adv_maritime Константин Бадигин Секрет государственной важности ru ru Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2005-10-01 http://publ.lib.ru 2BD050C6-3369-44BE-8556-55EA125C49C7 1.0 Секрет государственной важности Москва 1974

Константин Бадигин

Секрет государственной важности

Глава первая. ВЛАДИВОСТОК, В ОСОБНЯКЕ НА ПОЛТАВСКОЙ

— Охотское море, не так ли? — Высокий, сухопарый полковник с академическим значком на кителе не то спрашивал, не то показывал, щелкнув ногтем по карте.

— Охотское, так точно, — подтвердил моряк, старший лейтенант.

— А это Аян?

— Так точно, Аян.

— Ваш сторожевик прибыл на Аянский рейд в конце июня? — продолжал полковник, стараясь не смотреть на глуповатое, с бесцветными бровями и ресницами, покрасневшее от напряжения лицо командира корабля.

— В конце июня, так точно, господин полковник, — торопливо ответил старлейт.

— В это время на рейде стояла шхуна… э… э… — полковник заглянул в бумаги, — э… э… «Мария»?

— Так точно; когда мы отдали якорь, там стояла шхуна «Мария».

Где-то хлопнула дверь, из коридора донесся глухой стон… Стихло… В соседней комнате кто-то неумело пишет на машинке, резко стуча по клавишам: каждый удар как по голове…

Полковник будто не слышит ничего. А старший лейтенант украдкой вытер платком лоб: «Да, особняк на Полтавской — не для приятных разговоров…» Вынул золотой портсигар с замысловатым вензелем, задержал его в руке. Похоже, он хочет спросить разрешения курить, но не решается.

— Пожалуйста, я — сигару, — искоса взглянув на папиросы, сказал полковник. Он подвинул к себе душистый деревянный ящичек и взял длинными пальцами светло-коричневую гавану.

Лицо полковника Курасова было продолговатое, бледное, холеное. Сивые волосы на пробор. Глаза голубые, недобрые. Гордая посадка головы придавала ему надменный вид. Отличительный признак — родинки. Кажется, он весь усыпан коричневыми крапинками, маленькими и большими. Многие говорили ему, что родинки — к счастью.

Николай Иванович Курасов давно в разведке. Он был честолюбив и незнатен. В гвардию по бедности не попал. Работа в разведке ему нравилась. Он успешно бил японцев и немцев на невидимых фронтах. В шестнадцатом году получил чин полковника и заслужил особое доверие самого царя. С тех пор прошло шесть лет. Не так уж много. Но это — война, революция, еще война. И вот он здесь, на краю света и России.

Среди офицеров белого лагеря не было единомыслия. Большинство не задумывалось над тем, что происходит, жило сегодняшним днем, стараясь урвать для себя как можно больше. Лучшие погибли в боях. Остались подонки царской армии, люди без совести и чести. Подобные Курасову встречались редко. Полковник любил Россию и боролся с тем, кого считал врагом. С японцами у него старые счеты. «Япония давнишний враг России, — говорил он, — и сотрудничество с ней противоречит чести русского офицера».

Во Владивостоке ходили слухи, что Курасов знает все про всех; многие генералы и чиновники побаивались его. Но он не все знал. Сейчас его особенно заботили партизаны…

— Что делала в Аяне шхуна «Мария», дорогой Моргенштерн? — выпустив облачко сигарного дыма, спрашивал полковник. — Не скрою, нас это очень интересует.

— На шхуну что-то грузили, — промямлил моряк.

— Но что именно? По долгу службы вы должны знать! — В голосе Курасова послышались нотки раздражения.

— На шхуну грузили шерсть, господин полковник, я вспомнил… записано в корабельном журнале. Да, да, большие мягкие тюки, — заторопился старлейт. «Зачем я им все же понадобился? — недоумевал он. — Этот полковник, говорят, помешан на красных. Но, кажется, меня трудно заподозрить в симпатиях к этим людям. Какого же черта тогда?..»

— Вы можете поручиться, что грузили именно шерсть? — Курасов заметил растерянность офицера и со злорадством подумал: «Испугался, лейтенантик, а я утешать не стану».

— Мне сказал об этом сам шкипер. Я его вызывал на сторожевик. Его фамилия не то Краюшкин, не то Калачев — очень русская фамилия, они так однообразны… — Моргенштерн помолчал, что-то соображая: — Нет, нет… Ну конечно же, шерсть! Но, господин полковник, кто вам мешает допросить шкипера? Он все знает лучше меня.

— Это невозможно. Шкипер сейчас далеко, ушел куда-то в Австралию, и нам его не достать… Когда шхуна покинула Аян, вы помните?

— Кажется, двадцать восьмого июня, — отозвался моряк. — Мы как раз отмечали в тот день рождение старшего механика.

— Вам говорил шкипер, куда направляется шхуна?

— В Петропавловск-на-Камчатке. Он еще сказал, что собирается проходить первым Курильским проливом. А я советовал…

— Но второго июля «Мария» была в бухте Орлиной. Установлено точно. Это не совсем Петропавловск. Не правда ли, барон?

— Непонятно, — удивился моряк. — Может быть, шкипер брал пресную воду?.. Нет, это отпадает: в Аяне вода превосходная. И вообще Орлиная не по пути в Петропавловск.

— Вы правильно рассуждаете, — усмехнулся Курасов. — Вот я и хотел бы знать: что шкипер делал в бухте Орлиной? — Полковник устремил глаза в окно, забранное решеткой; рука, лежавшая на столе, сжалась в кулак. «Партизаны, да, да, партизаны, везде партизаны», — думал он.

Перед глазами возникли перевернутые вверх колесами вагоны.

Семья Курасова погибла во время нападения партизан на армейский эшелон где-то у Байкала: путь был разобран, и поезд скатился под откос. Любое напоминание о партизанах приводило полковника в ярость. Вообще он признавал только красное и белое и был совсем нечувствителен к оттенкам.

В личной жизни он был аскет. Спал в своем кабинете на железной казарменной койке, питался от солдатской кухни. И другой жизни, кроме разведки, у него не было. Полковник был неверующим, как большинство русских интеллигентов, и не раз задумывался: не пустить ли себе пулю в лоб? И пустил бы, не будь всепоглощавшей мысли: надо жить, чтобы продолжать борьбу за Россию. Он вынашивал большие планы восстановления России, какой ее представлял.

Сегодня Курасов был особенно зол и угрюм: задача есть, а решения нет.

Командир сторожевика снова закурил, не смея иначе напомнить о себе.

Вдруг он услышал новый слабый звук, обернулся на него. Звонил телефон. В кабинете было два телефона. На столе — черный, маленький, с никелированной трубкой. На стене — видавший виды желтый деревянный ящик. Полковник взял трубку черного аппарата, выслушал, сказал «хорошо». Ни одного вопроса. На этом разговор окончился.

— Я слышал, вы уходите в море? — дав отбой ручкой телефона, спросил Курасов.

Старшему лейтенанту становилось все более не по себе в этом кабинете, под льдистым взглядом его хозяина. Да и все остальное, во что лучше не вдумываться. Он слышал глухие удары, вскрики, не заглушаемые стенами, слышал, как по коридору волокли что-то тяжелое, топая сапогами… Кто-то скверно ругался. Все это нервировало господина Моргенштерна. «Как может полковник ночевать в этом ужасном месте? — думал он, глядя на солдатскую кровать под серым шершавым одеялом. — Недаром мне говорили про него странные вещи».

— Так точно, завтра мой «Сибиряк» должен выйти в море, на патрулирование берегов, — чуть замедлил он с ответом.

Море… Старлейту прежде всего хотелось выйти благополучно из этого особняка… Он уже представил свою тетку Монте фон Моргенштерн, сухую и прямую, как палка: вся в черном, она собирается к адмиралу Старку просить за бедного племянника, попавшего в передрягу. Но какие все же обвинения намеревается представить полковник?

Когда моряк открывал дверь в этот дом, погода была превосходная. Сейчас ему казалось, что город окутан серым туманом, а голубое небо и солнце он видел очень давно.

Черный телефон то и дело подавал чуть слышный голос. Полковник брал трубку, слушал, говорил свое «хорошо». Телефон на стене молчал.

— Вот что, дорогой друг, — услышал Моргенштерн. — Мы хотим поручить вам одно щекотливое дело… Но сначала вы подпишете эту бумажку… Только для формальности. Проставьте имя, отчество и фамилию, год рождения, чтобы не перепутать вас с кем-нибудь другим… Тут ваша подпись. Однако помните: разглашение государственной тайны карается строго, очень строго.

Старлейт послушно прочитал документ, взял перо из рук Курасова и написал все, что требовалось.

— Так? — выдавил он кислую улыбку, глядя, как бумага исчезает в недрах массивного сейфа, стоявшего рядом с письменным столом.

— На шхуну «Мария», — в голосе полковника прозвучали наставительные нотки, — как мы полагаем, погружена пушнина — якутский отборный соболь. Это миллионы долларов, возможно, до десяти миллионов. У правительства много дыр в бюджете: главное — нужды армии и флота. Меха украдены у нас из-под носа! — Курасов на мгновение потерял самообладание. — Минуя Аянские склады, они попали в трюм этой шхуны. Мы предполагаем, что пушнина выгружена в бухте Орлиной. — Полковник осторожно, стараясь не стряхнуть пепел с кончика сигары, положил ее, сцепил пальцы рук и уколол моряка пристальным взглядом холодно-голубых глаз. — Правительство поручает вам разыскать пропавшую пушнину. Но в тайне, в полной тайне, дорогой Моргенштерн. Мы уповаем на ваши способности, на ваш такт… Разнюхайте, поищите. Как только что-нибудь прояснится, немедленно возвращайтесь… Конечно, вы не останетесь внакладе: десять процентов от стоимости товара достанется вам.

— О-о, я признателен! — мгновенно оживился старлейт. — Скажите, полковник, вы уверены, что меха украли партизаны?

— Гм… Партизаны? Возможно, но не будем заранее настраивать себя. Посидите, я доложу генералу. — Полковник закрыл на ключ ящики стола и, подгибая длинные ноги, вышел.

Повеселевший старлейт осмотрелся. Прямо перед ним на стене висел царский портрет. Сбоку — карта Приамурского края, испещренная красными овалами, треугольниками и стрелами.

Но обстановка кабинета ненадолго задержала внимание моряка.

«Вот это здорово! — думал он. — Проворонить столько пушнины! Ха-ха… И этот хваленый полковник, как видно, тоже сел в лужу… Сколько я смогу заработать? Миллионы долларов, десять процентов! О-о, стоит потрудиться! Если это партизаны, я рассчитаюсь не только за меха».

У барона Моргенштерна были свои причины ненавидеть красных. И сейчас он кое-что вспомнил.

Родители барона, орловские помещики, всегда отличались жестокостью к русскому мужику. Когда деникинские полчища рвались к Москве, баронские земли переходили из рук в руки. Помещики уходили от красных и приходили вместе с белыми, вернувшись, начинали расправу. По наговорам помещиков много крестьян было повешено и расстреляно, еще больше перепорото.

Доведенные до отчаяния, мужики подожгли баронскую усадьбу, затолкали барина в горящий дом и отпихивали вилами, когда он пытался выбраться через окна.

Об этом старший лейтенант Моргенштерн узнал от матери спустя год. Они случайно встретились в Крыму, на одном из пароходов, битком набитом беженцами. Войска генерала Врангеля в панике бежали из России. Мать барона вскоре умерла от сыпного тифа на палубе парохода.

И старший лейтенант считал своим долгом отомстить. Он ненавидел и презирал все русское без разбора. Эта мужицкая революция… Как можно допустить в своем государстве такое!.. Однако он предпочитал скрывать истинные чувства, прикрываясь злобой к Советской власти.

Во Владивосток он приехал за богатой теткой, чтобы вывезти ее и деньги в Германию. Деньги… Без них старший лейтенант не считал человека человеком. И вот теперь золото само идет в руки.

«Завтра же выхожу в море, — решил он. — Никаких задержек». И опять взглянул на портрет императора.

«Полковник — заядлый монархист», — вспомнил он. Теперь барон чувствовал себя уверенно: страхи миновали. Глухие удары и стоны чуть не рядом с кабинетом его больше не беспокоили. Он сейчас просто не обращал на них внимания. Вот что это за карта с таинственными значками? Интересно бы узнать у Курасова… А вот и он: послышались шаги, полковник вошел в комнату и уселся за стол, подтянув ноги.

— Дело сделано, Моргенштерн. Генерал одобрил мой план. Вот он; прочтите, запомните.

Моряк внимательно, слово за словом, прочитал страничку текста, отстуканную на ремингтоне.

«Вот что печаталось за стеной», — догадался он. От сильных ударов буквы пробили бумагу чуть не насквозь. Он представил писаря с унтер-офицерскими погонами и пудовыми кулаками.

Однако занятная карта у полковника…

— Я хотел бы у вас спросить, — вернув листок, сказал старлейт, — что обозначено у вас на карте… Вот это, красным цветом?

— Партизаны, — отозвался полковник. — Где краска гуще, там их больше. Стрела — диверсия, треугольник — небольшой отряд.

— Можно посмотреть?

— Пожалуйста.

Моргенштерн подошел к карте.

Во все стороны от Владивостока расплывались пятна, то розовые, то ярко-багровые. Железные дороги то там, то тут пробиты стрелами. Треугольники разбросаны во всех направлениях. Барон особенно удивился двум из них, резко отчеркнутым прямо на Владивостоке.

— Да, да, везде расплодились, как клопы, — бросил полковник, заметив недоумение старлейта. — Миндальничаем мы с ними… Почему вы до сих пор не в нашем клубе? — переменил он разговор. — Правление поручило мне пригласить вас.

— Вы имеете в виду монархическое общество?

— Конечно. Общество «Вера, царь и народ».

— Но я больше в море, чем на берегу, — нерешительно сказал Моргенштерн, — кому-то надо охранять границы.

— О, это не беда, подавайте заявление, всего два словл «Прошу принять». Я дам рекомендацию. Нам будет лестно видеть в числе своих членов дорогого барона. Почти весь генералитет — члены общества; адмиралы, много влиятельных штатских. В клубе вы можете встретиться запросто со всеми, в домашней, так сказать, обстановке. Двадцать четвертого августа в ресторане «Версаль» мы отмечаем годовщину организации общества. Одних гостей приглашено триста человек… Ах да, вы будете в плавании, жаль…

Моргенштерн написал прошение — что ему оставалось делать? Вынул кошелек и уплатил вступительный взнос.

Покрытая красными пятнами карта не выходила из головы старлейта. Он не предполагал, что партизаны столь многочисленны и активны. «Неужели так трудно с ними расправиться? Полковник говорит „Миндальничаем“. Уж будто бы… И в этом ли дело?.. Если меха украли партизаны, вернуть их не простое дело. С самого могут шкуру снять. Недаром Кура-сов так щедр… А все ж таки миллионы, и один — мой!»

— У меня еще один вопрос, господин полковник. Я на своем «Сибиряке» отстал от жизни и, знаете, подзапутался: какая у нас власть? Мы слышали, что Меркуловы свергнуты, образовано новое правительство. А сегодня я сам читал указ, подписанный Спиридоном Меркуловым.

Старший лейтенант хитрил. Он совсем не плохо разбирался в политике. Но ему хотелось узнать мнение знаменитого полковника.

— Да, братья «бим-бом» пока непотопляемы, — досадливо поморщился Курасов. — Адмирал Старк взял их под защиту. Если бы не он, то…

— Контр-адмирал Старк во время этого глупого путча был в бухте Святой Ольги, — возразил барон. — Он инспектировал патрульные корабли. Я его лично видел.

— Он был там для отвода глаз, — благодушествуя с сигарой, парировал полковник. — Надо же соблюдать приличия. А здесь остались его точнейшие инструкции… Мы смотрели как бы сквозь пальцы, Моргенштерн, но все видели… Однако недолго осталось куролесить этим братцам… Если хотите, барон, я попробую объяснить вам, что у нас происходит.

Он откинулся на спинку стула и помолчал, смотря в потолок. Полковник сейчас отдыхал, проверяя свои мысли. Не часто выпадает время так вот беседовать в этом кабинете.

— Приморьем управляли три человека, — не торопясь начал он, — братья Меркуловы и генерал Вержбицкий. Все они часто путали свои интересы с государственными. В результате наш корабль не раз терпел бедствие.

— Как вас прикажете понимать, господин полковник? — насторожился Моргенштерн. — Корабль?..

— Очень просто. — Курасов взглянул на тупой баронский профиль. — У каждого правителя собственная точка зрения и своя линия действия. Но пересекались ли в одной точке линии этих господ? Они ведь должны пересекаться, не так ли, барон? Оказывается, нет, получается… э… э… ложный треугольник, и весьма, весьма большой.

Старший лейтенант навострил уши при этом сравнении. Ложный треугольник, пеленг… Курасов говорил о вещах, знакомых моряку чуть ли не с детства. Он даже удивился, откуда сухопутному полковнику известны эти тонкости.

— Что влияет на точность при пеленговании, — бесстрастно продолжал Курасов, — это вы знаете лучше меня. Главное, кажется, ошибка в поправке компаса. Ну, и государственный корабль, место которого определено неточно, каждую минуту может оказаться на рифах.

Барон рассмеялся. Ему очень понравились эти рассуждения. Три правителя, у каждого свой компас, и все показывают по-разному. Моргенштерн представил определение места корабля по способу полковника Курасова: верхний мостик большого корабля, на мостике братья Меркуловы и генерал Вержбицкий. Они смотрят каждый на свой компас и отдают команды, после которых корабль швыряет то туда, то сюда…

— Сейчас не время заниматься настройкой их компасов, — зло сказал Курасов. — Наш корабль уже почти на рифах. Теперь нужна диктатура, твердая власть. Положение такое: или большевики, или «Боже, царя храни» с помощью каппелевцев.

— Разве каппелевцы монархисты? — удивился старлейт. — Ходят слухи, что вашу армию больше устраивает демократическое правительство

— Ер-рунда-с! Пускай говорят, пускай верхняя одежда у кого-то с розоватым оттенком… Может быть, не знаю. Но подштанники, смею вас уверить, на всех совершенно белые!

Курасов прекрасно понимал, что офицерский корпус и солдаты не могут властвовать без поддержки местных сил. Такой силой была дальневосточная буржуазия, и она отказалась ставить на братьев Меркуловых, то есть помогала военным. Слишком нагло японский капитал старался оттолкнуть, выпихнуть из Приморья национальный русский капитал. Слишком безоговорочно поддерживали японцев Меркуловы. Торгово-промышленная палата зорко следила за всеми событиями. Местные воротилы согласились на кандидатуру генерала Дитерихса. Не обошлось без советов американского консула мистера Макгауна. Думая об этом, полковник усмехнулся. Пожалуй, американцы не дадут японцам бесконтрольно, то есть без них, хозяйничать на русском Дальнем Востоке. Да и Дитерихс вряд ли вытянет… Впрочем, в эти свои соображения Курасов не считал нужным посвящать морского офицера.

— Газеты пишут, — сказал моряк, — о каком-то земском соборе, чтобы выбрать нового правителя. Кому и зачем нужна эта канитель?

— Генерал Дитерихс слишком монархичен, пожалуй, больше, чем был сам царь. Он хочет служить молебен по всем правилам.

Черный с золотым ободком телефон опять слабо заверещал, будто через силу.

— Хорошо… Вы настоящий Шерлок Холмс, Соломаха. — На этот раз Курасов был более разговорчив. — Продолжайте поиски, возьмите еще людей. Гм… Подтверждаются наши предположения? Вы так думаете?

Полковник дал отбой, расправил закрутившийся шелковый шнур. Заметив любопытный взгляд моряка, он сказал:

— Час назад на рельсах найден изуродованный труп. Врачи говорят, что смерть наступила раньше, чем колеса разорвали тело… Обнаружены три пулевые раны, одна — в сердце. Стреляли из нагана, почти в упор. В кармане пиджака этого человека нашли пропуск аянского коменданта на имя Ивана Белова. — Курасов положил сигару. — Вот так, дорогой барон, теперь я утверждаю, что Иван Белов состоял в партизанской шайке, укравшей соболиные меха.

— Но кто же его бросил под поезд? — вырвалось у Моргенштерна.

Полковник развел руками.

— Сожалею, но мне пока неизвестно. Надеюсь, что именно вам удастся разъяснить многие подробности. Кстати, как команда на «Сибиряке» — там нет каких-нибудь розовых?

— Таких нет. Половина команды черноморцы. Пришли со мной на «Франце Фердинанде», люди абсолютно надежные. Но остальные… — барон скорчил гримасу, — гм… распустились. Есть подозрения, но пока ухватиться не за что. На флоте, господин полковник, мы поддерживаем добрые старые порядки. В вашем вкусе, — добавил он, усмехнувшись. — На вечерней перекличке команда поет «Боже, царя храни». Ну, и священники оставлены на всех кораблях.

— Я рекомендую твердой рукой очистить сторожевик. — Лицо полковника снова стало строгим, глаза злыми. — Если у подозрений недостает фактов, направляйте таких людей с пакетом на мое имя. Факты найдутся. Однако, барон, — полковник посмотрел на часы, — в четыре у меня деловое свидание. Не смею вас больше задерживать.

Офицеры раскланялись.

Проводив старшего лейтенанта, Курасов захлопнул кабинет на замок и переоделся. На улицу он вышел в превосходном сером штатском костюме и шляпе, с плащом на руке.

Глава вторая. ТОВАРИЩ АНДРЕЙ, УПОЛНОМОЧЕННЫЙ ПАРТИЙНОГО ЦЕНТРА

Утро было хорошее. Вдали, в голубоватой дымке, виднелся покрытый лесом разлапистый Русский остров, закрывающий от моря бухту Золотой Рог. В небе плыли легкие облака. В бухте почти безветренно. Изредка на лазоревой поверхности сверкал пенистый барашек… В пролив Босфор медленно вползал зелено-белый пароход с длинной, как макаронина, трубой; над ней поднимался черный дым; он догонял жемчужные облака и лениво уплывал вместе с ними куда-то в сторону моря.

От острова шла шампунька. Она медленно приближалась. Китаец-лодочник, стоя на корме, без устали поворачивал весло то вправо, то влево. Он мурлыкал себе под нос что-то очень протяжное, монотонное. Весло однообразно поскрипывало в уключине. Под плоским носом журчала вода. Парус на бамбуковой мачте слегка шевелился от чуть заметного дыхания ветерка.

Шампунька проскользнула возле огромного серого корпуса японского крейсера с золоченой хризантемой на форштевне и направилась к Эгершельду. Теперь стал виден и пассажир в синей робе и серой кепке, полулежавший в лодке. Он задумался и не замечал резких вскрикиваний чаек, кидавшихся на остатки пищи, выброшенные с борта крейсера. Пассажир Василий Петрович Руденко был плотный человек средних лет и среднего роста. Правая его бровь была приподнята и рассечена шрамом. От безделья мысли в голове Руденко густо наползали одна на другую. Он вспомнил свою нелегкую жизнь.

«Скоро пять лет, как отгремела Октябрьская революция. По всей России рабочий и крестьянин крепко взяли власть в свои руки, а наша доля — по-прежнему хоронись в лесах и сопках. В Приморье полно белогвардейцев: и оружием грозят, и кусают больно. Генералов — пруд пруди… Русский народ державу свою строит, а у нас правители, будь им неладно, торгуют народом. А что сделаешь? Сила солому ломит. Народу-то в Приморье не густо, в газетах писали — полмиллиона едва наберется. А Москва далеко.

Интервенты… В России их и след простыл, а у нас до сих пор японцы на шее сидят, да и другие норовят, что плохо лежит, ухватить».

Василий Петрович поднял глаза на иностранные суда, дымившие на рейде. «Ишь ты, откуда только не набежали! — думал он со злобой. — Все за русским добром… А может быть, мне только чудится?» — подшутил он сам над собой.

Руденко зажмурил и вновь открыл глаза. Перед ним, как и раньше, раскинулась лиловая гладь, стоял босой лодочник, лениво ворочавший веслом. И по-прежнему стояли на якорях чужеземные пароходы…

Китаец курил длинную трубку, серебристый дымок быстро таял в прозрачном воздухе.

На лиловой поверхности бухты вдруг забил фонтан. Руденко не сразу догадался, что это кит зашел в бухту. И опять потекли думы. «Богатый у нас край… а живется простому народу туго. Ох, туго… А все почему?! В России партия всеми делами ворочает, а у нас коммунистов травят. Во Владивостоке десять партий, а может быть, и дюжина наберется. Как пауки в банке, дерутся за власть. Если счесть — четырнадцать „правительственных“ переворотов устроили. И все из кожи лезут, чтобы японцам угодить».

Потемнело, словно нашла на солнце туча, — шампунька плыла под кормой океанского парохода без груза. Из воды выступала лопасть винта до самой ступицы. Василий Петрович посмотрел на огромный руль, прочитал на корме понятное слово: «Лондон». «Порт приписки, — догадался он. — Тоже с пустым брюхом пришел». Но вот какой-то толчок изнутри направил мысли по другой дороге. «Товарищ Андрей меня вызывает, и срочно. К чему бы? Скоро узнаю. Засиделся на Русском острове. Надоело, глаза ни на что не глядят. Как бы опять не влипнуть, — на Полтавской еще, поди, не забыли… — Он усмехнулся, вспомнив свое бегство. — А жена как справляется, Сергунька?.. Как они без меня, бедные?»

Две недели Руденко отсиживался на Русском острове после побега из подвала контрразведки. Смешно сказать, он нашел убежище в бывшей императорской военной академии, осевшей в пустой казарме. Вернее, там приютилось то, что осталось от академии. Служителем при академии был его родной дядя. Василий Петрович узнал, что тут живут и несколько заслуженных профессоров, теперь никому не нужных, что здесь штабелями громоздятся чуть ли не сто тысяч томов, когда-то заполнявших стеллажи в здании на Суворовском проспекте Петербурга. С берегов Балтийского моря книги перекочевали к Тихому океану. Академическую библиотеку увезли, чтобы не досталась большевикам.

Руденко помогал дяде присматривать по хозяйству, за старенькими профессорами, но чаще оставался один.

Первое время было очень беспокойно. С часу на час он ждал курасовских ищеек. По ночам просыпался и в страхе ощупывал постель, чиркал спичкой. Нет, он не на Полтавской. Понемногу обвык, и одиночество больше не тяготило его. Он полюбил чудесную природу острова, не уставал любоваться густым лесом, глубокими извилистыми бухтами, ставил силки на зверюшек и птиц, ловил рыбу. Тишина, раздолье. По воскресеньям сюда приезжала владивостокская публика на гулянье. Играли духовые оркестры. Солдаты выползали из казарм. В такие дни Руденко не показывался из своей комнатушки.

Остров был не так уж безобиден. На нем прятались дальнобойные форты. Каппелевцы школили молодых офицеров. Под землей были захоронены огромные склады боеприпасов. На острове жили американские солдаты, охраняющие радиостанцию.

Везде искали контрразведчики сбежавшего моряка, а вот на Русский остров, да еще под крышу бывшей академии, заглянуть не сообразили.

Сегодня карантин с Руденко был снят. Его вызывал уполномоченный партийного центра товарищ Андрей.

Но вот и берег. Старик китаец подогнал шампуньку к гладким камням, торчавшим из воды. У самого берега Руденко одним прыжком выбрался на землю. Лодочник передал ему две плетеные корзины с рыбой. Василия Петровича ждали. Он сразу узнал грузчика Игнатенкова. Друзья расцеловались по русскому обычаю, крест-накрест…

На Эгершельде безлюдно. Владивосток еще не успел протереть глаза от сна. Даже рабочий народ только-только поднимался с постелей. Дымились трубы, хозяйки готовили завтрак.

Перемолвившись скупым словом, товарищи взяли по корзине (рыба — маскировка, на всякий случай) и медленно стали подниматься на взгорье.

Время тревожное. В городе расплодились бандитские шайки. Каждый день грабежи, убийства. Повсюду шарили агенты разведок и контрразведок. Все они искали главного врага — большевиков и партизан. И чем ближе наступало время исчезнуть всей белогвардейской нечисти, тем она была злее.

Руководству большевистской партии приходилось скрываться. Принимались самые строгие меры конспирации. Всем еще помнился прошлогодний провал. Подпольщики готовили восстание в каппелевских частях. Дело шло неплохо, но в октябре события неожиданно обернулись катастрофически: контрразведка арестовала члена областного бюро Дарелло. Он предал партию. В городе начались повальные аресты и расстрелы. Контрразведчики с фотокарточками активистов бегали по улицам, врывались в дома. Большинство тех, кого они уводили, уже не возвращались обратно.

Начались аресты и в воинских частях. Восстание не удалось. Это были, пожалуй, самые суровые месяцы. Партийный актив ушел в партизанские отряды. По указанию Дальбюро ЦК партии во Владивостоке осталась лишь небольшая группа, работавшая в глухом подполье.

Да, прошлогодние события — тяжелый удар. Долго пришлось партийной организации залечивать раны, собирать силы после предательства Дарелло.

Зато полковник Курасов доволен. Он был главным закулисным режиссером погромов…

Приятели подходили к цели. Улица тянулась берегом. С одной стороны — дома, с другой — крутые обрывы к морю.

* * *

Представитель партийного центра товарищ Андрей давно сидел в маленькой комнате задумавшись, подперев голову руками. Иногда бывает так: будто все ясно, а сомнения гложут. И чем больше думаешь, тем сомнительнее и невероятнее кажется дело. Так и сейчас. Что может быть проще: в Императорской гавани партизаны убили офицера, и каппелевцы направляют туда карательный отряд. Не раз приходилось товарищу Андрею быть свидетелем подобных вещей… Но, с другой стороны, Императорская гавань была отдаленным пунктом в Приморье и не играла заметной роли в стратегических замыслах белоповстанцев. Имело ли смысл направлять туда дорогостоящую экспедицию? Искать там, в неоглядной тайге, партизан все равно что ловить блоху на брюхе живого медведя.

Чутье подпольщика подсказывало, что здесь нужно искать особую подкладку. А может, Императорская гавань — это для отвода глаз; вдруг они задумали высадить карателей в ином месте, в тылу у другого партизанского отряда, захватить его врасплох? Все это тревожило товарища Андрея. Он еще раз перебрал все «за» и «против». Он не забывал, что по «ту сторону баррикад» умный, напористый враг, не брезговавший никакими средствами, — полковник Курасов. Он известен подпольщикам.

А товарища Андрея знали в контрразведке: у полковника была его фотография. Подпольщик выглядел на ней старше своих лет: небольшая бородка клинышком и очки. Волосы острижены бобриком. Но то на фотографии. Теперь у него ни бороды, ни очков. И прическа совсем другая — на пробор. Товарищ Андрей уже привык приглаживать волосы. Он улыбнулся: маленькая хитрость с фотографией преобразила его. Иногда хотелось ему увидеть полковника Курасова. Какой он на вид? Он мысленно представлял высокого, худощавого офицера, с большим лбом, блондина и почему-то в пенсне. «Проиграешь, полковник, — сказал про себя товарищ Андрей. — Все равно проиграешь — против народа воевать трудно и бесполезно».

Неожиданно мысли товарища Андрея приняли другой оборот. Он вспомнил младшенькую дочку Олечку. Ей недавно сравнялось два года. Заболела корью, бедняжка, лежит с высокой температурой. Олечка все просила принести ей золотую рыбку. Он видел большие карие глаза девочки, слышал слабый голосок: «Хочу золотую рыбку, папочка». Товарищу Андрею везло на дочерей. Олечка была пятая: три черные головки и две золотые. Девочки по очереди переносили разные болезни. Забота о докторах и лекарствах не оставляла его все эти годы. Вспомнилась и своя молодость. Служба машинистом на кораблях Сибирской флотилии. Восстание матросов и солдат в 1906 году; он в нем участвовал. Пять лет каторжной тюрьмы. Вернувшись во Владивосток, работал в железнодорожных мастерских на Первой речке. В 1917 году вступил в партию большевиков, участвовал в установлении Советской власти. Но недолго продержалась тогда в Приморье народная власть. Пришли интервенты — и снова тяжелая и опасная жизнь…

Выползло на поверхность всякое вражье. Пришли и ушли белочехи. На короткое время власть народного собрания — и снова белогвардейщина. Черные дни правления братьев Меркуловых, и теперь впереди маячит фигура диктатора Дитерихса. Товарищ Андрей в партийном подполье заслужил славу мастера трудных дел. Он отличался неутомимостью и каким-то особым чутьем, прекрасно ориентировался в меняющейся обстановке. Он доставал деньги, оружие, выходил на рискованные встречи с нужными людьми — и всегда удачно…

Скрипнула дверь в прихожей. Товарищ Андрей прислушался. В комнату осторожно вошел Руденко.

— Здравствуй, здравствуй, Василий! — поднялся ему навстречу подпольщик и, не подавая руки, неожиданно спросил: — Послушай, у тебя дети есть?

— Мальчонка, в Спасске с матерью живет, — удивился Руденко.

— Ну, тогда ничего, давай руку. А то у меня младшенькая корью хворает. Боялся, твоих не заразить бы. Не знаешь, у нас рыбки продаются где-нибудь?

— Рыбки? На базаре какие хочешь. У нас с собой две корзины еще живых…

— Золотые рыбки, игрушечные.

— А-а, понятно. В магазинах на Светланке раньше продавали, теперь не знаю.

Вскоре дверь снова приоткрылась, вошел представитель союза грузчиков Павел Федорович Кондрашев.

— Прости великодушно, товарищ Андрей, запоздал, — сказал он, вытирая лоб синим полотняным платком.

Товарищ Андрей посмотрел на приглашенных, поправил шелковый поясок с кистями на русской рубахе, пригладил на стороны чуть седеющие волосы, тронул маленькие усики.

— Итак, начнем… Тебе, Павел, удалось проверить, куда направляется «Синий тюлень»? — обратился он к Кондрашеву.

— Да. Туда. В Императорскую. Беляки ярятся на партизан за убитых офицеров.

— Большой отряд пойдет на пароходе?

— Около шестидесяти человек, — не сразу ответил Кондрашев. — Солдаты из батальона особого назначения. Сибиряки.

— Не понимаю, — словно про себя сказал товарищ Андрей, — на что они надеются? Партизаны сидеть на месте не будут, уйдут в лес. Вряд ли там их достанут солдаты — они никогда не отважатся рыскать по тайге. А больше в этой гавани карателям нечего делать. Ты уверен, что именно туда направляется отряд?

— Вполне.

Кондрашев имел основание отвечать на вопросы твердо. Лишь накануне он долго разговаривал с унтер-офицером Тропаревым. Откровенная беседа состоялась в ресторане «Поплавок» после двух бутылок холодной, со льда, водки. Представитель союза грузчиков исподволь, терпеливо выпытывал, куда и зачем идут солдаты на «Синем тюлене». Ответ был один: в Императорскую, на расправу с партизанами. Опьянев, Тропарев был несносен: лез целоваться, щекотал усами и бородой; он то проклинал партизан, то пытался петь рыкающим голосом что-то церковное. В конце концов Кондрашев решил, что деньги на водку ушли не зря и что унтер-офицер говорил правду.

Наконец он увидел грузовые документы, заготовленные для «Синего тюленя». Порт доставки грузов — Императорская гавань.

— Ну что ж. Мы должны выручить партизан, — помедлив сказал товарищ Андрей. И все-таки сомнения не оставляли. Его даже сердила излишняя уверенность Кондрашева. «Но что можно предложить иное? Пустые гадания. Я не имею никаких оснований не верить людям. А главное, при всех обстоятельствах карателей надо уничтожить». И он решил не разубеждать собеседников. — Вот ты, товарищ Кондрашев, докладывал, что народ на этом судне свой, крепкий. Давай покажи на личности, обсудим вместе.

Моряков «Синего тюленя» Кондрашев знал неплохо.

— Владимир Туманов, — начал он, раскурив трубку с прогнутым коротким мундштуком. — Человек лучше не надо, машинист, на судне три года плавает. А потом Петряков Фома, кочегар, а еще Тимчук — радиотелеграфист. Эти тоже не подведут. — Кондрашев задумался, помолчал. — Лобков Василий, Ванюшин Тимофей — матросы. И они надежные ребята: сколько оружия в Святую Ольгу мы с ними перетаскали, не счесть… Два дня назад и я еще одного на пароход подослал, тоже неплох — Глушенко Семен, знаете небось? Вот и весь мой доклад.

Товарищ Андрей потрогал пробор, усики.

— Гоже. Народ, вижу, сильный… Ох и табак у тебя едучий… Ну-ка, Василий Петрович, выскажись, ты на Добровольном флоте людей лучше всех знаешь.

— На подбор ребята, — подтвердил с гордостью Руденко, — гвардия, таких ни на одном судне нет.

О рейсе «Синего тюленя» он ничего не знал. На Русский остров слухи не доходили. Почувствовав сомнения товарища Андрея, Василий Петрович решил не откладывая выяснить все, что можно.

— Павел, устрой меня в артель, — толкнул он приятеля локтем. — Дня на два, грузчиком, а?

— Можно, — согласился Кондрашев, — сегодня же сделаем.

Товарищ Андрей записал что-то себе в блокнот.

— Ну, а теперь обсудим, как быть с оружием для партизан, — сказал он, подняв голову. — Нам удалось добыть несколько сот винтовок, патроны и четыре новых пулемета. Все это надо отправлять срочно…

Обсуждение затянулось. На улице показались прохожие. Громыхая по камням железными ободами колес, потянулись в порт грузовые извозчики. На вокзал торопились китайцы с рогульками за спиной. Слышались гнусавые выкрики торговцев-разносчиков. Солнце поднялось над Русским островом, теплый луч ударил в окошко и заиграл на столе.

— Ну, как будто все, — сказал товарищ Андрей. Он потянулся и широко зевнул. — Рановато сегодня встал, четырех не было… По нынешним временам болтать напрасно языками опасно. Старшим на «Синем тюлене» назначим, пожалуй, Туманова? Пусть что хотят делают, а каппелевцы не должны быть в Императорской. И Тимчуку строго наказать: держать нас в известности — морзянка у него в руках. На радиостанции наши сидят, тут же дадут знать, коли что… Тебе, Василий Петрович, партия велит все, что здесь говорено, обеспечить. С командой еще раз поговори, время наступает горячее. И осторожнее, себя береги, — добавил он. — Контрразведчики твои подвиги долго не забудут.

— А если «Синего тюленя» потопить придется, тогда как? — вдруг спросил Кондрашев.

Товарищ Андрей задумался.

— Топить пароход негоже, — решил он. — Народное ведь добро. Денег больших стоит. А потом, сколько их у нас, пароходов-то, — раз, два и обчелся… Пусть ребята что другое придумают… Как, Василий Петрович?

— Правильно, — поддакнул Руденко.

— Ишь ты, потопить пароход! — вдруг рассердился товарищ Андрей. — Каждый дурак сумеет, дело нехитрое… Ну, — замялся он, — еще слегка на мель посадить, ежели необходимость к тому будет… это можно. Но только слегка, чтобы вреда большого не сделать. — Он пригладил волосы. — Ну уж если и потопить, то… Вы смотрите, власть возьмем — с нас строго спросится, коли судно зря затопим… Погоди, погоди, товарищ Кондрашев, — живо обернулся он, заметив, что грузчик заправляет трубку новой порцией самосада. — Вот как выйдем на волю, тогда и дымись. После твоей махорки на стенку ползти впору. Да и образа в комнате. — Усмехнувшись, товарищ Андрей показал на темные иконы в серебряных ризах. — Негоже, закадишь святых.

Кондрашев молча спрятал кисет в карман.

— Вопросы есть? — спросил товарищ Андрей. — Нет. Ну давайте расходиться. Порядок не нарушать, каждый иди своей дорогой.

Последним из домика на Эгершельде вышел машинист Руденко. Негромко звякнув щеколдой калитки, он круто взял вправо, в торговый порт. Чуть погодя на крыльцо вышел хозяин дома грузчик Игнатенков. Присев на перильца, он проводил глазами своих гостей, пока они не скрылись из виду.

Отсюда хорошо открывался Русский остров. На рейде дымились военные и торговые корабли под разноцветными флагами. Виднелись мачты и трубы стоящих у причалов пароходов. А далеко впереди белел парус; он казался снежным облачком, плывущим над самым морем.

Глава третья. ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ЯПОНСКОГО КОМАНДОВАНИЯ И АМЕРИКАНСКИЙ ПРОПОВЕДНИК

Владивосток живописно раскинулся на склонах прибрежных сопок. На Светланской, главной улице, протянувшейся через весь город, немало красивых зданий, отличных магазинов, ресторанов, торговых контор.

Противоположная сторона бухты покрыта пышной растительностью. По вечерам в саду «Италия» гремела музыка. Летний ресторан сада работал как обычно. Многие ездили отдыхать на «тот берег»…

Полковник Курасов шагал по шумной Светланке. На улице множество военных в русской форме: гимнастерки, фуражки с кокардами. Но какое смешение мундиров, какая пестрота погон и лампасов!.. С тяжелым чувством смотрел он на них: жалкие остатки… Во что превратилось доблестное русское воинство!.. Неожиданно он вспомнил, как под Красноярском белочехи отобрали паровозы у «верховного правителя» Колчака. Его поезд долго стоял обезглавленным на каком-то разъезде. Стыд, позор. Русские офицеры долго не могли смотреть друг другу в глаза. Сердце полковника сжалось. Он остановился у дверей дешевенькой гостиницы: «Электр. освещение. Паровое отоп. Цены вполне умеренные. Гарантируется приятное пребывание».

«А твоя грудная жаба? Надо лежать, — вздохнул Курасов. — „Гарантируется приятное пребывание“! Скажите! Может быть, мне перебраться в эту гостиницу?» Он усмехнулся.

Во что превратилась война? Курасов посвятил всю жизнь войне. А итог? Армия разваливается. Убегают не только солдаты, но и офицеры. Где друзья и где враги? Многие офицеры, в недавнем прошлом блестящие гвардейцы, похвалялись, что уничтожение «взбунтовавшейся черни» стало их профессией. Профессия русского человека — уничтожать русского человека. Боже мой!.. За полушубок, за старые валенки, случалось, убивали, не задумываясь, безоружных людей…

У входа в кинотеатр собралась толпа. Пьяный японский офицер грубо толкнул пожилого русского подполковника. Женщина, которую тот держал под руку, упала. Подполковник резко обернулся к японцу. Курасов услышал пронзительный взвизг. Толпа расступилась, и подполковник быстро прошел мимо. Народ стал расходиться. На тротуаре остался зарубленный шашкой японский офицер. С другой стороны улицы бежали японские солдаты. Курасов мысленно пожал руку подполковнику.

Замешательство на улице продолжалось недолго. Солдаты унесли труп, дворники засыпали кровь песком. Несколько человек, первые попавшиеся под руку, были арестованы японской полицией.

И снова потекла обычная жизнь.

«Распоясались господа самураи, — думал Курасов, — если не учить — совсем на шею сядут».

На Светланской оживленно. Даже слишком оживленно для серого, будничного дня. Улица полна разношерстной публики. Много японцев, китайцев и корейцев в национальных одеждах. Среди военных — не только русские. То и дело над головами прохожих виднеются коричневые панамы американских солдат. Японские и американские патрули… Курасов сжимал кулаки, встречаясь с отрядами низкорослых солдат в мундирах цвета хаки с узкими красными поперечными погончиками. Уже четыре года они стучат по русской земле грубыми ботинками. Сбоку, красуясь, шли офицеры с короткими саблями.

Цокают копытами лошади. Кричат разносчики газет. Квакают автомобили. Заборы, рекламные тумбы и щиты густо заклеены пестрыми, броскими объявлениями.

Во Владивостоке найдешь людей со всех концов России. Разные люди, но одно у них общее: это беженцы. Их пригнал сюда страх перед Советской властью. Кого только здесь не было!.. Город не мог разместить всех беглецов (многие годами жили в вагонах), не мог предоставить работу. Процветали азартные игры, грабежи и убийства. Авантюристы всех мастей, жулики, громилы нашли здесь превосходную среду. Все торгуют и всем торгуют. Некоторые приехали во Владивосток с чемоданами, набитыми золотом и драгоценностями, другие снимали последнюю рубаху и несли на Семеновский базар. И всех их томил ужас перед новым, грядущим, необоримым. А как же местные, владивостокские? Здесь не только Меркуловы. Большинство коренного населения — скромные трудовые люди. Им нечего продавать, нечем торговать. Они не боялись Советской власти, ждали ее. И не только ждали… Уж кому-кому, а Курасову хорошо известны подполье и партизанские дела.

«Грозный» полковник контрразведки имел веские основания для беспокойства. Все явственнее надвигалась развязка. Советская Республика набирала силы, народ повсюду стоял за свою власть. Белым силам и японцам приходилось все жарче.

Огромный красочный плакат в окне магазина отвлек внимание Курасова от невеселых мыслей. Он остановился, прочитал:

КОНКУРС ЖЕНСКОЙ

КРАСОТЫ!

Бывший театр «Аквариум»,

уг. Алеутской и Пекинской

В субботу, 20 июля, состоится организованный газетой «Вечерняя звезда» конкурс женской красоты с выбором первой красавицы г. Владивостока в 1922 году. В жюри конкурса входят: литераторы, поэты, журналисты, художники и представители общественности. Число билетов ограничено.

«Как раз время… Эх-хе-хе», — вздохнул полковник.

На углу Китайской ему встретилась полная высокая женщина с пустыми глазами, смотревшими поверх толпы. На груди белая лента. По ней черными буквами написано: «Я гибну — но вас я презирают.

Женщина шла прямо на Курасова. Он посторонился.

Международный клуб. Светланская, 23. У дверей объявление:

«Буфет снабжен самыми лучшими заграничными винами. Единственный клуб во Владивостоке по своей художественности и уютности. Карточный стол. Готовят вкусно, подают красиво. Ежедневно карты и лото с котлом и призами».

В этот час в клубе было свободно. Полковник сел за столик у окна и развернул газету. Китаец с восковым лицом и в белой куртке принес кофе и рюмку коньяка.

В газете мало интересного. Зверства большевиков, голод в Москве и в Петербурге. Карикатура на комиссаров… Речь Спиридона Меркулова с пророчествами на август. Компания «Кайзерлинг» сообщает об отходе в очередной рейс пароходов «Тунгус» и «Алеут».

На третьей странице — подробности ареста председателя правления Добровольного флота Компаниона и его помощников. Всесильного Компаниона содержат под стражей на канонерской лодке «Манджур». Директором-распорядителем Доброфлота назначен капитан первого ранга Харин.

Курасову хорошо известна подоплека дела Компаниона: он не захотел выполнить приказ Меркулова — отдать доходы флота правительству.

Интервью атамана Семенова. Сообщение специального корреспондента из Дайрена «Русский самурай»… Как ненавидит полковник этого атамана! На мгновение перед ним возникла коренастая фигура в казачьей папахе, заплывшее жиром лицо цвета малосольной семги, самодовольно закрученные черные усы, чуть раскосые глаза. Ненасытное вожделение к власти сделало этого человека японским прислужником. Под их диктовку он заключил соглашение о созыве в Чите Народного собрания… «Заигрывать с гнилыми демократишками… Дурак! — Курасов сжал кулаки. — Политика Семенова повела к дальнейшему расколу в армии. Многие командиры отказались признать его главнокомандующим. А демократишки? Атаман решил, что завоюет их признание, — как бы не так! Народное собрание большинством голосов выразило ему недоверие… Говорили, что у Семенова чай подают полковники. Неизвестно, полковники ли за лакеев, или лакеи возведены в полковники. Тьфу!..»

Курасов не стал читать сообщение специального корреспондента из Дайреиа. «Газетные звонари, подрукавные литераторы…» Он перевернул страницу. Эта усеяна рекламой и короткими сообщениями:

«Суточный приток экспортных грузов за вчерашний день — 160 вагонов».

«Восстановление мертвого города. Жители Николаевска-на-Амуре направляются обратно в свой город. Из двух тысяч сохранилось 60 домов».

«Для проверки действий отдела снабжения военно-морского ведомства назначена комиссия под наблюдением члена правительства И. И. Еремеева»…

В клубе тихо, будто в церкви после службы. Официанты ходят неслышно, как привидения. Редко-редко звякнет ложка — кто-то размешивает сахар. Или прошелестят газетные листы. Кашлянет кто-нибудь. И опять тихо.

«Лекция старейшего депутата Народного собрания князя А. А. Кропоткина»… «Старая лиса, хлебом не корми — дай покрасоваться на любой трибуне».

«Вернулся из Посьета катер „Призрак“. Готовится к отходу по побережью пароход „Монгугай“…

Наконец, на вкладном листе полковник обнаружил обширную статью о земском соборе времени XVII века.

«Артиллерийская подготовка, — подумал Курасов. — Дитерихс рыхлит себе историческую почву. Что ж, посмотрим».

Он знал гораздо больше, чем напечатано в газете. За каждой строкой прятались недомолвки, сомнения, тревоги. Мало кто теперь верил в то, что написано, все старались догадаться, что стоит за красивым словом, за каждой пышной фразой.

Огромные часы, гордость клуба, пророкотали четыре. К Курасову подошел худощавый японец. Подняв шляпу, японец раскланялся.

— Разрешите присесть за ваш столик, полковник?

— Прошу, рад вас видеть.

— Оо-о, я также…

Курасов не был намерен тратить время на лишние любезности и заявил прямо:

— Я вас слушаю.

— Японское командование было бы вам очень благодарно за услугу. — Офицер изобразил улыбку. Каждую фразу он сопровождал извинениями и поклонами. — Конечно, все совершенно доверительно.

— Десять тысяч иен, — не ожидая дальнейшего, сказал полковник. Разговор об этой услуге начался не сейчас.

Японец перестал улыбаться.

— Японское командование считало…

— …считало, что нашло простака, — перебил Курасов. — Подумайте сами, капитан, какой мне смысл отдавать вам документы? Ради чего? За вашу улыбку? Я никогда не питал к вам, дорогой коллега, нежных чувств. Как русский, я считаю большим хамством вашего командования захват Приморья. Как монархист, я не признаю никаких республик, поэтому терплю вас как неизбежное зло. Надеюсь, вы не обиделись?

Лицо японца было бесстрастно.

— Однако, господин полковник, вы, русский человек, берете деньги за…

— Пожалуй, довольно, капитан Тадзима, не уходите и не уводите меня в сторону. Короче: если вы согласны, я передам вам двадцать обстоятельных досье на интересующих великую Японию наших политиков и военных деятелей. — Полковник усмехнулся: у него-то было свое мнение об этих политиках и о мечтаниях великой Японии.

Тадзима молча курил сигарету, рассматривая висевший на стене красочный герб города Владивостока: на зеленом щите золотой тигр взбирается на серебряную гору, увенчанную зубчатой башней-короной. У тигра червленые глаза и язык. В нижней части щита — скрещенные якоря, обвитые александровской орденской лентой…

— Ваши условия будут доложены моему командованию, — невыразительно сказал японец, оторвавшись от герба. И вкрадчиво добавил: — Уверен, что досье превосходны. И… нельзя ли уточнить состав этих двадцати?

— Отчего же, — пожал плечами Курасов, — деловой вопрос! — Он назвал японцу несколько фамилий, присовокупляя короткие уничтожающие характеристики. — Вы довольны? — закончил он. — Позвольте предсказать, что этих господ вам, Японии, скоро придется взять на иждивение. А я, заметьте, капитан Тадзима, хочу быть независимым, когда… — он чуть помедлил, — независимым в моей будущей жизни.

Японец облизнул сухие, бледные губы. Сам разведчик, он привык иметь дело со всякими людьми, но его, хотя он ничем не выдавал это, поразила откровенность и беспощадная язвительность Курасова. А в ней не было ничего удивительного. Кадровый русский офицер, он искренне презирал всех выскочек и проходимцев, которых только что перечислил. А в политической игре они уже были не нужны, даже мешали. Курасов умел различать бутафорскую и реальную силу.

А самое главное, ему нужны были деньги, как можно больше денег. Он хочет жить для спасения России.

— В досье, — сказал полковник, — есть не только прошлое, настоящее, но и будущее этих господ… Кстати, — перевел он разговор, — как вы переносите здешний климат?

— Очень отлично, — поспешил ответить японец, — как дома.

— Однако дома вы не ставите в спальне и кабинете корыта с водой, — с легкой насмешкой говорил Курасов.Он-то знал, как тяжело переносит сухость воздуха Тадзима.

— Немного сухо, да. Но это ничего, совсем ничего… Я доложу японскому командованию свое положительное мнение. — Японец растянул в улыбке тонкие губы. Потом он сказал: — Японское командование просит вас еще об одном одолжении.

Тадзима явно угодничал. Но сквозь его улыбку проглядывали крепкие зубы.

— Слушаю.

— Завтра уходит в море пароход «Синий тюлень». На нем… эта… экспедиция… Японское командование хочет послать офицера. Мы обращались к поручику Сыротестову, но он сослался на вас. Требуется ваше разрешение.

Японец снова улыбался и кланялся.

«Откуда он узнал о „Тюлене“? И чего ради Сыротестов направил его ко мне? — недоуменно подумал полковник. — Впрочем, мне-то что? Бессмысленно скрывать от японцев операции против партизан, тем более эту. Она ничего никому не даст. В тех районах нужны совсем другие действия. Напрасная трата средств. Партизан надо бить в местах более близких, в Анучинском гнезде, например. Но что делать — экспедиция утверждена правительством». Однако Курасов отметил про себя внимание Тадзимы и тех, кто стоял за ним, к экспедиции.

— Я, собственно, не против. В таких делах мы всегда за сотрудничество. Поручик Сыротестов получит указание…

Как всегда, Курасов, столкнувшись с чем-то неясным, уже не мог отмахнуться от него, пока не докапывался до сути. «Что японцу делать на „Синем тюлене“? — думал он. — Посмотреть, как повесят нескольких красных? Вряд ли. Может быть, их что-то интересует в Императорской гавани? Да нет, они и так чувствуют там себя довольно уверенно. Попробуем прощупать степень их заинтересованности».

