/ Language: Русский / Genre:sf_heroic / Series: Рыжая Соня

Паруса смерти

Илайа Николс


Илайя Николс

Паруса смерти

— Слу-ушай! — Голос звучал глухо, будто кричавшему пытались заткнуть рот подушкой. Перед рассветом туман сгустился настолько, что пламя факелов поникло. Они почти ничего не освещали, лишь заставляя туман опалово светиться. Время от времени в этом свечении вспыхивали и тут же гасли маленькие разноцветные радуги. О палубу то и дело ударялись капли, это стекала вниз влага, осевшая на парусах и канатах. Настоящему моряку всегда тревожно в тумане, если, конечно, он не последний дурак. Капитан Реф дураком вовсе не был и потому принял все меры, чтобы избежать возможных опасностей. Паруса убрали, и корабль дрейфовал, почти не двигаясь с места, ожидая, пока наступит утро. Четыре матроса были посланы наблюдателями на нос, корму и оба борта «Шалуньи», большой купеческий караки, шедшей из Мессантии в Кордаву с грузом вин, тканей, изделий из железа, а также двумя дюжинами пассажиров. Наблюдатели надеялись главным образом на слух, а не на зрение, почти бесполезное в этой густой, молочно-белой пелене.

— Слу-ушай! — снова выкрикнул капитан, и четыре голоса вразнобой отозвались ему:

— Слушаю!

В этих местах действительно не мешало держать ухо востро: по правому борту где-то совсем недалеко прятались во тьме Барахские острова: место, которое издавна облюбовали для своей стоянки пираты, бороздившие Западное море на узких, быстроходных галерах. Может, лучше погасить факелы? Капитан Реф оглянулся на корму. Пожалуй, в этом нет необходимости: до кормовой надстройки десятка два шагов, не больше, а их свет, поглощенный туманом, почти не виден. Капитан подошел к борту, облокотился на ограждение, сплюнул в волны, невидимо разбивавшиеся о доски обшивки. Когда он наклонил голову, с капюшона накидки на руки упало несколько капель влаги: ткань отсырела в эту холодную и туманную ночь. Осень, подумал капитан. Скоро начнет штормить. Вернусь в Мессантию и поставлю «Шалунью» в док до весны. Надо почистить днище от водорослей, проверить обшивку. Наверняка часть ее придется поменять: корабль уже не такой новый. Капитан принялся высчитывать, во сколько может обойтись ремонт корпуса и к кому из подрядчиков выгоднее обратиться. Внезапно раздался оклик матроса, наблюдавшего за правым бортом:

— Э-хой, слышу весла!

Капитан направился к вахтенному. Теперь он и сам услышал протяжный скрип уключин, мерный плеск многочисленных весел, шипение воды, разрезаемой носом чужого корабля. Уходить не имело смысла, сейчас самым важным было избежать столкновения, крушения, гибели…

— Эй, отворачивай! Бери влево! Отворачивай! — заорал капитан что было сил. Из туманной тьмы донесся стук весел — их вынимали из воды и укладывали вдоль борта, но на оклик так никто и не ответил. А в следующий момент капитан и дозорные увидели, как темнота возле правого борта стала сгущаться, принимая очертания гигантской головы, увенчанной гребнем. Чудовищная зубастая пасть, глаза, блестящие, точно осколки зеркал… Митра благодатный, да это же просто носовое украшение корабля! Но это кто угодно, только не бараханцы… Драконья морда беззвучно и медленно двигалась вдоль самого борта «Шалуньи». Казалось, она презрительно косится на растерянных и испуганных мессантийцев с высоты в полтора человеческих роста. Голова дракона слегка покачивалась в такт плеску волн. Напрягая зрение, капитан различил низкий, локтя на полтора ниже, чем у «Шалуньи», борт, какие-то округлые предметы, расположенные вдоль него, точно драконья чешуя. Щиты? А туман возле чужого борта уже сгущался во что-то высокое, темное, причудливой формы. Мачта? Нет, форма другая. Вдруг капитан в ужасе подался назад: в свете факела он разглядел грозно воздетую над ними когтистую лапу. Лапа была исполинских размеров, вполне под стать драконьей голове. Раздался глухой звук, точно топором ударили по канату, лапа качнулась и устремилась вниз, к палубе «Шалуньи».

— А-а-а! — раздался крик кого-то из вахтенных, а мигом позже железные когти с оглушительным грохотом опустились на палубу, пробивая ее насквозь, разбрасывая вокруг обломки досок.

Капитана отшвырнуло к мачте. Падая, он сломал себе шею и уже не увидел, как на палубу его корабля ворвались яростно ревущие коренастые фигуры в рогатых шлемах, в кольчугах поверх кожаных и меховых одеяний, с короткими, тяжелыми мечами в руках.

— Ваниры! — истошный вопль кого-то из матросов тут же потонул в хриплом реве нападающих, в звуках глухих ударов, в топоте ног и тяжелом свистящем дыхании…

* * *

До утра оба корабля покачивались на волнах борт о борт, намертво сцепленные вместе абордажным трапом — длинным мостиком, который можно было подымать вертикально, а затем обрушивать с борта пиратского корабля на палубу его жертвы. Мостик был снабжен железными коваными когтями в руку длиной. Эти когти врубались в доски чужой палубы, крепко соединяя корабль-охотник и его жертву. «Морской Дракон» имел два таких мостика. Они располагались симметрично с правого и левого борта, позади увенчанного драконьей головой носа и казались лапами морского чудовища: корабельный плотник специально придал им такую форму. Сейчас правая лапа корабля-дракона была воздета к небу, а левая, опущенная, держала в своих железных когтях добычу.

Владел кораблем Грейп из Йомса, по прозвищу Крысиный Нос,— крепкий детина, в драке стоивший по крайней мере двоих бойцов. Кроме того, он был очень хитер, проницателен и воистину неистощим на воинские выдумки. Нос его сильно выдавался вперед, подбородок же, наоборот, был скошен назад, чего не могла скрыть даже окладистая белокурая борода. Бойцы, сражавшиеся под его знаменем, говорили: «Грейп своим крысиным носом чует опасность за целую лигу. А уж добычу — лиг за пять, не меньше!» Команду «Морского Дракона» составляли ваниры с северного побережья, из округа Йомс, по большей части люди знающие что почем, опытные и в морском деле, и в бою. Все они были земляками, а многие даже родственниками, так что на врага шли плечом к плечу. Мало кто мог устоять против их удара, тем более что в команде имелись еще и двое бересайков, наводивших непреодолимый ужас на врагов. Во время боя эти люди приходили в яростное исступление, выли, как дикие звери, беснуясь, грызли край своих щитов. Двигались бересайки с неописуемой ловкостью и скоростью.

Остаток ночи ушел на то, чтобы опустошить трюм захваченного корабля. Воины с веселыми возгласами и шутками таскали тюки с дорогим вендийским шелком и тонким, мягким сукном из Турана, с грохотом катили по палубе бочонки с вином. У нескольких бочонков тут же были выбиты днища, и ароматная влага, драгоценное вино из Офира, которое даже аристократы не могли позволить себе пить часто, вино, имеющее запах и цвет лепестков роз, моментально исчезло в луженых ванирских глотках. Пираты черпали вино из бочонков своими рогатыми шлемами, пили его, жадно глотая и обливаясь, как привыкли пить свое кислое пиво.

Когда солнце, выглянув из-за горизонта, разогнало своими лучами туман и осветило морскую гладь, разграбление корабля продолжилось. Из капитанской каюты вытащили одежду, сундучок с судовой казной, морские карты, из камбуза — котлы, кастрюли и сковороды. Пираты не оставили без внимания пилы, молотки и луженые гвозди, не поддающиеся ржавчине. Быстро опустошили провиантский склад… Когда же ваниры принялись таскать паруса и канаты из парусной кладовой, расположенной на носу судна, случилось одно странное происшествие. Нефф и Орефф, два брата-погодка, ухватили большой тюк парусины, лежавший возле дальней переборки и уже собирались тащить его к выходу, как вдруг из-за тюка выскочил человек. Видимо, он спрятался там во время ночной резни. Нефф и Орефф в изумлении разжали руки и выпрямились. Потолок парусной кладовой был очень низок, а оба брата — детины весьма рослые, и потому они чувствительно ударились макушками о доски. Человек не стал дожидаться, пока братья опомнятся и схватят его. Мгновенно перепрыгнув через тюк, он змеей скользнул между ними и устремился на палубу. Яростно взревев, братья кинулись вслед за ним.

— Держи! Держи южанина! Кишки ему выпустить!

Сотня человек гонялась по тесной палубе за одним-единственным, но незнакомец оказался так быстр и увертлив, что схватить его никак не удавалось. Однако долго это продолжаться, разумеется, не могло. Деваться беглецу было некуда, разве что за борт, в холодную осеннюю воду, Похоже, он и сам понимал это. Взбежав на кормовую надстройку и успев пнуть прямо в лицо первого из преследователей, так что тот кубарем покатился с лестницы вниз, беглец перемахнул через ограждение и прыгнул в сторону мачты. Его гибкое тело мелькнуло над головами изумленных ваниров. Следовало ожидать, что прыгун расшибется о доски палубы, но этого не произошло. Каким-то чудом он сумел ухватиться за канат и повиснуть на нем. В следующий момент смельчак уже карабкался на самую верхушку мачты, проявляя поистине кошачью ловкость. Ваниры, пораженные увиденным, молчали, и лишь тот воин, что получил удар в лицо, ругался себе под нос да сплевывал на палубу сгустки крови.

— Эй, долго будет продолжаться этот балаган? — раздался зычный, точно боевая труба, голос Грейпа Крысиного Носа. Капитан неторопливо прошагал по абордажному мостику и остановился неподалеку от мачты.

— И кто же это прячется от нас на мачте? — сказал капитан и, перейдя на зингарский, прокричал:

— Эгей, ты сам слезешь, или мне взять в руки лук? Клянусь морскими демонами, больше одной стрелы мне не потребуется!

Сидевший на мачте хранил молчание. Грейп повторил свою фразу на аргосском, затем — на ломаном шемитском. Незнакомец не отвечал.

— Стигиец он, что ли? — проворчал капитан.— Эй, позовите-ка сюда старого Орма, пусть он попробует поговорить с южанином.

— Да чего с ним говорить, с этим сыном кабана и собаки? — прорычал воин с разбитым лицом.— Убить его, и все тут! Дайте же мне лук!

— Нет! — твердо ответил Грейп.— Он мне понравился. Настоящий храбрец! Жаль, что это не ванир, а то бы я с ним подружился.

— Кто тебе сказал, что я не ванир? — раздался с мачты звонкий голос, говоривший на одном из наречий южного Ванахейма, впрочем, вполне понятном для ушей уроженцев Йомса.

— Смотрите-ка, наша птичка зачирикала! — обрадовался Грейп.— Эй, слезай наконец вниз, не тронем!

— Обещаешь? — спросил незнакомец.

— Обещаю, не будь я Грейп, сын Гурна!

Несколькими мгновениями позже смельчак спустился с мачты на палубу. Взглянув в лицо своего пленника, Грейп вдруг захохотал.

— А ну-ка, сними свою шапку!

Человек, стоявший возле мачты, потянул завязки и сдернул с головы морскую шляпу с широкими, ниспадающими на плечи полями. Ваниры изумленно загомонили: это оказалась девушка, статная и гибкая. Рыжие волосы в беспорядке рассыпались по плечам, прядями свисали на лицо, чуть тронутое веснушками. Глаза были большие, зеленые и немного диковатые. Ярко-красные губы упрямо сжаты. На вид девушке исполнилось лет пятнадцать-шестнадцать, может чуть больше.

— А ведь ты и верно ванирка! — внимательно вглядевшись ей в лицо, провозгласил Грейп.— Похоже, ты из рыжих ванов, что живут в горах на границе с Киммерией. Только, знаешь ли, у ванирский девушек нет обычая ходить в мужской одежде!

— Хороша бы я была, если бы полезла на мачту в юбке,— хмуро откликнулась незнакомка.

— Девушкам из Ванахейма не приличествует и лазать по мачтам,— поучительно продолжал Грейп.— Они известны своей скромностью, благонравием, так же как мужчины из Ванахейма — храбростью и неукротимостью в бою.

— А как же тогда Ронда? — спросила девушка, и предводитель не нашелся, что ответить.

— Эге, ты знаешь песнь о Ронде? — раздался звучный голос.— Теперь и я уверился в том, что ты действительно родом из Ванахейма… А ну-ка, пропустите…

Воины расступились, освободив путь высокому, осанистому старику с серебристо-белой бородой и такого же цвета волосами, ниспадавшими на плечи. В отличие от остальных, он был облачен в светлые льняные одежды, на нем не было ни кольчуги, ни шлема, оружия у него тоже не было.

— Как тебя зовут, дитя? — Серо-стальные глаза старика внимательно смотрели на девушку.

— Соня,— ответила девушка.

— Это не наше имя! — выкрикнул один из воинов, тот самый, что получил удар в лицо.— Эта рыжая стерва выучила где-то наш язык и теперь морочит нам головы! За борт ее! За борт южанку!

Толпа всколыхнулась, зароптала, и неизвестно, чем бы все это кончилось, если бы ропот не перекрыл еще один голос: скрежещущий, жуткий, как карканье гигантского ворона:

— Эй, Гронни, ты хочешь воевать с женщинами? Трус, ты даже для этого не годишься! Ублюдок, сын собаки! Иоу-у, ты сегодня уже получил пинка от женщины, так, может, теперь хочешь отведать доброго мужского тумака? Ар-р!

Вокруг выкрикивавшего эти слова тут же образовалось пустое пространство: воины шарахнулись от него во все стороны. Лицо странного человека было искажено, ноздри свирепо раздувались, а в глазах плескалось безумие.

— Эй, Корк, успокойся! — поспешил вмешаться капитан Грейп.— Конечно же, Гронни — дурак. Но не стоит убивать дурака, достаточно посмеяться над ним. Корк, смейся! Смейся вместе со мной! Ха-ха-ха-ха!

Рокочущий смех капитана разнесся далеко над волнами. Корк вздрогнул и растерянно огляделся. Казалось, он забыл, где находится и что с ним происходит. Потом он тоже засмеялся: вначале неуверенно, а затем все громче и громче. К этому смеху присоединился еще один ванир, затем — еще, и вскоре хохотала уже вся команда. Тем временем старик приблизился к девушке.

— Кажется, ударив Гронни, ты приобрела себе врага,— сказал он.— Но зато у тебя появился и могучий защитник — Корк.

— На вид он не очень-то могучий,— пожала плечами девушка.— Правда, ваши воины явно опасаются его.

— И не случайно,— ответил старик.— Ведь Корк — бересайк.

— Воин-безумец?

— И это ты тоже знаешь. Ты назвала свое имя…

— Соня.

— Ну а меня зовут Орм. Однако Гронни прав: Соня — не ванирское имя.

— Я выросла в Туране.

— Понятно. А откуда ты знаешь песнь о Ронде?

— От матери… Она много рассказывала мне о родных местах.

— Понятно. Соня, Соня… Может, Сана? Жену Улфа-воителя звали Саной.

—…Хей! — кричал тем временем Грейп.— Вы что-то разленились! А ну, быстрее забирайте, что еще осталось ценного на этой груде старых досок и возвращайтесь на борт «Дракона»! Живо, живо!

* * *

«Дум-м!.. Дум-м!.. Дум-м!.. Дум-м!..» Мерные, гулкие удары барабана разносились над морем, задавая ритм гребцам. Барабан представлял собой огромный медный котел, верх которого был затянут бычьей шкурой. Бить по ней полагалось увесистой дубинкой. В такт барабанному бою подымались и опускались весла. Тридцать два гребца — по шестнадцать с каждого борта — наклонялись вперед и выпрямлялись, ворочая тяжелые весла, наклонялись и выпрямлялись… Перед барабанщиком стояли большие песочные часы, отмерявшие время работы гребцов. Когда последние песчинки пересыпались из верхней части стеклянного сосуда в нижнюю, барабанщик перевернул его и отдал команду, по которой гребцы встали со своих скамей и поменялись местами. При работе с веслами больше устает та рука, которая находится дальше от борта. Чтобы нагрузка была равномерной, гребцы время от времени меняли борт. Барабанщик возобновил удары. И снова весла подымались и опускались, двигая вперед корабль. Х-ха… Х-ха… Х-ха… Х-ха…— слышалось тяжелое дыхание гребцов. Это была нелегкая работа. Гребцы вытирали потные лбы и все чаще поглядывали на струйку песка, отмерявшую время. Когда верхняя часть сосуда из толстого зеленоватого стекла опустеет, за весла сядет другая смена. Но песок сыпался так медленно… Бил барабан, шипели волны, разрезаемые носом корабля. «Морской Дракон», мерно ударяя по воде веслами-плавниками, неутомимо двигался на юго-восток. Глаза «Дракона», сделанные из двух овальных зеркал, отражали подымающееся солнце.

Капитан Грейп внимательно осматривал горизонт. Вдруг он насторожился и, прищурив глаза, уставился в какую-то точку, заинтересовавшую его.

— Сана! — позвал он.— Сана!.. Эй, где эта девчонка?

Соня находилась на носу корабля. Она стояла под драконьей головой, ухватившись за ее «шею», и неотрывно смотрела в темную воду, колеблемую медленной пологой зыбью. Девушку настолько поглотило это занятие, что она, казалось, не замечала ничего и никого вокруг. Грейп подошел к ней, хлопнул по плечу… и едва успел увернуться от крепкого кулачка, удар которого был нацелен ему в лицо.

— Тише ты, рыжая кошка!

— А чего ты пугаешь? Подкрался…

— Так ты, значит, с перепугу ударила? — улыбнулся Грейп.— Молодец. Это говорит в тебе ванирская кровь. Южанин, испугавшись, пытается убежать, а ванир — ударить. Но я хочу поговорить с тобой не об этом. Видишь, во-он там, по левому борту, виднеется горная вершина. Можешь ли ты сказать, что это за земля?

— Могу,— ответила девушка.— Это один из островов Барахского архипелага.

— Барахского..? — задумчиво протянул капитан.— Не на нем ли расположены стоянки пиратов?

— Верно. Сама я там не была, но слышала много рассказов об этих местах. Люди говорят, что на Барахских островах пираты выстроили целые города — с верфями, доками, тавернами и игорными домами. А бухты и проливы защищены так хорошо, что даже зингарский флот не рискует входить в них. Пиратские города существуют уже много сотен лет. Они упомянуты еще в легендах о Конане…

— Угу,— кивнул капитан, внимательно разглядывая далекое темное пятнышко возле самого горизонта. Неопытный человек принял бы это пятнышко за самое обычное облачко.

— Так говоришь, зингарцы не рискуют сунуться в волчье логово? А если туда войдет волк-одиночка?

Девушка, прищурив зеленые глаза, испытующе глянула на капитана.

— Разве ты не знаешь волчьи обычаи? Обычно стая разрывает чужака в клочья.

— Не всегда,— покачал головой Грейп.— Только в том случае, если чужак покажет свою слабость или трусость.

Капитан повернулся и задумчиво поглядел в сторону кормы. Похоже, какая-то мысль не давала ему покоя. Два ряда гребцов, повернутых к нему спинами, нагибались и распрямлялись в такт ударам барабана, нагибались и распрямлялись. Люди из отдыхающей смены расположились в средней части палубы: они чистили и точили оружие, переговаривались, негромко напевали, наконец, просто лежали на палубе, уставясь в голубое бездонное небо, или дремали. Наконец капитан решил, что ему делать.

— Левый борт табань! — проревел он.

Гребцы левого борта замерли, удерживая весла неподвижно в воде. На правом борту гребли по-прежнему. «Морской Дракон» начал менять направление движения: пять ударов барабана и гребков, десять, двенадцать… Нос корабля постепенно развернулся в сторону далекой земли.

— Левый борт — весла суши!

Гребцы дружно навалились на вальки, подымая лопасти весел. Капли воды, падающие с концов весел, звонко щелкали по поверхности воды.

— Оба борта — греби! — заревел капитан.— Эй, рулевой, видишь сушу прямо по носу?!

— Вижу…— донесся с кормы голос рулевого.

— Держи прямо на нее!

«Дум-м… Дум-м… Дум-м…» — бил барабан, точно раздавались удары огромного сердца. «Дракон» устремился к новой цели.

— Ты очень рискуешь,— Соня пристально смотрела на капитана.

— Я рискую всю жизнь,— ответил тот.

— Надо же, и до сих пор живой…

— А это уж потому, что я никогда не рискую глупо! — Капитан громко расхохотался.

— Эй, храбрецы мои! — заорал он, резко оборвав смех.— Та земля, к которой мы сейчас плывем, заселена славными вояками. Они могут стать неплохими союзниками для нас, а уж врагами — так и вовсе замечательными!

Ваниры радостно взревели. Эти воины считали, что смерть в бою почетней и гораздо предпочтительней, чем смерть в постели, а для каждого человека час смерти, как и час славы, заранее предопределен богами. Кроме того, ваниры верили в то, что существуют люди, которым судьба благоволит во всех их начинаниях. Именно таким счастливчиком считался Грейп Крысиный Нос — это был четвертый поход под его руководством, причем из предыдущих трех он возвращался почти без потерь и с богатой добычей.

Один из гребцов вдруг запел хриплым голосом, а вся команда подхватила припев в такт барабану.

Вижу я берег далекий, над ним — островерхие крыши, Это — дворец короля, богатого короля! С борта на берег спущусь и во дворец войду я, Золото я возьму, много золота я возьму! Вот и солдаты бегут, пусть нападают солдаты, Руби их, мой меч, руби, пей их теплую кровь!

— Да, я вижу, вы — действительно настоящие волки,— задумчиво сказала Соня капитану.

— Верно,— кивнул Грейп.— Белые Волки с севера. Самые сильные и опасные из всей волчьей породы.

* * *

Расстояния на море велики и преодолеваются они медленно. Весь остаток дня ушел на путь к острову, а он все еще маячил далеко впереди. Жизнь на корабле, посреди открытого моря, однообразна и тосклива. Вокруг — лишь волны до самого горизонта, да наверху — перевернутая чаша неба. Лишь изредка мимо корабля пролетит любопытная чайка, крикнет пронзительно и умчится прочь. Море оставалось пустынным. Даже дельфинов, так любящих сопровождать корабли, не было видно. Осень… Погода была неустойчива: то солнце проглядывало сквозь облака, то влажная морось повисала в воздухе, затягивая горизонт, пряча горную вершину, к которой устремлялся корабль.

Ближе к вечеру поднялся устойчивый юго-западный ветер, позволявший идти под парусом. Барабанщик положил свою колотушку, но еще довольно долгое время назойливый ритм продолжал звенеть в ушах людей. Мачта «Морского Дракона» имела более двадцати локтей в высоту. Через блок, укрепленный в верхней ее части, был перекинут канат, один конец которого крепился к длинному рею, уложенному сейчас вдоль палубы, а второй тянулся к большому вертикальному вороту, служившему для подъема и спуска паруса, выборки якоря, подъема на борт тяжелых грузов и прочих работ, при которых требовались большие усилия. Несколько человек навалились на толстые деревянные рукояти, и ворот, пронзительно скрипя, завращался. За этот высокий, резкий скрип моряки называли такие вороты «плакальщиками». Рей, почти такой же длинный, как и сама мачта, медленно пополз вверх, увлекая за собой четырехугольный парус с широкими вертикальными полосами, желтыми и красными. Выбрав канаты, рей развернули наискось, слева направо, потому что ветер дул с юго-запада, а путь корабля лежал почти прямо на север.

Теперь «Морской Дракон» двигался вперед почти беззвучно, лишь под носовым брусом шипела и всплескивала вода. Команда отдыхала, освобожденная попутным ветром от тяжелой работы на веслах. Один только рулевой, внимательно вглядываясь вперед, держал в ладонях рукоять кормового весла. Воины неторопливо переговаривались. Попутный ветер они считали доказательством того, что предприятие увенчается успехом.

Оглядывая отдыхавших на палубе ваниров, Соня вдруг увидела Корка — того самого воина, что заступился за нее, нагнав страху на Гронни. Корк сидел, прислонившись спиной к дощатому ограждению борта. Сейчас в его лице не было заметно и признака безумия. Корк задумчиво смотрел куда-то в пространство и мягко, мечтательно улыбался. Глаза его ярко голубели из-под спутанной гривы волос, цветом и жесткостью напоминавших пшеничную солому. Соня решила поблагодарить этого человека. Она подошла и села рядом с ним. Корк покосился на девушку и снова уставился куда-то вдаль.

— Спасибо тебе,— сказала Соня.

— За что? — Голос его был мягок и не имел ничего общего с тем хриплым карканьем, которое Соня слышала раньше.

— Ты ведь вступился за меня,— сказала девушка.

— Вступился… Действительно…— Корк выглядел растерянным.— Но разве тут нужна благодарность?

— Конечно, нужна,— кивнула Соня.— Ты ведь никогда меня раньше не видел и совершенно ничем мне не обязан.

— Ты — девушка,— сказал Корк.

— Для многих других это был бы довод, чтобы презирать меня. Знаешь: «женщина — не человек».

Корк надолго замолчал, по-прежнему глядя вдаль. Впрочем, мечтательная улыбка исчезла с его лица, оно сделалось жестким.

— Скажи, тебе уже сообщили, что я безумен? — спросил он наконец.

Соня не знала, что ответить. Корк заметил это.

— Сказали, я вижу. Но я не всегда был таким. Однако потом произошли события… Произошло нечто, и я стал таким, как сейчас. Если хочешь, могу рассказать…

— Если тебе трудно, то не рассказывай,— отозвалась девушка.

— Трудно? Может быть… Не знаю…— Корк снова надолго замолчал, беспокойно оглядывая горизонт. Соня уже начала жалеть, что затеяла этот разговор, ведь он явно причинял ее собеседнику боль.

— Я был земледельцем,— вдруг прервал молчание Корк. Теперь он говорил быстро и взволнованно.— У меня было поле, засеянное ячменем и овсом. Стадо овец, свиньи в хлеву… Я был хорошим хозяином, любил трудиться. Я сам построил дом, большой — в восемь комнат, из крепких дубовых бревен — и ввел в него молодую жену, настоящую красавицу. Ее звали Гюда, она была еще красивее тебя. И у нас родился сын, который, я думал, станет мне помощником под старость. Мы жили счастливо. Но однажды пришел торговец скотом Тинд. Это был человек из восточного Ванахейма, не с побережья, я не знал его. Тинд гнал большое стадо овец на продажу, и с ним было то ли шестеро, то ли семеро пастухов. Это был богатый человек, но, кроме того, как оказалось, жадный и бесчестный. Но, к сожалению, я тогда не знал этого…

Торговец сказал, что хотел бы купить у меня десяток-другой овец. Я пригласил гостей в дом, усадил за стол и выставил угощение, за которым мы принялись обсуждать условия сделки. Но купец предлагал такую низкую цену за овец, что я не мог согласиться. Тогда Тинд начал ссору — видимо, решил взять овец даром. Ведь с ним пришло много людей, и сила была на их стороне. Я тоже нанимал работников, помогавших возделывать землю, но их было всего двое… Так вот, Тинд стал говорить все более заносчивым тоном, стал оскорблять меня, а затем схватил со стола глиняный кувшин и швырнул его мне в голову. Его люди, точно по сигналу, вскочили и начали потасовку. Я сражался, один против многих, но потом меня ударили по голове, сбили с ног и связали сыромятными ремнями. Такими ремнями пастухи спутывают ноги скоту… Потом, оставив меня связанным лежать на полу, они принялись пировать, уничтожая припасы из кладовой. Тинд и его люди издевались, славя меня как гостеприимного и радушного хозяина, который не жалеет для застолья ни свинины, ни пирогов, ни пива. И чем больше они хмелели, тем злее делались их шутки, а я лежал, терзаемый бессильной яростью, но ничего не мог поделать, так как был связан. Я даже не мог обругать их в ответ, потому что рот мой был заткнут кляпом.

Гюда, моя жена, храбрая женщина, видя, какой оборот принимает дело, прокралась в конюшню. Она хотела вывести лошадь и скакать на ней к соседям, чтобы позвать их на помощь. Но кто-то увидел ее и поднял тревогу. Несколько человек побежали во двор, я услышал их крики и голос жены. Она звала меня, а потом закричала так… Так… До самой смерти я не смогу забыть этот крик. И тогда черная ярость захлестнула меня. Я рванулся, и ремни лопнули, точно гнилые веревки. Тогда я поднялся с пола и голыми руками убил Тинда и двоих его людей, находившихся в комнате. Выходя из дома, я ударил по двери, и она вылетела во двор, убив еще одного. Это была тяжелая дверь, из толстых дубовых досок, она разбила ему грудь… Дальше я плохо помню… Я сражался. Дом горел. Горела конюшня. Кони разбили копытами ворота и убежали в лес. У одного из них тлела грива… Враги пытались заколоть меня длинными пастушескими ножами.

