/ Language: Русский / Genre:prose_contemporary

Чёртик из коробочки

Илья Игнатьев

После известных событий в ru.net, связанных с некоторыми блогами, Автор вынужден ПРЕДУПРЕДИТЬ, что все события, обстоятельства, действующие лица и их имена в этом ХУДОЖЕСТВЕННОМ ЛИТЕРАТУРНОМ ПРОИЗВЕДЕНИИ являются ВЫМЫШЛЕННЫМИ и существуют лишь в воображении Автора, а всякое совпадение с реальной действительностью СЛУЧАЙНО и НЕПРЕДНАМЕРЕННО

Илья Игнатьев

Чёртик из коробочки

Посвящается одному не очень осторожному пацану,

который очень любит мотоциклы…

- Ты понял?! Я тебя спрашиваю! Понял? Нет, так же, в самом деле, нельзя! То одно, то другое…

Я молчу. А что мне сказать? Молчу…

- Илья, я так не могу, нельзя ведь так! Я же не железный, у меня на фирме запар, сам же знаешь, и тут это вот ещё…

Митька осторожно стучит согнутым указательным пальцем по гипсу, наложенному на моё левое предплечье. Я никак не реагирую, я думаю, я считаю слоги…

- Ил!

- Это… Митька, послушай:

Гипс обнаружил.
Зря вернулось сознанье.
Очень мне больно…

- Мало! Блядь! Гипс снимут, - я те вторую сломаю, сам!

- А чо ждать-то? Когда ещё его снимут? Давай щас, ломай, чего там… Матерится…

- Погоди, ты что, - сознание терял?!

- Да нет, Дим, это я так… так красивее получается.

- Ёб! Басё он мне тут из себя строит, самое время, блядь! Да ты хоть скажи мне, как это случилось!

- Ну, это… Сам процесс?

- У-у-у! Чтоб тебя! На кой мне процесс-то?! Какого ты на «лежачего полицейского» налетел, ты ж знаешь, что он там, ведь каждый божий день через него по Доменщиков ездишь.

- Ди-им, конча-ай…

Митька вздыхает, отрывает взгляд от дороги, поправляет мне куртку, накинутую на плечи.

- Больно?

- До усрачки…

Митька снова вздыхает, - ему меня жалко…

- Домой приедем, я тебе коньяку дам.

- Ладно… А сколько?

- Много! Сначала немного коньяка, потом много ремня, а потом хоть залейся.

- Ха…

- Ху! Ты что, с управлением не справился? Или действительно не заметил? Не поверю.

- Мить, я на этого «полицейского» спецом налетел, - сознаюсь я. - Погоди! Я в журнале тест-драйв читал, - помнишь? - вот, так там «лежачего полицейского» под девяносто проскочили, и ничего…

- Ёлы-палы! Заебись! Так там же профи был! Ты ж на байке четыре месяца всего! Ну, блядь! Совсем без башки, да? И на чём он там был, ты помнишь? А «Эм-Ти ноль-третий» твой, это ж родстер! Не эндуро…  Так, забыли о ремне, - я тебя бронепроводом отхайдакаю.

- Отхайдакай, что ж, - за дело, вообще, давно пора меня отхайдакать, да и мотоцикл ведь… хана ведь, да, Дим?

Я шмыгаю носом, смотрю в окно на Магнитку, на этот город, который мне стал родным… Блин, ну вот почему я такой дурак? Ямаху разбил…

- Хана байку, ясен перец! Деятель… - Митька снова смотрит на меня, я это затылком чувствую, взгляд этот его. - Это, Ил… Ладно, проехали. Ха, прикинь, а движок-то целый! Вот что значит технологии, картер литой, и вообще… Слышь, Илька, мы его в газонокосилку переделаем! Точно, будешь теперь на газонах жужжать, бабки отрабатывать…

- Ну и ладно, ну и буду! Подумаешь… У меня в копилке тыщи три, наверно, домой приедем, забери, это мой первый взнос будет… Ты чего это хмыкаешь? Ты чо, думаешь, я шучу? Хмыкает он! Нет, Димочка, увидишь, - пойду вон на заправку, вон Лёха… Вчера как раз базарили, говорит, пять штук, да навар ещё…

- Глохни мне тут! Навар… Через две недели в школу, заправщик! Вот как хочешь там себе, Илья, но только ты не думай, что отвертишься, так вот с гипсом и пойдёшь.

- И пойду! Напугал… Останови! Да останови ж ты, я пить хочу, вон ларёк…

- До дому потерпишь, подъезжаем ведь уже…

Но Митька вдруг притормаживает, останавливается, - я с удивлением отмечаю, что прямо под знаком, - некоторое время сидит молча, - я жду, - потом, глядя прямо перед собой, начинает говорить:

- Сижу я сегодня там у себя, с Аристовым прикидываем, как нам от аудита отскочить… Схемку там одну решаем… Тут звонок. Петрович. Блядь, Илюшка, я так в больницу летел, - не помню ни шиша, на красный… Всё передумал, обо всём… Губу себе прикусил, блядь, до кровяни… чувствую, - седею… Если что, думаю… Ну, думаю, только бы живой, хоть какой, только бы живой, сам убью, думаю… Что ж ты со мной делаешь, я ж чуть…

- Ми-ить… прости-и…

- А ну! Не реви! Слёзы побереги, вот когда я тебя бронепроводом буду обрабатывать, тогда и реви… чёртик из коробочки…

Я, хлюпнув носом, тычусь ему в плечо, Митька поднимает руку, обнимет меня, - ну что же я за дурак-то… Прав ведь Митька, нельзя же так, - то одно, то другое, - и он не железный, а я дурак…

- Ну, всё, всё. Всё, Илюшка. Сильно болит, да?

- Не-е… дурак я… Ди-им…

- Ты не дурак, ты пацан, без башки ты просто, как и положено пацану, а дурак я, - дурак, что Ямаху тебе купил, что разрешаю тебе всё, дурак я и есть… Ну, хватит, Илья! Всё, сказал, держи платок.

- Жалко… Тебя жалко, мучаешься со мной, тёть Варю жалко, Прыгуна, Ямаху жалко…

- Хм… А себя, значит, не жалко? Хвалю, самурай. Ладно, поехали. Блин, под знаком я тормознул, что ли? Точно! Поехали, поехали, хорош с меня на сегодня гаишников. Ох-хо-хо, всё ж таки ты и деятель! А если бы не было у меня Петровича, - что, под суд мне тогда? Тебе ж четырнадцать только, тебя ж не то, что к мотоциклу, тебе и скутер-то… Валентино Росси хренов…

Митька специально называет меня так, знает, что я «Доктора» не очень, хотя Вале тоже на Ямахе гоняется. Я болею за Хейдена, и это Митька тоже распрекрасно знает, сам же у меня над столом постер с Ники повесил… Удивлялся ещё, до чего, мол, мы с Хейденом похожи, только я младше, и ещё без бородёнки этой его полудетской, полурэперской…

- Ладно, Ил. Не буду я тебя мучать, цела «М-Тишка» твоя… Ай! Я те! Сиди, сказал, инвалид! Цела…Клипон левый, рычаг у сцепухи, бак чуть-чуть, а так целая, я снимаю шляпу перед японцами.

- Митька! Я! Ты! Во-още!

- Воще, - улыбаясь, соглашается мой Митька. - Завтра мы её с Петровичем со штрафстоянки заберём. Да не прыгай ты! Кресло раздавишь, - и вообще, рано радуешься: - я тебя бронепроводом выпорю, это раз. Ну, руку вторую ломать не буду, ладно… А  потом ещё я подумаю, отдать тебе байк, или не отдать, это два… Как ты навернулся-то? Неужто, и правда, под девяносто ты на этот бугор пошёл?

В голосе у Митьки чувствуется невольное восхищение, и не хочет он этого показывать, ещё бы, но я-то всё равно чувствую это восхищение, я ж Митьку как себя знаю, мы же уже целый год вместе…

- Да ну, скажешь тоже… - нет, не буду я врать, я Митьке вообще не вру… так только… по мелочам… - Нет, Дим, куда мне. Ну да, дурак я, но не идиот же! Семьдесят… Я, понимаешь, на него с торможением вышел, баран, чукча! - динамику потерял, блин, и на «лежак» тут же, не свернёшь ведь, поздно, да и некуда… Вот, прикинь, проскочить-то я его проскочил, и в поворот сразу, да тут заднее ка-ак засвистит, чаттер, блин… тут руль забился, моторчик-то… Ну, а я и того…

- Запаниковал?

- Ну-у, как сказать, - запаниковал… В общем, да. Газанул резко, чуть не закозлил, ёлки! А передачу потерял, блин, ну и вот… Лёг на левый бок… Ямаха из-под меня, а я по асфальту, как по льду, и на бордюр…

- Да. В общем, стандартная чайниковская лажа. Эх, ты, а ещё чёртик из коробочки! Стыдись!

- Стыдюсь…

- Хм, «стыдюсь»… Всё, приехали, home, sweet  home. Ха, смотри, Ил, - Женька у подъезда мается! Ну, щас будет тебе…

- Это ты ему, что ли, позвонил? Эх…

- А что?! Вот что, прикажешь, мне делать-то было? Позвонил…

Ёлки, этого вот мне щас токо не хватало! Пока Митька паркуется у подъезда, я стараюсь не смотреть на Женьку-Прыгуна, - стыдно мне, - я деятельно поправляю свою Spidi’вскую куртку, - вот тоже, снимаю шляпу, если бы не бордюр этот, чёртов, ни шиша бы мне и не было бы, - я тру борозды на левом плече, пытаюсь сковырять с них асфальтовую смолу, - а ладно, так даже прикольней… А Прыгун уже аж на месте подскакивает, - так ему невмоготу меня живым увидеть, и чуть не плачет, вот ведь блин.

- Мм-м! Мм! Эм-м!

- Да целый я, целый! Вот ведь тоже… - я показываю Женьке, какой я целый, скалюсь во все свои рекламных тридцать два. - Всё, не-спе-ши, а то я не-пой-му-ни-че-го!

- Ил’я, ты ка-ак, рг’ука, д’а? Бол’но? Бол’но, д’а? Ка-ак?

…Да, это Женька, - Женька-Прыгун, Попрыгун, Прыгунок… Женька-Глухарь, - ну, это его тут, во дворе так звали, пока я не появился. Ну, не все, конечно, но есть тут дебилов парочка… А теперь его все зовут так, как положено, - Женька, - при мне, по крайней мере. А я ещё зову его Прыгуном… Да только вот ему-то по барабану, Женька глухой, - когда ему два года было, у них на даче баллон газовый взорвался, отец Женькин погиб, а сам он оглох, и ожоги ещё, и ещё шрам на плече вот такенный, такие вот дела… А сейчас ему двенадцать с половиной, большой совсем, и глухой, и говорит еле-еле, да только он всё равно самый лучший из всех пацанов, которых я только знал в своей жизни, правда, знал-то я всё больше гадов всяких… Вот, а Прыгун он потому, что подпрыгивает всё время. На месте, на ходу, - на бегу, то есть, - шагом-то он почти и не ходит, - и даже сидя он умудряется подпрыгивать. Это он так подпрыгивает оттого, что сказать толком всего не может, если торопиться, а он всегда торопится, - Попрыгун, он Попрыгун и есть…

- Бол’но, д’а? Ка-ак, Ил’я?

- Нет. Не-боль-но. Понял? Ну, всё, Женька, хорош, хо-рош-ска-кать!

- Ладно, Ил, бери его, и идите домой, я машину поставлю. Э, погоди, шлемак забыл.

Митька берёт с заднего сиденья мой шлем, но не протягивает его мне, а надевает на вихрастую Женькину голову, - а тот доволен…

- Женька, твоя мама знает, где ты?

Митька говорит не по слогам, а всё ж Попрыгун его понимает лучше, чем меня, а всё потому, что когда я говорю с ним, он смотрит не на мои губы, а в глаза мне смотрит Женька… Сейчас он быстро-быстро кивает головой, но Митька всё-таки говорит мне:

- Ил, позвони ему домой, скажи Елене, что он у нас, - с этими словами он садится в нашу Импрезу WRX, машет нам с Женькой рукой, и отъезжает от подъезда.

Я протягиваю Прыгуну здоровую руку, он тут же за неё радостно хватается, блин, да я и сам рад, хотя, надо бы его от этого отучать, да ладно. Женька открывает наш подъезд, у него свой ключ, я ему дал, он же с домофоном не того… Ну, ладно. Заходим, Женька сопит взволновано, поддерживает меня, - заботу проявляет о раненом. Э-хе-хе, а рука-то, и правда, побаливает. Пока мы ждём лифт, Прыгун осторожно трогает гипс у меня на левой руке, тут же отдёргивает палец, быстро вскидывает на меня свои серые глазищи, распахивает их до невозможности, они у него щас во весь экран моего шлема. Я, совсем по-Митькиному хмыкнув, опускаю Женьке на шлеме стекло. Смотри-ка, не нравится! Женька уворачивается, снимает шлемак, так ему удобней на меня смотреть, ёлки, а я на месте провалиться готов сейчас, так мне перед Прыгуном стыдно, ведь обещал же я ему, что осторожно ездить буду. А вот Митьке я этого не обещал, потому что Митька сам байкер, хоть он и не любит этого слова. Мотоциклист. И он понимает, что это значит, когда ты на «М-Тишке» под семьдесят на «лежак» идёшь, и зачем тебе это надо…

- Я сам, Жека, сам открою. Вот, проходи давай.

«Проходи», - это я говорю для порядка, Попрыгун уже попрыгал на кухню, он же у нас с Митькой свой, живёт он у нас, можно сказать. И всё равно я говорю «проходи», потому что это для порядка, и ещё так мне нравится, очень мне нравится себя хозяином чувствовать, я в жизни только вот этот год себя хозяином и чувствую, Митька мне это чувство подарил.

- Чай! Б’удеш-ш? Д’а, Ил’я? - Женька, в общем-то, тоже это спрашивает для порядка, он уже включил чайник, копошится чего-то в холодильнике, а что, ведь он же свой, он же, можно сказать, живет у нас с Митькой…

Я сижу на кухонном стуле, осторожно положив загипсованную руку на стол, и улыбаясь, смотрю на сидящего напротив Прыгуна. А тот не улыбается мне как обычно, и в его глазах… слёзы, что ли? А, чтоб тебя!

- Жека! Я случайно! Понял? Слу-чай-но! Вот ведь… Не-бу-ду-боль-ше! Понял? Эх, ты, По-пры-гун…

А Женька мне ничего не говорит в ответ, только качает головой, и тут же срывается со своего стула, ускакивает в прихожую, и возвращается с моим шлемом.

- А эт-то ка-ак? Вот. Случа’но, д’а? Вот! Н’э б’удеш-ш…

И стучит пальцем по шлему, по левой стороне, а там и нет-то ни шиша, так, лак ободрался, ну и чуть-чуть краска, и тоже, как и на куртке борозды от асфальта, а сама капсула целая совсем. Да. Здорово, классно их делают, и ведь шлемак-то у меня так себе, Польша. Блин, это-то здорово, а только лучше бы кокнул бы я шлем, ну, так, чтобы башка целая осталась, как и получилось, а шлем бы, чтобы…  ну, я б тогда бы у Митьки его второй Arai залечил бы…

- Видал, Жека? Чуть-чуть сов-сем! А башка вовсе це-ла-я. Во! - я стучу гипсом себя по голове, Попрыгун перехватывает мою руку, осторожно укладывает её на стол, и тычет в гипс пальцем.

- А эт-то? Рг’ука в’едь, Ил’я. Как Д’има посв’он’ил, ка-ак мама скас’ала… я срасу так исп’уг’ался… та-ак… Ты што? Ты в’едь об’ешал! Д’ургак!

Чайник кипит… Э-хе-хе, Женька, Женька… Я здоровой рукой притягиваю Прыгуна к себе, он несильно сопротивляется, я прижимаю его покрепче, он замирает, я трусь носом об его щёку, он ковыряет пальцем мой гипс, я щекочу губами ему волосы на виске, он дёргает плечом, я дую ему в ухо, он хихикает… Мир.

- Штобы бол’ше ни-ког-да! Понял?!

Слово «понял» Прыгунок произносит так чётко и правильно, что я радостно киваю ему головой, делаю честные глаза, поджимаю губы, чтобы не рассмеяться, снова киваю головой.

- Чайник, Жека, чай-ник-ки-пит.

Я наблюдаю за тем, как ловко Женька заваривает чай, как он режет на разделочном столе сервелат, хлеб, то и дело оглядываясь на меня, - проверяет, тут ли я, - и так мне сейчас уютно и хорошо… Дом. Мой, - наш с Митькой, - дом. И Женька. И оба они меня любят. По-настоящему любят, -  хоть и по-разному, но ведь и одинаково. Это так… ну… Любят, - ясно? Не просто хотят меня, - ну, и это тоже, конечно, - но ведь главное, что они хотят меня, потому что любят, это ведь самое главное, да и хотят-то они меня тоже по-разному, и одинаково…

Я, стараясь не морщиться, встаю, заглядываю в холодильник, достаю оттуда по очереди масло, сыр, нарезанную холодную говядину. Чуть помедлив, беру пару яблок, - да не люблю я яблоки, груши я больше, но ведь без меня Прыгун их тоже не будет, знает он, что я яблоки не очень, а вот он-то их как раз…

- А вот и я! - Митька пришёл. - Ты живой тут, Меландри недоделанный? Хм, живой, а я думал, что Женька тебя уж того…

- Ты и рад! Того… Не того, как видишь! - и не зови ты меня так! - знаешь ведь, - сам ты Педроса, понял… А чо за кульки, Дим?

Женька быстро переводит взгляд с меня на Митьку, с Митьки на меня, - видит, что меня не ругают, что Митька лыбится, - ну, и хорошо, значит, всё, - и Попрыгун продолжает аккуратненько расставлять на столе чашки-ложки там всякие…

- То и кульки. Женя, держи, и тарелки достань. Тарелки.

Прыгун берёт у Митьки кульки, заглядывает в один из них, подпрыгивает на месте, - эх, Жека! - и ускакивает в комнату, успев на скаку показать Митьке большой палец, - во, мол!

- Так, зефир в шоколаде, - я тоже заглядываю в кулёк. - Здоровски, Митька, а куда этот-то попрыгал?

Митька молчит, пожимает только плечами, он сейчас рассматривает мой шлем, ногтём там чего-то колупает… У-у… Я сердито выхватываю у него шлемак, хочу, было, высказаться, но тут возвращается Прыгун.

- Ого! - я тут же забываю про шлем, ну, Женька!

А тот стоит в дверях, смотрит на нас с Митькой, и бережно прижимает обеими руками к груди Митькино хрустальное призовое блюдо с серебряными ручками, за Россию которое, за первое место. А смотрит он на нас вопросительно… и просяще, что ли… вот терпеть этого я у него не могу, - я, когда он так вот смотрит, готов что угодно сделать. А-а, что тут говорить, и я только качаю головой, ставлю шлем на холодильник, и усаживаюсь на своё место.

- Можно? Д’има? Можно?

- Затейник, - неодобрительно хмыкает Митька, да ну и фиг с ним, пускай себе хмыкает, я-то вижу, что это он так хмыкает, тоже для порядку, и для меня ещё, а так-то он и сам доволен, я ж его знаю, ведь как самого себя я его знаю…

- Можно, Жека. Не разбей только. Илюшка, ты сиди, он и сам справится…

И вот сидим мы себе, чай попиваем, - ну правильно, рано ведь обедать, да я и не хочу вовсе, - я рассказываю, что и как было, Митька слушает, не хмыкает, и то ладно. Прыгун слушает, - ну, это я так говорю, - слушает, - он на меня смотрит, губами шевелит, иногда за руку меня ловит, когда я уж больно увлекаюсь. И я тогда медленнее говорить начинаю, и к нему персонально обращаюсь, и тогда он так доволен, аж красный делается, хоть и не поймёт толком, чего это я рассказываю.

