/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy

Кое-что к вопросу о привидениях

Ирина Шрейнер


Ирина Шрейнер

Кое-что к вопросу о привидениях

Оно уже давным-давно покинуло древний замок, где появилось на свет. Давным-давно… А может быть — только что? Оно все еще так и не разобралось, что такое время. Оно никуда не спешило и ни к чему не стремилось, кроме, пожалуй, одной цели: оно хотело стать человеком.

* * *

Дело в том, что я — привидение. Да, кажется, лучше всего воспользоваться именно этим словом, потому что объяснять, что же я такое на самом деле, не возьмусь. Видите ли, я этого тоже, по-моему, не знаю. Но тем не менее, я не оставляю надежды когда-нибудь стать человеком. Вот потому-то я и сижу сейчас в этом кресле вместо того, чтобы тихо плавать под потолком.

Итак, тем вечером я шел по лесной дороге, стараясь касаться ногами земли и при этом не забывать их переставлять. Куда как легче было бы просто скользить меж темных стволов, но люди так себя не ведут. Приходилось идти. Кстати, я давно уже привык говорить о себе в мужском роде, хотя по-прежнему не очень понимаю, что это значит. Собственно, когда-то меня к этому приучил Эрлинг, но о нем — позже. Это был первый человек, ставший моим другом! До того я много раз пытался подружиться с людьми, но, кажется, делал это как-то не так: я старался принять тот образ, который находил в глубине их сознания, чтобы больше понравиться, но увы… Все они вели себя как-то странно: начинали дергаться и кричать или убирали куда-то глаза, кажется, это называется «закатываться». Или «закатывать»? А потом они начинали лежать. Что? Ах, да, верно — падали. Наконец я решил больше не менять свой изначальный облик — облик человека и вести себя, как положено людям.

Ну так вот. Было уже довольно поздно, когда я дошел до какого-то маленького городка теперь мне следовало отыскать трактир. Это оказалось несложно, но я сразу столкнулся с очередным препятствием: было бы так легко пройти сквозь дверь! Но люди так почему-то не делают. Пришлось ждать, пока кто-нибудь решит войти или выйти, чтобы проскользнуть внутрь.

Середину зала, тускло освещенного огнем очага и несколькими масляными светильниками, занимал длинный стол у стен стояло несколько столиков поменьше. Оглядевшись, я направился к одному из них. Правда, за ним уже кто-то сидел, но этот кто-то, кажется, был не склонен обращать внимание на что-нибудь, кроме своей кружки. Мысли его полностью занимало некое неизвестное мне создание, именуемое «дура», которое по неясным мне причинам выгнало его из дому. Я сел, стараясь следить за тем, чтобы не парить над табуретом, и стал наблюдать за людьми. Результаты наблюдений были неутешительны — я по-прежнему не понимал половины их действий.

— Чего желаете?

Я повернул голову и увидел служанку в грязном фартуке, недружелюбно смотревшую на меня. Надо было отвечать. Но что? Что бы на моем месте сказал человек?

— Проснись, парень! Чего тебе?

И тут меня спас мой сосед. Подняв голову, он взглянул на служанку налитыми кровью глазами и мрачно сказал:

— Не вишь, что ли, коза? Вина ему… да и мне тоже, — он тяжко вздохнул и добавил вслед уходящей служанке: — Все бабы стервы.

Я не понял, но кивнул и улыбнулся. Немногим позже служанка вернулась и с грохотом обрушила на стол передо мной здоровенную глиняную кружку. Все бы хорошо, подумал я, но вот что мне теперь с ней делать? Как я завидовал людям, которые могли что-то взять, тогда как мои руки просто проходили сквозь любой предмет. В задумчивости я раз за разом пытался ухватить кружку, не замечая, что сосед пристально на меня смотрит. Вдруг лицо его посветлело, он грустно улыбнулся, пригрозил мне пальцем и сказал необычайно ясным голосом:

— Так вот оно, значит, как… Не пейте, вьюноша, никогда не пейте этого проклятого зелья! — а потом вдруг уронил голову на руки и тихо заплакал.

* * *

Единственное, что я, Эрлинг эр Лорнэ, твердо понял за последнее время, так это то, что я терпеть не могу родственников! Спору нет, они замечательные люди… когда до них не меньше месяца пути. И пришла же мне в голову идиотская мысль проехаться на север, в Ригедо, раздобыть записки отца! Если б я только знал, чего мне это будет стоить! Добрейшая тетушка едва не женила меня сразу на всех окрестных девицах, а уж о том, сколько крови попортил мне двоюродный братец, решивший, что я приехал делить какое-то мифическое наследство, я и вспоминать не хочу.

