/ Language: Русский / Genre:sf_space, / Series: Телохранители

Дорога Мести

Константин Борисов

Предлагаемый вашему вниманию, первый роман трилогии «Телохранители», — космическая опера, продолжающая, и впитавшая в себя лучшие традиции таких мастеров жанра, как Пол Андерсон и Андре Нортон. …Далекие миры, молодые и старые расы, таинственные цивилизации, розыски легендарной библиотеки, схватки не на жизнь а на смерть, — все это на страницах этой книги.

Константин Борисов

ДОРОГА МЕСТИ

Жизнь во Вселенной разнообразна и многогранна, и она не прервется никогда!

Роберт Шекли

Как бы профессионально ни был подготовлен телохранитель, как бы ни был вооружен и оснащен техническими средствами, и сколько бы ему ни платили за его работу, все равно, один он, в силу объективных причин, не в состоянии решить большинство боевых задач по защите нанимателя, хотя бы потому, что «у него нет глаз на затылке». Как говорится «один в поле не воин». Телохранители должны работать группой.

Из «Кодекса телохранителей».

Пролог

Кто мы? Как стали мы теми, каковы теперь? Что вообще знаем о тех, кто существовал за многие сотни и сотни тысяч лет до нас? Они принадлежали к разным цивилизациям, к разным видам и расам, разным временам.

Да… Большой Космос хранит свои тайны. Разрушаются города, сгорает в пламени вспышек множество солнц, планеты навсегда исчезают из просторов галактик, но следы былого остаются, и их не заносит ветром времени. Развалины величественных зданий, остатки произведений искусства, предметы, свидетельствующие о развитых науке и технике, — понятные и непонятные. Только по ним мы и узнаем о тех, других, и это придает ценность любой, даже самой незначительной, находке.

Сколько цивилизаций, сколько рас населяли Вселенную во все времена? Наверное, этого мы так никогда и не узнаем. Вопрос ставит в тупик даже троддтов — потомков рептилий, чей век гораздо дольше человеческого, хотя, сколько они живут, точно не знает никто — естественно, кроме них самих. Но троддтам все же многое известно, по крайней мере, о пяти различных звездных империях, которые существовали незадолго до становления их собственной цивилизации, — впрочем, вууры утверждают, что их было намного больше. Марканы же вообще хранят свои знания при себе, стараясь общаться с другими расами только в случае крайней необходимости.

Так или иначе, люди знают о тех, других, несравнимо меньше троддтов. С тех пор как наши прародители освоили свою звездную систему, прошло много временных циклов. Свою родную планету, находившуюся на самой окраине Галактики, они называли Землей, а светило — Солнцем. Но когда их первый корабль попытался выйти за пределы Солнечной системы, они встретились с чужими. Им объяснили: дальше дороги закрыты. Люди испытали два противоположных чувства: радость и ярость. Радость оттого, что они — не единственный разум во Вселенной, и неукротимую ярость оттого, что для тех, других, они оказались всего-навсего крошечной и незначительной запрещенной цивилизацией. Запертые в своих границах, они исходили гневом. Тысячи и тысячи маленьких кораблей землян пытались прорваться сквозь кордоны мощных крейсеров Галактического Содружества. Многие сгорали в пламени плазменных взрывов или разваливались на части, перерезанные лучами боевых лазеров. Но те немногие, те единицы, что прорывались в Большой Космос, продолжали свое, пытаясь начать новый этап развития человеческой культуры.

И тогда координаторы Космоса не выдержали. Они разрешили людям ограниченно расселиться на тех планетах, которые рекомендовал Галактический Совет. И хлынул поток переселенцев, заселяя чужие миры, — в поисках лучшей доли, богатства, славы… Самые смелые забирались в неизведанные глубины Космоса, многие гибли, а выжившие открывали новые миры, обживали далекие планеты, становясь очередными основателями земных колоний.

Но как опасен Космос!

Под воздействием чужих бактерий, микроорганизмов, различных химических соединений и излучений звезд многие поколения переселенцев подвергались таким мутациям, что их потомки почти ничем не походили на своих прародителей. Менялось все: от цвета кожи до количества пальцев, от роста до количества волос и зубов, от остроты зрения до восприимчивости вкусовых рецепторов.

Галактический Совет вынужден был издать указ: люди должны заниматься в основном земледелием, скотоводством и работой на заводах и шахтах, а также любой другой работой, которую им разрешат представители старых рас, входящих в Галактическое Содружество. Но люди говорили: «Как невозможно вывести тараканов, так невозможно заставить человека делать то, чего он не хочет». И они сохранили именно то, от чего стремились отучить их координаторы, и что люди умели делать лучше всего: умение воевать, умение защищать и защищаться. Так возник Союз наемников. Небольшими отрядами люди нанимались для участия в локальных конфликтах, на охрану космических кораблей и грузов, в частные службы безопасности, телохранителями. Поколение за поколением шлифовали они это искусство.

Четыре старые расы — вууры, гаррелиане, марканы и великие троддты, основатели Галактического Содружества, — людей презирали. Хотя точно так же они относились и к другим молодым расам. Зим-зимы и гримлы, ксанти и мауви — для них все они были запрещенными цивилизациями. А сколько молодых рас стояло на еще более низких ступенях развития, живя на своих планетах и не зная, что такое Большой Космос! Велик Вселенский разум! Но только не тогда, когда его загоняют в узкие рамки.

Многочисленные восстания заканчивались поражением восставших. Окраинные войны 3065–3071 годов оставили после себя лишь множество выжженных планет и не привели ни к чему, кроме почти полного истребления народа мауви. Но жизнь продолжалась и продолжается, какой бы тяжелой она ни была.

Я же хочу, чтобы до потомков дошли воспоминания хотя бы о нескольких эпизодах и событиях, которые помогут понять сущность нашего времени и сумеют пробудить в людях гордость за своих предшественников. Эта история о простом парне, повстречавшемся случайно на моем пути, о парне, которому я помог вступить в жизнь. Он прошел сложный путь становления, заставив впоследствии говорить о себе во всех уголках обитаемого Космоса. Нет, это не история жизни, не биография одного человека, — это сказание об одной из самых сложных профессий, существовавшей во все века, — это САГА О ТЕЛОХРАНИТЕЛЯХ .

Из дневников командора Хасана Ходжаева,

главы наемных телохранителей,

протектората троддтов

КНИГА ПЕРВАЯ ПО КРУТОЙ ДОРОЖКЕ

I

Планета Реал III.

Свиттаун, центр назначения наемников.

4079 год по общегалактическому календарю

Молодой человек, на вид лет восемнадцати, в раздумье стоял у входа в главный штаб наемников. Несмотря на то, что оба гигантских светила Реала III уже склонялись к горизонту, жара не спадала, а потому и народу на центральной улице было немного. Часовые у входа в штаб, парясь в своих парадных мундирах, из последних сил пытались сохранить бравый вид. Увы, им это плохо удавалось, что негативно сказывалось на их настроении. Кинув взгляд в сторону неподвижно стоявшего парня, один из них пробормотал сквозь зубы:

— Чего уставился? Проходи, нечего здесь торчать.

Выражение лица парнишки не изменилось. Внимательно оглядев часовых, он подошел к ним еще ближе.

— Мне тут кое-что нужно выяснить по поводу работы, — тон его был вежливым. — Здесь есть дежурный офицер?

— Молод ты еще, топай-ка домой, малыш, к мамочке под юбку, здесь работа только для настоящих мужчин, — произнес второй часовой, слегка поглаживая пальцами правой руки рукоятку бластера. Его волевое лицо с характерным космическим загаром, на котором резко выделялись белые черточки шрамов, было типичным для ветерана, уже не один год бороздившего просторы космоса и считавшего, что нет авторитета, кроме командира, а он сам — пророк его.

Но парнишка, похоже, думал иначе. Не обратив внимания на вызывающий жест часового, он прямиком двинулся к парадным дверям. Убрав руку с бедра, часовой развернулся, пытаясь схватить нарушителя за ворот куртки, но парнишки там уже не было. Он стоял в стороне, согнув колено одной ноги и слегка выставив вперед другую. О том, что это боевая стойка, красноречиво свидетельствовали повернутые внутрь ступни и слегка разведенные в стороны руки, немного согнутые в локтях. Его кисти были напряжены, но на бесстрастном лице не виднелось и следа эмоций: с таким выражением блефуют в карточной игре, когда на кон поставлено все.

На лице часового на долю секунды отразилось удивление, но инстинкты ветерана сработали мгновенно. Крутанувшись на месте, он уже занес для удара правую ногу, когда двери внезапно приоткрылись и раздался властный голос человека, явно привыкшего к безоговорочному выполнению своих приказов:

— Что здесь происходит?.. я вас спрашиваю!.. Часовой, встаньте на пост, вы не на прогулке по городу.

на ступенях появился высокий человек в расстегнутом офицерском кителе с шевронами суб-майора. Его холодный взгляд скользнул по часовым, вытянувшимся в струнку, а затем остановился на парнишке. Внимательно осмотрев его с головы до ног, мужчина произнес с расстановкой:

— Так… Ты, видимо, с одной из планет с повышенной силой тяжести, скорее всего, с Тагила II или с Новой Москвы. Думаю, что я не ошибся?

— Вы правы… Я с Новой Москвы, — спокойно ответил парнишка, опуская руки. — Я ищу работу в любом подразделении, на любой планете — лишь бы это было в протекторате троддтов, и… у меня есть рекомендации.

Суб-майор устало пригладил слипшиеся от жары остатки волос на затылке и приглашающе махнул рукой.

— Ну что ж, малыш, проходи, — произнес он, открывая дверь.

Когда парнишка проходил мимо часового, тот тихо прошептал ему вслед:

— Клянусь Великим Космосом, мы с тобой еще встретимся!

— Встретимся, встретимся, — с иронией донеслось из-за двери.

Пройдя за суб-майором в здание, парень оказался в гигантском зале, напоминавшем растревоженный муравейник. Множество народу сновало здесь от стола к столу, исчезая в многочисленных дверях, расположенных по всему периметру помещения, и снова возвращаясь. По разнообразию представленных форм и нашивок можно было, как по иллюстрациям в старинных книгах, изучить все виды подразделений наемников всех четырех протекторатов галактики — недаром Свиттаун считался самой крупной их базой.

Подведя юношу к широкому полукруглому столу в центре зала, суб-майор обратился к сидевшему там пожилому капитану в защитном кителе, с тремя рядами орденских планок на груди:

— Вот этот молодой человек желает вступить в наши ряды, говорит, что имеет рекомендации.

— Подойди-ка ближе, — произнес неестественно высоким голосом капитан. — Документы положи на стол.

Вытащив из нагрудного кармана жилета пачку бумаг и положив их на край стола, парнишка поднял глаза вверх и, не обращая больше ни на кого внимания, принялся изучать расположение планет на огромной карте, изображенной на потолке.

Капитан внимательно просмотрел всю пачку документов и, сделав некоторые отметки в своем блокноте, произнес:

— Итак, я задаю вопросы, а ты на них коротко отвечаешь. Надеюсь, понятно?

— Так точно, капитан, — громко, по-военному, ответил парнишка.

В зале вдруг наступила тишина, окружающие начали прислушиваться к тому, что происходило в центре.

— Имя, фамилия?

— Серж Власов.

— Возраст?

— 20 галактических лет.

— Семейное положение?

— Сирота. Родители погибли в 4063 году при подавлении гвардией троддтов восстания грейдеров на Иштане.

— Образование?

— Школа молодогвардейцев, Новая Москва, окончил в 4075 году.

— Военная подготовка?

— База среднего звена космопехоты, Новая Москва, окончил досрочно с отличием в 4078 году.

— Последнее звание?

— Капрал.

— Боевая подготовка?

— Два выброса. 4078-й, протекторат Вууров, восстание шахтеров на Регуле II; 4079-й, протекторат троддтов, спор о наследии на Карше. Там же уволен без права восстановления за неподчинение приказам старшего троддта.

— Награды?

— Ордена мужества III и II степени.

В зале, наполненном людьми, раздались сдержанные возгласы удивления, послышался гул множества голосов.

— Прошу тишины! — крикнул капитан, привставая. — мы еще не закончили.

Снова опустившись на стул, он опять уставился в бумаги.

— Итак, продолжим. Особые параметры?

— Итакийская техника владения виброножом, боевые рефлексы 92 %, техника защиты и нападения школы урсу, сертификат 11-й ступени.

— Что за такая школа урсу? — капитан вновь было уткнулся в бумаги, но тут же вскинул голову, услышав голос, зазвучавший со стороны входной двери.

— Я заберу его к себе, — к столу протискивался высокий человек в черном облегающем комбинезоне без знаков различия. Его худощавая фигура, казалось, скользила сквозь толпу — так изящно и плавно он передвигался. Перегнувшись через стол, он произнес:

— Эй, Джеймисон, ты что, не слышишь, я его беру!

— Беру-не беру, — пробурчал капитан себе под нос. — Зачем тебе этот парень? К тому же он должен еще пройти медицинское освидетельствование и психологические тесты. И вообще: порядок есть порядок. Ты же слышал, он уволен за неподчинение.

— Ну да, за неподчинение старшему троддту. Много ли ты знаешь людей, кто вообще на такое способен?

— Кто-то способен, кто-то не способен, — какая разница! Сначала пусть выполнит все, что положено. Кроме того, и у него есть право выбора, — может, он к тебе и не пойдет. Ты, Ходжаев, сначала у него самого спросил бы!

Все лица повернулись к парнишке, но тот все так же стоял, подняв голову, и смотрел на карту на потолке, не обращая внимания на разгоревшийся из-за него спор.

— Послушай, Серж, мне как раз нужен такой парень, как ты, — обратился к нему Ходжаев. — Я тоже с Новой Москвы, правда, не был там уже лет десять.

Взгляд парнишки переместился с карты на Ходжаева, он с интересом оглядел гибкую фигуру и длинные черные волосы, стянутые в «хвост».

— Откуда?

— Что откуда? — не понял его Ходжаев.

— Откуда с Новой Москвы?

— А-а-а, вон чего, — Ходжаев улыбнулся. — С материка Хайяма, сектор 34, селение Наргиз, слышал, наверное?

— Слышал, но побывать не пришлось, я вырос в центре, сектор 5, в Теплом Стане.

— Ну, вот видишь, земляки встретились! Ладненько, пойдем со мной, я тебе расскажу немного о нас, может, ты, и примешь правильное решение, — Ходжаев вновь развернулся к капитану Джеймисону и махнул ему рукой. — Мы будем у меня. Если сговоримся, я с тобой свяжусь.

Улыбаясь, он обернулся к Сержу и произнес:

— Ну что, тронулись?

— Как скажете, — пожал плечами Власов.

Они стали пробиваться к выходу, провожаемые многочисленными взглядами, и, не обращая внимания на поощрительные выкрики, несшиеся им вслед. Уже очутившись снаружи, Серж заметил, как часовой, задевший его совсем недавно, одарил его угрожающим взглядом. Но долг не позволял обозленному часовому сдвинуться с места.

Воздух уже заметно посвежел. Ходжаев и Серж быстро прошли до конца улицы и свернули в неширокий проулок. Здесь здания были не такие богатые и высокие, как на центральной улице, эта часть города считалась уже почти окраиной — Свиттаун был совсем невелик. Город насчитывал около шестидесяти улиц, на которых находились офисы больших и малых отрядов наемников, кафе, рестораны и несколько магазинов, торговавших в основном оружием и боевым снаряжением.

— Может, перекусим? — Ходжаев остановился, в ожидании, глядя на Сержа.

— Если честно, то я давно уже не ел, — парнишка огляделся. — Можно заскочить, только, по возможности туда, где не очень высокие цены.

Кафе, таверны, небольшие ресторанчики, рассчитанные на различные размеры кошельков посетителей, манили своей рекламой. Глядя на них, Серж подумал, что с его финансами здесь особо не рассидишься, лучше подождать, пока Ходжаев сам выберет недорогое заведение.

К его смущению, намерения его провожатого были отнюдь не скромными. Они миновали небольшую забегаловку, которую было выбрал Серж, но Ходжаев тащил его дальше. Наконец-то он остановился у широкой двери небольшого кафе и решительно направился внутрь. Немного замешкавшись, Серж последовал за ним.

Внутренность кафе поражала своим богатством. Стены, завешанные коврами, резные, словно декоративные, столики и стулья, длинная барная стойка.

— Здесь слишком роскошно, — сразу же запротестовал Серж, но Ходжаев уже садился за свободный столик.

— Успокойся, позволь мне угостить тебя, — ответил он, быстро просмотрев меню и начиная набирать заказ на мини-компе. — Мы же все-таки земляки. Когда-нибудь и ты пригласишь меня.

— Конечно, при первой же возможности. — Серж с удовольствием принюхивался к ароматному запаху, доносившемуся от стойки. — Только учтите: наша совместная трапеза меня ни к чему не обязывает.

— Без вопросов. — Ходжаев обернулся. — А вот и наш заказ.

К ним приближался робот-официант с заполненным подносом.

— Вы наверно не раз здесь бывали? — спросил Серж, принимая тарелки.

— Да почти постоянно, когда рядом, — пояснил Ходжаев. — Здесь хорошая кухня, да и не очень кусаются цены.

Серж осторожно попробовал и принялся есть.

— Очень вкусно, — заметил он, проглатывая большой кусок мяса. — И вправду здесь хороший повар.

Быстро расправившись с едой, оба одновременно поднялись и двинулись к выходу. Ходжаев расплатился, и вслед за ним Серж вышел на улицу.

Подойдя к небольшому, скромному двухэтажному домику с заметным плакатом у входа: «Телохранитель — это твоя жизнь», они остановились. Первым поднявшись по ступеням, Ходжаев приложил большой палец к небольшой выпуклости слева от двери — дверь резко ушла в сторону.

— Прошу в нашу временную обитель, — учтиво произнес он, пропуская Сержа вперед.

Внутри Серж увидел комнату примерно в тридцать квадратных метров, сплошь заставленную совершенно незнакомыми ему растениями. В середине нее, прямо из пола, покрытого темно-зеленым мхом, росло толстое дерево, за которым могли бы спрятаться разом не меньше трех человек; тонкие вьющиеся ветви дерева походили на развевающиеся ленты. Под деревом находились небольшой пульт управления с креслом перед ним и широкий диван, на который приглашающим жестом и указал юноше Ходжаев.

— Ну, давай знакомиться. Тебя я уже знаю, а меня зовут Хасан, точнее, командор Хасан Ходжаев, я руковожу всеми отрядами наемных телохранителей в протекторате троддтов.

— Телохранителей? — Серж привстал с дивана.

— А ты что, малыш, не слышал о телохранителях? Одна из самых благородных и прекрасных…

— Я не хочу в телохранители, — резко перебил его Серж, — я не для этого прилетел сюда, я же космический пехотинец, солдат, и я не собираюсь слушать всякую ерунду про…

— Прервись на секунду, малыш, и выслушай слова профессионала. Я сразу же понял, что ты рвешься подстроить какую-нибудь гадость троддтам, чтобы отомстить за смерть своих родителей. Но я, так же как и ты, да, наверное, и другие люди — во всяком случае, я думаю, что их большинство, — не очень люблю всех этих троддтов, вууров, гаррелиан и марканов. Мы, как и гримлы, зим-зины и другие, для них — всего лишь низшие расы, или, как они раньше говорили, запрещенные цивилизации. Они считают, что раз нам разрешили выйти в Большой Космос, так мы всю свою жизнь должны им прислуживать. Когда-нибудь это кончится, надо просто ждать… пока ждать. Вот мы, телохранители, и охраняем их бренные тела, но заодно мы видим все, что нас интересует, и все запоминаем. Ты слишком талантливый парень, чтобы я мог пройти мимо и не попытаться привлечь тебя к нам.

— И чем же я талантлив? — с иронией спросил Серж.

— Ну, во-первых, у тебя классная боевая подготовка, профессиональные рефлексы, да и боевые ордена просто так не дают. Расскажи лучше, где ты обучался урсу?

— В монастыре Валдай. А ты знаком с урсу?

— Не только знаком, у меня шестая ступень. Правда, я специализируюсь немного в другом стиле. Лучше ответь, почему ты не получил звезду Мастера, ведь одиннадцатая ступень, насколько я знаю, последняя.

— Учителя отложили, до тех пор, пока ненависть не покинет меня и не наступит полная гармония души и тела.

— Да… Бывает. — Ходжаев встал с дивана и в задумчивости прошелся по комнате. — Ладно, Серж, если ты не будешь против, то сделаем так. Ты побудешь немного в нашем тренировочном лагере, он здесь, неподалеку, а потом сам для себя решишь, как говорится, кто есть кто и что чего стоит. Сейчас тебе надо отдохнуть, уже поздновато. В соседней комнате есть чистая постель, там же и душевая, давай приводи себя в порядок. Я вернусь за тобой утром.

Когда дверь за командором закрылась, Власов прошел в предоставленную ему комнату. Приняв душ, он улегся в постель, но заснуть ему удалось далеко не сразу. Тысячи мыслей крутились в голове, перебивая одна другую, вопрос следовал за вопросом, но ответов нашлось не так уж много.

Ну что ж, пусть наступит утро, подумал он, а потом посмотрим. Никогда не поздно вернуться обратно в штаб. Телохранители… Он никогда о них не слышал, на Новой Москве их не было. Впрочем, что он вообще видел в своей жизни? Только стены школ, где он учился, келья монастыря, да два с половиной боя, после которых его отправили обратно домой. И еще троддтов, ненавистных троддтов… На этой мысли он благополучно провалился в сон.

II

Планета Реал III.

Долина Мей, тренировочная база телохранителей.

4079 год по общегалактическому календарю

С холма открывался прекрасный вид на расстилавшуюся внизу долину. Спускаясь с Ходжаевым по узкой тропинке, Серж думал о том, до чего же здесь хорошо. Деревья внизу собрались в небольшие рощицы, красуясь посередине сине-зеленых лугов, а в центре долины выделялся серый прямоугольник здания, дополняя созданный природой удивительный пейзаж.

Строение было возведено из здоровенных бревен, а массивные ворота с гигантскими металлическими запорами сразу напомнили Сержу голографические фильмы об освоении первыми колонистами Новой Москвы, которые он с таким удовольствием смотрел в детстве.

— Доброе утро, командор! — раздался голос из-за стены, и ворота медленно отворились.

«Наверное, система следящих камер», — подумал Серж, оглядываясь вокруг, но, не увидев ничего подобного, поспешил за Ходжаевым, чья спина уже мелькнула за воротами.

— Знакомься, Серж, наш инструктор Мэл, — произнес Ходжаев, пожимая руку высокому широкоплечему негру, чей обнаженный торс, бугрившийся мышцами, напоминал картинную галерею из-за множества нанесенных на него татуировок.

— Привет, парень, я Мэл Кармоди, Джоунс VI, — улыбнулся негр, протягивая руку. — Добро пожаловать в лагерь Мей.

Рука Сержа утонула в гигантской ладони, он весь напрягся, но, почувствовав, что ничто ему не угрожает, с удовольствием пожал теплую мозолистую руку.

— Серж Власов.

— Ну ладно, ребятки, познакомились, а теперь займемся делом. Веди нас к группе, Мэл.

Развернувшись, они следом за негром направились к зданию, но не вошли в него, а, обогнув, пошли дальше. Вскоре Серж увидел тренировочную площадку, на которой занимались с десяток людей. Увидев приближавшуюся троицу, все бросили занятия и рванулись навстречу вновь прибывшим. И тут изумление отразилось на лице Сержа. Первым, опережая других, бежал огромный медведь, увеличенная копия такого же, как подарила ему в детстве мать, но не из шерсти рума, набитый опилками, а настоящий, живой. И он протягивал лапу с четырьмя почти человеческими пальцами!

Отскочив назад, Серж по инерции встал в боевую стойку — сработал выработанный постоянными тренировками рефлекс. Но никто и не думал нападать на него. Все столпились вокруг, с удивлением глядя на новичка.

— Эй, ребята, успокойтесь, парень просто никогда не видел зим-зина. — Хасан взял медведя за волосатую лапу и подвел ближе к Сержу. — Это Сид, мы зовем его так, потому что его имя тяжеловато произносится на галактическом. И он совсем не кусается.

Да, вблизи зим-зин уже меньше напоминал его детскую игрушку. А большие зеленоватые глаза, светившиеся умом, были совсем не похожи на звериные.

— Он говорит на галактическом? — спросил Серж, почесывая затылок, и с удивлением услышал ответ:

— Не только на нем, но и на нескольких других, иначе бы меня сюда не взяли, — это произнес зим-зин низким, утробным голосом. — И не смотри на меня так, ты не в зоопарке.

Все вокруг засмеялись, да и сам Серж не удержался от смеха. Обстановка сразу изменилась, став почти домашней. Все по очереди подходили к Власову, хлопали его по плечу и представлялись. Их было всего девять человек, шесть парней и три девушки, не считая зим-зина. Они уже две недели находились здесь, проходя учебный курс, и довольно хорошо узнали друг друга.

— Вливайся в коллектив, парень! Мэл познакомит тебя с графиком занятий. Если вдруг почувствуешь усталость, сразу иди отдыхать, — сказал Хасан, обращаясь к Сержу. — Мы хотим сделать из вас профессионалов, а не загнать тренировками до полусмерти.

Прошло всего лишь две недели, но Власов уже понял, что здесь его дом, его семья и, самое главное, — его будущее. Особенно он сдружился с зим-зином Сидом и симпатичной светловолосой девушкой Карлой Нельсон. Как и он сам, девушка была сиротой, и это их сильно сблизило. Тонкая как хворостинка, миниатюрная, но очень гибкая и сильная Карла показывала хорошие результаты и еще успевала помогать Сержу осваивать язык троддтов, которым сама владела почти в совершенстве.

— Не обязательно говорить этим ящерам, что ты такой умный, знаешь их язык и все понимаешь, — говорила она ему. — Лучше всего помалкивать да слушать,

Но о том, где она родилась и где жила раньше, Карла никогда не рассказывала, всегда уходя от ответа, — в отличие от Сида, который мог без перерыва толковать о том, какие у него умные и замечательные родственники и как его предки начали строить первые корабли, чтобы выйти в открытый космос.

Вечерами, после изнурительных физических занятий, Мэл собирал группу и рассказывал о троддтах, о слабых местах в их физическом строении, об их обычаях и порядках. А знал он многое. Перед тем как стать инструктором, он долгое время служил телохранителем в известной семье троддтов, и, если бы не серьезная травма ноги, полученная во время нападения на его нанимателя, он бы и сейчас продолжал службу.

— Троддты слишком заносчивы и нетерпимы к молодым расам, но они видят, как мы колонизируем планету за планетой, как быстро мы приобретаем знания, к которым они шли многие тысячи лет, — рассказывал Мэл. — Вуурам мы вообще безразличны и нужны только для работы. А остальные старшие расы им просто подражают.

Власов запомнил эти слова. Теперь он старался поскорее закончить цикл тренировок, ожидая долгожданного окончания учебы.

Наконец этот день наступил. С самого утра приехал Ходжаев и надолго уединился с Мэлом в отдельной комнате. Никто в то утро не тренировался, все держались необычайно тихо, пока их не вызвали, и не по одному, а всех вместе.

— Рассаживайтесь, — негромко произнес Ходжаев, указывая на расставленные стулья. — Итак, вы окончили основной курс подготовки, и у инструктора к вам претензий вроде бы нет, — он оглянулся в сторону Мэла, и тот энергично кивнул, соглашаясь со словами командора.

— Сейчас каждому из вас надо решить, — продолжил Ходжаев, — кто с кем будет работать. Вы знаете, что телохранители почти всегда работают тройками, за редким исключением, в случае специальных заданий. Как раз пришел один такой контракт на двоих, от гаррелиан. Шилович и Стеранский росли вместе и вместе прибыли к нам, они хорошо показали себя, работая в паре, и мы решили предоставить этот контракт им. Подойдите, — он огляделся, отыскивая их взглядом, но те уже подходили к столу. — Вот ваши бумаги, — Мэл протянул каждому по большому пухлому конверту. — Ваш корабль стартует сегодня вечером. Желаю удачи. Идите, готовьтесь к вылету.

Развернувшись, оба направились к выходу, прощаясь на ходу с теми, с кем уже успели сдружиться за время обучения. Кто знает, сведет ли их снова судьба?

— Вас осталось девять, — продолжил Ходжаев. — Разделитесь на тройки. Я не буду делить вас сам — уверен, вы давно уже все сами для себя решили.

Серж сразу же подошел к Карле, затем к ним присоединился Сид, весело рыча и от удовольствия энергично качая массивной головой. Остальные, тоже особенно долго не раздумывая, разбились еще на две тройки.

Ходжаев улыбнулся, вновь оглядел всех и торжественно произнес:

— Я так и предполагал. Вы уже все продумали, хотя я распределил бы вас немного иначе. Но я не собираюсь вмешиваться, это не в наших правилах. Получайте бумаги и не подводите наше братство. Всё в ваших руках!

Все громко зааплодировали и гурьбой бросились к столу. Несколько человек принялись качать Мэла. Ходжаев с улыбкой смотрел на них, вспоминая, сколько раз он уже наблюдал эту картину.

— Все, достаточно. Вас ждет новая жизнь, жизнь, полная приключений и опасностей. Теперь вы — телохранители! Получите контракты, собирайте вещи, готовьте амуницию.

Серж подождал, пока остальные получат свои бумаги, и последним направился к Ходжаеву.

— Пусть твои друзья идут собираться, а ты задержись ненадолго, — тихо произнес тот. — Мне нужно с тобой кое о чем поговорить.

— Собирайтесь пока, я вас догоню, — Серж махнул рукой Карле и Сиду, направлявшимся к выходу, и обернулся к командору, внимательно на него поглядывая.

— Слушай, парень, честно говоря, я не особенно одобряю твой выбор, — Хасан начал потирать указательным пальцем губы, что всегда сразу выдавало его раздражение. — Зим-зин не очень поворотлив, у него избыток веса, при нашей профессии это может привести к неприятным последствиям. Да и девчонка в группе…

— Хасан, поверь, мне других партнеров не надо. — Серж ненадолго задумался. — А были раньше команды с разнополым и разнорасовым составом?

— В том-то и дело, что были. Женщины и мужчины работали вместе не один раз, но у женщин в экстремальных ситуациях эмоции, как правило, преобладают над логическими решениями, и к тому же они…

— Хасан, ты не на лекции, — перебил его Серж. — Что ты имеешь против Карлы и Сида?

— Ничего, но он у нас первый зим-зин, и кто знает, как он себя поведет… Ни одного надежного партнера. Я не уверен…

— А ты спроси у него, — Серж показал на Мэла, который уткнулся в бумаги, делая вид, будто ничего не слышит. — он не выпустил бы нас отсюда с плохой подготовкой.

— Ладно, забудем, — Ходжаев взял со стола конверт и передал Сержу. — Я нашел для тебя подходящий контракт, у одного из Старших троддтов, сроком на два галактических года. Это один из приближенных главы совета. Так что тебе и карты в руки, хотя условия оговариваются по прибытии. Если получится, мы с тобой встретимся через некоторое время. Копи информацию и береги себя, — Ходжаев сел, собирая оставшиеся на столе документы. — А сейчас беги, тебя ждет твоя команда.

Сборы заняли немного времени. Упаковав личные вещи и амуницию, все трое расположись на диване в холле.

— Вот и кончились наши беззаботные деньки, — грустно произнесла Карла. — Начинаются тяжелые трудовые будни.

III

Планета Аджус, столица империи троддтов.

4079 год по общегалактическому календарю

Корабль приземлился с точностью до секунды. Спустившись после долгого полета на твердую землю, Серж удивленно оглядел представшую перед ним картину.

С холма, на котором находился космопорт, открывался удивительный вид на город, расположенный в низине. Серебристо-молочные башни устремляли к небесам свои шпили. По улицам, казавшимся сверху узенькими ленточками, сновало громадное количество миниатюрных существ.

«Муравьиный мегаполис» — сразу же пришло на ум Сержу.

— Давай не останавливайся, надо получить снаряжение, — толкнула его Карла, спускавшаяся следом за ним по трапу.

В космопорте Аджуса жизнь била ключом. Автоматические краны и погрузчики сновали от одного космического корабля к другому, а потом возвращались к ангарам, подвозя ящики и контейнеры. Космопорт окружала трехметровая стена с рядами лазерных детекторов, и лишь с десяток огромных герметичных дверей выводили в шлюзы для выхода во внешний мир. Всюду виднелись охранники, в большинстве своем люди, но было много и гаррелиан, служивших здесь на офицерских должностях.

— Я договорилась насчет снаряжения, его сейчас доставят к седьмому шлюзу. Топайте туда на контрольную проверку, а я распишусь в документах и вас догоню, — крикнула Карла и мгновенно исчезла, будто ее здесь и не было.

— Пошли, Сид, — Серж приглашающе махнул зим-зину, и тот рванул вперед к видневшейся невдалеке стене.

У седьмого шлюза уже почти никого не было, лишь охрана из нескольких человек и двух гаррелиан стояла возле контрольного пункта, лениво перебрасываясь словами. Высокий офицер-гаррелианин, с физиономией, верхняя часть которой напоминала человеческую, но с хоботом, заменяющим нос, быстро проверил их документы и разрешения на въезд.

— Вас встречают, пройдите прямо и направо, — хрюкнул он, поднимая вверх хобот, отчего его и так противная физиономия перекосилась.

— Посмотри-ка на их нашивки, — как можно тише прошептал зим-зин. — Я с ними уже встречался, это шикуны — гвардия троддтов.

— Пошли, пошли, — резко подтолкнул его Серж, отчего Сид как мячик резво покатился вперед. — Нечего нарываться на неприятности.

За углом стоял аэромобиль на гигантских воздушных подушках. Серж уже видел такие, но ездить на них ему не доводилось — люди предпочитали наземный транспорт. Около аэромобиля, облокотившись о борт, стояли двое людей крепкого телосложения, в такой же черной форме. На их плечах красовались эмблемы с головами ящеров.

— Опять шикуны, — выдохнул Сид, — они наверняка здесь повсюду.

— Не гоношись, — прошептал Серж, подходя к гвардейцам.

— Мы телохранители, прибыли для работы по контракту со старшим троддтом. Нас трое, третий сейчас подойдет, оформляет документы, — отрапортовал Власов.

— Приветствуем вас на Аджусе, в столице протектората, от имени Старшего троддта Рууна Шааса Карвана, — произнес один из гвардейцев-людей, выступая вперед. — Мы прибыли за вами по его приказу. Меня зовут Маркос, я начальник охраны, а это Джесс, — он указал на своего напарника и протянул Сержу руку.

— Начальник охраны? — вопросительно подняв брови, Серж взглянул на него, отвечая на рукопожатие. — А нас тогда для чего наняли?

— Для охраны Младшего, но сейчас речь не об этом. Нам надо как можно быстрее добраться до резиденции. Где ваши вещи?

— А вот и Карла, сейчас у нее и узнаем, — махнул рукой Сид, показывая на приближавшуюся к ним девушку.

— Все в порядке, вот едут наши вещи и снаряжение. Я, кажется, вовремя, — Карла присела на корточки и сделала несколько подскоков на полусогнутых ногах. — Совсем запыхалась, чуть-чуть разомнусь, — сказала она, с улыбкой глядя на гвардейцев, удивленно наблюдавших за ее упражнениями.

Вещи были быстро уложены и закреплены. Все расселись, и аэромобиль, резко взлетев, понесся вперед, скользя в трех-четырех метрах над землей.

Поездка была недолгой. Так же резво, как и взлетел, аэромобиль приземлился на специальной стоянке, возле высокой, уходящей вдаль стены. Мощные ворота, способные, на первый взгляд, пропустить разом три-четыре крупных транспорта, уже были распахнуты, за ними невдалеке виднелось светлое здание, построенное в старинном колониальном стиле, с башенками по углам.

— Прошу вас следовать за нами, — произнес Маркос, выбираясь из аэромобиля. — Ваши вещи доставят прямо в ваши комнаты.

Шагнув в ворота и двигаясь вслед за шикунами к дому, Серж подумал о том, что для такого большого особняка охраны здесь маловато. Но, приглядевшись, заметил отблески объективов голокамер, замаскированных в листве деревьев, и миниатюрные детекторы движения, разбросанные на разных участках стены. Проходя мимо одного из декоративных кустов, он наклонился, приглядываясь, и увидел под широкими листьями тонкую феррановую проволоку.

— Не сомневайтесь, мы знаем свою работу, — раздался позади ироничный голос Джесса, заметившего интерес Сержа к окружающему пейзажу. — Здесь столько охраны, сколько требуется, и все на своих местах.

Процессия проследовала в здание, внутри которого тоже не было заметно ни малейшего движения. Войдя в небольшой зал и рассадив телохранителей в глубокие кресла, Маркос с Джессом незаметно исчезли. Вместо них появилось новое действующее лицо, привлекшее к себе всеобщее внимание.

«Вуур», — подумали все трое одновременно, хотя встречался с ними только Серж. Но не узнать представителя этой старшей расы было просто невозможно. Гибкое тело, как бы перетекавшее с места на место, было покрыто гладкой, блестящей кожей. Вуур обладал короткими трехпалыми конечностями и маленькой змеиной головкой; на его лице, как два фонарика, сверкали красные глаза. Несмотря на небольшие размеры головы, вууры были очень умны — их мозг располагался в верхней части тела и имел достаточно большой объем. Цивилизация, вышедшая в космос многие миллионы лет назад без всякой помощи со стороны, заслуживала уважения. Если бы не одно «но». Вууры были совершенно равнодушны к другим расам и не интересовались никем, кроме себя, хотя многие их представители работали в других протекторатах, занимая в основном должности секретарей и советников.

— Что ж, вот вы и прибыли — произнес вуур на хорошем галактическом, грациозно опустившись в кресло, которое тотчас приняло форму его тела. — Я секретарь Старшего троддта. Ваш старший встретится с ним позже, а я здесь для того, чтобы оговорить условия контракта. Он заключен на два года, но будет продлен, если задание не будет выполнено до конца. В случае вашей недееспособности или смерти все заработанное по контракту переводится в главный штаб наемников, где вопрос решится согласно договору с командованием телохранителей. Если…

— Послушай, ты, змея, сначала объясни толком задание, а потом закончишь свою юридическую тягомотину, — Карла привстала с кресла, ненависть так и звенела в ее голосе. — А то контрактик наш можно и разорвать.

Серж тоже вскочил, чтобы успокоить Карлу. «Сейчас нам нужна выдержка, ведь сначала надо все хорошенько разузнать», — подумал он, усаживая ее в кресло. Оставшись стоять, и повернувшись лицом к вууру, Серж постарался придать своему лицу как можно более спокойное выражение, затем вкрадчиво произнес:

— Мы немного устали с дороги, путь был неблизкий, и вы должны простить мою напарницу за ее поведение. Но расскажите более конкретно. Кого или что мы должны охранять?

Вуур приподнял голову. Его красные глаза обежали всех собравшихся и остановились на Серже.

— Я могу сообщить только то, что вам предстоит посетить ряд планет и разыскать того, кто будет вашим хозяином на последующее контрактное время. Это…

— У нас нет и не будет хозяев, есть только наниматель, — ровным, безжизненным голосом перебил его Серж. — Впредь прошу не употреблять этого слова в нашем присутствии, — закончил он, заслужив яростный взгляд красных глаз.

На некоторое время наступила гнетущая тишина. Неожиданно вуур вдруг выскользнул из зала, да так стремительно, что никто из троих не успел и слова вымолвить, они лишь замерли от изумления, сидя в своих креслах. И тут же в двери появилась знакомая фигура Маркоса. Подойдя к ним поближе, он спокойно произнес:

— Ну всё, ребятки, пойдемте, я отведу вас в ваши комнаты. Пора отдохнуть. Старшой, будь готов к семи часам по общегалактическому, — я отведу тебя к Старшему троддту.

Вставая, Серж приложил палец к губам. Команда, мгновенно поняв его, последовала за Маркосом, не произнеся ни слова. Начальник охраны провел их извилистыми коридорами в дальний угол здания, где, открыв карточкой магнитный замок, коротко произнес:

— Располагайтесь, здесь три смежные комнаты. — Он развернулся и исчез в поперечном коридоре.

Собравшись в первой комнате и радуясь тому, что наконец-то они остались одни, все дружно заговорили, перебивая друг друга, пока Серж не приказал замолчать.

— Хватит драть глотки, это бессмысленно, давайте лучше отдохнем. После того как я вернусь от Старшего троддта, решим, что делать дальше.

Три часа сна пролетели как одна минута. По давно выработанной привычке просыпаться мгновенно Серж, вскочив, оделся, умылся и привел себя в порядок. Когда раздался стук в дверь, он уже был готов. Невозмутимый, как и прежде, Маркос провел его в роскошно обставленный кабинет и, так и не произнеся ни слова, оставил его одного.

Да, кабинет был отличный! Каждая стена была обита шестью прямоугольными панелями, на каждой из панелей красовались пейзажи незнакомых Сержу планет. Яркие краски и прекрасный стиль говорили о том, что все это — работа, несомненно, талантливого художника. Мебель и все остальное в кабинете, вплоть до «хамелеоновых» штор, было подобрано к панелям и выглядело единым целым, хотя одна деталь все же бросалась в глаза, выбиваясь из слаженного ансамбля. Это было высокое кресло с большим подголовником, вплоть до ножек изукрашенное мелкими металлическими накладками с изящной гравировкой.

«Никак терциний! Да, сразу понятно, что представляет собой хозяин», — подумал Серж, рассматривая узоры, выгравированные с удивительной тонкостью. Терциний был дорогим и довольно редким металлом, его использовали в основном для корпусов космических кораблей, и украшать им кресло было, конечно же, непозволительной роскошью. Но «что не позволено простому смертному, то позволено троддтам», — перефразировал знаменитую старинную поговорку Серж и, услышав скрип открывающейся двери, резко отскочил в угол комнаты.

На пол упала гигантская тень, а затем и сам ее обладатель прошествовал к креслу и с шумом опустился в него.

Он долго разглядывал Сержа, пристально и как бы со стороны.

— Человек, мы уже встречались? — раздался металлический голос, напоминавший скрип несмазанных дверных шарниров. Из-под капюшона не было видно лица говорившего, но этот голос и размеры…

— Нет, Старший, маловероятно — ответил Серж.

— Ты очень молод, — заметил тот с сомнением в голосе, откидывая капюшон. — И не подумаешь, что ты основной в группе…

Серж спокойно встретил его взгляд. Эта рептилия не знала, что он уже встречался с представителями её расы.

— У меня достаточно опыта… — начал отвечать он.

Тот, казалось, не слышал.

— А ведь он подавал столько надежд… — проговорил троддт, обращаясь к самому себе

Серж вспыхнул.

— У меня достаточно опыта, — упрямо повторил он. — Мои товарищи, хорошо подготовленные телохранители…

— Человек… И ты считаешь, что можешь все? — серые глаза, холодные, как космическая пустота, окинули телохранителя еще раз с головы до ног. — Так можешь?

Серж не ответил. Он пожал плечами, не зная, что от него хочет собеседник. Всем известно, что троддтов иногда просто невозможно понять.

— Вы все на одно лицо, никак не могу вас отличить, но это не важно, — изогнутые когти забарабанили по столу. — Так мой помощник обрисовал вам суть проблемы?

— Нет, Старший, он пытался, но до конца не объяснил, последнее слово он оставил за вами. Да и говорил какими-то загадками.

— Ладно, ладно… Если коротко: мой младший уехал путешествовать и пропал. Уже долгое время от него нет никаких сведений. Нужно найти его и доставить сюда.

Серж задумался, его молчание затянулось. Наконец, больше не сдерживаясь, Серж резко произнес:

— Ну а при чем здесь мы? Пошлите своих шикунов или гаррелиан, законтрактируйте, в конце концов, наемников-людей, но зачем вам телохранители? Наша задача охранять нанимателя, а не болтаться по всему Космосу в его поисках.

— Человек, ты ничего не понимаешь. Было сделано все возможное. Тебя рекомендовали, и ты здесь. Найдешь — получишь все, что захочешь. Не найдешь — обратно не возвращайся. Все материалы доставят тебе в комнату. Ты первый из людей, кто увидит личное дело троддта. Кредит на Аджусе открыт, закупайте все, что понадобится.

— Но мы… — неожиданно для себя Серж растерялся.

— Ладно. Если прислали именно вас, значит, ничего лучшего найти не сумели, — перебил его троддт, поднимаясь из охватывающего его кресла. — Маркос отдаст нужные распоряжения. Вы отправитесь в порт вместе с ним и будете делать то, что он велит. Не меньше, разумеется, но и не больше, — в его голосе звучали резкие ноты, режущие как лезвие бритвы. — Корабль для вас уже снаряжается, через девяносто галактических часов вас уже не должно быть здесь. А теперь ты свободен, иди и займись своей работой. Все ясно?

Серж кивнул.

Двери распахнулись, в комнату вошли Маркос и еще двое из охраны.

— Следуй за нами, — произнес Маркос. Он как обычно был немногословен.

«Где-то у него под рукой кнопка вызова охраны, раз они вошли сюда без приглашения, — думал Серж, шагая за провожатыми к своей комнате. — Да, угроза понятна: если мы не уберемся в срок с этой планеты и не начнем выполнять задание, нам крышка».

В его комнате за столом уже сидели Карла и Сид, тихо переговариваясь между собой. Вошедший охранник положил на стол две толстые папки и, не произнеся ни слова, ушел. На Серже скрестились два вопросительных взгляда.

— Эй, друг, это что, история болезни клиента? — мохнатый зим-зин с улыбкой пододвинул к себе папку.

— Совсем и не смешно, — Карла скорчила зим-зину гримасу и жестом показала Сержу на стул рядом с собой. — Насколько можно понять по твоему лицу, встреча на высшем уровне закончилась не в твою пользу, — ласково продолжила она, обращаясь к нему. — Так что лучше садись, в ногах все равно правды нет, а нам пора и делом заняться.

Послушавшись, он сел, и все трое, склонившись над столом, занялись изучением документов, находившихся в папках.

IV

Планета Аджус, столица империи троддтов.

Особняк Старшего троддта.

4079 год по общегалактическому календарю

Все документы оказались довольно интересными. Сверху лежал маленький листок, копия-распечатка файла, с короткой справкой по личному делу Кирта Рууна Карвана, Младшего Троддта.

Кирт Руун Карван, Младший Троддт, родился на Аджусе в 4049 году, окончил в 4064 году Школу Жизни троддтов, затем поступил в знаменитый Вуурский университет ксенобиологии, который с отличием закончил в 4068 году. Учеба в Высшей школе Троддтов в Аджусе, на отделении галактической археологии, закончена в 4072 году. В последующем —участие в многочисленных экспедициях на различные планеты, в том числе экспедиция на Сельдже II, раскопки поселения таинственной вымершей расы ноксов, —эта экспедиция принесла Младшему троддту известность и ученое звание. В 4077 году отправился в Безумные Миры. Прислав несколько сообщений с планеты Хряк, он исчез, и до сих пор сведений о его местонахождении нет. Из четырех экспедиций, отправленных впоследствии на поиски его отцом, вернулась лишь одна, самая первая. Из ее доклада явствует, что след Младшего Троддта оборвался на Рваной Дыре, закрытой для посещения планете, с уровнем жизни, отстающим примерно на два столетия от современного уровня жизни. Экспедиция, состоявшая из наемников-гаррелиан и двух вууров, столкнувшись с враждебным отношением проживающих там людей, решила не рисковать и вернулась обратно. Больше сведений не поступало.