- Вот так-то, Митька, так что, как ни крути, а надо бы мне амортизатор сзади поменять, на регулируемый, на «Ёлинс»…

- Ты мне тут! А ещё чего? Что так скромно-то? «Ohlins»! Давай уж по полной, давай и вилку-перевёртыш, и тормоза, радиалки Brembo’вские, и…

- И диски лепестковые! - мечтательно подхватываю я.

- И бронепроводом по сраке! - радостно, в тон мне заявляет Митька.

- И глушак Akrapovic… - упавшим голосом заканчиваю я. - Да, мечтать не вредно. Дорого это всё, ясен перец…

- Д’орого! - отзывается Попрыгун, во, блин, уловил, и при этом головой качает и такую деловую морду делает, что мы с Митькой покатываемся со смеху.

Женька смотрит на нас, пожимает плечами, - дураки, мол, - и, чуть подумав, с важным видом цапает с блюда очередную зефирину. И так это похоже он сейчас делает на завхоза нашего, на Сергеева, из детдома который…

- Женька! Много сладкого! Ешь колбасу.

- Да пусть его, Дим, он же сладкоежка.

Митька хмыкает совсем уж по-особенному, - ну, так хмыкать научиться мне и мечтать нечего, - ну вот, хмыкает он, значит, и рассказывает, - в сотый раз, блин! - какой лично у него был первый байк. Ты бы ещё про самокат свой вспомнил! - сердито думаю я, ну а чо он, в самом-то деле, двадцать первый век на дворе! Его «Восход» только в музеях и увидишь, да на помойке ещё разве что, на какой-нибудь, на колхозной… Тут телефон звонит, вот уж кстати! Митька идёт за трубкой, Женька вопросительно смотрит на меня, я показываю ему, что, мол, телефон. Прыгун кивает головой, и снова тянется к зефиру. Хватит! Я хлопаю его по руке и подсовываю к нему поближе бутерброд с маслом и сервелатом, - хоть бы этот съел, с сыром ведь есть его не заставишь…

- Да, Лена, да. Вот он, с нами, чай мы пьём… - Митька возвращается на кухню, говорит с Женькиной мамой, и грозит мне кулаком, блин, забыл я позвонить домой Прыгуну… - Да в порядке всё. Ну, как в порядке, руку сломал… Гипс… Да я ему добавлю! Вредный ведь, гад!.. Женька? У нас ночевать собрался? Ну, если отпросился… Да ясно, что волновался, он же на Илюшку молится, да зря только! Выбрал себе героя без башки!..

Я с угрюмым видом тянусь за чайником, - начинается… Женька тычет меня локтём, кивает на Митьку и показывает мне жестом, - кулаком в челюсть тычет себя, - что, мол, достаётся?  И кивает довольно, - поделом, мол, - и тут же хихикает себе в ладошку…

- И ты туда же, Ленка! Хрен бы с ним, с мотоциклом… Целый, целый, так, мелочи, бак там… Щас, погоди. Ил, тебя не тошнит? Говорит, - нет… Ремня ему хорошего, вот чего ему надо!.. Да, ладно… Да ты что?! Когда это я его… Нет, ну поорать-то мне надо? Или не надо? Я же брат, хоть и сводный, и ещё опекун, всё-таки, или я кто!..

Митька возмущённо смотрит на меня, снова грозит мне кулаком, я закатываю глаза, а Прыгун, гадость мелкая, роняет вихрастую башку на стол…

- Да нет, не стал я маме звонить, пусть отдыхает, и так мы её с Илом в Абзаково еле затолкали… Неделю ещё… Да ты что, с ума сошла, ты что же думаешь, мы тут с голоду пухнем, что ли?.. Да всего полно! И пельмени, и мясо, фрукты-овощи всякие, приготовим чего-нибудь там, шурпу я вот хотел сварить. Во, приходи завтра!.. Да? Ну, ладно. Погоди, а Женька?.. Да зачем же тогда тебе его забирать-то? Пусть уж у нас тогда… Да пусть, я сказал! Вот ведь! Ну кому он тут мешал когда-нибудь! Я на работе, Ил на инвалидности, вот пускай тут вдвоём и… Во! Я их заставлю уборку произвести! Генеральную!.. Ничего, ему полезно! Ещё как справится, Женька поможет, а не справится,- хм, - я ему тогда бронепроводом по филейным частям, за всё сразу… Вот тебе и ха-ха. Ладно, Елена, пока.

Ну-у, теперь вся Магнитка будет знать, что я на байке навернулся! Хорошая у Женьки мама, да язык вот только у неё… хотя, это у них у всех, - у женщин, я имею в виду.

- Ты всё понял, Ил? Женька два дня у нас будет жить, Ленка на сутки уходит, так что сегодня, завтра, и ещё полдня послезавтра. Жека! Сегодня и завтра ты у нас ночуешь… Илька! Мама, да что же это за день! Прыгун, чтоб тебя! Чашку кокнул… Женька, тряпку! Бля, пополам, как ножиком! Хм, Илюха, и ведь именно мою кокнул, заметь, не свою, и не твою, уж тем более…

- Жека! Брось. Фиг-ня, по-нял? Не-пе-ре-жи-вай. Мало, надо было Митьке на брюки чашку эту… Отстань, Дим! А ну! Я ж инвалид сёдня, меня ж нельзя сёдня…

Митька отпускает мой загривок, щёлкает машущего на него руками Прыгуна по лбу, потом некоторое время задумчиво так на нас с Женькой смотрит, решительно нам кивает, и достаёт с полки свой коньяк. Чо, неужто?.. Ага, как же! Рюмку-то одну достал, себе только. Попрыгун тут же подскакивает, радостно хватает у Митьки рюмку, и, задевая за всё локтями, торопится её помыть, - обожает наш Прыгун смотреть, как Митька коньяк пьёт! Ну, не сам коньяк, вообще-то, а обожает Женька то, как Митька лимон при этом ест, без сахара, без ничего, - у Прыгуна аж глазищи его на лоб лезут всякий раз.

Я вздыхаю горько, не нальёт мне Митька коньяку, да только это без толку, - вздыхать, - Митька с первого дня на мои вздохи ноль эмоций. Ну, что ж, ладно, не больно-то и хотелось. Я забираю у Митьки нож, которым он нарезал себе лимон, и режу своё яблоко маленькими дольками. А неудобно, всё-таки, с одной рукой-то…

- Ты чего это, Ил, - зубы на Доменщиков растерял, что ли?

У-у, подкольщик! Ладно, промолчу, буду умнее. И всё-таки, я хмыкаю, не удержавшись, ну, не так как Митька, но тоже ничего себе получается. И кладу пару ломтиков яблока себе в чай. Ну, и чего тут особенного? А Женька тут же забывает про лимон, глазами хлоп-хлоп, и ножик тоже, - цап! - и за своё яблоко. Это он как я хочет, ясен перец!

- Обезьяна-попугай, - ворчу я на Прыгуна, качаю головой, и чуточку смущаюсь, ну а чо, в самом-то деле…

А Митька тут же хмыкает, теперь уже, правда, с восхищением, и говорит:

- Потрясающе! Живая иллюстрация по социальной психологии! Полное, беззаветное растворение рецессивной личности в доминантной особи… А если бы я тебе сейчас, Илька, при нём, коньяку бы налил, а? Чего бы тогда? Спился бы тогда Прыгун наш, сто пудов, спился бы.

Ёлки! А ведь Прыгун-то всё понял! Ржёт Женька, аж слёзы градом, Митьке кулаком грозит, меня за ногу щипает…

- Я н’е хочу! И Ил’я т’ожэ нет! Мы не п’ём, Д’има! Ха-ха-ха! Ил’я у нас и т’ак, бес кон’яка того!

- Чего, - того? Попрыгун ты, попрыгунский! Того…

- Того, того, Ил, прав Жека… - Митька собирается, было, начать, наконец-то, делать мне выволочку, да тут опять звонит телефон, ну, класс, это уж совсем, ой, как кстати…

- Петрович! Здоров будь, ещё раз… Да… - Митька кивает нам с Прыгуном, и уходит с кухни.

Женька смотрит на меня, хлопает себя по плечу, - погоны? - спрашивает, -  Петрович? Я киваю, Прыгун трёт большой и указательный пальцы, - бабки… Я отмахиваю двумя пальцами у себя перед носом, вперёд и в сторону, - да пошёл он!.. Прыгун тут же зажимает уши ладошками, качает головой, машет мне указательным пальцем, - ну да, я ж сам ему материться не разрешаю. И он не матерится, вот бы мне Митьку бы ещё отучить…

Лёгок на помине. А чо довольный-то такой?

- Ты чего, Дим?

- Да я, понимаешь, Петровичу рассказал, какого ты на этом «лежаке» завалился…

- Ну, - хмуро говорю я.

- Гну! Он в восхищении, представь себе! Говорит, что прав он, будет из тебя толк, и, знаешь, Ил, он прелагает тебе к ним в кросс записаться, созрел ты, говорит.

Созрел я, значит…Да нет, это лестно, очень даже, и зимой там гоняться можно, да и пацаны там суперные… но…

- Это… Нет, Митя. Погоди! Ну… Нет, я не хочу. Ты уж там поблагодари его, вежливо там как-нибудь, но - нет. Мить, пойми, не хочу я соревноваться ни с кем, ну, с самим собой разве что. Что ж, а так спасибо, конечно, да и пацаны там классные…

Митька молча смотрит на меня, он всё понимает, он знает, что мне эти гонки по барабану, для меня драйв главное, и чтобы он, Митька, меня оценил, - это вот самое главное для меня, - а соревнования там, кто первый, кто второй…

- Ну, что ж. Так, Ил, достань-ка себе рюмку… Нет, погоди, мою вот возьми. Ну, чего уставился? Ты у меня взрослый человек, а потому и будем вести себя по-взрослому, не надо взглядов там всяких разных, выпить я с тобой хочу, вот и всё. Достань мне бокал для бренди, Илья…

…Вообще-то, мы с Митькой выпивали. Дважды. Первый раз, это когда он меня тёте Варе, - своей маме, - впервые показал, ну а второй раз, это весной было, в Венеции, на Карнавале. И тогда, впервые, и в Венеции когда, мне чуть-чуть перепало, лизнуть только, да я знаю, что мне и сейчас Митька больше не нальёт, но не в этом дело… Тогда оба раза мы праздновали, важно это было для нас, а сейчас ещё важнее, такая сейчас тема, - я взрослый, потому-то мы и выпьем сейчас с Митькой…

Мы с Митькой выпиваем наш коньяк, - Otard, Митькин любимый, - Женька смотрит на меня во все глаза, но молчит, - это же Попрыгун, он же всё понимает, - и только ресницами своими потрясными помахивает, и тут же протягивает мне ломтик лимона. Митька ржёт, я тоже, но лимон всё-таки у Женьки беру…

- Сд’оров’о! Лим’он - рас, и с’ел! Сд’оров’о Ил’я. К’ислый в’едь, ка-ак т’ы его т’ак?

- Взрослый я, Жека, понял? - а сам смотрю на Митьку, тот мне кивает. - Взрослым можно, Попрыгун.

- Йа т’оже хоч’у!

Я сую Женьке лимон, он с негодованием отталкивает мою руку, с негодованием смотрит на смеющегося Митьку, с негодованием стучит меня по голове, - довольно ощутимо стучит, - и заявляет:

- С’ам лоп’ай! Ил’я, ты д’ургак, йа т’оже хоч’у ка-ак всрослый… - и глазищами на коньяк зыркает.

- Думать забудь! Женя! Думать, говорю, забудь! Нет! И нечего на Илью смотреть так жалобно, нет, сказал!

- Нет, Попрыгун, нельзя, - значит нельзя. На вот, зефирку съешь.

Мы с Митькой перестаём обращать на Прыгуна внимание, это самый лучший способ его успокоить, проверенный это у нас способ. Болтаем себе просто так, Митька объясняет мне, как надо было этого «лежачего полицейского» проходить, Женька помалу успокаивается, слушает Митьку, за губами его следит, да я и сам заслушался, рот раззявил, как сам не знаю кто. Ну, правильно, это же Митька мой рассказывает, это же он мне рассказывает, и ведь КАК рассказывает, тут уж любой рот раззявит! Митька вдруг замолкает на полуслове, смотрит на меня, улыбается, в глазах его столько любви… И Женьке на меня кивает. Тот смеётся, гадость попрыгунская, стукает меня щелбаном снизу по подбородку, - я захлопываю варежку, отдёргиваю голову, даю Прыгуну подзатыльник, он прячет смех в ладошках… Кайф…

А Митька всё смотрит на меня, и говорит хокку:

Уж тридцать мне лет -
думал один доживать…
Но рядом Илья.

Здорово! Да. Что ж, ответ я придумаю, - рука вот только успокоится, и придумаю… Блин, да она уже успокоилась, по ходу!

- Ладно, пойду я маме позвоню, Илька, уберите всё тут… Молчать! Знаю, что рука. Я про руку что-нибудь говорил? Нет. Я про посуду говорил. Исполнять!

Женька радостно прикладывает к вихрастой башке руку, козыряет Митьке. Я, демонстративно кряхтя, поддерживая руку, берусь за посуду. Да нет, конечно, убираться мне не придётся, Прыгун всё сам уберёт, он всегда рад помочь, и не только мне или Митьке, вообще всем. Но только гонят его все всегда… Гоняли. Три раза я за Женьку тут дрался. Хм, дрался…

…Дрался по-настоящему я за Женьку один раз, а потом я так только, мозги этим гадам прочищал. Чтобы уж совсем до них дошло… А первый раз дрался. С тремя сразу. Я тогда не знал Прыгуна, не знал, что он глухой, две недели я тут жил всего, я вообще мало кого тогда тут знал, щас-то другое дело. Выхожу я тогда как-то во двор, вижу… Ну, короче, издевались они над Женькой. Ну, не так чтобы явно, не били, не мучали, - ха, я б их поубивал бы тогда, - так, по подлому сзади всякое такое творили, суки. А я ж говорю, - не знал я, что Прыгун не слышит, думаю, ничего себе, молодчина пацан, вот ведь выдержка… Ну, а потом дошло до меня, когда они, троица эта, совсем борзеть начали, и когда Женька их заметил… И ведь, главное дело, не хотел я встревать! Но Женька ТАК посмотрел на меня тогда, как будто говорит мне: - и ты такой же гад! Как подбросило меня. У меня в таких случаях всегда одно и тоже, - голова выключается, кожа на скулах натягивается, губы немеют, похую всё мне сразу… Ну, вот, - сматерился! Ладно, тут надо… Ну и подрался. Без особых выебонов, которым меня Митька научил, а так, как в детдоме дрался, и на улице потом, - по-настоящему, когда всё по хую, как в бою… Хм, и Женька мне на помощь встрял, дурачок мелкий! Он-то сразу по башке получил, в палисадник улетел, а у меня тут совсем крышу сорвало… Помню, - мужики какие-то оттаскивают… Мда…

- Женька, да не знаю я! Понял? Откуда мне знать-то?

- Илья, а ты у Димы спроси. Ну спроси, что тебе трудно?

- Сам спрашивай, ты это видишь? - я стучу себя по гипсу. - Мне этого хватит, я вторую руку поберегу, блин.

- Знаешь, Илья, это ты сам виноват! Да, сам! А теперь рыбалка обломилась, по ходу, а я с мамы набор воблеров выпросил…

Для слова «воблер» Прыгун придумал свой особый знак, - обхохочешься!

- Ну и что? Воблеры… Что они, - протухнут? - я делаю вид, будто ТАКОГО понюхал, Женька покатывается…

- Илья, «воняет», - вот так будет… Да, правильно.

- Хорошо… Ну и вот, не протухнут же они. Погоди, Женька, успокоится Митька, потерпим недельку, там видно будет.

- На Давлетово такая щука! ВО!

- Прям таки - во?

- Ну, - во…

- Эх, Попрыгун, как всё неудачно вышло… Щука…

- Погоди, Илья, я сам блюдо унесу, ты же уронишь!

- Да ты мне тут!.. Да я и с одной рукой!.. Уронишь! Кто тут роняет всё, это ещё посмотреть надо, морда ты прыгунская!

- Ты лучше не обзывайся, не надо лучше, понял, а то я сам тебе вторую руку, понял…

- Вы чего тут затихли? - появляется на кухне Митька.

- Разговариваем…

- Ясно. И о чём, если не секрет?

Митька переоделся, он в шортах и бериковской майке, по ходу, в ванну собрался.

- Да так, Дим, просто… - не в тему мне сейчас про рыбалку заикаться, не в тему мне сейчас вообще к Митьке с ерундой, - ну, по его мнению, ерундой, - приставать… - Мить, ну чо там тёть Варя?

- Нормально… Я ей сказал, что ты руку потянул просто, в футбол играл, и упал… Потом, позже позвони ей, хорошо?

- Позвоню… Дим, я боюсь, она ж мне голову оторвёт, сначала тебе оторвёт, а потом мне оторвёт, а если она плакать начнёт, то я не знаю, что тогда… - Митька пожимает плечами, хмыкает… А Прыгуну всё неймётся с его рыбалкой, тянет меня за палец…

- Отстань! - я поворачиваюсь к Женьке, и говорю ему жестами: - Отвяжись, понял, вот тебе Дима, вот сам его и спрашивай…

- Так, Ил, если особых секретов у вас нет, ты уж, пожалуйста, с Женькой вслух говори, сам знаешь, что ему надо речь тренировать. Что, Жека?

- Д’има, рыб’алка накрылас? Не поед’ем? А та-ам ш’ука - во!

- Во?

- Н’у, во…

- А этот, как его, судак там есть? А то мне мужики на фирме предлагают, за судаком этим самым, на Верхнеуральское съездить.

- С’удак? - Прыгун глубоко задумывается, глаза у него понемногу разгораются серым пламенем, и он ушами даже шевелит от предвкушения. - С’удак! А к’огда? Ил’я, с’удак! А к’огда, Д’има?

- Ну, на эти выходные не получится, у меня такой шмурдяк на фирме… Шмурдяк. Блин, как тебе? Ил, как объяснить-то?

- «Ш-М-У-Р-Д-Я-К» - это такая лажа, которая протухла, - показываю я Прыгуну, тот в восторге…

- Тихо, тихо, Женя, не скачи. Во-от, а на следующие выходные поедем, как раз, - третье сентября будет воскресенье. Ил, не надо, не корчи мне тут рожи, чёртик из коробочки! Хватит дурака валять, и так почти год с репетиторами сидел, теперь в школе пусть с тобой чухаются…

О-хо-хо, - вздыхаю я про себя, эта мне школа… Я хочу, было, убрать со стола рюмку и бокал, но Митька хмыкает, жестом останавливает меня, и наливает нам, - нам! - ещё коньяку. Ну, что ж, школа школой, а коньяк - это ведь здесь и сейчас. Вот только лимон я больше не хочу…

…Я пил. Не часто, на то, чтобы часто, у нас на вокзале денег не было, жрать надо было, и «Момент» тюбиками улетал… Но «дыхать», - ну, клеем дышать, - дыхать я не любил. И когда бабки какие-нибудь мы отрабатывали, я того… водяру. Палёнка, ясен перец, с хаты за двацаху… И втихаря от бригады я ещё книжки покупал… Вот с книжками я и погорел, сука… Не знаю, как другие города, - не успел я в Москву свалить, как собирался, - вот, а Курган этот ебаный, где я полгода кантовался, это яма отстойная. Помойка. И человеческая, в том числе. С Магниткой даже близко и не сравнить, хоть Курган и областной город… Ну, вот, книжки. Коржень меня запалил, короче, ну и опустить толпой они там меня захотели, да не за книжки, ясен перец, это им до пизды, за бабки, что кроил. Хм, толпой хотели опустить… Знали бы эти чадосы, ЧТО со мной в детдоме делали… Ну, да ведь я уже не тот малыш был, что из детдома от всего этого сбежал! И так это всё удачно получилось, я у выхода из подвала стоял, - они ж дебилы, у них же клей вместо мозгов, - и когда они подходить стали, я горлом от флакона Корженю по ебальнику полосонул… Кровищи… Пока он волчком крутился, я Муху с Длинным отоварил, и ноги…

- Ты что, читать собрался? Нет, Илья, чего же я один делать буду? Брось, Ил…

- Вон, комп включи, в «курошлёпа» постреляй.

