/ / Language: Русский / Genre:det_irony

Новогодняя байка из склепа

Ирина Хрусталева

Новогодняя елка, шампанское, бой курантов, подарки… Издательство «Эксмо» подготовило свой праздничный презент – новогодний веселый детектив Ирины Хрусталевой «Новогодняя байка из склепа». Наслаждайтесь интригующим сюжетом, шквалом криминального действа, блистательной развязкой и дарите это наслаждение своим друзьям и близким!

Ирина Хрусталева

Новогодняя байка из склепа

Глава 1

К машинам, стоявшим у центрального входа Домодедовского кладбища, медленно возвращались люди, о чем-то тихо переговариваясь. Несколько особняком шли два молодых человека, тоже перебрасываясь фразами. Один из них был менеджером по рекламе в компании «Салют-777», а другой был начальником аналитического отдела той же компании. Молодые люди возвращались с похорон своего шефа, Ступина Кирилла Николаевича, которого только что похоронили в фамильном склепе его семьи.

— До сих пор не могу в себя прийти и поверить, что нашего шефа больше нет, — вздохнул Коновалов. — Ведь совсем здоровый мужик был, никогда не жаловался на сердце, а тут вдруг, в один миг, раз — и нет человека. Вот она, жизнь-то какая, непредсказуемая! Бегаем, суетимся, чего-то добиваемся, спорим, ругаемся, а в один прекрасный момент… Вот и наш шеф — на износ работал, миллионы свои зарабатывал, а в результате ничего ему теперь не нужно.

— Да, это ты верно сказал, ему больше ничего не нужно, ни работы, ни денег и никаких других благ, — согласился с другом Смирнов. — Если честно, я всегда восхищался шефом, мне казалось, что он двужильный, и вдруг такой неожиданный исход! А ведь он совсем не старый был.

— Как видишь, не выдержали эти жилы, — нахмурился Коновалов. — Смерть ведь не разбирает, кто перед ней, молодой или старый. Что теперь говорить об этом? Человека нет… одним словом, царство ему небесное и земля пухом. Как ты думаешь, что теперь с компанией будет?

— А что с ней будет? — пожал плечами Смирнов. — Небось вдова продаст все с молотка нашим конкурентам за хорошие деньги, вот и все дела.

— Не хотелось бы, чтобы так случилось, шеф столько лет строил этот бизнес, столько препятствий ему пришлось преодолеть, пока на такой уровень компанию вывел. Помнишь, нам с тобой Хабаров об этом рассказывал?

— Отлично помню, — вздохнул Смирнов. — Хабаров вместе с Кириллом Николаевичем, можно сказать, у самых истоков «Салюта» стояли. Попыхтеть шефу пришлось, мама не горюй!

— И после этого отдать компанию чужому дяде, — болезненно сморщился Коновалов. — Нехорошо как-то… неправильно.

— Не нам это решать, мы с тобой люди маленькие.

— Согласен, только все равно…

— Володя, успокойся. Нам-то что переживать по этому поводу? В принципе, какая нам разница, кто в начальники попадет? — пожал плечами Смирнов. — Мы люди подчиненные, как работали, так и будем работать, лишь бы зарплату исправно платили.

— Не скажи, Витя, ой не скажи, — возразил Коновалов. — Еще не факт, что нас вообще теперь в компании оставят. У нового начальства наверняка свои люди найдутся, чтобы их на наши должности поставить.

— Ты так думаешь?

— А что здесь думать-то? Так испокон веку было: «Новая метла по-новому метет». Вот и нас могут этой самой метлой — да за дверь.

— Да уж, неприятно будет, — согласился с другом Виктор. — Может, все-таки вдова не сделает такую глупость и не продаст компанию?

— Продаст, как пить дать, продаст. Руководить она не сможет, женщине это не под силу, поэтому… сам понимаешь. Разве до компании ей сейчас?

— Может, ты и прав. Когда человек привык жить и ни о чем не думать, зная, что за него все решат, все сделают, и вообще… Понятное дело, не потянуть вдове такой тяжелый воз, здесь мужская рука нужна, а они вдвоем с дочерью остались. Говорят, даже родственников никаких у них нет, вон на похоронах были одни сотрудники и друзья-знакомые.

— Дочку шефа, Екатерину, жалко, на ней прямо лица нет. Мне Анфиса рассказывала, что у них с отцом всегда были очень доверительные отношения, сейчас это большая редкость. Ясное дело, его смерть для девушки — большой удар.

— Анфиса, говоришь? — усмехнулся Смирнов, хитро глянув на друга. — Да, хорошенькая секретарша у нашего шефа! У тебя с ней как?

— В каком смысле?

— Ну, я имею в виду, серьезно у вас или просто развлекаетесь?

— Я не могу сказать, как там с ее стороны, серьезно или нет, не разобрался еще, а что касается меня… скрывать не буду, она мне очень нравится, — откровенно признался Коновалов. — Анфиса хорошая девушка и, главное, порядочная, а в наше время это дорогого стоит. Сам знаешь, что современным девушкам в первую очередь нужно. Деньги, снова деньги и еще раз деньги! И, если они у тебя есть, остальное совсем не важно, даже если ты — последнее дерьмо.

— И ты уверен, что Анфиса не такая?

— Да, уверен, и если у нас все получится, возможно…

— Смотри, вон вдова с дочкой идут, — перебил Виктор друга, кивнув в сторону кавалькады машин. В одну из них садились две женщины. Девушка едва держалась на ногах, и мать с охранником поддерживали ее под руки, чтобы она не упала.

— Я слышал, Екатерина вроде в Англии учится? — спросил Смирнов.

— Да, в Англии, в каком-то престижном Лондонском университете образование получает, только позавчера на похороны отца оттуда прилетела, — ответил Владимир, наблюдая за скорбной картиной. — Еще повезло, что как раз новогодние каникулы начались, хоть подольше с матерью сможет побыть. Плакала она очень сильно, прямо навзрыд, — сочувственно вздохнул он. — Я, глядя на нее, чуть сам не разрыдался.

— Да, я тоже видел, как дочь плакала, а вот мамаша ее как каменная у гроба стояла. Ты заметил, что вдова даже ни одной слезинки не проронила? Платочек к глазам прикладывает, а они сухие.

— Нет, представь себе, не заметил, у меня же глаз нет, в отличие от тебя, — с сарказмом заметил Коновалов. — Это ты у нас физиогномист, а я так… случайно мимо проходил, — усмехнулся он.

— Нечего иронизировать, — огрызнулся Смирнов. — Да, физиогномика — это мое хобби, и ничего смешного я в этом не нахожу, даже наоборот, горжусь им! У кого-то страсть к собирательству картин, марок или вообще примитивных спичечных коробков, а у меня совсем другое увлечение. Что в этом плохого? — обиженно насупился он.

— Да ладно тебе, Витек, обижаться-то, я же пошутил, — похлопал Коновалов друга по плечу. — Да и неподходящее время и место, чтобы спорить, у кого какое хобби. Я чувствую, что нам стоит совсем о другом подумать.

— О чем это?

— О том, где новую работу искать.

— Ты считаешь, что уже пора?

— Не уверен, конечно, на все сто процентов, но прикинуть все заранее, мне кажется, стоит.

— Слушай, а ты случайно не в курсе, что это за щеголь рядом со вдовой крутился?

— Тот, что в машину садится? — кивнул молодой человек на черную «Ауди».

— Да-да, именно он.

— Кажется, это личный адвокат их семьи, если я не ошибаюсь.

— Адвокат, говоришь? — усмехнулся Смирнов. — Молодой, да ранний.

— В каком смысле?

— Да это я так, к слову, — пробормотал Виктор, внимательно разглядывая молодого мужчину, садившегося в машину. — Мне показалось, что у этого адвоката и…

Договорить ему не удалось. К ним подошла девушка с опухшими, зареванными глазами, которые она вытирала носовым платочком.

— Привет, Витя, Володя, — тихо проговорила она. — Вы, наверное, позже приехали, что-то я вас не видела?

— Привет, Анфиса, — кивнул головой Коновалов, с участием глядя на девушку. — Да вот, припозднились мы с Виктором немного, приехали, когда уже панихида началась, в пробке целых сорок минут простояли.

— Ой, мальчики, не могу поверить, что все это происходит на самом деле! Что же теперь будет-то? — всхлипнула Анфиса. — Как же мы теперь без Кирилла Николаевича?

— Что же делать, Анфиса? Все там будем, только в разное время. Жалко, очень жалко шефа, но, раз уж так случилось… и все прочие блага, — грустно проговорил Владимир. — А насчет того, как мы без него теперь будем… свято место пусто не бывает. Такую компанию, как наша, с руками у вдовушки оторвут. Небось она еще и аукцион устроит, чтобы подороже продать.

— А с чего ты взял, что она собирается продавать компанию? — удивленно посмотрела на него Анфиса. — Я своими ушами слышала, что компания будет продолжать работать так же, как и работала при шефе. Его жена так и сказала: «Я все сделаю для того, чтобы компания процветала, и это будет дань памяти Кирилла Николаевича». Хотелось бы верить, что так и будет. Катю, дочку его, очень жалко, на ней просто лица нет, врач ни на шаг от нее не отходил. Пару раз даже уколы делать пришлось, когда она едва сознание не потеряла.

— Ты хочешь сказать, что Ступина сама собирается руководить компанией? — в свою очередь, удивился Смирнов, пропустив мимо ушей замечание насчет обмороков дочери шефа. — Надеюсь, ты шутишь? Что она может понимать в таком сложном бизнесе, как наш? Это не по бутикам бегать и шмотки примерять, здесь незаурядные способности нужны! Да и не только способности, мозги тоже не помешают.

— Откуда тебе известно, какие у нее способности и какие мозги? — нахмурилась Анфиса. — Мало, что ли, женщин, управляющих большими компаниями?

— И тебе, конечно, известно, что одной из таких бизнес-вумен является госпожа Ступина? — с сарказмом поинтересовался Виктор.

— Врать не буду, насчет вдовы мне ничего неивестно, — пожала девушка плечами. — Бизнес-вумен она или наоборот? Сама она будет руководить или наймет кого-то? Об этом у меня никакой информации нет. Если даже она ничего и не умеет, как ты говоришь, то этот пробел всегда можно восполнить. Поставить надежного и умного человека на место исполнительного директора, а самой контролировать процесс. Думаю, именно так она и поступит.

— Да, ты, наверное, права, — согласился Виктор. — Главное, чтобы она сотрудников не трогала и оставила прежний состав. Мы вроде уже сработались все, каждый хорошо знает свое дело.

— Да вам-то чего бояться? Вы неплохие специалисты и всегда были на хорошем счету у Кирилла Николаевича, а вот я… просто секретарша, которую заменить — раз плюнуть. Наверняка она меня уволит, — нахмурила бровки девушка.

— Почему ты так думаешь? За что тебя увольнять-то? Вроде с шефом ты шуры-муры не крутила, или я чего-то не знаю? — прищурился Коновалов.

— Что за глупости? — возмутилась Анфиса. — Я что, похожа на пресловутую Левински? Если я с тобой сходила пару раз в кафе и приняла приглашение на твой день рождения, это еще не говорит о том, что я со всеми подряд… тем более с начальником! Да как тебе вообще такое в голову пришло?

— Да ладно, Анфиса, что ты разошлась-то? Я же пошутил, — смущенно начал оправдываться молодой человек, поняв, что он действительно ляпнул что-то не то.

— В каждой шутке есть доля шутки, остальное правда, — не сдалась та. — И если ты обо мне такого мнения, тогда нам вообще не о чем больше разговаривать.

— Ну, Анфиса, прости меня, дурака, я правда не хотел тебя обидеть, как-то нечаянно получилось. Сам не понимаю, как вырвалось, — взмолился Владимир, сожалея, что он вовремя не прикусил свой язык. — Давай не будем ссориться в такой день, ни к чему это. Ты, кстати, на поминки поедешь? Мария Станиславовна всех приглашала, — поторопился он переменить тему разговора и отвлечь девушку. — Мы с Виктором решили зайти ненадолго, чтобы не обижать вдову, и помянуть шефа. Поедешь с нами?

— Нет, я не могу, — отказалась Анфиса. — Мама плохо себя чувствует, мне домой нужно.

— Снова болеет? — участливо спросил Коновалов.

— Да, болеет, — вздохнула девушка. — Уговариваю ее в больницу лечь, а она — ни в какую. Все беспокоится, как же я без нее буду жить. Ей кажется, что я непременно буду опаздывать на работу, в институт и вообще заморю себя голодом, — грустно улыбнулась она.

— Да уж, родители, наверное, все одинаковые, моя мать тоже все время думает, что я без нее обязательно пропаду. До нее почему-то никак не доходит, что ее сын — уже давно большой мальчик и в состоянии позаботиться не только о себе, но и о ней тоже.

— На то они и родители, чтобы волноваться о своих детях. Вон Катя без отца осталась, а он для нее был дороже всех на свете, — сочувственно вздохнула Анфиса. — Представляете, они с ним каждый день обязательно созванивались и болтали по полчаса. Мне шеф на это время запрещал его соединять с кем бы то ни было. Очень часто мне о Кате рассказывал, какая у него замечательная дочь. А я вот никогда своего отца не видела и даже не знаю, какой он, — нахмурилась она. — Мама запрещает мне говорить на эту тему, поэтому я всегда завидовала Кате, глядя на Кирилла Николаевича. Он действительно был хорошим отцом, и вдруг… так внезапно… И знаете, что я хочу вам сказать, мальчики? Мне кажется, что он совсем не своей смертью умер! — неожиданно выдала девушка.

— В каком смысле умер не своей смертью? — удивленно вскинул брови Смирнов.

— Как это не своей, когда у него сердце? — вторил ему Коновалов.

— Сердце — это только ширма, — махнула рукой Анфиса. — Не мог такой крепкий и молодой мужчина умереть от сердечного приступа. Ему ведь сорок три года только-только исполнилось. Я уверена, что его убили!

— Ну, девочка моя, ты даешь! — ахнул Владимир. — С чего вдруг такие странные и страшные предположения?

— Он не мог умереть от сердечного приступа, — упрямо повторила Анфиса. — Я ему всегда напоминала о том, что пора выпить таблетку — он же гастрит лечил! И, будь у него проблемы с сердцем, сами понимаете, я бы все знала!

— Может, он и сам не знал, что у него больное сердце? — предположил Виктор. — А что? Такие случаи в наше время встречаются сплошь и рядом. А инфаркт, между прочим, здорово помолодел за последнее десятилетие. И ты, Анфиса, лучше всех знаешь, что шеф работал на износ, можно сказать, круглосуточно. Шутка ли таким бизнесом ворочать! Да от этих сумасшедших денег, которые он зарабатывал, у кого хочешь сердце остановится. При этом конкуренция бешеная, нужно всегда держать руку на пульсе, чтобы тебя не обскакали. А чиновники всякие, которые шагу ступить не дают без их дебильных резолюций? А налоговые инстанции? Попробуй-ка, останься здоровым при такой-то жизни, и не захочешь — помрешь раньше времени.

— А я говорю, что его убили, — стояла на своем Анфиса. — И его сердечный приступ был спровоцирован, я уверена.

— Ты только где-нибудь не ляпни о своем «открытии», — усмехнулся Смирнов. — А то неровен час… Короче, держи язык за зубами, здоровее будешь.

— Я уже… Наверное, ты прав, что-то меня занесло, болтаю, сама не знаю что. Это все нервы, — нахмурилась девушка. — Ладно, мальчики, может, я действительно ошибаюсь, мне пора, — вдруг заторопилась она. — Побегу на остановку, автобус идет.

— Постой, Анфиса, какая остановка? — попытался остановить ее Владимир. — Зачем тебе трястись в автобусе? Вон моя машина стоит, я тебя подвезу.

— Нет, я на автобусе поеду, меня в машине укачивает, — отказалась она и побежала на остановку. — Завтра на работе увидимся, пока, — крикнула она на бегу и махнула молодым людям рукой.

— Витя, ты что-нибудь понял? — спросил Коновалов у друга, все еще с удивлением глядя вслед убегавшей девушке.

— Если честно, то не очень, — растерянно ответил тот.

— Вот и я не очень.

Глава 2

Элегантная женщина вышла из дорогой импортной машины, приподняла воротничок норкового манто, сунула под мышку дамскую сумочку и прошла к зданию. Она в нерешительности остановилась перед дверью и посмотрела на вывеску: «БЮРО ДЕТЕКТИВНЫХ УСЛУГ — ТРЕТИЙ ГЛАЗ».

«Да-да, именно третий глаз, — подумала женщина. — Немного странное название выбрали себе детективы, но это то, что мне нужно. У меня ситуация тоже довольно странная, поэтому мне это подойдет. Вот только правильно ли я делаю? Стоит ли мне вообще к ним идти? Нет, пожалуй, схожу, узнаю, смогут ли они мне помочь. Раз уж приехала, отступать не следует», — решила она и вошла в дверь.

В приемной за столом она увидела миловидную девушку, возбужденно болтавшую по телефону. Увидев, что в дверь вошли, она торопливо произнесла:

— Я тебе перезвоню, — и бросила трубку.

— Здравствуйте, — проговорила посетительница. — Я не ошиблась, это именно детективное бюро?

— Добрый день, да, вы пришли по адресу. Чем могу помочь? — приветливо улыбнулась секретарша. — У вас какие-нибудь проблемы?

— Проблемы? — растерянно переспросила женщина, потирая пальцами висок. — Да-да, пожалуй, вы правы, у меня проблемы, — закивала она головой. — Вот, пришла посоветоваться с вашими специалистами. Надеюсь, это возможно сделать прямо сейчас?

— Конечно, возможно. Одну минуточку, я доложу о вашем приходе. А вы пока присядьте, журнальчики полистайте, — ответила девушка и тут же, вскочив с места, юркнула в дверь, ведущую в другую комнату.

Посетительница села в кресло.

— Галина Алексеевна, Люсьена Николаевна, к вам, кажется, клиентка пришла, — возбужденно выпалила секретарша. — Первая, представляете?! Сама пришла, без всякой записи, фантастика, правда?

— Женщина, значит? — сморщила носик Люсьена. — Это плохо. Я очень надеялась, что первым клиентом у нас будет мужчина, это принесло бы удачу.

— Хватит верить во всякие предрассудки, — одернула ее Галина. — Удача зависит не от принадлежности к тому или иному полу, а от нашего отношения к тому делу, с которым к нам пришли. Машенька, проводи клиентку сюда и не забудь предложить ей чаю или кофе, — велела она секретарше. — Ну что, Люся, начнем, помолясь? — повернувшись к подруге, проговорила девушка, поправляя руками прическу. — Как-никак это наша первая ласточка. Попробуем не ударить в грязь лицом и показать, на что мы способны?

— Нужно не пробовать, а действовать, — ответила та, со страхом глядя на дверь. — Ой, Галя, что-то меня колбасит не по-детски, волнуюсь до дикого ужаса! Как нарочно, Альбины с Надей нет, с ними было бы намного спокойнее.

— Через три дня они приедут, не переживай, — отмахнулась Галя. — Новый год на носу, в Париже не останутся.

— Мне кажется, мы все-таки поторопились, открыв бюро раньше времени и без девчонок. Ведь мы договаривались — после праздников, все вместе, а сами…

— Что сделано, то сделано, назад дороги нет, — перебила подругу Галина. — Ты же сама была в восторге от этой идеи — сделать девчонкам новогодний сюрприз, а теперь на попятную? И прекрати, ради бога, дрожать, как новорожденный щенок, возьми себя в руки. Что о нас подумает клиентка? Мы не имеем права подкачать, нас же тогда Алька с Надеждой засмеют. Ты вспомни, сколько нам пришлось их уговаривать и убеждать, чтобы открыть это бюро! Если мы облажаемся, они нас со свету сживут.

— Не дождутся, — буркнула Люсьена в ответ. — Мы еще всем покажем, чего стоим!

Она тряхнула кудрявой головой, бросила мимолетный взгляд в зеркало, стоявшее на столе, расправила плечи и, вздернув нос, очень серьезно посмотрела на дверь. Дверь словно только этого и ждала: она широко распахнулась, и на пороге снова возникла секретарша Машенька. Рядом с ней стояла симпатичная женщина с неестественно бледным лицом, но с гордо поднятой головой.

— Пожалуйста, проходите, — пригласила ее секретарша. — Вот наши детективы, Галина Алексеевна и Люсьена Николаевна.

— Так они что же, женщины? — удивленно спросила клиентка, посмотрев на секретаршу. — Да и молодые совсем…

— Спасибо за комплимент, добрый день, проходите, присаживайтесь, — приветливо улыбнулась Галина.

— Здравствуйте, — кивнула женщина, все еще недоуменно глядя на сыщиц. — Нет, вы знаете, у меня дело серьезное, мне нужны детективы… тоже серьезные люди, а у вас… Наверное, я пришла не по адресу, простите, но я лучше пойду, — вяло улыбнулась она и повернулась к выходу.

— Успокойтесь, проходите, присядьте, — остановила ее Галина. — Давайте познакомимся, а потом уж и выводы будете делать, оставаться вам у нас или уйти. Вас ведь насильно никто удерживать не собирается, — проговорила она, выходя из-за стола и направляясь к клиентке. — А насчет того, что мы женщины и, значит, люди не совсем серьезные, позвольте с вами не согласиться. Тем более что вы тоже женщина, и мне странно слышать от вас такие обидные вещи. Разве вы не знаете, что, по статистике, женщины превосходят мужчин по сообразительности на двадцать пять процентов?

— По статистике, говорите? А что, пожалуй, вы правы. Ваши доводы вполне справедливы… я остаюсь, чтобы убедиться в этом на своем примере. Если вы сможете мне помочь… впрочем, не будем забегать вперед, посмотрим, на что вы способны, леди детективы, — изобразила клиентка подобие улыбки и прошла к столу, за которым продолжала сидеть Люсьена, наблюдавшая за их разговором.

— Может быть, хотите кофе или чаю? — спросила Галина.

— Чаю, если можно. Я пью зеленый… и без сахара.

— Машенька, завари, пожалуйста, зеленый чай, а нам с Люсьеной Николаевной приготовь по чашечке кофе, — велела секретарше Галя. — Присаживайтесь к столу, — обратилась она к женщине. — Простите, как ваше имя-отчество?

— Меня зовут Мария Станиславовна Ступина, — представилась дама и села на предложенный стул. Положила сумочку на колени, нервно сминая ее руками. Галя обратила на это внимание и поняла, что клиентка крайне взволнована.

— Очень приятно познакомиться, Мария Станиславовна, — как можно приветливее улыбнулась она. — Нас вам Машенька уже представила: я — Галина Алексеевна, а это Люсьена Николаевна, мой компаньон. Кстати, очень профессиональный детектив, — показала она на подругу. Люсьена нервно сглотнула и кивнула головой в знак подтверждения, продолжая со страхом таращиться на первую клиентку. — И, если вам так будет удобнее, вы можете называть нас просто по именам, — добавила Галина. — Итак, мы вас внимательно слушаем. Что же у вас случилось, Мария Станиславовна? Почему вы решили обратиться к нам? — по-деловому спросила она.

— Даже и не знаю, с чего начать, — нахмурилась клиентка. — Все как-то странно… загадочно и неприятно, я даже боюсь, что вы мне не поверите и примете за ненормальную. Кстати, а почему у вашего детективного бюро такое странное название — «Третий глаз»? — задала она неожиданный вопрос, в упор взглянув на Люсьену.

— Ну-у, просто… — замялась девушка под пристальным взглядом посетительницы. — У нас есть еще одна сотрудница, Альбина… Альбина Борисовна, так вот она…

— Да, у нас есть еще одна сотрудница, мастер на всякие выдумки, — перебила подругу Галина, бросив на нее многозначительный взгляд. — Детектив должен везде иметь свои уши и глаза, и желательно не два, а три, чтобы все замечать и ничего не пропускать, — засмеялась она. — Отсюда и такое немного необычное название. Не будем отвлекаться от главной темы, мы вас слушаем, Мария Станиславовна. Что же у вас такого загадочного и странного случилось? — поторопилась Галя направить разговор в нужное русло.

— Да-да, не будем отвлекаться, — сказала дама со вздохом. — Понимаете, не так давно умер мой муж, Ступин Кирилл Николаевич, — начала она рассказывать и, вынув из сумочки носовой платочек, промокнула им сухие глаза.

— Примите наши искренние соболезнования, — сочувственно произнесла Галина, внимательно наблюдая за клиенткой.

— Спасибо, — вздохнула та. — Кирилл был весьма удачливым бизнесменом, у него своя компания, причем достаточно крупная. Может быть, слышали, «Салют-777» называется?

— Да, что-то такое слышала, — подтвердила Галина. — И что же дальше?

— Кирилл умер от сердечного приступа прямо в ванной комнате, в нашем загородном доме. По выходным дням он часто туда уезжал, чтобы отдохнуть от работы, от городской суеты, подышать свежим воздухом, а в зимнее время пройтись на лыжах. Вот и в этом году на удивление много выпало снега, и Кирилл поехал за город, чтобы не пропустить благоприятного момента и прогуляться по лесу на лыжах. У нас там огромный лесной массив, кругом сосны и ели, замечательное место для отдыха. Он уехал в пятницу, уже поздно вечером, сразу же после работы, чтобы в субботу с утра пойти на лыжную прогулку. Приехал и сразу же позвонил мне, сказал, что все в порядке, пожелал спокойной ночи — и все… больше я его не видела… живым, — всхлипнула Мария.

— Как вы узнали, что он… что его больше нет? — спросила Галина, с жалостью глядя на клиентку.

— В субботу я пыталась дозвониться ему, но он почему-то не брал трубку. Тогда я позвонила его охране и была несколько удивлена ответом. Якобы Кирилл отпустил охрану на все выходные и сказал, чтобы до утра понедельника он никого не видел.

— И как он им это объяснил?

— Вроде он хочет побыть один, ему нужно отдохнуть и подумать, а посторонние люди будут его раздражать.

— А раньше такое бывало? Я имею в виду, чтобы он отпускал охрану?

— Да, но крайне редко, — кивнула Мария. — И каждый раз это происходило, когда Кирилл был чем-то очень раздражен.

— Например?

— Один раз, когда акции компании упали на десять процентов, второй раз, когда умер его отец. Мать его умерла за девять лет до этого. А вот в третий раз… я не знаю, по какой причине, он мне ничего не сказал, как я его ни просила. Думаю, это снова было связано с работой, незадолго до того он вернулся из Чехии, куда ездил по делам. И вот теперь та же песня: распустил всю охрану и остался один.

— Значит, последний случай был четвертым?

— Да.

— И вы не знаете, чем ваш муж был огорчен или раздражен на этот раз?

— Нет, к сожалению, не знаю. В субботу он целый день не отвечал на звонки, естественно, я заволновалась, села в машину, поехала туда и… и нашла мужа в ванной… мертвым, — снова всхлипнула Мария. — Вы даже не представляете, что мне пришлось пережить! Я до сих пор не могу нормально спать, мне все время снится Кирилл. Я его вижу именно вот так — в ванной комнате мертвым, и я не знаю, как мне избавиться от этого кошмара. Мне очень нужна ваша помощь, я не знаю, к кому еще могу обратиться…

— Нужна наша помощь, чтобы избавиться от кошмара? — удивленно приподняла Галина брови. — Похоже, вы действительно пришли не по адресу. Вам не к детективам надо, а к психологу, — недовольно произнесла она, посчитав, что к ним явилась действительно какая-то психически неуравновешенная женщина. — Мы-то чем вам можем помочь с этими кошмарами, уважаемая Мария Станиславовна?

— Нет-нет, дело совсем не в этом, вы неправильно меня поняли, вернее, это я не с того начала, — торопливо заговорила клиентка. — Я об этом рассказала, чтобы вы были в курсе происходящего… Настоящий кошмар начался сразу же, как только исполнилось девять дней со дня смерти моего мужа.

— И что же именно началось? — приободрилась Галина.

— Дело в том, что… я расскажу вам предысторию, с чего все началось, чтобы вам было понятно, — предупредила Мария. — Дело в том, что Кирилл очень увлекался Египтом, хобби у него такое было… Интересовался пирамидами, раскопками, особенно ему нравилось, как хоронили фараонов и знатных людей. Запоем читал книги об этом и всегда восхищался тем, с каким почетом провожали усопшего.

— Странное какое хобби, — удивилась Люсьена.

— Да, действительно странное, но я никогда не возражала мужу и спокойно относилась к его увлечению. Так вот к чему я вам все это рассказываю? Когда хоронили Кирилла, я вспомнила о его увлечении и положила ему в гроб все, чем он дорожил при жизни, как это делали в Египте. Я оставила на его руке швейцарские часы, очень дорогие, печатку, которую я подарила ему на годовщину нашей свадьбы, золотую цепочку с крестом. Этот крест с тремя небольшими бриллиантами муж купил не так давно, за полтора года до смерти. Вдруг ни с того ни с сего решил креститься. В детстве он не был крещен, его отец был партийным работником, занимал довольно высокий пост, поэтому… думаю, вы понимаете, о чем я говорю. Во времена Советского Союза за это могли вообще исключить из партии, значит, и из жизни. Обручальное кольцо я тоже не стала снимать с руки мужа, а еще оставила его мобильный телефон, с которым он никогда не расставался. Он же бизнесмен, поэтому трубка всегда была при нем. Даже когда в туалет ходил, всегда ее с собой брал, простите за столь интимную подробность. И этот телефон я тоже в гроб положила. Лучше бы я этого не делала, — тяжело вздохнула Ступина. — Все сейчас и происходит именно из-за этого проклятого телефона! Ну зачем я это сделала? — заломила руки она. — И когда-нибудь закончится ли этот кошмар?

— А нельзя ли ближе к делу, Мария Станиславовна? — нетерпеливо спросила Галина, чтобы прервать стенания клиентки. — Если вас не затруднит, конечно?

— Да-да, извините, совершенно не могу контролировать свои нервы в последнее время, — виновато извинилась она. — В ночь на девятый день смерти Кирилла, ровно в двенадцать часов, раздался телефонный звонок. Звонил мой мобильный телефон, и, когда я взяла его в руки и посмотрела на номер, у меня аж земля из-под ног куда-то провалилась! Как стояла, так и рухнула на пол, ноги подкосились. Сижу на полу и глазам своим не верю. На дисплее высветился номер трубки, которая… Господи, у меня даже сейчас мороз идет по коже, — передернулась Мария. — Такого кошмара я в своей жизни еще не переживала!

— Я так понимаю, что на дисплее высветился номер трубки, которую вы положили в гроб вашего мужа? — закончила за нее Галина, догадавшись, что хотела сказать клиентка.

— Да, тот самый номер, — подтвердила та. — Можете представить тот ужас, какой я пережила?

— Вы ответили на звонок? — с интересом спросила Люсьена, нетерпеливо заерзав на стуле.

— Нет, в тот раз не ответила, — отрицательно качнула головой Мария. — Я до такой степени испугалась — словами не передать! Надеюсь, вы меня понимаете? Представьте на минуту себя на моем месте, и… лучше и не вспоминать. Как только я сообразила, что за номер перед моими глазами, я в ужасе отключила свой телефон и куда-то его забросила. У меня в тот момент было ощущение, что вместо телефона я змею в руках держу и что она вот-вот меня укусит! Помню, выпила большой бокал коньяка — и все, полный провал. Как дошла до кровати, как разделась — полный туман.

— И что же дальше?

— Когда я проснулась на следующее утро, мне вдруг показалось, что мне просто приснился кошмар. А когда я увидела свою трубку, спокойно лежавшую в гостиной на столе, то окончательно успокоилась, поверив, что все видела во сне. Но успокоилась я напрасно, оказывается, трубку за диваном нашла домработница и положила ее на стол.

— А потом?

— На следующий день, вернее, ночь, звонок повторился, и снова ровно в двенадцать.

— И вы опять увидели тот же номер?

— Да, именно его я и увидела!

— Что вы сделали на этот раз?

— Я собрала всю свою волю в кулак и ответила.

— Что вы услышали?

— Первый раз, когда я ответила, там молчали, просто дышали в трубку и все, а вот на следующий день… простите, я хотела сказать — ночь… На следующую ночь я услышала… вы не поверите, но я услышала голос своего мужа, Кирилла!

— Как это?! — опешила Галина.

— А вот так: со мной говорил мой муж, — нервно засмеялась Мария, теребя в руках носовой платок.

— Но как это возможно? — недоверчиво спросила Люсьена. — Вы же сказали, что он умер.

— Да, он умер, и тем не менее я слышала в трубке голос своего покойного мужа, — упрямо повторила Мария. — И не смотрите вы на меня с таким недоверием, я вполне нормальный человек, я не сумасшедшая. Вот, я принесла эту трубку сюда, вы сами можете убедиться. В памяти сохранились все входящие звонки. Номер трубки моего мужа… — она продиктовала цифры, нервно всхлипывая.

— А вы ни с кем не могли перепутать его голос? — спросила Галина, беря в руки телефон клиентки, чтобы просмотреть номера и убедиться в правдивости ее слов.

— Нет, это невозможно, — ответила Мария. — Я очень хорошо знаю голос Кирилла. Мы прожили с ним вместе почти двадцать лет, и ни с кем другим я его никогда не перепутаю. Звонил он, — твердо повторила она. — И я в этом даже не сомневаюсь.

— Вы хотите сказать, что усомнились в том, что он мертв? — с интересом спросила Люсьена.

— Нет, я в этом не усомнилась… и в то же время слышу, как он со мной говорит!

— Я ничего не понимаю, — нахмурилась Люсьена. — Уверены, что мертв, и одновременно уверены, что голос именно его? Вам не кажется, что это похоже на бред сум… простите, я хотела сказать… Я, кажется, окончательно запуталась, — сморщилась она. — Галя, а что ты можешь сказать по этому поводу?

Подруга как-то неопределенно пожала плечами, о чем-то сосредоточенно размышляя.

— Мне кажется, вам нужно что-то срочно делать. Пойти в милицию, например, потребовать эксгумации, — дала совет Люсьена. — Почему с таким вопросом вы пришли именно к нам?

— Вы думаете, в милиции поверят моему рассказу? — горько усмехнулась Мария. — Вон вы сами сомневаетесь в моей адекватности. Представляю, что обо мне подумают в милиции и какие заголовки запестрят на первых страницах желтой прессы! Это же для них такой лакомый кусочек: «Жена ныне покойного президента компании „Салют-777“, госпожа Ступина, сошла с ума и слышит голоса с того света». Нет, милые дамы, я так рисковать не могу. Мне еще здесь жить, и любыми средствами я должна держать на уровне репутацию компании моего мужа. Он слишком много сил положил, чтобы она стала такой, какой является сейчас, и я не могу его подвести! Я не хочу, чтобы «Салют» попал в чьи-то чужие руки, а для этого его вдова, то есть я, обязана быть в трезвом уме и твердой памяти. В той ситуации единственный и наиболее приемлемый выход для меня — это частное и скрытое расследование. Мне нужно знать, что происходит на самом деле и что все это значит, поэтому я и пришла к вам. Я надеюсь, что все, о чем мы говорим, останется в тайне? — спросила она, внимательно глядя на сыщиц.

— Естественно, как вы можете сомневаться в нашей порядочности, Мария Станиславовна? — с обидой произнесла Галина. — Ни одна живая душа никогда не узнает о вашем визите к нам.

— Очень хорошо, — кивнула та. — На это я и рассчитываю. Так вы сможете мне помочь? — спросила Мария.

— Над этим стоит подумать, — пробормотала Люсьена. — Странно все как-то…

— Я и сама знаю, что странно, поэтому и пришла именно к вам. Правда, перед этим у меня была еще одна мысль: обратиться к какому-нибудь экстрасенсу или медиуму, был такой грех, — откровенно призналась Мария. — Но сейчас столько развелось шарлатанов, что… короче говоря, я поняла, что лучше провести частное расследование, так будет намного надежнее. Я хотела бы услышать, что вы об этой дикой ситуации думаете?

— А что тут думать-то? — пожала плечами Галина. — Мне, например, и так понятно, что трубку из гроба кто-то спер, простите, украл, — виновато посмотрела она на клиентку. — Какой бы крутой модели ни был мобильный телефон, ему нужна подзарядка, а со смерти вашего мужа прошло… Кстати, а сколько дней?

— Сегодня ровно две недели.

— Вот, уже две недели. Понятное дело: трубку украли и решили таким изуверским способом подшутить над вами.

— А голос? — спросила Мария.

— Ах да, голос, это у меня как-то из головы вылетело, — нехотя согласилась Галина. — А что, кстати, этот голос вам говорит?

— Говорит, что он очень скучает, не дождется, когда мы с ним встретимся, и все в том же духе, — ответила Мария. — Еще немного, и я действительно сойду с ума, если это не прекратится!

— А какой он, голос этот? — спросила Люсьена, не обращая внимания на жалобы клиентки.

— Далекий, словно из подземелья, и такой тоскливый…

— И все равно, вы точно уверены, что это — ваш муж?

— Точно уверена.

— Ну, блин, и дела, — вздохнула Люсьена и, встретившись с удивленным взглядом Марии, как и Галина, извинилась за излишне фривольную лексику. — Послушайте, а вы были после похорон на кладбище? — спросила она. — Вдруг какие-нибудь вандалы узнали, что на теле есть ценные вещи, и решили поживиться?

— Вы думаете, это возможно?

— В наше время все возможно.

— Я считаю, что это исключено, — возразила ей Галя.

— Почему?

— Сама подумай, почему. Зачем вандалам после ограбления звонить и доставать вдову? Чтобы лишний раз засветиться? — с иронией поинтересовалась Галина.

— Ну, мало ли, — неуверенно буркнула Люся. — Может, они уверены в своей безнаказанности?

— В принципе, может, ты и права, в наше время действительно все возможно, — задумчиво пробормотала Галя. — И все же что-то меня настораживает в этой ситуации, только не могу понять, что именно. В любом случае, версию о вандалах мы не будем пока исключать.

— А как же тогда голос? — снова напомнила Ступина.

— А голос мог подделать какой-нибудь актер-пародист, — ответила за подругу Люсьена. — Так, что с кладбищем? Вы были там после того, как начались звонки? — вновь спросила она у клиентки.

— Да, я была на кладбище, мы ездили туда вместе с дочерью, как раз на девять дней со дня смерти Кирилла, — кивнула Мария. — Признаюсь откровенно, жутко было до ужаса, я еле сдерживалась.

— Дочь знает о том, что происходит? — поинтересовалась Галина.

— Нет, что вы! — замахала руками Мария. — Как я могу ей сказать о таких вещах? Она молодая девушка, очень сильно любила отца, для нее это будет настоящим шоком. Нет-нет, Катя ни в коем случае не должна знать об этом кошмаре.

— И что же на кладбище? Там все в порядке? Могила не разрыта? — снова напомнила Люсьена о своем вопросе.

— Кирилл похоронен не в могиле, а в фамильном склепе их семьи, — ответила Мария. — Там все в полном порядке.

— Значит, в склепе, — задумчиво пробормотала Галя. — Это меняет дело! Склеп — не могила, его проще вскрыть.

— Не скажите, — возразила Мария. — Гроб кладут в специальную нишу и закрывают ее бетонной плитой. Чтобы ее поднять, нужно обладать силой Геркулеса.

— Ну, если взять, к примеру, здоровых мужиков, человек четырех, мне кажется, вполне возможно будет сдвинуть эту плиту, как вы думаете?

— На кладбище имеются сторожа, и помещение, где они сидят, находится как раз рядом с тем местом, где расположен участок со склепами. В последнее время участились всякие хулиганства на могилах, родственники жаловались в администрацию, поэтому сейчас там постоянно дежурят. Недалеко от входа на кладбище имеется гранитный цех, где делают памятники. Там вообще вооруженная охрана дежурит круглосуточно.

— Кому нужно, тому охрана не помеха, — отмахнулась Галина. — И все-таки — нет и еще раз нет, мне кажется, что это не могут быть вандалы! Будь это они — не стали бы названивать вдове и мотать ей нервы. Я чувствую, что здесь что-то другое, но вот что именно? — задумчиво повторила она. — Скажите, Мария Станиславовна, а вы точно уверены, что ваш муж умер от сердечного приступа?

— Конечно, — женщина пожала плечами. — Было вскрытие, и патологоанатом выдал мне заключение. В нем было черным по белому написано, что смерть наступила вследствие обширного инфаркта, который привел к разрыву сердечной аорты.

— У него было больное сердце?

— Нет, никогда не болело, Кирилл был патологически здоров, не считая гастрита.

— И вас не удивило, что ваш патологически здоровый муж вдруг внезапно умер от сердечного приступа?

— А чему здесь удивляться? Мне врач объяснил, что сейчас таких случаев сколько хотите, особенно у бизнесменов. Чудовищные перегрузки на работе, постоянные стрессовые ситуации, нервные перенапряжения и так далее. Вот и Кирилл совершенно себя не жалел, работал как одержимый. Правда, он всегда следил за своим здоровьем, мало пил, не курил, плавал в бассейне, в зимнее время ходил на лыжах. А почему вы вдруг об этом спросили? — запоздало поинтересовалась вдова.

— Да нет, просто меня насторожил тот факт, что ваш супруг отпустил охрану именно в тот день, когда и умер, — нахмурилась Галина. — Вот и подумалось… Впрочем, что это я? Ведь вы же пришли к нам совсем по другому поводу, — спохватилась она. — Ваш муж скончался, но каким-то невероятным образом оживает по ночам и названивает вам по телефону. Да уж, ситуация не из простых! Что будем делать, Люся? — обратилась Галя к подруге.

— Требуется хорошенько подумать.

— Девушки, милые, ну придумайте что-нибудь, я вас очень прошу, — взмолилась Мария. — Я так больше не могу, у меня совсем не осталось сил выносить эти звонки!

— А если вам сменить номер телефона?

— Я бы давно это сделала, если бы не дочь. Я боюсь, что, если я сменю номер своего телефона, начнутся звонки на домашний номер. У Кати в комнате стоит аппарат, рядом с кроватью, и она может снять трубку. Если вдруг она услышит голос отца, я представить боюсь, что с ней тогда будет! Дочь слишком тяжело переживает его смерть. Она совершенно замкнулась в себе, даже со мной мало разговаривает. Практически не выходит из своей комнаты, только иногда, к обеденному столу, а в основном ест у себя. Целыми днями за компьютером сидит, через него с друзьями и общается. Я уже начала серьезно беспокоиться за ее психическое состояние. Пока она здесь, я должна оставлять номер своей трубки прежним, чего бы мне это ни стоило. Вот как только она уедет обратно в Англию, чтобы продолжить учебу, а это произойдет после Рождества, я мигом выброшу этот телефон ко всем чертям, простите. Скоро Новый год, потом Рождество, а девятого января Катя улетает. Мне бы только выдержать это время и не сойти с ума! В то же время мне очень хочется разобраться. Я должна знать, что происходит на самом деле!

— Мне кажется, единственный выход из этой ситуации — убедиться в том, что тело вашего мужа спокойно лежит в гробу, а вот телефона при нем нет, — заговорила Люсьена. — Как только вы увидите все своими глазами, сразу же успокоитесь. А потом, когда уедет ваша дочь, смените номер телефона и забудете этот кошмар как страшный сон. Для этого вам всего лишь нужно будет нанять рабочих, чтобы они подняли надгробную плиту и открыли гроб.

— Люся, ты хотя бы слушаешь, о чем мы говорим, или в облаках витаешь? — спросила Галина. — Предположим, она убедилась, что ее муж спокойно почивает на месте, что телефона при нем нет, и что дальше?

— В каком смысле? — не поняла подругу девушка.

— Да в самом прямом смысле, Люся, — раздраженно ответила Галя. — Неужели ты ничего не поняла?

— А что здесь понимать-то?

«Кажется, я погорячилась, назвав эту идиотку профессиональным детективом», — выругалась про себя Галина, а вслух произнесла:

— Главное не то, на месте ли тело или сбежало, я лично уверена, что оно на месте. Главное, что кто-то звонит его вдове! Сам собой напрашивается вопрос: кто это делает и, главное, для чего?

— И для чего же? — испуганно спросила Ступина.

— Вы, Мария Станиславовна, минуту назад сами ответили на этот вопрос. Вы сказали, что если этот кошмар не прекратится, вы сойдете с ума, — напомнила Галина. — На это и рассчитывают те люди, затеявшие с вами эту странную игру. Кто-то решил свести вас с ума таким образом! — выдала она безжалостный вердикт.

— Вы уверены?

— Так же, как в том, что разговариваю с вами.

— Но кому это понадобилось?

— Мне кажется, что вы достаточно умная женщина, а после смерти вашего супруга — еще и очень богатая. Ищите того, кому это выгодно, и сразу станет понятно, кто вас допекает идиотскими звонками. — Галина пожала плечами. — На мой взгляд, все очень просто, как дважды два.

Глава 3

— Ты считаешь, мы правильно сделали, что согласились взяться за это дело? — с сомнением спросила Люсьена у подруги, когда Ступина покинула офис, заключив с сыщицами письменный договор. — Признаюсь откровенно, звонки с того света как-то не очень меня вдохновляют, — она передернула плечами.

— Так, посмотрим, что это за компания такая, «Салют-777», — сказала Галина, усаживаясь за компьютер. — Наверняка в Интернете есть сведения о них.

— Ты слушаешь или не слушаешь, что я тебе говорю? — раздраженно спросила Люсьена.

— Слышу, слышу, мне тоже не очень-то нравится общаться с покойниками, но… Ты помнишь, какую сумму вознаграждения клиентка назвала? — лучезарно улыбнулась Галя, порхая пальчиками по клавиатуре компьютера. — Да я за такие деньги не то что склеп вскрою, я там неделю жить соглашусь рядом с трупами! Ух и ни хрена себе! — воскликнула она, уставившись в монитор расширенными глазами. — Люська, ты только посмотри!

— Что там еще? — недовольно проворчала Люся, приблизившись к столу.

— Ты посмотри, чем занимается компания «Салют-777», — прошептала Галя. — Копи царя Соломона! Да я ж теперь в лепешку расшибусь, чтобы угодить мадам Ступиной, глядишь, она удвоит гонорар, если дело выгорит!

— Подумаешь, невидаль, — фыркнула Люсьена, прочитав сведения о компании. — Вступать в спор с потусторонними силами из-за денег — на это только ты способна, Суханова. Беспринципно меркантильная особа, вот кто ты такая!

— Можно подумать, что ты у нас альтруист-бессребреник, мадам Сергеева, — с сарказмом усмехнулась Галя. — Чья бы корова мычала, а твоя бы молчала.

— Сама ты… корова!

— От лошади слышу, — не уступила Галина. — И вообще, ты совершенно непутевая, и сыщик из тебя, как из моего мопса — доберман.

— Это почему еще? — взвилась Люсьена.

— А потому! — рявкнула Галина. — Кто рот раскрыл и чуть про нашу Альбинку не проговорился? — напомнила она. — У нас же договоренность, что никто не должен знать о ее способностях. Стоит только одному клиенту об этом пронюхать, и наше детективное бюро сразу же превратится в салон четырех, блин, гадалок! И будет у нас стоять очередь из любителей острых ощущений. Хорошо хоть, что я такая сообразительная, не дала тебе закончить фразу.

— Шила в мешке не утаишь, — буркнула в ответ Люсьена. — Все равно, рано или поздно об этом узнают. Когда Алька в больнице лежала после удара молнии, весь персонал был в курсе ее открывшихся способностей. В Склифе две недели провалялась, у Надеждиной тетки в отделении, там тоже все знали.

Альбина и Надежда были близкими подругами Галины и Люсьены. Еще со школы их так и звали — «великолепная четверка».

Альбина была талантливой художницей, двадцати восьми лет, незамужней. Худенькая, высокая девушка с длинными темными волосами, достаточно спокойная и рассудительная. Пять лет тому назад в автомобильной аварии погибли ее родители, и с тех пор она еще больше углубилась в творчество, рисуя как одержимая, иногда даже сутками. Иногда она выезжала на природу, чтобы писать с натуры, но в основном пропадала в своей мастерской. Подругам иногда приходилось чуть ли не силой вытаскивать ее оттуда и везти куда-нибудь, чтобы вместе отдохнуть и развлечься.

