/ Language: Русский / Genre:prose_contemporary

Два вечера на троих.

Илья Игнатьев

После известных событий в ru.net, связанных с некоторыми блогами, Автор вынужден ПРЕДУПРЕДИЬ, что все события, обстоятельства, действующие лица и их имена в этом ХУДОЖЕСТВЕННОМ ЛИТЕРАТУРНОМ ПРОИЗВЕДЕНИИ являются ВЫМЫШЛЕННЫМИ и существуют лишь в воображении Автора, а всякое совпадение с реальной действительностью СЛУЧАЙНО и НЕПРЕДНАМЕРЕННО

Илья Игнатьев

Два вечера на троих

Володе К-ву, его светлой памяти, посвящает Автор эту повесть. Никогда, Храбрец, мне не забыть твоего последнего полёта…

Вечер первый.

Вадим:

Ну, хорошо, Илья, давай я начну так:

- Нас трое. Теперь трое, а Тошик говорит, что нас и всегда было трое, даже когда мы были врозь, а теперь, наконец-то, мы соединились, - и Илюшка с ним соглашается, Илюшка всегда соглашается с Антоном… И я. Я тоже всегда соглашаюсь с Тошиком. Хм, практика показала, что Тошик всегда прав, и в свете всего произошедшего с нами, я не берусь утверждать, что…

Ну, вот, Илья как всегда встревает, говорит, что я не о том пишу, что начинать нужно с начала! Формалист… Вот придёт из бассейна Тошик… Ну и всё! Сам пиши, раз ты такой формалист, и стилистическое очарование «потока сознания» тебя не захватывает… Ну-у, надулся! Дети… Илья, да я серьёзно: - начинай, а я буду читать, поправлять, подсказывать, - мешать, одним словом, - а когда дойдёшь до момента, когда вы с Тошиком залезли ко мне в машину, тогда, если захочешь, я продолжу нашу увлекательную повесть… Да? Хорошо, я могу и раньше. Но уж тогда берегись!.. А то! Как захочу тогда, так и буду писать. Ну? Хм, согласен он… Садись… Как с чего начать? Сам же говоришь, - с начала, вот и начинай с того, с чего всё началось…

* * *

Илья:

Антон стал рыжим, - вот с этого-то всё и началось.

Ну, в интернате, - так все там решили, что Тошик рыжий, хоть он и не рыжий, он такой… У него золотистые волосы, а летом так и вообще, они у него выгорают почти до бела. Но рыжих у нас совсем не было, вот эти твари и решили, что он будет Рыжий, всегда ведь нужны рыжие…

Рыжий. Что ж, так в интернате и повелось, хотя, я так его не называл. Я вообще, если честно, сперва на него не обратил внимания, я и сам не могу понять сейчас, почему я на него тогда не обратил внимания, - ведь теперь я не могу даже на минуту оторваться от него… Нет, я заметил, конечно, - новенького привели в палату напротив, - заметить заметил, а внимания почему-то не обратил, - не знаю…

Да нет, были у меня причины, много было причин. Это был последний мой год в интернате, летом мне должно было исполниться четырнадцать лет, это значило, что меня выкинут. Путёвка в жизнь. «Фазанка», - так у нас зовут техническое училище, - место в общаге, - и живи, как знаешь, Илья Титов… Выживай, - так точнее.

Илья Титов, - это я. А сейчас и Тошик тоже Титов… А Вадим у нас Ремезов. Жаль, конечно, что с нашим усыновлением у него бы не получилось ни шиша, - ведь по закону усыновлять могут только полные семьи, или если женятся люди, тогда может мужчина усыновить детей своей жены, а Вадим не женат, - а вот этого нам с Тошиком и не надо, чтобы у него был хоть кто-нибудь ещё кроме нас, пусть хоть и на бумаге! И пусть даже обойди Вадим закон, ещё ведь это было бы очень серьёзной засветкой, а это уже нам всем троим ни к чему. Но и то, что он сделал, - то, что теперь Тошик мой брат, что Вадим наш опекун, - и это кроме всего прочего!.. - ведь это он!.. - вообще!.. - слов у меня нету, хотя я постараюсь найти слова…

Ты куда?.. Так, всё, удрал Вадим! Помощничек… Ну, так даже и лучше, Тошик ведь придёт уже скоро, пускай Вадим греет обед, - плов у нас сегодня на обед! - а я пока спокойно буду рассказывать, как и что там у нас произошло, и как мы с Тошиком оказались у Вадима в машине, и вообще, как мы очутились в его жизни… Тьфу ты! Заразное, похоже, - «поток сознания» этот самый… Ладно, о чём я там?

Да, выживай…

Ну, с выживанием у меня было всё на мази. И меня очень даже устраивало, что на меня всем наплевать. После смерти Шурика я и сам ни на кого особого внимания не обращал… Документы, - вот что держало меня в интернате. «Инкубатор». Очень подходящее словечко…

За те почти полтора года, что я там кантовался, я насмотрелся. Не знаю, стоит ли об этом?.. Наверное, я расскажу, - ведь речь идёт об Антоне, значит, придётся рассказать.

Полтора года… Ну, хорошо, я не собирался рассказывать, что было до, и сейчас не хочу, но из всего, что я буду говорить, всё станет ясно, - более, или менее…

Что там ещё?! Бл-л-ль… Вадим, ну как так можно-то, вообще?! Да как это, - выскользнула?.. Вот сам убирай… Блин, весь же плов на пол! Антона чем кормить будем? Он же после бассейна, как акула голодный вечно… Да? Здорово, это по мазе, только тогда и курочку закажи, гриль… И не мешай мне пока больше… руки дырявые…

«Руки дырявые», - это я шёпотом, - конечно Вадим прочитает, но прочитать, это одно, а услышать, - совсем другое, и я отскочу. Да нет, с Вадимом у нас никаких проблем, какие могут быть проблемы, когда ты любишь, и тебя любят? Так, проблемки… А, ладно! Говорю же, заразное, не получается с начала и по порядку, - как покатит, так и буду рассказывать.

Вот, шёпотом, значит. И не потому, что Вадим один из самых опасных людей в стране, для нас с Тошиком это значения не имеет, - вернее, эта его опасность нас не касается, - и опять же не так, - его опасность, она для других, это ведь тоже такая наша… ну, защита, что ли, - вот, но он же просто сразу начнёт выяснять, где именно у него на руках дырка, и почему я пользуюсь штампами, и как я себе представляю, вообще, это: «дырявые руки»… Ха-ха, - не смешно, но Вадим так развлекается, - со мной, - с Тошиком у него это не прокатывает, Тошик это и сам обожает, он даже и самого Вадима забалтывает до одури…

Ну вот, значит, - Тошик стал рыжим сразу, как попал к нам в интернат, в первый же день. А на вторую ночь он понял, что такое быть рыжим у нас в интернате…

Но об этом я не буду, об этом сам Тошик пусть пишет, и вообще, это его затея, - рассказать про нас троих, и он сам захотел рассказать ВСЁ, - чтобы ВСЁ уж и закончилось, ясно? Ну, а раз Тошик решил, то мы с Вадимом и не перечили, вот и парюсь я теперь за Вадимовым ноутбуком, потею, краснею, губы кусаю, - Стивен Кинг, блядь… Хм, Стивен Кинг… А интересно, у них там, в Штатах, в натуре, что ли, всё так ништяк, зашибись и в шоколаде, что ему приходиться все эти ужасы, - ужастики, блядь, - как фантастику придумывать? У нас тут, в России, этого в реале навалом, этого у нас как говна за баней, дохуя у нас этого…

Ой-ёй-ёй! Я же сматерился, - точно, три раза даже, - ну, всё, мыть мне посуду! Да и хрен с ним, Тошик мне вчера проспорил, значит по нулям. Можно, конечно, удалить матерщину, но мы на честность, такое правило, - у нас троих правил не много, ну и тогда, тем более, нечего их нарушать…

Антона перевели к нам из детдома, их расформировали, а ребят раскидали по разным местам, и Тошику не повезло очутиться у нас в интернате. Или повезло?.. Мне повезло, вот это уж сто пудов, так только и может, что раз в жизни повезти, - нет, два раза, - Вадим ведь ещё… Блин, даже три раза, ведь нам с Тошиком удалось свалить от Мурзика-Тузика, а это, вообще…

Нет, надо всё-таки, по порядку…

Тошик! Пришёл наш чемпион, - ну, всё, теперь точно порядку хана…

* * *

Антон:

Ну, и чо вы тут наколбасили?..

Вадим! Вот ещё только раз! Ты если когда! Пощекотаешься! Если только! Ил, гад, это и тебя касается… Да вот, - убью тогда, обоих на хрен тогда и убью. Сидит себе, понимаешь, человек, с бассейна пришёл, пообедал, разбирает, понимаешь, чо они тут наколбасили, а они щекотаются… Илья! Ты! Вообще, вали, давай, посуду мыть, матерщиник, а вот это вообще, это ты вот хорошо про меня, - чемпион, - я сегодня на зачёт вторым приплыл! Прикиньте… И чо? И чо, что вторым, - можно ведь если когда и вторым быть чемпионом, если когда я ещё год назад вовсе и плавать-то не умел если же ж!.. Вадим, отвяжись, как умею, так и говорю… Да, и пишу!.. Нормальный у меня язык, русский. И всё, и валите…

Наколбасили тут… Вот Ил про Мурзика-Тузика написал, а ведь рано, это же не в интернате, мы ж с Илом к нему загремели, после когда. Ну, после когда из инкубатора дёрнули. Да… А если бы и не дёрнули бы, то и точно бы тогда, кранты бы нам тогда. А то, что мне лично по любому кранты, это я вот сразу и понял, - правильно Ил говорит, на вторую ночь я это понял… Да ну, - понял, - я ведь прямо тогда же и решил… повешусь! И чуть не повесился, Илька тогда меня снял… Нет, истерики у меня там никакой не было, ночью была, да только этим уродам гадским на истерику мою насрать было. Не-е, - не насрать! - это им даже по кайфу было, суки они, и похуже даже ещё я сказать могу, да просто неохота мне с Илом связываться, он ведь тогда сразу вспомнит, что он всю неделю полы моет, а тут такой случай их мытьё на меня повесить…

Погодь, погодь, а чо это он там написал такое, чо это я там ему вчера проспорил?.. Илюшка! Чо это я тебе проспорил вчера?.. Вадим, прикинь, вот ведь!.. Не помню. Нет… А-а, ну да, это да. Это я, как честный человек… О-хо-хо, да ладно, завтра помою, чо щас-то, на ночь глядя…

Ну, ночь, не ночь, а мне ещё сёдня ведь этот надо, как его… topic ведь мне ещё перевести надо, а то завтра меня тогда точно Людмила наша на английском съест, и ведь какие вы всё-таки, - нет, чтобы помочь там, перевести там, так ведь нет же ж, - сам, Тошик, отдувайся! - и Promt нельзя ведь, чтобы им перевести, - а мне ещё и два параграфа по истории ведь…

Илья, кто там?.. Пашка?! Йес-с!.. Да ведь, Вади-им, да ведь я успею, да я с ними только вот чуточку посижу, понял, а потом за английский, да самую-самую чуточку только вот, понял…

* * *

Вадим:

Дети… Хм, дети, - пацаны! Нюанс существенный… Как я жил без них, не понимаю.

Два метеора.
Боги небесным огнём
мне их послали.

Ладно, пока Илюшка с другом Пашкой будут заниматься своей музыкой, - мама дорогая, куда там, - музыка! - рэп этот, это ж… - ладно, пока они будут там с этим творчеством афроамериканских акынов сидеть, а Тошик будет изо всех своих избыточных сил (мощностью в двенадцать с половиной пацанячьих лет), трепать им нервы, я пока займусь нашей историей.

Стоп. Надо ведь мне про себя что-то сказать. Ладно, «самую-самую чуточку только», как Тошик выражается… Илька вот написал, что я очень опасен. Да… Нет, не так, - просто я умею, и могу, и делал, а возможно, что и буду ещё делать некоторые специфические вещи, - а то, что я делал эти вещи лучше многих других, то, что я жив и успешен, что Тошик с Ильёй теперь и навсегда в полном порядке, это…

Мурзик-Тузик, хм… Пацаны про него сами расскажут, если захотят, а захотеть надо, и не только затем, чтобы ВСЁ для них с этим рассказом совсем уж закончилось, весь тот ужас, но и… - НАДО. А про конец Мурзика-Тузика я расскажу сам, - хм, «конец», - в этом контексте слово «конец» приобретает оттенок особенной двусмысленности, ведь отрезал я этому нелюдю всё, что только можно отрезать у нелюдя. Это заняло у меня довольно много времени… но я не торопился… не-ет, - редко я делал что-либо с таким удовольствием! - и даже дохлая кошка с помойки, которую я в финале моей беседы с Мурзиком-Тузиком, - он ещё дышал, когда я затолкал ему эту падаль в его предварительно выпотрошенное мною брюхо, -  даже этот дохлый кошак не показался мне излишеством…

Собственно, того, что я сейчас написал, будет достаточно для рассказа о конце этого выблядка. А детали… - малоаппетитно это всё было, настолько малоаппетитно, - ах, какой я тогда получил кайф! - настолько малоаппетитно, что после я чрезвычайно удивился, почему это не попало на первые полосы СМИ, дело ограничилось лишь маленьким сюжетом в криминальной хронике одного из телеканалов. Тем более удивительно, что в кровавой бане, которую я устроил в «Доме гимнастов», менты потом нашли одного известного персонажа из того цирка уродов, который у нас именуется «отечественным шоубизнесом», - блядь, вот уж жаль, что я не опознал его сразу, - в запаре я был, по пуле в глаз, и сайонара, - это он отделался более чем легко, - «пусть течёт кровь из носу в мире шоубизнесу»…

Но ведь это было уже после того, как в мою Импрезу WRX STi  залезли Илюшка и Тошик… Тогда у меня была Импреза, сейчас у нас Tribeca, - перемена стиля довольно резкая, но производитель неизменен, люблю Субару…

Ты чего прискакал? Прогнали что ли?.. А ты?.. А чего взъерошенный такой?.. Скажи спасибо, что не прибили… Да уж, куда им! Тошик, какого чёрта ты к ним лезешь, когда они делом заняты?.. Ну-у, согласен, - «дело», - это я погорячился… А я в наушниках потому, что Вэйтса слушаю. И потому-то, кстати, я твоих боевых воплей и не слышал, - ох, Антон, дождёшься, нажалуются на нас соседи… Не вопил? Новенькое что-то… Где?! Где это я сматерился?.. Мда. Ну, а что? Каких ещё эпитетов, по-твоему, заслуживает отечественный шоубизнес?.. И равнять даже нельзя! Вот уж право слово, Тошик, чем пыхтеть над этими своими топиками, что вам по английскому задают, лучше бы ты язык по Вэйтсу изучал… С чего ты взял? Он и безо всяких матюгов достаточно убедителен в своей эмоциональности… А я тоже, как умею, так и говорю. Погоди-ка, Антон… А ну, сказал!.. Так, читай:

Том Вэйтс поёт нам.
Английским и не пахнет -
по-русски это!

Да… Нет… А вот не стараешься, потому и не получается… Ну, садись. Пойду к Илюшке, за тебя мстить, а может быть даже, - если повезёт, - бумбокс его испорчу… Вот тебе и ха-ха…

* * *

Антон:

Значит, отрезал всё, что можно Мурзику-Тузику Вадим и кошку дохлую напоследок в брюхо затолкал? А мне не рассказывал почему?! А вот если только Илюшке рассказывал, тогда я… Ну ладно, я придумаю, чо я тогда!

Кошка дохлая, - это то, что надо, я, правда, Илюшке говорил после, когда мы удрали из «Дома гимнастов», что я бы всех бы их живьём бы сжёг бы!.. Но до того как мы с Илом туда попали, много же чего случилось, и ничего хорошего не было, плохо всё было. Ну, не так плохо, как в «Доме гимнастов», но тоже ни фига хорошего со мной не было, ну, кроме Илюшки. Илюшка меня вытащил…

Вторая ночь в интернате… Не знаю… Нет, надо. Надо рассказать, правильно Ил говорит, это же моя затея, да и просто НАДО, и вот Вадим так же считает. Короче, я сейчас, скажу только Вадиму и Илье, чтобы меня не дёргали, и расскажу…

Вот, значит, вторая ночь. Ну, меня трахнули, короче… Изнасиловали, так это называется. Да ну, это и не удивительно, особенно, после того, что я потом насмотрелся, странно, что меня вот сразу, на первую ночь не трахнули, - хотя нет, забыл, на вторую ночь ведь Быр-Быр дежурил, поэтому меня тогда, в его дежурство и… Да, Быр-Быр! Борис Борисович. Ну, это у нас в интернате единственный дядька был, он там, у нас, чо-то вроде… завхоз, что ли… И на всё ему было насрать, да нет, и всем, - и воспитателям, и учителям, - всем насрать было, но Быр-Быру особенно. После десяти он уже и ни бе, ни ме, ни кукареку, - закроется у себя в кандейке, и квасит, пока не срубится. Ему, старому пердуну, и выходить ни х… (ага, Илюшка, это не считается, это я не сматерился!), во-от, значит, ему и в толчок-то выходить ни шиша не надо, толчок у него прямо в кандейке был…

Вот на вторую ночь он и дежурил. Но уже сразу, как только нас с Ленкой Окуневой в интернат привезли, вот в первый же день мне там не понравилось! Плакал… Потихоньку, это при всех нельзя, это сразу хана, и в детдоме этого не любили, но чтобы так вот, как в «инкубаторе»! Ну, ладно, не понравилось, и чёрт бы с ним, да ведь тут ещё эти… Ну, суки, которые, - так уж и буду их называть, - суки эти… «Рыжий». А если я не рыжий! Ну и сказал я там одному, - Клим там такой, фамилия у него Климентьев, говорю ему, - сам ты! - ну, не только, добавил там кое-что… И, главное дело, ничего и не произошло, посмеялся этот урод, и ласково так мне: - узнаем, говорит, кто, значит, рыжий, - завтра Быр-Быр дежурит, вот и узнаем…

Ил написал, что он на меня внимания не обратил сперва. Ну-у… А я на него обратил. Вообще-то, случайно, наша спальня напротив ихней прямо, меня заводят, вот, говорят, это твоя теперь будет койка, ну, я там постель застилаю, а потом в открытую дверь смотрю, и хорошо видать, чего в спальне напротив, у них тоже дверь открытая. А там пацан на кровати у окна лежит, прямо поверх постели, - а за это, мне ведь сразу сказали, что без ужина оставляют, - а он лежит, и ничо, и такой ещё книжку читает, ногу на ногу положил себе, и читает… Ничо себе, думаю, старшим, значит, можно… А книжка у него в газету обёрнута, ну так, как будто в обложку, и не видать, что за книжка, и лица у пацана не видать, только волосы пепельные видать, я подумал ещё, - красиво… как сталь волосы, или как серебро, - и не седой ведь, ну, просто цвет у Илюшкиных волос такой, пепельный…

Ну, там обед потом, потом я поплакал, и тоскливо так, не знаю никого, все какие-то… А в детдоме у нас хорошо было, а тут в «инкубаторе» все какие-то… А первой ночью меня краской измазали, гуашью. И никто не смеялся, вот что странно… Я думал такой: - ведь это же шутка, мы и в детдоме так прикалывались, но тут никто не смеялся, - я во сне краску размазал, не видно стало, что они написали мне гуашью, но все сразу поняли, вот никто и не смеялся…

Ну, весь день так себе прошёл, уроки там, потом нас хотели повести в «Центр творчества», да не срослось чо-то ни шиша, ну, и старшаки вообще тогда злые стали, Клим с Длинным пацану одному из нашей палаты по морде дали, просто-запросто, а мне такие говорят: - чо уставился, с тобой особый разговор будет, после отбоя тобой займёмся! А я не испугался. Ну, думаю, пропишут там, ладно, так положено, чо уж там, потерплю…

Отбой… Меня в душевую завели, их четверо, значит, и даже на стрёме никто из этих сук не встал, а чо им бояться, Быр-Быр в жопу пьяный, и насрать ему, а тут ведь такое дело, новенького ведь трахать щас будем, и меня тогда и… Да. Трахнули. Всем ясно? Или описать надо, с деталями там, всякими? Не надо, но одно я расскажу, в деталях расскажу. Они мне говорят: - будешь орать, рыжий, тогда мы тебе в рот поссым, а потом пасть заткнём трусами. Твоими, говорят, и ещё носки затолкаем, а вот носки наши будут, выбирай, - будешь молчать, или будешь орать… И я молчал, только стонал сквозь слёзы и сквозь зубы, а когда совсем уж невмоготу стало, я отрубился… Ненадолго, эти суки меня в чувство привели быстро… Потом перекурили, задницу мою посмотрели, смеются, - целая задница, эх, говорят, жалко Лидовского какого-то нету, он тогда кому-то жопу здорово разворотил, во, ржут, членяра был у пацана!.. И снова меня, по второму кругу. А я сознания уже не терял, и не скулил уже, даже и не плакал уже вовсе, губу изнутри прикусил до кровяни, и думаю: - Что ж, это вот, значит и есть смерть, значит, завтра я умру, с этим в душе жить мне нельзя, для такого у меня в душе места нету… А вафлить, - ну, в рот они мне не стали давать, хотели, но не стали, говорят, - завтра, рыжий. Всё завтра по полной программе тебе будет, ничо, привыкнешь, потом сам просить будешь, а щас мы спать хотим, вали, давай, в палату, жопу подмой, и вали, и чтобы ни гу-гу, сам ведь всё понимаешь, рыжий, мы же тогда тебе не члены в жопу засунем, вон в углу швабра стоит, её и засунем на всю длину…

И ушли. А я… я подмылся, как они мне сказали, и пошёл в палату, только я спать не стал, - ну, что-то вроде сна было, только это не сон, я не знаю, как описать, такое что-то… И ещё. У меня и не болело вовсе. Ну, почти не болело. Когда они меня в душевой, тогда вот да, очень больно, думал, не сдержусь, заору, но говорю же, отрубился я, а когда в спальню пришёл, почти и не болело… А вот что я думал, - так я ничего и не думал. Я в душевой всё решил, - повешусь завтра. И никакой там «полной программы» этим сукам…

А утром у меня температура, но в интернатовскую санчасть меня не повели, там ремонт был, и в больницу не отправили, просто градусник Машенька посмотрела, - воспитка наша это, - тридцать семь и семь, меня в палате и оставили, и на занятия не пустили. А я и думаю: - вот как всё удачно, значит и правда всё к этому подходит, ну, что я задумал. Щас все свалят, и я в этой сучьей душевой и повешусь тогда…

Я… А это чо, Пашка уходит, что ли уже?.. Погодите, Ил, я же Пашке хотел показать стрелы новые! Паш, помнишь, в журнале, с раскладными боевыми лепестками на наконечнике? Вадим заказал, прикинь… Ладно, Паш, пока. Только не забудь, ты мне тоже тогда обещал, что у тебя новая тетива, так ты мне свою старую отдашь, сталистую, а то мой кевлар чо-то… Почему не подойдёт, а, Пашка?.. Илья! Ты не встревай, ты не разбираешься… Ну и что, что блочный, у тебя же ж тоже ведь блочный арбалет!.. Плечи у лука? Не знаю, - Вадим! - у моего Revolution какой длинны плечи?.. И что, Паш, что у меня четырёхплечевой?.. Натяжение, подумаешь, - блоки ведь если когда отрегулировать, и покатит тогда, - ладно, разберёмся…  Пашка, так ты с собакой щас пойдёшь, что ли?.. Вадим, можно я с ним тоже? Илюшка, я недолго, это, у меня же перевод ещё, я по-быстрому… Ну да, история тоже. Пашка, пошли, но вот только если твой Атос опять мне апорт не будет носить снова…

А ты садись вот, и дальше сам, Илья, а мы с Пашкой с Атосом его пошли гулять, а посуду… прощаю я тебе посуду, Ил, но ты зря это вот лыбишься, это вот я тебе один только разочек и прощаю…

* * *

Илья:

Паш! Полчаса, и всё. Потом гони его домой, а то завтра ему на английском будет… Вадим, догони их, спроси, Тошик взял свой мобильник?.. Тетеря… Вадим, вот ты же старший у нас, почему тогда так? Почему Антон разгильдяй у нас?.. Вот и воспитывай!.. Ну, почему?.. Хотя, ремень, - это… Да, метод. А что? Вот в «инкубаторе» были методы… Да ничего я не предлагаю, просто надо с Тошиком тебе поговорить, ну там, по-взрослому, чо в самом-то деле?.. А я и так вечно, как жандарм, блин, какой-то, как Николай I в Европе, надоело… Вот дурак ты, Вадим, только ведь так и скажешь про тебя! При чём здесь это?.. И что, знаю я, что ты его любишь, вот и тем более тогда, надо тебе с ним построже… Ладно, дай я тут почитаю, что Тошик написал, иди себе в ванную… Ага, ладно…

Так, так… Так. Да… Блин, я и не думал, что Тошик так это вот спокойно рассказывать будет. Ну да, вот и Шурик ведь часто говорил, что у детей психика мобильная, а Тошик наш и вообще… Чемпион, он чемпион и есть. Молодчина Тошик. Значит, смывается вся эта дрянь у него из памяти, - нет! - я ведь что хочу сказать: - это ведь и не забыть нам, ни Антону, ни мне, такое не забывается, и права мы не имеем это забывать, потому-то и рассказываем всё, но… Молодчина Тошик, чемпион…

А вот я не знаю, получится ли у меня спокойно, ведь про то рассказать сейчас придётся, про что я и Вадиму даже толком и не рассказывал…

Тошик не пошёл на занятия в тот день, и я тоже не пошёл, только у меня никакой температуры не было, ясен перец, - так просто, не захотел, и не пошёл, - ну, не просто так, конечно… Почти всё время, что я был в «инкубаторе», я делал то, что хотел делать, - ну, в разумных пределах, - и не делал того, чего я делать не хотел. Нет, я не был там «в авторитете», но сначала был Шурик, а потом, когда Шурика не стало…

Шурик… Александр Анатолиевич Прокопенко. Он после пединститута, после распределения, работал у нас. Десантник бывший, я любил его, и он меня любил, но он мне так и не рассказал, почему он после армии, - после Чечни, - почему он решил стать учителем. Я думаю, что… Нет, не знаю, он не рассказал. Он бы рассказал, но он погиб, - он Чечню прошёл, - ни царапинки, - а тут погиб, - случай сучий, - несчастный сучий случай… Мотоциклист был Шурик, настоящий рейсер, не то, что байкеры эти, бегемоты брюхатые, и я у Вадима тоже вот себе моц выпросил, - Moto Guzzi мне Вадим купил, V11, с рук, правда, но один чёрт дорогой, - это ж легенда, суперный моц! - по мне, так лучший из родстеров… Да, Вадим тоже память о Шурике почитает, хоть и не знал он его, только по моим рассказам…

Нет, я не буду отвлекаться, может быть, потом когда-нибудь я ещё про Шурика и расскажу подробней, - хотя, про него не подробней надо, про него надо ОЧЕНЬ подробно рассказывать, но это ладно пока…

Короче, я не пошёл на занятия, ну их в жопу, мне надо было кое-чем заняться, а мои занятия были важнее всех занятий в этом инкубаторе. Ведь дело было в том, что я решил валить. Но ведь документы, я же говорил уже. Они были у директрисы в кабинете, вместе с другими документами и личными делами. А я решил валить, и мне нужны были мои документы, это ясно. Все документы. Тошик сказал уже, что у нас в санчасти шёл ремонт, и это было в тему, - я случайно, когда мы таскали оттуда мусор там всякий, надыбал ящик с медицинскими картами, и как-то так вот свою карточку решил посмотреть, просто так, безо всякой мысли, а пока я её смотрел, я и решил свалить…

Я, наверное, не буду объяснять, почему я так решил, - ладно? - а то мы так год будем рассказывать, а до главного так и не дойдём. Ну, вот, - и я уже знал, что свалю, но ведь документы! Конкретного плана, как их у директрисы увести, у меня не было, но ведь я решил, - чем это не план, - само решение, это ведь уже тоже план, так ведь? Ну, а раз решил, значит надо действовать. Только так, - это не только Вадим так живёт, Шурик ведь тоже так жил, - все настоящие так живут, а я тоже хочу стать настоящим…

Слоняюсь я, короче, по инкубатору, по нашей спальной половине, слышу, в душевой вода шумит. А у нас душ был в самом конце этажа, за ним уже была малышовая рекреация, только ход туда был заколочен, так что получалось как бы тупик. И я думаю: - вот ведь гадство, опять какой-то олигофрен воду не закрыл! Пустяк это, ясен перец, но кипиш мне не в тему был, ни по какому поводу. Да, я забыл ведь сказать, у нас и так намечалась какая-то проверка, из ОБЛОНО, что ли, да не важно, - одним словом, мне, с этим моим «планом без плана» кипиш был нужен, как… как зайцу триппер (во, Вадим, а это как тебе, - это не штамп ведь?). И я зашёл в душевую, просто зашёл, - что там к чему посмотреть…

Посмотрел, блин, - Тошик там вешался… Как же! Вешался, - Антон уже повесился. И всё очень даже просто: труба, верёвка какая-то… Но то, что он жив ещё, это я сразу понял, он дёргал ногами, - пятки били по мокрому кафелю, - руками Тошик делал такие движения… как будто плыл по-собачьи, - хм, плыл, это он щас у нас чемпион, а тогда он плавать и не умел вовсе, - ну вот, руками Тошик как в воде двигает, только очень быстро, а голова на грудь наклонилась… и страшно так, что аж…

(Тошик, прости меня, - прости за то, что я сейчас напишу, я этого тебе ещё не говорил, даже в «Доме гимнастов» у Мурзика-Тузика, даже когда мы с тобой думали, что всё уже, конец нам, что вот и наш черёд пришёл на «снаряды» отправляться…).

И я срезал Тошика… Срезал своим ножом от “Shokuroff”. Этот дорогой нож-автомат, это единственная память у меня от Шурика, это его подарок, и это память о нём… Этот ножик, с клинком скованным вручную из редкого мозаичного дамаска, похожий на каменные ножи древних людей, он и сейчас у нас память, забрал его Вадим у Мурзика-Тузика, нож этот сейчас стоит на катана-какэ, среди Вадимовых клинков, и Вадим говорит вот, что среди этих мечей, на которых слава, в которых Честь и Достоинство настоящих людей, там этому ножику самое место…

Ну, вот, - срезал, значит, я Тошика. Я не думал, когда нажимал на кнопку выброса лезвия, не думал, когда перерезал эту верёвку. То есть, совсем не думал, - но вот когда Тошик упал мне под ноги, я начал думать. И ведь вот что я подумал первым делом: - идиот ты, Титов, каким идиотом был, таким и остался! На кой тебе это? Ну? Повесился пацан, и хрен бы с ним, а ведь то, что ты его снял, так это же ещё больше проблем, чем если бы просто уйти себе по-тихому…

Прости, Тошик. И ты, Вадим, тоже прости… Я тогда не был настоящим, я тогда думал лишь о себе, но ведь после смерти Шурика мне, вроде, и не о ком как бы было думать, - но это всё чухня, это не оправдание, - я ж понимаю, для настоящего человека это совсем не оправдание…

А, Вадим… С лёгким паром. Позвони Тошику, чо он там себе думает… Ладно… Ну конечно же можно, почитай… Да… Да ладно, Вадим, я в порядке, я не знаю только, - Тошик ведь про это тоже не вспоминал, про душевую эту блядскую… И похую… Да поебать, и так весь дом на мне, а тут ещё ни сматерись, ни хуя!.. Да не буду я это удалять, пускай себе читает, чемпион акульский… И вообще, это же ведь самый русский язык и есть! Вот прикинь, Вадим, вот ведь только по-русски так только и можно, - чтобы из одного только слова целые предложения составить, и всем всё понятно будет… Хм, пример тебе. Пожалте вам пример, Вадим Палыч: «Нахуя дохуя нахуярили?! Расхуяривай нахуй, к хуям!»… Ржёт, понимаешь… Да не сам я это придумал! Не помню, услыхал где-то… Во! Это ж когда мы с Тошиком на «Зелёном» рынке, в Екатеринбурге тёрлись, точняк! Вот ты не любишь рынки, а там прикольно, и не так уж плохо, а хачики тамошние, - так ведь иногда ничо попадаются, и кормят даже даром. Помню, были такие два брата, - Ахмед и… Блин, забыл как второго… Ахат, что ли, - так они классные дядьки были! Прикинь, Вадим, - работать приходилось мне, - аж с ног валился! - но ведь и денег дадут, и покормят до отвала, и ещё с собой апельсинов дадут или там винограду даже, - это в обязаловку!.. Да нет, так-то никто не приставал, не обижал, один раз к Тошику какой-то мудень прицепился, тоже чурка… Из-за пустяка какого-то, - спьяну, что ли, я-то сам не видел, - так Ахат этого козла там же и затоптал, еле оттащили, Тошик ведь там всем нравился… Пуштуны они. С Афгана, - ё-моё, Вадим, они там с десяти лет воевали, прикинь! Вот ты бы с ними общий язык нашёл бы, - и без разницы, что они хачи… Да всякое рассказывали, - ну, Ахмед, который, - второй-то не очень по-русски, да и вообще, Ахат этот, второй, молчун какой-то был… Не знаю, Вадим, мы ж с Тошиком к Мурзику-Тузику загремели…

Ладно, Вадим, ты иди, мне тут ещё надо рассказать чего дальше у нас с Тошиком в душевой этой было, и в палате потом… Ага, ладно…

Во-от, значит, лежит у меня в ногах этот пацан, кашляет, - ну, кашляет, - хрипит скорее, я там всякую херню себе думаю, и тут Тошик в себя приходить начал. Я над ним на корточки присел, трогаю его за плечо, хочу, значит, повернуть его… И Тошик окончательно очухался. Ну, и началось. Что? Всё началось. Истерика у Тошика началась, и с неё началась наша любовь, - без Вадима ещё, - но началась, - и началась наша новая жизнь, - моя и Тошика, - да и у Вадима началась новая жизнь, хотя Вадим об этом и не подозревал пока.

Я пацана рассмотрел, наконец-то. Успел. А потом не до того стало, - мне пришлось Тошика схватить, он же на меня с кулаками, молотит меня по груди, и я его схватил, и тут же в него и влюбился… Прижал его мокрого от воды, слёз и от… мокрого, короче, я его к себе прижал, держу крепко-крепко, он дёргается, потом затихает… потом плакать начал, и я чувствую, что теперь этот вот пацан в моей жизни будет самым важным человеком. И так и стало, так и есть, - Тошик самый важный, а Вадим самый главный…

Ну, я Тошика успокаивать и не пытался, я уже такое состояние видывал, приходилось, я и сам бывал в таком же состоянии, и я знаю, что в таком состояние человека толком и не успокоить, надо ждать. И надо просто рядом быть, обнять там, - ну, вот как я там Тошика обнял, - а я обнимаю его, он затихает помалу, и… и моё сердце бьётся с его сердцем вместе так, как будто…

Потом я его утащил к себе в палату, забежал только к ним, взял его сухие треники и футболку, и сразу же переодел его, и он начал говорить, и всё рассказал мне, что ночью было, хотя это ведь он мне сразу же начал говорить, когда только в себя пришёл и на меня с кулаками бросился, - нет, не говорить и не орать, - а шептать, хрипло, с ненавистью ко всем, - и ко мне у него в тот момент лишь ненависть была… Но об этом пусть уж он сам, если захочет.

Вот, а потом уже, в палате, на моей кровати мы с ним поговорили, и пока мы говорили, к моему «плану без плана», прибавилось ещё одно решение: - Тошик будет со мной. И всё. Я ему так и сказал, а он… Да не важно, - я сказал и всё, - я тогда главный был, - Вадима же мы ещё не знали тогда. А Тошик смотрит на меня своими синими-пресиними глазищами, я в них вижу, в его тёмно-синих глазах, что он мне верит, и боится, и верит, и хочет верить, и что это у него не потому, что выхода у него нет, кроме как снова в петлю. Он мне ВЕРИТ, - ясно? И я сдохну, сука, - ясно? - но эту веру… Я живу для этой веры, - ясно?.. И ещё: я так же верю Вадиму, а Вадим верит нам с Тошиком, и все мы трое живём этой верой, она наш стержень, основа нашей Любви, - это такой клинок в три лезвия в наших душах, один полный набор-дайсё, - тати, вакидзаси и танто…

ВАДИМ!!! ГАДОСТЬ!!! Я тебе скоко раз?! Я ведь рожу когда-нибудь так! Чо в самом-то деле! Подкрался, испугал до смерти, сижу тут, пишу тут, а он испугал чуть не до смерти и, - во! - доволен!..

Ну, всё. Кранты щас кому-то… Кому? Не догадываешься?.. Ой!!! У-у-у… Не-не-не! Ой-ёй-ёй, всё-всё-всё!.. Ну-у… Ладушки, подождём… пару там годиков подождём, потом я тебя… я тебе… я… у-у, сначала испугал до смерти… м-м-м… я, понимаешь, чуть не родил… а сам целоваться лезет потом… Ты чо? Ну, чего ты перестал?.. Ой, да потом ты почитаешь… Э-хе-хе…

Спасибо, Вадим. Правда. Ты же знаешь, как твои слова для меня, что они для меня… Нет, теперь я не хочу целоваться… Да, значит, такие новости. Да погоди ж ты! Я хочу, всегда хочу, я просто допишу ещё кое-что, а ты давай-ка, вызванивай чемпиона, пора ему с английским его уже… Да мне-то по! По самое это… Самого же тебя в школу вызовут, тебе того надо?..

Фича! Классная фича какая! Во рванул Вадим к телефону, - это же я теперь так на него совсем Тошика свалю, - да ну, в самом-то деле, мне хватает и того, что я с Антоном и так в одной школе, - ещё ведь и в одной смене, - я же у его классной всегда под рукой, чуть ведь что, так ведь сразу я отдувайся, - мало что ли, мне во вторник за парту досталось, которую они там со своим дружбаном, с Тёмычем, порушили?.. Тошик, - это Махно. А его банда, - махновцы. А я кто, - Котовский, что ли?.. А Вадим тогда кто? Не знаю, он ведь кем хочет, тем и становится, может и по сто раз на день меняться, - нет! - я знаю, - ну, мне кажется, - в нём точно дух Хатимана, - а это правильный дух, - а я Котовский, - завтра же пойду на лысо постригусь, блин… Ё! Котовский! Я ж забыл реферат сёдня Альке Нагаевой отдать, вот же бага… Завтра бы не забыть…

Так. Сбил, понимаешь… Ага. Собственно, я уже написал про душевую, про спальню, теперь надо бы дальше, - а дальше пришли все с занятий… ну да, было дальше. Но пусть уж Тошик сам, я…

Лёгок на помине. А ну, ко мне!.. И чо? А кто тут орал, - «полчасика»?.. Кто, Пашка? Ну, ты, Антон, ну ведь слов нету у меня! И что, он тебе весь топик перевёл?.. Да он-то знает, он у нас полкласса тянет по английскому, да ты-то здесь причём?! Тебе же самому надо! Вадим! Скажи ему!.. Нет, не хватит, так не говорят… А вот так: - дай сюда перевод!.. Прочитаешь его, - вот один раз только, - и сам потом чтобы! Не пыхти, не сопи, вали переводить… Вадим, я устал, понимаешь, устал, - ты же это вот сам должен, что ты цацкаешься?.. Ну-у… Как-то так… Думаешь? Я не знаю… Ладно. Тошик! Иди сюда… Держи, чёрт с тобой… Взял! Щас же взял перевод!.. То-то… А я не психую, я устал сёдня, а мне ещё посуду мыть… ЧЕГО?! Какую всю на хрен неделю?! Эх, весна скоро… А то! Сяду на «Гуца» своего, и сайонара, сами тут посуду мойте, и полы, - а не хотите, так и не мойте… Точняк, Вадим, в горы, под Златоуст, а то и на Белую тоже можно… Тошик, ты, - нет!.. А потому что, - кто осенью палатку сжёг? Махно, что ли?.. Такой! Вали, историю учи свою, чемпион непотопляемо-несгораемый… Вадим, а давай лучше на весенние каникулы не в Венецию, - там же Карнавал, там же от туристов не продохнуть, ты же сам говорил, - а давай в Кисарадзу поедем, в Японию?.. А может, и открыли уже они там музей, обещали же. Да-а, хорошо бы, как ты думаешь? «Зеро», там, Сакаи Сабуро… Да? Хорошо, как скажешь, но… Антон, ну ладно, садись, только не очень тут… Ну, сам понимаешь, о чём я, не принимай это всё… Да. Да и не особо я тогда чего и сделал, так… Всё, садись, спорить с тобой, - вон, с Вадимом спорь, когда припрёт тебя тема такая, а я не могу, у меня сил на вас двоих и так еле-еле хватает… Туда я пойду, - про новый Зизер почитаю, выдающийся моц на Кава выпустили… А может и куплю когда, подумаешь, - да и почитать просто, и то интересно…

* * *

Антон:

Я Махно?! Ба-анда… Ладно, Ил, банда, - ты это первый сказал, значит, теперь сам тогда и не возникай, когда если мы банда!..