- Да ну… Он мне дома надоел. Поставил бы ты «контру» себе, вот бы здорово было бы!

- Женька, отвяжись от меня! С «контрой» своей… Митька не любит.

- Не ври, Илья! Диме по, это ты не любишь.

- Ну и всё, и отвяжись… У меня «Блицкриг» мой стоит, и мне хватит, с ним бы справиться… Женька, хорош дуться! Же-ня! Блин, ну иди сюда, Попрыгун ты, попрыгунский, подползай…

Женька обрадовано, что я отложил книжку, лезет ко мне на диван, под здоровую руку. Прижимается ко мне, - ласковый он, как… В шею мне любит ткнуться, и носом сопит так прикольно. И я люблю… Хм, и ведь это он первый меня… того… Через три дня, как мы познакомились, у меня и мыслей не было насчёт него, - зачем? - у меня же Митька есть, да ведь у Прыгуна-то никого не было, его же кроме мамы и не любил никто, так только, - пожалеют там мимоходом, вот он ко мне и…

- Илья, а Дима долго в ванной будет? А может?..

И Женька уже тянет с себя футболку, и целоваться лезет ко мне. Нет. Ну, целоваться-то ладно, но только целоваться, и всё. И дело не в Митьке, от всё знает про нас с Прыгуном, он меня любит и понимает Митька, что и Прыгун меня любит. Дело не в Митьке, просто башка у меня что-то…

Но как Попрыгун целуется, - это ж!.. Кажется, съесть он меня хочет. Я даже пару раз кончал от этого, просто от того, как он меня целует. И как только я не пробовал этот Женькин метод на Митьке, - ни шиша, хотя, может, он просто взрослый, поэтому и ни шиша, а так-то Митька тащится не меньше моего. Да, эт-то да-а! Но, всё-таки, завязывать надо, Митька может из ванной выйти, - знать-то он знает, но чо-то мне не охота, чтобы он нас с Прыгуном вот так вот видел, не знаю, не охота, и всё…

- Всё… Жека, хорош. Погоди, смотри на меня! Ну, погоди-и… Вот. Женька, хорош, Митька может выйти.

- Да? Ладно… Илья, а ночью? Ого! Как у тебя стоит! Как щука, - во!

- Куда ты! Ка-ак тресну щас!.. И ночью нет. Завтра, Митька на работе будет… Погоди-ка, - хм! - а у самого-то! Да, скоро у тебя больше, чем у меня будет…

- Будет. Ещё ка-ак больше будет! ВО!!!

- Ну, ты, Попрыгу-ун! Козявка… Да не надо футболку, чёрт с ней, так оставайся, в шортах…

- Да? Хорошо… А кто это козявка?! Я?! Ты?! Кто? Ну, Илья, всё…

- Прыгун гадский! Митька, на помощь! Ой! Укусил! Всё, пизда тебе, гадость кусачая, пизда полная тебе, вот так вот, я и с одной рукой, понимаешь… Ну, чо? А, чёрт, не видит же… Ща-ас… НУ, ЧО? Сдаёшься? Я те башкой помотаю, у-й! Жека! Не кусаться! Кончай, понял? Кусается…

- Мало!

Ух, ты! Митька из ванной вышел, а я и не заметил. Стоит в дверях, на нас смотрит, лыбится, любит он смотреть, когда мы с Прыгуном вот так бесимся, - да что там любит смотреть, он и сам такого жару нам задаёт, держись только…

- Митька, помогай!

- Д’има! Д’авай Ил’ю поб’ём!

- Шиш вам обоим, Женя, хорош, Илье и так досталось сегодня. А ты! Коньяка полбутылки выхлестал, и про гипс забыл, да? Симулянт. Надо бы, всё-таки, тебя выпороть…

- Да ты сам! Блин! Да надоел! Ну чо ты всё ноешь?! Будь ты мужиком, хорош ныть! Ну, выпори, да хоть и шлангом выпори! Молча токо, блин! У-у… Отстань, Женька, ты ещё тут…

- Во псих, а! Ты что, взбесился, не стыдно? Это ты мне говоришь - будь мужиком? Женя, отстань от него, ну его к чёрту, психа. Иди сюда, Жень. Илья, гад, пацана напугал!

Митька за руку забирает с дивана Прыгуна, тот испугано хлопает на меня ресницами, тянет Митьку за палец, вопросительно на него смотрит…

- Да ну его! Скотина, напугал он тебя, да, Женя? Мудак ты, Илья, иди к чёрту, в самом деле!

Митька в сердцах машет рукой, и уходит в другую комнату, в спальню. Женька сидит на кресле, на меня не смотрит, смотрит в окно, прямой сидит, будто спиннинг проглотил… Эх… Точно, мудак я! Не дурак, а именно мудак, если не хуже…

Я подхожу к Женьке, сажусь перед ним на корточки, смотрю на него снизу вверх, Женька смотрит на меня…

- Ты чего, Илья? Зачем ты так? Он же за тебя волнуется, он же нам позвонил когда, мама говорит, что он сам не свой, а ты так на него…

Я со стыда прячу лицо у Прыгуна в его исцарапанных коленках, ах, ты ж, чёрт! Точно, - мудак! Женька осторожно тянет меня за волосы.

- Иди, Илья, попроси прощения, он же добрый, он простит тебя, он же тебя любит.

- А ты? Ты меня простишь? Ты меня любишь? Женька?

- Ты дурак, Илья, но я тебя, всё равно, больше всех люблю, и маму ещё… Иди. Ну, хочешь, вместе пойдём, хочешь?

- Пойдём…

Мы заходим к Митьке, он спокойно смотрит на меня, манит к себе Женьку, усаживает его рядом с собой, снова смотрит на меня.

- Это, Митя…

- Скажи, Илья, ты что, и правда, меня мужиком не считаешь?

- Ми-ить…

- Ответь, Илья.

- Митя, не мудак я, хуже я, сука я настоящая! Прости! Нет, не мужик ты, ты у меня мужчина! Настоящий! А я сука! Я таким, как ты и не стану никогда, я… сука… я и мужиком… мужиком-то не ста-ану-у… прости-и…

Я плачу Митьке в грудь, эх, сколько сейчас с меня свалилось, с пустой моей башки! И полёт мой через «лежачего полицейского», и гипс, и страх, что Митька меня ругать будет, - ну, по-настоящему, - и школа, и Прыгун, что испугал я его, мудак… А Митька гладит меня по голове моей бестолковой, и Женька сбоку прижался… тоже, кажись, носом хлюпает, Попрыгун… Блядь, лучше бы Митька меня выпорол…

- Так, всё! А ну! Хватит, сказал, что вы вдвоём-то, в самом деле… Илья, ну всё, я же помылся только, хватит. Всё, закрыта тема. Мир?

- Мир… А коньяку нальёшь? За мир во всём мире? Женька! Ты чо, а? Эх, ты, а ещё Прыгун!

- Ил’я! Ты та-ак болш-шэ никогд’а! Та-ак нел’ся, пон’ял?

- Да понял, понял… Дим?

- Илька… Вытри морду. Слушай, спасибо…

- Вот те на! Да за что, Дим?

- За «настоящего мужчину»…

- Да ну… Это ж правда. И ты прав, закрыли тему. Жека, вали на кух-ню! Зе-фир доб-ём! Дим, можно?

- Нельзя! Он же потом обедать не будет, Илька, ты что?

- Заставим… Дим?

- ???

- Это… Если я ещё, когда раз! Так ты того, и правда, молча! Ну, выпори там меня, ну, хоть и бронепроводом там, что ли…

- Хм… Ладно… нет, но что на тебя нашло-то? Да ты плечами не пожимай, я ж понимаю, - возраст у тебя, то, сё. Илюха, но ведь и я… Думаешь, мне легко? Ладно, ладно, пошли коньяк пить! Тише ты с гипсом своим, чёртик из коробочки!..

…Чёртик из коробочки. Да, так всё и было. Так я в Митькиной жизни и появился, из коробки, - в смысле, из ящика, - от какого-то оборудования ящик был, что ли… После того, как я от бригады Корженя свалил, на вокзале мне нехуй ловить было, кроме смерти. Ну, я и кантовался там-сям, на ярмарках больше, на разных, там ведь тоже, на каждой свои все, ну а Коржень, сука недорезанная, меня искал, это я уже знал. Знать-то знал, да хули толку, из Кургана этого вшивого я свалить один хуй не мог. Ни денег, ни шиша, - а валить надо было, и я придумал там фишку одну, схемку, как Митька говорит. Пятьсот рублей я потихоньку насшибал, но пятихатки этой всё же маловато мне было, лето ведь кончалось. А на паровозе не свалишь, вокзал закрыт для меня. Я чо придумал, - я решил на выезде из города где-нибудь, Зайково там есть такое, на электричку какую-нибудь сесть, и сайонара Курган! Там уж как-нибудь до Челябинска, и вперёд, на Запад! Но сначала я решил помыться, я вообще за собой следил, ни вшей, ничего такого… Ну ладно, помыться, так помыться, а где? В Тоболе, где ж ещё. И тут-то я на Бому и налетел. Нос к носу, блядь. Раз Бома тут, так значит, и остальные где-то рядом трутся… Я его прошу: - Витёк, молчи ради бога, вот пятихатка у меня, на, возьми… Куда там! Засвистел, урод, свист там у них такой свой, особый… Ну, короче, я щемиться оттуда, по свалке какой-то, на берег выскочил, - а они за мной, чуть-чуть только я от них оторвался, - ну, на берегу, смотрю, тачка какая-то, и мужик какой-то молодой возле неё на корточках сидит, камешки в Тобол кидает. И ящик этот тут же, в сторонке чуть, - ну, и куда мне деваться, плавал я тогда как топор, - я в ящик…

- Ну и что - гипс? Мыться-то, один чёрт, надо. Ну, про ванну, понятное дело, забыть придётся, душ - так вот, как-нибудь…

- Митя, а как ты в госпитале мылся?

- Хм, сравнил. У меня же вся грудь была замотана, я ж на Минутке этой сучьей, пулю в дыхалку словил. Ну, там, протирали сначала меня, пока я сам… Сестричка там одна… - и мой Митька краснеет, надо же! - Я те поухмыляюсь! И этот туда же. Женя! Чтоб вас, обоих, навязались на мою голову…

- Ладно, Мить, я ж так просто. Ну?

- Что - ну?

- Как мылся-то?

- Да говорю же, - обтирался. Но это ладно, у нас же там, в Ростове, много пацанов лежало, особенно после Грозного, после Нового Года… кто с чем, и с руками, и с ногами, а то и без… А, чёрт! Как вспомню, хоть и почти десять лет уже прошло… В общем, пакет берёшь, на руку его, скотчем обматываешь, и в душ. Понял?

- Да я так и хотел, вообще-то, такое, что-нибудь. Класс, Дима!

- Да ты что довольный-то такой, Илья?

- Ну, как! Вот у тебя шрамы, у Аристова твоего, вообще… у Прыгуна вот даже, и то шрамы, - я глажу Женьку по бархатистому голому плечу, он довольно жмурится. - А теперь вот и у меня.

- Да, это не лечится, - раз дурак, то это навсегда.

- Д’има, эт’о Ил’я дур-рак, д’а?

- Хм, а ты что, Женя, не знал? Мы-то с тобой умные, так ведь?

- Та-ак в’ед! Ха-ха-ха!

- Ну-у, запрыгал, Попрыгун попрыгунский… - я легонько поворачиваю Женькину голову лицом к себе. - Я! С тобой! На ры-бал-ку! Не поеду!

- Илюшка, отстань ты от него…

- Не поедешь, да? Гад. Я тогда сейчас домой уйду!.. Пошутил… Ты со мной так не шути, понял, а то точно уйду, понял… А вот узнаешь! Илья, ты иногда такой гад… И что? Ты зачем так говоришь? И Диму вон сегодня как обидел… Он простил, а я не прощу… Нельзя же обижать тех, кто тебя любит, вот прощаем мы тебе с Димой всё, вот ты и… Не прощу, я не Дима!.. Пусти… Д’има! Он шип’ает! Он д’умает, што он с г’ипс’ом, та-ак его бит нел’зя!

- Ил! Чёртик из коробочки, да что с тобой сегодня?!

- Он н’е ч’орт’ик, он д’ургак!

- Р! Женька, р-р! Повтори.

- Р-р. Д’ур-рак!

- Конечно дурак! - радостно соглашаюсь я с Прыгуном. - Ещё какой, я ж вас люблю! Вот я и дурак. И вы дураки, раз меня любите… Ди-им, давай пиццу закажем…

- Да заказывай, фиг с тобой, только мне без грибов этих поганых… Вот же чёрт! Устроил всем нервотрёпку, а сам празднует! Выпорю.

- Д’авай, Д’има! Йа его д’ершат буд’у!

- Держать, Женя, ж-ж. Дер-ж-жать!

- Д’ер-рж-жат!

- Молодец, Прыгунок…

Вот Митька спрашивает, что со мной сегодня. Возраст… Хм, да при чём здесь возраст. Так, психанул, и всё. А может, и возраст. А может, я и правда, дурак. Да что значит, - «может»! - дурак и есть. Я смотрю на Прыгуна, он рассказывает Митьке, как ловить судака на «закидушки», помогаю ему иногда, перевожу его жесты, а сам думаю, - что бы со мной было, если бы не Митька? Меня бы уже не было, вот что. А я дурак… Через неделю будет ровно год, как мы с Митькой вместе, год, как он меня спас, год, как я выпрыгнул, словно чёртик из коробочки…

…Ну, вот. Ящик, значит. Сижу я в нём, трясёт меня, понимаю я, что хуёвая это защита, да что же делать? Эти сейчас набегут, - слышно их уже, - выглядываю тихонько… Вот они. Почти все. Даже Юлька-Малайка, подстилка Корженя, сука, - и та бежит, палкой машет. И к мужику, а он уже не на корточках, а стоит и в мою сторону поглядывает, видел он, как я в этот ящик нырнул, - ну, думаю, вот и всё, а под рукой вообще ничего нет, ни палки там какой-нибудь, ничего… Думаю, щас как дёрну, и в Тобол! Лучше утону, чем они меня, я ж помню, как они бомжа того, так ведь просто, с нехуй делать, даже не обдыхавшись ведь тогда они были. А Коржень Митьку, - ну да, Митька это был, кто ж ещё, - так вот, Коржень Митьку спрашивает, где, мол, этот? Какой? Ну, белобрысый тут такой, сюда бежал. А Митька: - бежал, да убежал, и вам тоже, молодые люди, я советую отсюда удалиться. Ну, Коржень с Толяном к Митьке, им же всё по хую, им по семнадцать, короли они тут, остальные пятеро не в счёт, - шестеро, то-есть, это вместе с Малайкой. Ну, Митька особо их не бил, хотя, если б он всё знал, то мог их и покалечить, но он же не знал ни шиша, он и меня не знал, не любит он просто, когда толпой за одним гоняются, да ещё с дрынами и кирпичами там, он же спецназовец, он же такой… Ну, он Корженю с ноги в пятак и дал, хм, не везёт тому с ебальником его, да как дал-то! Без криков там, как в кино, без замахов-разворотов - нет, мне даже показалось, что лениво как-то ногу поднял Митька, и Коржень от этой ноги мячиком отскочил, и уже на карачках от Митьки по берегу уползает, соплями с кровью за собой дорожку помечает. А Толяна вообще, по морде ладонью хлопнул, за загривок взял так нехотя, в Тобол кинул, и хорош с него. Побежали они. Только уже не толпой, а врассыпную, в разные стороны побежали, кто куда. Тараканы подвальные… А Митька хмыкнул, руки так брезгливо в реке сполоснул, платком вытирает, к ящику моему подходит, и говорит: - Ну, это ты, что ли, белобрысый? А по-моему, ты не белобрысый, какой же ты белобрысый, ты же пепельный. А ну, вылезай, чёртик из коробочки! Я и вылез…

- Ну, тогда он маме и говорит: - Мама, ты же обещала! Ведь я всем уже похвастал, и Илье, и Диме… Не торопись, Жека, я ж не успеваю!.. Да. Ну, он и говорит, я тогда к ним уйду совсем жить, если ты собаку обещала, а теперь говоришь, что нет… Ох, Попрыгун! Кто б тебя пустил бы сюда!.. И Дима бы не пустил… Ну, ладно, дальше-то что?.. Ого, Митя, прикинь, в это воскресенье он нас зовёт с ним на базар ехать, щенка выбирать!

- Я знаю, Ил, мне Лена уже рассказала, какой Прыгун ей концерт закатил, по заявкам. Да не смогу я в это воскресенье. Женя! Я не смогу, понял? А почему на базар, там же, наверное, одни дворняжки? Илья, объясни ему, - дворняжки.

- Да откуда же мне знать, Митя, как «дворняжка» будет? Погоди-ка… - я, как могу, изображаю дворнягу, - ну, маленькая такая, - ушки такие, - хвостик такой, колечком, - ну, что ещё? - маленькая, понял, Жека, и шерсть, - во, - в разные стороны…

Попрыгун сначала насмешливо наблюдает за моей пантомимой, потом до него постепенно доходит, он расстроено хлопает на нас с Митькой ресницами, он же хочет добермана…

- А ка-ак тогд’а? Ил’я, Д’има, йа та-акуйу не хоч’у! Не хоч’у с шэрст’ю, йа хоч’у ка-ак у Гл’юкоз’ы…

- Хм, как у Глюкозы… Так, ладно, завтра я позвоню по клубам, по собачьим, будет тебе, Женя, как у Глюкозы… Ил! Лови его, он же меня щас!.. Прыгун! Мама дорогая, вот же темперамент!

- Сидеть! Всё, всё, ус-по-кой-ся, Жека. На вот яблоко… Это, Дим, а как же? В смысле, - у Прыгуна с его мамой денег столько и не будет, породистые собаки ведь дорогие, наверное.

- Уверен, что дорогие, породистые и должны быть дорогие, так ведь и должно быть, так ответственности больше… Хм, хотя…

- Ну да. Я же ведь дворняжка, Дим, а ты же ответственно ко мне отнёсся…

- Псих ты, псих и есть.

- Ну ладно, я ж шучу! Дим, а всё-таки?

- Всё-таки… Копилку свою тряханёшь, всё-таки. Для Прыгуна ведь не жалко? Женя, Илья за щенка заплатит. Не жалко, Ил?

Попрыгун с Митьки на меня глазищами хлоп-хлоп, ну, ёлки с дымом, аж серые искры из них сыпятся!

- Да ты с ума сошёл! Нет, конечно, а хватит? Три тысячи у меня, ну, может, чуть меньше.

- Да не знаю я, завтра позвоню. Не хватит, я добавлю… Женя, я добавлю, а поводок с ошейником я тебе обещаю, сто пудов!.. Прыгун! Илька, он целуется… Всё, задушишь! Эт-того ещё не хватало, плачет, ну, ё-моё…

- Блин! Женя! А ну! Пошёл в ванную, у-мой-ся и-ди. Иди, сказал.

Прыгун останавливается в дверях, хлюпает носом, смотрит на нас с Митькой, показывает, КАК он нас любит, и упрыгивает в ванную. Я тут же выскакиваю из-за стола, - не хуже Женьки! - и к Митьке на колени, он аж охает, да и фиг с тобой, поохай, поохай, мне ж хочется!