Надя — психоаналитик, была руководителем и одновременно президентом центра психологической реабилитации. Двадцать девять лет, тоже незамужняя, из-за чего очень переживала ее мать, которой не терпелось стать бабушкой. Надя же смотрела на ситуацию с юмором, хотя в глубине души прекрасно понимала, что ее возраст неумолимо подкрадывается к бесповоротно критическому. Два с половиной года тому назад она уже почти собралась замуж, но… но в результате так и не вышла.

Альбина с Надеждой в настоящее время пребывали в Париже на выставке картин, среди которых имелось и несколько талантливых и замеченных ценителями произведений Альбины.

Люсьена была девушкой небольшого роста, с короткой стрижкой пепельных кудрявых волос, вздернутым носом, яркими голубыми глазами и в меру авантюрным характером. Она уже побывала один раз замужем, но быстро поняла, что ее муж — герой совсем не ее романа, быстренько распрощалась с ним и убежала к мамочке, под теплое крылышко. Начала встречаться с молодым человеком, Сергеем, который недавно закончил писать диссертацию и начал готовиться к защите. Люсьена надеялась, что после защиты он наконец озвучит долгожданное предложение выйти за него замуж. Хотя где-то глубоко из подсознания внутренний голос постоянно нашептывал, что она ему совсем не пара и ничего хорошего из их брака не получится. Сергей вырос в семье академика, мамаша его была классической наседкой, сдувавшей со своего единственного и горячо любимого сыночка любую пылинку. Она очень подозрительно и ревностно относилась ко всем девушкам, приближавшимся к сыночку больше чем на пять метров. Аделаида Владиславовна, эдакая мадам фру-фру, считала, что такой перспективный молодой человек, как ее сын, должен иметь самую наидостойнейшую претендентку на свои руку и сердце. О близких отношениях Сергея с Люсьеной она прекрасно знала и не противилась их связи лишь потому, что понимала: молодому человеку нужна женщина. Пока он пишет диссертацию, рядом с ним пусть будет Люсьена, лишь бы он не отвлекался на разные свидания и похождения по ночным заведениям. А вот когда сыночек защитится, тогда она, Аделаида, и подумает о его женитьбе, и уж, конечно, не на этой девице. Женой ее сына должна стать девушка только их круга, а туда Люсьена совершенно не вписывалась.

Четвертая подруга, Галина, была полной противоположностью Люсьене. Яркая блондинка высокого роста, с пронзительными карими глазами и округлыми формами. Она так гордо и красиво умела носить эти формы, что мужчины невольно обращали на нее внимание и шли за ней, как послушные телки на веревочке, стоило ей только пошевелить пальчиком. Девушка уже трижды успела сбегать в ЗАГС, но потом поняла, что не может долго спать под одним одеялом с одним и тем же мужчиной. По этой причине она без особого сожаления распрощалась со своими мужьями, при этом ухитрилась остаться с ними в теплых, дружеских отношениях. Она решила вести холостую жизнь, коллекционируя мужчин до тех пор, пока не встретит того единственного, от которого ей захочется иметь детей.

Люсьена и Галина постоянно спорили и ругались, и к этому уже все привыкли настолько, что, если этого не происходило в течение дня хоть один раз, подруги смотрели на них с удивлением. Невзирая на стиль их отношений, они искренне любили друг друга и после очередной ссоры не могли обижаться дольше двух часов.

Летом этого года «Великолепная четверка» попала в странную историю. Надя неожиданно встретила в супермаркете Олега Котова, за которого два года тому назад она собиралась замуж. Его посадили в тюрьму аж на двадцать лет. Когда девушка удивленно назвала его Олегом, тот почему-то с испугом открестился от своего имени. В результате это оказался вовсе не Олег, а совсем другой человек, до странности похожий на него, но… ничего не помнивший. Он даже не знал, вернее, не помнил, кто он сам и откуда. Подруги решили выяснить, в чем дело, чего бы это ни стоило, и потом горько пожалели об этом. Как раз тогда Альбина попала в больницу после удара молнии. Девушка пережила клиническую смерть, пробыла четыре дня в коме, а потом… очнулась, обладая некими странными способностями. Она стала ясновидящей, чему совсем не обрадовалась, наоборот, до смерти перепугалась.[1]

— Стоит только кому-нибудь узнать, что Алька заделалась частным детективом, сама знаешь, что будет дальше, — огрызнулась Люсьена. — Ее и без этого достают со всех сторон — и знакомые, и незнакомые, чтобы она им рассказала: «что было, что будет, чем дело кончится, чем сердце успокоится». А уж когда станет известно, что вход в наш офис — свободный, неограничен и никем не охраняется… Мне продолжать, или как?

— Думаешь, только ты такая умная, а остальные все дураки? — прищурилась Галина. — Я все прекрасно понимаю, вопрос с Алькой вполне решаем, не волнуйся. Мы ее в подполье скроем, и никто ничего не узнает, если, конечно, ты рот на замок запрешь. У тебя, Люська, сведения в одном месте никак не держатся, не язык, а помело с мотором.

— Да ты на свой посмотри! — рявкнула Люся. — Если у меня помело, то у тебя… у тебя… уф! — бессильно запыхтела она, не находя подходящего определения. — У тебя…

— А ну стоп! — прикрикнула Галя, резко топнув ногой. — Кажется, нас снова не туда несет, подруга дорогая. Еще немного, и подеремся в первый день работы нашего бюро, а это уж ни в какие рамки не лезет. Ни к чему ссориться, отложим это милое мероприятие на завтра, — засмеялась она. — Давай-ка, достань бутылочку шампусика из шкафчика, нужно срочно обмыть почин, чтобы наше первое расследование прошло как по маслу! Ты только представь себе, подружка, как будет клево, если мы с тобой это дело распутаем! Думай о тех бабках, которые мы заработаем одним махом, и мечтай, что ты на них купишь. Да мы с тобой сразу на Канары завалимся, в пятизвездочный отель, где все включено, где мужиков — море, да еще и миллионеров! Приедем туда, такие молодые, красивые, богатые и… — лукаво посмотрела Галина на подругу, сделав интригующую паузу.

— Ну? — не выдержав, переспросила Люся. — Что — «и»?

— И спокойные, Люсенька, — мечтательно прикрыла глаза Галина. — Спокойные, как два удава, от сознания того, что у нас еще столько же зелени осталось! Представляешь перспективку? Мне не нужно будет каждый раз у Толика клянчить деньги на косметику, хотя бы какое-то время, а там, глядишь, и еще заказчики появятся. Ты наконец-то сможешь разменять квартиру с доплатой. Будешь, как нормальный человек, отдельно от своей мамы жить, а то ведь у тебя никакой личной жизни. Надька с Альбинкой с ума сойдут от зависти, что профукали такое дельце в своем Париже, — засмеялась она, задорно потирая руки.

— Ой, Галя, твоими бы устами мед пить, — тяжело вздохнула Люсьена. — Его еще распутать нужно, дельце это, а уж потом и мечтать.

— Не дрейфь, подруга, распутаем, куда мы денемся, — беспечно махнула рукойГаля. — Ты вспомни, как мы летом с тобой отличились, какое дело раскрыли! Сегодняшние звонки с того света — детские шалости по сравнению с двойником Олега Котова.

— Да уж, то дело действительно было жарким, — согласилась Люсьена. — До сих пор мороз идет по коже, когда вспоминаю, что мы на волосок от смерти были, — передернулась она.

— Вот, а я о чем толкую? Жарко так, что мороз по коже, это же самое оно, — захохотала Галина. — Ну, что сидишь-то? Доставай шампанское, обмоем появление первой клиентки, с пожеланием, чтобы такие щедрые почаще к нам приходили. Кстати, ты сегодня ночуешь у меня, — добавила она.

— Зачем это?

— Ну вот, снова здорово! Только посмотрите на нее, уже забыла, — всплеснула Галя руками. — Подождем звонка с того света, — кивнула она на трубку Марии, лежавшую на столе. — Для чего я, спрашивается, попросила, чтобы Ступина оставила свой телефон, для украшения офиса, что ли?

— Точно, забыла, — нехотя согласилась Люсьена, доставая из шкафа бутылку шампанского и бокалы. — С такими клиентами, как эта Ступина, не то что память потеряешь, а вообще… Муж с того света звонит, очуметь можно! — хмыкнула она. — Никогда не думала, что у людей бывают проблемы такого странного характера.

— То ли еще будет, — заметила Галя. — И кстати, не мне тебе говорить об этом. Это же ты у нас любитель криминального чтива.

— Нашла с чем сравнивать: реальную жизнь — с книжным детективом, — фыркнула Люсьена. — Это же совсем другое дело, потому что…

— Галина Алексеевна, к вам еще одна клиентка пришла, — прошептала секретарша, просунув голову в дверь. — Вы не заняты? Мне ее пропустить?

— Еще одна? — удивилась Галя. — Надо же, какой сегодня у нас день урожайный! Погоди минуты две, а потом пропусти, я со стола уберу. Запихивай шампанское обратно в шкаф, — велела она Люсьене, торопливо сгребая бумаги со стола. — Потом обсудим, что в книгах бывает, вот она, реальная жизнь, перед нами. Странно как, ведь никто на сегодня не записывался, только звонили.

— Можно войти клиентке? — спросила Маша, снова показываясь в дверях.

— Да-да, пусть проходит, мы готовы ее принять, — кивнула головой Галина и, поспешно плюхнувшись на стул, приняла деловую позу.

— Прошу вас, проходите, — прочирикала секретарша, отходя от двери и пропуская уже немолодую женщину. Та осторожно вошла в кабинет и так же, как Ступина, удивленно вскинула брови.

— Это вы — детективы? — недоверчиво поинтересовалась она. — Вы… не мужчины?

— Вроде нет… как видите, мы — женщины… в некотором роде, — ответила Люсьена, с интересом глядя на болезненного вида даму. — Но этот факт никоим образом не отражается на нашем профессионализме, — торопливо добавила она. — С кем имеем честь говорить?

— Кучумова я, Нина Ивановна, — ответила клиентка. — Можно я присяду? Вы уж извините, ноги меня совсем не держат из-за болезни.

— Да-да, конечно, присаживайтесь, — засуетилась Люсьена, помогая женщине дойти до стула. — У вас что-нибудь случилось, Нина Ивановна? — заботливо спросила она. — На вас лица нет.

— Случилось, ой случилось, доченьки! — всхлипнула она и прерывисто задышала. Торопливо полезла в сумочку, вытащила ингалятор и несколько раз пшикнула лекарством в горло. — Извините, у меня всегда так бывает, когда я разнервничаюсь. А сейчас почти каждый час приходится им пользоваться, совсем плохо стало после случившегося. Все глазоньки проплакала. В милицию пошла, заявление написала, только чует мое сердце, напрасно все, — торопливо заговорила она, словно испугавшись, что не успеет рассказать все по порядку. — Я как посмотрела, сколько у них фотокарточек на стенке висит, и все это — пропавшие без вести, у меня так сердце и упало! Не найдут они мою доченьку, ой не найдут! Да и будут ли вообще искать? — тяжело вздохнула женщина.

— У вас пропала дочь? — спросила Галина, сочувственно глядя на посетительницу.

— Да, дочка моя пропала, ягодка, кровиночка моя, — запричитала посетительница, раскачиваясь из стороны в сторону. — Уж пятый день, как она в институт ушла и сгинула! Я поэтому и обратилась к вам, думаю, может, хоть вы чем-то поможете? Я ведь в соседнем доме живу, в магазин спустилась и увидала вашу вывеску. Это еще утром было, а потом, когда я домой вернулась, все вывеска эта стоит перед глазами, вот и решила: схожу-ка я к детективам… Милиция-то наша, сами знаете…

— А что в милиции сказали? — спросила Галина.

— Что они могут говорить? Занесли мою дочь в картотеку, завели уголовное дело по факту пропажи, говорят, следственная машина заработала. Это они так выражаются, машина у них, видишь ли! А куда эта машина едет, кто же разберет? — всхлипнула Нина Ивановна. — Найдут ли они мою Анфису?

— Вашу дочь зовут Анфиса? — удивилась Люсьена. — Какое редкое имя в наше время.

— Да, я ее так в честь своей матери назвала, ее бабки. Моя мать молодой умерла, я ее и не помню совсем, мне пять лет всего было. Отец потом женился на вдове с двумя детьми, я в падчерицах прожила до восемнадцати лет, пока замуж не вышла, без любви, можно сказать, за первого встречного, лишь бы побыстрее из дома отцовского уйти, — снова вздохнула Нина Ивановна. — Детей у нас с Виктором не было, и я очень переживала, просила его врачу показаться. А он только и знал, что огрызаться да орать на меня, мол, это я — «телка холостая», а не он.

— Телка холостая? — переспросила Галя.

— Ну, бесплодная, значит, — объяснила женщина. — А потом, когда Виктор помер, я Анфису свою специально… нагуляла, чтобы на старости лет одной не остаться, мне тогда уже почти сорок лет было. У нас в поселке бригада одна работала, строители, я с одним мужчиной, прорабом ихним, месяц и миловалась. Здоровый такой был, красивый, поэтому я его и выбрала. Анфиса на него похожей родилась, как две капли воды. Поняла я, что забеременела, сразу дом свой продала и в город уехала. Сделала все тайком, чтобы он ничего не знал, с тех пор мы и не виделись ни разу. Да и зачем это нужно, ведь он человек семейный. Во всяком случае, был в то время. А у меня в Москве тетка жила, матери моей сестра родная, квартира у нее была двухкомнатная. Она уже старая была и одинокая, меня и приютила. Узнала, что я ребенка жду, и ни одним словом меня не укорила, наоборот, поддержала. «Правильно, — говорит, — дочка, ты сделала, будет для кого жить. Я вон одна на старости лет осталась, и никому дела до меня нет, хорошо хоть ты приехала. А ведь и у меня мог быть ребенок, даже постарше тебя. Только отец, твой дед, узнал, что тяжелая хожу, и чуть не прибил. Когда я молодой была, считалось страшным позором, чтобы незамужняя родила. Отец и сказал: как хочешь избавляйся от него, а в моем доме чтоб с пузом не появлялась, а уж с нагуленным дитем — и подавно. Не дай бог, говорит, увижу, топором зарублю, а такого срама не допущу!.. Побоялась я его ослушаться, к бабке-повитухе пошла и аборт сделала. С тех пор два раза замуж выходила, но больше так ни разу и не забеременела. Вот так меня Боженька за то душегубство наказал — одиночеством на старости лет. А ты молодец, что не побоялась никого и ребенка оставила. Живи у меня, места достаточно, дитя жди, а я тебе помогу, чем смогу, пока сил хватит…»

Сыщицы внимательно слушали.

— Вот так моя Анфисочка и появилась на свет, — улыбнулась своим воспоминаниям Нина Ивановна. — Никогда мне не докучала, всегда послушной была, с самого младенчества. А три года тому назад школу закончила, на работу ее взяли в хорошую фирму, через знакомых устроили. Я категорически против этого была. Не желала, чтобы работала дочка моя, очень хотела, чтобы она училась. А Анфиса и слушать меня не стала, по-своему поступила. За все годы впервые такое случилось, чтобы она не послушалась. Мы даже повздорили с ней из-за этого немного, чего раньше тоже никогда не случалось. Я на нее не обиделась, понимала — из-за меня все. Да что ж делать, если здоровье так меня подводить стало в последние годы? Анфиса была довольна своей работой, и начальник ее хорошим человеком оказался. Чтобы с глупостями приставал — ни-ни, никогда такого не было. Зарплата тоже хорошая, денег хватало. А в позапрошлом году дочка в институт поступила, на вечерний экономический факультет. Говорила, мол, начальник ей обещал, как только она перейдет на третий курс, менеджером ее сделает, а дальше видно будет. Говорил, что в хороший отдел поставит, где карьерный рост ей будет обеспечен, если она сама того захочет.

— Действительно, хороший начальник, сейчас таких мало, дай бог ему здоровья, — сказала Галина, чтобы поддержать разговор. Ей не хотелось останавливать женщину, чтобы можно было скорее приступить к делу, по которому она пришла: Галя видела, что ей необходимо выговориться.

— Уже не даст ему бог здоровья, — вздохнула Нина Ивановна. — Помер начальник-то, две недели уже как помер.

— Да вы что? — искренне удивилась Люсьена. — Болел, что ли?

— Да нет, не болел вроде, — пожала Кучумова плечами. — Анфиса говорила, что он был здоровым человеком, кроме гастрита, его ничего не беспокоило, а гастрит сейчас у каждого второго. И вдруг — внезапный сердечный приступ! Говорят, прямо в своей ванной и помер, горемыка. Жена только на следующий день его нашла, когда приехала в их загородный дом.

— Как вы сказали? — Люсьена вытаращила глаза и удивленно посмотрела на Галину.

— А как называется фирма, в которой ваша дочь работает? — спросила Галя, прекрасно поняв взгляд подруги.

— Компания «Салют-777», — ответила Нина Ивановна. — Крупная компания, говорят, таких всего две в Москве, они… не помню, что за бизнес у них, — болезненно сморщилась она. — Голова у меня что-то разболелась. У вас не найдется водички, таблетку запить?

— Вот так компот! — ошарашенно прошептала Люсьена.

— Нет, компота не нужно, мне бы водички, — замахала руками Нина Ивановна. — Эти таблетки только водой можно запивать.

— Да-да, я принесу, — первой опомнилась Галина, взглянув на Люсьену. Она сосредоточенно хмурилась, мучительно что-то соображая. Галя торопливо выбежала из кабинета и через минуту вернулась с бутылкой минеральной воды без газа. — Вот, пожалуйста, — протянула она воду клиентке.

— А стаканчика у вас нет? — растерянно спросила та. — Неудобно как-то из бутылки.

— О господи, вот голова садовая, — хлопнула себя по лбу девушка. — Извините, ради бога!

— Так, значит, вы говорите, что Анфиса работала секретарем у начальника компании «Салют-777»? — спросила Люсьена, глядя на клиентку горящими возбужденными глазами.

— Ну да, Альбина упоминала, что Кирилл Николаевич вроде как президент этой компании, на работе все время сидел, не мог он без работы. И две недели тому назад умер от сердечного приступа.

— Правду говорят: пути Господни неисповедимы, — тихо прошептала Люсьена, удивляясь такому странному повороту событий.

— А теперь расскажите, как, когда и при каких обстоятельствах пропала ваша дочь, — попросила женщину Галина. — Вспоминайте все, даже самые мельчайшие подробности, это очень важно для расследования!

— Да, конечно, я понимаю, — кивнула та. — А вы мне поможете, доченьки? — спросила она, с мольбой глядя на сыщиц. — Вы не думайте, я заплачу, у меня деньги отложены. На черный день копила, вот, похоже, он и настал. И за что ж мне такое? — жалобно всхлипнула убитая горем женщина.

— Мы постараемся изо всех сил, — пообещала Галина. — Сделаем все, что сможем.

Она бросила тревожный взгляд на Люсьену и закусила губу, увидев, что у той навернулись на глаза слезы при виде несчастной матери.

— Итак, мы слушаем, Нина Ивановна. Не волнуйтесь, рассказывайте не торопясь, чтобы все вспомнить, — подбодрила Галя женщину. — И знаете что, начните с того дня, когда умер начальник вашей дочери. Она, кстати, была на его похоронах?

— На похоронах? — растерялась клиентка. — Да, конечно, а как же, если она ближе всех сотрудников к нему была? Ведь она же личным секретарем у Кирилла Николаевича работала.

— Расскажите обо всем, что происходило после похорон, — сказала Галя.

— А какое отношение имеют его похороны к пропаже Анфисы?

— Не удивляйтесь, Нина Ивановна, — начала объяснять Галина. — Вы сами только что сказали, что ваша дочь была секретарем у президента такой крупной компании, как «Салют», значит, лучше всех остальных сотрудников его знала. Ступин — птица высокого полета, и мы не можем знать точно, что Анфиса пропала именно не по этой причине, поэтому я и попросила вас…

— Я все поняла, — возбужденно перебила девушку Нина Ивановна. — Вы думаете, что моя девочка пропала из-за того, что знала о каких-то делах своего начальника?!

— Не исключено, что так и есть, — не стала отрицать Галина. — Поэтому очень важно, чтобы вы вспомнили все, что говорила ваша дочь о своей работе и особенно о нем, о Ступине.

— Что говорила? Да ничего такого особенного я и не слышала от нее никогда. Анфиса всегда его хвалила и жалела.

— Жалела? — удивилась Галя. — Почему?

— Говорила, что очень уж много он работает, совсем не отдыхает. Если она ему не напомнит, что обедать пора, сам он и не вспомнит. Не напомнит, что таблетку пора выпить, — и думать о лекарстве забудет… А знаете, есть у меня сомнения по поводу одного разговора, только не знаю, поможет ли это вам, — задумчиво проговорила Нина Ивановна.

— Какого разговора?

— Это произошло в тот день, когда Ступина похоронили. Я неважно себя чувствовала, Анфиса на поминки не поехала, вернулась после похорон. Она кому-то позвонила, долго разговаривала, а потом сказала что-то очень странное, я даже испугалась.

— Что за «странное»? — напряглась Галина.

— «Я уверена, что он умер не своей смертью, сердечный приступ был искусственно спровоцирован. Его убили», — передала слова дочери Нина Ивановна.

— Кому она это сказала?

— Я не знаю, а спросить неудобно было, — пожала женщина плечами. — Анфиса разговаривала в кухне, я в своей комнате лежала. Потом я в туалет пошла, он рядом с кухней расположен. И услышала эту фразу. Анфиса меня не видела, дверь в кухню была прикрыта. А когда я спросила у нее — что за странные такие разговоры, кого это там убили, — она засмеялась и ответила, что я все неправильно поняла. Оказывается, они с подругой обсуждали новый детектив Удальцовой. Это уж потом, когда Анфиса пропала, я стала все ее разговоры в памяти перебирать и о той беседе по телефону вспомнила. Я рассказывала об этом следователю, только он как-то прохладно к этому отнесся. Сказал, что ответ моей дочери насчет обсуждения детектива вполне правдоподобен и ничего в этом странного нет.

— А имя подруги вы случайно не услышали? — спросила Люсьена.

— Нет.

— Интересно, кому же она могла такое озвучить? — задумчиво нахмурилась Галина. — Недаром все-таки у меня возникли сомнения во время разговора со Ступиной. Я прямо спинным мозгом почувствовала: что-то здесь не то!

— Вы о чем? — заволновалась Нина Ивановна.

— Нет-нет, это так, мысли вслух, продолжайте, — поторопилась отвлечь женщину Галина.

— Так вы думаете, что Анфиса меня все-таки обманула и никакой детектив они не обсуждали? — спросила женщина.

— А вы сами разве не догадываетесь?

— Анфиса никогда меня не обманывала, она с раннего детства была правдивой, эдаким борцом за справедливость. Когда она мне объяснила про детектив, я поверила и успокоилась.

— Видно, напрасно, — проговорила Люсьена. — Я бы на вашем месте не поверила такому объяснению, тем более после похорон. Вы же прекрасно знали, что Ступин умер от сердечного приступа, и могли бы догадаться, что речь шла именно о нем.

— Ой, деточки мои дорогие, сейчас я это и сама понимаю, а тогда я болела сильно. Так плохо себя чувствовала, что не до Ступина мне было, — откровенно призналась Нина Ивановна. — Знать бы, где упаду, соломки бы подстелила. Теперь уж поздно об этом говорить, пропала моя девочка, что мне теперь делать — ума не приложу, — и она залилась слезами. — Помогите, ради Христа, умоляю! Ведь умру я без своей доченьки, дня не смогу прожить, если с ней что-нибудь… не приведи, Господи, — прошептала она, набожно перекрестившись. — Ведь в ней — вся моя жизнь. А зачем она мне, жизнь эта, без нее?

— Успокойтесь, Нина Ивановна, — тихо проговорила Люсьена, поглаживая женщину по плечу. — Мы постараемся сделать все от нас зависящее. Может, вам валерьяночки накапать? Выпьете, сразу же легче станет.

— Нет, не нужно, у меня свои таблетки есть, — отказалась клиентка, сморкаясь в носовой платок. — Эти дни только на них и держусь, а иначе совсем спать не могу. Все кажется, что вот-вот дверь откроется и моя доченька в квартиру войдет. Так и сижу у окна, все жду, пока сон прямо на месте меня не сморит. А вам спасибо за заботу и внимание, вы очень хорошие девушки. Вот и моя Анфиса, ну такой заботливой была, такой внимательной, — вздохнула Нина Ивановна и снова заплакала: — Где она теперь, моя кровиночка? Что с ней?.. А знаете, я еще кое-что вспомнила, — неожиданно встрепенулась она. — Накануне того дня, как она пропала, Анфиса договаривалась встретиться в пятницу вечером с каким-то молодым человеком… его Владимиром зовут.

— Что за Владимир?

— Я не знаю, кто это такой, не видела его ни разу, но он тоже работает в компании «Салют».

Глава 4

— Слушай, Галя, может, лучше завтра съездим еще разик? — спросила Люсьена, затравленно озираясь по сторонам. — Смотри, как темно, мне так страшно! Давай к машине вернемся и домой поедем, а завтра с утречка и…

— Люсь, мы с таким трудом пробрались мимо охранников, обидно назад возвращаться, — перебила ее Галя. — И вообще, как тебе не стыдно, ведь ты взрослая женщина. Чего ты боишься-то?

— Я с детства боюсь кладбищ, у меня фобия, — откровенно призналась Люсьена.

— Нечего выдумывать, пошли. Всего ничего идти, два шага сделать, и мы на месте, — отмахнулась Галина.

— Ничего я не выдумываю, у меня действительно фобия, — буркнула Люсьена, не двигаясь с места. — Когда мне было одиннадцать лет, я в деревню к бабушке отдыхать поехала. Там образовалась целая компания, и мы с мальчишками поспорили, что не испугаемся ночью среди могил пройти. Ну, и поперлась я туда сдуру с двумя подружками. Представляешь, на следующий день одного деда хоронить собирались и могилу уже вырыли. Я случайно в нее и провалилась, а девчонки испугались и убежали. Я там часа, наверное, полтора просидела, пока взрослые с фонарями не прибежали и не вытащили меня. Спасибо, подружка одна к бабушке моей примчалась и сказала, что меня надо спасать. Представляешь, чего я натерпелась в чужой могиле? С тех пор у меня фобия и появилась: боязнь кладбищ.

— Люся, это же в детстве было, а сейчас-то чего бояться? — пожала Галина плечами. — Когда я была маленькой, в моей комнате гардероб стоял. Я его до смерти боялась, думала, что там чудовище живет. Что же, мне и теперь от всех шкафов подряд шарахаться? Детские страхи — это всего лишь детские страхи, мы уже взрослые тетки, нам бояться стыдно. Тем более что мы не на прогулку сюда приехали, а по важному делу.

— Нашла с чем сравнивать: какой-то гардероб — и кладбище! Лучше завтра приедем, — в который раз повторила Люсьена, продолжая со страхом оглядываться по сторонам.

— Не следует откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня. И потом, завтра будет уже поздно, я взяла у вдовы трубку только на одну ночь. Люся, перестань трусить, я же рядом.

— Это меня и беспокоит больше всего, — проворчала Люсьена. — Только ты могла додуматься до того, чтобы в такое время притащиться на погост!

— Немедленно прекрати нытье, мы вместе думали, между прочим. А время совсем еще детское, семь часов вечера, — недовольно огрызнулась Галина.

— Так зима же на дворе, в семь часов темно, хоть глаз выколи. И как только меня угораздило тебя послушаться? — не унималась Люсьена. — Расскажи кому-то, ведь не поверят, что две взрослые бабы на кладбище завалились, да еще и в потемках! Настоящие идиотки, иначе нас никак не назовешь.

— Хватит причитать, Люсьена, — дернула ее за руку Галина. — Нечего тоску наводить, и без этого тошно. Посмотрим на этот пресловутый склеп, сделаем то, зачем пришли, и сразу же обратно. Раз уж взялись за дело… денежки к тебе не прибегут просто так. Ты же должна понимать — чтобы их заработать, нужно раскрыть дело! А что для этого требуется? Правильно: следует быть во всеоружии и делать все вовремя. Пошли, склеп совсем рядом, его отсюда видно.

— И зачем на него смотреть? Склеп, он и есть склеп, — как осел, уперлась Люся. — Неужели до утра потерпеть было нельзя?

— Господи, Сергеева, я смотрю, у тебя совсем от страха мозги зацементировались. Ну не ходила бы, оставалась бы в машине, — вздохнула Галина. — Зачем ты со мной поперлась, если действительно так боишься?

— Оставаться одной, да еще рядом с кладбищем, еще страшнее, — буркнула Люсьена, вцепившись в руку подруги мертвой хваткой. — Ой, посмотри, там кто-то стоит, — испуганно взвизгнула она. — Я дальше не пойду, хоть убей!

— Да это же памятник, идиотка, — зашипела Галина. — И прекрати орать, как ошпаренная кошка, всех покойников перепугаешь своим воем.

— А разве они могут испугаться? — задала Люсьена предельно глупый вопрос и тихонько заскулила. Она втянула голову в плечи и на всякий случай зажмурилась, чтобы вообще ничего не видеть.

— А ты как думала? — хмыкнула Галя. — Еще как могут! Они любого случайного порыва ветра боятся, потому что могут в одну секунду превратиться в пыль, а от визга сразу же стекленеют, — захихикала она. — Что встала-то? Пошли дальше, совсем чуть-чуть осталось.

— Тебе бы только смеяться да прикалываться, Суханова, а я…

— Это чтобы тебя хоть немного встряхнуть и развеселить, — улыбнулась Галя. — Плюнь на свои страхи, скажи чи-изз, и вперед.

— Иди к черту, я с места не сдвинусь, — Люсьена замерла столбом.

— Отлично, стой здесь, я одна пойду, — спокойно ответила Галина и попыталась высвободить руку из цепкой ладони подруги.

— Как это — одна? Как это — стой здесь? — заикаясь, спросила Люсьена, еще крепче вцепившись в ее руку. — Ты хочешь бросить меня посреди кладбища совершенно одну?! Совсем совесть потеряла, да?

— Почему же одну? Смотри, сколько небожителей вокруг, — криво усмехнулась Галина. — Если серьезно — чем быстрее мы дойдем до места, тем скорее свалим отсюда, неужели непонятно? — вздохнула она. — Мне тоже не по себе, просто я стараюсь держаться. Люся, очень тебя прошу, возьми себя в руки и пойми наконец, что это необходимо для дела. Раз уж мы приехали сюда, нужно довести все до конца. Вспомни, какой мы получим гонорар за раскрытие этого дела, и все твои страхи сами собой испарятся.

— Господи, и зачем я только согласилась с тобой? — с новой силой взвыла Люсьена. — Где мои мозги были? К черту гонорар, к черту вдову, и вообще, все к черту, я ничего уже не хочу, кроме того, чтобы побыстрее уйти отсюда! Что мы увидим в такой темнотище? Приехали бы завтра утром, когда светло и все видно, и обследовали бы этот чертов склеп. Вернемся, очень тебя прошу! — взмолилась она.

— Ну уж нет, мы так не договаривались. Что значит, к черту гонорар? А ну, сию минуту очнись! — тряхнула ее за плечи Галина. — Мне эта экскурсия тоже сто раз не нужна… если бы нужно было просто посмотреть на этот склеп. Ты что, забыла, о чем мы с тобой час назад говорили и зачем вообще приехали?

— А зачем? — глупо хлопнула глазами Люсьена. — Прости, Галя, у меня все из головы вылетело, я ничего не соображаю.

— Я попросила Ступину оставить на ночь свой телефон, на который ей звонят, у нас. Сделала я это, чтобы увидеть собственными глазами и услышать собственными ушами все, о чем она нам рассказала. Надеюсь, об этом ты помнишь?

— Помню, — закивала Люсьена головой, как китайский болванчик.

— Очень хорошо, спасибо хоть на этом, — облегченно вздохнула Галя. — Потом у меня появилась идея съездить на кладбище, найти склеп семьи Ступиных и спрятать там мой запасной мобильный телефон — включенный. У меня будет вторая трубка — которую мы с тобой недавно купили, и она тоже все время будет включена. Помнишь?

— Помню, а… зачем это?

— Отлично: только твоего склероза мне и не хватало! — всплеснула Галя руками. — Затем, чтобы слышать все, что будет происходить рядом со склепом: о чем здесь будут говорить, насколько хватит зарядки на телефонах и денег тоже. Надеюсь, ты все поняла?

— Да.

— Тогда пошли.

— Пошли, — моментально согласилась Люсьена и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, потянула Галину в сторону выхода.

— Блин, и за что же мне такое наказание? — Галя затряслась от истерического смеха. — Люсенька, девочка моя родная, покойников не нужно бояться, они не кусаются. Они спокойно лежат там, где и должны. Ты меня слышишь?

Люся ничего не отвечала. Она смотрела куда-то вперед широко распахнутыми глазами. Лицо ее приняло цвет свежевыбеленной простыни. Галина с тревогой оглянулась и увидела, что рядом с неким сооружением, находившимся поодаль от склепа, мелькает тусклый огонек, как от фонарика.

— Это что еще за хрень? — нахмурилась Галя, почувствовав, как по ее спине пробежал неприятный холодок.

— Там что-то есть… — прохрипела Люсьена.

— Я и сама вижу… и не что-то, а кто-то. Небось сторож услышал твой визг и теперь с фонариком ходит, проверяет, все ли в порядке, — как можно спокойнее объяснила Галина, стараясь избежать дрожи в голосе. — Давай отойдем немного, чтобы он нас не заметил. А то еще подумает, что мы расхитительницы гробниц, пришли сюда, чтобы обчистить покойников.

Галина почти на себе дотащила подругу до высокого надгробья и встала за ним, продолжая наблюдать за лучиком света.

— Я сейчас упаду в обморок, меня тошнит, — еле слышно прошептала Люсьена и уже начала было оседать на землю, но Галя удержала ее.

— Эй, эй, подружка, а ну, прекрати немедленно! Что с тобой делать прикажешь, если ты без чувств свалишься? Дотащить твое тело до машины у меня сил не хватит, значит, придется здесь тебя оставить.

— Что? — Люся мгновенно очнулась. — Как это — оставить? Ты с ума сошла?

— С тобой это — запросто, — проворчала Галина. — Вон вроде лавочка, присядь, а я осторожно посмотрю, кто там ходит.

— Не оставляй меня одну, вдруг это привидение? — всхлипнула Люсьена.

— Твою мать, я чувствую, что с такими темпами мы с тобой до утра проторчим на кладбище, — раздраженно высказалась Галина. — Ты хочешь побыстрее отсюда уйти или нет?

— Хочу! Немедленно!

— Блин, и почему ты мне раньше не рассказала о своей фобии? Если бы я знала, ни за что бы тебя не взяла, одна поехала бы и…

Галя резко оборвала свою тираду: она четко увидела какую-то тень буквально в нескольких шагах от лавочки, на которую она усадила Люсьену. Тень шмыгнула за огромное надгробие, и сколько девушка ни напрягала глаза, больше она ничего не увидела.

— Нет, наверняка показалось, кому здесь быть? — прошептала она.

— Галя, ты о чем? — нервно поинтересовалась Люсьена. — Ты куда смотришь?

— Да никуда я не смотрю, не волнуйся, — соврала она, чтобы лишний раз не пугать подругу. — Ладно, видно, делать нечего, поднимайся, двигаем обратно, к машине, — проговорила Галя, скрывая беспокойство. Ей и самой в этот момент стало до того неуютно и жутко, что сразу же захотелось уйти.

Услышав эти слова, Люсьена стремительно подскочила с лавочки и, схватив Галину за руку, потащила ее за собой. Она понеслась к центральным воротам со скоростью ветра, и ничто в этот момент ей не было помехой — ни темнота, ни могилы, ни надгробия. Если бы даже навстречу ей вышел покойник, Люся, наверное, просвистела бы мимо него, даже не заметив.

Глава 5

Девушки сидели в квартире Галины за кухонным столом и напряженно таращились на телефонную трубку, лежавшую перед ними.

— Уже пятнадцать минут первого, между прочим, а звонка все нет, — заметила Люсьена, бросив взгляд на часы. — И мне кажется, что его уже не будет.

— Почему ты так думаешь? — спросила Галина.

— Потому что Ступина утверждала, что звонок раздается всегда в одно и то же время, в двенадцать ночи.

— Подождем еще минут десять и пойдем спать, похоже, ты права, — согласилась Галина. — Не сидеть же здесь всю ночь, в конце концов? Люся, как ты себя чувствуешь? — озабоченно спросила она.

— Все нормально, — слабо улыбнулась Люсьена. — Ты уж прости меня, что так получилось, но я действительно не могла контролировать свои эмоции.

— Не бери в голову, — отмахнулась Галя. — На свете нет таких людей, у которых не имелось бы своих фобий. Я тоже темноты боюсь, правда, только в закрытом пространстве. Всегда с ночником сплю, когда одна. Меня только удивляет, что ты никогда не говорила о своем страхе перед кладбищами, а мы ведь со школы дружим.

— Да что об этом рассказывать-то? — пожала Люсьена плечами.

— Но ведь мы же подруги, и я думала, что все о тебе знаю. Оказывается, не все.

— В детстве стыдно было о таких вещах рассказывать, казалось, что все надо мной смеяться будут, — слабо улыбнулась Люсьена. — А потом как-то повода не возникало. И, если честно, я думала, что эта моя боязнь давно быльем поросла. Ведь днем-то со мной ничего такого не происходит. Тетку три года тому назад хоронила, и ничего, все нормально. Пять лет назад, когда у Альки родители погибли, вместе с вами на кладбище была, и тоже ничего, вообще никакого страха. А вот сегодня, когда вокруг темнота, могилы, я словно в тот страшный день вернулась. Меня буквально парализовал страх, и главное, что ничего с этим поделать было нельзя. Ты только никому не рассказывай, ладно?

— Ты что меня не знаешь? Могила, — поклялась Галина.

— Издеваешься, да? — засмеялась Люся.

— Есть немного, — улыбнулась Галя. — А нашим девчонкам тоже не говорить? — спросила она.

— Им я сама скажу, если понадобится.

— Люся, а тебя не удивило, что я сопротивлялась, сопротивлялась, а потом вдруг внезапно согласилась вернуться к машине? — задала Галя неожиданный вопрос.

— Ну, не знаю, — Люсьена пожала плечами. — Наверное, тебе надоело смотреть на мою синюю от страха физиономию и на мои сопли?

— Нет, подружка, совсем не поэтому. Мне показалось, что за нами следят, я даже тень видела!

— Тень? — хлопнула глазами Люсьена. — Чью?

— Отца Гамлета, блин, — раздраженно ответила Галя. — Откуда же я знаю? Может, мужика, а может, и бабы. Это же тень, у нее ведь нет половых признаков.

— Все шутишь? — прищурилась Люсьена.

— Даже не думала, успокойся. Я действительно увидела, как почти рядом с нами промелькнула какая-то тень. Так как я реалист и в привидения не верю, то пришла к выводу, что это был человек, следивший за нами. И больше всего меня волнует то, что он еще и подслушивал. А ведь я как раз тебе втолковывала, зачем нам нужно идти к склепу.

— Ох ты, господи, и что теперь?

— Откуда же мне знать? — развела Галина руками. — Поживем — увидим.

— А почему же ты мне сразу об этом не сказала?

— Шутишь? — хмыкнула Галя. — Ты уже и так в обморок собиралась свалиться, а если бы я тебе еще и об этом сказала, представляю, что бы было!

— Наверное, это правильно, что ты промолчала, я бы точно умерла от страха, — согласилась Люся. — Давай пока забудем об этом, хоть на время, а то, боюсь, не усну.

— Да ладно, спи спокойно, возможно, мне и померещилось, — сказала Галина. — У страха глаза огромные, сама знаешь, а уж когда кругом покойники… и тишина-а, — зловеще прошептала она. — Тогда и кошка тигром покажется. Давай лучше подумаем, с чего начнем наше расследование: с пропавшей девушки или с покойного Ступина?

— Мне кажется, нужно оба расследования вести, параллельно. Если девушка действительно что-то знала о смерти своего начальника или даже просто предполагала, вполне возможно, что ее исчезновение связано именно с этим. Ты знаешь, Галь, мне так жалко Нину Ивановну, прямо сердце щемит, — вздохнула Люсьена. — Несчастная женщина, несчастная мать.

— Ты думаешь, Анфисы нет в живых?

— Похоже на то, иначе куда же она могла деться?

— Ну, мало ли, — неопределенно пожала Галя плечами. — Может, она влюбилась?

— Галя, я тебя умоляю, — сморщилась Люсьена. — Все мы периодически влюбляемся, но при этом не пропадаем где-то неделями.

— Это ты не пропадаешь, а я — запросто, — фыркнула Галина. — Один раз вообще в Сочи укатила с одним «Сталлоне». Ой, как вспомню те незабываемые две недели у моря… — она томно прикрыла глаза. — Темные ночи-и, жгучие очи-и, смеясь, пропела девушка. — Неужели не помнишь тот мой вояж?

— Прекрасно помню, — улыбнулась Люсьена. — Приехала счастливая, загорелая и, самое главное, удовлетворенная.

— Ну вот, может быть, и Анфиса встретила какого-нибудь сногсшибательного мачо, перед которым устоять не смогла? Укатила с ним на экзотические острова, и гори все ясным пламенем. Я лично в Сочи укатила, даже не задумываясь.

— Галь, то, что ты укатила, — понятно, ты всегда была ветреной особой, — хмыкнула Люсьена. — Однако, несмотря на свою ветреность, ты о своем внезапном турне сразу же сообщила родителям, чтобы они не волновались. Со слов Нины Ивановны, Анфиса — серьезная девушка и очень заботливая. Ты считаешь, что она могла куда-то уехать, когда ее мать больна, и даже не позвонить ей ни разу за целых пять дней?

— Думаю, не могла, — кивнула Галя. — Здесь явно какая-то загадка.

— Вот и я о том же, — вздохнула Люсьена. — А что ты думаешь по этому поводу? Это связано каким-то образом со смертью Ступина?

— Мне кажется, да. Как только Нина Ивановна рассказала нам о том телефонном разговоре «с подругой», у меня сразу все сложилось. Ведь недаром же мне показалось странным, что Ступин умер именно тогда — когда отпустил всю охрану и остался один. Что-то там такое случилось, и вдова наверняка недоговаривает.

— Мне тоже так кажется. Вот закрутилось веретено, нарочно не придумаешь! И знаешь, что меня удивляет? Что обе эти женщины пришли именно к нам.

— Ну, то, что к нам пришла Нина Ивановна, меня совсем не удивляет. Она сама говорила, что живет в соседнем доме с нашим офисом, увидела вывеску и решила зайти, а вот Ступина…

— Ступина сказала, что услышала нашу рекламу по радио, когда ехала в машине, она как раз накануне транслировалась.

— Когда это она тебе говорила? Почему я не слышала? — удивилась Галина. — Вроде я никуда из кабинета не отлучалась, всегда там была во время разговора.

— Мне она этого и не сказала, это Маша у нее спросила, когда заполняла карточку клиента. Ты же сама отдала распоряжение, чтобы она спрашивала у всех клиентов, откуда они узнали про наше бюро, для маркетинга, — напомнила Люсьена.

— А, ну да, я совсем об этом забыла.

— Говоришь, что у меня память короткая, а у самой тоже дыра в голове, — засмеялась Люсьена. — Я, кстати, совсем другое имела в виду. Я удивлена, что эти два дела вдруг неожиданным образом оказались связаны.

— Ну, это еще доказать нужно, — возразила Галина. — Это только наши предположения — что смерть Ступина и пропажа Анфисы взаимосвязаны, а на самом деле может быть иначе.

— Все равно, странно, — не сдалась Люсьена. — Приходит жена умершего бизнесмена, и тут же приходит мать его личного секретаря. Разве не удивительно?

— В жизни и не такие чудеса случаются. Пошли спать, — проговорила Галя. — Обидно, конечно, что мы сегодня так и не дождались звонка, — нахмурилась она. — Ты не находишь это странным?

— Странно, конечно, ведь вдова говорила, что эти звонки раздаются регулярно, каждую ночь, ровно в двенадцать. Слушай, Галя, а может, это все — плод ее воображения? Вдруг у нее помутнение рассудка произошло после смерти мужа, вот и мерещится всякая ерунда? Ты обратила внимание, какое у нее бледное лицо? Такую бледность обычно дают транквилизаторы и антидепрессанты.

— Я об этом и без тебя знаю, как-никак я бывший медик, — нахмурилась Галина. — Так ты хочешь сказать, что Ступина — сумасшедшая?

— Ну, вроде того.

— Нет, Люся, непохоже, вдова показалась мне вполне адекватной дамой. Мне вот что подумалось — этим людям, которые ее звонками достают, каким-то образом стало известно о том, что она обратилась в наше бюро! И что телефон сегодня не у нее, а у нас. И результат не заставил себя ждать. А впрочем, кто знает, может, ты и права. Короче, нечего гадать, что и как, время покажет, — Галя устало потянулась и зевнула. — У меня сейчас мышление заторможенное, спать хочу — умираю.

— Да, пора в кроватку, — согласилась Люсьена. — Завтра рано вставать.

Девушки уже поднялись, когда телефон Ступиной, лежавший на столе, зазвонил. Люсьена вздрогнула от неожиданности и плюхнулась обратно на стул. Галина как завороженная смотрела на трубку, подпрыгивавшую на столе, будучи не в силах взять ее в руки и ответить.

— Ты что застыла-то? — прошептала Люсьена. — Почему не отвечаешь?

— А ты почему? — тоже шепотом спросила Галя.

— Не, я сразу сказала, что боюсь, — замахала Люся руками. — Отвечай сама!

Галина перекрестилась и осторожно взяла трубку.

— Фу ты, черт, — облегченно выдохнула она. — Это совсем не тот номер, это Ступина звонит с домашнего телефона, — она посмотрела на дисплей. — Да, Мария Станиславовна, слушаю вас.

— Почему вы так долго не отвечали? — взволнованно спросила Мария. — Я уж думала, что у вас что-то случилось!

— Нет, слава богу, у нас все в полном порядке, а вот ваш… эээ, покойный супруг почему-то не позвонил.

— То есть сегодня звонка не было? — удивленно переспросила Мария.

— Нет, не было.

— Странно, — пробормотала Ступина. — За последние пять дней звонки были регулярными, как по расписанию.

— А сегодня по какой-то причине это расписание изменилось. Как вы думаете, Мария Станиславовна, по какой?

— Понятия не имею, — растерянно ответила дама. — Вы же не считаете, что я все это придумала и пришла к вам, чтобы развлечься таким способом?

— Нет-нет, ну что вы, как можно… Я совсем не это имела в виду. Вы случайно никому не говорили, что собираетесь обратиться к детективам?

— Нет, ни единой живой душе, — заверила ее Мария. — Как я могла кому-то сказать об этом, если, кроме меня, никто не знает, что происходит? А почему вы об этом спросили?

— Такое впечатление, что кто-то узнал о том, что вы были у нас и оставили свой телефон, и результат не заставил себя ждать. Зачем тогда вашему покойному супругу напрасно тратить время и звонить нам?

— Господи, час от часу не легче! — простонала Мария. — А вы не могли пропустить звонок?

— Нет, — уверенно ответила Галина. — Когда вы уехали из нашего офиса, поступило пять звонков. Номера вашего супруга среди них не было. Как вы и посоветовали, трубку я не брала, но записывала все определявшиеся номера. Два были с подписью: «Номер не определяется». У вас есть знакомые, у которых стоит защита на определитель?

— Да, у двух моих приятельниц номера не определяются. Только я не думаю, что это они звонили, одна сейчас за границей, а вторая лежит в больнице. В котором часу были эти звонки?

— Один в двадцать два пятнадцать, а второй уже в двенадцатом часу ночи.

— Нет, это не могли быть они, — уверенно ответила Мария.

— А вы завтра утром все-таки позвоните им и убедитесь в том, что звонили действительно не они, — посоветовала Галина. — Надеюсь, это возможно?

— Да, конечно, завтра я это сделаю.

— Отлично, жду вашего звонка с результатами, а уж потом мы подумаем, с чего начинать. Спокойной ночи, Мария Станиславовна.

— Спокойной ночи, извините, что побеспокоила вас в такой поздний час, — виновато проговорила клиентка. — Просто мне не терпелось узнать результат.

