/ / Language: Русский / Genre:det_history / Series: Акитада Сугавара

Свиток дракона

И. Паркер

Дело об обозах с налогами, уже в третий раз исчезающих на пути в столицу… Такое расследование — идеальный способ разогнать скуку для томящегося от безделья Акитады. Однако в далекой провинции Кацуза его ожидает не безобидная игра с проворовавшимися чиновниками, а смертельно опасная схватка с многочисленными врагами. Смерть Акитады выгодна и шайке бандитов, и монахам-вероотступникам, и высокопоставленным столичным интриганам. А защищать его готовы лишь хитроумный слуга Сэймэй и молодой телохранитель — мастер боевых искусств Тора по прозвищу Тигр… Втроем они начинают игру со смертью. Но кто победит?

И. Дж. Паркер

Свиток дракона

Моему литературному агенту Джине Нэггар с благодарностью за неустанную поддержку, моральную помощь и веру в меня посвящаю я эту книгу…

Кизарацу — столица провинции Кацуза

1. Территория суда и губернаторская резиденция

2. Казенная гостиница

3. Большие Северные ворота

4. Монастырь Четырехкратной Мудрости

5. Тюрьма

6. Префектура

7. Особняк Татибаны

8. Синтоистский храм

9. Школа боевых искусств

10. Рынок

11. Харчевня

12. Арам богини Каннон

13. Креветочная харчевня

14. Большие Южные ворота

15. Жилище Жасмин

16. Жилище Xидэсато

17. «Нищенский» пустырь

18. Военный гарнизон

Список персонажей

(фамилия предшествует имени)

Главные герои:

Сугавара Акитада — дворянин лет двадцати пяти, мелкий государственный служащий, направленный с особым поручением в провинцию Кацуза

Сэймэй — потомственный вассал семьи Сугавара и верный спутник Акитады

Тора — беглый солдат, поступивший на службу к Акитаде

Персонажи, связанные с кодом уголовных дел:

Фудзивара Мотосукэ — губернатор провинции Кацуза, кузен Косэхиры

Секретарь Акинобу — помощник и правая рука Мотосукэ

Капитан Юкинари — начальник местного гарнизона

Префект Икэда — должностное лицо, надзирающее за порядком; подчиненный Мотосукэ

Князь Татибана — бывший губернатор провинции, отошедший на покой

Госпожа Татибана — его молодая жена

Учитель Дзото — настоятель монастыря Четырехкратной Мудрости

Кукай — помощник настоятеля Дзото

Хигэкуро — калека-борец, учитель боевых искусств

Аяко — его старшая дочь, ставшая вслед за отцом мастером боевых искусств

Отоми — его младшая дочь, глухонемая художница Крыса — уличный попрошайка Хидэсото — безработный солдат

Фудзиваре Косэхира — столичный дворянин, лучший друг Акитады

Такасина Тасуку — столичный друг Акитады

Госпожа Асагао — фрейлина императрицы

Прочие:

Минамото Ютака — начальник Управления по государственному надзору

Сога Йетада — министр юстиции

Сато, Сёму, Дзюндзиро — слуги в доме Татибаны

Шрам, Юси, Юбэй — уличные головорезы

Жасмин — уличная девка

Дзисаи — лоточник

Сэйфу — торговец шелком

(А также монахи, солдаты, горожане)

ПРОЛОГ

Соглядатаи

Хэйан-Ке (Киото)

Месяц желтеющей листвы (сентябрь) 1014 года

Наблюдателей в ту ночь в саду было двое. Один, пожилых лет, чуть нагнувшись вперед, прислушивался к легким шагам по тропинке, ведущей от крошечного павильона на задворках.

Молодая женщина возвращалась. Возвращалась одна! Он залюбовался на мгновение тончайшим переливчатым шелком и сиянием золота в ее волосах. Лунный свет скрадывали кроны деревьев, к тому же к старости он ослаб глазами, поэтому не сразу заметил, что она плачет. У ворот женщина споткнулась; тонкая, выставленная вперед рука нащупывала путь. На пороге она оглянулась в сторону павильона, потом выскользнула на улицу и скрылась.

Старик улыбнулся беззубым ртом. Влюбленные поссорились. Хозяин его был на редкость красив. Неудивительно, что ему удалось покорить сердце столь знатной дамы, чьи роскошные наряды и золотые украшения в волосах недоступны простым смертным.

Он был доволен. Жизнь его в последнее время ограничивалась узкой полоской сада, обозреваемой с веранды, да тайными усладами сильных мира сего — витиеватым размышлениям об этих чужих страстях он одиноко предавался долгие и долгие часы. Мысленно он уже заглядывал вперед, думая о новых ночных забавах. Удовлетворенно вздохнув, старик заковылял к постели.

Второй соглядатай тоже был доволен. Крадучись, он проследил за парочкой до самого ее потайного гнездышка. Его зоркий глаз тоже заметил блеск золотых украшений в волосах дамы, когда та проскользнула мимо него на улицу. Какая неожиданная удача! Он и не надеялся, что она пойдет обратно так скоро, да к тому же в одиночестве. И последовал за ней.

Дама торопилась — почти бежала по пустынным улицам. Еще никогда она не ходила одна этой дорогой, как, впрочем, и другими. Обычно передвигалась в повозке или в паланкине — и всегда с провожатыми, — но сегодня совсем другой случай. Прежде, когда они ходили по этой дороге вместе, она всегда пряталась за вуалью и позволяла мужчине вести себя. Теперь же беспокойно оглядывалась по сторонам в поисках знакомых вешек.

Пару раз она свернула не туда, а однажды ей послышались шаги за спиной. Она подумала, что это ее возлюбленный, и обернулась, но никого не увидела. Дома вокруг по большей части были полуразрушены и пустовали. Остальные же прятались в гуще зарослей с наглухо закрытыми от незваных гостей воротами.

Походка ее стала неуверенной. В лунном свете серебрились дорожки слез на щеках. Эти встречи в уединенном павильоне были облечены ужасной тайной. Все теряло смысл перед их страстью. Она всей душой стремилась предаться в руки возлюбленного, и вот теперь совсем одна и в полном отчаянии…

Улицы были пустынны, но в окрестных зарослях сумрачные тени беззвучно двигались в поисках добычи. Где-то пискнула и метнулась прочь мелкая зверушка. Подобрав длинный волочащийся подол, она снова пустилась бежать, воображая, как по пятам гонятся голодные тигры и демоны с окровавленными клыками. Причудливые тени выступали из темноты запущенных садов, с ветвей доносились зловещие звуки. Какая-то ночная птица, взметнувшись, коснулась крылом ее шеи, и она в ужасе вскрикнула, моля о помощи милосердную Канон.[1]

Наконец она увидела позолоченную крышу пагоды и вздохнула с облегчением. Она добралась до полуразрушенной стены старого заброшенного храма и поняла, где находится. В лунном свете величественные священные строения хранили тишину и безмятежность. Обитавшая здесь богиня, защитница слабых и несчастных, услышала ее крик.

Прямо за храмом, на пустыре, среди нищенских лачуг и хибар, преследователь настиг молодую женщину.

Этот хищник в человеческом обличье ожидал увидеть даму в сопровождении ее любовника, с которым готовился сразиться, но все оказалось гораздо проще.

Одним прыжком он преградил ей путь, оскалившись в улыбке. Она остановилась и тихо ахнула. В этот момент тучи рассеялись и лунный свет упал на его лицо. Отшатнувшись в ужасе, она издала протяжный жалобный крик.

Но на этот раз милосердная богиня ее не услышала.

ГЛАВА 1

Происшествие в Фудзисаве

Дорога Токайдо

Месяц ухода богов (ноябрь) того же года

На Токайдо, большой имперской дороге, ведущей в восточные провинции, всегда было людно и неспокойно. Военные заставы проверяли у путников документы и патрулировали окрестности, но были малочисленны и разделены большим расстоянием, так что грабежи здесь стали обычным делом для самых отчаявшихся.

Два столичных всадника на почтовых лошадях отмерили уже немалый путь. Высокий молодой человек в выцветшем дорожном платье и домотканых штанах скакал впереди. Притороченный к седлу меч выдавал в нем представителя знатного сословия. Его слуга, щуплый старичок в простеньком сером кимоно, следовал за хозяином на вьючной лошади.

Молодым господином был Акитада, потомок старинного и прославленного, но обедневшего рода Сугавара. В свои двадцать пять он совсем недавно занял должность мелкого чиновника в министерстве юстиции, да и ту сумел получить лишь благодаря первому месту на выпускных экзаменах в университете. Сейчас же направлялся в провинцию Кацуза, где ему предстояло расследовать крупные растраты налоговых отчислений. Важное правительственное поручение наполняло его восторгом — это было его первое путешествие за всю жизнь в столице, а оказанная честь превосходила самые смелые мечтания.

Сэймэй, прослуживший семье Сугавара всю свою жизнь, втайне полагал, что его молодой хозяин достоин и большей чести, однако держал подобные мысли при себе. Сам он умело вел хозяйские счета, был великим знатоком целебных трав и гордился своим недюжинным знанием трудов Конфуция, которого часто по-отечески цитировал Акитаде на правах мудрого наставника.

Будущее молодого Акитады его тревожило, так как сулило суровые испытания.

Акитада мечтательно улыбался, блуждая рассеянным взглядом по синей полоске гор — ему грезились почести, ожидающие его по успешном завершении задания, — когда увесистый камень вдруг ударил его лошадь по крупу. Заржав и взметнувшись на дыбы, животное скинуло седока в грязь и умчалось прочь. От удара Акитада едва не потерял сознание.

В тот же миг два мускулистых бородача, вооруженных здоровенными дубинами, выскочили из кустов на дорогу и, схватив под уздцы лошадь Сэймэя, велели ему спешиться. Старик повиновался, трясясь от страха и беспомощной ярости, а его молодой хозяин сидел на земле, держась за голову и глядя вслед уносящемуся мечу. Один из разбойников занес над ним дубину, но Сэймэй с криком ударил другого в пах. Тот согнулся пополам, взвыв от боли.

Почти ничего не видя перед собой, Акитада вскочил и приготовился защищаться голыми руками. С трудом увернувшись от первого удара дубины, он вздрогнул при мысли, что позорная и жалкая смерть на дорожной обочине лишит его возможности проявить свои таланты имперского следователя.

Когда второй разбойник, переведя дух, занес дубину над Сэймэем, откуда ни возьмись появился еще один грязный оборванец. Быстро смекнув, в чем дело, он схватил валявшийся на земле крепкий сук и обезоружил нападавшего, сломав ему руку. Подобрав разбойничью дубину, он подступил к другому грабителю, наседавшему на Акитаду.

И если молодой человек не представлял для него опасности, то незнакомец, вооруженный точно такой же дубиной, как вскоре выяснилось, владел ею безукоризненно — Акитада с изумлением наблюдал, с каким мастерством и проворством он ею орудует. Ему прежде не доводилось наблюдать палочный бой, и хотя суковатые дубины и длиной, и весом, и формой сильно отличались от бамбуковых шестов, было видно, что оба человека умелые бойцы. И все же незнакомец владел этим искусством лучше. Он отражал молниеносные удары, прыгал как кузнечик, делал ложные выпады и вконец измотал противника, прежде чем нанести тому последний сокрушительный удар в лоб, сразивший его наповал. Второй разбойник к тому времени удрал, и молодой оборванец, сняв у побежденного с пояса веревку, связал его.

— Ай да молодец! Прекрасная работа! — восторженно вскричал Акитада. — Мы обязаны тебе жизнью… — И испуганно осекся, когда спаситель распрямился и поднял голову.

Парень улыбался как ни в чем не бывало, хотя из распоротой щеки бежала кровь.

— Сэймэй, скорее неси сюда свою коробку со снадобьями! — крикнул Акитада.

Но парень покачал головой, продолжая сиять белозубой улыбкой, и отер кровь с щеки тыльной стороной ладони.

— Бросьте! Что за пустяки! Давайте-ка лучше, господин, я приведу вашу лошадку.

Он убежал и вскоре вернулся, ведя под уздцы лошадь Акитады.

— Позвольте дать вам один совет, господин, — сказал он. — Держите меч при себе. Тогда разбойник дважды подумает, прежде чем напасть на вас.

Акитада покраснел. Для простого бродяги этот парень уж больно дерзок. Тем не менее он был прав, и Акитада сдержался.

— Да. Благодарю тебя еще раз. Признаю, что был беспечен. А теперь сделай милость, покажи свое лицо Сэймэю. Пусть он обработает рану.

На лице парня красовалось еще несколько давних синяков, без которых его можно было бы назвать красивым. И что это за драчун такой?

Но незнакомец упрямо мотнул головой и попятился от Сэймэя и его коробки с целебными снадобьями.

— Не бойся, у него легкая рука, — поспешил успокоить Акитада.

Незнакомец стрельнул в него глазами и послушался.

— Ты, надо полагать, живешь где-то неподалеку? Как тебя зовут? — поинтересовался Акитада, наблюдая за процессом.

— Вовсе нет. Я просто шел мимо. Ищу поденную работу в каком-нибудь хозяйстве. А зовут меня Тора.

— Но все полевые работы давно закончились. — Акитада задумчиво посмотрел на парня. — А знаешь, Тора, может, это и совпадение, но мы в долгу перед тобой, а мне нужен слуга. Я видел, как ты потрясающе владеешь этой палкой. Хочешь поехать с нами в провинцию Кацуза?

При этих словах Сэймэй выронил из рук баночку с мазью и изумленно уставился на хозяина. Парень размышлял всего мгновение, потом кивнул.

— Почему бы и нет? Попробовать можно. Вам двоим нужна защита, а мне без разницы, куда идти — в Кацузу или в какое другое место. — И он снова сверкнул белозубой улыбкой.

Тут Сэймэй не выдержал:

— Господин, неужто вы и впрямь думаете взять с собой этого типа?

— О ком это ты, старик? Наверное, вон о том дурне? — Тора, как бы не понимая, небрежно махнул рукой в сторону связанного разбойника. — Да не волнуйся! Он теперь и с места не двинется. Мы направим сюда старосту из ближайшей деревни. Представь, как он порадуется, получив денежки за эту буйную голову!

Сделка показалась Акитаде вполне честной. Они получат защиту и надежного слугу, согласного брать за свои труды только еду да несколько медных монет. А мешать он им не будет — пойдет скорым шагом рядом с лошадьми.

Переправившись через залив Наруми на пароме, они к вечеру добрались до города Футакавы и остановились перед громадным буддийским храмом, известным святилищем бога-лисицы Инари, покровителя земледельцев. У ворот под отдельной крышей была установлена вертикальная доска, на которой городские власти обычно вывешивали важные объявления.

— Смотрите-ка! — Акитада усмехнулся, указывая на свежий листок бумаги, исписанный крупными черными иероглифами. — «Разыскивается Горный Тигр — живой или мертвый — за убийство и грабеж. Разбойник имеет высокий рост, отвратительную наружность и волосатое тело. Обладает силой дракона!» Ну надо же! Да тут, похоже, орудует целая шайка грабителей!

Тора осклабился.

— Как там они пишут? — Он поиграл мышцами. — Силой дракона? Ну что ж, очень лестно.

Акитада обернулся на него в изумлении:

— Так ты и есть Горный Тигр? Ну да, конечно! Ведь «тора» означает «тигр»!

— Ну… в некотором смысле это мог быть и я, — слегка покраснел парень. — Только все это ошибка.

— Что-о?! Так он еще и разыскивается властями?! — вскричал Сэймэй. — Разбойник и убийца! Хотя, может, не такой уж высокий и не волосатый. А ну доставайте свой меч, хозяин! Мы сдадим преступника властям!

— Кто бы он там ни был, он спас нашу жизнь, — напомнил Акитада старику и снова повернулся к Торе. — Ну-ка признавайся скорее: ты один из этих «горных тигров»?

— Нет. — Парень честно смотрел ему в глаза. — Вы вряд ли поверите, но так уж получилось, что я укрывался с ними в одной пещере. Солдаты порвали мои документы — сказали, что они ворованные. Я и сообразить не успел, как всех заковали в цепи да начали толковать, не отрубить ли мне голову. Тогда я выхватил у их начальника меч и пустился наутек. — Он смотрел на Акитаду и смиренно ждал, какое тог примет решение.

Молодой человек смерил его пристальным взглядом.

— Ты убил кого-нибудь, пытаясь освободиться?

— Не-ет!.. Они и приблизиться-то ко мне боялись, когда я завладел мечом. Я рванул вниз с горы и в ближайшей деревне воткнул меч возле дома старосты.

Акитада вздохнул.

— Ну что ж, я тебе верю. Только придется выправить тебе какие-нибудь документы, пока мы не добрались до следующей заставы.

— Никуда я не пойду, ни в какие судилища! — взбунтовался Тора.

— Не говори глупостей, — возразил Акитада. — Ты согласился служить мне, но я же не могу путешествовать с человеком, объявленным в розыск.

Тут вмешался Сэймэй:

— Ой, хозяин, пожалеете, когда все это окажется сплошным враньем. Не быть ястребу соловьем, и тот, кто служит его высочайшему величеству, не нанимает себе в слуги разбойников с большой дороги.

Акитада пропустил замечание мимо ушей.

Выправить документы для их подозрительного спутника оказалось делом на удивление простым. Местный мировой судья был повергнут в благоговейный ужас, увидев верительные грамоты Акитады; ему и в голову не пришло спрашивать, зачем тому понадобилось нанимать еще одного слугу со странным именем Тора и наружностью отпетого головореза.

Благодарность свою Тора выражал усердной службой. Он окружил заботой подозрительного Сэймэя и находил самый лучший ночлег по самым низким ценам. Последнее обстоятельство было немаловажным, ибо Акитада хоть и следовал по имперскому заданию, не мог себе позволить обычной вооруженной свиты, а посему имел с собой лишь малое количество серебра да несколько мешков риса для еды и обмена.

Но больше всего в заключенной сделке Акитаду устраивало то, что каждый день путешествия Тора начинал или заканчивал уроком палочного боя, который преподавал своему новому хозяину. С каждым прыжком или выпадом Акитада все больше и больше убеждался в великодушии нового слуги.

Зато уроки эти возмущали Сэймэя, утверждавшего, что благородный господин не должен браться за такое плебейское оружие. Впрочем, увещеваний старика никто не слушал, и тот обиженно замыкался, ворча на Тору и при каждой возможности упрекая его в отсутствии должного почтения.

Когда в один из дней впереди наконец показалась гора Фудзи, Акитада, потрясенный зрелищем, даже остановил коня. Окутанная легкой полупрозрачной дымкой, величественная белоснежная вершина словно плыла в облаках. Преисполненный благоговейного восхищения и гордости за землю, на которой родился, он на миг утратил дар речи.

Сэймэй обратил их внимание на дымок, вроде бы поднимающийся над вершиной.

Тора расхохотался:

— Ха!.. Вы бы видели, каков этот великий дух по ночам! Изрыгает огонь словно дракон!

— Огонь и снег! — изумлялся Акитада, до слез расчувствовавшись. — Должно быть, она очень высокая!

— О-о, достает до самого неба! — заверил Тора, для наглядности взмахнув рукой ввысь. — Те, кто поднимался на вершину, никогда не возвращались. Прямиком попали на небеса.

— Да… воистину говорят: нет лекарства от глупости, — буркнул Сэймэй, сверх всякой меры раздраженный столь низменной манерой речи. — Уж лучше бы ты помолчал в присутствии благородных людей.

— Что-о?.. — оскорбился Тора. — Вот так дела! Что же вы там, в своей столице, и в богов не верите?

Сэймэй не удостоил его ответом.

В Мисиме начинался долгий, изнурительный подъем до Хаконэ. Этот горный перевал был самым протяженным и высоким на всей дороге Токайдо. Вокруг клубились облака, тягучее безмолвие висело в воздухе, словно пеленой обволакивая темные сосны и криптомерии.

Между крутым горным склоном и озером Хаконэ, чья безмятежная пустынная поверхность словно зеркало отражала небо и горные вершины, располагалась пограничная застава. Здесь впервые за все время после отъезда из благопристойной и цивилизованной столицы они увидели проявления грубого пограничного правосудия. На невысоких подставках, вкопанных в землю прямо перед заставой, были разложены головы преступников, к коим прилагались таблички с описанием совершенных ими деяний — в назидание и устрашение тем, кто еще готов был отважиться на подобное.

При всей тошнотворности этого зрелища Акитада все же заставил себя подойти поближе и прочесть таблички — числом около двадцати. Убийство, насилие, грабеж, мошенничество и один случай государственной измены. Власти этой восточной провинции явно со всей ответственностью подходили к такому важному делу, как проверка путешественников.

Он присоединился к своим спутникам, сильно беспокоясь за судьбу Торы. Какая участь ждет парня, если пограничная стража затеет подробный допрос ради выяснения личности? И сможет ли он даже в своем высоком положении спасти голову нового слуги, если Тору арестуют за предполагаемые преступления?

Акитада беспокойно огляделся. Перед ними еще примерно двадцать человек ждали своей очереди. А та двигалась медленно. Обойти стороной заставу Хаконэ не представлялось возможным.

К ним подошел стражник, попросил показать документы и пригласил в канцелярию.

Нырнув за занавеску, они очутились в просторном помещении, где на грязном полу была установлена низкая широкая скамья прямо перед деревянным возвышением. Тора с Сэймэем опустились на скамью, Акитада остался стоять.

На помосте сидели усатый капитан пограничной стражи, три таможенных чиновника в штатском и писец за низеньким столиком сбоку.

Стражник протянул начальнику документы Акитады и что-то прошептал тому на ухо. Капитан смерил Акитаду пристальным взглядом черных глаз, оглядел Сэймэя и Тору и принялся изучать документы, некоторые по два раза.

Акитада почувствовал, как капельки пота выступили у него над верхней губой и повлажнели ладони. Совсем не такой прием ожидал он встретить на пограничной заставе. Он даже вздрогнул, услышав грубый, лающий голос:

— Подойдите сюда, господин!

Акитада не хотел садиться, считая, что распоряжения здесь должен отдавать он, а не кто-то другой, но, боясь привлечь внимание к Торе, повиновался без возражений.

— Из ваших документов я вижу, что вы направляетесь из столицы в провинцию Кацуза со специальным заданием.

Акитада кивнул.

— Люди, сопровождающие вас, являются вашими слугами и вы ручаетесь за них? — Черные глаза-бусинки сверлили Тору еще более пристально, чем прежде.

— Да. — Акитада постарался придать голосу небрежности, хотя сердце отчаянно колотилось. — Пожилого зовут Сэймэй, молодого — Тора.

— Понятно. Почему вы оформляли документы на человека по имени Тора в Футакаве?

Акитада почувствовал, что краснеет.

— Э-э… видите ли, — запинаясь начал он, — дорога оказалась труднее, чем мы ожидали. Сэймэй… м-м… не привык к путешествиям, у нас возникли кое-какие трудности, вот я и решил нанять другого слугу.

Капитан смерил его долгим испытующим взглядом и ухмыльнулся:

— Трудности? К путешествиям вы, я вижу, и впрямь не привыкли. Умудрились проделать немалый путь без свиты. Многие столичные господа, попав на эту дорогу, дают стрекача задолго до Хаконэ.

Акитада снова покраснел, на сей раз от злости, но, закусив губу, промолчал.

— Какие дела у вас в Кацузе?

— Я направляюсь туда по императорскому приказу, как это видно из бумаг, капитан…

— Капитан Сайто. Случайно, не с расследованием налоговых недостач?

Инструкция предписывала Акитаде действовать по своему усмотрению, а этот человек мог владеть ценной информацией, поэтому он сказал:

— Да. А что вам известно об этом деле?

— Мне известно, что в течение нескольких лет товары из Кацузы минуют эту таможню. Большое число художественных ценностей — древних свитков, скульптуры и прочих предметов искусства — проходит каким-то другим путем. И никаких налоговых отчислений из Кацузы в императорскую казну. — Капитан обернулся к одному из чиновников. — Принесите-ка мне регистрационные книги за последние два года, а также копии бумаг, касающихся налоговых отчислений из провинции Кацуза. — Раскрыв одну из регистрационных книг, он полистал страницы, нашел какое-то место и кивнул Акитаде. — Вот, посмотрите сами! Когда они снова не прошли через нас в положенное время в этом году, я отрапортовал в столицу. Снова отрапортовал.

Снова? Акитада наклонился, чтобы прочесть.

Чиновник вернулся с коробкой документов, которую поставил на пол. Капитан достал из нее еще две учетные книги.

— Вот пожалуйста — за прошлый год… Ничего. — Он ткнул пальцем в строчки. — И здесь то же самое, — придвинул он к Акитаде третью книгу. — А вот копии отчетов, посланных мною в столицу.

Акитада изучал книги, не веря своим глазам.

— Выходит, примерно за три года из Кацузы не поступало никаких налоговых отчислений? — спросил он.

Такое положение дел казалось просто немыслимым. Более того, из документов было ясно, что до сих пор никто не удосужился заняться расследованием этого вопроса.

— Не примерно, а именно за три года, — поправил его капитан. — А до этого все шло своим чередом, никаких сбоев и нарушений, по незыблемому распорядку — словно гуси, улетающие зимой на юг.

— И как вы это объясняете?

— Да никак. — Капитан смерил Акитаду оценивающим взглядом и поджал губы. — Я просто выполняю свой долг. Моим людям предписано опрашивать всех приезжающих с востока о происшествиях на дороге. Мы здесь еще ни разу не слыхивали о шайках грабителей. Ведь напасть на охраняемый налоговый караван мог бы только хорошо вооруженный отряд. Так что мое мнение таково — но только учтите, это всего лишь мое мнение: все эти ценности никогда не вывозились из Кацузы. Вот так-то! — Он прокашлялся и снова смерил Акитаду испытующим взглядом. — И имперские власти, как видно, не особо спешат заняться расследованием. — Уголки его рта дернулись в насмешке. — До сих пор не спешили.

Акитада почувствовал, как краснеет. Он понимал, что думает капитан. Никому не нужно, чтобы ценный груз был найден. Направляя на расследование столь важного дела молодого неопытного чиновника, правительство тем самым демонстрировало, что хочет похоронить эту историю. Для чего? А для того, чтобы отвести всяческие подозрения от тамошнего правителя, коим являлся Фудзивара, дальний родственник самого канцлера. К несчастью, он также приходился кузеном лучшему другу Акитады Косэхире. Они сдружились еще в университете, томимые одиночеством — Акитада был беден, а с Косэхирой, толстым коротышкой, никто не хотел дружить.

Манеры капитана не очень-то нравились Акитаде, поэтому он сухо отрезал:

— Благодарю вас. Мне, однако, пора ехать. Если вы с нами закончили…

Капитан усмехнулся:

— Конечно, конечно! Не смею задерживать! Удачи вам, господин! — И отвесил нарочито почтительный поклон.

— Сэймэй! Расплатись за лошадей.

Когда они направлялись к выходу, капитан крикнул им вслед:

— Погода портится. Вы бы лучше переночевали на заставе.

Обернувшись, Акитада сухо сказал:

— Благодарю, но нам надо спешить.

Они начали спуск засветло, но вскоре пошел холодный, нудный дождь. Его унылая серая пелена заволокла красивые окрестности, промокшая одежда вызывала озноб. Продрогшие, измотанные, они остановились в Одаваре у подножия горы и заночевали в захудалой, кишевшей крысами гостинице, где спать пришлось на влажных гнилых циновках, укрывшись собственной мокрой одеждой.

Наутро небо еще больше затянулось тучами и дождь только усилился, но они все равно отправились в путь. Дорога вилась у подножия гор, пока снова не вывела к побережью. Они еще не видели моря, но уже почувствовали его соленый дух, приносимый ветром.

Вскоре лесная полоса кончилась, и им открылся океанский простор, окутанный стылой туманной дымкой. Ветер рвал тучи в клочья, угольно-черный океан бурлил и ревел, извергая и тут же снова проглатывая хлопья грязной желтой пены, дождь продолжал хлестать в лицо, насквозь пропитывая отяжелевшую одежду. Сэймэй начал кашлять.

После Ойсо дорога снова пошла вглубь от побережья и вывела их на просторную равнину, большую часть года служившую рисовой житницей для всей страны. Рисовые поля, перепаханные и утопающие в воде, простирались повсюду, доколе хватало глаз. Дорога Токайдо пролегала здесь по специально проложенной дамбе, обсаженной с обеих сторон соснами, клонившимися сейчас под весом набухшей влагой хвои.

Наконец, к вечеру этого трудного дня, дождь приутих и превратился в мелкую морось. Окончательно вымотанные, они добрались до залива Сагами и расположенного на его побережье города Фудзисава. Отсюда Акитада намеревался продолжить путь по воде, наняв лодку, которая перевезла бы их на ту сторону залива, в провинцию Кацуза. Таким образом они сэкономили бы пять или шесть дней пути и добрались до провинциальной столицы за два дня.

Город Фудзисава оказался довольно большим, многолюдным и имел свою почтовую станцию и собственное подразделение полиции. Он считался главным портом в заливе Сагами, а на ближайшем островке Эносима находился знаменитый на всю страну храм.

Когда они въехали в город, Тора отправился на поиски гостиницы для ночлега, а Акитада с Сэймэем поехали на почтовую станцию вернуть лошадей. По тесным городским улочкам передвигаться верхом оказалось непросто. Лошади шарахались от зонтиков лоточников, разгоняя толпы местных жителей, бранящихся им вслед.

Почтовая станция находилась почти у самой гавани. У ворот на доске объявлений они увидели огромный, пожелтевший от времени рваный плакат. Иероглифы на нем поблекли, но еще виднелись остатки красной государственной печати. Акитада подошел, чтобы прочесть, и сумел разобрать, о чем говорилось в воззвании. Это была просьба к гражданам о любых сведениях относительно пропажи ценного правительственного груза, за предоставление которых обещалось серьезное вознаграждение. Под указом красовалась печать правителя Кацузы. За долгие месяцы никто, судя по всему, так и не обратился за вознаграждением, и объявление с тех пор ни разу не обновлялось.

Акитада вернулся к Сэймэю.

— Старое объявление о пропавших ценностях. И это совсем не красит здешнего губернатора. Он, как видно, даже не пытался расследовать дело о пропаже. Как же мы воспользуемся его гостеприимством, если он наш главный подозреваемый?

Вместо ответа Сэймэй чихнул, после чего хрипло прибавил, стуча зубами:

— Понятия не имею, хозяин.

Акитада внимательно посмотрел на старика. Тот неестественно раскраснелся и обмяк в своем седле.

— Ты хорошо себя чувствуешь, старина? — с тревогой спросил Акитада.

Сэймэй передернулся от холода и закашлялся.

— Просто озяб немного. Мне полегчает, как только я слезу с этой лошади и немного разомну ноги.

Они сдали лошадей на станцию.

Дождь прекратился, но из-за пасмурного неба быстро темнело. В городе зажигались огни. Повсюду витали ароматы пиши. Акитада и Сэймэй медленно пробирались сквозь толпу, заглядывая во все встречные гостиницы в поисках Торы. Но тот пропал — словно его дождем смыло.

В каком-то пустынном, неприветливом квартале Акитада вдруг заметил, как устало шагает старик, и остановился.

— Ну вот что, Сэймэй. Мы бродим уже целый час. Пора, наверное, вернуться, снять комнату в гостинице и отдохнуть. Тебе нужны горячая ванна, немного теплого вина и сухая постель.

К его удивлению, Сэймэй запротестовал.

— Пожалуйста, хозяин, — сказал он, стуча зубами, — давайте походим еще немного. Что-то нехорошее у меня предчувствие. Это совсем не похоже на Тору.

— Брось! Он молод и силен. Может, просто устал от нашего общества и сбежал.

— О Боже! — вскричал Сэймэй, заламывая руки. — Надеюсь, это не так. Ай-ай-ай!.. Это все моя вина!

— Твоя вина? О чем ты?

— Не зря говорится: можно вынести холодную погоду и холодную пищу, но не холодные взгляды и слова. — Старик поник головой. — Я был очень неприветлив с этим парнем.

— Да брось ты! — рассеянно проговорил Акитада, вглядываясь в темноту. Впереди в конце переулка мерцали огни факелов и слышались возбужденные голоса. — Там что-то случилось.

— Там люди, пойдемте спросим у них.

— Хорошо, но только потом в гостиницу.

Они пошли на шум и вскоре увидели толпу, собравшуюся возле полуразвалившегося двухэтажного дома с перекосившейся табличкой «Благоуханная обитель красоты». У входа стоял облаченный в красное полицейский, бесстрастно взирая на разношерстную гудящую толпу.

Протискиваясь сквозь ряды любопытных. Акитада спросил:

— Что здесь произошло?

В этот момент дверь открылась, и двое других полицейских вынесли на носилках тело, покрытое окровавленным женским кимоно.

Старший полицейский при виде высокого важного незнакомца встал навытяжку и громко доложил:

— Бродяга перерезал горло шлюхе. — Он усмехнулся, обнажив кривые желтые зубы. — Но удрать ему не удалось. Да и женщин там еще навалом, так что проходите, господин, милости просим. — Лукаво подмигнув, он посторонился и пошел догонять своих.

Сэймэй бросился было за ним с хриплым криком «Эй, постойте!», но закашлялся, и полицейский так и не услышал его. Тогда старик вернулся и дернул хозяина за рукав. Его раскрасневшееся лицо было встревоженно.

— Надо пойти за ними, господин. Это убийство. Вы же хорошо разбираетесь в убийствах, а сердце мое чует, что тут как-то замешан Тора.

— Брось, не говори чепухи Ты вымотался, и тебе нездоровится. Не могу я здесь впутываться в расследование какого-то убийства — я же еду с заданием в Кацузу.

— Ну пожалуйста, хозяин! Мы хотя бы просто справимся о нем в полиции. Так мне будет легче.

Вздохнув, Акитада уступил. Полицейское отделение располагалось в центре Фудзисавы, над входом висел большой бумажный фонарь, на котором иероглифами было выведено: «Полиция». Внутри полицейский в чине лейтенанта и два чиновника допрашивали толстяка в засаленном синем кимоно.

— Может, я и ошибся насчет цвета его одежки, — сказал толстяк, разводя руками и растопырив жирные, как гусеницы, пальцы. — Но шрам-то на лице нельзя не узнать! Могу поклясться, это тот самый человек! Бедная Фиалка! Она ведь только-только наладилась как следует работать. Клиенты к ней тянулись. Ай-ай-ай… какая утрата! И кто возместит мне потери?! Целых шесть рулонов лучшего шелка заплатил я четыре года назад за эту девчонку. Я кормил ее, обучал и уже начал подумывать о маленькой выгоде, как… Тьфу ты!.. — Он снова развел руками и тут заметил усталых, вымотанных дорогой Акитаду и Сэймэя. — Плохо! Очень плохо, что столько всякого сброда шатается нынче по Восточной дороге! Нет больше спокойной жизни честному дельцу в этом городе.

Лейтенант обернулся.

— Что вам нужно? — раздраженно спросил он. — Не видите, я занят? Если вы за путевым разрешением, то приходите завтра утром.

Акитада был измотан и расстроен. Он знал, что Сэймэй чувствует себя еще хуже, поэтому не намеревался терять больше времени.

— Покажи ему мои документы, Сэймэй, — сурово распорядился он и увидел, как побледнел лейтенант, читая бумаги, в коих любым властям предписывалось оказывать их подателю всяческое содействие. Благоговейно коснувшись ими лба, лейтенант пал ниц и принялся извиняться.

— Встаньте! — устало сказал Акитада. — Мы отправили нашего слугу Тору искать ночлег, но он, похоже, пропал. Я хочу, чтобы его нашли незамедлительно.

Лейтенант вскочил и засуетился. Пока Акитада описывал ему приметы Торы, лицо его все больше и больше вытягивалось. Толстяк что-то вскричал в изумлении, а у чиновников округлились глаза.

— Человека с такой наружностью мы только что арестовали, — сообщил лейтенант. — За убийство шлюхи. Его задержали неподалеку от места преступления на основании показаний вот этого очевидца. — Он указал на толстяка, который вдруг почему-то занервничал.

— Вообще-то уже темнело, — запинаясь, начал он, — но я разглядел у него на лице шрам, когда он покупал у лоточника лапшу. Может быть, эти господа не знают, какого опасного человека взяли себе в слуги.

— Могу я увидеть заключенного? — спросил Акитада у офицера.

— Конечно. Вы можете его увидеть прямо сейчас, ваше превосходительство. — Лейтенант хлопнул в ладоши.

Вскоре перед ними предстал Тора — закованный в цепи, избитый, окровавленный. С обеих сторон его крепко держали два дюжих стражника.

— Господин! — крикнул он и шагнул навстречу Акитаде. Стражники, дернув за цепь, вернули его на место.

— Произошла какая-то ошибка, — сказал Акитада. — Это мой слуга. Сейчас же отпустите его.

— Но, ваше превосходительство! — запротестовал офицер. — Его опознал уважаемый гражданин этого города, и я боюсь…

— Я сказал, отпустите его! — рявкнул Акитада.

Тору освободили от цепей, и он подошел к хозяину, растирая затекшие руки и бормоча слова благодарности.

— Надеюсь, больше такого не повторится! — накинулся на него Акитада. — Мы несколько часов кряду искали тебя. Если бы не настойчивость Сэймэя, ты бы сгнил в этой тюрьме. — Увидев в глазах Торы слезы, он смягчился. — Что случилось?

— Так мне и надо, хозяин, — сокрушенно пробормотал Тора. — Проголодался я и замерз и думал, что у меня еще полно времени, поскольку вы задержались на почтовой станции. Ну вот и остановился в одном месте подкрепиться лапшицей. Я уже доедал, когда началась вся эта кутерьма. А когда очухался, то понял, что лежу на земле и четверо полицейских пинают меня почем зря.

Акитада повернулся к лейтенанту.

— Когда было совершено преступление?

Офицер и толстяк ответили хором:

— Четыре часа назад.

— Откуда вам это известно?

Лейтенант перевел сердитый взгляд на свидетеля, и тот сразу сник.

— Она была еще теплая, когда мы прибыли туда почти два часа назад. Вот Тояма, ее хозяин, он сразу побежал к нам, когда нашел ее мертвой.

— Но четыре часа назад было еще светло, — сказал Акитада, смерив толстяка подозрительным взглядом. Он уже забыл про усталость, и дело заинтересовало его всерьез. Ему хотелось осмотреть тело и допросить подруг убитой. — Когда этот человек видел убийцу?

Толстяк еще больше занервничал и принялся объяснять:

— Я увидел его у лотка с лапшой, когда возвращался назад с полицейскими, и сразу распознал его — ведь девчонки мне его описали. Вот я и узнал его по шраму на лице. А одежда… я уже говорил, насчет одежды мы могли и ошибаться. В общем, когда я увидел его там как ни в чем не бывало поедающим лапшу, то сразу закричал и сообщил полицейским.

— Чушь! — отрезал Акитада. — Четыре часа назад, когда, по вашим словам, произошло убийство, мой слуга вместе со мной и моим секретарем находился далеко отсюда, за пределами Фудзисавы. Предлагаю вам привести сюда свидетелей — только не этого человека, — и пусть они подтвердят, что видели совсем другого. Засим, я надеюсь, мой слуга будет выпущен на свободу, получив подобающие извинения. Тора, догонишь нас позже. Мы будем в гостинице.

— Да, в «Вещей птице», господин. Говорят, это лучшая гостиница, — услужливо сообщил Тора.

Но Акитада медлил с уходом, решив проинструктировать бестолкового полицейского, когда услышал грохоту себя за спиной. Обернувшись, он увидел распростертое на грязном полу щупленькое тело старого Сэймэя.

ГЛАВА 2

Лоточники, монахи и клан Фудзивара

Два дня метался Сэймэй в сильнейшей горячке, сотрясаясь от мучительного кашля. Акитада сидел возле его постели, коря себя зато, что вовремя не заметил болезни старика, что потащил его в такое далекое путешествие и вообще согласился на это задание, не послушав совета друзей. Ему мерещилось, как Сэймэй умирает здесь, в этом чужом городе, вдали от семьи, которой преданно прослужил всю жизнь.

Тора выполнял обязанности сиделки с терпением и нежностью, каких трудно было ожидать от столь грубого на вид бродяги. Теперь-то Акитада уж точно не жалел, что вызволил парня из лап полиции. Тора оказался открытым и искренним человеком и охотно рассказывал обо всех своих напастях, только вот скрывал настоящее имя. Сын крестьянина, он осиротел во время пограничных войн, после чего был отправлен на военную службу. Из армии он бежал, избив офицера, изнасиловавшего сельскую девушку.

На третий день болезни Сэймэй очнулся от глубокого сна и попросил пить. Когда Тора поспешно поднес ему чашку вина, тот раздраженно оттолкнул ее.

— Разве не знаешь ты, дурень, что вино горячит кровь? Неужто добить меня хочешь? Чаю мне нужно. Чаю из можжевеловых ягод, да чтоб непременно с горчицей и корнем тысячелистника. Или мне самому встать да приготовить?

— Прости, старик, — добродушно повинился Тора. — Я принесу тебе твои корешки и ягодки — только скажи, где они.

— Не суетись, Тора. — Акитада потрогал Сэймэю лоб и нашел его сухим и прохладным. — У местного аптекаря все это найдется. Возьми у меня в суме деньги и сходи купи. — Он наклонился к Сэймэю: — Я рад, что тебе лучше, мой старый друг. Ты не представляешь, как мы за тебя волновались. Тора ухаживал за тобой неустанно, все укрывал тебя да примочки к голове прикладывал.

— Ай-ай-ай… — виновато пробормотал старик. — И как давно я лежу?

— Два дня и три ночи.

— О Боже! Неужели?! — Сэймэй попытался подняться. — Как же мы замешкались! Надо немедленно отправляться в путь. Вот выпью своего целебного чая и обязательно встану.

Акитада уложил его обратно в постель.

— Не спеши. По приезде ты понадобишься мне здоровым, поэтому мы останемся здесь до тех пор, пока ты окончательно не поправишься. Тора будет ухаживать за тобой., а я пока попробую выяснить что-нибудь о кацузском деле и, может, предложу свою помощь местной полиции. По-моему, у них трудности с этим убийством женщины.

В Фудзисаве они пробыли еще два дня. Сэймэй поправлялся быстро. Свою досаду он изливал на Тору, изводя парня придирками. За это время Акитада дважды наведывался в полицейское отделение. К сожалению, никаких сведений ему там получить не удалось и никто так и не сумел ответить ни на один вопрос об убийстве. Лейтенант в крайне учтивой форме заверил, что с его слуги сняты все подозрения. Хозяин веселого заведения забрал обратно свои обвинения, когда девушки, подруги убитой, не признали в Торе преступника. Больше ничто не мешало его превосходительству продолжить путь.

Наутро пятого дня, когда стояла прекрасная погода и Сэймэй почти выздоровел, они погрузились на корабль и, переплыв залив Сагами, оказались в столице провинции Кацуза Кизарацу. Переправа по морю избавила их от нелегкого путешествия верхом длиной в неделю.

Акитада не пошел сразу в местные судебные инстанции, а первым делом снял жилье в гостинице рядом с городским рынком. Он хотел сначала приглядеться к городу и его обитателям, прежде чем объявить о своем приезде губернатору.

Оставив Сэймэя отдыхать, они с Торой отправились осматривать город.

Жизнь здесь кипела вовсю. Как считал Акитада, население Кизарацу равнялось примерно десяти тысячам, но было в городе, судя по всему, и много приезжих. Погода стояла на редкость теплая, и рынок рядом с гостиницей буквально кишел торговцами, покупателями и праздным людом, выбравшимся погреться на солнышке. Правительственные здания имели вид внушительный, даже элегантный. Должность правителя провинции Кацуза, похоже, была теплым местечком и для представителя клана Фудзивара. Не «утеплил» ли еще больше это местечко его нынешний обладатель, прибрав к рукам трехгодичную пошлину, предназначавшуюся для императорской казны?

Они вернулись в гостиницу к ужину, который им подала на открытой веранде пожилая служанка с заячьей губой. Тора бросил на нее лишь один взгляд, поморщился и отвернулся.

— А я знаю, как вон тот здоровяк лишился уха. Не иначе булавой отмахнули, — кивнул он в сторону кучки буддийских монахов, проходивших мимо гостиницы.

Акитада проследил за его взглядом и понял, о чем толкует Тора. Такое грозное оружие, как булава, обычно использовали отпетые разбойники. Кроме желтого платья да бритой головы, этот монах не имел ничего общего с мягкотелыми святошами, на которых Акитада вдоволь насмотрелся в столице. Высокий, крепкий, мускулистый, он шел развязной походкой и лицом напоминал настоящего головореза. Акитада с удивлением обнаружил, что и спутники парня ему под стать. Они пробирались через толпу с презрительным видом, ни с кем не разговаривали и все время шарили вокруг глазами. Люди шарахались от них в разные стороны.

— Любопытно, — задумчиво заметил Акитада. — Если за спиной у него темное прошлое, то, будем надеяться, он осознал свои ошибки и встал на путь исправления.

Сэймэй, будучи, как и его хозяин, подлинным конфуцианцем, питал недоверие к буддийской религии. Глядя вслед монахам, он только покачал головой:

— Не станет ворона белой, хоть мой ее целый год.

Подававшая им служанка захихикала и игриво задела старика локтем. Сэймэй недовольно посмотрел на нее.

— Обо мне ты тоже так отзывался, старик, — напомнил Тора.

— Верно. И посмотри-ка теперь на него! — Акитада поглядывал на Тору с большим удовлетворением. Приобретенные обновки совершенно изменили его облик — новое синее кимоно с чёрным поясом, длинные волосы завязаны в узел, лицо гладко выбрито шрам почти неразличим. Проходившие мимо молодые женщины бросали на парня восхищенные взгляды.

— Ну, насчет тебя я мог и ошибаться, — признайся Сэймэй, задумчиво жуя. Впрочем, посмотрим. Только помни, что говорил учитель Кун-Фу-цзы: человека могут сломить горести, но никак не низкая оценка окружающих.

— Хорошее высказывание, — кивнул Тора, возвращаясь к трапезе. — Научи-ка меня, пожалуй, и другим премудростям твоего учителя Кун-Фу-цзы.