— Кстати, и у меня будет небольшая просьба, — сказал полковник, — помочь патронами нашим карателям. И еще: выдать из ваших складов теплое белье и сапоги для солдат.

Японец закивал и вынул записную книжку.

— Хорошо, хорошо, я доложу. На пароходе всего шестьдесят солдат, не так ли? Уверен, что ваша просьба будет выполнена. Мы благодарим вас, полковник.

«Легко согласился, голубчик… Здесь что-то есть», — размышлял Курасов. Оп тоже взялся за перо.

— Фамилия вашего офицера?

— Капитан Тадзима.

— Вы сами? — откровенно удивился полковник. — Что ж, мне остается пожелать успеха. Надеюсь, вернувшись, вы приготовите прекрасный доклад, как бороться с партизанами. — И подумал: «Тадзима не нуждается в развлекательной морской поездке. Это хитрый лис».

— Благодарю, благодарю. Сегодня, полковник, вы получите ответ. И на вашу просьбу, и об условиях передачи документов на лиц, которых вы так талантливо обрисовали.

Японец распрощался. Курасов проводил взглядом его быструю фигуру, мелькнувшую за окнами клуба, и, допив кофе, тоже стал собираться.

«Посмотрю-ка я сам на этот „Синий тюлень“, — решил полковник, выходя на улицу. — Почему это мой токийский коллега так заинтригован советскими партизанами?»

Пароход стоял у пассажирского причала, как раз напротив правления Добровольного флота. Это было старое, но еще крепкое судно со скошенными мачтами.

Из пыльных и темных складов грузчики носили к борту «Синего тюленя» тяжелые мешки не то с сахаром, не то с рисом. Мешки укладывали на стропы из манильской веревки. Когда груза подбиралось достаточно, строп уходил в трюм.

Моросило. По небу плыли тяжелые, низкие облака. Трехцветный флаг на корме парохода набряк и обвис.

Потоком двигались по причалам ломовые извозчики. На телегах разные товары, порой самые неожиданные: унитазы, мешки с мукой, телефонные аппараты, связки кожи, ящики консервов. Навстречу им шли повозки, пустые или груженные тяжелыми бочками с рыбой. Железные ободы колес оглушающе гремели по булыжной мостовой. В воздухе висела брань извозчиков. Цокот лошадинных подков. Истошные голоса виро-майнальщиков. Грохот лебедок…

«Синий тюлень» стоял между двух судов. По корме приткнулся небольшой пассажирский пароход местной линии, а с другой стороны высились борта норвежского транспорта.

Грузчики двигались непрерывной цепочкой. У каждого на голове будто капюшон — пустой мешок. Курасову рабочие казались все на одно лицо — серыми, плоскими. Глаза его бездумно скользили по запорошенным амбарной пылью фигурам… Но кто это? Полковник поймал быстрый взгляд одного из грузчиков и мгновенно насторожился. Что-то знакомое… Это был человек, с которым Курасов меньше всего ожидал сейчас встретиться.

Полковник напряг память. Лицо лишь промелькнуло, и все же он заметил синеватый косой шрам через бровь. И вдруг он вспомнил все. Две недели назад этот человек удрал из контрразведки в самом разгаре следствия. Бежал вместе с конвойным солдатом. Смутьян и красный агитатор! Курасов был уверен, что он связан с партийным подпольем. Стараясь казаться безразличным, полковник сунул руку в карман и отвел предохранитель на кольте. Как только беглец появится еще раз, он позовет солдат и арестует его. Прошло несколько минут, но грузчик с рассеченной бровью как в воду нырнул. «Ну конечно, он тоже узнал меня и поспешил убраться», — сообразил полковник.

Немало крови попортил портовый народ полковнику Курасову. Это через их руки шло в тайгу оружие для партизан, медикаменты, продовольствие. Грузчики были хитры на выдумку и неуловимы, а те, что попадались контрразведке, отказывались что-либо говорить. Владивостокские портовые рабочие были силой, с которой приходилось считаться.

Живая цепочка не прерывалась. Один за другим шли грузчики с мешками на плечах. Некоторые оборачивались к полковнику, и ему казалось, что они смеются над ним.

Курасов понял, что тут ему больше ждать нечего. «Надо скорей организовать погоню», — решил он. Переступая через стальные тросы, удерживающие пароходы у причалов, он еще раз прошелся взглядом по «Тюленю» и повернул к выходу в город. У широкого мола, в тесной будке стрелочника — самое укромное здесь место, — его ждал грузчик Кукин, платный осведомитель контрразведки.

— Василий Руденко, — торопливо заговорил он, — с утра работает на погрузке «Синего тюленя», обедал в кочегарском кубрике, грузчики неспокойны, все время шепчутся. Посылайте людей, Руденко можно взять…

— Небольшого роста, широкий в плечах, бровь рассечена? — спросил полковник, вытирая мокрое от дождя лицо.

Кукин кивнул головой.

Большевистский агент, арестант Василий Руденко. Дьявольщина! И полковник сам спугнул его… Досадно! Вряд ли еще представится такой случай. Курасов понимал, что грузчики волнуются не случайно, тут без Руденко не обошлось.

«Идиот, надо было доложить еще утром!» — чуть не крикнул шпику полковник.

— «Можно взять»!.. — передразнил он. — Попробуй возьми!

Осведомитель сразу увял. «Черная гвардия» боялась начальника контрразведки.

— Но я оставил Соломаху следить за ним, господин полковник. Не упустим…

— Ладно, — бросил Курасов, успокаиваясь. «Соломаха ловкий агент. Может быть, тот, со шрамом, на этот раз не сорвется с крючка. Посмотрим». — Еще что?

— Этих надо убрать, иначе «Синий тюлень» может и не выйти из порта. — Сыщик сунул в руку полковнику бумажку.

— Прекрасно… Но если Руденко не найдете, вам несдобровать.

Несколько огорченный всем этим, полковник направился было домой. Но тут его настиг американский проповедник Томас Фостер.

— О-о, дорогой полковник! — воскликнул американец, распространяя вокруг спиртной дух. — Как я рад вас видеть! Я собирался к вам, и вдруг вы здесь. Прошу, зайдите в наш клуб, тут совсем недалеко.

Курасов согласился. Его заинтересовало, что хочет от него проповедник. И кроме того, у полковника были основания присмотреться к этому клубу. Ему докладывали, что как будто здесь встречаются партизаны, используя клуб по-своему. «Спросим, кстати, и об этом. Как-никак клуб и общество, которое его содержит, под особым покровительством американского консула Макгауна». К американцам Курасов относился совсем не так, как к японцам, — врагами их не считал. Наоборот, он чувствовал признательность. Без янки, полагал он, японцы в Приморье распоясались бы вовсю. В вину американцам Курасов ставил лишь слишком, по его мнению, демократическое поведение генерала Гревса. Вместо помощи он только мешал верховному правителю Колчаку, что всегда удивляло полковника. Но это дела минувшие.

«Наконец! — подумал Курасов. — Совсем не плохо переждать надоедливый дождик под крышей уютного клуба». Он не без удовольствия последовал за проповедником.

В пакгаузе из гофрированного железа, куда они вошли, американцы оборудовали клуб общества «Христианскийсоюз молодых людей». Над входной дверью — его эмблема: равнобедренный треугольник, на сторонах которого написано: «Ум, душа, тело». В клубе буфет, спортивный зал. В буфете подается бесплатно кофе и печенье. Дешево продается шоколад. В этот клуб обычно пускают только моряков.

Но иногда бывают и другие посетители. Об этом говорил красочный плакат у дверей клуба:

БЕСПЛАТНО — СЕГОДНЯ — БЕСПЛАТНО

исключительно для учеников и учениц

знаменитая картина (длина 15000 футов)

ЖИЗНЬ И СТРАДАНИЯ ИИСУСА ХРИСТА

Инициаторы ХСМЛ совместно с редакцией газеты «Владиво-Ниппо»

Начало ровно в 1 час дня

Для посетителей клуба цена билетов

от 1 до 2 иен.

Организаторы из ХСМЛ устраивают танцы и всякие развлечения, а главное, не забывают другую работу, более существенную. И все это под маской религиозного общества. Одной из значительных персон в этом клубе был проповедник Томас Фосгер, широкоизвестный морякам как любитель выпить. Одет он был всегда в обыкновенный черный костюм, в котором ничего церковного — только белый воротничок застегивался сзади.

Томас Фостер усадил полковника в укромном местечке на тяжелый дубовый стул, подсел сам. Они закурили. Несколько минут прошло в молчании. И проповедник и Курасов, прикрывшись облаком табачного дыма, обменивались пытливыми взглядами.

— У меня большая просьба к полковнику, — начал Томас Фостер без предисловий. И подчеркнул: — Личная просьба.

— К вашим услугам, — охотно отозвался Курасов.

Поглаживая толстыми пальцами корешок маленького молитвенника в черном кожаном переплете, проповедник сказал:

— Тут, рядом с нами, грузится пароход «Синий тюлень». Мне стало известно, что он идет на север… как это сказать… наказывать партизан… Я хотел бы участвовать в этой экспедиции. Может быть, мне удастся с помощью святого слова спасти партизанских юношей от Страшного суда. Бог наш, Джисус Крайст, велел быть милосердными. — Фостер поднял глаза к потолку. — Мое призвание — помогать молодежи… Если вам угодно, меня поддержит мистер Макгаун.

Полковник в который раз за этот день изумился. И этот на «Синий тюлень»!.. Теперь он не сомневался, что рейс парохода вызывает интерес куда более глубокий, чем очередная карательная вылазка. В отряде Сыротестова у него были свои. Нужен, решил он, понадежнее глаз и в судовой команде. Японец, грузчик с рассеченной бровью, целый список ненадежных, а теперь — американский проповедник… Курасов был прекрасно осведомлен, что деятельность этого попа выходит далеко за стены клуба, но все же…

«Ну ничего, поживем — узнаем», — в этом Курасов не сомневался. К нему в кабинет сходилось много нитей. А сейчас он не видел причин отказать американцу.

— Я не возражаю, мистер Фостер. Не будем напрасно беспокоить консула. Можете хоть сейчас перебираться на пароход… Однако должен сказать, святой отец, сильные ощущения укорачивают жизнедеятельность человека… И не только в море, но и здесь. Я бы посоветовал вам присмотреться к клиентам клуба, — без нажима продолжал полковник. — Впрочем, скажу прямее: вас, мне известно, навещают партизаны.

— О, — проповедник изогнул брови, — прошу дорогого полковника удостоить нас подробностями. В меру наших сил мы поможем русским братьям. Да, да, русским братьям во Христе… О-ла-ла, а не выпить ли нам, господин полковник?

Он подозвал миловидную девушку с белой наколкой.

За кофе с ликером эти два совсем несхожих человека быстро договорились. Две фотокарточки молодых парней — один в кожаной куртке, другой в шинели и фуражке реального училища — перекочевали из кармана Курасова к проповеднику.

Расстались они приятелями, Фостер подарил полковнику из своих запасов бутылку выдержанного шотландского виски. Его покорил прекрасный английский язык полковника.

Шагая по улице, Курасов думал о начальнике карательного отряда. Поручик Сыротестов… Что известно о нем? Сын богатого купца-оптовика, произведен в офицеры Колчаком.

А вообще-то весьма ограниченный человек. Должность в контрразведке была явно выше его способностей: иногда он готов был видеть партизана в каждом, а другой раз ничего не замечал у себя под носом. Полковник не раз прозрачно намекал ему на это, рекомендуя избрать другое поприще.

А какое другое? Пехотный строй? Но купчику в офицерском мундире, не желавшему мозолить нежные ноги в пехоте, оказывали поддержку Меркуловы. Командиром особого отряда Сыротестов тоже был назначен по указанию Меркулова, и полковнику оставалось только повиноваться. Да еще эта шальная баба, Веретягина, которая тоже вздумала плыть на «Синем тюлене»… Сестра милосердия? Не мог поручик подобрать кого-нибудь попроще… Будет она за ранеными ухаживать, дожидайся. А вот с ней самой возни не оберешься.

Глава четвертая. ТОРГОВЫЙ ДОМ БРАТЬЕВ МЕРКУЛОВЫХ С СЫНОВЬЯМИ И ЗЯТЕМ

Сегодня заседание правительства шло под председательством Спиридона Меркулова. Военный путч кончился для него благополучно: прежде всего, он остался жив. Генерал Ди-терихс, срочно вызванный Народным собранием из Харбина, пока отказался от власти. Меркулов, осмелев, кончил отсиживаться в своей квартире, охраняемой морскими стрелками.

Обсуждались финансовые вопросы. Денег в казне, как всегда, не было. Что же еще можно продать?

— Все это время мы жили сбытом грузов и кредитами иностранных держав, ну, немного таможенных сборов, — подал с места голос управляющий финансами. — Позор, так никто существовать не может!

Недавно склады Владивостока ломились от запасов, сделанных во время воины с немцами царским и Временным правительством. Владивосток был единственным портом, куда удавалось безопасно доставлять грузы. Их набралось здесь около миллиона тонн! Нужен был целый флот, сотни пароходов, чтобы вывезти их морем, тысячи поездов для отправки по железной дороге.

Тут были хлопок и резиновые покрышки для автомобилей, оружие, боезапасы, обмундирование, продовольствие, стратегическое сырье. Обувь, кожа, седла и много других ценных товаров. Даже автомобили. Тысячи нераспакованных ящиков. Из-за них, уверяли иностранные дипломаты, началась сама интервенция. Союзники, видите ли, не хотели, чтобы грузы попали в руки немецких военнопленных, находившихся в Сибири, которые, кстати, и не помышляли об этом. Значительная часть грузов была отправлена после революции органами Советской власти в Центральную Россию, но немало осело здесь. Японцы, взявшие охрану складов на себя, больше всего боялись, чтобы оружие и боеприпасы не попали к партизанам. Они помнили неудачную авантюру Лондона с колчаковскнм правительством. Тогда десятки тысяч его солдат, одетых и обутых в английскую форму, с английским оружием перешли к красным. Поэтому японское командование скупо отпускало огнестрельный товар своим подопечным, белогвардейцам. Что касается других грузов, то они «разрешали» братьям Меркуловым продавать их по дешевке японским коммерсантам.

Приамурские правители без зазрения совести разбазаривали товарные ценности бывшей Российской империи, скопившиеся в Приморье. Но теперь, кажется, все, что могло найти покупателя, уже было расторговано.

— Шире использовать природные богатства, — говорили выступающие в прениях. — Отдать на концессию рыбные промыслы, вырубку леса…

Но японцы уже давно захватили выгодные рыболовные участки. Они ловко вылавливали лососей в самом устье Амура: к жителям верховий рыба не доходила. Японцы хищнически валили лес.

Но главное — на повестке дня — задачи правительства, возникшие в связи с предстоящим уходом из Приморья японских войск. Факты есть факты: белая армия разгромлена Советами, иллюзии насчет японизированного Дальнего Востока развалились. Японцы убедились в полном провале интервенции и открыто заговорили о сроках эвакуации: август — октябрь…

Спиридон Денисович Меркулов, глава правительства, с постным лицом, подперев рукой голову, задумался. Сначала мысли вертелись около заклятого врага, генерала Вержбицкго. Вот он, перед глазами: маленький, бритый. Странная ролуштатская форма и погоны. Два «Георгия». Польский акцент. «Бог помощь Народному собранию», — вспомнил он слова каппелевского генерала… Да что генерала… Даже свои, торговцы и промышленники, подвели. Собственно говоря, от них и началась вся свара. Спиридон Денисович вынул из кармана ультиматум торгово-промышленной палаты. На листе было четко отстукано лиловыми буквами:

«1. Решительно протестовать против захвата японцами русских рыболовных участков без всяких торгов и даже простого уведомления местных русских властей.

2. Протестовать против передачи правительством японские фирмам казенных грузов и казенных предприятий, являющихся общим национальным достоянием русского народа.

3. Требовать от приамурского правительства передачи всей полноты власти Народному собранию.

4. Настаивать перед Народным собранием, чтобы новое правительство немедленно вошло в переговоры с правительством Читы и заключило с ним мирное соглашение на условиях широкой автономии для Приморского государственного образования».

Меркулов по-настоящему не мог обижаться на своих собратьев. Для него все было ясно: прижали японцы. Какая уж тут конкуренция! «Все двери для русских капиталов закрыли. А в Москве по-новому смотрят… Говорят, частную торговлю и концессии разрешили. Чита… Для кого я правительство, а для кого — Чита. Ох эта Дальневосточная республика! Хитро, хитро придумано… Большевики в затылок дышат, вот-вот сграбастают нас всех тут, и поминай как звали».

Японцы… Да, эти не дремлют… Им требуется свой карман набить. И все же после июньского путча он окончательно уверовал, что для него, Меркулова, японцы самые надежные друзья. По просьбе японского командования стрелки адмирала Старка взяли его под защиту. Брат Николай спасался на квартире начальника японской военной миссии полковника Гомми. На своих, на белых, надежда плохая. Вчера каппелевцы жаждали меркуловской крови, а завтра атаман Семенов не моргнув отправит его на тот свет. Но расположение японцев надо заслужить: они поддерживали только тех, кто был им полезен. Уссурийская железная дорога… В последнем разговоре господин консул прямо сказал: «Японцы хотят ее купить». Можно ли пойти на это? В былое время он никогда не посмел бы подумать о такой сделке, расплата за которую — каторжные работы. Впрочем, раздумывать уже поздно. Что ему, Меркулову: законно — незаконно… он теперь сам закон.

А японцы час от часу наглеют, раздевают край донага. Ему рассказывали, что они снимают с крыш оцинкованное железо, обдирают свинцовые оболочки снарядов из русских складов, снимают, где возможно, железнодорожные рельсы… Вот она, дружба с соседом, у которого на дворе пусто.

Завтра Меркулов должен дать положительный ответ насчет дороги, иначе японцы откажутся от него… Японцы! Он считал их несокрушимыми: дисциплина, порядок. И вот такая, казалось бы, твердь зашаталась. Для Спиридона Меркулова их уход не был неожиданностью. Крупные провалы и неудачи в России не могли сойти благополучно для японского правительства. Крах. Новый токийский кабинет во главе с адмиралом Като поспешил заявить об изменении дальневосточной политики. Назначена конференция с Дальневосточной республикой. Ниже этого нельзя пасть.

Меркулов выпрямился, погладил тщательно выбритый подбородок и вздохнул. Трудные времена наступили. Выворачивайся как умеешь. С одной стороны, японцы, с другой — вечно голодные солдаты и офицеры российского воинства. Двадцать пять тысяч ртов. И для себя кое-что надо отложить, иначе какой тут смысл рисковать башкой!

В зал заседаний тихо вошел седой официант с черным эмалированным подносом. Традиция. На подносе стаканы с крепким чаем и тарелочка с ломтиками лимона. Матово светятся тяжелые серебряные подстаканники.

Очередной оратор прервал речь и ждет, пока слуга обойдет стол. Послышались знакомые звуки: тоненький звон ложечек о стекло. Спиридон Денисович, прижав ложкой желтое колесико лимона, тоже сделал несколько глотков. Это его освежило.

Официант вышел. На его подносе не осталось ни одного стакана. Медленно закрылась резная массивная дверь. Меркулов видел, как опустилась и снова стала на прежнее место ярко начищенная медная ручка.

Опять полились речи. Меркулов краем уха слушал управляющего ведомством иностранных дел Брайковского. Все его предположения — гадание на кофейной гуще, а ведь любит поговорить… Потом выступил финансист, человек верткий, оборотливый. Вот слышатся раскаты могучего голоса брата Николая. Он недавно еще плавал капитаном на амурском пароходе. А теперь крупный промышленник и военно-морской министр. Спиридону Денисовичу и сейчас слышалась в его голосе властная капитанская команда: «Отдай концы!» Но сознанием Меркулова все больше и больше овладевал другая мысль. Вчера он конфиденциально беседовал с одним японским коммерсантом, господином Ямаги, которого знал преотлично: оба неплохо погрели руки на торговых сделках. На этот раз японец вел себя немного странно. Он несколько раз предупредил, что все сказанное им — только его мнение. Этим он лишь насторожил Меркулова и убедил в обратном. Он понял намеки. Больше, чем намеки… Выходит, дело так: японцы могли бы задержаться в Приморье, но только при одном условии. Для всего мира, и прежде всего для американцев, должно быть ясно, что японцы необходимы для русского Востока. А для этого… То, что сказал дальше Ямаги, даже для привычного на всякое Меркулова казалось страшноватым. Международная авантюра с далеко идущими последствиями…

Ямаги просил обдумать предложение. «Главное в этом плане, — вспомнил он вкрадчивый хрипловатый голос, — неожиданность. Большая тайна… Когда японцы будут грузиться на пароходы, надо сделать беспорядок, большой беспорядок… Несколько хунхузских банд… Вы понимаете меня, господин Меркулов: хунхузов тоже надо сделать.О-о, это очень просто: деньги и оружие. Моя фирма может помочь в этом. Но это мое мнение, лично мое. Не забывайте этого, господин Меркулов… Хунхузы будут резать людей, грабить магазины. Хунхузы будут кричать: „Приморье принадлежит китайцам!“ Население очень недовольно, люди скажут: „Японцы, оставайтесь. Без японцев совсем-совсем плохо. Пожалуйста, японцы, оставайтесь!“ Вы пошлете отличную депутацию. Она будет просить японского главнокомандующего… И тогда японцы останутся. — Глаза господина Ямаги сверкали. — Японец не отдаст русскую землю китайцам. Через три дня японский главнокомандующий сделает порядок. Он повесит хунхузов на фонари. А потом японцы сделают настоящее русское правительство. Скоро, очень скоро, через двадцать пять лет. А пока временное правительство будете возглавлять вы, господин Меркулов… Это мое личное мнение. Не забудьте об этом… И еще в правительстве будет господин Семенов, главнокомандующий всех вооруженных сил и походный атаман казаков русского Восточного побережья».

Слушая все это, Меркулов подумал: «Вот как, и главнокомандующих успели подобрать. Вряд ли мы могли бы договориться с атаманом». «Господин Семенов вас будет очень, очень любить, — сказал японец, будто прочитал мысли собеседника. — Надо подумать, господин Меркулов, очень подумать, — обнажив длинные зубы, внушал он. — О-о, мы еще увидимся с вами!»

Прощаясь, вспомнил Спирпдон Денисович, Ямаги сказал: «Надо подготовить статью какого-нибудь ученого о правах китайцев на Приморье. Даже… русского ученого. Это же не будет официальной точкой зрения. Мы напечатаем эту статью в Харбине в китайских и русских газетах накануне хунхузских беспорядков. Да, да, статью известного русского ученого», — подчеркнул японец.

«Ничего не скажешь, ловко задумано. Статья о китайских правах… Ловко… Кому из своих можно довериться в таком деликатном деле?

Брат Николай? Пусть привлечет крупного китаеведа… Впрочем, я и сам такого знаю. Черт возьми, как я мог забыть такую фигуру, как Силантьев! Завтра же вызову, а может быть, и сам к нему съезжу».

— Спиридон, — тронул его руку брат, — где витаешь? Ждем твое мнение насчет железной дороги. Половина членов совета высказалась против продажи, — шептал он, изобразив на лице улыбку. — Ты слышал, как Андросов прошелся по твоей персоне?

Спиридон Денисович махнул рукой. Поправив привычным жестом галстук, он встал и, держа руку на спинке стула, начал речь. Меркулов призывал к единству всех группировок.

— Когда в доме пожар, — сказал он, — не время спорить, как расставить мебель в комнатах, — надо гасить огонь. Ну, а деньги… Деньги лежат всюду, надо только уметь их взять. От того, что дорога будет принадлежать японцам, ничего не изменится: мы, так же как и раньше, сможем ею пользоваться. Больше того, перевозки обойдутся нам дешевле… Временное приамурское правительство находит, — закончил Меркулов, — что японские войска в Приморье принесли краю только пользу, сохранив его от окончательного разорения. Дальнейшее пребывание японских войск во Владивостоке и Приамурье не может встретить ни малейших возражений со стороны нашего правительства. — Спиридон Денисович знал, что японскому командованию будет известно каждое сказанное здесь слово. — Вчера я причастился. Сегодня опять чувствую себя бодрым. Да поможет нам бог, — были последние слова правителя.

В конце концов членам совета пришлось со всем согласиться: они понимали, что другого выхода нет. Надеяться на собственные силы не приходилось. Все молили в душе, чтобы японцы остались. Только в этом «приамурское правительство» видело свое спасение.

Заседание кончилось.

Перепрыгивая через ступеньку, первым сбежал по лестнице репортер газеты «Слово» Серафим Ивашкин. Как он сюда попал и где прятался от членов совета, было непонятно. Заседание управляющих ведомствами секретное. В дверях репортер разминулся с чистеньким румяным старичком в соломенной шляпе канотье и лаковых щегольских сапожках. Швейцар пропустил «соломенную шляпу» без обычных расспросов, раскланявшись, как с хорошим знакомым.

Хлопнули двери. Десятка три пожилых людей появились на верхней площадке лестницы. Среди них несколько генералов и адмиралов, сверкающих золотом, его преосвященство. В предвкушении обильного ужина с изысканными винами — за счет Меркуловых — их лица оживились. Неприятности остались в зале заседания на донышках чайных стаканов. Слышались громкие голоса, шутки, смех.

Братья Меркуловы во фрачных парах и белоснежных манишках. На манжетах сверкают бриллианты. Сегодня они праздновали победу: главнокомандующему генералу Верж-бицкому, их главному врагу, пришлось уйти в отставку. Потому и ужин для всего состава правительства.

Спиридон Меркулов выступал впереди, придерживая за локоть управляющего финансовым ведомством, бледного сутулого человека, и что-то договаривая ему в самое ухо.

Остальные держались чуть поодаль. Старичок в соломенной шляпе остановился на середине лестницы и скромно прижался к стене, уступая дорогу членам совета.

— Степан Ильич! Степа, — заметил его Меркулов. Он выпустил руку министра финансов и остановился возле румяного старичка. — Все ли благополучно?.. Простите, господа, — обернулся он к коллегам, — я задержусь, начинайте без меня. Николай, будь за хозяина.

Вместе с румяным старичком он поднялся наверх, в большой кабинет председателя правительства.

Степан Ильич Сыротестов — товарищ и компаньон Спирндона Меркулова — надежный помощник в тайных делах. Правитель мог с ним не стесняться. Пожалуй, это был единственный человек, с которым он был вполне откровенен.

Меркулов плюхнулся в кресло грузным телом, оттянул пальцем тугой воротничок, покрутил головой.

Сыротестов, словно собачка, долго вертелся на мягком сиденье, устраиваясь поудобнее.

— Ну и туманище, — пропел он тенорком, — протяни руку — ладонь не увидишь!

Он наконец уселся и поставил палку между колен.

— Трамвай на Мальцевской разбился. На Светланке электричество, а чуть выше поднимись — свой дом не найдешь… Ну, что решили, кому передаешь власть?

— Остается по-старому. «Батюшка» Дитерихс пошел на попятный, — ответил Меркулов, раскуривая сигару. — А поначалу, когда приехал, сразу приказ: «Председатель Временного приамурского правительства генерал-лейтенант Дитерихс прибыл сего числа во Владивосток». Ишь ты, шустрый!.. Пришлось побороться.

Для Меркулова и сейчас был непонятен этот ход генерала Дчтерихса. Ведь, по существу, он уничтожил Народное собрание, а оно-то и привело его к жизни. В интервью, напечатанном в газете «Слово», генерал сбивчиво объяснил свое кредо. Народное собрание, сказал он, свергая Меркуловых, встало на мятежный путь. Значит, новое правительство избрано незаконным порядком, а с этим он, Дитерихс, никак примириться не может.

Меркулов вспомнил, как этот генерал явился к нему и с балкона кричал в толпу: «Довольно нам революций!», «Я никогда не встану на революционный путь!» Для него даже это Народное собрание, где не было ни одного социалиста, и то было «революционным».

«Нет, у Дитерихса что-то другое на уме», — решил Меркулов.

А народ у балкона собирался просто. Спиридон Денисович усмехнулся: когда кончались занятия в учреждениях и прекращалась торговля, улицу перед домом № 67 перегораживали морские стрелки. Останавливались трамваи, задерживались пешеходы.

Сыротестов искренне удивлялся, видя, как Меркуловы цепляются за власть, призрачную и очень опасную. Теперь главное, думал он, вовремя исчезнуть.

— Во что веришь? — Опершись подбородком на палку, он не спускал глаз с Меркулова. — Или еще какой карман неполон? Хочешь к большевикам в Чеку угодить? Вместе с братом, с сыновьями и зятем? И мы вместе с вами?.. В такие дни свару развели! Или понравилось тебе «превосходительством» называться? Брось, слава — аки дым преходящий. Деньги! В них сила. Тьфу! — Он помахал короткой ручкой, отгоняя дым. — Задушил.

— Твоя правда, — засопел Меркулов. — Японцы уходят, а с нашими вояками одно горе. Из генералов давно боевой дух вышел, оболочка только одна… Каждый хочет в своих делах оправдаться, другого обвинить, ну и хапнуть, если может. Контрразведок в городе развелось пропасть… Своих щупают, а партизаны да большевики по городу шныряют. — Меркулов вытер влажную шею. — Наши полководцы уши прожужжали: для войны три вещи давай — деньги, деньги и еще деньги…

А я им говорю: кроме денег, хотение надобно. Генерал Вержбицкий потребовал на армию ни много ни мало — миллион золотых рубликов в месяц. Двадцать тысяч ртов у них собралось да еще лошадки, а штыков-то всего шесть тысяч. Выдай-ка полное жалованье армии — и в трубу вылетишь… На-ка, дорогой, выкуси!

Меркулов просунул между указательным и средним пальцами большой с крупным широким ногтем.

— Вот-вот, — сразу согласился Сыротестов. — В рассуждении ума, выходит, воевать не за что. Не за твою ли усатую ряшку? Раньше за царя, веру, отечество люди на смерть шли… А тут кто пожелает собой жертвовать? Ты сам, Спиридон Денисович, на дохлое дело деньги дашь?.. Ну, скажи! — примирительно спрашивал Сыротестов. — То-то. Да еще не деньги, а жизнь положить надо… Окромя того, большевиков народишко не боится. Вы ругаете, а он воевать против них не хочет… Оголтелые — те, что всю Россию прошли против Советской власти, — те из-за страха будут всем горло рвать. Однако на одном страхе фронт не удержишь. А еще, Спиря, — Сыротестов понизил голос, — люди видят, что правители с японцами у одного корыта, оттого и доверия вам нет. Понял?

Меркулов, криво усмехаясь, пускал дым. Он был неглуп и все понимал. Не прошла даром довоенная выучка у местного генерал-губернатора Гондатти.

— На твоем месте разогнал бы я всех вояк вместе с генералами. При японцах красные все равно в город не войдут.

— Разгонишь генералов, попробуй!.. — дернул подбородком Меркулов.

Он представил себе Вержбицкого, Молчанова, Семенова, Старка и еще многих и многих генералов и адмиралов. «Велика ты, Россия-матушка, — подумал он, — много тебе нужно воевод, а здесь-то тесно им и голодно».

— Я тебе могу клятву дать: съедят нас генералы. С потрохами. И защиты от них не будет, — сказал с досадой Меркулов. Слово «клятва» он выговорил по-своему, мягко.

Спиридон Денисович посмотрел на большой, в рост, портрет Николая в полковничьей форме.

— Вот, — показал он Сыротестову, — император, а полковник, не лез в генералы.

— Скажи, Спиридон, где ты весь день пропадаешь? — сменил разговор Сыротестов. — Весь город обыскал, нет и нет. Неужто все тут сидишь? — Он подался вперед и сощурил глаза. — Подружку, что ли, сменил? А? Кабыть не время. Эх, Спиря, Спиря… Живи отец твой, показал бы он тебе кузькину мать!

— Брось чепуху толочь, — буркнул Меркулов, — государственных дел невпроворот. Работать за нас некому. Если мы с братом не сообразим, рассыплется все. — И он посмотрел на отполированную годами лысину Сыротестова.

На ней отражалась во всем великолепии многоярусная губернаторская люстра.

Сыротестов подвинул кресло к Меркулову.

— Слушай, Спиридон, — сказал он, — три дня как приехали из Аяна наши. Из тех, что соболей для нас добывали, — Ванька Белов и Тимофей Шульга. Рассказали, как и что Охрану обоза, два десятка солдат вместе с унтером, пришлось похоронить.

— Отбивались? — с любопытством спросил Меркулов.

— Отбивались али нет, а жить им все равно не положено. Якутов — тех оставили. Они сразу обратно повернули. Рады, что лошадей им отдали. Пушнину на шхуне «Мария» отвезли в бухту Орлиную и спрятали в надежном месте.

Степан Ильич уже не раз поглядывал на руки Меркулова, точнее, на неизвестные ему прежде огромные бриллианты в манжетах. «Еще дельце обкрутил, — подумал он с восхищением. — Ну и жук!»

— Почему не во Владивосток пушнину-то? — недовольно спросил правитель.

— Сюда нельзя: таможенники все равно бы пронюхали. За границу вывозить тоже опасно. Капитан — жулик, половину, не меньше, хапнет. Вот и решили схоронить. Ну, а я, как договорились, все сделал. — Сыротестов с гордостью посмотрел на Меркулова. — Вчера по твоей бумажке карателей в Императорскую гавань отправил. Мой Сергей за главного.

Тут Меркулов неожиданно вспомнил предложение японского коммерсанта, и настроение сразу испортилось.

«Что же делать? — буравила мысль. — Без японцев деваться некуда. И с японцами не сахар: большевики, будь они прокляты, постарались, разукрасили нас — скоро Меркуловыми детей будут пугать».

— А Белов и Шульга? — нахмурясь, тихо спросил он.

— Белов вчера под поезд бросился. Самоубийство, — скромно объяснил Сыротестов. — А Шульга пропал. Ни слуху ни духу. Милиция по всем притонам шарила.

Меркулов внимательно посмотрел на товарища.

— Не чисто работаешь, Степан Ильич, — сказал он. — Шульгу надо найти и… наградить.

— Сыну-то я так наказал, — будто не слыша, продолжал Сыротестов. — Пушнину на борт — и в Императорскую. Там он для отвода глаз одного-двух человек пришибет — и поближе к дому, здесь сообразим, где выгрузить. А если он, не дай бог, задержится и японцы уходить станут, тогда пусть прямо за границу дует, там встретимся.

— Значит, все на мази? — Меркулов похлопал друга по плечу. — Ты у меня не товарищ, а золото.

…Как ни хитер, одного не учел Степан Ильич. В семье братьев-правителей не все шло ровно и гладко. Николай Меркулов, министр и промышленник, ревностно следил за коммерческими операциями Спиридона. Купца Сыротестова, дружка своего братца, он считал мошенником из мошенников. Однажды Николай случайно оказался невидимым свидетелем их разговора о махинации с мехами и обозлился. Не кража народного добра возмутила его. Нет, Николай Меркулов кровно обиделся, что его обошли.

Догадавшись об истинных целях похода «Синего тюленя», он шепнул несколько слов японцу Тадзиме и американскому проповеднику. А когда узнал, что они отправились в плавание, злорадно посмеялся в душе…

Степан Ильич и Спиридон Меркулов, конечно, ничего не подозревали о коварном шаге Николая. Сейчас Сыротестова беспокоило другое. Он сказал Меркулову:

— Одно плохо… Полковник мне не нравится. Этот, по шпионским делам…

— Курасов, из контрразведки? — подсказал Спиридон.

— Да. Дотошный он; нутром чую — копает под нас.

— Не бойся, Степа, — важно ответил правитель. — Курасов мне известен. Да, дотошный. Но власть пока здесь. — Он сжал волосатые руки в кулаки.

— Ну, раз ты власть, то хошь не хошь, а надо за тебя держаться, — хохотнул Сыротестов и, понизив голос, добавил: — До самых кончиков, пока некому будет в этом твоем кабинете заседать…

— Ладно уж, — незло проворчал Меркулов. — Ты вот каркаешь, а я все-таки надеюсь в душе: а вдруг не уйдут от нас японцы? До октября далеко, кое-что еще может случиться… Ну ладно. Пока что хорошо мы с тобой обстряпали: карательная экспедиция и все такое… Кто догадается, в чем тут самый сок?

— Хорошо, да не очень, — поглаживая лысину, пропел Сыротестов. — Партизаны на «Тюленя» своих подсылали вызнать: куда солдаты едут, кого карать думают. На причале какие-то подозрительные колобродили. Пришлось у парохода часовых ставить. Еще эти, из профсоюза моряков… Подбивали команду не ходить в море… Так-то, друг. Выходит, палка о двух концах.

— Обойдется как-нибудь, — вяло отозвался Меркулов. — Знаешь что, Степа, поужинаем вместе? Надоели мне министры, ну их!

— У Любаши, что ли?

— Давай к Любаше. Жареный цыпленок будет, икорка, водочки выпьем…

Приятели вышли на улицу и сразу опустились будто в молочное море…

На рейде невидимые корабли отзванивали в колокола туманные сигналы. Хрипло, неторопливо гудели пароходы, пронзительно вскрикивали портовые буксиры. На Семеновском базаре сторожа били в медные доски.

На Светланской цокали подковы, ругались извозчики, непрерывно звонил трамвай, проплывавший размытой тенью по улице. В тумане кляксами расплывались электрические лампочки, зажженные в окнах магазинов.

Весь день злой приморский туман держал Владивосток в плену. На восходе солнца погода стояла ясная. Потом, как всегда неожиданно, из гнилого угла выполз край кисейного полога. Постепенно расширяясь, он наступал на город, заполнял улицы, переулки, дворы. Туман заползал во все поры, в одежду, давил на человека, затруднял дыхание.

Глава пятая. „СИНИЙ ТЮЛЕНЬ" НЕОЖИДАННО ПОВОРАЧИВАЕТ К БЕРЕГУ

— Вячеслав Федорович! — усаживаясь на свое место во главе стола, сказал капитан. — На вашей вахте поворот. Когда на лаге будет восемнадцать и семь десятых, будьте добры, пошлите мне сказать… Чаю! — крикнул он, повернув голову к буфетному окошечку.

Старший механик Фомичев услужливо нажал кнопку в деревянной груше на зеленом шнурке.

Второй помощник, Вячеслав Стремницкий, застенчивый нежнокожий юноша, спеша ответить капитану, поперхнулся горячим чаем.

— Извините, господа, — смутившись, раскланялся он на обе стороны.

Направо сидел старпом Обухов, недавно женившийся сорокалетний здоровяк; налево Лидия Сергеевна Веретягина, сестра милосердия, высокая, худая, с большим красным крестом на груди, — единственная женщина на пароходе, а потому окруженная особым вниманием. Вечером ей разрешалось занимать в кают-компании место третьего помощника, уходившего с восьми часов на вахту.

— Извините, — еще раз сказал Стремницкий.

Из недр буфета выскочил бой — Федор Великанов. Вероятно, еще год-два назад он был совсем мальчишкой. У него светлые волосы и хорошее русское лицо, широкие плечи. На пароходе все звали его Федей. Он торопливо смел со скатерти на мельхиоровый совок хлебные крошки, переставил ближе к капитану пузатую сахарницу, тарелку с хлебом и масленку.

Второй раз он вышел из буфета со стаканом крепкого чая в гравированном подстаканнике.

Капитан осторожно взял чай, но тут же, нахмурившись, вернул Феде.

— Перемените стакан-с, — сухо сказал он.

Великанов мгновенно скрылся.

— Прошу, господин капитан.

Но капитан опять недоволен.

— Перемените! — еще строже повторил он, брезгливо морщась.

Недоумевая, Федя взял с полки новый стакан и налилчай совсем крепкий, коричневый.

— Я говорю русский язык: дайте чистый стакан! — услышал он в третий раз резкий капитанский голос.

Оскар Казимирович стал неправильно выговаривать русские слова. Значит, он гневается не на шутку. Старший помощник с сожалением посмотрел на опешившего юношу.

Стармех Фомичев, родной дядя Великанова, побагровел.

Вся кают-компания знала, что Федя Великанов учится в мореходном училище. Из-за стесненных материальных обстоятельств он не пошел практикантом, а поступил на «Синий тюлень» уборщиком.

«Что за черт! — ломал голову Великанов, снова очутившись в буфете. — В чем дело?» Он взял из штормового гнезда еще один стакан и машинально посмотрел на свет. На стекле ясно отпечатались кончики его пальцев. «Ах, вот что!» Федя со злостью стер полотенцем «следы преступления».

— То-то же-с, — буркнул капитан.

Великанов, оскорбленный, вернулся к себе и, присев на парусиновую раскладушку, задумался.

В буфете пахло тараканами, грязными тряпками и еще чем-то приторным и несвежим. Если считать старый пароход тараканьим царством, то в буфете наверняка была их столица.

Паровая батарея чуть слышно шипит, шуршат быстрые рыжие твари. Вначале в глаза бросались только взрослые тараканы.Они бегали взад и вперед, останавливались, шевелили длинными усиками… Но если присмотреться, то и на полу, на стенах, на столе у каждой хлебной крошки копошились сотни и сотни еле приметной белесой тараканьей мелюзги.

Федя чувствовал к ним необоримое отвращение. А тараканы, падая с потолка, нередко попадали ему за воротник.

Старик буфетчик не признавал патентованных средств. И правильно делал. Всякие порошки в нарядных банках с грозной рекламой «Смерть тараканам, блохам и клопам» мало помогали. Поэтому по всем углам буфета стояли самодельные ловушки: стеклянные банки, смазанные изнутри по краям маслом, с кусочками хлеба и сахара на дне. Тараканы, чуя съедобное, поднимались по стенкам банки, сваливались к приманке, но назад вылезти не могли из-за скользкого жирного пояса.

Надолго останется в памяти Феди Великанова шепот горячих паровых батарей, позванивание рюмок, подвешенных под потолком в буфете, шуршание противных насекомых, тошнотворный тараканий запах.

В жилых каютах этой дряни было меньше. Однако Федя всякий раз вскакивал с койки, если рыжий гуляка заползал ему под рубаху.

Конечно, юноше не нравилась его теперешняя работа, что кривить душой. Он решил посвятить свою жизнь мореплаванию, хотел быть капитаном, водить пароходы по всему земному шару. Но это когда-то! А пока… И вообще: разве мытье стаканов или уборка кают имеет отношение к судовождению? Однако Великанов понимал: если смотреть глубже, можно ответить утвердительно. На судне, в море, важна всякая работа. Это одно. Кроме того, прежде чем стать капитаном, каждый должен послужить помощником. А старший помощник распоряжается буфетчиками, поварами и уборщиками. Значит, он должен знать их дело. Разумеется, судоводителем можно стать и не побывав буфетчиком или поваром, но Федя пошел на нынешнюю должность не совсем по собственному желанию, а в порядке комсомольской дисциплины.

А это совсем другое.

Но всякий ли способен выполнять работу уборщика даже как комсомольское поручение? Совсем не просто каждый день вставать, когда еще темно, раньше всех на пароходе, убирать кают-компанию, мыть оставшуюся после ночных вахтенных посуду. Потом уборка кают: надо вынести ведро из каждого умывальника, налить свежей воды в бачки… застилать чужие постели, мыть полы и — самое неприятное — выносить ночные горшки из кают. Правда, убирать капитанскую каюту удостаивался чести только буфетчик Евграф Спиридонович. И еще уборщик всегда на побегушках у всех кают-компанейских. К вечеру юноша валился с ног от усталости. А практические задания, полученные из училища на летнее плавание?.. Их тоже нельзя забывать. И Федя ложился спать поздно, редко высыпался. А если ко всему прибавить вечную воркотню буфетчика, то можно себе представить, как жилось Великанову.

Вряд ли всем пришлась бы по плечу такая работа. Но Федя справлялся. Еще дома, с детских лет, он привык помогать матери. Он убирал комнату, мыл полы, чистил картошку, мыл столовую посуду. Мать, фельдшерица, своим трудом кормила сына. Федин отец погиб во время владивостокского восстания на флоте 1906 года.

Недаром говорят, что только тот, кто познал труд сызмала и знает, как люди в поте лица добывают свой хлеб, может по-настоящему бороться с трудностями в жизни. Такому человеку посильно любое дело. Федя привык не бояться никакой работы. Вот и сейчас, несомненно, пригодилась его закалка. Неженки и белоручки только мечтают о подвиге. Первые же трудности чаще всего отпугивают их, заставляют бросать начатое. «Когда наступит время, я сумею выполнить любое задание», — говорит белоручка. Но время для него обычно никогда не наступает…

Комсомольское поручение было первым законом для Феди. Тем более, ему сказали, что задание на «Синем тюлене» исходит от партийного центра! Это казалось Феде почти невероятным. Героические подвиги коммунистов в борьбе за Советскую власть крепко врезались в молодые сердца. А теперь такое доверие ему, комсомольцу!

Вряд ли Великанов понимал все значение партии большевиков для происходившего на Дальнем Востоке и в России. Но он с ясными глазами шел по пути отца, защищал Россию от хищных иностранцев. Он хотел справедливости для народа. Если можно так выразиться, он медленно взбирался по лестнице из мира идеального в мир реальный. Люди, с которыми он встречался, события, происходившие вокруг него, помогали ему разобраться в жизни, познать ее такой, какой она была на самом деле.

Политическая жизнь Феди Великанова началась во Владивостоке с забастовки учащихся. Воспитанники коммерческого училища потребовали удалить оскорбившего их педагога, а педагогический совет решил исключить некоторых наиболее «активных» учеников. Этот случаи стал широко известен. Многие учебные заведения Приморья поддержали исключенных. Начались собрания, стачечники выбрали свой комитет. Федя в то время учился в седьмом классе гимназии. Он тоже попал в стачком. Там он познакомился с Александром Фадеевым — белокурым, высоким восторженным юношей. Учащихся поддержала партийная организация Владивостока. Забастовали все средние учебные заведения города.

Исключенные воспитанники коммерческого училища были снова приняты. Дирекция не устояла перед дружным натиском. Вскоре после этих событий Федя Великанов вступил в «Союз рабочей молодежи», а потом стал комсомольцем.

После контрреволюционного меркуловского переворота, когда большевикам пришлось уйти в подполье, Федя однажды получил почетное задание, которым гордился, — сопровождал большевика-подпольщика на явочную квартиру. Приходилось расклеивать прокламации и разбрасывать листовки, собирать деньги и продукты для арестованных.

В дни меркуловщины Великанов познакомился с одним из комсомольских вожаков — военным моряком Часовитиным.

Когда Федя узнал, что на «Синем тюлене» ему в одиночестве придется выполнять куда более опасное поручение, он сначала заколебался. Каратели не должны высадиться в Императорской — вот что он должен был сделать. А как? Целый вечер он сидел у старого механика Острейкина, несколько лет проплававшего на «Синем тюлене»; многому научил он Федю, но это был, так сказать, подсобный материал. На судне все зависело от обстановки, от того, как сложатся обстоятельства. Главное, пожалуй, заключалось в том, сумеет или не сумеет Федя найти себе помощников на пароходе. Не чувствовать в тяжкий момент дружеской поддержки, не иметь возможности посоветоваться, быть всегда одиноким — самое тяжкое, что может быть в жизни… Да и задание такое, что выполнить его, может статься, одному не под силу. Великанов не знал, что сначала все планировалось по-другому, что у пославших его не оказалось другого выхода. На «Синий тюлень» его устроил по просьбе матери дядя-механик. И вот Федя на пароходе в роли уборщика…

«Ты будешь скользить на волосок от гибели, — сказал ему большевик Василий Руденко на прощание. — Будь осторожен, но если припрет — иди на все, не прощай никому… Они же не прощают». И он передал Феде видавший виды наган с потертыми щеками деревянной ручки.

Федя теперь вспомнил книгу Жюля Верна «Пятнадцатилетний капитан». Как там просто получилось: чтобы сбить с курса корабль, положили топор под магнитный компас, стрелка резко отклонилась, и корабль пошел вместо Америки к Африке…

Попробуй-ка на самом деле так сделать! На «Синем тюлене», как и на других пароходах, вахтенный помощник каждые полчаса сверяет показания главного компаса на верхнем мостике и путевого, по которому правил рулевой. Конечно, можно попытаться вывести из строя оба компаса, но это уже сложнее, и все равно почти сразу разоблачат. Здесь не пятнадцатилетний капитан, тут непрерывно стоит бдительная вахта и действовать надо по-иному.

Сидя на раскладушке, Великанов думал, вздыхал. Длинный день подходил к концу, и он вспомнил свою каюту. И фотографию над изголовьем… Он улыбнулся. Ложась спать и просыпаясь, он тихонько говорил девушке с тугими косами: «Спокойной ночи, Танечка», «Доброе утро, Танечка»… Федя знал ее давно, с малых лет.

Они вместе жили в Императорской гавани, потом оба учились во Владивостоке, мечтали о новой жизни, спорили, ходили в театр.

В мореходном училище Великанов услышал сентиментальную морскую песенку.Она и Тане понравилась. В свободную минуту, глядя на фотографию, Федя напевал:

Девушку из маленькой таверны
Полюбил суровый капитан,
Девушку с глазами дикой серны
И улыбкой, как морской туман…

Окончив гимназию, Таня уехала домой, в Императорскую. А Федя продолжал учиться в мореходке и твердо знал, что они скоро снова увидятся.

Квакающий голос японского офицера привлек внимание Великанова. Он подвинулся к окошку буфета

— Куда, зачем вы решили повернуть,Оскар Казимирович? — спрашивал черноволосый японец, сидевший в дальнем конце стола.

— В первую удобную бухту, господин Тадзима, — уклонился капитан, прихлебывая чай — Мне нужна пресная вода. Вы чувствуете, чай чуть-чуть солоноват. Хе-хе, механики, как всегда, перепутали клапана, подмешалась морская вода… Пользуясь случаем, поручик Сыротестов хочет взять кое-какой груз — шерсть для валенок.

— Ах, вы имеете в этой бухте свой склад? — не отставал японец, улыбаясь и показывая зубы и бледные десны.

— Спросите у поручика. Я не интересовался подробностями. Я, господа, только извозчик Мне говорят: «Поехали!» — я еду. Мне говорят: «Стоп!» — я останавливаюсь… Тпру! — неожиданно произнес капитан и сделал руками жест, словно натягивая вожжи. — Конечно, если надо напоить свою лошадку, хе-хе, тут ничего не поделаешь.

Услышав о непредвиденном заходе в первую же бухту, Федя испытал истинное удовлетворение. Насчет воды капитан сказал правду. Великанов-то это хорошо знал: это он подмешал морскую воду. Он, Федя, вмешался в жизнь большого парохода, управляемого чужими, и теперь они вынуждены тратить время на приемку пресной воды. Вот только что за дела у поручика на берегу?

Федя посмотрел на Сыротестова. Разъевшийся и румяный, поручик напоминал приказчика модного магазина, позванивал шпорой и внимательно изучал потолок кают-компании. Он считал, что ему повезло. Не пришлось открывать все карты Оскару Казимировичу. Когда капитан попросил разрешения зайти в бухту Орлиную для пополнения запасов воды, он разрешил — вот и все. Ну, а уж если попали в эту бухту, то и он, Сыротестов, кстати заберет там и свой груз. Все получилось само собой. Поручик покрутил свои усики колечком. Он был очень доволен.

Мадам Веретягина бесцельно расставляла и переставляла на столе деревянные бочоночки лото. Капитан Тадзима украдкой взглянул на русского офицера, прекратил расспросы и, видимо, углубился в какие-то свои приятные размышления.

Американец Томас Фостер перелистывал молитвенник, и руки его, как всегда, немного дрожали. Проповедник был изрядно под градусом.

Слегка покачивало. Две медные керосиновые лампы, надраенные до блеска, шевелились над столом. Они висели на всякий случай, если с электричеством что-нибудь случится. На ламповой меди, как крошечные солнца, сияли белые колпачки плафонов.

Молчание затянулось и стало тягостным.

Веретягина поднялась, резко отодвинув деревяшки. Подойдя к иллюминатору, она раскрыла шторки и стала пристально вглядываться в ночной мрак.

По трапу простучали чьи-то сапоги

— Разрешите, господин капитан, — сказал матрос, появляясь в дверях. — Свет мешает смотреть вперед. Берег близко. Николай Иванович просил…

— Хорошо, хорошо, — машинально помешивая в стакане серебряной ложечкой, кивнул Гроссе. — Лидия Сергеевна, дорогая, закройте шторку… Вахтенные на мостике ничего не видят.

— Николай Иванович просил вам передать, — сказал матрос, — с востока несет туман.

— Хорошо, хорошо, — кивнул Гроссе.

Матрос ушел.

— Мне так страшно, — поежилась Лидия Сергеевна, задернув занавеску. — Там совершенная темнота, и под нами целая верста воды. Темнота давит на меня, как крышка гроба. Ужас, ужас… Вы говорите — туман, а я перестала понимать, где у нас туман, а где мрак отчаяния.

— Под нами три версты соленой воды, — поправил капитан, любивший во всем точность.

Все молчали.

— Вы знаете, конечно, поэму Кольриджа «Старый моряк», — продолжала мадам Веретягина. — Дайте папироску, господа… Матрос убил альбатроса, и вот команда видит, как на горизонте появляется корабль-призрак. Я напомню несколько строк. — И она перешла на речитатив. Голос ее, чуть сипловатый, был бы все же, пожалуй, даже приятен, если бы не нотки истеричности.

Все спят на нем могильным сном
Среди ночной тиши.
Ни звука не слыхать на нем,
Не видно ни души.
Но вот на палубе жена,
В одежде гробовой,
Страшна, угрюма и бледна,
А с нею и другой…

Это смерть и дьявол, — пояснила Лидия Сергеевна. — Они наказывают матроса.

Она глубоко затянулась; пуская дым, забавно выпячивала нижнюю губу.