— Так, это есть плохо, — от улыбки зим-зина любому незнакомцу захотелось бы убраться куда-нибудь подальше. — Только тот, кому уже нечего терять, может туда отправиться, если он в здравом уме и памяти. Там же не существует ни правил, ни законов.

— Здесь вся имеющаяся информация о Безумных Мирах, — Серж с интересом вглядывался в раскрытые страницы. — Давайте сначала прочитаем, а потом будем думать. Выхода все равно нет, контракт заключен, и тело, которое мы должны защищать, находится где-то там. У нас осталось восемьдесят восемь галачасов, так что, друзья, не будем терять время.

Безумные Миры — около сорока звездных систем, находящихся в самом глухом уголке Галактики. До 3064 года, когда торговля была в самом расцвете, шестьдесят четыре планеты, пригодные для жизни, были колонизированы, в основном мауви и людьми. На некоторых планетах были обнаружены разумные виды, находящиеся на низкой стадии развития, и следы развалин исчезнувшей цивилизации, прозванной впоследствии цивилизацией ноксов. После Окраинных войн 3065–3071 годов связь с планетами была потеряна на много лет. В настоящее время гаррелиане, чья территория находится на наиболее близком расстоянии от Безумных Миров, контролируют своими боевыми кораблями их границы. Возможностью пролета обладают лишь редкие археологические и торговые экспедиции с разрешения Галактического Совета, хотя и известно, что некоторые корабли вольных торговцев (в основном людей и гримлов) регулярно прорываются сквозь выставленные заслоны.

Собраны более или менее достоверные сведения о восьми звездных системах.

— Система Каролла, количество планет — девять.

Хряк— четвертая и единственно обитаемая планета из девяти планет-спутников, обращающихся вокруг желтой звезды Каролла, спектрального класса G4. Планета примерно вдвое превышает размерами Аджус.Период обращения: 34 галактических часа. Общее население (по неуточненным данным) — 2 101 300. Столица — город Нова. Космодром находится там же. Денежная единица — кинн.

По данным разведслужбы гаррелиан, Нова является базой контрабандистов. Туда пробираются все преступные элементы, авантюристы всех мастей, искатели приключений, все те, кому уже нечего терять. Пребывание на ней опасно!!!

— Система Маджар, количество планет — шесть, количество обитаемых — неизвестно.

Рваная дыра — планета, сожженная в 3069 году во времена Окраинных Войн, вращается вокруг Маджара — желтой звезды, спектрального класса G7. Масса планеты примерно равна массе Аджуса.Период обращения: 26 галактических часов. Из последних данных следует, что на планете процветает скотоводческая культура, но царят беззаконие и анархия. Нахождение на ней опасно!

— Система Сигейра, количество планет — шесть.

Бразилина— первая обитаемая планета из шести планет-спутников, обращающихся вокруг Сигейры — желтой звезды, спектрального класса F9. Планета массой примерно в 1,3 массы Аджуса. Период обращения: 27,6 галактических часа. Пригодна для жизни. Данных о населении нет.

Никси— вторая обитаемая планета, примерно 1,3 массы Аджуса.Период обращения: 28,3 галактических часа. Общее население (по неуточненным данным) — около двух миллионов. По данным шестой археологической экспедиции, космодром находится в удовлетворительном состоянии. Образ жизни населения кочевой. Из-за нападений степняков экспедицию пришлось срочно свернуть.

— Система Эфти, количество планет — восемь.

Вилена— единственная обитаемая планета из восьми планет-спутников, обращающихся вокруг двух гигантов: белого — Эфти (А2) и оранжевого — Руны (К5). Планета примерно втрое превышает размерами Аджус.Период обращения: 42 галактических часа. Общее население (по неуточненным данным составляет вместе с аборигенами) — 4 200 000.

Космодром находится на острове, так как материков на планете нет, а есть лишь многочисленные острова, населенные туземцами, называющими себя тоглами. Внешне напоминают собой искаженную, примитивную версию гримлов. Поэтому гримлы и построили на острове хорошо защищенную базу и космодром. Ведется торговля мехами морских животных. Разрешен прилет космолета один раз в год по общегалактическому календарю для взятия товара и смены состава базы.

— Система Валпари, количество планет — три.

Гра— единственная обитаемая планета из трех планет-спутников, обращающихся вокруг Валпари, — холодного голубовато-белого гиганта спектрального класса В9. Масса — примерно 1,5 Аджуса. Период обращения: 30 галактических часов. Гра называют планетой холода, она почти вся покрыта снегом и льдами. Данных о жизни на планете нет.

— Система Като, количество планет — четыре; из них обитаемых — две, а также астероидный пояс.

Токо — первая обитаемая планета, вращается вокруг холодного красного гиганта спектрального класса М2. Массой примерно равна Аджусу. Период обращения: 25,2 галактических часа.

Планета пригодна для жизни. Раньше обе обитаемые планеты населяли люди, в основном потомки японских поселенцев. После Окраинных войн данных о населении нет.

Оса— вторая обитаемая планета, массой примерно в 1,2 массы Аджуса. Период обращения: 27 галактических часов. По данным третьей археологической экспедиции, найден город в удовлетворительном состоянии, но совершенно пустой. Не обнаружив ничего ценного с точки зрения археологии, экспедиция была свернута.

— Система Лепаста, количество планет — четыре.

Медея— первая обитаемая планета из четырех планет-спутников, обращающихся вокруг Лепасты — желтой звезды, спектрального класса F9. Планета массой примерно в 1,2 массы Аджуса. Период обращения: 26,1 галактических часа. Пригодна для жизни. Данных о населении нет.

Оправа— вторая обитаемая планета, примерно 1,4 массы Аджуса.Период обращения: 30,4 галактических часа. Общее население (по неуточненным данным) — около миллиона. Аграрный мир. Из-за остаточной радиации выявлены многочисленные мутации. По данным шестой археологической экспедиции, основной космодром находится в удовлетворительном состоянии.

— Система Джанта, количество планет — четыре. Наиболее отдаленная из всех систем Безумных Миров. Граница зоны.

Алия— планета, сожженная в 3070 году во времена Окраинных войн. Ранее принадлежала мауви. Никаких других данных нет.

— Что этот ящер хотел там найти? — Карла задумчиво смотрела в потолок, пальцем чертя узоры на столе. — Эту часть Галактики почти никто толком не знает, надо найти там кого-либо из контрабандистов, кто помог бы хоть как-то сориентироваться. Хотя лететь с такой информацией, да еще пытаться что-то выяснить — нет, это верное самоубийство.

— Согласен, — Серж оглядел своих товарищей. — Но все равно придется сначала лететь на Хряк, поищем его следы там, ну и заодно, если понадобится, наймем проводника из вольных капитанов. Дальше будем действовать по обстановке.

Время до отлета пролетело быстро. Почти полностью оно было потрачено на подбор и покупку нужного вооружения, оборудования, полезных вещей для самых экстремальных ситуаций. Зим-зина, очень довольного тем, что им предоставлен неограниченный кредит, нельзя было оторвать от полок с оружием. Того, что он закупил, хватило бы для вооружения трех звеньев охраны.

— Зачем тебе это? — спросил Серж у Сида, рассматривавшего гигантский боевой бластер, славившийся своей скорострельностью и предназначенный для троддтов.

— Давно хотел такую игрушку, но на наших планетах запрещена продажа оружия высоких технологий Галактического Содружества, приходилось довольствоваться тем, что было.

— Ну да, вроде этого маленького ножичка, — Карла показала на здоровенный кинжал в ножнах, всегда прикрепленный к левой ноге зим-зина.

— Мне он не мешает, — пробурчал Сид, прихватывая еще и небольшой арбалет с комплектом стрел. — А вот с таким красавцем мне все равно куда лететь, нигде не пропаду.

— Не… Лучше вот такой малыш, — Карла продемонстрировала небольшой компактный бластер. — Поместится где угодно.

— Хватит вам жадничать, нам пора. Складывайте всё, и готовимся к отлету, — Серж повернулся к выходу, за ним, на ходу подхватывая рюкзаки, потянулись и Карла с Сидом.

Торговый корабль «Стайер», предоставленный телохранителям, размерами превышал корабль разведчиков, но был не так велик, как военные или торговые суда троддтов класса «Элит». Когда-то это был отличный корабль вууров, но несколько заплат на корпусе и ободранные края посадочных ног свидетельствовали о его далеко не первой молодости. Видимо, тот деятель, которому Старший доверил подготовку экспедиции, особо не утруждался и подобрал судно, скорее всего, конфискованное за контрабанду. Конечно, оно не впечатляло так, как крейсеры или линкоры, чьи уткнувшиеся в небо серебристые стрелы, тянулись до горизонта, но все же мог посоперничать со стоявшими неподалеку торговыми звездолетами.

Пока трое друзей стояли, рассматривая корабль, в надстройке напротив спущенного трапа распахнулся люк, из которого словно вывалился маленького роста звездолетчик. Сначала он только бросал косые взгляды в сторону телохранителей, потом любопытство все же пересилило, и он обратился к Сержу, стоявшему впереди других:

— Вы, наверное, наши новые пассажиры?

— Да, конечно, — ответил Серж, дружески махнув ему рукой.

В это время внутри корабля раздался шум и стук падения какого-то тяжелого предмета.

— Займись делом, придурок! — выкрикнул кто-то изнутри. — Хватит сачковать.

— Быстрей поднимайтесь, прямо по коридору после кубрика увидите жилые каюты, — проговорил скороговоркой малыш и юркнул в люк, не дожидаясь, пока пассажиры поднимутся.

Пройдя мимо обычного кубрика для экипажа, они обнаружили две обещанные жилые каюты. Серж внимательно осмотрел их и решил в одной сложить только оборудование и личные вещи, так как во второй вполне хватало места для них всех.

После нескольких часов укладки всего своего хозяйства взмокшие и уставшие Серж, Карла и Сид завалились на койки. Почесывая передней лапой спину и умудряясь при этом одной из задних лап, скрести другую, зим-зин спросил с тоской в голосе:

— Ну и что теперь? До отлета еще пять галачасов, надо поискать, где помыться, а то…

— А то тебя насекомые заедят, — перебила его Карла, громко засмеявшись. — Ладно, я даже помогу их тебе искать.

— Мы давно уже цивилизованная раса, и насекомые на нас не водятся, — обиделся Сид, слезая с койки. — И вообще если бы это сказал кто-нибудь из этих старших выскочек, было бы понятно, но ты…

— Ну хорошо, мохнатенький, не обижайся, — Карла повернулась к Сержу. — Может быть, прошвырнемся по кораблю, посмотрим? Лететь-то нам долго.

— Согласен. Пошли, раз не устали.

Серж поднялся и двинулся к двери. Остальные потянулись за ним.

Внутри корабль выглядел неплохо. Всюду царили порядок и чистота, все находилось на своих местах, и не было видно и следа той неряшливости, что так свойственна торговым кораблям.

Судя по опечатанным кронштейнам и отметинам на палубе и переборках, «Стайер» когда-то был неплохо вооружен. Но сейчас на корабле виднелись лишь боевые лазеры широкого радиуса действия; однако и их вполне хватило бы для того, чтобы отбиться и уйти от крейсера средней массы.

Удивляло только то, что не было видно членов команды. Лишь миновав третий люк, они услышали голоса, доносившиеся из дальнего конца коридора. Идя первым, Серж осторожно заглянул в распахнутый люк и увидел трех человек и одного гримла, расположившихся за прямоугольным столом. Разговор, судя по всему, велся серьезный. Забыв на мгновение о своих товарищах, Серж встал у люка, так, чтобы оставаться невидимым из каюты, — его очень заинтересовало то, о чем спорили внутри.

Жестикулируя, говорил гримл, чья хитрая лисья мордашка выражала полнейшее возмущение.

— Не знаю как вы, но я не согласен с капитаном Джотом, и лететь туда не желаю. Может, мы и долетим до этой планеты, но вот вернемся ли обратно — это спорный вопрос. Один мой родственник пару лет назад нанялся к контрабандистам лететь на Вилену за мехами — при том учтите, что там наша база, — и… всё, с концами.

— Да, влипли, — проговорил здоровенный лейтенант, сидевший напротив. — Но приказ капитана есть приказ, так что да поможет нам Великий Космос!

Серж не стал дослушивать их беседу, и, кивнув головой остальным, бесшумно тронулся дальше. Коридор завершался мощной на вид переборкой с задраенным люком, по обе стороны которого светились надписи: «Командный мостик» и «Вход только обслуживающему персоналу с соответствующим допуском». Голографическая панель с клавишами для набора кода, находившаяся пониже, давала понять, что двигаться дальше нет возможности.

— Возвращаемся обратно, потом разберемся, что тут и как, — шепотом произнесла Карла, наклоняясь к Сержу. — Главное взлететь, а потом уж…

— А потом кранты, — мощная грудь зим-зина вздымалась от сдерживаемого, распиравшего его хохота.

— Тише, тише, — Серж резко развернулся, чуть не ударившись о переборку. — Развеселились тут! Пошли лучше обратно.

Так же незаметно они вернулись в свою каюту. Так и не найдя душа, огорченный зим-зин завалился на койку и мгновенно захрапел. Потом уснула и Карла. Один Серж не ложился, размышляя о дальнейшем. Он долго просидел, раздумывая о том, как необычно складывается его судьба. Неожиданно в его мысли ворвался посторонний шум. Кто-то настойчиво к ним стучался.

— Вас вызывает капитан, — люк приоткрылся, в нем показалась уже знакомая хитрая лисья мордашка гримла. — Я вас провожу.

Сержу пришлось разбудить друзей.

Гримл провел их к люку, на котором висела табличка: «КАПИТАН»; ниже на табличке красовалась одна-единственная буква «Д».

— Вот и все сведения о капитане, — с иронией в голосе произнес Серж, поискав взглядом гримла. Но того уже и след простыл. Тогда Серж постучал в люк.

— Открыто! — послышался голос изнутри. Серж толкнул люк. За столом спиной к входу сидел тучный человек с гривой седых волос и вглядывался в дисплей стационарного компа. По каюте негромко разносилась легкая нежная музыка.

— Входите, — пригласил он не оборачиваясь. — Я вас жду.

Серж вошел первым, остановившись невдалеке от стола. Музыка продолжала играть, пока капитан не отключил дисплей и не повернулся в кресле, окинув взглядом всех вошедших по очереди. Его лицо, изборожденное морщинами и шрамами, не вызывало симпатии, но зато и не отталкивало, а умные карие глаза заставляли проникнуться уважением к их хозяину.

— Значит, это вы мои новые пассажиры? — спросил он, сплетая свои сильные пальцы на коленях.

— Да, это мы, трое, — ответил Серж. Наступила пауза, и Серж понял, что ему симпатичен этот уже немолодой и много повидавший в своей жизни человек. Впрочем, первое впечатление еще ничего не значило.

Серж молча протянул капитану папку с документами. Открыв ее, он быстро пролистал, снова закрыл и негромко произнес:

— Так, значит, телохранители, — его лицо нахмурилось. — И из-за вас нам приходится рисковать?.. Ладно, вы уже все равно здесь. Единственная просьба — не мешать экипажу выполнять свой долг. В вашем распоряжении кают-компания и спортзал. В другие помещения попрошу не лезть. — Он ненадолго задумался и добавил: — Душевая рядом со спортзалом. Все понятно?

— Да, капитан, все понятно, — ответила почему-то Карла. — Единственный вопрос… Буква «Д» — это…

— Джот, капитан Френци Джот, — еще раз окинув их взглядом, он усмехнулся и, отвернувшись, включил комп. Вновь зазвучала музыка. Знакомство было окончено.

V

Космическое пространство.

Борт торгового корабля «Стайер».

4079 год по общегалактическому календарю

Неожиданно ворвавшись в сон Власова, где-то вдали возник шум гравитационных генераторов, быстро заглушенный свистом разогреваемых двигателей. Корпус «Стайера» завибрировал, задрожал от их едва сдерживаемой мощи. «Вот и поехали», — подумал Серж, вжимаемый в койку стартовой перегрузкой.

Ночь уже заканчивалась, но темнота в иллюминаторе озарялась яркой россыпью звезд.

— Приготовиться, — раздалось в динамиках, — корабль вышел в расчетную точку прыжка. Переходим в гиперпространство.

Мгновенно картина в иллюминаторе резко переменилась. Яркие точки звезд исчезли — осталась одна лишь тьма.

— Ну вот, Сиду уже пора и пообедать! — зим-зин погладил живот, посмотрев с сомнением на Карлу. — Никогда ведь не поздно хоть немного подкрепиться, только надо найти где.

— Пойдемте поищем кают-компанию, иначе эта ненасытная утроба ослабнет с голодухи, — Серж дружелюбно хлопнул Сида по крепкому животу и направился к люку.

Найти кают-компанию оказалось легче, чем опасался Сид: по дороге они заблудились только дважды. Серж приоткрыл люк, с облегчением заметив, что помещение оказалось пустым, и шагнул через порог. Вслед за ним протиснулись Карла и Сид.

На передней переборке выделялся большой прямоугольный щит, на котором висели поделки с разных планет, с другой стороны виднелось окошко в маленькую темную поварскую. По всему помещению стояли как попало изрядно потрепанные кресла, в середине — большой резной стол и вокруг него десять стульев. Стол был накрыт на десять персон, хотя перед двумя стульями приборы отсутствовали.

— Сейчас дама вама поесть, — откуда-то раздался тонкий голосок, заставив всех троих вздрогнуть от неожиданности. Затем из темноты поварской показалась и физиономия его обладателя.

— Кралл! — с восторгом закричал зим-зин, пока Серж с Карлой с удивлением смотрели на странное существо. Маленькая, сморщенная, волосатая рожица, рост — по пояс среднему человеку, да еще и длинный хвост, ритмично колотящий об пол. Существо подошло к столу, подметая пол фартуком, закрывавшим все его маленькое тело. В трехпалых ручках оно несло поднос с дымящимися тарелками и чашками.

— Кралл! Кралл Чима, кралл Чима, — с воодушевлением повторяло и повторяло существо, ставя поднос на стол.

— Ничего не пойму, чего он бормочет, — Серж приподнял с подноса тарелку с аппетитного вида овощами. — Н-да, первый раз вижу такое… э…

— Да это… же… кралл! — еле выговорил зим-зин, уже успевший набить полный рот.

— Кралл Чима, кралл Чима, — чуть не крича, повторяло существо, затем развернулось и как будто испарилось в пространстве.

— Куда оно делось? — Карла приподнялась на стуле, смотря на зим-зина. — Кто-нибудь мне скажет, что это было?

Говорить с набитым ртом Сид, естественно, не мог, и только досадливо махнул головой.

Прожевав, он начал рассказывать. Краллов обнаружил недавно, где-то около двадцати галактических лет назад, корабль зим-зинов. Притом совершенно случайно. В системе двойного солнца Люсии было две планеты, на одной из которых находились рудники, где добывали ортановую руду. Вторая планета считалась непригодной для жизни, так как в ее атмосфере содержалось какое-то количество метана. А потом на нее совершил аварийную посадку грузовик с рудой. Так были обнаружены норы краллов, живущих под землей и ведущих ночной образ жизни. Как подозревали ученые, в их организме имелся некий орган, перерабатывающий метан, хотя с точки зрения науки это и было невозможно.

— А как он попал сюда? — спросила Карла заинтересованно. — И как он дышит без метана?

— Откуда я знаю, наверное, как-то акклиматизировался, — Сид сложил все тарелки на поднос и придвинул его к краю. — Пошли, все равно никого нет, спросить не у кого, а я бы подремал немного.

— Тебе лишь бы есть да спать, — сердито произнес Серж, поднимаясь. — Скоро совсем форму потеряешь. Ладно, возвращаемся в каюту.

Пока корабль находился в пространстве, заняться было нечем. А праздность для человека — источник беспокойства. Чтобы занять руки и голову, Серж, Карла и Сид регулярно тренировались в спортивном зале, стараясь поддерживать форму. Остальную часть времени изучали космические карты из папки, полученной от Старшего троддта. За это время они познакомились со всеми членами экипажа, хотя встречались с ними редко, в основном за едой.

Даже на мощной, четвертой крейсерской скорости «Стайеру» все равно понадобилось около двадцати дней, чтобы преодолеть расстояние в семьсот сорок световых лет от Аджуса до окраинных границ протектората гаррелиан. Здесь уже почти не встречались корабли, рядом простирались Безумные Миры. На двадцать первый день всех неожиданно вызвали на запретный для них мостик. Поблизости появился патрульный крейсер гаррелиан.

— Капитан Джот? — Голос, прозвучавший из динамиков внутренней связи, едва-едва пробивался сквозь шум, царивший на командном мостике. — Сообщение патрульной службы гаррелиан: они требуют экстренного торможения, мы уже у границы Безумных Миров.

Казалось, что капитан, склонившийся вместе с дежурным техником над экраном бортового компа «Стайера», просто пропустил это сообщение мимо ушей, но неожиданно, не отрываясь от дисплея, он рявкнул на дежурного инженера-связиста:

— Соедини меня с каналом патрульной службы!

— Капитан?.. — Инженер недоуменно вскинул брови.

— Я все хорошо слышу, — уже спокойно ответил Джот. — Выполняй приказ.

— Да, слушаюсь, капитан, — поспешно кивнул тот и принялся быстро настраивать канал.

— «Стайер 359-22», — на этот раз в стальном голосе, прозвучавшем в отсеке, уже не было мягких интонаций, — вы находитесь у границы Безумных Миров. Немедленно разворачивайтесь или ложитесь в дрейф для предъявления судовых документов и допуска в зону. С вами говорит патрульный крейсер протектората гаррелиан. Последнее предупреждение, последнее предупреждение…

— Разрешите… — начал было фразу дежурный, но, встретившись взглядом с капитаном, умолк.

— Успокойся, лейтенант, — спокойно и холодно произнес капитан, — курс на швартовку, и никому не дергаться. Переговоры ведем только я, Власов и второй помощник. Ясно?!

— Да, сэр, — гаркнуло одновременно пять глоток.

Капитан холодно оглядел всех, затем кивнул Власову.

— Готовьте ваши пропуска, иначе у нас будут проблемы.

Серж промолчал, взглядом показав на папку, лежащую у пульта.

Проверка не заняла много времени — подпись Старшего троддта возымела действие. Уже через пять галочасов «Стайер» входил в пространство Безумных Миров. Это была система Каролла, занимавшая стратегически важную позицию в пограничных районах гаррелиан.

Еще в тот момент, когда корабль только вынырнул из гиперпространства, Серж уже понял, что им достался классный капитан, и сейчас, подлетая к сияющему перед ними оранжево-желтому диску, он был уверен, что они попали по назначению. Капитан не переводил корабль в автоматический режим, а вел на ручном управлении, точно к четвертой планете. Его пальцы уверенно пробегали по приборной панели — он устанавливал курс, готовясь вывести корабль на орбиту видневшегося рядом шара планеты.

Когда нос «Стайера» вонзился в атмосферу, на экранах стала отчетливо обрисовываться поверхность планеты. Виднелись гигантские глубокие впадины — следы старых пересохших океанов; два континента, соединенные перемычкой, располагались между остатками морей. Да еще разорванные цепи гор, покрытых вулканической лавой, и выжженная бескрайняя пустыня, — вот и все, что представлял собой Хряк.

В то время как капитан медленно гасил энергию двигателей, готовя корабль к посадке, в иллюминаторах показалась столица планеты — Нова, сверху напоминающая паука, раскинувшего свои длинные суставчатые лапки. Рядом виднелся небольшой космопорт.

После приземления в рубке наступила тишина. В течение нескольких напряженных мгновений все ждали, не прозвучит ли сигнал тревоги, — но корабль сел ровно на все стабилизирующие опоры. Потом капитан включил в рубке обзорный экран, чтобы все увидели космодром — конечный пункт их полета.

— Ну вот, мы выполнили условия договора, мой молодой друг, — с усмешкой произнес капитан Джот, поворачиваясь к Сержу. — У тебя два часа на сборы, а потом мы быстренько унесем отсюда свои задницы, пока их нам здесь не поджарили!

— Могу ли я поговорить с вами наедине, капитан? — Серж указал рукой на выход из рубки. — Скажем, у вас в каюте.

— Хорошо, но в твоем распоряжении всего пять минут, — ответил капитан.

Пройдя к себе и предложив Сержу сесть в кресло, капитан Джот остался стоять, в упор глядя на молодого человека.

— Начинай, я тебя внимательно слушаю, — в его словах прозвучала скрытая ирония.

— Капитан, мне хотелось бы на всякий случай договориться… в общем, если…

— Нет, нет, и еще раз нет. Я знал, что ты это скажешь. Ответ однозначен — нет! Я отвечаю за свой экипаж и не хочу неприятностей. Хватит и того, что я согласился доставить вас в эту забытую всеми дыру, но я ни секунды лишней здесь не останусь. Единственное, что я могу для тебя сделать, — это оставить для связи свой радиокод, чтобы я знал, когда вывозить ваши бренные тела. — Капитану понравилась собственная шутка, и он захохотал так, что его, наверное, было слышно даже за стенками корабля.

— Вот и договорились, — Серж поднялся. — Это все, о чем я хотел вас попросить.

— Не обижайся парень, я уже сказал: и ты, и твои ребята мне нравитесь, и если я буду близко, то помогу, чем смогу.

— Хорошо, договорились. Давайте ваш радиокод, и мы начнем собираться.

VI

Система Каролла,

планета Хряк,

аванпост Безумных Миров.

Космопорт и столица Нова.

4079 год по общегалактическому календарю

Вид космопорта Хряка оставлял желать много лучшего — старая пластикобетонная поверхность была вся в рубцах от жестких посадок множества кораблей-развалюх и забита хламом, оставшимся после их многочисленных ремонтов. Да и сама планета оказалась мрачнее большинства тех, что уже успел увидеть Серж.

Вокруг не было ничего такого, чему порадовался бы глаз. Рядом с космопортом теснился жалкий, грязный и неряшливый город-поселок, полустанок на задворках космических дорог. Город-призрак, манящий и притягивающий как магнитом контрабандистов, вольных торговцев, астронавтов-скитальцев и космиче-ских аферистов всех мастей. Серж искал именно их. Они и только они, скорее всего, могли хоть что-нибудь рассказать о Младшем Троддте.

Троица осторожно пробиралась сквозь тесноту грязных улочек, тускло освещенных редкими ферролитовыми светильниками, мимо безвкусных вывесок дешевых баров, предлагавших утомленным космосом приезжим все, что их душе угодно: от разнообразных напитков на любой вкус, инопланетных блюд и наркопалочек — до проституток всех возрастов и различных рас.

Многие прохожие с любопытством оглядывались на друзей. На какое-то мгновение в них пробуждали интерес зим-зин с его гигантским бластером в кобуре и худощавая фигура Карлы, поражавшая гибкостью движений, в черной форме с ярко-оранжевыми эмблемами телохранителя на плече и груди. Иногда кто-нибудь, бросив любопытный взгляд, останавливался и смотрел вслед, размышляя, что могут делать в такой дыре телохранители.

Серж свернул сначала направо, потом налево. Здесь и дальше виднелись такие жуткие притоны, что туда не хотелось даже заглядывать. Они быстро и осторожно приблизились к одному из них, как видно предназначенному для посетителей, которые не рискуют появляться рядом с космопортом. Изображение какого-то омерзительного существа светилось на вывеске над широкой дверью в заведение, что вместе со зловонием алкоголя и дымом набитых наркотиками сигарет, тянущимся изнутри, недвусмысленно говорило об опасности, которая ждет чужаков, решившихся туда войти.

— Стоит ли здесь причаливать? — вопросительно произнесла Карла, уставившись на вывеску. — Неужели только в этой занюханной яме можно найти именно того, кто рассказал бы о Младшем и обеспечил до– ставку на Рваную Дыру? Глупости!

— Пошли, поживем — увидим, — в тон ей ответил Серж, вместе с зим-зином направляясь к двери. Подумав, Карла направилась вслед за ними.

Полупустой бар затягивали сплошные клубы дыма, воняло пролитым спиртным и давно немытыми телами. Жирный бармен — человек, настолько заросший густыми волосами, точно был выходцем из Безумных Миров, где люди за столетия подверглись самым немыслимым мутациям, — посмотрел на них без особого удивления.

В отличие от подобных мест на более цивилизованных планетах, в этом баре отсутствовали мини-компы для заказа блюд. Подносы с едой и напитками разносили два гуманоида, один внешний вид которых вызывал брезгливость. И честно говоря, если бы даже кто-то из приезжих и захотел выпить здешнюю отраву, то сначала подумал бы, прежде чем заказывать ее грязному, со свалявшейся шерстью, медведоподобному официанту с маленькой головкой ящера. Он обслуживал как раз те три столика, за один из которых и пристроились Серж, Карла и Сид, причем работал он на удивление сноровисто.

— Это случайно не твой дальний родственник, а, Сид? — усмехнулась Карла, указывая на официанта.

— А это случайно не твоя родственница? — передразнивая Карлу, ответил зим-зин, кивнув головой на ближний к ним столик.

Его внимание привлекла небольшая пьяная компания. Двое гримлов уткнулись своими лисьими мордашками в гигантскую грудь сидевшей между ними женщины, огромной, будто скала. Ее лицо, усыпанное прыщами, с отчетливыми усиками на верхней губе, вызывало отвращение, что совсем не мешало пьяным гримлам пытаться дружно ее расцеловать.

За другим столиком сидели два человека. Один из них, подпиравший рукой голову, что-то очень тихо говорил, уставившись в стол и вроде бы не обращая внимания на своего соседа, хотя тот внимательно его слушал. Одеты они были в выгоревшую, но довольно чистую форму офицеров космофлота вууров, но без знаков различия и нашивок с названием корабля.

— Да… Найти то, что нам нужно, на этой помойке будет нелегко, — задумчиво произнес зим-зин.

В это время входная дверь распахнулась, являя их взору приземистого толстяка с загорелой до черноты кожей. Переваливаясь с боку на бок, он подошел к стойке.

— Двойной галактический с заморозкой, — заказал он бармену, окинув мутным взглядом зал.

— Слушайте, может быть, этот? Попытка не пытка, — философски закончила Карла и, поправив выбившуюся прядку, направилась к стойке.

— Не желаете ли посидеть с нами, мы здесь приезжие, не с кем поговорить, — она зазывно стрельнула глазками. — Выпивка, естественно, с нас.

Коротышка даже не пошевелился. Он все так же смотрел куда-то в угол, сфокусировав взгляд в одной, только ему известной точке.

— Он что, глухой? — обратилась Карла к бармену, но тот, не обратив на нее внимания, все также продолжал протирать большие и малые стаканы.

— Значит, не судьба, — Карла отвернулась и пошла к своему столику. — Он глухой, и все здесь, наверное, глухие и немые, — сказала она Сержу. — Мы вытащили не тот билет, надо отсюда отчаливать.

— Отчаливать, причаливать! Ты что, на флоте служила, нахваталась где-то всяких дурацких словечек, — разозленный зим-зин отвернулся к краю стойки, где пристроился медведоящер. — Эй ты, родственничек, — закричал он громко на весь зал, — тащи сюда вонючее пойло, которое вы здесь гоните!

Шум мгновенно затих. Наступила напряженная тишина. У телохранителей создалось ощущение, что их раздевают с головы до ног. Неожиданно, медведо-ящер зашевелился, подбежал к бармену, и уже через несколько секунд на их столе появились три бокала, наполненных темно-бурой жидкостью.

— А ты говорила глухие, глухие… — передразнивая Карлу, проговорил Сид, оглядываясь. — Они просто не хотят с нами разговаривать.

— Заговорят. Попробуем по-другому, — Серж вынул из кармана комбинезона сотенную галактическую кредитку и помахал ею в воздухе. — Нам нужна кое-какая информация, — произнес он, оглядывая сидевших в зале.

Все взгляды теперь сосредоточились на бумажке в его руке, но никто не спешил откликнуться на приглашение.

— Попробуем лучше этот замечательный напиток и пойдем себе дальше, — Сид поднял бокал, который полностью скрылся в его лапе и сделал большой глоток. — А что, ничего, похож на один наш коктейль. Когда я был еще совсем маленьким, моя мамочка, помнится, решила…

— Разрешите вас перебить, — прервал его монолог человек, наклонившийся над их столом. Это был один из их соседей-людей. — Хотелось бы просто так, только любопытства ради, узнать, что вам здесь нужно?

— О-о-о, совсем пустяк, — Серж среагировал мгновенно. — Эй, парень, еще выпивки на наш столик! — крикнул он медведоящеру.

Подумав, человек присел рядом с Карлой. Его взгляд перебегал с одного лица на другое, и видно было, что его терзали сомнения.

— Мы ищем кого-нибудь, кто может рассказать нам о троддте, прилетевшем сюда два года назад, — обратился к нему Серж. — Любого, кто с ним разговаривал или хотя бы слышал о нем.

Но тот в ответ лишь пожал плечами.

— Троддт? Да еще здесь, у нас? На Хряке? — Его лаконичность была убийственна. — Некогда мне тут с вами попусту рот разевать, прошу прощения, у меня дела.

Он привстал, собираясь уйти, но вторая кредитка, как по волшебству возникшая в ладони Сержа, его остановила. Хмыкнув, он снова сел.

— Я здесь три года, но точняком ничего не слышал. Может, он и был в Нове, но, скорее всего, недолго. Наверное, отправился дальше вглубь, к таннам. Но есть кое-кто, кто вам поможет. Он часто здесь слоняется, уши у него длинные и такой же длинный язык. Может, что и знает. Скоро должен подойти сюда, вы его узнаете сразу — такой рыжий, крутой недомерок. — Выхватив кредитку из рук Сержа, человек поднялся и направился к выходу. Хлопнула входная дверь.

— Будем ждать, времени у нас много, — скептически произнесла Карла. — Какого-то рыжего, да еще крутого, который, кажется , может что-то знать…

— Не ворчи, — Серж отхлебнул из бокала, — подождем немного.

Время тянулось медленно. Одни уходили, другие приходили, в баре стало намного шумнее, но человек, похожий на того, о ком говорил незнакомец, не появлялся.

Когда зим-зин уже в десятый раз начал рассказывать, как и зачем он нанялся в телохранители, в бар вошел человек, при виде которого все понизили голоса. Сидевшая слева от Сержа Карла наклонилась к нему, шепнув на ухо:

— По-моему, это наш клиент! Ну и личность…

Серж обернулся и окинул вошедшего человека оценивающим взглядом.

Небольшой рост рыжего мужчины с лихвой компенсировался шириной его плеч, а тяжелое, с явно наметившимся брюшком тело дышало силой. На вид ему было лет около сорока пяти. Немного узковатое лицо, сломанный нос и глубоко посаженные маленькие глазки плохо сочетались с могучей челюстью и длинными волосами, свисавшими сальными прядями. Он зашагал прямиком к стойке.

— Ну и типчик! Хорошо хоть человек, а не мутантишка какой-то, — Карла повернулась к Сержу. — Мне с ним поговорить или ты сам с ним разберешься?

Серж медленно поднялся и, подойдя к стойке, пристроился рядом с рыжим, который нехотя повернул голову в его сторону, окинув молодого человека невидящим взглядом.

— Можно с вами побеседовать пару минут? — как по волшебству, в ладони Сержа появилась очередная сотенная купюра.

— Отвали. — Рыжий собрался отвернуться, однако, подняв глаза на Сержа, передумал. Выражение лица телохранителя не изменилось, но что-то в его глазах подсказало рыжему: отвернись он — и ему может совсем не понравиться то, что потом произойдет.

Серж вытянул из кармана пачку галактических кредиток, выбрал еще одну сотенную и положил обе на стойку.

— Всего лишь парочка вопросов, и мы мирно разбежимся.

Рыжий нехотя оглядел зал, но никто не обращал на них никакого внимания.

— Ладно, давай, только быстро. Чужаков здесь не очень любят, — он вытащил из кармана наркопалочку и, прикурив, приготовился слушать.

— Нужны сведения о троддте, прилетевшем на Хряк примерно около двух лет назад, — Серж в нетерпении барабанил пальцами по стойке. — Или о том, кто может предоставить мне такую информацию.

— Да помню я его, — рыжий в задумчивости почесал затылок. — Он прибыл сюда с кучей народу и, естественно, обратил на себя внимание. Троддтов здесь многие никогда и не видели. Но пробыл совсем недолго. Один местный — не помню, как и звать-то его, — подрядился отвести эту команду к таннам. Они закупили зеббов и уехали, и больше их никто здесь не видел.

— Точно не возвращались?

— Точно, я здесь всегда, обязательно увидел бы.

— Но мы-то не менее точно знаем, что позже их видели на другой планете. Как же они попали туда, минуя космопорт?

— А у нас здесь садиться и взлетать можно, где захочешь, да еще у некоторых ребят свои специальные площадки для небольших кораблей, только там, дальше, в глубинке.

— А ты не можешь отвести нас к этим, как их там…

— Таннам? Поганый народец, вряд ли кто возьмется за это. Дальше, вглубь, дороги опасны. И вообще я достаточно тебе рассказал, — рыжий сгреб своей широкой ладонью кредитки со стойки и равнодушно отвернулся, как будто и не было никакого разговора.

Поднимаясь, Серж вытащил из кармана еще одну сотенную кредитку, положил ее на стойку и кивнул головой остальным, показывая на выход.

Не торопясь, они вышли из бара, сделав вид, будто бы и не заметили, как рыжий подал молниеносный знак компании, сидевшей за выпивкой в темном углу.

Дойдя до перекрестка, телохранители свернули в небольшой проулок, медленно двигаясь друг за другом, пока Серж жестом не подал предостерегающий знак. Его тело, с виду расслабленное, а на самом деле уже готовое к бою, терпеливо ждало — Серж был уверен: впереди опасность. И не ошибся. Пять теней возникли в тусклых отблесках света, лившегося из окон сверху.

Выстроившись полукругом, тени медленно наступали. Это были люди все как на подбор рослые, немного уже начавшие толстеть, в потрепанных, грязных комбинезонах. «Вот люди, которым больше по душе нарушать закон, чем честно работать, — подумал Серж. — Хотя какой на этой планете закон».

Самый крупный из них, облысевший, с тяжелым взглядом выцветших пустых глаз, выступил немного вперед, давая понять, что он здесь старший. Серж заметил и рыжего, прятавшегося за спинами остальных.

— Бросьте свои пушки и гоните кредитки! — прокаркал старший слишком тонким для его комплекции голосом. — Долго мы ждать не собираемся!

С этими словами он сунул свою мясистую, похожую на окорок руку в карман и вынул удлиненный предмет необычной формы. «Хладострел, заряжен, скорее всего, смертельной дозой льда, — взгляд Сержа мгновенно определил вид оружия, — значит, это не просто ограбление, нас хотят обязательно убить».

Остальные головорезы, ухмыляясь, также повынимали, что у кого было. У троих оказались простые иглопистолеты — любимое оружие любой шпаны на задворках галактики. Зато у рыжего в руке неожиданно появился вибронож, лезвие которого завибрировало с тихим жужжанием.

— Ну что ж, берите, — с улыбкой ответил Серж и кивнул головой. Он стоял спокойно, казалось, даже не собираясь двигаться, но атаку начал молниеносно.

Одновременным движением Серж и тотчас оказавшаяся рядом Карла упали вперед на слегка согнутые левые руки и, оперевшись о землю, описали ногами горизонтальный полукруг, словно ножницами подстригая газон. Серж перебил ноги старшего, Карла выбила из его руки хладострел.

Хруст переломанных костей почти заглушил тихие выстрелы зим-зина. Еще трое упали, так и не успев понять, что происходит.

Ошеломленный рыжий, покачиваясь, отступал, волоча обожженную правую ногу, пока не уперся в стену. Власов двинулся к нему. Рыжий замахнулся, и лезвие его виброножа, описав в воздухе дугу, устремилось к груди Сержа. Тот как будто неторопливо отклонился, но в ладони у него уже вибрировало лезвие, рука молнией метнулась вверх, срезав кисть противника.

Серж нажал на кнопку, выключив лезвие, и одновременным ударом левой ноги в висок навсегда прекратил мучения рыжего.

Пройдя мимо скрючившихся на земле обгорелых трупов, Серж подошел к Сиду, державшему на прицеле старшего — последнего, кто еще оставался в живых.

— Мне нужны честные ответы на мои вопросы, — спокойно произнес Серж, обращаясь к бандиту. — И как можно быстрее.

— Вы сломали мне ноги и руку, — проскулил тот, пытаясь отползти в сторону от дохнувшего на него ветерка смерти.

— Сейчас еще и шею сломаем, будет полный комплект, — зловещий смех зим-зина эхом прокатился по улице.

— Не надо… погодите! — выкрикнул объятый страхом человек. — Расскажу все, что знаю, спрашивайте!

Серж наклонился над ним и, немного подумав, спросил:

— Рассказал тебе твой рыжий дружок, кого мы ищем?

— Сказал, сказал, но я знаю не больше его.

— Кто может провести нас к таннам?

— Есть здесь один гримл, гадина, хитрый лис, живет недалеко от космопорта. Пару раз водил к ним кого-то — у него с таннами дружба.

— Как этого гримла узнать, приметы есть? Ну, шрам или что-то во внешности?

— Не помню.

Карла резко схватила рукой за его подбородок, вывернув назад голову.

— Может помочь тебе вспомнить! — угрожающе произнесла она.

— Не надо! Вспомнил! Все вспомнил!

Карла чуть ослабила захват, давая ему глотнуть немного воздуха.

— Если… приглядеться… у него… на плече… дракончик переливается, понятно? Ксилоновая наколка вживлена. Ну, и на морде…

— Что на морде?

— От лазера крестик, такой… совсем мелкий, еле видно сквозь шерсть. Больше ничего не знаю.

— Отпусти-ка его, — Серж подал Карле незаметный знак.

Карла, не произнеся ни слова, сделала резкое движение, и еле слышный хруст нарушил наступившую тишину.

— Кто с мечом на нас пошел, — затянул зим-зин, — тот от меча и…

— Прекрати, — прервал его Серж. — Оттащи их куда-нибудь в тихий уголок и догоняй нас.

VII

Система Каролла,

планета Хряк,

аванпост Безумных Миров.

Космопорт и столица Нова.

4079 год по общегалактическому календарю

Уже второй день они искали гримла, но не смогли обнаружить никаких следов. Помог его величество случай. Один из рабочих космодрома рассказал, что в одном из кораблей на стоянке по ночам играют в звездные кости. И он несколько раз видел, как туда проходил гримл с наколкой, — эта штучка очень заметна ночью. Деньги здесь решали все, и за сто кредиток рабочий сразу же указал Сержу на этот корабль.

В темноте ночи ярко горели прожекторы космопорта, в свете которых проплывавшая над головами единственная луна планеты совсем потускнела и отливала мертвенной белизной. Теперь нужно было пройти ворота и пересечь половину космопорта, чтобы добраться до стоянки нужного корабля. Про охрану порта телохранителям было известно лишь одно: она немногочисленна.

Первой пошла Карла. Остановившись в ста метрах от первого часового, она прошептала в переговорное устройство, докладывая Сержу:

— Впереди первый…

— Точно уверена, что он один? — сразу же последовал вопрос.

— На сто процентов.

— Минутку… Свяжусь с зим-зином… Сид, ответь!

— На связи, командир.

— Как у тебя?

— Тоже один, следует в моем направлении.

— Ладно, начинаем, — скомандовал Серж, мгновенно растворяясь во мраке, положившись лишь на свои рефлексы.

Охранник двигался очень медленно, замирая после каждого шага и прислушиваясь, и он все-таки успел уловить легкий, едва слышный вздох человека, но было уже поздно — мгновенно действующий газ из баллончика усыпил его надолго.

Второй охранник тоже остановился и, почувствовав опасность, всмотрелся в полумрак, где вдруг обрисовался смутный силуэт, — но и он заснул, не успев ступить дальше ни шага.

С третьим не повезло. Точнее, не повезло третьему. Он заметил Сида и тут же вскинул бластер, так что у зим-зина не осталось выбора: гигантская лапа с размаху припечатала охранника к земле.

В памяти Сержа тотчас всплыли слова Хасана: «Зим-зин не очень поворотлив…». Но уже несколько раз в сложных ситуациях Сид прикрывал их с Карлой, всегда действуя правильно и основательно.

— Всё ребята, время вышло, лис должен вот-вот появиться. Сид, спрячься и прикрывай нас, а ты, Карла, встань у корабля. Будем надеяться, что там нас не услышат, — он пробежал немного вперед и встал на место охранника. Невдалеке уже показалась невысокая фигура, направлявшаяся прямиком к ним.

— Привет, ребята, чего-то я вас не признаю, новенькие, что ли? — гримл приостановился, вглядываясь в контуры людей.

Через несколько секунд, основательно спеленатый лис лежал на спине зим-зина, который немного медленнее, чем обычно, но довольно уверенно вышагивал к воротам космопорта.

* * *

— У меня нет ни киннов, ни кредиток, а играю я только в долг, меня тут все знают и… — сильный удар по голове заставил лиса умолкнуть.

— Нам не нужны деньги, нам нужна помощь, — Карла присела на корточки рядом с гримлом, обхватив его за плечи. — Помощь, которая будет очень хорошо оплачена. Нужны всего лишь ответы на несколько наших вопросов.

Долгая дорога от космопорта до хибарки на окраине Новы не сломила дух лиса, хитрые глаза перебегали с одного телохранителя на другого.

— Около двух лет назад, — начал Серж, — ты провел к таннам экспедицию. Главным в ней был троддт. Ну, быстрей вспоминай!

— Информация оплачивается?

— Естественно! Не жмись, рассказывай.

— А я и не жмусь. Все хорошо помню. Да, была тут куча придурков, прыгавших на задних лапках перед таким здоровущим троддтом. Я их отвел к северным таннам, — гримл громко захохотал, — жаль, не все дошли!

— Дальше-то что?

— А дальше ни…че… го! — передразнивая говор Сержа, гримл точно так же, как молодой телохранитель, повертел головой из стороны в сторону.

Правая рука Карлы, лежавшая на плече лиса, медленно двинулась влево, сдавливая горло.

— Да… что… же… вы… такие… неци… вили… зован… ные… — глаза гримла начали наливаться кровью.

— Ослабь-ка маленько, — Серж похлопал Карлу по плечу. Подчинившись приказу, она ослабила хватку.

— Уф… ну… я же сказал, ничего… — Рука Карлы вновь начала сжиматься.

Лис замахал лапой. Карла вновь ослабила хватку, давая ему отдышаться, но руку не убирала.

— Скажите толком, что вам нужно? — зажатый как в тиски лис созрел для разговора. — Я же объясняю: довел, получил кредитки, развернулся и назад.

— Подробнее!

— Их было… ну, около двадцати пяти, точнее уже не помню. Несколько вууров, десять гаррелиан — все профессиональные вояки, остальные — люди. Пока довел до племени Роуса — это глава северных таннов — осталось их около пятнадцати. По разным причинам: кто потерялся, нескольких ночью загрызли агури, пятеро гаррелиан погибли при нападении голодных мутантов. Правда, и они тоже многих положили! Хорошие были вояки! Ну, привел. Потом вуур — помощник троддта — расплатился, и я сразу назад. Больше я о них ничего не слышал.

— Как ты объяснишь, что потом их видели на Рваной Дыре, на совершенно другой планете?