- Прыгун дрыхнуть завалится, - трахнемся! Ди-им…

- Ну, ты и симулянт, всё-таки! Трахнемся…

И мы с Митькой целуемся… И это не так, как с Прыгуном, там страсть, а здесь любовь, и там здорово, и по-настоящему, и здесь по-настоящему, и здорово, ведь и там и здесь это навсегда… М-м-м, как здорово… М-м-м, М-митька… Навсегда, - это ведь не понять, это только почувствовать…

Уй, мобильник мой, гадский!

- Блядь, - ругается Митька.

- Будешь матюкаться, не буду целоваться, - обещаю я Митьке, и бегу в комнату.

Виталька Песцовский. Так…

- Да. Привет… А ты откуда знаешь?.. Ничего себе! Что, и все знают?.. Ничего себе… Ничего себе… - ну всё, мой полёт, это теперь главная тема во дворе. - Да… Да пошёл ты! Целый я! Тоже мне, - разбился… Ты тупой, или как? Говорю же, - живой! Так всем и скажи… Ну, так, руку сломал… Гипс… А чо, - школа? Пойду, куда ж я денусь… Ну, орёт, выпороть обещает… Думаешь?.. Да целый байк, так помял кое-что, бак там, клипон левый свернул, по ходу… Ну, руль.

В комнату заходит Митька, смотрит на меня, качает головой. Из-под его локтя высовывается Прыгун, протискивается, скачет ко мне на диван…

- Виталька, да лажа это всё, тухлая! Шмурдяк… Ко мне? - я смотрю на Митьку, тот хмыкает, пожимает плечами, идёт к моему столу, берёт старый, родной руль с моей Ямахи, похлопывает им себя по ладони… - Это, не, щас нельзя, Митька не в духе, да и Прыгун тут у меня, и вообще… На улицу? Дашка твоя? А чо она сама-то не позвонит?.. Хм… А вы где с ней, на школьном будете? Это, Виталя, я, наверно, не смогу, всё-таки. Завтра давай… Да ну её! Впрягся я тогда за неё, вот она и… Только ты ей не говори! А то я тебя… Да знаю я, что не болтун, потому и дружу с тобой… Ясен перец, что только поэтому, за что же ещё с тобой дружить ещё! Вот же! Как Попрыгун ты, как маленький!.. Ты это, ты там не забудь, предохраняйтесь там с Дашкой… Ха-ха-ха! Сам ты!.. Ладно… Ладно, завтра. Да я тебе позвоню утром, ты и зайдёшь… Ну, всё, пока.

- Илья, ты что это, - серьёзно? Чтобы они предохранялись? Бля, вам же по четырнадцать только!

- Да ты чо, Мить! Это ж прикол просто, ну, шутим мы так. Дашка вообще…Скромница, блин, они ж с Виталей целуются когда, и то, в щёчку… Вот Самойлова, - вот та, да. С третьего подъезда, - знаешь? Та, - да-а… Погоди-ка! А что, - четырнадцать? Подумаешь! Тебе же это вот не мешает, - ну, что мне четырнадцать…

Митька заливается краской, - ух ты! - класс, как помидор! - замахивается на меня рулём, - на раненого! - злится, - а мне по приколу, - злись, злись, - я же дурак, что с меня взять? Люблю я тебя, Митька…

А Прыгун упрыгивает в прихожую, припрыгивает назад, в руках швабра наперевес, и на Митьку! Кайф! Митька бросает руль, - ага, страшно! - прыгает ко мне на диван. Прыгун бросает швабру, тоже прыгает на диван, - недолго жить дивану, с прыжками такими! Эх, если бы не моя рука! И Митька тоже помнит про мою руку, он зажимает Прыгуна, грозит ему пальцем, стукает мне по гипсу пальцем, - тише, мол, Женя. Прыгунок сразу же затихает, испугано смотрит на гипс, тоже своим пальцем грозит мне, - тише, мол, Илья… Обоих люблю…

…Мы с Митькой встретились днём, а к вечеру я уже понял, что люблю этого парня так, что аж челюсти у меня сводит! Люблю… Первый раз в жизни. Вылез я тогда из этого ящика, глаза у меня… ну, вот как у Прыгуна нашего, точно говорю. Я ж такое первый раз видел, Митька ж спецназовец, он же Чечню прошёл! Ну, не до конца, в Грозном, на Минутке, пулю поймал в грудак, и отвалил довольный, - хм, это он так рассказывает, да я-то не дебил, я ж телек смотрю, все, кто не дебилы, представляют, каково это, - пулю в грудак словить… Ну, ладно. Вот, смотрю я на него, а мы уже в машине его, в кафешку потом поехали, смотрю… И рассказал ему всё. Да нет, конечно, про детдом я ему уже потом рассказал, позже, - ну, ВСЁ про детдом, - а так-то я Митьке сразу же почти что всё рассказал. И про Корженя, и про бригаду его, и какого это я у них оказался. И почему они за мной с дрынами и кирпичами бежали. А он хмыкает спокойно, не удивляется, за голову не хватается, в детскую комнату меня за шкирку не тащит… Только, когда я рассказал про то, как Корженя в подвале горлом бутылочным отоварил, Митька хмыкнул как-то так… одобрительно. И ещё шашлыка заказал. А я уж вроде, как бы и наелся, вот, и пива себе хотел взять, а Митька ничего не сказал, только бровь левую на меня поднял… ну, я тогда спрайта и взял. И сразу я понял, что спорить с Митькой я не смогу. Ну, там, по-своему я смогу чего-нибудь там сделать, а вот, чтобы спорить, - ни хуя… С таким поспоришь! А он тут про себя рассказал, - да нет, конечно, не всё, а так, - что он в Кургане по делам, филиал они тут с Аристовым, с компаньоном своим, собрались открывать, да не срослось у них чо-то ни шиша. Ну, Митька сам приехал, посмотрел, да и плюнул, не больно-то, говорит, и хотелось, у них и в Магнитке дела идут хорошо. А тут, говорит, в Кургане, и ловить нефиг, производство, говорит, скисло, от завода, что БМП выпускал, рожки да ножки остались… А я слушаю. Головой солидно так киваю, спрайт потягиваю, и не думаю ни о чём, ни что делать буду дальше, ни о том, что мне теперь как можно скорее валить с Кургана надо, ни о чём не думаю, хорошо мне и спокойно…

- Да ну! Быть не может! Лето уж кончается…

- Да ты же посмотри! Дима!

- Бля… Точно. Нет, Ил, вот как хочешь, а это показательно. Иголки от новогодней ёлки! Это ты вот так вот убираешься.

- Ох, ты ж! Оборзел, да? Да я хоть как-то убираюсь! Блин, вовремя я руку сломал, сам вот теперь, а то забыл ты, по ходу, какой тут бардак был! А иголки, - это же Попрыгун ёлку завалил тогда… Ты чего?

- Хм… Вот:

От ёлки иглы.
Забыт уж праздник, надо ж!
В углу лежали…

- Красиво… В углу лежали… Эх, мне так не научиться! Да где Попрыгун-то, утонул он там, что ли?

- Зефира объелся. Слушай, Илюшка…

- Ну? О, Жека! Ты там что, - верёвку проглотил?

- Ка-аку’ю вер’овку?! Д’ург’ак!

- А ты засранец сам, - я говорю это сквозь зубы, стараясь не двигать губами, неохота с Прыгуном связываться! - Так чего ты хотел, Дим?

- Ладно, это не важно, после поговорим.

- Ну, после, так после. Митька, да что ты руль-то всё таскаешь? Ты что, - себе на «Триумф» его присмотрел? Ой, не могу! На «Триумф»!..

- Смешно? А мне нет, особенно мне не смешно делается, когда я думаю, как ты этот руль будешь на Ямаху снова ставить, вместо нового, разрезного…

Я сразу же затухаю… Бл-лль… Да что там, - блядство, оно блядство и есть!

- Смотри, Женя, затих наш Хейден. Да ты чо нос-то повесил, чёртик из коробочки? Хм…

Митька трепет меня по голове, и уходит в спальню. Вот так вот, это он меня так пожалел, и правильно, что там Ямаха, я цел, это для Митьки главное… А руль?! Я же на него с прошлого октября копил! Уж очень я хотел настоящий разрезной спорт от Yamaha Aerox… С карбоновыми рукоятками, и балансиры тоже под карбон. Митька говорит: - нафиг он тебе, понты сплошные, вон, говорит, копи на плавающие тормозные диски, на лепестковые. А я: - руль-то какой спортовый, Дим, ты чо! Чукча я, тормоза-то, оказывается важнее…

- Женька, ну чего тебе?.. Да не знаю я, куда он пошёл, надоели мы ему, наверно… Митька! Где ты там?

- Чего орёшь, как в атаку?- Митька не заходит в комнату, только голову засунул. - Так, Женя! Илюшка, позови его… Женя, закрой Илье глаза. Ладошками, крепче, чтобы он не подглядывал…

- Да сдурел ты, что ли? Не хочу я! Во, а этот и рад…

- Закрыл? Та-ак… вот, - на колени мне ложится что-то… такое что-то… А Прыгун за спиной у меня аж дышать перестал…

- Всё! Можно.

Попрыгун убирает ладошки, что-то восторженно гукает мне в ухо, и изо всей силы лупит меня сверху по плечу. Ладно, что по здоровому, хотя, меня сейчас можно и по больному, мне сейчас можно вообще руки-ноги оторвать, я и не пикну! Мне же сразу в глаза бросилось на верхней коробке слово «NISSIN», да ещё CARBON снизу, а S такие сдвоенные, одна красная, вторая синяя, не спутать же ни в жизнь!

- Это… Митя… У-у, да не скачи ты, Женька! Митя… Как же? У-уф-ф! Ой-ёй-ёй…

- Так же. Хотел тебе их на первое сентября подарить, да теперь-то что… На будущий сезон будут.

- Я… Слушай, это же углеродные, да? Это же, как в Мото Джи-Пи, да? Ой-ёй-ёй…

- Да нет, Илька, я ж… Те по две штуки баксами за комплект идут, что ты, откуда ж я такие бабки на тормозные колодки возьму, что я, по-твоему, как ты, без башки? Да ведь к тем и диски нужны такие же, специальные. Но эти тоже из той же линейки, эти радиалки у Ниссина в стоке в самом топе идут.

- Ну, воще! Это же не хуже Брембо! Ой-ёй-ёй…

- Да хорош ойкать! Хм… Ладно, отцепись ты от них, Женьке вон дай посмотреть, он же сейчас глаза выронит. Вторую коробку глянь… Ну? Как? Тихо, тихо! Да, я знаю, я такой.

- Так вот значит, чего ты мне всё про бронепровод втирал! Ой-ёй-ёй! Ой! Не буду больше ойкать!

- Здорово, да?

Здорово? Короче, так. Вот эти армированные шланги, для тормозной магистрали, - Митька их по старинке «бронепровод» зовёт, - так вот, эти шланги, на них сток кончается, и рейсинг начинается, хотя, тут ещё башлять и башлять! Вот разъёмы тут, посередине шланга, это чтобы сюда такой гидравлический клапан ставить, - за отдельные бабки, ясен перец, - а с ним тогда воздуха в тормозах никогда не будет, даже ни пузырёчка…

- Я! Тебе! Тебя! Знаешь, да? Митька, знаешь?

- Знаю. А, может, и не знаю.

- Знаешь, ты же всё знаешь у меня, и понимаешь ты всё…

Я же тебя тоже, Митька, знаю. Ты же мне сразу открылся, ты же сразу показал, какой ты… Самый лучший…

…Да нет, поначалу Митька замолчал. Сидим мы в кафешке, съедено всё, покурили мы уже, рассказал он мне про свои дела в Кургане, и замолчал, в стол смотрит, на меня глянет коротко, и снова в стол… А на меня снова тут всё навалилось. Стараюсь на подольше спрайт растянуть, хоть там и осталось уже совсем ничего. Ещё, что ли, думаю, взять? Да чего там, перед смертью не надышишься. Ладно, говорю, спасибо тебе за всё… Дима, пойду я… Из-за стола лезу, рюкзак свой из-под стула тяну… Сядь! Чётко так, по-армейски, это «сядь» мне Митька бросил, он же не привык, чтобы ему перечили, он же такой! А я на стул обратно бухнулся, смотрю на него во все глаза, думаю: - ну, щас он меня, наверно, спрашивать там начнёт, мол, чего я делать там надумал, ну, как в таких случаях, пожалеет-повздыхает… посоветует там, может, чего… Но ведь это Митька. Ни хрена он ничего не стал меня спрашивать-сочувствовать, он, пока в стол этот грязный смотрел, да пока на меня короткие взгляды бросал, он же решил тут же всё, и про меня и про себя он всё уже решил. Он же спецназовец, только так ведь и надо, - решение, исполнение, и не отступать! Я, говорит, завтра утром уезжаю, Илья, ты поедешь со мной. Куда, - вякаю я тихонько, а у самого в груди… Сначала в Челябинск, схемку там одну решим, потом ко мне в Магнитку, будешь со мной теперь жить. Ну, я тут чуть со стула не брякнулся! Ты что, Дима?- спрашиваю, а у меня еле язык ворочается. Ка-ак? Трудно, говорит, но мы прорвёмся… Чего трудно? А Митька хмыкает, и говорит: - Всегда я, Илья, о младшем брате мечтал, вот потому-то мы с тобой в Челябинск сначала и рванём… И начал он мне свою схемку объяснять, он же за эти пять минут, что в стол этот смотрел, он всё продумал, рассчитал, прикинул, и знал он уже, что мне никуда от него не деться, а ему от меня…

- Пиццу привезли, где бумажник у меня?

- Прыгун, обедать. Да Митька же! Да в пиджаке же, наверно, твой бумажник.

Мы едим пиццу. Вообще-то, нам пора обедать по-настоящему, но мы едим пиццу. С грибочками, - ну, это мы с Прыгуном, - Митька-то грибы в рот не берёт. Вот этого я так и не выяснил, почему он грибы не ест, сколько я его ни пытал, сколько я у тёти Вари ни спрашивал, - она и сама не в понятках, - с детства, говорит…

- Хм, шампиньоны, тоже мне… Поганки, они поганки и есть!.. Да? Илья, я охотно допускаю, что грибы, - это вкусно, да что там, верю я, что они вкусные, все ж так говорят, не ты ж один… Да потому! Отвянь… Ты так считаешь? Хм, да я, если хочешь знать, даже в окопах грибы не жрал, хотя мы там такое жрали, не дай бог… Такое! Я тебе сказал, - отвяжись? Вот и отвяжись… Женя, лимон в чай хочешь?.. А ты, Илья? О-хо-хо, аудит этот у нас… Да не то, чтобы мы его боимся, так, опасаемся. При желании всегда ведь можно что-нибудь найти, мы же в России живём… Да можно отказаться, Ил, но тогда о расширении, как мы хотим, и думать нечего… Да у тебя-то какие проблемы! Хм, проблемы, Женя, у него, - руку он сломал… Школа? И что? Хотя… То! Ты себе не думай, что дурака там валять будешь. Я, Илья, учителей обязательно попрошу, чтобы они к тебе повышенные требования предъявляли… Да, только так. Это вот так же, как когда я тебя плавать учил… Так ведь не потонул же!.. Да при чём здесь «по-мужски»?! Этот метод применим ко всем людям, ну, к большинству… Илья, ты мне дурку не включай, я этого терпеть не могу, ты ж умный парень, умнее меня даже. Вот сам подумай, - сколько времени с тобой репетиторы занимались, - год почти. Да, успехи, да, способности… А то, бля! Я ж вижу, что ты зазнаваться начал!.. Нет? Хм, вот в школе и выяснится… Я тобой, Ил, и так горжусь, и где-то даже восхищаюсь, я тебе это уже говорил, но вот посмотри на нашего Прыгуна, вот уж кто достоин восхищения, так это он.

Ну, это-то да. Сто пудов. Женька ведь в спецшколе для глухих и слабослышащих учится, но программа-то у них обычная, без скидок, - слышишь ты там, или нет, - а он отличник… А сочинения какие он пишет! Да вот только с ошибками, и ещё какими, у него даже комп дымится, когда он в Word’е колбасится, весь экран у монитора красный от подчёркиваний, но это ведь и ежу бритому понятно, глухой ведь Попрыгун… Ну, про то, как он рисует, я вообще молчу, хотя, может, ещё и расскажу.

- Ладно, Дим, это мы увидим, когда школа начнётся, чо щас-то…

Митька не хмыкает, головой не качает, что ясно, мол, Илья, увидим. Ну, не знаю, по ходу, отличником мне быть не светит, да и не больно-то охота, я по жизни не ботаник, но то, что я Митьку не опозорю, так это я уверен. Это же такое решение я принял, а если решение принято, тогда ведь надо до конца, как же иначе, ведь этому я у Митьки научился… ну, учусь, хочу научиться. Вот как тогда, с куревом, - решили мы с Митькой бросить вместе, бросили вместе, - и мучались вместе.

- Так, поели? Ну, тогда вы знаете, что дальше, посуда, то-сё…

И пошёл себе с кухни такой! И на телефон сразу в комнате…

Это что же мне себе ещё сломать надо, чтобы к чашкам-тарелкам этим блядским не касаться? Шею, не иначе. Вот раньше-то, до Митьки, я очень даже запросто без посуды обходился, и ничего, а то вот ещё в Японии, например. Чо-то я там не наблюдал, чтобы посуду особо мыли, одноразовое всё, даже когда дома, - ну, понятно, без гостей когда, - а не только, там, чтобы в забегаловках… Тема!

- Женя, я тебе одну штуку подарить хотел, да забываю всё…

- Да? Как же ты забываешь, я же вот не забываю, когда для тебя чего-нибудь хочу сделать…

- Ой, только вот не надо, ладно, я ж закрутился, как белка прям, да мы с Митькой ещё всё и не разобрали, как с Японии приехали…

- Так это ты мне из Японии привёз, Илья? А что? Да ведь ты подарил мне уже, и коро подарил, и альбомы, Х-О-К-У-С-А-И и У-Т-А-М-А-Р-О, - Попрыгун с видимым удовольствием показывает эти имена азбукой на пальцах. - И «Виды Ф-У-Д-З-И», и «Станции…»…

- Ну да, ну да, а вот эту штуку забыл как-то, - я останавливаю Прыгуна, а то он сейчас начнёт всё вспоминать, а посуду-то надо убирать… - Вот сейчас уберём со стола, посуду помоем, я тебе и покажу…

- Нет, Илья, зачем? Ты иди, доставай, чего ты мне хотел, я и сам посуду помою, и не разобью ничего, ты не волнуйся, а ты иди, доставай, а я помою…

Ну, собственно, что мне и требовалось. Стыдно? Ни капельки. Во-первых, - я Прыгуна люблю, а этот вот трюк с посудой и подарком, это такая… Прикол это, ясно? Ну, и вот. Да! Во-вторых. Я ж и правда, сейчас только про этот венчик вспомнил, когда про посуду и Японию думал, мелочь ведь это, а Женька до потолка прыгать будет, вот сто пудов…

Я, довольный, захожу в комнату, а там Митька одевается.

- Ил, я на пару часиков смоюсь, ладно? Тихо, тихо, надо мне. Хохол позвонил, у него Натаху в роддом увезли.

- Ух ты! Да… Класс! Да ведь только это же ты до утра теперь…

- Нет, - и я сразу Митьке верю, так он говорит, что верю. - Илья, пара часов, это на крайняк, у меня же ты с гипсом, я же Хохлу сразу сказал. Два часа, и я дома. Если от дома вы с Прыгуном хоть что-нибудь оставите, - ну, хоть руины… Вот те и ха-ха.

- Так погоди, что же дядь Саша, потом один останется?

- Хм, один, как же. Сейчас у него все наши соберутся, и Гоша, и Бэмс, и Саня-Большой, все короче, это ж такое дело, он же так этого ребёнка ждал!

- Во пьянка будет!

- Завидно?

- Ха! Завидно, скажешь тоже… Ещё как!