Сэймэй был доволен. Акитаде показалось, что старик наконец потеплел к Торе. Вот и хорошо — пусть переключится со своими назиданиями на кого-нибудь другого.

Они ели и пили с удовольствием, наблюдая за рыночной толпой.

— Похоже, богатая и цветущая провинция, — заметил Сэймэй, повторив вслух мысли Акитады. — Рисовые поля и тутовые рощи, что мы проезжали по дороге, прилежно возделываются, а на базаре-то, глядите, какое изобилие!

— Да, — согласился Акитада, нигде не заметивший вопиющей нищеты. Этот повсеместный достаток достигался увеличенными сверх меры пошлинами и минимальными отчислениями на поддержание дорог и укреплений.

— Что-то здесь не так, — сказал Тора. — Уж я-то чую. Зачем проклятым чиновникам грабить крестьян, если можно прибрать к рукам пошлины? Вон какой красивый дворец у правителя — что твой храм! А где, спрашивается, он взял деньги на такую красоту?

— Ну, знаешь, с такими выводами я бы не спешил, — задумчиво заметил Акитада.

Тора вдруг присвистнул.

— Что еще такое? — заинтересовался Сэймэй, отрывая взгляд от пустого кувшина.

— Посмотри вон на ту девушку! Видал красавицу! Какая шейка, какие бедра!

Прямо напротив гостиницы расположил свой товар зеленщик, возле его корзин с репой, редькой, бобами, зеленью, сладкими клубнями и каштанами остановилась миленькая девушка в недорогом кимоно и с прической простолюдинки. Жестикулируя и торгуясь, она выбирала редьку.

— Хватит пялиться, Тора, — пожурил парня Сэймэй. — О женщинах забудь, не стоят они внимания. — Он подозвал служанку и распорядился принести еще маринованной закуски и вина. Та кивнула, заулыбалась и ушла. Провожая ее насупленным взглядом, старик изрек: — Женщинам нельзя верить — уж больно жадны до денег. Запомни мои слова, Тора, и держись от женщин подальше. Голова твоя должна быть ясной, иначе погубит тебя какая-нибудь свистушка.

Но старик опоздал с назиданием. Тора вскочил с решительным видом и в мгновение ока исчез в толпе покупателей.

Там, должно быть, поднялась какая-то суматоха, люди оборачивались, чтобы посмотреть. Но когда толпа поредела, ни Торы, ни девушки уже не было.

— Видали? Это же просто безобразие! — взорвался Сэймэй. — Вскочил, и нет его! Удрал за первой же приглянувшейся юбкой. Что будем теперь делать?

— Ничего. Давай-ка лучше выпьем и закусим. Если не вернется, когда мы закончим, ждать не станем. А воспитывать его будешь завтра.

— Ха-а! Да разве ж его воспитаешь? Как ни старайся, все без толку!

Они продолжали наблюдать за толпой, когда на веранду поднялся какой-то лоточник. Это был первый бедняк, которого они увидели в городе.

Дряхлый, костлявый, согбенный, он с трудом удерживал свой лоток с товарами, подвязанный к тощей птичьей шее и щуплым плечам. Он ходил между постояльцами, тряся перед ними споим подносом, сквозь лохмотья проглядывало тело, ноги его были босы и голы до самой набедренной повязки.

Постояльцы, по большей части торговцы, занятые обедом, сердито отгоняли лоточника. Но он, то ли по причине глухоты, то ли отчаявшись продать хоть что-нибудь из своего товара, продолжал мозолить глаза, пока один из них, лишившись терпения, не дал ему крепкого пинка. Старик полетел с веранды на улицу и шмякнулся ничком, распластавшись поверх своего подноса, убогий товар рассыпался по грязи. Торговцы на веранде дружно заржали, а к разбросанным безделушкам тотчас же сбежались со всех сторон пострелята-мальчишки, торопясь ухватить кто сколько сможет.

Акитада вмиг оказался возле бедолаги и разогнал мальчишек. Он помог старику подняться и проводил к себе на веранду.

— Мне жаль, дедушка, что так получилось, — сказал он. — Выпейте вот немного вина, оно вас согреет и придаст силы.

Старик дрожа и постанывал, но вино сделало свое дело, и вскоре его неразборчивое бормотание превратилось в связную речь. Из его слов стало ясно, что он, похоже, больше беспокоился о потере товара, нежели о своих ушибах.

Глядя на него, Акитада попытался представить себе жизнь, где голодная смерть считается угрозой более страшной, чем побои и переломанные кости.

— Сэймэй, — сказал он, — поди-ка посмотри, нельзя ли там собрать что-то из его вещей, и если найдешь, принеси их сюда.

Сэймэй вскоре вернулся с подносом перепачканных грязью безделушек и аккуратно вытер их листком бумаги, который достал из пояса.

Увидев жалкие остатки своего товара, старик громко запричитал. Но Акитада вызвался купить у него все, и старик тотчас же притих. Не задумываясь он назвал высокую цену и, когда Акитада заплатил, молча вывалил на стол свои безделушки, подвесил на шею лоток и проворно засеменил прочь, мешаясь с толпой.

— Ай да подлец! Как ловко притворялся! — вскричат в сердцах Сэймэй. — И что нам теперь делать с этим грязным хламом? — Палочкой для еды он поворошил кучку дешевых гребешков и заколок. — Они и пары медяков не стоят, а вы дали ему двадцать монет. К тому же все это женские вещицы, да притом грязные. Как бы заразу не подцепить.

— Можешь подарить их здешней служанке, — предложил Акитада. — Похоже, ты и так уже тронул ее сердце.

От таких слов у Сэймэя отвисла челюсть, но он тут же понял, что хозяин пошутил. Он уже хотел смахнуть всю мелочь на пустой поднос, когда Акитада взял одну из безделушек и старательно очистил от грязи.

— Если я не ошибаюсь, эта вещица — эмаль китайской работы. Странно только, что она делала на подносе лоточника. Посмотри-ка, Сэймэй, это вьюнок… Да как прекрасно выполнен! Каждый голубенький лепесток, каждый зеленый листочек окантован золотой нитью. Интересно, откуда взялась у старика столь изысканная штуковина? — Он окинул взглядом толпу в поисках лоточника.

Сэймэй изумленно смотрел на крохотный цветок.

— Такой маленький. Неужто он стоит двадцать монет?

— В таком состоянии уже нет. А когда-то служил украшением для волос и стоил в сотни раз дороже. Только в наше время женщины, даже из самых знатных семей, больше не носят в волосах драгоценности. Вот так загадка! — Акитада сосредоточенно нахмурился и покачал головой. — Возможно, этот цветок оказался среди награбленного. Например, из какого-нибудь храма. Старинные изваяния богинь часто имеют такие украшения. Оставлю-ка я его себе на память. А остальное подарим служанке и пойдем-ка спать.

Тора не появился даже утром. Акитада не знал, что думать. — либо парень, не нуждаясь больше в защите, сбежал, либо опять влип в неприятную историю. Впрочем, в обоих случаях он все равно ничего не мог поделать. Ему предстояла встреча с местным губернатором.

Увидев хозяина в обычном дорожном платье, Сэймэй запротестовал, настаивая, чтобы Акитада ради такого важного случая облачился в официальный придворный наряд. Тот сдержал раздражение, помня о недавней болезни старика, и терпеливо ждал, пока Сэймэй доставал из дорожной сумы одежду, не переставая при этом ворчать, поминая недобрым словом Тору. Процесс облачения в громоздкий придворный костюм не улучшил настроения Акитады, и без того пребывавшего в напряжении от предстоящего визита.

Обнесенная стеной резиденция губернатора терялась на фоне прилегавших к ней административных зданий. Акитада и Сэймэй прошли через крытые ворота мимо двух дюжих солдат с секирами. Те не преградили им путь, хотя и внимательно оглядели.

Посреди обширного, посыпанного гравием двора пролегала вымощенная плитами дорожка, ведущая к ступенькам главного здания. За ним виднелись крыши других построек — по-видимому, казарм, тюрьмы, архивов, складов, а также личных покоев губернатора и гостевых комнат.

Тотчас стало ясно, почему стражники на воротах столь беспрепятственно их пропустили. Еще одно подразделение стражи маршировало во дворе под надзором людей в штатском. Один из них, завидев гостей, пошел им навстречу.

— Вы позволите подсказать вам дорогу? — спросил он, отвесив низкий поклон Акитаде, облаченному в Шелковое кимоно и высокую черную шапку эбоси, указывавшую на его ранг.

— Я инспектор Сугавара Акитада, только что прибыл из столицы, — представился тот, мысленно радуясь, что все-таки послушался старого Сэймэя. — Можете проводить меня к губернатору.

Чиновник побледнел и пал ниц.

— Осмелюсь представить вашему превосходительству мою скромную персону — секретарь губернатора Акинобу. Мы ждали прибытия вашего превосходительства, только думали… То есть обычно в таких случаях сначала приезжает гонец. Мы приносим вашему превосходительству тысячу извинений за то, что не подготовились к приему должным образом. Надеюсь, господин инспектор не испытал невзгод в дороге и путь прошел гладко?

Акитада втайне порадовался, что прибыл столь необычным образом.

— Да, все прошло гладко, — весело сказал он. — Я путешествовал верхом в сопровождении моего секретаря Сэймэя и слуги, который прибудет позже. Будьте любезны, поднимитесь.

Акинобу поднялся. Он был встревожен и озадачен, но лишь молча поклонился и повел их через главное административное здание с его просторными пустынными залами с безукоризненно отполированными темными полами и расписными стропилами под высоченными потолками. Здание это, как понял Акитада, предназначалось для официальных приемов и публичных слушаний. Потом они вышли в другой двор, пересекли его и попали в меньшее по размерам строение. Здесь, отгороженные высокими ширмами, чиновники всех мастей занимались обработкой документов.

— Библиотека губернатора, — пояснил Акинобу, пропуская их в изящно обставленную комнату со множеством стеллажей, лакированных столов и картин на стенах. На устланном циновками полулежали шелковые подушки.

— Пожалуйста, присаживайтесь. Его превосходительство скоро подойдет.

Когда Акинобу ушел, Сэймэй изумленно прошептал:

— Ну надо же! И откуда только такая роскошь в провинции?!

Акитада не ответил, разглядывая великолепной работы свитки с изображением четырех времен года. Губернатор, судя по всему, был не только человеком состоятельным, но и имел превосходный вкус.

Ждать им пришлось недолго. Фудзивара Мотосукэ стремительно влетел в комнату. Восторженно размахивая руками и улыбаясь, он вскричал:

— Добро пожаловать! Вы не представляете, мой дорогой Сугавара, как я рад вас видеть! Ну что за удача, ей-богу! — Он раскрыл объятия навстречу гостю.

Акитаду ошеломило и это бурное приветствие, и невероятное сходство Мотосукэ со своим кузеном Косэхирой. Он был старше друга Акитады лет на двадцать, но имел такое же крепкое телосложение и несокрушимо веселый характер. В умащенных маслами черных волосах серебрились ниточки седины, пышные густые усы свидетельствовали о зрелости, но Акитаду охватило странное чувство, будто он видит перед собой именно Косэхиру, только постаревшего.

Сэймэй склонился в низком официальном поклоне, коснувшись лбом циновки, но Акитада даже не улыбнулся, лишь приветствовал вошедшего вежливым кивком. Он понимал всю грубость этого намеренного жеста, но не мог позволить человеку, которого подозревал в государственных хищениях, заключить его в панибратские объятия.

Губернатор растерянно моргал. По возрасту и рангу он был старше Акитады, но тот прибыл сюда с проверкой как императорский инспектор — кагэюси.

Опустив руки, Мотосукэ тоже сел и забормотал еще какие-то приветственные слова, но Акитада перебил его:

— Да, губернатор. Благодарю вас за эти любезные речи, однако мой визит сюда носит не личный и не церемониальный характер, так что давайте без промедления перейдем к делу. Мой персональный секретарь Сэймэй покажет вам мои верительные грамоты.

Мотосукэ был ошарашен, но принял свитки с должным почтением, коснувшись лбом императорской печати и низко поклонившись, прежде чем развязать шелковую тесьму и прочесть текст.

Потом, вздохнув, он снова свернул бумаги и возвратил их Акитаде со словами:

— Мне стыдно, что за время моего правления произошли эти возмутительные нарушения. — Он помолчал и бросил на Акитаду почти застенчивый взгляд. — Мой кузен пишет, что вы большой мастер разгадывать любые загадки. Я искренне надеюсь, что ваш неоценимый опыт позволит выявить этих мошенников и восстановить мое доброе имя, перед тем как я покину этот пост.

Акитада нахмурился. Хотя ему и не нравилась роль, которую он вынужден был играть, он вовсе не намеревался переходить с Мотосукэ на личные отношения в ущерб своим официальным обязанностям. Поэтому холодно произнес:

— Нам необходимо немедленно получить доступ ко всем вашим деловым папкам, так что распорядитесь об этом. Если в ходе расследования факты нарушений подтвердятся или понадобятся ваши свидетельские показания, мой секретарь уведомит вас, — С этими словами он поднялся.

Побледневший Мотосукэ тоже встал.

— Разумеется, я сделаю все необходимые распоряжения, — сказал он и робко прибавил: — Вы… вы, наверное, желаете отдохнуть? Для вас готовы покои в моей личной резиденции. Позвольте проводить вас туда? И скажите только слугам, если вам что-нибудь нужно. Они выполнят любые ваши пожелания.

— Благодарю. Но я бы предпочел остановиться на казенной территории. — сухо ответил Акитада. — У вас ведь есть при суде постоялый двор для официальных гостей?

Бисеринки пота выступили на лбу у Мотосукэ, и он картинно заломил руки.

— Ну конечно! И как я, глупый, не подумал?! Только в казенной гостинице не так уютно, а нынче начинает холодать. Очень неприятное время года эта зима. Вот приехали бы вы пораньше, тогда бы мы смогли устроить для вас роскошную охоту или рыбалку. Ну да ладно. Надеюсь, я еще представлю вас влиятельным особам нашего города. Казенная еда вам вряд ли понравится. Ее готовят только для стражи и заключенных. Но знайте: моя кухня, мои слуги и конюшни полностью в вашем распоряжении.

Этот его жалкий лепет и подавленный вид заставили Акитаду смягчиться.

— Благодарю вас, — официально поклонился он. — Вы очень добры, Я почту за честь познакомиться с местной сановной знатью. А сейчас, думаю, вы могли бы показать нам архивы. Мы с моим секретарем хотели бы встретиться с вашими чиновниками.

Весь день они провели в архивах, беседуя с тамошними служителями, и бегло просмотрели записи. Прилежание и усердие чиновников произвели на Акитаду благоприятное впечатление, но вопросов об исчезнувших пошлинах он старательно избегал. Когда они закончили работу, слуга проводил их в гостиницу. Темнело, и по территории суда гулял промозглый ледяной ветер. Казенная гостиница с крытой верандой оказалась довольно просторной и уютной, она была обнесена отдельной стеной и имела собственный двор. Оглядевшись, Сэймэй поинтересовался услуги, где находится баня.

— Да погоди ты с баней, — остановил его Акигада. — Я еще хотел пройтись по территории суда.

— Да? А про архивную пыль вы уже забыли? — стоял на своем Сэймэй. — К тому же как знать, может, губернатор заглянет к нам убедиться, удобно ли мы устроились. Он приятно поразил меня своей учтивостью.

Такая мысль и Акитаде пришла в голову, но он предпочел бы встретить здесь менее обходительного хозяина.

В огромной казенной бане не было никого, кроме дюжего, почти голого банщика, следившего за огнем и взявшегося прислуживать им во время мытья. Акитада дал себя хорошенько растереть и пошел отмокать в глубокой кедровой бочке с горячей водой. Обсуждать губернатора в присутствии банщика они не могли, поэтому Акитада на время отбросил все сомнения и заботы и предался блаженной неге.

Вернувшись в свою комнату, они нашли там письма из столицы и чайник ароматного чая с запиской от Мотосукэ. Превосходным каллиграфическим почерком на листе дорогой бумаги он объяснял, что чай не только бодрит душу, смягчает горло и укрепляет желудок, но также предотвращает болезни и повышает жизненный тонус.

Сэймэй был наверху блаженства. Вообще-то обычным напитком являлось горячее саке, но с тех пор, как старик отведал китайского чая, он целиком и полностью уверовал в его целебные свойства. Наполнив любимым напитком две большие фарфоровые пиалы, он протянул одну Акитаде.

— Не следовало вам так грубо разговаривать с губернатором, — укорил секретарь. — Он, несомненно, человек достойный во всех отношениях — имеет не только высокий ранг, но и благородные манеры. А ваше обхождение с ним меня просто поразило. — Акитада, еще и сам не оправившийся после неловкой ситуации, промолчал, а Сэймэй, отведав чаю, восторженно воскликнул: — О-о… какой горький! Пейте же, пейте! И не забывайте про того лоточника! Этот чумазый тип наверняка носит в себе целый букет всякой заразы.

— Да, как предусмотрительно и заботливо поступил губернатор, — вздохнул Акитада, отставив в сторону нетронутую пиалу. — Наверное, я действительно был слишком резок. Он так гостеприимен, а я обошелся с ним холодно и формально — словно его вина уже доказана. Теперь я должен или восстановить его доброе имя, или заключить под стражу. Но как я, всего лишь мелкий чиновник восьмого ранга, могу арестовать Фудзивару, который не только старше меня годами, но и выше по положению?

Вопрос этот ничуть не смутил Сэймэя.

— Вы посланник императора, а стало быть, наделены полномочиями действовать во имя его величества. Так что смущение и робость губернатора вполне закономерны. К тому же вы большой мастер разгадывать всякие тайны и, несомненно, сумеете смыть грязь с доброго имени его превосходительства.

Но Акитада только покачал головой.

— В столице поговаривали, что отправить сюда мелкого чиновника было решено неспроста. Наверху вроде бы надеялись, что по этой причине расследование потерпит неудачу. Вот и таможенный капитан в Хаконэ так же считает. Конечно, я опозорюсь, если не справлюсь, но, возможно, еще хуже было бы преуспеть в этом деле. — Он взял в руки письма. Первое — от матушки — отложил в сторону. Второе прислал его бывший университетский профессор. Акитада пробежал глазами по строчкам и недоуменно пробормотал: — Боже!.. Тасуку собрался постричься в монахи?

— Тасуку? Не тот ли изысканный молодой человек, что всегда так красиво декламировал стихи?

— Да. Любовную поэзию. Тасуку был любимцем дамского общества. Вот почему эта новость звучит так ужасно Профессор не знает, что произошло. Вероятно, это случилось внезапно и покрыто какой-то тайной.

Сам Акитэда в последний раз видел Тасуку на собственной прощальной вечеринке, которую устроил перед отъездом для друзей. Там его обаятельный красавчик друг крепко перебрал и устроил пьяную сцену, сломав в щепки свой роскошный расписной веер, после чего шумно удалился. А ведь это было совсем не в его духе, но последнее известие разило буквально наповал.

Сокрушенно качая головой, Акитада потянулся за матушкиным письмом, как вдруг заметил рядом с чайными принадлежностями красную кожаную коробку.

— Так-так, теперь понятно, зачем Мотосукэ прислал нам чаю. Он хотел, чтобы мы сохранили бодрость, пока будем изучать первую порцию его счетов.

— Только не сегодня! — запротестовал Сэймэй. — Даже самому сильному быку нужен отдых после долгого пути в упряжке.

Но Акитада уже откинул крышку. В первое мгновение он оторопел, потом лицо его потемнело от ярости.

— Что такое? — испугался Сэймэй.

— Десять золотых слитков, — сказал Акитада, задыхаясь от возмущения.

ГЛАВА 3

Черная борода

Тopa облегченно вздохнул, когда девушка с восхитительными бедрами расплатилась наконец за свою редьку и обернулась. Лицо ее было прекрасным и… до смерти перепуганным!

Две здоровенные шафраново-желтые спинищи откуда ни возьмись протиснулись вперед, заслонив ее от Торы. Монахи.

Помня только про страх на симпатичном девичьем лице, Тора даже не подумал, что монахи вообще-то дают обет воздержания и кротости. Если ее испугали эти два монаха, он готов броситься ей на помощь.

Тора побежал по улице, увернулся от проезжавшей мимо воловьей упряжки, пропустил двух старушек, перепрыгнул через бродячую собаку и больно ударился о бамбуковую клетку с певчими птахами, привязанную к спине прохожего торговца. И торговец, и ею певчая братия подняли крик, привлекший внимание толпы, так что Торе пришлось задержаться, пока не выяснилось, что и клетка и птицы не пострадали.

К тому времени девушка с монахами скрылись из виду. Остался только зеленщик, задумчиво смотревший в сторону ближайшего перекрестка.

— Куда они пошли? — крикнул Тора, дергая его за рукав.

— О-о… так вы родственник? — удивился торговец. — Так жаль эту молоденькую женщину. Почтенные святые братья все объяснили и увели ее с собой.

— Что объяснили?

Торговец понял, что ошибся, и, хмурясь, спросил:

— А вы кто такой? Вам-то какое дело?

Тора выругался и помчался за угол, откуда начинался узкий переулок, загроможденный корзинами, клетями и горами рыночного мусора. Вдоль переулка выстроились мелкие лавки, крохотные домишки и обнесенные оградой дворики; в грудах хлама возились детишки, мальчишки-посыльные носились со свертками, рыночные торговки тащили огромные корзины с товаром. Но монахов с девушкой и след простыл.

Не мешкая Тора нырнул в переулок. Огибая на бегу многочисленные преграды, он изредка останавливался, чтобы оглядеться.

И вскоре ему повезло. На углу вдалеке мелькнула шафраново-желтая одежка, и Тора помчался во всю прыть. Завернув за угол, он увидел их. Хрупкая девушка изо всех сил отбивалась от своих преследователей. Один из них ударил ее по лицу.

Грозно взревев. Тора рванулся вперед. Схватив обоих верзил за шиворот, он резким рывком оторвал их от девушки. Застигнутые врасплох, те, несмотря на свои габариты и силу, шмякнулись наземь. Одного Тора пнул в ребра, другого, схватив за одежду, приподнял и ударил в лицо. Не издав ни единого звука, верзила отключился. Тора повернулся к первому, чтобы проделать с ним то же самое, но увидел, что монах улепетывает во всю прыть, подобрав полы и шлепая задниками сандалий.

Девушка стояла, прижавшись к стене, и промокала краешком рукава кровоточащую губу.

— С тобой все в порядке? — спросил Тора, подойдя к ней.

Она кивнула, в ее перепуганных глазах стояли слезы.

«Какая красавица!» — подумал Тора и напустил на себя отеческий вид.

— Не бойся, малышка, все уже позади. Теперь я о тебе позабочусь. Почему ты не позвала на помощь? Что от тебя хотели эти ублюдки?

Но она только качала головой. Вдруг глаза се расширились и наполнились страхом. Тора обернулся. Мощный удар, нацеленный ему в голову, пришелся в плечо. От боли Тора на мгновение оторопел. Монах, которою он только что уложил, пришел в себя и решил расквитаться с обидчиком. Тора отскочил в сторону, уводя верзилу от девушки, и замер в боевой стойке. В правой руке у монаха был обломок доски. Тора грозно оскалился, снова свирепо взревел и пошел в наступление. Монах бросил доску и пустился наутек догонять своего приятеля.

Сокрушенно качая головой при виде подобной трусости. Тора повернулся к девушке, нотой и след простыл. Разочарованию не было предела. Ведь он так надеялся, что малышка оценит его боевую доблесть по достоинству. Он заметался из стороны в сторону:

— Эй, малышка, ты где? Выходи, теперь все спокойно!

Переулок находился в бедном квартале со множеством закутков, покосившихся заборов и развешенного для сушки тряпья. Спрятаться здесь можно было где угодно, а вокруг, как назло, ни души.

Облегчив душу руладой отборных ругательств, Тора повернул обратно к рынку, как вдруг услышат чей-то хрипловатый кашель и из темного закутка между покосившейся хижиной и сломанным забором высунулась тощая рука с пустой деревянной чашкой.

Гора поначалу опешил, потом пригляделся и увидел грязного согбенного старикашку — тот смотрел на него из темного угла своими черными глазами-бусинками и улыбался беззубым ртом.

— Крепкое у тебя словцо, парень! — Старик нищий зашелся хриплым смехом. — С тебя пятак медью!

— Обойдешься! — огрызнулся Тора и отправился восвояси.

— За юбкой бегаешь? Наверное, хочешь знать, куда она подевалась? — прошамкал старик.

Тора вернулся.

— Ну, тогда сначала говори, а деньги потом. Я, слава Богу, не вчера родился.

— Ха!.. Я тоже.

Тора пригляделся к нищему повнимательнее. Тот сидел на корзине, выставив вперед перевязанную ногу; вместо другой у него был обрубок с уродливым шрамом на колене.

Тихонько выругавшись от избытка чувств, Тора достал из пояса пять медяков и бросил в пустую чашку.

Мгновенно спрятав добычу за пазуху, нищий сказал «Пошли!» и встал.

Тора не верил своим глазам. Калека стоял на двух тоненьких, кривых, но абсолютно здоровых ножках. Обрубок — судя по всему, это была раскрашенная деревяшка — он засунул себе под рубаху и заковылял по улице.

— Эй!.. — крикнул ему вслед Тора, едва оправившись от изумления, и бросился догонять мошенника, уже свернувшего за угол. Он вовсе не собирался швыряться медными пятаками и, уж конечно, меньше всего хотел стать жертвой наглого надувательства.

А между тем нищий семенил на своих кривых ножках поразительной скоростью — стало быть, хорошо-знал окрестности. Они пересекли какой-то пустынный двор обогнули несколько сараев и черед скрипящую-калитку вышли в проулок, ведущий к синтоистскому храму, окруженному реденькими деревцами, За храмом начинались склады и какая-то огороженная территория. Здесь нищий остановился и подождал Тору.

— От кого это ты так удирал? — задыхаясь от быстрой ходьбы, поинтересовался тот.

Нищий указал на длинную одноэтажную постройку, напоминавшую торговый склад.

— Иди туда и скажи, что тебя прислал Крыса!

Тора схватил нищего за грудки, приподнял над землей и сердито рявкнул:

— Щас тебе! Так я туда и пошел! Чтобы мне глотку перерезали? Ну уж нет, я не такой лопух и очень хорошо знаю, какие штуки вытворяют с приезжими. — Он подтянул нищего повыше и, глядя ему в лицо, прорычал: — Ты уже одурачил меня один раз с этим своим ложным обрубком и выудил пять монет. Теперь подавай мне сюда девушку или возвращай деньги. А не то я из тебя и впрямь калеку сделаю! — С этими словами он так сильно тряхнул Крысу, что и обрубок, и чашка, и монеты вывалились у того из-за пазухи и рассыпались по земле.

— Да нет же, ты все не так понял! — заныл Крыса, — Ну-ка отпусти меня, дурак! И послушай, что я тебе скажу: шуметь здесь опасно. Те монахи все еще разыскивают девчонку, и тебя они тоже не забыли. Так что иди куда я сказал и расскажи там, что произошло.

Тора поставил старикашку на ноги и разжал руки.

— А ты видел, что произошло?

Крыса кивнул.

— Я за ней наблюдаю. А теперь иди! И помни, что сказать: тебя послал Крыса! — Он наклонился, сгреб с земли свое добро и заспешил прочь.

Тора осмотрел постройку — ступенчатая крыша и никаких окон. В середине на двустворчатой двери красная вывеска гласила: «Школа боевых искусств Хигэкуро».

Тора подошел к двери и распахнул ее. Сразу от порога начинался просторный, тускло освещенный зал. Пол был устлан циновками, вдоль одной стены тянулась стойка с дубовыми и бамбуковыми шестами, используемыми в палочных боях. На другой стене крепились мишени для стрельбы из лука. На крючьях висели луки и колчаны со стрелами. В зале не было ни души.

В дальнем конце Тора заметил маленькую дверку и через нее вышел в грязный двор. Там тоже было пустынно, однако за низеньким бамбуковым заборчиком находился другой двор — он относился к кухне и упирался в высокую беленую стену соседских владений. Заглянув туда через заборчик, Тора увидел девушку. Она стояла спиной, наклонившись над корзиной с капустными кочанами. Эти восхитительные округлые бедра он узнал бы где угодно. Закричав от радости, он перепрыгнул через забор и подошел к ней сзади.

Девушка не реагировала, пока он случайно не опрокинул бадью с водой. Когда разлившаяся жидкость дотекла до ее ног, она обернулась, испуганно глядя на него. Он поздоровался, но она не проронила ни звука, только смотрела своими большими красивыми глазами. «Может, она слабоумная?» — подумал Тора.

— Не бойся, сестричка, — проговорил он медленно и разборчиво, все время улыбаясь. — Меня зовут Тора. Крыса сказал мне, где ты живешь.

Она покачала головой и попятилась.

— Подожди, не убегай! — Тора начал терять терпение и злиться. — Почему ты мне не отвечаешь? Могла бы хоть спасибо сказать.

Она совсем перепугалась и хотела убежать в дом. Тора взял ее за плечо, но в этот момент его так сильно дернули за другую руку, что он потерял равновесие; сзади под колено он получил болезненный удар и еще один в поясницу, после чего его приподняли, крутанули в воздухе и швырнули. Падая, Тора больно ударился о валявшееся бревно. Повинуясь слепому инстинкту, он перекатился и принял боевую стойку, готовясь встретить приближающегося противника. Но твердый каблук чьей-то высоко поднятой ноги угодил прямиком в челюсть, отчего голова его безвольно откинулась назад, а перед глазами все почернело.

Придя в себя, он сквозь болезненную пелену ощутил на лице чьи-то нежные руки. На губах, лежала прохладная влажная ткань. Тора облизнул губы, почувствовал соленый вкус крови и открыл глаза.

Он сидел, прислоненный к дереву, а над ним склонилась девушка — не та, совсем другая. Он поискал глазами нападавшего, но поблизости никого больше не было.

— Мне очень жаль, что так получилось, — проговорила девушка звучным голосом. — Я думала, ты пристаешь к моей сестре. Я приглядываю за ней, потому что она не может позвать на помощь.

Тора вспомнил неблагодарную красотку и сердито нахмурился.

— Что значит «не может позвать на помощь»? Разве в этом была нужда? Я окликнул ее несколько раз, представился. Да она знала меня! Я уж не говорю о том, что перед этим спас ее от изнасилования. Так какого черта она должна была звать на помощь?! Что за люди у вас тут? И… — Тора оттолкнул девушку и поднялся на ноги. — И кто, интересно знать, так лихо меня уложил? Что, черт возьми, вообще происходит?!

Нападавшего он по-прежнему не видел, но на всякий случай подобрал с земли обломок бамбуковой палки.

— Я же говорю, мне жаль, что так получилось. — Девушка растерянно закусила губку. — Моя сестра Отоми — глухонемая. Она не слышит и не разговаривает. Меня зовут Аяко, а нашего отца Хигэкуро. Он преподает боевые искусства, поэтому мы здесь часто видим разных головорезов.

Пока девушка говорила, Тора разглядел ее — она была очень мила, но не так красива, как ее сестра. Впрочем, ему было не до того.

— Значит, я головорез! — обиженно воскликнул он. — Ну спасибо на добром слове! И кстати, можешь передать отцу, что так не делают: человека сначала предупреждают, за что его будут бить. И со спины нападать тоже не принято! Неудивительно, что к вам сюда захаживают одни головорезы. Потому что ни один порядочный человек не станет сражаться на таких условиях. — Он в сердцах хлопнул себя по лбу. — И зачем только я послушался этого типа по прозвищу Крыса?!

При этих словах девушка покраснела и поднялась. Она хотела было что-то сказать, но Тора уже повернулся, чтобы уйти. Он просто кипел от гнева.

— Лучше бы вы оба как следует приглядывали за бедной девчушкой и не посылали ее одну на рынок, где к ней может пристать любой мерзавец! — запальчиво крикнул он. — Я сам видел, как два ублюдка в монашьих одеяниях сгребли ее прямо у лотка с зеленью и потащили куда-то, чтобы надругаться. Спасибо, я вовремя вмешался, а не то пошла бы она по рукам у всей их монашьей разбойничьей братии.

— Да, но это не дает тебе права оскорблять моего отца! — сердито воскликнула девушка, покраснев от злости.

— О Боже! — обиженно пробормотал Тора, бросил на землю палку и направился к двери, через которую пришел.

— Постой! — окликнула она.

Но Тора, не оборачиваясь, шел к выходу.

Проходя по учебному залу, он услышал за спиной торопливые шаги. Кто-то потянул его за рукав, он резко повернулся и увидел глухонемую девушку; лицо ее было мокро от слез.

— А-а… это ты, Отоми? — смущенно проговорил он. — Все в порядке, только в следующий раз будь осторожнее. — И отвесил ей короткий учтивый поклон.

К ним подбежала ее сестра и, опустившись на колени, низко склонила голову.

— Простите за все и, пожалуйста, ради моей сестры, не уходите! Позвольте нашему отцу выразить вам свою благодарность и предложить чашку вина.

Тора колебался. У него не было ни малейшего желания продолжать знакомство с этой странной семейкой, но хотелось посмотреть на человека, который так лихо его уложил. Кивнув в знак согласия, он позволил проводить себя в жилые покои учителя боевых искусств Хигэкуро.

Покои эти состояли из единственной комнаты, служившей одновременно и кухней и жильем — тесноватым, но чистеньким и опрятным. На полу был устроен деревянный помост для сидения. В углу громоздились один на другом деревянные шкафчики, образуя ступеньки, ведущие на чердак.

На помосте в позе Будды сидел чернобородый великан и сосредоточенно плел подметки для соломенных сандалий варадзи. Его роскошная черная борода говорила вместо имени — ведь «хигэкуро» означает «черная борода».

— Что, детка, новый ученик? — прогремел он раскатистым басом, обращаясь к старшей дочери.

— Нет, отец, — ответила девушка по имени Аяко. — Это друг. Он спас сегодня Отоми от двух монахов, и Крыса прислал его к нам.

Хигэкуро уронил свое плетенье и распрямился, с интересом разглядывая Тору.

— Неужто и впрямь спас? Тогда мы перед вами в большом долгу, господин.

С любопытством поглядывая на великана. Тора выступил вперед, поклонился и представился. Несомненно, именно этот огромный мускулистый человек и напал на него, но что за игру он затеял?

— Пожалуйста, прошу вас выпить со мной вина, — продолжал Хигэкуро, предлагая Горе сесть рядом. — Два монаха, она сказала? Боже! Да где там двое! По вашему побитому лицу я вижу, что их была целая свора. — Жестом подозвав Отоми и показывая на лицо Торы, он сказал: — Сходи-ка, малышка, за мазью, а сестра твоя пока нальет нам саке.

Глухонемая девушка внимательно следила за его губами, потом кивнула и полезла на чердак.

Тора перевел взгляд с чернобородого великана на Аяко. Он был не на шутку озадачен и чувствовал какой-то подвох. Уж не попал ли он в логово хитрых лисиц-оборотней?

Аяко поймала его хмурый взгляд и зарделась стыдливым румянцем.

— Отец, это я виновата, — пробормотала она, поникнув головой. — Мне так стыдно! Я-то подумала, что он пристает к Отоми… ну и… в общем… — Она не закончила фразы.

— Хочешь сказать, это была ты?! — изумился Тора. — Ты? Такая хрупкая девчонка полностью вырубила меня? Да быть того не может! Ты, наверное, пошутила, да? А на самом деле это были вы, учитель Хигэкуро? — Он переводил вопросительный взгляд с отца на дочь. Девушка отвернулась. Хигэкуро печально покачал головой.

— Простите, — сказал он. — Могу себе представить, что вы сейчас испытываете. — И вздохнул. — Да, это сделала девушка. Постарайтесь простить ее. Она вообще-то очень хорошая. Я сам учил ее искусству боя, пока мне не отказали ноги. С тех пор она помогает мне в школе, потому как сам я уже не встаю. Аяко проводит занятия по палочному бою и борьбе. Я калека и могу только учить стрельбе из лука да помогать советами в других видах искусств.

Тора был потрясен. Из чувства такта он старался не смотреть на тело великана и перевел взгляд на Аяко. Женщина-боец! Много историй ходило о таких женщинах, но они всегда оскорбляли слух Торы. Женщинам полагалось быть слабыми, нежными, зависимыми от мужчин. Возможно, в данном случае этому все-таки имелось оправдание. Отец-калека не мог передать дело сыну, но, с точки зрения Торы, Аяко больше не представляла интереса как женщина.

Когда Отоми вернулась с мазью и принялась заботливо залечивать его губу, то и дело бросая на него сочувственные, нежные взгляды, он еще больше утвердился в своем мнении относительно ее сестры.

Аяко протянула ему чашку саке и сказала:

— Мой отец — лучший лучник в провинции. В стрельбе ему нет равных. Он мог бы показать вам кое-что из своих приемов. Бесплатно, разумеется.

Хигэкуро скромно заметил:

— Дочка моя преувеличивает, но я действительно мог бы это сделать. Позвольте нам выразить свою благодарность. Потеряв силу в ногах, я сосредоточился на упражнениях рук и верхней части тела. Стрельба из лука стала для меня хорошей практикой. Отточив это умение до мастерства, я стал брать учеников. — Он указан на свиток на стене. — Вот наш девиз, по нему мы и живем.

Тора растерянно заморгал и кивнул Он не умел читать.

— «Кто не работает, тот не ест» — прочел за него Хигэкуро. — Мы все выполняем посильную работу, лаже младшая дочка. Она рисует, и призом очень хорошо А по вечерам девочки занимаются хозяйством, а я плету из соломы варадзи. Ну да ладно, хватит уже про нас. Вы, наверное, бог весть что думаете о таких плохих хозяевах. Ну-ка, девочки, как там насчет угощений для нашего гостя?

От еды Тора вежливо отказывался, но его все-таки уговорили. Пока девушки готовили пищу, Хигэкуро поинтересовался происшествием с монахами. Когда Тора удовлетворил его любопытство, он покачал головой:

— Странно все это. Отоми у нас обходит все храмы б пределах дневного пути — она делает там наброски, — но с недавних пор потеряла к этому охоту. Я и не знал, что она, оказывается, боится монахов. Крыса приглядывает за ней, но не случись вам вмешаться, он не смог бы ей помочь. Не понимаю только, зачем те монахи за ней увязались. Чего они от нее хотели?

— Чего-чего… Красивая она! — пояснил Тора.

Хигэкуро только изогнул брови.

— Люди жаловались на молодых монахов из монастыря Четырехкратной Мудрости, что за пределами города. Я-то думал, это всего лишь проделки юнцов, но, похоже, впредь нам следует получше приглядывать за Отоми.

— Это не тот храм, что в горах? — спросил Тора.

— Да. Дочка говорит, он очень красивый. И новый настоятель у них поистине великий учитель. Много народу стекается туда послушать его проповеди. На его службах бывают и губернатор с семьей, и большинство из так называемой знати.

Тора слушал вполуха, не отрывая глаз от восхитительных бедер Отоми, склонившейся над плитой.

— Чертовы ублюдки! — пробормотал он. — Надо было мне просто перебить их!

Хигэкуро проследил за его взглядом.

— Вы женатый человек, Тора?

— Нет. До сих пор не мог позволить себе содержать жену. Ну, конечно, теперь… — Тора решил, что немного похвастаться было бы не вредно. — Теперь я служу у господина Сугавары. Он из столицы. Мы только что прибыли.

— Да, знаю, — кивнул Хигэкуро. — Ваш господин прислан сюда разобраться с пропавшими пошлинами. Только не удивляйтесь. Это здесь ни для кого не тайна. Караваны с собранными пошлинами уже трижды пропадали полностью — вместе с охраной, носильщиками, вьючными лошадьми и поклажей. Пропадали без следа, если верить официальным сводкам.

Тора оторвал взгляд от Отоми и изумленно уставился на него.

— Да разве ж такое может быть? Враки все это! Неужели вы сами верите?

— Хм… — Хигэкуро задумчиво смотрел на него. — Вообще-то правитель у нас хороший. Людям будет жалко, когда господин Фудзивара уйдет. Я подозреваю, что кто-то в караване, возможно, по чьему-то распоряжению, просто увез все добро на дальний север. Там с носильщиками и охраной расплатились, и те просто побоялись вернуться домой.

— Значит, те солдаты были трусы и мошенники и бросили позорную тень на весь местный гарнизон, — возмутился Тора. — За всем этим, возможно, стоит начальник гарнизона. Теперь понятно, почему головорезы в монашеских одеждах на рынке так распоясались.

Хигэкуро покачал головой.

— У нас новый командующий. Он молод, но дело свое знает, как я слышал. К тому же обеспечивать порядок в городе — задача местной полиции. — Он дружески хлопнул Тору по плечу: — Ну что ж, может быть, вы с вашим хозяином и разрешите эту нашу задачу. А вот и еда!

Еда была простая, но вкусная, да и общество приятное — особенно Отоми, которая восполняла свое молчание красноречивыми взглядами и нежной улыбкой.

Перед самым уходом Тора пообещал вскоре вернуться и бывать у них часто. Отоми смущенно зарделась, а Хигэкуро улыбнулся.

ГЛАВА 4

Гости губернатора

— Да как посмел этот человек совать мне взятку, едва я успел приехать?! — возмущался Акитада, сердито расхаживая по комнате.

Сэймэй понуро сидел на циновке.

— Может, мы чего-то недопоняли? — предположил он без особой уверенности.

В этот момент дверь резко распахнулась, и на пороге возник Тора, улыбающийся во весь рот.

— А вот и я! — Заметив неладное, он вошел. — Что случилось?

Сэймэй тотчас же напустился на него:

— Где ты был? Да еще и является как ни в чем не бывало! На тебя надеяться — все равно что идти по звездам в дождливую ночь!

Тора наморщил лоб, пытаясь вникнуть в смысл последней фразы.

Акитада остановился посреди комнаты.

— Сэймэй очень расстроен, Тора, и расстроен вполне оправданно. Почему ты удрал, не сказав ни слова?

— А-а… так он из-за этого? Тогда послушайте!

Тора сел и огляделся.

Сэймэй снова напустился на него:

— Слуги не сидят в присутствии хозяина! Ну-ка быстро поднимись и встань на колени!

— Хорошо, — с улыбкой кивнул Тора и опустился на колени. — Вы оба будете мною гордиться. Я спас девушку от двух монахов-насильников и раздобыл кое-какие полезные сведения. — Он помолчал, потом спросил: — А нет ли чего-нибудь поесть? Хотя бы вина? А то, знаете ли, трудно рассказывать на пустой желудок.

— Нет ничего!

Акитада подошел и сел рядом.

— Просто расскажи нам, что произошло, — сказал он.

Тора откровенно, без утайки поведал обо всем, а в конце прибавил:

— А спал я в сторожке и утром помчался сюда, чтобы обо всем доложить. Так что теперь, с вашего позволения, пойду-ка я раздобуду чего-нибудь перекусить на казенной кухне.

— Ты называешь это докладом? — презрительно усмехнулся Сэймэй. — Ничего себе доклад! Просто кобелиная болтовня! Гоняешься за юбками, вот и все дела!

— Не надо, Сэймэй, — одернул его Акитада. — Встречи действительно любопытные, и Тора хорошо о них рассказал. А главное, он успел подружиться с одной местной семьей. — И задумчиво подергал себя за мочку уха. — Буддисты очень подозрительны. Интересно, что бы это могло означать. Уж больно странные монахи.

Тора усмехнулся, глядя на кислую мину Сэймэя, и спросил:

— Может, мне опять сходить к Хигэкуро и поспрашивать? Со временем я мог бы разузнать еще что-нибудь полезное — например, кто умыкнул эти пошлины.

— Да ясно, что тебя интересует в этом доме! — проворчат Сэймэй. — Две молоденькие хозяйские дочки. Вот ведь нашел же местечко! Эти школы боевых искусств известны своими связями с преступниками да гулящими девками. Держался бы ты лучше от них подальше. А то, не ровен час, с кем поведешься, оттого и наберешься.

— Да что ты знаешь о них, глупый старикашка?! — не выдержал Тора. — Ты ведь даже не знаком с ними! Они лучше тебя в тысячу раз! Трудятся в поте лица, добывая себе пропитание, а не пыжатся и не рассуждают о благородстве, как некоторые! А ты… ты ничем не лучше клеща, впившегося в собаку!

У Сэймэя отвисла челюсть. Акитада, которого только что сравнили с собакой, едва сдерживался, чтобы не рассмеяться, и понял, что Сэймэй задел парня за живое. Однако поспешил сказать:

— Какие недобрые речи, Тора. Извинись перед Сэймэем. Он говорил так резко, потому что волнуется за тебя. Сходи еще раз к этому Хигэкуро, если хочешь, только будь осторожен в словах, пока мы не разберемся, что происходит в Кацузе. — Лицо его посветлело, он добродушно улыбался. — А перед уходом поупражняйся на каких-нибудь деревяшках. Ты же наверняка захочешь произвести впечатление на дочку того бойца.

Следующие несколько дней Тора надолго отлучался в город, но поскольку по утрам неизменно являлся для занятий по палочному бою с Акитадой, тот не возражал.

Но Акитада нисколько не приблизился к разгадке тайны пропавших пошлин и пребывал в том же неведении, что и в день приезда. Поскольку ящичек с золотыми слитками лишь доказывал вину губернатора, Акитада решил без каких бы то ни было объяснений отослать золото обратно. Тот, в свою очередь, ни словом не упомянул о своей попытке дать взятку, так что дальнейшее сотрудничество проходило в неуютной атмосфере.

День за днем проводили Сэймэй и Акитада в местных архивах, изучая счета за период правления Мотосукэ. Молодость Акитады могла бы повредить его репутации инспектора, но университетская выучка и годы упорного труда в архивах министерства юстиции сыграли свою положительную роль. Сэймэй трудился без устали, да и секретарь губернатора Акинобу оказался весьма смышленым и полезным помощником.

Однако настал день, когда они закрыли последнюю коробку с бумагами и Сэймэй сделал последние подсчеты. Никаких подозрительных документов так и не обнаружилось, а все счета находились в идеальном порядке.