— Не знаю никакой дыры, все, что знал, я сказал, — гримл облизнулся, прищурился и, взглянув на Сержа, произнес:

— Отпустите меня, я все, что знал, рассказал, да… и… с вас тысяча киннов, или двести галакредиток.

— Ты получишь пятьсот, если отведешь нас туда же, к этим северным таннам, — ответил Серж. — Отпусти его, Карла, он понял расклад. Пусть спрашивает.

— А чего спрашивать? Тысяча кредиток, утром выходим. Вам надо купить зеббов — этих полосатых тягловых тварей, ну и еды на четверо суток.

— Ну и нахал! Ладно, по рукам! Мы с Карлой сходим, все подготовим, а вы тут пока отдохните, — Серж, улыбнувшись, подмигнул Сиду. Карла встала и направилась к двери.

* * *

Уже третий день они двигались к видневшимся вдали горам. Гримл, у которого оказалось смешное и длинное имя Рибиписивиай, а сокращенно Риб, объяснил, что переход будет тяжелым и шансов добраться всем живыми пятьдесят на пятьдесят. Но пока им везло. Маленькие зеббы оказались выносливыми и резвыми, погода стояла хорошая, до плато оставалось полдня пути. Мутантов они не встретили, а на привале мощная охрана в лице Сида отпугивала своим видом всех хищников. Пока небольшой отряд двигался по долине, ему встречались еще кое-где чахлые деревца с уже увядающей листвой, но ближе к плато их становилось все меньше и меньше. Изредка попадались и животные: травоядные — шестилапые хуты, похожие на сурков, и нежные грити — лани с маленькими узкими змеиными головками. Из хищников — агури, напоминающие барсов с Таира II. Мясо грити оказалось довольно съедобным и вкусным, но питаться им регулярно было нельзя — оно содержало небольшое количество какого-то ядовитого вещества. Однако изредка есть его было можно: свежее мясо приятно разнообразило их походный рацион.

Когда показалось плато, все уже были вымотаны до предела. Обожженная земля представляла собой равнину, где-то и дело встречались остатки полуразрушенных хребтов с остроконечными вершинами и узкими щелями между ними. Глядя на них, не верилось, что там можно пройти.

Спешившись, Риб заявил:

— Все, дальше пешочком. Зеббы не пройдут, переломают ножки.

— И долго идти? Мы уже и так еле дышим! — возмущенный Серж и не подумал слезать со своего зебба.

— Слабая вы раса, человеки, как вы еще в Большой Космос умудрились выйти? Нет бы радоваться тому, что живы, а они: еле дышим, еле дышим!

— А кто-то счас получит по наглой рыжей морде! — зим-зин с явно выраженными намерениями приближался к гримлу.

— Эй, здоровый, да это же не к тебе относится, и чего вы все такие нервные! Уж и пошутить нельзя, — гримл быстренько взобрался на ближайший валун.

— Закончили. Риб ведет, я иду за ним, Сид замыкающий, — взвалив на себя вещи, Серж нехотя тронулся за гримлом.

Окружающий серо-черный ландшафт, где из оплавленной земли торчали гигантские валуны, не вызывал особой радости. Угрюмый вид плато разнообразили только мелкие, чахлые зеленовато-желтые кустики, свидетельствовавшие о том, что природа всегда берет свое и что постепенно начинается возрождение выгоревшей земли.

Дорога становилась все труднее и труднее. Впереди показалась небольшая узкая тропинка, которая все сужалась и наконец резко оборвалась, выведя путешественников в небольшую долину. Внизу, среди редких островков зелени, виднелись развалины некогда массивных сооружений, среди которых были разбросаны небольшие каменные хижины. Везде было пустынно и безмолвно, царившая вокруг тишина пугала.

— Вот мы и на месте, раз, два, три, надо же, все дошли. А говорят, я плохой проводник! Жаль, нечем отпраздновать это знаменательное событие, — лис запрыгал на одной лапе, крутясь на месте.

— Угомонись, весельчак, — Серж настороженно вглядывался в поселок внизу. — Почему там так тихо, где танны, с которыми мы должны встретиться?

— Да там они, там, спускайтесь и найдете. Мне пора назад. Как насчет моих честно заработанных кредиток?

— Нет родимый, пока мы не увидим таннов и не узнаем, что произошло с тем, кого мы ищем, ты ничего не получишь. Давай веди.

При более близком рассмотрении развалины поражали своей необычностью. Строители титанических сооружений обошлись без скрепляющих камень растворов. Гигантские стены, ныне наполовину разрушенные, были сложены из каменных блоков, настолько точно пригнанных друг к другу, что между ними почти не было видно зазоров. Поверхность их была гладкой, отполированной до блеска.

Вскоре путешественники достигли места, где древние здания сохранились немного лучше. Но хижин, которые они заметили сверху, пока не было видно. Зайдя из любопытства в одно из зданий, телохранители увидели лишь грязь и пустоту. Крыша и стены охраняли лишь вечный мрак, затаившийся внутри, да затхлость прошедших лет. Здесь, среди обломков древней и чуждой жизни, Серж почувствовал какую-то опустошенность. Его друзья молчали.

— Пошли отсюда, мне что-то не по себе, — тихо произнесла Карла. — Здесь я чувствую себя, как в детстве, маленькой и беззащитной.

Но Серж не двигался, всматриваясь в темноту, словно пытаясь проникнуть сквозь завесу времени. Лишь спустя еще некоторое время они снова тронулись в путь. Вокруг опять были лишь разрушенные стены, целые кварталы каких-то непонятных строений, но никаких следов хижин таннов не было видно. Впереди теперь шел Сид, проверяя дорогу.

— Ну, и что там, ничего интересного? — спросила Карла.

— Ничего, только запах смерти, а я его нюхом чую, — Сид повел своим широким носом из стороны в сторону, вдыхая окружающий воздух. Все настороженно стали оглядываться.

— Опасность? — Серж вскинул бластер, напрягаясь.

— Да нет, вроде нет. Но понимаешь…

Зим-зина неожиданно прервали раздавшиеся выстрелы. Мгновенно все четверо забежали за ближайшее здание.

Серж выглянул из-за угла и, вытянув вперед руку с бластером, направил ствол в ту сторону, откуда раздались выстрелы. Задержав дыхание, он плавно надавил на спусковой крючок и, не отпуская, повел бластером справа налево, выжигая лучом все вокруг. Он водил им до тех пор, пока не раздались крик смертельно раненного существа и длинная фраза на совершенно непонятном языке.

— Риб, ты что-нибудь можешь разобрать? — Серж, не опуская бластер, чуть повернул голову назад.

— Ну, он кричит, мол, не надо жертв, надо вести разговор.

— Ага, а сами стреляют. Давай веди разговор, раз просят.

— Я уже давно должен бы быть на пути домой, а не бегать под смертью, — лис, пригнувшись, пулей выскочил из-за спины Сержа, что и спасло ему жизнь.

Из-за обломков соседнего здания навстречу лису вылетела струя алого пламени огнемета, но гримл уже лежал на мостовой. Обдав всех жаром, струя врезалась в стену рядом с Сержем, растекаясь потоком огня.

Серж мгновенно метнулся вперед. Не зная, где расположился невидимый противник, он на бегу водил стволом бластера из стороны в сторону, пока не добрался наконец до относительно безопасного места возле большого куска рухнувшей стены. Рядом пристроился прикрывавший его зим-зин, придерживая обеими лапами свой здоровенный бластер. Здесь они находились вне зоны обстрела невидимого противника, по крайней мере до тех пор, пока он не переместится в другую точку.

— А первого ты все-таки сильно зацепил лучом, — довольным тоном произнес Сид, осторожно выглядывая из-за укрытия. — Попробуй посмотреть вправо.

Приподнявшись, Серж огляделся. С их места был виден отбитый угол здания и лежавшее за ним существо, которое рывками шевелилось, пытаясь отползти.

— Повезло ему: похоже, действительно только зацепил, — мрачно заметил Серж, разглядывая своего противника. — Ты встречал такое чучело? Наверное, это и есть танны.

Существо, которое они видели за углом здания, немного напоминало людей — но только немного. Перекрученные формы, голый удлиненный череп, нижняя часть которого заросла голубой шерстью. Ноги существа, попавшие под луч бластера, превратились в горелое месиво. Рядом валялось какое-то незнакомое оружие.

— Сид, кликни Риба и прикрой его, пусть двигает сюда, здесь для всех хватит места, чтобы укрыться, — Серж огляделся. — Кажется, боевая ничья. Попробуем договориться.

Через минуту гримл уже стоял рядом с ними.

— Ну что, без хитрого лиса, конечно же, не разобраться! Надо бы доплатку небольшую. Так, кредиток на двести.

— Ох, держите, помру я сейчас, — расхохотался зим-зин. — Слушай, Риб, тебе что, кредитки дороже жизни? Нас как долбанут…

— Не каркай, — перебил его гримл с серьезным видом. — Мамочка-смерть этого не любит.

Он приподнялся и прокричал, что-то на том же незнакомом остальным языке. И тут же издалека донеслась ответная фраза. Долгожданные переговоры начались…

VIII

Система Каролла,

планета Хряк,

аванпост Безумных Миров.

Селение северных таннов.

4079 год по общегалактическому календарю

Серж проснулся мгновенно, сбросив с себя накидку из шкур агури. Сквозь небольшой проем в стене, в центр хижины просачивался свет, доказывая, что снаружи уже посветлело. Оглядевшись, он увидел посапывавшего в уголке зим-зина и притулившуюся рядом с ним Карлу, укрытых такими же накидками. Потянувшись, Серж вышел. Вокруг не было никого из взрослых, только несколько маленьких таннов играли у соседней хижины в какую-то игру, как играют дети любой расы во всех уголках Космоса.

Любой человек, хоть единожды побывавший на дальних планетах или слышавший рассказы ветеранов, понимает, что жизнь во Вселенной бесконечно разнообразна. Серж еще от отца знал, что люди отнюдь не являются совершенством с точки зрения многих из обитателей нашей Галактики. И тем не менее есть существа, чей внешний вид настолько противоестественен, что сразу, с первого взгляда, они кажутся безобразными и отталкивающими, и это впечатление не угасает при последующих контактах. Серж вспомнил об этом при встрече с таннами.

Вчера, когда гримл закончил переговоры с двумя только что стрелявшими в них таннами, не только Серж, но и Карла, и Сид почувствовали дискомфорт, очутившись рядом с ними. Только маленький лис трещал не умолкая, как всегда улыбаясь, словно это были лучшие друзья его детства.

Танну, которому Серж поджарил ноги, уже ничем нельзя было помочь. Но остальные танны, привыкшие видеть смерть, отнеслись к этому с достоинством. Риб перевел то, что они ему рассказали. За день до прихода телохранителей на селение напали какие-то люди. Да, именно люди. Что они искали, танны не знают, но люди убили многих, а племя таннов и так малочисленно. Поэтому тот, уже мертвый танн и открыл стрельбу, считая, что возвратились вчерашние убийцы. Но Риба многие знали, и танны решились на переговоры.

Погрузив мертвого на самодельные носилки, все вместе они тронулись к селению. Хозяева хорошо ориентировались в развалинах, но дорога оказалась неблизкой, и до первых хижин они добрались уже к ночи. Бредущие впереди танны остановились и трижды повторили какую-то фразу. Ответ прозвучал как эхо, и навстречу им из темноты выступили воины селения. Теперь уже гримл обменялся с ними несколькими фразами на их языке, объясняя что-то, затем все двинулись дальше. Телохранителей накормили и напоили, начав расспрашивать, но они уже так измучились, что было не до разговоров. Танны разошлись, устроив пришельцев в хижине, в которой и проснулся на рассвете Серж.

Из соседней хибары вышел совсем старый танн и недоверчиво оглядел чужака. Сержа поразили живые круглые глаза под изможденным морщинистым лбом и седая, а не голубая, как у молодых таннов, шерсть. Сержу вновь стало не по себе и захотелось вернуться обратно в хижину. Но время шло, и информация нужна была срочно.

— Где гримл?.. Ри-иб?.. — попытался он объяснить старику, сознавая, что это глупо, что тот его все равно не поймет. К величайшему удивлению Сержа, старик понял.

— Риба! Риба! — закричал он, показывая вывернутой рукой с тремя подобиями пальцев на одну из хижин неподалеку. Вход в нее был занавешен шкурами.

— Эй, лис, ну-ка отзовись, тебе еще нужны наши кредитки?!

Даже дети перестали играть, обернувшись на крик. И зов Сержа не остался без ответа. Полог из шкур отодвинулся, маленький лис выглянул наружу, удовлетворенно потягиваясь.

— Ну что ты орешь, как голодный агури, да еще с утра пораньше? Вечно вы, человеки, такие беспокойные. Нет, чтобы встать, как нормальные…

— Мне нужен переводчик, — прервал его монолог Серж, — и нужен сейчас, а не потом. Давай вытаскивай свою гримлскую задницу.

— Да я еще вчера все разузнал, — ответил Риб, подходя к нему. — Меньше спать надо. Давай присядем, и я все расскажу.

Однако выяснил он немного. В селении вспомнили «большого ури», так они называли троддта, его нельзя было не запомнить. Он уходил каждый день в развалины, что-то пытаясь найти, а его помощники вечно разыскивали его. Так продолжалось много дней, сколько, они не помнят. Потом троддт что-то нашел и прилетел корабль. Он приземлился в стороне от селения, там, где есть большая площадка. Многие танны видели, как туда что-то носили, загружая в корабль. Что носили, не знают, сверху все было прикрыто. Затем корабль улетел.

— Вот почти и все, но есть еще кое-что, чего я не совсем понял, — гримл в задумчивости почесал за ухом. — Они сказали, что «большого ури» утащили в подземелье некие слуги «кти», и он не улетел на корабле, а замурован там, внизу.

— Что за «кти»?

— Не знаю, они не смогли объяснить, а я не так хорошо знаю их наречие, чтобы все понять. Но один из них согласился показать вход в подземелье. Так что с тебя еще ровно сто кредиток!

— Ладно, вот твоя сотня, — Серж протянул ему бумажку. — Но чтобы через два часа и ты был готов, и этот твой танн тоже. Пойдем в подземелье. Все, встретимся на площади.

Развернувшись, он пошел к своей хижине.

— Эй, друзья, подъем!

Никто не откликнулся, когда он вошел. Зим-зин еще спал под меховым покрывалом, раскинув свои огромные мохнатые лапы. Серж решил дать ему еще немного поспать и уже хотел было выйти, когда легкий шум в другом углу привлек его внимание. Карла проснулась и сидела почти одетая, складывая свои вещи. Приложив указательный палец к губам, она поднялась и, подойдя к Сержу, прошептала ему на ухо:

— Пускай он еще поспит, я сама сложу его вещи. Сходи пока умойся, — она подтолкнула его к выходу.

Позже, собравшись, они вышли на площадь. Гримл с низкорослым танном уже ждали. Почти все селение решило проводить их. Над хижинами тянулся заунывный плач.

— Почему они воют? Эй, лис спроси у малыша, что случилось, — обратился Сид к гримлу.

— Эй, лис, спроси у малыша, что случилось, — передразнивая зим-зина, затянул Риб. — Лису не надо спрашивать, он и так знает, что это по нам поют заупокойную песню.

— Надоели уже твои глупые шуточки! — разозленная Карла схватила гримла за кончик уха.

— Да не шучу я, не шучу, — лис грациозно вывернулся, освобождая свое ухо и отскакивая подальше от Карлы. — Они провожают нас в последний путь. Говорят, что те, кто спускается в это подземелье, никогда не возвращаются. Думаете, танн идет с нами просто так? Они бедны, а я заплатил за него селению двести киннов.

— А с меня взял сотню кредиток, — Серж, улыбаясь покачал головой. — Да, этого гримла не изменишь.

— Это всё дикие предрассудки, — встрял в разговор Сид. — Давайте лучше трогаться, время идет, а мы всё топчемся на одном месте.

Пройти надо было не так и много, и они даже не успели утомиться за время дороги. Площадка, к которой привел их танн, представляла собой воронку от старого взрыва, дно которой было залито оплавленной лавой, что и позволило посадить здесь космический корабль.

Следы посадки были видны повсюду: отпечатки посадочных ног, масляные следы смазки, разбросанный повсюду мусор.

— Здесь мы ничего не найдем, надо двигаться дальше, — Карла пнула ногой пустую банку из-под консервов. — В этом мусоре даже червей не осталось.

— Самое главное, что корабль здесь был, — ответил ей Серж, — значит, есть шанс, что троддт жив.

Маленький танн что-то быстро-быстро залопотал по-своему.

— Говорит, что надо идти дальше: он уже готов к смерти, — перевел его слова гримл.

— Хорошо, пускай ведет, — Серж в последний раз огляделся. — И еще скажи-ка ему, что все мы смертны.

Лис перевел. Танн в ответ кивнул лысой головой и скорым шагом, бодро переставляя свои скрюченные конечности, двинулся вперед. За ним потихоньку потянулись и остальные. Обойдя воронку, они двинулись к проходу между скалами, видневшемуся вдалеке.

Вблизи стало видно, что проход создан не причудами природы, а старанием разума: в середине его начиналась аккуратно вырубленная прямо в скале крутая каменная лестница. Ее ступени оказались узковаты, и спускаться по ним в темноте оказалось нелегко. Приходилось двигаться, цепляясь пальцами за выступы и придерживаясь рукой за стену.

Ступени уходили все ниже и ниже, пока наконец не появилась небольшая промежуточная площадка. Все разом остановились, чтобы перевести дух, с надеждой вглядываясь вглубь. Но там по-прежнему виднелась только уходящая во мрак бесконечная лестница. Один лишь танн, не останавливаясь, продолжил спуск. Риб крикнул ему что-то на его языке. В ответ донесся короткий ответ.

— Он говорит, останавливаться нельзя. Так что хватит сачковать, пошли, — гримл первым осторожно двинулся дальше. За ним Серж повел остальных.

Сколько это продолжалось, никто потом вспомнить не мог. Бесконечный спуск изнурил всех, ноги гудели, тело разламывалось, голова кружилась от монотонных витков лестницы.

«Сколько же времени мы спускаемся?» — подумал Серж, в первый раз пожалев о том, что решился на эту не слишком-то приятную экскурсию.

Неожиданно вокруг слегка посветлело, ступени закончились. Впереди смутно виднелся широкий арочный проем, за которым открывалась огромная пещера. Неизвестные строители этих явно очень и очень древних сооружений, похоже, продумали все до последней мелочи, создавая приемлемые для жизни условия. Откуда-то в пещеру залетал свежий ветерок, хотя никаких отверстий нигде не было видно. Воздух был немного влажный, но совсем не затхлый, дышать им было легко, а невдалеке темнел прямоугольник бассейна и слышалось тихое журчание проточной воды. Высоко под плоским потолком в нескольких местах виднелись выступавшие вперед шестигранные отверстия, из которых и пробивался непонятно откуда берущийся тусклый свет.

— Подойдите сюда, я тут кое-что нашла! — гулко разнесся по пещере радостный голос Карлы.

Все бросились к ней. Половину той стены, возле которой стояла девушка, занимала плоская гигантская плита, вся заполненная выбитыми на ней знаками. Ровные строчки тянулись друг за другом, скрывая в себе некую тайну.

— Может, это мауви оставили, это ведь раньше их была планета, — произнес зим-зин, сдувая пыль со строчек, расположенных на уровне его головы. — Правда, я их никогда не видел и с письменностью тоже не знаком.

— Нет, это, по-моему, что-то более древнее, — Серж напряженно вглядывался в значки. — Риб, спроси-ка у танна, понимает ли он, что здесь выбито.

— Было бы у кого спрашивать, — послышался пропитанный иронией голос гримла.

Серж повернулся и увидел, что лис отошел в дальний темный угол. Подойдя ближе, юноша понял, на что тот смотрит. Маленький танн, их проводник, сидел на коленях в самом углу. Медленно сгибаясь и разгибаясь, он бился своей безволосой головой об пол, что-то еле слышно про себя бормоча.

— Чего это он? Слышь, что он там бормочет? — Серж толкнул гримла в бок, но тот не отвечал. — Эй лис, проснись и переведи его тарабарщину!

— Я думаю, что это какая-то старинная песня или молитва. Я не настолько силен в их языке, — лис присел, прислушиваясь. — Он поет примерно вот что:

Когда сыновья и сыновья сынов «кти»

Начинали свой путь в неизвестность,

Небо уже пронзали стрелы дворцов

Великих Богов, канувших в вечность…

Подошли и Сид с Карлой, прислушиваясь к напеву лиса, неуверенно пытавшегося подражать танну.

Для детей своих «кти» завещали они

Хранить их богатство и память,

Но и предупреждали…

— Эй, держи его! — прервал Риба зим-зин, рванувшись мимо него к танну.

Но было поздно. Маленький танн уже истекал кровью, хлынувшей из вспоротого живота, рядом валялся окровавленный нож. Быстро приподняв старика, Сид посадил его к стене, но жизнь уже покидала тщедушное тело.

— Н-да… Не подумал, не подумал, — прошептал лис, почесывая за ухом, — ведь концовка была понятной, нужно было сразу его связать. Да… надо же, чувствую себя полным придурком.

— А что там дальше-то было? — спросила Карла.

— Да что-то про то, что все, кто узнали тайны богов, умрут от рук «кти» и правильнее будет самому покинуть этот мир.

— Что за тайны богов и что это за «кти»? — Карла вопросительно смотрела на Риба.

— Да оставьте меня в покое, не знаю я ничего, я ему уже говорил, — обиженно проговорил лис, указывая на Сержа.

Но тот молчал, и его взгляд, устремленный на мертвого танна, был полон задумчивости.

— Прикройте его чем-нибудь, — произнес наконец он, выходя из оцепенения. — Давайте подкрепимся и немного отдохнем, а потом подумаем, что делать дальше.

Все молча сняли рюкзаки и достали взятую с собой провизию. После еды с новой силой навалилась усталость. Расстелив походные спальные мешки, Карла, Сид и Риб легли отдохнуть. Лишь Серж сидел в уголке, размышляя. Ответственность за товарищей тяжким грузом лежала на его плечах. Власов размышлял о многих вещах, пытаясь разобраться в происшедшем. Есть ли отсюда другой выход? Кто, когда и для чего построил это подземелье? Как выглядят существа «кти», о которых говорил так внезапно расставшийся с жизнью танн? И что же все-таки написано на этой плите?

К нему подсел Сид.

— Чего не отдыхаешь? — спросил Серж.

— Да мысли всякие в голову лезут, — зим-зин широко зевнул. — Вроде и спать хочется, но ощущения какие-то нехорошие… и непонятная смерть танна…

— Вопросов много, ответов мало, — рассуждал Серж. — Меня мучает то, что эти аборигены говорят о том, что Тродд вроде не вернулся отсюда. И если он замурован…

— Вокруг сплошные загадки, — поддержал его Сид. — Может, вернемся обратно? Ну, скажем, поискали, нашли след…

— Ага, так и скажем, — перебил его Серж. — Вот, мол, танны нам сказали, что вашего сыночка замуровали в подземелье. Мы искали и не нашли. А потом папочка поотрывает нам всем головки…

— Да мы сами кому хочешь оторвем…

— Всё, хватит гадать, — приняв разозленный вид, Серж шутливо ущипнул друга. — Давай ложись, спи, пока я не сплю, а то сам без перерывов будешь нас охранять.

Обидевшийся зим-зин направился к своему спальному мешку. Улегшись, он недолго поворочался, затем затих.

Вскоре и у Сержа начали слипаться глаза. Вокруг было тихо. Его товарищи давно спали, сморенные усталостью. Прислонившись головой к стене, он постарался устроиться поудобнее, и сам не заметил, как провалился в сон, отложив тем самым на потом решение всех проблем.

Система Каролла,

планета Хряк,

аванпост Безумных Миров.

Подземелье на территории северных таннов.

4079 год по общегалактическому календарю

Услышав шум, Серж открыл глаза, и ему показалось, будто он проспал всего лишь одно мгновение, но все вокруг успело ужасающе измениться. Тренированное тело среагировало быстрее рассудка, Серж вскочил, пытаясь выхватить бластер, но в поясной кобуре бластера уже не было. На него навалились четверо, скрутив ему руки за спиной и свалив с ног после недолгой борьбы. Поняв, что проиграл, Серж прекратил сопротивляться, взял себя в руки, огляделся и принялся анализировать ситуацию.

Рядом с ним, пытаясь отдышаться, стояли три человека. Карла и Риб уже лежали спеленатые, их охраняли еще двое. Другие семеро атаковали Сида, который размахивал своими мощными лапами и не давал им приблизиться.

«Значит, хотят всех взять живыми, — подумал Серж. — Итак, что мы имеем? Огнестрельное оружие вытащить успели, скорее всего, у всех, но мой вибронож на месте, и у лиса наверняка остался маленький парализатор, который он всегда прячет на лапе. Ладно, посмотрим, что будет дальше».

Зим-зин все еще отмахивался от своих противников, пытаясь не подпустить их ближе к себе, пока не появилось новое действующее лицо, сразу же изменившее расстановку сил и исход боя.

Существо оказалось даже выше зим-зина — если говорить точнее, оно просто нависало над ним. Большая круглая голова с огромными фасеточными глазами и двойными жвалами, плоская шея, широкое гладкое тело с длинными и мощными суставчатыми членами, сплошь покрытое поблескивавшим в сумеречном свете хитиновым панцирем. Две широкие ленты пересекали крест-накрест торс, поддерживая пояс, на котором висело незнакомое Сержу оружие.

Жвала не переставали пощелкивать, и звук этот завораживал зим-зина. Затем последовал резкий удар узкой шестипалой ладонью, и зим-зин упал. На него сразу же навалились люди, обмотав его клеящей лентой. Сид все еще было пытался вырваться, выкрикивая угрозы в адрес странного существа и вызывая его на честный бой. Но тому Сид был уже безразличен.

Развернувшись и быстро переставляя ноги, существо направилось к Сержу. Когда оно подошло к юноше, снова защелкали жвала, и вдруг из его груди разнесся механический голос, пытавшийся задать вопрос на галактическом языке:

— Что… вам… здесь… надо… человек?

«У него есть транслятор, к тому же миниатюрный, раз сразу незаметен» — Серж, обдумывал ответ, но для себя уже решив, что скажет правду.

— Мы ищем следы экспедиции, побывавшей здесь около двух лет назад.

Никакой реакции на его ответ не последовало. Развернувшись, существо двинулось обратно, где неожиданно раскрылся проход, ведущий в глубь скал. За ним направились и его люди, волоча за собой пленников.

Их протащили через несколько больших пещер, таких же, как и та, в которой они побывали, и заперли в небольшой чистенькой комнате. Там даже оказались некое подобие стола и две длинные узкие полки, напоминавшие кровати. Под прицелом бластеров пленников аккуратно размотали и оставили в одиночестве обдумывать произошедшее.

— Вот это влипли, — с улыбкой произнес гримл, видимо никогда не терявший хорошего расположения духа. — Говорила же мне мамочка, головой надо думать, а не рисковать. Всех денег все равно не заработать, а жизнь одна. Я…

— Заткнись и брось жаловаться, — перебил его раздраженный Серж. — Оценим ситуацию. Кто-нибудь встречался прежде с таким существом? Или это мутант какой-нибудь?

— Это, наверное, тот самый «кти», про которого говорил покойный танн, — включилась в разговор Карла, — скорее всего, он и есть остаток той неведомой расы, которая и построила все эти проклятые хоромы, где мы находимся.

— Да какая разница, кто он, я все равно так не сдамся, — зим-зин с воодушевлением замахал своими здоровенными лапами. — Эх, дайте только отсюда выбраться!

— Вот именно! — продолжил Серж. — У меня сохранился вибронож. У кого-нибудь еще осталось оружие?

— Всё отобрали! — первой ответила Карла. — Ничего не пропустили.

— Я тоже пустой, — проворчал Сид, похлопав по своим толстым ляжкам.

— А у тебя же был парализатор? — повернулся Серж, обращаясь к Рибу. — Эй, я с тобой говорю!

— А я не говорю! Ты сказал «заткнись», я и заткнулся. А теперь он, видите ли, кричит: «С кем я говорю!»

— Ладно, извини, я не хотел тебя обидеть, — Серж присел на корточки рядом с гримлом. — Послушай, нам всем нужно отсюда выбраться. Ты согласен?

Лис не отвечал, молчали и остальные, иногда бросая на него косые взгляды.

— Остался, остался у меня парализатор, куда он денется, — произнес, не выдержав, Риб, — только куда с ним против такой туши?

— Ну, на людей-то он действует. А у тебя есть какие-нибудь соображения по поводу этой, как ты говоришь, «туши»?

— Не знаю, не слышал даже ни про что-то похожее.

— А может, это и есть представитель, ну, этих, вымерших, как их… — Карла развела руками, — ну, мы же еще читали о них в деле Троддта.

— Ноксы. Он там раскопал про них кое-что, — Серж прислушался. — Кажется, к нам пожаловали гости.

Он не ошибся. Дверь приоткрылась, в комнату вошли четверо людей, выставив вперед бластеры. За ними на подгибающихся суставчатых ногах шагало существо, которое они только что обсуждали. Оглядев сверху все помещение, оно снова защелкало жвалами.

— Возьмите… человека… мужчину… — перевел транслятор.

Двое сразу рванулись к Сержу и, подталкивая бластерами, вывели наружу. Проведя по нескольким узким коридорам, они втолкнули его в другое помещение. Существо вошло следом и, обойдя Сержа, уселось за некое подобие стола, сплошь уставленного незнакомыми Сержу приборами. Охрана вышла, закрыв за собой дверь.

Окружающая обстановка поражала. Здесь все было чужое. Стены были сплошь затянуты шкурами неведомых животных; поверх шкур на стенах висели пейзажи незнакомых планет и полки, уставленные непонятными предметами. Серж не мог отвести взгляда от гигантского, тщательно обработанного черепа, который смотрел на него пустыми глазницами, подвешенный на цепи над головой хозяина комнаты.

Защелкали жвала, и Серж наконец обратил свое внимание на огромное существо.

— Вы… непрошенны… здесь… Хочу… узнать… цель…

Серж окинул взглядом своего тюремщика, вспоминая заготовленную речь.

— Я приветствую потомка благородной расы, — с сарказмом начал он, употребив принятую в цивилизованном Космосе форму приветствия. — Мы работаем по контракту и прибыли сюда, чтобы найти своего нанимателя. Это наша работа. Мы не ожидали встретить здесь настоящих хозяев — везде считают, что ваша раса вымерла. Только и знают, что вас называли ноксами и исследуют…

Он прервал свою речь, так как жвала его собеседника пришли в движение.

— Мы… есть… не… ноксы… мы… мауви! — проревел транслятор.

От удивления Серж забыл даже о том, что он пленник, а не гость. Подойдя ближе, он в упор уставился на живую легенду. Одна из запрещенных цивилизаций, молодая раса, которая посмела выступить против троддов и была полностью истреблена. Перед ним ее настоящий, живой представитель!

— Человек… ты… не… ответил… на… вопрос…

— Мы ищем следы троддта, который побывал здесь около двух лет назад.

Наступило продолжительное молчание. Затем жвала мауви снова заработали.

— Троддт… ты… друзья…

— Меня ничто не связывает с троддтами, — ответил Серж — я же сказал, это моя работа.

— Как… нашел… мауви…

Серж спокойно разъяснил:

— Ваши наемники действовали грубо, проследить их не составило никакого труда. Нам надо было найти любую ниточку, которая вывела бы нас к тродтту. И мы ее нашли. Я знаю, что он жив, и знаю, что он был здесь. И хочу узнать, что с ним произошло.

Раздавшийся скрипучий рев больше всего напоминал звук стартующей ракеты с неисправными дюзами. Мауви выпрямился во весь свой гигантский рост, его жвала быстро щелкали, но транслятор молчал. Наконец он включился.

— Троддт… умрет… его… ищут… ты… и… они… все… умрут… никто… не… должен… знать… мауви… есть… живые…

— Но мы такие же, как и вы, я тоже ненавижу троддтов. Когда-нибудь люди, и зим-зины, и гримлы и другие молодые расы объединятся и вместе добьются равноправия во Вселенной. Мы — люди, как и те, кто тебе служат. И мы не собираемся раскрывать вашу тайну.

— Веры… нет… всё… обман… — мауви наклонился и нажал что-то на столе. Мгновенно в помещении появились его охранники.

Жвала коротко щелкнули. Серж почувствовал, как ему в бок уперлись дула бластеров, подталкивая к двери.

— Я помогу вам, мы должны вместе бороться!.. — выкрикнул он, теряя самообладание.

Ответа не последовало. Сержа вытолкнули в коридор и отвели обратно к остальным пленникам. Вопросительно глядя на него, они молчали, ожидая, пока он заговорит.

— Втравились мы в такое дерьмо! — с грустью произнес Серж. — Кажется, нас собираются распылить на молекулы.

— За что? — неожиданно взревел зим-зин. — Я вызывал этого хитинового ублюдка на бой, а он…

— Это мауви, — перебил его Серж.

— Мауви? Значит, кто-то из них все-таки сумел выжить? — Карла задумчиво смотрела на Сержа. — А ведь троддты объявили, будто они все погибли. Тогда понятно, почему нас хотят убить. Тайна должна всегда оставаться тайной.

— Нам надо срочно отсюда выбираться, — в разговор вмешался гримл. — Я слышал, что мауви отличались невероятной жестокостью к своим врагам. Значит шансов на жизнь у нас почти нет.

— Эх, сейчас бы вернуть время назад, да очутиться на корабле, — мечтательно протянул зим-зин, — тогда бы мы сюда и не сунулись.

— Стоп! — воскликнул Серж. — Корабль! У меня же есть радиокод. А вдруг он еще в порту?

Закатав рукав комбинезона, он быстро начал нажимать на кнопки небольшого наручного компа.

— Так, надо найти радиокод, я его ввел… да где же? А, вот и он! Набираем… где-то близко… но никак… Мощности не хватает, — Серж опустил рукав обратно. — Корабль где-то близко, но мы глубоко под землей, связь плохая, нужен более мощный передатчик.

— А я кое-что придумал! — закричал гримл. — Ох и симпатичный такой планчик!

Грохот, раздавшийся в помещении пленников, прервал обед охранников. Двое из них, на ходу что-то дожевывая, выскочили в коридор и помчались бегом, на ходу вытаскивая бластеры. Открыв дверь, первый из них шагнул вперед, оглядывая внутреннее пространство, за ним, прикрывая, шагнул и второй. Но это была ошибка. Услышав сверху тихое жужжание, первый поднял голову — и это было последнее движение в его жизни. Лезвие виброножа мягко перерезало ему горло. Второй последовал за ним, получив приличную дозу из парализатора гримла.

— Есть, получилось! — лис выскочил впереди всех, размахивая своим маленьким, но эффективным оружием. Остальных охранников пока не было видно.

— Куда двинемся? — Риб обратился к Сержу.

— Некогда думать, идем прямо, ну а дальше посмотрим.

Коридоры сменяли коридоры, проход за проходом, но того зала с покрытой письменами плитой, где их захватили в плен, телохранители найти не могли. Должно быть, пленников пока никто не хватился — тревоги не было слышно.

— Снова какой-то коридор, — сказал лис, вглядываясь вперед. — И опять темно, как в заднице у маркана. Но погони вроде бы нет.

— Давай я тебя сменю, — Карла забрала у него парализатор и двинулась первой, решив возглавить группу.

— Коридор окончился, — вскоре громко объявила она. — Вроде тупик… нет, вышли в другой туннель… Довольно широкий, и здесь двери по бокам.

— Пробуй открывать все подряд, может, и найдем что-то нужное, — заметил Серж.

— Да-да, смотри хорошенько, — бубнил бредущий замыкающим зим-зин. — Надоело шататься по этим мрачным подземельям… Давай, Карла, выводи нас отсюда!

Первая же открытая дверь принесла им удачу. Это оказался оружейный склад. Все мгновенно разбежались, выбирая себе оружие.

— Эй, ребята, не торопитесь, я тут, кажется, нашел наши вещички, — лис выполз из-за полки, отряхивая с себя пыль. — Во всяком случае мой бластер точно тут.

— И мой арбалетик, и моя любимая пушка, — зим-зин потянул к себе свое мощное оружие. — Теперь мне никто не страшен.

— Хорошо, что они всё вместе сложили, — произнес Серж, вставляя свой бластер в кобуру. — Но, ребята, время идет, надо быстро отсюда сматываться.

— А остальные помещения? — Риб умоляюще смотрел на Сержа. — Надо осмотреться, вдруг еще что-нибудь полезное найдем.

В следующих комнатах находились одежда, приборы, незнакомая техника, были даже картины и другие вещи. В одном из помещений лис исчез в целой груде коробок, что-то там выискивая и рассовывая по кармашкам своего пояса.

— Много эти мауви сохранили. Крепкая база, все выдержала. Видно, про нее не знали, — задумчиво сказал Серж. — Но не они ее строили. Эй, ребята, смотрите хорошенько, где-то может быть и стационарный комп.

Поиски продолжались, обыскивался каждый, даже самый захламленный, угол. Наконец им повезло. Радостный крик гримла заставил всех от неожиданности схватиться за оружие.

— Я нашел, а я нашел, умный Риб нашел! — выкрикивал он, пытаясь что-то расчистить в углу.

Все дружно бросились ему помогать. Комп, правда староватый, был вытащен и очищен от пыли.

—Автономное питание, прекрасно, включаем… Только бы батареи не сдохли, — Серж быстро защелкал тумблерами.

Экран ожил, засветился, началась загрузка внутренней системы. Все застыли в напряженных позах, были слышны лишь удары пальцев Сержа по клавишам. Запрос прошел, но ответа не было. На экране компа мелькала заставка соединения. Вдруг Серж подался вперед, внимательно вглядываясь в экран. Заметив это, все насторожились.

В этот момент экран зарябил, по нему пошли полосы, плавно переходя в такое знакомое изображение капитана Джота.

— Кто?!. — рявкнул капитан, глядя прямо на них, но и дураку было понятно, что он ничего не видит.

— Френци, это Серж Власов, телохранитель, нам нужна помощь. Ты слышишь нас или нет?

— Слышать слышу, но не вижу. Чем докажешь, что это ты?

— Капитан, вспомни наш последний разговор. Пора вывозить наши бренные тела.

Выражение лица Джота на экране не изменилось, но видно было, что он размышляет.

— Вы на Хряке? — наконец произнес капитан.

— Да, но далеко от космопорта, — быстро ответил Серж.

— Справа на панели компа должен быть тумблер с надписью «аварийный», включи его. Я засеку ваши координаты.

Поискав, Власов нашел тумблер и включил его. Сбоку замигал красный огонек. Губы капитана на экране дисплея быстро шевелились, было видно, что он что-то высчитывает. Потом Джот поднял глаза.

— Тебе, малый, повезло, что мы взяли кое-какой груз и из-за этого задержались. В исходной точке смогу быть не раньше, чем через восемнадцать–двадцать галачасов.

— Понял, люк не открывайте, пока я с вами не свяжусь, у нас тут немного опасно, — Серж засмеялся, подумав об этом «немного». — Конец связи, до встречи!

Он выключил комп и обернулся к остальным.

— Все слышали? Нам надо отсюда выбраться и продержаться около двадцати часов.

— Да, да, побежали быстренько отсюда! — маленький лис первым подскочил к двери, но, вспомнив, повернулся, обращаясь к Сержу:

— А комп тащить надо? Или как?

— А никак, давай двигай быстрей, — зим-зин уже приготовил арбалет и, резко оттолкнув лиса, первым выскочил в туннель. За ним побежали остальные.

Свернув направо, они оказались еще в одном широком туннеле. Теперь стало возможным двигаться не друг за другом, а рядом. По-прежнему не было видно конца, но чувствовалось, что туннель скоро закончится.

Сзади раздался отдаленный крик, за ним характерный треск выстрела бластера.

— Разбежались! Прижимайтесь к стене! — скомандовал Серж, рванувшись вправо, где уже присел, приготовив арбалет, зим-зин. Карла с Рибом засели слева.

Кто-то приближался к ним, совсем близко был слышен топот. Серж напрягся, вглядываясь вперед, сжимая в одной руке рукоятку бластера, в другой — вибронож.

Яркие лучи располосовали полумрак над их головами, оплавили куски стен в местах попаданий, ослепляя и не давая им точно прицелиться. В моменты вспышек впереди лишь смутно виднелись контуры фигур.

— Мы здесь, как мишени в тире, — прошептал зим-зин. — Как только вы откроете огонь из ваших бластеров, нам крышка, останутся лишь обугленные головешки!..

— Что ты предлагаешь?

— Отходите, ищите выход, а я вас прикрою из арбалета.

— Хорошо, только долго не задерживайся, — Серж махнул рукой Карле и Рибу, показывая, что надо отходить.

Они вновь пустились бежать, слаженно, друг за другом, оставляя позади шум боя и своего товарища. Снова запутанные туннели, переходящие один в другой. Уже потеряв счет времени, они выскочили в знакомое помещение.

— Вышли! Великий Космос, вышли! Вот эта плита, а вот и лестница! — лис рванулся вверх по узким ступеням так быстро, что сразу же исчез из вида.

— Стой, — закричал Серж, подняв голову вверх, — нам надо дождаться Сида!

— Вот вы и ждите, а я пойду… на… раз… вед… ку… — донесся издалека затихающий голос гримла.

— Вот хитрый лис, быстро слинял! — устало произнес Серж, подходя к Карле. — Что ты там рассматриваешь?

Карла стояла у плиты, пытаясь разглядеть в полутьме выбитые на ней знаки.

— Чего ты здесь интересного увидела? — он наклонился, проведя ладонью по плите.

— А это не то помещение, откуда мы вошли. Здесь света почти нет и на плите выбиты совсем другие знаки. Я те запомнила.

— И чем это они отличаются?

— Да нет, знаки те же, расположение другое, — Карла задумалась. — Зря я их с той плиты не скопировала. У тебя есть какая-нибудь бумажка?

— Есть, — Серж покопался в кармане и выудил небольшой листок бумаги. — У меня даже маркер есть.

— Давай быстрей.

Серж порылся в кармане и передал ей маркер.

— Спасибо, — Карла присела на корточки и начала по порядку копировать символы.

— Зачем тебе это?

— Не знаю… просто интересно.

— У тебя есть какие-нибудь знания в этой области?

— Да нет, я же сказала, просто интересно, — она оглянулась, сурово смотря на Сержа. — Будь другом, следи-ка за входом.

— За каким? — Серж улыбнулся.

— За таким, — передразнила она его. — Перестреляют, как мишени в тире.

— Да я слежу.

Серж отошел от Карлы и присел в углу.

— Теперь уж все равно, — произнес он тихо. — Перестреляют-не перестреляют. Надо ждать Сида. Без него мы отсюда не уйдем.

Х

Система Каролла,

планета Хряк,

аванпост Безумных Миров.

Земля северных таннов.

4079 год по общегалактическому календарю

— Посмотрите, я нашел хорошее место, оттуда все видно как на ладони, — Риб указывал на расщелину между двумя высокими камнями. — Я уже немного понаблюдал. Ваш корабль пока не прилетел. Зато вон там стоит небольшая, как атмосферная лодка, ну… такие штуки на крейсерах бывают. Стоит, как памятник покорителям космоса, а вокруг нее никого, полное затишье.

— Пойдем, мне тоже надо взглянуть, — ответил Власов, нехотя поднимаясь.

Они осторожно пробрались к расщелине. Серж немного приподнялся на локтях. С этого места открывался вид на все близлежащие окрестности. Шлюпка была хорошо видна, на ее борту выделялись номер и название корабля: «Стайер». Капитан Джот послушался совета: трап не был спущен, люк наглухо задраен. «Готовы немедля взлететь, — подумал Серж. — Риб был прав, тишина и ни души вокруг, слишком все складывается легко…»

— Не могут же они нас так просто отпустить, — вырвалось у него вслух.

— Да прячутся где-то, выжидают, вдруг мы покажемся, — угадав его мысли, уверенно подтвердил лис. — Вон, видишь, позади шлюпки небольшая возвышенность и слева. Клык дам вырвать, если там никого нет. Место для засады классное, там нас и ждут!

Но сколько ни напрягал зрение Серж, ничего подозрительного он не увидел. Эх, если бы у них сейчас были гранатометная установка или дальнобойный стационарный лазер! Можно было бы, не рискуя, сравнять все вокруг с землей. Но у них были лишь бластеры, пригодные только для боя на расстоянии около ста шагов.

— Ладно, отползаем. Подождем немного, нет смысла рисковать, — обратился он к гримлу.

— Свяжись пока с капитаном, пусть знает, что мы рядом.

— Бесполезно, нас засекут. Пока мауви не расчухал, что эта шлюпка прилетела за нами, его люди не будут высовываться. Им не нужно, чтобы про них узнал еще кто-то.

— Ну хорошо, счас полезем обратно, — лис ковырялся в своем поясе. — На вот, держи, подарок тебе от мауви и меня. — Гримс протягивал Сержу цепочку с ярко-красным камнем. — На мою шейку все равно маловата.

—Эх ты… успел все-таки порыться в их барахлишке? — Власов принял у Риба цепочку и поднес ее поближе к глазам.

Камень переливался алым пламенем. Серж осторожно надел цепочку на шею, сразу почувствовав приятную теплоту в том месте, где камень прикоснулся к груди.

— Ладно, малыш, спасибо! Пора нам двигаться обратно.

Вернувшись тем же путем, Серж первым делом подошел к раненому зим-зину.

— Ну как ты? Как твоя конечность? — спросил он, улыбаясь.

— Спасибо. Пока, как видишь, дышу, — Сид сидел, прислонившись к валуну, вытянув вперед левую лапу. Штанина была закатана, и у колена виднелся след небольшого ожога. — Была бы заживляющая мазь, уже бегал бы. А так… Карла смазала какой-то гадостью, у нее всегда найдется что-нибудь в запасе.

— Да ладно, тебе-то с чего скулить: легко отделался. А мы тебе жизнью обязаны.

— Ничем вы мне не обязаны, ты и Карла поступили бы так же.

— Конечно, Сид, правильно. Ладно, отдыхай, — Серж в задумчивости отошел от него, вспоминая все события этого тяжелейшего для них дня.

Они долго ждали зим-зина. За это время Карла успела скопировать все выбитые на панели значки. Серж не знал, да и не стал больше спрашивать, зачем ей это надо, — он просто молча сидел и ждал. Тем временем звуки боя стали доноситься все ближе и ближе.

Они с Карлой, расположившись у самого подножия лестницы, с напряжением вглядывались в проем, ведший в туннель. Серж достал и осторожно держал световую гранату: граната была единственная, а без нее в этой полутьме у них вообще не было шансов — вся надежда оставалась на нее, иначе им было не уйти.

Неожиданно мохнатым клубком в зал вкатился зим-зин, веером разбрызгивая лучи своей гигантской машины смерти.

— Мы здесь! — закричал ему Серж.

— Готовь гранату! — всматриваясь в туннель, крикнул Сид, пятясь к ним. В проеме уже показались первые преследователи, но при таком освещении вести прицельный огонь они не могли.

Серж выжидал, пока их станет больше. Зим-зин уже приближался к лестнице.

— Прикрой глаза, Сид! — предупредив, Серж метнул гранату.

Эффект был потрясающий. Многоголосый крик прокатился эхом, ударив по перепонкам, как молот. Времени рассматривать, что произошло, не было. В ту же секунду, забыв про усталость, телохранители рванули вверх по ступенькам. Погони не было слышно, но зим-зин понемногу начал отставать.