- Алкаша ращу. Женя! У нас Илья, - алкоголик!.. Блин, Илюшка, Попрыгун как пружина, без разбега прыгает, вот же… Ну, всё, пойду, такси внизу подожду, не скучайте тут.

Попрыгун удивлённо смотрит на меня, спрашивает, куда Митька пошёл. Я отвечаю, потом беру Женьку за плечи, усаживаю в кресло, а сам лезу в свой стол за венчиком этим чёртовым. Почему чёртовым? Да потому, что искать же его теперь три часа! Нет, ну что за сучий потрох, что же это за лажа такая тухлая, - вот ведь каждую неделю я шмон у себя в столе делаю, а один чёрт, - шмурдяк, он шмурдяк и есть, и откуда только что берётся… Ну, правильно, вот он, в самом таком месте.

- Женька, вот. Держи, только это, в коробочке он был такой, так коробочка того, она ж бумажная была, но ладно, сам-то он целый.

- А что это, Илья?

- Это такая штука… Погоди, вот тут, по-моему, ленточку вот эту бумажную надо надорвать, тогда и… Ага, точно. Короче, это чтобы чай взбивать, в Японии такой чай пьют, я тебе рассказывал, с… Жека, как П-Е-Н-А будет, я забыл… Ага, с пеной.

- Ух, ты… А какой красивый!

- Так ведь Женька! Я же потому его тебе и привёз, я ж знаю, что ты всякие такие штуки любишь, я ж сразу понял, что тебе понравится… Не знаю, по ходу, из бамбука, что ли. Как-то так вот они его делают, хитро… Да копейки! Он же одноразовый, прикинь… Да, потом выкидывают… Забыл я, Жека, как он называется…

Прыгун зачарованно рассматривает эту ерундовину, поднимает ладошку на уровень глаз, ставит на неё этот венчик, крутит его медленно, и при этом у Женьки такое лицо делается… Обожаю! Я вспоминаю, как он у нас с Митькой, когда мы из Венеции приехали, как Попрыгун форколу увидел, КАК он смотрел на неё. А мы с Митькой переглянулись, хмыкнули одинаково, и тут же подарили форколу Прыгуну, хоть она-то не ерундовина, это же самая важная часть у гондолы, без форколы та и не поплывёт ни шиша, неуправляемая гондола будет без неё, на форколу ведь весло опирается. И уж вовсе не в копейки она Митьке обошлась, ведь каждая форкола только для своей гондолы подходит, а гондол на всю Венецию, если две сотни есть, то это до хрена…

- Я, Илья, спасибо тебе скажу, конечно, но вот только почему же ты забыл-то про это? Ну как же можно, Илья? Красиво ведь как…

- Красивая штука, согласен. Хм, а интересно, почему у японцев почти всё такое, - вроде и смотреть особо не на что, а чем дольше смотришь, тем труднее оторваться?

- Да. Спасибо. Ты… Я ведь… Илья, мне же кроме мамы…

- У-у-у, начинается! Ты успокойся, Попрыгун, а я щас приду…

Я иду на кухню, особо там мне делать нечего, но пускай Попрыгун один побудет, так он успокоится быстрее. Вот Митька говорит, что эта его впечатлительность стоит больше, чем отвага многих тех, кого он знал. Если Митька так говорит, так оно и есть, он такие слова просто так не скажет. А я ещё думаю, что Прыгун ведь и потому такой с нами, что всю его недолгую жизнь, ему приходилось всё внутри прятать, и обиды, и слёзы… Блядь! Ну вот не пойму я нихуя, как вот можно такого Женьку обижать! И ещё удовольствие при этом… Я-то сам и не через такое прошёл, но это у нас в детдоме в обязаловку было, там все через это прошли, да и то, сбежал я. А вот так вот, просто-запросто, потому что тебе в кайф глухого пацана до слёз довести, просто потому, что он глухой… Мда.

Я заглядываю в комнату, - ну, ясен перец, - Женька сцапал у Митьки из принтера лист бумаги, рисует этот свой венчик. Я, улыбаясь, на цыпочках иду к дивану, но Прыгун чувствует, что я в комнате, поворачивается в кресле, смотрит на меня, улыбается мне… Говорю же, - обожаю!

- Ладно, ладно, Женя, порисуй, я почитаю с децел…

Женька солидно мне кивает, - ну да, и это дело, почитай, - и продолжает рисовать. А я не читаю, я смотрю на него, на его голую загорелую спину, как под кожей напрягаются и расслабляются тонкие мышцы, как Прыгун то вытягивает шею, то наклоняет на бок вихрастую башку, то откидывается назад, то подаётся вперёд… И думаю. Вот, - думаю я, - Митька мечтал о младшем брате, и у него появился я. Хотя я Митьке не только младший брат, а Митька для меня не просто старший брат. А Прыгун мечтал, чтобы у него появился старший друг, старший брат, чтобы такой как я, - чтобы и защитил, и любил, и понимал. И у Прыгуна появился я. Ну, что ж. Так и должно быть, они же, - и Прыгун, и Митька мой, - они же этого достойны, они же и не такого ещё достойны, - ну, а я? Я. Вот такой, какой есть, - чёртик из коробочки, - я о чём мечтал, и достоин ли я Митькиной любви, и любви этого вихрастого пацана, который ни шиша не слышит, и который лучше многих и многих пацанов, которых я знал? Я не знаю… Но я буду стараться, хоть всю жизнь, если потребуется, но ни Митька, ни Прыгун не пожалеют, что я у них появился, что я на всю жизнь теперь с ними, навсегда, до самой смерти и дальше… И это решено уже всё, так и будет, но если бы не Митька…

…Схемка была непростая, это я сразу понял, как только въехал, что Митька затеял. Да только всё оказалось намного сложнее, чем я понял, и проще всё оказалось… Ну, по порядку. Пока мне Митька рассказывал, что и как, мы из кафе вышли, в Импрезу сели, не едем никуда, я слушаю, челюсть на грудь положил, рот раззявил, я же такое впервые в жизни слышу, это же… Оказывается, есть такие лаборатории, специальные, там генетический анализ делают, - ну, про что-то такое я слыхал, - но это ладно. А появились эти лаборатории в России впервые, когда в Чечне мясорубка эта, в которой Митька пулю словил, во всю вертелась, и тогда же появилась такая контора именно в Ростове, в госпитале, где Митька с пулей этой снайперской, в правом лёгком, валялся, и с медсёстрами шуры-муры крутил… Понимаешь, Илюха, такие пацаны «грузом двести» приходили, в таком виде, блядь, не распознаешь ведь, - только так, генетическая экспертиза, а больше никак и не распознаешь, кто есть кто. Дело прошлое, но сейчас такие лаборатории кругом есть, ну, в больших городах, во всяком разе. И в Челябинске… И что, Дим?.. А то, что мы туда именно и поедем завтра утром. Я позвоню Аристову, ну, я тебе говорил, компаньон это мой, пусть он тоже туда подгребает, это за три-четыре часа из Магнитки он доедет, на своём Ягуаре… Да зачем, Дима?.. Бля, да ты что, не понял?.. Нет… Нам с тобой, Илья, нужна будет такая справка, заключение генетической экспертизы, в котором будет написано, что по её результатам ты являешся, - на хуй его знает сколько там процентов, - моим братом… Так, думаю, приплыли… Говорит, что в грудь пулю он получил, а может, всё-таки, в голову? Бля, да ведь он не шутит! Он же… А как же, Дима? - а сам верить боюсь, - Я же не твой брат, как же?.. Митька хмыкает, ни грустно, ни радостно, так просто, и отвечает: - Деньги… Бабки, Илья, в России они всё, а мы с тобой именно в России. Я не знаю, сколько будет мне стоить такая справка, думаю, что недёшево. Аристов разрулит, он в КГБ-ФСБ служил, нажмёт на кого надо, он же полковником уволился вчистую, по ранению. А деньги, - что ж, сколько надо, столько и заплатим… Настоящая экспертиза стоит что-то около двухсот баксов, где-то так, по-моему, - это же семечки, а вот такая, какая нам нужна, сколько она будет стоить, - я не знаю, это не семечки, но это не важно. А знаешь, что важно?.. А я не знаю, что для Митьки важно, а для меня важно, что он мне такое предлагает, такое! Важно? Это не то слово, - ГЛАВНОЕ, - вот что сейчас со мной в моей жизни происходит… Что, Дима, что важно, что я сделать должен?.. Решить. Решить, Илья, ведь это важно, это же навсегда, я думаю, что это у нас с тобой навсегда, поэтому я тебе это и предлагаю, стать моим братом. Понимаешь, - навсегда. А раз навсегда, то я хочу, чтобы у меня на тебя все права были, и у тебя чтобы все права на меня тоже были, это важно! А с обязанностями, - ну, это уж как-нибудь само собой у нас с тобой решится… И я поверил. Только думаю, раз навсегда, должен же я тогда ВСЁ рассказать, и будь что будет, и не страшно мне Митьке это ВСЁ рассказать сейчас, потому что он мне такое предлагает, я же вижу, я чувствую, что это он мне предлагает, потому что так решил. И никакие мои рассказы уже на него не повлияют, и никак по-другому он ко мне относиться уже не будет, а только так, как тогда, когда он это решил. И ещё, я чувствую, что я хочу большего, а не просто, как братья. Ну, больше, чем братья, больше, всего-всего я хочу от этого красивого и сильного, уверенного в себе и во мне парня… И я рассказал, только вот в глаза я ему не смотрел тогда, я смотрел на шрам у него над левой бровью, рассказывал, и чувствовал, что так и надо, и ещё, что я Митьку люблю…

- Правда нравится, или ты это просто так?

- Да хорош уже! Сколько можно, - одно и то же? Нравится. Как я понимаю, этот рисунок я тоже себе оставляю?

- Да ерунда же это, Илья, - но Прыгун всё-таки краснеет от удовольствия. - Ну, оставь, ладно.

- Тащи папку, Жека… Так, мне скоро третью надо будет покупать.

- Да ты выкинь половину, ерунды же там много.

- Ты, Прыгун, дурак, но ты маленький, а поэтому живи, я тебя прощаю.

- Сам ты, Илья! Я не дурак. Почему я д’ург’ак?

- А кто ты? Вот смотри, я ни шиша в этом деле не понимаю, красиво, по-моему, и всё. А знающие люди говорят, что у тебя Т-А-Л-А-Н-Т.

- Да ну…

- Ну да. И можешь мне тут не краснеть. Вот и подумай сам, вот ты вырастешь, знаменитым станешь, вот я тогда эти твои рисунки продавать начну, и бабок тогда кучу заработаю…

- Ха…

- Ху, как Митька говорит…

А может, я и не шучу. Может, так и будет, - ну, продавать-то я Женькины рисунки не буду, - а вот то, что он знаменитым станет, - вот это очень даже может быть. А про то, что знающие люди Женькины рисунки хвалят, это правда, я это сам слышал, когда его мама с одним кексом из художки, из изошколы разговаривала. Как она мне потом объяснила, у Прыгуна его способности к рисованию как-то с глухотой связаны, а точнее со зрением, оно у него обострённое из-за глухоты. Ну, что у него зрение четыреста процентов, это мы с Митькой знали, я-то ничего, а Митька поразился, аж не знаю как. Это же, говорит, у Женьки глаза, как у четырёхкратного бинокля, или, например, как у ПСО, у прицела, что на СВД стоит, на снайперке, фантастика! И ещё Прыгун видит как-то по-своему, по-особенному немного, не знаю, не понять это мне, но вот поэтому-то так он и рисует, что сразу всем, даже кто не понимает ни шиша, всем нравится.

- Илья, а можно я в художественный класс этот венчик возьму показать?

- Во даёт! А чего ты меня спрашиваешь? Бери…

- Так там всем коро понравилась, здорово! Правда, её же не нарисуешь, форму только, а то, что на ней нарисовано, почти не повторить. А что форма, шар на ещё ножках-шариках, а венчик этот запросто.

- Кому запросто, а кому… Иди ближе сюда. Я…

Но договорить я не успеваю, Женька уже зажал мой рот своими губами… Он хочет, я хочу, что ещё? Вот только рука. Ну, это ничего. И я отстраняюсь от Прыгуна, здоровой, правой рукой тяну с себя футболку, Женька не торопится помогать, - обычно он сам в таком темпе с меня всё сдёргивает, что я и не успеваю понять, когда я оказываюсь голышом. А тут смотрит с опаской на мой гипс, дурачок. Помоги. Можно, да? Нужно, да. Облизывает свои губы, - хм, я щас тоже у тебя их оближу, Попрыгун, но до тебя мне всё равно далеко. И ведь самый в чём прикол, - не могу я сказать, чтобы Женька ничему не учился, тоже ведь год мы с ним, но всякий раз у нас как впервые, чудеса, да и только, и каждый раз он удивляется, какой это кайф. Да конечно кайф, это же так и должно быть… Блин, он же уже и без плавок вовсе, а его шорты почему-то у меня возле головы лежат. Темперамент, прав Митька. Дальше-то что? Как же с одной рукой плохо, не обнять Прыгуна толком, ни пощупать, - хотя вот это толком и не получается никогда, щекотки Прыгун боится больше чем… Да, пожалуй, только ведь щекотки Женька и боится, я уж так постарался за этот год, чтобы он больше ничего не боялся… Фу-ух! Аж дыхание перехватило, это же невозможное что-то! А ведь это же я таким должен быть, я же… это, гиперсексуальность у меня ведь. Ха! Гипербайк, Kawasaki Ninja, хм-м-м, а Женька тогда кто? Гипер-супер-гипер? М-м-м, Жека! Постой, да не торопись ты, я же так кончу, а я в рот тебе хочу, ты же сам в прошлый раз, расстраиваешься ведь сам, почему так быстро я… Да? Ладно, а пососи, Илья. А как? Ну, так… Так? Э-эм-м! Т’а-ак! Ах, ты! А так?.. Ил’я! Тише, тише, вот так ещё, да?.. Хм, ишь ты, гимнаст. Как выгибается. А бёдра какие у Женьки, как живые, как будто сами по себе. И подрагивают, а вот щас напряглись, а кожа гладкая, а у Митьки тоже гладкая, но с волосками, хоть и не очень много… Ну, Попрыгун! За уши ухватился, вот же! Ладно, держись, что уж. Смотри-ка ты, а ведь сам качает меня, сам темп задаёт, надо же, по ходу, взрослеет Женька, да ладно, я же не против, я же и так в постели ему подчиняюсь, а с Митькой не так, там я если и не главный, то равны мы с Митькой, по крайней мере… Чего это, на бок, что ли? Новенькое что-то, ладно, давай так… Да нет, так не выйдет, рука ведь, гипс этот. Бля, Женька меня не то, что без слов, без знаков даже понимает! Митька говорит, что это и есть любовь, когда даже без знаков, а почему тогда с Митькой нам столько слов надо? Жека, да чего ты хочешь? Как, - так, что ли? Давай… Женька перевернул меня на спину, забрался своими бёдрами мне чуть не на плечи, сам хочет, что ж, давай сам. Эх, одна рука, а половинки-то у Прыгуна две. Крепенькие такие, и мягкие, и всё рано упругие, и снова крепкие. А вот теперь… Да, кончает. Ага. Раз. Два. Две капли, - ну, не капли уже, всё-таки… И ни стона, ни вздоха, это он сейчас зубы сцепил, серые глаза под своими потрясными ресницами спрятал, - я знаю, мне и видеть не надо, он же всегда так, только теперь его уже не колотит так, как в первое время, а жаль…

На спину Прыгуна. Та-ак. Понравилось? Ясен перец. Лыбится. А не буду я тебя в рот, давай-ка… Женя, давай, можно? Туда, Илья? Туда. Ладно, только… Женя, я осторожно! Да нет, Илья, я это, давай, ладно, я же терплю, только потом я ещё, ладно? Гигант. Ха. Вот те и ха. Как, Илья, мне на живот? Не-е, Жека, так вот давай, на спине, ноги подними. Согни их, ага. Так, щас, послюнить надо… Давай я. Ладно, Жека, я сам, так вот. Эх, упираться не удобно, одна рука токо… Ладно, Женя, направь… Сюда? Да, Илья, сюда, только сперва не сильно, ладно, а потом можешь, ладно… а-а-а… э-эм-м… Терпит. Молодец, Попрыгун, терпит. Это мы совсем недавно с ним так, в попку, и то, если бы он сам не предложил, я бы и не стал, я же помню, как это было со мной впервые, в детдоме, да и потом тоже… Мне только с Митькой это стало… ну, не то, чтобы приятно, ничего в этом приятного я не вижу, а так, - это же с Митькой. А Прыгун сам, и ведь больно ему, ну сначала, хоть я и осторожно, но терпит, и даже нравится ему, говорит, что так он меня всего чувствует, и ещё, - ведь это же я, это же со мной… Но даже вот так, не быстро, осторожно, это же так… не опишешь ведь. И Женька ещё, он такой вот щас… ну да, красивый, хотя, не все же его красоту видят, - так, пацан, как пацан, глазищи вот только, это все замечают у него. А я бы на Прыгуна смотрел и смотрел, а сейчас особенно, и ещё он беззащитный сейчас, но это ерунда, никакой он не беззащитный, я же с ним, а когда я с ним, то какой же он беззащитный…

Я… М-м-м, Женя! А-а-ах… По-пры-гун! Я! Вот… Пошло… М-м-м… Бля-а-а…

- Ничего себе, Илья! Я даже почувствовал, ничего себе, здорово, а сегодня и не больно почти, вначале только, чуть-чуть…

- Тихо, тихо… - я валюсь на Женьку, осторожно, сильно, плотно, слегка, всем телом, как пёрышко, всем весом, я лечу, тихо, тихо, Женя…

- Да-а, ка-айф, - шепчу я Прыгуну в шею, ну и что, что он не слышит, он же мои губы чувствует кожей, и ладно.

И надо же, ведь у Прыгуна стоит его колышек, я это чувствую тоже кожей, животом. Ладненько. Бля, сосать чо-то… В губы сначала. М-м-м, кайф, как всё-таки он это делает, вот ведь самородок. А губы у Женьки такие, вообще, кайф! А у Митьки жестче, и умелые у Митьки губы, а у Прыгуна детские ещё, но такие, - кайф, вообще… А как вот это, - то, что я двоих сразу люблю? Митька говорит, что нормально, не грузись, говорит, Ил… Вот же! Ух, ты! Как это так Женька языком придумал, ну даёт! Ой, у меня у самого встаёт, ну, воще!

И Попрыгун тут же крепко хватается за мой член, валит меня на правый бок, - подчиняюсь, - залазит на меня, - опять чо-то придумал, - снова целуется, - кайф, - поднимается на мне, - и что? - затейник, прав Митька…

- А мн’е, мошн’о мн’е, мошн’о? Ил’я?

- Ж-женя! Ж-ж! Мож-жно.

- Д’а? Так… Не больно?

Ох, Женька, больно, насмешил… Блин, и правда, не рассмеяться бы, - так потешно Попрыгун губу прикусил, пыхтит, хм, - Попыхтун… А глаза, - вот съел бы, сырого и без соли! А Митька не пыхтит, не сопит, - просто прерывисто дышит, и ещё, когда кончает, воздух резко так сквозь зубы выдыхает… А те гады, в детдоме, те пыхтели, но не так, как вот щас Прыгун на мне пыхтит, он это так потешно делает, что я его ещё больше люблю за это, хотя, куда уж больше. А те… пыхтели. Мне в тот день десять исполнилось, ну, а там такой порядок, - раз десять, значит, твоя очередь подошла. Блядь, неужто четыре года прошло?..