— Ничего страшного, я бы тоже на вашем месте не выдержала и позвонила, — улыбнулась Галя. — До свидания.

— Доброй ночи.

— Ну вот, можно спокойно отправляться бай-бай, — Галина отключила телефон. — Я завожу будильник на семь утра, у нас очень много дел намечено, нужно все успеть.

— Кто бы спорил, только не я, — кивнула Люсьена. — В семь так в семь. Кстати, что у нас завтра на первое?

— На первое у нас завтра суп харчо, — пробормотала Галина, пристально вглядываясь во двор из-за занавески на окне. — Мне его мамуля притащила сегодня утром. Она же знает, что из меня повариха, как из черепахи — спринтер, вот и подкармливает, а у меня даже времени не было попробовать.

— Я от тебя балдею, подруга! — захохотала Люсьена. — Я имела в виду совсем не съестные припасы, а наши дела. Что мы завтра делаем в первую очередь? Куда едем? С чего-то ведь нужно начинать расследование?

— Люсь, выключи свет, пожалуйста, — попросила Галина, пропустив мимо ушей ее слова. — Мне показалось, что… Свет выключи, говорю, что ты стоишь как истукан? — прикрикнула она, когда увидела, что Люсьена не двинулась с места.

— Зачем кричать-то? Пойдем спать, и выключу, — Люся пожала плечами. — Ты что там высматриваешь?

Галина раздраженно развернулась от окна, оттолкнув подругу, подошла к выключателю и стукнула по нему рукой.

— Я чувствую, что с таким бестолковым напарником, как ты, каши не сварить, — прошипела она. — Если тебе говорят что-то сделать, нужно делать, а уж потом и вопросы задавать! Иди к окну, вон, туда посмотри, — велела она.

— Ну, смотрю и ничего странного не вижу, — проворчала девушка. — Детская площадка… пустая, дети ночью обычно спят.

— А кроме площадки, ничего не видишь?

— Машины стоят, тоже пустые.

— А вот и нет! — возразила Галина. — Вон в той синей «Тойоте» кто-то сидит. Видишь, огонек от сигареты вспыхивает периодически?

— И что с того? Сидит себе человек, курит. Я лично ничего странного в этом не нахожу.

— А я нахожу, потому что эта машина не из нашего двора, я такой здесь никогда не видела.

— Господи, Галя, тебе не кажется, что это похоже на паранойю? — вздохнула Люсьена. — Тебе теперь за каждым углом будет что-то мерещиться? Что тебе эта машина далась и тем более человек, который в ней сидит и спокойно курит? Может, он кого-нибудь ждет?

— Сама не знаю, Люся, увидела, и у меня вдруг что-то внутри екнуло, — откровенно призналась Галина. — У тебя никогда такого не было, когда внутри вдруг что-то такое шевелится, словно без видимых причин?

— Нет, к счастью, у меня такого не бывает. Хватит ерундой страдать, пошли спать.

— Ладно, — согласилась Галя, бросив еще один взгляд на машину. — Наверное, ты права, я страдаю ерундой… И все равно: можешь думать обо мне все, что угодно, но я почему-то уверена, что этот неизвестный в «Тойоте» наблюдает за моими окнами!

Глава 6

Утром, как только прозвенел будильник, Галя вскочила с кровати и побежала на кухню. Она осторожно подошла к окну и посмотрела из-за шторы во двор. На месте «Тойоты» стояла другая машина.

— Ну вот, что я говорила? — прошептала она, увидев, что в этом автомобиле тоже кто-то сидит. — Как я и предполагала, за нами следят, посменное дежурство устроили!

Девушка бросилась в комнату, где спала Люсьена, и затормошила ее:

— Вставай, соня, будильник давно прозвенел.

— Сейчас, сейчас, еще пять минуточек, — пробормотала та сквозь сон, натягивая одеяло на голову.

— Какие пять минут, Люська? Сейчас же вставай, нужно немедленно что-то решать, за нами точно следят! — рявкнула Галина, сбрасывая с подруги одеяло.

— Что? Кто следит? Почему следит?! — Люсьена вскочила, моментально проснувшись. — Тебе приснился кошмар?

— Кошмар во дворе стоит, поднимайся, приводи себя в порядок и приходи в кухню, за завтраком поговорим, — раздраженно ответила Галя и, развернувшись, вышла из комнаты.

— Блин, кажется, мы погорячились, открыв детективное бюро, — проворчала Люсьена. — У Галки явный шпионский психоз на этой почве. Кто может за нами следить, если мы еще ничего не делаем? Всего-то прокатились до кладбища и вернулись. Ладно, выясню, что за кошмар она увидела.

Люся прошла в ванную комнату, почистила зубы, умылась и причесалась. Войдя на кухню, она увидела подругу, прилипшую к окну с видеокамерой. Галя тщательно замаскировалась шторой, чтобы неизвестный, сидевший в машине, ничего не заметил. Для пущей конспирации она вплотную сдвинула горшки с цветами, создав импровизированный зеленый куст, в котором легко терялся объектив камеры.

— Ну, и что за кино ты там снимаешь? — поинтересовалась Люсьена.

— Тихо, помолчи, потом посмотришь, — шикнула в ответ Галина. — Из дома выйдем через чердак, — добавила она. — Думаете, вы такие хитромудрые и крутые, что никто вам не чета? Ошибаетесь, друзья, вы еще не знаете, с кем связались, — бормотала она, продолжая снимать. — А ты не стой, готовь завтрак.

— Это ты с кем разговариваешь? — вскинула Люсьена брови. — Уже со мной или еще с ними? Извини, не знаю, кто это такие, — усмехнулась она.

— Ты что, думаешь, что я, твоя подруга, сошла с ума? — прищурилась Галина, поворачиваясь от окна и выключая камеру. — Несет невесть что, кого-то снимает, что-то там бормочет? Не дождешься, я в полном порядке, знаю, что говорю и что делаю.

— Я за тебя бесконечно рада, но обрадуюсь еще больше, если ты мне хоть что-то объяснишь.

— Иди сюда, сама все увидишь, — показала Галя на камеру и уселась за стол. Она включила воспроизведение, и Люсьена увидела следующую картину. В неприметной «Ниве» сидел молодой человек довольно приятной наружности и спокойно курил.

— И что такого ты увидела? — спросила Люсьена. — Тебе не кажется, что это похоже… — она запнулась на полуслове, увидев, как парень вытащил фотоаппарат и сфотографировал окно Галины. Потом он сделал еще пару снимков окна гостиной и пару раз — балкона.

— Ну, как тебе это? Прикольно, правда? Еще ничего не сделали, а уже в историю влипли, — усмехнулась Галя. — Мне это нравится! А тебе?

— Если честно, то не очень, — пробормотала Люсьена. — А ты уверена, что он снимал именно твои окна?

— А ты посмотри повнимательнее вон туда, на сиденье его машины, и тогда все вопросы отпадут сами собой, — хмыкнула Галина.

Люся увеличила картинку и разглядела на сиденье фотографию. Со снимка ей улыбались четыре девушки. Она сама, рядом — Галина и две их близкие подруги: Надежда и Альбина.

— Черт меня побери! — ахнула Люсьена. — Откуда у него эта фотография?!

— Вот-вот, и я о том же, — буркнула Галя. — Откуда она у них могла оказаться, если таких снимков — всего четыре штуки? Мой на месте, я проверила, — она криво ухмыльнулась.

— А чему ты радуешься? — нахмурилась Люсьена. — Мне, например, совсем не до смеха.

— А что, плакать прикажешь? У меня уже руки чешутся оставить их с носом. Давай быстро позавтракаем, одеваемся и уходим через чердак. Выйдем из другого подъезда, добежим до моего гаража, и поминай как нас звали. А они пусть думают, что мы дома сидим, и дежурят хоть до посинения.

— А ваш чердак разве открыт? У нас, например, всегда на замке.

— Люся, я тебя умоляю, — сморщилась Галина. — Нашла проблему! У нас тоже заперто, но замок навесной, подденешь чем-нибудь, он и откроется.

— Слушай, а что, если возле твоего гаража тоже дежурят?

— У гаража? Черт, этот вариант я как-то и не учла, — задумалась Галина. — Ладно, бог с ним, с гаражом, поймаем машину, я позвоню своему бывшему и попрошу ключи от его «Жигулей». Машина ему все равно пока не нужна, он ногу сломал, дома сидит уже вторую неделю.

— Бывшему — это которому, у тебя же их трое? — засмеялась Люсьена.

— Юрику, — улыбнулась Галя. — Он мне никогда не откажет.

— А может, лучше за моей машиной заедем? — предложила Люсьена.

— Нет, исключено, — возразила Галина. — Мы, между прочим, могли бы и Надеждину взять или Алькину, ключи у меня есть, но делать этого нельзя. Если у них есть фотография нас четверых, значит, и наши машины им в лицо известны. Будем передвигаться на перекладных. Пока возьмем Юркины «Жигули», а дальше будет видно.

— Наверное, ты права.

— Да не наверное, а на все сто процентов. Слушай меня, делай как я и не пропадешь, — подмигнула Галина подруге. — Ой, у меня прямо мандраж какой-то сыскной начался, не могу на месте усидеть! Давай быстрее завтракать, и вперед.

— А куда поедем-то?

— В первую очередь — в компанию «Салют-777», хочу выяснить, что за Владимир там работает, с которым встречалась Анфиса.

— Если ты права и за нами действительно следят, то в «Салют» ехать не стоит, — возразила Люсьена. — Нужно найти способ, чтобы встретиться с этим Владимиром на нейтральной территории.

— А вот об этом я и не подумала, — согласилась Галя. — Тогда меняем маршрут. Нужно заехать к Нине Ивановне, взять у нее телефоны всех подруг ее дочери. Вчера, когда я у нее спросила о них, она сказала, что номера есть, но они дома, в телефонной книге записаны. Впрочем, к ней ехать тоже необязательно, — тут же передумала Галя. — Можно ей просто позвонить, она продиктует. Что зря время-то тратить на лишние поездки, правда?

— Правда, — согласилась Люся. — Я позвоню ей и все узнаю.

— Сейчас не звони, еще рано, может, женщина спит, — возразила Галина. — Часиков в десять позвоним, прямо из машины. Незаметно выберемся из дома и сразу к Юрику поедем.

— А его ты, значит, не боишься разбудить в такую рань? — усмехнулась Люсьена.

— Он человек свой, давно проверенный, переживет, — отмахнулась Галя. — Друзей можно будить в любое время, хоть в пять утра, когда этого требуют обстоятельства, и они не должны обижаться, иначе это уже не друзья. А он вообще мой бывший муж и должен всю жизнь помнить, какие сладкие ночи я ему дарила целых восемь месяцев.

— Ты неисправима, Суханова, — засмеялась Люсьена.

— А разве я не права?

— Права, права, — согласилась Люся и полезла в холодильник за продуктами. — Ты что будешь? — спросила она у Гали. — Яичницу с беконом или вареные сосиски с горчицей?

— Салат овощной с оливковым маслом и кофе без сахара. В нашем возрасте, Люсенька, фигуру нужно беречь. А уж такую, как моя, вообще нужно сдать в алмазный фонд. А о харчо я пошутила вчера.

— Да уж, смерть от скромности тебе не грозит, — фыркнула Люся. — Если ты так печешься о своей фигуре, зачем же тогда держишь остальные продукты в холодильнике, для интерьера, что ли?

— На непредвиденный случай, вдруг кто-то в гости заглянет? Какой-нибудь импозантный мужчина, например, — томно вздохнула Галя и погладила себя по бокам. — Ужин, естественно, проходит в ресторане, а вот утром… Утром нужно же чем-то кормить мужчину, который трудился всю ночь?

— Ты планировала завтракать сегодня с каким-то мужчиной? — с сарказмом поинтересовалась Люсьена, озирая внушительные запасы, которыми были завалены полки холодильника. — Кто такой? Почему не знаю?

— Но я же не думала, что на наши головы свалятся заказы, причем не один, а сразу два, — сморщила носик Галина. — Практически уже договорилась с одним культуристом о встрече, но, как видишь, вышел облом. Приходится довольствоваться тем, что есть, — пожала плечами она.

— Это ты меня имеешь в виду? — насупилась Люсьена. — Совсем обнаглела, как я посмотрю?

— Не придирайся к словам, моя хорошая, — улыбнулась Галина и чмокнула подругу в щеку. — Мне овощной салат и кофе без сахара, — повторила она.

— Салат так салат, а мне и йогурта хватит, — пробормотала Люся. — Я порежу овощи, а ты свари кофе.

— Некогда мне кофе варить, я еще макияж не сделала, — отмахнулась Галина, направляясь к двери.

— Ну, ты и нахалка, Суханова! Она, значит, марафет пойдет наводить, а я вместо Золушки овощи ей кроши? — возмутилась Люсьена.

— Начинается, — простонала Галя. — Будем торговаться, Люсь? Ты же знаешь, что с «раздетым» лицом я в жизни на улицу не выйду. Женщина должна оставаться женщиной при любых обстоятельствах, при любой погоде и при любом освещении. Сегодня ты для меня приготовишь, завтра я для тебя, и нечего вредничать.

— Завтра мне моя мама все приготовит и в постель мне принесет, между прочим, — проворчала Люся. — И я совсем не вредничаю, просто борюсь за справедливость и равноправие.

— Скажите, пожалуйста, борец какой нашелся, — усмехнулась Галина. — Имей в виду, что никуда твоя мама тебе ничего не принесет.

— Это почему еще?

— Потому что, пока не закончится расследование, мы будем все время вместе, и днем и ночью, — сказала, как отрезала, Галина. — И не нужно на меня смотреть такими страшными глазами, это в целях безопасности. По понятным причинам здесь нам оставаться нельзя, значит, пока будем ночевать на даче у Юрика, моего второго бывшего мужа. Дача замечательная, с камином, я у него и от нее ключи возьму.

— И как ты ему все это объяснишь?

— Объясню, как есть, — пожала Галя плечами. — Юра свой человек, я ему полностью доверяю. Всего, конечно, не скажу… короче, что-нибудь придумаю.

— Думаешь, он тебя поймет?

— Не поймет — и не надо, у меня в запасе еще последний муж имеется, у него тоже загородный дом есть.

— Ты о Косте, первом муже, забыла, — со смехом напомнила ей Люсьена.

— Он не в счет, — отмахнулась Галина. — Он опять женился, причем на страшно ревнивой особе. Она старше его на одиннадцать лет, упакована, чтоб мне так жить, и следит за Костиком и днем и ночью. Шаг в сторону, и сразу расстрел на месте, без суда и следствия. Он себе даже второй мобильник приобрел, чтобы его друзья только на него звонили. И все потому, что телефон, который ему подарила его мадам, она ежедневно проверяет с особой тщательностью и пристрастием.

— Костя женился? — удивилась Люся. — Ты мне ничего не говорила.

— Да я сразу же об этом забыла, как только узнала, ты сейчас напомнила, я и рассказала, — беспечно дернула Галя плечиком. — Мне Стас, его закадычный друг, еще два месяца тому назад сообщил эту сногсшибательную новость. Костик — не тот вариант, чтобы о нем помнить и сокрушаться о его женитьбе. Бог с ним, мне совсем не до него, и уж тем более не до его ревнивой жены. У нас с тобой имеются более серьезные проблемы, поэтому будем надеяться на Юрия и Анатолия. И тот и другой никогда и ни в чем мне не откажут, в этом я уверена на сто процентов.

— Делай как хочешь, тебе видней, — согласилась Люсьена. — Ведь это твои мужья.

— Бывшие, — отметила Галя.

— Ну да, бывшие. Будем надеяться, что твоя уверенность в них оправдается… на все сто процентов.

Глава 7

— Люсь, прекрати трястись, в конце концов! Что же ты такая трусиха-то? — шикнула на подругу Галина, прилаживаясь, как бы сбить замок с чердачного люка. — Мы же не на кладбище, а всего лишь на последнем этаже моего дома. Я серьезным делом занимаюсь, а ты меня нервируешь.

— Я не трусиха, просто мне страшно, — неловко скаламбурила Люсьена, клацая зубами и опасливо озираясь по сторонам.

— Я не трус, но я боюсь, — хихикнула Галя.

— Что ты смеешься-то? Вот будет смешно, если нас кто-нибудь из соседей увидит! Представляешь, что они подумают? А если милицию вызовут, что тогда?

— Никто нас не увидит и никого не вызовет, успокойся. На часы посмотри, все на работе, — отмахнулась Галина. — На этом этаже молодые работоспособные люди живут. Пенсионеров, слава богу, нет, и в дверной глазок подсматривать некому. Ну вот, всего и делов-то, — радостно улыбнулась она, открывая люк. — А ты боялась. Говорю же, со мной не пропадешь.

— Сомневаюсь, — проворчала Люсьена, пролезая в люк следом за подругой. — Говорила я тебе вчера, что нужно хорошо подумать, прежде чем браться за это дело, так ты же никогда не слушаешь умных советов. Деньги нам, видишь ли, большие пообещали! Да в гробу я видала эти деньги, из-за которых столько нервов тратить приходится. То кладбище, то чердак этот… Не жизнь, а сплошные стрессы, черт побери.

— А ты думала, что тебе купюры за просто так с неба посыпятся? — раздраженно зашипела Галина. — Не слишком ли ты многого хочешь, дорогуша? Для того чтобы их заработать, придется и побегать, и понервничать, еще и рискнуть не раз. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Это тебе не в твоей бухгалтерии сидеть и с цифрами воевать. Ты случайно не забыла, кто мы теперь? У нас частный сыск, между прочим, а не институт благородных девиц! Ты что, блин, не знала, на что шла, когда сама была руками и ногами за открытие нашего бюро?

— Знала, знала, не ворчи, — отмахнулась Люсьена. — Это я так просто болтаю, для самоуспокоения. Неужели непонятно, что я нервничаю?

— У самой с нервами проблемы, так ты решила их и мне потрепать? — недовольно проворчала Галина. — Я смотрю, тебе этот процесс удовольствие доставляет, да?

— Извини, больше не буду. Иди вперед, нечего здесь стоять, посмотри сколько пылищи кругом, — подтолкнула Люся подругу. — Вылезем грязные, как два черта из преисподней. Удовольствия — хоть отбавляй.

— Главное, вылезти незаметно, а какими, не столь важно. Черт меня побери, только этого не хватало: закрыто! — чертыхнулась Галя, дергая за ручку люка. — Совсем из головы вылетело, что в других подъездах тоже замки висят. Пошли к другому, — проворчала она, направляясь к следующему люку и освещая дорогу тусклым лучиком фонарика. — Блин, все ноги переломать можно, нагородили невесть что. Балки какие-то, кирпичи, мусора навалом, не чердак, а свалка! И здесь закрыто, — разочарованно прошептала она, пытаясь приподнять крышку следующего люка.

— Может, вернемся? — предложила Люсьена. — Я думаю, во всех остальных подъездах будет то же самое.

— Вот когда убедимся в этом, тогда и вернемся, — недовольно ответила Галина. — А сейчас вперед и только вперед, я просто так сдаваться не собираюсь, не на ту напали.

Девушки прошли уже почти весь чердак, но открытого люка так и не нашли. Оставался всего один, и они уже почти потеряли надежду на удачу.

— Блин, что же так не везет-то? — не переставала ворчать Галина. — Неужели придется возвращаться? Прямо хоть с крыши прыгай! Почему я не парашютист? Как только закончим с этим делом, сразу же запишусь в кружок юного парашютиста, чтобы в следующий раз с такой головоломкой не встретиться.

— А парашют будешь в косметичке носить? — ехидно хихикнула Люсьена. — Да и к юным парашютистам тебя опасно подпускать, ты ж из них через неделю сексуальных маньяков сделаешь! Ой, мамочки, я на что-то мягкое наступила! — вдруг заорала она, подпрыгнув на месте, как ошпаренная.

— Что? Кого? Кто здесь? — раздался испуганный хриплый голос. Галина посветила в ту сторону фонариком, и девушки увидели замурзанного бомжа, закрывшегося грязными руками от света. — Я счас уйду, я только переспал здесь, на улице холодно, — торопливо заговорил он. — А замок я не трогал, его уже кто-то до меня сломал, ей-богу! Вы мне руку отдавили, между прочим!

— Бежим, — услышала Люсьена голос подруги у своего уха. Но она была не в состоянии сдвинуться с места и таращилась на грязного мужика округлившимися от ужаса глазами. Только когда Галя с силой дернула ее за рукав, она наконец опомнилась и бросилась за ней, почти на ощупь. На их счастье, последний люк был открыт, и они чуть ли не кубарем слетели с лестницы, ведущей в подъезд. Лифт тоже оказался на последнем этаже, и, только юркнув в него, подруги перевели дух.

— Вот это я понимаю, прогулочка, — выдохнула Галина. — Такой выброс адреналина почище любой утренней зарядки бодрит!

Через пять минут девушки выходили из последнего подъезда, отряхивая друг друга от пыли.

— Господи, я подумала — придется обратно домой возвращаться, — возбужденно проговорила Галя. — Ты не представляешь, что я пережила, думала, лопну от злости и досады! Хорошо, что хоть здесь замка не оказалось. Вроде все просчитала, а о том, что в других подъездах чердаки тоже закрыты, даже не подумала. Вот голова садовая!

— Бомжу спасибо скажи за то, что хоть один оказался открытым, — заметила Люсьена. — Я думала, умру от страха, когда нечаянно наступила ему на руку.

— А он-то как перепугался, бедный, — хихикнула Галя. — Думал, за ним милиция пришла. Как ты думаешь, он наших лиц не разглядел?

— Как он мог что-то разглядеть, если ты его фонарем в упор осветила? Мне кажется, он вообще спросонья и от страха ничего не понял! Представляю, какой он удивленный — сидит и соображает, что это было, — засмеялась Люсьена. — Приснилось или нет.

— Ну и хорошо, — облегченно вздохнула Галина. — Пронесло, и слава богу, бежим к дороге, нужно машину поймать, — велела она и первой подала пример.

Люсьена бросилась следом. Через несколько минут они уже ехали в огромном джипе «Лексус» — его владелец добродушно согласился их подбросить. Он то и дело восхищенно косился на Галину в зеркало заднего обзора. А она, словно специально его дразня, небрежно распахнула шубку на своей шикарной груди и, вытащив пудреницу, подкрашивала губы.

— Девушки, а вы местные? — поинтересовался мужчина.

— А что, разве не похоже? — кокетливо стрельнула глазками Галя. — Мне всегда казалось, что отличить москвича от кого-то другого проще пареной репы. Ты сам-то кто? Москвич или мимо проезжал?

— Я-то? — засмеялся мужчина. — Я местный, в органах работаю.

— Во менты как жить стали, а! — щелкнула пальчиками Галина. — Если дом, так на Рублевке, если машина, то крутой модели. Куда тут нам, простым частным сыщикам, до вас?

— Как вы сказали? — округлил глаза мужчина. — Частные сыщики?

— А что здесь такого? Если женщины, значит, не годимся? Так, что ли? — фыркнула девушка.

— Галя, прекрати болтать, что не нужно, — одернула подругу Люсьена. — Вы ее не слушайте, молодой человек, лучше на дорогу смотрите, зеленый уже зажегся, — обратилась она к водителю.

— Меня Сергеем зовут, — широко улыбнулся тот. — А вас, значит, Галиной? — снова посмотрел он на девушку в зеркало.

— Это мой псевдоним, — буркнула Галя, поняв, что Люсьена права и она не по делу распустила язык. — Прикольнуться я решила насчет сыщиц. Я мужиков на эту удочку ловлю, клев — стопроцентный.

— Значит, меня тоже решила поймать? — захохотал Сергей. — Меня это очень даже радует! Считай, что я уже крепко сижу на крючке.

— А вот скажи, откуда у человека, который работает в милиции, такая крутая машина? — поторопилась сменить тему Галина. — Небось ты — гаишник? Стрижешь купюры с бедных частников?

— Нет, Галочка, я не гаишник, я простой генерал-майор, — хмыкнул тот.

— Ты вроде не старый еще, а уже генерал-майор?

— И такое случается, — пожал плечами Сергей.

— Тогда, значит, ты — резидент американской разведки, если можешь себе позволить такую машину, — усмехнулась Галя. — Стоит хорошенько подумать, может, нам тоже в милицию махнуть? Как ты думаешь, Сережа, мне пойдут погоны?

— Очень пойдут, — засмеялся тот. — Я уже представил, как на тебе будет сидеть форма.

— Боюсь, что, как только я ее надену, все ваши органы будут парализованы, — хищно прищурилась Галина. — Надеюсь, ты понял, что я имею в виду правоохранительные органы!

— Ну ты и бестия, Галочка, — засмеялся Сергей. — И нравишься мне все больше и больше, — откровенно признался он.

— Не тебе одному. Здесь направо, пожалуйста, — как ни в чем не бывало распорядилась та. — А вон за тем домом — поворот налево, и мы на месте.

— Галя, ты Юрию так и не позвонила, — напомнила Люсьена.

— О, черт, забыла совсем, — спохватилась Галина, торопливо вытаскивая телефон из кармана шубки. — Алло, Юрик, привет, дорогой, это я, — прочирикала она в трубку.

— Привет, Галочка, рад тебя слышать, — пробормотал тот, но его сонный голос явно говорил о том, что он совсем не рад.

— Как живешь, мой хороший? — задала она следующий вопрос, не обратив внимания на его тон.

— Регулярно.

— Молодец, я за тебя искренне рада. Я рядышком с твоим домом, сейчас заскочу.

— Нет, не надо, — испуганно открестился тот. — Я не готов тебя встретить.

— Что значит — не надо? Что значит — ты не готов меня встретить? — взвилась Галина. — Это почему еще?

— Я не брит, не мыт из-за гипса, и вообще… — неопределенно пробормотал Юра.

— И вообще — это что? — прищурилась Галина.

— Нужно было заранее предупредить, что ты собираешься меня навестить. Я должен подготовиться, привести себя в порядок.

— Юра, я уже практически приехала, так что немедленно ковыляй на своем гипсе в прихожую и открывай дверь, — велела девушка тоном, не терпящим возражений. — Ты мне нужен по очень серьезному делу! А твоя небритость и прочее меня совершенно не смущают. Я тебя всяким видела, пока была твоей законной супругой, так что не парься на этот счет. Через пять минут буду, жди, — бросила напоследок она и отключила трубку. — Вон у того дома остановка, господин генерал-майор, — лучезарно улыбнулась она водителю, неотрывно смотревшему на нее в зеркало. — Спасибо большое за то, что подвез. Сколько?

— Номер твоего телефона, и мы в расчете, — тоже с улыбкой ответил тот.

— А деньгами никак нельзя?

— Нет, денег у меня и своих достаточно.

— Ну, тогда по рукам, — Галина пожала плечами. — Сам напросился, я не виновата, записывай номер.

Она продиктовала номер своего мобильного телефона и грациозно выпорхнула из машины, как это умеют делать только настоящие стервы. Тяжело вздохнув и закатив глаза под лоб, следом за ней вышла Люсьена.

— Суханова, ты когда-нибудь успокоишься? — с упреком спросила она.

— Только на том свете, моя милая, да и то — это еще под большим вопросом, — хихикнула Галя. — Это же преступление, если такая шикарная женщина, как я, будет прозябать без мужского внимания! Жизнь — короткая штука, молодость еще короче, поэтому нужно пользоваться на полную катушку предлагаемыми возможностями.

— Пользуйся на здоровье, только в свободное от работы время.

— Не ворчи, ты прекрасно знаешь: мужчины — это мое хобби независимо от времени и места. Тем более такие симпатичные, как этот богатенький генерал-майор. И заметь, он совсем не старый, в самом расцвете сил и возможностей, ему чуть больше сорока. Ты же в курсе — военная форма меня страшно возбуждает, — подмигнула Галя подруге.

— Это уж точно, тебя только могила исправит, как того горбатого, — махнула Люсьена рукой. — Что стоим-то, шикарная женщина? — хмыкнула она. — Пошли к твоему Юрику, нет времени прохлаждаться, дел невпроворот, — и Люся подтолкнула Галю в спину.

Глава 8

— Привет, мой дорогой, — улыбнулась бывшему мужу Галина и чмокнула его в небритую щеку. — Как твоя нога? — заботливо поинтересовалась она.

— Болит, зараза, — сморщился Юра. — Таблеток уже тонну выпил, похоже, они перестали мне помогать. Галочка, ты, как всегда, прекрасно выглядишь, — и он тоже поцеловал ее в щеку. — Люсенька, привет. Раздевайтесь, девчонки, проходите в кухню, я кофе сварю.

— Нет, Юрочка, мы дома позавтракали, некогда нам кофе распивать, времени совсем нет, — отказалась Галя. — Я к тебе по очень важному делу приехала.

— Ну, понятно, что по делу, просто так ты никогда не соизволишь меня навестить, — с сарказмом заметил тот. — А я, между прочим, уже вторую неделю в гипсе валяюсь!

— Не утрируй, дорогой, я давно собиралась тебя навестить, но совсем внезапно возникли проблемы, а они не могут ждать. Собственно, из-за них я и приехала к тебе. Ты готов мне помочь?

— Безусловно, готов, слушаю.

— Мне нужны ключи от твоей машины и дачи.

— Зачем это? — удивился молодой человек. — У тебя же вроде своя машина есть? Или уже нет? Я чего-то не знаю или что-то пропустил?

— Ничего ты не пропустил, у меня по-прежнему есть машина, просто… она в ремонте, — вывернулась Галина.

— Что с ней случилось? Ты попала в аварию?

— Типун тебе на язык, — суеверно сплюнула девушка. — Ни в какую аварию я не попадала, слава богу, и надеюсь, что никогда не попаду. Машину я отогнала в сервис, там электрика барахлит, сигнализация сбои дает, — на ходу сочиняла она. — Сказали, что раньше, чем через неделю, готова не будет, у них очередь на месяц вперед. А мне машина нужна позарез!

— Хорошо, с машиной разобрались. А от дачи-то зачем тебе ключи, ведь сейчас зима?

— Юр, какая тебе разница, зима сейчас или лето? — нахмурилась Галя. — У тебя же там камин есть, и дрова, думаю, тоже найдутся, не замерзнем.

— Ты решила встретить Новый год за городом?

— Юр, какой же ты дотошный стал после нашего развода, — сморщила Галя носик. — Раньше ты был менее любопытным. Предположим, все именно так: хочу встретить Новый год за городом. Тебе-то не все равно? Ты дашь мне ключи?

— Я бы дал, но, к сожалению, не могу, — развел руками Юрий. — Прости.

— Это как — «не могу»? Почему? — возмутилась девушка. — Ты что, Гаврилов, отказываешь мне?

— Галочка, милая моя девочка, ты же прекрасно знаешь, что я тебе никогда и не в чем не отказываю, просто на этот раз ты немного опоздала. Там живет мой друг, ты его знаешь, Коломийцев Александр, — объяснил Юра, виновато глядя на бывшую жену.

— Что он там забыл?

— С женой разошелся, попросил меня приютить его на некоторое время. В своей квартире я его не могу поселить, ты прекрасно знаешь, что я не люблю посторонних рядом с собой, и мне ничего не оставалось делать, как дать ему ключи от дачи. Я же не знал, что они могут тебе понадобиться!

— Ну вот, кажется, не мой сегодня день, — недовольно проворчала Галина. — Другого времени, что ли, не нашел твой Коломийцев для развода?

— Ну, это уж его проблемы, не мои, — пожал плечами Юрий. — Ты же понимаешь, он мой давний друг, я не мог ему отказать.

— Ладно, не переживай, ты правильно сделал. Я на твоем месте поступила бы точно так же. На то и есть друзья, чтобы поддержать в трудную минуту и разделить радость, когда тебе хорошо.

— А как же теперь ты?

— Я не пропаду, ты меня знаешь. От машины-то хоть ключи дашь?

— От машины — пожалуйста, она мне пока без надобности, — ответил Юрий, показывая на гипс. — У тебя что-то случилось, Галя? — заботливо поинтересовался он. — Я могу чем-то помочь?

— Мог бы, да вот не вышло, — она развела руками. — Я так рассчитывала на твою дачу, и нате вам, облом по полной программе. Ну ничего, я выкручусь, лишь бы Анатолий не заявил, что на его даче живут родственники из какой-нибудь Караганды. Вот тогда я точно рухну на месте, — вздохнула Галя. — Звякну ему, предупрежу, чтобы ждал в гости.

Галя прошла в комнату и набрала номер своего бывшего мужа.

— Толик, привет, дорогой, — лучезарно улыбнулась она, услышав знакомый голос. — Как дела?

— Галочка, здравствуй, солнце мое, — радостно отозвался тот. — Как же я рад слышать твой милый голосочек! У меня все хорошо, а как ты живешь?

— Я отлично живу — местами, — засмеялась та. — Толик, ты где?

— В дороге, на работу еду. Ты что-то хотела, радость моя?

— Ой, Толенька, очень хотела, ты даже не представляешь, насколько, милый, — прощебетала девушка. — Мне бы увидеться с тобой, это возможно?

— У тебя кончились деньги, счастье мое? — засмеялся тот. — Приезжай, я дам, сколько нужно.

— Толь, ну почему сразу о деньгах-то? — обиженно произнесла Галина. — Ты мне нужен по очень важному и срочному делу, но к деньгам это не имеет никакого отношения.

— Это вдохновляет, — хмыкнул Толя. — Ну, если очень важное и срочное, приезжай в мой офис, через пятнадцать минут я там буду.

— О’кей, договорились, жди, — обрадовалась Галина и, бросив трубку, побежала в прихожую. — Все, Люся, поехали, Анатолий ждет нас. Юрочка, давай ключи от машины.

— Да вон они, на гвоздике висят, — показал он на вешалку. — Только смотри, поаккуратнее, знаю я тебя — любишь ты гнать…

— Я тебя умоляю, Юрик! — воскликнула Галина. — Твоим «Жигулям» уже давно пора на свалку, так что хуже я им не сделаю, если даже очень захочу, — засмеялась она.

— Ты зачем наговариваешь на мою машину? — возмутился Юра. — Она почти новая, ей еще и трех лет нет.

— Для отечественной модели это уже древность, — не уступила Галя. — Да шучу, шучу, — засмеялась она. — Буду с ней обращаться, как с дорогущей антикварной вазой, не переживай.

— Вот именно так и обращайся, — улыбнулся Юрий.

— Хорошо, как скажешь, — согласилась Галина, хватая с гвоздика ключи. — Пока, дорогой, спасибо за машину, я тебя обожаю! Поправляйся быстрее, я тебе звякну. Люся, пошли, — кивнула она подруге и первой вышла за дверь.

Через полчаса девушки подъехали к офису Анатолия.

— Ты со мной пойдешь или в машине подождешь? — спросила Галина. — Толя будет рад тебя видеть.

— Зато я не очень, — отказалась Люся. — Ты своего первого экс-супруга очень хорошо знаешь. Задушит в объятьях, завалит комплиментами и засыплет вопросами. Лучше я подожду, только побыстрее возвращайся.

— Не волнуйся, не задержусь, — пообещала Галина и, выпорхнув из машины, вошла в стеклянную дверь офиса.

— Благоухающая роза моя, солнце мое ясное, — расплылся в улыбке Анатолий, увидев на пороге своего кабинета Галину. — Отрада глаз моих, как же я рад тебя видеть! — продолжил он свои излияния, выйдя из-за стола и распахнув для девушки объятия. — Ну, иди, иди ко мне, обними своего папочку, бальзам души моей! Ты, как всегда, обворожительна, радость моя.

— Привет, Толик, я тоже рада тебя видеть, — ласково улыбнулась Галина. — Ты тоже отлично выглядишь… для своего возраста.

— Ах, душа моя, мои года — мое богатство, — вздохнул он. — Жаль, что ты, мое солнце, оставила меня и не родила мне наследника. Уж скоро закат, а оставить все, что нажил непосильным трудом, мне некому. Может, вернешься? — хитро посмотрел он на девушку.

— Я подумаю, Толик, обязательно подумаю… на досуге, — засмеялась Галина. — А сейчас у меня совершенно нет времени. Я ведь к тебе по делу пришла… очень важному.

— Я весь внимание, солнце мое.

— Мне нужны ключи от твоего загородного дома.

— Зачем? — посерьезнел Анатолий.

— Я не могу тебе все объяснить, скажу в двух словах. Нам с Люсьеной нужно уехать из города на некоторое время. Мы постараемся уладить все дела до Нового года.

— Но до Нового года осталось всего три дня, роза моя, — напомнил Анатолий.

— Правда, что ли? — изумилась Галина. — Черт, у меня уже все в голове перепуталось… Ну, значит, я возьму у тебя ключи на три дня. Если вдруг что-то изменится, я тебе сразу же сообщу. Надеюсь, я не очень тебя обременяю своей просьбой?

— Что у тебя случилось? От кого ты прячешься? — строго спросил Анатолий, сдвинув брови к переносице. — Если тебя кто-то преследует, скажи мне, ребята быстро разберутся с наглецом.

— Нет-нет, Толик, никакой наглец меня не преследует, дело совсем не в этом.

— А в чем же?

— Позволь мне пока что ничего не объяснять, на это нет времени. Просто поверь мне, и все, — попросила Галина. — Ты даешь мне ключи?

— Вы там будете жить вдвоем с Люсьеной? — спросил Анатолий, с недоверием глядя на девушку.

— Да, вдвоем.

— Ой ли?

— Толя, ты ж меня знаешь! Я бы не стала тебя обманывать, если бы…

— Верю, верю, радость моя, — замахал тот руками. — Ты всегда была откровенна до безобразия, за что я и люблю тебя до сих пор. Поезжай ко мне на квартиру, ключи от дачи возьми у Клавы, я ей позвоню.

— Она до сих пор у тебя работает? — усмехнулась Галя. — Хорошая тетка, она мне очень нравилась.

— Ты ей тоже… временами, — захохотал Анатолий. — Особенно когда с утра щеголяла по квартире голышом.

— А почему бы и нет? — фыркнула Галина. — Такой фигурой, как у меня, и похвастаться не грех, уж не тебе в этом сомневаться. И потом, она сама виновата, что я так себя повела. Не смотрела бы она на мои короткие юбки с таким презрением, я бы никогда ничего такого себе не позволила. Я ведь с ней даже подружиться пыталась, ты знаешь, а она… Она в тебя влюблена, поэтому и относилась ко мне так натянуто и даже враждебно.

— Счастье мое, ну что ты выдумываешь? — всплеснул Анатолий руками. — Клавдия работает у меня вот уже пять лет, и я всегда к ней относился, как… Ну, я даже не знаю, как к члену семьи, наверное, — пожал плечами он. — И потом, она уже в возрасте.

— Толя, ты когда в свой паспорт в последний раз заглядывал? — хмыкнула Галина. — Она моложе тебя, между прочим, на целых семь лет.

— Да? А я никогда и не интересовался, сколько ей, — удивленно вскинул брови тот. — По виду и не скажешь.

— Это потому, что она — твоя домработница, и ты смотришь на нее как на мебель. Будь я на ее месте, быстренько бы тебя к рукам прибрала, а она… ходит по дому, как чучундра! Кроме пенсионного пучка на голове, она сроду никакую другую прическу не носила. Руки от химии все отекшие, потому что с утра до вечера только и знает что глянец в твоей квартире наводить, вместо того чтобы на себя лишний раз в зеркало глянуть.

— Ты в своем репертуаре, радость моя, — засмеялся Анатолий. — Ты никогда не смогла бы оказаться на ее месте, потому что ты — это ты, а Клавдия… всего лишь Клавдия, я не могу ее воспринимать как женщину, это нонсенс.

— Это потому, дорогой мой папуля, что твои глазки никогда не замечают женщин, которым стукнуло чуть больше тридцати.

— Ты преувеличиваешь, сердце мое, — вновь засмеялся тот. — Согласен, я люблю смотреть на молоденьких, но, если женщина красива, совсем не важно, сколько ей лет, я все равно буду любоваться ее красотой.

— Толь, мы в другой раз на эту тему поговорим, — прервала его Галина. — Как только я разберусь со своими делами, сразу же извещу тебя, и ты пригласишь меня в ресторан. Я с большим удовольствием проведу с тобой вечер. Вот тогда и поболтаем от души, хорошо? — улыбнулась она и чмокнула бывшего супруга в макушку. — Ой, Толик, все-таки, как ни крути, а тебя я больше всех своих мужей люблю!

— Вот лиса, ой лиса! — захохотал он. — Ну почему я не могу на тебя обижаться и ни в чем тебе отказать?

— Как это — почему? Ты только что сам сказал, что до сих пор меня любишь. Или мне это послышалось? — лукаво прищурилась Галина.

— Нет, не послышалось, действительно люблю, — не стал отрицать Анатолий.

— Ну, вот и ответ на все вопросы, — засмеялась Галя. — Что тут думать-то? Короче, Толенька, любимый мой папулечка, я побежала, звони своей мадам Клауди, пусть найдет ключи. А еще предупреди: пусть будет со мной мила и приветлива, иначе я за себя не ручаюсь, ты меня знаешь.

— Знаю, знаю, обязательно предупрежу, — кивнул Толя. — И не зови ты ее Клауди, она — Клавдия, носит хорошее русское имя.

— А мне по барабану, мне так больше нравится, — отмахнулась Галина. — Все, пока, я тебя обожаю.

— Я тебя тоже, цветущая роза моя. Целуй скорее своего папочку и лети, стрекоза неугомонная, — распахнул объятья Анатолий.

Галина искренне, от души, поцеловала бывшего мужа и выпорхнула за дверь, провожаемая его восхищенным взглядом.

— Ну вот, все прошло гладко, без сучка без задоринки, едем за ключами от загородного дома Толика, — широко улыбнулась подруге Галина, садясь в машину.

— Он ни о чем не спросил? — поинтересовалась Люся.

— Еще как спросил!

— И что? Ты ему все рассказала? Представляю, как он смеялся!

— О том, что мы занялись частным сыском, я, конечно, ничего не сказала, и правда засмеял бы, а о том, что нам с тобой нужно на время слинять из города, пришлось ему сообщить. Правда, подробностей удалось избежать, обещала, что обо всем поведаю потом, когда все уладится. Заберем ключи, и пусть наши преследователи лопнут от злости и бессилия, — засмеялась Галина.

— Меня больше волнуют не они, а нечто совсем другое.

— Что именно?

— Почему за нами вообще следят? Ты не находишь это странным?

— Как-то не задумывалась, — Галина беспечно пожала плечами.

— Напрасно, мне, например, этот факт не дает покоя. Ты сама посуди, Галя: ведь мы же еще и расследование не начинали, ничего не сделали, и вдруг — эта странная слежка. Почему? По какой причине?

— А ты у них спроси, — фыркнула Галя.

— Я не понимаю, как ты можешь веселиться, когда все так серьезно? — нахмурилась Люсьена.

— А что прикажешь делать? Заламывать руки и заняться слезоразливом? Если бы от этого какой-нибудь прок, я, возможно, и развела бы сырость, а раз это бессмысленно, то и заморачиваться не стоит, — вполне серьезно рассудила Галина. — И потом, от слез появляются преждевременные морщинки. Оно мне надо? — аккуратно похлопала она себя ладошками по щекам. — Проблемы нужно решать по мере их поступления. Если эти люди, что за нами следят, попытаются предпринять против нас какие-то конкретные действия, тогда и подумаем. Они спокойно сидят под моими окнами, нас не трогают, ну и пусть себе дежурят на здоровье. Нам нужно решать вопросы, уже вставшие перед нами ребром. Ты согласна?

— Согласна, согласна, успокойся. Позвони Нине Ивановне, надо узнать телефоны подруг Анфисы, — напомнила Люсьена. — Нужно хоть что-то начать делать, а то переливаем из пустого в порожнее, а толку пока — ноль. Уже десять утра, думаю, можно звонить.

— Да, хорошо, что ты сказала, — спохватилась Галина. — Совсем из головы вылетело с этими навалившимися проблемами. Слава богу, они с блеском решены: машина есть, ключи от дачи, считай, уже в кармане, можно заняться делами, не думая о пустяках, — тараторила она, набирая номер клиентки.

Люся покачала головой, но промолчала.

— Нина Ивановна, здравствуйте, это вас Галина беспокоит из детективного бюро, — проговорила девушка, как только женщина ответила на звонок. — Вы можете говорить?

— Да-да, Галочка, здравствуй, деточка, — обрадовалась Нина Ивановна. — У вас есть какие-то новости для меня?

— Нет, к сожалению, новостей пока нет, — ответила Галя.

— Нет? — упавшим голосом переспросила женщина. — А я было обрадовалась… Ничего нет хуже — вот так мучиться от неизвестности, — всхлипнула она. — Уж скорей бы все прояснилось!

— Нина Ивановна, не волнуйтесь, как только что-то будет, я вам сразу же позвоню. Откуда же взяться новостям так скоро, ведь вы только вчера к нам пришли?

— Ну да, ну да, я понимаю, только и ты пойми меня, деточка, я же мать. Ты у меня, наверное, что-то спросить хотела, раз звонишь? — спохватилась женщина.

— Я насчет номеров телефонов подружек Анфисы. Помните, вы обещали мне их дать?

— Помню, конечно.

— Вы можете мне их продиктовать?

— Смогу, подожди, я телефонную книжку возьму.

— Хорошо.

— Галя, как она? — спросила Люсьена.

— Откуда мне знать? — Галя пожала плечами. — По телефону, к сожалению, не видно.

— А голос?

— Господи, Сергеева, ты что, испытываешь удовлетворение, когда слышишь, что кому-то плохо? — раздраженно спросила Галина.

— Ты что, свихнулась?! — вытаращила глаза та. — Совсем с головой плохо?

— У меня все нормально с головой, — проворчала Галя. — А ты не задавай глупых вопросов, терпеть этого не могу.

— А что я такого спросила-то? Просто жалко женщину, и я искренне ей сочувствую.

— Ты сама-то как думаешь, какой может быть голос у матери, у которой пропала дочь? И ей твое сочувствие до лампочки, ей конкретная помощь нужна, за этим она к нам и пришла, а мы… Она так надеется на нас, а мне до того тошно вдруг стало, — болезненно сморщилась Галина. — А если мы ничем ей помочь не сможем? Или вообще, найдем девушку, когда уже поздно будет? Не дай бог никому… Да-да, Нина Ивановна, слушаю вас, — резко прервала она эту речь и начала записывать номера, имена и фамилии, которые ей диктовала клиентка.

Глава 9

— Итак, что мы имеем на сегодняшний день? — задумчиво проговорила Галина, глядя на номера. — Нужно составить конкретный последовательный план, прежде чем действовать. Как ты думаешь, с кого лучше начать: с покойного супруга Ступиной или с пропавшей девушки? — спросила она у Люсьены.

— Мне кажется, с покойного супруга Ступиной, а он уж приведет нас к Анфисе. Если повезет, конечно, и если эти два дела каким-то образом связаны, — ответила Люся. — Надо обязательно дождаться ночного звонка, послушать, что некто мурлычет своей безутешной вдове, а потом решать. Елки-палки, и как мне это раньше в голову не пришло? — подпрыгнула Люсьена на сиденье. — Галка, я знаю, как нам поймать «покойника»!

— И как же? — оживилась Галя.

— Если поднапрячься, можно запросто узнать, откуда идет звонок: с того света или из соседнего района. По номеру понятно, что тариф у «покойного» — от МТС, а у меня там есть знакомый, Денис Крюков. Вернее, он не совсем мой знакомый, а моего Сергея, мы несколько раз были у Дениса в гостях. Если я попрошу Крюкова, мне кажется, он нам поможет с этим вопросом. Ну, а если немного раскошелимся и заплатим, гарантия сто процентов. Мальчик молодой, много тратит, ему всегда нужны деньги. Кстати, с голосом тоже можно разобраться без особого напряга.

— Как?

— Записать его, а потом пропустить через компьютер. Ты же знаешь, что мой племянник, Никита, с этим чудом техники на «ты», он все устроит. Главное, чтобы наш «покойничек» позвонил.

— Позвонит, куда он денется? — возбужденно проговорила Галина, потирая руки. — Люська, ты — умница, я тебя обожаю!

— Спасибо на добром слове. Еще не факт, что позвонит, ведь сегодня ночью мы так и не дождались…

— Потому что каким-то образом ему стало известно, что трубка у нас. Блин, услышал бы кто-нибудь наш разговор о покойнике, который запросто звонит с того света своей вдове, — представляю, что бы о нас подумали, — хмыкнула Галина. — Вот чертовщина-то, нарочно такое не сочинишь!

