/ / Language: Русский / Genre:sf_horror

Мой живой вампир. Жизнь.

Ирина Лунгу

Девушка Тася вынуждена провести лето в глухой деревушке под Санкт- Петербургом. Там она знакомится с парнем по имени Слава. Вскоре выясняется, что он — вампир, как и вся его семья. Неужели Тася станет следующей жертвой? Нет, ей предстоит сыграть гораздо более важную роль в жизни вампиров…А также она обладает одной странной способностью, из-за которой на неё начинается настоящая охота.

Лунгу Ирина

Мой живой вампир. Жизнь

Глава 1

Итак, мне предстояло скучное лето в компании моих бабушки и дедушки в глухой деревеньке, в ста километрах от Санкт-Петербурга. Сказать, что я была опечалена — значит, ничего не сказать. Я была опечалена, расстроена, мне хотелось рвать и метать. В общем, я была просто на грани нервного срыва.

— Мам, а никак нельзя послать туда Стаса? — в очередной раз взмолилась я, хотя половина рюкзака уже была набита необходимыми в такой глуши вещами.

— Нет, — отрезала мать, принёсшая мне очередную стопку свежевыстиранных футболок. — Ты же знаешь, что Стасу нужно нагонять школьную программу. Поэтому он всё лето будет заниматься с репетитором. А ты отдохнёшь, развеешься.

Я скорчила рожицу. Не так я представляла себе отдых и развлечения.

У бабушки с дедушкой в деревне не то что развлекательных мест не было. Ближайший магазин находился в трёх километрах от посёлка. Так что единственным моим утешением было то, что в дом по соседству приедет моя подруга Алиска.

— Мам, ну, может, они сами справятся, а? — я попробовала снова пробить брешь в уверенности мамы, что мне «кровь из носа» нужно ехать к бабуле с дедулей.

Мама положила футболки к остальным вещам в рюкзаке и присела на диван.

— Тась, ну ты ведь знаешь, что у бабушки инфаркт был, ей помогать теперь нужно. Это зимой они там особо не трудятся, а сейчас начнутся посадки, прополки. Без помощи никак.

Я вздохнула, сдаваясь.

— Ну, ладно! — согласилась я, — Но ты помнишь, что обещала мне, что я пойду на курсы автомобильного вождения?

— Да, малышка! — легко согласилась мама, — Как только ты вернёшься с дачи.

Вечером следующего дня папа отвёз меня в деревню. Я прихватила с собой магнитолу, MP3 плеер, ноутбук и модем для выхода в интернет. Это хоть немного, но грело душу осознанием того, что у меня будет какая — никакая связь с внешним миром.

Бабушка Полина и дедушка Саша встретили меня у ворот, радости их не было предела.

— Приехала, миленькая! — воскликнула бабуля, будто не верила в такую возможность, и бросилась обнимать меня.

Я вдохнула такой родной, такой тёплый запах, который всегда исходил от неё — запах уюта, детства и дома и на душе моей стало удивительно спокойно.

Папа извинился и, выгрузив мои вещи, чмокнул меня в щёку и умчался в сторону города.

Дедушка подхватил мой рюкзак, а я взяла сумку с техникой и мы отправились в дом.

Когда я зашла в свою комнату, то на меня нахлынули воспоминания детства. Не то, чтобы я не любила проводить время на даче.

Если честно, то очень любила. Но сейчас, когда мне вот-вот должно было исполниться семнадцать, мне казалось такое времяпрепровождение просто убийством своего времени. Хотелось ходить на вечеринки, дискотеки, тусовки.

Да расскажи я своему парню, что буду всё лето сажать морковку и пропалывать петрушку, он меня просто засмеёт.

Точнее, засмеял бы, со вздохом напомнила я себе. Потому что Влад больше не мой парень и к счастью, никогда им больше не будет.

Я решительно прогнала от себя мысли о неверном парне, которого бросила четыре дня назад, и быстро разложив вещи на полки в шкафу, установила магнитолу на прикроватную тумбочку и, включив музыку, принялась переодеваться в новенький спортивный костюм. Через десять минут все дела были сделаны, и я спустилась на кухню, чтобы спросить у бабули, не нужна ли ей помощь по дому. Бабуля решительно отказалась и тут же усадила меня за стол, вручив кружку с парным молоком, которое я безумно любила и поставив передо мной корзинку с пирожками.

«Прямо как в сказке про Красную шапочку» — подумала я.

— Бабуль, а Алиска Колосова не приехала? — спросила я, жуя пирожок.

Бабуля, которая как раз подбрасывала дрова в печку, повернулась ко мне:

— Сегодня Генка её как раз привёз. Она сразу к тебе прибежала, проверять на месте ты или нет. Но вид у неё не очень радостный был.

Бабушка закрыла заслонку и присела на стул.

— Я же понимаю, что вам тут скучно уже стало лето проводить. И маму твою просила не присылать тебя, если ты не хочешь. Но она ни в какую. Кстати, тут новые мальчики приехали отдыхать. Они ближе к рыболовной базе живут. Я когда за молоком к бабе Зине ходила видела одного. Они там вроде дом купили, ну, тот что особняком стоит, кирпичный такой, почти в лесу.

Я кивнула, не особенно интересуясь тем, что говорила мне бабушка Полина. Думать о парнях совершенно не хотелось. А она, между тем продолжала:

— Один из них как раз вышел из ворот, вежливый такой. Поздоровался со мной. Только уж бледный очень, ему б молока парного попить, да пирожков покушать. А то привыкли всякую дрянь есть, вроде ваших этих Макдонульдсов.

Я фыркнула в кружку с молоком. Бабушка уж очень смешно назвала ресторан быстрого питания, да и выражение лица у неё при этом было такое, что удержаться от смеха было нереально.

Когда с молоком было покончено и бабушка, вроде как отпрашиваясь, обронила, что хочет посмотреть очередную передачу, где какой-нибудь тёте подыскивают жениха, я решила не мешать планам старших и отправится прямиком к подруге.

Бабуля с радостью кивнула, видимо возликовав оттого, что меня не нужно развлекать, и я выбежала на улицу.

Когда я уже выходила из калитки, меня бросился сопровождать наш пёс — самой древней породы — САО, или в простонародии — Алабай. Звали этого мишку Бренд. Но я звала его ласково — Берендейка. Это был самый лучший телохранитель из всех возможных собак. Когда Берендей вставал на задние лапы, а передние клал на плечи папе, то получался даже выше его. А папа, как — никак, всё же был почти 190 сантиметров.

На заборе висел широченный кожаный ошейник Бренда. Наверное, он мог бы послужить ремнём для какого-нибудь мужчины приличной комплекции, но надеть Бренду тонкий ремешок со стразами, означало бы унизить его до глубины всей его преданной, собачьей души.

Конечно, Бренд беспрекословно слушался любой команды, но слишком рисковать я не хотела.

Хотя…Если учесть, что Бренд весит около восьмидесяти килограммов против моих шестидесяти, бой за удержание этой машины на месте, проигран мною заранее.

Берендейка спокойно дал надеть на себя ошейник и умчался впереди меня, норовя схватить какую-то несчастную бабочку.

Мысленно пожелав насекомому удачи, я осмотрела бескрайние поля.

В прошлый раз я была здесь в позапрошлом году, и теперь призналась себе, что скучала по этому месту. В нашей деревеньке действует хуторная система. Наш дом стоит первым, со всех сторон окружённый только полями. Следующий дом — где как раз и жила Алиска, — только метров через триста.

Я не спеша шла по дороге, ведущей к Алисиному дому, наслаждаясь чудесным чистейшим воздухом, который вдыхала полной грудью. Бренд бежал впереди, иногда возвращаясь, чтобы проверить, что со мной всё в порядке.

Алиска копошилась во дворе, когда мы, наконец, достигли её дома и зашли в ворота. Бренд, который хорошо знал мою подругу, тут же умчался гонять её кошку.

— Таська! — взвизгнула она, проводив отрешённым взглядом кошку и Бренда, несущегося за ней по пятам. Она подбежала ко мне и затараторила:

— А я к тебе заходила, с такиимии новостями, — воскликнула она, хватая меня за руки. Глаза её лихорадочно блестели. — Папа когда меня вёз, заехал в один дом. Он новый, его в прошлом году продали как раз. Так вот там живёт семья из пяти человек — мать, отец и их два сына с дочерью. У папы там какие-то дела с дядей Димой. Так вот — продолжала взахлёб рассказывать Алиска, — Младший сын их, ну просто конфетка.

Она блаженно прикрыла глаза, видимо вспомнив его лицо. Потом встрепенулась и продолжила:

— Он наш ровесник. Так папа сказал. А красавчик какой! Просто глаз не оторвать. Правда, вроде как он здесь с девушкой отдыхает, но у меня стойкой желание поближе с ним познакомиться!

Я закатила глаза. Алиска всегда, сколько я себя помнила, мечтала с кем-нибудь познакомиться.

— Поэтому предлагаю прямо сейчас пойти, прогуляться на базу, — заговорщицким тоном, не терпящим возражения, заявила она и умчалась в дом.

Спорить я с ней не стала. Тем более, мне и самой уже стало интересно, что это там за красавчик.

Дорога до базы заняла что-то около получаса. Мы шли неспешным шагом, поочерёдно вылавливая Бренда из густых кустов, растущих по обеим сторонам от дороги. Алиска рассказывала в основном о парнях, с которыми она знакомилась в Выборге.

Так получилось, что жили мы с ней в разных городах, встречаясь только на летних каникулах, поэтому сейчас нам было что обсудить.

Наконец, впереди показалась база и тот самый особняк, в который так стремилась Алиска.

Подруга толкнула меня в бок, показывая на распахнутые ворота.

— Вон он! — шепнула она мне, и я проследила за её взглядом.

Прямо возле распахнутых настежь ворот сидел мускулистый парень и что-то ковырял в мотоцикле. Рядом с ним стояли, переговариваясь между собой, две девушки. Рассмотреть их внимательно пока было невозможно, мы находились довольно далеко. Но уже сейчас с уверенностью можно было сказать, что фигуры у них просто идеальные. В стороне от этой компании сидел темноволосый парень, который при нашем приближении оторвался от созерцания полей впереди себя, и, подняв голову, посмотрел на нас.

И тут Бренд повёл себя совершенно неожиданно. Он прекратил беззаботно бегать туда-сюда и с тихим поскуливанием стал оттеснять нас всем своим массивным телом обратно в ту сторону, откуда мы пришли.

— Эй, Берендей, ты что? — тихонько позвала я его и, взяв за ошейник, продолжила движение вперёд.

Бренд, поняв, что я собираюсь продолжить движение, вдруг отчаянно залаял, и стал буквально рваться из рук. Я с трудом удерживала его, не понимая, что на него нашло.

Обычно он вёл себя сдержанно и настороженно с незнакомыми людьми. Если только, конечно, те не представляли для хозяев опасности.

В этих людях лично я никакой опасности не видела.

Когда раздался неистовый лай Бренда, парень возле мотоцикла поднял голову и посмотрел прямо на нас. Девушки тоже прервали свой разговор и направили свои взгляды в нашу сторону.

Когда мы поравнялись с ними, я, наконец, оторвала взгляд от беснующейся собаки и посмотрела на сидящего в одиночестве парня.

И тут же поняла что пропала…

Я попала в плен самых волшебных глаз в мире.

Парень, который поймал мой взгляд, дёрнулся в мою сторону, будто хотел немедленно подойти ко мне. Потом, будто опомнившись, сел на место. Старшая из девушек подошла к нему и положила ладонь на его плечо, будто показывая, что это её собственность.

Я быстрым шагом пошла дальше, с силой пытаясь утащить Бренда за собой. Алиска семенила следом.

Когда мы дошли до базы, я отпустила ошейник, но Бренд остался рядом.

Он стоял возле меня, всё так же поскуливая и постоянно заглядывая мне в глаза.

— Странные они какие-то, — прошептала я Алиске. Почему-то мне казалось, что они могут услышать и обидеться.

— И ничего странного! Тот парень просто красавчик, — так же шёпотом ответила Алиска, — Ты видела, как та девица расхозяйничалась? Теперь ясно, что она и есть его девушка.

Я кивнула.

— Ну, что? Насмотрелась? Идём назад? — спросила я у подруги и та тут же направилась к выходу из базы.

Я снова взяла Бренда за ошейник, мысленно готовясь к тому, что его снова придётся оттаскивать.

Но когда мы достигли ворот, где жили эти молодые люди, то к своему удивлению увидели, что они исчезли. Мотоцикла так же видно не было, а ворота были плотно закрыты.

— Как они так быстро исчезли? — снова шёпотом спросила я, опять пытаясь удержать Бренда, который с лаем рвался к закрытым воротам.

Подруга тоже выглядела потрясённой.

— Не знаю…Ну, наверное домой пошли, — неуверенно предположила она.

Я кивнула, принимая это объяснение.

Потом быстро зашагала в сторону дома. Бренд, удостоверившись, что я не собираюсь возвращаться назад, успокоился, и я отпустила его. Он снова стал весел и беззаботен и опять принялся носиться как ненормальный.

Возвращались домой молча. Алиска только и сказала: «Пока» и побежала домой. Я тоже не стала задерживаться. Хотелось поскорее вернуться в дом. Войдя в ворота, я сняла ошейник с Бренда и повесила его на забор. Потом потрепала собаку по голове и пошла домой.

Бабушка предложила мне поесть, но есть мне совсем не хотелось. Я пожелала дедуле и бабуле спокойной ночи и поднялась наверх.

Спать совсем не хотелось, поэтому я просто включила музыку и легла на кровать. Как это ни странно, но меня сморил сон. Уже засыпая, я снова вспомнила самые чудесные глаза на свете и, улыбаясь, провалилась в забытьё.

Глава 2

В следующий раз я увидела его только на выходных.

Родители приехали на дачу, и папа заявил, что собирается отправиться на рыбалку вместе с дядей Геной — папой Алиски. Та тут же прибежала ко мне, с предложением поехать с ними и покататься на лодке.

«Знаю я твои катания. Охота опять поболтаться перед домом того красавчика», — подумала я про себя, но всё же согласилась, в глубине души надеясь увидеть его глаза снова.

— Только Бренда не бери! — напутствовала подруга, собираясь бежать в сторону своего дома, — А то он или лодку потопит или Славу съест.

Я даже подпрыгнула на месте.

Его зовут Слава.

— Ты про своего красавчика? — как можно безразличнее спросила я. Произносить слово «своего» совершенно не хотелось.

— Ну да. Папа сегодня к дяде Диме — его отцу — заезжал, ну и Слава ему представился.

— А Слава — это как полностью? — спросила я, стараясь, чтобы голос звучал не слишком заинтересованно.

— Это — Вячеслав, копуша! — рассмеялась подруга и выбежала из комнаты. А я поймала себя на том, что на протяжении всего разговора стояла возле шкафа, и мяла в руках одну из своих многочисленных футболок.

Через пятнадцать минут мы уже были на базе. Пока папа и дядя Гена раскладывали свои снасти на берегу, нам всё же пришлось взять лодку и поплыть на ней по каналу.

Алиска так и подпрыгивала на месте от возбуждения. По дороге на базу мы видели в окно машины, как вся молодёжь, проживающая в особняке «Х» (а мысленно я окрестила это место так), играет на импровизированной площадке в волейбол.

Когда, наконец, наши папы промчались мимо нас, гоня свою лодку в сторону озера мощными взмахами вёсел, мы развернули своё плавсредство в сторону базы, и быстро заскользили по гладкой поверхности воды обратно.

Алиска выскочила на берег словно лань и нетерпеливо замахала мне.

— Вылезай скорее! Вдруг уйдут!?

Я тоже выпрыгнула следом, и с помощью подруги подтащила лодку на берег.

Алиска быстрым шагом отправилась на выход из базы, а я поплелась за ней.

Честно говоря, меня совсем не прельщала идея шастать туда-сюда перед домом Славы. Но и желание увидеть его снова было огромным.

И вот, наконец, мы с Алиской снова проходим особняк «Х».

Ребята всё так же играли в волейбол, не обращая ни на что внимания.

Подруга, поравнявшись с ними, неожиданно замедлила шаг и вдруг выпалила:

— Ребят, а можно влиться в вашу команду?

Я опешила, чуть не падая оттого, что мне пришлось резко затормозить.

Блондинка, та которая была девушкой обладателя самых потрясающих глаз в мире, поморщилась, будто ей под нос совали что-то омерзительно пахнущее. Однако, Слава посмотрел прямо мне в глаза и проговорил низким грудным голосом:

— Давайте.

Я стояла, боясь пошевелиться. От этого голоса и этих глаз тело моё плавилось, превращаясь в желе. А может, всему виной неожиданно жаркий для начала июня день?

Слава подвинулся, жестом приглашая меня встать рядом.

Я подчинилась. Просто не могла не подчиниться, так велико было желание быть рядом с ним.

Алиска встала в команду напротив. Вид при этом у неё был безрадостный.

Когда началась игра, я почувствовала себя полнейшей неумёхой. Спорт я любила. А волейбол особенно. Но так как играли эти ребята — ловко, чётко, слаженно, — у меня никогда в жизни бы не получилось.

Хорошо, что Слава постоянно страховал меня. Он вообще двигался грациозно и очень быстро.

Матч мы выиграли.

Однако после этого ребята как ни в чём ни бывало взяли мяч и пошли в дом. Слава, который шёл позади остальных обернулся и посмотрел мне в глаза долгим изучающим взглядом. Потом вошёл в ворота и они захлопнулись за ним, оставляя нас с Алиской сиротливо стоять с другой стороны.

Когда я проснулась на следующий день, меня накрыло абсолютно неконтролируемое желание пойти в лес, который находился напротив моей дачи, прямо через дорогу от неё.

Я боролась с ним как могла, потому что именно сегодня обещала помочь родным в огороде.

После завтрака оно не прошло, а только усилилось, но я стойко сражалась с ним, погружаясь с головой в многочисленные заботы.

— Бренд сегодня всю ночь лаял, — неожиданно произнесла мама, отрывая меня от моих дум.

— Я слышала, — откликнулась я, сражаясь с особенно большим сорняком, — Может, ёжик опять приходил, вот он и не унимался.

— Возможно! — откликнулась мама и снова вернулась к побелке яблонь.

После обеда ощущение того, что мне срочно нужно бежать в лес, всё не проходило. Мало того, оно многократно усилилось, обретая форму какой-то мании.

— Мам, а можно я в лес пойду? — спросила я, — Вроде, ландыши должны начать цвести.

Мама посмотрела на меня с удивлением. Обычно я не стремилась идти одна в лес вечером.

— Конечно можно, Тась. Только далеко не заходи, хорошо? А хочешь, я с тобой пойду? — после некоторого раздумья предложила она.

— Нет, мам не надо! — запротестовала я, а потом, будто опомнившись, добавила, — У тебя и так дел много. А я вернусь и помогу. А бабушке приятно будет букетик получить.

Я улыбнулась матери и та, потрепав меня по голове, отправилась мыть посуду.

Потом я забежала в комнату, схватила свою любимую кепку, чтобы не нахватать каких-нибудь клещей и надела резиновые сапоги.

После этого бросила взгляд в зеркало — почему — то мне это показалось важным — и, спустившись вниз, вышла из ворот и быстрым шагом отправилась в сторону леса.

В лесу было как-то подозрительно тихо. Я ступила на лесную тропинку и пошла по ней, стараясь не уходить слишком глубоко. По пути мне попадались ландыши, но я не стремилась их собирать. Казалось, что я здесь совсем не за этим.

Наконец, я вышла на поляну и остановилась, чувствуя что то, зачем я сюда пришла, находится именно здесь. Я простояла минут пять, но ничего не происходило.

Поляна была очень красивой, какой-то нереальной, будто не должно её было быть в этом лесу.

Наконец, устав ждать неизвестно чего, я медленно развернулась, намереваясь пойти домой…

И наткнулась взглядом на самые красивые глаза в мире.

Прямо передо мной в паре метров стоял Слава. Он неотрывно смотрел мне в глаза своим гипнотическим взглядом, и я про себя отметила, что у него очень красивые, тёмно-синие глаза.

— Ты очень красивая! — тихо проговорил он, и я недоверчиво хмыкнула.

Уж сейчас меня никак не назовёшь красивой: старый спортивный костюм, штаны от которого лихо заправлены в резиновые сапоги с принтом, древняя кепка цвета хаки, прикрывающая волосы, убранные в конский хвост. Отсутствие косметики, наконец. В общем, под описание «такая красивая» я решительно не попадала.

Он заметил мою реакцию и отчего-то удивился. И даже замер на месте. Тут только я сообразила, что он медленно, будто стараясь не испугать, всё это время приближался ко мне. Я старательно отвела взгляд, стараясь больше не смотреть на него, и выставила руки перед собой.

Что-то в нём было пугающим. Но одновременно очень притягательным. Я не могла понять, что могло меня испугать. А тем временем, Слава продолжил движение в мою сторону. Я снова замерла на месте, и тут случилось нечто странное.

Слава подошёл ко мне вплотную и, приковывая взглядом своих чудесных глаз, начал наклоняться.

Сначала я решила, что он хочет меня поцеловать. Но потом глаза его полыхнули красным.

Я только успела удивиться, каким образом глаза из синих могут превратиться в рубиновые, а он уже схватил меня за скулы и, резко нагнув мою голову назад, добрался до моей шеи.

В голове мелькнуло слово «вампир», а голова Славы по инерции ещё продолжала нагибаться вниз, рот приоткрылся, обнажая белоснежные ровные зубы. Но глаза его опять стали синими, и в них теперь отражался ужас, смешанный с недоверием. Он ещё некоторое время постоял так, не убирая своих тёплых рук от меня, словно прислушиваясь к внутреннему голосу, а потом резко отстранился и взгляд его опять стал полон ужаса.

— Кто ты такая? — резко прохрипел он, пытаясь совладать со своим голосом, и вот тут-то я, наконец, испугалась. Он продолжал пятиться назад, глядя на меня полными ужаса глазами, а я робко произнесла:

— Меня Тася зовут.

Он мотнул головой, будто пытаясь прогнать страшные мысли и, мгновенно развернувшись, скрылся из виду, оставив меня стоять в растерянности посреди поляны, которая тут же утратила для меня всякую привлекательность.

Глава 3

Так, как я бежала с этой поляны, наверное, до меня не бегал никто. Я неслась, не разбирая дороги, ветки хлестали меня по лицу, но я упорно продолжала бежать назад, к дому, стараясь только не потерять тропинку из виду.

Сразу после ухода Славы меня обуял такой ужас, что теперь я стремилась унести ноги от той полянки, не особенно задумываясь о том, как это выглядит со стороны.

Я боялась не Славу, и даже не того, что со мной произошло.

Я боялась его реакции на меня. Мне представлялись самые страшные картины, касающиеся моей внешности.

Я размышляла о том, что могло оттолкнуть его от меня.

Может, у меня выросли звериные зубы? А, может, я превратилась в зомби и теперь страшна, как сам чёрт.

Я даже попыталась на бегу ощупать рукой свои зубы, но, вроде всё было в порядке.

Когда, наконец, я достигла дома, меня встретила мама.

Я приостановилась возле неё, пытаясь отдышаться и увидеть её реакцию. Но мама только испуганно всплеснула руками:

— Тася, что с тобой? За тобой что, кто-то гонится?

Я невольно обернулась.

— Нет, — задыхающимся голосом прошептала я, — Просто в лесу, там кабан был, или кто-то в этом роде.

— Кабан? — растерялась мама.

— Ну, не знаю, — соврала я, — Кто-то просто по кустам пробежался, вот я и испугалась.

Мама вздохнула с облегчением. Видимо, решила, что я испугалась какого-нибудь безобидного кролика и помчалась домой, что есть духу.

Ну, ладно, главное, с расспросами от меня отстали, даже про цветы разговора не было, и я теперь спокойно могла посидеть в своей комнате и обдумать всё.

Первым делом я распахнула дверцу шкафа и, зажмурившись, досчитала до десяти. Потом потихоньку открыла правый глаз и взглянула в зеркало.

Вроде всё было в порядке, по крайней мере, ничего нового, кроме пары небольших царапин на лице, в моей внешности не обнаружилось.

Почему-то осознание того, что что-то в моей вполне обычной внешности могло его напугать, вызвало жуткую досаду.

Я с силой захлопнула дверцу шкафа, удивляясь, как зеркало выдержало подобное обращение. Потом присела на кровать и принялась стягивать сапоги.

Ну что такое могло напугать Славу, что он удивлённо вскричал, удивляясь, кто я такая, а потом умчался так, будто его и на поляне никогда не было?

Я была просто обязана разобраться в этом вопросе.

Решив на следующий же день наведаться к Славе и расспросить его обо всём, я успокоилась этими мыслями и включила на магнитоле радио.

Из колонок полилась знакомая мелодия песни Ани Лорак «Солнце», и я прилегла на кровать и откинулась на подушки.

Заснула я почти сразу же, хотя до ночи было довольно далеко.

Мне снился Слава.

Он подошёл ко мне, в этой самой комнате, потом наклонился и начал нежно целовать, едва касаясь губами кожи. Потом глаза его превратились в красные, и он призывно улыбнулся. От его улыбки по телу моему прошла сладкая дрожь, и я сама подставила ему шею, потому что мне казалось, что это единственная правильная вещь, которую я должна была сделать в подобной ситуации. Слава приоткрыл рот и в полумраке комнаты мелькнули его белоснежные зубы. Потом моей кожи на шее, коснулись его зубы, и я заметалась в неземном блаженстве. Слава вдавил меня в постель, словно боялся, что я убегу. Но мне совершенно не хотелось куда-то бежать. Хотелось остаться здесь и наслаждаться, наслаждаться его прикосновением…Его…укусом??

Последнее слово словно вывело меня из сонного забытья.

— Кушаать! — кричала мама с нижнего этажа, — Тась, слышишь?

Я вскочила с постели.

Блин, блин, блин! Я же собиралась помочь маме на кухне! А сама завалилась спать…

Место, которое во сне было «укушено», отчаянно горело. Я снова посмотрела в зеркало на шею — она была в порядке.

Сгорая от стыда, я спустилась вниз, где все уже расселись за круглым столом.

— Мамуль, мне очень стыдно, но я уснула. — попыталась оправдаться я, — Обещаю, что после ужина помою посуду!

Мама ласково взглянула на меня:

— Не нужно, Тась! Папа тебя как раз пригласить хотел в гости съездить.

— В гости? — удивилась я, и взглянула на отца.

— Да, я после ужина к Дмитрию Эдуардовичу собираюсь, по делам. А у него там как раз молодёжи полный дом, так что не заскучаешь! Да и тебе всё лето здесь придётся провести, поэтому надо налаживать знакомства, — подмигнул он мне.

Я застыла на стуле. Если я всё правильно поняла, то папа зовёт меня в дом Славы.

— Это к новым жильцам нашей деревни, возле базы? — как можно спокойнее спросила я.

— Да, там ребят твоего возраста много, так что будет весело. — ответил папа.

Я истерично хохотнула. Уж в этом я сомневаться не могла.

Когда папа привёз меня к дому Славы, ворота нам открыл красивый мужчина лет тридцати пяти. Он пожал руку вылезшему из машины отцу, а потом повернулся ко мне:

— А это, наверное, Станислава! — воскликнул он.

— Нет, я Тася! Полностью Таисия, — ответила я, отчего-то смущаясь под его изучающим взглядом. Он будто вцепился глазами в моё лицо, ища в нём что-то, о чём, видимо, знал только он.

— Ну, пойдёмте в дом! — пригласил он нас, — Власта кофе уже готовит.

Я удивилась, услышав такое необычное имя, гадая, кому же оно принадлежит.

Когда мы вошли в кухню, у плиты хлопотала высокая статная брюнетка, лет тридцати.

Она повернулась к нам и приветливо улыбнулась:

— Привет! — поздоровалась она и я невольно улыбнулась ей.

— Здравствуйте! — ответила я и оглянулась, ожидая увидеть кого-нибудь ещё из их семьи. А если быть совсем точной — Славу.

Дмитрий Эдуардович, словно видя мои поиски, крикнул в сторону лестницы, ведущей на второй этаж:

— Ребята! К вам гости!

Уже через пару минут по лестнице спустилась статная блондинка с холодным выражением на лице.

Я поздоровалась с ней, отчего-то смущаясь:

— Привет, я Тася — и даже протянула ей руку.

Но она повела себя странно: отступила на пару шагов и скрестила руки на груди:

— Привет, — холодно бросила она и отступила ещё на пару шагов.

Оценить её странное поведение помешало появление на лестнице ещё троих молодых людей. Впереди, лихорадочно блестя такими же синими как у Славы глазами, бежала хрупкая брюнетка, лет пятнадцати. Она спустилась вниз, но так же как и девушка Славы, имени которой я не знала, остановилась на расстоянии от меня. Хотя лицо её было более приветливым. Она представилась:

— Лиза, — и больше не произнесла ни слова.

— Тася, — ответила я.

Настроение резко испортилось, меня здесь видеть явно не хотели.

Следом за брюнеткой спустился высокий мускулистый парень. Он повёл себя дружелюбнее остальных: хоть и остановился на приличном расстоянии, будто боялся, что я заразная, но приветливо подмигнул и проговорил:

— Я Руслан. А тебя как зовут?

— Я Тася, — тихо представилась я, слегка ободрённая его реакцией.

Когда я подняла голову и взглянула на лестницу, то натолкнулась взглядом на пару холодных синих глаз. По спине моей прошли мурашки: буквально пару часов назад я смотрела в эти глаза один на один, находясь в лесу.

Слава не стал спускаться вниз, он мотнул головой, будто самым отчаянным его желанием было, чтобы я пропала из поля его зрения.

Отец Славы, видя эту безмолвную сцену, оторвался от разговора, который вёл с моим отцом и обратился к нам:

— Эй, ребята, проводите гостью наверх, или погуляйте все вместе. Чего стоять среди кухни?

Первым откликнулся Слава.

— Пойдём на улицу, — произнёс он, и я покорно повернулась к выходу. Но потом с удивлением отметила, что все остальные ребята, кроме Славы, идут не за мной, а обратно наверх. Слава же спустился ко мне и, держась на приличном расстоянии, пошёл следом.

Когда мы наконец достигли беседки, я присела на скамейку, потому что вся эта странность в их поведении, вызвала у меня огромную тревогу, которая вымотала меня до предела. Парень остался стоять в отдалении.

— Зачем ты здесь? — без обиняков спросил Слава и я растерялась.

— Я в гости к вам приехала… — пролепетала я, не зная, что скрывается за этим вопросом.

— Кто ты такая, и что тебе от нас нужно? — жёстко спросил он, глядя на меня из-под нахмуренных бровей.

Я опешила. Вот это да! Оказывается, он считал, что это я преследую их!

Это открытие придало мне сил, и я чуть громче чем следовало, спросила:

— То есть, это мне от вас что-то нужно? Разве это не ты манил меня в лес и ждал там, чтобы… — я запнулась, не зная, какое слово лучше подобрать: поцеловать? Укусить? Убить?

Все три предположения были абсурдными.

— Я не звал тебя ни в какой лес! — процедил он, угрожающим тоном.

Я опешила снова. В принципе, никаких доказательств того, что в лес меня звал именно он, у меня не было.

— Но то, что произошло тогда в лесу… — начала я и он дёрнулся, как от удара. Лицо его и без того слишком бледное, приобрело какой-то пепельный оттенок.

— В лесу ничего не произошло, — тихо, но отчётливо проговорил он, — Мы просто гуляли там и случайно встретились.

Я кивнула, ошеломлённая его странными словами и тоном.

Мы помолчали некоторое время. Потом дверь в дом распахнулась и из неё вышли отец и Дмитрий Эдуардович.

Папа был доволен. Он что-то говорил отцу Славы, но я не могла разобрать что.

Неожиданно мой собеседник подошёл ближе ко мне и угрожающе проговорил:

— Уезжай отсюда, и больше никогда не возвращайся, поняла? Держись от моей семьи подальше!

Он отошёл от меня, направляясь в дом, а я всё ещё сидела, боясь пошевелиться.

Из состояния ступора меня вывел голос отца, который звал меня ехать домой.

Я встала и словно в полусне попрощалась с отцом Славы и залезла в машину.

Папа плюхнулся рядом.

— Ну, как тебе ребята? Понравились? — Как ни в чём ни бывало, спросил он.

Я кивнула.

— Я завтра ещё сюда собираюсь, поедешь со мной?

— Нет-нет! — запротестовала я, — Завтра надо маме и бабушке помочь!

— А! — только и сказал отец, — Ну, ладно!

До дома мы ехали в полном молчании. Я была погружена в невесёлые мысли о том, что сегодня меня выгнал парень, который мне очень нравился. Причём даже не объяснил причину. А отец просто молчал, и я была благодарна ему за это. Говорить о чём-либо совершенно не хотелось.

Глава 4

Когда мы с отцом приехали домой, меня поразило поведение Бренда.

С одной стороны, он вилял своим коротким хвостом, как делал это всегда, когда видел своих, с другой стороны, он глухо зарычал, когда обнюхал нас. Отец пошутил, что, должно быть, от меня пахнет несчастным кроликом, который так напугал меня сегодня. Я хохотнула.

Да…именно кроликом…

Я чертыхнулась про себя, вспоминая Славу и всё его необъяснимое поведение. Уж если он решил прогнать меня прочь, защищая неизвестно от чего свою семью, то мог хотя бы объяснить причину.

Решительно прогнав из головы невесёлые мысли, и решив больше не мучить себя нерешёнными вопросами, я сходила в баню и после водных процедур почувствовала себя заметно лучше.

Потом, пожелав родным спокойной ночи, я поднялась к себе в комнату и, переодевшись в короткие хлопчатобумажные шортики и футболку, включила музыку и легла в кровать.

Спать совершенно не хотелось.

Я прокручивала в голове события сегодняшнего дня и не могла найти ответов ни на один из мучивших меня вопросов.

Всё в доме постепенно затихло, а я всё лежала без сна. Решив больше не мучить себя, я вытащила из ящика стола книгу «Поющие в терновнике», которую уже давно хотела перечитать и погрузилась в роман с головой.

От увлекательного чтения меня отвлёк неистовый лай Бренда. Он лаял прямо под моим окном, и я глянула вниз. Картина, которая разворачивалась прямо под моей спальней, повергла меня в некоторое подобие шока.