Они двигались так медленно… А я бил их голыми руками, и от моих ударов ломались кости, я слышал, как они трещат. Кажется, я кинул кого-то в огонь… А потом все кончилось. Я был один. Гюда… Она лежала бездыханной возле горящей конюшни. Ее убили ударом ножа. Я не смог спасти ее от смерти, но спас хотя бы от бесчестья… Я вбежал в горящий дом. Сына нигде не было видно. Один из работников лежал в коридоре мертвый, на нем уже тлела одежда: огонь подобрался совсем близко. Я почувствовал, что кожа моя начинает лопаться от жара и снова выбежал во двор. Силы оставили меня. Черная ярость забирает много сил, очень много. С тех пор она приходит ко мне. Часто приходит, в каждом бою. Вот как я сделался бересайком. А-ррр-г-х!!!

Корк вдруг вскочил на ноги, свирепо озираясь вокруг, точно ища, на ком сорвать злость. На губах его показалась пена, свирепое рычание рвалось из груди. Ваниры шарахнулись во все стороны от страшного безумца. Не побежала лишь Соня. Казалось, она нисколько не испугалась. Встав перед беснующимся Корком, она внимательно поглядела ему в глаза и негромко сказала:

— Корк, ты слышишь меня? Успокойся, Корк…

Вслед за тем она положила ладонь ему на плечо. И… лицо безумца приняло осмысленное выражение, чудовищно вздувшиеся мышцы постепенно расслабились.

— Я… Я слышу тебя, Сана. Я уже спокоен.— Голос Корка звучал глухо, а слова были невнятны, точно язык плохо повиновался своему хозяину. Но, похоже, разум уже вернулся к бересайку.

— Эгей, что там приключилось? — С кормы уже спешил Грейп.— Корк, рад видеть тебя в добром здравии и в хорошем настроении. Сана, я хотел бы поговорить с тобой.— Вслед за этими словами капитан отвел Соню к противоположному борту.

Девушка в беспокойстве оглянулась на Корка, но тот, казалось, снова вернулся в безмятежное состояние. Он, как и прежде, сидел на палубе и рассеянно улыбался.

— Зачем ты к нему подходила? — резко спросил капитан.

— Хотела поблагодарить, ведь он заступился за меня,— ответила девушка.

— Что же, благодарность — дело хорошее. Большая удача, что ты сумела успокоить его. В бою Корк незаменим, но все остальное время он доставляет массу хлопот. С Остом намного спокойнее.

— Кто такой Ост? — спросила Соня.

— Второй бересайк в моей команде. Он непроходимо глуп, но зато очень силен и неукротим в битвах… Послушай, это хорошо, что ты не испугалась и сумела успокоить Корка, когда на него накатила злоба. Но на будущее учти — держись от него подальше. Если он взбесится после разговора с тобой и искалечит кого-нибудь из команды, я собственными руками выкину тебя за борт. Запомни мои слова хорошенько!

Девушка ничего не ответила, лишь злобно оскалилась в ответ.

— Ну-ну, настоящий волчонок. Не злись.— Грейп понял, что на испуг собеседницу не возьмешь, и сразу изменил тактику, ибо был очень умным человеком.

— Подумай, ведь если Корк разбушуется, то придется убить его, а этого никак не хотелось бы ни мне, ни тебе. С воинами-безумцами всегда так: не знаешь, для кого они опаснее: для противника или для твоей собственной команды… Кстати, о чем вы с ним разговаривали? Клянусь Имиром, для простого выражения благодарности этот разговор был длинноват!

— Корк рассказывал мне о событиях, которые сделали его таким, как сейчас.

— Да? Тогда вовсе неудивительно, что он так разъярился в конце концов. Каждый раз, вспоминая эту сволочь, Тинда, он начинает тотчас жаждать чьей-нибудь крови. Просто удивительно, что все закончилось так безобидно и мирно. Да, боги дали Корку великий дар с тем, чтобы он смог восстановить справедливость и отомстить врагам. Но это не только дар, это к тому же и тяжкий груз, который ему придется нести весь остаток жизни.

— Неужели вся его семья погибла в той схватке? — спросила Соня.

— Все погибли,— кивнул капитан.— Этот случай вызвал много толков в нашей округе. Кроме самого Корка остался в живых лишь один из работников, семнадцатилетний парнишка. Он был тощий и сумел выбраться из дома через маленькое окошко в кладовке.

— А сын Корка? Он говорил мне, что так и не смог найти его тела.

— Да, парнишки действительно не было на ферме,— кивнул капитан.— Похоже, мать сумела вывести его за ограду, а потом, на свою беду, решила вернуться за лошадью. Конечно же, понятно, почему она так сделала — ведь она боялась за мужа и хотела позвать соседей на помощь как можно быстрее. Но из-за этого все вышло совсем плохо. Ее схватили, а мальчишка стоял неподалеку от ворот, и когда со двора вырвались кони, они сбили его с ног и затоптали насмерть. Был пожар, конюшня горела… Мальчишке было всего три года. Такая вот печальная история. Я сам оказался там уже потом, ближе к утру. Настоящее побоище. Мы ведь с Корком соседи, мой дом находится всего в семи лигах от того места, где стояла его ферма. И честно скажу тебе, если бы Корк сам не покарал своих обидчиков, я устроил бы погоню и настиг их. Всю округу поднял бы ради этого.

— По-моему, ты вовсе не считаешь зазорным заниматься грабежом,— хмыкнула Соня.

— Не в том дело! — нахмурился капитан.— Ведь это были ваниры, хоть и из восточных пределов Ванахейма. И ограбить попытались — тоже ванира! Как будто в мире мало других народов!

— Значит, грабить людей, принадлежащих к другим народам, ты не считаешь зазорным? — ехидно уточнила девушка.

— Нет! — рявкнул капитан.— На земле существует лишь один народ, достойный уважения,— ваниры! И ты сама до сих пор цела лишь потому, что в твоих жилах течет та же кровь, что и у нас,— ванирская! Не забывай об этом.

* * *

Раф стоял, сложив руки на груди и устремив рассеянный взгляд туда, где море смыкалось с небом. Это был молодой человек, невысокий, но стройный, с длинными темными волосами и аккуратной бородкой. В темно-сером, шитом серебром костюме он выглядел точно какой-нибудь высокородный вельможа из Кордавы. Собственно говоря, всего двумя неделями раньше этот костюм и принадлежал молодому отпрыску знатных родителей, проживавших в столице Зингары. Юноша отправился в морское путешествие — вероятно, за новыми впечатлениями. Но уже на третий день плавания карака, на которой он плыл, была взята на абордаж пиратами с Барахских островов. Молодой человек был не трусливого десятка и обнажил шпагу. Правда, почти сразу ему пришлось убедиться, что благородное искусство фехтования, которое преподавали придворные наставники, совершенно бесполезно в диком и кровавом палубном бою.

Сражаясь, бараханцы признавали лишь одно-единственное правило: «Убей врага любой ценой!» Кроме того, длинная придворная шпага, такая удобная в поединках, когда два противника встречаются на ровной, свободной от каких-либо препятствий, хорошо утоптанной площадке, оказалась почти бесполезна в палубной толчее, а короткие, но тяжелые абордажные сабли пиратов разили насмерть.

Сейчас юный отпрыск владетельной фамилии, одетый в рубище и прикованный за ногу цепью, сидел среди многочисленных пленников за одним из весел пиратской галеры. Собственно говоря, молокососу следовало бы горячо благодарить пресветлого Митру за то, что удар Рафовой секиры лишь оглушил его, но не расколол ни добротного зингарского шлема, ни черепа под ним.

Итак, Раф стоял на склоне прибрежного холма, неподалеку от него на траве расположились Хок и Лин, два головореза из его команды. Все трое были лихими абордажниками, ходившими в плавания на «Громе» — пятидесятивесельной галере, одном из самых больших судов во всей флотилии Барахских островов. Пожалуй, «Гром» уступал в размерах лишь «Толстухе» капитана Эйтца да «Стреле», которую водила по морю женщина-капитан Тордис. Как Хок, так и Лин были разодеты куда как крикливо, хотя и с меньшим вкусом, чем Раф. Их бархатные рубахи были заправлены в штаны из мягкой замши, на ногах красовались сапоги с высокими голенищами и круто загнутыми вверх носками. Собственно говоря, эта одежда представляла собой костюм офицера флота Зингары, с которого были безжалостно спороты все знаки отличия. Такой костюм пользовался большой популярностью среди бараханских пиратов. На грязноватых шеях приятелей переливались золотые цепочки, на запястьях ярко сверкали браслеты с драгоценными камнями.

— Эгей, Раф, что ты думаешь делать, когда мы отстоим этот трижды клятый дозор? — спросил Хок.— Может, наведаемся в заведение матушки Гюлы?

Раф никак не отозвался на это предложение, и Лин ядовито заметил:

— Видно, с тех пор, как Раф напялил эти разукрашенные серебром тряпки, он уже не хочет считать нас своей ровней. Ну, ладно. Хок, посмотри-ка, я припас кувшинчик крепкой немедийской настойки. Давай разопьем его, а? Рафу, пожалуй, предлагать не будем: он сделался слишком гордый с тех пор, как напялил этот костюм.

— Смотрите,— сказал вдруг Раф, указывая рукой на море.— Какой-то корабль плывет сюда. Рога Нергала, да он не из наших! Похоже, это ваниры, но во имя Серых Равнин, что им здесь надо?

Действительно, длинный низкий корабль только что обогнул мыс и входил в залив. Ярко-красная голова дракона на его носу, ритмично покачиваясь, то вздымалась, то опускалась в такт взмахам весел. Подойдя к узкому и извилистому проливу, ведущему во внутреннюю бухту, корабль сбавил ход: видно, его капитан не знал пути и опасался мелей.

— Хок, беги-ка в город, предупреди,— скомандовал Раф.

Хок, самый младший из всей троицы, проворно вскочил и помчался по едва заметной тропинке меж холмов, поросших кустами вереска. Раф и Лин спустились к берегу. Там, в небольшой ложбинке, хорошо укрывавшей его от посторонних взглядов, стоял ворот-«плакальщиц», снятый с какого-то корабля. От него к другому берегу под водой тянулась толстая цепь. Раф снял свой щегольский камзол, оставшись в матросской рубахе из грубого серого полотна.

— Навались!

Вдвоем с Айном они ухватились за деревянные рукояти и принялись вращать «плакальщик». Цепь тяжело поползла, виток за витком наматываясь на ворот. Вскоре туго натянутая толстая мокрая цепь поднялась из воды, протянувшись от берега до берега и перегораживая пролив в самом узком месте.

— Интересно все же, что здесь понадобилось ванирам? — пожал плечами Раф.

— Что может быть нужно ванирам? — откликнулся Лин.— Да все, что плохо лежит! Кстати, если это — разведчик, за которым идет большая флотилия, то нас ожидает очень серьезная схватка. Ты слышал о набеге ваниров на Кордаву, когда сгорели все склады западного берега? Говорят, в этом набеге участвовало не то шесть, не то семь десятков кораблей, и на каждом была команда по сотне человек.

— И в конце концов они были разбиты зингарским флотом! — возразил Раф.— А ведь наш бараханский флот будет еще посильнее.

— Ну-ка, помоги…

Раф подошел к небольшой катапульте, стоявшей в лощине чуть дальше от берега, чем «плакальщик». Вдвоем они принялись вращать тисовую ось длинными кольями-вагами, которые вставлялись в специальные гнезда, просверленные в ее торцах. Затем Раф вынул из деревянного ящика, стоявшего неподалеку, довольно большой глиняный сосуд с узким горлом, заткнутым пучком пакли, и осторожно, обеими руками, уложил его в огромную ложку на длинном, в три локтя с лишним, древке. В ящике осталось лежать еще не менее полутора дюжин таких же шарообразных, узкогорлых сосудов, тщательно переложенных сеном.

— Высеки огонь,— скомандовал Раф.

Лин тотчас же извлек из кисета кремень с огнивом и принялся выполнять распоряжение. В обычное время он не упускал случая подтрунить над приятелем, но в боевой обстановке безоговорочно признавал его главенство. Тем временем с корабля разглядели цепь, преграждавшую путь, и начали замедлять ход. Раф, прищурясь, принялся наводить катапульту.

— Первый выстрел-— предупредительный,— сказал он, беря у Лина фитиль и поджигая паклю, торчавшую из горлышка сосуда. Затем он еще раз проверил точность наводки и выбил чеку, удерживающую катапульту во взведенном состоянии.

«3-з-зан!» Глиняный сосуд взлетел вверх и, оставив за собой дымный след, шлепнулся в воду неподалеку от носа чужого корабля. От удара о водную поверхность он раскололся, и большое пятно красного, жирно дымящего пламени начало расползаться на месте его падения. На корабле среагировали почти мгновенно: весла сработали «назад», погасив ход. Чужак замер, чуть покачиваясь на пологой волне, локтей пятьдесят не дойдя до цепи.

— Хей! — восторженно воскликнул Лин и хлопнул своего товарища по плечу. Выстрел был произведен безупречно. Оба пирата с интересом наблюдали, что же будет делать команда корабля. Они могли не опасаться, что, увидев, откуда вылетел метательный снаряд, ваниры пристанут к берегу и нападут на них: в этом месте под водой находилась гряда скал, которая остановила бы корабль, поверни он к берегу. Единственное, чего следовало опасаться приятелям, это стрел, ведь ваниры слыли хорошими лучниками. Но корабль не двигался с места, а на его борту никто не подымал лук и не натягивал тетиву. Наконец возле драконьей головы, венчающей нос корабля, показалась коренастая фигура в вороненой кольчуге и коническом шлеме с рогами.

— Ишь рога на башку нацепил,— проворчал Лин,— этим только старух пугать. Корова, да и только!

Раф коротко хохотнул в ответ.

— Эгей! — прокричал тем временем ванир.— Кто там такой сердитый, что не хочет нас пропустить, и такой стеснительный, что не хочет показаться? Мы идем с миром! Слышите меня?.. Я знаю, вы меня слышите! Покажитесь, если вы не трусы!

— Долго он намерен так разоряться? — проворчал себе под нос Раф и, приложив ко рту ладони, прокричал что было сил:

— Стоять на месте! Ждать! Убрать весла и ждать! Иначе будете сожжены!

— Молодец, грозно у тебя получается,— оценил Лин.— Прямо как у глашатая, когда он читает приговор на Танцевальном Помосте.

Танцевальным Помостом в народе называли виселицу, расположенную на рыночной площади в Кордаве. Очень многие пираты нашли там свою смерть.

— Не поминай того, с кем не хочешь встретиться,— поучительно сказал Раф и, присев на станину катапульты, продолжил: — Ну вот, похоже, эти рогатые отродья Нергала согласны ждать. В таком случае у нас есть немного времени, пока сюда притащится Старая Гиена. Так что ты там говорил о немедийской настойке? Не будь скупердяем, вытаскивай ее!

Лин ухмыльнулся и достал из кожаной сумки, висевшей на поясе, флягу.

* * *

…Солнце уже перевалило за полдень, а положение ничуть не изменилось, разве что количество настойки во фляге, сделанной из тыквы-горлянки, довольно сильно убавилось. Время от времени ваниры принимались кричать, пытаясь наладить общение с невидимыми стражниками, но всякий раз Раф обрывал их отрывистыми приказаниями ждать и оставаться на месте.

Наконец раздался скрип весел, разбудивший эхо в прибрежных скалах. Вскоре из-за мыса, прикрывавшего вход во внутреннюю бухту, показался высокий нос корабля с башенкой для лучников. Лин, сидевший на крышке ящика с глиняными снарядами, заполненными зажигательной смесью, неторопливо вскочил.

— Это «Гром»,— удовлетворенно заметил он.— Причем, кажется, не один. Погоди-ка… Да, вслед за ним идет «Селезень».

— Этого и следовало ожидать,— отозвался Раф, лениво развалившийся на большом парусиновом полотнище, которое обычно служило чехлом для катапульты.— Старая Гиена, как всегда, предпочитает не рисковать понапрасну. Он не захотел встречаться с незнакомым кораблем один на один и потому прихватил с собой помощника.

Вслед за этими словами Раф тоже поднялся на ноги.

— Давай-ка на всякий случай приготовим катапульту,— сказал он.

— Хорошо,— согласился Лин.— Цепь опускать будем?

— Пока не надо,— головой Раф.— Если понадобится, это можно сделать почти мгновенно: достаточно откинуть стопор, чтобы цепь ушла на дно под собственным весом.

Приятели снова взяли в руки рычаги и принялись взводить катапульту. Покончив с этим делом, они повернулись в сторону моря и с интересом стали наблюдать за развитием событий.

Старой Гиеной называли Енси, капитана «Грома». Сейчас он стоял на носовой башенке своего корабля, осторожно выглядывая из-за ограждения. Капитан Енси не любил рисковать зря. Впрочем, из этого вовсе не следовало, что он был трусом. Любой из знающих его людей, не задумываясь, сказал бы, что Енси может быть очень отважен. Но проявлял он свою отвагу только тогда, когда это сулило какую-нибудь выгоду. Пустой же риск он почитал не храбростью, а глупостью. Может быть, потому капитан «Грома» все еще был жив, тогда как большинство пиратских капитанов умирали молодыми. Старая Гиена, низкорослый человечек с абсолютно лысым черепом и маленьким морщинистым личиком, на котором выделялись очень живые и пронзительные глаза, одевался весьма необычно для пирата: на нем был длинный, ниспадающий свободными складками темный балахон, похожий на одеяние священника.

«Гром» подошел вплотную к цепи и остановился. С высокой башенки Енси мог спокойно оглядеть палубу чужого корабля.

— Действительно, ваниры,— сказал он себе под нос, а затем обратился к помощнику: — Эй, Лангтар, что ты об этом думаешь?

Лангтар был настолько же громаден, насколько сам капитан Енси тщедушен. Свирепого вида и нрава бритунец телосложением напоминал крепостную башню. На нем был блестящий панцирный доспех, а голову защищал шлем с широкими нащечниками, спускавшимися к подбородку, и стреловидным выступом, закрывавшим нос.

За все это помощнику капитана пришлось раскошелиться и уплатить кругленькую сумму оружейных дел мастеру, так как среди трофейных ни одного подходящего не нашлось.

— Что же ты молчишь, Лангтар? — снова спросил капитан Енси.— Повторяю, я хочу знать, что ты об этом думаешь.

— А зачем мне думать? — отозвался Лангтар басом, таким гулким, точно он говорил в пустую бочку внушительных размеров.— Все равно моим мыслям не сравниться с теми, что приходят в твою голову, капитан.

— Да? — приподнял бровь Енси. Впрочем, видно было, что такой ответ его нимало не удивил.— Дело в том, простодушный мой помощник, что я тоже пока ничего не думаю. Я пока еще слишком мало знаю, а делать скороспелые выводы свойственно лишь юнцам, которые больше привыкли работать руками, а не головой, либо тем, кто работать головой не могут по причине недостатка в ней мозгов.

Лангтар зычно прочистил горло, чтобы скрыть смущение: такие витиеватые разговоры неизменно приводили его в растерянность.

— Пока я вижу лишь корабль, на палубе которого полно верзил в кольчугах и с топорами,— продолжал капитан Енси,— а для того, чтобы принять решение, крайне желательно вначале узнать, чего хотят эти незнакомцы. Попробуем их разговорить. Лангтар, дорогой мой, покажись-ка им во всей красе.

— Хорошо.— Довольно осклабившись, помощник взял в руки тяжелую секиру и, боком протиснувшись через узкий проход, шагнул на небольшой открытый выступ, располагавшийся перед башенкой на самом носу корабля. Во время морских сражений с этого мостика-выступа перепрыгивали на палубу противника бойцы абордажной команды.

— Эгей!!! — взревел Лангтар, потрясая топором.— Что вам здесь нужно?!

Он выглядел очень внушительно и, зная это, не упускал случая покрасоваться. Из толпы, стоящей на палубе чужого корабля, шагнул вперед крупный человек в вороненой кольчуге, с рогатым шлемом на голове. Нос на его лице сильно выдавался вперед, придавая своему хозяину сходство то ли с птицей, то ли с каким-то грызуном. Голос у него, впрочем, напоминал медвежий рев.

— Мы пришли к вам с миром! Всем известно, что бараханцы — славные вояки, храбрые и умелые! Но, клянусь великим Имиром, посылающим стойкость в бою, йаниры — бойцы нисколько не хуже! Однако мы вовсе не ищем ссоры с вами! Наоборот, я хочу предложить вам меч, разящий общего врага, и щит, который будет принимать удары, направленные Ъ вашу сторону! Вместе мы сможем делать громкие и славные дела.

— Скажи ему, что ваниры слабоваты против бараханцев и потому сотрудничество нам не выгодно,— негромко прошипел Енси.

— Ха!!! — оглушительно выкрикнул Лангтар.— Ты говоришь, что бараханцы — славные вояки? С этим я не буду спорить! Это действительно так, клянусь рогами Нергала! А вот насчет того, что ваниры могут сражаться не хуже — тут ты соврал! Куда вам тягаться с нами?! И ты еще смеешь предлагать сражаться плечом к плечу?! — Лангтар громогласно расхохотался, очень довольный тем, как он сумел расцветить сухие слова своего капитана.

— Настоящий воин не говорит о своей силе! — крикнул в ответ ванир.— Он показывает ее!

— Ты что, хочешь сражаться с нами?! — проревел Лангтар, на этот раз даже не дожидаясь подсказки капитана.— Наши бойцы раздавят вас, точно береговых крабов!

— Я не буду хвастаться, это не подобает мне, Грейпу, сыну Гурма. Но должен напомнить, что если начнется схватка, то погибнет немало славных воинов: как ваниров, так и бараханцев. Подумай, так ли уж это нужно? Я предлагаю другой способ помериться силами!

— Это какой же? — В голосе Лангтара послышалась нескрываемая издевка.— Уж не канат ли перетягивать?

— Этим ты можешь заниматься с купцами, которые действительно боятся тебя! Я же предлагаю поединок! Мы выставим своего бойца и посмотрим, найдется ли среди вас человек, способный противостоять ему!

Судя по выражению, появившемуся на лице Лангтара, это предложение доставило ему огромную радость.

— Идет! — гаркнул он.— Я сам разорву вашего бойца в мелкие клочья, причем сделаю это голыми руками!

— Голыми руками? Хорошо! — Капитан ваниров громко захохотал.

— Мой храбрый помощник, ты по-прежнему рвешься навстречу опасностям,— меланхолично проговорил капитан Енси.— Впрочем, у каждого — свои способы развлекаться… Надеюсь, ты сможешь проломить противнику череп. Кулаки у тебя для этого самые подходящие.

Действительно, Лангтар был способен спрятать в своей лапище средних размеров яблоко.

Поединок решили проводить на суше, чтобы его хорошо было видно командам всех трех кораблей.

Сойдя на берег, бритунец несколько раз топнул ногой для пробы, затем подпрыгнул и довольно осклабился: песок был плотен и удобен для поединка. Гигант снял свои доспехи еще на корабле и остался в широких бархатных штанах, заправленных в невысокие сапоги с мягкими подошвами. Несмотря на всю свою массивность, двигался Лангтар очень легко и впечатления тучного человека не производил. Тем временем от корабля ваниров отчалила лодка с его соперником. Этот человек производил странное впечатление. Ростом никак не меньше пяти локтей (в этом он превосходил даже Лангтара), ванир обладал массивными руками и ногами. Физиономия напоминала странную маску — тяжелые челюсти, низко нависшие над глазами надбровные дуги и выступающие вперед зубы. Глаза же не выражали ничего, кроме тупой тяжелой злобы. Одет ванир был лишь в меховую набедренную повязку и какие-то бесформенные постолы сыромятной кожи.

— Ну и образина! — рассмеялся Лангтар.— Обезьяна, да и только! Давай иди сюда, я разобью в кровь твою уродливую харю!

Насмешки, казалось, не достигли своей цели: на лице ванира не отразилось ровным счетом ничего. Все тем же неподвижным, тяжелым взглядом он продолжал буравить своего противника. Лангтар принялся двигаться, переваливаясь по-медвежьи, с обманчивой неуклюжестью. Затем он попробовал нанести небрежный удар, для того чтобы прощупать оборону противника, но ванир с неожиданной легкостью выбросил вверх руку, и бритунец вдруг почувствовал, что его запястье попало в жесткую хватку, похожую на железные челюсти капкана. А когда Лангтар вскинул вторую руку, то ванир с той же удивительной легкостью перехватил и ее. Взревев, бритунец попытался ударить соперника ногой, но та наткнулась на вовремя подставленное бедро. Неожиданно маска безучастности слетела с ванира: он оскалился и, пронзительно завизжав, дернул Лангтара за обе руки с такой силой, что тот перелетел через голову своего противника и тяжело рухнул на песок. Будь на месте Лангтара обычный человек, кости его рук оказались бы сломаны этим страшным рывком, а удар о землю вышиб бы из него остатки жизни. На корабле ваниров радостно взревели, а кто-то даже затрубил в боевой рог. Но гигант-бритунец был скроен из очень прочной материи. Падение лишь слегка оглушило его. Вскочить на ноги он не успел, но, когда ванир развернулся и попытался пнуть его в голову,

Лангтар смог перехватить ногу и, резко повернув ее, свалил соперника на песок. На ноги они вскочили одновременно и бросились друг на друга, нанося свирепые удары, способные насквозь прошибить борт лодки. Потом они схватили друг друга в смертельные объятия, стремясь задушить, переломить позвоночник, раздавить грудную клетку… Бритунец яростно рычал, ванир хрипло визжал, на губах его показалась пена.

— Бересайк, это бересайк! — прокатился ропот по палубам бараханских кораблей.

Ванир вдруг рванулся и попытался вцепиться в горло своего противника зубами, но густая борода Лангтара забила ему рот и помешала этому намерению. Чудовищно напрягшись, Лангтар смог приподнять противника и сделать несколько шагов вперед, после чего оба повалились и были накрыты волной.

Дальнейшая борьба проходила в воде. Но Лангтар, пользуясь своей, большей, чем у противника, массой, толкал ванира все дальше и дальше от берега. Когда вода достигла груди, оба соперника снова сплелись в свирепом объятии и… исчезли под водой. Видно, и там они продолжали душить друг друга, потому что их головы на поверхности больше не появлялись. Некоторое время стояла тишина, всех поразил такой исход поединка. Потом берег огласился громкими криками на различных языках, команды же обеих шлюпок кинулись в воду, пытаясь найти и спасти единоборцев. Но дно здесь довольно круто уходило вниз, и, вероятно, оба соперника скатились на глубину, так и не захотев разжать хватки.

— Эге! — воскликнул капитан Грейп, когда прошло некоторое время, а поиски так и не увенчались успехом.— Похоже, поединок завершился ничьей! Вот уж не думал, что найдется человек, способный выстоять против Оста. Да, я потерял знатного бойца. Но вам, бараханцы, не повезло больше, ведь вы лишились своего капитана.

— Тут ты ошибаешься,— услышал он голос.— Капитан — я.

— Ты? — Грейп удивленно рассматривал маленького лысого человечка, наряженного в бесформенную хламиду. Он стоял на носовой палубе бараханского корабля и ухмылялся.

— Я тоже потерял хорошего бойца,— сказал этот человечек тонким, скрипучим голосом.— Впрочем, Лангтар умел также и многое другое: например, внушить уважение к своей персоне. А значит, и к моему кораблю.

— Да, ты правильно сделал, что выпустил его вперед и не показался сам, когда мы только еще завели разговор,— признался Грейп.— У нас, ваниров, считается, что хороший военачальник не доживает до старости.

— Это мнение распространено у вас единственно потому,— сухо ответил Старая Гиена,— что ваши военачальники, точно простые солдаты, сражаются не головой, а руками. Что же, в таком случае я рад, что не родился ваниром.

— Я тоже рад, что ты не родился ваниром,— ухмыльнулся капитан Грейп.— Однако давай лучше перейдем к делу. Хватит болтать о пустяках.

— В этом я совершенно согласен с тобой, мой прямолинейный приятель,— кивнул Енси.— Однако я не думаю, что нам стоит обсуждать эти дела вот так — крича о них на все Барахские острова. Предлагаю встретиться в каюте моего корабля, «Грома». Я приглашаю тебя на обед, ванир.— Сказав это, капитан Енси повернулся к берегу и помахал рукой. По его сигналу цепь, перегораживавшая пролив, с плеском и звоном ушла под воду, освобождая тем самым путь кораблям.

Поднявшись на борт «Грома», капитан Грейп принялся самым внимательным образом осматривать его, хотя внешне старался этого никак не проявлять.

Бараханский корабль очень сильно отличался от «Морского Дракона» и вообще от тех кораблей, к которым привыкли ваниры. На носу и корме его высились квадратные башенки, предназначенные для лучников и для установки катапульт. Навряд ли «Гром» был особо поворотлив под парусом, ведь эти башенки должны были оказывать довольно сильное сопротивление ветру. Но, судя по всему, парус и не являлся основным средством, предназначенным для придания хода этому кораблю. «Гром» был галерой, причем гребцами на ней были не члены команды, а пленники-рабы.

— Что ты думаешь об этом? — вполголоса спросил капитан сопровождавшего его Орма.

— Похоже, бараханцы не очень-то любят работать,— сдержанно ответил старик.

— Да, я предпочел бы грести до кровавых мозолей, чем иметь на палубе своего корабля сотни полторы свирепых волков, готовых вонзить в тебя зубы, пусть даже они и прикованы цепями. Эти гребцы должны люто ненавидеть своих хозяев, а здесь их будет побольше, чем членов команды.