— Чем займемся теперь? — спросил Сэймэй.

Акитада закусил губу.

— Официально моя работа закончена. Ты составишь по всей форме отчет, я его подпишу, поставлю свою печать — и репутация Мотосукэ чиста.

— А как быть с пропавшими пошлинами?

— Придется доложить о неудаче. Если только… — Акитада нахмурился. — Если только личные бумаги Мотосукэ не содержат в себе объяснения, куда пропали огромные суммы.

— Ой-ой-ой!..

— Да, понимаю. Затребовать его личные счета — серьезное оскорбление.

В комнате повисла угрюмая тишина. Сэймэй сидел ссутулившись и тяжко вздыхая.

— Ну что ж, зови Акинобу, — сказал Акитада.

Когда секретарь губернатора явился с поклоном, он сухо распорядился:

— Мы закончили проверку казенных счетов и готовы работать с личными документами губернатора. Пожалуйста, принесите их сюда.

Акинобу побледнел, переводя недоуменный взгляд с Акитады на Сэймэя:

— Простите, ваше превосходительство, но прежде я должен доложить о вашем пожелании губернатору.

Когда Акинобу ушел, Акитада сказал Сэймэю:

— Пожалуй, это самая неприятная вещь, какую мне когда-либо приходилось делать. Ты видел его лицо? Он был потрясен до глубины души.

Сэймэй был явно растерян.

— Акинобу преданный слуга и образованный человек. Не могу поверить, что он мог бы с такой готовностью служить бесчестному хозяину.

Акитада промолчал.

Однако секретарь вернулся очень скоро и с поклоном поставил перед Акитадой две огромные коробки с документами.

— Мой господин выражает вам свою благодарность за ваше беспокойство. — Он помолчал и, стараясь не смотреть на Акитаду, продолжил: — Я также глубоко признателен вам за вашу готовность оградить от подозрений губернатора и меня, его слугу. Пожалуйста, скажите, какую помощь я мог бы вам оказать.

— Благодарю вас, — сказал Акитада. — Мы обратимся к вам, если возникнут вопросы.

Когда Акинобу ушел, Сэймэй с Акитадой переглянулись.

— Очень великодушно со стороны губернатора, — заметил Сэймэй.

Акитада вздохнул.

— Боюсь, это означает, что там мы ничего не найдем.

Он оказался прав. Подробно изучив состояние финансовых дел Мотосукэ — владений, приходов и расходов его и ближайшего окружения, — они не обнаружили ничего предосудительного. Счета были безукоризненны и находились в полном порядке. Мотосукэ не только не использовал казенных денег на частные нужды, но даже тратил свои личные средства на благоустройство общественных заведений.

— Ну что ж, — заключил Сэймэй, — но крайней мере вернетесь в столицу, не арестовывая кузена вашего друга Косэхиры за подлог и государственную измену.

Акитада яростно сжал кулаки.

— У меня такое чувство, что Мотосукэ посмеялся над нами. Он заранее знал, что мы ничего не обнаружим. Любой другой на его месте пришел бы в ярость, потребуй у него личные счета. Думаю, товары и золото где-то спрятаны и здесь не обошлось без сообщника. В этом я просто уверен. Мотосукэ подозрительно любезен.

— Ну и Бог с ним, господин, — жалобно проговорил Сэймэй. — Все это бесполезно. Только себе навредите или какому-нибудь невинному человеку.

— А взятка?! Забыл?

— Если человек и вправду виновен, ему за это воздастся.

Акитада покачал головой и усмехнулся:

— На все-то у тебя найдется поговорка! Только я все равно должен найти этот пропавший груз.

— А как насчет местной знати? Крупные землевладельцы имеют личных наемников для защиты своих земель Иногда эти вооруженные люди выходят на большую дорогу, чтобы чинить грабежи и разбой.

Акитада кивнул и послал слугу за Акинобу.

— С этим мы тоже разобрались, — сообщил он секретарю, указывая на коробки с документами. — А теперь скажите, знаете ли вы каких-нибудь крупных землевладельцев? И содержат ли они личные войска?

Акинобу не пришлось напрягать память.

— Таких кланов у нас всего пять, ваше превосходительство, — сказал он. — Все они преданы губернатору. И он лично объехал всех после пропажи первого каравана с пошлинами, чтобы убедиться в их невиновности. Четверо из них послали своих самураев в провинцию Хитачи на подавление мятежа, а в пятом владении разразилась эпидемия оспы. Там погибло много народу, в том числе сам правитель и его единственный сын. Вдова его постриглась в монахини, а владения перешли к кузену.

Итак, похоже, всякий, кого ни возьми, имел в провинции Кацуза безупречную репутацию.

— Ну а сами-то вы что думаете по этому поводу? — поинтересовался Акитада. — Кто-то здесь укрывает громадный запас золота и ценностей или, вы считаете, виноваты неизвестные грабители из какой-нибудь другой провинции?

Акинобу покраснел.

— Нет, ваше превосходительство. Я думаю, мы что-то упустили. Губернатор расстроен, как никогда, и надеется, что вы сумеете выявить нашу ошибку. — Заметив недоверие в глазах Акитады, он опустился на колени и заговорил, задыхаясь от волнения; — В том, что любой теперь может подозревать моего господина, виноват я, потому что не сумел докопаться до правды. В моей никчемности и есть моя вина, я так и доложу в высшие инстанции. Разумеется, стоимость моего имущества не способна целиком покрыть эту огромную сумму, но я уже начал распродавать свои земли и к тому времени, когда вы формально закончите дело, передам в ваши руки все, чем располагаю. — И прежде чем изумленный Акитада вновь обрел дар речи, он поклонился, встал и вышел из комнаты.

— Скорее догони его, Сэймэй! — вскричал Акитада. — Скажи ему, чтобы перестал продавать свои земли! Скажи, что мы постараемся найти виноватого. Скажи ему… Ну не знаю… в общем, придумай что-нибудь!

Закончив проверку казенных счетов, Акитада принялся наносить визиты городским чиновникам. Первым, кого он посетил, был капитан Юкинари, новый начальник гарнизона. Молодой офицер произвел на Акитаду благоприятное впечатление. Юкинари без промедления предоставил необходимые записи, из которых следовало, что три ценных груза покидали провинцию в положенное время и в сопровождении охраны. Предшественник Юкинари покончил с собой после второго неприятного инцидента, и Юкинари прислали на его место минувшим летом. Сам по себе этот факт, а также неустанные попытки разгадать тайну исключали его из числа подозреваемых.

Следующий допрос Акитада учинил окружному префекту Икэде. Назначенный на свою должность сверху, он подчинялся Мотосукэ, но целиком и полностью контролировал собственный персонал и исполнительную власть провинциальной столицы. Икэда оказался человеком средних лет, несколько беспокойным и нервным, и имел привычку то и дело цитировать тексты уложений и должностных инструкций, оправдывая ими каждый свой шаг. В деле с пропавшими ценностями он проявил полнейшую неосведомленность, ссылаясь на то, что этот вопрос находится вне его компетенции. Он также яростно отвергал любые предположения о наличии в столице или ее окрестностях какой бы то ни было преступности. На вопрос, куда, по его мнению, могли деваться ценные грузы, он упомянул дорожных разбойников, якобы орудующих в соседней провинции Симоза. Одним словом, Акитада счел его типичным бюрократом, начисто лишенным как храбрости, так и воображения, необходимых для разработки и осуществления столь обширного и дерзкого преступления.

В конце недели Акитада с Сэймэем подвели унылые итоги.

— Эти караваны, господин, могли подвергнуться нападению на территории Симозы, — предположил Сэймэй, узнав о точке зрения Икэды. — Этим можно было бы объяснить отсутствие новостей на протяжении всего пути от столицы до провинции Сагами. Кроме того, такое объяснение могло бы полностью разрешить все наши проблемы и обелить имя губернатора.

— Да, этого-то как раз все и хотят, — сердито отмахнулся Акитада. — Начальник гарнизона — а его дураком никак не назовешь — лично ездил в Симозу искать потайной путь, но так и не вышел на след ценностей и грабителей. Этот Юкинари молод, но дело свое знает и из местного начальства единственный не мог быть здесь замешан. У него нет мотива покрывать какие бы то ни было безобразия, поэтому его кандидатура отпадает. Ценности вместе с лошадьми, погонщиками, носильщиками и вооруженной охраной пропали безо всякого следа — хоть бы сапог какой отпечатался или лошадиное копыто. — Он покачал головой. — Поскольку в такое трудно поверить, мы должны предположить, что здесь, в городе, существует целый заговор. И стоит за ним кто-то очень умный, хорошо осведомленный о датах и деталях и к тому же имеющий в своем распоряжении огромную организацию.

— Губернатор, — пробормотал Сэймэй.

В дверях кто-то вежливо кашлянул, и в комнату с поклоном вошел Акинобу. Он принес Акитаде новые письма, сообщил, что из столицы прибыл правительственный гонец, и, снова поклонившись, удалился.

Два письма из дома Акитада торопливо пробежал глазами, но на третьем издал изумленный возглас.

— Что такое? — поинтересовался Сэймэй.

— Приглашение на торжественный ужин у губернатора сегодня вечером. Настоятель крупного буддийского монастыря остановился здесь с визитом, и Мотосукэ хочет познакомить меня с ним. Он также пригласил бывшего губернатора. — Акитада заглянул в письмо. — Князь Татибана. Никто еще ни разу не упоминал о нем в разговоре с нами. А ведь он, похоже, остался жить здесь после ухода в отставку. Любопытно, правда? Юкинари и префект Икэда тоже будут на этом приеме. — Акитала вскочил и, взволнованно размахивая губернаторским письмом, воскликнул: — Ну надо же какая удачная случайность! Ты только подумай, Сэймэй, все эти люди принадлежат к местной правящей верхушке. Один из них может оказаться тем, кто нам нужен, и я смогу понаблюдать за всеми одновременно. А ведь, по-моему, я неплохо разбираюсь в людях.

— Надеюсь, вам не придется разочароваться, — уныло заметил Сэймэй. — А то знаете, как говорят: за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь.

— Ну спасибо тебе за доверие, — обиженно огрызнулся Акитада. — Давай-ка доставай мое придворное платье. Можешь думать что угодно, но я все-таки выясню, кто стоит за этими преступлениями. Все, что нам нужно, так это просто найти свидетелей.

Сэймэй недоверчиво хмыкнул, однако помог Акитаде облачиться в торжественный наряд. Протягивая хозяину головной убор, он спросил:

— Господин, а из дома-то какие новости?

— А-а… из дома? Да не так уж много. Косэхира надеется, что я добился успехов. А другое письмо от моей младшей сестры. Дома все в порядке. Девочки взбудоражены новостью, что любимая наложница императора бежала с любовником. А ведь и впрямь ходил слух, что госпожа Асагао куда-то исчезла. Как раз в то же время князь Накамура покинул столицу и вернулся в свою провинцию, так что подозрение пало именно на него.

— Вот видите? — вздохнул Сэймэй — Даже его высочайшее величество не застрахован от неприятностей. Воистину говорят, что полная луна начинает убывать. А от вашей почтенной матушки есть новости?

— Нет. Как всегда, одно и то же: она надеется, что я не забыл о семейном долге.

* * *

Торжественный ужин проходил в личных покоях губернатора, в небольшой гостиной, украшенной изящными пейзажами. Невысокий деревянный помост на полу устилали толстые циновки, отороченные черно-белым шелком, парчовые ширмы огораживали его от сквозняков. Пятеро мужчин сидели там возле высокого светильника, оживленно беседуя и прихлебывая саке.

Разговор резко оборвался, когда пошел Акитада.

Мотосукэ в парчовом кимоно приглушенно-красных оттенков, надетом поверх нижнего платья, переливавшегося всеми цветами от медного до персикового, поднялся навстречу гостю, сияя широкой улыбкой. Он усадил Акитаду на почетное место справа от себя и представил ему своих гостей.

— Это его превосходительство бывший губернатор Татибана Масайэ, — указал он на очень худого пожилого человека с жиденькой седой бородкой и усталыми глазами, сидевшего напротив Акитады.

Акитада поклонился:

— Я глубоко сожалею, что до сих пор не слышал о вас, иначе давно засвидетельствовал бы вам свое почтение.

Пожилой господин ответил поклоном и сдержанной улыбкой, но ничего не сказал.

— Наша провинция почла за высокую честь решение его превосходительства остаться здесь после окончания срока правления. — В голосе Мотосукэ слышалось беспокойство. — Он большой ученый и пишет историю здешних краев.

— В таком случае рад буду получить от его превосходительства ценные наставления, — проговорил Акитада, отмечая, каким удобным прикрытием могла бы стать подобная деятельность для многочисленной преступной организации.

Татибана снова молча улыбнулся. Узловатыми пальцами он задумчиво теребил узорчатый рукав своего темно-синего кимоно.

— А это его преподобие учитель Дзото, настоятель нашего самого большого монастыря, Четырехкратной Мудрости, — продолжал Мотосукэ, явно смущенный откровенным безразличием бывшего губернатора к персоне императорского инспектора.

Настоятелю тоже было отведено почетное место, слева от хозяина. Дзото оказался человеком довольно молодым для столь степенной должности — лет под сорок. Акитаду вдруг осенило, что он мог быть младшим сыном главы какого-нибудь крупного клана. Что, если это еще один Фудзивара? Тогда подозрение на заговор лишь усиливается. Правда, служение церкви требует отсечения семейных уз и значительно расширяет круг действующих лиц. Искать в таком широком кругу — задача не из легких. Акитада всегда недолюбливал буддийское духовенство и сейчас не без цинизма заметил, что этот человек, под стать своим ученикам-головорезам в городе, имел весьма цветущий и упитанный вид. Аскетизмом тут явно и не пахло! На бритой голове и гладком лице проглядывала синева растущих волос, а полные, почти женские губы были слишком красными и влажными. От его церковного облачения тоже веяло неуместной роскошью — дорогая ткань, богатая вышивка по белому шелку с черной каймой. На запястье он носил четки из розового горного хрусталя.

Оторвав взгляд от настоятельского наряда, Акитада заметил, как пристально и внимательно изучал его этот человек, и, скрывая смущение, торопливо сказал:

— Учение вашего преподобия привлекло к себе большое число последователей в Кацузе. Я поистине счастлив знакомству со столь прославленным духовным проповедником буддийских ценностей.

— Мирская слава — всего лишь туманная дымка, окутывающая горы перед рассветом. — У Дзото был красивый, звучный голос, придававший религиозного пыла его речам. Глядя ему в глаза, Акитада понял, что тот посмеялся над мим. Дзото первым отвел взгляд.

— Ну а с капитаном и Икэдой, как я понимаю, вы уже знакомы? — Мотосукэ жестом указал на двух оставшихся гостей, избавляя Акитаду от ответа.

Акитада кивнул красавцу офицеру, облаченному на сей раз в простое гражданское платье, и префекту, одетому в скромное темно-синее шелковое кимоно. Ему показалось, что Икэда, которому было лет сорок, выглядел сегодня напряженным и словно бы постаревшим.

Угощение, поданное служанками на красных лакированных подносах, было поистине восхитительным. Даже в столице Акитада редко встречал такой радушный и теплый прием. Рыба, креветки и всякая морская живность были изысканно приготовлены в вареном, тушеном, жареном и сыром виде. К ним прилагались свежие, соленые и маринованные овощи и фрукты, а также всевозможные блюда из риса — горячего и холодного, сухого и влажного, дробленого и цельного, сваренного до жидкой кашицы, запеченного в виде колобков и булочек и распаренного в хлопья. Чашки то и дело наполнялись ароматным теплым саке отменного качества.

Для Дзото, следующего своим религиозным обетам, подавались фруктовый сок и блюда из овощей.

Акитада ел и пил умеренно. Он подождал, когда вино и еда разгорячат кровь остальных, и только потом осторожно завел разговор, учтиво поинтересовавшись у Юкинари его недавним переводом в Кацузу.

— Я полюбил эту провинцию и уже начинаю здесь осваиваться, — ответил Юкинари. — Но все мы хотели бы узнать, что происходит нынче в столице.

Акитада потешил их слух новостями о громких назначениях, увольнениях, светских праздниках, столичных браках и даже об исчезновении одной из императорских наложниц.

Мотосукэ смущенно сказал:

— Конечно, по сравнению с величием столицы Кизарацу всего лишь убогое местечко, но, быть может, наш гость по достоинству оценит наши достопримечательности, когда посетит монастырь Четырехкратной Мудрости. По-моему, он может соперничать даже с великим храмом Чистой Воды, которым славится столица.

— Да, я премного наслышан об этом месте, — кивнул Акитада, поворачиваясь к Дзото. — Говорят, оно чудесным образом обновилось благодаря вашему блестящему руководству, настоятель?

Дзото милостиво взмахнул рукой.

— Отнюдь. Монастырь был основан нашим высочайшим императором Сёму, дабы хранить от бедствий всю провинцию. Однако долгое время пребывал в запустении. Мало кто из последующих императоров отличался таким благочестием, как этот святой человек. Лишь совсем недавно благодаря добрейшей и щедрой поддержке нашего губернатора Фудзивары я получил возможность сделать все, чтобы укрепить веру.

Мотосукэ был польщен.

— О, мой дорогой Дзото, ваша скромность поистине не знает границ. А между тем благодаря вашим проповедям, собирающим толпы народу, строительство нового большого храма стало необходимостью. Да и ученикам вашим нет числа, так что скоро монастырь не вместит всех желающих. Ведь туда стекаются паломники со всех концов нашей страны.

Дзото улыбался.

Его отношения с Мотосукэ не ускользнули от Акитады, и тот решил при первой же возможности проверить источники средств на монастырские нужды.

— Сколько монахов живет сейчас при монастыре? — спросил он у Дзото.

Тяжелые веки чуть приоткрылись.

— Около двух сотен. Ваше превосходительство интересуется нашей верой?

— Меня поразили ваши успехи в такой дали от столичного двора, — искренне признался Акитада. — К тому же, я слышал, большинство монахов очень молоды, что, несомненно, свидетельствует о ваших талантах великого учителя. Последователем какого философского течения вы являетесь — тэндаи или сингон?

Легкое раздражение промелькнуло на липе Дзото, слегка исказив слащавые черты.

— Слишком много расхождений в этом мире, — сурово ответил он. — И все же путь к Будде всегда один… вернее, все они ведут к нему. Я не следую каким-то одним путем и вместе с тем следую всеми ими сразу.

Благоговейная тишина наступила за этим высокопарным изречением. Акитада задумался над ним и оценил умный ход. Отвергни этот человек сингон с его повышенным интересом к прекрасному, он оскорбил бы учение, которого придерживался императорский двор. В то время как тэндаи всегда считался гораздо более духовной практикой.

— С превеликим удовольствием посещу этот монастырь в самое ближайшее время, — объявил Акитада. — И вообще, дорогой губернатор, я вовсе не считаю Кизарацу скучным и унылым городом. У вас здесь такой большой шумный рынок, и столько народу вокруг! Наверное, все эти приезжие создают множество беспорядков?

Ему ответил Юкинари, бросив предварительно торопливый взгляд на Икэду.

— Наш гарнизон стоит на страже покоя и порядка и готов защитить население и местное правительство, даже если…

— А кстати, интересно, что стало с человеком, который раньше управлял гарнизоном? — внезапно вмешался в разговор князь Татибана.

В комнате повисла неловкая тишина. Ее нарушил Акитада, который как ни в чем не бывало спросил у Юкинари:

— По-моему, вы говорили мне, что этот человек покончил с собой из-за пропавшего каравана с пошлинами.

Юкинари покраснел и посмотрел на Мотосукэ.

— Да, все верно, ваше превосходительство, — смущенно пробормотал он.

Префект Икэда, сидевший справа от Акитады, придвинулся к нему поближе и довольно громко сказал:

— Боюсь, с памятью у него плоховато. О, да вы не беспокойтесь, он меня не слышит. Возраст, знаете ли, дело не шуточное. — Видя изумление Акитады, он кивнул и усмехнулся: — Да-да, человеку свойственно стареть.

Акитада, неприятно пораженный такой откровенностью, слегка отодвинулся, но Икэда, раскрасневшийся от вина, ничуть не смутился. Панибратски схватив Акитаду за локоть и тяжело дыша ему в самое ухо, он громко прошептал:

— На этот раз все дело в женщине. У Татибаны молодая жена. Очень молодая и очень красивая. — Икэда облизнул губы, подмигнул и пощупал свой нос. — Она добила его окончательно. Теперь он вконец одряхлел. Жаль, такая красотка пропадает!

Акитада поспешил освободиться от руки Икэды. Ему не нравились ни речи этого человека, ни его манеры, но информация порадовала. Если Татибана и впрямь дряхлый старец, значит, тоже выпадает из числа подозреваемых. Сдерживая отвращение, Акитада лихорадочно думал, как бы ответить Икэде, чтобы не повредить их дальнейшей совместной работе.

Юкинари, сидевший по другую сторону от префекта, пришел ему на помощь.

— Боюсь, Икэда, что его превосходительство счел подобные речи признаком крайней невоспитанности.

Икэда побелел от ярости. Дзото откашлялся и укоризненно посмотрел на всех троих.

Мотосукэ встал и, хлопнув в ладоши, громко сказал:

— Позвольте мне кое-что сообщить! — Все устремили на него удивленные взоры, а он, улыбаясь, продолжил: — Вы, конечно, знаете, что мне предстоит оставить свой пост и вернуться в столицу до наступления нового года. — Вежливый шепоток сожаления пронесся по комнате. — По этой причине мы с вами имеем удовольствие находиться сейчас в обществе господина Сугавары. Он прибыл сюда удостовериться, что я ухожу, не оставляя за спиной долгов. Ха-ха!.. — Смешок прозвучал натужно, и все с интересом воззрились на Акигаду. А Мотосукэ вскричал: — Но есть и другая, более приятная причина моего возвращения ко двору. — Он снова целиком и полностью овладел вниманием присутствующих. — Его императорское величество удостоил меня величайшей чести. Моя единственная дочь, проведшая последние четыре года в здешней глуши, предстанет ко двору. По возвращении в столицу я буду иметь великое счастье представить ее его величеству.

За этими словами последовал внезапный грохот. Юкинари вскочил, недоуменно глядя на упавший поднос и рассыпавшиеся блюда. Разлитые вино и соусы просачивались сквозь циновки.

Подоспевшие слуги навели порядок, и все сделали вид, будто ничего не произошло. Потрясенный капитан снова сел на свое место, а между тем сияющий Мотосукэ принимал восторженные поздравления от своих гостей.

Поздравляя хозяина, Акитада вдруг испытал прилив поистине ледяного отчаяния. Он упустил свой шанс — да что там упустил, он его и не имел! Дочь Мотосукэ поступала ко двору, потому что ее избрали новой наложницей, которой, возможно, суждено когда-нибудь стать императрицей. Отныне ни один закон не смеет коснуться ее отца, несмотря ни на какие обвинения, а от Акитады теперь ждут доклада, призванного отмести от будущего императорского тестя любые подозрения. С каменным лицом слушал он пространную молитву Дзото о счастье дочери Мотосукэ.

Прием вскоре закончился. Во время долгих и шумных прощаний в дверях князь Татибана, оступившись, вцепился в локоть Акитады. Тот поддержал старого господина и услышал тихий шепот.

Акитада недоуменно смотрел ему вслед, соображая, правильно ли расслышал его слова. Похоже, бывший губернатор сказал ему следующее: «Я должен с вами поговорить. Приходите завтра, и никому ни слова».

ГЛАВА 5

Зимняя бабочка

Когда Акитада проснулся, комната была наполнена призрачным светом. Он стряхнул остатки сна. Свет был не солнечный — слишком уж серый. Потом на память пришли события минувшего вечера, и тяжесть поражения накатила новой волной. Мотосукэ, его главный подозреваемый — в сущности, даже единственный, — больше не подлежал обвинению по причине предстоящего брака его дочери с сам им императором. После приема Акитада долго не мог заснуть, но потом, видимо, все-таки забылся и проспал допоздна.

Со вздохом выбрался он из теплого кокона постели в прохладу нетопленой комнаты. Накинув наспех одежду, он открыл створку ставен, и глазам его предстал совершенно новый мир.

Нетронутая, первозданная пелена свежевыпавшего снега покрывала все вокруг — усыпанный гравием двор, глинобитную стену, черепичные крыши. С голых ветвей росшей возле веранды хурмы пушистым облаком просыпалась снежная пыль; два нахохлившихся воробышка, склонив набок головки, наблюдали за человеком глазками-бусинками. Один из них зачирикал, и настроение у Акитады сразу поднялось.

Он сходил в комнату за рисовыми колобками, принесенными слугой губернатора. Разломил один и бросил крошки на снег. Его пернатые гости заметно оживились, подняли настоящий гвалт, и вскоре на снегу под верандой суетилась целая стая крикливых воробьев. Они сердито дрались из-за каждой крошки, расталкивая тех, что послабее, и разгоняя молодежь. Особенно доставалось от клювов старших собратьев одному молодому воробью. Акитада старался бросать крошки в его сторону, но добился лишь того, что беднягу совсем затюкали. В конце концов юный недотепа улетел и опустился близко к дому, почти у ног Акитады, где ему все же удалось поживиться крошками, недоступными для более пугливых сородичей.

Акитада наблюдал, как он набивает брюшко, и улыбался. Выживание в мире дикой природы, как и в мире людей, зависело от решительности, смелости и находчивости. Возможно, его столичные враги задумали этим назначением разрушить его карьеру и жизнь. Как говорится, не мытьем, так катаньем. Ему поручили расследовать преступление, заведомо не подлежащее раскрытию. Обвинить Мотосукэ в краже налоговых сборов означало принять на себя удар монаршьей немилости. Одним словом, при любом исходе дела карьере его грозил конец.

Но не тут-то было! Он, как этот молодой воробей, обязательно найдет обходные пути и обставит своих врагов! Он непременно воспользуется представившейся возможностью — приглашением князя Татибаны. Отряхнув руки от крошек, Акитада закрыл ставни и пошел одеваться.

«Для визита к пожилому господину еще рановато, — думал Акитада, неспешно шагая по заснеженным улицам города. — С другой стороны, это отнюдь не визит вежливости». Чем больше он размышлял над последними словами бывшего губернатора и обстоятельствами вчерашнего ужина, тем больше убеждался, что Татибана напуган и нуждается в его помощи.

Акитада замедлил шаг. В богатом квартале, где внушительные частные владения скрывались за высокими стенами, он спросил дорогу у нищего, бросив ему несколько медяков.

На его стук старинные деревянные ворота дома князя Татибаны открыли не сразу. На пороге его встретил согбенный дряхлый слуга — Акитаде показалось, тот вот-вот заскрипит, словно старые ворота. В конце небольшого двора высился главный дом, его почерневшие от времени и непогоды стены мрачно контрастировали с белым снегом.

— Меня зовут Сугавара, — сказал Акитада старику, который, приложив руку к уху, растерянно моргал. Тогда Акитада крикнул: — Князь Татибана просил меня зайти сегодня.

Старик молча повернулся и зашаркал мимо дома по заснеженной дорожке к саду. После некоторого колебания Акитада последовал за ним.

Сад был разбит умелой рукой. Изящные горки из камней, кусты и подстриженные сосенки, не утратившие своей красы даже в это время года, укутала белая пелена свежевыпавшего снега. Дорожка вилась мимо каменного фонаря и крошечного прудика, где на илистом дне, поблескивая серебристо-золотистыми чешуйками, резвился карп.

Потом они свернули на другую дорожку, тщательно расчищенную от снега, и та привела их к небольшому павильону, обнесенному деревянной верандой.

Старый слуга с трудом поднялся по ступенькам и скинул свои гэта[2]. Акитада последовал его примеру и нагнулся, чтобы снять сапоги. Послышался звук открываемой двери и чей-то крик. Поспешно стянув сапоги, он заглянул в просторную комнату, где вдоль стен высились стеллажи с бумагами и документами, а пол устилали толстые соломенные циновки.

Слуга стоял к нему спиной.

— Хозяин! — звал он дрожащим голосом. — Ой-ой-ой!.. Мой бедный господин! Посмотрите-ка, жив ли он? Ой — ой… Мне, наверное, нужно бежать за доктором. Ах ты, батюшки! Какое несчастье!

С трудом представляя, куда может побежать такой дряхлый старик, Акигада сказал ему:

— Успокойтесь!

Князь Татибана с непокрытой головой, в простом кимоно серого шелка, лежал на полу возле письменного стола лицом вниз. Рядом валялись табуретка, разбросанные бумаги, перевернутые коробки с документами и свитки.

Акитада опустился на колени и пощупал старому господину пульс и шею. Но тело было безжизненным и уже холодным. Под головой князя Татибаны в циновку впиталась кровь. Совсем малое количество. Акитада попытался припомнить, что говорится в медицинских книгах насчет определения времени смерти. Он взял руку покойного, согнул пальцы, пошевелил запястьем и понял, что тело уже начало коченеть. Это означало, что смерть наступила много — он только не знал сколько — часов назад.

Но какое это теперь имело значение? На углу письменного стола он обнаружил следы крови и тонкий клочок седых волос. Акитада задрал голову. Самая верхняя полка была практически пуста, а внизу валялись перевернутая табуретка и рассыпанные бумаги. Судя по всему, бывший губернатор стал жертвой несчастного случая — упал, доставая сверху документы, и разбился.

— Боюсь, твой хозяин мертв, — сказал Акитада слуге, поднимаясь с пола.

Старик молча смотрел на него полными слез глазами.

— Не надо звать врача, — повысил голос Акитада, — Твой хозяин умер ночью. Наверное, упал с табуретки, когда доставал коробки вон с тех полок.

— Ай-ай-ай!.. — Старик побледнел и схватился за грудь.

Обняв за плечи, Акитада подвел его к открытой двери.

— Сделай несколько глубоких вдохов. — посоветовал он. Потом, вспомнив, как князя Татибану качнуло вчера вечером, спросил: — Твой хозяин страдал головокружением?

— Никогда. Он был совершенно здоров. — Продышавшись, старик вдруг сделался разговорчивым. — Он всегда был подвижным и бодрым. Я частенько ему завидовал. А теперь вот он умер… — Мимолетное самодовольство пробежало по его лицу, когда он покачал головой, удивляясь непредсказуемости судьбы.

Но Акитада помнил, как накануне вечером старый господин цеплялся за его локоть, ища поддержки, и удивленно приподнял брови:

— Но у него же был свой доктор? Ты же только что хотел бежать за ним?

— Нет, это не его доктор. У хозяина не было своего доктора. Даже прошлым летом, когда он жаловался на желудок. Хозяин не любил докторов, говорил, что они только портят людям здоровье да травят их своими снадобьями. Правильный образ жизни и упорный труд, как он считал, помогали ему держаться в такой хорошей форме. Он советовал мне есть побольше лука да меньше спать, и тогда, дескать, боль в пояснице пройдет.

— И что, прошла? — заинтересовался Акитада.

— Трудно мне все время бодрствовать, да и лук я не люблю. А вот хозяин мой сам излечился от желудочных приступов. Да-а… Сам готовил себе рис с какими-то загадочными травами и вскоре совершенно поправился.

— Понятно, — сказал Акитада. — Ну что ж, если вы найдете в себе силы, может, сообщите госпоже Татибана о случившемся? А потом вам следует сообщить о смерти князя Татибаны властям. Идите прямо в городскую управу. Они знают, что делать. А я подожду их здесь.

Бросив через плечо печальный взгляд, старик кивнул.

— Ужасно!.. — вздохнул он. — Надо мне бежать поскорее.

Акитада стоял на пороге и смотрел ему вслед, пока старик с трудом спускался и обувал свои гэта. И тут он заметил еще одну пару деревянных гэта, стоявших у самой двери. Наверное, князя Татибаны. Нагнулся и пощупал их. Они были совершенно сухие.

Старик слуга наконец обулся и зашаркал по направлению к дому. Сколько еще времени пройдет, пока сюда придут!

Акитада снова зашел внутрь и опустился на колени рядом с телом. На этот раз он более тщательно изучил позу мертвого и ощупал его голову. Чуть повыше завязанных в узел редеющих седых волос он обнаружил вмятину размером с раковину большого моллюска. Черепная кость двигалась под его пальцами, испачканными кровью и мозгом. Он уже собрался вытереть руки о циновку, когда заметил что-то зеленое в завязанных узлом волосах. Это оказался крошечный глиняный осколок размером не больше ногтя на мизинце. Он положил его на один из разбросанных листков бумаги. Черепок слегка загибался и был ярко-зеленым с внешней стороны и монотонно-белым с внутренней. По краям скола проглядывала красная глина. Осколок этот напомнил Акитаде расписную черепицу, используемую для крыш, с той лишь разницей, что такая черепица больше отдавала в синеву. Он огляделся по сторонам и вышел на веранду. Нигде никакой черепицы! Все постройки во владениях Татибаны были покрыты дранкой.

Вернувшись в помещение, Акитада завернул осколок в лист бумаги и спрятал к себе в пояс, потом сел и задумался.

Поначалу, увидев мертвое тело, он испытал разочарование — и даже устыдился своего эгоизма. Потом он вспомнил, как настойчиво звал его к себе князь Татибана, и тогда в голове шевельнулось подозрение — уж больно удобной была эта смерть, чтобы оказаться обычным несчастным случаем.

Неужели кто-то подслушал их вчера вечером и увязался за старым господином?

Может, ответ на этот вопрос найдется среди бумаг покойного? Ярлычок на упавшей коробке гласил: «Продукты земледелия». Акитада окинул взглядом полки. На других коробках были надписи — «Рыболовство и торговый флот», «Производство шелка», «Местные обычаи и достопримечательности», «Монастыри и храмы» (здесь могли содержаться сведения о монастыре настоятеля Дзото), «Торговцы и ремесленники», «Растения и животные», «Гейши и развлечения» и «Преступность и органы местного управления» (еще одно любопытное название!). Акитада искал глазами коробку, в которой могли бы содержаться сведения о налоговых сборах, но ничего подобного не обнаружил. Была здесь, впрочем, еще одна коробка — с названием «Жизнь среди лягушек и цикад». Заинтригованный, он спустил ее вниз и открыл.

Внутри он обнаружил странную подборку бумаг. Сверху лежало несколько стихотворений, восхваляющих природу, но Акитада не был знатоком поэзии, поэтому бросил на них лишь мимолетный взгляд. Под стихами он нашел рисунки, изображавшие живописные камни, растения и цветы. Рисунки эти сопровождались комментариями и философскими наблюдениями, выписками из старинных китайских трактатов о знаменитых садах, а в самом низу лежал научный труд, озаглавленный «Жизнь среди лягушек и цикад» и посвященный искусству разведения садов. На рукописи стояла Личная печать Татибаны.

Акитаду приятно удивила такая страсть ученого к красоте, и он пожалел, что не успел поближе познакомиться с этим замечательным человеком. Проникнувшись грустью, он уже закрывал крышку, когда услышал снаружи торопливые шаги.

Вернув коробку на место, он повернулся к двери и вдруг заметил на соломенной циновке две парь; отпечатков. Изучив их форму и смерив взглядом расстояние между ними, он понял, что здесь должно быть, совсем недавно стояло что-то тяжелое на четырех квадратных ножках.

За дверью на веранде кто-то скребся. Акитада вышел взглянуть и увидел худенького мальчика лет двенадцати-тринадцати. Опустившись на колени, тот испуганно смотрел на Акитаду:

— Хозяин… Это правда? — дрожащим голосом спросил он.

Акитада кивнул.

— Князь Татибана упал и разбился насмерть.

Проглотив комок в горле, мальчик печально сказал:

— Я пришел предложить свою помощь.

Акитада улыбнулся.

— Ты еще слишком мал. А где другие слуги?

— Кроме старого Сато, у нас только женщины, — решительно заявил мальчик.

— И как же твое имя?

— Меня зовут Дзюндзиро, достопочтенный господин.

И снова Акитада уловил дрожь в его голосе. Внимательно разглядывая мальчика, он спросил:

— Ты любил своего хозяина?

Тот кивнул и провел грязной ручонкой по лицу.

— Какие будут распоряжения, достопочтенный господин? — угрюмо спросил он.

— Ты можешь проводить меня в покои твоей госпожи. Ей уже сообщили?

На лице Дзюндзиро появилось упрямство.

— Мы не пойдем туда. Туда позволено заходить только няньке. А вообще это там. — И он указал в сторону одной из покатых крыш, видневшихся среди деревьев.

Акитада прищурился. От него не укрылись Враждебность тона, жесткий взгляд, сопровождавший слова, и жест.

— Так нянька эта, надо понимать, сущий дракон? — предположил он. — Спасибо, что предупредил.

Мальчик усмехнулся.

— Благородному господину она не будет чинить пакости. Это она нас, слуг ненавидит. Говорит про нас господину князю всякие гадости. Что мы крадем и портим вещи и не делаем свою работу. А стоит кому-то оказаться вблизи покоев госпожи, так она кричит, что мы подглядываем и вынюхиваем. Злая она! Уволила почти всех слуг, а вчера опять принялась за свое — сказала господину, что Саго слишком старый и целый день напролет дрыхнет. — Он в отчаянии закусил губу. — Уж и не знаю, что теперь с нами будет.

— Я уверен, что со временем все образуется, — попытался успокоить его Акитада. — Твой хозяин наверняка оставил завещание, в котором позаботился о содержании для своей прислуги и дворни. Я как раз жду, когда сюда прибудет кто-нибудь из властей. Может, покараулишь их у ворот? А потом проводишь сюда.

Мальчик поклонился и убежал.

Акитада вернулся в кабинет князя Татибаны и, склонившись над отпечатками на циновке, принялся их изучать. Они были очень отчетливы. Какой-то тяжелый предмет убрали отсюда совсем недавно, поскольку поверхность циновки еще не разгладилась. Акитада обвел глазами комнату. Низенький письменный столик мог бы оставить такие вмятины. И, пожалуй, стоит он не лучшим образом. Работая за ним, человек оказывался лицом к самой стене. Что-то непохоже, чтобы князь Татибана предпочел сидеть спиной к очаровательному пейзажу за окном. Но почему он передвинул стол? А если не он, то кто? И зачем?

Акитада размышлял над расположением смертельной раны на голове, над тем, как попала на угол стола кровь, и вообще над всей сценой предполагаемого несчастного случая, и все больше и больше мрачнел.

На столе он обнаружил обычные писчие принадлежности — аккуратную стопку рисовой бумаги, кисточку, дощечку с тушью и баночку с водой. Тушь оказалась на ощупь довольно сухой. Но что еще более удивительно, в комнате не было ни лампы, ни свечи, ни даже фонаря.

Он уже собирался обследовать разбросанные на полу бумаги, когда услышал за спиной слабый шорох, обернулся и замер на месте.

На пороге стояла девушка редкой красоты.

Из-под длинных полуопущенных ресниц она внимательно изучала его. Нежные, по-детски пухлые губы были слегка приоткрыты.

— Где мой муж? — Нежный голосок был легок, как дыхание. Тонкая изящная рука вынырнула из широкого рукава богато расшитого синего кимоно и смахнула с щеки выбившуюся прядку блестящих волос. — А вы?..

Усилием воли Акитада вернул себя на землю и склонился в неподобающе низком поклоне:

— Я — Сугавара Акитада. Зашел к вашему супругу, когда… Но, может быть, вы позволите проводить вас в ваши покои, госпожа? Здесь вам лучше не находиться.

Она перевела взгляд на пол. Акитада надеялся, что своей высокой фигурой заслонит от нее страшное зрелище, но не тут-то было. Она вскрикнула.

— Так это правда? Мой господин… мертв? — Нежный голосок звучал горестно. Кожа была до прозрачности бледной.

Акитада ощутил свою беспомощность и только безнадежно развел руками.

— С глубоким сожалением… э-э… да… Боюсь, здесь произошел несчастный случай. Позвольте мне увести вас отсюда. Вам не следует здесь оставаться. Слуги о вас позаботятся. — Он хотел поддержать ее, но она увернулась.

Несколько мгновений она стояла как вкопанная, не отрывая глаз от мертвого тела мужа, потом вдруг покачнулась, и Акитада едва успел подхватить ее на руки.

Обмякшее безвольное тело показалось ему очень легким. Он уловил нежный цветочный аромат, исходивший то ли от платья, го ли от длинных шелковистых волос. Держать на руках женщину из своего сословия ему довелось впервые — подобные вещи были просто немыслимы в косном, полном условностей обществе. Он даже покраснел от смущения. Что ему теперь с ней делать? Не нести же в дом через сад! Увидит кто-нибудь из слуг, и пойдут сплетни. Хуже того, сюда вот-вот заявится этот пошлый зануда и крючкотвор Икэда с тюремным доктором и полицейскими.

— Госпожа Татибана! — позвал он, склонясь над ее розовым ушком. — Госпожа Татибана, очнитесь!

Она пошевелилась. Вот и отлично! Он слегка встряхнул ее, и нежные ручки обвились вокруг его шеи, а шелковая щечка коснулась лица. Она жалобно вздохнула и заплакала, уткнувшись ему в плечо.

Он чувствовал себя похотливым мужланом, но продолжал держать ее.

— Госпожа Татибана! Вы должны набраться сил и взять себя в руки! В любое мгновение сюда могут войти.

Нежные ручки неохотно разжались, и она, выскользнув из его объятий, встала на ноги. Акитада почтительно поддержал ее.

— Вы очень добры, — проговорила она, отворачивая личико. — Простите меня. Я просто хотела убедиться своими глазами. — Голос ее дрожал. Она мягко отстранила его и направилась к двери.

— Позвольте проводить вас, — последовал за ней Акитада.

— Нет. — На пороге она обернулась. Глаза ее были полны слез. Акитаде они показались самыми грустными и самыми прекрасными на свете. Потом она улыбнулась и, слегка поклонившись, сказала: — Для меня было большой честью познакомиться с вами, господин Сугавара. Я не забуду вашей доброты.

Акитада шагнул к ней и открыл было рот, чтобы ответить, но она уже выскользнула за порог, шурша шелком платья и оставив после себя нежный аромат.

Он стоял в дверях, потрясенный и словно осиротевший, и смотрел ей вслед. А она шла по дорожке к дому в своем ярко расшитом кимоно, грациозными движениями напоминая большую бабочку, нелепым образом залетевшую в заснеженный зимний мир.

ГЛАВА 6

Блуждание В Тумане

Акитада отвел взгляд от пустынного, неприветливого сада и вернулся к мертвому телу его создателя. Он начал перебирать документы на полу и ничуть не удивился, когда, как и подозревал не нашел в них ни единого упоминания о налоговых кражах.

Вздохнув, он вернул их на место, встал и потянулся. В этот момент снаружи послышались голоса, один из которых принадлежал мальчику Дзюндзиро. «Ну вот и полиция!» — подумал Акитада.

Но он ошибся, поскольку это оказался капитан Юкинари. На сей раз тот был в армейской форме и о чем-то спорил с мальчиком. Завидев в дверях Акитаду, Юкинари поклонился с изящной военной выправкой.

— Ваше превосходительство, я прибыл сразу же, как только до меня дошли вести, — сказал он, торопливо поднимаясь по ступенькам. — А вести поистине ужасные.

Сегодня Юкинари показался Акитаде слишком бледным, и глаза у него были усталые и несчастные. Неужто так близко к сердцу воспринял смерть князя Татибаны? Быть того не может. Между ними не могло существовать тесных отношений. И возраст разный, да и появился Юкинари в Кацузе только этим летом. И все же выглядел он так, будто не спал всю ночь. Не подавая виду, Акитада как ни в чем не бывало заметил:

— Да, вести и впрямь ужасные, капитан. Но что привело сюда вас?

Юкинари покраснел.

— Я был в городской управе, когда Сато пришел туда с известием. Вы уж простите мне бестактный вопрос, ваше превосходительство, но как случилось, что вы здесь оказались?

— Я пришел сюда с визитом вежливости и обнаружил тело.

Юкинари подошел к дверям, но Акитада и не подумал пригласить его войти.

— Говорят, он упал и разбился… — капитан пытался заглянуть через плечо Акитады. — А ведь сколько раз я просил его быть осторожнее! Он, знаете ли, старел. Как-никак шестьдесят лет — немалый возраст.

Акитада вспомнил про воздушную красавицу, которую только что держал на руках, и готов был согласиться.

— Так выходит, вы хорошо его знали? — спросил он. — А мне князь Татибана не показался дряхлым и хлипким. Такие поджарые люди аскетического типа часто живут гораздо дольше своих упитанных сверстников.

Капитан, похоже, пребывал в растерянности и не знал, что сказать. Он оглянулся на тропинку и задумчиво поскреб подбородок.

— Икэда скоро прибудет сюда собственной персоной. Если у вас есть более важные дела, я мог бы остаться. Да и вообще, осмелюсь заметить, зачем вам все это? — Он покосился на Дзюндзиро, топтавшегося неподалеку и вслушивавшегося в каждое слово, и нахмурился.

— Благодарю вас, но я останусь, — сказал Акитада, напуская на себя скорбный вид. — Считаю это своим гражданским долгом. А вот вы, по-моему, здесь никак не замешаны. Так может, вам пока поддержать госпожу Татибана?

Юкинари при этих словах дернулся и открыл рот, потом поклонился и быстро зашагал прочь. Акитада смотрел ему вслед и видел, как он повернул к воротам. Это было странно. Второй раз за все время Юкинари не мог совладать с какими-то сильными эмоциями.

Он все еще размышлял над загадочным поведением Юкинари, когда из-за угла на дорожке показались Икэда и его люди, ведомые Сато. На префекте было вчерашнее темно-синее шелковое кимоно, и Акитада подумал, спал ли хоть кто-нибудь сегодня ночью. Икэду сопровождали два младших чиновника и два полицейских в красном, вооруженные луками.

Завидев Акитаду, Икэда чинно поклонился. Остальные смущенно последовали его примеру.

— Какая неожиданная честь! — пробормотал префект, поднимаясь по ступенькам. — Слуга сообщил мне, что вашему превосходительству выпала неприятность обнаружить тело. Какое странное совпадение! — В последней фразе прозвучал тайный вопрос, словно присутствие здесь Акитады было неким образом подозрительно.

