортель, лучше заранее приготовить приличную отмазку.

Горячая вода если и не прояснила до конца мозги, то хотя бы смыла сонную муть с глаз. Холодной я умываться не люблю, меня закаливающие ванны не бодрят, а вгоняют в лихорадку. Ненавижу холод, ненавижу зиму, ненавижу заводить машину на морозе! Это я к тому, что сейчас придется выползти из теплой квартиры и топать на стоянку за моим транспортным средством. Б-р-р-р…

Уже напялив костюм, (брюки слегка смялись на вешалке, но черт с ними, все равно в машине помнутся еще сильнее!), набрала телефон дежурной части.

— Доброе утро, это Рольская. — Обозначилась на всякий случай, услышав в ответ знакомый голос. — Как там у вас ночью, ничего не случилось?

— Тихо. — Успокоил дежурный на том конце трубки. — Вас из прокуратуры разыскивали. Я дал номер сотового. Нашли?

— Нашли. — "Блин, да что стряслось-то?" — А в суточной сводке ничего такого не было?

— Такого — хмыкнул дежурный, — ничего.

— Ладно, спасибо.

На макияж времени естественно не осталось, да и не часто я "радую" им окружающих. Для этого нужно встать пораньше, а с ранними подъемами у меня туго. Потом, чего собственно прихорашиваться? Для того, чтобы выражать свое уважение к коллегам, думаю, достаточно ухоженных ногтей и волос. Ну, еще костюмы у меня не дешевые.

Пока собиралась, включила канал с местными новостями — может какое-то событие намечается в городе, а вызов к прокурору в связи с усилением мер безопасности? Я последнее время за прессой не слежу, потому могу быть не в курсе.

Передавали как раз региональные новости. Но ничего, имеющего отношение к работе, я не уловила: никакие министры к нам в город не собирались, звезды эстрады посла новогоднего чеса по корпоративам отсыпались в своих берлогах. Из горячих новостей: на севере области были отмечены небольшие подземные толчки, силой до двух баллов, сейсмологи связывали явление с произошедшим в конце прошлой недели землетрясением в Акташе, отголоски которого докатились и до нас. Жертв нет, из разрушений — завалилась крыша в старом колхозном сарае.

В областном центре две студентки угорели в бане во время пожара "Девочки звонили родным по сотовому буквально за секунду до своей смерти, прощались…" — трагически вещала диктор. Ужас, конечно, но я об этой "новости" еще два дня назад знала, прокурорские уже и дело возбудили.

Что касается криминала, то тут во всех сферах наблюдалось затишье, не иначе вызванное все тем же морозом.

На улице было градусов двадцать ниже ноля. Терпимо, хотя, начиная с минус пяти по Цельсию, я начинаю испытывать температурный дискомфорт. К тому же синоптики обещали к концу дня дальнейшее похолодание. Мою "прожорливую ласточку" на стоянке слегка припорошило снегом, но я наскоро смахнула его только с лобового и заднего стекла. "Ничего, как потеплеет отведем тебя в мойку" — пообещала своей любимице, усаживаясь за руль, и ласково проводя по приборной панели. "Считай, еще минус триста рублей" — пронеслось в голове. Вы думаете, почему я назвала свою машину "прожорливой ласточкой"? В месяц она сжирала на бензине, масле и чистке не менее трети моего не самого большого бюджета. Ну, что же, за мечту надо платить!

Подождав немного, пока мотор прогреется, осторожно вывела свой "Ниссан-Марч" со стоянки. По городу я все еще побаиваюсь ездить на скорости, но тут время поджимало. По счастью, основные пробки на дороге к девяти часам уж рассосались. Прилежные служащие, в отличие от меня, выезжали на работу заранее. "Со следующей недели буду вставать на час раньше" — дала я себе очередной, пятьсот пятьдесят пятый китайский зарок. Почему "пятьсот пятьдесят пятый", и почему "китайский"? Понятия не имею! К тому же все равно на его исполнение у меня не хватит силы воли.

Когда я вошла в 311 кабинет, на стульях вдоль стены уже сидела пара оперов из шестого отдела и незнакомый мне мужчина лет сорока. Последний носил дорогие очки в позолоченной или, может даже, золотой оправе, и модную бородку. Темная щетина изящно обтекала губы, заканчиваясь коротким клинышком, на подбородке, под нижней губой выбриты два просвета. Борис Николаевич — прокурор по надзору за оперативной деятельностью, одетый в симпатичный темно-синий костюм, удачно сочетавшийся с рубашкой на тон светлее и широким галстуком, вежливо привстал со своего кресла, приветствуя даму. Указал на свободный стул рядом с окном, по другую сторону от его стола. Я поздоровалась со всеми. Один из оперативников вызвался помочь, принял и повесил в шкаф мою шубу. После чего я протиснулась к предложенному месту — не такой уж большой кабинет был у куратора самого "грозного" отдела милиции.

— Сегодня ночью из городского морга похищено семнадцать трупов. — Когда все расселись, сообщил хозяин кабинета. — Мы с операми переглянулись, на лицах сами собой появились сдержанные ухмылки, примерно такое же выражение было и у прокурорского, хотя он и старался сохранять серьезный вид. Ничего не поделаешь — профессиональная деформация. Нормальным людям, наверное, такое поведение кажется кощунственным, но если делать трагичное лицо каждый раз, когда тебе говорят об обнаружении трупа, лучше идти работать куда-нибудь в "Горгаз", но точно не в милицию, и не в прокуратуру. Иначе навеки погрязнешь в депрессии. Нет, не подумайте, мы не монстры какие-нибудь. Но в данном случае сообщение о том, что кто-то додумался спереть трупы из морга, вызывало улыбку.

Прокурор несколько секунд помолчал, чтобы дать нам переварить сказанное, а я за это время успела с радостью подумать, что подследственность — не моя, в смысле не нашего отдела. Трупы — это к прокурорским. Хотя, если уж на то пошло, я вообще не смогла вот так сразу подобрать к происшествию статью из уголовного кодекса. Наказание за похищение живого человека в нем предусмотрено, а вот насчет мертвого человеческого тела… Ну, не считать же его "имуществом", в самом деле?! Правда есть еще "Надругательство над телами умерших или местами захоронения", но и это — не ко мне, это — в дознание.

— Нашли, кто это сделал? — первой прервала я молчание, предварительно бросив косой взгляд на незнакомца. Может, это был кто-то из работников прокуратуры, но я его прежде не видела, и не знала насколько откровенно можно обсуждать происшествие в его присутствии. — С телами что-нибудь произошло? — Следовало в первую очередь определиться с квалификацией. Возможно, я еще чего-то не знаю, но, скорее всего, меня сюда пригласили по ошибке. Моя специализация лежит несколько в иной области, а отдел, где я работаю, называется "отдел по борьбе с бандитизмом". Сильно сомневаюсь, чтобы какая-то преступная группировка решила заняться хищением трупов. Они сейчас все больше на "экономику" переходят. Никаких тебе стрельбы и поножовщин (ну, почти!), солидные люди с брильянтовыми запонками и платиновыми зажимами для галстуков практикуют ныне недружественный захват предприятий или изящно завладевают чужими ценными бумагами, на худой конец взятки дают…

— Тела до сих пор не найдены, лица, совершившие хищение, не установлены.

— А чьи это были тела, известно?

— Да. — Борис Николаевич кивнул и пододвинул к себе лежащий на столе лист бумаги с отпечатанным текстом, очевидно списком тех самых пропавших мертвецов.

— Они были как-то связаны между собой при жизни? — Может и не стоило "поторапливать" прокурора вопросами, но Борис Николаевич был еще очень молод, лет на семь младше меня, всего год или два, как из университета. И в областной прокуратуре — совсем недавно, вряд ли в его практике прежде встречались такие дела. Я вот за восемь лет в милиции ничего подобного не припомню. Поэтому не мешало сразу акцентировать его внимание на значимых моментах. А какие моменты у нас значимые? Те, которые определяют, кому достанется расследовать этот "геморрой". А что расследование будет геморройным, я нисколько не сомневалась!

— Насколько удалось выяснить к этому часу — никакой связи между умершими нет. Тела, за исключением двух после аварии, поступили из разных мест, в разное время. Но о краже было заявлено сегодня в 6.00, так что, возможно, что-то еще обнаружится.

Я поморщилась на слове "кража". Это не тот термин, который я бы стала употреблять по отношению к трупам, лучше уже нейтральные: "пропажа" или "исчезновение". Впрочем, я все еще слишком мало знаю и, возможно, зря придираюсь к словам.

— Кто сообщил о происшествии?

— Я. — Не дав ответить прокурору, вклинился мужчина в штатском. Все головы повернулись к нему.

— Да-да. Это Илья Петрович Версеев, главный врач ГУЗ ОБСМЭ* (Государственное учреждение здравоохранения областное бюро судебно-медицинской экспертизы). — Запоздало представил незнакомца прокурорский.

— Морг относится к нашему учреждению. — Кивнув всем нам после представления, продолжил Версеев с озабоченностью в голосе. — Мне позвонил один из дежуривших ночью санитаров. Вообще-то у нас в любое время суток работы хватает, но с двух до пяти, как правило, затишье. Ночная смена прилегла вздремнуть, а в половине шестого из клинического корпуса — у нас рядом госпиталь — (мы с операми покивали: первая городская больница и морг значились по одному адресу, только номера корпусов разные) — привезли скончавшегося. Санитар зашел в секционный зал и увидел, что все столы пусты. Сначала подумал, что кто-то из патологоанатомов распорядился перенести трупы в холодильник. Но оттуда тоже исчезло больше десяти тел. Одиннадцать, если быть точным. Плюс шесть были в зале. Итого семнадцать. Но даже тогда парень не придал этому должного значения. Только когда в шесть пришел дежурный эксперт, он поднял настоящую тревогу, позвонили мне.

— Эксперт сообщил в райотдел дежурному. — Вернул инициативу в свои руки Спасский. — В морг выехала дежурная группа. Однако никаких особенных следов на месте происшествия обнаружено не было. Окна целы. Холодильник находится в подвале, отпечатки рук на двери, если они и были, залапал медперсонал. На всякий случай замки с входной и подвальной двери отправили на экспертизу, но вряд ли их отпирали отмычкой… ("Значит, взлома не было" — отметила я). Никто из работавших в ночную смену не видел ничего подозрительного, хотя, чтобы вынести столько тел, нужна не одна бригада. И транспорт конечно. Правда, с полуночи до двух почти весь персонал был загружен — на кольце произошла большая авария, шесть трупов и все доставили в городской морг. Машин во дворе скопилось предостаточно. Но, как говорят опрошенные, до двух часов в секционном зале все было на месте.

Я подивилась про себя: семнадцать трупов пропало, и никто ничего не видел.

— В морге есть видеонаблюдение? — Вставила, когда прокурор сделал паузу.

— Нет. — Ворчливо ответил на мой вопрос Версеев. — В клинических корпусах есть видеокамеры, но мы не настолько богаты, чтобы устанавливать их еще и в морге. Красть, как вы понимаете там нечего… — Он резко замолчал. ("Выходит есть чего!" — усмехнулась я про себя.) — К тому же там всегда дежурит вахтер или санитар на входе, продолжил после заминки. — В этот раз все было как обычно. Дежурный, конечно, задремал, когда "труповозки" разъехались, но он бы заметил, если бы мимо него протащили столько трупов.

— И что же произошло, как вы полагаете? — Вежливо поинтересовалась я.

— Не знаю. — Врач поправил золотую оправу на носу, зыркнул на меня неодобрительно. Но он слишком нуждался в помощи, чтобы открыто проявлять неудовольствие. — Возможно, преступники воспользовались подземным переходом. Он соединяет морг с клиническим корпусом, чтобы удобно было катить носилки. Там только засов на двери. Не знаю. — На этот раз он развел руками. — Как только стало ясно, что группа из райотдела не добилась результатов, я связался с прокурором. Мы не можем допустить, чтобы поиски затянулись. Если родные узнают об исчезновении ("Молодец все-таки мужик, грамотно формулирует!") нам не избежать чудовищного скандала! Просто счастье, что все пропавшие мертвецы были свежими ("Послушал бы нас кто со стороны…"), но уже завтра в 12.00 за одним из тел приедет катафалк. Страшно представить, что станет с родными, если я скажу, что придется перенести траурную церемонию! Нас закидают исками ("Это точно!"), а может и камнями.

— А представляете, какой шум поднимется в прессе? — Подхватил взволнованно Борис Николаевич. — Тут вам и маньяков вспомнят, и сатанистов, и каннибалов… Между прочим, выборы в городскую думу на носу ("Ах да, конечно!") Действовать нужно максимально быстро и эффективно. — Слова и интонация юным прокурором явно были позаимствованы у кого-то из начальства. — Трупы необходимо найти и вернуть в морг до завтрашнего полудня. Вот почему мы решили привлечь оперативных сотрудников шестого отдела. Районному УВД с таким не справится. Впрочем, райотделы и дорожные патрули тоже оповещены, но без подробностей. Огласки надо избежать.

— Сколько человек дежурило в морге сегодня ночью? — Это уже один из оперов спросил — Мишка Александров из отделения по коррупции. Понятия не имею, почему выбрали именно это подразделение. Второй опер был оттуда же — исполняющий обязанности начальника отделения Лазарев. — График дежурств у вас есть?

Так, с операми все понятно, у них уже сработал "инстинкт гончей" — торопятся взять след, пока не остыл. Но следствие — дело другое. Закон вполне определенно регламентирует, кто какими делами должен заниматься. Это преступление, если только трупы и вправду похитили, нашему отделу никак не подходило. Да и я давно не та девушка, что только-только получила удостоверение и с энтузиазмом хваталась за любое расследование. Я даже не уверена, что была такой!

— По какой статье возбуждено дело? — обратилась я к прокурору, пока оперуполномоченные выясняли подробности у главврача.

— Никакого дела пока нет. Мы передаем вам материалы для проверки и хотим, чтобы уже на этой стадии подключился кто-то из опытных следователей. С вашим руководством вопрос согласован. — Предвосхитил он следующую мою реплику. — Позвоните мне, когда определитесь с кандидатурой следователя.

"Вот так значит?! Все согласовано?!" — Я прекрасно понимала, что от скандального дела не отвертеться, и юный прокурор тут, в общем-то, не при чем. Но страшно хотелось выместить на нем свое раздражение: это только в дурацких голливудских детективах полицейские с неадекватным восторгом принимаются за "громкое" расследование, федералы и местные чуть ли не локтями друг-друга расталкивают. А в реальности следователю от громких дел одни неприятности. Я уже чувствовала, как на нас сыплются жалобы: шутка ли семнадцать тел исчезли накануне погребения?! А если их не успеют найти до завтра? Что, по-вашему, сделают убитые горем родственники? Их ведь еще и допрашивать придется.

С кислой миной, проглотив свое недовольство, я распрощалась с прокурором. Договорилась с главврачом о том, что он подъедет к нам в ближайшее время, и отправилась в отдел. Головная боль приобрела новый статус.

Только-только успела расположиться за собственным столом, разложить бумаги, как взорвался трелями внутренний телефон.

— Мариночка Игоревна, не зайдешь к нам? — Вова Лазарев был из тех, кто мог позволить себе обращаться ко мне "на ты". Мы с ним работали бок о бок не первый год. Он и опером был дельным, и начальником стал грамотным: умел с подчиненными не только матом управляться.

— А самому не судьба? — Моему организму для борьбы с похмельным синдромом настоятельно требовался покой и, желательно, неподвижность.

— Если бы мог, уже пришел бы, — с укором прозвучало из трубки. — Ребята привезли вахтера, что дежурил ночью в морге.

Я решила, что Лазареву не с кем оставить доставленного, у оперов это — не такое уж редкое дело: все сотрудники "в разбеге", привезли человека, завели к начальнику и понеслись новые поручения исполнять. Народу в отделе не много, а работы и без нынешнего материала выше крыши.

— Ладно, сейчас приду. — Согласилась нехотя.

— Ну, что вахтер, раскололся? — В шутку поддела я товарища, поднявшись на этаж к оперативникам.

— Почти. — Ответная усмешка выглядела невеселой. — Несет какую-то околесицу. Я тебя затем и позвал. Хочу, чтобы глянула на него. Мои парни считают, что он дурочку валяет, но вдруг нет? Вдруг, мужик и правда того? — Лазарев особым образом дернул головой, изображая снесенную крышу. — Отвечай потом за психа. Я думаю, может сразу врача пригласить?

— Что это он вам такого наговорил? — Признаться, я была заинтригована.

— А ты пойди, сама послушай.

Вопреки моим предположениям, большинство подчиненных Лазарева оказалось на месте. Вахтер, он же — санитар городского морга сидел, ссутулившись, на стуле в кабинете, отведенном отделению по коррупции. Комната была достаточно просторной, но и сотрудников здесь обитало сразу пятеро: по два стола стояло вдоль правой и левой стен, один — напротив окна. Представляю, как задувало в спину бедняге, садившемуся за него ежедневно. Но развернуть стол иначе возможности не было, в противном случае пришлось бы садится спиной ко входу, а это противоречит всем правилам безопасности. По науке, работающему за столом сотруднику должны быть видны со своего места все входящие в комнату.

Напротив санитара, за одним из боковых письменных столов восседал Александров, перед ним на столешнице лежал на треть исписанный лист бумаги. "Не много же успел поведать опрашиваемый" — отметила я автоматически. Над согбенным вахтером коршуном навис еще один опер — Ситчин. Его крупный торс, смотревшийся еще мощнее из-за толстого белого свитера, давил на вахтера почти физически.

— Ты что нам тут лепишь? — Ситчин упер кулак в столешницу, еще больше склоняясь над свидетелем. — Ты что думаешь, мы тебя шутки позвали шутить?

Вахтер поднял лицо — довольно молодое и даже отмеченное печатью интеллекта. Обычно, чего уж греха таить, сторожами в морг работать идут далеко не Энштейны: и зарплата не ахти, и специфика не самая приятная. Тут нужен особый склад ума и характера: приживаются либо не шибко впечатлительные тугодумы, либо, так сказать, некрофилы без сексуального подтекста. Есть такая категория людей-интровертов, которым с мертвыми работать проще, чем с живыми. А наш опрашиваемый выглядел как самый обыкновенный студент — может, так оно и было, студенты-медики, случается, подрабатывают в "анатомичке".

— Я сказал правду, — негромко, но убежденно выговорил парень, — я сам знаю, как это звучит. Поэтому и в объяснительной начальству написал, что ничего не видел. Только они шли сами, вот вам крест! — (Александров за своим столом усмехнулся старинной божбе, прозвучавшей необычно и оттого особенно искренне в устах молодого человека) — Все семнадцать, один за другим. Голые. У женщины швы на животе разошлись… — Санитара передернуло, должно быть, зрелище было и впрямь неординарным, раз проняло даже закаленного работника морга.

— И куда же они направились? — Осведомился опер насмешливо.

— На улицу. — Опрашиваемый уже снова глядел в пол, как видно отчаявшись встретить понимание. Мне даже стало жаль парнишку, хотя бред он и вправду нес редкостный. Вон как мозги повело у бедняги! Должно быть на почве пьянства. Как белочка нагрянет, так еще и не такие чудеса примерещатся. Один знакомый рассказывал, как после приема внутрь энного количества медицинского спирта узрел на балконе двух симпатишных инопланетян. "Зеленые такие, ушастые, — делился он, — встали на перила и ручками так машут, зовут: "Иди к нам, иди к нам". Еле отбился!"

— Скажите, а вы случайно не видели, что происходило на улице? Возможно, там были какие-то машины, люди? — Влезла я в "допрос", хотя изначально не собиралась. Но бывает, что даже псих или безнадежный лжец, возьмет, да и брякнет что-то полезное. Вот, к примеру, про машину.

— Нет, машин там не было. — Покачал головой парень. — В смысле, стояло две или три, но это — врачей из лечебного корпуса, мы их хорошо знаем. Они постоянно на нашей площадке тачки оставляют.

— Значит, вы все-таки выглянули за двери, когда… все это произошло? — Уцепилась я за последние слова юноши. — Что же тогда происходило на улице, как вели себя ээ-э-э… (я мысленно перебрала и отбросила такие слова, как: "мертвецы" и "трупы" — уж слишком безумно это звучит, остановилась на нейтральном "пропавшие") пропавшие из морга?

И снова этот взгляд, испытывающий и отчаянный одновременно.

— Они пошли пешком, через поле к остановке.

— К какой еще остановке? — Переспросил Ситчин. Сразу видно — бывший БЭПовец, с насильственными преступлениями дела не имел, в морг не заглядывал. Иначе бы знал, что вокруг больничного комплекса, вкупе с моргом, раскинулся громадный пустырь: ямы, вырытые когда-то строительной техникой, и холмы, похоронившие под собой строительный лом и отбросы, давно заросли бурьяном. В самом дальнем углу прямоугольника, очерченного автомобильными трассами вокруг больничного городка, одиноко торчит остановочный павильон. От него до лечебных корпусов надо идти по буеракам добрых минут десять, а то и пятнадцать. Зимой вымерзаешь напрочь — ветры, вырвавшись на простор пустыря, задувают с особым остервенением. Уж я находилась в свою бытность следователем в райотделе, что по морозу, что по солнцу! Так, что легко представила себе заснеженную целину, с торчащими здесь и там высохшими метелками прошлогодней травы, раскинувшуюся между моргом и остановкой автобусов. Добавила к картине ночь, тусклый свет, падающий из окон морга, цепочку огней вдоль автотрассы, поземку, срывающую белую крупу с застывших волн снежного моря. Голые мертвяки, бредут цепочкой через пустырь… По спине забегали зябкие мурашки — не от мертвяков, уж больно студеная ночь хорошо представилась. И в кабинете, кстати, совсем не жарко.

— Что скажешь? — С надеждой в голосе осведомился Лазарев, когда мы вышли коридор.

— Алкогольная интоксикация. — Пожала я плечами.

— При чем тут отравление? — Лазарев не был сторонником вольной интерпретации терминов.

— При том, что перепился ваш вахтер. Но вообще… — Неожиданно пришло мне в голову. — Может злоумышленники разыграли парня? Ну, видят, что он "под мухой", продефилировали мимо с трупами… Хотя нет. Даже здоровому мужику поднять и пронести мертвое тело, таким манером, чтобы думали, что оно само идет — не под силу. Короче, санитару вашему тест на промили в первую очередь сдать надо. А ты, давай, пошли кого-нибудь в ГУЗ — уши у этой истории явно оттуда растут. И по общим связям всех этих усопших надо поработать. Если это не хулиганство, то должна быть какая-то система.

— Например? — Скептически поджал опер губы.

— Ну, не знаю, может, у них одна группа крови была. Или заболевание общее… Может органы их кому-нибудь понадобились.

— Какие органы, когда они все больше суток в морге пролежали?

— Может, у них раньше изъяли, а потом хотели скрыть следы.

— Они же все после вскрытия были. Патологоанатом бы заметил.

— А если он в сговоре, с этими, с похитителями?! — Я не собралась так просто отказываться от "озарившей" меня версии.

— Тогда к чему вообще такие хлопоты? Если замешан врач, делавший вскрытие, то ему ничего не стоит замести следы. После того, как тело распотрошили, кто там что докажет?

— А экспертиза, а эксгумация?!

— Не было никакой незаконной трансплантации! — Начиная раздражаться, отрубил Лазарев. Один из пропавших трупов — старик 1921 года рождения, найден мертвым в своей квартире, я сам читал. Никаких органов никто у него вырезать не мог.

— Ну не мог и не мог. — Мне тоже надоели бессмысленные препирательства. — У самих-то, какие идеи по этому поводу?

— Пока никаких. Вот переговорим со всем персоналом морга, тогда посмотрим.

— Ну-ну, дерзайте.

Еще раз пообещав Лазареву выделить следователя "в порядке взаимодействия", я вернулась в кабинет. Время подходило уже к половине двенадцатого, мигрень не отпускала, а у меня не было времени даже таблетку выпить. Солнечно-желтые стены служебного кабинета, согревавшие и радовавшие взгляд в самый пасмурный день, сегодня ассоциировались у меня с пожелтевшей слюной заядлого курильщика. Виной тому, конечно же "послевкусие" от вчерашнего праздника, но еще и табачный запашок, просачивающийся из коридора. "Какая-то сволочь опять смолила на лестнице!" — подумалось раздраженно. Курить в здании было запрещено категорически, но всегда найдется пара-тройка сотрудников, плюющих на приказы. Открыто, правда, с сигаретами больше никто не расхаживал. Только мне от этого не легче. Пять лет назад, бросив курить, я яростно возненавидела запах табака, во всех проявлениях. Однако попытки ввести "табачные репрессии", разбились о благодушие моего начальника. Он, хоть сам ни разу в жизни не брал сигарету в рот, относился к курильщикам на удивление лояльно. Парадокс, блин. "Ничего, я еще до вас доберусь!". Пока же следовало решить более насущную проблему.

Как раз, когда я соображала, где найти какого-нибудь стажера и под каким предлогом отправить его за минералкой, дверь служебного кабинета распахнулась, и внутрь, дыша морозом, ввалилась Рейнгард Елена Александровна — моя подчиненная и вчерашняя собутыльница.

Свалив на начальственный стол немалых размеров дамскую сумку, а также шубу и пару шуршащих пакетов, она плюхнулась на стоящий рядом стул и, картинно уронив перед собой руки, а поверх них еще и голову, провозгласила:

— Помираю!

Некоторое время я сверлила подругу обличающим взглядом, однако должного эффекта это не произвело, и пришлось озвучить претензии.

— Совести у тебя нет. — Заметила веско. — Пользуешься моей добротой. Уже три часа как рабочий день начался!

— Ой, а сама-то, поди минут на пять раньше меня заявилась! — Тут же перешла в ответное наступление Рейнгард. — А мне, между прочим, вчера пришлось еще с мужем бутылку "Шампуни" выцедить. И то, видишь, я нашла в себе силы исполнить служебный долг.

— А кто тебя просил догоняться в компании с мужем?!

— Не могла же я признаться, что мы с тобой уже приняли, так сказать "на грудь"?! — Возмутилась Ленка. — Сама знаешь, домой пришла поздно, а мужу как раз премию по итогам квартала дали. Он, солнце мое, и ужин приготовил, и бутылочку "брюта" специально для меня прикупил. А ты предлагаешь сказать ему: "Я пить не буду, я уже с подругой накирялась"?! Щас! Нашла дуру! Я заранее мускатного ореха пожевала, чтобы запах спиртного отбить, а мужу сказала, что мы с тобой допоздна заработались. Чтобы жалел меня, бедняжечку.

— Вот я и говорю, совести у тебя нет! Мужа обманула, да еще и на работу опоздала на три часа.

— Слушай, что тебе надо из-под меня? — Была у Елены Александровны такая особенность — неуловимо коверкать привычные вроде бы фразы, отчего они приобретали совершенно другой смысл. — Я свою работу делаю, какие вопросы?

Я промолчала, только продолжала глядеть укоризненно. На самом деле Рейнгард была далеко не худшим работником, даже, пожалуй, лучшим.

— Ладно, иди уже. Справку мне по делу Эмпусова состряпай. Чую, не сегодня завтра кто-нибудь потребует. Нынче вон с утра уже в прокуратуре побывала…

— По моему делу? — Рейнгард мигом подобралась, насторожилась. — Адвокат жалуется?

— Нет, не по твоему, расслабься. Это я так, вообще говорю. Сегодня — про твоего фигуранта речи не было. Но он со своими знакомствами и этим своим защитничком нервы нам еще потреплет. Лучше заранее приготовиться.

— Я то думала… — К Ленке снова вернулся легкомысленный тон. — А тебя по какому поводу к прокурору таскали?

— Да, фигня какая-то. Трупы из городского морга пропали, прикинь.

— В смысле? — Подруга состряпала недоверчиво-удивленную рожицу. — С места преступления в морг трупы не довезли, или там перепутали?

— Трупы пропали из секционной, ну и еще из холодильной камеры. Семнадцать штук. Странная какая-то история.

— А мы при чем?! Трупы — это к прокурорским. — Озвучила Ленка мои недавние мысли. — И вообще, наверняка это ошибка. Работнички из морга к бутылке любят приложиться, вот и напутали что-то. Щас начальство им хвосты накрутит — враз разберутся.

— Дай бог.

Несмотря на фамилию, (а Ленка и в браке оставила девичью), Елена Александровна Рейнгард была чистокровной хохлушкой, начиная с черных, как смоль бровей, над вишневыми очами, круглых щечек, и заканчивая крепкосбитыми ножками, позволявшими хозяйке выстаивать в любых житейских бурях.

— Кстати, — осторожно начала я, — я тут Лазареву пообещала помощь следователем оказать. Сугубо консультационную. — Заверила начавшую поджимать губы Ленку. — Может, пока у тебя напряга по делу нет, глянешь, что они там насобирают? Ну, так, одним глазком…

Буря разразилась немедленно.

— Да ты что! — Вскакивая со стула, трагично возопила подруга. — Это у меня-то заморочек нет?! Да ты вечно мне гнилые дела подсовываешь! Как какое "дерьмо" в отделе появится — так сразу к моему берегу! Зачем мне спрашивается дружить с начальником, если пользы от тебя никакой?!

— Дружат не из-за пользы. — Попыталась вставить я. Но Рейнгард было не остановить.

— Вон Борисыч со вторым замом дружит — так полгода с одним плевым делом сидит. А ты мне контрольный материал втюхать хочешь?! Лучше бы я с ним, а не с тобой пила! Глядишь, тоже бы сейчас сидела, в носу ковырялась. А мне, чтобы твой авторитет не ронять, приходится пахать, как проклятой. Я вон даже в кабинет к тебе лишний раз зайти боюсь… — Тут Ленка оседлала любимого конька — о том, как ей, "бедолаге", приходится придерживаться субординации.

Я мысленно вздохнула. Рейнгард, при случае, любит поплакаться на тему волюнтаризма и моей к ней несправедливости. Но на самом деле мое повышение в должности три года назад никак не отразилось на ее поведении, даже внешне. Какие уж тут "волюнтаризм и субординация", когда только на прошлой неделе, выхожу я, пардон, из туалета, а тут из-за ближайшего косяка выскакивает Ленка с "кровожадно" вытянутыми руками и воплем: "Отдай мое сердце!!!". Это у нас в детстве страшилка такая была, если кто не в курсе. Мне-то ничего, я от подруги и не таких приколов навидалась, а вот стажер, что случился некстати в коридоре, начал тихонечко оседать по стенке, схватившись за сердце… Не-не, не подумайте, до инфаркта не дошло, отделался легкой невралгией.

— Все, Рейнгард, — сдаваясь, махнула я рукой, — оставайся со своим делом. Найду кого-нибудь другого материал проглядеть. Справку по Эмпусову не забудь.

Ленка сгребла со стола свои манатки и, все еще воинственно пофыркивая, выплыла из кабинета. Я обреченно вздохнула, навялить "гнилой" материал было абсолютно некому. Опытные следователи загружены под завязку, а молодой с таким не разберется, да еще и растреплет скандальные подробности, чего-доброго. "Ладно: будет день — будут деньги — решила про себя, — принесет Лазарев документы, тогда и определимся". А сейчас и впрямь стоило хорошенько подумать, что делать с Ленкиным делом.

Преступление было, что называется, актуальным — рейдерство. Господин Эмпусов в "горячих девяностых" успевший посидеть за разбой и вымогательство, очистившись от судимостей, занялся легальным бизнесом и прикупил себе фирму. А с ней и участок леса на севере области, рядом с каким-то умирающим поселком, название я никак не могла запомнить: Саркеловка, кажется. Но тут оказалось, что на этот участок претендует еще один владелец. Как часто бывает, параллельно с гражданской тяжбой, этот претендент обратился еще и с заявлением в милицию. Проверка нежданно выявила, что в документах, поданных для перерегистрации юридического лица, действительно имеются поддельные. И закрутилось… Запутанное дело, попив крови из трех следователей, на пятом месяце попало в наш отдел. В душе я не могла не согласиться с подругой: "Принесло же… к нашему берегу!". Расследование имело все шансы затянутся еще не на одни месяц, арбитражные суды различных инстанций с достойным восхищения "постоянством" поочередно признавал правым то нашего заявителя, то — его конкурента. Эмпусов методично обжаловал каждую из проведенных экспертиз и строчил кляузы в прокуратуру, суд и Организацию Объединенных Наций, конца края этому в ближайшем будущем не предвиделось. Тоска, короче! Морозы еще эти дурацкие, до Крещенья далеко, а они уже нагрянули.

Глава 2

(середина изока* (июня))

*На Руси месяцы назывались следующим образом: январь — просинец, февраль — лютый, март — свистун или сухой, апрель — цветень или березозол, май — травень, июнь — изок, июль — страдник, август — серпень, сентябрь — осенины, октябрь — листопад, ноябрь — грудень или братчины, декабрь — студень.

На перекрестке,

Где даль поставила,

В печальном весельи встречаю весну.

А. Блок "Пузыри земли"

Жрица хмурым взглядом окинула небольшое войско, разбившее стан в поле за священной рощей. Сомнительно конечно, чтобы ратники пошли рубить дрова в Марин лес, однако вид разбросанных тут и там палаток и чадящих кострищ раздражал. Она все еще недовольно морщила нос, всматриваясь в окрестности из-под приставленной ко лбу (от солнца) ладони, когда на дорогу, огибающую поле, кони вынесли двух одетых в бранное платье воинов. Коренастый, седовласый крепыш в круглом шишаке восседал на сером в яблоках жеребце. Пегая борода торчала кверху, загибаясь над кованным нагрудником. Его молодой спутник носил только усы. Был он русоволос, голубоглаз, статен, да к тому же отмечен княжьим гербом, вышитым на перекинутом через плечо плаще. Выехав на проселок, оба спешились. Усатый коротко кивнул жрице и тут же отвернулся, будто бы поправляя сбрую своему скакуну — великолепному текинцу буланой масти. Второй, хоть и покряхтывал, слезая с седла, отвесил полный поклон, коснувшись земли пальцами.

— Здравствуй, Марья Моревна.

— И тебе по здорову, Сувор Радимич. За какой нуждой князь в поход с войском выступил? — Глазами указывая на молодого воина, спросила женщина.

— Сказывают, матушка, хазары в набег на Вежу идти сбиваются.

— Ну, то не новость. К нам, что ни лето, кто-нить да идет. К капищу Мораниному зачем рать привели? Крюк, чай поприщ в десять будет. Умилостивить дарами богиню, что ль желаете? — Жрица возвысила голос, явно обращаясь не к своему бородатому собеседнику, а к продолжавшему возиться с подпругой князю. Тот, однако, не откликнулся, за него свою речь продолжил старый Сувор.

— Простой милостью тут не обойдешься. Сказывают, в степи сила собралась немалая. Хотим просить богиню, чтоб десницу свою над войском простерла. Тебя, матушка, с собой в поход звать приехали.

— С чего бы вдруг? — Искренне удивилась женщина, продолжая сверлить спину в княжеском плаще. — Хазары — то дело не мое, княжье.

— Так-то оно так… Только в этом году ведет их будто бы Буриджи-хан? О нем говорят: собаки нашли младенца в степи, да притащили в становище. А там его увидела дочь кагана и взяла в кибитку. На двенадцатый день мальчик уже ходил и говорил, а к началу новой луны в такую силу вошел, что стал первым батыром после старого Кубрая.

— Хочешь сказать, каганска дочь пригрела оборотня?

— Кто еще за неполных две луны из мальца вырастает в мужа?

— А кто его мальцом видел, кто луны считал? Не верю я, воевода, в такие былички! В степи, что ни год: то змея видят, то шайтана ждут. Теперь вот хан-оборотень. Собака лает — ветер носит!

— Говорил я, Сувор, впустую съездим. — Молодой князь раздраженно тряхнул кудрями, оборотившись к старому воеводе. — Только бабки коням зря били! Едем. Неча тут делать! — Он легко вскочил в седло.

— Иду, князь… — Однако Сувор не торопился последовать за хозяином. — Зря ты так-то, матушка, отмахиваешься. Народ, понятно, небылицы плетет. Однако же вести из каганата и впрямь приходят странные. Хан ногайский на комоедицу трех дочерей своих в Семендер послал. Через месяц все три домой обернулись брюхаты. Да так, словно не меньше семи на сносях. Где видано, чтобы баба весной понесла, а к Купале разродилась? Сама знаешь, стоит одному волкодлаку завестись, пойдет шириться зараза, как огонь в сухом овине. Как бы всем нам не взвыть, когда поздно-то станет.

— К ногаям посылали кого, или чужие баяли? — Оставив насмешливый тон, спросила жрица

— Посылали… Младшей девке одиннадцать едва стукнуло, в возраст не вошла. Не смогла плод доносить, скинула. Палашку-травницу из Торжца вызывали отхаживать. Она как младенчика мертвенького увидела, ножом полог прорезала да в степь ушла. Боги повожали — от погони в овраге укрылась, да потом кружным путем к нам в Вежу прибежала.

— Волчонок? — Хмуря брови, обронила Моревна.

Воевода молча кивнул.

— Ладно… Ладно тебе, князь! — Уже громко окликнула жрица нетерпеливо теребящего повод молодца. — В терем пойдем, там дальше разговаривать станем.

Новая просторная изба еще пахла свежим тесом. Усадив гостей на покрытой платом лавке, Моревна смешала в горшке сбитень, сунула в печь — нагреваться.

— Не маловата ли дружина, коли хазары и впрямь в большой набег собрались? — Спросила, расставляя на придвинутом к лавке столе серебряные кубки.

— Против всего степного войска нам не потянуть, дело ясное. Однако есть верный слух, что перед набегом Буриджхан в Торжец с малой силой отправиться. Тут бы нам его и встренуть.

— В таком деле Перунова защита надежней будет. — Жрица озабоченно покрутила головой.

— Так ведь не на войну собираемся, на охоту. — Воевода выжидательно уставился на женщину.

— Гляжу, у тебя загодя на все ответ есть. — Усмехнулась та. — Ладно, Сувор, уговорил, поеду с вами. Посмотрим, что там за Буриджи-хан в степи выискался. Когда он, баешь, в Торжец сбирается?

— Третьего дня выехал.

Жрица свела широкие брови.

— Припозднились вы с князем на охоту-то. Ныне мы в Торжец наперед хана и верхами не поспеем, а у вас половина ратников — пешие.

— Оттого к тебе и явились. Хотим поклониться Хозяйке Перекрестков, чтобы пути свои для нас открыла. — Сувор глянул украдкой на своего молодого господина. Но князь вперился в стол, вертя в пальцах основание кубка, словно разговор его вовсе не касался.

Марья в свой черед смерила задумчивым взглядом знатного гостя, улыбнулась с прищуром:

— Ловко, вы Сувор меня обходите! Хотите смутным путем до хазар добраться? А ну, как нету среди них никакого оборотня? Может, просто князюшка Даромир в Веже засиделся, решил силушкой своей молодецкой потешиться, да заодно села хазарские пограбить?

Серебряная чаша с силой грянулась о столешницу, отлетела, покатилась по полу. Голубоглазый гость выскочил из избы, хлопнув о стену дверью.

— У-у-у, какие мы вспыльчивые… — Протянула вслед ему Марья.

— Зря лжецами срамишь, жрица! — Не на шутку обидевшийся воевода, тоже поднялся из-за стола. — Прав, Даромир, напрасно приехали.

— Сядь, воевода. Да, сядь! Хватит мне одного твоего господина, чтобы еще за вами двумя бегать. Мне ль напомнить? Морана своими дорогами не всякого пропускает. А кого и пустит, дак в такие дали заведет: не поймешь, где явь, где навь.

Сувор все еще раздраженно подергивая себя за бороду, опустился на место.

— Сама видишь, не поспеваем иначе. — Развел он руками. — Упустим теперь волколака, потом всей дружиной отбивать придется. Как отобьемся еще…

— Верни князя, — нехотя попросила Марья, — с него станется кметей с лагеря снять. Раньше завтрашнего дня в путь все одно не двинемся.

— Значит… — Обрадованный воин подхватился с лавки.

— Значит, сначала я хочу сама твою травницу поспрошать: кого там беременная ногайка скинула. С собой, я так зрю, вы ее не привезли, иначе давно бы сюда кликнули. — Сувор, снова мрачнея, помотал головой отрицательно. — Так, где она — в Веже али домой, в Торжец отпустили? Не супься, я у вас лишнего времени не отниму.

— Лекарку князь в Гнездо Макоши отослал. — Воевода замер в нерешительности на пол пути к двери.

— К Елене Ольгердовне, что ли? — Удивилась хозяйка. Тот кивнул. — Что же, зови князя. Девы — мои помощницы вам на стол соберут, а после и на ночлег устроят. К утру вернусь, тогда и порешим, каким путем хазар догонять.

Моревна шагнула за цветастый тяжелый полог, заменявший дверь в соседнюю горницу. Сувор Радимич еще несколько секунд потоптался на месте, поскрипывая кожаными сапогами, потом, углядев князя через окошко, выскочил на двор.

Марья не задерживаясь миновала еще одну комнату, теперь перед ней была плотно сбитая дверь в чулан. Вместо пыльной темноты и загроможденных припасами полок, жрицу встретили гладкие дубовые панели и высокое — выше человеческого роста, медное зерцало, занимавшее всю стену напротив. Женщина запалила прихваченной с собой лучиной огонек в масляной светильне, поставила ее на пол у ног, потом притворила за собой дверь. Та тут же обрисовалась в освещенной качающимся огоньком медной поверхности. Мгновенье Марья стояла, прислушиваясь к самой себе, потом, уловив нужный настрой, толкнула дверку — ту, что в зеркале, и тут же шагнула в открывшийся черный коридор.

У богини, которой она служила, было много имен: Хозяйкой Перекрестков звали ее по берегам реки Ра, а на юго-западе, на берегах моря, где кончается великий шелковый путь — Тривией-Луною, владычицей смутных путей. Называли и Марью — "мертвой водою", за то, что дорогой своей богиня уводила мертвых в страну, что лежит на том берегу реки-Смородины. Но и живым Хозяйка порой позволяла воспользоваться лунными тропами. Зеркальный коридор прихотливо изгибался, иногда жрица замечала холодный отблеск на плохо различимых гранях, но это не был свет горящей впереди лампады, превратившейся в маленькое желтое солнце. А еще иногда начинало казаться, будто кто-то неслышно движется рядом в темноте. В прежние времена, когда она была молода и неопытна, то все пыталась, скосив глаза, разглядеть — что же там такое мелькает в зерцалах. Но по счастью так и не сумела. Потом уж Знающая рассказала, чьи отраженья можно встретить на смутном пути, и научила, как с ними разминуться. Между тем стены коридора истаяли, и по сторонам появилось полупрозрачное сизое марево, похожее на печной дым. Он становился плотнее и одновременно спускался к ногам, пока не превратился в туман, стелящийся над травами. Голые ветви черных деревьев расчертили темноту, ставшую из черной синей. Похолодало. Моревна прибавила шаг, поеживаясь и стягивая края вышитой сорочки на груди. Под ногами заскрипел иней, изморозью выпавший на серой траве. Пейзаж по сторонам почти не менялся, отчего казалось, будто она топчется на одном месте, и все также неизменно сияло впереди маленькое солнышко. Но Марья упорно шла и шла по едва намеченной меж нетронутых трав дорожке, и зовущий издали огонек приблизился, наливаясь красным. Яркий свет ударил по глазам, заставил зажмурится. Заслоняя лицо рукавом, жрица шагнула на пыльный проселок на перекрестье трех дорог. Солнце цвета гречишного меда медленно клонилось к заливным лугам, раскинувшимся до горизонта. Привыкнув к свету, путница провела ладонью по волосам, стряхивая осевший на них каплями туман. Поклонилась трехглавому камню, стоящему на распутье, и направилась через подкрашенное закатом поле к виднеющейся вдалеке деревне.

Гнездо Макоши гордилось восьмигранной башенкой над основным срубом, крыша выслана золоченой деревянной чешуей, наверху вместо конька — утица. Частокол, огораживающий двор, начинался не меньше чем в двухстах саженях от терема. Само святилище было еще дальше, на холме, но Моревна сразу свернула к жилым постройкам. Взопрела пока шла от перепутья.

— Какие гости! — Премудрая жрица Матери Справедливости вышла встречать на крыльцо, едва Марья миновала привратные столбы. — Здравствуй, Знающая! — махнула поясной поклон, когда та достигла крыльца.

— Здравствуй, Пряха! — Ответила ей Моревна тем же.

— Заходи.

В сенях подруги обнялись. Марья перевела дух.

— У-уф! — устало выдохнула она. — Аж, спину заломило!

— Что, смутный путь плутает? — Забеспокоилась служительница Макоши.

— Нет, — отмахнулась гостья, — притомилась, пока к тебе от камня брела. Одежа, вон, пропылилась вся.

— Так мы сейчас баню справим. Пока станешь париться, я пироги заведу.

— Недосуг мне мыться-париться. Да и пирогов, пожалуй, не придется поесть…

— Вот, еще! — Елена подхватила подругу под руку. — Мы с тобой сколь лун не виделись?

— С травня.* (травень — май по древнерусскому календарю) — Напомнила та.

— Ну, тот раз не считается. Так что проходи, располагайся. Сначала баня — после разговор.

Еще раз, оглядев свой потемневший от пыли наряд, Марья сдалась.

— Уговорила!

Только, когда, напарившись, сели пить медовый квас, она завела с хозяйкой разговор о главном.

— Палагия из Торжца у тебя ныне?

— У меня. Только нынче на дальний починок ушла. А ты никак об оборотне выспрашивать явилась? — Догадалась жрица.

— О нем. Верный ли слух?

— Боюсь, верный. — Служительница Макоши стала серьезной. — Повитуха, хоть баба и молодая, да дошлая. Не первые роды принимала. Но тут, как щенка мертвого вынула, спужалась, да и дернула прямиком в степь. Тем и спаслась! К себе домой в Торжец идтить опасается. Оставила ее пока при Гнезде обретаться. Даром хлеб не есть, а работа всегда найдется.

— Да уж ты, любому работу приищешь. — Усмехнулась Марья.

— По труду и честь!

— Ладно, труженица, напоила-накормила меня, ан пора назад отправляться. Гости у меня в тереме дожидаются, да не больно терпеливые.

— Это кто же?

— Князь Даромир со воеводою.

— Ах, Даромир! — Елена Ольгердовна многозначительно хмыкнула. — Ну-ну, передавай поклон им обоим. Как там, Сувор на здоровье не жалуется? Пупок в другой раз не развязался?

— Вроде нет, а был случай?

— Был. — Елена рассмеялась, припоминая. — Умных людей кони носят, а есть дурни, что коней на себя громоздят… — Жрица рассказала, как несколько седьмиц назад вежский воевода на спор пытался поднять жеребенка, да живот надорвал. — Грыжу-то я старику вправила, а вот мозги — сомневаюсь!

Марья посмеялась вместе с подругой.

— Князь бает, Буриджи-хан в поход на Вежу хазар созывает. А перед большим походом, вроде, решил сам до Торжца пути разведать. Может и город захочет на зубок попробовать. Ты у нас кощунья знатная, не подскажешь, где бы нам зверя сего подстеречь?

— Тут и колдовство не надобно. Хан ваш и впрямь в Торжец подался, да только не напрямки. Решил наперед в стойбище к ногаям заглянуть. На Залесской дороге странники его видели.

— К ногаям? — Переспросила Марья. — Щенков своих, что ли проведать?

— Все может быть. От их кибиток до Торжца два дня хорошей скачки. Но Буриджхан, помяни мое слово, гнать не станет, поведет дружину вдоль реки, камышами.

— Что ж, спасибо за хлеб, за совет. Засиделась я. Смутные пути изменчивы, как бы еще к утру возвернуться.

— Иди уж. Поберегись на охоте-то. Волкодлаки ныне пошли злые, верткие!

— Ничего, милостью богини, управимся.

Моревна поднялась с лавки, оправляя платье. Поклонилась домовым и хозяйке за прием. Пряха вышла проводить подругу. На крыльце та вдруг остановилась.

— Даромир замуж меня звал. — Произнесла без связи с предыдущим разговором.

— А ты?

— Отказала. — Марья устремила взгляд на убегающую за ворота тропку.

— И правильно. Твоей Хозяйке свадебные песни не по нраву.

— Ну, счастливо оставаться.