— Что это вы, дорогая, пугаете нас на ночь глядя, — поморщился капитан.

Маленький Оскар Казимирович был суеверен. И любил порисоваться перед дамами. Он всячески старался казаться побольше ростом: носил высокую фуражку, сапоги с высокими каблуками. Однако это почти не помогало, женщины не обращали на него внимания. И трубку с длинным прямым мундштуком он стал курить для солидности. О, женщины! Но эта какая-то странная…

А мадам Веретягина продолжала декламировать:

То хаос смерти был. Озера, реки
И море — все затихло. Ничего
Не шевельнулось в бездне молчаливой,
Завяли ветры в воздухе немом,
Исчезли тучи — тьме не нужно было
Их помощи: она была повсюду…

Господа, мне по ночам чудится заупокойный звон. Во сне я вижу ужасы, ужасы. Мое тело раздирают раскаленные железные когти… Разве можно жить после всего, что произошло… Гибнет цивилизация. Гибнет мир.

— Не волнуйтесь, друг мой, — мягко сказал поручик Сыротестов, слегка картавя. Он подошел, тронул женщину за плечо. — Все пройдет, вы еще будете счастливы.

Капитан посмотрел на них, допил чай, пожелал всем спокойной ночи и ушел отдохнуть перед хлопотным утром.

Капитан Тадзима отправился к себе наслаждаться одиночеством. Проповедник Томас Фостер, поручик и Лидия Сергеевна вышли вместе. Они долго сидели втроем по ночам за виски и картами или трясли кости в кожаном стакане.

Старпом Обухов остался один. Он задумчиво мял в руках хлебный мякиш, слепил из него какую-то загадочную рогатку.

Великанов знал великую заботу Валентина Петровича. Молодая жена осталась во Владивостоке, и каждый вечер Обухову мерещились разные страхи. Как там она одна… К утру он успокаивался: для ревности у него не было никаких оснований, но что поделаешь с сердцами в разлуке! От этих колебаний настроения страдал не только сам старпом, но и его подчиненные. С утра Валентин Петрович был человек человеком — внимательный, вежливый, а вечерней вахте порой крепко доставалось от него ни за что. А моряк он был что надо. Отлично знал судовождение и дальневосточное побережье до самой реки Анадырь. Каждый капитан не отказался бы от такого старпома. Команда уважала и любила его.

На мостике три раза сыграл колокол. Одиннадцать часов. Вахтенный матрос сбегал на корму посмотреть на счетчик лага. Пароход тихо скользил по черной водной глади, вздрагивая на работающем гребном валу. Из-под винта спиралями поднимались на поверхность белые пузырьки воздуха. Рваные полосы пены шли за кормой. В потревоженной воде голубовато светилась морская живность.

На кормовой палубе, за деревянной перегородкой, мирно жевали сено обреченные на съедение коровы. Темно и тихо. Лениво крутится маховик лага, отмеривая милю за милей.

На палубу вышел солдат в нижней рубахе. Он постоял, навалившись на планшир, выкурил самокрутку и швырнул окурок в море. Красный огонек черкнул в темноте и пропал.

Ушел солдат досыпать. А от мачты отделилась невысокая фигура и скользнула на корму. Зажглась переносная лампа у счетчика лага. Кто-то открыл стекло и передвинул стрелку немного вперед, всего на одну черточку. И опять на корме темно и пусто.

Передвинута маленькая стрелка прибора… На одно деление. Пустяк, кажется, и ровно ничего не значит. Однако это не так. Лаг отмечает пройденное пароходов расстояние. Привязанная на конце длинной веревки-линя вертушка, схожая с маленькой торпедой, вращается в воде за кормой судна и накручивает линь. Количество оборотов вертушки зависит от скорости хода. Чем быстрее движется пароход, тем больше оборотов делает вертушка. Вращение линя передается счетчику; его механизм превращает обороты вертушки в мили. Лаг — ответственный прибор. По лагу ведется счисление, наносится место судна на карте, если нельзя определиться точнее. Если лаг покажет больше или меньше, чем действительно пройдено, и вахтенный посчитает, например, что опасные камни уже позади или их еще не проходили, и повернет пароход, может произойти кораблекрушение.

Ночь… Но, как всегда, работает судовая котельная. Там чистят топки. На палубе потянуло угарным дымом, летучей пылью золы. А вот вылез и один из виновников — перепачканный углем кочегар. Отдышавшись на свежем воздухе, он принялся за выгрузку шлака. Пустая железная бадья, громыхая, опускалась в недра кочегарки. Наверх он выкручивал ее полную, дышащую сернистой копотью и, отцепив тросик, опрокидывал за бортом.

Изредка он отдыхал, присаживаясь на железный кожух, вытирал пот грязной сеткой или нагибался над шахтой и перебрасывался с товарищами двумя-тремя словами.

Под главной палубой, этажом ниже, в твиндеке, тоже еще не спят. Фельдфебель Тропарев сидел на лавке, закутав простыней огромное волосатое тело. Он только что из бани: на распаренном лице выступили мелкие капельки.

Солдат Веточкин, худой, как чахоточный,ь— полная противоположность начальству — положил фельдфебельскую ногу себе на колени и срезал отмякшие мозоли.

Тропарев откинулся к дощатой переборке, почесывал бороду и сопел от удовольствия.

В твиндеке все было сделано грубо, топорно: деревянный щелястый настил, двухъярусные нары. Обычно здесь перевозили пассажиров, так сказать, четвертого класса. Под потолком красновато светились, вернее, тлели угольные лампочки. У нар — шеренги сапог с портянками на голенищах.

Солдаты разошлись по постелям: кто уже задремал, кто вполголоса переговаривался с соседом. Пахло заношенным бельем, махоркой. В полумраке дальних нар кто-то наигрывал на гармонике, однообразно и невесело: «Ай да ты, ай да я, ай да барыня моя».

За переборкой стены мерно дышала паровая машина.

— Ты с пятки натоптыши сыми, — рокотал фельдфебель. — Ногти обровняй… — От рук солдата ему щекотно, он пошевеливает пальцами. — Хорошо, Веточкин, ты, брат, генерал в этом деле.

— У вас, господин фельдфебель, простите за выражение, — поднял голову солдат, — ногти что копыта. Десять лет при банях работал, а таких не видывал, струмент не сразу берет.

Тропарев захохотал, ему лестно.

— А ты не торопись, — отсмеявшись, грозно пробасил он, — твое мастерство тихость любит.

Сегодня фельдфебель был в отличном расположении духа и склонен поговорить. Он обернулся к двум солдатам, с интересом смотревшим на операцию с мозолями.

— Вот ты, Захаров, скажи, с каковых мест за белой властью идешь?

— С Урала мы, — нехотя отозвался солдат с простоватым, исклеванным оспой лицом. — Нас полковник Каппель мобилизовал. Вот и добрались до окияну…

— Ну, а семья? Тянет небось к семье?

— Что ж, семья подождет… двое детишек тама. — Солдат вздохнул и стал слюнявить козью ножку, свернутую из газетной бумаги.

— Тебе, Захаров, видать, белая власть куда как дорога, — с легкой насмешкой спросил Тропарев. — А за что воюешь?

— Как — за что? Присяга.

— Молодец, — похвалил фельдфебель. — Ну, ты!.. — рявкнул он, дернув ногу. — Осторожнее, под ноготь не тыкай!

Солдат-мозольщик испуганно вздрогнул, звякнули ножницы. Тропарева боялись. Напрасно он не придирался, но за провинности взыскивал строго.

А Захаров как бы про себя продолжал:

— Красных комиссаров на столбах вешал… Теперь они мне, ежели что… — Он провел ладонью по шее.

— А я при тюрьме в Иркутске служил. Каждую ночь мы красных выводили. Много душ загублено, прости господи, — вступил в разговор второй солдат с недоброй ухмылкой. — Наши солдатики, почитай, все в крови перепачкались.

— Какая же она христианская душа, ежели большевик… Дура, — ткнул его в бок фельдфебель. — За каждого красного нехристя сорок грехов с тебя на том свете спишут.

— Да есть ли, господин фельдфебель, тама хозяева?..

— Ты что? — нахмурился Тропарев. — Где, на том свете?

— И на том, и на этом, — ухмыльнулся второй солдат. — Я слышал, вскорости снова присягать будем. Генерал Дитерихс должон к власти подойти. Нам не впервой. Царю-батюшке присягу давал, господину Керенскому. Потом Колчаку, потом еще два раза присягал, кому — не упомню. А последняя присяга купцам Меркуловым… Не собьются на том свете, кто кому присягал?

— А ты веруй, а не испытуй! — Тропарев грозно зашевелил бородой. — Должон сам знать, для какой надобности живешь… Всякая власть от бога. — Помолчав, уже мирно спросил Захарова: — Кончим войну, снова хлеб будешь сеять?

— Захочет он теперь в земле ковыряться, жди, — откликнулся кто-то из глубины нар. — Да и дадут ли? Раньше таким-то ноздри рвали.

В твиндеке воцарилось молчание, стихла гармонь.

— Теперь коготки у вас, господин фельдфебель, — подобострастно хихикнул Веточкин, — как у барышни со Светланки. — Мозольный мастер бережно обтрогал в последний раз огромную ногу. Ловко высморкался, прижав ноздрю пальцем. — Все, господин фельдфебель, готово.

— Афанасий Иванович, — спросил немолодой солдат, — в пятом году мне в Питере знавать приходилось подполковника Дитерихса. Росту он среднего, однако жилистый. Кавалерист, господ офицеров верховой езде обучал. Я при ем конюхом служил… Здесь тоже Дитерихс, в генерал-лейтенантах ходит. Может, он и есть?

— А кто его знает, — равнодушно сказал Тропарев. — Может, и он. А ты что, признаться хочешь? Министром все равно не сделает… Дух-то от тебя! — Фельдфебель покрутил носом.

Раздался смех. Солдат-конюх всюду носил с собой терпкий, стойкий запах лошадиного пота.

— Афанасий Иванович, — послышался еще голос из глубины твиндека, — дозвольте спросить.

— Ну, что тебе? — не оборачиваясь, прогудел Тропарев.

— Правда ли, что вы из попов, что вас того… расстригли?

— Правда.

— А дозвольте узнать, за какую провинность?

— За дело. Не умеешь, сказали, шить золотом — бей молотом.

— Ребята разное тут говорят… — не унимался любопытный.

— Расскажите, господин фельдфебель, — попросил еще кто-то.

Тропарев привычно огладил густую бороду. Несколько солдат слезли с нар и сели за стол, поближе.

— Гм… гм… Антиминс во хмелю потерял.

— А что это за штука такая, Афанасий Иванович?

— Святыня. Антиминс для попа — что полковое знамя для полковника, — наставительно пробасил фельдфебель. — Сам пропадай, а знамя выручай… Без антиминса нельзя обедню служить. Когда в церкви пожар, поп должон детей своих бросить и за антиминсом бежать. Поняли? Утварь золотая пропадет — никто слова не скажет. А антиминс… беда!

— Поняли, спасибо, Афанасий Иванович. А так, ежели сказать, на что оно походит, антиминс этот?..

— Желтый шелковый плат, посередине господне погребение черной краской отштамповано, а по углам четыре евангелиста…

— И всего дела?

— А ты слушай, ежели спросил, — нахмурился Тропарев. — Главное в антиминсе — святые мощи, кои в нем зашиты, и митрополичье освящение. Рукой архиерея чернилами написано, для какой церкви, когда, где и кем освящен. — Он поерошил бороду, помолчал. — А дале вот что: церковь моя как раз и загорись. А я у купца бражничал… Ну, из церкви-то я антиминс вынес, а потом куда дел — не упомню. Тут, конечно, я и вовсе с горя запил.

— И вас в отставку, по чистой?

— В отставку. Кровью похотел позор смыть.

— Жалеешь, Афанасии Иванович, церковь-то?

— Обману много, — сказал фельдфебель и спохватился: — Ты, любопытный!.. Попадья моя от сраму померла, сын кипяток на себя опрокинул, тоже бог взял… И пошло, пошло. Когда везет, так везет, а уж как запоперечит, так хоть ты убейся… Семечкин, ты винтовки проверил? — Тропарев кивнул на две утыканные оружием беленькие, свежеоструганные пирамиды, укрепленные по бортам. Разговор круто съехал на другое. — Господин поручик говорил, завтра у берега будем, так ты того…

Глава шестая. О ПОЛЬЗЕ РУССКОЙ БАНИ И БЕРЕЗОВОГО ВЕНИКА

Из всех окраин Владивостока Первая речка, пожалуй,не самая глухая. Однако и здесь, кроме собачьего лая да паровозных гудков, сегодня ничего не услышишь. Низенькие, побеленные известью домики почти невидимы в тумане.

Василий Петрович Руденко долго плутал на немощеных пустых улицах. Туман был и на руку ему, и мешал. Он подходил то к одному, то к другому дому и старался прочитать фамилию хозяина на дощечке у ворот. Вот он увидел вывеску: ядовито-желтый самовар, из-под его крышки белыми кудрями клубится пар. Внизу одно слово — «Ремонт». Маленькие домики можно было различить, только наткнувшись на них. Путник стучал в калитку, пытаясь кого-либо вызвать, но в ответ раздавался лишь заливистый собачий лай.

Невольно вспомнил Василий Петрович последние суматошные дни. После спокойного сидения на Русском острове ему досталось крепко. Сначала все пошло хорошо. С помощью Кондрашева он поступил в артель грузчиков, и удалось выполнить почти все задание. Но его все же выследили. А как взглянул полковник из контрразведки, словно выстрелил! Откуда он взялся на причале именно в тот день?.. Руденко долго не мог уйти от преследования — очень цепким оказался шпик. На Семеновском базаре оторваться не удалось. Только на Первой речке, на запасных путях, он обманул сыщика, буквально завертев его среди сотен железнодорожных вагонов. Совершенно случайно Руденко очутился у вагона, где жили хорошие знакомые; на счастье, они оказались дома и помогли ему спрятаться. Они же связали его с Кондрашевым и другими товарищами; он увиделся с ними, узнал обо всех событиях… На «Синем тюлене» почти полный провал. Что скажет товарищ Андрей? Неприятное чувство не покидало Руденко, как в детстве, после двойки по арифметике. Кроме того, чутье подсказывало, что сыщики не оставили его в покое. Если бы не туман, он вряд ли решился на свидание с товарищем Андреем.

Холодная стена тумана скрывает подпольщика, но и преследователь может быть совсем рядом… Наконец Руденко повезло. Китаец в синей короткой курточке нес на коромысле воду в банках из-под бобового масла.

— Послушай, — окликнул его Руденко, измученный затянувшимся поиском, — вдова Севастьянова где живет, знаешь?

Китаец знал, где живет вдова Севастьянова. Надо было пройти две улицы и свернуть на третью. Напротив водоразборной колонки дом с тремя окнами.

Шел, сворачивал и наконец пришел, куда было нужно. На расшатанном деревянном крыльце долго очищал сапоги от густо налипшей глины.

Представитель партийного центра ждал сегодня Василия Петровича на новом месте.

Надо сказать, товарищ Андрей немного нервничал. Прежде всего беспокоило оружие — новая партия, приготовленная к отправке в партизанский штаб. Хранить его в городе было опасно. По всем данным, японцы должны скоро уйти восвояси. Зато белые генералы не сразу собираются покинуть Приморье, воевать еще хотят. Им надо вырвать зубы как можно скорее, партизаны должны нанести последний удар полной мощью. В сопках и лесах скопились немалые силы… На каком пароходе моряки собираются переправлять оружие? На этот вопрос сегодня должен ответить Руденко. И людей надо кормить. Он вспомнил про тысячу мешков муки. Партийный центр поручил ему это срочное и сложное дело. Любым способом нужно достать тысячу мешков муки. Любым способом, но без копейки денег. У товарища Андрея роились на этот счет самые затейливые планы; он достанет муку… А как на «Синем тюлене»? «Интересно, что придумают товарищи моряки, — усмехнулся он. — Каким манером они свернут шею карателям?» Сам живой и предприимчивый, он всегда радовался неожиданно удачному ходу своих подопечных. В шахматной игре он любил коня. «Не просто туда-сюда ходит конь, как все прочие, а с заворотом, с хитрецой».

Потом вспомнилось Народное собрание. Правители Приморья решили разогнать непослушных. Даже такая маленькая, совсем мизерная демократия оказалась им не по нутру. Конечно, это так назвали — «Народное собрание», оно совсем не представляет народ. Там были люди, в подавляющем большинстве своем настроенные против Советской власти. Из семидесяти пяти депутатов сорок три составляли блок несоциалистов, десять депутатов от демократического союза с примыкающими, семь человек — трудовая партия и пятнадцать — эсеры с окружением. Ждать от такого сборища чего-нибудь хорошего не приходилось, товарищ Андрей знал это. Однако в происходившей схватке он сочувствовал в душе депутатам собрания, волей-неволей они все же затрудняли действия главного врага.

Но вот он повернулся и увидел за спиной гитару, красовавшуюся на стене. Гитара была дорогая, выложенная по краям перламутром. Взгляд его оживился, повеселел. Он не прочь был побренчать на семиструнной в свободную минуту. Любил народные песни, особенно про Волгу и Стеньку Разина. «Это русская песня, самая русская, — говаривал он. — Как услышу ее, мурашки по телу пробегают. Слушаю и чувствую, как силы во мне прибавляются. И жаль чего-то, и гордость в груди. Много стоит хорошая песня для русского человека».

Товарищ Андрей не выдержал, снял гитару, тронул струны. Расстроена, наверно, давно на ней не играли. Он принялся было накручивать колки, позванивая струнами, но тут вскоре пришел Руденко.

— С хорошими вестями? — спросил товарищ Андрей.

— Не очень хороши мои вести, — не сразу и с трудом выговорил моряк. — На «Синем тюлене» всех наших — помните, перебирали прошлый раз? — взяла контрразведка. Троих выпустили, а семеро еще на Полтавской.

— Да-а… — Товарищ Андрей поправил пробор в седеющих волосах. — А тех, что выпустили, с судна долой?

— Конечно.

— Туманов под арестом?

— Под арестом.

— А Тимчук?

— Его прежде всех сцапали. Теперь другой радиотелеграфист на «Тюлене», скорее всего, курасовский глаз. Солдат сразу на борт пригнали. У трапа днем и ночью часовой. Такова была обстановка. Да, забыл: японский офицер и американский поп из ихнего клуба на Широком молу тоже погрузились. «Синий тюлень» снялся ночью без всяких объявлений.

Помолчав, Руденко сказал:

— Теперь доложу, что удалось сделать. Пристроили мы на пароход одного паренька. Его рекомендовали наши комсомольцы. Дмитрий Часовитин ручался.

Нахмуренные брови товарища Андрея чуть разошлись.

— Часовитин? Постой, его в подполье не Митяем зовут?

— Точно, Митяем.

— Что ж ты хорошее-то под конец приберег! А что это за паренек? Он знает, что от него требуется?

— Растолковали. С одним механиком бывалым советовались. Механик-то такие фокусы знает — вовек не догадаешься… — Вспомнив что-то, Руденко улыбнулся.

— Будет ли одному под силу такое задание… парнишке?

— Комсомолец. Надеемся, не подведет, сделает что может.

— Как его зовут?

— Великанов Федор.

— Великанов? Он не из семьи того моряка, героя шестого года?

— Родной сын.

Товарищ Андрей задумался. Он размышлял: сможет ли молодой человек без опыта и необходимых знаний найтись в сложнейшей обстановке? На пароходе? В одиночку ему, конечно, ничего не сделать, это ясно. И опереться на кого-то в команде, процеженной контрразведкой, не просто… Конечно, рекомендация Часовитина много значит…

— Вы предупредили его о строгой тайне? — спросил он.

— Предупредили. Поначалу разволновался парень, не скрою правды, — улыбнулся Руденко. — Тогда я ему сказал: тебе комсомол, тебе партия велит… Великанов скраснел даже… Ей-богу, товарищ Андрей, — воскликнул Руденко, — лестно ему наше доверие, он все понял!

«Обязанность сохранять тайну осложнит дело, — продолжал подпольщик разговор с самим собой. — Паренек будет бояться и не доверять людям. Жаль, что не удалось лично поговорить с юношей… Если он хоть немного похож на своего отца, — решил товарищ Андрей, — то должен найти правильный путь!»

Руденко воспользовался паузой и осмотрелся. Комната небольшая, но, судя по убранству, служила как бы гостиной. Посередине стол, несколько стульев. По чистым, оштукатуренным стенам развешаны картины с морскими видами в самодельных рамках из толстой манильской веревки.

Еще в комнате стоял диван с высокой спинкой и валиками по краям. На диванной полочке — сувениры морских плаваний: ракушка, кокосовые орехи, японские безделушки. Рядом старое, покрытое пятнами, тусклое зеркало.

В одном углу несколько икон, в другом — круглый столик, на нем граммофон с розовой трубой. На стене — многочисленные фотографии родственников и знакомых.

Василий Петрович знал, что муж Севастьяновой служил машинистом в Доброфлоте и погиб два года назад от руки колчаковцев. На потолке хозяйственный Руденко заметил расплывшееся серое пятно. Крыша протекает, а починить некому. Сын хозяйки, Коля Севастьянов, комсомолец, нес сейчас охрану почетного гостя. Верные люди!

— Значит, Великанов. Паренек… — поднял голову товарищ Андрей. — Прямо скажу: жаль очень, что не нашлось возможности послать постарше, поопытнее…

— И с ним нам просто посчастливилось. Командир карательного отряда разрешил взять нового человека на судно только по рекомендации старшего механика Фомичева. А мать Великанова — сестра механика.

Вошла хозяйка с миской горячих, дымящихся пельменей, принесла вилки, бутылочку уксуса, молотый перец.

— Не обессудьте, гости, — сказала она, кланяясь, — покушайте, муженек-покойник страсть как их любил…

— Спасибо, Пелагея Степановна. — Товарищ Андрей сразу взял вилку. — Ты как, остроту любишь, Василий Петрович? — спросил он, тряся перечницу.

— Я, признаться, оголодал, все в бегах да в бегах… Мне и с перцем и с уксусом хорошо, а ежели и так — тоже ладно.

Ели молча, с аппетитом.

Когда отвалились и отставили миску, Пелагея Степановна убрала со стола. Гости так хвалили пельмени, что даже в краску вогнали хозяйку. Покончив с комплиментами, они снова посерьезнели.

— Меня просили рассказать, — начал, закручивая цигарку, Василий Петрович, — про один интересный случай. Два дня назад в правление Добровольного флота приходил офицер из военного командования… Капитан первого ранга. Ему представили на просмотр график движения пароходов… У нас есть верный товарищ в правлении, он все слышал и видел, — пояснил Руденко. — Капитан первого ранга велел график и работу пароходов строить так, чтобы к октябрю во Владивостоке находилась большая часть флота.

— Интересно, очень интересно, — отозвался товарищ Андрей. — Это важная новость… Значит, после ухода японцев беляки недолго будут держать город. Ты как полагаешь? — Потом прихлопнул ладонью по столу и твердо сказал: — Что ж, пусть собирают флот… Нелегко сейчас вам, морякам. И нынешняя ваша пропаганда за уход пароходов из Владивостока, в общем, правильна. Но скоро нам придется изменить тактику. Как только японцы станут сматывать удочки, вся белогвардейщина хлынет за границу. Они потащат за собой все наворованное народное добро — все, что можно тащить. Да еще вместе с нашими пароходами. Теперь курс на обратный меняйте: не допускать ухода судов с белыми. Всеми силами не допускать. Командам надо объяснить, когда придет время. Пусть разбирают машины и уносят части на берег, пусть разбегаются, уводят суда к партизанам. Так и скажи товарищам. В руках моряков судьба народного достояния. Понял меня?

— Очень хорошо, товарищ Андрей… Понятно. А вы слышали о пароходе «Ставрополь»? — Руденко посмотрел вопросительно.

— Нет; что там?

— В китайском порту Чифу моряки «Ставрополя» решили не возвращаться в меркуловский Владивосток. Капитан Грюнберг покричал-покричал, но команда настояла на своем. Недавно каппелевцы отправили в Чифу вооруженный отряд на посыльном судне «Магнит». Они врасплох пришвартовались к борту «Ставрополя», захватили было его. Только не удержали. Команда выгнала и солдат, и их офицера, и своего капитана. «Ставрополь» так и не вышел из порта. Капитаном судна стал второй помощник Шмидт.

— Что ж, видно, моряки неплохо разбираются в политике, — одобрил товарищ Андрей. — А вот карательная экспедиция на «Синем тюлене»… Здесь не все ясно. Когда будут новости, немедленно сообщайте. Ну, а теперь у нас с тобой снова разговор об оружии…

Во дворе залаяла собака. Подпольщики прислушались. Собака рвалась на цепи, захлебывалась в отчаянном лае. Кто-то негромко ругнулся.

Коля Севастьянов бросился на чердак — это был его наблюдательный пункт.

— Товарищ Андрей, — зашептал он, кубарем скатившись вниз. — Попали… окружают. Надо уходить! — Он распахнул дверь в соседнюю комнату.

Подпольщик двумя руками пригладил пробор — как всегда в затруднительных случаях.

Раздался выстрел, замолк собачий вой.

В дверь забарабанили кулаками и прикладами:

— Отворяй! Милиция!

— Пелагея Степановна, — сказал товарищ Андрей, — скажите этим господам: были, дескать, у сына гости, да ушли. А кто — не знаете… Простите нас, ради бога.

Хозяйка молча всех перекрестила.

— Нам с ними не жить: либо они, либо мы, — с каменным лицом сказала она.

Николай Севастьянов вместе с гостями выпрыгнул из окна. Раздвинув доски в заборе, они пролезли в соседний двор.

Сосед, кочегар с парохода «Кишинев», дружок покойного Севастьянова, деревянной лопаткой размешивал в корыте варево для свиней. Он обернулся и будто невзначай подмигнул беглецам.

— На задах есть ход, в переулок… Вы, ребята, кукурузой, ползком.

Беглецы нырнули в кукурузу.

В доме Севастьяновых уже хозяйничали офицеры контрразведки, солдаты. Визгливо ругался юркий человечек в штатском. Звенела посуда, упало что-то тяжелое.

Сосед обернулся еще раз: метелки кукурузы трепетали и шевелились почти у самого забора.

Подпольщики благополучно выбрались в переулок, узенький, без тротуаров; ноги разъезжались в скользкой глине. Силуэты людей растворялись в тумане, но тут позади заиграл рожок автомобиля. Ищут, погоня… Куда спрятаться? Справа и слева чужие дома и глухие заборы…

— Николай, — строго сказал товарищ Андрей, — ты человек местный, давай советуй… Что побледнел? Испугался?

— Испугался, товарищ Андрей, — признался он, — вдруг с вами что?

Свой город, находчивость и случай помогли, выручили. Впереди показался человек со свертком и березовым веником под мышкой. В ту же минуту Севастьянов разглядел знакомую вывеску: «Бани». Сколько раз он ходил сюда по субботам вот с таким узелком чистого белья и веником. Русскую баню здесь открыл китаец несколько лет назад. Заведение что надо: парильня, банщики, банщицы, торговля прохладительными и горячительными напитками…

— Сюда, — не раздумывая, показал юноша.

— Годится, молодец! — сразу оценил предложение товарищ Андрей.

… Автомобиль кирпичного цвета с откидным парусиновым верхом и круглым радиатором несколько раз проехал по глинистым ухабам переулка. Дворы и огороды прочесывали солдаты и агенты контрразведки.

Пелагея Степановна сидела в пустой кухне: грозная, с сухими немигающими глазами. В доме все было разбито и разбросано.

— Да, правду говорят: нет худа без добра. Люблю парком и березовым веничком побаловаться, — приговаривал товарищ Андрей. — Погрей-ка нас, Николай.

Они улеглись на верхних полках, расположенных под прямым углом, головами друг к другу, поставили возле себя шайки с холодной водой.

Севастьянов раз за разом выплеснул на камни три ведра. Воздух стал быстро накаляться.

— Побойтесь вы бога! — взмолился старичок с нижней полки. — Все нутро ошпарили, в ушах перепонки хлопают!

— Бог тут стороной, папаша, — отозвался Руденко. — С испокон веков повелось: парную кто поздоровше держит. Тут такое дело: любитель — парься, не осилишь — иди в предбанник.

— Ученого не учи, — ворчал старик, сползая с полки. — Поздоровше? Да разве мне с тобой равняться? Лет бы двадцать назад, ты бы у меня на карачках из парильни убег.

Осторожно, держась за деревянный поручень, старичок спустился по ступенькам. На его худой спине желтели прилипшие березовые листы.

— Будто одни остались? — Товарищ Андрей повернул голову. — А и в самом деле жарковато. Ну ничего, потерпим… Видать, ты с хвостом пришел, а, Василий Петрович?

— Как увидел проклятого полковника на причале, — виновато отозвался Руденко, — сразу к сердцу подкатилось.Ну,думал, не жди, Василий, добра. Трое суток по городу петлял, как заяц по первому снегу. Выходит, выследили. К нам во Владивосток, товарищ Андрей, мастера со всей России съехались… Да что я… за вас боимся.

Руденко намочил полотенце в холодной воде и обернул, как чалмой, голову. Лицо его с небольшим задорным носом покраснело, пересекавший бровь шрам побелел. Шрам был то белый, то багровый, то синий — в зависимости от настроения и обстановки.

— Откуда у тебя метка эта? — спросил подпольщик.

— Колчаковцы оставили… Смотри-ка, — с любопытством заметил он, — уши — будто сухой лист на венике: от пару сворачиваются. — И тут же неожиданно крикнул: — Севастьянов! Ну-ка, плесни еще шаечку!

Севастьянов плеснул. Он сидел в самом низу, едва вынося накаленную атмосферу.

В парильню вошел бородатый мужчина с мальчиком. В открытую дверь донесся многоголосый говор, стук металлических шаек, шум бьющей из кранов воды. Сделав несколько шагов, бородач остановился.

— Нажарили, дьяволы, — прикрывая ладонью волосатый рот, сказал он, — пропадем здесь, Ванюшка.

И оба повернули обратно.

— Понятно, Василь Петрович! Только не знаю, как ты, а мне впору следом за ними… Ну ладно. — Товарищ Андрей поохладил лицо водой. — Слушай внимательно.

— Слушаю, товарищ Андрей.

— Когда оружие партизанам отправите? Это первое.

— Через три дня на катерах доставим. Пароходов пока попутных нет, да и опасно с пароходом.

— Ладно. Скажи Кондрашеву: оружие на прежнем месте. Он знает где. — Товарищ Андрей продолжал: — Передай своим, пусть не мешают белогвардейцам друг другу горло грызть Если мы их тронем — японцам на руку, повод дадим к расправе с трудовыми массами… К сожалению, никаких забастовок, понял? — Подпольщик подышал над шайкой с холодной водой. — Они только этого и ждут. А для нас одинаково — что торговый дом братьев Меркуловых, что прокурор Старковский, что генерал Дитерихс: хрен редьки не слаще… Пусть белобандиты друг друга уничтожают, тем чище место будет. А партизаны — другое дело. Партизанам теперь пуще прежнего помогать надо.

— Прижимают нас, товарищ Андрей.

— Недолго осталось. Так и скажи своим. Японцам деваться некуда, просчитались. Хочешь не хочешь, а из Приморья выкатываться надо.

— Ну, а сроки ты не укажешь?.. Чтоб ребятам сказать.

Товарищ Андрей ответил не сразу. Он похлестал веником спину, опять смочил лицо.

— Число тебе и в Москве Центральный Комитет нашей партии не укажет. На месяц позже, на месяц раньше… А уж в этом-то году обязательно Приморье очистим.

— Так и говорить: в этом году, дескать.

— Можешь, Василий Петрович. Ты ведь не хуже меня знаешь: у беляков разброд. Одни агитируют за единоличную власть атамана Семенова, другие — за военную диктатуру генерала Молчанова, третьи — за Дитерихса. Из военных частей идут слухи: недовольны и солдаты, и офицеры. Жалованье им не платят — это одно. Контрразведка и там шастает — тоже раздражает. Оружия и патронов японцы пока не дают. Дезертирство, перебежчиков много. К партизанам пачками идут. В общем, вконец разлагается белая армия. Так и скажи: недолго еще терпеть… Да вот еще что. Моряки пусть с пароходов не уходят. Белогады рады своих людей поставить, тогда они на судах хозяева…

— Товарищ Андрей, когда японцы уйдут, что с Дальневосточной республикой будет? У нас многие интересуются.

— Что будет? Ничего не будет. Она свое дело сделала, здорово оккупантам поперек горла стала. Большевики ДВР создали, большевики управляли, большевики и ликвидируют ее. Одна власть в России будет, везде Советы.

Товарищ Андрей спустился с полки, выплеснул согревшуюся воду из шайки, налил из медного ледяного крана, покрытого капельками испарины, окатился.

— Теперь легче, — сказал он и потянулся. — Слушай, Василь Петрович, — присмотрелся он, — ты что с крестом ходишь, веруешь крепко, что ли?

— С детства привык, родители приучили, — ответил Руденко. — Да и баба у меня с характером: без креста к себе не подпустит. Попробуй-ка снять, дак она… Недаром пословица есть: из-за щей на бабе женятся, из-за бабы в монастырь постригаются. Прогоним белых, тогда и с богом разберемся.

Разговор перешел на вольные темы: спешить им было не то что некуда, а не полагалось. На улице, на всей Первой речке сейчас все под прицелом. Вылезешь до срока и как раз к полковнику Курасову в гости угодишь.

Долго еще в парилке слышался молодой голос старого подпольщика Андрея, иногда — его дробный смех и заразительный хохоток Василия Петровича. Коля Севастьянов сидел в сторонке грустный, с беспокойством прислушиваясь, что делается за дверями парилки. Время от времени он вставал и швырял на раскаленные камни шайку воды.

— Довольно, нету больше терпенья, — сказал наконец товарищ Андрей. — Уходим в одиночку… Так ты передай морякам и грузчикам: выдержка большая нужна. Японцы объявить-то объявили об уходе, да им, — он усмехнулся, — помочь надо. Ждите. Когда время придет, мы именем революции скажем, что нужно делать… Молодец, Коля, — сказал он Севастьянову, — хорошо поработал. С таким банщиком не озябнешь.

Первым из парной вышел товарищ Андрей. Одевшись, он разгладил на стороны мокрые волосы. Ему пришлось все-таки выпить чашку зеленого чая, поданную хозяином бани Лин-си. Погодя ушел Николай Севастьянов. Через час на улицу вывалился перепарившийся Василий Петрович Руденко с веником-распарышем под мышкой.

В конце переулка, разбрызгивая грязь, натужно гудел, буксуя, японский грузовик с зеленым парусиновым верхом.

Несколько меркуловских солдат, поминая всех родителей старались вытянуть его из глинистой ямы.

«За мной приезжали, — усмехнулся Руденко, поворачивая в противоположную сторону, — заарестовать хотели. Ан нет, не вышло, господин полковник».

Моряк еще раз вспомнил полковника Курасова в шляпе и легком плаще, караулившего его под дождем у причала.

Глава седьмая. В СТАЛАКТИТОВОЙ ПЕЩЕРЕ РАЗДАЛИСЬ ВЫСТРЕЛЫ

«Синий тюлень», покачиваясь на волне, разрезал лиловые воды Японского моря. Нагая дева, с распущенными золотыми волосами, скрестив руки на груди, пристально смотрела вдаль. Двадцать лет назад в шотландском городе Глазго деву вырезал из дерева мастер и накрепко приладил к самому носу только что построенного судна. С тех пор она окуналась в соленые воды многих морей, неизменно указывая дорогу кораблю.

Солдаты — на второй палубе, а матросское жилище — в носовом кубрике, ближе всех к морской деве. Кубрик тесный, невзрачный. Шесть коек с одного борта, шесть с другого. Койки в два яруса; сбитые из досок, они смахивали на гробы. Сквозь кубрик проходят две клюзовые трубы. Когда отдают или выбирают якорь — мертвый проснется. Посредине стол. Справа и слева, вдоль нижних коек, — скамейки. В торце стола — отдельная табуретка для боцмана.

Зато в кубрике чисто. Вот и сейчас дневальный, молодой матрос Ломов, с ожесточением скоблит ножом сосновые доски обеденного стола и напевает: «Я родня океану, он старший мой брат…»

Ломов — сильный парень, с обветренным лицом и грубыми, рублеными чертами. Пять лет он проплавал юнгой на «Синем тюлене» и чувствовал себя заправским моряком, носил круглую скандинавскую бородку, курил трубку. На четырех койках спят матросы, оттуда несется разноголосый храп; одна завешена куском ситца, остальные пустуют.

На палубе раздались шаги, хлопнула дверь. В кубрик вошел моряк в промасленной робе. На голове белый чехол с коричневых пятнах. Это машинист Никитин.

— Темнотища на палубе, — прижмурился Никитин. — Чистоту наводишь? Ну-ну, старайся, брат океана. — Он обвел взглядом кубрик и уселся на боцманскую табуретку.

Ломов перестал шкрябать по столешнице и смотрел на друга.

— Знаешь новость? — понизил голос Никитин. — К берегу повернули. — Он был смугл, с прямым тонким носом. В движениях быстр, по характеру нетерпелив.

— К берегу? — недоверчиво переспросил Ломов. — Из поддувала твоя новость. Поди, кочегары на лопате принесли?

— Я не шучу. Механик говорил. Да ты сам посмотри: Полярная звезда у нас по правому борту… Не об этом речь. Серега. Без пресной воды остались, хоть пары спускай. Во Владивостоке с водолея качали во все цистерны, а теперь вдруг оказалась присоленная.

— Ничего себе молодчики в машине! — присвистнул Ломов. — И что же делать будем?

— К берегу-то не за водой ли идем? Да… Знаешь, не так важно, что пропала вода, а как она пропала! Не сама же она присолилась…

— Ты думаешь, кто-нибудь нарочно?

— Уверен.

— Но зачем… Кому это нужно?!

— Вот этого я не знаю. — Никитин оглянулся и еще тише сказал: — Может, кто-нибудь хочет помешать пароходу, вернее, солдатам попасть в Императорскую?

— Интересно… Сказать тебе по правде, — тоже почти шептал Ломов, — и мне не по душе эта затея. Ты знаешь, для чего солдат-то везем… На партизан. Я бы сам…

Никитин бесцеремонно закрыл ладонью рот другу и показал глазами на колыхнувшуюся зеленую занавеску над верхней койкой.

— Многим не нравится, — горячо, сдерживаясь, зашептал Никитин, — да молчат все. Боятся на Полтавскую попасть. А кто-то нашелся, не струсил!

— Эх! Сграбастали Володьку Туманова, он бы нам сразу разъяснил, что к чему.

— Проклятое офицерье.

— Вот что, Виктор, — шепнул Ломов, — попробуем найти, кто с водой управился. Если еще что сотворит, за руку поймаем. Пусть нас в компанию берет. А то мы, выходит, и нашим и вашим — всем пляшем. Морякам вроде так не пристало. Согласен?

— Лады, — ответил Никитин, — будем в оба глядеть.

— И что вы все бубните? — неожиданно произнес хриплый голос. Из-за занавески на приятелей выглянуло опухшее, с набрякшими глазами лицо судового плотника. — Про партизан шептались? Вот скажу поручику, он из вас этих партизан вместе с печенками вынет.

— Ты что, спятил? — огрызнулся Никитин. — Вату из ушей вынь. Партизаны ему везде чудятся, слышь, Серега? Пойду-ка от греха подальше.

Плотник грязно выругался и задернул занавеску.

— Видал? — прошептал другу Ломов. — Все без занавесок обходятся, а этому свет глаза режет. Тут, брат, тонкое дело: не сразу заметишь, есть он или нет. Сказал кто-нибудь лишнее слово — он к Сыротестову или к капитану бежит.

— Гадюка.

Машинист Никитин вышел. Ломов, покуривая трубочку, взялся за прерванную уборку кубрика.

Утром, едва солнце поднялось над порозовевшим морем, «Синий тюлень» встал на якорь в закрытой от ветров пустынной бухте. Только на северном берегу виднелось несколько домиков. От ночного тумана клочка не осталось.

Темно-зеленая стена леса обступила бухту. Деревья подходили почти вплотную к берегу. У самой воды желтела полоска песка. А море было такое спокойное и солнце такое яркое, что белые облачка в синем небе светились. Свет от них отражался на морской глади, как от жемчужных солнц.

Из камбуза по пароходу распространяется дразнящий запах: повар в белой куртке и высоком колпаке жарит что-то на сковородке. Его помощник сидит у камбузовой двери и чистит картошку. Убирая каюты, Федя видел, как матросы спустили на воду четыре тупорылых кунгаса и моторный катер. На первую баржу погрузилось два десятка вооруженных солдат, а на катер сошли третий помощник капитана, Лидия Сергеевна, в изящных туфельках, с красным крестом на груди, и поручик Сыротестов, перепоясанный новыми ремнями.

Федя завидовал всем, кто уходит на берег.

Каждый неведомый клочок земли, где ему не приходилось бывать, казался таинственным и зовущим. В юноше текла кровь его отважных предков, мореходов-первооткрывателей. Как и они, Федя жаждал ступить ногой на неведомую землю, хотя бы и таящую неожиданные опасности. Эх, если бы можно… Он проследил глазами, как Веретягина скрылась в рубке катера, посмотрел на близкий желанный берег и вздохнул.

Выходя на палубу с ночным горшком господина поручика, он встретил старшего помощника; фуражка Обухова была лихо сдвинута на затылок.

— Ну-ка, Великанов, марш на кунгас! — неожиданно приказал он Феде, будто прочитал его мысли. — Назначаю тебя главнокомандующим на первый номер.

Старпом кинул понимающий взгляд на фарфоровую вазу в руках юноши.

— Отнести эту штуковину на место и бегом сюда! — весело повторил он.

Видно было, что старпому приятно распоряжаться на палубе, что он любит свое дело. Обухов только что благополучно спустил на воду «малую флотилию» и теперь искал, куда применить свою неиссякаемую энергию.

— Спасибо, Валентин Петрович!

Федя передал приказ старпома старику буфетчику и, не дослушав его ворчания, мигом очутился на барже среди солдат.

Матрос Ломов был тут же и прилаживал руль. Катерок игриво тарахтел, готовый в любую минуту натянуть буксир.

Старпом, согнувшись над планширом, торопливо выкрикивал третьему помощнику бесконечные наставления.

Последним спустился по трапу судовой плотник. Катер увел две баржи, две остались, притулившись у борта парохода.

* * *

На зелено-желтом берегу собрались мужики. Они помогли вытащить на песок кунгасы. Когда на землю сошли Сыротестов и Лидия Сергеевна, ее тонкие каблучки от каждого шага увязали в песке, оставляя смешной след. Вокруг шмыгала вездесущая ребятня. Поодаль прохаживались бабы и девки в цветастых кофтах. Их длинные юбки волочились по траве. Они пересмеивались, закрывая лица руками.

Высокие добротные дома выглядели старинными крепостями. Рубленные из толстых стволов лиственницы, все крытые под железо. Казалось, не хватало только бойниц.

Здесь жили староверы, поселившиеся лет десять назад. Люди старозаветной книги, спасаясь от преследования официальной церкви и государства, уходили все дальше и дальше на восток и наконец очутились на берегу Великого океана.

— Ваше благородие, — сказал, кланяясь, высокий мужик, как все, с окладистой бородой, — у нас арестованный в амбаре сидит. Допросите, ваше благородие.

Поручику Сыротестову не хотелось отвлекаться, но ничего не поделаешь. Да и, признаться, ему приятно выглядеть в глазах Веретягиной важным лицом.

— Выводи поскорее. Мне некогда, — недовольно сжав губы, согласился он и, вынув из поясного карманчика брелок, стал им небрежно поигрывать. Брелок был не из обычных: на цепочке из женских каштановых волос — собачья голова и метла, искусно вырезанные из дерева. Эмблема опричников Ивана Грозного. Это должно было означать: грызу врагов и выметаю их из России. Поручик не страдал скромностью в оценке своей роли на земле.

Когда сказали об арестованном, в глазах Лидии Сергеевны зажглось любопытство. Она встала рядом с офицером и взяла его под руку.

— Как интересно, Сережа… — протянула она, раздувая тонкие ноздри.

Двое парней в смазных сапогах вытолкнули из амбара задержанного — старика ороча со связанными назад руками.

— Ну, ты! — Парень с подбитым глазом толкнул старика в спину. — Подходь к господину офицеру!

Щурясь от солнца, ороч, в длинной рубахе с косым воротником и унтах, сделал несколько шагов.

— Здравствуй, — сказал он, останавливаясь возле поручика.

— Партизанов сюда привел, людей коммуной смущал, — говорил бородач староста. — Большевик, не иначе.

Ороч спокойно посматривал то на офицера, то на старосту. Ничего не дрогнуло на его лице.

Федя заметил у старика седую косу.

— Большевик! — неестественно резким фальцетом вскрикнула Лидия Сергеевна, округлив глаза и побледнев — Большевик! — Она размахнулась, по-бабьи запрокинув голову, и ударила ороча по лицу.

Бархатная шляпка свалилась у нее с головы и упала на траву.

— Большевик! — истерично твердила Веретягина, вцепившись в старика. — Убийца!..

Ороч не шевельнулся. Словно деревянное изваяние, он глядел на бесновавшуюся женщину.

Поручик едва оттащил Лидию Сергеевну.

— Друг мой, друг мой… — повторял он, картавя больше, чем обычно.

На лице старика выступила кровь. Из царапин от острых ногтей Веретягиной по дорожкам морщин она тонкой стрункой бежала на реденькую седую бороду.

Лидию Сергеевну тряс припадок.

— Убейте его! — кричала она. — Зарубите, расстреляйте! Негодяй, как он смеет улыбаться!.. Пустите, я сама! — Она пыталась вытащить из кармана пистолет.

Мужики испуганно переглядывались. Кто-то из солдатсбегал в ближний дом и принес воды. Жестяная кружка билась о зубы мадам Веретягиной.

Ороч молчал. Его лицо ничего не выражало. Он лишь чуть побольше прикрыл глаза.

— Увести его, запереть! — нервно распорядился Сыротестов, поддерживая и стараясь успокоить Лидию Сергеевну. — Видите, дама разволновалась. Я допрошу потом.

Арестованного опять втолкнули в амбар.

Федя, видевший все это, с силой сжал чью-то руку. Ему ответили пожатием.

— Собаки, белогады! — услышал он яростный шепот и оглянулся.

Рядом стоял матрос Ломов, и лицом своим он владел хуже, чем ороч…

* * *

— Подводы готовы, ваше благородие, — доложил Сыротестову фельдфебель Тропарев, —разрешите людям садиться.

…Длинный обоз высоких телег, запряженных крепкими лошадьми, растянулся по поселку. Серое облако пыли, поднятое обозом, обильно оседало на задних подводах. Вот и околица; теперь дорога шла через перелески и кустарник. Под самыми лошадиными копытами через дорогу перекатился заяц и под улюлюканье солдат бросился в кусты… Неприятно и резко кричала какая-то птица.

На передней телеге сидел поручик и мечтал. Он занимался излюбленным делом — подгонял титулы к своей фамилии. Пышные титулы неодолимо влекли его с самого детства. «Князь Сыротестов-Приморский, — прикидывал он и сейчас. — Или: граф Сыротестов-Камчатский… А еще лучше: барон Сыротестов-Тихоокеанский… Можно ли купить титул за деньги? — Поручик слыхал, что можно. — Боже, как все преображается! Был купеческий сын, и вдруг — титулованная особа!.. Идешь по улице, и вслед тебе шепоток: „Это граф Сыротестов-Камчатский“… Нет: „Князь Сыротестов-Тихоокеанский“… Зашел в ресторан — лакеи в три погибели: „Пожалуйста, ваше сиятельство“, „Чего изволите, ваша светлость?“ А может быть, удастся приобрести фамилию угасшего княжеского рода? Князь Голицын-Сыротестов… Только бы титул, а родословную вывести как-нибудь сумеем».

Аристократический недуг поручика обострился, после того как он наслушался во Владивостоке лекций графа Тулуз де Лотрека. Он не пропускал ни одной из них. Знаменитому авантюристу уже примелькалась физиономия Сыротестова, и он по-своему расценивал любопытство офицера контрразведки. Граф решил, что местные органы безопасности, как и в других городах и странах, следили за ним. Де Лотрека утвердили в подозрении глупые и однообразные расспросы поручика о способах обзаведения почетным российским титулом. Граф рекомендовал Сыротестов, добиваться баронства. «Много уважаемых богатых купцов пожалованы баронами. Почему бы не попытаться и вам?» — говорил он.

Сегодня поручика осенила новая мысль: «А что, если купить титул у самого Тулуз де Лотрека? Ведь его не убудет, если он, например, усыновит Сыротестова? Да, да, усыновит. Отвалю полмиллиона долларов этому промотавшемуся аристократишке, и я — граф Серж де Лотрек… Нет, много: по теперешнему времени хватит ста тысяч»…

Он даже зажмурился от удовольствия. И тут же скис: а как быть с родным папашей, Степаном Ильичом Сыротестовым?.. Поручик горестно вздохнул. Нет, пока жив отец, об этом и думать страшно.

Вытянув длинные ноги, полулежала на сене Лидия Сергеевна. Она вспоминала прошлое. Девичья фамилия ее Поцелува. Родилась в бедной поповской семье и была у родителей восьмой. Всегда была очень нервная, вернее, взбалмошная. Училась на высших медицинских курсах — выгнали за неуспеваемость. Потом путалась в сестрах милосердия, увлекла старого генерала, вышла за него замуж. Вскоре генерал умер от расстройства желудка, но Лидия Сергеевна рассказывала, что он погиб за белое дело. У нее был золотой перстень с бриллиантом, свадебный подарок генерала; после казни Романовых она стала говорить, что перстень якобы дар самой императрицы. Лидия Сергеевна, брюнетка, с заметными усиками, носила пенсне на лиловом шнурке и душилась препротивными духами «Молодость». Пуще всего ее привлекали деньги, потом высшее общество. Свое неродовитое поповское происхождение она тщательно скрывала…

А лошади трусят и трусят… Пыльная дорога вела обоз к богатому селу. Вскоре до солдат донесся звон церковных колоколов. Сегодня праздник преображения. В надежде разживиться самогоном или брагой все повеселели. Некоторые перекрестились. Завели песню. Однако Сыротестов, версты за три до села, велел сворачивать в лес. Там он спрятал лошадей и повозки в частом кустарнике, оставив охрану из двух солдат, а сам во главе отряда стал пробираться к возвышавшейся впереди сопке. Ее зеленая вершина была приметна каменными глыбами и желтыми пролысинами. Подъем был крут. Приходилось продираться в цепком кустарнике. К полудню отряд достиг старой лиственницы со срубленной верхушкой. К стволу ее была прибита сосновая ветка с высыхающей хвоей. От лиственницы Сыротестов шел, считая шаги. Направление указывала сосновая ветка. Вот поручик исчез в зарослях шиповника… Вскоре на его зов подошли остальные — Лидия Сергеевна и солдаты.

Перед ними открылся едва различимый вход в пещеру: небольшой треугольный лаз.

* * *

В это время третий помощник Бескрылов, узнав у старосты, где можно взять хорошую пресную воду, стал созывать команду.

В бухту впадала небольшая река. Она стекала со склонов величественного хребта Сихотэ-Алиня, шла сквозь дремучие леса и была кристально прозрачна. Когда катерок, миновав мелководье, втащил две баржи в спокойные воды, моряки с удивлением увидели морскую шхуну.

— Что за посудина? — сказал Ломов. Они с Федей лежали на носу первого кунгаса и с интересом смотрели на открывшиеся перед ними живописные берега. — В реку забилась… И что за маскарад?

Шхуна явно желала быть как можно неприметней. Ее борта были утыканы молодыми березками. Мачты тоже прикрыты свежими ветками. Издали трудно отличить судно от лесистого берега.

— Контрабандой рыбу ловят, — догадался Ломов. — Японцы.

Он оказался прав. Когда проходили мимо, увидели на палубе шхуны их настороженные лица.

— И флага нет, пираты! — возмущался Великанов. — Как у себя дома пристроились.

— При таком правительстве, — зло сплюнул Ломов, — они с нас последние штаны снимут, и все по закону, слова не скажи. Когда у нас в Приморье крепкая власть будет? Недаром говорится: если изба без запора, то и свинья в ней бродит.

— Есть такая власть! — горячо откликнулся Великанов. — Советы. Разве большевики дали бы грабить? Да ни в жизнь!

Ломов внимательно посмотрел на нового приятеля.

Для приемки воды Бескрылов поставил кунгасы выше по реке, рядом со шхуной, а сам ушел за другой парой на «Синий тюлень».

Моряки быстро наладили пожарный брандспойт, и пресная вода, прозрачная и холодная, полилась в баржи.

Качали по четыре человека, меняясь каждые пятнадцать минут. Сменившись, Федя и матрос Ломов сошли на берег и отправились к японской шхуне. Палуба вся была в чешуе. Кое-где валялись большие рыбины. Березки уже поникли ветками, будто жаловались.

— Чего нужна? — на ломаном русском языке спросил коротконогий японец в соломенной обуви. — Водка!.. С-с-с… Хо-росо. Пошел прочь!

— Это наша земля, — ответил Федя, — где хочу, там и буду стоять… Березы сколько испортили!

— Скоро японская станет. — Солдат показал большие зубы. — Вся берега наша, море наша, Камчатка наша и березка наша.

Какое русское сердце могло вынести это спокойно!

— Вот ваша! — Ломов показал японцу кукиш. — А ну, вали отсюда. Я сейчас ваши веревки… — Он вытащил нож и хотел перерезать швартовые концы.

Японец что-то крикнул. На палубе шхуны мгновенно скопились люди. «Сколько у них тут народу!» — успел подумать Федя.

Из рубки выбежал японец в морской фуражке с винтовкой, клацая на ходу затвором.

— Наша стреляй буду! — крикнул большезубый. — Уходи прочь!