Махно… Вадим, вот ты как вот считаешь, - Махно этот вот самый, он вот как, он что, - он что ли разве не герой был? Он же так их всех, этих самых, да ещё и ведь не банда же ж у него была, - где же банда, если когда армия… Ну и вот, ну а чо тогда, - Илюха же так говорит: «Махно-о»! - будто обзывается… Как это? Это вот как же ж так может быть, - чтобы от главного человека в армии, и чтобы мало чего зависело?.. Ничо себе, - армия бандитов… Ничо себе! Позови Ильку, пожалуйста…

Ил, я это, ты извини, ну, там… за парту, что мы с Тёмычем, и за топик, а я тогда знаешь, - я разрешаю тебе материться, - но! - только тут вот, ну, про что мы тут рассказываем, а так-то чтобы нет, конечно, а тут ладно, если нужно, а я ещё и полы тогда по графику мыть буду, - наверно… Мир?.. Ну и всё, видишь ведь, что я не Махно никакой… Ага… Не, погодите, он мне тоже не нравится, я бы лучше, - во! - Арагорн! - вообще, супер, и всегда всё под контролем, - а Городецкий этот, из «Дозора»… Да вялый какой-то, ни рыба, ни мясо… Да вот при чём здесь это? При чём? Будь ты мужчиной, если уж он в такой теме! Вот Вадим у нас, например, - много он там рассуждал, сомнения там какие-то на хрен? И реально если пошло такое ух-ты, начался если когда конкретный махач настоящий, то чего там где-кто-когда разбирать, - кто за красных, кто за белых, кто там плохой или хороший, - всё, на хрен! - раз ты по другую сторону, значит, сам виноват, и не хрен тут сопли разводить, сиськи там мять!.. Опять я Махно! Если раз ещё когда, порву на хрен, членёнкой всю хату закидаю!.. Нормальная лексика, Вадим… Нет уж, Илья, ты уж не ха-ха, не хи-хи, - это же про важное мы говорим сейчас! Вот скажи, вот у Мурзика-Тузика когда, вот ведь там не о чём было рассуждать, всё же ж ясно там… Ха! Не вижу разницы, - «там другое дело», - всегда везде одинаково: если когда мы трое правы, так значит, правы тогда! Или когда вы с Вадимом этих раклов тогда, бабло которые отмывали, - только вот щас даже не вздумай мне сказать, что это вот только ради этих самых денег было… И ещё вот что я тебе скажу, Илюшечка: ведь мы же никому не мешаем, - во! - Вадим вон помогает даже, - а тогда если к нам кто сунется, почему тогда я там должен рассуждать? Ни шиша, - рыпнулся на нас, твои это на хрен проблемы, и нечего сиськи мять… Ха! Конечно, я прав, Вадим, а ты, Ил, нечего тут, - «спорщик чемпионский», - и не в том дело, что я спорить люблю, это же ж тут и спорить не о чем!.. Ну и вот чего он удрал щас, а, Вадим? Начал разговор если, так дослушай тогда… Я начал? Ладно, пусть я… Да нет, Илья сильный, а ты главный, а я… умный! Я же у Пашки ещё и по географии выпросил, прикинь, чтобы он мне помог, только ты уж Илюшке ни-ни, ладно?.. Ага… Да ничего я зубы не заговариваю… ну, может я с духом собираюсь, Ил ведь прав, я ведь точно, об этом не вспоминал… редко… Да ну, какая помощь…

Ха, а настроение-то у меня, - лучше некуда! Спорщик… Ну, может и спорщик. Но это же не от того я спорщик, что спорить люблю… То есть, спорить-то я люблю, но главное же ведь если когда прав! Вот ведь что важно…

А вот как получается, - был я тогда прав? Ну, как сказать, - повеситься я решил от сердца. В моём сердце тогда, как в печке было, - ненависть в моём сердце плавилась… Короче, я был прав, - дурак я был, по-другому всё надо было, - но я был ТОГДА прав. Это же вот сейчас я такой, и Вадим нас с Илюшкой столькому уже научил, - вау! - и сам Ил тоже много уже и сам чего научился, а я ведь с ними сейчас, - а тогда… Вот только так я и мог тогда свою ненависть убить, - вместе с собою, вот и выходит, что я был тогда прав…

Проще простого. Если когда чего решил по-настоящему, - проще простого… Кстати, и ни больно ни хрена. Ну, так, странно как-то, и неудобно, и неприятно, но чтобы больно, - этого вот как раз ни хрена… Да и отрубился я, почти сразу. Две волны, - красная и чёрная, и я в отрубе, и… и ничего. Правильно, что ничего, я ж отрубился, а не умер, ну, тут-то Ил меня и срезал своим ножом. Как я на кафельный пол ему под ноги упал, как он меня трогал, этого я не чувствовал, но вот что я скажу: - в себя приходить мне не хотелось. Ха, - не хотелось, - слабо это я сказал, - это вот просыпаться неохота, если в школу когда, например, - а тогда… И горло тут же заболело, сразу же… да тоже несильно… фигня, - во, в декабре! - ангина, когда у меня была! - воще, улёт! - супер, и гланды потом ещё вырезали, - это в натуре бага была!

Ладно. Хорош, блин. Вот какое в Илье нашем качество есть, - ну, кроме всех остальных его качеств, - так это он честный. Аж до невозможности честный, и не только с нами, со всеми он честный! А я тут щас… вот точно я сиськи мну, то да сё, а про душевую эту толком и не рассказываю. Ну, неохота мне рассказывать про это! А чего тогда? Неохота, так и не буду, и надо признаться, и всё, на хрен… Буду честным.

Короче, сидим мы в Илюшкиной палате на его постели, он переодел меня, я себе горло тру, он мою руку отводит, не даёт мне чтобы я тёр, слушает мои хлюпанья, молчит, и… приобнял меня, - несильно, ласково… И я тут заплакал снова, но не от ненависти, не от бессилия, нет, - я заплакал оттого, что он меня так вот обнял… И хотел ему объяснить, сказать, что я не плакса, просто… И то, что я… обос… обмочился, когда повесился и сознание потерял, - так это первый раз в жизни у меня… понимаешь, Илья, ну… а он тут меня поцеловал! Да не-ет, - так поцеловал, ну, будто… К чёрту, не объяснишь это.

И тут же слёзы мои и высохли, и я смотрю на Ильку, и вижу, что он смотрит на меня, и такой взгляд у него… во! - родной у него взгляд! Как бы объяснить-то это?.. Эх… Ну, короче, мы, - детдомовские, - мы о таком взгляде мечтаем всю жизнь. ВСЮ, - ясно? И… как бы это… ну, не каждый из нас такой взгляд встречает, не каждому вот так вот везёт, - а чтобы уж дважды, Вадим ведь ещё! - но мечтает каждый из нас, из тех, кто в детдоме жил. И поэтому каждый из нас этот взгляд знает, - понятно? - ЗНАЕТ, даже если когда этого взгляда в жизни и не встретит, - знает, и всё, знает по своим мечтам…

Всё. Сразу тут и навсегда я понял, что мы с Илом вместе теперь. И говорить ничо и не надо тут, а зачем, если ясно всё когда! Но Илюшка сказал, быстро, чётко, совсем как Вадим… Ё! Ё-моё! Допёр я наконец-то… И ведь не олигофрен ведь я, а чего только щас допёр-то? Точно, - эмбицил дефективный… Хм, да-а…

Илья, - это копия Вадима. Точка.

Допёр, наконец-то. И всё, и ни шиша удивительного, но почему я тогда раньше не допёр, чего удивлялся, - ну, что Ил, даже когда не знали мы ещё Вадима, Илюха и тогда уже себя также вёл… Ил вот всю дорогу о «настоящих» рассуждает, а чего рассуждать, - да, Ил настоящий, и Вадим, и другие есть, - это мне уж просто вот так вот повезло, что сразу два настоящих человека рядом, и любят они меня, - ну, а уж как я их люблю…

Ну, ладно. А Илья наш настоящий, - это сто пудов, - когда все с занятий пришли, он сразу же этого сучьего Клима в душевую и увёл. Знаю я, что он там с этим Климом делал, - захочет Ил, сам расскажет, - вернулся Илюшка один, а та сука до вечера раны зализывала, даже на ужин Клим не явился… Ну, мы-то с Илюшкой на ужин тоже не пошли, Илья не врёт, когда говорит, что он в инкубаторе делал, что хотел, вот он и не захотел, чтобы мы с ним пошли на ужин, - мы и не пошли. Да нет, мы поужинали, конечно, но так, сами, вдвоём, вместе… Вместе. Мы с того времени всегда вместе, а когда к Вадиму в Импрезу мы с Илюшкой нырнули, так и с Вадимом вместе…

Но до этого ещё много чего было, а я больше не хочу писать, надоело, пусть вон Илюха дальше пишет. И историю я учить сегодня чего-то… хотя, - надо. Надо. Ладно, хоть топик Пашка мне перевёл!.. А интересно, если бы я Вадима попросил… ну, по-настоящему, - он бы мне перевёл?.. Вадим! Вади-им!.. Да я не ору, я вот чего, а у меня, ну, мне бы ещё перевод один надо, ну, чтобы уж сто пудов трояка не было… Вот те здрасьте! Ору, - плохо, шепчу, - плохо… Да не боюсь я его, подумаешь, - нет, Вадим, не надо, я же с тобой кон… конфинен… да, так я с тобой говорю щас, зачем Ильку звать?.. Погодь ты! Перевод. А?.. Да фигня, полстранички, ты же меня любишь… Конечно, узнает, никакой ботвы, раз на честность… Нет? А почему, - объясни…

Вадим, - ты мужчина! Молодец, воще! Слушай, ты извини, я про перевод соврал сейчас, мне Пашка всё перевёл… Не надо шею! Не надо по шее! Ил! Убивают!.. Ха-ха-ха… А вот то мы, - я щас вот подумал, и спросил, а Вадим твёрдость проявил, сила!.. Балда. Только так и скажешь, а как ещё сказать, никто тут никого не проверяет, проверки все мы уже прошли, я же ж так… поинтересовался. Ну, так… на будущее…

Нет, это не хитрый я, не надо мне тут этих вот… инсицу… точно, их… А если когда военная хитрость?.. Так. Понятно. Значит, если когда мне надо, то даже хоть тресни, а с вами не того, - хороши!.. А то! Вчера. Я всё слышал… ТО слышал, - что вы вдвоём думали, что я сплю уже, и решали, - переводить меня в гимназический класс, или нет! А ты вообще хорош Вадим: - «надо как-то исхитриться, что-то надо нам придумать…». У-у-у… Ил, гад, отвяжись…

Да? Точно? Ну, смотрите, без ботвы чтобы, - значит, как решу сам!.. Это… Вообще-то… Ладно, подумаю я. А вообще, ты молодец, Вадим! Правда… Груша? А чо её мыть?.. Ну, помой… Это, во: - Аригато! Окине аригато! Аригато о мо-отаку сан де су…

Да это вы неспособные, когда если японский во сто раз проще, чем английский этот, хотя, конечно, в японском… иероглифы эти там, гадские… Да ни хрена, манга-комиксы даже я видел, - помнишь, Вадим? - тоже не хираганой, а иероглифами… Это как это не в Венецию? Да мы же ж ползимы, - как из Японии приехали, - так и думали, что весной в Венецию! Илья! Да что такое, да что же ж я, и слова не имею? Да ну вас, к чёрту…

Что? Нет. Нет. Отвяжитесь, сказал… А ну!.. Ха. Ха-ха-ха!.. Ла-адно… Да ладно, сказал, не дуюсь я…

Илюшка, а пойдём поконтримся?.. Да нет, Вадим, я сегодня ещё к нашему компу и не подходил, весь же вечер за твоим ноутбуком сидим… Илья, ты сдурел?! «Контру» снёс! У меня же ж там все сохранёнки! Были… Завтра? Ну-у… Если «Воркрафт», да ещё пропатченая… Живи. Айда по-быстрому посуду помоем, и дивидишку какую-нибудь потом… Да уж, помогу, чо же я, - не брат что ли, брат же я, хотя и не настоящий, но это уж наши дела… Ага, Вадим, садись…

* * *

Вадим:

Братья. Настоящие, теперь настоящие, а я… Опекун. Но это тоже много значит, - и я стараюсь соответствовать изо всех сил, - это значит для меня столь много, что внятному, вразумительному описанию не поддаётся. Но. Буду стараться. Тем более что как ни крути, а история у нас очень уж поучительная… Ужас, беда и отчаяние именно в том, что она поучительная. Прав Ил, куда там Стивен Кинг, - это же всё было в реале, совсем недавно, у нас в России, - вот потому-то наша история поучительна, и от этого ещё ужасней всё… И нет у меня уверенности в том, что нечто подобное не происходит где-нибудь и в этот вот вечер, и тем более нет у меня уверенности, что такое не будет происходить больше ни с кем и никогда…

Илья и Антон готовились удрать из своего «инкубатора», потом удрали, потом… Короче, у них был полон рот забот, я не подозревал об их существовании под одним небом со мной, - но забот у меня было не меньше. Хм, да ведь и мои заботы были схожего свойства с заботами моих пацанов. Это, видите ли, был вопрос выживания, - и у них, и у меня…

В ходе одной своей… м-м, не надо конкретики… по ходу своей деятельности, я столкнулся с одной чрезвычайно любопытной схемкой финансовой деятельности некоторых таких специальных людей в нашей бедной России. У нас в России отмывалось, отмывается, и будет отмываться бабло, - но это факт общеизвестный, общее место, и в силу своей общеизвестности, он, - этот факт, - приобрёл некую абстрактную отвлечённость. А тогда, в Екатеринбурге, в сферу моего внимания  попали… ладно, они же и в самом деле «попали» в результате, - итак, я вычислил совершенно конкретных людей, с совершенно конкретной финансовой схемой, которая работала, - и успешно, более даже чем. Сознаюсь, - это произошло у меня совершенно случайно, это был, так сказать, побочный продукт основной моей тогдашней деятельности. Но это неважно, а важно то, что когда в твои руки попадает информация такого рода, тогда перед тобой встаёт серьёзнейшая из проблем, - проблема выбора. Во всяком случае, передо мной эта проблема встала. Я не мог просто забыть об этой информации, или сделать вид, что забыл, - и не потому, что такая «фича», - как выражается Илюшка, - бывает раз в жизни, - нет, просто информация такого рода, она словно обоюдоострый клинок древнего меча «кэн»: всегда два лезвия, и если не рубанёшь ты, то очень велика вероятность того, что рубанут тебя. Ну, это и объяснять не надо, это тоже было общее место, и понимал я это лучше многих, - но вот что мне с этим следовало делать, - вот это я понимал не слишком ясно. Ни хуя я не понимал, что мне со всем этим делать, не понимал, пока ко мне в Импрезу не запрыгнули двое насмерть перепуганных, вырвавшихся из Ада пацанов…

Предаваясь размышлениям о тяжкой стезе своей, я пребывал, впрочем, в состоянии перманентной готовности, и это не оттого, что данное состояние является некой моей сутью, нет, разумеется, - все мы люди, все мы человеки и абсолютная, непрерывная готовность к чему-то, пусть и важному, или опасному даже, не присуща мне так же, как и большинству. Но тогда у меня появилось… чувство. Интуиция в моей жизни вещь первостепенная, и, к счастью, я обладаю этим качеством, может, потому и жив, - ну, и поэтому тоже. И появилось чувство, что произойдёт со мной нечто, что решит многие мои проблемы, и, главное, ту проблему, которая стояла тогда передо мной. И вместе с этим чувством пришла и готовность, - мда, а вот это у меня рефлекторное…

Я просто мотался по Екатеринбургу, останавливался там-сям, особенно ни о чём не думая, и тут-то оно и случилось…

Я не знаю, почему не закрыл машину, когда остановился купить сигарет, да особенно мне и курить-то не хотелось, да и где-то в бардачке завалялась пачка… рыться неохота… вон и павильон, кстати… И я вышел за сигаретами, и я оставил Импрезу открытой, - ключи только забрал, - и я не оглядывался на неё, - Импрезу, - пока стоял за сигаретами в небольшой очереди… Хорошенькая готовность! - подумается кому-нибудь, - именно. Это именно и была моя готовность, ведь оказалось, что эта самая, пресловутая уже готовность и была к встрече с двумя насмерть перепуганными пацанами. Мистика? Хм, погодите, а как вам это вот: - я слышал, как хлопнула дверь моей Импрезы, и не обернулся, - замер на секунду, не услышал, чтобы завёлся субаровский турбированный оппозитник, пожал плечами, заплатил за пачку Salem и вернулся к машине… спокойно вернулся, даже волыну от страховочного ремня-фиксатора на кобуре не освободил… мистика…

Разумеется, я их сразу заметил, - и отметил тоже сразу, - золото и серебро, - хоть они и пытались спрятаться на полу между передними и задними сиденьями. А чего тут замечать, - не котята ведь! И я сразу же, - и это тоже рефлекторное, - определил степень опасности этой парочки, вернее, полное отсутствие какой либо опасности для меня от этих двоих пацанов… Запах страха, - знаете, что это такое? От них пахло не страхом, от ребят воняло диким, ночным первобытным ужасом…

Ну да, в таком состоянии бывает опасен даже котёнок… нет, не эти двое, не для меня… и я спокойно, - делано спокойно, - сел в машину, лёгким тоном, - делано лёгким, - поинтересовался, куда нужно ехать молодым людям… Хм, времени, мол, у меня вагон и маленькая тележка, могу и подвезти… Поезжайте, пожалуйста, дяденька, пожа-алуйста, поезжа-айте-е… Да, запах ужаса… И я поехал…

Антон. Ну что, в самом деле, - что ты мне в затылок дышишь?.. Про что?.. А-а, как Ил мне сзади под руку отвёртку приставил, - помню, конечно, - сами напишите об этом… Да не мог я вас пристрелить, чего бы это мне в своей машине палить, да ещё и… Ничего, это я так. А где Илья?.. Блин, Тошик, как-то надо бы с его бумбоксом порешать нам… Да в том-то всё и дело, что опасно очень. Да-а… Ну, куда залез, мне ж так неудобно! Отдавишь мне коленки, чемпион… Да сиди уж, чёрт с тобой, только не ёрзай, а то я возбужусь, а спать ещё не скоро… Вот тебе и ха-ха. Ты мне скажи, как история твоя?.. Тошик, если меня в школу вызовут, вот тогда точно, - без стрельбы не обойдёмся! Как вспомню прошлый раз, когда меня вызывали, - уж лучше с одним только штык-ножом на танк, право слово… Да то! Тебе веселье, - ещё бы, все вешалки в раздевалке проволокой перетянуть, очень смешно, уж куда там! - а ты знаешь, ЧТО мне пришлось выслушать от директрисы вашей?! Нет, Ил не прав, куда там, на хрен, Махно, - милый дядя, идейный, с моральными принципами, а ты… Да сиди ты! Молчу…

А ну-ка, отвернись, я кое-что напишу… Потом прочитаешь, без меня. Так:

Ремень и розги!
Ну, может быть, конечно…
Нет. Куда уж мне…

Илюха, пришёл! Ил, вот объясни мне, дураку, какого чёрта вы этот свой рэп «музыкой» называете?.. Да вот почему: - музыка в своей основе имеет несколько составляющих: - ритм, гармония, мелодия, лад, - ну, согласен, ритма в рэпе, - аж по мозгам бьёт! - отсюда и название, наверное, - “the rap”… Кстати, это не только «стук» в техническом английском, это же ещё и «перегрузка», если я ничего не путаю… - а я не путаю, - для мозгов это перегрузка! Итак, ритм, - но при отсутствии остальных компонентов, - какая же это тогда «музыка»?.. Тошик, можешь развить мою мысль дальше, забьём Илюшку мозгами, интеллекта ведь в рэпе я также не наблюдаю… Да… Точно, Антон… И ещё скажи ему, что это противоестественно для русского человека… Балалайка! Гармошка там, не знаю… Хм, «гармошка-картошка», а что, Тошик, в этом что-то есть… национальное… как «водка-селёдка», - впрочем, это африканец Пушкин… При чём здесь самогон, Илья? Ты что, предлагаешь мне на суррогаты перейти?.. Да. Я не люблю водку, я люблю коньяк, и что?.. М-м-м, кстати… Да? Ну, ладно, обслужите ветерана, - только я не пойму что-то, откуда лояльность такая?.. Тошик! Лимон только потоньше нарежь… Ага, мерси… Хорошо…

Так. Ясно. То-то вы два дня тише воды, ниже травы у меня. Cayenne Turbo, значит! А ещё что?.. Пацаны, да вы обалдели, да вы знаете, сколько он стоит? И дело даже не в этих бабках, - совершенно неоправданных, отмечу, - зачем нам этот пафос?.. Тошик, отвяжись, в словаре посмотришь… Ах, пятьсот «лошадей», скажите, пожалуйста… Да?.. Нет, пацаны, говорю же, не в этом дело, - Илья, понимаешь, это будет ненужная засветка… Ну, а если ты это сам понимаешь…

* * *

Intermezzo.

Вадим легонько щекочет сидящего у него на коленях чуть погрустневшего Тошика, тот, хихикнув, быстро оборачивается, перехватывает руки Вадима, лезет, было, целоваться, но Вадим не даёт Тошику провести этот демарш, и тогда Антон перебирается к Илье на удивительную, в стиле хайтек, конструкцию, которую Вадим купил недавно под именем дивана взамен прежнего, не выдержавшего темпа жизни и любви их троих, - бешеных бабок стоит, - но всё-таки она этих бабок стоит, - крепчайшая конструкция, - для того и куплена…

- Да посиди же ты спокойно, пружина чемпионская… - ворчит Илюшка, но это ворчание так просто, дежурное, надо же Илье воспитывать чемпиона, ну а кому же ещё чемпиона воспитывать, как не Илье, ведь Вадим Тошику слова строгого ни в жизнь не сказал…

А сам Вадим смотрит на устроивших всё-таки возню пацанов, - по Тошиковой инициативе, ясное дело, - смотрит с лёгкой полуулыбкой, и думает… Собственно, особенно Вадим ничего и не думает, - счастье… Так, проплывают какие-то образы… лёгкие оттенки сильных эмоций… счастье…

Две головы, - одна, Тошика, стрижена несколько короче, чем хотелось бы Вадиму, - занятие плаванием, что поделаешь, - его голова, это благородное золото… Другая, Ильи, - вот это то, что надо, - увлечение рэпом, чтоб его, - тяжёлые пепельные кудри до основания шеи, - серебро… нет, сталь… сталь с узором хада. Сталь высочайшего качества, - думает Вадим, - и редчайших свойств клинок в душе этого пацана… Илья и сам меня столькому научил, - Честь, Достоинство, - это всё были общие слова для меня, - думает Вадим, - эти святые вещи существовали для меня в неком вознесённом идеале, - но Илья показал мне и научил меня, что эти, - и многие другие, - Любовь, конечно же, - эти вещи могут и должны быть с нами здесь и сейчас, и я уже не забуду этого урока Ильи, - думает Вадим…

Тошик вдруг резко выворачивается из-под локтя прижавшего его Илюшки, кусает его за плечо, быстро соскакивает с дивана, - странная конструкция, и до удивления крепкая, - для того и куплен, - две могучие дуги-опоры из труб полированной нержавеющей стали, стальные же балки-перемычки с круглыми отверстиями, точно лонжерон дальнего бомбардировщика времён Второй Мировой, и огромный, словно от Кадиллака 60-х, диван мягкой, но чрезвычайно прочной бежевой кожи, - да, именно для того и куплен: - прыжки с разбегу, борьба, любовь, три разгорячённых тела, пролитый чай, крошки какие-то вечно и спящий на нём, - на этом дорогом новомодном диване, - сморенный усталостью двенадцати с половиной лет, приятнейшей из усталостей на свете, и не добравшийся до кровати Тошик…

Между тем, сам Тошик, удравший от шипящего от злости Ила в их комнату, тут же возвращается в гостиную крадущейся походкой охотящегося тигра, - Оиси Курансукэ проникший в замок Уэсуги-но Кира Ёсинаки! - восхищается Вадим, правда, восхищение сразу уступает место лёгкому раздражению, - ну а что, в самом деле-то! - ведь для полного правдоподобия и максимального соответствия истории о Сорока Семи, Тосики-сан держит обеими руками над головой, - левый локоть вперёд, правый в сторону, чуть вниз и назад, - и в цепкой хватке своих гибких кистей Тосики-сан, - поганец-сан! - держит занесенный назад над головой тяжёлый тренировочный меч-бакэн из чёрного морёного дуба… - кстати, середина семнадцатого века! - всё больше раздражается Вадим, - старше ведь даже, чем и сама история о Сорока Семи Верных…

- Ну, ты!.. - вскидывается Илюшка…

- Антон… - негромко, старясь быть строгим, начинает, было, Вадим, но тут же смеётся, ведь ТАК сейчас на них Тошик глянул из-под локтя своими тёмно-синими глазищами, камень рассмеётся!

- Тошик, чемпион гадский, договаривались ведь не трогать старое оружие! - возмущается Илья, тоже, впрочем, сдерживая смех.

- Так он же ж деревянный! - резонно отвечает Тошик, опуская меч, - ну, это, по его мнению, резонно…

- И что? - не менее резонно отзывается Ил, - не менее резонно, по мнению Ила…

- Да, Тошик, это же всё равно оружие, - встревает успокоившийся Вадим, кажется, кровопролития не будет, Тошик расположен сейчас к спору, хотя, к спору Тошик расположен и готов перманентно, как, впрочем, и к схватке, ну, хотя бы и тренировочной.

- Оружие, - Тошик отмахивает мечом в сторону, у Вадима и у Ильи замирают сердца, ведь в той стороне плазменная панель домашнего кинотеатра Loewe… - Согласен, это меч, но ведь он же ж не для боя, тренировочный же он, вообще, Вадим, зачем ты его купил, бабки такие отвалил, можно же ж было тогда чего настоящего купить! А помните, нагамаки какую тогда в Секи видели? Вау, супер, воще улёт!

- Чего бы ты понимал, козявка чемпионская!

- Убью щас.

- Рискни…

- Цыц оба! Антон, меч на место, пока ты и в самом деле здесь чего-нибудь не убил-разбил! Да отойди же ты от телевизора, чудо… Тренировочный… Эта штука может быть смертельно опасна, смотря в чьих руках.

- А в чьих, Вадим? Это ты про меня, что ли? - и Тошик сейчас же надувается спесью, довольно поглядывает на Ила…

- Ну-у… Твой любимый великий Миямото Мусаси, в которого ты так играть любишь, кстати, именно с деревянным мечом начал, и именно таким он двоих своих противников на поединках, между прочим… того.

Боевой запал у Тошика прошёл, желание спорить, кажется, тоже, - к облегчению Ильи, - да только ведь это ненадолго, - Антон осторожно кладёт бакэн на стол, - на место, разумеется, пусть его несёт Илья, - прыгает снова к Илу на диван, - поразительно крепкая конструкция, для того и куплен, - ужиком лезет к Илье под бочок, - Тошик, вообще, при всей своей задиристости очень ласкучий парнишка, - а Ил и рад, часами бы он вот так вот с Тошиком сидел, - мир…

И Вадим не выдерживает, - ну да, у Вадима стальные тросы, а не нервы, а сама нервная система, - это по убеждению Ильи, - как у танка Т-90, - но ведь это у него в деле, а эти двое на диванной конструкции в стиле хайтек, - крепкая штуковина, для того и куплена, - эта парочка на дорогущем новомодном диване ведь растопит сердце, - будь оно у него, - даже и у танка… Ну, вот Вадим и не выдерживает, - ведь у него, в отличие от танка Т-90 есть сердце, и огромное, - это по убеждению уже и Ильки, и Тошика, - и Вадим тоже лезет к пацанам на диван.

- А Вадим, а расскажи, ну, хоть и не про Мусаси, ну, вот хоть про Ямато Такэру, - Ямато Отважного, - ну расскажи-и, ну Вади-им…

- Ска-азки, - кривит свои, очень красивого рисунка, - ну, может быть несколько тонковаты, - губы Илья и усмехается тут же: - Злые божества, олени какие-то, волшебные… великаны… сказки. Уй! Я те ущипнусь, блин ты, горелый, чемпионский!

- Вадим, а почему так? - задумчиво спрашивает Тошик, устраиваясь поудобней, ведь сейчас будет его самое любимое, разговор втроём… - Почему вот Ил у нас такой? Сам слушает, аж не дышит, а сам: - «ска-азки»?

- Не знаю, Тошик, Илюшка у нас вообще особенный… Тихо, тихо, ты ещё особенней.

- Да. Все. И ты тоже. Но это не ответ. Илья, почему? Вот если только ты скажешь мне, что тебе не нравится, - ну, хоть вот и про Ямато Отважного слушать, - только ты не соври, - почему тогда так, сам слушаешь, а сам: - «сказки»? И ведь «Властелин Колец», - тоже ведь сказки, - а смотришь ведь вместе с нами, и тоже ведь аж не дышишь. Нет, Илья, сказки ведь тоже… короче, не надо вот так вот: - «ска-азки», - если когда там про важное…

- Ну-у, - Ил тоже делается серьёзным, а Вадим слушает пацанов, и тоже аж не дышит, - счастье ведь… - Ну, как сказать, Тошик. Да, нравится. Особенно, когда Вадим рассказывает, нравится. Но…

- Нет… Илья, нет! Нельзя тут никаких «но»! И правильно ты говоришь, - особенно когда Вадим, - вот тут вот совсем нельзя никаких «но»! Или если когда я. У меня, - например вот, - к тебе никаких таких «но» нету. И не было никогда, и быть не может, это же ж ты. И Вадим. Нет. Никаких таких разных там «но»… Вот ведь я сейчас так прав, что и спорить тут тогда вовсе не о чем, - Тошик приводит эту вспомогательную лемму с некоторым даже сожалением. - Или что? Не о чем ведь? Вадим?

- Думаю, что не о чем тут спорить, ты прав, впрочем, как всегда. Только вот нос не задирай! Правота, Тошик, тоже ведь может быть не всегда правой… Нет-нет, этого я тебе объяснить не смогу, это приходит, - понимаешь? - понимание этого приходит, или не приходит. Вот посмотри на Илюшку, он меня понимает. Но знаешь что? Твоя правота, Тошик, она… она у тебя как раз правота навсегда. Но ты уж будь поосторожней, всегда-навсегда ведь есть шанс оступиться.

- Но вы же рядом? Всегда ведь? И всё. Не оступлюсь.

- Ну и всё, и молодец, чемпион водоплавающий, - заключает Илья, он всегда с настороженностью относится к спорам с Тошиком, ещё бы, вроде бы всё ясно и понятно, а тут чемпион так всё умудряется повернуть, что аж мозги вывихнешь, думая над Тошикиными словами… да и Вадим тоже в этом смысле хорош.

- Да я-то молодец, это ясно-понятно, да только почему мы в Венецию-то не поедем?

- Антон, Ил хочет в Кисарадзу. Да и я Карнавал не очень, - туристов, как собак нерезаных…

- Вот ведь всегда вот у нас как Ил хочет! - заявляет, было, Тошик, но тут же прикусывает язык, - да, что-то он сейчас не то ляпнул, это перебор…

А Илья даже теряет дар речи от этой потрясшей его инсинуации чемпиона! Вадим посмеивается…

* * *

Илья:

Зараза чемпионская. Идите куда-нибудь оба, я тут ещё с ноутбуком посижу немного… Ну, тогда тихо чтобы. Тошик, если кино поставишь, наушники вон возьми… А Вадим всё равно дремать будет… Антон, ну ё-моё, ну чего ты тут меч бросил?.. Да, мешает. И не место ему тут, сам знаешь, где ему место… Вредитель махновско-чемпионский.

Так, ну ладно. Значит, Вадим уже вот написал, как мы с Тошиком к нему в машину нырнули. Рано… Ведь столько с нами ещё до этого случилось. Много. И правильно Вадим говорит, - ужас. Ну, что ж, написал, так написал, а я расскажу о том, что было с нами до того, как мы очутились в тёмно-синей Импрезе Вадима…

Мы с Тошиком удрали с этого «инкубатора», - я выполнил свой «план без плана», и Тошик с тех пор со мной всегда. И навсегда… Он же тоже тогда стал частью моего плана, - тьфу ты! - он стал частью моей жизни, и огромной, главной, - он, и ещё вот Вадим, но Вадим позже…

Удрали, как я и собирался, как я и планировал. Только мне пришлось всё это ускорить, - форсировать, как говорит Вадим. И именно из-за Тошика. Я не мог его полностью там защитить, в интернате. Он ведь стал… ну… понятно, в общем, кем его там все стали считать. Суки. Ладно.

Проблем у нас было! Море у нас было проблем, - хм, проблемы, - знал бы я тогда, как всё обернётся, что мы загремим к Мурзику-Тузику в «Дом гимнастов», - да уж, проблемы… Но тогда я этого, ясен перец, знать не мог, и проблемы связанные с нашим побегом из «инкубатора», казались мне очень серьёзными. Да что там казались, они и были очень серьёзными, - тогда, и для нас. Ну, во-первых, документы, я уже про это говорил, а теперь к проблеме моих документов, добавилась ещё и проблема документов Тошика. Ну, ладно, это я решил. Деньги теперь. Вот с этим было хуже всего, мне удалось скопить… рублей семьсот, что ли… хм, смотри-ка ты, позабыл… Да, что-то около того. Вот, но это меня особенно не расстраивало, - что ж, маловато, конечно, - но ведь уже весна, за лето я надеялся подзаработать, на воле ведь это проще, чем когда ты под надзором в интернате, - каким ни каким, а надзором. И ведь поначалу так всё и вышло, - мы с Тошиком удрали, прибились почти сразу на «Зелёном» рынке к хачикам, и ничего, нормальные были хачи, и заработать давали, и кормили, и не обижали. Заступались даже… а, да, - я про это уже, кажется… Короче, поначалу всё пошло у нас ништяк. Но ведь это же ясно, - ну, теперь-то мне это ясно, - что так продолжаться долго не могло. Ясно…

Должна была с нами случиться какая-нибудь шняга, пакость какая-нибудь. И случилась. Только даже и не шняга, не пакость, с нами произошло худшее из того, что могло только и произойти. И если бы не Вадим…

Ну, по порядку. Нас отловили. Я думаю, что Мурзика-Тузика привлёк Тошик, это в первую очередь, хотя и мне он был… доволен он был, в общем, что ему попался такой «материал», - это он так пацанов, которые к нему в «Дом гимнастов» попадали, называл. Я… я вот щас даже и не знаю, как назвать этого… эту… Вадим говорит, - «нелюдь». Да. Таким человек быть не может. Да и вся его кодла… Хотя толстый Толян это с пацанами делал вроде бы без особого удовольствия, за бабло, по ходу, - но вот это уж совсем не оправдание! Хуже, лучше, - не знаю, но не оправдание, - сто пудов это я уверен. И поделом им всем… По справедливости. Вадим вообще у нас справедливый человек… Только вот я не знаю, не уверен, - вот там их всех Вадим перебил, кого пострелял, кого… Но вот это всё разве искупит то, что они уже успели сделать? Не знаю… Но ведь и по-другому нельзя было Вадиму. Это вот я знаю точно, - я не очень любил, когда Вадиму приходилось «делом» заниматься, - эх, да что там не очень, - терпеть я этого не мог, даже когда мы с ним вместе, вдвоём этих «отмывал» бомбили, - и прав Тошик, дело ведь тогда тоже было не в деньгах, ну, не только в деньгах было тогда дело, - так вот, терпеть я не мог, когда Вадим за ствол брался… Но. Тогда. Вот тут уж точно «но», это тот случай! Поделом…

Попали мы с Тошиком! Вот уж попали, это же и описывать мне как-то… Да что там, - Мурзик-Тузик мальчишек у себя в «Доме гимнастов» убивал, вот так-то! Не сразу… Натешатся они с очередным пацаном, наснимают это всё на видео, а как надоест он им, кодле этой блядской, так иди, пацан, на «снаряды»! И тоже всё это на видео, и потом новеньким показывают, это чтобы, значит, волю сломить, чтобы у Мурзика-Тузика проблем меньше с нами было. Ну, и удовольствие он этого получал тоже, от нашего ужаса… Но самый кайф он ловил, это когда пацана на «снарядах» ломал. Это… Нет. Не хочу рассказывать.

И «клиенты» ещё. Тоже нихуя хорошего… Всякие, - ну, богатые все, - это ясное дело, ведь всё это у Мурзика-Тузика дорого очень было. Да ведь к Мурзику-Тузику в «Дом гимнастов» даже из Москвы и Питера приезжали «клиенты», - а что им, подумаешь, на выходные в Екатеринбург смотаться, с мальчиками в «Доме гимнастов» поразвлечься, по-особенному, сука, - говорю же, богатые все уроды… Что там с нами вытворяли эти выблядки… Да я-то… я-то ладно, я сильный, особенно, когда ненависть, - но вот Тошик… КАК я боялся, меня трясло, когда Тошика уводили, и смотреть на него было невмоготу, - у Антона тогда одни глазищи его тёмно-синие на лице остались, а в них УЖАС. А сам Мурзик-Тузик, и все его выблядки, - постоянно четверо с ним было, - это и охрана, и с нами же они «гимнастикой» занимались, и сами же всё это и снимали, - все их рожи… Блядь, я уж ближе к концу думал себе: - быстрее бы уж, что ли… кончилось бы уже всё быстрей! И мысль страшная: - надо мне Тошика… убить надо мне Тошика самому, чтобы  не пришлось ему мучаться на «снарядах», - ведь жуткая какая смерть была… часами ведь пацаны там… пока не умрут, - ну вот, надо мне Тошика самому, чтобы он этого не испытал, а уж со мной пусть что хотят, то и делают, бляди.