— Что, даже не поведаешь, как князь отказ твой принял?

Марья покачала головой, не глядя на подругу.

— Ладно. Будет охота — расскажешь. А теперь, скатертью дорога.

Моревна зашагала, как велит обычай, не оборачиваясь. Жрица плеснула ей на след водой — чтобы путь был легким.

Солнце давно скрылось за окаемом, но когда Марья покидала Макошину обитель, все еще было светло. А когда добралась до камня на перепутье, в небе показались первые звезды. Месяц выеденным блином повис на небе. В синем воздухе, с тонким писком вились комары. Марья уперлась ладонью в шершавую поверхность каменной бабы, за день солнце так и не сумело нагреть ее. Женщина глянула в ночное око богини и так, задравши голову, шагнула в камень.

Глава 3:

Шаги оторвались

от человека.

Он нарушил ритм,

вглядываясь в луну.

Г. Коэлет "Против видения"

— Марина Игоревна…

— Да, — Обернувшись в темном коридоре, я увидела лишь черный, обрисованный на фоне окна силуэт того, кто ко мне направлялся. Однако фигура была достаточно "самобытной", чтобы я узнала оперуполномоченного Александрова по одним очертаниям. Мне он всегда напоминал мультяшного героя, только так и не определилась какого: толи длинного брата из парочки "Лелик и Болек", толи одного из персонажей "Приключений Незнайки" — имя, увы, не припомню. Был он высок, а вернее сказать, длинен, сухопар, имел каплеобразное лицо, с острым подбородком, большие оттопыренные уши и острый нос с утолщением-"кнопкой" на конце. Добавьте сюда еще и черные прилизанные волосы. При этом, несмотря на комичную внешность, Александров был мужчиной серьезным и одним из самых умных и въедливых сотрудников в управлении.

— Марина Игоревна, я съездил на повторный осмотр в морг.

— Нашли что-нибудь? — Я мысленно вздохнула: не хотелось тратить время на не связанную с моими непосредственными делами проверку. А опера как начнут докладывать — слушать — не переслушать. Но что поделаешь…

— Нет.

Ответ показался мне каким-то неуверенным.

— Досадно. — Но на самом деле я ничего другого и не ожидала.

— Я хотел бы показать вам кое-что.

— Что, протокол? — С ходу предположила я. Обычно оперативники, особенно младшие, не слишком сильны в "бумажных" вопросах, и часто просят проверить составленные ими документы. Александрову, правда, раньше подобная помощь не требовалась. — Вы опытный сотрудник, я на вас полагаюсь. Тем более, ведь ничего не обнаружено?

— Нет-нет, я хотел показать кое-что на месте осмотра.

Тут я нахмурилась. Если начальник будет таскаться на каждое место происшествия, ему некогда будет заниматься своими прямыми обязанностями. Проверка доследственная, значит, и осмотр проводит орган дознания. С другой стороны есть указания прокуратуры, и вообще материал взяли на контроль…

— Что там такое, что понадобилось мое личное присутствие? Лазарев с этим разобраться не может?

— Лазареву я не стал докладывать. — Опер явно был в смущении, я только никак не могла сообразить, из-за чего.

— У меня и машина прогрета… — Необычные просящие интонации в голосе, старшие оперуполномоченные так не разговаривают, даже с собственным руководством. — Только надо торопиться, пока снег не пошел. А то заметет.

— Да, что вы там такое высмотрели?

— Помните, что санитар говорил, тот, что дежурил на вахте?

— Ну, конечно. Такую околесицу разве забудешь. Пьяные бредни.

— В том-то и дело… В общем, чтобы быть уверенным, я хотел, чтобы кто-то еще взглянул на это. Хотя, может вы и правы, и ехать не стоит… — Александров заколебался. Но как только он пошел на попятный, мне, как со мной часто случается, тут же показалось крайне важным поехать-таки в морг, посмотреть, что привело в замешательство опытного сотрудника.

— Едем. — Решилась я. Заскочила в кабинет, чтобы надеть шубу, шапку. Тщательно застегнулась, несмотря на то, что машина, по словам опера, стояла прямо во дворе УБОПа. Не хотела перебегать улицу в шубе нараспашку, так недолго и пневмонию заработать.

Александров ездил на "Пежо" несуразного сине-зеленого цвета. Зато в салоне, как и было обещано, можно было спокойно снять перчатки и даже шапку. Впрочем, я этого делать не стала. Объезжая пробки на проспекте, долго тряслись по колдобинам в каких-то переулках, потом перед самым мостом вывернули на главную дорогу и влились в медленно движущийся поток.

— Так что, скажете мне, наконец, что такое вы там узрели? — Спросила я, когда мы перебрались за реку и ряды автомашин значительно поредели.

— Сами увидите.

— К чему столько тумана? — Не замечала прежде в характере Александрова тяги к загадочности. Чудит опер. Я недовольно хмыкнула, но не возвращаться же назад с полдороги? Александров за рулем отмалчивался, так в молчании мы и подъехали к свертку, ведущему к остановке на задах у ГУЗа. Не доезжая остановочного павильона, оперативник затормозил. Вслед за ним выбралась из салона. Ветер с реки, чье русло пролегало в десятке кварталов отсюда, ухитрялся миновать плотную застройку и, в точности как мне и представлялось, во всю задувал над пустырем. Но поземки не было, снег успел слежаться в сероватый наст. От больничных корпусов к остановке вела узкая тропинка. Вдвоем мы прошлись по ней метров восемь, в утоптанную поверхность вмерзло немало следов, но все явно давние, времен последней оттепели, случившейся до нового года. Александров, идущий впереди, остановился. Здесь тропинка делала полупетлю, огибая сугроб, образовавшийся вероятно на месте кучи мусора или земляного отвала — хотя стройка кончилась больше десятка лет назад, они тут еще встречались. Но кто-то из прохожих не захотел делать крюк, пунктир его следов взбирался прямиком на снежный холмик.

— Придется пройтись по сугробам. — Извиняющимся тоном сообщил мой спутник и первым опустил ботинок на хрупкий наст. Нога провалилась примерно до середины щиколотки — неприятно, но "не смертельно", сапоги у меня были под самое колено, так что можно не бояться, что снег набьется за голенища. Подобрав подол, побрела за Александровым, стараясь ступать в уже проложенные им ямки. Одолеть подъем на холмик, выглядевший с протоптанной дорожки таким маленьким, оказалось не самым простым делом.

— Вот. — Опер наконец остановился, сделал шаг в сторону, пропуская меня на свое место, и указал на ямку в снегу — след ноги. Позади нас тянулась цепочка таких же. С небольшим отличием: четкий оттиск на дне овального углубления был сделан босой ногой. Чуть растопыренные пальцы образовывали венчик над вытянутым отпечатком стопы. В одном месте, мне показалось, я различила даже капилляры.

Склонившись, с минуту внимательно рассматривала след, Александров выжидательно замер рядом.

— Что ж, — распрямляясь, усмехнулась я, — намек понятен. Как там сказал санитар: пошли голышом через пустырь к остановке? Но их же семнадцать было, что же остальные не наследили?

— Они шли след в след. Там, чуть дальше будет хорошо видно. — Он сделал еще несколько шагов вдоль следа, я со странным чувством неправильности всего происходящего прошла за ним. Здесь снег оказался более рыхлым, края ямки обвалились и на образовавшейся в углублении подушке веером отпечатались пальцы не менее двух правых ступней.

— Да, следы босых ног зимой — конечно необычно. Но не мертвецы же их оставили?! — Чуть более раздраженно, чем хотелось, заметила я. — Есть же у нас секция моржей в городе…

— До реки довольно далеко. — Заметил Александров.

— Может, они босиком трусцой бегают. Вы проследили, куда эти следы ведут, в смысле, откуда начинаются?

— От автостоянки за моргом. — Голос опера звучал мрачно. — Там поверх тротуара снег тоже утоптан, но на газоне сугробы вроде здешних.

Я некоторое время молчала, собираясь с мыслями. Сто против одного, что эти следы не имеют к ночному происшествию в морге ни малейшего отношения, даже двести против одного! Но какой бы ничтожной не была вероятность, раз уж мы набрели "на след", требовалось его проверить. Я представила, как будет звучать мой звонок в управление: "Это Рольская. Пришлите пожалуйста сотрудника со служебно-разыскной собакой к ГУЗу. Что случилось? Да мы тут обнаружили следы мертвецов, нужно установить, куда они направились…" Бред. Если действовать, как предписывает инструкция, над нами будет ржать вся милиция (досрочно провожая на пенсию "по состоянию здоровья").

— Сфотографировали следы? — покосилась я на Александрова.

— На мобильник. — Подтвердил тот.

— Что думаете предпринять? — Я ненавязчиво подсовывала роль посмешища своему коллеге, в конце-концов, это все еще не мое расследование. — Собаку вызывать не пробовали?

— Мороз под тридцать. — Покачал головой опер. — При такой температуре собака запах учуять не сможет. К тому же, я лично прошелся вдоль всего следа — он обрывается на автостраде и по другую сторону дороги ни одного отпечатка нет. Я осмотрел обочины метров на пятьсот в обе стороны. Видимо их ждала машина.

— Да, вероятно. — Мы рассуждали о мертвецах и ждущем их автомобиле, как о чем-то естественном. На самом деле ничего подобного не было, и быть не могло. Но собаку все же следует вызвать. И эксперта — чтобы снял слепки со следов. И месяц потом, если не больше, терпеть глумливые ухмылки сослуживцев: "Ну что, Марина Игоревна, как там ваши мертвецы, далеко убежали?" Какого черта, Александров опытный сотрудник, он же сказал, что при таком морозе собака след не возьмет!

— Как считаете, имеет это отношение к нашему делу? — Александрова роль посмешища тоже явно не прельщала.

— Не знаю. — Честно призналась я. — Наверняка это все же были любители зимнего закаливания. А нормальных отпечатков, то есть подошв обуви, вы рядом с этими не находили?

— Нет.

— Тогда… Вы составили протокол осмотра?

— Да, но эти следы там не указаны.

— Почему?

— Ну-у, я набрел на них не сразу. Понятые уже ушли…

— Понятно. — Я вполне могла понять опера, но брать на себя ответственность за его решение мне не хотелось.

— Послушайте, вы показали мне отпечатки. Они действительно э-э-э-э… странные. И, что с этим делать я вам дать совет не смогу, определяйтесь сами.

— Может это чья-то шутка? — С надеждой предположил мой спутник. — Кто-то еще услышал историю вахтера, решил приколоться.

— Очень может быть. — Согласилась я. — Как бы то ни было, ничего нового эти следы нам не дают. Отпечатки протекторов на проезжей части, если здесь действительно останавливалась машина, мы все равно не обнаружим, трасса оживленная, кто знает, сколько транспорта проехало здесь с ночи.

— Точно. — Александров был рад хоть такой поддержке. — Жилых домов поблизости нет, так что опрашивать, видели ли стоящий у обочины автомобиль, некого.

— Вам решать. — Еще раз подчеркнула я. — Но фотографии на всякий случай сохраните.

— Конечно.

Не сговариваясь, мы повернулись и подгоняемые морозом, двинулись к машине. Возвращаясь по собственным следам, напоследок бросила взгляд на босой отпечаток, глупый и неуместный посреди снежных наносов.

Всю дорогу назад меня не оставляло гнетущее чувство неисполненного долга. Видимо и Александров ощущал нечто подобное.

— Сообщите о находке начальству? — Выходя из машины, уточнила я.

— Нет. Нет достаточных оснований. А вы?

— У меня тем более.

У себя в кабинете я еще раз обдумала все увиденное, и пришла к выводу, что докладывать и впрямь не о чем. Давайте рассуждать здраво: могли трупы босиком уйти через пустырь? Нет. Трупы не ходят. Тут двух мнений быть не может. А, что злоумышленники вытащили их из морга и увезли куда-то на машине — было ясно с самого начала. Пешком, на горбу, семнадцать тел далеко не унесешь, во всяком случае, незаметно. Значит рассказ вахтера и отпечатки босых ног на пустыре — простое совпадение, или, как и предположил Александров, чья-то глупая шутка.

В дверь заглянула секретарша Шефа.

— Марина Игоревна, зайдите к начальнику.

Посторонним обычно трудно объяснить внутреннюю иерархию нашего подразделения, но если взять упрощенную схему, она будет выглядеть примерно так: следственная часть делится на несколько отделов, во главе каждого стоит свой начальник. Половина из них, я в том числе, подчиняется нашему Шефу, который одновременно является заместителем начальника следственной части, половина — второму заместителю. В свое время Шеф стоял, так сказать у колыбели нашего отдела, и до сих пор питает к его сотрудникам отеческие чувства, так что вызов мог объясняться простым желанием узнать последние новости. Но с тем же успехом меня мог ждать начальственный нагоняй. Право, с нашей службой, никогда не знаешь, с какой стороны прилетит оплеуха!

Скроив серьезную мину, я отправилась в приемную к Шефу, расположенную на нашем же этаже, только дальше по коридору.

— Здравствуйте, Анатолий Федорович. — Приветствовала нашего Главного.

— Садись, Рольская. — Шеф — мужчина приятной округлости, с интеллигентной лысиной "а-ля Козырев" (был во времена перестройки такой министр финансов), восседал за необъятным столом, предназначенным, чтобы вести заседания "областного масштаба". — Чего опаздываем? — Как только я заняла место по другую сторону столешницы, строго осведомился он.

— Почему это опаздываю?! — Я придала себе вид оскорбленной невинности. — Меня с утра в прокуратуру вызывали.

— Зачем? — Тут же насторожился шеф.

— Из городского морга похитили семнадцать трупов. Проверку поручили УБОПу, а меня просили помочь следователями в случае затруднений.

— Почему не докладываешь? — Начальник явно настроился на головомойку, и терять свой настрой впустую не желал. Подловить меня на опоздании не удалось. Но уж такой-то повод он не упустит!

— Не успела. — Попыталась оправдаться я. — Сначала — прокуратура, потом — попросили на место происшествия съездить.

— И ты поехала?! — Голос Шефа был полон праведного гнева. — Не уведомив ни меня, ни кого-другого из руководства? Ты хоть понимаешь, чем этот материал может для нас обернуться? Семнадцать трупов! А у всех родственники. Скандал будет такой — мало не покажется. А ты хочешь отдел под такое дело подвести?!

Все-таки Шеф у нас — голова, сразу суть ухватывает!

— Да я же ничего… — Про выезд я, конечно, зря, сдуру ляпнула. Торможу после вчерашнего. Но поздно, мои объяснения уже никого не интересовали, не начальство во всяком случае. Дальше мне популярно объяснили про служебную дисциплину, ответственность перед руководством, пределы моей компетенции и тому подобное. Также шеф не преминул напомнить пару случаев, где моя "неуместная самостоятельность" привела к не самым благоприятным последствиям. Я могла бы возразить, что и в те разы ничего страшного не произошло, но почла за благо промолчать. Затем мой руководитель коснулся непосредственно темы хищения из морга — оказывается, он уже знал подробности из суточной сводки. — Тебя какого черта туда понесло?! — Все больше распаляясь, рокотал он. — Тебе своих дел мало? В прошлом квартале оправдательный приговор получили, в этом — никак статистику поправить не можем. Следователи сидят в завале, а выхода дел — никакого. (Ну, тут шеф, как всегда преувеличил). Прокурор грозится последнее дело на дополнительное расследование метнуть. Ты ему звонила? ("Звонила" — успела вставить я, но без видимого результата.) Вот какие вопросы буддировать надо, а не оперскими делами заниматься! Ты в курсе, что потерпевший по делу Эмпусова накатал жалобу, на то, что бандит-Эмпусов гуляет у нас на свободе?

— Н-нет. — Эта жалоба была мне внове.

— Почему он у нас не под стражей?

— У следствия нет достаточных оснований для избрания такой меры пресечения. — Уверенно парировала я. — Дело экономическое, с неоднозначной перспективой. Эмпусов юридически не судим, от следствия не скрывается, является по первому зову…

— Ты мне тут не части! Вот, идите с Рейнгард и все это в прокуратуре обоснуйте. Держи… — Шеф перекинул через стол сколотые скрепкой листы — жалобу. — А то, трупами она, понимаешь ли, занимается!

Однако запал у начальника уже прошел, и он готов был взглянуть на мир более снисходительно.

— Прежде чем идти в прокуратуру, подготовьте письменный ответ на жалобу. И держи под контролем проверку по моргу, как будут новости — сразу ко мне. — Напутствовал он меня уже в спину. Я не стала возвращаться и напоминать, что буквально минуту назад мне выговаривали как раз за то, что я сую нос в оперские дела. Только кивнула на ходу.

В шесть вечера я засобиралась домой. Вообще-то для руководителя в такое время уходить с работы рановато. Но, учитывая мое утреннее похмелье и общий недосып, хотелось пораньше лечь спать. Да и устала я зверски, хотя вторая половина дня и выдалась поспокойнее первой.

Дома ужин готовить не стала, сжевала пару бутербродов с копченой колбасой и завалилась на боковую. Не знаю, сухомятка ли тому виной или то был прощальный привет вчерашнего праздника, только ночью на почве изжоги, меня посетило не самое приятное сновидение. Вернее, местами оно было вполне даже ничего, но местами — мрачненькое. Я увидела себе в каком-то склепе или пещере. Каменный свод подпирала головой статуя, метра два высотой. Толи трехголовая женщина, толи три женщины закутавшиеся в один хитон. В правой руке мраморная великанша сжимала пучок змей — не иначе вырванный из собственной прически — монументально вздыбленные космы волнами поднимались надо любом. Другая ладонь обхватила нечто похожее на факел, а может и дубину. В общем, каменная дама произвела на меня отталкивающее и даже устрашающее впечатление. Особенно, когда повернув среднюю из голов, устремила на меня слепой взгляд мраморных глаз. В пещере-склепе резко похолодало и, показалось, будто сама я каменею под взглядом идола. Хотела вскочить и убежать, но как часто бывает во сне, двинуться с места оказалось абсолютно невозможно. А потом я почувствовала, что статуя меня отпускает, и тогда, поднявшись с колен (убейте — не вспомню, с чего вдруг я оказалась в столь унизительной позе!?) медленно побрела темным коридором, к маячившему впереди ярко-солнечному треугольнику выхода.

"Смена кадра", и вот я плавно покачиваясь, плыву по зеленой степи, и травы с невызревшими метелками-колосьями на концах, мягко гладят конское брюхо. Конь идет медленным шагом, неся на спине двух седоков. Моя щека прижалась к спине симпатичного незнакомца. Лица мне не видно, но я точно знаю, у него голубые-голубые глаза и русая, стриженная "под горшок" челка. А еще я знаю, это — мой мужчина, и что под сердцем я ношу его сына.

Насчет ощущения беременности — тут посыл вполне ясный: подсознание напоминает, что мои биологические часы не стоят, и детородный период стремительно движется к завершению. Странно конечно, ведь наяву я особого беспокойства по этому поводу не испытываю. Ну, на то оно и подсознание! А вот к чему мне каменная баба приснилась? Женщина — это всегда к интригам, ревности. С другой стороны, если верить сонникам: со среды на четверг, ничего путного присниться не может. Так что никакой провидческой нагрузки мое сновидение не несет — вот и славно!

Глава 4:

Мир полон безумцев; если

не хочешь на них смотреть,

запрись у себя дома и разбей

зеркало.

Французское изречение.

Следующее утро снова началось с визита к прокурору. На этот раз уже к нашему куратору. С жалобой разобрались быстро. С дороги позвонила Александрову, но тот не отвечал — должно быть тоже был где-то на совещании. День прошел в рутинных заботах, пообедали вместе с Рейнгард, запершись у меня в кабинете — может и не слишком педагогично по отношению к другим сотрудникам, но мы с ней не один пуд соли вместе съели, а, как говорится, "кто воевал, имеет право у тихой речки… пару раз…".

Запивая столовский салат диетической колой Ленка "докладывала" о сегодняшнем допросе супруги Эмпусова.

— Ты бы только ее видела. Я еще хотела тебя позвать, жаль — не нашла повода отлучится. — Возбужденно рассказывала подруга. — Худая, бледная, короче: "Смерть пописить отпустила!" Чего только мужики в ней находят?

— Ну, Эмпусов и сам не красавец. — Резонно заметила я.

— Да я не про него. Я эту блондинку крашенную пять минут подождать коридоре попросила. Выхожу, а наш Васька ей уже и стульчик вынес, сам косяк подпер и разговорами развлекает, потом еще раза три в кабинет заглядывал. Думала — домой провожать напросится! Хорошо хоть ума хватило не связываться с женой подследственного.

— Лучше скажи, что там с основной экспертизой?

— Все нормально, — заверила Ленка, — подпись ныне усопшего продавца участка оказалась поддельной.

— Но, насколько я помню, эксперт затруднялся с категоричными выводами.

— Затруднялся. — Подтвердила Рейнгард. — Затребовал образцы почерка покойного за тот же период. А он иногородний, родственников, как ты знаешь, не осталось.

— И что же ты?

Ленка сделала томно-значительное лицо.

— Хвали меня! — Потребовала победно.

— Добыла?

— А то!

Я изобразила восторженные овации.

— То-то же. — Подруга удовлетворенно улыбнулась. — Ну, а у тебя как? С трупами в морге разобрались? — напомнила о нашем вчерашнем разговоре.

— Нет пока. — Я покачала головой, решая, стоит ли рассказывать Ленке об экскурсии на пустырь. Решила — не стоит.

— Кстати, о мертвяках, хочешь прикол? — (Естественно, я не возражала). — Вчера мой сын загадывал мне стихотворные загадки собственного сочинения. Вот одна, слушай: "Что за это? Что за лысый? — Рейнгард сделала паузу. — Это — зомби-мертвец!" Как тебе такое?! — Со скрытой гордостью спросила она. — Откуда только набрался!? Я вроде телевизор смотреть запрещаю.

Я бы могла поведать, откуда трехлетний сынишка моей подруги, кстати, действительно не по годам умный и развитый мальчик, набирается своих "премудростей". Стоило лишь послушать его мамашу, пересыпающую речь самосочиненными поговорками в истинно народном стиле. Вот откуда у нее городской жительницы в третьем поколении, взялся подобный лексический багаж, это — загадка!

— Ленка, у тебя родственники в деревне есть?

— Нет, а что?

— Да так, просто, для сведения.

— С чего вдруг тебе такие сведения понадобились? — Подруга тут же заподозрила подвох.

— Говорю же, просто так. У меня, к примеру, мамина родня до сих пор в деревне живет. Их предки в каком-то там веке в Сибирь с Дона пришли. Их так и называли: челдоны — то есть "человек с Дона"…

— Что это тебя в изучение родословной потянуло?

— Никуда меня не потянуло. Все, закрыли тему. Раз экспертиза готова, пора Эмпусову обвинение предъявлять.

— Ой, без чужих соплей дорога скользкая! А то я не знаю, что мне делать?!

Ленка забрала со стола опустевшую кружку и царственно удалилась к себе в кабинет. Я же, вздохнув, взялась за корректировку графика дежурств: после новогодних праздников сразу у нескольких сотрудников обострились хронические заболевания, требовалось срочно подыскать замену, да так, чтобы никого не обидеть.

Из-за мороза машину я утром оставила на стоянке, так что добиралась домой автобусом, а от остановки до подъезда пешком. В одной руке — сумка с ключами и документами, другая придерживает поднятый воротник шубы. Под мышкой к тому же зажата полторашка минеральной воды, купленная в киоске по дороге ("Нет, надо было все-таки помучаться с утра, но завести машину!"). По зимнему времени в девять вечера на улице стояла натуральная ночь. Благо окрестности освещены частыми фонарями. В очередной раз порадовалась, что живу, хоть и в старом доме, зато в центральном районе. Оказаться одной посреди темной улице где-нибудь на окраине, в частном секторе — не приведи господи! В прошлом месяце одну сотрудницу, вот также возвращавшуюся поздно домой с работы, ограбили и избили какие-то малолетние отморозки. Она их потом даже опознать не могла: зима, темень, холод, капюшон надвинут на самые глаза, напали сзади — кого тут разглядишь? Я невольно опасливо оглянулась, отогнув край воротника, которым прикрывала нос. Редкие прохожие торопливо скользили вдоль промерзшей улицы, ни на кого не глядя, кутаясь в шарфы или воротники (как я), прижимали к щекам варежки. Однако все они были довольно далеко, да и угол родного дома — вот он, так что можно чувствовать себя в безопасности. По утрамбованным сугробам со стороны старого трамвайного кольца в направлении реки бежала стая бродячих собак, штук пятнадцать, не меньше. Недалеко отсюда был рынок с мясными рядами, так местные дворняжки ухитрялись отъедаться на тамошних отходах до размера солидных волкодавов. Три матерых рыночных кобеля в компании с более мелкими шавками деловито трусили через маленький парк позади нашего дома. Я вообще-то люблю собак, но тут мне вдруг стало не по себе. Тем более, что стая вдруг изменила траекторию движения и направилась прямиком в мою сторону. Я подавила безотчетное желание перейти на бег — известно же, стоит побежать, сработает инстинкт преследования, и собаки бросятся вдогонку. Поэтому я напротив замедлила шаг, а потом и вовсе остановилась, глядя на приближающихся дворняжек. "Сейчас пробегут мимо" — поправив бутыль с водой под мышкой, решила я. Но, не тут-то было. Не добежав метров пять до того места, где я стояла, стая притормозила и натурально начала брать в меня в кольцо.

Страх моментально подкатил к горлу, перехватив дыхание. "Животные не нападают первыми" — попыталась я остановить приступ паники. Но псы, словно нарочно, принялись рычать, перемещаясь по кругу и медленно, но верно сокращая дистанцию. Я попятилась к ближайшему дереву, пригибаясь к земле, чтобы не задеть за нижние ветки.

"Не следует нагибаться, я где-то слышала, что гиены, к примеру, не нападают на тех, кто выглядит выше них. Возможно у собак такие же правила! Но если и нет, рано паниковать — даже накинься они всем скопом, я, наверняка, сумею пробиться к ближайшему подъезду: на мне толстая шуба, на ногах две пары колгот и брюки — так просто не прокусишь. Главное защитить шею и лицо. Шуба, конечно, будет испорчена, но в конце-концов жизнь дороже!" На мгновение я отвлеклась от стаи, чтобы глянуть на ствол, к которому прижалась спина. А когда взгляд вернулся, меня окружали уже не собаки. Снег вокруг топтали кошмарные существа, состоящие кажется из одних костей, обтянутых черной пупырчатой кожей. Хищно разинутые пасти набиты игольчатыми зубами, каждый длиной с палец, из спины торчат гротескно порванные кожистые крылья, адским огнем горят красные глаза. Крик застрял в горле, стороной пронеслись мысли: "Должно быть от страха у меня начались галлюцинации". А демоны между тем перестали кружить и, припадая на своих костлявых лапах, двинулись ко мне. Теперь я детально могла разглядеть вытянутые морды, тоже черные, в безобразных складках. Гипертрофированные провалы ноздрей и чернота вокруг светящихся глаз вызывала ассоциацию с мертвыми черепами. Словно эти твари были поднятыми из могилы скелетами древних чудовищ. Впрочем, какая разница живые монстры мне повстречались или мертвые, капающая с клыков слюна и угрожающее шипение ясно свидетельствовали о том, что эти исчадия ада твердо намерены подзакусить моей сочной плотью.

"Надо позвать на помощь!" — но прохожие, как сквозь землю провалились, кричи — не кричи, никто не услышит. Темнота вдруг показалась зловещей, свет фонарей будто отдалился. Только ранний месяц — тонкий и острый, как рыбная кость, холодно щурился с неба сквозь голые ветви дерева. Одна из дохлятин, ощерившись, прыгнула вперед, я отмахнулась полуторалитровой бутылкой скорее машинально, чем осмысленно. Удар оказался неожиданно точным, а бутылка — неплохой дубинкой. С глухим звуком она врезалась в удлиненный черный череп, заставив захлопнуться зубастую пасть. Сбитая в прыжке тварь, покатилась по снегу, сминая костлявые крылья. Но тут же сбоку кинулась вторая — красные точки глаз прочертили в темном воздухе две смазанных полосы. Я снова взмахнула бутылью. Счастье еще, что горлышко не выскользнуло из обтянутых перчаткой пальцев, полторашка опустилась на загривок чудовища, но особого вреда зверю не причинила. Длинные зубы и крючковатые когти принялись кромсать подол шубы. Завизжав, я хлестнула страшилище сумочкой по глазам, клыки едва не задели кисть, но я продолжала суматошно колотить по отвратительной харе попеременно бутылью и сумкой, пока не сообразила, что с другой стороны в плечо вцепилось еще одно страшилище. Его зубищи, дотянувшись, впились в воротник, в нос мне ударило смрадное дыхание: "Все-таки они мертвые — отстраненно подумала я, — ни у одного живого существа, даже падальщика, не может так вонять из пасти!" Страх вдруг не то, чтобы отступил, но стал другим, ненастоящим: слишком уж фантастичным было творящееся вокруг. Собакообразные демоны с истлевшими крыльями на спине, норовящие впиться мне в шею — в нормальной жизни такого не происходит. Может все это сон? Но нет, треск рвущееся шубы был вполне реальным. Бутыль обрушилась на голову монстра, терзающего мой воротник, пластик врезался в шишковатый нарост между щелями ноздрей. Тварь в ответ ударила лапой, острые когти прорвали рукав шубы и рассекли кожу на предплечье. Я отдернула руку, и демону едва не удалось добраться до моего горла. Шарф против таких клыков вряд ли бы помог! Но в попытке порвать мне глотку, зверюга выпустила воротник, воспользовавшись этим я, волоча прицепившуюся с другой стороны "собачку", шагнула за дерево: может открывать спину было и не очень разумно, но когда кошмарная челюсть щелкает прямо у тебя перед глазами, умные мысли куда-то улетучиваются.

— Пошли вон! — Заорала истерично, как будто слова и голос могли испугать этих созданий тьмы. Но вопреки здравому смыслу твари на секунду-другую приостановились. Даже та, что драла подол, замерла с раззявленной пастью. — Пошли отсюда! — Выкрикнула я во второй раз и, под влиянием накатившей от отчаяния смелости, сделала шаг вперед, размахивая своей дубиной-бутылкой. Чудища вроде бы попятились, но тут же, с тихим рычанием вновь стали подбираться для прыжка.

— А ну, фу, пшли-пшли отсюда! — Громкий мужской голос заставил меня вздрогнуть, я оглянулась.

Пожилой мужчина в темном пальто устаревшего покроя и поношенной шапке-ушанке, бежал ко мне, вооружившись отломанной от дерева палкой. Не до конца обломанные ветки все еще торчали на ней.

— Фу! Пошли отсюда! — Мужчина замахнулся суковатой дубинкой, и монстры — О чудо! — вновь превратившись в обычных собак, бросились врассыпную. Отбежав на несколько метров, они залились отчаянным лаем, но стоило незнакомцу двинуться в их направлении со своей грозной "палицей", и шавки умчались еще дальше. Лай постепенно затих.

— Вот же дворняг развелось! — Возвращаясь ко мне, возмущенно заметил мужчина. — Вы как девушка? С вами все в порядке?!

Я рассеяно покивала головой, все еще пытаясь проследить глазами за разбежавшейся стаей. Обратная метаморфоза удивила меня ничуть не меньше превращения дворняг в чудовищ. Дыхание после фантосмагорической схватки все никак не хотело успокаиваться, пар клубами вырывался изо рта, а новые порции воздуха обжигали холодом легкие.

— Спасибо вам огромное! — Кое-как отдышавшись, поблагодарила я своего спасителя. — Страшно подумать, что бы со мной без вас было! Спасибо!

Я и в самом деле не знала, как отблагодарить нежданного спасителя. Скромный наряд пенсионера говорил о таком же достатке. Может денег предложить? Я и сама жила от зарплаты до зарплаты, но все же "премиальные" деду вряд ли бы помешали. Однако, глянув еще раз в доброе морщинистое лицо, передумала — еще обидится! Видно было, что мужик мне встретился, что называется, старой закалки, такой наверняка сочтет денежные посулы оскорблением.

— Не знаю, как вас и благодарить. — Искренне призналась я доброму самаритянину. — Вы — мой спаситель!

— Да не за что, девушка, не за что. Я давно говорил, надо в районную санэпидстанцию жаловаться! Что за безобразие, который уж год живодерни не работают. Беспризорных животных развелось! А крыс в подвале!.. От них недолго и болезнь какую-нибудь подцепить. Ох, а шубу-то вам как испортили!

Я бросила взгляд на располосованную шубу, на правом боку от подола до талии мех был изодран буквально в клочья.

— Да шуба — это ерунда! — Я, снова переложив минеральную воду под мышку, махнула рукой. На снег закапала кровь. О царапине я в пылу борьбы как-то позабыла.

— Э, да вас, кажись, покусали, девушка. Что же вы тут стоите, надо "Скорую" вызывать. Телефон-то у вас с собой есть?

— Да я живу в этом вот доме. — Все еще рассеянно заметила я.

— Так бегите домой скорее, да немедленно вызывайте "Скорую помощь"! А ну, как псы были бешенные?! Если укол во время не поставить, так и умереть можно. Ну, что же вы?

— Я… Да… — Но меня словно заклинило. Потом слова о бешенстве проникли в сознание. — Да-да, надо поставить прививку… — Я в последний раз оглядела место, где столкнулась с ненормальными дворняжками. Следы на твердом, слежавшемся насте были почти не различимы. Спросить разве у дядечки? Но, представив, как это будет звучать: "Простите, а вы не заметили, что на меня напали адские монстры?", я вовремя прикусила язык. Еще раз, поблагодарив пенсионера, почти бегом бросилась к подъезду. Поднявшись к квартире, долго не могла открыть двойную дверь: мешала зажатая под мышкой бутыль, с которой я бы теперь ни за что не рассталась, да и порванная шуба цеплялась то за дверную петлю, то за ручку. Когда я, наконец, ввалилась в темную прихожую, то бросив на пол сумку и минералку, разревелась как полная дура. Точнее как шизофреничка, которой я, как выяснилось, стала. Говорили мне умные люди — уходить надо с нервной работы! Не послушала и, вот вам, пожалуйста: галлюцинации параноидального характера! "Господи, что ж делать-то теперь?!" Рыдая, я включила свет, протащилась на кухню, и там, сбросив шубу, впервые разглядела следы, оставленные на моей руке когтями. Бред-бредом, а шавка, разодравшая мне предплечье, и впрямь могла быть заражена бешенством. Я набрала "03" и, подавив рыдания, связно пересказала диспетчеру происшедшее. Про чудовищ, ясное дело, не упомянула. В "Скорой" новому вызову отнюдь не обрадовались. "На прививку вам в инфекционную больницу надо, а с порезами — в травмпункт. Ближайший к вам круглосуточный…" — дежурная заученно зачитала мне инструкцию, и пока я соображала, следует ли мне настоять на выезде врачей или топать по указанному адресу, в трубке раздались короткие гудки. Я снова залилась слезами. Ну, за что такое наказание? Мало мне шизофрении, так еще и бешенство это дурацкое! Говорят, надо инъекций двадцать или сорок поставить. В живот. Но главное — это видения. Теперь с карьерой будет покончено, а ведь мне еще и тридцати пяти нет! Неужто доживать век в психушке?! Может промолчать и не обращаться к психиатру? В самом деле, померещилось что-то, с кем не бывает… "С нормальными людьми не бывает! — услужливо подсказало Альтер Эго. — Помнишь, что ты подумала о санитаре, которому привиделись ходячие мертвецы? А ведь ему простительно: наверняка принял перед сном "на душу" грамм 150–200 слабо разбавленного спирта — у них там, в морге, это — вместо ужина. Да и обстановочка к видениям располагающая. А у тебя, что называется, на пустом месте!"

Сетуя на судьбу, я, тем не менее, прошла в ванную комнату и по совету девицы из "Скорой" промыла царапины мыльным раствором. Сквозь шум воды до слуха донеслось отдаленное: "дин-дон, дин-дон". Закрыла кран — так и есть, кто-то настойчиво названивал во входную дверь. Обычно этому предшествует вкрадчивое мяуканье домофона.

"Может дежурная на подстанции "Скорой" все же решила отправить ко мне машину? Но ведь я, кажется, не назвала адрес… или назвала? Ну, вот как, скажите, доверять шизофреничке?".

Я наскоро вытерла лицо полотенцем, глянула в зеркало — глаза красные, но не слишком опухшие. Прижала к царапинам чистую салфетку. Звонок продолжал диндонить, и я впервые с тех пор, как пошла работать в милицию, открыла дверь, не спросив: "Кто?". Должно быть, сказался шок от недавно пережитого нападения.

На слабо освещенной площадке стоял незнакомый мужчина. На широких плечах ладно сидело белое меховое пальто из стриженного бобра или норки. Я не сильна в таких вещах, могу сказать только, что пальто было дорогое, равно как и высокие сапоги из белой же, с позолотой кожи. Брюки цвета крем-брюле, заправленные в сапоги, дополняли ансамбль. Шапка отсутствовала, открывая идеально уложенные блондинистые пряди. В целом мужчина производил странное впечатление: выглядел гламурно и опасно одновременно. Нормальные мужики так не одеваются. Я не в смысле сексуальной ориентации, просто подобные наряды обычно носят, либо чокнутые звезды на модных показах, либо сутенеры в америкосных фильмах. Ни те, ни другие ко мне не заходят… не заходили до этого момента.

— Рольская Марина Игоревна. — Полуутвердительно произнес визитер и, не дожидаясь ответа, шагнул в прихожую. Я испуганно отступила. Причем умом понимала, что делать этого — впускать в дом незнакомца, ни в коем случае не следует, но на меня опять напал ступор. — У меня для вас сообщение.

Не спрашивая разрешения, мужчина прямо в обуви прошел в зал. Я же продолжала топтаться на собственном пороге и никак не могла решить: закрыть ли мне входные двери или оставить открытыми? Если закрыть — я окажусь наедине с потенциально опасным типом, если бросить распахнутыми — как знать, не поджидают ли за дверью не менее опасные сообщники? В конце-концов оставила дверь приоткрытой, казалось, может и обманчиво, что так больше шансов быть услышанной, если придется звать на помощь.

— Кто вы? — Входя в зал и стараясь говорить и выглядеть уверенно, спросила я.

— Посланник Белой Курии. Вам это что-нибудь говорит?

— А должно?

— Да.

— Боюсь, название вашей фирмы мне не знакомо.

— Фирмы? Хотя, можно и так сказать. Я послан передать следующее: наша реальность подвергается опасности. Ответственность за катаклизм в значительной степени ложится на вас. Ваше отступничество двенадцать веков назад породило сегодняшнюю ситуацию, так что и исправлять ее по справедливости надлежит тоже вам.

— Что, простите? — Я подавила желание истерично хихикнуть и сосредоточила взгляд на незнакомце. Следует заметить, вторая галлюцинация, (а кем еще мог быть расфуфыренный блондинчик с его сумасшедшими речами?), была воспринято мною куда спокойнее, чем первая. "Быстро же я начала привыкать!".

— Эмпус*(Эмпус — постоянный (наряду с духами-демонами — керами) спутник Гекаты-Тривии, ослоногое чудовище способное менять облик и устрашать запоздалых путников), оставленный на произвол судьбы вместе с керами, решил, что сумеет прибрать к рукам брошенный вами удел и вернуть утраченную им демоническую силу. Как это ни прискорбно, его замыслы близки к исполнению. Он завладел волшебной прялкой, той самой, на которой Среча спрядала нити судеб, и теперь полон решимости поместить ее в полюс силы. Столь мощный магический артефакт способен не только изменить, но и разрушить существующее мироздание. Вы наверняка слышали о необычных землетрясениях, охвативших восточные районы Сибири, удаленные от зон сейсмической активности? Это одно из проявлений разрушительной силы прялки. Если Эмпус сумеет найти еще и веретено, то обретет власть над временем и пространством. Как вы понимаете, Он вряд ли потерпит подобное самоуправство и, как один из вариантов, просто уничтожит нынешнее воплощение мира. — Голосом диктора с первого канала, провещал пришелец.

— Это вы сейчас о чем?

— Об апокалипсисе, вестимо. Разверзнутся хляби небесные… Впрочем сценарий свертывания не ведом никому. Возможно, небесный огонь испепелит твердь или нас побьет каменный град, или еще что-нибудь. Важно другое, мы с вами не должны допустить такое развитие событий.

— Ээ-э-э… — Я не сразу нашлась, что ответить на безумную тираду.

— Вы должны приструнить Эмпуса и вернуть прялку на место. — Глаза блондинчика глядели строго и выжидательно. "Все это было бы весело, если бы не было так грустно. Не знала, что шизофрения может так стремительно прогрессировать!" Впрочем, еще есть шанс, что мне повезло, и посетитель сам окажется сбежавшим пациентом психо-неврологического диспансера. Хотя, вряд ли. Откуда у умалишенного деньги на модный прикид? Потом, как объяснить совпадение, что этот придурок заявился ко мне именно в тот день, когда у меня начались глюки?

— Вот что… — медленно выговорила я, — если вы не галлюцинация, а обычный псих, то прошу вас немедленно покинуть мою квартиру. Впрочем, если и галлюцинация — все равно убирайтесь. Не то — звоню в милицию. — ("Жаль, не догадалась я взять в руки сотовый! Пока добегу до коридора, да пока буду рыться в сумке… Ничего, если он попробует схватить меня, начну орать…")

Незнакомец не двинулся с места, только недовольно поджал губы.

— Я предполагал, что могу столкнуться с трудностями. Что ж, попробую изложить дело иначе. Вы ведь сотрудник правоохранительных органов?

Я нетерпеливо кивнула, не зная, как еще более явственно указать пришельцу на дверь.

— Ваша обязанность реагировать на заявления граждан и пресекать противоправную деятельность.

— Обратитесь с вашим заявлением в отделение милиции по месту жительства.

"Белый" будто и не слышал.

— Месяц назад из Смоленского краеведческого музея был украден один из ценнейших экспонатов. Прялка, датирована 8–9 веком нашей эры, найдена при раскопках Гнездовских курганов. Материал — дерево с остатками позолоты. Ученые отметили поразительную сохранность древнего орудия труда и вполне обоснованно предположили, что прялка являлась культовым предметом, хотя и могла использоваться по прямому назначению. В каталоге музея она значится под номером Р — 2876… Значилась. К сожалению, музей не располагает достаточной материально-технической базой, поэтому фотография экспоната отсутствует. Но, чтобы вы получили представление о предмете поиска, да и вообще для наглядности, так сказать…

Гость обвел глазами белые стены зала. После ремонта я избавилась от всех ковров и теперь их украшали только пара абстрактных картин в светлых рамах. Очевидно, не найдя, что искал, блондин двинулся к выходу их комнаты. Я вынужденно попятилась, чтобы сохранить разделяющее нас безопасное расстояние. Таким манером мы оба переместились на кухню, здесь мужчина шагнул к стене: той, рядом с которой стоял обеденный стол и, протянув руку, стал водить пальцем по обоям. Я и ахнуть не успела, как на стенке появился контур чего-то похожего на арфу — не такую, как я видела на концерте симфонического оркестра, а как та, с которой принято изображать Музу или Орфея — маленькую, со струнами растянутыми на двух изогнутых "рожках". Контур был очерчен глубокой бороздой с гладко оплавленными краями, обои вокруг линии обуглились и свернулись от жара. Я обалдело таращилась на вплавленное в бетон изображение, не в силах вымолвить ни слова.

— Это, чтобы не возникло сомнений в серьезности и важности моего визита. — Со значением произнес блондин. — Теперь, позвольте продолжить.

Последние сомнения в том, что я пала жертвой видений, исчезли. И поскольку я совершенно не представляла, что делать в подобных случаях, то решила замереть и не совершать лишних движений, и уж конечно не дискутировать с галлюцинацией.

— Итак, прялка исчезла, в местной милиции завели дело, но найти похитителя не смогли. Курия начала наводить справки по своим каналам, и тут оказалось, что буквально накануне кражи город посетил ваш приятель — Эмпус. Более того, пробыв всего два дня, он отбыл в обратном направлении, в Читу, где обретался последние лет сорок. Сразу после этого были зарегистрированы первые подземные толчки в Краснокаменске и Приаргунске. В Акташе тряхнуло на 5 баллов, а Китае — на все семь.

— Послушайте, — немного придя в себя, решилась я прервать рассказчика, — я-то здесь при чем?

— Нет, это вам надо послушать! — Отрубил Белый. — А лучше бы записать. Место силы или полюс, как его теперь принято называть, меняет свое положение подобно магнитному полюсу Земли. Во времена крещения Руси он находился в районе так называемого Золотого Кольца, но за прошедшие века переместился в Сибирь. Слышали про пророчества Спейси? — Я нервно мотнула головой. — Ну, а что "богатство России Сибирью прирастать будет" — этому-то вас должны были учить?! Так вот, судя по тому, как расположились эпицентры землетрясений, сейчас полюс силы находится где-то на территории Республики Алтай. Более точно мог бы сказать Эмпус или кто-нибудь из Змеевичей, но никто из них, конечно, добровольно информацией не поделится. Одно ясно — уже сейчас действительность подвергается серьезным искажениям, а ведь Ослоногий еще не подобрался к полюсу вплотную! Но хуже всего, что последнее время вокруг него вертится слишком много приспешников Лугаля. Стоит им заключить альянс, и никакие предпринятые нами меры уже не помогут. В дело вступят другие силы. Так что, поторопитесь, срок вам отпущен до следующего новолунья. Но я думаю все решиться еще раньше. Вы должны вернуть прялку до того, как луна станет черной.

С этими словами посланник Белой Курии по-военному развернулся и, пройдя по коридору, вышел за порог. Я тупо протопала за ним, когда выглянула на площадку — там уже никого не было. Лифт не скрежетал, значит посланец спустился по лестнице пешком.

— Фу-уф, скатертью дорога. — Выдохнула про себя с облегчением. — Не убил, не ограбил — и то ладно! Стену, правда, испоганил, но в сравнении с тем, что могло быть — это сущие пустяки. Вперед наука — не открывать кому попало.

Заперев дверь на все замки и погоревав еще с полчаса над пораненной рукой, я отправилась спать. Проснулась по будильнику, разбитая и не выспавшаяся. С полузакрытыми глазами проковыляла в ванну — умываться. Плохо закрепленная повязка на руке за ночь сбилась, но вместо свежих царапин я с удивлением обнаружила четыре полностью затянувшихся, хотя и почему-то потемневших шрама. Осторожно потрогала пальцем — никаких болезненных ощущений. На всякий случай ущипнула себя за другую руку, окатила лицо холодной водой, глянула в зеркало. Вроде все нормально. Потом, припомнив вчерашние события, бросилась на кухню. Сердце сжалось от крушения только-только зародившейся надежды, проплавленная на стене арфа никуда не исчезла. А я так рассчитывала, что все окажется дурным сном! На столе, незамеченная мною с вечера, лежала белая с золотым тиснением визитная карточка, на ней готическим шрифтом значилось: Вертер Феликс Эдуардович — старший советник Белой Курии. Курия — без кавычек, аббревиатура, указывающая на форму собственности, тоже отсутствовала. Уже собралась отправить визитку в помойное ведро, потом передумала — надо навести справки об этой Белой Курии, пусть заплатят за ремонт кухни!

Глава 5:

Пусть последняя ночь будет наша с тобой,

Мы — извечно влюбленные, вечно враги,

В неразрывном объятьи — сквозь мира круги

Мы идем — а туманы скрывают шаги

И следы…

Эстера

К рассвету она поспела вернуться в свой терем. Устало перевела дух. Притворила плотно дверцу чулана. Минуту постояла, прислонившись к ней спиной. Не грех было бы и соснуть часа два-три, но Даромир с дружиною ждать не будут. Итак поди всю ночь послушниц вопросами изводили.

Жрица нахмурилась — что-то быстро она стала уставать, прежде два конца по смутному пути не оставили бы у нее на лбу даже испарины. А тут, гляди, еле дух переводит, ноги гудят. "Старею" — усмехнулась грустно.

Старшая из послушниц — быстрого ума девка, догадалась всю ночь держать на печи чан с водой, да не позволила огню потухнуть. Так что умывалась Моревна, как какая-нибудь царица египетская — теплой водой, да в большой медной ванне, что задарил ей лет эдак десять назад заезжий эллинский купец. Воспоминания о греке, жрица снова усмехнулась, но теперь загадочно, будто припомнилось нечто забавное.

