/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Итоги № 27 (2012)

Итоги Итоги


Не резиновая / Политика и экономика / Главная тема

Не резиновая

Политика и экономика Главная тема

Бунт подмосковного парламента, отказавшегося утвердить границы расширенной Москвы, — лишь видимая часть «движения сопротивления». Ему тайно сочувствуют и в Кремле, и в Думе, и в СФ

 

В минувшее воскресенье население Москвы увеличилось сразу на 230 тысяч жителей. И дело вовсе не в «понаехавших тут». Поехала сама Первопрестольная: 1 июля вступило в силу «Соглашение об изменении границы между субъектами РФ городом Москвой и Московской областью». Спустя год после того, как Дмитрий Медведев предложил рассмотреть вопрос о расширении границ Москвы и переносе «за эти границы значительной доли административных функций федерального уровня». Срок фантастически короткий для столь эпохального проекта. Однако легкость, с которой были приняты политические решения, оказалась обманчивой. Стоило автору идеи покинуть Кремль, как былой консенсус начал разваливаться. Отказ Мособлдумы утвердить поправки в устав региона в связи с изменением его границ — лишь видимая часть набирающего силу «движения сопротивления».

Партизаны не сдаются

21 июня 2012 года парламент Подмосковья, по сути, объявил войну медведевскому проекту расширения Москвы. Конечно, нежелание областных депутатов вносить поправки в устав региона, сокращающие его территорию, сильно напоминают размахивание кулаками после драки. Главная-то битва давно проиграна: 7 декабря прошлого года дума безропотно утвердила соглашение об изменении границы. Нынешний демарш — это, если описывать в военных терминах, партизанская вылазка в глубоком тылу врага. Однако, как известно из истории, партизанская война может стоить оккупантам даже большей крови, чем официально прочерченная линия фронта.

По официальной версии мособлдумского («единороссовского», естественно) большинства, озвученной председателем заксобрания Игорем Брынцаловым, отклоненные поправки сугубо технические, никак не влияющие на передачу Москве 148 тысяч гектаров подмосковной земли. Спикеру вторит полпред областного правительства в региональном парламенте Михаил Андреев: «Депутаты всего лишь обсуждали проект новой редакции 23-й статьи устава, в которой дается определение понятия «граница Московской области»». Совсем иную интерпретацию предложил в интервью «Итогам» зампредседателя Мособлдумы, руководитель фракции КПРФ Константин Черемисов: «Наша задача — отстаивать интересы жителей Подмосковья. Без волеизъявления народа, без референдума такие решения приниматься не должны. А поскольку пошли другим путем, путем административного продавливания, мы считаем соглашение об изменении границы нелегитимным».

На доводы о техническом характере проваленного законопроекта Черемисов резонно возражает: «Тогда не было бы такой бурной реакции». Сам он не готов дать правовую оценку сложившейся коллизии, однако «разговаривал с компетентными людьми», по мнению которых отказ Мособлдумы закреплять новые границы в уставе чреват «определенными юридическими последствиями, вплоть до пересмотра соглашения».

Но даже если депутатская фронда не будет иметь видимых юридических последствий, остаются еще последствия политические. Согласие, как говорил один литературный персонаж, есть продукт при полном непротивлении сторон, а нынешняя ситуация явно не подходит под это определение. Вряд ли архитекторы Большой Москвы мечтают о том, чтобы принятые ими решения воспринимались как пакт Молотова — Риббентропа.

Для справки: коммунисты голосовали против и 7 декабря, когда принималось соглашение, но тогда оппозиция ничего не решала. После перевыборов соотношение сил существенно изменилось: «Единая Россия» осталась в большинстве, но уже отнюдь не в подавляющем. За поправки в устав проголосовал 21 депутат из 50. Все — представители фракции «ЕР». Противников, правда, еще меньше — 19, но корректировка областной конституции требует не менее двух третей депутатского корпуса.

Однако голосование вряд ли можно рассматривать как противостояние партии власти и оппозиции. Примечательно, что за голосовали далеко не все «единороссы»: общая численность фракции — 29 человек. Более того, как утверждает Черемисов, «пара человек из «Единой России» голосовала вместе с нами». То есть «Справедливая Россия» и ЛДПР, так же, как КПРФ, — против суживающих область поправок. Руководитель фракции объясняет это эффективностью агитационной работы: «Мы мотивированно объяснили нашим коллегам смысл происходящего, то, какими потерями грозит нам изменение границ». Но понятно, что одного лишь ораторского искусства в наш прагматичный век для смены убеждений недостаточно. Судя по всему, и в этом случае мы имеем дело не столько с принципами, сколько с конъюнктурой. Насколько изменился за последние два месяца политический контекст проекта «Большая Москва», видно, что называется, невооруженным глазом.

Начнем с Подмосковья: новый губернатор области Сергей Шойгу сразу после утверждения в должности дал понять, что сделка, заключенная его предшественником с Москвой и федеральным центром, ему не по душе. Причем чем дальше, тем недовольство звучит все более громко. Сам он откровенно назвал обуревающее его чувство раздражением. Одна из главных его причин — финансовые потери области. По словам губернатора, один лишь прописанный на отходящих к Москве территориях «Межрегионгаз» давал в областной бюджет 20 миллиардов рублей в год. Общий же годовой ущерб составляет по оценке губернатора не менее 34 миллиардов.

Примерно те же цифры называют и в Мособлдуме. Кстати, по словам Константина Черемисова, по вопросу расширения Москвы губернатор полностью солидарен с думской оппозицией. Об этом руководитель фракции знает не понаслышке. Во время недавней встречи с губернатором, рассказывает Черемисов, депутаты поставили вопрос ребром: «Мы сказали: «Сергей Кужугетович, пожалуйста, пообщайтесь с президентом, объясните, что решение было принято не по закону. И губернатор с нами согласился, пообещал, что сделает все возможное, чтобы вопрос решился цивилизованным образом». К цивилизации, по версии подмосковных депутатов-патриотов, ведут два пути. Либо Москва возвращает области «нелегитимно» отторгнутые земли (или как минимум какую-то их часть). Либо платит за оттяпанное достойную компенсацию. Словом, спор по большому счету идет о том, на какую сумму должен раскошелиться федеральный центр — именно ему предъявляются претензии. По расчетам мособлдумцев, переговоры между Шойгу и Путиным должны были пройти во время Петербургского международного экономического форума. И вряд ли можно считать случайным, что скандальное голосование состоялось аккурат в первый день работы ПМЭФ.

Разумеется, нет никаких оснований утверждать, что провал голосования был организован губернатором. Но, согласитесь, нынешний устав области, не признающий факта расширения Москвы, серьезно усиливает переговорную позицию главы региона. Правда, по информации на конец минувшей недели, высокие договаривающиеся стороны еще не пришли к компромиссу. Но это значит лишь, что борьба будет продолжена. «Если области вновь ничего не будет предложено взамен, мы вновь проголосуем против, — заверяет Константин Черемисов. — Если они решили идти по этому пути, мы тоже пойдем до конца своим путем».

Дорогая столица

Кто-то видит в этом обычный политический торг. Но это только часть правды. Торг — да, несомненно. Обычным, однако, его вряд ли можно назвать. Почему-то никакой торговли не шло с июля по декабрь прошлого года, когда соглашение, подписанное мэром Москвы и бывшим губернатором Громовым, с легкостью проходило один этап легитимации за другим. С формальной точки зрения, возможностей торпедировать пакт и, соответственно, добиться более выгодных для области условий тогда было несравнимо больше. Но происходило нечто прямо противоположное. От области отрезались все новые куски, и экс-губернатору и его соратникам в Мособлдуме стоило все больших трудов объяснять общественности, чем полезен региону этот безвозмездный отъем территорий и налогооблагаемой базы.

Нетрудно заметить, что разворот тренда совпал со сменой вахты в Кремле. Собственно, следствием этих перемен является и назначение Сергея Шойгу. Замена «непротивленца» Бориса Громова на политического тяжеловеса с репутацией правдоруба, да к тому же в момент, когда в процессе расширения еще не поставлена точка, — логику этого решения невозможно понять, если считать, что проект «Большая Москва» находится в приоритетах Кремля. Конечно, при всей своей независимости Сергей Кужугетович политик адекватный и договороспособный. Но это лишь подтверждает тезис: игра, которую ведет новый губернатор, как минимум не вызывает возражений в Кремле.

Большая московская перекройка, смысл которой непонятен абсолютному большинству населения, не тот оселок, на котором Владимир Путин может заработать политические очки. Минусы проекта налицо: умопомрачительные расходы, политические скандалы, протесты местных жителей, архитекторов, экологов (см. «Историю Химкинского леса»), инвесторов, успевших вложиться в присоединенную к Москве землю... Наконец, более чем вероятная административная неразбериха. Если два переезда отдельно взятой семьи приравниваются к одному пожару, то переселение всех органов власти вместе взятых сопоставимо с революцией. Последний раз, кстати, столица у нас переезжала в бурном 1918 году. Но в том мероприятии была хоть какая-то логика: штаб-квартира мировой революции не могла находиться в опасной близости от границы враждебного мира капитала. А каковы плюсы нынешнего проекта?

Нет, таковые тоже, конечно, имеются. Но, во-первых, они далеко не так очевидны. Скажем, у многих экспертов есть большие сомнения, что расселение федеральных чиновников по многочисленным окрестным административным деревням решит проблему московских пробок. Как бы, наоборот, не усугубило. А во-вторых, в среднесрочной перспективе издержки в любом случае значительно превосходят дивиденды. Хватит ли у нынешнего руководства страны терпения для сверхдлинной дистанции? Не факт. Не та нынче политическая — да и экономическая — конъюнктура, чтобы пренебрегать прирученной синицей ради дикого журавля.

Однако демонстративное дезавуирование проекта тоже чревато рисками. Это больно ударило бы по авторитету Медведева, а в конечном счете и по самому Путину. Возможно, проект трансформируется в какой-то компромиссный формат. Куда более логичным и несравнимо менее болезненным решением было бы, например, слияние двух регионов. Кстати, информация к размышлению: спикер Мосгордумы и губернатор Подмосковья практически синхронно высказались на днях о пользе объединения. Пора, мол, начинать обсуждение вопроса. Однако для того чтобы начать новую главу в истории Москвы и Подмосковья, нужно сначала закончить старую. Пожалуй, оптимальный для Кремля вариант — просто-напросто не препятствовать разрастанию «движения сопротивления», дожидаясь, когда оно обретет такие масштабы, которые власть не заметить не сможет.

Судя по целому ряду признаков, ждать этого осталось не так уж долго. Переезжать в «новую Москву», как в один голос уверяют инсайдеры, не горят желанием ни Дума, ни Совет Федерации, ни администрация президента, ни какое-либо из федеральных министерств и ведомств. Осталось дождаться, когда самый отважный из слуг народа открыто признает очевидное: Москва — не резиновая.

Умрем же под Москвой / Политика и экономика / Главная тема

Умрем же под Москвой

Политика и экономика Главная тема

Столица явилась в область со своим уставом, который даже не потрудилась огласить

 

С 1 июля Москва стала по-настоящему Большой — Первопрестольная приросла десятками старинных усадеб и элитных санаториев, спецобъектом НКВД, цветущими лугами-полями, а также множеством хороших людей. «Это не мы к Москве присоединяемся, а она к нам!» — шутят они. А ведь действительно: абсолютно самодостаточные люди, проживающие далеко не в медвежьем углу, никого к себе в гости не звали. Наоборот — с опаской и недоверием ждут нашествия «варягов». В этом убедились корреспонденты «Итогов», проехав по новым столичным угодьям и пообщавшись с ньюмосквичами.

Троицк

«Хорошо ли, что к нам приходит Москва? Во! Здорово! — демонстрирует большой палец пенсионерка из Троицка Антонина Ивановна. — Пенсию повысят!» Две ухоженные дамы с маникюром чинно сидят на Сиреневом бульваре — это главный променад города Троицка. Антонина Ивановна — явно оптимистка, а ее приятельница Валентина Стефановна придерживается более упаднических взглядов: «Это только неработающим пенсионерам пересчитают по московским меркам, а работающим — ничего. А вообще народ здесь живет довольно бедно, в институтах зарплаты маленькие, наука хиреет. Мой муж в ядерном получает 10 тысяч, знаю, что есть зарплаты еще ниже, правда, пару лет назад неожиданно прибавили — но это было до того, как Москва пришла».

Люди опасаются, что даже если пенсии или зарплаты увеличатся, то прибавку тут же съедят московские цены и столичные тарифы ЖКХ. «Нам развесили объявления, чтобы до 1 июля мы сняли показания счетчиков, — говорит Антонина Ивановна. — Я удивилась: обычно, когда повышают, так не делают — может, московские тарифы меньше?» Еще всех жителей патриархального Троицка беспокоит судьба лесов, которые издревле окружают город. И так уже частично пострадали они от новостроек, а перед московским девелоперским замахом могут вообще не устоять. Компания старшеклассников на вопрос, что сулит им статус москвича, не по-детски задумывается. «Столичный статус? Да что с него взять?» — пожимают плечами. Учеба? И так все едут учиться в Москву — в наукограде Троицке нет практически ни одного своего вуза, только научно-исследовательские институты. Развлечения? И без того вся тусовка уже в Москве. «Во! Транспорт будет дешевле: от конечного метро до города доехать стоит 60 рублей, а если это будет единая зона, то тариф составит 28 рублей», — наконец находит несомненный плюс одна из школьниц. Еще один «бонус» неожиданно отыскивает юрист и молодая мама Татьяна: «Должен заработать московский закон, который запрещает громко включать музыку ночью — в области, к сожалению, такой нормы нет».

В целом же тот факт, что Троицк станет одним из районов Москвы, мало кого радует. Менталитет у местных жителей и так столичный, а неудобств и затрат явно прибавится...

Вороново

Село Вороново, расположенное примерно в 35 километрах от МКАД, гордится своей достопримечательностью — трассой для спортивной ходьбы, прошедшей международную сертификацию. Километровая дорога огибает живописный пруд. В свободное от соревнований время здесь наматывают круги мамочки с колясками, а в пруду удят рыбу мальчишки. Местные жители в последнее время неприятно поражаются: неужели это и есть столичная манера общения? В местном доме культуры стали проходить какие-то странные рауты: съезжаются дорогие иномарки, из которых выходят солидные господа в сопровождении ухоженных дам. Мероприятия закрытые, что там эти господа делают, никто не знает, но входы и выходы ради этого дела перекрываются, жители не могут гулять с детьми в парке, как привыкли. Вороновцы сетуют, что они ждали от вновь обретенного московского статуса решения насущных проблем: дороги починят, решат вопрос с водоснабжением — вода из кранов подчас течет ржавая, — жилой фонд обновят. Но пока наблюдают снобизм и бесцеремонное поведение.

«У нашего дома объявилась новая управляющая компания — неожиданно, мы даже не знаем, был ли конкурс. Нам предложили подписать договоры на обслуживание, в которых были только первый и последний листы. Потрясающе! Ни тарифов, ни реквизитов компании, ничего! Есть только имя гендиректора, которое никому ни о чем не говорит, — делится местная жительница Светлана Ярцева. — Мы готовы строить отношения, но только на основе взаимного уважения».

Пенсионерки, которые торгуют земляникой и зеленью со своих грядок, сохраняют олимпийское спокойствие. Спрашиваем: не отнимут ли огороды? «С какой стати? Они у нас приватизированы». Однако генплан застройки неизвестен, хотя жителям, мягко говоря, хотелось бы с ним ознакомиться. «Чтобы не было народных волнений, как в Бутове», — комментирует спортивного вида парень.

Неудобства люди уже почувствовали — отменяется прямой автобус на Москву. Раньше час езды — и ты у метро, а теперь надо сначала доехать до Троицка, а потом делать пересадку. К чему такие сложности? А кто его знает?! Может, просто приучают к столичным затруднениям?

Не знает, чего ждать от перемен, и местная школа, кстати, самая большая в районе — в ней немногим меньше 800 учащихся. «У нас стали сокращать количество классов: раньше было по 19—20 человек, сейчас делают по 27 человек, с учителей снимают классное руководство. Показатели у школы хорошие, одна ученица набрала 98 баллов по ЕГЭ, культурной жизнью не обделены — и в Калугу в театр ездим, и в Москву, — перечисляет замдиректора по учебно-воспитательной работе Надежда Неук, преподающая физкультуру. — Что касается зарплаты, то у нас была сельская надбавка, 25 процентов, теперь она снимается, а что дальше будет — не знаем».

Есть в селе Воронове еще одно примечательное место — экспериментальное хозяйство «Кленово-Чегодаево», существующее с советских времен, сегодня входит в сотню крупнейших молочных производителей России. Как известно, город и деревня — вещи практически несовместимые. Как собираются уживаться? За ответом на вопрос направляемся на ферму. То, что мы на правильной дороге, подтверждает навозный «аромат»: да вот и сами буренки — уютно расположились на лугу стадом черно-белого окраса. Вокруг раскинулись поля, засаженные по французской технологии белым ползучим клевером и злаками — это позволяет обходиться без химических удобрений. Замдиректора по производству Егора Какоткина застаем в кабинете за изучением показателей надоев и поголовья. Цифры явно радуют: 3300 голов скота ежедневно дают 27 тонн молока, продукция расходится бойко. «Для чего нас брала Москва? Какие планы на земли? — задается вопросами Егор Митрофанович. — Наше хозяйство имеет статус ФГУП при Россельхозакадемии, мы не знаем, защитит ли он нас. Молочное производство — дотационное, еще нужно найти соответствующую статью в столичном бюджете!»

В 500 метрах от молочной фермы построили коттеджный поселок. Люди заселились. Потом ветер поменял направление — и все коровье амбре обрушилось на носы новых соседей. В общем, посыпались жалобы — в районную администрацию, в прокуратуру. «Минуточку! — говорят на ферме. — Наше хозяйство построено еще в 40-е годы прошлого века, а каким ветром вас сюда занесло? Что ж вы розу ветров не изучили? На вашем месте пионерский лагерь был — и ничего. А вы, кстати, нарушили санитарные нормы — надо было выдержать дистанцию в 1,5 километра». В таком конструктивном ключе и идет дискуссия...

Коммунарка

На месте будущего парламентского центра — в поселке Коммунарка — поспевает черная смородина, стройными рядами зеленеет картофельная ботва. Очень зеленый поселок, в котором все друг друга знают. Как только мы двинулись в сторону огородов, нас догнал местный мальчишка с вопросом: «А вы что тут делаете?» Бдительный. Показываем корочки...

«Я от Москвы сюда сбежала, а теперь она меня догоняет», — разводит руками Светлана. Из-за деревьев уже проглядывают высотные новостройки, которые теснят старожилов. Оазисом патриархальности смотрится деревня Столбово. Мы заглядываем в уютный дворик, усаженный анютиными глазками и розами. Нас встречает симпатичная бабуля — Анна Тимофеевна, 88 лет от роду. Она живет тут с юности, и, уж конечно, ее грядущие перемены пугают. Пенсия у бабушки, как у ветерана войны, и так хорошая. Метро, которое обещают построить, ей ни к чему. «Парламент здесь будет, депутаты?» — переспрашивает она с недоверием. Да уж, нешуточная угроза анютиным глазкам и сельскому спокойствию. Внукам, которые приезжают «на деревню к бабушке» и целыми днями гоняют на улице, нашествие города не в кайф — ну разве что удобнее на метро будет сюда добираться… Если, конечно, бабулю по огромной госнужде отсюда не попросят с вещами. Этого, кстати, боятся почти все. Не верят, что государство их не обидит. Тревожатся, что вместо удобных домов с привольными участками будут существовать под крышей однокомнатной панельки — в лучшем случае. Понять их можно: когда в Кремле решали, куда пересаживать новые органы власти, местных жителей спросить не удосужились. «Хоть бы какой референдум провели», — то и дело говорили нам на улицах.

Есть в Коммунарке особенное место — спецобъект НКВД, на котором хоронили расстрелянных «врагов народа». По некоторым данным, здесь покоятся от 10 до 14 тысяч человек — военачальники, ученые, дипломаты, разведчики, врачи... Осторожно заходим за высокий забор с колючей проволокой и оказываемся в лесопарке, который начинается с памятных знаков: вот распечатка с фамилией погибшего и надписью «Не забудем и не простим», чуть дальше — небольшая стела с надписями на иврите, рядом — памятник, поставленный правительством Якутии. С мыслями о вечном бродим по лесу и вдруг выходим на дорожку, ведущую к белому храму, — кажется, что небо светлеет, да и мысли тоже. Монастырское хозяйство живет своей жизнью — раскинулся огород, батюшка с помощником хлопочут вокруг пчелиных ульев. С 1999 года эта территория передана РПЦ, здесь было основано подворье Свято-Екатерининского мужского монастыря. Говорят, что первое время чуть ли не каждый день крестный ход проводили — уж очень тягостно жилось монахам со всей этой «расстрельной аурой». Теперь место намоленное, есть небольшой приход. Перемены в статусе насельников не очень волнуют — они под опекой Московской патриархии. Однако вопросы все же возникают. Родственники, естественно, хотят, чтобы здесь воздвигли мемориал, где можно было бы помянуть погибших. Несмотря на то что, по всей видимости, надзор за ним будет осуществлять федеральное Министерство культуры, вопрос поддержания порядка, скорее всего, ляжет на плечи нескольких монахов, а они к этому не очень-то и готовы.

…На Калужском шоссе, основной трассе присоединенной территории, под завязку забитой машинами, мелькают рекламные щиты: «Стань фермером!», «Валенки», «Садовые растения», «Кроты, крысы, клещи — уничтожение». Это приметы загородной жизни. Обычные люди со своими хлопотами, предприятия, школы и музеи, усадьбы и санатории — Большой Москве досталось большое хозяйство, к которому нужно аккуратно приложить умные руки. Чтобы столичных начальников не воспринимали, как тех вредителей, от которых рекламные щиты предлагают избавиться…

Слияние с поглощением / Политика и экономика / Главная тема

Слияние с поглощением

Политика и экономика Главная тема

Председатель Мосгордумы Владимир Платонов: «Не могу точно сказать, когда произойдет объединение Москвы и области. Но тенденция к укрупнению регионов сохранится»

 

О том, какой будет следующая глава в истории Первопрестольной, в интервью «Итогам» рассуждает председатель Московской городской думы Владимир Платонов.

— Владимир Михайлович, вы заявили недавно, что «расширение Москвы — первый шаг к обсуждению вопроса об объединении с Подмосковьем». Зачем же городить временный огород, если можно решить вопрос сразу?

— Ну, во-первых, нынешнее расширение Москвы никак не связано с давно уже озвученным предложением объединить Москву и область. Город развивается, население увеличивается, поэтому и было решено присоединить новые территории. Это естественный для мегаполиса процесс. Если вы посмотрите на историю Москвы, так происходит каждые 20—30 лет. Однако впервые расширение произошло в таких масштабах: присоединяемая территория в 1,4 раза больше той, что была у Москвы. Кроме того, сегодня мы не разрушаем ни уклад жизни, ни сложившуюся систему местного самоуправления. По сути, это первая попытка расширения, не уничтожающая «грань между городом и деревней». Своего рода пилотный проект. Получив результаты, можно будет подумать и о дальнейших шагах. Причем не только в отношении Москвы и области. Возьмите Санкт-Петербург и Ленинградскую область — очень похожая ситуация.

— И все-таки речь идет о годах или десятилетиях?

— За что люблю журналистов подавай им всегда точную дату. Я не могу сказать, когда произойдет объединение, поскольку пока такой задачи перед нами не стоит: присоединенной территории хватит для развития на много лет вперед. Разговор может идти вот о чем. У Российской Федерации изначально было 89 субъектов, созданных, как это давно уже признано, искусственно: брали советские административные единицы и превращали в субъекты РФ. На сегодняшний день их осталось 83. И тенденция к укрупнению регионов, скорее всего, сохранится.

— Пилотный проект натолкнулся на открытое противодействие со стороны Подмосковья: Мособлдума отказалась утвердить поправки в устав области, связанные с изменением границ региона. Серьезная проблема?

— Думаю, не стоит рассматривать позицию областных депутатов как какое-то противостояние. Во-первых, непринятие поправок в устав ничего не меняет. Решение утверждено на всех уровнях. Во-вторых, насколько я знаю, депутаты ставят вопрос в первую очередь в экономической плоскости: область потеряла часть доходной базы бюджета и требует компенсации. Правда, ничего не говорится о том, что одновременно существенно сократились расходы. Но то, что расширение Москвы связано с потерями для Подмосковья, несомненный факт.

— По слухам, губернатор Сергей Шойгу не очень расстроен исходом голосования в Мособлдуме.

— Я бы очень удивился, если бы позиция высшего должностного лица региона сильно отличалась от позиции парламентариев. Доходы бюджета — это их общий интерес. Поэтому, думаю, имеет место консолидированное мнение. Но, опять же, ничего страшного в этом не нахожу. Нормальная ситуация для любого федеративного государства. Считаю, что область избрала оптимальный путь: привлекать внимание к проблеме и ставить вопрос о денежном возмещении. Правда, размер ущерба им еще предстоит доказать. Счет, замечу, предъявлен не Москве, а федеральным органам власти, это они должны компенсировать.

— Вернусь к теме объединения. Главный довод ваших — и, признаюсь, моих — оппонентов: возникнет регион-монстр, которым невозможно будет управлять. Я в качестве ответа привожу 40-миллионную Калифорнию и 18-миллионную Северный Рейн-Вестфалию. А вы чем парируете?

— Вы привели хорошие примеры из жизни, я приведу хороший пример из кино. Когда героиню фильма «Москва слезам не верит» спросили, сколько у нее подчиненных, и удивились названной цифре, она ответила: «Когда трех научишься организовывать, дальше число уже не имеет значения». Де-факто Москва и область уже сегодня единый регион. Очень много москвичей имеют недвижимость в области, огромное количество жителей области работает в Москве. Вот оно, реальное объединение. А де-юре мы объединимся тогда, когда ситуация для этого созреет. Пока же мы спокойно сотрудничаем с Подмосковьем. Здесь нет никаких проблем.

— Нет, кстати, разногласий и по теме объединения — Сергей Шойгу заявил на днях: он не исключает, что это «надо уже сегодня начинать обсуждать». Можно ли сказать, что переговоры уже начались?

— Обсуждение на самом деле идет давно. Но на все предложения московского руководства, касающиеся объединения, всегда была резко отрицательная реакция со стороны области. Да, сейчас там новый руководитель, у которого другая позиция. Но вопрос все равно крайне сложен, нужно все тщательно взвесить. И проект расширения Москвы предоставляет прекрасную возможность протестировать будущие решения.

А компот?.. / Политика и экономика / Что почем

А компот?..

Политика и экономика Что почем

 

240 часов обязательных работ назначил Ленинский мировой суд Ульяновска лидеру «Левого фронта» Сергею Удальцову. Судья признала его виновным в нанесении побоев активистке прокремлевской организации «Молодая гвардия». Похоже, что к столь длительным обязательным работам в России до сих пор никого не приговаривали. При этом удальцовские трудовые будни будут несколько отличаться от тех, которые представлены в знаменитой комедии Гайдая. Никаких «песчаный карьер — три человека» и «мясокомбинат на сегодня заявок не прислал». Оппозиционер будет вставать на путь исправления по месту жительства, а то и по месту работы. Если, конечно, органы юстиции сочтут деятельность в качестве юриста в газете «Гласность» способствующей становлению на путь истинный.

«Скорее всего, Сергею придется отрабатывать по месту жительства в свободное от основной деятельности время», — говорит адвокат Удальцова Виолетта Волкова. Очевидно, это будет одно из коммунальных предприятий в московском районе Нагатинский Затон, где прописан оппозиционер. По закону заниматься общественно полезным трудом можно лишь по два часа в день, если осужденный сам не выразит желания увеличить количество трудочасов. Если работать по минимуму, то отбывать повинность Удальцову предстоит аж полгода. В случае работы и в выходные — пять месяцев. Работодатель обязан следить, чтобы условия труда осужденного соответствовали нормам Трудового кодекса. Удальцов будет обеспечен спецодеждой и инвентарем. А также, возможно, и наставником. Обед с обязательным компотом по причине непродолжительности трудовой вахты не предусмотрен.

Про черный день / Политика и экономика / Что почем

Про черный день

Политика и экономика Что почем

 

1 тыс. долл. США — на такую сумму предлагает раскошелиться мигрантам или их работодателям общественное движение «Миграционный контроль». Эти деньги должны вноситься на депозит уполномоченного госбанка при приеме иностранного сотрудника на работу. Счет распечатают, если легальный работник вдруг превратится в нелегала и потребуется его депортация. Эта идея будет вынесена на суд экспертов, а затем и правительства.

«Въезжающий в страну мигрант или пригласивший его работодатель будет обязан положить на счет уполномоченного банка данную сумму и только тогда получит разрешение на работу», — комментирует руководитель движения Константин Клименко. Информация о депозите будет занесена в карту трудового мигранта на электронный чип.

Цифра взята не с потолка. Примерно в 1000 долларов сегодня обходится российскому бюджету высылка одного незаконного мигранта. Месяц содержания в спецприемнике стоит 15 тысяч рублей, а авиабилет, допустим, до Душанбе — 10—12 тысяч. Таким образом, только на одного таджика-нелегала казна тратит минимум 25 тысяч рублей в месяц. За прошлый год из России в Таджикистан депортировали 2327 человек. То есть их дорога домой обошлась российской казне в 58 миллионов рублей. По данным ФМС, на территории РФ находится порядка 3,5 миллиона нелегалов. А это уже миллиарды непредвиденных расходов. Правда, не совсем понятно, что будет в том случае, если приезжий окажется законопослушным. «Личные средства, внесенные на банковский депозит, он снять обратно не сможет, — поясняет Клименко, — зато сможет, пользуясь картой, оплачивать медицинские услуги, административные штрафы, а также необходимые налоги. Остатком на депозите распорядится государство». Понятно, что с нелегальной миграцией у нас проблема острая. Вопрос в другом — как «запретительный барьер» соотносится с тем фактом, что экономика страны остро нуждается в трудовых ресурсах со стороны?

Член экипажа / Политика и экономика / Что почем

Член экипажа

Политика и экономика Что почем

 

955 млн руб.  — на такую сумму, по подсчетам «Итогов», стали богаче акционеры «Аэрофлота» благодаря Алексею Навальному. Как только ленты новостей запестрели заголовками о его избрании в совет директоров авиаперевозчика, появились большие заявки на покупку акций компании, в результате чего с 14 до 15 часов 25 июня бумага взлетела в цене более чем на два процента. Впрочем, эйфория прошла довольно быстро, и по итогам торгового дня котировки акции «Аэрофлота» все-таки снизились. Но это — издержки рынка.

На новом месте работы Алексей Навальный собирается улучшать качество корпоративного управления, в первую очередь усиливать влияние независимых членов совета директоров, а также внедрять систему «анонимных сообщений о злоупотреблениях», которая, по словам активиста, крайне необходима российским компаниям. За что и будет получать свою «копеечку». В этом году членам совета директоров будет выплачено вознаграждение в размере 18,9 миллиона рублей, то есть в среднем по 1,7 миллиона на брата. По новым правилам проведения митингов этого хватит почти на 6 максимальных штрафов для физлица.

Эксперты не видят в назначении Навального негатива для авиаперевозчика. «Аэрофлот» не является крупным стратегическим предприятием, чтобы вызвать беспокойство у государства. Это достаточно прозрачная компания, поэтому если и есть позитивный эффект от такого назначения, то он скорее имиджевый», — считает аналитик компании «АТОН» Никита Мельников. Впрочем, государство владеет более чем половиной акций «Аэрофлота», и если бы власть была против назначения оппозиционера, миноритарным акционерам просто не хватило бы голосов для избрания Алексея Навального в совет.

С лейкой и охраной / Политика и экономика / Что почем

С лейкой и охраной

Политика и экономика Что почем

 

1461 день простоял у руля страны Дмитрий Медведев. Эти его президентские мгновения и года пока еще не отлиты в граните, но уже увековечены в фотоматериале. В Мультимедиа Арт Музее, который прежде назывался просто Московским домом фотографии, открылась фотовыставка, посвященная четырем годам из жизни Дмитрия Анатольевича. Помимо самого виновника торжества, который присутствовал на открытии и в качестве главного персонажа, и в качестве человека снимающего — у Дмитрия Анатольевича несколько профессиональных камер, а фотография — его непреходящая страсть, на Остоженку, 16, съехались фотографы из отечественных и зарубежных изданий — в общем, все, кто внес свой кадр в хронику президентства Медведева. В их числе и наши коллеги — фотографы «Итогов» Алексей Дитякин, Владимир Новиков и Дмитрий Пленкин.

