/ / Language: Русский / Genre:love_contemporary / Series: Любовный роман

Очаровательная ведьма

Кэтрин Гарбера

Вирджиния Феста несчастна в любви и считает, что виновата в этом ее бабушка, когда-то проклявшая всех мужчин семьи Моретти. Мечтая избавиться от последствий проклятия, Вирджиния ищет встречи с известным гонщиком и бизнесменом Марко Моретти, чтобы зачать от него ребенка.

Кэтрин Гарбера

Очаровательная ведьма

ГЛАВА ПЕРВАЯ

По мнению многих, Марко Моретти всегда был счастливчиком, однако победа в сегодняшней гонке была очень важна для него, так как он стремился стать самым титулованным гонщиком всех времен. Его дед, Лоренцо, выиграл три Гран-при подряд. Марко — тоже. И теперь он намеревался побить сей рекорд. Это стало его мечтой, как только он сел за руль гоночного автомобиля.

Сомнений в том, что ему это удастся, у Марко не было. Он всегда добивался поставленной цели, так будет и сейчас. Но откуда эта скука и это странное беспокойство?

Его партнер по команде и друг Кик Хеклер сидел рядом с ним за банкетным столом с бокалом в руке и болтал с Еленой Гамильтон — моделью с обложки «Спортс иллюстрейтед». Кик вел себя как человек, не сомневающийся в том, что им с приятелем принадлежит весь мир. Однако Марко в эту минуту осознал — на самом деле мир не ограничивается гонками, победами и вечеринками.

Может, такое непривычное состояние — всего лишь симптом какой-то болезни?

Или все дело в фамильном проклятии, утверждающем, что мужчины семьи Моретти не могут быть в равной степени удачливы в делах и счастливы в любви?

— Марко? — с сильным немецким акцентом обратился к нему Кик.

— Да?

— Елена хочет узнать, встречаешься ли ты сегодня с Элли?

— Мы расстались.

— Ой, извини, — сказала Елена.

Через несколько минут Кик и Елена вышли из-за стола и отправились потанцевать. Марко откинулся на спинку стула и стал изучать толпу. Эта вечеринка ничем не отличалась от любых других. Пилотов, как всегда, окружали прекрасные женщины, но Марко не делал попытки с кем-нибудь познакомиться.

Они расстались с Элли до начала сезона гонок. Как понял Марко, он был ей интересен, только когда находился в центре внимания прессы. Нет, он совсем не возражал против славы, которую снискал как гонщик, но какая-то частичка его души жаждала покоя. И еще ему хотелось, чтобы рядом появился кто-то, кто разделит с ним жизнь на вилле в Милане, когда он покончит с карьерой пилота Формулы-1.

Марко оглядел присутствующих женщин. Конечно, все они очень красивы, но вряд ли он найдет среди них ту, которая согласится на тихую, размеренную жизнь.

И что с ним не так?

Скоро для «Моретти моторз» наступят новые времена. Марко и его братья, Доминик и Антонио, выросли в обществе, где богатство и власть не считались чем-то необычным. Правда, для их поколения многое было не так уж и просто. Братья Моретти поспешили это исправить, как только стали достаточно взрослыми.

Все трое снискали себе уважение в мире гонок и гоночных автомобилей — в мире, куда трудно пробиться и еще труднее удержать там лидирующие позиции. Под их руководством компания «Моретти моторз» вернула себе репутацию первой среди равных. Мощные двигатели «Моретти» и разработанный братьями кузов автомобилей сделали их машины быстрейшими на планете — Марко чувствовал это каждый раз, садясь за руль своего гоночного болида. Чего еще можно желать?..

Неожиданно Марко заметил женщину, и у него перехватило дыхание. Высокая. Волосы цвета эбенового дерева собраны на затылке, несколько свободных прядей обрамляют лицо. Бледная кожа светится, словно лунная дорожка на поверхности Средиземного моря.

Марко не мог разглядеть цвет ее глаз, но они показались ему огромными и бездонными. На ней было весьма сексуальное небесно-голубое платье, под цвет его гоночного комбинезона.

Марко встал, хотя привык к тому, что женщины сами подходят к нему. Но не в этот раз. Нужно представиться первым, пока кто-нибудь ее не перехватил. Марко успел сделать только два шага, когда незнакомка свернула в сторону и скрылась в толпе. Он заторопился, но вдруг его удержала чья-то рука.

Марко повернулся и увидел своего старшего брата, Доминика. Они были одного роста и оба обладали классическими чертами римских патрициев — по крайней мере так утверждала итальянская финансовая газета «Капитал». Над этим обычно любил подшучивать их средний брат, Антонио.

— Не сейчас, — бросил Марко, исполненный желания отыскать незнакомку.

— Именно сейчас. Это срочно. Только что приехал Антонио, и нам нужно поговорить, — настойчиво сказал Доминик. Он был лидером среди братьев — не только по старшинству или потому, что являлся главой компании. Главным образом именно благодаря ему «Моретти моторз» возродилась и снова процветала.

— Это не может подождать, Дом? Я только что выиграл первую гонку сезона. Думаю, я заслужил право отпраздновать победу.

— Ты можешь отпраздновать позже. Это не займет много времени.

Марко посмотрел в ту сторону, где в последний раз видел заинтересовавшую его женщину, но ее там не было. Может быть, она ему только привиделась?

— Что случилось? И где тогда Антонио?

— Он уже здесь. Пообщаемся в VIP-секции. Я не хочу, чтобы нас подслушали.

Марко ничуть не удивило такое предложение. Дом всегда был предельно осторожен, если речь шла о «Моретти моторз». Кроме того, Доминик не сомневался, что именно проклятие, наложенное на их деда Лоренцо, когда тот был еще молодым, явилось причиной того, что дед потерял свое состояние. Марко, в отличие от брата, не особо верил, что в этом виновато проклятие какой-то колдуньи.

Когда все трое были подростками, они дали клятву никогда не влюбляться и скрепили ее кровью, а также поклялись вернуть славу и богатство семьи Моретти.

Продвигаясь сквозь толпу, Марко и Дом направились к секции для особо важных персон. На пути Марко бесчисленное количество раз останавливался, принимая поздравления с победой и все это время продолжая искать среди гостей темноволосую женщину, но она словно испарилась.

Наконец они дошли до VIP-секции, огороженной с трех сторон стенами. Вход в нее был закрыт занавесом. Внутри их уже дожидался Антонио.

— Явились не запылились, — пробурчал он.

— Что ты хочешь? — усмехнулся Дом. — Марко выиграл гонку. Каждый не прочь оторвать от него кусочек.

— В чем проблема? — спросил Марко, не испытывая желания продолжать разговор, не относящийся к делу.

— Проблема в том, что семья Валерио против того, чтобы мы продолжали использовать их имя в названии модернизированных автомобилей, готовящихся к производству.

Автомобиль «Валерио родстер» был когда-то визитной карточкой «Моретти моторз», но в шестидесятых годах его выпуск был прекращен. Вернув эту модель на конвейер, Доминик намеревался таким образом упрочить позиции «Моретти моторз».

— Чем я могу поспособствовать? — спросил Марко. — Кик или я можем выступить в «Ле Ман-24» и попытаемся ее выиграть.

— Не подействует, — покачал головой Антонио. — Адвокат Валерио уже прислал письмо с их требованиями, и если мы не отреагируем, они вчинят нам иск.

— Нужно встретиться с семьей Валерио и убедить дать нам разрешение воспользоваться их именем, — сказал Доминик.

— Что нам о них известно? — поинтересовался Марко, тотчас забыв о темноволосой женщине, поскольку речь шла о будущем компании.

— Пьер-Анри Валерио ненавидел нашего деда и, наверное, сейчас прыгал бы от радости, будь он жив, так как у его наследников есть что-то, в чем мы нуждаемся, — сообщил Антонио.

— Фамильная вражда?

— Вроде того. Думаю, они скажут «нет» только потому, что никто не может запретить им сделать это, — подхватил Доминик.

— Тогда нужно предложить им то, от чего они не смогут отказаться.

— И что ты хочешь предложить? — обернулся Марко к среднему брату. Антонио был прирожденным победителем. Впрочем, как и все они.

— Я подумаю над этим, — пообещал Тони. — Положитесь на меня.

— Мы не можем допустить, чтобы какая-то глупая стародавняя вражда поколебала наши позиции, — заявил Дом.

— Мы и не позволим, — заверил его Антонио.

Ну что ж, значит, в скором времени проблема будет решена, вздохнул Марко. Если за дело берется Антонио, адвокату семьи Валерио необходимо держать ушки на макушке.

Вирджиния Феста испытала мгновенный приступ паники, когда Марко поднялся со стула и направился прямо к ней. Она достаточно много о нем узнала и была осведомлена, что ему нравятся женщины, которые не скрывают своего интереса, но и не вешаются на шею. Поэтому она отвернулась, надеясь, что... Черт, она отвернулась, потому что испугалась!

В марте в Мельбурне было жарко — как она и предполагала, покидая свой дом на Лонг-Айленде. Собственно, Вирджиния долго и тщательно готовилась к поездке, зная, что правильный выбор времени решает все. Единственное, чего она не предусмотрела, — это человеческий фактор. Ошибка, которую допустила ее бабушка, наложив проклятие на мужчин семьи Моретти...

Вирджиния подозревала, что бабушка, владевшая лишь небольшой частью древнего колдовского искусства, не осознавала, что, проклиная своего любовника Лоренцо Моретти и его семью, она тем самым прокляла и женщин из рода Феста. Вирджиния провела немало времени, изучая проклятие бабушки в надежде понять, что необходимо сделать для его снятия. Задача осложнялась тем, что старушки уже не было в живых.

Вирджиния была поражена накатившей на нее в последнюю минуту паникой. Ведь она мечтала осуществить свой план с шестнадцати лет, почти с того самого дня, когда узнала обо всей этой истории.

Вытерев влажные ладони о платье от Шанель, она намеревалась снова отправиться на поиски Марко и очаровать его, не раскрывая своей истинной цели. Для начала необходимо заинтересовать его и сделать все, чтобы он не догадался, кто она такая.

В распоряжении Вирджинии имелись лишь слова, которые Кассия Феста записала в своем дневнике и которые молодая женщина выучила наизусть. Кассия отомстила мужчине, разбившему ей сердце, наложив проклятие на него и его семью, но расплачиваться за это пришлось и женщинам Феста, которых преследовала несчастная любовь.

Никогда не бывать союзу между Феста и Моретти! Никогда две семьи не смогут объединиться! Но вот если смешать их кровь... Изучая дневник бабушки, Вирджиния решила, что выход найден. Ребенок с кровью Феста и Моретти способен снять проклятие, тяготеющее над обеими семьями.

Она так долго размышляла над этим, что не испытывала ни капли сомнения, собираясь осуществить свое намерение, однако в реальности все оказалось куда сложнее. Одно дело — составлять планы по соблазнению мужчины, сидя в кресле, и другое — воплотить их в жизнь, да еще на другом континенте.

Вирджиния вышла из переполненного зала на террасу с видом на Мельбурн, чтобы справиться с волнением. Она впервые очутилась в таком большом городе. До этого женщина нигде не была, кроме своего Лонг-Айленда и маленького городка в Италии, родины ее бабушки.

