/ Language: Русский / Genre:thriller

Крутой вираж

Кен Фоллетт

Начало 1941 года, практически вся Европа под властью фашистской Германии. При каждом налете на врага британские ВВС несут чудовищные потери. Чтобы сохранить жизнь сотен летчиков, англичанам надо понять, как работает немецкая радарная установка. Отважный датский парень пробирается на вражескую базу и фотографирует радар. Но надо еще доставить пленку с фотографиями в Англию. Сокращение романов, вошедших в этот том, выполнено Ридерз Дайджест Ассосиэйшн, Инк. по особой договоренности с издателями, авторами и правообладателями. Все персонажи и события, описываемые в романах, вымышленные. Любое совпадение с реальными событиями и людьми — случайность

Кен Фоллетт

Крутой вираж

Пролог

По больничному коридору шел человек с деревянной ногой — мужчина лет тридцати, невысокого роста, коренастый, атлетического сложения. Шел он быстро, и понять, что он хромой, можно было только по неровной дроби его шагов.

Он свернул в палату. На стуле у кровати сидел спиной к двери мужчина в халате и курил, глядя в окно.

— Барт? — неуверенно окликнул его посетитель.

Мужчина встал и повернулся. Голова у него была забинтована, левая рука висела на перевязи.

— Привет, Дигби!

Дигби положил руку брату на плечо, а потом его обнял.

— Я думал, ты погиб, — сказал он и расплакался.

— Я летел на «уитли», — рассказывал Барт. — Нас обстрелял «мессершмитт», но, видать, у него кончалось горючее — он улетел и не стал нас добивать. Но тут мы начали терять высоту. Похоже было, что «мессер» прошил оба мотора. Пришлось садиться на воду. От удара я потерял сознание.

Они были сводными братьями. Мать Дигби умерла, когда ему было тринадцать, и отец женился на вдове с сыном. Дигби с самого начала заботился о младшем братишке. Оба бредили самолетами и мечтали стать летчиками. Но Дигби потерял в автокатастрофе правую ногу, ему пришлось выучиться на инженера и стать авиаконструктором, а вот Барту удалось воплотить мечту в жизнь.

— Очнувшись, я сразу почуял запах дыма. Самолет держался на поверхности, но правое крыло горело. Я прополз к хвостовому отсеку, нашел надувной плот, выкинул его в люк и запрыгнул на него. — Он говорил тихо, почти шепотом. — Я не сразу понял, что у меня выбито плечо, сломаны три ребра и запястье. Потом я увидел Джонса и Крофта. Они держались за хвост, а когда тот ушел под воду, забрались на плот. Пикеринга я вообще не видел. Думаю, он на дне морском.

— А что с пятым? — спросил Дигби.

— Джон Роули был жив. Мы слышали его крики. Джонс с Крофтом пытались грести на голос. Сколько это продолжалось, не знаю. Роули продолжал кричать, но голос его слабел — он начинал замерзать. Потом крики стихли.

Дигби слушал затаив дыхание — не хотелось даже вздохом прерывать эти мучительные воспоминания.

— Когда рассвело, нас обнаружил британский эсминец. — Барт выглянул в окно, но видел он не зеленые поля Хертфорд-шира. Перед глазами у него стояла совсем другая картина.

Они несколько минут посидели молча, потом Барт сказал:

— Я так и не знаю, сколько наших вернулось на базу.

— Сержант Дженкинс с экипажем вернулись. Лейтенант Арасаратнам тоже. И сержант Рили.

— А остальные?

Дигби молча покачал головой.

— Но ведь в том рейде участвовало шесть машин из нашей эскадрильи! — воскликнул Барт.

— Знаю. Кроме вашей подбили еще две. Выживших нет.

— Значит, Крейтон Смит мертв… И Билли Шоу… О господи!

— Поверь, я тоже очень переживаю.

Эта фраза Барта только разозлила.

— Переживать мало, — сказал он. — Нас посылают на смерть! Дигби, ты ведь работаешь в правительстве.

— Я работаю на премьер-министра.

Уинстон Черчилль частенько брал на правительственную работу людей из частного промышленного сектора. Дигби стал его консультантом по вопросам, связанным с авиацией.

— Значит, в этом и твоя вина. Нечего шляться по больницам, время попусту тратить. Сделай лучше что-нибудь полезное.

— А я и делаю, — ответил Дигби спокойно. — Мне поручили выяснить, почему такое происходит.

— Есть у меня подозрение, что какой-нибудь кретин из маршалов авиации сидит сейчас в клубе и хвастается, какой мы завтра устроим налет, а бармен тихонько за ним записывает.

— Не исключено. Ты мне лучше скажи, есть у тебя предположения, почему столько наших сбивают?

— Насчет шпионажа — это я не для красного словца, — сказал Барт. — Мы прилетаем в Германию, а они — словно нас ждали. Они знают, когда мы появимся.

Дигби кивнул.

— У меня такое ощущение, что Люфтваффе видят нас даже сквозь тучи, — продолжал Барт. — Может, у них на самолетах стоят приборы, которые позволяют определять наше местонахождение вне зоны видимости?

Дигби покачал головой:

— Мы работаем над созданием такого прибора, и наши враги наверняка тоже. Уверен, они от нас отстают. — Дигби встал. — Мне пора назад на Уайтхолл. — Он похлопал Барта по здоровому плечу. — Сиди тут и набирайся сил.

Дигби уже шел к двери, когда Барт сказал:

— После таких налетов мы тратим на новые машины больше, чем немцы на возмещение ущерба от бомбежек.

— Вне всякого сомнения.

— Тогда в чем смысл бомбежек?

— А что еще остается? — сказал Дигби. — Фашисты контролируют всю Европу: Австрию, Чехословакию, Голландию, Бельгию, Францию, Данию, Норвегию. Италия — их союзник. Испания их поддерживает, Швеция сохраняет нейтралитет, а с Советским Союзом подписан пакт о ненападении. У нас на континенте войск нет. И другого способа сопротивляться — тоже.

— Значит, у вас, кроме нас, — никого, — кивнул Барт.

— Вот именно, — сказал Дигби. — Если бомбежки прекратятся — война закончится. Победой Гитлера.

Премьер-министр смотрел «Мальтийского сокола» в кинозале Адмиралтейства. Поздно ночью, когда усталость и напряжение не давали заснуть, Черчилль любил усесться с бокалом бренди в первом ряду и погрузиться в просмотр последних новинок Голливуда.

Когда Дигби вошел, в зале висел густой сигарный дым. Черчилль кивнул на кресло рядом. Дигби сел и досмотрел последние несколько минут фильма. Когда пошли титры, он сообщил боссу, что Люфтваффе, похоже, заранее известно, когда прилетят бомбардировщики.

— А что, если немцам удалось построить радар? — сказал Дигби.

— Разведка утверждает, что в разработке радаров враг от нас отстает.

— Вы полностью доверяете мнению разведчиков?

— Нет. — В зале зажегся свет. — Вот, взгляните. — Черчилль протянул Дигби лист бумаги.

Это была расшифровка радиограммы Люфтваффе. В радиограмме говорилось, что стратегия ночного боя оказалась крайне успешной благодаря информации Фрейи.

— Что это значит? — спросил Дигби.

— Вот это-то я и попросил бы вас выяснить. — Черчилль встал и набросил на плечи пальто.

1

В последний день мая 1941 года на улицах Морлунде, города на западном побережье Дании, можно было встретить весьма странное транспортное средство. Это был мотоцикл «нимбус» с коляской, что само по себе удивительно, поскольку бензина в стране ни для кого, кроме врачей и полицейских, а также, разумеется, немецких оккупационных войск, не было. Но мотоцикл работал не на бензине, а на пару.

За рулем сидел Харальд Олафсен, высокий светловолосый юноша, похожий на викинга в школьном пиджачке. Он целый год копил на «нимбус», а на следующий день после того, как он его купил, немцы ввели запрет на продажу бензина. Харальд пришел в ярость. Какое они имели право? Но сетовать было бессмысленно, и пришлось действовать. Еще год ушел на переделку мотоцикла. Он работал в выходные и каникулы, а попутно готовился к экзаменам в университет. Сегодня, приехав домой из школы-интерната, он все утро учил физику, а днем переставил на мотоцикл цепную передачу со ржавой газонокосилки. Вечером Харальд отправился на нем послушать джаз.

Но когда Харальд подъехал к клубу «Хот», оказалось, что дверь заперта, ставни закрыты. Он не знал, что и подумать. Пока он сидел и смотрел на безмолвное здание, какой-то прохожий остановился, заинтересовавшись его мотоциклом.

— Это что за изобретение?

— «Нимбус» с паровым двигателем. Не знаете, что с клубом?

— Я его владелец. И на чем твой мотоцикл ездит?

— На всем, что горит. Я использую торфобрикеты. — Он показал на горку сложенных в коляске пачек. — А почему двери заперты?

— Нацисты закрыли клуб — потому что у меня играют негры.

Харальд никогда не видел цветных музыкантов живьем, но по пластинкам знал, что они — лучшие.

— Нацисты — невежественные свиньи, — сказал он с неприкрытой злобой. Вечер был испорчен.

Владелец клуба огляделся по сторонам — убедиться, что никто их не слышал. Оккупанты вели себя в Дании достаточно деликатно, однако все равно мало кто ругал фашистов в открытую. Улица была пуста. Он перевел взгляд на Харальда.

— Очень надеюсь, что через несколько недель нас снова откроют. Но мне придется пообещать, что впредь я буду приглашать только белых музыкантов.

— Джаз без негров? Это все равно что изгнать из ресторанов французских поваров. — Харальд завел мотоцикл и медленно тронулся с места.

Его отец был пастором в церкви на Санде, небольшом острове в трех километрах от берега. Харальд поехал на паром. Народу там собралось полно.

В последнюю минуту на паром заехал «форд» немецкой сборки. Эта машина была Харальду знакома: она принадлежала Акселю Флеммингу, владельцу гостиницы на острове. Флемминги враждовали с семьей Харальда. Аксель считал себя прирожденным лидером и дорожил своим положением среди жителей острова, а пастор Олафсен полагал, что ведущая роль по праву принадлежит ему.

Море было неспокойным, небо в тучах. Начинался шторм. Ха-ральд достал из кармана газету, которую подобрал в городе. Она называлась «Реальность» — это было нелегальное антигерманское издание. Датская полиция смотрела на него сквозь пальцы, в Копенгагене газету читали в открытую. Здесь же люди вели себя осторожнее, и Харальд сложил листок так, чтобы не было видно заголовка. Он читал статью о нехватке масла. Дания производила ежегодно десятки тысяч тонн масла, но теперь почти все оно шло в Германию.

Остров приближался. Это была плоская вытянутая полоска песка — тридцать километров в длину и два в ширину, с деревнями на каждом конце. Дома рыбаков и церковь находились в старой деревне, на южной оконечности острова. Там же был комплекс бывшего морского училища, который немцы превратили в военную базу. На севере располагались гостиница и богатые особняки.

Когда паром причаливал к северной части острова, упали первые капли дождя. Домой Харальд решил поехать по пляжу.

На полпути от пристани до гостиницы он понял, что кончился пар. Поблизости находился только один дом, и, к сожалению, это был дом Акселя Флемминга. Он подумал, не пройти ли еще метров четыреста до следующего жилья, но решил, что это будет глупо. К парадному входу он не пошел, а обогнул дом сзади. Слуга ставил «форд» в гараж.

— Привет, Гуннар, — сказал Харальд. — Можно у вас воды попросить?

— Да ради бога, — дружелюбно ответил тот.

Харальд нашел рядом с бочкой ведро, наполнил его. Затем вернулся к мотоциклу, залил воду в бак. Похоже, встречи с семейством Флеммингов удалось избежать. Но когда он отнес ведро обратно во двор, там стоял высокий, надменного вида мужчина лет тридцати в отлично сшитом твидовом костюме — Петер Флемминг.

Петер читал «Реальность». Подняв глаза от газеты, он взглянул на Харальда:

— Что ты здесь делаешь?

— Здравствуй, Петер. Я зашел за водой.

— Эта гадость — твоя?

Харальд пощупал карман и понял, что газета выпала, когда он набирал воду. Петер заметил его жест:

— Ты понимаешь, что за такое можно в тюрьму угодить?

В устах Петера это было не пустой угрозой — Петер служил следователем в полиции.

— В столице ее все читают, — сказал Харальд.

— Закон нарушать никому не позволено.

— Какой закон — наш или немецкий?

— Закон есть закон.

Харальд почувствовал себя увереннее. Если бы Петер собирался его арестовать, он не стал бы вступать в препирательства.

— Ты потому так говоришь, что твой отец зарабатывает неплохие денежки, принимая у себя в гостинице нацистов.

Это был выстрел в яблочко — гостиница Флемминга-старшего пользовалась популярностью у немецких офицеров.

— А твой отец в это время читает пламенные проповеди. — Пастор в проповедях выступал против нацистов. — Он хоть понимает, что произойдет, если он взбунтует народ?

— Основатель христианской религии тоже был бунтарем.

— О религии ты мне не говори. Я обязан поддерживать порядок здесь, на земле.

— Да к черту твой порядок! Нашу страну оккупировали! — в сердцах крикнул Харальд. — Какое право имеют нацисты учить нас, что делать? Вышвырнуть их из страны, и все!

— Не стоит ненавидеть немцев. Они — наши друзья.

— Я немцев не ненавижу. У меня кузены немцы. — Сестра пастора вышла замуж за преуспевающего молодого дантиста из Гамбурга. — Они страдают от нацистов еще больше, чем мы.

Дядя Иоахим был евреем, и нацисты, не посмотрев на то, что он крещеный и даже является старостой прихода, разрешили ему лечить только евреев, лишив тем самым большей части практики. Год назад его арестовали и отправили в баварский городок Дахау.

— Некоторые сами себе устраивают неприятности, — сказал Петер. — Твой отец не должен был позволять сестре выходить за еврея.

Он швырнул газету наземь, пошел в дом и захлопнул за собой дверь. Харальд нагнулся и подобрал газету.

Дождь припустил сильнее. Вернувшись к мотоциклу, Харальд увидел, что огонь в топке погас. Он попытался развести его, но, провозившись двадцать минут впустую, бросил эту затею. Что ж, домой придется идти пешком.

Он довел мотоцикл до гостиницы, оставил его на стоянке и пошел по пляжу. Парень он был крепкий и мускулистый, но через два часа вымотался окончательно, а когда подошел к забору немецкой базы, понял, что в обход придется идти четыре километра, хотя напрямик до дома было метров пятьсот.

Впрочем, можно перелезть через забор. Очень кстати из-за туч показался серп месяца. Харальд разглядел двухметровый забор с двумя рядами колючей проволоки поверху. Метров через пятьдесят начинался молодой лесок. Вот там-то и будет удобнее всего перелезть.

Что за забором, Харальд знал прекрасно. Прошлым летом он работал на стройке, не подозревая, что строит военную базу. Когда здания были готовы, датчан со стройки убрали, вместо них приехали немцы устанавливать оборудование.

Он дошел до леска, перелез, легко перемахнув колючую проволоку, через забор, мягко приземлился на песок и направился к базе, стараясь держаться поближе к кустам.

Харальд прошел мимо нескольких сосен и спустился в овраг, на дне которого увидел непонятное сооружение. Подойдя поближе, он разглядел изгиб бетонной стены высотой в человеческий рост. За ней что-то вращалось, слышался шум — вроде бы мотора.

Он пригляделся внимательнее. За стеной виднелась квадратная — со стороной метра три с половиной — проволочная решетка. Она вращалась вокруг своей оси, за несколько секунд совершая полный оборот.

Харальд завороженно смотрел на нее. Такого агрегата он не видел никогда в жизни, а ему, как будущему инженеру, все механизмы были любопытны.

И тут совсем рядом кто-то закашлял.

Харальд инстинктивно вскочил, схватился руками за край стены и, подтянувшись, перемахнул через нее. По-видимому, мимо проходил часовой. Харальд вжался в стену, ожидая, когда его нашарит луч фонарика.

Но луча не было. Он подождал на всякий случай еще. Через несколько минут он снова взобрался на стену, пригляделся. Вроде никаких часовых. Он спрыгнул со стены и пошел через дюны.

Дойдя до дальнего конца базы, он перелез через забор и направился к дому. Путь его лежал мимо церкви. Окна, выходившие на море, были освещены. Удивившись, что в субботу поздно вечером в церкви кто-то есть, он заглянул в окно.

Из церкви доносилась музыка. За пианино сидел, наигрывая джазовую мелодию, его брат Арне.

Харальд вошел в церковь. Арне, даже не оглянувшись, заиграл псалом. Харальд усмехнулся. Арне слышал, как открылась дверь, и решил, что это отец.

— Да я это, я, — сказал Харальд.

Арне обернулся. Он был в коричневой летной форме. Арне, которому уже исполнилось двадцать восемь, служил инструктором в военной летной школе под Копенгагеном.

— Я принял тебя за нашего старика. — Арне с любовью окинул взглядом Харальда. — Ты все больше становишься на него похож.

— Хочешь сказать, я тоже облысею?

— Очень может быть.

— А ты?

— А я вряд ли. Я же в маму.

Действительно, Арне унаследовал мамины темные волосы и карие глаза.

— Я хотел тебе кое-что сыграть, — сказал Харальд. Арне уступил ему место за пианино. — Выучил с пластинки, которую кто-то принес в школу. Знаешь Мадса Кирке?

— Он двоюродный брат моего сослуживца Пола.

— Да-да. Так вот, он открыл потрясающего американского пианиста по имени Кларенс Пайн-Топ Смит.

Харальд заиграл буги-вуги Пайн-Топа, и церковь наполнилась заводной музыкой американского Юга. Харальд не мог усидеть на месте и играл стоя, склонившись над клавиатурой. Взяв последний аккорд, он выкрикнул по-английски: «Вот о чем я вам толкую!» — как это делал на пластинке Пайн-Топ.

Арне засмеялся.

— Неплохо! Пойдем выйдем на крыльцо. Курить хочется.

Они вышли за дверь. Неподалеку темнел силуэт дома, из окошка кухонной двери струился свет. Арне достал сигареты.

— От Гермии что-нибудь есть? — спросил Харальд.

— Я пытался с ней связаться. Нашел адрес британского консульства в Готенбурге. — Датчанам разрешалось посылать письма в нейтральную Швецию. — Я не написал на конверте, что это консульство, но цензоров так просто не проведешь. Командир вернул мне письмо и сказал, что в следующий раз меня отдадут под трибунал.

Харальду нравилась Гермия. При первом знакомстве она его немного напугала — такая строгая брюнетка с решительными манерами. Но она расположила к себе Харальда тем, что относилась к нему не как к младшему братишке, а как ко взрослому.

— Ты по-прежнему хочешь на ней жениться?

— Да. Если она жива… Она же могла погибнуть в Лондоне при бомбежке.

— Тяжело жить в неведении.

Арне кивнул и спросил:

— А ты как? Есть у тебя кто-нибудь?

Харальд только пожал плечами:

— Девушек моего возраста школьники не интересуют. Скажи лучше, как дела в армии?

— Картина мрачная. Мы не можем защищать собственную страну, мне даже летать не разрешают. Наци захватили все. Сопротивляются только британцы, да и те из последних сил.

— Но кто-то же должен был начать сопротивление.

Арне хмыкнул:

— Если бы и начал и я об этом знал, я бы все равно не мог тебе ничего сказать, так ведь?

И Арне под дождем ринулся к дому.

2

Гермия Маунт взглянула на свой обед, состоявший из обуглившихся сосисок, водянистого картофельного пюре и разваренной капусты, и с тоской подумала о баре неподалеку от копенгагенского порта, где подавали селедку трех видов, салат, маринованные огурчики, теплый хлеб и пиво.

Она выросла в Дании. Ее отец, английский дипломат, женился на датчанке. Раньше Гермия работала в британском посольстве в Копенгагене, сначала секретарем, потом помощником морского атташе — агента британской разведки МИ-6. Когда отец умер, мама переехала в Лондон, а Гермия осталась в Дании — отчасти из-за работы, но главным образом потому, что обручилась с датским летчиком Арне Олафсеном.

Девятого апреля 1940 года Гитлер оккупировал Данию. Гермию вместе с группой британских чиновников вывезли на специальном дипломатическом теплоходе в Лондон.

Теперь тридцатилетняя Гермия заведовала в МИ-6 отделом Дании. Вместе с другими сотрудниками ее эвакуировали из лондонской штаб-квартиры в большой загородный особняк в семидесяти километрах от столицы. Столовой здесь служил разборный барак фирмы «Ниссен».

Гермия подцепила вилкой немного пюре и заставила себя его проглотить. Тут она увидела, что в ее сторону идет, прихрамывая, мужчина примерно ее лет с чашкой чая в руках.

— Позвольте к вам присоединиться, — сказал он дружелюбно и, не дожидаясь ответа, уселся напротив. — Меня зовут Дигби Хор. А кто вы, я знаю.

— Вы в каком отделе работаете?

— Я, собственно говоря, из Лондона.

Это не было ответом на ее вопрос. Она отодвинула в сторону тарелку.

— Вам не нравится здешняя еда? — поинтересовался он.

— А вам?

— Я допрашивал летчиков, которые были сбиты над Францией и вернулись домой. Мы думаем, что это мы терпим лишения, а лягушатники-то на самом деле голодают.

— Лишения — это одно, а плохо приготовленная еда — другое.

— Меня предупреждали, что вы особа язвительная.

— А что еще вам обо мне наговорили?

— Что вы блестяще владеете английским и датским. Полагаю, поэтому вас и назначили начальником датского отдела.

— Нет. Причина одна — война. Прежде ни одной женщине не удавалось подняться в МИ-6 выше секретаря. У нас, видите ли, отсутствовало аналитическое мышление. Но с начала войны наши мозги претерпели значительные изменения, и мы стали способны исполнять работу, которая раньше была доступна лишь мужчинам.

— Я тоже это заметил. Чудеса случаются и в наше время.

— Зачем вам было выяснять, кто я и что я?

— По двум причинам. Во-первых, вы — красивая женщина.

Ему удалось-таки ее удивить. Мужчины не часто называли ее красивой. Изредка — привлекательной, иногда — необычной, а чаще всего — эффектной. У нее было продолговатое лицо, жесткие темные волосы, тяжелые веки и излишне длинный нос.

— А какова вторая причина?

— Вы не согласитесь сходить со мной куда-нибудь?

— Вот это нет. Я помолвлена.

— И кто же этот счастливчик?

— Летчик датской армии.

Дигби заговорил тихо, но сосредоточенно:

— Прошу вас, взгляните на это. — Он достал из кармана лист бумаги и протянул ей. Это была расшифровка вражеской радиограммы. — Вы ведь говорите по-немецки?

Она внимательно прочитала написанное.

— Информация от Фрейи?

— Вот это нас и озадачило. В немецком такого слова нет. Я думал, может, это на каком-нибудь из скандинавских языков.

— В некотором смысле — да. Фрейя — это скандинавская богиня.

— А-а-а… — задумчиво протянул Дигби. — Что ж, это уже кое-что, хотя далеко мы не продвинулись.

— А в чем дело?

— Мы теряем слишком много бомбардировщиков.

Гермия нахмурилась:

— Я читала в газетах о последнем рейде — пишут, что все прошло успешно.

Дигби молча посмотрел на нее.

— А, понимаю. Сколько же мы потеряли самолетов?

— Пятьдесят процентов.

— Боже мой! — Гермия отвела взгляд. — Если так будет продолжаться…

— Вот именно.

Она снова взглянула на расшифровку:

— Фрейя — это шпион?

— Расскажите-ка мне про богиню поподробнее.

— У Фрейи есть бесценное золотое ожерелье. Его охраняет страж. Кажется, его зовут Хеймдалль. Возможно, Фрейя — шпион, который имеет доступ к информации о времени и месте налетов.

— Или же прибор, который засекает самолет еще до того, как он оказывается в зоне видимости, — сказал Дигби.

— Я только что вспомнила: Хеймдалль может видеть на сотни километров вокруг — и днем, и ночью.

— Тогда это больше похоже на прибор. — Дигби допил чай и встал. — Если у вас появятся еще какие-нибудь соображения, дайте мне знать.

— Разумеется. Где мне вас найти?

— Даунинг-стрит, десять.

— Ого! — воскликнула она. — Ну что ж, до свидания.

— До свидания.

Она посмотрела ему вслед. Очень интересный получился разговор. Дигби Хор, видно, человек влиятельный. Должно быть, сам премьер-министр озабочен потерями бомбардировщиков. Но упоминание в шифровке Фрейи — это совпадение или действительно все как-то связано со Скандинавией?

Гермия свалила недоеденный обед в ведро для объедков и вышла из столовой. Зеленая лужайка с вековыми кедрами и с прудом была теперь изуродована построенными наспех бараками, в которых разместили сотни служащих. Гермия прошла через парк к дому — викторианскому особняку красного кирпича. Поднявшись по парадной лестнице, она направилась в свой кабинет, крохотную комнатушку в крыле для прислуги. На столе ее ожидал пакет из Копенгагена.

Когда Гитлер оккупировал Польшу, Гермия организовала в Дании небольшую шпионскую сеть, во главе которой стоял друг ее жениха Пол Кирке. Он собрал группу молодых людей, которые понимали, что скоро их маленькая страна окажется под пятой могучего соседа и единственный способ бороться за свободу — это сотрудничать с англичанами. Группа, называвшая себя «Ночными стражами», передавала информацию британской разведке.

В пакете лежали уже обработанные шифровальщиками отчеты о расположении немецких войск в Дании и два экземпляра подпольной газеты «Реальность».

Посылку переправили из Дании посреднику в Швеции, который отдал ее сотруднику МИ-6 в британской миссии в Стокгольме. К пакету была приложена записка, в которой сообщалось, что посредник передал экземпляр «Реальности» в телеграфное агентство Рейтер в Стокгольме. Гермию это не обрадовало.

Мысли о «Ночных стражах» заставили ее вспомнить о женихе. Арне не был членом группы. Слишком уж у него неподходящий для этого характер. За чуть легкомысленную жизнерадостность она и любила его. Да, он отчаянный горнолыжник — они и познакомились на горном склоне в Норвегии, — но она совсем не была уверена, что он сумеет выдержать ежедневное напряжение подпольной работы.

Она думала, не послать ли Арне весточку через «Ночных стражей». Пол Кирке работает в летной школе, и, если Арне еще там, они видятся каждый день. Использовать шпионские каналы в личных целях — верх непрофессионализма, но не это ее останавливало. Она боялась за Арне — секретные послания могут попасть в руки врага. И тогда письмо, где упоминается Арне, станет его смертным приговором.

Гермия составила послание шведскому посреднику, где требовала, чтобы он больше не занимался пропагандистской работой и не забывал, что он прежде всего курьер.

Янсборгской школе было уже триста лет, и она гордилась своей историей.

Изначально школа состояла из церкви и одного-единственного здания, где мальчики учились, ели и спали. Теперь это был целый комплекс старых и новых кирпичных строений.

Харальд Олафсен шел из столовой в спортзал. Когда он проходил мимо директорского дома, на крыльцо вышла супруга директора и улыбнулась ему.

— Доброе утро, Миа, — вежливо сказал Харальд.

Директора все называли Хейс — так по-древнегречески звучит слово «первый», а Миа — то же самое в женском роде.

Следующим уроком у Харальда была математика, но сегодня в школу приехал гость — бывший ученик, который теперь представлял родной город в ригсдаге, датском парламенте. Он должен был выступать в спортзале. Харальд, впрочем, предпочел бы математику.

Когда-то он был поражен, узнав, что квантовую физику открыл датский ученый Нильс Бор. Он боготворил Бора и подал документы в Университет Копенгагена, где Бор преподавал.

Харальд вошел в спортзал и сел сзади, рядом с Йозефом Дак-витцем. Йозеф был невысокого роста, щупленький, и его фамилия звучала похоже на английское слово duck, что значит «утка». Поэтому ему дали прозвище Анатикула — на латыни так называется утенок, — которое потом сократили до Тик. Мальчики росли в разной среде — Тик был из богатой еврейской семьи, — однако стали близкими друзьями. К Харальду тут же подсел Мадс Кирке. Мадс был из семьи военных. Его двоюродный брат Пол служил вместе с Арне в летной школе.

Вошли Хейс с гостем, и мальчики встали их поприветствовать. Хейс, высокий худой мужчина с мягкими манерами, всегда держался так, будто извинялся за то, что он — директор. Его не боялись, а, скорее, любили. Когда ученики сели, Хейс представил депутата парламента Свенда Аггера, который пришел поговорить с ними о немецкой оккупации.

Дания капитулировала в двадцать четыре часа.

— Последующие события показали, сколь мудрым было это решение, — говорил депутат. — Наш король по-прежнему на троне.

Мадс Кирке презрительно хмыкнул. Харальд разделял его чувства.

— Немецкое присутствие не нанесло урона стране, — сказал в заключение депутат. — Дания доказала, что частичная потеря независимости не обязательно ведет к лишениям и невзгодам. Вы, молодые люди, можете извлечь из этого урок: в повиновении бывает больше достоинства, чем в необдуманном сопротивлении.

Он сел. Хейс вежливо похлопал, и ученики последовали его примеру.

— Ну что, мальчики, — сказал он, — есть у вас вопросы к нашему гостю?

Мадс тут же вскочил:

— Господин Аггер, в Норвегию немецкие войска вошли в тот же день, что и в Данию, но норвежцы сопротивлялись два месяца. Не следует ли из этого, что мы — трусы?

— Это примитивная точка зрения, — бросил Аггер. — Норвегия — страна гор и фьордов. Дания — страна равнинная, с развитой сетью дорог, поэтому обороняться от огромной моторизованной армии было невозможно. Бои привели бы к ненужному кровопролитию, а конечный результат был бы тем же.

— Вот только мы бы ходили с гордо поднятыми головами, — сказал Мадс.

Мальчики зааплодировали.

— Ну-ну, Кирке, — пожурил Хейс. — Я понимаю, вы все переживаете, но постарайтесь держаться в рамках. Кто-нибудь хочет спросить господина Аггера о его работе в ригсдаге?

Встал Тик:

— А вы не чувствуете себя марионеткой?

— В нашей стране по-прежнему парламентское правление. У нас есть и полиция, и вооруженные силы.

— Но стоит ригсдагу сделать то, чего не одобрят немцы, его немедленно разгонят, а полицию и армию разоружат, — возразил Тик. — Вы принимаете участие в политическом фарсе.

— Даквитц, прошу, соблюдайте приличия, — сказал Хейс.

— Ничего страшного, — сказал Аггер. — Я за живое обсуждение проблем. Если Даквитц считает, что наш парламент бесполезен, рекомендую ему сравнить нашу ситуацию с той, которая сложилась во Франции. Благодаря тому, что мы сотрудничаем с немцами, простым датчанам живется гораздо лучше.

Терпение Харальда лопнуло. Он встал:

— А что, если нацисты придут за Даквитцем? Вы и тогда будете пропагандировать дружелюбие и сотрудничество?

— Почему это они должны прийти за Даквитцем?

— Потому же, почему они пришли за моим дядей в Гамбурге. Потому что он еврей.

— Немцы демонстрируют полную терпимость к датским евреям, — уже с раздражением сказал Свенд Аггер.

— Пока что — да, — не унимался Харальд. — А если они передумают? Если схватят Тика, мы что, будем стоять в сторонке? Или, может, в ожидании такого поворота событий нам нужно организовать движение Сопротивления?

— Мой вам совет: сотрудничайте с оккупационными властями, и у вас не возникнет проблем.

— А если это не поможет?

Хейс собрался было укорить Харальда, но сдержался и сказал примирительно:

— Вы подняли важную тему. Мы с интересом ее обсудили. А теперь давайте поблагодарим нашего гостя.

Однако Харальд не унимался.

— Пусть сначала ответит на вопрос! — крикнул он. — Начнем мы движение Сопротивления или позволим нацистам делать все, что им заблагорассудится?

Зал притих.

— Полагаю, вам будет лучше нас оставить, — сказал Хейс. Харальд, кипя от негодования, поднялся с места и вышел, хлопнув дверью. Мальчики смотрели ему вслед.

Будильник Петера Флемминга зазвенел в половине шестого утра. Он выключил его и зажег свет. Инге лежала с открытыми глазами и смотрела в потолок. Он встал, пошел на кухню, поставил на плиту кастрюлю с овсянкой, намазал маслом кусок черного хлеба, заварил суррогатный кофе.

Проснулся он в отличном настроении — вчера наконец дело сдвинулось с мертвой точки.

Он служил следователем в отделе безопасности, который приглядывал за профсоюзами, коммунистами, иностранцами и прочими возможными нарушителями спокойствия. Его начальник, старший инспектор Фредерик Юэль, был человеком умным, но ленивым. У него была любимая латинская поговорка: «Quieta non movere» — «Не трогать того, что покоится», или, проще говоря: «Не будите спящую собаку». Со стороны оккупационных войск Юэля контролировал генерал Вальтер Браун. Брауну не нравилась позиция Юэля, но на конфликт он не шел.

Пока что единственным признаком того, что в стране существует движение Сопротивления, были подпольные газеты, например «Реальность». Юэль считал их безобидными, более того, скорее полезными, выполняющими функцию предохранительного клапана и не собирался преследовать издателей. Это злило Петера.

Вчера вечером он узнал о нелегальной переправке «Реальности» в Швецию. Теперь можно было надеяться, что известие о распространении газеты за пределами Дании заставит Юэля принять меры. Приятель Петера, сотрудник шведской полиции, позвонил ему и сказал, что, по его мнению, газеты доставляются самолетом «Люфтганзы», летающим из Берлина в Стокгольм с посадкой в Копенгагене.

Каша сварилась, и он отнес поднос в спальню. Усадил Инге в кровати и начал кормить ее с ложечки.

Год назад Петер с Инге ехали на машине к морю, и в них на спортивном автомобиле врезался какой-то юнец. Петер сломал обе ноги, но довольно быстро поправился. А вот Инге получила тяжелое сотрясение мозга и теперь уже никогда не будет прежней.