Прямо под моей комнатой стоял и смотрел вверх в моё окно Слава. Бренд лаял на него изо всех сил, периодически бросаясь с целью укусить. Но Слава только легко ускользал и снова появлялся на прежнем месте. Иногда ему приходилось лёгким небрежным жестом отталкивать Бренда в сторону. При этом восьмидесятикилограммовый Берендей отлетал на пару метров, будто был легче пушинки. Никаких увечий ему это не причиняло, потому что он тут же вставал и снова бросался на обидчика.

Заворожённая этим зрелищем, я стояла так, должно быть, несколько минут. Наконец, словно очнувшись от какого-то сна, я посмотрела прямо на Славу, поведение которого грозило вот-вот разбудить весь дом и громко прошипела:

— Ты что здесь делаешь?

Вместо ответа Слава произнёс:

— Можно войти?

Я поспешно кивнула, лихорадочно соображая, как объяснить его появление предкам.

И тут Слава совершил такое, отчего кровь застыла в моих жилах: он присел на корточки, держась одной рукой за землю, потом резко оттолкнулся и взлетел прямо в моё окно. Лёгкое касание руки о подоконник и Слава уже стоит рядом со мной.

— Привет! — как ни в чём ни бывало, поздоровался он и я кивнула в ответ. От пронзительного вопля меня удерживало только то, что я твердила себе, что это всего лишь сон.

Он прошёл вглубь комнаты, задержавшись возле моей кровати:

— Может, присядешь? — мягко спросил он, оглядывая меня с ног до головы.

Я поняла, что если немедленно не последую его совету-предложению, просто рухну среди комнаты.

Мы помолчали немного. Я не знала, о чём разговаривать с ним.

— Я пришёл извиниться, — первым нарушил молчание Слава, — Я должен тебе объяснить кое-что…Относительно того, почему просил больше не появляться у нас дома.

Я кивнула. Да. Точно. Я хочу услышать его объяснения.

И не только относительно этого, но и относительно его поведения в лесу, а также относительно его нереального прыжка.

— Спрашивай, что тебя интересует, — продолжил он, — Но только пообещай, объяснить кое-что и о себе.

Я задумалась. Интересно, что он хотел услышать обо мне?

— Хорошо, — согласилась я дрожащим от волнения голосом, — Вопрос первый: почему ты так странно повёл себя в лесу?

Он остановился, посмотрел на меня, презабавно хмуря брови:

— Я не смог понять твою сущность.

Я округлила глаза:

— А что не так с моей сущностью?

— Об этом я и хотел спросить тебя, но сначала задай все свои вопросы.

Я снова призадумалась:

— Ну, меня ещё интересует, почему ты выгнал меня из своего дома, и почему твои родные так странно ведут себя?

Он усмехнулся.

— Ответ тот же! Я не понимаю, кто ты и зачем ты здесь! Но относительно моих родственников ты не совсем права: Лиза и Руслан, когда я рассказал им, что произошло со мной в лесу, просто загорелись желанием попробовать то же самое. Да и родителям это стало интересно. Но я уговорил их не трогать тебя, пока я сам во всём не разберусь.

Разобраться в этой абракадабре было решительно невозможно.

— А…что произошло с тобой в лесу? — тихо спросила я, одновременно желая и страшась услышать его ответ.

— Ты действительно не знаешь? — прошептал он, глядя мне прямо в глаза.

Я отрицательно помотала головой.

— Ты позволишь?

Он подошёл вплотную ко мне и стянул футболку.

Этот жест показался мне каким-то очень интимным, и я отвела глаза.

Он протянул руку и я вложила свою ладонь в его. В тот же миг лицо его напряглось, и он сжал челюсти и прикрыл глаза.

Я стояла, не в силах пошевелиться и боясь его последующей реакции.

Потом лицо его заметно расслабилось, а на щеках заиграл румянец. Тёмные синяки под глазами пропали и он улыбнулся. Потом открыл глаза и с торжеством посмотрел на меня:

— Ну, теперь поняла?

Я снова помотала головой, не понимая вообще, о чём речь.

Он взял мою вторую руку и приложил к своей груди. Под пальцами я отчётливо ощутила биение сердца. Слава рассмеялся низким, хрипловатым смехом.

— Чувствуешь? Оно бьётся!

— Ну…да, — промямлила я, — На то оно и сердце, чтобы биться.

Эти слова рассмешили Славу ещё больше.

— Ты смешная! Ты разве ещё ничего не поняла?

Видя оторопь, отражающуюся на моём лице, он посмотрел прямо мне в глаза и серьёзным голосом проговорил:

— Только обещай не хлопаться в обморок! Я был уверен, что ты обо всё догадалась ещё там, в лесу.

Он помолчал, будто собираясь с духом.

— Моё сердце прекратило биться уже много лет назад…Когда-нибудь, если конечно, ты захочешь после всего этого со мной общаться, я расскажу тебе всё. Но сейчас ты просто должна знать и попытаться объяснить мне, почему от прикосновения к тебе моё сердце снова начинает биться.

Я помотала головой и попыталась убрать руки.

— Нет-нет, — запротестовал он, — Погоди немного. Это так…приятно…

— Если ты хочешь, чтобы я и дальше тебя…трогала, давай хотя бы присядем на кровать. Меня что-то ноги не держат.

Он подчинился. Мы присели на кровать и я, не снимая своей руки, в бессилии откинулась назад.

— Почему твоё сердце не должно биться? — собравшись с духом, спросила я у Славы.

Он помолчал, глядя на меня. Потом снял мою руку со своей груди и отпустил вторую ладонь.

На лицо его мгновенно вернулась бледность и под глазами залегли тени.

Единственным предположением, учитывая его странное поведение в лесу, было то, что он…вампир…

Хотя, эта сумятица в голове не укладывалась.

— Ты…ты… — я заикалась, не зная как спросить это и боясь, что он сочтёт меня сумасшедшей.

Да уж…не каждый день мне приходится спрашивать у людей, уж не вампиры ли они.

— Ты что…вампир? — тихим голосом спросила я.

Он рассмеялся:

— В точку! Я думал, ты ещё тогда в лесу догадалась! — самодовольно откликнулся он.

Я решительно помотала головой и он вновь, не спросив разрешения, взял меня за руку.

Потом откинул голову назад, и улыбнулся.

— Как приятно снова чувствовать себя живым!

Через некоторое время улыбка сползла с его лица, и он изучающее посмотрел на меня:

— Ты что, сама не знаешь, почему возвращаешь жизнь вампирам?

Я нервно рассмеялась. Звучало это страшновато.

— До тебя я ещё не встречала ни одного вампира! — возразила я.

Он кивнул, принимая это объяснение, и снова расслабленно откинулся назад.

— Интересно, это происходит только со мной? Или в твоих силах вернуть жизнь и остальным?

— Но я не возвращаю жизнь, ты ошибаешься! — запротестовала я, — Ты просто чувствуешь себя человеком, когда я касаюсь тебя, а потом снова становишься…вампиром.

Последнее слово я произнесла с огромным трудом.

— Всё равно… — возразил он, — Многие бы отдали всё своё бессмертие, чтобы только на минутку почувствовать то, что чувствую сейчас я.

Он посмотрел на меня, а потом добавил:

— Прости, я так увлёкся своими ощущениями, что забыл сказать, что если тебе это неприятно, то я сразу же уйду!

Я покачала головой. Мне совершенно не хотелось, чтобы он уходил.

— Спасибо тебе, Тася! Это бесценный подарок с твоей стороны. — поблагодарил он меня и снова прикрыл глаза, наслаждаясь обычными для человека ощущениями.

Прошло несколько минут, и я зевнула. Он тут же встрепенулся и убрал свою руку. Потом легко вскочил и натянул футболку.

— Прости, я совсем забыл. Тебе нужно спать!

— Нет-нет, не уходи! Побудь ещё рядом! — попросила я, хотя глаза мои слипались.

— Давай, я лучше завтра приду за тобой и мы отправимся ко мне, если, конечно, ты не против.

Я была не против, о чём и сообщила Славе.

— Спасибо, — прошептал он и подойдя к окну обернулся и улыбнулся мне.

— У тебя верный пёс! — проговорил он.

— Только не делай ему плохо! — взмолилась я, вспоминая, как он легко отбивался от атак животного.

— Я не сделаю ничего, что могло бы причинить тебе боль, — снова прошептал он и легко спрыгнул в окно, одной рукой толкнув рамы назад.

Они захлопнулись с лёгким стуком, и через полсекунды послышался неистовый лай Бренда, который почти сразу стих.

Глава 5

Утром на меня обрушилось всё осознание того удивительного и потрясающего происшествия, которое случилось со мной ночью.

Да нет…слова «удивительного» и «потрясающего», скорее всего лишь в малой степени отражали то, что со мной приключилось. Здесь скорее подходило описание «нереальное».

Да-да, именно нереальное!

Представить такое несколько дней назад я не могла бы даже в самых смелых или нелепых фантазиях.

И вот теперь осознание произошедшего накрыло меня с головой.

Оказывается, вампиры существуют не только в выдумках. Мало того, один из них сегодня ночью был в моей спальне.

Я оторвалась от расчёсывания своих длинных волос и оглядела комнату, будто надеясь увидеть подтверждение вчерашнего пребывания Славы.

Нет. Ничего…

Потом посмотрела в зеркало, возле которого стояла и оглядела себя.

На роль возрождающей к жизни я никак не подходила. Обычная девчонка почти семнадцати лет. Таких полно везде. И всё же…отрицать то, что произошло ночью, я не могла.

Спустившись на кухню, я увидела маму, которая сосредоточенно чистила морковку.

— Мамуль…я опять всё проспала! Прости! — мне искренне было жаль, что я снова не помогаю маме, но после того, как вчера я легла очень поздно, встать с петухами решительно не получилось.

— Ничего, Тась. Я ведь уезжаю сегодня, поэтому все заботы опять лягут на твои плечи. — ответила мама, — Тебе завтрак приготовить?

— Не, мамуль, я сама.

Мама улыбнулась и снова принялась за чистку овощей.

Я быстро почистила зубы и открыла холодильник в поисках подходящей еды.

Плеснув в миску немного молока и добавив яйцо, я кинула туда же пару столовых ложек сахара и приготовилась жарить гренки. Особенно я люблю гренки из хлеба. Мама обычно закатывает глаза и говорит, что такая еда не для тех, кто хочет сберечь свою фигуру, но на меня еда в этом плане не действует.

Сидя возле окна за столом и лениво отщипывая кусочки гренка, я поглядывала на улицу, гадая, придет ли сегодня за мной Слава.

Иногда на меня накатывало стойкое ощущение, что всё, что произошло ночью — плод моего явно больного воображения. И если Слава сегодня не появится, по крайней мере, это будет убедительным доказательством того, что мне срочно нужен психолог…А ещё лучше психиатр.

Завтрак прошёл без происшествий, и я отправилась в парник, где как раз должна была рассадить огурцы. Когда и эта работа была закончена и мама позвала меня обедать, а Слава всё не приезжал, мне всё чаще стало казаться, что с моей психикой в ночи произошли какие-то необъяснимые изменения.

Когда я вяло ковыряла ложкой в тарелке с супом, за окном раздался рёв мотоцикла, он всё приближался с каждой секундой, а потом к нему присоединился неистовый лай Бренда. Я бросила ложку в суп и выбежала из-за стола, даже не извинившись.

Как я и предполагала, это был Слава. Он поставил мотоцикл у ворот и теперь топтался рядом, не зная, как войти внутрь, и не привлекая внимания, отбиться от беснующегося пса.

— Бренд, на место, свои! — скомандовала я, и Берендейка немедленно подчинился, отойдя в сторону, но продолжая скалить зубы, показывая, что если что — он начеку.

Я открыла калитку, и Слава вошёл. Первым делом он взял меня за руку, и на его порозовевшем лице проступило заметное облегчение.

— Я мечтал об этом всю ночь! — с жаром прошептал он, и я улыбнулась. — Ну, что пойдём в дом, я попрошу отпустить тебя ко мне.

Честно говоря, такое в моей семье было не принято. Я могла с лёгкостью крикнуть маме, что уезжаю, и всё было бы нормально, но Слава был настроен решительно.

Когда он вошёл в кухню, всё ещё держа меня за руку, и поздоровался со всеми, мама одобрительно хмыкнула, а бабушка заявила:

— Ну, вот! Чистый воздух и молоко сделали своё дело. Ты уже не такой бледненький!

Я не выдержала и рассмеялась, подавляя в себе желание выдернуть руку из ладони Славы.

— Я приехал попросить у вас отпустить Тасю ко мне в гости, — начал Слава, отчаянно краснея.

Видимо, всё вампирское покидало его, стоило ему только прикоснуться ко мне.

Папа прокашлялся.

— Вы собираетесь ехать на мотоцикле? — спросил он

— Ну, да, — нерешительно ответил Слава, снова смущаясь.

— Может, сначала доешь суп? — спросила мама, пытаясь отвлечь папу от расспросов о мотоцикле.

Всё-таки она разрешала мне намного больше, чем отец.

— Нет, мамуль, спасибо, я наелась, — поблагодарила я, и неловко ухватив тарелку свободной рукой, понесла её в раковину. Слава, который не отпускал меня, пошёл следом.

— Ну, так что? Мы поедем? — крикнула я от раковины, которая находилась в прихожей.

— Да-да, Тась, езжайте! Папа тоже скоро подъедет! — крикнула в ответ мама.

Мы быстро выбежали из дома, и так же держась за руки, выбежали из ворот. Слава отпустил мою ладонь, и тут же на лицо его вернулась бледность. Он протянул мне шлем, и я с неохотой его нацепила.

Потом он уселся на мотоцикл, и я села сзади, обхватив его торс. Под курткой он был твёрдым, будто накачанные мышцы были из камня.

— Должен сразу тебя предупредить, что я вчера рассказал всё родным.

Он замолчал и я, не дождавшись продолжения, спросила:

— И что?

— Ну и они жаждут почувствовать то же, что и я, — тихо проговорил он.

— А если они не смогут почувствовать это? — так же тихо ответила я, боясь не оправдать их ожиданий.

— Значит, не почувствуют, — просто ответил он, но в голосе его я почувствовала грусть.

Когда мы вошли дом Славы, вся его семья сидела на кухне за столом. Парень не стал брать меня за руку. Я решила, что он не хочет, чтобы его девушка приревновала. От мысли о ЕГО девушке по спине прошёл холодок.

Лиза и Руслан тут же вскочили со своих мест и быстрым шагом направились ко мне. Их синие глаза горели лихорадочным огнём.

— Эй, ребята, поосторожнее. Будьте вежливыми! — громко одёрнул их Слава и встал передо мной. Парень и девушка тут же сникли и поплелись назад.

Слава повернулся ко мне и приглашающим жестом указал на свободный стул возле стола. Сам он прошёл к окну и сел рядом с блондинкой, имени которой я до сих пор не знала.

Я села рядом и ощутила…ревность?

Да-да, это была ревность.

Оттого, что он предпочёл сидеть с ней, а не со мной, в сердце полыхнула жгучая ревность.

Я старательно отвела глаза, чтобы не выдать своих чувств и взглянула на сестрёнку Славы. Девушка буквально подпрыгивала на месте от возбуждения.

— Ну, как вы знаете, — это Тася, — начал Слава и все, кроме блондинки, кивнули, приветливо улыбаясь.

— Привет, — прошептала я, избегая смотреть на Славу.

— Вчера, кхм, как я и говорил, я убедился в том, что Тася может вернуть вампира к человеческой жизни.

Я досадливо поморщилась. Ведь всё было совсем не так.

Слава, видя мою реакцию, добавил:

— По крайней мере, на то время, пока она касается его. Ну, то есть вампира.

Все молчали, глядя на меня.

— Тась, — ласково позвал он меня, — Ты не против, если мы попробуем, смогут ли остальное почувствовать то же, что и я? А то сестрёнка сейчас пробьёт дырку в стуле своей пятой точкой.

Я покачала головой.

Слава протянул ко мне руку через стол и взял мою ледяную ладонь в свою.

Цвета тут же вернулись на его бледное лицо и все за столом потрясённо ахнули. Блондинка, которая сидела ближе всех к нему, протянула руку и коснулась его груди. Она прислушивалась некоторое время, а потом потрясённо прошептала:

— Оно бьётся!

Но мне было не до неё. Слава поймал мой взгляд, и я в который раз почувствовала, что тону в его глазах. Он будто говорил мне, что всё вокруг неважно, что ему нет дела ни до кого кроме меня.

Из сладких грёз меня вывел голос Руслана. Он тоже протягивал ко мне руку.

— Можно? — спросил он с надеждой, и я кивнула, подавая ему свою руку.

Он осторожно взял её в свою большую прохладную ладонь, и я почувствовала, что его кожа теплеет под моими пальцами. Он сильнее сжал мою руку, и я увидела жадный блеск в его глазах.

— О, Боже! Это так…восхитительно! — прошептал он.

— Эй, братец! А как же дамы? — толкнула его в бок Лиза.

Он тут же выпустил мою ладонь и девушка, боясь разочарования, осторожно прикоснулась своими тонкими пальцами к моей руке. Потом резко отдёрнула и резко вздохнула.

— Я боюсь, — честно призналась она.

Я ободряюще улыбнулась ей и поймала её ладошку своей. Она снова сделала резкий вздох, и на скулах её заиграл румянец.

Лиза широко распахнула глаза, а потом прикрыла их и откинула голову назад, целиком поглощённая своими ощущениями.

Наконец, все, включая и блондинку, которую звали Света, убедились в том, что мои способности распространяются на всех вампиров.

Хм. Кажется, я уже начинаю привыкать к тому, чтобы свободно употреблять слово «вампиры». Хотя бы в мыслях.

— У меня идея! — воскликнул Руслан, и все повернулись к нему. — А давайте сгоняем в магазин, накупим всяких вкусностей и вспомним, каково это — получать наслаждение от обычной пищи.

Лиза радостно захлопала в ладоши.

Отец ребят согласился отвезти их в магазин, и они всей гурьбой выскочили на улицу. За столом остались только Власта Викторовна, Слава и я.

— Пойдём, я покажу тебе дом, — протянул мне руку Слава, и я взяла её и пошла следом за ним.

Дом был довольно большим: на втором этаже, куда мы поднялись со Славой, в основном находились спальни.

— Вот эта спальня — моя, — произнёс он, распахивая передо мной дверь, ведущую в небольшое помещение.

Комната была выдержана в тёмных тонах. Мебели было немного: шкаф, кровать, полки с книгами и прикроватная тумбочка.

— Аскетично! — хмыкнула я.

— Ну, я редко бываю дома, — пожал плечами Слава.

Я присела на кровать и Слава невольно сел рядом, потому что не хотел выпускать моей руки.

— Ну, что ты обо всём этом думаешь? — спросил он у меня.

Я задумалась.

— А я должна об этом что-то думать? — удивилась я.

— Ну, ты вроде как имеешь отношение к вампирам… — задумчиво проговорил Слава, — Папа вчера обмолвился, что вроде как знает, что означает твоё появление. Но сказал, что ему нужно съездить в город, кое-что проверить.

Я замерла. Оказывается, моё появление среди вампиров имело какое-то логическое объяснение.

— Слушай, может, вы слишком преувеличиваете мою значимость? — спросила я у него, — Может, таких, как я много?

Он отрицательно покачал головой.

— Нет, это не так. За всё моё вампирское существование я ни разу с этим не сталкивался.

Я помолчала, не зная, стоит ли задавать следующий вопрос. Потом всё-таки решилась:

— И давно ты…вампир?

Слава помедлил с ответом:

— Уже семьдесят лет, — тихо проговорил он. — Тебе интересно услышать подробности?

Я кивнула.

— Если ты хочешь об этом рассказывать.

— Да рассказывать особо не о чем…Мы жили здесь, в этой самой деревушке. Однажды сюда пришли охотники.

Охотники — это те, которые собираются группами и ведут массовую охоту на людей. Иногда вымирают целые деревни. Чаще всего говорят, что прошёл пожар, потому что охотники заметают следы и сжигают за собой всё.

В тот раз отряд охотников был небольшим. Поэтому они ограничились лишь этой частью деревни. Помнишь, тут почти не было домов раньше?

Я кивнула, — это действительно было так.

— Так вот, когда они подошли к нашему дому, почти все были сыты.

Он вздрогнул, словно ему стало больно.

— Я сказал «почти», потому что один из них был ещё голоден. Первой на шум во дворе вышла моя старшая сестра, Ника.

Он замолчал, борясь с нахлынувшими чувствами, и я сильнее сжала его ладонь.

— В общем, Ника погибла на месте, став едой для голодного вампира.

Он резко вдохнул, борясь со слезами и буквально вырвал свою руку из моей.

— Прости, просто легче бороться с чувствами, будучи вампиром, — извинился он.

Я кивнула, заворожённая его рассказом.

А он, между тем, продолжал:

— Так как наше существование под большим секретом, вампиры решили поступить «гуманно». Они превратили нас всех в себе подобных.

В общем, когда мы все более-менее пришли в себя, нам пришлось уехать из деревеньки. Чтобы просто не погубить наших друзей.

Вернуться мы смогли только прошлым летом. Этот дом как раз стоит на месте нашего старого дома.

Он снова взял меня за руку, пройдя рубеж самой тяжёлой части своей истории.

— А…чем вы питаетесь сейчас? — с опаской спросила я.

Он бросил на меня испуганный взгляд, но всё же ответил:

— В основном, донорская кровь, — тихо проговорил он.

— В основном? — уточнила я.

Он снова бросил на меня испуганный взгляд.

— Иногда люди, — прошептал он.

Почему-то меня это не напугало. Должно быть, привыкаю.

— А в тот раз, в лесу, ты хотел меня…съесть? — тоже шёпотом задала я вопрос.

Он откинулся назад и самодовольно ухмыльнулся:

— Нет, что ты? — воскликнул он, — Я хотел сделать тебя вампиром!!

Глава 6

На меня словно вылили ушат ледяной воды.

Он хотел сделать меня вампиром???

Я вскочила на ноги, выдёргивая свою ладонь из его руки.

— Ты хотел сделать что? — вскричала я.

— Тише, тише не кипятись! — притворно округляя глаза, успокоил меня Слава, — А тебе бы этого не хотелось?

— Естественно нет! — взорвалась я, — Не пойму, в чём прикол: хотеть убивать людей? Пить человеческую кровь? Фу!

Я поморщилась, представив себе процесс.

Слава сжал челюсти и отошёл к окну.

Я заметила это и подошла сзади, положив ему на спину руку.

— Слав, прости, я не имела в виду тебя…вас… — извинилась я.

— Да нет, ты права, — глухим голосом отозвался он. — Это действительно, как ты выразилась «фу».

Я промолчала, не зная, какими словами теперь исправить то, что уже высказала.

— Но ты не волнуйся, папа уже наказал меня за это.

Я удивилась.

— А зачем ты рассказал об этом отцу? — спросила я.

Он повернулся ко мне и невесело улыбнулся.

— А это ещё одна из наших особенностей, — объяснил он, — Мы можем читать мысли друг друга. Точнее не совсем мысли. Просто знаем, что с каждым из нас происходит и всё.

— И это не как не скрыть? — поразилась я.

Слава покачал головой.

— Нет.

Вот это да! Не дай Бог такого никому. Как представлю, что Стас знает всё про меня, аж мурашки по коже.

— А как тебя папа наказал? — боясь услышать ответ, спросила я.

Он поморщился.

— Заставил копать огород…не используя скорость.

Я рассмеялась.

— И ничего смешного в этом нет! — воскликнул он, — Это просто невыносимо! Как вы с этим справляетесь?

Я ещё сильнее рассмеялась, наблюдая за его реакцией.

— Ну вот, а ты говорил, что очень приятно чувствовать себя человеком.

Через десять минут во двор въехала машина. Это вернулись из магазина отец Славы, Лиза, Руслан и Света. Они привезли несколько пакетов, битком набитых разной едой и принялись разбирать покупки.

В основном там были сладости в красивых цветных упаковках, а так же чипсы, сухарики и прочая снедь.

— Как я мечтала попробовать их на вкус, — блестя глазами, воскликнула Лиза. — Можно? — Она показала на мою руку.

— Да, конечно, — ответила я.

Девушка тут же вскрыла батончик «Сникерса» и, схватив меня за руку, откусила солидный кусок.

— Ооо! — простонала она, прикрывая глаза, — Это божественно!

Потом моей руки, уже без спроса коснулась рука Руслана, и он отправил в рот горсть чипсов из металлической тубы.

— Класс! Вот это вкуснятина! И научились же теперь делать такие вещи! — изумлённо захлопал он синими глазами.

В общем, каждый из них открывал всё новые и новые виды лакомств и, подходя ко мне, пробовал их вкус. Наконец, Лиза схватилась за живот.

— Всё, я сейчас лопну! — воскликнула она.

— Да, наверное, на сегодня хватит! — согласился её отец, — Во-первых, мы злоупотребляем временем нашей гостьи, а во-вторых, — он прислушался, — В этом направлении кто-то едет. Скорее всего, это отец Таси.

Все тут же быстро покидали пакеты в ящики стола, двигаясь с неимоверной скоростью.

Действительно, через три минуты у ворот засигналили.

Это был папа. Он вошёл в дом, удовлетворённо кивнул при виде меня, будто не надеялся увидеть здесь и сел за стол, чтобы обсудить с отцом Славы какие-то вопросы.

— Пойдём погуляем, — услышала я возле уха шёпот Славы.

— Давай, — радостно согласилась я, желая снова остаться с ним наедине.

Мы вышли из распахнутых ворот и отправились по дороге в сторону небольшой речушки. Слава был какой-то молчаливо-подавленный. Он не взял меня за руку, хотя я знала, что ему нравится снова ощущать себя человеком. Я решила подождать и выслушать то, зачем он позвал меня сюда.

Наконец, он заговорил:

— Ты прости меня, пожалуйста, что я накинулся тогда на тебя в лесу, — начал он, не смотря мне в глаза, — я был не прав. У человека всегда должен быть выбор.

— А почему ты решил сделать меня вампиром? — спросила я. Удивление от этого действия всё ещё не покидало меня.

— Честно? Не знаю, — ответил он, — Вы когда мимо проходили, ну тогда в первый раз, я вдруг отчётливо понял, что хочу и должен это сделать! А потом, когда в волейбол с нами играли, это чувство ещё больше окрепло. Так что я решил позвать тебя и, подождав в лесу, превратить в вампира. Правда я до сих пор удивляюсь, как ты смогла противостоять зову так долго? Ведь обычно жертвы приходят почти сразу же!

Я тоже не знала ответа на этот вопрос.

— Ну а потом, после того, как ты бы превратил меня в вампира, что бы ты сделал? — спросила я.

Он помедлил с ответом.

— Ты знаешь, это сейчас я понимаю, как глупо вёл себя тогда! — воскликнул он через некоторое время, — Ведь надо было как-то объяснить твоё исчезновение родственникам. Да и прятать тебя у нас дома — это неверно. Но тогда мне всё казалось вполне реальным.

— Ты ещё забыл про Свету! — напомнила я ему.

— А что со Светой? — удивился он.

— Как бы ты объяснил моё появление своей девушке?

— А зачем ей что-то объяснять? — ещё больше удивился парень, — Ты бы просто жила с нами. А Света бы так и осталась моей девушкой.

Я открыла рот, потом снова закрыла. И опять открыла.

Так вот значит как? Он совершенно не собирался превращать меня в вампира именно с этой целью. Он просто почувствовал жгучее желание, чтобы я стала вампиром, и решил его осуществить. А встречаться он и дальше собирался со Светой!

От этого осознания в горле встал ком. Я с трудом сглотнула, стараясь не заплакать.

— Ладно, — неверным голосом проговорила я, — Надо домой возвращаться, а то родители сегодня уедут, ещё проводить их нужно.

Слава не стал спорить, просто кивнул головой и направился в сторону дома. Я пошла за ним. За руку он меня так и не взял.

Глава 7

Добралась я до дома в каком-то полусне. На вежливые расспросы родителей относительно того, что меня тревожит, ответов у меня не было. Точнее, не было таких ответов, которые бы не вызвали их подозрений и ахов-охов.

Когда они уехали, я почувствовала себя немного спокойнее. Помыв посуду послу ужина, я спросила у бабушки, не нужна ли помощь, и, получив отрицательный ответ, поднялась в свою комнату.

В который раз мне просто жизненно необходимо было подумать.

Я прилегла на неразобранную кровать и закрыла глаза.

В ушах всё ещё стоял голос Славы, уверенно произносящий, что Света бы всё равно осталась его девушкой.

Я снова почувствовав почти физическую боль, и, наконец, дала волю слезам.

Похоже, я влюбилась в Славу.

Да нет, не похоже! Это абсолютно точно, как то, что после весны бывает лето, а после лета — осень. Хотя…если учесть, что теперь я вожу знакомства с вампирами, в таком круговороте сезонов я тоже уже была не уверена.

В общем, я поняла несколько вещей: то, что я влюбилась в Славу, Слава рассматривал меня только как возможность снова ощутить себя человеком, а я отчаянно ревновала.

В моём сознании постоянно вспыхивали картины, как он целует Свету, обнимает…занимается с ней любовью…

Кхм, интересно, а могут ли вампиры заниматься сексом? Технически, скорее всего, нет…

От этих мыслей щёки мои запылали, и я поспешно прижала к ним прохладные ладони. Хотя кто меня может здесь увидеть? Никто…

Незаметно для себя я провалилась в сон — видимо, сказывалось нервное напряжение последних дней.

Мне снова снился Слава, снилось то наслаждение, которое дарил его укус.

Надо будет спросить у него, что испытывают люди, когда их кусает вампир.

Разбудил меня лай Бренда. За окном было светло, хотя в белые ночи не поймёшь точно, сколько точно времени.

Берендейка бесновался, и это означало одно — под моим окном стоял вампир.

Надеясь, что это всё-таки Слава, а не Света, которая пришла на «разборки» с мнимой соперницей, я подошла к окну и распахнула раму. Свесившись через подоконник, я увидела Славу.

— Привет, — громко прошептал он, стараясь, чтобы я расслышала его сквозь собачий лай, — Можно к тебе?

И тут же исчез, а на месте, где он только что стоял, сомкнулись зубы Бренда.

Слава появился уже через секунду, а вот Бренд, по — моему, бежал совсем в другую сторону, не успев сообразить, что догонять больше некого.

Я хохотнула и отступила в сторону, но всё равно, заинтересованно глядела, как Слава будет прыгать.

Он подлетел в воздух и уже через мгновение перебросил своё тело через подоконник грациозным движением.

Приземлился он совершенно бесшумно.

Мы постояли так пару минут.

Я не хотела начинать разговор первой, вроде, Слава мне всё сказал, и спрашивать его было не о чем. Поэтому я просто стояла и ждала, — пусть объяснит, зачем же он пожаловал.

— Привет, — снова поздоровался он, и я поняла, что ему неловко.

— Привет! — я не хотела быть невежливой.

— Я не мог дождаться завтрашнего дня, чтобы всё тебе объяснить и поэтому пришёл.

Я кивнула, принимая его объяснения, хотя, честно говоря, ничего не поняла.

— Тебе интересно, что я хочу тебе сказать? — осторожно начал Слава.

— В принципе, да. — Как можно бесстрастнее ответила я, — Хотя я и не понимаю, что можно добавить к тому, что ты уже сказал.

Слава подошёл к кровати и сел, поставив руки локтями на колени и сложив ладони вместе. Большие пальцы его сплетённых пальцев упирались в лоб. Глаз его я не видела.

Наконец, он глубоко вдохнул и проговорил:

— Я же видел, как ты отреагировала на то, что я сказал про Свету.

Я дёрнулась. Мне совершенно не хотелось услышать продолжение. Но девичье любопытство взяло верх:

— Ну и как же, по-твоему, я отреагировала? — беззаботным, как мне казалось, голосом спросила я.

— Тебя задело то, что я сказал, что ты нужна мне просто как… — он замялся, не зная, какое слово подобрать.

— Просто так, — мягко произнесла я.

— Да… — он снова надолго замолчал.

— Но это не так. Просто я не мог сказать это там, так близко от Светы. Ты мне нравишься, очень нравишься. Понравилась сразу, как только я тебя увидел, словно мы должны были встретиться и я…не смог подавить в себе желание сделать тебя вампиром и привести к себе. Это я сейчас понимаю, как это было глупо, но тогда мне казалось, что это — единственно верный поступок.

Он снова замолчал, а я старалась переварить услышанное. Значит, всё не так просто, я нравилась ему, он хотел видеть меня рядом.

Я подошла к кровати и села рядом. Потом протянула руку и коснулась Славиного предплечья. Его рука под моими пальцами потеплела, и он взглянул на меня с благодарностью.

— Ну, а как же Света? — спросила я его, — Почему просто нельзя сказать ей, что тебе нравится другая?

Слава снова тяжело вздохнул.

— Здесь всё не так просто, как кажется на первый взгляд. — Тихо проговорил он — Я объясню тебе всё завтра. Могу только сказать, что Света — из очень влиятельной вампирской семьи, которая каждый год оказывает нам неоценимые услуги.

— Поэтому ты с ней? — спросила я.

— Я нравлюсь Свете, и поэтому вынужден делать вид, что она меня тоже интересует. Иначе, вся моя семья может потерять связь с семьёй Светы…А это равносильно смерти.

Он снова замолчал, поглаживая мою руку.

— Но так было, пока я не встретил тебя. Сейчас всё стало по-другому. Я готов рискнуть и объясниться со Светой, только чтобы ты была рядом.

Он не спрашивал меня, хочу ли я того же. Думаю, это и так было ясно.

Через несколько секунд Слава прекратил гладить мою руку и посмотрел прямо в глаза.

— Можно я тебя поцелую? — спросил он, и осторожно снял мою ладонь с предплечья. Начавший заливать его щёки яркий румянец вдруг исчез, уступив место его обычной бледности. — Просто я ни разу не целовался, будучи человеком.

Я кивнула. Интересно, как я вообще могла так долго ждать поцелуя? Казалось, что это было абсолютно нормальное желание, которое давно следовало воплотить в жизнь.

Слава осторожно приблизился ко мне и, прикрыв глаза, прошептал:

— Только постарайся не трогать меня. Я хочу, чтобы мои губы стали губами человека, прикоснувшись к твоим.