— Брось, Серега, — удержал Великанов за рукав приятеля. — И вправду пристрелит. — Дрожа от негодования, он медленно выговаривал слова, стараясь не глядеть на шхуну. — Заступиться за нас некому.

Горькую обиду почувствовали моряки: нашу рыбу ловят и в нас же стрелять…

— Заплатите за все: и за рыбу, и за березки! — белый от гнева, кричал Ломов.

Федя и раньше слыхал о грубом произволе японцев. Но рассказы других никогда так не убеждают, как собственные глаза. И вот теперь он увидел, и страшный гнев охватил его.

Как-то само собой случилось, что Великанов и Сергей Ломов дали друг другу слово отомстить. Они решили всеми силами помогать партизанам, бороться с японской военщиной и белогвардейцами. «Уничтожим на пароходе карателей!» — чуть было не сорвалось с Фединых губ, но какая-то сила удержала его. Нет, он не имеет права все доверить Ломову — это не личная тайна. Однако матрос ему нравился. Федя внимательно посмотрел на него: простое лицо, широко расставленные синие, доверчивые глаза.

— Будем друзьями, Сергей, — предложил Великанов, протягивая руку, — и в радости и в горе.

Ломов с готовностью крепко пожал ее.

— Наша смена подходит, — посмотрев на часы, заторопился он и вдруг неожиданно сказал: — Слушай, Федор, спасем старика ороча, выкрадем из амбара… Я смотрел, стены там не крепкие, еле дышат.

— Согласен, сам хотел предложить, — обрадовался Федор.

На том и порешили.

Моряки работали на водозаборе босиком, с подвернутыми штанами. Ни один час не пропал даром: пока на реке наливалась одна пара кунгасов, вторую откачивали в пароходные цистерны.

В бухте было совсем тихо, кунгасы ходили с полным грузом, едва не черпая бортами морской рассол.

После полудня похолодало. Стоять по колено в речной воде стало зябко. Федя не почувствовал брезгливости, когда плотник Курочкин, побывав на берегу, уселся на мокрый борт кунгаса и споласкивал от песка ноги с уродливыми пальцами. Ноги у всех сделались стерильно чистыми.

Наконец старпом дал желанную команду: работу прекратить. Катерок еще раз сбегал к пароходу и отбуксировал опорожненные кунгасы к поселку, где высадились солдаты поручика Сыротестова.

Вечерело. Синий край моря, розоватое небо. Даже каменистый мыс выглядит приветливо. Водная синь, желтый песок, темная зелень леса. Яркие краски, резкие контрасты — будто на цветной открытке… Солнце опустилось пониже, и море вдруг изменило цвет на серебристо-розовый, а мыс потемнел, стал лиловым. Прошло небольшое суденышко; за ним потянулся темный след, точно корабль содрал с моря серебряную корочку. После заката Федя и Ломов приступили к осуществлению своего плана. Топором они почти бесшумно оторвали две доски от задней стенки сарая. Прислушались — в сарае было тихо.

Забравшись внутрь, Великанов включил фонарик. Ороч неподвижно сидел на корточках в углу. Прежде всего Федя перерезал веревки на руках старика.

— Здравствуй, — сказал ороч, вставая и протягивая затекшую руку. — Зачем пришел?

— Мы пришли тебя освободить, — сказал Федя. — Когда вернется офицер, худо будет: расстреляют.

Морщинистое лицо ороча осталось неподвижным.

— Моя разбойника нет, — отвечал он, помолчав. — Моя на охоту ходи, рыбу лови, воровать нет.

Ломов предложил орочу табаку. Старик несколько оживился, зарядил длинную трубку.

— Спасибо, шибко кури хочу, — сказал он, выпустив облако дыма.

— Почему староста назвал тебя большевиком? — спросил матрос.

— Я нет большевичка, — так же ровно ответил ороч. — Моя партизанам дорогу показывай, к морю через сопку ходи… Староста шибко сердитый, партизан совсем люби нет.

— А что здесь партизаны делали? — спросил Федя.

— Большой лодка на берегу бери, хозяина не спроси. Русский доктор надо. Без доктора много люди в лесу пропади есть…

— Понятно. — Федя и Ломов переглянулись. — А звать тебя как?

— Николай Григорьевич Намунка, — с достоинством ответил ороч. — Царь медаль подари, моя много люди спаси есть. — Он вытащил из-за пазухи золотую орленую медаль на черном шнурке. — Я нет большевичка.

— А что, большевики разве плохие люди? — с некоторой досадой сказал Федя.

— Моя нет большевичка, — еще раз повторил старик, попыхивая трубкой. — Моя русскому попу присягу давай.

— Ну ладно, все равно тебе уходить надо. Сюда пролазь, — показал матрос.

— Ночью куда пойду, ночью в тайге ходи нет, — ответил старик не шевельнувшись.

У Великанова давно засела мысль: куда повел Сыротестов свой отряд? Федя знал, что с берега должны привезти шерсть. Это ни для кого не было секретом. Но какое-то внутреннее чувство заставляло его задумываться. «А может быть, солдаты совсем не за шерстью поехали? Почему у всех винтовки? — снова и снова спрашивал он себя. — Для того чтобы грузить шерсть, разве нужны винтовки? Вдруг отряд повели против партизан, а я здесь сижу спокойно. Разве этого не может быть? Может», — ответил сам себе Федя.

— Слушай, ты можешь нам дорогу показать, куда солдаты с парохода пошли? — вдруг спросил он ороча.

Федя решил действовать.

Если солдаты пошли искать партизан, надо постараться предупредить. Про партизан он смолчал, а насчет шерсти сказал и Намунке.

— Ночью ходи нет, — повторил старик, — солнце свети — могу. Моя знай, куда солдаты ходи. Моя раньше здесь живи. Староверка приходи выгоняй…

…Судовой плотник Степан Курочкин был старшим на баржах. Он отвечал за правильную погрузку, за отлив воды из-под настила — вообще за все морские дела. Старпом приказал ему находиться на берегу, пока не доставят груз. Сейчас Курочкин, напробовавшись староверского самогона, сладко спал в кормовом закутке кунгаса.

Еще до восхода солнца Федя растолкал плотника.

— Чего тебе, — бормотал Курочкин, протирая паза, — в такую рань? — Он вынул из поясного кармана вороненые большие часы. — Четыре; поручик говорил, груз только к вечеру приволокут.

— Мы с Сергеем в деревню хотим сбегать… за медом. Нипочем, говорят, там мед. У Сергея родня в деревне.

— Ну?

— Мы и на вашу долю, Степан Митрофанович, возьмем… Сейчас самое время.

Курочкин, тараща со сна глаза, поскреб бок. «Вот беспокойные парни, выспаться не дадут. А мед? Черт с ним, с медом. Но если уж он сам просится в руки…»

— Валяйте, — разрешил Курочкин. — Вот посуда на мою долю. — Он вытащил из-под койки бидон. — Только быстрее обратно.

Он поворочался в тряпье, закрыл голову полушубком и снова захрапел.

Великанов, матрос Ломов и ороч осторожно, задами, обогнули поселок. Бидон плотника они спрятали в камнях. Пробравшись к реке, где стояла японская шхуна, повернули и берегом углубились в тайгу. Чуть повыше река бурлила между толстыми стволами поваленных бурей деревьев. Здесь, на отмелях, скопилось много мелкого плотного песка; на нем хорошо отпечатались кабаньи следы.

Встречались деревья с засохшими вершинами, дважды пересекли лосиную тропу. Речные берега заросли шиповником, боярышником, бузиной; вглубь шел настоящий таежный лес. Корейский кедр рос вперемежку с монгольским дубом, ясенем и березой. Под ногами шелестел высокий папоротник.

Многие деревья выглядели необычно. Древнее оледенение не коснулось Приморья, и некоторые растения, жившие на земле миллионы лет назад, сохранились здесь во всем своеобразии. Путникам встречался мелкохвойный тис, называемый красным деревом, высокие стройные деревья амурского бархата с пробковой корой. На огромных деревьях со сложноперистыми листьями виднелись зеленые шарики. Это маньчжурский орех — двоюродный брат грецкого. Стволы многих деревьев обвивала лиана шизандра. Ее белые цветы прекрасно пахли. Кора шизандры, если ее растереть, отдавала лимоном. В Приморье ее называют китайским лимонником. В зарослях папоротника, может быть, рядом, под ногами, прятался таинственный корень жизни — женьшень.

На склоны горы — все чаще поваленные, могучие дубовые деревья. Они лежали здесь, наверно, давно, так как успели основательно подгнить. Федю удивило: как же так, человек срубил ценный дуб и бросил?

— Манза деревья руби, — сказал Намунка, заметив недоумение юноши. — Гриб собирай другой год, потом деревья кидай… Шибко плохой люди.

Федя вспомнил лесника, отца Тани. Он рассказывал, как китайцы в погоне за грибом, растущим на гниющих дубовых стволах, безжалостно уничтожали таежных великанов.

На срубленном дереве через год образуются слизистые наросты. Их срезали, сушили и продавали. В Китае сушеные дубовые грибы считаются лакомым блюдом и дорого ценятся. Хищный промысел нанес немалый ущерб Уссурийским лесам…

«Неужели солдаты шли лесом? — размышлял, шагая за орочем, Федя. — Если на склад — то он должен быть где-то в селе; если против партизан — вряд ли в такой чащобе найдут. Непонятно. И разве здесь можно проехать на телегах? Не ошибся ли старик?»

Намунка уверенно вел приятелей. Он прекрасно знал, где спрятаны тюки, выгруженные с небольшой шхуны, совсем недавно побывавшей в бухте. Ороч считал, что солдаты шли туда; куда же еще? Кругом тайга сейчас, он знал, безлюдна. Дорогу путникам иногда перекрывали сплошные заросли, переплетенные лимонником с пестрой листвой и диким виноградом. Тогда Ломов выходил вперед с топором и с большим усердием рубил лианы и ветви, а Федя думал: «Тут солдаты за десять шагов не увидят партизан, а подобраться к ним втихую совсем нельзя».

В одном месте, где помельче, перешли реку вброд. От сплошной листвы над головами было сумеречно, словно и не всходило солнце.

Проводник-ороч всю дорогу молчал. Он был немного смешон в высокой войлочной шляпе и с длинной седой косой.

— Два раза ближе, чем солдаты ходи, — сказал старик, заметив, что друзей стали покидать силы, — осталось мала-мала.

Вот тайга поредела, снова показалось солнце. Встретилась лужайка с огромными мшистыми скалами. Дорога пошла на подъем, рубахи парней потемнели от пота.

Федя и Ломов выбились из сил и, как по команде, повалились на траву.

— Отдохнем, — простонал Великанов.

Намунка, закурив от огнива, сказал:

— Твоя хочу смотреть, что солдаты делай, отдыхай не могу. — Он показал на солнце. — Его отдыхай нету.

Ни Федя, ни Сергей не пошевелились.

Намунка потряс бородкой. Что-то бурча под нос, он вынул нож и, протянув свесившуюся с дуба лиану, срезал продолговатый кусок коры. Потом он разделил ее пополам и сказал спутникам:

— Его кушай надо — шибко хорошо. Большой сила давай, отдыхай не надо… Кусай, кусай, потом проглоти. Федя посмотрел на Ломова и взял кожицу.

— Спасибо, — сказал он орочу.

Он читал и однажды даже слушал замечательного исследователя Уссурийской тайги Арсеньева. Запали в память его слова о трогательной, детской честности, о гостеприимстве орочей. Нет, Намунка попусту болтать не будет. Федя сунул в рот кору-лимонник. Ему последовал и Ломов.

Старый ороч улыбался, причмокивал губами и приговаривал:

— Так, так. Хорошо, хорошо. — Он не дал приятелям разлеживаться.

Через несколько минут все снова двинулись сквозь заросли. Лимонник придал бодрости морякам.

По пути Намунка облюбовал молодую лиственницу с тонким и ровным стволом, молча взял у Ломова топор и двумя-тремя ударами свалил ее, очистил от ветвей. Получилась жердь в три человеческих роста. С жердью на плече он и прошел остальную дорогу.

А подъем все круче. Среди зелени — все чаще пролысины известняка.

Одолев еще одну цепкую заросль шиповника, исцарапав лицо и руки, остановились у ребристого желтоватого камня, ничем вроде не отличавшегося от попадавшихся раньше.

Намунка сбросил жердь с плеча.

— Отдыхай хочу, кушай хочу, — сказал он и стал собирать сухие листья и ветки.

Моряки охотно ему помогали.

— Ружье староста забирай, котомка забирай — плохой люди, — бормотал Намунка, — чего в лесу могу без ружья делай?

Костер быстро разгорелся. Ломов развязал мешок с немудреным харчем.

— Чайку бы, — протянул он, похлопывая крышкой чайника, — заварка есть, да водица далеко.

— Почему далеко? — отозвался старик. — Помогай надо, — сказал он, взявшись за камень, — сюда толкай.

Налегли втроем и сдвинули камень в сторону. За ним оказался пролом — только-только пролезть человеку. Федя понял, в утробе горы — пещера.

Ороч привязал к ручке чайника увесистый, с кулак, камень, размотал с пояса тонкий ремешок из нерпичьей кожи, захлестнул на дужке чайника и опустил его в расселину. Подержал с минуту, вытащил.

— Вот вода…

Подкрепились хлебом и соленой кетой, крепким кирпичным чаем с сахаром вприкуску. Намунка особенно смаковал рыбью голову. Потом он залил водой костер, присыпал песком.

Стряхнув с одежды налетевший пепел, ороч долго прислушивался, склонившись над проломом.

— Там солдаты, — сказал Намунка, обернувшись к морякам, — подожди надо. — Он туго набил трубку табаком, полученным в подарок от Ломова, и уселся на камень.

Федя посмотрел на ороча и вспомнил индейцев из романов Фенимора Купера. Да, так же невозмутим, как будто безразличен ко всему окружающему. Взгляд зорких прищуренных глаз устремлен вдаль… И, как в романе, все время ждешь чего-то неожиданного и чудесного.

— Каков наш старик! — шепнул он Ломову. — Ни дать ни взять индеец из племени делаваров, Чингачгук какой-нибудь…

Матрос с улыбкой согласно кивнул.

Старый ороч курил и думал, что ему скоро шестьдесят лет.

«Я еще хожу на соболя, — думал Намунка, — рука еще тверда, и глаз не ослаб». Как у всякого таежного охотника, его жизнь разделялась на подготовку к охоте и саму охоту. Через несколько дней он должен быть в своем селении. Его свояк Терентий устраивал праздник в честь медведя. У него давно в бревенчатом срубе дожидается своей судьбы жирный, откормленный медведь. Намунка любил медвежье мясо. Он мог съесть его очень много. Впрочем, он мог есть почти все, что встречал в лесу. «Ороч умей все кушай, — думал Намунка, — если ороч одно кушай, другое не кушай, скоро помирай». Старик явственно представил запах жареного на вертеле мяса. Как весело на пиршестве в честь медведя! В молодости Намунка всегда участвовал в праздничных состязаниях. Он был упруг, как пружина, ловок и проворен, как соболь. А как он метко стрелял из лука! И не только метко стрелял, но и всегда увертывался от трех стрел, пущенных в него с двадцати шагов самым лучшим стрелком. Он прыгал вверх в свой рост и в длину на три роста. Он влезал на дерево так проворно, что охотник с двадцати шагов не мог попасть в него из лука. Без этих испытаний он, как и другие гости, не мог бы на празднике стрелять по медведю. «Аэ! Как хорошо быть молодым!..»

Вспомнился сын. Он утонул во время охоты на нерпу. Великий Андури не захотел вернуть Намунке сына. А сколько он молился, сколько ублажал духа вкусной кашей, политой водкой!..

Потом Намунка думал о войне. Почему русские люди убивают друг друга? Сколько в тайге и в море зверя, птицы, рыбы — на всех хватит…

Моряки негромко переговаривались между собой. Ороч молчал. Но вот он не торопясь выбил трубку, спрятал ее, взялся за жердь и стал осторожно спускать ее в расселину. Когда жердь во что-то уперлась, сказал:

— Ходи вниз, не надо боиси.

Федя посветил фонариком: жердь стала на белую, словно покрытую простыней, площадку.

— А солдаты? — спросил Ломов.

— Другая сторона ходи есть. — Намунка неопределенно махнул рукой.

— Что ж, рискнем, Федя? — И, не ожидая ответа, матрос ловко скользнул по жерди.

Старику нельзя было не верить.

Потом спустился ороч с зажженной смолистой веткой и, наконец, Великанов. Он по-прежнему недоумевал. Если солдаты приходили сюда, то, пожалуй, не из-за партизан. А если груз — шерсть, то зачем было так ее прятать? Ну ладно, может быть, пещера поможет найти разгадку.

— Шибко хорошо слышно, — шепотом предупредил старик, когда все оказались на подземной белой площадке, — громко говори не могу.

В просторной пустой пещере не было тишины. Людей со всех сторон окружали звуки разного тона, то высокие, то низкие. Федя сразу сообразил: это звучали капли воды, и каждая по-своему. Капли неодинаковые — одна больше, другая меньше — и падают с разной высоты. Одна — на камень, другая — в воду. И все вместе составляют своеобразный оркестр. Замечательная акустика пещеры усиливает и повторяет каждый звук.

Капельная музыка непередаваема, она очаровывает.

Но вот ороч, призывно махнув рукой, двинулся вперед.

Известняковая площадка была берегом небольшого озерца. Вода в нем была так прозрачна, что Федя не сразу заметил его. Воды всего по колено, но холодна как лед. За озерком почувствовался подъем, шли между светлых столбов — сталактитов. Некоторые из них небольшие, с ребенка, а иные сливались со сталагмитами, уходившими в потолок пещеры.

Пещера казалась волшебным храмом с белыми фигурам» молящихся. От ветки-факела ороча играли резкие серебристо-черные тени, и казалось, что белые одежды «молящихся» шевелятся. На полу стекляшки — лужицы кристально чистой воды. Трещал пылающий смолистый факел, мелодично перезванивались капли. Но среди этих звуков старик ороч расслышал другие.

— Говори два люди, — тихо произнес он, остановившись.

И вдруг страшный грохот обрушился откуда-то сверху. Казалось, произошел обвал и лавина камней стремительно катится вниз. Звуковой ураган. Федя закрыл голову руками и пригнулся. Ломов отпрыгнул, прижался к стене пещеры…

Ороч поднял руку и показал два пальца. Он что-то кричал, не двигаясь с места. Лицо его оставалось по-прежнему спокойным. Обвалы повторялись и повторялись. Но их грозный гул утихал. Наконец все смолкло. Осталась вечная музыка капель.

— Два раза пистолета стреляй, — сказал Намунка. — Можно посмотри, кого убивай.

— Ну откуда старик все знает? — поразился Федя.

Морякам было совестно за свой испуг, и они без колебания последовали за проводником. Выстрелы вернули их мысли из сказочно красивой белоснежной пещеры в жизнь.

Они шли, уже не очень присматриваясь, под огромными сводами. Свет факела терялся вверху пещеры. Белые гигантские сосульки… Известковые натеки на стенах и на полу как застывшие водопады… И все это царство серебристо-черных теней искрилось и оживало под колеблющимся пламенем самодельного факела.

Миновали еще две пещеры, такие же волшебно красивые, пролезли узким и длинным, как индюшиное горло, коридором, и снова пещера. В ней уже не было чистоты потолок в темных пятнах, похожих на копоть от костров. Не слышно капели. Сюда доходил откуда то серый солнечный отсвет.

Ветку-факел притоптали. Старый ороч оставил приятелей за большим каменным обломком, а сам пошел на разведку.

Федя и Ломов стояли ошеломленные всем увиденным.

— Один люди подох, — сказал, вернувшись, ороч. — Два пули сюда попадай, — и показал на грудь, там, где сердце. — Солдата ушел и господа ушел

Скоро моряки и сами увидели у входа в пещеру лежал мертвый человек в ватных штанах и кацавейке. Скуластое серое лицо, втянутые щеки. Тут же неподалеку остывал пепел костра, валялись консервные банки, коньячная бутылка, обрывки бумаги.

Феде бросился в глаза маленький черепаховый гребень.

— Мадама потеряй, — с безразличным видом сказал ороч, ковыряя прутиком в костре.

Глава восьмая. ЖЕЛАТЬ — НЕДОСТАТОЧНОЕ ОСНОВАНИЕ, ЧТОБЫ ОБЛАДАТЬ

Профессор Леонид Иванович Силантьев жил недалеко от Мальцевского базара, в доме своего однокашника по Московскому университету. Волна страха перед большевиками подхватила его и принесла из Москвы в сибирское колчаковское царство. Во Владивосток он попал с эшелонами каппелевцев, без гроша в кармане, с маленьким дерматиновым саквояжем в руках.

Оба брата профессора Силантьева дослужились при царе до генеральских чинов. Сейчас их уже нет в живых. Давно умерла и жена профессора.

Леонид Иванович занимал в одноэтажном домике своего приятеля библиотеку — большую комнату, три стены которой заполонили книги. То, что делалось за пределами этой комнаты, перестало интересовать профессора. Казалось, он был доволен жизнью: днем и ночью рылся в книгах, что-то выписывал, часами просиживая за толстыми старыми томами. Иногда местные власти просили его подготовить заключение, справку по какому-нибудь запутанному историческому вопросу, перевести важный документ на японский или китайский язык. Платили ему гроши, и на них он жил сам и содержал старушку, дальнюю родственницу, тоже беженку.

За последние годы ученый заметно одряхлел. Сидя в кресле, он вдруг засыпал. Ноги дрожали, спина согнулась. Выцветшие глаза слезились и смотрели на мир все безразличнее. Высохшие руки оплетали синие вены.

Имя профессора Силантьева, выдающегося китаеведа, было известно в России и за границей.

В один из туманных владивостокских дней у его дома, окрашенного в охряный цвет, остановилась черная щегольская коляска с крытым верхом. Ее окружали вооруженные всадники на вороных лошадях. На погонах у них видны две буквы: «МС» — морские стрелки, личная охрана Меркулова. В городе кто-то пустил шутку, что буквы означают «Меркулов Спиридон». Из коляски вышли Меркулов и располневший японец в штатском.

Вслед подъехал второй экипаж, попроще, с адъютантами.

Силантьев встретил неожиданных гостей с настороженностью: глава государственного образования, шутка ли. И этот важный японец в массивных черепаховых очках…

Меркулов торопливо стащил зубами с правой руки прилипшую к потной коже перчатку. Здороваясь, он невольно покосился на полурасстегнутые штаны профессора и спущенные подтяжки. Серый пуховый платок, оберегавший Леонида Ивановича от простуды, был кое-как завязан на спине большим узлом. Затрапезный вид ученого несколько обескуражил правителя.

Меркулова Силантьев знал, а на толстого японца с иссиня-черньши волосами, сверкавшими бриллиантином, глянул поверх очков с некоторым интересом. «Вряд ли он видит из-за живота свои ноги», — подумалось профессору.

— Господин Ямаги, коммерсант, рыбопромышленник и лесозаводчик, — представил японца Меркулов.

— Прошу вас, господа, — сказал Леонид Иванович и, шаркая ногами, повел гостей в библиотеку.

Несмотря на полдень, плотные зеленые шторы на окнах были опущены. Полкомнаты тонуло в тени. Горела яркая керосиновая лампа под матовым абажуром. При ее свете профессору лучше работалось.

— Прошу вас, господа, не курите, — тронул себя за грудь профессор, когда гости уселись за круглым столиком и дружно вынули один сигару, другой сигарету.

— Конечно, конечно, — с готовностью ответил Меркулов.

Японец тоже сделал жест извинения.

Старушка родственница принесла видавшие лучшие времена чашечки, кофейник и сиреневую сахарницу с отбитой ручкой. Наполнив чашки, старушка тихонько удалилась. Меркулов с любопытством осмотрелся. Старый турецкий диван со смятой постелью. Кабинетный рояль с нотами на крышке, портрет Бетховена…

— Кто играет на иструменте? — спросил правитель.

— На инструменте, — сказал ученый, — играю я.

Больше ничего примечательного в комнате не было. Кинги, одни книги: на полках, в шкафах, на стенах, на пыльном паркетном полу, на ночном столике… В одном из углов — киот, горящая лампадка. Потолок темный, с извилистыми трещинами и пятнами. Воздух пропитан застоявшимися лекарственными запахами. Пыльно-дымчатую однотонность комнаты нарушали яркие переплеты книг, мерцающие золотым тиснением. Сейчас на книги легли причудливые человеческие тени.

Взгляд Меркулова снова задержался на штанах профессора: «Застегнул бы, срамник, главу государства принимаешь… Бедновато живет профессор, скучно», — подытожил Меркулов и едва сдержал зевок.

— У вас есть дети, Леонид Иванович? — спросил он.

— Дочь умерла, — коротко ответил Силантьев, — сын — советник русского посольства в Англии.

— Так-с…— протянул Меркулов. — Умерла, значит, дочка-то, так-с… — Он поправил орден Станислава, выглядывавший из-под большого подбородка.

— Вы несколько похожи на покойного императора Николая Второго, — неожиданно сказал профессор правителю. — Конечно, если бы еще бородка, но и в лице есть кое-что…

«Глупость!» — добавил он мысленно.

— Польщен, очень польщен, — довольно пророкотал Меркулов. — Вам, наверно, известны мои верноподданнические убеждения?

Японец изобразил почтительную улыбку.

— Я, вы знаете, бывал иногда на высочайших приемах, — не слушая Меркулова, продолжал профессор. — И государя и государыню приходилось лицезреть не однажды. Мои братья были отмечены императором… — Силантьев остановился и пожевал губами.

«Старческое слабоумие, — подумал Меркулов, заставляя себя не смотреть на штаны, на платок, на спущенные подтяжки профессора. — Этого не трудно уговорить, подпишет любую бумагу. Нам важно его имя. Что он представляет собой сейчас, никому не известно… Не хотел бы я быть таким на старости лет».

— Чему я обязан, господа? — сказал профессор, считая, что светская часть закончена. — Чем могу служить?

Гости переглянулись. Толстый японец вытащил пачку сигарет, но, вспомнив предупреждение хозяина, поспешил спрятать. Белым, чистейшим платочком он вытер лоб.

— Вы нам можете оцень помоць, высокочтимый господин, — сказал японец, всем телом почтительно подавшись вперед. — Оцень, оцень помоць. Мы будем оцень благодарны.

— Позвольте, кому это — вам? — спросил Силантьев.

Меркулову показалось, что голос старика стал тверже.

— Нам — это союзникам, — чуть запнувшись, пояснил Ямаги. — Русским, японцам, китайцам… Может быть, профессор, вам удобнее на японском?

— Предпочитаю русский язык, — сказал Силантьев, — тем более что господин Меркулов еще не научился говорить по-японски.

— Прежде всего вы поможете русскому правительству, — с важностью заметил Меркулов.

— Слушаю вас… — вяло сказал Силантьев.

— Ваш брат, кажется, занимал высокий пост у Колчака? — продолжал Меркулов.

— Да, был каким-то министром.

— А вашего старшего брата убили красные?

— Да, и младшего тоже. Но к чему эти вопросы?

— Вы сами — знаток Китая?

— Говорят, да.

— Профессор Силантьев действительно тот человек, который нам нужен, — вмешался японец и многозначительно посмотрел на Меркулова.

— Господин профессор, — после небольшой паузы торжественно произнес Спиридон Денисович, — мы вас просим обосновать присоединение к Китаю русского Дальнего Востока. С точки зрения… историографии, что ли.

— Вы оговорились, господин Меркулов. — Ученый передвинул очки на лоб. — Вы, наверное, хотите получить обоснования законности дальневосточных границ русского государства?

— Нет, — пошел напрямую Меркулов и даже еще заострил: — Дело идет об исконных землях Китая.

Профессор снял очки и посмотрел на гостей, как будто только что увидел их.

Японец несколько раз почтительно склонил голову, желая показать, что и он заинтересованная сторона в этом деле.

— Господа, — вставая и размеренно, как с кафедры, произнес Силантьев, — я всю жизнь занимался тем, что утверждал историческую законность наших границ на Дальнем Востоке. Они правомерны и справедливы. А вы мне предлагаете…

— Высокочтимый господин профессор, — наивежливейше перебил Ямаги, — а если китайские исследователи убеждены в своей правоте? Они называют договоры о границах с Россией неравноправными. Вы как честный человек должны согласиться с этим.

— Вот как? Я должен согласиться? С чем?! — Холодно-бледное лицо ученого пошло пятнами. — Если вы назовете Нерчинский договор тысяча шестьсот восемьдесят девятого года неравноправным, я соглашусь с вами. Головин заключил его в невыгодных для России условиях. Да-с… Мы были вынуждены пойти на значительные территориальные уступки.

— Ай-ай, господин профессор, не кажется ли вам, что вы превратно толкуете историю? — Японец отпил глоточек остывшего кофе и медленно поставил чашку на место. — Какие невыгодные условия для России вы имеете в виду?

— Маньчжуры пришли на переговоры с большим войском, это известно всем, и взяли Нерчинск в кольцо своих солдат. Подпись Головина — результат прямого нажима вооруженных сил. И это главное. — Силантьев поднял палец. — Ничем иным маньчжурские правители не смогли бы обосновать свои притязания… Признайтесь, что тогдашнее желание Китая обладать Приамурьем — недостаточное основание в межгосударственных переговорах.

— Но тяготение проживавших там мелких племен?..

— Понимаю, понимаю, — нетерпеливо кивнул профессор, — но ведь дело в том, что тяготения к Китаю на большей части уступленной по Нерчинскому договору территории вовсе не было… Исконные земли китайские… Выдумка-с! И все дальнейшие договоры и соглашения с ними касались не традиционных областей расселения русского и китайского народов, а вновь присоединявшихся к Русской и Китайской империям территорий, населенных местными кочевыми и полукочевыми племенами. Вот моя точка зрения, господа.

Профессор устал от такой длинной речи. Однако немного погодя он добавил:

— Если хотите знать, соглашение с Россией об Уссурийском крае было выгодно китайцам. Проникновение Англии, Франции и других государств в Приамурье таило опасность не только для русских на Тихом океане, но и для Китая. Китайский народ никогда не претендовал на эти земли. Трагично, господа, что иногда от имени народа говорятся вещи, о которых народ и не думает.

Воцарилось молчание. Рука японца, лежавшая на столе, сжалась в кулак. Потом, будто и не слыша доводов Силантьева, он монотонно, словно заученный урок, произнес:

— Один из ученых говорит, что все земли Дальнего Востока до берегов Ледовитого океана принадлежали раньше китайцам.

— Говорить, батюшка, можно все, — живо откликнулся профессор. С узлом на спине, с длинным сухим носом, он был похож на старого взъерошенного ястреба. — В тысяча девятьсот тринадцатом году они говорили, что китайский монах Хуэй Шень открыл Америку за тысячу лет до Христофора Колумба. И доказательства нет, а говорили. — Профессор пожевал губами. — А хоть бы и так? Пусть бы и китайский монах открыл Америку. Ну и что? А вот русские в Амурский край пришли триста лет назад и обосновались здесь крепко, и ничьи кривотолки не помогут-с. Так-то, милостивые государи.

— Господин профессор, — сказал японец, вынимая сигареты, — нам многое понятно, мы уважаем ваше мнение… Но одно непостижимо. Как вы, которого большевики разорили, погубили семью, можете играть на руку красным комиссарам? Мы хотим дать законное право китайским властям приобщить Дальний Восток, тогда он не достанется Советам, а вы обретете на этой земле покой и почет на склоне лет.

— Ваше заключение будет хорошо оплачено. Мы понимаем, что это большой труд, — добавил Меркулов.

— Советы, красные комиссары… Прошу вас не курить, господин Ямаги! — закашлявшись, крикнул профессор. — Как вы можете… Вы хотите, чтобы я помог отнять у России землю, облитую кровью и потом предков! Это непонятно и странно. Зачем мне, старику, жизнь, если страну, которой я отдал все свои силы, растерзают на части! Зачем путать понятия я против большевиков, но я за Россию. А вы, почтенный господин Ямаги, вы, простите, просто комичны в роли заступника Китая.

Гости нервничали. Строптивость больного ученого была для них неожиданна.

— Поверьте, — нарушил неловкое молчание Меркулов, — у меня одно желание — служить народу, общему благу, так сказать. Приамурье должно быть наконец счастливым.

— Да-да, хорошо-хорошо, — подтвердил, кланяясь, японец. Внешне он сохранял дипломатическую сдержанность или обладал верблюжьей дозой спокойствия.

Силантьев посмотрел на обоих с откровенной иронией. Надев очки, он подошел к книжной стене и вынул оттуда скромный томик в коричневом переплете.

— Чехов, — сказал он. — Всего одна фраза, господин Меркулов, не возражаете? — Профессор полистал страницы. Вот, прошу вас: «Желание служить общему благу должно непременно быть потребностью души, условием личного счастья: если же оно проистекает не отсюда, а от теоретических или иных соображений, то оно не то». Забавно! Не правда ли?

Силантьев поставил книгу на место.

— Надо учитывать повелительные обстоятельства, — поморщился Меркулов, — что необходимо, то и справедливо.

— Какие могут быть повелительные обстоятельства в вашем болоте? — тотчас парировал профессор. — Простите, не соображу

— Пойдемте, дорогой Ямаги. — Меркулов сердито оперся о подлокотники кресла. — Проще договориться с репортером. За сто иен он поставит вверх тормашками всю историю от сотворения мира и докажет все это как дважды два — четыре… А вас, профессор, прошу помнить, что наш разговор — государственная тайна.

«Ты смахиваешь на императора, но ты ноль, — думал, провожая визитеров, Леонид Иванович. — Подумаешь, правитель земли русской! Сытенький, кругленький ноль…»

Профессор тщательно застегнул на все пуговицы брюки, поднял подтяжки, оправил платок и вернулся в библиотеку.

Глава девятая. ЧЕЛОВЕК — НЕВИДИМКА

На палубе «Синего тюленя» гремят лебедки; из кунгаса, стоящего у борта, тонкими стальными руками они выхватывают продолговатые тюки, упакованные в синее полотно. Раскачиваясь на стропах, тюки плывут по воздуху и вдруг стремительно опускаются в объемистое корабельное чрево.

Стихший было ветер снова порывами задувал с моря, рвал из трубы мохнатый дым и сердито бросал его на воду. Небо темнело. На потревоженной морской глади появились пенящиеся гребешки. Со скрежетом, оттягивая якорную цепь, пароход медленно поворачивался то в одну, то в другую сторону.

Вернувшись с берега, Федор Великанов с усердием принялся помогать буфетчику Евграфу Спиридоновичу. На все вопросы любопытного старика он отвечал односложно, не вдаваясь в подробности. О своих похождениях они с матросом Ломовым решили никому не говорить ни слова. Плотнику сказали, что меда купить не удалось.

После чая капитан, желая загладить свою недавнюю грубость, милостиво разрешил Феде познакомиться со штурманской рубкой.

— На стоянке прошу всегда-с, — сказал он в ответ на Федины благодарности. — Как будущему коллеге даже обязан-с.

Когда Великанов вошел в штурманскую, там никого не было. Вахтенный помощник на палубе следил за погрузкой. Полированные, красного дерева стены поблескивали так же, как в капитанской каюте. Два больших иллюминатора украшены зелеными занавесками. Барограф, в ящике тоже из красного дерева, намертво привинчен в углу штурманского стола. Сейчас здесь тихо. Четко, с металлическим звоном отбивал полусекунды хронометр, невидимый в своей бархатной пещерке. На передней стенке в аккуратных рамочках висят таблицы остаточной девиации, высот глаза наблюдателя при разных осадках парохода и еще какие-то таблицы.

Федя с любопытством рассматривал мореходные карты. На «Синем тюлене» их было множество, они во всех ящиках просторного штурманского стола. Тут английские, японские и даже французские карты. Они накапливались и хранились со времен первых плаваний судна.

Если бы «Синему тюленю» пришла необходимость идти немедленно в Лондон, Петербург или вокруг света, карт бы хватило. С глубоким волнением разглядывал юноша русские карты Дальнего Востока. Многие берега были впервые в прошлом веке положены на бумагу знаменитыми мореплавателями. В примечаниях гидрографии он находил знакомые имена.

Какая-то неизъяснимая прелесть была для Великанова в том, что он находится один в штурманской рубке, вынимает одну за одной карты с курсами, которыми ходил когда-то «Синий тюлень». Вот карта Южно-Китайского моря. На бумаге еле заметны карандашные линии: путь из Сайгона во Владивосток. Сбоку торопливо набросана схема тайфуна, стрелки указывают его направление… Другая карта, Балтийского моря: пароход вышел из Кенигсберга и повернул на восток. Поперек курса жирная черта, написано: «Туман». А чуть дальше заметка: «Разбудить капитана».

Федя представил себя капитаном и стал выбирать карты, будто готовясь в поход. Он взял карту Охотского побережья. Вот старинный городок Охотск — колыбель русского мореплавания на Дальнем Востоке. Справа и слева от Охотска пустынные берега, где встретить человека — большая удача. Бескрайние берега Охотского моря!.. Какие интересные могут здесь быть приключения! Сколько еще нового, неизвестного предстоит в жизни. Море неотразимо влекло юношу своим очарованием…

«Я забыл самое главное», — спохватился Великанов. Он быстро рассовал карты по ящикам и спустился в машинное отделение. Он здесь частый гость: каждый день старался выполнить что-нибудь из практического задания по машине. Никто и подумать не мог, что у него тут есть еще какие-то строго тайные дела.

В машинном отделении чисто и светло. Несколько сильных электрических ламп освещают трапы и решетки. Борта и поперечные стенки недавно покрыты белой эмалью. Железные плиты под ногами протерты маслом. Поручни высветлены как серебряные.

Огромная стальная машина отдыхала. И на ней все начищено, блестит каждый клапан, каждая гайка. Даже самый взыскательный человек вряд ли нашел бы здесь беспорядок. В глубине машинного отделения тяжко трудится, тягуче всхлипывая, водяной насос. Торопливо и легко выстукивают поршни динамо.

«Здесь и железо не ржавеет», — подумал Федя, поскользнувшись с непривычки на плитах.

У конторки под эмалированным диском телеграфа он увидел склонившегося человека в аккуратном полотняном кителе. Когда-то китель был синего цвета, а теперь, после многих и многих стирок, казался серым.

Это старший машинист Безбородое. Он-то Феде и нужен.

— Петр Еремеевич! — подошел к нему юноша. — Сегодня мне главную машину надо прорабатывать. Описать все системы трубопроводов. Тут вот по заданию…

Феде показалось, что Безбородое, прежде чем обернуться, что-то спрятал между страниц машинного журнала — большой замасленной книги, лежавшей на конторке.

— Машина, трубопроводы?.. —Машинист как-то смущенно приподнял очки в металлической оправе. — А-а, практикант!.. — Морщины дружелюбно расползлись по всему лицу.

— Мне бы, Петр Еремеевич, начертить схему судовых трубопроводов. Пожарную, водяную, отопительную. — Великанов подал отпечатанное на машинке задание мореходного училища.

«Что он спрятал в журнал?» — старался догадаться юноша.

Безбородое посадил очки на место и внимательно прочитал задание.

— Что ж, дело ясное, покажем. — Он опять улыбнулся. — Я все спросить тебя забываю, как маменька, здорова ли?

— Здорова, — сказал Федя.

— У Николая Анисимовича не раз приходилось встречать, — продолжал Безбородов.

Машинист уже собрался пойти с Федей и закрыл машинный журнал, но в это время свистнула переговорная труба.

— Лебедка номер два не работает. Опять испортили, палубные черти, — беззлобно сказал Безбородов, выслушав чей-то голос. — Придется идти, Федор. Передам тебя Никитину… Виктор! — крикнул он.

Никитин, молодой машинист, усердно протиравший поручни трапа, повернул голову. На вид он казался чуть старше Великанова. У него темные внимательные глаза, тонкийнос,густые брови. Федя чувствовал к нему симпатию,сам хотел познакомиться с ним поближе, но все как-то не получалось.

— Виктор, покажи практиканту трубопроводы, — у него задание. —Безбородов прихватил инструменты и заспешил на палубу.

Никитин взглянул несколько свысока на Федю, на его бумаги и сказал:

— Пойдем, приятель.

Он слегка важничал. Не всякому удается в двадцать лет стать машинистом второго класса на морском пароходе.

— Это пожарные трубы, — показал он небрежным жестом. — Насос качает воду из-за борта и подает по всей магистрали… А это паропроводы, они идут на палубу к лебедкам, на отопление.

Федя поглядывал на своего молодого учителя и прилежно записывал.

— Отработанный пар из отопительных батарей, — продолжал Никитин, сделав несколько шагов, — выведен на главный конденсатор. Перед конденсатором на трубопроводе отработанного пара установлен клапан…

Услышав про конденсатор. Великанов весь превратился во внимание.

— …Когда отопление работает, клапан приоткрыт и отработанный пар поступает в конденсатор. Сейчас клапан закрыт. — Никитин покрутил маховичок. — А так — открыт.

— А он разбирается… этот клапан?

— Мы, машинисты, на пароходе все можем разобрать, — опять порисовался Никитин, — а уж этот клапан — проще простого. Вот четыре гайки, отдал их и снимай крышку.

— Понимаю, понимаю, — бормотал Федя и снова что-то записал. — Посмотри-ка, правильно я схему зарисовал? — сказал он через минуту. — Водопровод идет отсюда в буфет, потом в каюту капитана.

В это время требовательно зазвенел телеграф. Начищенная до золотого блеска стрелка несколько раз прошла по всему кругу.

Никитин стремглав бросился к посту управления.

— Приказано готовить машину, — сказал он Феде, повторив распоряжение с мостика. — Еремеича надо предупредить… А скажи, Великанов, правда, что твой дядя, Фомичев, — депутат в Народном собрании, дела вершит? — В голосе Никитина послышалась насмешка.

— Как будто, — нехотя ответил Федя, — а какие там у них дела — не знаю.

— Слышал, твой дядя вместе с нашими правителями Меркуловыми в одной… в одной партии состоят, в демократическом союзе, что ли?

— Не знаю, не знаю, — повторил Великанов, — я в партийных делах не разбираюсь.

«Ну и штука получилась! — досадовал он. — Без дяди мне бы на пароход не попасть. А его здесь меркуловцем считают, сторонятся, не доверяют. Ведь так и обо мне подумать могут… Со стороны взглянуть — и правильно: яблоко от яблони недалеко падает».

— Вот что, друг, — заторопился машинист, — побудь здесь, я в момент за Еремеичем сбегаю. — Не ожидая ответа, Никитин ринулся вверх по лестнице.

Федя посмотрел по сторонам Он остался один в просторном помещении машинного отделения. Вздыхает где-то в глубине паровой насос. Секундная стрелка на медных часах у поста управления бегом заканчивает круг… Внимание Великанова снова привлек захватанный руками в машинном масле журнал на конторке.

Федя подошел, раскрыл его и замер от удивления: там лежала тоненькая книжка, которую юноша видал во Владивостоке. «Что делать?» В. И. Ленин», — прочитал он. Федя тут же засунул брошюру поглубже, захлопнул журнал. Он ликовал: «Будут у меня друзья. Читавший тайком Ленина не может быть плохим человеком! — И тут же, сразу: — Я сейчас один в машине… Если попробовать? Сколько понадобится времени, чтобы открыть и закрыть эту чертову крышку… четыре болта. — Волнуясь, как на экзамене, Федя молниеносно повторял в уме наставления механика Острейкина. — Но здесь не мореходка, за неверный ответ останешься без головы… Что это, трушу?»

Федя знал, на что он идет. «За попытку вывести из строя механизмы главной машины по законам военного времени расправа короткая. А главное, когда обнаружат то, что я сделаю, исправить не трудно… А может, не успеют обнаружить».

Время, казалось, пошло вскачь. Медные часы над конторкой накинули еще десять секунд. Федя решился: книжка «Что делать?», схороненная в машинном журнале, придала ему твердости.

Вот гаечный ключ; он, кажется, подойдет… В два прыжка Великанов подскочил к клапану отработанного пара. Гайки отдались сразу, без всяких трудностей. Снять крышку… так… Вытащить шток… Что это, хлопнула дверь на верхних решетках?.. Федя затаился. Нет, никого… Сжавшись, сдерживая дрожь в руках, он продолжал работать. Латунная пробочка на конце штока — клапанчук… Ее надо снять, учил Острейкин. Пробку снять, а шток поставить обратно. Вот так… Теперь клапан хоть до отказа закрой, все равно будет засасывать воздух, в машине падает давление…

Вот он, скромный клапанок, в руках Великанова. Он перевел дух и прислушался. Казалось, в машине по-прежнемутихо,так тихо, что слышно, как стучит сердце.

Но в машине не было тишины. Так же всхлипывал насос. Тикали медные часы. Из кочегарки доносился стук железных лопат…

Эти звуки сознание Феди не улавливало. Шаги на решетках, только шаги он может сейчас услышать.

— А-а, попался! — раздался вдруг негромкий голос. — Да не прячься, не прячься, все равно видел твою работу!

Великанов замер, спина его сразу взмокла. К нему не спеша подошел машинист Никитин. Они молча глядели друг на друга.

«Вот и все!.. Кончилась моя работа… — терзался юноша. — Подвел я, всех подвел!.. Никитин… Каким же он подлецом оказался!»

— Негодяй! — с ненавистью сказал Федя, стараясь незаметно вытащить застрявший в кармане гаечный ключ. — Кому прислуживаешь? Ну беги доноси! — Голос его звучал сдавленно, он едва слышал собственные слова.

— Доносить?! Спятил ты, парень, — спокойно ответил Никитин. В глазах его вдруг сверкнул озорной огонек. — Ключ-то нам без надобности. — Он кивнул на торчавший из кармана Великанова гаечный ключ, который юноша старался теперь затолкнуть поглубже. — Вот так племяш у нашего дяди-депутата! Ладно, ладно, — усмехнулся, заметив, что Федя хочет что-то сказать. — Я о людях не по словам и должностям, а по делу сужу. Не бойся, я тебе помогать хочу.

Виктор Никитин и Федя Великанов неожиданно для себя облегченно расхохотались.

— Спасибо, Виктор… Ах ты черт! — Тут Великанов снова стал серьезным. — Мне помощники вот как нужны. Но об этом — ни одной душе.

— Никитину можешь верить.

— Я тебе верю.

— Только…

— Что — только?

— Я думал, ты постарше. Тебе что, девятнадцать, поди? — В глазах Никитина лукавство.

— Угадал, — кивнул Федя. — Каратели не должныбыть в Императорской.

— Не пустим, — отозвался Никитин, — вот тебе моя рука. Ну, теперь держитесь, — проговорил он кому-то. — Теперь я знаю, что делать. Довольно эту сволочь на пароходах катать! — Никитин как-то сразу повзрослел в гневе. — Ты, Федор, на палубе будешь.. — он не сразу нашел слово, — будешь воевать, а я в машине. Уж я придумаю. А скажи-ка, кто «Тюленя» без пресной воды оставил, а?

— Я, — просто ответил Великанов. Но его несколько напугала горячность нового товарища. — Знаешь что, — сказал он, — приходи после вахты ко мне в каюту, мы все обговорим. Ты, оказывается, как порох. А нам осторожность нужна. Забудешься — сам пропадешь и дело загубишь. И без меня, прошу, — он улыбнулся, — не воюй. Лучше все прежде вдвоем обдумаем.

— Есть, товарищ начальник! Дай-ка сюда клапанчук, — сказал Никитин, протягивая руку. — Я его пока на место поставлю, а завтра на утренней вахте все будет по-твоему. Так удобнее… рискуем меньше. А хорошо придумано! — кивнул он на крышку клапана. — Ловкий ты парень… Дядюшка твой семь потов спустит, пока догадается. А скажи, Федор, неужто ты меня тогда ключом бы, а?

Наверху хлопнула железная дверь. Федя сразу достал свой листик — задание училища…

В машину спустился Безбородой. Не обращая внимания на Федора, он стал готовить машину, изредка покрикивая на своего помощника.

Если бы кто-нибудь заглянул сейчас в душу Феди, он застал бы там праздник. Груз одиночества и половина сомнений свалились с плеч. Он нашел единомышленников! Сначала Ломов. После знакомства в бухте Орлиной он понял, что матрос не враг ему, — наоборот, они подружились. По всему было видно, что Сергей не выдаст. Теперь надо постепенно подключать его, проверить на деле. И вот сегодня Никитин… «Он все знает, что я тут делал, с ним теперь можно говорить начистоту. А ну если это провокатор?.. — Великанов вспомнил, какие насмешливые глаза у машиниста. — Нет, не может быть, Никитину можно и надо верить. При первом же удобном случае приоткрою ему, что можно. Поговорим и о Ломове. Они, кажется, друзья».

Убежав из машинного отделения, Федя долго не мог успокоиться, прикидывая все так и эдак. Он строил планы один радужнее другого… Теперь вдвоем, а может, и втроем все можно. В нижнем коридоре, где жили механики, он встретил своего дядю, Николая Анисимовича Фомичева.

— А, Федор! — сурово сказал он. — В машинном был?

— Да, задание готовил. — Великанов показал тетрадь.

— Зайди ко мне. — Стармех открыл дверь в каюту.

Феде и раньше приходилось бывать в морском логове «деда». За синей суконной занавеской широкая кровать, над ней змеей проползала слуховая трубка из машины. Как и в других каютах, здесь стоял умывальник с выносным ведром. Диван, крытый кожей, побольше и пошире, чем у других механиков. Подушка на диване грязная, видно, сюда ложились, не снимая рабочей одежды и не умываясь. На стене — портрет молодого худощавого матроса в бескозырке; рядом на медном крюке — необъятная рабочая одежда дяди. На нее портной требовал вдвое больше материала, чем в те матросские дни. На письменном столе около одинокой чернильницы много всякой нужной всячины. Тут молоточки, ключи всех размеров, плоскогубцы. В корзинке для отбросов бумаги лежали клочья отличной белой обтирки. На книжной полочке — замусоленные книжечки со страшными рисунками на обложках. Великанов знал, что дядя не особенно любил читать. Разве что на сон грядущий, и охотнее всего про английского сыщика Шерлока Холмса.

Зато все ящики письменного стола заполнены самым разнообразным инструментом. Особую слабость стармех чувствовал к сверлам. Пожалуй, он был своего рода коллекционером. Такого обширного собрания самых разнообразных сверл не было ни у одного старшего механика Добровольного флота.

Фомичев повалился в кожаное кресло и кивнул Феде:

— Садись.

Некоторое время в каюте только и слышалось натужное дыхание стармеха. Его нос и губы, как насосы, втягивали воздух.

— Вот что, Федор, — сказал он наконец. — Я хочу серьезно поговорить с этим… Оскаром Казимировичем. Он тебя как последнего лакея… помнишь, со стаканом. А ведь знает, что ты мой родич и в училище дальнего плавания состоишь. Дома жена, госпожа Гроссе, им как хочешь помыкает. Бабища во какая, пикнуть ему не дает… срамота. А на пароходе чересчур важного барина строит. Маленькая собачка, а злая, — продолжал он, отдышавшись. — Освирепеет если — волосы на загривке встают, как у зверя, не раз замечал. А ты тоже — служба службой, а не будь таким тихоней. Свое достоинство надо блюсти… Непонятно, о чем думала сестра, — с раздражением повернулся он в кресле. — Зачем ей твои деньги, много ли на таком деле заработаешь? Да и работа-то… Штурман без пяти минут, а ночные горшки выносишь… И все гордыня ваша. Ах, Наталья, Наталья! Да я бы с милой душой помог, возьми сколько надо. — Николай Анисимович сделал движение, будто хотел вынуть бумажник. — Так нет: «Устрой на „Синий тюлень“ Феденьку, к зиме пальтишко ему надо справить…»

— Николай Анисимович, не сердитесь, — сказал Федя. — Мама хотела как лучше. А за помощь вашу — спасибо. Мне служба здесь пригодится.

Фомичев чувствовал себя неловко. Все годы после смерти мужа сестра воспитывала сына на свой скромный заработок. Ну, а дядя не догадывался сам предложить; признаться, прижимист был на копейку.

— Ладно, — сказал он, засопев, — что сделано — не воротишь. Ну, а как Безбородов? Как к тебе относится? Я ему строго наказал. Чего он не знает — я объясню. Для тебя, Федор, дверь всегда открыта.

— Спасибо, Николай Анисимович.

— Кто у вас в училище судовую механику преподает?

— Ветрогонов Кирилл Ильич.

— Ветрогонов? Знаю, знаю. Любит он вашего брата шелушить. Много ли на лето задано?

Николай Анисимович поспрашивал еще об училищеи стал собираться в машину.

Феде вдруг стало жаль своего дядю. «Большую я ему свинью подложил, — думал он, глядя на его седины. — И еще немало горя предстоит старику». Феде вдруг вспомнилось давнее, те редкие дни, когда Николай Анисимович приходил с подарками: матери теплый платок, Феде мячик… Но он поддерживает Меркуловых… Нарочно, чтобы не жалеть его, Федя стал думать про другое: «Он враг… но он мой дядя».

— Николай Анисимович! — спросил Великанов, чтобы разозлиться. — Вы состоите депутатом в Народном собрании?

— А что тебе? — Стармех опять сердито засопел.

— Хотелось бы знать, кто у нас в правительстве прав, а кто виноват, — с невинным видом продолжал Федя. — Ато ругают в газетах то одного, то другого — не разберешься.

— Из депутатов ушел, — коротко ответил стармех. — Не по мне свара, какая там началась. По улицам друг за другом охоту устраивают. Японцы опять же… Я и сказал «атанде»… Некогда мне, — перебил сам себя Николай Анисимович, — потом зайдешь, потолкуем.

Вместе с Федей Фомичев вышел из каюты и нырнул в машинное отделение. Тотчас же оттуда зазвенел телеграф.

«Наверно, передали наверх, что машина готова», — подумал Великанов.