— Сид, быстрее, держись, мы примерно на середине! — Карла наклонилась, вглядываясь вниз. — Он не отвечает!

Серж тоже остановился. Наконец появился зим-зин, подволакивавший левую ногу. Немного не дойдя до них, он остановился и тихо сказал:

— Достал меня все же кто-то, ногу задело, тяжеловато идти. Я дойду, но пусть Карла прикроет меня сзади, мало ли что.

Карла помогла ему подняться еще на пару ступенек и пристроилась сзади, прикрывая ему спину. В таком порядке они и добрались до выхода. Погони не было…

Воспоминания прервал голос Карлы.

— Я дежурю первой? — спросила она, заглядывая в лицо Сержа.

Он хотел было возразить, но не смог преодолеть усталости, охватившей тело.

— Хорошо, первое дежурство твое. Разбуди меня через четыре часа, — согласился он и тут же уснул, прислонившись к камню.

Когда гримл разбудил его, бледный лик Кареллы поднялся уже высоко. Рядом, свернувшись калачиком, спала Карла, невдалеке в том же положении, как и раньше, спал Сид.

— Почему она меня не разбудила? Я же сказал через четыре часа!

— Ишь, еще недоволен, — проворчал лис. — Видел бы ты себя! Да шлюпка с ревом взлетела бы, ты бы и не услышал! Я за тебя подежурил. Так что опять ты мой должник!

— Ладно, дай только выбраться отсюда, — Серж уже привык к ехидству маленького лиса и не обратил на его слова внимания.

Он еще раз огляделся вокруг. Сознательно или случайно, но гримл выбрал очень надежное место для их убежища. При нападении здесь можно было без труда отразить любую атаку. К тому же никто не застал бы их врасплох: площадка располагалась перед выходом и шум шагов снизу они услышали бы сразу. Потянувшись, разминая руки и ноги, Серж подошел к спящим друзьям.

— Эй, подъем! Пора нам убираться из этой мерзкой дыры.

Карла и Сид одновременно открыли глаза.

— Собирайтесь, вроде тихо. Сейчас я свяжусь со шлюпкой, и, если все в порядке, тронемся.

Он отвернул рукав, освобождая свой наручный комп. Пальцы забегали по кнопкам, набирая код. На этот раз связь появилась сразу.

— «Стайер» вызывает Власова… «Стайер» вызывает Власова…

— Все в порядке капитан, мы рядом. Следите, мы начинаем движение. Но люк откроете, только если все будет тихо.

— Понял тебя, конец связи, — голос капитана Джота пропал.

Серж помог подняться Сиду, и они медленно двинулись к проходу между валунами, ведшему к шлюпке. Карла шла сзади, прикрывая их маленький отряд.

— Быстрее! — Серж поторапливал всех, оглядываясь по сторонам.

Атака началась, когда они были уже недалеко от шлюпки. Неожиданно ближние валуны слева ожили, и из-под откинутой маскировочной сетки появились люди. Они открыли беглый огонь из бластеров, но никого не задели: расстояние было еще слишком велико.

Лис выскочил вперед, тенью промелькнув мимо Сержа, и рванулся дальше. На полпути он обернулся и присел, водя лучом бластера по приближающимся врагам.

Преследователи остановились, прижались к земле, забыв о своем оружии под непрерывным потоком лучей. До телохранителей донеслось несколько приглушенных воплей.

К Рибу подбежала Карла и, присев рядом, так же, как и он, начала непрерывную стрельбу. Гримл в ту же секунду вскочил и бросился дальше. Пробежав немного, он сместился чуть в сторону и снова начал стрелять. Карла, наоборот, вскочила и бросилась вперед.

«Вот работают! — подумал Серж — Как будто несколько месяцев вместе тренировались!» Они с Сидом двигались медленнее, насколько позволяла раненая нога зим-зина, и не обращали внимания, близко ли преследователи, но огненные зигзаги лучей уже вспарывали почву, чудом не задевая их.

Не выдержав, Власов развернулся и выстрелил в ближайшего врага. И хотя у него не было времени прицелиться, его луч чиркнул по руке преследователя — тот мгновенно упал, выронив бластер. Тогда, отпустив Сида, чтобы тому легче было стрелять, Серж начал набирать код.

— Френци, открывай, пора! — закричал он в комп, подхватывая под руку выдохнувшегося зим-зина.

Они вновь двинулись вперед, видя, что Карла с Рибом их прикрывают.

Люк шлюпки пришел в движение, откинулся, из него выдвинулся трап, на котором стоял человек. Капитан решил встретить их лично. Поднеся руку к губам, он быстро что-то проговорил в свой наручный комп. По бортам шлюпки одновременно открылись два отверстия, из которых прямо над головами пробивавшихся к лодке телохранителей засверкали лучи.

Не прекращая отстреливаться, Серж медленно двигался к ступенькам трапа, поддерживая зим-зина, все еще подволакивавшего обожженную левую лапу. Только втащив его тяжелое тело внутрь шлюпки, он перевел дыхание и оглянулся назад. Неунывающий лис, уже стоя у люка, водил дулом бластера, выпуская луч за лучом. Карла, прикрывавшая их, поднялась последней, не прекращая вести прицельную стрельбу.

Внутри было тесно. В маленькой шлюпке, предназначенной лишь для трех человек, находился кроме их четверки и капитана еще один человек, сидевший перед обзорным экраном. Серж узнал в нем Лала — второго помощника капитана. Его привычные пальцы так и летали над клавиатурой, выбивая одному ему известный ритм.

Люк мгновенно закрылся. Карла с Рибом, которым пришлось опуститься на колени, примостились в углу около Сида, смазывая его рану заживляющей мазью.

Не теряя времени, капитан сел в кресло рядом с помощником, с ходу взявшись за второй рычаг управления, чтобы помочь тому запустить двигатели.

— Держитесь, ребята! — прохрипел он под скрежещущий звук разогревавшихся движков. — Сейчас будет немного тяжеловато…

Взлет был страшный. В первые мгновения они почувствовали резкую перегрузку, и… все вокруг погрузилось во мрак.

Придя в себя, Серж ощутил, как ноет его истерзанное тело. Он попытался шевельнуть сначала левой рукой, но она приподнялась и снова безвольно упала, будто вовсе и не была его рукой. Тогда он направил в пальцы всю свою волю. Хотя они и онемели, почти потеряв чувствительность, но все же слабо шевельнулись. Серж сосредоточился, перенеся нагрузку на ладони. Но когда попробовал поднять голову, то почувствовал сильное головокружение.

Полежав немного и набравшись сил, он шевельнул второй рукой, затем по очереди обеими ногами. Похоже, что кости были целы. Онемение понемногу начало проходить, лишь в голове гудело. Видимо, он просто сильно ударился черепушкой о переборку. Карла тоже открыла глаза и попыталась подползти к стене, чтобы прислониться.

— Ты… ы… в по…ряд… ке… — с трудом произнес Серж неповинующимися губами.

— Я-то в порядке, а вот Сид без сознания, да… здорово ему сегодня досталось! — пробормотала она, кинув сожалеющий взгляд на лежавшего неподвижно зим-зина. — Но ничего, у него шкура дубленая, быстро заживет, и шерсть отрастет еще лучше и длиннее.

— Куда… мы…

— Куда направляемся? К «Стайеру», — обернувшись, с улыбкой проговорил Френци Джот. — А ты что телохранитель, ранен? — его голос заставил Сержа немного прийти в себя.

— Нет… ничего… вроде… немного… ушиб голову… при взлете…

— Что делать, пришлось взлетать резко, зато унесли ноги, — капитан засмеялся. — Ребята, там внизу, не шутили. Да, много вы их, наверное, пожгли. Вот им забот-то!

— А у нас убавилось! — вмешалась Карла, кивнув на обзорный экран. Там виднелась быстро уменьшавшаяся, такая негостеприимная для них планета.

Через двое суток они собрались в каюте капитана. Там ничего не изменилось, все было по-прежнему. Так же играла нежная, уже знакомая им музыка. Только теперь с ними был Риб, тихо примостившийся в углу.

Капитан некоторое время смотрел на телохранителей, укоризненно покачивая головой.

— Вы уверены, что не хотите возвратиться на Аджус?

— А вам что, срочно туда надо? — задал встречный вопрос Серж. — На данный момент у вас есть груз для гаррелиан. Это четыре дня пути. А что потом? Опять поиски нового груза? Не правда ли, капитан? Мы же предлагаем вам хоть и рискованный, но хорошо оплачиваемый контракт. Всё в ваших руках!

Френци Джот колебался. Пока он оставался капитаном небольшого экипажа «Стайера», в его обязанность входило заботиться о его безопасности. С другой стороны, от него требуется не только безопасность. Экипаж положено кормить и платить ему за работу.

Весы клонились то в одну, то в другую сторону. Наконец решившись, он произнес:

— Хорошо, полный контракт на год всему экипажу, плюс оплата ремонта, если корабль пострадает по вашей вине. И отдельная плата за риск.

— По рукам! — Серж привстал и пожал руку все еще хмурившему брови капитану. — Что-то еще не так, капитан?

— Да вот думаю, не допускаю ли я самую большую в своей жизни ошибку, связываясь с такими беспокойными клиентами. Значит, сначала летим на Эдну, там сдадим груз, а потом — курс на эту вашу Рваную Дыру? Ну а что нам делать с этим малышом гримлом?

Задумчивый Риб все так же тихо сидел в уголке, не вмешиваясь в их разговор, только взгляд его перебегал с одного на другого.

— Какие у тебя планы, друг? — ласково произнес Серж. Он уже успел привыкнуть к этому веселому, никогда не унывающему лису.

— Личный счет в Галактическом банке ты мне открыл, расплатился со мной полностью, но чего-то все равно не хватает. Не знаю. Может, попросить еще деньжат?

— Ну ты парень и нахал! — улыбаясь, покачал головой Серж. — На ту сумму, что мы тебе выплатили, можно…

— Ты меня не понял, — перебил его Риб. — Мне уже вроде и денег не нужно… мне с вами понравилось. Никогда я еще так весело не прожигал жизнь, как в вашей компании! Вот и… скажем… за небольшую компенсацию… я готов помогать вам… ну, в этой вашей миссии. Если, конечно, я вам могу пригодиться.

Все, кроме капитана, вскочили и принялись со смехом хлопать лиса по плечам. Перекрыв стоявший шум, зим-зин взревел своим громоподобным голосом:

— Какие вопросы, шутник, конечно же, заплатим! А сейчас отпразднуем и то, что остались живы, и то, что мы вместе, и то, что мы…

— Прошу всех в кают-компанию! — радостно скомандовал капитан. — Стол уже давно накрыт. Заранее!

Позднее, вспоминая этот искрящийся жизнью праздник на летевшем сквозь бескрайний Космос корабле, Серж понял: нет ничего лучше таких вот не-долгих минут в жизни телохранителей, таких, когда на душе спокойно, когда не нужно ни о чем думать и можно жить лишь одним этим мгновением. Жаль только, мгновений этих, увы, так немного.

А тогда, стоя рядом с Карлой возле иллюминатора и глядя в черные просторы космоса, он задал ей давно мучивший его вопрос:

— Вот ты… никогда не жалела о чем-нибудь в своей жизни?

— Пока нет. А ты?

— Не знаю. Понимаешь, я запутался в себе, я раньше знал, чего хочу, а сейчас…

— Ты не прав, это все ерунда, ты просто устал, — Карла ласково погладила его по плечу. — У нас есть работа, мы хорошая команда и вообще…

— Да перестань! — перебил ее Серж. — Подумай сама: что мы с тобой сделали на этом Хряке? И сейчас летим еще на одну планету, в неизвестность, чтобы только бы отыскать этого троддта. Да еще потянули за собой беднягу гримла и весь экипаж «Стайера». Помнишь, как говорили наши предки: «пошли по крутой дорожке!»?

Карла ничего не ответила. Да и что она могла сказать?..

Что ждало их впереди?

Время покажет.

КНИГА ВТОРАЯ ЧУЖАК С КАМНЕМ

I

Система Маджар, планета Рваная Дыра, штат Аризона.

Равнина недалеко от Нью-Финикса, городок Тусон.

4080 год по общегалактическому календарю

Осторожно направляя жеребца по пыльной тропе, одинокий всадник медленно продвигался среди скалистых выступов. Гигантский диск Маджара ослепительно сиял, и всадник щурился, несмотря на то что его черная шляпа с плоской тульей была глубоко надвинута на лоб. Не придерживая скакуна, всадник внимательно оглядел местность. Там, впереди, была опасность — об этом его предупреждали ноги, чувствовавшие легкую дрожь, пробегавшую по телу россара, который тревожно прядал ушами и раздувал ноздри. Что бы ни ждало их впереди, его четвероногому другу это не нравилось.

Тропа вела все дальше и дальше, вдоль основания высокого скалистого хребта; вокруг начали понемногу появляться редкие чахлые кустики и небольшие группы деревьев. Россар двигался вперед легким шагом, пока всадник вдруг не дернул за поводья.

— Ну-ка, постой, Ло, — тихо произнес он.

Правая рука привычным движением скользнула к кобуре. Всадник расстегнул узкий кожаный ремешок, освобождая рукоятку бластера. Сонное выражение его лица не изменилось, но глаза потемнели, выдавая настороженность их обладателя.

На открывшейся перед ним небольшой полянке недавно разыгралась трагедия. Пять трупов, застывших в позах, в которых их застала смерть, лежали полукругом вокруг погасшего костра. Никакого осмотра тел для подтверждения факта смерти не требовалось — мелкие местные стервятники уже оставили свои следы.

Человек не двигался и не слезал с седла. Он не хотел рисковать понапрасну. Тот, кто здесь поработал, был серьезным профессионалом — ведь парни, лежавшие на земле, явно не были новичками. В их застывших лицах чувствовалась суровая сила, а кобуры на поясах указывали на то, что это не были простые пастухи или земледельцы. У двоих на поясах висело по две кобуры, значит, они носили по два револьвера, а так поступали немногие — только те, кому приходилось обращаться с оружием слишком часто. Рядом с трупами почти не виднелось следов, кроме отпечатков копыт нескольких россаров. И здесь было все ясно: стреляли на скаку.

Всадник задумался, и взгляд его снова остановился на пустых кобурах. Оружие, конечно же, забрали — оно было слишком большой ценностью, чтобы оставить его трупам.

Подъехав еще на несколько шагов ближе и стараясь не затоптать следы, он склонился пониже, чтобы рассмотреть дешевые узорные браслеты на руках и остроконечные уши убитых.

— Техасцы, — вслух произнес всадник. — Далеко же вы забрались, ребята, чтобы найти свою смерть.

В последний раз осмотревшись, он тронул россара и покинул страшное место, где «Косая» собрала столь щедрый урожай.

Вскоре скалы остались позади. Вокруг раскинулись невысокие зеленые холмы с отчетливо выделявшимися на их склонах серыми проплешинами. «Даже после стольких лет природа не в силах залечить следы технической войны, — думал всадник, поглядывая на унылые пятна. — Дикой стала планета, обезлюдела, народ совсем отупел. Мало того, что двенадцать столетий назад эту планету превратили в радиоактивную дыру и забыли к ней дорогу, так теперь еще потомки тех, кто выжил, вместо того чтобы восстанавливать культуру, скатываются все ниже по лестнице эволюции. И не нужны они никому во всем безграничном космосе».

Несколько часов спустя, когда вечерние тени уже легли на землю, он направил неторопливо шагавшего скакуна на узкую дорожку, ведшую к видневшимся невдалеке строениям.

Рядом с огороженным жердями загоном отсвечивали два прямоугольных окна длинного низкого бревенчатого дома. Человек соскочил с седла и, прежде чем привязать россара, заглянул в ближайшее окно.

Увидеть ему удалось не так уж и много. Стекла были пыльные и грязные, и разглядеть что-нибудь оказалось почти невозможным.

Снаружи, возле коновязи, стоял, жуя траву, старый кургур — жвачное животное, молоко которого употреблялось в пищу. Привязав рядом с ним уставшего россара и расседлав его, всадник снял шляпу, стряхнул пыль с одежды и направился к двери.

Она оказалась незапертой. Внутри было темно и тихо, повсюду царила затхлость давно пустого, запущенного помещения. Две двери вели в глубь дома, из-за одной из них пробивался легкий запах руйи — чая из трав. Человек шагнул вперед, и половицы скрипнули под его ногами. За дверью находилось подобие кухни, в небольшой печке в углу горел огонь. Здесь пахло теплом и свежим, только что заваренным чаем. Но и тут никого не было.

Он вернулся обратно, подошел к другой двери и осторожно приоткрыл ее. За ней находилась полутемная комната. Сделав еще шаг, он обнаружил, что прямо ему в лицо смотрит черное дуло большого револьвера, который держал скрюченными пальцами совсем старый человек. Но раздавшийся голос прозвучал молодо и твердо:

— Может, я и очень стар, но слух у меня хороший. Шевельнешься, открою огонь без предупреждения, а с такого расстояния не промахнусь даже я.

— Хорошо, хорошо. Я просто хотел немного отдохнуть, дорога была неблизкой, я сильно устал.

Старик помолчал, вглядываясь в него подслеповатыми глазами. Затем тихо произнес:

— Я верю тебе, чужак с камнем. Слава о твоей честности и порядочности летит далеко впереди тебя.

— «Чужак с камнем»? — вошедший улыбнулся, опустив взгляд себе на грудь, где поблескивал кулон с ярко-алым камнем. — Надо же, как только меня здесь не называли! Но лучше ты зови меня просто Серж.

— Сиерж… Сэрж… Серж… — повторил на разные лады старик, привыкая к непривычному слову. — Хорошо, пошли в кухню, попьем горяченького.

Они прошли в кухню, и откуда-то из угла старик ловко, как фокусник вытащил две низенькие табуретки и разложил складной столик. Потом появились маленькие глиняные чашки и тарелка с нарезанным хлебом и сыром из молока кургура.

В полной тишине они поели. Прихлебывая вкусный горячий руйи, Серж задал мучивший его вопрос:

— Откуда ты знаешь о чужаке с камнем?

— Восемь циклов назад ко мне зашли два инопланетника и красивая женщина. Они сказали: если к тебе заедет человек с алым камнем на груди, передай ему, что мы будем ждать его в Нью-Финиксе.

Серж подсчитал. Если один местный цикл равен тринадцати галачасам, а период обращения планеты — двадцать шесть галачасов, значит, они были здесь четыре дня назад.

— Далеко это отсюда?

— Чуть больше одного цикла пути.

— Хорошо. — Серж ненадолго задумался. — А еще кто-нибудь недавно заезжал?

— Нет, — ответил старик и задал ему встречный вопрос: — Тебя что-то беспокоит, сынок?

— Совсем недалеко от тебя, к северу, кто-то хорошо поработал. Пять трупов техасцев. Тебе надо быть настороже.

— Точно техасцев? — удивился тот, но Серж кивнул, указав пальцем на свое ухо.

— Остроконечные уши! Да, тогда это техасцы… Совсем народ стал злой. Наверное, и оружие забрали?

— Забрали.

— Тебе тоже надо быть осторожней. Одинокий путник — легкая добыча.

— Я не только вооружен, но и очень опасен, — Серж усмехнулся. — Меня столько раз пытались отправить к праотцам на вашей занюханной планете, что я уже и со счета сбился. Похоже, будто каждый второй здесь пытается или пристрелить меня из-за угла, или бросить мне вызов. Так что я привык.

— Тебе видней. Ложись, отдыхай, путь не близкий.

Серж прошел в соседнюю комнату и устроился в уголке на старом матрасе. Усталый, он быстро заснул. Разбудил его знакомый рев россара.

— Ну, Ло, сколько же тебя кормить надо! — раздражено пробормотал он, поднимаясь.

Уже светало. Накормив и напоив россара, он оседлал его и приготовился вскочить в седло, когда увидел вышедшего на крыльцо еще сонного старика.

— Разбудили мы тебя, отец, — обратился к нему Серж. — Извини, нам пора в дорогу.

— В полуцикле отсюда есть небольшой городок под названием Тусон, — старик показал на юг, — ты сможешь переночевать там. Только народ там не особо гостеприимный.

— Спасибо, я как-нибудь разберусь.

— Да поможет тебе солнечный лик Маджара!

Всю дорогу Серж погонял своего четвероногого друга. Время поджимало. Соратники могли, не дождавшись его, тронуться дальше. Надо было спешить.

Городок Тусон раскинулся на голой равнине, где росли лишь редкие одинокие деревья да поблескивал на солнце небольшой водоем. Правда, городком его можно было назвать только условно. Безлюдная главная улица с дощатыми тротуарами, шесть двухэтажных деревянных домов, десяток бревенчатых хижин и несколько загонов для скота — вот и все. На первый взгляд, казалось, будто в нем нет ни души, но это впечатление, скорее всего, было обманчивым. За время, проведенное на этой планете, Серж успел повидать немало таких городков. Одно неверное движение или слово — и тишина мгновенно взорвется, как неисправный бластер.

Когда Серж остановился возле здания с покосившейся вывеской «Салун» и слез с россара, уже начинало темнеть. Отряхнув пыль с одежды и привязав скакуна у коновязи, он быстро пересек дощатый тротуар и вошел через расшатанную дверь в салун.

Внутри тот выглядел не лучше, чем снаружи. Потолка не было вовсе, его заменяли толстые голые балки перекрытия. Под ними расположились небольшая стойка, несколько столиков и стулья. Бармен, бывший, скорее всего, и хозяином заведения, — широкоскулый человек с мощными руками и смешными оттопыренными ушами — скучал, опершись на стойку локтями. В конце стойки сидела, ссутулившись, немолодая, сильно накрашенная женщина.

— Руйи есть? — спросил Серж.

— Может, ржаного виску?

Не меняя позы, бармен опустил руку под стойку, достал оттуда грязную бутылку и стакан. Заученным движением толкнул стакан на стойку, приподнимая бутылку, чтобы наполнить его.

— Я же сказал руйи, — угрожающе повторил Серж. — Ты что, не понял?

— Нет руйи, — безразлично ответил бармен, — есть только вода.

— Тогда воды, — успокаиваясь, согласился Серж. — Принесешь за столик, а виску можешь налить себе, естественно, за мой счет.

Он развернулся и подошел к угловому столику. Придвинув стул поближе к стене, сел, окидывая взглядом окружающих.

За одним из столов расположились три человека, явно зажиточные земледельцы, о чем говорили их черные сюртуки — традиционная для этих людей одежда. За другим, еще двое — маленький человек в грязной белой рубашке и полноватый, хорошо одетый пожилой мужчина. Они тихо о чем-то спорили, склонившись над деревянными счетами, лежавшими между ними на столе.

Выходивший за водой бармен подошел к столику Сержа и поставил стакан.

— Думаю, вам будет интересно узнать, что парочка парней осматривают вашего россара и упряжь, — протирая стол, прошептал он, не поднимая глаз.

— Спасибо, — чуть шевельнув губами, ответил Серж. — Местные?

— Нет. Но по виду настоящие сволочи. Будь осторожней, приятель. — Он закончил протирать стол и направился к себе за стойку.

Отдохнув немного и допив воду, Серж поднялся и подошел к стойке. Бармен все так же скучал, вперив задумчивый взгляд в потолок.

— Найдется ли у вас свободная комната переночевать? — спросил Серж, бросив на стойку металлический треугольник, служивший здесь мелкой монетой.

— Наверху, — рука бармена быстро сгребла монету. — Еще воды?

Не дожидаясь ответа, он наклонился под стойку, доставая оттуда большую банку, и, наклонив, наполнил стакан.

— Благодарю. — Серж приподнял стакан на уровень груди, созерцая налитую в него жидкость.

В этот момент скрипучие двери салуна распахнулись и появились новые действующие лица.

— Эй, чужак, твой россар у привязи? — раздался возглас одного из вошедших.

Серж медленно повернулся. Его левая рука опиралась на стойку, в ладони правой все еще был невыпитый стакан с водой. Мельком оглядев четверых мужчин, остановившихся у дверей, он пристально посмотрел в водянистые глаза стоявшего немного впереди мужчины. Скорее всего, именно он и задал вопрос. Коричневая рубашка из кожи кургура плотно облегала его широкие плечи, такие же брюки, с бахромой по швам, были заправлены в сапоги. На голове — коричневая шляпа с плоской тульей. Потертая ручка большого револьвера торчала из кобуры, за поясом у пряжки — нож с длинным тонким лезвием.

— Я тебя спрашиваю, ты, у стойки! — раздраженно повторил он.

Выражение лица Сержа не изменилось. Он допил воду и поставил стакан. В помещении повисла напряженная тишина. Вошедшие, почувствовав непонятное спокойствие чужака, преисполнились неясных предчувствий. Взгляд одного из них упал на револьвер и бластер Власова в поношенных кобурах, и он с тревогой посмотрел на своих товарищей. Но те стояли твердо, и отступать не собирались.

— Я смотрю, ты очень крутой и разговаривать с нами, простыми ребятами, не хочешь, — произнес все тот же мужчина. — А как насчет разговора с моим «малышом»?

Его правая рука медленно поползла к кобуре. Он попытался выхватить оружие, но двигался в два раза медленнее, чем Серж, — к тому же явно не ожидая, что чужак выстрелит с левой руки. Власов всадил ему в живот три пули, прежде чем револьвер бандита показался из кобуры.

Остальные трое на мгновение замерли. Все произошло слишком быстро для них. Наконец они поняли, что их приятель мертв. Двое выхватили свои револьверы и рванулись в разные стороны.

— Вот тебе, чужак! — заорал первый и выстрелил.

Он опоздал всего на долю секунды. Его качнуло назад, изо рта тонкой струйкой полилась кровь, но он все-таки попытался еще раз поднять револьвер. Серж снова выстрелил, парня крутануло на месте, и он упал на спину. Второй сразу же поднял руки, сорвавшийся с пальцев револьвер с грохотом упал к его ногам.

Серж перевел дуло в сторону последнего парня из этой компании, но тот стоял на том же месте, боясь шевельнуться, и растерянно глядя на двух мертвецов.

— Уходите, — не опуская оружия, Власов другой рукой показал на дверь. — И когда я выйду, чтобы духу вашего здесь не было.

— Всё, уходим, уходим, — медленно, по очереди, они пятились назад, пока не выскочили за двери.

Крутанув револьвер на пальце, Серж вернул его в кобуру. Все находящиеся в салуне захлопали в ладоши.

— Надо убрать отсюда этих… — скучающе произнес Власов, обернувшись к бармену. — Сколько я должен за нарушение спокойствия?

— Нисколько. Когда вы хотите уехать?

— Сейчас, я уже хорошо отдохнул, — улыбнувшись, Серж повернулся и направился к выходу.

II

Система Маджар, планета Рваная дыра,

штат Аризона, улица городка Тусон.

4080 год по общегалактическому календарю

Улица была пустынной. Но рядом с его черным россаром была привязана четверка коричневых. Подойдя к крайнему жеребцу, Серж открыл седельную сумку. Одного взгляда было достаточно — в ней лежало несколько револьверов. Хороших револьверов, с рукоятками, истертыми от частого употребления. «Что ж, патроны я израсходовал не зря, — подумал Серж. — Парочкой уродов на этой планете стало меньше». В этот момент где-то позади здания раздался шум.

Серж быстро двинулся вдоль стены. Неожиданно споткнувшись, он поднял попавшийся под ногу камень и швырнул его в стену напротив. Камень ударился с глухим стуком, и тут же сумрак вечера прорезали три вспышки. Власов выстрелил. Раздался вскрик, затем стук упавшего тела. Две ответные пули ударили рядом, лицо обожгли отлетевшие щепки. Серж упал на живот, отполз немного назад, затем замер, прислушиваясь. Перезарядив револьвер, проверил батарею бластера.

Но отдохнуть ему не дали. Видно, ребятки все же решились отомстить за своих друзей. Револьвер из-за угла сверкнул огнем, и пуля пробила еще одну дырку в стене рядом с ним. Серж перебежал к следующему дому. Оба его противника должны были слышать звук его шагов.

— Ну-ка вы, двое! — крикнул он им. — Выходите на середину улицы, и честно закончим это дело!

— Вот так, да? А этого не хочешь? — голос прозвучал справа, совсем близко. — Получай!

Раздалось еще два выстрела.

Серж выстрелил в ответ, услышал приглушенное ругательство, но ранил он кого-то или нет, было непонятно.

Шорох, раздавшийся позади, заставил его повернуть голову. Пожалуй, обложили со всех сторон. Откуда взялся еще один стрелок?

Власов вжался в стену. Невдалеке виднелась дверь черного входа, запертая на громадный амбарный замок. Серж прокрался к углу, стараясь держаться в тени. Впереди неясно виднелись темный силуэт и тусклый блеск револьвера. Незнакомый глухой голос произнес:

— Ты вроде ближе всех, Тони. Разберись с ним!

Силуэт приблизился, револьвер начал подниматься, и Серж, не раздумывая, выстрелил.

— Ты зашел не с той стороны, парень! — сказал он и, нырнув в промежуток между домами, бегом обогнул салун. Ему удалось выскочить на середину улицы в тот самый момент, когда появился один из тех, кого он отпустил. Пуля Сержа свалила его, и он упал на колени.

— Ну что ж, не захотели играть честно, пусть будет по-другому!

— Я… меня… заставили… — еле выговаривая, прошептал парень, его глаза заволокло предсмертной пеленой. — Мне… надо…

Это были его последние слова. Наклонившись, Серж закрыл остекленевшие глаза, сожалея, что ему пришлось убить парня. Но здесь главенствовал лишь один закон: или убьешь ты, или убьют тебя. Расслабляться было нельзя, где-то прятался еще один из нападавших. Но никто не показывался. Отвязав двух из четырех чужих россаров, на которых были седельные сумки, он подвел их к своему Ло. Оглядываясь, Серж стремительно вскочил в седло. Вокруг стояла мертвая тишина.

Медленно он выехал из Тусона, ведя за собой в поводу двух вьючных россаров. Немного проехав по дороге, он приостановился, решая, не двинуться ли прямиком через холмы. Рискованно, зато дорога короче. Наконец, решившись, тронул поводья своего жеребца и свернул на узкую тропинку, петлявшую между громадными валунами.

В одиночестве ехал он меж высоких холмов; кое-где попадались деревья, листву которых шевелил легкий, прохладный ветерок. Россары шли медленно, не торопясь, их копыта бесшумно ступали по иссушенной земле. Тропа серпантином вилась между склонами, поднимаясь все выше и выше.

Но вот дорогу пересек небольшой ручеек. Подъехав к нему, Серж спешился, чтобы напоить россаров. Пока жеребцы пили, он успел заметить в чистых струях воды небольших рыбешек. Над головой черно-серой стрелой мелькнула большая птица. В этих местах природа почти полностью восстановилась.

Наклонившись, Серж припал к ручью, в это время в воду с легким всплеском упал комочек песка.

Власов осторожно выпрямился, глубоко вздохнул, подтянул штаны, незаметным движением больших пальцев откидывая ремешки на кобурах. Просто так песок не упадет. Кто-то должен был стоять там, над ручьем. Кто-то, кто пытался за ним следить.

Не торопясь, Серж поднялся повыше, огляделся, сразу заметив за небольшими кустами яркое красное пятнышко.

Вряд ли это был кто-то из ковбоев. Впрочем, кто бы там ни прятался, если он хотел застрелить Сержа, то уже упустил свой шанс. Так что, скорее всего, это не враг.

Медленно, чтобы не возбудить подозрений, Серж двинулся вперед. Из кустов не доносилось ни звука. Если бы не красные полоски на рубашке неподвижно застывшего человека, он решил бы, что там никого нет.

Это оказалась молодая девушка, стройная и светловолосая, с большими голубыми глазами, в которых светились боль и страх. У нее были остроконечные уши, Серж уже встречал такие. С первого взгляда было видно, что девушка перепугана до полусмерти. По вытянутым ногам, примятой траве и следам на песке Власов понял: она ползла, у нее что-то случилось с ногой.

Он медленно шагнул к девушке и улыбнулся.

— Позвольте осмотреть вашу ногу, — мягко сказал он. — Меня не надо бояться.

Девушка молчала, затравленно глядя на него. Серж приблизился и, опустившись на колени, попытался ощупать колено. Девушка отпрянула от его прикосновения, в ее ладони мелькнул короткий широкий нож. Улыбнувшись, он отвел лезвие пальцами и вновь осторожно прикоснулся к колену.

— Всего лишь вывих. Если вы потерпите, я попробую вправить. Вы не против?

Молчание — знак согласия. Серж резко дернул ногу, вправляя колено. Девушка не проронила ни звука, никак не дав понять, что он причинил ей боль.

— Ну и нервы у вас, однако, — пробормотал Серж. — Попробуйте опереться на меня. — Он подставил ей руку, и она, ухватившись за его локоть, медленно поднялась.

— Может, соизволите рассказать, что здесь делает в одиночестве молодая и красивая девушка?

Девушка грустно посмотрела на него, затем устремила взгляд вдаль.

— Давайте скорее уедем отсюда, — неожиданно заговорила она мелодичным голосом. — Они могут догнать. Я потом вам все расскажу.

— Хорошо, поехали. — Серж помог ей вскарабкаться на одного из россаров, затем и сам взлетел в седло. Повернув назад, на тропу, он поскакал впереди, за ним тронулась девушка, за ней — навьюченный жеребец.

Они успели проскакать совсем немного, когда услышали впереди голоса. Из-за поворота появились трое всадников и, круто осадив своих россаров, перекрыли дорогу. Грубые, иссушенные лица, давно не подстригавшиеся бороды, револьверы в кобурах. Они уставились сначала на Сержа, потом перевели взгляды на девушку. Та коротко вздохнула. Казалось, она вот-вот потеряет сознание. К ним, усмехаясь, приблизился один из всадников.

— Эй парень, вижу, ты поймал нашу техасскую курочку? Мы уже и россаров едва не загнали, разыскивая ее. Хороша девочка, верно?

— Да, — поддержал его второй всадник, стройный, мускулистый человек с резкими чертами лица. — Спасибо, что ты ее нашел. Сейчас мы тебя от нее освободим.

— Не бойтесь, все в порядке, — спокойно сказал Серж, обращаясь к девушке. — Я доставлю вас в Нью-Финикс.

— Какой Нью-Финикс?! — воскликнул третий, маленький рыжий человек, по-видимому старший. — Это наша девчонка. Если тебе нужна подруга, добудь себе другую. — Он кивнул человеку с резкими чертами лица. — Возьми-ка ее повод, Дин!

— Руки прочь! — в голосе Сержа зазвучали металлические нотки. — Из-за таких придурков, как вы, нас в этом штате всех поубивают. Техасцы не прощают похищения своих женщин.

— Об этом мы уже позаботились! — усмехнулся рыжий. — Бери ее, Дин! — повторил он.

Неожиданно Серж улыбнулся.

— Если вы, парни, искали драки, то, похоже, вы ее нашли. Не знаю, кто из вас решил умереть за эту девчонку, но прежде, чем надумаете ее увести, подыщите себе местечко для могилы.

Глаза Дина злобно сузились.

— Смотри-ка, шеф, как он прет на рожон! В какой глаз ему загнать пулю? — произнес он, обращаясь к рыжему.

— Погоди, Дин, по-моему, вон тот россар, сзади, это жеребец Тони Клейна! Откуда он у тебя?

Серж спокойно сидел в седле, чуть заметно улыбаясь.

— Похоже, — проговорил он, — вам, ребята, не слишком-то часто приходилось бывать в переделках. Слишком уж вы скучились на линии огня… С моего места вас можно положить разом, одним лучом бластера. Но я не пожалею и двух…

Тот, кого называли Дином, заерзал в седле. Ему стало неуютно при мысли, что он торчит впереди всех и представляет собой превосходную мишень, — и это при том, что ему самому для выстрела нужно еще успеть повернуться в седле. Его револьвер находился у правого бедра, а противник находился слева.

Но глаза другого — рыжего — были тверды и спокойны. Это был настоящий профессионал, и Серж сразу понял, что наблюдать надо именно за ним, хотя рукоятка револьвера у третьего уже наполовину была вытянута из кобуры и парень ждать явно не собирался. До Власова дошло: сейчас тот начнет стрелять.

— Стой! — голос прозвучал неожиданно, как удар бича. — Бейтс, не дергайся. Ты, Дин, тоже. Поворачивайте россаров и поехали назад. Если хоть один из вас попробует взяться за револьвер, я сам открою огонь, — рыжий, не отрываясь, смотрел на Сержа.

Дин злобно выругался.

— На этот раз, парень, ты легко отделался, но мы с тобой еще встретимся!

— Конечно встретимся, — Власов ласково улыбнулся, — только в следующий раз вам лучше не попадаться на моем пути. Конечно хорошо, когда скачешь, видишь цель на мушке револьвера и думаешь, что сейчас она станет трупом, — ан нет! Случается и такое, что не его, а твое тело падает с седла, и душа уносится ввысь. Такая вот правда жизни!

Ковбои, побледнев, стиснули коленями бока россаров и, развернув скакунов, галопом направились обратно по дороге.

Щеки девушки порозовели, она весело смотрела им вслед. Потом непринужденно рассмеялась.

— Ну и будут же у них неприятности! Это же люди Седого!

Серж улыбнулся в ответ.

— Расскажите мне все по порядку, — он посмотрел ей прямо в глаза. — Или вам есть, что скрывать?

— Нет, — ответила она.

— Почему эти люди охотятся за вами? Как вы сюда попали? Техас ведь довольно далеко!

Девушка тронула россара с места, Серж на своем жеребце пристроился рядом. Она начала рассказывать.

Ее звали Радой. Вместе с мужем и его четырьмя друзьями она ехала в Месу — горнорудный городок недалеко от Нью-Финикса. Штат у них бедный, и многие ездят на заработки в другие места. Их знакомые как-то уехали на рудник по добыче терциния и вернулись в Техас разбогатевшими. Вот и муж соблазнился, уговорил четырех ребят, и, прихватив ее, прибыли сюда. А вчера на стоянке на них напали ковбои и перестреляли мужчин, не успевших даже понять, в чем дело. Ее подхватил в седло тот, которого звали Дин. Их было семеро, но вечером четверо куда-то уехали. Ночью она сбежала и двигалась, пока не подвернула ногу, потом ее нашел Серж. А эти бандиты все время говорили, что в Нью-Финиксе их ждут остальные ребята Седого, и рассказывали о его подвигах. Вот и все.

— Я видел вашу стоянку, у ваших мужчин не было ни единого шанса спастись. Посмотрите-ка в седельных сумках, может, и найдете что-нибудь из вещей мужа, — он натянул поводья, останавливая россара.

Спешившись, они подошли к навьюченному жеребцу, и девушка открыла седельную сумку. Заглянув в нее, она начала перебирать лежавшие там вещи. Серж увидел, как в ее глазах начали появляться слезы. Вытащив что-то из сумки, она повернулась к Сержу.

— Там наши вещи, а это хронометр моего мужа, его подарил ему инопланетник. Я заберу его?

— Вы вправе забрать все, даже оружие. Сможете выручить за него хорошие деньги. Только позвольте посмотреть на… как его… хронометр? — он протянул руку, заинтересованно глядя на вещицу в ее ладони.

Не узнать этот прибор было просто невозможно. То, что девушка назвала хронометром, в действительности являлось чудом технологии троддтов. С виду похожий на часы, на самом деле это был мощный агрегат, совмещающий в себе огромное количество функций: мини-комп, музыкальный центр, компас, небольшой лазер, громадную базу данных и многое другое. Его батарея могла работать без подзарядки около десяти галактических лет.

— А что за инопланетник подарил эту вещицу вашему мужу? — Серж с сожалением отдал прибор обратно девушке. — Как он выглядел?

— Такой большой ящер, страшный, но… как же это правильно сказать… равнодушный. Муж рискнул проводить его к каким-то старым развалинам, недалеко от города Остина, а он подарил ему хронометр, чтобы муж всегда знал время.

— К развалинам? Когда?

— Как раз перед отъездом. Нам нужны были деньги на дорогу, потому муж и согласился.

— Еще один след, — задумавшись, Серж не заметил, как произнес фразу вслух.

— Какой след? — девушка вопросительно посмотрела на него.

— Это я о своем. Ваш муж, наверно, был смелым человеком, если…

Девушка вдруг заплакала и неожиданно прижалась к Сержу.

— Что… я… теперь… буду… делать… одна! Кто… меня… защитит? Дом… далеко…

Он почувствовал тепло ее тела, уловил на своих губах ее легкое дыхание и мимолетное прикосновение ее губ. На мгновение он прижал ее к себе, но, опомнившись, разжал пальцы, ощущая под руками ее гибкое и сильное тело. Сердца их сильно бились в унисон, и, оглушенные их ударами, они молча стояли, едва касаясь телами и обжигая друг друга страстным дыханием. И оба ждали…чего-то ждали…

Наконец, не выдержав напряжения, Серж властно привлек ее к себе. Обвивая руками его шею, она цеплялась за него как утопающий за соломинку, пытаясь устоять на ногах и ощущая слабость во всем теле. Прижимаясь к нему, она ощущала, будто в нее вдыхали новую жизнь. Его руки ласкали ее, нежно поглаживая спину. Одна рука, властно скользнув низ, замерла на девичьей талии. Осторожно, словно хрупкую игрушку, он еще ближе прижал ее к себе.

Почувствовав его возбуждение, она, испугавшись сначала, отдалась инстинктивному страстному желанию. А он целовал ее жадно и страстно, словно маленькими глотками пил ее поцелуй, желая продлить его до бесконечности. Она испытала восхитительное, страстное чувство, пронзившее ее тело желанием, ее ответный поцелуй был исполнен любовного томления.

Они оторвались друг от друга, лишь почувствовав, что начинают задыхаться. Сжимая девушку в объятиях, он своей пылающей щекой прижался к ее щеке. Расстегнув все пуговицы и не встретив никакого сопротивления, его рука скользнула внутрь. Все существо женщины тотчас же отозвалось на это прикосновение. Подняв голову, Серж отодвинул мешающую ткань, взглянул на Раду, затем мотнул головой из стороны в сторону, словно пытаясь очнуться от нахлынувшего наваждения.

— Не надо, — выдохнул Серж, — зачем?

Но остановиться уже не мог, природа брала свое. С каждым его прикосновением все внутри ее сжималось, преодолевая пустоту. Ей страшно хотелось заполнить ее, она стонала, извивалась под его руками, изнемогая от желания.

Он нежно заглянул ей в глаза.

— У тебя такая гладкая кожа! — прошептал он. — Я хочу тебя.

По напряжению, звеневшему в его голосе, Рада поняла, что он едва сдерживается. Она издала невнятный горловой звук, похожий на мольбу.

Страстно лаская, он опустил ее на землю. Согнув руки и зарывшись лицом в ее волосах, овладел ею с напором и нежностью. Их тела одновременно содрогнулись от сладостной судороги, оба издали вздох удовлетворения.

Счастливые мгновения были позади. Они лежали, обнявшись, на земле, не желая размыкать объятия.

— У тебя совершенно растерзанный вид, — поддразнил он ее.

— Тебе не нравится?

— Да нет, просто нас могли застать врасплох, и это стоило бы нам жизни.

— Мне наплевать, я так устала за последнее время. Я хочу домой! — воскликнула она, но таким нежным голосом, что любой мужчина потерял бы голову от одного только его звука.

— Нам пора в путь, давай живенько приводи себя в порядок, — и Серж вновь окинул ее взглядом.

Она была удивительна — гибкая как полевая змейка, чувственная и такая соблазнительная, что у него защемило в груди.

Тропа, ведшая из ущелья в ущелье, мало-помалу стала немного ровнее. Похоже, раньше это была звериная тропка, позже расширенная постоянными путниками. Когда до видневшегося впереди большого холма оставалось совсем немного, Рада заговорила.

— Нью-Финикс как раз за этим холмом, в долине, — сказала она, — нам непременно туда нужно ехать?

Серж повернулся к девушке, ожидавшей его ответа.

— Меня там должны ожидать друзья, я и так задержался.

Он сказал это уверенно и твердо, и девушка лишь согласно кивнула. Затем она повернула россара и направилась к холму. Серж последовал за ней.

III

Система Маджар, планета Рваная дыра,

штат Аризона. Город Нью-Финикс.

4080 год по общегалактическому календарю

Дорога, так густо покрытая пылью, что на ней даже не было видно следов копыт, закончилась, впереди протянулась сухая плоскость давным-давно спекшейся земли. Вдалеке, в дымке, виднелся город. Точнее, остатки некогда стоявшего здесь мегаполиса. Много лет назад прицельные удары с воздуха превратили цветущий город в руины. Но жизнь там по-прежнему теплилась, нетрудно было заметить деревянные строения, возведенные позднее среди старинных развалин. Технология изготовления пластобетона, конечно же, здесь была давно утеряна.

Несколько часов спустя, когда жара была в самом разгаре, Серж и Рада медленно въехали на главную, покрытую слоем пыли улицу. Две разрушенные башни, чьи пустые оконные проемы выдавали отсутствие в них жизни, стояли в самом ее начале, дальше виднелось несколько двухэтажных деревянных домов. Были здесь и люди, шедшие по своим делам. Серж и девушка направили россаров к небольшому сараю, напоминавшему конюшню; третий жеребец трусил за ними.

Напротив сарая, возле стены большого здания с надписью «Салун», покачиваясь на стуле, сидел толстый, неопрятный человек и подозрительно наблюдал за приезжими. Когда они остановились у конюшни, человек повернул голову и заговорил с кем-то внутри салуна. Через мгновение двери широко распахнулись, на улицу вышел элегантный мужчина в белом костюме и белой шляпе. Он внимательно осмотрел спешивавшихся чужаков и снова скрылся за дверью.

Заведя россаров в стойла, Серж вытащил из сумки тряпку и тщательно обтер животных, потом напоил их и засыпал в кормушки зерна. Рада стояла рядом, не отходя от него ни на шаг.

Из-за угла показался молодой парень, по-видимому конюх, лениво подошел ближе и молча стал наблюдать за ними.

— Издалека прибыли? — наконец с любопытством спросил он.

— Да уж, много пришлось поездить, — Серж закончил дело и повернулся. — Что интересного в городе?

— Ничего особенного, — конюх посмотрел на обветренное, твердое лицо Сержа, на грозное оружие, выглядывавшее из потертых кобур. — Будете искать работу?

— Нет, я здесь проездом.

— А женщина?

— Она со мной.

Парень перевел взгляд на россаров.

— А это ваши россары?

— Тебе-то что? — Серж выпрямился и посмотрел прямо в глаза конюху. — Сам интересуешься или это кого-то другого интересует?

— Да так, ты вроде не местный, а упряжь на этом скакуне больно знакомая, — он показал на жеребца Рады.

Серж хищно улыбнулся. От его улыбки парень отшатнулся назад.

— И чья же это упряжь?

— Может, я и ошибся, просто похожа… У одного тут тоже такие заклепки, его зовут Тони, — голос парня донесся уже из-за угла.

Серж огляделся и, увидев на соседнем здании обшарпанную вывеску «Отель», махнул рукой, приглашая Раду следовать за ним. Они направились к гостинице.

Внутри было тихо. Заказав у портье — миловидной женщины — номер, они поднялись наверх. Комната оказалась вполне опрятной. Распаковав вещи, молодые люди спустились вниз, направляясь в салун. Пора было перекусить.

Толстый человек все так же сидел у стены, откинувшись на стуле, только кобура, висевшая на правом боку, сместилась ближе к животу.