Когда Инге позавтракала, Петер отвел ее в туалет, потом вымыл и помог одеться. Сегодня он выбрал для нее желтое платье в цветочек. Когда он ее причесывал, они оба взглянули в зеркало. Она была хорошенькой блондинкой, и до аварии у нее была обворожительная улыбка. Теперь же выражение ее лица всегда оставалось тупо-равнодушным.

Отец уговаривал Петера отдать Инге в частную лечебницу. Однако Петер считал, что обязан заботиться о жене сам. Уклонившись от выполнения долга, он перестал бы себя уважать.

Он отвел Инге в гостиную, усадил у окна и, включив радио, пошел в ванную бриться. Побрившись, Петер повязал галстук, надел кобуру с пистолетом «вальтер», на кухне стоя съел три куска черного хлеба — масло он берег для Инге.

Сиделка, которая присматривала за Инге, должна была прийти в восемь, но появилась только в восемь пятнадцать, и Петер вышел из дому с опозданием. Он вскочил в трамвай и скоро сошел около полицейского управления.

Петера приветствовала его помощница, Тильде Йесперсен. Это была молодая женщина, вдова полицейского, не уступавшая в уме и сообразительности ни одному из коллег-мужчин. Петер часто использовал ее для слежки, поскольку женщины реже вызывают подозрение. Она была довольно миловидна: голубоглазая, кудрявая блондинка с аппетитной фигуркой.

— Трамвая долго не было? — участливо спросила она.

— Да нет. Сиделка Инге опоздала на пятнадцать минут. Что тут происходит?

— Генерал Браун у Юэля. Они хотят тебя видеть.

Вот уж не повезло: Браун пришел именно в тот день, когда Петер опоздал. Он поспешил в кабинет Юэля.

Юэль из уважения к Брауну говорил по-немецки:

— Где вы пропадаете, Флемминг? Мы вас заждались.

— Приношу свои извинения, — тоже по-немецки ответил Петер.

На генерале Брауне была безукоризненно отутюженная форма, до блеска начищенные сапоги, на бедре — кобура.

— Взгляните, господин Флемминг, — сказал он.

На столе Юэля лежало несколько газет, и все они были раскрыты на том месте, где писалось о нехватке масла в Дании. Статьи об этом напечатали и торонтская «Глоб», и вашингтонская «Пост», и лос-анджелесская «Таймс». Тут же лежал номер «Реальности», из которого было перепечатано это известие.

— Нам известно большинство сотрудников этой газеты, — сказал Юэль. — Я бы предпочел пока их не трогать, но и не выпускать из виду. Если они пойдут на что-то серьезное, например взорвут мост, мы будем знать, кого арестовать.

— Это было бы уместно, если бы их деятельность затрагивала только Данию, — сказал Браун. — Но эта история обошла весь мир! Берлин негодует.

Петер наконец дождался своего часа.

— Я уже работаю над этим, — сказал он. — Газеты получили статью через стокгольмское отделение Рейтер. Я полагаю, что «Реальность» нелегально переправляют в Швецию.

— Интересная новость. И как же это делается?

— У меня есть одна наводка. Мой приятель, полицейский из Стокгольма, заходил в контору телеграфного агентства, неформально побеседовал со служащими. Он считает, что газету доставляют на самолете «Люфтганзы».

Браун возбужденно закивал:

— Так, значит, обыскав каждого садящегося на борт пассажира, у одного из них мы наверняка обнаружим последний номер. Сегодня этот рейс есть?

— Да, через несколько часов.

— Тогда — за дело!

— Когда ваша команда будет готова к выезду, позвоните мне, — бросил Браун и вышел.

— Что ж, вы неплохо поработали, — сказал Юэль Петеру. — Но я бы предпочел, чтобы вы, прежде чем рассказывать об этом Брауну, ввели в курс дела меня.

— Примите мои извинения, господин старший инспектор.

— Они приняты. Собирайте отряд, отправляйтесь в аэропорт и позвоните мне, когда пассажиры будут готовы к посадке.

Из кабинета Юэля Петер направился к Тильде.

— Сегодня устраиваем проверку в аэропорту, — сказал он. — Я беру с собой Бента Конрада, Йохана Дреслера и Кнута Эллегарда. Я бы хотел, чтоб и ты поехала — может, придется обыскивать женщин.

— Разумеется.

Петер шагнул к двери:

— Я еду вперед.

На подъезде к аэропорту Каструп его охватило беспокойство. А что, если сегодня он ничего не найдет? Подпольщики могли узнать о проверке и изменить канал доставки.

Аэропорт состоял из нескольких одноэтажных зданий и одной взлетной полосы. Петер поставил машину перед зданием, где располагался кабинет Кристиана Варде, начальника аэропорта. Войдя, Петер предъявил удостоверение.

— Сегодня рейс на Стокгольм пройдет спецпроверку, — сказал он Варде. — С разрешения генерала Брауна. Прошу вас никого об этом не предупреждать. У вас есть список пассажиров?

Варде протянул Петеру лист бумаги. Там было четыре имени: трое датчан — двое мужчин и женщина — и немец.

— Свяжитесь с пилотом и предупредите, чтобы сегодня в Каструпе пассажиров не высаживали, — сказал Петер.

— Будет сделано.

— Где сейчас пассажиры?

— Должно быть, проходят регистрацию.

— Не грузите их багаж в самолет, пока его не досмотрят. Что-нибудь еще в самолет грузят?

— Кофе и бутерброды для полета. И, разумеется, заправляют машину.

— Еду и напитки будем проверять. За заправкой проследит один из моих людей.

— Хорошо.

Варде ушел отправлять сообщение пилоту.

Когда пассажиры прошли регистрацию, Петер позвонил Юэ-лю и сказал, что к проверке все готово.

Он выглянул в окно. Трехмоторный «юнкерс» приземлился и выруливал к зданию аэровокзала. Дверца открылась, из машины выкинули башмаки, которые на земле подставляли под колеса шасси.

Немецкий полковник, два датских бизнесмена и седовласая дама, ожидавшие посадки, сидели в кабинете Варде.

Юэль и Браун прибыли с четырьмя следователями, которых выбрал Петер. Тильде обыскала даму в соседней комнате, а троих мужчин попросили снять верхнюю одежду прямо в кабинете. Браун обыскал полковника, а сержант Конрад — датчан. Ничего предосудительного обнаружено не было.

Пассажирам разрешили перейти в зал вылета, но садиться в самолет не позволили. Их багаж выставили снаружи. Петер под наблюдением Юэля и Брауна осмотрел чемоданы. И снова — ничего подозрительного.

Петер достал из кармана перочинный нож, вспорол шелковую подкладку дорогого кожаного чемодана пожилой дамы и просунул руку внутрь. То же он проделал с чемоданами бизнесменов. Вспорол зашитый вещмешок полковника — опять ничего. Юэль, Браун и следователи не сводили с него глаз.

— Возможно, ваша информация была неверной, — сказал равнодушно Юэль.

Но Петер еще не закончил.

— Мне нужно осмотреть еду.

Петеру подвезли тележку, на которой стояли поднос с бутербродами и несколько кофейников. Он открыл каждый кофейник, вылил кофе. Перебрал все бутерброды. Но, к своему ужасу, и там ничего не обнаружил. Со злости он схватил поднос и вывалил бутерброды на землю.

— Начинайте заправку, — велел он. — Я прослежу.

К «юнкерсу» подогнали цистерну.

— Пусть пассажиры садятся, — сказал, войдя в аэровокзал, Петер. Такого унижения он еще никогда не испытывал.

Юэль, Браун и полицейские ждали вместе с Петером, когда пассажиры поднимутся на борт. Сотрудники аэропорта вытащили из-под шасси башмаки, закинули их в самолет, и дверца закрылась. Когда машина уже выруливала на взлетную полосу, Петера осенило.

— Остановите самолет, — сказал он Варде.

Варде чуть не расплакался.

— Господин генерал, мои пассажиры… — начал он, взглянув на Брауна.

— Остановите самолет! — повторил Петер.

Варде продолжал с мольбой смотреть на Брауна. Браун на несколько секунд задумался и наконец кивнул:

— Делайте, как он сказал.

Варде схватился за телефон.

Самолет развернулся на сто восемьдесят градусов и вернулся. Дверца открылась, башмаки выкинули на землю.

Петер повел своих подручных на летное поле. Двое мужчин в комбинезонах устанавливали башмаки под колеса шасси.

— Дайте мне вон тот башмак, — велел Петер.

Мужчина испуганно взглянул на него, но послушался. Башмак представлял собой деревянную пирамидку сантиметров тридцать высотой. Он был грязным и тяжелым.

— И второй, — сказал Петер.

Механик поднял второй башмак и протянул Петеру. Выглядел он так же, но был легче. Петер заметил, что одну из его сторон можно сдвинуть, что он и сделал. Внутри лежал завернутый в клеенку пакет.

Механик бросился бежать.

— Остановите его! — крикнул Петер.

Тильде поставила механику подножку. Тот споткнулся и упал. Один из полицейских набросился на него сзади, заставил подняться и скрутил ему руки за спиной.

— Арестуйте второго механика. Он наверняка был в курсе, — сказал Петер и развернул клеенку.

Внутри лежали два экземпляра «Реальности». Он протянул их Юэлю и с надеждой взглянул на начальника.

— Отличная работа, Флемминг, — нехотя бросил Юэль.

— Я просто выполнил свой долг, — улыбнулся Петер. — Надо отвезти обоих механиков в управление и допросить.

В пакете была еще стопка листков с напечатанными на них колонками по пять букв. По-видимому, шифровка. Петер передал бумаги Брауну:

— Полагаю, мы вышли на шпионскую сеть, генерал.

3

В субботу старомодная коляска, запряженная парой лошадей, поджидала Харальда Олафсена и Тика Даквитца на железнодорожной станции неподалеку от Кирстенслота, родной деревни Тика.

Харальд толком не понимал, почему Тик пригласил его на выходные в гости. Может, из-за антинацистского выступления Харальда. А может, родители Тика хотели познакомиться с сыном пастора, так озабоченным судьбой евреев.

Они проехали через деревушку и свернули с главной дороги. В конце длинной аллеи Харальд увидел почти сказочный замок с зубчатыми стенами и башнями.

Харальд не на шутку испугался. Он знал, что семейство Даквитц богато — отец Тика был банкиром, — но к такому готов не был.

Коляска остановилась у парадного входа, портал которого напоминал вход в собор. Харальд вошел, неся в руке чемоданчик. В выложенном мраморными плитами холле стояли старинная мебель и статуи, на стенах висели картины.

Тик провел его по широченной лестнице наверх.

— Это моя спальня, — сказал он, открыв дверь в одну из комнат.

Здесь картин не было, а были пестрые мелочи — как у любого восемнадцатилетнего парнишки: футбольный мяч, фотография Марлен Дитрих, кларнет, рекламный плакат спортивного автомобиля «ланча-априлия».

Харальд взял со стола снимок в рамке. Десятилетний Тик и девочка примерно того же возраста.

— Это что, твоя подружка?

— Это Карен, моя сестра. Мы близнецы.

— Да? — На снимке она казалась выше Тика. — Она красавица. Где учится?

— В училище при Датском королевском театре балета. — Тик открыл дверь во вторую спальню, поменьше. — Ты будешь спать здесь, если не возражаешь.

— Здорово!

— Пойдем поздороваемся с мамой.

Харальд пошел за Тиком по коридору второго этажа. Тик постучал в дверь.

— Мама, ты принимаешь посетителей мужского пола?

— Входи, Йозеф, — раздался голос.

Харальд вошел вслед за Тиком в будуар госпожи Даквитц. Мать Тика оказалась невысокой женщиной с такими же карими, как у Тика, глазами. Ей было лет сорок, но в ее черных волосах уже пробивалась седина.

Тик представил Харальда, тот с легким поклоном пожал ей руку. Госпожа Даквитц усадила их и принялась расспрашивать о школе. Держалась она очень мило, и разговаривать с ней было легко и приятно.

— А теперь идите приготовьтесь к ужину, — сказала она через некоторое время.

Мальчики вернулись в комнату Тика.

— Надеюсь, вы не надеваете к ужину чего-нибудь особенного? — встревоженно спросил Харальд.

— Школьный пиджак и галстук вполне подойдут.

Ничего другого у Харальда с собой и не было.

— А ты что наденешь? — спросил он Тика.

— Черный пиджак с серыми брюками. Может, хочешь сначала помыться?

— С удовольствием.

Он вымыл голову, а Тик в это время побрился. Когда Харальд вышел в комнату Тика причесаться у зеркала, туда вошла девушка.

— Привет! Ты, наверное, Харальд?

Это была девушка с фотографии. Зеленоглазая, с матово-белой кожей и медно-рыжими волосами в мелкий завиток. На ней было длинное темно-зеленое платье.

— Ну, так что? Ты Харальд?

— Да, — выговорил он через силу. Харальда до крайности смущали его босые ноги. — А ты — сестра Тика?

— Тика?

— Мы в школе так называем Йозефа.

— Меня зовут Карен, и прозвища у меня нет.

Из ванной вышел, завернувшись в полотенце, Тик.

— Ты, по-моему, вторгаешься в наше личное пространство, — сказал он сестре.

— Ну и что? Я хочу выпить коктейль, а их не подают, пока в гостиной нет хотя бы одного мужчины, — ответила она дерзко. — Ну, кареглазый карлик, как поживаешь?

— Хорошо. И буду еще лучше, когда сдам экзамены.

— А что ты будешь делать, если их провалишь?

— Пойду работать в банк. Отец, скорее всего, заставит меня пройти все с самого низа, и в начале я буду наполнять младшим клеркам чернильницы.

— Он не провалит экзаменов, — сказал Харальд Карен.

— Ты, наверное, такой же умный, как Йозеф?

— Ты что, гораздо умнее, — ответил за Харальда Тик.

— А в балетном училище интересно?

— Это нечто среднее между тюрьмой и казармой.

Харальд не сводил глаз с Карен. Он никак не мог решить, кто перед ним — девчонка-сорванец или богиня. Она препиралась с братом совсем по-детски. Но при этом двигалась с непередаваемой грацией.

— Рекомендую надеть ботинки, — сказал Тик Харальду.

Харальд ушел в свою комнату и там закончил туалет. Вернувшись, он увидел Тика в щегольском черном пиджаке с темным галстуком. Харальд в школьной форме чувствовал себя неуклюжим подростком.

Карен спустилась вниз первой, молодые люди шли следом. Они вошли в гостиную, где стояло несколько огромных диванов и рояль, а на ковре перед камином лежал пожилой пес. Молодая женщина в черном платье и белом фартуке спросила Харальда, что он будет пить.

— То же, что Йозеф, — ответил Харальд, который толком и не знал, что такое коктейль.

Он наклонился погладить рыжего сеттера, густая шерсть которого уже начала седеть. Тот приоткрыл один глаз и лениво вильнул хвостом.

— Это — Тор, — сказала Карен.

Тут вошел отец Харальда — высокий худой мужчина с рыжей с проседью шевелюрой и так похожий на Тора, что Харальд с трудом сдержал улыбку.

— Весьма рад с вами познакомиться, — сказал господин Даквитц. — Йозеф много о вас рассказывал. Как у вас дела в школе — после того выступления?

— Как ни странно, меня даже не наказали, — ответил Харальд. — Хейс только прочитал мне нотацию про то, насколько убедительнее прозвучали бы мои слова, если бы я вел себя сдержаннее.

— И сам подал пример, не став на вас сердиться.

У Харальда тоже был вопрос к отцу Тика.

— Скажите, господин Даквитц, а вас не беспокоит то, как поведут себя по отношению к вам нацисты? Известно ведь, как притесняют евреев в Германии и Польше.

— Да, меня это беспокоит. Но Дания — это не Германия, и немцы видят в нас прежде всего датчан, а уж потом евреев.

— До поры до времени… — добавил со вздохом Тик.

— И мы ведь не простые лавочники, — сказала Карен. — Что они могут сделать с семейством, которому принадлежит крупнейший банк Дании?

Это показалось Харальду глупостью.

— Давно пора понять, что нацисты могут делать все, что им заблагорассудится, — грустно усмехнулся он.

— Да неужели? — холодно ответила Карен, и он понял, что обидел ее.

Тут к ним присоединилась госпожа Даквитц, и разговор зашел о последней постановке Датского королевского балета — о «Сильфидах».

— Мне очень нравится эта музыка, — сказал Харальд, слышавший ее по радио.

— А балет вы видели? — спросила госпожа Даквитц.

— Нет. Честно говоря, я вообще никогда не был в театре.

— Карен обязательно должна вас сводить.

— Мама, я безумно занята, — возразила Карен. — Я разучиваю главную партию.

Горничная объявила, что ужин готов. Они сели за длинный стол в столовой. Несмотря на то что продукты отпускались по карточкам, еды было много, и госпожа Даквитц объяснила, что большая часть приготовлена из того, что дает поместье.

За ужином Карен с Харальдом не разговаривали. Даже когда он обращался к ней, она, отвечая, глядела на других. Харальд пребывал в смятении. Такая очаровательная девушка, а он умудрился настроить ее против себя.

После ужина господин Даквитц сел в гостиной за рояль. Госпожа Даквитц встала рядом.

— Бетховен? — спросил он, и она кивнула.

Он сыграл вступление, и она запела по-немецки. На Харальда ее пение произвело такое впечатление, что в конце он даже зааплодировал.

— Мама, спой еще что-нибудь, — попросил Тик.

— Хорошо. Но только с условием: ты нам сыграешь.

Взяв кларнет, Тик исполнил колыбельную Моцарта. Господин Даквитц сыграл вальс из «Сильфид», и Карен, сбросив туфли, показала танец, который она разучивала. Затем все обернулись к Харальду.

Он понял: хозяева ждут, чтобы он что-нибудь сыграл.

— Я не силен в классической музыке, — признался он.

— Чушь! — сказал Тик. — Ты же сам рассказывал, что играешь на пианино в отцовской церкви.

Харальд сел за инструмент. Но лютеранских псалмов для еврейской семьи исполнять было нельзя, и он заиграл буги-вуги Пайн-Топа. Через несколько мгновений, забывшись, он воскликнул по-английски: «Буги-вуги, танцуют все!» — совсем как Пайн-Топ.

Когда Харальд закончил, на лице у господина Даквитца застыло такое выражение, будто ему подсунули тухлятину. Даже у Тика вид был смущенный.

— Должна признаться, что такого в этой зале не играли никогда, — сказала госпожа Даквитц.

Харальд понял, что допустил ошибку. Семейство Даквитц было культурным, но это еще не означало широты взглядов.

— Прошу прощения, — сказал он. — По-видимому, мой выбор был неправильным.

— Да уж, — сухо заметил господин Даквитц.

Карен, сидевшая на диване, бросила взгляд на Харальда. И, к его удивлению и радости, весело ему подмигнула.

В воскресенье Харальд проснулся с мыслями о Карен. Он надеялся ее увидеть, но к завтраку она не вышла. А потом Тик с Харальдом пошли прогуляться по поместью.

В конце аллеи стоял разрушенный монастырь. Кельи теперь использовались как кладовки для садового инвентаря.

Они вошли в заброшенную церковь, превращенную в сарай. Черно-белый кот, испугавшись их появления, выпрыгнул в зияющий проем окна. Харальд приподнял брезент, под которым оказался сверкающий «роллс-ройс».

— Машина твоего отца? — спросил он.

— Да. Стоит, дожидается, когда снова разрешат торговлю бензином.

В дальнем углу Харальд увидел аэроплан без крыльев.

— Что это? — воодушевился он.

— Это «Хорнет мот», их делает английская компания «Хэвиленд». Папа давно его купил. Когда он был новый, мы на нем катались.

Харальд потрогал почти двухметровый пропеллер, залюбовавшись его математически выверенными линиями. Аэроплан накренился набок — шасси были погнуты. Потом Харальд заметил и серебристые крылья, которые крепились к фюзеляжу петлями, — сейчас они были откинуты назад.

Он заглянул в кабину. Там были два сиденья и деревянная приборная доска со множеством циферблатов. Посередине торчала вилкообразная рукоятка, пользоваться которой можно было с обоих сидений.

— А ты сам когда-нибудь летал? — спросил Тика Харальд.

— Нет. А вот Карен даже уроки брала. Ну, пошли.

Выйдя из монастыря, они пошли по тропинке через лес. К замку Кирстенслот примыкала большая ферма.

— Ее сдали в аренду семейству Нильсен еще до моего рождения, — сказал Тик.

На дороге, ведшей к дому фермера, им попался трактор. Юноша в комбинезоне возился с мотором.

Тик пожал ему руку:

— Привет, Фредерик! Что-то не так?

— Да вот, мотор заглох прямо посреди дороги.

— В том, что касается моторов, мой друг Харальд настоящий кудесник.

— Если не лень, пусть посмотрит.

Харальд заглянул под капот трактора.

— А что происходит, когда вы его заводите?

— Сейчас покажу. — Фредерик потянул за ручку. Мотор взвыл, но не завелся. — Похоже, нужен новый топливный насос. С запчастями беда — нигде раздобыть не можем.

Харальд только хмыкнул. Он слышал запах солярки — это означало, что насос работает, но горючее не доходит до цилиндров. Приглядевшись, он понял, что оно вытекает из-под выпускного клапана. Харальд покачал гайку, и клапан отошел.

— Вот в чем дело. Резьба сточилась, поэтому горючее вытекает. У вас кусочка проволоки не найдется?

Фредерик порылся в карманах:

— Есть только веревка.

— На время сойдет. — Харальд поставил клапан на место и крепко привязал его к патрубку топливного фильтра. — Теперь заводите.

Фредерик потянул за ручку, и мотор заработал.

— При случае замените веревку на проволоку, — сказал Харальд. — И никаких запчастей не понадобится.

— Вот уж спасибо так спасибо, — сказал Фредерик и уехал.

— Поразительно! — восхитился Тик.

Харальд пожал плечами. Сколько он себя помнил, он всегда умел починить любой механизм.

Они вернулись в замок. Во дворе Харальд, к своему удивлению, увидел Пола Кирке, двоюродного брата их с Тиком одноклассника Мадса и друга брата Харальда, Арне Олафсена. На Поле были шорты, рядом стоял прислоненный к стене велосипед. Харальд несколько раз встречался с Полом и сейчас остановился с ним поболтать, а Тик пошел в дом.

— Ты здесь работаешь? — спросил Харальда Пол.

— В гости приехал.

— Что собираешься летом делать?

— Пока не знаю. В прошлом году нанимался на строительство немецкой базы на Санде.

— И что это за база? — заинтересовался Пол.

— По-моему, какая-то радиостанция. Перед тем как устанавливать оборудование, они всех датчан уволили.

Харальд только собрался спросить, что привело Пола в Кир-стенслот, как ответ стал ясен сам собой. Из-за угла вышла Карен с велосипедом. В защитного цвета шортах она выглядела обворожительно.

— Доброе утро, Харальд, — сказала она, подошла к Полу и поцеловала его. — Привет!

Харальд расстроился. Он так рассчитывал провести с Карен час за обедом. А она, оказывается, отправляется на велосипедную прогулку с Полом, и у них наверняка роман.

Пол взял Карен за обе руки:

— Ты готова?

— Да. По коням!

Они сели на велосипеды и укатили по залитой солнцем аллее.

Гермия Маунт думала, что ее уволят.

В аэропорту Каструп арестовали двух датчан, работавших на МИ-6, и теперь их наверняка допрашивали. Для «Ночных стражей» это был тяжелый удар.

Гермия проработала на британские госслужбы десять лет и знала, как все происходит. Ее начальнику, Герберту Вуди, надо будет найти в отделе козла отпущения, и Гермия была самой подходящей кандидатурой.

— М-да, плохие новости, — сказал Вуди Гермии, стоявшей перед его столом.

— Когда оперативника допрашивают, это всегда опасно, — ответила Гермия. — Однако, по-моему, в данном случае риск минимальный.

— Возможно, придется провести расследование.

У нее упало сердце.

— Те двое, которых арестовали, никаких секретов не знают, так что выдать никого не смогут. Кто-то из «Ночных стражей» передавал им бумаги, и они прятали их.

— А кто передавал бумаги?

— Маттиас Херц, лейтенант датской армии. Он залег на дно. А больше никого механики и не знали.

— Но как на них вышла датская полиция?

— Думаю, ошибку допустила шведская сторона.

Вуди воодушевился. Швеция, будучи нейтральной страной, не входила в сферу его ответственности. Он с радостью переложит вину на другой отдел.

— Садитесь, мисс Маунт.

— Благодарю, — ответила Гермия. — Шведский посредник передал подпольную прессу в агентство Рейтер в Стокгольме. Возможно, это-то и привлекло внимание немцев. Вы же всегда строго придерживались правила: агенты должны избегать побочной деятельности, такой, например, как пропаганда.

Это была прямая лесть: она никогда не слышала от Вуди ничего подобного.

— Да-да, — важно кивнул Вуди.

— Я могу составить докладную записку, в которой упомяну об установленном вами правиле и процитирую письмо, в котором я напоминала о нем шведской стороне.

— Дельная мысль.

— Нам понадобится новый канал связи с Данией.

Вуди представления не имел, как это организовать.

— Да, серьезная проблема, — заволновался он.

— К счастью, у нас имеется резервный план с использованием парома, курсирующего между Эльсинором и шведским Гельсинборгом. Я могу написать в докладной записке, что вы уполномочили меня задействовать его.

— Отлично.

— А… расследование? — спросила она, замявшись.

— Знаете, я не думаю, что в нем возникнет необходимость. Ваша записка послужит ответом на все вопросы.

Значит, ее все-таки не уволят.

— Очень хорошо, сэр.

— А чем займутся оставшиеся «Ночные стражи»?

— Я попрошу их искать любые подтверждения того, что немцы разработали систему слежения за самолетами.

— Не делайте этого! Если враг узнает, чем мы интересуемся, он решит, что у нас такая система есть!

— Сэр, а если она уже есть у немцев?

— Нет. Уверяю вас.

— Человек с Даунинг-стрит, приходивший сюда на прошлой неделе, придерживается иного мнения.

— Строго конфиденциально сообщаю вам, что комиссия МИ-6 совсем недавно рассматривала вопрос о радарах и пришла к выводу, что у неприятеля они появятся не раньше чем через полтора года.

— Что ж, это меня успокаивает, — солгала Гермия. — Сэр, полагаю, вы принимали участие в работе комиссии?

— По правде говоря, я ее возглавлял.

— Благодарю за сообщение. Оно меня очень успокоило. Я займусь докладной запиской.

Гермия вернулась к себе в кабинет. Ей удалось не вылететь с работы, но зато стало окончательно ясно, что Вуди не позволит ей выяснять, есть ли у немцев в Дании радар.

Разумеется, она может заняться этим и без разрешения Буди. Но как сформулировать задание «Ночным стражам»? Что им искать и где? Ей нужна дополнительная информация, чтобы ввести в курс дела Пола Кирке. Но Буди ей этой информации не даст.

Она села за стол, сняла телефонную трубку:

— Будьте добры, соедините меня с Даунинг-стрит, десять.

С Дигби Хором они встретились на Трафальгарской площади. Пожав друг другу руки, они пошли в сторону Сохо.

Дигби повел Гермию во французский ресторанчик. За соседними столиками никого не было, и они могли не бояться, что их подслушают. Сделав заказ, она сразу приступила к делу:

— Я хочу, чтобы мои агенты в Дании выяснили, есть ли у немцев радар.

— Проблема гораздо сложнее, — сказал Дигби. — Радар у них, вне всякого сомнения, есть. Как и у нас. Но их радар во много раз эффективнее. Нам совершенно необходимо выяснить почему.

— Так что же именно искать моим людям?

— В этом-то и трудность, — вздохнул он. — Мы понятия не имеем, как выглядит это устройство.

— Насколько я поняла, оно испускает радиоволны. И сигнал должен передаваться на большое расстояние.

— Километров на восемьдесят, как минимум, иначе прибор бесполезен.

— А услышать его можно?

Он удивленно приподнял брови:

— Да, на радиоприемнике. Дельный вопрос. Удивляюсь, как это никому другому в голову не пришло.

— Эти сигналы можно как-то отличить?

Он кивнул:

— Это должна быть серия очень коротких импульсов.

— А вы сумеете собрать нужный радиоприемник?

— Полагаю, да, — сказал он задумчиво.

— Он должен помещаться в чемодан. И работать от аккумулятора, чтобы его можно было включить где угодно.

Принесли ужин. Гермия заказала фрикасе с морепродуктами. Все было свежее, с отличными приправами, и Гермия с аппетитом накинулась на еду.

Время от времени она ловила на себе взгляд Дигби, который смотрел на нее с восторгом и чуть ли не со страстью. Это ее встревожило. Если он в нее влюбится, осложнений не избежать.

Она нарочно начала думать об Арне. Впервые заговорив с ним в баре норвежского отеля для горнолыжников, она сразу поняла, что нашла того, кого ей так не хватало в жизни.

Мысли об Арне помогли ей держать дистанцию с Дигби. Они поужинали и вышли из ресторана. Давно стемнело, но светила полная луна. Они пошли через Сент-Джеймсский парк, и, как только луна скрылась за тучей, Дигби поцеловал ее.

Гермия не могла не восхититься уверенной быстротой его движений. Она не успела увернуться — его губы приникли к ее. Она понимала, что должна с негодованием отвергнуть его посягательства. Но, к собственному ужасу, почувствовала, что не в силах. Она вдруг вспомнила, каково это — оказаться в объятиях мужчины, и, поддавшись желанию, приоткрыла рот.

Они жадно целовались, но минуту спустя его рука скользнула к ее груди, и чары рассеялись.

— Все, хватит, — сказала Гермия твердо.

Девятого апреля 1940 года, в день, когда Гитлер вторгся в Данию, в море находилось около двухсот датских судов. И весь день Би-би-си передавала на датском языке призыв к датским морякам не возвращаться на оккупированную родину, а держать курс на порты союзников. Многие моряки на призыв откликнулись.

Теплым летним вечером Гермия прибыла в рыбацкий городок Стокби и прямо с вокзала отправилась в порт. Там она узнала, что датский капитан, с которым она познакомилась в предыдущий приезд, утром выходит в море. Гермия объяснила, что ей нужно оказаться как можно ближе к побережью Дании, чтобы попытаться поймать немецкую радиопередачу. Капитан не стал выяснять подробности и согласился взять ее с собой.

На следующее утро Гермия и четверо членов экипажа поднялись на борт. Когда судно оказалось километрах в ста от датского побережья — ближе подойти было нельзя, — Гермия вынесла приемник на палубу.

Первый раз пройдя шкалу, она не услышала ничего, что походило бы на сигнал радара. Она повторила все снова, на этот раз медленнее. Следующие два часа она искала на всех частотах.

Наконец ей показалось, что она услышала музыкальную ноту. Она вернулась назад. Сначала были только помехи, но потом на волне 2,4 метра снова раздался звук — до четвертой октавы, — похожий на гул мотора. Она сделала запись в блокноте, который Дигби предусмотрительно положил в чемодан.

Теперь надо было определить направление. В приемнике имелась шкала на триста шестьдесят градусов со стрелкой, указывающей на источник сигнала. Зная направление движения судна и направление стрелки, можно вычислить, откуда поступает сигнал.

Гермия еще раз поймала сигнал. Выяснив новые координаты корабля, она отметила на крупномасштабной карте две точки и провела от них линии к предполагаемому источнику сигнала. Они пересеклись в районе острова Санде.

— Бог ты мой! — воскликнула она. — Оттуда родом мой жених!

Теперь оставалось послать на Санде Пола Кирке или кого-нибудь из его соратников. По возвращении в Блечли она тут же пошлет шифровку датским подпольщикам.

4

Харальд Олафсен решил, что «Тайгер мот» — самая прекрасная машина из всех, им виденных. У блестящего и сверкающего кузена обветшалого «Хорнет мота», который Харальд видел в Кирстенслоте, имелись две открытые кабины, но устроены обе машины были примерно одинаково.

Выпускной класс Янсборгской школы проводил день в летной школе в Водале. Гидами мальчиков были Арне и Пол Кирке. Все мероприятие было затеяно для того, чтобы убедить способных молодых людей пойти в военно-воздушные силы, которые при немцах остались без дела.

Пятнадцать мальчиков провели по базе, прочитали им лекцию. Теперь они с нетерпением ждали обещанных полетов. На поле выстроились в ряд пять «тайгеров». С начала оккупации датским военным самолетам было запрещено подниматься в воздух, но на сегодня летчикам выдали специальное разрешение.

— По очереди загляните в кабину, — сказал Пол Кирке. — Для этого надо встать на черную планку на нижнем крыле. Больше никуда не наступайте — иначе прорвете крыло.

Первым был Тик Даквитц.

— Серебристой рукояткой слева регулируют скорость, а маленькой зеленой — высоту.

Харальд пошел последним. Ему все было безумно интересно, хотя он и вспоминал с обидой, как легко и элегантно Пол Кирке увел у него из-под носа Карен Даквитц.

— Ну, что скажешь? — спросил Пол, когда Харальд спрыгнул на землю.

— С виду все просто, — пожал плечами Харальд.

— Тогда будешь первым, — усмехнулся Пол.

Остальные засмеялись, но Харальду было приятно. Школьники пошли в ангар и надели летные костюмы.

— В последний раз мы виделись в Кирстенслоте, — сказал Пол, надевая Харальду очки.

Харальд только коротко кивнул — он не хотел об этом вспоминать. Но в глубине души ему было любопытно, что за отношения у Пола с Карен. Они просто приятели или все серьезнее?

Первые пять школьников пошли вместе с летчиками к машинам. Харальду хотелось лететь с братом, но его выбрал Пол.

— Прежде всего — осмотр машины, — Пол проверил шасси, покачал элероны. — Ты говорил, что работал на немецкой базе в Санде, — сказал он как бы невзначай.

— Да.

— И что ты там делал?

— Да что придется — копал ямы, мешал бетон.

Пол обошел самолет сзади и проверил руль высоты.

— В прошлый раз ты говорил, что там вроде бы какая-то радиостанция. Откуда ты об этом знаешь?

— Я видел оборудование.

Пол пристально на него посмотрел, и Харальд догадался, что это не пустое любопытство.