— Да уж, бред мы несем несусветный, ты права, — засмеялась Люсьена. — А вот что касается чертовщины… Мне кажется, ничего подобного тут нет. Ты же прекрасно понимаешь, что покойный супруг Ступиной не звонит, это действительно идиотизм, — заметила она. — Ты сама сказала, что, скорее всего, кто-то спер трубку из гроба и теперь планомерно сводит вдову с ума. И делается все это из-за денег, другой причины нет.

— Да понимаю я, чай, не дурой родилась, — отмахнулась Галина. — Вдова и обещала заплатить нам такие ненормальные деньги, чтобы мы нашли типа, достающего ее таким образом. Знать бы еще, как это сделать, все было бы супер, — вздохнула она.

— Я тебе только что сказала: нужно ждать звонка, а потом проследить, откуда он был сделан, — напомнила Люсьена.

— Это я поняла, место мы, предположим, узнаем, а вот как мы найдем самого абонента, об этом ты не подумала?

— Главное, узнать место, а там, может быть, еще какая-нибудь подсказка появится.

— Будем надеяться. Между прочим, чтобы определить, где находится трубка, совсем не обязательно ждать звонка. Я где-то слышала или читала, не помню уже, что в милиции есть какой-то прибор, он запросто ловит волны и может определить местоположение любой трубки. Достаточно, чтобы она была включена.

— Так это в милиции, мы же всего лишь частные сыщики, — Люсьена развела руками. — Где мы найдем прибор? У тебя, случайно, такого нет в сумочке? — усмехнулась она.

— К сожалению, нет, а как бы он нам пригодился, — притворно вздохнула Галина. — Ну, а если серьезно? Какой у нас выход, как ты думаешь?

— У тебя море мужиков, вот и подумай, может, кто-то из них в органах служит, — подсказала Люсьена.

— Есть один, только не знаю, поможет ли, — задумалась Галина.

— О, я же говорила, наш пострел везде поспел, — усмехнулась Люсьена. — Кто такой? Почему не знаю?

— Как — не знаешь? Отлично знаешь, — засмеялась Галина. — Наше знакомство произошло при твоем непосредственном присутствии.

— Это когда же? — удивилась Люсьена.

— Сегодня, в восемь тридцать утра, в крутом джипе «Лексус», за рулем которого сидел генерал-майор Сергей… Черт, фамилию-то я не спросила, — нахмурилась Галина. — Нужно было не свой телефон ему давать, а у него номер попросить. Жди теперь, когда ему вздумается позвонить! На это времени нет.

— Да уж, на ожидалки у нас времени действительно нет, — согласилась Люсьена. — И еще не факт, что он захочет нам помочь. Слушай, может, Толика попросить? Он же, как джинн из бутылки, все может.

— Здрасьте, приехали, — Галина с упреком посмотрела на подругу. — Думай, что говоришь-то. Как я объясню Толику, для чего мне это понадобилось? Ты что, хочешь, чтобы я ему про наш «Третий глаз» рассказала?

— Нет, этого делать не стоит. А раз так, придется довольствоваться тем, что есть: помощью Дениса из МТС.

— Действуй, подруга, — велела Галина, протягивая свою трубку.

— Такие вопросы по телефону не решаются, — нахмурилась Люся. — И потом, сначала нужно придумать, как ему объяснить, зачем мне это понадобилось.

— Не думаю, что стоит вдаваться в подробности и что-то объяснять. Ты сама сказала, что мальчику постоянно нужны деньги, значит, достаточно просто ему заплатить, — возразила Галина. — Не забывай, что мы — частные сыщики и не имеем права разглашать тайны наших клиентов кому ни попадя.

— А если он спросит?

— Придумаем что-нибудь, не переживай, положись на меня. Звони своему знакомому, узнай, сможет ли он нам помочь. Если согласится, мигом подъедем к нему, дадим ему номер телефона и заплатим заодно.

Люсьена набрала номер Дениса, минуты две слушала протяжные гудки и, поняв, что трубку не хотят брать, отключилась.

— Он не подходит к телефону. Или не слышит, или занят, — разочарованно проговорила она. — Что будем делать?

— Позвонишь попозже еще раз, а пока займемся вот этими номерами, — кивнула Галина на список, который ей продиктовала Нина Ивановна.

— А как же ключи от дачи твоего Толика? Мы же собирались сначала за ними съездить, — напомнила Люсьена.

— Ключи никуда не убегут, они без ног, — отмахнулась Галина. — Часом раньше, часом позже мы их заберем, какая разница?

— Ладно, тогда звони.

Галя потратила полтора часа, чтобы всех обзвонить и поговорить с подругами пропавшей Анфисы, но ничего конкретного не узнала. Лишь одна девушка сказала, что знает Владимира, с которым в последнее время встречалась Анфиса. Это менеджер компании «Салют-777», где, кстати, и она сама работает вместе с Анфисой, а фамилия менеджера — Коновалов.

— Спасибо большое, вы нам очень помогли, — поблагодарила девушку Галина и, отключив трубку, устало откинула голову на подголовник сиденья. — Толку от этих разговоров никакого, откровенничать в наше время не любит никто. Или не хотят, или чего-то боятся — непонятно. Некой Марине я вообще не дозвонилась, мобильный отключен, а к домашнему никто не подходит.

— Кто такая Марина?

— Нина Ивановна сказала, что она — самая близкая подруга Анфисы, девушки с первого класса дружат. Мне кажется, что как раз ей Анфиса и могла сказать по телефону, что Ступин умер не своей смертью. Почему, интересно, ее трубка отключена?

— Ну, мало ли, может, батарейка села или еще что-то? — предположила Люсьена. — Не дозвонились сейчас, попробуем позже.

— Девушку нужно найти как можно быстрее, я уверена, ей есть что рассказать. Ладно займемся пока тем, что имеем. Наташа Ломова, последняя девушка из списка, сказала, что в последнее время Анфиса встречалась с парнем, Коноваловым Владимиром. Он — менеджер отдела по рекламе компании «Салют-777», — Галя заглянула в листок с информацией. — Ну что ж, хоть это узнали, и то хлеб. Девушка еще и номер его машины продиктовала, это уже кое-что. Теперь перед нами стоит задача: узнать, где он проживает, а потом внезапно нагрянуть к нему «в гости» и прижать к стенке. Если этот парень причастен к пропаже Анфисы, у него это на лбу будет написано.

— Я иногда смотрю на тебя и удивляюсь, Галя, — засмеялась Люсьена. — Где-то ты умная до тошноты, а где-то как ребенок рассуждаешь.

— В каком смысле?

— Да в самом прямом! Если ты даже и увидишь у этого Коновалова надпись на лбу, что ты сделать-то сможешь? Ты думаешь, если он причастен к пропаже девушки, так сразу все тебе и выложит? Держи карман шире! А чтобы этот факт доказать, улики против него нужны. Они у тебя есть? Кроме того, что с ним встречалась Анфиса, у нас вообще никаких сведений о нем нет. Так что не тешь себя надеждой, что все получится так просто.

— Да, наверное, ты права, — разочарованно согласилась Галина. — Эх, жаль, что Альки нашей нет, она бы этого менеджера в одну секунду просканировала, — вздохнула она. — Скорей бы уж они с Надеждой приезжали, я что-то соскучилась по ним — плакать охота.

— Через два дня приедут, не плачь, — улыбнулась Люсьена. — А как же экзотические острова, где много-много диких миллионеров? — хитро прищурилась она. — Ты же вроде собиралась без девчонок это дело распутать и махнуть к морю и пальмам?

— К черту море, к черту пальмы, хочу, чтобы Надя с Алькой сию секунду были здесь!

— Сим, селявим, ахалай, махалай, получите и распишитесь, — захохотала Люсьена. — Так не получится, у них рейс тридцатого декабря. Слушай, а какое сегодня число? — спохватилась она.

— Двадцать девятое, завтра они прилетят.

— Господи, Новый год ведь скоро, три дня всего осталось вместе с сегодняшним, — удивленно ахнула Люсьена, словно узнала об этом только что. — Нужно срочно позвонить Маше, чтобы она нарядила елку и украсила офис гирляндами.

— Она одна не справится.

— А с чем там справляться-то? — пожала Люсьена плечами. — Елка искусственная, не такая уж и большая, полтора метра всего. Она что, не сумеет ее собрать, а потом повесить игрушки?

— Звони, мне как-то все равно, будет елка в офисе или нет, — равнодушно пожала плечами Галина.

— Что с тобой, подруга? Откуда этот пессимизм в голосе? — нахмурилась Люся. — Мне, например, совсем не все равно, каким увидят офис наши девчонки. Ты случайно не забыла о нашем своеволии? О том, что открыли бюро без их ведома, тоже забыла? Что мы все вчетвером решили перед их отъездом? Что откроемся после новогодних праздников. А что мы сделали? Решили отличиться, запустили рекламу раньше времени, а результат тебе уже известен. Появился покойник, названивающий своей вдове с того света, плюс пропавшая девушка, чьей матери мы обещали ее найти, живую или мертвую. Ты обо всем этом забыла, да, Галь?

— Ты почему ко мне привязалась-то? — огрызнулась Галина. — Ничего я не забыла, у меня с памятью проблем пока нет.

— А почему тогда хандришь?

— Да с чего ты взяла, что я хандрю? Я вовсе не хандрю, могу даже поехать и сама нарядить эту чертову елку, только не приставай ко мне.

— Я к тебе вовсе не пристаю, а стараюсь объяснить, что к чему. Что с тобой?

— Знаешь, Люся, наверное, мы погорячились, нам не нужно было открывать детективное бюро, — тихо и грустно ответила Галина. — Мне почему-то вдруг стало страшно оттого, что я не знаю — что делать, куда бежать и с чего начинать. Ну, какие из нас, к черту, сыщицы? Сидела на телефоне почти полтора часа, на языке мозоль натерла от болтологии, а толку практически никакого. Никто ничего не знает, а скорее всего, не хочет знать, а ведь это подруги Анфисы! Я вдруг поняла, что ничего-то мы не умеем. И что делать? Как клиентам в глаза смотреть, если у нас ничего не получится? В голове какая-то карусель крутится, да такая, что меня даже затошнило.

— Тебе просто нужно успокоиться, это стресс от навалившихся проблем, которые мы с энтузиазмом взялись решить. А вот как это осуществить на деле, пока не знаем. Но это пока не знаем, Галь, ведь опыт и сноровка приходят со временем, — начала успокаивать подругу Люсьена, поглаживая ее по плечу. — Почему все хорошо получается, когда решения принимаются спонтанно, как в прошлый раз, когда мы распутывали дело с двойником? Да потому, что, кроме как перед собой, мы тогда не имели никаких обязательств. Ни перед кем не нужно было отчитываться. И мы вообще ни на кого не работали, делали все исключительно из любопытства. Вот поэтому верные решения и приходили в голову словно бы сами собой. Сейчас совсем другое дело, мы — исполнители, у нас есть заказчики, перед которыми мы в ответе. Я согласна, что это здорово напрягает, но что же делать? Ведь ты совсем недавно меня материла на чем свет стоит из-за того, что я паникую, а сама… Вспомни свои слова: «Деньги сами собой с неба не падают, их заработать нужно и даже рискнуть иногда». Короче, прекрати хандрить, возьми себя в руки, у нас все получится.

— Ты так думаешь?

— Уверена!

— Спасибо, — облегченно вздохнула Галина. — А и правда, что это я раскисла? Али мы не умницы? Али не красавицы? — она широко улыбнулась. — Бери трубку и звони своему знакомому. Может, он уже освободился и ответит?

— А за ключами-то когда поедем? — вновь напомнила Люсьена.

— Да успокойся ты, ради бога, с этими ключами, заберем, когда получится. Нужно решать более важные проблемы, — опять отмахнулась Галина. — Звони давай.

Люсьена быстро дозвонилась Денису и договорилась о встрече через полчаса — в кафе у станции метро «Чистые пруды». Неподалеку располагался офис компании МТС, где он работал.

— Здравствуйте, милые дамы. Что тебя привело ко мне, несравненная Люсьена? — широко улыбнулся молодой человек, присаживаясь за их столик.

— Привет, Денис, нам понадобилась твоя помощь. Познакомься, это моя подруга, Галина, — представила ее Люся.

— Очень приятно, — кивнул Денис.

— Мне тоже, — обворожительно улыбнулась Галя.

— Денис, у меня к тебе просьба, — приступила к делу Люсьена. — Ты не мог бы помочь нам узнать, в каком месте находится трубка? Я знаю, что такие вещи делают только в милиции, но вдруг…

— Это уже давно вчерашний день, мы теперь и сами с усами, — отмахнулся молодой человек. — Номер наш?

— Да.

— А зачем тебе это понадобилось?

— Понимаешь…

— Это нужно мне, Денис, — вклинилась в разговор Галина, перебив подругу. — Дело в том, что меня терроризирует какой-то маньяк. Он звонит мне исключительно ночью, всегда — в двенадцать часов, и говорит всякие гадости, даже угрожает! Я хочу узнать, кто это такой, чтобы поймать наглеца и наказать его по полной программе, — очень убедительно врала она. — Вы можете мне помочь?

— А не проще ли сменить номер трубки? — пожал плечами молодой человек. — Наверняка это какой-нибудь больной, шизофреник, значит, вам вряд ли удастся его наказать. Я уже не раз сталкивался с такими проблемами, к нам частенько поступают жалобы подобного характера.

— Номер я сменить не могу, да и не хочу, он у меня уже много лет, и его знают все мои друзья, — возразила Галина. — Мне бы все-таки хотелось выяснить, кто это.

— Это сделать можно, если, конечно, трубка включена, — задумчиво проговорил Денис. — Вы не пробовали звонить по этому номеру?

— Нет, как-то не додумалась, — Галина пожала плечами. — И потом, мне кажется, это будет лишним поводом для маньяка, чтобы меня и дальше доставать.

— Я могу проверить, доступен ли абонент, со своего телефона. Он у меня с антиопределителем, так что номера ваш маньяк не увидит.

— Попробуйте.

— Диктуйте его номер, — улыбнулся молодой человек и вытащил свою трубку. Он набрал цифры, которые ему продиктовала Галина, и, послушав некоторое время, отключился. — Номер доступен, но трубку никто не берет.

— Если номер доступен, значит, можно узнать, где она находится?

— Да. А вы с этим вопросом все-таки в милицию не хотите обратиться? За хулиганство следует наказывать по всей строгости.

— Нет, не хочу и не пойду я ни в какую милицию, — сморщила Галина носик. — Все эти вопросы, допросы, суды меня как-то не очень вдохновляют. Будет лучше, если я сама с ним разберусь с помощью своих друзей. Они его раз и навсегда отучат такие шутки шутить, причем и без всякой милиции. Вы мне поможете, Денис? — она умоляюще сложила руки на груди.

— Я могу, конечно, что-то сделать, теперь и у нас появилась такая возможность, только все не так просто. Для этого нужно подключиться к центральному серверу, а у меня есть начальство, сами понимаете. Если меня кто-нибудь застукает за этим занятием, мало мне не покажется. Потом, там охрана…

— А если вот так? — осторожно спросила Люсьена, положив на стол триста евро. — Здесь не только тебе на кино, но и охране на пивко хватит.

— Ну, если так… — лучезарно улыбнулся Денис и, заметно приободрившись, проворно засунул хрустящие купюры в карман. — Сидите здесь и ждите, через полчаса я снова появлюсь перед вашими прекрасными очами, милые дамы!

Молодой человек оставил девушек. Они заказали кофе с бутербродами, чтобы скоротать время.

— О, Люсь, позвони-ка своему племяннику, продиктуй ему номер машины и попроси, чтобы он пробил ее хозяина, — спохватилась Галина. — Надеюсь, это возможно?

— Не вопрос, давай наши записи, — ответила Люся и набрала номер племянника: — Никита, привет, это я. Как дела?

— Привет, тетушка, — отозвался тот. — Дела идут, контора пишет. А ты как поживаешь?

— Лучше всех.

— Замуж еще не выскочила?

— Много будешь знать, плохо будешь спать.

— Значит, не нашлось пока дурака, пожелавшего добровольно засунуть шею в петлю? — захохотал Никита.

— Жаль, что ты сейчас не рядом со мной, а то бы я бы тебе показала, почем фунт лиха, — взвилась Альбина. — Ты что себе позволяешь? Как со старшими разговариваешь? Совсем распоясался, как я посмотрю!

— Да шучу я, шучу, неужели не понимаешь? — добродушно хмыкнул молодой человек. — Почему так долго не приезжала в гости?

— Времени нет, Никита, но, как только образуется окошко, я сразу же нарисуюсь. Слушай, племяш, у меня к тебе дело на миллион.

— Баксов? — усмехнулся тот.

— Пиастров, — парировала Люсьена. — Короче, я тебе продиктую номер машины. Ты сможешь ее пробить? Имя и фамилия тоже, кстати, имеются. Мне нужен домашний адрес хозяина данного авто.

— Нет проблем, у меня есть диск с базой данных ГИБДД, диктуй, через двадцать минут перезванивай.

— Спасибо, дорогой, я тебя люблю!

— Люблю в карман не засунешь, с тебя пузырь.

— Какой еще пузырь? — возмутилась Люсьена. — А по носу щелбана не хочешь?

— Тебе до моего носа расти и расти. Случайно не забыла, что во мне — сто девяносто пять, а в тебе — метр с кепкой, да еще на шпильках? — захохотал парень.

— Ну, племяш, попадись мне только на глаза, я тебе покажу, — засмеялась в ответ Люся. — Выпорю, как сидорову козу!

— Поздно воспитывать, я уже совершеннолетний, — притворно вздохнул он. — Месяц тому назад восемнадцать стукнуло, так что облом тебе, дорогая тетушка! Ладно, диктуй данные, через двадцать минут получишь результат.

Люсьена все продиктовала и отключилась.

— Во молодежь пошла, — улыбнулась она. — Палец в рот не клади: ты ему слово, а он в ответ — двадцать. А ведь, кажется, еще вчера ребенком был, щекастым таким карапузом. До сих пор привыкнуть не могу, что Никита уже практически взрослым мужиком стал. Раньше он меня тетей Люсей называл, а сейчас стесняется.

— Ты на себя-то посмотри, какая из тебя тетя? — засмеялась Галина. — Тебе двадцать восемь, ему восемнадцать. Вот когда тебе было восемнадцать, а ему только восемь, разница была заметна, а сейчас, считай, вы с ним сравнялись.

— Да я все понимаю, только все равно привыкнуть не могу.

Прошло двадцать минут, и Люсьена снова набрала номер Никиты. Тот продиктовал ей домашний адрес Коновалова Владимира.

— Ну вот, теперь можно и в гости сходить, — улыбнулась Люся. — А как только у нас появится запись голоса «покойника», Никита и в этом вопросе разберется. С одной стороны, компьютер — это наркотик для молодежи, они сутками могут перед ним сидеть, а с другой стороны, что бы мы без него делали?

Ровно через полчаса, как он и обещал, появился Денис все с такой же широкой улыбкой на лице.

— Ну, что скажешь? — нетерпеливо спросила его Люсьена. — Тебе удалось выяснить адрес?

— Странный, однако, ваш абонент, Галочка, — усмехнулся Денис.

— В каком смысле? — не поняла та.

— Видно, он и правда маньяк, да еще и больной на всю голову. Адрес выяснить не составило труда, у нас есть паспортные данные, на кого оформлен этот тариф. Это некий Ступин Кирилл Николаевич. Вам это имя ни о чем не говорит?

— Нет, — не моргнув глазом, соврала Галина.

— Ну, это не столь важно, странность совсем в другом.

— В чем же? — напряглась Галя.

— А в том, что вот уже две недели трубка с данным номером находится в районе Домодедовского кладбища и ни разу оттуда не перемещалась. Такое впечатление, Галина, что вам звонит покойник, — засмеялся молодой человек. — С чем я вас и поздравляю!

— Вот и приехали, — прошептала Люсьена, бросив испуганный взгляд на Галину. — Выходит, что… Господи, что за бред, в самом деле? — сморщилась она.

Галина же ничего не ответила, а напряженно что-то обдумывала. Нахмурив свои красивые брови, она беззвучно шевелила губами и постукивала пальчиком себе по носу.

— Ну ладно, девчонки, я пошел? — откланялся тем временем Денис. — Прошу прощения за то, что не могу с вами посидеть за чашечкой кофе, но у меня рабочий день, не хотелось бы получать нагоняй от начальства.

— Иди-иди, Денис, мы все понимаем, — кивнула молодому человеку Люсьена. — Я рада была тебя повидать, спасибо огромное за помощь.

— Всегда пожалуйста. Мне тоже очень приятно было пообщаться с вами, девушки. Если вновь возникнут проблемы подобного рода, не стесняйтесь, обращайтесь, буду рад помочь по мере своих сил и возможностей.

— Еще раз спасибо, Денис, до свидания.

— Сергею от меня пламенный привет.

— Передам обязательно.

— Галочка, не берите в голову, наверняка это какой-нибудь кладбищенский сторож, который там живет постоянно, — проговорил молодой человек, увидев, что Галя сидит с каким-то застывшим лицом. — Видно, этот Ступин потерял на чьих-нибудь похоронах свою трубку, а сторож ее нашел. От тоски и одиночества придумал себе игру — доставать молодых девушек, вот и потешается. Ваш номер он наверняка наобум набрал, услышал, что ему ответил женский голос, и принялся куражится. Идиотов на свете хватает.

— Да-да, я тоже так думаю, спасибо, Денис, — кивнула Галя. — Идиотов действительно хватает в наше время… и идиоток тоже, — тихо добавила она, но молодой человек ее уже не услышал. Перепрыгивая через ступеньки, он заторопился на рабочее место.

— Эй, дорогуша, что ты бормочешь себе под нос? — спросила Люсьена. — С подругой поделиться не хочешь? И вообще, что ты думаешь по этому поводу?

— Я думаю: за каким дьяволом мы связались со всей этой потусторонней чертовщиной, две идиотки? — проворчала Галя и залпом выпила давно остывший кофе. — Фу, какая гадость, — сморщилась она и громко крикнула официантке: — Девушка, можно вас на минутку?

Та подошла к столу и приветливо улыбнулась:

— Я слушаю. Что-то желаете еще?

— Да, желаю… коньяку, — кивнула Галина головой. — Для начала — сто пятьдесят грамм, и неразбавленного.

— Но мы не торгуем спиртными напитками, — виновато ответила та. — У нас кафе, а не ресторан.

— Не торгуете? Жаль, — вздохнула Галина. — Коньячок сейчас был бы очень кстати… Тогда давайте счет, больше нам у вас делать нечего.

Глава 10

— Да, мы должны были встретиться с Анфисой тем вечером, у меня были билеты на концерт в Театр эстрады, — не стал отрицать Владимир. — Я прождал ее до третьего звонка, но она не пришла. Ее мобильный был недоступен, и мне пришлось идти на концерт одному. Потом было два дня выходных, и я уезжал с друзьями за город, мы ходили на лыжах. В понедельник Анфиса не вышла на работу, и я подумал, что она заболела. Я позвонил ей, но ее трубка по-прежнему была недоступна.

— А на домашний номер вы разве не могли позвонить? — спросила Галина.

— Вам это может показаться смешным, но я не знаю ее домашнего номера, — пожал плечами молодой человек. — Мы всегда общались только по мобильному, да и то редко, ведь почти каждый день виделись на работе. Мне кажется, в наше время это вполне нормально и привычно. Вы не согласны?

— Наверное, вы правы. Я сама уже не помню, когда разговаривала с кем-нибудь из своих друзей по домашнему телефону, — улыбнулась Галина. — Век технического прогресса.

— Владимир, а когда вы узнали, что Анфиса пропала? — вклинилась в разговор Люсьена.

— Об этом я узнал в среду, когда к нам в отдел явился следователь, — ответил тот. — Признаюсь честно, меня это известие настолько шокировало, что я долго не мог прийти в себя. Сразу же вспомнился наш разговор у кладбища…

— Что за разговор?

— В тот день, когда хоронили Кирилла Николаевича, нашего шефа, Анфиса сделала странное заявление. Настолько странное, что мы с Виктором долго не могли понять, что же произошло.

— А вот с этого места поподробнее, пожалуйста, — напряглась Галина. — Что это было за заявление?

— Анфиса сказала о своей уверенности в том, что Кирилла Николаевича убили!

— Даже так?! — девушка округлила глаза. — И как она объяснила свою уверенность?

— Тем, что не мог такой молодой и крепкий мужчина умереть от сердечного приступа. Мол, если бы у шефа болело сердце, она бы об этом обязательно знала. Ведь тогда ему потребовалось бы лекарство. У него был гастрит, и Анфиса всегда напоминала ему, чтобы он не забыл выпить таблетку.

— Странное объяснение, — пробормотала Галя. — И не совсем убедительное, вы не находите?

— Нахожу, очень странное, мы с Виктором Анфисе так и сказали, только она и слушать нас не захотела.

— Больше она вам ничего не говорила? Она назвала только эту причину?

— Нет, больше она ничего не говорила. Я не знаю, только ли в этом причина ее уверенности в неестественности смерти Кирилла Николаевича. Я просто передаю то, что услышал от Анфисы своими ушами. Короче говоря, когда мы с Виктором попытались убедить ее в обратном, она даже рассердилась. Возможно, она знала что-то еще, уж слишком упрямо стояла на своем, но утверждать это я не берусь. А когда мой друг как бы в шутку предупредил ее, чтобы она, не дай бог, кому-нибудь еще не ляпнула о своем открытии, она вдруг резко оборвала разговор и заторопилась домой. Даже на поминки не поехала, сказала, что не может, потому что у нее мама болеет. Я предложил подвезти ее на своей машине, но она отказалась, придумав какой-то неправдоподобный аргумент, и побежала к автобусной остановке.

— Что за аргумент?

— Почему-то она соврала, что ее укачивает в машине, хотя я прекрасно знаю, что это не так. После работы я часто подвозил Анфису домой и ничего подобного не замечал, — Владимир пожал плечами.

— Галя, помнишь, Нина Ивановна говорила, что как раз в день похорон Ступина Анфиса кому-то заявила по телефону, что его сердечный приступ был спровоцирован? — напомнила Люсьена.

— Да-да, прекрасно помню, — задумчиво ответила Галина. — Как раз… об этом и думаю. Значит, все-таки интуиция меня не подвела, я права… И как же мне это все не нравится! — вздохнула она. — Узел, вместо того чтобы распутываться, похоже, затягивается все туже…

— А кому еще Анфиса сообщила о своих подозрениях? — напрягся Владимир. — Может быть, этот человек и является причиной ее исчезновения?

— К сожалению, нам об этом ничего не известно, — пожала Люсьена плечами. — Мать девушки не знает, с кем она беседовала. Анфиса придумала байку о каком-то новом детективе, его сюжет они якобы и обсуждали с подругой.

— Имени подруги мать, конечно же, не спросила. Когда я разговаривала с подружками сегодня, никто не признался, что Анфиса говорила им о неестественной смерти Ступина, — вклинилась Галина. — Да это и понятно, я бы тоже не призналась… Звонит какая-то незнакомая тетка, представляется частным детективом и начинает задавать вопросы… А откуда известно, что она действительно детектив, которого наняла мать пропавшей девушки? Я только потом поняла, что сделала большую ошибку, теперь вряд ли удастся ее исправить. Нужно было не по телефону разговаривать с подругами Анфисы, а поехать к каждой из них и пообщаться тет-а-тет. Теперь-то они вряд ли захотят со мной откровенничать, но все равно, я попробую. До одной девушки, которая, со слов Нины Ивановны, была самой близкой подругой Анфисы, мы вообще не смогли дозвониться. Ее Марина зовут. Вы ее знаете? — спросила она у молодого человека.

— Я слышал о ней от Анфисы, но вот видеть не приходилось.

— А что вам говорила о ней Анфиса?

— Один раз я подвозил ее домой. Анфисе позвонили на мобильный телефон. Она поговорила минут пять, что-то там о курсовой работе они болтали, а когда Анфиса отключила трубку, сказала мне, что звонила ее близкая подружка Марина. Вот, собственно, и все, что я знаю.

— А позже, уже после похорон, вы разговаривали с Анфисой на эту тему? — поинтересовалась Люсьена. — Я имею в виду, о ее уверенности в том, что ее шефа убили?

— Нет, — он отрицательно покачал головой. — Если честно, я боялся возобновлять беседы на эту тему, уж слишком она неприятная… я бы даже сказал, скользкая. Анфиса тоже к этому больше не возвращалась и сделала вид, словно бы ничего и не было. Потом, и времени-то у нас на такие разговоры не было, я тогда на работе задерживался допоздна, а Анфиса уезжала раньше, и наедине нам как-то не удавалось побыть. Декабрь, конец года, на работе, естественно, аврал. Все отделы стараются завершить начатую работу до праздников, чтобы отдыхать со спокойной душой. Еще и смерть шефа всех из колеи выбила, народ никак сосредоточиться не может. Целыми днями разговоры только об одном: что теперь будет с компанией? Как-то все одно к одному, а работу все равно было необходимо выполнять, поэтому на все остальное времени совершенно не оставалось. Когда мне принесли билеты на концерт, я взял их лишь потому, что они были на вечер пятницы, перед выходными. В четверг мы договорились с Анфисой, что встретимся на следующий день у Театра эстрады. По пятницам она обычно учится и уходит с работы сразу же после обеда, поэтому я хотел заехать за ней. Но она сказала, чтобы я не беспокоился на этот счет, а ждал ее возле театра. Якобы ей требовалось заскочить в институт, отдать подруге конспекты, на занятия она не пойдет, а приедет прямо к театру. Как я уже говорил, я прождал ее до третьего звонка, но она так и не появилась.

— А вы рассказали обо всем этом следователю? — поинтересовалась Галина. — Я имею в виду, о странном заявлении Анфисы?

— А как же? Конечно, рассказал, мне скрывать нечего, — с удивлением ответил Владимир. — Как бы я мог смолчать, если после этого девушка пропала? Я с ней встречался не так уж давно, всего полтора месяца, но все равно чувствую себя весьма неуютно, словно я в чем-то виноват, — откровенно признался он. — Еще следователь смотрит на меня с каким-то подозрением…

— У них работа такая — всех подозревать, на это не стоит обращать внимания.

— Как можно не обращать внимания, когда на тебя смотрят, как на преступника? — возмутился Владимир. — Никогда не чувствовал себя столь отвратительно! Этот следователь не очень приятный тип, и скажу откровенно, он мне совсем не понравился.

— Почему?

— Разве можно так с людьми разговаривать? Представляете, он, уходя, ехидно так улыбнулся и сказал: «Я с вами не прощаюсь, уверен, что мы еще обязательно встретимся». Вот уж радости-то мне — снова с ним встречаться! — воскликнул Владимир. — По его тону мне сразу стало понятно, что он меня в чем-то подозревает. Двадцать восемь лет на свете прожил, но так гадко на душе у меня еще никогда не было. А теперь вот и вы пришли.

— С нами вам тоже неприятно разговаривать? — прищурилась Галина.

— Не в этом дело, с вами мне как раз приятно беседовать, вы очень милые девушки, — возразил молодой человек. — Просто все же зависит от темы разговора. А наша с вами тема не очень-то приятная, вы со мной согласны?

— Да, вы правы, возразить нечего, — согласилась Люсьена. — Тема далеко не из приятных. Кстати, Владимир, надеюсь, что сегодняшний разговор останется между нами?

— Ну, естественно, — пообещал он. — Никто не узнает о вашем визите, я же не дурак и все прекрасно понимаю. Частный сыск потому и называется частным, что должен быть строго конфиденциальным. Я никому ничего не скажу, но и у меня к вам будет просьба.

— Слушаю вас.

— Держите меня в курсе, если это возможно, конечно.

— Если нам удастся что-то узнать о девушке, я сразу же вам сообщу. Лично вам позвоню, — пообещала Люсьена. — Но и вы, в свою очередь, если вдруг узнаете что-то или вспомните случайно, тоже сообщайте. А теперь, Владимир, могу я вам задать вопрос личного характера? — спросила она.

— Пожалуйста, задавайте.

— Вы были с Анфисой в близких отношениях?

— Нет, не были, к сожалению, — грустно улыбнулся молодой человек. — Я бы, может, и хотел, только Анфиса относится к разряду тех девушек, для которых секс без любви неприемлем. Да, согласен, в наше время такое довольно редко встречается, — пожал он плечами, заметив снисходительную улыбку Галины. — Но Анфиса была именно такой, и она мне очень нравилась. Я боялся ее обидеть, поэтому и не настаивал.

— А почему вы говорите о ней в прошедшем времени? Вы что, уверены, что Анфисы нет в живых? — задала Галина провокационный вопрос, внимательно наблюдая за реакцией молодого человека.

— Не нужно придираться к словам, — нахмурился тот. — Вы прекрасно видите, что я волнуюсь, и нет ничего удивительного в том, что я не слежу за своей речью. Сказал, как получилось. А насчет того, что я думаю… — задумался Владимир. — Да, мне кажется, что она пропала не просто так! Если то, что она говорила о смерти Кирилла Николаевича, правда и его смерть в самом деле была не совсем естественной, а проще говоря, насильственной, тогда вполне возможно, что Анфису… Простите, я не могу произносить этого вслух, надеюсь, вы и так понимаете, что я имею в виду, — болезненно сморщился он. — Правда, в глубине души я почему-то не принимаю этого факта, и мне кажется, что она все-таки жива. Мне думается, я бы почувствовал, если бы… Вы можете мне не верить, но я этого не чувствую.

— Дай бог, чтобы ваши надежды оправдались, — вздохнула Галина. — А ваш друг, Виктор… что он говорит по этому поводу? — спросила она.

— Виктор — человек прямолинейный, всегда говорит, что думает, и он уверен: девушки давно нет в живых, потому что она не держала язык за зубами. Он, кстати, в тот день, у кладбища, сразу ей намекнул, чтобы она не болтала лишнего… Я вроде уже говорил вам об этом.

— Все это известно следователю?

— Вы уже спрашивали, — напомнил молодой человек. — И я ответил.

— Виктор тоже рассказал?

— Естественно. Правда, он заметил, что не хочет вообще ввязываться во все эти дела, как говорится, меньше раскрываешь рот, здоровее будешь, но того факта, конечно же, скрывать не стал. Впрочем, вы можете сами поговорить с Виктором и обо всем его расспросить. Если хотите, я ему позвоню, и он придет сюда, он живет в соседнем доме, — предложил Владимир.

— О, это было бы замечательно, мы вам будем весьма признательны, — уцепилась эту за идею Галина.

— Тогда я ему позвоню. Кстати, не сочтите меня чересчур любопытным, просто интересно, откуда вы узнали мой адрес и о том, что я встречался с Анфисой? — спросил молодой человек.

— Элементарно, — пожала Галина плечами. — Если вы не забыли, мы — частные детективы. Узнать все о человеке, который нас интересует… мы просто обязаны это уметь.

— И все же?

— Не думаю, что из этого стоит делать тайну. Нам было достаточно узнать номер вашей машины, остальное — дело техники.

— А как вы узнали номер?

— Эти сведения мы могли получить в отделе кадров вашей компании, но не стали этого делать, не захотели вас подводить, — слукавила Галина, чтобы еще больше расположить его к откровенности. — Просто пошли путем наименьшего сопротивления и поговорили с подругами Анфисы. Ни у кого из них наши вопросы не вызвали никаких подозрений, ведь девушка пропала, и вполне естественно, что ее ищут. Так как вы были ее другом в последние полтора месяца, то, конечно же, подругам было об этом известно. О номере вашей машины мы их даже не спрашивали, просто получили его совершенно неожиданно от одной из подруг Анфисы — она сама нам его назвала.

— Наверняка это была Наталья, — усмехнулся Владимир. — Она тоже работает в нашей компании, и я пару раз подвозил ее домой.

— Подруга — соперница? — хмыкнула Галя. — О времена, о нравы!

— Нет, вы ошибаетесь, никакая она не соперница, я ее вместе с Анфисой подвозил, ее дом как раз по дороге, — возразил Владимир. — Так я не ошибся, это именно Наталья?

— Какая разница, кто, главное — результат, — неопределенно ответила Галина. — Так вы позвоните своему другу? — напомнила она, желая избежать этой темы.

— Да-да, — спохватился молодой человек и пошел в комнату, где стоял телефон.

— Ну вот, мы получили еще одно подтверждение, что Ступин не скончался самостоятельно, а ему помогли, — сказала Галина. — Есть у меня интуиция, есть, да и серые клеточки вроде шевелятся, — потерла она руку об руку. — Как ни крути, а сыщик из меня должен получиться гениальный!

— Ну, кто бы спорил, — фыркнула Люсьена. — Эркюль Пуаро, Шерлок Холмс и доктор Ватсон в одном флаконе. И все это наша Галочка, гений в коротенькой юбочке.

— Не ерничай, все равно не сумеешь настроение мне испортить, — усмехнулась та. — Скажи, что тебе завидно, и дело с концом.

— Мне завидно? — Люсьена округлила глаза. — Вот уж нечему завидовать! То, что тебе подсказывает твоя интуиция, еще сто раз проверить и доказать нужно, так что очень-то не радуйся. Нафантазировать можно сто верст до небес, и все лесом.

— Это не фантазии, а логические выводы, — не уступила подруге Галя. — И я могу поспорить на что угодно, что я окажусь права на девяносто девять процентов. Хочешь пари?

— Хочу! На что будем спорить?

— А на…

— Виктор сказал, что придет через полчаса, — сказал Владимир, вернувшись после разговора с другом, и девушки резко прервали разговор.

— У вас как со временем, подождать сможете? — спросил молодой человек. — Что это вы странные какие-то? — приподнял он брови. — Вы не подрались случайно, пока меня не было?

— Да, мы подождем, — кивнула Галина. — Дело есть дело, так что о времени говорить не будем.

— Мы не дрались, а всего лишь спорили, — улыбнулась Люсьена. — И времени у нас целый вагон.

— Тогда, может быть, чаю или кофе? — спросил гостеприимный хозяин. — Могу предложить бутерброды с колбасой и сыром. К сожалению, ничего другого у меня нет, — развел руками он. — Мама два дня назад уехала к своей сестре, та заболела, и, пока ее нет, мне приходится перебиваться сухомяткой.

— Спасибо, Владимир, достаточно одного кофе, есть мы не хотим, — улыбнулась в ответ Галина. — Если хотите, я сама сварю кофе, у меня дома такая же кофеварка.

— Нет уж, лучше я сам сварю, вы же мои гости, — возразил тот. — Готовить я действительно не умею, но кофе у меня получается достаточно хорошо.

— Ну, как знаете. Скажите, Владимир, а какая она, Анфиса? — спросила Галя.

— В каком смысле?

— Ну, характер, привычки, может, какие-нибудь увлечения или недостатки?

— Мне кажется, что у Анфисы не было недостатков. А вот что касается характера… даже и не знаю, как сказать, — задумался тот. — Одним словом, непростой у нее характер.

— И в чем это выражается?

— Она максималистка, борец за правду и справедливость. Никогда не промолчит, если видит, что человек врет. А уж если видит, что кто-то поступает подло, этому человеку можно только посочувствовать. В то же время Анфиса очень ранимый и обидчивый человек.

— Вам было с ней сложно общаться?

— Будь так, я бы не общался, — пожал плечами Владимир.

— Вы ее любите? Если не хотите, можете не отвечать, я понимаю, что это сугубо личное и вы совсем не обязаны…

— Нет-нет, я могу вам ответить. Любить так, чтобы с ума сходить, ночей не спать — этого, конечно, не было, но она мне очень нравится, это очевидно. Каким-то шестым чувством я ощущал, что с таким человеком, как Анфиса, мне будет очень уютно и спокойно. С ней есть о чем поговорить, она умна. Ей можно доверить любую тайну, она надежна. И с ней не стыдно показаться на людях, она красива, — очень просто и доступно объяснил молодой человек.

— Вы планировали продолжать с ней отношения?

— Да, я уже не раз задумывался над тем, что мне пора обзаводиться семьей и что в роли своей жены я бы хотел видеть именно такую девушку, как Анфиса, — откровенно признался Владимир. — Ей я, правда, ничего пока не говорил о своих намерениях, мне хотелось, чтобы она получше узнала меня. Как я уже сказал, у нас возникли отношения всего полтора месяца тому назад и, к сожалению, часто встречаться нам не удавалось. Только в выходные дни, да и то не всегда, у Анфисы больна мама, поэтому… сами понимаете. Лично я уже почти был готов поговорить с ней серьезно о дальнейшем, но, к сожалению… случилось все это… и я просто не успел. Поверьте, я искренне переживаю за девушку, и мне совсем не так легко, как может показаться на первый взгляд.

— Еще не все потеряно, Владимир, — произнесла Люсьена. — Кто знает, что могло произойти на самом деле? Будем надеяться на благоприятный исход, для этого мы и работаем.

— Дай-то бог, — вздохнул молодой человек. — Ну вот, кофе готов, прошу к столу, гости дорогие, — пригласил он.

Пока девушки с хозяином сидели за столом, неторопливо пили кофе и мило беседовали, появился долгожданный Виктор, и в кухне сразу же стало шумно и тесно.

— О, какие симпатичные детективы, оказывается, бывают! — широко улыбнулся он. — А я всегда думал, что сыск — прерогатива исключительно мужчин.

— Как видите, не только, — усмехнулась Галина. — Мы тоже не лыком шиты, и поверьте, что нисколько не уступаем мужчинам в сообразительности, даже наоборот, во многом превосходим сильный пол.

— Прелестно, прелестно, — снова улыбнулся Виктор. — Очень интересно знать, в чем же вы нас превосходите? Красотой, грацией — это бесспорно, а вот что касается всего остального…

— Вить, хорош демагогию разводить, — перебил друга Владимир. — У девушек нет времени о пустяках болтать.

— Прошу прощения. Так о чем же вы со мной хотели поговорить, милые дамы? — спросил тот, слегка прищурившись. — Чем я могу вам помочь? Вот он я, в натуральную величину и в полном вашем распоряжении. Пользуйтесь, пока я добрый. Володя, может, и меня кофе угостишь? — поинтересовался он у друга.

— Не вопрос, бери чашку, наливай и угощайся.

— А поухаживать за гостем не хочешь?

— Перебьешься, — усмехнулся молодой человек.

— Вот так всегда, — тяжело вздохнул Виктор. — Учу его, учу, воспитываю с утра до вечера — уроки эстетики и этики ежедневно преподаю, можно сказать, с кровью свое время от себя отрываю, а толку никакого. Что о тебе подумают дамы, невоспитанный ты человек? Вот если бы ты пришел ко мне в гости, я бы тебе, будьте любезны, и кофеек с коньячком, и бутербродик с икоркой, и…

— Прекрати паясничать, иначе сейчас получишь, — перебил его Владимир. — Люди о серьезном деле с тобой поговорить хотят, а ты клоунаду устраиваешь. Совсем не смешно, — строго укорил он друга.

— Прошу простить меня великодушно, милые дамы, уж такой у меня противный характер, — театрально покаялся тот. — И вся беда в том, что поделать я с этим ну совершенно ничего не могу. Вот ведь неприятность-то какая, — развел он руками.

— Вить, прекрати немедленно, — снова прикрикнул на него Владимир. — Что ты распоясался, как малолетка? Садись за стол и отвечай на вопросы, — строго велел он.

— Есть, товарищ командир, как скажете, господин генералиссимус, садиться за стол и отвечать на вопросы, — отрапортовал тот, вскинув руку к виску и лихо щелкнув каблуками.

— Какой, однако, забавный у вас друг, Владимир, — улыбнулась Галина. — Прямо хоть сейчас на сцену Малого театра, аншлаг гарантирован.

— А как вы догадались о моей мечте? — округлил глаза Виктор. — Вот и я всегда говорю, что во мне умирает трагик, комик и герой-любовник в одном флаконе, — моментально принял он игру. — Талант не пропьешь! Мне не аналитиком нужно быть, а актером. И отнюдь не Малого театра, берите выше. Такой великий талантище, как я, достоин более престижных подмостков!

— Вот ведь шут гороховый! Хоть кол ему на голове теши, а с него все как с гуся вода, — проворчал Владимир. — Смирнов, ты угомонишься наконец или нет? Тебе не приходит в голову, что у людей нет времени любоваться твоими ужимками? Они по делу сюда пришли, между прочим, а не на вечер сатиры и юмора.

— Ладно, так и быть, уговорили, — притворно вздохнул тот, уселся за стол напротив девушек и подпер щеки кулаками. — Расскажу все, что знаю, и даже то, чего не знаю, но о чем догадываюсь. Я весь внимание, очаровательные детективы, допрашивайте. Только, умоляю, не пытайте, я очень нежный и до ужаса боюсь боли, — состроил он комично испуганную гримасу.

Две новоиспеченные сыщицы старательно терпели, но, глядя на уморительную мимику Виктора, не выдержали и расхохотались. Отсмеявшись, Галина уже серьезно посмотрела на молодого человека и проговорила:

— Ну, а теперь поговорим о деле, Виктор.

— Давайте, — тут же согласился тот. — Задавайте вопросы, которые вас интересуют, а я отвечу, если смогу.

— Нас интересует странное заявление Анфисы. Что вы думаете по этому поводу?

— В тот день, когда она сделала это заявление, я счел его бредом. Простым нервным расстройством из-за внезапной смерти Кирилла Николаевича, — откровенно признался Виктор. — А теперь, когда девушка пропала в неизвестном направлении… даже и не знаю, что думать. Мне уже не кажется, что она была не права.

— Почему вы пришли к такому выводу?

— А почему же тогда Анфиса пропала? Она очень серьезная девушка, просто загулять не могла, отсюда выходит, что… Вы же понимаете, что я хочу сказать?

— Ну, это совсем не аргумент, — возразила Люсьена. — Мало ли у нас пропадает людей неизвестно куда? Девушка могла стать жертвой какого-нибудь маньяка, например.

— И этот маньяк появился именно тогда, когда шеф умер, а его секретарша заявила, что его убили? Вам не кажется это странным?

— Могло случиться простое совпадение, — пожала Люся плечами.

— Я не верю в такие совпадения, — возразил молодой человек. — А вы верите?

— Честно?

— Конечно.

— Нет, не верю.

— Я тоже, — откликнулась Галина. — Действительно, слишком странное совпадение, этот факт наводит на определенные мысли.

— Да я почти уверен, что девчонку убрали, чтобы не болтала лишнего, — запальчиво проговорил Смирнов и стукнул ладонью по столу.

— Витя, что ты несешь-то? — возмутился Владимир. — Ты зачем Анфису хоронишь заранее, когда еще ничего не известно?

— Извини, — нахмурился Виктор. — Просто раз уж у нас такой серьезный разговор, значит, и высказываться нужно серьезно. Куда она могла деться? Ты сам-то веришь в чудеса? Я, например, не очень.

— Ребята, не ссорьтесь, — поторопилась вмешаться Галина. — А вы, Владимир, не обижайтесь на своего друга. В какой-то степени он прав, мы пришли для серьезного разговора, поэтому вы должны высказываться откровенно. Нам очень важно знать, что каждый из вас думает об этом.

— А я вот не верю, что Анфисы больше нет, — не сдался Володя. — Я согласен, возможно, с ней что-то случилось, но она жива! Если бы она… если бы ее… короче, я бы сразу это почувствовал!

— Так это же отлично, вера в хорошее, это сила, это… здорово одним словом, — возбужденно высказалась Люсьена. — Дай бог, чтобы ваши чувства не обманули вас и оправдались в полной мере.

— Я ведь тоже не против и буду очень рад, если Анфиса найдется живой и в добром здравии, — отозвался Виктор. — Только профессия у меня такая, я привык все анализировать. Девушка заявляет нам, что она уверена в неестественной смерти шефа, а через неделю пропадает. Где гарантия того, что она, кроме нас с Владимиром, не сказала об этом еще кому-то? То, что мы никому не рассказывали о нашем разговоре, я знаю, поэтому и пришел к выводу, что есть некто третий, который не стал молчать, и результат не заставил себя ждать.