Вот, щас кончать будет, Попрыгун мой, попрыгунский. Во как напрягся, глаза зажмурил, и не пыхтит, а всхлипывает даже как-то. Напрягся, каждую мышцу видно на грудке, и на животе тоже видно, хоть совсем и не накачанный у нас Женька, - так, пацан, как пацан, - а всё равно, красиво. А я так думаю, - он вообще очень красивый пацанчик, и почему этого не видит никто, и хорошо, что никто не замечает этого, разве что Митька, но ему-то можно, Митьке кроме меня никто не нужен, а мне кроме Митьки Женька вот ещё нужен… Всё. И Женька валится на меня, так же как я валился на него, это он умудряется даже в таком состоянии мне подражать, обезъяна-попугай. И за это тоже я его люблю… в ванную попрыгал, ладно, это надо, это же я сам его так научил, а ножки прямые, худые только, и длинные такие, стройные, красивый пацан, странно, почему это мало кто видит?.. Ещё раз его, что ли? В ротик можно, только я не знаю, когда Митька точно вернётся, а так мы с Женькой завтра всё равно по полной оторвёмся, одни же мы целый день…

- Так, Илья? Здорово, но мне больше в рот нравится, не знаю, может я маленький ещё? И вот иногда у меня выскакивает, это не очень. Наверно, и правда, маленький.

- Маленький, скажешь тоже. Нормально.

- Правда? Хорошо. Ну что, теперь ты? Да, Илья? Давай?

Я прикидываю, что и как. Хочется. Но время. Нет, Митька может приехать.

- Завтра. Женя, давай одеваться, Дима может вернуться.

- Да? Конечно, тогда давай одеваться, Илья, а ведь ты говорил, что Дима знает…

- Знает, и что? Ты что, хочешь, чтобы он нас с тобой вот так вот увидал? Хочешь? Я не хочу, чего-то.

- Да нет, и я не хочу, раз ты говоришь, да я и сам не хочу, зачем, не надо вот так вот, чтобы Дима нас с тобой увидал, зачем… Одеваться. Давай, Илья, слушай, а где мои плавки?

- Ну, ты… Да вон же они. А вот мои. А футболка? Вот. Нет, я тоже одевать не буду, рука, чёрт. Ага. Молодец, хороший мальчик, послушный, умный, глупый, добрый, смешной, плакса, рисует, зефир любит, меня любит, ласковый, а я дурак, руку сломал, ладно хоть, что шею не сломал, сам дурак, только дураки ведь…

- А? Я опять не понял ничего, ты или жестами давай, или говори медленно.

- Я. Тебя. Люблю. Понял?

- Это понял, - счастливо смеётся Попрыгун.

Да, хорошо, и с Женькой хорошо, и с Митькой хорошо. Разве мог я подумать, что можно всё это вот так вот, чтобы и любовь, и хотелось, и по-настоящему, и навсегда. Ясен перец, в детдоме я такого подумать не мог, а в подвале этом, на вокзале в Кургане, в бригаде у Корженя, и подавно. Хм, Малайку он трахал, а я так думаю, что больше он вид делал, что эту Юльку-Малайку он трахает, а как же - пацан ведь! Крутой, куда там на хуй… У него и не стоял-то наверно, клей же вечно, да потом он и на иглу подсаживаться начал, все там так кончают, если не грохнут до этого, или ещё чего, похуже… Ну, этого мне и не узнать бы, чего там похуже могло быть, как раз меня-то они бы толпой на берегу бы и грохнули, если бы не Митька. Да, Митька…

…Выслушал он тогда в машине все мои признания, что со мной в детдоме творили, и почему я подорвал оттуда, и говорит: - Гордись, Ил, - тогда он так меня впервые назвал, а я понял, что так теперь меня зовут, и это теперь моё настоящее имя, и я им буду гордиться. А потом дошло до меня! Ты что, Дима?! Чем гордиться-то мне? Тем, что ты не сломался. Я, Илья, вот про себя не уверен, если бы мне было десять лет, и я бы попал в такую кашу, не знаю, право, не уверен… Да ну, Дима, ты ж вон какой. Митька хмыкнул, и всё, и больше мы ни разу с тех пор к этому не возвращались, и не вернёмся, не вспомним никогда, сто пудов уверен я, хоть Митька и не сказал ничего такого, мол, забыли, типа того… Ладно, приехали мы в гостиницу, а я уже понимаю, что Митьку люблю, как не знаю кого. И какое было испытание вместе с ним спать ложиться, - вместе, одна же там кровать была. И то, что он мне предложил, что он хочет, чтобы я его братом был, и как оно всё будет… Короче, не могу уснуть. Митька поворочался, и уснул вроде, и проснулся тут же. Не спишь? Нет, Дима. Тащи сигареты. Сидим у окна, курим. Я в свете от фонаря вижу его тёмные волнистые волосы, его широченные плечи, думаю… Ни хуя я не думаю, боюсь я аж до судорог, что это всё снится мне. А он бычок выкинул, и говорит: - Всё, хорош, одевайся. Ну, вот, - думаю, - вот и всё, кончился сон. Одевайся, Илья, чего сидишь, не могу я здесь больше, поехали из этого Кургана, если спать захотим, то по дороге в машине поспим. Я пулей одеваться, а самого руки дрожат, ну, думаю, ещё вот раз только напугай меня так, и я тебя ночью прибью, и сам удавлюсь! Это, Дима, а у меня вот пятьсот рублей тут есть. И что? Не знаю, может, нужно чего? Хм, много чего нужно, и тебе, Ил, в основном. Одежда, учебники, репетиторы… Кто такие ещё? Учителя, которые с тобой будут заниматься, отдельно и специально, пока ты в школу не пойдёшь. В школу?! Ебать!.. Больше чтобы не слышал. Есть! Хм, есть… И тут на меня понимание всего и накатило, - всё, это же всё с нуля, и… Дима, вот ты хочешь, ну, чтобы братья, да? А как же твои родители, они же ведь знают, что братьев скоко у тебя! Да, именно репетиторы, в первую очередь по русскому языку, и самые лучшие… - задумчиво усмехается Митька, - Ил, у меня одна мама. Так вышло. Так что ты не беспокойся, ты будешь моим братом только по отцу, да, и вот ещё, как тебе такая фамилия: - Туманов? Это ты, Дима, - Туманов? Это мы, Ил, - Тумановы. Да? Ладно, покатит, но если меня кто Туманом, каким-нибудь, как овчарку одну, вот только если назовёт, то я тогда сразу в морду! Это уж как тебе угодно. А отчество? Павлович. Ну… тоже ничо. Павлович. Очень даже. А меня по-настоящему как, я тогда тебе, Дима, и не скажу, только же у меня ведь и ни справки о рождении, и ничего, вообще ничего. Решится всё это, Ил, всё, пошли в машину нашу, ничего не забыл? Всё забыл, Дима, ничего не помню, всё с нуля! Митька рассмеялся, и меня обнял, а у меня сердце чуть не остановилось, а потом мы пошли в нашу Импрезу, и уехали из этого Кургана…

- Да, я понял, Митя, хорошо… Это, Мить, ты дядю Сашу поздравь там от меня… Кто, я? Да ну, какой же из меня крёстный, да и… Хм, ладно, там видно будет… Хорошо, ждём.

Я думаю: - нет, ну правда, какой же из меня крёстный отец? Да и Митька сам к этой всей церковно-поповской ерунде относится, как… как к ерунде. Ладно. Так, ну, Женька впился в телевизор, на экране то Nickelodeon то Jetix, это по жизни главные его каналы, со всеми этими отстоями, что там дурью маются. Попрыгун сидит у меня в ногах, смотрит на этих совсем уж неживых отпадков, за уши не оттащишь. А если ногой его вот так вот пощекотать? Ишь ты, сердится…

- Да ты отстань, Илья, я же тебе не мешаю, когда ты вон читаешь, например, или там ещё чего такого делаешь. Не мешаю ведь, почему ты всегда мне тогда мешаешь? Когда я мультики смотрю, например.

- Этого ещё не хватало, чтобы ты мне мешал! А вот это не мультики, а я не знаю что.

- А что это тогда? Как же это не мультики, смотри, вон же, это же Человек-Паук, видишь?

- Муха навозная, опарыш варёный, таракан ошпаренный, тоже мне паук, муха-цокотуха, блин, отпадок, смотреть такое, как же… - бормочу я, закрыв лицо ладонью, жалко, что одной, вторая же наполовину в гипсе…

А Попрыгун знает, что я щас какие-нибудь гадости говорю, он глухой, но не дурак же он, не то, что некоторые, с гипсом, которые. Но у Прыгуна почему-то нет желания драться, а может быть, он и правда, опасается за мою руку, да нет, не в этом дело, просто ему охота поласкаться, вот он и лезет мне под руку, обнимает меня за грудь, смеётся потихоньку мне в шею. Если я когда-нибудь увижу, что Женьку посмеет хоть какая-нибудь блядина обидеть, то я могу эту блядину запросто ведь тогда и грохнуть…

- Хм, Попрыгун ты, ласкучий… Женя, дай-ка, пусти меня, я в туалет пойду.

- Иди. Постой! Илья, а ты как?

- Не понял. Что, - как?

- Балда, ну, как, по-большому?

Я встаю с дивана, несколько растерянно смотрю на Женьку, хм, не понял… А тот опёрся башкой на руку, смотрит на меня хитро-хитро, блин, опять какую-то хохму задумал.

- А тебе-то чего? - подозрительно спрашиваю я.

- Так ведь это! Если ты по-большому, а у тебя рука сломана, так ведь как тогда? Тогда так, давай я тебе того, помогу там, бумажку там оторву, ха-ха-ха!

Женька переворачивается на живот, роняет вихрастую башку лицом в ладошки, и задыхается от смеха. Смешно. Гадость. Сочтёмся.

Пока я там то, да сё в туалете, возвращается Митька, - я слышу, как он заходит, они с Прыгуном чего-то обсуждают, пол дрожит даже в ванной, так Попрыгун скачет. Интересно, чего там такое? Щас, руки помою…

- Ты там утоп, что ли? Быстро я, да, Илья?

- Д’има, он т’ам вер’овку прогл’отил! Вер’овку, д’а, Ил’я? Ха-ха-ха!

- Илья, да не тронь ты его! Он же этого и добивается, не понятно, разве…

- Живи, козявка. Ну, как там?

- Там так, как и положено быть. Блин, Илька, еле удрал, жаль, конечно, давно все вместе мы не собирались.

- Наверстаете, это как здрасьте. А чего здесь Попрыгун скакал, как жеребец? Ты чего тут прыгал, козявка?

- Я не… Ладно, я тебя потом, завтра, или ещё когда, а ты смотри, Илья, что мне Дима дал, а только я тебя потом всё равно…

- Ничего себе. Митька, ты от Прыгуна заразился, что ли, тащишь домой всякую… что это такое, вообще, что за… конструкция?

- Хм, Илюшка, я и сам не понял, пока Хохол не объяснил. Это, видишь ли, штопор.

- Врёшь. То есть, я хотел сказать… один чёрт, врёшь, Митька.

- Вот ведь! Штопор, говорю же тебе. Смотри, Женя, дай-ка… смотри, сюда, что ли, бутылку суёшь… ну да, это же вот под донышко резинка положена…

- Мда. И что?

- Ну… Вот, потом, значит, эту штуку крутишь, наверное, это сам штопор и есть, и…

- Дим, это устройство надо в реале испытать, только шлем надеть надо. Шестерёнки, блин, как на Харлее, даже моя Ямаха отдыхает. А этот вот рычаг зачем? Погоди, наверное, это чтобы пробку вытаскивать, когда штопор вкрутился…

- Точно, Ил! И ни шиша сложного… в общем-то. Понял, Женя, какие наши предки были затейники? Держи, Жень, только на ногу не урони, хватит с меня Илюшки с его рукой.

- Д’има! Сп’асибо!

И Женька, сунув мне этот механизм, лезет к Митьке целоваться. Хм, а я что, - рыжий? Я не рыжий, я пепельный! И я тоже к ним, мы все втроём мешаем друг другу, щекочемся, щипаемся, Прыгун кусануть меня старается, я Митьке в ухо хочу свистнуть, но ведь смешно, и не выходит, и в результате Митька локтём шарахается об этот гадский штопор. Я, мигом оценив ситуацию, удираю с дивана, - я же буду виноват, на балконе пока отсижусь, пусть Митька Прыгуна этим штопором прибьёт, а я уж потом искалеченного после битвы с Женькой Митьку и добью, если повезёт.

- Илюха, айда снукер смотреть.

- Митя, смотри, наши пацаны на школьный пошли…

- Где? Вижу. Ил, так я ж тебя не держу, чего ты?

- Ты что, Мить, я ж не это имел в виду, я не пойду, ты же вот своих оставил, сюда, ко мне примчался, как же я уйду?

- Да? Только поэтому?

Я спокойно улыбаюсь Митьке в его настороженные глаза. Люблю. Навсегда.

- Мне с тобой всегда интереснее, чем с кем-то там ещё. Просто мои пацаны, это мои пацаны. А ты, это ты.

- А Прыгун, это Прыгун, - спокойно улыбается в мои глаза Митька.

- Ну да. Но ты знай, Дима, если ты скажешь мне, чтобы никого у меня чтобы больше не было, ну, кроме тебя, то вот никого и не будет…

- Дурак. А уж какой я дурак, что с тобой связался, это не поддаётся описанию. Илька, помнишь, как я тебя Аристову представил?

- Хм, такое забудешь, как же…

- Да, я тоже помню, какое он на тебя произвёл впечатление. А ты на него. Когда я ему всё рассказал, что мы затеяли, он мне сказал, наедине, что…

- Прыгун! Чтоб тебя, напугал, ну что ты будешь делать, Митя, ведь никуда же от него не спрятаться, с балкона его выкинуть, да ведь жалко, любим мы его, вот и жалко, а так бы с балкона, и все дела, вместе со штопором этим…

- Д’има, он спец’ыално так! Чтоб’ы йа не понь’ал! Гад.

- Гад, - соглашается Митька. - Ты ему дай по башке, Женя, хоть вот этим самым штопором, хотя нет, вещ-то антикварная, жалко, а бронепровод я ему уже подарил, ремнём придётся, обоих, бля, чтобы не обидно было, а потом из дома убежать, в офисе спрячусь, не найдут, а найдут, в тайгу уйду, в горы, на подножный корм…

Женька поначалу пытается следить за Митькиными губами, потом обречённо вздыхает, ставит на пол Штопор-Монумент-всем-Штопорам, встаёт в боевую стойку, - вот зря Митька его учит драться, самим же боком выйдет, - переводит горящий взгляд с меня на Митьку, - думает с кого начать… Мы с Митькой одновременно поднимаем руки, - я одну, а второй, с гипсом, прикрываю голову, - Женька от восторга аж чуть с балкона не прыгает…

- А ну! Иди в комнату, сказал, и этот свой забирай, а то он балкон нам провалит, к чёрту.

- Илья, не провалился, а дырку сделал.

- Иди, Женя, мы сейчас, ладно… Митя, что тогда тебе Аристов сказал?

- Да. Он мне сказал, что он всю жизнь не тем занимался, стоит ли такое государство защищать, которое таких как ты, сотнями тысяч просирает…

- Я… Пойдём, Дим, в комнату.

- Пойдём… А ещё мне Аристов сказал, что если кто посмеет чего против вякнуть, помешать там нам как-нибудь, он из своего наградного, от Совета Министров, который ему Сам вручал, Андропов… застрелю, говорит, любую суку, и хуй с ними, с новыми, со старыми, с-с-с…

- Митя, не надо, я…

- Ладно, Илюш, извини.

- Порядок, Дим…

…Ну, стрелять Аристову не пришлось, слава всем Богам. Он всё разрулил, как Митька и говорил. А сначала я с ним познакомился… Я не помню, сколько времени мы ехали до Челябинска. Может, часа три с половиной. В общем, уже начало светать, и я так и не уснул, да как же уснуть, ведь Митька мне всё это время рассказывал про себя. Не подряд, а так, - то одно вспомнит, то другое, - про маму свою, тётю Варю, и про армию, и про работу, и как он пацаном был, - да много чего. Я уже чувствую, что знаю Митьку всю жизнь, и даже то, про что он не успел мне рассказать, и это я уже знаю, вспомнить мне только, и всё. Смеёмся, Митька говорит, - сейчас я спать буду, а ты, Ил, машину поведёшь. До первого столба, Дим. Хм, тогда я спать не буду… Короче, как доехали, я и не заметил, а внутри у меня всё это время будто поёт кто-то… новый кто-то, и я не только Митьку слушаю, я ещё и эту новую песню, тоже слушаю. Это Любовь поёт, я это понимаю, эта песня у меня до сих пор звучит, ещё громче стала. Ладно. Вот, Ил, это Челябинск, сейчас я перезвоню Вадиму, он уже, наверное, тоже скоро подъедет. Звонит, они с Аристовым договариваются снова, где мы встретимся, тот объясняет, что он какой-то Пласт уже проехал, часа так через полтора, возле Орлёнка какого-то, стрелка. Митька говорит: - Спать или завтракать? А ты сам как, Дим, а то я как ты. Спи, Ил. Ладно, говорю, и тут же, на сиденье, я и отрубился… И вроде и минуты не прошло, а меня за плечо трогают, будят. Проснись, Илюша, Аристов приехал… Я глаза протираю, не пойму ни шиша, - где я, кто я, чо это за парень рядом, и тут снова внутри Песня. И я проснулся, - где Аристов, Дим? Эта чёрная тачка? Ничо себе! Круто… Митька спокойно говорит, - Ягуар. Тюнинговый, от Арденна, хорошая машина… А к нашей Импрезе подходит Аристов, я как его увидел, сразу понял, что это он. Выходи, Илья, Вадим, это Илья, прошу… Вадим Алексеевич. Илья. Так-так. Хм, Вадим, поехали в кафе, мы с Ильёй голодные. И мы поехали в кафе. На Ягуаре дяди Вадима, а я и впрямь, обалдел, когда Аристова тогда увидел. Когда потом я всякие сериалы про спецназ там, про всяких национальных агентов смотрел, все они мне какими-то котятами казались, хм, я же Аристова знаю, куда там какие-то на хрен сериалы! Мне даже Митька по сравнению с ним показался… не салагой, а… м-м-м… Не знаю, короче, такой вот Аристов. Видеть надо. Какие-то пирожки взяли, Митька кофе попробовал, от меня мой стаканчик убрал подальше, пошёл за газировкой, а дядя Вадим мне говорит: - Рассказывай. Нет, не говорит, не предлагает, и не приказывает, а… во! - велит. Бля, вот честное байкерское, я чуть по стойке смирно не вскочил! Рассказываю, Митька пришёл, чего-то поправляет, чего-то добавляет, чего-то… Ясно. Почему от этого Корженя сразу не сбежал, понимаю, почему его сразу не убил, понимаю, а почему Туманову поверил? Это же Дима, как же не верить! Всё. Держи ключи, ступай в машину, Илья, вот это кнопка сигнализации, эта двери открывает, а нам с Димой нужно пару звонков сделать. Я пошёл в Ягуар, и понял по дороге, что всё будет так, как должно быть, и что я хочу вырасти таким, как Аристов и как Митька…

- Да, тёть Варя, хорошо, да мы хорошо кушаем, - Митька хмыкает, гад. - Да нет, говорю же, не болит… Ну, ругался, нормально… Да мы кушаем, блин, у нас же Попрыгун два дня будет… Ага, хорошо, будет сделано… ладно, до свиданья, тёть Варя.

- Всё? Дай-ка мне трубку, я позвоню Хохлу, как они там…

- Дима, да что ты, в самом деле, ну, зачем ты вернулся, я ж понимаю, надо было там остаться, подумаешь, - гипс у меня!

Митька смотрит на меня, крутит в руке трубку, потом качает головой, и кладёт трубку на телефон, - передумал звонить. Ничего, полезно, пускай дома посидит. А вот снукер я ему смотреть не дам, это же всё равно, что его дома нет, хотя мне и самому снукер в тему. И я тогда начинаю рассказывать Прыгуну, - вслух, медленно, - про Японию, про город Секи, про то, как я к Мастеру в гости напросился, и как он нас с Митькой чаем поил…

- Да я же знаю зелёный чай, Илья, Дима же такой пьёт.

