/ Language: Русский / Genre:sf,

Маленькие Неудачи

Илларион Лещанский


Лещанский Илларион Юрьевич

Маленькие неудачи

Лещанский Илларион Юрьевич

Маленькие неудачи

В сущности, неудачи редко радуют человека своим вторжением в те или иные события, безупречно спланированные и продуманные; особенно досадно их внезапное появление на фоне беззаботного благодушия, охватывающего нас, наверное, не слишком часто. Нечего скрывать, и я не принадлежу к оптимистам: встреча с невезением оканчивается для меня самое меньшее испорченным настроением. Тем удивительнее, что мелкие неприятности способны вызвать положительные эмоции в ситуации, когда, право же, впору возмутиться изменой фортуны. Впрочем, позвольте предложить вам небольшое описание событий, имевших место в Северной Осетии в конце прошедшего января, опустив предысторию описанного ниже.

Утро выдалось хмурым и встретило нас пятнадцатиградусным морозом, явно не соответствующим низким облакам. Полушубок, оставленный мной у входа в палатку, и слегка влажный с вечера от растаявшего на нем в надетом состоянии снега, превратился в составную часть скафандра. Содрогнувшись от холода - в палатке-ангаре не намного теплее, чем снаружи - и от необходимости влезать в заледеневшие атрибуты верхней одежды, я вздохнул. Но что это я загрустил - на моих ногах замечательные теплые шерстяные носки, высохшие за ночь на теле. Зажмурившись, распахиваю пошире брезентовые створки и выскакиваю в сугроб, плотно сдвинув их за своей спиной. Через час почти готовый завтрак аппетитно булькал в котелке, усердно помешиваемый ложкой, а не совсем чистые миски нетерпеливо подпрыгивали в руках проснувшихся и уже согревшихся ребят. Я с недоумением взглянул на двух девушек, разделявших нашу мужскую компанию, и тотчас отвел взгляд: не перестаю удивляться их неизменно улыбчивым лицам; мне в такую погоду, после не слишком комфортабельно проведенной ночи ни разу не удалось разгладить собственную скрюченную физиономию; лица остальных парней тоже маловыразительны, но присутствие женского пола здорово поддерживает замерзшую команду.

В начале одиннадцатого, облачившись в гидрокостюмы и проверив снаряжение, отправляемся к пещере, стараясь не слушать неискренние восхищения остающихся нашей ловкостью в сомнительно удобные "гидрах". Перед лазом в пещеру в километре от лагеря, кое-как пройденным нами а нас трое - обнаружилось, что налобный фонарь, питающийся от аккумуляторов, на каске одного из моих товарищей отказывается работать. Неприятно, весьма неприятно! С двумя фонариками на троих в абсолютном мраке пещеры, где весь свет заключен в налобных светильниках, потеря источника - небезопасное происшествие. Некоторые раздумья все же имели успех - в одном из карманов надетой поверх гидрокостюма куртки я разыскал предусмотрительно захваченный фонарик. Небольшое усилие - и мы, протиснувшись в узкую щель с рваными краям, съехав по узенькой дорожке льда на животе в небольшой зальчик, очутились во чреве горы. Хрустальный пол вспыхнул брызгами ослепительных искр в луче света - неглубокое замерзшее до дна озерцо простиралось в центре зала. Шоколадного цвета сталактиты отечными сосульками нацелились в наши прикрытые касками затылки. Очутившись на ногах и обретя устойчивое положение, мы дружно осветили темнеющий в противоположном конце лаз, ведущий вглубь - лед скрипнул под ботинками, первые метры пещерных ходов остались за спиной. Против ожидания лаз оказался выше, нежели я мог дотянуться: вжимаюсь телом в стену, вскинув руки, и нащупываю ногами неровности скалы. Опираюсь коленями на выступ и, воспользовавшись небольшим уклоном стены, дотягиваюсь до края отверстия. Узкий, теряющийся во тьме ход открылся моему взору. Следом взбираются парни. Как менее опытный пропускаю вперед одного из них, и, опекаемый и сзади, и спереди, начинаю чувствовать себя все более и более уверенно. Пола как такового нет нижняя часть лаза представляет собой узкую щель, по дну которой журчит вода. В разломе породы над головой что-то блеснуло, привлекая внимание: поворачиваю голову и тотчас врезаюсь в каменную штору, не замеченную ранее. Ладно, рассмотрю на обратном пути; придерживаясь за противоположные стены руками и ногами спешу догнать уже скрывшегося за поворотом Артема. Ход неожиданно уходит вниз, и, не особенно вглядываясь под ноги, я небрежно прыгаю с полутораметрового порога. Плюх! - каскады брызг обрушиваются на стены, и я погружаюсь по грудь в кристалльную воду; на душе спокойно - на мне гидрокостюм, и подобная ванна своей внезапностью не причинила неудобств. Но до чего прозрачна вода! Восхитившись открытием, осторожно подплываю к краю, пропустив мимо ушей насмешливое замечание.