— Некто третий действительно есть, только вот кто это — он ли, она ли, — мы, к сожалению, не знаем, — нахмурилась Галина. — Мать Анфисы слышала, как она кому-то говорила по телефону, что сердечный приступ спровоцирован, а это означает, что шефа убили.

— Вот что и требовалось доказать! — воскликнул Виктор. — Осталось узнать, кому она это говорила, и сразу же станет известно, куда делась девушка.

— Это всего лишь наши предположения, стопроцентной гарантии все равно в этом нет, — возразила Люсьена. — Да и где искать этого третьего, если мы не знаем, кто это?

— А если подойти к этому вопросу с другой стороны? — задумчиво проговорил Виктор, что-то прикидывая.

— Что вы имеете в виду? — насторожилась Галина. — У вас есть какие-то зацепки или идеи?

— Я не знаю, будет ли для вас зацепкой то, что я вам сейчас скажу, — задумчиво пробормотал он, собрав лоб гармошкой. — Но сама по себе мысль вполне… очень и очень… я бы даже сказал… нет, я даже уверен…

— Витя, не тяни за душу, говори скорей, — поторопил друга Владимир.

— А я что делаю, по-твоему, молчу, что ли? — огрызнулся тот. — И нечего меня подгонять, мне с мыслями собраться нужно. Ты вот кофе мне не захотел налить, у меня мыслительный процесс и тормозит.

— Я тебя сейчас точно придушу, — пообещал Владимир.

— Действительно, Виктор, говорите быстрее, — нахмурилась Галина. — Сами недавно сказали, что вы прирожденный актер, а настоящий актер никогда не будет мучить публику.

— Сегодня я точно сорву оглушительные овации. Володя, ты помнишь, когда мы уходили с кладбища, я тебе показал на одного парня и спросил, кто это такой?

— Нет, не помню.

— Ну как же? Ты еще сказал, что это личный адвокат семьи Ступиных.

— Ах, ты об этом? Ну, конечно, помню. Ты мне еще что-то о нем хотел рассказать, но не успел, к нам Анфиса подошла.

— Вот-вот, именно этот момент я и собираюсь вам осветить. Дело в том, милые дамы, что у меня имеется хобби, я занимаюсь изучением физиогномики. Надеюсь, вы знаете, что это за зверь?

— Да, я знаю, — откликнулась Люсьена. — Это когда по чертам лица определяют характер человека.

— И не только характер, — отметил Виктор. — Я, например, по выражению лица могу угадать даже мысли человека. Не все, конечно, но процентов на пятьдесят — точно попаду, а то и на все семьдесят. Так вот, на похоронах рядом со вдовой я увидел юркого такого парня. На вид ему лет тридцать пять, не больше, и лицо смазливенькое такое, даже приторное немного. У меня привычка: как только вижу интересное лицо, сразу же начинаю его разбирать по составным частям.

— Это как — по составным? — удивилась Галина.

— Ну, глаза отдельно, нос отдельно, рот, уши и все прочее. Не будем отвлекаться на детали, я вам потом об этом лекцию прочту, если пожелаете, а сейчас вернемся к интересующему нас объекту. Я обратил внимание, как он наклоняется к ушку вдовы, как успокаивает ее, какое у него выражение лица при этом, а заодно и у нее тоже. Так вот что я вам скажу, милые дамы. Эта парочка состоит в близких отношениях! Причем в очень близких, в самом прямом значении этого слова. А парень этот, так называемый адвокат семьи, очень и очень скользкий тип. За деньги он перешагнет через кого угодно, мать родную не пожалеет. Его жадности можно только позавидовать, и Скупой рыцарь Пушкина — дитя по сравнению с ним, поверьте мне на слово как специалисту. В то же время этот человек очень ловко умеет скрывать свой порок, когда ему это выгодно. Сам собой напрашивается вопрос. Если, как утверждает Анфиса, нашего шефа убили, то, как мне кажется, первой кандидатурой на убийцу должен быть именно он — адвокат! Если меня не подвели мои наблюдения и сделанные выводы, он является любовником вдовы, и ему, как никому другому, выгодна смерть Ступина. Вдова становится весьма богатой женщиной, причем совершенно свободной. Он как адвокат наверняка осведомлен о финансовом состоянии своих клиентов, так что делайте выводы, господа. Володя, а как его имя, кстати? — спросил Виктор у друга.

— Если мне не изменяет память, кажется, Борис Ефимович, а вот фамилии я не помню, какая-то заковыристая.

— Ну, если Ефимович, значит, еврейская фамилия, какой-нибудь Цукерман, Доберман или Баксоман, последняя ему больше подходит, — заключил Виктор. — Вот такие, девчонки, дела творятся в нашем королевстве.

— А почему вы вдруг решили, что вдова и адвокат состоят в интимных отношениях? — спросила Люсьена.

— Я же вам только что объяснил, что занимаюсь физиогномикой, и этим все сказано. Если хотите знать, как это делается на практике… это слишком долгая история, она требует много времени.

— И вы хотите сказать, что вот так, с первого взгляда, можете определить, кто с кем спит? Да еще и все сказать о характере человека? — недоверчиво спросила Галина.

— Точно так, — кивнул головой Виктор. — Если не верите и хотите меня проверить на вшивость, ради бога. Я сию минуту могу рассказать вам обеим, что вы за штучки, — лучезарно улыбнулся он.

— Ну-ка, ну-ка, интересно послушать, — оживилась Люсьена. — Вот сейчас и посмотрим, какой вы физиогномист!

— Легко, — улыбнулся Виктор. — Вот, например, блондинка, — лукаво посмотрел он на Галину. — Гиперсексуальная особа, женщина-вамп, очаровательная стерва, сердцеедка, авантюристка. Знает себе цену, но просит всегда больше. Умна, горда и вспыльчива, но быстро отходит. Негативная черта: слишком любит себя, порой бывает не права, но не желает признавать своих ошибок.

— Ну, это вы могли просто просчитать, глядя на ее броскую внешность, — заметила Люсьена.

— А я разве говорил, что это не так? — удивился Виктор. — Именно по внешности и чертам лица я и определяю характер человека.

— Ну, а обо мне что вы можете сказать?

— Вы не совсем уверенный в себе человек, но стараетесь хорохориться, чтобы окружающие этого не заметили. У вас добрый и отзывчивый характер, вы умеете сострадать. В то же время искорка авантюризма в вас тоже имеется, и она разгорается в настоящее пламя, если рядом с вами есть кто-то, на кого вы можете положиться. Вы в меру умны, умеете анализировать, но иногда страх парализует ваши умственные способности.

— Точно, мозги у нее сразу отключаются, особенно на кладбище, — засмеялась Галина, но тут же оборвала себя, встретившись взглядом с Люсьеной. — Шутка.

— Виктор прав, ты любишь только себя, — ехидно прищурилась Люся. — Браво, брависсимо, — захлопала она в ладоши, глядя на молодого человека. — Я сражена наповал вашим талантом! Вот только обвинение, брошенное в сторону адвоката, меня несколько смущает.

— Меня, кстати, тоже, — поддержала подругу Галина. — Ведь это не просто слова, а обвинение в убийстве!

— Мы с вами, кажется, договорились, что разговор у нас будет серьезным, — заметил Виктор. — Я вам выложил свою версию, а принимать ее на вооружение или нет — это уж ваше дело. Вы детективы, вам виднее.

— А следователю вы эту свою версию тоже выложили? — поинтересовалась Галя.

— Я что, похож на сумасшедшего? — усмехнулся молодой человек. — Мне пока что спокойная жизнь не надоела.

— А почему же тогда нам все рассказали?

— Вы — это вы, а милиция — это милиция.

— А какая разница?

— Завтра я скажу, что ничего подобного вам не говорил, и вы не сможете доказать, что это не так. А милиция — государственный орган власти, они все протоколируют, от них потом не отвертишься. А вдруг я действительно ошибаюсь, что тогда? Вы представляете себе, какого я врага себе наживу в лице госпожи Ступиной?

— Логично, но ведь речь идет о преступлении.

— Вот именно — преступлении, поэтому я и не хочу вмешиваться в это дело. Мне очень хочется, чтобы Анфиса нашлась, поэтому помогаю, чем могу, но только вам, а не милиции. Нас и без этого теперь затаскают, потому что не могли мы не сказать органам о странном заявлении девушки.

— Значит, вы считаете, что адвокат каким-то образом замешан в ее исчезновении?

— Я этого не говорил, — возразил Виктор. — Я сказал, что может иметься связь между смертью Кирилла Николаевича и исчезновением Анфисы, а дальше уж делайте выводы сами. О, прошу прощения, милые дамы, но мне пора бежать, — спохватился молодой человек, бросив взгляд на часы. — Совсем я заболтался, а у меня очень важная встреча. Еще раз извините, но я вынужден мгновенно испариться.

— Всего хорошего, Виктор, и спасибо за помощь, вы нам очень помогли, — улыбнулась Галина.

— Банальное клише, как в кино, — вы нам очень помогли, — засмеялся тот. — Но все равно, рад был услужить таким очаровательным дамам и надеюсь, что действительно моя помощь вам пригодится в этом нелегком деле. До свидания, приятно было познакомиться, — расшаркался молодой человек и торопливо покинул квартиру друга.

— Ну что ж, не будем вам больше надоедать, нам тоже пора, — засобирались подруги.

— Спасибо за кофе, вы действительно замечательно его готовите, — сказала Галина. — Проводите нас до дверей, если не трудно.

— Да-да, конечно, — засуетился тот. — И вы мне совсем не надоели, — отметил хозяин квартиры. — Даже напротив, я получил массу удовольствия, общаясь с вами. Правда, тема этого общения была не совсем приятной, но все равно, я рад, что познакомился с вами.

Когда подруги уже оделись и стояли у двери, Галя обратилась к хозяину квартиры:

— Владимир, если вдруг возникнут какие-нибудь вопросы и нам понадобится ваша помощь, мы можем вам позвонить?

— Конечно, звоните, я буду только рад, если моя помощь действительно пригодится. И вообще, обращайтесь в любое время дня и ночи, я тоже заинтересованное лицо и очень хочу, чтобы Анфиса нашлась… желательно живой и здоровой.

— Хорошо, будем иметь это в виду, — пообещала Галина, и девушки вышли за дверь.

Глава 11

— Прикольные ребята, правда? — с улыбкой проговорила Люсьена, когда они с Галиной уже ехали в машине. — Будет очень обидно, если кто-то из них причастен к исчезновению девушки, а значит, и к смерти Ступина.

— Ну, во-первых, я тебе уже говорила: еще не известно, связаны ли вообще эти два дела, исчезновение девушки и смерть Ступина, — напомнила Галина. — А во-вторых, думаю, что эти ребята ни при чем. Я почему-то уверена, что они непричастны.

— Откуда такая уверенность?

— Будь они причастны, не стали бы распространяться о том, что говорила им Анфиса по поводу смерти Ступина. Ведь, насколько я понимаю, никто, кроме них, этого больше не слышал? Не считая, конечно, того неизвестного абонента, с которым она говорила по телефону.

— Я сказала, что причастен может быть кто-нибудь один из них, а не оба, — отметила Люсьена.

— Какая разница, один или оба?

— Большая, Галя. Если к исчезновению девушки имеет отношение кто-то один из них, то он все равно не смог бы скрыть факта ее странного заявления на кладбище, потому что присутствовали при этом оба молодых человека. Если бы вдруг один промолчал, а другой сказал, у следователя сразу же появилась бы информация к размышлению, ну и подозрение, естественно. Поняла теперь, что я имела в виду?

— У-у-у, ты какая, — шутливо нахмурилась Галина. — То от страха трясется, как осиновый листик, при этом ничегошеньки не соображая, а то вон какие умные мысли в головке зашевелились! Неплохо соображаешь, Сергеева, браво, брависсимо, — захлопала в ладоши она.

— Что ты делаешь, ненормальная? — закричала та. — Кто же, идя на скорости, руль отпускает?! Совсем уже? Не хватало нам еще в ДТП угодить!

— Не дрейфь, все под контролем, мастер за рулем, — усмехнулась Галина. — Могу я поаплодировать своей подруге за проснувшийся в ее голове интеллект?

— Дурой я никогда не была, между прочим, так что не надо ля-ля! А что я на кладбище чуть со страха не умерла… так ты тоже не герой, так что не очень-то заносись. Кто с включенным светом у нас спит? — ехидно прищурилась Люсьена. — Что, скушала? — показала она подруге язык.

— Совсем не обязательно демонстрировать размеры своего языка, это не эстетично, — засмеялась Галина. — А боязнь темноты — это совсем не стыдно, этим страдает каждый четвертый житель планеты.

— А боязнью кладбищ, да еще ночью, каждый первый, — парировала Люсьена. — И вообще…

— Не будем спорить, считай, что я заранее согласна со всем, что ты скажешь. Вернемся лучше к нашим баранам, — перебила подругу Галина. — Тебе не кажется, что Виктор Смирнов может быть причастен ко всей этой «мыльной опере»?

— С чего это вдруг?

— Ну, как-то уж слишком акцентированно он высказал свою версию о виновности адвоката. Прямо вот так, запросто, бросить в человека обвинение в убийстве… странно как-то. Ты понимаешь, что я имею в виду?

— И ты уверена, что он хотел нас направить по ложному пути? Ты это хочешь сказать?

— Уверенности нет и быть не может, есть только подозрения.

— Ну, если все так, как ты говоришь, тогда почему он не сказал о вдове и адвокате следователю?

— Потому что следаку всякие байки о физиогномике и прочей мишуре сто лет в обед не нужны, ему нужны улики и доказательства, которых у Смирнова нет. И потом, он откровенно признался, что боится нажить себе такого врага, как госпожа Ступина.

— А нам, значит, он не побоялся все рассказать?

— А с чего бы ему нас-то бояться? Он же без всяких обиняков заявил, что мы не пойдем об этом распространяться на каждом углу, и он прав.

— Но ведь мы же работаем на Ступину.

— Во-первых, ему об этом неизвестно, он думает, что нас наняла мать Анфисы. А во-вторых, ты что, собралась рассказать об этом разговоре вдове?

— Нет, конечно, как можно?

— Вот и я о том же, — согласилась Галина. — Теперь у нас прибавилась еще одна головная боль — адвокат. Мы должны все о нем выяснить и в первую очередь узнать все о его взаимоотношениях с мадам Ступиной.

— С чего начнем?

— Понятия не имею, — Галя пожала плечами. — И вообще, можно ли верить Смирнову? Ты же видела, какой он балабол, и…

В это время зазвонил мобильный телефон Галины, и девушки прервали разговор. Увидев на дисплее номер своего первого бывшего мужа, Анатолия, Галя расплылась в улыбке и, включив трубку, прочирикала:

— Привет, милый, ты по мне уже снова соскучился?

— Бесценный бриллиант мой, где же ты пропадаешь? — спросил тот. — Приезжаю домой, спрашиваю о тебе у Клавдии, а она отвечает, что тебя не было. Тебе уже не нужны ключи?

— Что? Еще как нужны, — забеспокоилась Галя. — Просто по дороге возникли непредвиденные обстоятельства, пришлось задержаться. Но я уже освободилась и лечу к тебе на всех парусах.

— Отлично, приезжай быстрее, роза моя. Клава приготовила замечательный ужин. Достанем бутылочку хорошего вина и выпьем по бокальчику для аппетита.

— Жди, дорогой, скоро буду, — ответила Галина и отключилась. — Нас ждет хороший ужин, прибавим скорости, — она улыбнулась подруге и с силой нажала на педаль газа. Колеса жалобно визгнули, и машина понеслась со скоростью сто километров в час.

— Ты и правда ненормальная, — проворчала Люсьена, вцепившись руками в сиденье. — Прекрати немедленно лихачить! Забыла, что ты обещала Юрию? Галя, сбавь скорость, очень тебя прошу, — взмолилась она, когда Галина, пропустив мимо ушей Люсино замечание, помчалась еще быстрее.

— У тебя появилась еще одна фобия? — усмехнулась Галя. — Никогда не замечала за тобой такого грешка. Ты вроде и сама не прочь с ветерком прокатиться.

— Не прочь, но только тогда, когда сама за рулем.

— Так в чем же дело? Давай поменяемся местами, — предложила Галина и резко нажала на тормоза.

Прежде чем остановиться, машина дернулась несколько раз, да так, что Люсьена чуть не въехала лбом в стекло.

— Сумасшедшая, что ты делаешь?! — заорала она не своим голосом. — Решила доконать меня окончательно? Я тебе… ой, кто это? — испуганно подпрыгнула девушка, когда в стекло требовательно и громко постучали.

— Блин, только тебя здесь не хватало, — проворчала Галина, увидев рядом с машиной гаишника. — Как это я его не заметила?

— Доигралась, умница, — проворчала Люсьена.

— Откройте окно, — строго потребовал постовой.

— А в чем дело, товарищ генерал? — спросила Галина, опуская стекло. При этом она лучезарно улыбалась.

— Лейтенант Заикин, — представился тот, резко подняв и опустив руку. — Надеюсь, догадываетесь, почему я вас остановил?

— Конечно, я превысила скорость и этим нарушила правила дорожного движения, — со скорбной миной призналась Галя. — Но это вынужденная мера, можно сказать, вопрос жизни и смерти.

— А поконкретнее?

— Понимаете, у меня в спальне лежит голый мужчина…

— Поздравляю, и что дальше?

— Если мой муж приедет домой раньше меня, я — труп! Теперь вы понимаете, почему я так спешу? — спросила Галина с таким серьезным лицом, что Люсьена чуть не свалилась под сиденье, едва сдерживаясь, чтобы не расхохотаться.

— Я оценил шутку, предъявите ваши документы, — строго проговорил лейтенант.

— Господин Зайкин, я правда очень тороплюсь, я не хотела…

— Заикин, — раздраженно и с нажимом поправил Галину тот, резко перебив ее объяснения. — Попрошу документы!

— Да пожалуйста, — проворчала Галя, протягивая документы в окошко.

— Машина зарегистрирована на Гаврилова, а в правах написано, что вы — Суханова, — отметил постовой. — Не хотите объяснить, почему?

— Ну да, я Суханова, а Гаврилов — мой бывший муж, — кивнула Галя. — Что-то не так?

— Предъявите доверенность.

— У меня ее нет, — нахмурилась девушка. — Но вы можете позвонить Гаврилову и убедиться…

— Выходите из машины, — строго приказал лейтенант.

— Зачем это? Я взяла машину всего на один день, поэтому и не стала оформлять доверенность. Вы можете позвонить и убедиться, что я говорю правду, — начала закипать Галина. — А скорость я нарушила из-за неисправности тормозов, — тут же придумала она.

— Тормозов говорите? — прищурился лейтенант. — Тогда тем более — выходите из машины, — упрямо повторил он. — Нам только убийцы за рулем не хватало.

— Это кто — убийца? Что вы себе позволяете? — возмутилась Галина, но тут же захлопнула рот, встретившись с грозным взглядом постового.

— Я сказал, выходите из машины, — в третий раз повторил он.

— Сейчас выйдем, только сначала я сделаю один звонок, — ехидно улыбнулась Галина, поднимая стекло и блокируя двери. Лейтенант начал снова стучать в окно, но девушка отвернулась и набрала номер Анатолия. — Это снова я, милый, — притворно всхлипнула она.

— Что случилось, радость моя? — забеспокоился тот, услышав ее жалобный голос.

— Меня остановил гаишник, отобрал документы и требует, чтобы я вышла из машины! Машина не моя, я взяла ее сегодня у Юрия, и у меня нет на нее доверенности. Я совсем чуть-чуть превысила скорость, а этот лейтенант… Что мне делать, Толик?

— Где тебя остановил это болван? — грозно спросил тот. — И назови-ка его фамилию.

— Я на Хорошевском шоссе, недалеко от «Макдоналдса», остановил меня лейтенант Заикин. На его машине написано — 128-е отделение.

— Не переживай, солнце мое, никуда не выходи, сиди в машине, я сейчас сделаю один звонок, и ты сразу же поедешь дальше, — пообещал Анатолий и отключился.

— До чего же ты все-таки безалаберная, Суханова, — проворчала Люсьена. — Вечно у тебя все не как у людей, а через одно место. Как ты могла вообще додуматься — превысить скорость, раз у тебя нет доверенности на машину?

— Я об этом вообще забыла, — беспечно фыркнула Галя. — Делать мне, что ли, больше нечего, как заморачиваться по таким пустякам?

— А про тормоза зачем ты ляпнула? Ты чем думала-то, когда такие вещи говорила? И этот лейтенант, между прочим, совершенно прав.

— Ну ляпнула и ляпнула, подумаешь, — Галина пожала плечами. — А зачем сразу из машины-то нас выгонять? Тоже мне, блюститель порядка нашелся! Я этих гаишников терпеть не могу, только и знают, что обирать всех подряд.

— Твои симпатии и антипатии никого не интересуют, а нарушать ты все равно не имеешь никакого права.

— Хватит занудствовать, — отмахнулась Галя.

— Я не занудствую, а переживаю. Можно подумать, что у нас времени вагон и его девать некуда.

— Толик все устроит, не волнуйся, у него сам начальник управления в друзьях ходит. Во, смотри, Зайкин рысью к своей патрульной машине побежал, небось к телефону.

— Не Зайкин, а Заикин, — засмеялась Люсьена.

— Какая разница? Сейчас этот Заикин выслушает нагоняй от начальства, вернет нам документы и отпустит. При этом отдаст честь и будет стоять по стойке смирно, пока мы не скроемся за поворотом.

И тот действительно вернулся буквально через несколько минут, очень культурно постучал в стекло и, когда Галя его опустила, виновато проговорил:

— Извините, Галина Алексеевна, ошибочка вышла. Вот, возьмите свои документы и можете следовать дальше. Скорость только не превышайте, на дорогах гололедица.

— Премного вам благодарна, господин лейтенант, — ехидно улыбнулась Галя. — И спасибо за заботу.

— Честь имею, — козырнул тот и отошел в сторону от машины.

— Вот так-то, — подмигнула Галина подруге. — А ты боялась! Со мной не пропадешь. Сама за руль сядешь или как?

— Или как, — улыбнулась та. — Только, ради бога, больше никаких глупостей.

— Так точно, госпожа командирша, больше никаких глупостей, — согласилась Галя. — Обещаю доставить вас, сударыня, и себя, любимую, до места в целости и сохранности. Тем более что нас ждет замечательный ужин. Черт, кажется, впереди пробка, — чертыхнулась Галина.

— Ужин будет очень кстати, я так есть хочу, просто умираю, — сглотнула Люсьена голодную слюну. — А вот пробка совсем не кстати.

— Я тоже проголодалась, ведь практически с утра ничего не ели, кроме кофе и бутербродов, — кивнула Галина, всматриваясь вперед, чтобы определить, надолго ли они застряли. — Я, наверное, слона бы проглотила.

— Попроси своего Толика, он тебе его из Африки выпишет и на вертеле зажарит, — захохотала Люсьена. — И почему ты с ним разошлась, ведь жила как у Христа за пазухой?

— Люсь, не задавай глупых вопросов, ты же прекрасно знаешь причину. Толик — хороший мужик, и обманывать его у меня просто не хватило совести. А что касается Христовой пазухи, так она и сейчас в моем полном распоряжении, и ты тому — живой свидетель. Толик все сделает для меня, если я попрошу. Он надеется, что в конце концов я все равно к нему вернусь. Я, конечно, стараюсь его не очень напрягать своими просьбами, но иногда бывает, что начинаю наглеть из вредности или по крайней необходимости, как две недели тому назад, когда нам понадобились деньги на рекламу.

— Поражаюсь, как тебе удается вот так крутить мужиками, при этом оставаясь совершенно свободной, — улыбнулась Люсьена. — И признаюсь честно, что откровенно завидую твоим способностям.

— А знаешь, я и сама не понимаю, как у меня это получается, — Галина беспечно дернула плечиком. — Это как-то само собой происходит. Просто я их всех искренне люблю, в этом, наверное, и заключается весь секрет.

— Разве можно любить всех?

— Не знаю, как другим, а мне, похоже, можно, — засмеялась Галина. — Люся, но я и правда их люблю. Конечно, каждого по-своему, но ведь люблю же?

— Ты и правда ненормальная баба, — усмехнулась Люська.

— Я совершенно нормальная, просто чересчур сексуальная, ведь я же Скорпион по гороскопу. А у женщины-Скорпиона на первом месте всегда стоит секс, а уж потом — все остальное. Причем секс с одним мужчиной ее не устраивает и быстро надоедает. По этой причине, предписанной мне самими небесами, я и оставила своих троих мужей. Ну, не могу я долгое время спать с одним и тем же, хоть тресни! Что я могу с этим поделать? Вот если вдруг когда-нибудь мне попадется такой мужчина, за которым я готова буду пойти на край света после месяца совместного пересыпа, тогда… Короче, не будем загадывать, что будет завтра, нужно уметь красиво жить сегодня. О, кажется, появился просвет, еще немного, и мы на финишной прямой. Как же трудно ездить по нашему мегаполису, пробка на пробке, в центр вообще лучше не соваться.

— Галя, как ты думаешь, Смирнов действительно прав? — возобновила Люсьена прерванный разговор.

— Ты о чем?

— Ну, про адвоката и вдову? Что ты думаешь об этом?

— Я тебе уже сказала, что не знаю, можно ли верить ему на слово, ты же видела, какой он балабол. Настоящая погремушка. Хотя, если подумать… он сказал, что серьезно занимается физиогномикой и любое выражение лица может расшифровать, словно говорит с самим человеком. Даже и не знаю, как к его заявлению отнестись. А ты сама что думаешь по этому поводу?

— Мне кажется, мы не имеем права пренебрегать подобными сведениями, независимо от того, кто нам их сообщил. Нужно осторожно прощупать этого адвоката, а уж потом и делать выводы. Только вот как к нему подобраться?

— А если взять и спросить у самой вдовы?

— Нет, этого делать нельзя ни в коем случае, — возразила Люсьена. — Если Смирнов прав и эту парочку связывают близкие отношения, она может насторожиться, и тогда… нет, Галя, нам нужно найти другой способ о нем все узнать.

— Слушай, у меня от голода совершенно голова не варит, давай потом с тобой об этом поговорим. Приехали, выходи из машины, — резко прервала Галина рассуждения подруги, останавливая машину во дворе элитного дома, в котором жил Анатолий. — Устроим гастрономический экстаз, у Толика всегда навалом всяких вкусностей, — подмигнула она. — А потом и поговорим. Думать о серьезных делах лучше всего на сытый желудок.

Девушки уже подходили к подъезду, когда в кармане у Люсьены зазвонил мобильный телефон.

— Алло, слушаю, — ответила она.

— Здравствуйте, это Люсьена?

— Да, это я.

— Извините, что беспокою, но номер Галины почему-то недоступен, вот и звоню вам.

— Простите, а кто это?

— Ваша клиентка, Ступина.

— Добрый вечер, Мария Станиславовна, — сказала сыщица. — А я смотрю, номер какой-то незнакомый.

— Так ведь мой телефон у вас, поэтому мне пришлось купить новый.

— Понятно, передаю трубку Галине. Галя, это Ступина, она сказала, что твой номер недоступен, — зашептала Люсьена, отдавая подруге телефон.

— Странно, почему недоступен-то? — нахмурилась Галина и, вытащив трубку из кармана, увидела, что кончилась зарядка. Она поспешно схватила телефон Люсьены и бодро проговорила: — Да, Мария Станиславовна, я слушаю, это Галина.

— Добрый вечер, я звоню, чтобы проинформировать о задании, которое вы мне поручили исполнить.

— Какое задание? — не поняла девушка.

— Ну как же? Вы же мне сами сказали, чтобы я позвонила своим знакомым, у которых на номерах стоит антиопределитель.

— Ой, действительно, — спохватилась Галя. — Ну, и каков результат?

— Приятельницы не звонили вчера, впрочем, как я и предполагала. Я не смогла вам сообщить об этом раньше, потому что только недавно смогла до них дозвониться.

— Если они вам не звонили, тогда кто же это мог быть?

— Я не знаю.

— Мария Станиславовна, а что, если я оставлю ваш телефон у себя еще на одну ночь? — спросила Галя. — Как вы на это смотрите?

— Пожалуйста, оставляйте, — согласилась та. — В конце концов, это нужно для дела.

— Если и сегодня никто не позвонит, мы вернем вам трубку, и… у меня есть одна идея.

— Что за идея? — заинтересованно спросила Ступина.

— Мы будем ждать звонка вместе с вами, — радостно сообщила Галина. — Если вы не против, конечно?

— Ну, почему же я должна быть против? Я буду только рада, что мне не придется быть одной в этот момент. Я уже так устала от всего этого — словами и не передать! — тяжело вздохнула Ступина. — Еще и с дочкой проблемы.

— А что с ней? Что за проблемы?

— Ой, даже и не спрашивайте, не знаю, что мне с этим делать. Такой нервной стала, просто до ужаса, грубит, огрызается, прямо хоть и не спрашивай ее ни о чем. Никогда она так со мной не разговаривала, и вдруг… Ведь я же ее мать, неужели она этого не понимает?

— Мария Станиславовна, не расстраивайтесь, это скоро пройдет. Девушка потеряла отца, она в растерянности, — как могла, успокоила женщину Галина. — Тем более такой возраст. Кстати, сколько ей лет?

— Через месяц будет девятнадцать, — тяжело вздохнула Мария. — Уже взрослая девушка, а ведет себя как ребенок. Я, конечно, прекрасно ее понимаю, девочке сейчас нелегко, она очень любила отца. Но ведь и мне тяжело, я тоже любила своего мужа, однако стараюсь держать себя в руках, несмотря ни на что. А у меня проблем — выше головы! Помимо того что все дела компании легли на мои плечи, еще и эти звонки! Представляете, каково мне в такой осаде? Ладно, не буду вас отвлекать по пустякам и загружать своими проблемами, у вас и без меня дел хватает. Поговорим лучше о том, зачем я к вам приходила. Вы уже начали расследование?

— Ну, в общем-то, да, начали, кое-что сделали, — неуверенно ответила Галина. — Только отчет я пока писать не буду, для этого еще слишком мало сведений, — поторопилась предупредить она. — Но через пару-тройку дней, думаю, нам уже будет, что вам рассказать. Во всяком случае, очень на это надеюсь.

— Пара-тройка дней, казалось бы, немного, только мне сейчас каждый день годом кажется, — сказала Ступина. — Только поймите меня правильно и, если можно, поторопитесь.

— Такие серьезные дела быстро не делаются, поспешишь — людей насмешишь, — возразила Галя. — Прежде чем отрезать, нужно сто раз отмерить. Я отвечаю за свою работу и стремлюсь к качеству, а не к количеству. Не хочу потом краснеть перед вами, если что-то не так получится.

— Ну, хорошо, не буду вас излишне торопить, но с нетерпением жду отчета. Успехов вам и до свидания, — проговорила Ступина.

— Всего доброго, Мария Станиславовна, если в ходе следствия произойдет что-то непредвиденное, я вам сразу же позвоню, — ответила Галина и поспешно отключилась. — Фу-у, словно в сауне побывала, — пропыхтела она и вытерла взмокший лоб. — Всегда врала и не краснела, а тут… Как же тяжело обманывать клиента, который должен заплатить хорошие деньги, ведь их совсем не хочется терять!

— А собственно, почему врала-то? — хмыкнула Люсьена. — Ничего ты не врала. Мы ведь действительно уже кое-что сделали.

— И что же это мы, интересно, сделали? — прищурилась Галина. — Кроме того, что трубка находится на кладбище и никуда оттуда не перемещалась, мы с тобой еще ничего не узнали и уж тем более не сделали, дорогая моя. Чем мы можем порадовать клиентку? Сообщить, что ей в самом деле звонят из склепа? Или, может, сказать, что мы подозреваем ее в шашнях с адвокатом? Представляю, как она дико обрадуется подобным новостям. Нет, подружка, мы пока ничего не сделали для клиентки, с этим не поспоришь.

— Ну и не сделали, подумаешь, беда какая, — Люсьена пожала плечами. — Не сделали сегодня, сделаем завтра. В конце концов, не сможем помочь, ну и черт с ними, с деньгами.

— Щас, разбежалась! — фыркнула Галина. — Да я костьми лягу, сама этот чертов склеп вскрою, а докопаюсь до истины. Чтобы я упустила такие ненормальные бабки? Да ни за что на свете! Я же тогда саму себя съем живьем.

— Галя, ты и правда голодная, пошли быстрее к Анатолию на ужин, — засмеялась Люсьена, подталкивая подругу к двери подъезда. — Еще, чего доброго, действительно начнешь сама от себя по кусочку откусывать.

Глава 12

— Галочка, радость моя, ну наконец-то, — расплылся в улыбке Анатолий, выходя в прихожую. — Я уж думал, ты никогда до меня не доедешь, все глаза просмотрел, а тебя все нет и нет. Несколько раз звонил тебе на трубку, а номер недоступен.

Клавдия, открывшая девушкам дверь, увидев Галину, фыркнула, резко развернулась и, поджав губы, удалилась.

— Неужели вас так долго продержал этот лейтенант Заикин? — поинтересовался Анатолий, целуя свою бывшую жену в щеку. — Я, как и обещал, звякнул своему приятелю, и он должен был сразу же перезвонить куда следует и приказать отпустить вас с почетом и уважением. Какой прекрасный аромат ты источаешь, роза моя, — тут же отметил он. — Это от Шанель?

— Еще раз здравствуй, дорогой, — улыбнулась в ответ Галина. — Да, от Шанель, из новой коллекции. Не прошло и пятнадцати минут после звонка тебе, как мы были совершенно свободны, но попали в пробку, поэтому и задержались. А провожал нас лейтенант действительно с почетом и уважением. Какой же ты все-таки молодец, Толик. Я не перестаю восхищаться твоими способностями решать любую проблему в мгновение ока, — польстила она бывшему мужу.

— Решение проблем — мое хобби, ты же знаешь. Я рад, что сумел помочь, солнце мое. А почему твоя трубка недоступна?

— Батарейка села.

— Понятно. Люсенька, здравствуй, милая, ты, как всегда, прекрасно выглядишь. Как же давно я тебя не видел, ты совсем не меняешься, все такая же молодая и обворожительная. Весьма польщен, что ты почтила вниманием мое скромное жилище, — приветливо улыбнулся девушке хозяин дома и галантно поцеловал ей руку.

— Привет, Анатолий. Насчет скромного жилища — ты сам поскромничал, как всегда, — хмыкнула Люсьена. — По моим… тоже очень скромным подсчетам, заработать на такую «конуру» я смогу лишь лет за двести. Рада тебя видеть в добром здравии. Ты не меняешься, все такой же энергичный, элегантный, а главное, неисправимый льстец и дамский угодник, — засмеялась она.

— На том стоим, дорогая моя, на том стоим. Что же я могу поделать, если красивые женщины — моя слабость? Никак не могу удержаться от комплимента, когда вижу перед собой таких потрясающих, великолепных нимф, как вы с Галочкой. Раздевайтесь, мои хорошие, мои обворожительные дамы, ваш преданный рыцарь готов услужить, — расшаркался Анатолий, помогая девушкам снять шубки. — Проходите в столовую, будем ужинать. Я достал из своих запасов пару бутылочек изумительного французского вина, вам оно непременно понравится, а Клавдия приготовила совершенно потрясающую утку с яблоками и черносливом. Галочка, счастье мое, я позвонил своему приятелю в ресторан и заказал твой любимый салат «Цезарь» и еще кое-какие изыски из даров моря. Морские гребешки в винном соусе, копченый угорь и лобстеры, приготовленные по особому рецепту, — это, я вам скажу, нечто! — прищелкнул он языком. — Буквально пятнадцать минут назад все это великолепие уже привезли. Все свеженькое, только что приготовленное, так что ужин должен получиться весьма и весьма приятным.

— Я в предвкушении, — закатила глаза Галина. — Ты всегда умел удивить меня чем-нибудь необычным, уверена, что и на этот раз у тебя получится.

— Очень надеюсь, что не разочарую тебя, солнце мое. Проходите, мои милые дамы, не будем медлить, я ужасно проголодался.

Когда девушки прошли в столовую, там была Клавдия, накрывавшая на стол.

— Добрый вечер, уважаемая Клауди, — ехидно улыбнулась Галина. — Открыв дверь, ты не поздоровалась, к чему бы это?

— Здрасьте, извините, не заметила, — буркнула та, грохнув тарелкой о стол.

— Не заметила? — округлила Галя глаза. — Как странно! Хотя чему удивляться, если со зрением проблемы? Как ни крути, а старость не радость. От всей души сочувствую, дорогая. Если хочешь, могу посоветовать гениального окулиста, прямо кудесник, а не доктор.

— Если понадоблюсь, позовете, я в кухне, — обратилась Клавдия к Анатолию, еще раз грохнула о стол, только уже ножами, и, величественно раскачивая бедрами, проплыла к двери.

— Галочка, душа моя, ну когда же ты перестанешь ее допекать? — засмеялся тот. — Чем на этот раз она тебе не угодила, радость моя?

— Открыла дверь и сделала вид, что в упор меня не видит, — нахмурилась Галина. — Я уже сто лет в твоем доме не была, пора бы ей успокоиться.

— Те два года, которые ты здесь прожила в качестве моей супруги, она теперь будет помнить до конца дней своих, — захохотал Анатолий. — Ты же ее чуть до инфаркта не довела своими выходками.

— Сама напросилась, и тебе прекрасно об этом известно, — огрызнулась Галина. — Она мне специально жизнь портила. И не только жизнь, но и мои вещи. Вещи, которые ты, кстати, покупал, и за немалые деньги, между прочим! Я разве виновата, что ты на мне женился, а не на этой ревнивой корове?

— Не говори глупости, — нахмурился Анатолий. — Что за странный бред о женитьбе? Какая тут может быть ревность? Клавдия — практически член семьи, и она никогда не делает что-то специально, если только по неосторожности.

— Ага, это она по неосторожности, значит, прожгла мое платье, за которое ты отвалил пять тысяч баксов? И сделала это именно в тот день, когда я должна была ехать в нем с тобой на презентацию бренда твоей фирмы!

— Уверяю тебя, душа моя, она это сделала нечаянно.

— Можешь думать как тебе удобно, а мне уж позволь оставаться при своем мнении, — не уступила Галя.

— Ну, хорошо, хорошо, роза моя, оставайся при своем мнении, только не будем ссориться и портить этот замечательный вечер, — замахал Анатолий руками. — В кои-то веки ты приехала ко мне на ужин, и я не хочу, чтобы ты лишилась аппетита из-за ваших дамских разногласий. Присаживайтесь к столу, девочки, давайте ужинать.

— Уж аппетит она мне ни за что не испортит, — проворчала Галина. — Пусть хоть лопнет прямо на моих глазах, а от лобстеров и угря я все равно не откажусь.

— Вот и отлично, — засмеялся Анатолий, открывая бутылку вина. — Для начала выпьем по бокальчику, а уж потом примемся за лобстера. Надеюсь, что утку с яблоками и черносливом нам тоже удастся попробовать.

— В чем я лично сомневаюсь, — усмехнулась Галя. — Твоя обожаемая Клауди наверняка ее специально в духовке уморит до смерти, чтобы бухнуть мне на тарелку угольки вместо утиного мяса. Она, кстати, знала, что я приеду сегодня на ужин?

— Она знала, что ты приедешь за ключами, а об ужине я ей ничего не говорил.

— Ну, тогда точно, не видать нам утки как своих ушей, — захохотала Галина. — А если и подаст, то уж в мою тарелку обязательно подсыплет мышьяку.

— Не преувеличивай, душа моя, уж не настолько Клавдия кровожадна, чтобы травить моих гостей, — улыбнулся Анатолий.

— Я для нее не гость, а кровный враг.

— Ну, ладно, ребята, пошутили и хватит, давайте приступать к ужину, — вмешалась Люсьена. — У меня уже спазмы в желудке начались при виде всех этих вкусностей.

— Да-да, давайте, девочки, выпьем за встречу, за то, что мы собрались сегодня за этим столом, ну и, конечно же, за вас, милые дамы, — с улыбкой произнес Анатолий, разливая вино по бокалам. — Я очень рад, что вы нашли время скрасить мое одиночество.

— Я тебя умоляю, Толик, — сморщила носик Галина. — Неужели ты хочешь сказать, что тебе, с таким незаурядным обаянием, не с кем скрасить твое одиночество? — хитро посмотрела она на бывшего мужа. — О твоем кошельке я вообще молчу.

— Галочка, радость моя, ты же знаешь, что, кроме тебя, мне никто не нужен, — почти искренне ответил тот. — А если и бывают иногда какие-то мужские шалости… так это так, мелочи, не стоящие внимания. Я предан тебе душой и телом.

— Вот за это и выпьем! — весело воскликнула Люсьена, поднимая свой бокал. — И давайте наконец начнем, — посмотрела она на яства голодными глазами.

Когда ужин был с аппетитом съеден и все сидели и неторопливо пили кофе, Анатолий неожиданно произнес:

— Ну, а теперь, мои милые дамы, когда ваш голод укрощен, а от хорошего вина приподнялось настроение, я вас внимательно слушаю.

— В каком смысле? — насторожилась Галина. — Что ты хочешь от нас услышать?

— Ну, например, чем вы занимаетесь в данное время?

— Как это — чем? Сидим в твоем доме за столом, сытые, как кошки, наевшиеся сметаны, пьем кофе и мило беседуем, — пожала Галина плечами, изобразив на лице беспечность.

— Ну, а если серьезно?

— Толя, а ты поконкретнее можешь выразиться? Что ты хочешь услышать?

— Ты не догадываешься, счастье мое? — прищурился тот.

— Понятия не имею.

— Ну, например, мне хотелось бы знать, зачем вам с Люсьеной понадобилось прятаться в моем загородном доме? Потом, я хотел бы услышать, зачем ты взяла машину у Юрия, если твоя еще вчера была в нормальном состоянии?

— Откуда ты знаешь, в каком состоянии она была вчера? — спросила Галя. — Ты меня удивляешь, Толик.

— Ничего здесь удивительного нет, мне вчера звонил один мой приятель и сказал, что видел тебя за рулем. Было это в районе Ленинградского шоссе, его машина остановилась рядом с твоей на светофоре, но ты его не заметила. Согласен, что до вечера с машиной могло что-нибудь случиться, но тогда первым, кому об этом стало бы известно, стал бы я. Ты же всегда кричишь «караул» именно в мою трубку, если у тебя возникают проблемы. А раз сигнала о помощи устроить твои «колеса» в сервис не поступило… Это значит, что твоя машина находится в нормальном состоянии, — повторил Анатолий.

— И совсем она в ненормальном состоянии, то есть, я хотела сказать, не в нормальном состоянии, что-то с электрикой случилось, сигнализация не работает, — нервно возразила Галя. — Сказать тебе об этом я не успела, вернее, хотела, но забыла…

— С электрикой, говоришь? Ну, хорошо, завтра же утром я позвоню в сервис и закажу эвакуатор, они быстренько…

— Не надо никуда звонить, — перебила его Галина.

— Почему?

— Потому что потому, и вообще, Толик, я не понимаю, что за допрос ты решил мне устроить? — нахмурилась она. — Ну, взяла я машину у Юрия, ну и что? Может, мне на «Жигулях» удобнее? Я уже взрослая девочка и совсем не обязана отчитываться ни перед тобой, ни перед кем-либо еще.

— Не кипятись, роза моя, отчитываться не нужно, я и так все о тебе знаю, просто хотелось бы кое-что услышать, так сказать, из первых рук.

— Как это — все обо мне знаешь? — удивленно переспросила Галя. — Откуда?

— Неужели ты думаешь, что я не в курсе твоих дел? — хитро улыбнулся Анатолий. — Когда я даю тебе деньги, я хочу знать, на что ты их тратишь. Я не считаю мелочь, что ты перехватываешь у меня на свои дамские штучки. Можешь сколько угодно покупать косметику, колготки и прочую ерунду, но когда нули заставляют мои брови приподняться, как в последний раз… Ту сумму, которую я дал тебе две недели тому назад, ты вложила в довольно внушительную рекламу некоего детективного бюро «Третий глаз». Естественно, я был весьма озадачен столь странными тратами… Дальше рассказывать?

— Так, значит, ты за мной шпионишь? — возмутилась Галина. — Да как же ты можешь, Толя?

— Фу, что за вульгарное выражение, солнце мое? Я за тобой не шпионю, я за тобой присматриваю, радость моя! Только не подумай, что заглядываю в твою спальню, — сморщился он. — Упаси бог, чтобы я опустился до этого. Все, что касается твоих личных отношений, меня совершенно не интересует. Чем бы дитя ни тешилось — скоро наиграется и в итоге все равно вернется к любимому папочке. Я волнуюсь за тебя, сердце мое, и мне совсем не безразлично, чем ты занимаешься в свободное от постели время. Тебе не кажется, роза моя, что ты зашла слишком далеко? О ваших детективных «играх» мне сообщили буквально несколько часов назад, и скажу откровенно, я был слегка ошеломлен этим известием. Когда ты приезжала ко мне в офис по поводу ключей от моего загородного дома, я был еще не в курсе. Признаюсь честно, солнце мое, что от тебя я мог ожидать чего угодно, даже полета на Луну, и, поверь, нисколько бы не удивился. Люсьена тоже та еще авантюристка, запросто может пойти у тебя на поводу, но я узнал, что и Надежда с Альбиной с вами заодно! Этот факт меня откровенно шокировал. Я всегда считал их более серьезными и разумными девушками, в отличие от вас, и вдруг… частный сыск! Что за ребячество, я не понимаю?

— Ты действительно считаешь частный сыск игрушками и ребячеством? Что это несерьезно? — изумилась Галина. — Ну, ты даешь! Ведь это риск на каждом шагу, это же сообразительность какая нужна, это же… ну, Толик, я от тебя не ожидала такого оскорбления, — она капризно надула губы.

— На эту тему мы потом с тобой поговорим, солнце мое, и я тебе обязательно скажу все, что думаю по этому поводу, — спокойно ответил Толя. — А сейчас мне хотелось бы узнать — во что вы вляпались, почему срочно хотите сбежать из города? Итак, я вас слушаю, дорогие девочки, — требовательно повторил он. — Что это за «Третий глаз», и что все это значит? Вы хотите уехать в мой загородный дом… это связано каким-то образом с вашей, так сказать, новой деятельностью? Отвечайте, когда вас спрашивают, — строго приказал Анатолий, увидев, что подруги насупились. — И не вздумайте водить меня за нос, я все равно узнаю все, что мне нужно. Даю вам шанс рассказать самим. Итак, я весь внимание, роза моя, — хмуро посмотрел он на Галину. — Начинай.

— Ну, раз ты уже знаешь про «Третий глаз», придется рассказать и все остальное, — неохотно сказала Галина. — Только обещай, что этот разговор останется между нами. Мы связаны с клиентами определенными обязательствами о неразглашении их личных проблем.

— Обижаешь, солнце мое. Мне нет никакого дела до чужих проблем и совершенно на них наплевать. Я не баба, чтобы трепаться о них на каждом углу. И потом, разве я когда-нибудь давал тебе повод усомниться в моей порядочности?

— Нет, Толик, вот в чем, в чем, а в твоей порядочности я никогда не сомневалась, даже ни на столечко, — заверила его Галина, показывая кончик мизинчика.

— Рад это слышать, — галантно поклонился тот. — Итак, начинай, радость моя, я весь внимание.

— Толь, ты не поверишь, но не далее как вчера к нам пришла вдова Ступина Кирилла Николаевича. Я уверена, ты знаешь этого господина, он достаточно известная фигура в ваших кругах, потому что являлся президентом компании «Салют-777».

— Да, я прекрасно знал его и, кстати, был на его похоронах, — Толя кивнул. — И зачем же к вам приходила мадам Ступина?

— Ты даже был на его похоронах? — удивилась Галя.

— А что здесь такого странного? Мы были с ним деловыми партнерами и достаточно часто общались. Я счел своим долгом почтить его память присутствием на погребении. Так зачем же к вам приходила Мария Станиславовна?

— Только не сочти мой рассказ за бред сумасшедшего, передам, как слышала своими собственными ушами. Люся может подтвердить, что я не обманываю, — предупредила Галина.

— Начало весьма интригующее, — усмехнулся Анатолий. — Продолжай.

— Тебе, наверное, известно, что Ступин умер от сердечного приступа в своем загородном доме, прямо в ванной?

— Слышал, и что?