Глядя на темное небо с разбросанными по нему звездами, Вирджиния чувствовала себя так, будто она стоит на пороге чего-то нового и необычного. Она перевела взгляд на яркую луну и тут услышала:

— Не правда ли, замечательная ночь?

От глубокого мужского голоса по ее спине побежали мурашки, но Вирджиния не удивилась, когда, чуть повернув голову, увидела Марко Моретти.

В этот раз паники не было. Наоборот, глядя на него через плечо, она ощутила растущую внутри нее решимость.

— Чудесная, — согласилась она.

— Я вам не помешаю? — (Вирджиния покачала головой.) — Меня зовут Марко Моретти, — представился он.

— Я знаю. Поздравляю вас с сегодняшней победой.

— Это моя работа, ангел мой, — усмехнулся Марко.

— Я не ваш ангел, — возразила Вирджиния, хотя от его слов в груди ее разлилось странное тепло.

— Тогда у вас должно быть имя.

— Вирджиния, — представилась молодая женщина, намеренно опуская фамилию, боясь, что тем самым она себя выдаст.

— Красивое имя. Чем вы занимаетесь в Мельбурне, Вирджиния?

— Слежу за вашими победами.

Марко негромко рассмеялся, отчего по ее телу пробежала дрожь.

— Не хотите со мной выпить?

— Только если мы останемся здесь, — сказала Вирджиния. У нее не было желания возвращаться к толпе гостей. На террасе проще держать себя в руках и легче сконцентрироваться.

— Конечно. — Марко подозвал официанта, разносящего напитки.

Когда официант вернулся с их заказом, Марко подхватил ее под локоть и повел в глубь террасы, располагающейся вдоль всей стены здания, еще дальше от людей. По мере того как они шли, Вирджиния все острее ощущала прикосновения его пальцев к своей коже.

Дойдя до самого уединенного места, Марко остановился и убрал свою руку. Облокотившись о перила, он не отрываясь стал смотреть ей в лицо своими темными глазами.

Вирджинии очень хотелось знать, о чем он думает. Она надеялась, что выглядит загадочной и соблазнительной и ничем не выдает внутреннего волнения, которое способно погубить все задуманное ею.

— Расскажи мне о себе, mi'angela bella[2]*, — попросил Марко.

Его голос в тишине ночи оказывал почти гипнотическое воздействие, поэтому смысл вопроса не сразу дошел до ее сознания. Вирджиния не предполагала, что Марко произведет на нее столь сильное впечатление.

Она воображала, как появится передним в сексуальном платье, заставит его возжелать ее, проведет с ним ночь и уже на следующий день вернется домой. Вместо этого она наслаждалась звуками голоса Марко и его акцентом. Ей нравилось вдыхать исходящий от него запах одеколона. Марко каким-то образом удалось заставить ее почувствовать себя особенной. Впрочем, в этом не было ничего необычного, так как ей было известно, что его отношения с женщинами хотя и не длились подолгу, однако всегда были страстными и насыщенными.

— Что ты хочешь узнать, mi diavolo bello[3]**?

Марко рассмеялся, и Вирджиния поняла, почему все считают его таким обаятельным — он буквально излучал очарование.

— Так ты находишь меня красивым? — перешел Марко на «ты», и Вирджиния ответила ему тем же.

— Я нахожу, что ты дьявол.

— Мне понравилось, как ты произнесла эти слова. Расскажи мне о себе по-итальянски.

— Я знаю всего несколько фраз. Что бы ты хотел обо мне узнать?

— Все.

— Тогда ты очень быстро заскучаешь, потому что моя жизнь не имеет ничего общего с блестящей жизнью Марко Моретти.

— Уверен, ты преувеличиваешь. Чем ты занимаешься?

— В настоящий момент я нахожусь в творческом отпуске, — ответила Вирджиния, и это было правдой. Она взяла полугодовой отпуск в небольшой школе с гуманитарным уклоном, где преподавала, чтобы иметь возможность следовать за гонками Формулы-1 в поисках встречи с Марко.

— И с чем он связан?

— В следующем году мне исполняется тридцать лет, и я решила заранее сделать себе подарок — посмотреть мир. Мне всегда хотелось путешествовать, но времени на это не было.

— Так значит, мы обязаны нашей встречей лишь счастливому случаю?

— Именно так. — Счастливый случай, который стал таковым благодаря предпринятым ею действиям.

— Этап гонок в Мельбурне только начинается. Мне нравится здесь бывать.

— Чем этот город тебя привлекает? — поинтересовалась Вирджиния. Все, что ей было известно о Марко Моретти, она узнала из журналов и Интернета.

— Сегодня он мне нравится, потому что со мной ты.

— Как банально, — вздохнула она.

— Может быть, но это правда. Не хочешь со мной потанцевать?

Вирджиния отпила глоток вина, пытаясь скрыть свою радость. Если все пойдет так, как задумано, она уже завтра сможет покинуть Мельбурн.

— Не возражаю, — улыбнулась она.

— Я тебе нравлюсь, но ты все же сначала сомневалась, танцевать со мной или нет, — заметил Марко, беря ее за руку и притягивая к себе.

— Не совсем так. Я сама этого никак не ожидала.

— Не ожидала чего?

— Что ты сильно мне понравишься.

— Я тоже не ожидал, что мне все очень понравится, — засмеялся Марко.

— А что ты ожидал? — с любопытством спросила Вирджиния.

— Очередную вечеринку в честь моей победы, на которой гости изображают, как они за меня рады, но на самом деле почти всем все равно.

— Тебя это здорово раздражает?

— Да нет, — пожал он плечами. — Такова человеческая природа. Желание на других посмотреть и себя показать.

В его словах слышалось еще что-что, о чем сам Марко, похоже, не подозревал. Вирджиния хотела задать еще один вопрос, но Марко наклонился, взял ее лицо в свои ладони и прижался к губам женщины.

Вирджиния ощутила сначала его дыхание, к которому примешивался запах скотча, а затем нежное прикосновение его губ.

В эту секунду она поняла — колдовство это было или нет, — что находится в опасности. Потому что влюбиться в Марко Моретти ей ничего не стоит.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Ее план работал даже слишком хорошо. Вирджиния не сомневалась, что Марко мил и очарователен, но выяснилось, что он еще может быть очень веселым и доброжелательным.

Казалось, все на вечере жаждали пообщаться с ним, погреться в лучах его славы. Он излучал такую уверенность в себе, что у людей не оставалось сомнений — Марко Моретти способен побить все рекорды Формулы-1 и стать непобедимым, чемпионом.

Вирджиния несколько раз пыталась незаметно уйти, чувствуя себя крайне неуверенно из-за обилия внимательных взглядов, изучавших ее и Марко, однако он продолжал удерживать ее рядом с собой.

В общем, все это было не страшно. Никто ее не знал, и сама по себе она никому не была здесь интересна. Так, привлекательная женщина под руку с Марко Моретти, что в этой компании было в порядке вещей.

Но Вирджинии еще никогда не доводилось выступать в роли игрушки успешного мужчины, а теперь она испытала это ощущение и оно ей совсем не нравилось.

— Прости, mi' angela, но победа всегда означает, что мое время мне не принадлежит, — шепнул он.

— Все в порядке, — улыбнулась она.

По крайней мере у нее появилась возможность узнать Марко получше и подумать над тем, понимала ли ее бабушка, какова жизнь пилота Формулы-1. Может, именно поэтому Лоренцо Моретти, заложник собственного успеха, был не в состоянии создать семью с Кассией Фестой? Может, он настолько привык к славе, гонкам, постоянным переездам, толпам поклонниц, что не смог отказаться от всего этого ради домашнего уюта?

— О чем ты задумалась, сага mia?

О том, что ты забыл, как меня зовут, и потому обращаешься ко мне «дорогая моя».

— Вирджиния, ты меня обижаешь.

— Сомневаюсь.

— Так как, не поделишься со мной своими мыслями? На вечеринках принято веселиться, а ты выглядишь такой задумчивой...

Вирджиния закусила губу, не зная, что на это ответить. Она хотела... Нет, ей нужно оставаться загадочной! И к тому же необходимо постоянно напоминать себе, что она приехала в Мельбурн не для того, чтобы влюбиться в Марко Моретти, а чтобы избавиться от проклятия.

Впрочем, молодая женщина сразу забыла о своем намерении, как только Марко привлек ее к себе на танцевальной площадке. Она тут же забыла и об устремленных на них взглядах. Остались только она и Марко, который держал ее в своих объятиях. Вирджиния могла думать лишь о том, что его плечо — идеальное место для того, чтобы она могла положить на него свой подбородок, что она и сделала, правда, лишь на одну секунду, испугавшись, что исходящий от Марко аромат вскружит ей голову.

— Мне показалось, что всем, кто здесь присутствует, от тебя что-то надо, — прошептала она.

— Включая тебя?

Включая меня, согласилась про себя Вирджиния.

— Можешь не отвечать, — улыбнулся Марко. — Я уверен, что тебе тоже от меня что-то надо. Впрочем, как и мне от тебя.

— И что ты хочешь получить?

— Еще один поцелуй.

Это была замечательная новость — для ее плана. Но в то же время...

— Ну вот, опять, — понизив голос, сказал Марко ей на ухо. — Скоро я решу, что тебе разонравилось быть со мной.

По ее телу, от головы до самых пят, вдруг прошла дрожь. Груди налились, соски затвердели.

— С чего ты это взял? — стараясь, чтобы голос не дрожал, спросила Вирджиния. — Мне все очень нравится. Ты сам прекрасно знаешь, что стоит тебе только поманить женщину — и любая пойдет за тобой.

— Тогда я хочу, чтобы сегодня этой женщиной стала ты, Вирджиния.

— Почему?

— Я мог бы сказать, может, потому, что не могу прочесть, что скрывается в глубине твоих темных глаз, или потому, что мне нравится касаться твоей кожи...

— Мог бы сказать?!

— Мог бы, сага mia, но не скажу, поскольку чувство, которое ты во мне будишь, все же слишком грубо, чтобы назвать его.

Похоть, — бросила Вирджиния.

— Вожделение, — поправил ее Марко. — Ты произнесла это слово с презрением, но способна ли ты, только честно, отрицать власть этого чувства, как и наше влечение друг к другу? Как только тебя увидел, я больше не могу думать ни о какой другой женщине.

Вирджиния улыбнулась ему, прогоняя некстати припомнившиеся девичьи мечты о любви, которая однажды придет и озарит ее жизнь. Вожделение... Разве не это требуется от Марко, чтобы она смогла достичь поставленной ею цели? Она должна радоваться, потому что пока все идет так, как нужно.

— То же самое я могу сказать и о себе.

— Правда?

Марко положил ладонь на обнаженную спину Вирджинии, привлекая женщину к себе еще ближе и продолжая двигаться в танце. Его губы коснулись основания ее шеи. Вирджиния услышала, как он произнес что-то по-итальянски, но не смогла понять смысл его слов. Все, что она осознавала в эту минуту, ей не хочется покидать объятия Марко Моретти.

Его прикосновения словно обнажили каждую нервную клеточку ее тела. Никогда еще она не чувствовала себя такой живой и желанной. Может, все дело в волшебстве, которым была пронизана ночь, или просто алкоголь ударил ей в голову?.. Вирджиния не желала ни о чем думать, а только наслаждаться этим моментом, который походил на откровение.

Губы Марко оказались возле ее губ, и Вирджиния не стала ждать, когда он ее поцелует. Она сама потянулась к нему.