Я замерла. Отчаянно хотелось прижать его голову к себе и, поборов его нерешительность, начать поцелуй первой. Но я боролась с этим желанием. Потому что он просил.

Наконец, его твёрдые, прохладные губы коснулись моего рта, и я почувствовала, как они становятся мягкими и тёплыми.

Восторг от этого прикосновения затопил каждую клеточку моего тела. Слава подвинулся вперёд и оказался сверху. Он терзал мои губы своим жадным ртом, так, будто это был единственный источник его существования. Я тоже страстно отвечала ему, находясь на седьмом небе от счастья касаться его, целовать.

Наконец, Слава оторвался от моих губ, и лицо его снова стало бледным.

— Вот это да! Не думал, что целоваться с человеческой девушкой — это так приятно!

— А что лучше: целоваться с вампиршей или с человеком? — спросила я, переводя дыхание.

— Ты хочешь, чтобы я сравнивал? — удивлённо спросил Слава.

В тот же миг мне действительно показалось, что это плохая идея. Я снова потянулась к нему и он с готовностью принялся меня целовать.

Через пару минут я стащила с него футболку и потянулась к пряжке ремня. Он тут же остановил мои руки.

— Прости, думаю, что это не очень хорошая идея, — смущаясь, проговорил он, — Слишком много впечатлений за один день.

И, видя проступившую на моём лице обиду, поспешно принялся целовать меня снова.

Я совершенно обессилела и не стала протестовать против его отказа. Когда-нибудь он всё равно от меня никуда не денется.

Через некоторое время, лёжа в объятиях Славы, я положила голову на его плечо. Слава вёл себя подозрительно тихо. Я посмотрела на его лицо и с удивлением увидела, что он спит.

Полюбовавшись в полумраке комнаты на его красивое лицо, я тоже закрыла глаза и через пару минут уже крепко спала в сильных руках любимого.

Глава 8

Проснулась я оттого, что кто-то усиленно колотил в мою дверь. Рядом подскочил встрёпанный Слава и с трудом попытался разлепить веки.

— Я что, спал? — ошеломлённо спросил он шёпотом.

Я кивнула. Потом вскочила с кровати и подошла к двери.

— Кто там? — настороженно спросила я.

— Тась, — послышался из-за двери голос дедушки, — С тобой всё в порядке? Уже час дня, а тебя всё не видно.

Краем глаза наблюдая, как Слава, мигом натянув футболку, раскрыл рамы и, подмигнув мне, легко спрыгнул вниз, я отодвинула шпингалет и приоткрыла дверь. Пусть дедушка убедится, что я в норме.

Он недоверчиво покосился на незаправленную постель.

— Дедуль, прости, я разоспалась сегодня. Чистый воздух и всё такое.

Дедушка кивнул.

— Мама раза три звонила. Ты не подходишь к телефону, вот она и переживает.

— Что-то случилось? — обеспокоилась я.

— Да нет! — поспешил успокоить меня дедуля, — Просто Стасик на пару дней приезжает. С девушкой. Она звонила предупредить.

Я хмыкнула. Стас менял пассий, как перчатки. Интересно, кто попался на его удочку в этот раз.

— Я сейчас спущусь, только переоденусь!

Дедушка кивнул и стал спускаться вниз.

Я мгновенно заправила постель, почистила зубы и переоделась.

Когда я спустилась вниз, меня ждал сюрприз: за столом как ни в чём ни бывало, сидел…Слава.

— Привввет, — заикаясь, прошептала я.

— Ну что, соня! Я тебя уже минут десять тут жду. Хотел позвать погулять.

Бабушка хлопотала у печки.

— Только сначала пирожков поешьте с кофейком, Слава что-то опять побледнел.

Парень подмигнул мне, и я прикрыла рот ладонью, чтобы не рассмеяться.

Потом достала чашки и стала готовить кофе.

— Тебе как: с сахаром или без? И молоко добавлять?

Слава озадачился.

— Делай, как себе, — ответил он.

Я приготовила две порции кофе и села за стол.

Слава нащупал под столом мою руку и облегчённо вздохнул. Потом взял пирожок и с видимым удовольствием откусил кусочек. Когда он отхлебнул кофе, на лице его расплылась улыбка.

Бабушка, взглянувшая на Славу, удовлетворённо кивнула, очевидно, приписывая румянец на щеках Славы, волшебной силе своих пирожков.

После завтрака нам пришлось задержаться, потому что я обещала бабушке прополоть грядку с луком.

Слава, вызвавшийся мне помочь, очистил грядку от травы за полминуты.

Говорить бабушке, что я уже закончила работу, я не стала. Иначе она бы очень удивилась. А второй инфаркт нам было совершенно не нужен.

Хотя, я не жаловалась: Слава тут же схватил меня в объятия и принялся целовать. Скрытые высокой теплицей, мы отдались на волю чувств.

Когда Слава, наконец, оторвался от моих губ, я еле стояла на ногах.

— Папа хочет нас срочно видеть, — тихо проговорил он, — Он только что вернулся из города и теперь ждёт нас, чтобы объяснить твоё появление.

— Откуда ты всё это знаешь, ты ведь не был дома?

Слава ухмыльнулся:

— Мы ведь знаем всё друг о друге, забыла?

Я кивнула, — почему-то меня охватила паника. Узнать о себе что-то новое было желанно и страшно одновременно.

— Кстати, спасибо за проведённую вместе ночь. Оказывается, спать, — это так сладко. А я уже и забыл, каково это.

Я рассеянно улыбнулась, думая о своём.

Слава заметил моё состояние и провёл пальцами по моей скуле.

— Что случилось? Ты переживаешь из-за чего-то.

Я хмыкнула, стараясь, чтобы это звучало как можно беззаботнее.

— Просто…я боюсь, — честно призналась я. — А вдруг мне предстоит сыграть какую-то решающую роль, в чём бы то ни было. Или меня должны будут принести в жертву.

От этого предположения меня затрясло, и Слава поспешно обнял меня.

— Если ты не хочешь, то никуда не пойдём! — предложил он, но я замотала головой.

— Нет, если уж мне суждено сыграть какую-то важную роль, то пусть так оно и будет.

Через двадцать минут мы уже были у Славы дома. Он предлагал донести меня на руках за несколько секунд, но я отказалась — никогда не любила аттракционы.

Вся его семья, торжественная и молчаливая сидела за столом. Света была так же среди них.

Слава не стал садиться рядом с ней, а присел на свободный стул возле Лизы и привлёк меня к себе. Я не удержалась на ногах — пришлось сесть ему на колени. Лиза тут же протянула мне руку и я с удовольствием взяла её протянутую ладонь — эта девочка мне нравилась всё больше и больше.

Дмитрий Эдуардович откашлялся и заговорил:

— Тась, сегодня разговор будет в основном о тебе. Как только я услышал от сына, — он бросил мимолётный взгляд на Славу, — что ты можешь возвращать вампира к жизни, хоть и ненадолго, то сразу вспомнил, как один мой друг, — теперь он бросил взгляд на Свету, — рассказывал мне что-то подобное.

Он протянул руку, и только теперь я заметила книгу в чёрном кожаном переплёте, лежащую перед ним. В ней лежала закладка, и теперь отец Славы открыл книгу на нужной странице и пододвинул ко мне.

— Вот здесь говорится о таких, как ты.

Трепеща от жутковатого предвкушения, я взглянула на отчёркнутый обычной шариковой ручкой текст. Что там было написано — я не поняла. Скорее всего, текст был на каком-то древнем языке:

مرة واحدة في الألفية ، عندما مصاصي دماء في خطر الدمار يظهر الولادة. واحدة من لمسة له ، فهل مرة أخرى جعل نبض القلب من أي مصاص دماء. ويمكن أن يعطي الحياة مرة أخرى إلى مصاص دماء القتيل. «إبادة» على استعداد لتقديم كل شيء لتدمير الولادة. ويمكن أن تصبح خالدة ، دون أن تفقد قدرتها ، ولكن فقط اذا كانت ستدفع فقط. الوحيد هو الذي يدرك أن أمامه — الولادة. أي شخص آخر الذي بدوره الولادة — من شأنه أن يمنعها من جميع قدراتهم. وسيكون هذا مصاصي الدماء المعتادة. يمكن حذف الولادة الإبادة فقط ، والذي عاد الى الحياة يعيد الولادة.

عكس الولادة فقط ، ويكون قادرا على طلب للعودة مصاصي الدماء ومصاص دماء العادية ، وعلى حياة الإنسان العادي.

Я смотрела на текст, решительно ничего не понимая.

Дмитрий Эдуардович, увидевший моё замешательство, положил передо мной листок бумаги. Слова на нём гласили:

«Раз в тысячелетие, когда вампирам угрожает опасность истребления, появляется Дарящая жизнь.

Одним своим прикосновением, она может снова заставить стучать сердце любого вампира. В её силах вернуть жизнь убитому вампиру. „Истребляющие“ готовы отдать всё, чтобы уничтожить Дарящую жизнь. Она может стать бессмертной, не теряя своих способностей, но только если её обратит Единственный. Единственным станет тот, кто поймёт первый, что перед ним — Дарящая жизнь. Любой другой вампир, который обратит Дарящую жизнь, лишит её всех способностей. Она станет обычным вампиром. Уничтожить Дарящую жизнь может только Истребляющий, которого вернула к жизни предыдущая Дарящая жизнь.

Обращённая Единственным Дарящая жизнь, способна по желанию возвращать вампира как к обычной вампирской, так и к обычной человеческой жизни.»

Слава, который читал то же, что и я из-за моего плеча, крепко сжал меня в объятиях.

— Только не это! — застонал он, и меня охватила крупная дрожь.

Глава 9

— Кто такие Истребляющие? — дрожащим голосом спросила я.

Слава ещё крепче прижал меня к себе, а Лиза тонко вскрикнула и выпустила мою руку.

Как ни странно, ответила Света:

— Это нечисть… — презрительным голосом процедила она.

Слышать такое из уст вампира было, мягко говоря, странновато.

— Сколько себя помнят вампиры, столько на свете существуют Истребляющие. Они считают, что должны следить за численностью вампиров. Но иногда они переходят все рамки, стремясь уничтожить как можно больше представителей нашего рода.

И тогда, как ты уже слышала, появляется Дарящая жизнь.

Она может одним своим прикосновением к вампиру дать почувствовать ему себя человеком. Также она может оживить вампира, которого уничтожили Истребляющие. Если в случае с «живым» вампиром, он становится снова человеком, только когда его касается Дарящая жизнь, то когда вампир уже мёртв, одно прикосновение возвращает ему жизнь. Даже после того, как оканчивается тактильный контакт, вампир всё равно может «жить».

— Откуда ты всё это знаешь? — прошептала я.

Света продолжила, не смотря на меня.

— Я являюсь дочерью не только самой влиятельной, но и самой старейшей семьи вампиров. Раньше, несколько столетий назад, мы жили в Румынии, но потом нам пришлось переехать в Англию, а потом и в Россию.

На самом деле этот текст, который ты читала…он лишь в малой степени отражает то, что происходит на самом деле.

Истребляющие всё чаще и чаще нападают на нас, и иногда мы действительно стоим на пороге вымирания. Если честно, я ожидала гораздо более раннего появление Дарящей жизнь.

— Но каким образом я могу помочь предотвратить это? — удивлённо спросила я, — И вообще, как происходят эти истребления?

— Ну, прежде всего, ясно то, что раз Дарящая жизнь появилась именно в России, значит следующее массовое истребление планируется именно здесь. Мы, в принципе, догадывались. Прошлые несколько лет вампиры по всей стране были уничтожены почти полностью. В этот раз мы тоже ожидали подобного геноцида, — она задумалась, — Значит, теперь стало ясно, что это будет самая большая битва.

От этих слов меня передёрнуло. Я схватила листок и снова вчиталась в него.

— Здесь сказано, что я могу дарить жизнь по выбору, но только если меня уже обратит…

— Слава, — подсказала его мама.

Да. Точно. Ведь это Слава — тот Единственный.

Я сглотнула комок в горле.

— А если я не хочу становиться вампиром, — я и сама почувствовала, как мой голос предательски дрожит, — Я что, — не смогу вам помочь?

— Нет-нет! — возразил Дмитрий Эдуардович, — Ты сможешь помочь, просто те вампиры, которых ты захочешь оживить станут именно вампирами, а не людьми.

Я выдохнула с облегчением.

— Но это очень рискованно! Тебя может обратить вампир, который не является Единственным, и тогда мы можем не дождаться следующей Дарящей жизнь. — продолжил отец Славы

— Стоп-стоп-стоп! — воскликнула я, — Но как меня может обратить вампир, если при прикосновении ко мне он станет человеком?

Ответила опять Света.

— Не все вампиры могут чувствовать себя человеком от прикосновения Дарящей жизни. Это ещё одно несоответствие книге. Я, например, не чувствую.

Опа! А вот это было удивительно!

— Почему ты не сказала мне об этом раньше? — спросила я

— Я не хотела тебя заранее пугать. Моё признание повлекло бы за собой расспросы, а я пока этого не хотела.

— Почему ты не рассказывала мне о Дарящей жизнь раньше? — спросил Слава у Светы.

— Потому что это тайна, которую я не могла раскрыть. Твой отец догадался об этом случайно, потому что мой папа как-то обмолвился о таком явлении как Дарящая жизнь.

— А иначе бы ты ничего не сказала? — Потрясённо прошептал Слава.

— Ничего. До поры, до времени. Теперь папа дал добро…честно говоря, он считает, что Истребляющие уже вот-вот сделают первый шаг, поэтому он с мамой на днях приедет поближе к тебе. — ответила она, мельком взглянув на меня.

— А что насчёт Истребляющего, который сможет меня уничтожить? Он есть?

— Да, — просто ответила Света, — Его зовут Александру. В прошлом он был румынским вампиром. Его убили Истребляющие несколько веков назад. Так получилось, что он был не только Единственным, но и являлся возлюбленным Дарующей жизнь. Она уже была обращена им и когда коснулась его, решила дать ему вампирскую жизнь, а не человеческую. Через некоторое время он решил больше не рисковать и присоединился к Истребляющим. Они приняли его с распростёртыми объятиями, потому что он мог уничтожить следующую Дарящую жизнь.

— А что случилось с его любимой? — спросила я, мысленно понимая, что её, естественно, нет на этом свете.

Света помолчала.

— Они назначили цену за то, чтобы Александру мог стать Истребляющим. Ценой была Дарящая жизнь.

Дальше мне слушать не хотелось. Всё было ясно. Он предал её, чтобы стать Истребляющим.

Света поняла это по моему лицу и не стала продолжать.

— А как можно стать Истребляющим? — спросила я.

Дмитрий Эдуардович и Света переглянулись.

— А вот этого никто не знает, — ответил Дмитрий Эдуардович. — Ясно только, что все они проходят жёсткий отбор и получают возможность жить долго. Не знаю, насколько точна информация в книге, но в ней говорится, что жизни каждого Истребляющего хватает на тысячу вампиров. Думаю, что они не знают, что убив тысячного вампира, они умрут, потому что тогда бы точно не стали выполнять свои обязанности до конца.

Я кивнула. В голове словно стучали молоты. Слишком многое свалилось сегодня на меня.

Видя моё состояние, близкое к панике, Дмитрий Эдуардович поднялся из-за стола.

— Ну, на сегодня, пожалуй, хватит! — проговорил он, и все зашевелились. Слава встал и мне, всё ещё сидящей у него на коленях, ненароком пришлось сделать то же самое.

— Что ты хочешь? Прогуляться или просто посидеть? — шепнул он мне в ухо.

Я помотала головой.

— Просто отвези меня домой и будь рядом.

Слава кивнул.

— Мам, мы поехали к Тасе, будем завтра. — сказал он матери.

Я с трудом оглядела присутствующих и различила только холодный взгляд Светы, который буквально полоснул меня по лицу.

— Пока, — прошептала Лиза и я улыбнулась девушке.

Потом позволила Славе увести себя из дома, потому что было ясно — ещё чуть-чуть и на ногах я не устою.

Глава 10

Когда Слава довёз меня до дома и умчался ставить мотоцикл обратно домой, мне предстояло ещё одно испытание. Нужно было, не привлекая внимание бабушки и дедушки, подняться к себе. Для этого мне необходимо было вести себя непринуждённо, чтобы не встревожить родных.

Перед входом в дом я натянула на себя улыбку и сразу прошла в кухню.

Бабуля и дедуля были заняты разгадыванием кроссвордов.

— Ой, Тася, хорошо, что ты пришла! Помоги разгадать: страна в стране, — задал дедушка вопрос.

Я удивилась, оказывается, на свете ещё есть такие обычные вещи, как кроссворды.

— Анклав, — машинально ответила я.

Сколько раз они уже спрашивали меня об этом и всё равно, постоянно забывают.

— А ещё вот что: паук, восемь букв, внутри есть «ара».

— Каракурт, — снова ответила я, и дедушка, по обыкновению, воскликнул:

— Я же тебе говорил!

— Да ты говорил Парабела! — возразила бабушка

— И каракум я тоже говорил, — не сдавался дедуля.

— Бабуль! — позвала я бабушку Полину, — Я к себе пойду, если помощь не нужна.

Бабуля повернулась ко мне:

— Помощь- то не нужна, а обедать ты разве не будешь?

— Да я в гостях поела — соврала я, и бабушка кивнула.

— Конечно, иди, отдыхай, — и снова повернулась к кроссворду.

Когда я поднялась наверх, Слава уже ждал меня в моей комнате. Странно, а Бренд не лаял, — наверное, как и я, привыкает.

Он не стал тратить понапрасну слова, а просто крепко обнял меня и поцеловал.

Когда его губы из твёрдых вампирских превратились в мягкие и горячие человеческие, я заметно расслабилась, и позволила ему уложить себя на кровать.

— Мне страшно, — прошептала я, когда он оторвался от моего рта и пристроил мою голову у себя на плече.

— Не переживай, я рядом! Всё будет в порядке, — проговорил Слава, — Ещё ничего неизвестно.

Вот именно! Это и волновало меня больше всего.

Слава помолчал немного, потом снова заговорил. Было заметно, что слова даются ему с трудом:

— Хочешь, мы уедем куда-нибудь вдвоём? Спрячемся, чтобы никто нас не нашёл.

Я задумалась над его словами.

— А чем это поможет? — тихонько спросила я.

— Ты будешь в безопасности. Всё равно рано или поздно о твоём существовании станет известно Истребляющим.

— Но не найдут ли они меня и там где мы спрячемся?

Слава снова замолчал.

— Вероятность, конечно, есть, но не такая большая, как если просто сидеть на месте и ждать неизвестно чего, — наконец, изрёк он.

— Но я тогда не смогу помочь всем остальным! — снова возразила я.

И тут меня накрыло осознание того, что я не знаю одну вещь:

— Скажи, а как должен умереть Александру? Есть способ убить его?

Слава заговорил только после паузы.

— Варианта два: или он убивает тысячного вампира и умирает сам.

— Или? — спросила я, так и не дождавшись продолжения.

— Или ты должна будешь убить его. Не спрашивай как, никто этого не знает.

Я закрыла глаза. Итак: мне предстояло убить того, кто должен был убить меня и никто не знал способа.

Да…положеньице!

— Скажи, а какова вероятность, что Александру уже приблизился к отметке в тысячу вампиров? — решила уточнить я у Славы.

— Честно? Не думаю, что он близок к этой цифре, он у них что-то вроде главного, поэтому, думаю, в драках он особо не участвует.

Ясно. Значит, этот вариант отпадает.

— Ты, спи, милая. Я буду рядом всю ночь! — Слава привстал с кровати и взял со стула рубашку с длинным рукавом, которую, видимо, принёс из дома:

— На случай, если ты вдруг коснёшься моих рук, — объяснил он, надевая рубашку.

Потом лёг рядом со мной и накрыл меня одеялом.

Когда я снова почувствовала себя в безопасности в его объятиях, я вдруг поняла, что мне действительно необходимо отдохнуть. Просто выбросить все мысли из головы и провалиться в сон. Надеюсь, на этот раз он обойдётся без сновидений, потому что моя реальная жизнь стала похожа на жуткий кошмар.

Правда, поспать мне не удалось. Уже через полчаса я вынырнула из темноты, разбуженная Славой, который нежно целовал меня в висок:

— Уже утро? — ошеломлённо спросила я, гоня от себя настойчивые мысли обо всём, что произошло накануне.

— Нет, — шёпотом ответил Слава, — Всего полчаса прошло. Просто мне нужно уйти — к тебе гости.

Эти простые слова, сказанные мягким тоном, вызвали у меня бурю эмоций.

— Кто? — испуганно спросила я.

— Не бойся, — Слава погладил меня по щеке, — Это Алиса.

Я чертыхнулась. В суматохе последних дней, я совершенно забыла о подруге.

— Я буду рядом. Как только она уйдёт, сразу вернусь, — заверил меня Слава и, не дожидаясь моего ответа, выпрыгнул в окно.

Похоже, теперь моё окно никогда не будет закрываться. Хотя, это хорошо. Лишь бы в него запрыгивал только Слава.

В ту же секунду, как Слава исчез за окном, на лестнице, ведущей наверх, послышались лёгкие шаги.

Уже через несколько секунд дверь распахнулась. Алиска не отличалась особой вежливостью.

— Привет! — сказала она, покосившись на смятую постель, с которой я только что встала. — Дрыхнешь?

Потом как-то странно обвела комнату взглядом и как будто даже…принюхалась?

Может, остался аромат Славиного парфюма? Хотя, вроде, ничем подобным он не пользовался.

— Да, что-то устала за последние дни — работы в саду много…и вообще, — привычно соврала я.

Кхм. Кажется, я становлюсь искусной лгуньей, теперь враньё для меня не представляет особого труда.

Алиска ещё раз обвела комнату изучающим взглядом, потом заметно расслабилась и присела на стул.

— Я видела тебя сегодня со Славой, — без обиняков выпалила Алиска, — На мотоцикле, — уточнила она, видя моё замешательство.

— А! — только и сказала я, как будто это объясняло всё.

Потом помолчала, лихорадочно подбирая в уме какое-нибудь мало-мальски приличное объяснение.

— Ну…мы…это…Подружились с его…семьёй, — неловко разъяснила я.

Алиска опустила взгляд на сложенные на коленях руки.

— А меня было трудно с собой позвать? — тихо спросила она.

Я тоже присела на кровать. Только ссоры с подругой мне ещё не хватало.

— Ну, папа ездил к Дмитрию Эдуардовичу по делам и взял меня с собой. Мы так быстро уехали, что я просто не успела тебя пригласить поехать с нами.

— А! Ну ясно, — проговорила Алиска, не поднимая головы, — Ну а со Славой вы что делали сегодня? Просто катались?

— Да, нет, — беззаботно, как мне показалось, ответила я, — Снова ездили к нему домой. Я там Лизе, ну, его сестрёнке, с литературой помогала. Им уж больно много на лето задали.

— Понятно, — снова протянула Алиска и покосилась на окно.

В моём мозгу забилась отчаянная мысль, что Алиска всё знает о наших встречах со Славой здесь — в моей комнате.

— Возьмёшь меня с собой в следующий раз? — попросила она.

Мне этого, откровенно говоря, совершенно не хотелось. Я уговаривала себя, что это лишь оттого, что Алиска человек, и приводить её в семью вампиров — верх неразумности. Но, конечно, это было не так. Я просто не хотела никого впускать в тот маленький мир, в который была вхожа только я.

— Конечно, возьму — опять солгала я. — Правда не знаю, когда в следующий раз пойду к ним. Если вообще пойду.

Алиска встала со стула и подошла ко мне.

— Ладно, я домой пошла. Ты, в самом деле, неважно выглядишь. Отдыхай.

Я кивнула, и Алиска вышла из комнаты.

Как только на лестнице стихли её шаги, у окна материализовался Слава.

Он подошёл ко мне и присел рядом. Потом обнял и уложил на кровать.

— Поспишь ещё? — спросил он, нежно гладя меня по волосам.

— Угу, — промычала я. Но спать мне совсем не хотелось.

— Слушай, а почему у вас глаза синие? — задала я мучивший меня вопрос, — Обычно в книжках пишут, что глаза должны быть красные, или, ну там рубиновые.

Слава хохотнул и прижал меня к себе покрепче:

— Поменьше читай глупые книги! Всё совершенно не так! На самом деле, единственное, что нас отличает внешне от обычных людей — бледные кожные покровы. Всё остальное — точно такое же, как у вас.

У Светы, например, глаза серые — такие же, как были при её жизни в человеческом облике. У нас, — у всей моей семьи, — глаза были синие, и такими же и остались. Они отливают красным, когда мы хоти укусить свою жертву. Потом снова приобретают обычный цвет.

Напоминание об укусе навело меня на новый вопрос:

— А что чувствуешь, когда тебя кусает вампир? — прошептала я.

Слава промолчал, будто вспоминая о своих ощущениях. Потом заговорил:

— Это я помню очень отчётливо. На смену страху пришло неземное наслаждение, как только её зубы коснулись моей кожи. Не знаю, чувствуют ли то же самое люди, которых мы ну…

— Употребляете в пищу, — подсказала я.

Почему-то эта вещь теперь казалась обыденной.

Слава заёрзал, будто ему стало неудобно лежать.

— Ну…да, — нехотя согласился он, — Так вот. Не знаю, что чувствуют они, но человек, которого просто обращают в вампира, чувствует себя довольно неплохо.

Я вспомнила свой сон. Значит, он был весьма близок к реальности.

— А…вампиры могут заниматься сексом? — быстро выпалила я, пряча лицо у него на груди.

Слава снова хохотнул.

— Нет! Технически нет! Точнее в том понимании, что имеешь в виду ты — не могут. Для этого ведь в теле нужна кровь, а её у нас нет.

Я кивнула. Теперь ясно. Значит, у Славы ещё никого не было.

Почему эта мысль успокоила меня настолько, что я снова почувствовала, что проваливаюсь в сон.

Я обязательно научу Славу всему, что умею сама. От этой мысли голова моя закружилась и я улыбнулась своим мыслям.

— Спи, спи, девочка моя, — снова прошептал Слава, продолжая гладить меня по волосам. И я с радостью последовала его просьбе.

Глава 11

Утром я проснулась рано. Слава лежал без сна рядом.

Увидев, что я открыла глаза, он улыбнулся и выпустил меня из объятий.

— Ну, как спалось, принцесса?

Я протёрла заспанные глаза и коснулась рукой встрёпанных волос.

На принцессу я явно не походила. Если только на принцессу разорившегося королевства.

— Нормально! Когда ты рядом, я чувствую себя в безопасности.

— Значит, я теперь всегда буду ночевать с тобой — не терпящим возражений тоном сказал Слава.

Хотя возражать я, конечно же, не собиралась.

— Тась, я сейчас уйти должен. Ты мне можешь дать номер своего телефона, чтобы я смог тебе позвонить? Ну, чтобы узнать, что у тебя всё в порядке.

— А ты что — не вернёшься? — испуганно спросила я.

— Нет, — мягко ответил Слава, — Я буду у тебя самое большее через два часа. Просто буду периодически звонить тебе, чтобы удостовериться в твоей безопасности.

— А! — я расслабилась, — Конечно! Потом продиктовала ему номер своего телефона и он кивнул.

— Я запомнил! — уверил он меня, поймав мой удивлённый взгляд. Потом подошёл и поцеловал, — Буду через пару часов.

И опять выпрыгнул в окно.

Когда я спустилась вниз, бабушка и дедушка собирали сумку.

За окном я разглядела машину папы.

— Бабуль, что случилось? — испуганно бросилась я к бабушке, на ходу представляя самые ужасные вещи.

— Всё в порядке, Тась! — заверила меня она, — Лёня Стаса привёз и девушку его. А мы с дедом как раз съездим в город, по случаю пенсию получим!

Я с облегчением выдохнула.

Мне теперь везде мерещится опасность!

Надо срочно брать себя в руки — иначе так и до паранойи недалеко.

Я вышла в прихожую, почистила зубы и побежала наверх переодеться во что-нибудь приличное. Всё же как — никак, а ударить в грязь лицом перед очередной девушкой Стаса совершенно не хотелось.

Когда я быстро выпила чашку кофе и вышла на улицу, папа, Стас и высокая светловолосая девушка, имени которой я ещё не знала, прогуливались по нашей территории.

Я редко даю оценку людям, видя их в первый раз, но девушка Стаса мне понравилась сразу. Она мило и открыто улыбалась, слушая папу, который явно присвоил себе чужие заслуги, когда рассказывал какие овощи и фрукты он выращивает.

Я подошла поближе и поздоровалась.

— Привет!

— О! Хеллоу, систер! — воскликнул Стас в своей обычной развязной манере. — Познакомься, это моя девушка — Марина! — Он по-хозяйски обнял блондинку и та, смутившись, опустила глаза вниз.

Потом посмотрела на меня.

— Привет! — тоже поздоровалась она.

— Меня Тася зовут, — как можно дружелюбнее представилась я. — Добро пожаловать!

Марина вскинула на меня свои большие глаза и благодарно улыбнулась.

— Спасибо!

— Ну, раз уж моя соня-сестра проснулась, пойдём, я покажу тебе дом! — проговорил Стас и увёл Марину в дом.

Из него уже вышли бабушка и дедушка и, чмокнув Стаса, попрощались с ним и подошли к нам.

— Ладно, внученька! Ты уж присматривай тут за этим шалопаем! Мы через три денька вернёмся.

— напутствовал меня дедушка, пока папа устанавливал сумки в багажник.

— Да, и не перетруждайся! Ты какая-то вяленькая в последнее время! — подхватила бабушка, ласково трепля меня по щеке.

— Окей, бабуль! Не переживайте! Всё будет в порядке!

Бабушка улыбнулась и села в машину. Следом за ней влез дедуля — они оба предпочитали ездить на заднем сидении.

Папа подошёл ко мне и улыбнулся:

— Ладно, Тасюш, только на тебя и можно положиться, поэтому ты здесь за главную! Марина вроде девушка приличная, не такие как, кхм, до этого были у Стаса, поэтому если что объединяйтесь с ней.

Я кивнула, и папа влез в машину. В тот же миг меня охватило настойчивое желание, чтобы Слава был рядом, просто обнял и прижал к себе.

Тряхнув головой, я решительно прогнала эти мысли из головы. Всё равно он придёт только через час-полтора, а значит нужно найти себе занятие, которое отвлечёт меня на это время.

Когда я вошла в кухню, Стас и Марина сидели за столом. Марина пила кофе и при моём появлении смутилась и уставилась в чашку с напитком.

Я улыбнулась ей и она, заметив мою реакцию, заметно расслабилась.

— Ну как тут у тебя дела? Не померла со скуки? — с превосходством спросил Стас.

— Да нет, как видишь, жива! — парировала я, — По крайней мере всё лучше, чем корпеть над учебниками в компании репетиторов.

Стас отчаянно покраснел, а Марина, фыркнула в кружку с кофе.

— Почему ты не предложишь Марине поесть? — удивилась я, глядя, как Марина пьёт пустой кофе.

— Нет-нет, ничего не нужно, спасибо! — снова смутившись, воскликнула девушка, — Я не голодна.

Не слушая её, я достала из холодильника сыр, нарезку из колбасы, хлеб, масло и пирожки.

— А я как раз тоже не завтракала, давай вместе, — предложила я ей, и она согласно кивнула.

После того, как мы вместе приготовили бутербродов, а Стас уплёл штук пять и отправился переодеться, я осталась наедине с Мариной.

— У вас здесь здорово! — искренне восхитилась Марина, — Я всегда мечтала иметь такой дом, чтобы летом можно было приезжать.

— Да, дача — это здорово! — согласилась я.

Мы помолчали немного.

— А вы со Стасом вместе учитесь, да? — спросила я, не зная, о чём ещё поговорить с ней.

— Нет, мы недавно познакомились в гостях у нашего общего знакомого.

От дальнейшей неловкой беседы меня отвлекло появление Славы.

Я вскрикнула от радости и бросилась ему на шею.

— Я так скучала по тебе! Такое впечатление, что мы не виделись сто лет!

Он крепко обнял меня.

— Да, мне тоже так показалось, хотя я ушёл от тебя всего…вчера вечером, — неловко закончил он, заметив притулившуюся в уголке Марину.

— Привет! — поздоровался он с ней.

— Пприввет, — заикаясь, ответила Марина, — Я пойду тоже…Стаса поищу.

— Чего это с ней? — спросила я, когда девушка выскочила за дверь.

— Наверное, испугалась, отчего это я так мгновенно побледнел — хихикнул Слава и снова потянулся ко мне.

Я снова растворилась в его объятиях и поцелуях, наслаждаясь тем удивительным чувством спокойствия, которое дарили его прикосновения.

— Эй, систер, а ты времени здесь зря не теряешь! — воскликнул Стас, который как раз вошёл в кухню.

— Стас, — протянул он руку Славе, и тот пожал её.

— Слава.

— Тась, у меня к тебе дело, — начал Слава, стараясь выглядеть как можно беспечнее, — Может, раз твои родные уехали, устроим завтра вечеринку. Лиза и Руслан придут. Ну и немного отдохнём.

Я заподозрила неладное. Что-то явно произошло. Но что?

Ничего, позже, оставшись со мной наедине, Слава мне всё объяснит.

— Да, это отличная мысль! — восхитилась я, — Давай завтра и устроим!

— Ух, ты! — обрадовался Стас, — Значит вечеринка? Ну, Тась, твои знакомые нравятся мне всё больше.

И он, насвистывая, вышел на улицу, а я в ожидании и тревоге взглянула на Славу.

Глава 12

Когда, наконец, Стас и Марина ушли, чтобы осмотреть окрестности, я смогла расспросить Славу о том, зачем ему понадобилась вечеринка.

— У нас появилась информация, что Истребляющие рыщут поблизости. — Нехотя ответил Слава, — Родители и Света уезжают в город, чтобы решить некоторые вопросы, а мы должны держаться ближе к тебе.

Я кивнула. Теперь всё ясно — родители Славы не хотят рисковать детьми и попросили их держаться рядом со мной. Мало ли что.

— Это не то, что ты думаешь, — мягко произнёс Слава, — Мы будем рядом не для того, чтобы выжить.

Я напряглась.

— Александру? — вырвалось у меня.