Каждый из них проделал свой отрезок пути вместе с главным героем. Причем не всегда в парадной обстановке. Напомним, что именно на президентский дебют Медведева выпало начало глобального экономического кризиса. Не меньшим по накалу событием стала «пятидневная война». Правда, самому Дмитрию Медведеву, как выяснилось, запал в душу снимок на другую тему — на нем он проходит мимо мирно беседующих Барака Обамы и Муамара Каддафи. Как говорится, догадайтесь с трех раз, кто из запечатленных персонажей держал тогда камень за пазухой…

В общем, выставка открылась, и всякий может полюбопытствовать. А для тех, кто по каким-то причинам все-таки не доберется до Остоженки сквозь пробки, экспозиция существует и в компактном варианте — в рамках выставки презентован фотоальбом «Президент Дмитрий Медведев».

Скамейка запасных / Политика и экономика / Те, которые...

Скамейка запасных

Политика и экономика Те, которые...

 

Кто возглавит российский футбол, а точнее, станет президентом Российского футбольного союза? Круг претендентов широк. Но есть мнение, что фаворитом в этой гонке является бывший спикер Госдумы Борис Грызлов. Большой неожиданностью такой выбор не станет. Еще до Евро-2012 высокопоставленный кремлевский чиновник в беседе с обозревателем «Итогов» предрекал, что в кресле президента РФС окажется именно Борис Вячеславович. Предполагалось, что это назначение экс-спикера, сбросившего политический вес, станет ему утешительным призом. А главное, придаст кампании по подготовке чемпионата мира 2018 года в России масштабный политический и организаторский размах. По информации «Итогов», отставка Фурсенко готовилась заранее. Именно по этой причине теперь уже бывший президент РФС не стал продлевать контракт с наставником нашей сборной Диком Адвокатом. То, что со сменой главы футбольного союза решили повременить, наши источники объясняют финансовыми причинами: пока что не урегулирован вопрос о том, кто войдет в новый пул спонсоров РФС, расходы которого в ближайшие годы должны многократно возрасти — подготовка к ЧМ стоит ну очень больших денег!

Для нового главы РФС этот тайм-аут политически оправдан. Не то за скандальный вылет нашей сборной с Евро пришлось бы отдуваться ему. А так, в случае если назначение все-таки состоится, Борис Вячеславович окажется весь в белом. Его нельзя упрекнуть в том, что он не футбольный человек. Напротив, давно увлекается игрой. Еще семь лет назад его прочили на пост главы попечительского совета РФС. Год назад Грызлов лоббировал вопрос строительства Национального центра футбола в Звенигороде, а затем стал инициатором возрождения тульского «Арсенала». Перед Евро-2008 он выпустил диск с видеоклипом и песней «Россия, вперед! Настал наш черед!». Кроме того, Грызлов сам играет в футбол и был капитаном любительской сборной российского парламента.

Насколько сей послужной список поможет экс-спикеру на спортивном поприще, покажет время. Сейчас модно говорить, что во главе РФС должен стоять профессионал. Но что под этим понимается? Как выразился президент одного футбольного клуба, «РФС — это структура, которая в первую очередь нуждается в очень хорошем менеджере и очень хорошем политике одновременно. Вот когда чиновники будут хорошими менеджерами, у нас наступит процветание». Так-то оно так, вот только трудно припомнить хоть одного чиновника, приведшего наш спорт к высоким достижениям. Роман Абрамович не в счет.

Письмо «авиа» / Политика и экономика / Те, которые...

Письмо «авиа»

Политика и экономика Те, которые...

 

Российскому авиапрому, судьбы которого находятся в руках главы Объединенной авиастроительной корпорации Михаила Погосяна, прислана черная метка. Лидер КПРФ Геннадий Зюганов отправил вице-премьеру Дмитрию Рогозину открытое письмо о печальном состоянии отрасли. Дескать, вкладываются в нее гигантские деньги, а на выходе — ноль, если не минус. В 2010 и 2011 годах Россия произвела на свет семь и десять пассажирских самолетов соответственно, тогда как во всем мире ежегодно их выпускается более тысячи. Занимали мы ровно 20 лет назад аж 28 процентов мирового рынка, а теперь — менее процента!

Безусловно, Михаил Погосян, много лет возглавлявший КБ «Сухого», имеет огромные заслуги перед военным самолетостроением, но вот с гражданским авиапромом у нас сегодня и правда беда. Как сказали «Итогам» особо пессимистичные эксперты, на самом деле никакого российского авиапрома уже нет и в помине. Ваш корреспондент прогулялся на днях по центру подготовки пилотов компании «Сухой» в Жуковском и убедился, что исконно российские в сверхсовременном «Суперджете» только фюзеляж и болты. Учатся пилоты на британских тренажерах, компьютерами на борту хвалятся тоже британскими, экзамены сдают итальянцам, и их же компания «Гражданские самолеты Сухого» выбрала в партнеры. Все это до боли напоминает наш автопром, который, в сущности, уже вовсе и не наш — так, потихоньку собираемые иномарки из импортных машинокомплектов. Тот же «Суперджет» — это, по сути, самолетокомплект, собранный почти целиком из импортных компонентов.

Почему бы тогда просто не построить завод по сборке Airbus или Boeing? Но нет, власти продолжают операцию по спасению отечественного авиапрома, притом что парк наших авиакомпаний уже на 80 процентов укомплектован зарубежными самолетами. Ответ на вопрос, чем объясняется сей парадокс, прост: для капитанов нашей промышленности (особенно представляющих госкомпании) главное — это расходы. Именно на расходах госбюджета они и зарабатывают. Иначе как объяснить, что «Суперджет», в чьей надежности после катастрофы в Индонезии начали сомневаться, продается, по словам Зюганова, в убыток. С учетом всех затрат государства на авиапром один гражданский лайнер, выпущенный в России, обходится, по подсчетам «Итогов», в 250 миллионов долларов. Каталожная же цена «Суперджета» лишь 31 миллион долларов, а реально продают его с очень существенными скидками.

Время назад! / Политика и экономика / Те, которые...

Время назад!

Политика и экономика Те, которые...

 

Председатель комитета Госдумы по охране здоровья член фракции ЛДПР Сергей Калашников в сентябре представит на суд депутатов законопроект, отменяющий одно из самых спорных решений бывшего президента Дмитрия Медведева, упразднившее перевод стрелок часов дважды в год. Мнение самого Дмитрия Анатольевича по поводу временной «контрреволюции» пока неизвестно, но предугадать его несложно. С действующим президентом Владимиром Путиным ситуация не столь однозначна.

В беседе с «Итогами» Сергей Калашников заметил, что Владимир Владимирович по вопросу пересмотра реформы, установившей в России так называемое единое летнее время, высказался обтекаемо, а мы в Госдуме, дескать, являемся гласом народа и не можем ждать, так как использование летнего времени зимой негативно сказывается на здоровье россиян. На самом деле Владимир Путин, еще будучи премьером, высказывался по поводу перевода стрелок вполне определенно: «Если Дмитрий Анатольевич это сделал, то пусть он это и переделывает».

В любом случае похоже, что инициатива главы думского комитета — это не простая самодеятельность, хотя Калашников уверяет, что ни с правительством, ни с администрацией президента свой шаг пока не согласовал. Кроме того, по его словам, специалисты еще спорят, «стоит ли возвращаться к зимнему времени и делать его стабильным или к поясному астрономическому времени, что было бы более адекватно». В случае положительного политического решения вопроса перевод на астрономическое (поясное) время можно произвести в любое воскресенье 2012 года.

Начмед / Общество и наука / Профиль

Начмед

Общество и наука Профиль

Проработав четыре года на посту заместителя одного из самых критикуемых в России министров, Вероника Скворцова ухитрилась не нажить себе врагов среди медиков. Можно ли считать это достоинством?

 

Должность министра здравоохранения не зря именуют расстрельной. Для того чтобы принять этот портфель, нужна известная смелость. Сейчас всех интересует, что за человек оказался в кресле, еще не остывшем от скандалов, сотрясавших ведомство Татьяны Голиковой. Внешность Вероники Скворцовой не предлагает простых ответов на этот вопрос. Негромкий голос, серьезный взгляд, наряды, лишенные всякой экстравагантности. За ней не тянется никаких скандальных историй и шлейфа разоблачительных публикаций. Она так безупречно вежлива, что иногда даже кажется неискренней. Только мимолетная улыбка порой приоткрывает форточку в ее внутренний мир, которую она, похоже, предпочла бы держать захлопнутой. Кто она, первая леди российского здравоохранения? И чего нам от нее ждать?

На роду написано

Мы не в старой доброй Англии, но, похоже, без теней предков в нашем повествовании не обойтись. Ибо история российской медицины — во многом история семьи нашей героини. Прапрадед Скворцовой, профессор Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге Петр Аврамов, стал основателем и первым деканом медицинского факультета Нижегородского университета. Прабабушка училась на Высших женских курсах в Москве. Позже на их месте появился Второй московский мединститут — сейчас Российский национальный исследовательский медицинский университет (РНИМУ) им. Н. И. Пирогова. Там учились ее дед и отец, известный невропатолог Игорь Скворцов, прославившийся в России и за рубежом своими методиками реабилитации пациентов с детским церебральным параличом. Там же в 1983 году окончила педиатрический факультет сама Скворцова. Ее сын Георгий тоже недавно окончил РНИМУ и работает врачом-неврологом.

Вряд ли, сдавая выпускные экзамены, Вероника Скворцова собиралась идти в министры. Совсем нет — она основательно готовилась к научной работе. «Помню, студентками мы вместе ходили в научный кружок по неврологии, — рассказывает Алла Гехт, ученый секретарь Всероссийского общества неврологов и главный врач специализированной клинической больницы № 8. — Как-то заговорили, кто чем хочет заниматься. Она тогда сказала, что будет изучать сосудистые заболевания головного мозга. Именно в этой области она работает уже много лет».

Впрочем, в те годы одних знаний и целеустремленности для успешной научной карьеры было мало. «Конечно, Вероника по жизни всегда была отличницей, к тому же ей было к кому обратиться за советом, — говорит один из ее однокурсников. — Ее отец, Игорь Арнольдович, был моим профессором и всегда удивлял студентов великолепной эрудицией. В ответ на какой-нибудь вопрос мог снять с полки шеститомник на немецком языке: вот, тут почитай... Но чтобы получить хорошее место в ординатуре, нужно было продвигаться еще и по общественной линии, иметь опыт оргработы. И она стала комсомольским секретарем факультета. Без этого тогда было просто не обойтись». Похоже, в институте Вероника Скворцова приобрела и другой важный навык, в будущем пригодившийся ей на бюрократическом поприще: умение грамотно выстраивать отношения, чтобы, не перессорившись ни с кем, исподволь проводить собственную линию и в результате добиваться своего. «Второй мединститут всегда был сложным вузом, — вспоминает ее однокурсник. — У нас училось множество детей самых известных родителей, поэтому приходилось постоянно думать, как себя вести, чтобы ненароком не ввязаться в войну противоборствующих врачебных кланов. Но это был очень полезный опыт. Ведь так устроен весь медицинский мир, да и не только он». Сейчас умение настоять на своем, не провоцируя при этом конфликта, уже стало фирменным стилем Скворцовой — она избегает сенсационных заявлений, не объявляет революций. Что, впрочем, не мешает ей принимать жесткие решения. Например, объявляя, что поддержит все полезные начинания своей предшественницы на министерском посту, она вскользь упомянула, что собирается пересмотреть промежуточные итоги модернизации здравоохранения. А ведь этот вопрос ценой в несколько сотен миллиардов рублей является одним из самых болезненных — в огород Татьяны Голиковой в свое время полетело немало камней от тех, кто видел в сметах по закупке дорогостоящей медицинской техники коррупционные схемы. Первое время чиновники лишь разводили руками: «Получается, что, пересматривая итоги модернизации, мы должны высечь сами себя?» Позже разводить руками стало некому — значительную часть прежней команды не взяли в новый Минздрав.

Дело жизни

Впрочем, в 80-е годы никто не ждал от нашей героини подобных решений. Окончив аспирантуру и защитив кандидатскую, Вероника Скворцова с головой ушла в науку, которая во врачебном деле идет ноздря в ноздрю с практикой. Она работала ассистентом на кафедре неврологии и нейрохирургии Второго мединститута, когда в 1989 году стала куратором нейрореанимационной службы в Первой градской больнице в Москве. Это была одна из первых таких служб в стране. Придя в реанимацию, Скворцова столкнулась с настоящей «эпидемией инсультов», захлестнувшей общество. Тогда мало кто осознавал истинный масштаб явления. Сегодня социальная значимость инсульта всем известна. «Это одна из основных причин инвалидности и смертности, — говорит Алла Гехт. — Под руководством Вероники Игоревны были проведены масштабные исследования заболеваемости инсультом и его распространенности в Российской Федерации». Скворцова задалась и другим вопросом: как помочь мозгу человека, чтобы последствия инсульта были не такими тяжелыми? В 1993 году она защитила докторскую диссертацию, которая стала одним из первых исследований в России, посвященных нейропротекции — защите мозга в экстремальных случаях его повреждения. Ее научная карьера шла в гору: в 37 лет она возглавила кафедру фундаментальной и клинической неврологии и нейрохирургии в РНИМУ. То, чем она занялась, называется трансляционной медициной: достижения фундаментальной науки переводятся в клиническую практику. Благодаря этим исследованиям смертность от инсульта сегодня удалось снизить почти на треть.

Научная работа шла успешно. На базе кафедры даже создали НИИ инсульта. К 2008 году, когда ее позвали в министерство, Скворцова являлась уже членом-корреспондентом Российской академии медицинских наук, вице-президентом Национальной ассоциации по борьбе с инсультом (НАБИ), опубликовала в США вместе со своим учителем Евгением Гусевым книгу об ишемии мозга, была генеральным секретарем Европейского совета по инсульту, директором Всемирной федерации инсульта. Говорят, что приглашение на пост замминистра застало ее в США, где она читала курс лекций. Известно также, что она согласилась не сразу.

Но было обстоятельство, из-за которого она в конечном итоге не могла не согласиться. «Я познакомилась с Вероникой Скворцовой в начале двухтысячных, — делится воспоминаниями одна из журналисток. — Скажу сразу: она буквально заразила меня своей целеустремленностью. Увлеченно рассказывала о том, каких результатов можно добиться, если начать правильно лечить человека с инсультом во время «терапевтического окна», когда необратимые изменения в мозге еще не произошли. Одновременно она сетовала на то, что большинству российских пациентов такая помощь недоступна — скорая помощь добирается до них слишком медленно, да и в больницах нет нужных методик и оборудования. Тогда же она рассказала мне о своей идее создания сосудистых центров по всей России. Ее идеи мне понравились, но, если честно, я подумала о том, что все это лишь красивые мечты. Слишком много стен нужно прошибить лбом, чтобы ее осуществить. И я сомневалась в том, что у нее получится». Однако тогда, в 2008 году, судьба давала Скворцовой шанс осуществить задуманное. Конечно, с одной стороны, соблазн был велик — ведь речь шла о деле всей жизни. С другой — Скворцовой действительно пришлось круто поменять свою судьбу. Сейчас она признается, что любимая научная работа все больше превращается в хобби — ею она может заниматься только в свободное время, которого становится все меньше и меньше.

В коридорах власти

Как складывались ее отношения с Татьяной Голиковой? По-видимому, непросто. Та иной раз выслушивала споры врачей с неприкрытой скукой. Вероника Скворцова, впитавшая эту атмосферу с детства, знала цену каждому слову в научной дискуссии. Татьяна Голикова могла подразнить медиков, появившись на каком-нибудь заседании в юбке, отделанной сбоку золотым галуном — деталь, недвусмысленно напоминавшая о том, кто носит командирские лампасы российского здравоохранения. Скворцова же, напротив, всегда предпочитала держаться подчеркнуто скромно. Еще в должности замминистра, представляя в Госдуме два проекта, вызвавших самые серьезные споры, — Концепцию развития здравоохранения в Российской Федерации до 2020 года и закон об охране здоровья граждан Российской Федерации, — она каждый раз выбирала скромный черный костюм с белой блузкой. Продуманный образ, позволяющий привлечь внимание аудитории к сути дискуссии, а не к личности докладчика? Возможно. Ей пришлось учиться в коридорах власти и этому. И наверняка ей больше импонирует то, как ведут себя западные женщины-политики. Вспомним костюмы Ангелы Меркель, которая, кстати, тоже пришла в большую политику после того, как сделала научную карьеру: в ее нарядах практически нет деталей, за которые может зацепиться глаз. И все обсуждают не то, как она выглядит, а то, о чем она говорит. Похоже, Скворцова использовала и этот опыт. Так или иначе, пробыв четыре года на посту заместителя одного из самых критикуемых министров, она не нажила себе врагов в медицинском сообществе. Удивительно, но врачи, которые в своей среде периодически поругивали не только министра, но и всех руководителей департаментов, о Скворцовой не судачили, а лишь понимающе кивали — ей, мол, приходится непросто.

Случались ли у них с Татьяной Голиковой споры по каким-то вопросам, неизвестно. Если это и так, обе были достаточно умны, чтобы не выносить их на публику. «Обе вели себя подчеркнуто корректно при любых обстоятельствах», — рассказывает одна из бывших сотрудниц Минздравсоцразвития. Однако, по свидетельствам многих, Скворцовой было не очень-то комфортно в кресле замминистра. Директор департамента организации медицинской помощи и близкая подруга Татьяны Голиковой Ольга Кривонос фактически не подчинялась заму и частенько самостоятельно принимала решения. Скворцова не контролировала ни политику Минздравсоцразвития в сфере закупок лекарств и медтехники, ни кадровые решения министерства, связанные с отставками известных в медицинском сообществе персон. «В последнее время Веронику Игоревну фактически отстранили от работы, — говорит директор Московского НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль. — Несмотря на то, что она была замминистра, многие вопросы, входящие в ее компетенцию, решались за ее спиной. Скажу больше: ее начали просто выживать из министерства, предложив подать документы на конкурс на должность ректора РНИМУ. Она стойкий человек и все это выдержала». Впрочем, несмотря ни на что, ей кое-что удалось сделать. По ее настоянию программу развития сердечно-сосудистой помощи и строительства сосудистых центров в регионах включили в нацпроект «Здоровье». Она стала обновлять учебные программы в медвузах, при ней многолетняя история с введением стандартов медицинских услуг наконец-то сдвинулась с мертвой точки.

В том, что новая должность наделила Веронику Скворцову не генеральскими лампасами, а ворохом нерешенных проблем, ни у кого нет сомнений. Тем более что поначалу она была «генералом без армии», как устало призналась Скворцова на своем первом брифинге журналистам. Мало кто знает, что в первый месяц своего министерства она совмещала сразу две должности — замминистра по старому ведомству (Минздравсоцразвития) и министра (Минздрав) по новому. Работа была почти круглосуточной — за три недели ей удалось сформировать министерство здравоохранения, не останавливая текущей работы. Эти трудности вскоре могут показаться с овчинку по сравнению с тем, что ее ждет. Реальность такова: российской медициной сегодня недовольны и пациенты, и врачи. Любой министр здравоохранения автоматически становится одной из самых непопулярных фигур в любом российском правительстве. И перманентные реформы здравоохранения, идущие в течение десятилетий, пока не в состоянии переломить ситуацию. К тому же на пороге новый экономический кризис. Не придется ли в результате урезать финансирование, сворачивать заявленные программы? Времени на маневр у нового министра не так уж много. Похоже, она заняла место водителя в машине на крутом повороте. Удастся ли вырулить? Посмотрим.

Важно то, что министр впервые за многие годы имеет кредит доверия от врачебного сообщества. «Вероника Скворцова была в числе трех кандидатов на министерский пост, которых предложила президенту Национальная медицинская палата, — говорит Леонид Рошаль. — И мы будем ее поддерживать. Если ей не будут мешать, то у нее получится». Научный руководитель Центра патологии речи и нейрореабилитации Виктор Шкловский добавляет: «Вспомните, она сумела-таки пробить идею с созданием сосудистых центров по всей стране, а это очень непросто. Теперь все зависит от того, сможет ли она привлечь сильную команду экспертов». Похоже, за экспертами дело не станет. Скворцова не скрывает, что уже начала формировать пул. Звонили из министерства и ряду экономистов, разработавших собственные концепции развития здравоохранения. Впрочем, вряд ли в ближайшее время нам следует ожидать в медицине новых революций. Но очень может быть, что наше здравоохранение, изнемогшее под бременем радикальных переустройств и не доведенных до конца реформ, больше всего сейчас нуждается в ежедневной настойчивой «работе над ошибками». А это значит, что мы наконец-то дожили до времени технических министров — нераспиаренных профессионалов. Вот и Вероника Скворцова, чуть-чуть приоткрывая форточку в свой внутренний мир, признается, что старается уделять побольше времени семье, семимесячному внуку, общение с которым дает ей чувство силы и гармонии, любит слушать музыку, гулять со своей старенькой 14-летней собакой. В общем, как и Ангела Меркель, не собирается никому демонстрировать генеральские лампасы. Ведь есть иные способы доказать, что в российском здравоохранении она является «человеком, который носит брюки». Но этот гераклов подвиг ей еще предстоит свершить.

Верните рынду! / Общество и наука / Общество

Верните рынду!

Общество и наука Общество

Главные поджигатели лесов — это чиновники, пытающиеся на пожарах либо сэкономить, либо заработать

 

С наступлением лета карта России становится похожа на военную, на которую впору наносить линии фронта и плацдармы: пожарами и дымом затянуты целые регионы, в небе кружат самолеты, атакующие полыхающие леса, а на земле десанты ведут настоящие бои. И гибнут, к сожалению, тоже как на войне, попав в огненный котел. Понятно, что леса горят и в США, и в Европе — просто у нас все, как обычно, доведено до состояния апокалипсиса.

«Итоги», проведя собственное расследование, пришли к выводу: главными поджигателями лесов сегодня являются не дачники и шашлычники, а чиновники, пытающиеся на пожарище либо сэкономить, либо заработать.

Только по лицензии

Кто отвечает за пожары в лесах? С 2007 года вся ответственность за предотвращение и тушение лесных пожаров возложена на региональные власти. Случись что серьезное, губернатор ответит лично. Но есть еще Рослесхоз, который осуществляет контроль и надзор за действиями регионов, получает каждый день оперативную информацию. Ему и ответ держать. «С учетом печального опыта 2010 года нами сформирована новая система тушения лесных пожаров, — рассказал «Итогам» начальник управления охраны и защиты лесов Федерального агентства лесного хозяйства Андрей Грибенников. — В каждом регионе созданы специализированные противопожарные организации, чтобы тушением не занимались случайные люди, выигравшие контракт на тушение лесов. При этом они могли не иметь ни людей, ни опыта, ни техники».

Специализированные организации, о которых упоминают в Рослесхозе, действуют на основании выданных им же лицензий. Введение обязательного лицензирования уже вызвало у специалистов шквал вопросов. «Гринпис России» и вовсе направил Владимиру Путину письмо, в котором, в частности, говорится о необходимости принятия срочных мер по отмене лицензирования этого вида деятельности. Как рассказали «Итогам» в российском офисе «Гринпис», введение лицензирования значительно сократило количество людей и организаций, имеющих законное право тушить лесные пожары. Многим просто не хватило времени на оформление соответствующих документов. «Обязательное лицензирование введено в России с 1 января 2012 года, — говорит представитель «Гринпис», — а основные требования к лицензированию утверждены постановлением правительства РФ от 31 января 2012 года, то есть через месяц. Положение о лицензировании было официально опубликовано 13 февраля и вступило в силу 21 февраля. Фактически процесс лицензирования начался только после этой даты. Это привело к тому, что к 1 апреля — усредненной дате начала пожароопасного сезона в российских лесах — лицензии по тушению лесных пожаров смогли получить только 225 организаций из нескольких тысяч, ранее принимавших участие в тушении». По словам экологов, в ряде регионов ко времени начала лесных пожаров вообще не было ни одной организации, имевшей лицензию на их тушение.

В «Гринпис» обратили внимание и на проблему, связанную с лицензированием деятельности по тушению пожаров в государственных природных заповедниках и национальных парках. Положение о лицензировании предусматривает наличие у руководителя организации или его заместителя высшего или среднего профессионального образования в области лесного и лесопаркового хозяйства, однако специфика деятельности заповедников и нацпарков такова, что в большинстве из них руководящие должности занимают специалисты с иным образованием. Это привело к тому, что подавляющее большинство заповедников и нацпарков к началу опасного сезона не смогли получить лицензии на тушение пожаров, несмотря на то что в течение многих десятилетий самостоятельно обеспечивали охрану своих территорий от огня. Сейчас ситуация в пожарном порядке исправляется, и обладателями заветного разрешения стали уже почти 40 нацпарков и более 60 заповедников из имеющихся 143.

Вызывают огонь от себя

Дело не ограничилось выдачей лицензий. В прошлом году впервые за последние тридцать лет из федерального бюджета регионам выделили 5 миллиардов рублей на закупку противопожарной техники. По данным «Итогов», 51 регион уже закупил более двух тысяч единиц техники. Правда, приоритет отдается технике для ликвидации серьезных площадных пожаров, а не той, которая позволяет локализовать их на ранней стадии. Например, легкую технику, оптимальную для тушения очагов малых пожаров, региональные власти по закону могут приобретать только в порядке софинансирования, но у большинства на это просто нет денег.

В 2012 году еще 5 миллиардов рублей планируется выделить из федерального бюджета на закупку противопожарной техники плюс 2,6 миллиарда — из бюджета регионов. А необходимо, по оценкам экспертов, не менее 33 миллиардов рублей. Денег совершенно очевидно не хватает. И потому уже отмечена странная тенденция — руководство ряда регионов пытается скрывать истинные масштабы проблемы. Скорее всего, таким образом обремененные необходимостью тушить лесные пожары за свой счет местные власти попросту пытаются экономить деньги. По данным «Итогов», в ходе недавно проведенной Рослесхозом проверки выяснилось: «По ряду регионов присутствует проблема представления достоверной информации. На сегодняшний день это в первую очередь регионы Дальнего Востока — Амурская область, Республика Саха (Якутия), Хабаровский край». В лесном хозяйстве существует специальная информационная система дистанционного мониторинга (ИСДМ). На 18 июня в Якутии расхождение между данными ИСДМ и данными оперативной отчетности субъекта «о горимости лесов» составило 11,1 раза (по данным ИСДМ-Рослесхоз, горело 93,2 тысячи гектаров покрытой лесом площади земель лесного фонда, а по данным оперативной отчетности Республики Саха (Якутия) — 8,4 тысячи), в Амурской области — 44,5 раза (по данным ИСДМ-Рослесхоз, горело 1044,7 тысячи гектаров, по данным оперативной отчетности Амурской области — 23,5 тысячи), в Хабаровском крае — 4,5 раза (по данным ИСДМ-Рослесхоз — 39,4 тысячи гектаров, по данным краевой оперативной отчетности — 8,7 тысячи). Соответственно, во столько раз меньше можно выделить средств на тушение из регионального бюджета. И гори оно синим пламенем...

Комментарии, как говорится, излишни. Что ждет руководителей, уличенных в столь вопиющих фактах сокрытия реальной информации? Как оказалось, путь от преступления, а именно так можно смело называть сокрытие жизненно важной информации, до наказания довольно долог. Согласно утвержденным правительством правилам осуществления контроля за достоверностью сведений о лесных пожарах в случае несовпадения информации с данными ИСДМ Рослесхоз извещает об этом уполномоченный орган и предлагает в трехдневный срок представить объяснения по факту несовпадения или уточнить представленные сведения. Иными словами, у фальсификаторов есть возможность развести руками: ой, мы ошиблись, посчитали не по той методике, сейчас исправим. Правда, если в трехдневный срок подобный моноспектакль не будет разыгран, Рослесхоз в течение месяца проводит выездную проверку в субъекте, допустившем «недописки». В ходе инспекции проверяется вся документация, связанная с пожарной опасностью в лесах, и осуществляется инструментальный замер площади лесных пожаров, то есть проводится внеплановая верификация данных. Если в результате проверки сведений выявлена их недостоверность, Рослесхоз информирует об этом высшее должностное лицо субъекта для принятия мер по обеспечению достоверности представляемых сведений. Иначе говоря, на самом деле никому ничего за сокрытие данных не будет — ну, влепят выговор какому-нибудь лесничему, вот и все. А проблема-то федеральная! Регионы раскрывают кошельки, когда пожары в лесах уже вовсю бушуют. И вот пример. Среди наиболее горящих регионов, на которые приходится 90 процентов площади, пройденной огнем с начала года по стране, числятся Забайкальский, Красноярский и Хабаровский края, республики Бурятия, Тува и Саха. Собственно, в этом нет ничего удивительного. По результатам апрельских проверок Рослесхоза совместно с МЧС эти регионы были признаны неготовыми к пожароопасному сезону. Что это значит? Что оказалась не готова в полном объеме техника, нет достаточного числа руководителей тушения, не созданы запасы ГСМ, не заключены вовремя контракты на авиапатрулирование лесов, не сделаны, где надо, минерализованные полосы, очищенные от горючих материалов, не оформлены противопожарные разрывы в местах, где есть высокая вероятность верховых пожаров (например, большой сплошной массив хвойного леса в местах, где постоянно дуют ветры), не проложены противопожарные дороги к участкам леса, где наиболее вероятны возгорания (например, сухой сосновый бор или молодняки хвойных пород) и т. д.

Кто все это должен делать и что мешает это сделать? Лесные службы и муниципальные власти. Но не сделали, потому что хотели сэкономить.

Сочетание факторов

Однако не все упирается в деньги. Эксперты выделяют еще несколько факторов, способствующих возникновению лесных пожаров и их последующей трансформации в стихийные бедствия. Прежде всего это наличие большого числа так называемых бесхозных лесов. Всего в России земли лесного фонда занимают более миллиарда гектаров. По разным оценкам, от 30 до 70 миллионов гектаров лесов не включены в лесной фонд. Они расположены на землях сельскохозяйственного назначения, их правовой статус неясен, и вот почему. Когда развалились колхозы, землю поделили по паям, и, по сути, она стала принадлежать всем и никому. За двадцать лет, прошедших с развала сельхозорганизаций, на бывших полях вырос лес. Если он загорится, тушить его никто не будет. В МЧС утверждают, что это не их зона ответственности. Если за тушение такого леса возьмутся муниципальные власти, их могут обвинить в нецелевом использовании средств. Фермеры отвечают только за свои земли. И потому тушить начинают только тогда, когда огонь перекидывается на «официальные» леса, то есть пожар приобретает масштабы бедствия.

Еще одна очевидная проблема — нехватка лесников. Дело в том, что до 2007 года за пожарную безопасность лесов отвечала Гослесохрана, в штате которой состояло около 70 тысяч человек. В 2007 году эту структуру ликвидировали, функции распределили между федеральными ведомствами, региональными властями и частными арендаторами, штат лесников сократился. Только после пожаров 2010 года спохватились и Гослесохрану начали возрождать. Как заявил «Итогам» официальный представитель Рослесхоза, на сегодняшний день общая численность занятых в лесном хозяйстве составляет около 90 тысяч человек. Реформы для лесников, конечно, не сахар, но с 2007 года и количество лесничих, и численность работников лесничеств определяют регионы. Сколько местные власти считают необходимым, столько ставок и открывают. Однако проблема еще и в том, что за годы реформ почти не осталось специалистов по тушению лесных пожаров. Добровольцы — это хорошо, но нужны люди, умеющие организовать работу на месте пожара.