— Его видно снаружи?

— Нет. База обнесена забором и охраняется, но как-то ночью я торопился домой и, чтобы срезать путь, пробрался через базу. Я видел огромную вращающуюся антенну.

Механик закончил заправку и прервал их разговор:

— Все готово.

— А ты готов? — спросил Пол Харальда.

— Мне вперед или назад?

— Ученики всегда сидят сзади.

Харальд залез в кабину. Пол помог ему пристегнуть ремни.

— Это учебная машина, поэтому управление продублировано, — сказал он.

Пол сел в переднюю кабину. Механик подошел к самолету, крутанул пропеллер и быстро отскочил в сторону. Двигатель завелся, раздался оглушительный рев, и самолетик затрясло. Механик убрал из-под шасси башмаки. «Тайгер мот» легко вырулил на взлетную полосу. Харальд почувствовал, как самолет набирает скорость, и его охватило радостное возбуждение. Тут самолет подпрыгнул, и они оказались в воздухе.

Ощущение было непередаваемое. Внизу Харальд видел деревушку. Пол дал крен вправо, и Харальд едва поборол панику — ему казалось, что он вот-вот вывалится из кабины.

Самолет выровнялся, звук мотора стал ниже.

— Ты держишь штурвал? — спросил Пол.

— Да.

— Следи за линией горизонта. Она должна быть где-то у меня над макушкой.

— Сейчас она на уровне ушей.

— Я отпущу штурвал, а ты держи машину ровно, смотри, чтобы линия горизонта оставалась на том же уровне.

— Ладно, — сказал Харальд, стараясь не нервничать.

— Управление на тебе.

Харальд почувствовал, что машина в его руках. Линия горизонта опустилась до плеч Пола, значит, нос пошел вверх. Харальд инстинктивно боялся врезаться в землю и поэтому потянул штурвал на себя. Он вернул его на место. Линия горизонта снова поднялась до ушей Пола.

Вдруг самолет дернулся и накренился.

— Что это? — крикнул Харальд.

— Порыв ветра. Сделай небольшую поправку.

Харальд, борясь с испугом, повел штурвал в сторону, противоположную крену.

— Очень хорошо, — сказал Пол. — Теперь обеими ногами легонько надави на педали управления и взгляни на указатель поворота и скольжения.

Как я могу делать все это и одновременно вести самолет? — хотел спросить Харальд, но сдержался. Сделав над собой усилие, он покосился на приборы.

— Когда убираешь ноги с педалей, нос ведет влево-вправо из-за турбулентности. Когда самолет заносит влево, стрелка отклоняется вправо, чтобы исправить положение, надо слегка нажать на правую педаль.

— Понятно.

Харальду казалось, что самолет идет ровно, но, взглянув через несколько секунд на прибор, он понял, что машина накренилась влево. Он нажал на правую педаль, и стрелка указателя медленно вернулась в срединное положение.

— Давай попробуем развернуться, — сказал Пол. — Потяни штурвал влево.

Харальд так и сделал. Самолет накренился, и его снова охватил страх — он испугался выпасть из кабины. Но самолет начал поворачивать влево, и Харальд наконец понял, что на самом деле управляет «Тайгер мотом».

Когда Харальд сделал три четверти круга, Пол сказал:

— Выровняй машину.

Харальд потянул штурвал вправо, и самолет выровнялся.

— Летное поле видишь?

Сначала Харальд его не разглядел — он понятия не имел, как оно должно выглядеть сверху.

— Ряд белых домиков вдоль зеленого поля, — помог ему Пол. — Влево посмотри.

— Теперь вижу.

— Направляйся туда.

До этого момента Харальд и не задумывался, каким курсом они следуют — целиком сосредоточился на том, чтобы держать машину ровно.

— Ты набираешь высоту. Снижайся до трехсот метров.

У Харальда это получилось.

— Молодец. Держи курс на взлетную полосу.

Харальд чуть выровнял самолет, направив его на полосу, но машина все еще была слишком высоко.

— Дальше уже я, — сказал Пол.

Он убрал газ, и самолет плавно спланировал на землю.

Пол свернул со взлетной полосы и подрулил к ангару. Заглушив мотор, он вылез из кабины. Харальд снял очки и шлем, расстегнул ремни и выбрался из самолета.

— У тебя отлично получилось, — сказал Пол. — Прирожденный пилот. Весь в брата.

— Извини, что не сумел зайти на посадку.

— Остальным, скорее всего, даже попробовать не дали. Ну, пойдем переоденемся.

Когда Харальд снял летный костюм, Пол сказал ему:

— Зайди на минутку ко мне в кабинет.

В кабинете Пола стояли каталожный ящик, стол и пара стульев.

— Ты не мог бы нарисовать то устройство, о котором рассказывал? — сказал Пол.

Харальд как раз думал, заговорит ли Пол на эту тему.

— Да, конечно.

— Садись за стол. Вот карандаши, в ящике стола — бумага. Вернусь через пятнадцать минут.

Пол ушел, и Харальд принялся рисовать. Он мысленно представил себе ту дождливую ночь. Художник из него был никудышный, но во всяких аппаратах он разбирался и отлично запоминал, как они выглядят. Закончив, он перевернул листок и на обратной стороне набросал карту острова Санде, указав месторасположение базы. Пол вернулся, внимательно изучил рисунок и сказал:

— Великолепно! Спасибо тебе большое.

— Не за что.

Пол выдвинул один из каталожных ящиков. На разделителях были имена учеников летной школы. Он выбрал папку «Андерсен, X. К.». Андерсен — знаменитый датский сказочник, и Харальд догадался, что эта папка — тайник.

— Пойдем к остальным, — сказал он и направился к двери. — Делать зарисовки немецких военных объектов — это преступление. Никому об этом не рассказывай, даже Арне.

Харальд кивнул:

— Ладно. Только с одним условием. Ты мне честно ответишь на один вопрос.

— Попробую, — пожал плечами Пол.

— Движение Сопротивления существует?

— Да, — ответил Пол. — И ты теперь в нем участвуешь.

Цветочный запах духов Тильде Йесперсен, сидевшей напротив, щекотал Пет.еру ноздри. Он представлял себе, как заблагоухает ее кожа, когда он снимет с Тильде кофточку.

— О чем ты думаешь? — спросила она.

Он с трудом сдержался — очень хотелось ответить прямо. Но Петер вспомнил о жене. К супружеским клятвам он относился серьезно. Многие сочли бы, что у него имеются все основания их нарушить, но он руководствовался более высокими принципами. Поэтому Петер сказал:

— Вспоминал, как ты поставила подножку механику. Ты продемонстрировала исключительную собранность.

— Да что там.

— У тебя отличная реакция. Я всегда был против того, чтобы женщины служили в полиции, но вынужден признать, ты — первоклассный сотрудник.

Подошел официант. Петер заказал сыр и бутерброды с огурцами.

— Дело о шпионах продвигается? — спросила Тильде.

— Не очень. Тех двоих, которых арестовали на аэродроме, увезли в Гамбург. После допроса с пристрастием они назвали гестапо имя связного. Но тот исчез.

— Значит, это тупик?

— Да. У тебя есть знакомые евреи?

— Один или два, — удивленно ответила она. — А что такое?

— Я составляю список.

— Список евреев? Зачем?

— Моя работа — держать под контролем всех подозрительных субъектов.

— И евреи входят в их число?

— Так считают немцы. Новых евреев-эмигрантов распознать легко. Они по-дурацки одеваются, говорят с акцентом, и большинство из них живет в новых районах Копенгагена. Но предки тысяч евреев поселились в Дании столетия назад. Они и выглядят, и говорят как все. Если евреи начнут создавать подпольные группы, мы должны знать, где искать их участников. Вот я и составляю список.

— Но каким образом?

— Два моих помощника просматривают телефонные книги, выписывают все фамилии, похожие на еврейские. Но я бы еще хотел провести обыск в синагоге. Там, вероятно, есть список общины.

Эта идея Тильде не понравилась, но она спросила:

— И что же тебя останавливает?

— Юэль не разрешает.

— По-моему, он прав. А что, если нацисты решат собрать всех евреев и отправить в концентрационные лагеря? Они же воспользуются твоим списком!

— Всегда существует риск, что информация будет использована не по назначению.

— Так может, лучше не составлять этот чертов список?

— Если бы все так думали, в стране вообще бы не было отдела безопасности. Ты что, отказываешься мне в этом помогать?

— Нет. Я сотрудник полиции, и ты мой начальник. Я буду делать то, что ты скажешь.

— Ты это серьезно?

— Знаешь, если бы ты поручил мне составить список датских колдуний, я бы сказала, что не считаю колдуний преступницами. Но список составить я бы тебе помогла.

Принесли еду. Некоторое время они молча ее поглощали. Потом Тильде спросила:

— Как дела дома?

— Инге без изменений, — сказал он.

— Тебе, должно быть, очень тяжело.

— Мне повезло — у меня щедрый отец. На зарплату полицейского я бы не мог себе позволить сиделку, и Инге пришлось бы отправить в лечебницу.

Тильде странно на него посмотрела — будто считала, что лечебница не такой уж плохой вариант.

После обеда они вернулись в полицейское управление. У входа их остановил Фредерик Юэль.

— Флемминг, пойдемте со мной, — сказал он. — Нас вызывает генерал Браун.

От полицейского управления до центральной площади, где в здании под названием Дагмархаус расположились немцы, ходу было всего несколько минут. Их проводили в кабинет Брауна — угловую комнату со старинным столом и кожаным диваном. Петер заметил, что и здесь Браун был при пистолете — будто давал понять, что хоть он и сидит в роскошном кабинете, но дело для него прежде всего.

Браун явно был доволен собой.

— Наши люди расшифровали послание, которое вы нашли в тайнике, — сказал он.

— Что ж, очень впечатляет, — пробурчал Юэль.

— Большого труда это не составило. — Браун открыл лежавшую на столе папку. — Оно написано группой, которая называет себя «Ночными стражами». Вам это название что-нибудь говорит?

— Почти на сто процентов уверен, что оно нам прежде не встречалось, — сказал Петер. — О чем там говорится?

— В шифровке сообщаются подробности дислокации немецких войск в Дании. Местонахождение батарей ПВО в Копенгагене и окрестностях… Вы сумеете разыскать этих людей?

— Очень надеюсь, что да.

— Вы считаете, что эти же люди распространяют подпольную прессу?

— Мы присматриваем за сотрудниками газет. Если бы они вели наблюдения за дислокацией немецких войск, мы бы это заметили. Думаю, это какая-то новая организация.

— Тогда как же вы их поймаете?

— Есть группа потенциальных нарушителей закона, которой мы вплотную не занимались. Это евреи.

Петер услышал, как Юэль судорожно вздохнул.

— Очень советую присмотреться к ним повнимательнее, — сказал Браун.

— В нашей стране трудно распознать, кто еврей.

— Тогда отправляйтесь в синагогу!

— Отличная мысль, — сказал Петер. — Там, возможно, есть список общины.

Юэль бросил на Петера испепеляющий взгляд, но промолчал.

Вернувшись в управление, Петер быстро собрал свою команду — тех, с кем ездил в аэропорт Каструп: Конрада, Дреслера, Эллегарда и Тильде Йесперсен, — и все вместе они отправились в синагогу.

Из еврейского дома для престарелых, расположенного рядом, вышел старик в ермолке.

— Я могу вам чем-нибудь помочь? — вежливо спросил он.

— Мы из полиции, — сказал Петер. — У вас есть ключи от синагоги?

На лице старика появился испуг.

— Да.

— Впустите нас.

Старик достал из кармана связку ключей и отпер дверь.

— Покажите мне список общины, — сказал старику Петер.

— Список общины? Что вы имеете в виду?

— У вас должны быть имена и адреса тех, кто сюда ходит.

— Нет. Мы рады всем евреям.

Чутье подсказывало Петеру, что старик не врет, но он все же велел Дреслеру с Конрадом обыскать здание. Через несколько минут они вернулись — с пустыми руками.

— Но вы же, наверное, пишете людям — просите о пожертвованиях, сообщаете о предстоящих событиях.

— Мы вывешиваем объявления, — сказал раввин. — В еврейском центре.

— Ага! — обрадовался Петер. — В еврейском центре!

Центр находился километрах в полутора от синагоги. Там дежурил молодой человек с презрительным выражением лица. Он сказал, что ни имен, ни адресов у них нет, но центр все-таки обыскали.

Молодого человека звали Ингемар Гаммель. Одет он был довольно дорого. Почему состоятельный молодой человек служит здесь секретарем? Такую работу обычно выполняют юные девушки или домохозяйки из небогатых семей.

Во внутреннем кармане пиджака Гаммеля Петер обнаружил тоненькую записную книжку. Записи с виду обычные — даты обедов, день рождения мамы, «позвонить Йоргену насчет Уайлдера».

— Кто такой Йорген? — спросил Петер.

— Мой двоюродный брат, Йорген Люмпе. Мы обмениваемся книгами, — сказал Гаммель.

— А Уайлдер?

— Торнтон Уайлдер, американский писатель.

Петер заглянул в конец книжки. Там был список имен и адресов, некоторые — с номерами телефонов. Он выбрал наугад имя.

— Хильде Бьергагер — это кто?

— Моя приятельница, — холодно ответил Гаммель.

— А Бертиль Брун?

— Мы с ним играем в теннис. — Гаммель был все так же невозмутим.

— Пол Кирке?

— Старый друг.

— Пребен Клаузер?

— Торговец картинами.

И тут Гаммель впервые выказал слабый намек на эмоцию. Но это было скорее облегчение, нежели чувство вины. Что такого важного в торговце картинами? Или это было предыдущее имя?

— Пол Кирке ваш старый друг?

— Мы вместе учились в университете. — Голос у Гаммеля был ровный, но в глазах мелькнул испуг.

Петер снова глянул в список. Рядом с номером телефона стояла заглавная «Н».

— А что означает буква «Н»? — спросил Петер.

— Нествед. Это его номер в Нестведе.

— А какой другой?

— У него нет другого.

— Тогда зачем вам понадобилось это помечать?

— Честно говоря, не помню.

Возможно, это было правдой. С другой стороны, «Н» вполне могло значить «Ночные стражи».

— Чем он занимается? — спросил Петер.

— Он военный летчик.

— Вот как? — Петер подозревал, что среди «Ночных стражей» могут быть военные: в перехваченной шифровке было много специальных подробностей. — На какой базе?

— В Водале.

— Так вы же говорили про Нествед.

— Это рядом.

— В двадцати пяти километрах. Арестуйте его, — велел Петер Конраду.

Обыск квартиры Ингемара Гаммеля результатов не дал. Петер пришел к выводу, что в шпионской сети Гаммель был мелкой сошкой, в его задачи входило лишь вести наблюдение и докладывать о замеченном связному. А тот переправлял шифровки в Англию. Петер надеялся, что связным окажется Пол Кирке.

Летная школа, где служил Кирке, находилась в семидесяти километрах от Копенгагена. Полицейские отправились туда на двух черных «бьюиках». Петер предполагал, что военные будут чинить ему препятствия, поэтому попросил генерала Брауна послать на всякий случай своего представителя, и в головной машине ехал майор Шварц.

Когда Петер вышел из машины на летном поле в Водале, первым, кого он увидел, был Арне Олафсен. У Петера тут же мелькнула мысль, а не входит ли и Арне в шпионскую сеть.

Арне заметил его взгляд.

— Петер? — удивился он.

— Ты здесь летаешь? — спросил Петер.

— Когда дают летать. — Арне, как всегда, был весел и дружелюбен. Если он и был в чем-то замешан, то умело это скрывал. — А вот ты что здесь делаешь?

— Обычное расследование, — сказал Петер. — Где мне найти ваше начальство?

Арне показал на один из домиков:

— Это штаб. Там спроси майора Ренте.

Петер направился к домику. Ренте оказался долговязым мужчиной с усами щеточкой. Петер представился.

— Я хотел бы побеседовать с капитаном Полом Кирке.

— А в чем дело? — спросил майор.

— Он замешан в торговле краденым.

— Когда военнослужащего подозревают в преступлении, мы предпочитаем расследовать его дело самостоятельно.

— Это понятно. — Он показал рукой на Шварца. — Однако наши немецкие друзья хотят, чтобы капитаном Кирке занималась полиция. Так что ваши предпочтения роли не играют. Капитан на базе?

— Сейчас он в воздухе.

— Я думал, все ваши самолеты на земле.

— Как правило — да, но бывают и исключения. Завтра мы ожидаем гостей из Люфтваффе, они хотят полетать на наших учебных самолетах, поэтому сегодня нам позволили проверить машины в деле. Кирке должен приземлиться через несколько минут.

— А пока что я осмотрю его комнату. Где он обитает?

Ренте заколебался:

— В корпусе А, в дальнем конце взлетной полосы.

— У него есть кабинет или личный шкаф в раздевалке?

— У него небольшой кабинет. Третья дверь по коридору.

— Я начну оттуда. Тильде, ты со мной. Конрад, иди на летное поле, встречай Кирке. Дреслер и Эллегард, обыщите спальню Кирке. Майор, благодарю вас за помощь.

Петер и Тильде подошли к двери с табличкой «Старший инструктор». В крохотной комнатке еле помещались письменный стол и каталожный ящик с делами курсантов.

Через пятнадцать минут Тильде удивленно воскликнула:

— Очень странно!

Она протянула Петеру лист бумаги. На нем была нарисована большая квадратная антенна, окруженная стеной.

— Как ты думаешь, что это? — спросила Тильде.

— Никогда ничего подобного не видел. В папке есть еще что-нибудь?

— Нет.

Она показала ему папку с надписью «Андерсен, X. К.». Петер хмыкнул:

— Ханс Кристиан Андерсен — это само по себе подозрительно. — Он перевернул листок и увидел набросок карты. — Это остров Санде, где живет мой отец.

Приглядевшись повнимательнее, он увидел, что на карте отмечена немецкая база.

— Попали в яблочко, — тихо сказал Петер.

Голубые глаза Тильде засверкали.

— Мы поймали шпиона!

— Пока что нет, — сказал Петер. — Но сейчас поймаем.

Они вышли из здания и направились к летному полю.

Петер встал рядом с Конрадом у взлетной полосы и, показав на снижающийся самолет, сказал:

— Похоже, это наш герой.

Один из «бьюиков» полиции на бешеной скорости выехал на летное поле. Он резко притормозил, и оттуда выскочил Дреслер, возбужденно размахивая ярко-желтым блокнотом.

— Это его шифровальная книга!

Петер бросил на него нервный взгляд. Лишний шум ни к чему — это могло насторожить Кирке.

Петер взглянул на самолет, подруливавший к ангару. Он разглядел в открытой кабине Кирке, но лица его из-за очков видно не было. Однако то, что произошло затем, имело лишь одно объяснение. Мотор вдруг взревел, самолет развернулся.

— Черт подери, он хочет улизнуть! — заорал Петер.

Самолет, набирая скорость, мчался прямо на них. Петер выхватил пистолет. Кирке был нужен ему живым, но лучше уж его пристрелить, чем дать уйти.

Самолет оторвался от земли. Петер прицелился в шлем Кирке и расстрелял весь семизарядный магазин «вальтера», но с огорчением понял, что взял слишком высоко, — в бензобаке, находящемся над головой летчика, образовалось несколько отверстий, бензин из них лился прямо в кабину, однако самолет набирал высоту. Петер проиграл.

Но тут вдруг в кабине вспыхнул огонь. Он мгновенно охватил голову и плечи пилота, одежда которого, похоже, успела пропитаться бензином. Самолет тем не менее продолжал набирать высоту. Но вот тело Кирке завалилось вперед. «Тайгер мот» нырнул и через несколько мгновений врезался в землю.

— Боже мой, какой ужас! Вот бедняга! — сказала Тильде. Ее била дрожь. Петер обнял Тильде за плечи.

— Да, — сказал он. — И хуже всего то, что теперь он не ответит на наши вопросы.

5

Вывеска на здании гласила: «Датский институт народных песен и танцев», но она служила исключительно для отвода глаз. Внизу, в подвале без окон, находился джаз-клуб.

На крохотной сцене сидела за роялем девушка и что-то проникновенно стонала в микрофон. Вероятно, это и можно было назвать джазом, но Харальд не любил подобную музыку. Он ждал Мемфиса Джонни Мэдисона, цветного музыканта, который, впрочем, большую часть жизни прожил в Копенгагене.

Было два часа ночи. Вечером, когда в школе потушили свет, Харальд, Мадс и Тик потихоньку оделись, незаметно выбрались из корпуса и успели на последний поезд до Копенгагена.

Аквавит, который пил Харальд, возбуждал его все больше и больше. Где-то на задворках сознания теплилась гордая мысль о том, что он теперь в Сопротивлении. Он передал шпиону секретную информацию.

Менеджер клуба взял микрофон и объявил Мемфиса Джонни Мэдисона. Зал взорвался аплодисментами. Джонни вышел на сцену, сел за рояль и склонился к микрофону:

— Я хотел бы начать с композиции великого мастера буги-вуги Кларенса Пайн-Топа Смита.

Снова раздались аплодисменты, и Харальд крикнул:

— Джонни, давай!

Около двери послышался какой-то шум, но Харальд не обратил на него внимания. Джонни заиграл вступление и тут же умолк, потому что на сцену поднялся немецкий офицер.

— Лицам низшей расы не позволено выступать на сцене. Этот клуб закрыт.

— Нет! — завопил Харальд. — Не смей, нацистская дубина!

К счастью, его крик потонул в общем гуле негодования.

— Давай-ка смоемся, пока ты еще чего не натворил, — сказал Тик и взял Харальда за руку.

Трое друзей выскочили на улицу.

— Пойдем на вокзал и там дождемся первого поезда домой, — предложил Тик.

Они собирались вернуться в школу еще до подъема и сделать вид, будто мирно проспали всю ночь.

Друзья пошли в сторону центра. На всех крупных перекрестках немцы установили восьмиугольные бетонные будки. Днем в будках стояли постовые, которых было видно только от пояса и выше. Проходя мимо будки, Харальд пнул ее ногой.

— Говорят, постовые дежурят без штанов, потому что их ног и так никому не видно, — сказал Мадс.

Харальд с Тиком засмеялись. А через минуту они оказались около груды строительного мусора. Харальд поднял с земли банку, на дне которой еще оставалось немного черной краски. Подобрав длинную щепку, он вернулся к посту и тщательно вывел на стене будки: ЭТОТ НАЦИСТ БЕЗ ШТАНОВ

Буквы получились четкими. Утром тысячи копенгагенцев по дороге на работу прочтут эту надпись и посмеются.

— Ну, что скажете? — спросил Харальд и обернулся.

Тика и Мадса рядом не оказалось, но прямо за его спиной стояли двое полицейских.

— Очень смешно, — сказал один из них. — Вы арестованы.

Остаток ночи Харальд провел в полицейском участке. В восемь утра его отвели из камеры в кабинет. За столом сидел сержант и читал рапорт.

— Ученик Янсборгской школы, так? — сказал он. — Надо было головой думать. Где ты напился?

— В джаз-клубе, господин начальник.

— И часто это с тобой случается?

— Нет. В первый раз.

— А потом ты увидел будку постового, случайно нашел банку с краской…

— Мне очень стыдно.

И тут вдруг сержант улыбнулся:

— Ладно, не убивайся ты так. Мне и самому смешно стало.

— И что со мной будет? — озадаченно спросил Харальд.

— Ничего. Полиция ловит преступников, а не шутников. — Сержант скомкал рапорт и бросил его в мусорную корзину. — Возвращайся в школу.

— Благодарю вас!

Харальд не верил своему счастью. Сержант встал:

— Один совет напоследок. С выпивкой поосторожнее.

— Обещаю! — горячо воскликнул Харальд.

Сержант открыл дверь, но на пороге Харальда поджидала неприятная неожиданность в лице Петера Флемминга.

— Могу я вам чем-нибудь помочь, инспектор? — спросил сержант.

Петер, не обращая на него внимания, обратился к Харальду:

— Просто замечательно! А я еще подумал, прочитав в списке задержанных имя Харальда Олафсена: уже не наш ли это Харальд Олафсен, сын пастора с острова Санде. — Он обернулся к сержанту. — Я сам с ним разберусь.

Сержант замялся:

— Господин инспектор, старший инспектор решил, что к ответственности его привлекать не стоит.

— Это мы еще посмотрим.

Харальд чувствовал, что вот-вот расплачется:

— Что вы собираетесь делать?

— Думаю отвезти тебя обратно в школу, — сказал Петер.

В Янсборгскую школу они прибыли в полицейской машине. Харальд ехал сзади, как настоящий преступник. Петер показал секретарю свое удостоверение, и их с Харальдом отвели в кабинет Хейса.

Там Петер, ткнув пальцем в Харальда, спросил:

— Это ваш?

Хейс слегка поморщился:

— Да, это Олафсен, наш ученик.

— Он был арестован за нанесение ущерба немецкому военному объекту.

Хейс остолбенел:

— Весьма прискорбно это слышать.

— Вдобавок он был пьян.

— О господи!… Я не знаю, чем…

— Честно говоря, нам бы не хотелось привлекать парнишку к суду за мелкую шалость.

— Что ж, я рад…

— С другой стороны, наши друзья наверняка захотят убедиться, что с нарушителем поступили по всей строгости.

— Да-да, разумеется.

— Все зависит от вас, — продолжал Петер. — Если мы его отпустим, вы исключите его из школы?

— Исключение — слишком суровая мера… — начал было Хейс.

— Не суровее суда и, возможно, тюремного заключения.

— Да, вы правы. Учебный год заканчивается. Если его сейчас исключить, он немногое пропустит.

— Но это понравится немцам, — сказал Петер. — Если вы пообещаете, что он будет исключен, я освобожу его из-под стражи. В противном случае мне придется отвезти его обратно в полицейское управление.

Хейс виновато посмотрел на Харальда:

— Похоже, у школы нет выбора, так ведь?

— Да, господин директор, — ответил Харальд.

— Что ж, я его исключу.

Петер удовлетворенно улыбнулся:

— Я рад, что мы пришли к разумному решению.

Он пожал Хейсу руку и вышел. Тут Харальд понял, что можно наконец расслабиться.

— Случилось ужасное, Олафсен. — сказал Хейс.

— Я понимаю, что поступил отвратительно…

— Я не об этом. Ты, наверное, знаешь двоюродного брата Мадса Кирке, Пола. Вчера он попал в авиакатастрофу.

— Боже… Я же летал с ним всего несколько дней назад!

— Мне горько сообщать тебе об этом, но Пол Кирке погиб.

— Погиб? — переспросил Герберт Вуди. — Как это — погиб?

— Его «Тайгер мот» разбился, — ответила Гермия. Они с Дигби Хором сидели в кабинете у Вуди в Блечли-Парк. — Сегодня пришло известие от Пенса Токсвига, одного из помощников Пола. Происшествие представили как несчастный случай, но на самом деле Пол пытался скрыться от полиции и его подстрелили.

— Бедняга, — вздохнул Дигби.

— Когда вы за мной послали, мистер Вуди, я как раз собиралась идти к вам, чтобы об этом сообщить, — сказала Гермия.

На самом деле, когда ее вызвали, она сидела у себя в кабинете и рыдала. Ей было безумно жалко Пола, такого молодого, полного сил.

— Очень печальная новость, — сказал Дигби и положил руку ей на плечо. — Умирают многие, но особенно больно, когда погибает человек, которого ты знал.

— Так с чем же мы остались? — спросил Вуди.

Гермия заставила себя сосредоточиться:

— Если верить Йенсу, «Ночные стражи» решили на время залечь на дно и посмотреть, как глубоко станет копать полиция. Так что на ваш вопрос я могу ответить следующее: мы остались без источников информации о Дании.

— Что выставляет нас в весьма невыгодном свете.

— Это-то пустяки, — сказал Дигби. — Мы считали, что на годы обогнали нацистов в создании радара, а теперь узнали, что у них тоже имеется радар, причем гораздо мощнее нашего! Плевать, в каком свете это вас выставляет. Нам необходимо как можно больше узнать про их установку.

Вуди обиженно промолчал.

— А как насчет других источников? — спросила Гермия.

— Мы пытаемся задействовать все. И у нас теперь есть еще одна подсказка. В шифровках Люфтваффе появилось слово himmelbett.

— Himmelbett? А что это такое? — спросил Вуди.

— Так по-немецки называется кровать с пологом, — объяснила Гермия. И спросила Дигби: — А в каком контексте?

— Как мы поняли, их радар действует как himmelbett. Подробнее пока не разобрались.

У Гермии созрело решение.

— Мне придется отправиться в Данию самой. Я знаю страну лучше, чем любой другой сотрудник МИ-6. Я без акцента говорю по-датски.

— Не глупите, — сказал Вуди. — Мы не посылаем женщин на такие задания.

— Нет, посылаем, — сказал Дигби. — Вы отправитесь в Стокгольм сегодня же вечером. Я еду с вами.

Герани и Дигби бродили по знаменитой стокгольмской ратуше и, изображая из себя туристов, рассматривали мозаики на стенах.

Выйдя, они прошли по крытой галерее и оказались в саду на берегу озера Маларен. Оглянувшись якобы полюбоваться стометровой башней, возвышавшейся над красным кирпичным зданием, Гермия заметила: хвост никуда не делся.

Усталый мужчина в сером костюме и не пытался скрыть своего присутствия. Как только Дигби с Гермией на лимузине с шофером выехали из ворот британской миссии, за ними следом двинулся «Мерседес-230».

Британский военно-воздушный атташе предупреждал, что немецкие агенты держат под наблюдением всех британских граждан, находящихся в Швеции. Они легко могли избавиться от хвоста, но это было бы недальновидно. Тех, кто уходил из-под наблюдения, хватали и обвиняли в шпионаже.

Гермии надо было исчезнуть так, чтобы хвост ничего не заподозрил. Согласно заранее разработанному плану Гермия с Дигби подошли, прогуливаясь по саду, к памятнику над могилой основателя города Ярла Биргера. За памятником стояла женщина того же роста и сложения, что и Гермия.

— Быстрее, — сказала женщина по-английски.

Гермия сняла плащ и красный берет, отдала их женщине. Потом достала из кармана темно-коричневый платок.

Шведка взяла Дигби под руку, и они вдвоем вышли из-за памятника. Гермия подождала несколько минут. Она видела, как Дигби со спутницей направляются к дальним воротам. Хвост следовал за ними. План сработал.

Дигби с дамой сели в «вольво» и уехали. Хвост на «мерседесе» последовал за ними.

Гермия быстрым шагом пошла в сторону центра.

Поскольку Швеция была нейтральной страной, оттуда можно было звонить в Данию. Гермия решила связаться с женихом. Телефонистке на переговорном пункте она дала телефон летной школы. Пока телефонистка ее соединяла, Гермия напряженно думала. Странно будет наконец, после целого года разлуки, снова поговорить с Арне. Задание, конечно, прежде всего, но ее волновало и то, как Арне к ней сейчас относится. А что, если он ее разлюбил? Вдруг он будет с ней холоден? Такого она не перенесет.

Гермию вызвали в кабинку. Она сняла трубку.

— Алло!

— Кто говорит? — спросил Арне.

Она успела забыть его голос — низкий и ласковый. Первую фразу она придумала заранее, но несколько мгновений не могла произнести ни слова.

— Алло! — сказал Арне. — Вы меня слышите?

— Здравствуй, Щеточка, это твой Черный Котенок.

Она называла его Щеточкой, потому что его колючие усы щекотали ее, когда они целовались. А ее прозвище пошло от цвета ее волос.

Настал его черед онеметь от удивления. Наступила пауза.

— Как ты? — спросила Гермия.

— Нормально, — наконец ответил он. — Боже мой! Это и в самом деле ты?

— Да. — Она поняла, что не в силах больше сдерживаться. — Ты меня еще не разлюбил?

Он ответил не сразу. И она испугалась, что его чувства изменились. Прямо он этого не скажет, думала она, начнет говорить обиняками, но она поймет…

— Я люблю тебя. И безумно по тебе скучаю.

Гермия закрыла глаза. У нее закружилась голова.

— Я тоже тебя люблю, — ответила она.

— Как ты? Откуда ты звонишь?

— Я недалеко.

— Понятно.

Следующую часть беседы она подготовила заранее.

— Ты помнишь замок?

— Ты про руины? Разве я могу такое забыть?

— Можешь встретиться со мной там?

— Я далеко…

— Это очень важно.

— Я попрошу увольнительную, если не получится, уеду самовольно.

— Не делай этого. Когда у тебя следующий выходной?

— В субботу.

Включилась телефонистка и сообщила, что у них осталось десять секунд.

— Я буду там в субботу, — быстро сказала Гермия. — Если у тебя не получится, я буду приходить туда каждый день.

— И я тоже.

— Береги себя. Я тебя люблю.

— Я люблю тебя…

Разговор прервался.

Из кабинки Гермия вышла, светясь счастьем.

Разрушенный замок, о котором они говорили, назывался Хаммерсхуз, он находился на датском острове Борнхольм в Балтийском море. В 1939 году они провели на этом острове целую неделю и как-то теплым летним вечером занимались любовью в развалинах замка. Остров находится всего в тридцати километрах от южного берега Швеции. Гермии оставалось найти небольшое судно, которое нелегально доставит ее туда.

Через день после ареста Харальд вернулся домой.

Хейс разрешил ему остаться в школе еще на два дня, чтобы сдать экзамены. Ему разрешено будет окончить школу, но до торжественной церемонии его не допустят. Самое главное — место в университете удалось сохранить. Он будет изучать физику у самого Нильса Бора.

Когда наконец поздно вечером Харальд добрался до дома, там была только мать. Он поставил чемодан и поцеловал ее.

— Отца нет, — сказала она.

— А где он? — спросил Харальд.

— Ове Боркинг болен.

— Прости, мама, — сказал Харальд. — Я не хотел тебя огорчать.

— Отец в ужасе. Зачем ты это сделал?

Ответа у него не было.

Мать сделала ему на ужин бутерброды. Они просидели до полуночи, потом мать сказала:

— Может, отцу придется провести у Боркинга всю ночь. Ложись-ка ты лучше спать.