Так оно и было. С мостика послышалась команда. Брашпиль, тяжко вздыхая, постукивая зубьями передач, потащил из воды звено за звеном кованую якорную цепь.

Когда Федя поднялся на палубу, «Синий тюлень», развернувшись носом на восток, медленно набирал скорость.

Глава десятая. ВСЕ ДОРОГИ ВЕДУТ В РИМ

Полковник Курасов взглянул на покрытого испариной страха подследственного. Его бескровные мясистые уши с торчащими мочками казались ненастоящими, будто из воска. Полковник как-то сразу почувствовал ненависть к этим ушам и отвел глаза.

Шульга должен был вот-вот рассказать все — в этом полковник не сомневался. Уходить, не закончив допроса, не хотелось.

Полковник аккуратно уложил сигару на бортик медной пепельницы, поднялся, неслышным тигриным шагом вышел из-за стола.

Шульга, часто-часто моргая, следил за ним.

— Боишься? — усмехнулся Курасов. — А бояться не меня надо. Дружка твоего, Ваньку Белова, мертвым под паровоз подбросили. Как думаешь, чья работа?

Тимофей Шульга дрожал и молчал. Его большая нижняя губа отвисла. День сегодня погожий. Солнечные лучи пробрались в кабинет. Косая тень оконной решетки резала на клетки стол, Тимофея Шульгу, карту с красными овалами, треугольниками и стрелами.

— Мы тебя по всему городу искали, с ног сбились, всем девкам твою физию на фотографиях показывали, — отечески корил полковник, играя, как кот с мышью. — Мы, Шульга, решили тебе жизнь сохранить, потому и на Полтавскую взяли. У нас тут надежно, ворота крепкие… Скажи, что в Аяне делали, и лети вольной птахой. Ну, что зверем смотришь? Разве тебя обидел здесь кто?

— Нет, — выговорил Шульга, — ничего такого не было.

— Знаешь, кому твоя смерть нужна?

— Старику Сыротестову? — неуверенно ответил Шульга. — Ему?

Теперь пришла очередь подумать полковнику. Он потянулся за сигарой.

«Сыротестов, — лихорадочно соображал он. — Но при чем тут купец Сыротестов? Отец поручика, начальника карательного отряда на „Синем тюлене“. Курасов был почти убежден, что за Шульгой охотились партизаны, соучастники ограбления обоза с пушниной в Аяне. Боялись, что выдаст… И вот здравствуйте — Сыротестов… „Неужели и он заодно с партизанами? Ерунда какая-то. А если он сам?..“ Курасов не мог свести концы.

— Что же ты господину купцу не угодил? Только смотри не забывай: в моем ведомстве не все десять заповедей действуют, понял? — строго сказал полковник.

— Все расскажу, ваше высокородие, не дай в обиду.Они и меня убьют.

— Пока я на Полтавской, тебе робеть нечего, — повторил Курасов. — Глотнешь, может быть, а, Шульга? — Он вынул из ящика стола бутылку и граненый стакан. Кивнул на графин с водой.

— Я живьем, — засуетился Шульга. И выпил полный стакан спирта не разбавляя.

Полковник втайне торжествовал, чувствуя, что разгадка близка. Сыротестов-отец, Сыротестов-сын, партизаны, пароход, бухта… Как игра-головоломка: деревянные кубики с наклеенными на ребра частями цветных картинок. Он их уже подсобрал мысленно, теперь осталось совсем немного, чтобы все сошлось. «Шевели мозгами, шевели!» — подгонял он себя. Но окончательная картина упрямо не складывалась: то тут не то, то там пустое место.

— Ну, слушай, господин полковник.

И Тимофей Шульга, утерев губы засаленным рукавом, до мелочей рассказал, какое они получили задание от купца Сыротестова, как отбили меха у якутов, и все, что произошло потом.

— Мы пушнину на шхуне в бухту Орлиную привезли и в пещеру спрятали… А он, значит, вместо благодарности, под поезд… — Шульга осмелел и уже чувствовал себя вроде борцом за правду.

Вот теперь всем кубикам игры-головоломки мгновенно нашлось место, и картина встала в глазах с ясной простотой. Полковник в сердцах даже хлопнул себя по лбу.

— Старый дурак, ослица валаамская, — цедил он сквозь зубы, — попался на мякине! Партизаны… Значит, вместо партизан дружок Меркулова орудовал. Шепнул правитель: уйдет, мол, пушнина в казну, не зевай… — Курасов длинно выругался. — Пр-равительство, сукины дети!.. И ты хорош! — обрушился он на Шульгу. — Тебя бы за разбой на каторгу, в кандалы!.. А, плевать! — Он махнул рукой, увидя испуг на лице подследственного. — Преступники, не чета тебе, по городу разъезжают — и ничего, в лучших ресторанах ужинают… Пей, — подвинул он спирт Шульге.

Курасов вспомнил генерала Андогского, начальника Академии генерального штаба. В двадцатом году Андогский пытался задержать у себя ценнейшие архивы академии, а когда большевики стали нажимать, передал их в руки японцев.

Русский генерал — предатель. Не хочешь служить Советам — уйди в сторону или воюй против них. Но отдать врагу военные секреты?! Это у Курасова не укладывалось в голове… «С-су-кины дети, — повторял он. — Вот и надейся на таких. А Меркулов… Дай ему волю — всю Россию на кон поставит».

— Слушай, Шульга, хочешь у меня служить? Назло Меркуловым возьму.

— Спасибо, господин полковник, согласен, честью клянусь… — Шульга привскочил и протянул вздрагивающую руку.

— Ну-ну, убери лапу! — брезгливо осадил его Курасов.

Носком сапога он нажал кнопку, вделанную в пол у ножки стола.

— Назначаю Тимофея Шульгу осведомителем; приготовь те приказ, — сказал он появившемуся в дверях дежурному офицеру. — Одевать, кормить, платить деньги… Все.

«Теперь, пожалуй, понятно, — думал он в то же время, — почему японец с американцем захотели прокатиться на „Синем тюлене“. Не иначе — пронюхали; не на партизан — за соболем решили поохотиться».

Полковнику многое удалось выяснить. История с пушниной вкратце представлялась ему так. Меркуловское правительство заполучило большую партию первосортных мехов, хранившихся на складах в Якутии. Спиридон Меркулов решил прикарманить драгоценные шкурки. Однако это оказалось не так просто даже для главы правительства. Поживиться за счет казны желающих много, политические противники тоже не зевают — сразу вой поднимут, если заметят. Поскольку самому заниматься таким делом неудобно, привлек старого доверенного — купца Сыротестова. Пушнину по распоряжению Спиридона Меркулова перевезли из Якутии в Аян. Туда направлены правительственные чиновники: принять меха и доставить во Владивосток. Это — официально. Тем временем Сыротестов действовал по тайной директиве. Нанятая им банда, в которой был и Шульга, напала на обоз с пушниной и перебила охрану. Соболь в руках людей Сыротестова. На рейде Аяна дожидалась шхуна «Мария». На нее срочным порядком грузят добычу, а большую часть банды команда шхуны, которой хорошо заплачено, уничтожает. Шульга, Белов и еще один из банды, видимо еще нужные пока Сыротестову едут дальше на шхуне. В бухте Орлиной меха прячут в труднодоступную пещеру. Шхуна уходит куда-то в южные широты: моряки-убийцы не хотят показываться во Владивостоке… Придумано и выполнено неплохо, оценил Курасов. А судьба этих троих, оставшихся от банды… Шульга пока жив, второго уже списали. Не много бы дал полковник и за жизнь третьего оставленного охранять пушнину: вряд ли он подобру-поздорову выйдет из пещеры…

Теперь Меркулову и Сыротестову осталось самое главное. Привезти меха незаметно во Владивосток. И вот снаряжается карательная экспедиция с адресом — для виду — в Императорскую гавань. Поручик Сыротестов должен закончить дело начатое отцом… «Бандиты, ворье… И это правительство! — кипел Курасов. — Изволь люби и жалуй!.. А эти, Тадзима и Фостер… на что они-то рассчитывают, в одиночку? У Сыротестова солдаты. Хотя нет, что помешает тому же Тадзиме просигналить первому встречному японскому кораблю и конфисковать меха! А проповедник — друг-приятель американского консула. Нет, напрасно я о них так, это крупные акулы… Ну посмотрим, господа, полковник Курасов пока нигде без боя не отступал», — подвел он итог.

Вечером в кабинете у Курасова сидел бледный, пожилой человек в старой солдатской шинели. На ногах порыжевшие башмаки и суконные обмотки. Низко опущенный абажур настольной лампы оставлял в тени стены кабинета и фигуру гостя.

— Клянусь, полковник Рязанцев, вас трудно узнать в этом обмундировании, — сказал Курасов. Он подвинул лампу, направив свет на гостя. Теперь хорошо стали видны суровые, глубоко сидящие глаза в красноватых жилках, властная складка между бровей. — Я вас от души приветствую, дорогой друг.

— Дайте выпить что-нибудь крепкое, — глухо отозвался тот, кого Курасов назвал полковником.

— Раздевайтесь, Владимир Алексеевич, сбросьте эту шинель, мы найдем что-нибудь получше.

В голосе Курасова слышалось столько доброты и участия, что Рязанцев растрогался.

На столе появился шустовский коньяк, большой кусок ветчины, икра.

Гость жадно смотрел на приготовления.

— Николай Иванович, если можно — прежде всего водки, — не выдержал он. — В горле пересохло и проголодался. Два последних дня ел черт знает что… да и вообще в совдепин жрать нечего… Вы чародей, — сказал Рязанцев, увидев ящик с гаванскими сигарами. — У нас в Чите о таких вещах давно позабыли.

— Не думайте, что здесь всеобщая благодать. То, что получает армейский офицер, едва хватает одному. Практически это только паек. Семейным совсем плохо. — Курасов набулькал круглый стакан водки. — Многие офицеры работают грузчиками в порту. У них своя артель. Вообще трудно. Безработица, многие голодают.

Рязанцев выпил и принялся за ветчину, споро двигая челюстями. Когда от ароматного куска ничего не осталось, даже желтой шкурки, он вытер губы, удовлетворенно вздохнул:

— Ну, а теперь можно и кофе и коньячок — под приятный бы разговор, Николай Иванович.

Пока кофе закипал на спиртовке, Курасов поставил две синие фарфоровые чашки и сахар. За кофе полковник Рязанцев рассказывал о забайкальских делах. Курасов не перебивал.

— Я смотрю, Владимир Алексеевич, на вас, на восток, рассчитывать вряд ли можно, — сказал Курасов, когда гость выговорился.

— Да, расползается дело. Но считаю, что не все еще потеряно. Лично я очень надеюсь на разлад среди самих большевиков. У них тоже споров хватает: правые, левые… Я поверну лампу, в глаза бьет, вы не возражаете?

— Пожалуйста. Большевиков поддерживает народ, им сейчас ничего не страшно. Они обещают последних сделать первыми, а первых уже сделали последними. Это для многих заманчиво. — Курасов помолчал и попросил: — Скажите о восстании, Владимир Алексеевич, прямо и откровенно.

— Что ж скрывать… К восстанию мы готовились. Много сделано, но были неудачи. Недавно большевистские ищейки нашли склад нашего оружия. Несколько человек попали в чрезвычайку. Подпоручик Разумов там кое-что рассказал. В результате обыски, на моей квартире тоже, чуть не попался… Послали к вам. — Рязанцев повертел обручальное кольцо на худом пальце. — Да, черт возьми, ведь у меня письмо… что такое с памятью! — Он встал к брошенной в угол шинели, нашел мятую, почти пустую пачку махорки и вынул из нее клочок мелко исписанной папиросной бумаги.

Курасов достал из стола лупу, внимательно все прочитал. Он записал кое-что в блокнот, потом сверился с какой-то другой страничкой в этом блокноте.

— В записке неопределенно сказано о сроке восстания, — сказал он. — Разве точное число еще не известно?

— Двадцать пятое августа, — дымя сигарой, ответил Рязанцев. — Число только у меня в голове. На всякий случай, спокойнее.

Курасов понимающе кивнул и спросил:

— Владимир Алексеевич, как вы думаете, сколько человек может выставить забайкальское белое подполье? В самом благоприятном случае.

— Мы можем рассчитывать на дивизию… Мало это, много? В основном казаки и офицерство.

— Дивизия в тылу у красных, если мы будем наступать, — неплохо, — задумчиво сказал Курасов.

— Удастся ли только сговориться с семеновскими агентами, они в Забайкалье главная сила, — добавил Рязанцев. — Казаки могут не поддержать восстание.

— Опять Семенов! — Курасов выругался. — Если бы он попался мне, я, не задумываясь, без всякого суда расстрелял бы его как изменника!

«А что, если втянуть Рязанцева в мою игру?» — неожиданно подумал Курасов. Он бросил пристальный взгляд на старого товарища: Рязанцев был, бесспорно, человек с твердым, жестким характером и столь же твердыми убеждениями. «Настоящий русский, он живет только для родины!»

— Я безоговорочно поддерживаю все мероприятия командования в борьбе с большевиками, — сказал он. — Но скоро нам придется покинуть Россию. Это неотвратимо. Повернуть ход событий сейчас не в наших силах…

Курасов еще секунду поколебался и решил посвятить полковника во все.

— Я поделюсь с вами, дорогой Владимир Алексеевич, самым сокровенным. Пусть ваша дивизия, пусть наши здесь, в Приморье, — все это уже бесполезно. Но это не конец. Это не значит, что мы складываем оружие. Нет, мы будем бороться. Нам предстоит готовить новую схватку. Но только собравшись с силами — там, за рубежом, — и основательно почистив наши ряды. Потребуются сильные, честные люди. Необходима идея, за которую будет воевать народ. Надо придумать идею… Мы скоро вернемся в Россию, через границу проползем, поднимем народ. Мы спасем Россию! — Курасов говорил с необычайным воодушевлением. — Здесь, на Дальнем Востоке, в тылу врага останутся тайные люди, послушные только мне… нам, — поправился Курасов. — Они прикинутся мертвыми. Иногда так надо сделать, чтобы тебя не умертвили на самом деле.

— Николай Иванович! Это грандиозно, — искренне сказал Рязанцев, — но…

— Что «но»?

— Если большевики захватят всю Россию, они укрепят свою власть и тогда…

— Укрепят власть? До этого долго, слишком долго, Владимир Алексеевич; на Дальнем Востоке еще дольше. Здесь нет безземельных мужиков, нет помещиков… Но я сейчас о другом. Разве можно смириться, отдать Россию в руки мятежников? Разве могут мужики и рабочие управлять государством? Нет, нет и нет! Все должно стать на свое место.

Взгляд Курасова поймал конверт, лежащий на краю стола. Его принесли перед приходом Рязанцева.

Вспомнив, что он не знаком с содержанием пакета, полковник вскрыл его, вынул сложенный пополам телеграфный бланк.

«Бухте Орлиной на пароход погрузили много тюков шерсти тчк Идем Императорскую тчк Прошу ваших указаний Иван Курочкин».

— Молодец Курочкин. Шерсть… хм! — вслух сказал Курасов. Он вздохнул и потер лоб.

Гость не обратил внимания на эту фразу, сказанную без всякой связи с предыдущим, — он был весь под впечатлением от замыслов своего товарища по оружию.

— Кто сопротивляется и вносит смуту — будет уничтожен. Ради России надо идти на все… Слушайте, Владимир Алексеевич, — спросил Курасов, — вы бы согласились стать одним из руководителей наших тайных сил здесь?

Рязанцев поднял на Курасова большие кровянистые глаза.

— Согласен безоговорочно. Остаюсь и буду ждать ваших указаний.

— Благодарю: признаться, другого ответа и не ждал. — Курасов крепко поцеловал гостя. — За Россию!

Полковники выпили еще коньяку.

— Мне припомнился такой случай, — вдруг сказал Рязанцев. — Как-то раз мы караулили красных в одном селе. Где переждать? Ну, остановились в доме ветеринара. Приходим, встречают отлично, с поклонами. Входим в комнаты, а там и стол накрыт. Нас человек десять офицеров сразу ввалилось. Ветеринарша, маленькая такая, с острым носиком, увидела, кто в чем одет: грязные, рваные, — бросилась к столу и схватила серебряную сахарницу. Ну, среди нас царскосельский гусар, кавалергард… Обозлились, конечно. Ветеринарша долго не соглашалась поставить сахарницу на стол, из рук не выпускала… Каково переносить нам, русским офицерам!.. А ведь значит, — закончил Рязанцев, — кто-то из офицеров обидел ее. Не напрасно же она за серебро схватилась… Ну, впрочем, это я так, простите, Николай Иванович.

— Что ж, займемся делом, — не сразу отозвался Курасов. Он вынул из сейфа листок, исписанный красными чернилами, и отдал его Рязанцеву. — Вот наши люди.

— Где их искать?

— Тут все указано. Даже пароль и отзыв.

— Что мы должны делать?

— Пока ничего. А потом — все: пускать под откос поезда, топить пароходы, взрывать мосты. Ну и конечно, уничтожать комиссаров. В общем, вам поручается транспортная группа. Не удивляйтесь, я хорошо помню, в чем вы сильны… А знаете, уничтожать врага, обезоруживать его, расставлять свои сети — в этом есть своя прелесть.

— Клянусь…

— Не надо… В этом здании вы не должны появляться. — Курасов показал пальцем на стены кабинета. — Нас никто не должен видеть вместе. У меня слишком дурная слава. Вы поняли меня, Владимир Алексеевич?

— Да.

— Вот вам деньги. — Курасов снова открыл и закрыл сейф. — Японские иены. В ваших руках они должны превращаться в кинжал, пистолет, виселицу… Тут порядочно, на первое время хватит…

«Но мне еще нужны деньги, много денег, — подумал он, и тут его словно озарило: — Пушнина, соболиные шкурки! Миллионы долларов! Да, да, с ними я покажу большевикам, где раки зимуют… Надо срочно разработать план, во что бы то ни стало изъять меха. Если удастся, будет решен главный вопрос. Деньги должны принадлежать мне. Но об этом после».

— Вы должны служить, — сказал Курасов своему сообщнику. — Прикинуться обычным советским служащим. Это совершенно необходимо. Кем бы вы могли?

— Преподаватель английского, французского языков.

— Чудесно, я устрою. Пожалуй, по виду вы похожи на учителя. Вероятно, в коммерческое училище или училище дальнего плавания. Найдете квартиру — сообщите. Я приду в гости.

— Все ясно, благодарствую, Николай Иванович. Вы меня воскресили. Я опять чувствую силы. Чувствую, что нужен России. — Рязанцев помедлил. Складка между бровей стала еще резче. Он повертел обручальное кольцо. — У нас тоже некоторые еще надеются на японцев. Неужели они спокойно уйдут после всех заверений, откажутся от Сахалина?..

— Уйдут. И пусть уходят. Не до поросят свинье, коль ее саму на огне палят. Кроме того, в русский дом можно входить, только угождая хозяину… Ну их!.. Где ваша сестра, Надюша, ведь она была с вами?

— Ее мужа убили. Сейчас она машинистка в одном советском учреждении. Наш осведомитель. Вы не представляете, Николай Иванович, что стало с Надей, — она живет только мыслями о мщении. Мне и то порой жутко с ней говорить. Боюсь я за нее — вдруг сорвется? Ведь мы с такими тоже не стесняемся. Недавно поймали с поличным одну учительницу. Раньше на нас работала, потом раскаялась, переметнулась к красным. Что же, пришлось прийти к ней на дом: сняли люстру и на ее место повесили хозяйку.

Курзсов, ничего не ответив, спросил:

— А полковник Смолянинов, как он у вас?

— А, интеллигент, из колокольных дворян. Последнее время скрывался в лесу, жил охотой. Жизнь его кончилась неожиданно: опершись о дуло винтовки, он по неосторожности выстрелил. Другие говорили, что застрелился сознательно. Задумываться стал над смыслом жизни, — вздохнул Рязанцев. Он прикрыл пальцами усталые глаза, так и продолжал говорить: — Трудно представить, что творится в нашем лагере. Люди измучены. Многие послали к черту все и всяческие идеалы: хотят спокойно спать и есть хлеб каждый день. — Он открыл глаза. — Поймите, Николай Иванович, их тоже нельзя строго судить: человек не камень.

— Понять можно — простить нельзя, — жестко ответил Курасов.

— Ну, а некоторых все это укрепляет во взглядах. Они пойдут на все, никогда не изменят.

— Вот таких мы и должны привлекать к нашему делу, Владимир Алексеевич. Я надеюсь на вас как на самого себя.

Глава одиннадцатая. НА „СИНЕМ ТЮЛЕНЕ" ТВОРЯТСЯ СТРАННЫЕ ВЕЩИ

В полированную капитанскую каюту вошел старший механик Фомичев. Он был в синем рабочем кителе, изрядно перепачканном в масле и копоти. Толстяк запыхался и тяжело дышал.

— Почему пароход еле ползет, как старая кляча? — едва переступив порог, услышал он тонкий начальственный голос. — Я всегда думал, что вы настоящий механик…

Для маленькой фигурки капитана кресло было чересчур широким.

— А я всегда думал, что вы умеете держать себя, Оскар Казимирович… — огрызнулся стармех. — Почему вы разговариваете со мной таким тоном? — Он гордо поднял голову с копной серебряных волос.

— Прошу вас, Николай Анисимович, — спохватился Гроссе, — я не хотел обидеть, прошу садиться. В это тяжелое время мы не должны ссориться.

Ничего не ответив, Фомичев осторожно опустил громоздкое тело на ковровую раскладушку, которую капитан держал специально для него. Иногда времени для переодевания не было, а на диван в рабочем платье садиться не полагалось.

— Мы опаздываем, Николай Анисимович, — беспокойно шевелился в кресле капитан. — Я имею самый строгий приказ, — он возвысил голос, — личный приказ его превосходительства господина Меркулова. Еще вчера мы должны были быть на месте… Должны. А мы едва прошли полпути. Поймите, мы на войне и с нас требуют, как с солдат. Пока мы тут шлепаем, проклятые партизаны могут улетучиться.

Из клетки, окрашенной под серебро, послышалось хлопанье крыльев и писк. Капитан вскочил.

— Моя канареечка, моя птиченька… Она хочет пить, я совсем забыл тебя, — засюсюкал Гроссе. — Извините, Николай Анисимович. — Капитан вынул из клетки фарфоровое блюдечко, сполоснул его под умывальником, налил воды.

— Наказывать партизан не входит в мои обязанности, Оскар Казимирович, — сказал стармех, следя за хлопотами капитана. — Должен вам сказать, — помолчав, продолжал он, — на пароходе творится что-то непонятное: то одно, то другое…

— Вы погубите бедную птичку, — замахал руками капитан, увидя, что Фомичев разминает папиросу. — Я сам выхожу курить на палубу!

Механик пожал плечами и сунул папироску за ухо.

— Мы, как вам известно, чуть не остались без пресной воды, — пододвинулся он к капитану вместе с раскладушкой; изрядно изрытое оспой лицо стармеха покраснело. — Кто открыл забортный клапан? Потом совершенно случайно удалось предотвратить взрыв котла. В лучшем случае посадили бы топки.

— Взрыв котла? Как это возможно-с, Николай Анисимович?! — воскликнул, заерзав, Гроссе. Его маленькие глазки впились в стармеха.

— Очень просто, — ответил Фомичев. — Краники водомерного стекла оказались закрытыми. Уровень воды держался все время на одном месте. Сначала я и это отнес к случайности… Относил до вчерашнего дня… Может быть, все же разрешите закурить?

— Оказался открытым клапан, оказались закрытыми краники… — бормотал Гроссе. Ничего не ответив стармеху, он вынес клетку с канарейкой в ванную и тщательно прикрыл дверь.

Фомичев привычно вытер чистой ветошью руки со следами давнего ожога, взял из-за уха папиросу и подождал, пока капитан не набьет свою трубку. Оба закурили.

Николай Анисимович прошел большую школу. На море он попал совсем еще мальчиком, долго плавал в учениках, потом кочегаром и машинистом. На военном флоте окончил классы машинных унтер-офицеров самостоятельного управления. Дослужился до кондукторов. Собственно, он получил права старшего механика долголетней службой и неиссякаемым усердием. И вот теперь, когда скоплен небольшой капиталец, построен уютный дом на Первой речке, появились большевики и каким-то образом оказались врагами многих капитанов и старших механиков. С большевиками Николаю Анисимовичу самому встречаться не приходилось, а многочисленные крикуны из других партий, выходцы из круга его знакомых, таких же обеспеченных людей, как сам, порядком задурили ему голову. Первое время Фомичев прислушивался к эсерам, потом к меньшевикам, затем его сердце пленили анархисты, а сейчас, плавая с капитаном Гроссе, он почти готов был голосовать за монархию. Николая Анисимовича запугивали большевиками, и он был уверен, что лишится всех своих прав и состояния, лишь только они возьмут власть. А расстаться с житейским благополучием для него было не так просто… Главной гирей на политических весах были несколько тысяч долларов, предусмотрительно положенные им в шанхайское отделение лондонского банка.

В прошлом году Николай Анисимович был избран в Народное собрание, немало гордился своим депутатством. Как же, член парламента! Он поначалу и вправду воображал, что представляет народ и решает судьбы государства. Он не пропустил ни одного заседания.

В прошлом году белоповстанцы двигались на север и брали город за городом — казалось, наступил перелом. Однако успех был временным. Народоармейцы под командованием Василия Блюхера в тяжелейших условиях зимней стужи остановили белые войска под Волочаевкой и погнали их к морю. Каппелевцев спасли японцы: они задержали натиск красных войск.

Тут и пошли недоразумения. Народное собрание, под давлением местной буржуазии, попыталось ограничить власть братьев Меркуловых.

Глухая борьба велась долго и настойчиво. У Меркуловых нашлись сильные покровители. Сам Фомичев с трибуны порядком накричался в его защиту и поссорился со многими друзьями.

Меркуловы решили собрание распустить.

Вот тут Николай Анисимович и заколебался. Несогласные депутаты 31 мая обосновались в бывшем адмиральском доме на Светланке и решили сопротивляться. На чрезвычайном заседании постановили свергнуть меркуловское правительство, арестовать братьев и взять всю полноту власти на себя. Но Меркуловых арестовать не удалось; возникло двоевластие.

Генерал Молчанов взял сторону Народного собрания. Генерал Глебов и контр-адмирал Старк, командующий сибирской флотилией, поддерживали Меркуловых. По Владивостоку прошел слух, что и японцы им помогают. Николаю Анисимовичу очень не понравилось это японское заступничество.

Затянувшаяся борьба держала всех в напряжении. Депутаты Народного собрания чувствовали себя как в мышеловке. Меркуловы пустились во все тяжкие. Однажды на глазах Николая Анисимовича к зданию, где заседал совет управляющих, неожиданно подъехала городская пожарная команда, как бы для тушения пожара. Пожарниками оказались переодетые добровольцы из отряда генерала Глебова. Они хотели арестовать министров. Маскарад был своевременно обнаружен, и «пожарники» получили отпор от охранявших здание каппелевцев. А на следующий день губернатор Владивостока депутат Густов был избит глебовцами. В помещение Народного собрания бросили бомбу, был убит солдат-охранник.

А в церквах служили молебны о чудесном избавлении то одного, то другого Меркулова. Потом Дитерихс выполз, как змей из хвороста, и еще больше запутал положение. Меркуловцы пошатнулись было, но неожиданно опять остались у власти.

Механик Фомичев, как ни тужился, ничего не понял в этой катавасии. Он был против большевиков, и баста. А тут противники красных открыто и втихую грызли друг друга. Он плюнул на политику и ушел из Народного собрания.

Подействовало и то, что последние месяцы его закадычный друг машинист Безбородов, всегда покладистый и уважительный, стал сторониться Фомичева. О причине охлаждения машинист деликатно умалчивал, но Николай Анисимович догадывался: его взгляды были чужды Безбородову.

Если говорить откровенно, стармех Фомичев не решил еще окончательно, куда положит свой шар: направо или налево. К карательной экспедиции он относился отрицательно — трудовая косточка все же давала еще себя знать. Однако служебное положение заставляло его принимать какие-то меры.

— Так-с, — пуская приторно-сладкий дым, напомнил капитан. Трубка подействовала на него успокаивающе. — Так-с, до вчерашнего дня вы считали все неприятности на пароходе случаем, а теперь думаете иначе?

— Ночью вышло из строя рулевое управление. Кто-то разобщил штуртрос — умышленно, я уверен, — докладывал механик. — Из скобы на правом борту вывернут болт, а три дня назад — я сам проверял — все было на месте.

Фомичев замолчал. Оба старика густо дымили.

— Я четверть века плаваю механиком во Владивостоке, народ знаю, — как бы про себя сказал Николай Анисимович, — за машинистов ручаюсь.

— Позвольте, позвольте-с, господин Фомичев, — привскочил вдруг капитан. — Теперь понятно, почему и лаг показал у Орлиной на милю больше. Раньше он работал безупречно… Одну минуточку, одну минуточку…

Капитан сходил в штурманскую рубку за картой.

— Да, так и есть, — бормотал он, разглядывая в лупу карандашные линии. — Помните? Туман… Как раз угодил бы на камни у мыса Косистого. Счастье наше, что туман вовремя разошелся и я исправил курс… Ты осел, капитан Гроссе: подумал, что виновата машина, а надо всегда искать человека. Старший механик слушал капитана и размышлял. «Да, на судне завелись красноватые. — Он мысленно перебирал каждого машиниста, каждого кочегара, стараясь по сказанному когда-то слову, по поведению догадаться, кто виноват. — Машинист Сысоев? Нет, не он. Никитин? Он еще на причале шушукался с кем-то из союза моряков. Вечно ухмыляется, непочтителен. Может быть, может быть…»

— Машинист Никитин, — нерешительно произнес механик. — Сам слышал, как он ораторствовал, что скоро-де придет настоящая власть и всех сволочей под метелку с Дальнего Востока. Говорит, а сам на меня смотрит… Вот его бы прощупать. А вам, Оскар Казимирович, к матросам присмотреться надо. Машинист не догадается, что там на палубе с вашим лагом делать — вперед ли, назад ли стрелку двигать. А матросы разговоров на мостике наслушались и в карту заглядывают. Распустили вы их, Оскар Казимирович… Вы меня слушаете?

Но капитан был так поражен собственным открытием, что рассуждения механика пропустил мимо ушей. Если бы не разошелся туман! Он еще раз с немецкой аккуратностью вымерил расстояния, снова подсчитал и глотнул слюну. «Злоумышленника надо найти немедленно. Скажу поручику Сыротестову, на то он и контрразведчик. Поручик… бахвалится на словах своими подвигами… Позирует перед Лидией Сергеевной. Да, Лидия Сергеевна…»

Что-то из последних слов старшего механика дошло до капитана.

— Кого вы подозреваете? — спросил Гроссе.

Фомичев повторил.

— Спасибо, Николай Анисимович, начнем с Никитина. Вас я могу заверить, что премия за успешное выполнение рейса назначена солидная.

Когда механик ушел, капитан открыл иллюминатор, проветрил каюту и внес канарейку

— Погубить пароход захотели… Не выйдет-с, не выйдет-с — твердил он, водружая клетку на место.

Чтобы подбодриться. Гроссе хлебнул женьшеневой настойки, приготовленной по особому китайскому способу.

Оскар Казимирович был человек со странностями. Спальня у него — святая святых. Там сушились развешанные под потолком разные лечебные травы, наполняя каюту пряным ароматом. Если позволяло время, он ходил в лес и пополнял свою травяную коллекцию. Кроме того. Гроссе любил варить пастилу из рябины и смородины. Ягоды он собирал тоже сам. Из некоторых трав капитан делал спиртовые настойки, а иные заваривал как чай. Одеяло на его койке редчайшее, из ярких разноцветных лоскутов. Еще холостяком он сам сшил это одеяло и с тех пор не расставался с ним.

Последнее время Оскар Казимирович стал всего бояться, даже того, правильно ли подняли негодяи матросы кормовой флаг. Он должен быть бело-сине-красный, а не наоборот…

Гроссе был балтийским немцем, пропитавшимся русским нарочитым патриотизмом. Одним из первых он вступил в монархическое общество, открытое во Владивостоке царскими офицерами. У начальства он считался надежным судоводителем, готовым выполнить любой приказ.

И еще была одна особенность у Оскара Казимировича — скрипка. На пароходе он играл только по ночам, старательно выводя грустные мелодии. В общем недалекий, без полета, он был грамотным, аккуратным, знающим капитаном.

Пароход «Синий тюлень» продвигался на северо-восток вдоль гористого берега. Один за другим слева по курсу возникали в лиловой дали мысы, словно кто-то невидимый переставлял декорации. На западе у самого горизонта синели величественные вершины Сихотэ-Алиня, заросшего лесом, прорезанного узкими крутыми падями. К морю ущелья-овраги мелели и раздвигались, образуя широкие разлоги.

Ветерок был слабый, но пароход покачивало на мертвой зыби. Где-то южнее недавно прошел тайфун. Ветер успел стихнуть, а море все еще продолжало колебаться.

Мертвая зыбь не опасна в плавании. Однако если корабль без хода, и она может наделать неприятностей.

На пути попадались тяжело груженные японские пароходы и шхуны, они везли из России лес и рыбу. Неподалеку от бухты Святой Ольги дорогу перерезали гулявшие по морю киты. Они пускали фонтаны и не обращали ни малейшего внимания на судно со златовласой девой на форштевне.

В нескольких местах, то далеко, на подножиях Сихотэ-Алиня, то совсем близко, у моря, горела тайга. Тучи дыма висели над лесом. Ветер приносил на пароход тревожный запах смолистой гари. Ночью пожары казались красными крыльями черных гор.

Пользуясь хорошей погодой, босые матросы ходили за боцманом. Он держал в руках пожарный шланг, окатывая палубу. Ее терли в несколько щеток. Потом боцман еще раз пускал сильную струю и смывал грязь за борт. На корме, где держали скот, палуба после навоза отмывалась превосходно. Высыхая, она получала красивый, чуть желтоватый оттенок.

Наступил вечер. Луна выплывала из воды, багровая и огромная. Миновали еще сутки.

Погода ухудшилась. Задул порывистый северо-восточный ветер. В паромашинных владениях старшего механика — страда.

— Сколько нам осталось до Императорской, Оскар Казимирович? — озабоченно спросил Фомичев, появившись вечером в штурманской.

— С таким ходом около суток. Нас здорово несет на берег, ветер усиливается. — Капитан накинул капюшон дождевика, собираясь на мостик. Он не был сегодня расположен к разговорам. — Приложите все силы. Вызовите подвахту кочегаров,. — донеслось до Николая Анисимовича вместе с ветром.

Дождь потоком плеснул в открытую дверь.

Фомичев махнул рукой — он и сам знал, что делать. Спустился по трапу, постоял возле своей каюты. Видимо передумав, он направился в кают-компанию. За матовыми стеклами, разрисованными драконами, слышались негромкие голоса.

У стола, покрытого бархатной скатертью, механик увидел Сыротестова, сестру милосердия Лидию Сергеевну и проповедника. Поодаль из темного угла блестели глаза японского офицера. Здесь было уютно и тепло. Иногда крепко кренило, но пассажиры, угостившись коньяком, похоже, не чувствовали качки. Они рассеянно слушали Лидию Сергеевну. Фомичев присел на стул неподалеку от двери.

— Один из героев Гофмана,. — говорила Веретягина,. — сказал: «Жизнь — безумный кошмар, который преследует нас до тех пор, пока не бросит наконец в объятия смерти». Я с каждым вздохом вбираю в себя смерть, мне слышится лязг незримых цепей. — Она то и дело замолкала, окидывая слушателей пустыми глазами. — Иногда я вижу совсем ясно, как я умираю, как душа покидает тело… Боже, воздух, которым мы дышим, наполнен призраками! — Мадам Веретягина прислонилась к поручику.

— Лидочка, вы выпили сегодня лишнего, — упрекнул ее Сыротестов. — Я говорил — не надо, у вас чрезмерная возбудимость нервной системы, опять всю ночь придется не спать. У вас просто изощренная чувствительность.

— Что нас ждет? Одни ужасы, — не слушая, продолжала Лидия Сергеевна. — Смотрите, вы не видите? Там безумие, — показала она куда-то рукой и стала декламировать:

С обильем царственным одежда ниспадает
До щиколотки сухой,
Немой зияет мрак в пустых ее глазах,
И череп, убранный изысканно цветами,
Тихонько зыблется на хрупких позвонках…

Лидия Сергеевна истерично захохотала.

«Вот дьяволица, — подумал старший механик. — Как это поручик ночует с ней в одной каюте? На всю жизнь страха наберешься».

— На пути много камней, много крушений. Николай Анисимович, милый! — воскликнула она, увидев механика. — Вам не страшно внизу? Железные руки машины схватят вас…

Старший механик только покосился на нее и подошел к Сыротестову.

— Я хотел бы с вами поговорить, — нетвердо произнес он, — с вами лично.

— Говорите, Николай Анисимович; пусть вас не стесняет Лидия Сергеевна, — ответил поручик. — А этот поп не услышит, — кивнул он на американца, — пьян.

Он налил полстакана коньяка и поставил перед стармехом.

— Вдруг наш пароход утонет? Я останусь в подводном царстве, — опять заговорила Лидия Сергеевна. — Рыбы будут рвать мое мясо, раки обгложут кости.

— Ну довольно, милочка… — обернулся к ней Сыротестов. — Кстати, мертвым все равно: они ничего не чувствуют.

— Достаточно того, что я, живая, об этом думаю, — мрачно возразила Веретягина. — Ай, я чувствую, как меня кусает рыба! — Она схватилась за бок, потом за спину. — Ай, одна впилась в грудь… — Лидия Сергеевна затихла, но ненадолго. — Господа, посмотрите! — раскрыв книгу, воскликнула она. — Вот вам буква «ять». Здесь крест, а это держава. Буква «ять» символична, она означает монархию. Недаром большевики отменили эту букву — они отменили судьбу России…

Ни поручик, ни старший механик никак не отозвались на это открытие Веретягиной.

— Динамо-машина повреждена, стучит в цилиндре. — Фомичев с гримасой отодвинул стакан. — Я подозреваю злой умысел, — скороговоркой сказал он Сыротестову, желая побыстрее избавиться от неприятного дела. — Надо допросить машиниста…

Договорить Фомичев не успел. Снизу донесся металлический грохот, свист пара… Электричество погасло.

— Боюсь, я боюсь! — крикнула Лидия Сергеевна. — Черная пелена! Боюсь… Свет! Дайте света…

Старший механик, чиркая на ходу спички, кинулся к машине.

Очнувшийся американец, хватаясь за что попало, принес из каюты яркий аккумуляторный фонарь. В салоне словно зажгли камин.

На мостике поднялся переполох. Потухли ходовые огни. В штурманской и в рулевой темнота. Только масляная лампочка в медном колпаке магнитного компаса бросает слабые блики на лицо рулевого.

А ветер все набирал силу. Брызги захлестывали палубу и правое крыло мостика. Пароход валило с борта на борт. На корме жалобно мычали коровы. Их мучила качка и заливала соленая вода. Животные свалились с ног, елозили брюхом по скользкой палубе.

Из машины свистнула переговорная труба. Вахтенный механик передавал на мостик печальное известие: авария, света не будет, динамо-машина вышла из строя.

Глава двенадцатая. МАШИНЫ НЕ СЛУШАЮТ СТАРШЕГО МЕХАНИКА

На шлюпочной палубе, позади штурманской рубки, — судовая радиостанция. Это владения Ивана Курочкина, радиотелеграфиста с длинным постным лицом и английскими усами-щеточками под носом. Он заменил своего коллегу из Добровольного флота, задержанного в контрразведке. Курочкин появился во Владивостоке на пароходе «Франц Фердинанд» в числе врангелевцев, бежавших из Крыма в двадцатом году. Он был давно озлоблен и виновниками всех бед считал большевиков. Владивосток казался ему единственным уголком России, где можно спокойно переждать смуту, не боясь чрезвычаек и комиссаров. Он плавал на поверхности жизни. Вдумываться в происходящее не хотел. Признавал только начальство и деньги, на остальное смотрел в высшей степени наплевательски.

Полковник Курасов нашел в нем расторопного и верного человека.

Сейчас радиотелеграфист, согнувшись над столом, выстукивал на ключе свое первое донесение полковнику. В стеклянных колбах передатчика что-то потрескивало и вспыхивало синим огнем. В радиорубке остро пахло озоном.

Передав телеграмму, Курочкин вынул из кармана круглое зеркальце и стал кокетливо рассматривать свое бледное, испитое лицо. Впрочем, он нравился сам себе. Он подмигнул зеркалу, сжал пальцы в пучок и громко их чмокнул, изобразив нечто подобное воздушному поцелую.

Иван Курочкин был франтом, любил покрасоваться на Светланке в соломенной шляпе, помахивая тросточкой. На правом мизинце он отращивал и холил длинный ноготь. Малейшее неуважение к своей персоне переживал болезненно. Здесь, на пароходе, его очень угнетало, что кают-компания была для него закрыта. Поручик Сыротестов раз и навсегда запретил Курочкину, пребывающему в унтер-офицерском чине, столоваться вместе с офицерами.

Кроме уязвленного самолюбия, радиотелеграфиста волновало другое: он считал, что именно в кают-компании можно узнать самое интересное для полковника Курасова. Тем более сейчас, когда тут происходят столь загадочные события.

Наконец выход был найден. Он решил привлечь к своей работе уборщика, и сегодня здесь, в радиорубке, должен был произойти важный разговор. Посматривая на часы, Курочкин бубнил одни и те же слова солдатской песни:

Пей, гуляй, четверта рота,
Втора рота — на работу.

Ровно в назначенное время появился Федя Великанов.

— Здравствуйте, Иван Федорович! — вежливо сказал он.

— Здравствуйте, здравствуйте, Великанов! — Курочкин протянул Феде маленькую руку с холеным ногтем на мизинце. Голос у радиотелеграфиста вкрадчивый, нежный. Хитрыми глазами он разглядывал юношу.

Для разгона Курочкин поговорил о том о сем: где живет Федя, кто его родители, а потом перешел прямо к основному.

— Ты в каютах убираешь, обслуживаешь господ офицеров, в кают-компанию вхож… Так я говорю?

— Ну? — Федя старался понять, к чему он клонит.

— Вот я и хочу тебя попросить: прислушивайся, что господа говорят. Если что касаемо партизан или Советской власти услышишь, то мне доноси без задержек.

— А если ругают Советы, тоже вам говорить? — прикинулся Федя дурачком.

Но, к его удивлению, радиотелеграфист ответил:

— Все говори, а я уж разберусь, что к чему.

Великанов пришел в замешательство. Что делать? Он было оскорбился, вспыхнул и хотел наговорить Курочкину всяких слов. Потом решил скрыть свои чувства: «Пожалуй, лучше поладить с ним, быть поближе к радиорубке — может пригодиться».

И Федя молча слушал.

Курочкин долго поучал его. Намекнул, что на пароходе, наверно, действуют злоумышленники, которых следует вывести на чистую воду, и как можно скорее. Несколько раз он почесывал ногтем мизинца под носом, и тогда в щетке усов слышались странные шелестящие звуки.

В заключение радиотелеграфист дал Великанову бутылку спирта и две пачки дешевых папирос.

— Это тебе задаток. — Он улыбнулся. В его улыбке было что-то наглое и вместе с тем трусливое и заискивающее.

Выйдя из радиорубки, Федя чувствовал себя препротивно: словно притронулся к чему-то гадкому, омерзительному. Раздумывая, он долго стоял у дымовой трубы и смотрел на море, ничего не видя.

А волны вокруг все выше и злее, ветер все взбивал море. На пароход наседали темные низкие тучи.

Отфыркиваясь, как огромное чудовище, и раздвигая носом тяжелую воду, «Синий тюлень» двигался вперед. Тысяча восемьсот лошадиных сил без устали толкали его массивное тело. Впрочем, теперь как будто и не тысяча восемьсот, а много меньше…

Вдруг Великанов услышал донесшийся из машинного светового люка зычный голос старшего механика. Он ругался, и каждое слово было слышно совершенно отчетливо. Федя решил спуститься в машинное отделение. Последний раз он был там в памятный день стоянки в бухте Орлиной.

В подземном царстве Николая Анисимовича снова творилось неладное. Вместо ярких электрических ламп — полумрак. Горят керосиновые фонари. Их несколько, но много ли от них толку!.. Однако и при скудном освещении хорошо видны следы недавней аварии. Разобрана на части испорченная динамо-машина, вокруг на плитах валяется инструмент, грязная ветошь…

Вместо уютной тишины — безумолчный шум работающей машины. Скользят в цилиндрах поршни. В самом низу безостановочно ходят гигантские шатуны, ворочается гребной вал. Горячее тело парового двигателя, орошаемое маслом, излучает много тепла, воздух пропитан масляными парами. Душно, тяжело дышать…

Чуть не сбив Федю с ног, промчался в кочегарку его дядя. Старший механик был явно встревожен. И было от чего! Первый раз за долгую службу, будто сговорившись, механизмы один за другим выходили из повиновения. Не доверяя приборам, он побежал проверить: может быть, кочегары ленятся, плохо работают? Нет, кочегары из кожи лезут, чтобы держать пар на марке.

Они часто подбрасывали уголь большими прямоугольными лопатами, шуровали в топках длинными тяжелыми ломами. Топки, полные огня, яростно гудели.

Не добившись никакого проку, Николай Анисимович решил зайти в каюту, успокоить нервы стаканчиком смирновки. Он еще раз прошел мимо Великанова, даже не заметив его.

Поднявшись на первые решетки, Николай Анисимович вдруг остановился. Его профессионально зоркий глаз заметил необычное положение одного из краников на главной машине.

У старшего механика похолодело внутри. Едва взглянув на этот краник, он сразу представил себе, что может вот-вот случиться… Повернуть краник — и доступ масла из верхнего бачка к рамовым подшипникам прекратится, они остаются без смазки. Скоро в машине запахнет горелым. Это значит — подшипники, залитые баббитом, расплавились. Беда! Надо останавливать машину, снимать коленчатый вал, шабрить подшипники. Боже мой, не меньше шести часов на ремонт!.. А за это время пароход выбросит на скалистый берег.

Николай Анисимович трясущейся рукой открыл масло и, спустившись вниз, пощупал подшипники. Убедившись, что ничего страшного не произошло, он с кулаками полез на вахтенного механика. Накричавшись до хрипоты, Фомичев бросился на мостик.

«Наверно, Никитин еще что-то сотворил, — тревожно подумал Великанов. — Надо положить конец самовольству. Так в два счета засыпаться можно… Да и насчет радиотелеграфиста поговорить бы с другом, предупредить его».

Суматошное поведение Николая Анисимовича взволновало Федю еще и потому, что он понял: значит, приближается время, когда может произойти то, к чему он стремился. На пароходе авария за аварией… Он вспомнил Курочкина, предложение доносить ему… Ладно, потолкуем с Никитиным, как сделать, чтобы радиотелеграфист сам не смог донести во Владивосток, в случае чего…

Николай Анисимович вызвал капитана в штурманскую рубку, закрыл дверь и, отдуваясь, рассказал ему о злополучном кранике… Ход у машины — никуда. Динамо спалили. А теперь это… Фомичев большим синим платком вытер мокрый лоб.

Оскар Казимирович еле выслушал доклад механика и сразу перешел на крик:

— Какой дурак портит машину в такую погоду? Кто хочет утонуть? Скажите мне, глупый человек, кто хочет утонуть?! Вы погубите мой жизнь, мой репутаций… Да, да, вы совсем забыли свой дело, вы все время валяетесь, как жирный свинья, на свой диван! — Гроссе посмотрел на керосиновую лампу под зеленым абажуром, тускло освещавшую стены штурманской, карту на столе… Лампу качало. — У нас совсем нет хода, — уже тише сказал капитан. Это больше всего беспокоило Оскара Казимировича. — Лаглинь висит, как коровий хвост, нас несет на берег. Я вынужден изменить курс.

Завывание и свист ветра ворвались в рубку, когда капитан открыл дверь в рулевую. Николай Анисимович увидел, как матрос безостановочно вертит туда-сюда рулевое колесо, стараясь удержать судно на курсе. За спиной рулевого на белой стенке, в том месте, где к ней прислонялись матросы, образовалось большое серое пятно.

— Выходить на ветер! — крикнул Гроссе рулевому.

Пароход бросило на волну. Механик едва удержался на ногах. Он отступил на шаг, что-то собрался сказать, но не успел.

— Ложитесь на чистый ост, — скомандовал рулевому капитан.

— Есть ложиться на чистый ост! — донеслось из рулевой.

— Если мы не выгребем против ветра, тогда капут-с! — выразительно сказал Гроссе, захлопнув дверь. — Никто не спасет… Вы только посмотрите, Николай Анисимович… Вот тут до берега всего три мили. Если нас будет сносить по миле в час, то, — он посмотрел на часы, — ровно в пять мы будем на камнях… Если бы хоть днем, при свете, — может быть, и придумал что-нибудь. — Он тяжело вздохнул. — Надо бороться за каждый час, за каждый кабельтов, Николай Анисимович. Надо протянуть до рассвета.

Старший механик только здесь, в рубке, совсем ясно представил себе меру опасности… «Не до споров, погибаем, — подумал он. — И я виноват. За машину — мой ответ».

— Я все сделаю, Оскар Казимирович, не волнуйтесь, — сказал он убитым голосом.

Капитан поправил шарф на шее, натянул поглубже шапку и вышел на мостик, преодолевая упругую силу потока воздуха.

Теперь ветер дул прямо по носу — в зубы, как говорят моряки. Бортовая качка уменьшилась. Зато пароход стал кланяться встречным волнам. Корма то и дело задиралась кверху, оголяя винт; он бешено вращался в воздухе, и казалось, вот-вот разрушит пароход. Тряслось все висевшее на стенах, стоявшее на столах. Дребезжала посуда в буфете.

* * *

Все усилия оказались напрасными. Тонкий протяжный гудок полетел в ночную тьму. Он разбудил солдат. Тревога. Пароход будто сорвал свой бархатистый голос. Не понимая еще, в чем дело, солдаты выползали из твиндека, ругаясь спросонья.

«Синему тюленю» повезло. Толкнувшись раза два, он спокойно уселся на песчаную отмель. Совсем рядом на камнях ревели буруны. Зыбью пароход повернуло вправо и накренило. Море ударяло в борт тяжелым многотонным молотом. Оно бесновалось и кипело.

На палубе темно. Люди, копошившиеся с керосиновыми фонарями в руках, были похожи на мокрых светляков. Корпус содрогался и стонал. Кто-то из солдат увидел, как прошмыгнула крыса, и пошла паника: «Тонем!»

Фельдфебель Тропарев концом толстой веревки быстро навел порядок — «успокоил» солдат. Моряки на подветренном борту измеряли глубину. Везде мелко.

Время шло. Светлело. В капитанской каюте собрался совет. Гроссе, старший механик, поручик Сыротестов, старпом Обухов, японский офицер, Лидия Сергеевна. Американского проповедника не было, искать его не стали. Капитан запротестовал было против сестры милосердия. Участие женщин в таких делах он считал излишним и даже вредным, но пришлось уступить. Уцепившись за поручика, Веретягина впилась лихорадочным взглядом в Оскара Казимировича.

Капитан долго не знал, как поступить. Аварии не раз случались с его товарищами, он слыхал страшные рассказы из уст других. Но самому попадать в столь скверное положение еще не приходилось. Нелегко быть капитаном, даже когда все идет гладко, а когда пароход всем корпусом сидит на мели?.. Что теперь делать? Конечно, надо бы оставаться на судне и попытаться снять его. Так требует морской устав и судоводительская практика. Но Гроссе боялся штормовой погоды. Рядом камни. Сдвинет пароход зыбью и начнет ломать и корежить… И судно не спасешь, и сам погибнешь. А смерти Оскар Казимирович очень боялся. Он представил себе, как заливаемый волнами пароход покидает команда, а он, капитан, может уйти только последним… Этот миг всегда страшил Гроссе. Он знал, что капитаны иной раз сами не уходили с гибнувшего судна, тонули вместе с ним. «Нет, такая участь не по мне! Я не дурак, чтобы геройствовать и жертвовать жизнью ради кучи железного хлама…»

Оскар Казимирович поднял глаза на собравшихся.

— Надо покидать пароход, — заикаясь, сказал он и кивнул на барометр. — В любой момент судно может разрушить, опрокинуть крупная волна. Люди в опасности. Я даю сообщение своему начальству… Господин Курочкин, — вызвал он радиотелеграфиста, — возьмите депешу и срочно передайте ее.

Курочкин, перепуганный чрезвычайными обстоятельствами, мгновенно исчез с бумагой в руках.

— Как только Владивосток получит мое сообщение, к нам направят спасательное судно, — продолжал капитан. — Это самый лучший вариант… Они снимут с мели «Синий тюлень». Три-четыре дня — и мы вернемся на наш пароход. А если вовремя не сойти на берег, — Гроссе закатил глаза, — мы погибнем… Может быть, сегодня же.

— Оскар Казимирович, — вмешался Обухов, — вы все продумали? Может, все же попытаемся сняться сами, заведем якоря… Я вас уверяю, Оскар Казимирович, если мы…

— Оставьте, — безжизненно промямлил Гроссе. — Любая наша попытка — с неисправной машиной — только ухудшит положение. Вы нас толкаете на камни. А мы, — он многозначительно посмотрел на старшего механика, — мы должны благодарить всевышнего, что сели на песок.

Николай Анисимович лишь понурил голову: что толку в спасательных работах, думал он, если машина тянет в половину мощности. Если капитан говорит, значит, так нужно.

Остальные тоже не возражали.

— Можно ли спасти шерсть? Она принадлежит военному ведомству и очень необходима для зимней кампании. Это валенки для солдат, представляете? — неуверенно спросил Сыротестов. Он казался напуганным больше всех и едва сдерживал нервную дрожь.