Вчера я, наконец, убрался оттуда и, само собой, мне теперь требовалось посидеть где-нибудь спокойно и привести свои мысли в порядок, к тому же в этом заведении были свободные комнаты и подавали неплохое вино. Не спорю, выпил я прилично, но и голова и желудок у меня крепкие, так что… Провалиться мне на этом месте, но только во-он с тем парнем в дальнем углу что-то не в порядке! Решив, что выпивка все же ударила мне в голову, я на минуту зажмурился, а потом осторожно открыл глаза. Вот быть мне лесным троллем, но пальцы этого парня проходят СКВОЗЬ кружку! И все бы ничего, я бы даже смирился с тем, что мерещится всякое на ночь глядя, но судя по остановившемуся взгляду соседа этого я-уж-там-не-знаю-чего, он видел то же самое. Н-да, интересное место — Ригедо.

* * *

Какая все-таки жалость, что я не могу пить вино! Насколько я понимаю, люди это делают, чтобы быть пьяными. Пить я не могу, но, может быть, мне попробовать просто так? Я видел достаточно пьяных, чтобы суметь скопировать поведение. Приняв решение, я встал и двинулся к общему столу, сосредоточившись на том, чтобы пошатываться на ходу.

Так, теперь, кажется, надо уцепиться за край стола… Главное, проследить, чтобы руки не прошли сквозь дерево, а то люди опять начнут кричать и падать. Ага! Ну, вроде, можно начинать!

— Я… ик… П-паслушайте, шо я вам… ик… ща скажу! Ик… о чем это я? Ну так вот, иду этт я стал ть… — признаться, не очень-то я понимал, о чем вся эта история, но повторял в точности, как слышал однажды. Мне даже голос удалось передать в точности! Разговоры затихали, ко мне оборачивалось все больше людей. Кажется, я понял, зачем быть пьяным, и мне это нравилось все больше и больше.

* * *

Немного погодя этот похмельный кошмар встал, шатаясь, двинул на середину зала и принялся…лась…лось травить какую-то не очень, хм, приличную историю про хоръеннских моряков. Да уж, для этого надо было прилично набраться! Потому как за столом сидела довольно большая компания этих самых моряков, а нрав у них крутой, в особенности на пьяную голову. А этих назвать трезвыми было никак нельзя. «Что-то здесь сейчас начнется», — подумал я, забрал свою кружку и убрался в угол, от греха подальше. Только я устроился, смотрю — встает один из морячков этих, красный весь, кулаки со здоровую гирю. «Вовремя», думаю, а этот говорит тихо так, на весь зал:

— Тебе, — грит, — ежли жить- то не надоело, ты язык не очень распускай.

А тот знай себе, чешет. Тут еще один тип в разговор вступил: рыжий, бородатый, по виду — гуртовщик.

— Ты продолжай, продолжай, парень. А кому не ндравится, может выместись вон.

Тут, стало быть, моряк размахнулся как следует и решил хорошенько вмазать рассказчику. Ну и, натурально, грохнулся на пол, пролетев прямо через это фиг знает что. Кажется, кроме меня никто ничего не заметил, поскольку со всех сторон понеслись крики:

— Ай да парнишка!

— Ну и уделал его!

— Хороший удар, — похвалил бородач. — Ничего так не уважаю, как хорошее пиво и хороший удар! — и он попытался хлопнуть болтливую галлюцинацию по плечу. Вот тут-то все и началось. Короче, через минуту в трактире остался только я, пара пьянчуг, беспробудно спавших под столом, да хозяин, и то только потому, что ему начисто отказали ноги. Ну и, само собой, привидение. тут хозяин на свою беду обрел дар речи и произнес заплетающимся языком:

— Я уж не знаю, кто вы там такой есть, сударь, колдун или еще там что-нибудь, но у меня в заведении еще не скоро народ появится. Так и прогореть недолго.

— О, — отозвалось привидение, — что-то не так? Кажется, в таких случаях принято прощаться… или нет, извиняться. Да, так? — и с этими словами оно направилось прямо к трактирщику.

Тот с редкостным проворством убрался за стойку.

— Да нет уж, лучше прощаться. Не знаю уж, кто вы, но отчего-то мне кажется, что вы — ходячая неприятность, которая только и ищет, с кем бы ей приключиться. Давайте не со мной.

— В самом деле? — растерянно переспросило привидение и последовало вслед хозяину за стойку… виноват, сквозь стойку. Хозяин взвизгнул, упал на четвереньки и с исключительной резвостью скрылся за задней дверью. Галлюцинация вздохнула и повернулась ко мне. Честно говоря, тут я пожалел, что не дал вовремя д±ру.

— Как ты думаешь, — спросило оно, — он меня простил?

— Хм, думаю, что нет.

— Тогда надо попросить у него прощения получше.