Он долго не мог заснуть. Пытался понять, почему ему так страшно. Гнев отца ужасен, но Харальд не из пугливых. Скорее, наоборот: он всегда был склонен восставать против чужой воли. Ночь пролетела быстро. На рассвете Харальд все-таки уснул.

Через час дверь распахнулась, на пороге возник пастор.

— Как ты мог? — возопил он.

Харальд, моргая спросонья, сел в кровати.

— О чем ты думал? Что на тебя нашло?

Харальд не желал, как малое дитя, прятаться под одеялом. Он откинул его и встал.

— Прикройся, сын, — сказал отец. — Ты почти обнажен.

— Если тебя оскорбляет мой вид, не входи ко мне в комнату, не постучавшись.

— И не подумаю стучаться в своем собственном доме! Как ты мог так опозорить себя самого, школу, семью?

Харальд натянул брюки и повернулся к отцу.

— Так что же? — бушевал пастор. — Будешь ты мне отвечать или нет?

— Прости, я думал, это вопрос риторический.

Отец пришел в ярость:

— Не пытайся отговариваться.

— А я и не отговариваюсь. Я хочу понять, есть ли надежда, что ты меня выслушаешь.

Пастор занес руку, словно собираясь ударить Харальда, но тут же опустил ее.

— Что ж, я слушаю. Что ты скажешь в свое оправдание?

— Я раскаиваюсь в том, что размалевал караульную будку, потому что это был никчемный поступок, детская выходка.

— Это еще слабо сказано!

— Мне стыдно, что я опозорил школу. Я раскаиваюсь в том, что напился, — потому что утром чувствовал себя ужасно. Но больше всего я раскаиваюсь в том, что огорчил мать.

— А отца?

Харальд покачал головой:

— Ты огорчаешься потому, что задето твое самолюбие. Но я очень сомневаюсь, что ты переживаешь за меня.

— Самолюбие? — взревел отец. — При чем тут самолюбие? Я старался воспитать своих сыновей порядочными, богобоязненными людьми — и ты не оправдал моих ожиданий. Ни один член нашей семьи никогда не попадал в тюрьму. Ты запятнал нашу семейную честь. И что теперь с тобой делать?

— Я пропущу всего несколько дней занятий. Здесь, дома, я могу готовиться к университету.

— Нет, — сказал отец. — Так легко ты не отделаешься.

У Харальда возникло нехорошее предчувствие.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Ты не поедешь в университет. Я не пущу тебя в Копенгаген, где ты будешь марать свою душу выпивкой и джазом.

— Но мне уже выделили место.

— Однако денег тебе не предложили.

— Дедушка оставил деньги на мое образование.

— Но распоряжаться ими поручил мне. И я не позволю, чтобы ты прокутил их в ночных клубах.

— Это не твои деньги! Ты не имеешь права!

— Разумеется, имею. Я — твой отец.

Харальд был ошарашен. Это было единственное, чем его можно было по-настоящему наказать.

— Ты всегда говорил, как важно получить образование.

— Одевайся. Ты будешь работать.

Конь Майор отвез их на другой конец острова. На пристани они дождались парома, переправились на континент и поехали в город Эсбьерг. Магазины на центральной площади еще не открылись, но пастор постучал в дверь галантерейной лавки. Им открыл владелец, Отто Сейр, служивший дьяконом в церкви на Санде. Он, похоже, поджидал отца с сыном.

Они вошли, и Харальд огляделся. В стеклянных шкафах лежали разноцветные мотки шерсти. На полках высились штабеля шерстяных, хлопчатобумажных, шелковых тканей. Пахло, как в шкафу пожилой дамы, — нафталином и лавандой.

Зачем он здесь? На этот вопрос ответ дал отец:

— Брат Сейр любезно согласился дать тебе работу. Ему нужен помощник.

Сейра, маленького лысого человечка с усами, Харальд знал с раннего детства. Он был известен хитростью и скаредностью, а также излишним самомнением.

— Не ленись, будь внимателен и послушен, и тогда ты освоишь хорошую профессию, юный Харальд.

Пастор пожал руку Сейру и поблагодарил его, а Харальду на прощание сказал:

— После работы сразу же возвращайся домой. Вечером я с тобой поговорю.

Он ждал от Харальда ответа, но тот промолчал, и пастор ушел.

— Ну что ж, — сказал Сейр, — сейчас самое время подмести перед открытием. Щетка в кладовке.

Харальд повиновался.

В девять часов Сейр повесил на дверь табличку «Открыто».

— Когда надо будет обслужить покупателя, я дам тебе знак, и ты подойдешь и скажешь: «Добрый день! Чем могу вам служить?» Но для начала посмотри, как это делаю я.

Харальд понаблюдал, как Сейр продает шесть иголок женщине, которая отсчитывала монетки с таким трепетом, будто они были золотыми. Следующей была хорошо одетая дама лет сорока, которая купила два метра черной ленты. Затем тонкогубая женщина спросила рулон белого полотна.

— Слева, — подсказал Сейр.

Харальд нашел полотно. Цену он прочитал на деревяшке, на которую был намотан рулон. Он взял деньги, отсчитал сдачу.

Утро тянулось бесконечно долго. Сейр проверял товар, выписывал счета, говорил по телефону, а Харальд должен был стоять удвери и поджидать посетителей. Неужели он всю жизнь проведет, продавая домохозяйкам ткани? Нет, это немыслимо!

К середине утра Харальд пришел к выводу, что не сможет проработать здесь даже лето. К обеду он понял, что не станет дожидаться и конца рабочего дня. Когда Сейр повесил на дверь табличку «Обед», Харальд сказал:

— Я пойду прогуляюсь.

— У тебя всего час, — предупредил его Сейр.

Харальд вышел на улицу, спустился с холма и сел на паром. Прибыв на остров, он по пляжу отправился к дому. Ему хотелось плакать, и некоторое время спустя он понял, в чем дело.

В нем созрело намерение сегодня же покинуть эти места.

И, осознав это, он окончательно разобрался в ситуации. Он не обязан выполнять навязанную ему работу — но тогда нельзя и оставаться в родительском доме. Ему придется уехать.

Дойдя до дома, Харальд заметил, что лошади в загоне нет. Он пошел на кухню. Увидев его, мать испугалась. Харальд поцеловал ее, но ничего объяснять не стал.

Он поднялся к себе в комнату, собрал чемодан, как будто отправлялся в школу. Мать подошла и встала в дверях.

— Куда же ты теперь? — спросила она.

— Не знаю.

Харальд подумал о брате. Он пошел в отцовский кабинет, снял телефонную трубку и позвонил в летную школу. Его соединили с Арне, и Харальд рассказал ему, что произошло.

— Старик перестарался, — сказал Арне. — Если бы он нашел тебе тяжелую работу, например разделывать рыбу на консервном заводе, ты бы ее не бросил — просто чтобы доказать, что ты мужчина. Куда ты отправишься?

И тут Харальда осенило:

— В Кирстенслот. Там живет семья Тика Даквитца. Только отцу не говори. Не то он за мной приедет.

— Ему может сказать и старик Даквитц.

Верная мысль. Респектабельный банкир вряд ли станет сочувствовать беглецу.

— Я буду ночевать в брошенном монастыре, — сказал он. — Отец Тика и не узнает, что я там.

— А чем ты будешь питаться?

— Может, удастся получить работу на ферме.

Не успел Харальд повесить трубку, как в кабинет вошел отец.

— Почему ты не в магазине?

— Я не верю, что моя судьба — быть галантерейщиком.

— Ты не можешь знать своей судьбы.

— Скорее всего, не могу.

Харальд вышел. Он спустился вниз, в сарай, развел огонь в топке мотоцикла, накидал в коляску торфобрикетов. Затем он вернулся в дом за чемоданом. Отец преградил ему дорогу:

— Куда ты направляешься?

— Я предпочел бы об этом не сообщать.

— Я запрещаю тебе уезжать.

— Отец, ты прилагаешь все усилия, чтобы я не мог продолжить образование. Боюсь, ты утратил право указывать мне, что делать.

Слова сына глубоко ранили пастора. Сердце Харальда сжалось от боли и жалости, но он понимал, что, выказав сострадание, потеряет решимость и позволит уговорить себя остаться.

Поэтому он молча повернулся и вышел во двор. Он привязал чемодан к мотоциклу и вывел машину на дорогу. По двору к нему бежала мать. Она рыдала:

— Харальд, отец любит тебя! Ты это понимаешь?

— Да, мама, кажется, понимаю.

— Дай мне знать, что у тебя все в порядке. — Она поцеловала его. — Обещаешь?

— Обещаю. — И он уехал.

6

Петер Флемминг раздел жену. Она стояла перед зеркалом, а он расстегивал крючки ее платья. Сегодня Инге была такой же хорошенькой, как в медовый месяц. Но тогда она улыбалась и лицо ее светилось счастьем. А сейчас оно не выражало ничего.

Он повесил платье, расстегнул бюстгальтер. Посадив Инге на табуретку, снял с нее туфли, пояс, чулки и надел на нее ночную рубашку. Цветочный узор был ей к лицу. Ему показалось, что у нее на губах мелькнула слабая улыбка.

Петер отвел ее в ванную, после чего уложил в постель. Он и сам переоделся в пижаму, но спать ему не хотелось, поэтому он пошел в гостиную выкурить сигарету.

Петер закурил, а потом, поддавшись порыву, взял с комода бутылку аквавита и налил себе рюмку. Потягивая водку и куря, он размышлял о событиях прошедшей недели.

Он поймал двух шпионов, но Пол Кирке погиб, и Петер не успел выяснить, кто работал вместе с ним и откуда он получал приказы. «Допрос с пристрастием» Ингемара Гаммеля тоже не дал новой информации.

Петер расспрашивал командира Пола, его родителей, друзей, даже его двоюродного брата Мадса, но ничего не выяснил. Он установил слежку за Арне Олафсеном. Но Арне всю неделю вел себя безукоризненно. Петер как раз задался вопросом, что предпринять дальше, но тут раздался стук в дверь.

Он взглянул на часы: половина одиннадцатого, время для гостей неподходящее. Он вышел в коридор, открыл дверь. На пороге стояла Тильде Йесперсен.

— Есть новости, — сказала она.

— Входи. Прошу прощения за свой вид.

Она бросила взгляд на его пижаму и, усмехнувшись, прошла в гостиную.

— А где Инге?

— Уже в кровати. Хочешь глоток аквавита?

— Не откажусь.

Он достал вторую рюмку, налил им обоим.

— Арне Олафсен в Копенгагене, — сказала она. — На завтра купил билет на паром до Борнхольма.

Петер застыл, не донеся рюмку до рта.

— До Борнхольма? — переспросил он.

От этого острова, любимого места отдыха датчан, было рукой подать до Швеции. Неужели это тот самый шанс, которого он так ждал?

— Не исключено, разумеется, что он просто решил отдохнуть, — сказала Тильде.

— Ну конечно. С другой стороны, он может планировать побег в Швецию. Кто с ним сейчас?

— Дреслер. Он сменил меня пятнадцать минут назад.

— Давай подумаем, зачем Олафсену покидать страну?

— Возможно, он заметил, что за ним следят. Или же отправляется на Борнхольм шпионить. Или у него там встреча. Со смертью Кирке они лишились каналов связи.

— Ни в одной из этих версий я до конца не уверен. И есть только один способ все проверить. Скажи Дреслеру, чтобы он сел на паром.

— У Олафсена велосипед. Дреслеру тоже взять?

— Да. А нам с тобой закажи билеты на завтрашний самолет. Мы прибудем туда первыми.

Тильде встала.

— Хорошо.

Петеру не хотелось, чтобы она уходила. От аквавита по телу разлилось тепло, и ему было приятно сидеть и беседовать с симпатичной женщиной. Он проводил ее в коридор.

— Встретимся завтра на аэродроме, — сказала она.

— Да. — Он взялся за дверную ручку. — Тильде…

Она невозмутимо взглянула на него:

— Что?

— Спасибо тебе. Ты отлично поработала.

— Спокойной ночи. — Она дотронулась до его щеки.

Он наклонился и внезапно поцеловал ее.

Она ответила на его поцелуй горячо и страстно.

И тут уголком глаза Петер заметил какое-то движение. Он оторвался от Тильде и оглянулся: в дверях спальни стояла Инге. Лицо ее по-прежнему не выражало ничего, но она в упор смотрела на них. Петер услышал собственный судорожный вздох.

Тильде выскользнула из его объятий, открыла дверь и вышла. Дверь захлопнулась.

Самолет из Копенгагена на Борнхольм вылетел в девять утра. Через час он приземлился на аэродроме в полутора километрах от Рённе, главного города Борнхольма. Петера и Тильде встречал начальник местной полиции, который предоставил им машину.

Городок был тихий, на его улицах лошади попадались чаще, чем машины. Днем Петер с Тильде отправились на пристань встречать паром. О вчерашнем поцелуе они не заговаривали, но Петер теперь особенно остро ощущал присутствие Тильде. Правда, у него не шла из головы Инге в дверях спальни.

Паром причалил, пассажиры сошли на берег.

— Вон он, — сказала Тильде.

Петер увидел Арне в военной форме и с велосипедом.

— А где же Йохан?

— Чуть позади.

— Ага, вижу.

Петер надел темные очки и завел мотор.

Арне поехал по мощенной булыжником улочке, Дреслер последовал за ним. Петер с Тильде держались в отдалении. За городом на дороге остались лишь они одни, и Петеру пришлось отстать, чтобы Арне не обнаружил машину.

Начинало смеркаться. Километров через пять они подъехали к перекрестку. Там их поджидал озадаченный Дреслер.

Арне видно не было.

— Извините, начальник. Он вдруг рванул вперед и оторвался. Я потерял его из виду и, куда он поехал, не знаю.

— Возможно, он все продумал заранее, — сказала Тильде. — Похоже, эти места ему хорошо знакомы.

— Что ж, это даже к лучшему, — сказал Петер.

— В каком это смысле? — удивилась Тильде.

— Если ни в чем не повинный человек понимает, что за ним следят, он что делает? Останавливается и спрашивает: «Почему вы за мной едете?» И только злоумышленник нарочно уходит от слежки. Это значит, что Арне Олафсен — шпион.

Харальд потерял почти все, что у него было. Все его планы рухнули, надежд на будущее не осталось. Однако он не предавался горестным размышлениям, а с нетерпением ожидал встречи с Карен Даквитц.

Дания — страна маленькая и очень красивая, но, если путешествовать по ней со скоростью тридцать километров в час, она кажется бескрайней пустыней. Харальду понадобилось полтора дня, чтобы пересечь ее на своем драндулете. До Кирстенслота он добрался в субботу к вечеру. Ему не терпелось увидеть Карен, но в замок он сразу не пошел. Он отправился мимо разрушенного монастыря, через деревню к ферме, на которой они побывали вместе с Тиком.

Поставив мотоцикл, он пошел искать фермера. Тот сидел во дворе и курил трубку.

— Добрый вечер, господин Нильсен, — сказал Харальд.

— Здорово, — настороженно ответил Нильсен. — Чего тебе?

— Меня зовут Харальд Олафсен. Мне нужна работа, а Йозеф Даквитц сказал, что вы нанимаете на лето батраков.

— Только не в этом году, сынок.

Харальд расстроился:

— Почему? Уверяю вас, я отличный работник.

— Времена тяжелые, немцы платят меньше, чем обещали, и мне не на что нанимать батраков.

— Я готов работать за еду, — воскликнул Харальд.

Нильсен пристально на него посмотрел:

— Похоже, у тебя неприятности. Но в таком случае неприятности будут и у меня. Извини. Пойдем, я тебя провожу.

По-видимому, фермер решил, что Харальд в таком отчаянном положении, что может что-нибудь украсть. Они вышли со двора.

— А это что такое? — спросил Нильсен, увидев тихонько пыхтящий мотоцикл.

— Обычный мотоцикл, только я его переделал, и он теперь работает на торфе.

— Да он того и гляди взорвется!

— Это абсолютно надежная конструкция! — обиделся Харальд. — Я отлично разбираюсь в моторах. Кстати, несколько недель назад я починил вам трактор.

— Это ты про что? — нахмурился Нильсен.

— Я приезжал в Кирстенслот на выходные. Мы с Йозефом встретили работника, который никак не мог завести трактор.

— А-а-а, про это я слыхал. Так, значит, ты тот самый парнишка? Быть может, я тебя и найму. Батраков я себе позволить не могу, а вот механик — это совсем другое дело. У меня с полдюжины машин простаивает — запчастей нет. Как думаешь, сумеешь их наладить?

— Да.

Сейчас не время скромничать, подумал Харальд.

— Тогда ладно. — Нильсен взглянул на мотоцикл. — Если ты это сумел соорудить, может, и с сеялкой тебе удастся справиться. Я согласен тебя испытать.

— Спасибо, господин Нильсен!

— Приходи в понедельник в шесть утра. Мы, крестьяне, ранние пташки.

— Обязательно приду.

И Харальд поспешил уехать — чтобы фермер не успел передумать.

Когда он подъехал к деревне, уже окончательно стемнело. Он с трудом разглядел человека в полицейской форме, который, выйдя на дорогу, жестом велел ему остановиться. Харальд еле успел нажать на тормоз.

— Это что за чертовщина? — спросил полицейский, глядя на мотоцикл.

— Это мотоцикл «нимбус», который работает на пару.

— Выглядит довольно сомнительно.

У Харальда никогда не хватало терпения общаться с представителями власти.

— Уверяю вас, господин полицейский, это очень надежная машина. Вы сейчас говорите как официальное лицо или просто любопытствуете?

— Не дерзи, парень. Я тебя раньше видел?

Харальд понял, что надо сбавить обороты.

— Меня зовут Харальд Олафсен.

— А я — здешний полицейский Пер Хансен. Ты приятель евреев из замка?

Тут уж Харальд вышел из себя:

— Кто мои приятели, вас не касается.

— Ого! Вот, значит, как. — Вид у Хансена был довольный — он добился того, чего хотел. — Я с тебя глаз спускать не буду. А теперь давай проваливай.

Харальд уехал. Он ругал себя за то, что не сдержался и заработал себе врага в лице местного полицейского. Когда же он научится не лезть на рожон?

Метрах в четырехстах от Кирстенслота он свернул на тропинку, которая шла через лес к монастырю. Он оставил мотоцикл перед церковью, прошел мимо келий и вошел в церковь через боковую дверь. Потом открыл тяжелую главную дверь церкви и завел мотоцикл внутрь.

Вспомнив, что после ужина Карен любит выкурить сигарету на террасе замка, он решил пойти ее поискать.

От ворот монастыря к замку вела широкая аллея, но Харальд предпочел пойти в обход, через лесок. Укрывшись за деревом, он заметил в окнах столовой мерцающие огоньки свечей. По-видимому, семья собралась за ужином. Харальд рискнул подойти поближе.

— Что вы здесь делаете? — раздался у него за спиной голос.

Он резко обернулся. По террасе шла Карен в сине-зеленом шелковом платье.

— Тс-с, — сказал он тихонько.

В сумерках она его не узнала.

— Это что еще за «тс-с»? Я застаю под нашими окнами постороннего, и у него хватает наглости говорить мне «тс-с»?

— Я не хочу, чтобы господин Даквитц узнал, что я здесь.

— Вам бы полиции бояться, а не моего отца!

— Я — Харальд Олафсен. Я был здесь две недели назад.

— А, любитель буги-вуги! И что это ты тут делаешь?

Карен присела на парапет и закурила. Он подошел к ней:

— Я поругался с отцом и ушел из дому.

— А почему здесь оказался?

— Мне дал работу Нильсен.

— Что ж, предприимчивый молодой человек. И где же ты живешь?

— Я… в старом монастыре.

— Интересное решение. Ты, надеюсь, привез с собой одеяла и все такое?

— Вообще-то нет.

— Ночью может быть холодновато.

— Ничего, переживу.

— Хм… — Она некоторое время сидела молча. Затем швырнула окурок в клумбу и встала. — Что ж, желаю удачи. — И она ушла в дом.

Разговора не получилось, с грустью подумал Харальд. Он мог бы проболтать с ней до утра, а ей через пять минут стало скучно.

Он вернулся в монастырь. В воздухе уже ощущалась ночная свежесть. Пол в церкви был выложен плитками, и спать на нем наверняка холодно. Да, зря он не догадался прихватить из дома одеяло. Он стал подыскивать себе место для ночлега. В восточной стене была глубокая ниша — там прежде располагался алтарь. Это была самая подходящая лежанка.

Он думал про Карен, представлял, как она гладит его по голове, как ее губы касаются его щеки, как она обвивает его шею руками.

Ему стало холодно, и он вылез из ниши. Может, поспать в «роллс-ройсе»? Харальд возился с брезентом, когда вдруг услышал шаги. Он замер. Через мгновение в окно посветил луч фонарика.

— Харальд? — услышал он голос.

Сердце его радостно забилось.

— Карен!

Луч нашел его. В церковь вошла Карен с узлом в руках.

— Я принесла тебе одеяла.

— А я уж собирался ночевать в машине.

— Ты для этого слишком длинный.

Развернув одеяла, он увидел кое-что еще.

— Я решила, что ты наверняка проголодался, — объяснила она и посветила фонарем на сверток. В нем лежало полбуханки хлеба, корзиночка клубники и колбаса. А еще — термос с кофе.

Он накинулся на угощение, но старался себя сдерживать — чтобы не походить на оголодавшего шакала. Послышалось мяуканье, и из темноты в круг света шагнул кот. Тот самый черно-белый, которого он видел, когда впервые вошел в церковь. Он кинул на землю кусочек колбасы. Кот понюхал его и принялся за еду.

— Как его зовут? — спросил Харальд.

— У него нет имени. Он приблудный.

— Я назову его Пайнтоп — в честь моего любимого пианиста, — сказал Харальд.

— Хорошее имя.

Харальд съел все до крошки.

— Здорово-то как! Спасибо тебе.

— Наверное, надо было принести побольше. Ты когда последний раз ел?

— Вчера.

— А как ты сюда добрался?

— На мотоцикле. Вон он, там стоит. Только у него скорость маленькая, потому что он работает на торфе. Так что на дорогу ушло два дня.

— Ты решительный, Харальд Олафсен. Должна признаться, я таких решительных прежде не встречала.

— По правде говоря, я то же самое думаю про тебя.

— Да ладно тебе. На свете полным-полно избалованных девочек, которые хотят стать балеринами. А сколько человек проехало всю Данию на мотоцикле, работающем на торфе?

Он рассмеялся. Они с минуту помолчали.

— Мне очень жаль Пола, — сказал наконец Харальд. — Для тебя, наверное, это страшный удар.

— Да, это было ужасно. Я весь день проплакала.

— Вы с ним были очень близки?

— Мы встречались всего три раза, и я не была в него влюблена, но все равно я очень переживала. — В глазах у нее появились слезы.

Харальд, к своему стыду, в глубине души обрадовался тому, что она не была влюблена в Пола.

— Ты знаешь, как это произошло?

— Нет. Военные все держат в секрете. Просто сообщили, что самолет потерпел аварию и подробности выясняются.

— Может, они что-то скрывают?

— Что, например? — спросила она резко.

Но Харальд не мог поделиться с ней своими соображениями, не выдав собственной связи с Сопротивлением.

— Может, самолет был плохо отлажен.

— Чтобы скрыть такое, они не стали бы прикрываться военной тайной.

Харальд понял, что обидел ее.

— Пожалуй, ты права, — сказал он. Сказал неискренне, но лишь потому, что не хотел с ней ссориться.

— Мне надо вернуться, пока не заперли дверь, — холодно сказала Карен.

— Спасибо за ужин и за одеяла. Ты — ангел милосердия.

— Роль мне несвойственная, — сказала она, слегка смягчившись. — Спокойной ночи.

На узкой кровати в деревенской гостинице на острове Борнхольм Гермия спала отвратительно. Ей было от чего нервничать — она находилась на оккупированной территории с поддельными документами в кармане.

В Стокгольме они с Дигби еще раз ушли от немецкой слежки и отправились поездом на южное побережье. В рыбацкой деревушке под названием Калвсби они нашли рыбака, который согласился переправить ее на Борнхольм. Она попрощалась с Дигби и поднялась на борт суденышка. А он собирался на день в Лондон — отчитаться перед Черчиллем, после чего должен был вернуться в Калвсби и ждать ее возвращения.

Вчера на рассвете рыбак высадил ее с велосипедом на пустынном берегу и пообещал вернуться через четыре дня. Она доехала до развалин замка Хаммерсхуз и весь день прождала Арне. Он не появился.

Она велела себе не отчаиваться. Скорее всего, он не успел на вечерний паром из Копенгагена. Значит, он придет на свидание утром.

Под вечер она поехала в ближайшую деревню, где без труда устроилась на ночлег. Утром Гермия оделась и спустилась вниз к завтраку. В столовой был еще один постоялец — мужчина средних лет.

— Доброе утро! Меня зовут Свен Фромер, — сказал он с дружелюбной улыбкой.

Гермия старалась держаться как можно непринужденнее.

— А меня Агнес Рикс. Чудесная сегодня погода. — Она положила себе овсянки, залила ее холодным молоком и принялась есть.

Свен улыбнулся и сказал:

— Очень по-английски.

Она в ужасе уставилась на него. Как это он ее раскусил?

— Что вы имеете в виду?

— То, как вы едите озсянку.

Он-то налил молоко в стакан и запивал им кашу. Она отлично знала, что датчане едят овсянку именно так.

— Мне так больше нравится, — сказала она. — Так каша получается не очень горячая, и можно есть быстрее.

— Девушки вечно куда-то спешат. А вы откуда?

— Из Копенгагена.

— Я тоже.

— Приехали отдохнуть?

— Увы, нет. Я землемер. Впрочем, работа моя закончена, домой мне только завтра, поэтому сегодня я собираюсь покататься по окрестностям и вечерним паромом отбыть. Буду рад, если вы составите мне компанию.

— Я помолвлена, — твердо ответила Гермия.

— И тем не менее я буду рад вашему обществу.

— Прошу, не обижайтесь, но мне хотелось бы побыть одной.

— Понимаю. Надеюсь, вас не обидело мое предложение.

— Оно мне польстило, — ответила Гермия, очаровательно улыбнувшись в ответ.

Вошел еще один постоялец, мужчина в костюме. По-датски он говорил с немецким акцентом.

— Доброе утро! Меня зовут Хельмут Мюллер.

У Гермии забилось сердце.

— Доброе утро, — ответила она. — Агнес Рикс.

Мюллер обернулся к Свену, но тот встал и, демонстративно не обращая внимания на вновь прибывшего, вышел.

Мюллер сел. Вид у него был обиженный. Гермия старалась держаться как ни в чем не бывало.

— Откуда вы, герр Мюллер?

— Я родом из Любека.

— Вы хорошо говорите по-датски.

— Когда я был ребенком, наша семья приезжала сюда отдыхать.

— Желаю вам приятно провести время, — сказала Гермия, вставая.

— Благодарю. И вам того же.

Она вышла из столовой, размышляя, не слишком ли любезно себя вела. Излишнее дружелюбие вызывает не меньше подозрений, чем враждебность.

Выводя велосипед, она увидела Свена, который грузил вещи в багажник «вольво». Задние сиденья в салоне были сняты — там лежали его инструменты.

— Прошу прощение за мой поступок, — сказал он. — Я не хотел показаться грубым. Но я вырос в семье военного. Мне трудно смириться, что мы так быстро сдались. Мы должны были сопротивляться врагу. Мы и сейчас должны сопротивляться!

Гермия дотронулась до его руки.

— Вам не за что извиняться, — сказала она и уехала.

Гермия подошла к стене замка, выходившей на море, прислонила к ней велосипед и села полюбоваться пустынным пляжем внизу.

— Привет, Гермия, — раздался знакомый голос.

Она обернулась и увидела, что к ней идет, широко раскинув руки, улыбающийся Арне. Он поджидал ее за башней. Она кинулась к нему, прижалась к его груди.

Он осыпал ее поцелуями, а она уткнулась носом ему в шею, вдыхая знакомый запах армейского мыла, бриллиантина и авиационного топлива.

Чувства захлестнули обоих, поцелуи становились все более страстными, а ласки — все более настойчивыми. Колени ее подкосились, и она рухнула на траву, увлекая его за собой. Она судорожно расстегивала пуговицы на его брюках, он задрал подол ее платья. Она понимала, что их увидит любой турист, приехавший полюбоваться развалинами, но сдерживаться не было сил.

Потом они лежали неподвижно. Ей было приятно ощущать тяжесть его тела. Но в любой момент сюда могли прийти.

— Еще один поцелуй, и встаем, — пробормотала она.

— Ладно. — Он нежно поцеловал ее и поднялся.

Гермия тоже встала, отряхнула платье. Она прислонилась к стене, и Арне обнял ее за плечи. Очень трудно было опять переключиться на войну, шпионаж, обман…

— Я работаю на британскую разведку, — выпалила она.

— Я так и подозревал. Ты очень рискуешь.

— Теперь и ты рискуешь — уже потому, что ты сейчас здесь, со мной.

Она должна была рассказать ему все. Она хотела просить его рискнуть жизнью, и он имел право знать, ради чего. Она рассказала про «Ночных стражей», про огромные потери, которые несет британская авиация, про радарную установку на его родном острове Санде, про то, чем занимался Пол. Выражение его лица изменилось. Веселые искорки в глазах погасли, исчезла неизменная улыбка. Видно было, что он встревожен.

— Я приехала попросить тебя сделать то, что сделал бы Пол, останься он жив. Нужно поехать на Санде, проникнуть на базу и обследовать радарную установку. Нам необходимы фотографии, причем хорошие. — Она потянулась к велосипеду, достала из сумочки для инструментов маленький фотоаппарат. — Если мы поймем, как устроена их радарная установка, мы сумеем найти способ ее обезвредить, а значит — сохранить жизнь сотням летчиков. Но если тебя поймают, тебя казнят за шпионаж.

Арне серьезно кивнул, но фотоаппарат не взял.

— Пол возглавлял «Ночных стражей»?

Теперь кивнула она.

— В этой организации состояло большинство моих друзей?

— Тебе лучше не знать…

— Почти все — кроме меня.

Она опять кивнула. Она боялась того, что он скажет дальше.

— Ты считаешь меня трусом.

— Мне казалось, ты не подходишь для такой…

— Из-за того что я люблю повеселиться, люблю пошутить, ты решила, что для подпольной работы я не гожусь?

Ей снова пришлось кивнуть.

— В таком случае мне придется доказать тебе, что ты ошибалась. — И он взял фотоаппарат.

Гермия не знала, радоваться ей или огорчаться.

— Спасибо, — сказала она. — Только, прошу, будь осторожен.

— За мной следили от Копенгагена до Борнхольма.

Вот этого она никак не ожидала.

— Ты уверен?

— Да. Я еще на базе заметил двоих — мужчину и женщину. Она ехала со мной в поезде до Копенгагена, а он был на пароме. А здесь он поехал за мной следом на велосипеде. И была еще какая-то машина. Я оторвался от них на выезде из Рённе.

— Как ты думаешь, кто они?

— Датские полицейские, действующие по приказу немцев.

— Раз ты от них ушел, они теперь не сомневаются, что ты в чем-то замешан. И продолжают тебя искать. Они будут держать под наблюдением и пристань, и аэродром. Нам надо исхитриться и тайком переправить тебя в Копенгаген.

— А куда мне потом деваться? В летную школу нельзя — в первую очередь меня будут искать там.

— Тебе придется остаться в Копенгагене у одного из «ночных стражей». Его зовут Йенс Токсвиг. Адрес я тебе дам. Сколько тебе понадобится времени, чтобы добраться до Санде?

— Сначала мне надо поговорить с Харальдом. Он помогал строить базу и, возможно, знает, где там что расположено. Добраться до Ютландии — это целый день. На Санде я могу оказаться во вторник вечером, в среду проберусь на базу, в четверг буду в Копенгагене. Как мне с тобой связаться?

— Приезжай сюда в пятницу. Я буду ждать тебя прямо здесь. С тем рыбаком, который доставил меня сюда, мы отправимся в Швецию. Если все получится, через неделю мы будем снова вместе, на свободе.

— Хорошо бы все так и вышло… — грустно улыбнулся он.

Тем временем у развалин замка появились первые туристы.

— Нам пора, — сказала Гермия. — Ты на велосипеде?

— Он за башней.

Арне вывел велосипед, и они вместе поехали.

У подножия горы она увидела, как Свен Фромер, с которым она познакомилась в гостинице, выходит из «вольво». Она хотела проехать мимо, но он помахал ей рукой. Не остановиться было бы невежливо.

— Вот мы и встретились, — сказал он. — Это ваш жених?

Свена не надо бояться, сказала она себе. Он настроен против немцев.

— Это Олаф Арнесен. Олаф, познакомься со Свеном Фромером. Он остановился в той же гостинице, что и я.

Мужчины пожали друг другу руки.

— Вы давно здесь? — спросил Арне.

— Неделю. Сегодня уезжаю.

И тут Гермии пришла в голову одна идея.

— Свен, утром вы сказали, что мы должны оказывать немцам сопротивление. Если бы вам представилась возможность помочь англичанам, вы бы пошли на риск?

— Но как… Неужели вы…

— Так пошли бы вы на риск? Да или нет?

— Да, — ответил Свен. — Что я должен делать?

— Можно ли спрятать человека в салоне вашей машины?

— Вполне. Под инструментами.

— Вы согласитесь сегодня вечером провезти его на пароме?

Свен взглянул на машину, потом на Арне:

— Вас?

Арне кивнул.

— Да, черт подери! — улыбнулся Свен.

7

Первый день работы на ферме Нильсена оказался удачнее, чем Харальд смел надеяться. Мастерская старика Нильсена была небольшая, но имевшихся там инструментов оказалось достаточно, чтобы починить почти все. Харальд залатал прохудившийся насос парового плуга, заварил порвавшуюся гусеницу трактора и нашел, где замыкает электричество — на ферме каждый вечер гас свет. В старый монастырь он возвращался усталый, но довольный собой.

Войдя в церковь, он с удивлением обнаружил там собственного брата, который рассматривал сломанный самолет.