В горнице послышался знакомый голос, недовольно выговаривающий кому-то: слов не разобрать, однако и так ясно, князь с утра встал "не светел". В ответ примиряющее забубнил Сувор. Марья быстренько закончила с купаньем, переоделась в походное мужское платье.

— Что у вас тут? — Зашла в комнату. — А, утро доброе князь, утро доброе воевода! Гляжу, вы уже в сборе. Что же, поснедаем и — в дорогу. — Даромир поиграл желваками, но ничего не сказал. — Пойдем к Верхнему распутью, от тамошнего камня до Сухого Лога самый короткий путь. — Возражений и тут не последовало.

Девушки-помощницы тем временем успели поставить на стол котелок с густой кашей на мясном бульоне, разложили нарезанный большими ломтями хлеб, ложки, принесли из погреба крынку молока.

Марья позвала гостей к трапезе. Поели в молчании: Даромира одолевали неизвестные мрачные думы, жрица прокручивала в голове предстоящую дорогу, Сувор налегал на кашу с мясом.

В путь тронулись часа за четыре до полудня. Впереди князь, с ним воевода на сивке и Моревна на своей кобыле соловой масти. Следом конные дружинники, а уже за ними в колонну по трое шагали пешие ратники. Поросший травой проселок не пылил. В безоблачном летнем небе беспечно кружил жаворонок.

Буланый жеребец князя шел чуть бочком, выгибал лебединую шею. Уже дважды он пытался сорваться вскачь, но тут же вновь переходил на шаг, удержанный уверенной рукой хозяина. По правую руку от князя спокойно вышагивала лошадь жрицы, за ней так же мерно переступал копытами конь Сувора. Жрица и воевода обсуждали предстоящий переход, князь в разговор не вступал, хотя и косился время от времени в их сторону. Потом старый воин приотстал, чтобы проверить, как дела у пехотников. Моревна поймала очередной взгляд Даромира, но тот тут же сделал вид, что оглядывается на воеводу.

— А ты чего же князь, все глаза в сторону отводишь. — Усмехнулась жрица. — Аль смотреть на меня противно?

— Насмотрелся уж. — Мрачно пробурчал Даромир, но на этот раз взглянул Моревне прямо в лицо.

— М-м-м-м… Ясно. Насильно мил не будешь. Одного не пойму, если так тебе опостылела, зачем с собой в облаву зазывал?

— Я постель с делом не мешаю. — Князь надменно скривил губы. — Народ меня не для того княжить над собой поставил. Об общем благе радею.

— Ну, и я об общем! — С деланной улыбкой заверила жрица. — Раз уж мы оба такие за дело радетели, давай, князь, мириться. До той поры, пока волка в капкан не загоним.

Даромир долго ехал молча, так что Марья уже решила, что не дождется ответа, потом кивнул, будто нехотя.

— Вот и ладно! — Весело объявила она.

— Коли мы мир постановили, — спустя короткое время повернулся к ней молодой правитель, — может хоть теперь объяснишь, отчего на прошлую луну из Вежи, будто тать сбежала?

— Как же? — Моревна изобразила удивление. — Чтобы глаз твой княжеский не мозолить.

— Пошто тайно? Мне зачем не сказала?

— А чего говорить-то? Все допрежь было сказано. Ты — спросил, я — ответила, тебе мой ответ не по нраву пришелся, вот я к себе убралась.

— Добро. А все хочется мне знать, чем тебе за таким мужем, как я жить, не поглянулось? — Прошипел князь, понижая голос. Однако "шепот" его достиг ушей успевшего вернуться воеводы, и тот поспешно оглянулся. Ближайшие ратники ехали на два корпуса позади их коней, и разговора подслушать не могли, но старик все равно по привычке принялся недовольно дергать себя за бороду.

— Тем и не поглянулось. Не пара, ни ты мне, ни я тебе. — Моревна тоже зашипела, не хуже кошки.

— Отчего это?

— Оттого, что стара я для тебя, разлюбезный князюшка!

— Пустое городишь!

— Пустое?! Как бы не так, любый мой. Я — жрица, моим годам счет иной, однако же как не считай, а все — в матери тебе гожусь. Ты князь горяч, ныне гордость в тебе взыграла, вот и бесишься, что баба тебе отворот дала. А согласись я обкрутиться с тобой, и через сколь годков молодух в терем таскать зачнешь?! А мне вам щи поутру вари? Нет уж, обереги боги от такой радости!

— Уж ты-то наваришь щи, хоть хрен полощи*!.. (То есть "пустые", не наваристые.)

— А я к тебе в стряпухи не нанималась! — Возвысила голос Марья. — Девки твои пущай тебе разносолы разготавливают!

— Да уж найдется, кому огонь в печи развести.

— Вот и ищи…

Марья пришпорила коня, оставив позади молодого князя. Спустя недолгое время за спиной послышался дробный топот подков. Жрица не стала оборачиваться, так и ехала, гордо вздернув подбородок и глядя прямо меж лошадиных ушей. Низкий кашель заставил вздрогнуть и повернуть голову.

— Тебе чего, Сувор? — Не воеводу Моревна ожидала увидеть.

— Да, так… — Радимич замялся, потом кашлянув еще раз, все же начал. — Вот что, матушка, не во гнев тебе и богине будет сказано: мы с тобой который десяток лет знакомы? Я вон и поседеть успел. Что ж вы всю дорогу с князем, словно отроки непутевые, гонором меряетесь? Добро ли это? Ну, ладно Даромир, он хоть усы и отрастил, а губа от молока едва вечор просохла. Но ты то не юница давно, пора бы уже ума набраться!

— Много ты Сувор к старости ума набрался? Не ты ль о прошлый месяц с Негославом об заклад бился, что полугодовалого жеребчика на плечах поднимешь, да через Севтунь-ручей снесешь?

— А ты откуда знаешь? — Смутился седой воин.

— Грыжу-то к подруге моей заговаривать ходил.

— Верно… Эк я, не подумал!

Снова воцарилось молчание, и снова воевода первым его нарушил.

— Ты, Моревна, не серчай, только ведь наш князь тебе без надобности. — Сувор не дождался отклика. — Так не морочила бы ты ему голову.

Жрица глянула на старика, вопросительно приподняв брови, но снова ничего не сказала.

— Жениться Даромиру надо, чадами обрастать. Сама знаешь, какой у нас народец… Я уж и невесту ему приискал. — Марья не подавала голоса, и Сувор занервничал, принялся теребить и без того всклокоченную бороду. — Злата, Брячислава Лихого дочка. Ты, должно, видела ее в Вежском посаде. Рыженькая такая. Девка справная, нынешним летом шестнадцать стукнет — самый цвет. Так по осени бы и свадебку сыграть.

— А ты, Сувор, еще и ладилом у князя подвязаешься? — Усмехнулась Моревна, однако улыбка вышла кривой.

— Коли ты против…

— Я не против. Да и не меня спрашивать надо, а Полелю дары слать.

Жрица вновь тронула коня пятками, но воевода не отставал, скакал рядом, пыхтел расстроено в усы. Так что та не выдержала.

— Вот же пристал, как слепень к конскому заду! Засылай сватов к Брячиславу. Я в добром зачине помехой не буду. А Хозяйке моей и вовсе до свадебных песен дела нету. И оставьте уже меня вместе с князем в покое!

На этот раз Сувор счел за благо придержать коня, позволяя женщине вырваться вперед. Но жрица недолго ехала в одиночестве. Меньше чем через версту впереди показался лунный камень, торчавший, как и водится на перекрестке обычных дорог. Межевик был одним из самых древних в этой части ойкумены, но стараниями жриц, трехликая богиня ясно проступал сквозь складки гранита. Видна была не только голова, но и рука, сжимавшая факел.

— Разбивайте стан. — Бросила жрица передовым воинам нагнавшей ее кавалькады. — Подождем пока луна взойдет. Часа три еще…

Конные дружинники спешились, не снимая седел, ослабили подпруги да пустили лошадей попастись. Нескольких воевода отрядил за водой к недалекому ручью. А жрица, тоже пешком, отправилась к камню и принялась выписывать на земле вокруг него руны. Окликнула одного из ратников, послала наносить хвороста для костров. На расстоянии трех шагов от каменной бабы по земле шла присыпанная золой прежних кострищ кольцевая канавка. В нее-то жрица и уложила принесенный валежник. Когда на светлом еще небе показался бледный месяц, Марья подожгла наваленные в круг ветки, посыпала ведовским порошком. Густой дым в безветренном воздухе потянулся к небу, сладко запахло палеными травами, а еще, отчего-то яблоками. Сама жрица стоя внутри кольца, запела низким голосом заклинание. Ратники, оставив лагерь, сгрудились саженях в семи от костра. Прислушивались, не рискуя без указа подойти ближе. Голос женщины, поначалу звонко разносившийся в вечернем воздухе, отдалился, а потом и вовсе стал неразличим, как и ее силуэт за густым дымом. Потом, будто свеча от резкого хлопка, костры разом погасли от налетевшего порыва ветра. Зола запорошила глаза любопытствующим. Когда проморгались, увидели, что дыма больше нет — лишь кое-где поднимаются от земли тонкие струйки, однако воздух вдоль кольца словно уплотнился, подернулся жарким "полдневным" маревом. Мара призывно замахала рукой из-за прозрачной завесы, и Даромир повел дружину к камню. Спешенные воины, крепко держа под уздцы своих коней, по двое пересекали отмеченную кострищами черту. Лошадям заранее тряпками завязали глаза, и те хоть и фыркали, послушно шли за своими хозяевами.

Ратников с собой князь привел опытных, каждый хоть единожды бывал прежде на смутном пути. Оказываясь в чужом бесцветном мире они без суеты занимали место в строю. В седло никто не поднимался — скакать верхом по нави не всякий колдун рискнет, мирякам* (миряк — приведение) на своей земле звести коня, хоть и с завязанными глазами, раз плюнуть!

Марья воспользовалась дымными вратами последней. Идя вдоль уже выстроившейся колонны, пересчитала воинов — все на месте. Повинуясь негромкому приказу, дружинные двинулись за жрицей. Шагали, как и сквозь межу, по двое в ряд, стараясь не соступить с призрачной тропки. Ведомые под уздцы кони шли спокойно и, в отличие от людей, кажется, даже не заметили, что пересекли границу между мирами. Только раз, в середине колонны взбрыкнул вороной одного из дружинных. Сбросил повязку, глаза тут же бешено выкатились, конь забил копытами, вырывая узду из рук. Но Сувор подоспел вовремя, вновь накинул тряпку на морду, и животное утихло, только бока раздувались, как после тяжелой скачки.

Шли медленно, будто нащупывали путь в болоте. Неживой холод пробирал до костей. Шагавший ближе к голове колонны князь обернулся. От людских и конских тел вверх поднимался пар, так что вся цепочка подернулась белесым маревом. Позади оседал туманный след. Даромир не впервой видел подобную картину — дружина Вежского правителя славилась умением поспевать во все концы княжества. Случалось ему и дважды за день "скакать" через лунные заставы. Но вот спросить, отчего на смутной стороне, словно бы вечные заморозки, все не удосуживался. Хотя, если подумать, и так ясно, ведь Хозяйку смутных путей среди прочего зовут Мореной-Зимою. Дольше всего взгляд задержался на фигуре возглавлявшей колонну жрицы: серебряная кольчуга плотно обтягивала грудь, а на тонкой, опоясанной вместо пояса кнутом, талии была уложена складками. Мужские порты облегали стройные ноги.

Марья тоже порой поглядывала на дымный шлейф, хмурилась с каждым пройденным часом. Ей было ведомо то, о чем не принято говорить непосвященным: крохотными капельками пара в сизое небо нави поднималась от теплых человеческих тел жизнь — не дни, не часы, лишь доля вздоха, секунда — но все же уходила. Плата, что берет Морена за проход по своим владеньям. Жрица вела дружину Даромира пятый час. По всем прикидкам они давно должны были выйти на межу, но вокруг продолжали расстилаться сумеречные поля, с редкими, раскорячившимися над балками, дубами. И мара забеспокоилась: даже в юности смутные пути редко подводили ее. Однако она не ощущала никаких особых перемен, путь от капища к Сухому Логу был давно нахожен, если это понятие вообще применимо к здешним дорогам. Когда на сером горизонте выросла редкая стена деревьев, Марья вздохнула с облегчением — серебристые тополя, высаженные еще прадедами вдоль южного тракта, были легко узнаваемы по обе стороны межи. Распутье находилось совсем близко. Вдоль деревьев они быстро дошли до угадывающегося перекрестка, но камня на нем не оказалось. Жрица, как собственную рану, ощутила скомканное в бесформенный узел пространство на месте стоявшей здесь совсем недавно статуи. А присмотревшись "внутренним" зрением, увидела куски расколотой глыбы на той стороне реальности.

— Поворачивай коней! — Негромко приказала она нагнавшим ее воинам, и сама заторопилась в хвост колонны, нежданно ставший головой.

— Что сталось? — Нагнал ее встревоженный князь.

— Кто-то, не иначе ваш Буриджи-хан, разбил межевой камень у Лога! Придется искать другой выход, а отсюда лучше поскорее убраться. Разбивший врата, призывал силу. Духи сумерек чувствуют это, как свежую кровь. Вскоре сюда потянуться навьи, полакомиться остатками чужого колдовства. Нам с ними лучше не встречаться.

— И куда мы теперь, назад, к Мораниному святилищу? — Князь постарался скрыть досаду: Буриджхана им теперь не нагнать никакими путями!

— Нет. — Марья думала недолго. — Попробуем выйти в явь у Гнезда Макоши. Тамошний камень под охраной жрицы. К тому же, следует предупредить всех Знающих, что Сухоложские врата разбиты. Как знать, может и еще где тати похозяйничали.

Отряд побрел прежним путем от разбитого камня. Полоса тополей отдалилась, слилась с окаемом, но места по сторонам дороги пошли будто бы новые, не было больше колышущих колосьями полей, справа и слева к смутному пути подступали перелески, потом закачал толстыми головками камыш. Подуставшие ратники принялись крутить головами, прислушиваться ища ручей или реку. Марья недовольно задвигала бровями, подозвала воеводу.

— Вели кметям по сторонам не оглядываться. Лучше смотреть себе под ноги или на идущего впереди.

— Что-то не так жрица?

— Так. Только помнить надо, что мы не на прогулку вышли. Навь — не для живых людей, как бы не отбился кто по дороге!

— Да кажется никто от других не отходит.

— То-то, что кажется!

Сувор пошел вдоль колонны, негромко окликая чересчур любопытных. Моревна ускорила шаг. В сгустившемся тумане на первый взгляд не было ничего странного, но в груди у жрицы продолжало расти беспокойство. Тем и страшна навь — стоит задержаться здесь чуть дольше и разница между ней и явью стирается. Некоторые начинают видеть серый мир в красках и думают, что возвратились домой. Другие забывают родных и дом, бродят по сумеречным пустошам, не замечая, что давно умерли. Конечно, ей, Знающей, подобное не грозит, но ведь на ней лежит ответственность за княжьих воинов.

Наконец призрачная тропа вывернула из мертвого леса и влилась в плавный подъем. На этот раз огонек на вершине холма выглядел не как теплое маленькое солнышко, а поблескивал крохотной звездой, упавшей в траву с неба. Но это были врата и врата целые. Марья приказала передовым воинам идти на свет, сама приостановилась привычно пересчитывая шествующий парами отряд.

— Ну, вроде добрались? — Поравнявшийся с ней Сувор дышал тяжело, поминутно отирал пот со лба, при том что латы покрылись изморозью. — Долгонько в этот раз плутали.

— Если бы плутали, то не добрались бы. — Строго отрезала жрица. — А где князь?

— Да, вроде здесь был только что…

Моревна привстала на цыпочки, пытаясь высмотреть в колонне Даромира, но в душе уже знала, что не найдет — князь был на пол-головы выше большинства ратников, да и породистого коня с другим не перепутаешь.

— Что ж теперь делать-то а? — Шепотом ужаснулся Сувор. — Где же мы князя искать станем?

— Мы — никого искать не станем. — Как можно спокойнее сообщила жрица. Между тем, зародившийся в груди холодок, стремительно расползался по телу, но Моревна запретила себе поддаваться панике. — Ты, воевода, отведешь людей за камень. После отправитесь в Гнездо Макоши и расскажете о разбитых вратах Елене Ольгердовне. А я останусь здесь и дождусь князя.

— А если он…

— Все, хватит причитать, как баба! Выводи людей, остальное — не твоя забота.

Она дождалась, пока врата на холме закроются за последним ратником, хотя пришлось прикусить губу чуть не до крови, чтобы унять нетерпение и дурное предчувствие. Наконец бледное сияние вспыхнуло в последний раз и слилось в точку. Марья крепче ухватила под уздцы свою кобылу и почти побежала назад, в сумеречную долину. Тонкий, как паутина в осеннем лесу, когда ее срывает с голых сучьев ветер, дымный след все еще обозначал тропу, по которой недавно шли люди. Заиндевелый, в белых разводах папоротник хрустел под ногами — теперь жрица то и дело сходила с пути, ныряла в серые клочья тумана, плавающие вдоль берега невидимой реки, раздвигала руками черные, будто сгнившие, колосья на навьих заливных лугах.

Когда от поселившегося в груди страха перестало хватать воздуха для дыхания, она вдруг заметила совсем рядом со смутной тропинкой знакомый силуэт. Сердце едва не выпрыгнуло от радости пополам с тревогой. Князь стоял возле ствола черной березы, лишенной листьев, как большинство здешних деревьев, и медленно покачивался из стороны в сторону. Моревна приблизилась почти вплотную прежде чем окликнуть.

— Князь, — позвала она, стараясь поймать взгляд широко открытых глаз. Но Даромир смотрел куда-то вдаль и словно бы сквозь женщину. — Князь!

Жрица осторожно тронула его за руку, памятуя о том, как легко испугать погруженного в видения странника, заплутавшего на смутном пути. Князь послушно шагнул в сторону, куда она потянула, но потом остановился и неожиданно сел прямо на дорогу, на хазарский манер поджав под себя ноги. Марья принялась было его поднимать, но сдвинут с места тяжелого мужика оказалось не так-то просто. Устав биться с неподъемной ношей, при том, что и узду коня нельзя ни на миг выпустить, жрица опустилась на землю рядом с князем, чтобы перевести дух.

— Даромир Мстиславич… — Снова попробовала пробиться сквозь морок, застилавший глаза князя. — Ты что же решил бросить своих людей?! А кто же хана пойдет воевать? А?

Но князь будто лишился слуха и зрения, а вернее, странствовал, видел и осязал нечто такое далекое, что голос жрицы до него не долетал.

Немного отдохнув, Марья еще раз попыталась поднять Вежского правителя, но тот словно прирос к земле. Тогда взялась по-другому: заставила, хоть и с немалым трудом, собственную лошадь стать на колени рядом с сидящим, но взгромоздить его на спину коню все равно не получилось. Намаявшись с лошадью, сорвав несколько ногтей о княжескую кольчугу, Моревна не на шутку разозлилась.

— Ладно, посмотрим: кто кого! — Бросила не то местным духам, не то "заблудившемуся" князю. Повод Метелицы привязала к портупее, на которой висел княжий меч. Тонкую кольчугу, надетую в дорогу, сбросила через голову, распустила завязки на рукавах и вороте сорочки. Чтобы быть вровень с Даромриром, пришлось стать на колени. Оголившиеся руки тут же пошли мурашками от холода, зато, когда поймав ладонь князя, приложила ее к собственной груди, изнутри словно окатило жаром.

— Дар… — На этот раз совсем тихо позвала жрица, завела вторую руку князя себе за спину. — Дар, любый, вернись ко мне…

Князь еще с минуту сидел неподвижно, потом моргнул.

— Ага! — Про себя усмехнулась жрица, ощутив как мужская рука на ее спине вполне осмысленно двинулась вниз. — Пробирает!

Глава 6

Гамлет:

Милейшие друзья мои!

Как поживаешь, Гильденстерн? — А, Розенкранц?

Ребята, как вы живете оба?

Розенкранц:

Как безразличные сыны земли.

У. Шекспир "Гамлет"

Предупредив на работе, что задержусь, я тем же утром отправилась в поликлинику. Не похоже, чтобы к ним часто обращались по поводу бешенства, но побродив с пол часа по кабинетам, в конце-концов попала к пожилой женщине-врачу, предложившей мне показать место укуса.

Я закатала рукав свитера, размотала самопальную повязку, попутно пояснив, что у меня не укус, а царапины. Доктор, сурово поджав губы, осмотрела мои шрамы.

— Почему не сразу обратились в больницу? — Спросила, переведя на меня строгий взгляд. — Знаете, каковы могут быть последствия заражения бешенством?

— Но собака оцарапала меня только вчера вечером, а с утра я — к вам… — Заволновалась я, успевшая начитаться в Интернете страстей об умерших от этой болезни.

— Я, девушка, не первый год врачом работаю, сказки в другом месте рассказывать будете.

— Но я действительно только вчера… — Я осеклась на полуслове. Если у меня шизофрения, наверное, могут быть и провалы в памяти? Под ложечкой тоскливо засосало.

— Судя по шрамам, с момента нападения дворняжек прошло не меньше недели. Так? — Я неопределенно пожала плечами, не зная, что сказать. — Сдадите анализы, (женщина протянула мне несколько направлений), если поторопитесь, успеете еще сегодня, а потом снова ко мне. Медсестра приготовит вакцину. Идите.

Я словно сомнамбула отправилась выполнять указания.

На работу приплелась в растрепанных чувствах.

— Слушай, Ленка… — кинулась первым делом в кабинет к подруге.

— Ну, и кто из нас опаздывает? — Осведомилась та с ядовитой улыбкой.

— Да, погоди ты! Мы с тобой позавчера пили, ты у меня это видела? — Я сунула ей под нос руку с зажившими следами когтей.

Рейнгард с минуту, наморщив лоб, изучала шрамы.

— Вообще-то ты была в кофте с длинным рукавом. Во всяком случае, ты мне о них ничего не говорила.

— Но шубу-то ты мою видела?

— Конечно. — Рейнгард никак не могла понять, чем вызваны мои лихорадочные расспросы, но и сама невольно начала нервничать. — Да что случилось-то?

— Погоди. — Снова перебила я. — Шуба у меня была целая?

— В смысле?

— Ну, не порванная?

— Вроде нет, — Ленка прикрыла глаза припоминая, — может только внутри, или под рукавом, где незаметно.

— Да нет, полы, подол у шубы не был изодран?

— Нет.

— Фу-у-у… — Я обессилено упала на стул. — Я уже думала у меня окончательно крыша поехала!

— Ты можешь сказать нормально, что у тебя произошло?! — Теперь уже Ленка разволновалась не на шутку. Зато мне немного полегчало.

— На меня вчера стая дворняжек напала. — Сообщила я подруге. — Шубу всю располосовали (Рейнгард сочувственно ахнула), одна вон даже до руки добралась.

— Так тебе к врачу надо!

— Уже. Сделала первую прививку от бешенства. Больно. — Сморщившись, потерла через одежду живот.

— Ужас какой! А как они на тебя напали?

Но меня сейчас беспокоило другое.

— Ужасно, что врачица, делавшая прививку, не поверила, что это было вчера! — Поделилась я с подругой. — Представляешь? Она так со мной разговаривала, что я сама начала сомневаться: а правда ли все это случилось накануне вечером? Говорит, ранки не могли так быстро затянуться.

— Ерунда. — Убежденно заявила Ленка. — У врачей всегда так, чуть что в их теории не укладывается, сразу: "Не может быть", и начинают убеждать пациента, будто им лучше известно, как и что у него должно болеть. Лично я полностью доверяю только патологоанатомам. Так что, наплюй и разотри!

Именно это я и постаралась сделать, тем более, что чудовища, привидевшиеся мне накануне на месте бродячих собак, с утра окончательно утратили реальность. У страха, известно, глаза велики. Прививки я начала ставить своевременно, так что, будем надеяться, с бешенством тоже все обойдется. Остается посланник неведомой Курии, чья визитка сейчас валялась в моей сумочке. И хотя у меня язык чесался рассказать о странном визитере Рейнгард, я пока решила на эту тему не распространятся. Стоило сначала самой обмозговать это событие, а уж потом преподнести подруге в удобоваримой форме. Начать решила с проверки регистрации фирмы. Известно же, все действующие организации должны вставать на налоговый учет. Есть все же свои плюсы и в моей профессии, на гражданке мне бы ответ на подобный запрос ждать не меньше недели-двух, а так "пробили" мне "Белую Курию" за два часа.

— Фирмы с таким названием в базе данных не значится. Феликс Вертер в качестве учредителя, руководителя каких-либо юридических лиц не зарегистрирован. — Получила я неутешительный ответ. — Если этот ваш Феликс индивидуальный предприниматель, попробуйте направить запросы в районные инспекции. — Попытался посоветовать мне паренек, готовивший ответ. Но я только отмахнулась: наглый блондин наверняка назвался чужим именем, чтобы не на кого было иск подавать! Правда, оставался еще телефон на карточке, судя по номеру, мобильный. Но что-то меня останавливало от того, чтобы попросту позвонить советнику. Вот, хоть убейте! Суеверная я, что ли, стала? Казалось, стоит набрать номер, и на меня снова посыплются неприятности вроде кошмарных видений и сумасшедших визитеров. Нет, лучше уж окольными путями попытаться разузнать о владельце абонентского номера. "Куда мне торопиться?" — резонно заметила сама себе, и тут же некстати припомнилось: "…срок вам отпущен до следующего новолунья".

— А пошел этот Вертер со всей своей курией! — запихивая визитку назад в сумку, неожиданно решила я. — Сама как-нибудь ремонт сделаю!

До конца рабочего дня я успешно избегала мыслей о вчерашних происшествиях. Домой меня подкинули на служебной машине шефа — все уже знали о случае с дворняжками, так что даже просить не пришлось. В подъезде, когда поднималась к лифту, и потом, пока отпирала дверь на полутемной лестничной площадке, спина пошла неприятными мурашками — однако никто не кинулся на меня из темноты, и никакие посланники у дверей не караулили.

Выходные я провела у родителей. Потом еще пару дней доезжала с работы домой на начальственной "Волге", на третий — шефу самому понадобилось куда-то ехать в вечернее время. К этому моменту я уже полностью оправилась от недавних страхов, так что даже не стала искать других попутчиков, а спокойно отправилась на остановку общественного транспорта. (Собственная машина продолжала "мерзнуть" на стоянке, заводить ее по такому морозу у меня желания не возникало). Добралась до дома без приключений. Жизнь входила в обычную колею, даже к прививкам я худо-бедно притерпелась.

Утром в пятницу, не успела снять дубленку в кабинете — шуба в ожидании починки (читай: зарплаты) висела в шкафу, позвонили из дежурки.

— Марина Игоревна, к вам тут адвокат рвется.

— Какой еще адвокат? — Я — "сова", у меня утро добрым не бывает, так что вопрос прозвучал довольно резко.

— Говорит, по делу Эмпусова.

— Так позвоните Рейнгард.

— Ее нет на месте. Потом, он сказал, что хочет встретиться именно с вами.

— Хочет он, видите ли… — Недовольно пробурчала я, но на том конце трубки ждали более содержательного ответа, и я неохотно согласилась. — Пропустите. (А то напишет очередную жалобу, что его отфутболили в официальном учреждении!)

Чтобы не заблудился — здание у нас старое, коридоры запутанные, вышла встречать защитничка на лестницу. И едва не проглядела. Я мельком видела Эмпусовского адвоката у Ленки в кабинете — "матерый" юрист лет пятидесяти пяти. А тут по лестнице ко мне поднимался набриолиненный молодчик вряд ли перешагнувший возраст Христа. Черный костюм с модным в этом сезоне отливом ("Сопливый" — называли такие в прежние времена), воротник нежно-лиловой сорочки вместо обычно галстука обвязан шелковым платком и сколот золотой булавкой — эдакий денди из восемнадцатого столетья, только цилиндра и жокейских сапог с лакированными голенищами не хватает! Короче, адвокат мне сразу не понравился.

— Вы, Рольская? — Достигнув верхней ступеньки осведомился он. — Я — Розенкранц Афанасий Денисович адвокат Московской областной коллегии, — он выудил из внутреннего кармана удостоверение, протянул мне прямо на лестнице. (Господи, как он умудряется находить клиентов с такой-то фамилией?!* (Розенкранц и Гильденстерн — эпизодические герои трагедии В. Шекспира "Гамлет". Согласно пьесе они были университетскими друзьями принца Гамлета, но предали его, подкупленные дядюшкой принца — Клавдием.). Я глянула на печать, фотографию, кивнула, укрепляясь в зародившейся неприязни. — Буду представлять в деле интересы Георгия Велесского.

— Велесского? — Как-то упустила из вида, что потерпевший по Ленкиному делу тоже имеет адвоката, точнее даже адвокатов. Я немного смягчилась — все-таки мы с этим субъектом, так сказать, по одну сторону баррикад. — Идемте. — Позвала за собой.

В кабинете, посетитель не дождавшись предложения, уселся на стул, закинул ногу на ногу, устроил сверху ноутбук в чехле и начал вальяжно:

— Я, собственно, Марина Игоревна, хотел бы обсудить наши дальнейшие действия по делу Эмпусова.

Я с вновь пробудившейся антипатией оглядела адвоката. Хотела сразу поставить на место, сказав что-нибудь вроде: "Следователь — лицо процессуально независимое, будет делать то, что сочтет нужным", но сдержалась.

— Что именно? — Поинтересовалась, следя, чтобы голос звучал вежливо.

— Мой клиент настаивает на том, чтобы подозреваемый был помещен под стражу. Адвокат, ранее оказывавший ему юридическую помощь, уже направлял обращение по данному поводу вашему руководству ("Ага, значит одного защитника уже спровадили "ногой под зад!" — не без злорадства подумала я, припомнив, как пришлось полдня убить на его жалобу). Кроме того, у нас есть веские основания полагать, что в загородном доме Эмпусова, а также и в его городской квартире находятся фальсифицированные документы, которые помогут изобличить преступника. Следователь должен немедленно произвести обыски по обоим этим адресам, случай не терпит отлагательств. Я готов оказать всевозможнейшее содействие предоставлением транспорта и всего, что может понадобиться, а также лично помочь в производстве обыска.

У меня аж скулы свело от такой наглости.

— Как адвокат потерпевшего, вы вправе заявлять любые ходатайства, в том числе и об участии в следственных действиях. — Ответила в том же, велеречиво-канцелярском "штиле". — Однако сразу скажу: ваше участие в обысках исключено. В остальном, следствие будет руководствоваться буквой закона и имеющимися у нас материалами. Если вы располагаете какими-то сведениями, имеющими значение для дела, прошу представить их следователю в письменном виде. С указанием источника, естественно. Если следователь найдет их достоверными, то обратится в суд за санкцией на обыск. Вопрос об изменении меры пресечения уже рассматривался нами по получении жалобы вашего предшественника, — в этом месте, боюсь, я не сумела сдержать ядовитой улыбки, — и пока основания для ее изменения отсутствуют.

— Постойте-ка, Марина Игоревна, у нас так дела не делаются! — Розенкранц подался вперед, возмущенно забарабанил холеными пальцами по ноутбуку. Его безупречному маникюру можно было только позавидовать.

— Ничем не могу помочь. — Я поднялась со своего места, давая понять, что "аудиенция" окочена. — Вы принесли с собой ходатайство или какие-то документы?

— Нет, но…

— В таком случае, договоритесь со следователем о времени, когда сможете передать их. Или же направьте в нашу канцелярию. А теперь, если больше нет вопросов, я провожу вас до дежурной части. У нас, знаете ли, режимное учреждение.

Защитнику поневоле пришлось встать и пойти со мной.

— Я так понимаю, люди Эмпуса уже вышли на вас? — Заметил он на ходу. — Этим объясняется ваше нежелание сотрудничать?

Резкий ответ готов был сорваться с языка, но тут у меня словно озарило: "Как же я раньше не сообразила?! И сейчас, не назови адвокат Эмпусова сокращенным от фамилии прозвищем, так бы и не вспомнила! А ведь посланник, когда нес всю эту околесицу про прялку и апокалипсис, упоминал именно об Эмпусе. То есть, получается, об Эмпусове?!"

— Вы знакомы с Вертером? — Выпалила я, останавливаясь посреди лестницы и даже хватая защитника за предплечье.

— Мммм… Нет, кажется.

— А про Белую Курию слышали?

— Нет, а что собственно?..

Его растерянность выглядела неподдельно.

— Ничего-ничего, извините. — Я отпустила руку. Мысли уже неслись вскачь в новом направлении. — До свидания.

— До свидания. — Со значением произнес Розенкранц, намекая, что встреча не последняя, но я оставила его интонации без внимания. Пусть жалуется, если хочет.

Если бы Рейнгард была на месте, я бы немедленно побежала к ней — пришла пора рассказать о визите сумасшедшего советника, заодно и о новом адвокате. Но Ленка работала на выезде. "Коротая" время в ее ожидании, отправилась к Лазареву. Давненько что-то от них ничего не было слышно. Между тем, неделю назад, как раз, когда я пережила нападение дворняжек, в городе таки разразился скандал с пропажей из морга трупов. За личными треволнениями эти события как-то отошли у меня на второй план.

Мрачный Лазарев сидел, уперев подбородок в подставленную руку. Через стол от него расположился Александров, он как раз разложил на столешнице бумаги для доклада начальнику.

— Что нового? — Занимая стул напротив, поинтересовалась я. — Нашли хоть что-то полезное?

— Ничего. — Покачал головой Лазарев.

— Я собрал сведения о личности умерших. — Сообщил опер. — Никаких особых связей не выявилось. Но в морге, когда произошло хищение, были и другие трупы.

— То есть не все тела пропали? — Уточнила я.

— Конечно не все, — перебил Лазарев, — при чем здесь это?! Те, что остались, давно переданы родственникам для погребения. Ты, давай, ближе к делу. Всех врачей, работавших в ночную смену, опросил?

— Всех. — Мне показалось, Александров хотел что-то еще добавить, насчет тех тел, что оставались в морге. Но он переключился на опросы медиков, и я не стала переспрашивать. Впрочем, ничего нового от медицинского персонала, дежурившего в ту ночь в больнице, узнать все равно не удалось. Доклад, как и положено, закончился начальственной "накачкой". Еще бы, скандал рискует перерасти пределы области, а никаких подвижек в деле до сих пор нет.

— Иди, работай. До тех пор пока не найдем мертвецов, выходных у нас не предвидится!

— Что там с этими оставшимися трупами? — Тихонько поинтересовалась я у Александрова, когда мы вместе выходили из кабинета.

— Преступники не взяли ни одного тела, из тех, что были уже подготовлены к выносу. Ну, то есть, одеты, уложены в гроб. Знаете, морг предоставляет такие услуги.

— Знаю. — Кивнула я. — И что вы хотите этим сказать? Похитили только обнаженные трупы, полагаете, действовал какой-то извращенец?

— Возможно, — уклончиво протянул Александров. — Помните осмотр на пустыре?

— Да. — Конечно же, я помнила осмотр, но старательно игнорировала эти воспоминания. Есть вещи, которые мы не в состоянии объяснить, и иногда лучше их лишний раз не касаться. Как говорится: не вороши дерьмо, оно и не запахнет.

— У меня нет никакой версии, — заранее оговорился опер. — Просто информация к размышлению. Так уж случилось, что все оставшиеся тела — всего шесть, принадлежали людям верующим.

— Откуда вы знаете? — Недоверчиво поджала я губы. — Вера — дело интимное.

— Согласен. Но я, собственно о внешних проявлениях. На пятерых были православные нательные крестики, шестую — молодую женщину специально приходили облачать по мусульманскому обычаю.

— И какой вывод? — В общем, можно догадаться, куда клонит опер, но пусть лучше озвучит.

— Выводы делайте сами. — Ухмыльнулся он, догадавшись о ходе моих мыслей.

Я кивнула, но в голове на самом деле царил сумбур: чувствовала, Александров нащупал верную ниточку, но к чему это нас приводит? Виновники "кражи" — религиозные фанатики? Не похоже. Таким обычно нужна огласка, а тут, никто не попытался раздуть шумиху в прессе, не сделал заявлений, не взял на себя вину. Нет, не срастается версия!

Александров хмыкнул, заметив мою озадаченность и, кивнув на прощание, отправился по делам.

К возвращению Рейнгард мой энтузиазм по поводу сделанного "открытия" успел заметно поостыть. Действительно, чего это я так разволновалась? Ну, назвал адвокат нашего фигуранта сокращенным вариантом фамилии, что такого? У нас вон, водителя Ерохина все Ерохой зовут. А лет пять назад в городе был еще и бандит с кликухой — Ероха. Ну, и какая связь? Никакой! Правда, Эмпусов — фамилия довольно редкая.

Ленке я рассказала усеченный вариант своей истории: "…представляешь, заявляется ко мне этакий метросексуал: блондин, весь в белом, меховое пальто "от кутюр", сапоги под коленку, и начинает нести бред о землетрясениях и конце света. А виноват в этом, якобы некий Эмпус".

— Эмпус? Эмпусов, что ли? — Подруга сразу уловила созвучие. Впрочем, я ведь специально расставляла "акценты". Кроме того, она слушала связный рассказ в спокойной обстановке, а меня Вертер потчевал своей галиматьей после налета дворняжек.

— Вот и мне показалось, что это не простое совпадение. — Поделилась я. А сегодня еще и адвокат Велесского твоего фигуранта так же назвал. Я и подумала, не на одного ли они с блондином хозяина работают?! У тебя по делу такая фирма — "Белая Курия", не мелькала?

— Вроде нет? Что за фирма?

— Блондин представился советником этой организации.

— А-а. Ну, у Велесского куча предприятий, что на него, что на третьих лиц зарегистрированных. Причем по всей России, а может и за границей.

— Может это попытка оказать давление?

Рейнгард пожала плечами.

— Все может быть. Напиши рапорт в отдел безопасности.

— Вот еще! — Фыркнула я. — Из-за какого-то визитера связываться нашими "безопасниками"?! Себе дороже. Неприятно, конечно, что этот чокнутый знает мой адрес, но это еще не повод впадать в панику. Тебе рассказала, чтобы ты в курсе была — и пока достаточно.

Часа за два до окончания рабочего дня Ленка позвонила мне по внутренней связи.

— У меня мужа срочно в командировку отправили. Мама Ваньку на сегодня-завтра к себе забрала: садики-то, в отличие от нас по субботам не работают. Так что если тебе не слишком уютно дома ночевать, можешь перекантоваться пару дней у меня.

Я вообще-то не люблю ночевать по чужим домам, но в связи с последними событиями решила, что не появляться несколько дней в своем — неплохая идея. Часов в восемь, заскочив ко мне за сменой белья и умывальными принадлежностями, мы вдвоем на такси добрались до Ленкиной квартиры. Она жила в новом престижном доме, правда на последнем этаже. Так что, несмотря на престижность, проблем с протекающей крышей в первое время хватало. Но к этому моменту ремонт успел более-менее устояться, стены перестали давать усадку, и подруга могла вздохнуть свободно.

Пока я выкладывала из пакета прихваченные с собой вещи. Рейнгард умылась, переоделась и теперь суетилась по хозяйству.

— Все, ванную я тебе освободила. — Позвала она меня через некоторое время. — Кстати, мне подруга из Германии привезла кучу всяких там солей, каких-то добавок, лепестков для ванны. Если хочешь, можешь устроить себе купание со всеми примочками.

— Я вообще-то душ предпочитаю. Хотя, знаешь, давай свои примочки!

— Они там, на полочке возле ванной "для плезиру" расставлены. Сама я тоже разлеживаться в ванне не люблю.

Я перебрала несколько симпатичных баночек: в двух оказалась минеральная соль желтого и голубого цветов, еще в одной имелись лепестки, похожие на розовые. Растения в других емкостях я так и не опознала — надписи везде были немецком, а мы в школе изучали английский. Так что я наугад выбрала понравившиеся мне по запаху ингредиенты и щедрой рукой сыпанула каждого в наполнявшуюся теплой водой ванну. Покрутила рукой, взбалтывая, потом еще и пену добавила — чтобы, так сказать полный комплект.

Соли и впрямь действовали расслабляющее, но лежать опершись затылком на жесткий край ванны было не слишком удобно. Я выдержала минут пять, потом села в воде. И почти сразу из пены на освободившемся пространстве вынырнуло нечто. Хотя нет, не вынырнуло, а образовалась из пены, воды и плавающих в ней лепестков. Прозрачное лицо с вполне человеческими чертами внимательно уставилось на меня водянистыми глазами без зрачков. У меня от страха пропал голос, так что некоторое время я, как рыба, беззвучно шевелила губами. Наконец кое-как выдавила:

— Что вам надо?

— Вот-те на! — Удивилась водяная тварь. — Зазвала в гости, а теперь спрашивает.

Фраза повисла в воздухе. Я, боясь лишний раз шелохнуться, лихорадочно размышляла на темы: стоит ли закричать, как поведет себя тварь и, что подумает обо мне Ленка, если окажется, что меня вновь мучают глюки?

— Ладно, — существо неопределенно хмыкнуло. — Я — хмарь. Зачем кликала?

— Я вас не звала. — Севшим голосом сообщила я. Выглядела хмарь, если оставить в стороне водянистость и прозрачность, вполне благообразно, но ужас наводила, почище, чем пригрезившиеся демоны-собаки.

— А это, как понимать? — Прозрачная рука всколыхнула пенную воду. — Хочешь сказать, эта аватара тоже ничего не помнит? — Существо придвинулось, вглядываясь в мое лицо. Я вжалась в чугунную стенку ванны, мечтая просочится сквозь нее, подальше от неизвестного чудища. — Жаль. — Водяница отхлынула на место. — А то, может, притворяешься? Ты не думай, нам ослозадый тоже не больно по душе. Но лучше уж он, чем вовсе без хозяина! Хотели к лугалю прибиться, но он нас не жалует, ему смертных подавай. Так, что? Может, вернешься?

Я молчала, снаружи донесся голос Ленки, совсем рядом, за стеной прошлепали по полу тапочки.

— …и куда она подевалась?! Слышь, Марин, я там у тебя расческу не оставила? — Рейнгард, приоткрыв незапертую дверь, заглянула в ванную.

Головы, моя и водянихи, разом повернулись к двери.

— Ма-ать твою… — Ленка так и застыла на пороге.

— Ин ха Маат! — Зашипела тварь и, плеснув в нас водой, моментально растеклась по поверхности.

И тут Ленка завизжала. Вторя ей, я, как была в пене, выбралась из ванной и голышом выскочила в коридор. Дверь осталась широко распахнутой. По всей квартире горел свет, в зале тихо бормотал телевизор. В ванне было пусто, только вода чуть колыхалась. Холод в коридоре после теплой воды отрезвил меня. Рейнгард, которая в панике проскочила еще дальше, уже вернулась, причем догадалась прихватить для меня полотенце.

— Это что еще за хрень была? — Рейнгард балансировала на грани истерики.

— Не хрень, Хмарь. — У меня зуб на зуб не попадал, не знаю от чего больше: от холода или от страха.

Ленка издали, опасливо глянула в ванную комнату, потом снова уставилась на меня, будто я была виновата в появлении чудовища у нее доме. "Может, так и есть, — робко напомнила о себе совесть, — с тобой последнее время, что-попало твориться!" Но тут же, на смену пришла другая мысль.

— Ты ее видела?!

Рейнгард продолжала настороженно коситься на открытую дверь.

— Видела-видела. Что это такое, я тебя спрашиваю?!

— Понятия не имею. — Честно ответила я. — Я думала, мне мерещится!

— Мерещится? — Озадачилась Ленка. — Двоим одно и то же померещится не может. А имя ее ты откуда знаешь?

— Она сказала.

— Так она еще и разговаривала?! И что она хотела?

— Я так и не поняла. — Я пожала плечами. — И знаешь, если я и дальше буду босиком на холодном полу стоять, то непременно подхвачу воспаление легких. Надо надеть халат, тапочки. И голову вытереть, как следует, не помешает.

— Пошли в спальню.

— Нет. — Ухватила я подругу за руку. — Так не годится. Вдруг мы уйдем, а эта оттуда выберется и спрячется в доме. Потом ка-ак выскочит откуда-нибудь из-под кровати!

— А мы дверь в ванную запрем. — Предложила Ленка.

— Давай.

Ленка, подкравшись к двери сбоку, резко толкнула створку. Я, чуть не поскользнувшись, метнулась и задвинула шпингалет. Вдвоем мы отскочили подальше от ванной, на случай если существо попробует выбить дверное полотно. Но там было тихо. Я сбегала в комнату, оделась, обмотала голову сухим полотенцем. Ленка дежурила в коридоре, не выпуская запертую дверь из вида.

— Что делать будем? — Резонно спросила Рейнгард. — Пока эта хмарь сидит в моей ванной, я спать не лягу.

— Я тоже. — Заверила я ее. — Может, позвоним кому-нибудь?

— Кому? — Язвительно осведомилась подруга. Голос у нее дрожал, чувствовалось — еще немного и нервы не выдержат. — Муж — в командировке. Родителям? Чем нам помогут старики-пенсионеры? А на работу — сама знаешь, что там подумают! — Ленка выразительно покрутила пальцем у виска. — "Шиза косит нашит ряды".

По чести сказать, я подумала совсем о другом.

— Только не надо сразу критиковать. — Предупредила подругу. — Что если позвонить Вертеру, ну, этому, из Белой Курии?

Ленка уже приготовилась снова язвить, но потом передумала, поджала губы задумчиво.

— Почему именно ему? — Спросила через некоторое время.

— У меня такое чувство, что он как-то связан со всей этой катавасией. Не спрашивай, как, — предвосхитила следующий вопрос, — вот, чувствую и все.

Рейнгард вообще-то относится ко всяким там предощущениям скептически. Но на этот раз лишь уточнила.

— А номер у тебя есть?

Я кивнула. Вдвоем, чтобы не было страшно, сходили за сумкой, я достала успевшую измяться визитку и сотовый. Не без внутренней дрожи набрала номер. После трех длинный гудков трубку "сняли".

— Здравствуйте, — ответила я на традиционное "Алло", — вас беспокоит Рольская. Это Феликс Эдуардович Вертер?

— Да. Слушаю вас.

— Э-э-э-э… — Я не знала, как начать, потом решилась. — Вам такое имя: Хмарь, говорит что-нибудь?

На том конце вышла заминка. Я представила недоумевающее лицо собеседника, но вопреки ожиданиям в трубке прозвучало.

— Говорит. Что у вас случилось?

Рейнгард, то и дело стукаясь со мной головой в попытке подслушать, возбужденно пискнула.

— Эта самая Хмарь буквально четверть часа назад появилась прямо у меня в ванне. Мы выскочили за дверь и заперли ее.

— "Мы"? Вы были не одна?

— Да.

— И ваш друг ее видел?

Я не стала поправлять собеседника, поясняя, что в ванную зашла подруга. Начнешь оправдываться, вообразит невесть-что.

— Видел.

— Странно. Обычно неподготовленные смертные не способны увидеть полудухов. — Вертер явно был поражен. — Что же, это лишь доказывает, насколько сильно исказилась наша действительность под воздействием украденного артефакта. И ситуация будет только усугубляться с каждым днем. Нужно немедленно изолировать Эмпуса и вплотную заняться поисками прялки.

— Опять вы со своей прялкой! — Едва не вспылила я. Хорошо, вовремя вспомнила, что звоню, чтобы просить о помощи. — Лучше скажите, что нам с Хмарью делать? Она безопасна? И как нам открыть дверь в ванную комнату?

— Обычным способом. — Усмехнулся в трубку мой визави. — Вам нечего опасаться, во всяком случае, пока вы находитесь вдали от крупных водоемов. Но, чем дольше вы тяните с прялкой, тем более опасные существа могут к вам наведаться. Они чуют возросшую силу, и инстинктивно тянутся к ней. Эта ваша гостья говорила что-нибудь?

— Да, говорила.

— И что она сказала? — Живо заинтересовался посланник.

— Какую-то ерунду. Что-то насчет хозяина, мол они им недовольны, но Лугарь или Лугаль предпочитает смертных… Стойте, вы ведь тоже этого самого Лугаля поминали! — У меня так бывает, вроде чувствую на подсознательном уровне связь, а объяснить не могу, потом начнешь "проговаривать" события — и она сама собой всплывает!