— Действительно, вся надежда — на крепость цепей,— согласился Орм.

Вслед за капитаном Енси они пошли по длинному мостику, тянущемуся посреди палубы от носа до кормы корабля. Их преследовали тяжелые, уничтожающие взгляды рабов, что располагались в несколько рядов справа и слева от мостика. Казалось, их ненависть липла к коже подобно горячей смоле.

— Говорят, когда гребцы-рабы бунтуют, то это оказывается хуже, чем пожар посреди моря. Верно? — спросил Грейп.

— У меня такого еще не было, хотя должен признаться, кое-кто сумел сбежать,— ответил Енси, не оборачиваясь и не сбавляя шага.— Но от других людей я много раз слышал, что подобное восстание — это действительно ужасное событие… для команды, разумеется. Чтобы такого не произошло, на некоторых кораблях даже подрезают гребцам сухожилия на ногах. Но я предпочитаю этого не делать: ведь после такой операции раб гребет гораздо хуже, так как не может как следует упираться ступнями.

Даже Грейпа, отнюдь не отличавшегося особой чувствительностью, передернуло при этих словах.

— Лучше всего крепкие цепи, которые надежно закреплены в палубе,— продолжал разглагольствовать Енси.— И, повторяю, попыток бунта у меня не было. Ни одной за два десятка лет… Однако мы пришли. Покорнейше прошу воспользоваться моим гостеприимством.

Если в одежде капитан Енси был сама скромность, то на другие привычки это не распространялось. Каюта его занимала все пространство под кормовой башенкой и была украшена позолоченной резьбой и коврами. А когда трое слуг внесли и стали расставлять на полированном столе многочисленные блюда и тарелки с яствами, серебряные кувшины, судя по запаху, наполненные винами, способными усладить вкус самого тонкого ценителя, вазы с виноградом, орехами и фруктами, стало ясно, что капитан весьма взыскателен в выборе пищи.

— Присаживайтесь к столу,— гостеприимно предложил Старая Гиена, жестом выпроваживая из каюты слуг и запирая за ними дверь на щеколду.

* * *

Все время, пока длился поединок, Соня простояла возле борта, широко раскрытыми глазами наблюдая за сражавшимися насмерть гигантами. Это было жестокое, грубое зрелище, да, но одновременно и возвышенное. Ограждение, в которое крепко вцепилась Соня, было сделано очень высоким, для того чтобы надежно защищать членов команды от стрел противника. Соня была довольно рослой девушкой, но, разумеется, не могла сравниться в этом отношении со здоровяками-ванирами. Потому, чтобы увидеть происходящее на берегу, она вынуждена была приподыматься на цыпочки. Воины, стоявшие вдоль борта справа и слева от нее, возбужденно кричали, хлопали широченными лапищами по доскам ограждения и по плечам соседей. Соня тоже получила несколько таких хлопков, каждый из которых заставлял ее пошатываться. После одного особенно сильного удара она уже чуть было не заехала локтем в бок невежи соседа, но сдержалась: очень уж хотелось досмотреть, чем закончится поединок.

Когда оба бойца оказались в воде, девушка поспешно перешла к широкому, локтя в четыре-пять, проему, отгороженному от водного пространства двумя толстыми канатами, протянутыми — один на уровне груди, другой — в локте от палубы. Именно в этом проеме перед боем устанавливался абордажный мостик — когтистая драконья лапа.

Противники меж тем скрылись под водой, и накал страстей на борту «Морского Дракона» достиг своего пика. А когда стало понятно, что они больше не покажутся на поверхности, предпочтя смерть поражению, над морем воцарилась почтительная, даже благоговейная тишина. Потом капитан Грейп стал перекрикиваться с каким-то старикашкой, показавшимся на носу бараханского корабля, и напряжение немного спало.

— Ты видела? Нет, ты все видела? — раздался позади Сони хрипловатый от волнения басок.

Девушка обернулась. Перед нею стояли двое здоровенных, с первого взгляда ничем не отличавшихся друг от друга молодых парней: широкие лица, серые, почти круглые глаза, длинные белокурые волосы и начавшие пробиваться бородки.

Радостные улыбки на их лицах тоже были одинаковые.

— Похоже, вам совсем не жалко этих воинов? — удивилась Соня.

— Жалко? — хором переспросили парни и заговорили, перебивая друг друга. Даже голоса у них были одинаковые: молодые ломающиеся баски, так что временами казалось, будто это говорит один человек.

— За что же их жалеть? Каждый настоящий мужчина мечтает о таком конце. О такой смерти. Ведь воин, погибший в бою, с оружием в руках, попадает в чертоги богов. Да, он пирует там с небожителями, ест жареное мясо и запивает его хмельным пивом.

— Вы считаете, что в чертогах небожителей пьют пиво? — не могла не улыбнуться девушка.

— А что же еще? — в один голос удивились парни. — Какой же еще напиток достоин того, чтобы его пили боги? Конечно, пиво! Его там варят в огромных котлах и черпают боевыми шлемами. Разве ты не знала этого?

— Кое-что такое слышала,— кивнула Соня, решив перевести разговор на другое: — А вы что, близнецы?

— Нет, не близнецы. Но мы братья. Это — Нефф, он на год старше меня. А я — Орефф. Мы — сыновья Таркила. Наш отец — знаменитый воин, но два года назад его ранили в руку. Теперь пальцы правой руки у него не гнутся, и наш отец не может удержать в ней меч. А то бы он обязательно отправился с нами в этот набег. Но из-за руки ему пришлось остаться дома, в Йомсе. А здорово ты нас удивила, когда выскочила из-за того тюка парусины!

Теперь Соня узнала их: именно эти двое спугнули ее в парусной кладовой. Она рассмеялась — сейчас события вчерашнего утра казались уже смешными.

— Вы, наверное, действительно очень удивились. Так подскочили и так ударились об потолок головами, что я думала — пробьете его насквозь.

Братья дружно рассмеялись.

— Слушай, а ты правда ванирка? — спросил тот, что стоял слева. Кажется, Орефф.

— Чистокровная,— хладнокровно произнесла Соня.

Это была неправда, но девушка вовсе не собиралась признаваться в том, что отец ее — гирканец. Ведь, рассказав об этом, она запросто могла лишиться жизни. И уж, во всяком случае, лишилась бы свободы, даже той, которой пользовалась на палубе этого корабля. Впрочем, не такой уж это и обман: ведь мать-то у нее действительно родом из Ванахейма… Вспомнив о родителях, девушка сразу поскучнела. Вся ее семья погибла, и произошло это совсем недавно. Душевные раны еще не успели зарубцеваться. До этого страшного события жизненный путь девушки был не так уж богат событиями и переживаниями. Она росла в Туране, не испытывая ни нужды, ни одиночества. Семья ее была зажиточной (благодаря занятиям отца), и в ней всегда царило дружелюбие (главным образом, из-за доброго характера матери). Были у нее братья: старший, который защищал ее в играх со сверстниками, и младший, о котором она могла заботиться. Была сестра — старшая, подружка-наперсница. Безоблачное, счастливое детство закончилось, когда Соню отправили на обучение в столицу, ко двору правительницы. Там из девочки принялись делать светскую даму: обучать хорошим манерам, приучая носить придворные наряды, пользоваться пудрой и духами. Благодаря такому воспитанию, она довольно быстро избавилась от мальчишеских ухваток, которых изрядно набралась в играх с братьями. Немало способствовал тому и возраст: ведь именно в четырнадцать-пятнадцать лет девочки стремительно взрослеют. Соня увлеклась новой жизнью, придворными интригами, тонкостями этикета и моды. Вскоре она, вероятно, стала бы настоящей светской дамой, но тут из дома пришло страшное известие: военный отряд, пришедший из Аквилонии, жестоко расправился с ее родными и даже слугами… А гибель сестры — ее тогда не было в поместье и смерть настигла девушку в монастыре, где она воспитывалась, убедила Соню, что нападение на ее родной дом было не просто бандитской вылазкой. Нет, это была кровная месть! Поняв это, Соня стала заботиться о своей безопасности, и лишь благодаря этому сумела избежать покушения. С тех пор она скиталась по Хайбории. Лишь одно чувство безраздельно владело девушкой — ненависть к аквилонцам. Сейчас перед глазами Сони как живые встали: отец — большущий, грубоватый, громогласный, немного напоминающий разбойника, вспыльчивый, но отходчивый; мать — нежная, добрая; сорванцы-братья; сестра...Девушка вдруг почувствовала, что у нее дрожат губы.

— Эй, что это с тобой? — допытывались Нефф и Орефф.

— Со мной? Ничего. Ровным счетом ничего,— ответила Соня твердым голосом. Может, даже излишне твердым.

Внезапно раздался довольно громкий лязг и плеск — ушла под воду цепь, преграждавшая путь через пролив. Это событие произошло весьма кстати — ведь оно отвлекло братьев от разговора, делавшегося для Сони опасным.

— Эге-гей, волки мои верные, быстро на весла! — раздался громовый голос капитана Грейпа.— Поплывем к этим пожирателям ракушек в гости. Клянусь благосклонностью Имира, среди прочего угощения на столе у капитана стояло блюдо с ракушками! Прямо в скорлупе!

Дружный смех команды был ему ответом. Гребцы быстро заняли свои места и под мерные удары барабана «Морской Дракон» двинулся вслед за бараханскими кораблями. Спустя некоторое время позади послышались протяжный скрип и позвякивание. Соня, из интереса, прошла на корму взглянуть, что происходит: мокрая черная цепь снова подымалась из воды, преграждая непрошеным гостям путь в глубь бухты.

* * *

Остров казался суровым и негостеприимным. Холмы, поросшие поседелым от ночных заморозков ковылем, сменялись красно-бурыми гранитными скалами. Ни леса, ни даже одиноких деревьев видно не было: то ли они никогда не росли здесь, то ли давным-давно были срублены пиратами для постройки и ремонта кораблей. Пролив завершался бухтой: почти идеально круглой и такой широкой, что дальний ее край был плохо виден, несмотря на ярко светившее солнце. Но, хотя размеры бухты были весьма значительны, ее почти наполовину заполняли корабли. Тут были галеры лишь с одним рядом весел (они напоминали «Дракона»), а также высокобортные, на которых весла были расположены в два ряда. Кроме того, здесь были небольшие парусные караки, пузатые галеоны, высоко вздымавшие свои мачты с длинными реями, скромные баркасы… Часть кораблей, составлявших это разномастное сборище, были боевыми, остальные же — купеческими, их пираты захватили и привели сюда, чтобы отремонтировать, переоснастить, а затем, сменив внешний вид и название, продать их в Кордаве, Мессантии или даже в далеком Асгалуне. А дальше, за мачтами, реями, переплетенными канатами, свернутыми парусами, взбирался на прибрежные холмы город. Пираты, не без юмора, называли этот свой город Трущобой. Впрочем, неизвестно еще, чего в таком названии было больше: юмора или правды. Действительно, это были самые настоящие трущобы: кривые, узкие и грязные улочки причудливо извивались по склонам холмов. Не было и речи о каком-либо едином плане, город рос беспорядочно и стихийно, точно коралловый риф. Приплывал корабль, команде которого посчастливилось захватить богатую добычу. Капитан его, выбрав предварительно более-менее ровное место, строил склад, чтоб было где хранить товары с разграбленных кораблей. Спустя какое-то время команда другого корабля возводила неподалеку длинный барак, пригодный для содержания в нем рабов. Ну а какой-нибудь ловкий делец наскоро возводил здание, больше всего напоминавшее сарай, и устраивал в нем таверну, в которой пираты имели возможность весело и быстро освободить свои кошельки от награбленного золота и серебра. Впрочем, содержать таверну было занятием не таким уж безопасным, ведь здешние клиенты вовсе не были законопослушными гражданами. Зачастую случалось, что спустивший свое добро, но еще не утоливший жажду гуляка брал себе выпивку даром, да еще и калечил хозяина. Склады, игорные дома, парусные и оружейные мастерские, курильни черного лотоса, ночлежки… По улицам этого «города», меся вязкую грязь, бродили пираты, увешанные оружием, портовые шлюхи, скупщики краденого, шулеры и разного рода мошенники. То и дело слышались шумные перебранки, в которых звучала разноязычная речь: здесь можно было встретить представителей всех народов Хайбории, а пожалуй, и заморских стран, таких, как Лемурия или My.

Поначалу Соня собиралась скрыться от гостеприимного капитана Грейпа и его бравой команды, но, побродив немного по Трущобе, переменила свое решение: не стоило бросаться из огня в полымя. Вволю налюбовавшись картинами пиратской жизни, она к ночи вернулась на борт «Морского Дракона». Корабль пришвартовался в самом конце длинной, чуть ли не в целую лигу, пристани, и Соня долго шла по скрипучим доскам настила мимо темных силуэтов кораблей, на которых лишь кое-где. тускло светились огоньки масляных ламп. Внизу волны лениво хлопали о бревенчатые сваи.

Когда девушка поднялась на палубу, навстречу ей шагнула темная фигура.

— Сана, это ты? Посиди немного со стариком. Поболтаем, посмотрим на звезды…

Соня узнала голос Орма. Они присели на скамью для гребцов. Стояла тишина, лишь за бортом лениво плескала вода да из палубного люка доносилось похрапывание: там спала команда. В отверстия для весел задувал холодный сырой ветер. Соня зябко передернула плечами.

— Это приглашение посидеть сделано неспроста, верно? — спросила она, прервав затянувшееся молчание.

— Верно,— неторопливо ответил Орм.— Я хочу поговорить с тобой.

— О чем же это? — В голосе девушки послышалась настороженность.

— О твоей жизни. О дальнейшей жизни. Девушка, что ты намерена делать дальше?

— Дальше? — ухмыльнулась Соня и, пожалуй, было хорошо, что ночная тьма скрыла от старика эту ухмылку.— Отправлюсь спать. Прошлую ночь я провела на камбузе. Там тепло от печки и довольно уютно. Думаю, что спать в матросском кубрике мне как-то не к лицу.

— Ты ведь понимаешь, я имею в виду не только сегодняшнюю ночь.

— Ну, а завтра с утра займусь чисткой котлов. Такую плату ваш повар назначил мне за ночлег.— В голосе девушки звучала откровенная издевка. Но, вопреки ее ожиданиям, Орм не пришел в негодование, а напротив, принял игру.

— Если ты намерена и дальше жить при камбузе, то к концу плавания сделаешься неплохой посудомойкой. А может, даже и готовить научишься. Сможешь поступить кухаркой на какой-нибудь постоялый двор. Весьма почтенная и сытая профессия. Думаешь, случайно все кухарки такие толстые?

Против воли, Соня прыснула. Разозлить старика ей не удалось. Более того, он сумел рассмешить ее саму.

— Я ничего не знаю о твоей жизни,— продолжал меж тем Орм,— но, по моему мнению, последнее время тебе приходилось несладко. Скажи, я прав?

Девушка лишь передернула плечами и ничего не ответила. Она вовсе не собиралась раскрывать душу перед первым встречным.

— Я повторю свой вопрос.— Орм проявлял завидную настойчивость.— Что же все-таки ты намерена делать дальше?

— А зачем думать о дальнейшей жизни? — в свою очередь спросила Соня.— Вот вы, все вы — разве вас интересует, что произойдет завтра, или послезавтра, или через месяц?

— Разумеется,— ответил Орм.

— Ну а мне кажется, что это не так. Плывете себе по морю. Если встретите корабль — грабите его. Если никого не встретите, плывете дальше. А когда наконец наберете полный трюм добра, вернетесь домой, в этот свой Йомс. Вот и все.

— Ты не права,— покачал головой Орм.— Если бы мы действовали именно так, то навряд ли могли бы взять хорошую добычу. Нет, надо заранее знать, на кого нападешь, в чьих трюмах может находиться настоящий груз. Иначе получится так, что сражаешься и рискуешь жизнью ради рыбацких сетей или нескольких бочек соленой рыбы. Расскажу тебе случай, который произошел несколько лет назад. Один капитан, его звали Берси, отправился в пиратский набег и неподалеку от аргосских берегов встретил огромный четырехмачтовый галеон. Берси был храбр, команда его тоже, и они рискнули погнаться за этим гигантом. На палубе галеона оказалось множество солдат-лучников и катапульты, которые повредили корабль Берси, а кроме того, нанесли немалый урон команде. Берси продолжал преследование, он предвкушал хорошую добычу: если корабль имел такую хорошую охрану, то это значило, что на его борту находится что-то очень ценное. В конце концов он сумел подойти к галеону вплотную и пошел на абордаж. Сражение длилось целый день и закончилось победой ваниров. Но представь себе удивление и досаду всей команды, когда в трюме захваченного ими огромного корабля не оказалось ничего, кроме мраморной глыбы локтей семидесяти в длину! Оказывается, этот галеон вез ее в Шем — из этой глыбы собирались сделать какую-то статую или колонну для главной площади Асгалуна. Это делалось по велению правителя Асгалуна, а потому корабль охраняли солдаты регулярной армии. Таким образом, после целого дня сражения, в котором полегла половина команды и был поврежден корабль, капитан Берси захватил в качестве трофея огромный валун. Они с трудом смогли вернуться домой: мачта была сломана, а гребцов не хватало. Над этим случаем смеялась половина Ванахейма. Я рассказал это, чтобы ты поняла, как важно видеть путь, по которому собираешься идти.

— И что же, ты хочешь сказать, что вы все хорошо видите свой дальнейший путь, а не действуете наудачу? — пожала плечами Соня.

— Именно для этого капитан решил сговориться с бараханцами,— ответил Орм,— ведь они знают здешние места куда лучше, чем мы. Правда, Енси, хозяин той большой галеры, говорит, что для морского разбоя настали плохие времена: торговля в упадке, а корабли ходят редко и везут мало ценного груза. А было бы неплохо захватить, например, корабль с грузом серебра, что добыто в Рабирийских горах. Правда, такие корабли не ходят по одиночке и хорошо охраняются… Потому мы и собираемся выйти в море вместе с «Громом». Два корабля способны совершить крупные дела. Неплохо к тому же было бы захватить какое-нибудь богатое поселение возле побережья. Но вначале надо узнать, какое именно: чтобы добычи хватило на всех… Но с другой стороны, отряд охраны не должен быть особенно велик. Сама понимаешь, что то и другое одновременно встречается не так уж…

— Яу-у! — выкрикнула вдруг девушка, и первобытная радость прозвучала в ее голосе.

— Что это ты? — удивленно спросил Орм.

— Что? Я знаю такое место! Знаю! Это замок, которым владеет один влиятельный и независимый господин! Он живет тем, что ходит со своими людьми в разбойничьи набеги. Замок стоит в пустынной местности. Достаточно дождаться, пока отряд отправится в очередной поход, разгромить оставленную в замке охрану, и все сокровища будут наши!

— А ну-ка, ну-ка…— сразу заинтересовался Орм, и в его голосе тоже послышались хищные нотки.— Вот что, девушка. Завтра утром ты расскажешь все это нашему капитану. Если рассказ твой окажется правдой и дело выгорит, ты станешь богатой невестой и сможешь принести своему жениху неплохое приданое. Ну, а теперь, пожалуй, пора спать. Отправляйся-ка к себе на камбуз и отдохни хорошенько. Завтра тебе понадобится ясная голова.

Легко сказать, отдохни хорошенько! Полночи девушка проворочалась с боку на бок на старом парусе, свернутом в несколько раз и постеленном возле камбузной печи. Сон никак не шел. Не шел, и все тут! Перед мысленным взором Сони снова и снова вставало лицо Гиллеро, пуантенского вельможи-разбойника. Знающие люди сообщили Соне, что именно он привел в Хауран военный отряд. Тот самый отряд, который… О, Нергал! Подавляя крик, рвущийся из груди, девушка так крепко стискивала челюсти, что на скулах вздувались желваки, а губы растягивались в свирепом оскале. Наверное, со стороны это выглядело уродливо, но здесь, в темном и тесном камбузе, некому было любоваться ее лицом. Так что плевать-Плевать!

В своих скитаниях по Хайбории Соня как-то попала в Аквилонию. Забрела и в южную ее провинцию — Пуантен. И вдруг в чужом разговоре случайно услышала знакомое имя. Знакомое и ненавистное! Гиллеро… С помощью осторожных расспросов вызнав местоположение замка этого бандита, Соня отправилась посмотреть на человека, смерти которого так страстно желала. Замок стоял в горах, неподалеку от слияния рек Алиманы и Хорота. Девушка долго шла к нему по пыльной, прокаленной солнцем, малоезженой дороге. Здесь не было ни полей, ни селений, даже людей почти не встречалось. Ну а те немногие, что попадались навстречу, выглядели настоящими разбойниками. Впрочем, Соня, одетая по-мужски, могла сойти за бедного крестьянского паренька и не вызывала в этих весьма подозрительных прохожих какого-либо корыстного интереса.

Замок Гиллеро выглядел запущенным: ров пересох, на дне его лежал слой бурой, высохшей тины и валялись отбросы, которые, как видно, кидали со стен обитатели замка. Над ним подымался смрад, а в воздухе вились, громко жужжа,, зеленые мухи. Два охранника стояли на мосту, облокотившись о перила, и вяло о чем-то разговаривали. На их доспехах кое-где виднелась ржавчина, а лица были покрыты тем сизоватым густым румянцем, который может быть вызван лишь изрядной долей горячительных напитков. Осоловевшие от вина охранники почти не обратили внимания на чумазого подростка в потрепанной крестьянской одежонке, прошмыгнувшего мимо них в ворота.

— Пастушонок, наверное,— сказал один, лениво зевая. — Вон недавно стадо в ворота загоняли, а этот, видно, отстал от своих.

— От кого отстал-то, от пастухов или от баранов? — спросил второй, и оба грубо захохотали.

Двор замка порос сорной травой, среди которой там и сям были протоптаны дорожки. К каменным внешним стенам примыкали бревенчатые казармы с односкатными крышами и маленькими подслеповатыми окошками. Из их широко распахнутых дверей доносились крики, нестройное пение и взрывы хохота. В центре двора высоко в небо вздымалась грузная башня. Судя по всему, в ней-то и жил владелец замка: из верхних окон высовывались древки, с которых свисали желто-золотистые полотнища знамен с изображением алого леопарда — древнего герба Пуантена. По запаху, распространявшемуся из приоткрытых ворот башни, можно было определить, что первый этаж отведен под конюшню. Охранник возле ворот оказался куда менее благодушен, чем те, что дежурили на мосту. Когда Соня попыталась войти внутрь, он, ни слова не говоря, так толкнул ее рукоятью алебарды, что девушка кувырком покатилась в заросли бурьяна.

— Эй ты, щенок, что тебе там понадобилось? — хрипло заорал охранник.— Таких чумазых, как ты, к его светлости не пускают. У него имеются друзья, охочие до молодых мальчиков, но не думай, что они польстятся на чучело с грязной харей, вроде тебя. А ну, пшел прочь!

Соня поднялась, держась за ушибленный бок, отошла в сторонку и устроилась поудобнее возле стены башни, прислонившись спиной к грубой каменной кладке. Девушка принялась терпеливо ждать. Время от времени она ощупывала рукоять маленького, но острого кинжала, спрятанного под одеждой. Соня старалась представить себе, как именно это произойдет: вот Гиллеро выходит из ворот, а она метнется к нему и вонзит в его шею лезвие кинжала. У нее получится, она ведь быстрая и сильная. Ну а потом пусть убивают, месть уже свершится. Каков из себя этот Гиллеро? Не обознаться бы, не спутать с кем другим… В голове у Сони гудело. Солнце приятно щекотало лучами ее лицо, ныли мышцы усталых ног. Она шла сюда больше суток, а не ела еще дольше. К горлу подступала голодная тошнота… Соня продолжала терпеливо дожидаться. Потом она, кажется, все-таки задремала. Вдруг раздался ревущий звук трубы, и за воротами загрохотали копыта большого отряда всадников. Солдат, стоявший у входа в башню, поспешно взял на караул: наверняка это ехал Гиллеро! В воротах показался глава отряда, и выбегавшие из казарм солдаты нестройно кричали: «Слава его светлости! Слава!» Соня глянула и чуть не заплакала с досады: да, впереди, вне всякого сомнения, ехал тот, кто ей нужен, но… Дюжий конь серо-стальной масти нес на своей спине огромного человека, с ног до головы закованного в броню. Заплетенная косицей черная борода свисала на грудь, покрытую пластинами панциря. Рукоять огромного двуручного меча, закрепленного за спиной, вздымалась над навершием шлема. Второй меч, поменьше, висел сбоку, колотясь о стальные поножи, защищающие икры. Ее враг был похож на какое-то чудовище, железного великана, выкованного в кузнице колдуна. Соня вдруг почувствовала себя такой маленькой и жалкой со своим смешным ножичком под полой куртки. Проскользнув мимо спешившихся всадников, она выбралась из замка и побрела на юго-запад, спускаясь в долину Хорота…

Но теперь… О, теперь она приведет к замку экипажи двух, а то и трех пиратских кораблей. Они сотрут это поганое гнездо с лица земли! Сожгут и раскидают по камешку! Подгадать бы так, чтобы Гиллеро оказался в замке. Говорят, что он зачастую ленится идти в набег и посылает отряд с кем-нибудь из офицеров. Яу-у, она убьет его! Две сотни пиратов будут ее оружием, ее мечом, ее копьем… Яу-у!

* * *

«Морской Дракон» шел вперед сквозь ночь. Политые водой уключины не скрипели, не плескали весла, обвязанные тряпками. Даже барабан не отбивал ритм, но опытные гребцы и без него взмахивали веслами, точно один человек. Корабль подходил к устью Хорота. Предстояло незаметно проскользнуть мимо морских дозоров, охранявших Мессантию, столицу Аргоса, а потом и мимо самой столицы. Если их заметят, то вдогонку бросится весь аргосский флот. Прямо по курсу виднелся желтый неяркий огонек: это горела масляная лампа в кормовой каюте «Грома». Все окна в этой каюте, кроме одного, были закрыты ставнями, чтобы огонек мог разглядеть лишь тот, кому нужно, то есть кормчий корабля из Ванахейма. «Гром» и «Дракон» шли словно связанные тоненьким лучиком света. Мало-помалу впереди и слева стала видна целая россыпь светящихся точек. Это не могли быть звезды, небо плотно затягивали тучи.

— Видно, это и есть Мессантия,— пробормотал себе под нос капитан Грейп и негромко прикрикнул: — А теперь тихо, волчьи отродья! Веслами не плескать, а говорить только шепотом. Иначе эти южане навалятся на нас целой оравой… Эй, Сана, моли Имира, чтобы помог нам пройти незаметно. Тогда уж точно доберемся до твоего Галлеро.

— Я молю об этом всех богов, которых знаю,— отозвалась девушка.

Несколько дней назад Соня рассказала обоим капитанам, Грейпу и Енси все, что знала о местоположении, укреплениях и обороне замка. Выслушав ее, Старая Гиена Енси довольно долго молчал, покачивая головой. Наконец он сказал, что слышал о Гиллеро и что это — действительно богатый человек. Но войти на кораблях в Хорот… Не будет ли это то же самое, что оказаться в открытой до поры тюремной камере? Ведь достаточно будет подойти с моря нескольким кораблям аргосского флота, чтобы возвращение оказалось невозможным. Грейп возразил, что такое навряд ли произойдет, если действовать осторожно. Да и вообще: всегда можно бросить корабли и уйти сушей, унося золото на спинах. Если Гиллеро действительно так богат, то захваченное у него золото и серебро должно многократно перекрыть стоимость двух подержанных кораблей. Енси усмехнулся: это золото еще нужно добыть, что само по себе является нелегкой задачей, а Грейп принялся горячо доказывать, что никто не сможет устоять против молодцев из Ванахейма. Отважный Грейп и осторожный Енси спорили еще довольно долго, немало потешая наблюдавшую за ними Соню. В конце концов Старая Гиена сказал, что он согласен принять участие в этом деле, но не потому, что оно так уж ему нравится, а по той причине, что морской разбой последнее время приходит в упадок и пираты вынуждены хвататься за любую возможность заработать. На том и порешили, а спустя пару дней «Гром» и «Морской Дракон» вышли из гавани и взяли курс на восток, к берегам Аргоса.