Слава кивнул.

— Папа просил не говорить тебе, но я считаю, что ты имеешь право знать.

— Он где-то рядом?

Блин! Голос дрожал, несмотря на то, что я отчаянно пыталась взять себя в руки.

Слава снова кивнул.

— Я не знаю, почему он так быстро нашёл тебя, но отец Светы заверил, что он знает о тебе всё и теперь ищет.

Я потрясённо опустилась на стул.

Значит, мне осталось совсем немного.

— Девочка моя, не бойся, я рядом! — прошептал Слава, опускаясь передо мной на колени и прижимая к себе. — Папа уже работает в том направлении, чтобы узнать, как Дарящая жизнь должна уничтожить Истребляющего.

Ну да. Это ободряет. Хоть кто-то, возможно, способен подсказать мне, как я должна уничтожить другое существо. Шансы, хоть и призрачные, но всё же есть.

— Они завтра уезжают? — спросила я.

— Да, поэтому с утра мы будем здесь, ну а послезавтра родители вернутся. Я надеюсь, что они выяснят что-то стоящее.

Да. Я тоже на это очень надеялась.

До вечера Слава был молчалив и задумчив. Казалось, его что-то гложет, а что, я не могла понять.

Расспросить его не удавалось — рядом постоянно крутился Стас, а если бы мы уединились в комнате, стали бы объектом для недвусмысленных шуток братца.

Наконец, настала пора ложиться спать и я с облегчением вздохнула. На время ночи не придётся делать вид, что у меня всё в порядке.

Слава попрощался и, уходя, подмигнул мне, давая понять, что он будет ждать меня наверху.

Марина тоже ушла спать и мы с братом остались вдвоём.

— Слава — классный парень, не то, что твой Влад, — начал Стас.

— Да, Марина мне тоже понравилась, — похвалила я выбор брата.

Он ухмыльнулся.

— Самое ценное в Марине — то, что у неё нет родителей. — Заявил Стас, и добавил, видя моё вытянувшееся лицо, — Она из детдома. Так что такое понятие, как тёща, её будущего мужа минует.

Я поморщилась от такого отвратительного заявления.

— Хотя, — брат задумался, откусывая яблоко, — Я её в этом качестве уж точно не рассматриваю. Так. На пару разков.

— Стас, фу! Ты говоришь о ней так, будто она вещь! — воскликнула я.

— Беру от жизни всё, систер, — подмигнул мне Стас.

Дальше выслушивать его пошлости и грубости я не собиралась, поэтому просто пожелала спокойной ночи и отправилась спать.

На следующее утро Слава предложил Стасу съездить в магазин за напитками на мотоцикле. Тот с радостью согласился, и я заметила, с каким уважением он стал смотреть на Славу, при виде его транспортного средства.

Лиза и Руслан, которые прибыли сразу после отъезда ребят в магазин весело балагурили на кухне, готовя шашлык из принесённого ими мяса. Когда в кухню вошла Марина, Руслан бросил на неё долгий изучающий взгляд и она, смутившись, отвернулась.

— Это Лиза и Руслан, — представила я брата и сестру Марине, — А это — Марина, — я повернулась к Лизе и Руслану, которые нарезали лук.

Руслан снова надолго задержал взгляд на девушке, и я заметила интерес в его глазах.

Хотя, надо признать, Марина тоже бросала украдкой жаркие взгляды на красивого брата Славы.

Ну, что ж. Может, хоть Руслан не будет рассматривать Марину, как вещь.

Хотя, если учитывать, что парень, скорее всего, заинтересовался ею, как едой — выбор у Марины один другого лучше.

От этого вывода меня накрыла нервная истерика. Я выскочила из дома и стала хохотать.

Если учесть, что причин для такого бурного веселья не было вообще, то выглядело это, по меньшей мере, странно. Хотя, видимо, Марину это не напугало, и она вышла за мной следом.

— Они немного странные, не находишь? — заговорщицким голосом изрекла она, — Будто похожи на каких-то призраков или героев страшилок, — она захихикала также, как и я. Нервно и…неуместно.

Ох, если бы ты знала, девочка, как близка ты к правде. Неожиданно меня осенило: вот кого ещё можно спасти!

— Мариш, тебе страшно? — как можно беспечнее спросила я.

Она выглядела удивлённой. Наверняка, я попала в цель.

— Нет…почти нет, — ответила Марина.

— Если тебе страшно, беги отсюда! Уноси ноги, пока цела.

От этих слов, которые действительно отражали всю правду жизни, Марина почему-то облегчённо вздохнула.

Какая ирония: она приняла их за шутку!

— Ты права, Тась. У меня действительно разыгралось воображение.

Она оперлась о перила лестницы и, задумчиво глядя вдаль, спросила:

— Как думаешь, у Руслана есть девушка?

Вот это да! Кажется, жертва заинтересовалась охотником. Нет, Марин, тебе действительно стоило принять мой совет относительно побега.

— Не знаю, вроде нет, — ответила я.

От этих слов на красивом лице девушки распустилась улыбка и она продолжила:

— А как думаешь, я могу ему понравиться? Ты же вроде его знаешь…Может, и вкусы его успела изучить?

Только тут до меня дошло, что Руслан, который находится за стенкой, конечно же, слышит каждое произнесённое Мариной слово.

Интересно, какова его реакция? Самодовольство? Жалость? Симпатия?

— Честно, не знаю! Но, думаю, такая красивая девушка, как ты способна понравится многим мужчинам.

За поворотом послышался рёв мотоцикла, и я облегчённо вздохнула: наконец-то, Слава вернулся!

Вечеринка прошла довольно весело, несмотря на то, что большинство из присутствующих знали, что скоро спокойствию придёт конец.

Слава усадил меня на колени, а Лиза и Руслан сели рядом. Я была в шортах и поэтому они легко касались меня, отправляя еду в рот.

Стас, к моему позору, сошёл с дистанции первый. Он что-то пробубнил, выпив очередную бутылку пива, и захрапел лёжа головой на столе.

Марине было неловко, она попыталась поднять моего непутёвого братца и увести в дом, но ей это было не под силу. Ей вызвался помочь Руслан. Он легко взвалил Стаса на плечо и под руководством Марины понёс в его комнату. Уже через пару минут он вернулся один и отозвал меня в сторону.

— Тась, у меня к тебе дело. Я тут Марину прогуляться пригласил, а теперь не знаю, вдруг у них со Стасом всё серьёзно?

Я облегчённо вздохнула. Оказывается, всё не так плохо и Марине не грозит опасность быть съеденной. Или грозит? Вдруг, он и пригласил её погулять с этой целью? А про Стаса спрашивает, потому что волнуется — а вдруг мой драгоценный братец опечалится, если узнает, что его подружку съели?

— А ты с какой целью интересуешься? — с подозрением спросила я.

Если бы Руслан был человеком, он бы, наверное, покраснел гуще красной девицы.

— Ну…она нравится мне…

— Как кто? — уточнила я.

— Как девушка! — удивлённо воскликнул Руслан, — А как же она мне может нравиться ещё?

Он воскликнул это так искренне, что теперь уже настала моя очередь смущаться.

— Ну…я подумала, что ты её…хочешь…съесть. — Честно призналась я.

— Да ты что! Конечно, нет! — с осуждением посмотрел на меня Руслан и я расслабилась.

— Ну ладно! Не знаю, как с её стороны, а вот со стороны Стаса, как он изволил выразиться, это на пару разков. — Проговорила я и тут же пожалела о своих словах: руки Руслана сжались в кулаки, а на скулах заиграли желваки.

Я испугалась за здоровье спящего брата и быстро произнесла:

— Вон твоя красавица идёт.

С крыльца действительно спускалась Марина. Она подошла к нам, и Руслан, галантно поклонившись ей, подал руку.

Я проследила взглядом за парой, удаляющейся в сторону ворот, и поискала глазами Славу. Нам с ним необходимо было срочно обсудить кое-что важное.

Когда мы со Славой поднялись ко мне, предварительно показав Лизе, где она будет «спать», я тут же приступила к допросу:

— Слав, скажи мне, пожалуйста, что с тобой происходит последние два дня? Ты сам не свой — молчаливый, задумчивый. Это как-то связано со всей этой ситуацией?

— Тась, я должен тебе кое-что рассказать. — начал он и сердце моё пропустило удар, — Дело в том, что папа очень сильно озадачен тем, что я должен тебя обратить.

Я собралась протестовать, но он поднял руку:

— Я знаю, что ты не хочешь, поэтому не буду ничего предпринимать.

— Но зачем ему это нужно? — спросила я, — Ведь я смогу помочь, даже если не буду обращена! А шансы, что меня укусит кто — то, кто не должен этого делать, очень невысоки!

— Знаю, девочка моя! Но папа не даёт нам много шансов в этой борьбе! Он говорит, что если даже ты оживишь нас, и мы снова станем вампирами, то Истребляющие всё равно смогут нас убить, а если ты превратишь нас в людей, то они нас не тронут!

Я закусила губу.

Блин! Звучит и правда вполне здраво.

— Что ты об этом думаешь? — спросила я его.

— Я считаю это полным бредом! Ведь если я стану человеком, а ты станешь вампиром, то больше никто не сможет тебя защитить! Но если я тебя обращу, то у тебя будет больше, гораздо больше способностей, чтобы противостоять Истребляющим.

— То есть, ты за?

— Да, но только если ты пообещаешь, что в случае чего оживишь меня вампиром!

Я кивнула.

— Теперь технический вопрос: как ты это собираешься делать, если ты сразу становишься человеком, когда касаешься меня?

Слава опустил глаза в пол.

— Папа разузнал и про это. — тихо проговорил он, — Дело в том, что на твоём теле должно быть место, касаясь которого я не превращусь в человека.

— Это касается только тебя, или все остальные тоже…ну…ты меня понял.

— Только меня, — заверил Слава, не поднимая глаз.

Что ж, милый, вот ты и попался!

Я быстро стянула кеды, джинсы и майку, оставшись только в спортивном нижнем белье.

— Что ты делаешь? — округлили глаза Слава.

— Будем искать это место! — воскликнула я.

— Но ты…но я…но ты, — залепетал Слава, — Я не готов! — воскликнул он и даже попятился к двери.

— Ты сбегаешь? А кто же будет меня охранять? — возмутилась я.

Он тут же замер. Потом вздохнул, будто смирившись с неизбежным.

Я взяла инициативу в свои руки и подошла к Славе. Затем взяла его ладонь и краски вернулись на его лицо. Как я и предполагала, он был пунцовым, как варёный рак.

— Тогда не шевелись, иначе я не сдержусь и мы его никогда не найдём, — наказал Слава и осторожно провёл пальцами по моим щекам. Потом коснулся шеи, пробежался по плечам.

— Может, будешь делать это одной рукой. — пробормотала я, тая от его прикосновений. — А то вдруг оно маленькое, а ты второй рукой только помешаешь?

Он кивнул, судорожно сглатывая. А я тем временем отошла к кровати и легла на спину.

Слава подошёл, неловко топчась на одном месте. Потом присел рядом и начал исследовать моё тело одной рукой.

Через десять минут мы выяснили две вещи: это место у меня было явно ниже пояса и если Слава продолжит ещё хоть чуть-чуть, я кончу только от его прикосновений. Естественно, второй вывод я сделала сама для себя, не делясь со Славой.

Наконец, Слава осторожно раздвинул мои бёдра и стал исследовать их. Уже через пару секунд он победно воскликнул:

— Есть!

Я подняла голову, не сразу понимая, о чём он говорит.

Слава держал ладонь на внутренней поверхности моего правого бедра, ближе к паху, но сам при этом выглядел как вампир, а не человек.

— Вот оно! — снова повторил он, и глаза его блеснули.

Я замерла.

— Ну, что, давай, обращай! — предложила я ему, и он вскинул на меня глаза.

— Ты серьёзно? — Удивлённо воскликнул он, и я кивнула головой.

— Но, ты же не хотела! — попытался он воззвать к моему разуму.

— Я и сейчас не хочу, но надо так надо, — решилась я.

Вместо ответа Слава наклонился к моим раздвинутым бёдрам, и я напряглась, мысленно прощаясь с человеческим существованием.

Но Слава не стал меня кусать. Он просто легко коснулся губами этого места, и тело моё сотрясла дрожь наслаждения. Потом он резко поднялся и впился в мои губы с жарким поцелуем.

— Ты не готова, а я не хочу этого делать без твоего согласия, — прошептал он, и я расслабилась.

Он снова поцеловал меня, и я принялась срывать с него одежду. Он не протестовал, даже наоборот, помогал расстёгивать пуговицы рубашки. Когда я, наконец, избавила его от одежды, и Слава остался только в нижнем белье, он осторожно спустил лямку моего бюстгальтера, обнажая одну грудь. Потом поцеловал твёрдый как камешек сосок, и я застонала.

Он остановился и посмотрел на меня.

— Тебе не больно? — озабоченно спросил он.

Мне захотелось стукнуть его по голове.

Я резко поднялась не в силах больше сдерживаться, и Слава оказался подо мной.

Придётся брать всё в свои руки!

Когда я стянула со Славы нижнее бельё, он уже был возбуждён до предела.

Я удовлетворённо хмыкнула. Потом сняла с себя трусики и приготовилась лишить парня девственности. Сегодня совсем не хотелось предварительных ласк, а от осознания того, что я у Славы первая, возбуждение достигло максимального предела.

Я села на корточки, и осторожно придерживая его возбуждённую плоть, направила его в своё влажное от желания лоно. Слава дёрнулся, когда оказался целиком во мне и откинулся назад. Я попробовала осторожно двигаться и Слава застонал. Уже через полминуты я поняла, что вот-вот кончу. Слава сладко постанывал вместе со мной, и через пару секунд я достигла разрядки. Я приостановилась, перевести дух и тут услышала шёпот Славы:

— Не останавливайся, пожалуйста, мне кажется, я сейчас взорвусь.

Я продолжила движение попкой вверх-вниз, и через некоторое время Слава громко застонал и его член запульсировал внутри меня. Потом он расслабленно прикрыл глаза и улыбнулся.

Я обмякла, так и оставшись сидеть на нём, но он подтянул меня к себе и уложил рядом.

— Спасибо, любимая! Это было даже лучше, чем вновь почувствовать себя человеком.

Я тоже улыбнулась. В последнее время меня очень часто хвалят.

Убаюканная этими мыслями я закрыла глаза и провалилась в сладостный сон и не видела, как через пару минут рядом уснул Слава.

Глава 13

Утро началось с занятий любовью. Слава, отчаянно краснея, попросил меня дать ему попробовать действовать самому. Я не препятствовала.

Что ж, ещё несколько тренировок и всё будет прекрасно. А в тренировках я ему отказывать уж точно не собиралась.

После секса, лёжа в кольце его сильных рук, я решилась снова поднять вопрос моего обращения.

— Слав, я по поводу вчерашнего разговора насчёт того, чтобы обратить меня… — начала было я, но он не дал мне договорить, приложив палец к губам.

— Я знаю, что ты не хочешь этого, и я не буду ни на чём настаивать! Тем более, что я и сам не знаю, стоит ли оно того!

— То есть ты против того, чтобы я стала вампиром? — удивлённо воскликнула я.

— Нет, я против того, чтобы делать что-то, чего ты не хочешь!

Я посмотрела на него.

— Слушай, а как насчёт дополнительной порции тренировок? — лукаво улыбнулась я Славе и он, сначала нахмурил брови, не понимая о чём речь. Однако, потом улыбка осветила его лицо и…

В общем, на завтрак мы опоздали.

Сразу после позднего завтрака, на котором присутствовала только Лиза, мы вышли на улицу. Я забеспокоилась о брате и решила проверить, как он после вчерашней попойки.

Дверь в его комнату была приоткрыта. Сам Стас, раскинув руки, не раздетый, спал на постели…один.

Кхм, интересно, а где же Марина?

Слава подмигнул мне и позвал с собой.

Оказывается, Марина спала в гамаке вместе с Русланом. Точнее, Руслан, конечно, не спал. Он подмигнул нам, и приложил палец к губам. Мы осторожно двинулись в сторону ворот, чтобы не разбудить девушку.

Неожиданно Слава замер и прислушался к чему-то.

— Тась, — после непродолжительной паузы заговорил он, — Папе нужно срочно нас видеть!

— Они вернулись? — спросила я, отчего-то пугаясь.

— Да, нужно позвать Руслана и Лизу. Они ждут нас.

— Я сейчас пойду, предупрежу их. — Откликнулась я и направилась в сторону дома.

Когда Руслан и Лиза присоединились к Славе, он быстро чмокнул меня в щёку и, пообещав скоро вернуться, буквально растворился в воздухе. Через пару секунд исчезли и Лиза с Русланом. А я осталась стоять возле ворот, не понимая, почему они не взяли меня с собой.

Через полчаса я почувствовала зов. Он опять тянул меня в сторону леса.

«Наверное, у Славы что-то случилось и он теперь вызывает меня, чтобы сообщить об этом» — решила я про себя и даже бросила прощальный взгляд на дом и сад. Если вдруг сейчас Слава скажет мне, что нам срочно нужно уходить, я готова идти с ним куда угодно, бросив всю свою жизнь здесь.

Зов всё усиливался, и я вспомнила слова Славы о том, что это странное явление, когда человек может противиться ему. Но я ведь не обычный человек, не так ли?

Я забежала в комнату и схватила мобильный. В прошлый раз, когда Слава уходил и просил меня дать ему мой номер, я вышла из дома без телефона, а он неоднократно названивал мне. Зато теперь я тоже знаю номер его мобильного.

Всё равно, даже если бежать быстро, в лесу я окажусь минут через пятнадцать. А вдруг нужно что-то взять с собой? Поэтому я решила позвонить Славе и уточнить, что он хочет.

Слава, к моему удивлению, трубку не взял.

Значит, нужно соблюдать конспирацию.

Я быстро написала ему сообщение о том, что уже выхожу на поляну (почему-то я была уверена, что мы должны встретиться именно там), и отложила телефон на тумбочку.

Потом надела резиновые сапоги и кофту.

Всё же я ещё обычный человек, и поэтому нужно опасаться змей и клещей.

Когда всё было готово к выходу, я сказала проснувшейся Марине, что ухожу на встречу со Славой и вышла из ворот.

В лесу снова было тихо, как в прошлый раз, когда я приходила сюда навстречу со Славой. Тогда я была настороженна, не зная, чего ожидать от своего прихода в лес. Теперь же я мчалась, что есть духу, надеясь на скорую встречу с любимым.

Кое-что насторожило меня, когда я уходила. Например, я всё же надеялась на то, что Руслан позовёт Марину с собой.

Хотя, если учесть, что они были знакомы меньше суток, то надеяться на это было, по крайней мере, глупо.

Дыхание от быстрого бега довольно скоро сбилось, и я перешла на быстрый шаг.

Я пошарила по карманам в поисках телефона, чтобы проверить, что ответил Слава.

Блин, по-моему, я забыла телефон дома!

Когда я достигла поляны, то к моему удивлению, она была пуста. Я немного постояла в центре, пряча руки в карманы. Неожиданно вся эта идея, с приходом сюда, не выясняя, точно ли зов принадлежал Славе, показалась мне безумием. Я зябко повела плечами и прогнала от себя плохие мысли. Потом решила позвать Славу.

Уже через три минуты я поняла, что здесь что-то неладно. Слава не появлялся. Я уже направилась к выходу из леса, когда из-за деревьев вдруг вышла Света.

Я выдохнула с облегчением.

— А где Слава? — спросила я у девушки, но та неожиданно рассмеялась.

— Славы нет! — воскликнула она, отсмеявшись. — Тебя звала я.

Глава 14

Я пожала плечами. Интересно, зачем я нужна Свете? Может, Слава попросил привести меня к нему?

— А где Слава? — обратилась я к блондинке, и она шагнула ко мне.

— Не знаю, — ответила Света и оглянулась по сторонам.

— Как не знаешь? Вы же вроде с его родителями вместе были?

Света рассмеялась высоким неприятным смехом.

— Ты ошибаешься, я была по своим делам, а они по своим. Вот только интересы у нас с ними разошлись.

— Ясно, — протянула я, не зная, что ей понадобилось от меня, — Ну, если я тебе не нужна, то я пойду. Скоро Слава должен вернуться, он что-то интересное узнал от отца.

Я повернулась и направилась к выходу, но следующие слова Светы приковали меня к месту.

— Он узнал сегодня, что появилась бывшая Дарящая жизнь и она уже совсем близко.

Я повернулась к ней.

— Как это? Ведь она погибла…Её предал Александру. Ты сама говорила мне это.

Света поцокала языком и покачала головой:

— Нет, Таисия, я тебе такого не говорила.

Я припомнила. Действительно, она просто сделала паузу, и я сама додумала такую концовку.

— Но…как же она выжила? Ведь тогда, по идее я не должна была появиться!

— Точно! Она погибла в качестве Дарящей смерть, но так как её гибель была согласована с Истребляющими, она смогла возродиться в виде вампира.

Меня начало трясти.

— Но как это возможно?

— Ты не забыла, что Александру Истребляющий-вампир?

Я кивнула.

— Ну так вот, в той книге, что дал мой отец родителям Славы отсутствует несколько страниц.

Она вытащила из кармана джинсов сложенные листочки и показала мне. Потом развернула и начала читать.

— Здесь говорится, что Истребляющий, которому суждено убить следующую Дарящую жизнь, может также возрождать к жизни вампиров. Однако, это ирония! Представь себе, что Истребляющий, цель жизни которого уничтожить как можно больше вампиров и вдруг начинает возрождать их к жизни!

Она снова расхохоталась, и меня затрясло ещё больше.

— Однако, в случае с предыдущей Дарящей смерть, это правило не действовало. Александру, конечно же, возродил любимую к жизни. Она потеряла все свои способности и стала просто вампиром.

— Но зачем ему это было нужно? Зачем лишать её этих способностей?

— Разве это неясно? — воскликнула Света и даже покачала головой. — Это была бы большая угроза с её стороны. А вдруг она бы встала на сторону вампиров? Нет, это было бы очень рискованно!

— И что теперь? Александру знает, где я и идёт сюда?

Я даже оглянулась, как будто ожидая увидеть его за ближайшим деревом.

— Нет. Пока нет. Но…если планы бывшей Дарящей жизнь не принесут успеха, то он вступит в игру.

— А каковы её планы? — с опаской спросила я.

— О! Она очень ревниво относится к своему потерянному титулу и хочет сама обратить тебя, чтобы ты потеряла все способности.

— Но вдруг она не сможет этого сделать? Вдруг она превратится в человека при прикосновении ко мне?

— О нет! Дело в том, что я тоже немного…кхм…ошиблась, когда говорила, что некоторые вампиры не чувствуют себя человеком, когда прикасаются к Дарящей жизнь. Это не так. Не чувствует себя только предыдущая Дарящая жизнь…если, конечно, ей удастся возродиться.

Я судорожно сглотнула. Это означало только одно.

Света снова расхохоталась, видя, что я догадалась.

Она подошла ещё ближе ко мне. Но я стояла на месте, не в силах пошевелиться.

— Ты права, Таисия — я и есть предыдущая Дарящая жизнь!

Я замерла. Отчаянно захотелось убежать отсюда, но я не могла двинуться с места. Света сделала шаг в мою сторону, и я испугалась.

Во-первых, мне абсолютно не хотелось становиться вампиром, а во-вторых, я не хотела терять своих способностей. Если я стану обычным вампиром, помочь никому не смогу.

— Ну а как же твои родители? Они же вампиры? — спросила я, пытаясь оттянуть время.

— И что дальше? — удивлённо посмотрела на меня Света. — Родители тоже неприкасаемы для Истребляющих. Правда, они об этом не знают, и приходится водить их за нос.

— Ну а зачем вам Славина семья? Ведь вы вполне могли их… уничтожить, — я запнулась, представляя себе страшные картины.

— О! Да ты, я смотрю, совершенно недогадливая! Всё это лишь для отвода глаз. Мои родители довольно консервативны, они боятся новых знакомств. А вот у Славиных родителей есть неплохие связи среди вампирских семей, я многое знаю, благодаря тому, что вхожа в их круг. Ну а потом, потихоньку, конечно, эти семьи исчезают с лица земли. Слава всегда очень печалится, но поделать ничего нельзя. Истребляющие должны заниматься своим делом.

— А что же дальше? — спросила я у Светы, краем глаза наблюдая, как она сделала ещё шаг, приближаясь ко мне. — Вы планируете остаться одни? Вампиры просто прекратят существовать?

— Ну, в принципе да. Нам стоит только уничтожить тебя, а это будет совсем просто, когда я тебя обращу. Ну и всё. Следующая Дарящая жизнь появится совсем не скоро. Если вообще появится. А мы потихоньку уничтожим всех вампиров и будем править миром.

Я вздрогнула.

— А семью Славы вы тоже уничтожите?

— Думаю, что это придётся сделать сразу же. Они нам больше не нужны.

Я кивнула, сглатывая ком в горле. Итак, нам осталось недолго.

В тот же миг, как поток моих вопросов иссяк, Света шагнула ко мне и плотоядно ухмыльнулась, обнажая ряд ровных белых зубов.

Я отступила назад, инстинктивно прикрывая шею руками, а Света наоборот, оскалившись, прыгнула на меня. Я зажмурилась, готовясь к худшему. Но в тот же миг, как челюсти её клацнули возле моего горла, что-то большое ударило Свету в грудь и она отлетела в сторону.

Я открыла глаза и увидела перед собой Славу. Он стоял передо мной, держа руки впереди, готовый в любую секунду защитить меня от нового прыжка Светы.

Та же вскочила на ноги, и на лице её было полное замешательство.

— Слава… — начала она, — Как ты узнал, что мы здесь?

— Тася вовремя сообщила мне, что будет ждать меня на поляне в лесу. Но, как понимаешь, быть здесь я просто не мог, поэтому смекнул, что это кто-то другой назначил ей здесь встречу.

— Тася! — Света посмотрела на меня, — Ну что же ты снова всё портишь? Теперь мне просто придётся рассказать о тебе Александру. Это гораздо хуже, чем просто мой укус, уж поверь.

Слава выглядел потрясённым. Явно про связь Светы и Александру он не знал.

Света, видя его замешательство, снова прыгнула вперёд, теперь уже в попытке нанести вред именно Славе, а не мне. Но он сделал незаметный шаг в сторону, одновременно выставив руку, и Света, ударившись об неё со всего маху, упала на спину, но тут же вскочила и с диким визгом бросилась в мою сторону.

Дальше я просто не могла понять, что происходит.

Слава и Света носились по поляне, то приближаясь ко мне, то отстраняясь на приличное расстояние. Слышался звериный рык и визг Светы. Я стояла и смотрела на это, не в силах пошевелиться.

Наверное, с моей стороны было правильным убежать домой, но я не могла с собой ничего поделать. Отчасти потому, что я боялась за Славу, и могла бы ему помочь, если бы он вдруг проиграл, отчасти оттого, что и дома, наверное, я не была бы в безопасности.

Сколько продолжалась эта битва я не знала, но она внезапно завершилась, как только на поляне появились Руслан и Лиза.

Парень крикнул сестрёнке, чтобы она не вмешивалась и, быстро подскочив к Славе и Свете, тоже бросился в драку.

Света, поняв, что одной ей не устоять, бросилась в сторону и побежала прочь. В тот же момент ноги мои подкосились, и я стала сползать на землю.

— Не дай ей уйти! Она не должна исчезнуть! — крикнул Слава брату и метнулся ко мне, успев поймать меня в нескольких сантиметрах от земли.

— Девочка моя! Ты цела? — воскликнул он, бережно поднимая меня на руки.

— Я в порядке! — шепнула я одними губами и в ту же секунду отключилась.

Глава 15

Пришла в себя я только когда голова моя коснулась чего-то мягкого.

Открыть глаза удалось не сразу.

Рядом слышался нестройный хор голосов, я различила Славин, Руслана и их отца.

— Пап, если она сейчас не откроет глаза, нужно срочно принимать меры! — воскликнул Слава, и в голосе его я отчётливо уловила тревогу.

— Ну, я не знаю, что обычно действует в таких случаях? — проговорил в ответ мужской баритон, — Может, нашатырь?

— Фу! Нашатырь! Он же воняет, как не знаю что! — А вот это уже был Руслан, — Если вы решите оживлять её с помощью нашатыря, предупредите — я сбегу подальше.

Наступила тишина.

— Может, пощёчину? — предложил Руслан.

— Я тебе сейчас дам пощёчину! Даже не вздумай к ней приближаться! — прошипел Слава угрожающим шёпотом.

— Эй, ребята, спокойнее! — властным голосом окликнул парней Дмитрий Эдуардович.

— Вообще-то это помогает! — настаивал на своём Руслан.

Услышав рык Славы, явно направленный в сторону неугомонного братца, я всё же с трудом разлепила глаза, опасаясь, что или Руслан поколотит меня, или (что вероятнее) Слава побьёт Руслана.

Руслан, конечно, сильнее, но Слава так легко уходил от атак Светы, которая по комплекции была гораздо меньше, что в его победе над тяжеловесным братом я не сомневалась.

Слава, увидев, что я, наконец, открыла глаза, бросился ко мне.

— Тась, ну как ты? Всё в порядке?

Я кивнула. Потом услышала свой хриплый голос.

— Всё хорошо, просто не выдержала нервного напряжения.

— Ребят, помните, нам уходить нужно. Срочно! — отрывисто сказал отец Славы и вышел из комнаты.

— Куда нам нужно уходить? — ничего не понимая, я села на постели.

Оказалось, мы были в доме Славы.

— Всё. Свету догнать не удалось. Она, скорее всего, вот-вот встретится с Александру и расскажет ему о твоём местонахождении. Нам нужно спрятаться.

Я судорожно сглотнула.

— Но как же мои родные? Что будет с ними?

Слава переглянулся с Русланом.

— Для этого существуют так называемые Апаратори. Они существуют столько же, сколько приходит в мир Дарящая жизнь. Это защитники её родных. Единственное условие — среди твоих родственников не должно быть вампиров. У тебя нет родственников вампиров?

Я покачала головой. Если только Стас…Он вампир ещё тот.

— Значит отлично. Они прибудут в твой дом и будут находиться там до тех пор, пока не кончится война.

— Но как же мои родные? Ведь им нужно ходить на работу, ещё куда-то…Вообще жить свободно.

Слава присел передо мной на корточки и взял мои ладони в свои руки.

— Тась, ты хоть понимаешь, что сейчас начнётся? Первым делом Александру придёт искать тебя сюда. Поэтому нам срочно нужно будет уехать. Мы с тобой поедем в Вену, скорее всего. Оттуда нам снова придётся переезжать.

Твои родные всё это время будут в опасности. Как только Александру поймёт, что тебе удалось скрыться, он первым делом нанесёт удар им, с целью, чтобы ты вышла из тени.

От этих слов в горе встал ком.

— Но мне нужно объяснить им всё. Иначе они не поверят! — воскликнула я.

— Тасенька! У нас нет на это времени! Нам срочно нужно уходить. Драгоценна каждая секунда!

От осознания того, что я могу больше никогда не увидеть своих родных, в глазах вскипели жгучие слёзы.

— Я не могу так просто уйти! Пойми! Я должна быть уверена, что с ними всё будет в порядке.

Краем глаза я увидела, как Руслан закатил глаза. Но обращать на это внимание не стала.

Слава нахмурил брови, а потом, будто решившись на что-то, кивнул.

— Хорошо! Значит, сейчас нам нужно срочно бежать к тебе, собирать твои вещи, забирать Стаса и ехать в город.

Он подхватил меня на руки и быстро помчался вниз. Потом крикнул отцу, который уже завёл двигатель минивэна, что мы будем готовы через десять минут, и выбежал из ворот. Я закрыла глаза, опасаясь, что меня может стошнить. Не столько от быстрого бега, сколько от нереальности происходящего.

Когда мы прибыли домой, выяснилось, что Стас всё ещё спал. Я попросила Славу разбудить его и пошла наверх собирать вещи. Много брать я с собой не стала — пара джинсов, нижнего белья, футболок и дополнительная удобная обувь — вот и всё, что мне может понадобиться. Если вообще понадобится.

Как только рюкзак был собран, я сбежала вниз и увидела, что Слава взвалил моего братца на плечо и стоит, ждёт меня.

— Придётся идти пешком, — вздохнул он, — Он вообще не хочет просыпаться.

— Всё равно надо взять с собой Бренда. Мы и так не могли бы быстро бежать.

Слава кивнул.

— Хорошо, идём.

Я отвязала Берендейку и надела на него ошейник с поводком. Потом закрыла дом на замок и бросила прощальный взгляд на то, что меня окружало.

Вся проделанная работа коту под хвост. Уже через пару недель всё зарастёт без присмотра, так что урожая нам не видать, как своих ушей.

Как бы я хотела, чтобы Слава оказался обычным парнем, а я обычной девушкой.

Мы бы познакомились с ним, возможно, стали бы встречаться, прекрасно провели время. И не нужно было бы срочно бежать куда-то.

Я тяжело вздохнула и повернулась к воротам.

Нужно уходить. Срочно.

Дома у Славы все уже сидели в машине, ожидая нас. Дмитрий Эдуардович сел за руль, рядом села Лиза.

Я подвела к ней Бренда и посадила его ей в ноги.

Бренд почти полностью скрыл девушку, но противиться поездке рядом с ней не стал. Видимо, он уже понял, что дружба с вампирами мне ничем не грозит. Хотя, смотря с какой стороны взглянуть.

В машине уже сидели Руслан, Марина и мама Славы.

Слава усадил Стаса на самое дальнее сидение, и мы сели на оставшиеся два места. Я скинула рюкзак себе под ноги и прислонилась лбом к прохладному стеклу.

Руслан, сидящий ближе всех к выходу, захлопнул дверцу, и в тот же миг машина плавно двинулась задним ходом.

Как только мы начали движение, я обернулась, и меня почему-то обуял страх. Мне казалось, что вот-вот откуда — нибудь выскочат Истребляющие и не дадут нам двигаться дальше. Но мы спокойно выехали из ворот, и папа Славы вылез из машины и захлопнул их.

Машина ехала медленно — не позволяла дорога. Как только мы достигли моего дома, я вскрикнула и прикрыла рот ладонью, а Дмитрий Эдуардович нажал на газ.