Марко коснулся ее губ, затем он заставил женщину приоткрыть их. Сначала Вирджиния ощутила горячее дыхание, а затем его язык проник ей в рот.

Он целовал ее с нарастающей страстью, о которой она раньше не имела ни малейшего представления. Вся ее женская сущность устремилась навстречу его мужской силе, заставляя Вирджинию покориться Марко, отдать ему всю себя...

Вкус губ Вирджинии действовал как наркотик. Прикосновения к ней вызывали ощущения, сравнимые с теми эмоциями, которые Марко испытывал на трассе, несясь с головокружительной скоростью более двух сотен миль в час. То была смесь упоительного восторга и наслаждения властью, которой у него на самом деле не было.

Вирджиния отвечала на его поцелуи, прижимаясь к нему все теснее, словно, как и он, не могла насытиться. Обнимая ее одной рукой, Марко увел женщину с танцевальной площадки.

— Куда мы идем? — спросила она. Ее губы уже немного опухли от поцелуев, в голосе слышалась хрипотца. В Вирджинии было что-то неземное. Марко никогда бы в этом не признался, но, благодаря своей матери, он научился верить в то, чему не было названия ни в одном земном языке.

— Там, где будем одни. Ты не против?

Ожидание словно повисло в воздухе. У Марко появилось ощущение, будто они уже встречались.

И главное, он не чувствовал, что Вирджиния ждет от него большего, чем он может дать, — в отличие от других женщин.

Она кивнула и улыбнулась. Ее полураскрытые губы так и манили к себе. Марко был уверен, что никогда не устанет их целовать. Хорошо, что впереди у них вся ночь. Он провел ладонью по ее шее, наслаждаясь мягкой шелковистостью кожи.

— Как хорошо, — произнесла Вирджиния слегка смущенно.

Марко удивленно поднял брови, внимательно глядя на нее и не находя в этой робкой женщине ничего общего с загадочной незнакомкой, которая привлекла его внимание в начале вечеринки.

— Вирджиния?

— Да?

— Ты уверена?

Он увидел смятение в ее глазах, но затем она кивнула, так что выбившиеся из прически пряди волос затанцевали вокруг ее лица, и потянулась к нему. Марко ощутил на своих губах глубокий страстный поцелуй, который мгновенно его возбудил.

— Абсолютно.

— Рад слышать, — сказал он чуть хрипло. Марко повел ее к лифту и чуть не застонал, заметив приближающегося Доминика. Говорить о делах в эту минуту он хотел меньше всего.

— Проклятие, — пробурчал он себе под нос.

— Что случилось? — спросила Вирджиния, отстраняясь от него.

— Извини. К нам идет мой брат, а это, как правило, означает одно — разговор о делах.

Марко подавил желание нажать на кнопку вызова лифта, чтобы поскорее остаться с Вирджинией наедине.

Такое с ним было впервые. Никогда еще он не испытывал столь собственнического чувства по отношению к женщине.

— Ни за что бы не подумала, что гонщик занимается еще и бизнесом.

— Мы с братьями решили, что компания «Моретти моторз» будет сугубо семейной, поэтому я в курсе всего, что происходит, — пояснил Марко.

— Это не мешает гонкам?

Марко задумался. Он не представлял свою жизнь без гонок, но ему нравилось решать и небольшой круг повседневных задач, входивших в его обязанности, связанные с деятельностью «Моретти моторз». Когда-то они с братьями пришли к выводу, что отец утратил контрольный пакет акций именно потому, что не принимал непосредственного участия в управлении компанией. Они были намерены сделать все, чтобы не допустить повторения ситуации.

— Мы разделили сферы деятельности, и бизнес не мешает гонкам, но вот иногда очень даже вредит моей личной жизни.

Марко покачал головой и подарил ей улыбку, от которой у Вирджинии дух захватило. Она была точь-в-точь такая, как на обложке прошлогоднего номера журнала «Спортс иллюстрейтед».

— Впрочем, большинство женщин не имеют ничего против, — добавил он.

— Что-то я сильно в этом сомневаюсь.

— Думаю, секрет моего успеха в том, какой способ я избираю, чтобы их задобрить.

— Вот как? И что это за способ?

— Я покажу сразу, как только мы отсюда выберемся, — пообещал Марко.

— Ловлю тебя на слове, — с легкой дрожью в голосе произнесла Вирджиния. — Мне оставить тебя с братом наедине?

— Нет, — твердо сказал Марко, боясь, как бы она не пропала во второй раз. — Это не займет много времени.

— Марко, у тебя найдется для меня еще одна минутка? — поинтересовался Доминик, подойдя к ним.

Чувствуя, что Вирджиния все же не хочет мешать, Марко взял ее за локоть и прижал к себе.

— Вообще-то нет. Я обещал Вирджинии показать одно из моих любимых мест в Мельбурне. Думаю, лучше будет обсудить все завтра.

Доминика, судя по его лицу, ответ брата не очень обрадовал. Кстати, Дом вечно был чем-то озабочен.

— Можно, конечно, но завтра у меня очень плотное расписание. К тому же я улетаю в Италию.

— Тогда конечно, — вздохнул Марко. Как ни стремился он продолжить вечер наедине с Вирджинией, «Моретти моторз» была для него так же важна, как для брата. — Вирджиния, это мой старший брат, Доминик. Дом, это Вирджиния... — Тут он запнулся, неожиданно осознав, что не знает ее фамилии. Не в первый раз Марко намеревался провести ночь с женщиной, не зная фамилии, но сейчас это почему-то его немного обеспокоило.

— Рад знакомству, — поклонился Дом.

— Это я должна быть польщена, — вежливо улыбнулась Вирджиния.

— Вам понравилась сегодняшняя гонка?

— Увы, я ее не видела, — призналась она и слегка покраснела.

Марко нахмурился. Красавицы, которые следовали по маршруту Формулы-1, обычно не пропускали ни одной гонки.

— Тебе что-то помешало? — спросил он.

— Мой рейс задержался. Я очень расстроилась, но эта вечеринка немного подняла мне настроение.

— Откуда вы? — спросил Доминик.

— Из США.

— Большинство американцев предпочитают НАСКАР[4]*, — заметил Марко. — Ты следишь за этими гонками?

Тут он понял, что только благодаря этой незапланированной встрече с братом может узнать о Вирджинии больше, чем узнал за весь вечер.

— Нет, — улыбнулась она. — Меня всегда манил блеск Формулы-1.

— Что же такого особенного в этих гонках?

— Например, вечеринки... Лифт приехал. — Вирджиния посмотрела на Марко. — Ты обещал показать мне свое любимое место в Мельбурне. Так мы едем?

Не буду вас задерживать, — вежливо проговорил Доминик, хотя ему явно хотелось продолжить разговор с братом.

— Пока, Дом, — задумчиво кивнул Марко, озадаченный уклончивыми ответами Вирджинии и ее очевидным нежеланием говорить о себе. Что она скрывает?

Вирджиния старалась помалкивать, пока они спускались в лифте и садились в его открытый спортивный автомобиль.

В машине молодая женщина узнала одну из моделей «Моретти», сочетающую в себе роскошь отделки салона и необыкновенную мощь. Она бы ни за что не села за руль такой машины, но Марко справлялся с ней с легкостью профессионального гонщика.

Когда отель остался далеко позади, он бросил на нее быстрый взгляд:

— Так, значит, ты из Штатов?

Вирджиния вздохнула, хотя внутренне уже была готова к такому повороту событий. До встречи с Домиником ей удавалось избежать вопросов о себе, но Марко после короткой беседы с братом, должно быть, осознал, как мало он о ней знает.

— Да, из Лонг-Айленда. А где ты родился? Я знаю, что головной офис вашей компании находится в Милане. Ты там живешь?

— У меня вилла в городе, а у моих родителей есть поместье в окрестностях.

— Тебе нравится Милан? Я никогда там не была.

Но она была очень хорошо знакома с фамильным поместьем Моретти в Сан-Джулиано-Миланезе. Бабушка приезжала туда, чтобы проклясть Лоренцо, а на стене ее дома висела потускневшая фотография поместья, которую Кассия Феста привезла с собой.

— Это один из крупнейших городов мира. Много интересных мест, куда можно сходить. — Он пожал плечами. — Там мой дом.

То, как Марко произнес «там мой дом», вызвало у Вирджинии зависть. У нее, в отличие от него, никогда не было места, где бы она чувствовала себя как дома. И это одна из главных причин, почему Вирджиния была так решительно настроена снять проклятие своей бабушки. Она страстно желала, чтобы у нее появились дом и семья. Она устала от вечного одиночества. Как она ни старалась, мечта завести семью уже много лет оставалась только мечтой.

Ребенок от Марко способен не только разрушить проклятие, но и подарить ей счастье. Может, тогда Вирджинии посчастливится встретить мужчину, который примет и ее, и ребенка.

— Вот мы и приехали, — прервал ее мысли голос Марко.

Вирджиния повернула голову и увидела служащего парковки, который спешил открыть дверцу машины с ее стороны. У фасада высотного здания в современном стиле, к которому привез ее Марко, были четкие и резкие линии.

— Добрый вечер, мистер Моретти.

— Добрый вечер, Митчелл.

Они вошли в холл и направились к ряду лифтов.

— Вроде бы ты собирался показать мне свое любимое место, — заметила Вирджиния.

— Так и есть. Из моего пентхауса открывается великолепный вид на город. — Марко взглянул на часы. — Примерно через два часа начнется восход. Такую красоту ты больше нигде не увидишь.

— Ты в этом уверен?

— Более чем, — кивнул Марко. — Если, конечно, ты не захочешь, чтобы я отвез тебя в твой отель.

Вирджиния покачала головой.

В лифте, кроме них, никого не было. Марко вставил карточку в сканер и, когда двери закрылись, притянул женщину к себе и поцеловал.

Вирджиния почувствовала, как ее начинает захлестывать страсть, вспыхнувшая на танцевальной площадке. Тело словно само льнуло к Марко. За те двадцать минут, которые длилась поездка, она истосковалась по его прикосновениям и снова подумала о том, что ее хладнокровный план легко может сорваться.

Двери лифта открылись. Марко неохотно оторвался от ее губ. Их пальцы переплелись, и так, держа друг друга за руку, они вошли в пентхаус.

— Хочешь выпить?

— Да, спасибо.

Марко повел ее в гостиную. Стены в ней были стеклянными от пола до потолка, одна из них выходила на широкий балкон.

Неожиданно Вирджиния испугалась того, что должно произойти. Господи боже! Ведь она собирается лечь в постель с мужчиной, которого знает менее пяти часов, а затем ей еще предстоит незаметно ускользнуть! Она готовилась к этому в течение нескольких месяцев, но теперь, когда эта минута реально приблизилась, ее пробрала дрожь.

Вирджиния замерла. И все же, несмотря на охвативший женщину страх, ее возбуждали прикосновения и поцелуи Марко.

— Давай выйдем на балкон. Там установлено джакузи. Мы можем выпить там.

Взгляд Вирджинии метнулся к Марко. Да, без него спланированное ею будущее невозможно. Она не позволит панике и страху лишить ее того, чего она так долго добивалась и о чем так долго мечтала.

Марко Моретти нужен ей. И, судя по всему, он также хочет провести с ней ночь. Это все, что ей нужно помнить.