— «Хорнет мот», — сказал Арне. — Воздушный экипаж для настоящих джентльменов.

— Он же ни на что не годен, — удивился Харальд.

— Я бы так не сказал. Разве что шасси погнулись.

Выглядел Арне ужасно. Вместо формы на нем были поношенный пиджак явно с чужого плеча и линялые брюки. Усы он сбрил. В руках он держал небольшой фотоаппарат. На лице застыло настороженно-напряженное выражение.

— Что с тобой стряслось? — спросил Харальд.

— У меня крупные неприятности. Меня разыскивают. У каждого полицейского имеется описание моей внешности, по Копенгагену развешаны мои фотографии. На Строгете за мной погнался полицейский, я едва от него ушел.

— Ты в Сопротивлении?

Арне пожал плечами и нехотя бросил:

— Да.

Харальда это известие потрясло.

— Значит, ты работал с Полом Кирке?

— Нет. Они не хотели меня вовлекать, но теперь оказались в безвыходном положении, так что и мне дали поручение. Я должен сфотографировать оборудование, установленное на военной базе на Санде.

— Я рисовал его для Пола, — кивнул Харальд.

— Даже ты попал туда раньше меня, — сказал Арне с горечью.

— Пол просил меня ничего тебе не рассказывать. Я могу повторить тот рисунок.

— Нужны снимки, — покачал головой Арне. — Я приехал спросить, знаешь ли ты способ пробраться на территорию базы.

— Там в одном месте забор скрыт за деревьями. Но как же ты попадешь на Санде, если тебя ищет полиция?

— Я изменил внешность.

— Узнать тебя легко. Какие у тебя документы?

— Только свои — откуда мне было взять другие?

— Если тебя остановят полицейские, они мигом догадаются, что ты — именно тот, кто им нужен.

— Задание необходимо выполнить. Англичанам во что бы то ни стало надо выяснить, как немцы узнают о приближении британских бомбардировщиков. Ради такого стоит и жизнью рискнуть.

— Если тебя поймают, ты все равно не сможешь передать информацию англичанам. — Харальд помолчал. — А может, мне поехать?

— Я так и знал, что ты это скажешь.

— Меня никто не ищет. Я хорошо знаю местность. И уже побывал на базе.

— Очень может быть, что полицейские, придя за Полом, нашли твой рисунок и теперь усилили охрану базы. Так что даже через забор перелезть будет трудно.

— Все равно у меня больше шансов, чем у тебя. Давай фотоаппарат.

Ответить Арне не успел — вошла Карен. Она появилась бесшумно, и Арне не успел спрятаться.

— Кто вы? — спросила Карен. — О, Арне! Привет! — Харальд догадался, что они познакомились через Пола. — Ты сбрил усы? Наверное, из-за тех фотографий, которые я видела сегодня в Копенгагене. За что тебя зачислили в преступники?

Арне замялся, но Карен и сама все сообразила:

— Господи! Ты что, в Сопротивлении? И Пол этим занимался? Он поэтому погиб?

Арне кивнул:

— Это была не авария. Он пытался скрыться от полиции, и его подстрелили.

— Бедный Пол. Значит, ты взялся продолжать его дело. И теперь полиция гоняется за тобой. Так, но кто-то же должен был тебя приютить… А, наверное, Йенс Токсвиг, он был самым близким другом Пола — после тебя.

Арне пожал плечами и снова кивнул.

— Тебе нельзя появляться на людях, тебя в любую минуту могут арестовать. Поэтому… — Она взглянула на Харальда и произнесла чуть слышно: — Харальд, и ты туда же?

Вид у нее был встревоженный — похоже, она за него испугалась. Харальду была приятна ее забота.

— Так что, и я туда же? — спросил он Арне.

Арне вздохнул и протянул ему фотоаппарат.

Харальд добрался до Морлунде к концу следующего дня. Мотоцикл он оставил у пристани, решив, что на Санде будет проще без него. Он как раз поспевал на последний паром.

У ворот пристани Харальд с удивлением заметил датского полицейского и немецкого солдата. У Харальда замерло сердце. Он даже подумал: может, не ехать? Что, они решили усилить охрану базы, как предполагал Арне, или ищут самого Арне? Известно ли им, что Харальд его брат?

Да, есть и другие способы добраться до Санде. Можно, например, украсть лодку. Но если кто-то увидит, что он приплыл на лодке, начнутся расспросы.

Лучше уж вести себя как обычно. Он подошел к воротам.

— Зачем вы едете на Санде? — спросил его полицейский.

— Я там живу, — ответил он. — С родителями.

Полицейский внимательно на него посмотрел:

— Я здесь дежурю уже четыре дня, а вас еще не видел.

— Я был в школе. У нас только что учебный год кончился.

Полицейского ответ удовлетворил. Он проверил у Харальда документы и показал их солдату, который пропустил Харальда на паром.

Сойдя на берег, он по песчаному пляжу отправился на юг. К базе он подошел перед самым рассветом. Вот и столбы забора. Если он видит их, значит, и его может заметить охрана. Харальд лег на песок и пополз.

Через минуту он понял, что осторожность была не лишней. Он разглядел за забором двух прогуливающихся часовых с собакой. Часовые вели себя спокойно — один что-то оживленно рассказывал, второй курил.

Когда они оказались неподалеку от Харальда, собака принюхалась и неуверенно тявкнула. Наверное, учуяла Харальда. Часовой, который вел собаку, велел ей замолчать. Собака снова тявкнула, и тогда второй включил мощный фонарь. Луч скользнул между дюнами, но Харальда не задел.

Часовые проследовали дальше, и собака больше не лаяла.

Пока они не скрылись из виду, Харальд лежал неподвижно. Потом осторожно пробрался к той части забора, которая была скрыта деревьями. Он залез на забор, осторожно перелез через колючую проволоку и спрыгнул вниз.

Шел он быстро, оглядываясь по сторонам, и скоро приблизился к соснам, за которыми находилась секретная установка.

Он отчетливо видел круглую стену, прямоугольник медленно вращающейся антенны, слышал негромкий гул мотора. По бокам от большой антенны он заметил две такие же, но поменьше.

Значит, установок три. Интересно, почему три? Может, поэтому немецкий радар такой мощный? Приглядевшись к маленьким антеннам, он понял, что они устроены немного иначе. Ему показалось, что они не только вращаются, но и меняют угол наклона.

Харальд обошел стену кругом и обнаружил в ней дверь. Она оказалась не заперта, он вошел внутрь.

Харальд осмотрел вращающуюся решетку. По-видимому, она улавливает радиолучи, отражающиеся от самолетов. Антенна, должно быть, играет роль линзы, фокусирующей полученные сигналы.

Он поднял голову. Небо потихоньку светлело. В это время года светать начинает после трех. Еще час, и взойдет солнце. Он вынул из сумки фотоаппарат, обошел установку кругом, чтобы выбрать лучший ракурс.

Они с Арне договорились, что он сделает снимки где-нибудь без четверти пять. Уходить отсюда придется при свете дня.

И вот подошло время снимать. Он отчетливо видел каждую деталь, каждый узел установки. Он сфотографировал постамент, вращающуюся антенну, кабель. Оставалось сфотографировать две маленькие антенны. Харальд приоткрыл дверь. Все тихо. Никаких признаков жизни.

Щелкая затвором, он пытался сообразить, каким же образом эти три антенны помогают немецким истребителям уничтожать английские бомбардировщики.

И тут Харальд вспомнил, что стоит на виду, посреди военной базы, и фотографирует секретную установку. Его охватил страх.

Он поспешил в обратный путь — на юг, к дюнам. Там, за старым лодочным сараем, на который он наткнулся в первый раз, виднелся забор.

Харальд перемахнул через забор и бросился бежать, оставляя следы на влажном песке.

Дверь кухни была приоткрыта. Родители всегда вставали рано. Он зашел. У плиты стояла мать в халате и заваривала чай.

— Харальд! — испуганно воскликнула она.

Он обнял ее и поцеловал в щеку.

— Отец дома?

— Он в церкви.

Сейчас часовые уже наверняка поняли, почему лаяли собаки. И вполне могут пойти осмотреть все дома по соседству.

— Мама, если сюда придут солдаты, скажи, что я всю ночь проспал дома, хорошо?

— Что случилось?

— Потом объясню. Скажи, что я сплю, договорились?

— Хорошо.

Он поднялся наверх, в свою комнату, быстро скинул одежду, надел пижаму и нырнул под одеяло.

— Что он тут делает? — услышал Харальд голос отца.

— Прячется от солдат, — ответила мать.

— Этого еще не хватало! Во что он ввязался?

— Не знаю, но…

Мать не успела договорить, потому что раздался громкий стук в дверь.

— Доброе утро, — сказал по-немецки мужской голос. — Мы ищем одного человека. Вы не видели здесь посторонних?

— Нет. — Голос у матери был взволнованный.

— А в доме кто-нибудь еще есть?

— Мой сын. Он спит.

— Мне необходимо осмотреть дом, — вежливо сказал немец.

— Я провожу вас, — ответил пастор.

Харальд услышал, как застучали по кафельному полу сапоги. Потом раздались шаги на лестнице. Открылась дверь в родительскую спальню, в комнату Арне. Наконец повернулась ручка двери Харальда.

Он закрыл глаза, задышал спокойно и ровно.

— Это ваш сын? — раздался голос немца.

— Да, — ответил отец Харальда.

— Он был здесь всю ночь?

Харальд затаил дыхание. Отец никогда в жизни не лгал.

— Да, всю ночь, — услышал Харальд.

Его словно громом поразило. Отец солгал — ради него! Этот жестоковыйный, жестокосердый тиран, непоколебимо уверенный в своей правоте, поступился принципами.

Сапоги снова загромыхали по лестнице — вниз. Харальд слышал, как солдат прощается. Он вылез из кровати и прокрался к лестнице.

— Можешь спускаться, — сказал отец. — Он ушел.

Харальд спустился. Вид у отца был строгий и торжественный.

— Спасибо, папа, — сказал Харальд.

— Я взял на душу грех, — сказал отец. Харальд решил, что сейчас отец начнет винить во всем его. Но взгляд пастора смягчился. — Я верю в милость Господа. — Отец обнял Харальда. — Я думал, они убьют тебя. Сынок, я думал, они тебя убьют.

Арне Олафсену удалось ускользнуть от Петера Флемминга.

Об этом Петер и размышлял, варя Инге на завтрак яйцо всмятку. Когда на Борнхольме Арне ушел от слежки, Петер решил, что Арне не хватит изворотливости выбраться с острова незамеченным, однако он ошибся. Как Арне это удалось, Петер не знал, но в Копенгаген он вернулся — один полицейский видел его в центре города.

В казарму Арне не вернулся, домой на Санде не поехал, следовательно, скрывался у кого-нибудь из подпольщиков. Но они все сейчас залегли на дно. Впрочем, был человек, который знал о подпольщиках больше остальных, — Карен Даквитц. Она была девушкой Пола, а брат ее учился в одном классе с кузеном Пола. Петер был уверен, что сама она шпионажем не занимается. Но, возможно, через нее удастся выйти на Арне.

Он отнес яйцо в спальню, усадил Инге в кровати и стал кормить с ложечки. Яйцо Инге не понравилось. Она выплевывала его, как упрямый ребенок. Желтая струйка потекла по подбородку, капля упала на ночную рубашку.

Петер был на грани отчаяния. За последние недели две Инге несколько раз как будто нарочно пачкалась, что на нее не похоже. Раньше она была предельно аккуратной. Он поставил тарелку на столик и пошел к телефону. Позвонил отцу на Санде:

— Ты был прав. Пора отдавать Инге в приют.

Петер Флемминг разглядывал здание Королевского театра — кирпичную постройку конца девятнадцатого века. Они с Тильде сидели на веранде отеля «Англетер». Перед ними простиралась Конгенс-Ниторв — самая большая площадь Копенгагена. А в здании театра ученики балетной школы смотрели генеральную репетицию балета «Сильфиды».

Петер взглянул на фото, которое держал в руках. Он взял его из спальни Пола Кирке. Пол на велосипеде, а на раме сидит Карен. Счастливая пара — веселые, здоровые, молодые. На миг Петеру стало жаль покойного Пола. Но он тут же напомнил себе, что Пол был шпионом и пытался скрыться от правосудия.

— Вон она идет, — сказала Тильде.

Из дверей театра выпорхнула стайка молоденьких девушек. Карен Петер узнал сразу. На ней была лихо заломленная соломенная шляпка с широкими полями и желтое летнее платье с широкой юбкой. Петер поднялся и поспешил за ней. Тильде, как они уговорились заранее, шла чуть позади.

Карен прошла сад Тиволи и подошла к железнодорожной станции Вестерпорт, откуда ходили поезда до Кирстенслота. Она явно собиралась ехать домой. Значит, зря он надеялся, что она приведет его к кому-нибудь из подпольщиков. И Петер решил форсировать ситуацию. Он нагнал ее у входа на станцию.

— Прошу извинения, но мне необходимо с вами поговорить.

Она бросила на него пристальный взгляд, но не остановилась.

— О чем?

— Вы не могли бы уделить мне минутку? Заговорив с вами, я пошел на огромный риск.

Она остановилась и огляделась по сторонам.

— В чем дело?

— Это касается Арне Олафсена. Разве он не ваш друг?

— Нет. С ним я едва знакома. Я дружила с его товарищем. Почему вы решили обратиться ко мне?

— Вы не могли бы ему кое-что передать?

— Возможно… — ответила она уклончиво.

— Я работаю в полиции.

Она испуганно отступила на шаг.

— Да не пугайтесь вы. Я на вашей стороне. К службе безопасности я никакого отношения не имею, я служу в отделе транспортных происшествий. Но наши отделы находятся рядом, и я иногда слышу, что там у них происходит.

— И что же вы услышали?

— Арне грозит опасность. Службе безопасности известно, где он прячется. Его собираются арестовать сегодня вечером.

— Быть того не может!

— Прошу вас, постарайтесь его предупредить.

— Вряд ли я смогу…

— Мне нельзя с вами больше разговаривать. Простите, но я должен идти. Прошу вас, постарайтесь!

Петер развернулся и быстро зашагал прочь.

Выходя со станции, он прошел мимо Тильде, которая притворялась, что изучает расписание. На другой стороне улицы мужчина выгружал ящики из фургона. Петер укрылся за фургоном, снял тирольскую шляпу и вместо нее надел кепку. Он по опыту знал, что это лучший способ быстро изменить внешность. Из-за фургона он наблюдал за выходом со станции. Вот появилась Карен. Тильде шла чуть позади. Петер пошел за Тильде.

Они свернули за угол, и на следующем перекрестке Карен зашла на почтамт. Тильде последовала за ней.

Собирается кому-то позвонить, решил Петер. Он побежал к служебному входу и забарабанил в дверь. Открыл управляющий, Петер предъявил ему полицейский жетон.

— Сюда только что зашла девушка в желтом платье, — сказал Петер. — Мне нужно знать, что она делает.

— Идите за мной. — Управляющий прошел по коридору и открыл дверь. — По-моему, я ее вижу. Рыжая, кудрявая, в соломенной шляпке?

— Да. Чем она занимается?

— Листает телефонный справочник.

— Если она кому-нибудь позвонит, мне необходимо знать, о чем она будет разговаривать. Это очень важно.

— Она положила справочник на место. К телефонистке не пошла… Она уходит!

Петер выругался себе под нос и помчался к выходу.

Карен знала имя человека, который мог связаться с Арне. Она нашла имя этого человека в справочнике, но звонить ему не стала. Если ей не нужен был номер телефона, значит, она искала адрес. И теперь, если удача все еще на стороне Петера, она направляется туда.

Он шел, не упуская из вида Тильде. Они перешли мост и вышли на набережную. Карен направлялась в Нибодер — район небольших дешевых домов, где жили в основном моряки.

Они оказались на улице Святого Павла. Петер был почти на сто процентов уверен, что они близки к цели.

Она постучала в дверь.

Петер нагнал Тильде в тот момент, когда Карен вошла в дом и за ней закрылась дверь. Дом пятьдесят три, отметил Петер. Он огляделся по сторонам и увидел на противоположной стороне улицы магазинчик.

— Давай пройдем туда, — предложил он.

Они встали у витрины. Петер закурил.

Дверь открылась, Карен вышла. Она была одна.

— Что будем делать? — спросила Тильде.

Допустим, Арне там, быстро соображал Петер. Тогда нужно вызвать подкрепление, ворваться в дом и арестовать Арне и тех, кто с ним. Но есть вероятность, что Арне где-то еще и Карен направляется туда. В таком случае нужно идти за ней.

— Значит, так. Ты следуй за Карен, а я позвоню в управление, вызову наряд, и мы осмотрим дом.

— Хорошо. — И Тильде поспешила за Карен.

Петер вошел в магазинчик и попросил у седой женщины в фартуке разрешения воспользоваться телефоном. Позвонив в управление, он вышел на улицу.

Тут дверь дома пятьдесят три открылась. Из нее вышел Арне. Он сбрил усы, волосы спрятал под кепку, но Петер узнал его сразу.

Арне шел навстречу Петеру. По сторонам он не смотрел, держался поближе к домам. Когда между ними оставалось метров десять, Арне поднял глаза и озадаченно нахмурился, соображая, кто перед ним.

— Ты арестован, — сказал Петер и вытащил пистолет. — На землю, лицом вниз, руки за голову!

По лицу Арне скользнула знакомая беспечная улыбка.

— Ты что, стрелять в меня будешь?

— Если придется, — ответил Петер и навел на него оружие.

Арне загадочно улыбнулся, развернулся и побежал.

Петер вскинул пистолет, прицелился в ноги и выстрелил. Арне все бежал. Петер продолжал стрелять. После четвертого выстрела Арне зашатался. Петер выстрелил снова, и Арне повалился наземь.

Петер метнулся к Арне, склонился над ним. Арне открыл глаза.

— Уж лучше бы ты меня убил, кретин, — прошептал он.

Ранним утром Харальд вел мотоцикл по Нибодеру. Он шел к дому Йенса Токсвига, где прятался Арне, — передать брату пленку.

После того как Харальду на Санде удалось скрыться от охранников, он весь день провел у родителей. Рано утром мать подняла его, накормила завтраком и все умоляла рассказать, где он теперь живет. Харальд в конце концов признался, что обосновался в Кирстенслоте.

Улицу Святого Павла он нашел легко. Харальд поставил мотоцикл у дома пятьдесят три и постучал в дверь. Открыл ему седоусый полицейский. Харальд ошарашенно уставился на него. Где же Арне?

— Чего тебе? — спросил полицейский раздраженно.

И тут Харальда посетило вдохновение. Он решил обыграть охвативший его страх.

— Пусть доктор приходит поскорее, она уже рожает!

— Никакого доктора здесь нет.

— Как это нет?

— Да успокойся ты, сынок. Какой дом тебе нужен?

— Дом пятьдесят три по Рыбачьей улице. Доктор Торсен.

— Номер тот, да улица другая. Это улица Святого Павла. Рыбачья — второй поворот направо.

— Спасибо! — крикнул Харальд, садясь на мотоцикл.

Так, выкрутиться я выкрутился, подумал он, а дальше-то что?

Утро пятницы Гермия провела на развалинах замка Хаммерсхус, поджидая Арне с пленкой.

За пять дней, прошедших с их последней встречи, многое изменилось, и не в лучшую сторону. Немцы вторглись в Советский Союз. По оценкам военных экспертов, армия захватчиков насчитывала не менее трех миллионов человек. Немецкая авиация наносила Красной Армии сокрушительные удары.

Дигби говорил Гермии, что Сталин просил Черчилля начать усиленную бомбардировку Германии: надеялся, что это вынудит Гитлера отозвать часть авиации на защиту собственной страны. Черчилль планировал налет на Германию, в котором должно было участвовать пятьсот бомбардировщиков — больше половины из имевшихся у Великобритании, — чтобы дать советским войскам возможность собраться с силами. Налет был назначен на ближайшее полнолуние — оно наступало восьмого июля, через одиннадцать дней.

Если в ближайшие несколько дней не будет найден способ обезвредить немецкий радар, налет будет равносилен массовому самоубийству. Вся надежда была только на Арне.

Гермия уговорила шведского рыбака снова переправить ее в Данию. На рассвете он высадил ее на отмели, и она на велосипеде добралась до Хаммерсхуса. Она поднялась по крутому склону к замку и, стоя на развалинах, наблюдала за восходом солнца. Днем она бродила по руинам и то мучилась тревогой, то с трудом подавляла дремоту. Она надеялась, что он приедет ночным паромом. На велосипеде от Рённе до Хаммерсхуса Арне мог доехать за час. Однако он не появился. Гермия начала было беспокоиться, но подумала, что он поехал на утреннем пароме и объявится к вечеру.

В конце концов она решила сама отправиться в Рённе.

По пустынным проселочным дорогам она ехала спокойно, но, оказавшись в городке, занервничала. Когда паром причалил, она смешалась с группой встречающих. Гермия внимательно вглядывалась в лица всех, кто сошел на берег. Арне среди них не оказалось.

Гермия пыталась сообразить, что делать дальше. Не появиться он мог по множеству причин — от самых банальных до трагических. Что, если он испугался и не выполнил задание? А вдруг он убит? Нет, скорее всего, задержался в пути — поезд опоздал или что-то в этом роде. Увы, у него не было никакой возможности ее предупредить. Но у нее есть шанс с ним связаться. Она велела ему прятаться в доме Йенса Токсвига. У Йенса был телефон, и Гермия знала номер.

Она отправилась в ближайшую гостиницу и заказала разговор. Трубку сняли почти сразу.

— Алло! — произнес мужской голос.

Это был точно не Арне. И не Йенс.

— Я бы хотела поговорить с Йенсом Токсвигом.

— А кто его спрашивает?

С кем же она разговаривает? Ведь Йенс живет один.

— Это Хильда, — ответила Гермия.

— Хильда, а дальше?

— Он знает.

— Будьте добры, назовите вашу фамилию.

— Слушайте, я ведь тоже не знаю, кто вы. Прошу вас, соедините меня с Йенсом, хорошо?

Это не сработало.

— Я должен знать вашу фамилию.

— Кто вы?

— Сержант Эгилл, полиция Копенгагена, — ответил собеседник после короткой паузы.

Гермия повесила трубку. Разговор встревожил ее не на шутку. Арне должен был прятаться в доме Йенса, но там теперь полиция. Должно быть, и Йенса, и Арне арестовали. Гермия с трудом сдерживала слезы.

Но она не могла вернуться в Швецию с пустыми руками. Не могла подвести Дигби Хора, Уинстона Черчилля и тысячи британских летчиков.

Весь день Харальд пытался найти выход из создавшегося положения. Присутствие в доме, где прятался Арне, полицейского означало одно: полиция вышла на конспиративную квартиру. Если Арне каким-то чудом избежал ареста, он мог отправиться только в заброшенную церковь в Кирстенслоте. Харальд поехал туда и проверил. Там никого не оказалось.

Чтобы завершить дело, которое начал Арне, Харальду необходимо доставить пленку в Лондон. Наверняка у Арне был какой-то план, но Харальд понятия не имел какой.

В тот вечер Харальд рассказал Карен и про то, как пробрался на базу на Санде, и про то, как прятался в родительском доме.

— Какое у тебя самообладание! — воскликнула она восхищенно. И это было для Харальда лучшей похвалой.

Когда он рассказал про полицейского, оказавшегося в доме Йенса Токсвига, она его перебила:

— Меня об этом предупреждали!

— Как это?

— Около железнодорожной станции ко мне подошел какой-то человек и сказал, что полиции известно, где Арне. Этот человек сам из полиции, работает в отделе дорожных происшествий, но он случайно услышал чей-то разговор и хотел предупредить нас, потому что он нам сочувствует.

— Так ты предупредила Арне?

— Конечно! Я пошла домой к Йенсу и обо всем рассказала Арне. Он сказал, чтобы я уходила первой, а сам хотел выйти за мной следом, но, по-видимому, опоздал.

— А может быть, это была ловушка, — задумчиво сказал Харальд. — Может, твой полицейский солгал. Может, он вовсе нам не сочувствует. А что, если он за тобой проследил, а когда ты ушла, арестовал Арне?

— Глупость какая! Полицейские так не поступают!

Карен свято верила в то, что ее окружают только хорошие люди.

— А как выглядел этот полицейский?

— Высокий, полноватый, рыжий, в хорошем костюме.

— Костюм серый, твидовый?

— Да.

Харальду все стало ясно.

— Это Петер Флемминг. Настоящая ищейка, хуже любого полицейского. Я знаю его семью, они живут на Санде.

— А я тебе не верю! У тебя слишком буйное воображение!

Спорить с Карен у Харальда не было ни малейшего желания. Но теперь он почти наверняка знал, что его брат за решеткой. Увижу ли я его снова? — с тоской подумал Харальд. Но надо было подумать еще и о тех, чья жизнь по-прежнему под угрозой.

— Арне не сможет переправить эту пленку в Англию.

— А как он собирался это сделать?

— Не знаю. Он мне не сказал.

Они помолчали. Харальд был в подавленном настроении. Неужели он зря рисковал жизнью?

— Ты какие-нибудь новости знаешь? — спросил он.

— Финляндия объявила войну Советскому Союзу. И Венгрия тоже.

— Почуяли добычу, стервятники.

— Немцы завоевывают мир, а мы тут сидим сложа руки, — сказала Карен. — Как хочется сделать хоть что-нибудь!

Харальд нащупал в кармане кассету с пленкой:

— Если бы мне удалось доставить это в Лондон…

Карен взглянула на «Хорнет мот»:

— Жаль, что эта штуковина не летает.

Харальд поглядел на погнутые шасси:

— Починить я его, наверное, смог бы. Но летать не умею.

— А я умею… — задумчиво сказала Карен.

На допросах Арне Олафсен держался мужественно.

Петер Флемминг допрашивал его и сразу после ареста, и на следующий день, но Арне не выдал никаких секретов.

С Йенсом Токсвигом Петеру повезло не больше, но интуиция подсказывала ему, что главная фигура в этом деле — Арне. Он знал Пола Кирке, его семья жила на Санде, у него невеста-англичанка, он ездил на Борнхольм, ушел от слежки.

Третий допрос Петер спланировал с особой тщательностью.

В четыре часа утра он ворвался в камеру Арне в сопровождении двух полицейских. Неожиданный визит напугал Арне. Левая нога у него была забинтована, но стоять он мог — ни одна из двух пуль Петера кости не задела.

— Твой друг Пол Кирке был шпионом, — сказал Петер.

— Я этого не знал, — ответил Арне.

— Зачем ты ездил на Борнхольм?

— Просто отдохнуть.

— Человек, приехавший просто отдохнуть, не станет нарочно скрываться от полиции.

— А что, если его раздражает, когда полицейские ходят за ним по пятам? Честно говоря, я их даже не заметил. Если я и ушел от слежки, то непреднамеренно.

— Чушь! Ты нарочно оторвался. Я-то знаю. Я сам принимал участие в слежке. С кем ты встречался на Борнхольме?

— Ни с кем.

— Вернувшись в Копенгаген, ты продолжал скрываться.

— Скрываться? Я просто решил пожить у друга.

— Йенс Токсвиг тоже шпион.

— Мне он об этом не рассказывал.

Арне твердо придерживался своей версии, и от этого Петер злился все больше.

— Значит, ты и не догадывался, что тебя разыскивает полиция?

— Нет.

— Ты не видел ни одного из тысячи объявлений с твоей фотографией? — усмехнулся Петер. — Они были расклеены по всему городу. А усы ты зачем сбрил?

— Мне кто-то сказал, что с ними я похож на Гитлера.

Вошла Тильде с подносом. Услышав запах поджаренного хлеба, Петер сглотнул слюну. Тильде налила чай.

— А вы чаю хотите? — спросила она Арне.

— Нет, — ответил за него Петер.

Тильде пожала плечами. Она принесла еще один стул и села. Петер не спеша съел хлеб, не забыв намазать его маслом. Затем продолжил допрос.

— В кабинете Пола Кирке я обнаружил рисунок военного объекта на Санде. Если бы он не погиб, то переслал бы его англичанам.

— Возможно, он дал бы полиции вполне разумное и невинное объяснение. Да только вот один кретин его подстрелил.

— Этот рисунок сделал ты?

— Разумеется, нет.

— Четыре ночи назад база на Санде была поднята по тревоге. Собаки что-то учуяли. Патруль видел человека с фотоаппаратом, бежавшего по дюнам по направлению к церкви твоего отца. Это был ты?

— Нет.

— Дом твоих родителей обыскали, — продолжал Петер. — Солдаты обнаружили юношу, мирно спавшего в своей кровати, но пастор сказал, что это его сын. Это был ты?

— Нет. Я не был дома с Троицы.

— Вчера утром к Йенсу Токсвигу зашел молодой человек. Открыл ему один из наших полицейских. Юноша сделал вид, что ошибся адресом. Это был твой брат, да?

— Это не мог быть мой брат, — ответил Арне.

— Харальд принес тебе что-то. Возможно, фотографии военного объекта на Санде.

— Нет.

— А вечером Йенсу Токсвигу позвонила с Борнхольма женщина, назвавшаяся Хильдой. Может быть, это была твоя невеста Гермия Маунт?

— Она в Англии.

— Ты ошибаешься. По нашим данным, она десять дней назад прибыла в Стокгольм и оттуда не уезжала.

Арне попытался изобразить удивление, но получилось у него неубедительно.

— Мне об этом ничего не известно, — ответил он излишне спокойно. — Я уже больше года не имею от нее известий.

Будь это правдой, Арне, узнав, что она была в Швеции, а возможно, и в Дании, не смог бы сдержать изумления. У Петера не оставалось сомнений — Арне лгал.

Тильде налила в кружку чаю и, не спросив Петера, протянула Арне. Петер ничего не сказал — это входило в заранее продуманный сценарий. Арне взял кружку и начал жадно пить.

— Арне, вы увязли по уши, — сказала Тильде почти ласково. — Более того, ухитрились впутать в это дело и родителей, и невесту, и брата. У Харальда серьезные неприятности. Если так пойдет дальше, его повесят за шпионаж, и виноваты в этом будете вы. Но мы можем предложить вам вот что: вы расскажете нам все, а за это мы поможем вам с Харальдом избежать смертной казни. Не хотите верить мне на слово — что ж, через минуту здесь появится генерал Браун. Он даст вам необходимые гарантии. Но сначала вы скажете, где Харальд.

— Идите к черту, — тихо произнес Арне.

Петер вскочил.

— Нет, дорогой мой, к черту пойдешь ты! — завопил он. — Ты хоть понимаешь, во что влип?

Тильде поднялась и вышла из камеры.

— Не будешь говорить здесь, попадешь в гестапо, — продолжал кричать Петер. — Там не станут с тобой миндальничать и чайком поить. Тебе будут вырывать ногти. Разденут догола и начнут лупцевать молотками. Ты будешь молить о смерти, но они тебя не убьют — пока ты не заговоришь. И ты заговоришь. Рано или поздно все начинают говорить.

— Знаю, — ответил Арне. Он был смертельно бледен.

Петер видел, что Арне напуган, но был поражен его решимостью. Открылась дверь, и вошел генерал Браун — как всегда, в отутюженной форме и с кобурой на боку.

— Этого мы отправляем в Германию? — спросил он холодно. Арне, несмотря на рану, действовал быстро и ловко.

Петер смотрел на Брауна и не заметил, как Арне потянулся к подносу. Керамический чайник полетел прямо Петеру в голову, чай залил глаза. Когда Петер утерся, он увидел, что Арне кинулся на Брауна, повалил его на пол, вытащил из кобуры пистолет и направил его на Петера.

Петер замер. Заряжен ли пистолет? Или Браун носит его для красоты?

В дверях показалась Тильде.

— Что…

— Стоять! — рявкнул Арне.

Петер судорожно соображал, насколько хорошо Арне владеет оружием. Арне, словно отвечая на его немой вопрос, снял пистолет с предохранителя.

Дверь была по-прежнему открыта, в коридоре стояли двое полицейских. Но ни у них, ни у Петера с Тильде оружия не было. В камеры оружие вносить запрещено — во избежание того, что только что сделал Арне. Однако Браун считал, что эти правила не для него. И теперь все они оказались в руках Арне.

— Сбежать тебе не удастся. В этом здании десятки вооруженных полицейских.

— Знаю, — сказал Арне.

И тут Петер догадался, что сейчас произойдет. Арне боялся предать своих друзей, возможно, и родного брата, поэтому у него оставался один выход — умереть. Но Петер не мог этого допустить. Он должен был выпытать у Арне все секреты.

Пистолет был направлен на Петера, но он все равно бросился к Арне.

Арне не стал в него стрелять. Он уткнул дуло себе в подбородок и спустил курок. Раздался выстрел.

Петер выхватил пистолет из руки Арне, но было поздно. Из головы Арне фонтаном брызнула кровь.

8

Харальд проснулся с мыслью, что случилось что-то замечательное, но что, он спросонья вспомнить не мог. Ах, да! Карен согласилась доставить его в Англию на «Хорнет моте».

Велика была опасность, что их поймают, посадят в тюрьму, возможно, убьют. Но он все равно радовался случаю провести долгие часы наедине с Карен. Однако исполнение плана зависело от того, удастся ли ему отремонтировать «Хорнет мот». Он встал, умылся, оделся и приступил к осмотру машины. И тут появилась Карен.

— Я все думала про ремонт. Вряд ли у нас получится.

— Посмотрим.

— Судя по твоему виду, ты терпеть не можешь подобных замечаний, — усмехнулась Карен.

— Вид у меня самый обычный, — буркнул он.

— Ага! — засмеялась она. — Только зубы стиснуты, ноздри раздуваются и брови насуплены.

Он не смог сдержать улыбку.

— Так-то лучше, — сказала она.

Он приступил к осмотру «Хорнет мота».

— Крылья я, пожалуй, починить сумею.

— Да это-то просто. Здесь на десять минут работы. — Она потрогала крыло. — Только вот ткань совсем истрепалась.

— Мы все заштопаем. Меня больше беспокоят шасси.

Харальд присел на корточки посмотреть, насколько серьезны повреждения. Две стойки прогнулись и, похоже, не выдержат нагрузки. Третья оказалась целой.