Но вообще-то сказать, - мы с Тошиком там, в «Доме гимнастов» задержались дольше всех других, - я не знаю, сколько было там до нас других, - немало, - но мы с Антоном задержались там дольше всех, это я знаю. Это и сам Мурзик-Тузик так говорил, - с усмешечкой свой сладенькой, сучьей: - долгожители, мол, мои маленькие… И другие тоже… Ведь и у Тошика, да и у меня тоже свои, постоянные, клиенты появились, мы же такие бабки Мурзику-Тузику приносили! Особенно один там, - по моему этот «дядя Костя» в каком-то банке работал, так мне почему-то казалось, - этот «мой» был, на постоянку, и он был хуже почти всех, у меня от него шрамы на бедре вот только недавно побелели, сука…

И ещё у Мурзика-Тузика «кризис» там какой-то случился, новеньких никого у него не было, вдвоём с Тошиком мы у него остались в какой-то момент, - хотя поначалу только, когда только мы к нему попали, там с нами ещё один пацан был, пару дней мы втроём были… а потом… потом остались только я и Тошик… Но что-то там у них случилось, прокол какой-то, я не в курсях, но новеньких у него вдруг не стало, вот он нас и терпел, хотя и надоели мы ему, это он от нас не скрывал. Хм, а чего ему от нас что-то скрывать, не тот случай. Ничего не скрывал, всё рассказывал. И показывал. И ЧТО он с нами, и КАК он с нами сделает, - всё рассказал. Нелюдь. И сделал бы, всё ведь наладилось у них по новой, - с новенькими пацанами, я имею в виду. Да только мы сбежали, и это было чудо, а то, что мы заскочили в городе в машину к Вадиму, - именно к Вадиму, - так это я и не знаю даже, как и назвать!

И ещё я вот чего не знаю: - сбежал бы я один, если бы не Антон, - не уверен. Тошик тогда во мне волю поддерживал. Нет, ничего он мне на эту тему не говорил, - мы там вообще почти не разговаривали, - просто то, что Антон был рядом, то, что ему угрожало ТАКОЕ, вот это и помогло мне. А так бы даже и не знаю, - наверно, лапки бы я опустил, и пошёл бы, как баран на бойню, на эти самые «снаряды»…

Ну, прочитал? Ладно, Тошик, хорош. Дальше уже ты, если хочешь, что-то я… Конечно, тяжело… Да. Только ты не переживай особо, когда писать будешь, не грузись там… Ну, думай себе о том, например, что всё вот как у нас хорошо всё-таки обернулось, Вадим вот… Ага, точняк! Смотри, аж похрапывает… Тошик, не смей, устаёт же Вадим на фирме у себя, пускай себе отдыхает… Вот же гадость какая, разбудил всё-таки! Вадим, разбудил он тебя, да? Гадость чемпионская… А кто спал? Ничо себе, сам храпел, будто танк Т-90… Отстань, сказал! А ну!.. Оба! Ты, Махно недобитый!.. Ой-ёй-ёй! Заразы вы!..  Ну, щас… Вот как меч-то кстати тут на стол чемпион бросил!.. Щас, разбежался! Я меч на место, а вы меня… Антон, слово? И ты, Вадим?.. Ну, смотрите, - если! - то… А вот спать сёдня один лягу, вот чего!.. Да… Нет, не охота, но я через «не хочу»… Во, дают! То чуть не защипали насмерть… м-м-м… а то целуются… у-у, подлизы… а ты, главная подлиза чемпионская… Люблю. Обоих… Да Антон же! Да ёлы-ж-палы!.. Целый? Нет, так нельзя, этот бакэн столько веков пережил, и дрались им, и всё такое, а у нас ему точно хана… Да пусть же Антон сам отнесёт, вот же!..

Так, ну что, время девять, пойдёмте, поужинаем, что ли… Тошик, если это подкол очередной… И ничего я не «вечно голодный», я так просто, пора ведь ужинать… Ну, курочку добьём, и пиццу, а завтра утром омлет с ветчиной забацаем… И с помидорчиками можно, точняк, Вадим… Антон, а давай так: - давай мы с тобой посуду разыграем, - ну, если кто проиграет, тот и моет тогда… Почему несправедливо, - а по-моему, нормально получается… Ну, как хочешь, а то бы сыграли… Да ладно, Вадим, это я так. Да и он всё равно не хочет… Ну, идём мы лопать, или мы не идём лопать?.. Думаешь? Ладно, не будем выключать, щас только, я режим ожидания ему… Тошик, ты подумай, - камень, ножницы, бумага…

* * *

Антон:

Ха-ха-ха, хи-хи-хи, - это я насчёт посуды! Есть на свете справедливость! А то тоже мне, - «разыграем», - ну, вот и разыграли, ну, и чо? Пусть моет, - а то, что он всю неделю с полами корячится, так ведь сам же Илюха и виноват… Хотя… М-м… Илья!.. Ил!!! А если когда ты не слышишь, так вот я и ору, - ты это, Илька, короче в следующий раз я полы мою, - слово… Да ничо такого не случилось, а если тебе нравится, так сам тогда и мой их дальше, да хоть и всю свою жизнь… Не. Под-хо-ди. И не думай даже подходить! С тарелкой этой вот своей… Да? А-а, ну, если поблагодарить, тогда ладно, тогда подходи… А чо в щёчку-то только?.. Да когда ляжем, это ясно, это само собой… Ладно, Илья, иди, я тут посижу с рассказом нашим… А Вадим там чего в ванной, долго он там ещё будет? Интересно… Ну, значит, зачитался…

Та-ак, вот тут Ил написал такую штуку, что, мол, он не знает, убежал бы он без меня или нет. Ну, от Мурзика-Тузика. Лапки, мол, опустил бы, и всё такое… Да ну… Это же Илья! И правда ведь, дошло же до меня наконец-то сёдня, - Илья же ж, это копия Вадима, а у таких как они лапки ни в жизнь не опускаются! Вот, например. Расскажу сейчас, сам расскажу, Вадим такое сам ведь не расскажет, он эту историю и нам-то с Ильёй рассказал так… ну, в воспитательных целях чтобы. Я так думаю.

Вот, значит. Вадим наш воевал. А воевал он в Абхазии… Это такая страна есть, если кто не знает, и они там у себя решили однажды независимо жить. От Грузии. Вот, а тем, - ну, грузинам, - это, конечно, в ломы было, ну, и война началась. И Вадим туда поехал воевать. Добровольцем. За абхазов, ясное дело. Илья правильно сказал, Вадим у нас очень справедливый человек, а тут он посчитал, что справедливо будет, если абхазы, - целый ведь народ! - так вот, будет справедливо, если когда они будут жить так, как им хочется, а не так, как хочется кому-то там ещё, - ну, грузинам, я имею в виду…

(Кстати, Вадим ведь там знал террориста этого, знаменитого, как его… мочканули которого прошлым летом… - Басаев. Точно. Хм, тогда они на одной стороне воевали, Басаев тоже ведь за Абхазию дрался… Вадим его знал так, мельком, в разных они были отрядах, конечно, - но вот говорит наш Вадим, что дрался там этот самый Басаев очень даже достойно… Вадим, если тебе не нравится, что я об этом написал, ну, что ж, удали тогда, - но лучше не надо, ведь это же ж я так тобой хвастаюсь!).

Но это ладно, это я, и правда, так просто, про Басаева этого. Но вот про Вадима, про лапки там, опущенные, вот чего я хотел рассказать. Такая бага там, в Абхазии случилась с Вадимом, - в плен наш Вадим попал! Прикиньте, воще улёт… Говорит, пьяный был, - ну, может быть, конечно, - Вадим нам с Ильёй сроду не врёт, да только я Вадима пьяным ни разу не видал, - стоп, а может, потому и не видал?.. Ну, ладно, плен, короче. И Вадима грузины хотели расстрелять! Да-а… А сам Вадим говорит, что он грузинов понимает, он же для них наёмник был, и вообще… Вадим и его люди и сами с пленными не чикались, всё там у них как-то вот так было, - насмерть… Короче, понимает их Вадим. Расстрелять хотели… И расстреляли бы, если бы Вадим лапки бы опустил, - да только мне такое себе вот даже и представить невозможно, - чтобы Вадим наш, да с опущенными лапками!

Ха, его ведь даже по телевизору показывали! В Грузии. Приехала туда, - ну, на фронт, - это Вадим рассказывает, - одна такая грузинская журналистка, показать всему миру, значит, кто это, мол, за абхазов воюет. А тут как раз Вадим у них в плену, ну, вот она его и показала… Ещё такая говорит Вадиму: - мол, попался, так сумей теперь ответить, умри, мол, как мужчина! Дура… Идиотка, блин, - ну ладно, это же она Вадима нашего не знала, ясен перец, - чо там, приехала себе такая, на видео поснимала, да уехала, а Вадима ЗНАТЬ надо! (Вадим потом уже эту кассету из Грузии заказал, - на память, говорит…).

И когда Вадима повели на расстрел, - двое автоматчиков, ё-моё, на рассвете, все дела! - Вадим без смеха нам об этом и не рассказывал, забавным он это всё, видите ли, считает, - вот тогда Вадим и показал им, что он лапки по жизни не опускает, и вообще, у него по жизни не «лапки», а сильные верные руки, а эти двое расстрельщиков недоделанных там и остались, в лесу, и их уже никто и не доделает никогда, потому что уработал их Вадим, голыми руками убил, как только с него перед расстрелом наручники сняли, так Вадим сразу же их и… А те с автоматами ведь были, - прикиньте! - а сам он назад к своим абхазам с оружием вернулся…

(Вадим, а вот это уже удалять не смей! Это ведь в тему я сейчас всё написал, так что не удаляй, я тебя прошу…).

Ясно? Вот такой у нас Вадим, и Илька точно такой же. Так что, насчёт «лапок» там, каких-то…

Но вот то, что нам с Ильёй удалось удрать из «Дома гимнастов», вот это Ил сто пудов прав, - чудо это было. Ну да, выпал нам шанс, а Илья этот шанс не упустил, - и никаких там «лапок опущенных», - но это было чудо…

Да, мы там, у Мурзика-Тузика, задержались. Живыми, я это имею виду… Ну, Ил уже рассказал, почему так случилось. Да только мне-то по фигу всё уже стало, - живой я там, или мёртвый… И точно, Илья, ты прав, я тоже себе такой думал: - быстрей бы уже, сука… И ведь у меня тоже лапки не опустились, просто стало всё по. Что там со мной происходит, ЧТО со мной ещё сделают, - быстрей бы уже, в самом деле. Всё то, что там с нами происходило, это всё меня… раздавило, что ли. Душу мою раздавило, - ну, и зачем дальше и жить тогда? Без души-то… Одно вот только, - светлое Илюшкино лицо, - а оно у него и там светлым оставалось, - ну, правда, это когда он на меня смотрел, когда мы глаза в глаза, - так мы с ним там, у Мурзика-Тузика, разговаривали… А вслух почти и не говорили… Зачем? Смертью там так воняло, что и говорить вслух не хотелось…

Задержались, короче. А те суки к нам, по ходу, типа как бы привыкли, что ли. В смысле, они там расслабились. Ведь мы, и правда, с виду совсем никакие были, - ни воли, ничего не осталось. Ну, у меня-то не с виду, у меня и в натуре ничего живого в душе не осталось. А Ил… Он всё сразу моментально просёк, когда случай нам с ним выпал. И среагировал. И мы сбежали. Что? Мол, так всё просто? Хрен там просто.

По порядку. Появились, значит, у Мурзика-Тузика проблемы с новенькими пацанами, - не было новеньких. Ему их кто-то поставлял, не знаю, это нас с Илом сам Мурзик-Тузик отловил, мы ему лично понравились, а вообще-то он, сука, осторожный был, выродок, сам не светился, и на видео всегда в маске, хотя Равиль вот, - тому без разницы было, по ходу… А вот когда у них там эти проблемы начались, Мурзик-Тузик вообще невыносимым стал. Но сильно уж так нас не мучил, ведь нас двое у него осталось, - берёг, сучара, до поры… И вот у них снова всё в порядке стало, - это вот такой там «порядок» был, чтобы, значит, всегда в «Доме гимнастов» свежий «материал» был! Говорю же, - сучары…

Заходит как-то раз к нам с Илюшкой Мурзик-Тузик, - (кстати, почему его мы с Илом так звали: - у него погоняло Мурза было, а он сам любил, если когда его пацаны Мурзиком зовут, - урод, одно слово, - а сам ведь был хуже шавки бешеной, - ну, вот и Мурзик-Тузик…), - ну вот, приходит он к нам, - они там нас с Ильёй в подвале держали, мы на одной койке спали, - ещё вот только и это во мне какое-то чувство поддерживало, - искру… И говорит он нам: - ну, маленькие мои, зайчики мои сладенькие, радость у меня, завтра новый «материал» у меня будет, а вы, долгожители мои ненаглядные, готовьтесь, шкурки я с вас скоро сниму на «снарядах», зайчики вы мои беленькие, ненаглядные… Глядим, - да он же пьяный! Первый же ж сука раз, - и тут уж ТАКОЙ ужас… А обернулось-то всё вот как: - в тот же вечер они там на радостях все и нахуярились в усмерть! Ой! Ой-ёй-ёй… Сматерился. Чо-то, как-то… Ладно.

Напились они, короче, все впятером, и к нам, как обычно, вечером. А сами еле все на ногах стоят, и ведь ещё с водкой в подвал спустились! Ха, Саныч тут же вырубился, Мурзик-Тузик чуть живой, и нам с Илом: - выпьем, сладенькие, за долгую жизнь и за долгую смерть! Это он так намекал, у-у… И тоже в отруб. А остальные трое, - толстый Толян, Сухарь и Равиль, - они втроём продолжают водяру жрать! И чо-то там такое своё обсуждают втроём, увлеклись, ну, и на нас с Илом как бы и внимания особо не обращают. Привыкли, суки они к нам, к нашему страху, к нашей боли, к нашей… Не могу…

А мы с Илюшкой в угол забились, мне насрать на всё, и вдруг я чувствую, как Ил напрягся… И тут он мне шепчет: - очнись, Тошик, родной, сейчас, или уже никогда! Я не пойму ни черта, - в ступоре я ведь. А Илья: - щас, Тошечка, сейчас… А сам меня щипает легонько за ноги, бёдра мне растирает, - у меня тогда ноги не очень слушались, уже дня три, что ли… И ведь тоже он мне толком ничего такого и не говорил, - да я вдруг понял его! Всё понял. И поверил сразу же. Как я всегда ему верю, так и в том подвале поверил, - а как же, это же наш Илья! И мы, не сговариваясь даже, тишком, - и за дверь! И дверь захлопнули! Снаружи захлопнули, и на задвижку её, проклятую…

Вадим, погоди, я уже почти рассказал, как мы с Ильёй убежать исхитрились… Да нет, тогда про то, как мы к тебе прибились, пусть тогда Илья потом пишет, я устал чо-то… Да, устал! С тренировки ведь пришёл человек, - это я, значит, - и в школе тоже запар у меня, и тут вот теперь сиди, Тошик, по клавишам щёлкай!.. Да ничо я не недоволен, просто не мешайте вы мне оба ещё вот самую-самую чуточку… Ага…

Блин, что я там написал?.. Да. За дверь мы с Ильёй выскочили, дверь на задвижку, - задвижка-то снаружи, ясное дело, и бежать из этого сучьего дома… Оделись сначала, мы ж там всю дорогу голые были, только иногда нас одевали. Чтобы тут же и раздеть, - это для видео, и иногда ещё некоторым, - ну, «клиентам», - так больше нравилось, - все, сука, там уроды были… Илья стольник найти умудрился, - точнее, он этот стольник заметил просто, на столе в кухне он лежал, и мелочь ещё какая-то там же, - по ходу, сдача с водки это была у Мурзика-Тузика… Отвёртку вот ещё Илья прихватил тоже в кухне, - ну, это уже по запару, можно ведь на кухне и нож было взять, да времени у нас совсем не оставалось, эти снизу, из подвала, во всю уже долбились, - а так-то если порыться, то можно было даже и ствол у них найти, был у них, да говорю же, - время! Ну а сам-то я вообще ни черта не соображал, этот как его… адреналин у меня аж из ушей хлестал!

Раз-два-три, и мы уже с Илом на улице, а не понять ведь где именно, нас же туда Мурзик-Тузик в своей закрытой «Газели» привёз, но опять тут Илья нас выручил, ведь он по шоссе именно в ту сторону побежал, куда нам и было надо, - именно там, в той стороне, и была ведь остановка, где маршрутки останавливались… Я, когда мы в маршрутку прыгнули, я было, успокаиваться начал, - да Илюха же ведь и тогда уже крутой был, это у него от рождения, по ходу! И мы проехали вот чуточку самую, с посёлка этого элитного выехали только, - дорога по лесу идёт там, - а Илья водилу тормознул, меня за собой из маршрутки вытянул, и мы с ним в лес рванули…

Ночью, по лесу, по каким-то там корягам… Бежали, плутали, останавливались, плакали… Илюшка тоже… Целовались… Снова бежали, снова плутали… Ну, не знаю, сколько там времени мы с Илом по этому лесу колбасились, но на какую-то дорогу всё-таки мы с ним выскочили. Но уже совсем ночь была, никаких маршруток уже, ясное дело, - и мы с ним пешком, по обочине, на городские огни и потопали. Осторожно, в оглядку, как только фары увидим, хоть сзади, хоть спереди, - так в кусты сразу же. Ну, это ясно… К утру уже, - светать стало, - на Екатеринбург вышли, на Шарташ… Там, на Губахинской, снова на маршрутку сели, и с пересадкой на другой конец города, в Заречный. На Бебеля в каком-то скверике подремали… А потом, - ну вот что потом нам делать-то? Денег у нас после маршруток, - сорок рублей, с мелочью… На «Зелёный» снова? - да ни в жизнь! - ведь там же нас отловили, - нет, туда нельзя…

И тут я Мурзика-Тузика увидел!.. Нет-нет, это мне померещилось, это ясно, ведь на таких нервах мы были, - просто, кто-то на него похожий, да я сам это тут же и понял, что ошибся, - но когда я Илье, заикаясь, сказал об этом, - у-у, мы так рванули! И за угол, на Колмогорова, а там у павильона стоит синяя тачка с большим антикрылом на багажнике, - Импреза WRX STi…  Импреза нашего Вадима… А стекло опущено и в машине никого…

Фу-ух! Всё. Вадим, а я грушу хочу ещё… Ну, давай апельсин, сойдёт, чёрт с ним… Пасиба… Да ладно… Не, я в норме… Чо, в натуре?! Нет, Илья, ты понял?.. Да, мне можно! Заслужил я. Да ты не переживай, Ил, он же мне только капелечку и нальёт, сам же знаешь, лизнуть ведь только… Ого, Вадим, да-а… Видишь, Ил, и тебе досталось коньяку… А пить за что, - я не знаю… Ну, так. За нас? - ну, можно, конечно, - но давайте мы вот щас за тех пацанов выпьем, которым не повезло вот так вот как нам с Ильёй… Да? Ладно, Вадим… Вау, - жжётся!.. Да не буду я буйный, ты чо? И ведь какой ты, Илья, всё-таки, иногда, гад… А там ещё ведь пиццы два куска осталось у нас… Точно не хотите?.. Это, ну тогда я один кусок того, съем пойду… Садись, Ил, а то давай я тебе второй кусок сюда принесу?.. Да легко…

* * *

Илья:

Спасибо, Тошик. Это… окине аригато!.. Наний то?.. Ну, как сказать, со дес ка… Отвяжись! Вадим, пусть он отпрыгнет от меня щас же, а то я… Э, погоди-ка, а историю ты выучил, чемпион двойкополучательный?.. Вали, сказал, и чтобы эти два параграфа наизусть аж! А Вадим проверит потом… Блин, крошек тут насыпал, свин… А я аккуратно! Я же ведь сам и убираюсь, так чего же мне тогда сорить?.. Конечно, «есть логика в речах моих», я же с тобой живу, Вадим… Ха! А почему это у него вообще она железная всегда, скажи!.. Ну, это да, согласен. Ты куда это?.. Ох, Вадим, он же с тобой учить не станет, он же… Всё, я с себя снимаю всякую ответственность! Получит снова пару, - сам вот тогда с ним, чемпионом водоплавающим, разбирайся!.. Ну и всё…

Ладно, не получит, Антон ведь пообещал нам с Вадимом, а когда кто-то из нас троих что-то обещает, - всё, значит, - тут уж хоть тресни, а выполняй, - это тоже такое у нас правило…

Да… А хорошо всё Тошик описал, про наш побег от Мурзика-Тузика, молодчина Антон! Только, может быть, зря он про Вадима написал, про Абхазию, про расстрел этот?.. Ну, если Тошик написал, значит, он так посчитал нужным, - что ж, он ведь всё это и затеял, весь этот рассказ. Наверное, и Вадим тоже не будет против, он же сам к этой истории с юмором относится, - ну, это теперь, - ведь я так думаю, что тогда, в том лесу, в наручниках под дулами двух автоматов Вадиму ой, как не до смеху было…

Ну, в общем, вот так вот мы с Тошиком и оказались в Импрезе Вадима. Мы спрятались между сиденьями, Тошик мне шепчет: - а дальше что, Илюша? Не знаю, говорю, видно будет, а сам отвёртку достал, идиот… А может, и правильно сделал, что достал я её, ведь с этой дурацкой отвёртки всё и началось, из-за неё мы всё Вадиму и рассказали…

Вадим сел в машину, не оборачивается, - хотя я сразу же понял, что он нас засёк, - и спокойненько так он нас с Тошиком через плечо спрашивает: - куда поедем, юноши?.. Куда? Да отсюда, куда подальше! И мы поехали. И тут, - вот не знаю, какой чёрт меня дёрнул, - я отвёртку сзади Вадиму под правую руку и приставил! Вот уж точно, дебил я, кретинский… Но ведь я тогда и представить не мог себе, кто такой Вадим, КАКОЙ он по жизни. А он никак и не среагировал, - ну, внешне, - сначала никак, - глянул только, чего это я там такое ему под руку сунул, - а Тошик мне в рубашку вцепился, дрожит…

Мы какое-то время просто ехали, подъезжаем к Исети, Вадим свернул на берег Верх-Исетского пруда, ещё проехали… остановил машину наш Вадим, - всё также не оборачивается, и весело, - в натуре весело! - спрашивает меня: - Мне себя теперь кем считать, - заложником? В таком случае мне хотелось бы, чтобы вы изложили свои требования, условия, что там ещё у вас, господа мои, террористы?.. Но мне-то совсем не весело тогда было, да и сейчас мне тоже вовсе не смешно, запросто ведь мог Вадим нас тогда пристрелить, да ведь будь на его месте кто другой, с нервишками…

А Вадим тут же: - Парень, ты эту ковырялку мне не туда суёшь, этой хренью тебе будет очень сложно пробить мне сразу и куртку, и мышцы, и рёбра, тем более из такого положения, - в такой позиции отвёрткой следует работать по горлу… Я растерялся вот только лишь на одну секунду, а Вадим сделал какое-то неуловимое движение, - чуть в сторону, и плечом как-то так, - и раз! - отвёртка эта самая, уже у него в руке! И чтобы не дать нам с Тошиком опомниться, чтобы из машины мы не рванули, - это он потом уже, позже, мне объяснил, - он тут же отвёртку мне назад перебросил. Ну что, - говорит, - попробуем ещё раз? К горлу? Тогда мне уже не так легко будет её у тебя забрать.

Дядя, да я…

Да я вижу, что ты! Ладно, убери её…

Молчим, Тошик только сопит, да носом шмыгает. И тогда я говорю, да так ещё говорю, с вызовом: - А что, это у меня оружие! Если хотите знать, нам сейчас оружие очень нужно, и раз под рукой другого ничего нет, тогда и отвёртка сгодится!.. Тут Вадим к нам и повернулся, смотрит на меня, я на него… Я не знаю, как передать то чувство, но я в ту же секунду, как только он мне в глаза посмотрел… взгляд его, глаза его серые, стальные будто… А я потом на шрам его над левой бровью ещё глянул, - и понял, что мы с этим человеком теперь связаны. Надолго? - оказалось, что навсегда…

Оружие? - задумчиво спрашивает Вадим, и очень серьёзно как-то. - Что ж… Если это у тебя оружие, если ты считаешь эту отвёртку своим оружием, значит, ты был безусловно прав, когда достал её и приставил мне под руку.

Как это? - я даже не спросил, я… выдохнул…

Вадим перевёл взгляд на Антона, - а тот смотрит на него так… и доверие, и надежда, и… у меня аж сердце защемило, а Вадим усмехнулся, и говорит персонально Тошику: - Жил, парни, один такой специальный человек, - давно, - его звали Мусаси, - Миямото Мусаси, - он был великий воин, - так вот, он написал в своей книге такие слова: «Совершает ошибку тот, кто умирает с оружием, не вынутым из ножен»… Да только ведь отвёртка оружие неважное… погодите-ка… - и Вадим нагнулся, сунул руку себе под водительское кресло, покопошился там, и достал… НОЖ. Я сразу понял, что этот нож и есть настоящее оружие, - даже из ножен его Вадим мог не доставать, а я уже сразу это и понял…

Но Вадим его достал из ножен, - узкий, чуть изогнутый, - не плавно, а под небольшим углом, - хищный, острый как… видно, короче, что очень острый, и тяжёлый, и лёгкий, и удобный, как его не возьми, - это всё называется «баланс» и «ухватистость», - ну, я этого тогда не знал, и японского оружия я тогда не видал ещё, - но я понял, что этот нож, - это НАСТОЯЩЕЕ ОРУЖИЕ. Держи, - говорит Вадим, - он называется «Хисацу», его тоже один достойный воин придумал, - хм, хоть и американец, - Джеймс Уильямс его зовут, а хисацу, - это от японского «ичи геки хисацу», - «одна атака, - неминуемая смерть»… Держи, говорю, если тебе, - вам, - нужно оружие, этот нож подойдёт для начала, - ведь почему-то мне кажется, что вам и в самом деле нужно оружие. Но когда таким как вы двое нужно оружие, это означает, что вам тогда нужна и помощь…

И я взял Хисацу, и тут наш Тошик заплакал… заревел, блин… и я тоже, блин… А тут уж Вадим растерялся, да это и понятно, - он вышел из машины, постоял снаружи немного, - мы с Антоном ревём, ё-моё, - Вадим открыл заднюю дверь, - мы с Тошиком не сговариваясь подвинулись, Вадим сел к нам с моей стороны, - молчит, - потом обнял нас, сразу обоих, - а мы ещё сильнее реветь! - рыдать даже, - и…

Ну, понемногу мы успокоились… А Вадим всё также молчит, но я понимаю, что он ждёт, - ведь дальше уже нам с Тошиком решать, что и как, - рассказывать этому сильному, красивому, уверенному в себе человеку всё, или вылезти сейчас из его машины и уйти, куда глаза глядят… И Антон начал рассказывать…

А Вадим стал слушать. Слушать, - ясно? И постепенно я чувствую, как он напрягается, - ну да, мы же рядышком сидели, а Импреза ведь не Роллс-Ройс, и хоть Вадим уже нас не обнимал, но то, как он напрягся, как закаменели его мускулы, - это я очень хорошо почувствовал! А потом, когда Вадиму совсем уж невмоготу стало слушать про весь этот ужас, он вышел из машины, закурил, отошёл к воде, присел там на корточки… А Тошик следом, - я в машине остался, - смотрю, Антон продолжает что-то Вадиму говорить, Вадим бычок в воду выкинул, Тошика приобнял, на меня обернулся, смотрит… А вот тут у него совсем другой взгляд стал. Я в этом его взгляде Смерть увидел, и понял сразу, что эта Смерть в его глазах НЕ ДЛЯ НАС с Тошиком поселилась, - мы её разбудили в глазах у Вадима, но она смотрит не на нас, - распрекрасно я понял, кого готовится она укусить, - «одна атака, - неминуемая смерть», - понятно мне стало, для кого поселилась Смерть в глазах у Вадима…

И я медленно кивнул Вадиму… А он кивнул мне. Навсегда, - это означало навсегда.

Вадим поднялся с корточек, снял свою лёгкую чёрно-синюю кожаную куртку, накинул её Тошику на плечи, подтолкнул его к машине, а сам нагнулся над водой, ополоснул лицо, и тут я и увидел, что у него на поясе сзади пистолет. Он был закреплён у него на ремне, и как-то так, - наискось, ближе к боку, - я понял сразу, это так для того, чтобы доставать быстрее… Небольшой, - ну, чёрт его знает, я только раз в жизни до того пистолет-то и видал, в «Доме гимнастов», - но не показался мне тогдашний Вадимов «Glock - двадцать третий» очень уж огромным, хотя, всяко-разно машинка и немаленькая, ведь .40 Smith&Wesson всё-таки калибр…

Так, щас я, перечитаю… Нормально, вроде бы ничего не упустил. Ого, уже без пятнадцати одиннадцать! Спать. И так чемпиона по утрам будить, - а это, как Вадим говорит, задача не для слабых духом. Ну, сам-то Вадим не из таких, а я так аж, блин, - да у меня каждое утро гов… дерьмо кипит! С чемпионом нашим… Да и это… ну-у… А ладно, - секса мне хочется! Уже. Ну, секса мне хочется почти всегда… Так, ну что там? Вадим, Антон!.. Как дела?.. Такие, блин! Как история, выучил?.. Ах, вы разговаривали! Гадость! Зараза. Антон, я тебе серьёзно говорю… Точно, что ли? Вадим, ты в натуре проверил, или так себе?.. Ладно. Ну что, - баиньки?.. Да ты на время-то посмотри, чемпион неугомонный! Одиннадцать ведь часов… Пора, Тошик, пора…

* * *

Intermezzo.

Спать, - что ж, и в самом деле пора. И ведь ещё у этих троих не принято вот так вот сразу, - спать… Да, они любят друг друга, все трое, втроём, - да, оказывается, такое тоже бывает в этом гадском, прекрасном и не всегда справедливом Мире…

- Ил, только если ты мне снова завтра утром воду какую-нибудь, там, в лицо брызгать будешь, - если когда же ж я сплю ещё! - или ещё чего-нибудь там такое, - у-у, не знаю я тогда, что я тогда тебе сделаю тогда!

- Да ни хрена ты мне не сделаешь, а вот если ты, чемпион сонный, вставать по будильнику не начнёшь, вот я тогда точно, - сделаю! Дождёшься…

- Вадим, скажи ему!

- А чо сразу, - Вадим?! Он-то тут при чём, мне же тебя будить приходится, Вадим же в это время уже в ванной плещется! Так, всё, хорош, блин… Ну, Тошик, хорош, говорю, не буду… может быть.

- Пацаны, а где простыни свежие?

- О-о-о, х-хосподи… Да во-от же! Каждый ведь раз одно и тоже…

- Илюшка, не бухти…

- Тошик, ты зубы почистил?

- Ты дурак? Конечно, почистил. А сам ты?

- А сам я пошёл…

- Вадим! Куда это ты такой к стенке? А ну…

- Тошик, обалдел? И где это ты тут у нас в спальне стенку увидел, посередине же кровать стоит! Чудо…

- А вот если когда с краю, тогда это и есть, значит, «у стенки» тогда…

- Один же чёрт ночью между нами с Илькой залезешь… Тошик, постой… м-м-м… фу-ух, погоди, Илюшка вот щас придёт…

- У-у… Так вот же я и говорю, - вечно всё у нас, как Илюшка…

- Чего тут опять, - Илюшка? Подвиньтесь. Так, погодите, будильник…

- Да-а, Ил, жили мы себе с тобой безо всяких там будильников…

- Выживали. Тошик, это у вас было выживание… Не надо, Антон, ты же знаешь, я щекотки не боюсь…

- Да знать-то я знаю… Та-ак, а тут? Что тут у нас? Да. Это, понимаешь, да. Ил, ну вот куда ты? Я же ж первый… ну ладно, за него у Вадима ведь и вдвоём ухватиться можно запросто…

- Базара нет…

- Пацаны, пацаны…

Столько в этой фразе Вадима сейчас чувства… Боги, все Боги, и живые поныне, и мёртвые уже Боги! Любовь, - это самый светлый ваш дар. Тяжёлый, - да, - но иначе ведь и быть не может, - чем сильнее чувство, тем ведь оно тяжелее…

Слов сейчас больше не будет, - не будет диалогов, рассуждений, ничего такого, - зачем? Короткие фразы, маловнятные замечания, - это будет, ясно, - да и какие тут могут быть рассуждения и диалоги, когда такая сладкая тяжесть, и трепет, - а трепет, похоже, у этих троих уже навсегда, - да и понимают эти трое друг друга почти совсем без слов, - ну, без лишних слов…

Хорошая у них кровать, - когда Вадим с пацанами переехал в Магнитку, когда только купил он эту трёхкомнатную квартиру, так сразу же, - в первую очередь, - был куплен домашний кинотеатр, - ещё бы, пацаны ведь обожают, - и эта вот кровать была заказана в известном Питерском мебельном салоне, - тоже очень прочная, - ну, это вот и объяснять не надо, зачем прочная, - но ведь и красивая, дерево дорогих сортов, дизайн от Pininfarina… И удобная. «Удобная! - супер! - даже если когда и втроём», - Тошик оценил…

Да есть, конечно же, есть у пацанов своя комната, и свои кровати у них есть, - особенно прикольная у Антона, она у него с помощью сервоприводов может принимать разные положения, даже пульт управления у Тошикиной кровати есть, ведь XXI век на дворе, - но спят они там, у себя… А, да, - пару раз они там, у себя, спали, - это когда Вадим уезжал заканчивать свои дела… А так-то…

А так-то, - это вот так, как сегодня, как и каждую ночь, - вместе, втроём, - и ведь что удивительно: - никто ведь из них троих друг другу вовсе и не мешает, - хотя… ну да, пинается Антон иногда во сне… Постоянно Тошик пинается, зараза чемпионская, если честно сказать, но это… И Илье, и Вадиму это как-то даже и по приколу, ведь Любовь, это хоть и тяжёлое чувство, но сладость Любви ведь и в таких вот приколах тоже…

Но главное, это вот то, что сейчас у этих троих происходит. Это Вершина, это то, без чего не может быть Любви, а если любовь без этой вершины, - всё тогда может очень плохо обернуться, и уж сто пудов, никакого Навсегда без этой вершины у любви быть не может…

- Сначала Вадим пускай… Давай, Ил, я щас у него в ротик, а ты…

- Давай…

- Тошик…

- Молчи ты уже, Вадим…

Короткая возня… да, вот так удобней, - ёлы-палы, ведь клубок какой-то из трёх тел на красивой удобной кровати от Pininfarina, - а поди ж ты, им троим так выходит удобно… А Вадиму удобнее всех, - это уж пацаны всегда так всё устраивают, чтобы ему было удобнее всех, - а он готов ради них… на всё готов Вадим, - на всё то, что не выжжет, не сломает, им троим душу…

- Тошик, Ил, погодите… м-м-м… Боги… Погодите, давайте же я тоже…

- Лежи ты…

- Илюша, да ведь я тоже… хочу…

- Ну-у…

И Вадим быстро, неуловимо быстро, - хм, умеет он так, что уж говорить, - переворачивается Вадим вместе с не отпускающим его Тошиком, и вот уже Илья снизу, и теперь Илье уже удобней всех…

А интересно, - а если бы прослушать сейчас ритм их трёх сердец, - ну, три такие бы фонендоскопа сразу, - что бы тогда мы услышали? Кодо. Ритм древних японских барабанов, - музыка Богов, музыка боя, - а теперь и музыка любви, - ведь любовь для этих троих, что идут сейчас на самую её вершину, - ведь она есть вся их жизнь теперь, - и навсегда…

Широченные плечи Вадима, гладкая кожа на его груди, - почти такая же гладкая, как у Тошика и Илюшки, - рельеф перекатов мышц на спине, капельки пота… И ещё на спине шрам справа, чуть сбоку… Тут у Вадима извлекали пулю… А входное у него на его мощной красивой груди, под правым соском почти, на гладкой чистой коже… Когда у этих троих произошло всё в первый раз, Илюшка с Тошиком просто обалдели, когда увидели Вадима раздетым! Илья так и считает, что Вадим самый красивый человек на свете… Тошик вот ещё тоже самый красивый, - считает Илья, - но Тошик ещё… Нет, не маленький, - просто Антон ещё не вырос, а Вадим вот… Сто пудов, самый-самый. И хочется, ох, как хочется, Илу вырасти похожим на Вадима, и как, в самом деле, жаль, что они так поздно встретились, - но ничего, ведь встретились же, - и это навсегда…

- Вади-им, я же щас… ф-ф-ф… пошло-о…

И тут же Тошик вылазит шустрой ящеркой из-под Вадима, лезет к Ильке, впивается своими влажными припухлыми разгорячёнными губами в сухие, приоткрытые губы Ильи, - они у Ила очень красивого рисунка, - ну, может, чуть тонковаты, - и Тошик ловит своим ртом горячий сухой выдох Ила, - почти что лёгкий стон, - ещё бы, ведь какой кайф…

- Всё, Вадим… всё… спасибо, Вадим, родной, - шепчет Илья, чуть отстранив Тошика.