— Не более странно, чем ваше присутствие здесь, префект, — сказал Акитада. — Вы всегда расследуете несчастные случаи лично? Ведь это, кажется, входит в компетенцию местного судьи?

Серое лицо Икэды покрылось нездоровым румянцем.

— Наш судья сейчас в отлучке, — натянуто пояснил он. — К тому же ради князя Татибаны я бы явился сюда в любом случае. Из уважения к этому почтенному человеку. — Он помолчал и прибавил: — Хотя мы не были так уж близки. Его светлость не поддерживал тесных отношений с подчиненными.

— О-о! Так вы служили префектом еще при нем?

Странное выражение промелькнуло на лице Икэды — смесь горечи, негодования и скрытого удовлетворения.

— Да, служил, — подтвердил он и махнул рукой в сторону своих спутников. — Позвольте представить вам моего секретаря Огу и судебного доктора Ацусигэ. — Они обменялись поклонами, и префект расплылся в улыбке: — Быть может, ваше превосходительство поделится своими ценными наблюдениями, пока мои люди будут осматривать тело?

Акитада кивнул и посторонился. Икэда со своими людьми скинули обувь и вошли в помещение.

Акитада рассказал, когда обнаружил тело, в каком состоянии и позе и что увидел в кабинете. Икэда вежливо слушал, потом извинился и подошел к судебному медику, занятому осмотром тела. Секретарь опустился на пол рядом с ними, чтобы производить записи. Медик закончил осмотр довольно быстро, но долго шептался с Икэдой, прежде чем последний кивнул и вернулся к Акитаде.

— Ну что ж, ваше превосходительство, по-моему, случай вполне ясный, как вы сами, должно быть, убедились. — Икэда потер руки, и жест этот привел Акитаду в раздражение. — Бедняга работал допоздна, взобрался на табуретку, потерял равновесие, упал, ударился головой о стол и умер. Это подтверждают и табуретка, и рассыпавшиеся бумаги, и поза, в которой находится тело, и следы крови и волос на столе. Вероятно несчастье случилось поздно ночью. Однако мои скромные провинциальные таланты вряд ли идут в сравнение с богатым профессиональным опытом вашего превосходительства. Смиренно жду в надежде услышать ваше мнение.

Акитада чуть помедлил:

— Сейчас зима, и утренние часы бывают очень холодными, так что смерть могла наступить поздно ночью или вовсе под утро. А рана на голове свидетельствует о том, что он получил тяжелый удар по макушке.

— Ну да, как я и сказал, — закивал Икэда. — Слуга говорит, что его хозяин часто работал по ночам. Да и вся картина свидетельствует об этом. Старик пришел с нашей вчерашней вечеринки, возможно, у него слегка кружилась голова от выпитого и съеденного. Какое-то время он работал, потом, уже сонный, усталый, полез на табуретку за документами. Они посыпались ему на голову, он потерял равновесие и упал. Все просто и ясно. И я, конечно же, благодарен вашему превосходительству за ценные наблюдения. А теперь мы будем заканчивать свою бумажную работу, и я больше не смею задерживать ваше превосходительство.

Акитада еще раз взглянул на тело, кивнул Икэде и его людям и вышел из домика. Сквозь тучи наконец проглянуло солнце. Он обулся и прошел мимо двух полицейских к Сато и Дзюндзиро, все еще стоявшим на дорожке.

— Мне пора идти, — обратился он к Сато. — Надеюсь, ты проследишь, чтобы все бумаги в кабинете хозяина остались на месте. Префект пришел к выводу, что твой хозяин умер в результате несчастного случая. Они уже заканчивают, и документы им не должны понадобиться. И вот еще что: я бы не хотел, чтобы ты упоминал о моем интересе к бумагам хозяина.

Старик поклонился, а Дзюндзиро с готовностью предложил:

— Я могу находиться на веранде и следить за бумагами день и ночь.

Акитада улыбнулся:

— Ну, в этом нет необходимости. К тому же следующие несколько дней ты, видимо, будешь очень занят.

— О Господи, конечно! — воскликнул Сато. — Ты ведь даже еще не вымел дорожки, Дзюндзиро! Беги-ка скорее за своей метлой! И как это я позабыл об этом? Ну что за день! — покачал он головой.

— Погоди-ка! — Акитада окинул взглядом дорожку. — Скажи, Дзюндзиро, ты мел здесь после того, как перестал идти снег?

Дзюндзиро очень удивился.

— Нет, достопочтенный господин. Я сегодня еще нигде не мел. Только собирался, когда Сато пришел и сообщил о смерти хозяина.

— Ну вот и пора бы уж начать. — Сато строго зыркнул на мальчика, и тот убежал.

Сато проводил Акитаду до ворот, и тот спросил у него:

— У князя Татибаны часто бывали гости?

— В последнее время нет, господин. А в старые времена у нас бывало много гостей. Тогда еще была жива первая супруга его светлости. Но потом все изменилось. — Он печально огляделся по сторонам.

— Я вижу, ты давно служишь у своего хозяина, — сочувственно проговорил Акитада. — В наше время найти такого преданного слугу не просто. Большинство стариков уходят на покой, уступая место молодым.

— Со мной все в порядке! — обиделся Сато. — Я силен как бык! И почему только люди думают, что старик не может выполнять ту же работу, что и молодые?! Я прослужил у своего хозяина сорок пять лет. Работал у него задолго до того, как он женился во второй раз. И работал-то прилежно да с усердием! — Его переполняли чувства, в глазах стояли слезы.

Акитада припомнил кое-что из слов Дзюндзиро и решил еще немножечко прощупать почву.

— А нынешняя госпожа Татибана появилась здесь недавно?

Сато перевел дыхание и смахнул слезы.

— Да, господин. Она дочь старого друга моего хозяина. Мой господин взял ее второй женой, потому что в свое время дал слово ее умирающему отцу. Когда старшая госпожа умерла, вторая жена заняла ее место в хозяйстве. — Сато поджал губы и метнул сердитый взгляд в сторону дома. Он явно не питал симпатии к своей молодой хозяйке.

Акитада холодно заметил:

— Ну, в таких случаях сразу приспособиться трудно. К тому же столь юная дама, возможно, пока не очень опытна в ведении хозяйства. — Ему вспомнилось невесомое создание, почти дитя, которое так робко улыбалось ему.

— Может, оно и так, — угрюмо согласился Сато. — Только когда умерла старшая госпожа, пошли всякие сплетни, и большинство слуг были уволены. Нас осталось только пятеро — как хочешь, так и работай. Мы с Дзюндзиро единственные мужчины, а он всего лишь глупый мальчишка. Я же не могу поспеть везде сразу.

— Ну что ж, не буду тебя больше задерживать. Правда, я еще вернусь просмотреть бумаги твоего хозяина. Есть у вас какая-нибудь боковая калитка, через которую можно пройти, не мешая трауру?

— Да, у нас есть калитка в дальнем конце владений. Мы держим ее закрытой, но если вы меня предупредите, я велю Дзюндзиро вас впустить.

— Спасибо. На том и договоримся.

Сато не без усилий открыл ворота. Протягивая ему руку, Акитада спросил:

— Ты не передвигал в господском кабинете какую-нибудь мебель?

— Не-ет, господин! Мой хозяин не любил перестановок. Предпочитал заведенный порядок.

Вернувшись в гостиницу, Акитада обнаружил на ступеньках веранды мрачного Тору. Рядом стояли бамбуковые палки.

— Опаздываете! Уже несколько часов жду! — обиженно заявил тот.

Даже между равными по происхождению подобные речи считались невоспитанностью. А уж со стороны слуги это было недопустимым непочтением. Любой другой хозяин на месте Акитады безжалостно отдубасил бы Тору палкой, но он только поморщился, решив принимать Тору таким, каков тот есть, потому что дорожил дружбой, уже, как ни странно, сложившейся между ними. Торино непослушание, его абсолютная честность, грубоватые речи и чувства были для Акитады дороже слепого повиновения, И он боялся, что любая попытка переделать Тору просто-напросто приведет к его бегству.

Поэтому только сказал:

— Я ушел очень рано на встречу с князем Татибаной. Но, придя туда, обнаружил его мертвым и вынужден был ждать полицию.

Глаза у Торы округлились.

— Ага! Значит какой-то ублюдок добрался до него раньше вас?!

Акитада и сам так думал, но спросил:

— С чего ты взял?

Тора усмехнулся.

— Да вы же умчались, ничего не сказав Сэймэю; значит, подумал я, напали на какой-то преступный след.

— Ну что ж, возможно, ты и прав, хотя префект назвал это несчастным случаем. Только давай обсудим подробности позже. Если ты готов к тренировке, приступим немедленно, а потом — баня. Ты не представляешь, как мне сейчас это нужно!

Они разделись до пояса и взялись за палки. Воздух был такой же морозный, но здесь, в закутке, на солнышке, снег быстро таял. Вскоре от их разгоряченных тел повалил пар. Мысли были заняты только сражением. Боевые крики, стук скрещенных палок и хруст гравия под ногами разносились по двору. Несколько судейских служащих выглянули было в дверь и снова исчезли. А они, раскрасневшиеся и сосредоточенные, продолжали сражаться. Тора, имея преимущество в силе, теснил Акитаду, зато тот был на редкость проворен и ловок. Схватка закончилась тем, что Акитада изловчился выбить палку у Торы из рук да еще и поставить ему подножку. Тора шмякнулся на землю и громко расхохотался.

— Ну а теперь мыться! — вскричал Акитада, бросив палку, и помчался в сторону бани. Он чувствовал себя превосходно и был абсолютно счастлив, забыв обо всех треволнениях, — ведь он победил самого Тору! Тут было чему порадоваться — теперь он настоящий палочный боец. Кровь в жилах бурлила, радости не было предела.

Тора с улыбкой следовал за ним.

— Все-таки вы одолели меня, господин, — заметил он чуть позже, когда они уже сидели голышом в корытах. Два банщика драили им мочалками спины. — И этого следовало ожидать — ведь мне почти уже нечему вас учить. Надо понимать, скоро я и вовсе вам не понадоблюсь.

Акитада окатил себя ледяной водой, охнул и плюхнулся в огромную бочку, от которой шел густой пар. Тело блаженно размякло. Он опустился в воду по подбородок и закрыл глаза.

— Не говори глупостей. Куда я тебя отпущу? Ты мне нужен и для других дел.

— Я тоже так думаю, — самодовольно заметил Тора и тоже плюхнулся в бочку. — Уж больно ловко я разрешаю всякие трудности. До чего хочешь могу докопаться!

Акитада рассеянно хмыкнул. Он пребывал в блаженной неге. Пар конденсировался, и струйки стекали по лицу, но он не смахивал их.

Князь Татибана просил его прийти — просил настойчиво и втайне от всех, — и той же ночью кто-то его убил. Почему? Чтобы Татибана не встретился с Акитадой? Или он знал что-то, чего нельзя было передать императорскому инспектору? В таком случае это «что-то» могло быть связано только с пропавшими грузами. Ну что ж, допустим! Но есть и еще кое-что. Такое поспешное убийство мог совершить только тот, кто подслушал слова Татибаны. Акитада принялся перебирать всех стоявших тогда с ними рядом. Во-первых, там был Мотосукэ — этого требовали приличия и законы гостеприимства. Но кто еще? Юкинари? Икэда? Дзото? Нет, сейчас уже не вспомнить!

Он решил пока оставить это и подумать про дом Татибаны. Это было жилище человека состоятельного и культурного, главной чертой которого являлись изящество и простота. А как насчет владельца? Бывший губернатор, отправившись на покой, писал историю родного края, а значит, серьезно относился к своему долгу перед потомками. А еще он любил сады. Придерживаясь высоких моральных принципов, он тяготел к духовности и искал мира и покоя в сотворении прекрасного. Одним словом, человек благородный во всех отношениях. Такого ужаснуло бы преступление, совершенное против императора. И он явно что-то хотел сообщить Акитаде. Но обладал ли Татибана еще и мудростью? Возможно, нет. Иначе как он мог взять в жены то прелестное невинное создание, в чьих глазах Акитада видел слезы и чьи влажные губки были так нежны?..

Чья-то рука тряхнула его за плечо, и он открыл глаза.

— Не спите, а то захлебнетесь, — сказал Тора. — Пойдемте! Нам пора. Я хочу послушать про это убийство.

Вместе с Сэймэем они расселись вокруг горячей жаровни в комнате Акитады. Слуга принес обед, Тора разлил по чашкам вино.

Когда слуга ушел, Акитада поведал им обо всем, что произошло в доме Татибаны, и показал крохотный зеленый осколочек, найденный в волосах покойного.

— Его убили, — заключил Акитада. — Тело лежало явно напоказ, но убийца сделал ошибку, когда передвинул стол. Да и рана была на макушке, а не сбоку или на затылке, где ей полагалось находиться, если бы он при падении ударился об угол стола. Икэда пытался объяснить это, указав на ящики с документами. Якобы один из них ударил Татибану по голове и сбил с ног. Но в таком случае кровь должна была остаться на ящике, а не на столе. Кроме того, эти ящики не настолько тяжелы, чтобы нанести смертельную рану. А у Татибаны был раскроен череп. Икэда слишком настойчиво хотел объявить эту смерть несчастным случаем.

Тора презрительно фыркнул.

— Чиновнички! Что же вы от них хотите? Возможно, он и сам замешан в этом деле! Тогда понятно, почему этот ублюдок заявился туда собственной персоной. Может, сидел у себя в управе да ждал, когда его позовут. Ведь так он мог по-быстрому исправить все свои ошибки. Только, конечно, не ожидал встретить там вас.

Его слова вызвали у Сэймэя бурю негодования.

— Служить своему повелителю — величайшая честь на земле, — изрек он напыщенно. — Так сказал великий мудрец. И те, кто служит на чиновничьих должностях, делают это потому, что получили образование. А низкие сословия проводят жизнь в труде, так и не сумев выучиться. Ты принадлежишь к этому сословию, поэтому ничего не знаешь, ни в чем не разбираешься, так и молчал бы, когда благородные люди разговаривают.

Тора покраснел от злости, но, к удивлению Акитады, всего лишь предложил:

— Тогда давай послушаем тебя — может, я поучусь уму-разуму да и стану благороднее.

Сэймэй снисходительно кивнул.

— Пожалуйста. Я вот что думаю, господин: префект скорее всего просто ни в чем не разбирается. Провинциальные чиновники, — принялся объяснять он Торе, — не научены расследовать преступления. А он всего лишь замешал отсутствующего судью. А что известно о времени смерти, господин?

— Хороший вопрос, — кивнул Акитада. — Время смерти здесь очень важно, и мне жаль, что я не располагаю достоверными данными. Думаю, Татибана умер часа за два или три до моего прихода. А это, разумеется, означает, что он пришел в кабинет далеко не сразу по возвращении с вечеринки. Татибана успел переодеться, и к тому же там не было ни свечи, ни жаровни Он не мог работать с бумагами, когда его убили.

— Но вы же говорите, что тело уже начало коченеть, — возразил Сэймэй. — Значит, оно пролежало там всю ночь.

— Мороз был сильный. Видимо, он способствовал окоченению. Только каково бы ни было время смерти, я не думаю, что Татибана умер у себя в кабинете. Убийство произошло в другом месте, а тело принесли в кабинет, чтобы инсценировать падение. Его гэта стояли за дверью, но были чистыми и сухими. Кроме того, и я понял это только перед уходом, кто-то тщательно вымел дорожку между домом и кабинетом. Слуги этого не делали — значит, сделал убийца, чтобы уничтожить следы на свежем снегу. Хорошо бы, конечно, знать, когда именно пошел снег. — Акитада посмотрел на Тору.

Поняв, что ему предложено выразить свое мнение, Тора сказал:

— Думаю, этот убийца был очень сильный, если размозжил старику голову, а потом еще протащил его тело через весь сад. Жаль, конечно, но говорят, префект настоящий слабак. А вот капитан мог это сделать. Он силен и к тому же военный.

На это Акитада ответил:

— Да. И я еще кое-что вспомнил. Юкинари ведь тоже туда заявился и пытался пройти в кабинет. Я обратил внимание, как странно он себя повел, когда я предложил ему утешить вдову. В общем, что бы там ни произошло, но, по-моему, кого-то мы все-таки прижали и это должно подвести нас к разгадке. Только у меня такое чувство, будто я блуждаю, пробираюсь в тумане. Знаю, что дорога здесь, и иду в правильном направлении, но самой дороги не вижу.

— А я вижу! — вскричал Тора. — Вспомните вдову! Она молода, так ведь?

Акитада нахмурился.

— Очень молода.

— И хороша собой?

Акитада заерзал.

— Да. Ее можно назвать настоящей красавицей.

— Ну вот вам и мотив! — воскликнул Тора, хлопнув в ладоши. — Красавчик капитан соблазняет чужую молодую жену. Старик обнаруживает, что капитан покушается на его сокровище, располагая, так сказать, более внушительным оружием; между ними возникает ссора, и капитан бьет его по башке.

— Бред! — Акитада вскочил, свирепо глядя на Тору. — Сэймэй прав. У тебя что на уме, то и на языке. А на уме у тебя одни глупости да пошлости!

Сэймзй внимательно смотрел на хозяина.

— Ну почему, — возразил он. — Парень, возможно, прав, хотя и выражает свои мысли грубовато. Не все замужние женщины являются женами, как вам известно. Такая большая разница в возрасте всегда создает дисгармонию. Впрочем, правду легко можно узнать от слуг. Не зря ведь говорят, что только муж не ведает происходящего. А женщины — это существа, начисто лишенные морали.

Акитада рассердился не на шутку.

— Ну хватит! — рявкнул он. — Так мы никогда не найдем пропавший груз. Тора, ты целую неделю был предоставлен сам себе. Пока мы с Сэймэем проверяли губернаторские счета, ты должен был пообщаться с местными жителями. Можешь что-нибудь доложить?

Тора смутился.

— Я много времени провел у Хигэкуро, господин. Пытался вникнуть в картину местной жизни.

Сэймэй презрительно фыркнул.

— И какова же картина местной жизни? — холодно поинтересовался Акитада.

— Ну… это богатая провинция. Хороший климат, хорошая почва, хорошие урожаи риса. А еще здесь начали производить шелк.

— А это вообще-то не новость, — нетерпеливо заметил Акитада. — Шелковичные деревья мы видели на всем пути от гавани. И шелк входил в состав пропавших грузов.

— Как бы гам ни было, а сосед Хигэкуро разжился на шелке. Отоми говорит, он начинал с крошечной лавки — продавал дешевое полотно. А потом занялся шелком. Никто и оглянуться не успел, как он стал владельцем многочисленных складов в гавани и здесь, в городе. Обнес свои владения высоченной стеной, а на соседей больше и не смотрит.

Сэймэй кивнул.

— Да уж, подозрительно. Мудрец сказал так: «Добродетель не бывает отшельником, у нее всегда есть соседи». Этот торговец шелком лишен добродетели, иначе он поделился бы своей радостью с соседями.

— Может, он просто боится, что его ограбят, — сухо предположил Акитада. — Скажи, Тора, а преступность в городе большая?

— Не больше, чем в любом месте, где гуляют деньги. Хигэкуро считает, преступность бы выросла, если бы не здешний военный гарнизон.

— Капитан Юкинари, помнится, говорил, что гарнизон стали укреплять с тех пор, как начали пропадать эти грузы. — Акитада задумчиво подергал себя за мочку уха. — У меня есть подозрение, что эти новобранцы вместе с ученичками Дзото как раз и создают проблемы в городе.

Тора мотнул головой.

— А у меня сложилось впечатление, что здешние люди любят военных и с монахами дружат, потому что живут за счет монастырских паломников. Даже Хигэкуро и его дочкам теперь живется куда как легче. Солдаты приходят к ним брать уроки, а Отоми продает свои картины паломникам.

— Картины? — удивился Акитада.

— Да. А разве я не говорил? Эта девушка — прекрасная художница. Она рисует буддийских святых, и паломники хорошо платят ей за это — ни много ни мало по серебряному слитку за каждый большой свиток. Вот бы вам посмотреть ее работы! Так натурально получается, будто сам там побывал.

— Где побывал-то? — придрался Сэймэй, как всегда воспринимавший все буквально. — Все эти святые и буддийские мандалы — они же не настоящие. Это тебе не люди и не земные места, так как же она может рисовать их натурально?

Тора защищался как мог.

— Ну… не их, так другие вещи хорошо рисует. Вот, например, горы и море у нее очень красиво получаются.

Акитада улыбнулся.

— Я хотел бы как-нибудь познакомиться с твоими друзьями. Отоми, должно быть, и впрямь замечательная художница, если ты так превозносишь ее работу.

Тора сиял от удовольствия. Бросив осторожный взгляд на Сэймэя, он спросил:

— А как выдумаете, господин, мог бы человек вроде меня научиться писать? — Увидев, как огорошил обоих этот вопрос, Тора покраснел. — Ну, я имею б виду, хотя бы несколько иероглифов. Просто несколько приятных слов, которые могли бы понравиться девушке.

Сэймэй опять фыркнул.

— Я научу тебя держать кисть, — сказал он. — Только это мастерство достойно гораздо большего, нежели кропать любовные записочки для женщин. Женщины все равно не умеют ни читать, ни писать. Их головы не приспособлены для таких дел.

— Обещаю тебе, Сэймэй, что буду усердно учиться всему, чему ты меня научишь, — ответил Тора. — Только насчет Отоми ты не прав. Она читает и пишет все время.

— А ее сестра? — спросил Акитада.

Тора поморщился.

— Аяко? Она больше на мужчину похожа. Помогает отцу обучать желающих боевым искусствам. Вам, господин, она точно не понравится.

— Может, и не понравится. Во всяком случае, в том смысле, о котором ты толкуешь. — Акитада подумал о хрупкой красавице, живущей в доме Татибаны, и встал, расправляя шелковое кимоно. — Думаю, мне следует выразить соболезнования госпоже Татибана. Она очень молода и неопытна, и, возможно, ей требуется помощь в управлении имуществом покойного мужа. Сэймэй, ты пиши окончательный отчет для губернатора. А ты, Тора, возьмись за дело и поговори с людьми в городе.

Сэймэй смерил молодого хозяина испытующим взглядом и изрек:

— Алый шелк женских нижних юбок опаснее даже самого страшного тигра.

ГЛАВА 7

Жизнь трущоб

Тора решил удостовериться, что Хигэкуро и девушки в безопасности. День снова выдался пасмурный и промозглый, но снег больше не шел. Думая об Отоми, он шагал так быстро, что вовсе не чувствовал холода.

Проходя мимо храма в начале улицы, на которой жил Хигэкуро, он заметил вдалеке две шафраново-желтые фигуры и торопливо спрятался за угол, чтобы понаблюдать за ними.

Два монаха, как оказалось, побирались выпрашивая еду. Они постучались в одну из дверей, подождали, когда им откроют, что-то сказали и протянули свои миски. Хозяин дома дал им какой-то еды, и они двинулись дальше. Тора вдруг понял, что и сам голоден. Обед был не слишком сытным по его меркам. Он с завистью думал об этих двух полных мисках, когда, к его величайшему удивлению, монахи вывалили в жухлую траву их содержимое и снова постучали в чьи-то двери. Неужто эти занюханые монахи так избалованы, что предпочитают только особые лакомства?

Наконец они добрались до дома напротив школы Хигэкуро, и тут Тора догадался об их истинной цели. Вышедшая к ним старая служанка указала дом напротив. Монахи что-то спрашивали, и женщина кивала, жестами показывая на свои уши и губы. Когда она ушла к себе в дом, монахи еще немного постояли на улице, глядя на школу, потом повернулись и заспешили в ту сторону, откуда пришли.

Значит, эти ублюдки все-таки выследили Отоми?!

Когда Тора влетел в учебный зал, Хигэкуро сидел один. Он так был занят стрельбой, что даже не повернул головы. С низенькой табуреточки он посылал стрелы в мишени на стенах и ни разу не промахнулся. Только полностью опустошив колчан, он опустил тяжелый лук и обернулся через плечо.

Тора захлопал в ладоши.

— Я-то думал, что умею обращаться с луком, но куда мне до вас! — восхитился он. — А почему стрелы такие длинные и сколько вы берете за свои уроки?

Хигэкуро добродушно улыбнулся.

— Это спортивные стрелы. Ваши боевые армейские гораздо короче. А для друзей у меня уроки бесплатные.

— Теперь я при работе, поэтому могу и заплатить. Не начать ли нам прямо сейчас?

— Никогда не отказывайся взять то, что человек предлагает тебе из благодарности. Этим ты его унижаешь. Твои уроки будут бесплатными, но сегодня я жду учеников. Ты не против заглянуть в другой раз?

— Нет, но мне нужно повидаться с Отоми. Те монахи опять здесь что-то вынюхивали.

Хигэкуро удивленно вскинул брови.

— Вот как? Ну что ж, она скоро вернется.

— Тогда я подожду ее, — нахмурился Тора.

— Как хочешь. — Хигэкуро опять улыбнулся и вернулся к своему занятию.

Тора вышагивал взад-вперед, волнуясь все больше и больше и воображая самое худшее, пока наконец в дверях не появились Огоми и Аяко с полными покупок корзинами.

— Где вы, к чертям собачьим, ходите?! — напустился на них Тора. — Разве вы не знаете, как опасно двум женщинам выбираться из дома?

Его сердитое лицо напугало Отоми, а сестра ее тут же нахмурилась:

— А тебе-то какое дело?

Деликатно кашлянув, в перепалку вмешался Хигэкуро:

— Хочешь с нами пообедать, Тора, раз уж девчонки пришли?

— Спасибо, но у меня нет времени. — Тора сердито зыркнул на Аяко. — Эти проклятые монахи разнюхали, где вы живете. Я волновался за твою сестру.

— С чего это вдруг? — огрызнулась Аяко.

Ее отец, снова деликатно кашлянув, сказал:

— Спасибо тебе за заботу, мой друг, но Аяко вполне может справиться с парочкой монахов.

Чувствуя себя уязвленным, Тора обиженно выпалил:

— Да вам почем знать? Вы же не видели их в действии! Что вы будете делать, если они и впрямь нападут за вас? Всего-то две молоденькие девчушки да… — Он осекся на полуслове.

— Да калека. Это ты хотел сказать? — Раскатистый смех Хигэкуро сотряс воздух. — Знаешь, друг мой, я бы мог обидеться. Почему ты не веришь в мои силы и в силы Аяко? Мы обучаем других самообороне. И замки у нас в доме крепкие. Так что не беспокойся. И Отоми одну мы больше никуда не отпустим. Я не думаю, что эти парни вернутся. Охота им нарываться на тумаки ради какой-то смазливой девчонки? — И он снова рассмеялся.

Ачко тоже засмеялась, а через мгновение к ним присоединилась и Отоми.

Тора понял, что Аяко смеется над ним, и обиделся. Он сердито посмотрел на нее и с укором на Отоми:

— Я вас предостерег. Эти монахи — злобные гады. — Его слова вызвали лишь новый взрыв смеха. — Ну что ж, тогда забудьте об этом, — отрезал Тора и повернулся, чтобы уйти.

В дверях он столкнулся с двумя учениками Хигэкуро — бравыми офицерами из гарнизона, которые смерили презрительным взглядом его простенькую одежку и вразвалочку прошли мимо. Тора хотел было затеять драку, но сдержался.

На улице он заметил еще одного монаха. Тот не прикидывался попрошайкой, а уверенно шагал к большим, тяжелым воротам разбогатевшего соседа Хигэкуро. Ему открыли очень быстро, и он скрылся внутри.

Самолюбие Торы было слишком уязвлено, чтобы вернуться с новым предостережением и получить еще одну порцию насмешек. Вспомнив про пустое брюхо, он отправился на базар в надежде раздобыть чего-нибудь съестного, а заодно и каких-нибудь полезных сведений.

Понаблюдав за рыночной толпой, он за медяк купил у лоточника горстку жареных каштанов. Дымящиеся плоды обожгли кожу, и Тора взревел.

— Да чтоб тебе пусто было! — заорал он, подпрыгивая на месте и торопливо перекатывая каштаны из одной ладони в другую.

Торговец смотрел на него, невинно вытаращив глаза.

— Вы бы положили их в рукав, господин, иначе пальцы обожжете, — посоветовал он.

— Спасибо за заботу! — огрызнулся Гора и побрел прочь.

— Все-таки туповатый народ эти чиновники, — громко заметил торговец, обращаясь к другому покупателю.

Это было не очень хорошее начало, но каштаны оказались вкусными и приятно согревали Тору, пока он выискивал в толпе чье-нибудь дружелюбное лицо — кого-то, кто охотно поболтал бы с незнакомцем. Он обошел весь рынок, прежде чем окончательно понял, что торговый люд в Кацузе не отличается особой любезностью. По-прежнему испытывая голод, он купил себе миску гречневой лапши и, расплачиваясь за нее, спросил у торговца:

— А что, монахи не доставляют вам тут неприятностей?

Торговец насторожился и смерил Тору недобрым взглядом.

— Монахи? Да нет. Святые люди, и деньги свои тратят с легким сердцем. — Он пересчитал полученные монеты. — Не то что некоторые, кто норовит лишить трудягу его последних грошей, — прибавил он, подозрительно оглядывая Торину синюю одежку.

— Надеюсь, жена лупит тебя хорошенько, — заметил тот и зашагал прочь.

Но нелюбезное обхождение лоточника заставило его задуматься, и он остановился за прилавком поправить на себе одежду. Длинное кимоно он напустил на пояс, чтобы оно больше походило на рубаху, а штаны заправил в сапоги. Шапку вовсе убрал и немного ослабил узел волос. Теперь, перестав походить на чиновника, он вернулся к своему заданию.

Уловив издали разговор рыночной торговки с покупательницей, обсуждавших бывшего губернатора, он подошел поближе. Вот бы помочь хозяину раскрыть это загадочное преступление — тот был бы доволен!

— А что случилось-то, бабушка? — спросил он у торговки.

— Губернатор наш бывший умер этой ночью, — пояснила та, изучая высокого незнакомца блестящими черными глазками. — Большой был человек. Да только все мы там будем — и богатые и бедные, и губернатор и побирушка. Конец у всех один. Сам Будда сначала был принцем да подался в нищие, когда узнал о смерти.

Тут послышалось знакомое покашливание, и хриплый голос спросил:

— А наоборот-то бывает? Я бы вот с удовольствием поменялся местами с губернатором.

Толстуха насмешливо фыркнула.

— Ну уж нет, ты если и переродишься, то в какую-нибудь паршивую собаку.

— А-а… Ну тогда я обязательно задеру на тебя заднюю ножку, старая черепаха, — крикнул Крыса и зашелся в хриплом смехе.

Бабка только охнула да схватилась за огромную редьку.

Крыса поспешил увернуться, утягивая за собой Тору.

— Так-так… Это не наш ли галантный ухажер из судейской гостиницы? Ну и чем там у тебя кончилось с той юбкой?

— Тсс! — Тора огляделся по сторонам, чтобы убедиться: их не подслушивают. — Пошли уж, старый проныра. Расскажешь мне чего-нибудь, а я за это угощу тебя винцом.

Крыса оживился, глазки его радостно заблестели.

— От такого угощеньица не откажусь. Я знаю тут одно подходящее местечко поблизости.

Даже с костылем Крыса передвигался так проворно, что Тора едва поспевал за ним. Мысленно чертыхаясь на старого жулика, он все же прибавил шагу, надеясь раздобыть какие-нибудь ценные сведения.

Крыса изображал одноногого, пока они не добрались до крохотного погребка, втиснутого между двумя другими заведениями. Здесь обычно сидели четыре-пять посетителей, но сейчас было пусто. На деревянном помосте стояло несколько огромных глиняных кувшинов с вином, там же сидела круглолицая молодуха со спящим малышом, привязанным к спине. Крыса опустил свою тощую задницу на край помоста и сказал:

— Эй, сестричка, налей-ка нам винца что получше! Вот, мой друг платит. — Потом отвязал свой фальшивый обрубок, положил его рядом с костылем и, вытянув ногу, облегченно вздохнул.

— Продолжаешь дурить людей, как я посмотрю? — усмехнулся Тора.

Женщина выставила кувшинчик вина и две чашки, потом, оглядев Тору с головы до ног, спросила:

— Интересно, что общего у такого красивого молодого парня с этим опустившимся прощелыгой? — При этом она любовно хлопнула Крысу по спине.

Тора разлил вино по чашкам и смиренно ответствовал:

— Я забочусь о спасении своей души, любовь моя! Раз в месяц обязательно заставляю себя тратить тяжким трудом заработанные деньги на какого-нибудь бесстыжего лодыря. Так я напоминаю себе, что со мной будет, если я перестану гнуть спину ради честного заработка.

Она рассмеялась и вернулась на свое место. Крыса поднял чашку.

— Ну, давай выпьем за твои труды! — хрипло предложил он.

Тора посмотрел, как вино исчезает в этом длиннющем бездонном хрипатом горле, и сделал осторожный глоток. Напиток оказался превосходным. Крыса со стуком хлопнул о помост пустой чашкой и смачно облизнулся. Тора снова наполнил ее.

— А теперь давай за спасение твоей души! — предложил Крыса, заглатывая новую порцию.

— Позаботившись о тебе, я теперь могу долго не искать себе нового бездельника.

— Всегда к твоим услугам, — прохрипел Крыса и зашелся в таком изнурительном приступе кашля, что Торе пришлось постучать его по спине. Вновь обретя голос, тот спросил: — Ну? Так что ты хочешь знать?

— Я волнуюсь за ту девушку.

— Ты подумай, какой сострадательный! — вскричал Крыса. — А о чем-нибудь, кроме женщин, ты думать умеешь?

— Да ладно тебе!.. Я недавно опять заходил к Хигэкуро и видел, как еще две лысые башки ошивались с расспросами по соседям, и одна старая грымза указала им на школу.

Крыса подставил свою чашку, и Тора ее наполнил. Тот осушил ее и снова выставил.

— Да брось ты волноваться, — сказал он. — С ними все будет в порядке.

Тора возмутился — похоже его здесь дурачат.

Послушай-ка, что я тебе скажу!.. — рявкнул он и схватил Крысу за грудки. Ветхая одежонка затрещала и расползлась. Увидев на тощем теле нищего чудовищные синяки. Тора отпустил его, поняв, что кто-то сильно избил старика.

— Посмотри, что ты наделал! — запричитал Крыса. — Совсем без одежды меня оставил, и это в такую-то погоду! Да с моей-то слабой грудью! — И он закашлялся.

— Прости. — Тора вынул из пояса связку оставшихся монет — свой заработок за будущий месяц — и отсчитал половину денег. — Вот возьми. Купи себе что-нибудь теплое, а то в этих лохмотьях совсем околеешь.

Крыса сгреб деньги я снова закашлялся, да так сильно, что лицо его посинело, а из глаз побежали слезы. Тора в ужасе вскочил и крикнул женщине:

— Воды! Скорее воды! Он задыхается!

— Вина! — прохрипел Крыса. Он отхаркивался, кряхтел и сквозь кашель приговаривал: — Горячее вино всегда мне помогает… — Дождавшись, когда женщина нальет ему саке, он выдохнул. — Да благословит вас Бог! Обоих.

— Вон его благодари, — сказала женщина, на которую случившееся не произвело никакого впечатления. Она отвязала со спины ребенка и принялась его укачивать.

Крыса выпил, и Тора наполнил его чашку, подождал, потом наполнил снова. Постепенно кашель стих: Поглядывая на Тору, Крыса прохрипел:

— Хороший ты парень. Не волнуйся, у девчонок все будет в порядке. Аяко кому хочешь башку разнесет. Так что за них не тревожься, сиди себе здесь да пей спокойно. — Он икнул и затянул ужасным фальцетом песню; потом, дико мотнув головой, пробормотал: — Черт бы побрал всех этих солдат!..

— Солдат?! — насторожился Тора. — Каких солдат?

Женщина оторвала взгляд от спящего малыша.

— По-моему, его солдаты избили.

Крыса пробурчал что-то невнятное, прилег на помост и захрапел. Тора бросил женщине несколько монет за вино и вышел.

На улице уже стемнело, и он мрачно подумал о том, что потратил все свое время и почти все деньги на двух неблагодарных женщин и бестолкового прощелыгу, так и не продвинувшись в своем расследовании.

А между тем жизнь на базаре продолжала кипеть, только при фонарях и масляных лампах. Особенно бойко шла к вечеру торговля у продавцов еды. Вокруг витали запахи жареной рыбы, душистой похлебки, выпечки всех сортов, каштанов, и, вдыхая весь этот букет ароматов, Тора снова почувствовал голод. И зачем только он бражничал с Крысой? Лучше бы потратил деньги на добрую порцию чего-нибудь сытного. А то много ли дел расследуешь на пустое-то брюхо?

Когда он учуял запах своих любимых рисовых лепешек, у него даже слюнки потекли. Нащупав на связке оставшиеся монеты, он отправился на поиски.

Лепешками торговал бедно одетый парень, разложивший свой товар на двух подносах, подвязанных словно весы к шесту на плече.

Тора выхватил его из толпы, преградив дорогу.

— Вот я и поймал тебя!

Тощий парень испуганно вытаращился на него и попятился. Тора поспешно схватил его за рукав.

— Погоди, друг! — сказал он, заглядывая в подносы с толстенькими хрустящими лепешками. — Ой, да как много! Дела у тебя, видать, идут хорошо.

— Да какой там хорошо! Еще ничего не продал. Пожалуйста, отпусти меня.

Тора, еще сильнее вожделея румяных лепешек, только крепче схватил парня.

— Это с какой стати? — сурово возразил он. — Мы с тобой еще не закончили. Что у тебя за манеры? Совсем не умеешь обращаться с покупателями.

Продавец съежился от страха и жалобно пробормотал:

— Простите, господин. Я не сразу признал вас. Вчера вечером было так темно! Но вы уж поверьте, я обязательно заплачу свой долг! Вы же хорошо объяснили мне, что я и сам в этом заинтересован. Я собирался на пути домой заглянуть в «Небесную обитель». — Он сунул руку за пазуху. — Вот, пожалуйста, возьмите! Только передайте там, что Матахиро расплатился!

Тору так поразили эти речи, что он разжал пальцы и выпустил парня. В руку ему легло что-то тяжелое, а между тем испуганный торговец в мгновение ока растворился в толпе.

По весу он сразу понял, что это металлические монеты. Продавец его с кем-то перепутал. Тора развернул бумагу — десять серебряных монет. Очень большие деньги для бедного торговца лепешками. Может, задолжал за игру?

Тора потратил впустую немало времени, намереваясь вернуть серебро, но торговец исчез. И он вынужден был убрать сверток к себе в пояс. Вот еще одна невеселая встреча, заключил про себя Тора. Нос щекотал аромат румяных лепешек, и желудок казался пустым, как никогда.

Название, упомянутое торговцем — «Небесная обитель», — должно быть, принадлежало какому-то питейному заведению. Значит, надо сходить туда — оставить деньги да заодно чего-нибудь поесть. После того как Крыса опустошил его связку, он надеялся найти заведение подешевле и спросил у какой-то женщины дорогу. Та посмотрела на него с любопытством, но указала в сторону темного проулка, где мерцал одинокий фонарь.

Чертовой дырой, а не небесной обителью показалось Торе это место, когда, нырнув за дверную занавеску, он спускался по ступенькам. Кто-то похабно заржал. Комната, куда попал Тора, походила на мрачную пещеру, провонявшую тухлым жиром и немытыми телами. К общей вони прибавлялась удушливая копоть масляных ламп, почти не дававших света.

Глаза заслезились, но когда привыкли, Тора увидел, что в комнате имеется подобие стойки, возле которой на грязнющем полу сидели несколько оборванцев — кто-то из них ел, а кто-то просто тупо напивался. Появление Торы почему-то всех позабавило.

Должно быть, здесь недорого и сносно кормят, решил Тора, иначе бы заведение пустовало. К тому же раздобыть полезные сведения можно скорее в такой вот противной дыре, нежели в приличном месте.

Хозяин харчевни, лысый толстяк, облокотившись о стойку, внимательно разглядывал Тору из-под кустистых бровей.

— Соленых овощей да кувшинчик твоего лучшего вина, вот чего бы я хотел, дорогой мой друг, — крикнул ему Тора и сел рядышком с одним из посетителей. Сосед его поставил миску и отер рукавом усы. — А что это ты ел сейчас, братец? Вкусно? — спросил у него Тора. — А то я, кажется, с голоду помираю.

Тот усмехнулся.

— Лучшая бобовая похлебка в городе. Если, конечно, можешь терпеть эту вонь. А если нет, иди на улицу, там посвежей будет. А то здесь старый Дэнзо весь воздух испортил.

Остальные присутствующие дружно расхохотались, а старый Дэнзо встал, чтобы продемонстрировать свою мощь.

Тора похлопал в ладоши и увидел нависший над ним круглый живот хозяина.

— Может, господин предпочел бы откушать в «Золотом драконе»? — прогремел толстяк. — Это большая харчевня на углу возле базара.

— Зачем? — отозвался Тора, глядя на него в упор. — Если б я хотел поесть там, так и пошел бы туда. А у тебя, видать, все в брюхо ушло, а не в мозги, если ты предлагаешь посетителю поесть в другом месте. Принеси-ка мне бобовой похлебки да еще вина для моих приятелей.

Вмиг Тора сделался всеобщим другом. Толстяк хозяин что-то буркнул и отправился восвояси. Тора надеялся, что винцо развяжет людям язык.

— А скажите-ка, братцы… — начал он, но тут дверная занавеска отдернулась и в помещение вошли трое незнакомцев. Они подождали, когда остальные подвинутся, и сели рядом с Торой. В комнате стало тихо.

Тора оглядел их — страшила головорез с уродливым шрамом, толстяк великан и длинноносый коротышка — и напусти на себя свирепый вид.

— Какого черта вы сюда плюхнулись? — процедил он. — Сядьте где-нибудь еще. Не видите, я разговариваю с друзьями?

— А мы хотим здесь, — возразил страшила со шрамом. Из-под рубашки у него виднелись и другие отметины. Следы от поножовщины, решил Тора и пожалел, что не имеет при себе оружия. Глубоко запавшими черными глазами исполосованный страшила оглядел Тору, оскалившись при этом обломками зубов. Два его спутника смотрели молча. У великана на удивление маленькая бритая голова торчала из непомерно огромных плеч. Взгляд его казался бессмысленным как у младенца. «Слаб на голову, — подумал Тора, — и тем опаснее». У последнего из троицы были острые черты лица и хищные глазки хорька. Все трое жадно пожирали Тору глазами.

Смелость смелостью, но Торе хватало здравого смысла не горячиться в этом месте. Любой из посетителей мог оказаться с ними заодно и пырнуть его ножом в спину. Поэтому он решил припугнуть незнакомцев и усмехнулся:

— Что, голодранцы, нечем заняться? Тогда пошли выйдем на двор и вы у меня, все трое, пожалеете, что оторвались от мамкиной сиськи.

Великан дурень схватил его за рукав, вытащил громадный нож и, облизнувшись, пропищал тоненьким голоском:

— Эй, главарь, можно я его немножко постругаю?

От этих слов волосы зашевелились у Торы на голове.

Человек со шрамом отвесил дурню оплеуху, не спуская глаз с Торы. Верзила захныкал и убрал нож.

— Мы видели, как ты забрал деньги у продавца лепешек, — невозмутимо начал человек-шрам. — Мы не позволяем чужакам на нашей территории брать то, что принадлежит нам по праву.

Так вот оно в чем дело! Денежки за покровительство. Эти громилы занимаются поборами, запугивая мелких торговцев. Продавец лепешек перепугал. Тору с кем-то из их шайки, да вот только деньги ему всучил в неудачном месте. Даже если сейчас отдать им деньги, они вряд ли выпустят его отсюда целым. Спасение только в одном в быстрых, и решительных действиях.

Знакомый с приемами борьбы, принятыми в уличных шайках, Гора резким взмахом правой руки съездил по роже мелкому Хорьку. Одновременно с этим он вскочил и ударил Шрама ногой в живот. Дурачок попытался встать, но потерял равновесие, споткнувшись о товарища. Пока он сообразил, в чем дело, и снова достал свой нож, Тора заехал ему ногой по башке. Дурачок скуксился словно обиженный ребенок.

Хорек лежат, не подавая признаков жизни, зато Шрам был уже на ногах и подступал, держа по ножу в каждой, руке.

Такой соперник был наиболее опасен. Тора, пятясь, присмотрел себе деревянный табурет и схватил его, чтобы прикрыться от ножевых ударов, пока найдет, чем вооружиться. Но ничего подходящего под рукой не оказалось — даже метлы.

Шрам сделал выпад, и Тора увернулся от обоих ножей. В это нечестной схватке у него было мало шансов на победу. Он уже решил удрать, но кто-то протянул ему бамбуковую палку.

Тора ухватил ее свободной рукой и немедленно перешел в наступление. Шрам грязно выругался, когда один из ножей полетел на пол. Его правая рука больше не представляла угрозы, но он продолжал подступать; лицо его искажала боль, в глазах сверкала злоба, длиннющий, во все лицо, шрам побагровел от напряжения и ярости. Настоящий взбесившийся зверь.

Тора отбросил табуретку и всерьез взялся за палку. Схватка даже доставляла ему удовольствие. Он успел огреть Шрама по башке и несколько раз попасть ему в живот, прежде чем выбил у него из руки нож, после чего придавил палкой под горло к стене.

Присутствующие шумно рукоплескали. Тяжело дыша и крепко держа противника, Тора оглянулся и увидел такое, отчего едва не выронил из рук свое оружие.

Великан распростерся на полу, а на его спине восседал дюжий бородач с проседью в густых волосах и очень загорелым лицом. Весело глядя на Тору, он улыбался во весь рот.

— Хито?! — воскликнул Тора. — Какого черта ты здесь делаешь?

Тот расхохотался.

— Рад, что нашел тебя вовремя, братец. Я проходил мимо, да показалось, что слышу твой голос.

Шрам начал задыхаться, лицо его побагровело. Тора чуточку ослабил хватку.

— А ну-ка принеси веревку, — велел он хозяину, который, остолбенев, взирал на эту сцену.

— И что будешь с ними делать? — полюбопытствовал Хидэсато.