Огоньки Кордавы переместились к левому борту и значительно увеличились как в числе, так и в размерах. Теперь город был так близко, что на кораблях была слышна перекличка ночной стражи и голоса поздних гуляк, покидавших припортовые кабачки. Ход кораблей несколько замедлился: они уже вошли в устье, и теперь гребцам приходилось преодолевать течение Хорота. Впрочем, река здесь была нетороплива. Капитан Грейп стоял на носу корабля, возле правого борта, и пристально всматривался в тьму. Им надо было двигаться, обходя город как можно дальше, почти прижимаясь вплотную к противоположному берегу. Но при этом они рисковали оказаться на мели. Зрение почти не могло помочь в таком густом мраке, а потому корабль двигался на ощупь, точно слепец, вооруженный посохом. На его носу два дюжих ванира то и дело опускали в воду длинный шест, измеряя расстояние до дна. Если оно начинало уменьшаться, то гребцы левого борта пропускали один-два взмаха веслами, чтобы корабль слегка развернуло. Постепенно городские огоньки ушли за корму, уменьшились, а затем вовсе пропали. Но корабль продолжал двигаться все так же осторожно. Казалось уже, что это медленное, но настойчивое движение сквозь тьму длится уже целые годы, если не века. Вдруг капитан понял, что может отличить черную стену прибрежных ив от чуть менее темного сероватого неба. Наступал рассвет. Но успели ли они отойти достаточно далеко от Мессантии? Капитан старался ничем не выказывать, насколько он озадачен этим. Через некоторое время, когда еще больше посветлело, впереди стала различима темная угловатая масса. Это был «Гром», он шел локтях в пятистах впереди. А еще через некоторое время краешек солнца показался над горизонтом и осветил пустынные берега, которые тянулись справа и слева от корабля. Хорот здесь был так широк, что берег по левому борту казался сплошной синеватой линией и различить там какие-либо детали было невозможно. Справа же берег подступал почти вплотную, весла едва не застревали в зарослях тростника.

— Порядок,— удовлетворенно сказал Грейп,— мы смогли проскользнуть незамеченными. Теперь нам будут встречаться лишь рыбацкие деревушки, а те простаки, что живут там, навряд ли заподозрят хоть что-нибудь. Ну плывут корабли и плывут. Кто сейчас догадается, что мы — ваниры?

Действительно, корабль удивительным образом переменился: драконья голова была снята, на носу и корме появились башенки, напоминавшие те, что возвышались на «Громе». Галеры с корпусами такой архитектуры были достаточно обычны в этих местах.

— Да, еще одно дело,— спохватился капитан Грейп.— Эй, кто-нибудь… Нефф и Орефф хотя бы, пойдите-ка сюда… Вот что, братцы, пройдите по всей палубе и предупредите каждого, пусть держат свои пасти закрытыми. Звук по воде разносится далеко, а нам вовсе не нужно, чтоб кто-нибудь услыхал, что здесь, на борту, разговаривают по-ванирски.

Да, маскировка была безупречной. Однако как Грейп, так и Енси не учли еще одно немаловажное обстоятельство: обычно корабли, подымающиеся вверх по Хороту, двигались вдоль правого берега, где фарватер был более удобен. «Гром» и «Дракон» держались неудобного, изобиловавшего мелями левого берега. Старосты нескольких деревень сочли это подозрительным и послали в столицу соответствующие донесения…

Несколько дней прошло в однообразном и бедном впечатлениями плавании по реке, пока наконец однажды утром «Гром» и «Дракон» не пересекли ее возле слияния с Алиманой и не остановились, уткнувшись носами в берег. Дальше предстояло добираться пешком. До полудня команды отдыхали, а затем, проверив оружие и оставив небольшие отряды для охраны кораблей, двинулись в путь. Грейп оставил на «Драконе» около двадцати человек, взяв с собой семьдесят пять бойцов. Команда «Грома» была куда больше, но Старой Гиене Енси пришлось оставить на борту полсотни человек, чтобы они надзирали за рабами-галерниками, так что его отряд составлял лишь шестьдесят воинов.

Они шли и шли вперед. Вокруг расстилалась бесплодная пустынная местность, где не было видно никаких признаков жизни. По здешним горам проходила граница трех государств: Зингары, Аргоса и Аквилонии. А жили здесь в основном разбойники вроде Гиллеро. Отсюда они могли совершать набеги в любую из трех стран.

Подымая сапогами пыль, пираты бодро топали по кремнистой дороге, полого уходящей вверх, в горы. Оба капитана шли рядом. Они то обсуждали план предстоящего нападения, то снова и снова расспрашивали Соню о размерах крепости, высоте ее стен, глубине и ширине рва, о приблизительном числе защитников… Когда сгустились сумерки, отряд сделал недолгий привал. Чтоб не разжигать огня, перекусили лишь хлебом с сыром и вяленым мясом, после чего, немного отдохнув, двинулись дальше. Наконец ранним утром, когда небо едва начало сереть, они достигли замка.

Отряд разделился: люди Енси остались на месте, напротив ворот, а ваниры, прячась за кустами и скалами, пригибаясь, а кое-где даже ползком, чтобы их не заметили дозорные, отправились в обход. Рассказывая об особенностях замка, Соня сообщила, что в одном месте задней стены имеется пролом, заложенный бревнами. Выслушав ее, Грейп сказал, что пролом, скорее всего, возник в результате одного из предыдущих штурмов, затем его наспех заложили бревнами, да так и оставили. Капитан добавил, что хозяин замка, судя по всему, порядочный разгильдяй, но им это только на руку. Теперь ваниры сосредоточивались возле того места, где в серой стене, сложенной из известняковых плит, темнели дубовые бревна. Стояла тишина. Потом ее разорвал крик петуха. Небо быстро светлело.

— Что же Гиена медлит? — прошептал Грейп.— Нам надо успеть до того, как рассветет…

Но тут вопли и глухие удары, раздавшиеся со стороны ворот, дали понять, что штурм начался. Все остальные звуки перекрывал оглушительный рев боевого рога. Шум схватки все нарастал. Именно теперь, когда все силы обороняющихся были сосредоточены возле ворот, настала пора действовать ванирам. Взмахом руки Грейп подозвал дюжину крепких воинов с короткими копьями в руках. По сигналу капитана они бегом бросились к стене и с силой метнули копья в бревна клети. Первое воткнулось на высоте полутора локтей от земли, второе — в трех локтях, следующее — в четырех… Последнее осталось торчать из стены под самым ее верхним краем. Тогда Грейп закинул щит за спину и, быстро вскарабкавшись по копьям, оказался наверху. Вслед за ним отправился один боец, второй, третий… Гарнизон замка был настолько занят защитой ворот, что довольно долгое время никто не замечал, что происходит в тылу. Ваниров заметили, только когда на стене оказалось человек тридцать. Обороняющиеся, надо отдать им должное, действовали быстро и четко. Отряд тут же был обстрелян из луков. Один ванир безжизненно повис на зубце стены со стрелой, торчавшей из глазницы, другой с истошным криком полетел в ров. Но Грейп со своими людьми уже были во дворе. Там ваниры сразу сбились в плотную группу и, издавая воинственные крики, принялись прокладывать себе дорогу с помощью мечей и топоров. Люди Грейпа стремились к воротам, чтобы, захватив их, впустить в замок людей Енси, а те в свою очередь яростно рубили топорами толстые дубовые доски, прорываясь на соединение с ванирами. Сверху обильно сыпались камни и стрелы, воины спасались от них, держа щиты над головой. К счастью нападавших, хозяева замка поленились своевременно втащить на стены тяжелые валуны, способные сбить человека с ног вместе со щитом, а вскипятить воду, чтобы лить ее на головы атакующих, они не успели из-за неожиданности нападения.

Ваниры тем временем прошли уже половину пути через внутренний двор и сейчас сражались возле центральной башни. Снова взревела труба, распахнулись ворота башни, и показался небольшой, человек в десять-двенадцать, конный отряд, который врезался в группу ваниров. Видимо, всадники собирались смять противника, но из-за тесноты не сумели набрать скорость. Ваниры выдержали удар и принялись рубить конников топорами. Вскоре те были либо перебиты, либо лишились своих коней. Но хоть и не до конца, а своей цели они достигли: отряд ваниров оказался раздроблен, и теперь уже, вместо единой схватки, велось несколько поединков. Двор замка оглашался криками и звуками ударов, проклятиями и протяжным хрипом умирающих. Грейп зарубил коня под огромным человеком, с головы до ног закованным в латы, но тот сразу вскочил и принялся ловко орудовать двуручным мечом.

— Что-то ты долго собирался! — выкрикнул ванир.— Видно, железки свои надевал? Ого, да ты и бороду успел заплести!

Его противник продолжал рубиться молча. Он обладал силой медведя, но большая длина меча была скорее помехой в тесноте этой беспорядочной схватки, и Грейп без труда парировал удары своим топором. Вдруг бородатый, яростно взревев, метнул свой меч в голову Грейпа, точно копье. Предводитель ваниров рухнул на землю, обливаясь кровью, шлем свалился с его головы. Его противник выхватил из ножен, висевших на поясе, второй меч, короткий и тяжелый, и в мгновение ока свалил двоих-троих ваниров, находящихся в пределах досягаемости, и, свирепо потрясая клинком, заревел:

— Бей рогатых! А потом займемся теми, что за воротами!

И неизвестно, чем закончилось бы сражение, если бы как раз в этот момент ворота замка не распахнулись настежь и в них не ввалилась толпа бараханцев, свирепо размахивавших мечами.

Это сработала третья часть плана. Удар Грейпа, как и удар Енси, тоже был лишь отвлекающим. Пока половина ваниров сражалась во дворе, остальные незаметно пробрались по вершине стены и сумели, захватив ворота, открыть засов. Когда во двор ворвались свежие силы противника, дух защитников крепости оказался сломлен. С испуганными и жалобными воплями они принялись разбегаться кто куда. Их предводитель, великан с черной, заплетенной бородой, продолжал отважно отбиваться, прижавшись спиною к стене. Никто не хотел попасть под удар меча этого свирепого, точно бересайк, человека, и его закидали копьями. Сломив противника, захватчики рассыпались по крепости, отыскивая тех, кто пытался спрятаться, взламывая двери, выгребая из помещений все мало-мальски ценное и таща его во двор для последующего дележа. Из продуктовой кладовой и винного погреба уже доносились веселые крики: там началась попойка.

В раскрытые настежь ворота неторопливым шагом вошел Старая Гиена Енси. С видом победителя, хотя и без всякого бахвальства, он осматривал кошмарную картину, оставшуюся после боя. Путь ваниров от задней стены замка до середины двора был буквально усыпан телами, оружием, разбитыми щитами… Особенно страшно выглядело то место возле башни, где северяне приняли удар конного отряда. Трава там почернела от пролитой крови. Тела людей и животных валялись вперемешку. Одна лошадь, еще живая, билась, безуспешно пытаясь подняться. В боку ее зияла огромная рана, нанесенная боевым топором. Енси воздел вверх указательный палец, и из-за его спины немедленно возник дюжий воин. Старая Гиена молча указал на животное. Кивнув, воин подошел и нанес короткий, точный удар. Голова лошади с негромким стуком упала на утоптанную землю. Енси одобрительно покивал, а затем, по-прежнему неторопливо, направился в ту сторону, где несколько ваниров хлопотали возле своего капитана. Грейп несколько оправился, он уже сидел на земле. Один воин придерживал его за плечи, а другой тем временем перевязывал голову раненого куском ткани, оторванным от рубахи. Закончив, он достал флягу и смочил повязку вином. Грейп скривился и зашипел сквозь зубы, когда жидкость обожгла рану. Затем поднял глаза на маленького человечка в длинной хламиде.

— А, Енси… Как видишь, мы победили.

— Да,— отозвался предводитель бараханцев.— Мы победили.

Произнося эти фразы, как тот, так и другой капитан сделали ощутимое ударение на слове «мы». Каждый из них был склонен считать победу заслугой прежде всего своей команды.

— В состоянии ли ты подняться на ноги, мой отважный друг? — спросил Старая Гиена, едва заметная насмешка прозвучала в его голосе.— Скоро надо будет делить добычу, и твое присутствие при этом событии было бы крайне желательно.

— Способен ли я подняться? — Грейп нащупал валяющийся рядом топор и встал, опираясь на его длинную рукоять. Затем он сделал пару осторожных шагов и сказал:

— В голове у меня все еще звенит, но я уже способен и ходить, и соображать. Настоящий мужчина должен уметь переносить удары противника.

При этих словах Грейп с чувством превосходства глянул на бараханца. Старая Гиена криво усмехнулся. Они относились друг к другу с изрядной долей презрения. И у каждого были на это вполне серьезные основания.

— Пошли, посмотрим, что хорошего нашлось в здешних закромах.

Грейп, тяжело опираясь на топор, направился туда, где пираты сваливали в кучу найденную добычу. На пыльной траве вперемешку валялись украшения, дорогие одежды, оружие, доспехи, серебряная посуда, богатая конская сбруя… Неподалеку, со связанными сзади руками, стояли несколько десятков пленников: их можно было продать как рабов или посадить за весла галеры.

— Хорошая добыча! — осклабился Грейп.— Только сможем ли мы дотащить все это до кораблей?

— Если ты сумел захватить богатую добычу, глупо сетовать на ее тяжесть,— поучительно произнес Енси.— Каждый возьмет столько, сколько сможет унести. Кроме того, мы хорошенько нагрузим весь скот, который найдется в этой крепости: коней, ослов, рабов…

Грейп пытливо глянул в лицо бараханцу. Похоже, причисляя рабов к скоту, тот и не думал шутить.

— Что же,— сказал наконец ванир,— коль так, давай займемся дележом.

* * *

Соня пробиралась по двору, внимательно осматривая тела павших, густо усеявшие двор крепости. Кошмарное зрелище вызывало тошноту, но в то же время странно возбуждало ее. Наконец, возле стены донжона, она наткнулась на того, кого надеялась отыскать. Тело Гиллеро лежало навзничь, почти на том самом месте, где Соня когда-то ожидала встречи со своим врагом и судорожно сжимала рукоять маленького кинжальчика. Встреча все же состоялась, но теперь ее оружием, ее клинком были без малого полторы сотни опытных бойцов. И она сумела нанести свой удар! Соня долгим взглядом смотрела в залитое кровью лицо своего врага. Затем, повинуясь неожиданному порыву, ухватила косицу бороды и со злостью рванула ее… И Гиллеро медленно поднял веки. На Соню, потерявшую дар речи и способность двигаться, уставились горящие ненавистью глаза. Затем, скрипя железом доспехов, он попытался встать. Остатки разбитого шлема свалились с его головы. Не в силах шевельнуться, девушка наблюдала, как гигантские руки упираются в землю, как сгибаются ноги, как колени с усилием отрываются от земли. Холодная волна ужаса прокатилась по телу Сони.

А затем ее сердце гулко ударило и часто забилось, наполняя жилы горячей, обжигающей, гудящей в ушах кровью.

— Помнишь Хауран? Поместье Салафру помнишь? (Чей это голос, подумалось девушке, неужели мой?) Помнишь семью, которую ты убил?

В затуманенных глазах Гиллеро блеснула искорка.

— А-а… Это ты? Пиратов навела… Тогда, в Хауране, мы не смогли до тебя добраться… Прав был Сулар — надо всех под корень, чтоб никто не ушел… А ты ушла, упустили… Но теперь я до тебя доберусь!

Пошатываясь, Гиллеро шагнул вперед. Руки в железных перчатках тянулись к горлу девушки. Дальше тело Сони, казалось, действовало само, без участия рассудка. Нырнув под локтем великана, она вскочила ему на спину, обвив ногами поясницу и левой рукой обхватив шею. Соня визжала, терзала ногтями шею и щеку противника, вцепилась зубами в ухо, а правая рука тем временем лихорадочно нашаривала на поясе кинжал. Пальцы сомкнулись на рукояти, выдернули лезвие из ножен, и наконец маленький острый клинок вонзился в толстую, жилистую шею пуантенца.

Гиллеро глухо охнул, всплеснул руками… Соня едва успела соскочить с его спины, как граф, точно деревянный столб, рухнул вниз лицом наземь. Вот теперь он действительно был мертв. Слышалось негромкое бульканье: это остатки крови покидали тело гиганта, вытекая из рассеченной шейной артерии. Спустя мгновение голова Гиллеро буквально плавала в темно-красной, почти черной луже. Соня оглянулась и увидела десятки устремленных на нее вытаращенных в изумлении глаз.

— Уа-хха-ха-ха! — раздался глухой смех капитана Грейпа.— Хорошего же медведя завалила наша девчонка! Вот, держи за это!

Рукоятью топора Грейп подцепил из груды трофеев длинную золотую цепь-ожерелье, украшенную самоцветными камнями, и метнул ее Соне. Девушка совершенно машинально вскинула руку и поймала летевшее к ней украшение.

— Зря,— раздался скрипучий голос Енси.

— О чем это ты? — резко обернулся Грейп.— Может, тебе жаль ожерелья? Тогда вычти его стоимость из моей доли. А девчонка — все равно молодец!

— Я не об этом,— покачал головой Старая Гиена.— Жаль, что она убила владельца замка. Ведь у него наверняка имеются тайники с золотом и драгоценностями, о которых мы ничего не знаем. А теперь и не сможем узнать.

— Что же ей оставалось делать? Может, дать этому громиле убить себя? Уж не шутишь ли ты, Енси?

— Она могла бы действовать поосторожнее. Не убивать, а ранить…

— Тьфу! — выразил свое отношение к этим словам Грейп.— Хочется мне посмотреть, как ты сам стал бы на ее месте действовать поосторожнее. Погляди, с каким железным пугалом ей пришлось схватиться! Ведь этот треклятый Гиллеро даже меня сумел сбить с ног. Меня! Эгей, Сана, гордись! Ты смогла справиться с противником, который оказался не по зубам самому Грейпу из Йомса, сыну Гурна.

Соня воспринимала едва ли половину из того, что ей говорили. Перед ее глазами все еще стояло страшное, залитое кровью лицо, в ушах звучал хриплый голос, слова, полные лютой ненависти… Причем было в этих словах что-то… «А, это ты… Мы не смогли до тебя добраться… Прав был Сулар — надо всех под корень… А ты ушла…» Сулар? Вот оно! Сулар! Человек, разыгрывавший друга, добившийся доверия. Человек с мягкими манерами и добрыми глазами. Человек, указавший путь убийцам…

— Капитан, эй, капитан! — раздались голоса Неффа и Ореффа, братьев-погодков.— Смотри, кого мы схватили! В подвале прятался. За бочками.

Братья тащили за руки и время от времени подбадривали пинками низенького толстяка, облаченного в богатые, свободно ниспадающие одежды лилового бархата, обильно расшитые серебром.

— Гляди, капитан, у него на поясе ключи. Целая связка. Наверное, здешний домоправитель.

— Ну вот видишь! — сказал Грейп, обращаясь к Енси.— Нашелся человек, который покажет нам тайники, если они здесь имеются… Эй ты, кусок жира! Быстро открывай все двери и дверцы, о которых только знаешь. А вы, Нефф и Орефф, проследите, чтоб к каждому ключу отыскался свой замок. Да, кроме того, обыщите того здоровяка, которого сумела завалить наша Сана. У него тоже могут найтись ключи.

Братья с хохотом потащили трясущегося от ужаса толстяка назад в башню.

— А если хоть один ключ останется без замка,— крикнул им вслед Грейп,— то возьмите факел и подпалите этому жирному каплуну пятки!

Из дверей башни донесся тонкий испуганный вскрик пленника и новый взрыв хохота его конвоиров.

— Пятки…— пробормотала Соня.— П-пятки…

Где-то внутри нее нарастал смех: безрадостный, нездоровый, точно рвота, но все же несущий облегчение. А может, это и не смех был, а плач, без слез и всхлипываний… У Сони тряслись плечи, она сделала шаг назад, затем еще один и уперлась плечами в стену башни. Она испытывала слабость и тошноту. Волосы растрепались и свисали на глаза, мешая смотреть. Соня подняла руку, чтобы откинуть их, и, неожиданно для себя, больно ударила по лбу ожерельем, все еще зажатым в кулаке. Она совсем забыла о нем! Это была довольно толстая, но все же изящная цепь из звеньев в форме восьмерки, сплетенных в длинную плоскую ленту. Она свисала из Сониных пальцев, чуть заметно покачиваясь в воздухе. В середину каждого звена-восьмерки были вделаны самоцветы. Зеленые, с голубым отливом бериллы чередовались с нежно-розовыми шпинелями. Камни искрились и поблескивали под лучами невысокого утреннего солнца.

— Что, понравилось? — весело спросил Грейп.— Эти зеленые камушки здорово подходят к твоим глазам. Ну-ка, надень ее.

Соня опустила тяжелое ожерелье на шею, затем высвободила из-под него волосы. Девушка вдруг почувствовала, что напряжение покидает ее, сменяясь спокойствием и удовлетворением. Может, это было вызвано красотой подарка, но, скорее всего, другими, куда более серьезными причинами. Впервые после гибели семьи она почувствовала, что находится среди друзей. И впервые в душе утихла боль за погибших родных. Теперь они были отомщены. Впрочем, лишь отчасти. Сулар! Но его очередь тоже придет. Соня обязательно позаботится об этом…

— Сана, солнышко мое, я впервые вижу тебя улыбающейся,— сказал Грейп, причем неожиданно мягким тоном.

Соня взглянула на капитана. Тот откровенно любовался ею, однако, без всякого вожделения. Так мог бы отец любоваться своей взрослеющей дочерью. Енси, стоявший рядом с предводителем ваниров, тоже смотрел на девушку, но его глаза были печальны, а сам он чем-то походил на маленькую, несчастную обезьянку.

* * *

Тина, по прозвищу Счастливый, правит севером Нордхейма. Велики его богатства, а стада бессчетны. Благоволят боги Тинду. Прозван он людьми счастливым, но в глазах его нет счастья. Не дали боги сына владыке. Кто подхватит тяжелый меч, когда руки ослабеют? Старость — враг непобедимый, встреча с нею — уже скоро…

«Гром» и «Дракон» двигались вниз по Хороту, держась середины реки, где течение было наиболее быстрым. Низкие, заросшие тростником берега уходили назад, желтый песок излучин сменялся участками красновато-бурой глины. Время от времени на глаза попадалась рыбацкая деревенька: несколько десятков домишек с обмазанными глиной стенами и крышами, крытыми тростником. Гребцы на пиратских кораблях отдыхали: за них работало течение. Ваниры, собравшись возле Орма, слушали древние баллады. Старик пел, аккомпанируя себе на инструменте, который Соня, никогда не бывавшая в Ванахейме, видела впервые. Инструмент этот назывался кантл и представлял собой нечто вроде горизонтальной арфы. Играли на нем сидя, положив на колени плоский деревянный корпус, на котором было натянуто множество струн, изготовленных из воловьих жил. Перебирая струны пальцами, Орм извлекал мягкие переливчатые звуки. Глубоким, чарующим голосом старик то ли пел, то ли рассказывал древнюю легенду о Ронде, дочери счастливого Тинда, не имевшего сыновей. Во время одного из набегов Тинда на Асгард его захватили в плен. Асгардцы бросили его в глубокую яму, закрытую прочной железной решеткой. Там Тинд и провел бы остаток своих дней, моля небеса о ниспослании скорой смерти, если бы не дочь его, Ронда. Не достигшая еще совершеннолетия девушка проявила решительность и присутствие духа. Облачившись в доспехи, она созвала военный совет и объявила, что намерена повести войска на Асгард и освободить отца или хотя бы отомстить за него. Это было нечто доселе невиданное: девушка-военачальник! Слова Ронды встретили смехом, а один из испытанных воинов сказал, что никогда не подчинится вождю, носящему косы. Тогда Ронда извлекла из ножен меч и обрезала им волосы…

Ваниры, ведомые Рондой, перевалили через пограничные горы и принялись опустошать земли Асгард а. Они сжигали дома, вырубали сады и вытаптывали поля. Позади войска оставалась почерневшая пустыня. Жители Асгарда в страхе поспешили освободить Тинда и заплатили ванирам богатый выкуп, чтобы те перестали разорять страну и вернулись обратно в свои земли… Так Тинд, благодаря дочери, вновь занял свой трон. А когда Ронда переоделась в женскую одежду, то все увидели на ее глазах слезы: она плакала по пышным косам, которые обрезала ради спасения отца.

— Орм, а не сыграть ли тебе что-нибудь повеселее? — сказал один из воинов.— Скажем, песенку о глупом щенке и старом лисе? А мы бы спели…

— Нет,— покачал седою головой Орм.— Не годится на одном и том же инструменте исполнять древние легенды и веселые песенки. Кроме того, песню о щенке и лисе поют хором и громко.

Прибрежные обитатели услышат нас, несмотря на то что корабль идет по середине реки.

— Если и услышат, то ничего страшного в этом не будет,— вмешался в разговор Грейп.— Сообщить в Мессантию они все равно не успеют: мы доберемся туда раньше, чем любой гонец. А «лиса и щенка» можно прекрасно спеть и без всякого сопровождения.

Вскоре ваниры во всю мощь своих глоток ревели веселую, разухабистую песню о том, как старый хитрый лис зазвал молодого, глупого щенка на охоту, завел его в глухую лесную чащобу и бросил там, а сам возвратился и обокрал курятник, который этот щенок должен был охранять. «Вот как поохотился старый лис! — разносилось над широкой гладью Хорота, наводя ужас на жителей окрестных деревень.— Славно поохотился умный лис!»

* * *

Вечером, незадолго до захода солнца, на голубятню на маяке прилетел почтовый голубь. Маяк этот высился возле входа в Мессантийский порт и использовался как для указания курса кораблям, входившим в порт или наоборот, покидавшим его, так и для многих других целей. Например — поддерживать связь с внутренними областями Аргоса. Смотритель маяка осторожно взял птицу-почтальона в руки и снял с нее маленькую легкую коробочку, закрепленную на спинке меж крыльев. В коробочке лежало донесение. Прочитав его, смотритель поспешно поднялся на верхнюю площадку маяка, развернул стоящее там огромное зеркало и принялся посылать световые сигналы кораблям небольшой флотилии, расположившейся в устье Хорота. «Они идут. Они возвращаются»,— означали эти сигналы. Показывая, что сообщение замечено и понято, на мачте флагманской галеры поднялся штандарт. Затем послышался протяжный, певучий голос трубы, повинуясь которому корабли снялись с якорей и, выстраиваясь цепью, двинулись к берегу. Вскоре они вошли в реку, по-прежнему держась цепью и перекрывая фарватер от берега до берега. Флотилия состояла из пяти кораблей. Это были боевые галеры: две большие, имеющие по девяносто весел (причем с каждым веслом управлялись три гребца), и три малые, имеющие по сорок весел и сорок гребцов. Правитель Зингары и всего Аргоса уже был поставлен в известность о том, что бараханские пираты, проявив неслыханную доселе наглость, вошли на двух кораблях в Хорот. Тогда же были приняты все меры, чтобы им уже не удалось выйти обратно на морские просторы. Пять боевых галер получили приказ встать на якорь возле Мессантии, дожидаясь, когда пиратские корабли станут возвращаться. И вот наконец этот момент настал. В донесении сообщалось, что пиратские корабли должны будут пройти мимо Мессантии этой ночью.

Войдя в реку, галеры, находясь на равных расстояниях друг от друга, перегородили Хорот от одного берега до другого. Мало того, с корабля на корабль были перекинуты толстые канаты. Река оказалась надежно заперта. Галеры стояли, обратясь носом в сторону моря, готовые сняться с якорей и пойти вперед в тот самый момент, когда пиратские корабли окажутся рядом. Затем должны последовать сближение борт к борту и абордажная схватка, в исходе которой трудно было сомневаться: на каждой галере находились лучшие отряды аргосской армии.

Всю ночь напролет дозорные внимательно наблюдали за рекой, мягко серебрившейся в лунном свете. Однако пиратские корабли так и не появились. Не было их и в течение следующего дня. Ближе к вечеру предводитель флотилии Лендио созвал совет. Капитаны съехались на борт флагманской галеры. Они расположились в кормовой каюте, и адмирал попросил их высказать свои мнения. Капитаны единодушно полагали, что пираты либо каким-то образом узнали о готовившейся ловушке, либо сумели своевременно разглядеть в устье реки боевые корабли. Если это предположение правильно, то сейчас бараханцы, скорее всего, затаились где-то выше по течению и выжидают. Выслушав мнение капитанов, адмирал в свою очередь решил, что пираты, понимая всю безнадежность попытки прорваться в море, бросят свои корабли и попытаются уйти через Рабирийские горы в Зингару. Всем известно, что правительство Зингары тайно поддерживает бараханцев. Более того, столичная знать из Кордавы не гнушается пиратской добычей. Итак, заключил адмирал, чтоб бараханцы не смогли бежать в Зингару, следует послать за ними в погоню конные отряды, а также предупредить воинов, охраняющих перевалы в Рабирийских горах. Впрочем, завершил адмирал свою речь, осаду Хорота снимать пока не следует. Устье реки должно оставаться перекрытым. На всякий случай. На этом совещание закончилось, и в эту ночь дозорные несли свою службу уже с гораздо меньшим рвением: слух о том, что пираты бросили свои корабли и уходят сушей, быстро разнесся по всей флотилии.