Вирджиния повторяла это про себя, пока ждала Марко на балконе.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Марко налил шампанское в бокалы. Он умел быть галантным с женщинами, хотя Элли постоянно жаловалась, что он уделяет ей мало внимания. Конечно, она не могла знать, что такова его тактика. В отношениях с женщинами Марко всегда заботился о том, чтобы чувства не взяли верх над разумом.

Послышался звонок его мобильного телефона, и Марко вслух выругался, увидев номер Доминика.

— Ну, что еще?

— Просто хочу напомнить тебе: будь осторожен с Вирджинией. Насколько я понял, ты совсем ее не знаешь.

— Мог бы и не напоминать, — пробурчал Марко.

— И смотри, не вздумай влюбиться.

— Да знаю я, знаю. — Его взгляд обратился к балкону.

Вирджиния стояла к нему вполоборота и любовалась ночным городом. В ней не было — не могло быть — ничего опасного для него или для «Моретти моторз».

— Она всего лишь женщина, Дом. — И сразу же Марко почувствовал, как внутри что-то воспротивилось. Но его главными приоритетами по-прежнему оставались победы в гонках, развитие «Моретти моторз» и наслаждение жизнью. В последнем сегодня ночью Вирджиния ему как раз очень поможет...

— Смотри, не забывай, — продолжал напутствовать Дом.

— Не забуду. Мне кажется, ты боишься того, что мы с Антонио очень на тебя похожи.

Дом, который обычно никогда за словом в карман не лез, на сей раз промолчал. Когда он учился в колледже, то влюбился, и это служило Дому постоянным напоминанием, что люди не всегда властны над своими чувствами. То, что Доминик верил в проклятие, только усугубляло ситуацию — он всегда боялся, что, если кто-нибудь из братьев влюбится, «Моретти моторз» обязательно постигнет неудача.

— Я не знаю, Марко. Просто этот год очень важен для нас, и я хочу, чтобы ты был осторожен. Мы много работали, добиваясь того, что сейчас имеем, поэтому...

— Я все прекрасно понимаю, Дом, — перебил его Марко. — Спокойной ночи.

Положив трубку, Марко продолжал думать о своем старшем брате. Антонио часто говорил, что Доминику неплохо бы хоть разок переспать с женщиной, а еще лучше — делать это почаще, чтобы немного расслабиться и дать спокойно пожить братьям. Однако Марко подозревал, что старина Дом боялся, как бы не влюбиться снова, а посему решил избегать любого соблазна.

— Марко? — услышал он голос Вирджинии.

— Иду, mi' angela.

Выйдя на балкон, Марко ощутил порыв теплого ветра. Он взметнул распущенные волосы Вирджинии, и на несколько секунд она словно слилась с ночью, растворилась в ней, как чья-то фантазия, как чей-то сон...

Марко дотронулся до нее, словно желая убедиться, что она все еще с ним, а затем стал осыпать ее поцелуями.

— Я уж решила, что ты передумал, — прошептала Вирджиния.

— Ни за что. Я всего лишь добивался, чтобы все было безупречно, — сказал Марко, передавая ей бокал с шампанским.

— Значит, это входит в твою методику обольщения женщин? — с нежностью спросила она.

— А как ты думаешь?

Вирджиния рассмеялась, и ветер подхватил и унес ее мелодичный смех. Марко закрыл глаза и заставил себя забыть о предостережениях брата. Эта ночь принадлежала лишь им — победителю гонок в Мельбурне и прекрасной женщине.

— Я почти уверена.

— Только почти? — Марко приподнял бровь. — Сколько же времени мне понадобится, чтобы у тебя не осталось в этом никаких сомнений?

— Я решу утром. — Она подняла бокал. — За твою сегодняшнюю победу.

— Спасибо. — Марко чокнулся с ней и отпил глоток, не отрывая взгляда от Вирджинии. — За прекрасную незнакомку, — провозгласил он тост.

— Спасибо, но я не так уж и красива, — чуть робко пробормотала она.

— Тогда позволь я еще раз на тебя посмотрю.

Вирджиния неподвижно стояла и неуверенно улыбалась, обратив к нему лицо, пока Марко внимательно ее разглядывал. Ее широко раскрытые карие глаза блестели в темноте, пряча в своей глубине всяческие секреты. Густые ресницы и немного теней для век придавали глазам Вирджинии особую выразительность и приковывали к себе внимание.

Марко поднял руку, лаская ее высокие скулы, затем провел ладонью по лицу Вирджинии, пальцами касаясь тонкого, правильной формы носа, щек, и наконец дотронулся до мягких, влекущих губ, созданных для поцелуев. Он обрисовал пальцем их нежный изгиб и сказал:

— Не вижу причин менять свое мнение.

— Может, в твоих глазах я и красавица, но могу заверить тебя, что другие мужчины так не считали.

— Это их проблемы, mio dolce[5]*

То есть... Я хотела сказать... Я еще никогда так далеко не заходила, — неожиданно выдохнула Вирджиния.

— Принять приглашение едва знакомого мужчины провести с ним ночь? — рассмеялся Марко, не в силах ничего поделать с всколыхнувшей его радостью.

Впрочем, он понимал Вирджинию, потому что испытывал к ней такое же сильное влечение. Он надеялся, что ему удалось скрыть силу своего желания, потому что желание это даровало ей власть над ним. Вирджиния была нужна ему как еще ни одна женщина.

— Да, и я немножко волнуюсь, — призналась она.

— Еще не поздно остановиться. Мы можем выпить шампанского, а потом я отвезу тебя в отель.

Вирджиния осознавала: Марко делает все, чтобы впоследствии она не могла сказать, что ее к чему-то принудили. Или он, быть может, настоящий джентльмен? Или... неужели он прежде всего пытается защитить себя?! Впрочем, все равно. В любом случае ей не нужно от него ничего этой ночью, кроме его ласк и... его ребенка.

В конце концов, миллионы мужчин и женщин встречаются, чтобы вместе провести одну ночь, а затем расстаться. Разве она планировала не это? Почему же в уме все было очень просто, а как только дело дошло до того, ради чего Вирджиния приехала, она испытывает неуверенность?

Почему простые слова Марко о том, что он считает ее прекрасной, так тронули ее и эта ночь приобрела какой-то новый смысл? И Марко перестал быть всего лишь пешкой в задуманной ею игре — даже если от этого выиграют все. Он заставил Вирджинию посмотреть на него как на мужчину, о котором она, возможно, тайно грезила, подумать о счастье, которое она может испытать. Но... разве любовь может принести счастье женщинам, носящим фамилию Феста?

— Вирджиния?

Голос Марко вернул ее в настоящее. Вирджиния постаралась заглушить все сомнения, все неожиданно разбуженные мечты, отметя те последствия ее решения, которые она могла не предусмотреть... Она хочет провести эту ночь с Марко и разделить с ним ее волшебство.

— Я остаюсь.

Марко широко улыбнулся, заставив Вирджинию в полной мере осознать, что такое мужская красота и обаяние. Подумать только, что сотворила с ней одна его улыбка!

— Мы так и будем стоять здесь в ожидании восхода солнца? — поинтересовалась она.

— Ни в коем случае. Мы можем лечь в горячую ванну, попивать шампанское и наслаждаться чудесным вечером, то есть уже утром, и обществом друг друга.

Вирджиния еще раз вздохнула, изгоняя из своих мыслей какие бы то ни было планы, чтобы сконцентрироваться лишь на том, что сейчас она находится в обществе неотразимого и сексуального мужчины.

— Мне нравится твоя идея.

— Тогда купальник ты найдешь там. — Он махнул рукой в направлении ширмы, за которой скрывалось джакузи.

Вирджиния кивнула, но не смогла сдвинуться с места. Нужно было действовать, она это знала, но именно осуществление чего бы то ни было всегда давалось ей с трудом. Только отчаяние и мечта об обычном женском счастье, желание разорвать оковы бабушкиного проклятия заставили ее начать кампанию по соблазнению Марко. Будь у нее другой выход, она бы непременно им воспользовалась.

Должно быть, сомнения, с которыми ей до конца так и не удалось справиться, не укрылись от Марко, потому что он неожиданно сказал:

— Что тебе известно о звездах?

— О звездах? — опешила Вирджиния.

Марко обхватил ее за талию и повел к широкому шезлонгу. Он жестом предложил женщине сесть, а затем опустился рядом. Потом заставил ее лечь рядом с ним и положил ее голову себе на плечо.

Вирджиния взглянула на него украдкой и поняла — он знает, что она чувствует себя крайне неуютно. Может, это знак, что исполнение плана следует отложить или вообще забыть о нем? Ведь она не в состоянии поручиться, что ее предположение о возможности уничтожения проклятия, поразившего обе семьи, с помощью ребенка верно...

— Знаешь, некоторые звезды и целые созвездия, видимые в Северном полушарии, в Южном не видны и наоборот? Например, Южный Крест.

Вирджинию тронула его попытка помочь ей расслабиться.

— Я слышала об этом, — кивнула она. — А ты можешь определить, где Южный Крест?

— Прямо над нами.

Вирджиния проследила взглядом за его рукой и увидела четыре звезды, образующие ромб.

— С этим созвездием не связаны какие-нибудь легенды, как с созвездиями Ориона или Сириуса?

— Увы. Поскольку это созвездие невидимо в Северном полушарии, то ни греки, ни римляне не оставили нам никаких преданий о Южном Кресте.

— А это что за созвездие?

— Лев, — почти сразу ответил Марко. — Когда-то египетские жрецы могли по его расположению на небе предсказывать разлив Нила.

Марко рассказал ей еще о нескольких созвездиях. Вирджиния с интересом его слушала, начиная видеть в нем не только всемирно известного гонщика. Да, Марко вращался в мире знаменитостей и богатства, но сейчас рядом с ней был интересный человек, увлеченный чем-то помимо денег и гонок.

— Откуда ты столько знаешь? — с неподдельным восхищением спросила она.

— Благодаря отцу. Его совсем не интересуют автомобили и гонки, что в общем-то нетипично для Моретти. Его конек — легенды и прошлое. Он провел значительную часть своей жизни, изучая историю.

— А где сейчас твои родители?

— В Сан-Джулиано-Миланезе, в фамильном имении.

— А какие у тебя и братьев отношения с родителями? Вы с ними очень близки?

— Ну, в общем-то да. Мне нравилось смотреть на звездное небо вместе с отцом в его телескоп. Когда нам случалось оставаться вместе, мы большую часть свободного времени проводили именно так.

Вирджиния ему позавидовала. Она была единственным ребенком, и, хотя ее не обделяли вниманием, ее мать почти всегда была грустна и задумчива.

— Мне как-то не верится, что твой отец совсем не интересуется автомобилями, — заметила она. Вирджиния читала, что Джованни Моретти не обладал качествами, необходимыми бизнесмену, ему было не по силам руководить огромным автомобильным концерном. Почти все свободное время он уделял жене.

— Да нет, ему нравятся машины, но больше всего он любит нашу мать. Он никогда не хотел заниматься бизнесом.

— Теперь я понимаю, почему вам с братьями пришлось взять бразды правления в свои руки.

— А я сегодня начинаю понимать, почему мой отец сделал такой выбор, — негромко сказал Марко.

Похоже, Марко и сам был удивлен своим открытием, по крайней мере Вирджинии показалось, что именно это она прочла в его взгляде, но он не стал развивать мысль дальше. Потом Марко коснулся ее губ. В его медленном поцелуе не было обжигающей страсти — только щемящая нежность.