Нельзя, конечно, не упомянуть и климатический фактор, весьма важный для нашей страны. Некоторые специалисты говорят, что практически невозможно спрогнозировать заранее, допустим, на год вперед, где возникнут сильные пожары. Например, в этом году горели Забайкалье и юг Сибири, в прошлом — Якутия и Северо-Запад, а в 2010 году больше всего пожаров бушевало в центре европейской части страны. А вот другие специалисты утверждают, что прогнозировать возгорания вполне реально. Как рассказал «Итогам» сотрудник Института мониторинга климатических и экологических систем СО РАН Вадим Кожухов, в этом году причиной раннего наступления сезона пожаров, в частности, в Восточной Сибири могло стать резкое потепление, повлекшее обильное таяние снегов на всей территории, включая лесные массивы. Анализ температурных наблюдений позволил ученым сделать вывод, что на протяжении последних трех лет наблюдается стойкая тенденция изменения среднесуточных температур в сторону плюсовых значений. Прошлой зимой, например, температура в разных регионах Восточной Сибири была выше статистических показателей на 3—8 градусов. Подобные изменения могут быть связаны с глобальным потеплением.

Что же получается в итоге? Тушением лесных пожаров уже пять лет формально занимаются местные власти. Часть региональных начальников надеются на авось, другая часть не хочет ничего делать, третьи ищут причины для того, чтобы ничего не делать. Осознание ответственности происходит крайне медленно. Только-только начали создаваться специализированные структуры, формироваться объединенные планы, стали закупать технику, готовить людей. Главное, что наконец приходит понимание: в XXI веке ржавые конструкции с полустершимся советским лозунгом «Берегите лес от пожара» уже никого не впечатляют. Верните рынду!

Лошадиная работа / Общество и наука / Exclusive

Лошадиная работа

Общество и наука Exclusive

Владимир Жуковский: «Сергей Бондарчук пообещал: «Если меня все-таки обяжут повторно снимать «Тихий Дон», тебя позову на Григория Мелехова. Нос у тебя горбатый, перебитый, будешь Гришку играть»

 

Лоснящиеся крупы лошадей, стоящих целое состояние, силуэты самых харизматичных жокеев страны, пыль из-под копыт и горящие азартом глаза зрителей на трибунах, звезды шоу-бизнеса и политическая элита, заполнившие трибуны, ну и, конечно, шляпки... Аскот? Вовсе нет! Москва, скачка на приз президента РФ. Она успела стать той самой традицией, что так не хватает новой России. Скачка, которая состоится 7 июля на Центральном московском ипподроме, — девятая по счету. А вот идея самого мероприятия родилась 10 лет назад. Первый заместитель гендиректора ОАО «Российские ипподромы» Владимир Жуковский рассказал «Итогам», с чего началось главное светское событие сезона и что значит провести всю жизнь в обществе лошадей.

— Владимир Иванович, кому пришла в голову идея организовать российский Аскот?

— О, это была сверхидея, которая должна была вывести из комы все конное дело в стране... Когда в 2001 году я пришел на Центральный московский ипподром директором, то столкнулся со страшной разрухой. Средняя зарплата сотрудников составляла 1144 рубля в месяц, а еженедельный доход ипподрома недотягивал до 230 тысяч. Ничего удивительного в этом не было: о том, что практически в центре столицы расположено это уникальное заведение, знали от силы процентов двадцать горожан. В беговые дни сюда приходили или старожилы, или сомнительные личности. Ничего общего с развитыми странами, где скачки — привычный отдых для достопочтенных граждан. Надо было что-то делать — привлекать другой контингент, менять статус соревнований и само отношение к ним. Идея Кубка президента возникла в 2002 году. Мы придумали его вместе с Витой Козловой, хозяйкой конного клуба, работающего на территории ипподрома. Нас поддержал тогдашний министр сельского хозяйства Алексей Васильевич Гордеев, который помог заручиться согласием администрации президента и самого Владимира Владимировича Путина. Правда, в результате клуб организовал Кубок президента РФ по выездке, на котором присутствовал и президент, но с форматом не угадали.

— Как так?

— Надо серьезно увлекаться этим видом спорта, чтобы по достоинству оценить мастерство всадников. А так высшая школа верховой езды не смогла увлечь массового зрителя, в том числе и именитых гостей. Помню, мы сидели на этих соревнованиях вместе с Алексеем Васильевичем Гордеевым. Лето, жара, он откровенно устал и потерял интерес... Тогда я отчетливо понял — идеальным форматом для подобного ранга соревнований могли бы стать именно скачки. Ведь это полторы минуты чистого действа, требующего внимания, а потом двадцать минут антуража со светским общением, закусками и так далее. Предложил Гордееву организовать скачку на приз президента РФ. Он меня поддержал, и все закрутилось. На то, чтобы довести до ума все детали, ушло два года — серьезную поддержку помимо министра сельского хозяйства оказывали Александр Сергеевич Абрамов, Игорь Олегович Щеголев и Сергей Владимирович Ястржембский. Последний в то время занимал пост помощника президента РФ и помог нам заручиться информационной поддержкой СМИ. Он использовал свое влияние, и в результате о грядущем мероприятии по телевидению говорили даже в прайм-тайм. К лету 2004 года все знали, какого события надо ждать. И вот все продумано до мелочей, до знаменательной даты осталось несколько дней, а я, поддавшись на уговоры коллег, отпустил одну лошадь в Казань на соревнования... Этот рысак привез грипп, и в конюшнях полыхнула эпидемия. Надо объявлять карантин, мероприятие под угрозой срыва. Для нас ситуация аховая, потому что, однажды отказавшись, мы к этим соревнованиям больше не вернемся. Не дадут. К счастью, 75 процентов верховых тренеров были моими бывшими солдатами и сержантами по службе. Я собрал их и сказал: «Что, войну отменяем и в бой не идем? Забудьте про грипп! Лошади же не полегли». После этого паника прекратилась, все подсобрались, проблему вроде бы сняли. Правда, сотрудники спецслужб, прознавшие о болезни, серьезно насторожились — даже ветврача пытали, опасно ли это.

— И скачки состоялись?

— Больные лошади в скачках, конечно, не участвовали, и все прошло на уровне. Владимир Владимирович Путин, присутствовавший в тот день на ипподроме, как мне показалось, нашу работу оценил по достоинству. По крайней мере, программку изучал с интересом. С тех пор на трибунах побывало много видных политиков, актеров, музыкантов. Владимир Вольфович Жириновский, Рамзан Ахматович Кадыров, Никита Сергеевич Михалков... Всех и не перечислишь.

— Они что, все заядлые лошадники?

— В разной степени. Хочу сказать, Владимир Владимирович Путин очень уверенно держится в седле. Его учил один из моих бывших сослуживцев. Приятно удивил Рамзан Ахматович Кадыров. Я поначалу думал, что покупка дорогих лошадей для него баловство. А потом на одном из мероприятий разговорились — он рассуждал как настоящий профи. Понятно, что кто-то его наставлял, давал консультации. Но сам факт, что человек готов учиться, узнавать новое, вызывает уважение.

— А лично ваше знакомство с лошадьми с чего началось?

— Меня, семилетнего мальчика, на московский ипподром привел дедушка — сам в прошлом кавалерист. Там располагался маленький манежик, где работал прокат. Им руководил полковник Георгий Тимофеевич Рогалев, в конце Великой Отечественной войны занимавшийся выводом лошадей из Восточной Пруссии — центра немецкого конезаводства. И как меня тогда на лошадь посадили, до сих пор слезть не могу. Георгий Тимофеевич много знал о лошадях и своим интересом сумел заразить меня. Подростком я облазил все местные конюшни, хотя со стороны трибун ни разу не оказывался, и к выпускному классу сомнений не оставалось: хочу связать свою судьбу с лошадьми. Рогалеву удалось убедить меня, что если я хочу посвятить свою жизнь этим животным, делать это надо через знания, образование, институт, а не только через седло. В то же время коневодство как по заказу реабилитировали после разгрома, учиненного в 60-х годах Хрущевым. Он со своей крестьянской прямотой и простотой решил, что лошади стране не нужны. В результате коневодство исчезло даже из учебных программ профильных сельскохозяйственных учреждений. Но мне повезло: когда я поступал, впервые за долгое время был объявлен набор в группу по специальности «Коневодство». Вводную лекцию нам читал профессор Андрей Сергеевич Красников, сказавший одну очень важную вещь: «Не бывает плохих лошадей, а есть люди, которые не умеют с ними работать». Мне было 17 лет, когда я услышал эту фразу, и вы не представляете, сколько раз с тех пор я ее вспоминал и повторял. Годы учебы выдались веселыми и беззаботными настолько, что на втором курсе родители отправили меня в армию, чтобы пришел в себя. Там мне быстро объяснили, что учиться лучше, чем служить. Хотя на службу жаловаться тоже не могу, мне все удавалось, и из армии я вернулся уже в чине сержанта.

— И как родители воспринимали эту вашу страсть?

— Мягко говоря, неважно. Мама, журналист ТАСС, узнав, что я собираюсь идти в Тимирязевку, с придыханием произносила: «А наш-то — конюх!» В эту короткую фразу она вкладывала столько, что дальнейшая судьба моя просматривалась на раз: нищета, пьянство и смерть от цирроза печени. Отец, чья работа была связана с авиацией, хотел, чтобы я пошел по его стопам, и моего увлечения лошадьми не понимал. Успокоился только, когда я надел офицерские погоны и пошел служить в кавалерийский полк.

— А в кавалерийский полк-то как попали?

— После выпуска меня по распределению направили в Северный Казахстан. Но там я пробыл недолго. Тогда в Союзе действовал строгий закон: все специалисты должны быть прописаны по месту работы. Для меня, москвича, это означало променять столичную прописку на прописку в деревне Березняковка. Поэтому, поработав какое-то время в Казахстане, я вернулся в Москву и отправился на службу в кавалерийский полк. То, что у меня уже было звание лейтенанта, играло мне на руку.

— Это был тот самый полк, который сейчас зовется Президентским?

— Тогда он назывался по-другому — 11-й отдельный кавалерийский полк. О службе там у меня остались исключительно приятные воспоминания. Мы были молоды, беззаботны, вопрос, где заработать денег, не стоял. Мы знали, что бы ни случилось, 15-го числа получим все, что нам положено от Родины. И все свое свободное время занимались конным спортом. Благодаря нашему тогдашнему командиру полковнику Михаилу Константиновичу Барило мы считали полк своим домом. Он располагался там же, где и сейчас, — в Голицыне. Порядок в кавалерийской части несколько другой, чем в остальных. Жизнь начинается и заканчивается конюшней. Утренней зарядки по уставу нет, вместо нее уборка конного состава. А знаете, как чистоту лошади определяли? Выходит старшина с платком, суровый весь. Подошел к лошади, мазнул под брюхом или хвостом, и, если увидел грязь, скандал на неделю. Но это все пустяки. Четко знали: вот моя конюшня, вот мои лошади, вот мои бойцы и боевая задача.

— Интересно, какие такие боевые задачи вам ставили?..

— Были реальные боевые задачи, например борьба с десантом... Но в основном нас задействовали в киносъемках. В то время была мода на фильмы исторической и революционной тематики, их снимали в разных концах Союза. Наша история плотно связана с лошадьми, поэтому без работы не сидели. Правда, каскадерами нас не называли, поскольку такой профессии не было. За годы службы я объехал страну от западных до восточных границ — и это была отдельная подготовка. Представьте себе, что такое погрузить в эшелон целый эскадрон. Вагон — это 10—12 голов лошадей, а эскадрон — это сто голов. А если надо два эскадрона? Мало погрузить, нужно зверюг доставить в целости и сохранности, а поведение лошади в железнодорожном вагоне — отдельная песня. Случались в истории кавполка и настоящие трагедии. Однажды команда вернулась без лошадей. В тайге снимали фильм «Дерсу Узала», и все они погибли из-за клеща. Бойцы ехали домой с седлами на спинах.

— На съемках каких фильмов вам довелось поработать?

— За шесть лет их было немало. «Емельян Пугачев», «Бабек», «Хождение по мукам», «Сватовство гусара» Светланы Дружининой, где я выступал дублером Михаила Боярского... Я очень горжусь тем, что в свое время судьба довольно плотно свела меня с Сергеем Федоровичем Бондарчуком. Мы подружились, когда он снимал фильм «Степь» по Чехову под Новочеркасском в станице Персиановка. Для меня в мои 25 лет это была первая самостоятельная поездка: 50 голов лошадей, бойцы… Бондарчуку требовался человек на эпизодическую роль приказчика. Надо было подъехать к барину и, сняв шапку, сказать пару фраз. Сергей Федорович предложил это ответственное задание мне. Я, конечно, воодушевился, выбрал самого красивого коня, чтобы лицом в грязь не ударить. Дальше: «Мотор, камера, начали!» Я подлетаю на коне, ставлю его на дыбы, потом отвешиваю, как мне кажется, подобострастный поклон барину и бодро выдаю заученные фразы. Уверен, что все идеально, но режиссер кричит: «Стоп, стоп, стоп!» Зовет меня к себе: «Володечка! Ну где вы видели, чтобы у холопа лошадь была, какую не каждый князь себе позволить может? А что за посадка? Вы не поклонились, а слабо кивнули, позволив с вами заговорить. Вы — князь, а мне нужен холоп». На этом моя актерская карьера закончилась, хотя Сергей Бондарчук пообещал мне: «Если меня все-таки обяжут повторно снимать «Тихий Дон», тебя позову на Григория Мелехова. Нос у тебя горбатый, перебитый, будешь Гришку играть».

— Бондарчук строгий был режиссер?

— Я бы не сказал. Очень вежливый, добрый в общении, голос не повышал, даже когда работа не клеилась. Мне этого с моим возрастом и армейской глупостью было не понять. Еще удивил Георгий Бурков, который тоже участвовал в съемках. На экране ему вечно доставались роли алкоголиков. А тут понимаешь, что перед тобой интеллигентнейший человек.

— А как актеры на лошадей реагировали?

— Лошадь никого не оставляет равнодушным. Я всю жизнь провел при лошадях и очень редко встречал людей, безразличных к этим чудесным животным. Были те, кто их побаивался, но стоило им дать лошади кусок сахара, почувствовать на ладони эти губы, и все. Любовь на всю жизнь. К сожалению, у нас это не всегда понимают. Уже в бытность мою директором ипподрома я отправился на съезд Европейского рысистого союза в Финляндию. По нашим меркам мероприятие узкоспециальное, но открывать его приехала выскопоставленная дама из местного парламента. Я решил сделать ей комплимент: мол, чиновник такого ранга, а приехать не поленилась. Она спокойно заявляет, что лошади для нее дело государственной важности. Тут я не удержался и пошутил: «А что, в вашей маленькой Финляндии с другими ресурсами туго?» На что она, поджав губы, ответила: «Мы в нашей маленькой Финляндии заботимся о душевном благополучии нашего народа». Не представляете, как после этой фразы стыдно стало.

— Лошади для военных отбираются по каким-то особым критериям?

— Обновление поголовья в кавалерии называется ремонтом, однако им я в кавполку не занимался. Мастерству этому научился позже, когда служил в ЦСКА. Помню одну смешную историю. Один из заместителей командира полка — Георгий Теофилович Чикашуа уехал на Северный Кавказ отбирать лошадей. Возвращается и говорит с сильным кавказским акцентом: «Нэ кони, арлы, львы!» Через две или три недели приходит эшелон. Собираемся всем эскадроном, берем амуницию и отправляемся его разгружать. Набрали арканов, потому что понимаем: лошади в лучшем случае полузаезженные, а значит, так просто не дадутся. Когда видим эшелон, глаза у меня и моих сослуживцев лезут на лоб. Объясню, почему: в окошечке, расположенном в самом верху вагона, торчит морда лошади. Начинаю прикидывать, что раз морда в окошке торчит, то рост у лошади метра два в холке. При том, что в кавалерии средний рост лошади 159—162 сантиметра, а в спорте порядка 170. Мы с моим другом Мишей Чубариком переглядываемся: и правда орлы! Но когда вагоны открыли, мы увидели огромный слой опилок вперемешку с лошадиным навозом. А на них стоят чебурашки карачаевской породы по 145 сантиметров ростом. Просто пока они ехали, нагадили столько, что «выросли» до уровня окна. Мы тогда, конечно, посмеялись, но на самом деле карачаевские лошади очень хорошие, я по поводу особенностей этой породы могу целую лекцию прочитать. Ее об бетон не убьешь — жизнеспособность невероятная. Кормят не кормят, снег или жара — все равно. Старики рассказывали, как в 1944 году наши войска вошли в Восточную Пруссию. Отечественная кавалерия вся на наших лошадях — башкирские, казахские лошади, кабардинские, карачаевские. Они некрупные, но очень сильные, выносливые. А там огромные красавцы по 170 сантиметров в холке. Наши бойцы было покидали своих коней и пересели на немецких, но после второго перехода от них пришлось отказаться. По боевому уставу кавалерии в мирное время переход составляет 50 километров в сутки, а в военное — 100. Так вот, на вторых 100 километрах все красавцы полегли, потому что выведены были для других целей.

— Как получилось, что вы все-таки покинули полк?

— В 1980 году в ЦСКА нужно было серьезно менять поголовье. И меня как офицера, который в этом разбирается, отправили туда на подмогу. Я лошадей любил и понимал, поэтому с удовольствием провел десять лет своей жизни, с 1981 по 1990 год, мотаясь с коневозкой по стране. К тому времени многие мои однокашники заняли руководящие посты на основных конезаводах, так что все это было мне интересно вдвойне. К каждому жеребенку относился как к произведению искусства. Давно прочитал в старых немецких книжках, что спортивная лошадь, кроме всех своих великолепных данных и происхождения, должна обладать сердцем бойца, и в отличие от других это качество развить практически невозможно. Его и пытался разглядеть. Просматривать жеребят для ЦСКА начинал, когда те еще подсосными ходили с кобылой. Потом спустя пару месяцев возвращался — они к этому времени уже начинали щипать траву. Сидел с клочком бумаги и журналом таврения и смотрел, как они играют, отдыхают, едят, как быстро восстанавливаются. Фиксировал для себя каждую мелочь. Лошадей для разных конюшен тогда отбирали трехлетками, когда их перспективы уже всем очевидны. В результате за лучших особей начиналась настоящая борьба. Я решил сыграть на опережение и увидеть перспективу в совсем маленьких жеребятах. Не буду кокетничать и скажу, что мне это удалось. Когда я впервые привез в ЦСКА десять жеребят, все смеялись, называя их детским садом имени Жуковского. А дальше, поскольку ЦСКА мог себе это позволить, каждому жеребенку выделили своего куратора, отдельное питание и идеальный распорядок дня. Под такой опекой они начали расти и развиваться так, что превзошли все существующие шкалы роста. Метод оказался эффективным. Результат — 70 процентов лошадей сборной страны прошли через конноспортивный дивизион ЦСКА. Одна из них и вовсе стала серебряным призером Всемирных конных игр в Стокгольме.

— На конном спорте у нас, получается, не экономили...

— По сравнению с Западом все было более чем скромно, а на него равняться было не принято. Я однажды оказался близок к суровому наказанию, когда привел в пример немецкий опыт. В 1983 году конники ЦСКА отправились на Спартакиаду народов СССР и там успешно все проиграли. Командир наш сказался больным и на главный тренерский совет ЦСКА отправил меня. Я вышел на трибуну, начал объяснять причины поражения, на что начальник политотдела менторским тоном говорит: «Ну а что дальше-то предлагаете делать?» Передо мной в зале весь ЦСКА сидит, Валерий Харламов, с которым мы в клубе время от времени пересекались, улыбается. Ну я и привожу в пример Ханса Гюнтера Винклера, многократного олимпийского чемпиона из ФРГ. «Если Винклер условно кормит своих 20 лошадей шоколадом, — говорю, — мы должны 120 шоколадом кормить, чтобы успешно выступать». На что начальник этот меня прерывает и говорит: «А конкретно-то что?» Ну тут я пошел ва-банк: «Товарищ полковник, надо выбрать лучшего спортсмена и отправить его туда на стажировку, тогда точно будет толк». «Уж не себя ли вы имеете в виду, товарищ капитан?» — с ехидцей говорит он. «Ну что вы, товарищ полковник, — отвечаю, — конечно, вы поедете!» На этом месте зал просто грохнул. Харламов ко мне потом подошел: «Выгонят тебя за такие слова, Вовка!» К счастью, полковник этот оказался нормальным мужиком, мы с ним потом неплохо общались. Того, что для меня образцом для подражания в профессиональном спорте и законодателями моды в олимпийских видах конного спорта всегда были немцы, я не скрывал ни тогда, ни сейчас. Уже в 90-х годах, попав на престижнейшие соревнования в Аахене, которые конники называли конной олимпиадой, понял, почему советская формула никогда работать не будет. Причина проста. В Аахене за лошадью, которая входила в призеры турнира, тянулся шлейф в районе миллиона долларов. Это затраты на тренировки, перевозки, персонал, экипировку. У нас же если 50 тысяч вложили, то и слава богу. Понятно, что «Жигули» с «Мерседесом» соревноваться не смогут.

Хотя тогда еще наши спортсмены оставались желанными гостями на многих соревнованиях и по-прежнему выступали успешно. Например, на первых Всемирных военно-спортивных играх, которые в 1995 году проходили в Италии. Тогда министром обороны был Павел Сергеевич Грачев. Он собрал главных тренеров по всем видам конного спорта и сказал: «Ребята, победить на играх — ваша главная боевая задача. Это ваша горячая точка, и без медалей не возвращайтесь!» Нам удалось привезти из Италии одну золотую медаль по конкуру, выигранную Анатолием Тимченко, и одну серебряную по выездке, завоеванную Татьяной Слепцовой. Наград могло быть и больше, но произошел досадный инцидент. За два дня до старта лошадь нашего лидера на ровном месте пробила камнем подошву. Мне это потом ставили в вину, поскольку руководитель должен даже такие риски предусматривать.

— Неужели все настолько серьезно?

— Конечно! Во всем мире, когда дело касается конного спорта, будь то конкур, бега или скачки, тренеры и владельцы пытаются не упустить ни единой мелочи. Скажем, при многих ипподромах в мире работают солярии для лошадей, а в Канаде у них даже имеется мануальный терапевт. Потому что лошади там — это культура и традиции, которые при умелом подходе могут приносить государству доход. В 2007 году я стал советником помощника президента РФ. Занимался подготовкой и проведением скачек на приз президента РФ, а самое главное — участвовал в подготовке идеологии ОАО «Российские ипподромы». Мне постоянно приходится объяснять окружающим, что тотализатор не имеет ничего общего с казино и прочими азартными играми. Ты не просто ставишь на удачу, а анализируешь предыдущие выступления лошади, ее происхождение и спортивную форму, оцениваешь состояние дорожки, уровень мастерства жокеев и так далее. Это целая наука, имеющая мало отношения к тупому азарту. К счастью, меня услышали и обещали вернуть тотализатор на ипподром. Но чтобы он заработал эффективно, необходимо было сменить форму собственности и объединить ипподромы страны в целостную структуру. Зачем? Смотрите, как работает система сейчас: между двумя заездами или скачками минут тридцать перерыва. Первые десять минут уходят на то, чтобы сделать следующую ставку, а оставшиеся, условно говоря, на пиво и бутерброды. Весь остальной мир уже лет сорок существует в другом режиме — вместо бутербродов посетитель делает ставку на скачку в другом городе. Скажем, сидя на московском ипподроме, в перерыве человек в онлайн-режиме смотрит соревнование в Ростове и делает ставку на него. Во Франции в подобную систему заведено 200 с лишним ипподромов, в результате чего популяция играющих людей увеличивается, а вместе с ней и доходы государства от тотализатора. Я сторонник того, чтобы тотализатор был под контролем государства.

— Похоже, все, что как-то связано с лошадьми в нашей стране, вы монополизировали. Признайтесь, казачий конный переход из Москвы в Париж в честь 200-летия победы в войне с Наполеоном, который стартует в августе, — тоже ваших рук дело?

— Нет. Это все проходит под патронажем руководителя таможенной службы России Андрея Юрьевича Бельянинова. Я лишь давал некоторые рекомендации опытного кавалериста и офицера, а также с комиссией ездил смотреть лошадей, подготовленных для этого перехода. 25 великолепных буденновских и донских лошадей. У них удивительная золотисто-рыжая масть, и если их правильно подготовить, то блестеть будут натурально как золотое кольцо. К идее перехода я отношусь с небывалым воодушевлением. Знаете, почему? У ребят, которые его организуют, по-настоящему горят глаза, они всю душу вкладывают в подготовку, и такой азарт вызывает уважение. И государство идею поддерживает. Еще десять лет назад на все это я мог лишь робко надеяться. Теперь я полон оптимизма. Главное работать — и все остальное тоже получится.

Джоконда, открой личико / Общество и наука / Общество

Джоконда, открой личико

Общество и наука Общество

После недавнего открытия итальянских археологов Мона Лиза стала на Апеннинах такой же популярной, как принцесса Диана на туманном Альбионе

 

«Мона Лиза», самая настоящая. Двадцать евро. Берете три, получаете скидку!» — смуглокожий торговец, разложивший яркие постеры у подножия копии статуи Давида на площади Синьории во Флоренции, был настойчив. «Сразу три? — удивился я. — А в Лувре всего одна». — «У меня лучше, чем в Лувре... Берите, это последние...» Важное уточнение, ибо после недавнего открытия итальянских исследователей Мона Лиза стала популярна на Апеннинах так же, как Леди Ди на туманном Альбионе. Усыпальница самой загадочной флорентийки найдена, верят многие итальянцы. На днях во Флоренции в древнем монастыре урсулинок стартовал новый этап изысканий, призванных подтвердить, что реальная Джоконда — это Лиза Герардини, захороненная тут.

Накануне репортеры «Итогов» предприняли собственную экспедицию по следам героини шедевра Леонардо да Винчи.

Мона, вы здесь?

Флорентийский монастырь Святой Урсулы, давным-давно не существующий, почти виртуальный, стал знаковым местом для туристов. Ровно год назад именно здесь Сильвано Винченти, прозванный «детективом Возрождения», отыскал в этом месте останки женщины, идентификации которой с трепетом ожидает вся Италия.

«Легенда о Моне Лизе — одна из самых прекрасных историй человечества, — считает профессор Маурицио Серачини, знаток творчества Леонардо да Винчи. — Другое дело, нужно ли было затевать всю эту катавасию с эксгумацией?»

Ну а как иначе? Ведь загадок больше, чем ответов на них. Кто она, женщина, вдохновившая Леонардо на великую картину? Трудно поверить, что маэстро в расцвете славы и сил — а было это в первые годы шестнадцатого века — согласился писать портрет не королевы или герцогини и вообще отнюдь не знатной дамы, а простой смертной. Почему гений выбрал своей музой именно эту женщину и до самой смерти не расставался с ее образом?.. На подобные вопросы и стремится ответить Сильвано Винченти.

...С помощью коллег с римского телевидения я связался с синьором Сильвано, чтобы задать ему только один вопрос: «После исследований останков женщины, найденной во флорентийском монастыре, можете ли вы твердо сказать, что это и есть Мона Лиза?» Ответ был достаточно уклончив: «С наибольшей вероятностью это так». Почувствовав недоговоренность, «детектив Возрождения» добавил: «Меня упрекают в отсутствии академизма. Я же предпочитаю верить моему сердцу и профессиональному наитию. Умею видеть знаки, которые ведут по верному пути».

И, надо отдать ему должное, чутье пока что не подводило синьора Винченти. Ему удалось разрыть останки великого Данте Алигьери, после чего ученые благодаря компьютерной технике смоделировали точеный лик создателя «Божественной комедии». Дальше — больше! Сильвано Винченти и его команда достали в полном смысле слова из-под земли то, что осталось от другого столпа мировой литературы — Франческо Петрарки. И — о ужас! — обнаружилось, что у великого гуманиста нет… головы! Точнее, она есть, но чужая. Неизвестной девушки. И ответ на вопрос, кто и зачем положил в склеп женскую голову вместо черепа гениального поэта, потерян в глубине веков.

Конечно, подобные гримасы истории вызывают у академических ученых только раздражение. Но синьор Винченти открывает такие непреложные факты, которые высвечивают прошлое в самом неожиданном свете. Так, исследуя кости итальянского философа Средневековья Пико делла Мирандолы, погибшего в расцвете сил, Сильвано Винченти определил, что мыслителя, конфликтовавшего с Римской церковью, отравили мышьяком. Сейчас эта версия стала единственной официальной. А в случае с Караваджо ему удалось выяснить, что смерть великого художника была следствием болезни. Ранее считалось, что Караваджо, человека смутной судьбы, прикончили при молчаливом согласии Ватикана мальтийские рыцари…

Теперь же объектом нового расследования сыщика от Ренессанса стала Мона Лиза.

Джоконда? Нет, не знаком...

В нашей гостинице о поисках останков Джоконды и об обители средневековых урсулинок никто и слыхом не слыхивал. В городском бюро туризма милая девочка, убежденная, что Леонардо да Винчи — это лишь название римского аэропорта, тем не менее высказала предположение, что искать заброшенный монастырь надо где-то около центрального рынка, в историческом центре города. Так мы и поступили. Сант-Антонино, Сан-Барнаба, Сан-Заноби… Логика проста: именами святых в Средневековье называли улицы в тех кварталах, где возводили храмы и монастыри. Там мы и принялись утюжить улицы.

Спросить у прохожих? Напрасное занятие: каждый второй — турист, каждый третий — японец. А может, полицейская дама знает, как пройти к монастырю Санта-Орсола? Хранительница тосканского правопорядка только недоуменно пожимает плечами: «Следите за табличками на домах…» И правда: вот стрелка, зовущая водителей авто в паркинг «Санта-Орсола». Идем по ней как по азимуту, надеясь наткнуться на какой-нибудь исторический ориентир. Скользим глазами по медным табличкам на приземистых домах, построенных как минимум пять веков назад. Интересно, меняются в этих палаццо их обитатели или они такая же неизменная флорентийская экзотика, как эти облупившиеся заповедные стены?

Наконец-то! На доме 15 по виа Тадеи табличка фамилий жильцов складывается совершенно символически: «Бенвенути, Медичи…» Добро пожаловать, Медичи — это уже знак, как бы сказал синьор Винченти. И неудивительно, что совсем рядом оказался паркинг «Санта-Орсола». Разве не Медичи, правители Флоренции, считали, что находятся под покровительством Святой Урсулы, британской красавицы-святой, убиенной, по преданию, гуннами?.. Входим в паркинг, прилепившийся к тяжелому, грубому дому-новострою. День субботний, внутри пусто. Разве что разъяренная овчарка. Слава богу, за ней — охранник: «Что вам надо?» Услышав о Моне Лизе, он напрягся: «А фамилия как? Синьора Джоконда?.. Нет, не знаком». Оказывается, этот дядя уже двенадцать лет служит в паркинге, но никогда не задумывался, почему тот носит имя Святой Урсулы.

Кстати, об имени и фамилии. Героиню шедевра Леонардо звали в юности Лиза Герардини. В шестнадцать лет родители выдали ее замуж за тридцатипятилетнего вдовца Франческо дель Джокондо, торговца шелком.

«Как раз напротив дома синьора Джокондо и находилась мастерская Леонардо, — считает историк Джузеппе Паланти. — Коммерсант заказал художнику написать портрет его жены, бывшей тогда беременной. Когда это в точности было, мы не знаем: да Винчи не оставил ни даты работы над картиной, ни имени модели. Однако удалось выяснить, что Лиза Герардини, мать пятерых детей, умерла во Флоренции 15 июля 1542 года в возрасте шестидесяти трех лет. Случилось это в женском монастыре Святой Урсулы, куда переселилась овдовевшая Джоконда за несколько лет до смерти. Почему именно туда? Дело в том, что ранее в монашки-урсулинки постригли в той же самой обители Мариетту, дочь Лизы».

Что же получается? Судя по всему, монастырь этот был строением заметным в городе. Но не мог же он растаять без следа! Он где-то совсем рядом. Выйдя из паркинга, мы заметили, что приросшее к нему современное строение находится в жутком состоянии и вообще не столь давно явно было убежищем для бомжей. Бетон в человеческий рост расписан граффити и обклеен дурными плакатами. Собрались пройти мимо, но под воздействием какого-то импульса вскинули головы и увидели на верхних этажах проломы в стене, сквозь которые виднелась бордовым кирпичом старинная кладка. Да это же и есть монастырь! Выходит, ветхое строение, распадающееся от времени как карточный домик, накрыли не так давно железобетонным каркасом. Естественно, что под таким камуфляжем нам и не светило найти следов ни Святой Урсулы, ни Джоконды.