Пройдя еще несколько сот метров, мы вышли в небольшой круглый зал с мутным озером посередине и уродливой глыбой, пронзившей фиолетовую гладь воды. Под самым потолком зала зиял ход, ведущий дальше в недра, и оттуда сочился слабенький ручеек, с клекотом разбивающийся о камень у наших ног. На карте-схеме в этом месте стоял жирный крест, и было подписано грозное слово "водопад". Усмешка скользнула по моим губам. Рядом с водопадом были провешены чьей-то заботливой рукой две десятимиллиметровые веревки, на первый взгляд несколько подгнившие. Я перестал улыбаться и переглянулся с парнями нехорошие подозрения закрались в душу: похоже, что я самый легкий, и эти десять метров мне придется преодолевать первым. Разумееся, никто и намеком не выдал интереса к этому вопросу, каждый хладнокровно готовил снаряжение для подъема. Последний раз пробежавшись пальцами по карабинам, я шагнул к веревкам, утешая себя тем, что десять метров у настоящих спелеологов - не высота, и, скорее всего, я отделаюсь ушибами. Артем остановил меня и, перестегнув неправильно вставленный карабин, заглянул мне в лицо - я пожал плечами и закрепился на веревках, ни словом не обмолвившись о том, что это мой первый подъем, и что мне не пройти его, ибо я отчаянно трушу. Но через минуту я был наверху и, втаскивая транспортные мешки, втихомолку смеялся распиравшему меня только что страху.

Через семь часов изобилующего всякого рода сюрпризами пути силы наши истощились. Карта-схема пещеры, уже дважды побывавшая в воде, ничего вразумительного, как и следовало ожидать, о нашем местонахождении сказать не могла; но те места на ней, что были достаточно просты для уяснения, кричали нам в лицо, что мы не дошли до намеченной цели - громадного, около тридцати метров в высоту, зала, откуда вторая штурмовая группа должна продолжить исследование пещеры. Колебались мы недолго - усталость брала свое, и после кратких поисков ускользающего зала, мы разбили подземный лагерь в небольшом продуваемом хорошим сквозняком зальчике, по полу которого бежал путеводный ручей. Какое блаженство! Я мигом стянул гидрокостюм и сладко потянулся, разминая мышцы, стянутые резиной, и тотчас съежился - сквозняк бесцеремонно забрался под одежду. На гексокухне забулькала гречневая каша. Впервые за несколько часов, проведенных в пещере, я мог внимательно осмотреться.

В девять вечера нас стало клонить в сон и,забравшись в палатку, мы нырнули в спальник. О, как здесь тепло, а снаружи ребята мерзнут на довольно сильном морозе... Где-то вдалеке послышались голоса. Я встрепенулся и прислушался: "Не обращай внимания, - успокоили меня, обычные проделки воображения и падающей воды". Смущенный, я натянул край спальника на ухо и заснул.