— Что вы болтаете!.. — без обычной почтительности отмахнулся Гроссе. — Шерсть… подумаешь, важность. Нам нужно думать о людях. Как только совсем рассветет, мы оставим судно… Потом будем сгружать съестные припасы, — про них вы забыли, господин поручик? Вот если погода стихнет, тогда можно будет и за шерстью вернуться. А если она и подмокнет, тоже не беда.

Сыротестову ничего не осталось как замолчать. Ему и самому было в этот момент не до груза. Ему на море все время казалось не по себе, а в такой обстановке он совсем потерялся.

— Господин капитан! — В дверях каюты появился Курочкин, с лицом белым, как гипсовая маска. — Радиоаппарат не работает, испорчен.

Оскар Казимирович будто не сразу понял и тупо смотрел на радиотелеграфиста.

— Как, и радиостанция испорчена? — вдруг разбушевался он. — Боже мой! Как можно плавать с такими помощниками! Я буду жаловаться, я вас спишу на берег, вы партизан! — Гроссе сам не узнал своего голоса, хриплого и визгливого.

— Радиоаппарат еще недавно был исправен, — отступив на шаг, залепетал Курочкин. — Совсем недавно я передавал ваши депеши.

— Я приказываю отправить аварийное донесение немедленно! — Оскар Казимирович затрясся и затопал ногами. — Приказываю… Сейчас же исправьте вашу проклятую машину. Что вы стоите, вы слышите?

Курочкина будто смыло волной из каюты.

— Вот еще не хватало, — поеживаясь, пробормотал Сыротестов.

Японец посмотрел на капитана. Тот больше не раскрыл рта, будто весь выдохся. Так и закончился совет.

Когда все ушли, Гроссе опустился на колени перед иконой Николая-чудотворца.

— Помоги, господи, помоги рабу твоему, — клал он земные поклоны. — Не оставь милостью своей…

Тяжела была эта ночь для капитана. Он долго ворочался на диване, вставал выпить стопочку горькой настойки из своих трав. Вспомнилось Оскару Казимировичу, как он возле бухты Орлиной почти уселся на камни из-за ошибки лага… А теперь пароход сидит без всяких почти… И он еще накричал на старшего механика… Думал, что никто не захочет тонуть, вредить кораблю в такую погоду. А вышло иначе: злоумышленник совсем не думал о себе, у него какая-то иная цель. Но что это за цель? Нарочно потопить пароход? Нет, этого не может быть!

Так, не придя ни к какому выводу, капитан Гроссе забылся; во сне он стонал и всхлипывал.

Рассвет был серый, недобрый. Моросило. Когда из темноты выступили берега, оказалось, что пароход сел в незнакомой, открытой для ветров бухте, вернее, у самого входа в бухту. Старпом Обухов долго водил биноклем по берегу, но никаких признаков жилья не заметил. Потом, попросив согласия капитана, пошел на бак и отдал левый якорь. Теперь пароход если и всплывет, то останется на месте.

— Покинуть судно!. — дрогнувшим голосом распорядился Гроссе со своего мостика.

С подветренного борта стали спускать кунгасы. Здесь было тише. Спустили три кунгаса, катер и две спасательные шлюпки. Команда работала быстро и споро. Солдаты, жалкие, перепуганные, с винтовками за плечами, бродили по палубе, даже не пытаясь помочь хоть чем-нибудь матросам.

Люди садились на кунгасы и шлюпки. Медным, пронзительным голосом заревел «Синий тюлень», прощаясь с командой. Буфетчик и повара, перебраниваясь, сбрасывали в один из кунгасов мешки с мукой, хлеб, мясо, картошку… Он и отошел первым. Катерок вывел баржу из-за борта. И началось! Кунгас и катер швыряло на волнах, как жалкие обрубки дерева. Потом пошел катер с солдатами. Они сидели бледные, крепко держась друг за друга. Многих тошнило. За кунгасами отошла шлюпка под командой старпома. Там сидели Сыротестов, Лидия Сергеевна, японец, кочегары и машинисты.

Еще в один кунгас наползли полумертвые от страха солдаты. Трудолюбивый катерок, вернувшись, подцепил его и тоже отволок к берегу. В глубине бухты, около реки, нашелся заливчик, закрытый от волн галечной косой. На косе — множество отбеленного временем плавника, китовые кости. Вдоль прибоя громоздились валы гниющей морской капусты. С бухтой заливчик соединялся узкой протокой.

Здесь, в заливчике, было совсем тихо, и катер подводил баржи и высаживал людей без всяких происшествий.

На последнюю шлюпку сошел капитан. В стареньком кожаном чемодане уложены судовые документы, вахтенный журнал, карта, остаток денег из судовой кассы; в клетке — нахохлившаяся канарейка. Гроссе несколько раз перекрестил «Синий тюлень», потом завернулся вместе с пичугой в плащ и до самого берега не сказал ни слова.

Федя, матрос Ломов и машинист Никитин держались вместе. Они помогали буфетчику грузить продовольствие и покинули судно на кунгасе вместе с солдатами.

Припасы сложили недалеко от устья речки. Узенькая полоса мелкого гравия, скалы, кустарники. И тут разбросано много выцветшего на солнце плавника. За пределами лагуны — полоса прибрежных бурунов. Левый берег был высокий, обрывисто падающий в море.

Моряки почти сразу же набрели на орочскую избу. Ее нетрудно отличить от русской: сколочена грубо, кое-как. Несколько позади нее, на столбах, — амбар с остроконечной крышей из еловой коры. Возле избы, у воды, виднелась старая лодка с пробитым днищем и обрывки сетей. Куча жердей для сушки рыбы. На двух шестах — медвежьи черепа. Дальше стеной стояла тайга.

Изба была пуста. Ее занял капитан со всеми, кто на судне собирался в кают-компании. Для Лидии Сергеевны отгородили одеялами закуток. Она сразу вошла в роль хозяйки, приказала затопить железную печь в углу, готовила кофе, поджаривала ломтики хлеба…

Японец с интересом разглядывал оставленные в избе орочские лук и стрелы, деревянные нары, сколоченные по двум стенам. На полу и на нарах валялся разный хлам, рваные, облезлые шкуры. Хозяева, видно, ушли не так давно. В избе еще не выветрились запахи чеснока, рыбы и застарелой копоти.

Солдаты и судовая команда разбили неподалеку парусиновые палатки. Слышались бодрые голоса боцмана и фельдфебеля Тропарева. Несколько человек ушли в лес по дрова. Быстро сложили времянки из камней и глины. Заработала походная кухня, от нее потянул смоляной дымок.

С берега хорошо было видно только что брошенное командой судно. Наталкиваясь на его борт, волны взлетали брызгами белой пены. Левее моряки рассмотрели другой пароход, погибший несколько лет назад. Он сидел на камнях со сломанной грот-мачтой и дырявой трубой.

А Федю терзали сомнения. У него было очень смутно на душе. Он считал себя, и не без оснований, главным виновником аварии парохода — одного из тех кораблей, которым решил посвятить всю жизнь. Но приказ, полученный во Владивостоке, был совершенно ясен: каратели не должны попасть в Императорскую гавань. Великанов выполнил приказ. И все же стоило юноше посмотреть на темневший вдали «Синий тюлень», как сердце сжималось… И — что делать дальше? Может быть, надо пробиваться к партизанам, предупредить?

Первое, что пришло Феде в голову, — идти в Императорскую гавань тайком, напрямик. Он успел взглянуть на карту, бережно хранимую Оскаром Казимировичем, и теперь не сомневался, что Императорская где-то совсем близко. Однако на карте место высадки было отмечено жирным знаком вопроса. Капитан Гроссе не совсем был уверен, тут ли произошла авария.

На правах практиканта мореходного училища Великанов отважился попросить разъяснений.

— Трудно сказать, — ответил Гроссе, — здесь ли мы: может быть, чуть севернее, чуть южнее. На этом побережье мысы похожи один на другой как близнецы. То ли дело на Балтике, — вздохнул он, — что ни мыс, то маяк. Вам не приходилось плавать в Балтийском море, молодой человек?

Оскар Казимирович уже подумывал, нельзя ли как-нибудь повернуть аварию так, чтобы начисто оправдаться. Неизвестные течения? Наверное, они тут есть, а если и нет — пойди проверь. И неточности берега на карте. Эти две неизвестные величины, если их умело ввернуть в объяснение, немало помогут… В капитанской голове складывались рапорты и донесения, в которых он все больше сваливал случившееся на карты и течения.

Великанов чувствовал, что и ему надо обстоятельно посоветоваться обо всем с друзьями.

Они собрались втроем у порожистого переката на берегу бурной речушки, уселись на овальных камнях, сглаженных временем и водой. От лагеря их отделял густой кустарник. Отсюда слышались человеческие голоса, однообразный шум моря и вскрики чаек.

Для начала Федя коротко спросил: что делать будем? Ломов предложил побродить по тайге, может быть, встретят лесного человека — ороча, узнают, близко ли Императорская.

Сергей Ломов слыл на «Синем тюлене» следопытом, знающим тайгу как свои ладони. В отрочестве с отцом-охотником он вдосталь походил по приморским лесам. Ломов утверждал, что где-нибудь около этой реки обязательно живут люди.

— Надо бы Сергею рассказать про наши дела, — шепнул Федя Никитину. — Он обидится, помни мое слово, обидится. На пароходе все некогда да некогда…

— Сегодня скажем, — тихо ответил Никитин. — Серега, видно, парень верный, свой… У нас собирается неплохая компания. А сейчас в лес, побродим. Только бы выбраться незаметно.

Сказано — сделано. Вскоре друзья, воспользовавшись сумятицей первого дня, без особого труда улизнули из лагеря.

Едва заметная тропинка повела их от устья реки в лес. Ель, тополь, пихта, граб, лиственница — все росло вместе, почти вплотную друг к другу. Встречались умершие сухие деревья: они стояли косо и криво, едва держась корнями. Много погибших гнило на земле, делая лес еще более труднопроходимым. Внимание моряков привлекали то грибы-паразиты, растущие на стволах зеленых деревьев, то невиданные ягоды.Ноги утопали в ковре низкорослого папоротника… Над головами назойливо гудела мошкара, взявшаяся невесть откуда.

Чтобы не заблудиться, путники решили придерживаться реки

Ветер шумел по вершинам деревьев. Качались мохнатые шапки кедров, остроконечные пики елей, а внизу было тихо. Пахло прошлогодним листом, смолой и еще чем-то острым и пряным.

— Вот ведь как, — сказал Федя. Сейчас он шел впереди, отводя ветви и расчищая топором дорогу. — Высадились робинзоны! Интересно, как же эта бухта называется? Я, ребята, родился в Императорской. А эта, ей-богу, неподалеку!

— Все равно, пусть покукарекают каратели, — отозвался Сергей Ломов. — Вот увидите, придется им тут зимовать.Без проводника им шагу не сделать. По тайге — не на Светланской панели шлифовать. Вот если бы еще партизаны сюда нагрянули, они бы их научили…

— Если бы знать, где партизаны! — вздохнул Федя. — Эх, гнус проклятый!.. — Он хлопнул себя ладонью. Мошкара нестерпимо жалила руки и шею.

В реке то и дело всплескивались красноперые рыбы, на илистых берегах попадались следы животных. Машинист Никитин увидел свежие отпечатки больших кошачьих лап.

— Не нарваться бы на тигра, — сказал он, боязливо оглядываясь. — Здесь, говорят, запросто его можно встретить.

— Не беда, — ответил Федя, вынимая из кармана револьвер, — все семь на месте. — Он провернул барабан.

— А у меня топор хоть и не велик, да надежен, — самое лучшее орудие, — сказал Ломов. Теперь он прокладывал дорогу. — Однако, — добавил он, — слыхал я от умных людей, тигра не надо дразнить. Тогда и он не тронет.

— Я молоток с собой взял да еще нож. — И Никитин тряхнул головой. — Не дадимся тигру в обиду.

Приятели шли, тихо переговариваясь о последних событиях. Кораблекрушения не так часто случаются в наше время.

Когда Ломов стал с серьезным видом рассуждать о причинах аварии, Великанов и Никитин еле сдерживали улыбку. Чего только не наговорил Ломов! Он был далек от истины и предположить не мог, что виновники находятся рядом с ним.

— Черт возьмч! — вдруг остановился Федя и стал изучать что-то у себя под ногами. — Я хоть и не следопыт, а спорю, что человек прошел. Сапоги с подковкой. Размер только маловат. А вот здесь воду брали. Видишь — круг, ведро стояло…

От реки в лес трава была чуть заметно примята: видимо, кто-то был здесь совсем недавно.

Друзья переглянулись.

— Пошли, — сказал Ломов, — кого-нибудь да встретим. Либо русские, либо орочи.

Идти пришлось недолго. Через сотню шагов перед ними встал деревянный дом, крепко сбитый из толстых бревен лиственницы. На крыше распустил крылья искусно вырезанный деревянный петух.

Глава тринадцатая. ОДНА ГОЛОВА ХОРОШО — ЧЕТЫРЕ ЛУЧШЕ

На стук никто не отозвался, и моряки решили, что дом пустует, как и орочская развалюха на берегу. Но как войти во двор? Калитка закрыта изнутри. Словно сговорясь, навалились втроем; с треском отлетел запор, калитка распахнулась. В то же мгновение отворилась дверь дома.

— Не шевелитесь, буду стрелять! — приказала возникшая на пороге девушка. Она навела на Федю двуствольное охотничье ружье.

— Танюша! — вскрикнул радостно удивленныйВеликанов и сделал шаг вперед.

— Стреляю! — с отчаянием повторила девушка. — Ты, беляк…

— Да это же я, Федор Великанов, — остановился юноша. — Неужели не узнаешь?

— Великанов, которого я знаю, не служил в солдатах у Меркулова, — сказала девушка, не отводя ружья. Федя растерянно оглянулся на приятелей.

— Не дури, девка! — вступился Ломов. — Какой он беляк?.. Он ученик мореходного училища, вместе с нами плавает на «Синем тюлене».

— А почему у него фуражка с кокардой, как у каппелевца, почему солдаты пришли в нашу бухту? Я видела, как они высаживались, не обманывайте… Не смейте шевелиться! — снова крикнула она, заметив, что Федя собирается подойти к ней.

Великанов засмеялся и сорвал с головы фуражку.

— Моя на судне осталась, солдат свою дал. Таня, ну что ты!.. Наш пароход сел на мель, капитан испугался, приказал покинуть судно, поэтому солдаты высадились здесь. А вообще-то пароход в Императорскую шел с карательным отрядом… Таня, — он стал серьезным, — я такой, как был, а это мои товарищи.

Ружье в руках девушки дрогнуло, опустилось.

Все разъяснилось к общему благополучию. Таня с радостью приняла Федю и его друзей. На дощатом столе в чистой комнатке появился шумливый самовар. За чаем с мелко колотым сахаром девушка рассказала, как попала сюда. Бухта, где засел «Синий тюлень», называлась Безымянной, и она действительно недалеко от Императорской гавани. Отец Тани, Степан Федорович Репнин, работал лесником. Его жена умерла, и он, уходя в лес, часто брал с собой дочь. Так было и в этот раз. У партизан Репнин был своим человеком. Командир отряда поручил ему наловить и засолить впрок рыбы. Горбуши и кеты в бухте Безымянной бывает много; попозже командир обещал прислать в помощь несколько человек; на чердаке дома давно была запасена соль.

Федя выглянул в окно на двор. У забора стопкой сложена тесанная топором клепка. Из раскрытой двери сарая к дому тянулась стежка из свежих щепок и стружки. «По-прежнему бондарит Степан Федорович», — подумал Великанов.

Рыба здесь сама просилась в бочки, и они у Степана Федоровича всегда были отличные…

Но в этом году не пришлось Репнину порыбачить. Два дня назад прибежал на моторке партизанский гонец. Степан Федорович прочитал письмо и заторопился обратно. «Ты, Таню-ша, оставайся здесь, — сказал он. — Я в Императорскую. Кое-кого надо в лесу спрятать».

Таня рассказала, что японцы пароход за пароходом вывозят лес из Императорской гавани. Отец протестовал. Японец Ватанабе, главный по грабежу леса, ответил: «Ничего, ничего, лесничий, раньше было нельзя, теперь можно». Ну и хитер этот Ватанабе! Отец говорил: после большой вырубки всегда в лесу пожар. А сгорит лес — кто может сказать, сколько его увезено в Японию?

— Обстановка ясна, — авторитетно заключил Ломов, похрустывая в крепких зубах сахаром. Чай он пил из блюдечка. — Ты за нас, девушка, держись, выгребем.

Сказали, что хотели попасть в Императорскую, предупредить партизан.

— Морем туда проще, — ответила Таня. — В тайгу вам нельзя, в болотах утонете. У нас тайга глухая, целина… Где уж вам!

Приятели смолчали: Таня говорит правду.

— А если шлюпку украсть да на ней, — предложил Ломов, — или катер?

— В баке бензина на донышке, — отозвался Никитин. — Солдаты все на костры извели, ихний фельдфебель сколько раз на катер с бутылями лазил. В тайге валежнику сухого пропасть, да им невдомек. Шлюпки на берег вытащили.

— А если съездить за бензином на пароход? Катер заправим и бочку еще с собой прихватим, — предложил Федя. — Только на чем?

— У меня есть лодка, — сказала девушка. —Отец у реки спрятал. Может быть, на ней? Орочская, и на море хороша. Возьмем с собой две банки из-под керосина — и на пароход. Перельем в катер — и опять на пароход… Ночью никто не заметит.

— Правильно, Таня! — оживился Федор. — За ночь управимся. Потом заведем тарахтелку, и поминай как звали. Ты, конечно, с нами?

— С вами, — кивнула девушка. — Боюсь одна. Вдруг белые набредут. Слышала я про этих карателей!

— К сожалению, ничего не выйдет, ребята, — разочаровал всех Сергей Ломов, поглаживая свою скандинавскую бородку. — Я вспомнил: утром старпом людей расселял. На катере второй помощник — Стремницкий, плотник и два матроса ночуют. Уведи, попробуй! Они катер пуще глаза теперь берегут. Поутихнет — первым делом сами за бензином на пароход сплавают.

Приятели заскучали, невесело переглянулись.

— Эх, если бы машина была в порядке! — мечтательно произнес Ломов. — Балласт откачать да и в море… Федя за капитана — ничего, что раньше срока. А мы — команда, и Таня поможет. Как — справились бы?

— Какая машина была бы в порядке? — встрепенулся Федя.

— Простая, паровая, пароходная, — как маленькому, добродушно пояснил Ломов. — Она ведь у нас вполсилы работала, скорости не давала. А тихим ходом не сняться, не уйти — на берег опять выбросит. Да и пар нам не удержать. Кочегары у нас зубры, и то дед подвахту вызывал. Сели в песок, как в перину, мягко… Теперь, будь с машиной все как надо, двести тонн воды из балластов откачать — и готово.

Федя посмотрел на Никитина и отвел глаза. Воцарилось молчание.

— Я знаю, как исправить машину, — твердо сказал Великднов и опять взглянул на машиниста. — Только слово дайте в тайне держать.

— Ну понятно, никому и никогда, — заверил Ломов.

Таня ему поддакнула. Никитин усмехнулся.

— Надо закрыть клапан на трубопроводе отработанного пара у главного конденсатора, — волнуясь, сказал Федя, — и клапан отработанного пара на отопительной батарее в каюте старпома.

— Правильно, теперь я вам секрет открою. — Никитин с торжеством вынул из штанов медную латунную пробку. — Вот почему машина плохо работала. Причина у меня в кармане находилась. Называется эта штуковина «клапанчук». Надеюсь, теперь понятно.

— Мне непонятно, объясните, — попросила Таня.

— Если эту пробку снять, — сказал машинист, — как хочешь клапан заворачивай, все равно воздух в конденсатор засосет и вакуум сразу — вниз, — он показал рукой чуть-чуть от пола, — тогда машина только на малых оборотах работает.

Девушке вряд ли стало яснее, но Виктор уже обращался к Великанову:

— Как это ты догадался? Хотел все спросить, да некогда.

— Есть люди, которым догадываться не нужно, — ответил Федя, — о них я рассказать пока не имею права.

— Ладно, — не сгонял довольной улыбки Никитин, — не станем твои тайны выпытывать. Пароход считай что наш… Да ты что, Серега, — он посмотрел на Ломова, — насупился, словно тебя медом обделили?

— Так товарищи не поступают, — с обидой сказал Ломов. — Выходит, вы оба знали; вместе у клапанов орудовали, а мне хоть бы слово. Дружки называется…

— Честное слово, Сережа, мы хотели тебе сказать, да не успели. Сам знаешь, последние два дня все кувырком шло. Не обижайся. — Великанов говорил с таким чувством, что ему нельзя не поверить. — Мы лучшим другом тебя считаем.

— Ну ладно! — Ломов махнул рукой. Он не умел долго сердиться. Лицо его сразу посветлело. — Ай да Федя, преподнес ты дядюшке подарок! Он из себя лез, все причину искал. Ну и парень ты! А я-то думал, почему штурманский практикант все в машину да в машину?.. — Ломов рассмеялся, а потом сказал: — Теперь подождем, пока стемнеет, и на Таниной лодке прямо на судно… А скажи-ка, — хитро подмигнул он Феде, — чья фотография над твоей койкой висела? Уж больно она с одной девушкой схожа…

Федя по-мальчишески покраснел и непроизвольно тронул нагрудный карман. Там сейчас и лежала эта фотография.

Танины щеки тоже порозовели.

— Вроде тишает ветер, — смущенно сказал Великанов, стараясь не смотреть на девушку.

— К утру мы должны сняться, — поддержал его Никитин. — Давайте все обдумаем.

Без споров не обошлось, но решили дружно: ночью плыть в лодке на пароход, попытаться снять его с отмели и, если удастся, увести к партизанам.

Феде очень хотелось спасти «Синий тюлень». Его все время грызла мысль, что он сделал что-то не так. Из головы не выходил владивостокский разговор с представителями союза моряков… Сейчас он старался вспомнить каждое слово. Задание выполнено. Карательный отряд не попал в Императорскую. Но вот с пароходом получилось неладно… Ведь тогда, под конец беседы, Руденко наказал ему: «К аварии подводи только в крайнем случае». Но где этот крайний случай? Кто скажет?

Если бы только удалось снять пароход! Юноша был готов идти на любой риск. Теоретически казалось все просто. Откачать из междудонного пространства запас пресной воды — судно станет легче и всплывет. А потом уходи подальше от опасного места. Однако сколько может случиться непредвиденного! Человеку без опыта страшно браться за такое дело. Ошибка — и не всплывут, а новое кораблекрушение, и тогда «Синий тюлень» навсегда останется пленником береговых утесов… Но молодость и долг облегчили Великанову и его товарищам смелый и рискованный шаг.

Если раньше Федю удивляла нерешительность, трусость капитана Гроссе, то теперь он даже радовался его приказу оставить судно. Снять пароход с камней и привести его к партизанам было достойным, хотя и трудным делом.

Сейчас для безопасности друзьям надо было немедленно возвратиться в лагерь: а вдруг кто-нибудь хватится, начнутся расспросы… Таня к вечеру должна приготовить лодку и ждать их в условленном месте.

Капитаном и головой всего дела выбрали Федю. Торжественно обещали беспрекословно слушаться его. На дорогу девушка дала каждому по куску пирога с соленой рыбой и проводила к реке.

— Ну-ка товарищи, — проказливо сказала на прощание Таня, — попробуйте без меня найти лодку. Это вам по пути, за водопадом, близко от Черной скалы.

Великанов шел, не чувствуя под собой ног. Он перебирал в памяти все, о чем они сегодня говорили с девушкой. Каждое слово имело какой-то сокровенный смысл, и Федя должен был понять его. С глазу на глаз они не оставались и минуты: юноше и в голову не приходило уединиться от друзей. Но по улыбке, по жестам, взглядам он чувствовал, что Таня рада ему. Теперь они будут вместе… «Сколько хороших людей на свете! — ликовал Федя. — Человеку нельзя не верить. Еще недавно я был совсем один, а теперь нас четверо! Недаром говорят, один в поле не воин. Посоветуешься с другом, и то на душе легче».

Моряки шли приглядываясь и прислушиваясь.

По берегам реки росла малина. Федя снял злополучную солдатскую фуражку, и приятели быстро набросали в нее спелых ягод.

На крутом повороте, где вода намыла мелкий песок, увидели следы какого-то некрупного животного, идущие к самой воде.

— Постой, ребята, — нагнулся зачем-то Ломов. — Шевячки кабарожьи… Свежие совсем.

Теперь и остальные заметили козий помет, похожий на кедровые орешки.

Матрос проворно вынул из кармана свистульку из бересты и стал искусно подражать голосу маленького кабаржонка.

— Матка должна прибежать — подумает, с козленком беда случилась.

Пищалка звучала протяжно и нежно… Стихнет — и снова…

— Как только покажется кабарга — сразу стреляй, — учил матрос.

Все они проголодались и мечтали о жареном сочном мясе. Федя держал наготове револьвер.

Ломов звал матку, наверно, уже в десятый раз, когда в тумане показалось темное пятно. Свистулька еще пожаловалась и замолкла.

Тень приблизилась.

— Что-то велика козочка, — прошептал Никитин, выглядывая из-за дерева, и тут же присел. — Спасайся, ребята!

На жалобный писк явился медведь, тоже любитель молодой козлятины.

Друзья не захотели испытывать судьбу и бросились наутек.

У Черной скалы они долго искали лодку. Она стояла, как в доке, во впадинке берега под жердями, прикрытыми еловым корьем и сухими ветками. Лодка оказалась хорошо сделанной унимагдой, с изображением лебедя на носу.

Возле лагеря их остановил часовой. Солдат оказался придирчивым и не хотел признавать моряков за своих. Заладил одно: «Почему из леса вышли, а может, вы партизаны?»

Виктор Никитин заспорил, часовой клацнул затвором и подал сигнал. На свисток подошел разводящий. Он узнал друзей и разрешил пропустить. В лагере чувствовалась тревога и растерянность: солдаты бродили, не расставаясь с винтовками, подсумки полны патронов. За грудой камней стоял пулемет рылом к лесу. При нем дежурили солдаты, перепоясанные патронными лентами.

«Боитесь, сволочи, — подумал со злорадством Федя. — Подождите, не то еще будет!»

Около избушки их увидел старик буфетчик и индюком зашипел на Федю:

— Где шляешься? Иди мой посуду… Пять глубоких тарелок, семь мелких, четыре вилки, девять ножей и три ложки — корми кают-компанию как хочешь. А чай — из кочегарских кружек: стакан я только для капитана успел прихватить. — Буфетчик потер ладонью серую щетину на подбородке. — Торопились, а пароход-то стоит себе, голубчик, и не деется ему ничего. И погодка на ведро идет… Капитан говорил: к завтрему катер на него сгоняем.

Никитин и Федя заговорщически переглянулись и спрятали усмешку.

— Мы по ягоды ходили, в лесу малины много. Это тебе, Евграф Спиридонович. — Федя протянул буфетчику каппелевскую фуражку, полную ягод.

— Крупная, как из сада; спасибо, снесу капитану к чаю.

— Сам ешь, — сказал Ломов. — Капитан не заслужил… Пароход-то, — он показал на черный силуэт, поднимавшийся над водой, — кто погубил? Знали бы, что Гроссе отдашь, — собирать не стали.

* * *

В избушке, куда буфетчик послал Федю, только что отобедали, но за столом было не очень весело, хотя коньяк и виски начальство не забыло на пароходе.

Оскар Казимирович сидел хмурый, недовольный. Он был в отвратительном настроении. Вряд ли может понять его состояние простой смертный. Даже капитан, которому не приходилось оставить на камнях свое судно, не в состоянии себе представить, как огорчился Гроссе. Он ждал погоды. Пусть только стихнет ветер — он немедленно начнет снимать «Си-неге тюленя».

В голове Оскара Казимировича возникали всевозможные планы. Он припомнил все, что случилось на его глазах в многолетних плаваниях и о чем ему рассказывали. Перечитал все, что написано по этому поводу в пухлом английском справочнике. Когда Гроссе вспоминал Владивосток, сердце сжималось в предчувствии неприятного разговора в кабинете директора распорядителя Доброфлота… Тросы, якоря, верпы… Задний и передний ход… Номера балластных танков, которые надо откачивать сначала и под конец… Вот чем была забита бедная капитанская голова. Кстати, он теперь думал, что «неизвестные величины» ему мало помогут.

«А здесь еще эта мерзкая женщина», — морщился Оскар Казимирович, и не без основания: «мерзкая женщина», сестра милосердия, болтала без умолку.

— Наш корабль, — вещала она в обычном своем духе, — захватили привидения. Сейчас они ходят по палубе, сидят в наших каютах, лежат в наших постелях… Гремят кости, звенят цепи, трепещут белые одеяния… Души погибших в море собрались на свой пир. Наверно, там командует новый капитан. Капитан-смерть…

— Лидия Сергеевна, — Гроссе брюзгливо выпятил губу, — извините, дорогая, но вы говорите глупости, неприятные глупости. Почему вдруг на нашем пароходе привидения?!

— А потому, что вы иконы с него сняли, — проворчал поручик Сыротестов, — вот вам и пожалуйста. — Ему было наплевать на привидения, а сказал он это в защиту Лидии Сергеевны.

Капитан еще больше помрачнел.

— По русскому обычаю нельзя оставлять иконы на гибнущем корабле, — возразил он. — Грешно-с, так православные не поступают.

— Мужчины, — не унималась Веретягина, — я предлагаю поход к привидениям. К ним в гости, на новоселье. Возьмем бутылку коньяку, разопьем с ними… Я объявляю поход сегодня ночью; захватим икону…

— Лидия Сергеевна, — повысил голос Гроссе, — я прошу вас прекратить это. Вы святотатствуете. Нехорошо-с, грешно-с… — Он заволновался и стал перекладывать с места на место резиновый кисет с табаком.

— Оскар Казимирович, откушайте, — послышался угодливый голос буфетчика, вошедшего с блюдцем малины. — Свежая, матросы из лесу вам принесли.

Капитан молча посмотрел на ягоды и, обычно столь вежливый, принялся за них, не предложив даже даме.

Впрочем, Веретягина не обратила на это внимания. Слегка раскачиваясь, она декламировала:

Как тяжко мертвому среди люден,

Живым и страстным притворяться!
Но надо, надо в общество втираться,
Скрывая для карьеры лязг костей…

Скучно мне… Мне кажется, я тоже мертва… И вы… Как скучно мне… Вы принимаете мое предложение, поручик, мой верный рыцарь? Мы славно развлечемся на пароходе.

— Я запрещаю! — Гроссе ударил кулачком о стол. — Без моего разрешения никто не смеет… — Он покраснел и задохнулся.

— Друг мой, никто не намерен покушаться на ваши права, — вмешался Сыротестов, — однако… ваше поведение не… не… — Он искал слова. — Вы должны быть джентльменом в присутствии женщины. Я вынужден напомнить вам об этом.

Сыротестов и на берегу не почувствовал себя увереннее: тревога о миллионах давала знать. Он был зол. Капитана он тоже считал основным виновником аварии, хотя продолжать экспедицию для наказания партизан уже не думал. Какого черта! Пушнина, его главная цель, была здесь, рядом. Разве он мог покинуть пароход? Поручик с нетерпением ждал момента, когда заставит матросов и солдат перевезти на берег драгоценные соболиные шкурки. Тогда он будет знать, что делать. Но это потом. Пока же занимал время тем, что привычно пристраивал к своей фамилии графский титул.

Сыротестов не хотел больше думать про поимку партизан, но это совсем не значило, что он их не боялся. Страх, мучительный и липкий, не оставлял его с момента вступления на землю. И опять прежде всего из-за пушнины. «Если я перевезу меха на берег, — думал он, — а партизаны вызнают, они непременно нападут на нас… Кто же не позарится на золотые шкурки!» Ему казалось, что тайга, окружающая бухту, угрожала ему со всех сторон днем и ночью. Ему мерещилось одно и то же: из леса, стреляя на ходу, бегут люди, окружают лагерь… Что будет дальше, он боялся даже представить.

Причины аварии на «Синем тюлене» поручик так и не понял. Капитан Гроссе из каких-то своих соображений не стал посвящать его в подробности. Но, перебирая в памяти события последних дней, он вспомнил слова старшего механика Фомичева о злоумышленниках. Тогда на пароходе погас электрический свет, и механик убежал, не успев договорить «Надо будет расспросить его при первом удобном случае», — решил Сыротестов.

А Лидия Сергеевна вконец разобиделась.

— Пешего сокола и галки дерут, — язвила она Гроссе. — Какой он капитан на берегу? Сергей, вы прикажите солдатам, они арестуют этого плебея! — Веретягина пьяно указала пальцем на Оскара Казимировича. — Он смеет стучать кулаком, он смеет… — И в один прием выпила большую рюмку. — Господин Тадзима, ваше слово… Как смотрит на это японское командование?

— Капитан всегда есть капитан, — осклабился японец. — Первый после бога. Не надо здесь делать ослушание. Японец всегда уважает власть.

При любых обстоятельствах сохранять спокойствие — это было давним правилом Тадзимы. Если ему казалось, что внешние силы могут вывести его из равновесия, он старался думать о чем-нибудь отвлеченном, постороннем, необычном. Два года назад он прочитал статью немецкого ученого о влиянии длины кишок на психологию человека и теперь любил поразмышлять над этим. Немецкий ученый утверждал, что кишки арийца длиннее на один метр кишок остальных людей. Хорошо это или плохо?.. Ведь более длинные кишки — особенность травоядных…

Тадзиму, естественно, интересовала длина самурайских кишок. По его мнению, они были короче, чем у всех прочих. Он даже запомнил наизусть подходящую цитату и повторял ее всегда, когда требовалось поддержать спокойствие духа. «То, что придает волку ненасытную алчность, то, что заставляет его бросаться на всякую добычу, забывая об опасности, почти до утраты чувства самосохранения, — это короткость его кишок. Незначительная длина кишок имеет следствием неполное усвоение пищи организмом волка. Пища, так сказать, почти только проходит через кишки волка. Отсюда возникает неутолимая потребность в питании, ненасытная алчность. У меня, как у всякого благородного самурая, должны быть короткие кишки», — убеждал себя капитан Тадзима.

А Лидия Сергеевна тем временем продолжала препираться с Оскаром Казимировичем насчет поездки к привидениям на «Синий тюлень», стараясь натравить на него Сыротестова.

— Вы, поручик, виноваты больше всех, — неожиданно перешел в нападение Оскар Казимирович. — Надо было допросить злоумышленника, о котором вам говорили. Ваши коллеги на Полтавской умеют это делать.

Сыротестов не захотел спорить и только спросил:

— Как его фамилия?

— Никитин, Никитин, — сердился капитан. — Сколько раз нужно повторять!

— Я займусь, — пробурчал поручик, — будьте уверены, капитан, я заставлю его говорить.

— Не забудьте и этого мерзавца, Курочкина. Если он не исправит свои аппараты… И вообще надо следить за людьми. Когда рукам нечего делать, начинает работать голова.

Федя в это время тихонько споласкивал тарелки и с тревогой прислушивался к разговору. Никитин…

Надо немедленно предупредить Виктора… Ровно через пять минут Великанов снова вернулся к своим тарелкам.

И экспедиция Лидии Сергеевны на пароход совсем не нравилась Феде. А вдруг она настоит на своем, тронутая баба! Какая она сестра милосердия! Ей бы самой в больнице под замком сидеть… И водку глушит — американцу не уступит. Кстати, где этот чудной поп? Тоже, божий слуга… Как он молитвы свои не путает? Федя слышал, что и капитан спрашивал о проповеднике, но никто толком не знал. Кто-то высказал предположение, что Фостер утонул спьяну.

Пожалуй, больше всех думал об исчезновении американца Тадзима. А вдруг он остался на пароходе? В то, что проповедник мог утонуть, японец верил и не верил. Сейчас он больше всего хотел бы узнать это наверняка. Но не надо волноваться. Общество Лидии Сергеевны его раздражало, мешало сосредоточиться.

Старший помощник Обухов был молчаливее, чем всегда. Он подолгу неподвижно сидел на табуретке и смотрел вниз, словно рассматривая носки сапог. Его тяготила непривычная обстановка и безделье, осточертела Веретягина: «Доймет она нас своими покойниками и привидениями!» Вряд ли его интересовал и остальной разговор в избе. После обеда Валентина Петровича всегда клонило ко сну; как и всякий старпом, он любил выбрать для этого часик среди дня.

Федя же сегодня был очень доволен своей должностью. Перемывая посуду, прислуживая за столом, он оказался в курсе многого, что тут было задумано. Настроение у него было и тревожное и приподнятое. Теперь их четверо, радовался он. Мысль, что они вот-вот сломают все задуманные здесь планы, переполняла радостью все его существо.

Великанов понимал, что настоящая борьба только начинается; как пойдут дела дальше, утверждать трудно. Но теперь он не один, и у них есть свой план.

* * *

Вечером, когда совсем посинело небо, у перепада речки раздался крик кабарги. Где-то в кустах ответно проплакал филин.

Трое друзей встретили Таню, вывели лодку-унимагду и, не теряя времени, двинулись к пароходу. Никитин и Ломов работали веслами с лопастями о два конца. Федя сидел за кормовым веслом, как и подобало капитану. У Тани воинственный вид: перепоясана патронной лентой, с отцовской двустволкой. Девушка расположилась на носу возле деревянного лебедя, в руках у нее берестяная корзинка.

— Поди, харчишки взяла? — поинтересовался Ломов. — Зачем? На пароходе полны кладовые!

— Какие это харчи! — Таня, отвернув платок, показала край пирога. — Так, перекусить на ходу. Ночью пекла.

Белогвардейский лагерь спал. Только в избушке светились окна. У одной из палаток дозорный солдат курил махорку. Когда он затягивался, кончик самокрутки светился, как раскаленный уголек. Вряд ли он заметил черную продолговатую тень, скользнувшую из узких ворот лагуны в море.

Лодочку изрядно покачивало. Волны одна за другой подкатывали под плоское днище и высоко приподнимали то нос, то корму. Вскоре под ногами заплескалась вода, просочившаяся сквозь пазы, — Ломову пришлось взяться за жестяную кружку — отливать воду. Иногда лодку встряхивало, и Таня крепко прижимала к себе корзиночку с пирогами.

— Что за чертовщина! — вдруг сказал Федя. — Толькочто был виден пароход…

Остальные в лодке повернули головы: парохода не было…

Сырой тяжелый туман, внезапно наваливший с моря, затопил, растворил судно. Сопки, черная полоса берега, огоньки в избушке тоже исчезли.

«Куда держать?» — размышлял Федя. Он ощупывал в кармане круглый школьный компас и казнился, почему не заметил направление, пока «Синий тюлень» был на виду.

— Что будем делать, ребята? — спросил Федя.

— Только не обратно, — отозвался Ломов.

Федя повертел в руках свой компасик, подумал. Лодку сильно швырнуло на волне. Таня вскрикнула и еле удержалась на скамейке, ухватившись за лебединую шею. Ломов снова взялся отчерпывать воду.

— Греби, не то развернет лагом, опрокинет! — крикнул Великанов, торопливо помогая кормовым веслом. — Будем искать пароход.

Напряженно прислушиваясь, они плыли в тумане, как в молоке. Время шло медленно. И как бы не вынесло в море…

— Берег! Я слышу прибой. — Ломов показал влево. — Тише, ребята, суши весла.

Сомнений не было, прибой рокотал совсем близко.

— Значит, вышли к северному берегу бухты, — сказал Федя. — Пройдем буруны, за ними…

Но тут белый, как в бане, пар-туман потемнел над головами мореходов.

— Пароход! — крикнул Виктор Никитин, даже пригнувшись от неожиданности.

Все заметили, что сразу стало тише: корпус судна прикрыл лодку от идущей с моря зыби.

— Это не «Синий тюлень», — сказал Федя, когда лодка с легким стуком прислонилась к железной стенке. — Пробоина и ржавый. — Он ощупал борт. — Это тот, что еще до войны на камни мыса Звонарева наткнулся. Забыл, как звать, иностранец какой-то.

— Да, — отозвался Ломов, тоже потрогав железо. — Одна ржавчина… А что, если здесь переждать? — несмело предложил он. — Отсюда к нашему-то недалеко, но сейчас по морю бродить — до беды недолго. Давайте подождем, может, хоть чуть получше будет видимость.

— Согласен, — кивнул Федя. — Ну-ка, подгребайте в эту щель.

Лодка медленно вошла в разверстое чрево парохода. Волны гулко ухали в него. От ударов дрожали железные бока.

Таня робела, ей казалось, что эта гора железа не выдержит и обрушится. Вспыхнул свет фонарика. Сначала показалось, что лодка в ржавой пещере. Присмотревшись, увидели по бортам шпангоуты.

— Здесь была машина, — сказал Никитин. — Вон трап, остатки решеток, а там световые люки.

— А машины на берегу, — оживилась Таня. — Я сама видела. Их уже песком занесло. Наверно, про этот пароход отец рассказывал. Матросы тут сарай построили, когда спасать судно хотели. В сарае полно всяких шестеренок, болтов, гаек… большие… — Девушка показала руками. И поежилась: — Озябла я.

— Лодку здесь привяжем, — скомандовал Федя. — Поищем камбуз. Может, цел остался, погреемся. — Он ласково посмотрел на Таню. — Гляди-ка, лицо совсем синее.

— А чем топить? — спросил Ломов.

— Найдем; чтоб на пароходе да не сохранилась какая-никакая деревяшка…

Оставив лодку у ступенек, стали подниматься по железным лестницам.

— Смотрите, уголь! — Никитин показал лучом фонарика на черные кучки на стрингерах. — На неделю хватит.

Машинист шел впереди, осматривая и ощупывая каждую подозрительную ступеньку.

Подъем на палубу оказался нелегким делом — словно восхождение на Авачинскую сопку. Не раз приходилось перелезать через опасные трещины и разрывы. Да и сама палуба в некоторых местах была повреждена. Полуоторванные листы дребезжали от ударов волн.

Ломов снял курточку и, завязав рукава, стал собирать уголь.

Коридором они вошли в большое помещение.

— Кают-компания, — определил Федя, — а здесь трап к капитану.

— Пойдемте к капитану, — предложила Таня. — На минутку… Мне хочется посмотреть, что там.

Поднялись еще повыше. Дверь в каюту сорвана. Деревянная обшивка почти вся осыпалась. Из мебели остался покореженный письменный стол, в спальне — широкая деревянная кровать с панцирной сеткой. К большой радости друзей, в каюте стояла чугунная печка. Труба выходила в один из иллюминаторов.

— Ну вот, теперь у нас все, что надо, — довольно сказал Федя. — Топи печь, Виктор, по твоей части… А я иллюминаторы закрою.

Только два иллюминатора в капитанском жилище оказались с целыми стеклами. Остальные разбиты или задраены глухарями. У Тани в корзинке, кроме пирогов, нашлись свечи. Одну зажгли, поставили на стол.

Никитин молча вынул нож и стоя принялся щепать лучину из планок обшивки. Ломов заметил на полу полотнище двери и приставил его на место.

Таня осмотрелась кругом, вздохнула.

— Капитан, наверно, старый был, опытный… а нашелся и на него камень.

Сухие щепки ярко разгорелись. Никитин насыпал сверху угля. Скоро Феде и Сергею пришлось сбросить суконные куртки, а Таня развязала платок.

Друзья устали, переволновались, и не мудрено, что заснули, едва дожевав пирог.

Их не беспокоили глухие раскаты прибоя, гудевшие в пустом корабле, будто в раковине.

Первым проснулся Сергей Ломов. Он поднял голову и прислушался. Прибой по-прежнему бился в борта. В каюте сыро, холодно и полутемно. Бледный рассвет еле сочился сквозь иллюминатор с уцелевшим стеклом.

Ломов вышел наружу. Туман стоял стеной. Железная палуба, надстройка — все сырое, на всем осела влага. Это не удивило матроса. Какой моряк не знал, что в этих местах туманы особенно густеют под утро. И все-таки с рассветом лучше. Вот уже можно рассмотреть фок-мачту с обрывками такелажа, темные провалы трюмов…

Сергей разбудил товарищей, когда печка в капитанской каюте снова разогрелась, задышала теплом.

— Чайку бы… — сладко потянулся Никитин. — Со вчерашнего дня ни капли во рту. И Танюша на рыбу в пирогах соли не пожалела…

— Вода есть, — ответил Ломов. — Дождевая. А вот чайник…

— Поищем и чайник. Где тут камбуз? — спросила Таня. — Пойдемте, все это очень интересно.

Обход начали с буфета. Таня первой увидела на штормовых крючках три совершенно целые фарфоровые чашки. В кают-компании нашлись два медных чайника, но они оказались никуда не годными — сплошные дыры.

Посередине камбуза стояла несокрушимо, как крепость, чугунная плита. Среди кастрюль, больших и маленьких, одна оказалась совсем хорошей. Видимо, в ней было что-то жирное, и это сохранило металл.

Воду взяли в штурманской рубке. Пароход стоял с небольшим креном, и она скопилась на правом борту. На вкус вода отдавала ржавчиной, но никто не привередничал.

— Даже полезно, — заявил Великанов, — доктора железо прописывают…

С аппетитом уничтожили остатки пирога, запивая кипяточком.

— Ох, этот туман!.. — вздохнул Федя, вынимая старинные отцовские часы. — Подождем до полудня, авось поредеет. Но как только чуть видимость — в лодку и за весла. Упустим время — с берега могут заметить. Выходит, все не так просто оборачивается… Вот что, друзья, — обвел он взглядом товарищей, — надо вахтенного на палубу поставить.

— Правильно, капитан! — одобрил Ломов. — Давай меня первого

Матрос тут же вышел. Никитин, прихватив самодельный мешок, отправился за углем.

Великанов и Таня остались одни. С минуту прошло в молчании. Потом они как-то враз посмотрели друг на друга

— Ты рад, что встретил меня? — спросила Таня

— Очень, — стараясь опять не покраснеть, ответил Федя. «Это самая большая удача в моей жизни», — подумал он, любуясь каштановыми косами, уложенными короной. Он хотел сказать еще что-то, сам точно не зная что, но послышались торопливые шаги, особенно гулкие на пустом судне.

В каюту вошел Сергей Ломов.

— Наш «Тюлень» проглядывается! — звучно доложил он, мельком отметив смущение молодого капитана и девушки. — Никитина я уже позвал.

Стали собираться.

Спустившись к лодке, они при свете лучше разглядели грустную картину. Когда-то тут работала умная машина, а теперь — запустение. Днище распорото острыми камнями, занесено песком. Вверху, на поперечной балке, висели забытые ржавые тали… Остатки железных трапов и решеток… И мерные гулкие удары моря. Но теперь они были слабее и тише.

— Хорошая иллюстрация к урокам по морской практике, — пробормотал Федя, оглядывая мертвое судно. — Не хотел бы я когда-нибудь…

Оставив без сожаления железную пещеру, дружно заработали веслами. Из-за пелены холодного тумана все отчетливее вырисовывались очертания «Синего тюленя».

На черном борту парохода висел забытый штормтрап. Первым на палубу взобрался Ломов и помог девушке. Никитин, ступив на борт, сразу бросился в машинное отделение, а Федя — в каюту старшего помощника.

И так, вентиль отработанного пара на батарее закрыт.

Второе, что сделал Великанов, — разыскал ручной лот. Это очень простое приспособление для промера небольших глубин: плетеная веревка — лотлинь — и на конце свинцовая гиря. Веревка разбита на сажени и футы, а на донышке гири — выемка для прихватывания грунта. В выемку кладут говяжье сало, к нему и прилипает ил, либо песок, либо мелкая ракушка.

Великанов и Ломов сошли в лодку. Матрос греб, аФедя опускал гирю на дно и замечал глубины возле парохода. В мореходке его научили пользоваться лотом даже в темноте. И сейчас Федя легко, на ощупь определял разбивку лотлиня.

— Топорик, четыре зубчика, флагдук… — бормотал он, пропуская между пальцев кожаные заметы.

Для того чтобы сняться с мели, знать глубины очень важно, иначе корабль может еще плотнее засесть в песок.

Как показали средние промеры, глубины резко увеличивались невдалеке от левого борта, влево и дорога на чистую воду. С правого борта не меряли, там все еще ходила крупная волна. Можно было предположить, что песчаная отмель тянется от восточного берега почти до парохода.

Глава четырнадцатая. СПЕКТАКЛЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Из ворот двухэтажного особняка на Полтавской выкатил автомобиль кирпичного цвета с откидным верхом и круглым радиатором. Полковник Курасов скромно устроился на заднем сиденье. Он был в полной форме, на фуражке сияла царская черно-желтая кокарда; в складках начищенных сапог отражались лучи яркого владивостокского солнца. Сегодня торжественный день — избрание нового правителя земли Приамурской.

На повороте автомобиль пронзительным воплем вспугнул извозчика и помчал полковника по Светланке.

День выдался на редкость ясный. Легкий ветер, заставляя отворачиваться прохожих, нес по неопрятной улице пыль, обрывки газет.

В городе царило оживление. Непрерывно позванивая, бежали переполненные трамваи. Покрикивая на зевак, рысцой трусили извозчики. Пели на разные голоса рожки автомобилей.

Курасову было совсем невесело. После темного кабинета солнце неприятно слепило глаза. Последние дни он работал над обзорным донесением правительству. Документ получился удивительно безрадостным. Силы красных все прибывали: то стрелковый батальон, то эшелон боеприпасов, то батарея. Правда, и у них не все ладно: не хватало продовольствия и обмундирования, мало пушек, плохо с комсоставом, мало лошадей… Но полковник чувствовал, как чья-то могучая рука неуклонно направляла усилия красного лагеря. Их войска пока не представляли прямой угрозы, но дальние и ближние осведомители все чаще и чаще засекали поезда с военными грузами на железнодорожном участке Чита — Хабаровск. А что у нас? Разлад, мертвечина… Забайкальское подполье понемногу разваливается. Большевистская чрезвычайка вылавливает одного за другим наших людей. И в Приморье все на мертвой точке. Если в войсках пока нет убыли, то нети роста.

Полковник повернулся, поправил надавившую бок жесткую кобуру… Вчера генерал Дитерихс должен был прочесть его донесение. Генерал Дитерихс… Он еще не стар, здоров и энергичен. Но достаточно ли он умен? Управлять государством, даже небольшим, куда сложнее, чем командовать армейским корпусом. А он и командующий не ахти какой! Генерал часто повторяет: я русский, я люблю Россию… Но Курасов мало верит его словам, показное это. Знают они друг друга давно!.. Потом полковник вспомнил про неудачный визит Спиридона Меркулова и японского коммерсанта к профессору Силантьеву. Вот у кого надо Дитерихсу поучиться патриотизму! Курасов улыбнулся, вспомнив доклад одного из адъютантов Меркулова, как их встретил профессор.

Автомобиль резко затормозил, шофер выскочил и открыл полковнику дверцу.

У входа в здание театра стояли часовые. Матрос с одной стороны, и забайкальский казак — с другой. Чуть в стороне выстроились тупорылые автомобили, лихачи на резиновом ходу и просто «ваньки». Придерживая шашку, со ступенек сбежал бравый адъютантик, вскочил в пролетку и помчался в направлении кафедральной церкви.

В театре начиналось священнодействие. Сегодня земский собор, завершая свою работу, изберет нового приамурского главу. Из зала заседания до часовых доносятся то громкие возгласы, то пение и взрывы аплодисментов.

Полковник Курасов вошел, стараясь не скрипнуть дверью. Кажется, не опоздал. За столом президиума шепчется с братцем грустный Спиридон Меркулов. Он во френче и желтых высоких сапогах. Хорошо заметны четыре дырочки на больших «штатских» пуговицах френча. Как видно, сейчас начнут.

В президиуме десятка два человек. Кроме Меркуловых, Андерсон, Макарович и другие. Отдельно, в кресле слева, — генерал-лейтенант Дитерихс. На нем серебряные погоны, аксельбант на правом плече. Серый мундир подпирает воротником шею. На сухом лице выделяется длинный нос. Над выпуклым лбом ежиком торчат волосы. Время от времени он достает платок и сморкается. У генерала, как всегда, насморк. Николай Меркулов чувствует себя уверенно. Он высоко держит голову, выпячивает грудь. У него очень круглое лицо, короткий нос с широкими ноздрями. Одет в светлый однобортный пиджак, при галстуке.

Спиридон Меркулов открывает заседание. Он опустил голову, смотрит вниз. Члены собора стоя поют «Царю небесный».

Речи, споры, пререкания позади; по существу, все решено. У собравшихся приподнятое настроение. Как-никак дело подходит к концу. Перед голосованием — еще одна молитва: «Днесь спасения отверзи нам двери…»

В центре внимания урна, поставленная рядом с трибуной. По традиции голосование происходит при полном молчании. Результат — 213 белых шаров и 19 черных.

Дитерихс избран.

Депутаты дружно поют «Многая лета».

Спиридон Меркулов берет заключительное слово; он поправил усы, откашлялся. Не заметно, чтобы он волновался; пустые, но пышные, «на прессу», фразы подготовлены и отрепетированы им заранее. Курасов заметил, что френч на нем несколько помят и сапоги не блестят как обычно.

— Ваше превосходительство, господин правитель, — начинает Меркулов. — Господь призвал вас на путь тяжелого, но великого дела возрождения нашей истерзанной родины. Она ждет своего избавителя, ждет его с востока. Всевышний наставил вас на подвиг, начатый здесь полтора года назад вашими единомышленниками. — В голосе оратора прозвучала нотка скорби и покорность промыслу божьему.

Меркулов приостановился и посмотрел в президиум. Макарович и Андерсон одобрительно кивнули ему. Николаю Меркулову жарко. Он оттягивает тугой воротник, вытирает лоб, отдувшиеся красные щеки.