Адмирал Лендио, бесспорно, был умным человеком и опытным военачальником. Но он не принял в расчет отчаянной храбрости, свойственной пиратам с Барахских островов. Не знал он также и того, сколь хитрый противник противостоит ему в лице капитана Енси, Старой Гиены. Действительно, пираты своевременно заметили ожидающую их флотилию. «Гром» и «Дракон» подошли к Мессантии около полуночи. Однако Енси не стал с ходу соваться в устье. Вместо этого он остановил корабли под прикрытием ближайшего мыса и выслал на берег разведчиков. Луна светила ярко, так что задолго до восхода солнца пираты уже знали о засаде, знали количество ожидавших их кораблей и приблизительную численность абордажных отрядов. Выслушав разведчиков, Енси распорядился сниматься с якоря. «Гром» и «Дракон» двинулись обратно, вверх по Хороту. Но это было лишь временное отступление…

Днем пиратские корабли вошли в какую-то безымянную боковую протоку и укрылись там от посторонних взглядов. А вскоре с борта «Грома» и «Дракона» сошли на берег немногочисленные отряды. В течение этого дня оказались разорены четыре рыбацкие деревеньки. Каждый раз нападение совершалось одинаково: толпа свирепых воинов появлялась из прибрежных зарослей и, мгновенно окружив деревню, сгоняла жителей в одно место. Их связывали, а при попытке бегства или сопротивления, безжалостно убивали. Затем воины забирали все имевшиеся лодки и, что было совсем уж непонятно, обдирали тростниковые крыши хижин. Нагрузив лодки сухим тростником, они уплывали вниз по течению.

Следующей ночью «Гром» и «Дракон» вновь подошли к Мессантии и заняли прежнюю позицию за мысом. Но на этот раз каждый корабль вел на буксире десятка по два, а то и больше, разномастных рыбачьих лодок и баркасов, выше бортов груженных сухим тростником. Оба корабля остановились рядом, уткнувшись носами в берег. Лодки, тянувшиеся за ними на канатах, течение мало-помалу сбило в одну огромную, бесформенную массу, казавшуюся в лунном свете невысоким островом, покрытым белесым, полегшим тростником.

— Ну как, пора? — послышался голос капитана Грейпа с борта «Дракона».

— Рано,— ответил Енси.— Солнце лишь недавно зашло. Часовые сейчас настороже. К утру они будут уже не так внимательны. Кроме того, наши вояки изрядно набегались за этот день. Если не дать им поспать хотя бы немного, в схватке они будут вялыми и неловкими. А схватка предстоит очень жаркая. Как раз по твоему нраву, отважный мой соратник.

— Что же, я согласен с тобой,— донесся после недолгого молчания голос Грейпа.— Послушай, Енси, должен признать, что ты очень умный человек, хоть и неважный воин. Клянусь благосклонностью Имира, твоя затея с рыбачьими лодками великолепна.— Вслед за этими словами послышался довольный смешок.

— Ты далеко не первый человек, который признает, что я обладаю некоторой толикой разума,— отозвался Старая Гиена.— А теперь ложись-ка спать. Подняться придется задолго до рассвета.

— И то правда,— согласился Грейп.— Эх, поутру вволю намахаемся топорами. Это будет славная победа или славная гибель. Как тот, так и другой исход достоин настоящего воина. Хотя, конечно, я предпочел бы победить.

— Эти слова свидетельствуют о том, что ты на редкость рассудителен,— Енси завершил фразу коротким сухим смешком.

* * *

Когда дозорные на флагманской галере увидели огонек, появившийся из-за излучины реки, им и в голову не пришло подымать тревогу: ведь ни один, даже самый сумасшедший пират не пошел бы мимо Мессантии в открытую, с зажженными фонарями. Конечно же, это плыл какой-нибудь купец или рыбак. Однако за первым огоньком показался второй, затем третий, четвертый, десятый… Было совершенно непонятно, что же это такое. Вид множества приближающихся светящихся точек нагнетал смутную тревогу. Посовещавшись, дозорные решили разбудить вахтенного офицера, который, в нарушение требований дисциплины, спал на скамье, завернувшись в плащ. Поглядев на приближающиеся огни, офицер довольно быстро сообразил, что они слишком велики и ярки для свеч или масляных ламп. Тогда он отправился к адмиралу Лендио. Пожалуй, этому офицеру следовало сразу объявить тревогу: ведь время шло, а опасность все приближалась. Когда адмирал поднялся на мостик, уже было ясно видно, что по реке приближаются огромные плавучие глыбы огня. Слышался рев пламени и громкий треск пылающего тростника. Адмирал немедленно отдал трубачу-сигнальщику соответствующее приказание, но тот еще не успел доиграть сигнал, как в боевые порядки аргосских галер врезались не менее полусотни лодок, несущих пламя и смерть. Все смешалось: матросы принялись торопливо рубить якорные канаты и канаты, соединявшие корабли между собой, гребцы налегали на весла, а пылающие лодки с хода врезались в борта галер. При этих столкновениях огромные снопы искр вздымались в воздух, осыпая огненным дождем палубы, жестоко жаля кожу людей… Клубы дыма разъедали глаза и вызывали неудержимый кашель. Матросы пытались потушить паруса и такелаж, загоревшиеся сразу в десятках мест. Грозная флотилия, еще недавно надежно перекрывавшая устье Хорота, почти мгновенно превратилась в беспорядочную дымящуюся массу кораблей и лодок, спутанную обрезками канатов, беспомощно дрейфующую вниз по течению. Но в это время, никем не замеченная, из темноты выдвинулась туша «Грома». На носовой и кормовой башенках пиратского корабля располагалось по две баллисты. Все они были взведены, и сейчас наводчики в последний раз выверяли прицел. «3-з-а-н-н!» Четыре метательные лапы почти одновременно взвились в воздух. Прочертив в ночном небе четыре огненные дуги, глиняные снаряды, начиненные жидким горючим составом, разбились о борта мессантийских кораблей. Это было куда страшнее, чем пылающий хворост. Пятна жидкого, липкого огня растекались по дереву. Потушить это пламя было почти невозможно — вода не помогала. Оно продолжало бушевать, шипя, треща и разбрасывая длинные багровые искры. Проходя мимо аргосцев, «Гром» успел дать еще два залпа, в результате чего одна из галер превратилась в пылающий факел и вскоре затонула, а еще две были сильно повреждены пожаром. На галерах тоже были баллисты, но в нужный момент они оказались не готовы к стрельбе. Ничего удивительного: аргосцы были слишком заняты рыбачьими лодками, груженными пылающим хворостом…

Пройдя мимо растерянного и порядком напуганного противника, «Гром» исчез в морской дали, прикрытой ночной тьмой. Но идущий следом за ним «Дракон» не имел на своем борту никаких метательных орудий, а адмирал Лендио был достаточно опытным военачальником, чтобы сразу понять это. Адмирал отдавал себе отчет в том, что если он не захватит хотя бы этот корабль, то может поставить на своей карьере крест. Мало того, вероятно, ему придется распрощаться и со свободой. Адмирал представил себе рудники в Рабирийских горах, куда ссылали каторжников, и содрогнулся. Броситься в погоню? Но его флагман, поврежденный огнем, не годился для преследования. С левого борта корабля, где разбился пиратский метательный снаряд, неслись крики и жалобные стоны: рабы-гребцы, прикованные к своим скамьям, не могли бежать от пожара. Адмирал озирался по сторонам, терзаемый отчаянием и ненавистью. Вдруг Лендио увидел, что под самым бортом флагмана находится одна из малых галер, не получившая пока повреждений в этом бою. Не раздумывая ни мгновения, адмирал разбежался и перепрыгнул на ее палубу. Повинуясь команде, гребцы взмахнули веслами, и длинная, низкая галера устремилась в погоню.

События этой ночи перепутались в голове Сони, наблюдавшей за боем с борта «Дракона», образовав сплошное беспорядочное месиво из огня и тьмы: ночь, флотилия пылающих лодок, увлекаемых течением в сторону аргосских кораблей; «Гром», устремившийся следом; ночной бой в потоках золотого и красного пламени… О это было захватывающее зрелище! Корабль ваниров, с грозно воздетыми лапами абордажных мостиков, шел к морю мимо аргосской эскадры, озаренной пламенем пожаров. Накануне вечером ваниры сняли со своего корабля фальшивые башенки, и драконья голова равнодушными зеркальными глазами взирала вперед, туда, где во тьме расстилалась необъятная морская ширь. С военных галер доносились крики ужаса и ярости. Кричали и на берегу, в городе. Когда начался бой, там во многих окнах появился свет, а у воды собралась орущая толпа с факелами в руках. «Дракон» несся вперед, разрезая волны, гребцы ворочали веслами изо всех сил, работая так, что жилы были готовы лопнуть от натуги. А барабан все подгонял, подгонял, подгонял их…

— Вперед, волки северные! Впер-р-ред!!! — орал Грейп Крысиный Нос и заходился в ликующем хохоте. Отпихнув барабанщика, он сам взял колотушку и бил, бил, бил по гудящему котлу, торопя гребцов.

А потом сбоку из темноты вывернула галера, чем-то похожая на «Дракона»: такая же длинная и низкая, столь же стремительно мчавшаяся вперед. Гребцы правого борта едва успели втянуть весла, уберегая их от поломки, как галера с оглушительным грохотом и треском навалилась бортом на их корабль. От толчка Соня покатилась по палубе, а на «Дракона» уже перепрыгивали чужие солдаты в кирасах, шлемах и с пиками в руках. Завязалась схватка, спасаясь от которой Соня поспешила укрыться на камбузе. И все же она не могла удержаться от того, чтобы приоткрыть дверь и понаблюдать за тем, что происходит снаружи. На корме чужой галеры орал и бесновался, подгоняя солдат, какой-то человек, видно важный вельможа. На его одежде, плохо различимой в утреннем сумраке, разноцветными отблесками вспыхивали драгоценные камни. Утро? Неужели уже утро, поразилась девушка. Казалось, эта ночь никогда не должна была кончиться. Кто-то из ваниров, кажется Корк, подбежал к абордажному мостику и с хохотом перерубил канат, что удерживал его в вертикальном положении. «Дракон» нанес свой удар, решивший исход сражения. На мессантийской галере не было палубы, так что драконья лапа врубилась железными когтями прямо в ее днище, пробив там огромную, в несколько локтей, дыру. Вода потоками начала врываться внутрь галеры. Корабль противника осел и, задрав корму, медленно ушел под воду.

* * *

Капитан Енси отдыхал после ночного боя. Он возлежал на роскошной кровати в большой кормовой каюте «Грома». Одеваясь подчеркнуто скромно, Енси однако отнюдь не был настоящим сибаритом во всем, что касалось удобств, пищи или развлечений. Члены команды знали характер своего капитана, а потому среди них едва ли нашелся бы храбрец, осмелившийся нарушить его отдых. Старая Гиена славился своей злопамятностью не меньше, чем талантом полководца. Потревожить капитана во время сна решился бы разве что Лангтар, первый помощник, но его уже не было в живых.

Время близилось к полудню, когда из каюты Старой Гиены раздался удар серебряного гонга. Слуга, дремавший на скамье возле каюты, поспешно отворил дверь и вошел внутрь.

— Ну, как там дела? — встретил его вопросом капитан. Он сидел на краю кровати, сгорбившись и подперев подбородок ладонью.

— Скоро полдень, ветер восточный, плывем под парусом,— ответил слуга.

— Мне и самому ясно, что под парусом, если весла не скрипят,— сварливо оборвал его Старая Гиена.— Гораздо больше меня волнует, есть ли в пределах видимости какие-нибудь суда? Погони нет?

— Нет,— ответил слуга,— никого нет. Только ванирский корабль плывет следом за нами, в двух или трех полетах стрелы. Этот их «Дракон».

— А-а… Скажи-ка, ваниры тоже плывут под парусом?

— Да, конечно. Ветер ведь попутный.

— Что-то ты стал излишне говорлив. Достаточно было просто сказать «да». Не укоротить ли тебе язык, чтоб ты мог лишь кивать головой? — Слуга рухнул на колени. В устах Старого Гиены подобные заявления далеко не всегда были пустой угрозой…

— Ладно, можешь встать. Я пошутил,— сказал наконец капитан.— Так, значит, они идут под парусом… Гм… Гм-м… Возможно, не так уж и хорошо, что ветер попутный. Желательно бы узнать, сколько людей осталось на борту этого самого «Дракона» после ночного боя. Если бы они шли на веслах, то сразу было бы видно, хватает ли у них гребцов. Вот что, позови ко мне в каюту… Хм… Да, позови Рафа, этот юноша подойдет. Молодой, да из ранних. Эх, жаль Лангтар погиб. Олух драчливый… Постой-ка, после того как найдешь Рафа, принеси сюда кувшин красного вина, того, аквилонского. И к вину — сыра, мяса, фруктов. И не вздумай подслушивать у двери, а то велю уши отрезать. Ты все понял?

Слуга, согнувшись в поклоне, покинул каюту. Вскоре раздались шаги, и в дверь, изящно и почтительно поклонившись, вошел Раф. Молодой пират выглядел весьма представительно: тонкие черты лица, стройный, темноволосый, с аккуратно подстриженной бородкой. В глазах его светились ум и самоуверенность.

— А-а, красавчик,— приветствовал его капитан.— Заходи, присаживайся. Раздели мою скромную трапезу. А за едой обсудим некоторые наши дела.

В дверь постучали, и вошел слуга, несший большой серебряный поднос, на котором стоял кувшин с вином, две чаши, а также блюда с разнообразными, изысканными яствами: ярко-желтый, нежный, почти как масло, сыр, приготовленный в Шеме, копченое с пряностями седло косули, аргосские груши — сочные и ароматные, бананы и апельсины из Черных Королевств… Капитан Енси был большой лакомка. А то, что он предложил Рафу разделить трапезу, означало немалую милость и знак того, что Старая Гиена ожидает от молодого человека каких-то серьезных услуг. Действительно, капитан нуждался в преданном человеке, способном заменить погибшего Лангтара. Что же, Раф вполне подходил для этой роли: умный, храбрый, а также начисто лишенный разных глупых предрассудков вроде совести, щепетильности или чести. Правда, человека таких выдающихся душевных качеств придется тщательно контролировать и не давать ему спуску, но Енси был готов к этому.

Капитан подал знак, и Раф, проявив похвальную сообразительность, откупорил кувшин. Когда он разлил вино по чашам, в воздухе распространился тонкий, немного пряный аромат.

— Итак,— голос Старой Гиены звучал вкрадчиво,— я хочу поговорить с тобой об этих ванирах, что плывут за нами следом. Кстати, на их корабле находится половина всей добычи.

Раф кивнул и выжидающе посмотрел на капитана.

— А людей у них…— задумчиво протянул Енси.

— Людей у них намного меньше, чем у нас,— подхватил Раф,— особенно после ночного боя в устье Хорота. Ведь они взяли на абордаж галеру. Да ваниры и раньше понесли серьезные потери, в замке.

— Так-так,— подбодрил его капитан,— продолжай, юный друг мой.

— Я думаю,— произнес Раф,— что сейчас на борту «Дракона» вряд ли наберется больше полусотни человек.

— Согласен,— кивнул капитан.

— Ну а у нас бойцов — вдвое больше.— Раф многозначительно подмигнул. Енси улыбнулся в ответ. Между ними установилось полное взаимопонимание.

— Но ведь если «Гром» попытается подойти вплотную к «Дракону», ваниры сразу сообразят, что это неспроста,— сказал Раф.

— Верно.— Старая Гиена внимательно смотрел на собеседника.— Ну а если, например, произойдет обратное, и «Дракон» попытается подойти к «Грому», а?

— Как это? — растерялся Раф.

— Увидишь,— многозначительно заверил Енси.

* * *

Заслонившись правой ладонью от лучей солнца, капитан Грейп обозревал горизонт за кормой «Морского Дракона». Его беспокоило, нет ли погони. Но горизонт был чист, паруса мессантийских галер не вздымались. Что же, прекрасно. Кажется, дело выгорело. В трюме «Дракона» лежит очень внушительная добыча, с которой не стыдно вернуться домой, в Йомс.

— Эй, капитан, погляди-ка, что это творится?

Грейп медленно обернулся.

— Посмотри, что там с «Громом»! — Только что прибежавший на корму вахтенный тревожно смотрел на капитана.

— А что с ним может быть? — сказав это, Грейп неторопливо двинулся к драконьей голове, чтобы взглянуть на идущий впереди бараханский корабль. Подойдя к форштевню, он удивленно присвистнул.

— Пожар у них, что ли?

Над бараханской галерой подымались клубы черного жирного дыма. Они густели прямо на глазах. Вдруг широкий, темно-синий парус «Грома» пополз вниз и лег на палубу. Потеряв ход, бараханский корабль беспомощно закачался на волнах.

— Но почему они вдруг загорелись? — удивился Грейп.— Неужто эти олухи умудрились по неосторожности поджечь собственный корабль? Наверное, они крепко перепились, празднуя победу…

— А ведь у них на борту полно золота и серебра,— сказал подошедший Орм.

— Верно,— кивнул Грейп.— И будет очень жаль, если оно уйдет на дно. Ведь за эти сокровища заплачено кровью. В том числе и ванирской… Слышишь?

Со стороны бараханского корабля доносились отчаянные вопли.

— Похоже, им там приходится несладко…— вздохнул старик.

— Не испытываю к ним ни малейшей жалости,— покачал головой капитан.— Глупцы, умудрившиеся поджечь свой собственный корабль, иной смерти и не достойны. Но вот сокровища… Эх, мало нам приключений!.. Теперь вот еще придется помогать им тушить их проклятую галеру.

Приняв решение, он обернулся к команде.

— Эгей, парус спустить! Живо, живо! Вот что, волки мои: наши никчемные союзнички, похоже, умудрились устроить у себя на палубе пожар. Южане, что с них взять! Придется теперь тушить их. А ну-ка, хватайте весла и малым ходом — вперед! Самым малым и подходите к галере осторожно, чтобы пламя на нас самих не перекинулось! Эй, кто там у руля?! Правь к наветренному борту! Так, теперь слушайте меня те, кто свободен от весел: хватайте веревки, ведра, а как причалим — сразу прыгайте на борт этой треклятой галеры и помогайте заливать пожар!

По мере приближения крики с палубы бараханского корабля, слышались все явственнее. Подойдя к «Грому» вплотную, корабль ваниров осторожно коснулся его высокого борта. Толчка нужно было обязательно избежать: ведь при нем на палубу «Дракона» могли посыпаться пылающие головешки.

— Вперед! — скомандовал Грейп. Продев локоть в рукоять кожаного ведра, он ухватился за планшир «Грома», нависший высоко над палубой «Дракона», подтянулся и перескочил на борт своего бедствующего союзника… И сразу понял, что их провели: на палубе «Грома» рядами были расставлены жаровни, в которых дымно пылали дрова, политые смолой.

— Предательство!!! — взревел Грейп.— Бей их! Бей проклятых южан!

Но было уже поздно. Не менее сотни бараханцев, свирепо крича, бросились в атаку. Они буквально смели противника. Ваниров было гораздо меньше, они не ожидали нападения, руки их были заняты веслами и ведрами… Предводитель ваниров изо всей силы запустил ведром в голову ближайшего противника. Ведро было кожаное, слишком легкое для хорошего удара, и бараханец без труда отбил его взмахом абордажной сабли. Следующим взмахом он нанес удар, пришедшийся Грейпу в левый бок. Добротная кольчуга, изготовленная гандерландскими кузнецами, выдержала, однако удар заставил Грейпа опуститься на одно колено. Бараханец промедлил одно мгновение, и эта заминка стоила ему жизни. Стремительно выхватив из ножен короткий, тяжелый меч Грейп взмахнул им и рассек врагу горло.

Когда предводитель ваниров вскочил на ноги, то достаточно было одного лишь беглого взгляда, чтобы понять всю безнадежность их положения. Палубу «Дракона» от носа до кормы заполняла толпа пестро одетых бараханцев. Лишь кое-где еще виднелись рогатые ванирские шлемы. Мгновенно приняв решение, капитан ваниров развернулся и принялся пробиваться на корму вражеского корабля.

— Корк! — взревел он, перекрывая зычным голосом шум схватки.— Корк!!!

Посреди палубы «Дракона» возник какой-то удивительный водоворот из людских тел. Бараханцы разлетелись в стороны, точно тряпичные куклы. А мгновением позже свирепый воин-безумец оказался на палубе «Грома», рядом со своим капитаном.

— Корк, это последний бой! — закричал Грейп, отбиваясь сразу от полудюжины врагов.— Самый последний! Но мы должны убить их вонючего капитана, прежде чем Имир…

Не закончив фразы, Грейп издал торжествующий рев, схватил жаровню с пылающей смолой и метнул ее в толпу бараханцев. Испуганные вопли, гневные крики, звон стали! Грейп, Корк и еще несколько ваниров, оказавшихся поблизости, выстроились плотной группой и стали пробиваться в сторону кормы. Там, на боевой башенке, стоял Енси и наблюдал за ходом боя. Атака, которую предпринял Грейп, была сродни безумию, но казалось, ваниров ничто не способно остановить. Свирепо рубя мечами, они двигались вперед, ступая то по доскам палубы, то по трупам, то по спинам гребцов, которые в панике пытались забиться под скамьи. Прикованные цепями, рабы были совершенно беспомощны и беззащитны в этой свирепой схватке, что бушевала вокруг и волнами перекатывалась через их головы…

Грейп вел своих бойцов вперед, и атаки бараханцев не могли остановить их. Когда ваниры шли плечом к плечу, защищая один другого, то поразить кого-нибудь из них становилось для противника почти невыполнимой задачей. Вначале на лице Старой Гиены, наблюдавшего за этой атакой, играла снисходительная усмешка, но потом ее сменило озабоченное выражение. Перегнувшись через ограждение башенки, Енси отдал короткое приказание десятку темнокожих копейщиков, облаченных в широкие одежды из легкого цветастого шелка и причудливые тюрбаны. Эти воины принадлежали к личной охране капитана. Пока что они не принимали участия в сражении. У каждого из них имелось по полдюжины коротких копий.

Пронзительно вскрикнув, темнокожие воины метнули копья в наступающего противника. Несколько ваниров упали. Упали и трое бараханцев, случайно попавших под удар, но это нисколько не смутило охранников. Новый вскрик — и еще десяток копий пробил в боевых рядах ваниров новые бреши. Хватаясь за угодившее в горло копье, рухнул на палубу Корк. Капитану копье вонзилось в левую руку. Вдруг глаза Грейпа зажглись свирепой радостью. Стремительным движением он выдернул ассегай из раны.

— Получи подарок, Гиена!

Копье со свистом взвилось в воздух, и Енси жалобно вскрикнул. Неожиданный удар отшвырнул его сухонькое тело к заднему краю башенки. Если бы не ограждение, Старая Гиена свалился бы в воду. А в следующий момент сразу три копья, пробив гандерландскую кольчугу, вонзились в широкую грудь ванира. Капитан Грейп умер со счастливой улыбкой на губах.

* * *

Проснувшись, Соня далеко не сразу смогла сообразить, где находится. Слишком уж много бурных событий произошло за последние дни; они беспорядочно перемешались в ее памяти, напоминая кучу всякого добра и драгоценностей, сваленных грабителями во дворе замка… Замка? Может, это помещение — комната в замке Гиллеро? Нет, они же ушли оттуда и вернулись на корабль. Ну а Гиллеро мертв. Мертвее не бывает, она же сама убила его… Голова девушки была налита тяжелой болью, пульсирующей в такт ударам сердца. О боги, что же с нею такое приключилось? И где она, в конце концов, оказалась? Девушка лежала на матрасе, постеленном прямо на полу, возле занавешенной ковром стены. Матрас, впрочем, был набит прекрасным мягким пухом. Соня могла разглядеть не особенно много: изящные, золоченые ножки какой-то мебели, цветастые, черно-желто-красные ковры на стенах, деревянный потолок… Потолок, кстати, был необычный: не прямоугольный, а в форме трапеции. Поморщившись, Соня поднесла руку к затылку — боль исходила именно оттуда, волнами растекаясь по черепу и дальше, по шее и плечам. На затылке, под волосами, девушка нащупала здоровенную шишку. Да что же это такое, а? И что с памятью? Может, она находится в каком-то доме, в Мессантии? Тоже вряд ли. Ведь нападение галеры они успешно отбили. А оно было одно, это нападение? Отчаявшись вспомнить хоть что-нибудь, девушка снова принялась рассматривать комнату. Потолок низкий, небольшие окна прикрыты ставнями, и из-за этого в помещении стоит полумрак, лишь узенькие лучики света проникают через щели. Соне вдруг показалось, что комната плавно покачивается, будто каюта корабля. Но разве бывают такие большие каюты? Наверное, это у нее самой кружится голова.

Опираясь рукой о стену, девушка села, затем поднялась на ноги. Теперь она смогла разглядеть кровать под балдахином, расположенную в глубине комнаты, и человека, лежавшего на ней. Енси! Старая Гиена! Вот теперь Соня вспомнила все: утреннее море, внезапный пожар на «Громе», вероломное нападение бараханцев, когда «Дракон» пришел к ним на помощь. Она вспомнила битву, дикую и жестокую, куда более кровавую, чем та, что произошла накануне ночью между «Драконом» и галерой из Мессантии. Бараханцев вел в бой молодой воин, почти юноша, ловко орудовавший широкой алебардой. Его начищенная кираса ярко сверкала и пускала зайчики в солнечных лучах. Бой длился недолго: ваниров буквально смели с палубы. И неудивительно: ведь нападающих было раза в два больше, да и в бою они не уступали воинам-северянам. Вдруг молодой предводитель бараханцев указал на Соню и что-то повелительно крикнул своим людям. Двое пиратов, хохоча, попытались схватить девушку, но она увернулась, успев пнуть одного из них по голени. Пират заорал от боли, а Соня выхватила кинжал из ножен, пригнулась, готовая защищаться, а затем… Затем была ослепительная вспышка, сменившаяся тьмой. Видно, именно тогда ее и ударили по голове.

Так, значит, по приказанию этого плюгавого старикашки, что валяется там, на подушках, была уничтожена команда «Морского Дракона», погибли храбрые и по-своему благородные люди, чуть не ставшие для Сони второй семьей! Девушка схватилась за ножны: они оказались пусты, кинжала не было. Конечно, этого и следовало ожидать. Ну ничего, она и так справится с мерзким Гиеной.

Соня сделала несколько осторожных, скользящих шагов.

— Сто ты хосесь делать? — Голос был негромким, однако прогремел в ушах девушки точно раскат грома. Из-за высокой дубовой спинки кресла показалось лицо: широкое, желтоватое, с раскосыми темными глазами и узкими черными усиками. Кхитаец!

— Как ты цувствуес себя? Голова не кружится? — Кхитаец встал, шагнул к девушке. Движения его были быстрыми, но плавными. Выглядел он то ли на сорок лет, то ли на пятьдесят. У них, кхитайцев, толком не разберешь.

— Кто ты? — спросила Соня.

— Мое имя — Менг,— ответил незнакомец.— Я лечить, лекарь. Капитана лечить, затем я здесь. И тебя тозе. Тебя ударили по голове. Сильно. К сцастью, кость цела. Я смотрел. Сядь, буду еще смотреть.

Темные, загадочные глаза кхитайца уставились на Соню. Невысокий, лысоватый, в темной, неброской одежде восточного покроя… Девушка еще раз глянула на кровать под балдахином, где неподвижно лежал Старая Гиена. То ли он спал, то ли был без сознания. Этот лекарь, как его,

Менг, говорит, что капитан нуждается в лечении. Что с ним, ранен?

— Ладно, лечи,— согласилась девушка, садясь в одно из золоченых кресел. Видно, с местью Гиене придется подождать… Пока.

— Поверни голову… Так…— Кхитайский лекарь принялся легкими, почти неощутимыми прикосновениями пальцев исследовать шишку, причинявшую Соне мучительную головную боль.

— Так,— приговаривал он,— хорошо… Хорошо…

— Чего хорошего? — не выдержала девушка.

— Могло быть хузе,— ответил лекарь.— Могло быть очень хузе. А так — хорошо. Почти. Сейцас будет совсем…

Сказав это, он неожиданно и резко надавил пальцами где-то за ушами девушки. Соня вскрикнула от острой боли — точно молния пронзила ее мозг. Менг ловко перехватил взметнувшиеся кулаки девушки и крепко сжал ее запястья.

— Фс-с… Спокойно,— невозмутимо проговорил он.— Теперь лучце. Ведь лучце?

Соня прислушалась к своим ощущениям. Болезненная пульсация, терзавшая ее голову, отступала, таяла, оставляя после себя чувство несказанного облегчения. Девушка благодарно улыбнулась лекарю, но уже в следующий момент вновь нахмурилась и резким движением высвободила руки. Кхитаец невозмутимо развернулся, подошел к своему креслу и сел. Капитан Енси вдруг шевельнулся под одеялом и слабо застонал.

— Менг, а что случилось с Енси? — спросила Соня.

— Ваш капитан кинул в него копье,— ответил кхитаец.— Очень сильно кинул, чуть не убил. К сцастью, наш капитан был в кольчуге. Он надел ее под одежду. Но все равно удар копья сломал ему кость. Вот эту.— Кхитаец указал пальцем на свою правую ключицу и грустно улыбнулся.— Я думаю, если бы вашему капитану не пришлось кидать копье снизу вверх, он бы и кольчугу пробил. Одень сильно ударил.— Менг– покачал головой и сокрушенно поцокал языком.

— Да, значит, удача все же отказала Грейпу,— задумчиво сказала Соня.— Ну а я как оказалась здесь, в каюте вашего капитана?

Лицо Менга осталось по-прежнему бесстрастным, но в голосе появились нотки смущения.

— Я бы не хотел говорить об этом. Пусть капитан сам расскажет тебе. Это было сделано по его приказу.

— Он что, уже раненный копьем, такое приказал? — удивилась девушка.