— Что еще она говорила про Лугаля? — Явно насторожились на "том конце трубки".

— Ничего. Упомянула еще какую-то аватару: толи кто-то забыл свою аватару, толи эта Аватара забыла что-то сделать.

— Аватара согласно индуистским воззрениям — воплощение божественной сущности на земле.

— Не надо читать мне курс религиоведения. — Мне все труднее было сохранять вежливый тон. — Лучше скажите, что нам делать с тварью в ванне, не может же она оставаться там вечно?!

В трубке снова насмешливо хмыкнули.

— Я ведь сказал, бояться нечего. К тому же, скорее всего в вашей ванной уже никого нет, так что можете спокойно отпирать ее. В крайнем случае, бросьте в воду веточку сухого чертополоха. И помните, время уходит! Верните прялку. До скорого, надеюсь, свидания!

— Вы уверены, что…

Но Вертер уже разорвал соединение. Я закрыла раскладушку, вопросительно глянула на Ленку.

— Ну, слышала? Есть у тебя чертополох? — Отрицательное покачивание головой. — Так и знала. Пойдем открывать дверь? Мне бы вообще-то под душ надо, кожа от мыльной пены чешется, да и голову я не промыла, а завтра хочешь-не хочешь — на работу.

Рейнгард покусала губу.

— Рано или поздно придется это сделать. Не будешь же ты в тазике на кухне мыться? — Поторопила я подругу.

— К тому же завтра мама с Ванькой придут! — Ленке явно представилось, как сынишка открывает злополучную дверь. — Пошли. — Решительно заявила она.

Перед тем, как идти в ванную мы заранее вооружились: Ленка — шваброй, я — газовым баллончиком, хотя и слабо представляла, какая от него может быть польза. Сначала кончиком швабры сдвинули шпингалет. Потом Рейнгард резко рванула дверь на себя, и тут же мы с визгом отбежали в дальний конец коридора. В ванной было пусто. Смущенно переглядываясь, снова приблизились к "источнику опасности".

— Надо спустить воду. — Заметила я шепотом.

— Я в полную ванну не полезу. — Так же тихо парировала моя соратница.

— Никто не полезет. — Меня передернуло от одной мысли погрузить руку в остывшую воду. Воображение нарисовало картину, как проклятая Хмарь хватает меня со дна, затягивает под воду и душит, душит, топит… Ужас! — Дай сюда швабру. — Я отобрала у Ленки ее оружие, сунув вместо него свой баллон. Потом, держась за короткую перекладину, (благо хоть швабра деревянная, не слишком тяжелая), из коридора концом длинной ручки подцепила цепь от пробки, затыкающей слив. Дернула вверх, руки ходуном ходили от страха и напряжения. Пробка вылетела из воды, швабра вывернулась из пальцев и покатилась по полу. Мы с Рейнгард огласили квартиру новым воплем, но ничего страшного не произошло. Никакая Хмарь на нас из воды не кинулась.

Когда характерное журчание оповестило о том, что последняя вода утекла в канализацию, мы наконец решились войти в ванную.

— Ну, иди, домывайся. — Все еще дрожащим от пережитого волнения голосом предложила Рейнгард.

— Ладно, только ты, это…ты постой рядом, а? Страшно же! — Попросила я.

К чести подруги, она не стала в своей обычной манере ехидничать, хотя подколки про извращенцев вертелись у меня самой на языке. Я в рекордные сроки вымыла голову и не хуже той самой пробки вылетела из ванной. Дверь снова была заперта на шпингалет. Но лечь спать, тем более, выключить свет в квартире, никто из нас не решался.

— Слушай, может впрямь, закроем Эмпусова в следственный изолятор? Сама видишь, что творится!

— Я тебя не узнаю. — Все же выдержки Ленке не занимать. Только что бегала с визгом по квартире, и вот, пожалуйста — сама рассудительность! — Ты что же, предлагаешь только из-за того, что нам с тобой что-то там привиделось, посадить человека?

— Значит, все-таки привиделось?! Чего же ты со шваброй к ванной подкрадывалась?

— Да я не об этом сейчас! — Подруга скривилась досадливо. — Я не ставлю под сомнение то, что мы видели. Но, так ли мы уверены, что между Эмпусовым и дрянью из воды существует связь? Мало ли, что там твой Вертер городит. Сама говорила, он — "чокнутый метросексуал". Вообще, если оставить Хмарь в стороне, и сосредоточится на Эмпусове: то, что он и Эмпус — одно лицо, всего лишь наши домыслы. А строить версию на домыслах — непрофессионально. Почему, кстати, не спросила посланника, кого конкретно он имел в виду?

— А ты чего вовремя не подсказала? — Огрызнулась я. — Вечно: "умная мысля, приходит опосля". Но если на то пошло, Эмпусова мы вполне можем сами проверить. Насколько я помню, посланник утверждал, что в декабре Эмпус находился в Смоленске, а затем выехал в Читу. Вид транспорта неизвестен, но ты направь запросы и на железную дорогу и в авиакомпании, пользовался ли наш Эмпусов их услугами в этот период. А я запрошу ГИЦ*, возбуждались ли за последний год уголовные дела по факту кражи из Смоленского краеведческого музея.

— И что это даст? — Рейнгард была настроена пессимистически. — Даже если это он спер прялку, к нашему делу это прямого отношения не имеет. Суд не даст санкции на повторный обыск без веских оснований. А их-то у нас и нет.

— Будут. — Заверила я, припомнив недавний визит еще одного малоприятного типа — адвоката Велесского. — Как минимум, ходатайство потерпевшей стороны я тебе гарантирую!

До двух часов мы чашка за чашкой глотали кофе в зале Ленкиной квартиры. Потом и он перестал помогать. Глаза слипались сами собой, спать хотелось неимоверно. Однако разойтись по комнатам, никто из нас не решался, равно как и открыто признаться в страхе перед потусторонними силами.

— Ложись на диване, а я притащу из спальни матрас и устроюсь на полу. — Предложила, наконец Ленка. Я кивнула.

Когда постели были разостланы, Рейнгард потянулась выключить свет, но на пол пути остановила руку.

— Не то, чтобы я боялась темноты, — произнесла, помявшись, — но как насчет того, чтобы переночевать при свете?

Я была обеими руками — "За". Четыре часа тревожного сна — маловато, чтобы почувствовать себя отдохнувшей. Но на работу мы поднялись еще до того, как зазвонил будильник. Перед дверью в ванную комнату снова вышла небольшая заминка: никому не хотелось входить первым. Потом, переглянувшись, взялись за ручку вместе. Слава богу, вчерашний кошмар не повторился, и нам без приключений удалось совершить утренний туалет.

По закону подлости, стоило прийти на работу, как от шефа одно за другим посыпались поручения. В рабочие выходные всегда так. Но я все же выкроила минутку и заскочила к нашим аналитикам, так что к обеду уже могла поделиться с подругой информацией о том, что 17 декабря прошлого года неизвестными лицами была взломана дверь в хранилище Смоленского краеведческого музея. Из запасников исчезла "Пятницкая прялка". Размер материального ущерба указан не был, но имелась отметка о том, что предмет хищения относится к разряду культурно-исторических ценностей. Как и говорил советник, кража осталась нераскрытой. Ответы на Ленкины запросы можно было ждать в лучшем случае к концу следующей недели.

Обед прошел в унынии. Каждая из нас поневоле думала о предстоящем вечере, когда придет время ложиться спать.

— Ты предложи своей матери пожить немного у тебя. — Я чувствовала ответственность за доставленные подруге хлопоты. — Уверена, никого больше не появится. Но так, на всякий случай.

— А ты, как же?

— Да уж как-нибудь. — Отмахнулась я. На самом деле я уже мозги себе сломала, придумывая, как обезопасить себя и квартиру от непрошенных привидений. Первое, что приходило в голову — зазвать кого-нибудь к себе с ночевой, для компании. Но это, проще сказать, чем сделать. Бой-френд у меня в текущем периоде отсутствовал, бывшего приглашать — не так поймет. А для родни так сразу причину и не выдумаешь! Да и не хотелось мне, если честно, никого из них втягивать в свои проблемы.

— Вот что, — прервав мои размышления, не совсем последовательно заявила Рейнгард, — добуду я разрешение на обыск у Эмпусова! Но, хоть что искать-то? Должна же я операм описать приметы этой штуки, ну, там размер, орнамент?

— Ты полагаешь, что в квартире может быть больше, чем одна прялка? — Насмешливо поинтересовалась я. — Это тебе не телевизор! И вообще, пусть забирают все, мало-мальски похожее на устройство для ткачества. Потом разберемся! Хотя, знаешь, — я припомнила вплавленный в стену моей кухни рисунок, — она может не быть похожа на нормальную прялку.

— Вот видишь. — Рейнгард любит подчеркивать свою правоту. Однажды мы поспорили о каком-то пустяке, сейчас уже и не припомню о каком. В качестве выигрыша Ленка, вместо традиционной бутылки "со средством для мытья волос", то бишь с шампанским, предложила, чтобы проигравший в течение недели соглашался со всеми суждениями победителя. Причем произносить он должен строго определенную фразу: "Имярек, ты всегда права." Я легкомысленно согласилась. И надо же было Рейнгард выиграть! Ох, и натерпелась же я! Это только кажется, что соглашаться, тем более "понарошку" со всем, что скажет подруга, так просто. Всю неделю Ленка донимала меня своими бредовыми высказываниям, а я вынужденно ей поддакивала: спор есть спор. Причем, если злодейка не была довольна интонацией, с которой произносилось сакраментальное: "Леночка, ты всегда права!", приходилось повторять ненавистную фразу и дважды, и трижды. В следующий раз, когда Рейнгард придет охота поспорить, уж я придумаю для нее кару!.. Но, вернемся к прялке.

— Ты вроде говорила, что Чокнутый выцарапал изображение прялки у тебя на стене? — Напомнила подруга. — Так сфотографируй его, вон, хоть на сотовый.

— Точно!

Обеденное время подошло к концу.

— Пойду, займусь подготовкой документов к обыску. — Ленка поднялась.

— Давай. — Напутствовала я ее уныло. — А я попробую узнать еще что-нибудь об этой пресловутой прялке. Раз это — историческая ценность, может у нас в Универе на историческом факультете кто-то о ней слышал. В понедельник позвоню, спрошу, попытка — не пытка.

Глава 7

"Девятый совет —

хорони мертвецов

Там где найдешь их…"

Старшая Эдда.

Стужа наконец чуть разжала свою когтистую лапу, и город вынырнул из ее изнуряющих объятий. И хотя столбик термометра все еще стоял на градус ниже двадцати, но исчезли дымные столбы над тротуарами и автострадами, спали наледи на окнах хрущовок, небо очистилось от слепой белесой пленки. Люди вздохнули облегченно, кое-кто так даже опустил меховые воротники. После почти сорокоградусного мороза, минус двадцать один — воспринимались как оттепель.

Я перестала обматываться шарфом до самых глаз и рядиться на работу в три кофты, одна поверх другой, как "капуста" (батареи в кабинете не могли компенсировать сквозняки, дующие в дурно законопаченные с осени окна). Но за своим "Ниссаном" на стоянку не пошла — кто знает, как поведет себя машина после почти недели холодов. И вообще, больше до того, как мне установят систему автозапуска, я за руль не сяду. А на СТО машину отгонит кто-нибудь из морозостойких друзей.

Народ в городе явно оживился. Не удивлюсь, если в магазинах торговля пошла бойчее. Мужчины и женщины радостно сновали по улицам, стряхнув охватившее всех неделю назад оцепенение. Надеюсь, розыск пропавших трупов тоже пойдет веселее, а то меня уже трижды вместе с Лазаревым "подтягивали" на совещания разного уровня. Причем везде было одно и то же: Лазарев зачитывал доклад, обычно длинный и подробный, поскольку подчиненные его и впрямь работали, не покладая рук и ног — носились по всему городу и даже области, как электровеники. Но итог оставался неутешительным — найти виновных в пропаже тел из морга, равно как и сами тела до сих пор не удалось.

Утром, плохо выспавшаяся (терпеть не могу спать при включенном свете, но после встречи с Хмарью засыпать в темноте не получалось), зарулила к старому приятелю, чтобы распечатать фотографии, сделанные со стены на кухне. У Лазарева, единственного в управлении, стоял в отделе полностью заправленный цветной принтер. Заодно решила поинтересоваться успехами на ниве розыска трупов.

Вместо того, чтобы уже привычно развести руками, Лазарев опасливо покосился на дверь. Лицо при этом имел до крайности многозначительное.

— Ну-ка, ну-ка, выкладывай, что вы там раскопали!?

— Т-с-с-с, не раскопали… Только тебе и только по старой дружбе!

Я, придвинув стул, подсела к его столу, возбужденно потирая ладонями.

— Ну, что?!

— Имей в виду, информация можно сказать "совершенно секретная". Ты не представляешь, чего нам стоило сделать так, чтобы не пошли слухи.

— Да не томи же!

— Меня в прокуратуре лично предупредили…

Я вовремя прикусила язык, чтобы снова не поторопить Лазарева. Была у него такая черта: начнешь подгонять, чтобы быстрее дойти до сути, и только еще дольше слушаешь ненужные подробности. Ярче всего это проявлялось, когда Лазарева спрашивали о том, когда он куда-нибудь прибудет.

"Ну, вот смотри, — обычно начинал он, — сейчас я в районе Театральной площади, потом заеду за документами…

— Когда тебя ждать, Лазарев?! — Надрывался собеседник.

— Ну, смотри, заеду за документами, — сбить моего товарища было делом невозможным, — потом поставлю машину и…" и так, пока не будет перечислена вся цепь предполагаемых событий. Новички, выслушав тираду, по ошибке нервно переспрашивали: "Так, когда ты будешь на месте?" И получали повторную возможность ознакомиться "со всем списком". Так что, дешевле было самому прикинуть, сколько времени уйдет у Лазарева на все его плановые мероприятия.

— … позавчера на Старом кладбище в деревне Ульяновка было обнаружено одно из тел, пропавших из городского морга. — Наконец опер дошел до главного. — Повезло. Труп нашел местный участковый. Кладбище старое, еще военное, сейчас народ предпочитает хоронить своих на погосте при новой церкви. А рядом со старым линия электропередач на деревянных опорах протянута. Накануне заявили, будто кто-то пытался срезать провода, вот участковый и делал обход. Да и наткнулся на тело… — Лазарев поворошил на столе бумаги, выудил одну, — Маштакова. — Прочитал по справке. — А дальше как раз идет сугубо секретная оперативная информация.

Я навалилась на стол, пытаясь заглянуть в текст справки, но прочесть что-либо с моего места не получалось.

— Тело Маштакова было одето в саржевый костюм синего цвета… — Лазарев зачитал доскональный список, всего, что было надето на трупе, — … и лежало на специально сформированной куче валежника. Руки уложены на грудь в соответствии с православной традицией. В левой ладони умершего обнаружены две монеты, достоинством пять рублей, в правой находилось вещество черно-коричневого цвета, похожее на землю.

Я удивленно вскинула брови.

— Погоди, я еще до главного не дошел! — Загадочно предупредил опер. — "Грудина в проекции сердца пробита деревянным колом".

Лазарев выдержал паузу.

— Остальное — не так интересно. — Снова пряча справку под грудой других документов, заметил он, довольный произведенным эффектом.

— Так это что, выходит, все же ритуальное убийство?!.. Тьфу! Не убийство, конечно! Как эти телевизионные клише в мозг въедаются! Я имею в виду: получается, тела нужны были злоумышленникам для использования в ритуале?

— Выходит, так. — Лицо коллеги помрачнело. — Знать бы еще, в каком. Второй день ребята в отдел всякий сброд таскают: колдунов, экстрасенсов, гадалок всех мастей. Спросить напрямую — нельзя, только-только скандал с моргом забываться начал. А тут — такое!

Мне подумалось, что на самом деле шумиха вокруг пропажи тел из ГУЗа вышла на удивление скромная. Областные газеты этот случай почти не обсуждали, только в "Криминале" появилась крохотная заметка. Но и в ней никаких сенсационных подробностей не приводилось, и вообще акцент делался на нашем "традиционном российском головотяпстве", из-за которого "несколько тел в административной неразберихе были отправлены из морга не по тем адресам". Вот такая обтекаемая формулировочка! В столичной желтой прессе, правда, вышла пара скандальных статей, но и они прошли для жителей города практически незаметно. На фоне сходящихся-расходящихся кинозвезд и непрерывно посещающих наши просторы инопланетян-мутантов, какие-то там трупы, пропавшие из морга, выглядели тускло и неинтересно. Потом, кто нынче верит бульварным газетенкам?!

— Насчет ритуала догадаться не трудно! — Заметила я коллеге. — Кол в сердце традиционно забивают упырям и колдунам, чтобы не смогли восстать из могилы. Монеты в ладони — полагаю с той же целью, с какой их раньше на глаза клали.

— Чтобы у мертвеца глаза не открывались, что ли? — Лазарев проявлял патологическое незнание народных обрядовых традиций. Я конечно, тоже, не специалист, но уж про монеты для Харона — каждый школьник знает! Однако мужчин, как обычно, интересует сугубо прикладное назначение.

— Монеты — чтобы заплатить перевозчику, переправляющему души умерших через подземную реку в царство мертвых.

— А горсть земли? — Лазарев видно решил, что набрел на ходячую энциклопедию. Впрочем, про землю у меня тоже были догадки.

— Для земли в руке могу предложить два объяснения: первое — умершего собирались хоронить вдали от дома, отсюда — горсть родной земли в ладони, вроде как посмертное возвращение на родину. Ну, а второе связано с православным обычаем отпевания. Там священник посыпает усопшего крестообразно специально освященной землей. Это не совсем соответствует тому, что написано в твоей справке, но думаю, версия имеет право на жизнь. А что там за "специально сформированная куча"?

— Ты про дрова? — Лазарев задумчиво потер подбородок. — Мы в ритуалах не так сильны… Короче, по моим предположениям тело собирались сжечь, но по какой-то причине не успели. Должно быть, спугнул кто-то.

— Что же, логично. — Согласилась я. — Из всего этого следует, что кто-то сильно боялся, что "ваш приятель" Маштаков не станет мирно покоится в могиле. Твои опера собирали материал на каждого из пропавших покойников. Были там основания заподозрить, что этот Маштаков занимался какими-то оккультными науками? Может, он себя за колдуна выдавал или шамана? Сейчас это модно.

— Маштаков работал слесарем-сантехником. Со слов жены выпивал, но умеренно. Ранее не судим, несколько раз привлекался к административной ответственности за вождение в нетрезвом виде и нарушение скоростного режима.

— На упыря не тянет.

— Вот именно.

— Других тел поблизости не обнаружили?

— Нет. — Уныло заявил Александров. — Находка из разряда: никаких ответов — одни новые вопросы!

— Нашелся один, найдутся и другие. — Постаралась я приободрить коллегу. — В итоге все будет хорошо.

— Твои б слова да богу в уши. Ладно, что мы все о моих проблемах?! Ты-то зачем приходила? — "Вспомнил" Лазарев, когда я уже поднялась, чтобы идти к себе. — Я так понимаю, насчет материала это был так, "дежурный вопрос"?

— Слушай, и вправду, чуть не забыла! — Я тормознулась у самой двери. — Я ведь пришла к вам "на принтер" проситься. Дашь пару фоток распечатать?

— Дам, как не дать. Александров сейчас как раз в кабинете, если что — поможет.

— Спасибо.

Кивнув на прощанье, я отправилась в уже знакомый оперской кабинет. Из всех сотрудников на месте только Александров и был.

— Как дела? — Поприветствовала его я. — Скинете на принтер пару фотографий? — Протянула заранее приготовленную флэшку.

Опер не слишком уверенно вставил устройство в соответствующее гнездо, потом долго возился, проверяя подключение принтера. Я уже начала жалеть, что не взялась сама за распечатку — но вообще считаю некорректным соваться к чужой технике. По себе знаю, как раздражает, когда посторонние пытаются "шарить" в моем компе.

Наконец на экране появилось окно с содержимым флэш-карты.

— Какой файл? — Поинтересовался Александров?

— Четвертый в списке, "Прялка", нашли?

— Нашел.

Пока принтер переносил изображение на бумагу, он внимательно рассматривал мои фотографии.

— Марина Игоревна, а что это такое, если не секрет? — Спросил, тыкая пальцем в экран.

— Это вид моей кухонной стены "анфас". — Попробовала отшутиться я. Однако Александрову объяснение показалось недостаточным.

— Я имел в виду: что это такое на стене?

— Да, я тут ремонтную бригаду нанимала. Один из рабочих проявил неуместное творчество, вот иск готовлю… — Похожую историю я припасла для родителей и знакомых, если вздумают зайти в гости.

— И чем же он это сделал? — Опер нажал на значок увеличения картинки. Вплавленные в стену борозды послушно приблизились. Качество у фотографий было приличное — успела я отметить.

— Каким-то электроинструментом, на дрель похоже. — Брякнула я первое пришедшее в голову.

— Не может быть! — Александров озадаченно переводил взгляд с экрана на меня и обратно. — Здесь явно видны следы оплавления. Глубина — сантиметра два! Никаким перфоратором такого не сделаешь. Я вообще не знаю инструмента, которым можно было бы выполнить такие линии! Это ведь железобетон? У вас дом панельный?

— Панельный. — "Вот ведь повезло нарваться на въедливого опера!" Не могла же я сказать Александрову, что рисунок на кухонной стене сделан пальцем белого посланника? — Не берите в голову. — Посоветовала ему, забирая из принтера отпечатанные листы и протягивая руку за флэшкой. — Мировой суд разберется.

Александров с видимой неохотой свернул файл, вернул мне накопитель. Тот самый "гончий" инстинкт, о котором я уже упоминала, явно восставал против того, чтобы оставить не разрешенной загадку, пусть и никак не связанную с работой. Но я в любом случае не имела ответов на его вопросы.

— Держи. — Спустя четверть часа я протягивала Ленке отпечатанные на обычных листах формата "А4" фотографии.

— Фю-у-у-у, — присвистнула та, глянув на изображение, — тут ремонта на неделю! Эдакое "художество" картинкой не завесишь, придется обдирать, — заявила с видом человека, пережившего не один ремонт, (а два ремонта, как известно равны одному пожару… или два переезда?..), — потом шпаклевать всю стену, а значит и соседние, и потолок. Про то, что и плинтус отрывать придется, я уже и не говорю… Это он что же, прялку в натуральную величину изобразил?

Я пожала плечами.

— Сориентируй оперов, чтобы забирали все мало-мальски похожие на это штуки. Любой антиквариат из дерева, да и музыкальные инструменты заодно.

— Эк ты, замахнулась! — Но, увидев мою скорбную рожицу, подруга смягчилась. — Не бойся, если прялка в доме — найдем. Только, что ты с ней дальше делать собираешься? Не посланнику же отдавать? Сама понимаешь, это будет утрата вещественных доказательств.

— Ясен пень, посланнику мы ничего не отдадим. Пошлем запрос в музей, если подтвердится, что прялка оттуда, вернем экспонат — и пусть Вертер дует в Смоленск, сосет мозг у тамошнего следствия!

Рейнгард с сомнением покрутила головой.

— Чует мое сердце, скинут они на нас еще и эту бодягу! Ну, да ладно, все равно со всякими водными тварями пора кончать.

Университетский профессор, к которому меня "по знакомству" отвела одна моя старая приятельница (мы вместе учились в школе), оказался приятным старичком, лет восьмидесяти. Редкие седые волосы, смешно зачесаны поперек обширной лысины. Кустистые, с кисточками, как у филина брови, совершенно белы. Но в остальном, Павел Потапович, так звали историка, был еще крепок, и лицо имел моложавое. На кафедре он теперь работал на полставки, плюс на общественных началах организовал университетский музей древностей — в нашей области, как известно предостаточно мест для археологических раскопок.

— Что вас интересует, девушка? — Обратил он на меня доброжелательный взгляд серых глаз. Вероятно для Павла Потаповича все дамы, моложе сорока, казались "девушками", но услышать комплимент все равно было приятно.

— Я хотела спросить, где можно разыскать материалы по Смоленскому краеведческому музею? А если более конкретно, то меня интересует один экспонат — некая прялка, которую нашли в кургане. — Название курган начисто стерлось из моей памяти, поэтому про прялку я упомянула только по профессиональной привычке: чем больше вводных данных указано в запросе, тем более точный ответ получишь. — Датируется восьмым веком…

— Вероятно, имеется в виду Пятницкая прялка? — Вопреки ожиданиям, сразу заявил старик-профессор. — Обрядовый предмет найден в 1976 году при раскопке Гнездовских курганов, по форме напоминает греческую, а точнее египетскую арфу. — Я усиленно закивала, подтверждая, что именно эта прялка меня и интересует. — Возможно, являлась частью скульптурной композиции, которая к сожалению не уцелела.

— Какой еще скульптурной композиции?

— Параскева-Пятница или Макошь с веретеном и прялкой. Такая гипотеза была высказана историком Воронским, однако никаких материальных подтверждений не нашла.

— Макошь — это древне-славянская богиня? — Припомнила я школьный курс истории.

— Совершенно верно. Макошь или Мокошь одна из главных славянских богинь, исполнявшая у восточнославянских племён обязанности богини судьбы и плодородия, покровительствовала домашним работам и, в том числе, прядению. Конкретное понятие "пряха" связывалось с метафорическим: "прядение нити судьбы". Поэтому на прялках славяне часто изображали своё представление о мироздании, зашифровывая его в символы и знаки. После принятия на Руси христианства, Макошь стали почитать под именем Параскевы Пятницы. Ей молились о ниспослании хорошего урожая и удаче в торговых делах. Вообще, Макошь по одной из версии, означает "Мать кошелька".

— Ясно. — Кивнула я, теряя интерес к историческим теориям и гипотезам.

— И что вы хотели узнать по поводу этого экспоната? — Вопрос был вполне логичный и прогнозируемый, но я основательно задумалась: а правда, что я надеялась узнать? Фотографий прялки не существует — это мне еще Вертер сообщил. Схематическое изображение у меня имеется. Легенды о прялке? Они в поисках не помогут.

— Какова ценность прялки? — Спросила, чтобы сказать хоть что-нибудь, тем более, что это согласовалось с легендой, выдуманной мною для визита в Университет — расследование кражи.

Старик поглядел осуждающе.

— Такие находки с точки зрения истории бесценны. — Проговорил наставительно. — Если вы имеете в виду, не из золота ли она, или тому подобное, то вынужден разочаровать: прялка самая обыкновенная, деревянная, правда, прекрасно, даже можно сказать феноменально сохранившаяся. Но, насколько мне известно, эта находка нигде, кроме Смоленского музея не экспонировалась, поэтому даже страховую стоимость для нее вряд ли определяли. Попробуйте добыть музейный каталог, если оценка производилась, там должна быть запись.

— Скажите, а про Белую Курию вы ничего не знаете? — Куда больше, чем славянские боги меня волновала связь прялки с этой организацией.

— Курия? — Профессор задумался, подвигал кустистыми бровями. — Не припомню, чтобы читал о таком обществе. Но я, знаете ли, славянист, а ваша Курия, исходя из названия, может иметь отношения к Аппенинскому полуострову. В античном Риме так именовалось место сбора сената и само собрание. Возможны также и католические корни*(папская курия). К сожалению, больше ничего подсказать по этому поводу не могу.

Примерно это же выпало мне, при наборе слов: "Белая Курия" в Googleвском поисковике. Я горячо поблагодарила Павла Потаповича за информацию, распрощалась и покинула "Храм науки". Затея с Университетом оказалась пустой тратой времени — вот только подумать об этом следовало раньше. Тогда и бутылке текилы, авансом переданной в знак благодарности однокласснице, можно было найти более "достойное" применение. Впрочем, я тут же осудила себя за минутную жадность — не дело жалеть о сделанных подарках, тем более, что люди искренне старалась мне помочь!

Остаток дня занималась исполнением своих непосредственных обязанностей: проверила несколько постановлений у следователей, провела оперативное совещание. Ночь прошла спокойно. К свету я начала привыкать. Рейнгард не подвела и всего за день ухитрилась получить санкцию на обыск. Запрос в ГИЦ тоже был направлен. Теперь оставалось ждать результатов. И хотя утро, как я уже говорила, не самое любимое у меня время суток, все же сегодня настроение у меня было, если не приподнятое, то боевое. Пустив воду в ванной, я почти бодрым шагом сходила за чистым полотенцем. Вернувшись, обнаружила, что слив в раковине засорился. Керамическая чаша наполнилась водой чуть не до краев.

Я завернула краны, нагнулась, чтобы достать из-под ванной вантус, и тут на поверхности воды появилось уже знакомое мне лицо. Ахнув, я отпрянула назад, чуть не снеся стеклянную полочку на боковой стене.

— Хмарь! — Инстинктивно отброшенный вантус плюхнулся в раковину, вода выплеснулась через край, растеклась по полу мелкими лужицами. Лицо вроде бы пропало со смятой поверхности, но второй раз испытывать судьбу я не стала. Наскоро умылась на кухне, натянула первый попавшийся костюм и выскочила из квартиры.

Пока запирала двойную дверь, да пока спускалась по лестнице — сердце продолжало колотится бешенно, толчки отдавались у самого горла.

"Господи, да что же они довязались-то до меня?!" Но больше всего бесило то, что проклятая водная тварь окончательно убила чувство защищенности, которое я, несмотря ни на что, испытывала, приходя домой. Ее появление в ванной у Рейнгард было, конечно, пугающим, но подсознательно оставалась надежда, что в собственной квартире со мной ничего подобного произойти не может. Ныне дом мой больше не был моей крепостью.

Дойдя до стоянки, откуда собиралась забрать свой "Марч", заставила себя успокоится. Негоже садится за руль во взвинченном состоянии. Прогулялась туда-обратно вдоль длинной металлической ограды — все равно из-за мерзкой водяницы вышла на работу раньше обычного. Вроде полегчало. Потом еще потопталась вокруг машины, пока прогревался мотор. Когда выруливала за ворота на улицу, внутри меня еще слегка "потряхивало", но вести машину уже можно.

"Нужно что-то делать. Нужно срочно что-то со всем этим делать. Дальше так продолжаться не может!" — Сверлило мозг.

Справа над голыми кронами кленов показалась остроконечная крыша колокольни. Ниже сверкали две золотые луковки, венчавшие башни пониже. Основной купол тоже блестел сусальным золотом, а сама церковь была сложена из красного добротного кирпича, не утратившего глянцевость, хотя построен храм был должно быть в позапрошлом веке.

Я бессчетное число раз проезжала мимо этой церкви, но тут при виде колокольни и купола меня осенило: "Нужно покреститься! Демоны боятся креста, крестного знамения. Если я приму крещение они от меня отвяжутся!" Я резко крутанула руль, перестраивая машину в крайний левый ряд — благо движения на дороге почти не было. Нарушив правила, пересекла сплошную полосу, и с неожиданной для себя лихостью развернула автомобиль. Проехав метров двадцать в обратном направлении, пристроила "Ниссан" у обочины и чуть не бегом бросилась к храму.

Друзья несколько раз предлагали мне покреститься, но я никогда не относилась к этой церемонии серьезно. Вера — дело сугубо личное, даже интимное. И, как бы это сказать? Не материальное, что ли. Как, скажите, обливание водой, резанье волос и тому подобные процедуры могут повлиять на мои взаимоотношения с богом? Я полагала, что цивилизованный человек вполне способен обойтись без всего этого. Возможно, я ошибалась, пренебрегая древним защитным ритуалом!

От кого-то из знакомых я слышала, что на крещение необходимо записываться. Может еще и в очереди постоять придется. Когда я с этими мыслями подходила к парадному крыльцу, откуда-то из-за угла вынырнул одетый в длинную черную рясу священник. Я сочла совпадение удачным и решила перехватить святого отца по дороге — может, удастся договориться о церемонии уже на сегодня.

— Э-э-э-э…. батюшка! — Не без труда припомнив, как следует обращаться к православному священнику, окликнула его. Тот оглянулся, остановился. Я еще ускорила шаг, чтобы не заставлять человека ждать на морозе. Но поп (совсем молодой, как я теперь разглядела), вдруг попятился, чуть не свалившись в сугроб. Глаза у него стали как две здоровущие серые кляксы — честное слово, а я думала, так только в кино бывает.

— Батюшка, мне необходимо срочно переговорить с вами! — Я перешла на бег.

— Свят, свят… — громко забормотал священник, продолжая пятиться по заснеженному газону.

— Простите за навязчивость, но у меня действительно важное и срочное дело… — Я думала, батюшка хлопнется в обморок. Лицо у него на глазах белело, даже морозные пятна на щеках и те выцвели.

— Я бы хотела покреститься, и как можно скорее. Вы ведь оказываете такие услуги? — Наверное, я действовала слишком напористо — что поделать, издержки профессии. Но и шарахаться от меня, как от черта, причин не видела. К тому же юный попик широко раскрытыми глазами глядел не на меня, а на что-то за моей спиной или даже над головой. Я на всякий случай обернулась. Ничего необычного или страшного. По тротуару вдоль дороги шли люди, от нас они были метрах в пятидесяти. С крыльца медленно, опасаясь поскользнуться, сходила пожилая женщина в повязанном на деревенский манер платке.

Когда мой вопросительный взгляд вернулся к юному священнику, тот казалось взял себя в руки.

— Вы… — Поп отчего-то избегал смотреть мне прямо в лицо. — Я не могу крестить вас.

— Почему это?! — Мысленно я уже перебрала и отмела все возможные препятствия: нужны крестные родители? У меня есть друзья, искренне придерживающиеся православия, которые не откажутся стать моими крестными. Отсутствие свободного времени у священника? Я готова заплатить за то, чтобы пройти обряд вне очереди. Что еще? — Так, почему? — Повторила я вопрос. — Если вы не имеете полномочий проводить церемонию, отведите меня к тому, кто имеет. К старшему священнику или как там это у вас называется?

— Вам нельзя в церковь. — Батюшка виновато отвел глаза.

— С чего это? Церковь открыта для всех, разве нет?

— Да, но… Хорошо, за церковью есть дом для священников. Постоянно там никто не живет, но епархия считает… В общем, это не имеет отношения к делу. Пойдемте туда.

Вместо того, чтобы пройти вперед, священник махнул рукой в сторону одноэтажной кирпичной пристройки, видневшейся из-за фасада церкви. Пожав плечами, я решительно направилась в указанном направлении.

В сенях было холодно, хотя и не так, как на улице, и никакой мебели кроме покрытого старой клеенкой столика. Однако дальше мой спутник не пошел, предлагая закончить разговор прямо здесь.

— Зачем вы пришли? — Несчастным голосом спросил он. Положительно, я не понимала в чем дело, но молодой поп явно был чем-то расстроен или обескуражен.

— Я вам уже сказала, хочу покреститься. — Внутри помимо воли стало нарастать раздражение.

— Зачем?

— Странный вопрос, не находите? И потом, мне кажется, вы как-то изначально настроены против меня.

— И вы не догадываетесь почему?

— Простите, нет. Не такая уж я грешница. В смысле, грехов, конечно, хватает, но у кого их нет? Думаю, я не хуже других!

— Возможно. Но вы… Знаете, в семинарии нам рассказывали о таком, о таких… даже учили… Ладно, это тоже не имеет отношения к делу. Скажите, почему вы решили принять крещение сейчас, раньше вам ведь это не приходило в голову, ведь так?

— Ну-у-у, в общем-то… да. А вы откуда знаете? — Теперь я уставилась на попа подозрительно. Но он лишь головой покачал.

— Вы пришли сюда сегодня не потому, что искренне уверовали в нашего Спасителя, а потому, что боитесь. Не знаете, что делать, вот и хватаетесь за любую соломинку. Но крест, если он принят без веры, это просто украшение на шею. Короче, я не могу провести крещение, это было бы неправильно. И потом это не поможет. Это не кончиться, пока вы не исполните послушание…

У меня спина и руки отчего-то покрылись мурашками.

— Что не кончиться? — спросила внезапно осипшим голосом.

— Я точно не знаю. — Также тихо ответил священник. — Я только вижу, что на вас лежит послушание… ну, то есть, обязательство, служба. Пока вы ее не выполните, ЭТО будет преследовать вас.

— Все равно, я хочу покреститься. Вы не можете мне отказать! Разве задача священника не в том, чтобы увеличивать свою паству? И потом как же долг милосердия?!

— Но, я… Хорошо, я попробую помочь. Только… Ах, нет, вы все равно не поймете! Приходите завтра, после заутрени. Я позвоню в канцелярию митрополита. Здесь нужен кто-то из более опытных отцов. Может быть, удастся пригласить отца Игнатия, он бесов изгоняет, его молитва крепка…

— Хорошо, я приду завтра. Кого мне спросить? Как вас зовут?

— Отец Виталий…

Я вышла из церковного домика, забыв даже попрощаться со священником. Голова, должно быть от стресса, налилась свинцом, кровь давила на виски, так что казалось еще немного и черепная коробка не выдержит, взорвется.

На работе выпила сразу две таблетки аспирина — вроде отпустило.

"Ничего, завтра все кончится" — успокоила себя, хотя и опасалась, что затея с крещением может затянутся на несколько дней. "Несколько дней я потерплю!" — скорчила рожу невидимому оппоненту, мол, нас голыми руками не возьмешь!

На столе затрезвонил телефонный аппарат, вздрогнув (слишком задумалась), сняла трубку.

— Слушаю вас.

— Зачем вы ходили в храм? — Я не сразу узнала голос.

— Кто это?

— Феликс Эдуардович. Так зачем вам понадобилось разговаривать со священником?

— Вы что же, следили за мной? — Я аж задохнулась от возмущения. — Вы бы лучше тварей своих держали от меня подальше!

— Вам опять кто-то являлся? — Собеседник явно встревожился. — Что случилось на это раз?

— Ничего. Опять появилась это водяное создание. Что хотело — не знаю, я кинула в нее вантусом, а потом ушла из дома.

— Я вас предупреждал. — Напомнил Вертер.

— Мне нужны не предупреждения, а защита! — Я уже хотела бросить трубку. Но посланник все же успел вставить.

— Не ходите завтра в церковь. Я пришлю к вам защитника, можете не…

Трубка с размаху стукнулась о пластиковый корпус.

— Да пошел ты!..

Хрупкая надежда на избавление, поселившаяся во мне, после разговора с батюшкой, была безжалостно растоптана.

"Ничего, посмотрим еще, кто посмеется последним!" — Я решила не поддаваться на уловки белого посланника, а действовать по своему плану. — "То-то прихвостни потусторонних сил засуетились!".

Глава 8:

Жрица Елена успела протоптать новую тропинку в траве вокруг лунного камня. Длинные косы, от стремительным метания, растрепались, и теперь Пряху окутывал плащ из смоляных кудрей, вьющихся до самых подколенок. Две ее послушницы стояла чуть поодаль с испуганно-кислыми лицами. Они первыми заметили, что межевой камень окутался полупрозрачным маревом.

— Мать Елена, мать Елена! — наперебой закричали они.

— Чего вам, бестолковые?!

— Врата открываются!

Жрица отбросила с лица длинную, застившую глаза прядь.

— Наконец-то! — Кинулась навстречу появившейся из марева женщине. — Я уж думала, придется в Киев за Знающей посылать. Или кудесника какого разыскивать…

Стоявшие у подножья холма ратники, засуетились. Трое кинулись вверх по склону, к камню. Двое остались переминаться у телеги, присланной воеводой на случай, если кто-то, из возвратившихся окажется раненным.

Мара после блужданий за межой шла ссутулившись, устало приволакивая ноги. Сзади так же понуро переступала копытами ее кобыла. Поперек седла, перевесив на разные стороны руки-ноги, ехал бесчувственный вежский правитель.

— Ты как? — Елена окинула подругу заботливым взглядом. Невольно отмечая распущенные завязки на рукавах, напяленную кое-как кольчугу. — Повоевать что ль с кем пришлось на меже? — Губы жрицы растянулись в понимающей ухмылке.

— Да, уж пришлось… — Мара покачала головой неопределенно.

— А князь как, живой?

— Живой. Сомлел только под конец, едва-едва на лошадь взгромоздила!

— Ну, возвернулись, и слава твоей Хозяйке! Эй, безрукие, а вы чего ждете? — Тут же накинулась Пряха на своих помощниц. — Ну-ка помогите князя в чувства привести! На, тебе полезно хлебнуть. — Елена протянула маре фляжку с густой медовухой. Та отпила, сморщилась — в Макошином Гнезде имелись меды, настоянные на травах не одну сотню лет. Этот явно был из таких, пламенем пошел гулять по кишкам и желудку.

Послушницы при помощи подоспевший воинов стянули князя с лошади, бережно уложили на прогретую за день землю. Принялись натирать виски лечебным настоем.

— У-у-у-у, отрастил усы, как у долбанной лисы. — Отметила недавнее князево "приобретение" наблюдавшая за ними Елена Ольгердовна. — Чего побриться не заставила?

— Очень славные усы. — Заступилась за бывшего любовника Марья.

— Ну, разве что, девок щекотать. — Жрицы смешно вытянула губы, пошевелила растопыренными пальцами, на манер лесного шурале.

— Ты вечно, как скажешь! — Мара, не смотря на усталость, от которой колени подгибались и даже слегка подташнивало, заулыбалась. Но, заметив, что князь приходит в себя, понизила голос. — Потише, пожалуйста, а то еще обидится!

— Я жрица Маат и всегда говорю правду-матку. И потом, припомни-ка: "Я всегда права!" — Пренебрежительно фыркнула Пряха, но уже не так громко. А потом и вовсе посерьезнела.

— Сувор рассказал, что кто-то снес врата у Сухого Лога. А прямо перед его приходом был еще гонец из Торжца, вести недобрые: в лесах под городом охотники видели крупную стаю волков. Да не простых, а будто бы с телка ростом. У страха глаза велики, однако же, что-то недоброе под Торжцом затевается! И кто-то, видать, сильно хочет, чтобы князь туда не скоро с войском пожаловал.

— Значит, надо торопиться.

Марья завертела головой, словно собиралась увидеть войско, ожидающее приказа к выходу. Однако кроме них пятерых у камня никого не было.

— Ага, у тебя всегда так: торопишься, давишься — хрен поправишься! Завтра поспешать станете, а ныне всем отдых требуется. — Не терпящим возражений тоном, заявила Елена.

Мара поглядела на князя, со стоном оторвавшего от земли голову, воин из него сейчас и впрямь был аховый. Да и ей самой поиски отставшего правителя дались тяжко. Про обратную дорогу и вовсе разговор особый…

— Ладно. На постой-то нас в Гнездо пустишь?

— Тебя — само собой. А князь со дружиною в деревне заночует. (Ниче, чаю, не развалится! — добавила в самое ухо).

Очнувшийся князь тем временем сумел кое-как подняться на ноги. Глаза его, как недавно у жрицы зарыскали по окрестностям, но войска нигде не углядели.

— Здравствуй, князь! — Окликнула его Пряха. — Дружину свою высматриваешь? У Савеловки они остановились. За тобой, вон, телегу воевода прислал.

Мара поглядела на нее укоряющее, но говорить ничего не стала. Смолчал и Даромир: толи не захотел гневить жрицу Макоши, толи сил на препирательства пожалел.

В деревню он, несмотря на уговоры дружинников, поехал на Марьиной лошадке, так что телега досталась женщинам.

В Гнезде Моревну снова ждала баня. Жрица Макоши не поскупилась на бодрящие травы: столь густым настоем плескала на камни, что после парной Марью, вместо обычной неги, аж потряхивало от возбуждения.

— К ночи должно пройти. — Не слишком уверенно пообещала Елена, парившаяся вместе с подругой. — А не пройдет, в Вырае отоспимся!

— Что с походом на Торжец делать будем? — Слух о целой стае, не иначе волколаков, не шел у мары из головы. — Кроме Сухого Лога лунных камней рядом с Торжцом нет — место нелюдное, одних врат более, чем потребно…

— Завтра о волколаках подумаем, утро вечера мудренее. Ты мне лучше скажи, чем это вы с князем за межой занимались? Неужто, лучше места не нашли, чтоб кувыркаться?

— Все-то ты знаешь… — Попробовала отмахнуться Марья.

— Не-ет, — не отставала Пряха, — уж в этот раз тебе не отвертеться. Не ты ли мне вечор говорила, что с Даромиром разлюбилась? Что, ужо передумала?

— Ничего не передумала! — Возмутилась подруга. — Между прочим, Сувор ему уже и невесту сыскал.

— Кого это?

— Боярина Лихого дочка. О прошлом годе, на семик*(славянский праздник семик (4 июня) — в этот день убирали лентами молодую березку и украшали ветками дома. Всю ночь горели костры, молодежь гуляла, пела, плясала, все считались друг другу невестами и женихами. Язычники-славяне считали, что весенний расцвет должен пробуждать в людях страсть, а людская любовь — увеличивать плодородие полей. И эти верования очень долго держались в крестьянской среде. Желая подчеркнуть юность и красоту Бога-Ярилы, им зачастую наряжали девушку. Ее сажали на белого коня, надевали венок из полевых цветов, давали в левую руку колосья, а в правую — символ смерти, изображение человеческого черепа. Коня со всадницей водили по полям, прося у Ярилы хорошего урожая.) она была здесь на игрищах. Бойкая такая, в конопушках, рыженькая…

— Это та кудрявая, что на празднике Ярилой* рядили?

— Она.

— М-м-м… — Протянула Пряха. — Девка и впрямь бойкая. — Потом пропела задумчиво: "Кудри вьются, кудри вьются, кудри вьются у блудей. Почему они не вьются у порядочных людей?"

Марья только хмыкнула.

— Ну, что не тихоня запечная, так оно и хорошо! Да и отец ее, знаю, за честью дочерней блюдет строго. Бога Ярилы жрецы сейчас в самую силу вошли. Городу от них большая польза будет.

— А от тебя, выходит, пользы нет?

— У моей Хозяйки под рукой нежить, у Ярилы — жито. Он людям ближе. И вообще, не об чем тут толковать!

— Ну-ну, — не поверила жрица.

Но Моревна дальше ее разубеждать не стала: так-то начнешь и, невесть до чего договоришься!

— Давай уж, лучше о деле посоветуемся. Мне твоя утренняя мудрость ни к чему, я все равно не смогу заснуть, пока мы с походом не определимся.

— Вот же неймется ей!

— Я, как только увидала разбитые врата, о тебе подумала. — Не дала себя сбить мара. — Потому и рать к Гнезду вывела.

— И что же за мысли тебя посетили? — Елена скроила непонимающее лицо.

— Не прикидывайся, наверняка тебе это тоже приходило в голову! В общем-то, у нас и выбора большого нет: хана надобно остановить, а поспеть к Торжцу, если не раньше него, то и не сильно отстав, можно только на крыльях или… на водяных конях.

Марья замолчала, но подруга не спешила вставить свое слово.

— Что скажешь? — Поторопила ее Знающая. — Сотворишь нам коней водяных на всю рать?

— На всю рать? Оно, конечно, можно, только… — Жрица замялась. — Коня из воды сотворить дело не больно хитрое. Воды в Ра на любую конницу хватит. Только заклятье это от силы на день-полтора, а там лошади ваши "тухнуть" начнут. Надо заговор наново плести. Много вы за день-то проскачете? А на битву выходить как, все — пешими?

— А ты с нами поезжай, вот заклятье и обновишь.

— С вами?

— А что? Прежде-то, как бывало в походы хаживали! Неужто не надоело задом на Гнезде сидеть?

— Ну, не знаю-не знаю, надо подумать.

— Чего тут думать? Треб на ближние дни не назначено, помощницы твои в Гнезде как-нибудь сами управятся.

— А и впрямь, не размять ли мне косточки?! — Мечтательно протянула Пряха.

— Я же и говорю! Поедем, вспомним былые времена!

— Так и быть, поеду. — Решилась жрица. И тут же поднялась из-за накрытого стола. — Ну, раз теперь твоя душенька успокоилась, давай спать.

Однако уснуть, как следует, Марье все же не удалось. Ночь выдалась душная, вязкая. Быть скоро грозе, не иначе! Проворочалась до самого света, ненадолго проваливаясь в тревожное забытье. Поднялась, опередив первых петухов, вышла на двор. Особой прохлады не было и тут, но после душноватой горницы Марью прошиб озноб, во рту еще с ночи сохло, на языке ощущался странный привкус. На пол-пути к нужному сарайчику ее неожиданно стошнило.