Тора задумался.

— Может, сдадим в полицию?

Среди завсегдатаев харчевни пробежал тревожный ропот. Кое-кто попятился к двери. Вернувшийся с веревкой хозяин крикнул:

— Не надо полиции! Мы сами о них позаботимся.

Так и не решив, куда определить пленников, их надежно связали, после чего Тора с Хидэсато уселись рядком выпить за свою неожиданную встречу.

— Как твои дела? — спросил Тора, поглядывая на проседь в волосах и бороде Хидэсато.

Тот поморщился.

— Удрал из армии через месяц после тебя. С тех пор слоняюсь там и сям, нанимаюсь к тем, кто деньги имеет, а драться не может.

Между тем хозяин харчевни вдруг засуетился — принес огромный кувшин вина, две миски похлебки, блюдо с рисом и овощами.

— За счет заведения! — объявил он с подобострастной улыбочкой.

— Весьма обязан, — сказал Тора и, подняв чашку, предложил Хидэсато: — Ну, за встречу, брат! Не представляешь, как я рад тебя видеть! Ты вот еще погоди, я расскажу, что со мной приключилось.

Хидэсато отведал похлебки и кивнул на одежду Торы.

Вид у тебя солидный.

— Еще какой солидный! Я же личный помощнику самого… — Он наклонился поближе и зашептал Хидэсато в ухо.

Тот удивленно вытаращил глаза, поднял свою чашку и сухо сказал:

— Поздравляю. — Потом повернулся к хозяину. — Поправь меня, если я ошибаюсь, но нам показалось, ты тех вон ребяток больше нашего не любишь.

— Вон тех ублюдков-то? — Хозяин картинно сплюнул в сторону пленников. — Сколько лет плачу дань Хорьку да его дурачку, а уж как этот страшный черт к ним примазался, так и вовсе худо стало. Всех посетителей мне распугали. По мне, так с них бы кожу живьем содрать, а вот полиции нам тут не надо.

— Они вымогали деньги у рыночных торговцев, — пояснил Тора.

Хидэсато удивленно приподнял брови.

— Ишь ты! Целая шайка?

— Сборщики налогов, — пошутил кто-то из посетителей. — Отнимают у бедных — ну в точности как те проклятые собаки, что рыщут здесь по заданию губернатора.

Все взоры устремились на Тору, и в комнате повисла неловкая тишина.

Хидэсато усмехнулся.

Тора мысленно проклинал свою синюю одежку.

— Я зашел сюда просто поесть, — сказал он хозяину. — И работаю, как и ты, только ради заработка. Но если мы сейчас отпустим этих троих ублюдков, они вернутся и снова примутся тебя потрошить.

Хозяин побледнел.

— Ты прав. Надо их прикончить.

— Тогда уж точно сюда заявится полиция, — заметил Тора.

Хозяин прошаркал к своей стойке и принес оттуда тяжелый глиняный кувшин. Позвякивая содержимым, он выудил из него десять серебряных монет и отсчитал по пять Торе и Хидэсато.

— Вот, возьмите! Это вам за то, чтобы вы избавились от них.

— Ну уж нет, — отодвинул серебро Тора.

— Да ладно!.. Полоснул ножичком по горлу — и все дела. А мы потом поможем вам оттащить тела на старый пустырь. Там вечно находят мертвецов. Какая разница? Будет еще три. А если и поднимется шум, вы к тому времени уже ноги унесете.

— Нет, мы не наемные убийцы, — отрезал Тора.

Хидэсато внимательно посмотрел на него, потом встал, чтобы поближе разглядеть головорезов.

— Имена их знаешь? — спросил он у хозяина.

Тог опять сплюнул.

— Да что там имена! Это ж сброд! Амбала толстого звать Юси. Один мой знакомый своими глазами видел, как он потрошил щенка. А работает он на этого тощего хлюпика Юбэя. Юбэй солдатам девок поставлял, пока те не обнаружили, что он девок тех учил обирать клиентов. Отдубасили они его хорошенько и велели не соваться больше в такие дела. Вот тогда-то он и начал потрошить рыночных торговцев. А потом, пару недель назад, откуда-то взялся вон тот урод. Мы так и зовем его — Шрам. А настоящего имени никто не знает.

— Их место в тюрьме, — продолжал настаивать Тора.

Хидэсато его поддержал:

— Допустим, мой прилично одетый друг скажет в полиции, что они на него напали. И это, кстати, будет чистая правда. Вы все заявите, что толком ничего не видели. Полицейские заберут их и продержат под замком до суда. Если никто не предъявит им других обвинений, суд их отпустит. Но сюда они больше не сунутся — побоятся, что вы станете свидетельствовать против них. Может, даже подадутся в другую провинцию.

Эти слова по некотором раздумье были встречены с одобрением. Прибыла полиция, выслушала историю Торы и увезла троицу головорезов в тюрьму.

Тора вздохнул с облегчением. Он намеревался пригласить Хидэсато к себе в гостиницу, чтобы вечерком поболтать о былых временах, но, оглянувшись по сторонам, обнаружил, что друг его исчез. Исчез, даже не попрощавшись.

ГЛАВА 8

Вдова

Одетый со всей тщательностью, Акитада уже второй раз за день стучался в ворога особняка Татибаны. К тому времени новость разошлась по округе и у ворот толпились праздные зеваки. На этот раз ему открыли сразу. Впустил его Дзюндзиро, одетый в холщовое кимоно, какое обычно носит прислуга во время траура по хозяину. При этом вид у парня был ужасно важный. Завидев Акитаду, он расправил плечи, сложил руки на груди, низко поклонился и звонким голоском приветствовал гостя:

— Добро пожаловать, ваше высочество! В этой скромной лачуге почтут за честь принять столь высокую персону.

Эта напыщенная речь вызвала взрыв хохота у зевак. Акитада поспешил зайти внутрь и приказал:

— Закрой ворота!

Дзюндзиро повиновался.

— Я что-то не так сказал?

— Да. Только твои хозяева могут называть этот дом скромной лачугой. И если уж ты хочешь использовать почтительное обращение, то называй меня «ваше превосходительство».

— Благодарю за наставления, ваше превосходительство, — поклонился Дзюндзиро и разом все испортил, улыбнувшись во весь рот. — Вы пропустили самое смешное. Бритые монахи распевали тут и прыгали босиком, а слуги, словно мешки с бобами в этих холщовых одежках, завывали и рвали на себе волосы. — Он оттянул край своего кимоно и скривился. — А на улице целая толпа собралась — все пытаются выяснить, что здесь происходит. Ну просто праздник Бон[3]!

— А ты-то хоть горюешь по хозяину? — спросил Акитада, поразившись такой бессердечности.

— Самое время горевать, когда хозяйка вышвыривает нас на улицу, — нахмурился мальчишка. — Питаться-то чем теперь?

Акитада хотел кое-что сказать, но передумал.

— А ну отведи-ка меня к ней, — произнес он.

— Она там. Возле тела вместе с монахами, — безо всякой почтительности сообщил Дзюндзиро, указывая на главный дом.

Приглушенные звуки буддийских молитв доносились изнутри. На веранде Дзюндзиро помог Акитаде снять деревянные гэта и открыл дверь.

В нос ударил запах благовоний. В сумраке дома разносились монашеские распевы, сопровождаемые тихим звоном медных колокольчиков и ритмичными ударами барабанов. В дыму курящихся благовоний Акитада с трудом различал фигуры людей — монахов в желтых одеяниях, коленопреклоненной прислуги в светлых холщовых одеждах, гостей в строгих траурных облачениях. Все они застыли в благоговейных позах, выражавших почтение умершему, и лиц их Акитада не видел — только спины.

Едкий запах алоэ и сандала разъедал глаза и щипал нос. Приглядевшись, Акитада рассмотрел в центре освещенный мерцающим пламенем свечей похоронный паланкин. В нем, обернутый в саван, словно божество перед церемониальным выносом, сидел усопший князь Татибана.

Позади и чуть сбоку паланкина из-за ширмы виднелся краешек длинного рукава. Вдова.

Сообразив, что хорошо виден ей из-за решетки, Акитада подошел к смертному ложу, поклонился и сел как можно ближе к вдовьей ширме.

Теперь он мог получше разглядеть монахов и скорбящих гостей. Пятеро слуг, скучившись вокруг старого Сато, выглядели скорее испуганными, нежели печальными. Гости, только мужчины, все как один незнакомые Акитаде, сидели со скорбными минами, и было ясно, что любой из них предпочел бы сейчас оказаться где угодно, только не здесь. А где же друзья Татибаны? Неужто он пережил их всех? И где друзья вдовы?

Бедная девочка! Он вспомнил, что у нее нет своей семьи, а сама она слишком молода и застенчива, чтобы заводить дружбу с соседними дамами. Душой он был вместе с ней и, не выдержав, посмотрел в сторону ширмы. Ему послышались тихие рыдания, но звук утонул в звоне медных колокольчиков.

Молодой монашек, звеневший колокольчиками, явно перебарщивал. Барабанный бой тоже звучал как-то неровно, и Акитаде, который не был знатоком буддийских ритуалов, показалось, что и в молитвенных распевах нет должной стройности. Он увидел в этом некую странность и принялся изучать монахов. Почти все они были молоды, и лица их выражали смесь самодовольства и скуки. Они напомнили ему молодых новобранцев императорской гвардии, вышагивающих на своем первом дворцовом параде и пока еще не понимающих, оскорбительны или лестны для них новые функции. В общем, меньше всего эти юноши походили на монахов. И все же в их облике не было ничего вызывающего, как тогда на рынке, и вряд ли они способны поступить как те двое, что напали на глухонемую девушку. Возможно, их унылые мины и отсутствие опыта типичны для новичков.

Он подумал о своем далеком друге Тасуку, который теперь, должно быть, и сам стал послушником и, возможно, как раз в этот самый момент распевает сутры. Акитада считал, что только большая личная трагедия могла заставить такого человека, как Тасуку, бросить и любимые увлечения, и многообещающую карьеру.

На этот раз он был просто уверен, что слышал вздох из-за ширмы, и посмотрел в ту сторону — длинный рукав шевельнулся. Акитада поклонился, пытаясь взглядом передать всю глубину своего сочувствия.

До него донесся шорох шелка, рукав резко исчез, и вслед за этим — снова шорох и звук осторожно прикрытой двери в дальнем конце зала. Акитада почувствовал себя до странности обделенным, словно у него что-то отняли. Пристыженный и смущенный, он устремил все внимание на службу.

Фигура покойника смутно просматривалась под саваном и казалась сморщенной и иллюзорной. «Должно быть, ему вывернули суставы, чтобы усадить в традиционной позе», — подумал Акитада. Ведь он нашел уже коченеющее тело. Старик ушел из жизни. Акитада вспомнил, как худой старческой рукой Татибана разглаживал свое темно-синее узорчатое кимоно, в котором был на ужине у Мотосукэ. А умер в другом платье. Чем же он занимался, вернувшись домой? Может, уже отдыхал, но потом почему-то переоделся и пошел навстречу своей смерти? И когда это случилось? И что заставило его подняться? Куда он направился? Ведь умер князь не в своем кабинете — слишком мало крови там обнаружено. И не осталось никаких зеленых керамических осколков, кроме того, что Акитада нашел в его волосах. Значит, орудие убийства было керамическим — глина, покрытая глазурью, — и разбилось или треснуло от удара. Нет, мыслить в этом направлении бесполезно. Лучше подумать о мотиве.

Если Татибане хотели заткнуть рот, помешать его откровенному разговору с Акитадой, значит, ночью кто-то из гостей Мотосукэ был у него или подослал наемного убийцу. Акитада еще раз перебрал в памяти все, что знал о каждом из них. Мотосукэ, хоть и был основным подозреваемым по делу о краже ценных грузов, вряд ли в своем нынешнем положении пошел бы на убийство старого человека. Он того и гляди станет тестем императора. Да и в любом случае не сделал бы этого, если, конечно, не заподозрит, что Акитада с Татибаной, находясь в сговоре, могут изменить решение императора. Но это сомнительно.

Юкинари что-то скрывал. Сегодня утром молодой капитан уж больно своевременно явился на место происшествия. Зачем? Поскольку преступление совершено ночью, убийца мог прийти, чтобы подчистить все при свете дня. Ранний приход Акитады должен был удивить и испугать преступника, а Юкинари именно так и выглядел. Акитада вспомнил, что в гостях у Мотосукэ молодой человек вел себя странно. Должно быть, что-то связывало его и с Мотосукэ, и с Татибаной, очень личное, возможно, позорное.

А как насчет настоятеля? Акитада окинул взглядом бубнящих молитвы монахов и вдруг заметил среди них пожилого человека. Это был единственный здесь старый монах. Акитада поймал его взгляд. Странное выражение промелькнуло на лице священнослужителя, и он торопливо вскинул руки в молитве. Как подозрительно! Все, что касалось Дзото и его монахов, было очень странным. Могли Дзото послать одного из своих учеников устранить опасного бывшего губернатора? Вполне вероятно. Похожий на головореза монах на рынке запросто подходил на эту роль. Акитада решил как-нибудь наведаться в монастырь.

Оставался еще Икэда, который настойчиво объявлял смерть результатом несчастного случая, хотя по роду службы и опыту должен был знать, что это отнюдь не так. Попытка Сэймэя объяснить это тем, что Икэда всего лишь провинциальный болван, выглядела неубедительно — ведь префект с видом знатока цитировал Акитаде всевозможные местные законы, указы и постановления. И все же Икэда казался слишком бесцветной личностью, неспособной на преступление подобного масштаба.

Акитада поерзал на месте. Он замерз, ноги отекли, и начала ныть спина. Сколько ему еще здесь оставаться? Он-то пришел совсем за другим — утешить юную вдову, это дитя, оставшееся в одиночестве среди ненавидящих ее слуг. Насколько он понял, поддержать ее было некому, кроме няньки. Ни родни, ни мужской защиты, ни даже подруги. Интересно, приходил ли кто-нибудь навестить ее? Юкинари? Икэда? Мотосукэ? Ведь девушка в столь нежном возрасте вряд ли знает, как обращаться с огромным имуществом. Акитада представил себе ее, одинокую, брошенную слугами, жмущуюся в сиротливый комочек в огромном темном пустом зале, где ни тепла, ни еды, и только крысы шныряют вокруг… Кто-то вцепился в его рукав, и он дернулся всем телом.

Но это оказалась всего лишь служанка — дородная, средних лет женщина в холщовом траурном одеянии. Опустившись рядом с ним на колени, она заглянула ему в лицо черными глазами — будто жареные зернышки на бледной, непропеченной пышке.

— Моя госпожа просит господина уделить ей немного времени, — хрипло прошептала она.

«Должно быть, это и есть нянька», — подумал Акитада. Традиционным жестом коснувшись лица, он поднялся, ощущая противное покалывание в спине, и последовал за ней к выходу.

Нянька оказалась с него ростом — настоящая великанша. Шагала она размашисто и шумно, как заправский работяга. Они долго кружили какими-то длинными сумрачными коридорами с деревянными полами, напоминавшими пластины черного льда. Краем глаза он успевал разглядеть комнаты, скудно, но изящно обставленные. В одной из них заметил на стене прекрасной работы каллиграфический свиток, а в другом месте — глиняный горшок с крошечным деревцем-бонсай безукоризненной формы.

Когда великанша наконец растворила дверь в покои своей госпожи, Акитада даже зажмурился. Множество свечей и фонариков ярким светом заливали покои, больше напоминавшие китайский дворец, нежели традиционный японский дом. Перекрытия под потолком были выкрашены ярким красным и зеленым лаком, и повсюду в огромной комнате стояли вешалки с богатой одеждой. Вдоль стены тянулись в рядок резные и лакированные столики, расписные, обитые кожей платяные сундуки и плетеные бамбуковые подставки с изысканной посудой для чая, какую Акитада однажды видел в столичной лавке богатого китайского торговца. Ступив внутрь, он почувствовал под ногами что-то невыразимо мягкое и теплое, гораздо более приятное, чем самые толстые циновки из морских водорослей. Эта пушистая роскошь оказалась китайским ковром с узорами из цветов и бабочек. Даже створками дверей здесь служили лакированные решетки или обтянутые бумагой панели с изображением жанровых сценок. Одна такая дверь затворилась за ним, и он остался наедине с вдовой.

Если от созерцания комнаты у него захватило дух, то при виде дамы, пославшей за ним, он едва не ослеп. Она сидела на помосте, высоком даже для особы императорских кровей. Стойка с занавеской, коей по этикету надлежало укрывать даму благородного происхождения от глаз посетителей-мужчин, не помешала Акитаде от дверей разглядеть женскую фигуру почти полностью.

Поверх траурного облачения на ней был цветастый жакет с вышитой цветущей сакурой на небесно-голубом фоне. Волосы, обрамлявшие бледное овальное личико, ниспадали на плечи, словно потоки черного лака. В огромных глазах, смотревших на гостя, застыла мольба, губки были слегка приоткрыты. Акитада был так очарован ее красотой, что не мог оторвать глаз; она же, покраснев, тотчас прикрыла лицо изысканным расписным веером.

— Спасибо, что пришли, вы очень добры, — поклонилась она, прячась за веером. — Пожалуйста, садитесь, господин.

Акитада опустился на подушку настолько близко к помосту, насколько это позволяли приличия.

— Я лишь совсем недавно удостоился чести познакомиться с вашим покойным мужем, но, мне кажется, успел высоко оценить этого человека, — тихо начал он. — Я пришел выразить вам мою глубокую печаль по поводу его кончины.

— Благодарю вас. — За занавеской вздохнули, и стало тихо. Потом вдруг она крикнула: — Мне кажется, я ненавижу монахов! И от благовоний этих мне становится дурно. Я едва не потеряла сознание там, в зале, просидев долгие часы под это бормотание, колокольчики, барабаны и ужасный запах. Мне даже хотелось умереть!

Сердце у Акитады защемило. Это неискушенное, неопытное создание, конечно, не может вынести всей суровости поминального ритуала. Она еще дитя, слишком юна, чтобы понять всю значимость древнего обряда и найти в себе силы и стойкость, коими гордилась бы более зрелая женщина.

— Да, все это очень трудно для вас, и я это хорошо понимаю, — мягко проговорил он. — Как я могу помочь вам?

— Не могли бы вы иногда навещать меня? Просто разговаривать, как сейчас. Я так одинока с тех пор, как… — Голос ее дрогнул.

Акитада не знал, что сказать.

— О, простите меня! — воскликнула она. — Вы, наверное, считаете меня ужасной. Вы такая важная особа из столицы! И мне не следовало просить вас о таких вещах.

— Нет-нет! Вовсе нет, — оживился Акитада. — Я охотно буду навещать вас каждый день, если вы позволите. Почту за честь такое доверие со стороны светлейшей госпожи.

Она вздохнула с облегчением, и из-за занавески вдруг показалась маленькая нежная ручка. Акитада растерялся. Касаться дамы из чужой семьи строжайше запрещалось, но ручка была такая маленькая и беспомощная, поистине детская, даже меньше, чем у его младшей сестры. Да, она, конечно, вдова князя Татибаны и все равно всего лишь девочка, так похожая на его сестру. Только в отличие от сестры одна-одинешенька в целом мире и нуждается в поддержке, в обществе кого-то, кто заменил бы ей, пусть ненадолго, брата или отца, которых у нее не было. Он чуть придвинулся и взял эту крохотную ручку в свои ладони. Она была очень холодная и тут же жадно приникла к его теплым пальцам.

— Какие у вас теплые руки, — прошелестело из-за занавески. — А я совсем замерзла, просидев там, в зале, много часов подряд.

Акитада почувствовал себя неловко и вдруг со всей отчетливостью осознал, что они совсем одни.

— Может, мне позвать вашу няньку, чтобы она принесла горячую жаровню? — предложил он.

Маленькие пальчики только крепче сжали его руку.

— Пожалуйста, не надо. Она слишком много суетится.

— Тогда позвольте мне хоть как-то помочь вам. Я хорошо разбираюсь в законах, а вас вскоре ожидает бумажная волокита. Скажите, князь Татибана назначил душеприказчика?

Ее пальцы дернулись и сжались в кулачок.

— Понятия не имею, что это такое, — сказала она. — Мне ничего не известно о подобных вещах. Никто ко мне не приходит.

— Никто? Как странно! — Акитада все больше ощущал неловкость своего положения. Слегка стиснув ее пальчики, он попытался отнять свою руку. Но она только крепче сжала ее, прежде чем отдернуть свою. К своему ужасу, он снова услышал из-за занавески всхлипывание.

— Простите, — смущенно проговорил Акитада. Всхлипывания стали громче, и тогда он взмолился: — Вы не должны плакать! Все будет хорошо, вот увидите. Вы молоды и очень красивы, и в вашей жизни еще будет счастье.

— Нет! — воскликнула она. — Никто никогда больше не захочет меня. Лучше бы я тоже умерла!

Акитада поднялся. Она рухнула лицом вниз, хрупкой кучкой шелка и глянцевых волос, узкие плечики и спина содрогались от рыданий, и две крохотные ножки в белых носочках горестно бились одна о другую. Он отставил ширму, опустился на колени и сгреб ее в объятия, словно маленькое плачущее дитя. Он гладил ее по спине, уткнувшись лицом в ароматные волосы, и бормотал слова утешения, а она прижималась к нему с отчаянием одинокого ребенка.

— Хм!.. — Хриплый резкий звук, донесшийся от двери, прервал попытки Акитады утешить вдову. Над ними горой возвышалась нянька, на неприятном лице застыло хмурое неодобрение.

Акитада выпустил из объятий плачущую девушку и поднялся на ноги.

— Очень хорошо, что ты пришла, — сказал он. — Твоей хозяйке нужна помощь. Она очень расстроена и… э-э… замерзла. Принеси-ка сюда жаровню. И выпить чего-нибудь горячего! — Смущенный своим глупым лепетом, он отошел в сторону.

Служанка ворча водрузила ширму на место. Женщины о чем-то тихо пошептались, потом нянька хрипло пробурчала:

— Ей нужен отдых. Приходите завтра.

Акитада повернулся, чтобы уйти.

— Нет, подождите! — крикнула вдова.

Он остановился и, боясь снова увидеть ее за ширмой, вперил взгляд в другой конец комнаты, где между двумя высокими резными столиками, на одном из которых стояла зеленая жадеитовая китайская ваза с тонким горлышком, висела на стене картина, изображавшая танцующих журавлей.

— Ведь мой муж пригласил вас?

— Да, госпожа Татибана. И я надеялся познакомиться с ним поближе.

— Он имел в виду что-то определенное? Быть может, обещал показать или рассказать вам что-то?

Акитада чуть помедлил:

— Нет, не думаю. А почему вы спрашиваете?

— Ну… просто подумала, если б вы знали, о чем шла речь, то, возможно, я сумела бы помочь вам найти это.

Акитада вспомнил про ящики с документами в кабинете.

— Ваш муж говорил, что работает над историей края. Мне это интересно.

— В таком случае можете безо всякого стеснения изучить его записи в кабинете. В любое удобное для вас время.

— Благодарю вас, госпожа Татибана. Вы чрезвычайно добры. — Все еще избегая смотреть в ее сторону, Акитада поклонился и вышел.

Служанка выскочила следом, окликнув уже знакомым «хм!».

Акитада окинул ее вопросительным взглядом. И манеры, и наружность этой женщины и впрямь не вызывали симпатии.

— Я слушаю, — сказал он.

— Она еще ребенок, — укоризненно проговорила женщина. — Нуждается в заботе и спокойствии.

Акитада смягчился.

— Я предложил ей помочь уладить дела с имуществом. — объяснил он. — Правда, что об этом некому позаботиться?

— Правда. И это неудивительно! Вечно сидел, уткнувшись носом в свои бумажки. Ни тебе общества, ни гостей! А когда не торчал в кабинете, то возился со своими цветочками и камешками в салу. Больше времени уделял своим рыбам, чем жене. Бедное дитя!

— Да, она очень молода, — вздохнув, согласился Акитада. Эта женщина заслуживала доверия хотя бы тем, что так заботилась о своей юной госпоже, даже несмотря на неподобающее прислуге непочтение к хозяину.

— Ей всего семнадцать. С минувшего лета молодой капитан ходил к ним. О, как мою юную госпожу забавляли его истории! Она прямо на глазах менялась. А вот хозяину это не нравилось. И он выставил его из дому.

— Кого? Капитана Юкинари? — уточнил Акитада.

— Ну да, его самого. И теперь он даже не зайдет поговорить с ней.

Акитаде стало ясно, почему Юкинари так болезненно отреагировал на предложение навестить вдову. Последние штрихи к портрету князя Татибаны — потерявшего голову от любви старика, который держал это прекрасное дитя среди невообразимой роскоши, ревниво устраняя любого потенциального соперника. На смену этой мысли пришла другая.

— А твой хозяин, вернувшись из гостей, наведывался вчера вечером в покои жены? — спросил он у няньки.

В ее маленьких глазках что-то промелькнуло, но она тут же опомнилась и напряглась.

— Я не обсуждаю личные дела господ с посторонними людьми.

Акитада почувствовал, как краснеет.

— Не говори глупостей, женщина, — отрезал он. — Очень скоро этот же вопрос задаст тебе префект. Это обычное дело, когда речь идет о внезапной смерти. А я всего лишь хотел узнать, упоминал ли князь Татибана о моем предстоящем визите в присутствии жены.

Она подозрительно его оглядела и нахмурилась:

— Не знаю. Я спала. — Немного подумав, нянька прибавила: — Хозяин редко наведывался в покои госпожи. Из-за разницы в возрасте он скорее был отцом ей, моему бедному маленькому цветочку. А теперь у нее и вовсе никого нет, кроме меня. Слуги в этом доме вруны и воры, а вот хозяин всегда защищал мою бедную госпожу. И что теперь с нами будет?! — Она всхлипнула и утерлась рукавом.

— О вас обеих позаботятся, — поспешил уверить ее Акитада и зашагал прочь.

Через траурный зал, где все еще шла служба, он вышел на улицу и даже зажмурился от яркого дневного света, а свежий морозный воздух показался упоительным после удушливой копоти благовоний. Обувшись, Акитада спустился во двор и направился в сторону кабинета. На перекрестке дорожек Дзюндзиро разговаривал с какой-то женщиной. Увидев его, они переглянулись и низко поклонились.

— Это моя мать, — представил Дзюндзиро. — Она работает на кухне и хочет вам кое-что сказать.

Акитада вспомнил о враждебности, с которой слуги в этом доме относились к своей госпоже.

— Я слушаю?.. — сухо произнес он.

— Дзюндзиро говорит, что я обязана рассказать, — робко начала женщина. У нее было открытое миловидное лицо, и она с явной гордостью и восхищением смотрела на сына. — Речь пойдет о доблестном капитане, господин. Я видела, как сегодня утром, еще до рассвета, он проходил мимо кухонного окна. Я потому запомнила, что как раз собиралась готовить завтрак для госпожи. — Она залилась стыдливым румянцем и прибавила: — Она всегда завтракает после ухода капитана.

Акитада опешил, мысли путались в голове.

— О чем это ты? — тупо переспросил он. — Ты хочешь сказать, что капитан был у госпожи Татибана еще до моего прихода?

— Было еще темно, — пояснила женщина и съежилась от страха, пытаясь заглянуть ему в глаза.

Дзюндзиро обнял мать за плечи.

— Только пожалуйста, господин, не говорите хозяйке о том, что мы вам рассказали. Мать вообще не хотела говорить, но я подумал, что надо — теперь-то, когда хозяин умер. Мать однажды уже рассказала старой Кику про визиты капитана, а Кику растрепала няньке. А вскоре нагрянули полицейские и забрали старуху за то, что она якобы украла у госпожи какую-то одежку. Одежку эту нашли у Кику под постелью. Мы-то знаем, что не она запрятала ее туда, но хозяин, конечно, поверил госпоже.

Это была дрянная история, и дела оборачивались скверно. Акитада с подозрением смотрел на мать и сына. Обиженным слугам ничего не стоит обвинить хозяев в самых ужасных вещах.

— И как же ты узнала капитана, если было темно? — спросил он у женщины хриплым от волнения голосом.

Она испугалась еще больше.

— Свет из кухни блеснул на его шлеме, господин. Да к тому же он бежал к задней калитке. Он всегда через нее приходил и уходил.

Акитада, сжимая кулаки, посмотрел в дальний конец владений, не замечая, что ногти до крови впились в ладони.

— Сообщите эти сведения префекту, когда он вернется, — мертвым голосом произнес он.

Начинало смеркаться. Акитада повернулся и направился к главным ворогам. Возле сторожки он остановился и постучал. Ответа не последовало. Тогда он постучал громче и настойчивее, и на пороге показался заспанный Сато. Старик сразу же бухнулся на колени.

— Простите меня, ваше превосходительство! — взмолился он, колотясь лбом о грязный пол. — Я, наверное, задремал. Уж такой денек сегодня выдался! Все эти монахи… Целый день глаз не сомкнул.

— Да ладно, брось. У меня к тебе есть кое-какие вопросы. — Акитада распахнул дверь пошире и вошел. В тесной комнатушке были только рваная циновка, тюфяк и жаровня.

— Да разве ж это подходящее место для вашего превосходительства?! — запротестовал Сато. — Может, пойдем в дом?

— Нет, и здесь сойдет. — Акитада присел на тюфяк. Сато закрыл дверь и выжидательно опустился на колени.

— Скажи-ка, префект и его люди забирали какие-нибудь бумаги из кабинета?

— Нет, ваше превосходительство. Я внимательно за этим следил и все запер, когда они ушли.

— Твой хозяин, вернувшись вчера вечером, чем занимался?

— Ну… наверное, заснул. Мне он сказал, что я ему не нужен, поэтому я пошел спать.

— А утром ты его видел? Подавал завтрак или, может, помогал одеться?

— Нет, ваше превосходительство. Его светлость, мой господин, был покрепче меня. Он поднимался до зари и никогда меня не беспокоил. Утром сам себе делал чай, а еда, говорил, в такое раннее время вредна для желудка. Он вообще стал слаб на желудок после того прошлогоднего случая.

— Тогда откуда тебе известно, что он находился у себя в кабинете, когда пришел я? — не сдержавшись, заорал Акитада.

Старик заморгал.

— Но он всегда первым делом шел туда по утрам! — заплакал он.

— А ты знал, что капитан Юкинари побывал в этом доме еще до моего прихода?

Старик побледнел и отвернулся.

— Нет, ваше превосходительство.

— Лжешь! — Акитада стукнул по полу кулаком. — Ни для кого из слуг не было секретом, что капитан крутил любовные шашни с госпожой под самым носом у вашего хозяина. Сегодня утром его видели, когда он выходил через заднюю калитку. Вскоре после этого я нашел твоего хозяина мертвым. Так что же тебе известно о пакостных любовных делишках в этом доме?

Сато вскрикнул и заколотился лбом о грязный пол.

— Простите меня, ваше превосходительство. Ходили тут всякие разговоры, только я не обращал внимания. Бабьи сплетни. Я-то думал, капитан ходит к хозяину. Они оба увлекались садом.

— Так ты впускал его вчера вечером или сегодня утром?

— Э-э… нет… Он всегда приходил и уходил сам, — затрясся Сато. — Я же не могу всюду поспеть, — заныл он, стуча зубами. — И память у меня уже не та, но я стараюсь хорошо выполнять свою работу. А ведь сколько всего нужно упомнить, о скольком позаботиться!

— Ты подвел своего хозяина, когда он нуждался в тебе, — отрезал ледяным тоном Акитада. — Посторонние свободно входят и выходят через заднюю калитку, пока ты валяешься здесь и дрыхнешь дни напролет. Твой хозяин был бы сейчас жив, если бы ты выполнял свои обязанности. — Он встал, отряхнул с платья пыль и вышел.

— Но как же мог я уберечь хозяина от падения? — запричитал за спиной старый Сато.

Акитада вернулся к себе в гостиницу в скверном настроении, да что там — просто в ярости. Скинув гэта на веранде, он услышал голоса и бросился в комнату, решив, что вернулся Тора, раздобывший какие-нибудь сведения.

К своему удивлению, он обнаружил там Сэймэя, который пил чай в обществе губернатора.

— А вот и вы, Сугавара! — просиял круглолицый Мотосукэ. — А я успел узнать ценные травяные рецепты от болей в спине. Сэймэй просто сокровище. Вам можно позавидовать. Вы же, так сказать, путешествуете со своим собственным доктором.

Сэймэй самодовольно улыбался.

— Что привело вас ко мне, губернатор? — сухо поинтересовался Акитада.

— Откуда такое уныние, мой дорогой друг? — удивился Мотосукэ. — Сэймэй говорит, что с моими злосчастными счетами вы уже покончили. Так что теперь мы наконец можем побеседовать о чем-нибудь приятном — например, о столичной жизни или местных достопримечательностях. Какие развлечения вы предпочитаете? Мяч? Верховая езда? А игры любите? На музыкальных инструментах играете? Рисуете? Или, быть может, хотите познакомиться с очаровательными местными девушками? Их провинциальные манеры несколько грубоваты, но этот недостаток возмещается другими талантами. — Он хлопнул себя по ляжкам и расхохотался.

— У меня нет времени на такие вещи, — отрезал Акитада. — Вы, видимо, забыли о пропавших грузах. А между тем мне нужна ваша помощь.

Мотосукэ заметно приуныл.

— Для своего возраста вы слишком уж серьезны, — печально покачал он головой. — Уж прямо и не знаю: может, мне стоит величать вас старшим братом, хотя вы не многим старше моей дочери. По правде говоря, я бы очень хотел, чтобы вы уладили это противное дело с пропажей налогов. Ведь оно пятном ложится на мою репутацию. Только боюсь, это вряд ли получится.

— Что вы имеете в виду?

— Депеши из столицы. — Мотосукэ указал на запечатанный бумажный сверток на низеньком столике. — Полагаю, в вашем пакете такие же новости, что и в моем.

Акитада взял в руки сверток и сорвал с него императорскую канцелярскую печать. Он пробежал глазами содержимое письма, побледнел и уронил листок.

— Что случилось? — встревожился Сэймэй.

— Меня отзывают, — бесцветным голосом сообщил Акитада.

ГЛАВА 9

Свиток Дракона

Ну что же вы приуныли?! — вскричал губернатор, увидев их вытянутые лица. — Я получил указание сопровождать вас на обратном пути. Но до отъезда у нас еще много времени и вы можете пока изучить город и его окрестности. Главное, что вам больше не надо беспокоиться об этих злосчастных пропажах. Высочайшие столичные власти со всей своей мудростью порешили навсегда забыть об этом деле. — Он помолчал и напустил на себя озадаченный вид. — Интересно только почему?

Акитада задумчиво смотрел на него. Если Мотосукэ замешан в преступлении, то больше нет смысла играть в какие-то игры, но если не замешан, то уж, конечно, не может быть так глуп.

— Полагаю, все дело в чести, которую император собирается оказать вашей дочери, — холодно заметил Акитада.

— А какая тут связь? — простодушно спросил Мотосукэ, но с опозданием уловив смысл услышанного, покраснел.

Смело глядя ему в глаза, Акитада продолжил:

— Да. Официально вы теперь вне подозрений. — И увидел, как на круглое довольное лицо легла тень, но ему больше не было дела до чувств Мотосукэ.

А между тем губернатор молчал и, опустив голову, разглядывал свои руки.

— Вы считаете меня виновным. Я знаю. Все так считают, — печально произнес он и тяжко вздохнул.

— Да. Вы всегда были наиболее вероятным подозреваемым, — подтвердил Акитада. — Хотя, например, ваш секретарь проявляет редкую преданность вам.

Акитада с ужасом заметил, как по щекам Мотосукэ побежали слезы.

— Старый добрый Акинобу, — пробормотал он. — Бедняга! Ведь это подозрение касается и его. А между тем ему совсем некуда податься. Надо бы посмотреть, что я могу сделать для этого человека.

Сам того не желая, Акитада смягчился и неожиданно для себя спросил:

— Скажите, зачем вы пытались подкупить меня?

Мотосукэ удивленно вскинул голову.

— Подкупить? Вас?! Я никогда этого не делал!

— А как же еще я должен расценивать эти десять золотых слитков, что нашел у себя в комнате в день приезда?

Мотосукэ, казалось, был ошеломлен.

— Они предназначались для покрытия ваших расходов. Я получил прямые инструкции на этот счет. А вы, стало быть, ничего не знали? Разве вам никто не сказал? Министр внутренних дел лично написал мне. В его послании говорилось, что в спешке вам не успели выделить казенные средства в столице и я должен решить этот вопрос.

Они смотрели друг на друга в крайнем смущении. Акитада вдруг с содроганием осознал, что, сам того не желая, сильно обидел Мотосукэ. Он понял, что вопреки всем правилам юриспруденции строил свои выводы о вине этого человека, основываясь целиком и полностью на личных и к тому же ошибочных впечатлениях о его характере. Одним словом, отнесся к Мотосукэ с предубеждением.

Пока Акитада лихорадочно искал слова для извинений, Мотосукэ громко расхохотался.

— Вот так путаница! — радостно вскричал он. — Вот, значит, почему вы отослали мне золото без единого объяснения и откуда эти ваши колючие взгляды! Хо-хо-хо!.. А я-то считал вас грубияном. И даже гадал, не прислали ли вас мои враги, чтобы подтасовать счета. — Он все не мог унять смех. — Ну надо же!.. Мы подозревали друг друга! Хо-хо-хо!.. И все это время вы думали… — Он едва перевел дух.

Акитада смущенно улыбнулся.

— Рад, что вы восприняли это с легким сердцем. Моя ошибка непростительна. Дело в том, что я новичок в этом деле, никогда не был инспектором и никто не сказал мне о деньгах.

Мотосукэ снова засмеялся, а Сэймэй, до сих пор слушавший с открытым от удивления ртом, самодовольно заметил:

— Все это время я так и думал, господин, — что вы не правы. Вообще-то я вам говорил: «Подозрение поднимает демонов из тьмы». Вот что я говорил. И теперь скажите, разве не приятно знать, что все благополучно разрешилось?

Акитада хмуро посмотрел на него и обратился к Мотосукэ:

— Ну что ж, по крайней мере у меня будет возможность исправить свою ошибку и попытаться полностью обелить ваше имя. Сколько времени у нас есть?

Мотосукэ небрежно махнул рукой.

— О… несколько недель, никак не меньше.

— Не будь я таким дураком, я бы давно расспросил у вас обо всех, кто может нести ответственность за эти кражи.

Мотосукэ вздохнул.

— Не думайте, что я не размышлял об этом. Впрочем, спрашивайте.

— Тогда скажите, что за человек Икэда?

— Вот на него я, знаете ли, не подумал бы. Усерден, трудолюбив, честолюбив. Изрядный зануда, конечно, но дело свое знает отлично. Такому человеку самое место в столице, но Икэда из простолюдинов и никогда не взберется так высоко; разве что удачно женится. Кстати, насчет женитьбы. У Икэды хватило смелости попросить у меня руки моей дочери, но я поставил его на место, и он красиво извинился. Даже у Юкинари и то связей побольше.

— А Юкинари хотел жениться на вашей дочери?

— О!.. Не то слово! Он увидел мою дочь и влюбился в нее по уши. И она, знаете ли, не отвергла его. Он молод, красив, да и военная выправка всегда кружит девушкам голову. Все это, конечно, крайне меня беспокоило, но, слава Богу, сошло на нет.

Теперь Акитаде стало ясно, почему Юкинари так отреагировал, когда Мотосукэ объявил, какое будущее ждет его дочь. Начальник военного гарнизона определенно вел сложную и запутанную любовную жизнь. Мысль о том, что он был любовником госпожи Татибана, по-прежнему болью отзывалась в душе. Любовником этого плачущего ребенка!.. Акитада с трудом заставил себя вернуться к насущным делам.

— А Татибана?

— Жаль старого Татибану. Кто бы мог подумать, что он сойдет в могилу так быстро?! Я любил старика, но он жил замкнуто. Как-то, еще давно, он попросил разрешить ему доступ к архивам, и я однажды встретил его там и пригласил на чашку саке. А потом он женился во второй раз, это был неравный брак, и мы перестали общаться. Со вдовой-то вы встречались?

— Да. — Уловив в интонациях собеседника неодобрение по отношению к прекрасной вдове, Акитада поспешил сменить тему. — Боюсь, ее супруг умер при подозрительных обстоятельствах.

— При подозрительных обстоятельствах?! Что вы имеете в виду?

Акитада рассказал Мотосукэ о тайном приглашении и описал то, что увидел, когда пришел. Откровенная озадаченность, удивление и ужас быстро сменяли друг друга на лице губернатора.

— И меня очень удивило, почему Икэда объявил эту смерть несчастным случаем, — заключил Акитада.

Мотосукэ вскочил и принялся возбужденно расхаживать по комнате.

— Убийство! Поверить не могу! Вы правы — не может быть, чтобы Икэда допустил такую ошибку. Он всегда очень внимательный и усердный во всем. Но там был и Юкинари. Интересно, есть ли тут связь? Они ведь старые враги, знаете ли. Вы не представляете, сколько было ревности, когда они соперничали из-за моей дочери, к тому же Юкинари всегда презирал Икэду за его происхождение.

Акитада гнал от себя мысли о любовных шашнях Юкинари.

— А я считаю, что Татибану убили из-за пропажи ценных грузов.

— Похоже на то. — Мотосукэ снова сел и покачал головой. — Ему следовало как-то поставить меня в известность, но он, конечно же, меня подозревал. Если бы он давеча не шепнул вам на ухо, я бы наверняка заподозрил в его смерти какого-нибудь грабителя. Ведь этот его привратник совсем дряхлый. Говорят, к ним в дом может зайти кто угодно, пока все спят.

— Пожалуйста, держите при себе эти подозрения до поры до времени, — попросил Акитада и признался: — Меня очень озадачил настоятель, хотя я и не понимаю, как он связан с убийством Татибаны. Монастырь Дзото слишком быстро разбогател. Вы не знаете, как это получилось?

Мотосукэ беспокойно заерзал.

— Они держат своих доброжелателей в тайне, особенно те влиятельные семьи, которые делают наиболее крупные пожертвования. Кроме того, в монастырь стекаются толпы паломников и тоже преподносят свои дары. Установить источник благополучия монастыря практически невозможно. Кстати, Дзото утверждает, что все его строительные планы уже осуществлены. Недавно был достроен последний храм, и вскоре состоится его освящение. Это станет крупным событием.

— Не сомневаюсь. Но некоторые из его монахов ведут себя недостойно. Мой слуга недавно видел, как двое из них напали возле рынка на глухонемую девушку.

Мотосукэ выпрямился.

— Глухонемую?! Она не художница?

— По-моему, она рисует, — удивился Акитада.

— Странно. Говорят, она очень хорошая. Да, вообще-то мне докладывали о безобразиях. Я как-то сказал об этом Дзото, но ему, кажется, не хватает проповедей на все случаи. Он, помнится, говорил мне что-то о невоздержании. Боюсь, беда его в том, что среди послушников слишком много молодых парней, которым легко оступиться. Да и местное население, знаете ли, жалует монахов — ведь благодаря им в городе бойко идет торговля, так что неприятности никому не нужны. — Мотосукэ вдруг поджал губы и медленно покачал головой. — Нет, мой дорогой друг. Можете предпринять что угодно, но о Дзото и монастыре Четырехкратной Мудрости вам лучше забыть.

Губернатор вскоре ушел. Акитада с Сэймэем уже начали подумывать об ужине, когда явился Тора. Вид у него был настолько подавленный, что Акитада спросил, что случилось.

— Целый день потерял, и все без толку, — мрачно признался Тора.

— Ну-ка садись и расскажи.

Тора взял у Сэймэя из рук предложенную чашку саке и принялся перечислять свои неудачи.

Его рассказ расстроил Акитаду, зато Сэймэй кивал с отеческим одобрением.

— Не нужно так унывать, сынок, — сказал он. — Тебе довелось повстречать злых людей, но ты сохранил свое достоинство и пытался защитить слабого. Ты поступил правильно. Человеку обязательно воздастся за дела его.

Но Тора лишь покачал головой:

— Ничего хорошего я не сделал и зашел сообщить, что завтра утром ухожу.

— Что-о?! — в один голос вскричали Акитада с Сэймэем.

На это Тора ответствовал:

— Я пытался, но понял, что не могу служить вам. Такую одежду, что вы мне дали, носят чиновники, а чиновники — это сброд, который угнетает трудовой люд. Вы послали меня говорить с людьми, которые и собаку-то в честь чиновника не назовут. Не могу я выполнять ваши поручения и устал разъяснять на каждом углу, что я не чиновник, а вы, благородный господин, пытаетесь помочь этим людям. Даже мой друг Хидэсато, который был мне как старший брат, сбежал, едва услышав, на кого я работаю.

Эта страстная речь потрясла Акитаду, и он не знал, что ответить, но Сэймэй, оглядев собственное строго-синее кимоно, воскликнул:

— Что за глупости ты несешь? Наша одежда отмечает наш уважаемый и достойный труд. В столице простые люди смотрят на нас с почтением. Неужели ты хочешь на всю жизнь остаться жалким оборванцем?

— По-моему, Тора имел в виду совсем другое, — поспешил вмешаться Акитада. — Похоже, люди в здешних краях питают несколько иные чувства к подобным нам людям. Представь себе, какой-нибудь крестьянин честно возделывает свое поле, а скромный торговец трудится у себя в лавке, а потом приходит такой вот чистенький разряженный чиновник и отнимает у него кровью и потом заработанные деньги, гонит на военную службу или поденщину.

Тора закивал:

— То есть ворует, ежели сказать по-другому. Да клянусь самим Буддой, я в жизни не стал бы работать на проклятого чиновника вроде вас, если б вы не были таким хорошим человеком! Вы не такой, как они, но я не могу предать тех, кто находится в равном со мной положении. А вот Хидэсато думает, что я предал.

Акитада с Сэймэем переглянулись.

— Расскажи-ка мне о своем друге, — предложил Акитада.

Тора вздохнул.