По территории моей дачи ходили люди в чёрном. Их было немного — человек пять. Всё, что я успела разглядеть, — это взломанная дверь и повернувшиеся в нашу сторону лица. Они проводили нашу машину взглядом и…быстро побежали в нашу сторону. Я снова вскрикнула и вжалась в сидение. Дмитрий Эдуардович чертыхнулся и ещё прибавил газу. До шоссе оставалось метров двести. И, как назло, дорога здесь была отвратительной.

Машина подпрыгивала каждую секунду, угрожая вот-вот перевернуться. А я сидела, смотря в окно, не в силах оторваться от страшного зрелища: пятеро людей в чёрном, быстро бегут за машиной, словно у них крылья за спиной.

Наконец, наш автомобиль выехал на шоссе и помчался в сторону города. Истребляющие, а, скорее всего, это были именно они, отстали и замедлили бег. А потом и вовсе остановились.

Я взглянула на Славу и только сейчас осознала, что сильно сжимаю его руку, до боли, до хруста суставов. Но отнять ладонь я была не в силах. Мне казалось, что если я это сделаю, то потеряю ту тоненькую нить, которая, как я надеялась, всё ещё связывает меня с этим миром.

Как только мы отъехали на приличное расстояние, меня накрыла волна ужаса, которая быстро переросла в жуткую истерику.

Слава придвинулся ко мне и схватил в стальные объятия. Я пыталась вырваться. Мне казалось, что я срочно должна убежать отсюда. Но Слава не ослаблял объятий, и я постепенно успокоилась и только тихонько плакала на его плече.

В машине стояла абсолютная тишина. Как только я успокоилась, Дмитрий Эдуардович спросил:

— Расскажи, откуда Света знает Александру? Слава слышал, что она грозилась, что приведёт его к тебе.

Я шмыгнула носом и вытерла слёзы.

— Она призналась, что она — предыдущая Дарящая жизнь. — Тихо ответила я, и все в машине, кроме отца Славы, который смотрел только за дорогой, ошеломлённо уставились на меня.

— Но как это может быть? — воскликнула мама Славы, — Ведь она должна быть мертва.

— Александру оживил её, потому что он может возвращать вампирам жизнь. По желанию.

Слава присвистнул.

— Но зачем ей нужно было общаться с нами? Она знала, что наша семья найдёт следующую Дарящую жизнь? — спросил он.

Я покачала головой.

— Не думаю. Скорее всего, ей просто повезло. Она сказала, что ей нужна была информация о вампирских семьях, с которыми вы дружили. Потом приходили Истребляющие и уничтожали их.

Слава выругался и сжал челюсти.

— Сука! — проговорил он.

Я поморщилась.

Впрочем, все были с ним согласны.

В машине снова наступило молчание.

Через некоторое время у Дмитрия Эдуардовича запиликал телефон, выводя меня из состояния ступора.

— Да, Влад, слушаю, — проговорил отец Славы в трубку и замолчал, очевидно, слушая собеседника, — Да, она с нами. Конечно. Я думаю, что это лучший выход. Без этого они нам не поверят. Спасибо. Пока.

Он отложил телефон в сторону и посмотрел на меня в зеркало заднего вида.

— Апаратори прибыли в город. Они готовы защищать твою семью.

Глава 16

К моменту нашего прибытия в город, Стас более-менее пришёл в себя и даже успел возмутиться, что мы, не спросив разрешения, увезли его с дачи. Я не стала вдаваться в подробности, почему мы сделали это. Пусть он тоже не будет обладать никакой информацией, которая может ему как-то навредить.

Когда мы остановились возле ворот нашего частного дома в Питере, то заметили напротив чёрную машину. Естественно в голове моей сразу родились самые страшные мысли, что это Истребляющие, и мои родственники в большой опасности. Однако, Дмитрий Эдуардович развеял мои страхи.

— Апаратори на месте. Интересно, кого прислала Камиля?

Он вышел из машины и направился к чёрной иномарке.

— Кто такая Камиля? — шёпотом спросила я у Славы и он так же шёпотом ответил:

— Это предводитель Апаратори. Иногда бывает, что она сама приезжает, чтобы встать на защиту родных Дарящей жизнь, но это должен быть особый случай.

В ту же секунду лицо его вытянулось, и он потрясённо прошептал:

— Видимо, наш случай особый. Смотри.

Я посмотрела на машину и увидела, что из распахнутой дверцы вышла одетая в длинный палантин миниатюрная женщина. Следом за ней вылезли два довольно устрашающих на вид мужчины и они все вместе пошли в нашу сторону.

— Пойдём! — произнёс Слава и взял меня за руку.

Когда мы вылезли из машины, то оказались лицом к лицу с Камилёй и её спутниками.

— Это Камиля, Хафиз и Халид — представил нам их отец Славы, потом повернулся к гостям и проговорил, — هذا هو ابني المجد ويعطي الحياة تاسيا[1]

Женщина посмотрела на меня, улыбнулась и провела тонкими пальцами по моей щеке.

- سعيد أن أرحب بكم الولادة![2] — произнесла она певучим голосом. Потом повернулась к Славе и так же провела по его щеке:

- سعيد أن أرحب بكم فقط![3] — снова пропела она.

Мы кивнули, не зная, что сказать.

Камиля повернулась к Дмитрию Эдуардовичу и проговорила:

- السماح للزواج يذهب إلى الأسرة وتحذيرهم من أن نكون قريبين منهم. وينبغي أن يفسر أيضا لهم انهم لا يستطيعون الذهاب إلى أي مكان. كل ما عليك القيام به هو الحفيظ. ونحن لن نتدخل ، ومحاولة الابتعاد عن عيون أصغر من.

السماح لها جمع الأشياء التي تحتاج إليها للمرة الأولى والتي تعمل بسرعة من البلدان.

Отец Славы кивнул и повернулся ко мне.

— Камиля просит тебя предупредить родных о том, что они пока поживут вместе с ними. Она обещает поменьше попадаться им на глаза. Также скажи им, что они не должны выходить никуда. Всё, что им будет нужно, сделает Хафиз. Халид немного говорит по-русски, он будет переводить. Сама бери самые необходимые вещи, и срочно бегите со Славой к метро. Ехать на моей машине опасно. Думаю, Истребляющие будут ждать именно её. Улетайте из страны. Свяжемся с вами мы сами.

Я кивнула и бросилась к машине. Открыла переднюю дверцу, схватила Бренда за ошейник, крикнула Стасу, чтобы он срочно выходил, и побежала к воротам.

Когда я забежала в кухню, мама, беззаботно смеясь какой-то папиной шутке, резала лук. Дедуля и бабуля сидели в креслах и смотрели телевизор.

Бренд неистово залаял, обрадовавшись встрече с родными, а мама повернулась ко мне и выронила нож из рук:

— Тася, что случилось? Почему ты здесь? Где Стас? — посыпались от неё вопросы.

— Мамуль, ты только не переживай! Я вынуждена срочно уехать из города. Меня не будет какое-то время, — говоря это, я бегала по дому, собирая вещи, предварительно схватив небольшой пакет. Нужно было взять всё необходимое — расчёску, зубную щётку. Ах, да! Обязательно загранпаспорт!

Интересно, мне дадут вылететь одной? Без сопровождения родителей? Если с этим на таможне возникнут проблемы, то может случиться беда. А нотариально заверенное согласие брать некогда.

— Тась, да что случилось? — снова воскликнула мама.

— Мамуль, ты только не волнуйся, но я не могу тебе сейчас всё объяснить. Вам всем некоторое время придётся пожить в заточении. Нельзя будет никуда выходить, выезжать. Рядом с вами будут находиться трое людей. Для охраны.

Мама всплеснула руками и села на стул.

Когда в кухню вошёл Стас, мама подскочила к нему:

— Сынок, что случилось? Что происходит?

Стас пожал плечами.

— Мам, если честно я ни черта не понимаю.

Я бросилась к бабуле и дедуле и чмокнула их в щёки.

Потом быстро поцеловала папу и маму и бросилась к двери.

— Тася, стой! — закричал мне папа, — Куда ты собралась?

— Пап, я ничего не могу тебе объяснить! Просто доверься мне, я буду с Дмитрием Эдуардовичем.

При упоминании имени Славиного отца, папа заметно успокоился, а я, пользуясь ситуацией, выбежала за дверь.

— Ну, что? Готова? Нам можно зайти? — спросил Дмитрий Эдуардович, когда я вышла из ворот.

— Да, пожалуйста, по мере возможности, объясните им всё!

Отец Славы махнул рукой родным и Апаратори, и они все вместе двинулись в сторону ворот.

Потом подошёл к Славе и протянул ему маленький чемоданчик.

— Вот. Пользуйтесь только наличными деньгами. Как только что-то будет ясно, мы вас сразу оповестим. Готовьтесь переехать по первому требованию.

Слава кивнул и взял меня за руку.

Неожиданно из ворот снова вышел Руслан, который только-только скрылся за ними и, ведя с собой за руку Марину, подошёл к нам.

— Братишка! Мы решили лететь с вами! Вы не против?

Я, конечно же, была не против. Слава тоже улыбнулся и кивнул.

— Ну, бегите же к метро, скорее! — воскликнул Дмитрий Эдуардович, — Я уверен, Истребляющие вот-вот будут здесь!

— Пап, но как же вы? Вас ведь не должно быть здесь! Апаратори не смогут вас защитить! — воскликнул Слава и даже сделал шаг в сторону отца.

— О нас не волнуйся! Мы сразу же спрячемся, как только объясним всё родным Таси.

Он захлопнул ворота, а я быстро сунула пакет в рюкзак, который вытащил из машины Слава, и повернулась к нему.

— В путь, — отрывисто сказал он, и мы вчетвером побежали в сторону метро.

Мы достигли станции «Удельная» уже минут через семь, двигаясь очень быстро и постоянно опасаясь увидеть впереди чёрные фигуры. Я мысленно задалась вопросом: почему нельзя было взять такси? Но не стала задавать его вслух, целиком и полностью полагаясь на Славу.

В метро было довольно людно. Слава взял меня за руку и посмотрел на Руслана. Тот кивнул и отошёл с Мариной на несколько шагов, чтобы сесть в тот же вагон, но зайти в дальнюю дверь.

— Куда мы полетим? — тихо спросила я, встав на цыпочки, чтобы достать до уха Славы.

— Я думаю взять билеты на ближайший рейс.

— Слушай, мне ещё даже семнадцати нет, не потребуется ли разрешение от взрослых для вылета?

Слава задумался, потом покачал головой:

— Насколько я знаю, это правило распространяется до двенадцатилетнего возраста. Так что, думаю, проблем не будет.

Я кивнула.

— А как же проживание в гостинице? Обычно там спрашивают про возраст?

Слава задумался на несколько минут. За это время мы успели проехать пару станций.

— Руслан снимет какой-нибудь дом, так что это тоже не проблема, — наконец произнёс он.

— По поводу вещей тоже не волнуйся, купим всё необходимое на месте, — проговорил Слава и легко коснулся своими губами моей щеки.

Я прижалась к нему, наслаждаясь чудесным ощущением спокойствия.

— Сколько мы там пробудем? — опять спросила я у него.

— Не знаю, думаю, не больше недели. В любом случае, будем ждать, что скажет папа. Но всё же и самим придётся принять некоторые меры предосторожности.

Мы замолчали. Я думала о том, что будет происходить с моими родными. Вспоминала их реакцию. Бедная бабуля! Лишь бы с ней всё было в порядке!

Слава изучал обстановку вокруг.

Мне и самой показались странными несколько людей, но я быстро прогнала от себя эти мысли. Иначе, паранойя мне обеспечена.

— Пора, — шепнул мне Слава, хотя до станции «Технологический институт» мы ещё не доехали.

Я удивлённо посмотрела на него, приготовившись сказать, что нам ещё ехать и ехать, но он приложил палец к губам и взглянул на Руслана. Тот тоже смотрел на нас с тревогой во взгляде, крепко держа за руку Марину.

— Горьковская. Следующая станция Невский проспект, — возвестил голос из динамиков, и Слава стал протискиваться к выходу, ведя меня за собой.

Как только мы вышли из вагона, и толпа схлынула, я повернулась к Славе, чтобы он дал мне ответ на вопрос о том, почему мы вышли не на той станции. Чуть поодаль стоял Руслан, стараясь не смотреть в нашу сторону.

— Слав, — начала я, но он приложил палец к губам, давая понять, что я должна молчать.

Вдалеке в тоннеле уже показался свет от фар следующей электрички, на которой, по — видимому, мы и должны были уехать. Я глянула на перрон, пытаясь разглядеть, что могло встревожить Славу, и тут увидела…Алиску! Она улыбнулась мне и шагнула в нашу сторону.

— Алиска! Ты что здесь делаешь? — воскликнула я и быстро пошла навстречу подруге.

— Тася! Стой! Нельзя — закричал Слава сзади, и тут я увидела их.

Люди в чёрном, — Истребляющие, — материализовались с двух сторон от Алиски, и помчались в нашу сторону.

Слава чертыхнулся где-то совсем рядом со мной, и я тут же взлетела в воздух, — это он схватил меня на руки.

— Руслан, в тоннель! — громовым голосом крикнул он брату и спрыгнул вниз. Я зажмурилась. Мы неслись по чёрному тоннелю, а за нами вот-вот должна была тронуться подъехавшая электричка.

Не знаю, успел ли заметить водитель, что мы спрыгнули вниз, хотя Слава двигался так быстро, что это, скорее всего, невозможно. Я приоткрыла один глаз, чтобы взглянуть, что делается сзади. И вскрикнула. Прямо за нами мчался Руслан, держа на руках Марину. Она, скорее всего, была в бессознательном состоянии, потому что голова её безвольно лежала на плече парня. А чуть поодаль от него мчались Истребляющие. Они уступали нам в скорости, но всё равно старались не отставать.

Когда, наконец, впереди показался свет я вздохнула с облегчением.

Хотя, как посмотреть на ситуацию.

С одной стороны, мы вот-вот должны были достигнуть спасительного выхода, потому что бежать в абсолютной черноте мне абсолютно не хотелось. С другой стороны, а что если и на этой станции нас ждут Истребляющие? Тогда нам точно конец.

Слава добежал до выхода из тоннеля и, сделав неимоверный прыжок, всё ещё держа меня на руках, оказался на перроне.

Послышался визг какой-то женщины, и я приоткрыла глаза и увидела, как следом выпрыгивает Руслан. А Слава, тем временем, промчался по всему перрону и помчался по эскалатору вверх. Иногда ему приходилось отталкивать со своей дороги людей, но они даже не ругались вслед, очевидно испуганные нашей скоростью.

Наконец, лица моего коснулся летний ветерок, и Слава слегка замедлил бег, чтобы Руслан мог его нагнать.

— Куда теперь? — отрывисто спросил брат Славы, едва смог нагнать нас.

— На крыши! — скомандовал Слава и помчался в сторону ближайшего здания.

Как только он достиг двери, спустил меня вниз и попытался открыть дверь. Но она была закрыта на кодовый замок.

— Дай я! — воскликнула я и отстранила его руки.

Замок щёлкнул и дверь открылась.

Слава удивлённо посмотрел на меня, но расспрашивать ни о чём не стал, просто снова подхватил на руки и помчался по ступенькам вверх. Сзади, не отставая, мчался Руслан со своей ношей.

Когда мы достигла крыши, Слава подтолкнул меня в сторону хлипкой лесенки.

— Лезь наверх, нам придётся прыгать!

Честно говоря, я смутно представляла себе эту картину, но послушалась его и стала карабкаться вверх.

Руслан поставил Марину на ноги. Оказалось, что она уже пришла в себя, и тоже подтолкнул её в сторону лесенки.

— Лезь, малышка! Скорее!

Марина кивнула и ловко поползла следом за мной.

Наконец, я достигла конька крыши и забравшись на него, забалансировала на скользкой поверхности.

Следом взобралась Марина и схватила меня за руку.

Стоять вот так было довольно жутко.

Первым из парней влез Руслан. Он схватил Марину на руки и подошёл к краю крыши. Марина зажмурилась, а я взглянула вниз. Из дверей, которые привели нас на эту крышу пять минут назад, буквально посыпались Истребляющие. Слава тоже схватил меня на руки и прошептал:

— Приготовься!

Я оторвала взгляд от лица Славы и посмотрела вперёд и тут же ужаснулась: по воздуху буквально летел Руслан, с Мариной на руках. Но долго ужасаться мне не пришлось. Слава оттолкнулся от крыши и мы также взлетели в воздух вслед за ними.

Глава 16

Я разомкнула веки и увидела, что мы летим по воздуху. Да-да, именно летим!

Я затаила дыхание, потому что это было прекрасно. Одновременно страшно и прекрасно.

И всё же, долго этот полёт продолжаться не мог. Мы стали быстро опускаться вниз, чтобы приземлиться на крышу. Я уже снова прикрыла глаза, приготовившись к удару о металлическую поверхность, однако, Слава очень мягко приземлился и побежал вперёд, чтобы снова прыгнуть на следующую крышу.

Пользуясь относительно устойчивым положением, я выглянула из-за плеча Славы, стараясь не коснуться его обнажённой кожи, и увидела, что Истребляющие тоже взмывают в воздух, чтобы перенестись следом за нами.

— Они бегут за нами, — проговорила я, скорее для себя, чем для Славы.

— И будут бежать! Нам нужно где-то спрятаться и пересидеть. Наше оружие скорость. — всё же ответил он мне и мы снова взмыли в воздух.

Когда мы перебирались на пятую крышу, я заметила, что Истребляющие начинают отставать.

— Они отстают, — прошептала я Славе, уверенная, что он услышит.

Он не ответил, однако обратился к брату.

— Руслан, — так же тихо позвал он, — Через две крыши уходим вниз. Я знаю, где здесь спрятаться.

Тот, не оборачиваясь, кивнул.

Уже через три минуты Слава прыгнул вниз, вслед за Русланом, но не стал приземляться на следующую крышу. Мы просто стали падать.

Я снова зажмурилась. Ощущение было жутковатым. Но Слава так же мягко приземлился и снова побежал. Руслан с Мариной немного отстали, чтобы впоследствии последовать за нами, и как только мы со Славой поравнялись с ними побежали рядом. Точнее, бежал только Руслан. Марина в каком-то полуобморочном состоянии лежала на его руках.

— Сюда, — отрывисто крикнул Слава, уходя в какую-то подворотню. Потом быстро спустился вниз по ступенькам и поставил меня на ноги.

— Дверь заперта! — воскликнул он!

— Отойди, — приказал Руслан и ударил по двери ногой.

Замок был выбит, но дверь осталась на петлях.

— Дамы вперёд! — воскликнул Руслан, пропуская меня и Марину.

Я вошла первая. Это было какое-то неиспользуемое помещение, по всему периметру которого шли трубы. От этого в помещении было влажно и очень душно. Когда все вошли следом, Слава запер за собой дверь и подошёл ко мне.

— Ну, как ты? Всё в порядке?

Я обняла его, потому что мне отчаянно хотелось этого, уже довольно долгое время.

— Да, всё нормально! Для меня становятся привычными подобные трюки.

— Братишка, ну что будем делать? Как выбираться отсюда? — спросил Руслан, подходя к нам вместе с Мариной.

Слава задумался.

— Выхода у нас два. Через несколько часов мы выйдем вдвоём осмотреться, и если всё вокруг будет тихо, рискнём добраться до аэропорта.

— А какой второй выход? — осторожно спросила я, когда не дождалась от него продолжения.

Он с тоской посмотрел на меня и тихо проговорил:

— А второй выход от нас не зависит, милая…Если Истребляющие найдут нас здесь, то всему конец.

Я тяжело вздохнула, будто это мне пришлось бежать по крышам. Предположение Славы звучало страшно.

Я крепко обняла его.

Слава подвёл меня к дальнему углу и, бросив на пол свою куртку, усадил на неё.

Сам он присел рядом прямо на пол, не обращая внимания, что сможет испортить свои джинсы.

Потом притянул меня к себе и поцеловал.

— Ох, малышка! Во что же я втянул тебя! — простонал он.

Я удивлённо взглянула на него. Вот уж кого я никогда даже не думала обвинять, так это его.

— Ты что? — я даже хмыкнула от такого предположения. Прозвучало неуместно, но сдержаться я не могла. — Даже не вздумай винить себя ни в чём! Ты думаешь, что если бы ты не выяснил, что я Дарящая жизнь, то этого бы никто не сделал? А если бы меня нашла, например, Света?

Славу передёрнуло от этого предположения, и он прижал меня к себе.

— Это было бы катастрофой. Ты права.

Мы помолчали немного. С каждой минутой напряжение всё нарастало. Я представляла себе, как рядом рыщут Истребляющие, и прижималась к Славе ещё сильнее.

— Ты поспи немного, не знаю, когда ещё выдастся такая возможность. — тихо проговорил Слава, убаюкивая меня. Я хотела возразить, но глаза сами закрылись. Я удобно устроилась на груди Славы, он крепко держал меня в своих объятиях, и я провалилась в сон без сновидений.

Проснулась я оттого, что Слава слегка тормошил меня за плечо.

Я подняла голову и увидела, что перед нами стоит Руслан.

— Тась, нам с Русланом уйти нужно. Мы проверим, как ситуация вокруг и придём за вами. Если всё более-менее чисто, попытаемся прорваться в аэропорт.

Я кивнула, ощутив вдруг страшную жажду.

— Пить очень хочется! — жалобно проговорила я.

— И есть, — послышался чуть дальше голос Марины.

— Оу, чёрт! Мы совсем забыли о еде и питье для вас! — выругался Руслан.

— Обещаю, мы придём очень быстро! Что купить? — спросил Слава и открыл мой рюкзак, чтобы вытащить из него маленький чемоданчик.

В чемоданчике оказались пачки денег разного номинала. Там были рубли, доллары и евро.

Вытащив из пухлой пачки тысячную купюру, Слава сунул её в карман джинсов и вопросительно посмотрел на меня. А я замерла, в удивлении глядя на такую кучу денег.

— А..апельсиновый сок, — промямлила я.

— Тась, слушай. Перекидай деньги из чемоданчика в рюкзак, чтобы нам не светиться с ним. Просто распихай, как получится. Мне в куртку переложи долларами и рублями три и пять тысяч соответственно. Доллары по сотне, рубли помельче. Хорошо?

Я кивнула в ответ, и он поцеловал меня в лоб.

— Мы скоро будем! — снова заверил он, и они с Русланом вышли на улицу.

Как только за ними захлопнулась дверь, я зябко поёжилась: несмотря на духоту, тело моё будто сковал леденящий страх.

Марина подошла ко мне, и я подвинулась в сторону, предлагая ей сесть рядом со мной на Славину куртку.

— Ну, ты как? Всё в порядке? — спросила я у неё, поражаясь её удивительному спокойствию и отсутствию вопросов.

— Да, со мной всё в порядке! — заверила она меня, — А вот ты выглядишь неважно!

— Я просто боюсь за него.

Марина кивнула.

— Да…Они в большей опасности, чем мы.

Я покачала головой.

— Нет! Я тоже в опасности, но за себя нисколько не боюсь.

Марина удивлённо посмотрела на меня.

— А ты…тоже…вампир? — с ноткой недоверия спросила она.

Я улыбнулась и отрицательно покачала головой.

Скажи мне кто-то месяц назад, что я могу сидеть в ночи, в подвале, вместе с вампирами и нисколько не бояться, я бы посоветовала этому человека подлечиться в Скворцова-Степанова[4]. Однако, Марину этот вопрос, по-моему, не волновал. Она просто удивилась, что сразу не разглядела во мне вампира.

— Руслан тебе всё рассказал, да?

Марина кивнула. На лице её расцвела улыбка.

— Да. Я очень рада, что приехала к Стасу и познакомилась со всеми вами. О таком я даже мечтать не могла!

Я ошеломлённо посмотрела на неё.

— Ты…когда-то хотела стать вампиром? — приглушённо спросила я её.

— Ну, не вампиром, конечно, — рассмеялась Марина, — Но кем-то сильным мне быть очень хотелось! Иногда.

Я вспомнила, что Марина из детдома, и понимающе кивнула.

— И что ты об этом всём думаешь сейчас? — спросила я у Марины, после длительной паузы.

Когда мы молчали, в голову сразу лезли плохие мысли, поэтому я пыталась прогнать их от себя, при помощи разговора.

— Думаю, что это самая великолепная вещь, которая могла со мной случиться! — с жаром воскликнула она.

— А как…кхм…ваши отношения с Русланом? — смущаясь, спросила я.

Марина снова улыбнулась, и на лице её появилось мечтательное выражение.

— Руслан мне очень нравится! Даже слишком, по-моему, учитывая, что мы знакомы пару дней.

Я тоже удивилась. Интересно, все вампиры обладают способностью привлечь девушек уже на вторые сутки знакомства?

— И он обещал, что обратит меня! — снова воскликнула она. — Я тоже смогу помочь вам!

— Ты так хочешь этого? — снова удивилась я.

— Да, конечно! Очень хочу! Хочу быть с ним всегда. Быть ему равной.

Да. Точно. Вот что могло двигать её желаниями. Быть равной ему.

Кто мы сейчас? Всего лишь смертные люди, которые могут погибнуть, если нам вдруг вздумается совершить прыжок с крыши, подобный сегодняшним нашим прыжкам.

Но, несмотря на всё это, желания становится вампиром, у меня не прибавилось.

Я поднялась на ноги, вспоминая о задании, которое дал мне Слава. Марина поднялась следом.

— Давай раскидаем деньги в рюкзак и Славе в куртку! — сказала я девушке, и мы с готовностью взялись за дело.

Через пять минут всё было готово, и я вытащила из рюкзака расчёску и резинку для волос. Потом быстро пробежала расчёской по спутанным волосам и связала волосы в конский хвост.

Когда Марина заканчивала расчёсывать волосы одолжённой у меня расчёской, дверь открылась, и мы сжались у стены. Опасаясь, что это Истребляющие и одновременно боясь, что сразу станет ясно, что Слава и Руслан больше не придут. Никогда.

Первым вступил в дверной проём Руслан, и Марина облегчённо выдохнула и бросилась к нему.

Я подождала, глядя на дверь. Но всё было напрасно.

Славы вместе с ним не было.

Глава 18

Я подскочила к Руслану и схватила его за отвороты спортивной куртки.

— Где Слава? — голос мой сорвался на визг, но я этого не замечала.

— Руслан погладил меня по руке и ответил:

— С ним всё в порядке, он в машине за углом. Ждёт с водителем, когда мы придём. Быстрее, девушки, пьём сок — он протянул нам ледяную упаковку апельсинового «J7», — И побежали к машине!

Я облегчённо вздохнула, и меня обуяла злость, за то что мне пришлось так поволноваться.

Взяв у Марины протянутую мне початую пачку сока, я с наслаждением выпила чуть ли не половину оставшегося напитка, и отошла обратно к стене за рюкзаком.

Марина подошла ко мне и сунула в открытый рюкзак расчёску.

— А это тут бросим? — кивнула я на пустой чемоданчик, валявшийся в углу.

— Да, — отрывисто бросил Руслан, — И скорее, скорее, нужно срочно уходить.

Я закинула рюкзак на спину и подхватила с пола Славину куртку.

— Идём! — снова поторопил нас Руслан, и мы вышли в светлую, и оттого более опасную, чем всегда, ночь.

Добрались до аэропорта мы довольно быстро.

Когда я залезла к Славе на заднее сидение, то злость моя испарилась. Однако я всё равно сделала нарочито строгое лицо и покачала головой. Слава понял, что я имела в виду. Он прижал меня к себе и чмокнул в щёку.

— Прости — услышала я его шёпот возле своего уха.

Машина, несмотря на ветхость (а мы ехали на ВАЗе 2104), прытко сновала между движущихся в том же направлении, что и мы, автомобилей.

Как только мы доехали до аэропорта, Слава ощутимо напрягся.

— Что такое? — прошептала я.

— Ничего. Пока. Просто это самое опасное место из всех, какие могут быть. Истребляющие должны первым делом искать нас здесь.

Слава протянул водителю стодолларовую купюру, и несуразный мужичок сначала нахмурил брови, но потом широко улыбнулся.

Мы вылезли из автомобиля и с опаской двинулись в сторону Пулковского аэропорта.

Быстро пройдя первый контроль, мы двинулись в сторону касс.

Слава, Марина и я остались ждать Руслана, а тот пошёл узнать о билетах на ближайший заграничный рейс.

Слава, не держа меня за руку, постоянно крутил головой туда-сюда, очевидно прислушиваясь к тому, что было недоступно человеческим ушам.

Я была напряжена, как никогда.

— Если они найдут нас здесь, разве не побоятся устроить битву прямо посреди такого количества народа? — тихонько спросила я у Славы.

— Нет, — так же тихо ответил он, — Слишком многое поставлено на карту! Главная задача для Истребляющих — уничтожить тебя.

Я дёрнулась, как от удара, и Слава быстро схватил меня за руку. Правда, тут же выпустил, чтобы не терять возможности слушать то, что я слышать не могла.

— О! Отлично! — заметно расслабился Слава, и в тот же миг к нам подошёл Руслан.

— Идёмте! Нужны ваши паспорта. Есть несколько билетов на чартер в Турцию. Регистрация начнётся через пятнадцать минут.

Мы подошли к кассам и без проблем купили билеты.

Потом прошли в очередь на Зелёный коридор.

Уже через десять минут пассажиров стали пропускать через Зелёный коридор, одновременно проверяя наличие билетов на рейс.

На регистрацию пассажиров нашего рейса тут же выстроились несколько очередей, и мы, снова разделившись, заняли свои места в очередях.

— Это что? Весь ваш багаж? — удивилась девушка, кивнув на мой рюкзак.

— Да, у нас только ручная кладь. — Ответил за меня Слава. — Кстати, как насчёт декларации? Нам нужно заполнить форму на провоз большой суммы денег.

— И много у вас с собой денег? — спросила девушка-регистратор.

— Если честно, не знаю! — широко улыбнулся Слава — Папа дал мне немного перед отлётом, чтобы я ни в чём себе не отказывал, — чуть ли не зевая, ответил он.

Девушка, очевидно решив, что мы какие-нибудь «богатенькие Буратино», протянула нам декларацию, и мы отошли в сторонку, чтобы не задерживать пассажиров, стоящих сзади нас.

Слава быстро заполнил необходимые бумаги, а я увидела, что Руслан и Марина уже получили свои посадочные и теперь стоят, в ожидании нас.

Слава махнул им рукой в сторону таможни, и они направились туда.

Потом Слава, с той же широкой улыбкой, отдал заполненную декларацию регистратору и мы, наконец, получили свои посадочные талоны.

Прохождение таможни не заняло много времени.

Подойдя к небольшой кабинке, мы по очереди подали свои паспорта, потом прошли таможенный досмотр и спокойно прошли в зал ожидания.

Марина тут же потащила меня в дьютик и мы, как истинные девушки, скупили там уйму косметики, которая была нам необходима. Точнее, нам так казалось.

До чего же приятно отрешиться от всех проблем и предаться шопингу!

В зале ожидания нам пришлось сидеть довольно долго — около часа.

Всё это время Руслан и Слава поднимались наверх, чтобы проверить всё ли в порядке.

Наконец, была объявлена посадка на наш рейс.

Мы поднялись наверх, ещё раз предъявили билеты на стойке перед спуском к автобусу и снова спустились по эскалатору вниз.

Потом сели в автобус, при этом Слава и Руслан не прекращали вертеть головами и прислушиваться.

Автобус привёз нас к огромному самолёту, и приветливые стюардессы поздоровались с нами. Впрочем, как и со многими пассажирами, летящими этим же рейсом.

Наши места оказались почти в самом хвосте. Но мы не расстроились. Потому что нам и так повезло, что на этот рейс оказались свободные билеты.

Наконец, стюардессы рассказали нам, куда нужно бежать, если вдруг самолёт потерпит катастрофу. Мы пристегнулись и самолёт начал движение задним ходом. Когда он выехал на взлётную полосу и быстро начал набирать ход, чтобы взлететь, я заметно расслабилась, и Слава взял меня за руку.

Кажется, удалось сбежать.

Марина сладко спала, устроившись на плече Руслана, Слава, хмуря брови, иногда поглядывал на потемневший проход между креслами.

Мне заснуть не удалось, слишком напряжённая обстановка была, несмотря на то, что теперь, казалось, что всё позади.

Хотя, смотря как на это взглянуть.

Конечно же, Истребляющие попробуют найти нас везде. Нам придётся переезжать с места на место.

Естественно, рано или поздно, нам придётся встретиться с ними лицом к лицу. Но сейчас я совсем была не готова к встрече, а уж тем более к тому, что мне придётся убить Александру или умереть самой. А ждать, пока я узнаю, как его убить, Александру, скорее всего, был не намерен.

Слава потёр мою ладонь большим пальцем своей руки и с тревогой спросил:

— Что тебя тревожит? Ты что-то заметила?

Я покачала головой.

Какая-то мысль не давала мне покоя, но я не знала, какая именно.

Я нахмурила брови, пытаясь припомнить что-то, казавшееся важным.

Стюардесса, прокатила мимо тележку с завёрнутыми в фольгу прямоугольниками, от которых аппетитно запахло.

Мой желудок протестующе заурчал.

Сок нам пришлось допить ещё в аэропорту, потому что проносить с собой жидкости было запрещено. А кроме сока я не ела и не пила ничего с самого утра.

— Слушай, — вдруг громким шёпотом обратилась я к Славе, и мужчина, сидящий впереди, заёрзал в кресле. То ли от моего шёпота, то ли от витавших в салоне аппетитных запахов. — Там в метро Алиска была. Но она сама мне жаловалась, что ей придётся лето проводить на даче. Интересно, что она там делала? — я задумалась, а Слава, вновь потёр большим пальцем мою ладонь.

— Ты разве ещё не поняла? — так же тихо ответил мне он вопросом на вопрос.

Я покачала головой.

— Она — пособница Истребляющих. Вполне возможно, она станет одной из них, со временем. Ну а сейчас можно с уверенностью сказать, что она просто каким-то образом выдала нас.

— Но каким? — шёпотом, в котором слышался ужас, спросила я.

— Не знаю, — Слава помолчал, — Может, она знала твой адрес или что-то в этом роде?

Я хлопнула себя по лбу. Ну, конечно! Мы с Алиской, презрев все новинки связи, общались посредством написания друг другу писем. Самых обычных. По обычной почте.