Илья всегда благодарит Вадима, - Ил до сих пор в глубине своей светлой и ясной, наполненной изумрудным светом души не понимает, почему, - чем, - он привлёк к себе любовь этого человека, - человека, которого он сам любит до самозабвения, и на которого Ил так хочет быть похожим, - вот Тошик, вот он другое дело, его все любят, - а сам Ил, - ну, что, - обычный ведь Илья парень, - удивляется Ил в глубине своей изумрудной души…

И сразу же пацаны заваливают Вадима снова на спину, теперь уже Ил начинает им заниматься, - так как он один умеет, - а Тошик пиявкой, - ласковой пиявкой, - Тошик ведь вообще очень ласкучий парнишка, несмотря на всю свою задиристость, - Тошик присосался к губам Вадима. Ну, а Вадим… ну да, млеет Вадим, и кайф, - и ещё куча есть слов, которые служат, - слабо, - для передачи тех чувств, которые обуревают сейчас этого, столько повидавшего в своей, в общем-то, и не такой уж длинной жизни, сильного и красивого человека. И вот ведь как, - повидать-то Вадим всякого повидал, - и секса в том числе, - навалом было в его, в общем-то, и не такой уж длинной жизни секса, - разного, - но эти вот двое, которые так вовремя запрыгнули в его жизнь, - и представить себе Вадим даже не мог, что может быть вот так вот, - а это, наверное, потому что не очень он ещё долго и прожил в этом Мире, хотя и повидал много чего он за эту свою, в общем-то, не такую уж и длинную жизнь…

А это так, - потому что Любовь. Она пришла, - запрыгнула, в жизнь Вадима вместе с этими двумя пацанами, - но всё же, КАКОЕ сильное чувство… Ну да, было у Вадима предчувствие, - он объясняет это своей легендарной интуицией, - да чухня это всё, - как выразился бы Ил, - интуиция, куда там… Как мог представить себе Вадим появление этих вот двоих, которые поднимают его сейчас на самую высокую во всех Мирах вершину? Никак. Оттого и такая сила, такое качество у этой Любви, оттого она навсегда у этих троих, ведь и пацаны…

Нет, у Ильи ведь был Тошик, а у Антона был Ил, - но Вадим! Сила любви этих двоих пацанов к Вадиму такова, такого она свойства и качества, что и описать её нет никакой возможности, - ведь слова, это инструмент людей, а Любовь этих троих друг к другу, - это от Богов, живых поныне, и уже ушедших…

Между тем, близок уже Вадим к своему взрослому оргазму. Он, было, хочет отстранить Илью, Вадим хочет растянуть это всё, затянуть, продлить, - да куда там, Ил ведь очень упорный пацан, - ну да, он же с самого Вадима и берёт пример! И Вадим уже, не в силах более сдерживаться, вцепляется правой рукой в тяжёлые пепельные кудри Илюшки, - красивые волосы, очень, - и причёска, - то, что надо, совсем по вкусу Вадима, - но вцепляется со всей возможной лаской, - да, ласка ведь может быть и такой, ведь не больно же, - ха, да Вадим бы себе скорее руку отрубил своим любимым вакидзаси, - Масамунэ, между прочим! - честное слово, Масамунэ, - ведь и все подписи и клейма, даже сертификат есть! -  вот этим коротким мечом великого легендарного Мастера, отрубил бы этим вакидзаси себе скорее Вадим руку, чем причинил бы хоть малейшую боль, - да хоть малейшее неудобство, - Илье или Тошику! Вот и вцепился… с лаской… а другой рукой Вадим прижимает к своей сильной рельефной, самой красивой на свете груди, - это по мнению Илюшки, - прижимает к себе Вадим впившегося в его губы самой ласковой на свете пиявкой Тошика…

- Бо-оги… Все Боги… Ил-ль-ка-а… о-о… - выдыхает уже Вадим прямо Тошику в рот, у того смешно раздуваются щёки, и Тошику прикольно так…

Передышка. Ну да, Вадим ведь уже не мальчишка в периоде гиперсексуальности, это вот Илья готов на такие подвиги непрерывно, да и Тошик уже приходит в тот же возраст, в котором этих подвигов, - покорения самой высокой во всех Мирах вершины, - этого, в этом лучшем из возрастов, много не бывает…

Но передышка не долга, ведь надо заняться теперь и Антоном, вот же чемпион взрослеющий, и про сон забыл, - ха, какой тут на хрен сон, если же ж когда Вадим тут с Ильёй!.. И Вадим с Ильёй принимаются за благодарное дело подъёма чемпиона к себе на Вершину… А вот это и в самом деле не поддаётся описанию, темперамент у Тошика и впрямь чемпионский. И ещё ведь вот что: - Тошик ведь только входит в нужный возраст, - ну, только вошёл, - и это всё для него не потеряло очарование эксперимента, - к счастью, психика в этом возрасте у пацанов очень мобильна, - это так и Шурик Илье говорил, - и Тошик, к необыкновенному облегчению Ильи и Вадима забывает помалу весь тот сучий ужас зари своей изумрудной жизни… Нет. Не забывает он, - Тошик, умудряется смотреть на всё это, - на то, что с ним и Илом случилось в том блядском «Доме», - Антон смотрит на всё это как бы со стороны, и как бы сквозь матовое стекло, - у них троих есть очень красивый стеклянный кубок, Вадим купил в Венеции, на Мурано, - матовый, и угольно-чёрные искры в глубине стекла…

Жаль, что нет возможности описать, что и как делают Илья и Вадим со своим Тошиком, и что с ними делает Тошик, - но вот и Антон получает свой, такой яркий в его, самом лучшем из возрастов, оргазм…

А Тошик настоящий мужчина, - и чемпион, - он сразу, - почти сразу, - как и положено после секса настоящему мужчине в его возрасте, - лучшем из возрастов, - начинает засыпать! Посередине, разумеется, - между Ильёй и Вадимом. Сопит, ёжик чемпионский, ткнувшись носом в тёплую широченную грудь Вадима, а Илюшкины руки притянул к себе сзади, поплотнее их прижал к своему горячему сердцу, - ласкучий парнишка Антон, - ласковый даже во сне, - ну, если когда не пинается, - и Тошик засыпает… Засыпает и Илюшка.

Вадим летит, - нет сна, есть полёт. И счастье, - и понимание того, что счастье не есть некий краткий неуловимый миг, - если уж счастье запрыгивает к тебе в жизнь, то оно запрыгивает навсегда, ведь дары Богов навсегда, достойные получают от Богов дары навсегда…

Вадим потихоньку встаёт с кровати, - не спится, вот же гадство, - смотрит некоторое время на своих пацанов, резко отворачивается, - блин, что это, - слёзы? - эт-того ещё… Нет, долго он на них спящих смотреть не может, - никогда, с самого начала, с первой их ночи. Он готов за них, - ради них, - на всё, что только не выжжет их души, но когда они спящие, Вадим готов умереть сам… Тяжесть Любви…

Вадим на цыпочках выходит из спальни, проходит в гостиную, берёт из бара бутылку Otard, - это его любимый коньяк, - берёт бокал для бренди, усаживается за стол, раскрывает ноутбук…

* * *

Вадим:

Не спится, вот же гадство… А надо бы выспаться, ведь завтра с Олегом будем решать, что уже нам, в конце-то концов, делать с этим паскудным филиалом… За один лишь квартал убытков от него на полмиллиона… да хрен с ним…

Так, значит, Ил уже рассказал, как они очутились у меня в Импрезе, и что было дальше, как они мне рассказали про свою… вот же, - чуть ведь не сказал «беду»! Да, конечно, беда, - да только слово «беда» не передаёт и доли того ужаса, который почувствовал даже я из сбивчивого рассказа мальчиков, - а ведь до того мне думалось, что ничто меня уже в этой жизни…

Собственно, рассказывал в основном Тошик, Илья большей частью молчал, - лишь изредка что-то вставлял, где-то Тошика поправлял, о чём-то припоминал… Молчал наш Ил, крутил в руках нож, который я ему дал, трогал большим пальцем заточку, остриё, пробовал по разному удерживать рукоять… Я в Илье почувствовал поразившую меня тогда решимость, - это я сейчас уже ничему в нашем Илье не удивляюсь-поражаюсь, я только восхищаюсь и радуюсь, когда открываю в нём всё новые и новые, редкие даже и для более взрослого мужчины, качества.

А потом мне стало до жути невыносимо. Антон ведь, оказывается, отлично запомнил, как этот самый Мурзик-Тузик… ЧТО именно он обещал сделать с моими пацанами, - во всех кошмарных деталях запомнил эти обещания Тошик. Я и передавать не хочу, что именно мне рассказал Тошик, когда я присел на корточки на берегу.

Всё я уже тогда решил. И что я буду делать с этим ужасом, и что эти пацаны теперь со мной, - надолго, - оказалось, что навсегда. Я оглянулся на Илью, я хотел понять, что же решил он, - и расстояние в десять метров между нами значения не имело, и ведь я понял решение Ильи, по его глазам понял, по тому, что из его глаз исчезают остатки ужаса, а решимость, воля и сила занимают там свои места, - и ещё Честь и Достоинство. Это всё теперь живёт в глазах нашего Ильи, - и это тоже у него навсегда, он ведь и меня смог научить этим вещам, - и многим другим, столь же значимым…

Выпьем, Ремезов… М-м, хороший напиток, без претензий, не то, что другие, затасканные марки, - ненужная вычурность Henessi, например, - у Otard чистота и ясность, - благородство чистоты и ясности. Как у моих пацанов… Какого это чёрта я сравниваю моих мальчиков с коньяком? Не дело, да и пьянят они меня сильнее любого спиртного, - они самый сильный кайф в моей жизни… И опять как-то плоско у меня сейчас вышло, - «кайф», тоже мне…

Но ведь кайф! Боги, каких только ещё я эпитетов не подбирал, какие только эвфемизмы не изобретал, - особенно первое время, - чтобы попытаться выразить вслух свои к ним чувства! Слова, слова…

Вот я, вот они.
Я белый нефрит, они -
яркая яшма.

Мне сразу стало очевидно качество души Ильи, ведь даже отвёртка эта пресловутая… а Тошик… Блядь, я ещё в машине, когда только начал он мне рассказывать, - совсем по-детски, всхлипывая, прерывисто вздыхая, и это всё страшным ровным тоном без эмоций, - я тогда уже подумал: - будь что будет, но этого младшего из мальчиков я защищу от чего бы то ни было, и чего бы мне это не стоило, и что бы со мной при этом не случилось… А уж как Тошик закончил свой страшный рассказ, - это уже мы с ним были снаружи, на берегу, -  к этому моменту я уже всё для себя решил окончательно. И навсегда.

В Екатеринбурге я был по делам, - по «делам», сука, - я снял там квартиру, однокомнатную, «дела» свои кончил, да всплыли там у меня по мере окончания «дел» текущих, те, новые, о которых я уже упомянул, и эта проблема, эта информация, случайно попавшая ко мне, и удерживала меня в Ёбурге… И косвенно, моя задержка и послужила нашей с мальчиками встрече, хотя, конечно же, это всё исходило от Сил, которые постичь смертному не дано…

Блин, я что, - захмелел? Нет. А к чему тогда этот… хм, пафос?

Что ж, без пафоса, - факты: я вернулся в машину, протянул руку, открыл переднюю дверь с пассажирской стороны, - садись, говорю, Антон, спереди, хочешь? Я не видел, я почувствовал, как Тошик посмотрел на Илюшку, как тот разрешающе кивнул, и мне стало… верит мне Илья, ясно? - я это почувствовал. Он правильно сегодня сказал, - эта вера теперь наш стержень, и этот стержень не сломать! Снова пафос. Ну, и ладно…

Я тронулся с места, поправил зеркало на лобовом стекле, чтобы было видно Илью, а он всё со своим ножом… Илья, говорю, убери его в ножны, не стоит им без дела светить. Когда он тебе понадобится, - если он тебе понадобится, - он будет у тебя под рукой, а так-то… И если уж он тебе когда-нибудь понадобится для дела, то я тебе обещаю, - и тебе Антон я это обещаю, - я тоже буду у вас под рукой… Тошик тут, было, снова нацелился заплакать, да мы выехали на приличную дорогу, ну, я и поддал газу… Импреза WRX STi, - это да! Хм, пацаны тут же про свои беды и забыли, зачарованно слушая вой двух турбин субаровского оппозитника, и наблюдая мелькание чего-то там за окнами…

Позже мы сидели в какой-то шашлычной, становилось жарковато, и мы заняли столик на улице, - куртку ведь мне не снять, волына ведь у меня, - я уныло думал о том, что с самой весны собираюсь купить какую-нибудь куртку полегче, да всё как-то недосуг… Рассказываю об этом пацанам, и Ил спрашивает меня, - немного застенчиво, и с надеждой: - а ты в милиции работаешь, да, Вадим? Блядь, я чуть не подавился…

Ты… кх-кхм… ты с чего это взял, парень? Боги, этого только мне в жизни не хватало! Нет, Илья, больше того, с милицией, вообще с правоохранителями, мне встречаться не в тему. Никогда. Ни при каких…

Значит, бандит, - спокойно говорит Илюха, принимаясь за новую порцию шашлыка. Тошик аж есть перестал, смотрит на меня, глазищи тёмно-синие у него сейчас больше, чем вот эти тарелки у нас на столе… А-а, - понимаю, это же они мой ствол приметили… у меня тогда был Glock-23… Нет, пацаны, я не мент, я не бандит, - я сам по себе. А то, что пистолет у меня, - ну-у, как вам объяснить… А как есть, так и объясни, - это Ил… Хорошо. Я занимаюсь тем, что решаю людям их проблемы. За деньги, - так я зарабатываю, - и неплохо. И зарабатываю неплохо, и решаю неплохо… И я тут же, без перехода, вспомнил уже и про эту свою факовую проблему… Так ты что же ж, - киллер, что ли?! - подпрыгнул на стуле Тошик… Не ори, Антон, чего ты орёшь… - говорит Илья Тошику, и угрюмо продолжает себе в тарелку: - Ещё, блин, не лучше, опять попали, что ж такое, сука, из огня, да в полымя, по новой…

Я уже знал, что я буду делать с бедой этих мальчиков, как я поступлю с их ужасом, что я сделаю с теми нелюдями, которые делали ТАКОЕ с моими, - и многими другими, - пацанами… а вот после этих слов Ильи я понял, что и как я сделаю и со своей, набившей уже оскомину проблемой…

Я отодвинул тарелку, откинулся на спинку стула, - молчу, смотрю на Илью, - Тошик низко опустил свою золотистую голову, Илья смотрит мне в глаза, тоже опускает свой изумрудный взгляд… и я заговорил.

Да пацаны. Мне приходилось и убивать, - бывало. Бывало даже, что я совсем ничего не знал о тех, кого убивал. Я воевал, но убивать мне приходилось и тут, в обычной жизни. Илья, ни о чём и ни о ком я не жалею, - это я говорю тебе только вот раз, больше я к этой теме возвращаться не намерен. А теперь я скажу вам, что я НАМЕРЕН делать. Во-первых. Вы теперь со мной. Силой я вас, разумеется, удерживать не могу и не буду, - нет. Но я предлагаю вам свою руку, своё плечо, а если понадобится, то и своё специальное умение, есть оно у меня, парни… Всего себя без остатка я предлагаю вам. И я вас прошу принять всё это, и меня я прошу вас принять к себе… Погоди, Илья! Это ещё не всё… Так, во-вторых: - всё, с этого момента я больше не решаю ничьих проблем! Чужих, я имею в виду, - будем с вами решать свои. Я должен вам сказать, - и предупредить, - у меня тоже сейчас есть серьёзная проблема, и мне надо будет её решить. И я её решу, - слово! Но прежде я решу то, о чём вы мне рассказали, - это тоже теперь для меня личное. А потом я возьмусь и за свою проблему, мать её, - я принял сейчас решение, и я её решу, а после того, как я её решу, мы с вами будем упакованы на всю жизнь. Да на десять жизней мы с вами будем упакованы! И никаких больше, на хрен, «дел»… Это если вы примете моё предложение… мою просьбу быть мне с вами рядом по жизни… А теперь решайте вы…

Я встал из-за стола, коротко глянул на них, - золото и серебро, - сердце у меня сжалось… Но я отошёл. Присел на парапет ограждения площадки кафе, достаю, было, сигареты… Пацаны мои тут как тут! Мальчики сели по бокам от меня, Тошик прижался… я чувствую, блядь… Сдержался, - сглотнул, поворачиваюсь к Илье, он задумчиво смотрит на Импрезу, и спрашивает меня тихонько: - А что у тебя, Вадим, за проблема такая, может, мы чего помочь сможем? Антон вот говорит, - надо. Только я тебя тоже вот предупреждаю, - если очень уж опасно, то Тошика тогда не надо, а я, - что ж, я тоже готов… так же, как и ты с нами, рядом готов быть…

Ещё немного коньяку… Да, хороший коньяк, - смотри, Ремезов, не напейся, половина второго ночи, а ведь завтра полно дел на фирме…

Пять дней я ничего не предпринимал, - мальчишки отсыпались, я таскал их по лунапаркам-зоопаркам, по кафешкам да киношкам, купил им новую одежду, ноутбук, залил его под пробку игрухами, - хм, кокнул Антон его тут у нас недавно… Горы мороженного, - но вот с этим пришлось завязывать, Тошик хрипеть начал… Я готовился. Мне нужно было оружие, - ведь и «длинномер», и рабочий пистолет после окончания своего «дела», ради которого я приехал в Екатеринбург, я скинул, разумеется, - и у меня оставался только мой Глок, но его я решил поберечь для своей проблемы, - нравился он мне, - и калибр, и работа, и особенности конструкции, - я вообще не люблю предохранители, с Абхазии ещё, - всякое ведь может быть, - а у Глока предохранитель автоматический, - дополнительная гашетка на спусковом крючке, блокировка ударника выключается при нажатии на спуск, при выстреле, и никаких заморочек… (Кстати, у меня сейчас Зауэр-229, хорошая боевая машина, так он вообще без каких-либо запиралок, - предохранительный взвод, как у нашего ТТ, на случай падения, и хорош…). Вот, так что мне нужны были инструменты… Достал, - после моего запроса у Мерина потребовалось три дня, пока я получил то, что у него заказал…

А ещё мне пришлось поговорить с мальчиками снова, - мне же нужен был адрес «Дома гимнастов», - тут возникли трудности, - впрочем, ожидаемые мною, - толком пацаны и не помнили, где это… Пришлось ездить, блядь. Втроём, - не хотели мы с Ильёй, было, Тошика с собой брать, - да куда там…

Нашли… Ну, дальше уже всё просто. Для меня всё уже дальше было просто, - навыки, чтоб их… Ещё пару дней я туда ездил один, присматривался… Ну, это понятно… Вот что меня поразило, так это то, что всё у них там, у Мурзика-Тузика этого, было как-то дилетантски. Такой специфический бизнес, а всё сикось-накось как-то. Ни охраны толковой, ни хуя такого, - забурели, что ли, выродки, осмелели… И даже побег моих пацанов на них не подействовал, так мне показалось. Телекамеры наружки были, но у меня не сложилось впечатления, что они работали, - так оно и оказалось…

Короче, ничего сложного я там не приметил для себя, - ничего сложного и не было, когда я туда пошёл уже по-настоящему… Может быть, я бы и несколько дольше наблюдал за ними, - хорошо бы ведь было выяснить мне ещё и про «клиентов» Мурзика-Тузика, - особенно меня интересовал некий «Дядя Костя», - но время… То, что в «Доме гимнастов» есть новые мальчишки, мне стало понятно сразу, - нелюди шевелились, «клиенты» приезжали-отъезжали, - выходит, мне надо было всё это форсировать, - новых детских трупов я допустить не мог, - говорю же, это дело стало для меня близко-личным…

И я пошёл в «Дом гимнастов» к Мурзику-Тузику и его кодле, - да, там был, кстати, и «клиент», но про него я уже говорил… Два ствола, - ну, второй, отечественный ПММ, - «Макаров», модернизированный под новый усиленный патрон, - он был у меня для страховки, ведь пятнадцать «маслят» в Беретте, которая была у меня за основной ствол, - этого, исходя их моих наблюдений за «Домом гимнастов», хватало мне на всё про всё за глаза. Танто от «Росоружия», - этот нож мне был нужен персонально для Мурзика-Тузика, для него я задумал нечто эксклюзивное, ради этого «эксклюзива» я заехал на помойку, нашёл там дохлого кошака… хотел крысу, да попалась кошка… Взял чёрный камуфляжный грим для лица, - я не люблю маски, психологически они мне ограничивают поле зрения, - а светиться я не хотел, незачем, - ведь там были и мальчишки, которых мне надо было вытаскивать, - я не хотел светиться именно перед этими пацанами, к ним в подвал я должен был спуститься неопознанным…

Ещё капельку Отарда, - сейчас мне нужно…

Меня впустил сам Мурзик-Тузик, - сработала «легенда», придуманная Тошиком для пропуска, - хотя, я в этом деле особенно и не переживал за такие мелочи, - в «Дом гимнастов» я бы вошёл по любому, если бы потребовалось, то я бы вошёл туда хоть сквозь стену… Но и во двор меня запустил главный нелюдь сам, и в дом проводил… А я шёл за ним следом по мощённому диким камнем двору, смотрел ему в выбритый по-модному, полосками наискось, затылок, и думал, что это плохо, - выбритый затылок, - кожу с черепа сдирать неудобно…

Всё, дальше я рассказывать не буду, дальше были детали специального технического характера. Впрочем… Кое о чём я, всё-таки, упомяну. Мальчики в подвале… Ну, я их, - а их там было четверо, сука, - я их успокоил, как смог, - хотя, какое там, на хуй, успокоение, - сказал, что для них этот ужас закончился, но им придётся побыть тут ещё немного, часа два-три ещё, а потом приедет милиция и заберёт их, - а вы, парни, уже всё ментам и расскажете, что тут с вами творили… Потом поднялся наверх, нашёл нужные мне три кассеты с моими пацанами, - вот тут у Мурзика-Тузика был полный порядок, всё под номерами, а Илюшка, умничка мой, номера этих кассет помнил, и мне заранее сказал… С каминной полки забрал Илюшкин ножик, про него мне тоже рассказал Ил, очень он из-за этого складешка расстраивался. И пошёл заниматься самим Мурзиком-Тузиком, - он валялся в отрубе на полу в холле, с развороченной моим выстрелом правой коленкой, - я вышел из дома, подобрал оставленный мною за воротами пакет с дохлой кошкой, вернулся, оттащил Мурзика-Тузика на «снаряды» эти самые, привёл там этого нелюдя в чувство…

Когда я закончил, я ушёл из этого дома, насквозь провонявшего ужасом, сел в Импрезу и сделал пару звонков, - в ментовку и в прокуратуру, - передал туда с диктофона заранее изменённым на компьютере тембром моего голоса сообщение, вынул из смартфона и сломал сим-карту (одну из припасённых для таких случаев), отъехал, убрал с лица грим, дождался мигалок, и отвалил уже совсем.

Но вот что я хочу особенно отметить: - позже, когда я недоумевал по поводу отсутствия шума по этому делу в СМИ, мне подумалось, что я, всё-таки, кое в чём прокололся… Надо было мне в первую очередь позвонить… ну, хотя бы на телевидение, отследить их приезд, а уже потом звонить в ментуру-прокуратуру. Ведь о том ужасе, что происходил с мальчишками в «Доме гимнастов» необходимо кричать на каждом углу в этой стране! Страна… Что же, сука, это за страна такая, что, блядь, за такое общество, если… Ну да, разумеется… Нас троих, - меня и моих пацанов, - и других таких как мы, - вовсю презирает это общество и это государство, - преследует даже! - радо бы было государство наказать именно нас троих, - ну, понятно, в первую очередь меня, - уничтожить нас за нашу, святую для нас троих Любовь, - а на то, что происходило в том элитном коттедже, практически все закрыли глаза, забыли, словно о тревожном неприятном сне…

Да, нужен этот вот рассказ, задуманный мальчишкой с короткой золотистой чёлкой, - ох, как нужен…

Но, однако же, пора мне баиньки! Пора, пора, Ремезов… Мама дорогая, пятнадцать минут третьего! Спать… Но. Напоследок, на сон грядущий, вместе с глотком моего любимого коньяка, такая вот хокку:

Спать собираюсь.
Хокку выспятся тоже.
Завтра продолжим…

Вечер второй.

Илья:

Это правда? Тошик, только если это правда… Да не надо мне дневник, чёрт с ним, - верю конечно, - просто я не ожидал… Ну, как-то… Молодчина, чемпион! Надо же, пятёрка по истории и пятёрка по географии! А с английским как?.. Сойдёт… Да нормально, говорю же, - покатит. Ведь две пятёрки! Ну, жди теперь от Вадима подарка… Балда, ему же нравится, он же не за пятёрки там, неужели непонятно?.. Ну, а чо тогда…

Да ты потерпеть не можешь? Через полтора часа Вадим приедет, будем обедать… это, а если невмоготу, айда, по бутеру там, - с копчёным мясом можно, а хочешь, я тебе с гольцом забацаю, с оливками, ты ж любишь… Да пошли, чего это нам терпеть-то… Ну, мало ли чего я там сказал, а теперь ты напомнил про еду, и чо-то… как-то… Короче, пошли, чайку там, то-сё…

Ну, теперь вот ништяк, а то так ведь можно и с голодухи загнуться! А так перекусили, а Вадим приедет, обедать будем… Антон, ты лучше помолчи, блин, Вадима нету, так что ты лучше помолчи… Нет. Отпрыгни, сказал, чемпион, вечно сытый…

Что?.. Ну-у, помню, конечно. Такое забудешь, как же, - и рад бы… Блин, Тошик, да за чем ты вспоминаешь?! Там же… они же кормили нас там, чтобы мы и в самом деле не загнулись, - и вообще, об этом хоть и не стоит забывать нам с тобой, но и вспоминать особо не хрен… Равиль, блядина, миску нашу после хавки заставлял в унитазе мыть… помнишь? - собачья, пластиковая, - сука, заставлял, нелюдь… как такое забыть…

Вот что я тебе скажу, Тошик,  - вот мы с тобой вырастем, и если я о чём-нибудь таком узнаю, что какая-нибудь мразь чем-то таким занимается, - у-у… Да я и щас готов, да хоть и без Вадима, - ну, с ним-то, ясен перец, вообще, как в танке Т-90, - надёжный наш Вадим человек, надёжней даже танка… Да, Тошик, и верный, это точняк… Ну, а это вообще нам с тобой повезло, прямо я не знаю как! ТАКОЙ человек нас любит! Только ведь и ему повезло, - а вообще, знаешь, как в Древнем Риме говорили? - везёт достойным… Вот и надо быть достойным, - ведь какой Вадим у нас! Соответствовать надо, - он бы так сказал. И никаких двоек, блин, - Вадим же расстраивается, а ещё больше расстраивается потому, что ничего с этим поделать не может, он же на тебя даже рассердиться не может, - блин! - рассердиться! - ты хоть раз от него хоть одно строгое слово слышал?.. Да ёлы-ж-палы! Тошик, ну ведь хоть кому-то надо же тебя… ну, не воспитывать, ну-у, не знаю, руководить там, так вот как-то… вот я и того, а если не нравится, то и не твори ничего такого, за что я ругаться буду…

Нет… Ой, да отстань!.. Тошик… То-ошик… Ну, погоди же ты… чо ж ты так, пошли-ка… на кровать твою пошли… Да? Ну, всё-таки ты и экспериментатор… Тошик… Да-а, вот так… Не надо глубоко, не качай, головку пососи… м-м-м… То-оши-ик… Бли-ин… Тошик, зубками чуток прижми… кайф… бли-ин… быстрей, Тошик, та-ак… да-а, ща-ас…

Тошик, убирай голову, щас я… ёлки, Тошик, в рот ведь… м-м-м… Ф-ф-о-о-х-х-х…

Антон… Тошик мой… Я не знаю, сколько раз я тебе уже говорил, что люблю тебя, - всё время я тебе это говорю, - но этого мало, и… Ладно. Ну, что? Давай тебе теперь?.. Да? Ну-у… Хорошо, Тошик, как скажешь, да и в самом деле, Вадим уже сейчас приедет, а мы тут с тобой того, так он же сразу к нам прыгнет, так ведь и про обед все втроём забудем нафиг… Антон! Блин, да хорош уже, надоело, - сто раз ведь я тебе говорил, что у меня сейчас интенсивный рост организма идёт, - вот я и… Погоди, вот у самого у тебя такая тема пойдёт… ну, скажем, через полгодика, так вот где-то, - вот тогда уж я оторвусь! А то, понимаешь, каждым куском попрекает… Да ты чо! Блядь, сдурел, я же шучу, я же так просто сказал, - «попрекаешь», - эх, Тошик, Тошик, чемпион ты, темпераментный…

Ладно, садись, пощёлкай, а я тут у нас, кстати, уберусь немного, а то Вадим в нашу комнату и заходить не хочет, так только, если глаза закроет… И, между прочим, чемпион мусороразбрасывательный, это всё вот почти, - твоя работа… Заткнулся щас же! У-у-у, что же, блин, за натура, - только бы спорить…

* * *

Антон:

Злится тут ещё!.. Не злишься? Ну, а чо тогда… Ой! Ха-ха-ха! Илю-у-ха! Ох, ты же ж… Ладно, вот Вадим приедет с фирмы, вот тогда мы с ним! Тебя. Это… Илька, а поцелуй… М-м-м… классно, улёт воще… Нет. Ты давай, убирай тут всё, - ну, шмотки вот наши, всё, короче… Да ясно-понятно, что всё тебе не убрать, - я так думаю даже, что всё нам даже и вдвоём не убрать, даже хоть и за год не убрать… Нет, не хочу. Да ну, к чёрту, это же ж пустяки, фигня это, - ведь договоры у нас, если важно что когда, а так-то, - подумаешь, комнату убирать, - это вот просто надо график, что ли, как с полами, например… Это почему это?.. Так ты не матерись, не будешь и из графика тогда выбиваться, - ты же ж материшься, вот и всё… Ил! Ты чего это мою любимую футболку?.. Какая на хрен там ещё стирка, я её и неделю не носил… У-у, чистюля…

Телефон! О, Вадим… Привет! Ну, ты чо там, Вадим, где ты, скоро приедешь?.. Ил, Вадим через полчаса примерно будет! Вадим, а в магазин заедь, в «Ассорти», купи чего-нибудь… Ну-у, я не знаю, ну, такого чего там нибудь, ну-у… Вадим! Ты самый. Самый умный, самый лучший, - самый, короче, - торт-мороженое! - прикинь, я ведь уже неделю о нём мечтаю! - а Илюха гад у нас, я его вот еле убираться в нашей комнате заставил, - отвянь, гад, щас же! - да, прикинь, Вадим, уборка, - ну-у, так, не генеральная, но тоже ничего, домой приедешь, нашу комнату не узнаешь, - а у меня ведь ещё же ж и сюрприз для тебя есть! - улёт, Вадим, ахнешь, - нет, приедешь, тогда скажу, а ты торт-мороженое с шоколадом купишь? - и ещё там такой я тогда видал, с шоколадом и с вареньем, - ну, с джемом, чёрт с ним, ты же ж понял, - Ил, ты если жить хочешь, то и не встревай тогда, когда если я по телефону с Вадимом разговариваю, - да ты сам попрошайка! - Вадим, а он обзывается, - сам мамсик, понял, - чо? - ладно, Вадим, пока, ждём…

Та-ак… Убирается, значит, Ил. Так-так. А ну-ка я его щас… Не-е, докапываться по натуре мне не в тему, ещё по шее отхвачу, я его так вот щас, морально… молча, взглядом… ага… тута главное не рассмеяться… во, ещё пристальней… вау! - гантелю чуть не уронил… Фича. Ладно, Илюха, чёрт с тобой…

* * *

Intermezzo.

И Антон, не выключив даже их с Ильёй компьютер, резко, - пружина чемпионская! - с боевым воплем, - ну, этот вопль на письме и не передашь, - Тошик в секунду, - в долю секунды! - оказывается на спине у Ильи, - тот на свою голову повернулся к Тошику спиной, вот ведь бага какая, - Антон виснет у Ила на плечах, свистит ему в ухо, - а это вообще, гадость Тошик! - это ведь приёмчик из категории запрещённых, - но Антон считает, - и всегда считал, - что в бою, в схватке, пусть и такой вот схватке, - ничего запрещённого быть не может, - Тошик ведь растёт самураем, - хоть и с Махновскими наклонностями…

Братья, - да, всё ж таки братья! - они же родные друг другу, - да и Вадим ведь ещё, - все втроём они роднее всех родных, настоящих, где бы эти самые настоящие сейчас не были! И эта парочка валится на Илюшкину кровать, и к чертям весь мир! Сначала схватка, потом борьба, просто возня, наконец, но им обоим смешно, и Тошику так драться неинтересно, ведь… - если когда уж бой, так бой тогда! - а так-то чо, да и Илюшка такой тёплый, сильный и большой уже, ох, как же ж здорово, ведь скоро у Тошика Илья вырастет и совсем как Вадим будет, и это такой кайф! И Тошику ТАК вдруг делается хорошо, и… и охота поласкаться, - просто поласкаться, - чемпион ведь только ещё входит в тот чудный возраст, - ну, только вошёл Тошик в возраст, в котором секса хочется всегда, - и сейчас Антону хочется просто поласкаться, - Тошик ведь по жизни очень ласкучий парнишка, и это у него отлично совмещается с задиристостью, - а сейчас ему хочется просто полежать вот так вот с Ильёй, в обнимку, тесно-тесно прижавшись дуг к другу…

Илья всё понимает. А как иначе? Такое эти двое пережили, и ведь главное, - они ЛЮБЯТ… И Илюшка тоже согласен вот так вот, просто полежать, в обнимку, - просто, без секса, да и ведь только что Тошик сделал ему… а, чего уж там, - минет только что сделал Антон Илье, - и чего бы это им стесняться слов, и ведь дело даже не в том, что им пришлось пережить, и даже не в том дело, что они любят друг друга, - ЛЮБЯТ, ясно? - просто ничего в том, что произошло у них, между ними, - никакого повода для стеснения в этом эти двое не видят! Да, - и по перечисленным выше резонам они, - Тошик и Илька, - не видят в этом ничего зазорного, и по некоторым другим, абсолютно ясным для них причинам они в случившемся не видят ничего дурного, стыдного и зазорного, - а блядский мир, с его сучьими условностями, с его подлой «моралью» пусть идёт на хуй! - у них троих свой Мир, и горе тому, кто посмеет сунуться, посягнуть, или там, просто даже помешать хоть как-то, - горя хапнет! - Тошик ведь самурай! - а Илья сильный, а Вадим…

Да, хорошо сейчас Илье, - лежать вот так вот с Тошиком, просто лежать, ничего такого, просто, в обнимку, тесно-тесно прижавшись, - вжавшись, - друг в друга… А Тошик, - он ткнулся Илу носом в изгиб шеи, сопит, губами шевелит, языком легонько трогает Илюшкину кожу, - прикольно так, и вот только самую-самую чуточку щекотно Илюшке, - кайф какой! Ласкучий парнишка Тошик, хотя и задиристый, - и какова сила Любви, и тяжесть, сладкая её тяжесть, - сквозь щемящую пронзительную нежность Илья чувствует лишь невыразимое счастье обладания тайной, самой тяжкой, самой сладкой, самой непостижимой тайной во всех Мирах, - тайной обладания Любовью…

Вадим пришёл! Пацаны вскакивают, - две пружины, - путаются друг у друга в руках-ногах, - Тошик чуть не заваливает катана-какэ с мечами, Илюха чуть не спотыкается о гантели эти гадские, вечно же эта гадость под ноги попадается, - и несутся эти двое сломя голову встречать Вадима!.. Что, вот так вот всё у них троих здорово, - всё в шоколаде и в тортах? Да нет, конечно, да и как им троим это всё далось… - но нет, не время об этом, будет и продолжение их рассказа, и всё станет ясно, - если ещё кому что неясно, - и почему вот так вот мальчишки, и почему Вадим, - почему эти трое так любят такие вечера, почему они готовы на всё ради друг друга, - на всё, что только не выжжет их души, не сломает их любовь, - хотя, это по убеждению всех троих и невозможно…

- Итак, господа мои Титовы, я дома, и вы можете продемонстрировать мне степень разрушений нашего домашнего очага… Антон, торт пока в морозилку, после обеда будем его есть. Так, Илюшка, ноутбук мой возьми, - да, кстати, я сегодня в Интернете ТВ-тюнер заказал, внешний, AverTV, а то эти интегрированные чего-то… Ну, братцы, как у вас сегодня?

- Всё ОК, господин Ремезов! А мы, - смотри! - в комнате у себя убрались! Улёт, да?

- У-у… Нет, Вадим, слыхал, - «мы убрались», - ин… инсинуатор, Тошик! А так-то да, немного убрались, - да только, Антон, чисто не там где убираются, а там где не мусорят…

- Ил, это явный штамп, более того, что это не поговорка, не пословица, - это афоризм, а большинство афоризмов придумываются ради игры слов, понятий, - игра ума, это ведь так увлекательно, - а потому, они совершенно не обязательно адекватны…

- Да я чо ведь сказать хотел…

- Ты сказал уже! Вадим же тебе ответил, а то давай я ещё тоже отвечу: - так, значит, мусорить, значит…

- Бл-ль… Да вы чо?! Спецом ведь, заразы, - поняли же ведь оба, что я сказать хотел, какого тогда нервы мне трепете? У-у…

- Ну, и чёрт с тобой, - ты лучше иди, устанавливай мне «Воркрафт», а то снёс «Контру», понимаешь, а у меня же ж там ведь все сохранёнки, прикинь только, Вадим!

- Ну, и не помер ведь ты… По мне, - так я бы вообще один «Блицкриг» бы оставил, и хорош…

- Да я б тебя бы тогда бы… Вадим, ну не убирай руку, мне так нравится!

- Да мне неудобно так, Тошик.

- Терпи…

Вадим, Илья и Антон расположились на кровати XXI-го века, теоретически это кровать Тошика, но на практике она по назначению, - как и кровать Илюшки, - почти и не используется. И сейчас, придав с помощью пульта этому технологическому чуду комфортную форму шезлонга, - огромного такого шезлонга, как раз на троих, и ещё места до чёрта, - сейчас эти трое  расположились на этой кровати. Тошик улёгся поперёк, сразу и на Вадима, и на Илюшку навалился, - так же ж прикольней всего, так он их обоих чувствует, - а то, что кому-то там неудобно, - подумаешь, какие мелочи, - Тошику вот очень даже удобно, - Илька тихонько перебирает золотистый шёлк волос чемпиона, а Вадим ведь ещё и легонько поглаживает-почёсывает Антону под футболкой спинку…

- Кстати, Ил, о «Блицкриге», - я тут вчера в ваш компьютер заглянул, посмотрел как там у тебя дела на Курской дуге идут, - ты чего там застрял, потери у тебя какие-то нереальные, - я, конечно, не берусь судить, но, по-моему, дело твоё, - швах…

- Он же ж неспособный, Вадим! Это же ж не в реале палить там, как вы вдвоём тогда, это же ж тута вникнуть надо… Ой! Нет, Ил, я щас не хочу биться с тобой, потом, а сейчас отстань, я это, я свои слова назад беру, - а вот то, что меня козявкой обзываешь, - так это особый у нас базар будет, - потом…

- Так что, Илюшка, скис ты на Курской дуге?

- Да как, Вадим… Ну-у… «Фердинанды» там эти у них, - полный траур! - прикинь, они издалека даже «ИСы» мои расстреливают, куда уж там «Тридцатьчетвёрки», - не впротык, - и главное дело, откуда-то из-за экрана гады бьют, блин, пока их найдёшь, - так без танков останешься, а авиация… того…

- Илья, у тебя на столе, - во-он, под альбомом с «Дюзенбергами», - уже неделю лежит, а точнее сказать, - валяется, - одна такая специальная книжка, «Воспоминания солдата» Гудериана, - я там страницы, на которых он про Курскую Битву пишет, закладкой отметил, причём я тебе советовал, - помнишь? - это прочитать перед тем, как ты в эту битву в «Блицкриге» ввязался.

- Помню… Да только ведь скучно там у него… наверно.

- Да как же ты судишь, если книжку даже и не открывал? Ил, я удивлён, - это как-то не в твоём стиле…

- Ну, чо-то не до книжки было, Вадим, а так-то, конечно, надо было прочитать… А пойдёмте обедать, а?

- Ну, Илюшечка, ну давай попозже, а ты вот ещё немножечко, вот так вот ещё, ну, пошебурши ещё мне волосы, Илюшечка…

- Чемпион ты, ласкучий… Э, да ты ведь заснёшь щас! Хорош, Тошик, я есть хочу.

- Удивил…

- А уроки тебе ещё делать, - забыл?

- Да завтра же ж воскресенье! Да дайте же вы мне отдохнуть-то хоть самую чуточку! Бассейн, школа… Во! Вадим, - погодь, - я ж тебе чего приготовил ведь! - я же ж сёдня… Ил, где рюкзак мой, - а, вот он! - блин, да где ж дневник-то, - вот он… Вот, господин Ремезов, зацени!..

* * *

Антон:

Ладно, Вадим, но вот только ты там тогда не зачитайся как обычно, - во! - ты лучше тогда совсем книжку с собой в ванну не бери, - я ж сейчас хочу начать рассказывать про то, как всё дальше у нас было, ну, после когда ты Мурзика-Тузика… Давай.

Ил, а ты, - ну, ты тоже чем-нибудь займись там, только, чтобы если когда я тебя позову, то чтобы не бухтеть, что, мол, я тебя там вечно отвлекаю, лучше ты не бухти тогда, надо же ж нам всё, как дальше было рассказать, да смотри, не засни, - после обеда-то…

Чо это он молча-то ушёл, - обиделся, что ли?.. Илья! Ил, ты что, обиделся?.. А чо тогда такой, - пошёл себе такой, молча… Ого. Всегда бы так. Ладно…

Эх, а как же мне продолжить? Про что бы, с чего начать продолжение? А чо я парюсь?! Вот про то, как Вадим уехал к Мурзику-Тузику, вот про это, - то есть, с этого я и продолжу.