— Он был у меня сержантом, когда я поступил в войско зеленым новобранцем. Мы с ним были всегда неразлучны. Он учил меня палочному бою, чтобы отвлечь от тягостных мыслей после смерти моих родителей. Научил метко стрелять из лука, научил, как поразить в самое сердце гулящую девчонку, когда тебе месяцами не платят. Он не раз выручал меня из беды, а я прикрывал его, когда он напивался или отлучался из лагеря к своей подружке. — Тора замолчал и виновато посмотрел на Акитаду. — Я понимаю, вы спасли мне жизнь, но это совсем другое. Вам это не стоило труда. Только и надо было сказать этим ублюдкам, кто вы такой, и они сразу же меня отпустили. Вы — благородный господин, а Хидэсато… он мне как брат.

Сэймэй напыжился и хотел уже возмутиться, но Акитада положил руку старику на плечо. Сейчас он завидовал незнакомцу, сумевшему сделать то, что не удалось ему — завоевать преданность Торы, но вслух только сказал:

— Я тебя понимаю. Может, вместе мы сумеем найти Хидэсато и все ему объяснить?

— И вы стали бы это делать?

— Конечно. Я же считаю тебя своим другом.

Тора покраснел и поник головой.

— У таких людей, как вы, не бывает друзей среди таких, как я.

— Это почему же? Я вот, например, надеюсь, что ты познакомишь меня с Хидэсато и с тем борцом-калекой и его дочерьми.

Тора просиял.

— С Хигэкуро? А что, может, прямо сейчас? Он, наверное, уже закончил последний урок.

— Можно и сейчас, — улыбнулся Акитада.

Они застали Хигэкуро и Отоми за игрой в го[4], а Аяко тем временем чинила поломавшийся лук.

Тора представил им своего хозяина. Акитаду поразили размеры и крепость мышц калеки, а еще больше потрясла естественность, с которой тот его принял. В учтивом поклоне не было ни капли раболепия, и он не пресмыкался перед важным гостем, когда непринужденно велел своим дочерям подать к столу вина. Он не извинялся за бедный прием, а речь выдавала в нем человека образованного и воспитанного.

Акитада огляделся по сторонам. Ему понравилась простая чистая комната. Здесь было все, что требовалось человеку дома — удобный помост, где можно отдохнуть или поиграть в настольную игру, и согревающие воздух жаровенки с готовящейся на них ароматной пищей, несколько сундуков для хранения вещей и почтительные, услужливые дети.

Простенькие полотняные кимоно не могли скрыть стройности и изящества двух молодых женщин: одной — миловидной и робкой, другой — проворной и шустрой. Аяко с открытым любопытством изучала гостя. Когда Акитада улыбнулся, она чуть вскинула голову, и было в этом жесте что-то на редкость обаятельное.

Поглаживая густую черную бороду, Хигэкуро принялся расспрашивать о боевых искусствах в столице. Акитада рассказал ему что знал, и между ними завязалась непринужденная беседа. Акитада перечислил все, чем когда-то занимался, — игра в мяч, лошадиные скачки в гарнизоне императорской гвардии, борьба, уроки которой он одно время с удовольствием брал у знаменитого чемпиона, и продолжительные тренировки по владению мечом. В ответ Хигэкуро поведал ему нечто похожее о своей юности.

— Так выходит, вы тоже выросли в столице? — удивился Акитада.

— Да. И тогда же был сослан. — Хигэкуро улыбнулся, видя изумление гостя. — История моя в общем-то обычная. Я вырос в благородной семье и учился военному делу. Но одного из моих дядюшек обвинили в государственной измене, всех членов клана приговорили к ссылке, имущество конфисковали, отняли регалии. Я тогда уже имел семью, а боевые искусства были моим единственным умением. Они-то и помогали мне поддерживать родителей до самой их смерти. Вскоре после этого умерла моя жена, но я успел вырастить дочерей, прежде чем несчастный случай сделал меня калекой.

Пока он рассказывал эту трагическую историю, улыбка не сходила с его лица. Акитада был глубоко тронут его мужеством.

— Вам выпала трудная доля, — смущенно произнес он.

— Вовсе нет. Я счастливый человек. Аяко помогает мне в школе, а Отоми с каждым днем все больше зарабатывает рисунками. — Он улыбнулся, не скрывая гордости и восхищения дочерьми.

Акитада посмотрел на сидевшую рядом Аяко. Руки ее покоились на коленях, но он заметил, какие сильные у нее пальцы.

А между тем ее сестра уговорила Тору сыграть с нею в го. Личико Отоми лучилось улыбкой, когда она смотрела на него. Он тоже улыбался, пока она расставляла фишки своей нежной округлой ручкой. Акитаде вдруг вспомнились холодные пальчики юной вдовы в доме Татибаны, и его поразило, какими разными были эти три молодые женщины.

Оторвавшись от раздумий, он вернулся к разговору с Хигэкуро.

— Губернатор отзывался о вашей дочери как о прекрасной художнице. Нельзя ли мне посмотреть ее работы?

— Вы говорите, губернатор? — Хигэкуро громко хлопнул в ладоши, но Отоми и Тора были увлечены игрой.

Только когда сестра взяла Отоми за плечо, та обернулась. Отец и дочь объяснились на языке жестов, потом Отоми, с улыбкой поклонившись Акитаде, направилась к лесенке на чердак. Вскоре она принесла охапку свитков и, положив их на помост, вернулась к игре.

Акитада разворачивал свиток за свитком, Хигэкуро и Аяко молча сидели у него за спиной. Отоми оказалась замечательной художницей. Сам он всегда предпочитал более сдержанные пейзажи такому вот буйству красок, но эти рисунки, выполненные с великим мастерством, поразили его точностью деталей. Он был достаточно знаком с религиозной живописью, чтобы понять — Отоми могла бы соперничать с любым столичным художником.

Когда Акитада задержал свое внимание на одном скалистом туманном пейзаже, Аяко пояснила:

— Мы тоже предпочитаем природу, но за буддийские сюжеты больше платят. Такие полотна хорошо расходятся и среди паломников, и среди местных жителей. А наша Отоми настоящий мастер деталей. Она посещает знаменитые монастыри и делает там копии росписей.

Акитада улыбнулся.

— Я бы хотел купить какой-нибудь пейзаж. Нет ли тут прекрасного вида с заливом Сагами? Когда я вернусь в столицу, он напомнит мне об этой поездке.

Аяко забеспокоилась.

— Вообще-то есть один, но его вряд ли назовешь пейзажем. Это корабль, попавший в бурю.

— Вот как? Интересно.

— Да, скорее даже изображение морского дракона. Помнишь такую картину, отец?

Хигэкуро тоже выглядел встревоженным, новее же кивнул.

— Покажи господину этот свиток, дочка, — сказал он, бросив быстрый взгляд на игроков в го.

Аяко подошла к одному из сундуков и, достав из него свиток, развернула его перед Акитадой:

— Отоми сделала этот рисунок во время своего последнего путешествия, но он огорчает ее, поэтому мы запираем его в сундук.

Изображенный на картине корабль погибал в кольцах громадного морского дракона. Волны высотой с гору, черные тучи, сверкающие зубцы молний зловеще подчеркивали неминуемость гибели людей на борту суденышка. По точности деталей эта картина не уступала остальным работам, однако выполнена была торопливыми, размашистыми мазками, которыми художница сумела во всей полноте передать ощущение хаоса.

Акитада склонился над картиной. Он разглядел солдат на корабле — вероятно, военном грузовом судне. Помимо вооруженных секирами — нагината — воинов он увидел сидящего в сторонке монаха. Люди эти, казалось, были абсолютно невозмутимы перед лицом нависшей катастрофы. Акитада подумал, что на свитке, возможно, запечатлена какая-то поучительная буддийская притча. Он вглядывался в фигурку монаха, пытаясь разгадать ее смысл, и вдруг ему показалось, что где-то он видел этого человека.

— Нельзя ли спросить у твоей сестры, где она наблюдала эту сцену? — обратился он к Аяко.

Девушка замялась, потом подошла к Отоми и передала ей вопрос Акитады. Младшая сестра испуганно вскинула голову и отчаянно зажестикулировала.

— Она не хочет говорить об этом, — пояснила Аяко.

Тогда Акитада сказал отцу девушек:

— Я не хочу огорчать вашу дочь, но у меня такое ощущение, что с этой картиной связано что-то важное и значительное.

— Вы тоже так считаете? — оживился Хигэкуро. — Я с вами согласен. Примерно месяц назад, уже после дня поминовения усопших, Отоми с группой местных паломников побывала в монастыре Безграничного Света, что в провинции Симоза. «Морской дракон» была одной из картин, привезенных из того путешествия. Мы заметили, что Отоми как-то изменилась по возвращении. Все время о чем-то думала, и ее мучили ночные кошмары. Я решил, что с ней что-то приключилось во время этого паломничества и свиток как-то причастен к этой тайне. А вы думаете, здесь есть связь с пропавшими грузами? Время-то как раз совпадает. Если такая связь существует, у меня появляется надежда помочь дочке.

— Вы правы, — согласился Акитада. — И время и место паломничества вашей дочери примерно совпадают со временем и маршрутом последнего налогового каравана. А как путешествовала ваша дочь — на корабле или пешком по побережью?

Хигэкуро озадаченно смотрел на Акитаду, потом повернулся к Отоми и спросил ее об этом на языке жестов. Девушка зажмурила на мгновение глаза и отчаянно замотала головой. Но отец настаивал, и она в конце концов кивнула. Взяв из жаровни уголек, Отоми принялась что-то корябать на полу, все время при этом жестикулируя. Хигэкуро перевел так:

— Она жила на постоялом дворе монастыря. Под его стенами проходит большая дорога, а окна монастырской гостиницы выходят на залив Сагами.

— Спросите ее, не проходил ли в это время по дороге вьючный караван.

Но когда отец перевел дочери этот вопрос, Отоми побледнела и задрожала. Она нацарапала угольком несколько неразборчивых иероглифов, потом выронила его и пошатнулась.

— Хватит! — крикнула Аяко, бросившись к плачущей сестре, и сердито сверкнула глазами на Акитаду: — Не мучайте ее!

Акитада вмиг переменил свое мнение о девушках. Аяко оказалась прекраснее своей приторно миловидной сестры. И почему Тора так слеп?

— Прошу простить меня, — сказал Акитада. — Но ты должна понять, что твоя сестра не обретет покоя, пока не облегчит душу и не поделится с нами своей тайной.

— Моя сестра не такая, как я, она художница, — сердито возразила Аяко. — У нее нежная душа. Судя по всему, кто-то напал на нее и изнасиловал, и она не может так легко это пережить. Поверьте, если бы я не боялась еще больше ее травмировать, я бы давно выяснила, кто это сделал. — Она перевела дух и яростно прибавила: — Я бы убила его!

Отоми вырвалась из объятий сестры и бросилась к Торе.

Акитада не мог отвести глаз от Аяко.

— Я уверен, что ты ошибаешься. С чего ты взяла, что твою сестру изнасиловали?

— А что же еще могло быть? — Она сердито сплюнула. — Вы посмотрите на нее! Она очень красива и вызывает похоть у мужчин. А монахов, напавших на нее, вы забыли? — Она метнула свирепый взгляд на Тору. — Не сомневаюсь, что и ваш слуга преследует примерно те же цели.

— Ничего подобного! — крикнул возмущенный Тора.

— Аяко! — прогремел на всю комнату раскатистый бас Хигэкуро.

Та покраснела и склонилась перед Торой.

— Прошу простить меня за мои слова, — буркнула она угрюмо. — Но даже в такой необычной семье, как наша, тебе не следовало бы обнимать мою сестру.

Тора поспешил выпустить из объятий Отоми, и та, всхлипывая, шмыгнула по лесенке на чердак.

Хигэкуро вздохнул.

— Вы, наверное, считаете нас странными, — повернулся он к Акитаде. — Но не забывайте, как сложилась наша жизнь. Дочки для меня все. Может, я и баловал их слишком, но все условности прошлой жизни больше ничего не значат для нас троих.

Акитада понимающе кивнул и возвратился к свитку:

— Любопытно, что оба раза во время приключений вашей дочери присутствовали монахи. Я вот интересуюсь монастырем Четырехкратной Мудрости и его настоятелем учителем Дзото. Отоми бывала там?

— Да-а, часто. — Хигэкуро задумался над вопросом. — Она ходит туда продавать свои картины паломникам. Но, по-моему, тут нет никакой связи. Ученики настоятеля Дзото всегда ей помогают. И те, что расспрашивали о ней сегодня, вероятно, просто хотели направить сюда покупателей.

— А ты что думаешь? — осторожно спросил Акитада у Аяко.

Вскинув голову, та открыто смотрела ему в глаза.

— Я думаю, что насчет монахов правы вы, а не отец. Если вы оставите мою сестру в покое, я помогу вам разобраться в этом вопросе.

Акитада рассмеялся и поклонился.

— Я восхищен крепостью твоего духа. Если твой отец разрешит, считай, что мы договорились. — И, повернувшись к Хигэкуро, спросил: — Вы доверите мне вашу дочь?

Хигэкуро задумчиво погладил бороду:

— Аяко не нуждается в моем разрешении, она вольна делать что хочет. Можете доверять ей во всем. Она никогда не растеряется в самой трудной и опасной ситуации. Вот Тора говорил нам, что вы интересуетесь палочным боем. Хотите, Аяко преподаст вам урок?

Акитаде показалось, что при этих словах девушка огорчилась, однако улыбнулась и спросила:

— Вы хотите, господин?

Сгорая от любопытства, Акитада поднялся.

— Почту за честь.

Взяв масляную лампу, Аяко повела его в темный учебный зал и зажгла там светильники. Зал словно ожил и казался теперь зловещим из-за мерцающих на сквозняке огоньков, придававших знакомым предметам таинственные, пугающие очертания.

— Выбирайте себе палку, — предложила Аяко, указав на стойку с оружием.

Ощущая некоторую неловкость, Акитада скинул уличную одежду и закатал штаны, потом выбрал себе палку и принял боевую позу.

Аяко сбросила кимоно и осталась в одних штанах. С невозмутимым видом она наклонилась подвязать на коленях тесемки. Акитада видел на полях крестьянских женщин с голой грудью, но никак не ожидал, что эта молодая красавица вот так запросто разденется перед ним, приведя его в состояние шока.

— Ты даешь уроки в таком виде? — Слова выскочили у него сами, он даже не успел спохватиться.

Она медленно распрямилась и внимательно посмотрела на него. Тело ее было прекрасно — по-мальчишески тонкий, мускулистый торс, высокие упругие груди, плоский животик, округлые бедра. Нижняя часть ее тела была скрыта под тканью штанов, но Акитада мысленно представил себе все и даже судорожно сглотнул появившийся от волнения ком в горле.

— Нет, — сухо сказала она и потянулась к висевшей на гвозде рубашке-безрукавке. — Мужчинам не нравится сражаться с женщинами, поэтому я одеваюсь в рубашку и штаны как уличный носильщик, и они воспринимают меня как мальчика. А вы тоже не готовы потягаться силой с женщиной?

— Ну что ты? Вовсе нет. Я готов. — Акитада надеялся, что плохое освещение скроет краску смущения, залившую его лицо.

Если этим шутливым тоном он и рассчитывал доказать свое мужское превосходство над девушкой-бойцом, то очень скоро его постигло горькое разочарование. Видимо, он разозлил ее, потому что она с ходу пошла в столь молниеносное и яростное наступление, что моментально его обезоружила. Ни слова не говоря, Аяко подняла с пола палку, бросила ему, и они начали снова. На этот раз Акитада старался быть внимательнее и все же снова уронил оружие. И вновь она бросила ему палку со словами:

— Техника хорошая, но вас научили только нападать. А вот защищаться вы совсем не умеете. Я покажу вам, как это делается. Нападайте на меня и смотрите, как я буду отражать ваши атаки.

Закусив губу, Акитада старался изо всех сил. К его удивлению, даже самые настойчивые и стремительные его выпады были отражены. Он уже собирался отказаться от боя и сдаться, чтобы не опозориться окончательно, когда Аяко обезоружила его в третий раз.

Он растерянно смотрел на упавшую палку и только качал головой, потом с восхищением произнес:

— Ты превосходный боец!

— Благодарю.

Слово прозвучало совсем тихо, и он внимательно посмотрел на нее. Вешая на гвоздь рубашку, она стояла спиной, и только снова одевшись в кимоно и завязав пояс, повернулась. Ему показалось, что в глазах ее стоят слезы.

— Как я поняла, вы намерены тайком посетить монастырь, — сказала она, отводя взгляд. — Если хотите, мы могли бы отправиться туда сегодня ночью.

Акитада согласился без промедления. Одеваясь, он все думал, как эта необычная девушка смогла так сильно взять его за душу и почему, интересно, ему так хочется продлить встречу с ней даже ценой бессонной ночи.

Они вернулись к остальным вместе с Отоми. Она была по-прежнему бледна, но заметно успокоилась и теперь собирала разложенные на помосте свитки.

Акитада спросил у Хигэкуро:

— Спросите у вашей дочери, могу я купить два этих свитка? С морским драконом и с горным пейзажем.

Хигэкуро передал его слова Отоми, та кивнула и принесла картины обратно.

— Это подарок, — сказал отец девушки, протягивая их Акитаде.

— Нет! — решительно возразил тот и посмотрел на Аяко. — Я заплачу самую высокую цену.

— Два серебряных слитка, — ответила та, вскинув голову.

Хигэкуро даже охнул.

— Да это же смешно! Таких денег стоила заказная икона с тремя сотнями святых!

— Четыре слитка серебром! — не раздумывая заявил Акитада, вспомнив о золоте Мотосукэ. — Честная цена за добрую работу. Я расплачусь с вашей дочерью завтра. — И, обращаясь к Торе, сказал: — Молодая госпожа Аяко предложила проводить нас сегодня ночью в монастырь. Значит, поиски твоего друга отложим до завтра.

— А что за спешка с этим монастырем? — поинтересовался Тора, недовольно поглядывая на Аяко.

— Видишь ли, Тора, этот монастырь не похож на другие. К тому же госпожа Аяко бывала там раньше, а мы с тобой нет.

— Вам придется переодеться, — заметила Аяко Акитаде.

— Значит, надо зайти в гостиницу.

— Тора, это вовсе не обязательно.

Рассерженный Тора обиженно объявил:

— Я ухожу!

Акитада мгновение помедлил, потом обратился к Аяко:

— Там может случиться все, что угодно, а Тора будет нам полезен.

Аяко резко повернулась к нему, сверля сердитым взглядом.

— Я могу справиться с любым мужчиной. Что еще я должна сделать, чтобы доказать вам это?

Акитада растерянно попятился.

— Вообще-то я не хотел… Я вовсе не хотел тебя обидеть. Просто там много монахов. Так много, что даже мы с Торой… — И, видя, какой гнев отразился на ее лице при слове «даже», поспешно прибавил: — Если нас заметят, втроем легче будет спастись. Двое могут задерживать врага, пока третий побежит за подмогой.

— Если вы будете осторожны и не станете делать глупостей, нас никто не заметит. — С этими словами она повернулась и с проворством большой кошки бросилась на чердак.

Акитада сказал, обращаясь к Хигэкуро:

— Спасибо за гостеприимство. Вы принимали меня так же сердечно, как Тору. Надеюсь, он вел себя прилично.

Хигэкуро посмотрел на Тору и Отоми — те уже закончили игру и, убирая с доски фишки, то и дело будто ненароком соприкасались руками. Бородач улыбнулся.

— Тора стал мне вроде сына. Я не хочу причинить боль Отоми, но и не могу отказать дочкам в радости, пока они молоды. — Он посмотрел Акитаде в глаза и прибавил со всей серьезностью: — Не забывайте: мы с дочками живем совсем в другом мире, и у нас свои правила.

Акитада не нашелся что ответить, поэтому просто поблагодарил хозяина за гостеприимство и забрал свои свитки.

Вскоре вернулась Аяко. Теперь на ней были черные штаны и черная рубашка с длинными рукавами. Волосы она старательно подвязала черным шарфом.

— У вас есть какая-нибудь темная одежда? — спросила она, окинув хмурым взглядом белые шелковые штаны Акитады и бледно-серое кимоно.

— Да. Хотя до твоих нарядов мне далеко, — улыбнулся он.

Эти слова, похоже, чем-то ее удивили, но она резко повернулась и бросила:

— Тогда пойдемте.

ГЛАВА 10

Монастырь четырехкратной мудрости

Переодевшись в свое темное дорожное платье, Акитада встретился с Торой во дворе конюшен. Парень привел лошадей из губернаторского стойла. Одет он был в заляпанную линялую куртку то ли зеленого, то ли черного цвета и в штопаные-перештопаные штаны, которые заправил в сапоги.

— Нищего, что ли, ограбил? — пошутил Акитада, глядя на это рванье.

— А что не так с моей одеждой? — удивился Тора. — Сказали же одеться потемнее, ну я и оделся. Целых десять монет пришлось отвалить жадине стременному, да еще мое синее кимоно в придачу.

Парнишка-стременной, уже оседлавший трех коней и теперь стоявший рядом позевывая, предпочел поскорее удалиться на всякий случаи.

— Ты отдал ему свое новое платье?! Я же заплатил за него три связки монет! — возмутился Акитада.

Тора насмешливо фыркнул.

— Да вас обвели вокруг пальца. Эта одежа куда теплее. Мне в ней хорошо. — Он любовно похлопал себя по драной куртке, взял под уздцы двух коней и направился к воротам. Акитаде ничего не оставалось, как взять третью лошадь и последовать за ним.

Аяко разглядывала животных с откровенной неприязнью.

— Ну! Давай же, лезь в седло! Они не кусаются, — усмехнулся Тора.

Она метнула на него свирепый взгляд и неуклюже вскарабкалась в седло. Взявшись за поводья, Аяко неуверенно направила послушное животное к дороге.

— Езжайте за мной, — бросила она через плечо и пояснила: — Через Северные ворота не поедем. Там стража начнет задавать вопросы.

Поначалу они взяли курс на север и двинулись по темным пустынным улицам, потом свернули в коротенький проулок, который уперся в дощатый забор, окружавший город. Здесь в заборе имелся пролом, через который вполне мог проехать всадник на лошади. Наезженная, хорошо утоптанная тропа вела через ров. По-видимому, они не единственные желали избежать встречи с городской стражей у Северных ворот.

За пределами города они прибавили скорости. Шелковичные рощи по обочинам, безлистные в это время года, простирали голые черные ветви в небо, словно пытаясь дотянуться до звезд. Луна, заплутавшая в этом причудливом кружеве ветвей, казалось, плыла вдоль дороги, будто боялась отстать от всадников.

В морозном воздухе белыми клубами повисал пар от фыркающих лошадей. Они ехали гуськом — впереди Аяко, замыкал кавалькаду Тора. Акитада не сводил глаз с тонкой прямой спины молодой женщины, скакавшей впереди. И все гадал, не замерзла ли она в такой легкой одежде. До него вообще только сейчас дошло, что, не имея навыков верховой езды, она, наверное, рассчитывала поехать в одном седле с кем-то из них.

Когда дорога стала чуть шире, он поравнялся с девушкой и спросил:

— Тебе не холодно?

— Нет, — сухо ответила она. — Я не люблю лошадей, только и всего.

— Прости, что сразу не догадался. Может, поедем на моей лошади?

Она мгновение колебалась, потом, передернув плечами, мотнула головой.

— Зачем ты вообще вызвалась ехать? Ты же могла просто нарисовать нам план.

— Так я решила. — Она помолчала и неохотно прибавила: — К тому же вам без меня не справиться. Я знаю, как проникнуть внутрь. Когда на сестру напали, я заподозрила монахов и побывала в монастыре.

— И что же?

— Днем они пристально наблюдают за всеми посетителями, поэтому я решила вернуться после наступления темноты. Первый раз меня чуть не поймали. А в последний я обнаружила… кое-что странное.

— Что же именно?

— Вот подождите и сами увидите. — Она пустила лошадь рысью, и Акитада отстал.

Шелковичные рощи поредели, и ледяной ветер теперь продувал всадников насквозь Вскоре узкая дорожка влилась в более широкую, ведущую в горы. Акитада обернулся. Позади до самого залива простирались равнина и раскинувшийся на ней город, издали казавшийся нагромождением заснеженных крыш, посреди которых торчали верхушки сосен и пагоды.

Тора, кутаясь в куртку, пристально вглядывался вперед.

— А в лесу-то, кажись, темно, — боязливо пробурчал он.

Горы и впрямь выглядели зловещими, а между тем посеребренная лунным светом дорога вела прямо к ним. И вскоре гуща соснового леса поглотила путешественников.

Ветра здесь не было, зато с обочин за ними наблюдало из темноты множество горящих глаз, мелкое лесное зверье пугало лошадей. Тора даже выругался в сердцах. Обернувшись, Акитада увидел, как он сжимает в руке амулет на веревочке, висящий на шее. Обычно такой смелый, Тора не мог превозмочь суеверные страхи.

Дорога пошла в гору и теперь петляла, огибая скалистые уступы. Широкая и наезженная, она свидетельствовала о том, какую популярность снискал монастырь Дзото.

Вскоре Аяко пришпорила лошадь и дождалась спутников.

— Вон там! — указала она за поредевшие деревья, где виднелась высокая пагода, устремившая в звездную высь свой шпиль. Подвесные фонарики на заснеженных карнизах мерцали в лунном свете.

— Теперь надо свернуть с дороги, — сказала Аяко. — Ворота охраняются день и ночь. Лошадей оставим в лесу и пойдем пешком.

В лесу она не плутала и двигалась уверенно, а вот Акитада совсем запутался. Они выбрались на полянку, спешились и привязали лошадей.

Тора мрачно огляделся по сторонам.

— И где же мы, к чертям собачьим, находимся?

— Возле восточной монастырской стены, — сердито ответила ему Аяко. — Когда подойдем ближе, вам придется замолчать и вообще постараться не шуметь. По ночам стража делает обходы, а мы пойдем мимо конюшен — лошади могут почуять и выдать нас.

Какая-то мелкая зверушка выскочила из куста, к которому была привязана лошадь Торы. Тот выругался и схватился за амулет.

— Да успокойся ты, — сказал ему Акитада. — Это же просто лиса или барсук.

— А вам откуда знать, кто это был? — боязливо озирался Тора. — Эти леса кишат они и тэнгу[5]. Вон они, наблюдают за нами из темноты своими голодными глазищами. И это был один из них. Давайте-ка лучше уберемся отсюда подобру-поздорову! — И он вцепился в поводья.

— Перестань, дурак! — напустилась на него Аяко. — Я так и знала, что тебя лучше не брать. Признаться, я думала, что только дети боятся всякой сказочной нечисти.

— Хватит! — прикрикнул на них Акитада. — Я не собираюсь стоять тут на холоде посреди ночного леса и слушать ваши детские перепалки.

— Простите, — буркнула Аяко и пошла так быстро, что Акитада с Торой едва за ней поспевали.

Она двигалась бесшумно, грациозно и уверенно, несмотря на камни и корни, о которые Акитада с Торой то и дело спотыкались.

Они вышли из леса у подножия скалистого склона. На его вершине высились стены монастыря. В бледном свете луны высота эта казалась неприступной.

— Ну вот, так я и знал, — пробурчал Тора. — Заблудились. Привела нас черт знает куда. И правильно Разве можно слушать глупую женщину?!

— Успокойся! — шикнула на него Аяко.

— И правда, не полезем же мы туда! — шепотом возразил Акитада. — Смотри, какая крутизна! Монахи, конечно же, не ждут воров отсюда и ни о чем таком не беспокоятся.

— Вы еще удивитесь, когда узнаете, о чем они беспокоятся, — мрачно пообещал Аяко. — Пошли. Я знаю, как взобраться наверх.

И она нырнула в заросли у подножия склона. Поколебавшись мгновение, Акитада последовал за ней. В зарослях оказалась расщелина, по ней-то и карабкалась теперь с проворством мартышки Аяко. Здравый смысл подсказывал Акитаде бросить эту затею, но слушаться здравого смысла почему-то не хотелось. Не хотелось, чтобы эта странная девушка посмеялась над его трусостью или неловкостью. К тому же одна она могла попасть в беду. В общем, выбора не было.

Подъем оказался легче, чем он предполагал, — главное, не оглядываться вниз и не обращать внимания на чертыхающегося Тору.

Взобравшись вслед за Аяко на узкий выступ на вершине, Акитада был до смешного горд собой. Но теперь перед ними возвышалась стена в два человеческих роста с покатой скользкой крышей. В нескольких местах вплотную ней подступали деревья, новее нижние сучья на них были тщательно спилены.

Аяко со знанием дела направилась к одной из сосен. Она росла не так близко к стене, как другие, зато на ней имелся обломанный сук, почти достигающий крыши. Девушка взобралась на дерево, прошла по суку и, совершив невероятный прыжок, очутилась па крыше. Она приземлилась на четвереньки, как кошка на четыре лапы, постояла, потом села и посмотрела вниз на Акитаду.

— Все спокойно, — тихо сказала она. И, размотав черный полотняный шарф на голове, спустила один конец Акитаде. — Хватайтесь, натяните и поднимайтесь ногами по стене, а я буду вас втаскивать.

Тора насмешливо фыркнул.

— Я слишком тяжел для тебя, — усомнился Акитада. — По-моему, лучше по дереву.

— Нет. Сук вас не выдержит.

— Да бросьте вы, — вмешался Тора. — Я знаю лучший способ. Только… — Он с сомнением смотрел на Акитаду.

— Только что? Говори, не тяни.

— Только мне придется залезть первому.

— Ну и лезь. Чего церемониться?

— Да, но мне придется встать вам на плечи.

Акитада еле сдержал смех. Этот поход все больше и больше напоминал ему мальчишеские проделки в детские годы.

— Ну и где мне прикажешь встать?

Тора поставил его в нужную позу — спиной к стене, руки уперты в бока, ноги чуть расставлены Потом взобрался ему на плечи. От такой тяжести Акитада чуть не крякнул и не мог дождаться, когда эти жесткие сапожищи уберутся с его плеч.

Но сапожищи все не убирались.

Вместо этого он услышат очередные ругательства. Сверху доносилось неразборчивое перешептывание, и Акитада, стиснув зубы, держатся из последних сил.

— Отстань от меня, женщина! — рявкнул наверху Тора, потом виновато проговорил: — Господин! Так просто я, видать, не достану! Придется подпрыгнуть.

Акитада не ответил.

А между тем Тора рванулся вверх. Дикая боль пронзила плечи и спину. Акитада сполз вниз по стене и бухнулся на колени. В ушах звенело, глаза слезились, но проклятая тяжесть, слава Богу, больше не давила на плечи.

— Тсс!.. Я извиняюсь, — зашептал Тора сверху. — Теперь вот держите это, и я втяну вас сюда в два счета.

Акитада встал на дрожащих ногах и посмотрел на болтавшийся перед носом конец шарфа. Выдержит ли эта тряпочка его вес? Но свои опасения он оставил при себе. Шея и плечи горели огнем, но он обмотал шарф вокруг запястья и взобрался по стене.

На покатой крыше держаться приходилось с трудом. Делая вид, что озирается, он осторожно повел плечами и подождал, когда боль немного утихнет. Уж не сломал ли ему Тора ключицы?

Монастырь погрузился в зловещее безмолвие. Сверху он был виден как на ладони — храмы, жилье, конюшни, кухня, амбары. И ни одной живой души.

— Это кухня, — прошептала Аяко, указывая на длинное строение во дворе прямо под ними. — А там дальше конюшни и постоялый двор для паломников. Мы спустимся здесь и через вон те ворота пройдем в соседний двор. Там у них склады и амбары.

Она встала и бесшумно побежала к тому месту, где под самой стеной стоял большой бочонок. Акитада с Торой, непривычные к беготне по крышам, двигались куда медленнее.

Но когда они уже приготовились спускаться, послышался слабый хруст. Это шуршал гравий под чьими-то ногами.

— Пригнитесь! — шепнула Аяко и распласталась на крыше.

Они последовали ее примеру и увидели, как две темные фигуры появились из тени стены и направились к кухне. Они пробыли там недолго, потом снова вышли и двинулись в сторону складского двора.

— Теперь что? — спросил недовольный Тора.

Аяко смерила его многозначительным взглядом.

— Подождем, потом спустимся. Думаю, у нас есть час, прежде чем они вернутся с обходом.

По сигналу Аяко они спустились со стены и бесшумно направились к воротам. В соседнем дворе было тихо.

— Пошли! — скомандовала девушка и повела их к первому и самому большому из амбаров.

На дверях они обнаружили замок.

— Видали? — спросила Аяко.

Акитада кивнул. Запертый склад на охраняемой монастырской территории означал, что его содержимое либо было контрабандой, либо имело чрезвычайную ценность.

— Жаль, нет ключа, — сказала Аяко. — Это единственный запертый здесь склад, и могу поручиться, что пропавшие грузы находятся внутри.

Акитада оглядел постройку. Судя по размерам, она могла вместить не то что три, а целых двадцать караванов.

— А ну-ка дайте я попробую, — произнес Тора.

К удивлению своих спутников, он извлек из рукава тонкий металлический прутик и согнул его своими сильными руками, предварительно изучив замок. Попав в нужное отверстие, прутик сместил задвижку, и дверь открылась. Они осторожно шагнули в темноту.

— Закрой дверь, — велел Акитада, посторонившись и стараясь не дышать. Новый наряд Торы издавал стойкий аромат конюшни, непереносимый на близком расстоянии.

Первые несколько мгновений они стояли в темноте, потом Акитада с Торой чиркнули кремнями. Две крохотные вспышки осветили огромное пространство, заполненное тюками, тянувшимися до самых дальних углов. Огоньки одновременно погасли. Тора что-то пощупал на полу, потом снова чиркнул кремнем и успел зажечь масляный фонарь, который обнаружил возле двери.

Они огляделись по сторонам. Склад был огромный, а фонарик крошечный. В его мерцающем свете окружающие предметы принимали причудливые, искаженные формы. В затхлом воздухе витал запах соломенных циновок, старой древесины и приправ.

Медленно обходя ряды тюков, они слышали доносившиеся отовсюду звуки мышиной возни. Заглянув под крышку какого-то бочонка, Акитада обнаружил там бобы. Тора остановился у выстроенных в ряд громадных глиняных кувшинов. На одном из них лежал ковш с длинной ручкой. Он взял его и заглянул под крышку. Богатый, насыщенный фруктовый аромат вырвался наружу.

— Ишь ты! — усмехнулся приятно удивленный Тора. — А эти святоши, как я погляжу, тянутся к винцу не меньше нас, простых смертных. — Он зачерпнул ковшом, попробовал и облизнул губы. — Винишко отменное!

Акитада, уставший и измученный болью в спине, опустился на какой-то ящик и оглядел ряд винных кувшинов.

— Странно, — пробормотал он. — Бобы — обычная пища в буддийских монастырях, но вино-то у них запрещено.

— Как и насилие над девушками, — сердит о бросила Аяко и со злости пнула длинный рулон скатанных циновок. — Ого! — Она шевельнула рулон, и тот тихо звякнул.

— Хватит пить, Тора, — сказал Акитада. — Давай-ка лучше посмотрим, что находится в этих скатках.

Развернув циновку, они не поверили своим глазам — перед ними лежали новенькие, остро заточенные секиры.

— Бог мой! Нагинаты! — воскликнул Тора. — Видать, ждут нападения. Теперь понятно, почему они охраняют это место словно осажденную крепость.

— А ну дай-ка взглянуть. — Акитада встал, держа в руках фонарь. В связке он насчитал двадцать секир. еще порядка ста связок лежало стопками вдоль стены. — Да тут хватит оружия на целое войско. — Он вспомнил, что солдаты на картине Отоми были вооружены нагинатами. Недоброе предчувствие закралось в душу. С мыслью о том, что целый монастырь погряз в разврате, он еще мог как-то смириться, но чтобы он вооружился против местного правительства!.. Против самого императора! Неудивительно, что подозрительные монахи в доме Татибаны напомнили ему солдат-новобранцев. Они оказывается, и были солдатами. И та троица разбойничьего вида, что он видал на рынке в лень своего приезда, тоже мало походила на монахов. — Положи-ка все на место, как было, — мрачно велел он Торе.

Аяко удовлетворенно наблюдала за происходящим.

— Ну вот, я же вам говорила. И эти ваши ценные грузы тоже наверняка здесь.

Она принялась открывать ящики и бочонки, Акитада помогал ей, держа фонарь. Он любовался этой девушкой — ее кожей в золотистых бликах тусклого света, встревоженным озабоченным личиком, этими аккуратными ровными зубками, закусившими от волнения губу, изгибами изящной шейки с завитушками волос, выбившихся из-под черного шарфа. Он наблюдал за ее маленькими, но сильными ручками, проворно шарившими среди корзин, ящиков, корыт и мешков. Правда, больше им ничего не удалось обнаружить.

Они добрались до самой дальней стены, когда Акитада заметил, что Тора пропал.

— Кажется, мы остались одни, — тихо сказал он Аяко.

Та обернулась и посмотрела на него в упор. Акитаде почему-то стало трудно дышать.

— Интересно, куда делся Тора? — постарался он прогнать с липа глупую улыбку.

— Да здесь я! — отозвался тот, дыхнув на них винными парами. — Я вот что подумал, господин. А как насчет тех ящиков у входа, на которых вы сидели? Они вам ничего не напоминают?

— Ты о чем?

— Нет, фонарь-то был у вас, поэтому я не мог проверить, но, по-моему, в такую тару обычно укладывают золото или серебро.

Акитада поспешил обратно к ящикам и внимательно осмотрел их. Это была прочно сбитая тара из твердой древесины, укрепленная по углам металлическими скобами; ручки по бокам и замки тоже имели солидный, внушительный вид.

— Да, похоже, ты прав, — заключил Акитада. — Именно так обычно перевозят золото и серебро в слитках и монетах.

С радостными возгласами Тора и Аяко кинулись к ящикам. Но те оказались незаперты и абсолютно пусты — по-видимому, ждали, когда их заполнят. Если когда-нибудь здесь и стояли государственные печати или другие пометки, то теперь от них не осталось и следа. Светя себе фонарем, они внимательно оглядели каждый ящик, но не обнаружили ничего, кроме всевозможных царапин и одной особой отметины — выжженного клейма в виде прыгающей за мячом рыбки.

Акитада вздохнул.

— Ценные предметы они могли пустить в ход для культовых богослужений, — предположил он. — Ведь в основном на складе хранится всякая церковная утварь. — И невесело огляделся по сторонам. Вино и оружие! Что тут еще можно прибавить? Может, все это добро лежит здесь в качестве платной услуги для какого-нибудь богача? Только зачем человеку мирному и законопослушному нужны тысячи отточенных секир?

— А что, если осмотреть другие склады? — предложила Аяко.

Акитада, хоть и чувствовал усталость, кивнул.

— Прекрасная мысль. Погаси фонарь, Тора, но дверь не запирай. У меня такое ощущение, что мы что-то проглядели.

Они осмотрели другие склады, все как один незапертые, но так и не нашли ничего путного — только провизия, кувшины с маслом, ящики со свечами, мотки шелка и пеньковой веревки, целые полки посуды, церковной утвари и побитые статуи. Одним словом, ничего противозаконного.

— Уже поздно, — заметила Аяко. — А я хотела показать вам еще кое-что. С тех пор как я это услышала, оно не дает мне покоя.

— Ты что-то услышала? — удивился Акитада.

— Да. Это снаружи, на задворках того склада.

Во дворе по-прежнему было тихо и спокойно. В небе мерцали звезды, только луна чуть сдвинулась к западу. А на востоке уже намечались первые проблески утра.

Они обогнули постройку и направились в середину двора, отделявшего ее от крытой галереи.

— А там что? — поинтересовался Акитада, указывая на черепичные крыши в следующем дворе.

— Покои настоятеля и монастырская администрация. — Аяко приостановилась и прислушалась, потом махнула им рукой. — Вот! Слышите?

Акитада напряг слух и уловил какое-то едва различимое гудение.

— Что это? Ветер? — спросил он.

— Нет. Ветер-то стих. К тому же звук слишком монотонный. Как будто люди что-то бубнят или поют где-то очень-очень далеко.

— Ты права. Но звук словно из-под земли. — Акитада присел на корточки и различил едва уловимое ритмичное пение, похожее на погребальную церемонию в доме Татибаны, однако здесь хор голосов чередовался с отдельным пронзительным соло. — Это поют монахи, — хмуро заключил он, вставая.

— Под землей? — воскликнул Тора, в страхе забыв о предосторожности. — Давайте-ка выбираться отсюда. Сдается мне, эти проклятые монахи хоронят там своего покойника.

— Тише! — одернул его Акитада. — Я хочу знать, откуда идет этот звук. — Нагнувшись, он пошел медленными кругами, которые привели его к задней стене последнего склада.

Глубоко в тени здания он нашел то, что искал — деревянную решеточку в земле. Из этой отдушины и доносилось слабое, будто неземное пение, от которого даже волосы на голове зашевелились.

Акитада опустился на колени и заглянул в черноту подземелья. В нос шибанула теплая гнилостная вонь. Он вскочил, так ничего и не увидев, с трудом сдерживая рвоту. В мозгу тотчас всплыли слова Торы насчет проклятых монахов и покойников.

— Что это? — спросил Тора, не отваживаясь приблизиться.

— Пока не знаю. Похоже на отдушину какого-то подземного помещения. — Голос едва слушался Акитаду.

Аяко, почувствовав неладное, подошла ближе.

— Вы правы, — заглянула она вниз. — Не нравится мне все это. Прямо мурашки по коже. — И встала к нему поближе.

— Эй! Кто-то идет! — шепотом сообщил Тора из-за угла. — По-моему, стража.

— Уходим! — скомандовал Акитада.

Троица поспешила убраться из пустынного двора и перешли в соседний, где располагалась кухня. Они направлялись к дождевой бочке, когда услышали голоса. Пришлось притаиться в тени здания и ждать.

Из ворот вышли два стражника, позади которых плелся, прихрамывая, старый монах. Все трое зашли в первую постройку.

— Боже милостивый! — прошептал Акитада. — Мы же не заперли ее! — Ситуация становилась опасной. А ведь до сих пор даже ноющие плечи не могли испортить очарования ночи в обществе такой девушки. И вот теперь они были на грани провала. Того и гляди их обнаружат! Как он объяснит свое участие в этом незаконном вторжении? Тут уж не помогут никакие звания и регалии. И как тогда вести дело против Дзото? Это будет позорный провал и конец всей его карьере. Да не то что карьере, коней всему. Им, конечно, не дадут отсюда уйти. С содроганием он подумал о зарешеченной отдушине.

Не в силах что-либо изменить, они беспомощно наблюдали за стражниками. А те, обнаружив непорядок, напустились на старика.

— Ах ты, паршивый дряхлый ублюдок! — орал один. — Опять не запер? Ну уж теперь-то все расскажем его преподобию, то-то тебе достанется!

Они бросились на старика с кулаками, и тот кинулся бежать в сторону Акитады и его спутников. Все трое затаили дыхание, надеясь только на ночь да темную одежду.

Но старик не убежал далеко. Мучители догнали его и принялись избивать.

Тора с трудом сдерживался. Акитада же, который поначалу вздохнул с облегчением, теперь болезненно вздрагивал при каждом ударе и жестоко корил себя за небрежность.

— Заткнись! Иначе мы бросим тебя в эту гнилую дыру к старому Гэннину!

Но старик, набравшись смелости, крикнул что было мочи:

— Вы дьяволы! Вы позор и осквернение для господа нашего Будды! И хозяин ваш погряз в плотских грехах и разврате! Убийцы вы, прелюбодеи, насильники, и место ваше в аду, где дьяволы будут над вами… А-а!..

Жестокий удар оборвал крик несчастного. Акитада больше не мог сдерживаться и рванулся было вперед, но Аяко схватила его за больное плечо. Он едва сдержался и затих.

Один из стражников насторожился и посмотрел в их сторону. В какой-то момент им показалось, что все пропало.

— Ты слышал что-нибудь? — спросил стражнику своего напарника, который тем временем заламывал старику руки за спину.

— Что там еще? Ничего я не слышал! Помоги лучше разобраться с этим ублюдком.

Но первый стражник продолжал вглядываться в темноту.

— А мне что-то показалось. Какое-то движение.

— Может, кошка…

Они затащили старика внутрь склада — видимо, хотели проверить, не пропало ли чего. Внутри мелькнул огонек.

— Быстро уходим! — шепнула Аяко. — Они сейчас заметят, что фонарь еще теплый, и тогда сюда сбегутся все!

Она не успела договорить, как из склада послышались крики:

— Воры! На помощь! Воры!

Они бросились к воротам, добежали до стены и по бочке взобрались на нее. Первыми вскарабкались Тора с Акитадой и втянули наверх Аяко. В спешке она неосторожным движением опрокинула бочку, но все же сумела взобраться на стену. Теперь они бежали по черепичной крыше к деревьям. Там Тора с Акитадой спрыгнули первыми, едва не сорвавшись в пропасть.

Во время отчаянного бегства Акитада напрочь забыл о боли в плечах, но теперь, оказавшись в сравнительной безопасности, едва держался. Ноги подкашивались, и ему пришлось на мгновение прислониться к стене.

А из-за нее между тем неслись крики, потом кто-то забил в колокол. Акитада посмотрел наверх. Аяко готовилась к прыжку и уже через мгновение приземлилась, тихонько вскрикнув от боли. Когда он подбежал к ней, чтобы помочь встать, она вцепилась в его локоть.

— Что такое? — спросил Акитада.

— Подвернула лодыжку. — Девушка отстранилась, сделала несколько шагов и пошатнулась. — Вывих! — задохнулась она от боли. — Ничего. Сейчас пройдет. Пойдемте! Нам надо спешить!

Крики по другую сторону стены приближались. Кто-то нашел перевернутую дождевую бочку.

Акитада взял девушку за локоть.

— Нет, одной тебе сейчас спускаться нельзя. Мы пойдем вместе. Если оступишься, я удержу.

А шум за стеной возрастал. Наверху уже показалась чья-то голова. Аяко помедлила в нерешительности, потом кивнула.