Как собаки-ищейки, почуявшие скорую добычу, мы поспешили вдоль стены и обнаружили железные ворота, неплотно связанные цепью. За ними на бетонном полу, покрытом многовековой пылью, Сильвано Винченти и его команда и вели свои поиски с помощью георадара. Они дошли до глубины 2,5 метра и обнаружили несколько каверн и склепов. Вместе с мусором и кошачьими скелетами извлекли оттуда останки черепа и таза женщины. Все кости были отправлены в лабораторию для проведения анализа ДНК и датирования останков с помощью технологии «Карбон 14», но по Италии уже понеслась сенсация, что найден прах не безымянной женщины без роду и племени, а именно Моны Лизы.

Сторонников этой версии не испугало и то, что экспедиция синьора Винченти не завершилась окончательной победой. Не хватило денег на раскопки, и поиски пришлось временно свернуть. Надо отдать должное властям Флоренции, нашедшим, несмотря на экономический кризис, 119 тысяч евро для возобновления раскопок. Флорентийцев можно понять. Им неймется видеть в родном городе Леонардо больше мест и памятников культуры, связанных с да Винчи. Почему бы не сделать на месте монастыря урсулинок мемориал Джоконды? Остается только найти как можно больше фрагментов черепа потенциальной Моны Лизы. Сильвано Винченти грозится создать по слепку маску лица и сравнить ее с портретом, сделанным Леонардо.

Лиза скоро вернется

Казалось бы, еще чуть-чуть — и развеются последние сомнения насчет личности модели Леонардо. Ведь кого только не опознавали эксперты и иже с ними на гениальном портрете — и дочь миланского герцога Бьянку Сфорца, и герцогиню Мантуи Изабеллу д`Эсте, и Салаи-Дьяволенка, ученика Леонардо, работавшего у него в мастерской, и мать да Винчи, не говоря уже о нем самом, якобы решившем разыграть почтенную публику и сделавшем свой автопортрет в женском обличье… Если подтвердится версия о том, что ДНК находки совпадает с генетическим кодом потомков Джоконды — в частности ее сыновей Бартоломео и Пьеро, чьи могилы во Флоренции известны, — то все сомнения в личности модели Леонардо отпадут сами собой. С помощью компьютера удастся реконструировать черты лица Моны Лизы, чтобы затем сравнить их с портретом (так в свое время были идентифицированы останки фараона Тутанхамона)… Но это лишь гипотезы, на самом же деле не так все просто.

«Вся эта возня со старыми костями в заброшенном монастыре — дело абсолютно пустое, — заявил «Итогам» Маурицио Серачини. Тот самый инженер, который, сделав своей специальностью поиски потерянных шедевров Леонардо, стал единственным реальным персонажем «Кода да Винчи» Дэна Брауна. — Еще в позапрошлом веке в помещении обители урсулинок устроили табачную фабрику. Здание перестраивалось неоднократно, и каждый раз полы углубляли или бетонировали. А в годы Второй мировой там вообще возникла свалка в подвалах. Заброшенное место, где подпольщики успешно прятались от фашистов… Когда здание начало рушиться, его накрыли каркасом — до лучших времен, в ожидании денег на реставрацию аббатства, которое грозились превратить в полицейские казармы. Искать в столь беспорядочном пространстве человеческие останки шестнадцатого века — это все равно что пытаться найти иголку в стоге сена».

И правда, развалины, куда нам удалось заглянуть, несмотря на строгую надпись Viеtato («Запрещено»), производили гнетущее впечатление. Грязь, паутина, крысиная суета. Несколько дополнительных декораций в стиле макабр — и впору снимать фильм ужасов… Может, и в самом деле реальная Мона Лиза не более чем миф? Однако достаточно лишь вспомнить неповторимую улыбку Джоконды, чтобы все сомнения развеялись без следа.

«Парадокс популярности шедевра Леонардо состоит в том, что до начала прошлого века вовсе не «Джоконда» считалась главным украшением Лувра, — убежден Венсан Делиевен из департамента живописи музеев Лувра. — Первым творением Леонардо слыла «Святая Анна». Когда в конце девятнадцатого столетия был составлен реестр ста лучших картин из коллекции Лувра, «Джоконды» в нем и в помине не оказалось. Заговорили же о ней как о главном шедевре человечества только после того, как в 1911 году итальянский рабочий-иммигрант Винченцо Перуджа, одержимый патриотической идеей и вознамерившийся вернуть работу да Винчи на его родину, выкрал «Мону Лизу» из Квадратного салона и вывез ее во Флоренцию. Причем он выбрал картину Леонардо совершенно случайно: сперва собирался вынести «Венеру и Марса» («Парнас») итальянского художника Мантенья… Большей сенсацией в ту пору прозвучала, пожалуй, лишь гибель «Титаника». Не будь этой детективной истории со счастливым концом, не возник бы и нынешний культ Моны Лизы».

Культ универсальный, поистине вселенский, а у подножия экс-монастыря Святой Урсулы обретший сегодня, надо сказать, весьма своеобразные черты. Падре Паоло, служитель храма Святого Барнабы, был радушен и велеречив: «Эксгумация — дело, конечно, не очень христианское. Но найти реальную Мону Лизу давно приспела пора. Мы в Италии рады, что это свершилось. У нас такое ощущение, будто Джоконда после долгих скитаний наконец-то вернулась домой, во Флоренцию».

Ну и дела!.. Едва мы вышли из храма отца Паоло, как наткнулись на надпись на витрине: «Мона Лиза». В доме 23 по виа Гуэльфа, прямо напротив замурованных ворот в обитель урсулинок, расположилась портняжная мастерская. На ее запертой стеклянной двери буднично висела записка: «Мона Лиза скоро вернется». Заинтригованные, мы решили задержаться, чтобы выяснить, что же за этой загадкой кроется. Минут через пять появилась миниатюрная швея-вьетнамка: «Вы ко мне? Меня зовут Мона Лиза».

Флоренция — Москва

Всяка душа да трепещет / Общество и наука / Телеграф

Всяка душа да трепещет

Общество и наука Телеграф

 

В России стало модно подтрунивать над специалистами по закручиванию гаек. Тем более что поводов они в последнее время дают хоть отбавляй. Вот, например, недавно в законодательстве появилась норма, затрагивающая интересы практически любой группы граждан, собравшейся где-нибудь на свежем воздухе, — «массовое одновременное пребывание и (или) передвижение». И правильно. У нас, как считал будущий глуповский градоначальник Беневоленский, «всяка душа да трепещет...»

В народе данная норма закона названа «шествием в магазин за батоном». То есть пришли вы, скажем, толпой на свадьбу без заблаговременной подачи уведомления местным властям и полицейского сопровождения — вот вам и противоправное шествие. Или собрались с пацанами вдарить по пиву в близлежащем сквере — тут уж точно антизаконное пребывание.

Все это настолько впечатлило главу Московской Хельсинкской группы Людмилу Алексееву, что она попросила столичные власти обеспечить полицейское сопровождение гостям, приглашенным на ее 85-летие: «Пускай дежурят у метро и провожают ко мне гостей». А то, беспокоится Людмила Михайловна, неровен час «заметут их, скажут — шествие». Коварный план правозащитницы сильно не понравился мэрии. По словам руководителя департамента региональной безопасности Москвы Алексея Майорова, «если человек просто отмечает свой день рождения в общепринятых формах, то никакого разрешения не требуется». А если юбилей празднуется в формах не вполне общепринятых? Не будет ли расценен, к примеру, пикник в парке в качестве массового скопления? Похоже, товарищ Майоров из окон своего персонального автомобиля совсем не видит реальной жизни. Например, в Петербурге сотрудники полиции решительно пресекли акцию поклонников Майкла Джексона, стоявших с трогательными плакатиками у консульства США. На организатора мероприятия был незамедлительно составлен протокол об административном правонарушении по ст. 20.2 КоАП «Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования». В том же городе на Неве схвачены семеро смутьянов — участников флэш-моба «Бой подушками». В Кемерове задержали троих местных жителей за то, что они без согласования с администрацией гуляли по улице с белой лентой и белым же воздушным шаром.

Точки над «i» расставил житель Екатеринбурга Ростислав Журавлев, подавший уведомление на проведение «передвижения граждан». Вот как, по его словам, развивались события: «В 8 утра меня разбудил звонок полицейских, которые меня вежливо спросили, а будет ли, собственно, прогулка... сопровождали по пути моей одиночной прогулки 10 сотрудников полиции». Так что Людмила Алексеева страхуется вовсе не зря. Да и дармовая физическая защита в наше неспокойное время прогулке не помеха.

Лицо мужского пола / Общество и наука / Телеграф

Лицо мужского пола

Общество и наука Телеграф

 

Мужчины легче идут на обман и хитрость, чем женщины, а все потому, что боятся потерять лицо. Американские психологи выяснили, что для представителей сильного пола гораздо важнее сохранить свой имидж мачо — ради этого они готовы преступить нравственные и этические нормы. Особенно это проявляется в тех областях, в которых успех считается признаком мужской силы. Признание своей неправоты для многих означает признание в слабости, бессилии или трусости. Причина такого поведения — социокультурные стереотипы. Образ настоящего мужчины относительно хрупок и неустойчив, считают психологи, и, когда он оспаривается другими, люди становятся более агрессивными и пытаются защититься.

На голом энтузиазме / Общество и наука / Телеграф

На голом энтузиазме

Общество и наука Телеграф

 

1700 обнаженных натур образовали живое кольцо в Мюнхене в день открытия оперного фестиваля. Автор инсталляции the ring — известный американский фотограф Спенсер Туник.

Молниеносное оружие / Общество и наука / Телеграф

Молниеносное оружие

Общество и наука Телеграф

 

Люди с упоением играют в войну, не жалея ни мозгов, ни денег на создание более совершенных орудий убийства. Особенно преуспели в этом американцы, которые заявили о начале тестирования супероружия. Военные собираются разить врага молниями. Управлять природной стихией человек еще не научился, а вот вызывать искусственные молнии ему по силам. Для этого по каналу в воздухе, который образуется с помощью лазера, пускают электрический заряд. Известно, что молния возникает там, где сильнее всего разница электрических потенциалов, и идет по пути наименьшего сопротивления. Новое оружие создает эту траекторию искусственно. Применять его можно и для уничтожения объектов противника, и для разминирования.

Антикриминальное чтиво / Общество и наука / Телеграф

Антикриминальное чтиво

Общество и наука Телеграф

 

Больше читаешь — меньше сидишь. Такова суть закона, принятого на днях в Бразилии. Он касается заключенных федеральных тюрем. Одна прочитанная книга — минус 4 дня отсидки, 12 книг в год — долой 48 дней. Это максимальный срок, на который можно сократить время пребывания за решеткой: прочитай хоть сто томов — больше не скостят. Чтобы обитатели тюрем не хитрили, предусмотрено нечто вроде экзамена — заключенные должны будут написать эссе. Можно выбрать чтиво по вкусу — художественную литературу, философский или научный труд. Идея не так смешна, как кажется: в бразильских тюрьмах 70 процентов заключенных не имеют даже среднего образования. Глядишь, нечто доброе и вечное достучится до их сердец.

Монумент дружбы / Общество и наука / Телеграф

Монумент дружбы

Общество и наука Телеграф

 

Вопрос об истинном назначении Стоунхенджа занимает пытливые британские умы не одно десятилетие. И вроде бы уже пришли к общему мнению: мегалитическое сооружение не что иное, как доисторическая обсерватория. Однако группа археологов и антропологов, представляющих сразу несколько университетов Великобритании, выдвинула новую гипотезу: Стоунхендж — монумент, символизирующий объединение племен доисторической Британии. В период его строительства — между 3000 и 2500 годами до нашей эры — племена стали устанавливать экономические связи, начался процесс унификации культур. Об этом свидетельствует и то, что камни, использованные для возведения сооружения, происходят из разных областей — с территории нынешней южной Англии и из Уэльса. Строительство стало актом единения, его масштаб требовал участия тысяч людей. И место для монумента — Солсберийская равнина — выбрано не случайно: его считали центром мира.

Сто лет одиночества / Общество и наука / Телеграф

Сто лет одиночества

Общество и наука Телеграф

 

Невосполнимая утрата постигла человечество — на Галапагосских островах скончался последний представитель рода гигантских (слоновых) черепах по кличке Одинокий Джордж. Начиная с 1972 года, когда Джорджа случайно обнаружили на острове Пинта, он оставался неизменным символом известного во всем мире заповедника. Посмотреть на знаменитость приезжало более 180 тысяч туристов в год. За это время аксакалу не раз пытались подобрать спутницу жизни — его сводили с самками, которые генетически были наиболее близки к подвиду черепах с острова Пинта. Но Джордж предпочел умереть холостяком — во всяком случае потомства он так и не оставил. Причины смерти рептилии пока неизвестны. По прикидкам зоологов, самцу было приблизительно 100 лет — вполне цветущий возраст, если учесть, что гигантские черепахи живут около двух веков. Еще сотню лет назад архипелаг был домом для огромной колонии животных этого подвида, но, к несчастью, их мясо оказалось слишком вкусным для человека, за что гиганты и поплатились.

: Empty data received from address

Empty data received from address [ http://www.itogi.ru/russia/2012/27/179541.html ].

Непрощеное воскресенье / Общество и наука / Культурно выражаясь

Непрощеное воскресенье

Общество и наука Культурно выражаясь

Дело Pussy Riot грозит стать политическим бестселлером. На защиту томящихся в узилище девиц встала большая часть творческой интеллигенции. Продюсер Марк Рудинштейн, имени которого изначально не оказалось в числе подписантов «письма ста», размышляет о национальных особенностях эпистолярного жанра

 

Раньше мне почти никогда не доводилось подписывать «коллективные письма творческой интеллигенции». В советское время это было вообще бессмысленно. Да и кем я тогда был, чтобы там, наверху, интересовались моей подписью?

После перестройки я просто открыто говорил то, что думаю. Этого было достаточно. Подписывать что-то по просьбе власти мне не хотелось никогда. За Ходорковского, против Ходорковского… Я в эти игры не играл. Тем более что судебная система особенного доверия никогда не внушала.

У нас вполне нормальные законы, но система их применения построена так, что если захотеть посадить человека в тюрьму, это можно сделать очень легко. Еще в советское время мне довелось испытать эту систему на себе.

Я попал в ее жернова, когда начинались так называемые андроповские дела. Следствие выбивало показания на разных людей, например на министра культуры. Если ты не стучал на коллег, претензии предъявлялись уже к тебе. Мне вменили кражу двух с половиной тысяч рублей, которые я якобы присваивал в течение нескольких лет. Дело было в том, что мы регулярно перевозили аппаратуру и платили водителям каждый раз примерно 40 рублей, но документы по этим оплатам толком не велись. Я попал под суд, но пока шла апелляция — сменилась власть. Оправдали меня только потому, что к власти пришел Горбачев. В 1985 году все остановилось: даже прокурор изменил свою риторику…

В деле Pussy Riot для меня вполне очевидно, что следствие ищет в темной комнате черную кошку, которой там нет. Подобные действия, как ни крути, не квалифицируются в уголовном кодексе как преступление. Предъявленные обвинения юридически туманны и надуманны. Но хуже всего то, что обвиняемых не первый месяц держат в заключении, хотя опасности для общества они не представляют. То, что происходит, — полнейшее безобразие. На мой взгляд, реакция судебных и следственных органов абсолютно неадекватна.

Радует лишь то, что под обращением к властям появляются все новые подписи — растет число людей, которых эта ситуация задела за живое. Это безобразие надо остановить. Общественность вправе это сделать. Ведь в конце концов страдает и авторитет страны на международном уровне.

Когда люди культуры подписывали письма против Александра Солженицына, это было возмутительно. Слава богу, наша интеллигенция за эти годы серьезно изменилась: мы научились не осуждать коллективно, а защищать всем миром. Это хороший признак. Я рад, что среди тех, кто подписал воззвание, есть и подписи людей, вхожих в кремлевские кабинеты, тех, чьи учреждения пользуются финансовой поддержкой государства. Значит, люди готовы рисковать ради справедливости своим статусом, общественным положением. Это дорогого стоит.

Как теперь власти выходить из данной ситуации? Ее настолько запустили, что сделать это без моральных потерь сложно. Люди отсидели без суда три месяца. На мой взгляд, перед этими девчонками, которые в общем-то неудачно спошлили, теперь придется еще извиниться за все, что происходит. Я понимаю: ошиблись, не надо было заводить дело так далеко… Посидели девчонки в СИЗО — можно и отпустить. Честно говоря, я не знаю, как теперь выкручиваться. Мы, можно сказать, подняли против себя всю мировую общественность из-за какой-то несусветной глупости. Это мне напоминает советские времена — и методами, и стилем поведения контролирующих органов. Вот что страшно.

Никто толком не понимает, зачем нужна эта стрельба из пушки по воробьям. Я не вижу за этим и интересов Церкви, потому что в плане пиара РПЦ от этой истории только проигрывает. Но все идет так, как идет.

Неужели все это нужно власти, которая у нас так мстительна? Я вспоминаю дела Березовского, Ходорковского и всех остальных. Не потому, что я к ним отношусь как-то по-особенному. Страшно, когда люди, облеченные властью, не обладают высшей мудростью правителя — умением прощать. Ведь ясно, что дело не в осквернении храма и не в плясках на солее, а в словах из песни. Нанесена личная обида.

Тем более очевидно, что те, кто подписал обращение, совершили гражданский поступок. Уверен, это было сделано и делается не ради пиара. Пиариться можно втроем, вчетвером, впятером. Когда подписывают сто человек, это совсем другое. Это, извините, Болотная площадь, которая переселилась в Интернет. Когда я спросил свою дочь: «Зачем ты ходишь на Болотную?» — она ответила: «Ну сил нет!» В данном случае, думаю, у многих не было сил остаться в стороне от дела Pussy Riot.

В последние месяцы наше правосудие сильно упало в глазах и российского, и мирового общественного мнения. После перестройки казалось, что мы живем в совершенно другом государстве. За последние пятнадцать лет мне ни разу не было стыдно за мою страну. Но теперь этого сказать не могу. Я уже попросил поставить под обращением и мою фамилию.

Подкрался незаметно / Дело

Подкрался незаметно

Дело

Российская экономика к кризису готова? Всегда готова!

 

Теперь уже абсолютно не важно, преодолела ли Россия последствия кризиса 2008 года или еще не вполне. Как и не существенен ответ на вопрос, является ли нынешняя ситуация в мировой экономике второй волной того самого катаклизма, который породили жадные до недвижимости американцы, не сумевшие расплатиться по ипотеке. Очередной финансовый кризис уже не просто у нас на пороге, а в доме. Об этом свидетельствуют и настроения участников фондового рынка — биржевые индексы почти вернулись на уровень сентября 2008 года. И показатели деловой активности — за пять месяцев этого года отток капитала из России составил почти 47 миллиардов долларов. Да и не столь важно сегодня, пришел кризис извне или он наш, доморощенный. Главное: какой выйдет из него российская экономика? «Итоги» провели инвентаризацию.

Затянуть пояса

Кто первый крикнет «Все пропало!», тот и выиграл. Складывается впечатление, что российские и иностранные эксперты в последние недели включились именно в эту своеобразную игру. Причем в качестве объекта для такого анализа выбрана попытка прогнозировать цену, которая долговременному прогнозу в принципе не поддается — цену на нефть на мировых рынках. Впрочем, это никогда и никого не останавливало.

«Цена на нефть упадет до 74 долларов за баррель», — считает стратег Saxo Bank Оле Слот Хэнсен. «Цена на нефть вырастет, чтобы надолго упасть», — перечат ему аналитики Citi. Их прогноз на конец пятилетки — 85 долларов за баррель. Министр экономического развития Андрей Белоусов считает маловероятным, что она опустится ниже 90 долларов. Сколько людей, столько и мнений. На прошлой неделе черное золото на мировом рынке колебалось вокруг отметки 90 долларов за баррель. Плохо то, что российский бюджет на этот год посчитан исходя из цены на нефть в 115 долларов. (Соответствующие поправки в него президент Владимир Путин подписал аккурат месяц назад.) Если не учитывать в бюджете нефтегазовые доходы, то получается, что дефицит составляет 10 с лишним процентов ВВП, что, по мнению Андрея Белоусова, «создает неприемлемые риски для российской экономики». И если нефтяной пузырь на мировых рынках все же лопнет, а именно об этом говорят аналитики, последствия для нашей экономики окажутся разрушительными.

В итоге прогнозируется не только снижение курса рубля. Правительству придется пойти на сокращение бюджетных расходов. И, судя по проектировкам Минфина на будущий год, прогноз на этот раз является точным. Так, например, часть ранее планировавшихся расходов будет отложена в долгий ящик. Деньги на некоторые инвестпрограммы государство выделит только в том случае, если у него появятся дополнительные источники доходов. В переводе на общедоступный язык — если нефть подорожает.

Судя по комментариям первого вице-премьера Игоря Шувалова, под сокращение могут попасть программы на общую сумму от 1,5 до 2,5 триллиона рублей. То есть почти четверть бюджета. Ну а поскольку главным (а сейчас, похоже, и единственным) инвестором у нас является государство, такое сокращение означает неизбежное падение ВВП — полномасштабную рецессию.

«Это сокращение расходов полностью соответствует вводимому с будущего года бюджетному правилу, по которому прогноз доходов будет основываться исходя из средней цены на нефть за предыдущие пять лет», — пояснил «Итогам» источник в Министерстве финансов. Ранее, напомним, правительство собиралось ввести такой принцип только с 2015 года. Но жизнь, как известно, диктует свои суровые законы. Проблема заключается в том, что кризис может оказаться совсем другого качества, чем в 2008 и 1998 годах. И министры вновь рискуют оказаться в роли генералов, готовившихся к прошлой войне.

Отдать долг

Столкнувшись в 1998 году с необходимостью выплачивать колоссальный госдолг, российские генералы от экономики все последующие годы готовились именно к этой «войне». Готовятся они к ней и сейчас. Факт, что внешний долг государства составляет всего 2,5 процента ВВП и является нашим боевым знаменем. «Государственный долг России — минимальный среди стран «восьмерки», «двадцатки», да и БРИКС тоже, и на 1 мая 2012 года составлял 9,2 процента ВВП. При этом внешний долг России всего 2,5 процента», — гордо заявил президент Владимир Путин с трибуны Петербургского международного экономического форума. Правда, он признал, что новый кризис не будет похож на предыдущие. Его спусковым крючком для России может стать не только падение цены на нефть, но и наличие долговой проблемы. По данным Минфина, объем внутреннего государственного долга России сегодня составляет 4 триллиона 365 миллиардов рублей. За последние три с половиной года он почти утроился. Из них 621 миллиард — это гарантии бюджета коммерческим организациям под привлеченные ими кредиты. Остальное — государственные долговые обязательства. К ним также необходимо добавить задолженность субъектов Федерации и муниципальных образований. Что по данным Минфина, превышает триллион рублей. Только по ценным бумагам они должны 336 миллиардов. При этом для России с ее нефтяной зависимостью важно учитывать срочность долга. Как правило, она не превышает 3—5 лет. Для сравнения: сроки погашения американских долгов редко недотягивают до 50 лет. А Франция сегодня имеет возможность занимать деньги и на 70 лет.

Так что лучше сравнивать наделанные российской властью долги не с объемом ВВП, который вообще-то принадлежит народу, а с доходами самого государства. Получается, что общий размер одного внутреннего госдолга приближается к половине доходной части бюджета. Что бывает со странами, у которых доходы не соответствуют расходам, известно на примере Греции.

С учетом крупных золотовалютных резервов ситуация с государственными финансами у нас пока далека от кризисной, но все быстро меняется. «Пока государственные долги не столь велики, а доходность по российским гособлигациям еще недавно была даже ниже инфляции, — рассказал «Итогам» руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич. — Но как показывает опыт Греции, мнение держателей таких бумаг может меняться в течение нескольких дней». Сложнее обстоят дела с долгами корпораций.

По оценкам специалистов, их уровень сегодня составляет 525 миллиардов долларов и превышает объем резервов Центрального банка, в закромах которого 510 миллиардов. Проблема в том, что наши политики, законно гордясь взвешенной бюджетной политикой в последние годы, умалчивают об одной неприятной детали: по сути корпоративный долг в России тоже является государственным. Более полутриллиона долларов долгов наделали главным образом корпорации, контролируемые правительством. Кто будет по этим долгам платить в случае чего? Правильно — бюджет, то есть налогоплательщики.

Правительство к этой неприятности потихоньку готовится. В бюджете на будущий год резервируется 500 миллиардов рублей на помощь компаниям-должникам. Но это явно не та сумма, которая способна удержать российскую экономику на плаву в случае серьезного рыночного шторма.

В евро мы верим?

Виною всему, конечно, еврокризис, который никак не может обойти стороной страну, так тесно связанную с Евросоюзом. Нестроение в единой Европе порождает риски для России. Главный из них — валютный. Недавнее признание главы Сбербанка Германа Грефа о том, что он часто видит сны о счастливом прошлом, когда цены прогнозировались на 50 лет вперед, а слово «волатильность» не вызывало оторопь у инвесторов, можно считать символичным. Сегодня руководители не только коммерческих, но и центральных банков гадают, в какой валюте лучше держать свои резервы. Наш ЦБ, похоже, сделал опрометчивый выбор.

По данным, просачивающимся из Банка России, европейская валюта стала приоритетной при размещении ЗВР еще в конце 2008 года. В настоящее время доля доллара в золотовалютных резервах РФ составляет 46,5 процента, евро — 40,5, фунта стерлингов — 9, канадского доллара — 2 и японской иены — 2 процента. Начиная с 2009 года доля евро в этой корзине неизменно возрастала, а доллара, наоборот, падала. В этом проявлялась убежденность российских властей в том, что сильнее всего от мирового кризиса пострадала именно американская экономика.

Не угадали. Но шарахаться в другую сторону Россия не собирается. Владимир Путин недавно пообещал европейским лидерам не менять соотношение валют в резервах в пользу доллара. С одной стороны, это можно считать знаком солидарности с европейцами. А с другой, похоже, момент для валютного маневра уже упущен. С начала мая евро подешевел по отношению к доллару почти на 6 процентов. И обратная операция по увеличению объемов американской валюты в резервах ЦБ просто зафиксирует убыток, полученный в результате неверия России в доллар.

Зато другие страны избавляются от евро довольно стремительно. В мае об этом сообщил Национальный банк Швейцарии, сокративший в своих закромах количество евро со 120,5 миллиарда до 103 миллиардов. По тому же пути пошли Южная Корея, Индонезия, Филиппины. Многое будет зависеть от позиции Китая. Данные о состоянии своих резервов центральный банк этой страны опубликует в июле.

В любом случае ситуация для России выглядит не радужно. Ведь если из-за долгового кризиса в Греции или, не дай бог, обвального распада еврозоны курс единой европейской валюты пойдет резко вниз, страна может лишиться большой доли своих валютных запасов.

Впрочем, какая именно мина взорвется под российской экономикой первой — нефтяная, долговая или валютная, — сейчас сказать сложно. Самый опасный вариант тот, который Владимир Путин в свое время назвал идеальным штормом в мире финансов. Это когда сработают все самые худшие сценарии одновременно. Ни в 1998-м, ни в 2008-м этого с Россией, к счастью, не случилось. Весь вопрос в том, пронесет ли и на этот раз...

Пожизненный стаж / Дело / Капитал

Пожизненный стаж

Дело Капитал

«Дабы заработать 45 лет непрерывного стажа, мужчине придется выходить на пенсию в возрасте, превышающем среднюю продолжительность жизни»

 

Минтруд направил в правительство свой проект пенсионной реформы, наиболее интересным моментом которой является предложение выплачивать полную трудовую пенсию только при наличии непрерывного стажа у мужчин в 45 лет, у женщин — 40 лет. Как только информация об этом просочилась в средства массовой информации, разразился жуткий скандал, в результате чего министерству Максима Топилина пришлось быстро отмежеваться от якобы «устаревшего» варианта реформы. Впрочем, даже если итоговый проект будет и без таких суровых постулатов, любому следящему за этим процессом понятно, что сладкой жизни нашим будущим пенсионерам ждать не стоит. Как говорится, спасение утопающих — дело рук самих утопающих...

Никто в правительстве не скрывает факт того, что основной целью данной реформы является сокращение расходов бюджета на дотирование дефицита Пенсионного фонда России. Cамое простое решение в этом случае — взять и повысить пенсионный возраст — недоступно, в силу того что накануне президентских выборов тогда еще премьер Владимир Путин пообещал, что этого не произойдет. А профильные министры экономического блока тоже пообещали, что роста тарифов страховых взносов не будет, что делает невозможным сокращение дефицита бюджета Пенсионного фонда за счет увеличения его доходов. Вот и приходится изобретать обходные пути. Правительство пытается замаскировать горькую пилюлю повышения пенсионного возраста, поместив ее в обертку с каким-то иным названием, от чего, впрочем, вкус содержимого нисколько не меняется.

Итак, всмотримся в идею Минтруда пристальнее. Во-первых, в рыночной экономике заработать что 40, что 45 лет непрерывного стажа практически невозможно — это было непросто даже в плановой экономике СССР, где люди работали на одном месте десятилетиями. Что же тогда сказать про российскую, раз в десятилетие сотрясаемую кризисами, вызванными падением цены на нефть?

Во-вторых, как вам такая ситуация: менеджер среднего или высшего звена уволился и, отдыхая, выбирает устраивающее его новое предложение. При этом он получал большую белую зарплату, с которой платились большие отчисления в ПФР. Но стоит ему теперь какое-то время посидеть без работы, его стаж официально будет считаться прерванным, и он станет получать минимальную пенсию.

В-третьих, в России, к сожалению, столько просто не живут. Дабы заработать 45 лет непрерывного трудового стажа, среднестатистическому мужчине в случае получения какого-либо образования выше начального придется выходить на пенсию в возрасте, превышающем нынешнюю среднюю продолжительность жизни. Возможно, в будущем ситуация с продолжительностью жизни улучшится. А возможно и нет, и потому надо не гадать на кофейной гуще, а исходить из текущих данных.

Для женщин — с учетом того, что продолжительность их жизни выше, чем у мужчин, — введение 40-летнего непрерывного стажа тождественно поднятию возраста выхода на пенсию с нынешних 55 лет до минимум 57 — в случае тех, кто пошел работать сразу после школы, и до 61—65 для тех, кто получил высшее образование. То есть чем ты образованнее, тем меньше у тебя пенсия. Таким образом, государство демотивирует граждан получать высшее образование. Что странно: высшее образование обеспечивает получившим его более высокие доходы и, следовательно, более высокие налоги с них и отчисления во внебюджетные фонды, включая Пенсионный.

Выходит, речь не о сокращении дефицита Пенсионного фонда России, а о государственной политике, направленной на сокращение количества образованных россиян. Не верите? А что недавно новый уральский полномочный представитель президента говорил о том, что не надо получать высшее образование?

А теперь последний, но основной штрих. Представим, что вы мужчина. Вы четко отдаете себе отчет в том, что получать пенсию вообще не будете, — ведь с 45-летним стажем вы просто до нее не доживете. Ваши действия? Правильно, вы идете к работодателю и предлагаете ему платить вам зарплату «в черную». И так поступят, смею вас заверить, большинство мужчин страны. Государство потеряет социальные взносы, а региональные бюджеты утратят один из двух основных источников своих доходов — подоходный налог. Снова, как в былые времена, расцветет криминальный рынок незаконной обналички, а весь российский бизнес по сути станет преступным.

Тут одно из двух — либо в Министерстве труда и социальной защиты засели вредители, либо истинная суть предложения чиновников состоит в том, чтобы задать высокую планку, в сравнении с которой любое другое, даже слегка смягченное предложение будет восприниматься гораздо лучше. Поскольку это стандартная практика российского правительства, то речь, скорее всего, идет именно об этом.

Погрязли в невозврате / Дело

Погрязли в невозврате

Дело

Смогут ли российские авиапассажиры смириться с безвозвратными потерями

 

До конца года в России начнут продавать так называемые невозвратные авиабилеты. Деньги в случае отказа от брони за них уже не вернешь, зато они должны будут стоить гораздо дешевле возвратных. Но это в теории. На практике же порочная система ценообразования в российских авиакомпаниях может свести на нет само понятие «дешевый билет», а суды окажутся завалены исками от разъяренных пассажиров.