— Дело было трудное, но господь благословил нас, — продолжал оратор. — Доказательство тому — настоящий собор и величие перелома новой эпохи в русской истории, которая вершится ныне здесь. Тернист будет наш путь, но вам, славный герой, умудренный государственной деятельностью, известны дороги, которыми вы поведете нашу любимую родину. От вас зависит, как повелевать событиями…

«Какое самомнение, — поморщился Курасов, слушая Меркулова. — „Новая эпоха в русской истории“… Он воображает, что может творить историю…»

Члены земского собора во все глаза смотрели на нового правителя. Дитерихс был неподвижен и бесстрастен.

На соборе, продолжавшемся несколько дней, военные внешне вели себя скромно. Дитерихс заявил, что он не находит возможным выступать против своего руководителя Спн-ридона Меркулова, а остальные депутаты от армии имели право только голосовать, не участвуя в обсуждении. Сказать по правде, генерал Дитерихс не был популярен среди депутатов. Но другого выхода не было: или назад с повинной к Меркуловым, или Дитерихс.

Бурными аплодисментами земцы проводили Меркулова с трибуны. Еще один адъютант, позванивая шпорами, выбежал из зала и бросился к извозчику. «Предупредить попов», — догадался Курасов. Сам он ко всем этим церемониям относился несколько иронически.

— Прошу вождя Приамурского государственного образования занять место главы правительства, — торжественно произнес Меркулов и первый захлопал в ладоши.

Генерал-лейтенант Дитерихс, с постным выражением на лице, под аплодисменты и крики «ура», пересел в кресло Спиридона Меркулова. Теперь все увидели, что генерал небольшого роста, сутулый, правое плечо ниже левого. А ноги в коротких сапожках — кривые.

Экс-правитель перешел в ложу правительства.

— Если богу угодно было призвать меня на служение… на великом славном пути освобождения дорогой родины, — тонким, будто плачущим голосом сказал Дитерихс, — я понесу свое служение свято, с верой, что господь бог поможет мне. В вашем лице, господа, я благодарю представителей народа земли Приамурской… — Генерал обернулся к Меркулову: — Горячо признателен вам, Спиридон Денисович, за ваши сердечные и искренние пожелания…

«Я знаю и ты знаешь, насколько они сердечны и искренни», — думал Меркулов, аплодируя своему преемнику.

— Я буду счастлив умереть, — продолжал Дитерихс, — на твоей родной груди, моя любимая, святая земля Великой державной России…

Церемония в театре окончена. Два офицера широко распахивают двери зала. Делегаты, с приличествующими случаю лицами, выходят на улицу. Шествие к кафедральному собору вытягивается по Светланской. Несколько духовых оркестров поочередно играют «Коль славен».

На улице толпа; не часто увидишь такое сборище духовенства, генералов, министров, купечества. Люди на тротуарах, на балконах, забрались даже на крыши.

В церкви Дитерихс приносит присягу. Под купольным сводом разносится его жидкий голос:

— Обещаю и клянусь всемогущим богом перед святым его евангелием и животворящим крестом господним, что возглавление, по воле и избранию Приамурского земского собора, верховной власти Приамурского государственного образования со званием правителя, — генерал перехватил воздух, — приемлю и сим возлагаю на себя на время смуты и неустроения народного с единой мыслью — о благе и пользе Приамурского края и сохранения его как достояния Российской державы…

На соборной площади шпалерами выстроены войска. На синей глади бухты суда расцветились флагами…

По окончании присяги и молебствия земцы под перезвон колоколов вышли на площадь. За ними из церкви, крестясь и надевая шапки, повалил народ. Дитерихс явно оживился. Льстивые речи, церковная служба, войска, приветственным ревом встречающие своего полководца, — все это не могло не взбодрить его генеральское «я».

Молодцеватой походкой Дитерихс идет вдоль шеренг» скаутов. У него слегка кружится голова, будто бы выпил шампанского. Он милостиво потрогал старческой рукой румяную щеку правофлангового. Мальчики дружно прокричали ему «ура»

Матери махали кружевными платочками. Потом Дитерихс перецеловал ручки зрелому цветнику генеральских жен и несколько свысока поздоровался с представителями не слишком многочисленного дипломатического корпуса.

В общем, генерал сегодня именинник, ни о чем плохом ему не хотелось думать.

— Ба! — увидел он стоявшего в стороне контрразведчика Курасова. — Дорогой полковник, сколько лет, сколько зим! — Дитерихс обнял его за плечи и повел с собой. Его свита, чтобы не мешать, поотстала. — Сегодня я не отпущу вас, Николай Иванович. Мы пообедаем вместе, правда?

— Я тоже рад, Михаил Константинович, — ответил полковник. — И от обеда не откажусь.

— Последний раз мы виделись с вами в кабинете у адмирала, — продолжал Дитерихс. — Через несколько дней его предали. Как это ужасно! Да, да, помню, вы предупреждали… Времени прошло немного, а сколько пережито, сколько свершилось… Я рад, что такой человек, как вы, будет рядом со мной в эти тяжкие дни…

Дитерихс и Курасов вместе учились в Академии генерального штаба, встречались на Дальнем Востоке во время русско-японской войны. В Омске, у Колчака, их дорогиопять сошлись. Генерал уважал и даже немного побаивался умного и решительного контрразведчика. После разгрома омского правителя они не видели друг друга: Дитерихс укрылся в Харбине, а Курасов присоединился к каппелевским войскам. И вот теперь снова встретились.

В одном из лучших зданий города земцы давали обед в честь высокого избранника. Приподняв правое плечо, семеня кривыми ногами, Дитерихс вел полковника по широкой мраморной лестнице, крытой ковровой дорожкой. В большом зале сервированы длинные столы. Гремит музыка, много разодетых дам. Снуют официанты. К Дитерихсу подскочил метрдотель. Они поднялись еще этажом выше.

— Приготовлено здесь, — распахнув дверь отдельного кабинета, почтительно склонился метрдотель.

— Прошу вас, садитесь, полковник. — Дитерихс указал на столик. — Подождите меня немного. Подкрепитесь, мой дорогой.

Курасов выпил водки, закусил бельм грибком. «Что ж, — думал он, — интересно поговорить с генералом… У Колчака он старался перехитрить самого себя. Посмотрим… Черт, а я действительно проголодался».

И полковник подвинул поближе блюдо с холодным поросенком.

Снизу доносилась музыка, голоса ораторов, плеск аплодисментов, хлопанье пробок шампанского. Временами прорывался могучий бас Николая Меркулова.

Генерал Дитерихс вернулся слегка порозовевший.

— Дорогой мой, вот мы и одни… Дайте, я отдышусь. Сумасшедшие, они вздумали кидать меня кверху… Братья Меркуловы… в общем, они премилые русские люди… И остальные там, на банкете… Как все обрадовались, наверно, когда я сказал, что сокращу расходы на содержание нашего аппарата. Я уменьшу жалованье. Я назначу себе оклад всего триста рублей, генералам только по сто… не больше. Россия, бедная Россия! — На глазах у расчувствовавшегося правителя навернулись слезы. — Ну, приступим. — Он вынул платок и старательно вытер нос, потом приладил салфетку.

— Не обольщайтесь, Михаил Константинович, — сказал полковник, — премилые Меркуловы — отъявленные мошенники. Половина тех, что обедают внизу, не заслуживают вашего доверия. Они готовы продать все, что угодно, и вас в том числе. Это…

Вошел официант. На столе появился ароматный бульон с кулебякой.

Дитерихс, значительно подвинув брови, вопросительно глянул на полковника, но только вздохнул и поглубже засунул край салфетки за пуговицу парадного кителя.

— Меня вдохновила чистота русской идеи, — отведав бульона, сказал генерал. — Мы вернемся к великим временам. Земская дума, совет внешних дел, совет земской думы, поместный совет, поместный собор…

Дитерихс увлекся. Полковник слушал его молча, опустив глаза на кулебяку.

— Но, Михаил Константинович, теперь мало кто помнит старину, — попробовал возразить он.

— Должны помнить! Истинно русский человек помнит. — Дитерихс стукнул ручкой ножа по тарелке. — Я утверждаю: только религиозные люди могут возвеличить Приамурское государство. Надо опираться на простого религиозного человека. Нельзя повторять ошибки Колчака.

Не раз сменились блюда на столе, а генерал все говорил, говорил…

— Хорошо, пусть будет так, — вытирая губы, сказал Курасов. — Но перемена вывесок хоть на боярскую думу ничего не изменит в наших военных силах. А потом, великий Наполеон когда-то сказал, что чужие ошибки не делают нас умнее.

— Вы неправы, реформа поднимет дух народа, а народ воодушевит войска…

В это мгновение взгляд Дитерихса случайно упал на зеленые обои кабинета. На обоях повторялся рисунок — огромный букет роз, отштампованный яркими красками. Но не цветы привлекли внимание генерала: от самого потолка до спинки дивана по стене тянулась извилистая черная трещина, что-то очень напоминавшая правителю. Он напряг память, но безуспешно.

— Не забываете ли вы, Михаил Константинович, что японцы скоро покидают Владивосток? — услышал генерал голос Курасова. — Не слишком ли мало времени осталось у нас для столь крупных преобразований?.. Кстати, вы познакомились с моим последним донесением?

— Гм… Адъютант мне что-то докладывал. Я не помню сейчас… — промямлил Дитерихс, но тут же оживился, его острые маленькие глазки засверкали. — Японцы уходят, да. Это хорошо и плохо. Нам придется остаться один на один с большевиками — это плохо. Но русский народ воспрянет духом. Население видело в японцах врага и не хотело поддерживать правительство, ну, как сказать… прояпонское, что ли. Уход японцев объединит нас с народом. Вы понимаете меня, Николай Иванович?

— Понимаю, но…

«Как он мог не прочитать мой обзор? — негодовал в душе полковник. — Индюк, на что он надеется?»

— Какое еще «но»?

— И вдруг народ поддержит не нас, а большевиков и будем не мы, а Дальневосточная республика?

— Это исключено. Наши войска будут стоять на страже.

— Наши войска, —зло сказал Курасов, — одна дивизия. Можно ли с одной дивизией воевать против всей России? Ну, пусть с двумя, если святые отцы приведут нам новобранцев.

Дитерихс недовольно засопел. Полковник усмехнулся и, чиркнув спичкой, разжег сигару.

— Позволительно ли, Михаил Константинович, узнать: какую цель вы поставили перед собой? Я говорю о военных планах, — задымив, спросил Курасов.

Дитерихс отхлебнул вина и долго молчал. Он лениво, не поворачивая головы, опять покосился на черную извилистую линию, бежавшую по зеленым обоям. Что это такое? И вдруг вспомнил: это же Иртыш! Вон там, на изгибе реки, Омск. И сразу же в его мозгу возник образ верховного правителя, отчетливый, живой до мелочей. Черные тяжелые глаза Колчака смотрели на него с презрением… Потом он увидел приемную адмирала в особняке на берегу Иртыша, большую комнату с длинным столом под малиновой скатертью, высокие стулья. Здесь заседали министры… На зеленой стене вместо роз Дитерихсу представилась штабная карта-трехверстка с линией фронта, с полками и дивизиями. «Почему я отдал приказ первой армии уйти в тыл? — вдруг опалила мысль. — В самую тяжелую минуту отказался от поста главнокомандующего? Генерал Сахаров требовал у Колчака моего расстрела… „Ты не хотел победы адмиралу, дезертир Дитерихс“, — произнес чей-то голос внутри… „Колчак был недостаточно монархичен, он шел на уступки разным эсерам, — стал оправдываться Дитерихс. — Быть меньшим монархистом, чем император, нельзя, — вспомнил он где-то прочитанное, — но больше — сколько угодно…“ Уж он-то, Дитерихс, прекрасно понимал это. Стать спасителем трона и русской церкви, вторым после царя человеком в государстве — вот мечта, за которую генерал был готов поступиться чем угодно: честью, справедливостью, долгом…

Генерал очнулся. Курасов, развались в кресле и положив ногу на ногу, курил.

— Мы, — сказал Дитерихс, вздохнув, — должны доказать, что на русской земле остались еще люди, протестующие против Советов с оружием в руках.

— Доказать… кому?

— Неужели вам непонятно, полковник? — стал снова раздражаться правитель. — Нам необходимо военное выступление в Забайкалье, без него мы задохнемся. Но предварительно мы должны растрепать красные силы. — Дитерихс облизнул кончики пальцев. Когда он волновался, в них ощущалась противная сухость.

— А если нас постигнет неудача? Недавно я получил тревожные сведения. Западные горизонты не радуют. Возможна переброска из Читы красных подкреплений. Генерал Верж-бицкий считает всякое военное выступление заранее обреченным…

— Вержбицкий? А генерал Молчанов утверждает другое. Если восстание в Забайкалье не вспыхнет, то мы не сможем удержаться в Приамурье. Если…

— Значит, ваше превосходительство, у нас только одна надежда — забайкальское белое подполье? — Курасов решил договорить до конца.

— К счастью, есть еще одна сила.

— Именно?

— Если мы достаточно ясно покажем миру, что на русской земле с оружием в руках борются русские люди, то… — правитель поднял блеклые глаза на полковника, — то японцы могут остаться. В Токио есть влиятельные политические круги, которые позаботятся об этом.

— Ваше превосходительство, — не удержался полковник, — только что вы хотели видеть Приамурье без японцев. Вы говорили…

— К сожалению, красная угроза проникла глубже, чем я ожидал, — чуть поколебавшись, сказал Дитерихс. — Психологически Приамурский край готов, пожалуй, принять большевиков.

— В таком случае я отказываюсь понимать, генерал, для чего прольется кровь солдат и офицеров? За японское благополучие? Чтобы они могли получше укрепиться на русской земле?

— Я сам… Я, собственно говоря… — в замешательстве промямлил Дитерихс и еще раз облизал пальцы. Руки у него были белые и какие-то совсем мертвые.

— Слишком дорогая цена за два месяца власти… призрачной.

— В Чанчуне скоро начнется решающая конференция, и… и наши действия могут…

— Значит, наши военные действия — спектакль для делегатов конференции? Это авантюра, генерал!

— Когда она удается, авантюристов называют великими государственными людьми, — хладнокровно сказал Дитерихс.

— Я думал, русские солдаты, те, что прошли Сибирь, перенесли столько… — Курасов запнулся, выдержка готова была покинуть его. — Я думал, что они заслуживают лучшей участи.

— Полковник, — внушительно сказал Дитерихс, — если мы сорвем конференцию, задержится вывод японских войск из Приамурья. Вы понимаете — это блестящая победа белого движения на востоке России!

— Я утверждаю, что интервенция приносит нам только вред, — жестко возразил Курасов. — Японцев интересует своя выгода, а на Россию им плевать. Вмешательство иностранцев позволяет большевикам играть на патриотических чувствах народа. Опора на иностранные штыки, а не на собственные силы разлагает белое движение…

— Полковник, вы, вы… вы демократ! — тончайше вскричал Дитерихс.

— Ваше превосходительство…

— Я вас не задерживаю! — бушевал генерал.

— Счастливо оставаться, ваше превосходительство.

Но Дитерихс уже сник:

— Ах, подождите… Вернитесь, дорогой полковник.

Курасов остановился.

— Спиридон Денисович вчера мне доверительно сообщил, что большие надежды… весьма большие…

— Спиридон Денисович, ваше превосходительство, каналья, каких поискать, — злорадно сказал Курасов.

— Вы решили меня сегодня добить, полковник.

— Вы должны знать правду. Меркуловы уже наворовали миллионы, а теперь готовятся тягу дать.

— Доказательства! — побагровел Дитерихс. — Извольте дать доказательства! — Он ударил сухоньким кулачком об стол. — Я упеку их на каторгу, вышлю за пределы края… Извольте дать доказательства!

— Ничего вы не сделаете, дорогой генерал, ни-че-го. Пока японцы здесь, Меркуловы в безопасности. Вам я сказал это лишь для того, чтобы вы лучше знали ваших помощников.

— Что же вы предлагаете, Николай Иванович, что, по-вашему, нужно, чтобы спасти положение? — Генерал как-то сразу успокоился и хитро прищурил глаза.

— Время работает против нас, и работает беспощадно и быстро. Сегодня наша власть здесь — тень, бледнеющая с каждым днем. — Курасов не говорил — забивал гвозди. — Мое мнение? Немедленно начинать подготовку к эвакуации войск. Последний японец должен сесть на корабль после того, как будет посажен наш последний солдат. Вывезти за границу нужно и военных и гражданских — всех желающих. Это наша святая обязанность… Тогда меньше прольется русской крови и больше уцелеет солдат… Все остальное, ваше превосходительство, ей-богу, никому не нужная забава…

Как только Дитерихс сказал, что японцы спасут Россию, Курасов сразу положил на него крест. «Как я мог даже подумать, — злился он на себя, — что генерал с такой фамилией поможет России? Лошадник был, лошадником и остался. — Полковник вспомнил былое увлечение Дитерихса. — Мы сами, без таких, как он, спасем Россию. Но только сами, своими руками, никакие иностранцы нам не помогут».

— Ах, как вы прямолинейны, полковник! — обиженно покачал головой правитель. — Все не так страшно, как вам рисуется. Японский император не допустит распространения революционной заразы ни здесь, ни у себя в стране. Ее надо уничтожить тут, на морских границах, ибо кто дотропется до антихристова огня, тот не может не загореться.

Курасов только вздохнул.

— Вы все же надеетесь на японцев, ваше превосходительство?

— По-вашему, я принял власть и великие заботы только для того, чтобы эвакуировать из Приамурского края войска? Это может сделать любой интендант…

Дитерихс замолчал, скорбно опустив углы губ.

В этот момент за дверью послышался топот тяжелых сапог, приглушенный спор. Дверь распахнулась, и на пороге возник унтер-офицер с огромными кулачищами.

— Господин генерал, разрешите обратиться к господину полковнику, — сказал он вытянувшись.

— Пожалуйста, голубчик, обращайся, — промямлил Дитерихс.

— Господин полковник, вам срочная депеша.

— Давай. — Курасов протянул руку.

Отбивая шаг, унтер-офицер подошел и передал ему пакет из серой оберточной бумаги с пятью сургучными печатями. Курасов сломал печати.

«Задержана доставкой тчк Творятся подозрительные вещи тчк Предполагаю бухте Орлиной на пароход проникли партизаны тчк Сыротестов бездействует тчк Прошу ваших указаний тчк Иван Курочкин».

— Можешь идти, — обернулся к посыльному Курасов. Небрежно сунув телеграмму в карман, он встал. — Простите, Михаил Константинович, по долгу службы я вынужден вас покинуть… Ничего особенного, — ответил Курасов на вопрошающий генеральский взгляд, а про себя с тревогой думал: «Задержана доставкой», непонятно… Опять партизаны. Дело запутывается… дьявольщина!» — Дай бог, ваше превосходительство, чтобы все было хорошо, — сказал он вслух. — Однако прошу: не верьте политиканам, пекущимся о своей выгоде. Если захотите знать истинное положение дел — я всегда к вашим услугам… И не думайте, что эвакуировать двадцать пять тысяч человек очень просто… Я рад, ваше превосходительство, откровенной беседе. Спасибо за прекрасный обед.

«Слишком достойный человек полковник Курасов, — думал Дитерихс, оставшись один. — Но французы говорят: если достоинства продолжаются дольше, чем надо, и обнаруживаются не тогда, когда надо, и не там, где надо, они переходят в недостатки. — Генерал отхлебнул из бокала, подержал вино во рту и опять воззрился на зеленые стены. — Черт возьми, сегодня Колчак не дает мне покоя… А ведь многие тогда верили, что я витаю в грезах, верю в высшую небесную волю и в чудесное избавление от большевиков… Гм, если бы не эта маскировка, колчаковские генералы не пощадили бы меня. Религиозность — превосходная ширма! Глубоко верующий?! — усмехнулся Дитерихс. — Как все, ни больше ни меньше. Безобидный, выживший из ума генерал! Так думают про меня многие сейчас. Пусть думают, дуракам в России всегда жилось легче… Что мне Россия? Когда я ем ее хлеб — ну, тогда понятно, приходится быть русским. Но скоро, очень скоро называться русским будет невыгодно. Они теперь мало стоят в глазах иностранцев. А вот такие спасители России, как Врангель, имеют право на признание и почет. Разницы, собственно говоря, между нами нет. Генерал Врангель на западе России, генерал Дитерихс — на востоке. Надо продолжать борьбу, чужие жизни стоят очень дешево. Я должен не просто покинуть край, а уйти героем. А там пусть русские Иваны грызут друг другу глотки…»

Генералу Дитерихсу совсем не страшно стать приживалкой и в любой другой стране.

Скрипнула дверь, Дитерихс, шевеля губами, перекрестился, ударяя себя в грудь и плечи. Он истово молился до техпор, пока удивленный лакей тихонько вышел, прикрыв за собой дверь.

«О том, что я здесь молился, сегодня же узнает весь Владивосток», — с удовлетворением подумал правитель.

Глава пятнадцатая. ФЕДЯ СДАЕТ МОРСКОЙ ЭКЗАМЕН

— Товарищ капитан, — с важностью отрапортовал к вечеру Виктор Никитин, — машина в порядке. В топках заложены огни. Котлы еще теплые, за ночь поднимем пар. Ваши приказания?

На смуглом лице Никитина торжественное выражение. И голос сегодня у него особенный. Федя вполне понимал товарища. Если сегодня он капитан, то Никитин старший механик.

— Только с огнем осторожнее, — предупредил Великанов. —А то на берегу догадаются и прихлопнут нас, как в мышеловке.

— Из машины не видно, я со свечой работаю. В такую погоду с берега трудно заметить: опять туманом затягивает.

Никитин вытер руки чистой ветошью, совсем так, как это делал «дед», Николай Анисимович.

У Феди тоже все было готово. На штурманском столе лежал нарисованный от руки план бухты с отметками глубин, несколько мореходных карт, толстый том лоции. И книга по морской практике, взятая в рейс из училищной библиотеки.

Никитин с любопытством разглядывал Федины зарисовки на плотном белом листе.

— Это бухта Безымянная, Таня верно сказала, — объяснил Великанов. — Видишь, тут лагуна, и в лоции так — совпадает, — и отмель есть. И река… Направление с главным компасом сверил. Как всплывем — сразу назад подадимся, потом развернемся вот сюда, поюжнее; дальше — на восток. А там иди куда хочешь, везде открытое море.

— Все понятно, — сказал Никитин. — Художник ты, Федя, избу даже нарисовал… И у меня в машине тоже по плану. Как только приготовлю главный двигатель, откачаем балласт, поднимем якорь и… полный вперед. — Он опять вытер руки ветошью.

— Где Ломов? — спросил Федя. — Ты его в кочегарку, что ли, определил?

— Перебрасывает уголь ближе к котлам. Суточный запас готовим. На ходу, если из бункеров брать, одному не управиться. Серега в кочегарке и раньше работал, ему объяснять не надо. А Таня на камбузе хозяйничает. На завтрак — яичница с ветчиной из капитанского запаса… — Виктор поднял большой палец.

Когда все обговорили, Никитин, подсвечивая фонариком, спустился по внутреннему трапу. Через палубу с огнем ходить нельзя.

Мысль об опасности не покидала друзей. Каждый из них волновался и рисовал мрачные картины. Если бы только в лагере карателей догадались о том, что происходит на пароходе, немедленно послали бы катер или илюпки… Вооруженные солдаты подымаются по трапу, Феде слышится крикливый голос Гроссе… Удар по всем надеждам, и над партизанами снова нависает опасность… Сила, оружие на стороне капитана и поручика. Значит, больше осторожности. А главное, скорее сорвать «Синий тюлень» с мели. А уж тогда… Тогда не догонят никакие каратели! Нервы Феди напряглись до крайности. Он старался успокоить себя, что при такой погоде — то туман, то мелкий дождь — вряд ли заметны на корабле люди. Все ж таки далеко до лагеря — две морские мили.

Федя Великанов волновался и по другой причине. Он всего-навсего ученик, совсем зеленый в морских делах, а сегодня приходится командовать настоящим большим пароходом. Он снова и снова вспоминал все, что говорилось в училище на занятиях по морской практике. Снятие судов с мели… Завозка якорей исключается. Темно, да и не справиться вчетвером. Что же остается? Откачать как можно больше воды, пароход поднимется, а тогда работай задним ходом. А может быть, лучше одновременно откачивать воду и работать машиной? Пожалуй, так.

Не забыть бы про якорь. А когда пароход всплывет и надо будет прокладывать курс, не забыть про поправки: девиация, склонение.

Таблица девиации висит на стене. Склонение указано на карте. Сколько раз приходилось Феде решать эту, казалось бы, пустяковую задачу на исправление курса и в классе и на практике! И все же сейчас страшновато. Недаром зовут эти задачи душегубками. Много ученических душ загубили они на экзаменах. А сейчас никто тебя не проверит, не покажет ошибку. Теперь только на себя надейся. А как же — капитан!.. Федя благоговел перед капитанами, они казались ему существами особыми. В капитана Успенского, с которым ходил на первую свою практику, он был влюблен. В Федином классе у всех были «свои» капитаны, которых они боготворили.

Он представил себе Успенского. Милый Иван Михайлович, высокий, невозмутимый, строгий, но справедливый человек. Он никогда не повышал голоса, не то что маленький крикливый Оскар Казимирович. Феде казалось, что таких капитанов, как Гроссе, вообще не должно быть. «Корабль для тебя все, — говорил Иван Михайлович, — твой дом, твоя честь, вся жизнь. Никогда не забывайте это!»

«Не упустил ли я еще чего-нибудь?» — повторял Великанов лихорадочно. Когда собственного опыта нет, приходится все одалживать в учебниках и справочниках. Вспомнил Федя Алексея Алексеевича, преподавателя морской практики. «Никогда не надейтесь на память, друзья мои, — говорил Алексей Алексеевич. — Сто раз проходите возле маяка, помните характеристику преотлично, а все же загляните в лоцию: бывают заскоки в мозгах. Ошибешься, перепутаешь сигналы, а капитан не имеет права ошибаться — он пароходом командует». Великанов помнит и такой наказ Алексея Алексеевича: «Капитан никому не должен показывать волнения. Переживай как хочешь, но улыбайся. Не торопись, поспешность в твоих действиях может быть расценена как беспокойство. А беспокойство капитана — тревога для остальных. Плавал я на пассажирском пароходе, друзья мои, шел как-то из Владивостока в Одессу. Сижу после ужина в первом классе, с пассажирами беседую. И вдруг наш ресторатор Прохоров, человек он как бы не совсем морской, с торопливостью подходит ко мне и шепчет на ухо: „В носовом твиндеке пожар“. Пассажиры видят у него испуг на лице и заволновались. Стали меня спрашивать, не случилось ли чего на пароходе, нет ли опасности… Пожар на пароходе дело страшное, однако паника еще страшнее. Я говорю пассажирам: „Ничего серьезного, господа“, а ресторатору приказываю принести бутылку пива. Принес мне официант пива, я с пассажирами пошучиваю. Ну, они успокоились. В душе у меня в те минуты, конечно, черт знает что, но по моему лицу пассажиры ничего не узнали. Так-то, друзья…»

Чего только не передумал Великанов за этот день! Мысли с бешеной скоростью вертелись у него, перепрыгивая с одного на другое. Конечно, у каждого капитана когда-то было в жизни незабываемое событие — выход в первый самостоятельный рейс. Чувствуешь себя как на экзаменах, из всех закутков памяти лихорадочно выгребаешь свои знания. Обычно в этих случаях у моряка есть собственный опыт, и немалый. Плавание старшим помощником особенно укрепляет знания судоводителя и тренирует его. Но у Феди не было никакой практики. Почти для любого дела он мучительно, ощупью сам отыскивал правильное решение. И обстоятельства оказались совершенно необычными, пароход брошен, сидит на мели в опасном месте. В его распоряжении вместо опытного экипажа всего два моряка и Таня. Но зато такая проба сил должна была сказать ему многое: получится из него настоящий капитан или нет. Здесь играют роль не только знания, но сила воли, отвага. За действиями Феди не следили бывалые моряки, готовые осудить за каждую ошибку, но ему, как любому новичку, казалось, что за ним смотрят.

«А как поднять якорь? — встрепенулся Федя. — Что надо делать с брашпилем? Сначала взять на стопор, потом соединить шестеренки, стопор отдать… так ли?» Юноше показалось, что он что-то забыл. Сразу прошиб пот. Он схватил старенький учебник, аккуратно обернутый бумагой, разрисованной якорями и парусниками, и стал торопливо листать его. В книге нет. Как же теперь быть?.. Вспомнил про свои записки: в черную клетчатую тетрадь он аккуратно заносил все. Где она? А вдруг осталась на берегу? Или в его каюте?

Федя схватил фонарик и почти сбежал по трапу. Вот дверь кают-компании с китайскими драконами, буфет — тараканье царство, где, бывало, он дежурил по вечерам… Несколько шагов по коридору правого борта, каюта буфетчика, рядом — Федина, с эмалированной дощечкой над дверью: «Стюарды». Каюта маленькая, двухместная. Федя открыл рундук, пошарил на верхней полочке. «Астрономия» Шульгина в темно-красной обложке, «Навигация» Беспалова, «Астрономический английский ежегодник»… и вот, наконец, в его руках черная клеенчатая тетрадь. Федя сразу успокоился. Теперь все в порядке.

Нет, не все. Он вынул из нагрудного кармашка фотографию, завернутую в плотную бумагу, осветил место над койкой, где торчали четыре осиротевшие кнопки, и бережно прикрепил ее на прежнее место. Таня вновь улыбнулась ему.

Великанов вышел на палубу. Темно. Из машины доносился негромкий ритмичный стук — захлебываясь, с трудом работал насос, выкачивая воду из балластов. Хлопнула топочная дверца в котельной. Зазвенела по железным плитам настила лопата — там сгребали уголь. Раньше Великанов не обращал внимания на такие звуки из недр парохода. Теперь каждый стук и шорох касался его, капитана, и воспринимался всем его существом. На корме он услышал жалобное мычание. «Коровы остались без воды. И, наверно, голодные». Федя прошел к загородке и пошарил в кормушке. Так и есть, пусто. Шершавый язык лизнул Федину руку. Он различил две рогатые черно-белые головы.

У ручного насоса на крючке висело ведро. Во время рейса здесь умывались солдаты. Федя накачал воды и вдоволь напоил животных. Потом принес охапку сена. Все это он делал в темноте, почти на ощупь.

«Ку-ка-ре-ку!» — неожиданно раздалось чуть не над ухом. Великанов вздрогнул — звонкоголосый петух напугал его. За первым пропел второй, потом третий, дальше Федя потерял счет. «Тоже надо бы покормить… ну, потом… Капитан Гроссе любил курятину», — вспомнил Федя. Махнув рукой на загородку для птиц, он прошел на мостик.

Море утихало. Зыбь лениво накатывалась с наветренного берега, изредка заплескиваясь на палубу. Ветер переменился и стал задувать с юго-запада. Вообще-то хорошо, что ветер изменил направление, но Федя боялся западного ветра, он мог затащить пароход еще плотнее на мель. Тревожные мысли. Беспокойной будет вся ночь. Но надо держаться, быть капитаном.

Феде Великанову вдруг вспомнилась его бабушка, Елена Петровна, и ее рассказы о казаке Ерофее Хабарове, проникшем к реке Амур почти три века назад. Елена Петровна утверждала, что она приходится праправнучкой знаменитому землепроходцу. «Я ведь тоже Хабарова», — не раз говорила она Феде. Правда, доказательств о родстве со знаменитым земляком у нее было.

Казак Хабаров положил начало труду России на Дальнем Востоке. Его подвиг в Приамурье дорог русскому сердцу. Хабаров строил крепости, укреплял города… Ну, а если он был пращуром бабушки Елены Петровны, то и с Федей он одних кровей.

Для Великанова Дальний Восток был не просто частью русского государства, а землей, на которой он родился и вырос. Кому же, как не ему, потомку казака Хабарова, защищать свою землю от чужеземцев! Ерофей Хабаров — в бархатном кафтане и собольей шапке — казался ему былинным богатырем, которому надо стараться подражать во всем. Он представил, как бы поступил Хабаров, появись он сейчас в Приморье. Вот бы побежали от него японцы!..

Историей родного края Федя очень интересовался. Сколько отважных, предприимчивых людей вскормил Дальний Восток! А сколько сынов русского народа показали здесь свои силы и способности! Мореплаватели, известные всему миру, путешественники — бесстрашные исследователи родной земли.

И Великанов старался быть похожим и на казака Хабарова, и на капитана Чирикова, и на Невельского. Но особое чувство он питал к прапорщику Комарову, скромному основателю военного поста на берегу бухты Золотой Рог — зародыша Владивостока. Во всяком случае, здесь к чувству восхищения была примешана немалая доля хорошей зависти.

К ночи вновь навалил густой туман. Но как только Никитин свистнул в переговорную трубу и сказал, что он готов действовать, Федя не раздумывая стал выбирать якорь.

Машина заработала… Вначале малым ходом. С восхищением смотрел Великанов на иссиня-черный дым, медленно, словно нехотя, выползавший из трубы и растворявшийся в тумане. Превосходный дым. Ох, какой же замечательный парень Виктор Никитин!

К радости молодых мореходов, ветер совсем стих. И тут наступил наконец самый критический момент. Пароход сдвинулся с места. Вот он уже слушается руля… Теперь Федя, весь подобравшись, отсчитывал время поворотов. Ему помогала Таня: не без страха она впервые в жизни встала за руль. Ломов измерял лотом глубины. Последние, самые волнительные минуты…

Все! И все хорошо. Чуть покачиваясь, оставляя за собой пенный след, «Синий тюлень» выходит в открытое море. Дальше от бухты, от камней, скорее, скорее! Федя поставил телеграф на полный ход.

Когда подсчеты показали, что пароход и в хорошую погоду не должен быть виден из лагеря за высоким восточным мысом, машину застопорили. Все четверо — вся команда — собрались в штурманской: надо было решать, что делать дальше. Совещание длилось недолго, решение единогласное: идти в Императорскую гавань, к партизанам.

Настроение у всех — как в большой праздник. Еще бы: спасли пароход, оставили с носом беляков!

— Друзья! — сказал Великанов. Он едва сдерживал волнение. — Мы победили карателей, «Синий тюлень» в наших руках. Вы знаете, что это такое? Мы поможем партизанам, будем перевозить для них разные грузы. Мы заведем на нашем пароходе новые порядки. У нас будет маленькая плавучая республика. Друзья, все будет по-новому. Будем такими, как мой отец — он погиб за революцию — или как прапорщик Комаров, — не забыл Федя своего любимца. — И дисциплина будет у нас крепкая. Мы все сделаем, не надо только думать, что трудно… Виктор, машинист Никитин, полный вперед!

— Есть полный вперед! — вскочил Никитин.

Но, — улыбнулся Федя, — пока объявляю часовую передышку.Потом, пожалуй, будет не до этого.

Все расселись посвободнее, вытянув усталые ноги, расслабив натруженные руки… Помолчав, стали вспоминать кто что. Особенное впечатление произвел рассказ Ломова, как у них на «Кишиневе» в прошлом году чума случилась.

— Настоящая чума? — округлила глаза Таня.

— Конечно! Везли мы китайских пассажиров в Чифу. Заболел один, потом другой. Наш медик говорит: чума. Пришли в Чифу. Карантинный врач — англичанин (порт китайский, а врач английский). Он, как узнал, что у нас, кубарем с трапа! Мы медицинскую помощь просим, а портовые власти вместо этого на нас два катера с пулеметами. Это на случай, если мы на берег задумаем сойти… А на борту у нас к тому времени двенадцать мертвецов. Выходит дело, всем погибать… —Ломов потрогал свою бородку. — Ладно. Я все это к чему говорю: наш старпом Бочек, Александр Павлович, добровольцем взялся чумные трупы в гробы уложить, карболовкой залить — и на баржу их.

Власти баржу подали нехотя, и то после того, как наш капитан пригрозил на весь мир по радио объявить, что творят англичане. Баржу потом вместе с гробами подожгли, горящую вывели в море и потопили…

— И все это Бочек один делал? — возмутился Федя. — Неужели никто не помог?

— Нет, не один. С ним стармех Лепсин и трое матросов работали — Соколов, Жильцов и Лацит. Все добровольцы. Досталось им. Трупы закостенели. В гроб не сразу уложишь. Приходилось кому руки, кому ноги ломать…

—Жильцова я знаю, — сказал Федя, — нашу мореходку кончал.

— Вот это моряки! — восхищенно воскликнул Никитин. — Настоящие моряки! — Машинист хотел сказать что-то еще, но…

Таня вскрикнула и показала на дверь.

В двери стоял американский проповедник.

С взлохмаченной головой, одутловатый от пьянства, Томас Фостер как ни в чем не бывало поигрывал молитвенником.

— Простите, — сказал он, — куда все подевались? Где капитан, где поручик, где мадам Веретягина?

— Разве вы ничего не знаете, ваше преподобие? — пришел в себя Федя. — Пароход выбросило штормом на мель, все съехали на берег. «Синий тюлень» взяли в свои руки мы…

— Мы? Кто это «мы»? — Американец щурил глаза.

— Партизаны, — с чувством сказал Великанов, посмотрев на приятелей. Он не мог удержаться и похвастался: — Теперь я капитан парохода.

— О-ла-ла! Партизаны! А вы капитан, господин Федя… — Проповедник спокойно зевнул, прикрыв ладонью рот. — Это хорошо, очень хорошо. Американцы держат нейтралитет. Но я хотел бы… как эго сказать… немало покушать. Я вчера выпил виски и хорошо спал… О-о, —опять протянул он, — мадам Веретягина нет, зато есть молодая девушка! — Он сделал ударение на втором слоге.

— Вы не вчера пили, — с усмешкой поправил Ломов, — а позавчера. Да, вы и поспать мастер… Просим вас, мистер Фостер, позавтракать вместе с нами.

— Благодарю, благодарю. — Проповедник вынул сигареты и поочередно предложил всем. Но курильщиков не оказалось, а Ломов курил трубку. — Я нахожусь, как бы это сказать, в авантюрный роман, Вальтер Скотт, Стивенсон… Действительно ли я проснулся? Партизаны захватили пароход! О-ла-ла!.. В далекие времена корабли захватывали пираты. — Он засмеялся. — И красивый девушка. Я не люблю женщин на пароходе. Я всегда говорил поручику Сыротестову: нам будет несчастье. От женщин одно зло и никакой пользы.

— Мы не суеверны, ваше преподобие, — возразил Федя. — И не пираты.

Все спустились в кают-компанию. Таня принесла кофе, яичницу, хлеб, кувшин кипяченого молока с желтой пенкой. Оказывается, одна из коров доилась. Молоко было жирное и вкусное, от него отказался только американец: он пришел со своей бутылкой. Опять изрядно выпив, выспрашивал подробности аварии судна.

— Американский капитан не оставляет своего пассажира на пароходе, — сказал проповедник. — И поручик Сыротестов, и капитан Тадзима, хитрый японец, — все забыли меня. Нехорошо, нехорошо. Бог наш, Джисус Крайст, учил не забывать ближнего. Да-да, так-так…

Проповедник подошел к старенькому пианино с открытой крышкой и пожелтевшими клавишами и стал тренькать одним пальцем какой-то псалом. Потом он ушел к себе в каюту, должно быть, досыпать.

Приятели решили, что Томас Фостер не страшен, и перестали обращать на него внимание.

— Ты свободен сейчас? — спросила Таня.

Великанов кивнул.

— Покажи мне свою каюту, — попросила девушка, слегка смутившись.

— Пойдем.

Долговязый Федя шагал через ступеньку. Таня едва поспевала за ним.

В каюте полумрак. Федя раздернул зеленые шторки.

Таня сразу увидела свою фотографию.

— Ты… ты забыл меня на пароходе, — грустно сказала девушка. — А я думала…

Федя не выдержал и сознался.

— Я сразу догадалась, где фотография, когда ты пощупал кармашек… Вот здесь. — Девушка прикоснулась рукой к Фединой широкой груди. — И потом, ты как свекла покраснел.

— И ты тоже покраснела.

— Неправда, неправда!

Оба вдруг замолчали.

— Как ты жил без меня? — несмело сказала Таня. — Мне все кажется, что ты стал другим.

— Я такой же, Танюша, и немного не такой… — запнулся Федя. — Мне поручили важное дело, и я… — Вдруг он решил рассказать девушке все. — Мне поручили, Танюша… Это очень большая тайна, но ты… но я тебе верю! Партийный подпольный центр поручил не допускать карателей в Императорскую гавань. — Федя говорил короткими, отрывистыми фразами, будто ему не хватало воздуха. — И я… и мы сделали. Сначала один — мне было очень трудно, — потом вместе с Виктором… Мы испортили машину. Не совсем испортили, и «Синий тюлень» ветер выбросил на берег… Я виноват, что пароход чуть не погиб… Мне было так тяжело! И мой дядя, старший механик… Он помог мне устроиться в этот рейс, много сделал… во всем я виноват. Он, бедный, места себе не находил… Танюша, ты пойми меня, партийный центр поручил! Ты знаешь какое доверие, — торопился Федя. — А потом пришлось якорь подымать. А я, знаешь, забыл, как брашпиль разобщается. Едва в записках отыскал… очень боялся. Когда пароход всплыл, я ход дал, страшно мне было… Не выйдет, Танюша, из меня капитана… А теперь в Императорскую гавань идти, курс надо прокладывать…

Федя вдруг опустился на пол, уткнул голову в Танины колени и совсем по-детски всхлипнул. Девушка не удивилась. Что дальше говорил Федя, было совсем неразборчиво, и только она могла его понять.

— Ты мой капитан, самый отважный, самый умный, — шептала Таня, поглаживая дрожащей рукой его волосы. Она чувствовала себя счастливой, наверно, самой счастливой на свете.

Раздался короткий звук пароходного гудка — условный сигнал: «Всем собраться на мостике». Таня встрепенулась.

— Нас зовут, пойдем, — шепнула она. Машинист Никитин и матрос Ломов были нетерпеливы. И правда, надо спешить.

Федя еще раз проверил свои расчеты. Медным транспортиром со стертыми, плохо видимыми делениями он снял с карты курс, опять проверил — все правильно.

— Немного правее, Танечка, — сказал он девушке, — еще чуть. Вот так, хорошо. Сколько на румбе?

Старое рулевое колесо привычно скрипело. И снова нагая дева на носу «Синего тюленя» послушно кланялась спокойному лазоревому морю. Как всегда, кричали белые чайки, провожавшие пароход. Странно, после своей исповеди Федя чувствовал себя куда спокойнее: «Вот теперь я могу сказать, что мне довелось вести большой пароход, — подумал он не без гордости. — У многих в мореходке от зависти испортится аппетит… Еще бы, „Синий тюлень“, почти пять тысяч тонн водоизмещения, не катеришко какой-нибудь, под командованием Федора Великанова вышел из бухты Безымянной курсом на Императорскую гавань… Каково, ребятки? Вы еще не знаете, что такое ответственность!»

Но было еще кое-что, делавшее Федину победу совсем полной и особенно приятной. Таня, его милая подружка Таня, стояла рядом.

Наверно, что-то особенное было написано на лице Великанова. Таня несколько раз отрывалась от компаса и бросала на него быстрые улыбчивые взгляды…

Посадка на мель все же сказалась на пароходе. Особенно это заметно на трубопроводах. То тут, то там из ослабевших фланцевых соединений свистел пар. Никитину работы много: он за всех механиков и за всех машинистов — хоть разорвись, все равно за всем не уследишь. Кое-где в корпусе ослабли заклепки, появилась водотечность. Воду надо было откачивать непрерывно.

В кочегарку на «Синем тюлене» обычно выходило трое вахтенных: один — в угольных ямах, двое поддерживали огонь в топках. Теперь вместо них один Ломов. Но он крепко сложен, мускулист и ухитрялся справляться. Наверно, ему помогала песенка: «Я родня океану, он старший мне брат!..»

О восстановлении динамо-машины и радио пока не приходилось думать — нужны специалисты. Никитин надеялся, что они найдутся среди партизан. Мало ли уходило к ним в сопки разных людей!

Под руководством Великанова Таня все увереннее ворочала скрипучий штурвал: огромный пароход легко покорялся маленьким девичьим рукам. Теперь Федя мог отлучиться с мостика и при дневном свете осмотреть судно.

В твиндечных помещениях, где жили солдаты, кавардак. На полу обрывки бумаги, старые портянки, бечевки и всякая дрянь. В углу одиноко стояла забытая винтовка.

«Даст тебе, голубчик, за нее Тропарев», — подумал Федя, вспомнив узловатую веревку в кулаках фельдфебеля.

Он осмотрел винтовку. Не заряжена, патронов нет. Федя оставил ее на месте.

В носовом твиндеке было пусто. На нарах могли бы разместиться сотни три пассажиров. В этом рейсе здесь хранили груз: тюки с шерстью, груженные в бухте Орлиной.

Шерсть хорошо уложена, покрыта новым брезентом и сверху перевязана пеньковой веревкой.

В самом носу парохода — убогий матросский кубрик. Двенадцать коек…

Сейчас здесь тоже тихо. Матрацы сбиты, на палубе мусор, брошенные впопыхах пожитки. На столе остался пузатый медный чайник, несколько кружек, ломоть ржаного хлеба, солонка и бутылочка острого китайского соуса…

Интересно, что лежит в трюме? Феде захотелось посмотреть. Он отвернул брезент, лежавший на люке, вытащил две тяжелые деревянные лючины, зажег фонарик и стал спускаться по скобяному трапу.

Груза было немного, едва половина трюма. Тут были тюки, мешки, ящики разных размеров, бочки. Федя заметил связки чугунных сковородок и небольшие, но тяжелые ящики с охотничьим порохом.

На каждом ящике, тюке черной или красной краской написан номер. Больше всего в трюме съестных продуктов: мука, крупа, сахар, бобовое масло в жестяных банках…

Все товары шли в Императорскую, купцам. На них выменивали у зверобоев и таежных жителей пушнину, оленьи панты, женьшень.

Федя почувствовал духоту. Нагреваясь на солнце, черные пароходные бока создавали в трюме парниковую атмосферу. Чувствовался неприятный запах, обычный в трюме старого судна. Приторные испарения сточных колодцев, хранивших следы прежних грузов, смешивались с запахами находящихся здесь товаров: пахло свежевыделанными кожами, ржавым железом, кофе, туалетным мылом.

«Для перевозки вот этих товаров построен „Синий тюлень“, — подумал Федя. Все-таки прежде всего он был учеником мореходного училища. Забота о сохранности груза — главная обязанность всего экипажа и капитана. Об этом неустанно твердили его преподаватели; Феде всю жизнь предстоит заниматься этим делом — благополучно доставлять грузы по назначению. Небрежное обращение с грузом, а еще хуже, воровство — тяжкое преступление. Тому, кто замечен в этом, никогда не плавать на пароходе: хищение груза хуже мародерства. За века морских перевозок выработалось множество правил. „Наверно, я никогда не смогу понять всех их тонкостей, — думалось Феде. — Особенности договоров на перевозки, коносаменты, диспашер, общая и частная авария…“ И вдруг вспыхнула другая мысль: „Партизаны! Надо передать весь груз „Синего тюленя“ партизанам. К черту купцов! Они наживают бешеные деньги, обманывая охотников. Партизаны голодают, а здесь такие запасы!..“ И новая острая мысль, как укол: „Но это воровство груза… Я, Федор Великанов, еще не успев окончить мореходное училище, украду пароходные грузы…“

Но перед глазами Феди тайга, шалаши, построенные на скорую руку, дымящиеся костры, на треногах греются котлы с водой. Партизаны завтракают! На завтрак кружка горячей воды, кусок сахару и два черных сухаря. А как они одеты!.. Рваная обувь, старое, залатанное обмундирование…

А, что сейчас вспоминать школьные лекции! Жизнь потруднее задачи ставит. Юноша, которому когда-то еще предстоит водить корабли по диплому, недавно чуть не загубил один пароход. Который раз за этот рейс Феде приходилось делать не так, как учили его наставники. И теперь Великанов решил: то, что он сделает, — не воровство, а только справедливость, революционная справедливость.

«Надо осмотреть весь трюм, все кладовые. Ведь когда грузились, рассчитывали и на экипаж и на солдат, а вывезти на берег во время аварии почти ничего не успели». Федя двинулся дальше, освещая фонариком все новые и новые товары и продукты. Мука, гречневая крупа и пшено, кусковой сахар, ситец, ящики с обувью, охотничьи сапоги — какое богатство! Дальше шли консервированная говядина, сыр, сгущенное молоко… Все, все это надо отдать партизанам! Великанов присел на какой-то ящик, обитый полосовым железом, и представил, как «Синий тюлень» входит в какую-нибудь неизвестную бухту. К борту швартуется моторный катер, на палубу поднимаются бородатые люди, перепоясанные ремнями и пулеметными лентами. Это партизаны. И Федя ведет их в трюм, показывает свои сокровища… Его обнимают, хвалят, он спас отряд от голодной смерти. «Не благодарите меня, — говорит Федя, — не надо. Я комсомолец, я должен был так сделать»… «А друзья? Виктор, матрос Ломов, Танечка? — Феде стало ужасно стыдно. — Разве я один снял судно с мели, разве один привел его в бухту к партизанам? Как это могло случиться, что ты забыл друзей? Ишь, гусь лапчатый, „я“ да „я“! А сам говоришь про новые порядки…» Федя очень строго отчитал себя.

В трюме тихо, как в пещере. Из-за бортов глухо доносится журчание воды. Работа машины ощущается как совсем слабые толчки. Юноша собрался выходить, но услышал какую-то возню и писк. Он не сразу понял, в чем дело. Вскочил с ящика и осторожно пошел на шум. В луч фонарика попал разорванный мешок с крупой. На мешке дрались две крысы. Сцепившись в яростной схватке, они не обращали внимания ни на Федю, ни на свет. Крысы кусали друг друга, пищали, кувыркались, расшвыривая крупу.

— Ах, проклятые твари! — сказал Федя. Преодолевая отвращение, он изловчился и ударил ногой по серому клубку.

Крысы разбежались. Он заметил еще одну, мелькнувшую под ногами, еще одну, еще… Да они везде! Противный страх заполз в душу: крысы не только портят груз, они могут быть разносчиками чумы! Федя поторопился вылезти наверх, к свету… Он вспомнил, как буфетчик рассказывал, будто в ночь перед высадкой в бухте Безымянной крыса заползла ему в койку и стала обгрызать пятку…

И твиндеки, и кубрик трюма, и кладовки Федя видел много раз. Но сегодня все казалось ему необычным, имеющим какое-то особое, весьма важное значение в его жизни. Несмотря на крыс, приподнятое настроение не покидало его. Спать совсем не хотелось, хотя ночь прошла в работе.

Глава шестнадцатая. НА ГОРИЗОНТЕ ПОДОЗРИТЕЛЬНЫЙ КОРАБЛЬ

Пар из поврежденного трубопровода вырывался с нарастающим свистом. Никитин бегал по скользким плитам, пытаясь что-нибудь предпринять. В машинном отделении — что в бане все в белом облаке. Больше медлить нельзя. Никитин бросился к большому красному вентилю, рывками закрутив его. Свист утих. Закрыв пар, машинист поставил телеграф на «стоп» и сообщил наверх:

— Авария, товарищ капитан. Паропровод сдал. Пока не отремонтирую, будем стоять.

— Подымись-ка на мостик.

— Хорошо, сейчас приду

Когда Никитин появился на мостике, Великанов озабоченно рассматривал что то в бинокль. Впрочем, было видно уже и так по горизонту тянулся дымок. Там шел пароход. Встречи со своими на морях Дальнего Востока случались не гак уже часто. Судов во Владивостоке стало куда меньше, и моряки обычно безошибочно узнавали пароходы.

— Что за коробка? Никак не пойму, — оторвался от бинокля Великанов. — Может быть, японец? Ну, пусть подойдет поближе. Что у тебя стряслось?

— Работы на несколько часов прибавилось, и твоя помощь нужна… Я чуть живьем не сварился. — Никитин рассказал о случившемся, снял мокрую робу и повесил на поручни.

Солнышко сегодня баловало, и море тихое, синее. За кормой далеко белел пенистый след парохода.

— Досадно, до места осталось всего ничего. — Федя снова навел бинокль на горизонт. — Да это же «Сибиряк», — вдруг с испугом сказал он, — меркуловское патрульное судно! Вот тебе конфетка! Что будем делать, если он к нам, а, Виктор?

Сторожевик быстро приближался. «Надо объяснить, почему мы стоим», — решил Великанов. Он бросился в рубку, порылся в толстой книге — своде сигналов, набрал три флага и поднял их над мостиком.

Флаги яркими цветами заиграли на солнце.

— «Вышла из строя главная машина», — перевел Федя Никитину язык сигналов и добавил: — Все равно будут запрашивать.

Узкий серый корабль с низкой трубой и скошенными мачтами сбавил ход. И у него на фок-мачте расцвели флажки. На отдельном фалине взвился красно-белый вымпел свода.

— Так и знал: поговорить ему захотелось. Делать-то воякам нечего. — Федя вынес на мостик сигнальную книгу и стал подбирать ответ. — Запрашивают, — пояснил он Никитину, — не нужна ли помощь… Сами управимся! — Он поднял вымпел свода до упора вверх — мол сигнал понят — и быстро набрал флаги вежливого отказа.

На сторожевике разобрали и тоже подтянули вымпел к самому рею.

— Ну, кажется, пронесло, — облегченно вздохнул Великанов.

На «Сибиряке» и «Синем тюлене» убрали флаги, пошли вниз полосатые вымпелы свода. Разговор вроде окончен.

— Знаешь что, Федя, надень-ка на всякий случай форму, — посоветовал Ломов. Он тоже вышел на мостик и выбирал из бороды крошки шлака. — Гляди-ка, меркуловцы не меняют курс.

Великанов сразу оценил предложение и немедля последовал совету. Конечно, это обман, но другого выхода не было. В каюте второго помощника Стремницкого нашелся парадный китель, у старпома позаимствовали новенькую морскую фуражку.