Спуск по расщелине давался с трудом. Казалось, ему нет конца. Не зная, куда лучше ступить, Акитада пятился вслепую, стараясь поддержать Аяко. Такой способ передвижения требовал постоянных прикосновений, тесной близости. Забывая об опасности и трудности спуска, Акитада возбужденно вдыхал аромат девушки, жадно ловил каждое касание. Он чувствовал в себе силу и зарождающееся желание. Когда их ноги коснулись земли, Аяко прижалась к нему на мгновение и тотчас же захромала к деревьям.

Они нашли своих лошадей и тронулись в путь. Колокол перестал звонить, и голоса постепенно затихли далеко позади.

Обратный путь прошел без приключений. В город они поспели к восходу солнца. Акитада собирался отвезти Аяко к отцу и вернуться в гостиницу вздремнуть несколько часов, но девушка, раскрасневшаяся и похорошевшая от езды, пришпорила коня возле уже открывшейся бани.

— Дома у меня горячей воды не будет, — пояснила она Акитаде. — А мне надо попарить лодыжку. Она помолчала и вдруг торопливо прибавила: — Может, вам отправить Тору с лошадьми и присоединиться ко мне? Плечи-то у вас, наверное, совсем затекли?

Они смотрели друг на друга. Глаза ее сияли в свете утренней зари. Она смутен но улыбнулась, и Акитада вдруг понял, что Аяко догадалась и все это время помнила про его больные плечи И эта забота тронула его до глубины души.

— Веди лошадей. Тора. А я приду пешком. — Ее приглашение он принял и спешился.

ГЛАВА 11

Царство росы

Женщина, принявшая плату, отвела их в парилку, где стоял огромный накрытый чан и рядом с ним табуретка. Возле отверстия для слива воды лежали две бадейки и мешочки с отрубями. Помост устилали соломенные циновки. На крючке висели два выцветших полотняных кимоно, влажный теплый воздух был пропитан запахом мокрой древесины и соломы.

Банщица отодвинула тяжелую крышку, из-под которой повалил пар — его клубы виднелись на фоне солнечных лучей, пробивавшихся через крохотное оконце. На миг показалось, что они ступили в облако разжиженного света. Аяко что-то сказала банщице, но Акитада, валившийся от усталости, не разобрал слов. Он не спал с прошлой ночи и начал бессознательно раздеваться, роняя одежду на соломенную циновку. Набрав в бадейку воды из чана, он присел над сливным отверстием и потер себя мешочком с отрубями. Плечо пронзила чудовищная боль, и он вскрикнул.

Когда Аяко взяла у него из рук мешочек, чтобы помочь, усталый Акитада не нашел в себе сил воспротивиться.

— А теперь лезьте в воду, — сказала она. — Скоро вам полегчает.

Окончательно разомлев в этом царстве тепла и влаги, он пробормотал слова благодарности. Усилием заставив себя очнуться, он смотрел на нее сквозь клубы пара. Кожа ее сияла и золотилась, словно у неземного создания.

— Как твоя нога? — спросил Акитада.

— Не волнуйтесь. — Сияя в туманной мгле, она дохромала до клубящегося паром чана, ступила на табуретку и окунулась с той же легкостью и проворством, с какими недавно взбиралась по скалам и монастырской стене.

Акитада последовал за ней, неуклюже плюхнулся в воду и моментально согрелся, тотчас позабыв о долгих часах, проведенных на холоде. Он погрузился в воду до самого подбородка и подобрал ноги, освобождая пространство для Аяко. Горячая вода окутала тело, проникая в каждую пору. Он блаженно закрыл глаза.

Но усталость куда-то пропала, и Акитада вдруг почувствовал себя бодрым.

Впервые в жизни он попал в баню с женщиной, хотя совместное мытье было принято во многих семьях и даже в банях общественных. «Ничего особенного», — заверил он себя.

И все же случай был особый. Глупо прикидываться, что они попали сюда только потому, что вместе побывали в приключении. Желание обладать Аяко проснулось в нем, еще когда она разделась до пояса перед началом палочного боя. С тех пор он не мог отвести от нее глаз и пытался представить ее тело под одеждой. От каждого ее прикосновения кожа у него будто горела, и теперь /Акитада в полной мере ощутил всю силу своего влечения. Устыдившись этого страстного желания, он смотрел на Аяко сквозь клубы пара, нее зная, как быть, и гадая, рассердит он ее, оттолкнет, ли или возможно, вызовет с ее стороны насмешки, что еще хуже.

Глаза ее были закрыты. Капельки влаги, словно жемчуг, усеяли ее щеки, носик, губки и поблескивали на ресницах. Волосы мокрыми прядками липли к изящной шее и округлым плечам. Одна такая прядь уходила подводу, приютившись между ее грудей. Девушка эта была поистине прекрасна. Акитада почувствовал сухость во рту. Он хотел бы отвести взгляд, но не мог и любовался этой красой, усыпанной переливающимися росинками, потом снова закрыл глаза.

Очнулся он от ее прикосновения — Аяко стояла на коленях между его раздвинутыми ногами и нежно разминала ему плечи.

— Ну как, вам теперь лучше? — улыбнулась она.

Девушка была совсем рядом, так близко, что он уловил ее сладкое дыхание и, испугавшись этой близости, отодвинулся.

— Тебе совсем не обязательно это делать, — хрипло сказал он, надеясь, что она не остановится.

— Мышечный массаж прогоняет боль, — сознанием дела заметила Аяко.

— Но сюда могут войти, — слабо возразил он.

Она тихонько рассмеялась.

— Никто не войдет. Я попросила банщицу нас не беспокоить.

Акитада не знал толка в общественных банях и уж никак не считал их местом для любовных свиданий. Он вдруг подумал, что Аяко могла приводить сюда и других мужчин, и мысль эта показалась невыносимой.

Она смотрела на него невозмутимо, продолжая разминать плечо. В прикосновениях ее были и сладость и мука. Наслаждение и боль в равной мере питали желание.

— Аяко, пожалуйста, не нужно! — теряя последние силы, выдохнул Акитада.

— Вы не хотите меня? — Она придвинулась ближе, прижалась к нему всем телом.

Он кожей почувствовал ее грудь, соски и, застонав от удовольствия, закрыл глаза, уже ощущая ее нежное лоно. Губы их соприкоснулись, дыхание слилось.

— Хочу больше всего на свете! — пробормотал он и страстно прижал ее к себе.

Она тоже обняла его, но вдруг отстранилась, взяла его за руку и поднялась.

— Пойдем!

Они выбрались из воды, укутали друг друга полотняными кимоно, промокая влагу, и легли на циновку.

В искусстве любви Аяко была мастерицей. Это Акитада заметил, даже поглощенные огненной страстью, но без упрека или отвращения, а с благодарностью. Его собственный опыт в этой области был весьма ограничен. Два раза он имел интимную связь с женщинами своего сословия, но все получилось нелепо. Женщины требовали полной темноты и не желали раздеваться, Пышные дамские платья с многочисленными исподними одеждами и туго затянутым поясом становились досадной помехой, особенно когда приходилось одновременно воевать с собственными штанами. К тому же обе дамы хранили полное молчание и безучастность.

Случалось ему встречаться с женщинами, для коих любовь была профессией. Они казались более уступчивыми и разговорчивыми, но предавались этому занятию словно через силу.

Аяко не походила ни на тех, ни на других. Любовная игра была для нее чем-то вроде спортивного состязания. Умелыми движениями опытного бойца она направляла его неловкую страсть в нужное русло, трепетными ласками будила невидимые чувства, пока он не вошел в ритм, сделав интересное открытие — оказывается, дарить наслаждение гораздо приятнее, чем получать. Аяко была и учителем, и участником этой игры и отдавалась ей с той же страстью и мастерством, с какими бралась за палку во время тренировочных боев.

Когда она застонала, он понял, что тоже сумел подарить ей наслаждение. Откинув голову и закрыв глаза, прекрасная, как никогда, она забилась в его объятиях.

Акитада улыбался. Счастье переполняло его.

— Ты нравишься мне, Акитада, — удивленно проговорила она.

— Я испытываю те же чувства.

А она, как ни в чем не бывало, продолжала:

— Я поняла, что ты хочешь моей любви, еще вчера вечером, когда ты пожирал глазами мою грудь. Я тоже хотела тебя, поэтому и привела сюда. Многие смотрели на меня так же, и некоторых я приводила сюда, но никто из них мне не нравился по-настоящему.

Это небрежное признание подействовало на него как ледяной душ. Он сел, чувствуя себя уязвленным, оттого что его использовали ради удовлетворения физической потребности.

— Насколько я понимаю, им не удалось оправдать твоих ожиданий, — только и сумел выговорить он и тут же покраснел, осознав, как хвастливо это прозвучало.

— Нет, дело вовсе не в этом. — Она встала, — Пойдем. Другие посетители ждут.

Аяко омылась из бадейки прямо на его глазах, безо всякого стеснения. Ее тело, прежде казавшееся таким прекрасным и недоступным, теперь стало близким и дорогим, чем-то вроде любимой вещи, и мысль эта пугала. В душе шевельнулась ревность. Но разве мог он чего-то требовать? Разве мог позвать се замуж, даже если бы она была не против?

…..Обратно придется идти пешком, — заметил Акитада. — Как твоя нога?

Она показала распухшую лодыжку. Он осторожно ощупал больное место. Повреждение представлялось не слишком сильным.

— Идти сможешь? — спросил он.

— Конечно. — Аяко прошлась, поглядывая на него через плечо.

Он все так же жадно смотрел на ее тело. Чан с водой уже остыл, и пар над ним не клубился, но капельки влаги по-прежнему выступали на шее и лопатках Аяко. Ему захотелось попробовать их на вкус, попробовать на вкус ее саму. Еще раз.

— Ты самая красивая женщина на свете, — сказал он.

Аяко торопливо одевалась.

— Нет. Я слишком высокая и слишком худая. Костлявая, как мальчишка. Вот Отоми у нас красавица. Любой мужчина предпочтет ее мне.

— Только не я, — возразил Акитада.

Она не ответила, наполнила бадейку и позвала его:

— Иди, я тебе помогу.

Но на этот раз Акитада отказался от помощи. Плечи уже не ныли.

— Я провожу тебя до дома, — предложил он, не представляя, как взглянет теперь в глаза ее отцу.

— Не надо, — сухо отказалась она. — У меня еще есть дела.

Такая резкая перемена, внезапная отчужденность смутили его, но он не стал спорить. Они вышли в прихожую. За дощатой перегородкой слышались голоса других купальщиков. Из-за двери выглянула банщица, кивнула и заулыбалась. Аяко ускорила шаг.

— А что же с этими погребенными монахами? Как ты теперь поступишь? — отчужденно спросила она.

Сказка вмиг сменилась уродливой реальностью.

Акитада откинул входную занавеску и вышел на залитую солнцем улицу, пропустив девушку вперед.

— Не имею ни малейшего понятия. Полагаю, с этим может разобраться только губернатор. Я увижусь с ним, как только вернусь. — Он задумался, что-то припоминая. — А что написала твоя сестра вчера вечером, те последние слова о груженом караване — что они значили?

Она отвернулась.

— «Другая жизнь». Отоми и раньше писала их. Не очень разборчиво, потому что была расстроена. А что они означают, я не понимаю.

— Чтобы начать другую жизнь, люди умирают, — нахмурился Акитада. — Думаю, тебе надо хорошенько приглядывать за сестрой.

Она повернулась и посмотрела ему прямо в глаза. Во взгляде ее читалась тревога. Тревога и страх.

Он встал перед ней и взял ее за локоть. Девушка была почти одного с ним роста.

— Насчет того, что произошло между нами… — смущенно начал Акитада, но глаза ее были пусты. Он убрал руку. — Я так и не поблагодарил тебя за монастырское путешествие. А ведь это был храбрый поступок.

Что-то странное и злое промелькнуло в ее глазах.

— Да, понимаю. Для девушки действительно храбрый! — отстранилась Аяко и пошла прочь.

Когда Акитада явился к Мотосукэ, ему сказали, что губернатор рано утром уехал за город покупать лошадей для их предстоящего путешествия в столицу. Печально вздохнув, Акитада отправился к себе в гостиницу, позавтракал и лег спать.

Разбудил его Тора, который до противного громко чесался.

— Выкинь ты это грязное тряпье да сходи в баню! — проворчал Акитада, силясь продрать глаза.

Тора улыбался.

— Это позже. Вы обещали мне помочь разыскать Хидэсато.

Акитада со стоном сел на постели.

— Хорошо. Только сначала найди себе другую одежду.

Вскоре, одевшись чистенько и скромно, они вышли из судейских ворот и направились к югу, в город. День был в разгаре, солнце сияло, и в воздухе пахло весной. Акитада молчал, думая об Аяко.

Возле рынка Тора остановил уличного мальчишку и спросил, где можно купить рисовых лепешек. Паренек первым делом протянул чумазую ручонку, но, получив монетку, тут же нырнул в толпу. Тора громко выругался.

— Неужели набитое брюхо для тебя важнее друга? — Акитада дал волю раздражению, уже жалея о своем обещании.

— Я ищу продавца лепешек, — объяснил Тора. — Его деньги до сих пор у меня. И я уверен, что бедный парень им обрадуется.

— Ах вот оно что… — смягчился Акитада. — А может, он работает только по вечерам?

Но он ошибся. Вскоре Тора уловил знакомый аромат и, раздувая ноздри, помчался на него. Акитада последовал за ним вдогонку и застал Тору за разговором с худющим оборванным парнем. Торговец растерянно таращился на серебряные монеты, лежавшие у него на ладони.

— Мы поймали этих мошенников, — сообщил ему Тора. — Так что тебе больше не придется платить им. А в случае чего обращайся к полицейским.

Эти слова вызвали у парня горький смешок.

— Спасибо за совет, — сказал он, пряча деньги. — Вот ты говоришь, вы поймали подонков, а ведь они снова рыщут по улицам. А на кого, ты думаешь, работает полиция? У этой кормушки пасутся все, кто только может.

— О чем это ты толкуешь? — сурово спросил Акитада.

Парень удивленно взглянул на него и пробормотал:

— Да так, ни о чем, господин. — Он повесил на шею свой лоток и зашагал прочь.

Тора задумчиво смотрел ему вслед.

— Власти мошенничают. Как я вам и говорил, — мрачно заметил он и сердито сплюнул. — Потому-то и головорезы эти снова на свободе.

— Не верю я в такие вещи, — покачал головой Акитада. — Икэда, похоже, знает свое дело, да и губернатор что-то не упоминал о подобных проблемах. Скорее всего это просто досужие сплетни. Смотри-ка, случайно, не у этого трактира ты повстречался с Хидэсато? А может, твой друг туда вернулся?

— Для вас это не слишком подходящее местечко. Только оболтусы вроде меня туда заходят.

— Не смей больше так себя называть, уж коли работаешь на меня. — Акитада даже остановился.

Тора усмехнулся и нехотя извинился.

Толстый хозяин «Небесной обители» приветствовал Тору как старого друга, а Акитаде только кивнул. Кроме вечно дремлющего старика, в трактире никого больше не было.

— А шваль-то эту уже выпустили из тюрьмы. Как тебе это нравится? — сказал Тора.

Хозяин заведения свирепо выпучил глаза.

— Да уж… Вот проклятые ублюдки! В следующий раз, когда они сюда заявятся, я собственными руками вспорю им животы, — прогремел он. — Ножичек острый теперь держу под стойкой.

— А в прошлый раз что-то ты не вспомнил про ножичек.

Хозяин отмахнулся.

— Да вы и вдвоем прекрасно справились.

Единственный посетитель, согбенный старик, неожиданно подал голос.

— Велик Будда! Будда — спаситель! — хрипло крикнул он.

Они только мельком глянули на него.

— Потерял я связь со своим приятелем, — посетовал Тора. — Он не заходил сюда?

— Нет. — И, заметив разочарование на лице парня, толстяк поспешил прибавить: — Но если зайдет, я передам, что ты его разыскиваешь.

Тот поблагодарил и направился к выходу.

Сочувствуя огорченному Торе, Акитада догнал его.

— А что, если спросить в гарнизоне? Ведь Хидэсато был сержантом. Может, он поступил здесь на службу.

Тора просиял.

— Вы правы. Очень даже возможно.

Обнесенный высоким частоколом гарнизон располагался неподалеку от Западных ворот. Акитада на звал стражнику свое имя и звание и выразил желание повидаться с начальством. Стражник окинул подозрительным взглядом их скромное платье, но все же отправил новобранца с докладом.

Тот вернулся со смуглым коренастым стариком, одетым в доспехи, лицо его обрамляла седая бородка. Гостей он смерил колючим, настороженным взглядом.

— Лейтенант Накано, — степенно представился старик и после того, как Акитада назвал ему свое имя и ранг, сказал: — Капитан в своем кабинете.

Гарнизон занимал целый городской квартал и состоял из нескольких длинных построек — казарм и конюшен, — а также огромного здания, где размешалось командование. В просторном дворе вышагивали строем пехотинцы со щитами и секирами, а поодаль упражнялись в стрельбе из лука всадники.

— Вы только полюбуйтесь, что за выучка! — воскликнул Тора. — Видать, этот капитан знает толк в своем деле.

Оставив Тору во дворе, Акитада проследовал за лейтенантом Накано в здание командования. Там лейтенант открыл дверь кабинета и объявил:

— Господин Сугавара.

Акитада застыл на пороге, увидев кровавую повязку на голове у капитана Юкинари. Тот поднялся ему навстречу и покачнулся, отвешивая поклон.

— Все, лейтенант, вы свободны, — распорядился Юкинари. Дверь закрылась.

— Что с вами такое? — поинтересовался Акитада.

— Да так, несчастный случай. Пожалуйста, присаживайтесь, господин.

Когда они сели, Акитада заметил, что капитан прижимает левую руку к груди.

— У вас, кажется, серьезные повреждения. На вас напали?

Юкинари промокнул вспотевший лоб.

— Да нет же. Просто глупая случайность. Видите ли, я обычно работаю по утрам, пока все еще спят. А когда заканчиваю, звоню в большой бронзовый колокол на плацу — это сигнал сбора. Сегодня утром я по обыкновению толкнул колокол, и тот упал. К счастью, он только вскользь задел мне голову и левое плечо, а иначе просто убил бы меня. Должно быть, прогнила деревянная балка, вот он и рухнул.

— Ах вот оно что. В таком случае рад, что вы счастливо отделались. Я постараюсь покороче. Не могли бы вы рассказать мне подробно, как снаряжали последний караван с ценными грузами?

Юкинари кивнул.

— Первые два каравана снаряжались еще до меня, а вот последним я занимался сам и тщательно следил за исполнением приказов. Ему предстояло следовать вдоль побережья и выйти на Великий восточный путь. Обычных носильщиков я заменил солдатами-пехотинцами. Кроме того, впереди и позади каравана ехали по двадцать вооруженных конников. — Он вздохнул. — Ими командовал лейтенант Оно. Это опытный солдат, служил личным помощником у моего предшественника. На это дело он вызвался сам. Храбрый человек.

— Не сомневаюсь, — кивнул Акитада, но мысленно взял на заметку этого «добровольца».

— Две недели спустя я выслал через залив по морю разведчика. Тот вернулся и доложил, что караван не прибыл в Фудзисаву. Я незамедлительно выехал в этом направлении. С небольшим отрядом направился по маршруту лейтенанта Оно, В провинции Симоза мы потеряли последние следы каравана. Такое впечатление, что он сквозь землю провалился. Его видели на подходе к большой деревне у границы с провинцией Мусаси, а на следующий день он исчез. Стража на таможне ничего не знала.

— А как насчет местных властей в провинции Симоза?

— Не склонны к содействию.

Акитада изумленно изогнул брови.

— Вы подозреваете их или таможенную стражу в покрывательстве грабителей?

— Нет. Мы говорили о дорожном разбое, и это их очень оскорбило. Они сочли, что мы критикуем закон и порядок в их провинции. Не сомневаюсь, что доложили о моем оскорбительном поведении столичному военному начальству, — поморщился он.

В словах его звучал фатализм. Акитада насторожился. Бледностью лица капитан был, по-видимому, обязан несчастному случаю, но могли существовать и другие причины. Юкинари имеет несчастный, какой-то побитый вид. Акитада вежливо кашлянул, прежде чем начать:

— Имеется, знаете ли, еще одно, не связанное с предыдущим, дело, в котором вы могли бы мне помочь. У моего слуги Торы есть близкий друг — сержант Хидэсато. Пару дней назад они случайно встретились в этом городе и снова потеряли друг друга. Я подумал, что этот сержант мог явиться сюда, чтобы записаться на службу. Насколько я понял, он сейчас без работы.

Юкинари удивленно поднял брови, но вслух не стал выражать своего недоумения по поводу того, что императорский инспектор занимается проблемами какого-то слуги. Он хлопнул в ладоши и, когда на пороге появился лейтенант, передал ему просьбу Акитады. Накано козырнул и отправился выполнять поручение.

А между тем Акитада мучился, не зная, как подступиться к делу Татибаны. Юкинари неожиданно сам ему помог.

Нервно теребя в руках кисточку для письма и не глядя Акитаде в глаза, он спросил:

— А нет ли каких новых сведений относительно смерти князя Татибаны?

— Новых сведений пока нет, но я посетил с соболезнованиями вдову и нашел ее в глубокой печали и растерянности. Похоже, буквально все оставили ее в этот трудный час.

У Юкинари покраснели уши.

— Да… Тут уж непонятно, что делать, — туманно выразился он.

— Но, по-моему, ваша дружба с этой семьей дает вам право и даже некоторым образом вменяет в долг предложить свои услуги юной вдове.

Юкинари посмотрел на него с тоской и промокнул лоб.

— Это… Нет, вы не понимаете. Она не ждет такого предложения.

— Да, но что же все-таки связывает вас с госпожой Татибана, капитан? — прямо спросил Акитада.

Юкинари побагровел.

— Позвольте спросить вас, господин, почему вас это так интересует?

Юкинари, конечно, совсем не походил на убийцу, но любовь, как известно, порой толкает мужчин на странные вещи. Поэтому Акитада решил перейти к более решительным действиям.

— Князя Татибану убили. Вас видели в его владениях в ночь его смерти.

Юкинари закрыл лицо руками и горестно воскликнул:

— Боже мой!..

— Так вы признаетесь в убийстве, капитан? — продолжал Акитада.

Юкинари рассеянно качал головой.

— Конечно, нет. Я почитал его как отца.

— Тогда что означал этот возглас?

Юкинари снова залился краской.

— Не знаю. Я чувствую свою вину. Возможно, мне следовало сказать ему.

— Сказать ему что?

Юкинари был совершенно подавлен.

— Видите ли, она… она была несчастна. Поэтому мы с ней… стали любовниками. Я постыдился ему признаться. Не хотел травмировать его… и ее тоже.

— Ваше присутствие в доме Татибаны в ночь убийства делает вас подозреваемым, и только что вы сами назвали мотив.

Юкинари мотнул головой и поморщился, здоровой рукой дотронувшись до повязки.

— Это был не я. В ту ночь меня вообще не было в городе, я вернулся уже после рассвета. Тогда-то и узнал о случившемся. К тому же наша любовная связь была недолгой и закончилась минувшим летом. — Заметив недоверие в глазах Акитады, он поспешил прибавить: — Поверьте, я очень сожалею о своем поведении. Князь Татибана был так добр ко мне, я считал его почти отцом, которого, кстати, никогда не видел. — Он печально вздохнул. — Возможно, вам трудно понять, но их брак был непохож на другие. Из-за разницы в возрасте она была ему скорее приемной дочерью, нежели женой. В сущности, она… В общем, они не… Иногда мне казалось, что он мог бы даже одобрить это.

Акитада напрягся. На его взгляд, такой прагматичный подход со стороны Юкинари заслуживал осуждения.

— Желание порвать связь исходило от дамы?

— Нет, от меня. Она сердилась, но к тому времени у меня появились и другие причины.

Акитаде вспомнилось это юное создание в слезах.

— Жаль, что эти причины не появились у вас раньше, — сухо заметил он. — Кстати, что это были за причины?

— Видите ли, я… В общем, у нее был кто-то еще. Только теперь это не имеет значения. — Он горько рассмеялся. — Как сказал поэт Нарихира, любовь кратковременна и обманчива словно роса. Поэт был прав. — И он снова закрыл лицо руками.

Эта воспетая в стихах роса напомнила Акитаде о капельках влаги на золотистой коже Аяко. Он смотрел на капитана, пытаясь найти подходящие случаю слова, когда вернулся лейтенант Накано и доложил — сержант Хидэсато на прошлой неделе обращался сюда с просьбой принять его на военную службу. Его просьба была одобрена, но сержанта не оказалось по указанному им адресу. Его выгнали за неуплату, и никто не знал, куда он подался.

Юкинари кивнул.

— Благодарю вас, лейтенант. А теперь доложите, пожалуйста, его превосходительству о том, что случилось в деревне Ханифу.

Накано козырнул и сообщил:

— Два дня назад после заката мы получили сведения о засаде, устроенной одному из наших патрулей. Капитан незамедлительно выехал туда в сопровождении четырех вооруженных конников. Вернулись они на следующее утро. Четверо были ранены в схватке с шайкой каких-то разбойников в капюшонах, вооруженных мечами и секирами. Нападавшие скрылись, но один из них был монах. — И, видя удивление Акитады, поспешил пояснить: — Капюшон слетел у него с головы.

— Спасибо, лейтенант. — Акитада повернулся к Юкинари. — Случались ли у вас неприятности с монахами из монастыря Четырехкратной Мудрости?

Юкинари сердито нахмурился и покраснел.

— Случались ли у нас неприятности?! Да у моих солдат постоянные стычки с этим сбродом! И этот последний случай из той же серии, только теперь они были вооружены. Всякий раз натыкаясь на этих головорезов, мои солдаты вынуждены драться с ними. Поначалу мы сурово наказывали наших людей, хотя они утверждали, что их спровоцировали. А потом я случайно стал свидетелем безобразной сцены — своими глазами видел, как монахи прицепились к одному местному торговцу. С тех пор я неоднократно обращался с жалобами к Икэде, даже совсем недавно, в утро… убийства, но все безрезультатно. По-моему, этот префект ничего не смыслит в своей работе. — Юкинари замолчат, взволнованно проглотил ком в горле и уже более спокойно прибавил: — Я приказал своим людям держаться подальше от этих монахов. Это единственное, что я могу сделать.

Акитада кивнул.

— Благодарю вас. Вы подтвердили мои подозрения. И возможно, чуть позже все-таки сможете кое-что сделать. Мы поговорим об этом после.

Юкинари раскланялся, потом с отсутствующим видом произнес:

— Если я смогу быть вам полезным в том… деле, буду только рад.

Акитада нашел Тору в тесном кругу солдат, жадно слушавших байки про его военные похождения на севере. Расставались они неохотно.

— Вы были правы, господин, — сказал возбужденный Тора. — Хидэсато был здесь. Отметился и опять куда-то пропал.

— Знаю. Его готовы были взять на службу, только не нашли по адресу.

— Ой-ой-ой! — Тора заметно сник. — Один солдат сообщил, что видел его в городе. В веселом квартале. Полагаю, теперь мне надо поискать там.

— Ну что ж, тогда веди.

— И вы пойдете?! — удивился Тора. — В веселый квартал? Нет. Уж лучше я пойду один.

— Мы идем туда вместе. — По выражению лица Акитады было ясно, что спорить бесполезно.

ГЛАВА 12

Крыса рассказывает небылицы

Веселый квартал располагался в юго-западной части города, неподалеку от рынка, но ближе к жилью бедноты. Грязные людные улочки кишели нищими и калеками, искавшими себе местечко на солнечной стороне. Там и сям орали чумазые полуголые дети, сплошь покрытые синяками и ссадинами. Здоровых и молодых попадалось мало, да и те пожирали Акитаду и Тору голодными глазами, что-то про себя соображая. Время от времени подбегал какой-нибудь «доброхот», предлагая проводить господ к «первосортным девочкам» или к «забавникам».

— К «забавникам»? — не понял Акитада.

Тора состроил мину и пояснил:

— Ну, к хорошеньким мальчикам.

Они спрашивали про Хидэсато и дважды даже заплатили, чтобы их отвели к нему, но каждый раз выяснялось, что проводник не так понял просьбу и привел их вместо Хидэсато в веселый дом.

А между тем начало темнеть и холодать, на улицах зажигались фонари. Отовсюду слышался разнузданный смех и пьяное пение. Из-за бамбуковых решеток женщины окликали клиентов, но смотреть без содрогания на эти размалеванные создания было невозможно. Любовь на любой вкус выставлялась здесь на продажу.

Акитаду тошнило при мысли, что он мог бы купить себе ласки такой вот чудовищной красавицы. Он подумал об Аяко, о том, какая она чистая и нежная и какой естественной была ее страсть. Его потянуло к ней снова. Остановившись посреди улицы, он сказал:

— А знаешь, Тора, по-моему, мы сегодня уже перетрудились. Может, перед сном заглянем к Хигэкуро?

Тот согласился не раздумывая.

Спокойная улочка, где жил Хигэкуро, была словно из иного мира. В сумерках люди выходили поболтать с соседями. Среди них была и Аяко — опершись на метлу, она о чем-то весело беседовала с пожилой женщиной, державшей на руках ребенка. На Аяко было простенькое кимоно, и волосы она гладко зачесала назад, перевязав их лентой, но при виде ее сердце у Акитады зашлось.

Заметив его, она просияла, неосознанно пригладила волосы и застенчиво улыбнулась.

Тора присвистнул.

— Ого! Да у нас перемены к лучшему. Как я понимаю, мужичок завелся, и вот перед нами уже обычная женщина.

Акитада свирепо зыркнул на слугу.

— Аяко рисковала вчера жизнью, — проговорил он сквозь зубы. — Если еще раз оскорбишь ее, это будут твои последние слова. Ты меня понял?

У Торы отвисла челюсть. Акитада подошел к Аяко и заглянул ей в глаза, надеясь увидеть там то, что испытывал сам. Соседка торопливо распрощалась и заспешила прочь.

— Ну как ты? — нежно спросил Акитада.

— Прекрасно. А ваши плечи?

— Гораздо лучше. Я… — он пытался найти слова, — очень тебе благодарен.

В глазах ее засветилась нежность. А он, набравшись смелости, предложил:

— Может, повторим лечение утром?

Она покраснела.

— Почему бы и нет? Если плечи еще болят.

— Значит, завтра? — И громко прибавил: — А мы вот зашли вас проведать.

Они поедали друг друга глазами, и только в последний момент Акитада вспомнил про Тору. Обернувшись, он увидел, что тот сосредоточенно изучает массивные ворота соседнего дома. И высоченная стена, и сами ворота, утыканные острыми железными гвоздями, имели внушительный и даже угрожающий вид.

— Должно быть, это и есть дом удачливого торговца шелком? — спросил Акитада у Аяко. — Ты хорошо знаешь эту семью?

— Почти совсем не знаю. Он очень неприятный человек, и слуги у него грубияны. Мы с ними не разговариваем. Никто с этой улицы с ними не разговаривает. И семью его никто никогда не видит, они не выходят из дома. Видать, богатство сделало его таким подозрительным.

— Может быть, — нахмурился Акитада.

Аяко застенчиво кашлянула.

— Да вы проходите! Я… мы не ждали вас, но очень рады. — И повернувшись, чтобы открыть дверь, сообщила: — Только у нас уже есть один гость. Крыса зашел на огонек.

— Крыса здесь? — оживился Тора. — Этот старый проныра вытянул из меня половину жалованья себе на вино да на новую одежку!

Аяко, похоже, удивилась.

— Вот видишь, какой ты добрый, Тора, — улыбнулась она, касаясь его плеча.

Тот только растерянно заморгал.

Они прошли в дом. Хигэкуро сидел на своем обычном месте. Рядом рисовала Отоми. Увидев Тору, она засветилась радостью.

На жаровне, согревавшей комнату, что-то аппетитно булькало в горшке. Хлопотавший возле нее шустрый старикашка, завидев гостей, воскликнул:

— Ну вот, Хигэкуро, я же говорил! Оглянуться не успеешь, как твои девчонки наградят тебя сыновьями, которых у тебя отродясь не было.

Аяко резко повернулась и убежала наверх.

Не обращая внимания на слова Крысы, Хигэкуро пригласил Акитаду сесть. Отоми собрала свои краски.

— Вы вовремя. Мы как раз ужинать собирались, — весело сообщил Хигэкуро, наливая вина. — Нам сосед отличных устриц принес, Отоми нарезала овощей и сварила похлебку. Так что у нас, считай, просто праздник! В кои-то веки рис подаем к столу вместо проса. — Он улыбнулся, довольно потирая руки, и прибавил: — Хотя просо я тоже люблю.

Акитада восхищался этим человеком и его умением радоваться самым скромным дарам, преподносимым жизнью. Он испытывал неловкость, беспокоился, не догадался ли Хигэкуро, что было между ним и его дочерью.

— Вот и Крыса тут как тут, — рассмеялся хозяин. — Он у нас большой мастер травить страшные байки, когда подвыпьет. Уже битый час его спаиваем.

— Эй, Крыса! — окликнул Тора старикашку. — Как же это ты скрывал такие таланты. И где новая одежда, за которую я заплатил?

Старик поперхнулся вином и зашелся в приступе кашля.

— Ну ладно, ладно! Я люблю слушать байки, — сказал Тора, заботливо хлопая его по спине.

Крыса ссутулил костлявые плечи.

— Никогда не насмехайся над духами! — хрипло изрек он.

Акитада не удержался от смеха, чувствуя себя необъяснимо счастливым.

— За это не переживай, старик, — успокоил он. — Тора у нас перед духами просто трепещет.

— Вот любопытная вещь, — заметил Хигэкуро. — Чем суевернее человек, тем больше ею тянет слушать про нечто подобное.

— Аяко рассказала вам, что мы видели в монастыре? — тихонько спросил Акитада.

— Да, — помрачнел Хигэкуро. — И это, как я понимаю, никакие не духи. Вы доложили губернатору?

— Пока нет. Он уехал из города.

Аяко спустилась с чердака. Она переоделась в коричневое кимоно и подвязалась узорчатым коричнево-белым поясом. Ее распущенные волосы, пусть и не такие длинные, как у знатных дам — всего лишь до пояса, — были густые, блестящие и чуть завивались колечками на концах. Акитада любовался ею, пока она накрывала на стол; из глубокой задумчивости его вывела случайно выхваченная из общего разговора фраза.

Он изумленно уставился на Крысу.

— Ты видел духов в доме Татибаны? Когда? Давай-ка рассказывай! — Голос его прервался от волнения.

Столь суровый и властный тон напугал Крысу, и тот весь съежился.

— Нет, не в доме, ваша честь. Упаси Бог, не в доме! Крыса никогда не сунется, куда ему не положено. Просто на дорожке. Я рылся там в мусоре.

— Боже мой! — воскликнул Акитада. — Неужто есть люди, вынужденные питаться тухлятиной и отбросами, которые богач не скормит даже собакам?

— Я никогда не питаюсь тухлятиной! — обиделся Крыса. — Просто богачи выбрасывают много добра. Вот, к примеру, в прошлом месяце на задворках у рисового торговца я откопал на помойной куче целого леща да еще полную горсть аваби[6] набрал.

— Ну а что там насчет дома Татибаны? — мягко напомнил Акитада.

— Да не успел я ничего толком разглядеть. — Крыса хрипло вздохнул и перешел на шепот: — Дзикоку-тэн поразил меня своим мечом!

— Дзикоку-тэн? Страж-повелитель Востока?[7]

— Он самый. Это просто чудо, что я остался жив и сижу тут перед вами, — мрачно кивнул Крыса и для пущей убедительности хрипло задышал. — Он забрал к себе душу старого губернатора.

— Ты это всерьез? — Потрясенный Тора уставился на старика. — И он тебя видел?

Крыса поскреб затылок.

— «Видел» — не то слово. Я столкнулся с ним возле задней калитки. Вместо глаз у него, как и полагается, были горящие угли, ион поразил меня своим мечом… Прямо сюда… Ну, из меня, конечно, дух вон. Очнулся я, полузамерзший, в снегу под окошком кухни и услышал, как служанки внутри оплакивали смерть старого князя. С тех пор я будто сам не свой. — Он выставил вперед пустую чашку.

Акитада вскочил и, подбежав к Крысе, крепко схватил его за руку, опрокинув чашку.

— А ну тихо! — рявкнул он. — Когда это было?

Старик заверещал то ли от боли, то ли от страха, и рука Аяко легла на плечо Акитады.

— Вы же напугали его, — проговорила девушка.

Акитада разжал пальцы, и Крыса, метнув на него укоризненный взгляд, потер запястье.

— Сплю я, знаете ли, в старой часовенке, что за владениями Татибаны, Потому как там спокойно. И вот позапрошлой ночью что-то меня разбудило, я и выбрался на дорожку помочиться. Снег прямо-таки валил, да только меня все равно потянуло к мусорному бочонку, что у них за калиткой. Брюхо подвело, вот я и пошел поискать чего-нибудь съестного. И тут заметил этот скачущий огонек. — Крыса передернулся, а Тора даже, дыхание затаил. — И вдруг что-то затрещало да зашипело, будто огонь. Только дыма не было.

— Ну давай же, продолжай! — подгонял Тора, тараща глаза.

— Пристроился я, значит, к калитке, чтобы поглядеть в щелочку, что там происходит, а она возьми да и распахнись. Поначалу-то я увидел одни только сапоги да краешек синего платья, а уж как голову задран, эти огненные глазищи и просверлили меня насквозь. Помню только, что рухнул я на колени, моля Будду о спасении, тогда-то он меня и ударил. До сих пор голова раскалывается от боли и даже кусочка махонького в рот взять не могу. — Крыса глянул в сторону жаровни, шумно потянув носом. — Хотя теперь-то, кажись, полегчало.

Акитада хмуро вернулся на свое место.

— Какая странная история про духа…

Хигэкуро рассмеялся.

— Винцо-то делает свое дело! Посмотрим — может, расскажет нам еще что-нибудь. Аяко! Отоми! Как там похлебка? Готова?

Похлебка получилась превосходная, и Аяко скромненько сидела рядом с Акитадой, подливая ему в чашку вина и подкладывая кусочки повкуснее. Крыса, набив брюхо, дождался, когда женщины соберут посуду, и пустился рассказывать новую историю.

— Вот есть у меня друг, так он своими глазами видел шествие чертей. И представьте, живет пока на свете! — начал он, почесывая живот и рыгая. — А было это в городе, где живет сам император. Дружок мой говорит, что крыши там из чистого золота, а знатные дамы такие красавицы, что можно принять их за фей. Говорит, остался бы там навсегда, если б не демоны.

Тора поежился.

— Вот небось перепугался-то — что твоя мышь в лапах у кошки!

Озорно подмигнув, Хигэкуро шепнул Акитаде:

— Не иначе этот Крысин приятель тоже как следует приложился к крепенькому винцу.

Услышав это, Крыса кивнул.

— Что верно, то верно. Он тогда, как и все, отмечал праздник Хризантем, да только был трезвехонек, когда то самое увидел! В тот вечер потратил он последние медяки и нечем ему было заплатить за ночевку, вот и забрался он в старый заколоченный храм. Положил узелок себе под голову, устроился поудобнее и уснул. Не знал он только, что в таких вот заброшенных храмах злые духи устраивают сборища. Разбудили его пение и смех, ну и решил он, что это народ гуляет. Поднялся посмотреть. — Крыса приумолк, разглядывая пустую чашку, потом, озираясь, прошептал: — Но не люди то гуляли! Совсем даже не люди! — И притих.

Тора, сгорая от нетерпения, принялся трясти Крысу за плечо, чем вызвал у того новый приступ кашля. Отоми наполнила чашку. Крыса выпил, вытер рот тыльной стороной ладони и продолжил:

— Ох и жуткое это было зрелище! Целая толпа чертей набежала туда. Не меньше сотни, и все злющие да страшные! Одноглазые, рогатые, длинноносые и длинноухие и шерстью рыжей заросшие. И тощие как палки, и толстые как колобки, а впереди выступал самый здоровенный черт с огненной рожей и когтистыми лапами вместо рук. Все они сгрудились вокруг старого колодца, что был вырыт посреди двора.

Акитада с Аяко лукаво переглянулись, улыбаясь друг другу. Акитаде нравилось слушать сказки, и Крыса тоже начинал ему нравиться.

А тот между тем продолжал:

— Благодаря луне да их факелам было там светло как днем, и дружок мой хорошо их разглядел. А еще видел он среди них молодую женщину. Прекрасная она была, как фея, и плакала. Но злобные черти только потешались над ней, толкали, пихали и щипали ее. Они разодрали на ней платье, сорвали с головы украшения, и лежала она, бедняжка, в грязи… — Крыса умолк и посмотрел на Аяко. — Вы не представляете, как тяжело рассказывать истории — силы уходят да голод мучает. Не осталось ли там похлебки?

Аяко принесла ему миску супа. Он поднес ее к губам, шумно зачавкал, потом спросил:

— Так на чем я остановился?

— На том, что красивая дама лежала там вся голая… — с готовностью напомнил Тора.

— Никакая не голая! — обиженно вскричал Крыса. — Я не говорил, что она была голая. Это все твое испорченное воображение, Тора. А она была в исподнем. Правда, недолго…

— Ну вот, так я и знал! — пробормотал Тора.

— Не мог бы ты помолчать? Если будешь меня перебивать, я никогда не закончу рассказ. Я сказал «недолго», потому что красноглазый великан с огненной рожей подрался с остальными чертями из-за украшений. Он ревел как настоящий дьявол, коим в общем-то и был, но остальные черти оказались проворнее и попросту удрали. Он ревел еще какое-то время, потом увидел даму, лежащую на земле в одном исподнем, и бросился к ней, чтобы содрать с нее последнее. Дама кричала, а он рвал одежду, но она боролась. Вот тогда он вынул свой нож, вонзил в нее и упал, накрыв собой ее тело…

Аяко тихонько вскрикнула, а Крыса благочестиво произнес:

— В присутствии дам я не могу рассказывать, что было дальше. Скажу только, что демоны — это ужасные существа. В общем, закончив свое черное дело, он бросил ее в колодец и ушел. А дружок мой перепугался до смерти, поэтому убрался из столицы в ту же ночь.

Тора выдохнул в восторженном ужасе, но Аяко сверлила старика сердитым взглядом.

— Я так и знала, что твой рассказ закончится какой-нибудь гадостью. — Она в сердцах сплюнула. — Не верю ни одному слову об этих так называемых приключениях твоего дружка. Ты все это сам выдумал. Ты и твой больной мозг.

— Ага! Как же! Я видел, как ты слушала — ушки аж оттопырились. — Он закашлялся. — Знаю я вас, женщин: с виду вроде стыдливые паиньки, а как соберетесь в кругу подружек, так несете такое, впору уши затыкать.

— Ах ты!.. — Аяко вскочила под дружный хохот.

Акитада взял ее за руку и усадил рядом, и от его глаз не укрылась понимающая улыбка Хигэкуро.

ГЛАВА 13

Хадэсато и уличная девка

На следующее утро Акитада еще раз попытался увидеться с губернатором, но ему сказали, что Мотосукэ вернулся вчера очень поздно и теперь еще спит. Тора, помня о вчерашней хозяйской взбучке, воздержался от замечаний, когда Акитада отменил обычную утреннюю тренировку ради похода в баню. Зато от Сэймэя отвязаться оказалось не так просто.

— А чем плоха казенная баня? — полюбопытствовал он.

— Да вообще-то ничем. Просто в общественной бане есть массаж, а поскольку у меня ноют плечи… — Акитада не договорил и сделал вид, что увлечен завтраком.

Сэймэй сам не заметил, как перешел на другую тему.

— Вам еще повезло, что отделались только плечами. Ваши предки ужаснулись бы, узнав, как вы рисковали их добрым именем. Тайно пробраться ночью в монастырь в компании простолюдинов словно воришка!.. Представляю, какой бы скандал поднялся, если б вас поймали. С удачной карьерой уж точно пришлось бы распрощаться.

— Распрощаться пришлось бы скорее с жизнью. — Акитада улыбнулся, мыслями уносясь к Аяко.

— Что же тут смешного?! — вскричал Сэймэй. — Столько лег копить разочарования и наконец получить такой шанс! На двадцать пятом году жизни стать императорским инспектором и позволять себе подобные проделки! Неужто забыли мудрость? Путь к успеху долог и тернист, зато обратная дорога коротка и быстра. — Сэймэй так разволновался, что голос перестал его слушаться.

Акитада почувствовал угрызения совести.

— Прости, старый друг, я заставил тебя волноваться, — повинился он. — Это была рискованная затея, но у меня не осталось выбора. Считай, что это часть тернистого пути к успеху.

От этих слов Сэймэй просиял.

— Ага! Значит, вы раскрыли дело?

— Не совсем. Вернее, мы близки к ответу.

Отодвинув пустую миску, Акитада поднялся. Теперь его ждала баня.

Вернулся он только к полудню и, прихватив рисунки Отоми, отправился в покои губернатора. Акинобу встретил его с улыбкой и провел в библиотеку.

Он застал Мотосукэ, как всегда холеного и нарядного, за утренней трапезой. Акинобу доложил о его приходе и удалился.

Мотосукэ приветствовал его бурно — замахал в воздухе папочками, улыбаясь во весь рот и приговаривая:

— Добро пожаловать, любезный старший братец! Вы уж простите, что не встаю вам навстречу. Вчера вернулся поздно и вот только лишь завтракаю. Стыдно, правда? — И указал палочками на подушку рядом с собой. — Присаживайтесь. Отведайте чего-нибудь. Рыбки? Или вот аваби. Или овощи. Не будете? Ну что ж, тогда к делу. Акинобу говорит, вы заходили вчера вечером дважды и еще сегодня утром. Жаль, что я заставил вас ходить впустую. А что случилось?

— О, это длинная история. Позвольте мне… — Акитада подошел к одной из ширм, чтобы развесить на ней свитки Отоми.

Мотосукэ молча разглядывал их, потом захлопал в ладоши.

— Глухонемая девушка! Вы все-таки нашли ее! Рисунки очень хороши. В самом деле, очень и очень хороши! Ну а как она сама? Говорят, прелестна.

— Да, она прелестна, но я совсем не поэтому принес сюда ее картины.