— Дурная примета. — Досадуя на несвоевременное недомогание, прошептала мара, простеньким заклинанием заставив нечистоты уйти в землю. Однако от плевого колдовства замутило сильнее прежнего, едва добежала до сарайки. — Что за напасть?

Волею богини, здоровье у Знающих было крепкое, обычные хвори их не брали. Озабоченно сдвинув брови, Моревна вернулась в горницу, разбудила сладко посапывающую подругу.

— Слышь, Елена Ольгердовна, погляди своим премудрым взором, не прицепилась ли ко мне порча какая? Все-таки в этот раз на смутном пути долгонько пробыть пришлось, да и у разбитых врат дурной силы разлилось много.

Жрица потерла спросонья глаза, зевнула, прищурилась на мару.

— Погоди, хоть умоюсь…

Ополоснула лицо колодезной водой, уже бодрым шагом вернулась в комнату. Снова глянула на подругу. "Дай-кось руку…". Подержав по очереди левое и правое запястья, Пряха недоверчиво хмыкнула. Потом в третий раз, с особым вниманием, разглядела радужку в глазах у мары.

— Ну, что тебе сказать… — Начала загадочно. Марья внутренне напряглась. — Здорова ты, баба, за двоих!

— А тошнит отчего?

— Да оттого и тошнит!

На этот раз мара уловила смысл многозначительной фразы. Открыла рот, чтобы возразить, снова закрыла. Покусала в раздумье губу.

— Ты уверена?

— "Красные гости" у тебя когда в последний раз были?

Моревна прикинула в уме.

— Да, давненько, пожалуй. Но так бывает, если много времени проводишь на смутном пути. Может, повитуху посоветоваться позовем? Палагия в Гнездо еще не воротилась?

— Не воротилась. Но и без нее все яснее ясного! — уверенно заявила Пряха. — Не забывай, я — жрица Матери Любви! Макошь метит будущих рожениц особыми знаками. Я бы давно заметила, да у кого другого, а у тебя увидеть не ждала! Но теперь, когда присмотрелась — можешь не сомневаться!

Мара задумчиво крутила локон, выбившийся из косы и бессовестно щекотавший ухо.

— И что ты сбираешься делать? — Нетерпеливо переспросила ее подруга.

— Ничего.

— Ничего — это значит, оставишь ребенка?

— Ничего — это значит ни-че-го. Даже думать об этом не стану, пока не вернемся из Торжца. Сначала с волколаками разберемся, потом — со всем остальным.

— Ну, волколаки были до нас, будут и после! А вот о дитяти подумать не помешает! Я так понимаю, это нашего князюшки чадо или?.. Ага, понятно, — кивнула жрица, предупреждая возмущение подруги. — И замуж ты за него не собираешься?

Моревна активно закрутила головой.

— Тогда можно посвятить ребенка храму: если будет мальчик пошлем его… да хоть к Ярилиным слугам, а если девочка — воспитаешь себе преемницу. А еще лучше — оставим ее здесь, в Гнезде. Не обижайся, но Матери Маат служить веселее, чем твоей холодной Хозяйке!

— Не будем загадывать. — Упрямо заявила Марья. — И вообще, рассвело уже. Поехали к реке — коней подымать!

— Ай, поехали! — Пряха махнула широким рукавом сорочки, словно межу провела между прежней беседой и новым делом, и решительно направилась на задний двор, к конюшне.

Перед тем, как ехать на берег Ра, жрицы завернули с Савеловку — предупредить князя и взять погонщиков для будущего табуна.

К реке выехали отрядом в дюжину воинов, считая женщин и увязавшегося с ними Сувора.

— Никогда не видел, как коней из воды подымают. — Сморкаясь в траву, заявил воевода, когда они остановились наконец вблизи самой воды. Подходящее место отыскалось на сразу, пришлось долго ехать по течению. Река выгрызла в земле глубокое русло, высокий берег опасно нависал над водой поросшими ковылем кручами. Наконец нашли пологий склон. Елена Ольгердовна спешилась, за ней — все стальные.

— Ну что, кому власы резать станем? — деловито осведомилась она, в упор глядя на подругу.

— Погоди, — попятилась от нее та, — когда в прошлый раз коней добывали, мою косу отрезали. Теперь твой черед!

— Я и так своими делами поступилась, чтобы тебе помочь. Так что, очередь жертвовать — за тобой.

— Да у меня волосы только-только отросли после того раза!

— Что, боишься Даромир любить перестанет? — Сочувственно склонилась к ней жрица Макоши. Мара уже открыла рот для достойного ответа, но встретилась глазами с воеводой, заинтересованно прислушивавшимся к тому, что происходит между подругами.

— Режь. — Процедила сквозь зубы. — В другой раз сочтемся!

Елена только того и ждала. Серебряные, не виданные в этих местах ножницы, появились в руках. Марья ахнуть не успела, а ее русая коса уже разбиралась на тонкие прядки ловкими пальчиками Пряхи.

— Что ж, у князя десять дюжин воинов, добавим еще десяток для обоза, итого… — Первая прядь уплыла по течению — и почти сразу вода недалеко от берега вскипела белыми бурунами и на берег отфыркиваясь вышел первый конь. Тряхнул светлой гривой, рассыпав вокруг алмазы воды. Сам он тоже был белый, как сметана, только ноздри окружены серыми, как речная галька пятнышками. Второй выскочивший на сушу жеребец опять оказался снежно-белым, и третьи, и следующий. Сувор сопровождал выход каждого такого красавца из воды восторженным аханьем, цокал языком, оглаживал лошадей по гладким блестящим бокам. После первых двух десятков вода в реке потемнела, со дна поднялась муть, и масть коней тоже изменилась сначала пошли сивые да соловые, потом мышастые, а ближе к концу дело дошло и до гнедых. Нехитрая церемония повторялась раз за разом, и вскоре на берегу бил копытами целый табун. Кони были все, как на подбор, рослые, с мощной грудью и крепкими ногами.

— Ах, какие ножки! — Восхищался воевода. — Куда там девкам! А бабки-то, бабки-то какие длинные — загляденье, а копытца-то!.. — но примерно к середине обряда он пообвыкся, перестал охать и ахать, задумался.

"Надо седел еще раздобыть. Воинам охлябь ратиться не с руки…" — Расслышала Моревна бормотание.

— Вот и все. — Скормив реке последний пучок волос и дождавшись, чтобы последний конь присоединился к табуну, заявила Елена Ольгердовна.

— Знатные скакуны! — Искренне похвалила ее подруга.

— Эх, из морской воды кони крепче выходят, долговечнее! — Критически оглядывая свою работу, протянула Премудрая Елена. — А эти даже с моими заклятьями дольше седмицы не протянут!

— Ничего, нам и того довольно, чтобы Буриджхана поймать. — Заверила ее Марья. — А назад князюшка со дружиною уж как-нибудь пешими добредут, если в бою хазарских коней не добудут.

Сбив табун, Даромировы кмети погнали лошадей в Савеловку, оставили только двух — для Моревны и Пряхи.

— Ну, что поторопим князя и двинем в путь сегодня или до завтра повременим?

— Торопи-не торопи, чтобы коней, хоть бы и волшебных, в дорогу снарядить, время потребно. Сувор сбрую с седлами, хорошо, коли к вечеру справит. А на ночь глядя в поход выезжать — не дело. Так что по всему выходит, придется ждать до завтра. Я уж и князя через воеводу упредила.

В Гнезде Марья заново перебрала дорожную поклажу, проверила кольчугу, поножи. Приготовила к завтрашнему выезду кнут, служивший оружием богине, и меч — которым предпочитала пользоваться сама. У Елены Ольгердовны то же время прошло за раздачей поручений помощницам. Старшую послушницу она наставляла дольше других. Наконец все было сказано и "предусмотрено". Уже отпуская девушку, жрица напомнила:

— Смотри о госте нашем никому не сказывай и с ним не заговаривай! В подвал зря не ходи. А ключ держи при себе днем и ночью.

— Сделаю, мать Елена. — Поклонилась та.

— Иди, завтра перед отъездом за ключом зайдешь.

Еще раз поклонившись, послушница вышла.

— Это, что ж за гость у тебя такой, что о нем и сказывать нельзя, и с ним беседовать заповедано? — Спросила Моревна, прислушивавшаяся к речам подруги.

— Да, есть тут один…

Уклончивый ответ Пряхи показался Марье подозрительным, хотя она бы не взялась объяснить почему. Судя по интонации, с которой та инструктировала помощницу, жрицу явно что-то тревожило, но мара пока не могла взять в толк, что. — Что-то ты недоговариваешь. — Заметила она, прищурившись. — Прячешь что ль от меня кого?

— Прячу. — Нежданно призналась Пряха. — И не первый год. — Удивленное лицо подруги заставило ее улыбнуться. — Ладно, пойдем уж, покажу тебе своего гостя секретного.

До нельзя заинтригованная Моревна последовала за хозяйкой Гнезда. Крытый двускатной крышей переход привел их в домик, который Марья прежде считала зимней кладовой. Внутри и впрямь оказались полки под горшки да бочонки, к балке под потолком крепились крюки для копчений и солонины. Однако Елена прямиком направилась в здоровенному ларю, занимавшему весь дальний угол. А ведь мара была уверена, что та поведет ее знакомится с очередным любовником, которых у жрицы за время их знакомства перебывало великое множество. Макошь благоволила любовным забавам, и Елена Ольгердовна считала, что ей от богини отставать не след.

Отперев хитрый замок на ларе, Пряха откинула плоскую крышку. Отодвинулась, давая место подруге. Марья протиснулась ближе, глянула через плечо жрицы. Здоровенный сундук был замаскированным ходом в погреб. Вместо дна Моревна увидела квадратный люк в полу, вниз спускались удобные широкие ступени. На стенах погреба, выложенных, в отличие от верхних построек, из камня, играли слабые отблески огня.

Елена между тем дернула за стальную скобу, и передняя стенка ларя упала на пол, освобождая спуск в подвал. Вслед за хозяйкой Гнезда мара спустилась по десятку степеней и оказалась в довольно просторном помещении. Окон здесь, конечно, не было, но потолок располагался высоко. Марья закрутила носом от неприятного запаха — в подвале, хоть и неявно, пахло немытым человеческим телом. Потом взгляд дошел и остановился на том, кто собственно и являлся источником "фимиамов".

На западной стене, подтянутый цепями чуть не к потолку, так что босые ступни на локоть не доставали до пола, висел невообразимо тощий и обросший человек. Не только ребра выпирали сквозь смуглую кожу, хорошо можно было разглядеть даже ямки на тазовой кости. Только руки и ноги, вопреки природе и здравому смыслу хоть и выглядели иссохшими, но оставались жилистыми. Лицо за спутанными космами и бородой жрица не разглядела, хотя света в подполье было довольно, три лампады, подвешенные в разных углах освещали начертанные бурым на каменных стенах магические знаки. Моревна не удивилась, узнав в них запирающие заклятья — каким еще рунам и быть в узилище? Масло в светильниках явно было ароматическим, да и отдушины, видать, сделаны на совесть, иначе в подвале давно б нечем стало дышать.

— Кто это? — Невольно понижая голос, спросила мара.

— Не узнаешь? Это ж лугаль Змейский!

Имя змеиного царя было на слуху, кто ж его не знает? Но личной встречи с пленником Марья не припоминала. Впрочем, это могло случится в пору, когда ее телом владела богиня, такие периоды не всегда полностью запечатлевались в памяти.

— И давно он так висит? — Поинтересовалась у подруги.

— Седьмой год. О! Был могучий кощун, а стал мосластый кощей! Погоди, схожу за маслом для светилен, а то почти прогорело.

Пряха поднялась наверх, а Марья осталась стоять, подперев плечом стену.

— Пить… — Вдруг послышался ей слабый голос. Она пригляделась, под завесой грязных косм не различить было, как узник шевельнул губами.

Моревна отыскала кадку с водой в дальнем углу. Зачерпнула привешенным здесь же ковшиком, поднесла к лицу лугаля. Но тот обессилил настолько, что уж видно и глотать сам не мог.

— Да он не воды просит! — Послышался смешок за спиной. Жрица Елена вернулась в подвал с тонкогорлой бутылью. — Пить, есть сам перестал, чтобы силу зазря не расходовать. Кровушки человечьей он жаждет. Если получит хоть единый глоток, никакими цепями будет его не удержать. Так что, ты близко-то не подходи.

Марья отступила на прежнее место у лестницы.

— Что ж ты его не убьешь? Зачем зря мучаешь? — Моревне неприятно было глядеть на серое истощенное тело.

— Как ты его убьешь, когда он бессмертный? — Пряху ничуть не смутило неодобрение подруги. — А что в подвале, на цепях держу, так то не моя воля — богини. Маат справедлива. Знать, есть за что расплачиваться.

— Ну, если он давно так висит, есть не просит, чего же ты его оставлять одного опасаешься?

— Нельзя. Придется послушнице ключ от ларя передать. Нужно, чтобы кто-то обновлял знаки на печатях, да и свету в узилище нельзя дать погаснуть. — Со вздохом объяснила Елена. — Так что, как видишь, забот с пленником у меня хватает!

— А что случится, если погаснет свет? — Заинтересовалась Моревна.

— Как, что? — Ухмыльнулась жрица. — Во тьме власть принадлежит твоей Хозяйке. Захочет Морена явиться за Змейским царем, каменными стенами ее не остановишь.

— Зачем бы ей за ним являться? — Недоверчиво скривилась мара.

— Да уж известно зачем…

— Ну?

— Уж больно знатная елда у моего пленничка. Да не делай большие глаза! — Совсем развеселилась жрица. — А то ты не знала, что богиня — тоже женщина?! А по женской части царь Лугальанда*(Лугальанда — имя последнего царя из династии Ур-нанше. Согласно изысканиям современных историков родился в 2326 г. до н. э., умер (если умер) примерно в 2318 г. до н. э. Правитель I династии Лагаша, продолжал проводить политику своего предшественника Энентарзи. В результате народных беспорядков Лугальанда был низложен, но по некоторым данным, после свержения продолжал жить в Лагаше, как частное лицо)… Я тебе так скажу, всякие у меня мужики были, но чтобы как он без роздыху всю ночь, да с выдумкой… Ну, и размер, само собой.

Марья невольно покосилась на распятого на стене кощуна, но его мужское достоинство было благоразумно прикрыто куском полотна.

— Хошь поглядеть?

— Не-а… — отчего-то засмущалась Моревна. Ей казалось нехорошо рассуждать вот так о человеке, будто его вовсе и нет рядом.

— Ну, тогда пойдем наверх, что ли… — Маре показалось, Елена глянула напоследок на кощея со скрытым сожалением. — Мне еще много чего в дорогу собрать-приготовить надо.

Глава 9:

"С восходом солнца придет

Прекрасный муж и осветит равнины.

Он едет по прекрасной приморской равнине.

Он волнует море, обращая его в кровь".

Из ирландской саги

"Плавание Брана, сына Фебала"

Весь день я была дерганная, даже срывалась пару раз в совершенно безобидных ситуациях. В обед съездила на центральный рынок, была там одна аюрведическая лавка. Правда чертополоха в ней не оказалось, зато в другом магазинчике, где продавались всякие детали интерьера, нашлась икебана с использованием засушенного репейника. Не долго думая я купила всю композицию. Перед тем, как вечером ехать домой, обломала букет, запаслась сухими колючими шариками.

Чтобы переступить родной порог понадобилось немалое усилия воли — страшно было до дрожи в коленках. Но я специально взвинтила себя мыслями о том, что всякие там хмари пытаются выжить меня из собственного дома, и возмущение победило страх.

Дальше я зажгла свет по всем комнатам и принялась методично украшать их веточками чертополоха, повесила на нитке под каждой притолокой, разложила на подоконнике, в ванне усыпала колючками все полочки и даже в мыльницу сунула. Правда, душ все равно принимала авральными темпами. Но, ничего, до утра худо-бедно продержалась. Встала ни свет, ни заря, правда зимой у нас в любом случае раньше девяти светать не начинает. Напилась кофе, оделась в скромную серую юбку такого же цвета шерстяную двойку. На всякий случай взяла с собой платок — вроде бы женщине в церковь без головного убора входить не принято? Перед самым выходом залезла в кошелек.

"Ах, ты ж!" — За всеми этими треволнениями у меня вылетело из головы, что денег осталось — только-только дотянуть до зарплаты. А сколько нужно заплатить за крещение, я так у святого отца и не спросила! На работе, в сейфе у меня имелась заначка "на черный день". — "Куда уж чернее! Надо быстренько заехать на работу, и сразу в церковь".

Решив, что с машиной только дольше провожусь — пока зайду на стоянку, пока прогрею — доехала до работы на маршрутке.

Но жизнь, как обычно внесла в мои планы коррективы. Стоило мне появиться на своем этаже, из приемной высунулась секретарша.

— Марина Игоревна! Вас начальник управления уже дважды спрашивал! — Сказано это было так, будто из-за моего отсутствия небо на землю упало. Мельком глянула на запястье — часы показывали половину девятого. До начала рабочего дня добрых тридцать минут! Начальник управления — это не наш Шеф, если кто не понял. И обычно он в следственные дела не вмешивается. С другой стороны оперативное сопровождение по делам обеспечивают сотрудники УБОП, посему у их руководителя частенько возникают вопросы о ходе расследования. И следует отдать должное, по пустякам начальник к себе не приглашает. Без суеты, но быстро сняла старенькую дубленку, в которую пришлось вырядиться после происшествия с дворнягами. Подхватила со стола ежедневник, вдруг понадобится что-то записать, и поднялась в приемную УБОПа. Кивнула здешнему секретарю.

— Меня ждут. — Потянула на себя дверь начальственного кабинета. — Здравствуйте.

— Здравствуйте, Марина Игоревна. Присаживайтесь.

Я направилась к столу. У окна, словно бы любуясь видом (хотя любоваться отсюда можно было только ржавыми крышами воинских складов, размещавшихся по соседству) стоял посетитель. При моем появлении он повернулся лицом и потом провожал меня взглядом, пока я не уселась в предложенное кресло.

"Симпатичный молодой человек" — невольно отметила я. Но поскольку мужчина был именно, что молодой, годящийся мне, если не в сыновья, то уж точно в младшие братья, то дальше этой мысли мой женский интерес на него не распространился.

— Хочу представить вам нового члена следственно-оперативной группы по делу Эмпусова. — Сообщил между тем начальник. — Алексей Владимирович Миргородцев откомандирован к нам из центрального аппарата МВД России, специально для оказания практический помощи. — По тону было легко догадаться, какого мнения наш руководитель о талантах столичных оперов. Я, кстати, это его мнение полностью поддерживала.

Москвич в это время подошел к столу, сел в кресло напротив.

— Здравствуйте. — Голос у него оказался без столичного аканья, вполне себе приятственный. Да и взгляд открытый, без всякой надменности. Что касается черт лица, то, как я уже говорила, внешность у приезжего, что называется, полностью соответствовала моим вкусовым предпочтениям: нос прямой, подбородок тяжелый, глаза синие. Светло-русые волосы острижены под короткий ежик — а то у нас некоторые молодые офицеры ухитряются отрастить неуставные локоны, да еще и подвивают их для пущей кавайности. Но невольно возникшая симпатия не могла перекрыть тот факт, что Миргородцева прислали сюда, явно, чтобы надзирать за "не слишком далекими провинциалами".

— Рада знакомству. — Вежливо улыбнулась я "московскому гостю". — Надеюсь, вы поделитесь с нами столичным опытом расследования.

— Да я собственно местный житель. — Ответная улыбка была совершенно обезоруживающей. И смотрел "местный житель" прямо в глаза, причем так, что мне как-то не по себе стало. "Что это со мной?" — испытывая непреодолимое желание придержать рукой учащенно забившееся сердце, подумала. Кровь прилила к щекам, отчего внутренняя паника только усилилась. — "Ба, ведешь себя как школьница, на которую обратил внимание старшеклассник!" — попробовала я себя пристыдить, но без особого результата. — У нашего управления имеются сотрудники во всех крупных городах, на случай, если понадобится выполнить какое-нибудь отдельное поручение на месте. Но крупных дел, таких, чтобы задействованы все регионы, совсем не много. Вот, чтобы не сидел без дела, меня и включают в группы по всем мало-мальски громким делам. А рэйдерство, как вы без сомнения знаете, сейчас контрольное направление.

— Да, конечно. — Я зафиксировала взгляд на спасительно-строгом лице начальника управления, ожидая, будут ли еще какие-нибудь "вводные".

— Это собственно почти все. — Правильно расценил тот мое вопросительное выражение. — Я хотел, чтобы вы представили нашего коллегу следователю, ну и вообще, ввели в курс дела. Что касается кабинета, то в связи с некоторым дефицитом помещений, я пока распорядился выделить вам стол в отделе по коррупции. — Это уже Миргородцеву. — Что ж, успехов.

Мы одновременно поднялись из-за стола. Вышли из кабинета. Секретарша подорвалась со своего места при нашем появлении, точнее при появлении моего спутника.

— Уже закончили? — Нежным голоском пропела она, одергивая, без всякой нужды, короткий пиджачок, и склоняясь над столом в явном расчете продемонстрировать в выигрышном свете "зону декольте". Пиджачок, как я уже упомянула, был не по сезону куцеват, да еще и надет прямо на белье.

— Закончили. — Я воздержалась от саркастический усмешки: если уж на меня Миргородцев произвел такое впечатление, чего же требовать от молоденькой девушки? Глянула на часы, со всеми этими представлениями, я могла не успеть к назначенному часу в церковь. — Идемте, — поторопила я спутника, — познакомлю вас со следователем.

Но едва мы оказались в коридоре, Миргородцев бесцеремонно придержал меня за локоть.

— Марина Игоревна, я прислан Белой Курией для вашей охраны. — Сообщил негромко. Это было так неожиданно, что я на некоторое время натурально обалдела. Последнее слово очень верно описывало состояние, когда не можешь воспользоваться собственным разумом, хотя не мешало бы.

— Курией? — Повторила глупо, и даже чужую ладонь с локтя не убрала.

— Да. — Опер, продолжая держать меня под руку, медленно повел по коридору, словно прогуливая. — Включение в группу — всего лишь предлог.

— Значит вы не сотрудник милиции? — Предприняла я попытку мыслить логически.

— Почему же, самый настоящий сотрудник. Капитан милиции, старший оперуполномоченный. Все, что сказал ваш начальник, чистейшая правда. И распоряжение о включении меня в следственно-оперативную группу подлинное. Просто одновременно я вхожу в боевой отряд Курии.

Мы дошли до лестницы и начали спускаться на наш этаж.

— Я буду ежедневно заезжать за вами утром, а вечером отвозить домой. В квартире установим обереги, так что никакая нечистая сила там больше проявиться не сможет…

И снова этот взгляд, как недавно в кабинете. Женщине, обычно, льстят такие взгляды, но в тоже время и в краску вгоняют.

— Вы так смотрите… — Не вытерпела я.

— Не каждый день встречаешь живую аватару богини! — Нотка восхищения в голосе тоже была приятна.

— В каком смысле? — Я даже смутилась.

— Феликс не объяснил вам? Это на него похоже! Знаете, до Курии он служил в монашеском ордене с очень строгим уставом, и до сих пор испытывает проблемы в общении с женщинами. Наверняка, вывалил на вас все без подготовки и смылся?

— Вроде того.

— Вечером, когда поедем домой, я расскажу вам все, что знаю о богине, Эмпусе и похищении прялки.

— Вы так уверены, что я возьму вас провожатым? — Я поймала себя на том, что пытаюсь кокетничать с новым знакомым. Та-а-к, это уже совсем никуда не годится! — Защита, это конечно хорошо, но не думайте, что это освобождает вас от работы по делу! — Злясь на себя за женскую слабость, заметила чрезмерно резко. — До вечера далеко, а пока что поступайте в распоряжение следователя.

Я ускорила шаг и почти влетела в кабинет к Рейнгард.

— Вот, привела тебе пополнение. — Отступила, пропуская вперед "телохранителя".

Ленка новому члену группы обрадовалась: ей сколько не дай помощников — все мало.

— Замечательно. — Тут же взяла она опера в оборот. — А то у меня просто на все рук не хватает! Вторую неделю ответы из банков забрать некому…

Я тихонько ретировалась из комнаты, оставив их обсуждать оперативные планы. Задумчиво побрела к себе в кабинет. Там долго пялилась в светящийся экран компьютера, пока взгляд случайно упал на высвечивающееся в углу экрана время. Была половина одиннадцатого. "В церковь я сегодня не попадаю" — смирилась с очевидностью.

***

К вечеру погода в очередной раз успела перемениться. Ветер бросал в лицо мокрые ошметки снега, похожие на хлопья дешевого стирального порошка, никак не желающие растворятся в воде: такие же серые и склизкие. А ведь вчера еще мороз к двадцати подбирался. И вот, пожалуйста, десяти часов не прошло — и около ноля. Глобальное потепление, мать его!

За пол часа до официального окончания рабочего дня ко мне заглянул Миргородцев. К этому времени я успешно поборола романтическую дурь, так не к месту накатившую на меня утром. Да и опер вел себя корректно, положил на стол бумажку с записанным на ней номером сотового, и попросил предупредить его, когда соберусь уходить. "Ладно, — решила я, — тем лучше, будет на чем доехать до дома. Надеюсь, он не пешком меня провожать вознамерился?!"

Когда, покончив с делами, проходила через дежурку, опер, заранее оповещенный звонком, уже ждал меня в холле. Памятуя об опасных мужских чарах, исходящих от этого субъекта, я только кивнула, давая понять, что заметила сопровождающего. И тут же надвинула на глаза капюшон. Тем более, что ветер все равно не давал головы поднять.

Правда, заговорить все же пришлось.

— Вы на машине? — Спросила, оглядывая забитую автомобилями сотрудников площадку перед зданием управления.

— Да. Но пришлось оставить ее дальше по улице. — Опер махнул вправо, туда, где заканчивался наш квартал и начинался следующий. По разделявшей их автостраде, шло интенсивное движение. Я двинулась в указанном направлении. Переходя проезжую часть, откинула капюшон — и без него видимость была не лучшая, не хватало еще под машину угодить. Миргородцев на переходе поотстал.

— Которая из них ваша? — Повернулась я к нему. Прямо у обочины были припаркованы три машины, но опер указал на автомобиль, стоявший аж за следующим перекрестком, от того места, где мы находились, метрах в сорока, и все — против ветра.

Но, деваться некуда, я пошла, куда было сказано, скользя по покрытому ледяной броней тротуару, нагибая шею как бык в ярме — для борьбы со встречным ветром. Метель колотилась в рекламные щиты по сторонам проспекта. Огромный матерчатый плакат, растянутый через дорогу, надувало парусом, бетонные столбы-опоры опасно вибрировали и казалось вот-вот выпрыгнут из земли. Стальные тросы надсадно гудели, пытаясь удержать бьющееся в небе полотнище. Как раз, когда мы приблизились к одной из опор, где-то в высоте раздался звук, похожий на выстрел, и следом еще один. Я автоматически вскинула в ту сторону голову: сквозь серые на черном мазки снега словно в замедленной съемке два каната, извиваясь как живые, перехлестываясь и расходясь снова, неслись прямо мне в лицо. Время и пространство исказились, и на доли секунды я сумела различить рваные концы провода, свитого из стальных жил. А еще, на самом краю зрения промелькнул гротескный силуэт твари с кожистыми, отливающими жирным черным блеском, крыльями, примостившейся на столбе, недавно удерживавшем растяжку.

— Господи… — Больше я ничего не успела ни сказать, ни подумать. Вместо оборванных канатов мне в лицо нежданно полетела земля — обледенелая, истоптанная многочисленными подошвами, поверхность тротуара. Локти и ладони нещадно ударились в наледь… хотя нет, первыми проскребло колени, но глаза, кажется, целы. В этот момент стальные жгуты, выбивая куски слежавшегося снега, врезались в землю в каком-нибудь метре впереди меня. Я спешно уткнулась в рукав, спасаясь от брызнувшего крошева.

— Живы?! — Не сразу решилась поднять голову. Рядом на тротуаре лежал Миргородцев. Встретив мой ошалелый взгляд, он поднялся, потом помог встать мне. Охая и приседая на ушибленных коленках, я все не могла сообразить, что же произошло. Шерстяные колготки на правой ноге оказались порваны, кожа на месте дыры — свезена, словно теркой. Но я была слишком испугана, чтобы в полной мере ощутить боль. Толстые металлические канаты все еще шевелились буквально в паре шагов. Меня бросило в холодный пот, когда представила, что было бы с моим личиком, встреться оно с этими милыми змейками. Как только они сумели оборваться?! Моего спутника, очевидно, посетили такие же мысли, поскольку он пристально вглядывался в столб на другой стороне дороги. Глянув туда, я вздрогнула — кошмар, примерещившийся мне в момент опасности, продолжал восседать на опоре. Длинная крокодилья пасть адского создания несколько раз открылась и захлопнулась, но все звуки сожрала подвывающая метель.

— Что это? — С дрожью в голосе спросила я.

— Кера. — Миргородцев подхватил меня под локоть. — Можете идти? Нам лучше побыстрее укрыться в машине. Не думаю, что эта дрянь решится напасть открыто, но лучше не искушать судьбу!

И он потащил меня к своему автомобилю. Только тут я заметила, что вокруг успела собраться не слишком большая, но толпа. Люди о чем-то переговаривались, указывая поочередно то на нас, но на оборванный провода.

— Идемте, ну же!

Перестав оглядываться, я постаралась хромать быстрее.

Впереди приветственно мигнул хозяину фарами черный "Мурано". Задние фары у этой модели Ниссана всегда напоминали мне глаза хищника из семейства кошачьих. Не замечали, что фары некоторых автомашин, вкупе с другими деталями кузова, придают им сходство с животными? Черный "Ниссан Мурано", причем именно сзади, виделся эдакой пантерой, сыто улыбающейся плавными очертаниями багажника, в полном сознании собственной силы — совсем как ее хозяин. Припаркованный в двух машинах справа новый вседорожник "Лексус RX330" тоже черный, насуплено изучал проезжую часть глазами белоголового орлана с эмблемы США. Дальше шел ряд безликих "Каролл" и еще каких-то "японцев", и лишь в конце, нечто неизвестное мне, с красным значком "Митсубиши" на капоте имело истинно азиатские, раскосые "габариты".

"Нормально, что человеку, чудом избежавшему увечья, если не смерти, лезут в голову подобные мысли?".

— Садитесь. — Миргородцев предупредительно распахнул переднюю дверцу машины, поправил подол дубленки, мешавший дверце закрыться.

Всю дорогу я нервно кусала губы и совсем не глядела по сторонам. Поэтому, когда машина остановилась, так же, не глядя, выбралась на улицу. Окрестности были мне незнакомы.

— Это не мой дом! — Из-за пережитого стресса, я даже возмутится как следует не сумела. — Куда вы меня завезли?

— Идемте. — Миргородцев попытался снова взять меня под руку. Но на этот раз я вывернулась.

— Куда еще?

— Да не бойтесь. Я здесь живу. Просто подумал, что у меня вам будет безопасней. Если керы караулили вас у работы, то могут ждать и возле дома.

Последний довод показался мне убедительным, и я позволила завести себя в подъезд — вполне приличный, кстати. Чистенький лифт поднял нас на пятый этаж. Мой телохранитель, повозившись с парой замков, первым прошел внутрь, включил свет в прихожей.

— Добро пожаловать. — Провозгласил церемонно.

Я с каким-то тревожным чувством вступила в чужое жилище. Ну, что сказать: на милицейскую зарплату так квартиру не обставишь! Стены в коридоре были сочно-зеленого цвета, слева от входа висело здоровенное зеркало — не в полный рост, а широкое, похожее на картину в дорогой раме. Под ним имелся веселенький диванчик или вернее софа. Белая с зеленым, в тон стенам, цветочным орнаментом. Спинку обрамляла деревянная резьба, такими же были и кокетливо выгнутые ножки. Два светильника, стилизованные под канделябры, дополняли зеркало и давали достаточно света, чтобы холл не выглядел мрачно. Из коридора лишенный дверей проем вел в гостиную. Здесь цвета были не менее насыщенными: стены, причем без обоев, покрашены в теплый лавандовый, на портьерах чередовались яблочно-зеленые, оливковые и бежевые полосы. Эти же цвета повторялись на подушках, разложенных по дивану-трансформеру. Обивка кресел и ковровое покрытия, наоборот, были нейтрально кремовыми. Центральная люстра отсутствовала, зато потолок мягко подсвечивался восемью светильниками в римском стиле. Кроме дивана с креслами в гостиной имелась подставка под аппаратуру, низкий стеклянный столик, тумба и огромный, во всю стену, жидкокристаллический телевизор — вот уж чему я действительно позавидовала. Из минусов: все комнаты в квартире были смежными, в зал выходили двери из спальни и кабинета, в настоящий момент распахнутые, так что я смогла оценить угол кровати, явно королевских размеров, а в кабинете — письменный стол темного дерева и развешенную на стене коллекцию холодного оружия.

Все это я, конечно же, разглядела далеко не сразу. Сначала было просто ощущение, что окунулась в зеленое лето — это от холла. И еще, в доме с первого момента ощущалась "женская рука", что не замедлило подтвердиться, когда я увидела торчащую из-под софы изящную домашнюю туфлю, (назвать такую "тапочкой" язык не поворачивался), бирюзовую, с меховым помпоном на носке. Потом хозяин помог мне снять верхнюю одежду и провел в зал. Там я некоторое время сидела в кресле, потирая разодранную коленку и мучительно пытался сообразить, зачем все-таки согласилась сюда подняться. А опер чем-то гремел и шуршал на кухне. Остаточные явления от недавнего шока продолжали сказываться, потому что, когда вернувшийся с аптечкой Миргородцев, предложил снять колготки, чтобы обработать рану, я едва не принялась задирать юбку. Вовремя спохватилась, разозлившись на себя и самозванного доктора, почти крикнула:

— Каким, интересно, образом?!

Тот не слишком смутился, глянул еще раз на коленку, потом произнес раздумчиво: "Да, пожалуй, так — не слишком удобно. Погодите-ка…" и снова исчез, теперь в спальне. На этот раз он возвратился с махровым халатом в руках, своим, если судить по размеру.

— А где ваша девушка? — С некоторым запозданием осведомилась я. Не знаю, почему я решила, что Миргородцев не женат, наверное, из-за отсутствия обручального кольца на пальце. Хотя, это отнюдь не показатель. Исправляться все равно было поздно. Но он меня не поправил.

— Отправилась отдохнуть на пару недель. На Испанских Канарах сейчас самая приятная погода. Можете переодеться в ванной, а потом займемся ногой.

Я как сомнамбула поплелась в ванную комнату. Поймала собственный взгляд в зеркале над раковиной. "Что я здесь делаю?". Стянула все-таки рваные колготы, завернулась в обширный халат и наконец-то пришла к разумному решению: "Сейчас обработаю ссадину, а потом заставлю отвезти меня домой. Не знаю, керы меня там ждут, или еще кто, но ночевать на квартире у практически незнакомого мужчины, да еще и несвободного — никуда не годится!". Услужливое воображение тут же нарисовало картину неожиданного возвращения с Канар сожительницы: она входит, а тут я в мужском халате. Далее следует безобразный скандал.

Пока мне промывали спиртом ссадину, да пока заклеивали пластырем, сцена эта так и стояла у меня перед внутренним взором. Поэтому, как только с врачеванием было покончено, я засобиралась к себе.

— Спасибо за помощь, но мне лучше поехать домой. — Произнесла тоном, заранее отметающим любые возражения. И даже поднялась с дивана, на котором производились все манипуляции с аптечкой. Потревоженное колено тут же отозвалось противной саднящей болью, а ведь до этого я протопала с содранной ногой порядочное расстояние. С перепугу, наверное.

— Хорошо. Если настаиваете, отвезу вас к вам на квартиру. Но сначала позвоним в Курию, пусть пошлют туда сотрудников — проверить все ли "чисто". Это не займет много времени, а я пока угощу вас кофе.

Миргородцев тут же принялся набирать номер, а я снова повелась на его заботливый тон, да к тому же задержка обещала быть недолгой.

— Ну вот, Феликс обещал позвонить сразу, как обстановка прояснится. — Миргородцев отложил трубку, сходил на кухню, вернулся минут через пять, неся две больших (как я люблю) кружки с восхитительно пахнущим кофе. К последнему, как оказалась, была добавлена еще и основательная порция коньяка. Впрочем, коньяк — это как раз то, что мне было необходимо. В первую встречу с керами, несмотря на их значительное количество и зловещую обстановку, они не произвели на меня такого убийственного впечатления, как сегодня. Возможно потому, что их тогдашнее нападение выглядело слишком фантастичным. И даже следы от когтей ничего не изменили. А тут два увесистых стальных жгута в лицо — чего уж реальнее! Стоило только вспомнить, как внутри все нехорошо холодело.

— Вы обещали рассказать мне об Эмпусове и прялке. — Напомнила я оперу. — Приступайте, пока ждем звонка.

— Что ж, сейчас и впрямь самое подходящее время. Думаю начать лучше всего с мифологии. Вы знакомы со славянским языческим пантеоном?

— Более или менее. — Я пожала плечами. — Перун, Макошь, этот… как его, Ярило…

— Да, все верно. Вообще, до принятия христианства славяне поклонялись более чем десятку богов, не считая разных магический существ. Вот, как напавшая на нас кера. Причем строго деления на добрых и злых не существовало. Например, Морана, аватарой которой вы являетесь…

— Значит, курия считает меня аватарой Мораны? — Уточнила я, перебив. — Глупость какая!

— М-м-м… — Миргородцев воздержался от комментариев. — Так вот, Морана, согласно мифам, считалась покровительницей мора, болезней, зимы, ночи. То есть, вроде бы богиней отрицательной. Однако смерть, воплощением которой она являлась, знаменовала собой переход к новой стадии жизни. Это как в природе, все должно пройти через определенные этапы: от весны к лету, затем к осени и через зиму к новой весне. Понимаете?

— Допустим.

— Итак, древние славяне поклонялись Моране, потому что считали смерть необходимым условием зарождения новой жизни. Кроме того, в одной из своих ипостасей Морана являлась еще и девой-воительницей, сопровождающей смелых воинов в битве и провожающей их души в Вырай — языческий рай* (Автор не настаивает на научности своих гипотез).

Не прерывая рассказа, опер выудил из низкой тумбы, оказавшейся баром, початую бутылку "Хенесси" и два широких бокала, на низкой ножке. Плеснул в каждый по доброй порции "темного янтаря". Кофе как раз подошел к концу, а холод у меня внутри так до конца и не исчез, так что я приняла бокал с благодарностью.

— Считается… То есть, не считается, а так оно и есть, — поправился рассказчик, — что три старшие жрицы Мораны — мары обретали часть присущих богине свойств. В том числе ее силу, физическую и волшебную, способность переходить через межу и путешествовать по нави. Ну и в дополнение к этому получали дар долголетия и молодости.

— Неплохое дополнение! — Вставила я.

— Но, поскольку мары все же были смертными женщинами, то рано или поздно каждая из них умирала. И тут же возрождалась в новом поколении.

— Так все-таки, это была одна и та же жрица или несколько? Или они как продавцы у нас в магазине, сменялись сутки через трое, в смысле поколение через трое? — Коньяк в бокале подходил к концу, и Миргородцев обновил его содержимое.

— Старших жриц — "Знающих" всегда было три, по числу воплощений богини. Честно говоря, я не слишком разобрался, как именно они возрождались. Феликс объяснил, что в одно из своих рождений, несколько столетий назад, именно ваша аватара отказалась служить богине. В результате власть Мораны в нашем мире пошатнулась. А существа, прежде служившие ей, оставшись без хозяйки, занялись всяческими бесчинствами.

— И Эмпусов один из них?

— Точно.

— Но позвольте, прялка, которую, по словам вашего посланника, спер Эмпусов, она ведь принадлежала не Моране, а Макоши, так? — Опер медленно кивнул. — Тогда, если следовать логике… конечно, если к этому безумию вообще применима логика… то прялку должна искать аватара Макоши. Что, у нее нет своих аватар?

— Не знаю. — Мои рассуждения сумели поставить Миргородцева в тупик. — Могу лишь предположить, что в трансцедентной реальности действуют такие же правила, как и в нашей. Иными словами, поиском украденного занимается не хозяин вещи, а тот, на ком лежит соответствующая обязанность. В данном случае присматривать за Эмпусом должны были вы, вот Курия и отправила к вам Феликса.

Я недовольно поджала губы, готовясь возразить собеседнику. "Не многовато ли берет на себя организация, к тому же официально нигде не зарегитсрированная, распределяя, кто и чем должен заниматься?!"

— Понимаете, кроме вас никто не сможет справиться с этим распоясавшимся божком. — Миргородцев заговорил проникновенно-доверительным тоном. И лицо стало таким трогательным… — А если вы примете крещение, то больше не сможете обратиться за силой к богине! А значит, урезонить Эмпусова будет некому. Феликс Эдуардович рассказал вам, чем это может для всех нас обернуться?

— Рассказал. — Недовольно пробурчала я. Хотела добавить, что я думаю об этом их Феликсе, да ладно, чего зря воздух сотрясать! Если Вертер сумасшедший, то и я не лучше: хмари-то и керы мне, не ему, мерещатся.

— И как вы себе видите это мое… урезонивание Эмпуса?

— Думаю, достаточно пару раз продемонстрировать ослоногому и всей его братии вашу силу, и они сами явятся к вам с повинной. Ну, а потом придумаете для них какое-нибудь мирное, безопасное занятие. Но, прежде всего, нужно забрать у Эмпусова прялку. Иначе его сила будет все время возрастать.

"Легко сказать: "продемонстрировать силу", а откуда ее взять-то?!"

— Н-да-а-а-а… — саркастически протянула я, в очередной раз обводя взглядом обстановку в комнате — каждый раз на глаза попадались все новые детали интерьера. На этот раз, я углядела на полке для аудиосистемы электронную рамку для фотографии. Стильное, глянцево-черное устройство запечатлело сладкую парочку: Миргородцев в белоснежной спортивной тенниске, а из-за его плеча, обхватив опера руками за шею, улыбается потрясающая рыжеволосая нимфа, лет шестнадцати — если судить по загорелому, идеально гладкому лицу и беззаботному взгляду ослепительно голубых глаз.

"Нда, везет же, некоторым" — я даже не знаю, кого больше имела в виду. Но, в общем, у парня губа была явно не дура. А я-то решила, что произвела на него впечатление! — "Ладно, проехали". — Я залпом допила оставшийся в бокале коньяк.

Миргородцев потянулся за бутылкой, но "Хенесси" в ней успел закончиться. Пили мы на равных, так что пришлось грамм по сто тридцать на брата. Алексей Владимирович, как щедрый хозяин, открыл новую бутыль. Содержимое бара у него, кстати, тоже было "не по зарплате". Вертер все не звонил. Я поглядывала на часы, стрелки приближались к полуночи. Но после выпитого меня уже не так сильно тянуло домой, и сидеть в уютном кресле было очень удобно, да и на коленку алкоголь подействовал, как обезболивающее.

— Хотите взглянуть на мою коллекцию кинжалов? — Бедный опер, вероятно уже и не знал, чем бы занять гостью.

— Давайте… — Мотнула головой я. Миргородцев, поддерживая под руку, помог мне "доковылять" до кабинета. На стене, замеченный мной еще из зала, висел специальный стенд, а на нем, в держателях разместилось полдюжины кинжалов, причем только один был старинного вида, остальные — явный новодел, хищная обтекаемая форма ласкала взгляд. На почетном месте между кинжалами красовалась японская катана в ножнах из покрытого черным лаком дерева. Сквозь приклепанное к ножнам продолговатое ушко пропущен серебряный шнур с кистями на концах.

— Вы только собираете оружие, или умеете фехтовать? — Я указала на катану.

— Недавно начал брать уроки. — Мне показалось, хозяин слегка смутился. — Правда, мой учитель — поляк, и он предпочитает мечу — саблю. Так что, фехтовать я учусь другим клинком. А коллекция кинжалов досталась мне от отца. Что касается применения… С нежитью гораздо удобнее расправляться при помощью огнестрельного оружия. Ну, а на случай рукопашной — у меня седьмой дан айкидо.

— Неужели?! — Вежливо восхитилась я. "На самом деле все эти мастера боевых искусств хороши только в спортивном зале, — напомнила себе, — а в реальной драке, где никто никаких правил не соблюдает, спекаются даже раньше, чем обычный неподготовленный мужик. Из-за излишней самоуверенности. Против лома, как известно, нет приема". Но все эти саркастические рассуждения были не более, чем попыткой обмануть саму себя: нравился мне Миргородцев, хоть ты тресни! Хоть с даном, хоть без него.

— Значит, вы увлекаетесь восточными единоборствами?

— Скорее, это профессиональная необходимость. Вообще-то я по натуре очень ленивый. Любым физическим упражнениям предпочитаю удобное место на диване, с книгой или ноутбуком в руках. Знаете, в последнее время появился новый популярный жанр — интерактивные романы…

— Вы первый за последние пять лет мужчина в моем окружении, кто следит за литературными новинками. — Призналась я. Мы уже вернулись в зал, и бокалы вновь были пусты.

— Мне уже стыдно. — Миргородцев опустил голову в притворном покаянии. — Вот такое у меня немужественное хобби. Но знаете оружия, "охоты" и "рыбалки" мне хватает в рабочее время, если посвящать им еще и досуг — получится уже мания какая-то.

— А меня интерактивные романы, что кино-, что книжные что-то не слишком привлекают. Какой смысл читать, если сам автор не знает, чем дело кончится? Конец для книги или фильма, по-моему, гораздо важнее начала. А так, ощущение, будто ДОМ-2 смотришь.

— Некоторым нравится следить за процессом. — Заметил визави, по новой разливая спиртное. А вы, должно быть любитель детективов?

— Детективы я читать бросила еще лет десять назад.

— Почему?

— По той же причине, по которой вы отказались от коллекционирования оружия. — Я попыталась подмигнуть, но после всего выпитого, это мне плохо удавалось.

— Что же ваш Вертер все не отзванивается? — Чувствуя, что еще немного и меня начнет клонить в сон, возмутилась я.

— На самом деле прошло не так много времени. Им ведь еще до вашего дома доехать нужно… Давайте, я вам покажу свою библиотеку.

Я с готовностью снова поднялась с дивана, но, очевидно от чрезмерно расширившихся от коньяк сосудов, вдруг потеряла равновесие и чуть не грохнулась назад. Хорошо, Миргородцев успел подхватить за талию, а поскольку положение все еще оставалось шатким, пришлось и мне ухватиться за его шею.

— Спасибо. — Глаза и губы опера оказались так близко…

В общем, случилось как в том дурацком анекдоте: "Не желаете ли кофею? — спросила графиня. "Thank you" — сказал граф и "помял" графиню семь раз на подоконнике".

Ну, конечно, не на подоконнике и не семь раз — столь основательное грехопадение после утомительного трудового дня нам обоим оказалось не по силам.

Проснулась на чужой широкой постели. Алексея, (а где-то "в процессе" мы перешли на "Ты"), в комнате не было, зато слышался приглушенный стенами шум воды, вероятно из ванной. Спальня, кстати сказать, в отличие от остальной квартиры оказалась монохромной: белые стены и портьеры на окнах, черные сатиновые простыни, коврик-зебра под ногами. Бледное зимнее солнце с трудом просачивалось сквозь молочную тюль.

— Мать вашу, солнце! — Это зимой-то, когда светает в лучшем случае к десяти. Я соскочила с кровати как ошпаренная. Обнаружила на себе синюю мужскую футболку — "А, это я помню, это он мне вчера вместо пижамы предложил…" На часах — "Так я и думала!" — половина одиннадцатого.

— Не переживай, я позвонил твоему шефу, предупредил, что задержишься. — Сообщил Миргородцев, появляясь в спальне чисто выбритым, в штанах и рубашке. — Сказал, нас двоих вызвали в управление к моему начальству.

— Так оно же в Москве.

— Вряд ли он об этом знает. В любом случае, он не стал переспрашивать. Но, если что — Феликс нас прикроет. Он тоже уже звонил, кстати.