— Блин! Это означает, что Истребляющие буквально шли за нами по пятам, когда мы побежали к метро?

Слава кивнул.

От этой мысли по телу моему прошла дрожь. За последние сутки мы все были в опасности десятки раз.

Слава протянул мне упакованную в фольгу коробочку, и пластиковый контейнер.

Я, полностью погружённая в свои невесёлые мысли, открыла его.

Внутри оказались белые пластиковые приборы, пакетик чая, булочка, масло в маленькой коробочке, соль, сахар, салфетки, — в общем, то, без чего поесть было невозможно.

Марина проснулась, и они с Русланом зашуршали упаковками сзади нас.

— Ну что сестрёнка, мне нужна твоя помощь! — подмигнул мне Руслан в просвет между спинками наших кресел. — Давай Славчик поест, а потом мы с ним местами поменяемся.

Я кивнула. Если я сейчас протяну ему руку через спинку кресел, — это будет выглядеть, по меньшей мере, странно. А все пассажиры не спали, налетев на еду так, будто так же как и мы, весь день спасались от преследования и сейчас были безумно голодны.

Слава дождался, пока я быстро расправлюсь со своей порцией, и взяв меня за руку, быстро начал поглощать еду.

Потом они с Русланом поменялись местами, и теперь уже второй парень прикоснулся к моей ладони и стал жадно есть.

— Это, конечно, неплохо, но этого не хватит! — проговорил он с набитым ртом.

— Прилетим в Турцию, купим еды, — успокоила я парня.

Он взглянул на меня, и в глазах его заискрилось веселье.

— Да я не об этом! Нам со Славой рано или поздно придётся…поохотиться.

Я округлила глаза, а Слава зашикал на Руслана.

Руслан вытер губы салфеткой и быстро чмокнул меня в щёку.

— Спасибо, сестрёнка, — поблагодарил он меня, будто это я только что потушила фасоль и сварила сосиски.

Когда на освобождённое им место плюхнулся Слава, я повернулась к нему.

— Слав, то что Руслан говорил, — это правда? — потребовала я от него ответа.

Он поморщился.

— Не хотел бы, чтобы эта сторона нашего существования тебя хоть как-то касалась, — ответил он уклончиво.

— И всё же. Вам не хватает обычной человеческой еды? — не отставала я.

Он покачал головой, избегая встречаться со мной глазами.

— Как человеку, конечно, хватает. Но в своей другой…сущности… — он замолчал.

— В общем, если мы не будем есть, сестрёнка, — закончил за него Руслан, которого не покидал оптимизм, — Не видать вам с Маришей подобных сегодняшним полётов!

— Руслан! — снова зашикал на него Слава, но тот только откинулся на спинку кресла и подмигнул мне.

Да, дела. В общем, перспективка не из радужных. Ребятам придётся кушать безвинных туристов, проходящих в ночи, в опасной близости от нас.

Я скривила лицо и Слава, заметив это, поморщился.

Я поспешно накрыла его руку своей, чтобы он не подумал, что мне это неприятно.

— Слав, всё нормально! — заверила его я, поражаясь, насколько лживо звучит мой голос.

Уж, конечно, нормальным это считать я не могла.

Слава притянул меня к себе, положив мою голову себе на плечо.

Я с благодарностью прикрыла глаза и уже через несколько минут провалилась в сон.

Глава 19

Проснулась я только когда была объявлено, что сейчас из самолёта будут выходить пассажиры, летящие бизнес-классом.

Слава взглянул на меня, улыбнулся и, осторожно высвободившись, встал, чтобы достать с багажной полки мой рюкзак. Потом снова сел рядом, потому что пассажиров ещё не выпускали.

Наконец, толпа потянулась к выходу, и мы тоже встали и влились в поток людей.

Самолёт был подогнан прямо к зданию аэропорта. Мы прошли через коридор, в конце которого нас встречали приветливые турки и прошли к окошечкам, где нам предстояло проставить визы.

Когда и эта процедура была завершена, мы прошли мимо людей, ожидающих свой багаж, и вышли из аэропорта. Было раннее утро, и солнце только-только поднималось из-за горизонта, но всё равно на улице стояла жуткая духота.

Слава шёл впереди, ведя нас мимо автобусов, которые ожидали вновь прибывших туристов.

Вдалеке стояли машины со специальными знаками на крышах, указывающие на то, что это такси.

Слава подвёл нас к одной из них и обратился к водителю:

— Gьnaydın! Bazı seyrek nьfuslu kasabada bir uzaktan otel ulaşmak gerekir[5].

Водитель почесал подбородок, а я в изумлении взглянула на Славу. С каждым днём открываются всё новые и новые грани моего любимого!

— Ben Chamyuva iзin atabileceğiniz, orada otel ile belirleyebilirsiniz[6].

Слава кивнул и открыл заднюю дверцу, уже готовясь сесть.

— Bu 150 $ mal olacak[7]. — воскликнул водитель, и Слава, чертыхнувшись, вытащил из кармана снятой куртки 50 долларов и сунул купюру водителю.

— İşte bir peşin, geri kalanı — her ikisi de orada elde edeceksiniz[8].

Водитель кивнул, ловко пряча деньги в карман, и Слава влез на заднее сидение. Я и Марина сели следом за ним, а Руслану пришлось садиться на переднее сиденье.

Как только мы выехали со стоянки возле аэропорта, я взглянула в окно и поразилась открывшимися видами. Вокруг росли пальмы и какие-то интересные деревья, которые были покрыты смешными зелёными шариками.

— Это апельсины, — шепнул мне в ухо Слава, очевидно, заметив мой интерес.

Через несколько минут мы въехали в Аланию.

Городок показался мне не очень населённым. Высоких домов здесь было немного. В основном, были магазины, цветные витрины которых были призваны заманить как можно больше туристов. Людей на улицах было мало. Уже через десять минут мы проехали весь город и выехали на широкую трассу по обеим сторонам от которой расстилались великолепные виды. Слева было море, небесно голубое и потрясающе красивое! По нему неспешно скользили разные судёнышки и судна. А справа шли горы. Высокие, серые, поросшие редкой растительностью.

Я залюбовалась открывшейся моему взору красотой, а Слава улыбнулся и сжал мою руку.

— Здесь просто волшебно! — воскликнула я и встретилась глазами с Мариной, которая до этого тоже заворожённо смотрела в окно.

Правда, подобные картины довольно быстро мне надоели. Пейзаж за окном был довольно однообразный.

Потом мы въехали в Кемер, периодически спускаясь в тоннели и постоянно двигаясь по извивающейся дороге.

Наконец, дорога пошла вверх, и я увидела надпись на турецком «Chamyuva».

Это была небольшая деревушка, с невысокими домами, по обеим сторонам от главной дороги.

Когда водитель доехал до цепочки отелей, расположенных почти на самом берегу Средиземного моря, он остановился и обернулся к Славе.

— Herhangi bir otel[9].

Слава призадумался.

— Sahilde uzak otel bizi sьrdьm. Sonra kendileri iзin arayacaktır[10].

Водитель снова кивнул и продолжил движение.

Через двадцать минут мы остановились возле небольшого отеля «Asdem beach».

Слава расплатился с водителем м вылез из машины. Мы вышли вслед за ним, оглядывая то, что нас окружало. И я вздохнула. Напряжение спало, оставив место какому-то детскому восторгу, что мне пришлось оказаться здесь. Это было счастьем!

Как удивительно, но деньги сыграли свою роль и на «Reseption» отеля. Администратор тут же заулыбался и нашёл-таки два свободных номера, с видом на море, которые находились рядом друг с другом.

Мысленно извинившись перед будущими туристами, которым не достанется «Sea View»[11], мы заполнили карточки и Слава расплатился. Потом получили от администратора лист с расписанием отеля, и носильщик проводил нас в наш номер.

Номера оказались небольшими, но уютными.

Светло-коричневые шторы на окнах, две кровати в каждом номере, кресло в углу, телевизор, кондиционер, мини-бар, неплохая ванная комната, — в общем, всё то, что призвано скрасить будни на отдыхе, здесь было.

Руслан и Марина заняли номер левее лифтов, а я, зайдя в наш номер и закрыв за нами дверь, просто рухнула на кровать.

— Кстати, у нас сейчас завтрак по расписанию, — бодро сказал Слава и прошёл на балкон. Кондиционер тут же прекратил работать.

— Тась, ты только посмотри, какой вид! — послышался голос Славы с балкона.

Я встала с кровати и подошла к нему. Балконом это назвать было сложно: он представлял из себя узкий выступ, закрытый решёткой. Но жаловаться не пришлось — вид поистине был волшебный. Прямо перед нами расстилалась территория отеля, слева виднелся какой-то его корпус, прямо находились бассейн с двумя горками и дорожки к морю, обсаженные пальмами, ну а чуть поодаль было само море — тёмно-синее, величественное. Мне так и захотелось выйти из номера и осмотреть всё вокруг.

— Так и хочется туда! — с жаром прошептала я, неопределённо махнув рукой в сторону расстилавшегося перед нами вида.

— Тогда идём! — отозвался Слава, — Нужно поесть!

Я посмотрелась в зеркало, встроенное в шкаф, и ужаснулась.

Волосы взлохмачены, джинсы совершенно не подходят для такой жары, а уж про мятую майку и говорить не приходится.

— Слав, ты не будешь против, если мы с Мариной вниз спустимся, купим по паре платьев? Я там как раз лоточек видела слева, когда мы к лифту шли.

Он кивнул, вытащив из рюкзака несколько бумажек — в основном сотенные купюры долларов и евро.

Я с благодарностью чмокнула его в щёку и выбежала из номера.

Уже через полчаса мы с Мариной накупили лёгких платьицев, шортиков, топиков, конечно же, не забыли про купальники и босоножки. Ну и Славе с Русланом кое-что досталось. Хоть размеров мы и не знали, однако позже, когда парни примерили все наши покупки для них, почти всё оказалось впору.

Я тут же залезла в душ, с удовольствием вымыла голову, быстро высушила её феном и постаралась придать волосам расчёской хоть какое-то подобие укладки. Потом надела симпатичное чёрно-белое платьице и босоножки, и, взглянув на себя в зеркало, осталась довольна.

Когда я вышла из ванной комнаты, Слава присвистнул.

— Тебя нельзя отпускать одну, турки народ горячий, ещё украдут! — рассмеялся он.

Я зарделась от своеобразного комплимента и снова покрутилась перед зеркалом. Определённо, эта вынужденная поездка начинает мне нравиться.

Марина, с которой мы встретились в коридоре, когда шли на завтрак, тоже прихорошилась и выглядела счастливой.

Мы все вместе спустились на ресепшн и спросили у администратора, где нам положен завтрак.

Тот извинился за задержку и протянул нам чёрные браслеты — знак того, что мы живём по принципу «всё включено». Потом объяснил, что тот корпус, который был виден из наших окон — это и есть ресторан «Митра».

В ресторане народу было довольно много, несмотря на ранний час. Шведские столы были уставлены различными йогуртами, хлопьями, добавками, тостами, булочками и прочими лакомствами.

Толстая женщина пекла на разогретых противнях оладьи, омлет и яичницу-глазунью, впоследствии скидывая всё на большие разделочные доски прямо перед собой.

Я взяла тарелку и положила себе всего понемногу. Очень хотелось есть, и всё хотелось попробовать.

Потом налила себе кофе из кофемашины и села за столик. Следом, с полной тарелкой еды подошёл Слава, а потом к нам присоединились и Руслан с Мариной.

Мы поели в полном молчании, думая каждый о своём. Парни были напряжены и постоянно крутили головами туда-сюда, когда не касались меня. Марина была явно счастлива, она почти забыла про еду, и вертела головой в разные стороны, глаза её при этом блестели.

Я же наоборот, была спокойна. Мне хотелось просто сидеть и молчать, чувствуя себя частью этого тихого и спокойного мирка. Просто не думать ни о чём, а уж тем более об опасности и смерти.

После обильного завтрака, несмотря на желание осмотреть всё вокруг и сходить к морю, меня потянуло в сон.

Слава заметил, что я клюю носом в чашку с кофе, и взял меня за руку:

— Пойдём, я отведу тебя в номер. Марина и Руслан пойдут купаться, а тебе нужно поспать.

Я оперлась на его руку и мы, кивнув Марине и Руслану, которые ушли за фруктами, направились к выходу.

Когда мы дошли до номера, я без сил упала на кровать. То ли на меня действовал горный воздух, то ли нервное напряжение последних дней, но я тут же отключилась, и сквозь сон ощущала, как Слава снимает с меня босоножки и накрывает прохладной простынёй. Дальше моё сознание прекратило улавливать любые звуки извне, и на смену реальности пришёл сон.

Мне снилось, что я иду по полям на даче, вокруг меня шагали люди, но они были едва различимы.

Их было довольно много, но всё равно вокруг меня образовалось пустое пространство, словно я была особенной.

Мы шагали к нескольким людям в чёрном, которые ждали нас неподалёку. Когда мы подошли к ним и остановились на расстоянии метров тридцати, вперёд выступил красивый мужчина, который вёл за собой белокурую девушку.

Он быстро покрыл половину расстояния между нами и рядом со мной рядом тут же встали Руслан с Мариной. Я с удивлением отметила, что девушка Руслана теперь тоже вампир.

Мужчина в чёрном улыбнулся одним губами и когда заговорил, я подумала, что мои кости плавятся от этого красивого голоса.

— Здравствуй, Дарящая жизнь! — последние два слова он произнёс с долей ехидства, и я заметила, как на лице блондинки появилось презрительное выражение, — Я вижу, ты сделала верный выбор. Я ждал, что ты проявишь…кхм…благородство и придёшь спасать его. — Он сделал знак рукой и из толпы вышел…Слава. Я шагнула вперёд, но Руслан схватил меня за плечо.

— Твой дружок, — мужчина в чёрном (а это был определённо Александру) кивнул на Руслана, — прав, что не подпускает тебя ближе. Поблагодари его за несколько лишних минут своей жизни. Потому, что жизнь твоя закончилась. Мы посовещались и решили, что достойной концовкой будет то, что тебя убьёт… Слава.

Он снова кивнул в его сторону, и Слава посмотрел на меня.

Я глубоко втянула воздух и прикрыла рот рукой: Слава, одетый во всё чёрное, шагнул ко мне и холодно улыбнулся. Он был одним из них.

Я широко открыла глаза, и некоторое время ошалело глядела на соседнюю подушку.

Сон был настолько реальным, что я не могла понять, где я нахожусь.

В ванной раздавались приглушённые голоса Славы и Руслана:

— Я думаю, что они обе должны знать! — настаивал Руслан громким шёпотом.

— Тише ты! Разбудишь! — шикнул на него Слава, — Пусть они обе останутся здесь, я присмотрю за ними! А ты справишься гораздо быстрее, если с тобой не будет Марины.

Руслан хмыкнул:

— Думаешь, самолёт полетит быстрее, если её не будет рядом?

Слава промолчал.

— По крайней мере, я всё равно спрошу её о том, хочет ли она полететь со мной и если она скажет «Да», я не буду препятствовать.

Я свесила ноги с кровати и как была, босиком, подошла к ванной комнате. Слава стоял, облокотившись на мраморную плиту, в которую была встроена раковина и, скрестив руки на груди, забавно хмурил брови. Руслан сидел прямо перед ним на краю ванны и в ожидании смотрел на брата.

— Привет! Что тут происходит? — спросила я, подходя к Славе.

Он протянул ко мне руку и прижал к себе.

— Как спалось? — спросил он тихо, целуя мои волосы.

— Нормально, — соврала я, — Так о чём вы тут спорили? — снова спросила я, не давая Славе уйти от ответа.

Руслан посмотрел на Славу, приподняв бровь, и Слава вздохнул, сдаваясь.

Он прошёл в сторону кровати, ведя меня за руку. Потом сел, и усадил меня на колени.

— Мы созвонились с отцом, — начал Слава и я схватила его за руку:

— Что-то случилось? Что-то с родителями? Бабушкой? Или с твоими родными? — воскликнула я, чувствуя, как моё сердце выпрыгивает из груди.

— Нет-нет, они в порядке! — быстро заверил он меня, — Здесь дело в другом. Помнишь тот чемоданчик, который передал нам папа?

Я кивнула.

— Да, мы бросили его в том подвале, где сидели перед отлётом.

— Да. Дело в том, что у него было два дна.

Я нахмурилась, не понимая, в чём дело. Возможно, второе дно тоже было забито деньгами, и теперь они со Славой решили ехать обратно, чтобы забрать оставшуюся часть денег?

— Там была книга, — продолжил объяснения Слава, — Мы называем её «Морте». Та чёрная в кожаном переплёте. Папа положил нам её, чтобы мы сами попытались узнать, каким образом Дарящая жизнь должна уничтожить Истребляющего. В данном случае, речь идёт о тебе и Александру.

Я прикрыла рот ладонью.

— А мы выбросили её! — воскликнула я, хотя это было и так очевидно.

— Теперь мы полетим обратно, чтобы забрать её оттуда, если, конечно, она всё ещё там. Если нет, то придётся искать её. — это говорил Руслан.

— П-полетим обратно? — с ужасом переспросила я, отчаянно не желая возвращаться туда, где рыщут Истребляющие.

— Только я и Марина! — поспешно пояснил Руслан. — Если она, конечно, согласится.

— Кто это с чем согласится? — спросила Марина, заходя в наш номер. Она подошла к Руслану и нежно поцеловала его в губы. Не то, чтобы это было неожиданно, но я в смущении отвернулась.

Руслан быстро изложил ей всю суть проблемы и Марина кивнула:

— Конечно, я лечу с тобой, если ты не против! — с жаром воскликнула она.

— Я только за! — улыбаясь, ответил Руслан, — Но мне нужно поохотиться перед полётом. Мало ли что может случиться в Питере.

Меня передёрнуло.

— Вы не могли бы обсуждать это подальше отсюда?! — прорычал Слава, видя мою реакцию.

Я быстро взяла себя в руки. Надо стараться скрывать свои чувства по поводу их рациона.

— Когда летим? — спросила Марина, возвращая нас в реальность.

— Прямо сейчас, нужно очень поторопиться.

Марина кивнула и побежала в свой номер.

Через двадцать минут мы уже проводили их в центр Чамьювы, где довольно часто ездили такси.

Они уселись в пойманную машину, и Слава протянул Руслану пачку денег.

— Возвращайтесь скорее и поосторожнее там. — Напутствовал их Слава, и я согласно кивнула. Лишь бы с ними всё было в порядке!

Глава 20

Вечер прошёл напряжённо: я места себе не находила, очень переживая за ребят, Слава же был задумчивым. Но иногда я замечала, как он стискивает пальцы и на скулах его играют желваки.

Он несколько раз неуверенно предлагал пойти купаться, но я не в силах была развлекаться.

Есть тоже не хотелось.

Слава спустился вниз и принёс из бара пару чашек кофе и тарелку со сдобой.

Наконец, когда ожидание стало совсем невыносимым, и я просто лежала, безучастно уставившись в экран телевизора, у Славы зазвонил телефон:

— Да, — приглушённым голосом ответил он на звонок, и я тут же села на постели, — Да…да, я понял. Точно? — Потом как-то странно дёрнулся и стиснул трубку пальцами, — Да, всё…Пока.

Я решительно ничего не поняла из всего сказанного Славой и поэтому теперь вопросительно уставилась на него.

— Всё в порядке. Нам повезло, чемоданчик оказался на месте, они вынули книгу и теперь… — он запнулся, — Теперь направляются в аэропорт, чтобы дождаться следующего рейса.

Я заметила, что Слава нервничает, хоть и старается это скрыть.

— Слав, — позвала я его, — Что не так? Скажи мне сразу.

Он повернулся ко мне и улыбнулся одними губами.

— Всё в порядке маленькая, не расстраивайся. Всё хорошо, на самом деле.

Он быстро покрыл тремя шагами расстояние, разделявшее нас, и поцеловал меня.

Я заметила, что пульс его был учащённым, несмотря на то, что волноваться в принципе, было не из-за чего.

Я высвободилась из его объятий и взяла его за скулы, потом посмотрела ему прямо в глаза и тихо, но отчётливо проговорила:

— Слава, я хочу сказать тебе сейчас раз и навсегда: я настаиваю на том, чтобы ты всегда говорил мне только правду. По крайней мере, о том, что касается этой ситуации, я хочу иметь полное представление. Поэтому или ты сейчас расскажешь мне, что тебя тревожит, или я решу, что ты мне врёшь.

Слава вздохнул.

— Тась, прости, но дело в том, что я ничего от тебя не скрываю, просто…я же вижу, как ты реагируешь на всё, что связано с…нашей едой.

— Что случилось? Тебе нужно охотиться? — как можно беззаботнее спросила я, — Тогда иди, я подожду!

— Нет, — он присел на кровать и уставился в пол. Потом вздохнул и быстро проговорил — Руслан обратил Марину. Они просто охотятся вместе сейчас, пока до рейса ещё долго.

— В аэропорту? — ошеломлённо спросила я.

— Нет! — воскликнул Слава, — Конечно, нет…на окраине города…

— А! — только и ответила я, стараясь прогнать страшные картины. — Они скоро будут здесь, да? — спросила я, чтобы не думать о том, чем занимаются Марина и Руслан.

— Да, думаю, к утру, они будут здесь. — он раскрыл объятия и я с благодарностью прижалась к нему. — Поспи, Тасенька, всё будет хорошо!

Я кивнула, вдыхая приятный аромат его тела. Он стал укачивать меня, как ребёнка, и я прикрыла глаза.

Проснулась я, когда за окном уже светало. Оказалось, что Слава избавил меня от платья и перенёс на диван. Сам он спал рядом, обнимая меня. Я легко высвободилась из объятий, и Слава тут же открыл глаза.

— Спи дальше, — прошептала я, — Я схожу в душ.

Слава усмехнулся:

— Как я буду спать? — подмигнул он мне.

Я рассмеялась.

— Точно! Совсем забыла!

Слава тоже рассмеялся, и я с радостью отметила, что он не так сильно встревожен, как всегда.

Марина и Руслан вернулись в отель часа через два. Я всмотрелась в лицо девушки и отметила, что она, кажется, не изменилась, разве что стала чуть бледнее, чем обычно.

Марина выглядела счастливой, Руслан — тем более.

Однако, Слава повёл себя странно. Он подошёл ко мне и, взяв за руку, подвёл к новообращённой.

Потом взял её за руку и вложил её ладонь в мою. Краски вернулись на лицо Марине, а сама она испуганно схватилась за сердце.

Слава облегчённо вздохнул.

— Слав, я же говорила, что не чувствует себя человеком от прикосновений ко мне только Света.

— Малыш, — ответил Слава, — Света — искусная лгунья, она могла соврать нам и в этом. Доверяй, но проверяй — он развёл руками.

Я усмехнулась. Что ж, на моей стороне стоит внимательный защитник.

Руслан вытащил из-за пазухи книгу и положил её на столик.

— Вот, доставлена в лучшем виде! — самодовольно усмехнулся он.

— Никаких проблем не было? — спросил у него Слава, и Руслан покосился на меня.

Я всполошилась.

— Говори, что не так? Там были Истребляющие?

Руслан промолчал немного.

— В общем, мне удалось связаться с отцом, — нехотя начал он, — И он рассказал мне, что теперь вся надежда только на нас. Истребляющие по всей стране, как с цепи сорвались. За то время, пока нас нет в городе, уничтожено несколько семей вампиров.

Я сжала руки в кулаки. Они искали нас. Пока они не поняли, что мы ускользнули, но когда-нибудь, они доберутся до нас. Вопрос в том, сколько семей вампиров они уничтожат перед этим?

Слава прикрыл глаза.

— Мы должны как-то остановить это! — воскликнул он.

— Тогда нужно выяснить, как я могу уничтожить Александру и просто вернуться и убить его.

Эти слова прозвучали смехотворно, но никто не рассмеялся.

Я подошла к книге и раскрыла её наугад. Кроме того, что текст в ней был изложен на каком-то непонятном языке, мне было ничего не ясно. Я пролистала несколько страниц, но так и не нашла ни одно слова, написанного на русском, ну или, хотя бы на английском.

— Здесь ничего не понятно! — воскликнула я, и Слава подошёл и встал рядом.

— Тась, дело не в том, что она написана на непонятном языке. Я, например, с лёгкостью могу прочитать её тебе. Дело вот в этом.

Он пролистал несколько страниц и, наконец, остановился, дойдя до нужного места.

— Вот здесь рассказывается о Дарящей жизнь, — о ёё предназначении, о её возможностях, вообще обо всём, что с ней связано.

Он пролистнул несколько страниц, и я заметила, что некоторые из них отсутствуют.

— А вот здесь — он постучал пальцем по белоснежному, пустому листу бумаги, оборванному наполовину, наверху которого была надпись на том же языке, что и в остальных текстах книги, — Здесь написано, что этот текст содержит информацию, о том, как убить Истребляющего.

— Но тут же ничего не написано! — воскликнула я.

— Точно! — похвалил Слава мою наблюдательность. — Здесь ничего не написано и, видимо, написано никогда не было.

— А других источников, из которых можно было бы почерпнуть эту информацию, нет? — с надеждой спросила я.

Слава с сожалением покачал головой.

— Нет. Да и то, этой книги в мире всего пятьдесят три экземпляра. Остальные книги о нас — это лишь переписанные и переведённые тексты из неё. Но никто так и не узнал, что содержал и содержал ли вообще когда-нибудь в себе этот лист.

— А почему он оборван наполовину? — удивилась я.

— Не знаю, — Слава запустил руку в волосы на затылке и растрепал их, — Отец Славы дал моему папе эту книгу уже в таком виде.

Я отошла к кровати и села на неё.

— Но как же мне узнать способ? — спросила я, особенно ни к кому не обращаясь.

— Я предлагаю сейчас сходить перекусить, потом искупаться и вернуться сюда с новыми силами, чтобы попробовать разгадать тайну этой страницы, — оптимистично предложил Руслан.

Я рассеянно улыбнулась, но Слава, как ни странно, поддержал эту идею.

— Действительно, идём! Всё равно нам сейчас ничего нового в голову не придёт. А потом вернёмся, и уже точно узнаем, о чём тут речь.

Я снова улыбнулась. В принципе, эта идея была не так уж плоха. Нужно было немного отдохнуть, прежде, чем мне придётся идти на убийство, или погибнуть самой.

Море было удивительно тёплым и спокойным. Марина и Руслан тут же бросились в воду и поплыли друг за другом на глубину.

С плаванием у меня было не очень, поэтому я только слегка «помочила ноги» и вышла загорать. Слава сразу же вышел следом за мной, видимо, опасаясь, что какая-нибудь из бабулек поблизости может оказаться Истребляющей.

— Слав, я позагораю, а ты ещё купайся! Со мной всё будет в порядке!

Он кивнул, но дальше пяти метров от берега не отплывал.

Мысли мои крутились в основном только вокруг оборванной наполовину страницы из книги, где, по идее, и должна была быть информация о том, как мне предстоит убить Александру.

Я подумывала о том, чтобы предложить ребятам попробовать, например, нагреть страницу или посмотреть её на свет или на солнце. Может, её нужно было намочить? В общем, мы найдём, чем заняться, когда вернёмся в номер.

Наконец, ребятам наскучило плавать, и они вышли на берег.

— Малыш, ты что такая задумчивая? — спросил Слава, садясь на мой шезлонг, и обдавая брызгами.

Я выложила ему свои идеи относительно того, как нам попробовать прочитать ту злополучную страницу. Он, как это ни странно, не рассмеялся. Только снова нахмурил брови и закусил губу.

— Я тоже подумывал о том, чтобы попробовать нагреть её. Но твои идеи с солнцем и водой нужно попробовать тоже.

Он обернулся и посмотрел на гору, за которую как раз заходило солнце.

— Идём! — воскликнул он и, схватив рюкзак, в котором лежала книга, побежал в сторону небольшой аллеи, где было не так людно, как на пляже.

Я тоже вскочила с лежака и помчалась следом.

Когда я достигла этой аллейки, Слава уже присел на корточки возле деревянной беседки и вытаскивал книгу из рюкзака.

Он махнул мне рукой, и я подбежала к нему.

Сквозь пальмовые листья пробивался вечерний солнечный свет.

Слава открыл книгу на необходимой странице и поднял её вверх, чтобы лучи заходящего солнца попали на неё.

Я затаила дыхание.

Ничего. Страница, как и раньше, оставалась чистой.

Я чертыхнулась про себя.

Слава тоже вздохнул и снова запихнул книгу в рюкзак.

— Ничего, сейчас вернёмся в номер и подумаем, что ещё можно сделать.

Я согласна кивнула, и Слава забросил рюкзак за спину, взял меня за руку и мы отправились обратно на берег.

Следующие несколько часов прошли в бесплодных попытках разгадать тайну страницы.

Мы грели её на лампе, пытались осторожно нагреть при помощи зажигалки, наносили воду. Руслан даже предложил попробовать смочить её молоком или каким-нибудь алкоголем.

Потом снова вчитывались в текст, который был написан рядом. Ничего. Никакой информации относительно того, что могло быть на ней написано.

Я сдалась и присела на кровать. Голова была будто пустой. Мыслей и предложений не было. По крайней мере у меня.

Следом сдались от этих бесплодных попыток Марина с Русланом и, наконец, Слава.

— Я не знаю, что ещё предложить! — воскликнул Слава.

— Может, там и не было никогда никакой информации? — спросила я у него.

Он задумался, потом покачал головой.

— Возможно, хотя и маловероятно. Кто-то ведь оборвал страницу. Я думаю, что это, скорее всего, Света. Она узнала эту тайну и попыталась скрыть её от тех, кто мог угрожать её любимому.

Я помолчала немного и задала вопрос, который периодически «всплывал» у меня в голове.

— А как насчёт предыдущих Дарящих жизнь? Им что, ни разу не удавалось победить Истребляющего, способного их убить?

Слава бросил на меня мимолётный взгляд.

— Собственно, я знаю только о двух последних Дарящих жизнь. Да и то от Светы. Я расспросил её подробнее, когда она призналась, что кое-что знает обо всём этом. Первая погибла, потому что её не обратил Единственный. Причин, по которым он этого не сделал, я не знаю, — быстро добавил он, предвосхищая мой вопрос. — Второй и была сама Света, правда она сказала, что Дарящая жизнь погибла, потому что её предал любимый. Но это вы и сами слышали.

Воцарилось молчание. Меня снова обуял страх, относительно того, что я ничегошеньки не знаю, что могло хоть как-то продлить мою жизнь, которая внезапно подверглась такой огромной опасности. О чём размышляли остальные, я не знала. Но с уверенностью можно было сказать, что, скорее всего, о книге. Точнее о тайне, которую она не хотела нам открывать, несмотря на все наши попытки.

Через некоторое время Руслан встал и постарался незаметно подать знак Славе. Я заметила это, и вопросительно взглянула на парня.

Он развёл руками.

— Можно мне хотя бы иногда поговорить с моим братом наедине? — шутливо спросил он.

Я расслабилась. Ну, конечно. Теперь мне везде мерещится подвох.

Слава вышел вслед за Русланом в коридор.

Некоторое время было тихо. Потом из-за закрытой двери стали слышны голоса. Слава и Руслан о чём-то спорили. Причём, довольно громко.

Я открыла дверь и выглянула в коридор. Слава стоял напротив Руслана, скрестив руки на груди. Брови Руслана были нахмурены, создавалось впечатление, что он пытался образумить младшего братишку.

— Что случилось, Руслан? — спросила я, решив выпытать всё у него, поскольку Слава частенько что-то недоговаривал.

Руслан бросил взгляд на Славу и тот, отрицательно покачал головой.

— Слав, — я повернулась к любимому, — Мы же договаривались о том, что ты будешь говорить мне правду. Разве нет?

Он кивнул.

— Да, но это не касается ситуации связанной с Истребляющими. — Возразил он.

— А я уверен, что она напрямую её касается! — воскликнул Руслан, — И также уверен, что Тася имеет право знать, о чём мы здесь спорили.

Я снова повернулась к Руслану, надеясь получить от него вразумительный ответ.

Тот снова бросил взгляд на Славу и произнёс:

— Прости, братишка, но на карту поставлено слишком многое… — он помолчал, потом посмотрел на меня, — В общем, как я уже и говорил, Славе нужно охотиться! Причём, даже слишком нужно. Случись что, и он не сможет ничего предпринять. Не сможет защитить тебя. Я сказал ему об этом, но он против того, чтобы идти на охоту.

Я снова повернулась и взглянула на Славу.

— Почему ты не хочешь…охотиться? — спросила я, как можно беспечнее.

Он не ответил и не посмотрел на меня, продолжая изучать ковёр на полу.

— Это всё из-за тех моих слов, да? — он снова не ответил, и я сделала вывод, что я права. — Я же уже сказала, что меня это не волнует. Я буду с тобой независимо от твоего…рациона. И это не изменит моё отношение к тебе, честно!

Слава всё ещё не смотрел на меня, зато Руслан одобрительно хмыкнул.

— Я настаиваю на том, чтобы ты пошёл на охоту вместе с Русланом! — непререкаемым тоном обратилась я к Славе и тот едва заметно кивнул.

Руслан удовлетворительно хмыкнул и проговорил, обращаясь ко мне:

— Мы отправимся прямо сейчас. Слава сейчас слаб, как никогда. Только есть ещё один аспект. Я думаю, что пришло время обратить тебя. Так нам будет гораздо спокойнее, да и если что, не придётся задерживаться из-за твоих человеческих недоспособностей.

Я вздрогнула, и Слава буквально крикнул:

— Это не твоё дело! Тася сама решит, когда она захочет этого, ясно?

Руслан поднял руки, будто сдаваясь.

— Окей, я только высказал своё мнение. — Потом снова взглянул на брата, — Ну что, идём? Подыщем место для охоты?

Слава снова едва заметно кивнул и Руслан прошёл к себе в номер, очевидно, чтобы предупредить Марину.

Слава быстро подошёл ко мне и поцеловал. Я задохнулась от этого поцелуя. Он целовал меня, будто прощаясь.

— Слав, всё в порядке. Честно! — постаралась заверить его я. — Ты…поешь нормально. И возвращайся поскорее. Я буду ждать.

Слава кивнул и грустно улыбнулся.