Не обращая на него внимания, Серж взял Раду за руку и прошел внутрь. Салун выглядел вполне обычно. В довольно большом зале было шумно от многочисленных посетителей. Кто-то ел и пил, кто-то играл в карты, кто-то просто беседовал. Заказав у бармена ужин и усевшись за длинный стол из некрашеных досок, они молча стали есть. Неряшливая женщина, обслуживавшая их, не проявила интереса к неразговорчивым молодым людям. Серж с его обветренным лицом, револьвером и бластером в расстегнутых кобурах не вызывал особого желания вступить с ним в разговор. Таких людей официантка повидала немало.

Серж ел неторопливо, решая в уме задачу, которая привела его сюда. Где-то здесь, в Нью-Финиксе, его ждали друзья, и он почти месяц шел по их следам. Но расспрашивать про двух инопланетников с женщиной — только вызвать к себе подозрения. К тому же с ним Рада. Лучше всего поискать мальчишек, которые всегда всё знают.

Когда они допивали руйи, к ним подошел человек в белом костюме и тяжело опустился на стул. На его безмятежном лице было написано не больше эмоций, чем на лице Сержа. Официантка тут же поставила перед ним стакан. Мужчина тут же наполнил его крепким чаем из стоявшего на столе кувшина, попробовал на вкус и равнодушно произнес:

— Эта девушка с тобой давно?

Серж молчал, прихлебывая чай.

— Я не враг тебе, просто хочется напомнить, что в Техасе, вероятно, столько же револьверов, сколько взрослых мужчин…

— Спасибо за совет, но мы хотели бы отдохнуть, нам не нравится, когда нас беспокоят.

— Все, больше вопросов нет, но мне почему-то кажется, что спокойно посидеть вам не придется. Если что, меня зовут Картер… Джимми Картер. — Он встал и, вернувшись к своему столику, так же тяжело плюхнулся на стул и тут же натянул поглубже на лоб свой белый «стетсон», прикрыв полями глаза.

Серж тоже встал и направился к стойке бара, возле которой, переговариваясь, стояли четверо ковбоев.

— Налейте еще кувшин руйи, пусть принесут за мой столик — сказал он бармену, опуская на стол две монетки.

Стоявший рядом мужчина что-то пробормотал своим приятелям, те мельком взглянули на Сержа и продолжили разговор — все, кроме здорового бородача, не отрывавшего от него злого взгляда.

— Одного из твоих россаров многие здесь видели раньше, — обратился он к Сержу. — На россара наплевать, но наши ребята хотели бы знать, что случилось с его хозяином.

Серж медленно повернулся, пристально посмотрев ему в глаза.

— Я сказал, — угрожающе повторил бородатый здоровяк, — мы хотим знать, что стало с его хозяином.

Серж, не отводя взгляда, равнодушно произнес:

— Я знаю только, что его звали Тони и что он был очень плохой человек.

Все разом повернулись к нему, руки потянулись к револьверам на бедрах. У бородача отвисла челюсть, он хотел еще что-то сказать, но Власов опередил его.

— Могу только добавить, что я его пристрелил, — за то, что он и его друзья убили ее мужа, — он кивком указал на Раду, — и его товарищей. Причем стреляли в спину. Вы все знаете, что только трус способен на такое.

Четверо остолбенели от такого ответа. Бородач придвинулся ближе.

— Что ты имеешь в виду? — процедил он сквозь зубы. — Никто из наших не стреляет в спину…

— Вот-вот! Когда кидаешь камень в стаю вирков, визжит тот, в которого попали, — перебил его Серж.

Не выдержав, бородач яростно бросился на него, но Серж уже принял боевую стойку. Будто нехотя, он отбил несшуюся к его лицу руку и одновременно нанес легкий удар ребром ладони по крепкой шее. Колени бородача подкосились, он с грохотом рухнул на пол. Серж отступил на шаг назад и произнес, обращаясь к изумленным товарищам бородача:

— Я ударил его слегка, но могу приложить и покрепче.

Бородач потряс головой, с трудом поднялся на четвереньки. Понемногу приходя в себя, он попытался встать на ноги, хватаясь правой рукой за револьвер. Его ладонь уже легла на рукоятку, но там и застыла: на него в упор глядело рябое от частого использования дуло револьвера Власова. В другой руке Сержа был бластер, направленный на друзей поверженного бородача.

— Послушайте, у меня сегодня совершенно нет настроения стрелять, — вкрадчиво произнес Серж, — к тому же тут много народу, могут пострадать невинные. Давайте лучше разойдемся мирно.

Несколько человек, сидевших за ближайшими столиками, вскочили на ноги, хватаясь за револьверы. Но их быстро остановил спокойный голос.

— Эй, парни! Посмотрите-ка сюда, — обладатель голоса, уже сдвинувший со лба белую шляпу, развалившись, сидел на стуле. Дула двух больших револьверов в его руках смотрелись черными пятнами на фоне белого костюма.

Серж благодарно посмотрел на него.

— Спасибо за поддержку, друг. — Он взглянул на его револьверы. — Отличные игрушки. Не расслышал раньше, как вас зовут?

— Джимми Картер к вашим услугам.

— Что будем делать, Джимми Картер?

Но Картер не успел ответить. От двери раздался голос:

— А ничего. Будете заниматься своими делами.

В дверях салуна стоял высокий человек. У него были седые волосы, заплетенные в косичку, жесткое загорелое лицо и холодные глаза под кустистыми бровями; из потертой кобуры торчала рукоятка мощного бластера. Позади него виднелся еще один человек, с винтовкой в руках.

«Инопланетники, и пушка знакомая», — у Сержа защемило в груди. Он узнал бластер зим-зина.

Пройдя через зал прямо к ним, седой произнес, обращаясь к присутствующим:

— Нашли где вести базар, что, на улицах стало мало места? Спрячьте все пушки и спокойно пейте свой виску. — А вы недавно приехали, я не ошибся? — обратился он к Сержу.

— Недавно, успел только перекусить, — коротко ответил Серж.

— Если вы ищете работу, загляните к нам на рудник «Веселый Роджер», это рядом с Торбаго, недалече отсюда. Нам нужны такие парни, как вы.

— Если эта бородатая свинья — образец того, что у вас есть, — Власов предупреждающе глянул на бородача, дернувшегося от злости, — вам, конечно, нужны нормальные люди.

— Мы их ищем, — сказал Седой. — Если знаешь, как обращаться с револьвером и бластером, то твой карман быстро наполнится.

— В драке всегда участвуют две команды. Как насчет другой стороны?

— Другой стороны нет.

— Ладно, я подумаю.

— Что ж, твое право. Когда надумаешь, спросишь Седого. Пошли, — он махнул рукой, и ковбои последовали за ним к выходу.

Серж тоже отошел от стойки и направился к Картеру. Присев рядом, он спросил:

— Хочешь помочь? Тогда нам надо поговорить, но только не здесь. Пройдем в отель, я отведу девушку, и мы побеседуем.

— Нет проблем, пошли.

Они направились к выходу, у двери к ним присоединилась Рада.

На улице стояла подозрительная тишина, никого не было видно. Только, напротив, в окнах отеля, виднелись прилипшие к стеклам лица.

— Осторожней, Картер, кажется, тут нас поджидают, — Серж заслонил собой Раду, цепким взглядом окидывая улицу.

Выстрел раздался неожиданно, из-за угла. Но Власов успел среагировать и увернулся — пуля лишь расщепила доску на уровне его головы. Картер уже выпускал пулю за пулей в ту сторону, пока оттуда не вывалился разукрашенный дырками труп. Но выстрелы продолжались. Картер, прижавшийся к стене, только успевал прыгать из стороны в сторону.

Как только выстрелы затихли, Серж мгновенно рванулся за угол, ища стрелка.

Это был один из тех крепких парней из салуна, он вынимал новые патроны из патронташа на поясе, когда из-за угла показался Серж.

— Брось револьвер! Брось револьвер там, где стоишь, и отойди от него!

Револьвер выскользнул из пальцев парня, он отступил на несколько шагов назад.

— Если бы у тебя не было оружия, я бы с тобой разобрался!..

Серж не знал, что его подтолкнуло, но он вложил револьвер в кобуру и снял оружейный пояс.

— Стреляйте, если поймете, что вам грозит опасность, — обратился он к стоявшей сзади Раде, отдавая ей пояс.

Она приняла его, и Серж двинулся к противнику крабьей походкой, более чем уверенный в своих силах. Но того стойка не удивила. Как только они сошлись на близкое расстояние, Серж сразу же ударил отработанным длинным прямым слева, но противник спокойно уклонился и продолжал наступать как ни в чем не бывало.

Первый пропущенный удар по ребрам потряс Сержа, и он не среагировал на размашистый удар правой, который пришелся ему в челюсть. В ушах зазвенело, он почувствовал, что падает, и услышал довольное хрюканье противника.

Едва коснувшись коленями земли, Серж тут же оттолкнулся и вскочил, прежде чем его соперник успел подскочить вплотную. Разъехавшись на шпагат, он нанес снизу тяжелый боковой удар левой, потом, оттолкнувшись правой ногой, ловко вскочил, увернулся и длинным прямым разбил парню рот.

Но противник владел каким-то из старинных боевых искусств, к тому же был силен и обладал удивительной реакцией. Он подлавливал Сержа то справа, то слева.

Позднее Серж так и не смог понять, как он продержался следующие несколько мгновений, пролетевших, как прожитая жизнь. Конечно, он не ожидал встретить на этой отсталой планете настоящего мастера боя. Его удары сыпались на Сержа один за другим, он уже не успевал уклоняться от них, но держался на ногах и пытался отвечать встречными. Сквозь дымку затуманенного сознания стала просачиваться единственная мысль — это конец.

Хотя противник был опытным, довольно сильным и исключительно подвижным для своего телосложения, весил он многовато, к тому же сильно припекал яркий диск Маджара. Худощавому и жилистому Сержу было легче. Без сомнения, его соперник и выиграл большинство своих встреч первым ударом или двумя, но Серж, выдержав первый натиск, фактически решил исход этого боя. Несмотря на пелену в глазах и кровь во рту, Власов знал — он может победить. Превозмогая боль и черпая силы в отчаянии, он сконцентрировал волю, закаленную тяжелыми годами тренировок, и начал наносить ответные удары.

Левой, правой, левой, правой, удар за ударом, как на тренировке, один в корпус, другой в лицо. Руки устали бить, а противник уже «плыл», широко открывая рот и борясь за каждый вздох.

Отступив на шаг, Серж сделал ложный выпад и, когда его соперник, защищаясь, поднял руки, сильно ударил правой в живот. Затем, увертываясь от захватов соперника, он бил и бил его по корпусу. И вдруг перед ним никого не оказалось, а его самого попытались остановить чьи-то руки.

— Погоди, всё! Да стой же! Ты же прибил его!

Сквозь кровавую пелену, застилавшую глаза, он увидел Картера и узнал Раду, протиравшую ему лицо мокрой тряпкой.

— Ты, придурок, мало тебе пушек, нет, надо еще кулаками доказывать, что ты не страус! — возмущенный голос Картера доносился до Сержа откуда-то издалека.

— Что… такое… страус?

— Страус — это такая доцивилизационная, здоровенная и тупая птица! Точь-в-точь, как ты.

Они оттащили его к отелю и помогли подняться в комнату. Уложив Сержа на кровать, Картер присел у окна, держа в руках откуда-то взявшуюся винтовку. Все молчали.

— Ты давно здесь, Джимми? — первым заговорил Серж.

— Циклов пятьдесят, наверно, а может, и больше.

— Всего-то? — В голосе Сержа прозвучало откровенное разочарование.

— Мне мало не показалось.

— Может, ты слышал…

— Слышал, — перебил Картер, не отвлекаясь от созерцания окна. — Они ждали тебя здесь, лис даже выиграл денег у всех, у кого было хоть что-то за душой, но два цикла назад они уехали с людьми Седого.

— Добровольно или по принуждению?

— Не знаю, уехали поутру. Мне рассказал бармен, а он видел их издалека.

— Откуда знаешь, что я их ищу?

— Сними камешек с шеи, если хочешь, чтобы тебя не узнавали, — Джимми рассмеялся.

Несмотря на боль во всем теле, Серж заставил себя приподняться на постели. Рада предупредительно подошла к нему, но он остановил ее жестом руки.

— Завтра я должен уехать отсюда. Джимми, поможешь мне?

Картер молчал, глядя в окно. Пауза затягивалась. Затем Картер встал, и направился к двери.

— Вроде все тихо. Завтра зайду. А насчет помощи… Может, мне и далеко до тебя, но…

— Ради Маджара! Успокойся! У меня сейчас будет полно проблем, и мне нужна помощь! Вообще-то, — добавил Серж, — это совсем небезопасно, и я, естественно, готов неплохо заплатить.

— Посмотрим, — Картер вышел, тихонько прикрыв за собой дверь.

Серж опять прилег. Истерзанное тело ныло. Рада все так же стояла рядом, неотрывно глядя на него.

— Возьми и не выпускай из рук, — он вытащил из кобуры револьвер. — Даже когда ляжешь спать!

Она молча взяла оружие и села у окна, на то место, где сидел Картер. Поглаживая бластер, прижатый к бедру, Серж размышлял, что ему теперь делать. Рада стала для него обузой, но оставлять ее здесь было нельзя. В его состоянии ехать в логово Седого одному — значило добровольно расстаться с жизнью. Если бы Картер согласился…

На этой мысли он провалился в сон.

IV

Система Маджар, планета Рваная дыра,

штат Аризона.Рудник «Веселый Роджер».

4080 год по общегалактическому календарю

Весь этот бесконечный день они ехали по предгорью, то спускаясь к равнине, то снова поднимаясь на склоны. Наконец Картер дал команду остановиться.

— Здесь оставим россаров. Понаблюдать надо. Всё, вон там перевал, а за той скалой — спуск в долину.

— Рада, жди нас здесь. И осторожней, мало ли что, — махнув рукой Картеру, чтобы тот следовал за ним, Серж начал подниматься по склону.

Оказавшись наверху, они пристроились за камнями. Перед их глазами лежала местность, изрезанная многочисленными вымоинами, в которых виднелась вода, оставшаяся после внезапного ночного дождя. В другом конце долины виднелись постройки, огороженные проволочным забором. Но рассмотреть их толком было невозможно.

— Это и есть рудник? — спросил Серж.

— Да. Столовая, бараки, кухня, склады. Шахта, естественно, под землей. И народу там много работает. Охраны немерено, крутые ребята. Там еще…

— Помолчи-ка немного, — буквально на полуслове прервал его Серж, заметив со своего наблюдательного поста, что в долине появились пятеро верховых. Издалека он не очень хорошо видел всадников, но мог точно сказать, что это были люди. И вооружены они были самым современным оружием. Лазерных штурмовых винтовок гаррелиан на этой планете он прежде не встречал.

— Картер, нужно срочно сматываться!

— Зачем? Только потому, что их пятеро?

— У них дальнобойное оружие. Если нас заметят, нам крышка, да и я после вчерашнего еще не в форме, — ответил Серж, отползая назад.

Рада находилась на том же месте, где они ее оставили.

— Уходим, быстро! — Серж с усилием взобрался на россара. Подстегивая жеребцов, они поскакали назад к равнине. Это была бешеная гонка. Оглянувшись, Серж увидел появившихся на вершине всадников.

— Ради Маджара, быстрее! Может, нас и не заметят! — крикнул он Картеру.

Но их уже заметили. Всадники развернулись и ринулись в погоню. Раздались первые выстрелы.

Неожиданно россар Сержа угодил копытом в небольшую выемку и кубарем покатился по земле. Серж вылетел из седла. Когда он поднялся, его глаза и уши были забиты песком. Бластер выпал из кобуры и куда-то подевался. Скорее всего, попал под россара, который лежал со сломанной ногой.

Картер с Радой развернулись и подскакали к Власову, пытающемуся найти бластер.

— Прыгай в седло! — закричал Картер, сдерживая взмыленного россара.

— Поздно! — Серж развернулся лицом к приближавшимся всадникам.

Их было слишком много, чтобы вступать с ними в схватку, и он решил блефануть, изобразить из себя наглого смельчака. Храбрость уважают везде. Выхватив из второй кобуры оставшийся револьвер, он приготовился встретиться с судьбой лицом к лицу. Картер с двумя револьверами в руках соскочил с россара и пристроился рядом.

Жаль, но, как говорится, фокус не удался. На них уже были направлены пять винтовок. Всех троих связали по рукам и ногам и, закинув на россаров, повезли к руднику.

Как только они въехали в ворота, их окружили охранники и, развязав, быстро отвели внутрь маленькой постройки. Там было пусто, лишь в стене виднелась дверь лифта. Два охранника вошли в него, затем остальные втолкнули туда пленников. Кабина понеслась вниз. Когда лифт остановился, они вышли в длинный коридор. С одной стороны в нем вместо стены была лишь металлическая сетка ограждения. Серж нерешительно шагнул к ней и заглянул вниз, за что и заработал мгновенно удар прикладом по спине. Пришлось отступить назад. Но того, что он увидел, ему вполне хватило для размышлений. Внизу была шахта, в которой трудилось большое количество рабочих. Причем не только людей. Серж успел заметить нескольких гримлов. И здесь добывали довольно редкий и дорогой терциний — это выдавал цвет породы. Наконец, миновав шахту, пленников подвели к массивным дверям и пропустили внутрь.

За столом, просматривая разложенные перед ним бумаги, сидел мужчина. Его взгляд быстро перебегал с листа на лист. По обе стороны от него стояли двое охранников. На вошедших он не обратил никакого внимания. Наконец, видимо закончив чтение, мужчина поднял голову. Знакомые суровые глаза под высоким лбом с прядями седых волос уставились на троицу. Он ласково заговорил, обнажив в улыбке ровные, белые зубы:

— Кого я вижу! Крутого стрелка с другом и с красивой женщиной! Все-таки решился поработать на меня? — потом, подмигнув, добавил: — А я тебя сразу и не узнал. Долго жить будешь… если я позволю!

— Что, прием на работу уже закончен? — иронично поинтересовался Картер.

— Я же говорил, для таких крутых ребят работа у меня всегда найдется!

— Мы рады, что вам подходим, — сказал Серж, — и с удовольствием возьмемся за любую предложенную вами работу.

— Давай дальше, — тихо произнес Картер. — Почему бы тебе не предложить ему и свою любовь?

— Я не хотел бы, — ответил Седой с холодной учтивостью, — чтобы со мной так разговаривали. Если я ваш наниматель, то требую и должного уважения к себе.

Серж с упреком посмотрел на Джимми и снова обратился к Седому:

— Так вы берете нас на работу?

— Попробую. Правда, ребятишкам моим ты не очень нравишься. Порассказали они мне про твои подвиги. Хороших ребят отправил к праотцам. Девчонку, — он кивнул в сторону Рады, — отобрал. Правдолюбивый ты больно. Ну да ладно, оставь ее себе. Поработаете с… — он вопросительно посмотрел на Картера.

— Джимми… Джимми Картер, — произнес тот.

— Так вот, — продолжил Седой, — поработаете с Джимми охранниками, а дальше посмотрим, подходите вы мне или нет. Я даже рискну вернуть вам оружие.

Он махнул рукой, один из его охранников вышел и через некоторое время возвратился, неся в руках пояса Власова и Картера.

— Забирайте.

Они быстро перепоясались и застыли в вопросительном ожидании. Седой молчал, о чем-то сосредоточенно думая. Наконец он встрепенулся.

— Вы еще здесь! Рагди! — закричал он.

В комнату вбежал молодой парень, державший в руке бластер.

— Ради Маджара! Да убери ты пушку, придурок! — раздраженно произнес Седой. — Отведешь новеньких в казарму, определишь место и покажешь им все, что надо. Потом пусть отдыхают. С завтрашнего дня они будут работать наверху, в охране. Временно. А дальше посмотрим на их поведение.

Парень, уже вложивший бластер в кобуру, приоткрыл дверь, жестом приказав им следовать за ним.

Рагди провел их по всей наземной части рудника. Как и ожидалось, там не было ничего, что их могло бы заинтересовать. Старые бараки, кухня, столовая, конюшня. Показав новичкам их комнаты, парень ушел. Серж сразу стал продумывать план.

— Слушайте внимательно. Нам надо разделиться. Рада, как только совсем стемнеет, мы проберемся к ограждению, отвлечем охрану и ты рванешь отсюда. Россара брать нельзя, услышат стук копыт. Так что придется на своих двоих.

— Нет, я пойду с вами. Я боюсь…

— Тебе оставаться с нами опасно, — перебил ее Серж. — Когда мы освободим моих друзей, здесь такое начнется! Все, молчи, встретимся у той скалы, откуда мы наблюдали за рудником.

— А зачем нам с тобой разделяться? — в разговор вмешался Картер. — Вместе мы сила, а по отдельности нас перебьют, как кроликов.

— Каких еще кроликов? Здесь, насколько я понял два выхода породы, значит, два рабочих зала. Один мы видели, и ты примерно знаешь, как туда попасть. Пошаришь там. Ищи моих друзей, ты же знаешь, как они выглядят. А я пойду искать второй. И без пререканий! Все понятно?

— Да — одновременно ответили Картер и Рада.

— Хорошо! Давайте тогда выполним первое указание нашего нанимателя, — Серж улыбнулся. — Пора немного вздремнуть.

Время пролетело быстро. Серж проснулся от прикосновения пальцев Картера к его плечу.

— Пора. Уже стемнело.

Серж вскочил. Рада, уже одетая, стояла у окна. Картер, присев на стул, наблюдал за тем, как Серж одевается.

— Ну вот… — Власов поправил пояс с оружием и оглядел свое маленькое войско. — Надеюсь, план все помнят? Тогда пошли, сначала проводим Раду.

Узким проходом между бараками они выбрались к крайнему строению огороженной зоны, затаившись у поворота к открытому пространству. Ночь стояла звездная и безлунная. Невдалеке виднелся силуэт часового. Проверив оружие, Серж задумался. Стрелять нельзя, поднимется шум, а для бесшумной атаки слишком велико расстояние. Часовой заметит их быстрее, чем они до него доберутся. Надо сделать так, чтобы он подошел ближе. Значит, придется ждать. А может, все-таки попробовать атаковать? Если Картер сумеет отвлечь часового, есть возможность подобраться к нему незаметно, а это уже шанс.

Он обернулся к Картеру и тихо прошептал:

— Джимми, обойди барак с другой стороны и попробуй отвлечь часового, чтобы я мог тихо к нему подобраться.

Дважды повторять не понадобилось. Картер медленно приподнялся и осторожно заглянул в находившееся над ним окно. Ему понадобилось одно мгновение, чтобы понять, что люди, находящиеся в комнате, выходить в ночь не собираются. Он отступил в тень, прислоняясь к стене. Затем низко надвинул на лоб шляпу и, крадучись, направился вокруг барака. Ему пришлось обойти беспорядочную кучу наколотых деревянных чурок и внимательно смотреть под ноги, чтобы не наступить на что-нибудь неподходящее, вроде пустой бутылки. Достигнув дальнего угла барака, он остановился, тяжело дыша. Пока все шло нормально. Достав из внутреннего кармана заветную металлическую фляжку, прополоскал рот виску. Затем, приняв вид выпившего человека, он, покачиваясь, направился к часовому.

— Эй, а ну назад! — Часовой мгновенно вскинул лазерную винтовку, но, заметив неуверенную походку Картера, смягчился. — Иди назад, парень, здесь тебе нечего делать.

— Хочу с тобой выпить! — заплетающимся языком произнес Джимми. — Стоишь здесь один, а мы там пьем и гуляем, вот решил тебе тоже принести подружку, — он протянул ему фляжку.

— Ну парень, ты и набрался! — заржал часовой, опуская винтовку, и в тот же миг его смех захлебнулся кашлем. Бесшумно подобравшийся Серж, профессиональным движением сжав шею, перекрыл ему доступ воздуха.

— Рада… быстрей… через ограждение! — прошептал Серж, опуская тело часового на землю. Девушка перелезла через проволоку, накинув на нее свою куртку, чтоб не порезаться, и скоро ее тень исчезла в ночи. Проследив за ней взглядом, Серж обернулся к Джимми.

— Все, от балласта избавились, теперь пора заняться остальным. Действуем, как договорились. Если получится, встретимся внизу в шахте или у скалы, где должна ждать Рада. Удачи тебе!

Картер пожал ему руку и, улыбнувшись, растворился в темноте.

Вокруг было совершенно тихо. Серж последовал вслед за Картером, пробираясь к основному бараку. Ему повезло: внутри никого не было. Он сразу подошел к лифту, дверь которого оказалась открытой. Серж вошел и нажал ту единственную кнопку, что располагалась на пульте лифта. Кабина резко пошла вниз, затем плавно остановилась. Двери открылись. Он оказался в знакомом круговом коридоре с ограждением с одной стороны. Как раз внизу находился зал первой шахты, но ему нужно было найти вторую.

Охраны не было видно. Снизу доносился шум непрерывной работы, слышались удары бичей охранников. Серж направился в противоположную от кабинета Седого сторону. Увидев первую же дверь, он скользнул туда, очутившись в еще одном коридоре. В конце него виднелась широкая площадка, от нее уходили вниз ступени. Подумав, Власов направился туда.

Он уже успел дойти до лестницы, когда услышал звуки приближающихся шагов. Власов в ожидании застыл на месте. На площадку, прямо ему навстречу, поднимались четверо вооруженных людей. Миновав последнюю ступеньку, они одновременно остановились. Дула четырех лазерных винтовок в упор глянули на Сержа. Ладонь Власова привычно легла на рукоять бластера, но четверо никак не отреагировали на скрытую угрозу.

Самый молодой из них шагнул вперед, преграждая дорогу. Серж спокойно улыбнулся ему.

— Я новый охранник. Осматриваюсь тут, — он повел рукой вокруг. — Был в первом зале шахты, теперь ищу дорогу ко второму.

Молодой охранник не ответил на улыбку, и медленно цедя слова, произнес:

— Любой может назваться охранником. Кто тебя сюда пропустил?

— Седой приказал Рагди все мне здесь показать, но мы разошлись.

Один из охранников, стоявших позади, успокаивающе обратился к молодому:

— Не придирайся к нему, Муни. Я видел этого малого возле кабинета Седого, это тот, про которого говорили ребята.

Молодой охранник громко фыркнул. Серж внимательно посмотрел на него.

— В чем дело?

Тот дерзко уставился на Власова.

— Ты гораздо моложе, чем я думал. Некоторые из наших ребят от тебя прямо в восторге! И что, ты действительно такой крутой, как говорят?

Бластер Власова как будто выпрыгнул из кобуры ему прямо в ладонь, мгновение — и ствол уперся точно в сердце юнца.

— Нет, — ответил Серж спокойно. — Гораздо круче.

Он отступил назад, молниеносным движением убирая бластер обратно в кобуру. Молодой охранник ахнул. Его старший товарищ усмехнулся и отошел в сторону, освобождая проход. Серж вежливо кивнул и прошел мимо них.

— Второй зал шахты — по ближайшей лестнице вниз, — донесся ему вдогонку выкрик одного из охранников.

Чем ниже спускался Серж, тем больше его терзали сомнения. Освещения здесь почему-то не было. Он не успел обдумать этот странный факт, как неожиданно споткнулся обо что-то твердое и упал. Он медленно встал, пытаясь придерживаться за стену, и осторожно побрел дальше. Если охранник не обманул, где-то внизу находится вторая шахта. Друзья, скорее всего, должны быть там…

Если не обманул! А вдруг шахта совсем не там? И охранник просто подшутил над ним в отместку за пережитый испуг и послал новичка в какую-нибудь ловушку? Но обо что он споткнулся? Серж вернулся назад и ощупал лежавший на ступенях предмет. Им оказалось уже похолодевшее человеческое тело, он зацепился за мертвые ноги. Но откуда тут взялся труп? Лежит давно, а охрана не хватилась? Нет, здесь точно происходит что-то странное.

V

Система Маджар, планета Рваная дыра,

штат Аризона. Рудник «Веселый Роджер».

4080 год по общегалактическому календарю

Сержу казалось, что он так и будет блуждать бесконечно. Но наконец впереди показался свет. Ниже на стенах не слишком широкого лестничного колодца кое-где висели лампы. В их тусклых лучах Серж увидел, что сразу после площадки вниз ведет узкая металлическая лестница. Серж осторожно заглянул в колодец. Конца лестницы не было видно, скобы вертикально уходили в темноту. Неужели заблудился? Но отсюда можно было двинуться либо вниз, либо обратно наверх, других вариантов не оставалось. И он решил рискнуть.

Осторожно нащупав первую скобу, Серж медленно начал спускаться. Скоро ему уже казалось, что этому спуску не будет конца, каждая ступенька давалась все тяжелее и тяжелее.

Неожиданно кто-то схватил его за ногу и помог нащупать последнюю пару скоб. Серж с облегчением ступил на ровную площадку. Он поднял голову, тяжело дыша и ища взглядом того, кто так вовремя ему помог.

— Не разевай рот, парень! За мной, быстро!

Выкрик заставил Сержа схватиться за рукоятку бластера. Но помогший ему человек и еще один, которого он толком не разглядел, втолкнули его в какую-то дверь. Уже шагнув вперед, Серж почувствовал, как чья-то рука властно повлекла его, и он едва не свалился в какой-то люк. Крышка над ними захлопнулась. Падая, он услышал знакомый треск лазерного разряда. Звук был такой, будто ветку переломили на морозе или огрели кого-то кнутом по голой спине.

— Слава Создателю, еле успели! — произнес втащивший его человек.

Знакомый голос добавил ехидным тоном:

— Я уж думал, ты совсем не появишься, Серж.

Зажегся тусклый свет. Власов с удовольствием расправил затекшие плечи, протягивая руку подошедшему к нему гримлу. Затем внимательно огляделся. Они находились в небольшом помещении. Единственное, на чем задержался взгляд Сержа, было лежавшее в углу на куче руды знакомое мохнатое тело.

— Что случилось? — он бросился к зим-зину, наклонился над ним и начал ощупывать его в поисках раны. Неожиданно тот открыл глаза, и через мгновение Серж едва не задохнулся в мощных объятиях друга.

— Подожди… хватит… — еле выговорил Власов. Наконец Сид отпустил его и отступил на несколько шагов.

Серж оглядел зим-зина с головы до ног и невольно улыбнулся. Вид зим-зина, со свалявшейся шерстью, в рваных шортах, не мог не вызвать улыбки.

— Да уж, смейся, — заметил тот. — Ты же не знаешь, через что мы прошли. Такое и самому злейшему врагу не пожелаешь!

Власов посмотрел на остальных.

— Это Алид, — Риб представил молодого парня, втащившего Сержа в помещение. — А это Бини. — Здоровенный мужчина, стоявший позади лиса, безучастно смотрел в пространство перед собой. — Ближе познакомитесь после. Сейчас нам пора сворачиваться, они уже над нами. Слышите?

Сверху и в самом деле доносились топот множества людей и голоса.

— Открывайте, — сказал гримл.

Двое других кивнули в ответ и завозились в углу. Через несколько мгновений открылась кабина грузового лифта.

— Пошли.

Они быстро вошли в кабину. Алид задержался, чтобы поднять с пола лазерную винтовку, и впрыгнул последним, сразу же ударив по кнопке пуска. Судя по мелькавшим на табло цифрам, кабина пошла вниз.

— Они сейчас вырежут люк и поймут, что мы удрали в лифте, — проворчал лис, обращаясь к зим-зину.

— Внизу пересядем в другой и поднимемся наверх. Тогда мы окажемся у входных дверей намного раньше их… Если, конечно, повезет.

Наконец кабина остановилась, дверки раздвинулись. Несмотря на свою массивность, Сид легко метнулся в фойе.

— Здесь все чисто, — произнес он в своей обычной ворчливой манере.

Затем прищурился на горящий огонек соседнего лифта.

— Они сейчас будут здесь.

— Бежим! — крикнул Алид и бросился к видневшейся неподалеку двери, в которую уже нырнула мохнатая туша зим-зина.

Риб припустился вдогонку, за ним Бини, следом — Серж. Как он ни старался, он почему-то не мог принять все происшедшее с ним в последние минуты всерьез. Ему все время хотелось смеяться: надо же, как повезло дурачку. Встретился почти со всеми своими друзьями, совсем не приложив для этого усилий. Судьба! Но надо еще отыскать Карлу и, конечно, троддта, — это главная цель.

Его размышления прервал крик Сида:

— Мы в ловушке! Охранники!

Серж резко остановился.

Недалеко впереди коридор кончался, и из единственной двери в тупике выскакивали один за другим охранники. Нет! Это были не охранники, а надсмотрщики, в руках они держали только хлысты. Огнестрельного оружия видно не было, значит, еще была надежда.

Выхватив бластер, Серж бросился вперед — он слишком долго держался позади. Только тут надсмотрщики сообразили, что чересчур столпились, что у них нет возможности как следует замахнуться хлыстами. Они бестолково затоптались на месте, толкая друг друга. Их старший, у которого все же оказался револьвер, успел достать его, намереваясь как следует встретить Сержа. Но выстрел бластера опередил его, ослепительно сверкнув в воздухе. Старший надсмотрщик рухнул с прожженной в груди дырой. Сид как буря налетел на остальных, рассыпая во все стороны смертоносные удары своими мощными когтями. Риб и Алид тоже устремились вперед, а через секунду в гущу схватки ворвался Бини. Серж пробился сквозь толпу надсмотрщиков и блокировал дверь в коридор, чтобы никто не смог удрать и предупредить Седого. Зим-зин и лис уже сражались рядом, отражая и нанося удары с ледяным спокойствием и убийственной точностью. С другой стороны взлетал хлыст Алида, отобранный им у противника. Со свистом рассекая воздух, хлыст с невероятной скоростью обрушивался на врагов. Наседавшие на Алида надсмотрщики один за другим падали, истекая кровью. На лице Алида застыло спокойное, почти скучающее выражение.

Вскоре из надсмотрщиков в живых остались только двое. Ловко уклонившись от отчаянного выпада, Сид располосовал лицо одному из них когтями. Второй, отбросив хлыст, торопливо поднял руки. Беглецы, тяжело дыша, собрались вокруг пленника.

— Некогда с ним возиться, — заявил Бини.

— Не можем же мы убить его как собаку, — возразил Серж.

— Почему? — холодно усмехнулся Алид. — Я сам это сделаю. Ты ведь не видел, что они вытворяли с нами.

Он шагнул к надсмотрщику, но Серж резко преградил ему путь. Пленник ошарашено смотрел на них.

— Алид прав, — вступил в спор лис, — мы не в состоянии взять его с собой, но нельзя и оставить его здесь, иначе он предупредит остальных.

— Он сдался, — раздался голос Сида, — и сдался мне. И следовательно, находится под моей защитой. Если вы хотите его убить, сначала вам придется убить меня.

Вдруг пленник захрипел, из уголка его рта потекла тоненькая струйка крови, он медленно опустился на пол. Позади упавшего стоял Бини, в его руке виднелось окровавленное лезвие ножа. Все молча смотрели на него.

— Откуда он нож-то взял? — первым не выдержал лис. — Вот дает! Не раздумывая, взял — и просто прирезал.

— Ладно, все равно поздно. — Серж взял инициативу в свои руки. — Я не успел у вас спросить, но и так понятно — вы сбежали с шахты. Значит, скоро здесь будут не только надсмотрщики, но и охранники. А они хорошо вооружены. И еще. Кто-нибудь знает, где Карла и троддт?

Ему ответил Сид:

— С тех пор как нас сюда заманили, мы ее не видели. Она, наверное, работала в другом зале. И троддта не видели. А нам здесь надоело, вот мы с лисом и решили выбраться, а эти ребята рванули с нами.

— Да, но Серж правильно говорит, — задумчивое выражение острой мордочки лиса удивляло. — Мы не можем уйти, не выручив Карлу. Хотя нам и самим помощь не помешала бы.

— Подбери револьвер и посмотрите, может, найдется еще какое-нибудь оружие. Пора отсюда выбираться.

Все разбрелись между трупами, разыскивая оружие, но ничего больше найти не удалось.

— Итак, что у нас в наличии? — произнес Серж, оглядывая свою маленькую армию. — Одна лазерная винтовка, один бластер, куча бесполезных хлыстов, два ножа и два револьвера, — он передал зим-зину свой револьвер.— Бини, тебе придется обойтись ножом, так что держись у нас за спиной.

Бини молча кивнул головой, соглашаясь.

— Ну, да поможет нам Великий Космос! — Власов первым выскочил за дверь, за ним последовали остальные.

Впереди был еще один коридор, который привел их в широкий холл. Там дежурили трое охранников, вооруженных револьверами. Благодаря тому, что они напали внезапно, беглецы выиграли несколько бесценных секунд и в одно мгновение придушили охранников хлыстами, так что те не успели не то что выстрелить, но даже вскрикнуть.

— А говорил, бесполезные, — лис погладил истертую рукоятку хлыста.

Из холла выходило множество коридоров, слабо освещенных редкими лампами. Нырнув в один из них, беглецы помчались со всех ног и остановились только тогда, когда впереди замаячили неясные человеческие фигуры.

— Все назад, попробуем пройти другим коридором! — негромко скомандовал Серж, и они снова побежали, но теперь в обратную сторону.

Скоро они увидели в стене проем, забранный густой проволочной сеткой.

Пробормотав что-то себе под нос, зим-зин резким движением оторвал раму с сеткой. За ней находилась небольшая ниша. Из нее вела вверх узкая шахта, на стене которой крепились скобы металлической лестницы.

— Как меня достали эти лестницы! — раздраженно буркнул Серж, первым ступая на нижнюю скобу.

Риб, задрав голову, посмотрел в шахту, потом одобрительно кивнул.

— Сид, ты давай за ним, а то вдруг застрянешь, хоть будет, кому подтолкнуть снизу.

Зим-зин вытянулся и с силой втиснулся в узкий проход — оставшимся в нише показалось даже, что до них донесся треск его костей. Упираясь в гладкие, почти отвесные стены, зим-зин начал карабкаться наверх. За ним последовал Бини, глотнув при этом изрядную порцию пыли.

Затем пришел черед Алида и Риба. Раму с сеткой, закрывавшую вход, Сид умудрился изнутри поставить на место, отчего скудный свет, проникавший в лаз, стал еще тусклее. Но подъем оказался недолгим, и скоро все собрались на узкой металлической площадке. Здесь можно было хоть немного передохнуть. Впереди было несколько ступенек, а потом — дверь.

— У нас нет времени на ухищрения, так же как и надежды на то, что они сработают, — обратился Серж к своим спутникам. — Я пойду один, по крайней мере, отвлеку внимание, если там кто-то будет. Тогда вы сумеете напасть внезапно, они не успеют отреагировать. Приготовились! Вперед! — скомандовал Серж и одним махом одолел последние ступеньки перед выходом из шахты.

За дверью оказалось довольно большое помещение, а в нем — шесть охранников.

— Привет, ребята! Как дела? — Серж, говоря это, медленно продвигался в сторону от двери, открывая остальным зону обстрела.

Первый охранник упал, даже не успев вытащить револьвер, настолько неожиданным для него и других сторожей было появление Власова. И когда начали выскакивать остальные беглецы, разбегаясь веером и стреляя на ходу, другие охранники, так же не успевшие вытащить оружие, мгновенно попадали на пол мертвыми. Это были хорошо тренированные стрелки, но слишком спокойная служба в охране полностью их разленила, они утратили привычку быть настороже. И им пришлось заплатить за это жизнью.

После выстрелов наступила тишина. Последний охранник, испустив слабый стон, застыл неподвижно на бетонном полу. Самый молодой из беглецов — Алид — был ранен; один из охранников все же успел выстрелить. Но пуля едва задела руку, так что Алид крепко держался на ногах и молча осматривал поле битвы.

— Нашумели мы… — Серж задумался. — Надо собрать оружие и сматываться.

Лис, уже подобравшийся к другому выходу, всматривался тем временем в щель между створками двери. Неожиданно прервав Сержа, он воскликнул:

— Там Карла! Я вижу Карлу!

«О Великий Космос, — мысленно начал молиться Серж, — сделай так, чтобы это было правдой! Пусть это будет она».

Лис уже успел приоткрыть дверь и тихо окликнуть девушку.

При виде оборванной Карлы, тут же проскользнувшей в дверь, сердце Власова упало.

— Карла, что они с тобой…

— Потом, Серж. Все в порядке, главное — мы все встретились! — быстро произнесла она, обнимая его. — Было тяжело, но все позади. Меня очень выручил твой собутыльник.

— Какой еще собутыльник? — Серж отстранился, с подозрением глянув на Карлу.

— Шутка! Но Джимми действительно здорово мне помог.

Серж огляделся и увидел в стороне улыбающегося Картера.

— Джимми! — Серж быстро шагнул к нему, на ходу раскрывая объятия. — Спасибо, друг! — прошептал он ему на ухо, обнимая. — Ты все-таки сумел найти ее.

— Это было совсем не трудно — так же тихо ответил Картер. — Я вижу, ты тоже времени зря не терял, у тебя такая компания…

— Извини! — Серж обернулся. — Друзья, познакомьтесь с классным парнем, который мне помог сохранить шкуру! Джимми Картер! А это… Впрочем, знакомьтесь сами.

Сид, гримл и оба новых товарища подошли к Джимми, улыбаясь и хлопая его по плечу. Начались взаимные рукопожатия. Серж с улыбкой наблюдал за ними. Но расслабляться было рано.

— Друзья, прошу внимания! — Все взоры обратились к Сержу. — Скажу вам честно: то, что мы все здесь встретились, — большая удача, но у нас две проблемы. Первая — нам надо найти нашего клиента. Вторая — нам надо выбраться отсюда живыми. Так что давайте быстренько смотаемся отсюда, и по дороге Карла расскажет про свои злоключения. И не забудьте собрать оружие.

К Сержу вернулось его обычное хорошее настроение. Только бы найти троддта и выбраться отсюда. В данный момент это были два его самых заветных желания. А пока их ожидал рассказ о пережитом Карлой.

VI

Система Маджар, планета Рваная дыра,

штат Аризона. Рудник «Веселый Роджер».

4080 год по общегалактическому календарю

Пленники выглядели почти голыми. То, что когда-то было одеждой, давным-давно износилось и превратилось в жалкие клочья.

— Работать! Работать! Не останавливаться! — Бич щелкнул над головами, рабочие вновь принялись рубить породу.

Когда смена закончилась, измученные рабы, подгоняемые хлыстами, с трудом выползли из забоя и рухнули на грязную землю, заплеванную и загаженную. Они сразу же заснули, а их место в забое уже готовилась занять следующая смена. Но уснули не все. Осторожно, чтобы не заметили надсмотрщики, Карла подползла к изможденному старику, неизвестно как выжившему в этих страшных условиях.

— Эй старик! Проснись! — шептала она, дергая его за остатки рукава.

Старик с трудом приоткрыл глаза:

— Что тебе, девка?

— Ты обещал показать выход из шахты!

Старик перевернулся на живот и медленно пополз между телами. За ним двинулись Карла, ее напарник Фрито и еще двое, время от времени замирая и притворяясь спящими.

Они осторожно подползли к небольшому замаскированному металлическому люку и сдвинули крышку. Карла заглянула вниз, оттуда дохнуло затхлым воздухом, но отступать было поздно. Она оглянулась на старика.

— Это канализационный сток, но я с вами не пойду, — старик печально посмотрел ей в глаза. — Мне не дойти.

— Ладно, тогда возвращайся обратно, только тихо.

Карла первой спустила ноги в люк. Но прыгать в неизвестность было страшно. В этот момент их заметили надсмотрщики.

— Эй! Остановись!

Страшные удары бичей обрушились на плечи ближайших беглецов. Карла более не стала раздумывать.

Прежде чем надсмотрщик успел добраться до нее, она уже спрыгнула в туннель и сразу же рванулась в спасительную темноту. Сзади раздался звук удара о землю еще одного тела.

Она бежала и бежала по гулкому длинному тоннелю. Стены покрывали капли влаги, чуть поблескивавшие в свете тусклых ламп. Но кто-то преследовал ее, слышен был топот пары ног. На мгновение Карла приостановилась, оглядываясь. Это Фрито, как видно справившийся с охранником, уже догонял ее. Больше никого не было видно. Дождавшись его, она побежала рядом.

Пол был скользким, беглецы то и дело падали в жидкую грязь, покрывавшую пол туннеля. Карла чуть было не пожалела о случившимся — умирать ей совсем не хотелось. Можно было считать, что побег не удался, ведь у выхода из этого коридора их, скорее всего, будет ждать отряд вооруженных охранников.

Наконец они выдохлись и остановились. Оба тяжело дышали, стоя голыми ступнями в грязи и держась за стены.

— Эй! — Голос звучал сверху, отражаясь от сводов коридора. — Эй вы, тупицы, выходите! Иначе вас ждет смерть, жалкие отбросы космоса!

Фрито со страху сразу же рванулся вперед, забыв о Карле.

Где-то рядом раздался щелчок, и часть стены отошла в сторону. Из образовавшейся щели выглянул незнакомец. Лица почти не было видно, поблескивали лишь капли пота.

Это конец, решила Карла. Сейчас он позовет охрану.

А вдали звучал все тот же монотонный голос:

— Если не вернетесь, начнем стрелять. Последний раз предупреждаем…

Лицо повернулось к Карле, и та разглядела только основательно отросшую щетину и широкие поля грязной белой шляпы.

— Сюда, — тихо прошептал человек, и его шепот внушил Карле доверие. Незнакомец явно не хотел, чтобы его услышали. — Сюда, — вновь повторил он.

Горячая волна промчалась в воздухе, по коридору разнеслись отчаянный вопль Фрито и звук упавшего тела. Карла мгновенно пригнулась и прыгнула в щель. Оказалось, что это дверь кабины лифта. Створка закрылась, но Карла успела увидеть, как луч бластера опалил стену, возле которой она находилась мгновение назад. Очнувшись, девушка обнаружила, что кабина, набирая скорость, спускается вниз. Карла подняла голову и посмотрела на своего спасителя.

— Спасибо за помощь. Кто вы? — спросила она незнакомца.

— Я Картер, меня послал Серж, — ответил тот, подавая ей револьвер. — Но все вопросы позже.

Лифт остановился. Они оказались в длинном светлом коридоре. С обеих сторон виднелись идущие подряд двери, а пол покрывал толстый белый ковер, в котором ноги утопали по щиколотку.

— Бегом!

Они побежали по коридору, свернули за угол и стали подниматься по металлической лестнице, цепляясь за скобы. Так они добрались до другого коридора, погруженного в полутьму. Невдалеке виднелась единственная дверь.

Осторожно подойдя к ней, Картер рывком распахнул ее и сразу же несколько раз выстрелил. Раздался чей-то приглушенный вскрик. Они бросились вперед.

В большом зале было пусто, только у пульта еще корчилось тело человека, пробитое несколькими пулями. Картер, верный себе, не промахнулся. Беглецы замерли. Подумав, Картер обогнул пульт стационарного компа и, подойдя к одной из нескольких дверей, ведущих из зала, нажал на кнопку рядом с ней. Но ничего не произошло. Тогда Картер вновь вернулся в центр зала.

— Садись к этой штуке, а то я тут ничего не знаю, — обратился он к девушке, указывая на одно из кресел у пульта.

Карла села и склонилась над пультом. Ее тонкие пальцы забегали по клавишам. Картер опустился в соседнее кресло и жадно стал осматривать помещение. Кроме пульта здесь было еще множество темных экранов. Но светился лишь один из них, перед Карлой, по которому быстро бежали колонки цифр.