— Постой! Мне кажется…

Совершенно не интересуясь тем, что именно мне кажется, призрак двинулся за хозяином. Поразмыслив с минуту, я побежал следом — опасным оно во всяком случае не казалось: вряд ли меня сможет треснуть по голове клочок тумана. Но до чего же интересные здесь места!

Мне совершенно наплевать, кто бывает в моем заведении, лишь бы за выпивку платили исправно, не ломали мебель, не устраивали поножовщину и… и не просачивались сквозь стены. Работа в трактире, что и говорить, не слишком спокойная, ну да нервы у меня крепкие. Или были крепкими. До сегодняшнего дня. Я совершенно не помню, как промчался через коридор и кухню, но теперь я стоял в задней комнате, задыхаясь и изо всех сил навалившись на дверь. Еще парочка таких приключений, и меня смело можно будет хоронить. Пару минут я боролся с искушением кинуться бежать отсюда куда-нибудь подальше и, желательно, никогда, никогда не возвращаться! Наконец я отлип от двери, дотащился до шкафа и выудил бутылку рома. Это было сейчас более чем необходимо, так что я уселся за стол, отхлебнул пару глотков и тяжело задумался, уставившись на бутылку. Мне уже почти удалось уговорить себя, что все это мне примерещилось, и я было успокоился. Зря. Из бутыли на меня уставились два темных печальных глаза, потом над горлышком поднялась струйка разноцветного тумана и…

— Мне бы все-таки хотелось извиниться, — грустно сказало привидение.

В коридор выходило целых четыре двери, и я остановился, не зная, куда именно бежать. Но тут за одной из дверей раздался полный отчаяния вопль. «Кажется, они там», — подумал я и шагнул на порог.

— Ты смерти моей хочешь? — трактирщик был бледен, даже чуточку зелен.

— Нет-нет, я просто хочу извиниться. А что такое смерть?

— Уйди пожалуйста, а? Ну что тебе от меня нужно?!!

— Я, кажется, причиняю вам неприятности и просто хочу извиниться.

— Он кажется причиняет мне неприятности, — хозяин нервно засмеялся. Он просто извиниться, а? Давай ты просто уйти?

— Но я…

— Довольно! Довольно с меня извинений! Не хочу…

Судя по затравленному взгляду, больше всего он хотел спрятаться в шкаф или на худой конец под стол.

— Может, не стоит так волноваться? — осторожно сказал я. — Кажется, оно совсем ручное.

— Значит ручное, а? Может, оно еще и дрессированное? Может, оно хочет работать у меня вышибалой?

— Да нет же, я просто хочу извиниться. А что такое…

— Довольно!!!

Глаза хозяина вытаращились, лицо побагровело, и мне подумалось, что с ним вот-вот приключится удар или приступ буйного помешательства.

— Слушай, друг, а не исчезнуть ли тебе? — сказал я призраку. С минуту поколебавшись, он кивнул и вышел через закрытую дверь.

— Ушло? — недоверчиво спросил хозяин.

— Ушло.

— А я с ума сошло… то есть сошел, — ответил этот бедняга и сел на пол, обхватив голову руками. Взяв со стола бутылку, я сделал хороший глоток и поставил ее рядом с трактирщиком. По-моему, больше я ничего не мог для него сделать.

Выйдя из комнаты, я облегченно перевел дыхание и вздрогнул. За дверью меня поджидало привидение.

— Ты думаешь, он меня действительно извинил? — озабоченно спросило оно.

— Ага.

Я обошел его и, пошатываясь, побрел к своей комнатушке, подумав, что по дороге стоило бы прихватить пару бутылок. У самой двери я обернулся и обнаружил, что оно по-прежнему топает за мной. Если можно так сказать о привидении.

— Опять ты? Я тоже тебя извиняю.

— Спасибо, — оно не уходило.

— Если тебе мало, я тебя еще раз извиняю. Ну?

— С-спасибо, — озадаченно сказало оно. — А… мне нужно получить два извинения?

— Не знаю. Но что-то же тебе нужно?

— Два извинения, — оно было полностью захвачено новой мыслью. Может, мне следует вернуться к тому человеку и попросить у него второе извинение?

— Нет-нет, — я содрогнулся, — не надо. Но у тебя, э-э, наверно есть какие-то дела?

— Да? — удивилось оно. — А какие?

— Не знаю!! Во всяком случае, не торчать здесь! Ты чего за мной таскаешься?

— Но я же твой друг.

— Бргхмнэ-э, — больше я ничего не мог сказать.

— Но ты же мне сказал тогда: «Слушай, друг…» — оно ухитрилось скопировать даже мой голос. — Значит, я твой друг.