— Зацем же? Раньше. Он приказал еще до начала боя. Больше я говорить не буду. Требования приличий и этикета…

— А-а…— понимающе протянула Соня. Успев пожить некоторое время при дворе в Хауране, она вовсе не была наивной провинциалочкой.

— Требования этикета твоего, кхитайского…— передразнила она собеседника.

— Я не кхитаец,— чуть заметно улыбнулся Менг.— Я родом из Кусана. В Кхитае нет таких хороших лекарей, как у нас. Я учился искусству исцеления людей у старцев, которые живут в горах на севере.

— Ты был хорошим учеником,— кивнула девушка,— моя голова совсем перестала болеть. Ну а как ты здесь оказался?

— Человек подобен сухому листу, гонимому вдаль ветрами судьбы,— туманно произнес лекарь и задумался о чем-то своем.

— …Послушай, Менг, а капитан ведь не скоро встанет на ноги после этой раны? — Спрашивая это, девушка внимательно разглядывала своего собеседника зелеными, диковатыми глазами.

— Нет, не скоро,— согласился кхитаец, а вернее, кусанец. Да что там, все они на одно лицо — жители восточного предела Хайбории. Глаза узкие, ничего в них не прочтешь.

— Ему придецца довольно долго лежать в постели,— продолжал меж тем Менг,— две или дазе три седмицы. Но и после того, как капитан Енси встанет на ноги, есе не меньсе трех седмиц ему нузно будет держать руку в перевязи и избегать резких движений.

Соня вновь бросила на него внимательный взгляд. Да, никаких сомнений, лекарь многозначительно подмигивал ей. Похоже, он прекрасно понимал причину волнений девушки.

— Чтобы излечение было полным, необходимо действовать не торопясь,— как можно более значительным тоном сказала Соня и, немного подумав, спросила: — Менг, а что случилось с капитаном Грейпом?

— Погиб,— отозвался кусанец.— Страза, охраняющая нашего Енси, убила его.

— Ну а остальная команда «Дракона»?

— О, поцти все погибли,— склонил голову Менг — Осталось в зивых человек десять, не больсе.

— И что же с ними? — нетерпеливо допытывалась Соня.

— Их взяли в плен. Новый помосник капитана, его зовут Раф, велел приковать их к веслам. У нас ведь погибло довольно много гребцов. Ну а вас корабль разграбили и сожгли. Жаль. «Дракон» — оцень красивое название. В насих местах корабли и боевые колесницы тозе украшают изображениями драконов…

Излияния лекаря прервал протяжный стон, донесшийся из глубины каюты.

— Чей там голос? — жалобно пробормотал капитан Енси.— Менг, Косоглазый мошенник, это ты? Что со мной? Рана серьезная?

— О да,— отозвался Менг.— Весьма серьезная и требующая основательного лецения, инаце…

— Иначе я умру, да? — проявил живой интерес Старая Гиена.

— Мозет, и нет,— все так же ровно ответил лекарь.— Но в слуцае небрезного соблюдения моих предписаний весьма вероятна потеря подвизности в руке. Это было бы оцень и оцень печально.

— Да уж, конечно,— согласился с ним Енси. По мере того как капитан обретал уверенность в себе, голос его креп.— И что же это за предписания?

— Соблюдене покоя и полной неподвизности,— авторитетным тоном заявил лекарь.— Некрепкое вино и самая легкая пища: в умеренных по возмозности количествах.

— Мучитель,— сварливо произнес Старая Гиена.— А с кем это ты сейчас разговаривал?

— С пленной ваниркой, которую ты велел доставить к себе в каюту,— ответил Менг.

— А-а… Да-да-да. Она осталась чела в той дикой схватке?

— Почти. Ее ударили по голове, но к счастью, не очень сильно.

— Так. Хорошо. Хорошо… Пусть она подойдет сюда, поближе,— распорядился Енси довольно бодрым тоном.— А сам, вот что, выйди-ка ненадолго на палубу и прикрой дверь поплотнее.. Хотя нет, уж лучше останься. Я сделался совсем беспомощным из-за этой раны…

Соня подивилась звериному чутью бараханского капитана. Старая Гиена без труда догадался, что юная пленница-ванирка, оставшись с ним наедине, возможно, попытается отправить его на тот свет. Жаль, конечно, что догадался. Впрочем, Соня вовсе не собиралась отказываться от своих планов. Просто придется подождать немного. А пока что надо будет полюбезнее держать себя с этим вонючим старикашкой. Надо попытаться усыпить его подозрения. Приняв такое решение, Соня подошла к кровати и кокетливо улыбнулась лежавшему на ней старику. Совсем слегка: ведь перегибать тоже было опасно. Ответная улыбка осветила лицо Енси. Однако в глубине его глаз по-прежнему пряталась холодноватая подозрительность. Старая Гиена лежал на спине, полуукрытый шелковым стеганым одеялом. Голова его покоилась на пышно взбитой подушке. Правая рука была туго прибинтована к обнаженной дрябловатой груди.

— Тебя больно ударили? участливо спросил Енси.

Соня молча возвела глаза к небу и придала лицу жалобное выражение.

Сиятельная Дюби, красотка Дюби, что была старшей подругой и наставницей Сони при дворе в Хауране, не раз втолковывала ей: «Не говори с мужчинами только лишь языком. Говори также пожатиями плеч, улыбками, наклонами головы, движениями бровей. Один многозначительный взгляд или вздох может нести не меньше смысла, чем десятки слов, но, в отличие от слов, ни к чему не обязывает.

А кроме того, придерживаясь такой линии поведения, ты будешь выглядеть глупенькой и наивной. Мужчины это обожают. Этим кобелям кажется, что с глупышками они легче могут добиться своей цели. Да-да, той самой. И нечего краснеть, моя милая…

Хотя должна сказать, при твоих рыжих волосах и белой коже краснеешь ты просто очаровательно…

Так вот, мужчины неравнодушны к глупышкам, а умных дам опасаются. Так что старайся выглядеть немного наивной, но ни в коем случае не будь ею на самом деле».

Итак, Соня изобразила смирение и страдание и, похоже, она достигла своей цели: Енси расчувствовался.

— Это Раф виноват, недоглядел. Говорил же я ему,— проворчал Старая Гиена.— Ну ничего, я ему еще задам…

Соне только того и надо было. Пускай бараханцы портят друг другу жизнь. Енси несколько раз беззвучно открыл и закрыл морщинистый рот. Казалось, бараханец был в затруднении. Наконец он собрался с духом и произнес:

— Послушай, мне кажется, что молодой и красивой девушке не… не совсем… Кстати, как мне к тебе обращаться?

— Меня зовут Соня,— ответила девушка, смущенно стрельнув шальными зелеными глазами куда-то в угол каюты. Похоже, я уже сумела изрядно вскружить ему голову, подумала она.

— Соня…— проговорил Енси задумчиво, будто пробуя это слово на языке.— Да, так о чем это я? Думаю, тебе не очень подобает носить эту грубую мужскую одежду, при твоей молодости и красоте… Хотя, признаться, ты и в ней выглядишь очаровательно. Однако я могу предложить тебе нечто лучшее, гораздо лучшее. Загляни-ка вон туда…— Повернув голову в ту сторону, куда указывал Старая Гиена, Соня увидела небольшую дверь и направилась к ней. Открыв ее, девушка сделала большие глаза, причем вовсе не из желания очаровать Енси. Да что там, в этот момент Старая Гиена и не мог видеть ее лица. За дверью находилась гардеробная — нечто среднее между маленькой каютой и огромным, встроенным в стену шкафом. Свет проникал туда через небольшое окно. На крючках висело множество роскошных одеяний: мужских и женских, шитых серебром и золотом, украшенных драгоценными камнями, кружевами, бисером. Зеркало — большое, овальной формы висело с обратной стороны двери. А ведь, пожалуй, я далеко не первая, кому Старая Гиена предлагает воспользоваться этой гардеробной и всем, что в ней находится, почему-то подумала Соня. Нет, все же какое счастье, что Грейп врезал ему копьем! И… и хорошо, что не до смерти, ведь иначе ее судьба могла бы сложиться совсем иным образом. Соня оглянулась на капитана. Ай да Енси, козлик старый! Улыбку, которая тронула ее губы, Старая Гиена счел, вероятно, за выражение искренней благодарности. Лицо его просияло. Слегка застонав, Енси потянулся левой рукой к гонгу, что стоял возле кровати на тумбочке. Ударив в него, капитан вызвал в каюту слугу и распорядился поставить в гардеробной все необходимое для умывания. Слуга поспешно внес треногу, серебряный таз, серебряный же кувшин с водой, а также полотенце и кусок ароматного немедийского мыла.

— Да, это кстати,— царственно кивнула Соня, снова повергнув Старую Гиену в чувственный трепет, после чего величаво удалилась в гардеробную.

Соня приводила себя в порядок долго, гораздо дольше, чем этого требовала необходимость. Енси полезно было заставить подождать и поволноваться как следует. Заодно девушка обдумывала, как ей вести себя дальше. Да, с какой стороны ни смотри, а старикашку убивать нельзя. Наоборот, следует молить Имира, Митру и всех остальных богов, чтобы Гиена остался жив… и как можно дольше не выздоравливал!

Вода в кувшине была теплой, почти горячей, мыло — душистым, полотенце — большим и мохнатым. Впервые за много дней Соня почувствовала себя чистой. И до чего же это было приятное ощущение! А ведь этот прохиндей-слуга заранее знал, что именно Енси прикажет ему принести, сообразила девушка, когда расчесывала влажные после мытья волосы. Даже воду загодя подогрел. Знает, каналья, привычки своего господина. Ай да Енси! Нет, как все-таки здорово, что Грейп надолго уложил его в постель. Надо будет попросить Имира, чтоб Забрал душу капитана Грейпа к себе в чертоги. Впрочем, он все равно там окажется, потому что Грейп погиб в сражении с врагами. Теперь он будет, как там говорили эти братья?.. «Пить хмельное пиво, черпая его из котла боевым шлемом». Ай да загробная жизнь у этих ваниров! А пиво небось заедают мясом, поджаренным с чесноком… Ф-фу! Однако пора все-таки заканчивать прихорашиваться. Немного поразмыслив, Соня выбрала одеяние, которое носят знатные вендийки (а также любовницы знатных вендийцев). Не последней причиной для такого выбора было то, что у вендийских женщин в обычае носить шаровары. Последнее время Соня отвыкла от юбок. Шаровары были из зеленого, полупрозрачного шелка. Безрукавка, тоже шелковая и сплошь покрытая вышивкой, была так коротка, что не достигала золоченого пояска шаровар, и живот оставался обнаженным. Не хватил бы Енси удар от такого зрелища! Этот наряд Соня дополнила широким белым муаровым покрывалом, накинув его на плечи. В такое можно плотно закутаться, чтобы потом распахнуть его, как бы случайно. И тут же запахнуть снова. Все та же Дюби поучала: «Ни в коем случае не выставляй свои прелести напоказ, точно торговка — овощи на рынке. Действуй умнее: одежда должна прятать твое тело… но не совсем. В настоящей женщине всегда скрывается загадка».

Так, что еще? Порывшись в ларцах, которые стояли на полу возле стен, Соня выбрала жемчужную сетку, чтобы украсить ею волосы, несколько браслетов и ожерелий, из тех, что подороже. Вдруг удастся бежать, тогда она унесет это с собой. Девушке уже довелось испытать скитания, нищету и голод. Она вовсе не горела желанием повторять это снова. А что же делать с цепью, которую Соня взяла как трофей в замке Гиллеро? (Кстати, бараханцы здорово опасаются своего капитана, раз никто из них не рискнул стащить такую ценность, пока Соня валялась без сознания). Эта цепь была слишком длинной и массивной, чтобы носить ее в качестве ожерелья с этой легкомысленной безрукавочкой. Поразмыслив, Соня опоясала ею талию и немного повертелась перед зеркалом. Холодно блеснули бериллы, в глубине розовых шпинелей зажглись кроваво-красные огоньки. Именно то, что надо! Зеленый цвет бериллов прекрасно гармонировал с зеленым шелком одежды, а все это вместе прекрасно оттеняло рыжий цвет волос. На ноги Соня надела мягкие туфельки кхитайского фасона: без каблуков и с чуть загнутыми вверх носками. Они пришлись ей как раз по ноге. Кроме того, в таких было удобно ходить и бегать, а при необходимости даже лазать по вантам. Что еще? Румяна, краска для бровей и губ? Нет, ничего этого не нужно, решила девушка. А вот духи… Взяв из ларчика с разнообразными притираниями и благовониями небольшой стеклянный флакон, Соня вылила на ладони несколько капель розового масла, провела ладонями по волосам. Завершив на этом свой туалет, она еще раз повернулась перед зеркалом так, что края покрывала взметнулись вверх, точно крылья. Вполне удовлетворенная своим внешним видом и нарядом, Соня наконец покинула гардеробную. Успех превзошел все ожидания. Увидев выражение глаз Енси, девушка поняла, что Старая Гиена сделался ее беспрекословным рабом. Во всяком случае, на ближайшее время. «Чувства мужчин похожи на солому,— говорила Дюби.— Мгновенно загораются, жарко пылают и быстро гаснут. Поэтому нам, женщинам, необходимо уметь пользоваться моментом». Так что, пока все складывалось довольно неплохо.

Но до чего же трудно пришлось Соне, когда она вышла на палубу подышать воздухом и увидела пленных ваниров! Их взгляды жгли, точно раскаленное железо.

Действительно, как и сказал кусанец Менг, ваниров осталось в живых совсем немного. Соня насчитала всего дюжину. Они были рассажены по лавкам среди остальных гребцов, как можно дальше один от другого. Это было обычной тактикой бараханцев: ведь если земляки сидят далеко друг от друга, им труднее договориться. Ваниры, как и остальные гребцы, были обнажены до пояса, разуты и прикованы цепями к толстым доскам скамей, на которых они сидели. Еще недавно они были грозными и гордыми воинами, а сейчас являли собой жалкое и печальное зрелище. Однако дух их укрощен не был, и если бы ненавидящие взгляды обладали способностью воспламенять, то бараханские надсмотрщики, поигрывавшие кожаными кнутами, сгорели бы на месте, оставив после себя лишь кучки пепла. Часть этой ненависти досталась и Соне. Похоже, ваниры посчитали ее предательницей. Может, со стороны оно именно так и выглядело, однако что же ей оставалось делать? Не садиться же за весло вместе с остальными рабами. Чувствуя свою правоту, Соня гордо подняла подбородок и принялась прогуливаться взад-вперед по палубе. Исподволь она определяла, кто же именно остался в живых. Соня разглядела среди гребцов братьев Неффа и Ореффа и порадовалась тому, что они остались живы. Но, увидев за одним из весел Гронни, которого она как-то опозорила перед всей командой, девушка испытала куда меньшую радость. Гронни не только злобно поглядел на Соню, но и смачно плюнул в ее сторону. Однако уже в следующее мгновение по его обнаженной спине звонко щелкнул бич, оставив красный рубец.

Соня вскинула глаза. Бич держал в руках тот самый молодой пират, который утром вел бараханцев в бой: темноволосый, с небольшой аккуратной бородкой и твердым холодным взглядом. Сейчас вместо кирасы на нем был надет темно-серый, очень богатый камзол, расшитый серебром.

— Ты, тварь, даже глаза поднимать не вправе на тех, кто ходит по этой палубе, а не то что плевать в их сторону,— ленивым, поучающим голосом сказал бараханец. Гронни лишь сдавленно зарычал и опустил голову.

— Будь с ними построже,— сказал капитанский помощник, отдавая кнут здоровенному бритоголовому детине, одетому в кожаные штаны и безрукавку. Как видно, этот надсмотрщик проявил недостаточную бдительность.— Если будешь лениться,— продолжал помощник,— твой кнут прогуляется по твоей же спине, понятно? — Понятно, господин Раф,— прогудел в ответ надсмотрщик.,— больше не повторится.

Раф обернулся к Соне и выразил надежду, что в будущем подобных выпадов со стороны рабов не повторится. Речь, манеры и поведение капитанского помощника были изысканны, точно у заправского вельможи. Мило улыбнувшись, Соня сказала ему об этом.

— О, я беспутный сын знатных родителей,— ответил Раф.— Знатных, но бедных. Мое семейство ютится в полуразрушенном родовом замке, стоящем к северу от Кордавы. Они ведут гордую, но нищую жизнь, мне такая не подходит. Кроме того, я — младший сын в семье и не могу рассчитывать на наследство… Однако хватит рассуждать о моей скромной персоне. Не хочет ли наша прелестная гостья осмотреть корабль?

И завязался разговор — внешне пустой и незначительный, но полный намеков, многозначительных интонаций, взглядов… Меньше всего Соня ожидала встретить на пиратском корабле человека, для которого явно предпочтительнее парадные дворцовые залы где-нибудь в Кордаве или Мессантии… Впрочем, накануне Соня видела Рафа в деле. Это был грозный и умелый боец. А ведь я тоже ему нравлюсь, подумала девушка с некоторой гордостью. Но уже в следующее мгновение она сама себя одернула: нечего кокетничать с бараханцами. Лучше думай о том, как суметь убежать с корабля. И вообще, все эти влюбленные взгляды и вздохи ничего не значат. Все моряки проявляют слабость по отношению к женскому полу: ведь в плаваниях они не видят женщин по несколько месяцев кряду. Так что, будь я даже хромой, кривой и горбатой, все равно от поклонников не было бы отбоя…

Со знанием дела помощник капитана показал девушке мачту и парусное вооружение галеры, хитроумное рулевое устройство: «Гром» имел два рулевых весла, расположенных справа и слева по обеим сторонам кормы. Эти весла были соединены горизонтальным брусом и двигались одновременно. Затем Раф провел Соню на боевую башенку и показал баллисты. Чувствовалось, что Раф и сам увлечен этим грозным оружием. Глаза его загорелись, а в лице появилось что-то мальчишеское. Скинув камзол и оставшись в полотняной рубахе, он взвел одну из баллист, уложил в углубление метательной лапы снаряд и разрешил Соне выбить чеку. Баллиста с грохотом швырнула вдаль глиняное ядро. В воздухе осталась тонкая дымная полоска-дуга, а затем в море вспыхнуло пятно чадящего малинового пламени. Соня почувствовала веселый азарт. Баллисты произвели на нее сильное впечатление еще во время ночного боя. Однако, чтобы взвести это оружие, силенок девушки оказалось маловато. За дело снова взялся Раф: с помощью деревянного рычага взвел боевую ось, закрепил ее и установил чеку. Затем уложил снаряд… И Соня послала в даль моря глиняное ядро, через мгновение превратившееся в клубок грозного огня.

— Хей! — азартно выкрикнула девушка.— Смотри-ка, чуть чайку не сбили! Еле успела увернуться.

Раф весело рассмеялся в ответ. Но это веселое времяпровождение вскоре прервали. На башенку поднялся слуга капитана и сообщил, что Енси недоволен — боеприпасы расходуются впустую. Слуга строго глядел на Рафа, по выражению его лица было ясно: недовольство капитана вызвано не только этим. Ага, приревновал, козлик старый, лукаво подумала Соня. Что же, надо будет его умаслить. Ревность — это само по себе неплохо, только не перешла бы она в злобу. Улыбнувшись Рафу, девушка поспешила в капитанскую каюту. Вновь обжегшись о ненавидящие взгляды рабов, прикованных к веслам, Соня вдруг сообразила, что ей следует делать дальше. Да, это будет наилучшим решением. В каюте капитана Енси наверняка имеется тайник. Надо постараться отыскать его…

Следующие два дня протекли достаточно однообразно. Соня развлекала капитана Енси светскими разговорами, в которых точно отмеряла показную скромность и игривую кокетливость. Старая Гиена, полулежа на высоко взбитых подушках, по мере своих сил старался поддерживать беседу, делал любезное лицо, шутил, произносил комплименты и, похоже, очень досадовал о своей контузии. Обнаружив висевшую на стене каюты лютню, Соня часами распевала баллады и любовные песни. Лютня была дорогая, инкрустированная слоновой костью и перламутром, однако весьма сильно попорченная небрежным хранением. От влажного морского воздуха корпус ее покоробился, а местами даже расклеился. Положение еще больше усугублялось тем, что при качке инструмент ударялся о стену, на которой висел. Соне постоянно приходилось мучиться с настройкой, иначе лютня начинала фальшивить самым мерзким образом. И все же это было менее утомительно, чем без передышки любезничать с кислолицым бараханским капитаном. Время шло, и это начинало не на шутку тревожить девушку. Плавание заканчивалось, а она по-прежнему не могла приступить к своему плану, который должен был принести ей свободу. И не только ей…

Наконец Соне повезло: вечером второго дня в дверь капитанской каюты постучался Раф.

— Что там случилось, о мой юный трудолюбивый помощник? — спросил Старая Гиена, причем сварливый тон голоса совершенно не соответствовал любезным словам.

— Я хотел бы поговорить об этих новых пленных, о ванирах,— почтительно ответил Раф.

Ага! Соня сразу насторожилась. В этот момент она находилась неподалеку от гардеробной. Стараясь не привлекать внимания, девушка неслышно скользнула внутрь помещения и прикрыла за собою дверь, не забыв, впрочем, оставить небольшую щелку. Как оказалось, проделано это было вовремя.

— А ну,— велел Енси.— Я хочу поговорить с Красавчиком о насущных делах. Выйдите-ка вы все отсюда.

Кусанец Менг, который измельчал какой-то порошок в фарфоровой ступке, сразу оставил свое занятие и покинул каюту.

— Соня! Соня! Я же знаю, ты была здесь.

Эх, не удалась хитрость… Движимая внезапным озарением, девушка быстро подняла оконную раму и лишь затем вышла из гардеробной. На этот раз она не стала прикрывать дверь.

— Я вижу, ты любопытна, как все женщины,— сказал Енси не то ласково, не то насмешливо.— Пойди погуляй по палубе, солнышко мое. Мы с Рафом будем говорить об очень скучных вещах…

Соня покорно вышла, но, оказавшись на палубе, поспешила к ограждению правого борта. Ее расчет оказался правильным: если встать возле угла башенки и, опершись на ограждение, наклониться, то до открытого окна гардеробной будет немногим более локтя. Погода стоит тихая, волны почти не плещут, и разговор, который поведет капитан со своим помощником, можно будет расслышать без особого труда. Во всяком случае, Соня надеялась на это. Ну а со стороны будет казаться, что она от нечего делать оглядывает морскую даль.

— Ваниры…— раздался меж тем голос Рафа. Звучал он вполне отчетливо, и Соня порадовалась этому.

— Ну и что же? — спросил Старый Гиена. Его скрипучий голос тоже удавалось расслышать без всякого труда.— Пусть им всыплют как следует, если смеют дерзить.

— Дело не в этом,— ответил Раф.— Они пытаются переговариваться меж собой.

— Ты должен был проследить за тем, чтобы все они сидели подальше друг от друга.— Старая Гиена сказал это крайне раздраженным тоном.

— Ни один из ванов не сидит рядом со своим соплеменником,— возразил Раф с обидой в голосе.— Но некоторые могут видеть лица друг друга.

— Ну и что же тебя смущает, мой излишне осторожный помощник? — На этот раз в голосе Старого Гиены явно слышалась издевка.

— Они перемигиваются,— лаконично ответил Раф.

— Перемигиваются?

— Я и раньше слышал, что у ванов имеется секретный безмолвный язык,— принялся объяснять Раф.— Движения глаз, губ, бровей… Ну а понаблюдав сегодня за лицами наших пленников, я убедился в том, что рассказы об этом языке — вовсе не пустая болтовня.

— Что же, ты молодец…— после недолгого раздумья произнес Енси, но продолжения фразы Соня не смогла расслышать: как раз в это время из дверей камбуза вышел повар и вывалил за борт ведро объедков. Моментально налетела стая чаек, которые с пронзительными криками принялись выхватывать из воды куски пищи. На некоторое время эти вопли заглушили все остальные звуки.

— Дурак,— прошипела девушка в адрес повара.

В каюте по-прежнему разговаривали, но слов

было уже не разобрать. Соня была готова передушить всех этих чаек, если бы только смогла дотянуться до них. Да что толку мечтать о несбыточном?

Наконец объедки кончились, птицы улетели, и Соня поспешила снова навострить уши.

— Да, это будет самым лучшим решением,— расслышала она голос Рафа.— В конце концов, ванов не так уж много…

Девушка в испуге поднесла ладонь ко рту. Неужели они собираются перебить всех ваниров, что попали в плен?

— Конечно,— проскрипел Енси.— Рассадить их всех по одному борту, и все. Тогда они смогут видеть только затылки друг друга.

Эти слова немного успокоили Соню.

— Да, еще одно,— вновь раздался голос Старой Гиены.— Я, в отличие от тебя, не могу сейчас выходить на палубу и наблюдать за порядком, так что тебе придется на время стать моими глазами. Скажи-ка, не пытается ли красотка Соня общаться с пленными? Она все-таки ванирка, нам не следует забывать об этом.

В ответ послышался бархатный смех Рафа.

— Нет, это исключено, совершенно исключено. Дело в том, что ваны считают ее перебежчицей и готовы разорвать в клочья. Если бы не цепи, которые удерживают их на скамьях, то скорее всего так бы и произошло. Вчера, когда она первый раз попробовала выйти прогуляться на палубу, один из ванов даже плюнул в нее. Мне пришлось огреть нахала кнутом по спине. Ну а эта ванирка… Несмотря на свою молодость, она — весьма разумная девица и прекрасно осознает, что куда лучше быть с победителями, чем с побежденными.

Губы Сони скривила жесткая улыбка.

— Да, тут ты совершенно прав,— согласился Енси,— она разумна не по годам. Надеюсь, что ты, красавчик, тоже проявишь достаточную рассудительность и не будешь пытаться кружить девице голову. Я очень надеюсь на это.— Последнюю фразу Енси произнес с ощутимым нажимом.

— Тебе, вероятно, доложили о том, что я провел в ее обществе некоторое время,— послышался смущенный голос Рафа.— Но я ведь просто проявил воспитанность, не более того. Наша гостья пожелала осмотреть корабль, и я…

— Моя гостья,— прервал его Енси.— Но хватит об этом… Так ты говоришь, что пленные ваны ненавидят ее? Гм… Гм-м… Что же, это прекрасно. Ну а всех ванов пересади на один борт. Так будет спокойнее.

— Для этого мне нужны ключи,— сказал Раф.

— Да-да, ключи, конечно,— проскрипел Старая Гиена.— Хорошо, я дам тебе их. Ну-ка, отвернись ненадолго…

Соня затаила дыхание. Что бы она только ни дала, лишь бы одним глазом взглянуть, откуда Енси будет доставать связку с ключами! Но хитрый бараханец не собирался показывать местоположение тайника даже своему помощнику. Послышался негромкий металлический звук, какое-то звяканье, затем легкий скрип открываемой дверцы… Соня была в отчаянии: там, в каюте, открывали тайник, где хранятся ключи, с помощью которых можно освободить и напустить на команду корабля полторы сотни бойцов, а она не имела никакой возможности определить, где именно он находится! Попытаться выкрасть связку ключей у Рафа? Или отнять каким-нибудь образом?

— Хорошенько следи за этой связкой,— строго произнес Старая Гиена.— А как только надобность в ней отпадет, сразу верни обратно.

— Разумеется,— ответил Раф,— я вовсе не горю желанием видеть, как полтораста освободившихся рабов носятся по нашей палубе.

— Это говорит о том, что ты весьма разумный молодой человек,— довольно захихикал Енси.— Иди же, занимайся своими делами.

И как раз в этот момент плеча Сони кто-то коснулся. Каким-то нечеловеческим усилием воли девушка сумела сдержать себя и не попыталась отскочить или ударить. Она даже не вздрогнула. Неторопливо обернувшись, Соня сказала ленивым голоском:

— А-а, Менг, это ты? Что, уже можно возвращаться в каюту?

Кусанец внимательно вглядывался в ее лицо непроницаемыми темными глазами.

— Мозно, сейцас узе мозно, да. А цто ты делаес здесь?

— Любуюсь морем,— отвечала девушка, наивно смотря на лекаря. Светские дамы Хаурана специально отрабатывают такой взгляд перед зеркалом. Считается (и не без причины), что он просто неотразимо действует на мужчин.

— Холодное серое море,— сказал Менг после недолгого молчания,— зачем же им любоваться?

— Интересно,— ответила Соня, нисколько не смущаясь.— Здесь, на корабле, так мало развлечений… Хочется чем-нибудь развеять скуку. Погляди-ка, вон там, возле борта, только что плавали акулы. Недавно повар выкинул в воду объедки, вот они и приплыли. Акулы, я имею в виду.

— Наблюдая за такими большими и злыми рыбами, надо быть оцень осмотрительной. Немало людей были съедены акулами из-за того, цто оказались недостаточно осторозны.. Это оцень опасно, поверь мне. Акулы, я имею в виду.

Вот и пойми его — то ли обо всем догадался, то ли просто болтает об акулах без всякой задней мысли. Лучше считать, что он о чем-то догадывается. Так безопаснее.