На меня сел слон - смертельно испугавшись, я мучительно напрягся и открыл глаза. Кошмар исчез, но чувство раздавленного червя, теперь уже наяву, отнюдь не улетучилось вместе с остатками сна. Тяжесть на спине стала невыносимой - я замычал, пытаясь выпростать руки из спальника. "Артем, проснись! Похоже, мы навалились на Ларика," - это обо мне. Слава богу, тяжесть сползла с меня - я пулей вылетел из спального мешка и включил фонарик. Небольшой уклон пола пещеры! - вот чего я не приметил с вечера. Оба моих товарища, вертясь во сне, прижимали и прижимали меня к борту палатки, пока я не перестал скатываться из-под их сползающих тел, и наконец, благополучно разместились на мне. Сердце перестало выпрыгивать из грудной клетки погасив свет, я полез обратно в тепло, сердито выдернув из-под кого-то свои ботинки и положив их себе под голову. Но теперь я безнадежно проснулся, и вновь задремать непросто. Непроницаемый мрак задышал громко и сипло. "Э-э-э",- закричало где-то внизу, сверху послышались шаги, и все стихло. Нет, опять кто-то кричит. Хватит, меня не проведешь - о подземных иллюзиях я наслышан. Внутренний ехидный голос напомнил, что и о Белом Спелеологе я тоже слышал. Окончательно рассердившись на собственную робость, я прижался к чьей-то спине и растворился в сновидениях.

Рассвет для нас так и не настал. В одиннадцатом часу меня растолкали и, сунув под нос светящийся циферблат, потребовали действий. За исключением ночного эксцесса, все было замечательно: тело не ломило от холода, желудок не играл походный марш, и голова была на удивление легкой. Выглянув из палатки, я заулыбался: Женя уже колдовал над гексокухней, совершая загадочные манипуляции; Артем, нахмурившись, осматривал отсыревшие за ночь батареи - такая забота чертовски приятна: из всех нас только у меня фонарик работает на батареях.

Весь день, точнее часы, в течение которых на поверхности светило солнце, мы карабкались по карнизам, ползали в грязи, прыгали с уступов, застревали в узостях, осматривая окрестности. Злосчастный потерявшийся гигантский зал отыскался, лишь только мы отошли от лагеря метров на тридцать, преподнеся нам сюрпризом крохотную наряженную новогоднюю елочку, оставленную, очевидно, побывавшими здесь до нас спелеологами. Слабого света фонарика едва хватало, чтобы вырвать из темноты вздымающиеся стены, покрытые белоснежными сверкающими наростами гипса. Потолок терялся в непроглядном мраке, окутавшем недоступные глазу красоты. То же, что было подвластно взгляду, являло собой изумительное зрелище: огромные валуны, источенные водой и словно покрытые тайными письменами, плясали в мечущихся лучах света, кремово-желтые сталактиты хищными зубами пригвождали потолок к полу, красноватые разломы змейками взбегали по иссиня-черным скалам. Как же мы были разочарованы, когда уже по дороге домой нам сказали, что гигантский зал расположен всего лишь в полусотне метров от зала голубых сталагнатов, стены которого покрыты каменными цветами.

Ближе к вечеру нас разыскала вторая штурмовая тройка, и, обменявшись впечатлениями, мы двинулись в обратный путь, пожелав счастливых поисков остающимся. Спускаться много легче - еще в Москве мы удивлялись тому, что пещера вопреки обыкновению уходит вверх от входа - и, непринужденно скользнув с уступа рядом с водопадом, через три часа оказались на поверхности. Сквозь узкую щель по ледяной дорожке я протиснулся последним и застыл рядом с ребятами в немом восхищении. Звездное небо сводом пещеры нависло над нашими головами, черные деревья сталагнатами спаяли небосвод с заснеженной землей, соседний хребет крутым разломом распорол дальнюю стену пространства, украсив ее темными подтеками длинных теней. Редкие звезды кристаллами кальцита мерцали под потолком. Холод растекся серым покрывалом по складкам горы.

Спотыкаясь о ветки на пути к наземному лагерю, Артем вслух сравнивал нас с астронавтами, находя все больше и больше сходств в нашем облике: мгновенно замерзшая мокрая одежда поверх гидрокостюмов, каски, увенчанные фонариками, транспортные мешки у каждого в правой руке, неуклюжие движения. А мне было все равно: глаза слипались, заснеженный лес застыл, скованный морозом. В очередной раз споткнувшись, я решил, что на четвереньках идти удобнее, и лишь сильная рука, поднявшая меня на ноги, напомнила о прямоходящем способе передвижения.

Наземный лагерь встретил нас свежим молоком. У меня не хватило сил поинтересоваться, откуда оно взялось - да и какая разница, ведь молоко - это прекрасно и без истории происхождения. Я пил молоко и слабыми протестами засыпающего мозга тихонько отгонял мысли о необходимости вылезать из гидрокостюма, раздеваясь на морозе...

Университетская (Сев.Осетия), 1991