Кто не рискует

Недавно на сайте Минэкономразвития был опубликован подготовленный Министерством транспорта революционный законопроект «О внесении изменений в статьи 107 и 108 Воздушного кодекса Российской Федерации». Первая статья регламентирует случаи, в которых авиакомпания может не пустить пассажира на рейс или высадить из воздушного судна. Вторая статья устанавливает ответственность клиента за отказ от полета. Сейчас санкций практически не существует: если вы решили сдать билет более чем за 24 часа до вылета, то с вас удержат лишь небольшой сбор за бронирование и оформление документов. Если же планы изменились в течение последних суток, то на руки все равно удастся получить три четверти стоимости билета.

Такому положению дел мы обязаны Федеральной антимонопольной службе, которая в 2007 году запретила авиакомпаниям продавать невозвратные билеты. Главу ведомства Игоря Артемьева тогда удивлял сам факт подобной практики. «Железнодорожные билеты можно сдавать, билеты в театр можно, а тут нельзя. Почему нельзя?» — возмущался он. В 2010 году, когда Владимир Путин поручил ФАС разобраться с чрезмерно высокими ценами на авиабилеты, антимонопольщики снова пожурили некоторые авиакомпании (в основном так называемых лоукостеров) за попытки продавать невозвратные билеты в обход предписаний. Однако в конце концов в ФАС решили, что авиационный бизнес слишком специфичен, а риск массовой сдачи билетов неизбежно повышает их стоимость. «Анализ ФАС показывает, что даже при неполной нагрузке авиакомпании не снижают цены на билеты, опасаясь их массовой сдачи, — говорит заместитель руководителя ведомства Анатолий Голомолзин. — Предложенная сейчас конструкция позволит как минимум на 25 процентов снижать стоимость билетов, и суда будут ходить с большей нагрузкой».

Иными словами, главный мотив государства — снижение цен на авиаперевозки. Кстати, именно благодаря этому невозвратные билеты расходятся в Европе на ура. Скажем, авиакомпанией Lufthansa из Москвы в Афины (с пересадкой в Мюнхене) этим летом можно добраться примерно за 10 тысяч рублей по невозратному тарифу либо за 20 тысяч рублей по более гибкому тарифу. То есть в два раза дороже. Выходит, что риск потерять все деньги и плата за спокойствие одинаковы — 10 тысяч рублей, учитывая, что вероятность поездки всегда выше, чем ее срыв.

В России же авиабилеты содержат в себе скрытую премию перевозчика, страхующегося от массового возврата. Чтобы посчитать ее размер, нужно знать себестоимость рейса, что во всех авиакомпаниях является коммерческой тайной. По идее введение невозвратных билетов должно раскрыть этот секрет. Но обольщаться не стоит — снижение цен едва ли будет существенным. Множество факторов, отличающих российский рынок от европейского, могут нивелировать даже 25-процентный дисконт, о котором говорят чиновники. О том, что цены на невозврат снизятся более чем вдвое, как у западных авиакомпаний, не может быть и речи.

Тариф нестабильный

Окупить рейс авиакомпании могут двумя способами: заполнить салон самолета на 100 процентов или повысить цены на билеты. Так как первое в России не удается сделать почти никогда, то летать приходится дороже. «Сейчас перевозчик рассчитывает стоимость конкретного рейса, исходя из среднестатистической загрузки самолета, — говорит главный редактор портала Avia ru Роман Гусаров. — Обычно это 60—70 процентов салона. То есть если летит самолет вместимостью 150 кресел, то стоимость перелета делится не на 150 пассажиров, а на 100—110. Таким образом перевозчик гарантирует себе окупаемость. А если продастся больше билетов, то хорошо, вот и незапланированная прибыль».

По данным Росавиации, за январь — апрель 2012 года у «большой пятерки» российских авиакомпаний («Аэрофлот — российские авиалинии», «Трансаэро», «ЮТэйр», S7 Airlines и «Россия», которые вместе перевозят около 70 процентов всех пассажиров) доля заполняемости кресел составила 74,46 процента. А за весь 2011 год — 76,88 процента. По логике, если бы авиакомпании были уверены, что им удастся продать все 100 процентов билетов, например, путем реализации их на невозвратной основе, цены должны снизиться на те самые 25 процентов, о которых говорят в ФАС и Минтрансе.

По расчетам, приведенным в пояснительной записке к законопроекту, доля «отказников» у пяти крупнейших отечественных авиакомпаний составляет в среднем 8 процентов. Если взять за основу выручку отрасли за 2010 год, то получится ежегодный убыток в 22,7 миллиарда рублей. Часть этих денег и должны вернуть невозвратные билеты. Их долю предложено ограничить 30 процентами от всех продаваемых авиабилетов, чтобы авиарынок не погрузился в демпинг. Получается, что сэкономить удастся около 7 миллиардов рублей в год. Именно на эту сумму и можно понизить стоимость невозвратных билетов. Однако в масштабах страны и исходя из количества летающих россиян такая скидка выглядит просто смешно.

«Льготные тарифы — это вопрос коммерческой политики каждой авиакомпании, — говорит главный редактор специализированного информационного агентства «АвиаПорт» Олег Пантелеев. — Как правило, перевозчики применяют их для того, чтобы стимулировать спрос в так называемые низкие сезоны, когда заполняемость рейсов умеренная. Но когда на тот или иной рейс ожидается высокая заполняемость, перевозчики оставляют билеты только высокой стоимости. Хотя это те же билеты экономкласса».

Заполняемость действительно зависит от сезона. Так, в ноябре авиакомпания Lufthansa предлагает улететь в греческие Афины уже за 3 тысячи рублей по тарифу без возможности возврата и переноса даты полета. При этом гибкий тариф стоит все те же 20 тысяч. Однако в России зимой летают разве что в командировки, когда билеты оплачивают организации. Подавляющему большинству наших пассажиров зимние скидки просто не нужны. Полеты же куда-нибудь за границу, где потеплее, — это совсем другое дело. Здесь в основном задействованы чартеры, где свои правила ценообразования.

Мест нет

Правительство стремится снизить расценки именно на внутренние авиаперевозки. По причине огромной разницы в уровне конкуренции зарубежные перелеты оказываются подчас дешевле, чем внутрироссийские. У нас 80 процентов всех перелетов совершается с мая по сентябрь. Потом страна впадает в зимнюю спячку, и самолеты летают пустыми. Множество рейсов попросту отменяется. Зимой наши авиакомпании выживают за счет кредитов, которые «отбивают» в высокий сезон, безбожно задирая цены. Ну какие тут могут быть дешевые невозвратные билеты?!

Даже если властям удастся убедить авиакомпании снизить цены на те самые 25 процентов, это не слишком облегчит участь летающих внутри страны. Судите сами. Решили вы, к примеру, 2 июля сего года вылететь из Москвы не куда-нибудь на юга, а в самый банальный Екатеринбург, до которого, казалось бы, по воздуху рукой подать. У одного из самых наших известных авиаперевозчиков это удовольствие обойдется в 12 350 рублей в оба конца. Обещанная чиновниками скидка за невозврат удешевит перелет до 9262 рублей. Согласитесь, не такая уж это весомая экономия. А ведь при этом возникает риск потерять деньги в полном объеме, если что-то помешает вам совершить перелет.

Наконец, в России есть еще множество факторов, которые будут держать авиабилеты на уровнях дороже европейских. По оценкам генерального директора «Аэрофлота» Виталия Савельева, только 5—6 процентов стоимости билета идет на административные расходы, производственную деятельность и заработную плату сотрудникам. Остальное — это содержание воздушного парка, страхование и пошлины на импортные самолеты и оборудование (30 процентов), горюче-заправочные смеси (24 процента), аэропортовые сборы и навигационное обслуживание (22 процента), организация продаж, промоушн и сервис (9 процентов). Получается, что около 76 процентов стоимости билета связано с теми составляющими, которые страдают от отсутствия конкуренции или из-за высоких налогов.

Юристы предупреждают: на таком рынке введение невозвратных билетов чревато многочисленными судебными разбирательствами. Эксперты ожидают, что отдельные авиакомпании (особенно небольшие) в надежде, что пассажир, купивший невозвратный билет, не полетит, попытаются продать место кому-нибудь еще. Такие случаи до запрета не подлежащих возврату билетов уже были. Так что если у нас все-таки появятся новые тарифы, идти за билетом в авиакомпанию с не самой безупречной репутацией, наверное, не стоит. Может так оказаться, что, поднявшись на борт, вы выясните, что ваше место уже занято.

Вошли в лето / Дело / Капитал / Акции

Вошли в лето

Дело Капитал Акции

 

Конец прошлой недели наверняка запомнится активным трейдерам случившимся 29 июня сумасшедшим отскоком вверх самого ликвидного российского инструмента — сентябрьского фьючерса на индекс РТС. Такого взлета игроки не видели с середины весны, когда рынок все еще находился в плену у «бычьих» настроений. На этот раз повод для игры на повышение дал прошедший европейский саммит в Брюсселе, на котором лидеры стран Старого Света решили разработать механизмы единого надзора за банками, а также вкачать в европейскую экономику еще 120 миллиардов евро, чтобы простимулировать рост занятости.

Российские рынки настолько позитивно отреагировали на эту новость, что по итогам недели индексы РТС и ММВБ показали мощный рост. Судя по заявлениям биржевых аналитиков, запала «быков» может хватить чуть ли не на весь июль. К тому же в Соединенных Штатах стартует сезон полугодовой корпоративной отчетности, который часто приятно удивляет инвесторов. Кому же охота портить себе настроение в сезон отпусков?!

Купи-продай / Дело / Капитал / Купи - продай

Купи-продай

Дело Капитал Купи - продай

«Все зависит от развития ситуации в странах еврозоны, а там пока улучшения не видно»

 

Александр Потавин, начальник аналитической службы «Ай Ти Инвест — Проспект»:

— В рамках двух последних недель индекс ММВБ торгуется в боковом диапазоне с границами 1330—1390 пунктов. Отсутствие прироста оборота торгов по фьючерсу РТС за последние дни говорит о том, что основные игроки не набирают среднесрочные позиции ни на покупку, ни на продажу. Рост или снижение наших индексов зачастую происходит за счет выборочных сделок в отдельных акциях, а также из-за закрытия маржинальных позиций. Такое поведение рынка мы считаем неустойчивым. Утешает лишь то, что летом торговые обороты на нашей бирже всегда низкие.

Накануне евросаммита доходность облигаций стран юга Европы стремительно пошла вверх (доходность 10-летних облигаций Италии выросла до 6,23 процента — максимума с конца января; доходность аналогичных испанских бондов поднялась до 7 процентов). Отсутствие позитивных новостей из Брюсселя могло ухудшить настроения на фондовых биржах, однако этого не произошло. Впрочем, нельзя забывать, что в первой декаде июля американские инвесторы будут готовиться к началу сезона отчетности, от которой уже не ждут былого позитива. Поэтому сейчас лучше всего быть вне рынка.  

Ариэл Черный, аналитик «Allianz РОСНО Управление Активами»:

— На прошедшей неделе в ожидании итогов саммита лидеров стран еврозоны рынки взяли передышку: падение котировок прекратилось, наблюдались разнонаправленные колебания без явно выраженного тренда. Поддержку российскому фондовому рынку оказали цены на нефть: в Мексиканском заливе начинается сезон ураганов, что чревато сокращением объемов добычи в регионе, кроме того, с 1 июля вступают в силу международные санкции на поставки нефти из Ирана. В результате нефть отскочила от локальных минимумов, достигнутых 21—23 июня, и снова торгуется выше 90 долларов за баррель. В ближайшие 1—2 недели на этом фоне падение цен на черное золото маловероятно.

Тем не менее оснований для формирования долгосрочной тенденции к росту тоже пока недостаточно — все зависит от дальнейшего развития ситуации в странах еврозоны, а там пока улучшения не видно, и итоги саммита вряд ли будут восприняты рынком настолько оптимистично, чтобы спровоцировать массовые покупки.

Валерий Дмитриев, эксперт «БКС Экспресс»:

— Последняя торговая неделя июня на российском рынке началась с продолжения падения основных индексов. Однако удалось нащупать поддержку в районе 1325 пунктов по индексу ММВБ и 1260 пунктов по индексу РТС. Росту оптимизма способствовали цены на нефть, которые отскочили от важных уровней 88—89 долларов за баррель марки Brent в преддверии выхода данных о запасах нефти в США. С технической точки зрения основные российские индексы находятся в состоянии консолидации, выход из которой может состояться в любую сторону. Технический анализ не в состоянии спрогнозировать дальнейшее движение рынка, динамика котировок ценных бумаг будет определяться новостями и статистикой из Европы и США.

Фишка недели / Дело / Капитал / Фишка недели

Фишка недели

Дело Капитал Фишка недели

 

В последнее время акции нефтекомпании ТНК-BP представляют собой лакомый кусок для спекулянтов из-за всевозможных слухов о выходе из компании одного из главных акционеров. 25 июня, когда весь российский фондовый рынок показывал снижение, бумаги ТНК-BP, наоборот, подорожали почти на 3 процента. Поводом для покупок послужили слухи о том, что «Газпром нефть» может выкупить долю BP в концерне. Впрочем, потом эта информация была опровергнута совладельцем ТНК-BP Михаилом Фридманом, но это не важно — все, кто хотел, на этом слухе хорошо заработали.

Темная лошадка / Дело / Капитал / Темная лошадка

Темная лошадка

Дело Капитал Темная лошадка

 

Аналитики инвестиционных домов рекомендуют покупать акции интернет-компании «Яндекс», поскольку уверены, что бизнесу крупнейшего поисковика в Рунете еще есть куда расти. Потенциал развития компании все еще оценивается двузначными цифрами, а чтобы реализовать его, «Яндекс» вполне может войти в партнерство с каким-нибудь глобальным интернет-гигантом, полагают эксперты. Бумаги российского поисковика торгуются на американской бирже NASDAQ и стоят сейчас в районе 18 долларов за штуку, однако один из оптимистичных сценариев предполагает взятие планки аж в 40 долларов.

Готов ли бизнес жить в условиях низких цен на нефть? / Дело / Бизнес-климат

Готов ли бизнес жить в условиях низких цен на нефть?

Дело Бизнес-климат

Российский бизнес и государство постепенно приучают себя к мысли, что 60 долларов за баррель — не бредни предсказателей апокалипсиса, а неизбежная реальность. Мировая экономика забуксовала, Китай еле-еле тянет за собой глобальный спрос, Европа погрязла в своих долговых проблемах, да и в США дела обстоят не намного лучше. Стоит нефти упасть еще процентов на 30 — и привет, 2008-й! От +5 (готов) до –5 (не готов)

 

Низкие цены на нефть приведут к девальвации национальной валюты и вытеснению из потребительского спроса прежде всего импортных товаров. Российские поставщики в этой ситуации получат дополнительное преимущество. С другой стороны, произойдет снижение реальных доходов россиян, что скажется на спросе и, соответственно, выручке отечественных бизнесменов. Таким образом, тест на прочность будет проходить цепочка взаимосвязей, при которой государство поддерживает банки, а банки поддерживают компании, которые обеспечивают потребителя товарами и услугами. Как представитель финансовой системы верю, что властям и банкирам такая проверка по силам.

Александр Викулин

ге­не­раль­ный ди­рек­тор Наци­ональ­но­го бю­ро кре­дит­ных ис­то­рий

 

 

Резкое падение цен на нефть, с одной стороны, неизбежно приведет к ощутимым экономическим последствиям и негативным изменениям для бизнеса. С другой стороны, если вследствие падения цен Россия перестанет ориентироваться на нефть как на основной источник дохода и попробует развивать другие сектора экономики, в долгосрочной перспективе это будет плюсом для всей страны. Конечно, не хотелось бы прибегать к шоковой терапии, но, возможно, на сегодняшний день это единственный приемлемый способ.

Андрей Даниленко

пред­се­да­тель прав­ле­ния Наци­ональ­но­го со­юза про­из­во­ди­те­лей мо­ло­ка

 

 

Мы считаем, что вероятность снижения цены нефти до 70 и даже 60 долларов за баррель достаточно высока. Но в современном мире нефть изначально не может стоить дешево, и, соответственно, возвращение цены на первоначальный уровень неизбежно. Вопрос только в том, как долго продлится этот период низких цен. У российской экономики сейчас достаточный запас прочности, а у руководства страны уже есть опыт преодоления кризисных явлений в экономике. Будет сложно, но повода для паники, как представляется, нет.

Огузкан Шатыроглу

ге­не­раль­ный ди­рек­тор ком­па­нии «БЕКО»

 

 

Бизнесу при падении цен на нефть будет трудно. Проблемы ждут, например, перевозчиков и строителей. Снижение нефтяных котировок заставит российское государство искать новые источники доходов и повышать налоговую нагрузку, в частности акцизы на топливо, что приведет к значительному росту его цены. Это, конечно, не смертельно, но потребует от компаний значительных усилий по экономии, например внедрения систем мониторинга, позволяющих пресекать воровство топлива и контролировать использование техники и транспорта по назначению.

Станислав Емельянов

за­мес­ти­тель ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра ком­па­нии Omnicomm

 

 

Нет, не готов. Для нашего государства, для всех в нашей стране это плохой сценарий развития событий. Это влечет за собой снижение цен на газ, снижение доходов, ухудшение экономической ситуации в стране, сворачивание девелоперских проектов практически во всех регионах. Однако не нужно впадать в панику. Это нормальная сторона жизни: цены не могут все время расти. Я уверен, что правительство знает, что делать. На протяжении определенного времени накапливались резервы, которые теперь будут использованы разумно.

Сергей Чернин

пре­зи­дент ГК «ГазЭнер­гоСтрой»

 

 

Частный бизнес, я думаю, готов. Российские предприниматели уже не раз доказывали, что способны выживать и становиться сильнее в период кризисов. А то, что низкие цены на нефть неизбежно приведут к кризису в российской экономике, на мой взгляд, не подлежит никакому сомнению. Наверное, даже более важным мне кажется вопрос, готовы ли российские политики к низким ценам на нефть, если нет, то и нашему бизнесу будет гораздо сложнее.

Роберт Иделсон

пред­се­да­тель прав­ле­ния М2М Прай­вет Бан­ка

 

 

Для российских перевозчиков вопрос цены на нефть имеет условно две составляющие. Первая — цена на нефть как таковая. Сама по себе низкая стоимость нефти для перевозчиков очень даже выгодна. Ведь это значит дешевый бензин и, следовательно, более высокую рентабельность бизнеса. Вторая составляющая: снижение цен на нефть означает крайне негативные последствия для всей российской экономики в целом, а следовательно, повлечет за собой сокращение объемов перевозок, стагнацию бизнеса и так далее. Спрос на перевозки упадет. Последствия второго варианта принесут вреда гораздо больше, чем будет пользы от первого. Поэтому нет, к снижению цены на нефть мы не готовы.

Алексей Кичатов

ге­не­раль­ный ди­рек­тор City Express

 

 

Я думаю, что как только установятся низкие цены на черное золото, мы и узнаем всю правду. По моим ощущениям, российский малый и средний бизнес готов к такому сценарию чуть лучше, чем об этом думают крупный бизнес и государство. Одновременно с этим не стоит забывать, что нефтегазовые доходы являются основным источником ликвидности в экономике нашей страны. Поэтому велик шанс, что в случае падения котировок с нашим бизнесом произойдет то же, что и в старой доброй русской пословице: пока толстый сохнет, худой сдохнет. Впрочем, некоторые представители «худых», безусловно, выживут и станут гораздо более конкурентоспособными, чем были раньше. Но ведь проблема не в том, сколько выживет и сколько станет конкурентоспособными, а в том, что во время низких цен на нефть государство будет уделять бизнесу повышенное внимание, но когда цены пойдут вверх, о нем опять все забудут.

Альберт Еганян

уп­рав­ля­ющий пар­тнер ад­во­кат­ско­го бю­ро «Вегас-Лекс»

 

 

Я думаю, что большой бизнес не готов к низким ценам на нефть, а малый — готов. Объем внутреннего валового продукта нашей страны на 50 процентов связан с добычей, переработкой и продажей нефти и газа, соответственно, и федеральный бюджет очень зависит от мировых цен на энергоресурсы. Динамика котировок на них в целом характеризует экономическую активность во всех уголках планеты, и если цена падает, то и активность снижается. Весь бизнес это ощущает на себе в той или иной степени, однако наш крупный бизнес почувствует снижение цен в большей степени, поскольку он ориентирован на внешние рынки.

Кто был никем... / Дело / Капитал / Загранштучки

Кто был никем...

Дело Капитал Загранштучки

 

В 2011-м и первой половине 2012 года наблюдалось усиление мер стимулирования экономики США, прежде всего монетарных, при параллельном ужесточении кредитной и налоговой политики странами БРИКС. Все это создавало серьезные ограничения для активного роста инвестиций в развивающиеся рынки. Эта ситуация стала в том числе причиной того, что валюты стран БРИКС, за исключением фактически прикрепленного к доллару юаня, снизились к американской валюте к началу июля в пределах от 19 до 29 процентов, что является рекордной величиной за последние 10 лет. Стоит ли ждать дальнейшего ослабления валют стран БРИКС, включая российский рубль? Вполне вероятно, что нет.

Конец I и начало II квартала этого года ознаменовались рядом важных заявлений представителей финансового руководства ведущих стран мира, обозначивших новый цикл антикризисной политики. Этот новый этап, вероятнее всего, будет характеризоваться усилением роли развивающихся стран в обеспечении глобального спроса. Иными словами страны БРИКС должны больше потреблять, компенсируя политику экономии на Западе. А значит, валюты развивающихся стран будут укрепляться. Регуляторы в развитых странах демонстрировали стремление выйти из системы непосредственного монетарного стимулирования рынка. Примеры: руководство Банка Японии желает постепенно завершить цикл выкупа гособлигаций, а ЕЦБ сделал паузу в покупках госдолга периферийных стран еврозоны. При этом монетарные власти многих стран БРИКС, напротив, начинают активно применять стимулирующие меры: центробанки Бразилии и Китая запустили цикл смягчения денежной политики, а Резервный банк Индии снизил ключевую ставку репо.

На июньских сессиях Банка Японии, ФРС и ЕЦБ были сделаны заявления о том, что эти ведущие мировые ЦБ не планируют новых масштабных мер монетарного стимулирования, сосредоточившись на точечных акциях по стимулированию инвестиционного спроса. Среди таких действий — продление операции «Твист», анонсированное ФРС, похожей мерой может стать снижение депозитной ставки ЕЦБ на предстоящей 5 июля сессии, а также совместные интервенции ведущих ЦБ против японской иены, потенциальная возможность которых отражена в итоговых документах саммита G20.В ближайшие кварталы рынок, возможно, станет свидетелем еще более жесткой денежно-кредитной политики развитых стран при параллельном смягчении монетарной политики в странах развивающихся. При реализации этого сценария, очевидно, повысится спрос на валюты и фондовые активы развивающихся рынков. Прежде всего стран БРИКС.

Гормон счастья / Автомобили / Тест-драйв

Гормон счастья

Автомобили Тест-драйв

Toyota GT86 — на тест-драйве «Итогов»

 

«Нет-нет, не делайте так. Только на трассе!» — сотрудники европейского отделения Toyota, отчаянно жестикулируя, бегут к нашему автомобилю. «Не делать так» значит не дрифтить. Что ж, одним удачным кадром, одной дозой адреналина меньше. Обидно, ведь широченная и абсолютно пустынная парковка перед автодромом Parcmotor Castelloli, что расположился неподалеку от Барселоны, просто мечта для любителя фигурного катания. Особенно когда ты за рулем легкого заднеприводного купе GT86.

Драйверская Toyota? У тех, кто ассоциирует японский бренд исключительно с авторитетными седанами вроде Camry, сей эпитет вызовет понятный скепсис. Солидная, надежная, комфортная, предсказуемая — да. Драйверская, агрессивная, провоцирующая, азартная — нет. GT86 — исключение, которое стоит запомнить. Автомобиль для солидного мужчины средних лет, который больше всего в жизни ценит стабильность? Забудьте. Это купе — для того, кто не хочет знать, что ждет его за следующим поворотом. Для кого каждый свободный прямик — это вызов, а баранка в руках — инструмент получения удовольствия. Справедливости ради надо отметить, что подобные машины в тойотовской модельной гамме встречаются уже лет тридцать: были в истории марки и 2000GT, и Supra, и MR2. Просто в Россию их официально не поставляли.

Не секрет, что Toyota GT86 создавалась при участии инженеров Subaru. В основе новинки сильно переделанная «тележка» от Impreza, в которой оставили привод только на заднюю ось. Мотор — атмосферный двухлитровый четырехцилиндровый оппозитник. На этой стадии проектирования в дело вступили инженеры Toyota, которые прикрутили к субаровскому блоку цилиндров свою систему непосредственного впрыска D-4S. В результате двигатель при скромном объеме выдает 200 л. с. и явно тяготеет к верхам, позволяя крутить коленвал до 7400 оборотов в минуту.

А теперь самое интересное: у близких родственников Subaru BRZ и Toyota GT86 по-разному настроены подвески, причем у последнего передние пружины мягче, а задние, напротив, жестче. Как следствие, «Хачироку» (так по-японски звучат цифры 8 и 6) раньше уходит в занос. Скорость этого купе в поворотах ниже, чем у BRZ, машина не столь стабильна, но тем, кто гонится не за результатом, а за удовольствием от езды, нужны именно такие настройки. Toyota, которая при первой возможности встает боком? Пожалуйста!

Только не подумайте, что GT86 машина опасная. Да, система стабилизации настроена очень либерально, но в случае чего страховщик начеку. И даже если его отключить, купе остается послушным, позволяя не только выписывать художественные восьмерки, но и надежно держаться на прямой. Рулевое управление с электроусилителем на удивление прозрачно, тормоза отменные, а двигатель, даром что заточен под Евро-5, откликается на нажатие педали газа молниеносно. Интересная деталь: вместо того чтобы навешивать на легкий кузов шумоизоляцию, инженеры, напротив, вывели в салон дополнительный звуковод, который наполняет кокпит рычанием оппозитной «четверки». Шестиступенчатая механика с гоночным клацаньем меняет ступени, а с вибрациями на рычаге, подозреваем, не стали бороться по той же причине — ради спортивного антуража.

Чем еще может похвастать этот автомобиль? Неплохой для купе обзорностью, достаточно качественной отделкой и отличными сиденьями. Правда, только передними: задний ряд номинален. А вот багажник не бутафорский, при желании в нем можно разместить пару чемоданов. Так что если вы ищете спорткар на каждый день, «Хачироку», пусть не без трудностей, с этой ролью справится. По крайней мере, летом, пока асфальт не припудрился первым снегом.

На десерт стоит сказать о ценниках. За автомобиль в базовой комплектации российские дилеры просят 1 миллион 353 тысячи рублей — в этой ценовой нише ничего похожего не найти. Чтобы получать удовольствие от вождения, в GT86 есть все необходимое: живой моторчик, МКПП, задний привод, кондиционер и безопасная электроника. Тем не менее в российском представительстве Toyota считают, что большим спросом будет пользоваться версия за 1 миллион 483 тысячи с шестиступенчатым автоматом, который известен по Lexus IS. К самой АКПП, кроме благодарности, никаких замечаний, но все же «на ручке» машина кажется более честной.

До конца года в России планируется продать 350 GT86, потом цены могут быть скорректированы. Впрочем, уже сейчас ясно: для части новоиспеченных владельцев зажигательного купе траты не ограничатся суммой, которую объявят дилеры. GT86 — идеальный объект для тюнинга, не случайно в Японии в базовой комплектации эта машина идет с неокрашенными бамперами, на штампованных колесах и с полуразобранным салоном: все равно ее ощетинят спойлерами, навесят диски с низенькой резиной и украсят интерьер каркасом безопасности, а уж поставить на субаровский мотор турбо-кит велел сам бог скорости... Напрашивается и другой, более экстремальный путь для больных треком: купить базовое купе и, вместо того чтобы пихать в него допоборудование, выкинуть лишнее — задние сиденья, «кондей», остатки шумоизоляции, усилитель руля, сэкономив почти центнер снаряженной массы. «Скажи об этом главному инженеру проекта Тецуя Тада, — посоветовал корреспонденту «Итогов» директор по коммуникациям Toyota Europe Фабио Капано. — Он тебя расцелует!»

Франкокитай / Автомобили / Новости

Франкокитай

Автомобили Новости

 

Еще четверть века назад отечественные автомобилисты были напрочь лишены права выбора. На чем ездить, высокое начальство решало за нас: седаны или хетчбэки, большие или маленькие, динамичные или экономичные. Вот уже лет двадцать есть модели на любой вкус, были бы деньги, а определиться с предпочтениями мы так и не можем. Взять, к примеру, Citroen. В России идут на ура компактные и хорошо укомплектованные хетчбэки DS3, созданные с прицелом на Старый Свет. В то же время и седаны на базе Citroen C4, известные в одном лишь Китае, у нас ждут с распростертыми объятиями. Европа тут или Азия — попробуй разбери: уминаем за обе щеки все подряд. А потому, презентуя две трехобъемные модели, C-Elysee и C4 L, автопроизводитель сразу объявил: в скором времени они будут доступны и в России.

C-Elysee не что иное, как представленный чуть раньше Peugeot 301 с двойным шевроном на капоте и немного измененным внешним оформлением. Машина относится к сегменту B+, в который попадают как бюджетные Lada Granta и Renault Logan, так и более дорогие VW Polo Sedan, Hyundai Solaris и Kia Rio. Французы обещают на выбор два бензиновых мотора: трехцилиндровый 1,2-литровый (72 л. с.) и более мощный 1,6-литровый (115 л. с.). Оба неплохо сочетаются с механикой, а для поклонников двух педалей у первого предусмотрен «робот», у второго — классический автомат.

Модель C4 L значительно солиднее. Этот седан построен на базе популярного «Cи-четвертого», но заметно просторнее хетчбэка. При длине 4,62 метра он превосходит по этому показателю даже Citroen C5 первого поколения! Двигатели, соответственно, будут мощнее. Турбированный 1.6, созданный совместно с BMW, развивает 150 л. с. и дружит только с шестидиапазонным автоматом. Его атмосферной 120-сильной версии тоже положена АКПП, но попроще. Базовый мотор мощностью 115 л. с. так и вовсе будет довольствоваться механикой.

Выпускать С4 L станут как в Китае, так и в России: у нас старт продаж намечен на первую половину следующего года. Тогда же подоспеет C-Elysee, однако будут ли его собирать на калужском заводе PSA, пока не сообщается.

На все триста / Автомобили / Новости

На все триста

Автомобили Новости

 

Эта бесстыдно сияющая хромом гора металла — один из последних классических янки, достойный палаты мер и весов «сферический американец в вакууме». Не какой-нибудь тощий демократ, а зажиточный республиканец — дородный, лоснящийся, довольный собой. Платежеспособный на все сто.

Их немного осталось, правоверных: кризис 2008-го укатал подчеркнуто непрактичный заокеанский автопром, подубив былую харизму и превратив многотонные «баржи» в парусники, построенные в соответствии с законами аэродинамики, чистоты, экономии. Один из немногих выживших — Chrysler 300C. Компания прошла через банкротство, реформы, санацию модельного ряда, а «трехсотый» — вот он, жив-здоров: первые автовозы с машинами новой генерации уже пересекли российскую границу.

Предыдущий 300С появился на свет в 2004 году и умудрился соблазнить даже тех, кто смотрел на «американцев» в лучшем случае с иронией. Пусть салон был на троечку с плюсом (во втором поколении отделка намного лучше), пусть рулился Chrysler неважно, зато сколько комфорта, стиля, статусности! По рассказам владельцев, содержать эту махину оказалось не так уж накладно, а главное — автомобиль выглядел дороже, чем стоил. Новенькому будет и проще, и труднее: с одной стороны, производитель устранил кое-какие недочеты — например, поставил современный восьмиступенчатый автомат, урезав средний расход до 9,7 литра; с другой — основная масса конкурентов за схожие деньги предлагает и выбор моторов, и полный привод, тогда как «открывателям Америки» пока придется ездить на заднем.