Никогда я не был так близко к помешательству, как в тот миг. Впрочем, возможно, я тогда все-таки спятил, потому как вздохнул и сказал:

— Ну, раз так — входи.

Я долго и нарочито внимательно рассматривал скудную обстановку, чтобы собраться духом и взглянуть на своего, э-э, нового друга. Наконец я уселся на противно взвизгнувшую ковать, откупорил бутылку и отважился на это взглянуть. Оно по-прежнему стояло у дверей и, кажется, не собиралось никуда исчезать. «В общем-то, в нем нет ничего страшного», — подумалось мне, и я сказал:

— Хм, ну проходи, что ли, садись, — я кивнул на стул, — хотя, полагаю, для тебя это пустая формальность.

— О, благодарю! Но мне кажется… («Это привидению-то кажется!» — восхитился я) По-моему мне нужно… В конце концов, ты меня не звал («Это уж точно!») Ты полагаешь, мне надо изви…

— О нет! Только не это! Мало того, что привидение, так еще и свихнувшееся на вопросах вежливости. Лучше назовись. Ты кто?

— Я… У меня нет уверенности, что я это знаю, но, полагаю, я именно привидение и есть.

— Не знает. Ладно. А зовут-то тебя как?

— Что меня как?

— Имя у тебя есть?

— А что это?

— Хм… Тьфу ты! Давай зайдем с другой стороны. Я — Эрлинг.

— Да-а? А мне подумалось — ты человек…

— Ну да. А зовут меня Эрлинг.

— А зачем?

— Мало того, что оно — привидение, — грустно сказал я бутылке, кажется, оно еще и умственно отсталое привидение. Оно… А, мысль! Я буду звать тебя Оно. Идет?

— Куда?

— Что куда?

— Куда идет?

— Что идет?

— Оно. Ты сказал: «Я буду звать тебя. Оно идет». Мне бы хотелось знать, куда…

— В Бездну! Куда подальше!

— Кажется, я опять что-то не так… Прошу проще…

— Заткнись!! О, извини, сорвался.

— Мне надо сказать — извиняю? А почему у тебя стал такой голос — в начале сладкий и округленный, а потом синий?

— Чего-чего?

— Ну, когда ты сказал: «Заткнись!!» — взревело Оно моим голосом. Я дернулся.

— Э-э, полагаю, голос может быть тихим, громким, еще каким-нибудь, а сладкий — это вкус, а не звук.

— Это как?

— Ну-у, вино, оно какое, по-твоему?

— Глубокое. А на вкус — многоугольное.

— О-ох. Вино — сладкое, кислое, соле… впрочем нет, не бывает. А синее это цвет, вот такой, — я ткнул пальцем в лоскутное одеяло на кровати.

— А-а, — протянуло Оно. — А это тоже синее? — и привидение указало на ковер.

— Нет, не синее.

— А почему?

— Не синее, потому что красное. А многоугольное — это моя голова.

— Правда?

— Нет, не правда.

— А что такое…

Я застонал и рухнул на кровать. Вам непонятно, почему?? А вы попробуйте посередь ночи объясняться с психованным привидением. Очень даже способствует.

— Я что-то…

— Только не извиняйся, ладно? И вообще, я устал. Завтра вс±, завтра, а сейчас — спать.

Разбудил меня бивший сквозь веки солнечный свет. Некоторое время я лежал, не открывая глаз, и размышляя о том, что пиво оказалось куда крепче, чем думал. Редкостно реалистичный сон… Застонав, я оторвал голову от подушки, огляделся и еще раз застонал. Оно лежало прямо на воздухе, на уровне кровати, закрыв глаза. Но стоило мне пошевелиться, как Оно мягко спланировало на пол, подошло к стулу и уселось, выжидательно на меня глядя.

— Это называется — спать?

— М-м, полагаю, что да.

— А зачем?

— Чтоб ты спросил.

— Ясно. Я спросил. А дальше?

Игнорировав вопрос, я сел, спустил ноги с кровати и потянулся за бутылкой. Чувствовал я себя так, будто заснул на чем-то среднем между кучей хвороста и стиральной доской.

— Мне бы все-таки хотелось узнать…

— Ага. Узнаешь, непременно узнаешь. Я тебе обещаю. А сейчас — просто помолчи немножко.

— Ага, — сказало Оно моим голосом и затихло.

Когда я, то есть мы, спустились вниз, в трактире было по-прежнему пусто. Похоже, хозяин так еще и не выходил из комнаты. «И нескоро выйдет», — подумалось мне. Переборов искушение уйти, не заплатив, я оставил на кухне несколько монет, оседлал свою лошадь м покинул сей гостеприимный кров. Рядом со мной неторопливо шагало Оно.

Так спутником моих странствий на долгие годы стало сумасшедшее привидение.

Текст опубликован с разрешения Автора