Он поехал убивать их всех, - это было ясно, хоть этого мы и не обсуждали, - вот просто как-то молча мы все втроём всё и поняли, и решили. Я… Да, я был рад, я расстраивался только, что с Вадимом нам нельзя, - но Илюшка тоже считал, что так будет правильно, - вот с Ильёй-то мы как раз об этом поговорили. И не только об этом…

Вадим после разговора в кафе от нас с Ильёй не… Короче, ничего он от нас не скрывал. Нет, он не стал нам рассказывать про свои «дела», - нет, конечно, - но и скрывать особо, тоже ничего не скрывал, - спросил я чо-то раз, - он ответил, - но вот спрашивать мне про это больше как-то так расхотелось… Илья ещё мне тогда мозги вправил, - гадюкой полдня шипел…

Вот и тогда, когда Вадим собрался к Мурзику-Тузику, вот и тогда он ничего скрывать не стал, - и вообще, он сразу к нам отнёсся… да, как к равным! Ну, с самого-то начала как-то так… ну, пылинки с нас сдувал, - а так нормально, - не сюсюкал там, ни даже не жалел нас! А чо жалеть, правильно Ил вчера написал, - у Вадима в глазах жила Смерть, нацеленная на Мурзика-Тузика, - какая тут жалость, если когда ненависть, и всё решено, - то и смотреть тогда надо только вперёд!

Он, - Вадим, - как-то вечером на свой смартфон получил сообщение от своего человека, - ну, это я сейчас знаю, - уехал часа на два, а приехал с большой спортивной сумкой и металлическим таким кейсом… Я про себя думаю такой: - ну, завалил нас совсем Вадим подарками, совестно даже. А в сумке было… - ха, Вадим ЭТО называл «инструмент»!

Вадим всё это железо разложил на полу, на расстеленных газетах, кейс тоже туда поставил и открыл, - мы с Ильёй аж ахнули! - сел перед этим всем на табуретку, - сидит такой, думает, а мы с Илюшкой тише мышек притаились! А Вадим, - мыслитель, блин, - встрепенулся, весело так на нас глянул, и меня спрашивает: - Как, мол, Тошик, впечатляет? Какая штука тут тебе больше других нравится? - ну, я там ткнул во что-то, не глядя, - Вадиму чего-то тут совсем смешно стало, посмеивается такой, и говорит: - Да-а, 92-ая Беретта, армейская машина, - что ж, достойный выбор, так тому и быть… Держи, можешь дома поиграть, он не заряжен, только на ногу себе не урони, да и нам с Ильёй тоже, - запросто без пальцев останемся… И протягивает мне пистолет, - ух, и здоровенный! - чёрный, тяжёлый, блин, лоснится, - в масле, что ли, и пахнет он так… не знаю с чем и сравнить, это я сейчас к запаху оружия привык… Ну, я взял. А ничо такая штучка, - думаю, - очень даже…

А Илья тихо спрашивает Вадима: - Зачем столько? Вадим, тут же столько… и автомат вон даже этот разобранный, в чемоданчике…

Винтовка. Это, Илья, такая винтовка, называется ВСС, - винтовка снайперская специальная «Винторез», - просто она на автомат похожа, но очередями не стреляет, - а столько всего затем, что после того, как я решу это дело с домом, где вас мучили, я должен буду приниматься за свою проблему, - а вот там-то… Для решения этой моей проблемы мне и может всё это пригодится, - собственно, тут даже кое-чего не хватает, но это ладно, буду работать с тем, что есть… АНТОН!!! Нельзя в людей без повода целиться! Особенно в своих, - никогда! - ведь для СВОИХ и поводов никогда не бывает… Не заряжен он, но всё равно, - НЕЛЬЗЯ! - это даже не правило, Тошик, это закон…

И вот как бы прикрикнул даже тогда на меня Вадим, и как бы строго даже, - а я вот ни чуточки даже не испугался! Как-то вот сразу я понял, что эта «строгость», она в натуре, - «как бы»! Вообще, не шуганулся даже, - вот чёрт его знает, но, по-моему, я уже его тогда любил, - а в людей я больше ни в жизнь не целюсь… повода не было…

А Илюшка забрал у меня пистолет, покрутил его в руках, и хмуро так Вадима спрашивает: - А как тут, Вадим, как он работает, просто на курок жать, что ли?..

Пострелять хочешь, Илюша? Потом как-нибудь, завершим все свои дела, увезу вас из Екатеринбурга, найдём себе новое место, где поселимся уже спокойно, там и постреляешь, а пока извини, сейчас мне как-то не до этого, Илья… Ил ничего не ответил, так только, положил пистолет на колени Вадиму, а сам задумчивый такой… Ну, я же Илюшку как себя чувствую, и я тоже, блин, задумался…

Ну, наверно, дальше пускай Ил рассказывает. И Вадим тоже. А я… Надо же ж мне пойти из каталога прицел на свой арбалет выбрать, - супер! - улёт, ёлки, - Вадим ведь пообещал мне новый прицел, заместо родного, а чо, у меня ж на “Revolution” 4-х кратный только телескоп, да и то, - «Таско» бюджетный, бе-е, - а арбалет-то серьёзный, вот я себе и выберу пойду, - ну-у, скажем, «Сваровски» даже, например! - крат так на шесть, например, - Вадим же ж не сказал, какой можно, вот я его на слове и поймаю… Или даже тогда на восьмикратный разведу я Вадима, только бы Илюха не возникал… Дубина я! На хрен простую оптику, - можно ведь коллиматор! А чо, супер ведь будет, - ха, а Пашка Илюшкин тогда от зависти помрёт, - хотя он и не завистливый…

* * *

Илья:

Попал Вадим. Сто пудов. Разве можно с чемпионом так вот, - неосторожно?..

Ладно, это Вадим уж как-нибудь разрулит, он же… это по жизни его специальность, проблемы разруливать, - хм, как тогда, в парке… А чо, вот про это я и расскажу!

Да, это всё было на пятый день, как мы с Вадимом вместе оказались… Оружие Вадим получил от своего человека, - это у него был такой посредник в Инете, - всё у Вадима шло через этого человека, хотя Вадим считает, что там был не один человек, а целая контора, - уж очень всё это было… Ладно, это дело прошлое, да и не в нашу тему.

А я тогда задумался, это точняк. А задумался я вот о чём: - если столько оружия Вадиму надо для решения его проблемы, - выходит, что я должен быть с ним рядом, - и не в том дело, что, мол, благодарность там, - нет. То есть, не только в этом было уже для меня дело…

Тошик говорит, что по ходу, он в Вадима уже тогда влюбляться начал, - а я скажу, что я точняк в Вадима уже тогда по уши втрескался! И пропал, - ведь я ж не знал тогда, как Вадим к этой моей любви отнесётся… Ну, что-то я ответное чувствовал, что-то такое от Вадима исходило, - и не только на меня, и на Тошика, - особенно на Тошика, - смотрел наш, - уже наш! - Вадим так… так, что я плавился от этих взглядов! Но как-то всё оно будет…

И я задумался. Но не особенно надолго, - тут ведь не голова думала, - ну, она-то, может, и думала, - но решение принимало моё сердце. И решение было принято: - когда Вадим разберётся с Мурзиком-Тузиком, - ну, там-то для него проблем не будет, я же знал какой Мурзик-Тузик по жизни, по натуре, - мразь трусливая, - а после этого, когда Вадим возьмётся за свою проблему, - я буду рядом с ним. Точка. Обсуждению не подлежит.

Чего тебе?.. Вот ты даёшь! Я-то тут причём? Сам у него попросись, если пустит тебя Вадим к себе в ванную, так пустит, да только особенно губу не раскатывай, чемпион ныряющий, - кто на прошлой неделе потоп устроил?.. Отпрыгни, Антон, я делом занят…

Вот же деятель, ведь пустил его Вадим к себе… Почему вот так? - характер у Вадима, - сталь хромомолибденовая, - а с чемпионом, - мягче воска… Любовь. Ну да, но ведь и меня Вадим любит, но меня он воспитывает, а Тошик у нас Махной растёт… «Ты, Илья, - говорит Вадим, - по натуре созидатель, поэтому тебе я должен уделять больше внимания, чем Тошику. В воспитании, - понимаешь? Ведь создать можно всякое, и я хочу научить тебя, воспитать в тебе понимание того, что достойно созидания, а что… А Тошик наш, - его по жизни наша с тобой Любовь проведёт, и ему неведомы никакие сомнения, отсюда его правота. И ещё ведь для Антона твой пример, - это и есть лучшее воспитание, всегда помни об этом, родной…».

Так, ладно. Ну, в тот вечер мы легли спать, - я с Тошиком на диване, Вадим на полу, - ну, понятно, всем троим не спится… Поболтали о чём-то, Вадим нам про Японию рассказал немного, - заснули всё-таки. Наутро Вадим нас повёз в парк Маяковского, хотя, мне и не очень-то хотелось, - я бы лучше бы с Вадимом в его съёмной однокомнатной хрущёвке посидел, - но Тошику эти парки нравились, - вот и мотались мы каждый день по всяким аттракционам.

Вот там-то, в парке Маяковского, я впервые и увидал, КАКИМ может быть Вадим, если его задеть, - хотя задели нас с Тошиком, но ведь это и есть, - задеть Вадима…

Вадим нам до этого дал второй свой мобильник, в первый же день, - это на всякий случай, - глаз с нас Вадим не спускал, но ведь всякое может случиться, - и случилось, сука… Мы с Тошиком сидели на лавочке, - Вадим отошёл к павильону купить чего-нибудь похавать, - сидим себе, Тошик с телефона по GPRS законектился на какой-то mobile-сайт, картинки выбирает, какие качнуть, - вот тоже, кстати, самородок чемпионский, за один вечер он это всё освоил! - я ему мешаю, как могу, - прикалываемся, - тут эти трое и подгребли, уроды, на свою, сука, голову…

Нарки. Это были наркоманы, их не ломало, но к тому шло, по ходу. Ясно, - дозняк ребяткам нужен, - а ребяткам лет по двадцать, - ну, выглядели-то они старше, ясное дело, я-то в этом разбираюсь, да и Тошик тоже, - насмотрелись, блядь. Вот, значит, нужен им дозняк, - а тут такая фича, два пацана, без взрослых, одни, а мобильник у пацанов навороченный, а их трое, и им нужен дозняк, такая тема, - ну, и чего бы им этих пацанов не отработать, мобильник с них не снять? - как два пальца об асфальт…

Я бы и сейчас на таких попёр бы, а тогда вообще, как будто крышу у меня снесло, - они же Антону… блядь, да я… Короче, кожа у меня на скулах натянулась, губы онемели сразу, - я всегда так реагирую, ну и… В лоб я тогда заебись получил, - отлетел в кусты за скамейку, но сознания не потерял, - и хорошо, ведь Вадим уже был тут как тут, - сразу стало интересно, - стало на что посмотреть, - хорош бы я был, если бы это пропустил!

Один из этих троих отпадков держал Антона, - тот согнулся, телефон к животу прижал, - второй гад Тошика трясёт, третий руки ему пытается разжать… А Антон молча, зло плачет… Блядь, хорошо, что мне Вадим не разрешал «Хисацу» с собой брать…

Ну, а тут как раз и Вадим. Он вообще, всегда очень кстати появляется, одно слово, - Вадим Ремезов! Он того, что Антона тряс, сразу, с ходу, - тот ближе всех к Вадиму оказался, - Вадим, не останавливаясь, его сзади коротко так, резко кулаком от поясницы, как копьём, - в почку! - тот волчком крутанулся, выгнулся как-то так назад, чуть не пополам, - блин, я такого больше никогда и не видал! И рухнул набок, место Вадиму освободил…

А тот, который Антона в охапке держал, руки разжал, Тошик замер на секунду, и тут над его головой нога Вадима мелькнула чуть не со свистом, и прямо тому, второму козлу, что у Тошика за спиной, по ебальнику! В челюсть прямо, - так я даже с расстояния сухой такой хруст услышал! Тот чуть не к моей скамейке отлетел, - и башкой, затылком об асфальт, - хрясь! И главное, быстро всё так происходит это всё, я даже дышать забыл, - очень быстро, - Вадим же в таких ситуёвинах не думает ни хрена, у него же это всё рефлекторное…

Тошик очухался, и пулей ко мне, за скамейку, - а третий из нарков этих, последний на ногах оставшийся, - ну, это фича, так фича! - от Вадима пятится, видно, что в ступоре он, а Вадим мягко так, мне показалось даже, что Вадим и не подошёл к нему, а как бы просто переместился, как во сне, - так вот, Вадим на дистанцию к третьему переместился, и снизу, прямой раскрытой ладонью, кончиками пальцев, как остриём кинжала, будто не ладонь сейчас у Вадима, а айкути короткий, - и совсем незаметно со стороны, - ткнул Вадим третьего под челюсть, в горло, - тот мешком грязным под ноги Вадиму и повалился…

Вадим, не глядя на три тела у него под ногами, метнулся к нам с Тошиком, а мы, - вот уж точняк, - в ступоре! На корточки перед нами сел, вцепился в нас Вадим, - и тоже трясёт нас за руки: - Как вы, пацаны? Что, как вы, целы? Поубиваю щас этих уродов, руками разорву, на хуй… А в глазах у него Смерть, которую мы разбудили, и ещё… Да. Вот тогда-то я впервые ясно у него в глазах Любовь и увидел, и теперь она, - эта его Любовь к нам с Тошиком, живёт у него в глазах, это навсегда, - и какое это было чувство, и как это было странно, ново и потрясно, - видеть и Любовь в глазах у Вадима, и Смерть, которая теперь ради нас, за нас с Тошиком готова укусить любого, - «одна атака, - и неминуемая смерть»…

Вадим убедился, что мы в порядке, поднялся с корточек, потрепал Тошика левой рукой по голове, меня по щеке погладил, а правой достал, - и опять очень быстро, практически незаметно для глаза, - достал свой Глок. Мы с Антоном в руки Вадиму вцепились, - ну да, у него же в глазах Смерть поселилась, это же мы её разбудили, и хотя она там для Мурзика-Тузика поселилась, - но разве ж будет Смерть разбирать, ведь на нас с Тошиком… ведь на нас эти три урода… Ведь Смерть такая Сила, - если она готова, ей не до разборок… Это вот щас я так всё пишу, - было время у меня над таким вещами подумать, - а тогда мне просто стало страшно, и Тошик перепугался, - вот мы Вадиму в руки и вцепились! А Вадим спокойно нам сказал, что всё будет тип-топ, спокойно, но чётко, и так ещё сказал, таким тоном… - не передать, но удерживать его нам расхотелось, - так, наверное, он к своим бойцам в Абхазии обращался. Он подошёл к тому, первому, который по почке получил, а он уже на коленях стоял, согнулся в три погибели, стонет, слюни, сука, на асфальт бегут, - Вадим его легонько ногой в плечо толкнул, тот на бок, а Вадим наклонился, и ведь не рукоятью пистолета, - ну да, у Глока и рукоять, и рамка из специальной пластмассы, но ведь кожух затвора стальной, - вот Вадим этим местом уроду куда-то под глаз, по верхней скуле и вломил, как кастетом… тот дёрнулся, и затих…

И к третьему, - второй-то где-то совсем на Марсе, по ходу, отдыхал, - а третий оживать начал, хрипит со свистом, Вадим и ему пистолетом приложил… И мы втроём ушли. А пока шли к нашей Импрезе, - мы с Тошиком по бокам от Вадима, его сильные верные руки на наших плечах, - я почувствовал, что Вадим изменился. Что настроение у него классное, что весело ему, это и так видно было, - а изменился Вадим вот в чём: - он до этого с нами был… ну, не знаю, как сказать… Нет, он не заискивал там, не старался понравиться, - и покупки его для нас, и аттракционы, и лакомства, - это всё было для него как здрасьте, от сердца, - но обращался он с нами до этого случая очень осторожно, как с хрустальными: - «парни, а как вам это, а как вы отнесётесь к этому, а может, вам лучше будет вот так…», - а сейчас Вадим стал другим, он почувствовал, что мы с Тошиком признали его, - а мы признали! - и признали не просто, а признали за главного, и что теперь мы уже и сами никуда от него, а я так даже и вообще никуда! - да пусть хоть гонит меня Вадим! - собачкой за ним всюду буду! - и Тошика потяну… Ну, это я так, чтобы ясно было, что мы с Тошиком чувствовали к Вадиму, и что он чувствовал к нам, - это всё и сейчас у нас троих, сильнее даже ещё…

А вечером Вадим поехал в «Дом гимнастов», и зачеркнул там наш с Тошиком ужас, потопил его в крови этих выблядков, убил всё то, что там с нами произошло, и вернулся к себе, к нам… А пока его не было, мы с Тошиком поговорили, а потом он вернулся, наш Вадим… И тогда, той ночью, всё у нас троих и случилось первый раз, и теперь это у нас навсегда, ведь это же сами Боги так рассудили, - чтобы это у нас стало навсегда, и так и есть, так и будет у нас троих, как бы оно дальше не повернулось, и кто бы ещё когда у кого из нас троих не появись, - всяко может быть, жизнь ведь большая, а смерти для нас троих нет вовсе…

Ну, вот. Теперь пускай кто-нибудь дальше пишет, хоть Тошик, хоть Вадим, я пока выдохся. А я пойду, подумаю, - блин, всю же зиму собираюсь! - подумаю, может, и впрямь, стоит мне с дросселями у моего «Гуца» поколдовать, по той схеме, что я на форуме фан-сайта Moto Guzzi нашёл, - ясно, моцик злее станет… Так-то тяга у него ровнёхонькая, у “V11” моего, с самых низов ровная, - и это мне в тему, - в городе, когда на слаломе пробки пробиваешь, меньше передачи дёргать приходится, - но хотелось бы пооборотистей, и чтобы с подхватами на верхах, ну, типа как у рядных моторов, что на «стритах» типа, - да и «лошадей» ведь добавится…  подумаю, короче…

Да и этих твиксов из ванной вытаскивать пора, уснули там, по ходу, - это, кстати, у них не впервой, - сначала наспорятся-наговорятся до посинения, потом дремют, деятели…

* * *

Вадим:

Илюха, ты у нас домашний тиран! Подумаешь, - задремали мы в ванной, - чего так возмущаться-то? Разорался… И опять же, - тебе мы не мешали, вон сколько написал… Погоди, я прочитаю…

Илья! Поди сюда, пожалуйста… Скажи, почему ты мне никогда не говорил, что уже тогда полюбил меня?.. Ил, я не думаю, что так было бы неправильно, - хотя, конечно, тебе виднее, это твоё право, - но я вот уже некоторое время хочу с тобой поговорить… Что там Тошик делает? - хорошо, да и скрывать нам с тобой от него нечего, и прочитает он всё позже… Да, поговорить. Видишь ли, Илюша, я знаю, что ты очень сильная, цельная личность, - но твоя холодность мне представляется не очень уместной в твоём возрасте, - позволь договорить! - да, я согласен, если бы ты был таким по своей сути, - но ведь ты и мягкий, и нежный, - ну ладно, это ты такой для нас с Тошиком, - но ведь ты пойми, - нет ведь необходимости компенсировать свою мягкость с нами избыточной твёрдостью со всеми остальными… Да, а вот Тошик мне сказал недавно, как тебя зовут в школе, - «Штурмовик», и «Летающий танк» ещё, - Илья, ты уж мне поверь, настоящие мужчины, - а я встречал таких… Да? Ну, спасибо, конечно, Илюша… Так вот, они и плакать могут, и чувств не стесняются, - ведь для настоящего не очень критично, что там о нём подумают «ненастоящие», - ты считаешь меня настоящим, так мне в главном насрать на мнение «ненастоящих», - это ведь и в твоей системе координат занимает не последнее место?.. Нет. Илья, я не это имел в виду, - да, мы живём среди людей, и они разные, и их мнение определяет многое, - не всегда это здорово, ты же понимаешь, о чём я? - но… Да не хочу я, чтобы ты сопли распускал, вот же! И в двуличии я тебя не обвиняю, блядь! - извини, но, - блядь! - ты же мне роднее всего мира, какие ещё могут быть, на хер, обвинения…

Погоди, мне вот вспомнилось: - когда мы были на представлении Кабуки… А, Тошик!.. Разговариваем… Присоединяйся, конечно…

Так вот, Илья, - Кабуки, - Тошик заснул там, - молчи, Антон, что было, то было! - вот, а тебя пьеса захватила, и хоть я сам её раньше не видел, но наблюдал я тогда больше за тобой, чем за действием… Да это ладно, не в этом дело, ты же помнишь, о чём там было?.. Да, про Ёринобу… Погоди, пьеса большая, не будем всё вспоминать, - а вот тот эпизод, когда Ёринобу спасает ребёнка, взятого в заложники разбойником, - как поступил Ёринобу? Да, он был губернатором, он был великим воином, - и он был более чем сильным фехтовальщиком, в конце концов! Но он всего лишь представился этому разбойнику, коротко объяснил тому, что и как, и всё тип-топ… Да, согласен, это могла быть просто блажь, - да, и разбойник достоин был смерти, - но ведь такие люди, как Ёринобу, такие не поступают необдуманно, и это не было его блажью. Он не стал убивать, потому что обошёлся без этого, но, по-моему, не в этом было дело, - помнишь дальше? - ведь он приказал дать разбойнику коня получше, чтобы тот унёс ноги от других, не столь великодушных, и даже лук дал мерзавцу, и не постеснялся, - не посчитал нужным! - стесняться показать свои чувства к ребёнку, да и к разбойнику тоже. А ведь Ёринобу был из Минамото, они же от принца Садасуми род вели, куда уж знатнее, - и кровь, и воспитание, и вся жизнь, и… и смерть, - а вот это, возможно, важнее всего, - ну, и кто после этого скажет, что он был «ненастоящим»? Я не скажу…

И в завершение. Слышал такое, Илья, - «быть, а не слыть»?.. Блин, Тошик, - ну, «слыть», - это казаться, выглядеть, - так, что ли… Хм, да, - имидж… Так вот, Илья, - «слыть», - это тебе без надобности! Ты есть, и ты самый настоящий из всех, кого я знаю и знал…

Чего затихли?.. Тошик, твоя проницательность меня всегда поражала! Именно затем и рассказал, - а как ещё мне вас воспитывать? Ремнём, что ли, махать начать? М-м, - оно, конечно, попробовать можно, - но ведь так же можно и сыграть в «русскую рулетку», или там, попробовать самому приготовить рыбу-фугу, - можно, конечно! - да только я не знаю, что мне опасней будет, ремень для вас, или игра со смертью напрямую… Что? Настолько смешно? Хм… Ладно, давайте…

Люблю я этих двоих, - аж до ломоты в висках! Да… Воспитание? - да ну, к чёрту! - это же они меня больше воспитывают, чем я их…

Да пацаны же! Неужели трудно к домофону подойти?.. Да? Вот, кстати, Ил, сейчас с Пашкой и опробуй новый стиль поведения, тем более, что Павел достоин твоей мягкости, - он же тебе друг? - я ничего не путаю? - ну, и вот… Хм, «Штурмовик»…

Тошик, я тебя прошу, - пусть их, не лезь, освободятся они, потом уж и ты с Пашкой будешь решать, какой там тебе прицел… А чего бы это я возражал? Я тебе сам сказал, чтобы ты выбирал, - это первое, а во-вторых, - лазерный коллиматорный «Эймпойнт» раза в три, пожалуй, даже подешевле будет, чем обычный восьмикратный «Сваровски», так что…

Здорово, Паш… О, спасибо! Смотри-ка, не забыл… Так, Антон, я пошёл диск послушаю, что Пашка мне принёс, а ты садись, рассказывай дальше, только сейчас наш рассказ на мой ноутбук перекинем, пусть старшие в вашей комнате, с рэпом своим… Блин, да мне же самому некогда, ведь триста мегов Вэйтса с Интернета мне Пашка накачал, когда же я бы сам столько, а тут живые концерты его, в клубах, «бутлеги», это ж суперэксклюзив, хоть и MP3…

Тошик, умничка, а я балда, как сам не подумал, - точняк, как Илюшка выражается, - Пашка ведь на Инет потратился, хоть и выделенка у него, а всё-таки… Ладно, это я решу. Всё, пошёл я в спальню, там на эм-пэшнике послушаю…

* * *

Антон:

Алло, Тёмыч… Ну, чо ты решил?.. Да насчёт завтра, - блин, ты забыл, что ли?.. Йе-ес! Значит, тогда как договаривались, только ты бабки прихвати… Да? Блин, бага… Ладно, это решим, я возьму на двоих… Кончай, а, - ты ещё мне скажи, что… Заткнись, сказал, чо как олень, - говорю же ж, - есть у меня бабло, хватит нам с тобой на всё про всё… Угу… Да пошёл он, а если когда ещё возникать будет, - в табло ему, с ноги! Я вообще, знаешь чо слыхал, Дэн рассказывал, сам, говорит, видал, - что Клык пацанов с первых классов на деньги трясёт, сучара гоповская… Тоже мне, - Клык! - кариес он, гнилой, на хрен… Ну, понятно, вы же дверь в дверь живёте. Да если хочешь знать, у Илюхи на него давно руки чешутся, просто я не хочу, а то опять Ил чо-нибудь сломает ему, как тогда, с Говоровым, помнишь?.. Да и хрен с ним, - ладно, дела тут у меня, - короче, решили, завтра в двенадцать я у тебя… Ага, бай.

Э-хе-хе, а денег-то у меня… Значит, надо ещё стольник, - блин, у Вадима не хочу, - у Ильи придётся клянчить… Тоже как-то… Копилку, что ли, тряхануть… Да, тема. А потом, - ну, скажем, на будущей неделе, например, - снова вложу… Порядок теперь! Теперь нам с Тёмычем и на кино, и на бар-мороженое хватит, а то какое же ж кино, если когда потом и в «Баскин» даже не зайти…

Кино… Первый раз я в кино попал с Вадимом и Ильёй. Илька-то раньше бывал, с Шуриком… Да нет, так-то я кино видел, и в детдом к нам привозили, а в интернате в актовом зале вообще, что-то вроде кинотеатра было, - ха, то-то и оно, что «вроде», с настоящим ведь кинотеатром и не сравнить!..

А когда Вадим поехал к Мурзику-Тузику, мы с Илюшкой даже и телевизор не включили, и в комп играть неохота, - блин, а жалко, всё-таки, тот ноутбук, и как это я его…

Вот, сидим мы тогда с Ильёй, сначала на кухне сидели, на подоконнике, в окно смотрели, я всё на мобильник поглядываю, - Вадим накрепко запретил ему звонить, сказал, что сам позвонит, когда всё закончит, -  потом в комнате на диван залезли, я к Илу прижался, и тогда у нас и начался этот разговор. Я сейчас его передам, конечно, но вот же может так быть, что я чего-то позабыл, - нет! - не позабыл, а… ну, очень трудно тот разговор передать, мы ж с Илюшкой, если когда совсем уж о важном, или там о своём совсем говорим, - так мы и не говорим почти, - ну, и вот как это мне объяснить? Ну, слово он, слово я, взгляды, губы, Илюшка бровь левую поднимет, я улыбнусь, - и всё нам ясно и понятно обоим… Так вот как-то… Ладно, я начну, а Ил чего поправит, если надо, если решит, что надо будет…

Я разговор начал. Ну, это дело обычное у нас… Говорю, - как ты думаешь, Илюша, всё Вадим сделает? И вернётся? Ну, не то, что он живой вернётся, а к нам? - к нам вернётся? И тут-то меня Илюха и удивил! Говорит, и смеётся при этом совсем как Вадим, - вот тоже, чего это до меня только вчера допёрло, что они одинаковые? Это же ж… Короче, говорит мне Ил: - Дурачок, Тошик, ты совсем слепой, что ли? Он же туда ради нас поехал, - конечно, и для того тоже, чтобы этой мерзости ни с кем больше не случалось, - но главное для него, что это ради нас. Ты ж видишь, как он смотрит, - на тебя, на меня… Хотя, может ты ещё и не понимаешь, - но ведь ты поймёшь, ты же меня любишь, вот и Вадима ты разглядишь, дурачок…

А я тогда не обиделся, - у-у, щас бы я Илу таких бы навешал… А тогда, - нет. Не обиделся. Сам, говорю, дурачок, всё, говорю, я вижу, да только чего же ж это он с нами возиться-то будет?

Илюха, - вот сто пудов, лучший из всех!.. Же ж! - смеётся, - А то же ж, что это ещё неизвестно, кто с кем возиться будет! Послушай, Тошик, это всё чухня, то, что решил Вадим с этими суками сделать, - это он сделает, в этом я уверен, и вернётся, именно к нам с тобой вернётся…

И замолчал, - вижу, он что-то решил, и не сейчас только, а вообще что-то Илья решил, а молчит, потому что думает, как мне сказать…

Илюша…

Тошик, я вот чего думаю, - я думаю вместе с Вадимом потом его проблему решать…

Как это? Ха, решил он! А я?..

Что ты? И ты… по-своему. Ну, план там нам поможешь придумать, - мне чо-то так кажется, что особого плана у Вадима нету, - ну, и вообще поможешь. Ведь смотри сколько Вадиму оружия понадобилось на его проблему! А к Мурзику-Тузику он только два пистолета взял, хотя там целых пятеро этих выблядков, и то, сказал Вадим, этого за глаза, двух стволов этих…

Так ты чо, ты думаешь…

Я буду с ним, вот что я думаю, - так я решил, так и будет, - так нам всем спокойней будет, я ж теперь Вадима… Тошик, я его люблю, блин… Погоди, я его не так, как тебя люблю, ты… Антон, ты моя жизнь, а Вадим…

Фу-ух-х! У меня и щас вот, вот когда пишу я про тот разговор, и то сердце… а тогда…

А Ил продолжает: - Тошик, я не знаю, кого из вас я люблю больше, но я люблю вас по разному, и одинаково, и… Но ты не думай, если я Вадима полюбил, это ведь не значит, что я тебя разлюблю, или там, меньше любить буду… Да и неизвестно, как ещё сам Вадим на эту мою любовь посмотрит, он же вон какой, а я…

А ты! А он! А вот он тогда точно уж совсем дурачок будет, если когда тебя не… Блин, Илюха, вот мне кажется, что он на тебя ТАК смотрит, ну-у, не знаю! А ещё вот чего, вот когда мы вчера вечером втроём телек смотрели, а я между вами залез, то мне так хорошо было… И я его люблю, и тоже не так, как тебя, но я не боюсь там ни хрена! Набоялся я уже, хорош! А Вадим, он же тогда нам помнишь как сказал? - если когда, сказал, то я с вами навсегда, такое просто так не говорят, это такое я только от тебя в своей жизни и слышал, - и ты не соврал, про такое не врут, и Вадим не соврёт, а его проблема, - плюнь, решим мы её втроём! На раз! И потом уедем, как Вадим обещал, - а хорошо бы, вот чтобы ещё и…

Что?

Ну-у… Ил, я же о семье сколько себя помню мечтал, - может, вы и есть моя семья? Ты, Вадим наш…

Наш? Тошик, ты так думаешь, - Вадим, он точняк наш?

Приплыли, блин. Снова здорова, опять двадцать пять! А чей?! Сам же ж говоришь, а сам опять!.. Илья, - ха! - помнишь, мы в кафе-мороженом позавчера были, так там, - помнишь? - какой-то пацан истерику закатил, - ты такой на него: - эмбицил! - ха-ха! - а Вадим смеётся, и говорит такой, - не эмбицил, а… этот… Как, Илюшка?

Ха-ха-ха… ой, не могу, - бля-а-а… Точняк, Тошик, здоровски его тогда Вадим: - альтернативно одарённый! И ещё: - постой, как же… ой, сука, не могу-у-у… это, диф… дифференцированно развитый! Ё-о-о…

И-и-ил! Ты ещё прикольней щас, чем… о-о-х… аж слёзы, блин! Ещё прикольней, чем даже сам Вадим! Здорово… Вот, - хм, я что вспомнил-то? - вот ты и есть, не дурачок даже, - хотя если когда ещё так меня назовёшь, всё, хана, вон теперь у нас оружия скоко, - а ты этот самый вот, - альтернативно одарённый!..

И я полез к Илюшке целоваться… И у нас с ним ЭТО случилось, это же ж не помню за скоко времени первый раз снова у нас тогда с Илом было… Ну, самый-то первый раз у нас случился, когда мы на «Зелёном» рынке тёрлись, в Екатеринбурге, - а жили мы тогда в брошенном вагончике на стройке рядом с рынком, - стройка тоже брошенная была, только два сторожа, мы им с Ильёй башляли, - бухлом, - они нас и пускали… Тогда-то у нас и случилось… Нет, я про самый первый раз не буду, - ну, я и помню не очень, - помню, что счастье… Да и не хочу особо я про первый раз, - так, не хочу чего-то, и всё…

Ну, а потом я и не считал, сколько там раз у нас с Илюшкой это было, - зачем? - если когда любишь, так на хрена тогда счёт там какой-то? Ну, а потом мы к Мурзику-Тузику загремели, там у нас этого не было, ну, по своей воле… Да-а… не было, как же… Там у нас этого столько было, - вот там точно, без счёта, и всё по страшному! Но хоть мы с Ильёй вместе там спали, но ни мне, ни Илье это там по своей воле и в голову не пришло даже… А когда к Вадиму попали, так мы с Илом вдвоём и не оставались, первый же раз Вадим надолго уехал, - и я сам к Илюшке и полез тут же.

Илья такой осторожный был тогда… Да нет, нежный, как он обычно, - ну да, и нежный, и ласковый, - но очень осторожный тогда был Илья. И шепчет мне, - у-у, вот точно, кто ещё из нас дурачок-то! - шепчет: Тошик, а ты уверен, я-то этого очень хочу, но тебе теперь разве не противно, ведь такое же пережил ты у ме… А я ему договорить и не дал! Впился ему в рот, всем своим ртом впился! Да… Любовь, это такой кайф…

Но чувствую, что-то не так, чо-то мне как-то… И понял что. Вадим. Мне хочется, чтобы и он сейчас с нами был, а когда Илюшка кончил, я ему так и сказал… А он молчит, - я подумал,- что это он, - не понял там, или что? Илюша, - говорю, - я если чего не так сказал, так ты ответь, но вот ведь как я подумал, надо же ж, чтобы Вадим с нами совсем уж, - понимаешь? - а если он так не захочет, - так и это тоже хорошо, - так всё ясно станет нам всем, - ну, что ж тогда, - тогда мы с тобой снова одни будем, придётся, - но это правильно так, нельзя нам втихаря, - понимаешь? - или так, или… Что ж, уйдём, ты сильный, я с тобой не пропаду, мы теперь с тобой учёные, проживём и вдвоём, а ещё я хочу, чтобы… Вадим чтобы… Илюша-а, чтобы о-он с на-ами-и…

Ну, да. Расплакался я тогда, прямо Илюше в грудь и разревелся…

А Илья меня ещё теснее прижал, и шепчет мне в макушку, - как ты хочешь, Антон, так и будет, теперь всё будет только так… Вернётся вот Вадим, мы с ним и… Да нет, не будем мы с ним разговаривать, - мы его на этот вот диван затащим, и если он… то мы… Но он захочет, Тошик, мы же его любим, как же ему тогда не захотеть?..

Ещё чего-то Илья мне шептал… я успокоился, совсем хорошо мне стало… я и заснул… А разбудил нас, - Илья, оказывается, тоже задремал, - разбудил нас Вадим, он позвонил нам на мобильник, и я трубку первый схватил!

Тошик, - говорит Вадим мне в телефон, - пацаны мои родные, я возвращаюсь…

Я… я пока больше не буду писать, чо-то я…

* * *

Вадим:

Дела-а… Прочитал я сейчас это всё, что Антон написал… Дела.

Нет. Что-то я тоже… Пусть Илья пишет, когда с Пашкой освободится… Илья у нас сильный…

Да, дела…

* * *

Intermezzo.

Но Илья, - «Штурмовик» Ил, «Летающий танк» Илюха Титов сейчас занят со своим другом Пашкой. Чем? Да чем могут быть заняты два нормальных парня, четырнадцати с половиной лет, - не гопники, не нефоры, - ну, рэп, это так, все ж его слушают, даже и гопники слушают свой гангстарэп, - сплошняком все кругом слушают всех этих вот: «Каста», «Юг», “NTL”, этот вот ещё, как его, - “Drago”, и других ещё, имя им легион, - всех этих отпадков, - это Вадим так их про себя называет, - всех и не упомнишь… Но сейчас Ил со своим другом и одноклассником Пашей Сушко не слушают рэп, они просто прикалываются, - Пашка притащил Илюхе чумовую прогу, она вслух читает тексты в любом формате, только подгрузи их в эту «Говорилку», - и атас, помирай со смеху! Там ведь всё регулируется, - и тембр, и скорость, и сам голос, - типа женщина читает, или мужик, - так можно все настройки переколбасить, - прикол! Фича, воще, по мазе фича…

И Пашка ещё очень удивлён сегодня, - ведь Штурмовик какой-то необычный, и куда делась Илюхина… да нет, так-то Ил и весёлый всегда, и не бычит с друзьями, хотя в школе никто и не решится на него попереть, и во дворе так же, и все его уважают, полный респект, - даже кто и старше, - все ведь видели его в драке, и все ведь поняли, что для Штурмовика просто драк не бывает, для Ила драка, - это всегда бой! Да и про его опекуна, - Вадима Павловича, - тоже многие правильно понимают… А так-то, с друзьями, Илюха Титов классный, - но слова ведь Ил против не терпит обычно, и всегда он знает как лучше, - и не в том дело, что так и оказывается почти всегда, - реально лучше, - просто… Так это у него всегда получается… - «Летающий танк», одним словом. А сегодня Ил другой, таким он обычно бывает только со своим младшим братом Тохой, - вот Паша Сушко и удивлён, но приятно Паше очень, что Ил сегодня такой и с ним…

Но жизнь не может быть в кайф на постоянку, - что уж тут, Мир дуален, - и это основное положение картезианства, оно и проявляется сейчас наглядно, - хм, в реале, - Пашке на мобильник звонит его батя, и не терпящим возражения, приказным тоном велит Пашке чесать домой, нужна сейчас Сушко-старшему помощь Сушко-младшего, - у них ведь идёт стихийное бедствие, именуемое ремонтом... Дуальность, Декарт, - Notre reconnaissance, monsieur…

И снова они втроём, - да, хорошо когда есть друзья, и есть проклятая школа, и бассейн, и ещё куча забот, и фирма ведь у Вадима, - это вообще, отдельная песня, да ещё с припевом, - всё это очень здорово, это им троим нравится, - но нет ничего лучше, когда вот так вот, - втроём, и это навсегда, и нет никакой смерти, а есть только звенья изумрудной цепи, которая связывает этих троих через Вечность…

- Вадим, а скажи, тебе что, не понравилось, по ходу, что меня так называют, - «Штурмовик»? Ведь когда говорят мне «Ил», - то сразу вспоминают Ил-2.