Под капотом 300С стоит безальтернативный V6 объемом 3,6 литра, развивающий 286 л. с. и 340 Н.м, — он разгоняет пятиметровую машину до 100 км/ч за семь секунд при абсолютном максимуме в 240 км/ч. Начального исполнения 2.7 больше не будет, как, вероятно, и 5,7-литрового. А вот самую взрывную модификацию SRT8 с 6,4-литровым V8, по информации «Итогов», могут показать уже в августе на Московском автосалоне.

Американцы усвоили урок и привели внутренний мир 300С в гармонию с внешностью: дорогую высококачественную кожу использовали не только для обшивки сидений, но и в отделке дверей, консоли, козырька приборки. Среди прочих радостей жизни — 8,4-дюймовый дисплей (не рекордная диагональ для бизнес-класса, зато экран сенсорный), дюжина регулировок водительского кресла с памятью, обогрев руля, вентиляция сидений. Это не считая «двадцатых» дисков, «умного» биксенона, бесключевого доступа в салон, парктроников и тому подобного. Единственная для нашей страны комплектация Luxury Series обойдется в 2 миллиона 290 тысяч рублей, хотя версию с упрощенным мультимедиакомбайном можно взять на 30 тысяч дешевле. В списке опций мы нашли только панорамную крышу за 55 тысяч рублей и пакет Safetytec, который оценили в 71 тысячу: это адаптивный круиз-контроль с системой предупреждения о столкновении, камера заднего вида и копеечная функция электроскладывания зеркал, которая почему-то оказалась вне стандартной спецификации.

Mercedes E-класса, BMW 5-й серии, Audi A6, Jaguar XF, Lexus GS, Infiniti M… Скучно «трехсотому» не будет! Альтернативы есть, в том числе более быстрые и именитые, но в каком-то смысле Chrysler уникален. Пока Cadillac не привез свои полноразмерные седаны, 300С — самый респектабельный «американец» в наших широтах.

Одно слово / Автомобили / Новости

Одно слово

Автомобили Новости

 

В переводе с английского smart означает «умный», «сообразительный», «элегантный». Можно вспомнить еще десяток значений, и все они применительно к одноименной марке машин будут в точку. Обаятельные, немного не от мира сего малютки невероятно популярны в европейских городах. Парижане, к примеру, обожают втискивать их поперек разметки: так на одном парковочном месте помещается два, а то и три.

Аккурат к повышению штрафов та же возможность появилась и у нас: с 1 июля в России можно заказать smart fortwo. Официально, с гарантией: видимо, в концерне Daimler, которому принадлежит бренд, сосчитали поголовье «серых» машин на московских улицах и решили порадовать модниц. Продавать «Смарты» будут через дилерскую сеть Mercedes-Benz.

Название модели не врет: в стильной коробчонке только два места да небольшая нычка сзади, гордо именуемая багажником. Тут надо понимать, что fortwo создавался не как единственная машина в хозяйстве, а как челнок, курсирующий по маршруту дом — работа — дом. Так что максимальная загрузка — двое взрослых и пара-тройка пакетов из магазина.

Fortwo очень легок, ведь кузова в привычном понимании у него нет: снаружи — пластиковые панели, которые в случае аварии легко поменять, внутри — защитный кокон из прочного металла. Разумеется, есть и подушки, и ABS, и ESP — яичной скорлупой на колесах машинку не назовешь.

При всех достоинствах smart есть досадный момент, который не первый год отравляет жизнь владельцам машин, ввезенных из Европы, а именно — сложности с зимней резиной. Многие сбились с ног в поисках не то что шиповки, а хотя бы всесезонки с одинаковым рисунком протектора. Дело в том, что передние и задние шины разной размерности, и не факт, что удастся подобрать комплект одной модели. Официальные продавцы эту проблему наверняка решат.

В остальном — сплошной позитив: fortwo — юркий, компактный и бережливый автомобиль (средний расход — от 4,2 литра). За 640 тысяч рублей покупателю достанутся 71-сильный движок 1.0, роботизированная коробка, электроусилитель руля (раньше его ставили не на все машины, и крутить руль на парковке было немного утомительно), кондиционер, подогрев сидений. 84-сильный fortwo выйдет подороже, зато он шустрее: норматив «от нуля до ста» такой smart выполняет за 10,7 секунды, разгоняясь до 145 км/ч.

Зарядить автомат / Автомобили / Новости

Зарядить автомат

Автомобили Новости

 

Семейный автомобиль на механике? Не самый заманчивый вариант, особенно для мегаполиса: «автоматический» кроссовер или компакт-вэн удобнее, тем более что за рулем часто оказываются представительницы лучшей половины человечества. Надо полагать, продажи Opel Meriva скоро рванут вверх: если до сих пор АКПП-ориентированные клиенты вынуждены были соглашаться на дизель (многие из нас и сейчас считают это подвигом), то теперь автоматическую «шестиступку» можно получить в нагрузку к бензиновому 1.4.

Своенравные опелевские «роботы» в прошлом: автомат у Meriva самый что ни на есть всамделишный, с компактным гидротрансформатором. Опелевские инженеры оптимизировали устройство уже знакомого агрегата: минимизировали потери на трение, снизили уровень шума и вибраций и, главное, повысили скорость переключений — доработанная коробка меняет ступени на 60 процентов быстрее прежнего, за 100 миллисекунд.

Что особенно приятно, цена автоматизации достаточно разумная: 729 тысяч рублей — это всего на 25 тысяч дороже аналогичного Opel Meriva с 1,4-литровым турбомотором на механике. Впрочем, «механический» компакт-вэн пошустрее: там 140 сил, а у 1.4 АКПП — всего 120. Последняя модификация ненамного прожорливее — в смешанном цикле немцы намеряли 7,2 литра, — а вот разница в динамике ощутима: 11,9 секунды до сотни против 10,3, которые показывает 140-сильная машина с МКПП. Автомат в связке с 1,7-литровым дизелем еще неторопливее, а стоит за восемьсот тысяч. Придется выбирать между скоростью и комфортом, и есть подозрения, что Opel Meriva с «ленивчиком» окажется более востребованным.

Hola, Toledo / Автомобили / Новости

Hola, Toledo

Автомобили Новости

 

Знакомый малый, не правда ли? Во всяком случае те, кто следит за внутренней кухней концерна Volkswagen, даже без очной ставки опознают в SEAT Toledo чешский лифтбэк Skoda Rapid.

Концепт «четвертого» Toledo сеатовцы продемонстрировали еще в начале весны, теперь вот разоблачили итоговый вариант, а уже осенью статный «испанец» обживет шоу-румы. Родство с «бюджетником» от Skoda не вызывает сомнений: близкие габариты (длина — 4,48 метра, ширина — около 1,7 метра), тот же тип кузова, знакомые очертания с поправкой на корпоративные знаки — характерную оптику, иные бамперы, облицовку... Только о «Шкоде» мы не знаем практически ничего, тогда как испанцы сразу выложили карты на стол. Так что читаем «Толедо» — подразумеваем «Рапид».

Главные козыри новинки — просторный салон и емкий багажник. Секрет в том, что по длине колесной базы виновник торжества переплюнул и собственного предка, и коллег по концерну: со своими 2,6 метра между осями Toledo должен оказаться просторнее и VW Golf, и Skoda Octavia, хотя по модельному ранжиру Rapid с Toledo стоят немного ниже.

Внутренний декор типичен для изделий от Volkswagen Group: дизайн интерьера неброский, но аккуратный и продуманный. Предварительно озвученный набор удовольствий, впрочем, не слишком воодушевляет: в начальном оснащении шесть подушек, передние электростеклоподъемники, центральный замок и складывающаяся по частям спинка дивана.

На первое время Toledo получит бензиновые моторы объемом от 1,2 до 1,4 литра и мощностью от 75 до 122 л. с., а также 1,6-литровый дизель в 105 «лошадок». 90-сильный TDI догонит их позже, в будущем году. Мощные бензиновые лифтбэки идут не только с механикой, но и с семиступенчатой преселективной коробкой DSG.

Насчет российского дебюта Toledo ясности, увы, нет, а в родной Испании и в Португалии автомобиль начнут продавать в ноябре. В 2013-м он появится и на других рынках Старого Света.

Выйти из темноты / Автомобили / Новости / Честно говоря

Выйти из темноты

Автомобили Новости Честно говоря

 

Ездить с передними тонированными стеклами становится накладно: новая редакция Кодекса об административных правонарушениях предусматривает запрет эксплуатации со снятием регистрационных знаков для всех любителей порулить в тени. Нарушать закон не дело, но и свои права надо знать. Как теперь будет строиться общение водителя с ДПС, объяснил заместитель начальника ГУОБДД МВД России Владимир Кузин:

— Светопропускание стекол должно проверяться специальным прибором, так называемым средством измерения, которое допущено к применению, опломбировано и имеет сертификат. Если у водителя возникнут сомнения в том, что прибор работает должным образом, он может позвонить по телефону подразделения, указанному на машине наряда ГАИ, и уточнить, допущено ли к использованию такое-то средство измерения, имеющееся в распоряжении такого-то экипажа. После того как проведен замер и установлено, что светопропускание не соответствует требованиям технического регламента, составляется протокол об административном правонарушении с санкцией в 500 рублей. Затем гражданину предложат устранить причину задержания на месте, то есть попросту снять тонировочную пленку. Как только водитель пленку ликвидирует, делается повторная проверка, и, если светопропускание стало укладываться в нормы, остается только заплатить штраф — на это закон отводит 30 дней. Если же водитель отказывается растонировать, регистрационные знаки снимаются. На автомобиле без номеров еще можно передвигаться, но не более суток. За это время надо прежде всего восстановить светопропускание стекол, а затем приехать в подразделение для повторной проверки: на месте всегда будет ответственное лицо с соответствующим прибором.

Почему так ужесточили наказание? Потому что 500 рублей на сознательность граждан никак не воздействовали, а тонировка, по нашему мнению, серьезно влияет на аварийность. Часто вижу, как кто-то вечером заезжает во двор и, чтобы припарковаться, опускает стекла. Ничего ведь не видно! Более того, медики утверждают, что при резком переводе взгляда со светлого на темное происходит искажение зрения, и это является одной из причин ДТП. Кстати, стандарты, регламентирующие светопропускание, существуют еще с советских времен. Тогда требования были еще жестче — 75 процентов прозрачности, а сегодня для передних боковых стекол установлено 70 процентов. И во многих странах также предъявляются жесткие требования к тонировке. К примеру, я уже не первый раз покупаю машины из Америки, и у них передние стекла всегда прозрачные.

У меня зазвонил телефон / Hi-tech / Интернет

У меня зазвонил телефон

Hi-tech Интернет

Даже забыв дома мобильник, вы не выпадете из жизни — был бы компьютер под рукой

 

Наверное, с каждым это случалось: спешили на работу — и уже в офисе обнаружили, что телефон остался дома. Катастрофа! Близкие в панике, деловые партнеры недоумевают — раз человек не берет трубку мобильного телефона, значит, с ним что-то случилось. Да и вам не легче, ведь без мобильника нынче как без рук. Можно, конечно, и стационарным телефоном воспользоваться, да вот беда — все нужные номера остались в памяти мобильника. К счастью, такого развития событий легко избежать, если вовремя воспользоваться облачным сервисом Phonedeck .

Что это. Phonedeck — это бесплатный онлайн-сервис, который позволяет получать на рабочий стол компьютера извещения о входящих звонках и SMS-сообщениях, а также отправлять эсэмэски. Фактически он обеспечивает удаленный доступ к мобильнику из веб-браузера любого компьютера с доступом в Интернет. Он состоит из двух элементов — веб-сайта и мобильного приложения, которое необходимо загрузить на свой телефон. Сегодня сервис поддерживает программы-клиенты для платформ Android (версии 2.1 и выше) и Series 40.

Как это работает. Первым делом необходимо зайти на сайт Phonedeck и создать там свою учетную запись. Для этого потребуется ввести адрес электронной почты, имя, фамилию и надежный пароль. После этого из магазина приложений (Google Play или Nokia Ovi Store) на свой смартфон следует установить соответствующую программу-клиент Phonedeck. Она автоматически будет загружаться в память телефона при каждом его включении (эту опцию можно изменить в настройках). Для Google Chrome можно также скачать специальное расширение, позволяющее получать извещения на рабочем столе компьютера о входящих звонках и SMS-сообщениях даже в фоновом режиме, то есть при закрытом веб-браузере. Заодно в телефонную книжку мобильника легко добавить новые контакты из социальных сетей LinkedIn, Facebook, Twitter, Salesforce, Google+. В мобильном клиенте стоит сразу расставить галочки, отвечающие за приоритетный выбор сети для синхронизации (Wi-Fi, 2G/3G).

Теперь, зайдя на сайт сервиса, вы увидите уведомления обо всех пропущенных и текущих звонках. Здесь же можно читать полученные и отправлять ответные SMS-сообщения. Кроме того, открывается доступ ко всей информации из забытой дома телефонной книжки. В частности, можно удаленно редактировать и синхронизировать контакты. Таким образом, даже если мобильник забыт дома, вы будете: а) знать, кто пытался (или пытается) с вами связаться, б) ответить ему текстовым сообщением.

Основные функции. На вкладке Activities отображается история всех вызовов и SMS-сообщений. Для просмотра можно выбрать одну из четырех опций: All (все), Missed (только пропущенные вызовы), Calls (все звонки) и SMS (только текстовые сообщения). При выборе опции Calls помимо пропущенных отображаются также и исходящие вызовы.

Информация из телефонной книжки вашего смартфона выводится на вкладке Contacts. Здесь можно не только добавлять новые контакты, но и редактировать существующие, выстроив имена абонентов, например, по алфавиту или выделив десятку наиболее активных. При этом для каждого из них выводится статистика коммуникаций с вами, а также дополнительная информация из социальной сети LinkedIn.

Еще сервис Phonedeck умеет собирать статистические данные об использовании мобильника и представлять их в наглядном виде. Так, на вкладке Insights легко узнать общее время, затраченное на телефонные разговоры за определенный период, и среднюю продолжительность звонков. Там же отображается информация о самых говорливых абонентах, о количестве отправленных и полученных SMS-сообщений и многое другое.

Безопасность. Всем персональным данным гарантируется должная конфиденциальность. Помимо парольной защиты обмен информацией с Phonedeck осуществляется через безопасное соединение, которое обеспечивает криптографический протокол SSL.

Резюме. Даже если мобильник забыт дома, сервис Phonedeck позволяет постоянно оставаться на связи, отслеживая входящие вызовы и посылая ответные SMS-сообщения. Доступ к резервной копии телефонной книги, хранящейся на облачных серверах, можно получить с любого компьютера с выходом в Интернет. Также доступна статистика использования своего смартфона.

Казань брал... / Hi-tech / Бизнес

Казань брал...

Hi-tech Бизнес

Есть ли в «татарстанском чуде» нечто такое, что стоило бы тиражировать на всю Россию?

 

Появление в кресле главы минкомсвязи РФ выходца из информационно продвинутого Татарстана сподвигла айтишных «пикейных жилетов» на глубокое умозаключение: опыт передового региона теперь будет воспроизведен в федеральном масштабе. «Итоги» озадачились простым вопросом: а есть ли в Республике Татарстан на самом деле что-то такое, что следовало бы тиражировать на всю Россию?

Из жизни документов

Надо сказать, Татарстан, которому в свое время Ельцин предложил взять столько суверенитета, сколько тот сможет унести, всегда отличался высоким уровнем самостийности, в том числе и в плане IT. Это, в частности, позволило республике еще в 2008 году стать первым из российских субъектов Федерации полностью «оцифрованным»: высокоскоростные линии оптико-волоконной связи проложены во все населенные пункты. Уровень проникновения Интернета в Татарстане — 62 процента, причем широкополосного — около 50 процентов. Остальной России до такого цифрового благоденствия далековато: по последним данным, проникновение ШПД только-только перевалило за 10 процентов. Оператор «Таттелеком», замечает аналитик «Инвесткафе» Илья Раченков, похож на свой федеральный аналог — «Ростелеком»: оба выступают в роли своеобразного агента государства. Однако госдоля в «Таттелекоме» в отличие от «Ростелекома» весьма высока — почти 90 процентов, что обеспечивает большую его управляемость со стороны государства. Иными словами, в Татарстане есть отличный базис для функционирования информационной надстройки, которая начала создаваться еще в 2005 году в рамках программы «Электронный Татарстан».

Ключевой элемент этой надстройки — система электронного документооборота, в которой ныне работает все региональное правительство. «Благодаря поддержке высшего руководства республики создана неплохая работающая система, — поясняет Наталья Храмцовская, ведущий эксперт по управлению документацией компании ЭОС. — Для этого потребовалось принять ряд нормативных документов на самом высоком уровне — президентские указы и распоряжения кабмина республики». Правда, эта работа еще далека от завершения — только предстоит реализовать, например, процедуры хранения документов до установленных законом сроков и последующее их уничтожение или передачу на архивное хранение. Но и в существующем варианте эта система вряд ли пригодна для массового тиражирования, считает Наталья Храмцовская: «Опыт Татарстана подходит далеко не всем. В частности, он не подойдет тем регионам, в которых уже создана мощная ведомственная информационная инфраструктура. Снести ее, чтобы заменить на единую систему, будет и дорого, и сложно».

Кроме того, единая система электронного документооборота, конечно, упрощает межведомственное взаимодействие, однако никоим образом не может его заменить. Вопрос межведомственного обмена не только документами, но и данными, которыми оперируют информационные системы разных ведомств, в нашей стране стоит предельно остро: с 1 июля ни одно ведомство не должно требовать от граждан справок, которые оно само может получить по каналам системы межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ). Судя по всему, страна в целом к такому сценарию действий не готова. Но на днях правительство РТ объявило о готовности своего регионального сегмента СМЭВ. В таком случае действительно можно будет говорить о «татарстанском информчуде». Только настоящим чудом это станет лишь в том случае, если гражданам станут доступны юридически значимые услуги, которые реально экономят их время и снижают коррупциогенный фактор. Речь идет о получении загранпаспорта, справки из БТИ или регистрационной палаты и т. п. — там, где до сих пор занимают очереди с рассвета, пишут списки очередников и устраивают переклички по ночам. А чем реально могут воспользоваться жители республики уже сегодня?

Коммерция, однако

Электронные госуслуги в Татарстане процентов на семьдесят представлены различными платежами в госбюджет: штрафы, пошлины, оплата детских садиков и т. п. Как, впрочем, и по всей стране. У экспертов в сфере госуправления такие приоритеты вызывают удивление. «Не дело государства быть финансовым оператором, для этого существует банковская система», — полагает Марина Хохлова, генеральный директор компании «Цефей». К тому же этот государственный оператор при оплате государственных же услуг кредитными картами или наличными через информаты берет комиссионные — 2,5 и 3 процента соответственно. По идее это должно удивлять не только граждан, но и налоговые службы.

«Конечно, владельцы платежных систем устанавливают свои правила игры, — комментирует Тимур Аитов, исполнительный директор Ассоциации российских банков. — Можно их принимать, но можно и компенсировать платежи в их пользу, освобождая граждан от выплаты дополнительных процентов. Для этого необходимы более глубокая проработка структуры услуги и, возможно, поправки в законодательстве». А ведь еще в прошлом году в нашей стране Законом «О национальной платежной системе» вполне законный статус получили электронные деньги и прочие интернет-платежи. Имеет смысл задействовать и эти средства платежей, благо там комиссионные на порядок ниже — менее полпроцента? В общем, в части комфортности предоставления большей части электронных госуслуг Татарстан не поражает эксклюзивными наработками. Есть еще группа сервисов — электронные очереди. Тут тоже ситуация «не тиражируемая».

Кто последний?

Дело даже не в том, что далеко не ко всем врачам не во все поликлиники и даже не во всех городах Татарстана можно записаться через Интернет. Проблема в том, что встать в очередь не может быть самоцелью. Вряд ли пациента с сильным кашлем очень обрадует информация о том, что, к примеру, к лору ему не попасть ни сегодня, ни завтра, ни послезавтра. Главное предназначение электронной очереди — мониторинг очереди живой с целью разгрузки последней, уже с помощью административных мер — организации дополнительного врачебного кабинета, трудоустройства еще одного врача. Вот если бы под электронную очередь была бы реорганизована структура лечебного учреждения, это народ точно бы оценил. Только лавры наверняка достались бы медикам, а не информатизаторам… Опять проблема межведомственного рассогласования, причем не на информационном, а административном уровне — айтишники устраивают электронные очереди, которые никто не собирается разгружать в реале. Может, медики вообще не готовы к таким мероприятиям?

Похожая ситуация в образовании: ноутбуки и ПК, предоставленные десяткам тысяч учителей (по данным правительства РТ, почти все педагоги республики компьютеризированы), нужны не сами по себе, а для того, чтобы школьные наставники пользовались современными методами обучения с помощью компьютерной техники. Вот только раздачей педагогам портативных ПК пока все и закончилось — специальные обучающие пособия, ориентированные на ПК, нужно еще разрабатывать. Это, впрочем, тоже не чисто региональная проблема — идея федерального банка электронных обучающих ресурсов по разным предметам, выдвигаемая еще со времен старта «Электронной России», так и осталась на бумаге. Электронный дневник — симпатичная фишка, вот только к качественному повышению уровня образования она имеет мало отношения.

e-бюрократия

Эксперты говорят, что в Татарстане пока не смогли системно решить проблему фрагментарной информатизации и занимаются по старинке автоматизацией «бумажных» бюрократических процедур. Это, кстати, наглядно демонстрирует официальный сайт Республики Татарстан. Скажем, на одной из страниц министерства образования и науки РТ висит список распределенных 25,6 тысячи ноутбуков и ПК, но нет никаких сведений о судьбе еще 12 с лишним тысяч. А именно о таких цифрах компьютеризации школ отрапортовало правительство на другой странице. Жизнь республиканского бюджета завершилась там вообще еще в 2011 году — именно тогда был опубликован последний документ с поправками к действующему бюджету. Есть на этом сайте раздел «Народный контроль»: население жалуется на свои проблемы, очень часто — на ямы на дорогах. Регламента по ответам на обращения граждан правительство, судя по всему, не нарушает. Вот только большинство жалоб сопровождается пометкой «Мотивированный отказ» со ссылкой на отсутствие денег и невозможность в связи с этим включить конкретную яму в план капремонта.

Складывается ощущение, что казанские власти живут в каком-то ином мире, в котором нет «рассерженных горожан». Ведь то, как представлена на правительственных сайтах информация о деятельности власти, — это просто находка для Навального и компании.

«Мы все — и Татарстан, и вся Россия — в плане информатизации находимся в самом начале пути, — комментирует экс-министр информатизации и связи РТ Фарит Фазылзянов. — Опыт Татарстана показывает, что можно совершить мощный рывок в создании инфраструктуры информационного общества. Но внедрять современные информационные системы, необходимые гражданам и бизнесу, — задача на порядок более сложная и трудоемкая».

Иными словами, IT-проблемы в Татарстане системные и застаревшие — такие же, как и во всей России. Но при этом то немногое, что было достигнуто в регионе, было очень грамотно и своевременно пропиарено. Тиражировать «татарстанское чудо» в федеральном масштабе вряд ли получится по самым разным причинам. Но сказанное вовсе не означает, что молодой айтишник из Татарстана Никифоров не справится с ролью федерального министра. Не боги электронные горшки обжигают...

Киберпацифизм / Hi-tech / Интернет / Люди говорят

Киберпацифизм

Hi-tech Интернет Люди говорят

 

В биографии нового вируса Flame стираются белые пятна — недавно американская газета Washington Post заявила, что заказчики Flame — спецслужбы США и Израиля. Но никакого скандала это не вызвало, как будто речь не идет о самом страшном оружии современности, как этот вирус уже успели окрестить журналисты и даже некоторые специалисты.

На мой взгляд, особо страшного в самом Flame нет — крылатая ракета пока и страшнее, и опаснее. Думаю, вирусные эксперты имели в виду милитаризацию киберпространства. Flame можно назвать следующей моделью кибероружия, появление которой показало, что первая (Stuxnet/Duqu) не была случайностью или не оправдавшим надежд экспериментом. Иными словами, кибероружие типа «троян самоходный остронаправленный с эксплоитами нулевого дня» пошел в серийное производство. На наших глазах возник новый вид вооружений. Конечно, такое эпохальное событие не может не интересовать СМИ, которые постараются найти выгодоприобретателя Flame. Тем более что ответ лежит на поверхности.

Другой вопрос, если Flame действительно знаменует собой новую эру кибероружия, то почему это не вызывает реакции на мировом уровне, подобно сдерживанию, скажем, химического оружия? Думаю, что страны, не обладающие кибероружием, не бросились его запрещать потому, что, во-первых, надеются им обзавестись и, во-вторых, пока неясны его боевые возможности. После изобретения отравляющих газов их тоже сразу не кинулись запрещать. Некоторые даже надеялись, что химическая война будет выгоднее войны огнестрельной за счет сбережения имущества и построек.

Какой облик примет кибервойна, пока неясно. Лишь по итогам первых киберсражений политики решат, надо ли бороться за всемирный запрет нового вида оружия. Или выгоднее позапрещать какие-нибудь традиционные боеприпасы, а кибербомбы разрешить как «более гуманные». В первом случае у Евгения Касперского, выступившего с яркой речью в Израиле, есть шанс войти в историю в качестве первого киберпацифиста, который предвидел и предупреждал, в то время как некоторые его коллеги обдумывают шансы заделаться кибероружейными баронами.

Везунчик / Искусство и культура / Спецпроект

Везунчик

Искусство и культура Спецпроект

Карен Шахназаров — о первом звонке, прозвучавшем почти в шестьдесят лет, о родовых владениях в Нагорном Карабахе, о работе на Нобеля и дырке в заборе, открывшей дорогу в большой мир, об американских сигаретах для Высоцкого, а также о том, кто помог Солженицыну вернуться в Россию

 

Шестидесятилетие генерального директора киноконцерна «Мосфильм» Карена Шахназарова приходится на 8 июля, но поздравления он начал получать загодя. По крайней мере, именно так режиссер расценил торжественно врученный ему на последнем «Кинотавре» приз за вклад в российский кинематограф и киноиндустрию, пошутив при этом, что награда за заслуги — первый звонок, а премия за честь и достоинство — последний: тебя приносят на сцену, венчают лавром и выносят… Впрочем, главным подарком к юбилею Шахназаров считает свой недавно законченный пятнадцатый художественный фильм «Белый тигр». А как вы хотели? Сам себе режиссер…

— Градский спел бы про отыгранный первый тайм, а у вас пока лишь первый звоночек, Карен Георгиевич. Все еще впереди!

— Строго говоря, у меня и раньше случались награды за вклад. На Иерусалимском фестивале подобный приз вручили еще лет восемь назад или около того. Потом еще раза два было в Каире, в Порту… Другой вопрос, что сочинский «Кинотавр» стоит особняком для российского кинематографа. Хотя желание итожить после сигнала о достижении преклонных лет не появилось. Как ни странно, сорокалетний рубеж у меня вызвал больше переживаний. Старшие товарищи предупреждали, говорили про опасный возраст, но я не придавал их словам значения, пока, что называется, не накрыло. Помню, размышлял тогда о смысле жизни, так ли живу, правильно ли… В результате внутренние метания не привели к серьезным поступкам, но период душевного смятения был. Очевидно, это и называется кризисом среднего возраста. Своеобразная болезнь, лучше ее переносить в легкой форме, без осложнений…

— Принято считать, что люди с южным темпераментом склонны к перепадам настроения.

— Есть такой грешок, хотя и не скажу, будто горячая армянская кровь бурлит во мне сильнее, чем степенная русская. Никто достоверно не знает…

— Вы когда-нибудь всерьез занимались родословной?

— Интересовался. В свое время пытался папу расспрашивать, хотя тот был индифферентен к теме. Что-то, разумеется, он знал, но целенаправленно в толщу веков не углублялся, предметно не погружался в вопрос. Правда, у нас в семье до сих пор хранится датированная началом девятнадцатого века бумага, передаваемая старшему сыну из поколения в поколение. Она досталась папе от его отца, в свою очередь он завещал ее мне, велев беречь. Из документа, выданного штабс-капитану Мелик-Шахназару, следует, что у нашего рода есть земли в Карабахе. Мой предок обратился к тогдашнему императору Александру I с прошением подтвердить, говоря на современном языке, права собственности на недвижимость. Карабах ведь какое-то время был под персами, пока не вошел в состав России. Местное дворянство, видимо, решило получить у государя письменное подтверждение на земельные владения. Эта бумага может служить свидетельством старинности рода. Недавно мне подарили книжку Арсена Мелик-Шахназарова «Владетели Варанды на службе Империи». Автор не поленился, собрав воедино легенды и мифы, относящиеся к нашей фамилии. Если принять исследование всерьез, получится, что княжеский род Мелик-Шахназаров едва ли не самый выдающийся в мировой истории. Кого там только нет! Вплоть до ближайших друзей и сподвижников Наполеона с Грибоедовым. Честно говоря, не очень верю в подобные байки, поскольку знаю, что представители Кавказа склонны преувеличивать роль собственного рода в становлении человечества. Если послушать, в Грузии и Армении каждый второй — князь. Справедливости ради надо сказать, слово «мелик» пришло в армянский язык из арабского и означает «царь», «государь». Это как «де» у французов: приставка перед фамилией подчеркивает принадлежность к дворянскому сословию. Точно знаю, что прадед работал управляющим на бакинских нефтяных промыслах у Людвига Нобеля, родного брата знаменитого Альфреда. Факт, что Мелик-Шахназаровы состояли в родстве с Флоренскими. Об этом в мемуарах написал Павел Александрович. Его мать была карабахской армянкой. Моя прабабка вышла замуж за царского полковника Бек-Пирумяна, который командовал армянскими войсками в битве с турками при Сардарабаде в 1918-м, а тремя годами позже, после победы в Закавказье советской власти, был расстрелян. Когда я снимал «Цареубийцу», в архиве обнаружил документ, свидетельствующий, что в комиссию по расследованию обстоятельств покушения на Александра II входил подполковник телеграфных войск Мелик-Шахназаров. Совпадение маловероятно, скорее всего, тоже наш родственник. Пожалуй, это все, что знаю наверняка.

— А на земли карабахские претендовать не пробовали?

— Съездил бы туда с удовольствием, несколько раз даже собирался, но потом планы менялись. Варанда — историческая область Арцаха, как армяне называют Нагорный Карабах. Спорная территория, словом. У нас был большой дом в Шуше, его сожгли еще во время первых конфликтов на национальной почве почти сто лет назад. Папа бывал в тех краях с моим дедом, а мне пока не довелось, что-то мешало. Говорят, там очень красиво…

— Зато по материнской линии голубых кровей у вас не наблюдается, Карен Георгиевич.

— Да, настоящий мужицкий род. Мать из села Салган Нижегородской губернии, неподалеку от Арзамаса. Дед в 17-м году служил на Балтийском флоте, в штурме Зимнего вроде не участвовал, но большевикам наверняка сочувствовал. Сохранилась дедовская фотография: бравый моряк в бескозырке… Подробности мне неведомы, в таких семьях не было принято вести родословную, однако по отрывочной информации могу предположить: дед и на Гражданской успел повоевать. Во всяком случае, когда его мать обвинили в симпатиях к троцкистам и на несколько месяцев посадили в каталажку в Нижнем, дед съездил в город, с кем-то поговорил, и ее отпустили. Правда, в годы коллективизации семью раскулачили. В их большом доме потом долго размещался сельсовет. К счастью, никого в Сибирь не сослали, и дед с семейством уехал в Москву. Тогда в роли гастарбайтеров выступали русские крестьяне. Дед работал на стройке, жил в бараке на Красной Пресне. И я этот этап зачерпнул. Своего жилья у нас не было, мы ютились в фактическом гетто на 2-й Черногрязской улице. Крохотная комнатушка, разделенная пополам. Там обитали бабушка, ее сестра с мужем и дочерью плюс мы втроем. Дед ушел из жизни молодым, в 42-м году скончался от туберкулеза…

— А почему вы на свет появились в Краснодаре?