— Его нашла жена, приехавшая туда на следующий день, и…

— Об этом я тоже слышал, ты по существу говори, а не пересказывай мне то, о чем вся Москва знает, — нетерпеливо прервал Галину Анатолий.

— Я тебе об этом рассказываю не просто так, и нечего меня перебивать, — надулась она. — Вообще ничего не скажу больше!

— Ладно, не обижайся, солнце мое, — улыбнулся Анатолий. — Прости, больше не буду.

— Короче, вдова положила в гроб супруга его мобильный телефон, из-за которого вся канитель и происходит…

— А нельзя ли попонятнее? При чем здесь телефон?

— Сказал же, что не будешь перебивать, а сам! — прикрикнула на него Галя. — Дослушай сначала, а потом и спрашивай. На девятый день после похорон Ступиной стал названивать ее покойный супруг, — совершенно спокойно сообщила она. — Каждую ночь, ровно в двенадцать. Причем именно с того телефона, который вдова положила ему в гроб!

— Я что-то не так понял, или это опять одна из твоих шуток, сердце мое?! — изумился Анатолий. — Ты решила поиздеваться надо мной?

— Я серьезна, как никогда, — нахмурилась Галя. — Естественно, мы прекрасно понимаем, что Ступиной звонит вовсе не ее муж с того света, а некий… злодей, каким-то образом укравший из гроба трубку. Хочет довести вдову до нервного срыва. Кстати, до этого уже недалеко, — отметила она, вспомнив неестественную бледность женщины. — Но самое странное в этой истории, что голос в трубке — именно ее мужа! А я ей и говорю, что…

— Постой, постой, душа моя. Расскажи-ка мне все с самого начала и с подробностями, — перебил ее Анатолий. — Я пока ничего не могу понять.

— Что здесь понимать-то? Вчера к нам в офис пришла первая клиентка, ступинская вдова, чтобы мы разобрались, что за чертовщина происходит с ней в последнее время, — терпеливо сказала Галина. — Когда со смерти ее мужа, Ступина Кирилла Николаевича, прошло девять дней, раздался звонок ее мобильного телефона. Номер высветился — трубки, которую она положила ему в гроб! Это, надеюсь, понятно?

— Ну, более-менее, — неопределенно ответил Анатолий. — И что же было потом?

— А потом суп с котом, — проворчала Галина. — Сегодня нам удалось выяснить, что трубка находится в районе Домодедовского кладбища и что она никуда не перемещалась оттуда в течение двух недель, то есть со дня похорон Ступина. Если честно, мы с Люсьеной в конкретном шоке и даже не знаем, что делать. Не сам же покойник названивает своей вдове, в самом деле?! Бред какой-то!

— Галочка, девочка моя, я попросил тебя рассказать мне все по порядку и с подробностями, — напомнил Анатолий. — Давай-ка начинай, а уж потом и разберемся, что делать.

— Вдова утверждает, что она слышит именно голос своего супруга…

И Галя рассказала все в мельчайших подробностях. Она упомянула и о том, что следом за Ступиной к ним пришла Нина Ивановна, у которой пропала дочь Анфиса, и что девушка работала у почившего Ступина секретарем. Рассказала об их неудачной вылазке на кладбище. Упомянула Владимира с Виктором и Дениса с Никитой. Рассказала о странном хобби Смирнова и к какому выводу он пришел с помощью этого увлечения. С возмущением высказала свое фи по поводу того, что за окнами ее квартиры кто-то следит, и как из-за этого им пришлось лазать по грязному пыльному чердаку, где ночуют бомжи. И что именно по этой причине они с Люсьеной решили на время поселиться в его загородном доме.

— Надеюсь, что теперь тебе все понятно, дорогой? — спросила Галя, закончив свое повествование.

— Да уж, ну и дела творятся в нашем королевстве, — пробормотал Анатолий. — Действительно, странно и весьма загадочно. Ну, и что вы теперь собираетесь делать, мои очаровательные сыщицы?

— Думаем пока, — пожала Галина плечами. — У тебя случайно никакой идейки нет?

— Первая моя идея состоит в том, чтобы вы сегодня никуда не ездили, а остались в моем доме. Комнат много, места для всех хватит, — ответил Анатолий. — Вторая идея: я звоню и отдам распоряжение начальнику своей службы безопасности, чтобы он выяснил — что за слежку устроили за твоими окнами и кто это вообще такие. Затем посижу с вами и подожду звонка, мне тоже интересно послушать — что сообщат с того света. Так как мне бесчисленное число раз приходилось общаться с Кириллом по телефону, я прекрасно знаю его голос. А вот третья идея… Впрочем, о ней мы поговорим после ночного звонка, если, конечно, мы его дождемся.

Глава 13

— Я почему-то так и предполагала, что сегодня будет та же песня, что и вчера, — заявила Галина, глядя на мобильный телефон вдовы. — Это еще раз подтверждает мои предположения. Типу, который достает Ступину, каким-то образом стало известно, что трубка находится у нас, а не у вдовы. Мы можем ждать хоть год, но он не позвонит больше на этот номер.

— А вдруг это и правда призрак? — прошептала Люсьена, с опаской поглядывая на трубку. — Им всегда все известно: и прошлое, и настоящее, и будущее…

— Что за бред ты несешь? — нахмурилась Галя. — Я смотрю, у тебя уже совсем мозги заклинило, подруга!

— Ничего у меня не заклинило, и вовсе это не бред, — огрызнулась Люся. — Я недавно передачу видела по телевизору, и в ней утверждалось, что существование призраков — доказанный факт. Если человек умирает внезапно, его энергетическая субстанция остается здесь и начинает бродить по знакомым местам.

— С ума сойти! — фыркнула Галя. — Иди-ка ты лучше спать.

— Нечего надо мной смеяться, лучше вспомни, что говорил Денис. Трубка уже две недели находится на кладбище и никуда оттуда не перемещалась. Как ты можешь объяснить этот факт?

— Пока не знаю, но уж никак не присутствием призрака. Как ни крути, а мобильный телефон требует регулярной зарядки. Как, по-твоему, это делает привидение?

— Не знаю.

— Вот и не говори ерунду, если не знаешь.

— Девочки, что тут у вас? Как дела? — спросил Анатолий, появившийся в дверях гостиной.

— Глухо, как в танке, Толя, — вздохнула Галина. — Звонка не было, и похоже, что не будет.

— Позвони Ступиной, скажи ей, что опять никто не позвонил, — подсказала Люсьена. — Только не звони на домашний телефон, лучше на ее новый мобильный, в моей трубке остался номер.

— Откуда?

— От верблюда, — хмыкнула Люсьена. — Проблемы с памятью? Она же звонила мне, когда мы сюда приехали, у твоей трубки зарядка села.

— А, ну да, действительно забыла.

Галина нашла в телефоне подруги нужный ей номер и позвонила:

— Алло, Мария Станиславовна? Здравствуйте, Галина Суханова беспокоит, из детективного бюро. Я хочу сообщить, что сегодня нам опять никто не позвонил.

— Зато мне позвонил! — истерично визгнула та, не соизволив ответить на приветствие. — Опять ровно в двенадцать, уже на новый номер телефона! Откуда он мог узнать, что я купила новую трубку?! Кроме вас, я никому об этом не говорила, даже мои близкие знакомые не знают о ней. Что происходит, вы мне можете объяснить, черт бы вас всех побрал?!

— Это вы мне? — Галина вытаращила глаза. — Простите, Мария Станиславовна, но я-то здесь при чем? Как я могу вам что-то объяснить?

— Я вас для чего наняла, для престижа, что ли? Мне нужно, чтобы вы нашли этого ублюдка, а вы чем занимаетесь?!

— Мы ищем.

— Хорошо же вы ищете, если он продолжает меня нагло доставать! — с новой силой заверещала вдова. — Мне это уже порядком надоело, я не могу больше терпеть такое издевательство!

— Послушайте, а что вы на меня-то кричите? — не выдержав этой наглости, рявкнула Галина. — Тоже мне, стрелочника нашли! Вы что же думаете — пришли к детективам, заплатили, и они вам за сутки все сделали и преподнесли на блюдечке с голубой каемочкой? А не слишком ли много вы хотите, уважаемая?

— Вы не детективы, вы две проходимки, и я вас увольняю! — заорала Ступина не своим голосом. — От вас никакого толку! Суток вам мало? А сколько вам надо? Месяц, год или, может быть, пять лет? Бездари, вот вы кто!

— Да что вы себе позволяете? — до глубины души оскорбилась Галина. — Кто вам дал право разговаривать со мной в подобном тоне?

— Как заслужили, так и разговариваю! Я такую антирекламу сделаю вашему чертовому бюро, что ваш «Третий глаз» ослепнет! К вам ни один клиент на пушечный выстрел не приблизится! И никаких денег вы от меня не получите, не заслужили, шарлатанки! И аванс вернете, а за обман и моральный ущерб я с вас еще и проценты потребую.

— Да пошла ты знаешь куда? — не уступила Галя. — Туда, куда ты к своему любовнику с разбега прыгаешь, истеричка недоделанная, — не на шутку разозлилась она. — В гробу я видала твои деньги и тебя вместе с ними!

Девушка резко отключила телефон, сердито пыхтя и отдуваясь.

— Вот зараза, — процедила она сквозь зубы. — Ну, держись, я тебе покажу, где раки зимуют! Это я тебе антирекламу устрою, да такую, что небо с овчинку покажется.

— В чем дело, Галя? — осторожно спросила Люсьена, глядя на злое, раскрасневшееся лицо подруги. — Ты ее послала, или мне послышалось?

— Не послышалось, — проворчала Галина. — И мы теперь должны все сделать для того, чтобы вывести эту «безутешную», блин, вдову на чистую воду, вместе с ее адвокатишкой!

— Успокойся, счастье мое, не нервничай. Подыши глубоко, досчитай до десяти и расскажи нам все, что между вами произошло, — проговорил Анатолий, ласково поглаживая Галину по плечу.

— Нет, вы только подумайте, что творит эта зараза! — не могла успокоиться та. — Она нас с тобой шарлатанками и проходимками обозвала, представляешь, Люсь? Ей мгновенный результат подавай! Совсем, что ли, с катушек съехала?

— Галя, не сердись на нее, — добродушно улыбнулась Люся. — Просто на минуточку поставь себя на ее место, представь, как тебе звонит какой-нибудь почивший родственник каждую ночь, и сразу поймешь, каково ей сейчас. У кого хочешь крыша поедет. Женщина на пределе, ее стоит простить за срыв.

— Повтори весь разговор слово в слово, солнце мое, — снова попросил ее Анатолий.

— А что рассказывать-то, вы вроде и так все слышали, — буркнула Галина, продолжая недовольно сопеть.

— Мы слышали только то, что говорила ты, слова вдовы не уловили.

— Да я ей только и успела сказать, что звонка не было, а она тут же на меня набросилась, как будто это я во всем виновата! «Зато мне позвонил, уже на новый номер!» — изобразила Галя истеричный голос мадам Ступиной.

— Кто ей позвонил? — опешила Люсьена.

— Покойный супруг, конечно, кто же еще? Только его звонок мог превратить мадам Ступину в такую фурию.

— Ты серьезно?

— Я что, похожа на Олега Попова? — огрызнулась Галина. — Конечно, серьезно.

— Но ведь ее трубка у нас, у нее новый телефон и другой номер.

— Вот-вот, она и заорала, как ненормальная, именно из-за этого. Кричала, что, кроме нас, никто не знал, что у нее новый мобильник, утверждает, что даже ее знакомые не знают об этом.

— Но откуда тогда этот пресловутый «покойник» мог узнать об этом?

— Почем я-то знаю?

— Галка, я, кажется, все поняла! — подпрыгнула Люсьена. — Тот, кто достает вдову, следит за каждым ее шагом и все о ней знает. Не исключена возможность, что она носит при себе какой-нибудь жучок, и все ее разговоры прослушиваются. Позвони ей и скажи об этом, пусть проверит все свои вещи, сумочку, машину и так далее.

— Щас, разбежалась! — взвилась Галина. — Даже и не подумаю ей звонить, пусть продолжает с ума сходить. Она мне и рта не дала раскрыть, сходу начала обливать помоями. Да вы такие, сякие, немазаные, да я вам антирекламу, да к вам ни один клиент не придет, а еще вы мне вернете аванс и заплатите проценты.

— Какие еще проценты?

— За моральный ущерб.

— А чем это мы ее морально… того? — растерялась Люсьена. — Бегаем, нервничаем, платим, чтобы сведения получить, и она еще смеет такие вещи говорить?! Ну и нахалка, — закатила она глаза под лоб. — Заработали, твою мать, на Канары!

— Да уж, — кивнула Галина.

— Галя, что ты имела в виду, сказав, что дашь взбесившейся вдове исчерпывающую информацию о зимовке раков?

— Она нас уволила!

— Уволила?

— Ну да, отказалась от наших услуг. Ну и хрен с ней, ей же хуже будет, — злорадно усмехнулась Галя. — Теперь костьми нужно лечь, но раскопать как можно больше о ее отношениях с адвокатом. Она сказала, что мы шарлатанки? Хорошо, посмотрим, кто есть кто! Я почему-то не сомневаюсь в том, что это она приложила руку — вместе со своим любовником — к смерти мужа. И слова Анфисы действительно имеют под собой почву, поэтому девушка и пропала.

— В тебе, радость моя, говорит оскорбленное самолюбие, а это неправильно, — улыбнулся Анатолий. — Если уж решила быть детективом, то должна соответствовать.

— В каком смысле? — Галина вскинула брови. — Начать курить трубку и научиться пиликать на скрипке, как Шерлок Холмс? Отрастить усики, как у Пуаро? Или вырастить пивное пузо и начать разводить орхидеи, как Ниро Вульф?

— Нет, счастье мое, такие крайности ни к чему, — засмеялся Анатолий. — Достаточно просто быть объективной. Ты сейчас в порыве злости готова сделать то, о чем потом обязательно пожалеешь. Наоборот, вы с Люсьеной должны собраться и доказать уровень вашего профессионализма. Вас клиентка уволила — а вы не бросайте расследование, а, наоборот, с утроенной энергией продолжайте его. А вот когда вам удастся распутать этот клубок, тогда вы вдове нос и утрете.

— А я о чем? Ведь я об этом и говорила! — воскликнула Галя. — Нос ей утрем, да так, что она на век запомнит!

— Ну вот, ты снова за свое, — Анатолий развел руками. — Я понимаю, тебе хочется отомстить за оскорбление, но сейчас не о мести идет речь, а о расследовании, от которого вас отстранила клиентка. А уже параллельно будете делать и все остальное. Ты поняла, о чем я, солнце мое?

— Я все поняла, — откликнулась Люсьена.

— Вот и отлично, надеюсь, ты объяснишь своей подруге, что к чему, когда она успокоится. А вообще-то, милые мои девочки, я бы на вашем месте прекратил заниматься всякой ерундой и начал готовиться к новогодним праздникам. Радость моя, хочешь, я куплю тебе путевку на Рождественские каникулы? Куда ты хотела бы поехать?

— К черту на рога, — проворчала Галина.

— Я купил бы тебе путевку даже туда, если бы они продавались, — засмеялся Анатолий, стараясь развеселить ее. — Мне кажется, пора расходиться по комнатам и ложиться спать, второй час ночи, — заметил он. — Пойдем, роза моя, я провожу тебя в постельку.

— Да-да, ты прав, пора спать, завтра, вернее, уже сегодня, нужно встать в шесть утра, — согласилась Галя. — Надежда с Алькой прилетают, нужно их встретить, самолет прибывает в девять утра.

— Не волнуйся, душа моя, их и без вас встретят, я дам распоряжение своему шоферу и охранникам.

— Нет, я хочу сама, — не согласилась Галина. — Мы с Люсьеной три недели их не видели, и вдруг они выходят из самолета и вместо нас видят твоих шофера и хранителей тела? Нет, Толик, так дело не пойдет.

— Ну, хорошо, хорошо, роза моя, мой шофер вас отвезет утром в аэропорт, а сейчас пошли спать, — согласился Анатолий, целуя Галю в висок. — Не надо так нервничать, это плохо отражается на внешности, вон у тебя уже синячки под глазками появились.

— Где? — испуганно спросила Галя, хватаясь руками за лицо. — Немедленно дайте мне зеркало!

— Пошли в комнату для гостей, там вся ванная в зеркалах. Неужели ты уже забыла об этом? — с улыбкой спросил Анатолий. — Люсенька, спокойной ночи, девочка, твоя комната справа по коридору, — произнес он, увлекая Галину за собой.

— Черт меня побери, никак не могу успокоиться, — Галя резко притормозила у двери. — Как же нагло эта вдова со мной разговаривала! Нужно костьми лечь, но найти эту чертову трубку. Люся, что делать-то будем? — повернувшись к подруге, спросила она. — Не рыскать же по кладбищу, в самом деле?

— Успокойся, завтра встретим девчонок, все им расскажем, вместе и решим, что делать. Две головы хорошо, а четыре лучше.

— Люська, ты просто умница, — обрадовалась Галина. — Точно, все вместе, вчетвером, мы быстренько это дело распутаем. Какое счастье, что они наконец-то возвращаются! Котик, сегодня я ночую в твоей спальне, — весело сообщила она бывшему мужу. — Надеюсь, ты рад?

— У меня нет слов, чтобы выразить свою радость, счастье мое, — прошептал тот, обнимая девушку за талию. — Вот уж не ожидал, что этот вечер так замечательно продолжится!

Глава 14

— Надюша, Алька, мы здесь! — во все горло наперебой закричали Галя с Люсей, размахивая руками. — Девчонки, сюда-а, мы ту-ут!

Надя первой увидела подруг и заулыбалась во весь рот.

— Посмотри-ка, а вон и наши прыгают, как две обезьяны, — засмеялась она, показывая Альбине на девушек. — Пошли быстрее, а то они от радости из своих фирменных штанов выскочат.

— Ура-а! — заверещала Люсьена, повиснув на шее у Надежды. — Наконец-то приехали, лягушки-путешественницы! Как там Париж? Как Мона-Лиза в Лувре поживает? Как Эйфелева башня, не упала еще?

— Париж шумит, Джоконда по-прежнему загадочно улыбается, а башня стоит на месте и стрижет с туристов купоны, — засмеялась Надя. — Отпусти, ненормальная, задушишь ведь. Привет, Галочка, — она поцеловала Галю в щеку. — Ты, как всегда, цветешь и пахнешь, точно майская роза.

— Ну, еще бы ей не цвести после такой бурной ночи, — хихикнула Люсьена. — Представляете, наша «мадам Помпадур» затащила в постель своего бывшего старшего мужа! Я очень удивилась, увидев его утром живым и почти невредимым.

— Ты снова сошлась с Толиком? — удивилась Надя.

— Ну, можно сказать и так, — засмеялась Галина. — Правда, с небольшой поправкой: всего на одну ночь. А почему бы не осчастливить хорошего человека, когда у самой настроение отличное?

— Ну ты и бестия, — усмехнулась Альбина. — Совсем не меняешься, Суханова.

— Пошли быстрее в машину, нам сегодня Толик на радостях свой «Мерседес» презентовал, там и поболтаем, — поторопила подруг Галя. — У нас столько новостей накопилось, просто караул!

— Надеюсь, новости хорошие?

— Трудно сказать, — неопределенно ответила Галина, бросив осторожный взгляд на Люсьену. Та сморщилась и провела ребром ладони по своей шее.

— Что сия мимика означает? — насторожилась Альбина, заметившая этот жест. — Вы что-то натворили?

— Ничего мы не натворили, — беспечно пожала плечами Люсьена. — Все нормально.

— Ой ли?

— Ну… или почти нормально.

— А конкретнее?

— Девчонки, давайте сначала в машину сядем, а потом и поговорим, — перебила подруг Галина, перешагивая через чемодан. — А вы что стоите как истуканы? — прикрикнула она на двоих охранников, замерших в сторонке. — Хватайте пожитки и тащите в машину, нечего прохлаждаться.

Два молодых здоровяка легко подхватили чемоданы вместе с сумками и понесли их к выходу из зала аэропорта.

— Смотрю, вас охраняют? — улыбнулась Надежда, глядя на необъятные спины парней. — Толик расстарался?

— А кто же еще? У меня только один такой крутой бывший муженек, что собственных телохранителей имеет. Мы с Люсьеной у него ночевали, вот он нас и отправил за вами с личным шофером и охраной, — сообщила Галина. — Аж на двух машинах. Вон они, видишь, на стоянке? «Мерседес» для нас, а джип для охраны. Поедем, как белые люди, с эскортом.

— Круто, — улыбнулась Надя. — Постой, ты сказала, ночевали у Анатолия? Это что-то новенькое. Я думала, что ты ночью у себя с ним кувыркалась.

— Из моей квартиры нам с Люсьеной еще вчера пришлось удирать через чердак, по-пластунски, можно сказать, с риском для жизни.

— Почему удирать, да еще и через чердак? Ты не хочешь объяснить, в чем дело?

— Залезай в машину, а потом вопросы задавай, — подтолкнула Галина подругу. — Девочки, вы на заднем сиденье располагайтесь, а я рядом с водителем сяду.

Когда «Мерседес» с подругами и джип с охраной выехали с территории аэропорта, Надежда возобновила прерванный разговор:

— Так по какой же причине вы сегодня ночевали у Анатолия?

— Я должна была у него ключи взять от его загородного дома. Вечером мы с Люсьеной к нему приехали, а в столовой уже стол к ужину был накрыт. Как тут откажешься, когда там и лобстеры, и копченый угорь, и вино французское, и еще много всяких вкусностей? Пока поели, пока поболтали, пока телефонного звонка ждали, времени прошло много, вот Толя нас и оставил ночевать.

— Тем более что нам за город нужно было, а путь не такой уж и близкий, — добавила Люсьена.

— Ключи от дома Анатолия? За город ехать? Из квартиры удирали через чердак… Ничего не понимаю, — пробормотала Надежда, переваривая информацию. — Ой, чувствую, что-то здесь не так! А ну, колитесь немедленно, что натворили? — нахмурилась она.

— Кстати, мы едем к Анатолию, — спокойно сообщила Галя, пропустив вопрос мимо ушей.

— С чего это вдруг? — насторожилась Альбина. — У него вроде летом день рождения, если мне не изменяет память.

— А при чем здесь день рождения? Мы к нему едем совсем по другому поводу.

— По какому же?

— Вам нельзя возвращаться к себе.

— С какой стати?! — округлила глаза Надежда.

— За моей квартирой установлена слежка, поэтому и пришлось оттуда уходить через крышу, — как ни в чем не бывало сообщила подругам Галя. — Я думаю, что и за вашими тоже следят.

— За твоей квартирой слежка?! — ахнула Альбина. — И за нашими тоже?! Кто же за нами следит? И в связи с чем?

— А хрен их знает, — Галина пожала плечами. — Толик разбирается с этим вопросом, сказал, что к вечеру будет результат.

— Я чувствовала, что по приезде в Москву нас ждут крупные неприятности, — вздохнула Альбина. — А когда в самолете вздремнула, видела во сне свинью. Вот вы нам ее и обеспечили!

— Да уж, свинью вы нам подложили отменную, — согласилась с подругой Надя. — Три недели дома не была, волновалась, как там да что там. Сегодня так радовалась, что наконец-то увижу, все ли в порядке, соскучилась по своей кровати до ужаса, и здравствуйте, приехали.

— Не ворчи, все с твоим особняком нормально, и твой двуспальный сексодром никуда не делся. Я там четыре дня назад была, цветы поливала, — успокоила подругу Галина. — Кстати, я твоей маме звонила, она туда периодически наведывается. Машину твою я проведала. Спокойно стоит на месте, в теплом гараже, жива и здорова. Если тебя не будет дома еще пару-тройку дней, ничего не случится.

— Что значит пару-тройку дней? — возмутилась Надежда. — Ты случайно не забыла, что завтра тридцать первое декабря? Мы же договорились, что соберемся у меня, чтобы встретить Новый год, елку в саду хотели нарядить…

— Мы и нарядим, только не в твоем саду, а в другом. Новый год будем встречать в загородном доме Толика, — радостно сообщила Галина еще одну новость. — Протесты не принимаются, потому что… Потом узнаете, почему.

— Девочки, вы не скажете, наконец, в какую историю вы влипли? — спросила Альбина, с подозрением глядя на Галину. — И почему она связана… с кладбищем?

— О, наш третий глаз проснулся! — захохотала Галя. — Зачем спрашиваешь, если сама все знаешь?

— Я ничего не знаю, просто вдруг… что… черт возьми, — растерянно забормотала Альбина. — Ничего не понимаю! А что за девушка лежит в больнице? К тому же она, кажется, в коме. Почему вы ее ищете?

— Это Анфиса! — хором закричали Галя с Люсей. — В какой она больнице? Что с ней случилось? Почему она в коме? — наперебой затараторили они.

Художница болезненно сморщилась, закрывая уши ладонями.

— Прекратите немедленно орать как ненормальные! — закричала она на подруг. — Я понятия не имею, что это за девушка и в какой больнице она лежит, и что с ней случилось, я тоже не знаю!

— Как не знаешь, ты же сама только что…

— Стоп! — резко выкрикнула Надежда, и все мгновенно замолчали, уставившись на «воеводу». — Галя, начинай рассказывать, что здесь произошло, пока нас не было, — строго велела она. — Кто такая Анфиса? При чем здесь кладбище? И вообще, что у вас происходит, черт побери?

— Пообещай, что не будешь визжать, как дельфин, в которого вцепились шестеро утопающих, тогда расскажу, — хитро прищурилась Галя.

— Сначала расскажи, а там видно будет.

— Нет, сначала пообещай!

— Ну хорошо, обещаю.

— Что даешь?

— Слово.

— Какое?

— Галя, отвали! — рявкнула Надежда. — Что ты как маленькая! Говори немедленно, что произошло, иначе я за себя не ручаюсь!

— Надя, отстань от нее, я сама все расскажу, — вклинилась Люсьена.

— Ну, давай, рассказывай ты, нам с Альбиной без разницы, кто из вас будет говорить.

— Ага, сейчас, только с духом соберусь, — кивнула Люся головой. — Мы, значит, с Галкой решили вам сюрприз устроить к Новому году… и она попросила денег у своего бывшего Толика на рекламную кампанию. Правда, она не сказала ему, что эти деньги нужны на рекламу нашего «Третьего глаза». Это он потом догадался, когда решил узнать, куда она потратила такую прорву бабок. Галка, узнав, что он за ней шпионит, страшно возмутилась, а Толик…

— Люсь, мне кажется, тебя куда-то не туда занесло, — нахмурилась Надежда. — Говори по существу.

— А я что делаю? Я и говорю по существу, — Люсьена удивленно округлила глаза. — Короче, мы открыли наше детективное бюро раньше времени, и у нас уже есть две клиентки. Правда, сегодня ночью одна из них нас уволила, но это ничего не значит, потому что мы с Галкой решили продолжить расследование, чтобы утереть ей нос, — на одном дыхании выпалила она и, переведя дыхание, понеслась дальше: — А у второй клиентки пропала дочка. Она была секретаршей мужа первой клиентки, той, которая нас уволила, и заявила, что шеф не мог умереть от сердечного приступа, а его убили, и мы с Галкой думали, что ее тоже убили. А когда сейчас Алька сказала о девушке, которая лежит в больнице в коме, мы сразу догадались, что это Анфиса! Слава богу, что она жива, а из комы многие возвращаются, вон Алька же вернулась. Нам так Нину Ивановну жалко, просто до ужаса, это мать Анфисы. Правда, у нее редкое имя?

— Ну, блин, ты даешь, — восхищенно пробормотала Галина, с удивлением глядя на подругу. — Строчишь, как из пулемета. Ни черта непонятно, но очень впечатляет.

— Да уж, похоже, что без переводчика нам не обойтись. Так, значит, вы открыли детективное бюро без нас? — нахмурилась Надежда. — И, как я понимаю, уже успели наломать таких дров, что щепки во все стороны летят!

— Никаких дров мы не ломали, — возразила Галя. — С чего это вдруг ты так решила?

— Об этом не трудно догадаться, если вас уже уволила одна из клиенток, — кисло усмехнулась Надя. — А просто так она бы этого не сделала, вы согласны?

— Да она просто чокнутая истеричка! — взвилась Галина. — Ей покойный супруг названивает с того света, а мы, видишь ли, долго его поймать не можем! Миновали всего сутки, как она к нам пришла, а ей уже результат вынь да положь, деловая, блин!

— Вот именно. Деловая до безобразия, — поддакнула подруге Люсьена.

— Не поняла, откуда ей звонит супруг? — переспросила Надя, у которой брови удивленно поползли вверх. — Я не ослышалась, ты, кажется, сказала, ей звонит… покойный супруг?

— Ну да, покойный, из склепа и звонит, где его замуровали две недели тому назад. Эта дура положила ему в гроб мобильник, а теперь с ума сходит от ужаса, когда он каждую ночь рассказывает ей, как по ней соскучился. Ну, не идиотка ли?

— Альбина, тебе не кажется, что наши девчонки обкурились какой-то дрянью? — спросила Надя, повернувшись к художнице.

— Скорее всего, нанюхались клея «Момент», засунув свои две бестолковые башки в полиэтиленовые мешки, — заметила Альбина.

— Вы не верите нам? — изумилась Галина. — Да чтоб мне провалиться на этом месте, если я придумала хоть одно слово!

— И я, чтоб мне провалиться… если придумала, — вторила ей Люсьена.

— Похоже, что без пол-литры никак не разобраться, — пробормотала Надя и потрясла головой. — Аля, ты что-нибудь поняла из этого бреда?

— А что тут понимать-то? — с сарказмом заметила Аля. — Наши девочки взялись за разоблачение покойника, который допекает свою жену с того света. Только они на минуточку забыли, что у нас детективное бюро, а не психиатрическая клиника, и браться за дело ненормальной клиентки не следовало.

— Да она такая же нормальная, как и мы с вами, просто ей с мужем не повезло, — брякнула Люсьена и прикусила язык, усиленно соображая — что это она такое сказала?

— Девочки, расскажите лучше, как прошла ваша поездка, — торопливо сменила тему разговора Галина. — О наших делах мы и потом поговорим, в более спокойной обстановке, — покосилась она на водителя, у которого после откровений сыщиц глаза, похоже, переместились куда-то в район затылка. — Как прошла выставка? Аль, твои картины наверняка имели там грандиозный успех? Мне особенно нравилась та, которую ты назвала «Нирвана».

— Ее купили, — улыбнулась художница.

— Иди ты! — радостно подпрыгнула Люсьена. — И за сколько?

— Двести тысяч.

— Долларов?

— Нет, евро.

— Ух, ничего себе! — восхитилась Галина. — Срочно научи меня рисовать. Двести тысяч евро — это же отличная однокомнатная квартира в хорошем районе мегаполиса!

— Размечталась, — фыркнула Альбина. — После того как вычтут процент с продаж, налоги, пошлины и тому подобную мзду, останется на одну прихожую в такой квартире.

— Вот мародеры, — нахмурилась Люсьена. — А на хрена тогда тебе такая выставка нужна?

— Дурочка, это же престиж, имя, известность, — улыбнулась Надежда. — Здесь совсем не в деньгах дело. Другие, наоборот, сами платят бешеные бабки, чтобы его картина просто повисела на такой выставке и его имя попало в прессу, хотя бы самым мелким шрифтом.

— Ну, все равно, обидно же, Алька над этой «Нирваной» целых восемь с половиной месяцев пыхтела. Пять месяцев до того, как ее молнией шандарахнуло, и почти четыре — после.

— Я ее писала почти три года, только с перерывами, — отметила Альбина. — И мне совсем не обидно, успокойся, — засмеялась она. — Я получаю огромное удовольствие, когда пишу то, что мне нравится, и очень довольна результатом нынешней поездки. Признаться, я даже не ожидала, что так классно все получится. У меня теперь заказов на три года вперед как минимум.

— Правда? На целых три года? — удивилась Люсьена. — И сколько же картин тебе заказали?

— Пока только две картины и один портрет, а дальше будет видно, все зависит от меня и от моих новых произведений.

— И ты теперь три года будешь безвылазно торчать у холстов в своей мастерской и малевать?

— Не малевать, а творить, — поправила подругу художница. — Для меня эти заказы очень важны, это будет пропуском в мир больших перспектив… на будущее.

— Ну, ни фига себе заявочки, — присвистнула Люсьена. — А как же наше детективное бюро? Как же расследования и наши дальнейшие перспективы на будущее? Мы же без тебя не справимся, Аль, неужели ты не понимаешь?

— Не волнуйся, я же не умирать собралась, а всего лишь писать свои картины, — засмеялась Аля. — Буду вам помогать по мере сил и возможностей.

— А как же…

— Люся, мы вроде договорились, что пока не будем обсуждать наши дела, — раздраженно перебила подругу Галина. — У нас будет достаточно времени, чтобы все обсудить, когда приедем на место, а сейчас заткнись, очень тебя прошу.

— Сама заткнись, — не уступила Люся. — Это ты, между прочим, всю эту кашу заварила, а теперь еще и рот мне затыкаешь. Я тебе сразу сказала, что мне не нравится это дело с покойником, который ухитряется после смерти пользоваться мобильной связью. Только ты ведь упертая, как стадо баранов, все равно по-своему все делаешь.

— Бараны не в стаде, а в отаре, бестолочь.

— Сама бестолочь!

— Ты замолчишь или нет? — прикрикнула на подругу Галина.

— Сама молчи, — тявкнула Люся, не желая, чтобы последнее слово оставалось не за ней.

— Ну вот, теперь я действительно чувствую, что мы дома, — захохотала Надежда. — Какой бальзам для моих ушей, когда я слышу, как бранятся наши Галка с Люсьеной. До того надоели за три недели эти мерси, мадамы и месье, что я уже готова была повеситься, лишь бы услышать родную русскую речь.

Глава 15

— Что уставилась, как баран на новые ворота? — рявкнула на Клавдию Галина. — Отойди от двери, нам вещи нужно внести. Ребята, вперед! — отдала она распоряжение охранникам. Молчаливые парни уже было собрались перешагнуть через порог, но домработница не сдвинулась с места. Как гранитная скала, она загораживала своим телом проход в квартиру. Молодые люди в нерешительности остановились и оглянулись на Галю.

— Мне тебя самой подвинуть или уберешься самостоятельно? — прошипела Галя, грозно посмотрев на «гренадера» в юбке.

— Мне хозяин ничего не говорил насчет гостей, — ответила Клавдия своим басовитым голосом. — Он не разрешает впускать в дом посторонних.

— Это кто посторонний? — взвилась Галина. — Это я — посторонняя?! Ну, ты меня достала, корова кривоногая! — сквозь зубы процедила она и, вытащив из кармана телефон, набрала номер Анатолия: — Милый, привет, это я.

— Еще раз здравствуй, роза моя, — бодренько отозвался тот. — Ты что-то хотела? Говори быстрее, солнышко, а то мне некогда.

— Ты куда-то торопишься? — нахмурилась девушка.

— Прости, радость моя, но у меня очень важный разговор. Так что у тебя случилось?

— Твой нахальный Цербер не пускает нас в твою квартиру!

— Как это не пускает?

— А вот так, стоим все вместе на пороге с чемоданами, как бедные родственники с периферии, а ей хоть бы хны! Вон надо мной уже девчонки смеются, — сердито проговорила Галя.

— Дай-ка ей трубочку, девочка моя.

— На, хозяин на проводе, — злорадно улыбнулась Галина, протягивая трубку Клавдии. Та осторожно поднесла ее к уху и сразу же забубнила:

— Я только выполняю ваше приказание не пускать посторонних в дом. Да, я поняла, — закивала она головой, бросив уничтожающий взгляд на Галину. — Хорошо, как скажете, Анатолий Васильевич. Я все поняла. Проходите, — сердито буркнула она, протягивая трубку обратно Гале и отступая от двери. — Обувку снимайте, мне недосуг за всеми грязь подтирать.

— Девочки, за мной, — махнула рукой Галина, приглашая подруг пройти в комнаты. — А ты не переломишься, подотрешь как миленькая, хозяин не терпит беспорядка. Тебе, Клауди, полезно шваброй лишний раз помахать, — кинула она через плечо, демонстративно протопав в квартиру в сапогах. — А то отожрала задницу, скоро в дверях застревать будешь, как Винни Пух в кроличьей норе.

Девушки гуськом проследовали за Галей. Люсьена тихонько хихикала в кулачок, Надя недовольно качала головой, а Альбина три раза извинилась, оглядываясь на сердитую домработницу. Охранники быстренько ретировались, бросив вещи в огромном холле. Галя провела подруг в большую комнату для гостей и, скинув шубку, плюхнулась на широкий кожаный диван. Она вальяжно вытянула ноги и, закинув руки за голову, широко улыбнулась:

— Вот так и прожили с ней два года бок о бок, пока я была законной супругой Толика. Каждый день, как на передовой. Мы с ней просто патологически не переносим друг друга! Располагайтесь, девочки, чувствуйте себя как дома, а на эту «бабу с веслом» не обращайте внимания. Что бы она ни сказала, наплюйте и разотрите.

— Мне бы не помешало душ принять, — сказала Альбина, стягивая с себя куртку и сапоги. — Пока летели, гроза началась, попали в турбулентную зону. Так меня раз пятнадцать то в жар, то в холод бросало, все тело теперь чешется.

— Ванная комната там, — кивнула Галя на дверь. — Чистые полотенца, шампунь, мыло и банный халат с тапочками найдешь в тумбочке.

— А я бы кофейку выпила, — потянулась Надежда. — А заодно и послушала подробности о ваших с Люсьеной аферах.

— Ну, почему сразу аферы-то, Надя? — с обидой спросила Галя. — Мы так старались, хотели вам с Алькой сюрприз к Новому году устроить, а ты…

— Сюрприз получился на славу, не переживай, — усмехнулась Надежда. — Я до сих пор не могу в себя прийти от «радости».

— Я, кстати, тоже, ну, «очень обрадовалась», — поддакнула подруге Альбина. — И мне тоже хотелось бы услышать подробности о вашем «сюрпризе». Без меня не начинайте, я быстро ополоснусь и вернусь, — предупредила она, направляясь в ванную комнату. — Иначе заставлю все пересказывать заново.

— Мойся, не торопись, я пока кофе приготовлю, а заодно что-нибудь перекусить найду, — ответила Галя и бодро вскочила с дивана. — Девчонки, айда со мной, будете с тыла меня охранять, чтобы эта фрекен Бок мне нож в спину не воткнула, — засмеялась она.

— Насколько я знаю, Анатолий, женившись на тебе, был влюблен без памяти, да и сейчас, похоже, любит, — заметила Надежда. — Разве ему не было известно о ваших баталиях с домработницей?

— Ну, почему же не было? Он прекрасно знал об этом.

— Почему же он не уволил эту женщину, еще когда ты здесь жила, и до сих пор ее терпит?

— Толик не может ее уволить, и она это знает, вот и наглеет напропалую.

— Почему не может уволить, ведь она всего лишь домработница? Или он ей чем-то обязан?

— Да, он считает, что обязан, и, чтобы быть справедливой, в какой-то степени я с ним согласна. Дело в том, что Клавдия была близкой подругой его родной сестры и, когда сестра заболела раком, не отходила от нее ни днем ни ночью и ухаживала до самого конца. Кормила ее с ложечки, убирала за ней, мыла, расчесывала, короче, нянчилась, как с малым дитем. Других сиделок, которых нанимал Анатолий, Лидия Васильевна не желала видеть и выгоняла за дверь в первый же день. Только с Клавдией она чувствовала себя спокойно и позволяла ей заботиться о себе. Когда болезнь достигла финала и сестра Толика поняла, что вот-вот умрет, она попросила брата, чтобы он позаботился об одинокой, несчастной женщине, ее подруге Клавдии. А последняя воля умирающего, это, как известно, закон, — тяжело вздохнула Галя. — От денежной компенсации, которую предложил ей Анатолий, она наотрез отказалась, даже обиделась, сказала, что не из-за денег все делала для своей подруги. Но вот если он поможет ей с работой, она будет очень благодарна, и предложила убирать его квартиру за определенную плату. Он согласился и, уволив предыдущую прислугу, взял на ее место Клавдию. Постепенно она вытеснила еще и кухарку, оставшись полноправной домоправительницей. Свою однокомнатную квартиру в спальном районе она сдала в аренду и окончательно перебралась в его шестикомнатные хоромы. Клавдия в принципе неплохая баба, просто влюблена в Толика, как кошка, поэтому и воспринимает в штыки всех женщин, которые удостоились внимания ее обожаемого мужчины. Меня она, естественно, невзлюбила с первого взгляда.

— У Анатолия утонченный эстетический вкус, он обожает красивых молодых женщин. Неужели она не понимает, что шансов у нее нет?

— Прекрасно понимает, поэтому и лютует. Я вначале даже пыталась с ней подружиться, только она этого сама не захотела, и тогда я объявила ей войну, — усмехнулась Галина, — которая со временем переросла в холодную и вечную, и продолжается до сих пор. Ну ее к лешему! Этот «гренадер в юбке» не стоит того, чтобы заострять внимание на ее персоне. Я не хотела с ней конфликтовать, она сама во всем виновата, вот пусть теперь и получает. Пошли в кухню, посмотрим, что в холодильнике осталось после вчерашнего ужина, — сказала она и вышла из комнаты. Подруги последовали за ней.

Через пятнадцать минут, когда Альбина покинула ванную комнату, вся четверка в полном составе собралась за столом и принялась лакомиться деликатесами.

— Ну, а теперь, может, расскажете нам все? — спросила Надя, отпивая глоток кофе. — Только очень прошу, все по порядку, и кто-нибудь одна.

— Галя, ты расскажи, — попросила Люсьена.

— Почему я?

— Потому что в машине я уже пыталась, и у меня ничего хорошего не получилось, я только все запутала.

— Ладно, так и быть, — нехотя согласилась Галина. — Только не перебивайте, — предупредила она. — Начну с самого начала, а именно с того дня, когда к нам пришла мадам Ступина, вдовствующая «королева», а ныне еще и весьма состоятельная наследница. После смерти мужа она стала полноправной хозяйкой довольно крупной компании «Салют-777». Слыхали о такой фирме?

— Это не та ли компания, занимающаяся разработкой алмазных копий? — встрепенулась Надежда.

— Да, та самая, — подтвердила Галя. — Сами копи, естественно, принадлежат не им, их специалисты лишь занимаются поисками и каким-то планированием. Я, если честно, не очень хорошо разбираюсь в этом. Что нарыла в Интернете, об этом и рассказываю. Единственное, что я уловила очень отчетливо, — что компания «Салют-777» имеет право на пять процентов от массы добытого природного материала и эксклюзив на их самостоятельную обработку. В каком-то небольшом северном городке у них есть завод, выпускающий уже ограненные бриллианты, плюс по всей России сеть магазинов, где их продают. Так что можно себе представить, какие деньги там крутятся! Я по компьютеру эту компанию пробила и чуть со стула не рухнула.

— Да уж, не хило, ничего не скажешь.

— Так вот, теперешняя хозяйка этой бриллиантовой жилы пришла к нам с весьма необычной проблемой. Почему уж она выбрала именно нас, остается загадкой. Думаю, она просто решила — чем более скромным окажется детективная контора, тем вернее, что ее проблема не выйдет за пределы стен офиса. Вдова до смерти боится попасть на страницы желтой прессы, но суть не в этом. Дело в том, что…

Галина рассказала все, что знала на сегодняшний день, подруги слушали, затаив дыхание.

— Какие будут мнения? — спросила она, закончив повествование. — Или, может, есть какие-нибудь вопросы?

— Да нет, вроде все понятно, — вздохнула Надежда. — И как только вас угораздило вляпаться в эту неприглядную историю? Ведь связываться с такими людьми, у которых кошельки трещат по швам от кучи денег, себе дороже. Неужели так трудно было дождаться нас с Альбиной?

— Все нормально, не переживай, — откликнулась Аля. — Мне даже интересно.

— Ты ничего не хочешь нам сказать? — поинтересовалась Галина, с надеждой бросив взгляд на художницу. — Твой третий глаз ничего такого не видит?

— Мой третий глаз ослеп от передозировки турбулентности, — огрызнулась та. — И не лезь ко мне, пожалуйста, с глупыми вопросами, ты же знаешь, как я этого не люблю.

— Ладно, не обижайся. Я прекрасно знаю, что ты всегда злишься, если к тебе пристают с вопросами, просто ситуация, сама видишь, не совсем обычная.

— Информация приходит внезапно, я ее не заказываю. Вот и в этот раз: как только я вас с Люсьеной увидела, инфа пошла, только какая-то обрывочная, и я вам сразу об этом сказала. Кладбище на огромной территории, девушка какая-то, побитая, в бинтах, в гипсе, без сознания, в коме лежит, и больше пока ничего.

— Это наверняка Анфиса, больше некому!

— Если это Анфиса, то почему же тогда ее до сих пор не нашли? Ты сама только что рассказала, что ее мать заявила в милицию, там завели уголовное дело, следователь в офис компании приходил. Даже если она попала в больницу из-за несчастного случая и у нее не оказалось при себе документов… Служба «Скорой помощи» обязательно отсылает ориентировку на центральный пульт дежурного по городу, а тот, в свою очередь, извещает во все районные отделения. Ты вроде сказала, что прошло уже семь дней, как она пропала?

— Да, Нина Ивановна была у нас два дня тому назад, значит, сегодня уже семь.

— Почему же до сих пор неизвестно, что Анфиса в больнице?

— Не знаю, — пожала Галя плечами. — Но, думаю, узнать не проблема. Сегодня же сяду за компьютер и разошлю по всем больницам, где есть отделение травматологии, фотографию Анфисы и ее данные.

— Ладно, с девушкой разберемся, если, конечно, я не ошибаюсь и это действительно та, о ком мы говорим. А что это за кладбище на огромной территории? Где оно находится?

— Это Домодедовское кладбище, там похоронен Ступин, лежит в фамильном склепе, — пояснила Галя.

— И теперь с наглой регулярностью названивает своей вдове именно оттуда, — добавила Люсьена. — Трубка, которую она положила в гроб почившему супругу, находится именно в районе этого кладбища.

— Это мы уже поняли, — нахмурилась Надя. — И что вы собираетесь делать дальше?

— Мы хотели с вами посоветоваться, — отозвалась Галина.

— Нужно было советоваться до того, как самовольничать, а не в тот момент, когда уже поздно пить боржоми, — проворчала Надя. — Заварили кашу, а теперь хотите, чтобы мы ее расхлебывали?

— Не хотите помогать, не надо, — обиделась Галина. — Мы можем вообще на все это дело наплевать, нас клиентка уволила. Нет заказчика, нет и дела!

— Правда, при увольнении вдова потребовала, чтобы мы вернули аванс, который она нам заплатила, — напомнила Люсьена. — А еще она хочет получить и компенсацию за моральный ущерб.

— Обойдется, иначе у нее морда треснет, — недовольно буркнула Галя. — По договору мы и аванс можем не отдавать, просто связываться неохота с ненормальной бабой. Кто знает, что у нее на уме, у богатых свои тараканы в голове.

— Я думаю, что единственно правильным выходом из сложившейся ситуации будет — довести дело до конца, независимо от того, заплатят вам или нет, — высказалась Альбина. — Только тогда мы оградим свое только что родившееся детективное бюро от неприятностей.

— Что ты имеешь в виду? От каких неприятностей?

— Ты правильно сказала: у богатых свои тараканы в голове, — начала объяснять художница. — Ступина пришла к вам со своей весьма неординарной проблемой, все откровенно рассказала, а потом сгоряча уволила вас… Впрочем, может быть, и не сгоряча, вполне возможно, что это был хорошо обдуманный шаг, — задумчиво проговорила она. — Мне кажется, что вы, сами того не подозревая, затронули какой-то вопрос, который не должны были поднимать, и для нее это явилось полной неожиданностью. Ну-ка, девочки, давайте все хорошенько проанализируем. Галя, расскажи все с самого начала, по часам, по минутам и секундам. Кстати, у вас случайно нет фотографии вдовы? — задала она неожиданный вопрос.

— Откуда?

— А ее покойного супруга?

— Да откуда, Аль?

— По вдове ничего не могу сказать, а вот фотография ее супруга есть, — радостно подпрыгнула Люсьена.