— Ну что ж, вам виднее. Мне очень приятно, что вы нашли в наших краях красавицу себе по душе. — И Мотосукэ лукаво подмигнул покрасневшему Акитаде. — О-о!.. Вижу, вижу!.. Ха! А я-то, признаться, считал вас занудой. Или, хуже того, любителем мальчиков. Как нашего благочестивого настоятеля.

— Дзото?

В дверях послышалось деликатное покашливание. Они обернулись и увидели на пороге Акинобу, лицо его было непроницаемым. Рядом с ним стоял настоятель Дзото.

— По-моему, я слышал свое имя. Я не ошибся? — Дзото скользнул в комнату, искусно обходя ранговые различия и одновременно кланяясь Мотосукэ и Акитаде. Не дожидаясь приглашения, он сел и, окинув взглядом выставленные перед Мотосукэ разносолы, улыбнулся: — Вижу, к обеду я опоздал.

— Просто мы вас не ждали, — пробормотал губернатор и хлопнул в ладоши. Когда в дверь заглянул Акинобу, Мотосукэ распорядился: — Настоятель голоден. Велите прислать сюда овощных блюд и… — Он вопросительно посмотрел на Дзото. — Вам фруктовый сок или чай, настоятель?

— Еды не нужно, только чай, Акинобу. — И, повернувшись к хозяину, Дзото извинился: — Прошу прощения, губернатор, за неловкую шутку. Мне еще рано вкушать пищу — мы делаем это всего раз в день, вечером, — к тому же я пришел исключительно по делу. — Он заметил развешенные свитки. — Это новые? Кто-то из здешних художников?

— Да, это здешняя художница, и, я думаю, вы знаете ее, — сказал Акитада, пристально наблюдая за лицом Дзото. — Молодая глухонемая женщина. Пишет в основном на буддийские темы.

— А-а, Отоми! — Дзото снова скосил глаза на свитки. — Бедная девочка. Мы всячески помогаем ей — позволяем делать копии с наших оригиналов, знакомим с богатыми покупателями.

В дверь постучался слуга и поставил на жаровню огромный дымящийся чайник.

— Вы сказали, что пришли по делу, — напомнил Мотосукэ, дождавшись, когда уйдет слуга. Теперь резкость его тона стала еще более заметна.

Чего он хочет? Избавиться от Дзото поскорее или эта откровенная неучтивость имеет другие причины? Акитада терялся в догадках.

Но Дзото, казалось, не обратил внимания на холодный прием.

— Я пришел передать вам скромное приглашение, — поклонился он Мотосукэ. — А также его превосходительству. — Он повернулся к Акитаде. — Мы надеемся, что вы оба почтите нас честью присутствовать на церемонии освящения нового храма. Участие столь важных представителей высочайшей императорской власти в нашем скромном торжестве придаст ему особой значимости и вдохновит местных жителей на благочестивые дела. Смею ли я надеяться, что вы не откажетесь произнести там коротенькую речь?

Мотосукэ отложил в сторону палочки и вытер рот бумажной салфеткой, которую извлек из рукава.

— Можете на меня рассчитывать, — любезно проговорил он.

Акитада также дал свое согласие, в тайне надеясь, что удастся обойтись без выступлений.

После разъяснения необходимых деталей Дзото, к их удивлению, не торопился уходить.

— Есть еще один, менее приятный вопрос, к которому я хотел бы привлечь ваше внимание, губернатор, — сказал он. — Речь пойдет о преступлении. Богохульники-воры до такой степени обнаглели, что не побоялись ограбить самого Будду.

Акитада сразу смекнул, о чем пойдет разговор.

— Вот как? — удивился Мотосукэ. — Надо понимать, пропало что-то из ваших сокровищ? И что же утащили воры?

Дзото, сложив ладони, поднес их к губам.

— Слава Богу, ничего. Наши люди всегда начеку, они сумели предотвратить попытку кражи. Разбойники удрали, но в другой раз нам может и не повезти.

— Это ужасно, — проговорил Акитада, сокрушенно качая головой. — Но ведь вы сами говорите, что ничего не пропало. Так, может, ваши монахи просто спугнули каких-то любопытных паломников?

Дзото смерил его холодным взглядом.

— Это невозможно. Мы, слава Богу, научились ограждать себя от тех, кто за личиной благочестия скрывает дурные намерения. Мы не пускаем паломников после наступления темноты, а те, что остаются на ночь в монастыре, обычно заперты в своих комнатах. К тому же мои ученики отлично разглядели трех разбойников, когда те карабкались на стену. И наружность, и одежда выдавали в них профессиональных грабителей, которые нагло и безнаказанно орудуют на наших улицах и дорогах.

Акитада удивленно приподнял брови.

— А по-моему, для грабителей с большой дороги это довольно странная выходка. Зато, с вашего позволения, я мог бы предположить другой вариант. Ведь разбойнику не обязательно рядиться в одежды паломника, с таким же успехом он может выбрить себе голову, надеть желтые одеяния и прикинуться монахом. У вашего преподобия есть уверенность, что все монахи в его монастыре на самом деле являются теми, кем хотят казаться?

Глаза Дзото засверкали.

— Не могу согласиться с вашей версией, — отрезал он. — Вы бросаете тень сомнения на нашу общину, обесценивая в глазах людей все добрые дела. По правде говоря, подобные толки ходили здесь и раньше, но их распространяли наши враги.

С этого момента между ними возникла откровенная вражда. Акитада напустил на себя учтивость.

— Да нет, это было всего лишь предположение. С тем же успехом эти люди могли оказаться простыми юнцами, что гоняются за призраками. Считается, что в храмах обитают призраки.

— Уж и не знаю, где ваше превосходительство набрался этих слухов о призраках. У нас, знаете ли, принято изгонять злых духов из храмов, а не привечать их или лелеять.

На это Акитада не преминул заметить:

— Что верно, то верно. Только менее просвещенные люди из простонародья зачастую затрудняются провести границу между святыми и демонами. Вы, конечно же, не станете отрицать, что в делах духовных, равно как и в мирских, далеко не все является таким, как кажется. — Акитада с откровенным удовольствием наблюдал замешательство Дзото.

— А вы поставили в известность об этом происшествии Икэду? — спросил Мотосукэ, прочистив горло. — Знать о подобных вещах ему полагается по должности. А я, к сожалению, занимаюсь предстоящим отъездом. Именно его мы с господином Сугаварой здесь и обсуждали.

Поджав губы, Дзото поднялся.

— В таком случае простите, что помешал, — сказал он и холодно откланялся.

Акитада и Мотосукэ тоже встали.

— Ничего, ничего, — пробормотал губернатор, направляясь к двери.

Дзото постарался пройти как можно ближе к свиткам. Возле «Морского дракона» он споткнулся, но тут же выправил шаг и быстро вышел за дверь.

— Ну и ну! — покачал головой Мотосукэ, когда они вернулись на свои места. — Я уж думал, он никогда не уйдет. Какая дурацкая история! Какие-то грабители в монастыре! Да, так о чем же вы пришли мне рассказать?

— О том, что был одним из этих грабителей.

У Мотосукэ отвисла челюсть.

Акитада поведал ему о своих ночных приключениях и находках. Мотосукэ был потрясен. Глаза его все больше округлялись, а первоначальное любопытство постепенно уступило место ужасу.

— Боже праведный! — воскликнул он, когда Акитада закончил рассказ. — Так вы хотите сказать, что Дзото хоронит своих монахов заживо? Но зачем?!

— Подозреваю, что он поступает так с теми, кто отказывается принять его учение, — сухо пояснил Акитада. — Имя Гэннин о чем-нибудь говорит вам?

— Конечно! Гэннин был настоятелем в этом монастыре до Дзото. Считается, что он удалился на покой по причине слабого здоровья. Так вы говорите, он у них внизу?

— Боюсь, да. И этот Гэннин там не один. Мы слышали голоса молящихся. Когда мы сможем явиться туда с полицией и освободить их?

Мотосукэ покачал головой.

— Даже не знаю, как это сделать… Но, во всяком случае, уж точно без полиции. Если учесть, что у них там тайник оружием, тут понадобится целое войско. — Он в растерянности заломил руки.

— Этот человек представляет угрозу безопасности страны. — Акитада указал на свиток с морским драконом. — Именно эта картина навела меня на подозрения относительно Дзото и его монастыря. Все воины на корабле вооружены нагинатами, а место капитана или генерала занимает монах.

Мотосукэ подошел поближе.

— Ну надо же, как странно! — недоумевал он. — Как же получилось, что эта глухонемая девушка умудрилась запечатлеть такое?

— Полагаю, она стала невольной свидетельницей нападения на караван и изобразила преступников на своей картине. Если я не ошибаюсь, эти солдаты не кто иные, как вооруженные монахи. Вот и Юкинари только что сообщил мне о стычке с небольшой шайкой вооруженных секирами монахов. — Акитада замолчал и нахмурился. — Боюсь, Дзото теперь догадался, что означает этот свиток.

— Он близорук. К тому же рисунок ничем не отличается от других изображений морского дракона. А как насчет пропавших ценностей? В монастыре вы не нашли никаких следов?

— Нет. Должно быть, они спрятаны где-то еще. Подозреваю, что тут замешан один местный торговец, но с этим придется подождать. Сначала нужно освободить Гэннина и других монахов.

Вздыхая, Мотосукэ беспомощно смотрел на Акитаду.

— Боюсь, мой дорогой друг, вы не понимаете всей глубины этой проблемы. Мы не можем штурмовать монастырь с полицией или солдатами. Местные жители этого не допустят. Они восстанут против любого, кто нападет на их благодетелей.

Акитада вынужден был согласиться со справедливостью этого замечания. Вконец расстроенный, он гневно воскликнул:

— Тогда нужно как-то объяснить им, что монахи защищают не святых, а настоящих чудовищ!

— Да, но как?

Отчаянная мысль вдруг осенила Акитаду, и он даже схватил Мотосукэ за руку.

— Церемония! Ну та, на которую нас пригласили. Не понимаете? Там же будет огромная толпа. Чем не идеальная возможность провести туда солдат? А когда мы в качестве доказательства представим людям освобожденного Гэннина, они сразу поверят в виновность Дзото.

Мотосукэ растерянно моргал.

— Боже праведный! Вы это всерьез? Но, мой дорогой друг, вы только подумайте о том, как это рискованно!

Акитада отпустил руку Мотосукэ. Он вдруг представил себе, как подобная ситуация выглядит в глазах этого человека. Если придворное духовенство обнаружит — а это произойдет обязательно, — что Акитада с Мотосукэ ворвались с оружием в монастырь во время религиозной церемонии и устроили там — что тоже возможно — кровавую резню, го и карьера Мотосукэ, и будущее его дочери окажутся под угрозой. В сравнении с этим судьба нескольких престарелых монахов, заточенных в подземелье, должна и впрямь значить очень мало.

Но губернатор удивил его. Расправив плечи, он решительно произнес:

— Отличная мысль, любезный старший братец! Именно так мы и поступим. Разработку деталей предоставьте мне. Вот только есть одна проблема. Нам придется заручиться содействием Юкинари.

— Юкинари нас поддержит. Как я уже говорил, его патруль столкнулся с шайкой монахов Дзото. Они уже давно точат зубы друг на друга.

— И когда вы об этом узнали? — нахмурился Мотосукэ.

— Вчера. Незадолго до моего прихода с Юкинари произошла странная случайность. Тяжелый бронзовый колокол сорвался с перекладины и рухнул рядом с ним. Такой несчастный случай легко подстроить. У монахов, должно быть, имеется сообщник в гарнизоне.

— Я вижу, вы сильно озабочены всем этим. Но мы по-прежнему ничего не знаем об убийстве Татибаны. Вы думаете, Татибану убили, потому что ему было что-то известно об этих кражах? Может, вы подозреваете и Дзото?

Акитада пребывал в нерешительности. Так много всего произошло. Они теперь точно знали, что Дзото и его бравые монахи стояли за похищениями цепных грузов, но это не доказывало их причастность к убийству бывшего губернатора. Таинственный ночной посетитель по-прежнему оставался под вопросом. Не следовало оставлять без внимания и странную историю Крысы про Дзикоку-тэна. По традиционным описаниям Дзикоку-тэн обычно носил оружие и выходил через заднюю калитку. Во всякие там перевоплощения Акитада не верил. Конечно, Крыса повстречал никакого не Дзикоку-тэна, а убийцу, который сшиб старика с ног, возможно, намереваясь убить его.

Мотосукэ деликатно кашлянул.

— Простите, задумался, — извинился Акитада. — Я только что вспомнил еще один любопытный момент. — Он рассказал о приключениях Крысы и прибавил: — У госпожи Татибана, возможно, есть любовник.

Мотосукэ изогнул брови.

— Не могу сказать, что меня это как-то особенно удивило. Всем известно про эту чудовищную разницу в возрасте. Татибана приютил девушку, когда умер ее отец, его лучший друг. Она была еще ребенком, и он ей годился в дедушки. Откровенно говоря, я думал, что он впал в старческое слабоумие, когда сделал это. К тому же ее прошлое не обещано ничего хорошего.

— Что вы имеете в виду?

— Ее мать была столичной куртизанкой. Ее отец влюбился в эту женщину, будучи в столице, выкупил, привез сюда и сделал своей наложницей. Когда она родила ему ребенка, он потерял к ней всякий интерес. Женщина вернулась к прежней жизни, забрав с собой девочку и небольшое состояние в золоте. Потом она умерла, и девочку доставили к родному отцу, который сначала воспринял это как удар, а потом перешел в другую крайность — жутко избаловал ребенка. Ей ничем нельзя было угодить, ничто ее не радовало. Говорят, своими запросами она свела в могилу отца и пыталась свести туда же и Татибану. — Мотосукэ кипел от возмущения. — Я никогда ее не видел. Она что, очень красива?

— О да! — Акитада вспомнил дивное создание в расшитых шелках и почему-то почувствовал себя полным идиотом.

Мотосукэ изучал его пристальным взглядом.

— И надо думать, такая же кокетка, как ее мать?

— Может быть. — На самом деле теперь, узнав ее историю, он был в этом уверен. Но после встречи с Аяко, и в этом он мог честно признаться себе, малолетние красавицы со своим хитрым умением обольщать больше ему не страшны. Теперь-то он раскусил все эти искусные ходы — внезапные обмороки, горькие слезы и жалобно протянутую маленькую ручку. Все это, оказывается, было уловками коварной соблазнительницы.

— Может, Юкинари быть этим любовником? — спросил Мотосукэ.

— Он был им. Честно говоря, его-то я и подозревал в убийстве. Нежелание зайти к ней и утешить показалось мне весьма подозрительным. Одна из служанок рассказала мне про их любовную связь. Эта женщина думает, что именно его видела выходящим оттуда в ночь убийства. Но Юкинари всю ночь не было в городе, и он клянется, что разорвал эти отношения минувшим летом.

— Он познакомился с моей дочерью, — нахмурился Мотосукэ.

— Да, и очень расстроен.

— Чертов дурак! Так вы, стало быть, полагаете, что госпожа Татибана встречается с кем-то еще?

— Да. Возможно, с кем-то из офицеров.

Мотосукэ поджал губы.

— Женщины очень мстительные существа. Может, это она убила Татибану? Ведь военный скорее всего использовал бы меч.

— Не знаю. Вряд ли вооруженный человек стал бы убивать безоружного старика. Татибану ударили по голове каким-то тяжелым керамическим предметом. Я нашел у него в волосах глиняный осколок зеленого цвета. Это наводит на мысль о непреднамеренности действий невооруженного человека.

— И как вы поступите теперь? — спросил Мотосукэ.

Акитада вздохнул.

— Я обещал госпоже Татибана помощь в делах с имуществом. Этим можно было бы воспользоваться как предлогом и что-нибудь выведать.

— Превосходная мысль. А я пока начну готовиться к нашему монастырскому делу, и как только поговорю с Юкинари, сразу же дам вам знать.

Теперь, когда дорога в тумане была наконец-то найдена, Акитада встревожился.

— Будьте осторожны, — сказал он. — Чем меньше народу посвящено в это дело, тем лучше.

Вернувшись в гостиницу, он застал там Тору, беспокойно расхаживающего по комнате. Сэймэй молча наблюдал за парнем.

— Ну вот и вы! — обрадовался Тора. — Я нашел человека, который знает, где найти Хидэсато, и передал с ним весточку. Может, сходим прямо сейчас? А то скоро начнет темнеть.

Акитада жестом остановил Тору.

— Подожди-ка, не спеши. Я только что от губернатора. У меня могут быть срочные дела.

— Да. Прочитали бы вы сначала вот это. — Сэймэй взял со стола какой-то любопытный предмет — голую веточку с листком шелковичной бумаги, привязанной малиновой ленточкой. — Паренек, что принес ее, ждет ответа.

Акитада протянул руку за письмом и тут же отдернул, словно его укусила змея. Он догадался, кто отправитель. Но делать было нечего. Он неохотно отвязал письмо, небрежно уронив и ветку и ленту на пол. Листок дорогой бумаги был крепко надушен. Акитада прочел:

Печальна голая ветка, уныл погибший цветок,
Ведь дружбы пыл охладел,
Морозом лютым навек умерщвлен нежный бутон любви.

Это были жалкие поэтические потуги, высокопарные и лишенные изящества, но у нее была причина жаловаться. Ведь он не сдержал своего обещания. Не сдержал из-за Аяко и теперь стоял посреди комнаты в недоумении и растерянности.

— А что такое «прелюбодей»? — вдруг спросил Тора.

— Что?! — изумленно уставился на него Акитада.

Сэймэй, как добрый наставник, объяснил Торе, но тот неудовлетворенно покачал головой.

— По-моему, ты ошибаешься, старик. Не было гам никаких женщин. Откуда им взяться? Господин, а может, старый монах просто чокнутый?

До Акитады наконец дошел смысл разговора. Пока мысли его блуждали по извилистым тропкам любви, Тора с Сэймэем обсуждали происшествие в монастыре.

— Нет, Тора, — поморщился он. — Думаю, старый монах говорил правду. Некоторые монахи развратничают с молодыми мальчиками.

— Вот свиньи! — Тора покачал головой и спросил: — Ну так что, господин, пойдете со мной встречаться с Хидэсато?

Акитада выпустил из рук письмо госпожи Татибана, и оно упало на пол.

— Да, Тора. Пошли. Покажешь дорогу.

Трактир, названный в честь восьми бессмертных, оказался обшарпанным двухэтажным зданием и располагался в веселом квартале. На верхнем этаже трепыхались на ветру цветастые полотнища с изображениями восьмерых святых. Тора бросил на хозяина беспокойный взгляд.

— Пошли, — позвал Акитада, указывая на узкий вход, занавешенный обтрепанной соломенной циновкой. Его столичные знакомые шарахнулись бы от такого места как от чумы. Интересно, что на сей раз подумал бы Мотосукэ о своем «любезном старшем братце».

Внутри было шумно, стоял тяжкий, спертый дух. Четыре повара, раздетые до пояса, с полотенцами, обмотанными вокруг головы, суетились возле дымящихся котлов, в то время как человек пятьдесят посетителей оживленно ели и пили, не забывая чесать языками.

Пока Акитада провожал взглядом огромное блюдо с сочными креветками, пронесенное мимо пареньком-подавальщиком, Тора вглядывался в толпу и вдруг радостно заорал:

— Вон он! Хидэсато!

На его крик с места поднялся высокий бородач. Судя по выражению лица, он готов был провалиться сквозь землю. Натянуто улыбнувшись Торе, великан поклонился Акитаде.

Тора бросился обнимать его, дружески хлопая по спине.

— Где ты был, Хито? Мы искали тебя повсюду. Чего ты тогда удрал?

Хидэсато искоса глянул на Акитаду.

— Об этом позже, брат.

Открытое лицо сержанта и его военная выправка сразу понравились Акитаде, хотя симпатия эта явно не была обоюдной. Хидэсато смотрел на него с откровенной враждебностью. Акитаде стало не по себе, но ради Торы он готов был стерпеть.

— Я голоден, — сказал он, присаживаясь. — Давай-ка чего-нибудь закажем.

Хидэсато, кашлянув, заметил:

— Пища здесь простая, деликатесов нет.

Не обращая внимания на эти слова, Акитада заказал три огромные порции креветок и кувшин вина.

— Тора, наверное, говорил тебе, чем мы питались, пока сюда ехали. Так что это, считай, праздник, — обратился он к Хидэсато.

Тот что-то буркнул, устремив взгляд на дверь.

— Ты кого-то ждешь? — спросил Акитада.

— Нет. То есть… ну, может, зайдет кто из знакомых.

Когда принесли еду и вино, Акитада придвинул к себе свою порцию и начал проворно разделываться с креветками. Тора последовал его примеру, и через мгновение Хидэсато присоединился к ним. Ели молча, пока не опустошили миски. Тора вытер руки о подол старенького кимоно, Хидэсато сделал то же самое, наблюдая за Акитадой.

— Отличная еда, — похвалил тот и достал из рукава бумажную салфетку. — Ну а теперь можно и винца. — Он наполнил чашки и сказал Торе, который потупился, закусив губу: — Ну, чего же ты ждешь? Сообщи другу хорошую новость!

Тора встрепенулся.

— Ой, да! Знаешь, Хито, по-моему, ты скоро снова будешь при деньгах! Из гарнизона тебя разыскивали. Им нужен еще один опытный сержант.

Лицо Хидэсато засветилось радостью.

— Правда? А я уж потерял всякую надежду. Наверное, надо было самому зайти к ним, когда съехал со старого жилья. — И снова стрельнул глазами по входу.

Акитада махнул служанке, чтобы принесла еще вина.

— Ну что ж, давайте выпьем! Есть повод, чтобы отпраздновать. Кстати, я тебе кое-чем обязан. Тора дает мне уроки палочного боя и говорит, что научил его ты.

Хидэсато изумленно уставился на Тору, а тот поспешил пояснить:

— У него отличные успехи, Хито. Скоро уже и учить будет нечему. Ну ты-то, конечно, нашел бы чему.

Хидэсато метнул на Акитаду сердитый взгляд и отрезал:

— Не надо бы делать этого, Тора. Твой хозяин нам не ровня. Зачем благородному господину простые занятия бедных людей? Палочный бой для тех, кому не позволено носить меч.

Повисла тяжелая тишина, которую нарушил Акитада:

— Ты уж не ругай Тору. Ведь более верного друга тебе в жизни не сыскать. А что до меня, то я не виноват в своем происхождении, как и ты в своем. Признаться, не вижу причины считать себя счастливее других. И ваше боевое искусство решил освоить, потому что оно может понадобиться мне в один прекрасный день, а мужчина, я уверен, должен многое уметь.

Хидэсато молчал и сердито смотрел на него.

— Мне жаль, что ты отталкиваешь меня, — продолжал Акитада. — Тора даже хотел отказаться от службы, узнав, что ты об этом думаешь, но я не отпустил его, решив сначала поговорить с тобой. Он связан узами чести, обещанием, которое дал, когда мы познакомились. И ты должен знать, что он заслужил твою дружбу. Впрочем, теперь он свободен. Я не хочу вставать между вами. — Он выудил из пояса связку монет и поднялся. — Ладно, день был трудный, и я устал. Расплатись этими монетами, Тора.

— Я тоже устал. — Тора бросил деньги на циновку и тоже поднялся. — Нам пора. Удачи тебе, Хидэсато!

Акитада даже остановился, расстроенный не на шутку. Он вовсе не собирался ставить Тору перед выбором, но прежде чем успел открыть рог, Хидэсато сказал:

— А ну сядь-ка, младший братец. И вы тоже, господин, если не возражаете. Честно говоря, мне трудно представить, что Тора вам подошел, но готов поверить на слово. — Он потянулся к кувшину и наполнил чашки. — Теперь, когда мне снова предстоит вернуться на службу, я надеюсь на ваше доброе расположение, господин.

Акитада и Тора сели в полной растерянности. А Хидэсато, улыбаясь, продолжил:

— Не большой я мастер речи произносить, но Ториного слова мне достаточно. Вообще-то обычно я со знатью не якшаюсь, но для вас сделаю исключение, если вы не возражаете против общества простого солдата. — Он чокнулся с Акитадой и выпил.

Акитада был рад даже этому скупому шагу навстречу и поднял свою чашку:

— Я почту за честь знакомство с тобой.

Теперь, когда лед наконец был растоплен, они поведали Хидэсато о своих приключениях, и тот, задав несколько вопросов про монахов и Хигэкуро с дочерьми, предложил им свою помощь в любое время, когда позволят служебные обязанности. Задушевный разговор был в самом разгаре, когда служанка, подойдя к Хидэсато, что-то шепнула ему на ухо. Он тотчас же встал, глядя в сторону двери, и пробормотал:

— Извините. Я же говорил, что ко мне могут зайти.

— Так приглашай своего приятеля к нам присоединиться, — радушно предложил Акитада.

— Она откажется, — покраснел Хидэсато.

— Так это дама? Тогда тем более. — Акитада был заинтригован. И, оглядевшись по сторонам, прибавил: — Я вижу, женщины сюда заходят. Давай пригласи.

— Как вам будет угодно, господин, — смутился Хидэсато.

Вернулся он с молодой женщиной, укутанной в теплую куртку, из-под которой виднелось грязное цветастое платье. Лицо ее было густо размалевано, как у всех обитательниц веселого квартала.

— Это Жасмин, — сконфуженно представил подругу Хидэсато.

Женщина застенчиво кивнула.

— Проходи, садись, — сказал Хидэсато. — Ты, наверное, замерзла и проголодалась. — Он помог ей снять куртку, а Тора тем временем кликнул служанку, чтобы та принесла еще еды и вина.

Оставшись без толстой куртки, Жасмин оказалась до жалости худенькой. Акитада подумал, что, наверное, под этим густым слоем белил прячется милое девичье личико, но пока их гостья своим болезненным видом вызывала только сочувствие. Волосы ее были спутаны ветром, ногти на грязных пальчиках обгрызены. А между тем Хидэсато суетился вокруг нее словно сын или возлюбленный. Акитада с Торой переглянулись.

Оглядевшись по сторонам, девушка проговорила низким грудным голосом:

— Ух ты! Неплохо вам живется, мужчинам. Сидите тут в тепле, набиваете брюхо, а я вот ноги себе отмораживаю на улице, зарабатывая на жизнь. Да разве словишь клиента в такую-то погоду?! На мороз только бедняки нос высовывают, а они любят задаром. — И, ничуть не интересуясь впечатлением, которое произвели эти слова, продолжила: — Да и сюда-то меня не впустили бы, пока ты за мной не вышел. О-о! Еда? — Она так жадно накинулась на поставленную перед ней порцию, что креветки полуочищенными исчезали между ее маленьких зубок. Хидэсато, восхищенно наблюдая за ней, придвинул чашку с вином. Она кивком поблагодарила и, не переставая жевать и прихлебывать из чашки, то и дело выковыривая из зубов креветочную шелуху, продолжала щебетать: — О-о!.. А вкусно-то как!.. А вечер у меня выдался — дрянь! Всего один клиент, да и то какой-то полуголодный плотник. А ну-ка, Хито, милый, не нальешь мне еще чашечку? Этот ублюдок дал мне всего десять медяков. Можешь себе представить? И даже домой не пригласил! Так, в переулке, прямо стоя… За десять-то медяков! А до этого у меня все выгреб Року.

Она поникла и устало, с отсутствующим видом поскребла левую щеку — из-под смазанных белил показался безобразный синяк.

— Этот урод опять тебя бил? — хрипло воскликнул Хидэсато. — Я же просил тебя, позволь мне его проучить! Послушай, Жасмин, я теперь получил работу. В гарнизоне. Снова стану сержантом. Мне будут хорошо платить. Бросай-ка ты свое занятие и уходи от этого мерзавца. Переезжай ко мне. Я о тебе позабочусь.

Женщина покачала головой.

— Не могу я, Хито. Ты же знаешь почему. И его не смей трогать. Обещаешь? Ведь ты же мне настоящий друг? — Она жалобно смотрела на него.

Хидэсато только беспомощно всплеснул руками и придвинул к ней полную чашку.

— Ну ладно. Поешь вот и выпей. У тебя замерзший вид. У меня есть кое-какие деньжата, а скоро будет больше. Так что не беспокойся. — Он достал из рукава горстку монет и вложил в ее ладошку.

Тора явно начинал сердиться, и Акитада решил, что пора уходить. Хидэсато только мельком глянул на них, рассеянно улыбнувшись, и снова переключил все внимание на женщину.

Акитада щедро расплатился со служанкой и догнал Тору на улице.

— Ты знаешь эту девицу? — спросил он.

Тора цветисто выругался.

— Я думал, он отвязался от нее. Жасмин из его родного города, даже какая-то родня ему. Он ухаживает за ней уже несколько лет, но этой глупой бабе не нужны такие порядочные люди, как Хидэсато. И посмотрите, до чего она из-за этого докатилась. Могу поклясться, что его выгнали с последнего жилья, потому что он отдал ей все свои деньги, чтобы ее снова не поколотил бывший ухажер. Бедняга Хидэсато так переживает из-за нее!

Акитада подивился превратностям человеческих отношений, особенно их порочности. Оказалось, женщинам ничего не стоит разбить сердце влюбленного мужчины. Благородный и сильный сержант полюбил простую уличную девку, которая без зазрения совести обсуждает в его присутствии клиентов и своего ухажера-драчуна. Вот и Юкинари дважды был прельщен женщинами, и они сломали его, потому что он имел несчастье влюбиться в дочь Мотосукэ. Госпожа Татибана, как некогда ее мать, манипулировала мужчинами, разрушая их судьбы или сводя в могилу. Яркие бабочки, как оказалось, несли гибель. Вот только почему мужчины, поддавшись своей страсти, не понимают этого? Почему теряют рассудок и чувство меры?

Домой они шли молча.

ГЛАВА 14

Зеленый черепок, синий цветок

На следующий день ближе к обеду Сэймэй и Акитада подошли к задней калитке особняка Татибаны. Утренние походы в баню отвлекали Акитаду не только от занятий палочным боем, но и от работы. Испытывая усталость и чувство вины, он с трудом держал себя в руках и словом не обмолвился с мальчиком Дзюндзиро, который впустил их.

По дороге к кабинету Дзюндзиро шагал рядом, вопросительно поглядывая на Акитаду. У крыльца тот оглянулся и сухо сказал:

— Ты нам не понадобишься, но хозяйке о нашем приходе не говори.

Он беспокойно взглянул на дом, мирно дремлющий посреди пустынного сада. Снег порядком подтаял — остался только под кустами да на северной стороне здания. У Акитады не было ни малейшею желания встречаться с этой зимней бабочкой.

— Монахов здесь больше нет, — сообщил Дзюндзиро.

— Очень хорошо, — сдержанно отозвался Акитада, занося ногу на ступеньку.

— Может, принести вам чаю и жаровню?

— Нет, спасибо. Мы пробудем здесь недолго.

Мальчик собрался уходить, а Акитада с Сэймэем уселись на веранде, чтобы снять обувь. Но тут Дзюндзиро обернулся и спросил:

— Вы арестовали капитана?

— Капитана? — удивился Акитада и тут же вспомнил, что говорила мать мальчика. — Нет, капитана Юкинари не было в городе в ту ночь, когда убили твоего хозяина.

Глаза Дзюндзиро округлились.

— Но кто же это мог быть?

— Твоя мать обозналась.

Мальчишка вспыхнул.

— Моя мать не могла обознаться. Я скоро вернусь. — И убежал.

Акитада со вздохом поднялся.

— Пошли, Сэймэй. Займемся делом.

Они перебирали и изучали документы, когда Дзюндзиро появился снова. Глазенки его горели упрямством.

— Моя мать говорит, что узнала шлем капитана. На нем красная тесьма и серебряная кайма по кругу. Мать хорошо запомнила, потому что красный шлем ярко выделялся на фоне синего платья.

Изумленный Акитада отложил в сторону бумаги.

— Синее платье, говоришь? А с чего это капитану надевать шлем с синим штатским платьем? Ведь тогда ему полагалось бы быть в военной форме, то есть в доспехах. — Растирая ноющую шею, он пристально смотрел на мальчика.

У озадаченного Дзюндзиро отвисла челюсть.

— Верно! — просиял он. — Я рад, что это оказался другой. — И снова убежал.

Недоуменно покачав головой. Акитада поморщился от боли и вернулся к работе. Они управились до обеда и возвратились в гостиницу, но Акитада едва притронулся к еде.

— Среди бумаг Татибаны мы ничего не нашли, — сообщил он Торе. Или князь был слишком осторожен и ничего не записывал, или убийца унес уличающие документы с собой.

Тора только кивнул и подошел к Сэймэю, под руководством которого упражнялся в чистописании.

— А ну-ка, вы оба, слушайте внимательно! — рявкнул на них раздраженный Акитада. Голова его гудела после вчерашних излишеств. — Давайте-ка поразмышляем над этим убийством. Началось все с того, что князь Татибана тайком от всех пригласил меня к себе. По-видимому, он располагал какой-то опасной тайной, которую хотел поверить мне и боялся сообщить кому-то из присутствовавших. Мотосукэ и Юкинари мы исключили из числа подозреваемых; стало быть, остаются Дзото и Икэда.

— Думаю, они замешаны здесь оба. — Непринужденно рыгнув, Тора растянулся на спине, скрестив руки под затылком. — Один подонок развлекается с мальчиками и хоронит заживо старых монахов, а другой просто мошенник. С меня, например, этого достаточно.

— Глупости ты говоришь, — вмешался Сэймэй. — Как они могут быть виновны в одном и том же преступлении? — Он налил Акитаде чашку чаю.

— А винца больше нету? — поинтересовался Тора, перекатываясь на живот.

— Больно много пьешь, — заметил ему Сэймэй. — От вина у тебя голова пустеет и ты несешь глупости. И изволь сесть нормально в присутствии хозяина.

Тора сменил позу.

— А что такого глупого было в моих словах, что префект и настоятель замешаны оба?

Акитада растирал виски. К расстройству желудка прибавилась еще и головная боль. Он не знал, к чему отнести это недомогание — то ли к ночным приключениям в монастыре, то ли к любовным упражнениям с Аяко. Прогнав от себя эти мысли, он сказал:

— В некотором роде Тора прав. Из этой парочки могли бы получиться прекрасные союзники. У Дзото люди, а у Икэды все сведения о караване.

— Вот так-то, старик! — воскликнул довольный Тора.

— Даже слепая черепаха нет-нет да и наткнется на спасительную щепочку, — съязвил в ответ Сэймэй.

— Но это ничего не дает нам по убийству Татибаны, — продолжал Акитада. — Ни улик, ни доказательств, необходимых для ареста обоих.

— Может, кто-то умышленно надел капитанский шлем? — предположил Сэймэй. — Это, кстати, идеальный способ скрыть бритую монашескую голову.

Акитада вспомнил свиток Отоми и кивнул.

— Возможно, дама развлекалась с любовником и муж их застукал, — предположил он. — Только Дзото как-то мало подходит на роль тайного любовника. — Он порылся в ящичке в поисках зеленого черепка, обнаруженного в волосах Татибаны, и наткнулся на какой-то мелкий твердый предмет. Это оказался синенький цветочек с подноса лоточника.

Как давно это было! Интересно, зачем он оставил этот бесполезный осколок? Но пальцы снова коснулись цветка, и у Акитады возникло ощущение, что тот имеет какую-то значимость. Он взял его в руки. Похоже, вьюнок сделан из чистого золота и покрыт эмалью — техника необычная и скорее всего заимствована за морями. Акитада понятия не имел, откуда мог взяться этот цветок. Допустим, откололся от какой-то церковной статуи. А если так, то какое отношение имеет к Дзото и караванам с церковными ценностями?

— Сэймэй, ты помнишь эту безделушку? — спросил он.

Старик пригляделся.

— Вы заплатили тому проныре слишком большие деньги за этот хлам.

Акитада убрал цветок в ящичек.

— Я хочу, чтобы вы с Торой сходили на рынок. Служанка в трактире, помнится, прикипела к тебе душой, особенно когда я ей вручил весь этот, как ты говоришь, хлам. Вот и поинтересуйся, не знает ли она, где живет этот проныра. Может, он частенько к ним заходит. А уж тогда найди его и спроси, где он взял этот цветок.

Лицо у Сэймэя вытянулось.

— Господин, а нельзя ли Торе пойти одному?

— Прости, старина, но ты единственный можешь узнать в лицо этого лоточника. Гора-то в это время гонялся за Отоми и двумя монахами. — И, видя страх в глазах Сэймэя уже мягче прибавил: — Я бы не стал тебя просить, если бы это не было так важно.

С этими словами он спрятал в пояс зеленый черепок и поднялся.

— Уже поздно. Я собираюсь навестить вдову, и на этот раз намерен найти орудие убийства. Татибану огрели по голове где-то в доме. Вполне вероятно, это произошло в покоях его жены и она все знает. — О том, как неприятен ему этот визит, он распространяться не стал.

Акитада уже шел к воротам, когда вспомнил про Икэду и остановился. Как же он мог забыть, что Икэда, будучи потенциальным подозреваемым в краже ценностей, не должен знать о шагах Акитады по делу Татибаны до монастырской церемонии! Значит, явиться в монастырь с полицией Акитада не сможет. Конечно, ему хотелось отложить новое решение, но он все же направился в губернаторскую резиденцию, где и обсудил эту проблему с Акинобу.

Огромный особняк Татибаны мирно покоился в лучах бледного зимнего солнца. Зеваки здесь больше не толпились, а Дзюндзиро сразу же открыл ворота, возле которых стояли большой ящик и громадная пузатая корзина. Мать мальчика вместе с другой женщиной вытаскивали из дома огромные тюки и издали поклонились Акитаде.

Провожая их взглядом, он спросил у парнишки:

— Что случилось?

— Мы уходим. Сато уже ушел. Его забрала племянница. Хозяйка посылала за ней. Теперь здесь всем заправляет старая дракониха, она-то и велела нам выметаться.

— Жаль, — искренне сказал Акитада. Он ничем не мог помочь этим людям. — Но ты не волнуйся. Любой господин с радостью возьмет к себе в дом пару таких толковых слуг, как вы с матерью.

Дзюндзиро горделиво выпрямился.

— Мы не пропадем, господин. Я парень смышленый. А может, вы нас возьмете?

Акитада вдруг почувствовал чудовищную усталость, и ему захотелось поскорее разделаться с этим проклятым визитом.

— Боюсь, не получится, — вздохнул он. — Но ты можешь отвести меня к своей хозяйке.

У дверей в покои госпожи Татибана пришлось подождать. Когда его наконец впустили, Акитада обнаружил в пустой комнате только великаншу-няньку. Сегодня она вела себя более почтительно, проводила Акитаду все к той же низенькой ширме, предложила шелковую подушку.

— Мы не ждали достопочтенного господина, — поклонилась она то ли в третий, то ли в четвертый раз. — Госпожа сейчас выйдет. — И удалилась в другую дверь — должно быть, помочь госпоже Татибана с ее туалетами.

Когда она ушла, Акитада внимательно оглядел комнату. Здесь вроде ничего не изменилось с прошлого раза. На полу узорчатый ковер, свиток с журавлями на стене между двумя стойками, на одной из которых огромная китайская ваза, на другой искусственное деревце с жадеитовыми листьями и золотыми цветами. Впрочем, деревца этого здесь раньше не было. Акитада подошел разглядеть его получше. Милая безделушка, только стойка в день похорон была пустая. Он еще, помнится, обратил внимание на некоторую несимметричность. Стойки одинаковые — значит, и вазы должны быть одинаковые.

И вдруг его словно громом поразило — ваза была зеленая.

Он подошел к этой единственной теперь вазе и достал из пояса черепок. Все верно — тот же цвет и та же глазурь. Выходит, другой вазой из этого комплекта убили князя Татибану. Он взял сосуд за тонкое горлышко — благодаря своей тяжести он представлял собой идеальное оружие. А ведь помнится, Дзюндзиро жаловался, что здешних слуг незаслуженно обвиняли в небрежном отношении к вещам. Выяснить, не разбивал ли кто-то зеленую вазу в утро убийства, было нетрудно. Поставив вазу на место, Акитада опустился на четвереньки и принялся изучать ковер. Пятно он обнаружил почти сразу. Грубая шероховатая поверхность возле самого края оказалась влажной. Раздвинув густой ворс, он заметил внизу коричневатый липкий налег и потрогал его пальцем — кровь. Черепные раны всегда обильно кровоточат, а в кабинете было обнаружено только крохотное пятнышко. Князь Татибана умер здесь, и теперь этому есть доказательство.

Услышав звук из соседнего помещения, Акитада успел вернуться на свою подушку.

В комнату легкой походкой вошла госпожа Татибана. На ней было шелковое кимоно, как и полагалось пребывающей в трауре вдове, темно-серого цвета, но поверх она накинула игривый розовый жакет, расшитый бабочками. Акитада сразу вспомнил, что именно с бабочкой сравнил ее мысленно в день своего первого прихода. Невольно он все же смягчился к этому прекрасному юному созданию, глядя, как она приближается, опустив ресницы, и роскошные длинные волосы волочатся за ней шлейфом. Жизнь с престарелым мужем, проводившим все время в саду или кабинете, была тяжелым испытанием для испорченной капризной девчонки, прежде не отведавшей прелестей любви.

Он поклонился.

В его собственной жизни очень многое изменилось с тех пор, как они виделись в последний раз. Благодаря Аяко он узнал, что женщины могут быть страстными и желать мужчин. Так что же удивительного в том, что эта бедная бабочка тоже поддалась соблазну? Юная хрупкая красота ее была безукоризненной. Вероятно, многие мужчины не устояли бы перед ней. И Юкинари, и сам он поддались ее чарам. Правда, слава Богу, теперь его уже не тянуло к этому нежному благоуханному созданию, что, шурша шелками, усаживалось сейчас за ширмой.

Нянька налила Акитаде вина и оставила их вдвоем. Понимая, что от вина головная боль только усилится, он все же жадно выпил. Болело горло, и теперь чуточку полегчало. Он испугался, как бы не разболеться — в самое неподходящее для этого время.

— Я тронута вашей добротой, — прозвучал из-за ширмы нежный голосок. — Вы должны простить меня за эту записку. Она была написана в момент невыносимой горести и одиночества.

— Ну что вы! Она очаровательна. И мне жаль, что из-за важных дел я не смог выполнить своего обещания раньше.

— Все, чего я хотела, — это удалиться от мира и оплакивать мужа, но не могу этого сделать, пока недоверчивые люди задают всякие вопросы относительно его смерти.

Ах вот оно что! Значит, до нее дошли какие-то слухи. Возможно, они исходили от слуг. Этим можно объяснить их внезапное увольнение. Акитада снова утратил к ней сочувствие. Он уже кое-что знал и не мог доверять ее притворному горю. Ему вдруг стало жарко, даже пот выступил на лице. Он пожалел, что не взял с собой салфетки, и решил не тянуть время, а поскорее перейти к делу.

— Вашего мужа убили, — сухо сказал он. Собственный голос показался глухим и далеким, пот струйками стекал по вискам.

За ширмой послышался горестный стон, за ним не менее горестный вздох.

— О-о! Этого я и боялась. А я так одинока в жестоком мире! — Она вдруг сложила одну створку ширмы, устремила на Акитаду печальные, полные слез глаза и умоляюще протянула к нему руки. — Вы, господин… вы моя единственная надежда! Ведь я осталась одна-одинешенька, и нет никого, кто бы мог защитить меня! Слуги мужа разбежались, и в доме остались только мы, две слабые женщины. А вдруг убийца вернется? Пожалуйста, заберите меня отсюда!

Это театральное представление раздражало Акитаду. Он пристально наблюдал за ней, за начавшей дрожать нижней губкой и прикусившими ее крохотными аккуратными зубками. Она напомнила ему мышку. При других обстоятельствах он, возможно, нашел бы занятной такую игру, но сейчас жутко болела голова и хотелось еще вина.

— Не исключено, что я мог бы помочь вам, если бы знал, кого вы так боитесь.

— Но я же говорю — того изверга, что убил моего обожаемого мужа! — почти простонала она. Крохотная белая ручка отчаянно тянулась к нему. Но Акитада сложил руки на груди, и та вынуждена была упокоиться на коленях. — Ну почему?! Почему вы так далеки?! Ведь вы же были так добры ко мне прежде! — Не дождавшись ответа, она жалобно продолжила: — Этот огромный дом пустует, а в казенной гостинице вам, наверное, неуютно. Если бы вы переехали ко мне, я бы чувствовала себя в безопасности. — И тихонько сжала его колено. — Я бы угождала вам во всем. С самого первого момента, едва увидев вас, я поняла.

Чувствуй он себя получше, просто бы рассмеялся, но сейчас ему было не до смеха. Он смотрел на нее с растущим отвращением и поспешил отодвинуть колено.

Не выдержав, она вскричала:

— Ну почему же я вам так не нравлюсь?! Мне говорили, что я очень красива! — Помолчала и тихо добавила: — Я знаю, как угодить мужчине. Мой покойный господин совсем не интересовался любовными делами, но вы-то молоды. Увидев вас, я сразу поняла, что это моя карма — служить вам или умереть! — Она подползла к Акитаде и зарылась лицом в его колени. Этот неожиданный порыв был проникнут такой мощной чувственностью, что Акитада резко поднялся и отошел в сторону. Она тоже встала. Глядя ему прямо в глаза, развязала пояс и, скинув одежду, оказалась совершенно обнаженной. — Не сторонись меня! Иди ко мне, моя любовь! — прошептала вдова.

Акитада поспешил отвернуться.

— Прикройтесь!

Но он успел разглядеть ее тело — тело двенадцатилетней девочки. И зрелище это вкупе с ее откровенно соблазнительными жестами подействовало на него одурманивающе. Пытаясь представить себе ее любовника, он сурово сказал:

— Вы позорите себя и память вашего покойного мужа. И убийцу вы вовсе не боитесь. Ваш муж был убит в этой комнате. Вашим любовником и в вашем присутствии. — Уже произнося эти слова, он понял, что совершил ошибку, но все же договорил до конца.

— Вы, очевидно, сошли с ума! — крикнула она, хватая платье, чтобы прикрыться.