— Папа фронтовик, в восемнадцать его призвали на Великую Отечественную, он окончил Тбилисское артиллерийское училище, командовал батареей, форсировал Перекопский перешеек, освобождал Севастополь и Минск, брал Кенигсберг, дважды был ранен, награжден орденами... Словом, боевой офицер. Сейчас таких практически не осталось. Их и раньше было сравнительно немного, тех, кто сражался на передовой, а не только числился в действующей армии, до наших же дней дожили считаные единицы. Признаться, у меня вызывают сильные сомнения обвешанные наградами люди, которых порой показывают 9 Мая. Я даже отменил торжественные митинги, традиционно проводившиеся у обелиска павшим на фронтах сотрудникам «Мосфильма», когда увидел на них «ветеранов» 1948 года рождения. Больная и крайне деликатная тема… Возвращаюсь к рассказу о папе. После Победы он вернулся в Баку, где родился и жил до войны, за два года экстерном окончил юридический факультет Азербайджанского госуниверситета и поехал в Москву в аспирантуру. Здесь познакомился с мамой, вскоре они поженились, но идти им было некуда. Подозреваю, бабушке не слишком нравилось, что дочь вышла за кавказца, хотя национальный вопрос тогда так остро не стоял. Потом, кстати, бабушка прекрасно ладила с папой, искренне любила его, но в тот момент он был вынужден отправить беременную маму к сестре в Краснодар. Там я и родился. Можно сказать, случайно оказался на Кубани, меня с теми краями ничего не связывает. Вскоре мама вернулась в Москву, и лет пять или шесть мы провели в бараке с бабушкой, пока папа не получил две комнаты в коммуналке, что считалось вершиной роскоши. По соседству с нашим домом на улице Бориса Галушкина сейчас находится общежитие ВГИКа. Такие вот совпадения бывают в жизни…

— Когда у Георгия Хосроевича карьера пошла в гору?

— На мой взгляд, у отца сразу все складывалось удачно. После аспирантуры оставили в Москве, взяли в «Политиздат», потом отправили в Прагу в журнал «Проблемы мира и социализма», считавшийся оплотом вольнодумства. В Чехословакии мы прожили года полтора. Мне было одиннадцать лет, и я хорошо помню то время. Вместе с папой в редакции работали будущий руководитель «Московских новостей» Егор Яковлев, писатель Юрий Карякин, другие достойные люди, получившие известность в перестройку. Поскольку сотрудники журнала не входили в дипломатическую колонию, квартировали мы не с посольскими, а в обычном жилом районе Праги. Учился я в русской школе, но во дворе общался с местной ребятней и быстро научился говорить по-чешски. Хотя грамматики не знал, изъяснялся бойко. Даже акцента почти не было. Конечно, со временем многое подрастерял, но и сейчас, оказываясь в Праге, отрывочно что-то вспоминаю, могу объясниться на бытовом уровне… После возвращения в Москву отца взяли в аппарат ЦК КПСС, где он и проработал более четверти века.

— Как думаете, в детстве вы доставляли хлопоты родителям?

— Теперь понимаю, что да, а раньше так не считал. Были моменты, когда выходил за флажки… С другой стороны, в ту пору и жизнь шла совсем иная. Трудно поверить, но лет с трех-четырех я пропадал во дворе с ровесниками. Утром уходил — и привет. Пока мама не позовет домой на обед. Сегодня никому из жителей большого города в голову не придет отпустить ребенка одного на улицу. Исключено! Недавно рассказывал своим детям, как с приятелем из нашего класса летал из Праги в «Артек». Папе удалось достать путевку — и вперед. До Москвы добирались с Игорем вдвоем, отец попросил кого-то из членов экипажа присмотреть за детьми. В аэропорту нас встретила моя тетка и отвезла к месту сбора. Оттуда вместе с другими ребятами под присмотром вожатых отправились на вокзал, погрузились в плацкартный вагон, который я видел впервые в жизни, и сутки ехали до Симферополя. Там пересели в автобусы, идущие непосредственно в пионерлагерь, где мы и провели двадцать четыре дня. Мобильных не существовало, позвонить, тем более за границу, было неоткуда, родители, по сути, находились в полном неведении, что с нами происходит, но вроде бы не слишком волновались. Смысл метаться, если все равно ничего не изменить? Нам, напомню, было по одиннадцать лет, и жизнь в «Артеке» шла весьма вольная, веселая. Там очень строго следили за режимом купания, не разрешали болтаться в море более пятнадцати минут в день. Но разве пацанов остановишь? Сбилась компашка сорвиголов, мы быстро отыскали дырку в заборе, ставшую нашим окном в мир. Уходили за территорию лагеря, лазали по соседним садам и виноградникам, забирались в горы, до одури купались на диком пляже… Прекрасный отдых! Без малого через месяц мы с Игорем вернулись в Москву, и я попал в объятия родителей, приехавших в отпуск на родину… Наше поколение росло более самостоятельным, теперь десятиклассников провожают в школу и встречают после уроков, а меня в первом классе поводили две недели и сказали: «Теперь сам!» При этом не факт, будто из-за дворового воспитания все обязательно вырастали хулиганами и бандитами. Сейчас модно рассказывать о юношеских подвигах с легким криминальным оттенком. В этом есть какая-то бравада. Не хочу уподобляться, да и хвалиться особенно нечем. Обычная мальчишеская жизнь. Конечно, и дрался, и со шпаной водился, и покуривал, и выпивал, и арбузы в колхозе воровал… Все как у всех.

— У вас была дача?

— Служебная не полагалось папе по рангу, а купить в личную собственность мы не могли. И дело не в деньгах, вернее, не только в них. Тогда это стоило не так дорого, с нынешними ценами на землю не сравнить. Отец писал научные и публицистические статьи, регулярно получал гонорары за публикации, но работникам ЦК не разрешалось приобретать дачи. Нельзя! Такой существовал порядок. Не знаю, может, и правильно. Людям предлагался выбор: карьера или все остальное… Отсутствие дачи не мешало моим родителям быть хлебосольными и гостеприимными хозяевами. Отец был необычайно эрудированным, начитанным человеком с феноменальной памятью и образованием, которое я назвал бы элитарным. Наверное, в этом и сказывался аристократизм его семьи. Ладно — Пушкин, но папа наизусть знал «Лузиады» Камоэнса, мог цитировать с любого места по памяти. Отец сам сочинял какие-то пьесы, рассказы. Естественно, он тянулся к творческой интеллигенции, и интерес был взаимным. В силу рода деятельности папа имел доступ к «белым книгам», названным так из-за отсутствия обложек, чтобы не выпячивать имя автора. Эта литература издавалась для служебного пользования. Разумеется, ничего сверхсекретного, но книг было много, и среди них встречались совершенно потрясающие. Папа приносил это богатство домой, давая почитать ближайшим друзьям и мне. Так впервые я взял в руки Набокова, Сартра, Боффа… Книги и люди, приходившие в нашу двухкомнатную квартиру на Университетском проспекте, оказали на меня сильнейшее влияние, значительно расширили кругозор. Папа долго дружил с Любимовым. Юрий Петрович частенько заглядывал к нам с Людмилой Васильевной Целиковской. Иногда после спектаклей приходил Высоцкий, приносил гитару… Никак не найду бобины с записями тех кухонных концертов. По идее должны лежать где-то дома, но не доходят руки разобрать завалы. Хотя есть вероятность, что записи разрушились от времени, пленка превратилась в труху. Жаль, если так. Я сам записывал на магнитофон «Комета». Во-первых, Высоцкий не только пел, за столом шел разговор, из уст умных и известных людей звучали нетривиальные мысли. Во-вторых, Володя иногда сворачивал с проторенной дорожки и импровизировал под гитару.

— Вы звали его по имени?

— Он сам так представлялся. Не любил, если обращались по отчеству. Да этого никто тогда и не делал. Высоцкий был молодым человеком в районе тридцати, это мне, пятнадцатилетнему, он казался взрослым, фактически же в папиной компании почти все превосходили Володю по летам. Он хорошо ко мне относился. Помню, как возил ему сигареты Marlboro, которые отец доставал через ЦК. Продукция американской табачной промышленности периодически появлялась в свободной продаже, говорят, какая-то братская социалистическая страна рассчитывалась ею с Советским Союзом за долги. Не знаю, правдива ли версия, но при желании сигареты в Москве отыскать было можно. Если не в магазинах, то в барах и ресторанах. В ЦК Marlboro продавали чаще, вот папа и покупал их для Володи, а я отвозил. Однажды даже в больницу. Со временем Высоцкий стал реже бывать у нас дома, но мы сталкивались в коридорах «Мосфильма». Я уже окончил ВГИК, работал ассистентом режиссера на студии. При встрече Володя полушутя-полусерьезно говорил: «Карен, не забудь позвать в новую картину». Конечно, я обещал, но не довелось… Высоцкий сознавал, что не до конца востребован как актер, ведь, по сути, единственная большая роль в фильме «Место встречи изменить нельзя» случилась незадолго до смерти… О Володе у меня остались наилучшие воспоминания, он был искренним, добрым человеком, это чувствовалось на расстоянии. Как говорится, ребенка не обманешь…

— А Любимов?

— Понимаете, от Высоцкого исходила волна тепла, он сразу располагал к себе. А Юрий Петрович другой, натура сложная…

— Ваш отец ведь помогал создателю «Таганки»?

— Не он один. Вместе с папой в созданную по инициативе Андропова консультантскую группу ЦК пришли люди не по партийной разнарядке. Они не делали классическую карьеру функционеров из КПСС, не поднимались со ступеньки на ступеньку — райком, горком, обком, Центральный комитет… Это были вчерашние ученые, творческая интеллигенция, по определению разделявшая либеральные ценности. Бурлацкий, Бовин, Арбатов, Шишлин любили театр и, конечно же, почитали «Таганку», стараясь при возможности разгонять грозовые тучи над ней. У Юрия Петровича ведь постоянно возникали проблемы, закрывали то один спектакль, то другой… Время от времени Любимов писал послания Брежневу, и отец через референта генсека Самотейкина, тоже симпатизировавшего «Таганке», передавал их адресату, что в действительности было весьма рискованным предприятием. Помню, однажды папе позвонила министр культуры Фурцева и стала раздраженно выговаривать за то, что тот лезет не в свое дело, берясь защищать «Таганку». Мол, вам поручено заниматься международными делами — вот и не суйтесь в чужие сферы. В принципе, Екатерина Алексеевна была абсолютно права, и в бюрократической иерархии она занимала место неизмеримо более высокое, нежели отец, при желании могла без всяких усилий создать ему серьезные проблемы. Могла, но не стала, ограничилась внушением и настоятельной рекомендацией не совать нос, куда не надо. Если бы поставила вопрос ребром, отца, наверное, выгнали бы из ЦК… После того случая он действовал аккуратнее, хотя и в дальнейшем не оставлял попыток помочь «Таганке». Папа приложил много усилий, чтобы Юрию Петровичу вернули советский паспорт. В тот момент он уже работал помощником Горбачева и убеждал Михаила Сергеевича в целесообразности такого шага. Это была папина инициатива. И к возвращению Солженицына в Россию отец имел прямое отношение. Всех подробностей не знаю, но слышал, что вопрос решался на более высоком уровне, нежели любимовский… За что готов поручиться на сто процентов, так это за роль отца в организации похорон Шукшина. Читал много версий на сей счет, но могу утверждать: именно отец ходил с письмом к Суслову. Своими ушами слышал, как Хуциев звонил папе и просил пробить разрешение на Новодевичье кладбище. Как и в случае с защитой Любимова, это нарушало рамки служебных полномочий отца, но он пошел к Суслову, понимая, что рискует, поскольку никто не взялся бы предсказать реакцию влиятельного секретаря ЦК по идеологии. Тот благосклонно отнесся к просьбе и подписал письмо… Отец за свою жизнь помог многим, он был очень отзывчивым человеком, куда более доброжелательным, нежели я.

— В самом деле?

— Абсолютно! Для некоторых из тех, для кого бескорыстно старался папа, я ничего не делал бы…

— Его предавали?

— Наверное, от сына, рассказывающего об отце, нельзя требовать объективности, но, на мой взгляд, даже слишком часто. Другое дело, папа не обижался и никогда не переживал из-за этого. Помог — и забыл, не ждал благодарности или ответной услуги. Интриговать тоже не умел, вел себя открыто и бесхитростно. Недавно я спросил у мамы: «Как ему удалось с таким характером сделать карьеру и продержаться в ЦК? Там ведь подковерная борьба шла — будь здоров!» Он был совершенно чужд системе. Хотя, может, именно это и спасало? Показательный эпизод описал в мемуарах Федор Бурлацкий, с которым отец дружил с аспирантуры и который, собственно, позвал его в ЦК. Он рассказывает, как однажды помощник Брежнева Александров-Агентов, пользовавшийся неограниченным доверием генсека и в силу этого располагавший колоссальной властью, устроил разнос группе консультантов. Сделал это Андрей Михайлович в своей манере — резкой и жесткой, если не сказать хамской. В тот раз ему не понравился вариант подготовленной для Брежнева речи. Говорил он долго, распаляясь по ходу. Папа выслушал спич, а потом встал и негромко произнес: «Перестаньте нас оскорблять. Не смейте так себя вести!» У сидевших в кабинете открылись рты от изумления. Возражать Александрову-Агентову никто не решался, не желая нарваться на еще более грубую отповедь. Но отец никогда не мог стерпеть при виде несправедливости. Брежневский помощник ничего не ответил и молча вышел из комнаты. Все были уверены: это последний рабочий день Шахназарова в ЦК, Александров-Агентов уничтожит строптивого сотрудника, сотрет в порошок. Надо отдать должное Андрею Михайловичу: он остыл и вернулся к прерванному разговору, словно ничего не случилось. Папе сошло с рук то, что другому стоило бы карьеры.

— А какие отношения связывали Георгия Хосроевича с Андроповым?

— О дружбе, разумеется, речь идти не могла, дистанция была слишком велика, но взаимное уважение, как мне кажется, существовало всегда. Юрий Владимирович много лет называл отца Шахом. Когда в 67-м году уходил из ЦК на Лубянку, звал отца с собой, но тот отказался. Не захотел надевать погоны. Даже генеральские. Андропов отнесся к решению спокойно, не затаил. Папа рассказывал, как общался с Юрием Владимировичем вскоре после назначения того генеральным секретарем. Окликнул на кремлевском приеме: «Надо посоветоваться, Шах». Присели вдвоем, папа стал говорить, что пора проводить демократизацию, общество созрело для перемен. Юрий Владимирович возразил: «Нельзя проводить эксперименты над голодными людьми. Сначала необходимо подтянуть экономику, накормить народ, а уже потом потихоньку отпускать вожжи». Андропов не успел осуществить задуманное, китайцы же, как известно, пошли по схожему пути и весьма преуспели.

— Зато получивший в 85-м власть Горбачев ждать не стал, с ходу провозгласив курс на ускорение и перестройку…

— В последующем многие отвернулись от Михаила Сергеевича, но отец оставался с ним до конца, находя объяснение и оправдание даже допущенным ошибкам. Ельцин ведь тоже делал папе предложение. Они были знакомы по ЦК и с тех пор поддерживали неплохие человеческие отношения. Когда Горбачев сложил полномочия президента СССР и покинул Кремль, Борис Николаевич пригласил папу в свою команду, но тот сказал, что связал судьбу с Михаилом Сергеевичем, поэтому не может дать положительный ответ. После чего написал заявление о выходе на пенсию. Согласитесь, поступок, достойный уважения. Отец продолжал работать в фонде у Горбачева, но это уже была не государственная служба.

— Вы разделяли отцовскую позицию?

— Наши политические взгляды часто не совпадали, тем не менее на ту ситуацию мы смотрели одинаково. В 91-м году между Борисом Николаевичем и Михаилом Сергеевичем пролегла пропасть, переход в чужой лагерь фактически означал измену, предательство. Думаю, и Ельцин это прекрасно сознавал.

— А где был отец во время путча?

— Мы оба находились в Форосе. Все произошло, по сути, на моих глазах. Когда в начале августа Горбачев отправился в Крым, он взял отца с собой. Такое бывало не раз, они и в отпуске регулярно встречались, продолжая работать над документами. Тогда шла активная подготовка к подписанию Союзного договора. Горбачев всегда останавливался в резиденции «Заря», а папа жил в располагавшемся чуть выше над морем санатории ЦК КПСС «Южный». В тот раз родители прилетели вместе, а я приехал в Форос дня через три. Помню, мама сказала: «Странно, почему на рейде так много кораблей? Никогда столько не было». Я посмотрел: действительно! Обычно береговую линию охраняли сторожевые катера и эсминец, а тут вдруг целая флотилия выстроилась, словно предстояли крупные военные учения. Впрочем, этот факт не вызвал особого беспокойства. Мало ли какие могут быть обстоятельства? А потом отрубили связь. Папа поговорил с Горбачевым, и вдруг телефон замолчал. Отец попытался перезвонить в «Зарю» — тишина. Ни ВЧ не отвечал, ни городская линия. Сначала мы решили, что случилась авария и к утру связь восстановят. А вместо этого спозаранку услышали указы ГКЧП… Сверху было хорошо видно, что президентская дача взята в плотное кольцо оцепления. Врут те, кто теперь заявляет, будто Горбачева в Форосе не блокировали. Могу засвидетельствовать: по периметру «Зари» стояли вооруженные бойцы и автоматы в руках держали отнюдь не бутафорские. Решив утром 19 августа разведать обстановку, я отправился к морю. Якобы для того, чтобы покататься на водных лыжах. Дежуривший на пляже и изнемогавший в черном костюме от жары чекист пресек мои поползновения на корню, заявив, что катание временно прекращено. И с территории санатория никого не выпускали. Должен сказать, ощущения не из приятных. Не в том смысле, что ждешь, пока четвертуют или распнут, но напряжение в воздухе висело… Любопытно, среди отдыхавших в «Южном» был и министр внутренних дел СССР Пуго с женой. Мы с ним без конца играли в пинг-понг. А буквально накануне путча Борис Карлович улетел в Москву. Можете представить мое изумление, когда увидел вчерашнего партнера по настольному теннису среди заговорщиков!

— Кто еще из известных людей был в санатории?

— Евгений Максимович Примаков, например.

— Тоже сидел под домашним арестом, как и вы?

— Все ведь очень быстро закончилось. На третьи сутки Примаков вместе с папой пришли к директору «Южного» и сказали, что должны срочно вернуться в Москву. Им дали машину и отправили в аэропорт. Охрана не препятствовала отъезду. Стало окончательно понятно: путч провалился… Тогда же Сергей Станкевич заявил по «Эху Москвы», что режиссер Шахназаров несколько дней не выходит на связь, судьба его неизвестна. Помню, маме новость польстила: «Смотри, Карен, как усиленно тебя ищут! Даже из-за папы меньше беспокоятся…» Чем дальше, тем больше ситуация напоминала скверный анекдот. По поведению гэкачепистов было понятно, что из затеи ничего не получится, серьезные вечеринки с таким настроением не проводят.

— Горбачев оценил преданность Георгия Хосроевича?

— Думаю, да. Михаил Сергеевич всегда вел себя по отношению к папе предельно уважительно. Вплоть до последнего дня. Отец умер 15 мая 2001 года. По дороге из Тулы заехал в Ясную Поляну, там внезапно стало плохо с сердцем. Вышел из машины и упал без сознания. Все случилось мгновенно… Горбачев узнал об этом первым и позвонил мне: «Карен, с отцом произошло несчастье». Я сразу понял, о чем речь, лишь спросил: «Совсем дело плохо?» Михаил Сергеевич ответил: «Совсем. Крепись…» Горбачевский фонд взял на себя хлопоты по организации похорон, сделал все необходимое, за что я очень признателен. Никогда этого не забуду. Да, про Горбачева говорят разное, дескать, переступал через людей, не помнил добра, но я ничего плохого сказать не могу, поскольку вижу, как Михаил Сергеевич поддерживает тех, кто работал с ним в ЦК и потом перешел в фонд. Никого не бросил, всем помогает. Его сложившаяся репутация ошибочна. Может, речь о политике, об отношениях с бывшими союзниками или оппонентами, но это иное дело. В публичной сфере действуют свои законы. И по-человечески Горбачев мне симпатичен. В нем никогда не было чиновничьего барства, снобизма, он всегда вел себя демократично, открыто. По крайней мере, у меня такое впечатление. Конечно, мы общались не так много, но он приходил на мои последние премьеры, с интервалом в десять лет я был на двух его юбилеях. В Лондон, правда, не летал, но на торжественный прием в Москве пришел. Дай бог, чтобы все мы дожили до восьмидесяти и сохранили такую живость ума и бодрость духа…

— Никогда не жалели, Карен Георгиевич, что вы горбачевский, а не ельцинский? Проблем из-за этого не имели?

— Трудно сказать. Может, в какой-то момент что-то мешало, но не люблю искать на стороне объяснение собственным трудностям. Мол, раз задуманное не получилось, виновата внешняя сила. Самый простой путь — свалить свои неудачи на происки врагов. Чьи воспоминания или интервью ни возьмешь, со всех сторон несутся стоны: и те палки вставляли, и эти гнобили… Кошмар, да и только! Не хочу впадать в такой настрой. Если кто-то и пытался расстроить мои планы, ничего страшного, это нормально. Жизнь человека не может протекать без борьбы и сопротивления, скучно, если все время по шерстке. Порой полезно и против. Это закаляет характер. Достойные противники, как и заслуженные награды, лишь украшают. Зачем скулить? Не мой стиль…

Куда впадает Кама / Искусство и культура / Искусство

Куда впадает Кама

Искусство и культура Искусство

Театральный художник Сергей Бархин — о режиссере Каме Гинкасе

 

Задыхаясь, я поднимаюсь на третий этаж театра. Вхожу в белую комнату, где меня долго ждет привыкший, не считающий это моей небрежностью Кама Гинкас. Кама для меня всегда с окровавленной головой, обнаженный и босой, весь забинтованный в сползшие грязные и тоже окровавленные бинты, с черно-синей бородой ассирийского царя, вздернутой к победе, и розовым носом, которым он тонко чует все новое, сильное и правду. Его темно-золотые глаза иногда смотрят нежно, понимающе, иногда строго, иногда безразлично.

Я склоняюсь в виноватом и почтительном поклоне и, как и он, располагаюсь на диване среди подушек. Вынимаю смятый обрывок бумажки с зашифрованным пиратами планом нахождения клада — эскиз. Кама меня подбадривает и хвалит. Как же я благодарен ему за эту поддержку и похвалы.

Собственно, Кама — единственный человек, не художник и не архитектор, в похвалах которого я уверен, так как он в этом деле понимает, чувствует, и, кроме того, я знаю, что это не вообще, а лично для него очень важно. Это ведь начало его отдельной работы с другими — актерами и зрителями.

Повязки слетают, на голове оказывается картонная золоченая корона, сам он закутывается в шкуру леопарда и уже готов к прыжку в спектакль. Все это очень быстро. Осталось только сделать макет, даже не макет — модель.

Никогда Кама не разочаровывался, когда готовая декорация оказывалась на сцене, никогда не возмущался тем, что это все не то. В крайнем случае пытался подправить что-то простейшим способом. Он принимал ее уже как свою квартиру, жену, судьбу.

Всякая работа художника в театре для него трудна прежде всего тем, что он должен делать это по заданию. Но для архитектора, а я архитектор, это положение естественно и привычно.

Совместная работа с режиссером, дирижером, балетмейстером, композитором и прочими тоже для истинного живописца, создателя картин, очень непривычна и психологически трудна, так как эго художника должно и уступать, и понимать, и сопротивляться другим эго. Режиссеры Кама Гинкас и Генриетта Яновская — муж и жена — оказались в моей жизни единственными, кто выбрал меня в свои партнеры надолго, и вот уже двадцать семь лет работают со мной, несмотря на мой вздорный характер, и прощают мне все капризы измученного советской, российской и капиталистической жизнью художника.

Моя благодарность им, возможно, похожа на благодарность проститутки, которую уже в возрасте взяли в семью и не прислугой, а то ли женой, то ли любовницей. И вот после множества попыток любить и быть любимым я попадаю в дом — Театр юного зрителя, где меня действительно любят. И даже дети этой семьи — актеры — тоже относятся ко мне хорошо.

Работая с Камой и Гетой, я вспоминаю слова якобы из письма Гогена с острова Таити. Он писал: «ВЫ ТАМ, В ЕВРОПЕ, ЖИВЕТЕ (Гоген применил более грубое слово) С ТЕМИ, КОГО ЛЮБИТЕ (кого полюбили), А МЫ ЗДЕСЬ (на Таити) ЛЮБИМ ТОГО, С КЕМ ЖИВЕМ». И в театре любовь и смирение приходят медленно.

Гета во время работы никогда не подхваливает меня, но я чувствую ее внутреннюю поддержку. Восхищается она только работами прошлого. Но я непрерывно (ах, сколько раз я ее подводил!) чувствую ее уверенность в успехе моей части дела.

Я вхожу в комнату, сплошь заставленную кубками, фотографиями, картинками, фигурками, куколками — как у Фрейда в его лондонском доме.

Как и Мейерхольд на портрете Кончаловского, как и Гинкас, она возлежит на восточных диванах среди подушек, мобильников, приглашений и павлиньих перьев из «Черного монаха».

Она более строго и внимательно смотрит на мои мятые бумажки-эскизики и потом уходит на месяцы ежедневных репетиций, держа мои наметки в голове.

Я с самого начала бесед внимательно вслушиваюсь в ее предложения, отдельные тончайшие желания, хотя знаю, что она может «вышить» свой спектакль в любой декорации или даже без всякой. Но мне все же хочется сделать что-то на сцене, чтобы она чувствовала, что это лично ее и ей очень нравится.

Позже, ближе к премьере, Генриетта украшает себя все большим количеством драгоценностей. Комната наполняется цветами, бутылками, подарками, сушками, коронами, проспектами. Она похожа на Наполеона во время битвы.

И вот уже премьера Камы. Он — в золотых мантиях, в парадной короне, борода подстрижена и аккуратна, как у Франциска I, президентский черный фрак, белые перчатки, через плечо розовая лента какого-то екатерининского ордена, окружен журналистами. Скромная выпивка, чай, и все. Завтра следующая работа.

Главная награда от моих режиссеров — это следующее предложение, к которому я совершенно не готов, и не знаю, что делать дальше.

Я благодарен Гете и Каме за то, что мы любим друг друга, верим, надеемся на успех и гармонию, за то, что они подвели меня к знанию того, что быть вместе только любя и прощая друг другу все.

Заветы Ильича / Искусство и культура / Художественный дневник / Опера

Заветы Ильича

Искусство и культура Художественный дневник Опера

Премьера оперы «Чародейка» в Большом театре

 

Начав сезон буйной оперой «Руслан и Людмила», Большой театр решил завершить его заведомо благопристойно — оперой Чайковского в постановке давно известной команды, чьи идеи, лишенные даже намека на новизну и скандал, можно было просчитать задолго до поднятия занавеса. Собственно, почерк дирижера Александра Лазарева и художника Валерия Левенталя еще не забылся, они работали в Большом в безвременье девяностых и уже тогда смотрелись не милым и не ностальгическим пережитком. Сейчас разочарование настигло сразу, при первом же взгляде на сцену: художник увидел историю из русской жизни XV века в обрамлении литографских кулис с иллюстрациями к «Временам года», переливающейся компьютерным блеском Оки и княжьим теремом, нестерпимо похожим на дощатый дачный сортир. И камерные любовные, и эпические народные сцены проходят на разноуровневых подмостках, а ладейка княжича проплывает по заднику как чахлый отсыл к былинному «Садко». Режиссер Александр Титель не придумал новых смыслов в кровавой русской мелодраме: князь любит бедовую Куму, его сын и Кума любят друг друга, а жена князя собственноручно травит эту «поганую чародейку-разлучницу», заодно лишая мужа рассудка и сына жизни. Что поделать с народом, который, как всегда, не к месту, режиссер не решил — мужички в лаптях и онучах то претендуют на характерность, то превращаются в «невидимок», пресловутых «слуг сцены» с обмотанными мешковиной лицами.

Персональное открытие в премьере только одно — исполнительница заглавной партии молодая Анна Нечаева. В целом же певцы восполняют отсутствие постановочных идей на свой лад, соревнуясь в пылкости страстей через децибелы и порой срываясь в вульгарность. По-настоящему цельным выглядит только Дьяк Мамыров — Владимир Маторин, настоящий, не знающий удержу русский типаж, выносящий на своих широких плечах провальную сцену со скоморохами.

Дирекцию Большого трудно заподозрить в простодушии. Трудно поверить, что она пыталась этой, не сулящей ни открытий, ни радостей премьерой воскресить знаменитый большой стиль Большого и потрафить вкусам «рассерженных» репертуарной политикой последних лет. По лукавству моему кажется, что этой постановкой театр хотел дискредитировать попытки восстановить большой стиль и, соответственно, легализировать как единственно возможный выбор общеупотребительных спектаклей вроде «Кавалера розы» или весело-трагичных скандалов вроде «Руслана...». Если это действительно так, то все удалось. Но миф об обаянии большой русской оперы, традиционной, качественной, всамделишной, все еще не развеян. И, значит, эта попытка не последняя.

Старик валяет дурака / Искусство и культура / Художественный дневник / Кино

Старик валяет дурака

Искусство и культура Художественный дневник Кино

В прокате «Римские приключения» Вуди Аллена

 

«Римские приключения» — еще один красочный буклет из неоконченного сериала Вуди Аллена, ставшего после долгих лет манхэттенского затворничества завзятым путешественником. Он шлет нам открытки с достопримечательностями, совсем как садовый гном из «Амели», отправленный в кругосветку, чтобы расшевелить пригорюнившегося хозяина. Лондон, Барселона, Париж, Рим, следующей остановкой, по слухам, должен был стать Копенгаген, а не Мюнхен. Я бы предпочла все-таки Мюнхен, потому что город сказок Андерсена так же предсказуем с точки зрения сюжетосложения, как и все упомянутые. Впрочем, чем-чем, а сюжетами и историями Вуди Аллен еще полон.

В лучшей новелле фильма герой Алека Болдуина, богатый архитектор Джон, проектирующий торговые центры, приезжает в Рим вспомнить места, где когда-то гулял молодым. И встречает как бы себя молодого — архитектора Джека (Джесси Айзенберг), влюбившегося в подружку (Эллен Пейдж) своей же девушки (Грета Гервиг). Здесь использован прием путешествия во времени из предыдущей алленовской «Полночи в Париже». Но разыгран он изящно, такая виньетка на тему: если бы молодость знала, если бы старость могла… Недурна и комедия ошибок с участием итальянских актеров, где двое помолвленных, заплутавшись в городе, узнают, что в жизни всегда есть второй шанс. К жениху приходит шикарная проститутка (Пенелопа Крус), а невеста знакомится с кинозвездой. Но все равно пара будущих новобрачных не меняет сюжет своей жизни. Новеллу о том, как скучный чувак (Роберто Бениньи) ни с того ни с сего просыпается звездой телешоу, непредсказуемой не назовешь — много уже было в кино таких сюжетов. Однако клоунада Бениньи заслуживает похвалы, если не ждать от нее психологических открытий. Сам Вуди Аллен сыграл героя истории о театральном продюсере, которому взбрело в голову сделать звезду оперы из директора погребальной конторы. Правда, гробовщик поет только под душем. Экстравагантно, но новелла безбожно затянута. Да и Аллен на автомате включает свой коронный образ эксцентричного интеллектуала.

Сначала картина должна была называться «Декамерон в стиле боп», потом — «Нерон валяет дурака». Американские дистрибьюторы упростили английское название до открыточного посвящения «Риму — с любовью», а наши уже свели и его к зазывным «приключениям». Ужасно хочется обрушиться на них с упреками, но останавливает то, что Вуди Аллен явно с годами стал «народным режиссером» и сложности ему ни к чему. Чем дальше он от своих лучших фильмов, сделанных в жанре интеллигентского брюзжания, тем значительнее бокс-офис. То, от чего критики воротят нос, зрителям нравится. «Полночь в Париже» уже стала главным хитом в карьере режиссера — она собрала в прокате больше ста пятидесяти миллионов при бюджете в семнадцать. «Римские приключения» в Италии — около восьми миллионов евро. Летний мировой прокат может подтвердить новое для Аллена звание кассового режиссера. Что при всей критической ностальгии по брюзжанию здорово. К тому же в исполнении Аллена жанр фильма-путешествия совсем не исключает ни культурологической иронии («Матч пойнт»), ни социопсихологии («Вики Кристина Барселона»), ни исторического скепсиса («Полночь в Париже»). В Риме режиссер размышляет о том, что дает и что отнимает у человека известность.