— Это все я натворила, — сказала Карен. — Я приземлялась при боковом ветре, и меня занесло. Крыло чиркнуло по земле.

— Ты очень испугалась?

— Да нет. Просто стало стыдно, но инструктор сказал, что с «Хорнет мотом» такое часто случается.

Харальд понимающе кивнул.

— А почему его не починили?

— А где здесь чинить? У нас нет сварочного аппарата. А потом и папа передумал учиться пилотированию.

Харальд обошел машину и осмотрел то крыло, которое ударилось о землю.

— Похоже, трещин нет, — сказал он. — А законцовку крыла я легко починю. Ну, давай посмотрим, что тут еще не так.

Он подошел к носу, поднял левый кожух капота, взглянул на двигатель.

— Четырехцилиндровый линейного расположения, — сказала Карен.

— Да, но он почему-то вверх тормашками.

— Да, здесь все не так, как в автомобиле. Коленчатый вал наверху. Это сделано для того, чтобы поднять пропеллер — иначе за землю будет цеплять.

Харальд слушал ее с изумлением. Ему еще не доводилось встречать девчонок, знающих, что такое коленчатый вал.

— С виду все в норме, — сказал он. — Давай попробуем завести двигатель.

— Ты садись в кабину, а я крутану пропеллер.

— За эти годы аккумуляторы, наверное, сели.

— Здесь аккумуляторов нет. Электричество вырабатывается вращением двигателя. Я тебе покажу, что делать.

Карен открыла дверцу кабины, но вдруг завизжала и, пошатнувшись, упала прямо Харальду в объятия. Его словно током пробило. А она даже не заметила, что они обнимаются. И ему стало немного стыдно за то, что он наслаждается этим — будто украдкой. Он поставил Карен на землю и отступил в сторону.

— Что случилось?

— Там мыши.

Он открыл дверцу. В полу кабины была дыра, в нее улизнули две мышки. Карен вскрикнула.

— Ну с этим мы справимся, — сказал Харальд. Стоило ему причмокнуть губами, как тут же появился Пайнтоп — видно, рассчитывал на угощение. Харальд посадил его в кабину. Пайнтоп крайне воодушевился. Он запрыгнул на сиденье, исследовал дыры в обивке и обнаружил крохотного мышонка, которого тут же сожрал.

На багажной полке Харальд увидел две книжки — это были руководства по «Хорнет моту» и по двигателю «Джипси мэйджор». Он радостно показал их Карен.

— А с мышами-то что? — спросила она.

— Я не буду закрывать дверцы кабины, и Пайнтоп сможет туда забираться, когда захочет. Он с ними разберется.

Харальд открыл руководство по «Хорнет моту».

— А сейчас он что делает?

— Он? Мышат ест.

— Харальд! — завизжала она. — Мерзость какая! Пойди останови его!

— От мышей-то надо избавляться.

— Какая жестокость!

— Ради бога, успокойся. Это всего лишь мыши.

— Ты что, не понимаешь, мне это неприятно. А ты — тупоголовый инженер. Тебя интересуют только машины, а что другие люди чувствуют — на это тебе наплевать!

— Неправда! — обиделся он.

— Правда! — Она топнула ногой, развернулась и ушла.

Харальд изумленно смотрел ей вслед. Неужели она всерьез считает его тупоголовым инженером, которому наплевать на чувства других людей?

Он хотел было догнать ее, но решил, что не стоит. Лучше уж попробовать завести двигатель. В руководстве имелись подробные инструкции. Харальд залез в кабину и повернул ручку подачи топлива. После чего согласно инструкции перезалил карбюратор. Был ли в этом смысл, он пока что понять не мог. Вроде бы топливный бак пуст. Он прикрыл дроссель, затем щелкнул тумблером индукторов.

Ему было обидно, что Карен ушла. Ну почему он никак не может ей угодить? Он готов был делать все, чтобы ей понравиться, но никак не мог сообразить, чего она хочет. Да, действительно, девушки — это девушки, а моторы — это моторы.

Харальд подошел к носу, ухватился за лопасть пропеллера и крутанул ее. Пропеллер щелкнул и замер. Он крутанул еще раз. Новый щелчок. На третий раз Харальд навалился на лопасть со всей силой, надеясь, что теперь-то двигатель заведется, но он молчал.

Вошла Карен.

— Ну что, не заводится? — спросила она.

Он удивленно посмотрел на нее: никак не ожидал, что она так скоро вернется.

— Рано что-то говорить. Я только начал.

— Извини, я вспылила, — смущенно сказала она.

— Пустяки! — ответил он.

— Я понимаю, глупо переживать из-за мышат, когда гибнут такие люди, как Пол.

Харальд и сам так считал, но говорить этого не стал.

— Пайнтоп все равно куда-то смылся.

— Меня совершенно не удивляет, что двигатель не заводится, — сказала она. — Он три года так простоял.

— В топливном баке могла скопиться вода. Но бензин легче, поэтому он должен был всплыть. Может, нам удастся слить воду?

— Давай на всякий случай отключим все рубильники, — сказала Карен. — Я сейчас.

Харальд вычитал в руководстве, что на днище фюзеляжа имеется панель, за которой — отверстие для слива топлива. Он взял отвертку из лежавшей в кабине сумки с инструментами и полез под самолет.

Когда он отвинтил панель, Карен протянула ему ключ. Сток был расположен неудобно, чуть сбоку от отверстия. Харальду пришлось действовать вслепую. Когда затычка наконец поддалась, ему на руку хлынула жидкость. Он попытался поставить затычку на место, но уронил ее. Весь бензин вылился.

Харальд тихо выругался.

— Все, горючего у нас больше нет, — сказал он.

— Можно попробовать отлить немного из «роллс-ройса».

— Но это не авиационное горючее.

— «Хорнет мот» работает на автомобильном.

— Правда? А я и не знал.

Харальд поставил затычку на место, а потом нашел воронку и ведро. Карен здоровенными ножницами отрезала кусок садового шланга. Они сняли с «роллс-ройса» брезент, Карен отвинтила крышку бака и опустила в него шланг.

— Давай лучше я, — предложил Харальд.

— Нет, теперь моя очередь.

Второй конец шланга Карен взяла в рот и втянула воздух. Когда бензин пошел, Карен, морщась и отплевываясь, сунула шланг в ведро. Харальд смотрел, как она корчит рожи, и думал, что так она даже симпатичнее, чем когда щурится и поджимает губы.

— На что ты так уставился? — спросила она, поймав его взгляд.

— На тебя, естественно, — рассмеялся он. — Ты такая симпатичная, когда плюешься.

Он тут же понял, что сказал больше, чем намеревался, но она только улыбнулась в ответ.

Они опорожнили бак автомобиля. В ведре набралось литров пять, не больше, но этого хватало, чтобы проверить, работает ли двигатель.

— Только вот откуда нам еще бензина взять, ума не приложу, — сказала Карен. — Купить же его нельзя.

— А сколько нам понадобится?

— В бак входит сто семьдесят литров. Но тут есть еще и другая проблема. На них «Хорнет мот» может пролететь в лучшем случае девятьсот пятьдесят километров.

— До Англии примерно столько и есть.

— Но если ветер будет встречным, что весьма вероятно…

— Мы рухнем в Северное море. Так, давай решать проблемы по мере поступления — мы еще не завели двигатель.

— Я залью карбюратор, — сказала Карен.

Харальд включил подачу топлива. Карен крикнула:

— Включить индукторы!

Харальд включил индукторы и открыл дроссель. Карен схватилась за лопасть пропеллера и потянула ее вниз. Опять раздался громкий щелчок.

— Слышал? Это пусковой ускоритель. По нему понятно, что все работает.

Она крутанула пропеллер еще раз, еще, после чего отскочила в сторону. Двигатель оглушительно взвыл и замер.

— Ур-ра! — закричал Харальд.

— Чему ты радуешься?

— Он заведется. Если и есть неполадки, то пустяковые. Попробуй-ка еще разок!

Карен снова крутанула пропеллер, результат был прежним.

Он выключил рубильники.

— Топливо проходит нормально. По-моему, проблема с зажиганием.

Харальд протер все свечи зажигания, а потом снял бакелитовые колпачки с прерывателей зажигания и проверил контакты там.

— Все самое очевидное мы сделали, — сказал он. — Если двигатель и теперь не заведется, значит, неисправность серьезная.

Карен в последний раз крутанула пропеллер и отступила в сторону.

Двигатель заработал. Харальд издал победный крик, который потонул в реве мотора. Карен подошла к нему, и Харальд, не помня себя от радости, обнял ее.

— Получилось! — завопил он.

Она тоже обняла его и прокричала ему в ухо:

— Выключай, пока никто не услышал!

Харальд вспомнил, что это не просто забава, что самолет они должны починить, чтобы выполнить секретное задание. Он выключил индукторы. Двигатель затих.

Однако тишины не наступило. Откуда-то снаружи доносились странные звуки.

По дороге к замку шли человек тридцать немецких солдат.

Сначала он подумал, что это за ним, но быстро сообразил, что отряд не похож на карательный. Большинство солдат были без оружия. Четыре изможденные лошади тащили повозку с каким-то снаряжением.

— Это что еще такое? — встревожился Харальд.

— Понятия не имею. Пойду-ка выясню.

В Дании Гермия прожила больше, чем в Англии, но теперь чувствовала себя в чужой стране. Знакомые улочки Копенгагена казались ей враждебными, она шла осторожно, ожидая опасности из-за каждого угла.

Вот и дом Йенса Токсвига, улица Святого Павла, пятьдесят три. Дома никого не оказалось.

Гермия подошла к соседнему дому и постучалась. Дверь открыла старушка. Взглянув на чемоданчик Гермии, она сказала:

— Я ничего не покупаю у коммивояжеров.

— Мне сказали, что дом пятьдесят три сдается, — мило улыбнулась Гермия.

— Неужели? А вы ищете жилье?

— Да, я выхожу замуж.

— Как мило! Очень бы хотелось иметь приличных соседей, особенно после того, что здесь творилось. Здесь же было шпионское гнездо.

— Быть того не может!

— Их всех в четверг арестовали.

Гермия похолодела от страха.

— Бог ты мой! И сколько же их было?

— Точно не скажу. Снимал тут господин Токсвиг, про которого я бы никогда ничего дурного не подумала. А недавно появился еще летчик, симпатичный такой молодой человек, но он был не из разговорчивых. А еще ходили всякие, в основном военные.

— Их арестовали?

— Прямо тут, на тротуаре, началась стрельба. Полицейский в штатском подстрелил кого-то из коммунистов.

У Гермии перехватило дыхание. Она боялась спросить — боялась узнать ответ, но все-таки выговорила:

— Кого подстрелили?

— Сама-то я не видела, — сказала старушка. — Это точно был не господин Токсвиг — госпожа Эриксон из магазина говорит, что это был незнакомый мужчина.

— Его… убили?

— Да нет. Госпоже Эриксон показалось, что его ранили в ногу. Когда санитары клали его на носилки, он кричал в голос.

Гермию саму будто ранили. У нее кружилась голова, не хватало воздуха.

— Мне надо идти, — сказала она. — Какой ужас…

— Знаете, я думаю, этот дом действительно сдадут.

Но Гермия уже свернула в какой-то переулок и брела куда глаза глядят. Ей необходимо было выяснить, что с Арне, где он сейчас. Но сначала она решила подыскать ночлег.

Гермия сняла комнату в дешевой гостинице неподалеку от моря. Почти всю ночь она провела без сна — думала, Арне был тем человеком, которого подстрелили, или нет. Если это он, серьезно ли его ранили? У кого узнать об этом? На рассвете ее осенило: есть один человек, который почти наверняка знает, что с Арне, — это его командир.

Она отправилась на вокзал и первым же поездом поехала в Водал. В летной школе она отправилась прямиком в штаб и сказала, что ей необходимо повидать начальника базы.

— Скажите ему, что я подруга Арне Олафсена.

Ее тотчас провели к Ренте в кабинет.

— Вы же невеста Арне! — воскликнул он. — А я думал, вы уехали в Англию.

Он поспешно закрыл дверь. Хороший знак, подумала она.

— Я пытаюсь выяснить, где Арне. У него могут быть большие неприятности.

— Все гораздо хуже. Прошу вас, присядьте.

Гермия села.

— Что случилось?

— В четверг его арестовали. Он пытался скрыться, и его ранили.

— Как он?

— Мне очень больно сообщать вам это, — сказал Ренте тихо и печально, — но Арне мертв.

Гермия вскрикнула. В глубине души она знала, что такое возможно, но боялась даже думать об этом. А теперь… У нее было такое ощущение, будто ее саму переехал грузовик.

— Он умер в полицейском участке, — сказал Ренте.

— Как же это? Его что, пытали?

— Вряд ли. Кажется, он, чтобы никого не выдать, покончил с собой.

— О господи!

Гермия видела Ренте как в тумане. Она даже не сразу поняла, что у нее ручьем текут слезы.

— Мне нужно позвонить родителям Арне и сообщить об этом, — сказал Ренте.

При мысли об отце и матери Арне у Гермии сжалось сердце. Как они это переживут?

— Тяжкая вам выпала миссия.

— М-да… Арне — их первенец.

И тут Гермия вспомнила о брате Арне, Харальде. Парнишка серьезный, не такой обаятельный, как Арне, но по-своему милый. Арне говорил, что спросит у Харальда, как лучше пробраться на базу.

— Полиция еще что-нибудь сообщила? — спросила она.

— Мне сказали только, что он умер во время допроса и что «никто в его смерти не повинен» — так они назвали самоубийство. Мой друг, он служит в полицейском управлении, сказал мне, что Арне боялся, как бы его не передали гестапо.

— При нем что-нибудь нашли? Ну, например, фотографии?

— Мой друг ничего об этом не сказал, и нам с вами не стоит это обсуждать, — сказал Ренте строго. — Госпожа Маунт, позвольте вам напомнить, что я, будучи военным, присягал на верность королю, а он приказал оказывать содействие оккупационным войскам. Какими бы ни были мои убеждения, я не могу потворствовать шпионажу, и если пойму, что кто-то им занимается, я обязан буду сообщить об этом.

Гермия кивнула. Намек был весьма прозрачен.

— Ценю вашу откровенность, майор.

Она встала. Ренте вышел из-за стола и положил руку ей на плечо:

— Примите мои искренние соболезнования.

— Благодарю вас, — сказала она и вышла.

На улице Гермия снова расплакалась. Задание, из-за которого погибли Пол и Арне, так и осталось невыполненным. До следующего полнолуния оставалось девять дней. За это время нужно было во что бы то ни стало добыть фотографии радара, установленного на Санде. Но теперь у нее появился и личный мотив — месть. Выполнив задание, она отомстит тем, кто довел Арне до самоубийства. За себя Гермия уже не беспокоилась. Она готова была на любой риск. И, кажется, она придумала, как действовать.

Возможно, Харальд знает, успел ли Арне побывать на Санде до того, как его арестовали, и были ли при нем фотографии в момент ареста. Гермия поняла, как ей найти Харальда. Он наверняка приедет на Санде на похороны брата.

9

В немецкой армии было около миллиона лошадей. Почти при каждой дивизии имелась ветеринарная рота, в обязанности которой входило лечить больных и раненых животных, обеспечивать фураж. Одна из таких рот и расположилась в Кирстенслоте.

Харальду это было очень некстати. Офицеры жили в замке, а сотня солдат заняла монастырь. В кельях, примыкавших к церкви, где прятался Харальд, устроили лечебницу для лошадей. Военных уговорили не использовать саму церковь. Карен специально просила об этом отца — она, мол, не хочет, чтобы солдаты испортили милые ей с детства вещи. Господин Даквитц объяснил командиру роты, капитану Кляйссу, что в церкви давно устроен склад и свободного места там все равно нет. Кляйсс согласился церковь не трогать.

А Харальду теперь приходилось не просто ремонтировать «Хорнет мот», ему еще нужно было ухитряться делать это под носом у немецких солдат.

Он отвинчивал гайки, державшие погнутую вильчатую распорку. Ему нужно было снять поврежденную деталь и, проскользнув мимо солдат, отнести ее в мастерскую к фермеру Нильсену. Если Нильсен позволит, он там ее и отремонтирует. Работая, Харальд все время поглядывал в окно. Никого. Скоро распорка была у Харальда в руках.

Харальд выкинул распорку в окно, потом вылез сам.

На лужайке перед замком солдаты разбили четыре палатки, поставили машины и цистерну с бензином. Около палаток болталось несколько человек, все остальные были заняты кто где. Харальд подхватил распорку и быстро зашагал в лес. За углом церкви он наткнулся на капитана Кляйсса.

Капитан был крупным, сурового вида мужчиной. Он беседовал с сержантом. Оба обернулись и посмотрели на Харальда.

Харальда замутило от страха. Неужели его вот так сразу поймают? Нужно было вести себя так, словно ничего особенного не происходит. Помахивая распоркой, словно это была обычная теннисная ракетка, он приблизился к немцам.

— Кто вы? — спросил его по-немецки Кляйсс.

— Харальд Олафсен, — ответил Харальд.

— А это что такое?

— Это? — Харальд слышал, как колотится его сердце. — Это… деталь сенокосилки с комбайна.

— А что с комбайном? — спросил Кляйсс.

— Да вот, наехал на валун, ось погнулась.

Кляйсс взял у него распорку. Харальду оставалось надеяться, что капитан не поймет, что это такое. Затаив дыхание, он ждал приговора Кляйсса.

— Ну, ладно. Можете идти.

Харальд вошел в лес. Пройдя несколько метров, он устало прислонился к дереву. Да, встреча неприятная!

Собравшись с силами, он двинулся дальше. Уже подходя к ферме, он задумался, как его встретит Нильсен. Ведь Харальд проработал у него всего один день.

Нильсен стоял во дворе и мрачно смотрел на трактор, у которого из-под капота валил пар.

— Тебе чего надо? — спросил он грубо.

— Вы уж извините, что я исчез без предупреждения, — сказал Харальд. — Меня внезапно вызвали домой, и у меня даже времени не было к вам заглянуть.

— Я плачу только тем, кто меня не подводит.

— А я и не прошу вас мне платить.

— Тогда зачем пришел?

— Мне нужно починить одну деталь для мотоцикла. Может, пустите в мастерскую?

— Отчаянный ты парень.

— Дело действительно важное. Разрешите, а? За тот день, что я у вас проработал.

— Ну, может, и пущу. Если сначала трактор починишь.

Харальд не хотел тратить времени на починку трактора. Но там оказались пустяки — радиатор перегрелся.

— Ладно, — кивнул он.

Нильсен ушел, оставив Харальда с трактором. Разобравшись с ним, Харальд отправился в мастерскую.

Для того чтобы укрепить погнувшуюся распорку, Харальду нужен был тонкий стальной лист. На стене висели четыре металлические полки. Харальд освободил верхнюю, переложив все с нее на три остальные, и снял ее. Он отрезал четыре полоски железа, изогнул их дугой и приварил к распорке.

— Ну что ж, не очень изящно, зато надежно, — сказал он вслух.

Идя по лесу обратно к монастырю, Харальд слышал доносившиеся из лагеря звуки. Был ранний вечер, солдаты готовились к ужину.

Он подошел к монастырю сзади и пробрался к церкви. Нашел бревно, подкатил его к окну. Сначала он забросил в окно распорку, а потом полез сам.

— Привет! — услышал он.

У Харальда замерло сердце. Но тут он увидел Карен. Она возилась с крылом самолета. Харальд взял распорку и понес показать ей.

— А я думал, здесь никого нет! — сказал кто-то по-немецки.

Харальд обернулся. В окне он увидел лицо молодого солдата.

— Это склад, — сказал Харальд, мысленно проклиная все на свете.

Солдат влез в окно и спрыгнул на пол.

— Меня зовут Лео, — сказал он по-датски.

Харальд выдавил из себя улыбку.

— Очень приятно. А меня — Харальд.

Он оглянулся на самолет — Карен исчезла. Солдат с любопытством оглядывался по сторонам. «Хорнет мот» был накрыт брезентом, из-под него виднелся только кусок фюзеляжа. Заметит его Лео или нет?

Но солдата, к счастью, больше интересовал «роллс-ройс».

— Хорошая машина, — сказал он. — Твоя?

— Увы, нет, — ответил Харальд. — А вот мотоцикл мой. — Он показал распорку от «Хорнет мота». — Это для коляски. Пытаюсь ее починить.

— А-а-а… — Лео не выказал ни малейшего недоверия. — Я бы тебе помог, но в технике ничего не понимаю. Я только в лошадях разбираюсь.

— Понятно, — кивнул Харальд.

Прозвучал свисток.

— Ужинать пора, — сказал Лео. — Рад был с тобой поболтать. Надеюсь, еще увидимся.

Он встал на ящик и вылез из окна. Из-за «Хорнет мота» вышла побледневшая Карен.

— Только этого нам не хватало!

— Ему просто хотелось поговорить.

— Упаси нас бог от приятелей-немцев!

Харальд посмотрел на крыло, с которым она возилась.

— Я наклеиваю на прорехи заплаты, — объяснила Карен. — Потом покрашу.

— Откуда у тебя брезент, клей, краска?

— Из театра. Пришлось построить глазки рабочим сцены.

— Браво! — Вот ведь повезло рабочим сцены! — А ты вообще что делаешь в театре?

— Разучиваю главную партию в «Сильфидах».

— И будешь ее танцевать?

— Нет. Два состава уже есть, так что я понадоблюсь только в том случае, если обе исполнительницы заболеют. — Она взглянула на часы. — Мне надо появиться дома к ужину, но потом я вернусь.

Харальду всегда становилось грустно, когда Карен уходила. Как бы он хотел проводить с ней целые дни. Наверное, поэтому люди и женятся. Женился бы он на Карен? Конечно. Говорят, после десяти лет брака люди устают друг от друга. Нет, ему Карен не наскучит никогда!

— О чем это ты задумался?

Харальд покраснел:

— О будущем.

Она посмотрела ему в глаза:

— Нам предстоит полет через Северное море. Девятьсот пятьдесят километров без посадки. Так что у нас с тобой сейчас одна задача: сделать все, чтобы эта колымага не развалилась на полпути.

Она подошла к окну, встала на ящик, вылезла на улицу и ушла. А он занялся «Хорнет мотом». Гайки и шурупы лежали там, где он их оставил. Харальд присел на корточки у шасси, поставил распорку и стал ее прикручивать. Но не успел он закончить работу, как вернулась Карен. Харальд радостно улыбнулся, но она была чем-то расстроена.

— Что стряслось? — спросил он.

— Звонила твоя мама.

— Черт! — разозлился Харальд. — С кем она разговаривала?

— С моим отцом. Он ей сказал, что тебя здесь нет, и она, кажется, ему поверила. А еще плохие новости, — вздохнула Карен. — Об Арне…

Харальд вдруг понял, что за последние несколько дней почти не вспоминал о брате.

— Что с ним?

— Он… он погиб.

Харальд не поверил собственным ушам.

— Погиб? Быть такого не может!

— В полиции говорят, что он покончил с собой.

— Почему?!

— Он боялся, что его будет допрашивать гестапо. Так командир Арне сказал вашей матери.

— Боялся гестапо… Боялся, что не выдержит пыток? Он покончил с собой, чтобы спасти меня… Так ведь, да? — воскликнул он. — О, боже! Все это ради меня…

— Наверное… — прошептала она.

— Господи! — зарыдал Харальд. — Какой ужас!

Карен нежно обняла его, положила его голову себе на плечо.

— Бедный брат… — горестно прошептал Харальд.

— Милый ты мой… Я очень тебе сочувствую, — пробормотала Карен. — Очень…

В полицейском управлении был просторный внутренний двор, окруженный галереей с двойным рядом колонн. В погожие дни он бывал залит солнцем. Петер Флемминг с Тильде Йесперсен стояли в галерее и курили.

— Гестапо закончило с Йенсом Токсвигом, — сказал он.

— И что же?

— Да ничего. Он рассказал все, что знал. Он тоже был «ночным стражем», передавал информацию Полу Кирке, приютил у себя Арне Олафсена. Он сказал, что Харальд, брат Арне, должен был проникнуть на военную базу и сфотографировать находящуюся там установку. Арне ждал его у Йенса. Туда Харальд обещал принести пленку. Еще Йенс сказал, что операция была организована невестой Арне, которая работает в британской разведке.

Тильде глубоко затянулась.

— Арне покончил с собой, чтобы кого-то защитить, — сказала она. — Того, у кого пленка.

— Либо она у его брата Харальда, либо у кого-то еще. В любом случае нам необходимо побеседовать с Харальдом.

— А где он?

— Полагаю, на Санде, у родителей. Через час я еду туда. И хочу, чтобы ты поехала со мной.

— Тебе нужна моя помощь? Разумеется, я поеду, — сказала она, бросив на него пристальный взгляд.

— А еще я хотел бы познакомить тебя с моими родителями.

— А где мне остановиться?

— В Морлунде есть небольшая гостиница.

У его отца имелась собственная гостиница, но это слишком уж близко от дома. Если Тильде остановится там, на Санде все об этом узнают.

— А что же ты будешь делать с Инге? — спросила Тильде.

— Найму круглосуточных сиделок.

— Понятно. — Она задумчиво смотрела на дворик.

— Ты что, не хочешь провести со мной ночь?

— Хочу, — улыбнулась она. — Пойду соберу чемодан.

Петер с Тильде сели в Морлунде на первый утренний паром. Полицейский и немец-солдат проверили их удостоверения. Значит, немцы усилили меры предосторожности, подумал Петер. Он предъявил им полицейский жетон и попросил записывать имена всех, кто в ближайшие несколько дней поедет на остров.

На острове коляска, запряженная парой лошадей, отвезла их к дому пастора. Двери церкви были открыты, оттуда доносились звуки пианино. За инструментом сидел пастор, игравший медленный и печальный церковный гимн.

— Пастор! — громко сказал Петер.

Тот, доиграв пассаж, оглянулся.

— Я ищу Харальда.

— А я и не думал, что ты пришел выразить соболезнования.

— Он здесь?

— Ты спрашиваешь как официальное лицо?

— Какое это имеет значение? Он дома?

— Нет. Его вообще нет на острове. Я не знаю, где он.

— Как вы думаете, где он может быть? — спросил Петер.

— Уходи.

— Ваш старший сын покончил с собой, потому что его арестовали за шпионаж, — сказал Петер. Он услышал, как прерывисто вздохнула Тильде, пораженная его жестокостью, но продолжил: — Ваш младший сын, возможно, тоже в этом замешан. Так что советую держаться с полицией повежливее.

На пастора было больно смотреть.

— Ты мой прихожанин, и, если ты придешь ко мне за духовной помощью, я тебе не откажу. Но в иных ситуациях я отказываюсь с тобой общаться. Ты бесцеремонен и жесток. Убирайся вон!

Петеру трудно было смириться с тем, что его выставили вон. Он вывел Тильде из церкви.

— Пастор очень переживает, — сказала она.

— Это понятно. Но как ты думаешь, он сказал правду?

— Харальд наверняка где-то скрывается. А это значит, что пленка у него.

Они подошли к дому. Петер постучал в дверь кухни и, не дожидаясь ответа, вошел. Госпожа Олафсен сидела за столом, глядя в одну точку.

— Госпожа Олафсен! — окликнул ее Петер.

Она обернулась. Глаза у нее были красные от слез.

— Здравствуй, Петер, — с трудом проговорила она.

С ней надо быть помягче, решил Петер.

— Примите мои искренние соболезнования, — сказал он. Она молча кивнула.

— Это Тильде. Мы вместе работаем.

— Очень приятно.

Они сели за стол.

— Когда похороны? — спросил Петер.

— Завтра.

— Мы видели в церкви пастора, — сказал Петер.

— Он очень скорбит. Но старается этого не показывать.

— Понимаю. Харальд, наверное, тоже переживает.

Она вскинула на него глаза, но тут же отвела взгляд. Однако Петер успел заметить в ее взгляде испуг.

— С Харальдом мы не разговаривали, — пробормотала она.

— Почему? — удивился Петер.

— Мы не знаем, где он.

Петер не понимал, лжет она или нет, но чувствовал, что она что-то скрывает. Это его рассердило, и он сказал строго:

— Очень вам советую содействовать нам.

Тильде решила, что пора вмешаться:

— Госпожа Олафсен, мне очень неприятно говорить вам это, но Харальд тоже занимается противозаконной деятельностью. Если он не одумается, его схватят и у него будут серьезные неприятности. Для него же лучше, если вы поможете нам как можно скорее его найти.

— Я не знаю, где он, — повторила госпожа Олафсен, но уже не так решительно.

Петер заметил это.

— Я видел, как умер Арне, — сказал он. — Я видел, как ваш сын приставил пистолет к горлу и спустил курок.

Госпожа Олафсен испуганно вскрикнула.

— Нет, Петер… — попыталась остановить его Тильде.

Он не обращал на нее внимания:

— Ваш старший сын был шпионом, поэтому и погиб. Вы хотите, чтобы то же случилось и с Харальдом?

— Нет, — прошептала она. — Нет…

— Тогда скажите, где он!

Дверь распахнулась, и в кухню вошел пастор:

— Мерзавец!

Петер выпрямился:

— Я обязан выяснить…

— Вон из моего дома!

— Пойдем, Петер, — сказала Тильде.

— Я все же хочу знать…

— Немедленно! — взревел пастор.

Петер попятился к двери. Тильде открыла ее, и они вышли.

Петер с Тильде сели в коляску и отправились в гостиницу. Петер старался не думать о пережитом унижении.

— Харальд где-то скрывается, — сказал он.

— Очевидно, — коротко бросила Тильде, и по ее тону Петер понял, что сцена на кухне ее расстроила.

— В школе его нет, дома тоже, единственные родственники живут в Гамбурге.

— Так что же нам предпринять?

— Полагаю, он у каких-то друзей. Как по-твоему?

— Разумно.

На Петера она не смотрела. Он вздохнул, а потом сказал приказным тоном:

— Вот что, позвони в полицейское управление. Отправь Конрада в Янсборгскую школу. Пусть возьмет адреса всех одноклассников Харальда. А потом пошли к каждому наших людей — порасспрашивать, присмотреться.

— Понятно.

— Если он не у друзей, значит, прячется еще у кого-то из подпольщиков. Мы с тобой останемся на похороны, посмотрим, кто приедет. Наверняка тут появится человек, которому известно, где Харальд.

Коляска остановилась у дома Акселя Флемминга.

— Я хочу вернуться в гостиницу, — сказала Тильде. — Не возражаешь?

Родители ждали их к обеду, но Петер видел, что Тильде не в настроении.

— Хорошо. Поезжай к причалу, — крикнул он кучеру.

Некоторое время они ехали молча. На набережной Тильде сказала:

— Я предпочла бы возвратиться в Копенгаген. Мне не понравилось то, что здесь произошло.

— У нас не было другого выхода! Мы обязаны были заставить их выложить все, что им известно.

— Долг и обязанность — это еще не все.

— Пустые слова! Когда отступаешься от долга, все в этом мире идет наперекосяк.

Паром стоял у пристани. Тильде вышла из коляски.

— Но такоза жизнь, Петер.

— Поэтому-то и существуют преступники. Разве ты бы не предпочла жить в мире, где каждый выполняет свой долг? Если бы за каждым преступлением неминуемо следовало наказание, у полиции было бы куда меньше забот!

— Ты хочешь именно этого?

— Да! И если я когда-нибудь стану начальником полиции, так все и будет.

— До свидания, Петер.

Она пошла к парому, а он крикнул ей вслед:

— Так что же я сделал не так?

Но она даже не обернулась.

10

В предутренних сумерках Харальд стоял у двери на кухню замка. Времени было половина четвертого. В руках он держал пустую двадцатилитровую канистру. В бак «Хорнет мота» вмещалось сто семьдесят литров бензина, то есть приблизительно девять канистр. Законным путем бензин раздобыть было нельзя, и Харальду оставалось одно — украсть его.

Дверь бесшумно отворилась, вышла Карен в сопровождении старого рыжего сеттера Тора. Карен даже в мешковатом зеленом свитере и старых коричневых брючках выглядела потрясающе. Она назвала меня милым, вспомнил он. Милым…

Карен ослепительно улыбнулась и сказала:

— Доброе утро!

Ее голос в рассветной тиши прозвучал слишком громко. Харальд приложил палец к губам.

Они направились к лесу. Поравнявшись с палатками, огляделись. Около палатки, где размещалась столовая, прохаживался, позевывая, одинокий часовой.

Бензин ветеринарной роты хранился в цистерне, стоявшей метрах в ста от палаток, у дороги, которая вела к замку. Харальд уже выяснил, что к цистерне присоединен ручной насос, а запора никакого нет. Кран находился со стороны дороги — чтобы удобнее было заправляться. И тех, кто им пользовался, от лагеря было за цистерной не разглядеть.

Все вроде складывалось удачно, но Харальд медлил. Чистое безумие — воровать бензин под носом у солдат. Впрочем, об этом лучше не думать.

Он сунул шланг в канистру, быстро ее наполнил, завинтил крышку и поспешил обратно. Карен осталась на страже, а Харальд пошел к монастырю. Вылив бензин в бак самолета, он отправился назад.

Когда он наполнял канистру во второй раз, часовой решил совершить обход. Харальд его не видел, но, услышав свист Карен, догадался: что-то не так. Он увидел, как Карен с Тором вышли из леса, и тут же упал под цистерну.

Карен подошла к часовому, когда он был метрах в пятидесяти от цистерны. Достала сигареты. Согласится ли часовой поболтать с хорошенькой девушкой? Харальд затаил дыхание. Часовой взял сигарету, они закурили.

Карен показала на пенек неподалеку и повела туда часового. Она села, сделав так, чтобы он сел спиной к цистерне.

Харальд снова начал качать бензин, наполнил канистру и поспешил в лес. Вернувшись, он застал Карен и солдата на прежнем месте.

Харальд отнес в церковь третью канистру. В руководстве говорилось, что «Хорнет мот» при полном баке может пролететь до тысячи километров. Но это — при попутном ветре. До Англии около девятисот пятидесяти километров. Запаса никакого. Надо будет взять с собой в кабину еще канистру бензина, решил он. Это еще лишние сто километров — при условии, что ему удастся на лету залить бензин в бак.