- Ничего не имею против самолёта Ил-2, не попадал под него, а вот под Су-25 приходилось, - тоже ведь штурмовик, мать его…

- Вадим, а расскажи, - тут же распахивает свои синие-пресиние глазищи Тошик, и лезет к Вадиму на их новомодный диван, и устраивается с максимальным комфортом, и хлопает ладошкой рядом с собой, - зовёт туда же Ила, - ведь так и надо, если когда Вадим чего рассказывать будет, - втроём, потеснее…

- Ну-у… Расскажу, пожалуй. Только уговор, что сегодня будет один только этот рассказ, - устал я, пацаны, за неделю… В 92-ом мне в июле исполнилось восемнадцать, - ну, это вы знаете, - и уже двадцатого августа, почти через месяц после моего дня рождения, и через неделю после того, как грузины начали вторжение, я был в Абхазии, сразу и прямо, блин, после второго курса универа… И как-то так удачно у меня получилось: сразу удалось выйти на полковника Какалия, - он тогда был кем-то вроде командующего… - мда, ну, он мне и говорит: - Война у нас, парень, на уничтожение началась, нам помощь нужна любая, а если она ещё и от сердца… Мы, - говорит, - и апсуа-абхазы, и вообще все, кто на нашей земле с сердцем живёт, мы про такое не забудем… Куда мне тебя определить? - спрашивает… А я ж мальчишка совсем, - туда, говорю, где хуже всего. Ну, тогда везде было плохо, а хуже всего было в Ткварчели, но туда не попасть, - осада. И я в Эшеру. Грузины там через Гумисту пытались прорваться, - это наши Фермопилы были…

- Фермопилы… - шепчет Илья, и его очень красивого рисунка губы, - ну, может, самую чуточку тонковаты, - изгибаются в мечтательной улыбке…

- Да. Вот я и увидел тогда первый раз штурмовики в деле, правда, издалека, - они работали по катерам, которые морем беженцев вывозили, - самолёты были грузинские, катера абхазские, а беженцы всех национальностей.

- Нельзя же ж так! По мирным ведь нельзя, Вадим!

- Война на уничтожение, Антон, прав был Какалия. А потом, - это уже в начале октября было, начались бои за Гагру, туда наши командиры лучших собирали, а я к тому времени уже отличился… пару раз…

Тошик с Илюшкой понимающе переглядываются…

- Ну, вот, мы на Бзыби собирались, - это называется «концентрация сил для нанесения удара», - и нас было… порядком нас было, - во всяком случае, это тайной для грузин не стало, разведка у них была, какая-никакая. И Су-25 прилетели. Да только без особого толку, - горы, лес, - мы рассредоточились, - а по берегу моря, где устье Бзыби, - там сёла, ну, вот по ним штурмовики и ударили. А мы потом из руин женские и детские трупы вытаскивали, - ясно? - после этого я перестал пленных брать, - ясно, Илья?.. А уже когда мы на улицах Гагры дрались, тогда и нам от штурмовиков досталось, все три дня прилетали, - ну, наш-то отряд целый остался, но насмотрелись всякого. Авиация… Может быть, конечно, да только решалось всё на земле. А вот как раз на земле-то… Пацаны, я никогда не представлял себе, что может быть сразу столько трусов с оружием! Хм, Тошик, тебе вот Лермонтов не нравится, вон как ты с ним по литературе мучался, - но всё-таки он классик, есть у него такое: «бежали робкие грузины». Так вот, из Гагры грузины даже не бежали, они… блин, и слова-то не подобрать. В воздухе они начали растворяться, прямо на глазах! Два десятка танков побросали, целенькие машины, РПГ, автоматы на каждом углу валяются, - а город горит, сами же его и подожгли, сволочи… Раненых своих побросали, - это вообще, ни в какие ворота! Потом их российские морские погранцы вывозили… Шеварднадзе, - это президент Грузии был, он в Гагру для поддержки морального духа своих «гвардейцев» прибыл, - он из них первый драпанул отважно, на вертолёте, Герой, блядь, Социалистического Труда…

- Вадим, Вадим…

- Извини, Тошик…

- А потом? Это ты потом в Ткварчели попал?

- Угу… Потом. Я тогда уже своим отрядом командовал, - сборный отряд, казаки приднестровские, из Осетии мужики… ещё люди, - семьдесят пять человек всего… По коридору прорвались в Ткварчели… Вот там, действительно, жутко было. Бомбёжки, обстрелы. Осада… Этот несчастный проклятый «гуманитарный коридор» грузины использовали как ловушку для нас… Но шахтёры! Ох, и люди, - скалы, а не люди! Да-а… Есть нечего, медикаментов нет, боеприпасы насплошняк почти все трофейные. Помощи никакой и ниоткуда, грузины даже российские вертолёты с продовольствием сбивают, раненые вывоза не дожидались, кто стрелялся, кто… Именно там я узнал и понял, что умереть можно по-разному, - можно как один такой Боря Жвания, мальчик совсем, всего на два года он был старшего нашего Илюши, гранатой себя подорвал, а с собой троих из «Мхедриони», а можно ведь умирать и так, как эти самые, из той же «Мхедриони», когда они нам попадались, или хохлы-западники, которые на помощь грузинам «москалей» бить приехали, - мы ж пленных в тыл не водили, нам не до телерепортажей было, всё на месте решалось, мы сами с голоду пухли… Всё! Хорош, пацаны. Хватит…

- Хватит, Вадим, - с некоторым даже облегчением соглашается Антон, гордится он своим Вадимом, а всё же как-то Тошику не по себе…

- Ну, вот, Илья, - а что до твоего прозвища, - мне нравится, - Штурмовик! - только разбирай и помни, куда бьёшь, Танк ты мой, летающий…

- Наш! Наш он танк!

- Наш, наш…

- Ваш, ваш…

Вадим смеётся, и тихо произносит:

Вы оба мои.
И кто лучше - не знаю.
Вы выше Богов…

- Не, Вадим, так ведь нельзя, наверно… Это же ж сами Боги!

- Именно потому и можно, Тошик…

- Точняк, Вадим… А вот насчёт танка…

Илья наваливается на Тошика, пытается прижать сразу обоих, ну, Вадима-то в первую очередь… хотя, Тошик в ближнем бою ещё даже поопасней будет, чем и сам Вадим, - у чемпиона же нет комплексов и глупых предрассудков по поводу, чего там в бою можно, чего там нельзя на хрен! Так ведь может кусануть, - у-у, неделю потом не притронешься к этому месту! И ногти ещё, а то и пяткой, или даже локтём заедет чемпион, - да хоть по Илюхе, хоть и по Вадиму, - не разбирает он, кто щас за него, кто за кого, - ясно ведь, не до того, - если когда бой ближний!..

Но у Вадима сейчас совсем нет настроения беситься с этими двумя. Устал он чего-то за неделю, да и ещё ведь Вадим находится под сильным, - очень сильным впечатлением от того, что и как, - от того, КАК и ЧТО рассказал Тошик про тот вечер, когда Вадим поехал в «Дом гимнастов», а Тошик с Ильёй остались его ждать…

И мальчишки чувствуют настроение Вадима, - ну, это-то для мальчиков вовсе не проблема, - всё лучше и лучше чувствуют они Вадима, и его настроение, и желания, и всего Вадима целиком, - а Илюшка, он и вообще, даже когда у Вадима его рана болеть начинает, он и это чувствует, - хотя про это Вадим уж точно никогда не говорит…

Илья просто укладывается Вадиму головой на колени, спокойно смотрит на Тошика, тот согласно прикрывает глаза, - да, Ил, хорошо, - и тоже пристраивается Илюшке под бок, - это же так здорово, - ну, побеситься-то тоже в тему, тем более что у чемпиона энергии на пятерых, а плавания сегодня у него нет, - но это не уйдёт, а полежать так вот, - это тоже в кайф. Но просто лежать скучно, вот если бы Илюшка чего рассказал, - ну, Вадим же ясно сказал, что больше сегодня он рассказывать не будет, - вот тогда пусть Ил чего-нибудь расскажет, - он же ж почти не хуже Вадима рассказывает, - он же про историю всю дорогу читает, сколько его Тошик знает, с первого раза, - впервые Тошик Ильку ведь именно с книжкой в руках увидал… Особенно Илюшка любит, - да и уже много знает, - про Древнюю Грецию и Древний Рим, а вот про Рим совсем уж особенно любит Илюшка читать, а уж когда рассказывает, - ну, например, про тяжкую поступь стальных легионов Траяна, или про трудягу-императора Адриана и про его Антиноя, - то даже Вадим слушает не дыша, а ведь Вадим-то по образованию историк, хоть всю жизнь и другими делами занимался, - так получилось, что уж тут…

Но Илья не хочет рассказывать про Рим, он чувствует настроение Вадима, и Ил хочет просто лежать у него на коленях, и чтобы Тошик под боком сопел Ильке в подмышку. А Тошик, - надоело ему. И хорошо оно, - вот так вот, - сопеть Илу в подмышку, да жарко, и ничего не происходит, - и хоть ласкучий Антон парнишка, но ведь и задиристый, - да, хорош, надоело, ведь энергии у чемпиона на пятерых, - а ничего не происходит…

- Ты чего, Тошик?

- Илюха, прикинь, а Тёмыч мне сегодня говорит такой: - а хорошо бы, мол, чтобы твой Ил с моей Ксюхой задружил бы…

- Да? А ещё что? Чо только с его Ксюхой? Давайте я уж сразу и с Артёмовой мамой, и с бабушкой, и…

- И с Тёминым папой! Ой, не могу…. - покатывается зловредный чемпион.

- Убью щас, гада!

- Илья, Илья…

- А чо он?!

- Тошик. Чо ты?

- Так, прикололся, - что же ж, и приколоться теперь мне нельзя?

- Сто пудов, убью…

- Так. Всё. Вадим, ну-ка, подвинься… Так, Ил, понеслось, в натуре… щас…

- Пре-кра-тить!.. Антон, твоей энергии хватило бы на изменение климата и ландшафта на всей территории нашей несчастной великой России, - в избытке! Откуда что и берётся, пружина… Ну, хорош, сказал!.. Илька, а что Тёмина сестра? Не нравится она тебе? Что она из себя представляет, - вообще? Тошик, цыц…

- Да как, Вадим, - она же в «Б»-классе, мы почти и не контачим… Ну, так, ничо… вроде… да не до того как-то, вроде…

- Вроде! Чо как лох? По тебе же ж все бабы в школе плачут втихаря!

- Я тебя точно щас!

- О-о-о!.. - стонет Вадим в голос… - Антон, ну что за такое! Какие ещё, на хрен, «бабы»?! Просил же я тебя!

- Да ладно, - ну, вырвалось, - ну, пускай не «бабы», - девчонки пускай… бабы, девчонки… по барабану, - главное, плачут же ж!

- Сейчас и я заплачу…

- Не знаю, как ты, Вадим, а вот кто-то точно щас заплачет!

- Ну, кто? Кто? Я, что ли? Понеслась, что ли?!

- Валяйте, только на меня в качестве секунданта не рассчитывай, Антон, - я в клуб сейчас уеду! На всю ночь.

- М-м-м… Вадим, я всё. Завязали, Илюха, я больше не буду!

- Ну, смотри, - пообещал, чемпион задиристый.

- М-м-м… з-з-з… у-у-у…

- Нахрена люди в цирк ходят?.. Антон, а что, на Илью нашего девочки в школе, в самом деле… того?

- Этого! Ещё как! Ну, я, правду сказать, за всех не знаю, - ну, за всех девок, - ой! - про всех ДЕВОЧЕК я не знаю, во-от, а так-то из старших-то почти что все. Слово, Вадим.

- Да ты-то откуда знаешь?! Вот же! Вадим, не слушай его…

- Знаю, представь себе! А чего там-тут знать-то? Тёма же и говорит, он же ж и про Ксюху свою, и про подруг её всё знает. Да если хочешь знать, Вадим, все девчонки считают, что Ил реально самый красивый пацан в школе. Ну, Димон Турусов ещё, из десятого… из «А», что ли… и Мичкин, тоже Димас, из одиннадцатого. И Пашка Сушко, конечно, особенно, когда они вдвоём с Илюхой нашим, - но Ил самый красивый, - это так они считают, - ну, девочки в школе. Девочки, Вадим, девочки. Вот, а… Ух, ты! Покраснел! Вау! Вадим, гляди, - покраснел!.. Во, удрал…

- Антон, ступай к нему, и извинись.

- Да за что же ж, Вадим?! Я же ж…

- Же ж? Хорошо, тогда я пойду, извинюсь за тебя. Сам. За то, что Илье пришлось сейчас от твоих слов убежать, и за то ещё, что ты не понимаешь, почему тебе перед ним сейчас нужно извиниться…

- Всё, Вадим! Я всё понял, - Ил! - я пошёл к нему, Вадим, - Илюша! - Вадим, и ты тоже извини меня, - я дурак…

* * *

Илья:

Да ладно… Ну, всё, Антон, говорю же, я не в обиде, - так просто, не нравится мне просто, что ты про это заговорил… Да всё, сказал! Всё… ну, по шее-то тебе я всяко-разно дам, вот только чтобы сразу и ещё за что-нибудь, - во, точняк! - пару отхвати в школе, тогда и по шее… Ладно, вали, только Вадима не донимай, видишь ведь, чо-то он сегодня… А может, опять осколок у него в бедре шевелится… Да ты же сам знаешь, не хочет он его оперировать, блин, а я считаю, что надо. Хм, подумаешь, говорит, «осколок»! - три миллиметра, - и что, мало этого, что ли? Так если рассуждать, - тогда что, и пулю из груди ему не надо было удалять, что ли?.. Вот пойди, и поговори… Угу…

Да только без толку это, - и мои разговоры, и Тошика, - не хочет Вадим  на операцию, - ну, может он и прав, осколок-то, и правда, ему не опасен, сказали ему врачи, - чо тогда лишний раз под нож ложиться? Не знаю.

А первый раз мы про этот осколок в тот вечер и поговорили. В ту ночь. Точняк… В тот вечер у нас троих много чего впервые было, а много чего и не было, и даже сейчас у нас троих ещё столько впереди, - ох, и здорово же это как! - здорово, когда столько ещё всего впереди!..

Вадим вернулся. Я не знаю, почему Тошик сомневался, что он вернётся… Да и не сомневался он, по ходу, - просто, по-моему, Тошику хотелось чтобы я его в этом уверил, ведь мне Антон больше чем кому-либо верит! Ну, теперь и Вадиму, конечно, - щас-то ведь и Вадим у нас ещё. Вот, не сомневались мы, что Вадим к нам вернётся, и я не сомневался, что он вернётся целым и здоровым, - но вот когда он позвонил, когда Тошик как ошпаренный бросился к телефону, когда сказал мне, что Вадим едет к нам, - я не знаю, у меня в груди что-то лопнуло. И это «что-то», когда лопнуло, оно мне всю грудь затопило! Чего это я, - «что-то»! - я же тогда уже распрекрасно понял и знал, что это такое, - ну да, Любовь…

Вернулся… Вернулся! Заходит, а в его глазах Смерти больше нету, - она ведь осталась в «Доме гимнастов», она там на трупах этих выблядков сидела, сытая и спокойная, - до поры… Блин, как же мы с Тошиком на Вадима бросились, - на шею! - в обнимку, - Тошик плачет, я… И Вадим, того, тоже чуть не плачет, - да нет, он-то не заплакал, - хмурится, и смеётся, и снова хмурится, - и говорит: - Вот и всё. Пацаны, больше этого в нашем с вами Мире нет. Я убил этот ужас, загнал его туда, откуда он выполз, и больше нам с ва…

А я ему договорить не дал, точно так же, как и Тошик мне договорить не дал. Не дал, - понял я, что больше не могу! Всё сейчас должно случится! Или уже никогда… или если он не захочет, тогда… да нет, не умру я, Тошик же рядом, но пусть уж решится всё! И я ему не дал договорить, я зажал его губы… своими… крепко… Сказать «крепко», - это ничего не сказать. Я так и Тошика никогда не целовал, - я ведь Вадима в первый раз в жизни тогда поцеловал, - но и не в этом дело, ведь и с Тошиком тоже у нас был свой первый раз, - а в том было для меня дело, что этот вот поцелуй мой, которым я Вадиму в его губы впился, этот поцелуй был не только первым, я же не знал, ведь этот поцелуй мог оказаться и совсем-совсем последним… Вот я и впился… чтобы если уж последний, так уж на всю мою жизнь тогда, чтобы я этот поцелуй навсегда запомнил, - а там пускай Вадим хоть и прогоняет меня! Эх…

Ну, вот чего я тогда боялся? Что Вадим и правда меня, - нас с Тошиком, - прогонит? Да ну… За эти пять дней понял я, какой Вадим. Или что он хуже ко мне относится будет? Не знаю. Просто я боялся. Я и сейчас боюсь! Только уже другого, - я боюсь оказаться ненастоящим, боюсь, что Вадим во мне разочаруется, решит, что я не чета ему, что его Любовь впустую… Вот и пыжусь, дурачок, корчу из себя летающего Т-90… Нет, давно надо было Вадиму со мной поговорить об этом, - буду таким, какой я на самом деле, - да я ведь и такой не подводил своих ни разу, - Тошик, Вадим, вы не просто свои, к вам это не относится, вы, это и есть я сам, - я про тех своих, что вокруг нас, - жаль, что их немного…

Короче, я тогда в Вадима не просто поцелуем впился, в этом поцелуе тогда был весь я, вся моя любовь, весь мой страх, вся моя жизнь, - да и жизнь Тошика тоже зависела от того, как Вадим на этот мой первый, - последний? - поцелуй среагирует… Среагировал? Ну, в общем, да, - среагировал Вадим на этот поцелуй…

Мы все втроём к этому моменту на том старом продавленном диване были. Да, диван в квартире, которую Вадим в Екатеринбурге снял для своих дел… Вот была бы возможность, - вот выкупил бы я тот диван… Ну, вот. На этот диван мы с Вадимом и Тошиком повалились, Тошик всхлипывает, Вадим чо-то говорит, - и я в его губы своими тут и впился, - глаза я закрыл… дрожу, что ли… Плохо я соображал тогда, - чувствую, что Тошик аж дышать рядом перестал, а Вадим… И Вадим тоже не дышит, руки раскинул, и его губы… они сначала твёрдые были, сухие… Самые лучшие! Самые… А потом… потом мягче…

Бли-ин, фу-ух-х… передохнуть надо... да и не обо всём же рассказывать стоит…

Когда Вадим потихоньку начал на мой поцелуй отвечать, - я чуть не расплакался… А когда он вдруг меня… ну, отстранил, и покраснел, а сам на Тошика косится, я… А он говорит, шепчет мне Вадим: - Илюша, что ты, нельзя ведь, что Антон подумает? А Тошик, - ну, вот уж об этом я расскажу! - Тошик чуть не силком меня оттолкнул, и на Вадима, и тоже его в губы! Да так, что я хоть и со стороны смотрел, а чуть сам не задохнулся! Чемпион, - одно слово… И всё у нас тут и произошло. Но я про это рассказывать не буду, - ну, с подробностями, а так-то я всё рассказал, и мне сейчас было хорошо, когда я это рассказывал…

Да! Ведь ещё были и слова… Ну, Вадим так на нас с Тошиком смотрел, - во все глаза! Ну, после. А я, дурак, не понял, и ему: - Что, Вадим, удивили мы тебя? Так мы же с Тошиком спецы в этом, мы ж такую школу прошли у Мурзика-Ту… Тут Вадим на меня ТАК зыркнул, что я в натуре язык прикусил! Честно. А Вадим взгляд погасил, и говорит: - Об одном жалею, что не с вами я с самого начала, когда бы оно ни было, - но теперь это и есть наше начало, мальчишки, и оно мне понравилось, а продолжение у нас с вами будет ещё лучше, а вот конца совсем не будет… Я вас люблю. Обоих, и сила моей любви, её качество, её суть таковы, что не может быть этому конца…

Тошик тут: - А прикинь, Вадим, Ил боялся, что ты нас прогонишь…

А я боялся, что это вы от меня уйдёте, пацаны…

А я боялся, что ты не захочешь этого всего, что не нужно тебе это…

А я боялся, что надолго ты там задержишься, Вадим…

А я боялся…

Как мы смеялись! Ржали! Как только этот старый продавленный диван и выдержал-то... Ну, поржали, - супер! - и все страхи дурные мои, - всё испарилось! Но одно дело мне покоя не давало, всё же… Нет, думаю, завтра, - обо всё мы с Вадимом завтра поговорим. Да нет, я не думал говорить с Вадимом, - в смысле проситься там с ним, чтобы его проблему решать, - ни шиша! Я же всё решил, - это значит, что я по-всякому буду с ним рядом, а просто надо же всё было обсудить, обдумать, - план, там, всё такое…

Ну, так-то мы ещё конечно поговорили. О разном, - и о пустяках всяких, - Тошик нас поприкалывал, потом мы с ним шрамы на Вадиме считать стали, - ну, нормально, пять штук… Потом про осколок в бедре Вадим рассказал, - смеётся, деятель, ещё!.. Вадим стал мне показывать, как расслабляющий массаж надо делать, - на Тошике, а тот при этом чуть не уснул, да я тут массаж, как в интернате мы делали чемпиону показал! Тошик на меня в драку, Вадим между нами встрял… короче, побесились! Потом просто лежим, каждый о своём думает, и все трое мы тогда об одном думали, - я это точняк знаю! - ясно о чём, это и говорить не надо… И уснули. Уже все втроём на диване, с нами Вадим, - теперь так вот и спим, - втроём… Так ведь что, ведь мы и живём втроём, и любим, - ЛЮБИМ, ясно? Любим…

А утром проснулись. Для того ведь и утро, - чтобы просыпаться, чтобы всё по новой, сначала чтобы всё. Ну и вот, это и было наше начало, наша новая, вечная жизнь втроём, с того утра, и навсегда! И мы утром и поговорили, - но это пусть уж Тошик расскажет, он же главный был в том разговоре, ведь Тошик оказался у нас… выдающийся тактик, так его Вадим назвал, - да уж, точняк, гений чемпионский…

* * *

Антон:

А что? Не гений, что ли? Это… ну, пускай, - гений там, не гений, - пускай, - а выдающийся, это сто пудов!.. А причём здесь скромность? Илья? При чём тут я от неё не помру, - если когда вы же ж тогда всё так и сделали, как я придумал! Скро-омность… Если хочешь знать, - это я не нескромно щас, а это я… объективно. Скромность, какая-то, - при чём тут скромность? - мне же ж это… мне от народа скрывать нечего!.. Вадим! Илька, чего он так ржёт? У-у…

Да… Кому про что, а тебе про «полопать»!.. Не-не, погоди, я так это, просто, да я тоже как бы типа проголодался, вы это, идите, ужин там готовьте, то-сё… Да я здесь поем! Илюшечка, я сорить не буду, я так, я без крошек, а если когда накрошу, - сам и уберу тогда… может быть… Ни-че-го-тут-смеш-но-го!.. Гад… Как это, - кто? Так ведь этот гад, - кто? - м-м, - ну, вот хоть и Бен-Ладан… Хотя, он, конечно, того, - крутой перец… Да не то, чтобы «нравится», не то слово, - а «уважаю», - это то слово - «респект», так, Ил, кажись? - и может, даже восхищаюсь, ну, чуточку самую… Нет, конечно, а вот за яйца бы его подвесить, - вот это самое то, - да Вадим же! - да я же ж ничо такого особого и не сказал! - во-от, но подвесить с полным уважением… Вот и правильно, вот и валите…

Ржут, понимаешь. Да нет, я не в обиде… Ещё чего! Я вообще не обижаюсь! Никогда. А зачем?.. Убью, на хрен, просто, и никаких обид!..

А вообще-то, если на честность, то я, и правда, не считаю, что я там что-то особенное придумал тогда. Вадим бы и без меня бы, и сам бы справился, - это же Вадим, - да ведь ещё если когда с ним Илюха был! Ну, помог я им, а что «гений» там, «выдающийся тактик», - не знаю… ну, приятно, конечно… А нос я и не задираю, - подумаешь, да я ещё и не такие планы могу придумывать! Вот Тёмыч бы мог бы порассказать! - а я помолчу, из скромности, блин, помолчу…

Скромность… А что? А пусть тогда Вадим лучше расскажет… Ну да, правильно, а то я… Да нет, я не того, там, хвалиться бы я не стал и так, да ведь и в самом деле, как-то получится всё это нескромно, ведь по моему плану всё вышло лучше некуда, реально проблем не было у Вадима с Ильёй.

Да, пускай лучше Вадим расскажет, - тем более, что я же с ними на само «дело» не пошёл, - не взяли! И это ещё, - «дело»… - вот мне больше нравится слово «операция»! В натуре, - раз план, раз военная хитрость, - одно слово: операция. А тех бойцов, что деньги отмывали, и которых Вадиму с Ильёй по моему плану решить пришлось, их мне не жалко. Это я сейчас для того сказал, например, чтобы ясно всё было…

Нет. Не жалко. Наоборот, - пускай такие, как эти «отмывалы», сто раз подумают, когда ещё чего такого затеют, - ну да, Вадим-то один на всю страну такой, - да на весь белый свет он такой один! - но всегда ведь есть пусть и не совсем уж такие, как наш Вадим, - но тоже, смелые и решительные! И справедливые, - вот пусть эти гады и думают, и боятся, и знают, что и на них на всех может свой Вадим Ремезов найтись… А это вот, вообще, всех касается, - и всяких Мурзиков-Тузиков, и «отмывал», и блатату всякую, и вот ещё таких, как мент тот, что… Ладно, это уж точно пусть Вадим с Илюшкой рассказывают, меня ж там не было… Жаль. Маленький я, мол… Но я… я же расту… И вырасту, - это тоже пускай все знают и помнят. А рядом со мной вырастет и Илья. Вот и пусть знают все, - все те, кто жить нам мешает, - это значит, нам троим, и другим нормальным, - пускай все, кто мешает, помнят: - мы с Илом растём, и мы вырастем, да и сам Вадим «лапки» никогда по жизни не опустит, а ведь он всегда-навсегда с нами рядом…

Есть хочу. Лопать… А чо? - я же ж расту…

* * *

Вадим:

Я жив и успешен до сих пор не потому, что я очень умён, - хотя и не дурак, смею надеяться… ну, скажем так: - я жив и успешен не только благодаря своему уму. Главное, что я всегда следовал нескольким немудреным принципам, сформулированным за тысячелетия до меня. Я не намерен все их здесь и сейчас приводить, - это всё очень известные принципы, и бесспорные. Но вот странная штука, - при осознании бесспорности этих, в общем-то, всем доступных положений, регулирующих различные сферы нашей жизнедеятельности, - мало кто им следует. А я следую, - стараюсь.

«Смири гордыню», - это положение из категории верных навсегда… Когда кто-то рядом с тобой, - подчёркиваю, РЯДОМ, - оказывается умнее тебя, - смири гордыню! И поступи так, как советует более умный, тем более, если он, - этот более умный, - если он рядом, если он на твоей стороне. Кому-то это очень непросто, - хотя и очевидна же вся бесспорность этой жизненной парадигмы, - но непросто принять это, ведь более умный рядом… Когда более умный в отдалении, это проще, - а ещё проще, если этот более умный и вовсе твой противник, - ведь от осознания значительности наших врагов возрастает и наша собственная самооценка, - проще простого…

Ну да… Всё правильно…

А если более умному только вот-вот исполнилось двенадцать лет?! А тебе, менее умному, тридцать два? Это как?

Да ни как! - рассудил я тогда, - слушай, Ремезов, этого мальчика, ведь одарённость Тошика как тактика, стала мне очевидна сразу же, как только я стал врубаться в суть его плана, - а ведь я знаю из своей практики, что быть тактиком, настоящим большим тактиком, это значительно сложнее, нежели даже и стратегом…

Ну, как, - сразу… Сразу-то сразу, да только ведь этот разговор затянулся у нас троих на целый день почти, - с перерывами, разумеется… На всякие дела… И на любовь тоже, - блин, я ведь… ошалел я от счастья, - я и сейчас не отошёл, и не отойду уже, это же у нас троих навсегда, а уж тогда-то… да и пацаны мои были очень даже рады этим перерывам, - и Илья Неутомимый, и Тошик Экспериментатор, - ведь они теперь главные, и в постели тоже, и это кайф, я их понимаю, - короче, как только кому-нибудь из нас троих хотелось, мы тут же все втроём сразу на диван, и…

Э-э, не-ет! Так не пойдёт, - надо же о нашем разговоре рассказать… Ну, надо, так надо.

Сначала, - а начал, как ни странно Илюшка, обычно детонатором всех серьёзных разговоров у нас Антон срабатывает, - сначала Ил потребовал, - именно потребовал, - чтобы я всё изложил им с Тошиком в деталях и подробностях. Куда деваться, - я начал излагать. И опять странность, - Антон почти всё время, потребное на это моё изложение, молчал. И хотя времени ушло и не много, даже с деталями, но всё же я слегка удивился, - за эти пять дней я всё ж таки немного узнал своих пацанов, - а тут Тошик молчит… Ну, Илюшка-то помалкивал оттого, что это его качество, он по сути своей очень обстоятельный человек, - он должен всё сначала взвесить, обдумать…

Но вот я закончил тогда свой рассказ, - я валялся на диване, Тошик у меня под боком пристроился, а Илья лежал справа от нас, задумчиво водя пальцем у меня по груди… - и я думал, что будет, если я проколюсь на этой своей блядской проблеме, - что тогда будет с пацанами?.. Ну, денег у меня не густо, им надолго не хватит… да, вот ещё, - надо Илье сделать текущий счёт. А пока передать ему мою кредитку, чтобы он мог снимать деньги через банкомат… срочно надо узнать, какой из банков может открыть такой счёт на клиента четырнадцати лет… блядь, они же с Антоном наверняка в розыске за побег из интерната, документы их засвечены… Что-то надо делать…

И тут-то Тошик и начал излагать свой план. Ну, дословно мне не передать, - стилистика Антона непередаваема вообще, - но попробую, - впрочем, я не буду излагать сам план, когда мы с Ильёй будем рассказывать про наш «гешефт с отмывалами», там и расскажем про уже реализованный нами план Антона, а пока…

Антон встрепенулся, вскинулся, уселся на коленки слева от меня, и: - Вадим, ты говоришь, что их трое обычно в Екатеринбург за бабками приезжает? Ну, кроме того кекса, который в банке само бабло получает, да?.. Ах, этот местный… Ещё лучше тогда!.. То лучше, - я знаю, как всё устроить нам!

Нет, Антон! Мы с Вадимом без тебя будем, - это вот я даже и спорить не буду, и ты спорить щас не будешь, понял, Антон? - я так решил, с самого начала, и Вадиму я такое условие поставил, - кончен базар, сказал…

Да, Антон, это Илья у нас прав!

Да чо вы?! Оба, главное! Я же ж и не спорю… Сами, так сами, хотя… Ладно, ладно… Всё. Но вы же ж послушайте! Вадим! Я ж придумал, как вы с Илом всё сделаете, - и всё будет… тип-топ, - так, Вадим? Вот, - всё, значит, будет чики-пуки, - только ты мне скажи, Вадим, глушитель у тебя есть? Ну, такой чтобы, - сам ведь знаешь какой… Всё, улёт! - то есть, ещё хорошо бы и что-нибудь бы такое ещё, чтобы типа бомбы, - ну, ма-аленькой, - не для того, чтобы взорвать там что-нибудь, а так, чтобы шуму много было, -  чтобы эти раклы очканули не по-детски, - можно такую, Вадим?.. За-ши-бись! Слушайте теперь меня…

Когда Тошик закончил, я заметил, что сижу по-турецки лицом к лицу с этим гением тактики, Илья стоит на коленках у меня за спиной, обняв меня сзади за плечи, - я гляжу на возбуждённого Антона, на его взъерошенные золотистые вихры, я гляжу в его тёмно-синие глазищи в пол-лица, и чувствую я… Блядь, я такой восторг лишь однажды и чувствовал, - после того, когда, наконец, была взята высота «584», это было в середине июля, - точнее не помню, тогда меня под Сухуми не было, - и вот в сентябре, - да, это было в сентябре 93-го, когда мы прорвали блокаду Ткварчели, - а вот именно там я был в разведотряде, - и вышли на побережье, и отбили у грузин Очамчиру, и перерезали им сообщение с Сухуми, и началась «Третья битва за Сухуми», и за неделю, - с 20-го по 28-ое сентября, - мы победили, - и именно тогда я и испытывал восторг, сходный с тем, что я испытал, глядя в синие-пресиние глаза нашего Тошика…

Так, - говорю, - так… мне надо выпить, пацаны. Надо. И покурить… Антон! Обещаю тебе, я после этого дела курить брошу! Обещаю…

И ведь бросил я курить, - ну, а как же ещё, - я ж пообещал… Хм, не легче, чем в Абхазии было! Да… А пацаны бросили курить ещё до меня, у Мурзика-Тузика, и им было ещё тяжелее, - но об этом уже не будем говорить, тот ужас закончился, а в тот день перед нами стояла совсем другая проблема, но и она благодаря Тошику была фактически уже решена, оставалось дело за малым, - мне нужно было кое-что показать и объяснить Илюшке, - технические вопросы, так сказать…

Здрасьте, - оба два! И что это означает?.. Э-э, нет, - это без меня! Вы что, обалдели, - оба два? Драться с вами сразу, - с обоими двумя, - да ещё когда вы кабуто нацепили, - оба два, - я уж лучше… Кстати, Тошик, поосторожнее со своим шлемом, это же ты «тё-тин-кабуто» взял?.. Да, осторожней, чтобы он не сложился у тебя, - прищемит шею, будешь знать… Да блин, там защёлка такая… дай-ка… Вот, видишь? Сломалась, гадство… Тут такой круглый значок-кнопка должен быть, но он где-то потерялся… Не знаю, Илька, очень даже может быть, что и в бою. Я такой уже купил, - да… это до вас было… Да как-то случая не было, вы же «тё-тин» первый раз взяли поиграть… Тошик, это не царапины, это называется «следы бытования», и они, кстати, повышают ценность предмета, поэтому их не принято реставрировать… ну, выправлять, - вот, смотри, это от меча поруб, - видишь? - да, на пластине…

Ага, помню, конечно… Тошик, да ты же почти всю дорогу до Секи проспал!.. Ха, а помнишь, Илья, как Антон в синконсэне японский туалет с европейским перепутал?.. Специально, говоришь, Антон? А чего ты тогда на весь поезд разорался?.. Ну-ну…

Да нет, пацаны, я в рёкан больше не хочу, в обычный отель лучше, - я, если хотите знать, и тогда в традиционной гостинице ради вас номер заказал, чтобы вы национальный колорит почувствовали… Хм, Тошик, а я и не сомневаюсь, что тебе снова «в натуре по приколу» будет, - да только за поломанные сёдзи у меня больше нет желания платить… Да, Илья, - и ещё ведь странная вещь, - не только постояльцам, даже ведь и хозяину… как его?.. - точно, Илюша, Тадзима-сан, - так вот, и ему, то, что Тосики наш сквозь сёдзи прошёл тогда, было «по приколу», деньги даже взял с неохотой, - но порядок есть порядок… Антон, я над загадкой твоей неотразимости голову ломать не намерен, - это для меня данность, и точка…

Ну-у, согласен, Илья, красиво, - да ведь в Японии почти всё такое, - хм, помнишь принцип? - «саби иваби»?.. Тошик, ну почему обязательно «печальная красота», - это ведь ещё и «строгая», и «неброская», «грустная», и ещё можно перевести как… О! - кстати. У нашего великого афро-россиянина Пушкина, знаменитое это его: - «унылая пора, очей очарованье», - очень по-японски сказано… Да это я так, - э-хе-хе, последствия классического образования…

Илья! Да при чём здесь это? Вот при чём здесь еда? Да, я терпеть не могу японскую кухню, - но что-то же должно быть… изъян всегда должен быть, понимаешь? Совершенство присуще лишь Абсолюту, и оно пугает меня своей непостижимостью, - был у нас уже разговор на эту тему, - так что… Вот только про сакэ ещё тут мне не надо, я вас умоляю… М-м… погодите-ка… Да.

Не пью я водку.
А сакэ уж больно дрянь!
Коньяк остался…

И ничего смешного… А-а, то-то ты про еду, Илюшка… Ну, пойдём, да и коньячку можно… Чего бы это ради? Тебе ведомо, Антон, что спиртное на растущий организм оказывает чрезвычайно негативное воздействие?.. Илька, да отцепись ты от него… Пошли, пошли, видно будет, может, и налью капельку. Вина капельку, вот только «самую-самую чуточку», - а шлемы, - на место! - самураи вы мои, оба два…

* * *

Intermezzo.

И в самом деле, почему бы и не перекусить? Правда, каждый из этих троих сейчас вкладывает в понятие «перекусить» свой смысл: - Илюшка считает, что перекусывать следует ветчиной с укропной приправой, Тошику идеальным в качестве «перекусона» представляется торт-мороженое, - вот с капелькой сладенького вина хорошо бы ещё! - а Вадим… Ну, что, - пара рюмок коньяка, - Otard, разумеется, - ну, лимон… хотя, можно и бутерброд какой-нибудь, - что там у нас есть, Ил? Копчёный голец? Неплохо…

И если это «просто перекусить», то вовсе необязательно тогда перекусывать на кухне, - «можно же ж и в гостиной отлично перекусить, а Илюха пускай где хочет себе, там пускай и перекусывает тогда, хоть в коридоре тогда, например!». Очень подходит для «перекусона» их дорогущий новомодный диван, - тут с Тошиком Вадим полностью согласен, и вот это чистюле Илье совершенно непонятно, - ну, с Антоном-то всё ясно, - но почему и аккуратному, в общем-то, Вадиму нравится есть в комнате? - крошки же потом вечно…

- Илья, да что тут такого? Всё в порядке вещей… Если хочешь знать, - люди относительно недавно начали делить жилое пространство на «зоны применения», если так можно выразиться, а изначально приём пищи происходил там, где было удобно. Это я тебе как историк говорю.

- Недавно, - это как? Пять тысяч лет назад? Десять?

- Я же сказал, - относительно…

- Ах, «относительно»…

- Вадим, а почему вот ты не стал работать историком? Не-е, я не про школу, я ж знаю, ты не на учителя, ты на специального историка учился, - а так, вообще, почему? Ой!..

- У-у… Смотри, раззява чемпионская!

- Сам ты! Подумаешь, капельку капнул… И всё, ничего и не осталось, - видишь? - сам раззява! Так почему, Вадим?

- Ну-у… Тошик, когда я из Абхазии вернулся, то в университете мне удалось восстановиться только на заочном отделении, там и доучивался… Но дело не только в этом, просто тогда я уже был совсем один, отец умер, я был уже совсем взрослый, - не только по годам, и не столько по годам, - я был взрослый тогда уже по жизни, - это вам обоим ясно, я полагаю… Вот, нужны были деньги. А что я умел? Только одно… Ну, а некоторую «репутацию» я уже имел, да и достаточно специфическими знакомствами я в Абхазии обзавёлся, - ну, вот и… А потом затянуло. Всё то, что до вас было, всё это меня и затянуло, - это затягивает, знаете ли, - я, пацаны, если бы не вы, я бы в этом совсем потонул бы, как я вам за всё…

- Ну, Вадим, ну не надо… Что ты, это же судьба… Даже больше, - карма.