— Зачем? — Я отправилась на поиски своего костюма. Нашла довольно аккуратно развешанным на спинке злополучного дивана. "Мило, очень мило…".

— Беспокоится. Не знает, что ты решишь насчет церкви.

— А ты, что сказал?

— Сказал, ты еще думаешь.

Я украдкой глянула на Алексея — стоит, смотрит, как ни в чем не бывало. А и вправду, что собственно такого произошло? Я же не малолетку какого-то соблазнила. Мы оба взрослые люди, с чего я решила что несу ответственность за моральный облик этого ловеласа?

Но меня с утра мучила совесть, и ужасно хотелось заглушить этот противный внутренний голосок — ну, вот хоть разозлиться на Миргородцева за что-нибудь. Но он, как назло, все делал на редкость правильно: даже ответ для Феликса нашел верный. Если бы заверил его, что я, что называется, "на все согласная", можно было бы прикинуться оскорбленной в лучших чувствах.

— Я тебе кофе сварил.

"Ну, что прикажете делать, когда даже придраться не к чему?!"

— Какие у нас планы на сегодня?

Кроме кофе, Леха, как оказалось, успел сварганить нам классический завтрак: яичницу, правда, с колбасой вместо бекона.

— Н-не знаю. — Пришлось напомнить себе, что вопрос относится к работе, а не… Короче, к работе — и точка. — Надо узнать у Рейнгард, как прошли обыски.

— И так ясно: если бы что-то нашли, Феликс был бы в курсе.

Из Ленкиных докладов я знала, что у Эмпусова две квартиры в городе, одна из них — съемная, и здоровенный особняк в пригороде. Загородный дом окружала основательная кирпичная стена, вдобавок с проведенной поверху сигнализацией — так что с проходом в дом у оперов вполне могли возникнуть проблемы. Но Ленка пока не звонила, значит все идет по плану.

Глава 10

Вопреки Лехиным предположениям, обыски дали результаты. Правда, не совсем такие, как мы рассчитывали. Когда мы с Миргородцевым после обеда заявились на работу, (я сильно переживала насчет Шефа, но он — ничего, промолчал), оказалось, что оперативные группы вернулись и с городских адресов и из пригорода. В коридоре у Ленкиного кабинета столпилось несколько человек: три опера, парень из технического отдела и еще две какие-то худющие девицы, проводившие меня не самым дружелюбным взглядом. Я обратила внимание на длинные светлые волосы, распущенные у обеих по плечам, и схожие, но не чертами, а скорее бледностью и худобой, лица. Припомнила недавний Ленкин рассказ о жене Эмпусова. "Не иначе, одна из них и есть супруга подозреваемого". Я нарочно замешкалась перед дверью, чтобы получше рассмотреть дам. Одеты они были, и та, и другая довольно невзрачно: обтягивающие голубые джинсики с низкой посадкой, пуловеры — у первой светло-розового, у второй — серого цвета. Единственной броской деталью являлись сапоги, у обеих на умопомрачительно высокой шпильке. "Ей богу, с тем же успехом можно было весь день ходить на пуантах!" У меня от одного только взгляда на них свело судорогой пальцы на ногах. С возрастом блондинок я так и не определилась — все что угодно, о двадцати пяти до сорока. Что касается косметики, то у одной на нездорово-бледном лице ярким пятном выделись красные губы. Такие тонкие, что рот выглядел как свежий шрам. Другая, если и нанесла какой-то макияж, то совершенно незаметный.

Рейнгард в кабинете была не одна, стул сбоку от стола занимал сам господин Эмпусов. Я его, когда в первый раз увидела, поразилась, насколько точно он соответствует образу "братка" из девяностых. Ростом подозреваемый был под метр восемьдесят, а весом — все сто пятьдесят килограмм. Стриженный под машинку затылок бугрился жирными складками, жесткие рыжие волосы переходили в короткую щетины на щеках и подбородке. Черный костюм призван был скрадывать грузную фигуру, но сейчас, когда подозреваемый развалился на стуле и расстегнул пиджак, мастерство итальянских портных было совершенно незаметно. Круглое брюшко, обтянутое рубахой розового цвета, нависло над поясом дорогих брюк. Галстук, если он у него был, Эмпусов снял, в расстегнутый ворот рубашки виднелись курчавые, рыжие, как и на голове, волосы, которыми он зарос по самую шею. Такие же, но более редкие волоски покрывали и кисти рук. Эмпусов злился, а может нервничал, толстые, похожие на сосиски пальцы беспорядочно барабанили по столу, щеки залил темно-красный румянец.

— Поторопите, пожалуйста, своего нового адвоката. — Как раз говорила Рейнгард, когда я протиснулась мимо оперов в двери ее кабинета.

— Погодите с адвокатом, — Эмпусов подался вперед, вытянул шею, складки на затылке разгладились, зато тут же собрались под подбородком. — Я еще не все вам сказал.

— Вот, при нем и скажете.

— Зря ты так со мной, — подозреваемый толи не заметил моего появления, толи не придал ему значения, — вылетишь с работы, раньше, чем я доеду до своей квартиры! Слышь, девочка?! Ты о семье своей подумала бы, прежде чем постановления выносить!

— Отодвиньтесь от стола, пожалуйста. — Рейнгард была сама невозмутимость. — Петр Валерьевич, — крикнула она в коридор. За моей спиной нарисовался младший опер. — Будьте добры, приведите сюда защитника гражданина Эмпусова, а то мы никак не можем начать следственные действия.

Эмпусов было приподнялся возмущенно над стулом, но тут же плюхнулся назад.

— Еще пожалеешь. — Вместе с воздухом выдохнул он.

Ленка, наконец, обратила внимание на меня.

— Здравствуйте, Марина Игоревна. — Поздоровалась официальным тоном. — Я доложу о результатах обыска, как только мы закончим с господином Эмпусовым.

Последний тоже повернул голову в мою сторону, несколько секунд буравил меня блекло-голубыми глазками.

— Хорошо. — Я кивнула Рейнгард. — Вижу: атмосфера тут у вас накаленная. Пожалуй, приглашу в ваш кабинет одного из сотрудников…

— Не нужно. Мы скоро закончим. — Ленка выдвинула один из ящиков своего стола, достала из него чистый бланк. К моему удивлению это был не бланк допроса, а протокол задержания.

"У-у-у-у…" — Я еще раз глянула на подозреваемого, тот явно узнал документ, все-таки у него имелся опыт общения с правоохранительными органами. — "Напрасно, ой напрасно вы гражданин Эмпусов помянули про семью следователя!"

Я еще раз кивнула подруге и вышла, намеренно оставив дверь открытой. Операм в коридоре все же порекомендовала посматривать за тем, что творится в кабинете, а то они как-то бестолково толклись вокруг двух упомянутых выше девиц.

— Надо отправить Миргородцева Ленке в помощь. — С этой мыслью свернула к лестнице, и тут же на площадке столкнулась с Петром Игнатченко, которого Ленка послала за адвокатом подозреваемого. И, кого бы вы думали, он за собой вел?! Моего знакомца — Розенкранца!

— Афанасий Денисович? — Я остановилась, перегородив проход на этаж. — А вы, что здесь делаете?

— Простите?… Следователь Рейнград проводит допрос моего подзащитного. — Розенкранц попытался обойти меня, но не тут-то было.

— Кого?

— Вадима Эмпусова.

— Но ведь вы уже представляете в деле интересы Велесского! Или он и от вас отказался? — (Каюсь, не удержалась, чтобы не "куснуть" малоприятного типа) — В любом случае, я не могу допустить вас к защите обвиняемого.

— Вы путаете меня с братом. — Мягко улыбнулся адвокат.

— Ни с кем я вас не путаю!

— И, тем не менее. Меня зовут Дмитрий Денисович Гильденстерн. Афанасий Денисович мой родной брат. Мы близнецы, как вы уже заметили. Однако закон не запрещает родственникам осуществлять защиту лиц, даже если их интересы входят в конфронтацию.

— Вы меня разыгрываете. — Заявила я, но уже менее уверенно. Еще раз внимательнейшим образом оглядела визави, но кроме фасона прически, никаких других отличий не нашла. В это время адвокат вложил мне в ладонь свое раскрытое удостоверение.

— Гильденстерн Дмитрий Денисович… — Прочла рассеянно. — Допустим, вы братья-близнецы. Почему тогда фамилии разные?

— Во избежание путаницы несколько лет назад я взял девичью фамилию нашей матери.

Я еще какое-то время без особой нужды разглядывала красную книжицу, решая как отнестись к ее владельцу, потом вернула.

— Извините. — Отступила в сторону, пропуская Гильденстерна и опера. Сама метнулась в кабинет. В уголовно-процессуальном кодексе и впрямь нет ограничений, связанных с участием в деле адвокатов-родственников, но я на всякий случай проштудировала соответствующую статью. Естественно ничего "нового" в кодексе не обнаружилось, и все равно ситуация казалась мне какой-то неправильной.

Алексея я нашла в кабинете Лазаревской группы.

— Там Рейнгард Эмпусова допрашивать собралась, сходил бы, послушал. — Заметила с порога.

— Ага. — Миргородцев подхватил со стола ежедневник, ручку и выскочил за дверь.

Я задержалась, хотела расспросить Александрова, есть ли какие-то подвижки с проверкой по моргу. Тот сидел за столом слева от окна, с недвусмысленной яростью глядя на пустой лист бумаги и ничего не замечая вокруг себя. За его спиной скромно маячил младший опер из новеньких, я поймала его взгляд, кивнула вопросительно на Александрова. Парень так же молча приставил к виску два пальца, изобразил как нажимает на спусковой крючок, дернул головой. Я понимающе покивала.

— Ладно, не буду мешать. — Сказала в пространство и отправилась к себе.

Допрос Эмпусова затягивался. Только перед самым обедом подозреваемый вышел из следственного кабинета, точнее его вывела пара оперативников, рядом "скакал" Гильденстерн, уверяя клиента, что "вопрос об освобождении будет решен буквально в ближайшие сутки". Еще минут через десять, наконец, заявилась Ленка.

— Фу-ф, — отдуваясь как после тяжелой физической работы, плюхнулась на стул, предварительно бросив передо мной три сколотых протокола обыска. — Читай.

— Лучше так расскажи. — Попросила я, приподняв верхний лист и увидев, что графа для перечисления изъятого, по крайнем мере в одном из протоколов, исписана полностью.

— Короче. Прялку твою мы не отыскали. — Рейнгард развела руками и на этот раз выпустила воздух со звуком, символизирующим пустой выхлоп. — Зато изъяли ноутбук, а в нем болванка договора о купле-продаже доли. Той самой, в ООО "Медвежье", владеющем Саркеловским рудником. Так что, Эмпусов загрузился по самое "не могу".

— Ну, что он "загрузился", я поняла, как только он стал тебя пугать. Но, честно говоря, не ожидала, что ты его прям с допроса в изолятор!

— А не надо мою семью к работе приплетать! Ты же знаешь, если моим родным угрожают, я теряю адекватность.

— Слышала, адвокат ему обещал, что буквально завтра добьется освобождения.

— Я тоже слышала. Пусть обещает. С новыми документами, что мы привезли с обыска, его не один суд не выпустит.

— И что, эта "болванка" договора имеет такое важное доказательственное значение? — Уточнила я, хотя и доверяла Ленке, как следователю, полностью.

— Угу. Вся версия защиты строилась на том, что продавец принес Эмпусову уже готовый договор, подписанный с его стороны. Наш фигурант, по его словам, только поставил свою подпись в бумагах. А тут в его личном ноутбуке обнаруживается проект этого самого договора. Программист из технического отдела уже проверил дату составления документа — теперь Эмпусову не отвертеться. Ну, и на десерт: там же имелось несколько файлов со скан-копиями автографа нашего мертвеца.

— Бедняжка-Эмпус. — "Посочувствовала" я. — А насчет прялки, совсем ничего?

Рейнгард отрицательно покачала головой.

— Нет. Ребята искали на совесть, натащили всякого барахла, но ничего, даже отдаленно похожего, не нашлось.

— А самого задержанного, ты о ней не спрашивала?

— Как ты себе это представляешь? У нас же пока официально никаких сведений о связи со Смоленским делом нет. Придут ответы от железнодорожников и из аэропорта — будет хоть какой-то повод поговорить о прялке.

Остаток дня Ленка готовилась к предстоящему судебному заседанию. Я заполнила пару журналов, вести которые входило в мои обязанности, потом села проверять обвинительное заключение у молодого следока. Но сосредоточится на тексте не получалось, мысли постоянно съезжали на Миргородцева. Здравый смысл подсказывал, что сегодняшнее ночное приключение лучше забыть. Хорошо бы и Алексей не стал касаться этой деликатной темы. А если нет? Что если вечером он опять предложит поехать к нему? Сердце отреагировало сладким спазмом, то есть совсем не так, как ему полагалось. Значит нужно сразу обозначить, что ночевать я еду домой и никуда больше. Вот только дома у нас хмарь… Кстати! Миргородцев же обещал поставить в квартире какие-то обереги!

— Алексей Владимирович, — не откладывая разговор в долгий ящик, тут же набрала я его номер, — что вы там говорили об оберегах для квартиры? Надеюсь, они у вас с собой? А то страшновато одной в квартиру возвращаться.

"Вот так. — Мысленно похвалила себя. — И тактично и недвусмысленно: мол, ночевать буду у себя. Одна."

Алексей намек явно понял.

— Не с собой… Но к концу рабочего дня будут. — Ответил с легкой запинкой.

В машине по дороге к моему дому мы почти не разговаривали. Я испытывала запоздалую неловкость за свое вчерашнее поведение. Строить догадки, о чем думает спутник, тем более спрашивать его, мне не хотелось.

Выходя из салона, Миргородцев прихватил с заднего сиденья картонную коробку из-под обуви. Первым зашел в подъезд, осмотрелся. Ничего подозрительного на лестничной клетке не оказалось, мы благополучно поднялись на лифте на мой этаж. Я отперла дверь, молча посторонилась, давая возможность пройти Алексею. Он быстренько обошел комнаты, включил везде свет, потом раскрыл свою коробку. В ней оказался десяток всевозможных табличек с тесемками и петлями для подвешивания. На каждой был нарисован знак — видимо магический. Особенно часто повторялась заключенная в круг звезда. Но были еще и молнии, змеи или волны (не разберешь), руны, на манер древне-скандинавских. Леха методично развесил свои картинки на шторах, в дверных проемах, особое внимание уделив входной двери, а также дверям в ванную и туалет. Последнее заставило меня насторожиться: мало приятного знать, что какая-то тварь может высунуться из унитаза и схватить вас, пардон, за задницу!

Все это время я, поправ законы гостеприимства, стояла в коридоре и даже верхней одежды не скинула.

— Спасибо. — Поблагодарила, когда телохранитель закончил. — Увидимся завтра, в половине девятого. Позвони на мобильный, когда подъедешь.

— Может мне лучше остаться, для твоего спокойствия? — Задал-таки коварный вопрос Алексей.

— Для моего спокойствия тебе лучше уйти. — Заверила я совершенно искренне.

— Ладно. — Он не стал спорить. — Если что — сразу звони.

— Обязательно.

Перед уходом Леха налепил какую-то наклейку еще и на наружную железную дверь. "Пока!" — махнул рукой, сбегая по лестнице.

Я вернулась в квартиру, наложила запоры. Обошла сияющие электрическим освещением комнаты. Чуть больше суток прошло с тех пор, как я вышла из дома, а ощущение такое, будто бы месяц здесь не жила.

— Та-а-ак, тут явно нужна генеральная уборка.

До полуночи я мыла полы, натирала мебель, даже посуду всю по новой перемыла. Ближе к часу легла наконец спать, вернее: лечь — легла, а сон не шел. Как назло соседи за стенкой решили устроить сексуальную оргию. Акустика у меня в спальне просто потрясающая! Так и лежала, глядя в темный потолок и по неволе прислушиваясь к эротическим стонам и уханьям. Мысли в голову лезли самые идиотские.

Итак, мне удалось одержать верх над собственным иррациональным, а главное совершенно бесперспективным чувством, толкнувшим меня накануне в постель к практически незнакомому мужчине. Вот только победа над собой вышла безрадостной.

Когда твой возраст вплотную подошел к судьбоносной отметке 30-ть, после которой интерес работодателя к тебе уверенно начинает падать, а потребность в комфорте со стороны организма неизмеримо возрастает, впускать постороннего мужика в отлаженный и уютный мирок (читай, квартиру) не так-то легко. Но когда, как вот сегодня, прислушаешься к бурной сексуальной деятельности за стеной (а соседка стонала и билась о стену как в заправском немецком порно), начинаешь вдруг чувствовать хм-ммм… зависть.

— Скучно живем, товарищи! — Вслух сообщила я своим многочисленным Альтер Эгам (поскольку у всякой приличной женщины в мои годы помимо "Второго Я" должно быть как минимум "Третье", а то и "Четвертое"). — Скучно и бесцветно.

А приключения со скелетообразными страшилами и визиты хмари мне даже не вспомнились. Зато сновидение, пригрезившееся ближе к утру, когда меня и соседей за стеной сморил-таки сон, вполне возместило этот "недосток".

А приснилось мне, вот что:

Сначала я увидела туман. Не какой-нибудь там инфернальный, обычный утренний туман, космы которого запутались в зеленых стеблях травы. Небо серо-розовое, с перламутровым проблеском по восточному краю. На длинных узких листьях осота округлились крупные капли росы. Даже не знала, что такие бывают! Или, так только кажется, оттого что смотрю почти от самой земли, едва не тычась носом в эти самые листья? А наверху, пробив кисельный слой тумана, покачиваются пурпурные метелки конского щавеля. Ветер в преддверии рассвета стих, и прохладный воздух наполнен маслянистым запахом земли, мокрой шерсти, терпких травяных соков. Позже в него вплетается "волна" лошадиного пота и острого, чуждого всему живому, запаха железа. Рядом бесшумно раздвигаются травяные стебли. В белесой дымке прорисовывается лобастая волчья голова. Огроменный белый зверюга, крадется, пригнув к земле морду, прячась в туманных разливах. Следом за вожаком скользят тенями еще шесть матерых самцов. Ощерены страшные пасти. Вожак осторожно поднимает голову и, следуя за его взглядом, панорама смещается. Становится виден отряд конных воинов, плывущих над морем травы на спинах невидимых отсюда лошадей. Стая возобновляет движение, такое же бесшумное как прежде. Волки явно идут наперерез конникам. И тут вожак поворачивается и смотрит страшными красными глазами прямо на меня.

— Проводи их до леса. — Тихо рычит он. И я не только понимаю, но и отвечаю таким же едва слышным рыком. Лапы мягко ступают по увлажненной росой почве. Острый осот щекочет мохнатую грудь. Я держусь на солидном расстоянии от всадников, чтобы случайный порыв ветра не донес волчий запах до лошадей и не встревожил их. Поле кончается оврагом, на дне витает сладковатый аромат старой смерти — втягиваю воздух — под тонким слоем земли и трав дотлевает человеческий костяк. На другой стороне яра уже лес. Оттуда призывно тянет прелыми листьями и грибницей, но нужно возвращаться.

Снова нежное касание тугой травы, шорох лап. Солнце проснулось, пробудив в луговых зарослях оглушительный хор кузнечиков и шмелей. Скорее, скорее в тень заветной дубравы, в спасительную прохладу папоротников. За темно-зеленым кустом волчьей ягоды прямо из-под земли вырастает высокая фигура. На бледном лице альбиноса выделяются знакомые красные глаза.

Кости затрещали удлиняясь, окутываясь мышцами, кровь хлынула открывая новые протоки в стремительно обрастающем мясом теле, и вместо собственных мохнатых лап я увидела длинные человеческие пальцы с черными, от набившейся под них земли, ногтями. Нет, не увидела — увидел.

— Ну что, Рунольв* (скан. "Тайны Волк"), проводил их до леса?

— Да. Они держаться старой дороги, как ты и предсказывал.

— Хорошо. Мы обогнем урочище с юга и перехватим их ближе к городу. В Роще Ворона много мест для хорошей засады.

— Скажи, Инглейв* (скан. "Королем оставленный"), почему нам не дождаться ночи, когда они разобьют лагерь? В темноте мы передавим всех, как овец — они и не заметят, что умерли! — Еще один альбинос появился из-за деревьев, белые патлы заплетены в длинную косу на затылке, на плече выжжено клеймо: змея, кусающая свой хвост.

— Потому что мертвая приманка хороша не для любого зверя, Ормульв* (скан. "Змея-волк"). Хозяйка перекрестков ведает страной мертвых, ее жрица не отправится в Торжец, если будет знать, что хан убит. К тому же, Барди (Бородатый)* приказал, как можно дольше задерживать их возвращение в Гнездо. А битва с ханом отнимет у них много времени.

— И все же лучше напасть ночью.

Инглейв ощерил зубы, отчего лицо его сразу утратило человеческие черты.

— Стань вожаком, Ормульв, тогда и будешь говорить, что нам делать! Хочешь бросить мне вызов?

— Нет, брат. — Ормульв отступил, опустив глаза долу. Тот, кого он назвал братом, еще раз рыкнул, но уже не столь угрожающе, затем повернулся ко мне. Я тоже поспешно отвел взгляд, чтобы не раздражать вожака.

— Ты, Рунольв возьми Трюггви* (скан. "Верный") и еще кого-нибудь из братьев, отправляйтесь в Сухой Лог, разбейте камень у перекрестка. Встретимся на той стороне урочища.

Вместо ответа, я совершил обратное превращение.

Когда подлесок сомкнулся за молодым волком, Ормульв рискнул снова возразить:

— Тебе виднее, вождь, но что, если разбитый камень настолько прогневит Хозяйку, что она закроет для нас свои пути? Без них никто из нас не сможет обрастать шерстью!

Вожак сузил красные глаза, и "Змей" на всякий случай сделал еще несколько шагов назад. Но Инглейв неожиданно усмехнулся.

— Не бойся, мой осторожный брат, наш Барди сумеет задобрить Хозяйку. А нет — он купит тебе волчью шубу на базаре!

Ормульву последняя шутка не понравилась, но он решил смолчать. Тем более, что перечить их Властному господину было не менее опасно, чем Хозяйке смутных путей.

— Ладно, солнце уже высоко, поторопимся к Роще Ворона, нужно заранее присмотреть удобное место.

Два белых волка, лихо перескочив бурелом, углубились в чащу. Только тогда я поднялся… или поднялась из папоротников, где все это время подслушивала разговор старших братьев.

Глава 11

Житель потемок прочь из потемок

Ушел поглядеть на солнечный свет.

Что ж дитя осерчало так, что мать его плачет,

В небесах у богини струятся слезы?

Это кто же такой, — тот, кто на земле заводит рев?

Если это — собака, пусть отломят ей ломтик,

Если это — птица, пусть ей выбросят крошек,

Если ж это — строптивец, дитя людское,

Пусть споют ему заговор Ану и Анту.

Колыбельная песенка из Ашшура

— Ты — волчица? Ну и кошмары тебе снятся! — Заметила Рейнгард на следующее утро, когда я рассказала о давешнем сне.

— Это разве кошмары? В прошлом месяце мне приснилось, что я — мать двоих детей и жена алкоголика, обитающая в бараке с удобствами на улице. Причем подсознательно я знаю, что это сон, а проснуться никак не могу, сколько ни щиплю себя за руку. А дети орут, муж матерится… Вот это был кошмар!

— Так это фильм такой есть, с Николасом Кейджем в главной роли. Он там тоже проснулся в реальности, где он — многодетный отец. Сначала мучился, а потом даже решил остаться с этой семьей.

— А у него был муж-алкоголик?

— Так ведь он…

— Нет, ты скажи, был?

— Не было.

— Во-о-о-т! С детьми да с порядочным мужем, я может, тоже осталась бы. А так — фигушки!

— Ладно, кончаем трепаться. Ты куда моего опера послала?

Я только и могла — развести руками. Миргородцев, доставивший меня в контору к началу рабочего дня, вместе со мной поднялся на этаж. Пока я отпирала кабинет, то да се, он отправился, как я полагала, за заданием к Ленке. Но, вот теперь оказывается, что не дошел.

— Понятия не имею, куда он делся. Я думала, ты его запрягла исполнять какое-нибудь поручение.

— Не-а… Ну, ничего, у меня номер его сотового есть. — Рейнгард уже принялась мысленно планировать, как и чем загрузить Миргородцева и пару стажеров, выделенных ей руководством УБОПа в помощь по "значимому делу". Ну, а я вернулась в кабинет. У меня тоже работенки было — непаханое поле!

— Госпожа Рольская?

Прошло около часа, как мы расстались с Ленкой. Я подняла глаза от постановления, которое безуспешно пыталась выправить все это время.

В приоткрытую дверь заглянул незнакомый мужчина, высокий, головой под самую притолоку и совершенно лысый.

— Д-да. — Боюсь мой взгляд непозволительно долго задержался на этой детали внешности, хотя, право слово посмотреть и без того было на что! Незнакомец явно догадался, что привлекло мое внимание, но не смутился, а с улыбкой шагнул в кабинет.

— Здравствуйте, я к вам. Вы позволите? — Он тактично задержался на пороге. Так, что я издали смогла оценить худощавую, но жилистую фигуру, и не совсем обычный для нашего заведения костюм. Сотрудники и гражданские юристы чаще всего носят деловые двойки. Посетители, естественно, одеваются, кто во что горазд, и все же я не видела прежде таких тонких замшевых рубашек. Брюки тоже оказались кожаными, хотя сначала я решила, что это какая-то ткань.

— Пожалуйста, проходите. — Повинуясь внезапному порыву, встала из-за стола, хотя обычно встречаю так только начальство — ну да ему (начальству) по должности положено. А тут… Даже не знаю, откуда взялось это желание — встать и шагнуть навстречу?! Наверное, все же внешность виновата. "Нет, ну надо же за два дня второй интересный мужчина! И возраст подходящий. Вот уж, как говорится, то пусто, то густо!" Вообще-то у нас в управлении навалом симпатичных, да к тому еще и умных мужчин, но все они в первую очередь "сотрудники", (кстати, это и к женщинам относится), а тут… Кроме того, что незнакомец был высок и лыс, он еще был по настоящему красив. Не часто встретишь такие лица с правильными и, в то же время, совершенно самобытными чертами. Во-первых — глаза, они у посетителя были миндалевидные, внешние уголки чуть заметно приподняты к вискам, радужка — редкого зеленого цвета. Затем, нос — прямой, с изящно вырезанными ноздрями. Губы не слишком полные, но и не тонкие. И, конечно же, череп — идеальной формы, что особо подчеркивалось отсутствием волос. Причем, как я заметила, когда мужчина приблизился к моему столу, лысина его была отнюдь не естественного происхождениями — иными словами он брил голову, и делал это, судя по ровному загару, регулярно. Разглядев во всех деталях отчетливую линию скул, аккуратные ушные раковины и красиво переходящий в шею затылок я полностью одобрила его выбор "прически". Подбородок, пожалуй, можно было иметь поквадратнее… Но, присмотревшись, я решила, что, как и волосы, это бы только нарушило общую гармонию.

— Надеюсь, вы извините мне мой вид? — (Лично я не находила изъянов!) — Я боялся, что если стану переодеваться в официальный костюм, упущу время, и не сумею застать вас одну. В последнее время это не так-то легко сделать.

— Ничего-ничего… — Манера общения собеседника сбивала с толку. И вроде слова говорит самые обычные, но есть что такое в интонации… как будто мы в каком-то старинном фильме: "Прекрасная маркиза, примите мои извинения…" — но это же должно быть смешно, почему же вместо этого меня тянет "присесть в реверансе"?

— Позвольте представиться, Константин Вассильевич Полозов. — Визитер снова одарил меня завораживающей улыбкой. Воздух вокруг него буквально вибрировал от непонятной силы. — Я коммерческий партнер господина Велесского и представляю по доверенности его интересы в вашем городе.

— О-оо…очень приятно. — Улыбку я вернула, но не меньше половины излучаемого Полозовым обаяния растаяло, после того, как стало ясно, что он представитель одной из сторон в скандальном деле. "Что же, этого следовало ожидать! Прошло время, когда импозантные мужчины заходили к тебе ради тебя самой. Вот и этому что-то нужно разузнать". — Чем могу быть полезна? — Все-таки остаток чар продолжал действовать, поэтому помощь я предложила вполне искренне, также как и стул.

— Собственно, это я пришел, чтобы предложить помощь вам, точнее следствию. Причем совершенно бескорыстную.

— То есть? — Я невольно напряглась. Когда речь заходит о помощи следствию, надо быть начеку, а то очень даже просто нарваться на предложение взятки.

— После того, как вы довольно резко обошлись с нашим юристом, Розенкранцем, я решил, что единственный способ избежать недоразумений — встретиться лично.

Посетитель сделал паузу, словно ожидал от меня какой-то реакции, я же пока не видела, на что тут нужно реагировать.

— Итак, Константин Васильевич… — Подтолкнула я его.

— Вассильевич — Поправил Полозов. — С двумя "эс". — И он еще раз, с особым присвистом повторил свое отчество. — Иначе теряется всякий смысл.

Странный у нас какой-то выходил разговор, странный и нелогичный. Может это неуклюжая попытка спровоцировать меня на вопрос по поводу предложенной помощи? В таком случае, не стану оправдывать ожидания. Полозов заговорил о своем отчестве, стало быть, и мне стоит поддержать разговор на ту же тему.

— Значит, вашего отца звали Вассилий? — Спросила я нейтрально. Если вдуматься, это даже более необычное имя, чем какой-нибудь Поликарп. Бывает, что родители "Толкинутые" или там язычеством увлекаются, вот и называют сына, к примеру, Бажаном или Арагорном. Но какой смысл давать ребенку имя Вассилий, вместо общеупотребительного Василий? В чем прикол?

— Моего батюшку звали Энентарзи. — Сообщил новый знакомый.

— Как интересно… — Я никак не могла понять, шутит он или впрямь делится подробностями из личной жизни: сейчас окажется, что в детстве он ненавидел своего отца и оттого взял себе отчество какого-нибудь литературного героя.

— Я любил своего отца. — Я не сразу сообразила, что Полозов прочел мои мысли. Или же дошла до того, что думаю вслух и сама этого не замечаю?! — Имя Константин Вассильевич Полозов выбрано мною исключительно ради вашего удобства.

— Моего? — Мне явно не удавалось поспевать за прихотливыми изгибами беседы.

— Именно, вашего. Константин — от латинского "неизменный, постоянный", верный стало быть. Vassus — тоже по латыни, значит "слуга". Полозов — тут и вовсе никакой трактовки не требуется. Вместе, что получаем? "Верный слуга Полозов" — это я и есть. Кто такой Полоз, объяснять, думаю, не требуется?

— Требуется. — Призналась честно.

— Вы меня удивляете. Или разыгрываете? — Константин Вассильевич воззрился на меня недоверчиво. — Но вам нет никакого смысла таиться передо мной.

— Я никого не разыгрываю. — С легким раздражением заверила его я. До сих пор не могла уяснить, куда клонит мой визави и, что ему от меня надо.

— Но тогда… Вообще-то, я исходил из того, что вы помните хотя бы часть своих прошлых воплощений. Если это не так… Скажите, вам известно, что господин Миргородцев, входящий в состав следственно-оперативной группы по делу Эмпуса, состоит кроме того в организации, именуемой "Белая Курия"? — Снова резко сменил тему гость.

— Да. — Кивнула я после секундного размышления. Ни Алексей, ни Вертер не просили меня держать втайне их принадлежность к Курии. К тому, же мой собеседник кажется был осведомлен об этом лучше меня.

— Значит, хотя бы в этой части мои выводы верны: вы согласились выступить на стороне Курии.

— В данный момент я выступаю на стороне закона. — Мне не понравился казенный пафос, прозвучавший в последних словах, но что еще я могла ответить? — Давайте перейдем к делу: зачем вы хотели со мной встретиться?

Константин Вассильевич вздохнул, на мгновенье прикрыв свои магнетические глаза веками.

— Прежде всего, чтобы заверить, что мой патрон и ваша Хозяйка не враги. С тех пор, как мне сообщили, что вы свели знакомство кое с кем из Курии, я стал опасаться, что у вас сложится обо мне и господине Велесском превратное впечатление.

— Могу вас заверить, что следствие ведется совершенно объективно… — Тут до меня, наконец, дошло, какую Хозяйку помянул при мне Полозов, и я взглянула на посетителя по-новому. — Скажите, вы и ваш доверитель тоже как-то связаны с прялкой?

— Ну, как сказать. Давайте-ка я сначала расскажу вам одну историю…

Я уже совсем собралась прервать Полозова, заявив, что для его историй сейчас не время и не место. А потом подумала: "А какого черта?! Последние дни я только тем и занималась, что любыми путями выуживала сведения о Белой Курии и прялке. А тут, приходит человек, сам предлагает поделиться со мной какой-то информацией, пусть даже окажется, что она не имеет отношения к волнующей меня теме, чего я заранее психую?

И я поощрительно кивнула собеседнику.

— Тогда, начать лучше всего с меня.

Я родился в предгорьях Заргоса. Это на территории нынешнего Ирака. Но после одного не самого приятного в моей жизни события вынужден был покинуть родной город и искать пристанище сначала в соседней стране. А потом судьба забросила меня еще дальше на север, и я обосновался… м-м-м-м, назовем это Прикаспийским регионом. Полагаю, на фоне ваших новых знакомств, вас не смутит, если я скажу, что к моменту бегства из родного города я считался весьма сильным магом? — (Я неопределенно пожала плечами.) — Значит, не смутит. — Констатировал рассказчик. — Только, пожалуйста, не подумайте, что у нас в роду практиковались кровосмесительные связи*! (здесь Полозов имеет в виду широко распространенное в античные времена заблуждение, что маги рождаются от соития кровных родственников) Ничего подобного. В маги я был посвящен самым пристойным образом в главном святилище Нингирсу* (святилище Нингирсу — Энинну ("храм пятидесяти") — главный храм города Лагаша, покровителем которого считался Нингирсу)… Впрочем, это излишние детали. Так вот, с вашей Хозяйкой я познакомился раньше, чем с нынешним своим покровителем. — (Испытующий взгляд мне в лицо.) — Должен ли я назвать имя Хозяйки или вы знаете, о ком я говорю?

— О Моране? — Скептически скривилась я.

— Да. Тогда ее звали Триглавой или Тривией и приносили в жертву собак в полночь на перекрестке… — В голосе рассказчика зазвучала ностальгия, но он почти сразу вернулся к вежливо-деловому тону. — Итак, первоначально наши взаимоотношения складывались самым благоприятным образом. Но затем между мной и вашей патронессой возникли разногласия. Богиня попросила достать ей неофициальным образом… Да, чего уж там! Украсть, одну вещь из святилища Макоши.

— Дайте догадаюсь. Прялку?!

— Нет, всего лишь веретено. Но я отдаю должное вашей прозорливости.

И Полозов склонил голову с совершенно серьезным видом.

— Я похитил у Матери Правды веретено и искренне собирался отдать его моей… богине. Но так как за мной гнались, и весьма настойчиво, пришлось спрятать похищенное в тайник. Я намеревался вернуться за ним позже. Вот тут-то мой нынешний хозяин и явился мне во всей своей мощи и, я бы даже сказал, красе, и предложил нечто совсем другое.

— А ваш хозяин — это?…

— Полоз, Великий Полоз. Именно в этой ипостаси он предстал предо мной в первый раз. Весьма внушительное зрелище, особенно для того, кто привык чтить его в ином обличье. Видите ли, у меня на родине, где он носил имя Энкиду*, Хозяин появлялся в виде обычного человека, хотя и заросшего сверх меры волосами. Здесь, в России из-за этого его даже путали с медведем…

— Значит Велесский — это Велес? — Переспросила я, чтобы уже окончательно расставить все точки над "и".

— Совершенно верно. Мой господин всегда был очень дальновиден. Он предложил мне не передавать веретено никому из дам: ни прежней хозяйке, ни Тривии, а спрятать так, чтобы ни одна из них не могла воспользоваться вселенской прялкой. Уверен, эту легенду, а точнее — правдивую историю, вы не раз слышали, в том числе и от ваших друзей из Курии. Среча и Несреча поочередно пряли кудель, верша судьбами мира и, по мнению моего патрона, этому женскому произволу пора было положить конец. Он вообще предпочитал надеяться не на свою божественную силу, не на судьбу или магию, а на золото и деловую хватку. И, как показало время, он был прав. Поэтому, когда Он… — (На этот раз не было нужды переспрашивать, кого Полозов имеет в виду, настолько явственно это "Он" прозвучало с большой буквы. Сразу понятно, что речь идет уже не о Велесе.) — Так вот, когда Он лишил нас своей божественной силы, Полоз, а вместе с ним и его скромный слуга, оказались к этому готовы лучше многих. Сами видели, во что превратились прочие. Возьмем, хоть ваших нукеров — грозные духи в полнолунье убивавшие одним своим видом, превратились в жалкие обглоданные скелеты, что питаются кровью и мелкими чужими страхами. Но я забежал вперед. В тот момент, о котором я начал рассказывать, я еще не состоял на службе у моего господина, и даже, чего греха таить, подумывал воспользоваться силой веретена, чтобы стать самым мощным магом из всех рожденных в яви. Но мой будущий патрон разъяснил все минусы такого поступка, и предложил вместо власти магической, обычную царскую власть. Другими словами, одарил меня обширным земельным наделом. Так я стал Царем Змейским, или еще меня называли Змеевичем…

— Так, вы — тот самый Лугаль?!*(лугаль — "Большой человек" на шумерском) — Наконец сообразила я.

— Белые упорно именуют меня этим прозвищем. — Полозов поморщился, но скорее насмешливо, чем в досаде. — Между тем, это в корне неверно. Нельзя быть просто "лугалем", как нельзя быть просто "наследником". Есть, к примеру, наследник Британской короны. Если короны нет, то и наследовать нечего, соответственно, просто "наследника" не существует. Так и я. Я был когда-то лугалем Великого Лагаша. Но с тех пор, как трон мой и город был захвачен безродным выкормышем моей тетки* (Урукагиной — прим. автора), утратил право на этот титул. Да и Змеиное царство давно кануло в Лету. Но вернемся к веретену и прялке. Оба эти артефакта обладают гигантским магическим потенциалом. Мне и моему Хозяину он без надобности, но Эмпус и его клевреты спят и видят вернуть былое могущество.

— И что, такое возможно? — Я уже давно оставила скепсис и слушала со всем вниманием.

— В какой-то степени. Конечно, Эмпусу не стать ни новым Перуном, ни даже приличным демоном. Но неприятности всем нам он доставить способен, и очень крупные. С чего, вы думаете, Курия так, пардон, обделалась? Это ведь именно они проморгали прялку. Очень долго она мирно спала в земле. За это время все мы, кто хуже, кто лучше, успели приспособиться к новым реалиям. Потом в семидесятых ее откопали — тут бы Курии и вмешаться, ведь прялка оставалась в их ведении. Но поскольку ее почти сразу отправили в музейный запасник, они решили, что новое хранилище будет не хуже старого. Тем более, что "выжившие", казалось, вовсе позабыли о ее существовании. Но нет, Эмпус, оказывается, не забыл, ни про прялку, ни про ось силы! И теперь, из-за пакостей этого недоделанного упыря, Он может обрушить свой гнев на нас. Мало, поверьте, никому не покажется! Не буду приводить набившие оскомину примеры Содома и Гоморры. Хочу лишь еще раз подчеркнуть, в сложившейся ситуации, мы с Курией и с вами в одной лодке. Поэтому я, от лица своего хозяина, снова предлагаю вам всевозможное содействие в поисках и возвращении прялки.

— Вы знаете, где она? — Прямо спросила я.

— Только то, что она не покидала пределов области. Если бы не полюс силы, который располагается буквально у нас под боком, местонахождение прялки можно было бы вычислить по магическому фону. Но излучение полюса все забивает.

— Чем тогда вы можете нам помочь? — Спору нет, собеседник мне попался интересный и мужчина — видный, только особого проку от наших разговоров я все равно не видела. А значит, с пустой болтовней пора было заканчивать.

— Ну, не торопитесь ставить на мне крест. — Полозов вновь подслушал мои мысли — сам поднялся со стула. — Луна еще не начала убывать. Как знать, может к последней четверти у вас будет повод сказать мне спасибо. А сейчас позвольте откланяться, поскольку моя интуиция говорит, что с минуты на минуту здесь появится ваш бравый опер "от Курии". Наша с ним встреча была бы преждевременной. До свидания.

— До свидания. — Не знаю, что там будет "в последней четверти", но сейчас я действительно была благодарна Полозову за то, что не стал затягивать свой визит. Только минут через пять после его ухода вспомнила, что так и не спросила, кто провел его в здание. "Выходит и у Змеевичей есть свои люди в милиции. Хотя, чему тут удивляться? Золото — оно и в Африке золото, а люди они везде — всего лишь люди".

Как раз на этой философской мысли в кабинет зашел Миргородцев.

— Колдун, блин!

— Кто, колдун? — не понял Леха.

— Ты. — Соврала я. — Только что о тебе подумала.

— А я к ребятам из оперативно-поискового управления бегал. Вчера мы пустили наружку* (группу наружного наблюдения) за супругой нашего арестанта.

— И как?

— Ничего. Отправилась домой с этой своей приятельницей, и больше обе никуда не выходили. — Алексей разочарованно вздохнул. — Думаю, пока не станет ясно окончательно, что Эмпус "сел", никаких активных телодвижений наши дамочки совершать не станут. Так что, подождем. А ты, чем занимаешься?

Глядя на чуть расстроенное и такое еще мальчишеское Лехино лицо я невольно улыбнулась.

— Работой, чем же еще? — Обвела рукой разложенные по столу стопки документов. — Посетитель тут ко мне заходил… — Я помедлила, решая, стоит ли сообщать оперу о своем визитере. — Лугаль Змейский собственной персоной.

— Что ему было нужно?! — Теперь Леха напомнил мне соседского бульдога, принимавшегося рычать, стоило ему услышать запах другого кобеля на лестнице.

— Помощь предлагал. — Невинно сообщила я, поневоле сравнивая Миргородцева с недавним посетителем. Несмотря на весь свой мачизм, лугаль все же проигрывал сравнение. В моих глазах, во всяком случае. Слишком опасный тип, хищник, как бы не пытался скрыть это за галантными манерами.

— Наверняка затеял какую-то игру. — Убежденно заявил Леха. — Нельзя ему верить! Надо же, заявился прямо к тебе на работу! Теперь змеевичи от тебя так просто не отвяжутся. Тебе лучше переночевать у меня дома.

Логическая связи последнего предложения с предыдущими, как мне показалось, была слегка нарушена. Поэтому я возразила:

— Нет, лучше тебе у меня. Только, надо будет в супермаркет заехать, а то в холодильнике — шаром покати.

Возможно, кто-то сочтет, что это было не совсем возражение. Но ведь и не согласие же!

Глава 12

Не услыхать в меха обутой тени,

Не превозмочь в дремучей жизни страха.

О. Мальденштам

Водяные кони бежали стремительно и плавно. Конь Моревны — светло-светло песочный, с белой гривой, выбранный из-за схожести с ее Метелицей, буквально перетекал под седлом, так что она чувствовала себя, несущейся на гребне волны. Ощущение было приятным. Они выехали сегодня на рассвете, потратив остаток вчерашнего дня на то, чтобы добыть сбрую для всего водяного табуна. Если поддерживать взятый темп, то через пару дней можно въехать в Торжец. Пока же она отложила мысли о предстоящей битве с волколаком или даже целой их стаей и просто отдалась движению и ветру.

К полудню въехали в лес, коней пришлось придержать, чтобы не остаться без глаз на узкой лесной дороге, над которой грабы и клены протянули свои ветви. Жрица Елена все это время скакала рядом, две длиннющих черных косы колотили по спине, но она нипочем не хотела прятать их под кольчугу. Марья подозревала, что таким манером подруга ее дразнит. Собственные короткие локоны легко уместились под шлемом. "Вот обкрутятся косы вокруг какой-нибудь ветки, посмотрим, у кого волос на голове больше останется" — хотела поддеть она Пряху, но той, рядом не оказалось. Поотстала, видать. Зато на ее месте рысил Даромир. С утра они перебросились едва парой слов, сугубо по поводу предстоящей охоты. О том, что произошло на смутном пути, князь не помнил или не хотел вспоминать, а Моревна и подавно.

— Насчет Златы ты Сувора надоумила? — Неожиданно резко спросил князь. Марья, не готовая к вопросу, покрутила головой, ища поддержки у старого воеводы. Но и того, как назло, поблизости не было.

— Я?! — Она постаралась изобразить удивление. — Была охота, девок тебе искать! Хотя, дочь у боярина Лихого — невеста завидная. И певунья знатная, и пряха. А пляшет как — залюбуешься: стан тонкий…

— Ты мне ее, будто барышник товар, расхваливаешь!

— Не хочешь на Злате жениться, так и скажи. Никто тебя силком за рога не тянет!

— За рога?!

Марья аж вздрогнула. Княжий крик вспугнул лесных птах, до этого беспечно распевавших в кронах. Даромир метнул ей бешенный взгляд и так ожег коня нагайкой, что тот, ломая кусты, скакнул вперед чуть не всеми четырьмя ногами разом. А князь уже нахлестывал дальше по зеленому проселку.

— За рога? — С ленивым любопытством переспросила очутившаяся рядом Елена, ее собольи брови красиво выгнулись.

— Да я же хотела сказать, что он, как бык упрямый! — Марья почувствовала неловкость — должно их разговор услышало все войско.

— А-а-а… я то подумала… Неужто, думаю, недооценила подругу? Но, знаешь, в твоем положении — жрица понизила голос, — ратовать, чтобы князь женился на другой не слишком умно.

— Ты же мне сама вчера советовала, отдать ребенка храму! — Моревна начала злиться на подругу.

— Советовала. — Беззаботно согласилась та. — Чтобы к тебе в голову других-каких мыслишек не закралось. Но, ежели отец живой да тароватый* (щедрый), да в жены зовет…

— Да ну тебя! — В сердцах бросила мара и тоже подхлестнула водяного скакуна.

На вечерней зоре они разбили лагерь недалеко от глубокого ручья. В бочагах, вымытых им под корнями старых буков, плескалась крупная рыба.

Марья присела у воды, подальше от общей стоянки, омыла кисти в студеных струях, плеснула водой в лицо. Да так и замерла, задумавшись, глядя, как в ручье отражаются еще невидимые в небе звезды. Водяное зеркало было одной из тех граней, пройдя сквозь которую, Знающие проникали в навь. Сзади неслышно подошла Елена Ольгердовна.

— Хэй, — тихо окликнула она мару. — Ты чего тут сидишь одна? Нешто на меня обиделась? И с Сувором на привале слова цедила, будто молоко сквозь шелк…

— Не обиделась я. — Марья глянула снизу вверх на подругу. Та шагнула еще ближе, пристроилась рядом на бережку. — А молчу с полудня, оттого, что думы меня одолевают.

— Об чем думы-то?

— Да все о том, как жить дальше. С дитем в утробе по лунным тропам не побегаешь, негоже это — еще нерожденной жизнью за проход расплачиваться! А почитай год сидеть в тереме без дела, живот лелея — ни люд, ни богиня не позволят. Обещала я себе, до возвращения их Торжца о ребенке не вспоминать, ан не выходит!

Премудрая Елена не стала в этот раз лезть с советами, только вздохнула сочувственно.

С ночевки снялись задолго до первых петухов. Колдовские кони роздыху не требовали, а привычные к походу ратники — рассудил князь — смогут подремать и в седлах. Обе жрицы княжеский почин поддержали, по их расчетам они и так отставали от дружины Буриджи-хана, двинувшейся от Семендера к Торжцу на неделю раньше них, не менее чем дня на три-четыре. Первые два часа двигались по лесу сторожко — не из боязни врагов, а из-за темноты. Потом начало светать. Тут как раз и лес кончился. Потянулись пологие холмы со светлыми перелесками на гребнях. Тенистые, заросшие балки. Еще немного погодя впереди опять возникла сплошная стена деревьев. Дальше на север и северо-запад зеленое море разливалось во всю ширь горизонта и тянулось, говорят, до самого края земли. Но на дорогу в Торжец наползало лишь узким треугольным "когтем".