Соня еще немного задержалась на палубе: бараханцы под руководством Рафа пересаживали по-новому рабов. Она хотела приглядеться к связке, чтобы потом, при случае, без труда узнать ее. Так: на цепочке висят три ключа разного размера. Первый, самый большой, отмыкает основную цепь, что протянута вдоль всей палубы. К этой цепи, на замках, что отпирает второй ключ, крепятся короткие поперечные цепи, которые соединяют трех человек, сидящих за одним веслом. И наконец, последним ключом, самым маленьким, можно разомкнуть кандалы на поясе и щиколотках какого-нибудь одного человека.

Чтобы не вызывать ни у кого лишних подозрений (а в особенности же — у хитроглазого Менга), Соня вернулась в каюту. Слегка улыбнувшись Старой Гиене, она сняла лютню со стены и принялась рассеянно перебирать струны. Девушке надо было хорошенько поразмыслить, и она не хотела, чтоб любвеобильный старикашка отвлекал ее своей болтовней. Итак, где же может находиться этот распроклятый тайник? Ясно, что он где-то возле самой кровати, ведь Енси пока что не может подыматься на ноги и, тем более, ходить. Продолжая наигрывать что-то неторопливое и меланхоличное, девушка попыталась сообразить, куда же именно встроен секретный ящик. В кровать? Навряд ли, ведь она обтянута шелком, а деревянные брусья спинок слишком узки, чтобы в них можно было сделать достаточно вместительную нишу. В стену каюты? Но ее почти сплошь покрывает ковер. Стол или одно из кресел возле кровати? Тумбочка у изголовья?.. Полуприкрыв глаза ресницами, девушка внимательно оглядывала обстановку каюты. Тисовый потолок, белая с позолотой мебель, яркие ковры и драпировки…

Соня попыталась вспомнить звуки, которые сопровождали открытие тайника: короткое металлическое позвякивание, скрип дверцы… Металлическое позвякивание! А ведь на тумбочке стоит гонг, с помощью которого Енси вызывает слуг! Видимо, открывая тайник, старик случайно качнул серебряный диск, укрепленный на цепочке. Значит, все таки тумбочка?

— Что это с тобой, красавица моя? — вдруг спросил Енси.

Не переставая играть на лютне, Соня удивленно приподняла одну бровь.

— У тебя глаза вдруг загорелись, точно у дикой кошки,— пояснил бараханец.

— Я хочу танцевать,— страстным, низким и бархатистым голосом произнесла девушка: надо же было как-то замаскировать свой непроизвольный порыв.

Взяв со стола пару блюдец, она прямо на скатерть вытряхнула их содержимое: орешки и какие-то сласти. Затем она без малейшего смущения разбила дорогой кхитайский фарфор о край стола и, сделав из осколков кастаньеты, начала вендийский танец: одновременно зажигательный и томительный, ритмичный и плавный. Старый Енси был так увлечен танцем девушки, что даже приоткрыл рот. Глазки его сделались совсем масляными. А Соня танцевала: щелкали кастаньеты в воздетых руках, легкие ноги то скользили по полу, то дробно отстукивали ритм, покрывало слетело с плеч и белой птицей порхнуло куда-то в угол… Соня не зря выбрала именно этот танец: кружась, она постепенно приблизилась… Енси пребывал в уверенности, что к нему, но на самом деле девушку интересовала тумбочка. Затем она, продолжая отбивать ритм, опустилась на колени. Теперь в танце участвовали лишь руки/ плечи, шея, изгибающийся стан. А между тем, из-под век, томно прикрывших глаза, Соня успела самым внимательным образом осмотреть тумбочку: белую, как и вся остальная мебель, с резным золоченым орнаментом вдоль крышки. Да, никакого сомнения, три углубления в резьбе выглядели чуть темнее. Если Старая Гиена каждый раз, как открывает тайник, вкладывает в них пальцы, то нет ничего удивительного в том, что позолота утратила свой блеск. Теперь Соня знала все, что ей требовалось. Рассмеявшись, она швырнула фарфоровые кастаньеты в угол каюты, игриво показала Енси язык и выбежала на палубу, чуть не столкнувшись с Рафом, он нес обратно ключи.

Немного отдышавшись и успокоившись, девушка принялась действовать дальше. Теперь надо было договориться с кем-нибудь из ваниров. Но тут Соня столкнулась с неприятной и неожиданной помехой. Только она попыталась подойти к Неффу (или Ореффу, поди их разбери), как впереди выросли два дюжих охранника. Они не допускали никаких грубостей, не пытались, например, оттолкнуть ее или схватить за плечо, но и обойти их не было никакой возможности. Каждый из этих дюжих молодцов стоял непоколебимо, как скала, расставив руки и выставив вперед огромное пузо. Охранники дружно гудели в два голоса:

— Нельзя! Не велено!

— Кем не велено? — нетерпеливо спросила Соня.

— Приказ капитана. Передал его помощник,— тупо пуча глаза, отвечали охранники. Разговаривать с ними было бесполезно. Соня еще раз поразилась предусмотрительности и недоверчивости Старой Гиены. Да, чтобы обхитрить такого, придется приложить немало усилий. Необходимо придумать какой-то иной способ действий. Немного поразмыслив, Соня принялась с рассеянным видом прогуливаться вдоль другого борта, на котором ваниров не было. Бросив украдкой несколько взглядов, она определила, что ее маневр до известной степени успокоил охранников. Что же, тем лучше. Прогуливаясь, Соня внимательно оглядывала лица рабов, прикованных к скамьям. Выбор, который ей предстоит сделать, должен быть безошибочным.

Но пока что осмотр не внушал особых надежд. Большинство гребцов выглядели настоящими дикарями, глаза их затравленно смотрели из-под чудовищно отросших, свисавших грязными прядями волос. Бороды, свалявшиеся, как войлок, достигали пояса. Казалось, что это какие-то животные, вроде волов, что крутят и крутят колеса на мельницах, крутят до самой смерти… Девушке едва не сделалось дурно от вида этих людей, доведенных до скотского состояния.

Наконец она разглядела лицо, выделявшееся среди остальных более-менее осмысленным выражением.

Это был довольно молодой человек с тонкими чертами лица. Борода его не успела еще сильно отрасти, а в глазах еще светились разум и даже остатки гордости. Соня остановилась возле него и, глядя куда-то вдаль, негромко сказала:

— Слушай, среди вас есть верные люди? Если я ночью принесу ключи, сумеете разомкнуть цепи?

Раб молниеносно вскинул голову, но тут же, опустив глаза, хрипло прошептал:

— Неси… А уж мы…— Увидав что-то или кого-то за спиной Сони, он сразу замолчал. Лицо его моментально сделалось таким же тупым, как и у других рабов.

— Надеюсь, этот недоумок не допустил никаких оскорбительных выпадов? — раздался позади голос Рафа.— Что-то мне его блудливая рожа не нравится… А-а, старый знакомый! — Тут бараханец злорадно расхохотался.— Именно благодаря мне этот ублюдок оказался здесь, на скамье для гребцов. Во время боя, случившегося несколько лун назад, я взял его в плен. Теперь он ворочает веслом и с величайшим нетерпением ждет, когда наконец его родня удосужится собрать выкуп и уплатить его нашему капитану. Дело в том, что этот зингарец — знатного происхождения, как и я. Только недоноску повезло, и его родители…

— Врешь! — выдохнул раб.— Ты вор. Просто-напросто вор! Даже костюм, который ты носишь,— и тот украден!

— Верно,— ядовито улыбнулся Раф.— Я снял этот костюм с тебя, щенок. Ведь сказано богами: «Кто не умеет защищать свою собственность, тот будет лишен ее!»

— Проклятый служитель Бела! — выкрикнул в ответ его собеседник.

— Верно, Бела, покровителя воров, я уважаю больше всех других богов,— кивнул Раф.— Ну а что касается твоего проклятия, то оно нисколько меня не волнует, так как не способно причинить никакого вреда. Конечно, в наказание за дерзость я мог бы избить тебя до потери сознания, но, пожалуй, не стану делать этого. Слишком много чести для такого слизняка, как ты. Гораздо больше мне нравится наблюдать за тем, как ты корчишься, точно раздавленный червяк, звенишь цепями и исходишь бессильной злобой.

— Если бы не эти цепи, я бы убил тебя! О, как мне хочется дотянуться до твоей шеи и свернуть ее!

— Знаешь, что является самым бесполезным занятием на свете? — ядовито ухмыльнулся бараханец.— Бесплодные мечтания.

В ответ пленник разразился тирадой отборных ругательств, поминая как самого Рафа, так и его отца с матерью, а также всю родню вплоть до седьмого колена. Но этот гнев действительно был бессилен. Соня поглядела на других пленников. Те сидели, испуганно пригнувшись. Казалось, они ожидали, что господа и повелители сейчас начнут наказывать их, не особо разбирая, на чьи спины придутся удары кнута. Затем Соня перевела взгляд на лицо бараханца и испытала потрясение: тот наслаждался! Сейчас Раф был чем-то похож на кота, который играет полузадушенной мышью, не спеша загрызть ее. Да, унижение, которому он подвергал своего пленника, было куда изощреннее и одновременно болезненней, чем простое избиение. Раф не касался его тела. Вместо этого он терзал душу.

Соня почувствовала, что больше не в силах переносить эту сцену.

— Пойдем отсюда,— попросила она.— Как меня раздражают эти грязные рабы!

Уже отойдя шагов на десять, девушка обернулась. Пленник сидел, повесив голову, и плечи его вздрагивали. Но затем он взглянул на Соню, и глаза его засветились надеждой.

По вечерам Енси принимал настойку желтого лотоса, которая заглушала боль в плече и помогала заснуть. Соне нечего было опасаться, что он проснется в самый неподходящий момент. Оставался Менг, который тоже ночевал в этой каюте, прямо в кресле. Похоже, сон у кусанца был довольно чуткий: пару раз Соня видела, как он встает среди ночи и поит Старую Гиену какой-то микстурой. Необходимо было каким-то образом избавиться от него. Ничего, кроме все того же лотоса, Соне на ум не приходило. Но как заставить Менга принять его? Подмешать в пищу?

Над морем стояла ночь. Луна, идущая на убыль, то скрывалась в облаках, то снова освещала бесконечные ряды волн и одинокий корабль, распустивший над ними свой парус. Избавленные попутным ветром от тяжелой повинности, гребцы отдыхали. Изредка слышалось позвякивание цепей, когда кто-то менял позу, иногда кто-нибудь всхрапывал или протяжно стонал во сне. Видно, даже в сновидения проникали надсмотрщики с тяжелыми кожаными бичами… Однако спали далеко не все рабы. Торопливый осторожный шепот слышался между рядами гребцов, несся с борта на борт галеры, примолкал, если рядом проходил охранник, а затем раздавался снова. Жизнь, которую ведут галерные рабы, действительно способна сломать человека, но далеко не всякого. Чтобы выжить, пленник, посаженный за весла, должен либо потерять гордость, либо спрятать ее в самые дальние тайники своей души. А также совершенно необходимо, чтобы чувства его притупились и огрубели, иначе разум не выдержит этой страшной жизни, и человек сойдет с ума. Если сумасшествие окажется буйным, то несчастного убьют, а тело его выкинут за борт, на корм акулам. Ну а тихие сумасшедшие… Что же, здесь, за веслами, было немало и таких. Слабые духом люди, попав на галеру, вскоре превращались в животных: некоторые из них теряли способность даже разговаривать и понимать чужую речь. Их слух воспринимал лишь удары барабана, отбивавшего ритм для гребцов. Кажется, некоторые из них слепли: ведь для того, чтобы грести, зрение не так уж и необходимо. Такие рабы не доставляли своим хозяевам почти никаких хлопот. Но были и другие, сумевшие сохранить свою человеческую сущность. Правда, они безропотно работали и сносили удары надсмотрщиков. А меж тем в душах этих людей таились воля к свободе и свирепая ненависть к тем, кто усадил их на эти проклятые скамьи. Но если рядом оказывался кто-нибудь из команды, лица этих людей сразу делались тупо-покорными и по-скотски безразличными: они ждали подходящего случая! И вот наконец это долгожданное время наступило.

Шальная девка-ванирка, которая попала в плен во время последнего абордажного боя, сумела каким-то образом стащить у капитана ключи от кандалов. Девка оказалась действительно ловкая: выкрав эти ключи, она незаметно передала их красавчику Ремидио. Даже человека она сумела выбрать правильно: этот Ремидио, пленный кордавец, был, конечно, горд до глупости (а здесь, на галере, век у таких оказывался очень недолог). Однако этот же Ремидио страстно желал освободиться и люто ненавидел бараханцев, а потому был включен в «цепочку» верных людей, охватывавшую все скамьи по обоим бортам галеры. Четырех гребцов задушили их же соседи: этих людей подозревали в наушничестве, а рисковать никто не хотел. Уже глубокой ночью, когда темнота сделалась особенно густой, а надсмотрщики стали клевать носом, ключи пошли по рядам. Три негромких щелчка — и обитатели одной скамьи освобождены от кандалов, а ключи незаметно передаются дальше. Однако те, кого кандалы уже не удерживают, остаются сидеть так же неподвижно, как и раньше. Еще вечером по «цепочке» прошло предупреждение: если кто-нибудь попытается вскочить раньше времени, он должен быть убит на месте своими соседями. Надежда на победу над бараханцами оставалась лишь в том случае, если рабы атакуют разом. Люди оставались неподвижными, как колоды, ну а внутри… О, их сердца бешено колотились, а в душе пылало пламя ненависти и надежды.

Осторожный шепот снова и снова прошелестел по палубе, напоминая тихий плеск волн за бортом: «Ждите сигнала, ждите, ждите сигнала…» «Ждите свиста, свиста…» «Тихо, тихо, тихо. Ждите…» «После сигнала — все разом…» «Бейте цепями, цепями, бейте цепями…» «Ждите…»

Соня тоже ждала. Она находилась в капитанской каюте, сидела в кресле, сильно наклонившись вперед, уперев подбородок в сжатые кулаки, а локти в колени. В соседнем кресле расположился Менг. Его поза, как всегда, была расслабленной и непринужденной. Темные глаза кусанца таинственно поблескивали в свете масляных ламп.

— Твоя одезда,— сказал Менг,— тебе лучсе сменить ее.

— Да,— согласилась девушка.

— Лучсе мужской костюм. Это будет удобнее. А есе, в нем теплее и безопаснее.

Кивнув, девушка отправилась в гардеробную. Перебрав несколько одеяний: мужских и женских, предназначенных для балов, для путешествий, для боя (да что там, для всех случаев жизни!), она остановила свой выбор на одежде, ранее принадлежавшей, по-видимому, капитану или помощнику капитана какой-нибудь богатой торговой караки: высокие сапоги с широкими голенищами, суконные брюки и блуза, поверх которой надевалась непромокаемая кожаная куртка и, наконец, кожаная шляпа с широкими обвислыми полями, способными защитить плечи и затылок от дождя и брызг. Переодеваясь, она раздумывала над тем, каким удивительным образом человек, которого она считала врагом, превратился в друга. Вечером, незадолго до заката, Соня вызвалась измельчить в ступке зерна лотоса, предназначенные для капитана. Енси это весьма понравилось. Ему было приятно принять лекарство из рук своей обворожительной невольницы. Зная об уме и проницательности капитана Енси, Соня вовсе не надеялась обмануть его, убедив в искренности своих чувств. Но, похоже, Старая Гиена был согласен и на такую имитацию. Да и что еще ему оставалось? Смешно, но Соня вдруг почувствовала себя так, будто подает милостыню нищему. Впрочем, нищий вовсе не был нищим, ну а «милостыня» тем более была не тем, чем казалась. Если все, что задумала Соня, удастся, то это будет означать конец карьеры капитана Енси, хитрого, удачливого, вероломного и жестокого…

Итак, Соня измельчала темные сухие зерна в легкий порошок. Лекарь настоял на том, чтобы она делала это, прикрыв рот и нос тканевой повязкой, а кроме того, расположилась возле распахнутого настежь окна каюты. Соня спросила, почему он сам не предпринимает подобные меры предосторожности, измельчая лотос, на что Менг ответил, что он, в отличие от Сони, достаточно опытен и осторожен, чтобы обходиться без этого.

— Надысисься — уснесь и упадесь на пол. Мозесь усибиться, а мне придется лечить. А если много пыли вдохнесь — мозесь совсем умереть. Сердце не будет больсе работать-

Растирая зерна фарфоровым пестиком, Соня умудрилась незаметно отсыпать часть порошка и завернуть его в салфетку, которую заранее стащила со стола. В душе девушки нарастало ликование, ведь все, буквально все, за что она бралась, удавалось. Осталось немногое: незаметно подсыпать порошок в пищу Менга, подождать, пока он и капитан заснут, а затем выкрасть ключи и передать их тому молодому гребцу. Соня не обратила внимания на то, что, приняв из ее рук ступку, Менг принялся весьма внимательным образом разглядывать порошок, лежавший не дне. Затем, пересыпав его в небольшую чашку, он кинул в ступку еще несколько зерен.

— Разотри и эти тозе,— велел он Соне.

— Зачем? — удивилась девушка, но, так и не дождавшись ответа от бесстрастного кусанца, принялась выполнять распоряжение.

— Ты так истово трудишься ради меня.— Енси ласково и участливо глядел на Соню.— Я очень признателен тебе за это.

— Спасибо,— кивнула Соня.— Я, должно быть, очень смешно выгляжу в этой повязке…

— О нет, вовсе нет! — запротестовал старик.— У тебя прелестные глаза. Такие зеленые и бойкие… Кстати, Менг, мошенник, почему это ты заставил ее растирать зерна дважды? Сам-то приготовлял снадобье за один раз, я ведь помню.

— Она — есе осень неопытный помосник лекаря,— отвечал кусанец,— поросок долзен быть осень мелкий, как это, для лица… Да, как пудра. Пусть она лучце делает лекарство в два приема.

— Все напоминаешь о своей опытности, цену себе набиваешь,— проворчал Старая Гиена,— впрочем, лекарь ты действительно выдающийся. За то и держу. Иначе давно бы веслом ворочал…

Соня удивленно вскинула глаза. Выходит, Менг — тоже пленник? Почему же тогда он не отравит Гиену и не сбежит с корабля? Впрочем, похоже, живется ему здесь неплохо. Бывают и такие люди, что предпочитают свободе сытую неволю.

Енси принимал лекарство за ужином, а действие его начиналось спустя некоторое время. Так что и Старая Гиена, и его лекарь должны были уснуть одновременно.

За ужином Соня много смеялась, шутила и ела с отменным аппетитом: так действовало на нее нервное возбуждение. Енси с завистью смотрел, как она обгладывает ногу индюшки, заедая ее лепешками, жаренными на масле, виноградом и фруктами. Сам капитан, по настоянию Менга, был вынужден ограничиться небольшой чашкой бульона, тушеными овощами да несколькими ломтиками сыра.

— Сыр, в умеренных количествах, оцень полезен для воинов, получивших раны,— объяснял Менг.— В теле человека обновляется кровь.

— Хорошо еще, что кровь обновляется благодаря сыру, а не какой-нибудь гадости, вроде твоих бобов,— сварливо отозвался Старый Гиена.— Даже для обоняния они неприятны, не говоря уже о вкусе…

— Бобы — очень полезная и здоровая пища,— невозмутимо отвечал лекарь.— В отличие от мяса, с которым они сходны во многих относениях, бобы не отягчают желудка, но придают человеку силу и ясность мысли.

— Сравнил тоже. Бобы — пища бедняков, ну а мясо предназначено для людей, сильных духом или телом.

Чтобы скрыть лукавую улыбку, Соня поднесла ко рту яблоко. Именно в бобовую похлебку, которую так уважал Менг, она высыпала похищенный порошок.

Ужин закончился, слуга убрал посуду и удалился. Немного погодя Енси уже похрапывал на своих подушках. Начал клевать носом и Менг, сидевший в кресле с высокой спинкой. Вскоре голова его свесилась на грудь, он закрыл глаза и застыл. Для проверки Соня несколько раз хлопнула в ладоши: с каждым разом все громче и громче. Ни капитан, ни его лекарь даже не шевельнулись. Удалось! Соня поспешила к тумбочке. Она вложила пальцы в три отверстия, на которые обратила внимание днем, и слегка надавила. Раздался легкий щелчок, и узкая дощечка откинулась, открывая доступ к секретному ящику. Победоносно улыбнувшись, Соня выдвинула его. Ключи! Те самые — три ключа на короткой стальной цепочке. Кроме этой связки в ящике лежали несколько мешочков из мягкой замши. Пощупав их, Соня определила, что там находятся камни: конечно же, драгоценные. А иначе, зачем нужно было так хорошо их прятать?

— Что же, это тоже очень кстати,— тихо пробормотала девушка.

— Ты сумела найти то, цто искала?

Голос Менга раздался неожиданно, как Глас с небес. Хотя кусанец говорил негромко, Соня подскочила и едва не уронила на пол гонг. Она чудом успела подхватить звонкий серебряный диск, ведь иначе в дверь тут же сунулся бы слуга, дремавший снаружи, на скамье возле входа в каюту.

— Ты осень умная девушка.— Менг неторопливо поднялся, причем ни малейшего следа сонливости на его лице не было заметно.— Я здесь узе довольно давно, больсе трех лун, да. Однако так и не смог узнать, где находится этот тайник.

— Не подходи! — тихонько взвизгнула девушка, замахиваясь ключами, точно ножом.

— О, тебе совсем не нузно бояться,— улыбнулся Менг.— Я ведь тозе хочу освободить этих несчастных людей. Там, на веслах. Оцень хоросо, что ты смогла найти ключи.

Неожиданно Менг лукаво подмигнул девушке и широко улыбнулся.

Таким вот образом Соня неожиданно обрела союзника.

Переодевшись в морской костюм, девушка повернулась к зеркалу. Оттуда на нее глядел молодой паренек: то ли сын шкипера, взятый отцом в плавание, чтоб приучался к морскому делу, то ли знатный юноша, решивший отправиться в плавание на своем корабле. Драгоценности: браслеты, ожерелья и цепь, захваченную в замке Гиллеро, Соня тщательно спрятала под одеждой. Удовлетворенно кивнув себе, девушка вернулась обратно в каюту.

— Хоросо,— сказал Менг, внимательно оглядев ее.— Именно то, что и требовалось. А теперь посмотри: капитан Енси…

— Да, кстати о капитане,— перебила его девушка,— он не проснется случайно?

Соню сейчас беспокоило множество различных вещей: не перехватят ли ключи охранники, не проснется ли Енси в самый неподходящий момент, не случится ли еще что-нибудь ужасное… Деятельная от природы, она очень плохо переносила бездействие.

— Нет, он не проснется,— покачал головой Менг.— Желтый лотос — оцень хоросее лекарство, оцень сильное. Сегодня капитан будет спать крепко, дазе крепче, чем вчера и позавчера… Но о чем я говорил? Да, капитан Енси, как и то хитрое животное, именем которого вы его называете, имеет нору с двумя выходами. Это мозет нам пригодиться. Смотри.

Менг прошел к стене каюты и, ухватив край ковра, покрывавшего пол, потянул его на себя. Ковер поднялся, а вместе с ним поднялась и крышка секретного люка. Соня подошла и заглянула вниз, в темноту. Из люка тянуло несвежей, душной сыростью. Немного помедлив, Менг опустил люк на место.

— Видись,— сказал он,— капитан Енси оцень хитрый. Ковер прибит к крышке. Если опустишься и закроесь за собой люк, то снарузи ницего не будет видно. Оцень умно.

— А куда ведет этот лаз? — спросила Соня.

— Вниз, под главный мостик палубы,— ответил кусанец,— нам луцсе будет спрятаться там, цтобы перездать бой.

— Почему? — удивилась Соня.

— Понимаесь,— серьезно и поучительно сказал Менг,— когда восставшие гребцы сломают дверь и ворвутся сюда, то я думаю, они будут убивать всех, не разбирая…

— Понятно,— кивнула Соня и снова подняла крышку.— Ну что, пошли.

— Постой,— сказал лекарь,— есть еще одно дело. Помоги мне, позалуйста.

Менг подошел к постели, осторожно взял бесчувственного капитана под мышки и выжидающе посмотрел на Соню.

— Цто зе ты стоись? Бери его за ноги. Капитана тозе надо спрятать.

— А его-то зачем? — удивилась девушка.— Если рабы его и пристукнут, так поделом.

— Дело в том, цто, поступая в учение к мудрым старцам, которые зивут в горах на севере Кусана, я дал великую и торжественную клятву,— медленно и веско сказал лекарь.— Я клялся, цто не буду применять искусство врачевания во вред. Ведь знание секретов врачевания, лекарственных составов и тайн целовецеского строения — это великая сила, которая мозет быть обращена как во благо, так и во вред. Если человек не имеет определенного душевного качества, оно называется… Да, совесть. Так вот, этот человек мозет стать отравителем, злодеем из злодеев. Более того, знающие особые точки на теле человека могут убивать одним прикосновением пальча. А могут и излечивать. Врачевание — это очень великая сила, и ее секреты очень опасны, если попадут в руки недобрых, бессовестных людей…

Лицо Менга сделалось мечтательным, глаза смотрели куда-то вдаль. Казалось, на эту тему он готов разглагольствовать часами.

— Все это понятно,— нетерпеливо перебила Соня,— но ты так и не ответил, зачем нам спасать этого подлого старикашку?

— Ну как зе? — Казалось, лекарь удивлен тем, что она не понимает таких простых вещей.— Капитана Енси обязательно убьют, если мы оставим его здесь. И отцасти в этом будет виноват глубокий сон, вызванный семенами желтого лотоса, которые я дал ему. А я ведь клялся не причинять вреда. Даже бездействием.

— А-а, понятно,— сообразила Соня.— Ты удивительный человек, Менг. Ну хорошо, давай помогу.

Сообща они опустили безмятежно посапывающего Енси в люк, затем Менг принес матрас с одеялом и принялся устраивать капитана самым удобным образом. Не желая сидеть в темноте, Соня вернулась в каюту и, взяв со стола медный, наполненный маслом светильник, опустилась в люк и плотно закрыла его за собой. К ее удивлению, Менг немедленно задул маленький огонек, плясавший на кончике фитиля.

— Ни в коем случае,— прошипел он.— Свет могут увидеть сквозь щели. И говори только шепотом. Нельзя, чтобы нас заметили или услышали.

Они притаились под тонким дощатым настилом. Было тихо, лишь иногда прямо над их головами раздавались тяжелые шаги. Судя по всему, это охранник ходил туда-сюда по палубе.

— Ты удивительный человек, Менг,— прошептала Соня.— Удивительный, но очень хороший. Сначала я не могла понять, почему ты не отравишь капитана и не сбежишь с корабля, но теперь все ясно.

— Нельзя убивать людей,— раздался из темноты тихий, но твердый голос лекаря.— Капитан знал, что я не отравлю его, не боялся. Он только приказал тщательно следить, цтобы я не попытался бежать.

— А куда ты направишься, если удастся освободиться? — спросила Соня.

— Я бы хотел вернуться назад, на родину,— ответил Менг после недолгого молчания.— Я узе очень устал от цузих земель и цузих людей. Если выйти сейцас, то мозно будет достичь моих родных мест весной, когда расцветают вишни. День, когда на вишневых деревьях распускаются цветы, мой народ считает праздничным днем…

Движимая неожиданным порывом, девушка извлекла из пояса один из замшевых мешочков, которые она забрала из тайника Старой Гиены. Нащупав в темноте руку Менга, она вложила этот мешочек ему в ладонь.

— Возьми. Это поможет тебе добраться до родных мест. Путь предстоит неблизкий.

— Спасибо,— прошелестел в ответ тихий голос кусанца.— Путь действительно оцень неблизкий.

— Менг,— спросила Соня,— скажи, пожалуйста, почему ты не уснул? Я ведь высыпала тебе в похлебку это снадобье, лотос…

Лекарь тихонько засмеялся.

— О, я заметил, как ты похитила часть порошка. Снацала я подумал было, цто ты имеешь пристрастие к лотосу, ведь этот порок довольно распространен в здешних местах. Но, приглядевшись внимательно, понял, цто это не так. У тех, кто регулярно принимает лотос, расширены зрачки, а пальцы слегка дрожат. У тебя не было этих признаков. Тогда я предположил, цто порошок предназначен для меня. А почувствовав его вкус в пище, я убедился в том, цто мое предположение верно. Никогда не пытайся опоить или отравить опытного лекаря. Мы знаем вкус многих, оцень многих лекарств и ядов.

— Но ты ведь съел похлебку,— растерянно сказала Соня.— Всю, до последней ложки. Я сама видела.

— Цто из того? — безмятежно ответил Менг.— Заподозрив, цто ты попытаешься усыпить меня с помощью лотоса, я принял небольшое количество коры фенха, а поток узе сел за стол и принялся узинать. Понимаесь, порошок коры этого дерева, фенха, способен нейтрализовать действие лотоса.

Внезапно ночную тишину разорвал пронзительный переливчатый свист. А мгновение спустя раздался рев множества голосов: свирепый и ликующий. По мостику над головами Сони и Менга дробно застучали сотни ног.