- Карма, Илюша, карма… Не знаю, Тошик, ответил ли я на твой вопрос, но вот так вот. Но я думаю, что вот наш Илюшка станет настоящим историком. Всё сделаю, чтобы вам двоим мой путь, которым я до вас шёл, был заказан, - неправильно жить так, как я жил до вас, - к Абхазии это не относится, - хотя, я вообще ни о чём не жалею, ведь как заметил Илья, - карма… Кстати, Илюшка, об истории, как науке. Я вижу, ты Ганса Лихта читаешь?.. Специальная вещь, более даже чем, - да нет, я не против! - особенно, если тебя заинтересуют источники, на которые он ссылается, ведь история античности, это не только Геродот, Тит Ливий, Плутарх, или другие, известные… Да хоть и известные! Я давно тебе советую Ксенофонта почитать, - «Анабасис» тебя захватит особенно, - он и сейчас будет покруче многих современных «крутых» писателей. А что до «специфики» Лихта, - то я не против, ты не думай…

- Да уж, Вадим, - «специфика»! Воще! Прикиньте, ведь в Древней Греции наша Любовь считалась бы… почётной! А в некоторых местах даже и вовсе обязательной, - вот я сёдня про «местные особенности» у него прочитал, - так глава и называется, - про Спарту там, про Крит, Фивы… А в городе одном таком… м-м, - точняк, Мегары! - вот, так там даже такой прикольный праздник был, там мальчики соревнование устраивали, на лучший поцелуй! Тошик, прикинь! Вот уж там-то ты сто пудов чемпионом был бы…

Тошик уже доел свой кусок торта-мороженого и некоторое время он просто сидит и рассеяно слушает Вадима и Илью, но это последнее, сказанное Илом, про такие удивительные соревнования, - это замечание Илюшки сейчас же заставляет Антона до невозможности широко распахнуть свои тёмно-синие глазищи, он несколько секунд размышляет, - аж уши шевелятся, - что-то придумывает, - да, в общем, ясно что, - ему осталось лишь кое-что прояснить, и можно свою задумку воплощать…

- Су-упер… - шепчет чемпион. - Это слов у меня даже нет! Только вот как, Илюша, вот если когда соревнование, то тогда же ж и судья должен быть тогда! А кто там у них судил тогда?

Всем им троим сейчас всё ясно, - Вадиму и Илу уже ясна придумка Тошика, самому Тошику ясно, что и Вадим и Илья тоже не прочь поучаствовать в такой игре, - ах, как здоровски всё можно устроить! - даже и для первого раза, ведь никогда ещё в такую игру они не играли, - а уж какие перспективы открываются перед Тошиком на будущее, - улёт, воще супер!

- Антон…

- Погоди, Вадим, - а что, а по-моему, он это здорово придумал!

- Конечно, здорово! Да я всегда всё здорово придумываю! Скажете нет? Так. Значит так… ты судья, значит, Вадим. Молчи, молчи. Илюха, а ты как, - первый хочешь? Соревноваться? Или я?

- Ну-у…

- Я значит, тогда. Ща-ас… Не-не-не! Вадим, ты вот так вот оставайся, ну, лёжа, Илька, ты давай сбоку, чтобы сразу после меня. Перехватить, чтобы. Сразу. Ну, готов, Вадим?

- Тошик, осторожней ты с локтями… Илья, прекрати щипаться! Гречата, вы мои, ново-древние… Готов.

- Понеслось тогда…

Эту фразу Тошик шепчет Вадиму уже прямо в губы, - прямо в твёрдые, прохладные, мягкие, тёплые губы Вадима, - такие разные всегда, и такие навсегда одинаковые, - любящие, любимые… И «понеслось»…

Соревнование? Да ну… Чемпион, - он же в заводе чемпион! Так что… Да и сами древние обитатели Древних Мегар, - и у них, без всякого сомнения, в этом удивительном соревновании была значительная доля лукавства, - ясно же, для чего это всё устраивалось, - да и как можно судить такое? Как? Кто лучше для Вадима, - Тошик или Илька? Но Тошик чемпион, так уж тому и быть… М-м… Сейчас… Для соблюдения формальностей надо ведь испытать и второго соискателя. А сам второй соискатель захвачен происходящим сильнее даже, чем инициировавший это действо Тошик, ведь Илья очень увлечён историей, а тут она оживает, - фича какая, почувствовать себя древним греком, воще, по мазе, - пусть даже и в таком прикольном качестве… Именно в ТАКОМ качестве, ведь даже Триста спартанцев в Фермопилах, ведь они все любили друг друга, - и парами, и не только, - и через свою Любовь и свой Подвиг стали они бессмертными, - ах, как же давно это было, и как недавно…

- То-ошик, ну хоро-ош, дай и я, Тошик… - Илюшка нетерпеливо похлопывает чемпионского затейника по спинке…

Тошик шевелит лопатками, замирает, думает, - кайф, конечно, так вот, по-новому, и Вадим завёлся вовсю, а его губы такие классные, но ладно, - Тошик снова шевелит лопатками и плечами, - ладно, пускай и Илюшка тоже, - ведь соревнование же ж, да ведь какое прикольное!..

Ну, соревнование там, или как, да только Илья сейчас целуется с Вадимом всерьёз, - впрочем,  это природное Илюшкино качество: всё всегда всерьёз! Всё и всегда. Драка если, так бой тогда, - если Любовь, так это навсегда, - всё по-настоящему, - ведь Илья сам настоящий, как же тогда ещё можно? - никак иначе нельзя, если ты настоящий! - только вот так…

Да-а… всё же, какой кайф! Кайф… Как Илька целуется, - так это всё он… осмысленно, что ли, обстоятельно, - Вадиму чуть жаль, что больше ни разу у них с Ильёй не было, как в тот первый их раз, тогда Илья Вадима просто ошеломил, и победил сразу же, и заставил почувствовать, что это всё для Ильи всерьёз и по-настоящему, и навсегда, - и сейчас не хуже, а всё же жаль, - но ведь Илюха теперь в полной власти обладания Любовью Вадима, вот он и не торопится, вот и обстоятелен он и неспешен, - здорово как…

Но… Илья тут вспоминает, что это всё-таки соревнование, а значит надо как-то… ну, по-особенному, что ли… как-то так вот, что ли… Да нет, Илюшка не думает выигрывать в этом соревновании, ясно же, что чемпион это всё задумал по приколу, ну и тем более тогда, раз по приколу, можно и поприкалываться…

- Илья, погоди-и-ф-ф, - смеётся Вадим в губы Илу. - Зачем? Тебе всё равно Антона в его экспериментах не обскакать, не твоя это тема, так хорошо было, а ты, - кусаться…

- Кусаться? - тут же встревает Тошик. - Илька, а как это ты? А покажи! Давай, мне теперь покажи, а я попробую, и сам сравню, - но ты же не больно? - вот, а потом и на Вадиме испробую! Сам.

- Так, господа мои, Титовы… - говорит Вадим, а сам Вадим тоже загорелся не на шутку, ещё бы, такая ведь игра зажигательная, да и с этими двумя Вадим всегда себя чувствует подростком в периоде гиперсексуальности! - Вот это не пойдёт! Никаких укусов. А если целоваться вам скучно, если простые поцелуи кажутся вам обоим двоим… тогда…

И Вадим торопливо расстёгивает ремень на своих брюках, торопливо, - расстегнув лишь пару пуговиц под горлом, тянет с себя через голову рубашку, - он ведь ещё после работы и переодеться не успел, - а Илья и Антон, тоже всё поняв и согласившись, - блин! - да ради этого и была затеяна эта игра Тошиком, и подхвачена Илькой, - и они торопливо раздеваются… И сами, - так это у них с самого начала повелось, - сами пацаны тянут с Вадима брюки, мешают друг другу, хихикают, - а под брюками у Вадима его тёмно-зелёные трусы-боксёры, а там, в их эластичной тесноте…

- А вот интересно, - спрашивает Ильку Тошик, - а вот когда это он у Вадима встал? Вот когда я его целовал, например, или когда ты? А? Вадим? Тогда так, тогда тот из нас в соревновании победил, от кого, ну, с кем тогда целовался. На кого у тебя встал, Вадим? И стоит-то как…

- А у меня ещё до того, как ты за меня принялся, встал, чемпион!.. Илья, всё-таки, Тошик победил…

- Да это ясно… погоди, Антон, я же… дай же и мне… Нет, «боксёры» оставь ему, Тошик, просто стяни их… ага, так. Пусти-ка, щас я его…

- Илюха, постой… м-м, хорошо как, но погоди, я чего-то толком не распробовал твой новый метод, как это ты мне так губы покусывал… Иди сюда…Тошик, а вот к тебе это не относится, ты уж там меня не кусай, сделай милость!

- Да я же ж так, Вадим, тихонечко, это я так, - легонечко… вот… и так вот… и…

И все трое замолкают, им троим сейчас не разговоров. Вадим лежит на спине, Илья у него на груди, Тошик пристроился к члену Вадима, - и не очень-то и крупный он у него, видывали пацаны гораздо крупнее, - но член у Вадима самый лучший, и Тошик даже думает, только не говорит это ни Вадиму, ни Илье, - его это личный секрет, - а секрет у Тошика в том, что только вот с Вадимом он и начал настоящий кайф получать…

Нет, с Илькой был кайф, конечно, но то был кайф от любви, - а с Вадимом Тошик начал познавать кайф ещё и от техники, от секса, как такового, - и ведь именно через Вадима Антон стал получать полный кайф и с Илом! Может, это лишь потому, что именно сейчас Тошик стал приходить, - ну, только пришёл, - в нужный возраст? Может и так, конечно, да только самому Тошику это без разницы, - так есть, и это здорово! А член у Вадима, - самое то, такой, какой нужно, и прямой, и не очень крупный, и даже в попку когда, - тоже приятно… И с Илюшей, тоже хорошо, если когда…

Но чего-то там Илька с Вадимом увлеклись, и чемпион юркой ящеркой протискивается между ними… отстань, Ил, дай и мне… я так вот, сбоку… Но тут Вадим, а ему уже невмоготу, переворачивает Тошика на спину, тянет сюда же Илюшку, - тот всё сразу понимает, и соглашается, - Илюшка пристраивается к Тошикиному членику, - да нет, уже вполне приличного размера член у Антона, растёт ведь чемпион, - Илья стоит на коленках, пригнувшись, ртом ласкает Тошика, попка Ильи задрана… она приглашающе, доверчиво раскрылась перед Вадимом…

И… Да. Вадим входит в Илью. Неспешно, - впрочем, особенно не старается Вадим сейчас быть осторожным, - Илье стало нравиться последнее время, когда Вадим особенно не осторожничает, - и Вадим входит в Илью крепко, по-взрослому, - ну, разумеется, со всей возможной лаской…

И ритм, и крепкие взрослые тренированные мышцы Вадима, - Илюшка чувствует их всем свои телом, и половинками, - булочками, - своей попки, и бёдрами, задней их поверхностью, чувствует сейчас Илья бёдра и пах Вадима, и там, ТАМ, всё чувствует сейчас Илья, и немного жаль ему сейчас, что он не может ещё и видеть своего Вадима, - его широченные плечи, его выпуклую рельефную грудь, - гладкую, с кожей, почти как у Тошика и Ильки, - и не может видеть Илька перекаты мышц под гладкой кожей на спине у Вадима, и бриллиантовые капельки пота на гладкой коже Вадима не может видеть сейчас Илька, - жаль…

Вадим неспешно, и сильно, и размеренно, и не стараясь быть очень уж осторожным, двигается в горячей пацанячьей тесноте Илюшкиной попы. Илюшкина спина, треугольник его спины, - ну, сейчас Илька стоит согнувшись над члеником, - членом! - Тошика, и спина его не смотрится треугольной, и его тоже крепкие мышцы, - и сильные верные любящие руки Вадима на талии Илюшки, - да вот так вот, крепче, и перевести ладони ниже, ближе к попке Ильи… Это так… И здорово, и просто хорошо сейчас Вадиму, - редко когда ему было так хорошо, как с этими двумя, - и ещё ведь очень красиво, - Тошик ведь, распахнув свои тёмно-синие глазищи, закусив белыми блестящими зубками нижнюю, чуть припухлую губку, смотрит то на тяжёлые пепельные кудри Ильки, то переводит взгляд на Вадима, на его красивую грудь, на его тёмные волнистые волосы, заглядывает в серые глаза Вадима…

А Илья отрывается от Тошика, смотрит вверх, в глаза чемпиону, шепчет:

- Махнёмся? Тошик, чемпион, давай поменяемся?

- Давай… Давай, Илюша, да только же ж Вадим скоро уже, - да, Вадим? - тогда уж ты меня потом, после Вадима, - ладно?..

И они меняются местами, Тошик и Илюшка, - Вадим терпеливо ждёт, - и всё продолжается…

И, - вот! Вадим крепко прижимает Тошика, его бёдра к себе, вжимает его попку себе в пах… пошло-о… Вадим с тихим присвистом выпускает воздух сквозь стиснутые зубы… это неописуемо…

И тут же Илька отстраняет чемпиона от своего члена, - вот уж у Ильки член, так член, он уже у него чуть больше даже, чем и у самого Вадима, а ведь Ил ещё растёт! - и Илюшка тянет к себе, к своему немаленькому уже члену Вадима, - то хоть и не отошёл ещё от самого лучшего и сильного во всех мирах кайфа, - но Вадим быстро занимает место Антона между гладкими юношескими бёдрами Ильи, и взрыв! Выстрел… Сколько… Да-а, Илья уже совсем взрослый… А Илью колотит ярчайший юношеский оргазм, его гладкие сильные бёдра напрягаются, голова с тяжёлой шапкой вспотевших пепельных кудрей запрокидывается назад, сквозь его красивого рисунка губы вырывается ясный выдох, почти стон… Всё…

Надо бы Илье чуточку передохнуть, прийти в себя, - как же! Чемпион ведь ещё, ведь у Тошика уже сил нет, так ему хочется, и Вадим с Ильёй принимаются за чемпиона. Илья укладывает Тошика на спинку, задирает ему ножки к плечам, чудо, юношеское чудо, Илюшкин не опавший член, проникает в Тошика, Вадим пристроился сбоку, он приникает к Тошикиному членику, - члену! - не очень удобно, но Тошик так вот любит больше всего, да и не долго это всё будет, - Тошик же только вошёл в этот дивный возраст…

И это длится недолго, - Тошик хватается Вадиму за плечо, - сильный, чемпион! - сжимает его, чуть не мостиком выгибается его тренированное в бассейне тело, - и тоже, - залп! Ну, не так мощно и обильно, как у Ильки, - что ж, ведь Тошик ещё только вошёл в этот чудный, лучший из всех возрастов…

Ещё какое-то время Илья качает Тошикину попку… Вадим, оторвавшись от чемпиона, поглаживает тому расслабленную грудку, - вот уж у кого будет самая красивая грудь на свете, - думает Вадим, - потом Вадим с восхищение смотрит снизу вверх на Илью, - а Илья уже и сейчас самый красивый человек на свете, - и Илья кончает! Второй ведь раз подряд! - восхищается Вадим. И как же это красиво, и эта удивительная красота навсегда: - и кончающий второй раз подряд Илья, с вновь запрокинутой головой, самой красивой головой на свете, - и расслабленный Тошик под ласковой рукой Вадима, такой вот, - расслабленный, с приопущенными потрясными своим ресницами, со слегка прикушенной чуть припухлой нижней губкой…

Тяжесть, сладкая тяжесть Любви…

* * *

Вадим:

Квинтэссенция счастья, - вот что сейчас было… Вершина и апофеоз…

Блин, слова-то всё, какие-то…

Счастье, - это было, есть и будет просто счастье. Точка.

Пацаны сейчас в ванной, а я не пошёл с ними. Хотя и хотелось, но не пошёл, - ха, это у меня теперь такой новый способ регулировать избыточный темперамент и пыл Антона! Злится чемпион наш, - ну, да ничего… А вот это как сказать: - ничего! - это мне ничего, ведь, судя по звукам, доносящимся до моего слуха из ванной, Ильке сейчас очень даже «чего»! Дети. Пацаны мои, любимые…

А насчёт темперамента Тошика, - это я принимаю. Я всего Тошика принимаю целиком и полностью, - с темпераментом, с задиристостью, с поразительной ласковостью, и с его феноменальной правотой. Принимаю, и не ломаю голову себе над тем, какие его черты превалируют в сложнейшем и тончайшем механизме нашей Любви, - Боги! - всё это относится и к Илюшке, разумеется. Но Тошик, - Илька, ты ведь и сам это осознаёшь! - Тошик, это фундамент нашей Любви втроём. Снова, - точка.

Прежде, чем начать рассказывать о том, как мы с Ильёй решили наши проблемы разом и навсегда, я должен сказать, почему я, - мы, - почему мы можем обо всём этом рассказывать, не таясь, ничего особо не опасаясь. Дело в том, что когда всё было кончено, тогда ВСЁ и кончилось. Когда мы с Илом решили с тремя курьерами, - они же были и «торпедами», отвечавшими за перевоз денег, полученных в Екатеринбурге, в Москву, - и решили с получателем этого бабла в Ёбурге, и с ментом, - «крышей» этого получателя, - вот уж точно, «мусор», - тогда, решилось всё и в Москве, - вот на это я и рассчитывать не мог, если честно. Чудо, - очередное чудо из череды чудес в нашем рассказе, - да. Да. Всё то, что с нами тремя произошло, и есть серия чудес, на которые так горазды Боги, и не все эти чудеса были добрыми, - но это… Так и должно быть, - если уж Боги решают нас приблизить к себе, приобщить к Извечному, то их Дары, - они всегда даются через испытание, и горе тем, кто эти испытания не прошёл, или прошёл, но не понял, что это есть испытания… А мы втроём и прошли, и поняли. Впрочем, это я отвлекаюсь…

Когда всё закончилось там у нас в Екатеринбурге, началось в Москве, - без нас троих, конечно, - да этого нам и не надо было, хватало с моих пацанов уже испытаний! Так решили сами Боги, они же всё и закончили: - в результате маленькой, но достаточно кровопролитной войны в Москве, вспыхнувшей из-за исчезновения очень крупной суммы денег, - чрезвычайно крупной! - некоторые участники событий, оставшиеся за рамками этой нашей повести, умерли… Умерли смертью насильственной, разумеется. Все. Причём, они, - эти самые «все», а главных было четверо, - они же были и организаторами, и инициаторами той схемы, которая достаточно долго и более чем успешно работала в их узкокорыстных интересах. Блядь! Перебили эти «гасконцы» друг друга нахуй, - да как ещё перебили! С взрывами, с выстрелами из РПГ, - ну, тачилы-то у ребятишек были бронированы по классу B6+, - и ещё с кучей заказов на персонажей, уж вовсе не входящих в рамки нашего повествования… Сука, а ведь там были и два банкира, и на них заказы были выполнены, точно знаю, - да не в этом дело, - мне вот сейчас подумалось: - может быть, в этой череде чудес, которая тогда волею вышних Сил кружила свой замысловатый хоровод вокруг нас троих, - может и того, Илькиного «Дядю Костю» там пришили? А что? Очень даже может быть, - Боги ведь обожают такие сюжетные ходы…

Итак, схема, в её Екатеринбуржской части: - из столицы нашей Родины раз в полгода приезжали три «торпеды», снимали с местного получателя бабло, которое тот изымал со счетов пяти-семи подставных фирм-однодневок, организованных этим самым получателем под прикрытием упомянутого ментовского чина (деньги на счета этих фирм поступали «чёрным налом», от несуществующих частных заказчиков, за несуществующие услуги и столь же несуществующие поставки каких-либо несуществующих товаров), - и деньги уже «белым» налом уезжали в Москву, чтобы потом, через такие же фирмы-однодневки, всплыть в некоем северокавказском оффшоре, - частью, разумеется, - я уверен, что другая часть уходила за бугор, и немалая часть, - уверен, потому что сам бы именно так поступил. Я не в курсе, во сколько вставали организаторам проценты, связанные с функционированием «схемы» на месте, в Ёбурге, - но любые проценты были оправданы! - это стало ясно, как только мы с Ильёй и Тошиком закончили считать деньги, которые нам достались в качестве приза за наше участие во всей этой истории. Блядь, ведь пять часов считали…

Вот, но это было позже, а сначала я провёл с Илюшкой краткий курс… хм, юного киллера. Да, - а как тут ещё скажешь? Только вот так вот и скажешь… Ну, хотя, конечно, мог бы я поискать и другие определения для того, чем мы занимались на протяжении девяти последующих дней, но пусть уж так и будет, - «курс юного киллера», - это определение вполне точно передаёт суть наших с Ильей занятий, - да и капля иронии не помешает, хотя, в натуре, - в смысле, a naturel, - всё это скорее грустно, нежели смешно…

Но ведь и забавного хватало! Было, было, - всё было, и смешное тоже было, - а как же ещё? - сама ситуация, - я, тридцатилетний «специалист» с уже очень богатым и разнообразным опытом, - и боевым вообще, и с опытом боя в городских условиях в том числе, - есть тут своя специфика, - и с богатым опытом «работы» в одиночку в мирных условиях, - и Илья. Со своим специфическим, - уж куда как более! - опытом. И со всем рвением неофита. И с его поразительной, фирменной его обстоятельностью. И ещё с… Илья, короче.

Это всё забавно, конечно, - но вот серьёзный вопрос, - очень серьёзный, учитывая все обстоятельства: - а чему, собственно, я мог его научить за эти девять дней, которые потрясли меня уже окончательно? А ведь научил, и я не знаю, не уверен, чьей в этом заслуги больше, моей, или Илюшкиной…

Ну, растекаться «мысею по древу» мне сейчас нет охоты, - ни мыси-белочки, ни зайки-скакайки мне с детства не нравились, - но так вот, в общем, всё выглядело. Во-первых: - и в самом деле, всему за такой срок нельзя научить человека, - пусть и такого самородка, каким оказался наш Ил. Тут ведь и опыт предыдущей жизни ещё важен, а его опыт подходил для наших «дел скорбных» достаточно опосредованно, - но всё же подходил, и я взялся. Во-вторых: - я поставил Ильке три условия, - не брать в расчёт моральный аспект предстоящей «операции», морального аспекта попросту нет в этом деле; не думать обо мне и Тошике во время самой «операции», - ну, это ясно; и, наконец, если Илье что не понравится в моих наставлениях, то он может действовать самостоятельно, не обращая внимания на меня, на мои уроки, - но тогда вот стоит Илье очень серьёзно подумать о нас с Тошиком, ведь случись что с Илом, - мы бы не пережили этого, - ясно тебе это, Ил? - Ясно, Вадим… Илья эти три условия принял, безоговорочно, и мы приступили.

Перво-наперво, мне было необходимо научить Илью видеть. И замечать. И слышать, и примечать, и делать мгновенные выводы, и принимать решения на основании этих выводов, и продолжать при этом видеть и слышать всё вокруг. Сложно? Невыполнимо за девять дней? Сложно, - да. А с Ильёй это оказалось вполне выполнимым…

Так, это у меня сейчас не руководство по воспитанию из четырнадцатилетнего пацана со сложной судьбой образцового киллера, поэтому детали я обойду молчанием, - скромным, блин, - так, Антон? Но право слово, - такого удовольствия я давно не получал! Илья ведь, и впрямь, самородок у нас. Эх, если бы он был со мной в Абхазии! Много чего тогда бы произошло по-другому, но в девяносто втором Илюшка только родился, и это тоже счастье, что я встретил его именно теперь и таким, - четырнадцатилетним.

Увлекательно и потрясно было с ним заниматься. Говорю же, - это вовсе никакое не пособие, а так-то… Ну, ездили мы с Илом пару раз в такие места в Екатеринбурге, специальные, - в каждом городе такие есть, - находили в этих местах приключения на Илюшкину… голову, - это всё была соразмерная Илье по силам, возрасту и комплекции гопота, - разумеется, всё было под моим контролем, - а потом у нас бывал обстоятельный разбор, что и как Ил делал, и что и как делать было нужно, - хм, комэск и его Ил-2, Штурмовик, разбор полётов, - и снова в те места, на гопоту, и третий уже раз получился не на Илюшкину голову, а на задницу этих двоих отпадков, что до Ила докопались! Сами, кстати, докопались, первые, - и как всё Ил красиво сделал, одно слово, - самородок, - Илька, в сотый раз снимаю шляпу!

Жестоко? Нет. Жёстко. А так и надо было, - на кону стояла наша судьба, всех троих, - и наша Любовь. Точка, снова. А что до тех отпадков, - это если сейчас кому о них подумалось, - не надо! Не думайте о таких, - это же всё генетический брак, эволюционный мусор, отходы, скопившиеся на городских окраинах в результате кризиса перепроизводства человечества, - из таких, сука, и вырастают всякие Мурзики-Тузики…

Ну, и конечно, оружие. По плану Антона, Илья должен был взять на себя мента, - майор, блядь, - и самого получателя. Оружие, стало быть. Так, снова стоп. Объясняю, почему я на это согласился. Мента я этого видел, и только поэтому согласился слить его на Ильку. Классический майор-мент-мусор, козёл-оборотень, - а что? - сам же ведь главный «оборотень» так и позиционирует таких. Пузо, - брюхо, даже, - вальяжная уверенность в своей вседозволенности, властная, ничем не обоснованная повадка локального божества, - этакий genius lokus, да упокоится его душа в очередном перерождении в низшей из Сфер! А «получатель» этот… Очки, и секонд-хенд костюм Trussardi, пятилетней давности коллекции Millennium, - вот, собственно, и все комментарии по этому персонажу…

Но вернёмся к проблеме выбора оружия для нашего Ильи Смертоносного, - сука, это была проблема! Наиболее приближенным к идеальному, мне представлялся в качестве выбора отечественный ПСМ, - и по габаритам, и по боеприпасу, и по отдаче, и по простоте использования, да и по боевым характеристикам, - но! «Конфэтку хочешь?.. А нэт…», - Фрунзик Мкртчан, кажется, - нет конфетки. К Мерину обращаться мне уже было не в тему, - хм, третий заказ инструмента за столь короткий временной отрезок, это бы его, - или их, - навело бы на размышления, особенно, в связи с предстоящими событиями… Но у меня в том втором заказе, что я делал под себя, не учитывая тогда ещё фактора участия в деле моих пацанов, был один образец, - на нём я и остановился, - ну, не «Винторез» же Ильке под футболку совать!..

Этот достаточно редкий инструмент имеет несуразное обозначение СБЗ (ОЦ-23), а именуется обычно гораздо более звучно и эффектно: - «Дротик». Очень специальная игрушка, потому и редкая, - этот пистолет стоит на вооружении оперативных спецподразделений, да и там  предназначен для решения совсем уж узких, специфических задач, - но у меня эта rara avis была, и с игры именно на этом инструменте, я начал обучение Илюшки нашей музыке, - а это вам не рэп, и даже не гангстарэп, куда как серьёзней и древней эта наша классика жанра…

Поначалу Илье мешала именно его обстоятельность. Это может показаться несколько неожиданным для тех, кто не знаком со спецификой применения короткоствольного нарезного оружия в скоротечном ближнем бою в городских условиях, - но специалист меня поймёт, а расшифровывать я не хочу, замечу лишь, к слову, что те качества, которые идеально подходят для темпа и тональности винтовки, не слишком хороши для волыны. Но тут нам помог сам ствол. «Дротик», - это не просто пистолет, это пистолет-пулемёт, - автомат, по-простому, - с режимом возможности ведения непрерывного огня короткими очередями, с отсечкой по три выстрела, а темп самой автоматики при этом, - 1800 выстрелов в минуту, - песня! И фишка в том, что при достаточно ощутимом весе самого инструмента, - да, он тяжелее ПСМ, - и при его патроне, - а вот патрон-то совсем был в тему, ПМЦ 4,45мм, и именно от Пэ-эС-эМа этот патрон, - отдача и, соответственно, увод инструмента с линии прицеливания у «Дротика» несущественны. Так что, две короткие очереди по три патрона Илька со второго раза положил куда нужно, обе серии не вышли из диаметра восемь с половиной, - вполне приемлемый результат, если учесть, что предполагаемая дистанция, с которой должен был работать Ил своим «Дротиком» в предстоящем деле, была если и не той, которую принято называть «в упор», то, по-любому, небольшой…

Ха! Выплыли. Что это были там за звуки такие, Антон? Я, признаться, подумывал, было, из дома уже бежать, спасать в таинственных пределах наших угрюмых гор свою никчемную жизнь, - ведь что мне подумалось? А подумалось мне, как я только эти звуки из ванной услыхал, что после того, как ты закончишь с поеданием останков, - расчленённых, не иначе, - нашего несчастного Штурмовика, оказавшегося вовсе не железным, как утверждала Сталинская пропаганда, - так ты и за меня примешься, чемпион непотопляемый!..

Илька, да держи ты его!.. Же ж! Я т-те щас такое «же ж»… Мама!.. Ну, всё! Всё, Тошик, я сдаюсь, - эх, зря, всё-таки, я с хаты не рванул, - оно хоть щас и зима, да в горных пределах спокойней как-то… Да молчу! Молчу…

Да фиг вам, - обоим двоим, - теперь я в ванну полезу. Имею право, понимаешь… Ты… ты совсем, Антон, да? Ты ж только что оттуда! Мокрица… Илюшка, да отцепись ты от него, - я, в общем-то, не против… Илья! Отстань, прошу тебя! Подумаешь… Да, Тошик, я весь внимание… Поразительно, - блин, мне бы такой аргумент и в лучшие мои времена в голову бы даже не пришёл! Илька, по-моему, это железный аргумент, сам только подумай, какой Антон лучше, - чистый и спокойный, или возбуждённый, чешущийся, грязный, вонючий и… Согласен, бага! Пошли, Тошик, только я тебя предупреждаю, я с тобой сейчас по-взрослому говорю, я к тебе как к серьёзному человеку обращаюсь: - если ты!.. ко мне в ванной!.. то я…

* * *

Илья:

Да уж… Блин, как же это у Вадима всегда так всё получается? - чтобы вроде и прикольно, и серьёзно, и с лаской, и воспитывает он нас ещё при этом, и учит, и пример ведь ещё… любовь, это ясно. Любовь… Это главное, - но ведь и то ещё, ЧТО из себя сам Вадим представляет, а отсюда и пример, понятное дело. Блин! Я сдохну, наверно, если таким как он не вырасту!.. А интересно, я похож на Вадима в его четырнадцать лет? Тошик вот вчера решил, что я его копия, - блин, Тошик, такой тебе за эти слова респект и сенькью, что аж!.. Ёлы-палы, я, по-моему, даже покраснел от удовольствия, когда это прочитал, - но ведь мы с Тошиком знаем и любим такого вот Вадима, - уже готового, - настоящего, сильного, красивого и уверенного в себе и в нас, - а вот какой он был в детстве? Ну, он, конечно, рассказывает нам, - ну всякое, и про отца, они же с Вадимом вдвоём жили, мама-то у Вадима… Ладно. Но это всё то, что сам Вадим про себя помнит, - а вот какой он был пацан… как бы это сказать? - со стороны, что ли… Классный, суперный, - это я сто пудов уверен, - но КАКОЙ? Как он рос, как дружил, как чувствовал, как… Как он улыбался, над чем прикалывался, что он своим друзьям рассказывал, после того, как они с мячиком набегаются, или когда они с речки возвращаются, например, - и как я этим самым его друзьям детства завидую! Вот если о чём жалею, так это о том, что со мной вместе Вадим не растёт сейчас, в смысле, с детства, - блин, это же вообще, какое бы тогда счастье у меня было!.. Вадим, только ты не обижайся, пожалуйста, я тебя ни на какого другого Вадима не променяю, - думать даже не моги! - а всё же… И вот почему-то мне так кажется, что Вадим в его четырнадцать был и красивей, - это тут и сомнений нет никаких, - и умнее меня, - э-хе-хе, - да и посильнее, наверно. Хм. Наверно…

Блин, телефон… Да, Паш. Да… Да… А я не знаю, что я завтра делаю, ни хрена, наверно… А вот представь себе, не знаю, и всё… Ну-у, можно, - а куда?.. Не, в «Магнит» не катит, там и дорожки дорогие, и заставляют что-нибудь заказывать ещё! На хрена такая бага, - пришли, понимаешь, типа в боулинг, а обязаны ещё и в их кафе колу с пирожным брать!.. Да при чём здесь, - «вкусно, не вкусно; дорого, не дорого», - дело-то в принципе!.. Ну, давай в «Аквапарк», например, - во! - точняк! Надоест если кегли сшибать, можно тогда и в сам аквапарк реально занырнуть, - вообще, по теме будет… Давай… Не, Тошик с Тёмычем в кино собрались, - а если ты того, если не против, то я Вадима уломаю с нами… Хотя, нет, не прокатит, он же дома чего тогда придумает, - но он, что скорее всего, в клуб свой завалится, у них там какой-то сомелье новый, во Франции учился, прикинь… А Петруху если?.. Да ну, - чо уж он, полторы сотни не намутит, что ли?.. Да ты чо?! Нихуя себе… Нихуя себе! А чо он мочал-то, чо как лох-то? Блин, ладно, так замутим: - я ему попозже отзвонюсь, и решу всё, - да и то, херня это, там же всё равно не за человека платить, а за дорожку, - возьмём одну на троих, и покатаем, - блин, но бага-то какая, вот же Петруччо, и чо он молчал? Сука, ну если я узнаю, кто его мобилу подрезал, - блядь, прикинь, Паш, ведь с класса какая-то сучара, - по ходу, завелась у нас крыса! - покалечу, на хуй… Да… А чо такого? Ни-ху-я такого! Прикинь, я ей по истории реферат забацал, а она мне алгебру, - я ей такой: - Алька, но ты не того, не думай, это типа системой не станет, я просто с алгеброй запарился, вот и всё, а с чужими рефами мне сидеть, париться, не в тему, - а она не поняла, по ходу, то есть неправильно поняла, и, - прикинь, - чуть ли типа не задружить со мной… Блин, тебя чо, Сушко, - утопить завтра в аквапарке? Или в табло? Дебил, блин, это… альтернативно одарённый… Ну и всё, тоже мне, - шуточки… Да нет, так-то Нагаева того, - ничего себе… Ну и чо? Паш, не всегда сиськи главное, - вот у Левады дойки, - блин, хоть на племя! - а толку? Мозгов, - у канарейки новорождённой, и то больше… Нихуя смешного, между прочим, - ты вспомни, какие базары у неё, - тут плакать надо, а ты, - «ха-ха»… Ладно, конец связи.

Блядь! Сука, это какая же крыса у Петьки его трубу залечила? Ясно, что кто-то из своих, - никого ж там, на репетиции этой их, не было, только наши, да с «Б»-класса ещё, Игорёха Свиридов, все же вроде, нормальные, - хм, оказывается, не все, - но кто конкретно? Дела… И так у Петрухи ситуевина, - отпад полный, матушка одна на двух работах горбатится, сеструха ещё, младшая, болеет чо-то там всю дорогу…  блин, так он мобильник этот хотел, сука… Чо-то надо решать, классный ведь пацан, не олень какой-нибудь там, и не быкует нихуя, - ну, подумаешь, без отца, - полшколы такие, а то, что не красавец там, так не всем же как Тошик наш быть, или хоть вон, как Пашка… С Вадимом побазарю. Сёдня же и побазарю, Вадим придумает, - помочь ведь надо Петьке, - а Вадим придумает как, - это же Вадим, он такой у нас, он придумает…

Так, это ладно, - надо же мне продолжить наш рассказ… Только я про те девять дней, что Вадим меня по своей теме натаскивал, не хочу рассказывать. Есть причины у меня… Да нет, ничего такого, особенного, - так, не хочу, и всё…

А вот интересно, - хочу ли я рассказывать про само это «дело»?.. Нет… Не то, чтобы не хочу, - я не знаю, надо ли. Ну, наверно, многим это показалось бы интересным, а если ещё Вадим про это тоже расскажет, - так это, вообще, увлекательно даже как бы будет, - да только я повторяю: я не знаю, стоит ли.

Ну, постреляли… Взрыв, там, как Тошик планировал. Ну, я пострелял. Попал. Оба раза я попал, а про Вадима и говорить нечего, Вадим вообще не мажет. Две сумки эти мы с ним прихватили, то, да сё…

Да нет, я не переживал, - тогда не переживал, и сейчас я не переживаю. Ну, что я двух человек убил, - это ведь одно из тех испытаний, про которые Вадим уже сказал, - этого было не избежать, ведь Вадим прав, сами Боги тогда на меня смотрели, и решали, и проверяли меня, - какие уж тут сожаления. И Тошик тоже прав, - ну, он-то у нас всегда прав! - если придётся, то и снова я рассуждать не буду, такое дело… А сумки эти, и правда, были ох, и тяжёлые…

Хорош! Чо за мода такая, - в ванне дрыхать? Не понимаю… Ты ещё скажи, Вадим, что и спали раньше люди, где придётся, хоть и в ванне… Да это понятно, что ванны тогда не было, - но щас-то её для купания придумали, и чего тогда там спать? Дрыхать, блин… Да? Тошик, я… слов у меня нету, Вадим! А если он завтра решит, что мыться самое место в спальне?.. Ум-гум, ясно. А я-то, дурак… Тошик, иди сюда, дай-ка я тебя понюхаю, как это ты там по-новому пахнешь… Ну-у, Тошик… обалдел, задушишь… чемпион ты, благоухающий… Вади-им… м-м-м… Пустите! Блин, Вадим, мне же побазарить с тобой нужно, дело у меня одно нарисовалось… Ну, можно и попозже, как скажешь… Тошик, а пойдём тогда я «Воркрафт» поставлю, там только с патчами разобраться, но это фигня, если что, Пашке позвоним, он скажет, как их подгружать… Ну, тем более тогда, раз ты сам знаешь, самородок компьютерный, чемпионский… Молодчина, что ж тут скажешь! Пошли…

* * *

Вадим:

Мне в последнее время стало особенно интересно наблюдать за своими пацанами, когда они с посторонними. Ну, с Ильёй я, наконец-то, поговорил, а вот с Тошиком и говорить не о чем. Естественность во всём, - в любви, в общении с друзьями, в капризах и приколах, в ласковости и задиристости, - чудо! Но я с нетерпением жду, когда Антон достигнет возраста Ильи, - вот тогда-то главные чудеса нас с Илькой и ждут, тогда-то наш чемпион и начнёт приносить нам главные дивиденды, - ведь именно в этом возрасте, - лет четырнадцать, ну и ещё пару годиков после, - это же самый лучший возраст! Э, э! Я имею в виду, что это самый лучший возраст для того, кто любит носителя этого самого дивного из возрастов. Ну-у, точняк, - как эти двое выражаются, - это же ж даже и представить себе невозможно, ЧТО тогда нас с Илюшкой ждёт, ведь и сейчас счастье быть с Тошиком рядом, с трудом переносимо! Мда.

А что до тебя, Ил, Штурмовик ты мой отважный, верный и сильный, - то ты навсегда самый первый у меня в душе, и самый ты главный мой учитель и друг… Прости, Илюша, я знаю, - ты не очень любишь такие вот слова, но удержаться я не смог. Люблю. Навсегда люблю вас, - обоих двоих! Восклицательный знак. Многоточие.

Ладно, теперь самая приятная часть нашего рассказа, - ха, пацаны, а я вас обскакал, я буду про самое приятное рассказывать! - хотя, если серьёзно, я, в самом деле, рад, надоело мне про всю эту мерзость…

А интересно, - мне вот сейчас подумалось: - а не воспримет ли кто-нибудь из прочитавших нашу печальную и радостную повесть, - а прочитавшие будут, ведь я всерьёз намерен ЭТО поместить в Инете, (после того как мы закончим, я пройдусь по тексту, кое-что изменю, кое-что удалю, кое-что добавлю и, пожалуйста, читайте), - так вот, не примет ли кто-нибудь нашу повесть, полную чудес, радости и страха, за сказку?