Подошёл Руслан и сказал, что если вдруг Истребляющие будут близко, то Марина будет начеку и предупредит меня.

Я кивнула, и парни направились в сторону лифта. Когда двери подъехавшей кабины раскрылись на нашем этаже, Слава посмотрел на меня, и лицо его снова озарила печальная улыбка. Я ответила ему ободряющей улыбкой, и когда лифт стал спускаться вниз, повернулась и вошла в наш со Славой номер.

Глава 21

Уже через пять минут в номер постучали, и я предложила посетителю войти.

Это была Марина, которая решила составить мне компанию, очевидно, по просьбе Руслана.

— Ты не против, если я тут посижу? — спросила она меня, и, не дожидаясь ответа, присела на кровать.

Я кивнула. Против её компании я ничего не имела.

— Ну что? Ты так и не догадалась, как мы сможем прочитать то, что написано на той странице? — спросила она у меня, начиная разговор.

Я отрицательно покачала головой. Если честно, обсуждать это совсем не хотелось.

— Ммм, — неопределённо промычала Марина.

Возникла неловкая пауза. Марина сидела, уставившись в какую-то видную только ей точку на стене, я не знала, о чём с ней поговорить. Отчаянно хотелось, чтобы рядом был Слава. С ним можно было разговаривать или молчать. И ни то, ни другое не угнетало.

— Ну, как тебе твоя новая сущность? — обратилась я к Марине и та встрепенулась.

— Если честно, я ещё не совсем поняла, что со мной произошло, — ухмыльнулась Марина. — Иногда приходится напоминать себе, что я уже не человек. Хотя, момент обращения был сладостным. Ну и потом удалось опробовать свои новые способности. Это просто улёт.

— Ты не разочарована? — спросила я.

Марина удивлённо взглянула на меня.

— Нет, что ты! — она помолчала немного, потом добавила, — Все мои девятнадцать лет жизни были сплошным разочарованием. Сначала детдом, каждый день в котором приходилось бороться за своё существование, потом… — она замолчала, очевидно, опуская какую-то неприятную историю своей жизни. — В общем потом меня обманул один человек. — Глаза её блеснули и мне стало жутковато. — Я сейчас чувствую такую силу, что хотела бы бросить всё на свете и отомстить ему.

Я отступила на шаг. Марина не могла сделать мне ничего плохого, но тон её мне не понравился.

Она заметила мой испуг и дружелюбно улыбнулась мне.

— Прости. Я стараюсь гнать от себя подобные мысли. Он не достоин того, чтобы я о нём вспоминала.

Видя моё непонимание, она объяснила:

— Дело в том, что сразу после того, как я стала взрослой и не смогла больше жить в детдоме, мне дали квартиру, и я переехала жить в неё. Потом познакомилась с мужчиной. Он был старше меня на несколько лет. В общем, всего я рассказывать не буду, но дело в том, что он пригласил меня уехать с ним во Францию. Я с радостью согласилась, считая, что мне очень повезло в жизни.

Потом быстро оформила загранпаспорт и стала ждать, пока наступит день нашей поездки. Когда нам нужно было вылетать, он сослался на неотложные дела, и мы договорились встретиться в аэропорту. Но когда я приехала в аэропорт, Вадима там не было. Я прождала его весь день. Постоянно звонила ему, но телефон не отвечал. В общем, когда я вернулась домой ни с чем, то узнала от подруги, что у Вадима есть невеста, с которой он вместе уже несколько лет, и она улетела во Францию вместе с ним. Вот так вот. С тех пор я мало верю мужчинам. Мне твой брат показался надёжным, поэтому я приехала вместе с ним к вам.

Я хмыкнула.

— Неужели для девятнадцатилетней девушки парень пятнадцати лет может показаться надёжным? — стараясь не рассмеяться, спросила я у Марины.

«Тем более, Стас.» — добавила я про себя.

Марина округлила глаза:

— Пятнадцать лет? Но Стас не выглядит на пятнадцать. Он сказал, что ему двадцать один.

Я кивнула. От брата ожидать можно было и не такого.

— И, тем не менее, он на два года младше меня. — Произнесла я, надеясь, что Марина не будет очень расстроена.

Марина, к моему облегчению, рассмеялась.

— Н-да, — протянула она, отсмеявшись, — Всегда поражалась своему желанию быть обманутой мужчинами!

Я тоже рассмеялась, но внезапно Марина сказала мне серьёзным тоном:

— Ты только не думай, что я вся такая неверная и мгновенно поменяла парня, как только мне представилась такая возможность.

Я, конечно, ничего такого не думала, но Марина не дала мне возможности возразить:

— Нет-нет, дослушай. Мне Руслан сразу понравился. Он такой серьёзный, надёжный. Старомодный что ли. А уж когда я узнала, что он вампир, — она произнесла это слово так, будто это было чем-то обыденным, — то вообще растаяла. Ты не замечала, что вампиры имеют какую-то странную особенность притягивать к себе представительниц противоположного пола?

Я кивнула. Честно говоря, я уже давненько об этом задумывалась.

— Ну и…я не смогла, да и не хотела противиться его чарам. К тому же, что меня ждёт в жизни? Родных нет, друзей, как таковых тоже. А тут представляется такая возможность разнообразить свою жизнь. В общем, я только рада.

Я улыбнулась ей, стараясь принять её точку зрения. И не смогла. Всё же убивать людей — это преступление и мне не хотелось в нём участвовать.

— Тась, — она обратилась ко мне, выводя меня из задумчивости. Скорее всего, она задала мне какой-то вопрос, но я его не расслышала. — Ну так что? Принести тебе что-нибудь? Колы, чая?

Я кивнула, сразу ощущая жажду. В номере, несмотря на работающий кондиционер, было довольно душно.

— Да, я бы колы выпила.

Марина не отвечая, вышла из номера, а я снова взяла книгу в руки. Нужно во что бы то ни стало найти ответы на вопросы.

Марина вернулась уже через пару минут и протянула мне бокал газировки. Я поблагодарила её и залпом выпила колу.

— Ну что? Всё ещё ничего не ясно? — спросила меня Марина, кивая на книгу в моей руке.

Я помотала головой, и в следующее мгновение произошло сразу несколько событий.

В стеклянную дверь нашего балкона кто-то с силой ударил, бокал выскользнул из моих рук и, упав на мягкий пол, разбился. Марина быстро метнулась к балкону, занимая оборонительную позицию.

— Никого нет, — сказала она через некоторое время, убедившись в том, что снаружи пусто.

Я выдохнула с облегчением и нагнулась, чтобы подобрать осколки.

— Вот чёрт! — воскликнула я, когда острый осколок полоснул меня по ладони. На пол и раскрытую на пустой странице книгу закапала кровь, и я прижала непораненную руку ко рту. На странице явственно проступали слова на том же непонятном языке, что и на остальных страницах.

Я быстро вскочила, роняя книгу на пол, и бросилась в ванную, чтобы смыть кровь и завязать руку полотенцем.

— Что случилось? — послышался мне вдогонку вопрос Марины.

Я не стала отвечать, только быстро ополоснула руку и приложила к порезу полотенце. Потом быстро подскочила к раскрытой книге и, схватив её, всмотрелась в выступившие буквы. И тут же ужаснулась: моей крови на странице не было, хотя несколько капель уже подсыхали на ковре.

Буквы были, но они стремительно бледнели. Я закусила губу, и тут же услышала удивлённый вздох Марины, которая подошла ко мне и теперь заглядывала в книгу через моё плечо.

— Как у тебя это получилось? — ошеломлённо спросила она.

— Это кровь. Я порезалась, и несколько капель попало на страницу. И тут же проступили буквы.

— Но сейчас они исчезают, — констатировала Марина очевидный факт.

Я кивнула, потом встрепенулась:

— Что там было за окном? — обратилась я к девушке.

— Да вроде ничего, — пожала плечами Марина и тут же добавила, — Но мне это не нравится.

От этих слов сердце моё сжалось, и я поспешно сунула книгу в рюкзак. Если придётся срочно уходить, нужно забрать с собой самое важное. Лишь бы Слава поскорее вернулся, с ним так спокойно!

Будто отвечая на мою немую просьбу, раздался стук в дверь и я напряглась.

— Это ребята, они тихо переговариваются, не бойся, — успокоила меня Марина.

Дверь открылась, и на пороге появились наши любимые вампиры. Я бросилась к Славе и крепко обняла его за шею.

— Что случилось, Тася? — встревожившись, спросил Слава.

— Я разгадала тайну книги. Точнее, она сама разгадалась. А потом ещё какой-то стук в окно был точнее даже удар, мы так и не поняли, откуда он взялся, — я всё ещё продолжала тараторить, а Слава уже отодвинул меня в сторону и, крикнув вошедшему следом Руслану, чтобы тот закрыл дверь, быстро прошёл к дверям на балкон. Потом отодвинул её в сторону и вышел на улицу. Уже через пару минут он вернулся.

— Пока всё в порядке, что там с книгой? — нетерпеливо спросил он.

Определение «пока» резануло слух, но я прогнала от себя невесёлые мысли и быстро вытащила из рюкзака книгу. Потом раскрыла её на нужной странице и посмотрела на остальных.

— Нож есть? — спросила я у них, и, Марина протянула мне маленький складной ножичек, пока Слава не успел опомниться.

Я быстро раскрыла его, придерживая одной рукой книгу, чтобы она не закрылась.

Прежде, чем Слава сообразил бы что к чему, я полоснула ножиком по ладони и кровь закапала на открытую страницу.

Слава возмущённо охнул, но я быстро сунула ему книгу в руки:

— Читай, иначе буквы сейчас пропадут.

Я пошарила рукой по полу под кроватью, куда отбросила окровавленное полотенце перед тем, как вошёл Слава, и снова приложила его к ране.

Слава, казалось, уже забыл о том, что я порезала руку, и теперь вчитывался в выступивший текст.

Я снова посмотрела в книгу и увидела сверху картинку: девушка с распущенными волосами приникла к горлу мужчины, который был одет во всё чёрное.

Ниже шёл текст.

— Что там написано? — с нетерпением воскликнул Руслан.

Слава молчал довольно долгое время, пока буквы не начали снова бледнеть.

— Здесь написано в принципе на так уж и много. Описан способ, которым Дарящая жизнь должна убить Истребляющего.

— И что же это за способ? — тихо спросила я.

— Ну, она должна его…укусить…

— Укусить? — потрясённо прошептала я, а Руслан присвистнул.

Вот это уж точно было нереально. Представить меня, которая со страхом убегает от Истребляющих, подошедшей к Александру и кусающей его за горло, было как минимум, нереально. Да и Александру уж точно не стал бы ждать, пока я сделаю это.

Я потрясённо присела на кровать. Да…все надежды рухнули.

— Ну а что же дальше? Там есть что-нибудь ещё?

Слава покачал головой.

— Здесь написано, что непременным условием, при котором это должно случиться является, а дальше всё. Пустота. Оборванная страница.

Ну вообще, класс! Можно смело сдаваться Истребляющим и прощаться с жизнью.

— Нужно уходить отсюда. Не берите ничего лишнего. Только деньги и документы Через полчаса встречаемся в коридоре и уходим.

Я вскинула на Славу испуганные глаза.

— Слав, это из-за того стука в окно? Может, это просто птица, или что-то в этом роде?

— Не знаю, — ответил он, — Но мне это не нравится. Что-то затевается здесь. Думаю, что они обнаружили нас. — Он ударил кулаком по стене. — Я не думал, что всё произойдёт так быстро!

Да. Я тоже этого не думала. Иногда мне даже начинало казаться, что мы здесь удачно спрятались и сможем прожить всю жизнь, и никто нас не найдёт. Конечно, это было утопией, но так хотелось помечтать. Однако, видимо, моим мечтам уж точно не суждено сбыться.

Глава 22

Ребята вышли из нашего номера, чтобы собрать всё необходимое, а Слава выключил свет и подошёл к окну. Я быстро сунула в рюкзак книгу, там уже лежали несколько необходимых вещей и наши паспорта. А так же деньги.

— Слав, как мы будем уходить отсюда? — испуганно спросила я.

— Попробуем рискнуть и просто выйти из отеля и уехать. — тихо проговорил он в ответ.

Я взяла его за руку и встала рядом.

— Слав, мне страшно, — призналась я, и он сжал мою ладонь и притянул к себе. Я попыталась поцеловать его, но он отстранился.

— Что не так? Я что-то не то сделала? — спросила я, стараясь объяснить себе его поведение.

Он улыбнулся мне и погладил большим пальцем мою скулу.

— Маленькая, я совсем недавно…ел…тебе может быть неприятно целовать меня.

Да…Зря я тогда так бурно отреагировала на его признание.

— Думаю, что это не так, — попыталась я убедить его в обратном, — просто поцелуй меня. Я очень прошу.

Слава помедлил, потом запустил руку в мои волосы и притянул меня к себе. Когда его губы коснулись моих, я застонала и обмякла в его руках. Он осторожно прошёлся языком по моей нижней губе, заставляя меня задрожать от наслаждения. Потом ласки его стали более настойчивые и я с радостью ответила ему. Этот поцелуй вместил в себя всё, что нам хотелось сказать друг другу.

Его страх за меня, обещание быть рядом, несмотря ни на что, защищать от всего, что может причинить мне зло и боль.

А также мой ужас оттого, что он может погибнуть. Потому что ему грозила гораздо большая опасность, чем мне.

Когда он прервал поцелуй и, прижав меня к себе, снова уставился в окно, я решилась высказать ему то, что мучило меня последнее время.

— Слав, я думаю, Руслан прав. Пришла пора обратить меня. Это стало слишком опасным.

Он развернул меня к окну, чтобы свет из окна падал на моё лицо.

— Ты хочешь этого сама, или ты считаешь, что это необходимо? — спросил он, впиваясь взглядом в моё лицо.

Я помедлила с ответом.

— Я хочу этого, потому что это необходимо, — наконец, ответила я.

Слава снова прижал меня к себе и снова всмотрелся в то, что происходило за окном.

Он молчал, и я не мешала ему думать. А размышлял он, скорее всего о том, что я сказала.

Вдруг он напрягся и дёрнулся к окну.

— Уходим быстро! — вскрикнул он и потащил меня к выходу.

Я только успела схватить рюкзак и почти тут же очутилась в коридоре. Там уже стояли Марина и Руслан.

— Видели? — воскликнул Руслан, — Они здесь! Нам не уйти.

Я поняла, что речь идёт об Истребляющих.

— Попробуем прорваться через спортзал. Там выход для сотрудников отеля. Потом обходим со стороны соседнего отеля и уходим в сторону моря. Потом в ту самую бухту, где мы были с тобой сегодня. — напутствовал Слава Руслана.

Тот кивнул, и мы быстро побежали по лестнице вниз.

Спортзал, несмотря на поздний час, был открыт. Слава быстро пересёк его, ведя меня за руку, потом отпустил и, приоткрыв дверь, выглянул на улицу.

Убедившись, что путь свободен, Слава дал нам знак, чтобы мы шли следом. Как только я шагнула на улицу, меня накрыла волна леденящего ужаса. В помещении я чувствовала себя хоть насколько-то защищённой, а здесь, на открытой территории, о безопасности можно было забыть.

Слава, Руслан и Марина не спешили, несмотря на их возможности. Спешка сейчас была не нужна. Необходимо было двигаться со всей осторожностью, на которую мы только были способны.

Благополучно миновав территорию нашего отеля и добравшись до соседней, Слава замедлил шаг и отпустил мою руку. Он прислушался, потом махнул нам рукой.

— Идём тихо. Как только пройдём пару отелей, уходим в сторону моря. Дальше будем двигаться вплавь.

— На чём? — шёпотом спросила я.

Слава посмотрел мне в глаза.

— Руслан и Марина сами, а ты — на мне.

— Слава, я не умею плавать! — воскликнула я, охваченная паникой.

Мне представлялись страшные картины, как я оказываюсь одна, на огромной глубине Средиземного моря.

— Я умею, этого достаточно! — заверил меня Слава, — Идём!

Он снова взял меня за руку, и мы стали красться в сторону отелей расположенных справа от нашего.

Как только позади остались четыре отеля подряд, Слава свернул в сторону моря. Едва мы достигли открытого пространства, на котором располагалась пешеходная дорожка, ведущая вдоль моря и начинался берег, усыпанный галькой, Слава снова выпустил мою руку и прислушался.

— Здесь придётся бежать очень быстро. Как только достигаем воды, начинаем плыть вправо. Плыть придётся долго. Та бухта находится довольно далеко. Готовы?

И не успела я кивнуть, как мы побежали.

Руслан и Марина тут же бросились в воду и поплыли.

Слава приостановился.

— Входим в воду вместе, там садишься мне на спину, и я начинаю плыть. Ничего не бойся, главное, старайся не касаться моей кожи, держись за плечи. Я не буду всплывать, чтобы вздохнуть.

— Слава, но рюкзак ведь промокнет, может, по берегу доберёмся?

— Малыш, это очень опасно. Даже сейчас, теряя драгоценное время, мы очень рискуем. До бухты не добраться пешком. Там мы сможем спрятаться хоть ненадолго. Потом будем решать, что делать дальше. За вещи не переживай. Ничего им не будет.

И не успела я согласиться, как он потащил меня к воде. Как только мы зашли в воду по грудь, Слава нырнул под воду и присел в воде на корточки, обхватывая меня за голени. Я даже не успела толком испугаться, как он уже поплыл на глубину, отпуская мои ноги. Но я и сама обхватила ими его торс, а руками вцепилась в плечи.

Сколько мы так плыли, я не знаю. Мне было страшно. Вокруг расстилалась бескрайняя гладь воды, и если бы не ощущение твёрдого тела Славы под моими руками и ногами, я бы вообще потеряла ощущение реальности. Но одно я могла сказать точно: плыли мы с огромной скоростью.

Наконец, мои глаза различили в темноте чёрную громаду, очевидно, это был какой-то остров. И Слава вытащил голову из воды, понуждая меня вцепиться в него изо всех сил.

— Держись крепко, сейчас будем лезть вверх.

Я ещё крепче схватила его за плечи и Слава с лёгкостью начал лезть по отвесным скалам вверх.

Когда я поняла, что тяжеленный рюкзак вот-вот утянет меня вниз и сил моих больше не осталось, из темноты послышался голос Руслана:

— Ну, наконец-то, я уже думал, что придётся возвращаться, потому что вам нужна помощь.

Ноги Славы наконец-то коснулись твёрдой земли, и я спрыгнула с него.

Дыхание моё было настолько учащённым, что мне казалось, будто это я только что покрыла это огромное расстояние вплавь.

— Ты в порядке? — встревожено спросил Слава, обнимая меня.

— Ну…в принципе да, однако, было страшно!

— Ничего, обратно будет уже не так боязно, — «успокоил» меня Руслан.

Я недоверчиво хмыкнула, стараясь отогнать от себя мысли о том, что придётся плыть назад.

— Что будем делать теперь? — спросила Марина, задав наиболее волнующий всех нас вопрос.

— Подождём рассвета, потом мы с Русланом сходим на разведку, посмотрим, как нам лучше будет отсюда выбраться, ну и попробуем сбежать.

— Куда отправимся в этот раз? — безнадёжно спросила я, чувствуя, что пока мы будем вот так вот убегать от Истребляющих, они без труда будут находить нас.

— Не знаю, может куда-нибудь на север… — выдвинул предположение Слава.

— А что если нам вернуться обратно на дачу? Может, они решили, что мы сбежали оттуда и больше уж точно туда не вернёмся? — с надеждой спросила я.

Все помолчали, вероятно, обдумывая моё предложение.

— Нет, маленькая, думаю, что это — не лучшая идея, — ответил, наконец, Слава. — Возможно, виной всему возвращение Руслана и Марины за книгой. Может, их удалось выследить и поэтому они так быстро нас нашли.

— Но сейчас аэропорт в Анталии будет под постоянным присмотром! Как нам удастся улететь отсюда? — воскликнула я.

— Значит, отправимся в какой-нибудь другой аэропорт. Скажем, в Анкару. — Слава опять помолчал, — Самое главное сейчас — покинуть Чамьюву. Дальше будет проще.

Я кивнула в темноте. Хоть эта задача и казалась мне непосильной.

— Тась, ты поспи сейчас, завтра будет некогда. А ты нам нужна сильной. Я буду рядом. — попросил меня Слава.

Уж что-что, а заснуть я не могла.

— Нет, Слав, прости, но это выше моих сил. Я могу попробовать просто отдохнуть, если ты посидишь рядом.

Я плюхнулась прямо на каменную поверхность, и Слава присел рядом. Потом обнял меня, и я расслабилась в его руках. Мы долгое время сидели молча, потом Слава прилёг и потянул меня за собой. Я положила голову ему на грудь и прикрыла глаза.

Проснулась я от шёпота Славы.

— Тась, прости, но нам с Русланом нужно идти, посмотреть, как там дела.

Я мгновенно села, протирая глаза. Солнце только-только вставало из-за горизонта, освещая всё вокруг. Я встала на ноги и охнула от изумления.

Мы находились на полуострове, который возвышался на несколько десятков метров над морем. Прямо под нами были скалы, которые уходили в глубину прозрачных синих вод. Солнце освещало воду, играя бликами на её поверхности.

Меня охватило ощущение, что мы остались вчетвером в этом мире, и больше нет никого вокруг. Вся природа здесь была какой-то дикой, первозданной что ли.

Слава подошёл и обнял меня, отрывая от созерцания такой великолепной картины.

— Я ненадолго. Постараюсь принести тебе фруктов. Остальное, боюсь, просто намокнет. — он улыбнулся, — Не скучай здесь, будьте готовы к тому, что нам придётся сразу же уходить.

Я кивнула. Слава отошёл от меня к поджидающему его у обрыва Руслану. Потом повернулся и быстро подбежал ко мне.

— Я люблю тебя, родная! — прошептал он, и не успела я ничего ответить, как он снова отошёл к Руслану и они оба прыгнули со скал в море.

Я постояла некоторое время, глядя, как стремительно уносятся от нас две маленькие точки — это виднелись над водой головы Руслана и Славы.

Рядом стояла Марина. Она, видимо, заметила выражение моего лица, с которым я наблюдала за Славой и положила руку мне на плечо.

— С ними всё будет в порядке, не волнуйся! — заверила она меня.

Мне очень хотелось верить ей, однако, внутри было какое-то липкое и неприятное чувство страха, что я видела Славу в последний раз.

Я тряхнула головой, стараясь прогнать его, и отошла от края в глубину полуострова.

Солнце поднималось очень быстро и теперь стало ощутимо припекать.

Я нашла удобное местечко под тенистым деревом и устроилась там. Марина присела неподалёку.

Говорить с кем-либо совершенно не хотелось. Я просто сидела и смотрела в одну точку.

Марина, видя моё состояние, не трогала меня, и я была ей благодарна за это.

Сколько мы так просидели, я не знаю. Может час, а может и два.

Наконец, из-за края скал показалась голова Руслана, и я облегчённо вздохнула. Потом вскочила на ноги и бросилась к нему.

Славы снова с ним не было. Я даже подошла к обрыву и заглянула вниз. Напрасно. Руслан пришёл один.

— Руслан, а где Слава? — спросила я у него, стараясь сохранить невозмутимое выражение на лице, хоть сердце моё отчаянно стучало о грудную клетку.

Он повернулся ко мне, и в глазах его застыла боль.

— Нам нужно срочно уходить отсюда, — только и сказал он.

— Руслан, где Слава? — снова спросила я, понимая, что теперь в моём голосе звучат истерические нотки.

— Тась, ты только не переживай, хорошо? — начал он и я поняла, что дело плохо.

Он помолчал немного.

— Они схватили его. Теперь он у Истребляющих.

Глава 23

Я схватилась за горло. Слава у Истребляющих. Всё. Дальше нет смысла воевать. Если они убьют его, а в этом я была уверена, то мне больше жизни нет.

— Как это случилось? — спросила я, поражаясь, как потерянно звучит мой голос.

Руслан хмуро посмотрел себе под ноги.

— Мы разделились с ним, чтобы проверить берег. Ну и я почувствовал, как он мысленно кричит мне, чтобы я уходил, потому что его схватили Истребляющие.

— То есть, ты этого не видел? — спросила я у него, испытывая облегчение и одновременно удивляясь, как Руслан мог говорить так уверенно, не видя всё своими глазами.

— Нет, но нам это и не нужно. Мы чувствуем, что происходит друг с другом.

— Я тебе не верю! — тихо, но уверенно проговорила я.

— Тась, нам нужно срочно уходить отсюда, иначе они в любой момент могут нас тут найти.

Я взглянула на него непонимающим взглядом.

— Я никуда не уйду отсюда без Славы! — заявила я и отправилась назад к дереву, под которым сидела совсем недавно.

Руслан догнал меня через долю секунды. Он развернул меня к себе лицом и снова твёрдо повторил:

— Нам нужно срочно уходить отсюда, слышишь? Слава не простит мне, если с тобой что-то случится из-за моей неторопливости.

Я сняла с себя его руки и снова повторила, словно неразумному ребёнку:

— Я никуда не уйду отсюда без Славы! Слышишь? С места не сдвинусь!

— Ты не можешь, так поступить! Истребляющие найдут тебя и убьют уже через пару часов, если, конечно, тебе повезёт прожить эти пару часов. — Настаивал парень.

— Мне всё равно! Без Славы я жить не хочу! — снова процедила я.

— Да ты понимаешь, насколько ты ценна? Сколько надежд на тебя? Ты не можешь так поступить со всеми!

Я фыркнула.

— Мне нет никакого дела до всех, если рядом нет Славы! Я сказала, что без него не уйду, и буду сидеть здесь!

Руслан закатил глаза.

— Слава бы не хотел этого. Он пытался спасти тебя, воюя не для себя, а для других! И если ты сейчас поступишь так глупо, значит, все его действия были напрасны! — попытался он воззвать к моему разуму.

Я покачала головой. Даже такие речи меня не тронули.

Неожиданно Руслан поморщился.

— Что такое? Что-то со Славой? — ужаснулась я, и Руслан попытался придать своему лицу беззаботное выражение. Правда, получилось это у него плохо.

— Нет, не со Славой, — неуверенно проговорил он, и я поняла, что он пытается меня обмануть.

— Что с ним? Говори, я хочу знать! Они убили его да?

Почему-то эти слова я произнесла отстранённым тоном, уже решив, что если это так, то жить я больше не буду.

— Нет. Они решили не убивать его. Они…они будут мучить его, а потом используют в виде приманки, чтобы ты пришла к ним сама.

Я пошатнулась, и Руслан схватил меня, чтобы я не упала.

Из моего горла рвались рыдания, и я не стала останавливать их.

Славу мучают сейчас, сию секунду, а я стою здесь и ничего не могу поделать!!

— Где он сейчас, ты знаешь? — спросила я у Руслана, едва справилась с рыданиями.

— Я не знаю, где он. Я только могу чувствовать, что с ним делают и всё. — развёл он руками.

— Тогда мы должны срочно искать его. Куда мы можем поехать? Вернёмся к родным? Может, они посоветуют что-то? Ну, скажи! — затараторила я, не зная, что реально можно предпринять.

Руслан помолчал немного.

— Они найдут тебя сами, через Славу, как только…как только им надоест «играть» с ним. Или есть ещё вариант дождаться их здесь, сыграв им на руку.

Он завуалировал слово «мучить», но я и так поняла, что он имеет в виду.

— Но идея с возвращением к родным кажется мне вполне здравой. Они могут помочь нам найти выход. Подсказать что-то. В любом случае, нас уже будет не трое, а гораздо больше.

Я кивнула.

— Тогда поехали скорее! — воскликнула я, будто Руслан не предлагал мне это битых полчаса.

Я снова схватила рюкзак и обратилась к Руслану:

— Как нам выбраться отсюда?

— Доплывём, как вчера. Марина сама, а ты на мне.

Я кивнула.

— Как мне спуститься отсюда? Если я так прыгну, как вы вчера, то разобьюсь!

Он присел на корточки и похлопал себя по плечам:

— Садись. Спустимся так, потом устроишься удобнее.

Я села ему на плечи и ухватилась за предплечья, которые были закрыты длинными рукавами футболки.

Руслан спиной подошёл к краю обрыва, и мне стало жутко. Потом он присел на корточки и стал ловко спускаться вниз, несмотря на то, что ему явно было неудобно от моих судорожно вцепившихся в него пальцев.

Марина не стала утруждать себя скалолазанием. Она просто спрыгнула вниз, мягко приземлившись на невысокий выступ, торчащий из воды.

Наконец, Руслан оказался в воде, и я беспомощно забарахталась на глубине. Но парень тут же посадил меня себе на спину и нырнул, так что над водой остались только моя голова и плечи.

Мы снова поплыли в сторону деревушки. Я старалась представить себе, что плыву вместе со Славой, потому что запретила себе думать о том, где он сейчас находится и что с ним происходит.

Добрались до берега мы довольно быстро, то ли от того, что путь назад всегда кажется короче, то ли от того, что все понимали, что нужно спешить.

Руслан оставил меня и Марину в нескольких метрах от берега, а сам вышел осмотреться.

Через несколько минут он уже вернулся.

— Выходите, здесь безлюдно. Просушимся немного и поедем к аэропорту. — Проговорил он, подплывая к нам. Я держалась на плаву только благодаря крепким рукам Марины.

Слово «просушимся» резануло мне слух, и я вскинула глаза на Руслана.

— Что значит «просушимся»? — воскликнула я. — Разве нам не нужно спешить?

— Нужно, — спокойно ответил Руслан, но ты можешь себе представить, что мы в таком виде окажемся в аэропорту? Да нас не пустят на рейс!

В принципе, он был прав. Мы были мокрыми, а сейчас, выйдя на берег, станем ещё и грязными.

— Давайте хотя бы деньги и документы высушим, а потом можем купить что-нибудь из одежды и переодеться.

Предложение Марины прозвучало как минимум разумно. Я мысленно поблагодарила саму себя за то, что положила часть денег и документы в верхний карман рюкзака. Возможно, с ними не всё так плохо.

Когда мы доплыли до берега и вышли, то я тут же открыла рюкзак и проверила, всё ли в порядке с паспортом. Открыла его и расплакалась: на меня смотрел с фотографии Слава. Я совершенно забыла, что он отдал мне свой паспорт. Я держала документ в руках и тихонько плакала, глядя на любимое лицо.

Он был весёлым на фотографии. Я и сама припомнила, что когда фотографировалась на паспорт, меня просили улыбнуться.

Потом улыбнулась сквозь слёзы, представив себе, как Славу тоже просили это сделать и он с удовольствием выполнил просьбу.

Отложив паспорт Славы в сторону, я вытащила свой и внимательно его осмотрела. Несколько страничек были подмочены снизу, но, в принципе, всё было в порядке. Деньги тоже выглядели неплохо, в общем, оставалось только купить сухую одежду и срочно ехать в аэропорт.

Подошёл Руслан.

— Ну как дела? Как документы?

— Всё в порядке! — заверила я его, вытаскивая из рюкзака остальные деньги, которые были основательно намочены, и книгу. С неё капала вода, но, думаю, что ничего страшного с ней не случилось. А вот мои вещи были мокрые все. Я снова сложила всё в рюкзак и поднялась, держа в руках паспорта и сухие деньги.

— Ну, тогда идём! — позвал нас Руслан, и мы осторожно направились в сторону деревни.

Меня удивило, почему вдруг Руслан прекратил соблюдать осторожность. Он довольно быстро шёл к одному из бесчисленных магазинчиков, не оглядываясь вокруг, и мы с Мариной покорно шагали следом.

— Руслаан! — зашипела я ему в спину, — Почему мы так торопимся? Нам разве не нужно соблюдать осторожность? — попыталась я обратить его внимание на себя.

Он обернулся ко мне, и в глазах его я увидела…боль? Да-да…Такое впечатление, что он испытывает физическую боль!

— Нам нужно торопиться. Истребляющие не ждут нас здесь, они знают, что ты придёшь за Славой, как только… — он замолчал.

— Как только что? — спросила я, не дождавшись ответа.

— Как только…они замучают его …почти до смерти и тогда назначат тебе встречу.

Я прикрыла рукой рот. Они будут мучить его столько, сколько они захотят. И неважно, что мы будем дома уже сегодня. Они всё равно выместят на нём свою злость…А потом уже убьют меня.

Руслан подхватил меня на руки, прежде, чем я со всего маху ударилась об асфальт.

— Ты как? Тебе плохо? — воскликнул он.

Я посмотрела на него затуманенным взглядом, не понимая, о чём он меня спрашивает.

Всё вокруг вертелось, превращаясь в круговорот цветов, звуков и бликов. Я мало что различала среди всего этого многообразия. Мне хотелось только одного: чтобы Слава не страдал, а для этого я готова была отдать свою жизнь.

Добрались до России мы довольно быстро. Или это только мне так показалось? Я находилась в каком-то ступоре, стараясь гнать от себя мысли о реальности.

В аэропорту нас встретил Дмитрий Эдуардович. Он выглядел бледнее, чем обычно и будто бы осунувшимся, если это определение вообще подходило вампиру.

Он обнял сына, потом меня и Марину.

Ни слова не говоря, усадил нас в машину, и мы отъехали от стоянки.

— Куда мы едем сейчас? — спросила я, не в силах больше выносить молчания.

Дмитрий Эдуардович взглянул на меня в зеркальце заднего вида.

— Для начала заедем к тебе домой, чтобы твои родные удостоверились, что с тобой всё в порядке. А потом…потом едем к нам на дачу. Там собрано что-то вроде штаба. Будем сидеть, ждать новостей от Истребляющих. Когда-нибудь они выйдут на связь, и нам придётся с ними встретиться.

Я кивнула. Этот план хоть и казался мне не очень верным, в виду того, что нам придётся бездействовать, всё равно был довольно здравым.

Когда мы доехали домой, навстречу мне из ворот тут же выбежал Бренд. Он вилял своим коротким хвостом, а потом встал на задние лапы, положив передние мне на плечи, и лизнул в лицо.

Едва я стала прогибаться под его весом, как он отскочил в сторону и бросился навстречу маме Славы — Власте Сергеевне, которая как раз вышла из дома и поспешила к нам. Первым делом она обняла Руслана, а потом прижала меня к груди и прошептала:

— Какое счастье, что с тобой всё в порядке!