— Послушай, — Карла оторвалась от пульта, и повернулась к Картеру. — Я — Карла. А тебя как зовут?

— Джимми.

— Ты местный?

— Да.

— Где ты познакомился с Сержем?

— В салуне.

— Он что, пьет спиртное?

— Да нет, не заметил. Руйи пил, а…

В этот момент его прервал резкий сигнал с пульта. Карла быстро развернулась, ее пальцы запорхали над клавишами. Неожиданно стали вспыхивать темные экраны.

— Вот они! — палец Карлы указывал на один из экранов. На нем виднелись Серж, зим-зин, гримл и еще какие-то люди.

— Где это? — Картер внимательно следил за фигурками на экране.

— Я это и выясняю. Вот: четвертый уровень. А это схема, как туда добраться! Сейчас пустим на распечатку, и…

Она в последний раз щелкнула по клавишам. Из прорези в нижней части пульта поползла пластиковая лента. Схватив ленту, Карла принялась изучать план, нанесенный на ней.

— Всё. Двинулись! — она вскочила и бросилась к лифту. Картер последовал за ней.

* * *

Когда Карла закончила свой рассказ, среди собравшихся разгорелся жаркий спор. Они находились в одном из бесконечных коридоров и раздумывали, куда двигаться дальше. Карла предлагала вернуться к пульту управления и на компе просчитать выход наружу. Серж хотел спуститься ниже, так как Алид точно знал: там есть камеры с узниками. Мнения остальных больше склонялись к предложению Карлы. Спор прервал Серж.

— Командую здесь я, значит, я и буду решать. Нам нужно выбраться отсюда. Но у нас есть долг перед нашим нанимателем, и, пока мы не найдем троддта…

— Работа есть работа, — Сид согласно пожал плечами. — У тебя есть план, как его разыскать?

— Сделаем вот так, — медленно проговорил Серж. — Возможно, охранники успели вывести пленников из камер, но я в этом сомневаюсь, времени у них было не так уж много. Но они скоро могут появиться здесь, и мы должны задержать их, пока не обнаружим троддта. Карла, и ты, Джимми, разведайте, что там творится внизу. Бини, ты поможешь им в случае опасности. Все остальные остаются здесь. Имей в виду, Карла, никакого героизма. Осмотрись и сразу назад. Все понятно?

— Конечно, — усмехнулась Карла.

Она неторопливо двинулась вперед, держа наизготовку трофейный револьвер. Картер бесшумно последовал за ней, Бини замыкал шествие. Присутствие Бини было Карле не совсем по душе, так как задание могло потребовать полного напряжения сил, а за Бини нужно было наблюдать. Власов предупредил ее, что тот отличается непредсказуемостью. Она не стала возражать Сержу лишь из опасения, что их могут неправильно понять остальные. Командовать всегда должен один, остальные должны беспрекословно подчиняться. Карла еле слышно вздохнула и сосредоточилась на коридоре впереди.

Они спускались все ниже и ниже. Лестница, снова коридор, опять лестница, опять длинный коридор. Тишина становилась все более гнетущей. Внезапно Карле показалось, что за ближайшим углом их подстерегают.

Замерев в нескольких шагах от поворота, она оглянулась на Картера и Бини, жестом приказав им оставаться на месте. Стиснув револьвер, Карла подобралась и прыгнула вперед. Слабо освещенный полудюжиной светильников, открылся очередной коридор. Вот они — двенадцать дверей, двенадцать камер. Но здесь никого не было. Одна из дверей, искореженная, валялась на полу, три были приоткрыты, окошки остальных камер были темны. Стояла абсолютная тишина. Карла выпрямилась и махнула рукой Картеру и Бини. Они поспешили к ней.

— Мы опоздали, — прошептала Карла. — Здесь все кончено.

— Может, еще не все, — угрюмо ответил Картер. — Надо бы проверить. Если ты прикроешь меня сзади, а Бини понаблюдает за коридором, то я попробую. Но будьте бдительны, мне здесь совсем не нравится.

— Здесь пролилась кровь, — тихо сказал Бини, — много крови. Она еще свежая.

— Не вижу никакой крови, — удивилась Карла.

— Я чувствую ее запах.

— Там темновато. Сообрази какой-нибудь факел, — тихо произнес Картер обращаясь к Бини.

Тот метнулся назад. Его не было довольно долго. Вернулся он, держа в руке кусок деревяшки, обмотанный тряпками.

— Вот это дал старший, — невнятно объяснил он, протягивая Джимми самодельный факел и зажигалку.

— Это что? — Картер с удивлением смотрел то на зажигалку, то на Карлу.

— Дай мне. — Карла взяла факел, и щелкнув зажигалкой, подожгла его. Огонь медленно разгорался, отбрасывая тени на стены. Картер и Карла быстро переглянулись и стали осторожно подкрадываться к ближайшей двери. Джимми изумленно рассматривал тяжелую стальную дверь, исцарапанную, искореженную и с небывалой легкостью сброшенную на пол. Казалось, это способен сделать лишь неистовый взрыв, но нигде не было следов копоти или потеков расплавленного металла. Дверь была толщиной в фалангу его указательного пальца, и Картеру не хотелось думать о силе, перед которой не смогла устоять толстая сталь.

Он заглянул внутрь. Было такое ощущение, что камера нежилая, вокруг было чисто, никаких следов узников.

Картер перешел к соседней камере. Из нее уже тянуло легким, едва ощутимым запахом крови. Джимми шагнул в темноту, готовый в любой момент отразить нападение. Но когда слабое пламя факела в руке Карлы осветило каземат, он опустил взведенный револьвер. Обитатель камеры был здесь; обожженное, окровавленное тело лежало в углу. Кровь покрывала весь пол — похоже, пленник умирал долго, истекая кровью. Картер с Карлой быстро переходили из камеры в камеру — все заключенные были мертвы. Их сожгли бластерами, заставив долго мучиться, — ни один из них не умер легко.

— Сюда, — раздался из последней камеры голос Бини.

Они сразу же побежали туда. Там лежал старый гримл, и он был все еще жив. Несмотря на многочисленные ожоги, он что-то тихо и невнятно бормотал на своем наречии. Карла послала Бини за остальными, а сама тем временем вместе с Картером стала осматривать гримла. Вскоре появился Серж, а за ним зим-зин и Риб. Маленький лис наклонился над земляком, внимательно прислушиваясь к его бормотанию.

Серж стоял молча, скрестив руки на груди, его бластер лежал в кобуре. Он казался расслабленным, но Карла не сомневалась, что он зорко наблюдает за коридором. Мрачный зим-зин подошел к Карле.

— Что произошло? — спросил он. — Их что, вот так просто взяли и сожгли?

— Не знаю. — Карла покачала головой. — Может, этот что-нибудь расскажет?

— Кому понадобилось их убивать? — недоумевал зим-зин. — Неужели только из-за того, что несколько рабочих сбежали?

— Дело не в этом, — снова ответила Карла. — Похоже, их убили из чистого расчета. Если заключенные узнали что-то очень важное, то неудивительно, что их…

— Постой, — прервал ее Серж, — но ведь не всех держали здесь, есть, наверное, и другие камеры, я вон сколько спускался.

— Похоже, тут были отработавшие свой срок, — предположила Карла. — Их могли держать здесь, чтобы они не рассказали о местных безобразиях.

— Но тогда, — нахмурился Серж, — здесь держали только инопланетников.

— Скорей всего, так оно и есть, — вздохнул зим-зин. — Если какая-нибудь из старших рас узнает, что творится на этом руднике… Значит, и нас постараются не выпустить отсюда.

— Замечательно! — раздраженно воскликнула Карла. — Чего нам как раз не хватало, так это новых неприятностей.

Она вопросительно взглянула на Сержа.

— Что будем делать, командир?

— Мы должны найти другие камеры, Может быть, троддт там, — решительно произнес он. — Нам было приказано сделать все возможное, чтобы найти его, и контракт еще никто не отменял. Ты что-нибудь понял? — обратился он маленькому лису.

— Он вернулся в страну наших отцов, — торжественно произнес тот. — Он не опозорил свой род.

— Риб, прости, но у нас совсем не осталось времени. Что он сказал?

Гримл неприязненно посмотрел на Сержа, но все же ответил:

— Немного. Здесь держали тех рабочих, у кого закончился срок контракта, и именно тех, кто прилетел с других планет. Какой-то троддт тоже был здесь, но когда поднялся шум и сюда пришли охранники, он перебил часть из них, выломал дверь и попытался сбежать. Его, похоже, остановили парализующей пулей и отволокли куда-то вниз.

— Через эту дверь? — Карла показала на дверь в самом конце коридора.

— А что, ты видишь какую-то другую? — лис пожал плечами. — Пошли, все равно надо куда-то двигаться.

VII

Система Маджар, планета Рваная дыра,

штат Аризона.Рудник «Веселый Роджер».

4080 год по общегалактическому календарю

За дверью оказалась очередная витая металлическая лестница, уходящая вниз. Она привела беглецов на следующий нижний уровень. Здесь опять начинался коридор, и они осторожно двинулись вперед. Серж оглянулся, чтобы бросить последний взгляд на лестницу, но позади была лишь непроглядная тьма. Власов вздохнул и больше не оборачивался.

Коридор тянулся до бесконечности. Они потеряли ощущение времени, казалось, что они идут уже несколько часов. Тишина была почти полная, слышен был только звук их шагов. Сид обратил внимание на то, что появился слой паутины на стенах и на потолке, отчего коридор стал казаться еще более узким. Зим-зин вынужден был пригибаться, чтобы не касаться головой этой мерзкой массы, от которой у него щипало в носу.

Наконец они обнаружили дверь, и она вроде не была заперта. Внутри был слышен какой-то скрип. Столпившись, все застыли перед ней. В конце концов Сид со всей силой ударил по ней ногой, и Серж с Карлой ринулись внутрь с оружием наготове. Камера ничем не отличалась от предыдущих, кроме того что в дальнем ее углу виднелся прикованный к металлическому столбу узник. Тонкая терциниевая полоса, опоясывала могучий торс рептилии. Руки и ноги были скованы кодовыми наручниками, а открытые глаза, не мигая, смотрели на них. Губы его были зашиты тонкой коричневой полоской кожи, отрезанной, по-видимому, от хлыста.

Подойдя к узнику поближе, они увидели, что он пытается собственным весом раскачать металлический столб. От этого и раздавался тот скрипучий звук, который они услышали.

Троддт в упор смотрел на них широко раскрытыми глазами. Он дышал. Его выпирающий крупный подбородок судорожно двигался. На теле были заметны росчерки родовой ярко-красной как кровь татуировки. Но самой крови на нем не было. Серж, да и остальные, впервые увидели обнаженное тело одного из представителей самой могущественной расы в Галактике.

Серж вытащил любимый вибронож. Петля хлыста, сомкнувшая и связавшая рот узника, крепко прилегала к чешуям. Аккуратно поднеся лезвие, Серж несколько раз коснулся кожаного шнурка, легкими движениями разрезав его.

Рот тотчас открылся, обнажились длинные и острые, как звериные, резцы и клыки пленника. Он издал хриплый крик. Его большой и неповоротливый язык смутно виднелся за изгородью жутких зубов и свисающими усами перерезанного хлыста. Горло было пересохшим, как пыль.

Серж поднес к растрескавшимся чешуйчатым губам флягу и влил в сухую глотку тонкую струйку воды. троддт вытянул свою широкую шею вперед и еще шире раскрыл кровоточащий рот, обнажив передние клыки, словно хотел ухватить человека за кисть в кожаной перчатке.

— Как вас зовут? — с надеждой в голосе спросил Серж.

— Кит… Руун… Карван… Младший… — едва различимо прошелестело в ответ. Силы узника были на исходе.

Серж бросил быстрый взгляд на Карлу, та кивнула в знак подтверждения.

— Мы вас искали. Нас нанял ваш отец. Вы понимаете? Мы ваши телохранители.

— Как… вы… нашли… меня? — тяжело выговорил он, еле шевеля распухшими губами.

— Это долгая история, а времени сейчас нет. Скоро здесь будут наемники Седого. Сейчас мы попробуем вас освободить, — Серж махнул рукой Карле, показав ей взглядом на наручники. — Старайтесь не шевелиться.

Карла склонилась к ногам троддта. Возилась она долго, но наконец-то раздался долгожданный щелчок, и наручники раскрылись. Еще некоторое время заняли наручники на руках и основной обод. Теперь троддт был освобожден, и его аккуратно опустили на землю. Он уже немного пришел в себя и пытливым взглядом рассматривал своих спасителей.

— Вы все телохранители? — он вопросительно посмотрел на Сержа, поняв, что тот старший.

— Нет, нас всего трое, — ответил Власов. — Я, женщина и зим-зин. Остальные нам помогают. Они были здесь пленниками.

— Необходимо выбираться отсюда, — продолжил троддт, — они уже один раз приходили за мной, придут опять.

— Сейчас, наверно, весь рудник на ногах, и совсем не из-за вас, — иронично заметил ему гримл. — Нас так и так будут искать, пока не найдут. А когда найдут…

— Не смей со мной так разговаривать! — резкий выхрип троддта заставил окружающих вздрогнуть. — Жалкий маленький гримл! Ты забыл, кому служишь!

На Риба стало жалко смотреть. Всегда смелый лис съежился, опустив глаза в землю. Чтобы сгладить неловкость, Серж произнес:

— Выход один. Нам надо пробиваться с боем наверх. Оружия у нас достаточно, так что можно двигаться. Сможете ли вы идти?

— Смогу! Мне тяжело говорить, но идти я смогу… не очень быстро. Я знаю, где выход. Пройдем через дренажную систему, там хоть и не очень чисто и попахивает, но это путь наверх.

— Мы же проходили по ней! — воскликнул зим-зин. — Я до сих пор от нее воняю!

— Можно трогаться? — Серж вопросительно посмотрел на троддта, не зная, как с ним обращаться.

— Помогите. — Троддт медленно поднялся, поддерживаемый Сидом и Бини. Потихоньку переставляя свои тяжелые ноги, он направился к двери, возле которой ждал Серж. Остальные потянулись следом.

Они шли друг за другом по самому дну рудника. Капли из дренажного стока падали зим-зину на голову. Он поднял глаза, и на лицо ему упала новая капля. Сид затейливо выругался на галактическом.

— Что он сказал? — спросил у лиса Картер.

— Если бы его брань могла хоть чуть-чуть навредить этим придуркам охранникам или уничтожить здешнюю грязь, — с усмешкой ответил Риб, — все наемники давно сдохли бы в страшных мучениях, а мы бы шли по сверкающему, гладкому пластибетону.

— Совсем ни к чему так выходить из себя, — спокойно заметила Карла, обращаясь к Сиду. — Ты и так весь в грязи, так что одна-две капли ровным счетом ничего не изменят. Главное, ты пока жив!

Зим-зин осмотрел свою слипшуюся шерсть и горестно вздохнул. Возможно, когда-то ему случалось выглядеть хуже, только он никак не мог вспомнить когда.

— Дело не в этом, — возразил он Карле. — Я согласен измазаться в бою, но собирать дерьмо со всей дренажной системы рудника… Ладно, все равно ничего не поделаешь.

— Стойте! — шедший впереди Серж остановился, вглядываясь в широкое отверстие в потолке, все облепленное грязью и нечистотами. Он оглянулся на троддта.

— Это та дыра?

— Да. Через этот сток сливаются отходы со всех уровней, — равнодушно пояснил тот. — Если мы поднимемся по этой шахте, попадем сразу на первый уровень.

— И как вы это себе представляете?

— Посмотри, там должны быть скобы для спуска рабочих при засоре.

— Что за скобы? — спросил Серж.

— Такие же, как те, по которым ты уже сто раз взбирался и спускался, — рассмеялся зим-зин. — Но если ты откажешься подниматься, мы полезем наверх без тебя.

Серж опять посмотрел на отверстие в потолке и поманил пальцем Карлу. Он пригнулся, подставил ей сцепленные ладони, и она, согнув колено, поставила на них свой грязный кожаный сапог. Серж с силой подбросил девушку, и Карла влетела в дыру, едва успев ухватиться за нижнюю скобу, выступающую из стены.

Сток оказался даже уже, чем казалось снизу. Карла медленно нащупывала ногами ступени, упираясь спиной в противоположную стену. Следующим пополз вверх лис. Остальные по очереди последовали за ними, последним шел Серж.

Чем выше, тем толще становился слой грязи на стенах. Они боролись за каждую скобу, по лицам градом катился пот. Спина Сержа налилась свинцовой тяжестью, ныли истертые до крови плечи. От каждого движения словно раскаленные иголки вонзались в тело, но передохнуть было невозможно. Расслабься на миг — и соскользнешь. Серж ни о чем не думал, ничего не замечал, поглощенный подъемом. Скоба, следующая скоба. Тело превратилось в сплошной комок боли.

— Будто заново рождаемся, — с трудом выговорила Карла где-то наверху.

Ее слова глухо прокатились сверху вниз. Губы Сержа невольно растянулись в улыбке, больше похожей на мучительную гримасу. Далеко впереди забрезжил слабый свет, и Серж почувствовал, как у него открывается второе дыхание. Он начал карабкаться быстрее, стараясь шуметь как можно меньше, — ведь наверху их могли встретить совсем и не друзья. Постоянное напряжение настолько захватило его, что когда он стукнулся головой о ноги карабкавшегося над ним Бини, то от неожиданности чуть не сорвался. На несколько секунд он замер, испытывая громадное облегчение, пока до него не дошло, что они прекратили подъем.

— Почему мы остановились? — спросил он, подняв голову.

— Почти доползли, — ответил кто-то. Все голоса звучали здесь одинаково глухо.

Но вот они снова двинулись вверх и вскоре очутились в небольшом зале. Когда Серж, выбравшийся последним, распрямил затекшие плечи, его соратники уже что-то горячо обсуждали.

— Эй, ребята! О чем это вы?

— Здесь выход, — объяснил ему Риб, показывая на круглое отверстие в углу, забранное наполовину поднятой решеткой. — Шеф почти уверен, — он указал на троддта, — что решетка под сигнализацией. Вот мы и думаем: как быть?

Серж подошел к решетке и внимательно ее осмотрел, но не нашел ни замков, ни запоров, ни петель. Видимо, она управлялась автоматически.

— Нам нечего терять. Попробуем по очереди, — он осмотрел всех с головы до ног. — Первым пойдет Алид.

Алид лег спиной на пол у решетки и аккуратно, как червяк подполз под нее. Мгновение — и он уже был на другой стороне.

— Теперь ты, — Серж указал на Риба.

Маленький и гибкий лис быстро нырнул вперед и очутился по другую сторону. Алид, протянув руку, помог ему подняться. Серж посмотрел на Карлу, но та кивнула на Картера. Тот лег на спину и медленно протиснулся под решеткой. Ему тоже удалось проползти, не коснувшись прутьев.

Серж оглядел оставшихся. Он, Карла, Сид, троддт и Бини. Его команда пойдет последней.

— Давай, Бини, пробуй, — он махнул ему рукой, не надеясь на успех. Но удача сопутствовала им. И Бини преодолел препятствие. Теперь их осталось четверо.

— Давай, Сид, ты.

Зим-зин наклонился, присел и потихоньку начал просовывать под решетку задние лапы. Они прошли, прошла уже вся нижняя часть его массивного тела, когда взревела тревожная сирена.

— Не останавливайся! — заорал Серж. — Быстрей!

Замерший было зим-зин пополз дальше, с силой протискиваясь в щель. И едва его голова миновала решетку, как она опустилась. Сирена сразу же перестала выть.

Серж подошел к решетке и обратился к стоявшему с другой стороны Сиду:

— Уводи всех подальше, лучше прямо в Техас. Там и жди. Если мы выберемся, значит, там и встретимся. Не забудь захватить девчонку, Картер ее знает, она будет ждать у скал. Уходите быстрей. До встречи.

Слезы показались на глазах медведя, но он, ни слова не говоря, развернулся и исчез в туннеле.

Серж проводил его взглядом, затем ухватился руками за прутья и потряс решетку, но та даже не шелохнулась. Он дернул еще раз, вены на его шее вздулись, но все было бесполезно. Серж яростно уставился на решетку. Неужели он прошел через такие испытания, чтобы застрять вот здесь?

— Бесполезно, — равнодушно произнес троддт, привалившийся к стене.

— Вы высказались? — резко бросила Карла. — Дайте нам подумать.

Неожиданно Серж повернулся к троддту.

— Я совсем забыл, — он покопался в поясе и вытащил наручный комп, отданный ему Радой. — Это не ваш?

— Вроде мой, — троддт протянул руку и взял комп. — А где тот человек?

— Он мертв. — Серж помолчал. — Мне передала эту вещь жена убитого. Она ждет нас у скал, мои друзья заберут ее.

— Судьба, — спокойно заметил троддт.

Наступило тяжелое молчание. Серж и Карла смотрели друг на друга.

— Никогда не предполагал, что придется умереть именно так, — наконец произнес Серж. — Конечно, я и не надеялся мирно испустить дух, лежа в теплой постели, но я хотел бы встретить свою смерть несколько позже и с оружием в руках, сражаясь во имя чего-то стоящего.

— Для нас имеет цену только наш долг, — печально улыбнулась Карла. — В конце концов, мы хоть умрем вместе.

Они крепко обнялись.

— Я ни за что не расстался бы с тобой, — Серж глубоко вздохнул и положил на пол ставший уже бесполезным бластер — его луч не мог расплавить терциний. — У нас была короткая, но интересная жизнь, правда?

— Конечно, родной. В сущности, нам не на что жаловаться. Сколько раз мы уже считали себя покойниками!

— Да, наверное. И все-таки не хочется умирать, девочка!

— Никому не хочется, но все умирают, — она посмотрела на троддта, который не обращал на них ни малейшего внимания.

— Сколько еще хотелось сделать! И… я давно собирался сказать тебе кое-что…

Карла быстро прижала палец к его губам.

— Я и так все знаю.

— Я люблю тебя, Карла.

— Я люблю тебя, Серж.

— Что же все-таки можно сделать? — спокойно спросил Серж. — Может быть, снова спуститься вниз?

— Нет, у меня не хватит сил, — вздрогнула Карла. — Давай попробуем взломать дверь.

— Бесполезно, — Серж бросил взгляд на дверь для персонала. — Она терциниевая…

— Извините, что прерываю столь трогательное объяснение, — внезапно раздался сзади голос тродд-та, — но у вас вроде бы есть вибронож? Разве он не возьмет терциний?

— Великий Космос! Как же я мог забыть! — Серж вытащил вибронож и включил его. Затем осторожно поднес вибрирующее лезвие к крайнему пруту решетки. Нож бесшумно вошел в него и вышел с другой стороны. Серж принялся за следующий. Закончив с предпоследним, он глубоко вздохнул и навалился на решетку всем телом. Раздался пронзительный скрип, и решетка, развернувшись на последнем пруте, открыла им дорогу к долгожданной свободе.

VIII

Система Маджар, планета Рваная дыра,

штат Аризона.Недалеко от рудника «Веселый Роджер».

4080 год по общегалактическому календарю

Девушка тяжело дышала и все чаще спотыкалась на бегу. Несколько часов назад она бежала легче и увереннее. С самой ночи преследователи гнали свою жертву по ущелью. Загорелые ноги девушки покрылись ссадинами и синяками, а ступни, сквозь продранные подошвы тонких женских сапожек оставляли кровавые следы на сухой, выжженной земле. Изорванное платье грязными лохмотьями свисало со стройного тела.

— Тут ее нет! — донесся окрик справа. — Посмотрите с другой стороны!

Девушка мысленно прикинула — преследователи были совсем недалеко.

— Здесь ее тоже нет! — ответный крик слева раздался намного ближе.

Эхо вторило топоту копыт россаров и звону упряжи. Девушка подбежала к обломкам некогда большой скалы. Не обращая внимания на острые края, беглянка вжалась в камни, пытаясь слиться с ними. Она замерла, лишь вздымалась ее грудь и беспокойно трепетали веки…

— Ребята! Тут следы и свежая кровь! — раздался голос у нее за спиной, и уже очень близко. Видно, следов она оставила немало, да и укрытие нашла не слишком надежное.

Ни на что не надеясь, она метнулась прочь, пытаясь пробраться сквозь каменные завалы. Возбужденные крики зазвучали совсем близко:

— Вот она! Нашли!

Несмотря на боль в ногах, от ужаса она сделала еще один рывок и сломя голову понеслась через открытое пространство.

Преследователи наступали на пятки, хотя и пробирались через завалы слишком шумно, чтобы расслышать ее шаги. Но они были верхом.

Она с разбегу перепрыгнула через широкую яму, полную дождевой воды. Еще чуть-чуть… Главное — перетерпеть боль… И она доберется вон до того небольшого перелеска. Быстрее вниз по склону, туда, где ее скроет спасительная листва!

— Йо-хо-хо!

Несколько всадников выбрались из-за камней.

— Ха, вот она!

К девушке подбирались со всех сторон, пытаясь окружить. Она попыталась повернуть назад, но путь к отступлению был уже перекрыт — всадники достигли ямы, через которую она только что перепрыгнула. Девушка оглянулась: ей не уйти, она попала в ловушку.

Преследователи гоготали, приближаясь. Страх исказил ее лицо. Наемники Седого не станут торопиться и не подарят ей легкой смерти.

Девушка выкрикнула в их адрес проклятие и, съежившись, стала отступать. Но они не спешили, окружая ее, играя в кошки-мышки с добычей, стоившей им таких усилий.

Но внезапно обстановка изменилась. Несколько человек вдруг свалились на землю, корчась и дико вопя от полученных ожогов. Остальные, что гнались за ней, растерянно загарцевали на месте, не понимая, откуда ведется огонь, пытаясь отстреливаться. Когда до них дошло, что стреляют из-за дальних скал и противника не видно, оставшиеся в живых всадники развернулись и поскакали в сторону спасительных деревьев. Девушка же, наоборот, бросилась обратно к скалам. Ей было все равно, кто ее спасители, она слишком устала. Только бы бежать и бежать, подальше от своих преследователей.

Добравшись до подножия скал, она услышала тихий смешок.

— Далеко собралась, подруга? — говорившего не было видно.

Она молчала, тяжело дыша.

— Хватит шутить, Риб, — этот голос показался ей знакомым. — Давай, Рада, пробирайся к нам сюда, это я, Картер.

Девушка начала карабкаться по скале, но каждый шаг давался ей все тяжелее и тяжелее. Но вот наконец она упала прямо в объятия Картера. Слезы потоком хлынули из ее глаз.

Картер растерялся. Его рука машинально погладила грязные волосы Рады.

— Прекрасная картина! Герой, спасающий прекрасную даму из лап бандитов. В главной роли…

— Заткнись! — взгляд Картера не предвещал для лиса ничего хорошего. — Подождем еще немного, если мохнатый не вернется, тронемся в Техас. А ты поймай пока россаров, вон их сколько, бесхозных. Не пешком же идти.

* * *

С наступлением дня поднялся ветер — холодное, пронизывающее дыхание гор, чьи вершины светились в восходящих лучах Маджара. Серж зябко передернул плечами и поплотнее запахнул куртку. Долина казалась безжизненной. Серж ежился, хотя на нем были шерстяные рубашка, штаны и куртка из кожи кургура. Да еще и настроение было никудышное.

Вырваться из ловушки они вырвались, но результат не радовал. Ребят своих не нашли, дорогу к скалам перекрыли наемники Седого. Пришлось двигаться в обход. Единственный плюс — они повстречали двух наемников на россарах. Результат — наемники мертвы, а им достались два отличных жеребца. Одного россара не хватало, и троддт изъявил желание идти на своих ногах. Теперь они потихоньку двигались в сторону Техаса.

Дорога была длинной и тяжелой, но к вечеру холодный горный ветер принес откуда-то давно забытый запах — запах дыма. Запах обычного костра — столь же невероятный, сколь и желанный в этой глуши, где до сих пор им не встретилось ни единого человека. Серж, не веря собственному носу, вдохнул полной грудью воздух. Даже его россар веселее пошел вперед.

Быстро темнело. Наконец вдали, у самого подножия гор, показался огонек костра. «Нет, — поправил сам себя Серж. — Пока просто огонек. И не стоит особо обольщаться. Впрочем, что же еще это может быть, кроме костра?» Он направил россара прямо туда, осторожно пробираясь среди холмов. Тот шел тяжело, вес двоих людей давался ему нелегко. Троддт уже давно устал и ехал рядом на втором россаре, с трудом выносившим такую тяжесть.

Порыв ветра снова дохнул им в лица, и у Сержа заурчало в животе: он почуял запах еды. Теперь уже ничто не могло его остановить. Придержав россара, он привстал в седле, вглядываясь во тьму и пытаясь определить, чей это может быть лагерь. Никаких признаков жилья поблизости не было, да и не могло быть в таком диком месте. Похоже, им посчастливилось натолкнуться на таких же скитальцев, как и они сами. Но вот кто это… Серж терялся в догадках. Наемникам Седого здесь вроде бы делать нечего, а о местных жителях (если они вообще здесь были) он ничего не знал.

Но все равно кто-то развел огонь и жарил мясо. Костер горел довольно высоко на склоне горы, и Серж решил, что там, скорее всего, путники, не желающие ехать проторенными путями. Значит, опасность все же существует. Но запах жареного мяса разрешил все его сомнения. Облизнув пересохшие губы, Серж расстегнул ремешки кобур и, повернувшись к троддту, в приказном тоне произнес:

— Вы с Карлой оставайтесь здесь. Если услышите выстрелы, скачите назад и дожидайтесь меня. Если же все будет в порядке, я вас позову.

Он спешился и осторожно подкрался к костру. Над огнем на деревянных кольях жарилась туша какого-то животного, рядом никого не было. Серж вытащил из кобуры бластер и продвинулся еще на несколько шагов.

— Положи свою пушку обратно в кобуру, все равно против моей игрушки ей не выстоять! — раздался из темноты знакомый рык зим-зина.

— Ты где, Сид? — Власов напряженно вглядывался в темноту, не выпуская бластер из рук.

— Совсем ты, старший, нюх потерял, пора тебе на переподготовку. Иди прямо вперед.

Серж шагнул к костру, но тут же, выхватив горящую ветку, бросился в сторону. И сразу же увидел зим-зина, прижавшегося к поваленному дереву и слившегося с его ветвями.

— Ты выбрал прекрасную позицию, — Серж присел рядом с ним. — А где остальные?

— Не знаю. — Сид тяжело вздохнул и положил рядом с собой на землю лазерную винтовку. — Я сразу понял, увидев людей Седого, что вам придется идти в обход. Ну и оставил ребят искать девчонку, про которую ты говорил, а сам вернулся за вами. Вот и напоролся на отряд наемников.

— И что, не смог с ними разобраться? — Карла выступила из кустов за спиной Сида, за ней показался троддт.

— Ба, знакомые всё лица! — голос зим-зина задрожал. — Я чувствовал, что вы все равно выберетесь. Так рад, что снова вас…

— Сид, излияния в любви потом, — Серж внимательно смотрел на него. — Так что за отряд?

— Большой… И самое главное, руководили им эти хитиновые бандиты мауви. Я едва ушел, правда, руку мне все равно зацепили, — он помолчал немного, потом сказал: — Карла, посмотри там за жарким.

Она встала и направилась к костру. Серж обратился к троддту:

— Что, интересно, здесь делают мауви?

— Ищут меня или всех нас, — спокойно ответил тот. — Может быть, опять готовят какую-нибудь гадость.

Все это было знакомо Сержу. Такую тактику мауви и раньше использовали не раз. Похоже, разгром ничему их не научил и они снова начали старые игры. Неужели эта горстка уцелевших всерьез верила, что захудалые планеты могут стать базой их возрождающейся расы? Нет, этот замысел был не менее безумен, чем все, что они делали раньше. Серж задумался.

— Сколько ты видел мауви? — спросил он, решив для начала выяснить практическую сторону дела.

Зим-зин повел своими широкими плечами, слегка морщась от боли, и, потирая руку, объяснил:

— Мне там было не до того, чтобы пересчитывать их по головам. В группе, которая меня преследовала, их было трое. Но остальные там были люди, как вы с Карлой. Хитиновые держались особняком. — Перебинтованная лапа Сида непроизвольно сжалась в кулак. — Так всегда и бывает: мауви на каждой планете вербуют себе подручных из местных рас, но сами же их и сторонятся. Ладно, давайте лучше ужинать.

Они поели и начали устраиваться на ночлег. Вскоре только громкий храп зим-зина нарушал тишину. Усталая Карла привалилась к нему и вскоре тоже уснула. Серж дежурил, подбрасывая хворост в костер.

Неожиданно заговорил троддт:

— Моим предкам нужно было до конца все проверить. Неблагодарные, мы им дали дорогу в Большой Космос, а они подняли восстание. Надо же, кто-то все-таки выжил. Нельзя допустить, чтобы эта зараза плодилась дальше.

— Вот-вот! Вы сначала их уничтожили, а теперь хотите, чтобы потомки выживших вас любили, — Серж в задумчивости смотрел на разлетающиеся искры. — Не трогали бы их, и все было бы в полном порядке.

— Ты рассуждаешь как представитель слабой расы. Дай вам немного воли, и от цивилизации в Космосе ничего не останется.

— Вы слишком всё упрощаете, — возразил ему Серж. — Ваше господство в этой части Космоса невечно. И хоть вы и другие старые расы препятствуете нам, молодым цивилизациям, мы за полтораста столетий после выхода в Большой Космос заселили почти все найденные, пригодные для жизни планеты. Вот, например, люди. Строят города, поселки, фермы, работают в любых отраслях. Человек защищает ваши интересы, охраняет вас, воюет за вас. Мы — самая стремительная из всех цивилизаций, выходивших в космические просторы.

— Вы построили свою цивилизацию на наших знаниях. Человеческая раса — паразит, нарост, выросший на нашей шее. Нам вы обязаны всем!

— Да, вы старшие, мудрые расы, и я признаю это, — с иронией заметил Серж, вперив неподвижный взгляд куда-то в пространство. — Но человечество, зим-зины, гримлы и другие молодые расы выживут, а вы — нет. И лишнее подтверждение этому я вижу в том, что мы сумели воспользоваться вашими знаниями, сохраняем и развиваем их. А вы остановились в своем развитии, дошли до предельной точки. И сейчас, здесь, мы рискуем жизнью ради вас, чтобы вы могли растрачивать древнюю мудрость, которая могла бы продлить жизнь вашей цивилизации.

Оглушительный хохот троддта разнесся по горам.

— Цивилизация! — передразнил он. — Ты хвастаешь так, будто думаешь, что ваше ученичество завершено. Человеческое самомнение! Вы, люди, слишком немощны, вы слишком низкие существа, чтобы жить рядом с древними. Вам бы следовало не хвастать, а усерднее учиться. Мой народ умеет жить в реальном мире, умеет сливаться, срастаться с ним. Почему мы многие столетия делим космос с вуурами, гаррелианами и марканами? Потому что мы гармонично дополняем друг друга. А человек гордится своим уродством, выставляет напоказ свои язвы. Вы прячетесь за стены вашей цивилизации только потому, что не в силах стать частью нашего мира. Вместо того чтобы жить в гармонии с ним, вы пытаетесь стать лидерами, властвовать, дабы оправдать собственное ничтожество. Но учти, никто не намерен терпеть это, и настанет время, когда человечество будет сметено и загнано туда, откуда вышло!.. Если, конечно, оно не изменится. Да, мой народ старше. Наши корабли уже бороздили космос, когда вы еще верили в то, что ваш так называемый бог, таясь в темном углу, играет в свои дурацкие игры, лепя человечков себе на потеху. Мы осваивали планеты и сражались с тварями, каких люди даже в страшных кошмарах не могли бы представить, чья сила и жестокость неведомы в нынешний полудохлый век. Смог бы человек выжить в ту суровую эпоху? Сомневаюсь, чтобы в те времена его спасли бы хитрости и уловки!

— Вероятнее всего, нет, — кивнул Серж. — Но ведь ваша раса имеет перед моей весьма заметные преимущества, — он замолчал, обдумывая свои слова. Теперь следовало быть более осторожным и не заходить слишком далеко. — Простой пример — если бы мой шаг был так же широк, как ваш, мне здесь, скорее всего, не понадобился бы россар. Вы совсем забыли, что одни лишь ваши размеры дают вам преимущество перед нами, увеличивают шанс выжить даже на этой опасной планете. Возникает вопрос: а кто же отважнее? Ваши предки, голыми руками душившие страшных тварей, не слишком превосходивших их ростом и силой, или мои — маленьким ножом пытающиеся убивать тварей во много раз сильнее их?

Он умолк, наблюдая за тем, какое действие вызвала его отповедь. Но у троддта после еды, похоже, улучшилось настроение. Утолив голод и согревшись у костра, он был настроен достаточно благодушно.

— Это правда — вы старше и мудрее, — продолжил, воодушевясь, Серж, — а люди — просто заносчивые младенцы. Но скажите мне, в чем же тогда смысл вашего существования? Если вы уже не строите новых городов, не бороздите космические просторы, не осваиваете новые планеты, то в чем же тогда заключаются ваши достижения? Возможно, вы достигли совершенства в поэзии, философии, живописи? Вот лично вы колесите по космосу, пытаясь разгадать тайны предшествующих цивилизаций, — но вы единственный, которого я знаю…

— Смысл нашего существования — жить в гармонии с окружающим нас миром, — резко прервал его троддт.

— Ну хорошо, предположим, — Серж кивнул. — Быть может, вы находите удовольствие в таком образе жизни. Но все же смысл существования расы, вероятно, должен заключаться в том, чтобы как можно лучше играть взятую на себя роль. И если ваша раса живет в гармонии с миром, почему же тогда вас становится все меньше и меньше, а глупых людишек — все больше и больше? Ваша раса никогда не была многочисленной, но теперь человек может за всю свою короткую жизнь так никогда и не увидеть ни одного троддта. Или вы покидаете этот мир вместе с отжившей эпохой, чтобы однажды исчезнуть окончательно и жить только в легендах? Что же останется после вас? Кто расскажет о вашей былой славе и величии?

Троддт покачал головой с таким печальным видом, что Серж пожалел о сказанном.

— Да, человек, если судить по численности твоего народа, то он благоденствует. Я ничем не могу ни подтвердить, ни опровергнуть твоих утверждений. Да, это правда, что с течением столетий нас становится все меньше и меньше, но я не могу сказать тебе, отчего это так, а не иначе. Нам отпущена долгая жизнь. Мы медленно старимся и не спеша растим детей, но ведь так было всегда. Наши исконные враги либо перевелись, либо затаились в недоступных для нас местах. Наши врачи могут вылечить нас от любой болезни. Но мы все равно вымираем. Видимо, дело в том, что сам наш народ состарился и устал. Вероятно, мы последуем за теми цивилизациями, что существовали на заре времен, а теперь ушли в тень прошлого. Да, артефакты, оставшиеся после них, кое-чему научили нас! Но теперь их находят все меньше и меньше. И ученых у нас становится мало. Все идет так, словно мой народ пережил сам себя и теперь вымирает от скуки. Моя раса появилась в конце эпохи великих ноксов. Поистине это была великая цивилизация! Но она давно мертва. И теперь вы, люди, карабкаясь по руинам прошлого, пытаетесь провозгласить себя хозяевами Космоса! Быть может, вы, молодые расы, и сумеете выжить, если останетесь в одиночестве. Но мне кажется, вы скорее уничтожите сами себя в попытках овладеть чужими знаниями, когда обнаружите, что не в состоянии понять их!.. И когда настанет такой день — день безраздельного вашего господства в Космосе, — надеюсь, мой народ уже не увидит этого. Мы — раса, пережившая свою эпоху. Можно ли винить нас в том, что мы устали жить в мире, переполненном хвастливыми молокососами?

Серж долго молчал.

— Мне кажется, я понимаю ваши чувства, — наконец произнес он. — Но мы не хвастливы. Поймите, в каждой расе есть свои уроды. Но я не понимаю, как вы все — и вууры, и гаррелиане, и марканы — можете молчать, спокойно смотреть, как исчезает ваша былая слава. Вы должны помогать нам, молодым расам! А вы издеваетесь над нами, заставляете нас заниматься тем, чего мы не желаем, и когда-нибудь…

Серж замолчал, не желая сгущать мрачную тень враждебности.

— Ладно, забудем. Но что же привело вас сюда, на эту забытую планету, с которой вы когда-то огнем смыли всю цивилизацию? — спросил он, пытаясь переменить тему разговора. — Или эти безымянные ущелья и равнины и есть ваша цель?

Троддт встряхнулся, пересел поближе к Власову и подбросил в костер хворосту. Огонь выбросил вверх сноп искр, красными звездочками осевших в темноту.

— Я здесь кое-что ищу, — ответил он. — И не делаю из этого никакого секрета, хотя тебе, наверное, как и твоим друзьям, это тоже покажется не стоящим усилий… Столетия и столетия назад, когда этот край не был столь опустошен, в ущельях и на равнинах стояли здесь города великой цивилизации. Можешь ли ты представить, какими знаниями они обладали? Наши легенды рассказывают о космических битвах между странными народами, воевавшими при помощи странных орудий, живших жизнью, которую мы до сих пор не можем понять. И я, с детства впитавший эти истории, понял, что должен сам увидеть руины и понять сущность тех народов. Здесь должна быть древняя библиотека — она уже тогда была древней, — оставленная для будущих цивилизаций как память о бессмертном величии их расы. Я уже был среди этих развалин, они в Техасе. И если бы меня не схватили людишки, как его там, Седого, я бы…

Глаза троддта горели, его недавняя враждебность исчезла, как утренний туман с восходом солнца. Приняв молчание Власова за недоверие, он заговорил с еще большим жаром:

— Я давно уже ищу эту легендарную библиотеку. И, судя по некоторым признакам, близок к открытию. Я хочу найти ее! Это бесценная жемчужина знаний — символ славы великой расы. Я верю, что вновь открытые древние знания пробудят моих сородичей. Многие троддты считают, что я просто глупец и мечтатель, но я очень хочу сделать это! Нужно же хоть на что-то надеяться в эти тоскливые времена!.. Если библиотеки здесь все же нет, я готов облететь весь обжитый и необжитый космос, обшарить все планеты, только бы найти ее… А ты и твоя команда, если вам не нравится, можете убираться. Я отправлю с вами письмо к отцу и попрошу, чтобы вам оплатили контракт. Вы уже спасли мне жизнь, значит, ваше задание выполнено.

— Благодарю вас за это предложение… а более того — за оценку нашей работы, — сказал Серж. — Но мы привыкли отрабатывать контракт до конца, а потому останемся.

Троддт довольно долго молчал. Потом тихо произнес:

— Хорошо. Может быть, ты лучше поймешь мой народ, если вместе со мной погрузишься в тень забытого величия и славы той далекой эпохи. День был тяжелый, пора спать.

Он встал, подошел к разложенным веткам, завернулся плотнее в свой плащ и лег, прислонившись к скале.

Серж еще долго сидел у костра, подбрасывая хворост в огонь и обдумывая их разговор. Он ненавидел троддтов, но этот… этот вызывал в нем какое-то непонятное удивление, его целеустремленность, уверенность в своих словах пробуждали невольное уважение.

Ладно, утро вечера мудреней, решил наконец Серж и улегся у затухающего костра.

IX

Система Маджар, планета Рваная дыра,

штат Техас. Городок Остин.

4080 год по общегалактическому календарю

…Зачем в салуне ради смеха

Мне сделал грубый жест рукой?

Зачем ты в город наш приехал?

Зачем нарушил наш покой?..

— пел кто-то на искаженном англике.

Серж натянул поводья, россар остановился как вкопанный. На некоторое время Власов застыл, озираясь в поисках источника голоса.

Я пулей гвозди забиваю.

Надеюсь, всем понятно впредь:

Кого на мушку я поймаю,

Тому уж больше не потеть!..

Стоял ясный солнечный день. Городок Остин, в который въехал Серж, лежал на равнине, где не было ни деревца, ни кустика выше колена. Серж оглянулся. Никто за ним не следил. Да и трудно было бы следить за ним на этой пустой, обнаженной земле.

Голос зазвучал снова, то и дело заглушаемый ударами тяжелых молотов; где-то неподалеку была кузница. Но Сержа интересовал лишь певец. Только одно существо могло так переделать старинную балладу.

…На нем ковбойская рубашка

И суперджинсы фирмы «Ли».

Жаль, не везет тебе, бедняжка,

Кровью зальют твои штаны….

Серж ехал на голос. Справа от него темной стеной громоздились пакгаузы. Слева находилась дюжина домов, включая отель, ресторан, магазин, конюшню, кузницу и несколько маленьких лавочек и контор.

Подъехав к конюшне, он бросил конюху пару монеток, чтобы тот почистил и накормил россара. Сам же, сняв седельные сумки, устало направился к отелю.

В городишке наступило время обеда, народу на улице почти не было. Пара кунгуров, лежавших в пыли, постукивали по земле длинными хвостами, у коновязи переминались с ноги на ногу несколько россаров. Перекинув сумки в левую руку, Серж толкнул дверь и вошел в фойе. Это было просторное помещение с высокими потолками и колонной в центре, окруженной стульями с высокими спинками. Здесь даже стояли несколько кресел, обитых шкурами кунгуров, и кушетка у дальней стены.

За стойкой хозяйничал толстый немолодой человек, с длинным козырьком над глазами и резинками на рукавах. Украшавшие физиономию усы казались слишком большими для его лица, а в сочетании с остроконечными ушами вызывали смех.

— Комнату, — тихо произнес Власов.

Усатый портье оглядел его кисло и неприязненно. Видно было, что он на своем веку повидал немало ковбоев.

— Вы один?

— Да.

— Есть постель в комнате на троих. Недорого.

— Комнату, — повторил Серж, — одну комнату на одного и на один день.

— Хорошо. Три монетки, — небрежно произнес тот, ожидая, что Власов откажется.

Серж кинул на стойку четыре треугольника.

— И куда идти? — вопросительно произнес он.

— Наверх и налево. — Портье указал в сторону лестницы. — Угловая комната. Замков нет. Если вам нужно, можете подставить под дверную ручку стул.

— Я сплю чутко, — сказал Серж, — к тому же я не из пугливых. Если вдруг услышите выстрел, поднимитесь и заберите труп. Кстати, кто тут у вас так приятно пел?

Тот скучающе посмотрел на Сержа и равнодушно ответил:

— Это жилец через две комнаты от вас. Только не советую туда соваться, уж очень странная там компания.

— Спасибо за совет. И еще вопрос: где у вас лучше всего кормят?

— Третий дом, вниз по улице. Ресторан «Техасская кухня Арнольда». Там повар — один из лучших во всей округе.

Портье вдруг оживился.

— И долго вы у нас пробудете? — вкрадчиво спросил он.

— День, в крайнем случае, два. — Серж помолчал, холодно взглянув на него. — Всего хорошего, мне надо отдохнуть.

Власов поднялся в комнату. Она была вполне сносной: сдвоенные кровати, умывальник с раковиной и кувшином на тумбочке, два кресла и шкура кунгура на полу. Бросив сумки, Серж вышел и, подойдя, встал сбоку от третьей двери. Прислушавшись, он постучал в нее четыре раза.

— Чего… надо? — послышался из-за двери голос певца. — Я же… просил… не беспокоить. Постучи еще раз, и я… продырявлю твою шкуру… насквозь.