Реальность такова, что и самые дивные сказки… Погодите! Ведь Тошик прав: - если когда в сказках про важное, - тогда это не сказки! «Множественность Миров», - ведь за этот тезис люди, Настоящие Люди на кострах горели, - и это правда! Правда про множественность Миров, и наша повесть тоже правда. Страшная в некоторой своей части, полная Любви и чувства, правда до последнего слова.

Мне думается, что я рождён для всего этого. Чтобы всё пройти с этими двумя мальчиками, - золото и серебро, - чтобы всё до конца, а конца у таких историй вовсе и не бывает, ведь это всё навсегда, ведь сами Боги, все, светлые и тёмные, живые поныне, и мёртвые уже, участвуют в нашей судьбе, а мы втроём лишь должны соответствовать их выбору, и мы соответствуем, стараемся, - а как же иначе?

И вот для этого тоже я рождён: - сидеть сейчас за ноутбуком, писать о нас троих, и слушать доносящиеся из комнаты пацанов боевые вопли Антона, который орёт что-то… так, ясно, - что-то там Илья напортачил с установкой игры на компьютер, вот Тошик и разоряется, - чо, мол, за дела такие, меня, мол, не слушаешь всю дорогу, а если когда я прав, вот звони теперь Пашке своему!.. Это счастье, и оно теперь навсегда, и я для него рождён. Воскл. знак.

Так. Приступаем самому лёгкому, ведь так легко и радостно рассказывать о счастливом конце, который стал счастливым началом новой жизни для нас троих.

Мы сразу уехали из Екатеринбурга. И особо не искали нового места, где поселиться, - то есть, так получилось, что искать нам это место не пришлось, - ведь нас вели сами Боги. Нет, разумеется, мы не знали, куда податься, - хоть и с кучей денег, но это ведь… Ясно, в общем. Я смутно представлял себе, каким должно быть место, где мы станем жить: - это будет город, однозначно. Не маленький, но и не мегаполис, и чтобы достаточно упакованный был город, - это ведь вопрос и учёбы для мальчишек, и мне так легче что-нибудь замутить с бизнесом, должен же я, наконец, легализоваться…

Сначала нужно было уладить все правовые вопросы. Это перво-наперво, вне очерёдности стоящих перед нами проблем. Мой адвокат… Блин, вот ни имени его я называть не намерен, даже и в изменённом написании, ни внешность я его описывать не стану, - знаменитый он в стране человек, избыточно даже. Но так мне было удобней, ведь одно только имя его, одно лишь название его юридической конторы, - это уже было огромным бонусом в моей специфической деятельности. И тогда я к нему обратился, лично к нему, тогда мне был он нужен лично, его сотрудники тогда меня не устраивали, - и состоялся разговор, и он предложил встретиться, и коль уж я с пацанами был на Урале, - хотя это и несущественно, - но мой адвокат предложил встречу на одном Южно-Уральском курорте, - в Абзаково, это рядом с Магнитогорском, - он там любил зимой кататься на горных лыжах, но и летом, по его заверению, там было хорошо… И спокойно. Это важно. Для нас обоих, понимаете, Вадим Павлович? Да, понимаю. И мы встретились. Но нам с пацанами пришлось его дожидаться целую неделю, - ведь это мы были свободны от всего, кроме предстоящих хлопот, - и предвкушали эти хлопоты, это же кайф какой, строить свою судьбу, - а он человек занятой, важный, знаменитый…

Вот за эту неделю, мы и познакомились с Магниткой. Ну, правильно, мне эти горы осточертели на второй день, насмотрелся я в своей жизни гор, и хотя на Южном Урале не стреляли, но чо-то, как-то… Вот мы и стали каждый день ездить в город, - это рядом совсем, полчаса, и я в бильярдном клубе, а пацаны в аквапарке, или в хорошем кафе все втроём сидим, ну, и вообще… Я горожанин, видите ли. И Тошик оказался горожанином до кончиков своих золотистых вихров, - эх, тогда у него ещё были вихры, тогда он ещё не занимался плаванием, он тогда ещё не стригся так, чтобы было удобно надевать на короткую стрижку спортивную купальную шапочку, и в аквапарке Антон тогда бултыхался в «лягушатнике»… А вот нашему Илье в горах нравится, Илье вообще нравится везде, где есть Тошик. Ну, и где есть я… Блин, покраснел я, что ли? Гр-рм, это я от счастья…

Вот, значит, за эту неделю мы втроём и решили, где теперь будем жить, - ну да, Магнитка. И всё. То есть, много ещё чего, - но это всё была чистая техника, а техническими деталями, - довольно скучными на фоне основных событий нашей повести, - я грузить этими деталями никого не хочу. «Всё», - я сказал? Эх, сколько ещё всего было… Во! Одно только то, как мы Антона в школу устраивали! Это… Нет, этот героический эпос не по плечу мне, тут и сам Гомер… Хотя, да. Гомеру лишь и по плечу эта эпопея, - хм, а потом ничего, втянулся наш чемпион, вот только по утрам его будить… Ну, тут я, - малодушный! - удираю в душ, и сваливаю подвиг сей на сильные, но по подростковому ещё хрупкие плечи нашего Штурмовика… Счастье.

А мне сейчас скучно. Ну, чего, в самом деле, сижу тут один, бросили меня эти двое, - оба два, - а сами, понимаешь…

Ил! Антон!..

Тихо, тихо, вы чего, пол же так проломите… Да ничего не случилось, так просто, что же мне и поорать нельзя, а, Тошик? Сам-то давеча… - кстати, Антон, я тебя уже не раз просил, и не два, - не называй Илью «чайником», это не по-братски… Ну, Нестор Иванович Махно, всё-таки, личность легендарная и героическая, это даже лестно, по-моему… Это тебе ещё зачем? Илья, что за блажь? Да и не помню я… Ну, по-разному. Когда совсем маленький был, никак особенно не называли, - собственно, клички у меня никогда и не было, как таковой… в Абхазии был, конечно, позывной, вы его знаете, и позже я им же пользовался, - а в школе, бывало, Ремезом звали, ну, это ясно, а… а мой лучший друг, Вовка, я про него вам немного рассказывал, - вот он меня Синицей звал, но это только наедине… м-м, «ремез», - ведь это такая птица, синичка… Ну, у нас ведь с Вовкой были особенные отношения, я вам уже говорил, пацаны, вот поэтому лишь наедине и называл он меня так… Один раз. Только один раз у нас с Вовкой это случилось, а потом он погиб, и это у меня боль на всю жизнь, это вот как у тебя с Шуриком, Илья. Но тот случай меня… нет, он меня не изменил, тот случай меня создал, пацаны… Да, после школы уже, в школе мы были лучшими друзьями, но секса у нас не было, - хм, после того, как это случилось, мы оба плакали, оттого что не смели предложить раньше друг другу этого, дурачки. А уж как я плакал, когда его не стало…

Что уж тут, Илюша, ведь это тоже такое у нас с тобой испытание, - в череде прочих… Да нет, я не грустный, с чего бы… Блядь! Извините, пацаны. Чего это, сука, я тут несу?! Блядь! Конечно, грущу, Илья, но это сейчас грусть, а тогда ведь была тоска. Смертная. А сейчас грусть… И память ещё, а она светлая… И ты тоже должен помнить о Шурике, ведь он у тебя тоже, как и мы с Тошиком, как и Вовка у меня, - он навсегда с тобой и у тебя, Ил…Тошик! Когда это я тебе не верил, а? Конечно, верю, что ты всё понимаешь, ведь ты ещё и для этого рождён, - нас с Илюшей понимать! Кстати, о понимании, - Илья, ты о чём поговорить со мной хотел?.. Да? Ну, хорошо, я прочитаю. Так, сейчас, где это ты…

* * *

Intermezzo.

Тошик тянет Ильку на новомодную конструкцию в стиле хайтек, и усаживаются эти двое, - оба два, - на своём до удивления прочном и удобном диване, - Тошик, разумеется, устраивается гораздо удобней, чем Ил! - ну, это-то дело обычное…

А Вадим сидит за своим ноутбуком, прокручивает Word, читает, что написал Илья… Сам Илья, покряхтев для порядка под навалившегося на него спиной Тошиком, легонько поглаживает чемпионскую грудку, потихоньку играет с бугорками сосков, алеющих на белой коже Антона, - вот бага, шрамик рядом с солнечным сплетением у чемпиона, это же от бычка, сука…- наверное, так уже и останется, - память, память… А смотрит Илюшка на Вадима…

Любуется. Илья любуется их Вадимом. Изящной, непринуждённой его позой, - и ведь Вадим вовсе не старается принимать какую-то эффектную позу специально, у него это всегда как-то так получается, естественно, - и всем вообще видом Вадима любуется сейчас Илюшка из-под полуприкрытых век, - нет, тут стыдиться нечего, да и не принято стыдиться у них троих друг друга, просто Ильке хорошо оттого, что вот Тошик на нём расположился со всем возможным удобством, - даже не дышит чемпион ласкучий от удовольствия, посапывает только потихоньку, - вот от удовольствия Илья и полуприкрыл свои глаза цвета весенней травы, цвета изумруда, цвета юной зари в летнем лесу где-нибудь в горах под Златоустом…

А Вадим, и правда, здорово выглядит, - думает Ил. Здорово, - эх, мне бы таким вырасти… И вот то, что сейчас Вадим в одних лишь эластичных тёмно-синих трусах-боксёрах с тройными белыми адидасовскими полосами-лампасами, - это ещё лучше, - хм, и почему Вадим не очень любит ходить по дому раздетым, - зря! - думает Илюшка, - зря. Хотя, я вот тоже, не очень, это вот чемпион у нас, вечно в плавках шастает, хоть летом, хоть зимой, - и это тоже здорово…

Пашка Сушко тоже всю дорогу дома у себя чуть не голый… Да, Пашка красивый пацан, - а то, что там девицы в школе считают, что самый красивый парень, это Илья Титов, - ну-у… самому Илу это непонятно. Пашка сто пудов красивее… Да всё это чухня! Вот подрастёт Тошик, вот уж точняк, - всем девицам хана!.. Да и не только девицам, ведь тот же Пашка, - ему Антон и сейчас нравится, - ведь Паша имеет чуть ли не один из всего класса, да и со двора, возможность, - один только Сушко допущен Илом в их Мир, - вот и имеет он редкую возможность наблюдать Тошика в естественных условиях, - а тут даже и самый-пресамый натурал разомлеет, - это же Тошик…

- Илья, а вот этот Петька, - это такой тёмненький? Высокий?

- Ну. Архипов. Ты прочитал, да, Вадим?.. Как ты думаешь?

- Должен ты ему помочь, Илька, это не обсуждается… Да, но только я тебя прошу, - ты там никакого расследования не устраивай! Что уж теперь, спёрли у него мобильник, - плохо, конечно, - но…

- Что, - «но»?! - резко вскидывается Илья, «Штурмовик» Ил Титов. - Но! Вадим, это же кто-то из своих, это ж… Воще, блин…

- Мочить гадов, - шипит Тошик в тон Ильке… - Тем более мочить, если когда у своих воруют!

- Вот потому-то я и считаю, что тебе не стоит рыть землю боевой подковой! Такие вещи для тех, кто их совершает, даром не проходят. Так или иначе, но расплата приходит, - ведь воровать у своих, - это… Это запредельное, тут я с Антоном полностью согласен, и я счастлив, что вы у меня это понимаете, - так что, оставь, Ил, я тебя прошу. Вот, а Петьке вашему помочь надо, это тут и двух мнений быть не может…

Илюшка понемногу остывает, думает… основательно, как обычно… сомневается чего-то…

- Помочь! Это ясно, - а как? Денег ему дать, что ли? Как-то это… Ну, я могу ему тот наш смартфон задарить, - а, Тошик? Ты как, - можно? Всё равно ведь ты его не юзаешь…

Тошик тоже думает, - хм, делает вид, что думает, - а чо тут думать, Илька же ж просит! Потом хитроумный чемпион великодушно склоняет свою великолепную голову с короткою золотистой стрижкой, столь подходящей для занятия плаванием… - можно. Вадим, с обычной своей лёгкой полуулыбкой, наблюдая эту мизансцену, хмыкает, - да-а, оставит след в этом Мире их Антон, это очевидно, - и Вадим забирается к своим пацанам на диван, целует Тошика в его благоухающую золотистую макушку, гладит Илюшку своей крепкой ладонью по щеке…

- Хорошо, Илья, смартфон, так смартфон, живой он вроде у нас, да и то сказать, - без дела валяется. А деньги совать не стоит, - это ты прав. Послушай, я как-то говорил, что мне на фирму нужен… Ну, человек такой, чтобы и за сигаретами сбегать мог, вообще в магазин, и если кто чего попросит помочь, - как ты думаешь? Часа на четыре в день, - разумеется, чтобы только учёбе это не мешало! - а я бы платил… Ну, не так чтобы очень уж много, - но пацану хорошая поддержка была бы. А? Можно даже официально его оформить, соцпакет там, всё такое… трудовую ему сделаем, трудовой стаж пойдёт… Ему ведь тоже уже есть четырнадцать? Ну, и вот… Поговори.

- Вадим. Ты… Я, наверное, если таким как ты не стану, то только сдохнуть мне тогда!

- Ну-ну, Илюша, зачем ты так, - станешь таким, как нужно, ты и сейчас уже один из лучших у нас. Так ведь, Тошик?

- Ага, а зачем тогда он водой брызгает? По утрам! Зачем, - если когда я и так всё равно же ж проснусь если! А так-то да… Лучший ты, Илька, только я не хочу, чтобы ты, таким как Вадим стал. Ну, совсем уж точно таким, - не надо. Вадим же есть у нас, - а ты, это ты…

Ил с сомнением смотрит на Тошика, - ясно, что Илюшка не согласен, - но спорить с чемпионом, - вот это уж нахрен! Не сейчас…

- Ну-у, может быть и так… Ладно, пойду я позвоню Петрухе. Вадим, а что конкретно мне ему сказать?

- То и скажи, что я тебе сейчас говорил, а конкретный разговор будет, если он согласится. И его мама, разумеется, тоже. Приведёшь его, - ну, скажем, хоть завтра, - к нам, я с ним уже и поговорю сам.

- Ясно. Ладно, пусти, Антон, я из спальни пойду позвоню… Ты чего, Вадим?

- Илька… Илюшка ты наш… - Вадим удерживает Илью за руку, улыбается в весеннюю зелень глаз этого четырнадцатилетнего парня, лучшего из всех на свете, самого настоящего на свете из всех…

- Да, Илька, потом позвонишь, успеешь, - и Тошик обхватывает Илью за шею, тянется к его губам…

И, - поцелуй… И вот ведь какое же ж гадство, - ведь целоваться можно лишь вдвоём! Гадство, как тут ещё сказать… Но. Ведь. Всё остальное можно же ж, - и преотлично можно! - всё остальное можно делать и втроём, и даже одновременно, - ну, это тут главное захотеть, - а Тошик хочет, - тут и уметь даже особенно ничего не надо, - а Тошик ещё и умеет, и не будем вспоминать, ЧЕГО стоило ему это умение…

И Илюшка умеет, и Вадим умеет, - хм, вот уж кто оказался способным, так это Вадим, - при всём разнообразии секса, бывшего в его, в общем-то, и не такой уж длинной жизни, - и однополого в том числе, - но чтобы так вот, втроём, да ещё и с… да что там, ещё чтобы и с мальчишками!.. Нет, такого у Вадима до этих двоих не бывало, - но вот, поди ж ты! Научился, - а что тут, ведь если когда Любовь!.. Любовь. Всё сейчас вокруг них троих затоплено этим сильнейшим изо всех Извечных Чувств, всё сейчас подавлено её сладкой, на грани выносимости тяжестью.

А ведёт, управляет, дирижирует Антон. И такое всё чаще и чаще у них троих, это ведь так потому, что Тошик у них самый главный. Да и вообще… Ясно, короче, - это ясно Вадиму, ясно Ильке, и нечего тут что-либо объяснять. Ведёт Тошик, забрался всем своим телом на Илюшку, и так ещё надо устроить всё, чтобы было как можно… чтобы как можно лучше Тошику было чувствовать всего Ильку, - всего, во всех местах! И вот ещё и Вадима прижать вот так вот сбоку, м-м, посильнее, покрепче притянуть его к себе с Ильёй, - ну, целоваться втроём нельзя, не выходит, как Тошик не экспериментировал, - но обниматься-то! Ещё как! И не только обниматься можно втроём, много чего втроём можно делать, тут уж многие из опытов Тошика перешли из области чистого научного эксперимента, в область прикладную, прижились в жизни и на практике, - ну, не без труда, не без сопротивления консервативной части некоторых практиков, - это про Илью, - но кому из подобных Тошику экспериментаторов-исследователей было легко? А потом-то очень даже ничего, и видишь, Ил, всё очень даже в кайф и по теме! А Вадим и без всяких базаров на всё согласен, чтобы только Антон не задумал, - лишь бы этим двоим было хорошо! - а как ещё иначе? - иначе никак, ведь Любовь Вадима к этим двоим извечна…

Так, это всё… Слова, слова, - и без них никуда, но и лишние они всё-таки иногда, вот сейчас, например. И обниматься, - это, конечно, здорово и кайф это, но это если когда просто там, поласкаться там, - а сейчас ведь Тошику хочется всё по полной. Ну, и начали тогда, а чо тогда сиськи там мять! И Тошик в темпе какой-то нереальной по экспрессии, совсем уж латиноамериканской какой-то ламбады, начинает процесс взаимного раздевания, - ха! - так это выглядит: - быстрее всего стаскиваются его свежие, - только ведь из ванны, - светло-голубые плавочки, и, махнув стыдливым крылышком, летят узкие лёгкие плавочки Антона куда-то… куда-то, короче, плавочки улетают, - а потом ищите их, Вадим с Ильёй…

И тут уже все трое они оказываются голышом, - ну, Вадиму-то тоже было недолго избавиться от его «боксёров», тем более что в этом деле ему способствовал такой крупный специалист по моментальному раздеванию, как Тошик Титов, - но ведь и Илька тоже уже голый, - и когда успел? - но успел… И сейчас же Тошик пристраивается к Илюшке… да, туда. А Вадим? Что Вадим? - тоже время не теряет Вадим…Он Тошиком занимается. И какой, всё-таки, удачный был куплен этот диван, взамен прежнего, - ведь можно теперь на этом новомодном произведении итальянских мебельщиков разместиться втроём, и с удобством разместиться, и ещё заняться сразу втроём самым лучшим делом в этом Мире!

Именно втроём. Ведь и Илья тоже занимается Вадимом, - ну, всё ж таки, всему есть границы, и нет возможности, - чисто физической, - сейчас Ильке сделать Вадиму то, что делает самому Илье Тошик, - не может Илья взять у Вадима сейчас в рот, но можно ведь и вот так вот, рукой, и ведь Вадиму нравится так вот, - рукой, иногда даже Вадим просит своих пацанов, чтобы именно так, - рукой…

Ха! А сам-то Илья! Ведь единственный он, пожалуй, пацан этого возраста в школе, да и во дворе, который не прибегает к… самоудовлетворению. Не мастурбирует Илья Титов, - вообще нет. Не дрочит, - ни просто, ни «суходрочкой», - хм, а есть другая, что ли, не «сухо»? - не катает в «карманный бильярд», не общается с «Дуней Кулаковой», не «гоняет шкурку»! Зачем? Нет у Ильки такой необходимости, - ведь у него есть Тошик и Вадим, и есть полноценный, очень качественный секс… Как с той памятной навсегда для этих троих ночи повелось у них, так и… М-м, вообще-то, было один раз у Ильи, прибегал он к услугам мифологического Онана, - того, что из дурацкой библейской сказки, - но это был эпизод, хотя Илья частенько после этого задумывается об этом эпизоде, и частенько его вспоминает. Это было две недели назад, он ночевал, - впервые за сколько времени! - не с Тошиком и Вадимом, и вообще даже не дома, а у своего лучшего друга Паши Сушко, так вышло. Ну, так давно должно было выйти, давно Пашка хотел затащить к себе Штурмовика на ночь, - нет! - ничего такого! - просто Пашка очень рад дружбе с Ильёй Титовым, и хочется Пашке сойтись с Илом покрепче, вот и затащил Сушко Титова к себе ночевать, когда его родаки на озеро Банное уехали на лыжах покататься на выходные. Так, ничего особенного: - рэп, компьютер, полторашка «Балтики-тройки», - это для Пашки, Илюха пиво терпеть не может, его с пива тошнит, и башка потом раскалывается, - вот, собственно, и всё. Ну, и разговоры, конечно, - разные, и все почти доверительные, - а это как обычно в четырнадцать с половиной лет, когда вместе ночуют два лучших друга. Но не о сексе, хотя Илюшке показалось тогда, что Пашка не прочь поговорить и о сексе, - так, вообще, отвлечённо, - но не сложилось чо-то, - и Илюшка теперь думает: - а может, зря? Может, надо было поговорить, а там уж, после разговоров… потом… как получится… как захочет Илюха… ну, и Пашка тоже, как захочет Паша, - но не случилось. А когда Пашка уснул, - точняк уснул, Ил проверил, - Илюшка проскользнул потихоньку в ванную, и подрочил… А теперь вот думает и вспоминает, и ловит себя на мысли, что вспоминает он именно Пашку Сушко, и так ещё вспоминает, - раздетого, в одних лишь спортивных плавках в чёрно-белую полоску, - Павлухины любимые, вечно он в них по квартире у себя шастает… И ещё Илюха сто пудов уверен, что Пашка бы тогда… того, захотел бы Сушко, - нет, не может Илья даже и самому себе объяснить, - с какой такой стати он так уверен в том, что Сушко очень даже не прочь с ним, с Илом Титовым… это самое, - уверен, и точка. Да-а… А идут Павлухе эти его чёрно-белые купальные плавки, - думает Ил, - и вообще, красивый пацан Сушко, супер, вообще…

- Ща-ас-с-с, Вади-им… во-о-от… с-с-с…

Это Илья кончает, - а диспозиция на дорогущем новомодном диване к этому моменту такая: уже Вадим делает Ильке минет, - и как делает! - Илюшку аж колотит, и почти в мостик изогнулось его четырнадцатилетнее тело, - а Тошик где-то у них двоих внизу, посасывает, посапывая член Вадима, - и Илюшка кончает. Резко, мощно, ярко, - как и положено в четырнадцать с половиной лет, в этом лучшем из возрастов!

Вадим медлит чуть-чуть, - вот, всё, последние капли Илюшкиной страсти и любви стекают Вадиму на язык, он, - Вадим, - выпускает член Ильи, сам Илька как бы опадает, расслабляется, роняет на бок голову с прилипшими к вспотевшему высокому лбу пепельными прядями, и руки раскинул, и дышит… чуть даже всхлипывая, тяжело, как после стометровки, когда надо бежать ради своей жизни, даже если это простой забег на зачёт по физре, - но это всегда так у Ила, - всё по-настоящему, и только так, а не иначе, - он же сам такой и есть, - настоящий…

- Ну что, Тошик, давай тебе, - говорит Вадим, а сам продолжает с лёгкой полуулыбкой смотреть на Ильку, любуется Вадим Ильёй…

Тошик отрывается от Вадимова члена, потешно облизывает припухлые губки, думает что-то, и решительно заявляет:

- Нет. Вот так вот будет: - сначала Илюша, потом ты, а потом уже вы мне вдвоём, - ну, чтобы вы вместе меня. Хорошо, Вадим? Илька, ладно?

Илья выдыхает остатки сладкой тяжести, которая только что так выгибала и сотрясала его изумительно красивое четырнадцатилетнее тело, открывает свои весенние глаза, улыбается Тошику, улыбается Вадиму, и произносит сквозь улыбку на своих очень красивого рисунка губах:

- Спасибо тебе, Вадим, спасибо, родной… Да, Тошик, как скажешь, давай Вадима теперь, а потом мы с Вадимом тебя так заласкаем, - у-у! На седьмое небо полетишь у нас… Вадим, а что, «седьмое небо», - это тоже штамп?

- Образ, Илька, это такой образ, и метафора ещё… тьфу ты, Ил! Что ты, право…

- Да ладно, это же я так просто, - же ж, как Тошик у нас говорит, - а ты лежи, ты молчи, и всё! Начали, Тошик, щас мы ему покажем, как мы умеем с тобой…

- Покажем, держись только, Вадим!

- Мама…

И ведь показывают эти двое, - оба два! - Вадиму. Седьмое небо, или даже девятое, - трудно сказать, да и не посчитать эти небеса никому, - но кайф такой, что Вадиму кажется сейчас, - да и не кажется ему, так и есть, - что не на небесах он, а он сам сейчас одно огромное небо, и два мягких, светлых, нежных облака в нём, в небе-Вадиме: - Тошик и Илюшка…

Техника! Да причём здесь техника?! Ведь Любовь! Ну, да, - и техника, - что уж говорить, умеют эти два пацана такое, что и не снилось многим и многим, не снилось даже во многих Мирах, - и не будем сейчас о том, чего им это умение стоило… И описывать это, - то, что… ЧТО и КАК эти двое сейчас делают, - КАК и ЧТО они, оба два, сейчас вытворяют с Вадимом, - трудно это описать, тут потребно перо посильнее нашего, - и вот ведь даже представить, вспомнить и предложить, чьё бы тут перо пришлось к месту, - даже это очень трудно! И дело-то как раз не в технике, ведь описать сам процесс, что именно, и именно как сейчас происходит у этих троих, - в этом ничего хитрого нет, не в технике дело… Да и вот, кстати:

- Пар-рни-и… - хрипло выдыхает Вадим. - О-о-о…

И Вадим кончает. Со стоном, со всей яркостью и тяжестью, - яростью и тряскостью, - да, Вадима аж трясёт, - нет, ну вот надо же так! - дожил до тридцати двух лет, возраст Александра Великого, и всякое ведь вроде бывало, - а с этими двумя, каждый раз, как первый, и всё ярче и сильнее, ведь и впрямь, полёт, - и небеса, и облака…

- Вот. Это. Да! Да уж, Вадим, - отрывается Тошик от Вадимова члена, - это же ж, это ведь мне так и ужинать не надо! Илька, прикинь, еле проглотил…

- Да? - Илья освобождает окаменелый сосок Вадима из своих, очень красивого рисунка губ, и палец убирает с Вадимовой простаты, вытаскивает этот умелый, - ну, да, - палец из Вадимовой дырочки… - Жадина ты, Тошик, чемпионская, всегда тебе самое лучшее достаётся. Но вот как хотите, а сейчас я…

- Илюша, а можно, ну, так вот, пожалуйста, как вот ты тогда, на Валентинов день когда, - и Тошик уже лежит на спинке, и ножки вместе свёл, и вытянулся, и колышек его гордо торчит, и чуть как-то при этом торчит ведь… застенчиво, что ли… - Давай, а? Илюша? Сам чтобы ты, на меня, а Вадим чтобы целовал! А, Вадим? И губы, и так, всего. А Илюшка сверху на мне будет!

- Антон, «опыт, сын ошибок трудных», - это наш российский африканский гений не про тебя сказал. Твои эксперименты, - ну да, трудновато иногда, Илюшке особенно, - но вот чтобы «ошибки», - этого нет…

- Так ведь я же ж и говорю… м-м-м… хорошо…

- Же ж! Тошик, лежи спокойно, прав ведь Вадим, трудновато мне, если ты ещё вот извиваешься так вот подо мной…

Случай, - думает Вадим, упиваясь чуть припухлыми губками Антона, - а вот это точно, про нас. Про всех нас троих: «случай, Бог-Изобретатель»! И не только этот Бог, но и другие, и живые поныне, и ушедшие уже в иные Миры, именно сами Боги участвовали и участвуют в том, что со мной и с этими двумя происходит, по их непостижимому для смертных замыслу, всё у нас троих и происходит…

- Так, Тошик?

- Та-ак, Ил-л… м-м-м… - в губы Вадима, в твёрдые и мягкие, прохладные и горячие, самые лучшие губы на свете, выдыхает чемпион.

А Илья смотрит, сидя верхом на Тошике, смотрит в любимый затылок Вадима, улыбается Ил чему-то своему, - его очень красивого рисунка губы принимают тот удивительный мечтательный изгиб, за который Вадим готов на всё, - убивать без разбора, сжигать города, - и тонкое, совсем мальчишеское ещё лицо Ильи светится… Он не подпрыгивает на Тошике, - нет, этого не надо, так не делается это, - ведь и впрямь у Ильи есть невероятное умение, да и опыт у него есть немалый, - не будем о том, чего ему этот опыт и это умение стоили, - Ил сейчас просто… двигается. Ну, это, и впрямь, трудно описать, - видеть надо, а лучше всего, это надо чувствовать, - но что уж тут, такое дано почувствовать лишь Вадиму, да Тошику вот ещё, разумеется. А двигается Илюшка на Антоне очень умело, - не вверх вниз, то есть, не явно так вверх-вниз, а, скорее, взад-вперёд, и получается при этом, что и вверх-вниз, и ещё и чуть в стороны, и ритм, и вверх-вниз, и в стороны, и взад-вперёд, и всё это с удивительным чувством, и чуть сжимая дырочку, и отпуская, и замирая на секунду, когда надо, когда чувствует Илья, что надо замереть на секунду, или на две, - так ведь Тошику лучше всего, это и говорить чемпиону ничего не надо, - зачем? - Илья и так всё чувствует! И, - вот!

Илья замирает совсем, и лишь ритмично сжимает-разжимает мышцу своей дырочки, - ну да, сфинктер, - сильнее, и ещё… и ещё раз… Вот. Ух ты, чемпион! Какой упругой волной сотрясается натренированное за полгода занятий в бассейне тело Тошика! Здорово… здорово и очень красиво…

- Ну, Антон, сегодня, похоже, перед сном уже ничего у нас не будет, - улыбается Вадим, и торопится объяснить: - Я, пацаны, уж и не считаю теперь, сколько раз мы это делаем, но сегодня мы с вами на рекорд идём. По-моему. И Тошик вон как дышит, будто только что из бассейна…

- Да Вадим! Это же ж я от удовольствия! - смеётся чемпион, но спорить почему-то не хочет, а чо спорить, вот спать будем ложиться когда, тогда и видно будет…

Все трое они лежат сейчас рядком, - ну что за зрелище! Удивительно хорошо и красиво они смотрятся на своей конструкции в стиле хайтек от знаменитых итальянских мебельщиков! Жаль вот только, не видит их никто, - но это и не надо этим троим, - а жаль, так это нам жаль, а не этим троим на дорогущем, чертовски удобном диване, - а всё же, и впрямь, красиво: полный набор-дайсё, не раз проверенный в бою большой тати, - это Вадим, опробованный уже в схватке вакидзаси, - Илья, и Антон, - танто, такой вот танто, - с самой яркой отделкой, но тоже в стиле больших клинков…

- Э-хе-хе…

- Что такое, Антон?

- Да так, Вадим, подумал… Ну, так, - я подумал, что почему вот, например, если когда очень уж хорошо, так потом всегда грустно немножко, - а? Почему? Интересно.

- Не знаю, Тошик. Илька, а ты как думаешь?

- Да я тоже не знаю. То есть, я об этом не думаю, Вадим… Блин, чо то я… Тошик, я тебе честно говорю, - мне не грустно. Ну, чуть болит в груди, но это не грусть, это такая… сладкая, что ли, боль. И иногда тяжело, и даже плакать иногда хочется, - но это не грусть, это ведь Любовь, - вот это я точно знаю…

- Да… Да, - задумчиво говорит Вадим. - Лучший. Ты лучший из всех в этом Мире, Илюша. И какое счастье, что мы с Тошиком с тобой.

- Ага!

- Это вы не со мной, родные, это вы внутри меня, ведь я и есть, - вы. Но это уже говорилось, так что…

- Что?

- А то. Пошли, чемпион, в ванную, но вот только не думай себе, что я там с тобой заплывы устраивать буду, - так вот, ополоснёмся по-быстрому, и хорош.

- Да? Ну… ладно, - легко соглашается Тошик, Илюшка даже на локте приподнимается, смотрит на Антона, и по своей привычке удивлённо приподнимает левую бровь. - Да ладно, Ил, не смотри так, я же ж серьёзно! Я вот тут вот решил, что хорош мне, и правда, по каждому пустяку спор затевать! Но это так, это я только вот про пустяки решил, ты не расслабляйся, а так-то, конечно, например, если когда что важное… Вадим! Чо смешного-то? Во! И этот тоже, - Илюха! У-у-у, чтоб вас, не буду я больше с вами, понимаешь… Так. Илья. А где же ж плавки мои, а? Интересно…

* * *

Вадим:

Ну, вот, пожалуй, и всё. Пацаны мои пошли в ванную, - Илья сказал, что по-быстрому, и Тошик кротко согласился, хм, новенькое что-то, - да только я не очень этой кротости чемпионской доверяю, - а мне дано указание, чтобы я помалу закруглялся с нашим рассказом, - от Антона указание поступило, разумеется. И я не удивлён, - признаться, меня больше удивило то, что Тошика нашего хватило на весь рассказ, до конца, - хотя, конца-то, как раз, у таких историй и не бывает, - но вот и остыл Тошик. Да, Антон всё это затеял, он так решил, так было НАДО, а сейчас ему… нет, ему не надоело, просто он остыл. Это нормально. Тошик наш нормальный пацан, двенадцати с половиной лет от роду, и это нормально, в его чудном возрасте, - и загораться нормально, и остывать, - ну, к тому, что НАДО. Да, конечно, интересно было, и Илье, и Тошику, и мне было интересно, - как у нас получится, - а получилось вот так вот.

Что ж, повесть наша подошла к концу, пора заканчивать. А жизнь наша продолжается, и кто знает, может быть… Всё может быть. Мне и самому будет очень интересно рассказать о нас, - в первую голову о моих пацанах, конечно же, - ну, через годик, скажем, или через два. Ведь тогда уже Антону будет четырнадцать, а Илья будет через год совсем уж в расцвете своей изумрудной поры, - но это будет, или не будет, только так, как захотят, или не захотят, эти двое, - оба два.

Как Тошик. Расставим все точки по местам, - всё у нас идёт так, как хочет Антон, - так решил однажды Илья, так он Антону пообещал, и я принял это всем сердцем. Так что…

Ого! Антон, я в растерянности! Это что, теперь у тебя такая поведенческая парадигма, - ванну за десять минут?.. Да не важно… Илья, да не знаю я, куда телефон делся, на кухне посмотри… Будешь с Петькой своим говорить, обязательно скажи ему, что решение относительно его работы, он должен принять со своей мамой… Завтра вечером, - ну, скажем, часов в восемь…

Тошик, может быть, ты тоже что-нибудь напишешь? В заключение?.. Ясно… Да? Странно, я думал, что Илья-то, как раз захочет. Ну, тогда займись чем-нибудь, - чем-нибудь более продуктивным, чем сопение мне в затылок… покусывание моего, вовсе не стерильного уха, и оставь попытки придушить меня, - нет! Не насовсем, а пока я пишу, а когда будем спать ложиться, тогда можешь и придушить меня, я только рад буду от этой твоей, такой своеобразной ласки забыться сном, да хоть и на века… М-м-м, Тошик, да что ж ты… Я, точно, так с ума сойду, надо же… Боги, что нас с Илькой ждёт, - через пару, скажем, годиков… Тошик, я как-то однажды… давненько, танку сочинил, - хочешь послушать? Погоди, сейчас, припомню… Да.

В этом Мире смерть, -
суть перемена жизней.
Вода на камнях.
Вода стекает в море,
а Жизнь по Любви течёт.

Ну, в общем, такая танка… Да, правильно, только это не «хокку с добавкой», а именно танка первичная форма, а хокку, - это… усложнённое упрощение, я бы вот так сказал. А так всё правильно, три строки хокку, - семнадцать слогов, пять-семь-пять, - и вдобавок две строки по семь слогов, - это танка… Тошик, а я ни черта не слышу, - что? - зализал ты мне левое ухо, - ась? - ори в правое…

Да, Илюшка… Да ну, дурака валяем, как обычно. Ну что, позвонил?.. Хорошо. Да только спасибо он мне рано говорит, поработать я его заставлю, у меня деньги даром никто не получает, - но это ничего, это хорошо, да и интересно у меня на фирме, - сами знаете, - и ещё как обучение твоему Петьке будет эта работа, тоже полезное дело… Прекрати, Илья, сейчас же! От тебя я тем более, этого «спасибо» не принимаю, - что за, чёрт побери, в самом деле? - за нормальный, человеческий… да ёлки! - за мужской, в конце концов! - поступок, ты мне говоришь «спасибо»… Да нет, «спасибо» говорить, конечно же, нужно, и чаще, по возможности, - но не ты, не мне, не сейчас… Нет, Антон, я не злюсь, - то есть, я злюсь сейчас не на Илью. Просто… Да. Вот, Илюшка, именно это я и имею в виду, когда говорю тебе, что Тошик, - это надежда нашего Мира! Антон, нос опусти…

Илья, а может, ты всё-таки скажешь что-нибудь? Напоследок. Да, этот рассказ задумал Тошик, писали мы все втроём, но вёл нашу повесть ты, и по большому счёту, это твоя… м-м, нет, не исповедь, но что-то, где-то так. Opus magnum, - так бы сказали в твоём любимом Древнем Риме. И было бы правильно… и честно, если бы именно ты завершил это. Как ты думаешь?..

Тошик, айда в спальню, ты мне массаж сделаешь, а я покажу при этом, что такое настоящая мужская выдержка! И что такое сила воли. А если жив останусь, то расскажу, как проходили посвящение в воины юноши из племени «Водоплавающих Чемпионов», а ещё ты мне правое ухо приведёшь в соответствие с левым, - а? - что? - громче говори, левым я не слышу ни черта, - да, надо тебе и правое мне…

* * *

Илья:

Любовь, - вот что это такое! Вот о чём мы писали.

Всё. А что ещё говорить? Нет, - ну, говорить-то можно много. Да всю жизнь можно говорить об этом! И не одну… Хорошо вот Вадим в этой своей танке сказал, - Жизнь течёт по Любви, как вода по камням, и жизней череда… Да, красиво, - и это так и есть. Если ты ЧЕЛОВЕК, если ты НАСТОЯЩИЙ, то главное всегда, - это Любовь.

Так вот и живём. И это у нас троих навсегда, - и этого я желаю всем, я хочу, чтобы все стали НАСТОЯЩИМИ. Тогда и гадости всякой в нашем Мире и не было бы. Ну да, так не может всё повернуться, что уж тут, - но ведь у нас троих это именно так, - говорю же, так мы живём. Решайте. Все кто читает сейчас эту нашу повесть, - решайте. С нами вы, или нет. Но если вы не с нами, то ради самих себя, не надо вставать против рас, - вы же помните слова Антона? - он же растёт. И вырастет. А он по жизни самурай, хоть и с Махновскими замашками. Так что…

А если вы с нами… Тут и говорить нечего. Если вы с нами, то это тоже, - навсегда.

А я… Ну, что, я? Такой вот, какой есть. Сейчас вот пойду к Вадиму и Тошику, побесимся, помогу Антону Вадима помучать, поболтаем потом, там спать уже скоро… Я это люблю, - ясно? Вадим и Тошик, - это моя жизнь, - вот такой я. И они вот такие, - какие есть, и мы любим.

Так что, - давайте лучше с нами, давайте как мы, - навсегда. Тогда и увидимся.

Ил(Geers).

Магнитогорск – Абзаково – Кисарадзу – Магнитогорск. Сентябрь 2006 – февраль 2007.

С автором можно связаться по адресу: ilgeers1@rambler.ru