Марко провел рукой по телу Вирджинии, безошибочно найдя молнию сбоку на платье, но не стал ее расстегивать, лишь накрыл сверху ладонью.

Оторвавшись от ее губ, он принялся осыпать короткими поцелуями подбородок и шею женщины, стараясь не пропустить ни одного дюйма. Вирджиния устроилась поудобнее в объятиях Марко, чтобы крепче прижаться к нему и полнее ощутить дразнящие ласки. Ее груди стали чувствительными, по коже забегали мурашки, а рука Марко продолжала свое путешествие по ее телу.

Дар соблазнения женщин у Марко был потрясающий. Дом, правда, считал, что дело не в даре, а в итальянских генах и умение очаровывать женщин у брата в крови.

Сам Марко думал иначе. Прежде всего, он никогда не спешил, стараясь, чтобы партнерша перестала испытывать неосознанный страх, спрятанный глубоко внутри, а если он чувствовал, что ему это не удалось, то никогда не настаивал, не желая, чтобы женщины сожалели о проведенной с ним ночи.

Однако с Вирджинией все было совсем не так. Марко знал, что уйти от нее он не сможет, кроме того, его удивляла сила желания, вспыхнувшего в нем. Если он утолит этот чувственный голод, тогда желание, может, утихнет и останутся лишь приятные воспоминания о ночи, проведенной с черноволосой американкой.

Марко слегка приподнял голову, не в силах оторвать взгляд от белевшей в ночи светлой кожи на фоне почти слившихся с темнотой волос. Медленно расстегнув молнию на платье, он нежно положил руку на обнаженное тело и услышал, как Вирджиния судорожно вздохнула. Взяв руку молодой женщины, он поднес ее к пуговицам своей рубашки.

В ее темных глазах, широко раскрытых, блестящих, Марко увидел смущение, которое быстро исчезло, когда она прикоснулась к его груди.

Кровь мужчины вскипела и словно отхлынула от головы, устремляясь вниз, как только он ощутил прохладные пальцы Вирджинии на своей горящей коже. Марко не сумел удержаться от короткого стона, когда она наклонилась и прижалась к нему мягкими нежными губами, слегка царапнув зубками. Затем она лизнула язычком его сосок, и Марко подумал, что скоро его брюки не выдержат и треснут.

— Откуда это у тебя? — вдруг спросила Вирджиния, проведя пальцем по шраму ниже соска.

— Мой братишка Тони спихнул меня с фигового дерева в нашем саду, когда мне было восемь лет. Я приземлился точнехонько на мотыгу, оставленную садовником.

— О боже, — вздрогнув, произнесла она, представив себе эту картину. — Это же жуткая боль!

Марко обхватил Вирджинию за бедра и усадил себе на колени. Притянув ближе ее голову, он поцеловал ее и сказал:

— Это точно. К счастью, все в прошлом.

— У меня тоже есть шрам.

— Покажешь?

Даже в темноте было видно, что Вирджиния покраснела. Затем, пожав плечами, она слегка изогнулась и спустила правый рукав. Левый рукав сполз с плеча сам, и она осталась в лифчике без бретелек.

Несколько секунд Марко не мог оторвать глаз от ее груди. Желание дотронуться до нее было невыносимым, но когда он протянул руку, то почувствовал только ткань. Это возбудило его еще сильнее.

— Нет, шрам не там, — тихо засмеялась Вирджиния.

— Нет? — переспросил Марко, но руку не убрал.

— Нет. Здесь. — Она указала пальцем на область чуть ниже правой груди, и Марко увидел длинный, слегка поблекший рубец.

— И откуда он у тебя? — поинтересовался он и так же, как она недавно, осторожно провел по шраму пальцем.

Вирджиния вздрогнула всем телом, посылая ему новый заряд возбуждения.

— Пыталась влезть в окно, когда мама забыла ключи в доме.

— Оказывается, у нас уже появилось кое-что общее.

Марко придвинул Вирджинию к себе и дотронулся губами до ее шрама, испытывая удовольствие от ощущения теплого тела в своих руках.

Она положила руки ему на плечи и прильнула к его груди. Чувствуя ее губы и язык на своей коже, Марко понял, что еще немного — и он потеряет над собой контроль. Но и остановить ее он был не в силах.

Вирджиния опустила руки на пояс его брюк и посмотрела на Марко. Тот молча расстегнул ее лифчик и заставил выгнуться, чтобы насладиться упругостью женской груди.

— Как хорошо, — прерывисто выдохнула она.

— Нравится?

— О да.

Ток крови отдавался в висках. Марко понял, что больше не может ждать.

Сага mia, мне неудобно спрашивать, но ты принимаешь таблетки?

Вирджиния на какое-то мгновение замерла.

— Д-да.

— То есть я могу не предохраняться?

— Если только... — Она не сумела закончить фразу.

— Если ты мне веришь, тебе не о чем волноваться.

— Хорошо, — улыбнулась она.

Марко опустил ее на себя и стал осыпать поцелуями. Положив руки на бедра Вирджинии, он едва не выругался, снова нащупав вместо обнаженного тела ткань. Пробормотав что-то нечленораздельное, он поднял ее платье и с наслаждением коснулся нежной кожи. Вирджиния издала короткий стон, а затем задержала дыхание, как только его пальцы проникли под резинку ее трусиков.

Взгляд Марко остановился на ее лице. Глаза Вирджинии были закрыты. Закусив нижнюю губу, она пошевелилась, чтобы полнее ощутить ласки Марко, круговыми движениями бедер направляя его руку в самое сердце своей женственности.

Марко чувствовал, что Вирджиния уже готова принять его, но по-прежнему не спешил. Прежде чем их тела сольются, ему хотелось доставить ей наслаждение.

— Марко, — срывающимся голосом взмолилась она.

— Да, мой ангел?

— Я хочу... Пожалуйста, Марко... — Вирджиния задрожала. Ее тело напряглось в ожидании еще более откровенных ласк. С губ слетали тихие стоны.

Марко забыл обо всем при виде наслаждения, которое было написано на ее лице. Наклонив голову, он втянул в рот твердый сосок, продолжая ласкать лоно женщины. Вирджиния дернулась как от удара током и прошептала его имя.

Легкая улыбка тронула губы Марко, а затем они с Вирджинией поменялись местами и он прижался к ее рту. Он все еще уговаривал себя не спешить, но вкус ее губ, ее кожи, исходящий от нее запах страсти заставляли его кровь бурлить, и ему с трудом удавалось сдерживаться.

Марко пальцем дотронулся до ее соска, который на ощупь был как бархат — по сравнению с атласной гладкостью груди. Вирджиния закусила губу, пытаясь заглушить крик, но он вырвался из ее горла, прозвучав для Марко сладкой музыкой.

Вирджинии казалось, что она тонет в море блаженства, накатывающего на нее подобно морским волнам во время прилива, но все же она услышала слабый треск расстегиваемой молнии, а потом Марко поднял ее и вместе они избавились от остатков одежды. Затем Вирджиния уселась на его колени и немного поерзала, устраиваясь поудобнее. Все это время Марко сидел, закрыв глаза, вцепившись в сиденье руками, чувствуя, что может взорваться в любую секунду. Он желал Вирджинию так, как еще никогда не желал ни одну женщину.

— Марко? — шепотом позвала она. Он что-то промычал в ответ.

— Пожалуйста...

Марко открыл глаза.

— Ты этого хочешь?

— Ты же знаешь, что да. — Она нагнулась и, ухватив его нижнюю губу, медленно втянула ее в рот.

— Тогда тебе придется попросить меня об этом, mi' angela bella, — сказал он. В его голосе звучало напряжение.

— Возьми меня, Марко. Сделай меня своей!

Ее тихий голос был полон страстной настойчивости и мольбы. Но Вирджинии не нужно было ни о чем просить — он не смог бы сейчас остановиться, даже если бы от этого зависела его жизнь. Желание обладать этой женщиной становилось почти невыносимым.

Марко чуть не задохнулся, почувствовав, как Вирджиния словно втягивает его в себя. Женщина коротко вскрикнула. Ее глаза закрылись, спина выгнулась дугой. Грудь оказалась прямо напротив его рта, и Марко увидел, как от его жаркого дыхания ее кожа покрылась мурашками.

Ему безумно нравилось, как Вирджиния реагирует на его ласки. Продолжая двигаться, Марко прижался губами к основанию ее шеи, зная, что на коже останется след от поцелуя, и испытал удовлетворение — эта отметка какое-то время будет напоминать ей о нем.

Вирджиния не могла ни о чем думать, опьяненная невероятным наслаждением, которое ей доставлял Марко. Ее голова запрокинулась, глаза были полузакрыты, пряди волос слиплись от пота и легли на лицо. Она требовательно задвигала бедрами, призывая Марко ускорить темп, однако испытываемое им наслаждение было неповторимым, и он старался не спешить, продлевая восхитительное соитие.

Тело Вирджинии снова изогнулось в его руках. Она обхватила его шею руками и прижалась к нему.

— Да, не отпускай меня, — прошептал Марко, укладывая ее на шезлонг. Ее ноги обвились вокруг него.

Мышцы Вирджинии судорожно сжались, и он едва не сошел с ума от пронзившего его удовольствия. Марко испытал к ней невероятную, непередаваемую признательность. В этот миг весь его мир сосредоточился на тихо постанывающей женщине.

— Вирджиния, — хрипло позвал он и понял, что она его не слышит. С ее губ сорвался негромкий вскрик. Марко не отрывал от неё своего взгляда, читая на лице Вирджинии то же самое удовлетворение, что испытывал и сам.

Когда ее тело обмякло в его руках, Марко неохотно прервал контакт их влажных, еще разгоряченных тел, ложась рядом с ней под открытым небом, на котором сияли луна и звезды.

— Спасибо, что подарил мне эту ночь, Марко, — сказала Вирджиния, все еще учащенно дыша.

— Это было и мое желание.

Вирджиния порывисто прижалась к нему.

— Я никогда не думала, что это может быть так... прекрасно, — призналась она.

— Вероятно, нам просто нужно было раньше встретиться, — с улыбкой заметил Марко, хотя и сам был поражен интенсивностью и глубиной пережитых эмоций.

Она застенчиво улыбнулась, и вдруг Марко увидел в ее глазах неуверенность и уязвимость, которые женщина постаралась скрыть.

— Наверное, ты прав, — ответила Вирджиния, закрыв глаза, и уткнулась ему в плечо.

* * *

Марко потянулся и перевернулся на другой бок, когда ему в лицо ударил солнечный. луч. Подушка рядом с ним была примята, а постель все еще пахла духами Вирджинии и страстью.

Сага mial

Ответом ему была тишина, но, увидев на прикроватной тумбочке стакан сока, он улыбнулся. Что, если Вирджиния готовит им завтрак?

Марко встал и оделся, глядя сверху на утренний Мельбурн. На секунду у него мелькнула мысль, что он счастливчик — ведь у него есть все. Он ни секунды не верил в существование проклятия, предпочитая считать, что судьба находится только в его руках и руках Бога. Джованни Моретти разорился не из-за любви. Все легко объясняется отсутствием у него дедовых качеств. Конечно, Марко не сбрасывал со счетов, что какая-то доля правды в проклятиях и суевериях существует. К тому же люди любят тайны и загадки. А вот верить или не верить легендам — это личное дело каждого.