Ближе к вечеру один из дружинников, высланный вперед, сообщил, что едва не наехал на хазарский стан. Пять больших кибиток, над которыми развевался бунчук Буриджи-хана, прятались в лощине между двумя буковыми рощами. Разведчик вовремя укрылся за деревьями, и дозорные хана его не приметили.

Мара похвалила осторожного воина. Спешившись, она и жрица прокрались к месту на опушке, откуда тот наблюдал за хазарами. Там Моревна, не откладывая, наложила запирающее заклятье на смутные пути, по которым должна пройти душа, чтобы сменять человечью оболочку на звериную.

— Теперь можно и поговорить с ханом. — Удовлетворенно улыбаясь, сообщила она подруге.

Князь, не долго поразмысля, решил идти к хазарскому стану всем отрядом. Числом они явно превосходили врагов, даже если их уместилось в каждом войлочном шатре по дюжине. Его конная сотня выстроилась позади командиров полукругом. По сигналу всадники галопом ринулись в сторону лагеря.

Их заметили почти сразу. Когда почва пошла под уклон, Даромир, несшийся на своем "водяном" впереди лавы, заметил перебегающие между кибитками фигуры. Потом из самого большого шатра выбежал сухощавый коротконогий человек, выдернул из земли бунчук с привязанными к нему волчьими хвостами, и демонстрируя недюжинную силу побежал вперед, изо всех сил размахивая длинной и тяжелой жердью. До хазар оставалось всего десятка два хороших лошадиных скачков. Сбоку воинственно взвизгнул, отводя копье, один из дружинных.

— А ну стой! Всем стоять! — Князь резко осадил коня, половина его воинов с разгону проскочили мимо, но потом совладали со собой и своими скакунами, поворотились, стягиваясь к правителю. Тот снова пустил "водяного", теперь размеренным шагом.

Хазарин, выбежавший им на встречу с бунчуком, еще некоторое время помахал над головой волчьими хвостами — будто голубей гонял. Потом воткнул бунчук в землю, и пошел к Даромиру, разведя в стороны пустые руки — показывал, что не таит оружия. Хазарское воинство, между тем повыскочило из шатров, припали на колено, целя в русичей из коротких луков.

— Ты что, Даромир? — Шепнул князю ехавший рядом воевода. — Такой хороший разгон взяли!..

— Нешто не видишь? Хан решил выйти к нам с миром. Безоружного посла убить — бесчестье!

— Да-к он так этой палкой махал, что не всяк бы понял!.. — Однако, встретив строгий взгляд господина, Сувор примолк.

— Мать Елена! — Князь, обернувшись, окликнул державшуюся чуть позади отряда жрицу. Та подъехала. — Хан желает говорить. — Кивнул в сторону замершего в нескольких шагах от них хазарина. — Я пойду. Вам же лучше укрыться за спинами воинов, на случай, если что-то пойдет не так, и хазары решат пустить стрелы.

— Мы отправимся с тобой. — Надменно заявила Моревна, останавливая коня рядом с княжеским. — Если хан хочет решить дело миром, ему придется отдать в руки Мораны себя и всех, кого он успел заразить!

— Идти всем разом опасно. — Попробовал возразить Даромир. Но Елена поддержала подругу.

— Пойдем вместе. Мать Правды подскажет мне, если хазарин задумает обмануть или завести нас в ловушку.

Они направились к терпеливо дожидавшемуся их хану. Что перед ними не простой хазарин, свидетельствовала ханская шапка с верхом, расшитым драгоценными лалами и золотыми фигурками, и отороченная волчьим мехом.

— Здравствуй, княсь. Я — Хан Буриджи из царского айяла. — Хан прижал к груди правую руку. Он говорил на чужом наречии довольно чисто, только иногда излишне смягчал окончания. — Мой каган держит мир с тобой с прошлой весны. Однако твои воины окружили нас, словно недругов!

— И тебе по здорову, хан. — Даромир поклон возвращать не стал, зато спешился. Переглянувшись, обе женщины также сошли с коней на землю. — Не обессудь, но по степи прошел слух, что в полнолунье ты стал гулять на четырех ногах…

Вежский правитель многозначительно замолчал, изучая лицо хазарского воина.

— Молва лжива, тебе ли не знать, правитель!

— Но бывает, что и правду скажут. — Парировал князь. — Со мной Знающая из Лунного Храма, она быстро откроет истину. Если слухи врут, докажи. И я сам велю наказать лгунов прилюдно палками!

Что-то промелькнуло на лице хана, русич не до конца уловил, что, но его ладонь как бы невзначай легла на пояс, рядом с ножнами. Покосился на Моревну — не подаст ли знак, рубить волколака? Но та, хоть и всматривалась так же пристально в загорелое лицо хазарина, особой тревоги не проявляла.

Буриджи неожиданно сделал шаг назад, развернулся вполоборота, указывая рукой на вход в центральную кибитку.

— Ты прав, княсь, опасаясь тех, кто каждую луну одевается в волчью шкуру! Идем в мой шатер: ты и почтенные эхэнар* (уважительное обращение к женщинам у хазар). Там я докажу, что не оборотень. — И видя, что Даромир медлит, добавил. — Я скорее отрежу себе обе руки, чем обижу гостя, которого сам позвал в шатер!

— Он не нападет. — Шепнула Елена, приближаясь к князю. — Веди, хан.

Она первой шагнула по направлению к шатру. Даромир сделал знак Сувору, чтобы ждал на месте его возвращения, и они с Марьей присоединились к жрице Макоши.

Коней оставили у входа, привязав вместо коновязи к воткнутому в землю копью.

В шатре было прохладно, хотя и попахивало дымком и конским потом. Хан приглашающим жестом обвел расстеленные на полу шкуры, но ни Даромир ни его спутницы не стали садиться.

— Что же, хан Буриджи, докажи, что ты не волколак. Надень серебряный обруч на шею. — Моревна протянула хозяину шатра заранее извлеченный из седельной сумки серебряную гривну, по форме больше напоминающую собачий ошейник.

Надевать такой на себя, хан явно считал зазорным. Он отшатнулся от вытянутой руки.

— Я не оборотень. — Прорычал зло.

— А по тебе не скажешь! — Прищурилась мара.

Казалось еще немного и хазарин, презрев закон гостеприимства, бросится на женщину — зубами грызть шею. Но Хан сдержался.

— Проклятая знахарка из этого городишки — мотнул головой в сторону невидимого отсюда Торжца — навела на меня порчу! Весной на комоедицу у меня случились… — Буриджи замялся — желудочные колики. Послали за травницей. Явилась эта ведьма. Колики вылечила, а взамен вон чем наградила! — Хазарин стащил с головы отороченную мехом шапку, показав обритый по обычаю кочевников череп, и острые, обросшие вольчей шерстью уши. Ощерил зубы, демонстрируя выпирающие снизу и сверху клыки.

— Меня собственные жены пугаются. — Вымолвил с горечью. Потом, пересилив себя, выдернул из пальцев у мары гривну, скривившись, повесил себе на шею. Для большей наглядности распахнул кафтан так, чтобы серебро легло на голое тело. Кожу не вспучило пузырями, а ведь перевертыши не способны выдержать прикосновения лунного металла. — Я поехал в Торжец, чтобы за обиду посчитаться! — Закончил хан.

— Со всем городом? — Все еще недоверчиво переспросила жрица.

— Зачем с городом? К городскому голове ехали, чтобы выдал нам злую кощунью. А тут… верно порча не только тело изуродовала…

— А что еще? — Первой насторожилась Елена Ольгердовна.

— Уж не знаю как, ведьма навлекла на нас гнев Велеса. Мы никогда не обходили Великого Змея дарами, чтили его праздники и освященные места, но вчера на нас напала его стража.

— Братья Фенрира*?(Фенрир — гигантский волк, согласно древнескандинавской мифологии, созданный на погибель богам. Перед концом мира он проглотит солнце.) — Пряха резко помрачнела.

— Да, Братство Фенрира — белые волки, огромные и злые, как пустынные ифриты! Бесшумные, как тени. С красными глазами. Подкрались, когда мы ехали вдоль берега.

— Многих убили? — Между делом осведомился Даромир, все еще не уверенный, что дело обойдется без кровопролития.

— Никого. — Теперь вместе с горечью в голосе хазарина звучал затаенный страх. — Хадир, когда на него кинулся зверь, неудачно упал с коня и свернул шею. Больше никто серьезно не ранен, но половина отряда покусана. — Моревна понимающе покачала головой, заметив это, хан нахмурился еще больше. — Я слабый вождь. — Сказал, опуская голову. — Другой не стал бы ждать полной луны, а велел перебить укушенных во сне. Но я слаб, один из них — мой старший сын. Как взгляну я в лица воинов, если убив других, оставлю жизнь ему? Я не могу вернуться в степь, не могу и войти с таким отрядом в город. — Буриджхан замолчал, раздавленный сознанием собственной беспомощности.

— Скажи, ту знахарку из Торжца звали Палагия? — Неожиданно задала вопрос жрица Макоши.

Хан поднял глаза, тотчас загоревшиеся гневом, — Палашья, да! — словно выплюнул ненавистное имя.

— Надо возвращаться! — Заявила Пряха, разом утратившая интерес и к хану, и к тому, зачем они явились в город. — Слышь, мара, возвращаться надо. Если не поздно уже!

— Да что стряслось-то? — Не поняла Моревна.

— Помоги мне Маат… — Ничего не объясняя, Елена метнулась на улицу. Марья и ахнуть не успела, а та уже оказалась в седле водяного коня и вовсю погоняла его на северо-запад.

— Ну, князь, — бросила Моревна вышедшему следом за ними из шатра Даромиру, — теперь, чаю, и без меня с хазарами разберетесь. А нам в Гнездо поспешать надо.

— Беда, что ль какая? — Вежский правитель не на шутку встревожился.

— Не знаю. — Марья, отвязала повод своей лошади от копья, махнула рукой уже с верха. — На обратном пути загляните в святилище, на всякий случай. Да, насчет хана… его воины не станут оборотнями. Пока не наступило полнолуния, укус волкодлака лишен волшебной силой. Можешь сказать это Буриджхану, а можешь не говорить. Хан лжет на себя — его дух силен, он не допустит, чтобы зараза пришла в родное стойбище, а значит, не позднее завтрашнего вечера перережет всех, у кого найдутся царапины или укусы. Ты избавишься от половины хазарского отряда, не прибегая к бою.

— С чего ты взяла, про хана? — Князя, казалось, не радует перспектива легкой победы.

— Он сам признался. Помнишь, он сказал, что не сможет войти со своим отрядом в город?

— Да.

— Ты не задумался, с чего бы? Ведь он лишился только одного воина, и никто из остальных серьезно не ранен. На самом деле хан знает, что вскоре потеряет еще половину, ведь он сам решил их участь. А явиться в Торжец, где хазар сильно не жалуют, с десятком воинов, было бы слишком опрометчиво. Буриджхан на такой риск не пойдет, как бы ни жаждал мести. Нет, он вернется в степь, но прежде… Думаю, он просто хочет еще немного побыть с сыном. Ну, а что делать тебе, решай сам. Прощай!

Конь Моревны понесся вдогон за почти скрывшимся из виду скакуном Пряхи.

Даромир с потемневшим ликом остался стоять у коновязи.

Жрица Елена гнала коня без перерыва от самого хазарского лагеря. Пару раз Моревна окликала ее, пыталась выспросить, что все-таки так обеспокоило подругу. Но та не отвечала, а лишь нахлестывала водяного скакуна по потемневшему крупу. Марья смирилась и теперь молча старалась не отставать от Пряхи. Но когда солнце начало садиться за горизонт не выдержала.

— Эй, Елена Премудрая! Если мы сейчас не остановимся у меня мочевой пузырь лопнет. Можно, конечно, сходить под себя, да уж больно не хочется любимое седло портить. Слышишь? Остановимся ненадолго во-он в том леске, а? Оправимся. Да и перекусить не помешало бы, мы все-таки не кони колдовские, есть-пить должны. — Мара первой начала осаживаться коня. Подруга обернулась на нее недовольно, но потом тоже натянула повод.

— Ладно. Один час уже ничего не решит.

Они расположились на небольшой полянке в лесу. Солнце, несмотря на вечер, припекало вовсю, Моревна стянула шлем со вспотевшей головы. Растрепала короткие влажные волосы. Устроившаяся на земле напротив нее Пряха нервно отщипывала кусочки от дорожной лепешки, не глядя отправляла в рот.

— Чего всполошилась-то? — Попыталась расспросить ее Марья.

— Не стану пока говорить, — отмахнулась та, — чтобы словом беду не накликать!

Глядя на ее расстроенное лицо, мара решила отложить расспросы. К концу часа, положенного ими на отдых, затрещали ветки в лесу. Женщины вскочили, дернув из ножен оружие, но на опушку из зарослей выехал недавно оставленный ими отряд.

Даромир явно не жалел водяных коней, были б обыкновенные — пришли бы в мыле. Его темный жеребец появился на поляне первым, князь ловко соскочил на земь, едва заметил подруг.

— Вечеряете? — Обвел взглядом привал с недавно затушенным костерком.

Елена Ольгердовна кивнула.

— Закончили уж. Собирались коней кликать…

— Что хан? — Коротко осведомилась мара.

— Возвращается в степь. — С видимой неохотой ответствовал князь. — С сыном. — Добавил через некоторое время.

— Вот как.

Марья вроде бы ни о чем больше не спрашивала, но Даромир счел необходимым объяснить. — Парню всего тринадцать, рано ему в Вырай!

— Как же рано! — Воевода спешившийся вслед за князем и теперь топтавшийся за его спиной, недовольно рванул себя за бороду. — А когда в возраст войдет, да веси наши жечь примчится — тогда поздно станет. Волчат душить надо, пока зубы не выросли!

Князь только бровью дернул, старому воину отвечать не стал, пристально уставился на Моревну.

— Ты тоже считаешь, что нужно было позволить убить мальчишку?

Марья вовремя поборола невесть откуда взявшееся желание прикрыть рукой живот.

— Нет. Я думаю, ты рассудил верно.

Сувор невнятно засопел в бороду что-то ругательное, но жрица уже отошла подальше от него, а главное — от князя с его пронзительными взглядами. Пора было двигаться дальше.

Что в Гнезде не все ладно стало ясно, как только миновали березняк примерно за версту от Савеловки, сразу стал виден узкий столб дыма, тянущийся к небу в той стороне. Жрица Елена так стиснула пятками бока коня, что проступили черные мокрые вмятины. Водяной скакун сорвался в карьер, жрица припала к конской шее, не оборачиваясь и не проверяя, полседуют ли ее примеру спутники. Сжав зубы, мара поскакала за ней, две всадницы взлетели на небольшой бугор. Отсюда хорошо просматривалась вершина соседнего, где вовсю пылал Макошин терем. Пряха, не задерживаясь, перевалила через горку. Склон с этой стороны оказался довольно крут, кабы не колдовские кони, лежать бы им в овраге с переломанными шеями. Но "водяные" не подвели. Позади хлынули с холма ратники Даромира, Марье послышалось залихватское гиканье — она оглянулась, в груди похолодело. Крики за спиной были вовсе не удальскими. Из высокого бурьяна, разросшегося у подножья, наперерез всадникам выпрыгнуло несколько белых волков. Прямо на глазах у Моревны чудовищной величины зверь снес с верха одного из воинов. Тяжело упал сверху ему на грудь. Железный шлем покатился в траве. Удерживавший его ремень, стянутый под подбородком, играючи вместе с шеей перекусили огромные клыки. А волк уже поднял окровавленную морду, высматриваю новую жертву. Маре пришлось сделать петлю, чтобы вернуться к подножью, не попав под копыта несущихся под гору всадников. Те тоже осаживали своих скакунов, выхватывали оружие, но слишком медленно. Звериная реакция была куда быстрее. Стая в десяток волков уже вовсю бесчинствовала посреди войска. Стрелы их не брали, от заговоренного железа твари успевали увернуться. Копья бестолково втыкались в землю. Марья закусила губу. Они проворонили засаду, позволив волколакам напасть первыми и получить, тем самым, преимущество. Теперь ее заговор, запирающий смутные пути, оставит их в зверином обличье, в котором оборотни практически неуязвимы. К тому же на княжеский отряд напали не обычные волколаки, а древний клан, ведущий свою родословную от самого Фенрира-Волка.

— Мать Елена! — Закричала она в спину подруги, но та видимо не расслышала. Все ее внимание поглощало охваченное огнем Гнездо. Конь Моревны бесцельно крутился на месте, она уже выхватила из заплечных ножен меч, но воспользоваться им не смогла. Прямо под носом у ее лошади вырос матерый белый волчище — не иначе вожак. Благо водяной конь не знал страха перед хищниками. Сквозь крики сражающихся воинов и свист железа, бьющего в основном мимо цели, мара услышала сочный хруст. Вожак вгрызся в левую переднюю ногу скакуна, молниеносно перекусил ее пониже колена, сплюнул в траву серую слизь, тут же истаявшую, подобно брошенной в печь горсти снега. Марьиного коня повело в сторону, она предусмотрительно выпростала ногу из стремени, перекинула через седло, готовясь спрыгнуть на землю. А волк уже крался с другой стороны, в его красных глазах чудилась усмешка. Мара замахнулась мечом — в этот момент конь стал заваливаться на бок. Пришлось, бросить повод и скатиться на траву. Приземлилась удачно, но выпрямиться и изготовиться для удара помешал налетевший сзади зверюга. При падении ничком, рука, сжимавшая меч, оказалась прижата к земле собственным телом, сверху навалился волколак. Чтобы покончить со Знающей ему достаточно было сомкнуть зубы на ее шее. Она даже успела испугаться, но тут, в ответ на посланный призыв, внутри наконец начала шириться, вливаясь в мышцы, заставляя ускорятся сердцебиение, волшебная сила.

— Извиняй, Хозяйка. — Щеку обдало горячим дыханьем с запахом свежей крови. — Не держи зла, мы лишь слуги своего господина!

И тотчас тяжелые лапы перестали давить в спину, волк отскочил от резко вскинувшейся мары, легко скользнул в сторону, еще миг — и его белая спина мелькает уже рядом с конем воеводы.

Марья собиралась броситься на помощь Сувору, но знакомый голос, родившийся в голове вместе с заполнившей тело силой, властно позвал следовать в Гнездо, вдогон унесшейся вперед Пряхе. Жрица еще раз оглядела поле битвы. Белые стремительные тела, то появлялись, то исчезали, но и ратники, часть из которых спешилась, теперь отбивались в боевом порядке, выстроив почти правильный квадрат. И снова, будто невидимый повод потянул ее к горящему храму. Привыкшая доверять своей Хозяйке, жрица, высмотрела коня, лишившегося наездника, и, вскочив в седло, погнала его прямо на пожар.

У подножъя холма, увенчанного теремом с башней, суетился народ: кричали, передавали друг другу кожаные ведра и деревянные бадьи с водой. Жрицу и ее чуть запоздавшую подругу встретили разноголосым плачем. Пряха сразу проскакала наверх, где вовсю пылало Гнездо. Марья придержала лошадь, пробовала расспрашивать селян, что случилось. Но бабы только выли бестолково, а мужики, не смотря, что жрица, зло отмахивались: их дело вертеть ворот у колодца да подавать наверх воду.

Рядом с горящим домом суеты было еще больше. Моревна в общую свалку не полезла, углядела Елену Ольгердовну в стороне, в окружении трех послушниц — все перепачканы сажей, подолы подоткнуты, дабы удобней бегать с ведрами. На земле у их ног лежала на спине еще одна женщина. Мара подошла нагнулась: у незнакомки было красивое смуглое лицо, ставшее сейчас почти серым от бледности. Темно-синие глаза бессмысленно вперились в небо. Взгляд опустился ниже — Марья невольно поморщилась — прямо под подбородком на девичьей шее зияла страшная рваная рана, кто-то буквально вырвал у нее часть гортани. Однако крови на вышитой белой сорочке, да и на земле рядом практически не было.

— Отходит уж… — Пробормотала одна из послушниц, кивнув на лежащую.

— Рано! Она нам еще ничего не рассказала. — Гневно бросила Елена, обернулась, отыскала взглядом Моревну. — Закрой ей путь. — Не попросила, приказала.

Марья покачала головой с укором. Но мысленно все же произнесла заклинание, запиравшее душу в теле.

— Говори, куда он поехал?! — Жрица грубо схватила раненную за плечи, тряхнула безжалостно, так что даже послушницы с испуганным ойканьем попятились подальше. — Говори, ну же!

Синие губы женщины приоткрылись, но до замершей в ожидании жрицы донесся только невнятный хрип.

— Она больше ничего никому не скажет. — Тихо заметила подошедшая к подруге мара. — Отпусти ее.

Пряха в досаде ударила кулачком по земле. Потом поднялась, плюнула себе под ноги.

— Не видать тебе небесных лугов! — Девы за спиной снова охнули. Лицо раненной дернулось, возможно она и хотела что-то ответить проклявшей ее, но судорога только перекосила нижнюю челюсть. Марья расплела запирающее заклятье, и синие глаза незнакомки закатились.

— Кто это? — Негромко осведомилась она у жрицы Макоши.

— Палагия — знахарка, что навела порчу на хана, а нам рассказала знатную сказку об объявившимся в степи оборотне. Всех перехитрила, да под конец и саму себя!

Моревна еще раз, пристально вгляделось в мертвое лицо.

— Что же здесь произошло? — Кивнула головой в сторону все еще охваченного пламенем терема. Елена ответила на сразу, сначала отвела подругу подальше в сторону.

— Эта ведьма выпустила из темницы кощея. — Поведала, кусая губы. — Мать Маат*(Идея отождествления египетской богини Маат и славянской Макоши почерпнута автором из фундаментального труда господина Тюняева А.А. "История возникновения мировой цивилизации") проклянет меня до скончания веков!

— Того самого, что сидел у тебя в подполье? — Уточнила мара.

— Его. Помощницу мою старшую, Беляну, которой я ключи от хода отдала, топором зарубила. Ох, жалко девку! Одно утешает — есть правда: сама волка отпустила, собой его и накормила.

— Думаешь, это он ее?

— Больше некому. А после хоромину поджег. Пламя, сама видишь, колдовское, вода его не берет. Люди с перепугу заметались, а он о двуконь в лес ушел. Где искать, как догнать? — Елена совсем по-детски прижала ладошки к щекам.

— Погоди отчаиваться. — Марьино сердце разрывалось от беспокойства за Даромира (как-то он там справляется с оборотнями?!) и жалости к подруге. Однако быть одновременно в двух местах не дано даже Хозяйке Смутных Путей. Долг дружбы пересилил: "Все же Даромир и его дружинные с тем и собрались, чтобы ратиться с волколаками. Чай, без меня отобьются. А как оставить подругу один на один с бедой?!"

— Кощей твой, будь он хоть трижды кудесник, дальше десяти поприщ уйти на мог. — Постаралась она успокоить Елену. — Терем-то только с одной стороны и полыхает, если бы давно горел огонь уже бы и на крышу перекинулся. Да и знахарка долго с такой раной не протянула бы. Значит беглец близко.

— Может и близко, куда погоню слать? Сучка эта брехливая сдохла. Больше рассказать некому.

— Есть.

Мара подхватила подругу под руку и потащила за собой, подальше от пожарища. В дальнем углу ограды, за сараем, оставшимся не задетым огнем, присела на траву, достала из переметной сумы серебряное зеркальце, всего с ладонь величиной. Кружево из перевитых стеблей и трав обрамляло овальное зерцало.

— Посторожи, чтобы не подошел кто. — Попросила Елену. — Хозяйка сторонних глаз не терпит.

Жрица молча кивнула, отошла за угол строеньица.

Марья прислонила зеркало к стене, быстро-быстро зашептала "Призыв", и едва серебряная гладь начала темнеть, попросила:

— Госпожа моя, Марджана, покажи мне царя Змейского. Направь по следу его.

В центре зеркала образовалось непроницаемо-черное пятно, будто дыра, и как из настоящего отверстия, оттуда ощутимо потянуло зябким сквозняком. Стебли травы, оказавшиеся на пути у потустороннего ветра мигом пожухли. Мара терпеливо ждала, наконец мрак разошелся от центра к краям и посреди серебряной раны, как в малом оконце стал виден луг, всадник скачущий по пояс в траве, справа мелькнула дубовая рощица, а далеко-далеко на горизонте темнела полоса настоящего леса. Видение было четким, однако таких лугов, как показывало зеркало в округе — хоть пруд пруди.

— Укажи мне дорогу, Хозяйка Перекрестков. Укажи… — Снова зашептала Знающая. И в волшебном оконце мелькнул изогнутый петлей голубой поток — протока Великой Ра, отходившая от реки всего-то верстах в трех от Макошиной крады.

— Благодарю, Хозяйка!

Мара уже взялась за зеркальце, чтобы сунуть его назад в суму, но тут с наново потемневшей поверхности на нее глянула сама богиня.

— Догони, убей его! — Обычно спокойный, хоть и суровый лик Морены исказился от злобы, в лицо женщине из зеркала дохнуло каленым морозом, так что ресницы в миг обметало белым. — Не останавливайся, пока не догонишь. И не страшись потерять беглеца, я сама поведу тебя по следу. Торопись, время дорого!

— Но на нас напали волки — Велесова стража, князю может понадобится моя помощь.

— Оставь их. Главный враг — тот, что скачет сейчас к реке!

Глянцевая поверхность зеркала пошла мелкими трещинками, образ богини исчез, а стоило Моревне чуть шевельнуть рукой и центр серебряного зерцала осыпался на землю мелкой крошкой. Ей случалось видеть, как крошится старая сталь, но чтобы серебро… В груди ледяным червем зашевелилась сила. Жрица чуть не сбила ожидавшую за углом подругу.

— Ты куда так несешься?

— Нельзя медлить. — Изменившимся голосом заявила мара. — Наложи заклятье на коня, чтоб служил мне до второго заката.

Они уже добежала до оставленного у ограды водяного скакуна.

— Погоди, я с тобой. — Елена Ольгердовна кинулась искать своего, но того по близости не оказалось, видать увели послушницы.

— Некогда. Помоги Даромиру, братья Фенрира остановили его на подходе к храму.

— Да погоди, скаженная!..

Но Знающая уже птицей взлетела в седло, подруга едва успела послать вслед испрошенное заклятье.

Глава 13

Они являются обыкновенно в теле длинном и тонком с лицом, выражающим бешенство. У них четыре физиономии: первая сзади головы, вторая — спереди, а третья и четвертая на каждом колене. Цвет их черный — матовый. Движения подобны порывам ветра; при их появлении получается впечатление колебания почвы.

Агриппа "Оккультная философия" книга 1

Я уже говорила, что ранние пробуждения — не моя коронка. Я типичнейшая и неисправимая представительница породы "сов", поэтому лучше всего чувствую себя, ложась спать примерно часа в три после полуночи. А подниматься люблю ближе к обеду: что может быть лучше, чем спать, ощущая на лице теплые лучи солнца?! В этом смысле я похожа на кошку: люблю дремать, лежа на пригреве. Зимой, правда, и солнца-то иной раз за весь день не увидишь, так, светиться небо белым — и все. В такие дни я бы с удовольствием вообще с постели не поднималась, так бы и валялась под теплым одеялом. Есть высшая мудрость в зимней спячке медведей. Рейнград, правда, утверждает, что никакая я не "сова", а лентяйка и лежебока. Но, конечно же, она ошибается! Еще в античные времена люди знали, что сон продлевает жизнь. Одна римская матрона (имя позабыла) специально старалась поспать подольше, чтобы сохранить и продлить молодость. И преуспела, между прочим! К несчастью, следовать ее примеру мне удается только в отпуске, а до него еще надо дожить.

На этот раз я проснулась первой. Леха посапывал на соседней подушке, и я в очередной раз умилилась детской невинности, сохранившейся в чертах повзрослевшего мужчины. Выскользнув тихонько из-под одеяла, отправилась принимать душ. В ванной, в корзине для грязного белья, небрежно свернутая, лежала Лехина рубашка. "Поразительно, как быстро и естественно у него все получается!" — вместо нормального в подобной ситуации возмущения самоуправством, я поймала себя на том, что улыбаюсь.

"Так недолго и влюбиться!" — предостерегла себя. Но рубашку оставила на месте.

Пока умывалась, Алексей проснулся, должно быть от шума воды. Пришлепал босиком в ванную.

— Завтракать будешь? — Спросил, потирая заспанные глаза. — Чайник я уже поставил.

— Умойся сначала, Золушка!

— Так ты же мне "воду перекрыла". Плюхаешься по пол часа под душем, как тюлень. — Он изобразил хлопающего ластами тюленя, восторженно притявкивающего под струей воды. Я не выдержав, фыркнула с полным ртом зубной пасты.

— Так что тебе на завтрак: глазунью или болтунью?

— Ладно уж, проходи. — Я освободила Лехе место у раковины, сама протиснулась мимо него в коридорчик. — Сегодня моя очередь кормить тебя завтраком.

На кухне, подбирая вилкой омлет прямо со сковородки, Миргородцев неожиданно заявил:

— Стандартными методами мы от Эмпуса ничего не добьемся.

Мне понадобилась пара минут, чтобы "обработать" не до конца проснувшимся мозгом эту информацию.

— А что ты понимаешь под нестандартными? — Уточнила осторожно.

— Ты же у нас возродившаяся жрица-мара, надо воспользоваться твоими способностями.

— Это какими же?

Леха расчертил оставшийся кусок омлета на равные треугольные секторы и принялся планомерно поедать их, сопровождая каждый кусок отдельной фразой.

— В каждом доме новом или старом обязательно есть духи.

— Домовым духам все известно о делах жильцов.

— Домовые изначально подчинялись твоей Хозяйке.

— Если ты призовешь кого-нибудь из духов-обитателей квартиры Эмпусова, он расскажет нам, куда тот спрятал прялку.

Омлет кончился. Леха аккуратно сложил вилки в сковороду и отнес ее в мойку.

"Мы болтаем за завтраком о работе, как старая семейная пара. — Пришло тем временем мне в голову. — А ведь я могла бы жить с ним…Не спать, а именно жить. И меня не напрягает, что он ковыряет вилкой в "общей тарелке", и гонит меня из ванной. И даже рубашки ему стирать я, кажется, согласна". К этому моменту Алексей как раз привел все свои "тезисы".

— Как все просто! — С притворным восхищением заметила я. — Ты забыл только две малюсенькие вещи.

— Какие? — Чистосердечно удивился опер.

— Во-первых: никаких духов я призывать не умею. Во-вторых: даже если бы умела, никто нас с тобой в квартиру Эмпусова не впустит. Вот так.

— Хм… В особняк нам не пробраться, это точно. — Алексей потер бритый подбородок. — В съемной квартире уже живут другие люди, так что остается та, которую Эмпусов с женой несколько месяцев назад купили в городе. Конечно, вызывать домового в многоэтажке — не самое разумное занятие. Велика вероятность притянуть в наш мир какие-нибудь темные сущности. Но другого выхода я не вижу.

— Я в чужую квартиру не полезу, даже не думай! — замахала я руками.

— Я ничего такого тебе и не предлагаю. — Заверил он. — А насчет вызова домовых — поищем в Интернете…

Несколькими часами позднее, Алексей припарковал "Мурано" во дворе десятиэтажки, где семейка Эмпусова арендовала квартиру.

— Третий подъезд, пятый этаж. — Сверившись с записями в своем блокноте сообщил он. Я со вздохом вышла из машины.

Лифт, благодаря плохо понятной мне технической особенности ходил только до девятого этажа, так что мы пешком поднялись на десятый, а потом и еще на один укороченный пролет лестницы. Здесь на площадке квартир не было, а имелся люк в потолке, ведущий на крышу и металлическая лесенка, чья первая перекладина располагалась примерно на уровне моего подбородка.

Не знаю, какие цели преследовал архитектор, возможно, хотел обезопасить чердак от проникновения посторонних лиц. Что ж, от меня он его во всяком случае обезопасил, закинуть ногу на такую высоту я при всем желании не сумею, а подтягиваться на руках — вообще не для меня. Может какая-нибудь Анита Блейк или Баффи — охотницы на вампиров с волшебной спортивной подготовкой, и смогли бы взобраться на крышу по такой лестнице, я же обычная женщина среднего возраста к подобным акробатическим этюдам готова не была.

— Давай, я влезу на лестницу, а потом втяну тебя. — Предложил Алексей.

— Ага, а потом мы вместе рухнем с двухметровой высоты на пол. Гляди, здесь все проржавело, и вообще конструкция не вызывает у меня доверия. Слушай, а нельзя вызвать этих твоих барабашек прямо здесь, на лестничной клетке? — С надеждой поинтересовалась я.

Миргородцев воззрился так, будто я смолола что-то вовсе несусветное.

— Домовые не любят мест общего пользования, и появляются там только в каких-то исключительных случаях: катастрофа, или там ссора с хозяевами жилища.

— А чердак по твоему, не "общественное" место?

— На чердак может попасть не всякий.

— Вот именно!

Мой напарник снова смерил взглядом высоту лестницы над полом, перевел взгляд на меня, покрутил головой обреченно.

— Придется спускаться в подвал.

Но и тут нас ждало препятствие, на этот раз в виде запертого люка. Навесной замок выглядел хлипко, но я категорически воспротивилась предложению взломать его. Еще час-полтора ушли на поездку в домоуправление, там Миргородцеву каким-то чудом удалось выловить нужного сантехника. А уж как он убедил отдать ему ключ от подвала — лучше не спрашивать, а то еще узнаешь что-нибудь криминальное! Я же не раз имела возможность убедиться в глубокой правоте пословицы: меньше знаешь — крепче спишь. Ох, много бы я дала, чтобы никогда не слышать ни о каких керах, навках, марах и прочей нечисти!

В подвале, когда открыли люк, оказалось не так плохо, как я боялась. Здесь было тепло, сильно пахло канализацией и котами. Зато, вероятно, благодаря последнему, отсутствовали мыши и крысы. Следов пребывания бомжей тоже не наблюдалось, и в общем-то, если не считать толстого слоя отсыревшей и свалявшейся в войлок пыли на трубах, было довольно чисто. Мой спутник прикрыл створки люка, и первым пошел по низкому коридору. Я, хоть и предусмотрительно нарядилась в пуховик, последовала за ним, стараясь держаться от стен и труб подальше. Возле разводки (так назвал это место Миргородцев) мы остановились.

— Здесь. — Указывая себе под ноги, провозгласил Алексей.

Я повертелась, осматриваясь. Ничего похожего на стол, стулья или хоть колченогую табуреточку. Ладно, обойдусь.

Пока мы ездили за ключом и обратно, отпирали подвал, стрелки часов незаметно подобрались к девяти. Однако для вызова духов, если верить Интернету и Миргородцеву, было еще рановато. Так что мы, временно оставив подвал, вернулись в машину — ждать.

Было полнолуние, и благодаря какому-то фокусу в атмосфере ночное светило обзавелось светящейся "бородой", "короной" и "ушами". Все вместе это выглядело как размытый крест. Кольца вокруг луны, это, кажется к морозу… а " уши"? "Ох, не к добру это!" Я все больше нервничала, разговоры сами собой сходили на нет. В конце — концов решила вздремнуть до полуночи. Долго ерзала, устраиваясь на сиденье, и когда уже решила, что подремать — тоже не судьба, неожиданно заснула. Проснулась от прикосновения к плечу.

— Пора. — Миргородцев открыл дверцу со своей стороны. С улицы тут же цапнуло морозцем. Нехотя выбралась из теплого и уютного салона. Потирая глаза, поплелась к уже знакомому подъезду.

В подвале, вздохнув, извлекла из прихваченного с собой портфеля полиэтелиневый пакет. Расстелила на полу, аккуратно, чтобы не испачкать джинсы, встала на него коленями.

— Не получится у нас ничего. — Пробурчала мрачно. — Никакие домовые к нам не явятся и на вопросы отвечать не станут.

Конечно, за последнее время я навидалась такого, что волей-неволей пришлось признавать наличие некоторых м-м-м-м… не совсем обычных аспектов нашего существования. (Я старательно даже в мыслях избегала слова "паранормальных", а то стоит только начать — станешь верить в "тонкий мир", потом в экстрасенсов, потом шапочку из фольги наденешь и пошла-поехала (крыша). Я же намерена была до последнего цепляться за свою нормальную жизнь, и не желала без боя уступать "врагу" не пяди!) — А вот застукают нас жильцы за таким дурацким занятием — стыда не оберешься!

Леха только хмыкнул.

— Главное, чтобы нам "нежильцы" не настукали!

— Имей в виду, я в эту чушь все равно не верю. — Еще раз предупредила я спутника. Мне и так было донельзя неловко воспроизводить наивный детский ритуал. В пионерлагере мы таким баловались.

— Как ты можешь! — Возмутился тот. — Ты же — аватара Луны.

— Никакая я не аватара, и не жрица. — Оборвала его я. — Но разве меня кто-нибудь слушает? Поэтому я сделаю, как ты хочешь, только не стоит ждать, что из этого что-нибудь выйдет.

Еще раз вздохнув, вытащила из портфеля заранее приготовленный лист ватмана, посредине на нем красовался выведенный черным фломастером круг, с наружной стороны окружности в алфавитном порядке размещались буквы, а затем и цифры от одного до двенадцати. Справа было выведено слово "Да", слева — "Нет", в центре замкнутого круга был схематично намалеван пузатый чертик с хвостом, рожками и крупной точкой-пупом. Второй из портфеля была извлечена катушка с черными нитками и воткнутой в них иголкой. Расстелила бумагу на полу, придавила края тремя керамическими подсвечниками. Подсвечники были низкие, под ароматические свечи, однако Алексей настоял, чтобы для ритуала мы купили церковные. Теперь пришлось долго капать воском на дно, прежде чем установить на них длинные тоненькие палочки свечей. Наконец с приготовлениями было покончено, я продела нитку в иглу, присела "по-татарски" на свою "подстилку", опустила иглу на нитке так, чтобы кончик касался чертова пупа. Игла провисла на нитке, свободно покачиваясь. Так, теперь, как рекомендовал сайт, откуда я скачала правила проведения обряда, следовало настроится на нужный лад, то бишь на вызов духа-домового. Миргородцев выжидающе замер за моим левым плечом.

Я попробовала выровнять дыхание, успокаивая легкий тремор в пальцах. Но стоило только представить, как это выглядит со стороны: взрослая тетка сидит на полу перед намалеванным чертиком с иглой в руках. Я глупо хохотнула, игла подпрыгнула, покидая круг.

Алексей глянул с укоризной.

— Сейчас-сейчас. — Пообещала я, но только еще сильнее затряслась из-за подпирающего изнутри истеричного смеха.

— Так ничего не получится!

Я не стала повторять, что и без того уверена в тщетности нашей затеи.

Наконец минут через пять мне удалось настроиться, если не на нужный, то хотя бы на серьезный лад. Рука перестала трястись, игла почти остановилась.

— Домовой, домовой поговори со мной. — Ухитрилась я выговорить не расхихикавшись по-новой. Взгляд сосредоточила на собственной кисти: во-первых чтобы не смотреть на нависающего слева Леху — вид у него до нельзя комичный; во-вторых так проще было контролировать собственную руку от случайных движений. Сначала держать ее на весу — так требовал ритуал — было довольно легко, потом в районе бицепса стала нарастать тяжесть, да и пальцы, сжимающие нить, подустали.

— Я же говорила, что… — Начала я, но закончить не успела. Призраки вышли к нам прямо стены: девчонка лет семнадцати в черных трениках, сидящих низко на бедрах, и короткой курточке-олимпийке, открывавшей плоский живот. Черные засаленные космы падают на глаза, левая ноздря проколота колечком. Рядом кривлялось существо, похожее на облысевшего енота-переростка. Редкозубая пасть с почти незаметными губами, растянулась от уха до уха. Черно-белая шерсть вытерта на конечностях и брюхе, обнажая серую кожу. Глаза горят желтым. Однако как следует рассмотреть существо у меня не получалось. Оно, словно на неудачной фотографии, все время оставалось не в фокусе, очертания смазанные, а навести "резкость" — сколько не всматривайся, не удается.

— Кто это? — Краем рта, спросила я у Миргородцева.

— Домовик. А этот, лохматый — шкоди, дух-приживала.

Шкоди тут же отвесил нам глумливый поклон. Девчонка только ухмыльнулась.

— Ну, че надо?

Я оторопело молчала.

— Че, звала, тетя? — Повторила юная нахалка.

Миргородцев нагнувшись к моему уху зашептал возбужденно:

— Спрашивай же!

— Э-э, ты здесь живешь, девочка? — Наконец выдавила я. Потом сообразила, что говорю с призраком, поправилась. — Ты раньше жила в этом доме?

— Раньше нет, теперь живу тут! — Девица демонстративно сплюнула на пол, причем плевок оказался совершенно натуральным, "сочным". — Убили меня в третьем подъезде.

— Кто? — Ужаснулась я.

— Не знаю, — призрак пожал плечами, — под кайфом была. Когда очнулась решила здесь остаться. А че? Мне тут нравится! Родоки-лохи в хрущобе живут. А тут есть нормально упакованные квартирки.

— Спроси про Эмпусова. — Пихнул меня в бок Леха.

— Ты случайно не знаешь такого: Эмпусова из 123 квартиры? — Неуверенно поинтересовалась я. Вид домовых меня сильно смущал, как-то иначе я их себе представляла.

— Ближе к телу, тетя! — Снова плюнула на пол девица. — Если тебя че-то конкретное интересует, так и скажи. Только сначала предъяви, чем рассчитываться будешь за информацию.

— Рассчитываться… — Я беспомощно глянула на Миргородцева. Но он, судя по всему, тоже не был готов к такому обороту.

— А ты как думала! — На этот раз запищал енотообразный. — Мы духи бесплотные, но не бесплатные. — Он тонко заржал, девица подхватила.

— У меня в машине остался шоколад и печенье. — Предложила я, вопросительно глядя на своего напарника.

— Ты нам еще молоко в блюдечке предложи! — Голос домовой был полон презрения. — Ты за кого нас принимаешь?

— Что же вы хотите?

— Белый есть?

— Белый?.. — Я растерялась окончательно.

— Да-да, белый. Если герыча нет, можно гашиш, травку на худой конец. Сто лет нормальной травы не курила

— Как же вы будете ее курить?

— А вот это — не твои проблемы! — Девица нагло подбоченилась. — Ну, будем платить или как?

Миргородцев молчал, на лице отражалась интенсивная работа мысли. Я даже испугалась, уж не обдумывает ли он, где бы достать "травы"? "Ты же не собираешься давать им наркотики?! — зашептала я, дернув опера за рукав, чтобы привлечь внимание. — Это противозаконно!"

— Может, хватит понтоваться? — Явно расслышав не предназначенные ей слова, спросила домовиха. — Платите, или мы пошли. — Она демонстративно поманила за собой шкоди.

— Не спеши. — Выдвигаясь на первый план, остановил ее Алексей. — Нам нужно знать, есть ли в квартире прялка. А если есть, где спрятана. Какая прялка, объяснять, думаю, не надо? — Оба домовых ничего не ответили, но и не уходили. — Если поможете нам, получите дары, как велит обычай. А нет — мара закроет для вас смутные пути. Посмотрим, много ли тогда сквозь стены нагуляетесь!

С морды духа-приживалы сползла ехидная ухмылка, но развязная девчонка, только тряхнула своими засаленными космами:

— Ври больше! — Выпалила с вызовом. — Твоя мара ничего не помнит! Наши с ней уже встречались — она не умеет обращаться за силой!

— Зато я знаю, куда обратиться. Если не будешь с нами сотрудничать, завтра же закажу молебны по тебе во всех городских церквях. Фамилию твою узнать — раз плюнуть. Отлетит твоя душенька… И не в рай, как понимаешь! А не поможет отпевание, я лично весь подвал, каждую лестничную клетку святой водой окроплю — отправишься обитать к себе в хрущобу!

— Не пугай! — Домовиха ощерилась, словно обозленная собаченка. Однако угрозы Миргородцева подействовали, и она нехотя выговорила. — Нет в квартире прялки.

Тот недоверчиво покрутил головой.

— Придется все же пригласить священника…

— Говорю же, в квартире прялки нет! — Повысила голос нахалка. — За день до того, как его повязали, Хозяин отвез ее на Чертову Плешь. Может и еще куда дальше. Но на Плешь точно собирался.

— Вот видишь, сразу и про Хозяина вспомнила. — Повернулся ко мне Алексей. — Если врешь — оформлю эксгумацию с последующим отпеванием! — Напомнил домовым духам. Но больше ничего от трансцедентных гостей не добился. Девица, пометив напоследок пол еще одним плевком, исчезла в стене.

— А печенье? — Пискнул ее лохматый приживала, но, встретив грозный взгляд, опера, шмыгнул вслед за своей спутницей.

Едва они пропали, Миргородцев сгреб с пола ватман и за рукав потащил меня из подвала.

— Куда ты так ломанулся? — Спросила я, оказавшись на морозе.

— Я знаю, где это — Чертова Плешь. — Озираясь, словно боялся, что нас кто-то подслушивает, сообщил мой товарищ.

— Чудесно. Значит, завтра с утра начнем поиски.

— Утром будет поздно. Чертова Плешь — так в прежние времена назывался рудник рядом с Саркеловкой! В дореволюционное время, говорят, там золотишко находили, потом промысел захирел.

— Золото, в нашей области? Никогда не поверю.

— Нужно ехать в Саркеловку прямо сейчас. — Думая о своем, повторил Миргородцев.

— Куда мы поедем, на ночь глядя!? — Я снова пихнула размечтавшегося товарища локтем в бок. — Наверняка к этой твоей шахте дорогу снегом замело. И вообще, это шапкозакидательская идея! Нужно как следует подготовиться, согласовать выезд с руководством.

— Пока мы будем готовиться да согласовывать, эмпусовы прихвостни перепрячут прялку, и тогда нечего будет искать!

— И что ты предлагаешь?

— Я… — Миргородцев думал не долго. — Давай так: я тебя сейчас до дома подброшу, а сам — в Саркеловку. Посмотрю — может, удастся добыть прялку без лишнего шума.

— А если там заперто? Ты же не собираешься вламываться в чужую собственность?!

— Вообще-то, собираюсь. Но ты этого не слышала. Подождешь меня дома, а я уж как-нибудь…

— Незаконное вторжение и, как минимум самоуправство или кража — это если тебе повезет. А если на участке окажется сторож — дело будет попахивать грабежом. — Мрачно констатировала я.

— Прорвемся. — Легкомысленно отмахнулся Алексей, взгляд его уже загорелся тем, что принято называть "жаждой приключений". — Потом, я же говорил — рудник — заброшенный, двери — так, ветошь. Мне и с замком возится не придется — петли сгнили давно! Да и шахта эта, пока решение суда не вступило в силу, вроде как, ничейная.

И, что вы думаете, я, разумная, не склонная к авантюризму женщина, поддалась.

— Тогда я с тобой!

— Нет, так мы не договаривались.

Но я умею настоять на своем, иначе бы не работала тем, кем работаю. К тому же, как мне хочется думать, Алексею нравилось находиться в моем обществе. Романтический порыв охватил нас обоих, напрочь выветрив из головы здравый смысл. Никто из нас не вспомнил о возможности застрять ночью, в мороз на пустынной трассе. Даже только что высказанные опасения по поводу задержания с поличным — то бишь с прялкой, мне самой показались надуманными. Ну, в самом деле, что нам может угрожать? Заброшенный рудник, куда мы собирались, место глухое. От ближайшего жилья — Саркеловки еще километров пять по переметенной дороге. В самой деревне даже участкового нет — ездит из райцентра. Ленка мне докладывала, что при последнем осмотре ворота, ведущие в выработку и сарай, построенный на поверхности, хоть и стояли заколоченными, но щели в них были такие, что вся оперативная часть группы лазили "посмотреть золотую жилу". (Ничего, естественно, не увидели). Шанс нарваться зимней ночью на сторожа практически равен нулю. Зато если повезет, найдем прялку, засадим Эмпусова за кражу исторических ценностей, да еще и спасем весь мир — хотя в последнее я, конечно же, не верю! А главное, я наконец избавлюсь от докучливого внимания потусторонних сил.

— Ну, что поехали?!

Миргородцев лихо развернул машину на узком тротуаре. Когда кварталы с высотками остались позади, добавил газу.

Глава 14

И пронзенные ножами

Мертвецы не умирают,

Их в шеренги составляет туман.