— Где? Где?! — в один голос закричали девушки.

— А на кладбище, — радостно сообщила Люся. — Там наверняка есть снимок, сто процентов!

— Какой там может быть снимок, если Ступина в склепе похоронили? — возразила Галина.

— Какая разница, где его похоронили? Наверняка венков было много плюс — большая фотокарточка. Обычно эту фотокарточку оставляют рядом с венками, и она стоит там до тех пор, пока не поставят надгробие. Все элементарно, Ватсон!

— Если она и стоит, то в склепе, а он наверняка закрыт.

— Чтобы не гадать, что и как, можно хоть сейчас туда поехать и посмотреть.

— Нет, девочки, сейчас мы туда не поедем, — категорически возразила Альбина. — Завтра Новый год, и я хочу его встретить по-человечески, а для этого нужно как следует подготовиться. Покойник никуда не убежит, поэтому все проблемы мы решим после праздника.

— Покойник, может, и не убежит, а вдова? — возразила Галина. — Я так на нее зла, так зла… даже слов не нахожу!

— Вдова тоже никуда не денется, не переживай, она очень крепко привязана к месту, верь мне, — загадочно улыбнулась художница.

— Ты уже что-то увидела? — с надеждой спросила Галя.

— С чего ты взяла? — беспечно пожала плечами Альбина. — Не делай из меня всезнайку, ради бога. Я вдову в глаза не видела, и тебе прекрасно об этом известно.

— Зато мы видели, а для тебя этого вполне достаточно, ведь Анфису же ты увидела.

— Не морочь мне голову. Если я вам сказала о девушке в коме, это еще ничего не значит. Может, это и не Анфиса, а совсем другой человек? Вы же эту девушку тоже не видели.

— Живьем — нет, а на фотографии видели, нам Нина Ивановна ее принесла, — сказала Люсьена. — И ты сама у нас спросила: «Что это за девушка, которую вы ищете?» А мы, кроме Анфисы, никого больше не ищем.

— А вдруг это Марина? Ведь ее мы тоже пока не нашли, — напомнила Галя.

— Что за Марина? — спросила художница.

— Это самая близкая подруга Анфисы, они в школе вместе учились и с тех пор дружат. Очень нужно с ней поговорить, а мы никак не можем ей дозвониться. Ни один ее телефон не отвечает, ни домашний, ни мобильный, а из фирмы, где девушка работала, она уволилась буквально за три дня до исчезновения Анфисы. У нас с Люсей есть надежда, что Анфиса разговаривала по телефону именно с Мариной — о том, что Ступин умер не своей смертью. Мне почему-то кажется, что, как только мы поговорим с этой девушкой, все сразу же встанет на свои места. Обычно подруги делятся своими секретами, поэтому у меня большие надежды на то, что Марина прольет свет на всю эту историю. Почему вдруг Анфиса сделала такое странное заявление? Оно ведь не могло прийти ей в голову на пустом месте? То, о чем нам рассказали Виктор с Владимиром, — очень слабый аргумент.

— Что ты имеешь в виду? — спросила Надежда.

— Ну, вроде Анфиса объяснила все тем, что не мог молодой мужчина сорока трех лет умереть от сердечного приступа, поэтому она уверена, что его убили. Мол, если бы у него были проблемы с сердцем, она бы об этом обязательно знала. Говорю же, какое-то слабенькое объяснение, поэтому я уверена, что она знает что-то еще. И это «что-то» она вполне могла рассказать Марине. Нужно срочно найти эту девушку.

— А я сомневаюсь, — снова возразила Люсьена, перебив Галину. — Алька приехала, значит, у нас появился шанс все узнать без посторонней помощи. Нужно ехать на кладбище, пока белый день на дворе, и найти фотографию Ступина. Алька посмотрит на него и… что-нибудь скажет. Что тут осталось-то? Раз плюнуть, и готово.

— Шустрая какая, раз — и готово, — усмехнулась Надежда. — Я от тебя балдею, подружка.

— А зачем тянуть, если есть возможность поехать и проверить? Мне бы очень хотелось побыстрее закончить это дело… желательно до Нового года, — лучезарно улыбнулась Люся, наивно хлопая глазами. — Аля, я уверена, что, как только ты увидишь своими собственными глазами…

— Стоп, дорогая моя, — остановила ее Аля. — Я уже сказала, не нужно из меня делать то, чем я не являюсь на самом деле. И давайте не будем забегать вперед, нужно тысячу раз отмерить, прежде чем кромсать. Ты уверена, что я сделаю правильный прогноз? — спросила она у Люсьены. — Уверена, что я не могу ошибиться? Молчишь? Правильно делаешь, потому что лично я не уверена ни в чем. Расскажи-ка все с самого начала, я хочу еще раз послушать, вдруг удастся еще что-то понять? Точно знаю лишь одно: торопиться не стоит. А раз так, значит, мы только после праздника этим делом займемся, — сказала, как отрезала, Альбина, и никто из подруг не посмел возразить.

Глава 16

Вечером, когда Анатолий приехал с работы, все снова собрались в столовой.

— Ну, что ты можешь сказать о тех людях, что следят за моими окнами? — спросила его Галина. — Тебе есть что сообщить?

— К сожалению, пока сообщить нечего, потому что мои ребята никого там не нашли, — ответил Анатолий. — Ты уверена, за твоей квартирой действительно следили? Ты ничего не напутала, радость моя?

— Толя, не делай из меня дурочку, — возмутилась Галина. — Как я могла напутать, когда все на пленку сняла? Люсьена тоже видела, как тот парень мои окна фотографировал, заметила нашу фотографию на сиденье его машины, я же тебе рассказывала. Нужно было с собой видеокамеру взять, не додумалась я… Лазали по чердаку, как две ненормальные.

— Да-да, я помню, извини, счастье мое, — улыбнулся тот. — Просто так спросил, на всякий случай. Короче говоря, задание остается в силе, за твоим домом наблюдают мои люди. Также одна машина стоит рядом с вашим офисом, а другую я послал к дому Надежды. Будем надеяться на скорый результат.

— Результата может и не быть, завтра Новый год, — отметила Надя. — Все нормальные люди обычно встречают этот праздник в кругу семьи или друзей, а не в засаде. Оставим и мы пока этот вопрос и займемся планированием завтрашнего дня. Где будем встречать Новый год?

— Я же говорила, в загородном доме у Толика, — напомнила Галина. — У кого-то есть другие варианты?

— У меня имеется для вас весьма выгодное предложение, — отозвался Анатолий. — Я уезжаю на праздники к брату, там каждый год собирается вся наша семья, Клавдия едет к своей приятельнице, так что квартира остается пустой. Думаю, вам совсем не обязательно ехать за город, можете оставаться здесь. Охрану из трех человек я вам оставлю, так что можете спокойно гулять хоть до самого Рождества, меня не будет неделю. Съестных запасов хватит надолго, спиртное тоже имеется. Единственная просьба — не лезть в мою коллекцию многолетних вин, Галина знает, что она для меня значит.

— Ты разрешаешь нам остаться у тебя? — удивленно переспросила Галя.

— А почему бы и нет? — пожал плечами Анатолий. — Мне даже будет спокойнее, если вы останетесь, а не поедете в мой загородный дом. Ты сама прекрасно знаешь, какой огромный там участок, если вдруг что-то случится, докричаться до соседей практически невозможно, а до ворот, где охрана сидит, два километра топать. К тому же не факт, что кто-то из них останется трезвым в праздничные дни. Потом, тебе известно, что контингент владельцев домов у нас в поселке не простой. Многие в экзотических странах Новый год любят встречать, это значит, что и поселок будет полупустым. А здесь вы отпразднуете спокойно, весело, никого не опасаясь. Постороннему просто так даже в подъезд дома не войти, а уж в квартиру — тем более. Плюс ко всему, с вами останутся мои охранники, они все время будут со мной на связи. Так что это наиболее приемлемый вариант. Я сейчас позвоню на фирму, чтобы прислали дизайнера, и он нарядит для вас елку. Две машины стоят в подземном гараже, если захотите прокатиться по городу в новогоднюю ночь, они в вашем распоряжении. Только большая просьба: не садиться за руль в нетрезвом состоянии. Вас сможет отвезти Виталий, он у нас трезвенник, даже пива не пьет.

— Толик, милый, ты за меня волнуешься, да? — кокетливо улыбнулась Галина.

— Я согласен с мнением большинства мужчин, радость моя, что женщина за рулем… м-м… это равносильно обезьяне с гранатой, — засмеялся Толя. — А уж нетрезвая женщина, это вообще предел всему, — закатил он глаза под лоб.

— Я не о машине, а совсем о другом. Ты не хочешь, чтобы мы ехали в твой загородный дом, потому что волнуешься за меня?

— Ты, роза моя, влезла непонятно куда, поэтому, естественно, я волнуюсь, но не только за тебя, но и за твоих подруг.

— Ну вот, опять я во всем виновата, — проворчала Галина. — Но тебе все равно не удастся испортить мне предпраздничное настроение. Девчонки, вы как смотрите на предложение Толика остаться?

— Я за, — ответила Надежда.

— Я тоже, — кивнула головой Альбина.

— И я, — подняла руки вверх Люсьена. — Только можно я Сережку своего приглашу?

— Вот и хорошо, — улыбнулся Анатолий. — Принято единогласно. Приглашайте только тех, кому вы доверяете, — отметил он. — В данный момент вы практически на подпольном положении, поэтому сто раз подумайте, стоит ли рисковать.

— Я доверяю Сереже, как самой себе, — обиделась Люся за друга. — Он для меня близкий человек.

— В том-то и дело, что близкий. Обычно как раз через близких людей получают нужную информацию…

— Что ты имеешь в виду? — не поняла Люся.

— Вы выяснили, что за вами следят. Это так?

— Так.

— Никого из вас четверых нет ни дома, ни на работе. Так?

— Так.

— Если этим «следопытам» понадобится выяснить, где вы и чем занимаетесь, они будут действовать через ваше окружение. А это в первую очередь ваши близкие и друзья. Твой Сергей, ваши подруги, родители… Твой молодой человек в курсе последних событий?

— Нет, он вообще ничего не знает, — ответила Люсьена. — Он даже не знает о том, что мы открыли детективное бюро.

— Значит, ты собираешься ему рассказать об этом?

— Нет, не собираюсь. Ни к чему это…

— Ну, а теперь прикинь такой вариант. Твой Сергей ни сном ни духом о ваших делах, весело проводит вместе с вами праздник, а потом уезжает к себе. Возле его дома к нему подходит смазливенькая безобидная девчушка и спрашивает: «Ой, простите, вы Сергей? Я вас сразу узнала, Люсьена мне вашу фотографию показывала. Не подскажете, где я могу ее найти? Дома ее нет, на работе тоже, ее телефон я потеряла, а она мне очень срочно нужна». Это я лишь один из вариантов сценария нарисовал, а их можно выдумать сколько угодно. Теперь ты понимаешь, что я имел в виду, говоря о друзьях, которым вы полностью доверяете, и они все знают о ваших делах?

— Таких у нас нет, — за всех ответила Надежда. — Кроме тебя, конечно.

— Толя, ты даешь! — восхитилась Галина. — Так все красиво расписал, я прямо заслушалась. В тебе явно умирает настоящий детектив с хорошими мозгами, приходи к нам, в бюро, будешь нашим консультантом.

— Спасибо за комплимент, радость моя, я обязательно подумаю над твоим предложением на досуге, — засмеялся Толя. — Может, и соглашусь консультировать вас в свободное от работы время.

— Бросай ты свою работу, — развеселилась Галя. — Ты уже столько бабок заработал, что на две жизни хватит.

— Деньги меня давно не интересуют, меня занимает сам процесс, поэтому и работаю до сих пор. Люсьена, ты поняла, что я хотел тебе сказать? — снова обратился он к девушке.

— Да, — нехотя согласилась Люся. — Значит, придется Сережке наврать, что я уезжаю встречать Новый год в Антарктиду, к дальним родственникам, пингвинам и белым медведям, — она сморщила нос. — Ну, а если серьезно, скажу, что вместе с мамой уезжаю к ее сестре. В принципе, если бы даже я его и позвала сюда, он бы, наверное, отказался. Там семейка еще та — он сынок академика, и мамочка ни за что бы его не отпустила. Новый год — семейный праздник. Это я так, на всякий случай, спросила.

— Вот и хорошо, — облегченно вздохнул Анатолий. — Так и вам будет спокойнее, и мне нервничать не придется. Я бы тоже с вами остался, причем с превеликой радостью, да обещал своим, что обязательно буду у них.

— А ты встреть Новый год с ними, выпей бокал шампанского — и к нам, — предложила Люсьена. — Твой брат далеко живет?

— В Майами, — засмеялась Галина, ответив за Анатолия.

— Так далеко? — удивилась Люся.

— Да, и мой самолет сегодня, в два часа ночи.

— А сам сказал, что будешь все время на связи с охранниками. Они же будут здесь, а ты — там.

— И что это меняет? Слава богу, мобильная связь работает в любом уголке земного шара, так что проблем никаких.

— Ну, а если вдруг здесь и в самом деле что-нибудь случится?

— Будем надеяться, что ничего не произойдет, ну, а уж если что… тогда мои ребята знают, что в таком случае делать. Не нужно переживать о пустяках, и забудьте о проблемах хотя бы на короткое время праздничных каникул. Договорились? — улыбнулся Анатолий.

— Толик, ты — самый лучший, — польстила бывшему мужу Галя. — И я тебя обожаю!

— И я тебя, радость моя, — улыбнулся он. — Все для тебя, солнце мое. И очень прошу: всю эту неделю, пока меня не будет, ничего не предпринимать, — тут же строго посмотрел он на девушку. — Поверьте мне, как человеку, многое повидавшему на своем веку. Где большие деньги…

— Там навалом трупов, — весело подхватила Галина. — Тьфу, тьфу, типун мне на язык! — постучала она себя пальцем по губам. — Где большие деньги, там большая головная боль, я хотела сказать.

— Говорила я тебе, что не нужно было связываться с этой богатой вдовой, — напомнила ей Люсьена. — Классную головную боль нажили с ней и ее покойником!

— Уже связались, и нечего об этом рассуждать, — огрызнулась Галя. — Четвертуйте меня теперь за это, а еще лучше — посадите на электрический стул.

— Девочки, не нужно ссориться, что сделано, того не воротишь, — миролюбиво проговорил Анатолий. — Здесь вы в полной безопасности, мои ребята за вами присмотрят и, если вдруг понадобится, сразу же сообщат мне, а уж я — кому нужно.

— А это кому? — насторожилась Галя.

— Меньше будешь знать…

— Совсем спать не буду, — не дала ему договорить девушка.

— Вот чтобы такого не случилось, поменьше вопросов задавай. Я позвоню, чтобы завтра с утра прислали дизайнера, пусть нарядит для вас елку, а потом…

— Анатолий, не нужно никуда звонить, — остановила его Надежда. — Мы что, маленькие? Разве сами не сможем елку нарядить? У тебя она есть, кстати?

— Елка? Конечно, есть, искусственная, двухметровая, пушистая, короче, симпатичная. В кладовой большая коробка стоит, в ней елка, игрушки тоже там, в коробке поменьше.

— Вот и замечательно, мы сегодня ее и нарядим, чтобы завтра на это не тратить время.

Глава 17

— Галочка, погоди, не нужно пока ничего делать, — остановила подругу Надежда, когда Галина уселась за компьютер. — Ты, конечно, все очень хорошо придумала, твоя идея — замечательная, только она отнимет слишком много времени. Сегодня же тридцать первое декабря, канун Нового года, и ответ мы получим, в лучшем случае, только после праздников, числу к пятнадцатому января, не раньше.

— А что же делать? Ждать так долго?

— Нет, конечно, моя идея лучше намного и проще. Я своей тетушке позвоню и спрошу, что лучше сделать в такой ситуации. Она должна все знать, в Склифе работает, а у них там таких случаев — навалом.

— Точно, я совсем забыла о Екатерине Викторовне, — обрадовалась Галина. — Давай, звони ей быстрее.

Надя набрала номер своей тетки и, как только та ответила, воскликнула:

— Тетя Катя, привет, моя хорошая, это Надя! С наступающим Новым годом тебя, дорогая тетушка!

— Надюша, здравствуй, девочка моя. И тебя с наступающим, — радостно отозвалась женщина. — Как долетели с Альбиночкой? Как прошла выставка в Париже?

— Все хорошо и даже отлично, одну Алькину картину купили, и у нее уже заказы есть, представляешь? Она гордая и довольная, как не знаю кто, в общем, цветет и улыбается.

— Я очень рада, передай ей мои поздравления.

— Обязательно передам. Долетели мы нормально, нас в аэропорту девчонки встретили, Галка с Люсьеной. Я тебе подарки из Парижа привезла, увидишь — обалдеешь! Будешь щеголять во французском прикиде, как настоящая мадам. На днях обязательно приеду в гости, привезу шмотки, а заодно и расскажу о поездке. Тетя Катя, мне срочно нужна твоя помощь, — выпалила Надя.

— Что случилось? — забеспокоилась тетушка. — Кто-то заболел? Что-то с мамой или с папой?

— Нет-нет, мама с папой здоровы, слава богу, не переживай, это касается постороннего человека, — поторопилась успокоить тетку Надежда. — Просто выслушай меня внимательно, это очень важно. У тебя есть немного свободного времени?

— Да, я слушаю.

— Скажи, пожалуйста, что делается в том случае, если к вам поступает человек без сознания и без документов?

— Ну, в первую очередь мы оказываем ему медицинскую помощь, а потом ждем, пока он очнется и все расскажет о себе.

— А если он в коме?

— Если в коме? Ждем неделю и, если человека не находя родственники, сообщаем в милицию. Но редко бывает, чтобы неделю приходилось ждать, обычно пропавшего разыскивают раньше. Как правило, родственники, прежде чем обратиться в милицию, начинают обзванивать все больницы и морги, а уж потом…

— Понятно, — нахмурилась Надя. — А у вас в травматологии случайно нет девушки, которая уже неделю лежит в коме, и никто ее не ищет?

— Понятия не имею, ты же знаешь, у меня кардиология, я с травматологами только на летучке встречаюсь.

— А ты не могла бы поинтересоваться у них?

— В чем дело, Надя? Что за девушку ты ищешь? Снова в кого-то молния ударила, как в Альбину летом?

— Долго объяснять, да и не телефонный это разговор, — вздохнула Надя. — Если не трудно, узнай, пожалуйста, у ваших травматологов, есть ли у них неизвестные девушки в состоянии комы или нет таких. Сделай это для меня, очень прошу.

— Их что, несколько?! — ахнула тетя.

— С чего ты взяла, что их несколько? Девушка всего одна, и ее нужно срочно найти.

— Немедленно рассказывай, кого ты ищешь, Надежда, — строго и настойчиво спросила Екатерина Викторовна. — Если не объяснишь, я пальцем о палец не ударю.

— Неделю тому назад пропала одна девушка, Анфиса Кучумова, — нехотя начала рассказывать Надя. — Ее мать заявила в милицию, как только прошло трое суток, раньше заявление не принимали. Результатов пока никаких, но вчера, когда мы прилетели, Галя с Люсей нам рассказали об этом случае, и Алька… Ну, ты же знаешь и, надеюсь, помнишь, что она после удара молнии…

— Знаю и все прекрасно помню, я еще не такая старая, чтобы страдать провалами в памяти, дальше рассказывай, — тетя нетерпеливо перебила племянницу.

— Она вдруг увидела какую-то девушку, всю покалеченную, в какой-то больнице, без сознания, короче, в коме она. Люся с Галей сразу же поняли, что это — Анфиса Кучумова. Мы сначала хотели разослать по всем больницам запросы, но я решила к тебе обратиться за помощью. Ты же у меня умница, все можешь, правда? — польстила тетке Надежда.

— Нечего мне дифирамбы петь, хитрая Лиса Патрикеевна, — усмехнулась Екатерина Викторовна. — Ладно, попробую что-нибудь сделать, перезвони мне через пятнадцать минут, — велела она и отключилась.

— Ну вот, через пятнадцать минут мы все и узнаем, — сказала Надя подругам.

— С чего ты вдруг решила, что Анфиса лежит именно в Склифе? — спросила Люсьена.

— Я совсем не уверена в этом, просто, если ее там нет, тетушка подскажет, как нам действовать дальше. Вероятно, и сама поможет, у нее море знакомых медиков. В конце концов, позвонит на центральный пульт управления службы «Скорой помощи», у них имеется информация обо всех безымянных лицах.

— Имеется, но только в том случае, если несчастный случай произошел здесь, в городе, — подала голос Галина. — А если это было где-нибудь в Подмосковье?

— Значит, будем искать в Подмосковье, скорее всего, так и есть, иначе о ней все уже было бы известно.

— Да уж, перспектива весьма заманчивая, — сморщилась Люсьена. — Если прикинуть, сколько у нас подмосковных городов, поселков и разных деревень… с ума сойдешь, пока все их больницы проверишь.

— Не нужно заранее думать о плохом, сначала дождемся тетиного ответа, — сказала Надя. — Чем сидеть и скучать, лучше идите с Галкой в кладовку и притащите сюда елку с игрушками. Поиски поисками, а Новый год уже через двенадцать часов, его никто не отменял. Встретить его нужно весело, шумно и красиво.

— Ты права, ведь как Новый год встретишь, так он и пройдет, — согласилась с подругой Галя, вскочив со стула и направляясь к двери. — Пошли за елкой. Люся, ты не помнишь, Нина Ивановна что-нибудь говорила о том, что она обзванивала больницы и морги? — вдруг резко остановилась она.

— Нет, не помню, — Люся пожала плечами. — Мне кажется, должна была, не могла она этого не сделать.

— А давай позвоним и спросим?

— Девочки, не нужно пороть горячку, — остановила подруг Альбина. — Вы позвоните женщине, обнадежите или, наоборот, растревожите ее, а вдруг все совсем не так, как мы предполагаем? Я вам уже говорила: не делайте из меня всезнайку, я не семи пядей во лбу и вполне могла вообще попасть на чужую линию жизни, когда увидела эту девушку.

— Это как — на чужую?

— Долго объяснять, я еще сама не разобралась, как все происходит, — отмахнулась художница. — И если честно, у меня голова кругом идет от всей этой галиматьи. Уже хочу попросить Надю, чтобы она меня в руки гипнолога из своего центра отдала, пусть он меня загипнотизирует и освободит от всего одним разом.

— Ты что, с ума сошла! — Люсьена округлила глаза. — Тебе в жизни такой шанс выпал, а ты собираешься его аннулировать?

— Устала я уже от этого шанса, неужели непонятно? — взвилась Альбина. — Мне и без него прекрасно жилось!

— Но ведь ты же людям можешь помогать, и тебя это не вдохновляет?

— Я бы с удовольствием уступила тебе свое место, — огрызнулась Аля. — И посмотрела бы на тебя после этого! Мне вдохновение нужно только для одного — для моего творчества, остальное меня мало волнует.

— Эгоистка!

— Да, эгоистка, ну и что?

— Девочки, девочки, прекратите ссориться, — вмешалась Надя. — Скоро Новый год, замечательный праздник, давайте не будем портить друг другу настроение. Галя, тащи сюда елку, и мы все вместе ее нарядим.

Через пятнадцать минут Надежда снова позвонила тетке, но она не ответила. Через двадцать и тридцать минут произошло то же самое. Екатерина Викторовна сама позвонила на мобильный телефон племянницы только через час с хвостиком.

— Слушай сюда, девочка моя, — по-деловому распорядилась она. — В нашем институте нет никаких неизвестных девушек. Есть один старик, потерявший память, и мужчина с ножевыми ранениями. Но в нашем морге работает один санитар, Василий, он живет в Туле и ездит сюда на работу на электричке. Так вот, неделю тому назад он за чашкой чая рассказывал уборщице, как случайно слышал в электричке разговор двух женщин. Одна говорила другой, что недалеко от их платформы, в лесочке, нашли молодую девушку без сознания и без документов. Вроде бы ее отвезли в местную больницу. Кумушки обсуждали, как много развелось бандитов и как страшно ходить от платформы до поселка поздно вечером. Тетя Даша, уборщица, только что услышала, как я разговаривала с одним из наших травматологов о пропавшей девушке, вспомнила рассказ Василия и подошла ко мне. К сожалению, поговорить с санитаром мне не удалось, он сегодня сменился и уже уехал домой. Он сутки через трое работает и будет теперь только третьего числа.

— Ты думаешь, что той девушкой может быть Анфиса?

— Не исключена такая возможность, следует проверить. Я бы туда позвонила, если бы знала, что это за станция и что это за больница.

— А разве телефона у вашего Василия нет? Можно же ему позвонить и узнать, что это за станция, — подсказала Надя.

— Я спросила у его сменщика, но он, к сожалению, номера Васиного не знает, а начальник отдела кадров сегодня выходной.

— Это понятно, тридцать первое число, — вздохнула Надя. — Странно, что у сменщика Васиного телефона нет, такого не должно быть.

— Я ему об этом сказала, а он ответил, что Василий несколько дней тому назад свой мобильный телефон потерял. Вчера купил новый, хотел сегодня сменщику номер продиктовать, но забыл и убежал. Очень торопился, боялся на электричку опоздать, потому что потом ему три часа пришлось бы ждать, до Тулы поезда ходят редко. Домашнего телефона у Васи нет, живет он в частном доме.

— Как нарочно все!

— Бывает, — согласилась Екатерина Викторовна. — Поэтому ничего не остается, как ждать третьего числа.

— А у сменщика ты не узнавала, может, Василий и ему о разговоре женщин рассказывал?

— Спросила, конечно, только он ответил, что им некогда болтать между собой — смену быстренько сдал, и бежать. Они ведь только на пересмене и встречаются, да и в возрасте у них большая разница, чтобы близко дружить. Один молодой совсем, студент медицинского института, на пропитание подрабатывает, а второму, Василию, на пенсию скоро. В Туле ведь работы мало, да и платят гроши, а здесь он неплохо зарабатывает, поэтому и не смотрит на большое расстояние.

— Значит, придется ждать?

— Значит, придется.

— Жалко, — вздохнула Надя. — Там несчастная женщина уже с ума сходит от неизвестности. Представь себе, каково матери, у которой дочь пропала, и она не знает, что с ней!

— Понимаю и помогаю, как умею. Я могу, конечно, еще и в центр «Скорой помощи» позвонить, сделать официальный запрос, но ответ получу не сразу.

— Позвони, пожалуйста, вдруг повезет.

— Хорошо, девочка моя, сделаю, — ответила тетка. — Не переживай, найдем мы вашу Анфису… если она жива, конечно.

— Будем надеяться. Ладно, тетя Катя, пока, извини, что напрягаю своими проблемами. Еще раз с наступающим Новым годом, я тебя люблю.

— Я тебя тоже.

Глава 18

— Девочки и мальчики, нужно быстрее наливать шампанское в бокалы, президент закончил свою речь, сейчас куранты пробьют! — закричала Галя. — Коля, что ты там возишься с бутылкой? Открывай скорей!

— Да пробка никак не выстреливает, — проворчал молодой человек, отчаянно пытаясь вытащить ее из горлышка.

— Нужно было сразу две или три бутылки открывать, а не одну, какая-нибудь обязательно хлопнула бы вовремя. Потряси бутылку, пробка сама выскочит. Ой, куранты бьют: раз… ой, уже два, Коля, давай быстрее, три…

Молодой человек, послушавшись совета, затряс емкость с таким остервенением, что пробка вдруг вылетела с громким хлопком и содержимое бутылки вырвалось наружу белым пенистым фонтаном. Подруги дружно завизжали, подставляя бокалы. Естественно, что после этого шампанского в бутылке осталось меньше половины, но по паре глотков досталось всем. После двенадцатого удара курантов все дружно закричали: «Ура, с Новым годом, с новым счастьем, с новыми удачами, с новой любовью, с новыми успехами!»

— Ладно, главное, что Новый год встретили, как положено, шипучкой, а догонять будем коньячком, — смеясь, сказала Галина. — Вон у Толика запасы какие, роте солдат упиться можно.

— Причем до потери сознания и ориентации, — поддержала ее Люсьена.

— Ориентации — это круто, — захохотала Галина. — Ну, ты даешь, подруга!

— Не придирайся к словам, ты же поняла, что я имела в виду, — засмеялась Люся. — О чем это мы? Ах, ну да: будем беспощадно уничтожать запасы крепких спиртных напитков твоего Толика! Я, между прочим, руками и ногами «за». Лучше водочки или коньячку выпить, чем шампанского. Я вообще этот напиток не люблю, от него одна головная боль наутро, если перепьешь.

— Наутро от чего угодно головная боль появится, если перепьешь, — заметила Надя. — Я помню, как ты в Праге ухитрилась пивом упиться до поросячьего визга, а наутро категорически заявила, что хочешь написать завещание, потому что к вечеру непременно скончаешься от передозировки солода в организме.

— Точно, точно, помнишь, как ты чехам решила стриптиз в пивном баре на столе продемонстрировать и мы чуть в полицию из-за тебя не угодили? — захохотала Галина. — Наверняка они тебя до сих пор вспоминают!

— Нечего мне напоминать о шалостях моей бесшабашной юности, да еще и при посторонних мужчинах, — с озорной улыбкой укорила Люсьена подруг. — Можно подумать, что вы сами — ангелы с крылышками. Уж кто бы говорил, только не ты, Галина! На твоем счету столько всего, что десять томов эротических романов можно написать. А тебе, Наденька, напомнить, как ты на лайнере, в морском круизе…

— Не надо! — резко вскрикнула Надя. — Давайте лучше выпьем.

— А что она натворила? — шепнул на ухо Люсьене Стас, второй охранник.

— А ты у нее спроси, она тебе сама все расскажет, — хихикнула она в ответ, лукаво глядя на подругу. — Но спрашивай только после того, как она опрокинет несколько рюмок коньяку, у нее тогда язычок обязательно развяжется.

— Ну, в двух словах расскажи.

— Мы поехали вчетвером в круиз на комфортабельном лайнере, где любые развлечения для пассажиров имеются, включая казино. Так вот, наша Надежда — ужасно азартная особа, ее к таким заведениям на пушечный выстрел нельзя подпускать. Мы не углядели за ней, и она завалилась в казино со всей своей наличностью. Во время игры в покер она от волнения опрокидывала рюмку за рюмкой и в конечном итоге набралась до бровей. Через четыре часа игры она поняла, что продула пять штук баксов. Со злости она обозвала крупье мошенником, шулером и забросала его фишками. В довершение она сняла с ноги свою туфельку и запустила ею ему в голову. Шпилька оцарапала парню лоб, не очень сильно, но крови было много. Подоспевшие к месту битвы охранники вывели нашу воительницу из зала. Нам потом очень долго пришлось уговаривать крупье, чтобы он не писал на Надю заявление, и еще дольше мы молили капитана, чтобы он не высаживал ее в ближайшем порту.

— Надо же, а по виду и не скажешь, что она может разбушеваться, — засмеялся Стас. — Она выглядит такой серьезной и рассудительной.

— Она такая и есть, но вот когда выпьет….

— Что там у вас за секреты? — с любопытством спросила Галина. — Забыли разве, что больше двух — говорят вслух?

— Да это мы так, о своем, о девичьем, — засмеялась Люсьена.

— Нечего от коллектива отрываться и секретничать. Стас, давай-ка наливай еще по стопочке. Мне — коньяк, вон из той красивой бутылки, Хеннеси. Девочки, кто что будет пить, выбирайте по вкусу, на столе есть все! Между первой и второй перерывчик небольшой, пора повторить, Новый год наступил. Будем надеяться, что он принесет нам счастье, здоровье, любовь и много денег, ура!

— Тебе-то зачем о деньгах заботиться? Тебе Толик вроде и так ни в чем не отказывает, — заметила Люсьена. — Вот мне приходится самой крутиться, потому что нет такого классного бывшего мужа, но все равно — ура!

— Я тоже хочу свои собственные зарабатывать, и не копейки, а рубли. И чтобы купюры были достоинством в пять штук каждая… желательно стопочками, сантиметров эдак по двадцать, — Галя дернула плечиком. — На меньшее я не согласна, иначе овчинка и выделки не стоит. Ты думаешь, почему я захотела, чтобы мы открыли свое собственное детективное бюро? Именно для того, чтобы хорошо зарабатывать. Женщина должна быть независимой от мужчин — во всем, только тогда они ее будут ценить, любить и беречь.

— А я думала, что тебе адреналина не хватает, поэтому и захотелось в детектива поиграть, — засмеялась Люсьена.

— Этого — тоже, опасность будоражит кровь и страшно возбуждает, что немаловажно. Так мы выпьем, наконец, еще или будем смотреть на эти бутылки? — спохватилась Галя. — Что это мы в новогоднюю ночь о всякой ерунде болтаем? Работа не волк, в лес не убежит, мальчики, наливайте!

К трем часам ночи все были хороши до невозможности, кроме трезвенника Виталия. Тот с улыбкой наблюдал за девушками и коллегами по оружию, неторопливо потягивая апельсиновый сок.

— Девочки, у меня есть сногсшибательная идея! — крикнула Галина, пытаясь заглушить музыку. — Одеваемся и едем кататься по ночной Москве. Сегодня Новый год, в центре давно развернулось массовое гулянье, я считаю, что нам стоит срочно к нему присоединиться. Виталий, заводи машину, мы тяпнем на посошок и дружно спускаемся в гараж.

— Ура, едем кататься! — подхватила ее идею Люсьена. — На Красной площади сейчас полно народу и ужасно весело!

— Можно я никуда не поеду, а лучше немножечко посплю? — вяло спросила Альбина, обнимая диванную подушку. — Мне почему-то кажется, что я малость перебрала.

— Какое посплю? Ты что, с ума сошла, спать в новогоднюю ночь? — прикрикнула на нее Надежда. — А ну, отрывайся от дивана и марш одеваться! Выйдем на улицу, и сон как рукой снимет. Девочки, не забудьте маски, хлопушки и шампанское, гулять так гулять, — крикнула она Гале с Люсьеной.

— Будь спок, все возьмем, — заверила ее Галина и, пошатываясь, подошла к Виталию: — Хватай вон ту коробку с шампанским и тащи ее в машину, а я что-нибудь покрепче прихвачу, пару бутылок. Ты что пьешь: водку, коньяк, виски, текилу или абсент?

— Я ничего не пью, кроме детских напитков, — улыбнулся тот.

— А, ну да, я забыла, что ты трезвенник. Как это — детских?

— Ну, соки, молоко, кефир, чай…

— Молоко, кефир! С ума сойти! Слушай, ты больной, что ли?

— Почему сразу больной? — пожал плечами Виталий. — Просто не люблю сходить с ума за собственные деньги.

— Понятно, значит, жадный.

— Да не жадный я, — засмеялся молодой человек. — Просто не хочу тратить время и здоровье на сомнительные развлечения. У меня их в жизни достаточно и без спиртного. Я люблю спорт, музыку, театр, женщин, книги, наконец.

— Умный, значит? — прищурилась Галя. — А мы все — дураки?

— Нет, ну зачем же так сразу? — снова улыбнулся Виталий. — Сегодня Новый год, сам бог велел выпить.

— А тебе не велел, значит? У тебя сегодня не Новый год? — упрямо задавала вопросы Галя, стараясь сфокусировать глаза на лице молодого человека, но оно настойчиво раздваивалось.

— Не люблю я это дело, Галина Алексеевна, что я могу с этим поделать? — развел руками парень и торопливо подхватил коробку с шампанским. — Вы одевайтесь, а я к машине пойду.

— Давай, иди, а я всех быстренько организую, чтобы не телились, — согласилась Галя и чуть не упала, резко повернувшись. — Ой, кажется, меня заносит, — пьяно хихикнула она. — Срочно нужна прогулка, чтобы проветрить мозги на свежем воздухе.

Скоро веселая компания катила по ночной новогодней Москве, набившись в машину, как селедки в бочку.

— Новый го-од настае-ет, он у самого порога-а, — доносилось разноголосое завывание из окон «Мерседеса». Оттуда же вылетало конфетти после дружного взрыва хлопушек. В перерывах между пением шлягеров девушки прикладывались к бутылками с шампанским, коньяком, виски — кому что попадалось, и, сделав несколько глотков, с новой силой начинали орать песни. — Вишня, вишня, зимня-я ви-ишня…

Все участники «гала-концерта» прихватили с собой изображавшие морды разных животных маски. Галина нацепила розовую морду поросенка, Люсьена преобразилась в рыжую лису, Надя — в бурого медведя, а Альбина — в длинноухого серого зайца. Двое пьяных в стельку охранников, Николай и Стас, превратились в красноносых Дедов Морозов, и только один Виталий был трезв как стеклышко, изображая исключительно самого себя. Он уверенно вел машину и снисходительно улыбался, посматривая в зеркало заднего обзора на веселую и нетрезвую компанию. Молодой человек услышал звонок и, немного сбавив скорость, крикнул:

— У кого-то звонит телефон!

Девушки зашарили по карманам.

— Это мой, — засмеялась Галина и прищурила один глаз. — О, это Толик, наверное, хочет с Новым годом поздравить.

— Так отвечай, что смотришь-то? — подтолкнула ее Люсьена.

Галя откинула крышечку и, откашлявшись, ответила:

— Да, Толик, слу… ик, извини, слушаю… внимательно.

— Ну, наконец-то я дозвонился, — облегченно вздохнул Толя. — Линии перегружены по полной программе, я пытаюсь набирать тебя с ноля часов по московскому времени. С Новым годом, радость моя!

— Спасибо, милый, и те-тебя, тоже с годом… новым.

— Как вы там?

— Отлично, гу-ляем на всю ка-тушку, — еле выговорила Галина.

— Это чувствуется по твоему голосочку, роза моя, — засмеялся Анатолий. — Поздравь от меня своих подруг.

— Ага.

— У вас все в порядке?

— Угу.

— Похоже, с тобой сейчас бесполезно разговаривать, солнце мое, передай трубочку Виталию.

— Не могу.

— Почему?

— Он за рулем.

— Вы куда-то едете?

— На Красную площадь, курить… ой, то есть купить, тьфу ты, дьявол, кутить до утра, вот, — наконец выговорила Галя.

— Ладно, еще раз с Новым годом, радость моя, завтра позвоню, — вновь засмеялся Анатолий.

— Ага.

— Целую тебя, девочка моя. Вы там поосторожнее!

— И я. Ага. Будем… сторож… осто-рож-ны.

Галя начала запихивать трубку в карман и почувствовала, что там что-то мешается. Она достала этот предмет и с недоумением уставилась на него.

— Откуда у меня второй телефон? Как, интересно, он попал в мой карман? — непонятно у кого спросила она.

— Так это ступинский, — подсказала Люсьена, разглядывая трубку. — Мы же его так и не отдали вдове. А давай позвоним и поздравим покойника с Новым годом, здесь же номер его есть! — захихикала она. — Во будет прикол!

— С Новым годом, говоришь? А что, неплохая мысль… О, девочки, кажется, у меня появилась бесподобная идея, — возбужденно подпрыгнула Галя. — Звонить не будем, едем к нему в гости! Виталик, разворачивай машину в сторону Каширского шоссе.

— Зачем? — удивился парень.

— Потом скажу, разворачивай.

Молодой человек послушно сманеврировал и поехал, куда велела Галя. Она изредка бросала взгляд на дорогу и подсказывала:

— После поста ГАИ будет поворот направо, не пропусти.

— Галя, куда мы едем? — спросила Надежда, еле-еле удерживая глаза в открытом состоянии. Альбина уже удобно устроилась на плече Николая и сладко посапывала, а Люсьена пыталась открыть очередную бутылку шампанского.

— Щас увидишь, чуть-чуть осталось. Люсь, что ты там так долго возишься? Я умираю от жажды.

— Не могу открыть, давай что-нибудь другое попьем, — предложила Люся.

— Давай, — согласилась Галина. — Я несколько бутылок со стола прихватила, только не помню, что именно: коньяк, виски, бренди, джин, тоник, колу, пепси… Короче, пошарь вон там, под ногами, что-нибудь найдешь.

— Какая разница, что пить, лишь бы утолить жажду, — захохотала Люсьена. — А закусить у нас ничего нет?

— Мандаринов целый пакет.

— Отлично, мандарины я люблю, особенно под коньячок, виски, бренди и колу с тоником. Ой, как же давно я так не веселилась! А куда мы едем-то?

— В гости к одному очень назойливому покойнику… ох, до самых печенок пробирает, — крякнула Галя, отхлебнув коньяку прямо из бутылки. — Ага, Виталя, все правильно, вот тут направо, а потом все время прямо, до самого конца. Домкрат в багажнике есть?

— Зачем вам домкрат? — удивился тот.

— Потом скажу, рули дальше.

— Насколько я понял, этот поворот был в сторону Домодедовского кладбища? — спокойно спросил молодой человек, словно свернул к парку аттракционов.

— У ты, какой глазастый, — засмеялась Галина. — Точно угадал, именно Домодедовское.

— Мы куда-нибудь летим? — сонно спросила Надя, услышав последние слова подруги. Она сидела, прислонившись лбом к холодному стеклу, с закрытыми глазами. — Ой, мамочки, какая же я пьяная, мне плохо, голова куда-то бежит, бррр! Куда мы летим? — снова спросила она.

— Почему летим? Мы едем, — хмыкнула Галина, отпивая еще глоток коньяку. — На, пригуби, отрезвляет мгновенно, — предложила она подруге. — Ик, ой, извините.

— Я слышала, как ты сказала — Домодедово, а там аэропорт, — проговорила Надя, послушно отпивая глоток горячительного. — Мы летим к Толику в Майами? Здорово придумала, очень хорошая идея, хочу в Майами, ура! Эй, Алька, просыпайся, скоро посадка на самолет, — толкнула она в бок художницу.

— Не торопите меня, еще немного осталось, и картина будет готова, — пробормотала та.

— О, она и во сне рисует, — хихикнула Галя. — Не трогай ее, пусть творит, глядишь, шедевр всех времен и народов получится, лучше выпей еще немного.

— Ага, давай, — покорно согласилась Надя. — Может, споем?

— Ой, моро-оз, моро-оз, не морозь меня-а, — вместо Галины затянула Люсьена, уже почти заснувшая. — Девчонки, а мы где? — резко оборвала она эти вопли, разглядывая незнакомую местность в окно машины. — Елки-палки какие-то.

— Не переживай, скоро появятся крестики-нолики, — захихикала Галина.

— Куда едем-то?

— Куда надо.

— А куда нам надо?

— В гости к небожителям. Виталик, тормози, мы на месте. Девочки, выметайтесь из машины, Надя, буди Альку и вытаскивай ее на свежий воздух. Нечего спать в такую ночь, так можно все царство небесное проспать. Парни, вылезайте, открывайте багажник, хватайте домкрат — и за мной. Люся, прихвати пару бутылок шампанского и коньяк.

— Что-то мне подсказывает, что я здесь уже была, — пробормотала Люсьена, оглядываясь по сторонам. — Место какое-то знакомое… Точно, была: вон забор, а вон домик, где памятники делают… блин, это же кладбище! Ты куда нас привезла, дура?! — заплетающимся языком спросила она и, споткнувшись, повисла на подруге.

— «Спокойно, Маша, я — Дубровский». Со мной не пропадешь! — заверила ее Галина и встряхнув, заставила Люсю принять вертикальное положение. — Стой, не трепыхайся. Мальчики, подержите ее, мне нужно в дамскую комнату, припудрить носик. Ах да, дамской комнаты здесь нет, придется обойтись подручными средствами. Ой, блин, как голова-то гудит, — сморщилась она. — Нужно срочно выпить… нет, сначала привести себя в порядок.

Галя вытащила из кармана тюбик с губной помадой и наклонилась к боковому зеркалу машины, чтобы подкраситься.

— Нужно быть во всеоружии, как-никак Новый год, — сказала она Виталию, с улыбкой наблюдавшему за ней. — И совсем неважно, кто будет на тебя смотреть. Подумаешь, покойники, ну и что? Когда-то они тоже были мужиками, — со знанием дела произнесла Галя, с удовлетворением разглядывая свои пухлые губы в ярко-малиновой помаде. — Я, как всегда, прекрасна, черт возьми, и пусть кто-нибудь попробует разубедить меня! А для завершения образа наденем новогодние масочки. Девочки, мальчики, по матрешкам! — весело крикнула Галя и натянула на лицо мордочку розового поросенка. Все, словно загипнотизированные ее задором, опустили на лица маски.

— Виталий, а ты почему в машине сидишь? — удивленно спросила Галина. — Ты разве не с нами?

— Нет, Галина Алексеевна, я лучше вас здесь подожду, — отказался тот. — Место безлюдное, машина дорогая, мало ли что может случиться? Я ее отгоню немного, чтобы не светиться возле такого места среди ночи, — кивнул он на кладбище. — А вы, как нагуляетесь, позвоните мне на мобильный, я сразу же подъеду.

— Ладно, как скажешь. Ребята, вперед и с песней, — скомандовала Галина и первой подала пример.

К воротам кладбища, пошатываясь и смеясь, двинулась группа двуногих «зверюшек» в дорогих шубках и фирменных сапожках, подгоняемая двумя в хлам пьяными Дедами Морозами.

Глава 19

Михаилу и Вячеславу крупно не повезло в этом году: им выпало дежурство именно в новогоднюю ночь. Оба служили в частном охранном предприятии, хозяин которого имел договор с администрацией цеха по изготовлению памятников, оград, крестов, цоколей и тому подобных атрибутов Домодедовского кладбища. В небольшой комнате, где обычно сидели охранники, стояли кушетка, раскладное кресло, стол, три стула, тумбочка с телевизором и телефоном. У двери была прибита вешалка, а рядом висело зеркало. Короче говоря, условия были вполне сносными. Охранники решили, что они тоже должны встретить Новый год по-человечески, поэтому к одиннадцати тридцати ночи на их столе появилась бутылочка водочки, вареная картошка, квашеная капуста, огурчики, помидорчики, жареная курица, сырокопченая колбаса, карбонат и еще кое-какая мелочь.

— Моя жена постаралась, сумку набила продуктами, как на Маланьину свадьбу, — смеялся Вячеслав, выкладывая провиант на стол. — Говорит, что мы должны обязательно отметить праздник, чтобы следующий год был сытым и удачным. Сейчас мы с тобой выпьем по рюмочке, чтобы проводить старый год, а уж в двенадцать, под бой курантов, выпьем за новый.

После распитой бутылочки сорокаградусной столичной мужчин потянуло на разговоры, и тему они выбрали весьма странную. Впрочем, ничего странного на самом деле в этом не было, если учесть, что работали они не где-нибудь, а на кладбище.

— Да брось ты, все это выдумки, — смеясь, отмахнулся Михаил, выслушав рассказ напарника о привидениях. — Никогда не верил в подобную чепуху и не поверю, пока своими глазами не увижу.

— А я вот верю, потому что даже ученые согласились: что-то такое необъяснимое существует и очень часто проявляется в нашем мире. А про настоящую ведьму я не от кого-нибудь, а от своей родной бабки слышал, которую она знала и собственными глазами видела. А моя бабка врать не будет, я точно знаю!

— Ну-ка, ну-ка, и что же твоя бабка рассказывала про ведьму? — усмехнулся захмелевший Михаил. — Мне тоже интересно послушать.

— Когда я маленьким был, летом всегда в деревне у бабки своей отдыхал, — начал Вячеслав. — Так вот, жила там самая настоящая ведьма. Говорили, что она могла превращаться в разных животных. Недалеко от деревни, на пригорке, кладбище было, и она туда каждую ночь шастала, что-то там делала, а потом по деревне до утра бегала — то кошкой, то собакой, а то и вовсе — свиньей.

— Ха-ха-ха, свиньей! — загоготал Михаил. — Ну, Славик, ну, ты даешь, вроде взрослый мужик уже, а веришь в разные сказки.

— А как же тогда объяснить, что многие жители деревни ее видели? Если в чей-то дом эта тварь забегала, то все уже знали, что наутро обязательно что-то нехорошее произойдет. Или корова перестанет молоко давать, или поросята околеют, или вся птица подохнет, или вообще — сам хозяин дома с какой-нибудь болезнью свалится. Не могут же все разом врать, придумывать? Люди говорили, что эта ведьма знала ход в потусторонний мир, а этот ход — на кладбище, поэтому она туда и ходила каждую ночь. Войдет в этот ход человеком, а выйдет животным, ночь побегает, напакостит кому-нибудь, а под утром снова шасть на кладбище и домой уже человеком возвращается.