Началось! Больше сотни рабов разом вырвались на свободу. Растерянные, сонные солдаты пытались отбиваться, но против такого напора они оказались бессильны. Да и цепи в могучих руках гребцов были страшным оружием: они разбивали черепа, вышибали плечи из суставов, ломали ребра и руки… Привычные к сабельным схваткам, бараханцы пытались парировать эти удары, но цепи просто-напросто обвивались вокруг клинков, вырывая оружие из рук. А от следующего удара защититься было уже нечем… И еще одно пугало бараханцев чуть ли не до икоты: восставшие рабы были совершенно нечувствительны к боли. Охваченные так долго копившейся яростью, они продолжали сражаться даже после тяжелого, иногда смертельного ранения. Главным для них было уничтожить врага, а не выжить.

Предводителем восставших рабов оказался Ремидио. Это получилось само собой. Ремидио вовсе не стремился вести кого-либо в бой. Его единственным желанием было расправиться с тем, кого он ненавидел: Рафа. А так как Раф возглавил оборону бараханцев, то и Ремидио оказался в самом центре схватки. В левой руке недавнего раба была зажата цепь, а в правой тяжелый прямой меч, который он отнял у одного из врагов в самом начале сражения. Ремидио рвался вперед, удары его сокрушали пиратов, а движения были так стремительны, что он оставался неуязвимым даже в беспорядочной толчее палубного боя. Прорывая ряды противника, Ремидио стремился к Рафу, а в брешь, пробитую им, тут же врывались остальные гребцы. Вскоре два давних недруга встретились лицом к лицу.

— А-а, это опять ты, щенок! — заорал Раф, удерживая зингарца на расстоянии широкими взмахами секиры, которой он орудовал с удивительной быстротой.

— Опять! — выдохнул Ремидио, нанося стремительный удар цепью.

Раф едва успел отклонить секиру, иначе она была бы опутана и вырвана у него из рук. Раф быстро понял, что Ремидио — уже не тот наивный и растерянный юноша, с которым ему довелось встретиться в прошлый раз. Сейчас это был уже настоящий боец, к тому же пылавший холодной, рассудочной ненавистью. А ведь это состояние является самым опасным для противника. Оно придает бойцу дополнительные силы, отвагу, в то же время не ослепляя его разум, как это делает простая злоба. Скорость реакции и быстрота движений у обоих противников были примерно равны, но руки Ремидио, развитые долгими днями изнурительной гребли, сделались сильны, точно выкованные из железа, и Раф, парируя его удары, вскоре почувствовал, что пальцы, локти и даже плечи его начинает пронзать острая боль, что его движения становятся менее точны, а пот, обильно выступивший на лбу, начинает заливать глаза. Ремидио же бил, бил и бил с размеренностью тарана, сокрушавшего крепостные ворота. Казалось, что усталость не властна над ним. Удары следовали слева, справа, сверху, снизу, не оставляя бараханцу времени на ответный выпад. Меч высекал искры, снова и снова ударяясь о секиру Рафа. Наконец бараханец все же сумел улучить момент для решающего удара. Как и в прошлом бою, он замахнулся секирой сверху, намереваясь раскроить противнику голову надвое. Но Ремидио, быстро присев, взмахнул левой рукой, и цепь с ужасающей силой хлестнула бараханца по ребрам. В этот бой Рафу пришлось вступить без кирасы: чтобы надеть ее, попросту не было времени. Послышался хруст ломающихся костей, и Рафа отшвырнуло в сторону. Бараханец рухнул на четвереньки, попытался было подняться, но тут у него изо рта хлынула кровь, руки подломились, и помощник пиратского капитана повалился под ноги сражавшихся. Издав торжествующий вопль, Ремидио бросился в самую гущу схватки и принялся наносить удары.

Братья-ваниры, Нефф и Орефф, прорывались друг к другу, расшвыривая всех, кто попадался на их пути. Во весь голос они выкрикивали имя своего отца: «Таркил!.. Таркил!.. Таркил!..» Это был их боевой клич, благодаря которому братья могли найти друг друга, несмотря на ночную тьму. Воссоединившись, братья хлопнули ладонь о ладонь левыми, свободными от оружия руками. Затем они разом развернулись и вновь устремились в бой, сражаясь так, как привыкли сражаться все ваниры: плечом к плечу, прикрывая один другого. Нанося удары, они продолжали истошно выкрикивать: «Таркил!» Этим они славили своего отца, а кроме того, согласно старинному поверью, призывали себе в помощь его силу, отвагу и даже воинское искусство. Душа отца, оставшегося в далеком Ванахейме, должна была откликнуться на призыв сыновей. Братья действовали сообща, они понимали друг друга без слов. Нефф и Орефф сражались точно один четверорукий боец.

Молодой бараханец Хок отбивался что было сил, но все же вынужден был шаг за шагом отступать: противников было слишком много. Наконец Хок уперся спиной в небольшую надстройку, прикрывавшую люк, который вел вниз, в трюм. Отступать стало некуда. Несколькими отчаянными взмахами сабли Хок отогнал нападавших, а затем сумел мгновенно отворить дверь и нырнуть внутрь. Несколько сабель ударили по захлопнувшейся двери, но они лишь отсекли пару щепок от толстой дубовой филенки, рассчитанной на штормовые волны.

Восставшие попытались выломать дверь, но на это требовалось какое-то время: Хок успел задвинуть засов. Впрочем, он понимал, что — это лишь недолгая отсрочка. Рано или поздно восставшие рабы ворвутся в трюм, и тогда судьбе Хока нельзя будет позавидовать. Кромешная тьма в трюме еще более усиливала тревогу бараханца.

— Что же делать, а? — простонал Хок.

Попытавшись шагнуть, он тут же споткнулся о какой-то большой ящик. Что это?.. Оказывается, здесь, возле лестницы, хранятся метательные снаряды для баллист, заполненные зажигательной смесью. И, поняв это, он вдруг успокоился. Желание отомстить пересилило все, даже страх смерти.

— Ну, сейчас я вам всем покажу,— негромко, но с ледяной злобой в голосе проговорил он. Хок решил поджечь корабль, унося за собой в могилу всех, кто на нем находится. Достав кресало, он хотел уже высечь огонь, как вдруг позади раздался голос:

— И что же именно ты собираешься показать, хороший мой?

Голос был женский, обольстительный, но испугал Хока, точно неожиданный раскат грома. Бараханец так и подскочил.

— Кто?!! Кто…— Он обернулся на голос, бесцельно тараща глаза во тьму. А еще через мгновение перед его взором блеснула ослепительная вспышка, и сознание бараханца померкло.

Соня услышала, как пират, спустившись в трюм, возится и бранится. Сняв с запястья массивный золотой браслет и зажав его в руке, девушка осторожно двинулась в ту сторону. В отличие от бараханца, Соня смутно различала внутренности трюма. Видела она и пирата… Неслышно подкравшись, она отвлекла его вопросом и тяжелым браслетом нанесла удар прямо меж блеснувших во мраке глаз. Хок рухнул, даже не вскрикнув.

— Получил свое,— вполголоса отметила девушка.

— Фс-с. Молодец,— раздался голос Менга.— У тебя оцень острое зрение. Я сам не визу ницего. А еще, ты оцень хладнокровна и решительна. Впроцем, в этих твоих качествах я убедился еще раньше.

— Сейчас не время говорить комплименты,— отозвалась девушка.

— Верно,— согласился лекарь.— Позалуй, надо уйти отсюда. Скоро в этом месте станет довольно беспокойно.

Действительно, удары в дверь все усиливались. Дерево жалобно трещало.

— Пошли, спрячемся,— предложила Соня.— В конце концов, корабль от пожара мы спасли, теперь пора и о себе подумать. Надо переждать эту заварушку…

Когда восставшие выломали дверь и ворвались в трюм, они увидели деревянные ящики, а также лежащее поперек них тело Хока. Бараханец был без сознания, лицо его залито кровью.

— Видно, свалился с лестницы,— сказал первый из бойцов, заглянувших в трюм.— Нам и руки марать не пришлось об это отродье Нергала.

— Осторожно,— сказал другой, выглянув из-за плеча первого.— В этих ящиках — жидкое пламя. Я знаю. Осторожно! Уберите факелы, а то мы все отправимся на Серые Равнины. Назад, говорю я вам!

К утру восставшие перекидали всех бараханцев за борт, а вслед за тем принялись хозяйничать на корабле. Взломав сундуки в матросском кубрике, судовую кладовую и гардероб в капитанской каюте, рабы спешно скидывали свои отрепья и переодевались в доставшиеся им трофеи. По палубе «Грома» расхаживали люди в бархатных камзолах, дорогих плащах, кожаных и суконных матросских куртках. Спутанные бороды и грязные волосы до плеч выглядели диковато в сочетании с этими костюмами, а потому бывшие гребцы устроили на палубе цирюльню, благо солнце уже взошло и ярко осветило корабль и море. Волосы, обрезанные ножами, кинжалами, саблями, покрыли доски палубы, точно войлочный ковер. Они скрыли пятна крови, оставшиеся после боя. Те, кто не был занят своим внешним видом, громили продуктовый склад. Они отводили душу, пожирая вяленое мясо, сыр, сушеные фрукты и запивая все это вином из бочонков. Вскоре из еды на борту «Грома» остались лишь ржаные сухари — те самые, которыми бараханцы кормили гребцов. Ремидио попытался было остановить грабеж, но скоро понял, что его усилия бесполезны и, плюнув на все, напился сам. Несколько десятков освободившихся гребцов, радостно крича, швыряли за борт ненавистные весла и, взяв в руки боевые секиры, самозабвенно рубили скамьи, к которым были так долго прикованы. «Гром» быстро превращался из боевого корабля в неповоротливую посудину, способную передвигаться лишь благодаря попутному ветру. Впрочем, похоже, это никого не волновало. Людям, только что освободившимся от рабства, пока что было наплевать на подобные мелочи. Многие победители были ранены, но и на это они пока что не обращали почти никакого внимания: радость заглушала все остальные ощущения, даже боль. А между тем многие из этих людей были ранены тяжело, некоторые почти смертельно. И кто знает, сколько их умерло бы впоследствии от этих ран, если бы не Менг. Лекарь останавливал кровь, перевязывал зияющие раны, накладывал лубки, смазывал ушибы… Поначалу, увидев расхаживавшего по палубе кусанца, гребцы принялись роптать, высказывая не особо лестное мнение о «капитанских прихвостнях», но мешать ему в исполнении лекарских обязанностей никто не стал. Помимо всего прочего, гребцы знали, что Менг был таким же пленным, как и они сами, а на весла не попал лишь благодаря своему искусству. Лекарю помогал молодой подросток — чумазый парнишка с волосами, перепачканными пылью и сажей. На него никто не обращал особого внимания.

Несмотря на то что именно благодаря Соне гребцы смогли высвободиться, девушка вовсе не спешила привлекать к себе всеобщее внимание. Кто их знает? А ваниры к тому же до сих пор считают ее предательницей… Нет уж, боги берегут того, кто сам бережется. Чтобы затеряться среди толпы, Соня вновь применила ту же маскировку, которой воспользовалась когда-то, чтобы проникнуть в замок Гиллеро. Мужская одежда в сочетании с неопрятным внешним видом делали ее совершенно неузнаваемой. Особенно тщательно она позаботилась о том, чтобы с помощью сажи, добытой из камбузной печи, скрыть настоящий цвет волос: ведь рыжие люди (по-настоящему рыжие, обладающие тем солнечным цветом волос, каким природа одарила Соню), встречаются нечасто. Что же, маскировка, похоже, оказалась весьма удачной, и девушку никто не узнавал. Она таскала за лекарем сумку с бинтами и снадобьями, придерживала раненых, пока Менг перевязывал их, подавала воду, чтобы они могли напиться, омывала кровь и грязь.

Не обошлось и без казусов: один из раненых, пожилой человек, малорослый и лысый, вдруг воспротивился, когда Соня хотела обтереть влажной тряпкой его перемазанное подсыхающей кровью лицо.

— Больно, оставь как есть, не надо, мне ведь больно…— быстрой и взволнованной скороговоркой бормотал он, отталкивая влажную тряпицу левой рукой. Его правая рука, как видно поврежденная в бою, была туго прибинтована к груди. Внимательно вглядевшись в его лицо, Соня едва смогла сдержать смех. Это был… Енси!

Старая Гиена и тут сумел вывернуться, притворившись одним из гребцов. Пожалуй, он был единственным из всей бараханской команды, кто остался в живых. Похоже, Енси тоже узнал Соню, потому что вдруг многозначительно подмигнул ей.

— Ах ты, старый мошенник…— вполголоса сказала девушка и направилась дальше, за Менгом.

Ремидио тоже узнал Соню. Он был изрядно пьян, но еще больше зол: гребцы наставили ему синяков, когда он пытался помешать им разбазаривать съестные запасы и ломать весла. А ведь, имея под своим командованием такой корабль, как «Гром», Ремидио мог бы совершить немало громких и славных дел на Западном море! Но вот этот сброд совершенно не годился в качестве команды боевого корабля. Что же, тем хуже для них.

Итак, Ремидио догадался, кто этот чумазый парнишка, и, понимающе кивнув Соне, отвернулся, устремив взгляд в морскую даль. Где-то там, на северо-востоке, находилось побережье Зингары, Кордава, родной дом… По расчетам Ремидио, до берега было миль тридцать. Только вот как туда добраться? Особенно его тревожило то, что ветер, дувший с востока, мало-помалу нес «Гром» к Барахским островам, до которых тоже было не так уж далеко. Итак, они в самом скором времени могут снова попасть в плен к пиратам. Не было никакого желания опять оказаться в их руках… Ремидио попытался найти какое-нибудь решение, но хмель шумел в его голове, лишая возможности соображать. За время плена юноша совершенно отвык от горячительных напитков и теперь чувствовал себя больным и неспособным к каким-либо осмысленным действиям. А, пропади оно все пропадом! Зингарец поднялся на ноги и нетвердо зашагал к сходням, что вели в трюм. Может, там найдется бочонок, в котором еще осталось хотя бы немного вина? Ремидио успел сделать всего несколько шаг в, как вдруг его хлопнули по плечу. Зингарец резко обернулся.

— Я хочу поговорить с тобой,— негромко сказала Соня.

О боги, что за глаза! Точно два изумруда. А лицо — чумазое… Ремидио усмехнулся.

— Если тебя отмыть, ты будешь прехорошенькая,— сказал он.

— Потише,— строго оборвала девушка.— Ну а ты, если протрезвеешь, возможно, начнешь соображать. Во всяком случае, ты выглядишь немного умнее остальных.

— Спасибо на добром слове,— кивнул в ответ Ремидио.

— Тогда ты и сам должен понимать, что пора убираться с палубы этого корабля, если конечно мы не хотим снова очутиться в плену.

— Полностью с тобой согласен.— опять кивнул Ремидио,— Но как это сделать, вот вопрос? До материка — не меньше тридцати миль, вплавь не доберешься.

— Верно, вплавь не доберешься,— эхом отозвалась девушка,— А вот на лодке — запросто. Видишь лодку там, возле носовой башенки?

Ремидио несколько раз моргнул и потряс головой.

— Кажется, я — дурак.— сказал он с чувством.

— Верно. Пьяный дурак,— согласилась Соня.— Вот что, ты сейчас иди к лодке, а я позову еще одного человека, пусть он тоже отправится с нами.

— Кого это? — спросил Ремидио.

— Лекаря.

Ремидио потер виски, стремясь хоть немного разогнать хмель, и направился к лодке. Она была небольшая, с узким остроносым корпусом. Вряд ли в ней можно было перевести большой груз, но зато, она, кажется, была довольно быстроходной. Надо постараться не привлечь внимания, когда будем спускать ее на воду, подумал Ремидио. Стоит еще десятку человек последовать нашему примеру, и нам самим не найдется места. К счастью, уже вечер — скоро стемнеет. Он сел на палубу, прислонившись спиной к борту, и принялся ждать. Вскоре появилась Соня. Она несла кувшин воды и небольшой мешок с сухарями.

— Эй, паренек! — заорал какой-то громила, один из многих, бесцельно бродивших по палубе.— Что это у тебя в кувшине, а? Вино? Ну-ка, тащи сюда, живо!

— Закрой пасть и оставь парня в покое! — рявкнул Ремидио.

— Это кто там такой грозный? — не унимался громила.— Может, отправить тебя за борт, чтобы остыл немного?

— Вот ведь скотина, сожри его Нергал,— вполголоса проворчал Ремидио.

Соня с размаху грохнула глиняный кувшин о палубу.

— Очумел? — воскликнула она.— Последнее вино вы, пьянчуги, выжрали ещё до полудня. Иди проспись! Похмеляться нечем…

Громила тупо уставился на мокрое пятно, расплывавшееся возле его ног.

— Вода? — спросил он,— Так у тебя в кувшине была простая вода? Что же ты сразу не сказал? Не стоило и шум поднимать…

Сразу потеряв интерес к происходящему, громила бесцельно побрел прочь.

— Придется отправляться в путь без воды,— вздохнула Соня.

— Впрочем, до берега недалеко, так что потерпим.

Она кинула в шлюпку мешок с сухарями.

— Это нам на дорогу. До Кордавы довольно далеко.

— Молодец, что позаботилась об этом,— сказал Ремидио.— А я вот не сообразил.

— Ты много чего не сообразил,— пожала плечами девушка.

Услышав эти слова, зингарец слегка нахмурился.

— Кстати, как тебя зовут? — спросил он после недолгого молчания.

— Соня.

— А меня — Ремидио… Да, а где же лекарь? Ты говорила, что он отправится с нами.

Соня печально покачала головой.

— Менг отказался плыть. Он говорит, что на борту находится много раненых, которые умрут без его помощи… Странный человек. Но очень хороший.

— Дурак,— отрезал Ремидио.— Впрочем, пусть делает, что хочет. Нам-то что…

Теперь нахмурилась уже Соня:

— Менг говорит, что мы могли бы взять с собой около десятка человек.

— И думать не смей об этом! — воскликнул зингарец.— Ты ведь не хочешь, чтоб началась драка за места в лодке? Может, все это дурачье и попадет снова в плен к пиратам, однако они будут сами виноваты в этом. Незачем было превращать превосходную боевую галеру в беспомощное корыто, которое тащится по воле волн и ветра. Они ведь даже рулевые весла и те уничтожили.

— Все равно мне жаль этих людей,— ответила девушка.— Им пришлось много, слишком много перенести…

— Возможно, ветер переменится,— предположил Ремидио,— и тогда корабль принесет к берегам Хайбории.

— Или наоборот, унесет прочь, куда-нибудь в пустынные моря Южного предела. Тогда их судьбе не позавидуешь.

— Повторяю, они сами виноваты! — Ремидио начал терять терпение, в его голосе появились металлические нотки.

— Да, конечно, ты прав,— вздохнула девушка.

Вдвоем они освободили канаты, закрепленные в блоках. Лодка соскользнула с борта и повисла над водой, чуть заметно покачиваясь. По мере того как канаты сматывались, она опускалась, приближаясь к водной глади. Раздался негромкий плеск, и суденышко оказалось в своей родной стихии.

Они гребли. Гребли всю ночь, до утра, время от времени меняясь местами, чтобы одна рука не уставала больше другой. Когда рассвело, Ремидио велел Соне идти отдыхать. Девушка отказалась, и тогда он прогнал ее силой. Соня была слишком измучена, чтобы спорить. Пройдя на корму, она прилегла там на узкой скамье и уснула, точно провалилась в непроницаемую глухую тьму. Последнее, что она видела перед этим,— осунувшееся, но решительное лицо Ремидио, продолжавшего ворочать тяжелыми веслами…

Проснувшись, она некоторое время лежала неподвижно и с закрытыми глазами. Сон освежил ее, хотя и не избавил от усталости полностью. Тупо ныли предплечья и спина, натруженные целой ночью гребли. По-прежнему, не двигаясь, девушка прислушивалась к своим ощущениям. Солнце поднялось уже высоко и довольно сильно припекало. Его лучи, проникая сквозь ресницы и веки, зажигали в закрытых глазах теплые оранжевые пятна. Тихонько шуршали волны, скользя вдоль борта лодки, где-то далеко крикнула чайка, а больше ничто не нарушало тишины, что стояла над морем. Ее спутник: уснул он, что ли? И если это так, то куда несет лодку? Соня резко открыла глаза и резко села. А уже в следующий момент она услышала тихий смех Ремидио.

— Ты чего так вскинулась? — спросил зингарец с едва заметной ехидцей в голосе.

— Неважно,— ответила Соня. Она уже увидела, что опасения оказались напрасными. Пока девушка спала, Ремидио соорудил мачту из запасного весла. В качестве паруса он использовал тент, а вместо рея приспособил багор. К концам этого багра были привязаны два веревочных фала, с помощью которых зингарец управлял лодкой.

— Я вижу, что ты неплохо разбираешься в морском деле,— сказала Соня.

— Благодарю,— отозвался Ремидио.— Семь поколений моих предков посвятили себя флоту Зингары. Поэтому я с детства изучал искусство кораблевождения.

— Понятно.— Соня весело улыбнулась.

— Кстати,— продолжал Ремидио,— как ты сама видишь, ветер уже дует с юга. Так что можешь больше не беспокоиться за участь своих приятелей, что остались там, на «Громе». Через пару дней они окажутся у берегов Хайбории. Это произойдет даже в том случае, если они будут непроходимо глупы и не сообразят поставить парус.

— Через пару дней? — переспросила Соня.— А вдруг за это время ветер переменится?

— Не переменится,— уверенно ответил Ремидио.— Я достаточно разбираюсь в этом. Видишь те облачка, похожие на перышки? Во-он там, над самым горизонтом.

— Что же, это прекрасно,— снова улыбнулась Соня и, перегнувшись через борт, глянула в воду. Увидев свое отражение, она тихонько ахнула и поспешно принялась приводить себя в порядок: отмыла, как могла, лицо, затем стала смывать сажу с волос. Это заняло довольно много времени — ведь мыла у нее не было. Гребня тоже не оказалось и в помине, так что расчесывать волосы пришлось пальцами. Справившись с этим, Соня принялась подсушивать мокрые пряди под лучами солнца. Время от времени она ловила взгляды Ремидио, который с улыбкой наблюдал за ней.

— Да ты настоящая красавица,— сказал он наконец.

— Не упусти парус, капитан,— ехидно отозвалась девушка,— нельзя отвлекаться, когда стоишь на вахте!

— Помилосердствуй, глядя на твое прелестное личико трудно не отвлечься! — шутливым тоном воскликнул зингарец.—Да и вахта моя что-то затянулась. Вот что, бери-ка в свои красивые ручки эти два фала, будешь управлять лодкой. Ну а я посплю немного. Признаться честно, устал так, как даже там, на галере не доводилось уставать.

Действительно, Ремидио не спал уже больше двух суток, причем за это время произошло множество бурных событий — один только бой чего стоил! Видя, что девушка медлит, Ремидио Повторил:

— Ну что же ты? Бери фалы.

— Что брать? — растерянно спросила Соня.

Ремидио рассмеялся.

— Фалы. Вот эти две веревки. Да подойди ты, не бойся. Должен же я объяснить, как управляться с парусом!

Передав Соне концы веревок, привязанных к рею, он принялся объяснять, что следует делать, чтобы лодка поворачивала вправо или влево, как держать курс, сообразуясь с направлением ветра и положением солнца на небе. Соня судорожно сжимала в кулачках веревки, а Ремидио, взяв ее руки в свои, показывал, как следует разворачивать парус, ловя им ветер. Спустя некоторое время девушка вдруг обнаружила, что почти лежит в его объятиях. В следующий момент Ремидио отшатнулся и глухо, коротко простонал, получив резкий удар локтем в печень. Выпустив фалы, Соня резко расхохоталась, и это едва не погубило их обоих: парус хлопнул, лодку развернуло бортом к волне и резко накренило. Внутрь хлынула вода.

— Держи парус! — крикнул Ремидио отнюдь не шутливым голосом.

Впрочем, надо отдать ему должное, действовал зингарец четко и молниеносно.

В по-кошачьи гибком прыжке он устремился к мачте и, ухватившись прямо за рей, к счастью расположенный невысоко, развернул парус в нужное положение.

Натужно заскрипев, точно застонав каждой своей досочкой, лодка выпрямилась и вновь пошла в северном направлении.

Увидев, что зингарец открывает рот, собираясь призвать громы и молнии на ее голову, Соня поспешила сама напуститься на него.

В выражениях, не самых изысканных, но зато сильных, она объяснила, что именно думает об этом недоумке Ремидио, не забыв при этом упомянуть семь поколений его водоплавающих предков.

Эта тактика, бесспорно, увенчалась успехом. Некоторое время зингарец хранил потрясенное молчание, а затем негромко спросил:

— Послушай, где ты научилась так ругаться?

В ответ Соня улыбнулась несколько самодовольно.

Лишь очень поверхностные люди верят в то, что придворные дамы — наивные, возвышенные и утонченные натуры. Другое дело, что они, эти дамы, напускают на себя такой вид.

— Ругаться я научилась, когда воспитывалась при дворе туранского наместника в Хауране,— сообщила Соня небрежно, как бы между прочим. — Пять лет там прожила, кстати.

— А-а…— протянул Ремидио,— недаром я сразу почувствовал, что в тебе что-то есть.

— Что же именно? — скептически хмыкнула Соня.

— Порода. Уверенность в себе. Гордость…

— Ты, кажется, собирался отдыхать? — прервала девушка его излияния.

— Да…

— Вот и отправляйся.

Ремидио послушно прошел на корму и лег там на скамье, укрыв плечи суконной морской курткой, точно одеялом.

— Ты могла бы стать самой роскошной куртизанкой во всей Кордаве,— пробормотал он, засыпая.

— Вот уж, действительно, великая честь! — презрительно фыркнула Соня и перенесла свое внимание на управление лодкой.

Вокруг широко раскинулось необъятное море и еще более необъятное небо с золотым солнцем на нем.

Это было красиво, очень, но плавание по морю в этой хрупкой дощатой скорлупке не на шутку пугало девушку.

Каким-то внутренним чутьем она очень остро ощущала чудовищную глубину под тонким, непрочным днищем утлой лодчонки. И кто знает, что за чудовища копошатся там, в этой глубине, во тьме…

— Спокойно, спокойно,— пробормотала девушка, обращаясь сама к себе.— Глубоко, ну очень глубоко, так что тут такого особенного? Скоро уже доберемся до берега. Немного осталось. И погода тихая…

Они продолжали идти на север, к далекому невидимому берегу. Ремидио мирно посапывал на кормовой скамье. Счастливчик.

Уже глубокой ночью лодка вошла в широкую бухту, освещенную неверным серебристым светом убывающей луны.

Лодка тихонько ткнулась носом в песчаный берег и замерла неподвижно. Ночь стояла звездная, мягкая и теплая.

Некоторое время Соня сидела, не шевелясь, все еще сжимая в руках ненужные фалы.

Вдруг слабое дуновение ветерка донесло до нее запах леса, сладковатый аромат каких-то цветов.

Тихо, монотонно шуршали листья деревьев. Сонно свистнула птица…

Догадавшись наконец бросить веревки, Соня улыбнулась широко и счастливо, затем двинулась на корму: пора будить Ремидио.

— Эгей, поднимайся, флотоводец! Твой корабль прибыл в порт.

— Отдаю город на разграбление моим отважным морякам,— раздался в ответ негромкий голос зингарца, глаза его блеснули в свете луны.—

Пойдем, нам с тобой надо найти чего-нибудь подкрепиться…

Соня и Ремидио зашагали прочь от берега. Хвала богам, под ногами наконец-то была твердая земля!

На призывно шумевшее за спиной море девушка даже не оглянулась.

Соленой водой она была сыта по горло.

Равно как и народом, эту воду населяющим. Пираты, что спорить, славные ребята, и они немало ей помогли. Если бы не они, едва ли рыжеволосой красавице удалось бы осуществить задуманную месть.

Однако обет, данный ей давным-давно — отомстить всем без исключения, кто был повинен в гибели ее семьи, она исполнила не до конца. Был еще один человек…

Однако его она едва ли сможет отыскать среди сброда, будь то морского или городского. В этих поисках Соне скорее могли пригодиться знакомства совсем иного рода.

И, кстати…

Она оценивающе взглянула на Ремидио. Да, пожалуй… Словно сами боги послали ей такого попутчика.

— А далеко ли до твоих владений, потомок мореходов? — окликнула она зингарца.

— Это в Тангерайо. Знаешь такое местечко? Под Кордавой.

— О…— девушка была огорчена. Ей отнюдь не улыбалось застрять в сельской глуши, без связей с внешним миром.

Но уже следующие слова юноши успокоили ее:

— Правда, сейчас я собирался не туда. В это время года все мое семейство отбывает ко двору, в столицу. Не желаешь ли отправиться со мной? Конечно, после Хаурана — это жалкая провинция, — не удержался он, чтобы не подколоть Соню,— и все же я почту за честь оказать тебе скромное гостеприимство.

Рыжеволосая красавица поклонилась со всем изяществом.

— А я почту за честь воспользоваться твоим приглашением…

В мечтах она уже видела себя в столице Зингары, этой жемчужине Хайбории, слава которой гремела на протяжении нескольких веков.

Что ждет ее там?

Соня прибавила шаг. Что бы то ни было, любое испытание она встретит с улыбкой.