На четвертой канистре у Харальда заныли руки. Но он принес и пятую, и шестую. Карен все беседовала с часовым. Когда Харальд шел в церковь с седьмой канистрой, у бывших келий показался солдат в нижнем белье. Харальд замер. Солдат сонно добрел до кустов и начал мочиться. Харальд узнал Лео, молодого рядового, с которым познакомился три дня назад.

Лео, поймав его взгляд, пробормотал:

— Прошу прощения.

Харальд догадался, что солдатам запрещалось мочиться в кусты. За монастырем поставили сортир, но до него было далековато.

— Ничего-ничего, — сказал Харальд по-немецки и улыбнулся.

— А что в канистре? — поинтересовался Лео.

— Вода для мотоцикла.

— Понятно, — кивнул Лео и побрел назад.

Подойдя к цистерне в восьмой раз, Харальд увидел идущую от пенька Карен. Она на прощание махала часовому рукой. Тот шел назад в лагерь, поэтому Харальд спокойно наполнил еще одну канистру.

Когда он пришел за девятой, часового нигде видно не было, и Карен подала ему знак рукой: все в порядке, действуй. Харальд принес девятую канистру, вылил ее в бак. По его подсчетам, бак должен был быть полон. Но нужна была еще дополнительная канистра.

Он сходил за бензином в последний раз, и Карен вместе с ним пошла к церкви. Но, выйдя из леса, Харальд остолбенел: у входа в церковь стоял Пер Хансен, местный полицейский.

Что он здесь делает? Харальд взял Карен за руку, но Тора они остановить не успели, и он с лаем бросился на Хансена. Хансен потянулся к кобуре.

— Я с ним разберусь, — шепнула Карен. — Тор, ко мне!

— Надо следить за собакой, — сказал Хансен. — Если она нападет на полицейского, ее и пристрелить могут.

— Глупости какие! — сказала Карен. — Пес просто лает на чужаков. И вообще, почему это вы шастаете по нашей земле в такое время?

— Я здесь как официальное лицо, девушка, так что потрудитесь быть повежливее.

— Как официальное лицо? И что же у вас за дело?

— Я ищу парня по имени Харальд Олафсен.

Харальд выругался про себя. Этого он никак не ожидал.

Карен постаралась скрыть испуг:

— Никогда о таком не слыхала.

— Он школьный приятель вашего брата. И бывал в замке.

— Да? А как он выглядит?

— Восемнадцать лет, рост метр восемьдесят, волосы светлые, глаза голубые. Может быть в школьном пиджаке.

— Что ж, по описанию весьма привлекательный юноша. Увы, я с ним не знакома.

— Он был здесь, — сказал Хансен. — Я сам его видел.

— Значит, я его не застала. И какое же он совершил преступление?

Харальд понял, что этого Хансен не знает.

— Здесь никого нет. Разве что сотня солдат.

— Когда я видел Олафсена, он был на сомнительного вида мотоцикле.

— А, вы про этого… — протянула Карен, сделав вид, что вспомнила, о ком идет речь. — Его исключили из школы. Папа ни за что не станет его здесь принимать.

— Я все-таки побеседую с вашим отцом. На всякий случай.

— Как вам будет угодно. Тор, за мной! — крикнула Карен.

Она подошла к церкви и, убедившись, что Хансен за ней не наблюдает, проскользнула внутрь. А Хансен пошел к замку.

Харальд шмыгнул в церковь. Карен заперла дверь и повернулась к Харальду.

— Ты, наверное, смертельно устал.

Так оно и было. Но его ошеломило ее поведение.

— Ты была великолепна! Сначала кокетничала с часовым, а потом обвела вокруг пальца этого кретина Хансена.

— Это было не так уж трудно. — Харальд поставил канистру в кабину. — Часть дела сделана! — улыбнулась Карен.

Она смотрела на него, словно ждала чего-то. Неужели она хочет, чтобы он ее поцеловал? Харальд закрыл глаза и наклонился к ней. Губы у нее были теплые и мягкие. Открыв глаза, он обнаружил, что она смотрит на него и в глазах ее поблескивают веселые искорки.

— О чем ты думаешь? — спросила она.

— Я тебе правда нравлюсь?

— Разумеется, дурачок!

— И ты мне.

— Вот и замечательно.

Он замялся, но потом все-таки добавил:

— Вообще-то я тебя люблю.

— Я знаю, — сказала она и поцеловала его еще раз.

Гермия шла по центру Морлунде. Она была в шляпе и темных очках, но все равно боялась, что кто-нибудь ее узнает.

Весь прошлый вечер она бродила по городу в надежде встретить Харальда. Она заглядывала во все бары и кафе, где собиралась молодежь, но нигде его не обнаружила. Вечер прошел впустую. Сегодня Гермия собиралась к нему домой. До полнолуния оставалось пять дней. Она отправилась на пристань. У входа стояли немецкий солдат и датский полицейский. Она показала им документы на имя Агнес Рикс. Полицейский внимательно их изучил.

— Далековато вы уехали от Копенгагена, фройлен Рикс.

Легенду она сочинила заранее.

— Я еду на похороны родственника.

Она не знала, когда должны состояться похороны Арне, но ничего подозрительного в том, что родственница приезжает на день или на два раньше, не было.

— Наверное, на похороны Олафсена?

— Да. — Глаза ее наполнились слезами. — Я его троюродная сестра.

— Примите мои соболезнования, — сказал полицейский. — Вы прибудете заблаговременно.

— Да? Я хотела уточнить время, но не смогла дозвониться.

— Служба сегодня днем, в три часа.

— Благодарю вас.

Гермия прошла на паром и встала у поручней. Она страстно хотела пойти на службу, но понимала, что делать этого нельзя. Слишком многие могут ее узнать. Ей придется подождать окончания службы, а потом уже пойти искать Харальда.

Оказавшись на Санде, Гермия направилась по пляжу к гостинице. Кто-то купался, кто-то устроил пикник на берегу. Гермия нашла тихое местечко в дюнах и там подождала до половины пятого.

До дома пастора было пятнадцать километров — два с половиной часа быстрым шагом, так что прийти туда она рассчитывала к семи, когда гости уже разойдутся.

Вот уже показалась церковь. На кладбище она увидела свежую могилу — могилу ее жениха. Не в силах сдержать чувств, Гермия разрыдалась и упала на заваленный цветами холмик.

Когда она встала, поодаль стоял отец Арне.

— Гермия! — сказал он. — Храни тебя Господь!

— Благодарю вас, пастор. — Она пожала ему руку.

— На похороны ты опоздала.

— Знаю. Я не хотела, чтобы меня видели посторонние.

— Пойдем-ка лучше в дом.

Гермия пошла за ним. На кухне сидела госпожа Олафсен в черном платье. Увидев Гермию, она расплакалась. Гермия обняла ее, но мысли ее были далеко.

— Я надеялась увидеть Харальда, — сказала она.

— Его здесь нет, — ответила госпожа Олафсен.

— Он что, не приехал на похороны? Где же он?

— Мы не знаем, — сказал пастор. — У нас с ним случилась размолвка, и он уехал. А через пять дней вернулся, и мы помирились. Матери он сказал, что пока поживет у друга, мы туда звонили, но его там не оказалось.

— Думаете, он все еще на вас обижен?

— Нет. Вернее, может, и обижен, но исчез он не поэтому. Сын нашего соседа Акселя Флемминга служит в полиции, в Копенгагене.

— Петер Флемминг? Я его помню, — сказала Гермия.

— У него хватило наглости заявиться на похороны, — вставила госпожа Олафсен.

— Петер утверждает, что Арне был шпионом и Харальд занимается тем же.

— Понятно.

— Ты не удивлена?

— Не буду вам врать, — сказала Гермия. — Я попросила Арне сфотографировать военную базу на Санде. Возможно, он обратился за помощью к Харальду. Но Арне арестовали, и пленку он мне передать не успел.

— Как ты могла! — воскликнула госпожа Олафсен. — Арне из-за этого погиб! Мы потеряли сына, а ты — жениха. Как ты могла?

— Простите меня, — прошептала Гермия.

— Идет война, Лизбет, — сказал пастор. — В борьбе с нацистами гибнет много людей. Вины Гермии в этом нет.

Госпожа Олафсен кивнула:

— Все я понимаю. Просто мне очень страшно.

Она рассказала Гермии о таинственном визите Харальда и о том, как его искал немецкий солдат. Этот рассказ обнадежил Гермию. Видимо, Харальду удалось пробраться на базу и сделать снимки.

— Мне нужно выяснить, не у Харальда ли пленка, — сказала она. — Так куда он собирался?

— В Кирстенслот, — ответила госпожа Олафсен. — Это замок неподалеку от Копенгагена, там живут Даквитцы. Их сын, Йозеф, — одноклассник Харальда. Мы им позвонили, хотели сообщить Харальду про Арне, но отец Йозефа сказал, что Харальда там нет.

— Он может скрываться где-то в тех местах. Мне надо поехать в Кирстенслот.

— На последний паром ты опоздала, — сказал пастор. — Переночуй здесь. А утром я отвезу тебя на пристань.

— Вы удивительно добры ко мне. А ведь Арне погиб из-за меня.

— Господь дает, Господь и забирает, — сказал пастор. — Да будет благословенно имя Его!

«Хорнет мот» был готов к полету.

Харальд гордился собой. Он придумал, как залить горючее в бак на лету — надо будет выбить стекло в кабине и просунуть шланг в бак.

Вылет был назначен на сегодня.

У Харальда от волнения сосало под ложечкой. Им с Карен предстояло почти весь путь проделать над открытым морем. Случись что, и они рухнут в воду.

В окно влезла Карен с корзинкой.

— Ого! — воскликнула она, взглянув на самолет.

— Правда красавец? — спросил Харальд, сияя от счастья.

— Значит, все готово? Когда летим?

— Сегодня же ночью.

— Ой, правда?

— Медлить нельзя. Вдруг кто его обнаружит?

— Просто я не думала, что все произойдет так быстро. — Она достала из корзинки сверток и протянула ему. — Вот, я принесла немного мяса.

— Спасибо. Ну как, ты не передумала?

Она помотала головой:

— Нет. Меня одно беспокоит: последний раз я управляла самолетом три года назад.

— Надо взять с собой немного печенья и бутылку воды.

— Я принесу. Карты у нас есть?

— Нету. Полетим на запад, пока не увидим землю. Это и будет Англия.

— Знаешь, в воздухе трудно сориентироваться. Я ухитрялась заблудиться даже здесь. А вдруг мы окажемся во Франции?

— Об этом я не подумал.

— Проверить, где ты находишься, можно только одним способом — надо сверить землю, над которой ты летишь, с картой. Я посмотрю, что у нас есть дома.

Она вылезла в окно, прихватив с собой пустую корзинку. Через полчаса Карен вернулась и поставила корзинку на пол.

— Сегодня ночью мы лететь не можем.

— Это еще почему? — рассердился Харальд.

— Завтра я танцую.

— Танцуешь? И это для тебя важнее?

— Я тебе рассказывала, что разучиваю главную партию. У половины труппы случилось расстройство желудка. Я буду выступать на сцене Королевского театра. Сам король придет на спектакль!

— Я поверить не могу, что это говоришь ты.

— Я заказала для тебя билет.

— Я не пойду.

— Да не дуйся ты! Полетим завтра ночью, после спектакля.

— Плевать мне на твой балет! Ты хоть понимаешь, что из-за этого нам еще целые сутки будет угрожать смертельная опасность?

— Про самолет никто не знает. И до завтра не узнает.

— Все может случиться.

— Ну ты прямо как ребенок. Я ведь могу погибнуть! И когда буду тонуть в Северном море, мне приятно будет думать, что я исполнила мечту всей жизни и станцевала на сцене Королевского театра. Неужели ты этого не понимаешь?

— Не понимаю!

— Тогда иди к черту! — И она вылезла в окно.

Харальд стоял как громом пораженный, глядя ей вслед. И только через минуту заглянул в корзинку: там лежали две бутылки минеральной воды, пачка печенья, фонарик и старый школьный атлас. Он открыл его. На первой странице девчачьим почерком было выведено: «Карен Даквитц, третий класс».

Петер Флемминг стоял на пристани в Морлунде. Он был раздосадован тем, что Харальд так и не появился на похоронах брата. Петер внимательно следил за всеми, кто на них пришел. В большинстве своем это были жители острова, которых Петер знал с детства. Он отметил их имена в полученном от полицейского списке тех, кто был на пароме. Одно имя осталось неотмеченным. Фройлен Агнес Рикс.

Он отправился к парому и спросил полицейского, уехала ли Агнес Рикс с острова.

— Еще нет, — ответил тот.

Петер насторожился. Кто такая Агнес Рикс и что она здесь делает?

Он не стал поджидать ее на Санде, где народу немного, а предпочел уехать в Морлунде. Но и там Рикс не появилась. Следующий раз паром должен был прийти с острова только утром, и Петер заночевал в ближайшей гостинице.

Утром пассажиров на пароме было немного. Петер заметил высокую женщину в платке и темных очках. Когда она подошла поближе, он понял, что видел ее в 1939 году.

Это была Гермия Маунт, невеста Арне Олафсена.

— Ну, сучка, попалась, — удовлетворенно прошептал он.

Чтобы она его не узнала, он надел очки в толстой оправе и пониже надвинул шляпу. Петер пошел за ней следом, на вокзал, где она купила билет до Копенгагена.

Поезд был старый, тащился еле-еле. Петер ехал в вагоне первого класса, Гермия — в соседнем, третьего класса.

Днем поезд остановился в Ниборге, городе на острове Фюн. Оттуда им предстояло на пароме добраться до Зеландии и пересесть на другой поезд — до Копенгагена.

Ожидая парома, он из телефона-автомата позвонил Тильде в полицейское управление.

— Харальд был на похоронах? — с ходу спросила она.

— Нет. Я видел всех. Никаких зацепок. А тебе что удалось?

— Я вчера обзвонила полицейские управления всей страны. Послала людей проверить одноклассников Харальда. Его самого я не нашла, но узнала вот что: две недели назад он побывал в Кирстенслоте, в гостях у семейства Даквитц.

— Евреи? — спросил Петер.

— Да. Местный полицейский видел его. Говорит, у Харальда был мотоцикл с паровым двигателем. Но он клянется, что сейчас Харальда там нет.

— Проверь еще раз. Поезжай туда сама.

— Это я и собиралась сделать, — сказала Тильде.

— А я попробую потянуть за другую ниточку. Имеется некая Агнес Рикс, она же — Гермия Маунт, невеста Арне Олафсена.

— Англичанка?

— Да. Она сейчас едет в Копенгаген, и я за ней слежу.

— А если она тебя узнает? Давай-ка я встречу поезд. На всякий случай.

— Поезжай лучше в Кирстенслот.

— Может, я успею и туда, и туда, — сказала Тильде. — Ты сейчас где?

— В Ниборге.

— Тебе еще часа два пути.

— Больше. Поезд еле плетется.

— Я могу съездить в Кирстенслот, погуляю там часок, а потом вернусь и тебя встречу.

— Хорошо. — Он решил сменить тему. — Ты уклонилась от выполнения задания.

— Но ведь дело не просто в задании, так ведь?

— Что ты имеешь в виду?

— Ты взял меня с собой, потому что хотел со мной переспать. Петер заскрипел зубами:

— Тебе не понравилось, как я допрашивал Олафсенов. Но это не повод сбегать — ты же полицейский!

— Если бы ты вынужден был вести себя жестоко исключительно для того, чтобы выполнить свою работу, я бы ни слова не сказала. Но тебе это доставляло удовольствие. Ты мучил пастора, измывался над его женой, и тебе это нравилось. С таким человеком я не могу вступать в близкие отношения.

Петер повесил трубку.

11

Немного успокоившись, Харальд понял, что решение Карен отложить полет не было таким уж сумасбродным. Он попытался представить себе, как бы повел себя, если бы ему представилась возможность провести эксперимент вместе с Нильсом Бором. Ради этого он, пожалуй, тоже отложил бы путешествие в Англию. А вдруг им с Бором удалось бы изменить представление человека о Вселенной? И если бы ему суждено было умереть, приятно было бы осознавать, что чего-то он в жизни все-таки добился.

Однако день у него выдался напряженный. Он дважды проверил «Хорнет мот». Изучил приборную панель, запомнил расположение тумблеров. Панель не освещалась — этот самолет не был рассчитан на ночные полеты, — поэтому им предстояло пользоваться фонариком.

Харальд лежал в нише и гладил Пайнтопа, когда в дверь церкви постучали. Харальд сел и прислушался.

— Я же говорил вам, здесь заперто, — послышался голос Пера Хансена.

— Тем более надо посмотреть, что внутри, — ответила какая-то женщина.

Голос у нее был властный. Наверняка из полиции. Харальд тихонько вылез в одно из окон, прижался к стене церкви и стал ждать, что будет дальше.

— Госпожа Йесперсен, — сказал Хансен, — если встать вот на это бревно, можно заглянуть в окно.

— Бревно здесь наверняка для этого и положено.

Харальд услышал, как Хансен тяжело спрыгнул на каменный пол церкви. Несколько секунд спустя спрыгнула и женщина. Харальд пробрался к окну, встал на бревно и заглянул внутрь.

Госпожа Йесперсен была в блузке с юбкой и в синем берете. Она осмотрела мотоцикл.

— Ну, видите, это тот самый мотоцикл, о котором вы мне рассказывали. Паровой двигатель. Оригинально!

— Он, видать, здесь его решил оставить, — попытался оправдаться Хансен.

— Может быть. — Она подошла к автомобилю. — Отличная машина!

— Она принадлежит евреям.

Женщина подошла к стене, подняла валявшуюся там рубашку. В нише она заметила аккуратно сложенное одеяло.

— Здесь кто-то живет, — сказала она.

— Может, бродяга какой?

— А может, Харальд Олафсен. — Она повернулась к «Хорнет моту». — А это у нас что?

У Харальда замерло сердце.

— Самолет Даквитца. Только он уже много лет не летает.

— А он в хорошем состоянии. — Женщина открыла дверцу кабины, покачала штурвал, взглянула на хвостовой стабилизатор, увидела, что руль высоты перемещается. — Средства управления работают. — Она бросила взгляд на индикатор горючего. — Бак полный. — И добавила, оглядев кабину: — Здесь две бутылки воды, пачка печенья и атлас. Следов пыли не наблюдается. Харальд собрался в полет.

— Тьфу ты, черт! — не сдержался Хансен.

— Мне срочно нужно в Копенгаген, — деловито сообщила госпожа Йесперсен. — Туда должен прибыть поездом инспектор Флемминг, который ведет это дело. Поезда сейчас ходят с опозданием, так что сказать точно, когда он прибудет, трудно. Думаю, в ближайшие двенадцать часов. И тогда мы приедем сюда вместе. Если Харальд будет здесь, мы его арестуем, если нет — устроим засаду.

— А мне что делать?

— Оставайтесь здесь. Найдите в лесу укромное место и наблюдайте за церковью. Если Харальд появится, звоните в полицейское управление.

— Вы не пришлете кого-нибудь мне в помощь?

— Нет. Если Харальд увидит вас, он не испугается — вы же здешний полицейский. А вот появление незнакомых полицейских может его насторожить. Очень бы не хотелось, чтобы он сбежал. Но если он попытается улететь, остановите его. Если понадобится, стреляйте, только не дайте ему подняться в воздух.

Она говорила будничным тоном, и это привело Харальда в ужас. Она велела Хансену при необходимости стрелять. До этой минуты Харальду и в голову не приходило, что полицейские могут запросто убить его.

— Откройте-ка дверь, — велела госпожа Йесперсен. — Не хочется лезть через окно. Когда я уйду, снова ее заприте.

Хансен отодвинул засов, повернул ключ, и они вышли.

Харальд из-за дерева наблюдал за тем, как госпожа Йесперсен подошла к черному «бьюику», пожала Хансену руку, села в машину и уехала. Хансен вернулся в церковь.

Харальд стоял, прислонившись к дереву, и размышлял. Карен обещала прийти в церковь, как только вернется из Копенгагена. Но там ее будет поджидать полицейский. Нужно было как-то ее предупредить. Харальд решил, что проще всего самому отправиться в театр.

И тут неожиданно из-за угла церкви вышел Хансен. Увидев Харальда, он встал как вкопанный. Удивлены были оба: Харальд-то думал, что Хансен пошел запирать церковь.

Хансен потянулся за пистолетом. Харальд, не думая о последствиях, кинулся на него. Не успел Хансен вытащить пистолет из кобуры, как Харальд со всего размаху ударил его головой в живот. Хансен отлетел к стене, однако пистолета из руки не выпустил. Он навел его на Харальда. Харальд заехал ему кулаком в челюсть. Голова Хансена стукнулась о кирпичную стену, и он повалился на землю.

Харальд испугался до смерти — а вдруг он его убил? Он присел рядом с Хансеном на корточки. Слава богу, дышит!

Драка длилась всего несколько секунд. Но что, если кто-то ее видел? Харальд поглядел в сторону лагеря. Солдаты занимались своими делами, на Харальда никто не смотрел. Он сунул пистолет в карман, поднял обмякшее тело Хансена, взвалил его на плечо и поволок к двери, которая все еще была открыта.

Харальд положил Хансена на пол и закрыл дверь. Взяв со скамейки моток веревки, связал Хансену ноги и руки за спиной. Потом поднял с пола свою рубашку и заткнул Хансену рот. Он дотащил его до «роллс-ройса», запихнул в багажник и закрыл крышку. Пистолет он, не найдя более подходящего места, швырнул в кабину «Хорнет мота».

Харальд взглянул на часы. Еще есть время поехать в город и предупредить Карен. И он развел огонь под паровым котлом.

Когда давление пара поднялось, Харальд вывел мотоцикл из церкви. Добравшись до Копенгагена, он оставил мотоцикл у Королевского театра. Ко входу вела алая ковровая дорожка, и Харальд вспомнил, что сегодня театр собирался посетить король. На ступенях стояли роскошно одетые люди с бокалами в руках — начался антракт.

Он направился к служебному входу, где стоял охранник.

— Мне необходимо поговорить с Карен Даквитц, — сказал Харальд.

— Это исключено. Она готовится к выходу на сцену. Вам придется дождаться конца спектакля.

Харальд вспомнил, что Карен оставила для него в кассе билет, и решил посмотреть, как она танцует.

Он вошел в отделанное мрамором фойе, забрал билет и отправился в зал. В театр он попал впервые и теперь с изумлением взирал на позолоту идущих полукругом ярусов, на алый бархат кресел. Он нашел свое место в четвертом ряду и сел.

В двух рядах впереди Харальд неожиданно для себя увидел чету Даквитц. Удивляться было нечему — естественно, они не пропустят дебюта дочки. Он заволновался было, что они его заметят, но понял, что теперь это не имеет никакого значения. Поскольку полиции стало известно, где он скрывается, таиться от остальных смысла не было.

Он нащупал в кармане кассету с пленкой и подумал, удастся ли им с Карен улететь на «Хорнет моте». Многое зависело от того, насколько задержится поезд Петера Флемминга. Если он прибудет вовремя, Петер с госпожой Йесперсен доберутся до Кирстенслота раньше Харальда и Карен. Но если поезд придет под утро, то шанс улететь есть.

Когда все расселись, в ложу вошел король, и зрители встали. Обвислые усы придавали лицу Кристиана X скорбное выражение, подобающее правителю оккупированной страны.

Король сел, после чего сел и весь зал. Свет медленно погас. Занавес поднялся. На сцене стояли кружком двадцать девушек и среди них один юноша. Оркестр заиграл медленную мелодию. Девушки в белых одеяниях с обнаженными плечами вдруг расступились. На полу лежала еще одна — как будто спала.

Она пошевелилась, и Харальд узнал рыжие волосы Карен. Она легко вспорхнула и на пуантах проплыла по сцене. Остальные балерины кружили рядом. Зал замер в восторге.

Танец завершился той же мелодией, с которой начался. И вот на сцене осталась одна Карен. Она танцевала соло, и Харальд с замиранием сердца следил за сложными па, за тем, как она, взлетев в прыжке, тут же замирала в грациозной позе — тело ее словно не подчинялось законам гравитации.

Когда на сцену вышел партнер Карен, Харальд занервничал. Ему показалось, что тот держится не слишком уверенно. А ведь он, как и Карен, был новичком. Карен каждое движение давалось легко, без видимых усилий, а в юноше чувствовалось напряжение. На каждой поддержке Харальд искренне боялся за Карен, но — слава богу! — все шло довольно гладко.

Однако на последнем танце случилось несчастье. Юноша снова поднял Карен — но тут оступился и упал на спину. Карен полетела на него. Зал в ужасе охнул. Танцоры бросились к Карен и ее партнеру, занавес опустился.

Харальд вскочил и увидел, что господин и госпожа Даквитц пробираются к выходу. Они явно собирались попасть за кулисы. Харальд решил последовать их примеру. В проходе он оказался одновременно с Даквитцами.

— Я пойду с вами, — сказал он.

— Кто вы? — спросил отец Карен.

Ответила ее мать:

— Это друг Йозефа, ты с ним уже встречался. Карен к нему очень расположена. Пусть идет.

Мистер Даквитц хмыкнул: мол, пусть. Харальд понятия не имел, с чего это госпожа Даквитц решила, что Карен к нему «расположена».

Даквитцы поспешили к двери, ведшей за кулисы, и Харальд пошел за ними. Капельдинер проводил их в гримерную Карен.

Она сидела в кресле, правая рука у нее была на перевязи. В белом халате Карен выглядела настоящей красавицей. У Харальда перехватило дыхание — то ли от волнения, то ли от избытка чувств.

Врач сидел перед Карен на корточках и бинтовал ей правую лодыжку.

— Бедная моя девочка! — кинулась к дочери госпожа Даквитц.

— Со мной все в порядке, — сказала Карен. Но ее бледность говорила о другом.

— Как она? — спросил врача господин Даквитц.

— Да ничего страшного. Потянула запястье и ногу. Несколько дней поболит, но осложнений быть не должно.

Харальд обрадовался, услышав, что травма неопасная, и теперь его волновало одно — сможет ли Карен лететь.

— Пойду посмотрю, что с вашим партнером. Меня беспокоит его локоть. А вы не волнуйтесь, — сказал врач Карен. — Вы обязательно будете танцевать. — И он ушел.

— Во всем виноват этот твой партнер — это же он тебя уронил! — с негодованием воскликнул Харальд.

— А вы что здесь делаете? — спросил Харальда господин Даквитц.

— Харальд живет в Кирстенслоте, — ответила его жена.

— Мама, а ты откуда знаешь? — пробормотала Карен.

— Думаешь, никто не замечал, как каждый вечер с кухни исчезают остатки ужина? Мы, матери, не такие уж глупые.

— Бог ты мой! — воскликнул господин Даквитц. — А где же он спит?

— Полагаю, в заброшенной церкви, — сказала его жена. — Наверное, поэтому Карен настаивала, чтобы ее не отпирали.

Господин Даквитц был крайне недоволен услышанным и только хотел что-то сказать, как вошел король.

Карен попыталась встать, но он остановил ее.

— Дорогая моя, как вы себя чувствуете? Надеюсь, с вами ничего серьезного?

— Немножко болит нога, но врач сказал, что она скоро пройдет.

— Должен сказать, вы танцевали божественно.

— Благодарю вас, ваше величество.

Король обернулся к родителям Карен:

— Добрый вечер, Даквитц. Рад вас видеть. У вас исключительно талантливая дочь.

— Благодарю вас, ваше величество. Вы помните мою жену Ханну?

— Разумеется. — Король пожал ей руку. — Я понимаю, госпожа Даквитц, как вы переживаете, но уверен, Карен скоро поправится.

— Да, ваше величество. У молодых все быстро заживает.

— Вот именно! А теперь мне надо навестить того бедолагу, который ее уронил. — И король удалился.

— Давай-ка поскорее отвезем Карен домой, — сказал господин Даквитц жене.

— Извините, но я бы хотела на минутку остаться с Харальдом наедине.

Отец бросил на Карен возмущенный взгляд, но мать сказала:

— Хорошо. Только недолго.

Они вышли, госпожа Даквитц прикрыла дверь.

— С тобой правда все в порядке? — спросил Харальд.

— Будет в порядке, когда ты меня поцелуешь.

Он наклонился и поцеловал ее в губы. А потом, не в силах устоять, осыпал поцелуями ее шею и плечи.

— Ой, боже мой… Ну, хватит…

Щеки Карен снова зарумянились, дыхание стало прерывистым. Неужели это все от моих поцелуев? — изумился Харальд.

— Нам надо поговорить, — сказала она.

— Понимаю. Ты в состоянии лететь?

— Нет. И нога, и рука болят. Я даже дверь открыть не могу. И ходить тоже. Так что самолетом управлять не сумею.

Харальд закрыл лицо руками:

— Значит, все кончено.

— Просто надо подождать несколько дней — пока я не поправлюсь.

— Сегодня вечером приходил Хансен. На этот раз вместе с женщиной из полиции, некоей госпожой Йесперсен. Она зашла в церковь и тут же все поняла. Она догадалась, что я там живу и собираюсь улететь на «Хорнет моте».

— Быть того не может! И что же она сделала?

— Она отправилась за своим начальником — за Петером Флеммингом. Хансена она оставила наблюдать за церковью и велела стрелять в меня, если я попытаюсь сбежать.

— И что ты будешь делать?

— Я уже подрался с Хансеном, и мне удалось его связать.

— О господи! И где же он сейчас?

— В багажнике «роллс-ройса».

— Ах ты злодей! — хмыкнула она.

— Я думал, если нам удастся вернуться в Кирстенслот раньше Петера и госпожи Йесперсен, можно будет улететь. Но теперь…

— Шанс все-таки есть! Самолетом можешь управлять ты!

— Я не могу — я только один раз пробовал.

— Я буду говорить, что делать. И штурвал смогу поворачивать — левой рукой.

— Ты это серьезно?

— Абсолютно!

Харальд кивнул:

— Ну, хорошо. Попробуем. Остается надеяться, что поезд Петера задержится.

Гермия заметила Петера Флемминга еще на пароме. Она тут же вспомнила рыжеусого мужчину в твидовом костюме, которого встретила на вокзале в Морлунде. Он показался ей знакомым. Шляпа и усы ее смутили, но вскоре память подсказала ей, кто это.

Петер Флемминг. Она встречалась с ним несколько лет назад, когда они с Арне еще были так безоблачно счастливы. Петер служил в полиции. Она догадалась, что он за ней следит, и внутренне похолодела. Только вот почему Петер ее не арестовал? Она же английская шпионка. Что у него на уме? А вдруг он, как и она, разыскивает Харальда?

Паром причалил, и Петер отправился за ней следом на копенгагенский поезд. Когда состав тронулся, она прошлась по вагонам и обнаружила его в купе первого класса.

Она вернулась на место. Да, события принимают неприятный оборот. Ни в коем случае нельзя выводить его на Харальда. Нужно избавиться от слежки. У Гермии было достаточно времени придумать, как это сделать. Поезд стоял на каждом полустанке и в Копенгаген прибыл только в десять вечера.

Она спокойным шагом вышла из вокзала. Сад Тиволи был совсем рядом. Она купила билет и вошла. Фонари еще не включили, поэтому в лабиринте тропинок Гермии удалось оторваться от Петера. Она вышла через боковые ворота и огляделась. Его нигде не было.

Гермия отправилась на пригородную станцию и купила билет до Кирстенслота. На платформе, кроме нее, была женщина в синем берете.

Харальд осторожно приблизился к церкви.

Прошел дождь, и трава была мокрой. Легкий ветерок гнал по небу облака, но луна светила ярко. В кельях свет не горел. Все солдаты, кроме часового, спали. Харальд встал на бревно и заглянул в окно. Он видел только смутные очертания самолета и машины. Но кто-то вполне мог затаиться в засаде.

Послышались глухой удар и сдавленное покашливание. Наверное, это Хансен пытался высвободиться. Харальд влез в окно и прокрался к самолету. Достав из кабины фонарик, он осветил церковь. Ни души.

Он открыл багажник машины. Хансен лежал связанный, с кляпом во рту. Харальд проверил узлы: держатся.

— Харальд! Это ты? — услышал он громкий шепот.

В окне виднелся силуэт Карен. Ее привезли домой в карете «скорой помощи». Он открыл ей дверь. Карен вошла, прихрамывая. Она была в шубке, в руках держала одеяло.

— Ну как ты? — спросил Харальд.

— Больно чертовски, но жить буду.

— Ты что, мерзнешь? — спросил он, глядя на шубку.

— Нет. Но на полутора тысячах метров над Северным морем точно замерзну. Одеяло для тебя.

Он забрал его у Карен.

— Ты готова?

— Да.

Он нежно поцеловал ее, взял за здоровую руку.

— Я люблю тебя.

— И я тебя люблю.

— Правда? Ты раньше этого не говорила.

— А теперь говорю — на случай, если не выживу. Ты в десять раз лучше всех парней, которых я знаю. Ты умный, но никогда этим не хвастаешься. Ты добрый и нежный. Ты даже по-своему красивый, смешной только. Этого мне больше чем достаточно.

— Некоторые девушки предпочитают хорошо одетых молодых людей.

— Дельное замечание. Ну, с этим-то мы разберемся.

— Я бы тоже рассказал тебе, за что тебя люблю, только вот с минуты на минуту сюда может нагрянуть полиция.

— Я знаю за что — за то, что я замечательная.

Харальд открыл дверцу кабины и закинул туда одеяло.

— Ну, теперь надо усадить тебя.

Он поднял ее на руки и посадил на пассажирское место.

— Это что здесь такое? — спросила она, глядя на пол кабины.

— Пистолет Хансена. Я не знал, куда его девать. — Он закрыл дверцу. — Тебе удобно?

— Все отлично. Взлетать лучше всего с дороги. Ветер дует в сторону замка, поэтому тебе надо дотолкать самолет почти что до парадного входа, а потом развернуть и взлетать против ветра.

— Хорошо.