— Ну, нагородил ты, друг, нарочно не придумаешь, — засмеялся Михаил. — Я такие страшилки своему внуку читаю, комиксы называются. Ты ж взрослый мужик, Слава, не стыдно тебе во всякую хрень верить?

— Нет, Миша, ты можешь и не верить, а я верю, что на кладбищах всегда что-то странное происходит: там своя жизнь идет, только мы ничего о ней не знаем, — возразил Слава. — Ты ничего не слышал? Вроде шум какой-то? — внезапно насторожился он. — Пошли глянем, что ли?

— Слава, да какой там может быть шум, здесь же кладбище? — отмахнулся Михаил. — Что ты нервный такой? Это ты своих собственных баек наслушался, вот и мерещится теперь всякая чепуха. Кто здесь может быть-то в такое время?

— Ну мало ли, вдруг воры?

— Смеешься? Что здесь ворам брать? Не камни же эти надгробные? — хмыкнул мужчина. — Кому они нужны?

— При чем здесь камни? В цеху импортное оборудование, оно стоит больших денег, и нас здесь держат именно из-за него, а не из-за камней.

— Не морочь голову ни себе, ни мне, у воров тоже сегодня праздник, им не до импортного оборудования. Наверняка сидят сейчас на своих малинах и водочку смакуют. Давай лучше наливай, тоже тяпнем по рюмашечке и картошечкой с капусткой закусим, концерт по телевизору посмотрим, песни послушаем.

— А может, хватит уже пить, Михаил? — засомневался Вячеслав. — Давай лучше спать ложиться. Завтра в девять утра смена, Сукнов тот еще хлыщ, сам знаешь. Сразу начальству заложит, если даже запах учует, еще и приврет, что мы здесь вообще в стельку упились. Доказывай тогда, кто прав, а кто виноват.

— Да пошел он, этот Сукнов, — выругался Михаил. — Новый год сегодня, между прочим, если ты не забыл. Все гуляют, веселятся, пьют, а мы разве не люди?

— Так мы выпили уже, старый год проводили, потом новый встретили, потом еще раз встретили…

— Да что мы там выпили-то? — усмехнулся мужик. — Всего-то одну поллитровку на двоих, это называется выпили? У меня еще пара бутылок есть, до утра как раз и уговорим, вот тогда и можно будет сказать, что выпили.

— Нет, я больше не буду, — отказался Вячеслав, взбивая подушку и укладываясь на кушетку. — Ты как хочешь, а я лучше посплю маленько, чтобы к девяти утра протрезветь. Ты же знаешь, с каким трудом я эту работу получил, я тебе о своих мытарствах рассказывал. Меня, с моей третьей группой инвалидности, никто не хотел брать, а сюда — взяли. Куда мне идти, если выгонят? Нет, я спать ложусь, мне семью кормить надо, не буду рисковать.

— Ну и спи, а я буду дальше гулять. Выпью за себя и за того парня, — махнул рукой Михаил и, усмехнувшись, потянулся за бутылкой. — Мне, кроме себя, никого кормить не надо. Дети давно выросли, сами о себе заботятся, значит, и бояться нечего. Такую работу, как эта, я себе всегда найду, а этого урода, Сукнова, завтра пошлю — в честь Нового года, а потребуется — и шею намылю, у меня не заржавеет.

Михаил неторопливо налил водку в стакан и посмотрел на экран телевизора. Там шел праздничный концерт, и нарядные девушки из группы «Блестящие» поздравляли телезрителей с наступившим Новым годом.

— И вас тоже, красавицы! И вам того же, милые, — произнес Михаил, приподнял стакан и чокнулся с экраном. — Будьте здоровы, живите богато.

Он с чувством, медленно выпил и, с наслаждением крякнув, подхватил пальцами квашеную капусту из тарелки. Поднес руку к раскрытому рту — да так и замер.

— Свят, свят! — ошарашенно прошептал он, таращась в окно. Сквозь стекло на него смотрела… улыбающаяся морда поросенка! Рядом с ней пристроились еще две морды — медведя и лисы, а сверху смотрели какие-то два противных мужика с красными носами.

Михаил уронил капусту на колени, крепко зажмурил глаза, потряс головой, разлепил веки… странное видение исчезло.

— Славка, похоже, прав, не нужно больше пить, — прошептал он, потянувшись к поясу, где висел пистолет с холостыми патронами. — Может, не врут люди и здесь действительно привидения по ночам гуляют?

Охранник повертел в руках бесполезное оружие, которое им выдавали исключительно для солидности и видимости, и на всякий случай положил его на стол — чтобы было рядом. Потом снова схватил, зажал в вытянутых руках и, поднявшись со стула, медленно, пошатываясь, приблизился к окну. Будить своего напарника, который уже храпел вовсю, он не стал, боясь, что тот будет над ним смеяться. Ведь только что он сам поступил точно так же, потешаясь над доверчивым суеверным Вячеславом. Михаил осторожно подошел к окну и опасливо посмотрел на улицу. Свет от уличного фонаря ярко освещал лишь небольшой пятачок, обозреть все остальное пространство не представлялось возможным.

— Может, выйти и посмотреть? — пробормотал охранник, хватаясь рукой за крестик, висевший на его шее. — Только ворота проверю — и сразу назад, а если что-то замечу, вызову наряд милиции. Хотя в такой ситуации хрен разберешься, кого лучше вызывать — милицию или служителей культа. Идти или не идти? — лихорадочно размышлял он. — А что я, собственно, трушу? Нечисть меня не тронет, я с крестом, а воры сами меня боятся. Пойду проверю, чтобы спокойно продолжать праздновать, вон у меня сколько водки еще осталось.

Приняв решение, Михаил надел куртку, вернулся к столу и опрокинул полную стопку водки — для храбрости. Вытерев ладонью губы, он поставил стопку на стол, размышляя — выпить ли еще одну или не надо? Решив, что еще одна доза не помешает, он схватил бутылку и отхлебнул прямо из горлышка. Затем еще раз проверил пистолет и, стараясь не шуметь, тихонько открыл дверь и вышел на улицу. Немного постоял, внимательно прислушиваясь, и, ничего не услышав подозрительного, уже более смело направился к воротам. Подошел к решетчатому металлическому забору, убедился, что на воротах висит замок в целости и сохранности, усмехнулся своим страхам и засунул пистолет в кобуру. Уже хотел было развернуться, чтобы проделать обратный путь, как…

— Открывай ворота, дядя, — услышал он чей-то веселый голос и резко вздрогнул и повернулся.

Прямо перед своим носом Михаил увидел пятачок нагло улыбающегося поросенка и, охнув, резко сел в затвердевший сугроб и медленно сполз с него на землю. Последнее, что он увидел, пытаясь сохранить ускользавшее сознание, — глаз на медвежьей морде, который почему-то ему подмигивал.

— Что это с ним? — спросила Галя у друзей, озирая бесчувственного дядьку.

— Похоже, упал в обморок, — предположила Люсьена, внимательно рассматривая охранника.

— Или напился до бессознательного состояния, — выдвинула свою версию Надежда. — Сегодня же Новый год, вот и досправлялся.

— А мне показалось, что он чего-то испугался, — пробасил Стас. — И от испуга свалился без чувств. Гляньте, какой он бледный.

— Чего, интересно, он испугался? Не нас же? — пожала Галина плечами. — Уж не такие мы страшные, чтобы при одном нашем виде в обморок падать. Мы мирные веселые ребята, а не бандиты какие-нибудь. Мне кажется, я просто очень культурно попросила его открыть ворота…

— Послушай его сердце, стучит хоть? — посоветовала Надежда. — Может, сердечный приступ мужика свалил?

— Давайте я послушаю, — предложил Стас, вставая рядом с распростертым на земле охранником на колени. Он распахнул на мужчине куртку, потом расстегнул рубашку и, оголив грудь, припал к ней ухом.

— Вроде стучит, только почему-то очень тихо, — пробормотал молодой человек.

— Сними с ушей колпак, дуралей, тогда сразу громче застучит, — захихикала Люсьена. — А давайте ему в рот глоток коньяку вольем, он сразу и очнется, — предложила она. — Дядя Костя, мамин брат, любит перед ужином рюмочку коньячку пропустить, говорит, что он сосуды расширяет и заставляет сердце работать, как часы.

— Неплохая идея. Стас, держи коньяк, открой дядьке рот и влей ему порцию, — поддержала подругу Галина и протянула молодому человеку бутылку.

Стас, недолго думая, раскрыл Мишин рот и опрокинул туда содержимое бутылки. Мужчина сначала закашлялся, чуть не захлебнувшись обжигающим напитком, потом распахнул глаза и резко сел.

— Что? Кто? Где? — завертел он головой, пытаясь сообразить, что произошло.

— О, я же говорила, что коньяк поможет, — радостно произнесла Люсьена.

Михаил приподнял голову, увидел всю компанию, с участием склонившуюся над ним, испуганно икнул и, с грохотом опрокинувшись обратно на землю, вновь отключился.

— Блин, Стасик, кажется, ты переборщил с коньяком, — пробормотала Люсьена. — Нужно было понемногу вводить, по капельке, а ты опрокинул в него разом всю бутылку, вот он и помер.

— Кто помер? — не понял Стас. — Этот, что ли? Не, не помер, живой он, вон носом шмыгает.

— Это коньяк в носу булькает.

— А по-моему, он плачет, бедненький, — предположила Надя.

Стас снова присел перед несчастным Михаилом и похлопал его по щекам.

— Эй, ты живой или как? Скажи что-нибудь, мы волнуемся, ты помер или не помер еще?

— Отче наш, — прошептал Михаил, язык его заплетался. — Не убоюсь зла… да святится имя твое…

— Живой, — радостно сообщил Стас. — Видать, грешник еще тот, молится, бедняга. Что будем с ним делать?

— Нужно его вон туда отвести, — кивнула Люсьена на домик охранников. — Не оставлять же на морозе?

— Давай, подымайся, сердешный, я тебя на место отведу, а то и правда замерзнешь, не дай бог, — проговорил Стас, помогая Михаилу подняться. — Девчонки, у него здесь в кармане ключи звенят. Может, и от ворот есть?

— Ой, вот здорово, давай их сюда, посмотрим, подойдут или нет, — возбужденно подпрыгнула Галина. — Вы с Николаем отведите дядьку, а я попробую ворота открыть.

Молодой человек вытащил ключи из кармана охранника, передал их Галине, а сам потащил Мишу к дверям домика, пользуясь «неоценимой помощью» вдрызг пьяного Николая. Коля, вместо того чтобы подхватить охранника под руку с другой стороны, вцепился в локоть Стаса и практически повис на нем.

Через несколько минут Галина привела компанию к семейному склепу Ступиных.

— О, посмотрите-ка, двери открыты, значит, замок ломать не придется, — обрадовалась она. — Коля, домкрат у тебя?

— Та-ак точно, з-здесь, — откликнулся тот. — Кони стоят пьяные, хлопцы запряжены, — добавил он, еле ворочая языком.

— Отлично, включайте фонарики, и вперед.

— Галя, а зачем нам домкрат-то? — спросила Надя. — Кому здесь надо колеса сменить?

— Колеса менять некому, а вот плиту приподнять — тут домкрат очень даже пригодится.

— Какую плиту?

— Сейчас узнаешь, — отмахнулась Галина. — А где Альбинка, что-то я ее давно не вижу? — спросила она, удивленно крутя головой.

— Она в машине осталась под присмотром Виталия, мне не удалось ее разбудить, — ответила Надя.

— Спит в такой ответственный момент? — удивилась Галя. — Вот непутевая какая! Ладно, обойдемся пока без нее, вперед.

— Куда это вперед? — спросила Люсьена, сделав пару шагов назад. — Я туда не пойду!

— Ну и не ходи, — пожала Галина плечами. — Мы и без тебя справимся. Мальчики, вперед, за нами Москва, назад — ни шагу!

— Е-мое, как-то здесь неуютно, — передернулся Стас, когда все вошли внутрь склепа.

— И, кажется, здесь уже кто-то побывал до нас, — озадаченно добавила Галина. — Что бы это могло значить?

Перекрещиваясь, лучи фонариков осветили плиту, небрежно сдвинутую с пьедестала и готовую вот-вот упасть на пол. А потом — и пустую нишу, где должен был стоять гроб… но там его почему-то не было.

— Галя, ты куда нас привела?! — ахнула Надежда. — Ой, там что-то блестит, — воскликнула она, остановив луч своего фонаря в углублении ниши. — Колечко, похоже, обручальное.

— Картина Репина «Приплыли», — пробормотала Галя, хмуря красивые брови. — Если мне не изменяет зрение, покойник сбежал, прихватив с собой свой последний лакированный приют. А вот колечко обручальное почему-то оставил…

— Куда сбежал? — задала Надя глупый вопрос, вертя кольцо в руках.

— Откуда же мне знать? — пожала плечами Галина. — Важно — с кем, остальное мелочи.

— А с кем? — задала Надежда следующий, не менее глупый вопрос и, обо что-то споткнувшись, ухватилась за край плиты. Та пошатнулась и медленно начала заваливаться. — Как здесь все ненадежно, — пробормотала девушка, спокойно отпустила руку и, сделав пару шагов назад, дала плите упасть. — На чем мы остановились? — спросила она у подруги, отмахиваясь ладонью от облака поднявшейся пыли.

— Всем оставаться на местах! Руки за голову, оружие на землю! — неожиданно громко раздался строгий командный голос, не дав девушке ответить.

Через мгновение в склеп ворвалась группа вооруженных омоновцев в черных масках и с автоматами наизготовку. Веселая компания замерла от неожиданности в тех позах, в которых их застали, удивленно хлопая хмельными глазами.

— Привет, — глупо хихикнула Галя и помахала грозным воинам рукой, на которую они в следующий миг надели в наручники.

Глава 20

— Черт возьми, меня, похоже, огрели по голове чем-то тяжелым? — простонал Николай, схватившись рукой за затылок. Он приподнялся, посмотрел на окружавшее его пространство и присвистнул: — Ничего себе, заявочки! Как же это нас угораздило? Эй, Стас, просыпайся, ты только посмотри, что творится, — он затряс друга за плечо. — Да вставай же, кому говорю!

— Пить, дайте мне попить, — раздался слабый голосок Люсьены. — Сейчас умру, не сходя с этого места, если не выпью ведро воды!

— Ничего себе, встретили Новый год, — ошарашенно произнес Стас, приподнявшись на локте. — Где это мы?

— Разве сам не видишь? — усмехнулся Николай.

— И как мы сюда попали?

— Спроси что-нибудь попроще. Я бы и сам хотел это знать, да вот «что-то с памятью моей стало, все, что было не со мной, помню», — пропел он. — А вот что было лично со мной — запамятовал напрочь, хоть застрелись.

— Неужели ничего не помнишь?

— А ты-то помнишь?

— Сплошной туман… какое-то кладбище, мужики с черными мордами, что-то еще, — сморщился Стас. — О господи, как голова трещит! Сейчас бы пивка кружечку…

— А я бы лучше стопку водочки выпил. Анальгин стопроцентный, головную боль как рукой снимает, проверено не раз. Главное, после этого больше не пить, чтобы похмелье в очередную пьянку не превратилось. Выпил рюмку водочки — и хорош.

— Не, я лучше всего с пивом отхожу.

— Ой, не говорите ничего о пиве и водке, меня сейчас стошнит, — простонала Надежда. — Лучше дайте холодненького огуречного рассола, желательно литра три.

— Да уж, нам здесь все обеспечат: и рассольчика огуречного, и водочки с пивком, и бутерброды с икорочкой, — хмыкнул Николай. — Стоит только заявочку сделать, все и доставят на серебряном подносе.

— Что за ирония, в самом деле? — снова простонала Надежда. — У меня почему-то все кости ломит и голова трещит. Еще и кошмары какие-то снились… Ребята, если не трудно, поднимите мне веки… кто-нибудь!

— Тоже мне, новоявленный Вий нашелся, — усмехнулся Стас. — Лучше сама распахни глазки и оглянись вокруг, сразу и голова пройдет, и кости ломить перестанет… от приятного удивления.

— Блин горелый, елки-палки, мать твою! — на одном дыхании выпалила Люсьена, едва открыв глаза. — Надя, лучше не просыпайся, смотри свои кошмары дальше!

— В чем дело? — недовольно сморщилась Надежда, приподнимая голову. — Господи, и кто только придумал эти праздники? Люся, помоги мне встать и дойти до ванной, я ничего не вижу, у меня ресницы от туши склеились, не могу разлепить.

— Ага, будет тебе сейчас и ва-анна, и какао с чаем! И даже почетное место у параши, — недовольно проворчала Люся, приглаживая непослушные вихры, вставшие торчком, как шерсть у бродячей собаки. — Эй, массовик-затейник, хватит дрыхнуть, хорошего понемножку! — прикрикнула Люся на Галину, с силой шлепнув ее по спине. — Немедленно поднимайся, у коллектива есть к тебе пара вопросов.

— Отстань, я спать хочу, — Галя брыкнула ногой. — И не подходи ко мне еще часа три как минимум.

— А мне кажется, что годика эдак за четыре, а то и за все пять ты выспишься на всю оставшуюся жизнь, — ехидно произнесла Люсьена. — И мое шестое чувство подсказывает, что произойдет это в колонии строгого режима.

— Что ты несешь? — раздраженно спросила Галя, с трудом поднимаясь и открывая глаза. — Причешись, ты похожа на ершик для мытья посуды, — отметила она, кивнув на голову подруги.

— На себя посмотри, а еще лучше, оглянись вокруг, — ехидно прищурилась Люсьена. — Тогда и посмотрим, кто у нас на кого будет похож.

— Ну, оглянулась, ну и что? — спокойно спросила Галина. — Вполне приличное помещение, камера предварительного заключения называется. Нары вон какие широкие, все разместились с комфортом… Что дальше-то?

— И ты так спокойно об этом говоришь? — возмутилась Люсьена. — Галя, мы в КПЗ!

— Знаю, и что?

— Как — знаешь?! Откуда?

— Я, в отличие от некоторых, не пьянею от нескольких глотков спиртного, поэтому утром помню все, что было накануне. Нечего было столько пить, если не умеете себя контролировать.

— Ну ты и нахалка, Суханова! — задохнулась от возмущения Люся. — Сама вчера всех подбила ехать кататься, напоила до полной отключки, завела черт знает куда, а сама…

— Я вам насильно в рот коньяк с водкой вливала?

— К сожалению, я не помню подробностей, а то бы… ух, я бы тебе сказала! Предположим, не насильно, но если ты такая умная и стойкая, то как ты могла нас привезти на это чертово кладбище? Как могла допустить, чтобы мы оказались в этой чертовой камере с клопами и тараканами?

— Где клопы? Где тараканы? — забеспокоилась Надежда, нервно стряхивая с себя предполагаемых насекомых.

— Шутка, — Люсьена продолжала с прищуром смотреть на Галину. — Отвечай, когда тебя спрашивают! Как ты могла?

— Если ты ничего не помнишь, тогда откуда знаешь про кладбище? — вопросом на вопрос ответила Галина.

— Ребята трепались, я и догнала. Мозгов пока хватает, слава богу! К счастью, не все пропила ночью. Только ты, Суханова, могла додуматься до такого сумасбродства, чтобы в новогоднюю ночь… блин, с ума можно с тобой сойти.

— Девочки, не нужно ссориться, — простонала из угла Надежда. — У меня сейчас голова расколется на миллион маленьких головастиков. Здесь есть что-нибудь такое, где можно умыться?

— А как же? — усмехнулась Люсьена. — Вон джакузи пузырями плюется, специально для тебя оборудовали. Нашей Сухановой спасибо скажи — постаралась!

— Ой, ой, только вот не надо давить на мою совесть, — Галя сморщила носик. — Она у меня чиста, как у младенца.

— Это потому что ты ею ни разу не пользовалась, — ехидно заметила Люсьена. — Что, съела?

— Девочки, очень прошу, не нужно ругаться так громко, я сейчас умру на ваших глазах, если вы сию минуту не прекратите! А где Алька, что-то я ее голоса не слышу?

— А правда, где она? — завертела головой Люсьена.

— Я думаю, Альбина сейчас спит на удобной постели с чистыми простынями, — ответила Галя. — Вчера ей повезло больше, чем нам.

— Точно, я вспомнила, она же вчера так в машине и осталась, — снова подала голос Надя. — Девочки, мы немедленно должны что-то предпринять, чтобы нас выпустили отсюда, — решительно высказалась она, соскакивая с нар.

— Боже мой, на кого ты похожа? — вытаращилась Люсьена. — Что с твоим лицом, подружка?!

— А что с моим лицом? — Надя нахмурилась. — Да, я не умывалась! Да, вчера не смыла косметику! Да, позволила себе лишнее, поэтому и… глаз не видно! И что? — с вызовом спросила она, уперев руки в бока.

— Да ничего, если не считать того, что ты похожа на болотную кикимору, — пожала Люсьена плечами. — Твоя косметика претерпела странную трансформацию, она переместилась не на те места, где ей положено быть, вот, собственно, и все.

— Моя косметика… куда хочет, туда и перемещается, — огрызнулась Надя. — И нечего уходить от главной темы: мы должны немедленно выбираться отсюда! Эй, удальцы-молодцы, а вы что затаились, как партизаны? — прикрикнула она на Николая и Стаса, которые внимательно слушали перебранку подруг, давясь от смеха. — Вы мужчины или где? Придумайте что-нибудь! Сделайте хоть что-то, чем сидеть сложа ручки.

— Подкоп? — усмехнулся Стас. — Это мы сейчас мигом сообразим, как нечего делать.

— А давайте без иронии, — прищурилась Надежда. — Если я начну острить, мало не покажется.

— Вот и копай, раз язычок такой острый, — засмеялся Стас. — Что к нам-то сразу с претензиями?

— А к кому же еще? Анатолий, между прочим, оставил вас, чтобы вы нас охраняли, а не водку литрами хлестали. Или вы забыли?

— Так вы же сами нас к столу притащили чуть ли не насильно, а теперь мы же и виноваты? — изумился Николай.

— Не очень-то вы и сопротивлялись, — усмехнулась Люсьена, приняв сторону Нади.

— А кому охота на Новый год со стороны на гулянку смотреть и облизываться? Ничто человеческое нам не чуждо, — не остался в долгу Стас. — И потом, нам Анатолий Васильевич велел исполнять все пожелания и капризы его дражайшей половины, — кивнул он на Галю.

— Бывшей половины, — не преминула заметить она.

— Какая разница? — отмахнулся молодой человек. — Важен сам факт: нам приказали — мы исполняем. А вы, Галина Алексеевна, чуть ли не в приказном порядке заставили нас сесть за стол вместе со всеми. Разве не так? — вопросительно посмотрел он на девушку.

— Так, — не стала отпираться Галя. — Но вот пить до беспамятства я вам не приказывала.

— Еще как приказывала, — вклинился в разговор Николай. — Мне, например, сказала: если не выпью с тобой на брудершафт, ты велишь шефу уволить меня без выходного пособия.

— Я так сказала?!

— Слово в слово.

— Не помню.

— Ага, у нее всегда так — тут помню, а тут не помню, — с сарказмом заметила Люсьена. — Если ей что-то невыгодно помнить, у Галочки сразу же случается внезапная амнезия.

— Так, прекратили выяснение отношений! — топнула ногой Надя. — Делать, что ли, больше нечего? Нужно думать, как будем отсюда выбираться, а не ерундой страдать.

— А что думать-то? Думай — не думай, толку мало. Пока нас не выпустят те, кто нас сюда посадил, дергаться бесполезно, — пожал плечами Николай. — Я в правоохранительных органах пять лет оттрубил до того, как в охранное предприятие ушел, знаю, как здесь дела делаются. Бюрократизма хватает похлеще чем в Государственной думе. А сегодня и вовсе первое января, все начальство отдыхает. Так что располагайтесь поудобнее, дамы и господа, — развел руками он. — Мое место — у стеночки, там теплее.

— Так ты мент, значит? — усмехнулась Люсьена.

— Бывший, — уточнил Николай. — Сейчас я — телохранитель первого класса, документы в полном порядке, прошел курсы повышения квалификации, стрельбы, борьбы и еще чего-то там, и, между прочим, холост, — с задорной улыбкой отрапортовал он. — А каково твое семейное положение, Люсенька? Ты замужем?

— Бывает иногда, — ехидно прищурилась та. — А тебе не все равно?

— Было бы все равно, не спросил бы. Если ты не замужем, я готов сдаться без сопротивления, — почти серьезно сказал Николай.

— Ты, Коля, не заболел, часом?

Молодой человек уже раскрыл было рот для ответа, но ему пришлось его захлопнуть: в замке загремели ключи, и через мгновение распахнулась дверь камеры.

— Эй, гробовщики хреновы, на выход! — гаркнул опухший лейтенант, похоже, жутко страдающий тяжелым похмельем. — С вещами.

— У вас не найдется водички — умыться? — культурно поинтересовалась Надежда. — И желательно чистой, чтобы можно было еще и попить?

— Что-о? — вытаращился лейтенант. — Какой еще водички?

— Прозрачной такой, чистенькой, — повторила девушка, лучезарно улыбаясь. — Очень пить хочется.

— На выход, с вещами, я сказал! — вновь рявкнул служивый.

— Фу, какой грубый, — Надя сморщила носик. — Неужели вас не учили, что на женщин нельзя кричать? Это же некультурно.

— Надя, кончай его воспитывать, — усмехнулась Галина. — Неужели не видишь, что ему совсем не до нас? Ему бы сейчас сто грамм коньячку для бодрости, а ты про какую-то воду талдычишь. Лучше пошли быстрее, пока он не передумал и не захлопнул дверь.

Компания из пяти человек гуськом вышла из камеры и выстроилась у стеночки, дожидаясь, пока лейтенант закроет дверь.

— Следуйте за мной, — приказал он.

— Ать, два, — не удержалась от шпильки Люсьена.

— Разговорчики! — прикрикнул лейтенант.

Он довел их до кабинета на втором этаже и, постучавшись, просунул в дверь голову:

— Разрешите войти, товарищ генерал-майор?

— Входите.

— По вашему приказанию задержанные доставлены, — отрапортовал служивый. — Разрешите ввести?

— Разрешаю.

— Проходите, — велел лейтенант, распахивая дверь перед группой задержанных.

Первыми в кабинет шагнули Николай со Стасом, за ними неуверенно переступили порог девушки.

— Ба, какие люди! — ахнула Галина, таращась на генерал-майора во все глаза. — Вот уж правду говорят: пути Господни неисповедимы. Люся, ты только посмотри, кто перед нами сидит! Какими судьбами, Сережа?

— Это мне у вас нужно спросить, какими судьбами, — сердито посмотрел на девушку Сергей. — Меня поднимают с постели, когда я только-только уснул после новогодней ночи! Пришлось тащиться сюда в свой законный выходной.

— Ну, извини, мы, собственно, не очень-то к вам и стремились, нас насильно привезли, — пожала Галя плечами. — А вот если бы не привезли, тебе бы не нужно было вставать и тащиться сюда.

— Ладно, потом разберемся, кто куда стремился и что для этого сделал, — нахмурился Сергей. — Вы подписывайте вот этот документ и… чешите отсюда на все четыре стороны… до поры до времени.

— Что за документ? Надеюсь, не приговор к расстрелу или к электрическому стулу? — усмехнулась Галина.

— Пока всего лишь подписка о невыезде, а там будет видно.

— Надо же, как все запущено у вас, — вздохнула Галя и первой шагнула к столу. — Между прочим, кто-то взял у меня номер телефона и грозился позвонить, только почему-то так и не позвонил до сих пор, — напомнила она, кокетливо стрельнув в Сергея своими карими глазищами. — Говорил, что крепко попался на мой крючок, а сам даже с Новым годом не поздравил? Вот и верь мужчинам после этого, — притворно вздохнула она, ставя на документе свою подпись.

— Внизу ждут ваши друзья, — сообщил генерал-майор, сделав вид, что ничего не слышал. — За вас внесли выкуп, но имейте в виду, что этот факт не освобождает вас от уголовной ответственности.

— Сережа, что за вздор? — нахмурилась Галина. — Какая уголовная ответственность? За что?

— Мое имя — Сергей Владимирович. После праздников все узнаете, всего хорошего, и с Новым годом, — поторопился тот закруглить разговор.

— И тебя… прошу прощения, и вас — тем же концом по тому же месту… Сергей Владимирович, — с ехидной улыбкой ответила Галя и, резко развернувшись, вышла из кабинета, решив дождаться подруг в коридоре.

Когда приунывшая компания спустилась на первый этаж и вышла на улицу, там их ждали Виталий с Альбиной, они сидели в «Мерседесе».

— Предатели, — проворчала Люсьена. — Сами смылись, а нас бросили на произвол судьбы! А вот интересно, кто вызвал милицию? — спохватилась она. — Мы так шумно себя вели, что кого-то потревожили?

— Ага, всех покойников переполошили, они и возмутились. Как теперь выяснилось, некоторые из них берут с собой в рай мобильные телефоны, вот и набрали «02», — засмеялась Галина. — Топай к машине, дома будем гадать — кто и что.

Глава 21

— Как вы могли так с нами поступить?! — возбужденно кричала Люсьена, нарезая круги по гостиной в доме Анатолия, куда их привез Виталий. — Видеть, как нас увозят в каталажку, и спокойно на это смотреть? Стыда у вас нет, вот что я вам скажу.

— А вам было бы легче, если и мы с Альбиной сидели вместе с вами в камере и нас некому было бы оттуда вытащить? — спросил Виталий.

— Ну, это еще бабушка надвое сказала, — не согласилась Галина. — Что значит — некому? Толик все равно бы нас вытащил, он не позволил бы мне остаться в таких непрезентабельных условиях, — вздернула носик она. — Он заботится о моей внешности так же, как о своем драгоценном здоровье.

— А вы не забыли случайно, что Анатолий Васильевич — в Майами, а мы — в России? — напомнил ей Виталий.

— Ну и что?

— Ничего особенного, если не считать того, что мы сидели бы в камере до его приезда, то есть целую неделю.

— Ничего подобного, стоило бы ему только узнать, что с нами случилось, он бы тут же прилетел.

— Не забывайте, что сейчас праздники, с билетами проблемы.

— Плохо ты знаешь Толика, для него это не препятствие, — не сдалась Галина. — Кстати, как вам удалось договориться, чтобы нас выпустили под залог?

— Генерал-майор — мой родной брат, — признался Виталий.

— Ну вот, а говоришь, что мы сидели бы до приезда Анатолия. Неужели твой брат допустил бы такое безобразие?

— Нет, не допустил бы, — согласился молодой человек. — Но не думаю, что ему очень бы понравилось, что его младший брат фигурирует в такой неприглядной истории. От этого могла пострадать его репутация.

— Ах вот в чем дело? Значит, ты заботился о репутации своего братца, когда спокойно смотрел, как нас заковывают в наручники? — прищурилась Люсьена. — Ну ты и хмырь!

— Не нужно обвинять человека во всех смертных грехах, — вклинилась в разговор Альбина. — Виталия не в чем обвинять, он поступил правильно, я полностью на его стороне.

— А ты вообще молчи, предательница, — проворчала Люсьена.

— Кого это, интересно, я предала? — обиделась Аля. — То, что я уснула и не пошла с вами в этот чертов склеп, ты называешь предательством? Ты вообще знаешь, какая статья вам грозит? Куда вы подевали гроб с покойником? Его до сих пор ищут и не могут найти!

— Что-о?! — вытаращилась Люсьена. — Какой гроб? За каким дьяволом он мог нам понадобиться?! Ты что, с ума сошла, подруга?

— Вот-вот, я точно так же удивилась, когда нам об этом в милиции сказали, — кивнула художница. — Только факт — вещь упрямая, с этим не поспоришь. Вас застали, можно сказать, на месте преступления. Вы были в склепе, плита валялась на полу, а гроб с покойником исчез. А на покойном было много ценных и очень дорогих вещей.

— И что?

— А то! Одну такую вещь обнаружили у Надежды в кармане, это — обручальное кольцо. Отсюда сделали вывод, что остальные драгоценности вы спрятали до поры там же, где и гроб с покойником. Смекаешь, что вам инкриминируют? Ты хоть в курсе, какая статья предусмотрена за мародерство и осквернение могил?

— Откуда? Я ж не судья, не адвокат и уж тем более не прокурор, — насупилась Люсьена. — Надя, как же к тебе кольцо-то попало? — недоуменно посмотрела она на подругу.

— Понятия не имею, — Надя растерянно развела руками. — Я ничегошеньки не помню, хоть убейте. Честное слово, девчонки! Надеюсь, вы мне верите?

— Да верим, верим, успокойся, — хмуро произнесла Галина. — Я помню, что кольцо лежало в нише, где раньше стоял гроб. Ты взяла его в руки, посветила фонариком, желая хорошенько его рассмотреть, а тут плита пошатнулась и завалилась. Буквально через минуту в склеп ворвались омоновцы, в этот момент ты, наверное, машинально и сунула кольцо в карман. Когда нас привезли в отделение, всех заставили вывернуть карманы… Дальше, думаю, все и так понятно.

— А почему они решили, что это кольцо снято именно с покойника? Может, это Надино кольцо?

— На том кольце с внутренней стороны гравировка есть: «Маша + Кирилл = Любовь», — хмуро объяснила Альбина. — На кольце вдовы — такая же надпись.

— Откуда ты знаешь?

— Сергей Владимирович меня просветил.

— Вдова уже в курсе последних событий?! — ахнула Надя.

— Да, ее рано утром привезли на кладбище и все показали.

— Ну, блин, и попали! — ошарашенно прошептала Люсьена. — Прикольно год начался, ничего не скажешь! Не было печали, да черти накачали. Что ж теперь будет-то?

— Срок будет, что же еще? — усмехнулась Галина. — «Тебя посодют, а ты не воруй», — сморщив нос, произнесла она крылатую фразу из кинофильма «Берегись автомобиля».

— Слушай, Суханова, как ты можешь смеяться в такой момент? — взвилась Люсьена. — Все бы тебе хиханьки да хаханьки! Не стыдно издеваться?

— Серова, от переживаний, слез и стрессов женщина стареет в пять раз быстрее. У нее появляются преждевременные морщины, портится цвет лица и пропадает сексуальность, — почти серьезно, голосом лектора, произнесла Галина. — А мне совсем не хочется стареть, дряхлеть и становиться фригидной, а значит, очень злой и неудовлетворенной теткой раньше времени. Жизнь, подруга, — вещь упрямая, смотри на нее проще, глядишь, она тебе и улыбнется.

— Нет, с тобой невозможно разговаривать серьезно, иди ты к черту! — прошипела Люся и демонстративно отвернулась.

— Девочки, ну сколько можно ссориться? — вздохнула Надежда. — Я понимаю, что это ваше нормальное состояние, но не в такой же момент, в самом деле? Лучше давайте обсудим создавшуюся ситуацию и хорошенько подумаем, что нам делать.

— Понятия не имею, — раздраженно огрызнулась Люсьена. — Это же надо было мне дожить до такого безобразия, чтобы меня обвинили в похищении гроба с покойником, а?! Это ни в какие ворота не лезет! Не дай бог об этом узнает Сережкина мать… я даже представить боюсь, что тогда будет!

— Кто такой Сережка? — насторожился Николай. — Твой друг, да?

— Не твоего ума дело!

— Почему не моего? Очень даже моего, — не сдался молодой человек. — У меня, может быть, серьезные намерения, и я не потерплю соперника!

— Ты что, больной?! — взвилась Люся. — Нам срок светит, а он о каких-то серьезных намерениях толкует!

— Не волнуйся, я тебя из тюрьмы обязательно дождусь, — заверил ее Николай, еле сдерживаясь, чтобы не рассмеяться.

— Иди к черту, дурак, — насупилась девушка.

— Да ладно тебе злиться-то, Люся, ведь вместе срок мотать будем, мы ж подельники, — улыбнулся молодой человек. — На зоне и поженимся, — добавил он.

— Не дождешься! За каким дьяволом мне нужен муж-уголовник? — проворчала Люся и демонстративно отвернулась, чтобы никто не увидел, как ее рот расплывается в улыбке.

— Послушайте, ребята, а не перекусить ли нам? — громко спросила Галя. — Что-то я проголодалась до невозможности. Кстати, а кто это здесь порядок навел? Когда мы вчера уходили, был такой бардак, что…

— Это я, — откликнулась Альбина. — Не оставлять же все в таком беспорядке? Вот я и решила прибраться. Со стола все убрала, посуду перемыла и полы протерла.

— Молодец, девочка моя, — улыбнулась Галина. — Давайте-ка соберем на стол и перекусим.

— У меня аппетита нет, — хмуро ответила Люся. — Кусок в горло не полезет после всего этого. Кто-то руки свои поганые погрел, покойника грабанул, а нам отдуваться!

— Очнись, подруга, что ты такое говоришь? — усмехнулась Галина. — Неужели ты до сих пор ничего не поняла?

— А что я должна понимать?

— Ты действительно считаешь, что в склепе воры орудовали?

— А кто же еще?

— Вот и мне бы хотелось узнать, кто, но уж точно не воры. На хрена им покойник понадобился, да еще и вместе с гробом? Взяли бы то, за чем пришли, аккуратненько положили плиту на место, и все шито-крыто. Кто будет проверять, на месте ценности или нет?

— Ну, может, гроб дорогой, его тоже продать можно…

— Вместе с покойником? — засмеялась Галя. — Ну, ты даешь, подруга!

— У тебя есть другие версии?

— Естественно.

— И какие же?

— Я тебе отвечу, — откликнулась Альбина. — Последнее событие — это звено той же цепочки.

— Что ты имеешь в виду?

— Сейчас объясню, только прошу меня не перебивать, а сначала выслушать. Свои замечания выскажете потом и, если я в чем-то ошиблась, поправите.

— Давай, начинай, — сказала Надежда, поудобнее усаживаясь в кресле. Галя с Люсьеной последовали ее примеру и сели на диван. Мужчины расселись кто куда, с интересом глядя на художницу.

— Сначала вдову кто-то достает звонками с мобильного телефона ее покойного супруга, причем говорит с ней его голосом, — заговорила Альбина. — Естественно, женщину этот факт сводит с ума, если учесть, что трубка должна лежать в гробу. Она выбита из колеи, нервничает, психует, пьет антидепрессанты и в конечном итоге решает обратиться к детективам, то есть к вам, — посмотрела она на Галю с Люсей. — Она передает свой телефон девушкам, чтобы они сами могли убедиться в достоверности ее слов, но… Но звонка почему-то нет, хотя до этого, в течение пяти ночей, они поступали регулярно. На вторую ночь произошло то же самое: телефон молчал. Из этого сам собой напрашивается вывод, что за вдовой очень внимательно наблюдают и знают о каждом ее шаге, и это значит, что о ее визите в детективное бюро тоже было известно. Как только Ступина купила себе новый мобильный телефон, звонки сразу же возобновились, ей снова позвонил «ее покойный супруг», уже на новый номер. Вдова прекрасно знает, что никому не говорила про новый телефон и другой номер, кроме детективов, и думает, что ее проблема вышла далеко за пределы их офиса. В гневе она отказывается от их услуг, причем в оскорбительной форме. «Проблема номер один в лице двух любопытных сыщиц аннулирована» — так думает тот, кто очень настойчиво сводит с ума вдову. Теперь пришла пора приступить к последнему действию, самому главному, после которого она уж точно попадет в психиатрическую лечебницу, и… гроб исчезает из склепа вместе с покойником. Как вы думаете, я верно изложила ситуацию?

— Мне кажется, вернее не бывает, все так и есть, — откликнулась Надежда.

— Мне тоже так кажется, — вторила ей Люсьена.

— А вот мне кажется, что здесь чего-то не хватает, — высказала свое мнение Галина.

— Верно, Галя, не хватает, — согласилась Альбина. — Ты не догадываешься, чего именно?

— Крутится какая-то мысль в голове, только никак поймать ее не могу, — нахмурилась та. — Где-то совсем рядом…

— Кольцо, — подсказала Альбина.

— Точно, кольцо! — подпрыгнула Галя. — Согласись, что-то здесь не так!

— Совершенно верно, — улыбнулась художница. — Дело в том, что кольцо не простое, а с памятной гравировкой, и оставлено оно было не просто так, а со смыслом. И этот смысл должен быть понятен только вдове и никому больше.

— Черт, или я отупела с перепоя, или что-то пропустила. Девчонки, может, объясните, о чем это вы толкуете? — спросила Люсьена. — При чем здесь кольцо?

— Как при чем? Оно лежало на том месте, где стоял гроб.

— Ну и что, что оно там лежало? Его могли случайно обронить воры.

— Ты и правда отупела, — засмеялась Галя. — Мы ведь уже говорили о том, что воры здесь ни при чем, их просто не было. Кто-то очень тщательно срежиссировал этот спектакль, и так называемый режиссер наверняка близкий к семье Ступиных человек. И у меня, кажется, уже есть подозрение, кто именно.

— Кто же?

— Адвокат!

Глава 22

— Сережа, ты должен им поверить, я отвечаю, что они говорят правду, — уверял Виталий брата. — Неужели тебе трудно распорядиться, чтобы твои ребята пошустрили? Я хочу, чтобы ты удостоверился в том, что все так и есть, как говорят девчонки.

— Ты случайно не забыл, что сейчас праздничные дни? — хмуро заметил Сергей. — Все мои ребята разъехались кто куда, остались только дежурные на пульте и две смены патрульных.

— И что же делать?

— Ничего. Кончатся праздники, тогда и подумаем, а пока оставь все как есть.

— Тебе легко сказать — оставь все как есть, — вздохнул Сергей. — А мне приходится круглосуточно их споры выслушивать. У меня уже голова идет кругом от всей этой мути. Мне ведь приходится с ними быть и днем и ночью, вот и представь теперь, каково мне. Удружил мне Анатолий Васильевич по полной программе в честь праздничка, спасибо ему! Если бы я знал, что будет столько головной боли, наверное, не согласился бы.

— Люди гибнут за металл, — усмехнулся Сергей. — Мог бы догадаться, что праздники без головной боли не обходятся, так что сам виноват. Захотел подработать — терпи.

— Ты же знаешь, что я давно хочу себе хорошую машину купить, как у тебя. Шеф хорошие деньги обещал, двойная ставка за каждые сутки, потому что праздник. Я прикинул, это как раз та сумма, которой не хватает, вот и согласился.

— Я тебе давно предлагал деньги, так ты же не берешь, — напомнил Сергей.

— И не возьму, потому что сам в состоянии заработать.

— Так я же в долг предлагал.

— А сам бы потом у меня не взял, я тебя знаю. Нет уж, я так не хочу.

— Какие мы гордые, однако! — усмехнулся генерал-майор.

— Твоя школа, — парировал Виталий. — Так что ты решил насчет девушек? — снова спросил он, с мольбой глядя на старшего брата.

— Ну, ладно, ладно, я постараюсь что-нибудь придумать, чтобы вытащить из этой истории твоих протеже, — пообещал генерал. — Но имей в виду, что делаю я это только ради тебя.

— Спасибо, ты настоящий друг, брат, — обрадовался Виталий. — Поеду, обрадую девчат.

— Слушай, а ты часом не втюрился в кого-то из этих барышень? — лукаво прищурился генерал-майор. — Уж слишком настойчиво ты их защищаешь.

— Я справедливости ради, — нахмурился молодой человек. — А вообще-то, ты прав, мне очень нравится Альбина, — неожиданно признался он.

— Это которая?

— Высокая, с длинными темными волосами.

— Чем занимается? Ах да, совсем забыл, они же все детективы, — усмехнулся Сергей.

— Альбина — художница, а детективное бюро — это для нее так, вроде хобби. Между прочим, ее картины на выставке в Париже висят, а в этом году одну даже купили. Я ее знаю всего три дня, но уверен, она очень хорошая.

— Ладно, ладно, не оправдывайся, она действительно симпатичная девушка, — одобрил Сергей. — Ну, а она-то как к тебе относится?

— Мне кажется, я ей тоже небезразличен, — смущенно улыбнулся Виталий. — Только очень тебя прошу: не говори ничего матери, а то она сразу же начнет к свадьбе готовиться, спит и видит, как бы меня поскорее женить.

— Она права, тебе уже давно пора.

— Ну вот, и ты туда же, — сморщился Виталий. — Мне всего тридцать два года, еще вся жизнь впереди. Сам-то почему второй раз не женишься?

— Не встретил такую же, какой была моя Надя, — ответил Сергей, помрачнев. — Если бы можно было вернуть время вспять, ни за что бы… что теперь об этом говорить.

— Сережа, ты напрасно себя винишь в смерти Наденьки, — грустно произнес Виталий. — Она сама захотела иметь ребенка, несмотря на запреты врачей. А тебя она вообще обманула, не говорила почти до пяти месяцев, когда уже скрыть было невозможно. В чем же ты виноват?

— Что значит — в чем? Я мужик или нет? Я же знал, что ей нельзя беременеть, должен был предохраняться, как положено, а не надеяться на авось, — раздраженно высказался Сергей. — Ладно, иди к своим сыщицам, у меня дела, — резко прервал он разговор. — Завтра я тебе позвоню, думаю, понадобится твоя помощь.

— Хорошо, я готов помогать, да и девушки с большим удовольствием…

— А вот от этого уволь, ради всего святого, — замахал руками генерал-майор. — Не хватало еще, чтобы четыре бабы у меня под ногами путались! Терпеть этого не могу.

— Они не бабы, они молодые, симпатичные и образованные женщины, — встал на защиту сыщиц Виталий.

— Не придирайся к словам, — отмахнулся Сергей. — Короче, делай что хочешь, но изолируй своих молодых и симпатичных до моего особого распоряжения.

— Посадить обратно в камеру? — усмехнулся молодой человек. — По-другому их изолировать не получится. Ты даже представить себе не можешь, что это за бестии в юбках! У них по два пропеллера в задницах и по три опасных бритвы в языках, особенно у Галины. Кстати, а откуда ты ее знаешь? — лукаво прищурился он.

— Подвозил как-то ранним утром, вот и познакомились.

— И все?

— Ну, телефончик она мне свой дала, — нехотя признался генерал-майор. — Но теперь, когда я узнал, что она — единственная любовь твоего шефа, я пас, — поднял он обе ладони вверх.

— У них, вообще-то, очень странные отношения, — пожал плечами Виталий. — Галя его бывшая жена, но он так заботится о ней, словно они и не разводились. Она ведет себя совершенно свободно, а он смотрит на это, как на забавную игру.

— Любовь зла, — усмехнулся Сергей.

— Наверное, ты прав, — согласился Виталий. — Ну, не буду больше тебя задерживать, пора и честь знать, я поехал.

— Давай, — Сергей протянул ему руку. — Если появятся какие-нибудь новости, звони.

— Хорошо.

Через двадцать минут Виталий явился на квартиру своего шефа, где накрепко обосновалась «Великолепная четверка».

— Все в порядке, он согласился вам помочь, — сообщил он Альбине, которая открыла ему дверь.

— Благодаря тебе? — лукаво улыбнулась Аля.

— Откуда… то есть, я хотел сказать, с чего ты взяла? — растерянно спросил молодой человек и тут же расплылся в улыбке, невольно залюбовавшись хорошеньким личиком девушки. — Мой брат — опытный человек и безошибочно распознает, где правда, а где ложь.

— Да-да, конечно, — покладисто согласилась Альбина. — Мой руки и приходи в столовую, мы ждали только тебя, уже садимся обедать. Коля со Стасом уже слюной изошли, тебя дожидаясь, — засмеялась она. — Тайком хватают со стола куски, а Галя их бьет по рукам, как нашкодивших мальчишек.

— Передай им, что я уже бегу, — сказал Виталий и, раздевшись, поторопился в ванную комнату.

— Ну наконец-то! — в один голос заорали Николай и Стас, когда увидели в дверях столовой Виталия. — Так ведь и отощать недолго, тебя дожидаясь.

— Я же не гулял, а по делу ездил, — ответил Виталий, присаживаясь к столу. — По вашему делу, между прочим.

— Ну и как? — поинтересовалась Галина.

— Сергей обещал помочь, но при условии, что из дома вы — ни ногой.

— Совсем?