Серж постучал еще раз. Выстрелы последовали один за другим. Так… револьвер. Власов подождал, пока стрелявший полностью не опустошил барабан. Потом решительно толкнул продырявленную дверь и вошел.

Ему взгляду предстала не очень-то веселая картина. В грязной комнате стояли две кровати, на них кучей было вывалено содержимое седельных сумок. На полу развернуты и расстелены одеяла. На одном из них валялся пьяный в стельку гримл, на втором лежал заросший щетиной Картер, безуспешно пытавшийся загнать в револьвер патрон.

— Не хочешь поздороваться? — Серж отодвинул вещи в сторону и присел на краешек кровати. — Я, конечно, вам не начальник, но что за бардак вы тут развели?

— Всё… в… порядке… — язык Картера уже еле ворочался, хотя по пению этого не было заметно. — Так… погудели… чуток…

— Где девчонка? Где остальные?

— Все… разъехались… — Картер пытался приподняться, но ему это не удалось. — По… домам…

— А вы ждете нас и пытаетесь выпить все виску, что есть в этом паршивом городишке, — Серж уже не на шутку разозлился. — Я иду в ресторан, и, когда вернусь, чтоб и ты, и этот пьяный лис были в полном порядке.

Он хлопнул разбитой дверью и пошел к лестнице. Спустившись, он встретил вопросительный взгляд портье, но, не останавливаясь, направился к выходу. Пусть разбираются сами.

Серж подошел к зданию с полустершейся вывеской и едва не попал под ведро воды, которое мужчина в белом переднике собирался выплеснуть прямо на него.

— Эй, осторожней! — рука Сержа автоматически потянулась к кобуре.

— Прошу прощения, я вас не заметил, — ответил тот, наклоняясь и аккуратно выливая воду в канаву.

Власов открыл дверь и вошел внутрь. Ресторан, в котором он очутился, больше походил на второразрядный кабак. Народу было достаточно много, в основном все сидели за столиками, да еще человек пять-шесть толпилось у стойки. Один из них, большой белокурый мужчина в красной рубашке и с гадкой ухмылкой на лице, оглядывал худенькую девушку, всю в дорожной пыли и грязи, стоявшую посреди зала.

— Смотри-ка, новенькая, — сказал он, обращаясь к остальным. — И хорошенькая… похоже, откуда-то сбежала.

— Я хотела бы поговорить с хозяином этого заведения, — тихо произнесла девушка. — Пожалуйста, скажите, где он. Мне здесь обещали работу.

— Нет, худовата на мой вкус, — второй говоривший был невысоким крепким брюнетом. — Я люблю пышненьких, чтобы было за что подержаться. А эта слишком костлявая.

Власов осторожно прикрыл за собой входную дверь. Увиденная сцена ему не понравилась, приключений с него было достаточно. Большинство посетителей старались не обращать внимания на происходящее, но видно было, что и им это тоже не по нутру.

— Эй ты, — обратился к девушке блондин, — иди-ка сюда.

— И не подумаю. — Она была испугана, но держалась молодцом. — Я честная девушка и всякими глупостями с незнакомыми мужчинами не занимаюсь.

Блондин в ответ рассмеялся, потом медленно выпрямился.

— Так ты идешь или мне к тебе подойти?

— Оставь ее в покое, — произнес Серж негромко, но так резко, что слова его прозвучали как выстрел.

На мгновение все вокруг замерли и уставились на Власова.

— Что вы сказали? — блондин не поверил своим ушам. Похоже, никто и никогда не мешал ему делать то, что он пожелает.

— Я сказал, оставьте ее в покое. Вы что, не видите, она устала и ей нужно поговорить с хозяином ресторана о работе.

— Не лезь не в свое дело, герой. Если ей нужно поговорить и отдохнуть, — она это сделает вместе со мной.

Серж повернулся к девушке:

— Не обращайте внимания на всю эту болтовню. Сядьте вон туда, за крайний столик, а я позабочусь, чтобы вам принесли поесть и попить.

Блондина все это позабавило.

— Советую поостеречься, — ухмыляясь, произнес он. — Вы здесь чужак. На вашем месте я бы оседлал то, на чем приехал, и мотал бы отсюда.

Сержу надоело пререкаться. По его разумению, если человек достаточно взросл, чтобы открыть рот, он достаточно взросл и для того, чтобы отвечать за последствия. Поэтому, подойдя к свободному столику, он выдвинул стул и повернулся к девушке.

— Садитесь сюда. — Подождав, пока она сядет, Серж подошел к бару и в приказном тоне сказал человеку за стойкой: — Приготовьте девушке тарелку горячего супа и руйи.

— Слушай, наглец, — бармен положил обе руки на стойку, выражение лица у него было таким же неприязненным, как у остальных, — я не буду готовить для этой…

Терпение — вещь не вечная. Серж перегнулся, схватил бармена за грудки и рванул его на стойку так, что тот наполовину вылетел из-за нее. Потом сдавил горло, подержал и тряхнул как следует разок-другой. Когда лицо бармена начало синеть, Серж отшвырнул его прочь. Бармен грохнулся о стенку так, будто его лягнул россар. От удара несколько бутылок виску упали и разбились.

— Приготовьте суп, — сказал Серж как бы между прочим, — и ведите себя прилично, когда находитесь в одной компании с дамой.

Блондин онемел от изумления. Но Власов про него не забыл и про остальных тоже. Время, проведенное на этой планете, научило его постоянно быть настороже.

— Ты, кажется, не понял, — угрожающе произнес блондин. — Я — Руди Гривт!

— Ничего страшного, парень, — спокойно произнес Серж, — обещаю никому об этом не говорить.

Таких типов Власов повидал немало; в каждом из этих захудалых городишек был свой собственный герой-бандит. Видно было: больше всего на свете тому хотелось снять с Сержа шкуру, но почему-то он вдруг разуверился в успехе. Легко быть храбрым, когда кругом все свои и знаешь, чего от них ждать. Но когда сталкиваешься с человеком незнакомым, — тут другое дело.

— Вы наверняка не поняли. Это Руди Гривт, — подсказал подошедший брюнет, — он самый быстрый стрелок в этих краях.

— Края у вас не очень-то велики, — небрежно заметил Серж.

Он направился к столику и присел напротив девушки. Бармен принес на подносе стаканы, ложку, тарелку супа и кувшин с руйи и, аккуратно расставив все на столе, отступил на шаг, заискивающе глядя на Власова. Но тот не обращал на него внимания.

— Ешьте, — Серж взглянул на девушку, которая выглядела лет на шестнадцать, если не меньше. — А я выпью руйи.

Постепенно они разговорились, и вроде бы уже никто не обращал на них внимания. Но Власов предвидел, что будет дальше. Рано или поздно одному из местных придет в голову проверить его на прочность. Он оглядел их и равнодушно отвернулся: все они выглядели, как стадо никчемных кулгуров.

Но он ошибся. Парни у стойки развернулись и направились к выходу, не глядя на Сержа и девушку. Дверь за ними с шумом захлопнулась.

Серж крикнул бармена, который словно из воздуха материализовался около их столика.

— Приготовь мне с собой что-нибудь съедобное, скажем… сушеные фрукты, вяленое мясо, в общем на твое усмотрение.

Бармен кивнул в знак согласия и, преисполненный своей значимостью, отправился к себе за стойку.

Девушка ела быстро, ее тарелка опустела почти мгновенно. Она аккуратно вытерла губы салфеткой, допила стакан с чаем и вопросительно посмотрела на Власова.

— Сыты? — участливо спросил он.

— Да, спасибо, я хотела бы немного отдохнуть.

— Налево, через два дома, гостиница, идите прямиком туда, — Серж увидел входивших в дверь Джимми и Риба, выглядевших теперь более-менее прилично.

Они остановились у входа, искоса глядя на Сержа. Он незаметно показал глазами на девушку, уже подошедшую к выходу. Когда она вышла, те последовали за нею.

— Эй, бармен, — Серж взмахнул рукой. — Принеси-ка три порции вашего коронного блюда и еще кувшин руйи.

Почти мгновенно перед ним появились три тарелки с жареным мясом кулгура с овощами и кувшин руйи. Бармен двигался очень проворно. Рядом с тарелками он поставил три тщательно протертых стакана, сложив грязную посуду на поднос. В это время вернулись Картер с Рибом. Присев рядом с Власовым, они приступили к еде.

— Ну что ж, выпьем за нашу долгожданную встречу! Чайку, естественно, виску вы, по-моему, уже достаточно напились, — с иронией начал Серж. — Посмотрите, на кого вы стали похожи! Просто слов нет.

Риб и Джимми медленно ели, уткнув глаза в тарелки.

— Ну ладно, Джимми, повтори еще раз, где Рада?

— У родителей.

— Хорошо, значит, ты был в сознании, когда я с тобой в первый раз разговаривал. С остальными все в порядке?

— Да, конечно. Мы добрались до первого городка в Техасе и разбежались.

— Так… Сейчас доедим и сразу выезжаем. Карла, Сид и троддт ждут нас недалеко отсюда. Будем пробираться к развалинам какого-то старого города. Вопросы есть? — Серж в упор смотрел на них.

Картер усиленно прятал глаза, потом нехотя процедил сквозь зубы:

— Я не поеду.

Серж переводил взгляд с одного на другого, но оба не смотрели на него. Наконец Джимми не выдержал и выдохнул:

— Я решил жениться на Раде.

Тишина повисла над их столом. Серж взял кувшин и налил себе еще стакан руйи. Также молча он бросил на стол пять треугольных монеток, поднялся и направился к стойке. Бармен протянул ему сверток. Кивнув в знак благодарности, Серж вышел. За ним потянулись остальные.

На освещенной ярким солнцем улице никого не было видно. Но, шагнув вперед, Власов краешком глаза заметил движение слева. Блондин, назвавшийся Руди Гривсом, появился в некотором отдалении и повернул к Сержу. Все встало на свои места. Власов кинул сверток лису и стремительно двинулся навстречу блондину.

Сердце Гривса учащенно билось, в душе кипела жажда битвы. Сейчас он прикончит чужака, легко и просто. Он остановился посреди улицы, и улыбка сползла с его лица. Противник размашистым шагом направлялся к нему, быстро сокращая расстояние. Это было неправильно. Парень должен был двигаться медленно и осторожно, держась за револьвер…

Зная о своей меткости, Руди не сомневался, что сможет уложить человека с любого расстояния. Но сейчас он видел, что скоро противник окажется слишком близко. Одно дело, когда ты уверен, что убьешь человека, и совсем другое — знать, что можешь умереть сам. С такого расстояния невозможно промахнуться!

Он расставил ноги, глаза его полыхнули злобой и страхом. Рука потянулась к револьверу. И все же что-то шло не так. Руди казалось, что он двигается невероятно медленно, потому что тот, другой, уже стрелял. Но ведь рука Руди первой коснулась рукоятки револьвера… и вдруг что-то ударило его в живот и тело моментально онемело до самых кончиков пальцев на ногах.

С тупым упорством Гривс начал поднимать револьвер, но оружие оказалось неимоверно тяжелым. Надо будет купить пистолет поменьше…

На револьвере врага вновь расцвел огненный цветок, и Гривс почувствовал новый толчок в живот. Он хотел что-то сказать высыпавшим из дверей людям, но рот лишь беззвучно приоткрылся. Он хотел объяснить им, что с ним творится непонятное. Ведь все же знали, что он один из самых быстрых стрелков в Техасе. Все знали!

Тяжелый револьвер в его руке дернулся, и он увидел пламя, ударившее в землю. Револьвер выскользнул из его ладони, он покачнулся и упал ничком. Нет, он должен встать… Должен убить этого чужака… Должен встать… Онемение распространилось от живота вверх, и внезапно ему показалось, что он сидит в седле на спине брыкавшегося россара, который вдруг полетел вверх. Вверх! Вверх!

Затем россар упал на землю, и Руди почувствовал, что вылетает из седла, распростершись в воздухе. Его россар сбросил его, сбросил в грязь! Руди судорожно стиснул кулаки…

Власов, выпрямившись, стоял посреди улицы, сжимая рукоятку револьвера. Так просто это закончиться не могло. Он бросил взгляд на неподвижную фигуру в пыли, затем поднял глаза и осмотрелся по сторонам. Его спас инстинкт. Сознание почти не отметило легкую дрожь занавески и черную мушку винтовки между занавеской и подоконником.

Серж вскинул тяжелый револьвер как раз в тот момент, когда пламя рванулось из ствола винтовки. Револьвер еще раз дернулся в его руке, и винтовка загремела по козырьку над крыльцом. Послышался звук рвущейся занавески, и через подоконник перевесился торс человека; затем показались ноги, и вот уже тело сползло с подоконника, медленно перекатилось по козырьку и рухнуло наземь. Пыль взметнулась вокруг тела, потом снова улеглась. И больше покой улицы не нарушался ни звуком, ни движением.

Добрых полминуты невольные зрители хранили молчание, потрясенные и оглушенные стремительностью происшедшего.

Власов медленно повернулся и махнул Рибу и Джимми. Они стремительно направились к отелю. Возвратившись с седельными сумками, быстро уложили их на уже выведенных из конюшни россаров и вскочили в седла.

Серж тоже вскочил в седло, повернул своего россара и, выпрямившись, окинул улицу жестким, холодным взглядом. А потом медленно поехал прочь из этого города. За ним спокойно и без улыбок последовали Риб и Джимми.

X

Система Маджар, планета Рваная дыра,

штат Техас. Местность недалеко от Остина.

4080 год по общегалактическому календарю

Они долго скакали, удаляясь от Остина. Наконец Серж осадил россара и спрыгнул на землю. Джимми и Риб молча последовали его примеру.

Серж долго глядел вдаль, словно пытаясь там что-то отыскать. Потом тихо спросил:

— Рада согласна?

— Да.

— При твоей жизни, полной опасности…

— Я пообещал, — взволнованно перебил его Джимми, — что останусь на ферме ее родственников, буду работать вместе с ними. У нас родятся дети, мы будем их воспитывать…

— Хорошо, Джимми, — Серж повернулся к нему. — Спасибо тебе за все. Ты много раз выручал нас, хотя и не обязан был идти с нами.

— Не надо так друг, я давно научился отвечать за свои поступки.

— Ладно, — Серж подошел к своему россару и наклонился к седельным сумкам, что-то ища. — Это тебе на память. — Он протянул ему бластер, захваченный на руднике. — Но лучше бы он тебе не понадобился.

Картер взял бластер. Спрятав один из своих револьверов в сумку, он крутанул бластер на пальце и уверенно вогнал его в кобуру. Затем, вытащив из седельной сумки сверток, протянул Сержу.

— А это тебе, Сиду и Карле. Я еще в Остине подготовил.

В свертке оказались три фляжки, похожие как близнецы на любимый сосуд Картера. Отличались они лишь гравировкой.

— «Другу Сержу от Джимми на память о Рваной Дыре», — вслух прочитал Серж. — А здесь «Сиду от Джимми…»

— Это так… на память о наших веселых деньках, — быстро проговорил Картер.

— А… — Серж посмотрел на лиса и увидел фляжку в его руке.

— Понятно, — он подошел к Картеру и, приобняв его, шепнул: — Но если тебе вдруг захочется еще таких приключений, я думаю, ты найдешь способ выбраться с этой планеты.

— Это моя родина, — тихо ответил тот, — но если когда-нибудь…

Они расхохотались, хлопая друг друга по плечам.

Картер вскочил на россара, махнул рукой и тронул жеребца обратно в сторону Остина.

— Классный парень, — сказал лис. — Жаль с ним расставаться.

— Поехали, нас ждут остальные.* * *

Неожиданно начался ливень, и вскоре день превратился в сплошную нескончаемую пытку дождем, особенно тяжкую на перевалах. Иногда за скалами сверкали отблески далекой грозы. Все чаще путникам приходилось спешиваться и вести россаров в поводу.

Минувшим днем они доели последнюю горсть сушеных фруктов и последний ломтик вяленого мяса, хотя Серж и пытался растянуть припасы, как мог. Питались они в последнее время почти воздухом, но воды оставалось еще порядочно. Перед началом пути Серж наполнил все фляжки, да и по дороге время от времени попадались родники.

Бескрайняя пустошь, лежавшая в юго-восточной части Техаса, скрывала руины одного из древних городов. По дороге троддт рассказал несколько легенд, в которых говорилось о городе, похороненном под каменистыми холмами. Серж надеялся, что они следуют именно той древней дорогой, что вела к легендарному городу. Именно троддт и решил придерживаться почти неприметных остатков древнего пути. Временами им случалось подбирать обломки, явно сохранившие следы резца, испещренные странными значками, которые могли принадлежать той письменности, фрагменты которой они уже встречали на Хряке, — а могли быть и творением ветра и песка. Помимо этих обломков, однообразие пути нарушали лишь редкие заросли сухого кустарника и еще более редкие группы деревьев. Но травы, хоть и невысокой, россарам хватало с избытком.

Когда в неверной утренней дымке на горизонте появились горы, похожие на ряд огромных потемневших зубов, Серж воспрянул духом. По крайней мере, это означало конец пустоши. Но поначалу склоны холмов, поднимаясь под копытами россаров все выше и круче, оставались все такими же пустынными и безжизненными. Колючий сухой кустарник, изредка попадавшийся в оврагах, был не в счет. Надежда на скорый конец пути заметно угасала.

Следующий день был в самом разгаре, когда они увидели впереди, в долине, живую настоящую зелень, сквозь которую виднелись какие-то строения.

Жеребец Власова устало передвигал ногами, за ним ехали троддт, Карла и Сид и, чуть отставая, плелся россар Риба. Когда уже вблизи показались поросшие зеленью развалины Старого Города, Серж окончательно поверил, что они нашли то самое место, и задумчиво разглядывал окружающее.

— Кажется, добрались… — он повернулся к троддту. — Где же здесь может быть библиотека?

— Где-то здесь, — последовал лаконичный ответ.

Старый город обладал призрачным своеобразным очарованием. Древние стены, постепенно рассыпавшиеся в пыль, дышали меланхолическим спокойствием.

Вообще-то от города почти ничего не осталось. Там, где когда-то тянулись улицы, торчали кое-где заросшие травой фундаменты. Изредка попадались обломок каменной статуи или сиротливо торчавшая в небо стена, дряхлая, но не побежденная временем.

— Здесь, — объявил троддт, направляясь к самым густым зарослям. — То здание, как раз должно находиться немного в стороне от других.

Под сомкнутыми кронами деревьев пред их взором предстало замшелое каменное строение. Растительности на стенах почти не было: зелень, уничтожившая бjльшую часть руин древнего города, здесь не разрослась, благодаря глубокой тени, царящей внутри. Но время все равно поработало хорошо. Сохранились лишь цилиндрические колонны и арки, кое-где уцелела куполообразная кровля. Земля вокруг была усыпана кусками отвалившейся штукатурки, обломками каменных стен и скульптур.

Махнув рукой остальным, Серж соскочил с россара и начал разбирать каменный завал у входа, откидывая камни. К нему присоединились и зим-зин с лисом. Карла осталась охранять троддта. Втроем они довольно быстро расчистили небольшой проход. Возбужденный троддт первым ринулся вперед, Карла со сдержанным любопытством шла за ним, прикрывая его со спины. Следом потянулись остальные.

Яркий свет Маджара вливался сквозь прорехи в крыше, растекался по стенам, высвечивая там, где не было мусора, влажные каменные плиты, еще хранившие остатки странных мозаик.

Здесь, без сомнения, когда-то действительно было некое хранилище, о чем свидетельствовали сгнившие полки. Но его давным-давно разграбили, а то, что осталось, успело обратиться в пыль. Никаких старинных книг или лент, ничего, что можно было бы счесть библиотекой великих ноксов.

— Пусто! — в бешенстве прохрипел троддт. — Варвары! Здесь ничего не осталось!

Он еще раз осмотрелся по сторонам и уже дернулся уйти, но Серж осторожно придержал его за руку.

— Подождите! Давайте осмотрим все как следует. Грабители охотятся за драгоценностями, а то, что представляется им малоценным, нередко оставляют.

— Ты надеешься отыскать что-то в этой рухляди? — троддт недоверчиво покачал своей массивной головой, но все же остановился. — Знаешь, человек, мне кажется, я ошибся. Это не похоже на культуру ноксов, скорее, это следы какой-то другой расы.

— Поглядите, сюда!

Серж обернулся. Гримл, присевший на корточки, держал в руках обломок камня.

— По-моему, я что-то нашел, хотя и не знаю, что именно, — он вытащил из кармана тряпицу и стал осторожно протирать обломок.

Все собрались вокруг него, рассматривая находку.

Одна сторона обломка внезапно засияла красноватым светом. Карла восхищенно присвистнула. Серж протянул руку, но троддт предостерег:

— Осторожнее! Если это то, о чём я думаю, мы сможем теперь узнать очень многое.

— То, о чём вы думаете? — вопросительно переспросил Серж. — И что же это такое?

— Это информационный камень, — уверенно произнес троддт. — У меня уже есть такой. В 4075 году был удачный сезон, мы начали небольшие раскопки на Сельдже II, это на самой границе протектората вууров. Мы отыскали там нечто такое, что вызвало в высоких кругах настоящий взрыв. Мы нашли два вот таких, переливающихся красным цветом камня. После долгого изучения нам стало понятно, что это — накопители информации. Я посвятил их расшифровке почти несколько лет. И кое-что понял. Поэтому я и направился сюда, в Безумные Миры.

— Камушки… они что… действительно такие ценные? — поинтересовался гримл.

— Вам никогда не попадались предметы культуры ноксов? — задумчиво спросил троддт.

— Мы почти ничего не слышали о них, — ответил за всех Серж.

— Вот одно из тех хранилищ знаний, которые я нашел, — троддт как фокусник вытащил откуда-то из-за пояса многогранный камень, переливающийся оттенками красного.

— У них немного разный цвет, — осторожно заметил Серж.

— Оттенок зависит от количества информации, заложенной внутри, — троддт взял из рук гримла найденный им камень и поднял вверх вместе со своим.

Все замерли, всматриваясь. Разбрызгивая вокруг острые лучи, свет заиграл на гранях камней. Один из них действительно был темнее.

— Серж, — отвлек их от созерцания Риб.

Власов обернулся. Лис, усмехаясь, указывал на его шею. Серж понял, что имел в виду Риб. Он осторожно расстегнул и снял с шеи цепочку с камнем. Его небольшой по сравнению с другими камень был немного светлее.

— Инопланетник с камнем! Так это ты! — рявкнул троддт. — Откуда он у тебя?

— Риб подарил. Мы на Хряке немного покопались в кладовках мауви, когда вас искали. У них в подземелье много добра. Лис у нас любитель побрякушек, вот и прихватил. Потом подарил мне на память.

— Я искал его! Видите, сбоку метка, и его форма… Это же ключ к библиотеке ноксов, — троддт заметно разволновался. — Дорога к бесценным знаниям!

Его прервала Карла, уже давно стоявшая у выхода, напряженно к чему-то прислушиваясь.

— Там кто-то есть! — произнесла она, чуть выглянув из проема. Неожиданно бластер словно заплясал в её руке, выбрасывая огонь. Серж и Сид уже были рядом, с оружием в руках. Власов осторожно выглянул наружу.

На земле лежали два человека, их револьверы валялись рядом. Прозвучавшие в следующее мгновение выстрелы заставили Сержа убрать голову.

— Похоже, наемники Седого, — Власов поморщился. — Наверное, выследили нас от Остина. Пора вызывать капитана, иначе нам отсюда не выбраться. Дайте мне вашу машинку, она помощнее моей.

Троддт протянул ему свой наручный комп. Серж набрал код вызова и, определив координаты, включил повтор. Затем возвратил комп хозяину.

— Если корабль недалеко, он скоро будет здесь. Плохо, что мы, кажется, окружены.

Положение их стало незавидным, и Серж понимал это. Оставалось два пути. На открытом пространстве в бою с опытными наемниками у них почти не было шансов. Если они выйдут наружу, их просто перестреляют. Наемникам это доставило бы удовольствие, но игра быстро закончилась бы… Оставаться здесь и ждать корабля менее опасно, тут можно продержаться довольно долго.

Власов, не раздумывая, избрал опасный путь — выбираться наружу. На первый взгляд, это казалось безрассудством, но нельзя было рисковать шлюпкой.

— План такой, — обратился он к остальным. — Сейчас мы с Карлой выскочим и разбежимся в разные стороны, а вы стреляйте, не давая им очухаться. Это наш единственный шанс вырваться.

— А почему не я, а Карла? — засопел зим-зин.

— Ты тяжеловат, да и должен же кто-то прикрывать Шефа. — Серж обернулся к Карле. — На счет три — вперед. Раз… Два… Три!

Они практически одновременно прыгнули в проем, покатившись в разные стороны. Власов вскочил и рванулся вперед. У дерева стоял человек с лазерной винтовкой в руках, растерянно глядя на него. Серж выстрелил. Луч сжег человеку плечо. Винтовка упала, раненый с воплем рухнул на колени. Мгновение — и Серж проскочил мимо, тут же наткнувшись на второго.

Власов выстрелил дважды, и выстрелы почти слились воедино. Наемник согнулся пополам и опустился на землю. А Серж беззвучно метнулся в тень. Крадучись, пересек развалины какого-то здания. Уцелевшая дверь вела в небольшой дворик, из которого он проскочил в переулок. Совсем недалеко от него маячили неясные силуэты. Внимание наемников было сосредоточено на тех, кто вел огонь из хранилища. Но в любой момент они могли обернуться и увидеть его.

Серж вытащил револьвер из второй кобуры и прыгнул вперед.

Наемникам показалось, будто за спиной у них появилась целая армия. Предсмертный вскрики раздавались один за другим. Власов стрелял, пока гримл не хлопнул его по плечу.

— Уходим, быстрей!

Серж отбросил бесполезный уже револьвер и побежал следом за остальными.

— Кто-то… должен вернуться, — прохрипел Серж, пытаясь отдышаться. — Они очухаются и все равно пустятся в погоню.

— Никто никуда не пойдет, — раздался насмешливый голос.

Все обернулись. Шедшая последней Карла вызывающе смотрела на них, подняв вверх ствол бластера.

— Извини, но сейчас каждый ствол на счету, — устало произнесла она. — Сейчас мы не должны разделяться.

Власов заглянул в ее голубые глаза, и его сердце дрогнуло. О Великий Космос, как она красива! Но сейчас не время было думать об этом.

Карла улыбнулась, словно прочитав его мысли, и спросила:

— Серж, ну и почему мы стоим?

— Подожди, — пробормотал он, прислушиваясь к нарастающему шуму.

Зим-зин задрал мохнатую голову вверх и прорычал:

— В небе что-то светится, Серж.

Вряд ли кто-либо из опытных пилотов, подумал Серж, пытался когда-либо совершить столь тонкий, ювелирный маневр в атмосфере, в такой близи от поверхности планеты. Одно неосторожное касание пальцев к клавиатуре управления могло привести к катастрофе.

Он огляделся. Рядом находились развалины еще одного некогда крупного здания, с сохранившимися кое-где частями крыши. Серж быстро приказал всем взобраться туда, сам вместе с Карлой оставаясь в прикрытии. Чуть позже поднялись наверх и они. Стоя рядом с остальными, Серж до боли в глазах вглядывался в низкие облака и не столько видел, сколько ощущал приближение корабельной шлюпки.

— Вон она! — закричал гримл.

Но теперь уже все увидели зияющую пасть открытого люка. Три троса, сброшенные из него, со свистом упали на крышу здания.

— Быстрей в корабль! — крикнул появившийся в люке капитан Джот.

— Шеф, поднимайтесь быстрее… Сид — на второй трос, Риб — на третий!

Немедля троддт схватился за трос и довольно легко, несмотря на свои размеры, начал карабкаться вверх.

Зим-зин тоскливо смотрел на трос, и Сержу пришлось как следует его обругать. Услышав отборную брань, Сид подпрыгнул и медленно пополз к люку. Гримл тоже не сразу решился схватиться за раскачивающийся трос.

— Давай, давай, Риб, — ласково скомандовал Серж. Лис, подпрыгнув, кое-как уцепился за трос и быстро стал взбираться. Серж проследил за ним, пока тот не исчез в люке, затем кивнул ждавшей его команды Карле.

Они молча схватились за тросы, не испытав ни малейших сомнений. Лишь оказавшись внутри шлюпки, Серж позволил мышцам расслабиться и оглядел знакомую кабину. Жизнь будто вернулась немного назад. Та же теснота в маленькой шлюпке, рассчитанной на четырех человек. Лал — второй помощник со «Стайера» — и капитан Джот. Нарушал знакомую картину только троддт — с его размерами здесь было тесновато.

— Вам опять повезло! — проорал капитан, с трудом пытаясь перекричать шум двигателей и одновременно барабаня по клавишам на панели управления. — Они были совсем близко. Там такой отряд скакал, еще немного и…

Но Серж уже не слышал его. Резко навалилась перегрузка, и он блаженно провалился в спасительную темноту.

Очнувшись, он огляделся. Раскрасневшаяся Карла о чем-то оживленно беседовала с лисом. Увидев, что Серж в сознании, она неприязненно глянула на него.

— Что случилось? — обратился он к ней. — В чем я провинился?

— Ни в чем. Твои поступки — это твои поступки.

Серж перевел взгляд на ухмыляющегося лиса. И тут до него дошло. Этот трепач наболтал Карле о Раде. Наверное, Джимми по пьянке рассказал ему, а этот придурок теперь треплется и треплется. Серж из-за спины показал гримлу кулак.

— Это были просто добрые намерения, — обратился он к Карле. — Любой на моем месте спас бы женщину от смерти…

— И воспользовался ее слабостью? — перебила его Карла. — Я от тебя не ожидала.

Лис вновь ухмыльнулся:

— Ты, наверное, всегда преуспеваешь в своих добрых намерениях. Я тебе завидую.

— Заткнись! — разозленный Серж гневно смотрел на лиса. — Я тебя, кажется, немного должен остался?

— Это нечестно! — улыбка мгновенно слезла с физиономии лиса. — Вот так всегда: за правду каждый может обидеть маленького гримла.

Но его никто уже не слушал.

— Прости меня, — Серж в упор смотрел на Карлу. — Я не собирался… просто так получилось.

— Вовсе нет, — Карла состроила что-то наподобие гримасы. — Разве что — да простит меня Великий Космос! — неужели ты имеешь в виду, что я теперь должна выслушивать излияния доблестного рыцаря?

— Боюсь, что так. Тем самым ты оказала бы мне неоценимую услугу.

— И самую трудную из всех, — Карла хихикнула. — Мужайся. Что бы я ни подумала о тебе, там, на Рваной дыре, мы рисковали жизнью. Все вместе. Помни об этом. Я же, считай, забыла о том, что мне рассказал малыш.

Смех в шлюпке перекрыл даже шум работающих двигателей. Серж рассмеялся вместе со всеми. Еще долго он лежал в раздумье, вспоминая о прошедших событиях. «Нет, главное, мы одна команда, а остальное все побоку».

КНИГА ТРЕТЬЯ ПОСЛЕДНЕЕ ПОТРЯСЕНИЕ

I

Система Сигейра, планета Никси,

Степные просторы Варанды. Заброшенный космодром.

4081 год по общегалактическому календарю

Два всадника с вершины песчаного холма наблюдали за восходом ярко-желтого диска Сигейры. Ранняя весна уже вступила в свои права, оживив мертвые просторы Варанды. Теплый ветер трепал пробившиеся сквозь пески пучки травы и зазеленевшие кривые кустики, не нарушая, впрочем, тишины, от которой звенело в ушах.

Но всадники словно и не замечали красоты весенней степи. Артан из рода Красных Всадников, один из старейшин племени, и его старший сын и наследник Марн замерли, сидя на спинах вербов и глядя ввысь.

Я их слышу!воскликнул сын, черноволосый, подвижный юноша, с такими же, как у отца, зеленоватыми глазами.

Издалека донесся шум двигателей снижавшегося звездолета. Артан кивнул, погладил свою седеющую бороду, затем похлопал по мохнатым ушам верба, успокаивая его.

— Значит, он прилетел, как и обещал, — мечтательно произнес Артан, — а это обещает богатство, большое богатство…

— Отец, мы будем помогать ему?

— Наш род поможет.

— А что скажут другие племена? — Марн вопросительно смотрел на отца. — Черные Всадники не любят инопланетников. Множество чужих голов насажено на колья у шатра хана Шангу. А может прибавиться еще…

— Будем надеяться, что никто ничего не узнает. Я обещал провести одного из Хозяев Неба к развалинам Та-Ми. И никто не помешает Артану из рода Красных Всадников сделать это.

— А почему они не обратились к риммам? Их земли намного ближе.

— Для риммов Та-Ми запретная зона. Они поклоняются прошлому. Их разум слаб. Они никогда не станут такими, как вольные дети Варанды. Когда-нибудь мы сожжем их города, а их жены и дети будут прислуживать у наших костров. Но пора возвращаться, зови Нуна.

Младший вытащил из-под рубахи висевший на груди свисток и дунул в него. Мелодичный звук разнесся по барханам. На вершину взлетел всадник, ведя в поводу еще четырех вербов.

— Дождешься здесь инопланетников и незаметно приведешь в лагерь, — приказал Артан. — Прямиком ко мне или к хану.

— Понял.

Отец с сыном повернули вербов и, нахлестывая их плетьми, поскакали к лагерю.

* * *

Корабль приземлился. Экипаж и пассажиры замерли, пережидая те несколько напряженных мгновений, пока система проверяла сохранность корабля. Но сигнал тревоги молчал. Капитан Джот включил обзорный экран, осмотрелся и обнаружил, что не только они явились сюда в гости. Неподалеку стояли еще два небольших корабля. По виду это были торговые суда, вооружения не было видно.

— У нас нежданные соседи, — фыркнул лис. — Похоже, будут проблемы?

— С чего бы? — возразил капитан. — У Шефа такие бумаги и репутация…

Все посмотрели на гигантского ящера, устроившегося в углу рубки.

— Разберемся, — раздался оттуда скрипучий голос троддта.

— Надо поторапливаться, — Серж расстегнул ремни, протянул руку за картой. Пробежавшись по ней взглядом, он отметил маркером точку встречи, находившуюся почти рядом с космопортом. Его спутники, уже экипированные и приготовившиеся к выходу, ждали указаний.

— Итак, Карла впереди, Сид прикрывает Шефа, я страхую всех сзади.

— А я? — физиономия гримла удивленно вытянулась.

— Я уже предупреждал тебя, не дергайся, это не твоя работа. Держись рядом с Шефом и выполняй мои приказы. Все, хватит вопросов! Карла, пошла! — он толкнул входной люк, и Карла, не дожидаясь, пока выдвинется трап, спрыгнула на землю, водя бластером из стороны в сторону.

Вокруг было тихо. Со стороны неподвижных чужих звездолетов не донеслось ни единого звука, ничто нигде не шелохнулось. Полуразрушенное здание местного космопорта походило на застывшее ископаемое.

— Все спокойно, можно! — прокричала она, сделав несколько шагов вперед. На опустившемся трапе появился Сид, державший перед собой свое мощное оружие; за его широкой спиной шагал троддт, бывший немного выше зим-зина. Он опирался на посох, свободный плащ с капюшоном скрывал его мощное тело. Следом показалась маленькая фигурка гримла с бластером в руках, за ним Серж.

— Не нравится мне эта тишина, — проворчал зим-зин, осматриваясь.

— Шагайте вон к тому холму, — выглянувшая из-под рукава плаща чешуйчатая кисть с длинными когтями указала направление.

— Ему видней, — прошептал сам себе Серж, показывая знаком Карле, чтобы та двигалась первой.

Они в том же порядке вышли за пределы космопорта. Неподалеку от холма Карла внезапно подала знак опасности. Все замерли.

— Там кто-то есть, тянет запахом каких-то животных, — не оборачиваясь, тихо сказала Карла.

— Человек, это ждут нас, — вновь подал голос троддт.

— Проверь, — скомандовал Серж.

Карла поднялась на склон холма и исчезла из виду. Вскоре она возвратилась.

— Один всадник и четверо верховых животных, крупных таких, с головы до ног обросших шерстью, — доложила она. — На вопросы не отвечает, похоже, не знает галактического.

Серж посмотрел на троддта. Голова в капюшоне медленно кивнула.

— Ладно, вперед! — скомандовал Власов, направляясь к холму.

При их приближении всадник даже не пошевелился. Он был одет во все красное, незакрытая полоска от переносицы до надгубья открывала яркие зеленоватые глаза, смотревшие холодно и отчужденно. Только при появлении троддта всадник почтительно склонил голову. Троддт кивнул в ответ и, указав на мохнатых животных, произнес:

— Садитесь на вербов, нам пора ехать.

Вербы ничем не напоминали россаров на Рваной Дыре, они были вдвое крупнее, их покрывала мохнатая шерсть. Большие головы с остроконечными ушами, почти без шеи, сидели на мощных торсах с небольшими горбами и короткими мохнатыми хвостами. Каждая из четырех сильных ног заканчивалась мощным копытом, оставлявшим в земле глубокие следы. Всадник должен был сидеть сразу над передними ногами, на самом высоком месте горбатой спины.

Все расселись на вербов, лишь гримлу верба не хватило, и он, после нескольких неудачных попыток устроился рядом со своим дружком зим-зином. Медленно, привыкая к животным, они тронулись следом за своим провожатым.

Лагерь Анниры, вождя Красных Всадников, был разбит на степной равнине между горами Думи и Тисти. Тому была одна лишь причина: степняки лучше всего сражались верхом, а потому открытые пространства позволяли с наибольшим эффектом использовать ударную мощь их вербов. Этот довод с лихвой перекрывал все остальные, несмотря на то что весной и летом раскаленные лучи Сигейры жгли немилосердно, а осенью и зимой холодные ветра продували лагерь со всех сторон.

Палаточный город кочевников растянулся далеко. Племя было многочисленным, невозможно было даже пересчитать количество шатров, раскинувшихся на равнине вплоть до покрытых редкой порослью гор. Между шатрами в степи паслись разношерстные вербы. Конюхи с гиканьем скакали, размахивая арканами, и следили, чтобы вербы из разных табунов не смешивались друг с другом.

Пятеро всадников быстро проскакали по дорожке между палатками, привлекая своим видом внимание окружающих. Двое часовых перед большим красным шатром скрестили перед ними копья с алыми флажками на концах. Прибывшие спрыгнули с вербов, с разных сторон к ним уже подбегали еще несколько воинов в красном.

Сопровождающий стряхнул с одежды пыль.

— Доложите Артану, да будет благословенно его имя! — произнес он, — чужаки доставлены!

Полог шатра приподнялся, изнутри послышался чей-то голос. Часовые, передавая приказ, один за другим повторили:

— Приказ Артана: «Пусть ждут».

Чужаки остановились поодаль, а сопровождавший их воин направился к шатру. Слуга у входа пропустил его, он вошел внутрь, не поднимая головы, и опустился на край широкого ковра.

— Все прошло незаметно? — произнес низкий голос.

— Да, господин.

— Хорошо, жди снаружи.

Все так же, не отрывая от земли взгляда, воин поднялся и вышел.

В шатре воцарилась тишина. Двое мужчин, сидевших в нем, были похожи между собой. У обоих были строгие темные лица, ярко-зеленые глаза, седеющие бородки.

Более старший из них, с десятью седыми косицами, ниспадавшими на широкие плечи, заговорил первым. Его глаза пристально сверлили собеседника из-под надвинутой на лоб красной шапки.

— Зачем они приехали сюда? — шепотом прохрипел он. — Хотят приблизить свой смертный час?

— Все они — мои гости, — ответил второй.

— Они чужаки. И приговор им один…

— Они нужны мне, хан!

— Хорошо… я посмотрю на них. Зови.

Второй мужчина крикнул часовых. Через минуту гости вошли в шатер. Хозяева ничем не выдали своего удивления.

— Проходите к огню, садитесь! — на ломаном галактическом пригласил тот, что был моложе. — Я — Артан.

Троддт и Серж опустились на ковер, Карла осталась стоять у входа.

— Мы приветствуем тебя, Хозяин Неба! — почтительно склонил голову Артан.

— Ближе к делу, степняк. Наш уговор в силе? — голос троддта, прогремевший из-под капюшона, всколыхнул стены шатра.

Хан лишь на мгновение вскинул и тут же опустил глаза, в которых вспыхнула ярость. Уголок его рта чуть дрогнул. Каков бы ни был смысл сказанного, такой тон по местным понятиям был грубостью. При встрече у костра с незнакомыми, даже самыми бедными степняками все становятся равными. Сначала надо тихо обменяться вопросами вежливости: о здоровье, о трудностях дороги, о состоянии дел. Нет, чужак явно ищет ссоры! Но разве станет он, Аннира, хан Красных Всадников, пререкаться с какими-то чужаками.

Но Артан понял все сразу.

— Он мой гость, — обратился он к хану и повернулся к троддту. — А где остальные ваши помощники, вас же было пятеро?

Ответом ему было молчание. Обстановка в шатре накалялась.

— Позвольте представить вам Анниру, великого и могущественного хана Красных Всадников, повелителя Варанды, — слащаво произнес Артан. — Труден ли был ваш путь? Как ваше здоровье?

— Мы рады встрече с Великим ханом, — ответил Серж. Он не понимал местного наречия, но почувствовал витавшую в воздухе угрозу. И радовался тому, что хоть кто-то, пусть и не очень хорошо, владеет здесь галактическим.

— Добрались мы нормально, спасибо за проводника, — продолжил он. — Да и со здоровьем пока в порядке.

Он замолчал, не зная, о чем еще говорить с этими дикими сыновьями степей. Троддт хранил молчание. В разговор вновь вступил хан.

— Мне передали, что твой хозяин ищет дорогу к развалинам Та-Ми. И просит провести туда всех вас. Это так? — он посмотрел на Артана, и тот перевел на язык звезд.

— Он не хозяин, он мой… В общем мы на него работаем, — Серж не знал, как объяснить хану, кто они. — Да и конечно, нам нужен проводник, — закончил он.

Артан опять перевел. Хан коротко ответил.

— Он согласен, — произнес Артан. — Но вы должны сразу же покинуть нас.

Власов понимал, что его команда устала да и неплохо бы было отдохнуть, ведь здесь их охраняет закон гостеприимства. Но сразу в дорогу? Серж посмотрел на троддта, но тот продолжал хранить молчание.

— Хорошо, давайте проводника, и мы покинем лагерь.

Хан тяжелым взглядом смотрел на них. Незнакомец был молод, высок, с широкими плечами. Гибкая, сильная женщина у входа тоже вызывала уважение. Это не просто спутники Хозяина Неба, эти чужаки — воины, скорее всего, его охрана. Пусть лучше уходят. А дальше будет видно.

Он кивнул Артану. Тот поднялся, приглашающим жестом подняв руку. Первым встал Троддт, за ним, загораживая его своей спиной, пока тот не вышел, Серж. Затем он тоже покинул шатер вместе с Артаном.

Множество воинов собралось неподалеку от входа в шатер хана. Они чистили оружие, готовили снаряжение. При этом будто невзначай бросали взгляды на зим-зина и гримла. Но никто не высказывал явно своего недоумения по поводу появления в лагере чужаков.

— Пройдемте в мой шатер, оговорим условия, — вежливо произнес Артан и пошел впереди, показывая дорогу. Троддт и гримл, окруженные телохранителями, последовали за ним.

Золотисто-красный шатер Артана был немного меньше ханского, но выглядел внушительно. Внутри горел маленький костер, вокруг которого и расселись Артан, троддт и Власов.

— Сделаем так, — начал разговор Артан. — Я дам вам своего сотенного, который вас встретил, и еще шестерых воинов. Сотенного зовут Нун, он владеет языком звезд. Если получится, вы присоединитесь к торговому каравану, с которым пройдете через земли Синих Всадников. Дальше начинается территория риммов, там и расположены развалины Та-Ми. Нун будет ждать вас три дня. Более вы не должны задерживаться. По возвращении вы заплатите мне обещанным металлом. Где он? Вы его привезли?

— Степняк, я всегда держу свои обещания, — жестко произнес троддт. — Все, что обещано, ждет тебя в небесной лодке. Ты получишь свою награду.

— А нельзя ли как-то договориться, с этими… риммами, — вступил в разговор Серж. — Было бы безопаснее, если бы…

— Нет, — перебил его Артан. — Они поклоняются Та-Ми. Там вокруг их заставы. Они не пустят туда чужаков.

Он крикнул что-то на местном наречии. Вошедшие слуги подали всем чаши с напитком; он был прохладным, пенистым, и после долгой дороги его кисловатый вкус освежал. Затем внесли поднос с местным блюдом: сырое мясо мелкого местного зверька и какие-то сваренные в масле зерна.

— Поешьте перед дорогой! — Артан быстро проговорил слова обеденной молитвы и приступил к еде. Остальные последовали его примеру. Обед прошел в полной тишине. Затем Артан вытер рот поднесенным полотенцем и опять что-то крикнул. Молодой степняк вошел, пригнувшись, в шатер и сел на пятки возле самого входа. Это был уже знакомый Сержу воин, который сопровождал их от корабля.

— Это Нун, мой сотенный. Он и шестеро его воинов будут вас сопровождать. Нун все знает и отвечает за вас головой. Больше не смею вас задерживать.

Артан опустил голову на грудь в знак почтительного прощания.

II

Система Сигейра, планета Никси,

Степные просторы Варанды.

4081 год по общегалактическому календарю

Караван они догнать не смогли, он ушел раньше, и пришлось двигаться самим. Нун вел их уверенно, к тому же им везло: до сих пор никто не встретился. Ближе к заходу солнца путники наскоро перекусили холодной пищей и двинулись дальше. Серж вполне одобрил это решение, так как к ночи стало прохладнее. Сначала все ехали рядом, но вскоре вокруг встали скалы, разделявшие равнины, и дорога так сузилась, что теперь им приходилось вытянуться в цепочку. Слабый свет звезд лился на сухую землю, освещая их путь.

Оказавшись на границе двух равнин, Серж увидел слева, вдали, между невысокими скалами русло реки. Он остановился так внезапно, что ехавший позади него Сид едва успел натянуть поводья своего верба.

— Что это? — Серж удивленно смотрел на реку.

Но Нун с двумя своими воинами уже был далеко впереди и не слышал вопроса. Теперь тропа вела вниз с невысокого перевала. Серж, несмотря на усталость, подхлестнул верба и нагнал сотника. Нун на своем потемневшем от пыли рыжем вербе уже спустился к берегу той самой реки, что огибала гряду. Ее беспокойные темные волны набегали на песок, выбрасывая клочья грязной пены.

— Здесь кончаются степи Варанды, — с гордостью сказал Нун подъехавшему Сержу. — Там, за рекой, все будет другим. Там начинаются земли Синих Всадников!

На противоположном берегу реки по отлогим холмам кудрявились леса, уже подернутые первой весенней зеленью. На холмах стояли две небольшие сторожевые башни, сложенные из толстых бревен. Песчаные отмели длинными желтыми полосами выделялись на фоне серых берегов; вдоль воды лениво брели несколько незнакомых животных.

Вдалеке возвышалась одинокой громадой серая скалистая масса горы Тисти. По другую ее сторону уходили вдаль густые леса. На склонах горы виднелись пещеры и чернели высокие странные столбы.

Один из воинов Нуна что-то произнес. Нун рассмеялся.

— Он говорит, что от нас уходит наш обед, — Нун показал рукой на берег реки. Там появились люди, явно желавшие поймать пришедших на водопой животных.

— Кажется, нас заметили, — Серж тоже напряженно вглядывался в противоположный берег.