Люди ходят под дождями

И друг друга убивают…

Л. Ваксман.

Сначала мы возбужденно обсуждали предстоящие поиски. Потом скользкая, ухабистая трасса стала требовать от водителя все больше внимания. В разговоре появились длинные паузы, и я задремала. Просыпаясь, вглядывалась сквозь лобовое стекло, но картина за окном оставалась неизменной — мы неслись в почти полной темноте, рассекаемой лишь светом фар. Ни одного огонька, отмечающего жилище, ни единой звездочки в небе. Ночь ложилась под колеса машины черная, мутная. Бывают морозные дни, когда воздух прозрачен до звона, но нынешние холода были не такими. В атмосфере будто бы постоянно висел едва заметный белесый смог, вызывающий инстинктивное желание протереть глаза. Земля, лес, небо слились воедино, а наш "Муррано" одиноким светляком двигался по этому сплошному черному полотну и, казалось, никогда не достигнет края.

В конце-концов мне надоел "полусон", да и шея затекла в неудобном положении, и выпрямившись на сиденье постаралась окончательно разогнать дремоту. К тому же и водителя стоило взбодрить, а то чего доброго и сам начнет клевать носом.

— Далеко еще? — осведомилась зевая.

— Минут сорок-час. — Откликнулся Леха. — Деревня будет чуть раньше. Мы ее проедем — она стоит в стороне от шоссе, и буквально через пару километров — сверток в лес, к шахте. Если верить нашим потусторонним информаторам, Эмпусов ездил туда как раз накануне своего задержания. А раз проехал он, проедем и мы. Не на танке же он сюда катался!

— Слушай, — неожиданно спохватилась я, — а вдруг барабашки нас надули? Как я раньше не сообразила! Эта расхлябанная девица с голым животом совсем не вызывает у меня доверия. Я думала домовой — это такой дедушка, как в мультиках про домовенка Кузю!

— Это не домовой.

— Но, ты ведь сам сказал…

— Я сказал: "домовик" — так называют признака, приходящего в дом извне, часто вредоносного.

— И что, это нормально для призрака, так отзываться о родителях, вести себя, как законченная дегенератка?

— Что ты хочешь — нераскаянная душа. — Опер пожал плечами. — Будь иначе, давно бы отлетела в рай, как души других детей и невинноубиенных. Потом, с чего ты опять запереживала? Мы ведь поехали как раз, чтобы все проверить.

Остаток пути я нервно ерзала на сиденье. Азарт, толкнувший меня на эту авантюру, как-то рассосался. К тому же я большую часть дня провела в машине, и необходимость сохранять сидячее положение угнетала.

Наконец слева появилось несколько огоньков, потом фары высветили синий плакат и люминисцентной надписью "Саркеловка", домов я так и не разглядела, а огоньки вскоре пропали за сугробами. Еще через несколько минут, Миргородцев свернул на узкую дорогу, почти сразу нырнувшую в лес. Теперь "Мурано" пробирался между голыми ветками, чуть не смыкавшимися над колеей. Хорошо хоть снега в этом году выпало не так много, да и оттепель успела отъесть верхушки сугробам — так что застрять в снегу, нам кажется не грозило. Вскоре лес поредел, зато на дороге прибавилось колдобин. "Ниссан" заскакал, как дельфин на волнах. Я на всякий случай ухватилась за боковую ручку. Когда машина остановилась, я не сразу поняла, в чем дело, успела даже испугаться, вообразив, что бензин кончился, но нет — судя по табло на панели, топлива у нас было еще с полбака.

— Вот он, рудник. — Леха кивнул вперед, на высвеченный дальним светом холмик — только тут я сообразила, что темное пятно по центру — ничто иное, как почерневшие от времени деревянные ворота. Дорога упиралась прямо в них. Ветер сдул снег до серо-коричневой наледи, так что неясно, бывал здесь кто в последнее время или нет.

— Гляди-ка, неужто сторож!? — Я показала на приближающийся к нам прямо по неглубокому снегу силуэт.

— Точно. Откуда только взялся? — Миргородцев забарабанил пальцами по рулю. — Что будем делать?

Я как раз приготовила сакраментальное: "Я же говорила!", но тут заметила вторую фигуру, отделившуюся от кустов с другой стороны дороги.

— Еще один. — Заметила удивленно. — Нет, двое!

— Бери больше… — Леха, собиравший выйти навстречу охраннику, нажал на кноку, заблокировав двери. — Не нравится мне это.

Он полез в плечевую кобуру, достал пистолет. Первый из охранников между тем вплотную приблизился к машине. Он был в синем комбинезоне, без шапки и варежек. Фары осветили бледное до синевы лицо немолодого мужчины, седые волосы трепал ветер.

— Пьяный что ли? — Невольно поеживаясь, предположила я. Между тем сторож положил на капот руки, и уставился на нас сквозь лобовое стекло. Сбоку что-то зашуршало, заскребло по стеклу. Ойкнув, я испуганно отшатнулась от дверцы, к окошку припало жутковатое лицо еще одного охранника, и тоже одетого, мягко говоря не по сезону. В руках парень зачем-то держал лопату. Я бы еще поняла, если бы совковую — такой хоть снег убирать можно, а штыковую. — Леша, они тут явно перепились, не вздумай открыть им машину. И лучше, давай сматываться отсюда!

— Поздно. — Миргородцев зачем-то перегнулся на заднее сиденье, потянул на себя спинку, та неожиданно легко подалась. За ней оказался довольно обширный тайник, а в нем двухствольный обрез, пачка охотничьих патронов, пара здоровенных ножей и, я едва поверила своим глазам, самая настоящая сабля.

— Леш, ты зачем… Откуда это у тебя?!

— Это — обрез. — Алексей продемонстрировал мне оружие, словно и без того было непонятно, что это. — А это, — он выгреб из пачки патроны, и переломив ружье, вставил по одному в каждый из стволов, — патроны с серебряной дробью. На западе, там, видишь ли специальные серебряные пули производят. Ну а у нас все на самотек пущено, поэтому и пользуемся дробью. Ее отлить легче, да и дешевле выходит. Опять же, радиус попадания дробью больше, правда эффективно — только на близком расстоянии. Ну, да нам на дальнем и не требуется.

— Ты же не будешь стрелять в людей? — Вот теперь я испугалась по-настоящему. — Леша, поехали отсюда, а?

— Говорю же, поздно. Сама разве не видишь?

Только теперь я заметила, что еще две фигуры в комбинезонах подтащили и устраивают прямо под задние колеса "Ниссана" довольно толстый ствол высохшей сосенки.

— Держи. — Миргородцев сунул мне в руку свой пистолет. — Патроны в нем самые обычные, но если попасть мертвецам в голову толк будет и от них.

— Каким еще мертвецам?! — Чувствуя как волосы под шапкой начинают шевелиться, шепотом осведомилась я.

— Вот этим самым. — Миргородцев дулом указал на выстроившихся вокруг машины мужчин. — Он не пьяные, как ты подумала, они — зомби. Присмотрись к тому, что маячит за твоей дверцей — видишь вертикальный шов на шее? И выше под подбородком. Я глянула на "сторожа" за стеклом справа от меня и, испуганно пискнув, сползла по сиденью, инстинктивно попытавшись забиться под панель. Пуховик вздувшись пузырев полез на подбородок. Пистолет провалился между коленями, стукнулся о резиновый коврик.

— Осторожнее с оружием! — Прикрикнул опер. — Хорошо, что я с предохранителя не снял. Милиционерка, блин!

— Я не милиционерка. Я следователь. Даже не следователь — заместитель начальника.

— И что же теперь огневую подготовку совсем забросить можно?

— Я, между прочим, в тире три девятки из четырех выбиваю. — Почувствовав себя слегка уязвленной, я нехотя выпрямилась в кресле. Подняла с пола ПМ. Осторожно глянула в боковое стекло и едва снова не полезла "под сиденье".

— Эх, жалко пугнуть их нечем! — Миргородцев еще пошарил рукой в тайнике, на коврик между сиденьями выкатилась бутылка "Святого источника". Он машинально поднял ее, повертел. — Святая вода против зомби почти бесполезна. — Сообщил с сожалением. — Вот если бы я догадался освещенной земли прихватить…

Мне вдруг припомнилось, как точно такой же бутылкой я отбивалась от нападения кер.

— Хочешь сказать, эта минералка — святая вода?

— Да, знаешь ли. Ее ведь в монастыре, построенном прямо над источником, разливают. Так что если бы на нас мавки напустились… Но мертвяки к воде устойчивы, их надо серебром или, там, колом осиновым.

— Что делать-то будем? — Прервала я спонтанную лекцию.

— Ты держи пистолет наготове. В самом крайнем случае, если зомбики прорвутся или начнут лопатой по машине колотить — целься им в голову. Посмотрим, какие ты девятки выбивала! Только не вздумай в салоне палить! Еще продырявишь бензобак или того хуже. Нам еще на этой машине выбираться отсюда.

— А ты?

— А я пошел.

— Леш, куда ты?!

Миргородцев разблокировал дверь и тут же резким движением, даже скорее ударом, распахнул ее наружу. Топтавшийся рядом зомбик отлетел в сугроб, а Алексей уже выскочил следом на улицу. Пистолет помешал мне вовремя удержать опера за полу короткой дубленки. Захлопнулась дверца, и почти одновременно с этим грянул первый выстрел. Поднимавшийся из сугроба мертвяк осел назад. Тот, что прежде давил на мою дверцу, развернувшись, с лопатой наперевес попер в сторону Алексея. Я закричала, предупреждая товарища, но не уверена, что он услышал. Впрочем, он и так заметил надвигающуюся сзади угрозу, второй выстрел, и на месте левого глаза и височной кости у ходячего трупа образовалось серое углубление, с расходящимися от него в разные стороны дырочками — следами дробинок. Мертвец качнулся, но на ногах устоял и хотя и неуверенно, бочком, но продолжил движение в сторону Алексея. Новый залп — мужик в комбинезоне, словно нехотя, сложился: сначала упал на колени, потом завалился на бок, выпустив наконец-то лопату. Но с обеих сторон уже подступали те, что приволокли на дорогу бревно.

Краем глаза я уловила какой-то движение вдоль темной кромки леса, повернулась, на миг выпустив опера из вида, и невольно вскрикнула: из ближайшего леска размеренным шагом к нам двигалось еще не меньше десятка фигур. Метрах в пятнадцати от машины они разошлись, охватывая нас "в клещи". Грохот очередного выстрела заставил меня подпрыгнуть. Миргородцев расправился с еще одним мертвяком, но его приятель, успел подобрать со спины, и теперь обхватив руками грудную клетку, прижимал к себе, не давая развернуться и выстрелить. После нескольких секунд борьбы, Леха все же исхитрился вывернуть руку с обрезом, но тут подоспел новый зомбик и выдернул ружье из неудобно закинутой руки. Драка продолжилась врукопашную, однако мертвецы, нечувствительные к боли, никак не реагировали на серию ударов локтем в живот и на пинки по передней поверхности лодыжки. Двое облепили моего товарища, как гигантские пиявки. "Эх, надо было хватать ту лопату!" С ужасом я наблюдала, как и остальные обступают лишившегося оружия опера — сцена, так часто повторяющаяся в фильмах ужасов. В этом-то и таилась дополнительная опасность — в нереальности всего происходящего. Стала бы я безучастно наблюдать из окна, если бы на моего коллегу напали, к примеру, бандиты? А тут оставалось подспудное чувство, что все это не по-настоящему, все понарошку…

— Это не понарошку. Еще минута, и они начнут рвать его на части. — Я сжала в ладони пистолет, все еще не зная, на что решится. В этот момент один из ходячих трупов, приблизившихся к Алексею, вылетел из стягивающегося кольца, потеряв равновесие рухнул на снег. В образовавшемся просвете мелькнула нога Миргородцева. Но я рано радовалась, мертвяк поднялся и снова потопал к общей "свалке". Ждать дольше невозможно. Не помня себя, я нажала кнопку, толкнула дверцу.

ПМ остался лежать на сиденье, а в руках у меня, невесть как, оказалась зажата серебряная сабля. Клинок хищно блеснул в скудном свете луны. Когда я успела избавиться от ножен? Животный страх, еще секунду назад сжимавший мне внутренности, волшебным образом пропал. И я вдруг ощутила себя лихой воительницей, умелой и бесстрашной. Даже выкрикнула что-то такое: воинственно-непонятное и… принялась кромсать мертвецов. Руки, ноги работали сама по себе, клинок с неприятным треском врезался в затвердевшие тела. Мозг отключился полностью и лишь наблюдал со стороны, как отлетает рука вместе со значительной частью ключицы у одного из зомбиков. А вот покатилась голова у другого. Еще рука — на этот раз пониже локтя, и еще одна голова, причем вроде бы женская. И еще, и еще…

— Пригнись. — Миргородцев едва успел среагировать, прижал подбородок к груди, до предела наклонясь вперед. Хрустнуло что-то позади, и хватка, сжимавшая плечи ослабела. Дернувшись, он вывернулся из мертвецких объятий и не без дрожи уставился на раскиданные вокруг тела. Вернее части тел.

Рольская стояла перед ним, поигрывая саблей, во взгляде светилось нечто…

— Марина…

— Зови меня Марджана, витязь.

— Э-э-э…

— Идем. — Женщина махнула клинком в сторону "Ниссана". — Нужно освободить дорогу. Ошарашенный опер поплелся следом. Ствол, которым мертвецы перегородили асфальт позади их машины, выглядел неподъемным.

— Берись ближе к комлю. — Приказала Марджана. И он послушно обхватил шершавую кору метрах в полутора от высохшего корня. Женщина взялась за дерево в нескольких шагах от него. — Заноси вправо. Взяли.

Миргородцев не ждал, что бревно сдвинется, разве что чуть-чуть. Но Рольская подняла и потащила сосну, так словно та была сделана из папье-маше. Ему только оставалось кряхтя повернуться на месте — толстый ствол скатился в неглубокий кювет.

— Вот и все. — Женщина подхватила с капота отложенную на время саблю. — Можно ехать.

— А-а-а… как же прялка? Мы же хотели проверить шахту. — Алексей никак не мог прийти в себя от увиденного, и порубленные мертвяки — еще не самое поразительное.

— Там ее нет, разве ты не чуешь? — Голос у Рольской тоже изменился, стал ниже, да и властности изрядно добавилось. Можно даже сказать высокомерия.

— Не чую… богиня. — С заминкой произнес он, догадавшись, с кем привелось встретиться. — Но духи в жилище у Эмпусова, сказали, что он спрятал прялку здесь. Они солгали?

— Лгать они бы не посмели. Просто не знали. Мой Переплут сумел всех надуть. Впрочем, кое-что здесь все-таки схоронено.

Марджана решительно прошагала к воротам рудника. Щелеватая дверь была заперта на навесной замок, сплошь заиндевелый. Просунула саблю сквозь железные скобы, удерживающие петли замка. Лопнуло прогнившее дерево, выпуская ржавые винты, замок вместе с петлями брякнулся о мерзлую землю.

— За мной. — Коротко бросила богиня, и углубилась в темный зев рудника. Миргородцев хотел захватить имевшийся в багажнике фонарь, но его решительная спутница не дала на это времени, силуэт ее уже скрылся в темном проходе. Тогда он поспешил следом, хорошо хоть догадался подсветить себе путь мобильником, не то непременно врезался бы лбом в свешивающиеся с потолка и торчащие из стенки обломки деревянных конструкций. По полу когда-то вероятно была проложена узкоколейка, теперь вместо нее остались лишь две, рассыпавшиеся на желто-ржавые чешуйки, полосы. Спуск был плавным, но очень скоро коридор закончился глухой стеной. Опер повел рукой. Голубой луч выхватил из мрака черный монолит с зеленоватыми прожилками. Редкий, не обычный для этих мест минерал. Рядом имелись следы невнятной "шахтерской" деятельности: мерзлая земля вдоль стены в нескольких местах была вскопана, в углу лежали уже знакомые штыковые лопаты,

— Черт, откуда здесь это?

— Не зови беса, коли нет интереса. — Шикнула на него богиня. Она отклонилась назад, а потом вдруг ударилась плечами и грудью о каменную преграду. По шахте прокатился низкий гул, но стена, конечно же, осталась на прежнем месте. — Это тело ни к чему не приспособлено! — Марджана в досаде притопнула ногой, отчего гул повторился, а Миргородцев с опаской глянул на потолок, подпертый деревянными балками не самого внушительного вида. — Видишь след Полоза? — Алексей вслед за указующим перстом богини глянул на пол, но кроме уже упомянутых бугорков металлической крошки, ничего не увидел. — С этой марой камень мне не повернуть, — разочарованно продолжила женщина, — и смутными путями она пользоваться не обучена. Придется уйти ни с чем!

— Да-да, лучше нам уйти. — Поспешно подтвердил Миргородцев, не на шутку встревоженный тем, как богиня обходится с доставшимся ей от Рольской телом. Ему показалось, та вновь собирается биться о стену. — Отвезти вас в город?

— Поезжай, куда собирался. — Женщина повернулась спиной к тупику, и также свободно ориентируясь в темноте, отправилась к выходу.

На выходе опер хотел пристроить на место петли с замком или хоть подпереть чем-нибудь дверь, но Марджана снова не дала времени, не задерживаясь пошла к машине, и он плюнув (все равно в шахте брать нечего) бросился догонять своевольную богиню.

Пока усаживался за руль, заводил "Мурано", разворачивал его на узкой дороге, спутница молчала, потом когда он, не удержавшись, опять чертыхнулся, едва не съехав задними колесами в кювет, вздрогнув, будто пришла в себя.

— А!? Это что? — Я с недоумением уставилась на лежащую поперек колен саблю. Клинок был опасно обнажен, а ножны почему-то валялись на заднем сиденье. — Что случилось Леша? Где мертвецы? — На всякий случай потрясла головой. — Приснилось, что ли?

— Не приснилось. — Мне показалось, Миргородцев поглядывает на меня как-то странно.

— Ты меня пугаешь. — Призналась честно.

— Это ты меня пугаешь! — Леха хмыкнул, вроде бы недоуменно. — Ну, что, и теперь будешь говорить, что ты — не аватара?

— Нет, конечно. В смысле, конечно, буду говорить, что нет. А зачем ты мне свою саблю всучил? Забери, порежусь еще.

— Я всучил? — Миргородцев нажал на тормоз. Хорошо, что не слишком резко, не то и впрямь поранилась бы об остро наточенное лезвие. — Ты что же, не помнишь ничего?

— Все я помню… — И тут у меня и впрямь перед глазами одна за другой стали всплывать недавние сцены. Я даже ахнула вслух, потом прикрыла рот ладонью. — Слушай, я что же их, того?… — Теперь я глядела на клинок у себя на коленях не просто с опаской — с брезгливым ужасом. Заодно разъяснилась и странная саднящая боль в плечах.

— А ты точно уверен, что это была не я, а эта… Марджана? — Спросила кое-как справившись с выбивающей дробь челюстью.

— Точно.

— Хорошо. — Трясущимися руками кое-как упрятала саблю в ножны. — Пусть уж лучше будет аватара, чем шизофрения!

Миргородцев снова нажал на газ. Меня продолжал колотить озноб, хотя в салоне было тепло, перед внутренним взором маячили расчлененные тела. Запоздалый страх накатывал волнами, так что хотелось зажмуриться, хотя как раз сейчас-то вокруг ничего пугающего не наблюдалось. Пробовала не думать о случившемся. Куда там!

— Миргородцев, у тебя коньяка с собой случайно нет? — Моим бедным нервам срочно требовалось что-нибудь расслабляющее.

— Нет. Попей воды.

Я последовала его совету, открыла бутылку с минералкой. Полегчало, но не намного.

— Ты — еще ничего, — попробовал ободрить меня Алексей, — большинство после первого боя тошнит.

— Еще не хватало! — На самом деле что-то такое у меня в районе желудка ворочалось. Я полезла в свою сумочку — всегда таскаю в ней целую аптечку. По мне, так лучше "предупредить" болезнь парой таблеток, чем потом неделю валятся на больничном. Метилклопрамид нашелся на самом дне, закинула в рот крохотную таблеточку, проглотила. Мысль о больнице заставила меня вспомнить еще кое-что. — Я, кажется, знаю, кто это. — Сообщила своему товарищу.

— Ты про мертвецов? Я тоже знаю: зомби — прислужники Эмпуса.

— Я не о том, я знаю, откуда они взялись. То есть, думаю, что знаю.

Миргородцев оторвался от созерцания дороги, бросил на меня короткий вопросительный взгляд.

— Это трупы, пропавшие чуть больше двух недель назад из городского морга. Помнишь, я тебе рассказывала? — (Опер кивнул) — Я не успела сосчитать, скольких… оставила у рудника. Но из морга пропало семнадцать. Одного потом нашли на старом кладбище возле Ульяновки. Тот тоже был в синем саржевом комбинезоне и рабочей куртке. Кто-то знал, как остановить зомби, и вбил ему осиновый кол в сердце. Кстати, это не Курии ли рук дело?!

— Нет. В Курии не знали, что Эмпус решился на массовый подъем мертвых, иначе бы давно сообщили в Инквизицию.

— А что, есть еще и Инквизиция? — По спине словно холодом потянуло. — Сколько же у нас развелось дурацких тайных обществ! А главное толку все равно никакого, вон ваша братия даже про покойника с колом в сердце не знала!

Леха на подначку не отреагировал, вместо этого сказал участливо:

— Ты бы поспала, пока в город не въедем, на работу ведь завтра.

— Не могу. — Несмотря на обхваченные руками плечи, тело продолжало дрожать. — Потом, на работу придется заехать еще сегодня. Нужно как можно скорее сообщить моим коллегам о трупах в Саркеловке. Представляешь, если бойню обнаружит кто-то из местного населения?!

— Можно послать наших, они там все зачистят, а трупы кремируют.

— Ты что?! — Возмутилась я, — Да у нас пол месяца все управление на ушах стоит — опера трупы ищут. Чуть погоны со всех не посрывали за то, что до сих пор не нашли. А ты: "кремировать"! Пусть уж Лазарев отличится… Ой, я ведь их в капусту порубила! Как же им с расчлененными-то?

— Вот видишь, — начал мой спутник назидательно, — лучше передать это в руки Курии. Потом, как ты объяснишь, откуда знаешь, где искать мертвецов?

— Нет уж! Раньше надо было твоей Курии суетиться! Семнадцать зомби у них под носом расплодилось, а они ни сном ни духом. Не Курия — шараш-контора! А как объяснить про трупы, я соображу.

Возмущение, вроде помогло мне "согреться". На самом деле вопрос Миргородцев задал дельный.

— Заедем к Лазареву на дом, — буркнула я, когда мы пересекли городскую черту. — Я ему сейчас позвоню — разбужу заранее. А то, если через дежурного вызывать — такой, шум поднимется… Если что, мы ездили в Саркеловку по наводке одного из твоих агентов — будто-то был взлом на руднике… (Леха понимающе хмыкнул), ну, и увидели там эти разрубленные трупы. Дальше — понятно. Ты только арсенал свой получше спрячь. — Мотнула головой в сторону заднего сиденья.

Когда "Мурано" подъехал к Лазаревскому дому, тот в наброшенном на майку пуховике вышел встречать к самой двери подъезда.

— Что стряслось?

Опер был не на шутку встревожен. Вопросительный взгляд прошелся по нашим лицам, перешел на походную одежду. Я похвалила себя за то, что еще по дороге тщательно осмотрела свой пуховик — по счастью никаких пятен крови и прочих зловещих следов на нем не осталось. Зомби оказались "сухими", как кузнечики.

— Садись в машину. — Предложил Миргородцев.

Лазарев, все также недоверчиво сверля нас взглядом, забрался на заднее сиденье. Я затаила дыхание — ну как почувствует тайник под задницей? Но конечно опасения были глупыми, я же сама недавно сидела на том же месте и ничего даже не заподозрила.

— Ну, не темните! — Потребовал мой коллега.

— Хочешь найти своих покойников? — Не стала я его томить.

— Что, есть новые сведения?

— Не сведения… — Я мялась всего секунду. — Мы сами их видели. Трупы разбросаны вокруг старого рудника в Саркеловке. Только они, как бы… м-м-м… слегка расчлененные.

— Расчлененные?! — Лазарев начал открывать рот еще на первой части моего сообщения, но как видно последние слова выбили у него из головы все остальные мысли. — Что за маньяк у нас в области орудует?!

Замечание о маньяке меня слегка задело.

— Может не маньяк, может… — Я вовремя прикусила язык: как объяснить нормальному человеку, что порубила мертвецов в целях самообороны? — Короче, Лазарев, ты хочешь перед начальством отличиться? Поднимай свое отделение и дуйте в Саркеловку. Представь, что там начнется, если трупы увидит кто-то из гражданских. И еще, — пришло мне неожиданно в голову, — вдруг этот твой маньяк или маньяки решат скрыть следы преступления?

— Спрятать трупы? Точно! — Глаза опера сузились. — Нельзя терять ни минуты. Где, говоришь, вы их нашли? — Миргородцев подробно описал маршрут нашего движения. — На кой вас ночью в такую даль понесло? — Ответить я не успела. — Ладно, потом расскажешь. — Лазарев уже набрал на сотовом номер первого из своих подчиненных. — Александров? Срочно дуй сюда… даже не сюда, встретимся на выезде из города по Красно-Полянскому тракту. По дороге подхвати Ситчина, у него машина в ремонте, я его сейчас подниму… Что? Плевать мне, что ты там с утра планировал. Встречаемся за городом. Все. Так, ребята, — это уже нам, — вы меня до гаража подбросите? Тогда я сейчас быстренько оденусь, а остальных обзвоню по дороге.

И действительно всю дорогу до гаража Лазарев вел телефонные переговоры с сотрудниками своего отделения, координируя их продвижение к пункту сбора. Уже выйдя из машины, нагнулся, просунув голову в открытую дверь.

— Так, что вам понадобилось в Саркеловке посреди ночи?

— Да, мне агент стуканул, что Эмпусов документацию в Саркеловском руднике прячет. Вот мы и решили застать сторожа врасплох. — Озвучил Миргородцев нашу легенду.

— Застали?

— Не-а. — Мой спутник покачал головой. — Трупы увидели, и назад. Ну, натоптали там, конечно, немножко. — Добавил, вспомнив подробности ночной потасовки.

— Блин, вы же мне картину места происшествия нарушили! Там же могли быть следы злоумышленников…

— Ты сначала трупы отыщи! — Довольно резко оборвала я стенания опера. — Потом разберешься где, чьи следы. И хватит выхолаживать нам салон! Все, мы поехали.

Лазарев захлопнул дверцу. Мы аккуратно вырулили мимо него за ворота гаражного кооператива.

— Ну, довольна? — Спросил Алексей с легкой укоризной. — Заметь, следов злоумышленников они не найдут, зато зомбики наследили, когда от леса по сугробам перли. Могут возникнуть ненужные вопросы, догадки. А Курия, как ты знаешь, призвана оберегать спокойствие простых смертных.

— Что же вы мое спокойствие не уберегли? Я, между прочим, не горела желания связываться с потусторонними силами!

— Ты…

— Ладно, не объясняй. Это у меня такая "отдача", после нервного перенапряжения.

Глава 15

Кто не забудет своей первой любви, не узнает последней.

Давид Бурдюк

"Гнать, дышать, держать, обидеть,

слышать, видеть, ненавидеть, зависеть, смотреть…"

Считалочка, с помощью которой мы в средней школе запоминали глаголы-исключения 2 спряжения на "-ить".

Прилечь в эту ночь, естественно никому из нас не удалось. Но мы хотя бы заехали домой, приняли душ и переоделись. Еще Леха настоял на позднем ужине или раннем завтраке и сам же его и приготовил — из замороженных овощей и таких же наггетсов. Запивая все это дело крепчайшим обжигающим кофе, мы еще раз в подробностях разработали нашу "легенду" об обнаружении трупов. И даже проэкзаменовали друг друга для верности. В половине шестого отзвонился Лазарев.

— Нашли? — Первой выпалила я в трубку.

— Да. — Потрясения в голосе опера я не услышала, но видимо пейзаж с мертвяками "нашей кисти" все же произвел на него определенное впечатление. — Ну, их кто-то и покосил!.. Пришли мне эксперта, ладно? Даже лучше двух.

И Лазарев отсоединился.

Поднимать экспертов я предоставила Алексею, а сама позвонила Шефу.

Ранний доклад его не обрадовал — по ходу мой звонок поднял начальника с постели, в которой он ловил кайф последних пятнадцати минут сна. Но ругался он спросонья как-то неубедительно. А вскоре и вовсе закончил разговор, ворчливым: "Сейчас приеду, разберусь!". В общем, свой долг подчиненного я выполнила, теперь оставалось ждать, во что выльется вся эта история.

До обеда Саркеловка, будто внезапно открывшаяся на границе области черная дыра, поглощала одну за другой оперативные, следственные и экспертные группы. Туда же съехалось и все областное милицейско-прокурорское начальство. Меня не потащили по второму кругу на место происшествия только потому, что усадили писать подробнейший рапорт о нашей ночной прогулке. Ну, еще, наверное, сделали небольшую скидочку на то, что я — женщина, не сплю вторые сутки… Миргородцеву, получившему точно такое же указание насчет рапорта, поблажки не дали, и он повез к руднику одну из вышеупомянутых групп.

Только ближе к вечеру, когда опять стемнело, с бывшего рудника вернулся отправившийся туда одним из первых Александров. У нас как раз шел очередной этап перманентно текущего совещания (оно приостанавливалось и возобновлялось весь сегодняшний день, и успело порядком достать всех участников). Оперативника выслушали, задали кучу вопросов, на большинство из которых, вроде: "и кто, мог это сделать?", он ответов не знал. Потом нас опять распустили "до получения новых сведений".

— Ну, как там? — Как всегда самый плодотворный обмен информацией произошел в коридоре. Мы с Александровым остановились у стеночки, чтобы не мешать снующим по этажу сотрудникам — эти к нашему совещанию отношения не имели, работали по другим делам и готовились к ежедневной вечерней планерке.

— Настоящее побоище. — Понижая голос, чтобы не привлекать вечно любопытствующий оперсостав, сообщил Александров. — Нашли шестнадцать трупов. С тем, что был обнаружен в Уляновке — семнадцать. Получается полный "комплект", украденный из морга. Так что, хотя бы проблему передачи тел родственникам можно будет снять. Но в каком они состоянии! Впрочем, вы же видели?!

— Да. — Подтвердила я. — А как насчет подозреваемых, появилась какая-нибудь ниточка? — Невольно задержала дыхание в ожидании ответа.

Опер отрицательно покачал головой.

— Там много всего наворочено. Представляете, — теперь его голос упал до шепота, — эксперты нашли в телах серебряную дробь!..

— Да вы что?! — Поддельно изумилась я. — Ну, надеюсь, рано или поздно все загадки разрешаться.

Послав оперу бодренькую улыбку, уже собралась идти к себе.

— Я тоже надеюсь. — Александров задержал протянутую для прощального пожатия руку. — Они ведь ходили сами, так? — Я выдержала пронзительный взгляд и даже скроила подходящее случаю непонимающее выражение. Потом всмотрелась в знакомое лицо: для него это было по настоящему важно — знать правду. Причем, и это тоже отчетливо читалось во взгляде, можно быть уверенной: Александров не побежит делиться добытыми сведениями с начальством. — Я должен знать! Для себя. — Подтверждая мои мысли, горячо заговорил он. — Я видел следы в лесу и рядом с рудником, сравнивал подошвы. Этому может быть только объяснение. И каким бы оно ни было невероятным, если других нет, значит, оно правильное?

— Они ходили. — Я выдернула ладонь из его руки и подняла ее в предупреждающем жесте. — И больше ни о чем не спрашивайте.

— Хорошо. Спасибо.

Александров кивнул, но скорее каким-то своим мыслям, чем мне, и усталой походкой побрел к себе в кабинет. А я отправилась к себе.

Показавшийся бесконечным день, наконец завершился в девять часов вечера. Поужинав в ближайшем кафе, чтобы не тратить силы и время на готовку дома, мы с Алексеем приехали ко мне и, даже почти не разговаривая, сразу завалились спать.

На следующий день суета вокруг обнаруженных трупов продолжилась, но, меня — слава богу! — она почти не коснулась. Уже после первых исследований медики эксперты выдали на гора столько сенсационной информации, что на этом фоне мой скромный, лишенный экзотических подробностей, рапорт как-то затерялся. Я этому была чрезвычайно рада, у меня о другом голова болела — поиски прялки опять зашли в тупик.

В сумке с подвыванием завибрировал мобильный. Номер на экране не определился, но я все равно приняла вызов — по работе мне звонили порой из самых необычных мест.

— Здравствуйте, Марина Игоревна! Вас можно поздравить?

— С чем? — Удивилась, узнав голос Полозова. Не то, чтобы он был мне неприятен, наоборот, при других обстоятельствах, я бы не упустила случая пофлиртовать с таким мужчиной. Но специфика работы у меня не располагает к раздаче номеров своего телефона малознакомым гражданам. Вот и Константину Вассильевичу этот номер знать было не положено.

— Наслышан о ваших вчерашних подвигах. Не беспокойтесь, эта линия, по крайней мере сейчас, не прослушивается. — Заранее успокоил он. (Вот уж о том, что кто-то услышит наши безумные разговоры о мертвецах, я волновалась меньше всего!) — Шестнадцать упокоенных зомби — впечатляющий результат, из этого можно заключить, что первое одержание прошло успешно. Как вы себя чувствуете после перевоплощения в богиню?

— Нормально. — Я кривила душой. Но не рассказывать же каждому встречному, что все тело болит так, будто меня долго и основательно избивали тяжелыми тупым предметами. Про гигантский синяк во всю грудь вообще молчу! — Что такого спрятано в вашем руднике, что Эмпусов собрал там столько охраны?

— Я, как и вы, полагал, что наш друг держит там прялку. Но если ваша Хозяйка ее не обнаружила, значит артефакт хранится где-то в другом месте. — Мне показалось, Лугаль увиливает от ответа, но продолжать расспросы на эту тему по телефону я не стала. Зато поинтересовалась:

— А ваши люди последнее время никаких зомби не упокоивали?

На том конце трубки вышла крохотная заминка.

— Хотите сказать, Эмпусов поднял больше шестнадцати трупов? — Прозвучало вкрадчиво.

— Нет-нет. Я так спросила, в плане обмена опытом.

"Если мертвеца в Ульяновке проткнули колом не Змеевичи и не люди Курии, что тогда получается? Либо Эмпусов сам избавился от одного из своих ходячих трупов, либо у нас в области действует свободный охотник на зомби. Этого нам только не хватало!"

В это время задребезжал стационарный телефонный аппарат на моем столе, кто-то "домогался" меня по внутренней связи.

— Мне нужно ответить по другой линии. — Извинилась я. — До свидания.

Телефон снова разразился хриплой трелью, я поспешно сняла трубку. Звонила Рейнгард.

— Марин, можешь зайти?

— По делу или чаю попить?

— По делу, Эмпусов хочет с тобой разговор составить.

— С чего вдруг?

— Мне сообщать отказывается.

— Сейчас зайду.

Эмпусова всего третий день как перевели в СИЗО из изолятора временного содержания, он был небрит и от него попахивало, как и от всякого, кто провел несколько дней в камере.

— Здравствуй, мара. — Голубые глаза чуть на выкате уставились мне в лицо. Костюм, в котором я четыре дня назад видела задержанного, на этот раз сменился на темно-синие трико и олимпийку "Найк", в них Эмпус окончательно приобрел вид заправского рэкетира из бурных 90-х. Тем не менее, спортивный прикид выглядел на нем более уместно, чем двойка от "Бриони". — Потолковать надо.

— Меня зовут Марина Игоревна. — Поправила я его. — О чем вы хотите поговорить?

— Сначала отправь следователя, пусть подождет в коридоре! Наш разговор не для чужих ушей. — Эмпусов упорно продолжал обращаться ко мне на "ты", но я решила не заострять внимания. Вряд ли удастся за один раз привить ему хорошие манеры, так зачем зря тратить время и нервы?

— Это невозможно. — Спокойно объяснила я. — Даже если следователь уйдет, останутся конвоиры, они несут за вас ответственность и не бросят вас без присмотра. Так? — Я перевела взгляд на старшего из конвоя.

Вместо того, чтобы подтвердить мои слова, тот вопросительно глянул на арестанта.

— Давайте за дверь, ребятки! — Усмехнулся тот.

— Мы могли бы выйти ненадолго… — Смущенно промямлил сержант, возглавлявший конвой. У меня натурально пропал дар речи, со смешанным чувством изумления и гнева я смотрела, как конвоиры поднимаются со своих мест и направляются к двери. Ленка тоже подскочила со своего стула — конечно же, не для того, чтобы уйти, а от возмущения.

— Вот так-то, мара! — Голубые глаза Эмпуса зажглись злым смехом. — Скоро моя мощь возрастет настолько, что тюремным стенами ее не удержишь.

Внутри меня зашевелилось что-то, обычным раздражением такое не объяснишь. Это больше походило… будто кто-то со стороны пытается пролезть ко мне в голову. Ощущение, как если бы чужая рука беспардонно уминала мой мозг, освобождая для себя место. Я даже поднесла ладонь к виску, словно могла физическим вмешательством остановить вторжение.

— Эй, вы же не оставите арестованного без охраны?! — Сделав над собой усилие, окликнула я конвойных. — Это строжайше запрещено. Так можно и работы лишиться!

Сержант, уже взявшись за дверную ручку, остановился.

— Не боись. Если что, я вас не брошу. А за зарплатой можете хоть завтра к моей жене приходить.

Старший конвоя не знал, как поступить, беспомощно перевел несколько раз взгляд с меня на Эмпусова и обратно. Двое подчиненных безмолвно ждали его решения.

— Я застегну ему наручники за спиной. — Заговорил наконец сержант просительно, причем позволения испрашивал отнюдь не у меня, а у арестованного.

— Валяй. — Разрешил Эмпус, с готовностью разворачиваясь и заводя назад руки.

Щелкнули наручники. Конвой бочком убрался за двери. Мы с Ленкой переглянулись, выхода было всего два: выйти вместе с конвойными в коридор, бросив арестанта в полном одиночестве, или же остаться и послушать-таки, что он скажет.

— Я хочу договорится. — Начал тот. — Прялку вы не нашли и не найдете. — Я насторожилась. Впервые Эмпусов сам упомянул о прялке. А ведь мы так и не собрали доказательств его причастности к хищению в Смоленске! "Показания" домовых к делу, как вы понимаете, не пришьешь. Слова Эмпуса, впрочем, тоже. Но по крайней мере теперь мы знаем, что прялка действительно у него. — Да и зачем она тебе? Пользоваться силой ты не умеешь. Знаю, у тебя был опыт успешного одержания. Но тебе-то лично какой от всего этого прок? Для того, чтобы вернуть молодость и бессмертие — слишком поздно, твое тело не приспособлено для переходов…Скоро наступит время черной луны, и даже сидящей в тебе богине станет не одолеть меня!

"Сидящей во мне богине" не понравилось последнее высказывание, и она снова рванулась, пытаясь вытеснить меня из меня. Словами не передать насколько это было неприятно и, даже больше того, страшно! Вот так, наверное, сходят с ума. "Это оно и есть — одержание!" — смекнула я. В первый раз замена произошла так быстро и внезапно, что я даже ничего не почувствовала. Но сейчас, здесь, я внутренне напряглась, изо всех сил сопротивляясь чуждому вторжению.

На этот раз задавить Марджану оказалось еще труднее: у меня подкашивались ноги от перенапряжения, так что пришлось опереться руками о край стола. Рейнгард заметив неладное, бросилась ко мне через кабинет. От Эмпуса тоже не укрылось творящееся со мной.

— Что Хозяйка, каково оно жить в чисто материальном мире?! — Спросил он с усмешкой, однако предпочел на всякий случай отодвинуться вместе со стулом подальше.

— Тебе нехорошо? — Ленка заботливо заглянула в лицо.

Я судорожно перевела дыхание.

— Все нормально. — Богиня и вправду отступила, оставив "след" в виде холодной испарины на лбу.

— Предлагаю сделку, — продолжил успокоившийся арестант, — ты немедленно выпускаешь меня, а я устраиваю так, чтобы нить твоей судьбы оказалась выткана самым благоприятным для тебя образом. Получишь все, что пожелаешь: богатство, красивого мужа, детей, собаку… Подумай, другого шанса не будет!

"Это самая фантастическая взятка, из всех, что мне предлагали" — промелькнула мысль. Я не собиралась с ним торговаться. Но, пока подследственный идет на контакт, нужно выпытать у него как можно больше.

— Зачем вам столько зомби? — Спросила отдышавшись.

— Мне нужны были сервы, — Эмпус пожал плечами. — Чтобы раскопать завал в шахте, и на случай визита змеевых прихвостней — с ними живым рабам не управиться.

— А что за завалом?

— Что же ты, аватара, а таких элементарных вещей разобрать не можешь?

— Не могу. — Признала я очевидное. — Так, что там?

— Мы договорились?

— Нет.

— Значит ты еще глупее тех болванов, что привели меня сюда. Они-то быстро поняли, за кем сила!

— Тем не менее, наручники не сняли. — Я позволила себе ядовитую улыбку, хотя поведение конвойных, честно сказать, меня ошеломило. Рейнгард-умница, пока мы перепирались, вызвонила одного из оперов. Уже через пару минут он появился на пороге кабинета. Следом притопали и парни из конвойного батальона, но им я больше не доверяла.

— Проследите, чтобы арестованного благополучно доставили в СИЗО. — Попросила оперуполномоченного.

— Я прослежу! — Ответила вместо него Ленка.

— Встретимся в суде. — Проходя мимо следователя, бросил ей Эмпус. — Когда меня освободят, посмотрим, кто за кем следить будет.

— В суде? — переспросила я, когда подследственного увели.

— На следующий вторник назначен процесс по обжалованию меры пресечения. — Поморщилась Рейнгард. — Этот проныра-Гильденстерн успел целую колею в суд протоптать.

— Думаешь, отпустят?

Подруга неопределенно покачала головой. Такой ее настрой меня не порадовал.

— Я к себе, — сообщила ей, — позови, когда на обед соберешься.

Но вернуться к работе не удалось. Опять позвонили на сотовый.

"Что за день такой сегодня?" — В сердцах так ковырнула откидывающуюся крышку, что едва не выронила телефон.

На этот раз звонили с платной стоянки, где я ставила свой "Марч"-ик. Вот уж точно, беда не приходит одна. Мало мне было заморочек с прялками-керами, так теперь к ним еще прибавилась погубленная машина! Из сбивчивых объяснений дежурного охранника понять можно было не так уж много, но одно я уяснила — кто-то поджог мой автомобиль.

— Выезжаю! — Бросила я в трубку и принялась лихорадочно одеваться. Как назло, Миргородцев уехал по Ленкиному заданию. В управлении все машины расхватал лазаревский отдел. Пришлось ловить такси прямо на улице.

Моя "Ласточка" одиноко стояла на опустевшей асфальтовой площадке, огороженной со всех сторон сетчатым забором. Снег здесь сгребали ежедневно, поэтому кое-где даже можно было разглядеть белую разметку. Но под моей машиной разлолось грязно-черное озеро. Поверхность его парила. Машины других клиентов сгрудились на противоположенном конце стоянки, подальше от изуродованного огнем "Ниссана". У меня аж сердце зашлось, когда я увидела свой маленький "Марч": черный от обуглившейся краски, лохмотья шин вплавились в асфальт, стекла выбиты — толи во время тушения, толи лопнули от перегрева. По земле прямо между колесами от переднего бампера и до самого ограждения змеилась трещина. Асфальт раскололся, стенки разлома покрывала уже знакомая черная субстанция, больше всего напоминавшая загустевший мазут. Из трещины тоже вырывался пар. Рядом с обезображенным автомобилем переминались с ноги на ногу все трое охранников из дневной смены. У их ног валялось четыре огнетушителя, явно опустевших, и грязный холщовый рукав, одним концом уходивший в дверь сторожки. Из брандспойта на его конце продолжала литься вода, размывая остатки снега.

— Что здесь случилось? — Накинулась я на старшего смены. — Это явный поджог! Как вы могли проворонить?!

— Но, Марина Игоревна! — Охранник знал меня не первый день. — Я же говорил вам, еще по телефону, мы — не виноваты. Тут, видать, какую-то подземную трассу прорвало. Ка-ак громыхнет, как полыхнет снизу! Асфальт треснул, шины махом к земле пришкварились. Потом уже и кузов загорелся. Мы с ребятами прибежали, стали пеной заливать, но тут эта дрянь снизу полезла, — он показал на черную лужу, — потом окна полопались. Но вообще, не так уж сильно она и горела. Даже пожарка не потребовалась, своими силами потушили. Хорошо рядом других машин не было. Не знаю вот только, кому из коммунальщиков звонить: в водоканал или энергосбыт. Может, вы подскажете?

Все это он рассказывал, бегая вместе со мной вокруг обгорелого "Ниссана". От последнего вопроса я сначала отмахнулась: "Пускай, страховщики с этим разбираются!" Не откладывая, принялась набирать номер страховой компании. Потом повнимательнее взглянула на непонятную дымящуюся лужу.

— Что за ерунда?…

Если бы мы не находились сейчас на территории Западно-Сибирской низменности, я бы решила, что это — лава. Вот точно также она выглядела в одном научно-познавательном фильме, который крутили по каналу "Дискавери".

— Из труб наверное натекло. — Предположил охранник. Его версия не показалась мне разумной, если допустить, что это разлился мазут, выходит у нас нефтепродуктопровод проходит прямо под улицей — а это невозможно. Над такими магистралями жилые районы не строят.

Народ у нас любит хаять милицию. А между прочим, вызванная мною дежурная группа из Центрального отдела прибыла всего через пятнадцать минут. А вот страхового агента пришлось ждать долго. Коллеги из Центрального давно окончили осмотр и, собрав объяснения со всех присутствующих, отбыли "на базу", а мы все топтались: то у спаленной машины, то у окна в сторожке. Когда же агент наконец прибыл: щеголеватый молодой человек в круглых очочках и дубленке на распашку, демонстрирующей нам пиджак в полоску и ярко розовый галстук, оказалось, что с ним нет эксперта, способного оценить масштабы и причину повреждений.

— Странное у вас какое-то возгорание. — Обходя успевшую застыть черную лужу, заявил он. — На поджог смахивает… — Он сделал многозначительную паузу. Старший охранник тут же вновь затараторил свою историю о подземном взрыве.

— Так-так-так… коммуникации говорите… — Наигранно постукивая ручкой (явно, чтобы оценили "золотое перо") по блокноту повторил агент недоверчиво. — Не знаю-не знаю… на прорыв трубы не похоже. Потом, почему автомобиль так странно обгорел. Внизу едва стальные оси не расплавились, а салон — почти не пострадал. Странный несчастный случай!

Долгое ожидание и насмешливо-подозрительный тон агента привели меня в бешенство. Обычно к этому чувству примешивалась еще и бессилие перед природной наглостью таких вот типов. И сделать с ними зачастую ничего не возможно! Будь я мужиком — двинула бы в морду!.. Хотя нет, а то еще и сидеть за этого розовогалтстучного молодчика придется. Но на этот раз, вместо жгучей обиды и возмущения в груди поднялась совсем другая "волна", сила — та самая, что расшвыривала зомби на Чертовой Плеши. Больше она не старалась проникнуть ко мне в голову, а лишь теплом растеклась по телу, принеся спокойствие и полную уверенность в себе.

— Мне плевать поджог это или несчастный случай. — Отчеканила я, надвигаясь на агентишку, и тот как-то сжался, скукожился под моим взглядом. — Я застраховала автомобиль и от того, и от другого, и хочу получить страховку как можно быстрее. Надеюсь, ваши недавние разглагольствования не намекали, что я сама подпалила машину?

— Нет. — Поспешно заверил страховщик, поправляя очки.

— Вот и славно. Не то вы мне еще и за клевету заплатите.

Достав телефон, я сделала несколько снимков автомобиля в разных ракурсах — хотя нужды в этом никакой не было, милицейские эксперт еще раньше снял место просишествия со всех сторон. Потом потребовала агента и охранника встать рядом с машиной и запечатлела их на фоне моей "Марч" ика.

— Вы, Дмитрий, — я неожиданно легко припомнила до этого не шедшее на ум имя старшего охран