От этих простых слов на глаза мои навернулись слёзы, и я расплакалась, цепляясь руками за её блузку.

— Иди скорее в дом, представляю, как переживают за тебя твои родные! — она легонько подтолкнула меня к дому и я вошла внутрь.

Мама и папа, которые сидели за столом и о чём то тихо переговаривались с Апаратори, вскочили при моём появлении и бросились ко мне с объятиями.

— Девочка моя! Ты в порядке! — воскликнула мама и расплакалась.

Отец просто прижал меня к груди и долго не отпускал.

— Да, со мной всё хорошо! — заверила я их.

Из-за стола поднялась Камиля и подошла к нам.

— Я очьень ръад, что ты уцелел, — произнесла она на ломаном русском и я улыбнулась ей.

— Спасибо, — прошептала я в ответ.

— Не переживай за Славу, Нумаи решили вступить в войну. Они должны соблюсти баланс и не дать Истребляющим уничтожить вампиров полностью. — обнадёжил меня вошедший Дмитрий Эдуардович.

— Нумаи? Кто это? — удивилась я.

— Это потомки предыдущих Единственных и Дарящих жизнь. Их всего двое, но Истребляющие боятся их как огня. Сегодня ты сама услышишь их взгляд на вопрос будущей битвы. Мы должны вернуться к нам на дачу, они прибудут туда через некоторое время.

Я кивнула.

Значит, шансы есть!

Прошло полчаса, и Дмитрий Эдуардович сказал, что мы должны ехать.

Я попрощалась с родными и, заверив их, что мы скоро увидимся снова, влезла в машину. Следом сели Власта Сергеевна, Руслан и Марина.

— А где Лиза? — удивилась я отсутствию младшей сестрёнки Славы и Руслана.

— За Лизу не волнуйся, она ещё утром сбежала на дачу. Поэтому ждёт нас там.

Я помолчала. Значит, они знали о том, что Истребляющие прекратили своё преследование ещё утром.

— Что мы будем делать дальше? Может, мы будем искать Славу? — спросила я после долгого молчания.

Дмитрий Эдуардович покачал головой.

— Они сами найдут нас, думаю, уже скоро. К тому же никто не знает, где именно нужно искать.

— Но если они за это время замучают его до смерти? Если он умрёт!? — вскричала я, не понимая, почему они решили бездействовать.

И тут меня осенила догадка.

— Вы что, решили принести его в жертву? Пожертвовать им ради собственных жизней? — снова закричала я на весь салон автомобиля.

— Нет, Тася, это не так! Нумаи боятся, что Александру и его сподвижники могут выйти из-под контроля. Возможно, даже при их появлении во время битвы, Истребляющие откажутся выполнять их приказы. А если они уничтожат Нумаи, то это самый настоящий конец всему, понимаешь?

Я решительно ничего не понимала. Если эти Нумаи так сильны, то чего же они боятся?

Дмитрий Эдуардович будто прочитал мои мысли и ответил:

— Истребляющих слишком много. И хоть каждый Нумаи способен уничтожить их бессчетное множество, если Истребляющие нападут всеми силами, то им придётся несладко.

Я откинулась на спинку сиденья. Значит, не всё так радужно, как могло показаться. Никто не освободит Славу при первом же приказе со стороны Нумаи. И никто не пойдёт его искать, потому что это очень опасно.

Что ж, значит, придётся просто положиться на судьбу, и совершить задуманное: если всё-таки Славу убьют, я умру вместе с ним. Почему-то эта мысль не вызвала у меня мук совести, несмотря на то, что на меня возлагались огромные надежды. Возможно, я гораздо более эгоистична, чем казалась себе недолгих семнадцать лет своей жизни.

Глава 24

На даче меня ждало потрясение. Несмотря на то, что, уезжая, я видела как дом взломали Истребляющие, оценить ущерб мне удалось только сейчас.

Дом был открыт, и теперь мне оставалось только гадать, — был ли погром сделан Истребляющими или здесь уже успели побывать воры.

Во всех комнатах валялись вещи, мебель была поломана. Создавалось впечатление, что в нашем доме пронёсся ураган. Но, по крайней мере, всё было на местах. Значит, это сделали Истребляющие.

Я поднялась в свою комнату и пришла в ещё больший шок.

Кровать была перевёрнута, и из-под неё торчало постельное бельё. Техника валялась на полу, у ноутбука был треснут верх. Значит, монитору можно сказать «прощай».

Моя одежда была вынута из шкафа и валялась по всей комнате. В общем, от моей спальни живого места не осталось.

Я спустилась вниз и невесело улыбнулась Руслану, который стоял посреди разгромленной кухни с самым хмурым выражением лица.

— Идём, а то я не могу здесь больше находиться! — тихо произнесла я и направилась в сторону выбитой двери.

Руслан пошёл следом.

Возле крыльца была небольшая клумба, которую устроила бабуля. Она очень любила гладиолусы и посадила их здесь. Истребляющие прошлись и по ней. Стебли цветов были помяты, какие-то раздавленные лежали на земле. Некоторым повезло, и теперь они поднимались с земли, стремясь навстречу солнцу.

Неожиданно воздух разорвал нечеловеческий крик. Кричала женщина. Я бросила на Руслана испуганный взгляд и увидела, как лицо его исказилось от боли.

— Мама, — прошептал он и бросился к машине.

Когда я последовала за ним, то увидела, что кричала Власта Сергеевна. Она билась в руках Дмитрия Эдуардовича, пытаясь вырваться. И отчаянно кричала, кричала, кричала.

— Что такое? — спросила я у Марины, которая стояла с испуганным выражением лица.

— Не знаю, — ответила мне девушка, — Власта Сергеевна вдруг закричала: «Сын, сынок» и стала биться в истерике.

Кровь отхлынула от моего лица. Что-то случилось со Славой. Что-то страшное.

Как только женщина немного успокоилась я подошла к ней и, взглянув ей прямо в глаза, спросила дрожащим голосом:

— Что-то со Славой да? Они убили его?

Она покачала головой и погладила меня по щеке. Лицо её всё ещё было искажено болью.

— Они мучают его. Ему так больно. Это невыносимо. Это просто невыносимо!

Она снова зарыдала и Дмитрий Эдуардович, лицо которого также отражало сильную боль, прижал её к себе и стал покачивать, как ребёнка.

Я не могла больше стоять и просто рухнула на траву. Тело моё сотрясала крупная дрожь.

Моего мальчика мучают сейчас, сию минуту, да так, что его мать не выдерживает и кричит об этом.

Нет, это действительно невыносимо.

Мне снова отчаянно захотелось умереть, чтобы не испытывать боль, которая охватила всё моё тело. Но я знала, что не должна сдаваться. Потому что Славе сейчас труднее. В миллион раз труднее!

Через некоторое время Власта Сергеевна заметно успокоилась, и мы смогли поехать в сторону их дачи. Нас встретила Лиза. Несмотря на то, что она была расстроена, девушка приветливо улыбнулась нам и крепко обняла. Сначала Руслана, потом Марину. А потом крепко-крепко прижалась ко мне и прошептала:

— Спасибо тебе большое, что ты не бросаешь нас. Только на тебя вся наша надежда. Надежда увидеть брата живым.

— Ну что ты Лиза! — воскликнула я. Мне даже стало неловко за свои недавние мысли относительно того, что я не буду никому помогать, если Слава не останется в живых. — Я бы никогда его не бросила. И не брошу! — уверенно ответила я ей и она грустно улыбнулась.

— Если бы я могла, я бы поменялась с ним местами, — тихо проговорила она.

Я откинула голову назад и посмотрела ей в лицо.

— Даже не смей говорить и думать так! — строго проговорила я. — Ты маленькая хрупкая девочка! Слава бы не хотел этого. Очень не хотел.

Лиза опять улыбнулась и тяжело вздохнула.

— Это так больно. Ощущать его боль. Знать, ЧТО с ним делают. Понимать, что он ощущает. Это очень больно.

Я прижала её к себе и из моих глаз потекли жгучие слёзы.

— Лиз, Тась, идёмте в дом, сейчас прибудут Нумаи.

Мы вошли в дом и расположились на кухне за столом.

Все молчали. Не потому что было нечего сказать. А потому что всё было ясно. Нужно собраться с силами, нужно быть вместе.

Уже через пять минут дверь бесшумно отворилась, и вошли невысокая худенькая девушка и невзрачный парень, чуть повыше её.

Девушка улыбнулась всем и подошла прямо ко мне.

— Привет, Тася! Очень рада познакомиться с тобой!

Она не стала обращаться ко мне «Дарящая жизнь», понимая, что это «звание» тяжёлым камнем лежит на моей душе.

Я встала и тоже улыбнулась девушке.

— Привет! — я запнулась, не зная её имени.

— Виолетта, — представилась девушка. — А это Николя.

Виолетта взяла меня за руку, словно мы были старыми друзьями, и присела за стол.

Николя сел рядом.

— А…вы потомки Дарящих жизнь и Единственных, да? — спросила я.

Виолетта снова улыбнулась мне.

— Да, моя мама была Дарящей жизнь, но папа не обратил её. Поэтому я родилась человеком в большей степени, чем Николя. У него мама была обращена. Мы унаследовали от наших родителей бессмертие. Но если я просто бессмертный человек, Николя бессмертный вампир, который обладает гораздо большими способностями, чем обычные вампиры.

Я кивнула, мало понимая, о чём она говорит. Придётся обдумать всё чуть позже, когда я останусь одна, и в голове моей немного прояснится.

— А вас зовут Николя, потому что вы из Франции? — обратилась я к парню.

— Не совсем так, — ответил он мягким голосом, — Моя мама была из России. Она поехала осматривать достопримечательности Парижа и там они с папой встретились.

Потом отца убили Истребляющие, и когда мама родила меня, она решила назвать меня в его честь. Его тоже звали Николя.

Виолетта оглядела присутствующих.

— Мы решили вмешаться, потому что ситуация критическая. В Санкт- Петербурге осталось всего четыре вампирских семьи. Это огромный дисбаланс. Мы направили Истребляющим письмо с требованием прекратить геноцид, но они ответили молчанием. А на следующий же день погибла целая семья.

— А что мы будем делать дальше? — спросила я у них.

С появлением Виолетты и Николя в груди моей расцвела надежда. На душе было спокойно. Почти также, как когда я была в объятиях Славы.

Почти.

— Ну… — невесело улыбнулась Виолетта, — пока мы можем только ждать. Думаю, что скоро Истребляющие сделают первый шаг. Александру очень зол и ему не терпится уничтожить тебя. А больше ему ничего не грозит. Мы его убить не можем. Только ты.

Я глубоко вздохнула. Опять мне напоминают о том, что я должна буду сделать.

— Да, кстати, — проговорил Дмитрий Эдуардович, — Вы же так и не выяснили условие, при котором Дарящая жизнь может уничтожить главного Истребляющего?

Я отрицательно покачала головой.

— Нет. Слава… — я запнулась, сжимаясь от боли, которую вызвало упоминание его имени, — Он говорил, что, скорее всего, Света оторвала страницу с нужной нам информацией.

Дмитрий Эдуардович кивнул.

— Ну, ладно — Виолетта поднялась из-за стола, — Думаю, что нам всем пора лечь спать. Что-то говорит мне, что битва произойдёт в ближайшие часы.

Она грациозно потянулась и посмотрела на Николя.

А я почувствовала страх и …радость. Да, мне было страшно начинать битву, не зная способа убить Александру. Но пусть она произойдёт побыстрее. Потому что я очень не хотела, чтобы Слава и дальше мучился.

Глава 25

Мама Славы устроила меня на ночь в его комнате. Когда дверь за ней закрылась, и я осталась наедине сама с собой, слёзы из моих глаз хлынули безудержным потоком.

Возле его кровати лежала та самая рубашка, которую он приносил ко мне в комнату, чтобы надеть её и «спать» рядом со мной. Я подняла её и присела на кровать. Потом приложила её к щеке и почувствовала, что она пахнет Славой. Я запомнила его запах, когда он был человеком, и теперь наслаждалась им.

Он надевал рубашку, чтобы ненароком не прикоснуться ко мне и не заснуть. Хотел охранять меня от Истребляющих. Но мы всё равно лежали в моей кровати и целовались, целовались, целовались.

Воспоминания о поцелуях Славы снова вызвали во мне бурю эмоций, сопровождающихся обильным слёзоистечением. Лишь бы с ним всё было в порядке, лишь бы снова почувствовать вкус его губ на своих губах!

Я прилегла на кровать, не раздеваясь, и прижала к себе его рубашку.

Может, я схожу с ума? Наверное, да. Потому что я лежала вот так, в обнимку с его рубашкой и представляла себе, что это Слава лежит рядом. Если всё закончится благополучно, всё же придётся идти к психологу. Хотя, после моего рассказа и ему может понадобиться профессиональная помощь.

Меня разбудила Виолетта. Она вошла настолько бесшумно, что я даже испугалась и не сразу поняла, сон это или явь, когда услышала возле своего уха её тихий шёпот.

— Тася, вставай, кажется, началось.

Я вскочила с постели, продолжая прижимать к груди рубашку, и непонимающим взглядом уставилась на Виолетту. Потом перевела глаза на окно, пытаясь понять, какой сейчас час.

— Половина шестого, — ответила Виолетта, словно угадав мои мысли.

— А что началось? Не понимаю! — сонным голосом пробормотала я, пытаясь снова устроиться на подушке.

Просыпаться не хотелось. Мне снился Слава, и сон был настолько явным, будто он действительно был недалеко.

Тут, наконец, до меня дошло, и я снова резко села на постели, широко открыв глаза.

— Битва, да? Они пришли? Слава с ними? — начала задавать я вопросы.

— Нет, они ещё не пришли, но от них был, кхм, посыльный. Он известил нас о том, что к семи часам здесь будут все Истребляющие.

— А как же Слава? Он будет с ними? — не унималась я.

Всё-таки, этот вопрос для меня самый важный.

Виолетта покачала головой.

— Это мы не уточняли. Но, если хочешь знать моё мнение, то он будет с ними — это однозначно!

Я кивнула. Хотелось верить в это.

— Вставай, на кухне спешно собран штаб, нужно обсудить бой.

С этими словами она вышла из комнаты, а я вдруг поняла, что дрожу всем телом. Кажется, я становлюсь настоящей трусихой.

В кухне яблоку было негде упасть. Здесь уже собрались все родные Славы, Марина, а также Апаратори, среди которых появились трое незнакомцев, оба Нумаи, и ещё несколько человек. Точнее, вампиров.

Считать я их не стала, но их явно было человек пятнадцать, а то и двадцать.

Увидев меня, Дмитрий Эдуардович кивнул мне и указал на свободный стул. Рядом сидела Лиза и при моём приближении счастливо улыбнулась и взяла меня за руку.

Всё-таки с младшей сестрёнкой Славе очень повезло.

Я уселась на стул и поймала на себе множество заинтересованных взглядов со стороны вновь прибывших вампиров.

— Это Тася, Дарящая жизнь, а это три уцелевших семьи, помимо нашей, — представил нас друг другу Дмитрий Эдуардович.

Я кивнула одновременно всем, и в кухне послышался тихий гул.

Но как только заговорила Виолетта, которая расположилась на коленях у Николя, всякий шум в кухне стих и все внимательно уставились на девушку.

— Итак, многоуважаемые собравшиеся, как вы знаете, грядёт битва. Таких битв было несколько и до этого, но она отличается тем, что Истребляющим почти некому противостоять. Раньше в битвах могло участвовать до пятидесяти семей вампиров. И исходы были разные. Теперь же очевидно, что без нашего вмешательства, вампирам конец.

Уничтожение проходит по всей России, а в большей степени в Санкт-Петербурге, потому что здесь появилась Дарящая жизнь.

Именно поэтому мы решили вмешаться.

Мы выдвинули требования, чтобы Истребляющие прекратили уничтожение, но они ответили нам отказом.

Сегодня мы ещё раз попробуем убедить их в том, что их действия противоречат всем нормам, однако если и в этот раз они откажут, нам придётся вступить в бой.

Дальше по тактике ведения боя.

Я буду прикрывать Дарящую жизнь. Александру первым делом бросится для того, чтобы уничтожить её, поэтому Тася сегодня будет в большей опасности.

Ну а всем остальным будет помогать Николя.

Помните, на нас работают скорость, ловкость и сила. Не давайте Истребляющим приближаться к вам слишком близко.

Наступило молчание.

— А как Истребляющие убивают вампиров? — спросила я дрожащим голосом.

Виолетта повернулась ко мне.

— Всё очень просто. Хоть у вампиров и нет дыхания, Истребляющие хватают их за горло, и словно душат. Из вампиров мгновенно уходит вся жизнь. Но это не значит, что Истребляющий не может нанести вред вампиру помимо этого.

Если человек ударит вампира, он почувствует в лучшем случае насколько твёрдо его тело. Однако от ударов Истребляющих у вампиров могут ломаться кости, в общем, как если бы человека вдруг избил вампир.

Вампиры тоже очень сильны, и они так же могут убить Истребляющих.

Истребляющий — по сути, бессмертный человек, который обладает рядом возможностей для причинения вампиру ущерба, вплоть до смерти.

Я кивнула.

— А как я могу оживить вампира? — снова спросила я.

— О! Это просто! — воскликнула Виолетта, — Тебе нужно просто прикоснуться к нему. Правда, сломанные кости это не залечит, однако потом, можно будет поставить их на место и ходить к Дарящей жизнь на процедуры по сращиванию. — Она подмигнула мне и рассмеялась звонким смехом.

Я невесело улыбнулась ей.

— О! Нам пора идти, — воскликнул Николя, и Виолетта встала с его колен. — Через пятнадцать минут начнётся.

Виолетта подошла ко мне.

— Николя понесёт тебя, остальные побегут сами. Не бойся, я буду рядом. — Она потрепала меня по руке и я постаралась выглядеть не слишком напуганной.

Я посмотрела на часы и сглотнула. Без пятнадцати семь. Итак, через пятнадцать минут битва начнётся.

Глава 26

Уже через пять минут мы были на месте. Я с удивлением отметила, что все выстроились на большом поле недалеко от моего дома.

Рядом со мной справа встал Руслан, слева — Виолетта. Также поблизости находились мать и отец Славы, Марина, Лиза, сзади стояли Апаратори. Ну а остальные вампиры рассредоточились вокруг, и я чувствовала себя так, будто стою в полукольце. Николя встал впереди нас.

Это означало две вещи: они хотят быть ко мне ближе, на всякий случай, и они будут защищать меня любой ценой.

Лиза переминалась с ноги на ногу, и я видела, что она заметно нервничает. Виолетта же стояла с каким-то отстранённым выражением на лице, словно прислушивалась к тому, что было не слышно другим.

Наконец, лицо её напряглось, и она схватила меня за руку.

Я не успела понять этого жеста, как все устремили свои взгляды в сторону леса.

Я ещё ничего не видела, только летнее солнечное утро, которое было подозрительно тихо для нашей деревни.

Их появление было зрелищным. Из леса напротив вышли несколько фигур в чёрном, и направились в нашу сторону. Я только успела перевести дух, что их настолько мало, как они начали плыть в нашу сторону, и их становилось всё больше и больше.

Маугли на моём месте сказал бы, что «они текут».

Создавалось впечатление, что это сплошной поток чёрного двигается в нашу сторону. Виолетта, сжимавшая мою руку, зашипела и весело обратилась к Николя:

— Кажется, они не чтут договор на численность. Придётся сегодня поработать.

Николя обернулся и улыбнулся Виолетте, а потом перевёл взгляд на меня и… подмигнул.

Я выдавила из себя жалкое подобие улыбки.

Николя кивнул Дмитрию Эдуардовичу и один направился в сторону Истребляющих.

Те выстраивались так, чтобы в центре осталось место, и я поняла почему. Как только все их приготовления были окончены, в круг в середине вступили несколько людей.

Среди них я сразу узнала Александру, потому что он обнимал одной рукой Свету.

Рядом с ними стояли двое в капюшонах. Лиц я их не видела, но скорее всего, это были мужчина и женщина. Потому что мужчина, который был поплотнее своей спутницы, бережно поддерживал девушку за плечи. Александру скинул капюшон и его спутники тоже.

Все кроме девушки.

Он выступил вперёд и приблизился к Николя. Впрочем, держался от него на приличном расстоянии.

Наверное, хоть Николя и не представлял для него смертельной опасности, противником он мог быть равным.

— Вы не чтите договор на численность. Как на свою, так и на численность вампиров, — начал Николя тихим, но властным голосом. — Поэтому мы приняли решение на уничтожение большей части Истребляющих.

Александру хмыкнул и обернулся к своим спутникам. Те громко загоготали в ответ, но я заметила, как несколько из них, стоящих впереди, дёрнулись, будто хотели отступить.

— Мы решили больше не учитывать ваши желания! — издевательским тоном ответил Александру, — Мы приняли решение, что помимо Светы, — он, не оборачиваясь, кивнул назад, туда, где стояла блондинка, — мы оставим в живых её родителей. На этом существование вампиров закончится. Остальные будут уничтожены с лица Земли.

— Ошибаетесь! — раздался сзади нас низкий голос мужчины, и я в удивлении обернулась.

К нам подходили двое вампиров: высокий, статный, седовласый мужчина лет пятидесяти и красивая женщина, лет сорока, не больше. — Если моя дочь и решила что-то, то все должны знать, что я не примкну к врагам!

— Папа, мама! — взвизгнула Света и бросилась в нашу сторону. Александру удержал её и подтолкнул обратно в круг.

— Ты сделала свой выбор дочь. Мы будем драться вместе со своими. — ответил отец Светы.

Потом взял жену за руку и встал рядом с Дмитрием Эдуардовичем.

— Ну что ж, — продолжил Александру холодным тоном, — Значит, в живых останется только Света.

— Мы будем драться до конца, — тихо, но отчётливо проговорил Николя.

— Вы будете драться на их стороне? — удивился Александру, — Но это противоречит договору. Все вопросы между Истребляющими и вампирами, решаются один на один.

— Вы уже преступили черту, — звонко крикнула Виолетта, — Вы нарушили договор первыми! Теперь наша очередь сделать это!

Александру выглядел потрясённым. Видимо, он не ожидал увидеть здесь обоих Нумаи, да ещё и услышать, что они будут драться наравне со всеми.

Потом он перевёл дух и на лицо его вновь вернулось решительное выражение.

— Что ж, значит, придётся уничтожить и вас, — процедил он, и я увидела, как Николя и остальные занимают оборонительную позицию.

Виолетта отпустила мою руку и встала чуть впереди меня, вполоборота. Остальные тоже растянули цепочку и слегка присели, будто готовились к прыжку.

— Меня интересует только одно, — ухмыльнулся Александру, — Как вы намереваетесь уничтожить меня?

Николя улыбнулся одними губами.

— Вы разве не слышали о таком человеке, как Тася? Это — новая Дарящая жизнь, и она сегодня с нами! — он показал на меня рукой, но это не произвело на Александру никакого впечатления.

Он только рассмеялся и махнул рукой Свете.

Та вышла и встала рядом с ним. С лица её сошло то выражение превосходства, которое обычно было на нём.

— Дорогая, ты лучше осведомлена в этом вопросе, — вкрадчивым голосом начал Александру, — Поведай нашей новой, кхм, Дарящей жизнь, почему она не может убить меня.

Света переступила с ноги на ногу.

— Потому что…потому что, она должна быть обращена Единственным для того, чтобы могла причинить тебе вред.

Я охнула. Так вот какую тайну скрывал оборванный кусочек! Всё, теперь битва проиграна априори.

Как бы мы не воевали, Александру ничего не грозит.

Виолетта, Николя, да и остальные выглядели поражёнными.

— Мы всё равно будем драться до последнего! — снова звонко крикнула Виолетта.

Александру хмыкнул и пожал плечами.

— Дело ваше, тем более, что…Единственный теперь уже никогда не обратит вашу Дарящую жизнь.

Он сделал знак остальным, и они начали скидывать плащи. Я вцепилась взглядом в тех, кто стоял впереди. Но Славы среди них не было. Я уже готова была увидеть его среди них, желая этого больше, чем увидеть его мёртвым.

— Где Слава? Что вы с ним сделали? — закричала я и бросилась в сторону Александру. И тут же почувствовала, как меня схватили и тянут назад несколько рук.

Но Александру только слегка повернулся в мою сторону, словно я не представляла для него никакого интереса.

— О! Это очень занимательные вопросы.

Он кивнул мужчине и тот вышел вперёд, не переставая обнимать высокую девушку в капюшоне.

Но когда он откинул капюшон с её лица, я поняла, что тот человек, которого я и приняла за девушку — это и есть Слава.

Глава 27

Я вздрогнула, когда встретилась с ним взглядом. Вспомнился недавний сон. Он посмотрел на меня затуманенным взором и пошатнулся, потом слегка улыбнулся и закрыл глаза.

Я снова бросилась к нему, но Руслан схватил меня за руку.

Александру посмотрел на меня, и тут лицо его осветила зловещая ухмылка.

— Слава был так добр, что согласился присоединиться к нам! — проговорил он, и Слава через силу открыл глаза:

— Это неправда! — прошелестел он, и глаза его вновь закрылись.

Но это слышали все кругом.

Александру быстро подошёл к Славе и резко, размашисто ударил его по лицу.

Голова Славы дёрнулась, будто грозилась вот-вот отделиться от тела, и я снова попыталась вырваться из цепких рук Руслана. Рядом с нами отец Славы удерживал за руку Власту Сергеевну.

— Им нужен только повод, чтобы начать! — тихо проговорила Виолетта, подходя ко мне вплотную.

— Мы решили убить Вячеслава, — снова загремел голос Александру над поляной, — Но он не выдержал и половины того, что я для него приготовил.

Александру кивнул мужчине, который всё это время держал Славу, не давая ему упасть, и тот толкнул парня вперёд.

Слава не сделал ни одной попытки удержаться на ногах, он просто упал, лицом вперёд. Плащ слетел с его плечи, и я вскрикнула. Левая рука Славы была изогнута под неестественны углом, сам он лежал без движения.

— Но он умрёт и без нашего участия, — снова проговорил Александру и подойдя к Славе пнул его, как какую — то мерзость.

Потом повернулся к нам.

— Ну что ж, начнём представление.

— Только не трогай Славу, что бы ни происходило, — услышала я возле своего уха шёпот Дмитрия Эдуардовича. — Он пока жив, но твоё прикосновение его просто убьёт.

Я кивнула, не понимая, почему он это говорит.

Александру едва заметно кивнул головой и тут же на нас налетели сразу несколько Истребляющих. Я застыла, поражённая картиной и пыталась уследить за тем, что происходит вокруг.

Если в схватках нескольких вампиров с Истребляющими ещё можно было понять хоть что-то, то там, где воевал Николя, не было ничего ясно. Он нёсся, как вихрь, оставляя позади себя мёртвых Истребляющих.

Лиза схватилась с девушкой из стана врага, и я видела, что ей приходится туго.

— Идём, нужно вынести Славу оттуда, иначе они его просто растопчут, — прошептала мне Виолетта, — Не отходи от меня ни на шаг.

Мы стали красться к тому месту, где лежал Слава. По пути Виолетта вдруг делала едва заметный выпад, и тут же рядом с ней падал без движения Истребляющий.

Так мы прокрались почти вплотную к Славе.

— Стой здесь, я быстро! — воскликнула Виолетта, и, не дождавшись моего ответа, помчалась к Славе.

Её заметил Александру и, рыкнув по-звериному, ринулся к ней.

Но соревноваться с ней в скорости он не мог. Виолетта подскочила к Славе, одним быстрым движением подняла его с земли и понесла в мою сторону.

Мне оставалось только дивиться, как такая маленькая хрупкая девушка может вынести вес Славы.

Как только она подскочила ко мне и положила Славу рядом, то ей тут же пришлось отскочить в сторону. На месте, где она только что стояла, сомкнулись руки Александру и Виолетта, сделав крошечный выпад в его сторону, ударила его ногой.

Александру взлетел в воздух, будто его только что ударил какой-нибудь огромный таран, и отлетел от нас на несколько метров.

— Папа, нет! — послышался крик Лизы, и рядом со мной тут же материализовалась Марина.

— Там Дмитрия Эдуардовича убили! — вскрикнула она. — Нужна твоя помощь.

Виолетта схватила меня за руку, предварительно наказав Марине следить за Славой, и мы помчались к тому месту, на котором лежал бездвижный отец Славы.

По дороге нам пришлось пробиваться через дерущихся. Один раз меня даже попытался схватить один из Истребляющих, но Виолетта схватила его за волосы и резко дёрнула.

Из моего рта вырвался пронзительный вопль.

Виолетта отбросила голову убитого в сторону и потащила меня дальше.

Когда мы достигли места, где лежал Дмитрий Эдуардович, то я просто легко прикоснулась к нему, и он тут же открыл глаза и улыбнулся мне.

Потом вскочил на ноги и ринулся в бой.

Через несколько минут бой начал стихать, во многом благодаря Николя, который уничтожил, должно быть, половину всех противников.

И тут случилось страшное: Александру махнул рукой своим ближайшим соратникам, и они двинулись в нашу сторону. Я вскрикнула и Виолетта оглянулась, чтобы понять, что меня напугало.

Человек десять Истребляющих бросились к ней и одновременно напали. Как бы ни была сильна девушка, ей пришлось несладко. Несколько Истребляющих отлетело в стороны, но остальные крепко насели на Виолетту и начали наносить ей сокрушающие удары. Я отвлеклась на это потрясающее и страшное зрелище и не заметила, как ко мне почти вплотную подошёл Александру.

— Ну, что Тася. Жаль убивать тебя, но придётся. Ты ведь не виновата, что родилась Дарящей жизнь. Поэтому прости. — он шагнул в мою сторону.

Виолетта, заметив это сквозь жаркий бой, крикнула: «Нет!». Николя услышал её крик и бросился в нашу сторону. Но Александру не терял времени даром, он протянул руку и уже почти схватил меня за горло.

Совершенно внезапно между нами встала неизвестно откуда взявшаяся Лиза.

Рука Александру, которой он хотел схватить меня, сомкнулась на горле девушки и она упала без чувств.

Я зажмурилась, приготовившись к смерти.

Страха не было.

Однако, Александру медлил.

Я приоткрыла глаза и увидела, что Александру оседает на землю, в глазах его застыл испуг и удивление. Потом они померкли, и он замертво упал.

Света пронзительно закричала и бросилась к любимому.

— Александру мёртв, уходим! — закричала она остальным и все вокруг остановились. Вампиры услышали её крик и поняли, что опасность миновала. Николя бросился к Виолетте, которая лежала на земле. Лицо её было разбито, но она была жива.

Несколько вампиров лежали мёртвыми, но это было не страшно.

Уцелевшие Истребляющие быстро подхватили Александру на руки, и так же мгновенно исчезли в лесу.

Ко мне подскочили Руслан и Камиля.

— С тобой всё в порядке? Ты цела? Как это случилось? Как ты убила Александру? — посыпались вопросы.

Я только хлопала глазами, не зная, что ответить.

— Это Лиза. Он схватил её за горло и сам упал без чувств, — тихо проговорила я.

Руслан увидел Лизу и бросился к ней. Потом подхватил на руки и принёс ко мне.

— Сейчас, сейчас сестрёнка, Тася оживит тебя.

Я прикоснулась к Лизе раз, другой, третий…Но всё было напрасно. Лиза была мертва.

Эпилог

Прошло три недели с тех пор, как произошла битва. Я лежала рядом со Славой в его комнате. Он сладко спал.

Загипсованная рука лежала поверх одеяла, сам он по пояс раздетый, прижимал меня к себе здоровой рукой.

Очнулся он только через неделю после того, как Руслан принёс его с поляны. Всю эту мучительную неделю никто не знал, выживет ли он. Я предположила, что даже если он умрёт, я смогу вернуть ему жизнь, но отец Славы покачал головой и ответил, что это ничего не решит. Его состояние будет таким же плохим и он, скорее всего, снова не выдержит. Так что бесконечные возвращения его к жизни ничего не дадут. Если только он сам не оправится.

Слава смог.

Когда он первый раз открыл глаза, то посмотрел на всех нас с выражением неимоверного облегчения.

После первого же прикосновения к нему я пришла в ужас и поспешно отдёрнула руку: всё его лицо и тело было чёрным от синяков. Один глаз тут же опух, и его стало почти не видно.

Дмитрий Эдуардович настоял на том, чтобы я проводила с ним как можно больше времени, при этом постоянно касаясь. Нужно было, чтобы зажила рука и сошли синяки. Иначе мы не сможем долгое время показываться вместе на людях, когда вернёмся в город. Я не смогу обнимать его, целовать. Иначе при моих прикосновениях тут же будут снова проступать синяки, а Славе всё время придётся ходить в гипсе.

На известие о смерти Лизы Слава отреагировал очень плохо. Сначала он разозлился, попытался вскочить с постели. Потом задал вполне закономерный вопрос, глядя на нас как на идиотов, почему я ещё не вернула сестру к жизни. Когда мы ответили, что в этих попытках прошли три дня, после битвы он разозлился на меня и заявил, что мои способности не такие уж и выдающиеся.

Я не обиделась на него. Мне самой было очень больно, когда я вспоминала, что Лизы больше нет.

Что испытывали её родные, даже предположить было страшно.

Слава извинился почти сразу, осознав, что моей вины в этом уж точно нет.

Виолетта жила на даче Славы. Лицо её быстро возвращалось в норму. Николя не отходил от неё ни на шаг.

Мои бабуля и дедуля вернулись на дачу в сопровождении мамы и папы и принялись за восстановление дома. Руслан и Марина всё время проводили с ними, помогая.

Уцелевшие семьи вампиров, вновь обрели погибших родственников, которых я вернула к жизни, и разъехались по домам.

Апаратори тоже вернулись на родину.

Слава открыл глаза и посмотрел на меня.

Его глаз пришёл в более-менее нормальное состояние, а синяки почти прошли.

— Ну как ты? — обеспокоенно спросила я.

Он потянулся и поцеловал меня.

— Когда ты рядом, гораздо лучше.

— Нуу…нам ведь придётся провести так ещё пару недель точно! — ответила я, снова прижимаясь к нему.

— Хоть всю жизнь, любимая. Хоть всю жизнь! — воскликнул он и снова поцеловал меня долгим, благодарным поцелуем.

Конец

08.07.2010г