— Ничего, уже темнеет, мы пойдем в обход, параллельно реке, они не уследят за нами, — ответил Нун.

Он повел их пустынными дорогами так уверенно, точно уже не раз ходил по этим холмам и по запутанным, едва заметным тропинкам. Иногда он останавливался, всматривался в следы и поднимался на бугры, оглядываясь вокруг.

— Долго еще идти?

— Меньше, чем было.

Тропинка вывела их на возвышенность, засыпанную щебнем. Нун свернул в сторону, спустился в небольшой овраг, и они долго пробирались вдоль русла высохшего ручья. Затем Нун указал на холм:

— Мы подымимся наверх и спрячемся за теми камнями. Хороший наблюдательный пункт.

Добравшись до каменистой вершины, они припали к земле за небольшими чахлыми кустами. Отсюда было видно далеко вокруг.

— Посмотри на дорогу, — прошептал Нун. — Черные Всадники!.. Что-то ищут.

По степи ехали четверо всадников на высоких вербах с длинными гривами. Передний, наклоняясь с седла, всматривался в землю. Иногда он подстегивал своего верба, и все четверо пускались вскачь. Вскоре они скрылись за холмами.

— Они идут по нашим следам! Надеются нас нагнать. Придется поспешить.

Путники снова двинулись вперед, пробираясь оврагами, потом выбрались на равнину. Тропу пересекла широкая дорога.

— Здесь наши следы должны затеряться, — сказал Нун. — Отсюда мы доберемся до заставы риммов, там и передохнем.

Тропинка привела к холму, с вершины которого открылся вид на небольшую долину, окруженную темной полосой леса. Они ехали почти беззвучно. Вербы, своими жесткими копытами, осторожно ступали по тропинке, след в след. Не слышалось ни звяканья металла, ни скрипа кожи. Как призраки продвигались они в густеющей тьме. Густые ряды деревьев неожиданно кончились, и Серж увидел впереди широкую поляну. Издали тянулась тусклая полоса света, смутно виднелись очертания небольшого здания.

— Застава риммов, — еле слышно прошептал Нун. — Ждите здесь. Эта наше дело.

Он махнул рукой. Его воины молча двинулись к зданию, растянувшись в линию. Они были уже рядом со строением, когда внезапно открылась дверь и на поляну хлынул свет.

— Вперед! Пленных не брать! — выкрикнул Нун.

Его люди, на ходу спрыгивая с вербов, бросились в дом.

Серж и Карла не двигались, загородив собой троддта; зим-зин и гримл держались сзади, охраняя тылы. Из дома доносились яростные выкрики и звон металла.

— Сид! Смени меня, — приказал Серж и, сильно стеганув верба, поскакал к дому.

Когда он ворвался внутрь, схватка фактически уже окончилась.

Похожая на амбар комната, освещенная колеблющимся светом свечей, вся была пропитана дыханием смерти. Кругом валялись перевернутые столы и стулья, среди них лежали мертвые и умирающие. Один из воинов Нуна сидел на полу, держась за раненую ногу, остальные были в порядке и приканчивали недобитых противников.

Серж подошел к одному из лежавших на полу риммов. Это был немолодой воин, шрамы на его лице, уже отмеченном печатью смерти, выдавали в нем опытного бойца. Он был одет в легкий стальной нагрудник и такой же шлем, на руках и ногах сияли металлические защитные пластины. Под доспехами сверкал белизной хитон, на груди уже пропитанный кровью. Рядом валялся короткий широкий меч.

— Ну как? Хорошо действуют Красные Всадники? — потный Нун, улыбаясь, смотрел на Власова, протирая куском кожи лезвие своей кривой сабли. — Риммы отличные воины, когда их много. А так…

— Вы их застали врасплох, вот вам и повезло, — неприязненно ответил Серж.

— Мы не хотели убивать, — с сожалением пожал плечами Нун. — Но тут нет другой дороги, а они сообщили бы о нас в город. Выбор мал — или они, или мы. А на рассвете нам надо быть в Та-Ми.

— Нужно бы немного передохнуть.

— Нет. Ты видел Черных Всадников. Они неспроста появились на чужой территории. А с инопланетниками у них разговор короткий. Мне кажется, они пришли за вами.

— Откуда бы они узнали?

— Шпионы есть везде. Хан Черных Всадников, Шангу, начал объединение всех родов, и многие, в том числе и Синие Всадники, уже присоединились к нему. Он хочет раз и навсегда разгромить риммов и стать повелителем всех земель.

— А как же вы?

— Наш хан Аннира самый старший и самый опытный из всех семи ханов больших кочевий. Он выжидает. Не говорит ни да, ни нет.

— А если вам договориться с риммами?

— Не болтай ерунды, чужак, — глаза Нуна сверкнули. — Хватит разговоров, пошли.

Он шагнул мимо Сержа к двери. Его воины, уже собравшие оружие и все ценное, что нашлось у риммов, потянулись за ним. Власову ничего не оставалось, как последовать их примеру. Он еще раз оглядел усеянное телами помещение и вышел.

Красные Всадники, оседлав вербов, молчаливо ждали. Спутники Сержа были там, где он их оставил. Вскочив на своего верба, Власов махнул рукой Карле. Медленно они тронулись следом за воинами Нуна, которые по одному уже исчезали среди деревьев.

Перед самым рассветом наконец-то показалась опушка леса. Впереди расстилался обширный луг, за которым высилась громада горы Тисти. Вблизи она оказалась еще больше, чем им казалось раньше. Вдоль ее подножия тянулись ввысь витые столбы в три человеческих роста. Прямо напротив луга виднелось приземистое каменное здание цилиндрической формы, с круглым проемом в центре.

Нун стеганул верба, тот рванулся вперед, за ним поскакал его отряд. Возле цилиндра Нун и его воины осадили взмыленных животных и соскочили на землю, дожидаясь остальных. Когда собрались все, он произнес:

— Здесь конец нашего пути. Пройти можно только через вот это, — он показал на проем в здании. — Между столбами нельзя, небесные духи убивают. Мы будем ждать вас у леса три дня, как договорились. Потом мы уйдем.

— Куда мы попадем? В гору, что ли? — спросил Серж.

— Не знаю. Легенда говорит, что такие дыры — входы в пещеры ада. Но я слышал и сказителей. Они поют о древнем городе Та-Ми, возвышавшемся по ту сторону пещер. А я там не был и не сунусь туда ни за какое вознаграждение.

Нун развернулся и, ухватив своего верба под уздцы, размеренно зашагал обратно к лесу. За ним последовали его воины.

— Ну и что дальше? — Серж повернулся к своим спутникам.

Весь закутанный в плащ троддт обошел Карлу и остановился перед Сержем, опираясь на посох. Пригнувшись, чтоб слышал только Серж, он хрипло прошептал:

— Человек, ты занимался своим делом, а я займусь своим. Теперь приказываю я. — Он повернулся и махнул когтистой рукой гримлу.

Лис, в последнее время немного растерявший свою веселость, успел превратиться в настоящего помощника троддта. Мгновенно слетев со спины верба, он начал снимать тюк, притороченный к седлу. Распаковав, вытащил оттуда два прибора. Один из них он сразу же подал троддту. Тот поднес прибор к глазам и навел на ближайшие столбы. Несколько мгновений он, не отрываясь, смотрел на них, потом громко произнес:

— Что-то вроде силового поля четвертой степени защиты в рабочем состоянии. Столбы — аккумуляторы энергии лучей Сигейры.

Он вытащил из-под полы плаща небольшой металлический шарик и резким движением бросил его между ближайшими столбами. Ослепительная вспышка заставила всех зажмуриться. А открыв глаза, они не нашли и следа шарика.

— Мы на верном пути, — в голосе троддта прозвучали восторженные нотки. — Это совсем другая технология, намного отличная от нашей. Я знал, что…

— Это не риммы сделали, а кто-то другой? — Серж удивленно смотрел на троддта.

— Я предупредил тебя, человек! Никогда больше не перебивай меня, — его голос, преисполненный ярости, разнесся по всей окрестности. — Но ты достоин объяснения. Риммы такие же варвары, как и Всадники. А эта технология, — он кивнул в сторону столбов, — превосходит даже нашу. Но техника не моя специальность, и поэтому мы пойдем дальше. Время дорого!

Быстрым шагом он двинулся в сторону здания. За ним, сунув второй прибор в мешок, засеменил гримл. Очнувшись от изумления, Серж махнул Карле и Сиду, и они бросились следом. Серж остановился у входа, жестом попросив Троддта подождать.

Первой, выставив вперед бластер, внутрь словно влетела Карла. За ней, прикрывая ее, — зим-зин.

Большая и единственная комната цилиндра была почти пуста. Лишь возле такого же проема в другом конце находилось металлическое ограждение, напоминавшее контроль входа в некоторых космопортах.

— Чисто! — крикнула Карла, и остальные вошли в здание. Троддт сразу же направился к ограждению, несмотря на окрик Сержа. Он остановился, немного не дойдя до него, и задумался. Затем жестом подозвал гримла.

— Дай, — он вытянул руку, и гримл передал ему мешок. Покопавшись в нем, троддт вытащил небольшой металлический прут с коробкой управления на конце. Нажав на несколько кнопок, он вытянул его вперед, совсем немного не донеся до края ограждения. Потом начал водить им, фиксируя кнопками различные положения.

— Ничего нет. Ни поля, ни чего-то в этом роде, — он повернулся, обращаясь к Сержу. — Просто металл! Наверное, поле здесь отключено, можем попробовать пройти.

Зим-зин постоял немного перед ограждением, потом резким движением бросил свое крепкое тело вперед. Перекатившись через голову, он исчез в проеме.

— Чисто! — донесся издалека его голос.

— По одному, первой Карла, затем Риб и Шеф. Я замыкаю, — произнес Серж, в тот же момент Карла в кувырке уже преодолевала ограждение. Остальные последовали за нею, и вскоре все собрались у подножия горы, испещренной отверстиями.

— И куда дальше, Шеф? — Власов не выпускал из руки бластер, оглядывая пологий склон горы. — Здесь этих дыр немереное количество.

— Пойдем в ближайшую.

— По местам! — скомандовал Серж и вслед за Карлой начал карабкаться к видневшемуся невдалеке отверстию.

Издалека дыра казалась маленькой, но, подобравшись поближе, они увидели, что в диаметре она приблизительно такая же, как столбы у входа. Серж огляделся. Сверху луг, столбы и здание казались крошечными, а Нун и его воины вообще не были видны.

Сид вгляделся внутрь отверстия, шагнул вперед и исчез из виду.

— Там вроде свет, — крикнул он через секунду-другую. — Я пройду вперед, разведаю.

Все замерли в ожидании. Сид долго не появлялся. Наконец его фигура возникла в проеме.

— Что-то вроде светильников наверху. Отвесные гладкие стены, высоко, не подобраться. Свет тускловатый, но идти можно.

— Пойдешь замыкающим, Карла впереди, я за ней, — ответил ему Серж. — Рискнем, Шеф?

Троддт не ответил, лишь слегка опустил голову в знак согласия. По одному они исчезли в темном отверстии.

Туннель вел вниз. Тусклого света, лившегося сверху, вполне хватало. Дважды им попадались боковые ответвления, но всякий раз троддт указывал на главный туннель. Он достал еще один небольшой прибор наподобие компаса, по которому и сверялся.

— Тебе ничего этот туннель не напоминает? — тихо спросил Серж у Карлы.

— Кажется, будто мы опять на Хряке, в подземелье мауви.

— Вот и я о том же.

Чем дальше вглубь они продвигались, тем тяжелее становилось дышать, с вентиляцией здесь явно было не в порядке. Труднее всех приходилось зим-зину, его густая шерсть намокла от пота, но и остальным было нелегко. Остановки троддт не объявлял, да и жаловаться никому не хотелось. Уже больше пяти часов они находились под землей, но конца пути не было видно. Наконец не выдержал и троддт, дав команду остановиться. Они наскоро перекусили, и троддт поднялся, собираясь идти дальше. Остальные вопросительно посмотрели на Сержа.

— Шеф, все устали, нужно бы немного передохнуть, — обратился тот к троддту.

— У нас мало времени.

— Гора большая, неизвестно, сколько мы здесь проходим. Через какое-то время все равно…

— Хорошо, человек, — прервал его троддт. — Отдыхайте, сколько нужно.

Выспавшиеся и отдохнувшие, они с новой энергией тронулись дальше, но вскоре остановились. Туннель разветвлялся на два меньших, на первый взгляд одинаковых, туннеля.

Серж в нерешительности оглянулся назад. Но троддт, не обращая ни на кого внимания, уткнулся в свой прибор.

— Карла, проверь правый, — скомандовал он.

Мгновенно она исчезла за поворотом. Выбор Сержа пал на левый туннель: он показался ему чуть шире и не уходил вниз, а шел горизонтально.

Пробежав по нему десяток шагов, Серж вернулся обратно и сразу же позвал Карлу. Его голос гулким эхом отозвался где-то далеко в глубине туннеля. Наконец появилась Карла.

— Он спускается все глубже вниз, а так все одинаковое, — сказала она.

— Этот, — Власов указал на свой туннель, — горизонтальный, попробуем пройти там? — спросил он.

Все посмотрели на троддта, но тот все не отрывался от своего прибора.

— Шеф, мы решили идти по левому ответвлению, — обратился к нему Серж.

Троддт, все так же не обращая ни на кого внимания, пошел к левому туннелю. Остальные сразу же потянулись за ним.

Ответвлений больше не попадалось, и шли они быстро. Вдруг впереди раздался вскрик Карлы, немного вырвавшейся вперед.

— Быстрей! — скомандовал Серж. Все, даже троддт, поспешили за ним.

Картина, представшая их взору, была изумительна: в центре горы скрывалась круглая равнина. На ней, занесенные песком, виднелись развалины города. Тянулись вверх округлые башенки; цилиндрические остовы неведомых сооружений соединялись ажурными переходами, вызывая фантастические ассоциации, будоража воображение…

Троддт вышел вперед, отбросив в сторону свой посох. Подняв вверх руки, он резким движением откинул с головы капюшон. Рукава его плаща сползли, обнажив чешуйчатые четырехпалые кисти с загнутыми когтями на пальцах. Он громко выкрикнул несколько слов, и эхо повторило их.

— Я не расслышал, что он сказал? — наклонившись к Карле, шепотом спросил Серж.

— Ищущий да найдет! — так же тихо ответила она.

Троддт повернулся к ним, услышав ответ Карлы.

— Да, я искал этот город, и я его нашел. И надеюсь, он оправдает мои ожидания. Знания древних неподвластны времени, — он наклонился и поднял свой посох. — Не будем терять времени, спустимся в город!

III

Система Сигейра, планета Никси,

Развалины Та-Ми.

4081 год по общегалактическому календарю

Реки песка струились по разрушенным улицам. Словно призраки они медленно брели среди руин, и их следы мгновенно исчезали, смываемые песком. Узорные фантастические шпили возвышались над ними, то пропадая в пылевых облаках, то снова проявляясь в ярких лучах Сигейры.

Шпили, арочные переходы, цилиндры без окон, проступавшие на фоне закутанного в песчаную вуаль солнца… ничего подобного им никогда прежде видеть не приходилось. Страх начал охватывать их, невыносимой тяжестью растекаясь по телу. Они внимательно оглядывались вокруг и не могли отыскать ни одной знакомой линии, ни одного привычного силуэта. Но троддт уверенно шел вперед, как будто уже не раз бывал здесь, тяжело переставляя вязнущие в песке ноги.

Укрывшись в одном из разрушенных шпилей, немного отдохнув и набравшись сил, они направились дальше. Никто не разговорил, настолько увиденное прошлое потрясло их.

Троддт упорно стремился к центру города, он почти не путался в лабиринте зданий и хитросплетениях, бывших когда-то улицами.

Внезапно шпили словно расступились, выпуская их на огромную площадь. В середине ее высились остатки крупного строения — покосившиеся стены, пять цилиндрических башен, соединенных между собой ажурными переходами в единое целое.

— О Великий Космос… — выдохнул зим-зин, останавливаясь. Остановились и другие, с изумлением оглядывая представшую пред ними картину.

— Идемте, идемте, — поторопил их троддт, направляясь к ближайшей арке.

За наружными стенами скрывалось хорошо сохранившееся круглое приземистое сооружение. Пять переходов соединяли его с каждой из башен. Ни оконных, ни дверных проемов не было видно. Лишь в центре выделялась широкая полуовальная ниша с ведшими к ней широкими ступенями.

— Похоже, это и есть вход, — подал голос давно молчавший гримл.

— Жаль только, что не предусмотрели ни замка, ни ручек, — с иронией ответил ему зим-зин.

— А тебе подавай ковровую дорожку и ваших зим-зинских красавиц, встречающих у входа с подносами полными еды и напитков! — вступила в разговор Карла.

— Хватит, помолчите, — прервал их болтовню Серж, поглядывая на троддта. Но тот молчал, размышляя о чем-то своем. Наконец троддт произнес:

— Человек, дай мне то, что вы скопировали в подземельях Хряка.

Порывшись в карманах комбинезона, Карла протянула ему листок. Взяв его, троддт откинул рукав, включил наручный комп. Он долго сверял что-то, глядя то на экран, то на листок. Все молча наблюдали за ним. Затем, ни слова не говоря, троддт направился к ступеням.

Остальным пришлось следовать за ним. Карла первой, обежав троддта, остановилась перед нишей и провела ладонями по поверхности.

— Есть! — вскрикнула она, нащупав небольшую выемку, размером с подушечку пальца.

Все столпились вокруг нее, пытаясь разглядеть то, что она нашла. Металлический рык троддта заставил их отшатнуться, машинально схватившись за оружие.

— Отойдите, вы все, младенцы отставшие в развитии, — в голосе троддта звучала злость. — Что вы там пытаетесь разглядеть, не понимая даже…

— Но, — перебил его Серж, — мы лишь…

Занесенная над ним когтистая кисть заставила Сержа замолчать.

— Человек, я устал тебя предупреждать. Не перебивай меня, это плохо для тебя закончится!

Обстановка накалилась. Бластер в руке Сержа, наведенный на троддта, подрагивал, а в глазах ярким огнем полыхала ненависть. И троддт понял. Рука его медленно опустилась и отодвинула стоявшую впереди Карлу. Наклонившись, он всмотрелся в выемку. Осмотрев ее, повернулся к Сержу и, как будто ничего не случилось, произнес:

— Человек, дай мне твой камень.

Серж, никогда не снимавший подаренную гримлом цепь с алым камнем, задумался.

— Отдай, — прошептал стоявший сзади Сид. — Он вроде знает, что делает.

Не раздумывая больше, Серж повернулся к зим-зину спиной, оттянув руками воротник комбинезона.

— Расстегни.

Сид долго возился с замком, потом окликнул Карлу:

— Помоги, у меня не получается.

Карла вложила бластер в кобуру, и через мгновение цепь с камнем уже была у нее в ладони. Немедля, она передала ее троддту. Наклонившись, он приложил камень к выемке. Все замерли. И вот плита медленно отъехала вправо, обнажив темный зев проема. Громадная фигура троддта первой ступила во мрак, и встревоженный Серж поспешил следом. Его наниматель, как всегда, нарушал все правила безопасности.

Темнота внутри не казалась угрожающей. Тишина, пыль у входа. Когда все вошли, раздался тихий мелодичный перезвон. Шорох выхватываемых из кобур бластеров эхом прошелестел по могильному покою древнего строения. На потолке вспыхнули уже знакомые по туннелям в горе светильники.

По стенам, до самого верха, алели узоры, похожие и в то же время не похожие на те, что они встречали на Хряке и Рваной дыре.

Троддт вдруг застыл на месте. Вопль, исполненный благоговения, сорвался с его губ:

— О, Великие и Могущественные! Я здесь! Я все-таки нашел вас!

— Кажется, у нашего Шефа от этой ерунды крыша маленько поехала, — Сид присел на корточки, рассматривая ближайшие к нему знаки.

— А пол здесь почти чистый, — с удивлением заметила Карла, вытирая пот с покрытого пылью лица и размазывая по щекам полосы грязи.

И в самом деле, слой пыли на полу был совсем тонким.

— Давайте немного осмотримся, — высказался стоявший позади всех гримл. Он сказал это очень тихо, и все же от его голоса прокатилось эхо. — Вы с Карлой идите налево, а мы с Сидом — направо.

Они пошли в разные стороны, пока троддт что-то упорно искал на полу в центре зала.

Серж с интересом оглядывал стены. Там, на Хряке, у него не было времени хорошенько присмотреться к значкам. И сейчас он удивленно смотрел на чужие письмена, не похожие на все, знакомые ему. Корявые и в то же время плавные, знаки как бы перетекали один в другой, выстраиваясь в ровные ряды.

«Интересно, сможет ли наш наниматель их расшифровать? — подумал он. — Узнать что-то о тех, кто за множество веков до троддтов владел Галактикой, не каждому дано».

Его размышления прервала Карла, потянувшая Сержа за руку.

— Взгляни-ка сюда, — произнесла она, указывая ему на ту часть стены, возле которой находилась она.

Ровные ряды письменности здесь заканчивались, открывая взору широкий круг, внутри которого располагались три больших знака с небольшой выемкой под ними, напоминавшей выемку входной панели.

— Ты знаешь, мне кажется, что этот знак находится как раз на том месте, где… — она в раздумье машинально потерла пальцами обветрившиеся губы, — где идут переходы от центра.

— Думаешь, надо ему сказать? — Серж оглянулся на все еще копошащегося в центре троддта.

— Подожди, давай посмотрим, есть ли тут еще круги, — ответила она.

Они медленно двигались, внимательно осматривая стены, и скоро обнаружили еще одно такое место — промежуток с кругом. В нем были четыре знака и выемка под ними. Пройдя дальше, они скоро столкнулись с зим-зином и гримлом.

— Вы их уже видели? — восторженно пробасил Сид. — Круги, а в нем значки и дырки, как у входа!

— Сколько вы их нашли? — спросил Серж.

— Вроде три, — вступивший в разговор Риб в задумчивости почесал ухо. — Да, точно, три.

— А мы два, итого пять — подытожила Карла. — Пора сказать нашему гению!

Они дружно направились к центру зала. Троддт, уже очистивший откуда-то взявшимся мини-пылесосом довольно широкий круг, сидел в середине, что-то наговаривая в наручный комп. Он не обратил ни малейшего внимания на подошедших к нему телохранителей.

— Шеф, есть информация, можно обратиться? — как можно спокойнее произнес Серж.

Замолчав, Троддт чуть обернулся.

— Говори человек, только быстрей.

— Там, снаружи, мы видели пять переходов, ведущих сюда. Здесь, внутри, на стенах пять отверстий, как на входной панели, на одинаковом расстоянии друг от друга. Надо бы проверить моим камнем, вы его обратно не вернули…

— Показывай! — Троддт резко поднялся.

Все вместе они направились к ближайшему кругу. Троддт в задумчивости уставился на значки. Потом опять сверился с компом. Остальные внимательно следили за ним. Закончив, он соизволил обратить на них внимание.

— Этот знак обозначает одну из стихий — огонь как одну из первопричин высокоорганизованной жизни. Давайте посмотрим на остальные.

Они прошли к следующему кругу. Троддт опять сверился с компом и двинулся дальше. Так они обошли все круги, после чего Троддт вновь направился к центру. Остановившись там, он повернулся и заговорил:

— Я понимаю, вы хотите знать, и я коротко объясню. Цель наших поисков одна — знания и только знания. Меня не интересуют технологии. Мне нужна только библиотека ноксов, — там сосредоточено все! Все, что известно о нашей Вселенной, о планетах и их системах, о разуме. И я посвятил этому свою жизнь. Даже в архитектуре этих развалин чувствуются их знания. Пять лучей, сходящихся к центру! Каждый луч обозначает то, с чего начинается жизнь, без чего она не может существовать. Башни — это Огонь, Вода, Земля, Воздух и Ветер. Его еще иногда называют Небом или Пространством. Все они сходятся к середине. Но я пока не могу расшифровать, что обозначает центр.

Наклонив голову, он грустно посмотрел на расчищенный круг.

— Чего-то не хватает. Комп считает, но пока без результата. Попробуем вставить камень в любое из этих отверстий.

Он подошел к одному из кругов на стене и, порывшись в карманах плаща, достал цепь с камнем, чуть блеснувшим в тусклом свете.

— Стойте! — Серж подскочил к троддту. — Это наша работа, вам не надо рисковать. Дайте мне, — он протянул руку.

Подумав, троддт отдал ему камень. Власов подозвал Карлу и Сида, и те, встав по обе стороны круга, подняли бластеры. Троддт с гримлом отошли. Увидев, что все готовы, Серж вставил камень в отверстие и резко отскочил.

Ничего не произошло.

— Не тот камень — значит, есть другие! — с сожалением произнесла Карла. — Но у нас, увы, только один.

— Человек, попробуй еще раз, тут что-то не так, — троддт подошел ближе, вглядываясь, в стену, потом сильно нажал на камень. На этот раз мелодичный перезвон никого не удивил. Панель отъехала, обнажив проход в башню, зияющий мрачной пустотой.

— Вот и дорожка в башню Воды, — спокойно добавил он.

— Здесь может оказаться защитное поле, — сказала Карла.

— Наверное, — отозвался зим-зин. — Теперь первым пойду я.

Он двинулся к проему, но в этот момент снова раздался мелодичный перезвон, и из темноты на уровне пола вынырнул плоский диск, остановившийся у проема.

— Хо-хо, — прокомментировал Сид. — Вот и транспорт прибыл. Похоже, что-то вроде лифта.

— Может, это ловушка, но тем не менее… — не закончив фразы, Карла повернулась и прыгнула на диск, который тут же унес ее в башню. Серж беспомощно замер, но Карла уже исчезла в темноте. В то же мгновение на том же месте появился еще один диск.

— Теперь я. — Серж напрягся. — А вы ждите, пока кто-то из нас не вернется.

С бластером в руке он прыгнул на диск, который мягко понесся вперед. Какая-то сила удерживала его тело в вертикальном положении. Мгновение, и диск уже остановился возле ступенек широкого, тускло освещенного холла. На них сидела Карла, в задумчивости глядя вверх.

Спрыгнув с диска, он поднялся к ней.

— Ну и что тут? — Серж не понял, куда она смотрит.

— Да ничего, опять диск, на этот раз движется вверх.

— Ладно, вернись к остальным, пусть все соберутся здесь.

Она встала и, запрыгнув на диск, исчезла. Через некоторое время вся группа была вместе.

— Здесь другой диск, с направлением вверх. Будем подниматься? — Серж обратился к троддту.

— Да, — лаконично ответил тот.

Становилось все светлее. Они миновали шесть пролетов, когда диск наконец остановился. Следом за Карлой все прошли в огромное помещение, где их шаги отдавались гулким эхом. Это был самый верх башни, но и там было пусто. Ни приборов, ни ковров и подушек, ничего, кроме чуть тронутых коррозией пустых полок из серебристого металла. На полу не было и следов пыли, зато на полках лежал такой толстый ее слой, какой мог накопиться лишь за много лет.

Карла двинулась дальше исследовать расположенные в дальней стене дверные проемы. В последнем помещении она задержалась, чтобы дождаться остальных. Здесь стены были светлыми, а в центре находилась панель, похожая на оригинальный пульт управления. Передняя ее часть являла все пять символов — огромных, в половину человеческого роста, из такого же металла, что и полки.

Вошедший троддт сразу же бросился к панели. Он снова включил наручный комп, что-то медленно и тихо наговаривая в него.

— Кажется, это надолго, — Серж оглядел помещение. — Расположимся здесь. Поедим, отдохнем. Сид, ты дежуришь.

— Понял, — зим-зин направился к дверному проему и устроился там.

Время шло, ничто не нарушало тишину. Риб и Карла спали, тесно прижавшись друг к другу. Серж жевал. В одной руке он держал маленькую банку консервов, выданную ему Карлой. Он с удовольствием смаковал вкус мяса, вылавливая кусочки и отправляя их в рот.

Сид тоже открыл банку с консервами, но его внимание было занято не пищей, а наблюдением за троддтом. Звуки, исходившие из его компа, напоминали теперь серию протяжных щелчков с подвываниями. Зим-зина это заинтересовало, и он прислушивался, пытаясь понять, что происходит. Но скоро ему это наскучило, и он переключился на Сержа, который с таким видом отправлял в рот кусок за куском, как будто первый раз в жизни ел то, что ему понравилось.

Сколько времени это длилось? Может, часы, а может, дни… времени здесь не было. Троддт все так же работал со своим компом, лишь изредка отвлекаясь на еду и сон. Все остальные отдыхали, пользуюсь наступившей передышкой.

Кто знал, что их ждет впереди?

IV

Система Сигейра, планета Никси.

Лагерь Черных Всадников.

4081 год по общегалактическому календарю

Черный шатер хана Шангу, отгороженный от палаточного города-лагеря частоколом из копий, отличался от других только размерами. Перед входом развевался штандарт с изображением Черного Верба. На копьях, для устрашения непокорных, торчали черепа тех, кто ослушался ханской воли. Большую часть шатра занимал круглый очаг, на котором готовилось мясо для трапезы хана и его приближенных, в дальнем конце находилось небольшое возвышение, отделенное тяжелыми занавесками. Там стояла огромная квадратная кровать, захваченная у риммов и доставленная сюда на повозке, запряженной шестью вербами.

Хан в раздумье сидел у огня, когда у входа раздались шаги. Увидев вошедшего, Шангу недовольно нахмурился.

— Сын, я просил не беспокоить меня сейчас, — грозно произнес хан, с удовлетворением оглядывая крепко сбитую фигуру Орма, своего старшего сына.

Он пришел, —объявил тот. —Стоит, смотрит и ждет.

О ком ты?

— О ком я? Естественно, об этом наглом чужаке, о котором я тебе уже докладывал.

— Зови, — пробурчал хан, опуская глаза в пол.

Человек, вошедший в шатер, был одет как степняк, но что-то неуловимое в его внешности выдавало пришельца. Он сел на пол, скрестив ноги, и склонил голову в знак почтения. Хан также поприветствовал его. Оба провели ладонями по щекам, затем, как того требуют приличия, долго молчали, рассматривая друг друга. Наконец с достоинством и с грустью человека, много повидавшего на своем веку, Шангу соединил концы пальцев, постукивая ими друг о друга, и медленно произнес:

— Кто ты? Какого рода? Каким именем наградили тебя родители? В какой далекой стране ты впервые увидел свет солнца? Хоть ты и говоришь как сын степей, но движения твои и кое-что в одежде выдает в тебе чужака.

Его собеседник, вежливо кашлянув в руку, заговорил ровным, тихим голосом.

— Меня зовут Кинш, но мои воины называют меня «Седой» за цвет моих волос и разумную голову. Где я провел свое детство, — клянусь! — ты не поймешь. Я знаю, как ты относишься к чужакам, но тебе передали, что я служу вашим братьям, Большим Глазам. Мауви и прислали меня к тебе.

— Наших братьев не осталось на этой земле.

— Они остались там, наверху, на звездах, и…

— На звездах правят Хозяева Неба, — перебил его хан. — Не считай воинов степей отсталыми от жизни. Мы помним, как наши предки владели этой землей вместе с Большими Глазами. Хозяева Неба уничтожили и их, и людей. Мало кто тогда выжил. Но, как видишь, мы — их потомки — живем и процветаем, и, когда я смету риммов с лица этой земли, на планете наступят покой и порядок.

— Как вышло, что здесь сложились две совершенно разные культуры? — Седой с почтительным вниманием наблюдал за ханом.

— Не знаю. Из преданий известно, что раньше на Никси существовало несколько колоний людей. Но никто не знает, как все случилось и кто из них выжил, — он замолчал, лишь шевеля губами и подняв глаза и руки к потолку. Седой уважительно молчал, ожидая. Наконец хан опустил руки и продолжил:

— Ну и чего хотят Большие Глаза от Черных Всадников?

— Сюда должны прибыть чужаки: один — Хозяин Неба — и несколько его помощников. Двое из них не человеческой расы. Они нужны нам все.

Хан молчал. Затем вкрадчиво произнес, глядя прямо в глаза Седому:

— Ты приказываешь нам, чужак? Или ты не видел черепа у входа в шатер? Эти люди тоже когда-то чего-то хотели. Теперь им уже больше ничего не надо.

— Прошу прощения, хан, если я по незнанию обычаев проявил неуважение. То, о чем я говорю, всего лишь просьба. Пожелание Больших Глаз, ваших братьев.

— Ты смел и, кажется, честен. Мои воины видели тех, о ком ты говоришь. Они на территории риммов, ушли к подножью горы Тисти. Наверное, пытаются пробраться к развалинам Та-Ми. Но моим воинам не пройти туда. Мы подождем их и возьмем, когда они вернутся.

— У них оружие со звезд, может, будет лучше, если я и мои люди попробуем сами встретить…

— Нет, — перебил его хан. — Ты там не пройдешь, да и риммы вас не пропустят. Это их святыни. Будете ждать в своей лодке, пока я не приму решение.

— Но…

— Чужак, с моими решениями не спорят. Больше я не буду тебя предупреждать. Я должен готовиться к битве с риммами, мои воины тебя проводят. Жди.

— Хорошо. — Седой поднялся. — Повинуюсь, великий хан ханов. И буду ждать на корабле твоего вызова.

Он вышел из шатра. Четыре воина встретили его у входа. Седой огляделся, еще раз окинув взглядом окружающую картину.

В ожидании сражений палаточные городки, расположенные к северу вдоль реки, превратились в бурлящий военный лагерь. Тысячи и тысячи воинов наводняли его. Тут были и Желтые Всадники — светловолосые богатыри с севера; черноволосые и бородатые Синие Всадники; люди с восточных земель в белых бурнусах — Белые Всадники, и много других воинов более мелких племен. У них не было вербов, они воевали пешими, но их сабли с изогнутыми клинками вызывали уважение. Везде бродили многочисленные табуны вербов. Казалось, Шангу и его военачальники больше думают о корме для четвероногих, чем о припасах для воинов. Но никто не жаловался. Все понимали, что скоро, после победы над риммами, каждому из них достанется жирный кусок.

Степнякам хотелось власти и могущества. Но сердцем они остались кочевниками. Они не разбирались в ремеслах и ничего не умели делать, однако грубая одежда из шкур более не устраивала их, им хотелось одеваться, как риммы, — в парчу, шелк, бархат, металлические доспехи. Все это они могли купить, но покупать не хотели. Они хотели все получить даром.

Седой взобрался на здоровенного верба, к которому так и не смог привыкнуть после маленьких и быстрых россаров.

Что ж, не остается ничего другого, как возвратиться на корабль и ждать.

* * *

А в башне Воды кипела работа. Настроившись на волну компа троддта, все переписывали сделанные им переводы. Много раз они спускались обратно в большой зал, чтобы еще раз перепроверить надписи на стенах. Почти все было закончено, теперь ждали команды Шефа. Наконец этот момент наступил. Собрав их вместе, тродд заговорил.

— Я закончил все, что смог перевести. Но многое все равно непонятно. У них было совершенно другое мышление, и иногда я просто ничего не понимаю. Но уже понятно: где-то здесь находится… как бы машина знаний. Какова она из себя, непонятно. В нее нужно вставить шесть символов, и тогда мы что-то узнаем. Вот и все. Надо искать.

— А почему шесть символов? — заинтересованно спросила Карла. — Ведь башен пять, и мы обнаружили пять символов.

— Есть еще один, внизу, в середине зала. Но комп до сих пор не может определить его название, — ответил троддт.

— У меня есть одна идея, — Серж подошел к пульту, встал прямо перед ним и, наклонившись, вгляделся в панель.

— Какой здесь символ Воды? — он вопросительно посмотрел на Троддта.

— Четвертый.

— Ладно, рискнем, — Серж нажал на круглую кнопку под знаком.

Ничего не произошло. Тогда он начал нажимать остальные. Но все было бесполезно. Пульт молчал.

— Не угадал, теперь давайте вы, — разочарованный, Серж отошел в сторону.

— А дайте-ка я по-нашему! — не вмешивавшийся до сих пор зим-зин, никого не спросив, с силой ударил по четвертой кнопке. И неожиданно она засветилась. Раздался знакомый мелодичный перезвон. В середине панели выдвинулся небольшой прямоугольный брусок и повис в воздухе, обнажив под собой отверстие-хранилище, в котором что-то находилось. Троддт наклонился, пытаясь просунуть свои когтистые пальцы, но отверстие было слишком узким.

— Дайте-ка я! — Карла просунула в отверстие пальцы, и через мгновение на ее ладони лежал небольшой цилиндр.

— С музыкой у них бедновато, с формами тоже. Куда ни глянь, одни цилиндры, — попытался пошутить зим-зин. Но никто его не поддержал. Остальные усиленно размышляли.

— А может, это и есть то, о чем вы, Шеф, нам говорили? То, что нужно вставить в прибор? — первым заговорил Риб.

— Как мы это узнаем, прибора-то нет? — ответил ему Серж. — И почему он один? Должно же быть шесть.

Все посмотрели на троддта, ожидая его заключения.

— Да, возможно, маленький лис прав, — произнес тот. — А один он потому, что это башня Воды и это ее символ. Так я думаю, — добавил он.

— Давайте спустимся вниз, разойдемся по башням и проверим. Мы и так здесь слишком задержались. Время-то идет, — Серж первым направился к дверному проему.

Спустившись в основной зал, он достал цепь с камнем и вставил в первый круг с символами. Снова раздался перезвон, ниша отодвинулась. Затем выехал знакомый диск лифта.

— Карла, ты давай сюда, а я открою остальные, — скомандовал он на бегу, уже направляясь к следующему кругу. В другую башню он направил Сида. Затем остановился и, повернувшись к гримлу и троддту, сказал:

— Пока всё. Будем ждать их возвращения, потом вскроем остальные. Кто-то должен остаться с вами.

— Человек, время идет, отправляйся. Я сам в состоянии о себе позаботиться, — троддт спокойно взглянул на Сержа.

— Нет, — твердо ответил тот. — Это моя работа. Вы не можете мне приказывать.

Троддт ничего не ответил, лишь покачал головой. Все трое застыли в ожидании. Казалось, время стоит на месте. Наконец появилась Карла.

— Все в порядке, — крикнула она, соскакивая с диска. — Вот еще один цилиндрик. Теперь у нас два.

Подойдя к троддту, она протянула ему находку. В этот момент появился зим-зин. Чувства, переполнявшие его, были видны на его физиономии.

— Я даже не бил по ним, нажимал по одной — и нашел. Только опять вытащить не мог, пришлось ножом выковыривать, — он передал третий цилиндр. — Ну что, мне опять идти?

— Да, пора это заканчивать.

Серж отправил Сида и Карлу в другие башни. Ожидание становилось утомительным. Но когда те возвратились, в их распоряжении оказалось пять цилиндров.

— Надо подумать, где теперь взять ту штуку, куда вставлять цилиндры. И где взять шестой, — пробормотал зим-зин, теребя свое большое ухо и поглядывая на остальных. Но все вопросительно смотрели на троддта.

— Мы проделали большую работу и не уйдем отсюда, пока не отыщем главное. Здесь еще что-то есть, но мне нужно время. — Он прошел к центру зала и в который уже раз принялся изучать надписи круга расположенного на полу. Скорее всего, это было надолго.

— Команде — отдых, — Серж снял с плеч мешок со снаряжением. — Будем ждать.

Расположившись около одного из входов в башню, они поели и приготовились ко сну. Троддт от еды отказался, точнее, просто не обратил внимания на предложение Карлы, продолжая что-то вычислять.

Серж задремал, но вскоре его поднял на ноги крик троддта: «Нашел! Нашел!» Их сумасшедший наниматель неуклюже подпрыгивал от радости. Все тут же оказались на ногах и бросились к нему, но он остановил их.

— Стойте, где стоите, мне нужно много места, — троддт еще раз обошел круг. Затем, наклонившись, последовательно начал прикасаться к разным знакам. Закончив, он вышел за пределы круга и стал ждать. Все замерли. В зале воцарилась тишина, нарушаемая лишь напряженным дыханием пятерых живых существ. Продлилась она недолго. Троддт не ошибся. На это раз не прозвучало никакого перезвона: круг на полу медленно начал приподниматься вверх, разделившись на две половины, разошедшиеся в разные стороны. Из образовавшегося отверстия появилась еще одна круглая плита, поменьше, и остановилась на уровне подбородка троддта.

Ошеломленные, они осторожно подошли к ней ближе — и замерли в восхищении. В середине плиты находилась еще одна широкая выемка, в ней лежали искрящиеся всеми цветами радуги вещи.

— Великий Космос, я ни разу такого не видел! — воскликнул гримл, вытаращив глаза.

— Не прикасайтесь! — раздался голос троддта. — Могут быть ловушки. — Он сделал знак гримлу, и тот побежал к куче снаряжения. Вытащив из мешка небольшой прибор, он принес его троддту. Тот начал осторожно водить им, сначала по краям, а затем поверх выемки. Закончив, наклонился, уперся головой в плиту. Затем аккуратно подсунул свои когти под нее — и через мгновение в его руках оказался ящичек. Он медленно опустил его на пол и только тогда заговорил.

— Надо составить опись и внести в наручные компы. Начинаем по одному. — Он достал лежавший сверху предмет.

Находки:

1) цилиндр прозрачный, внутри пейзаж незнакомой планеты — 3 штуки;

2) обруч из неизвестного серебристого металла, скорее всего головной (приблизительно — полтора размера средней человеческой головы), с двумя красными камнями по бокам — 2 штуки;

3) кольца из серебристого металла с красными камнями — 3 штуки;

4) цепочки из серебристого металла с подвеской в виде круга, с расположенными внутри пятью лучами, сходящимися в центре, — 4 штуки;

5) камни многогранные алого цвета — 26 штук;

6) жезл из того же металла, с головой неизвестного существа с длинными ушами и острым тонким рогом, уходящим назад, —2 штуки;

7) коробка с пластинками с вычеканенными на них знаками — 3 штуки;

8) шар из серебристого металла с нанесенными на него знаками — 1 штука.

— Ну вот и все, пора выбираться отсюда, — Серж посмотрел на Троддта. — Надеюсь, нас здесь больше ничто не держит?

— Нет, человек, ничто не держит. Это — не их планета, — он махнул кистью на находки. — Здесь была пересадочная станция. Но это след. Мне нужно время, чтоб скорректировать дальнейший маршрут.

Стоявший позади Сержа зим-зин огорченно вздохнул.

— Опять мотаться по диким, нецивилизованным планетам, — тихо прошептал он. — Ни поесть толком, ни отдохнуть, всегда грязные…

— Помолчи, — Серж прервал его излияния. — Собирайте вещи, и вперед.

Они проделали обратный путь по городу в полном молчании. Лишь подойдя к выходу из горы, Серж заговорил, обращаясь к троддту.

— Надо торопиться. Неизвестно, дождется нас Нун или нет. Вы с Карлой пойдете впереди, старайтесь все время держаться за ней. У вас точно намечен весь обратный путь?

— Да, человек, все в порядке, он сохранен в памяти компа.

— Ну и хорошо, забот меньше, хоть плутать не будем, — Серж повернулся к гримлу. — Ты пойдешь за мной, за тобой Сид.

Поменявшись местами, они вслед за Карлой по одному исчезли в темном зеве горы.

* * *

Яркие лучи Сигейры ослепили их после полумрака тоннельных переходов. Ничто не изменилось. Все так же стояли столбы и здание между ними. Дальше расстилался луг. Но там не было ни Нуна, ни его воинов.

— Мы слишком задержались, вот они нас и не дождались, — задумчиво произнес Серж. — Придется добираться самим.

Миновав пропускной пункт и выйдя на луг, они не обнаружили своих вербов. Гримл наклонился и принялся осматривать траву.

— Их увели! — закончив осмотр, уныло произнес он. — Здесь побывало много всадников.

— И что теперь, мы должны пешком топать до корабля? — возмущенно начал зим-зин. — Да мы даже не знаем, в какой стороне он находится.

— Можешь предложить что-то получше? — ехидно спросила Карла, ущипнув его за бок. Возмущенный зим-зин взревел и бросился на нее. Но девушки на том месте уже не было. Сид погнался за ней, но догнать с его комплекцией быструю и верткую Карлу было тяжеловато.

Серж посмотрел на троддта, впервые увидев на его лице удивленное выражение. Тот молча наблюдал за своими телохранителями, но, заметив взгляд Сержа, заговорил:

— Вы, младшие расы, непонятны мне. Надо думать, как выбраться отсюда, а они играют. Ведь играют, да?

— Просто снимают напряжение. Да и чего думать, все равно вербов нет, Нуна не видно. Пойдем пешочком, потом сориентируемся по обстановке. Эй, ребята, заканчивайте! — закричал Власов Карле и Сиду.

Услышав его, те мгновенно подбежали обратно. Построившись, все двинулись через луг, к опушке леса. Подойдя к поляне, где оставался Нун с воинами, они увидели вытоптанную траву и валяющийся нагрудник.

— По-моему, наши друзья определенно на кого-то напоролись, — Серж огляделся. — Может, риммы нашли на заставе своих мертвяков?

— Нет… вряд ли. Здесь следы вербов, а риммы, кажется, двигаются больше пешком, — ответил гримл. — На той заставе ведь не было вербов, да и вообще…

Острие копья, упершееся в шею, прервало его речь. Они и оглянуться не успели, как были окружены. Множество копий, угрожающе нацеленных на них, не давало никаких шансов на сопротивление. В одно мгновение их разоружили, мешки со снаряжением были отобраны. Воины согнали пленников в кучу, усадив их на пригорке.

Это были высокие, сильные люди в прочных латах, вооруженные легкими копьями и небольшими мечами. В их облике хоть и было что-то от степняков, но выглядели они более цивилизованно. Все были бритые и с короткими волосами, которые почти у половины из них были светлыми. Никто не обращал внимания на пленников, кроме охраны, не спускавшей с них глаз. Все кого-то ждали.

Наконец на поляну выехал суровый воин лет сорока, одетый в великолепный алый панцирь и белый шлем с металлическими полосами. Его черные, навыкате глаза и загорелое лицо в обрамлении мягких волос пшеничного цвета производили странное впечатление. Воин подъехал к пленникам, склонился в высоком седле, осматривая их. Потом произнес какую-то фразу, обращаясь к своим подчиненным. Те дружно расхохотались.

— Что-то мне знакома его физиономия, — Серж неотрывно смотрел на прибывшего.

— Похоже, они смеются над нами, — угрожающе произнес зим-зин.

Воин повернулся в их сторону и на чистейшем галактическом произнес:

— Ты неправ, мой мохнатый друг, я просто пошутил. Что ж, познакомимся! Меня зовут Хел Корнти, я родом с Релса III.

— Я же и говорю, знакомая внешность… эти глаза и волосы… — Серж приподнялся, но сильный удар тупым концом копья вернул его на место. Догадка Сержа подтвердилась, но ничего не дала.

— Так вот, — продолжил релсанин, — моя родина Релс, но здесь я старший центурион Хел. И предупреждаю: мои легионеры не любят, когда я говорю на языке звезд. Поэтому никаких вопросов. Единственное, что я могу сказать, — мы едем в гости к императору. — Готовься! — скомандовал он своим людям. Молодые воины вывели из-за кустов невысоких вербов. Часть легионеров вскочили в седла, остальные построились сзади. Пленников тоже усадили верхом, их окружила охрана.

— Трогаемся! — центурион махнул рукой, и колонна потянулась в лес.