- У японцев настоящий ЗЕЛЁНЫЙ чай, Прыгунок, вот как трава, как И-З-У-М-Р-У-Д, - я показываю пальцами, по буквам. - Такого цвета, и не прозрачный.

- Вкусный?

- Нет. Я не знаю, - может, привыкать надо, - мне не вкусно было.

- Зато ты всю хурму сожрал…

- И что, Дима? Подумаешь, хурма. Сожрал. Но ведь не обожрал же я его, Барсука…

- Я б тебя убил…

- Ну и всё…

Мы с Митькой смотрим друг на друга… и смеёмся, - да, весело тогда получилось, сначала как-то не очень, а потом весело, и все довольны…

- Илья, а покажи меч.

- Прыгун, завтра, лезть не хочу, да ты вон те посмотри.

- Да нет. На них же узла нет, я их видел, нет, а на новом у вас есть узел.

- Митька, он опять про букэ-дзукури! Дался ему этот шнурок… достань, а?

Митька, - ну, ясен перец, хмыкнув, - со вздохом, - о-хо-хо, - в три приёма, - сначала руки из-под головы, - раз, - потом на бок, - два, - потом встаёт с дивана, - три, - и лезет за мечом наверх. А Женька от предвкушения подпрыгивает, блин, а мне у него на коленках лежать не удобно.

- Да купить ему сагэо метров сто, и пускай себе узлы вяжет, Человек-Паук, попрыгунский!

- Не смешно, Ил, да и где мы ему, в Магнитке, настоящий шёлковый сагэо найдём? Так. Женя, осторожно, и из ножен не доставай, не дай бог порежешься, и узел не тяни, потом не завяжем правильно.

Женьке абсолютно наплевать на этот вакидзаси. Нет, не так, - ему наплевать на то, что это оружие, - для Прыгуна важно, что это очень красиво, и клинок, и прибор, и всё в сборе, а к оружию он равнодушен. И он одинаково любит и венчик тот чайный, и Митькины мечи, и Штопор, Каким-Убить-Можно. И ведь Прыгун мысли мои читает, что ли, - тут же просит у Митьки лист бумаги, - можно, Дима? Я узел порисую, а то тогда мне не понравилось, как я нарисовал, а сейчас лучше получится, можно? Хорошо мне было у Прыгуна на коленках лежать, но ладно, пусть себе порисует, а я и у Митьки на плече устроюсь не хуже… вот так вот. Нет, так руку давит, перелезть через него, и вот так. М-м-м, Митька… Ил, кончай, неудобно. Терпи. Хм, а если бы ты обе руки сломал? А я б тогда тебя и ногами обнял бы. А если бы и ноги? Ну… Понял, демонстрировать не надо, ограничься одной рукой. Так? Да. А так? Дурак, Прыгун увидит! Ладно, потерплю, но, Дима, вот уснёт наш художник… Илья, что случилось, ты что сегодня такой? Митя… понимаешь, я испугался. Когда с Ямахи упал? После. Когда допёр, что мог вообще грохнуться. Дима, я испугался, что ты один останешься, что мы не увидимся, что всё кончится. Я так никогда в жизни не боялся, а ты знаешь, что было со мной до тебя. Знаю, но теперь тебе есть, что терять, Ил. Но ты не бойся, а главное, не меняйся, не становись испуганным, я тебя полюблю и изменившимся, просто мне жаль будет такого вот тебя, да и привыкать к новому придётся. Хм, Дим, привыкать, не гони, мы ведь не привыкали друг к другу, как будто всю жизнь вместе. Ну, и тем более тогда, не меняйся, Ил. Не буду, Дим, а тогда ты мне Arai свой отдашь? А чо шлем-то только? Вон, и Триумф забирай. Да тяжёлый он, как танк, паровоз гоночный, себе оставь. Спасибо. Э, погоди, я же не отказываюсь, подрасту вот немного, тогда… Через мой труп. Тогда не надо, Дима, если через труп, а вот старый «Джиксер» бы твой, м-м-м, песня, а не байк! Хм, да ты же сам говорил, что он так себе, 600-ый только. Так ведь Дима! Я же чо, я же имел в виду, что литровый-то «Джиксер» круче, а новый ведь «литр», так вообще, байком года выбрали! И ещё, именно поэтому, на него цена такая, хотя и действительно, мотоцикл выдающийся, снимаю шляпу… Дима, давай купим! Пса облупим. Ха, Митя, Женькиного! Илюшка, от тебя так пахнет здорово… Да ну, Митя, это же потом пахнет, я же с утра не мылся… Да, и потом тоже, и пылью, и ещё запах… Какой запах, Митя? Запах… запах речки и диких цветов, футбольного мячика и хлеба с молоком, запах драки, и запах зелёнки после этой драки, да, и потом, и пылью, и закатом ещё, и родниковой водой, и запах первых трёх аккордов, и чуть-чуть бензином, вообще мотоциклом, и ещё чем-то таким, полузабытым, и всем миром, Любовью, Счастьем, как я жил без тебя, не знаю, одни Боги знают, для тебя, Ил, всё, что я делаю, вся жизнь, вся моя упакованность, успешность, вся моя жизнь для тебя, ведь ты и есть вся моя жизнь…

- Митя, я… Не, я ж не плачу, это так, я тебя люблю, вот и всё. Я думаю, что мне, таким как ты, не вырасти.

- И не надо. Женька идёт. Скорее бы ночь, и правда…

- Прыгун! Это что ещё такое?

- Эт’о Ил’я йа вот т’ак вот нарис’овал вот. Ну, это вот ты, а это вот…

- Да вижу, да почему ты меня в узел этот засунул? Митя, глянь.

- Хм…

- Илья, я так нарисовал, чтобы ты понял, осторожно надо тебе ездить, а то в узел завяжу, понял, чтобы сидел и не того, понял, а как узел, похож, а то в прошлый раз не очень, а вот сейчас получилось…

- Ил, чего он говорит, переведи.

- Спрашивает, похож узел или нет.

- Похож, а чего он тебя в него завязал? Хотя, ладно, не спрашивай, я где-то читал, что ли, не помню… что если художник пускается в объяснения по поводу своей картины, то он в этот момент перестаёт быть художником, и становится изобретателем…

- Митька, вот не ври только, это же ты сам сейчас придумал, я же вижу.

- А что, - хорошо сказал.

- Илья, вы чего, я не понимаю, Илья, что Дима говорит?

- Блин, как вы меня, и так одна рука, переводчика нашли, одна рука, понял, Попрыгун, но я и одной рукой могу, я же такой, я самурай, я же Аристова знаю, вот уж кому по, сколько там рук, он и плевком зашибёт, а Прыгуна надо с балкона выкинуть, нет, не надо, тогда он рисовать не сможет, а я на его рисунках бабки делать хочу, и тогда… Ой! Бл-ль! Убью обоих! Прыгун, гипсом зашибу! А тебя… Ой-ёй-ёй! Митька, гад, хорош! А ну, сказал, Женька, убью, всё, чем бы вас таким, гады, Прыгун, смотри, синяк ведь будет! Щипается, козявка, блин, ночью спать лучше не ложитесь, утром без голов проснётесь, отрежу к чёрту… Не открою! Только в ванной от вас и спрячешься, Митька, ты этому передай, что я ему этот штопор на могилу поставлю, чтобы люди шарахались, блин… Врёшь… Поклянись!.. А этот?.. Точно, что ли?.. Ладно, но вот только если, я тогда…

Я, улыбаясь, как дурак, - а я дурак и есть, - открываю дверь ванной. Во, лыбятся, а Митька предатель, то за Прыгуна, то за меня, и сам Попрыгун тоже, мародёр… - тьфу ты, не мародёр, а перебежчик, - один я только верный самурай! А ну-ка, ну-ка… раз, два, три… так, так… Дима! Отстань, ну… Щас… пять, семь, и снова пять, так. Точно, слушай:

Лишь я самурай!
Верный, с душою-мечом,
с кисаки прямым.

- Повтори, чёртик из коробочки.

Я повторяю, я горд, я по Митькиным глазам вижу, что ему понравилось, и ведь как сразу, запросто хокку сложилась, настоящие только так и выходят, без напряга, чувство и слово.

- Красиво. Очень. Хм, кисаки прямой… Женя, ёлки, Илья, объясни ему.

- К-И-С-А-К-И, остриё.

- Да? И вот у этого тоже, Илья, у нового с узлом?

- У всех Женя, только все по-разному, Митя, как у нового вакидзаси кисаки называется?

- Фукура-цуку…

…Нет, не сразу всё получилось, то есть, не сразу по времени, потом ещё мы с Митькой три раза ездили в Челябинск, нужно было сделать мне свидетельство о рождении, суд потом, ещё кое-что. Как вихрь, как ураган, всё перед глазами кружится, всё на себя эти сильные люди взяли, и я таким же, как они хочу вырасти. И вырасту, если шею себе не сломаю на Ямахе… Гадом буду, но я этого «лежачего полицейского» в будущем году на девяносто километров всё-таки проскочу… Ну, девяносто, не девяносто… хм, ладно. А у Митьки дома я сразу обжился, нет, не у Митьки, а у нас. Мы в Магнитку приехали, впервые домой заходим, Митька сразу мне сказал, что здесь я хозяин, что хочу, и как хочу, всё можно, только без открытого огня, Митька говорит: - после Чечни я запах палённого не люблю. Вижу, это он так шутит, он нечасто шутит, а уж про Чечню… Но бывает, хотя Аристов вот, тот вообще, по жизни приколист, правда, я не всегда понимаю его шутки, но прикольно всегда. А с тётей Варей я тоже сразу. Она когда меня впервые увидела, заплакала, сынок, говорит, как же так вышло, блин, и я реветь, меня же никогда никто не ласкал, а тут не просто жалость, а жалость от огромного сердца, и сразу любовь, даже Митька из комнаты вышел. Потом говорит, что по правде он переживал, как оно всё у нас выйдет с его мамой, а чтобы вот так, сразу чтобы, не ожидал, и мы тогда вечером и выпили. И не я к нему полез, и не он ко мне, а вместе, без слов, то есть, вот только что мы чего-то там говорим, пустяки какие-то, а вот мы уже целуемся, а дальше я плохо помню. Помню, меня аж колотит, так я Митьку хочу, и Любовь, и Песня… И всё правильно, а зачем слова, хотя они тоже нужны, но не тогда, потом было много слов, но всё равно ведь, всего не выскажешь. А однажды, я ночью проснулся, не знаю, вот проснулся и всё, а Митька не спит, свет слабый горит, Митька на меня смотрит. Я: - чего, Митя? Ты мой сон, Илюша, а может, я вообще умер там, на Минутке, и это рай. Нет, как же, разве у мёртвых так стоит, вот, чувствуешь? Илька, тогда, значит, я просто с ума сошёл. И у меня стоит… Да. И ведь мы с Митькой так и не успокоились до сих пор, каждую ночь, и днём, и когда захотим, а я почти всегда хочу, а потом Прыгун появился, хм, Митьке полегче стало. Да, Прыгун, я про него Митьке сразу рассказал, думал, что Митька обидится, но рассказал, нельзя иначе, а он не обиделся, нет, он Женьку тоже сразу полюбил, ну, не так как я, вот уж к Женьке Митька точно относится, как старший брат, или даже, скорее, как отец. А уже осенью, когда всё встало по своим местам, я понял, что всё то, что со мной было до Митьки, это испытание. Как ковка и закалка. Я видел у Мастера в Секи, как клинок калят, сподобился, - в темноте, жара, не продохнуть, кузнецы в белом, как привидения, клинок вдруг достают из углей, он как вишня, только там, где лезвие будет, там глина тоньше, и клинок там аж белый, и в какую-то воду, что ли, специальную, запах, как гвоздикой пахнет, дымина, и наружу, а потом глину с клинка сбивают, он готов. Нет, не готов, конечно, потом ещё много чего, - заточка, полировка, отделка, - но он закалён уже, навсегда. Вот и я закалился, а сейчас Митька меня полирует, затачивает, готовит к жизни и к бою, если придётся. Ну, к бою я уже готов, и за Прыгуна, и за Митьку, - это ведь главное, они для меня всё, а я ведь верный самурай…

- Спит… Митя, ты только посмотри, прямо на ковре уснул.

- Умаялся Прыгунок… Давай-ка его на диван, погоди я сам, постели только, а, чёрт, ты ж инвалид…

- Управлюсь. Митя, шорты с него снимать не будем, пускай так спит.

- Возьми ту простыню, махровую, ему нравится.

- Митя, он даже ноги не помыл, так и уснул.

- Да не будить же его из-за этого. Угол расправь.

- Митька, да что ты его укачиваешь, он же не маленький!

- Да. Не маленький. А если мне нравится…

- Ох, Митька, тебе, по ходу, своих пора качать, мешаю я тебе, по ходу…

- Мешаешь, - не то слово. Не укрывай его, всё равно, всё на пол скинет.

- Ладно, я сбоку покрывало положу, если замёрзнет, то сам укроется. А если «мешаю» не то слово, то какое тогда то?

- Пошли на кухню, я ещё выпью капельку. То слово… Тут одним словом, видишь ли, не обойтись.

- А сколько тут надо слов?

- Не знаю, Илька, отвяжись, всех и не сказать, но вот главное я тебе уже говорил.

- Ещё скажи.

- Люблю.

- И я. Люблю. Навсегда, понял, и не думай себе, Митя, что это навсегда когда-нибудь кончится. Даже после смерти.

- А смерти вовсе нет, Ил, это же очевидно. Смерть, - это только изменение, но нам с тобой и это не страшно.

- Ну точно, я же и говорю. А мне? Коньяка?

- Хм…

- Хм!

- Ступай, телевизор выключи, иди, иди, чёртик из коробочки, налью я тебе, только ты учти, это системой не станет.

- Нет? Жалко, а я уж было, губищу раскатал…

- Выключил?

- А ты не слышал? Где моя рюмка, эта?

- А ты не видишь? Которая меньше, та и твоя.

- Что ж, это по-братски.

- Вот спаиваю я тебя…

- Да я сам, кого хочешь! Бум…

- Ну, что, - вкусно?

- Отвяжись, Митька, дело не во вкусе. А это что за бумажка? Да на подоконнике, Дима, вот.

- Мама дорогая! С твоей рукой, понимаешь, всё из башки выскочило…

- Да погоди ты, я сам прочитаю… Ничо себе. Дождался, значит.

- Ты мне этот тон оставь, Илья.

- Извини, Дима…

- То-то, это же важно, теперь ты уж точно никуда не денешься, дай-ка… так, «зачислен учеником в 9-ый «Б» класс, «гимназический», с начала нового учебного года». Вот.

- Вот! Вот если бы там не автодело, я бы лучше в обычный пошёл! Вот…

- Я не ослышался? Ты сомневаешься в моей компетенции, как опекуна, как брата, как… Как кого, Илька?

- Всё, хватит, всего не перечислишь, ты всё-всё-всё для меня.

- И?

- И? Ну, и… спасибо.

- Хорошо. А вот спасибо по-настоящему ты мне скажешь, когда институт закончишь.

- Я… Митька! Ты меня не любишь, мне же школа уже надоела, а я ещё и не начал учится, а уже надоела, а ты про институт…

- Пойдём? Илька…

- Да. Я так хочу, ух!

- Патология.

- Сам ты… А чего это такое?

- Это то, что я в тебе люблю.

- Ну вот! Я же знаю, что ты любишь… Погоди… Так. Я со светом хочу.

- Патология в степени.

- Митька! Обзову щас!

- Вторую сломаю… м-м-м… Да постой ты, чёртик из коробочки, дай же я хоть…

- Я сам, сам сниму. Та-ак… И тут появился он. Ого. Та-ак, а чего это он у тебя так стоит, это у тебя на меня, что ли, ну, я не знаю, вот тебе и на, встал у Митьки на меня, ну, что же делать, теперь мне никуда не деться, трахнет меня щас Митька, этим вот своим и трахнет…

- Илюшка, паршивец, ты чего придумал, я же сейчас взорвусь! Вот же…

- Взорвёшься? Не надо. Так, а щас мы будем учиться, как на сложной горной трассе скорости переключать. Ну, у нас ведь WRX Импреза-то, так что мы с места сразу со второй! Грум!

- Илька, гад! Сцепление порвёшь…

- Ты мне тут! Ты, Митька, щас штурман, а не механик, за легендой смотри. Вот, третья, четвёртая, бип-бип! Корова, какая-то, на трассе! Вот же… Погоди-ка, молочка же можно попить, свеженького…

Митька аж дышать перестаёт. Ну да, я же знаю, как ему нравится больше всего, а как же, ведь я его люблю… Не надо весь его стараться заглотить, головку только, но так, чтобы… Во как в плечо мне вцепился! А про второе помнит, что болит оно у меня, а как же, ведь Митька меня любит… А у Митьки и не самый большой, хоть ему уже почти тридцать, а вот, помню, у одного, в детдоме, как его, Руслан, что ли, вот там было да… Точно, Руслан, хм, первый раз вспомнил, странно, а ведь из-за него-то я и подорвал с детдома, когда он Лёшку… Порвал там Лёшке он чего-то, ну, правда, он не один был, как обычно, толпой они Лёшку, Лёшка в больницу попал, а я в спальне сказал, баран, что теперь старшакам кранты, их теперь прижмут, а Лёшка на операции умер, а мне этот Руслан сказал, что я следующий буду, и я подорвал…

- Илюшка, ты что, рука болит? Погоди, тогда лучше не надо, оставим это, хорошо?

- Нет, не хорошо, рука не болит, а я хочу, понял, а ты молчи, понял, а лучше, я тебе рот займу щас, понял, а то чего придумал, оставим, говорит… Митька! Вот пощекотайся ещё! Я тебя! Попался?.. Блин, я попался… Та-ак, Дима, хорошо как, Дима… М-м-м, я… Та-ак… Постой, дай я сам покачаю, можно, Митя?.. Так. М. М. М. Митя, чуть зубами прижми, я хочу так, почувствовать хочу… Та-ак… Ой, Митька, ой, постой, а то я кончу.

- И чего? Кончай, чего ж ты? Наездник однорукий…

- Обзывается! Нет? Ну, тогда ладно. Нет, Дима, давай ты первый, ладно? И, знаешь, вот так вот давай, я вот на тебе… Щас… Так, сверху… Да подержи же ты свой, а я сам на него щас…

- Фу-у-ух! Ну, ты… О-о-о… Илька, это кайф…

- Здорово, да? Видишь, как здорово, как я придумал-то, ты молчи, лежи себе, я сам.