Почему, однако, он вспомнил об этом сегодня утром? Не оттого ли, что ему нравится Вирджиния, причем так сильно, что он всерьез подумывает задержаться с ней в Мельбурне, насколько позволит расписание, гонок?

Неутихающее желание его испугало. Нет, нужно поскорее ее найти, попрощаться и ни в коем случае не менять свои планы.

На кухне Вирджинии не было. Может, увидев, что он спит, она решила его не будить и позавтракать на балконе? По дороге в гостиную Марко окинул быстрым взглядом свой кабинет. В глаза ему бросился ворох бумаг на столе.

Ощущая тревогу, он подошел, чтобы убедиться — никаких важных документов на столе не было. Прикидывая, кто мог это сделать, Марко внутренне содрогнулся, но почти сразу же обругал себя. Неужели он становится параноиком, совсем как Дом? Вирджиния не могла этого сделать. Она заинтересована им, а не делами «Моретти моторз». Убедив себя в этом, Марко все же не сумел избавиться от неприятной сосущей тревоги.

Обойдя всю квартиру, Вирджинию он так и не нашел. Руки Марко сжались в кулаки от неожиданно охватившего его гнева. Только что он был готов пожертвовать ради женщины своими планами, а она ушла, не оставив даже записки!

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Гонки в Барселоне для Марко ничем не отличались от других гонок. Прохождение дистанции, пресс-конференции, совещания в «Моретти моторз». Его братья и партнер по команде по-прежнему видели в нем лишь амбициозного, талантливого и успешного пилота, но внутри у Марко все кипело, потому что он не мог выкинуть из головы ночь, проведенную с Вирджинией.

Сначала он предположил, что она убежала на следующее утро, возможно испугавшись; что позволила уложить себя в постель сразу же после знакомства, а когда Вирджиния немного успокоится, он снова ее увидит.

Через несколько дней, поскольку она так и не появилась, он решил навести справки и только тогда понял, что она сбежала не просто так. Все, кого бы Марко ни спрашивал, ничего не могли о ней сказать. Впрочем, он подозревал, что Вирджиния поступила так, потому что была уверена — у их ночи не будет продолжения. В общем-то, он тоже так считал. И тем непонятнее и неожиданнее была злость, охватившая его, и не стихающая после ее исчезновения какая-то странная тоска.

— Марко?

— Да?

— У нас сбор через несколько минут, — напомнил Кик Хеклер и недоуменно нахмурился: — С тобой все в порядке?

— Все хорошо. Просто прокручиваю в голове гонку.

Кик кивнул и расслабился.

— Какие планы на вечер? Родители Елены приехали в город, и мы собираемся с ними поужинать. Не хочешь составить нам компанию?

— Боюсь, нет. Мои родители тоже будут присутствовать на гонке. Мы с братьями собирались провести этот вечер с ними.

— Пригласи и их.

— В чем дело? — хмыкнул Марко. — Боишься встречи с папочкой и мамочкой Елены?

— Да нет, — промямлил Кик, заливаясь легким румянцем. — Я собираюсь сделать Елене предложение и хочу, чтобы ты был рядом. У меня, кроме тебя, никого нет.

— В таком случае, конечно, можешь на меня рассчитывать, — улыбнулся Марко.

— Я забронировал столик в «Стелла Луна», — обрадованно произнес Кик.

— Когда?

— В девять.

— Мы будем, — пообещал Марко, подумав, как эта свадьба может сказаться на его дружбе с Киком. Ведь семейные отношения всегда означают какие-то перемены, даже если на первый взгляд они не так уж очевидны. Тем не менее он не мог не поздравить Кика: — Ты молодец, дружище.

— Спасибо. Если... если она согласится, не откажешься стать моим шафером?

— Елена согласится, а я буду твоим шафером.

Кик благодарно улыбнулся ему и отошел.

Марко позвонил родителям и братьям, сообщил им о новом месте для ужина и коротко объяснил причину этого. Закончив с разговорами, он ненадолго задумался. По правде говоря, Марко даже немного завидовал Кику, который женится по любви.

Тряхнув головой, он поспешил избавиться от странных мыслей, которые в последнее время приходили ему на ум, и вышел из ангара. Его встретила толпа фанатов с просьбами дать им автограф.

Доброжелательно улыбаясь, Марко позволял себя фотографировать и расписывался на протягиваемых ему рубашках, все это время продолжая скользить по толпе взглядом. Осознав, что он ищет Вирджинию, Марко немедленно обозвал себя идиотом и велел себе забыть ту ночь в Мельбурне. Но тут же понял, что не может этого сделать.

Вирджиния его бросила. Умом он понимал, что ищет ее в толпе, потому что она задела его самолюбие, первой оставив его — еще ни одна женщина с ним так не поступала. Кроме того, сексуальный голод, который Вирджиния в нем пробудила, разгорелся пуще прежнего. Он хотел повторения той ночи. В глубине его души жила надежда на то, что однажды он снова обнимет эту женщину, вдохнет ее аромат и утонет в ее прекрасных глазах. Он пробыл бы с ней ровно столько, сколько потребуется, чтобы крепко привязать ее к себе, а затем оттолкнул бы — так, как Вирджиния поступила с ним. Марко стало бы легче от сознания, что не он один прошел через все эти адовы муки. Но пока — к счастью! — мысли о Вирджинии никак не мешали ему на трассе, и его ум и тело действовали, как всегда, слаженно и четко.

— Эй, Марко! — окликнул его Доминик. — Передай всем мои извинения. У меня изменились планы. Думаю, я не смогу сегодня с вами поужинать.

— Что-то случилось?

Дом оглянулся, хотя они были одни, и понизил голос:

— Похоже, у нас в компании завелся шпион. Мне придется вернуться в Милан.

Марко почему-то сразу вспомнил разбросанные бумаги на своем столе в Мельбурне после ухода Вирджинии.

— У тебя есть какие-нибудь доказательства?

— Я сегодня столкнулся с Дирком Бухардом в ложе владельцев, и он поделился со мной слухами о дизайне новой машины от «Исипи».

Компания «Исипи моторз» была основана соперником их деда по гонкам, но, пока «Моретти моторз» руководил Лоренцо, компания всегда опережала своего конкурента. Когда же во главе семейного бизнеса встал Джованни Моретти, «Исипи моторз» их нагнала и продолжала стремительно наращивать успех. Марко не находил ничего необычного в жесткой конкуренции, поэтому пожал плечами:

— Ты же знаешь, слухи были и будут существовать всегда.

— Ты можешь считать меня параноиком... — (Марко фыркнул.) — Да, пусть я параноик, — не стал спорить Дом. — Но он также спросил меня, правда ли, что мы собираемся возобновить производство автомобилей под маркой «Валерио»? А тебе прекрасно известно, что об этом, кроме меня, тебя, Антонио и еще нескольких человек из нашей команды, которым я верю, никто не знает.

— Да, это стоит проверить. Что ж, если тебе нужно возвращаться в Милан, я передам твои извинения.

— Я побуду здесь еще немного, поэтому, если возникнут какие-нибудь мысли на сей счет или ты что-то вспомнишь, я тебя с радостью выслушаю.

Марко снова отогнал воспоминания о Вирджинии и о ворохе документов. В конце концов, он не может обвинять ее наверняка. Кто-то другой вполне мог пробраться в пентхаус до того, как Марко пригласил к себе Вирджинию, а он был слишком занят ею, чтобы обратить внимание, был ли уже тогда беспорядок на его столе или нет.

— Кстати, ты прочел письмо о начале новой рекламной акции, которое я тебе прислал? — поинтересовался Доминик.

— Да, — кивнул Марко. — По-моему, это то, что надо.

— Я тоже так думаю. Ладно, мне еще нужно кое с кем переговорить. Я побежал. Удачи!

Марко кивнул, глядя вслед брату и думая о том, какой огромный объем работы они вместе проделали, стремясь вернуть компанию в группу лидеров, занятых производством спортивных и гоночных автомобилей. И это было только начало. Удержаться на вершине, как правило, еще сложнее, чем на нее взобраться. Он забывал о сложностях бизнеса, лишь когда садился за руль своего болида.

Вдруг Марко замер, пораженный, как громом, одной мыслью. Он также забыл обо всем на свете, когда сжимал в своих объятиях Вирджинию,

Вирджиния прилетела в Барселону субботним утром, не понимая, как она могла не забеременеть — ведь все было учтено до мелочей! Но ничего не поделаешь, придется снова встретиться с Марко. В глубине души она даже была рада этому, потому что все эти дни продолжала думать о нем и скучала по нему. Особенно невыносимыми стали одинокие ночи — после того, как она познала настоящую страсть в объятиях Марко.

Что ж, ничего не потеряно, решила Вирджиния. Не получилось с первой попытки, получится со второй, если только проявить немного настойчивости.

— Добро пожаловать в Барселону, — приветствовал ее администратор за стойкой отеля.

Вирджиния улыбнулась ему и стала осматриваться.

Ее сердце наполнялось радостью, поскольку она приехала не просто как туристка — хотя до совсем недавнего времени женщина не покидала пределов США. Теперь у нее есть цель, и на сей раз она твердо намерена добиться своего.

До гонок оставался еще целый день, который Вирджиния собиралась посвятить осмотру достопримечательностей и обдумыванию того, как лучше встретиться с Марко, а главное, что сказать ему. Может, он уже забыл ее? Тогда придется постараться и пробудить в нем интерес.

Уже переодевшись, Вирджиния неожиданно для себя сначала решила посетить разминку перед гонками.

Увидев Марко, она вдруг испугалась. Стараясь подобраться к нему как можно ближе, она тем не менее делала все возможное, чтобы случайно не попасться ему на глаза.

Ей показалось, что он похудел, но его улыбка была такой же ослепительной, как и в Мельбурне, когда он раздавал автографы восхищенным фанатам. Наконец Марко, извиняясь, улыбнулся и скрылся в ангаре.

Вирджиния еще некоторое время постояла, но затем по разговорам находящихся рядом людей поняла, что тренировка закончилась и Марко она больше не увидит. Поэтому она взяла такси и отправилась в Музей Пикассо.

Бродя по залам музея, молодая женщина подолгу простаивала перед картинами. Особенно ее потрясло «Объятие», законченное художником в тысяча девятисотом году. Глядя на полотно с изображенной на нем обнимающейся парой, она не могла не подумать, что, какие бы потрясения ни обрушивались, на мир, нет ничего более успокаивающего, чем объятия дорогого человека.

— Чудесная картина, не правда ли?

Вирджиния повернула голову и увидела рядом с собой высокую стройную красивую женщину.

— Вы правы, — улыбнулась она.

— Я люблю Пикассо, но только не периода абстракционизма, — продолжала незнакомка.

— Я тоже — вновь улыбнулась Вирджиния. — Его ранние работы немного напоминают мне манеру Писсарро.

— К сожалению, я не очень хорошо знакома с творчеством этого импрессиониста, в отличие от Пикассо... Вы, случайно, не на гонки приехали?

— Да, — удивленно сказала Вирджиния. — Как вы догадались?

— Я видела вас на вечеринке в Мельбурне. Я была там со своим другом. Его зовут Кик Хеклер.