И вовремя. «Сибиряк», выпуская султан дыма, действительно шел на сближение.

— На «Синем тюлене»! — крикнулисо сторожевика в блеснувший под солнцем медный рупор. — Попросите на мостик капитана.

Это сам командир, старший лейтенант барон Моргенштерн, решил поболтать с коллегой…

Стоявшие на мостике «Синего тюленя» были гораздо меньше склонны к беседе с меркуловцами.

Что делать? Удирать? От патруля и с исправной машиной не очень-то оторвешься. И у него пушка. «Попробуем отговориться», — решили друзья.

— Капитан отдыхает! — крикнул Великанов. Ему очень шел синий китель с нашивками и щегольская фуражка.

Из штурманской выглянуло встревоженное личико Тани.

— Попросите вахтенного помощника, — помедлив, сказали на «Сибиряке», — вызывает командир корабля.

— Вахтенный помощник слушает, — ответил Великанов.

— Откуда идет «Синий тюлень»?

— Из бухты Орлиной, — не задумываясь, сказал Федя.

— Что вы делали в Орлиной?

— Взяли груз шерсти.

Если бы Федя видел, как изменилось лицо Моргенштерна, он никогда бы не произнес этих слов…

На сторожевике послышалась короткая энергичная команда, по палубе забегали матросы. С кормовой пушки сняли чехол, ствол повернули на пароход.

Маленькая белая шлюпка поползла на талях вниз. Шлюпка ощетинилась веслами и понеслась к «Синему тюленю».

Четверо друзей с тревогой смотрели на все это.

Но что делать? Пришлось спустить штормтрап и встречать непрошеных гостей. Их оказалось пятеро — офицер и матросы.

Офицер, молоденький лейтенант, подойдя, откозырял Феде. Два матроса с винтовками встали рядом. Третий, с унтер-офицерскими нашивками, занял место у трапа, один остался в шлюпке.

— Прошу проводить меня к капитану, — сказал офицер.

— Он отдыхает, — повторил Великанов. — Ночь была тяжелая, авария в машине…

— Придется потревожить, таков приказ командира, господин помощник.

— Никакой капитан на пароходе нет, — раздался вдруг охрипший голос. —Джисус Крайст, бог наш, не велел обманывать.

Все обернулись. На мостике стоял американский проповедник. Он едва держался на ногах, но говорил внятно.

Федя и Никитин переглянулись.

— Кто вы такой? — спросил лейтенант.

— Скромный служитель всевышнего, подданный Соединенных Штатов, Фостер, господин лейтенант.

— Я не совсем вас понял; как это — нет капитана?

— Вы меня поняли правильно, дорогой лейтенант. — Американца качнуло к поручням. — Капитан, солдаты и все вообще — в бухте Безымянной. Эти молодые люди захватили пароход и увели его из бухты. Капитан очень приличный человек, превосходно говорит по-английски. Поручик Сыротестов тоже очень приятный человек. Мадам Веретягина весьма приятная дама… О-ла-ла! Не выпить ли нам, господин лейтенант?

Федя лишь присвистнул мысленно: «Вот каков твой нейтралитет, божий ты сын… И речи твои уж очень складны, может, ты не столько пьян, сколько притворяешься?»

Ломов и Никитин побледнели и как-то сразу осунулись. Великанов даже сейчас не во всю меру осознал опасность. «Неужели все пропало? Нет, не может быть! Однако офицер теперь явно не отступится. Их пятеро, и у них оружие! А у нас? — Федя подумал о винтовке, забытой в твиндеке. — Нет, все напрасно. Открытое сопротивление бесполезно, надо действовать как-то иначе».

— Простите, мистер Фостер, — снова заговорил лейтенант. — То, что вы сказали, очень важно, я должен немедленно сообщить командиру… — Офицерик засуетился. — Потапенко, вызывайте корабль!

Пожилой матрос вынул из-за голенища флажки. Лейтенант написал ему несколько слов на листке блокнота.

Замелькали флажки в руках сигнальщика.

— Господин лейтенант, — продолжал американец, — вы видите перед собой совсем не помощника капитана, а только «бой», лакей. Этот молодой человек, — Фостер пьяно засмеялся, — убирал каюты и мыл посуду… Я имею основания думать, что молодые люди подосланы партизанами… У меня есть хорошее шотландское виски, лейтенант.

Молодой офицерик явно нервничал. Захват корабля, партизаны. Ему они еще не встречались так близко. Он растерянно смотрел на Федю, то и дело ощупывая кобуру пистолета. Потом заглянул в листок, где сигнальщик корявыми буквами записывал приказание командира.

— Мы возьмем пароход на буксир, — уже увереннее сказал лейтенант американцу, — и вернем его в Безымянную, где, по вашим словам, капитан и команда… Безобразие!.. Мы останемся здесь — я и трое матросов… Медведков, — перегнулся он через планшир, — отведешь шлюпку на корабль. — Понизив голос, лейтенант спросил Фостера: — У них есть оружие?

Помедлив, должно быть вспоминая, проповедник отрицательно покачал головой и уткнулся в свой молитвенник.

Все очень плохо. На борту — вооруженные люди. Со сторожевика глядело жерло пушки и пулеметы. Стиснув зубы, Великанов и Ломов закрепили буксир.

Через полчаса поджарый «Сибиряк», усиленно дымя, тащил безжизненное тело парохода.

Солнце шло к закату. На северо-востоке собирались тучи. Потянул ветер, стало холоднее.

На носу, возле стального буксирного троса, лейтенант поставил своего часового. На руле — Великанов. Ломов тут же, он должен сменять Федю. Выходить из рубки им было стро-жайше запрещено. Второй вооруженный моряк, унтер-офицер, стоял у дверей. Третий сидел в штурманской.

Настроение у Феди — хуже некуда. Кажется, все сложилось так удачно — и вдруг этот проклятый сторожевик…

За увод парохода по головке не погладят. Великанов видел бесцветные от ярости глаза Сыротестова, слышал тонкий, крикливый голос капитана Гроссе. «Где найти спасение? Может быть, броситься, обезоружить часового? А потом? Нет, ничто не поможет. Где Никитин, Таня?» Бешенство перехватило ему дыхание. Странно, но сейчас, несмотря на грозную опасность, Федя совсем не чувствовал страха. Все его существо — мозг, нервы, мышцы — было напряжено. Предстояла борьба за жизнь. Помимо его воли в сопротивление включился древний инстинкт.

— А если пароход брошен командой — разве не мы хозяева? — спросил Ломов. Видно, и его мучили схожие мысли. — Я слышал…

Федя махнул рукой.

— Во-первых, ты, я и Никитин — команда «Синего тюленя», а во-вторых, не все покинули пароход. Этот американец вовсе не сходил с борта. Да и вообще, какие тут правила?

Они задумались, каждый о своем. Великанов вспомнил мать. Как она не хотела, чтобы Федя шел в этот рейс! Как она плакала: чуяло беду материнское сердце. И все же упросила брата, Николая Анисимовича, взять на пароход, не могла отказать сыну. «Ах, мама, мама…»

* * *

На столе в каюте капитана стояла почти пустая бутылка. Проповедник похрапывал, привалившись к мягкой спинке дивана.

В кресле с каменным лицом сидела Таня. Она здесь тоже не по своей воле, ей тоже запрещено переступать порог каюты… Да еще этот меркуловец… Он основательно выпил и пытался угощать Таню то виски, то американским шоколадом.

Однако во взгляде девушки молодой лейтенант читал временами нечто такое, что удерживало его от излишней назойливости. Порой Таня незаметно притрагивалась к груди, где у нее был спрятан нож.

Одуряюще пахли из капитанской спальни сухие лекарственные травы.

* * *

Старший лейтенант Монте фон Моргенштерн, волнуясь, вышагивал на мостике сторожевика. Он старался получше уяснить, что произошло, какие перспективы сулит ему будущее. Привел пароход с мятежниками-партизанами… Это несомненная удача. Контр-адмирал Старк будет жать ему руку, благодарить. Приказ по флоту, повышение в чине… С другой стороны — Полтавская, 3, сухопарый полковник Курасов. Старший лейтенант не сомневался, что в трюме «Синего тюленя» не шерсть, а соболиные меха. «Десять процентов от десяти миллионов долларов — это миллион. Миллион золотых долларов! А что, если… что, если целиком десять миллионов? Я немедленно беру отставку и уезжаю в Германию…»

Моргенштерн остановился, судорожно вцепившись руками в поручень. Договориться с Сыротестовым и разделить пушнину пополам… Пять миллионов меньше, чем десять, но больше, чем один миллион… Конечно, но… А может, самому захватить весь груз?

Он сжал железный поручень с такой силой, что побелели костяшки пальцев. Моргенштерн — миллионер! Растут проценты и проценты на проценты… Старлейту сразу стал противен его маленький корабль. Богатство тетки казалось ему теперь грошами. «Пусть она остается во Владивостоке, я не возьму ее в Германию. Боже мой, надо все продумать… Осторожно, барон Моргенштерн, в твоих руках золотые россыпи. Зачем в тумане излишняя скорость?»

Он подошел к телеграфу и уменьшил ход.

* * *

Виктору Никитину удалось спрятаться в машинном отделении, остаться незамеченным. Американский проповедник, который мог бы его выдать, наспиртовался и не думал ни о каких партизанах. Когда на пароходе все поутихло, Никитин пошел в разведку. Он увидел на мостике вооруженных матросов возле его друзей, увидел и Таню в капитанской каюте, под-жавшуюся на краешке кресла…

«Я должен спасти товарищей, — решил он. — Должен!Что можно сделать?»

И тут его осенило: а если попытаться пустить двигатель?

Он проник в машину и еще раз осмотрел поврежденный фланец. Потом бросился в кладовую.

«Не такой ты человек, Виктор, чтобы упустить малейшую возможность. Во что бы то ни стало надо заставить машину работать. В этом, только в этом выручка», — твердил он сам себе.

И Никитин приступил к делу. Он понимал, какие его ждут трудности. Стучать нельзя, огонь зажигать тоже нельзя. Если заметит охрана — пиши пропало. В котлах надо пар держать, и все одному человеку.

* * *

— Послушай, атаман, — неожиданно сказал пожилой матрос с унтер-офицерскими нашивками, заступивший с восьми вечера. — Вы и вправду хотели пароход к партизанам отвести?

Федя Великанов решил, что терять ему нечего.

— Правда, — зло ответил он. — Хотели, да вы на пути встали.

— А куда шли, где партизаны?

Федя быстро взглянул на матроса.

— Ишь ты какой…

— Ладно, ладно! — Матрос ничуть не обиделся. — Я ведь раньше на пароходе работал, тоже на «добровольце»… В пятнадцатом году мобилизовали, вот и трублю по сей день.

— Понравилось? — иронически спросил Федя.

— Не в этом соль, атаман… — Матрос прислушался к храпу своего напарника в штурманской. — Проповедник вам нагадил. Гнида, за ноги бы его да в воду. Каппелевцы-то не помилуют вас, расстреляют. Что ж молчишь, атаман? И пароход, поди, охота к месту доставить?

Слова матроса настолько поразили Федю, что он не верил своим ушам.

— Американец партизан хвалил, — осевшим голосом сказал он, — говорил: «Мы, американцы, — дружественный нейтралитет…»

— Теперь в жизнь ихней дружбы не забудешь, — усмехнулся матрос. —Пленти мони, вери гут до добра не доведут. — Он вынул резиновый кисет, газету, свернул во много раз, хотел оторвать кусочек. — Постой-ка, стихи какие-то. — Он поднес газету поближе к глазам.

Сумерки заметно сгустились, но разобрать еще можно. Матрос читал:

Тоска в руках,
Тоска в ногах,
Тоска в зубах,
Шуршит язык,
Бежит слюна,
И хочет есть…
Хлеба, хлеба, хлеба,
Корочку хлеба!..

Как я ее жевал бы
Целый день
С утра до вечера.
Собирал бы крошки
И опять бы ел,
И опять жевал,
И плакал от радости.

Видишь как, — сказал матрос. — «Песня голодных» название. Беляки пугают. Держитесь, дескать, за японца, не то придут большевики — с голоду сдохнете. Патриоты… «Мы за Россию»!.. — передразнил он кого-то и крепко выругался. — Ладно, народ все понимает. — Моряк оторвал кусок газеты с песней, насыпал махорки, закрутил по всем правилам, чиркнул спичкой. — Когда мы пришли, — затянулся он, — вас четверо на мостике было, слышь, атаман? Три паренька да дивчина. Кучерявый-то, в синей робе, где? Я заприметил, он сразу по трапу вниз подался.

Сердце Великанова снова замерло. Лицо помрачнело. Что-то уж больно любопытен этот матрос.

«Виктор… Что он сейчас делает?» — подумал юноша. Он не сомневался, что Никитин что-нибудь да предпримет. Он не будет сидеть сложа руки, когда палуба уходит из-под ног. Своего товарища Федя уже изучил: горячий, отзывчивый, деятельный. Если бы Никитин захотел вступить в комсомол и понадобилась рекомендация, Федя не колебался бы… Но что Виктор может сейчас? Пароход рабски идет на буксире за сторожевиком… В любую минуту пушка «Сибиряка» может заговорить. Нет, трудно что-либо сделать…

Федя представил себе лагерь карателей, и скверно сделалось на душе…

— Брось хмуриться, атаман, — сказал матрос. — Я тебе не проповедник, ужель не понял? Пароход к партизанам завернуть надо. Давай смикитим как. Надо осторожно, наверняка — мне под расстрел тоже неохота идти, как думаешь: женка, двое детишек. Ну, атаман, будем вместе работать?

— Федя, — вмешался в разговор Сергей Ломов, он сидел рядышком на палубе и внимательно слушал. — В карателях-то унтер-офицеру тоже не с руки. Наши придут — не похвалят.

— Ишь ты, шустрый… «Наши придут»!.. — дружелюбно засмеялся матрос. — Однако ты прав. Познакомимся, ребята. Потапенко Иван Степанович.

Унтер-офицер Потапенко внушал доверие.

Федя и Сергей переглянулись. Конечно, сомнения у них были. Не так-то просто сразу поверить человеку, да еще в обличье врага. Но выбора у них не было. На помощь никто не придет, это было ясно. А этот моряк прямо предлагает отбить и повернуть пароход.

Друзья решились. Они пожали матросу руку, назвались.

—Так-то лучше, — пуская едкий махорочный дым, сказал Потапенко. — Вот все у нас и прояснилось. Скоро на деле увидите, кто за кого. Так когда мы в Безымянную должны прибыть?

— Не раньше, чем утром, — уверенно ответил Федя. — В темноте ваш командир и близко к ней не подступится. Камни да мели.

— Лады, атаман. Сначала надо голубчика одного… — он кивнул на штурманскую, — на привязь поставить. Шкура. У него отец во Владивостоке мучной лабаз держит. Ну-ка, давайте кончик покрепче. Вот этот хорош будет.

Он стал сматывать с вертушки лотлинь.

— Пошли, Серега Ломов, поможешь.

Матрос вдавил окурок в медную пепельницу на стене и вместе с Ломовым шагнул в штурманскую.

Федя услышал сдавленный крик, скрип диванных пружин, хриплую ругань.

Через несколько минут Потапенко и Сергей вернулись в рулевую.

— Готово, атаман, — сказал Потапенко, тяжело дыша. — Здоровый, черт, куда бы его теперь, в сторонку?

— В ларь пока положим, тут за рубкой. Там повар картошку держит.

Наследника мучного лабаза вынесли из штурманской. Федя улыбнулся, увидев на веревке знакомые кожаные топорики, флагдуки и другие отметины лотлиня. Во рту у связанного торчала тряпка, осыпанная мелом. Сам он испуганно таращил глаза.

Все правильно…

Быстро темнело. Тучи покрывали уже большую часть неба. Великанов на руле следил за гакобортным огнем сторожевика, стараясь держать его слегка правее форштевня. Вот огонь стал расплываться, замутился. «Туман… К добру ли, к худу ли?»

В рулевую вошли сразу трое: Иван Степанович, Ломов и тот моряк, что дежурил у буксира.

— Это наш, сочувствующий, — сказал Потапенко, — Максим Мальчиков.

И насторожился. Послышались нетвердые шаги по трапу.

— Лейтенант! Иди ложись на диван, будто спишь, — при казал унтер-офицер Мальчикову, — быстро!

— Мы будем без света, матросики? — спросил лейтенант, появившись в дверях. Он был благодушно настроен; китель расстегнут, в зубах сигара. После нескольких рюмок он осмелел в надежде заполучить сердце неприступной Тани, этой партизанской девчонки. Уходя из каюты, лейтенант запер ее и американца на ключ.

«Где Таня?» — так хотелось Феде получить ответ на этот вопрос у лейтенанта. Но он нашел силу воли сдержаться и сказал отрывисто:

— Динамо-машина повреждена. В каюте капитана есть керосиновая лампа.

Офицер покосился на «партизанского капитана», потом спросил:

— Кто вахтенный? Ты, Потапенко?

— Так точно, господин лейтенант, — вытянулся моряк.

— Смотри в оба! — Офицерик качнулся. — Завтра мы поднимем на мачте желтый флаг, как поднимали в старину на английских судах… Преподобный Фостер говорит… — Лейтенант икнул.

— Что это значит — желтый флаг? — спросил Великанов.

— Это из-за тебя. На пароходе совершено преступление, преступники приговорены к смертной казни. Желтый флаг — повесить, вот что это значит… Я бы даже сейчас… Наплевать на всех красных, мы всех их перебьем… Потапенко, головой отвечаешь… А где Симончук?

— Спит в штурманской, господин лейтенант, ему в двенадцать заступать, — ответил сигнальщик.

Офицер заглянул в штурманскую. На диване, отвернувшись к стенке, храпел матрос.

— Смотреть в оба! — погрозил еще раз лейтенант. Ему не терпелось обратно в каюту…

Спускаясь по крутой лестнице, он оступился и упал. Послышались невнятные ругательства.

— Пьян, — сказал Потапенко. — Это кстати. Скажи, какой герой: «Всех перебьем»!.. Посмотрим еще, кто кого.

— Ну, а теперь, ребята, потолкуем. Садитесь ближе, Федор, Максим, Серега…

Мутная, непроглядная мгла наползала все более густыми полосами.

Кормовой огонь на «Сибиряке» едва виден, а то и вовсе пропадал.

Вот со сторожевика донесся длинный, протяжный гудок.

— Что это он? — обеспокоенно спросил Потапенко.

— Туман, — коротко пояснил Федя. «Таня, где ты, Таня?» — билась неотвязная мысль. Ломов молча зажег масляную лампочку в колпаке компаса. Перед глазами заколебалась неподвижная картушка с румбами и градусами.

И вдруг Великанов и остальные всем существом почувствовали, как в мертвом теле парохода что-то толкнулось.Раз,другой, третий… Будто забилось сердце. Чудится? Нет!

— Что такое?.. — вслушался Федя. — Вроде машина работает. Сергей, слышишь? Перестала будто… Нет, опять…

Пароход рвануло назад. Загорелся синим огнем и лопнул буксирный трос. В тот же миг, нарушив напряженную тишину, свистнула переговорная труба из машины.

— Это ты, капитан? — раздался веселый голос. — Работаю полным ходом. Как буксир, наверно, уже тю-тю? Беги в капитанскую каюту, выручай Таню.

— Витька! — только и мог произнести Федя.

— Теперь жми, — сказал Потапенко. — В темноте да в тумане нас сам черт не найдет. Теперь твой черед действовать, атаман, раз обучен кораблем командовать. А друг-то твой, приятель, не спросясь самовольничает… План перестраивать надо. — Моряк довольно потирал руки. — Молодец механик у тебя. Великанов.

Федя молча перекладывал руль, бешено ворочая колесо штурвала. «Уходить от проклятого сторожевика, как можно скорее уходить».

Несколько минут только и слышалось, что поскрипывание рулевого колеса.

— Иван Степанович, — сказал наконец Федя, — встань на мое место. Умеешь? — Он беспокоился. Туман держался густой, и до берега всего несколько миль. И охнуть не успеешь, как опять на камнях очутишься.

Матрос без слова принял руль. А Великанов бросился в штурманскую, зажег свечу, взял транспортир.

Его внимание привлек голос, слабо доносившийся откуда-то сверху. Федя поднял голову и увидел переговорную трубу. Свистка в раструбе не было, в спешке кто-то забыл его поставить на место, — оттуда и доносился голос.

«Слуховая труба ведет в капитанскую каюту», — пронеслось в голове. Юноша поднес раструб к уху: в каюте разговаривали, он прислушался. И вдруг лицо Феди побелело…

Он отбросил трубку. Его руки дрожали, но курс пароходу нужен немедленно. Федя приложил транспортир к карте… «Сейчас, Танечка, сейчас, — твердил он, — еще минуточку, я иду…»

Где-то позади «Синего тюленя» глухо ухнул пушечный выстрел, потом еще. Старший лейтенант Моргенштерн искал в тумане свои миллионы.

Глава семнадцатая. МЫ ИЩЕМ ТАНЮ

— Отвори, буду стрелять… открой! — раздалось из-за двери. — Девчонка, дрянь…

Таня растерянно озиралась, как маленький зверек, попавший в западню.

Ванная капитана Гроссе (здесь она заперлась, сбежав из каюты), сверкала никелем и белизной изразцов. Справа громоздилась толстостенная фарфоровая ванна с дорожкой ржавчины на дне. На деревянной вешалке остались забытые хозяином два красно-зеленых махровых полотенца с японскими иероглифами. В стакане на туалетном столике — зубная щетка, рядом — коробочка зубного порошка. В медном подвесном канделябре горела свеча. Ее пламя бросало по стенам черные тени.

Все великолепие капитанской ванной промелькнуло в глазах девушки в долю секунды.

«Что делать? — В дверь били сапоги пьяного лейтенанта, доносилась все более забористая брань. — Долго ли выдержит дверь? А если беляк на самом деле начнет стрелять?»

— О-ла-ла! Вы напрасно портите обувь, дорогой лейтенант, — послышался глуховатый голос американского проповедника. — Надо что-нибудь потяжелее. Да, девчонка, а какой пощечиной она вас угостила! Понимаю ваше возмущение.

«Негодяй, — подумала Таня, — какой негодяй!»

Удары в дверь прекратились. А если он взломает, что тогда? Девушка боялась об этом думать. Она еще раз осмотрела свое убежище. В углу решетка — это вентиляция. Но труба слишком узка. Иллюминатор… «Как я раньше не догадалась!» Таня бросилась к его матовому стеклу. Надо открыть, скорей! Один барашек сразу подался, но вот другой… Руки девушки ничего не могли с ним сделать. У каждого человека, вероятно, бывают в жизни минуты, когда пустяк определяет судьбу. У Тани сейчас как раз был такой момент. Ее выручил шведский ключ, лежавший на полу возле умывальника: трубопровод, видимо, протекал и кто-то ключом поджимал гайку.

Таня несколько раз ударила тяжелым ключом по упрямому барашку. Удача, наконец-то!

Девушка распахнула иллюминатор и высунула голову. Сначала она не могла увидеть ничего утешительного. Кругом туман, внизу — черная вода. Даже нельзя понять, движется пароход или стоит на месте.

Еще раз внимательно все оглядев, Таня заметила слева какие-то веревки. Это были тали спасательной шлюпки. Они спускались почти до самой воды. Веревки мерно покачивались, то приближаясь, то удаляясь от иллюминатора. Когда команда покидала севший на мель «Синий тюлень», шлюптали некому и незачем было подбирать.

А что, если попробовать выбраться из каюты с помощью этих талей? Девушка протянула руку: не хватило самую малость — всего на ладонь. Таня выждала, когда один из блоков шел на нее, изловчилась и поймала. Пучок крепких манильских веревок должен был стать для нее спасением.

— Открывай, буду рубить дверь! — вновь послышался пьяный голос.

— Вы не посмеете портить капитанскую каюту, — отозвалась девушка. Сейчас она чувствовала себя гораздо смелее. — Вы дурак, Гроссе будет жаловаться адмиралу Старку.

Дверь затрещала под яростными ударами, лейтенант вот-вот ворвется в ванную. Ухватившись обеими руками за спасительную веревку, Таня вылезла из круглого иллюминатора и проворно вскарабкалась по талям на шлюпочную палубу. Было ли ей страшно? Нет, она даже не почувствовала опасности, когда раскачивалась над зыбкой поверхностью моря. Главная опасность там, в каюте, — пьяный лейтенант.

Очутившись на палубе, девушка первым делом вытащила тали, хотя вряд ли лейтенант смог бы ими воспользоваться — иллюминатор не был достаточно широк для него.

Угроза была в другом. Взломав дверь, офицер сообразит, что произошло. Начнутся поиски. Спрятаться! Скорее, скорее! Тут где-то была кладовка. Таня приметила ее еще утром. Вот она! Девушка увидела полуоткрытую железную дверь и проскользнула в кладовку. Здесь хранилось разное боцманское имущество: старые концы, клинья для задрайки трюмов, фонари, разрозненный комплект сигнальных флагов, дырявые брезенты и другой хлам, который вроде бы и выслужил свои срок, однако моряку расстаться с ним жалко.

Девушка прихлопнула дверь и мигом укрылась за ворохом каких-то парусиновых чехлов. Затаив дыхание она прислушивалась к звукам снаружи. Кто-то в тяжелых сапогах прошел совсем рядом. Чьи-то едва слышные голоса… В кочегарке шаркает лопата… Таня считала, что пароход по-прежнему в руках лейтенанта, и теперь думала: что произойдет после того, как взбешенный офицер не найдет ее в ванной? Он, конечно, заглянет в иллюминатор, увидит тали и обо всем догадается. Что тогда станет с ней… Таня вспомнила отца; если бы он знал, что переживает его дочка… А что с ее друзьями? Где Федя? Девушка старалась представить, что делается на судне, но не могла. Куда ведут пароход? Лейтенант сказал, что в бухту Безымянную. Там каратели… Бедный Федя, он так хотел быть капитаном!.. И вдруг вернется Гроссе, этот противный маленький старичок, и все будет по-старому. Этого нельзя допустить…

Девушка почувствовала голод. Завтракала она рано утром, а сейчас время близится к полуночи.

* * *

Проложив курс и убедившись, что судно идет куда следует, Федя оставил на руле Ломова и вместе с военными моряками бросился к капитанской каюте. Она закрыта на ключ. Потапенко с треском высадил дверь. В капитанском кабинете сразу кинулся в глаза сбившийся, смятый ковер. Полированный стол весь в пятнах от водки. На обрывке серой промасленной бумаги валяются куски хлеба, ломтики колбасы и сыра. Тут же пустые бутылки из-под виски. Из переполненной пепельницы на стол просыпались окурки и пепел.

На бархатном диване протяжно похрапывал американский проповедник в штиблетах и сюртуке. Под голову он подложил капитанскую подушку, тучную и мягкую, как разъевшаяся купчиха. Федя на секунду присмотрелся, и ему показалось, что веки Фостера вздрагивали. Но сейчас не до него. Где Таня? Крики… Это из спальни. Федя — туда. Пьяный лейтенант, стоя спиной к двери ванной, ругаясь, бил каблуками по филенкам…

— Поставлю к стенке, добром открой, девка! — вопил он. — Слышь? К стенке!..

Как коршун налетел на офицера Великанов. Они вместе свалились на пол. Лейтенант извивался, пытаясь достать из кармана пистолет. На помощь Феде подскочил Потапенко. Выстрел, и все было кончено.

— Таня! — Тяжело дыша. Великанов постучал в дверь. — Танюша, отвори… это я, Федя. (Тишина.) Это я, не бойся, открой.

Молчание.

Великанов тревожно оглянулся на товарищей.

— Ломаем дверь, атаман, — сказал Потапенко, — как бы Таня руки на себя не наложила.

Несколькими ударами винтовочного приклада он выбил, нижние филенки. Федя с трудом пролез в ванную. И тут же возвратился, открыв дверь. Лицо его исказилось от волнения.

— Ее нет! — воскликнул Великанов. Все вместе еще раз обшарили каюту, потом вернулись в ванную.

— Танечка! — вдруг крикнул Федя, только сейчас обратив внимание на открытый иллюминатор. У юноши сердце зашлось от испуга: «Выбросилась!» — Танюша! — звал он в иллюминатор…

И тут Федя заметил пустые шлюпбалки… Мгновение — и мысли завертелись в другую сторону.

На выведенной за борт шлюпбалке забытые тали болтаются до воды. Но где же носовые? Они должны висеть совсем рядом с иллюминатором.

«Черт возьми! Отсюда до них можно достать рукой, — прикинул Великанов. — Молодец Таня! — На душе сразу отошло. — Она на пароходе!»

Тут Федя почувствовал, что кто-то тянет его за рубаху.

— Ты не застрял? — спросил Потапенко, когда Великанов обернулся. — Узковато для тебя, плечи-то вон какие!

— Таня там, — сказал Федя и ткнул пальцем в потолок. — Я уверен, она выбралась по талям… Таня наверху. Я пойду искать.

— Ищи, атаман, — ответил матрос. — А мы здесь с Максимом порядок наведем… Попа американского куда денем?

— Под домашний арест в своей каюте, — подумав, сказал Великанов. — Согласны?

— Пусть так, — кивнул Потапенко. — А дальше в партизанском штабе решат.

Иван Степанович Потапенко был членом большевистской партии. Но он не мог и не хотел говорить Феде: «Я коммунист». Наоборот, с большим тактом он делал вид, что слушается во всем Великанова. На самом же деле он умело подсказывал юноше, как следует поступать. А в большинстве случаев Федя и сам находил правильное решение.

…Когда Великанов, запыхавшись, поднялся на ботдек и осветил фонариком лежащие на палубе тали, он увидел застрявший в веревках маленький черный башмачок.

Федя совсем успокоился.

«Растеряха», — подумал он, бережно пряча в карман находку.

Но где же Таня? Великанов прежде всего побежал на корму и осмотрел кочегарский кубрик.

Таня, Таня… Юноша не мог забыть недавнего разговора с ней. Прошло несколько часов, казалось, это было так давно. Произошло два переворота. В то время на пароходе была свободная республика, потом чужая власть, а сейчас снова республика. Где ты, Таня? Великанов доверил ей свою тайну и был уверен, что девушка никогда не выдаст друзей. И вместе с тем сердце говорило, что Таня для него не только хороший товарищ…

Тем временем Потапенко вместе с Максимом Мальчиковым выбросили тело беляка за борт, а матроса Симончука отвели и заперли в одну из кают неподалеку от входа в машинное отделение.

«Синий тюлень» снова в руках Феди Великанова и его друзей.

* * *

Сколько пролежала Таня под куском парусины, пахнущей олифой и скипидаром, трудно сказать. Может быть, час, может быть, значительно больше. И чем дальше, тем чаще планы ее перебивались мыслью о хорошем куске черного хлеба с солью…

Но девушка говорила себе: «Это пустяки…» Главное — где товарищи? Когда все успокоятся, заснут, она обязательно выйдет из этой кладовки и постарается помочь друзьям. Уж что-нибудь да придумает! Но почему работает машина, ведь она испортилась?

Разговор в Фединой каюте она никогда не забудет, никогда. На душе ее потеплело. Глупый мальчик, решил, что он плохой капитан. Таня вспомнила его бессвязные слова, чувствовала в коленях Федину голову, перебирала его волосы, жестковатые, пропахшие дымом… Сколько ему пришлось пережить за несколько дней, как он выдержал!.. Другой за всю жизнь не испытает такого. Таня восхищалась своим другом.

«Он доверился мне! — Девушке казалось, что самые страшные пытки не вырвут у нее хотя бы одно слово. — Пусть жгут, пусть расстреливают, я не подведу».

В глазах девушки Федя был отважным борцом за Советскую власть, за Россию. Он делал то же, что ее отец. У них одни друзья, одни враги.

Прозвучали три двойных удара в колокол.

«Одиннадцать часов, как хочется поесть…» Таня вспомнила деликатесы, оставшиеся на камбузе. Копченая колбаса, сдобные галеты, масло… Она, как сейчас, видела, где лежат все эти вкусные вещи. Маленький шкафчик направо от дверей…

Двенадцать… А все еще слышны голоса, шаги. Кто-то даже приоткрыл дверь кладовки. Таня зарылась глубже в пахучие чехлы и сидела тихо, как мышь.

Тревога за своих, за Федю вновь охватила девушку: «Как будет с ними? Вдруг после моего побега им стало хуже? Может быть, лейтенант сейчас издевается над ними? Хорошо ли я сделала, что убежала?» Однако, вспомнив красное пьяное лицо офицера, его злые глаза, Таня передернула плечами… Нет. Поступить иначе она не могла.

Тревога сменялась надеждой. Федя что-нибудь изобретет, они не дадутся врагу. Наконец Таню совсем одолел голод. «Одну галету, маленький кусочек колбасы. Шкафчик направо от двери». И девушка решила проскользнуть в кухню.

На шлюпочной палубе тихо. Из рулевой рубки сочился слабый голубоватый свет, поскрипывало рулевое колесо. Туман сделался еще непроглядней. Холодно. Таня почувствовала озноб. Прихрамывая, в одном башмаке, она спустилась вниз, благополучно пробралась на камбуз. Железные половинки двери чуть слышно звякнули. Таня в темноте открыла шкаф и нащупала на верхней полке какие-то свертки.

В это же мгновение электрический луч осветил ее.

Девушка метнулась в сторону.

— Танюша, — крикнул Федя, — это я! — Он обнял девушку. — Умница, храбрая! — твердил юноша. Он не помнил себя от радости. — Вот где ты отыскалась! Как я боялся… — Он вынул черный башмачок. — Дай я его надену… А теперь в кают-компанию. Тебе приготовили царский ужин. Мы идем в Императорскую. Ты еще не знаешь, у нас появились новые друзья.

* * *

Итак, снова направление на Императорскую гавань. Так единодушно решили, собравшись на совет. Остановили машину, чтобы и вахтенные могли присутствовать. На совете Таня предложила посадить под замок и американского проповедника. Сказала, что он подстрекал лейтенанта взломать дверь в ванную. Все же решили иностранца не трогать и ограничиться домашним арестом в каюте.

«Синий тюлень», тяжело, трудно вздыхая, возобновил свой путь к партизанскому становищу. Расстояние не так уж велико, но пароход двигался медленно, рабочих рук все еще не хватало. В обычное время на вахту к котлам выходили два кочегара и угольщик, а теперь их заменяли все время два военных моряка: унтер-офицер Потапенко и матрос Максим Мальчиков. Они по очереди поддерживали пар, меняясь каждые четыре часа.

На руле стояли, чередуясь, Сергей Ломов, Таня и Великанов. Федя совсем не уходил с мостика. Он ведь еще и капитан, а капитан даже во сне отвечает за людей и пароход… Таня, сменившись с руля, бежала на камбуз: она готовила на всех еду.

За главной машиной по-прежнему следил Виктор Никитин: один за механика, машиниста и масленщика. Он тоже не вылезал из своих владений, принес из какой-то каюты кожаное кресло и урывками придремывал в нем прямо под звонком машинного телеграфа.

Глава восемнадцатая. УССУРИЙСКИЙ ТИГР ПОД ВОСХОДЯЩИМ СОЛНЦЕМ

Где же Императорская гавань? Мыс за мысом, и все похожи друг на друга. Как их отличить? У всех лесистый берег, везде у воды серые камни… Великанов, взъерошенный, с биноклем на шее, то заглядывал на карту в штурманской, то снова выбегал на мостик.

«Должен быть маяк, — твердил про себя Федя, — должен!» Но маяка Николаевского нет и нет. А вдруг он не заметил и давно прошел его? «Если бы я хоть раз видел его раньше», — горевал Великанов.

Собственно, он видел его, и не раз, но это было давно, в детстве. Мальчишкой Федя не раз прибегал на этот маяк и часами просиживал в гостях у милейшего старичка смотрителя. Слушал увлекательные рассказы о его плаваниях. Однажды они были там вместе с Таней. Но маячная башня рядом и за несколько миль с моря — большая разница… А когда Федю привозил в родную гавань или увозил во Владивосток пассажирский пароход, он как-то не приглядывался к маяку. Вкус к таким вещам появился в училище дальнего плавания.

В прошлом году он мог бы сходить в Императорскую уже как курсант, но захотелось в другой рейс — посмотреть Японию и Китай.

Теперь приходится кусать локти…

Федя озабоченно глянул на небо. Видимость сегодня была отличнейшая. Далеко на западе синели сопки. Впереди чередой выступали из воды лиловые мысы. Ближе они изменяли окраску, становились темно-зелеными. Видимость — лучше не надо, и все же погода не совсем нравилась Великанову. Небо облачно, а покажется солнце — какое-то странное: оранжевое и резко очерченное, словно в цветных стеклах секстана.

Любой судоводитель на месте Великанова давно подошел бы ближе к берегу, но Феде казались опасными все глубины меньше ста саженей.

Наоборот, он считал, что пароход и так недопустимо близко от берега. Посоветоваться же с кем-нибудь не решался. Неудобно: он ведь капитан…

— Близковато идем, — сказал он, когда стало совсем невмоготу, Ломову, стоявшему на руле и несколько скептически наблюдавшему за Фединой беготней. — Не взять ли мористее?

— Да ты что? — возразил Ломов. — И отсюда маяк не разглядишь, далеко больно… милях бы в пяти от берега. Другие капитаны всегда на подходе ближе держат… Чать, не в тумане.

— А ты узнаешь места? — оживился Федя. — Это какой по-твоему? — Он показал на всплывавший впереди лиловый мыс.

Великанов с надеждой ждал ответа.

— Нет, мысов признать не могу, — с сожалением сказал Ломов. — Я к ним не присматривался. Мне говорили «право» — я брал право, говорили «лево» — я лево… Дело матросское, — добавил он, словно извиняясь.

— Маяк! — не своим голосом закричал Великанов. — На том мысе, я хорошо вижу!

Но сразу же пришло сомнение. А может быть, это другой маяк? Он вынес из штурманской лоцию и стал быстро ее перелистывать.

Потом, неизвестно для чего, побежал на правое крыло, споткнулся о ящик капитана Гроссе. Оскар Казимирович таскал его с места на место за веревку. Планшир на крыльях мостика был высокий, и если бы Гроссе не становился на подставку, над барьером торчал бы только козырек капитанской фуражки.

— Другого маяка близко не сыщешь, — подал голос Ломов. — Наш.

Действительно, маяков на побережье негусто и перепутать их трудно.

Но Федя уже не слушал Ломова. Он брал на верхнем мостике пеленги, потом побежал на корму, заметил лаг.

Помудрив над картой. Великанов изменил курс на маяк. Его лицо теперь было твердокаменным, даже Сергеи Ломов ничего не заметил. Но если бы кто-нибудь заглянул в мятущуюся Федину душу… Сомнения терзали его пуще прежнего.

Позевывая и потягиваясь, на мостик вышел Потапенко.

— Маяк Николаевский, атаман, — сразу определил он. — За ним — Императорская.

После слов унтер-офицера, старого сигнальщика, Великанов сразу успокоился.

— Ну-ка, посмотри получше, — все же решил он проверить еще раз и сунул в руки Потапенко бинокль.

Иван Степанович приложил к глазам окуляры, подтвердил:

— Он самый, куда ему деться, стоит себе на месте… Красота-то какая, атаман? Море синее, солнышко… А берег какой? Говорят: «Крым, Крым», а я прямо скажу — красивее наших берегов нету… Не напороться бы только на беляков, — покрутив усы, добавил Потапенко. — Пароход отберут, а нас на березы. Ну, бывай, желаю успеха. Мне в кочегарку на вахту.

— Глубину скоро мерить, — словно про себя сказал Федя, торопясь незаметно выяснить еще кое-что.

Сигнальщик уже занес ногу на ступеньку, но, услышав эти слова, внимательно посмотрел на юношу, понял его состояние.

— Глубину? Ну, это кому как. Наш фон Моргенштерн на «Сибиряке» никогда здесь не мерил. Да и чем ее смеришь — тысячи метров. Сколько раз мы с юга в Императорскую заходили, и все на глазок. Глубины здесь хорошие. Как за маяк повернул, держи посредине бухты. Советую тебе, Федя, в Константиновскую заползти и там на якорь. Узнаем, что и как, а потом можно и к поселку поближе податься.

С этими словами Потапенко ушел. Он торопился. Ведь на плечах маленькой команды лежал полный груз работ: и на мостике, и в машине, и в кочегарке.

На траверзе маяка Федя точно определил свое место: три пеленга скрестились почти в одной точке. Теперь он уже ни в чем не сомневался и вскоре уверенно повернул в гавань. «Императорская, — ликовал он, — я привел пароход в Императорскую гавань! Настоящий большой пароход!» Феде казалось, что ничего более важного и сложного не может быть в его жизни.

На волнах морских построю замок
И зубами с неба притащу луну, —

радостно напевал он.

Миновали маленький островок. А вот и Константиновская, самая глубокая и спокойная бухта в гавани. Пароход шел словно по большой реке с лесистыми берегами. Покачиваясь в прозрачной воде, медленно плыла навстречу разорванная японская циновка.

Великанову вспомнилось, как здесь, рядом, в бухте Постовой, они с Таней искали затонувший фрегат «Паллада». Они старались разглядеть в темной глубине остатки деревянного корабля, и Феде казалось, что он видит палубу, фальшборт с портами для пушек… Фрегат потопила команда. Шла Крымская война. Русский военный корабль не должен был попасть англичанам или французам, рыскавшим по Приморскому берегу. Они с Таней видели развалины крепости, построенной во время Крымской кампании. Где-то здесь же в прошлом году партизаны захватили сторожевичок «Лейтенант Дыдымов». По этому поводу много было разговоров во Владивостоке…

Но что это? У самого берега, привязавшись тросами к деревьям, стояли пароходы! Да, океанские пароходы с цветистыми иероглифами на длинных трубах. На двух палубы высоко нагружены бревнами, третий только начал погрузку. Лесовозы. На них гремели и парились лебедки.

Великанов знал, что у берега здесь могут швартоваться крупные суда. Но лес грузят японцы! Федя навел бинокль: да, белый флаг с красным солнцем. Деревья рубили где-то совсем близко и подтаскивали на лошадях. На берегу много рабочих, погрузка шла вовсю, несмотря на воскресный день.

Перевел бинокль — и еще неожиданность. Посередине бухты на якоре стоял небольшой японский сторожевик, окрашенный в светлую шаровую краску. Когда «Синий тюлень» застопорил, сторожевик тотчас снялся и пошел навстречу. Великанову пришлось опять прибегнуть к маскараду. Он надел китель, фуражку и выжидательно стоял на мостике.

На корме сторожевика два низкорослых матроса расправили сбившееся без ветра полотнище флага и держали так, чтобы его было хорошо видно.

«Не просто солнце, а с лучами, — подумал Федя. — Военный корабль».

— Я есть японца. Ты кто, зачем сюда пришел? — потребовал с мостика сторожевика какой-то очкастый в морской фуражке.

— Почему я должен отвечать на ваши вопросы? — вспыхнул Великанов. — Я нахожусь в России.

— Каждый иностранец, входящий в японские воды, обязан давать отчет японскому военному кораблю, — словно и не слыша Федю, сказал второй, высокий японец, тоже в очках, с кортиком и биноклем.

— Не заводись с ними, — посоветовал появившийся на мостике Потапенко. — У них пушки. Попридержи характер. Скажи что-нибудь такое-этакое… А то все испортишь. И партизан не найдем, и самим деваться некуда.

Федя решил не обострять отношения.

— Господин капитан, — произнес он очень вежливо, — у меня вышел весь запас воды. Я хочу пополнить его в этой бухте…

— Куда вы идете? — спросил японец уже другим тоном.

— По рыбалкам, за рабочими, — нашелся Великанов. — Скажите, господин капитан, есть ли в гавани наш военный корабль?

Высокий японец, видимо, удовлетворился ответами.

— Хорошо, очень пожалуйста, — разрешил он. — Ваших кораблей в бухте нет.

Сторожевик сразу дал полный ход. Вздыбив за кормой бурун, он обошел вокруг «Синего тюленя» и отдал якорь на прежнем месте.

Великанов облегченно вздохнул.

— Сергей, зови всех на совещание, срочно, — сказал он Ломову. — Сюда, в штурманскую.

Ломов кинулся выполнять приказание. А как же иначе! Пароход пришел куда надо, его привел капитан Великанов. Тут убавить или прибавить нечего. А капитанов матрос Ломов привык уважать и слушаться.

На совещании маленького экипажа было решено переменить стоянку, подойти ближе к поселку.

Надо сказать, что положение было сложное. Где искать партизан? Этого никто не знал. И партизаны не знали, что на «Синем тюлене» к ним пришло подкрепление.

В то же время стоять в бухте и ждать опасно. Каждую минуту сюда мог зайти белогвардейский «Сибиряк». Тогда прощай все: второй раз обмануть барона не удастся. Разговор будет короткий… Но к поселку подойти необходимо. Там больше надежды отыскать партизанские следы.

Все это высказал унтер-офицер Потапенко. С ним согласились. Таня, как местная жительница, взялась помочь узнать, где сейчас партизаны.

— Я буду искать отца, — сказала девушка. — Я найду его обязательно.

Подход судна к поселку таил и свою опасность. Кто знал обстановку в поселке? Если партизаны вынуждены скрываться в лесу, то, может быть, объявились каппелевцы. Что стоит небольшому отряду белогвардейцев посетить «Синий тюлень», даже ничего не подозревая, а так просто, в гости. Пароход-то ведь свой, флаг на корме трехцветный, а другого не подымешь — рядом японцы.

И для Тани далеко не безопасно посещение поселка. Ее и ее отца-партизана там знали все. Дело могло повернуться по-разному… Решили для охраны послать с ней Великанова.

Переход к поселку был небольшой, дошли за полчаса.

На «Синем тюлене» все вооружились на всякий случай, выставили дозорного.

Когда якорь снова зацепился своим рогом за илистое дно бухты, на воду спустили капитанскую шлюпку, и девушка в сопровождении Великанова отправилась на берег.

Вот и поселок. На пригорке выстроились несколько жилых домов, лавка, почтовая контора, лабаз, бараки для рабочих. Тут же по чахлой, запыленной траве бродили коровы и стреноженные лошади. Около домов шелестели листвой березы с искривленными стволами и желтой рваной корой. На березах — птицы, повернувшиеся головками к ветру. Ближе к берегу — пирамидальные кучи каменного угля, запасы Добровольного флота. Узкоколейка, на ней две ржавые вагонетки.

Сегодня воскресный день, и возле домов топчутся подвыпившие рабочие. Кучками прогуливаются парни и девушки. Один, в ярко-синей рубахе и суконном картузе, залихватски бренчит на балалайке. Он вертит ее и так и сяк, наигрывает что-то задорно-веселое.

Поодаль стоят орочи с бронзовыми лицами, в короткополых войлочных шляпах. На женщинах много серебряных украшений: кольца, серьги, браслеты — изделия орочских мастеров. Корейцы в белых куртках с широкими рукавами и белых ватных штанах. Вот один из них с равнодушным видом проехал верхом на черной корове.

Пахнуло вкусным дымком; на пороге одного из домов курился самовар. Девочка с рыжей косичкой и алым бантом бросала в трубу сухие сосновые шишки.

Как знаком Феде этот запах…

В детстве, возле одного из таких домиков (сейчас его нет, сгорел), он тоже подкладывал в самовар смолистые шишки.

Таня привела Великанова к себе, открыла дверь дома ключом, хранившимся с левой стороны над притолокой. Много раз Федя бывал в этих небольших комнатах.

На стенах — те же картины, труд местного художника-самоучки. На всех — морские виды. Одна из картин, с длинной надписью: «Гибель парохода Добровольного флота „Владивосток“ на камнях у Императорской гавани», навсегда запомнилась Великанову… Вот стол, за которым он и Таня учили уроки…

— Ты побудь здесь, а я в поселок, — сказала девушка и убежала.

Когда затихли ее шаги, Великанов стал размышлять, как, собственно, все отлично получилось. Сняли пароход с мели, а главное, удалось вырваться из офицерских лап. С одной стороны, подумаешь — как будто счастливая случайность, а на самом деле? Вот Никитин исправил машину. Легко было ему? Случайная удача? Конечно, нет. Фланец необходимо было исправить, пароход не должен был вернуться к белякам, — вот Виктор и напряг все силы, пустил машину в ход. А Потапенко? Да, он очень помог нам, помогли его знания и опыт. Но есть еще одна сила, продолжались раздумья Великанова. Стихия. Вот тут ничего не скажешь. Туман был, а мог и не быть, — тогда как? Да, было бы хуже, много хуже. Ну придумали бы что-нибудь, уж наверняка придумали бы… Потапенко рассказывал, у них на сторожевике матросы едва терпят офицеров, всем надоели издевательства, все ждут не дождутся Советскую власть. Юноша вспомнил Дмитрия Часовитина, моряка Сибирской флотилии. Из многих владивостокских комсомольцев он выбрал его, Федю, когда искали человека на «Синий тюлень»… Бегут, бегут мысли… Японцы… Пользуясь нашей бедой, хозяйничают тут… Как Арсеньев рассказывал о повадках орочей-охотников, настоящий охотник никогда не выстрелит в спящего зверя, он сначала разбудит его. «Как амба», — говорят орочи. Перед тем как броситься на врага, тигр предупреждает его рычанием. Благородный зверь. Перед мысленным взором Феди возник герб Владивостока: золотой тигр взбирается на серебряную гору. А японцы? Разве они предупредили уссурийского тигра?..

Прошел час. Федя начал беспокоиться. И не напрасно. Когда Таня вернулась, она не вошла, а влетела в домик, смятенная, задыхающаяся.

— Танюша, что с тобой? — бросился к ней Великанов.

Вот что рассказала девушка. Она нашла друзей, узнала, что отец ушел с партизанами к устью речки, за мысом Прозрачным. Про карателей они слышали и решили принять меры безопасности. Когда Таня возвращалась домой, на улице к ней пристали парни. Заводилами были сыновья лесопромышленника Федоркина и лавочника Трегубова.

— Когда я вырвалась и побежала, — всхлипнула Таня, — Трегубов крикнул: «Ищи попа, партизанская девка, исповедуйся, повесим!» А в прошлом году оба в женихи набивались… Вечером в поселке ждут офицера с тремя солдатами, они в лесу скрывались. Все видели, что пришел пароход. Думают, с карателями, поэтому осмелели. Надо скорей, Федя, на «Синий тюлень» — и к нашим. Мыс Прозрачный недалеко.

У Феди сжимались кулаки, когда он слушал девушку, он готов был сорваться и бежать, чтобы расправиться с ее обидчиками. Но Таня права: если местные беляки задумают наведаться на пароход, это может окончиться очень плохо.

— Проберемся к шлюпке с другой стороны, «женихи» твои нас не заметят.

Девушка согласилась.

Великанов вынул наган и щелкнул барабаном. Они закрыли дом, спрятали на прежнее место ключ и побежали кружным путем, через кустарник, к берегу. Запыхавшись, остановились у больших камней.

Шлюпки не было.

— Это они увели, — едва слышно прошептала Таня, — Трегубов и Федоркин.

Федя со вздохом посмотрел на море. Вот он, «Синий тюлень», дремлет себе на якоре. Тонкая струйка дыма медленно выползала из высокой трубы и растворялась в небе.

Как же до тебя добраться? Кричать? Не услышат. Раздеться и вплавь? Но как быть с Таней? Федя знал, что девушка плавает плоховато, да и вода студеная, не для купания. Оставить ее одну в поселке? Нет, и этого сделать он не мог. Остервенелые купчики могут исполнить свои угрозы, особенно если тот офицер-беляк из леса появится. Недаром Федор Степанович переселил дочь в бухту Безымянную… Так как же быть?.. Мозг человеческий — великая штука, он все может решить и придумать, но иной раз просит спокойствия, тишины, просто времени. А его-то у них как раз в обрез… Минуты шли, а Великанов ничего не мог придумать.

На гладь бухты из-за мыса вывернула большая орочская лодка — унимагда. Два человека, на носу и на корме, дружно опускали в воду короткие широколопастные весла…

— Эй, эй! — не раздумывая, закричал Федя, размахивая руками. — Сюда-а!

Лодка повернула к берегу. Она уже подходила, когда с пригорка на берег побежали какие-то люди.

Федя подхватил Таню на руки и пошел навстречу лодке. Дно здесь было отмелое. Ороч, сидевший на носу, помог принять девушку. Едва не перевернув лодку, взобрался Федя. Уннмагда стрелой помчалась к пароходу.

— Твоя отец лесник Степан? — спросил Таню старший ороч. — Шибко хороший человек Степан, много наши люди помогай.

С берега треснули револьверные выстрелы. Это Федоркин. Но лодка была уже далеко.

Лица орочей, как всегда, были невозмутимы. Они покуривали трубки, словно и не слыхали выстрелов.

— Трегубов сердитый сегодня, — сказал старший ороч, — мука не давай, масла не давай, ничего не давай…

— Почему? — спросил Федя.

— Соболей проси, — ответил ороч и, придержав весло, вытер пот с лица рукавом рубашки. — В долгдавай не хочу. Шибко сердитый Трегубов.

Когда унимагда подошла к знакомому, поцарапанному и помятому борту «Синего тюленя». Великанов и Таня вместе со своими спасителями поднялись на палубу. Орочей пригласили в кают-компанию пообедать.

Илья Бизанка, старший ороч, поочередно протянул всем руку:

— Здравствуй. Спасибо. — Посмотрев на аппетитно пахнущий суп, добавил: — Наша шибко хочу кушай.

На прощание друзья решили подарить таежным следопытам муки, сахара, масла. В пароходных кладовых нашелся и табак, и плиточный чай.

Орочи были очень рады.

Унимагду нагрузили продуктами чуть не до краев.

— Через два солнца наша реку Безымянку иди, — сказал старший ороч уже с веслом в руках. — Рыба надо лови. Приходи после чай пить. Наша солдат не боиси…

«Синий тюлень», набирая скорость, шел к