И я сам. Я не качаюсь на Митьке взад-вперёд, или, там, вверх-вниз, нет, я просто двигаюсь. Всем телом, по Митьке, на его члене, по его члену, по груди, животу, кругом, вверх-вниз, взад-вперёд, я хочу всего Митьку в себя, но ладно, что имеем, то и… А Митька аж глаза вытаращил, потом прикрывает их, снова открывает, смотрит мне в глаза, я не могу, я щас кончу от того, как он смотрит, от того, как его член во мне. А Митька держит меня за талию, за спину, переводит руки на бёдра, он очень любит так, за бёдра, он считает, что у меня очень красивые ноги, а я думаю, что у Прыгуна вот, например, ножки красивее. И попка тоже, она у Женьки такая упругая, кругленькая, выпуклая, но не очень, так, как надо она у Женьки, и в ножки плавно переходит, и нету складок там у него, ровно, гладко, красиво… А вот грудь у Митьки самая красивая на свете, мне и не мечтать о такой, хоть там сколько я не качайся, и не в качалке дело, Митька не то, чтобы очень уж накачанный, просто, по жизни у него такая грудь, с детства, я же фотографии видел. Хм, видел, я же даже дрочил на эти фотографии Митьки-пацана, когда он в командировку уехал, а когда я ему про это рассказал, он так ржал гад, я же вот он, - говорит, и я в тот раз его впервые в попку трахнул, до этого как-то не было у нас такого. И на груди у Митьки нет волос, гладкая, чистая, и только шрам под правым соском, не очень большой, ему пулю почему-то сзади удаляли, со спины, чуть ближе к рёбрам, сбоку почти, а на груди такой вот круглый, с рваными краешками, шрам, и как будто маленькие крылышки по бокам. И я сейчас смотрю на этот шрам, здоровой правой рукой упираюсь в Митькино левое плечо, у меня под пальцами его наколка, с группой крови, я двигаюсь, Митька прерывисто дышит, я чувствую весь его член, и совсем он не здоровый, а то, что надо, восемнадцать сантиметров, мало, что ли, мне хватит, вот самое то, весь его чувствую, та-ак мне щас… Бля, я же кончу так, ведь первый раз кончу, когда меня Митька трахает, или я сам себя трахаю Митькиным членом, а-а-а…

- М-митя, подрочи мне, Митя, щас мы, вместе, давай Митя, кончай…

- Ф-с-с-с…

Митька кончает, его тело подо мной, как волны горячего твёрдого льда, - вот так, оказывается, бывает, - перекаты, волны, мышцы как сталь, как масло, я вижу каждую из них, Митька самый красивый парень на свете, а я сейчас тоже кончу, вот от того, что во мне Митькин член стреляет горячей спермой, от того, что я сижу на члене самого красивого на свете парня, и он меня любит больше всех на свете. Я сдерживаюсь из последних сил, Митька не дрочит мне, он просто сжимает мой член в руке, другой рукой он прижимает меня за талию к себе, дурачок, Митька, я же и сам никуда денусь, м-м-м, та-ак, ща-ас… И Митька чувствует, что щас, он резко, обеими руками снимает меня со своего члена, притягивает мой член к себе, прямо в губы, ловит меня, я несильно, быстро делаю несколько движений, Митька ладонью обхватывает мои половинки, другой поддерживает меня, я упираюсь ему в раскрытую надёжную ладонь грудью, всем весом, и… Пошло-о-о… Бля-а-а…

- Ох ты, И-ил… Даёшь.

- А ты думал? Да-а… Митя, ведь второй раз только так… ну, вместе когда…

- Ну, так ведь и не должно быть часто.

- А если как-нибудь научиться? Упражнения, какие-нибудь…

- Ну, ты! Мало тебе упражнений?

- Мало.

- Ну, точно, - патология. А-ййй! Слышь, так не честно, пользуешься, что у тебя рука сломана…

- Патология, патология, - вот я в словаре посмотрю, и если это то, чего я думаю, то я тебя тогда гипсом по башке, только ты усни сначала, а потом я тебя гипсом… Всё-всё-всё! Ну Ди-има-а…

- Победил опыт. Чеши в ванную, погоди, тебе помочь?

- Ещё один! Сам я…

- Сам, так сам, плавки свежие переодень.

- Ладно…

Неудобно с одной рукой, да ничего, привыкну… Я, сделав, что надо, вылезаю из ванны, смотрю на себя в зеркало. Ну-у… Щас, руку с гипсом за спину спрячу… Я напрягаю пресс, поворачиваюсь чуть боком… Ну, так, ничо, - все говорят, что ничо, не знаю… Ладно, хорош любоваться, где плавки?..

- Митя, я как выгляжу? Я имею в виду, - ничо?

- Хм, новенькое что-то… Ты… Погоди, ты самый красивый пацан, которого я знаю. И знал.

- Врёшь ведь, но ладно, это ты хорошо врёшь.

- А ты чего спросил?

- Да так. Пустяки это, Митя, а можно я тебя серьёзно спрошу, про важное?

- Спроси. Значит, я серьёзно и отвечу, если про важное.

- Да. Вот, только честно, без ботвы. Скажи, ты вот никогда не жалел? Что взял меня, что мы вместе, нет, погоди, я не про постель, вообще…

- Я понял, о чём ты… Жалел? Счастье, - какая же тут может быть жалость! Нет, конечно, я каждый день, - по сто раз на день, - я жалею о чём-нибудь, с тобой связанным. То жалею, что мало тебя отругал, то жалею, что сильно наорал на тебя, то… Жалею, что мало времени у меня для тебя, что ты растёшь быстро, а то жалею, что ты медленно растёшь, жалею, что мы не ровесники, что мы вместе не росли… Да много о чём жалею.

- Здорово… Слушай, а о Ямахе не жалеешь?

- Тьфу ты! Да пропади она пропадом, Ямаха твоя! И чего жалеть-то, целая ведь…. Погоди, ты чего про Ямаху вспомнил?

- Ну…

- Гну! Говори.

- Дима, только без крику, ладно, а то я говорить не буду, ладно, ну, короче я чего подумал, гипс - фигня, его снимут, ну, недельки три, не больше, а осенью погоняться ещё можно будет… Дай договорить! Вот. А тормоза бы мы с тобой новые поставили, - Nissin! - воще! - я их сегодня под подушку суну… - во-от, и погоняться бы… Ну чо ты ржёшь?! Чо смешного? Ржёт… Сам на Триумфе в прошлом году до снега рассекал, блин…

- Да не-ет… Илька, я просто… Просто так, радуюсь, что ты без башки, чёртик из коробочки. Ладно, видно будет…

- Да? Йес-с!

- Цыц, глохни мне тут! Я ж не обещаю ничего, говорю же, - видно будет.

- Ладно, ладно, видно, так видно, я ж ничего, видно будет, тебе же виднее, ты ж у меня старший брат, ты же…

- Ил, поганец, кончай, вот хорошо, что Попрыгун у нас не слышит, а то бы разбудили пацана.

- Это да… Дима, если честно, мне таким Женька даже больше нравится, ну, что он не слышит, да и не уродство же это, пустяки, а кстати, как ты думаешь, почему мало кто видит, что Прыгун красивый пацан?

- Почему? Право, не знаю, Ил… Может быть, большинство обращают внимание на его глухоту, а может… а может, он сам свою красоту мало кому показывает, только тем, кого он любит, кому доверяет, как ты сам думаешь?

- Не знаю, я и спросил поэтому. Ну, может быть, конечно, только я доволен, я не хочу, чтобы все знали, что он красивый!

- Вот ты и… Даёшь, Илья, ты что? Погоди, я понял, - ты ревнуешь! Прыгуна ревнуешь, бля, Илька, это же ни в какие ворота, сначала вон меня ревновал, теперь Прыгуна…

- Ди-им, я тебя не ревную уже…

- Правильно, так что же я выдержал, какие ты мне концерты закатывал, жуть просто! Помнишь, как из дому чуть не удрал? То-то, смешно тебе сейчас, а мне и тогда не до смеху было, и сейчас я в этом ничего смешного не нахожу.

- Ну всё, Дим, забыли, вправил ты мне тогда мозги, всё, я понял всё…

- Ты смотри, Илья, Женя ведь не я, если ты ему такую сцену устроишь, то ведь перепугаешь пацана до смерти, вот тогда я тебя точно, без шуток, без слов…

- Дима, Дима, не буду, что ты, я же так, ну да, люблю я вас обоих, может, поэтому нервы и треплю, но я же и правда, люблю!

- Ну, и хорошо… Хорошо, Илька!

- Конечно, хорошо! И ты не жалей, Дима, ни о чём там таком, что мало ругал, или много, а как захочешь поругаться, так и… хм, вон, в ванную пойди, да поори там. Ладно, погоди, Дим, кончай, я это, я знаешь, чо сказать хотел, это, Ducati вон заказы на новый свой супер принимает, через год только продажи начнутся, а заказы принимают, а кто не успеет, тот опоздает, а всего-то четыреста штук в год будут делать, ну, этот, как его…

- Desmosedici?

- Точно. Не знаю я, что это значит, - но круто!

- Блин, да ты знаешь, забыл, наверно, хм, склероз в столь юном возрасте, - «Десмо», это десмодромный принудительный привод клапанов, - то есть, не только открываются, но и закрываются тоже принудительно, а «седичи», - по-итальянски «шестнадцать», по числу самих клапанов… Илька, гадость, хорош щипаться!

- Да, точно, я забыл, а прикинь, Дима, это же даже не версия, это же самый что ни на есть настоящий гонщик! Двести лошадей, это реальных, а не с поддувом, больше чем у «Зизера» Кавасаки последнего, у того же нечестно считают! А? И всего-то четыреста байков в год, и не очень-то и дорого, полста штук, ну, евро понятно, это в Европе…

- Ни… Ни хрена себе! А позволь-ка поинтересоваться, с каких это пор, пятьдесят тысяч евро для тебя, сударь мой, это не очень много? И ведь это ещё без растоможки в России! Да не дыши ты мне в ухо…

- Так Митька! Так в Инете ведь какой базар был? Все же думали, что такой байк тыщь двести будет стоить, вот, а он так вот, и четыреста штук всего в год…

- Так. Это вот твоё бурканье-сопение мне в ухо, как я понимаю, означает, что ты меня уговариваешь и нам тоже заказ сделать.

- Ну-у-у… Да.

- Нет.

- А…

- НЕТ!!! Обалдел ты совсем, такие байки, они ведь на обычных дорогах даже в опытных руках, - это инструмент самоубийства. Да ещё за такие бабки, блядь! Нет. Подешевле способы есть на тот свет с гордостью удалиться, хотя, конечно, и не столь эстетичные… Нет, нет, и нет.

- Нет? Ну, что ж, «Джиксер», - тоже крутой снаряд…

- Мама…

- Митя…

- Илька, ты что, опять хочешь?..

- Да-а, я всегда хочу, а ты что, не хочешь, что ли, только не ври, во-о, видишь, как у тебя зашевелился, ха…

- Мне же вставать рано, аудит же у нас… гори он огнём… давай, И-ил… Давай, чёртик из коробочки, патология ты моя, ненасытная, только давай… 69, ладно?

- Да как хочешь, а почему не в задницу, не хочешь ты, что ли?

- Хочешь. Но 69 хочешь больше… Тише ты, с гипсом своим…

Я на правом боку, я обхватил Митьку рукой с гипсом, Митька на левом боку, он мнёт мне попку, а я знаю, что ему нравится, когда я то напрягаю половинки, то расслабляю, чуть двигая бёдрами. А Митька не шевелится, ему и не надо, я так у него сосу, что ему и двигаться не надо, я у Митьки сосу, как у себя бы не сосал, а как же иначе, я ведь его люблю. А он неуч здоровенный, так и не научится, по ходу, да я и так его люблю, и даже нравится мне, как он сосёт, как мальчишка неумелый, хотя чего тут уметь, но мне нравится, и нравится вот так вот бёдрами двигать, это ведь я его в рот трахаю, так ведь выходит. А вот чего он умеет, так это весь мой член к себе пропускать, я не умею, задыхаюсь, а у него получается, и это ведь значит, что мы полностью подходим друг для друга, да и Митька так же говорит, раз мне нравится всё, как он делает, а ему нравится, как делаю я. Ага, Митя, вот как тебя пронимает-то! Я ещё плотнее прихватываю головку Митькиного члена губами, чуть прижимаю самый кончит зубами, и сильно сосу, стараясь всё делать острее, ещё острее… Ну, так ему долго не выдержать, его не то, что трясёт, судороги просто Митьку бьют! Ладно, а теперь легко, нежно, ласково, бля, я щас кончу, я выпускаю Митькин член изо рта, просовываю снизу здоровую руку, хватаюсь за ствол, прижимаю Митькин меч к низу его живота, вжимаюсь ему лицом в бёдра, под яички, сильнее, о-о-о, та-ак, зубы скрипят, что ли, кончаю, ка-ак это, КАК ЭТО ХОРОШО!.. Так, сейчас, выдох, и снова за Митькин член, и снова головка, гладкая, и не горячая, и как раз она мне по рту, в самый раз, и больше и не надо, так, головку под язык, и уздечку языком, и прижать к нёбу, соснуть, выпустить, снова в рот, прижать, ещё сильнее, Митька, гад, ты мне синяки на заднице оставишь, а он мой член не отпускает, и пока мой член у Митьки во рту, он и не ляжет. Ага, Митька дышит совсем уж прерывисто, его губы замирают у меня на члене, яички его подтянулись под самый член, да, щас он кончит, а иногда я до последней секунды этого не замечаю, а сейчас ясно, что Митька кончает. Я обхватываю губами бороздку вокруг головки, и надо сильно-сильно втянуть… Поехали… Ого, больше чем обычно, так-то во второй раз Митька не очень. Да. Здорово я его раскочегарил, всё, последние капли, всё равно, вот сколько раз и с Митькой уже, и с Прыгуном, и до них, в детдоме когда, а толком я так и не пойму, что за вкус. Ну, в детдоме я старался, чтобы вообще ничего не чувствовать, понятно, а вот сейчас всё равно не могу вкус уловить, но я всё же уловил, что у Митьки и у Женьки он разный… Всё, кончил Митька, тянет меня к себе.

- Знаешь… знаешь, Ил, я когда-нибудь умру от этого. Боги, ведь до тебя я и представить себе не мог, что это ТАК может быть, а уж было-то по всякому, думал всё знаю…

- Вот видишь, всё-таки, какой ты!

- Чего ты? Какой?

- Да такой, блин! Сам говоришь, чтобы не ревновать, а чего тогда сам-то, вспоминаешь, было у тебя…

- Это невозможное что-то, это же до тебя всё было, я что же теперь, и вспомнить не могу?

- И не моги!.. Не можи, не моги… Не ржи!

- Не ржи? Или не рги? Всё, всё, чёртик ты, однорукий…

- Слушай… Нет, ладно.

- Ещё что? Так, Илья, давай по уговору, - начал, так договаривай.

- Да пустяки, Митя, просто… нет, не пустяки. Скажи, Дима, только вот скажи, как у нас принято, по-честному, важно это, скажи, - неужели ты меня не ревнуешь, вот к Женьке, ты же знаешь, что мы с ним…

Я, сев на коленки, внимательно смотрю на Митьку, а он молчит, смотрит на меня, чего он не отвечает, бля, кажись я чего-то не того спросил, но ведь это важно, чего же он, бля, я… мне страшно, что ли…

- Тихо, тихо, Илюша, чего ты, иди сюда… Вот… Ты что, испугался, что ли? Не надо, это твоё право, - задать мне этот вопрос, и с Женей ты тоже имеешь право… Погоди, я знаю, что ты хочешь сказать, - мол, если я признаю это право за тобой, то значит, я оставляю такое право и за собой, быть с кем-нибудь, а не только с тобой… Нет. Такого права у меня нет, да оно мне и не нужно. А к Прыгуну я тебя не ревную, представь себе. Странно, должен ревновать, но не ревную…

- Правда? Это хорошо…

- Ты думаешь? Хм, что ж… Но ведь я тебя ревную, до… до боли в висках! Да не шугайся ты, сказал же, не к Женьке. А вот к твоим друзьям, - ревную. К пацанам, к девчонкам, не знаю, к кому больше, у вас такой возраст, шутки шутками, про патологию, но в твоём возрасте это нормально, хотеть всегда и везде, и без разницы с кем, все разговоры про голубых забываются, когда ты один с лучшим другом, и хочется…

- Погоди, погоди, Дима! Погоди… Так. Ревнуешь, значит, к тому, чего и не было. Хм, и в мыслях не было, ни с Виталькой, ни с Лёхой, ни с… чуть не сказал с Ромкой, а вот с Ромкой-то как раз и были мысли. Да ты! Вот не подымай мне тут бровь, губы не поджимай, я же чо, я же в том смысле, что мне кажется, что он сам, по ходу, насчёт меня того… Да не кажется мне ни хрена, уверен…

- Ёлы-палы… Ромик ваш… да с чего ты взял, Илька, да и старше он вас всех, и с девчонкой я его вижу постоянно…

- Катюха?.. Ну да… Хм, а чего старше, на год всего! А с Катюхой он да, но это… Не знаю, Дима, как тебе, понимаешь… ну, короче, я уверен. Сто пудов. С весны уверен, до того лишь думал, да особо внимания не обращал, а потом как-то он со мной прокатиться попросился… Ну, это фигня, и то, что он прижимался там, фигня, знаешь ведь, на «М-Тишке» вдвоём неудобно…

- Илья, тебе мерещится, а ты…

- Хм, мерещится… В тот же вечер мы с ним вдвоём на школьном торчали, как-то так получилось, никого больше не было, ну и… Да нет, он не приставал, не намекал, я же твой брат, тебя же все пацаны боятся, ну, не боятся, знают они, кто ты… Ладно, погоди… Разговор, значит, у нас с Ромиком. Ну, чего-то про Борю Моисеева заговорили, он тогда к нам в Магнитку приезжал, в «Станице» выступал, что ли, вот, а Ромка говорит, - ну и что, что голубой? Кому это мешает, мне вот не мешает, поёт себе, и пусть поёт… И замолчал, и на меня так смотрит, ну, искоса, блин, Митька, я этот взгляд знаю, и потихоньку меня спрашивает, - а ты как считаешь, Ил? Митя, веришь, нет, а я так растерялся, ну, как не знаю кто, да тут вовремя пацаны появились, только и успел я сказать ему, что, мол, это личное дело каждого, кому что нравится… Мда…

- Мда…

- А потом, перед Японией дело было, мне и самому стало интересно, тоже так вышло, что мы вдвоём оказались, я про детдом рассказывал, ну и намекнул, мол, всякого насмотрелся…

- И?

- Хм, Митька, видал бы ты Ромика: покраснел, блин, смущается, спросить чего-то хочет, ну, тут я понял, что хорош, нефиг дальше мне с ним играть, и сам этот разговор кончил, резко, ну, ты меня знаешь… Но с Ромкой я теперь всегда по-особенному, выделяю его, при пацанах, ну, уважение там показываю, что ли, ему нравится, чуть не как Прыгун, в самом деле, да только вижу я, что он и вовсе не прочь, по-настоящему…

- А ты?

- Я? Нет… Не знаю… Нет. Я не против Ромки, симпотный парень, да и характер классный, и не трус, но - нет. Пойми, Митя, мне это просто так, из-за того, что там кто-нибудь просто симпатичный, мне так это… Ты что же, думаешь, мне никто не нравится? Но я не хочу, ты у меня, понимаешь? Ну и Прыгун вот, тоже, хотя с ним у меня не так, как с тобой… Как бы это… Мне нравится, что он младше, что я могу за него заступиться, ну, не в этом дело, как бы… что он младше. Понимаешь?

- Да.

- Да. Ну, и я его люблю, не знаю, полюбил бы я его, если бы он был как я, или старше, полюбил бы, наверно, это же Попрыгун, но вот я люблю его такого. Это кайф, что он младше, ну, трудновато, и я тебя понимаю, Митя, тебе со мной ещё труднее, но это кайф, - когда тот, кого ты любишь младше, а ты сильнее, - не главный, нет. Сильнее. И когда тебя старший любит, это тоже кайф, пацаном себя чувствовать, плечо твоё чувствовать, Митя, силу, любовь…

Митька молча смотрит мне в глаза, и смотрит как-то по-новому, ну да, и любовь, и уважение, это всё и раньше было, но вот сейчас ещё… мне кажется, что он вот так вот на своих бойцов смотрел, это… понимание, вот что это такое. Понимание и доверие, а я его не предам, сдохну, а не предам, что там, может и будет у меня кто, жизнь большая, но Митьку я… Он до конца, а конца и нет вовсе, мы это с Митькой знаем. И Митька читает это сейчас в моих глазах, я для него как книжка, но надо было мне это ему вслух сказать, слова ведь, они тоже важны, вот он сейчас хмыкнет… точно! - и что-то скажет… что-то ответит… важное…

- Чёртик из коробочки…

Магнитогорск. Август 2006г.                               Ил (Geers).

С автором можно связаться по адресу: ilgeers1@rambler.ru