— Он в той же команде, что и Марко Моретти? — как можно безразличнее спросила Вирджиния, надеясь, что Марко ничего не говорил о ней своим друзьям. Только так можно было бы сохранить в тайне то, что между ними произошло. Наверное, все же стоило оставить Марко записку в то утро, чтобы он не терялся в догадках, куда она исчезла. Вирджиния поспешила выскользнуть из объятий Марко лишь потому, что чувствовала — она почти готова передумать и провести с ним столько времени, сколько он пожелает...

— Так и есть. Нас не познакомили, но я видела, как вы танцевали с Марко. Меня зовут Елена Гамильтон.

— Вирджиния.

— Должна вам кое в чем признаться, Вирджиния, — произнесла Елена. — Здесь мы встретились не случайно. Увидев вас на трассе, я последовала за вами.

— Вот как? — с удивлением протянула Вирджиния, внутренне напрягшись.

— Да, — кивнула Елена. — Дело в том, что Марко многих расспрашивал, интересуясь вами. В частности, вашей фамилией и вашими планами. По словам Кика, стоит Марко подумать, что за ним никто не наблюдает, как его лицо сразу становится хмурым.

— Даже не знаю, что на это ответить. Может, его что-то тревожит?

— Я тоже так считаю. И еще одно: Кик и Марко очень дружны. Кик любит его как брата. Мне Марко тоже очень нравится, поэтому я не хочу видеть, как вы его используете.

— С чего вы так решили? — пожала плечами Вирджиния, втайне радуясь, что у Марко есть такие друзья.

— Вам меня не обмануть, — заявила Елена. — Просто помните: теперь я с вас глаз не спущу.

Она кивнула и направилась к выходу. Вирджиния поняла, что провести еще одну ночь с Марко, возможно, будет уже не так просто, как в первый раз.

Марко пришел к финишу вторым, но проигрыш не сильно его расстроил, потому что победа досталась Кику. Вряд ли кому-нибудь удалось бы остановить сегодня счастливого жениха.

Марко, как и все члены их команды, улыбался. Доминик был счастлив, что они по-прежнему с отрывом опережают своих главных соперников — команды «Феррари» и «Ауди».

Поздравив друга, Марко уже готовился уйти, чтобы не омрачать дурным настроением всеобщий праздник, как неожиданно ему в глаза бросились волосы цвета эбенового дерева, собранные на затылке. Его сердце на миг замерло, а затем заколотилось с бешеной силой.

Вирджиния здесь! Теперь он не позволит ей уйти, пока не получит ответы на кое-какие свои вопросы.

Марко пробирался к ней через толпу поклонников. Ему сейчас было не до улыбок, но он заставил себя улыбаться в фотокамеры, продолжая зорко наблюдать за Вирджинией.

— Карлос, не выпускай отсюда эту женщину, — предупредил он охранника.

— Хорошо, сеньор.

Когда Карлос остановился рядом с Вирджинией, она бросила изумленный взгляд на Марко, но тот, сощурившись, лишь едва заметно кивнул. Да, она правильно все поняла. Теперь ей от него никуда не скрыться.

После этого настроение Марко заметно поднялось. Он не отказал ни одной прекрасной поклоннице гонок в фотографии на память, размышляя про себя, зачем Вирджиния вернулась.

Решив, что фотосессий на сегодня достаточно, Марко знаком велел Карлосу проводить к нему Вирджинию. Она нахмурилась, когда охранник передал ей распоряжение, но Марко было все равно.

Вирджиния пожала плечами и направилась к нему, покачивая бедрами. Марко не мог оторвать взгляд от ее фигуры, чьи выпуклости и изгибы он не мог забыть. И тут же появилось неудержимое желание вновь к ней прикоснуться. Когда Вирджиния приблизилась, он крепко, но стараясь не причинить ей боли, ухватил ее за запястья и дернул на себя.

Ее глаза расширились, с губ сорвался прерывистый выдох, а затем она улыбнулась.

— Привет, Марко.

— Здравствуй, Вирджиния.

— Поздравляю со вторым местом.

Несмотря на все попытки Вирджинии казаться невозмутимой, Марко чувствовал ее волнение и страх. Он был доволен. Хотя он никогда не смог бы ударить женщину, ему хотелось, чтобы она поняла, как сильно он на нее зол. Обхватив ее подбородок, Марко заставил женщину слегка откинуть голову назад.

Мне нужны ответы, Вирджиния.

— Ты их получишь, — прошептала она, закрывая глаза, когда Марко коснулся ее губ.

В его поцелуе не было нежности — Марко намеревался показать ей, что не стоит так с ним шутить. Он заставил ее разомкнуть губы, и его язык вторгся в рот Вирджинии. Она ухватилась за его плечи и прильнула к нему.

Услышав тихий стон, Марко немного ослабил давление. Обняв Вирджинию одной рукой, он крепко прижал ее к себе. Что со мной происходит? — чуть ли не растерянно подумал мужчина. Он соскучился по ней...

— Идем, — сказал он, увлекая ее к домику на колесах, служившему ему местом для переодевания и отдыха.

Вопросы, которые Марко намеревался задать Вирджинии, вдруг куда-то испарились. Осталось лишь неприкрытое страстное желание обладать ею. Но он не мог позволить себе пойти на поводу у своей слабости.

— Почему ты тогда ушла? — требовательно спросил он.

Вирджиния сложила руки на груди. Короткое платье насыщенного зеленого цвета придавало ее коже снежную белизну. Марко старался этого не замечать.

— Я не хотела, чтобы ты выставил меня вон.

— С чего ты взяла, что я так с тобой поступлю?

— Потому что я знаю тебя, — со слабой улыбкой ответила Вирджиния.

— Вот как? И что именно ты обо мне знаешь? Откуда эта уверенность в том, что я выгоню тебя?

— Твоя репутация гонщика как на трассе, так и в любовных делах слишком хорошо известна. Только не говори мне, что обычной женщине вроде меня удалось бы заставить тебя притормозить.

Доля правды в ее словах была, но Марко чувствовал — тут кроется что-то еще. Необходимо добиться от нее правды.

— Я никогда не спешил выпроваживать женщин из своей постели, — заметил он.

Вирджиния кивнула, осматриваясь. Увидев семейную фотографию на стене, она некоторое время ее изучала. Марко проследил за ее взглядом и увидел, что внимание молодой женщины приковано к снимку, на котором запечатлена вся семья перед воротами завода «Моретти моторз» в Милане.

— Почему ты сбежала? — не дождавшись от нее ответа, повторил он свой вопрос.

Вирджиния посмотрела на него.

— Я ушла, потому что испугалась себя. Иначе тебе пришлось бы силой выдворять меня из своей квартиры, — честно призналась она.

— А почему вернулась?

Вирджиния закусила губу, но по-прежнему не отводила взгляд.

— Потому что скучала и думала о тебе не переставая.

— Хорошо, — кивнул Марко, решив не говорить ей, что он тоже скучал.

— Хорошо? — чуть растерянно повторила она.

— Вот что. Подожди меня. Мне нужно принять душ и переодеться, а затем я приглашаю тебя на ужин.

Не дожидаясь ответа, Марко направился в душевую кабинку, позвонив Карлосу и дав ему короткие указания на тот случай, если Вирджиния вздумает улизнуть.

Он был преисполнен решимости не позволить ей снова исчезнуть из его жизни.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Вирджинии ничего не оставалось делать, как дожидаться Марко. Когда он вышел из душа, она ощутила запах чистого мужского тела, от которого у нее слегка закружилась голова, совсем как в годы учебы в школе, когда Вирджиния сходила с ума по одному старшекласснику.

Но Марко не был юнцом. Он был мужчиной, причем дал ей понять, что сейчас именно он устанавливает правила в их... Вирджиния не могла сказать «отношениях», потому как ей было не совсем ясно, что же между ними происходит.

В Мельбурне она знала другого Марко — он ухаживал за ней и соблазнял, тогда как сейчас просто отдает приказы, не сомневаясь, что она их выполнит. Вирджиния призналась себе, что ей нравится этот новый, властный мужчина.

Чтобы не выдать себя и хоть немного ослабить влияние, которое он оказывает на нее, она подошла к окну. Ей нравилось любоваться архитектурой старого города, темноволосыми и смуглыми испанцами, а также многочисленными туристами. Она вновь остро ощутила свое одиночество. Марко, скорее всего, это чувство было незнакомо — у нее создалось впечатление, что и в Мельбурне, и здесь он чувствует себя как дома.

— О чем ты думаешь?

Вирджинии не хотелось посвящать его в свои мысли — вряд ли он ее поймет, — и тут как нельзя кстати она вспомнила о встрече с Еленой.

— Я была сегодня в Музее Пикассо. Меня особенно впечатлила одна картина.

— И какая?

— «Объятие». Ты ее видел?

— Знаю. Моя мать преподает историю искусств.

— Вот как? Можно сказать, что у тебя врожденная тяга к прекрасному?

— Ни в коем случае. Мама пыталась привить нам любовь к искусству, но нас троих больше интересовали машины и моторы.

— Понятно. А как встретились ваши родители?

— Маму наняла наша компания, чтобы она подобрала подходящие картины для интерьера приемной. Это была любовь с первого взгляда.

— Я слышала, твой отец также был гонщиком.

— Да, он вместе с кузенами выступал в двадцатичетырехчасовых гонках, когда ему было двадцать лет. Но, по его словам, душа у него к ним никогда не лежала.

— А что это за гонки?

— Гонки на выносливость, в которых посменно выступают по крайней мере три гонщика от каждой команды.

— А ты сам участвуешь в таких заездах?

— Обязательно. Обычно вахта пилота длится три часа.

Вирджиния не могла представить, какая сила заставляет Марко и подобных ему людей жить в таком ритме — на пределе человеческих и автомобильных возможностей. Наверное, это и есть пресловутая любовь к скорости. Ну и, конечно, амбициозность и врожденное чувство лидерства — как на трассе, так и в общении с людьми.

— Тебе нравится такая жизнь?

— Не то слово, — рассмеялся Марко. — Обычно это море эмоций и немного головной боли. Полный комплект, в общем.

Вирджиния снова восхитилась, с какой легкостью и профессионализмом он управляет машиной на улицах города, и сказала:

— Рискну предположить, что и в таких гонках ты выбираешь для себя самые скоростные участки.

— Как правило, да.

— И часто ты участвуешь в гонках «24 часа»?

— Не только я, но и мои братья. Не реже одного раза в год.

Вирджинии вдруг пришло в голову, что, если у нее родится мальчик, будет ли он, как и его отец, питать страсть к машинам и скорости? И если «да», то не сделает ли она его несчастным, лишив возможности заниматься тем, чем ему хочется? Впервые за все время, что она вынашивала свой план, Вирджиния поняла, что предусмотрела далеко не все.

— Мне нравится гонка «Ле Ман-24», хотя мы в ней никогда не выступаем, — сказал Марко.

— И с чем это связано?

— Согласно регламенту, в одном из этапов должна принимать участие женщина.

— А у вас нет женщины-пилота в команде?

— Нет. — Он помолчал. — Дело в том, что наша семья — только не смейся — якобы проклята.

— Проклята? — изобразив удивление, переспросила Вирджиния, надеясь, что таким образом ей удастся выведать о проклятии еще что-нибудь.

— В общем, это проклятие касается женщин.

— Как в свое время присутствие женщины на корабле у моряков считалось плохой приметой?