Он открыл двери церкви. К шасси была привязана веревка, за которую, как догадался Харальд, надо было тащить самолет. Он взялся за веревку и поднатужился. «Хорнет мот» оказался тяжелее, чем он ожидал. Двигатель, сто семьдесят литров бензина в баке плюс Карен. Он с трудом вытащил самолет из церкви, доволок до дороги.

Из-за тучи выглянула луна. В парке стало светло, почти как днем. Харальд поставил левое крыло. Это заняло минуты три-четыре. Часовой заметил его и шел к самолету.

Харальд занялся правым крылом. Пока он с ним возился, часовой успел подойти. Это был его старый знакомый Лео.

— Ты что делаешь? — спросил он заинтересованно.

У Харальда был готов ответ:

— Мы хотим сфотографировать самолет. Господин Даквитц собирается его продать — все равно для него топлива не раздобыть.

— Сфотографировать? Ночью?

— Ну да. В свете луны. На фоне замка.

— А капитан знает?

— Разумеется. Господин Даквитц его предупредил.

— Тогда ладно. — Но тут Лео нахмурился. — Странно, что капитан мне об этом не сказал.

— Наверное, подумал, что это не важно.

— Часового положено предупреждать обо всех мероприятиях, запланированных на время его дежурства, — отчеканил, словно по писаному, Лео.

— Господин Даквитц не стал бы нас просить это делать, не поговорив с капитаном Кляйссом.

Харальд навалился на хвостовой стабилизатор. Лео, увидев, как он мучается, решил помочь. Вдвоем они развернули машину носом к дороге.

— Я все-таки схожу предупрежу капитана, — сказал Лео. Харальд знал, что офицеры ночуют в замке.

— Ну, если ты все равно туда идешь, помоги мне дотащить эту колымагу.

Вдвоем тянуть самолет было гораздо легче.

Последний поезд прибыл в Кирстенслот уже после полуночи. Вместе с Гермией с него сошел только один человек — женщина в синем берете.

Гермия насторожилась. А вдруг эта дама по поручению Петера Флемминга за ней следит? Надо проверить. На выходе с платформы Гермия задержалась и сделала вид, что ищет что-то в своем чемоданчике. Если женщина преследует Гермию, она тоже найдет предлог остановиться.

Но та вышла и быстрым шагом направилась к поджидавшему ее черному «бьюику» с водителем. Женщина села, машина тронулась с места и укатила.

Ложная тревога, вздохнула с облегчением Гермия. И пешком отправилась в Кирстенслот.

Харальд с Лео довезли самолет до замка и развернули его против ветра. Лео побежал будить капитана Кляйсса.

У Харальда в запасе было минуты две, не больше. Он вытащил фонарик, включил его, открыл левую часть капота.

— Горючее? — крикнул он.

— Есть горючее! — отозвалась Карен.

Харальд закрыл капот.

— Дроссель открыть! Индукторы включить!

— Индукторы включены!

Он подбежал к пропеллеру и крутанул его раз, другой, третий, после чего отскочил в сторону.

Ничего не произошло. Вот черт!

Он повторил все снова. Видимо, произошел какой-то сбой. А! Щелчка не слышно! Он подбежал к Карен.

— Пусковой ускоритель не действует!

— Индуктор заело, — сказала она спокойно. — Открой капот справа. Пусковой ускоритель между индуктором и двигателем. Стукни его камнем или еще чем. Обычно помогает.

Он открыл капот. Вот и плоский металлический цилиндр — пусковой ускоритель. Харальд огляделся. На земле, как назло, не было ни единого камешка.

— Дай мне что-нибудь тяжелое из сумки с инструментами, — попросил он Карен.

Она протянула ему гаечный ключ. Харальд стукнул им по ускорителю.

— Прекратите немедленно! — раздался голос у него за спиной.

Обернувшись, он увидел капитана Кляйсса, быстро шедшего к нему. За ним маячил Лео. Кляйсс был без оружия, но у Лео имелась винтовка. Харальд сунул гаечный ключ в карман, закрыл капот и подошел к пропеллеру.

— Не приближайтесь к самолету! — заорал Кляйсс.

— А ну, стоять, не то пристрелю! — прозвенел голос Карен.

Она высунула из кабины руку с пистолетом, нацеленным на Кляйсса. Тот остановился. Лео тоже.

— Лео, брось винтовку на землю, — велела Карен.

Тот повиновался.

Харальд крутанул пропеллер. Раздался громкий щелчок.

Петер с Тильде ехали в Кирстенслот. Они решили опередить Гермию.

— О том, что случилось на Санде… — начал было Петер.

— Прошу тебя, не надо об этом.

— Что, вообще не надо? — спросил он, с трудом сдерживая злость.

— Вообще, — сказала Тильде. — Прости меня, Петер. Я допустила ошибку. Давай останемся друзьями. И коллегами.

— Да пошла ты… — буркнул Петер и свернул на дорогу к замку.

Справа от дороги виднелся разрушенный монастырь.

— Странно, — сказала Тильде. — Двери церкви открыты.

Флемминг остановил «бьюик», выключил мотор.

— Пойдем посмотрим, — сказал он и достал из бардачка фонарик.

Они вошли в церковь. Петер услышал сдавленный стон и глухой стук. Похоже, звуки доносились из «роллс-ройса». Он открыл багажник и, посветив фонариком, увидел связанного полицейского с кляпом во рту.

— Это твой Хансен? — спросил он.

— Самолет исчез! — воскликнула Тильде.

И тут они услышали гул мотора.

«Хорнет мот» радостно взревел.

Харальд подошел к Кляйссу и Лео, поднял с земли винтовку, кинул ее в кабину. Садясь за штурвал, он краем глаза заметил, как Кляйсс метнулся к самолету. Раздался громкий выстрел — это стреляла Карен, но промахнулась. Кляйсс нырнул под фюзеляж и взобрался на крыло.

Харальд попробовал захлопнуть дверцу, но Кляйсс помешал ему. Капитан схватил Харальда за грудки и попытался вытащить из кабины. Карен держала пистолет в левой руке и никак не могла извернуться, чтобы прицелиться в Кляйсса. Харальд вытащил из кармана гаечный ключ и со всей силы ударил Кляйсса по скуле. Тот взвыл и повалился на землю.

Харальд захлопнул дверцу, Карен открыла дроссель. «Хорнет мот», подскакивая, покатился по траве.

Он потянулся к штурвалу, но Карен сказала:

— Это оставь мне — я и левой рукой справлюсь.

Самолет набирал скорость, его стало заносить вправо.

— Не забывай про педали управления! — крикнула Карен. — Выровняй машину!

Харальд нажал на левую педаль. Ничего не произошло, и он надавил сильнее. Самолет повело влево, он съехал с дороги в траву.

— Педаль действует с задержкой, — крикнула Карен. — Надо рассчитывать время!

Он нажал на правую педаль, самолет выправился и въехал обратно на дорогу. Скорость увеличивалась.

Издалека им навстречу мчалась машина.

Петер жал на педаль газа. Тильде только успела открыть дверцу, как «бьюик» рванул вперед. Она, вскрикнув, выпустила дверцу и повалилась на спину. Хоть бы шею себе сломала, зло подумал Петер.

Он выехал на дорогу и в свете фар увидел несущийся ему навстречу аэроплан. Петер знал наверняка, что в нем сидит Харальд Олафсен. И намеревался его остановить, даже ценой собственной жизни.

— Машину видишь? — прокричал Харальд.

— Да! Он что, идет на таран?

— Да. Мы успеем взлететь?

— Не знаю. Если надо будет свернуть, я скажу.

Машина была уже совсем близко. Харальд понял, что пролететь над ней не удастся.

— Сворачивай! — крикнула Карен.

Он нажал левую педаль. Самолет резко — слишком резко — свернул вправо. Харальд поспешно его выровнял. Краем глаза он видел, что автомобиль свернул туда же. Но у самолета имелся руль направления, а машина забуксовала на мокрой траве. «Бьюик» тут же занесло в сторону. Харальд разглядел за рулем Петера Флемминга, который судорожно пытался исправить ситуацию.

Самолет закачался, но выровнялся. И Харальд увидел, что несется прямо на цистерну с бензином. Он нажал левую педаль, и правое крыло прошло в каких-нибудь десяти сантиметрах от цистерны.

Петеру повезло меньше. Обернувшись, Харальд увидел, как «бьюик», потеряв управление, на всей скорости врезался в цистерну. Прогремел взрыв, машина и цистерна вспыхнули одновременно.

— Веди самолет! — завопила Карен. — Мы взлетаем!

Харальд увидел, что несется на палатку. Он нажал на правую педаль, чтобы уйти в сторону. Когда они вырулили, он заметил женщину в синем берете, которая вытащила из сумки пистолет и целилась в самолет.

Это была госпожа Йесперсен. Самолет несся прямо на нее. Если изменить курс, ей только удобнее будет целиться. Харальд стиснул зубы.

И тут он увидел вторую женщину, которая бежала по лужайке с чемоданчиком в руке.

— Гермия! — ошарашенно закричал он, узнав женщину.

Она ударила госпожу Йесперсен чемоданчиком по голове. Та, выронив пистолет, повалилась на землю. Гермия ударила ее еще раз.

Тут самолет пронесся над ними, и Харальд сообразил, что «Хорнет мот» взлетел. Он взглянул вперед и понял, что сейчас они врежутся в колокольню.

12

Карен резко потянула штурвал влево. Набирая высоту, «Хорнет мот» вышел в вираж, но Харальд видел, что поворачивать надо было еще круче.

— Правый поворот! — крикнула Карен.

Он нажал педаль. Самолет разворачивался мучительно медленно. Харальд приготовился к столкновению.

Крыло прошло в считанных сантиметрах от колокольни.

— О господи!… — прошептал он.

Порывистый ветер кидал самолетик из стороны в сторону, но, когда они набрали высоту, машина пошла ровно.

Харальд посмотрел вниз. Цистерна горела, и в свете пламени он видел солдат, выскакивающих в одном исподнем из монастыря. Капитан Кляйсс размахивал руками и что-то кричал — отдавал приказы. Госпожа Йесперсен лежала неподвижно. Гермии Маунт он нигде не заметил.

Карен показала на шкалу какого-то прибора:

— Следи за этим. Это указатель поворота и скольжения. Поворачивай руль так, чтобы стрелка смотрела строго вверх.

Они продолжали набирать высоту, замок казался уже совсем крохотным.

— Пристегнись, — велела Карен.

Харальд застегнул ремень и наконец позволил себе немного порадоваться.

— А я уж думал — все, конец.

— И я тоже.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил он и нежно погладил ее по щеке.

— Знобит немного. А так — все отлично. Слушай, хочется мне подняться над этой тучей. Мы на какой высоте?

Харальд взглянул на приборы:

— Тысяча шестьсот метров.

— Так, а туча — на тысяче семистах.

Через несколько мгновений они оказались словно в облаке дыма, но Харальд сообразил, что это и есть туча. Пару минут спустя они из нее вышли, и Карен подала штурвал вперед.

— Возьми штурвал, — сказала она. — Следи, чтобы мы шли ровно. Ну все, управление на тебе.

Харальд схватил штурвал правой рукой.

— Управление на мне, — сказал он, но на самом деле этого не почувствовал.

«Хорнет мот» жил своей собственной жизнью, поворачивался, нырял вниз под воздействием турбулентности, и Харальд должен был постоянно следить, чтобы нос не заваливался, чтобы крылья не перекашивало.

Туча под ними была не совсем плотной, и в просветы они видели залитую лунным светом землю. Вот показалось и море.

— Проверь высотомер, — сказала Карен.

Он взглянул на приборную панель. Оказалось, что они уже на высоте две тысячи триста метров.

— Как это произошло? — удивился он.

— Ты слишком высоко задираешь нос. Подсознательно боишься врезаться в землю, поэтому набираешь высоту.

Он толкнул штурвал вперед. Нос опустился, и он увидел еще один самолет — со свастикой на хвосте. И похолодел от страха.

Карен тоже его заметила.

— Вот черт! Люфтваффе!

— Вижу, — ответил Харальд.

Самолет был левее их и ниже, но быстро набирал высоту.

Карен взялась за штурвал и опустила нос.

— Управление на мне, — сказала она.

«Хорнет мот» вошел в пике. Харальд разглядел, что нагоняет их «мессершмитт», двухмоторный ночной истребитель, вооруженный пушками и пулеметами.

— Что будем делать? — спросил он.

— Попытаемся спрятаться в облаке. Не надо было так высоко забираться.

«Хорнет мот» стремительно шел вниз. Харальд взглянул на указатель воздушной скорости: они делали сто тридцать узлов.

Немецкий самолет неумолимо приближался. Он был намного мощнее «Хорнет мота». Послышался треск пулемета. Пули прошили брезент левого нижнего крыла. Карен дернула штурвал, и «Хорнет мот» заложил вираж. И тут они оказались в облаке. Пулемет умолк.

Карен взяла штурвал на себя, и самолет прекратил снижение. Харальд посветил фонариком на высотомер — стрелка замерла на отметке тысяча семьсот метров. Скорость тоже нормализовалась — восемьдесят узлов.

Она снова заложила вираж, чтобы истребителю было труднее их найти.

— Сбавь обороты до тысячи шестисот, — сказала она. — Мы проскочим вон под той тучей.

Харальд нащупал в темноте рычаг и потянул его на себя.

— Как ты думаешь, истребитель случайно здесь оказался? — спросила Карен. — Или нас обнаружили радиолучами?

— Вряд ли, — ответил Харальд. — Металл отражает радиоволны, а вот дерево и материя, по-моему, нет.

— Хочется верить, что это так. Иначе нам крышка.

Они вышли из облака.

— Гляди по сторонам, — сказала Карен. — Если он снова появится, придется набирать высоту.

Но видимость была очень плохой. Где-то за облаком светила луна, и Харальд сумел разглядеть поля и лес. Наверное, это остров Фюн, решил он.

И тут снова показался «мессершмитт». Он выскочил из облака метрах в четырехстах от них.

— Может, он нас даже не заметил, — сказал Харальд, но «мессершмитт» уже пошел на разворот.

«Хорнет мот» набирал высоту. Истребитель облетел их кругом, тоже набирая высоту.

«Хорнет мот» оказался в облаке. Но когда туман, окружавший их, засеребрился от лунного света, Харальд понял, что скоро они из облака выскочат.

— Убавь тягу, — велела Карен. — Нам надо продержаться в облаке как можно дольше.

«Мессершмитт» возник совсем рядом — в каких-нибудь двадцати метрах. Он был чуть ниже и правее, но шел им наперерез. На долю секунды перед Харальдом мелькнуло перепуганное лицо немецкого летчика. Крыло истребителя прошло под «Хорнет мотом», едва не задев шасси.

Харальд нажал на левую педаль, Карен потянула на себя штурвал, но истребитель уже скрылся из виду.

— Бог ты мой! — выдохнула Карен.

Харальд всматривался в облако, ожидая нового появления «мессершмитта».

— По-моему, он испугался не меньше нашего, — сказала Карен.

— Как ты думаешь, что он станет делать?

— Будет летать вокруг облака, поджидая нас. Если повезет, он нас потеряет.

Харальд взглянул на компас:

— Мы движемся на север.

— Это все из-за того, что нам пришлось маневрировать, — сказала Карен, делая левый поворот.

Они вышли из облака. Огляделись. Истребитель исчез.

— Я так устала.

— Ничего удивительного. Давай я возьму управление. А ты отдохни.

— Только за приборами следи.

— Обязательно.

Он заставлял себя смотреть на приборную доску раз в три-четыре минуты и всякий раз удивлялся, что, когда он отводит взгляд, самолет не падает.

Луна висела низко над горизонтом. Вскоре они пролетели над Морлунде.

— Суша осталась позади, — сказал он.

Карен мирно спала. Он оглянулся на залитый лунным светом берег.

— Увидим ли мы Данию снова… — вздохнул он.

Небо расчистилось, показались звезды. Это Харальда обрадовало, потому что теперь он хоть знал, где верх, где низ. Двигатель работал четко. Они шли со скоростью восемьдесят узлов на высоте тысяча семьсот метров.

Харальд снял руку со штурвала и дотронулся до щеки Карен. Щека горела. Убедившись, что самолет летит ровно, он достал бутылку воды и смочил Карен лоб. Дышала она спокойно, но ему показалось, что у нее поднимается температура.

Тем временем начало светать. Харальд взглянул на часы. Начало четвертого утра. Полпути уже пройдено.

Он разглядел впереди облако. Оно было слишком большим, и Харальд решил пролететь сквозь него. Пошел дождь, по лобовому стеклу потекли струйки. В «Хорнет моте» в отличие от автомобиля никаких «дворников» не предусмотрено, поэтому Харальд решил, что лучше будет набрать высоту.

Температура упала, холодный воздух врывался в кабину через разбитое заднее стекло. На трех тысячах трехстах метрах он хотел уже прекратить набор высоты, но тут вдруг забарахлил мотор.

У Харальда замерло сердце. До Англии было триста с лишним километров. Если двигатель заглохнет, они рухнут в море.

— Карен! — закричал он. — Просыпайся!

Она не пошевелилась. Он тряхнул ее за плечо.

— Карен!

Она открыла глаза. Прислушалась к шуму двигателя и испуганно спросила:

— Что происходит?

— Не знаю!

— Где мы?

— Понятия не имею!

— На какой высоте?

— Три тысячи триста метров.

— Дроссель открыт до отказа?

— Да. Я набирал высоту.

— Прикрой его наполовину.

Он прикрыл.

— Когда дроссель открыт, — объяснила Карен, — двигатель получает воздух снаружи, а не из отсека двигателя. На такой высоте слишком холодно и карбюратор может обледенеть.

— Что же делать?

— Спускаться. — Она толкнула штурвал вперед. — Ниже будет теплее, и лед растает.

— А если нет?

— Ищи, нет ли в море корабля. Если упадем, хоть будет надежда, что нас подберут.

Высоту они теряли слишком быстро — поскольку двигатель работал с перебоями. Харальд следил за высотомером. Четыреста метров, двести. Море было темным и холодным. Харальд огляделся — никаких кораблей поблизости.

— Может, получится прибавить оборотов? — сказала Карен.

Харальд открыл дроссель. Двигатель взвизгнул, снова забарахлил.

— Вряд ли…

Несколько секунд двигатель работал ровно, потом снова начались перебои, но быстро прекратились. Самолет начал набирать высоту. Обороты увеличились до двух тысяч.

— Лед растаял! — воскликнула Карен.

Харальд чмокнул ее в щеку.

— Как приятно, — улыбнулась она.

— Если мы выживем, я обещаю целовать тебя каждый день до конца жизни.

— До конца жизни? А если она будет долгой?

— На это я и рассчитываю.

Она снова улыбнулась:

— Надо проверить горючее.

Харальд посмотрел на приборы.

— Бак почти пуст.

— А земли не видно. — Она посмотрела на часы. — Мы летим пять с половиной часов. Осталось, наверное, еще полчаса.

— Ничего. Я залью в бак канистру.

Он отстегнул ремень и достал из-под сиденья канистру. Рядом лежали воронка и шланг. Харальд заранее пропустил шланг в разбитое окно и присоединил к клапану топливного бака. Однако дальний конец шланга развевался по ветру. Харальд выругался.

— В чем дело? — спросила Карен.

— Шланг выдернулся. Я плохо его закрепил. Нужно просунуть его обратно в бак. А отсюда этого не сделаешь.

— Не полезешь же ты на крыло!

— А что случится, если я открою дверцу?

— Возникнет эффект аэродинамического тормоза: мы сбросим скорость, и самолет поведет влево.

— Ты сможешь с этим справиться?

— Я смогу поддерживать скорость, опустив нос вниз. Надеюсь, левой ногой я сумею жать на правую педаль руля.

— Давай попробуем.

Карен поставила левую ногу на педаль.

— Вроде нормально.

Харальд открыл дверцу и, встав коленями на сиденье, высунул голову. Он видел свободный конец шланга, болтавшийся над бензобаком. Правой рукой он ухитрился схватить его. Оставалось засунуть шланг в бензобак. Но это оказалось так же непросто, как при шквальном ветре вдеть нитку в иголку.

Карен хлопнула его по плечу. Он засунул голову обратно в кабину и захлопнул дверцу.

— Мы теряем высоту, — сообщила она. — Надо набирать.

— У меня отсюда ничего не получается, — сказал Харальд. — Не могу засунуть шланг. Мне надо его поддержать.

— И как?

Он задумался.

— Попробую высунуть ногу из кабины.

— О господи!

— Когда наберем высоту, скажи.

Через пару минут она сказала:

— Все, можно.

Харальд открыл дверцу.

— Осторожнее, — сказала Карен.

Уперевшись левым коленом в сиденье, Харальд поставил правую ногу на крыло. Левой рукой он держался за пристяжной ремень, а правой дотянулся до шланга и засунул его конец в бензобак.

Тут «Хорнет мот» угодил в воздушную яму, и его швырнуло в сторону. Харальд потерял равновесие и чуть было не свалился с крыла, но, ухватившись за шланг и за ремень, сумел удержаться. Другой конец шланга — тот, который находился в кабине, — оторвался, и Харальд машинально отпустил его. Шланг тут же унесло воздушным потоком.

Дрожа от страха, Харальд забрался обратно в кабину.

— Что случилось? — спросила Карен. — Я не поняла!

— Я уронил шланг.

— Господи, только не это!

— Горючее на пределе.

— Что же нам делать?

— Придется мне встать на крыло и перелить бензин в бак прямо из канистры. Только мне понадобятся обе руки — одной мне канистру не удержать.

— Ты не устоишь.

— Тебе придется левой рукой держать меня за ремень.

— А штурвал как же?

— Уж как-нибудь.

Он огляделся. Под ними было море. Где же она, земля?

Мотор зачихал.

— Горючее кончается, — сказала Карен.

— Ну, давай действовать.

Она выровняла самолет. Харальд отвинтил крышку канистры, в кабине противно запахло бензином.

Карен вцепилась рукой ему в ремень.

— Я тебя крепко держу. Не волнуйся.

Он открыл дверцу, высунул правую ногу, пододвинул канистру поближе. Выставил левую ногу и встал на крыло. Ему было очень страшно.

Вытащив канистру из кабины, Харальд выпрямился. И случайно посмотрел вниз, на море. Голова закружилась, и он едва не выронил канистру. Харальд заставил себя закрыть глаза и сосредоточиться. Открыв глаза, он велел себе не смотреть вниз, склонился над отверстием бензобака и наклонил канистру. Бензин полился тонкой струйкой.

Наконец канистра опустела. Харальд выбросил ее и левой рукой схватился за кабину. Забравшись внутрь, он захлопнул дверцу.

— Гляди! — воскликнула Карен, показывая вперед.

Вдалеке проглядывали темные очертания земли.

— Аллилуйя! — во весь голос завопил Харальд.

— Остается надеяться, что это Англия, — сказала Карен.

Очертания становились все отчетливее, и вот они уже смогли разглядеть город, порт, а за ним — поля.

— Скоро приземлимся, — сказал Харальд.

— Только бы не на вражеской территории.

Харальд оглянулся и увидел два самолета.

— Это мы скоро выясним, — сказал он. — Вон, гляди!

Самолеты приближались с юга. Харальд вглядывался в крылья. Что на них? Немецкие кресты? Но нет, это два «спитфайра» Королевских военно-воздушных сил.

— Ура! — завопил Харальд.

— Только бы они не приняли нас за немцев и не сбили.

Такой исход был весьма вероятен.

— Надо выбросить белый флаг! — сообразил Харальд и, сняв рубашку, высунул ее в разбитое окно.

Похоже, их поняли. Один из «спитфайров» приветственно покачал крыльями.

— Это означает: «Следуйте за мной», — сказала Карен. — Только у нас не хватит горючего. — Она посмотрела вниз. — Будем садиться на это поле.

Она опустила нос вниз и развернулась. «Спитфайры» кружили поблизости, но ниже не опускались.

Карен на высоте трехсот метров пролетела над выбранным ею полем, развернулась против ветра и пошла на посадку. Самолет тряхануло — это шасси коснулись земли.

«Хорнет мот» остановился в нескольких метрах от тропинки, на которой стоял, раскрыв от изумления рот, парень с велосипедом.

— Привет! — крикнул ему по-английски Харальд. — Куда это мы залетели?

Парень несколько секунд молча взирал на него, а потом проговорил:

— Ну уж точно не на аэродром.

Эпилог

Через двадцать четыре часа после того, как Харальд и Карен приземлились в Англии, фотографии, сделанные Харальдом, были отпечатаны. Их повесили в одном из залов Вестминстера. Там собрались трое мужчин в форме Королевских военно-воздушных сил. Они рассматривали снимки и вполголоса что-то сосредоточенно обсуждали.

Дигби Хор ввел в зал Харальда и Карен. Высокий мужчина с седыми усами обернулся и сказал:

— А, Дигби! Привет!

— Доброе утро, Эндрю, — сказал Дигби. — Это маршал авиации сэр Эндрю Хогг. Сэр Эндрю, позвольте представить вам мисс Даквитц и мистера Олафсена.

Хогг пожал Карен левую руку — правая у нее висела на перевязи.

— Вы необыкновенно смелая девушка, — сказал он. — Даже опытный летчик вряд ли отважился бы пересечь Северное море на «Хорнет моте».

— Когда мы пускались в путь, я не предполагала, насколько это опасно, — призналась Карен.

Хогг повернулся к Харальду:

— Мы с Дигби старые приятели. Он в подробностях передал мне ваш отчет, и вы даже представить себе не можете, насколько важны добытые вами сведения. Но я бы хотел лично выслушать ваши соображения относительно того, как работает эта установка.

Харальд показал на фотографию, где все три элемента установки были сняты вместе.

— Большая антенна вращается равномерно — она просматривает все воздушное пространство. А те, что поменьше, меняют угол вращения и наклон. По-моему, они отслеживают самолеты. Я предположил, что большая антенна издали засекает бомбардировщики и предупреждает об этом. Одна из маленьких определяет точное местонахождение бомбардировщика, а вторая координирует путь высланного на перехват истребителя.

Хогг обернулся к коллегам:

— Думаю, он прав. А каково ваше мнение?

— Мне все же хотелось бы уточнить, что такое «химмельбет».

— Так по-немецки называется… — начал Харальд.

— Кровать с пологом, — закончил за него Хогг. — Мы слышали, что радарная установка действует по принципу «химмельбета», но не знаем, что это значит.

— А! — воскликнул Харальд. — Я все никак не мог понять, как они организуют работу. Теперь все ясно.

Наступила тишина.

— Что же вам ясно? — спросил Хогг.

— Если бы вы руководили противовоздушной обороной немцев, вы бы, наверное, разделили воздушное пространство на зоны и по границам каждой установили бы радарные установки, которые, как пологом, накрывали бы весь участок.

— Возможно, вы правы, — задумчиво произнес Хогг. — Это обеспечило бы практически стопроцентную защиту.

— Если бомбардировщики летят развернутым строем, то да, — сказал Харальд. — Но если самолеты выстроить в колонну один за другим и послать их на один участок, немцы засекут только первый, а у остальных будет гораздо больше шансов долететь до цели.

Хогг пристально посмотрел на Харальда.

— Вы понимаете, о чем я? — спросил Харальд.

— Да, — сказал наконец Хогг. — Отлично понимаю.

На следующее утро Дигби отвез Харальда и Карен за город, туда, где были расквартированы офицеры военно-воздушных сил. Каждому выделили по маленькой комнатке, а потом Дигби познакомил их со своим братом Бартлеттом.

Днем они с Бартом пошли на ближайшую авиабазу — там размещалась его эскадрилья. Они побывали на совещании, в ходе которого командир эскадрильи разъяснял летчикам, что в предстоящем налете на Гамбург им надо лететь вереницей.

То же самое происходило на многих аэродромах восточной Англии. Дигби сказал Харальду, что сегодня ночью в налете будет участвовать около шестисот бомбардировщиков.

Луна взошла в начале седьмого, а в восемь взревели моторы «веллингтонов». В диспетчерской на доске записывалось время вылета и кодовый знак каждого самолета. Барт сидел за штурвалом машины «Д» — «Джорджа».

Когда стемнело окончательно, радисты сообщили о местонахождении каждой машины, что было отмечено на карте.

Ведущий самолет, «Ч» — «Чарли», — доложил, что его атаковал истребитель, и связь прервалась. «А» — «Авель» — добрался до города, сообщил, что зенитная артиллерия открыла огонь, и сбросил зажигательные бомбы, чтобы следующим за ним бомбардировщикам лучше была видна цель.

Началась массированная бомбардировка. И тут к Дигби подошел один из офицеров и сообщил, что связь с самолетом Барта потеряна. Дигби закрыл лицо руками.

Один за другим бомбардировщики выходили на связь и сообщали, что возвращаются на базу. Все, кроме «Чарли» и «Джорджа».

Дигби позвонил в Лондон, после чего сказал Харальду:

— Новая схема сработала. Потери минимальные.

Самолеты начали приземляться на рассвете. Дигби вышел на летное поле, Харальд с Карен последовали за ним.

Приземлились все, кроме «Чарли» и «Джорджа».

Барт Хор домой не вернулся.

Харальдразделся и надел пижаму, которую одолжил ему Дигби. Ему бы радоваться — он перенес тяжелейший перелет, передал англичанам важнейшую информацию, которая спасла жизни сотен летчиков. Но гибель Барта и горе Дигби напомнили Харальду об Арне, о Поле Кирке и о других датчанах, которых посадили в тюрьму и, скорее всего, казнят за то, что они принимали посильное участие в борьбе с немцами.

Через некоторое время к нему зашла Карен. Вид у нее был строгий и торжественный. Она легла с ним рядом, и он обнял ее. Она расплакалась. Он не стал спрашивать, почему она плачет. Он знал, что думает она о том же, о чем он. Так, в слезах, она и заснула.

Он тоже задремал. А когда открыл глаза, сквозь занавески светило солнце. Харальд, затаив дыхание, смотрел на девушку, которую держал в объятиях. Сердце его готово было разорваться от любви и нежности.

Наконец и она проснулась. Улыбнулась, сказала:

— Доброе утро, милый! — и поцеловала его.

Через три дня объявилась Гермия Маунт.

Харальд с Карен зашли в паб неподалеку от Вестминстерского дворца, где у них была назначена встреча с Дигби, и увидели за столиком ее.

— Как же ты добралась до дома? — спросил Харальд. — В последний раз я тебя видел, когда ты била госпожу Йесперсен чемоданчиком по голове.

— В Кирстенслоте поднялась такая суматоха, что мне удалось ускользнуть незамеченной, — сказала Гермия. — За ночь я добралась до Копенгагена. А потом уехала тем же путем, каким попала туда: от Копенгагена до Борнхольма на пароме, потом на лодке до Швеции, а из Стокгольма самолетом.

— Наверняка все было не так просто, как вы рассказываете, — заметила Карен.

Гермия пожала плечами:

— Это не идет ни в какое сравнение с тем, что пришлось испытать вам.

— Я всеми вами горжусь, — сказал Дигби и взглянул на часы. — Нам пора на встречу с Уинстоном Черчиллем.

Премьер-министр ждал их в подземном бункере, в котором во время войны заседал кабинет министров.

— Так вы — та самая девушка, которая перелетела Северное море на «Тайгер моте»? — спросил Черчилль, пожимая Карен левую руку.

— На «Хорнет моте», — поправила она. — У «Тайгер мота» открытая кабина. В нем мы бы умерли от холода.

— Ах, да, извините. — Он повернулся к Харальду. — А вы — тот самый паренек, который придумал летать вереницей!

— Эта идея возникла в ходе обсуждения, — сказал Харальд смущенно.

— Я слышал другую версию, но ваша скромность делает вам честь. — Черчилль взглянул на Гермию: — А вы все организовали! Мадам, вы стоите десятка мужчин.

— Вы мне льстите, сэр, — ответила она.

— Благодаря вам мы вынудили Гитлера отозвать с русского фронта сотни самолетов. Это очень помогло нам заключить союзнический договор с Советским Союзом — я, к вашему сведению, подписал его сегодня. Великобритания больше не одинока в борьбе с нацизмом. У нас теперь есть могущественный союзник. А Россию никому не сломить! Ну, чем вы собираетесь заняться дальше? — спросил он Карен и Харальда.

— Я бы хотел поступить в Королевские военно-воздушные силы, — не задумываясь, ответил Харальд. — Хочу научиться летать. И хочу помочь освобождению моей родины.

— А вы? — обернулся Черчилль к Карен.

— Боюсь, летчиком мне стать не позволят, но если в военно-воздушных силах имеются вспомогательные женские батальоны, я бы хотела служить в одном из них.

— А мы хотели предложить вам нечто иное, — сказал Черчилль.

— Мы предлагаем вам обоим вернуться в Данию, — продолжила Гермия.

Этого Харальд никак не ожидал.

— Сначала мы пошлем вас на шестимесячные курсы, — продолжала Гермия. — Там вас научат обращаться с рацией, пользоваться оружием. А потом с поддельными документами перебросят в Данию. И вашей задачей будет организация там Сопротивления.

У Харальда забилось сердце.

— А я уже настроился стать летчиком.

— Тысячи юношей мечтают летать. Но пока что мы не нашли никого, кто бы подошел для того задания, которое мы хотим поручить вам. Вы датчане. Вы знаете страну, говорите по-датски. Вы доказали, что смелы и решительны. Скажем так: если этого не сделаете вы, никто другой этого не сделает.

Воле Черчилля противиться было трудно — да Харальд и не собирался. Ему представлялся случай заняться тем, чему он давно мечтал посвятить себя. Харальд взглянул на Карен:

— Ну, что скажешь?

— Мы будем вместе, — сказала она так, словно это было для нее важнее всего.

— Значит, согласны? — спросила Гермия.

— Да, — ответил Харальд.

— Да, — повторила Карен.

— Отлично, — сказал премьер-министр. — Решено.

 Датское антифашистское Сопротивление было одним из самых действенных в Европе. Из Дании в государства антигитлеровской коалиции поступала ценнейшая разведывательная информация, в Дании проводились диверсии, подрывавшие германскую военную мощь. Кроме того, участники Сопротивления помогли бежать из оккупированной нацистами страны большинству датских евреев.