Явка с повинной / Искусство и культура / Художественный дневник / Театр

Явка с повинной

Искусство и культура Художественный дневник Театр

«Любовь людей» Дмитрия Богославского в Театре Маяковского

 

Жанр своей пьесы «Любовь людей» двадцатипятилетний драматург Дмитрий Богославский обозначил так: «Картины из жизни людей в преддверии зимы и ожидании лета». Можно сказать, точная формула нашего климатического существования. И в этом смысле — метафора. Ее географическая рифма — Среднерусская возвышенность. То есть нота берется такая тягуче-тоскливая. И краски бледные, сиротливые. Мол, ничего из ряда вон. Обыденность.

А двадцатипятилетний режиссер Никита Кобелев, давая, быть может, свое первое телевизионное интервью перед премьерой, чуть смущаясь признавался, что хотел поставить трагедию, которая почти покинула современную сцену.

Когда смотришь спектакль, понимаешь, что они оба имели в виду, собственно, одно и то же. Вот такие именно трагедии случаются в нашем мелколесье. Из подсознания выплывает позабытая толстовская «Власть тьмы» и памятная лесковская «Леди Макбет Мценского уезда».

И здесь будничная маета обернется кровавым гиньолем. Даже пересказывать страшно: намаявшись с мужем алкоголиком-садистом, порешит его Люська, подушку на пьяную рожу положит и сверху сама ляжет, придавит. Потом в свинарнике топором порубит и оставит хрякам на съедение. Сгинул Колька, как не было. Вот так на явке с повинной она и изложит все подробности сохнущему по ней со школы участковому Сергею, словно в любви признается. Он ее поймет правильно, ведь сколько лет ждал. Поймет и женится. Все и произойдет как раз в «преддверии зимы». Конец первого акта.

А жили на сцене все первое действие преддверием любви. Один из фестивалей новой драмы, на котором читалась пьеса Богославского, называется «Одинаковоразные». Очень емко. С какой тонкостью, юмором, горечью и состраданием режиссер вместе с артистами выписывают своих одинаковоразных персонажей. Каждую черточку берегут, как тот скудный скарб, которым обставлена их жизнь. Стол с меняющейся клеенкой, стул, раковина, плита да незамысловатая кухонная утварь... А вместо окна телевизор, в котором и изображения-то порой нет, а вместо звука чаще всего — mute. Будто толстовский Аким, объясняющийся двумя словами «Тае и не тае». Каждому удалось «протащить» в своей роли томительную жажду тепла и прикосновения, избыть одиночество. И это не животное томление плоти, а косноязычное томление душ. Вячеслав Ковалев, Надежда Бутырцева, Алексей Фатеев, Людмила Иванилова, Максим Глебов, Оксана Киселева, Алексей Фурсенко, Нина Щеголева, Анна-Анастасия Романова составили ансамбль, в котором нет ни маленьких ролей, ни маленьких людей.

Однако есть в спектакле трагическая героиня, та самая Люська. Вместе с ней Юлии Силаевой приходится существовать в двух измерениях. В пространстве бытовом она спора, жестка, язвительна. Хотя вряд ли читала «Преступление и наказание», будто заговаривает себя, что «право имела». Не нам судить. Но когда к Люське начинает «приходить» убиенный Коля, в ней словно свет появляется. И любовь. Парадоксально, не чувство греха или раскаяния, а именно любовь. Можно ли это назвать катарсисом? Равнинно русским, возможно. Когда любовь убивает дважды. Теперь Сергея — он повесился. Зря, что ли, поют в финале: «Ой, да в нашем раю жити весело...»

Спектаклем «Любовь людей» Театр Маяковского завершил первый сезон под руководством Миндаугаса Карбаускиса. Можно сказать, победный сезон.

Характер нордический / Искусство и культура / Художественный дневник / Ждем-с!

Характер нордический

Искусство и культура Художественный дневник Ждем-с!

 

Какой образ возникает в голове при упоминании лиц немецкой национальности? Сытый бюргер на прекрасной машине, который в свободное от работы время потребляет лучшее на свете пиво и заедает его ароматной свиной рулькой. Но соответствует ли общепринятая картинка реальности? Об этом берется рассказать Константин Гольденцвайг. Для этой цели спецкор программы «Сегодня» на НТВ взялся за новый телевизионный формат. Его документальный цикл «Ахтунг, Руссиш!» — это настоящий фильм-приключение, в которое корреспондент пустился вместе с группой россиян. «У репортера глаз замыливается, — рассказал «Итогам» создатель цикла. — Поэтому мы смотрели на страну глазами обычных россиян и работали на контрасте, бросая героев из огня одного впечатления в полымя другого».

Из России в Германию отправляется довольно разношерстная компания: работник ЖЭКа, повар пивного кабачка, простой охранник, продавщица с рынка и слесарь автомастерской. Каждый получит ответы на свои вопросы. Один интересуется историческими реконструкциями. Ему вместе с корреспондентом доведется узнать, откуда у немцев тяга к парадам и войнам. Другой отыщет настоящую немецкую кухню, которую в реальности найти не так уж просто. Третий попытается внести сумятицу в хваленый немецкий Ordnung. Четвертый узнает о том, откуда у немцев порой столь невозмутимое отношение к телу и сексу. Ну а автослесарь, всю жизнь копавшийся в немецких моторах, но никогда не имевший своей немецкой машины, прокатится по Германии на том самом шестисотом «Мерседесе», автомобиле Карла Бенца, и заглянет в будущее, усевшись за руль машины-робота. Повар, по словам Гольденцвайга, узнает, что берлинцы в повседневной жизни едят не сосиски, а кебабы, пришедшие из Турции вместе с понятием gastarbeiter. А охранника ждет новость о том, что Берлин — это столица не только порядка, но и такого хаотического явления, как музыка техно.

«Ахтунг, Руссиш!» приурочен к перекрестному Году России в Германии и Германии в России. Зрителю вместе с главными героями удастся побывать в самых разных концах этой страны. И все интересующиеся по пятницам начиная с 6 июля наконец-то увидят настоящих сегодняшних немцев такими, какими они едва ли откроются журналистам и туристам.

Фото на память / Искусство и культура / Художественный дневник / "Итоги" представляют

Фото на память

Искусство и культура Художественный дневник "Итоги" представляют

 

Александр Иванишин — один из самых авторитетных театральных фотографов. Только безграничная скромность моего коллеги заставляет удерживаться от употребления других, более восторженных эпитетов. О работе в театре на любом поприще принято говорить «служу». Саша несет эту службу больше тридцати лет и знает театр во всех его высоких и низких проявлениях. То, что не заметит глаз, выхватит объектив его камеры. В архиве накопились тысячи снимков. Можно было бы сделать проект «История театра с Александром Иванишиным». Но он предложил другой — живой, современный, потому что в силу профессиональных и личных качеств допущен в святая святых — на репетиции.

— Ты когда впервые попал на репетицию?

— Много-много лет назад я служил в штате Театра сатиры, еще при Плучеке. И меня обязали запечатлеть, как Миронов работает над спектаклем «Прощай, конферансье!». Андрей сопротивлялся моему вторжению как мог, но его уломали. Должен заметить, что никто из режиссеров в отличие от артистов съемок не любит — они всегда облегченно вздыхают, когда я прощаюсь. Я уже тогда понял, что на репетиции надо быть человеком-невидимкой. Когда сидевший ко мне спиной Миронов в какой-то момент вдруг закричал на Высоковского: «Зяма, перестань фотографироваться», — я понял, что это выстрел в меня. Актеры всегда чувствуют присутствие камеры, а режиссеры по-разному реагируют. Могут делать вид, что не замечают, могут сорваться: «Вы мешаете!», а могут действительно о тебе забыть. Я как-то завлиту «Студии театрального искусства» показывал фотографии Женовача, неожиданно в комнату вошел Сергей и просто обомлел: «Господи, да когда же вы это снимали?» А я ведь несколько часов щелкал, он ничего не заметил.

— Ты за кем уже подглядел, готовя наш проект?

— За Камой Гинкасом, Юрием Погребничко, Кириллом Серебренниковым, ну и конечно, снимал у Женовача, с которым дружу. Сразу скажу, они все очень разные и манера репетировать совсем разная. Юра почти не двигается, очень редко на сцену поднимается. Зато Кирилл в непрерывном движении, очень эмоционален, играет и за актеров, и за зрителей — хохочет, чуть ли не аплодирует. А вдруг заскучает, и понимаешь, что эту сцену он будет переделывать.

— Что ты для себя вынес, приобщившись к творческому процессу?

— Прежде всего ощущение тяжелейшего труда. К концу дня, в какой бы манере режиссер ни репетировал, он абсолютно выжат. Но если спросишь: «Что, сегодня очень трудная была репетиция?» — ответ, как правило, одинаковый: «Да нет, обычная». Меня просто завораживает, как постановщик сконцентрирован, как держит в голове целое, видит будущий спектакль... Но главное впечатление — магическое. Извините за высокий штиль, это присутствие при акте рождения. Вот появились волосики на голове, вот нос, глазки и, наконец, живой человек. Спектакли именно рождаются, и этот процесс в отличие от кино не кончается на премьере. Я ведь многие спектакли смотрю по десять раз и вижу, как они живут. Именно поэтому и стал театральным фотографом.

Я далек от мысли, что мои фотографии передадут всю завораживающую красоту репетиционного процесса, но мне кажется, что для тех людей, которые ходят в театр и любят его, немного расширится театральное пространство.

На деревню Сергеичу / Искусство и культура / Художественный дневник / Что в итоге

На деревню Сергеичу

Искусство и культура Художественный дневник Что в итоге

 

Письмо, адресованное Никите Сергеевичу Михалкову и подписанное некими студентами наших киношкол, пожелавшими остаться неизвестными, вызвало бурное обсуждение в киносреде. Анонимы ратовали за «доброе кино» и просили защитить от чернухи, захлестнувшей наши экраны. И только несколько человек из них пришли в Дом кино, чтобы за круглым столом пояснить свою позицию. Прежде всего странно, что будущие кинематографисты не стремятся стать известными. Я считаю, что смешно писать коллективные письма в наше время, особенно такие. Представляю, как Федерико Феллини в 80-х годах получает письмо от молодых итальянских кинематографистов с просьбой разобраться с теми, кто их оттесняет, не дает участвовать в фестивалях. «Дорогой Федерико, мы с нашим светлым кино хотели войти в кинематографическую жизнь. Нам мешают, помогите…» Феллини был нрава нелегкого. И, думаю, летели бы они с этим письмом со всех лестниц.

Когда я разговаривала с ребятами приватно — с теми, кто якобы написал письмо и открыто признался, что его подписал, — они сказали, что вообще-то хотели обратить внимание общественности на другое. На то, что есть какие-то привилегированные мастера во ВГИКе, чьих учеников проталкивают и пиарят, а есть непривилегированные, чьих мастерских будто не существует. Конечно, это тоже спорный взгляд на вещи, но его можно и нужно обсуждать в рабочем режиме. Хотя важнее обсуждать другое — кашу в головах молодых людей, которыми пытаются манипулировать. Прочитав письмо, я почувствовала, что часть его пафоса может быть обращена ко мне, к моей мастерской. Потому что постоянно слышу в адрес работ моих учеников обвинения в чернухе, негативе. Но я не признаю этой оппозиции — позитив или негатив. Считаю, эти слова вообще должны быть исключены из русского языка, потому что уже давно ничего не означают вне контекста, а только всех смущают. Кинематограф всегда разговаривает языком драмы, конфликта. Это его природа, как и любого искусства. Во всем мире, где есть вменяемый кинематограф, он прежде всего предъявляет зрителю драматический конфликт — личный, социальный, политический, духовный и т. д. Поэтому в произведении для нас должен быть важен только один оценочный момент: оно сделано хорошо или плохо, искусство это или нет. Сами-то ребята искренне хотят каких-то конкретных подвижек в отношении к дебютантам. И лично я готова посмотреть их кино. Тогда и будет тема для диалога. Но маленькие проблемы всегда отражение больших.

Нас сегодня пытаются подвести к почти готовым решениям совершенно другого рода. Станислав Сергеевич Говорухин как представитель Госдумы достаточно внятно на них намекнул, сказав про готовящиеся изменения и некие нравственные ограничения в кино. Этим он подтвердил мои опасения, зачем на самом деле было инициировано письмо от имени молодых. Недаром во время обсуждения письма в зале несколько раз прозвучало слово «репрессии» — наше коллективное бессознательное вынесло наверх это слово. На мой взгляд, нас любыми способами хотят вернуть к приснопамятным и очень несимпатичным годам государственной цензуры. Другое дело, что необходима государственная программа поддержки молодых — не формальная, когда все сводится к нескольким дебютам в год, профинансированным Минкультуры под девизом «добрые фильмы о Родине». Не устаю повторять, что государство — это я, вы, они — мы. Это не абстрактные деньги доброго дяди, это наши деньги. И нам необходимо понять, кто из молодых заслуживает права на финансирование дебюта. Безусловно, в этом совершенно не должно быть привкуса идеологии — всех этих «нравственных запретов» и прочих «репрессий». Мы это уже проходили. Все просто: вот тебе доверили госденьги, и ты разбейся, но прояви себя как художник. Сделай не позитивное или негативное кино — сними о том, что у тебя наболело. И докажи, что ты профессионал. Тогда нам будет понятно, что хотят сказать молодые. А с молодыми надо обязательно разговаривать. Но и они должны высказываться, а не подписывать невразумительные коллективные письма в адрес «доброго дядюшки».

Музыка для всех / Искусство и культура / Художественный дневник / Замечено "Итогами"

Музыка для всех

Искусство и культура Художественный дневник Замечено "Итогами"

«Звезды XХI века» отправились в регионы России

 

Новые тенденции в консервативной сфере академической музыки вообще-то редкость. Тем удивительнее крен нескольких последних сезонов: публика проявляет громадный интерес к поколению молодых отечественных талантов. То ли меломаны устали от авторитетов, то ли утих ажиотажный спрос на гастролеров, но факт налицо: уже сегодня полностью продан абонемент Московской филармонии «Звезды XХI века» на будущий сезон, что начнется только в сентябре. Реагируя на успех, Московская филармония при поддержке Министерства культуры выдвинула идею обратиться к провинции, и постоянные участники абонемента идею поддержали.

Возрастной лимит этих музыкантов демократичный, до 30 лет. Каждое имя в списке уже окружено ореолом известности, списком лауреатских званий и побед на престижных международных конкурсах. Другой разговор, что в нестоличных российских городах их имена еще не произносят с придыханием, как имена «взрослых» музыкантов. Если не слышали, знакомьтесь: скрипачи Никита Борисоглебский, Иван и Михаил Почекины, Павел Милюков, виолончелисты Сергей Антонов и Александр Рамм, пианист Филипп Копачевский. Региональная программа открылась в Тольятти, и, по отзывам очевидцев, скрипача Никиту Борисоглебского принимали как футбольную звезду. Если даже крупнейшие светила музыкального небосклона говорят о концертах в регионах, что они долго питают особой энергетикой, то что говорить о тех самых «до 30 лет», чья мировая слава только начинается?

После Тольятти запланированы еще полсотни городов, осенью «артисты из столицы» охватят Томск, Омск, Воронеж, Челябинск, Курган, Новосибирск, Иркутск и, скорее всего, города Поволжья. Всего пройдет около полусотни концертов, причем даже в маленьких областных городах, где камерную музыку отличного качества не слышали живьем десятки лет.

Наши проблемы / Спорт

Наши проблемы

Спорт

О нагрянувшей катастрофе и о том, как нам с ней бороться

 

Странный это был чемпионат — не всегда футбольный, зачастую скандальный, отчаянно экспериментальный и весьма поучительный. К сборной России да и ко всей компании, управляющей нашим футболом, это относится прежде всего. Самое поразительное, что собственно о футболе и сказать-то почти нечего. Кризис в еврозоне ощущался и на польско-украинских стадионах. Футбол барахтался в нем так же, как и экономика. Времена, когда подобные турниры были всемирными выставками, прошли. Во-первых, клубы нынче не слабее большинства сборных. Сравните, например, выбор тренера мадридского «Реала» Жозе Моуринью и его коллеги Висенте дель Боске из сборной Испании. Синьору Висенте пришлось играть фактически без нападающих. Форварда с паспортом ни за какие деньги не купишь. Моуринью же в этой ситуации имеет почти неограниченный выбор. Футболистов своих он видит каждый день, как примерный семьянин, а не десять раз в году по неделе, как приходящий папа. Отсюда и вполне уместные дискуссии об институте сборных и их пользе для современного футбола. Клубная работа — это своего рода лаборатория, ну а сборные — субботник, благотворительность чистой воды. Поэтому когда говорят о богатстве футболистов, нужно понимать, что к национальной команде это имеет опосредованное отношение. Даже бонусы за победы куда меньше, чем их доходы по основному месту работы. Так что играют они не за деньги. Все! От Криштиану Роналду до Кирилла Набабкина. Другое дело, как у них это получается. Российский футбол в этой простой дилемме путается уже много лет. Публика требует от игроков натужного патриотизма, атлеты лениво отбрехиваются. На фоне поражений все это приобретает безобразно скандальный оттенок.

В оценке выступления нашей команды приходится исходить из двух диаметрально противоположных постулатов. В историческом плане для российской сборной факт участия в чемпионате — уже нормальный результат, выход из группы — априори хорошее выступление, ну а победа в четвертьфинале — праздник, что, собственно, и произошло четыре года назад. Если же исходить из конкретики, на Евро-2012 сложилась особая, парадоксальная ситуация. Записывать нашу команду в финалисты даже после красивой победы над чехами было явным перебором. Но выйти из группы, набрав перед третьим туром четыре очка и имея в соперниках сборную Греции, подопечные Адвоката были обязаны не мытьем, так катаньем. Однако не случилось. То, как это выглядело на газоне и за его пределами, совершенно резонно взбесило всю страну. И страна начала реагировать в силу своего менталитета и культурного уровня, который местами оказался запредельно низким, а временами переходил все мыслимые границы.

Любая катастрофа — стечение многих обстоятельств, поэтому спускать собак отдельно на тренера, сборную и футбольных чиновников не то что неправильно — глупо. Президент союза Сергей Фурсенко за свои просчеты расплатился должностью, и было за что. Ну вот хотя бы. Я не знаю, где теперь его преемнику искать тренера для сборной. Кто теперь пойдет на эту голгофу за деньги меньшие, чем те, что платили Дику Адвокату? Наш тренер оказался самым высокооплачиваемым среди всех шестнадцати наставников сборных. Фурсенко фактически зафиксировал российскую надбавку, нефтяной коэффициент. Метод для него не новый. Точно так же разбрасывая деньги, как Воробьянинов баранки, он действовал, президентствуя в «Зените». Сколько тогда говорилось о том, что нельзя баловать игроков незаработанными деньгами, но результат-то был важнее, а спонсорские возможности неограниченны. Двадцать миллионов туда, тридцать сюда, посулы, подъемные, контракты... Вот и получили мы поколение незаменимых, которое позволяет себе хамить болельщикам, огрызаться, посылать по адресу и дальше оного всех подряд. Отсюда знаменитый диалог Романа Широкова с болельщиком, его же Twitter-откровения, брань Игоря Денисова в адрес тренера другой команды и, наконец, сакраментальное аршавинско-капитанское: «Ваши ожидания — ваши проблемы». Все это, к сожалению, мало чем отличается от манер других участников этого, с позволения сказать, диалога — пузатых и вальяжных ВИП-болельщиков, высокомерно отчитывающих футболиста, или большого чина, который предложил лишить Андрея Аршавина российского гражданства. Все эти «запретить» и «лишить», идущие от людей, которые для страны ничего важного не сделали и не сделают, — зрелище гнусное и неаппетитное. Но даже если опустить детали, приходится признать, что высокомерие и чванство стали стилем среднестатистического российского футболиста. Спросите любого спортивного журналиста, у кого проще взять интервью — у лучшего хоккеиста мира Евгения Малкина или у попадающего через раз по мячу выкидыша лимита на легионеров? Послушайте, благо Интернет дает такую возможность, каким тоном говорит министр спорта Виталий Мутко с человеком, который, позвонив, представился все тем же Романом Широковым. Почему государственный чиновник весьма высокого ранга так заискивает перед обычным в общем-то футболистом?

Впрочем, один удачный ход руководство РФС все-таки сделало, не продлив контракт с Диком Адвокатом. Теперь ему хотя бы неустойку не придется выплачивать. Можно очень долго пинать игроков, но их пригласил в свою команду тренер по фамилии Адвокат. Именно он их готовил к турниру, и именно ему объяснять, почему, прилично отбегав полтора матча, команда встала. Хотя в данном случае объяснения и не нужны. Главный тренер сборной Германии Йоахим Лев дал возможность сыграть в четвертьфинале с греками своим запасным. И результата добился, и атмосферу в команде позитивную сохранил. Не при экологах будет сказано, убил сразу нескольких зайцев. Адвокат же вытолкал биться с греками все тех же, хотя многие из них еще в матче с поляками еле добегали до девяностой минуты. Конечно, тренер гораздо лучше меня знает, кто и к чему готов в его команде, но ведь и в товарищеских встречах он поступал точно так же. Еще полгода назад Адвокат заявил, что Аршавин в сборной — фигура неприкасаемая. В итоге Андрей, даже несмотря на видное со стороны изнеможение, на просьбы к партнерам не давать ему мяч, на ошибки, в том числе результативные, отыграл 270 минут. Это, разумеется, не его вина, он сделал то, что мог, но справиться с греками могли бы и резервисты, ведь нашей команде даже не надо было забивать, достаточно было просто защитить свои ворота. Не вина Аршавина, что тренер не подготовил ни одного варианта на случай его травмы или дисквалификации. Впрочем, это говорилось не раз и не только мной. Неужели настолько велика разница в классе между основой и теми, кого привезли, потому что положено иметь в составе 23 человека, а не 13—14? Сомневаюсь.

Важно, что будет с российским футболом теперь. Все уже смирились с тем, что главу РФС назначают и выборов на самом деле нет, однако я бы поспорил с тем, что самые кристально честные выборы решат проблему мгновенно и ко всеобщей радости. По нынешнему уставу выборщики — это территориальные подразделения РФС, имеющие большинство голосов на конференции. Вопрос в том, насколько верным будет решение людей, представляющих огромные территории, где и футбола-то по большому счету нет, если иметь в виду хотя бы национальный уровень. Не слишком большой энтузиазм вызывает и предлагаемый список фамилий — Мутко, Грызлов, Дворкович... Впрочем, и футбольный профессионал на этом посту тоже не гарантия процветания, тем более что у нас почти каждый тяжеловес принадлежит к своей «фирме». Гуса Хиддинка в свое время приглашал и финансировал Роман Абрамович с благословения Виталия Мутко, а после того как президентом РФС стал Сергей Фурсенко, Хиддинку просто перестали платить. И появился Адвокат.

Любое решение имеет изъяны. По мне так нужны консультации с теми, кто отвечает сегодня за футбол, в том числе и своими деньгами, — с президентами ведущих клубов, уважаемыми тренерами, менеджерами. Пусть будет общий тренер, общий футбол и общий результат. А мы еще поболеем.

Место из Библии / Парадокс

Место из Библии

Парадокс

Израильские археологи нашли важное материальное доказательство того, что библейский царь Давид реально существовал

 

Это открытие не на шутку взбудоражило археологическое сообщество. Группа экспертов из Еврейского университета в Иерусалиме во главе с профессором Иосифом Гарфинкелем в ходе раскопок обнаружила храм времен легендарного царя Давида — того самого, который, по библейским преданиям, победил гиганта Голиафа и объединил разрозненные «колена израилевы». Возможно, эта находка наконец разрешит спор двух противоборствующих лагерей. Одни уверены, что Ветхий Завет можно расценивать как своеобразную историческую летопись, другие полагают, что Священное Писание полно аллегорий и преувеличений, а достоверности в нем столько же, сколько и в кельтских мифах о короле Артуре. Отсюда и диаметрально противоположные взгляды на историческую достоверность деяний легендарного царя... Так существовал ли Давид в принципе?..

Это все о нем

Сам по себе подвиг юного Давида, с помощью одной лишь пращи одолевшего великана Голиафа, не столь интересен историкам. Их интересуют его лидерские качества. К концу I тысячелетия до нашей эры Израиль вряд ли мог претендовать на звание господствующей цивилизации в регионе. Разногласия между представителями родов, стычки с филистимлянами, никакой славы и процветания. Считается, что Давид силой своей харизмы сумел переломить ход истории. Он ушел в оппозицию царю Савлу и даже отправился на службу к филистимлянам, лишь бы только одолеть его. Когда удалось положить конец междоусобным распрям и объединить Иудею с Израилем в одно унитарное государство, он с той же легкостью уничтожил врага. Более того, Давид сумел расширить границы своих владений. Он удачно провел войну против арамеев, чьи полукочевые царства располагались на территории Сирии, и получил доступ к берегам Евфрата и богатейшим месторождениям меди. Правитель сделал все возможное, чтобы его наследнику Соломону достались богатые земли, на которых можно развивать империю, пусть и уступающую по мощи Египту, но претендующую на мировую славу... Все эти факты биографии Давида мы узнаем из Библии. Его эпохе посвящены Первая, Вторая и Третья книги Царств.

Фраза «в начале было Слово» как нельзя лучше подходит к жизнеописанию легендарного царя Израиля. Долгое время библейские тексты, которые основывались на свидетельствах очевидцев, архивных документах и эпических повествованиях, оставались едва ли не единственным источником для исторических изысканий — остальную информацию собирали по крупицам. Вещественные подтверждения того, что царь Давид был реальной исторической личностью, стали появляться только в последние десятилетия. «Первой находкой из этой серии была знаменитая стела из Тель-Дана, впервые упоминающая имя царя Давида, точнее, династии царя Давида в период ее существования, — объясняет израильский историк Игорь Торик, — эта находка является существенным подтверждением историчности царя. Другой важнейшей находкой является открытие историком Эйлат Мазар монументальной конструкции, пристроенной к северной стене Йевуса и с большой долей вероятности являющейся описанным в Библии дворцом Давида».

Давид был слишком занят объединением и расширением государства, чтобы возводить помпезные дворцы и оставлять о себе архитектурную память. И несмотря на то что в библейских текстах говорится о сложной иерархии, наличии элит и развитости общества, вещественных доказательств его реального существования имеется немного. Отсюда и провокативная гипотеза, которую поддерживает целый ряд ученых, — царя Давида вовсе не существовало.

Так, исследователи, известные как «библейские минималисты», уверены, что Давид — всего лишь собирательный образ. Он как король Артур для кельтских племен, а его фигура была выведена позднейшими библейскими авторами с конкретной целью — воссоздать героическое прошлое для государства, сформулировать национальную идею, которая может объединить любой народ. Уровень дискуссии лежит в широком диапазоне — от осторожных предположений до откровенных спекуляций. «В подлинности стелы Дана и высеченных на ней упоминаний сегодня не сомневается ни один честный археолог, — говорит Игорь Торик, — однако есть деятели от истории, которые заявляют, что надпись на стеле из Дана звучит не как «дом Давидов», а как «дом дяди», что является натяжкой и передергиванием. А все потому, что люди стремятся доказать: Библия — это выдумка». И неудивительно, что открытие Гарфинкеля наделало столько шума.

Здесь был Давид

Раскопками в местечке Хирбет Кейафа археологи из Еврейского университета Иерусалима занимаются последние несколько лет. Древний город найден ими на одном из холмов долины Эла в 30 километрах к юго-западу от Иерусалима. Руины фортификационных укреплений указывают на то, что возводился он с конкретной целью — стать защитным редутом на время военных действий. Радиоуглеродный анализ обгоревших оливковых косточек, найденных в этом месте, отмерил Хирбет Кейафе недолгий век — город просуществовал примерно сорок лет, с 1020 по 980 год до нашей эры, и был уничтожен. По библейской хронологии период правления Давида приходится на период с 1010 по 970 год до нашей эры. Потому исследователи уверенно отнесли крепость именно к периоду Объединенного царства. «Хирбет Кейафа имеет прямое отношение к этой эпохе, — рассуждает Игорь Торик. — Вероятность того, что крепость существовала именно во времена Давида, а не его сына Соломона, достаточно высока. По логике содержать укрепленный город на границе с владениями филистимлян имело смысл, пока они представляли угрозу. При Соломоне же этот район никакой военной угрозы уже не представлял». Значит, иудейскую крепость под себя возводил правитель, который вел постоянные войны. А именно таким предстает Давид в Священном Писании.

На то, что город являлся иудейским, указывали косвенные улики. «На территории этого города мы находили тысячи костей животных, включая кости овец, коз и крупного рогатого скота, но только не свиней, — говорит Иосиф Гарфинкель, — это означает, что население Хирбет Кейафы соблюдало как минимум один библейский запрет — на употребление свинины». За годы раскопок также были найдены осколки керамики с надписями на иврите. И находка храма, похоже, сомнений не оставляет: Гарфинкель и его коллеги обнаружили большой культовый комплекс. Найдены каменный артефакт, похожий на стол, пять стоячих камней, два базальтовых алтаря, две жертвенные чаши и два реликвария. «Мы обнаружили три культовые комнаты, но ни в одной из них нет изображений человека или животных — это практически свидетельство еще одного библейского запрета — на идолов», — говорит профессор Гарфинкель.

Но при чем тут легендарный царь? Дело в том, что найденный храм является не отдельным строением, а частью более крупного здания. Практически местом для хранения ритуальных принадлежностей и святынь служила часть жилого дома. А эту особенность иудейской традиции отмечает Вторая книга Царств, где рассказывается о переносе Давидом ковчега Завета в Иерусалим. В Писании говорится, что ковчег Божий долгое время хранился в домах, хотя речь идет о некоем ритуальном помещении для хранения священных реликвий. По словам Иосифа Гарфинкеля, о том, что это и есть дом Давидов, говорят некоторые архитектурные элементы: например, триглифы (вертикально стоящие каменные плиты с продольными желобами) и встраиваемые двери также описаны в библейских источниках, повествующих о временах Давида. Кому-то эти доказательства покажутся пустячными, но Гарфинкель не сомневается, что копают они в нужном направлении.

Возможно, это не последняя находка. С каждой новой экспедицией — сотрудники университета работают на раскопе по шесть недель каждое лето — может появляться все больше доказательств того, что Давид реально существовал. И это важно не только для последователей иудаизма, но и для христиан. Ведь в Новом Завете в Евангелии от Матфея именно из колена Давидова выводится род Иисуса Христа. Но это уже совсем другая история…

ТВ-рейтинги с 18 по 24 июня / Телевидение

ТВ-рейтинги с 18 по 24 июня

Телевидение

 

Показатели доли телеканалов рассчитываются без учета реального времени их вещания в течение анализируемых эфирных суток

Среднесуточная доля каналов (Москва)

НТВ  (15.9%) ПЕРВЫЙ КАНАЛ  (11.8%) РОССИЯ 1  (10.5%)  ТНТ (7.8%)  СТС (5.4%)  РЕН ТВ (5.2%)  ПЯТЫЙ КАНАЛ (4.9%)  ТВ ЦЕНТР (4.2%)  ТВ3 (3.4%)  ДОМАШНИЙ (2.9%)  ЗВЕЗДА (2.7%)  РОССИЯ К (2.7%)  ПЕРЕЦ (2.2%)  РОССИЯ 2 (1.9%)  КАНАЛ DISNEY (1.5%)  МОСКВА 24 (1.3%)  MTV (1%)  МУЗ-ТВ (1%)  2х2 (0.9%)  РОССИЯ 24 (0.5%)  3-Й КАНАЛ (0.5%)  ДОВЕРИЕ (0.5%)  DISCOVERY CHANNEL (0.4%)  EURONEWS (0.3%)

Среднесуточная доля каналов (Санкт-Петербург)

НТВ  (15.4%) ПЕРВЫЙ КАНАЛ  (11.1%) ПЯТЫЙ КАНАЛ  (10.9%)  РОССИЯ 1 (9.8%)  ТНТ (6.6%)  СТС (4.6%)  ТВ3 (3.9%)  РЕН ТВ (3.9%)  ИЗМЕРЯЕМОЕ ЛОКАЛЬНОЕ TB (3.5%)  РОССИЯ К (3%)  ДОМАШНИЙ (2.5%)  ЗВЕЗДА (2