— Нет, дело в другом. — Он бросил на нее быстрый взгляд и, убедившись, что ее лицо выражает заинтересованность, продолжил: — Дом постоянно боится, что либо Тони, либо я однажды сдадим позиции и влюбимся, а согласно проклятию, мужчины Моретти не могут быть одновременно успешны в делах и счастливы в любви — либо одно, либо другое. Поэтому мы никогда не принимаем участие в этой гонке. Думаю, Дом просто опасается, что, если в нашей команде появится женщина, которая обожает гонки, я могу ее полюбить. Звучит, конечно, глупо, но что есть, то есть.

Теперь Вирджинии стало более-менее понятно, почему никто и никогда не видел Марко часто с одной и той же женщиной. Должно быть, несмотря на свою браваду, он не уверен, что сможет устоять перед очарованием какой-нибудь красавицы. Хотя с какой стати ее интересуют сердечные дела Марко Моретти? Ей от него нужен всего лишь ребенок.

— Откровенно говоря, трудно поверить в проклятие, помня о твоих успехах. Я имею в виду, успехах у женщин.

— Не буду скромничать, отрицая это. Но суть в том, что я никогда не влюбляюсь.

— А ты хочешь любить? — рискнула поинтересоваться Вирджиния. На миг ей пришло в голову, что, может быть, она совсем не права и Марко подобно ей испытывает чувство одиночества. Ведь она знает, что проклятие существует на самом деле, а это значит, что, выбрав успех в бизнесе, Марко автоматически обрек себя на одиночество — пусть сам он в это и не верит.

— Нет, — сказал Марко с улыбкой. — Пока я вполне счастлив. Я молод. У меня впереди вся жизнь.

— Да, конечно, — согласилась Вирджиния, тотчас же осознав всю глупость своих предположений. — А чем ты собираешься заниматься после завершения карьеры гонщика?

— Рано пока загадывать. У меня еще есть несколько лет.

Марко заехал на стоянку, заглушил мотор и посмотрел на нее. Вирджинию пронзила дрожь — она прекрасно знала, что этим разговором всего лишь хотела скрыть свое смятение, поскольку осталась с ним наедине.

Это также не было предусмотрено ее подкорректированным планом, согласно которому она должна была вновь добиться того, чтобы Марко захотел провести с ней ночь. Однако уже сейчас ее охватывала тоска при мысли о неизбежной разлуке.

Кроме того, вызывала легкое беспокойство решимость Марко получить от нее ответы на вопросы, которые у него накопились. Так что ей предстоит быть очень осторожной, чтобы ни намеком не выдать свои истинные намерения.

Марко поднимался с Вирджинией в свою квартиру. Он не любил останавливаться в отелях. Регулярно участвуя в гонках, компания «Моретти моторз» для ведущих пилотов каждый год снимала жилье во всех крупнейших городах, а кое-где и приобретала.

Марко старался быть гостеприимным хозяином, хотя ему с каждой минутой становилось все труднее сдерживать нетерпение. Он узнает о Вирджинии все, и прежде всего фамилию! Но расспросить ее нужно так, чтобы она не поняла, как сильно он успел привязаться к ней всего лишь за несколько часов знакомства и за одну проведенную вместе ночь. Марко сам не до конца осознавал это, пока снова не оказался с ней рядом.

Еще никогда ни одна женщина не обладала над ним такой властью! И вот это случилось, причем помимо его воли! Это только сильнее возбуждало его любопытство и наполняло решимостью узнать о ней все, что только можно.

За ужином Марко почерпнул совсем немного информации. Вирджиния очень ловко уводила разговор от себя и переключалась на другие темы. Марко не задавал прямых вопросов, пока предпочитая ограничиваться наводящими.

Она сама виновата, думал он, не сводя с нее взгляда, что внезапно возникла из ниоткуда и так же быстро исчезла. Разве ей не известно, что тайны только подстегивают интерес?

— Ты уже давно смотришь на меня не отрываясь, — заметила Вирджиния.

— Ты красивая женщина. И наверняка я не первый мужчина, который не может не смотреть на тебя, когда ты оказываешься с ним рядом.

— Не такая уж я и красивая, — возразила она.

— Мы с тобой уже об этом говорили, — не согласился с ней Марко. — Ты не мужчина, а потому не можешь судить об этом. Я нахожу тебя очаровательной.

— Пожалуйста, не говори так.

— Это еще почему? — удивился Марко. Одна его бровь недоуменно поползла вверх.

— Потому что мне очень хочется в это верить, а ты сам недавно упомянул, что тебя не интересуют длительные отношения.

— Так и есть, но ведь такие отношения тебя тоже не интересуют. Или я не прав?

— Я не знаю.

Марко слегка нахмурился, раздумывая, как ему следует это понимать. Может, Вирджиния просто не знает, как воспринимать то, что между ними происходит, — впрочем, как и он? Но с другой стороны, это ведь она покинула его в Мельбурне?

Марко уже достаточно пожил на свете и имел представление о поведении женщин. Обычно они не бросали его первые, если только не приходили к выводу, что другой мужчина способен дать им больше, чем Марко.

— Женщины, которые верят в любовь до гроба, особенно американки, не спешат покидать спящего мужчину, с которым провели ночь, — заметил он.

— Ничего подобного. — Вирджинию сильно задело подобное высказывание. — Американки предпочитают независимость.

— Моя мать — любительница «Отчаянных домохозяек», — сказал Марко, хотя у него не было полной уверенности в том, что этот сериал пользуется у американок большим успехом. Зато он был знаком с Еленой Гамильтон. Она была американкой и страстно желала создать семью.

— Ты судишь о женщинах по сериалам?

— Но ты ведь не станешь отрицать, что он весьма популярен в твоей стране?

— Это еще ничего не значит.

— В самом деле? Сериал тем популярнее, чем дальше он от реалий обычной жизни, но вместе с тем он должен содержать что-то, волнующее миллионы людей, в частности женщин.

— Допустим, ты в какой-то степени прав. А как тогда относиться к художественным фильмам?

— Не вижу никакой разницы, — пожал плечами Марко. — Более того, по сериалам и фильмам можно судить о людях той или иной страны, а то и целой эпохи.

Марко видел по глазам Вирджинии, что ей не терпится продолжить этот разговор. Что ж, он будет только рад. Марко лучше, чем кто-либо, знал, как азарт горячит кровь и ослабляет самоконтроль. Может, вызвав Вирджинию на спор, он заставит ее рассказать о себе?

Ведь она до сих пор не назвала свою фамилию, а также не сказала, замужем ли она или с кем-то встречается в своем родном городе. Ничего, если все пойдет так как задумал Марко, скоро он выяснит о Вирджинии все.

Он уже познал, как ее тело реагирует на его ласки, но ему этого недостаточно. Марко интересовало, как она поступает, если вывести ее из себя. Что заставляет молодую женщину улыбаться, смеяться, плакать?

Марко отдавал себе отчет, что это превратилось у него в навязчивую идею, но он уже ничего не мог изменить.

— Ты смотрел кино «Король дороги»? — неожиданно спросила Вирджиния.

— Да, забавный фильм, — кивнул он. — Впрочем, как все фильмы с участием Уилла Феррелла.

— Если честно, ты напоминаешь мне одного из героев, гонщика-француза.

Смысл сказанного не сразу дошел до Марко. Неужели она намекает, что он гей, как тот персонаж? Увидев в ее глазах озорные искорки, он усмехнулся про себя. Понятно. Вирджиния шутила, и, как ни трудно сознаться, ему это нравилось.

Марко быстро пересек разделявшее их расстояние, будучи не в силах находиться так далеко от нее и не сжимать в своих объятиях. Слишком долго он лежал бессонными ночами один, снедаемый голодом по Вирджинии.

— Уверен, я уже доказал, что меня привлекают женщины, а не мужчины, — неожиданно охрипшим голосом сказал он. — Но может, ты успела об этом забыть?

Вирджиния обхватила его лицо ладонями и, встав на цыпочки, поцеловала с той сдержанной страстью, которая ассоциировалась у Марко только с ней.

— Я не забыла, — прошептала она. — Только хотела тебе кое о чем напомнить.

— И тебе это отлично удалось, — лаская ее щеку пальцем, кивнул Марко. — У меня как раз появились планы на эту ночь.

— Они касаются меня?

— Тебе отведено в них самое непосредственное участие, — подтвердил Марко, легко поднимая ее на руки и направляясь с ней в спальню.

Поставив Вирджинию на пол у кровати, он провел ладонью по ее телу, вызывая в ней сладостную дрожь. Марко что-то произнес, но Вирджиния была слишком захвачена эмоциями, чтобы обращать внимание на слова. Она словно завороженная следила за движениями его губ, думая лишь о том, когда он ее поцелует.

Как же он ей нужен и как сильно она по нему соскучилась! Одна лишь ночь с Марко перечеркивала все отношения, которые у нее были в прошлом. Он не только оправдал, но и превзошел все ее ожидания. Виргиния не в силах была забыть его ласки.

— Мне до сих пор не верится, что ты снова со мной.

— Поверь, — улыбнулась Вирджиния, скрывая за улыбкой свое удивление по поводу того, что Марко снова легко раскрыл ей свои объятия.

Он наклонился, слегка коснувшись ее губ своими. Это прикосновение было нежным и одновременно властным, и Вирджиния ощутила, что теряет над собой контроль. Марко осторожно, стараясь не причинить ей боли, прихватил ее нижнюю губу зубами и втянул в рот, заставив целиком отдаться нахлынувшим на нее чувствам.

Когда она стояла перед ним обнаженная, Марко провел пальцем по ее шраму.

— Ты понимаешь, что этот шрам — единственное, что мне известно о твоем прошлом?

От его вопроса ей вдруг стало холодно, но Вирджиния мягко улыбнулась и прошептала:

— Ты хочешь выяснить мое прошлое именно в эту минуту? — Она провела рукой по груди и улыбнулась, заметив, что его взгляд невольно устремился туда. — Займись со мной любовью, пожалуйста, — с придыханием попросила она.

Несмотря на все ее попытки отвлечь его внимание, добиться ей этого так и не удалось.

— Конечно, но прежде я хочу знать, что привело тебя ко мне и в мою постель.

— Сейчас? — Вирджиния подалась к нему. — Я снова хочу почувствовать твои руки на своем теле. Когда ты целовал меня в Мельбурне, мне казалось, что все это снится. Я сплю, Марко?

Вместо ответа Марко дотронулся до шрама языком, обеими руками подхватил ее груди, лаская соски пальцами, так что скоро они затвердели.

Вирджинию вновь охватило пламя страсти. Как же легко Марко может ее возбудить!

Обхватив его голову, она притянула ее к себе. Марко что-то пробормотал по-итальянски, опалив кожу женщины своим дыханием, а затем она ощутила на своей груди его губы. Он ласкал ее языком, дразнил зубами, вызывая еще большую жажду.

Он ласкал и нежил ее грудь, пока Вирджинии не начало казаться, что еще немного — и она просто не выдержит такой мучительно-сладкой пытки. Она страстно поцеловала Марко, слегка укусив его.

Их тела слились, и Вирджиния ощутила нетерпение, поскольку вместо его горячей кожи почувствовала ткань. Только тогда она вспомнила, что на ней ничего нет, в то время как Марко полностью одет. Это возбудило ее еще сильнее.

Марко чуть отступил от нее и опустил на кровать. Его губы снова нашли ее губы, а затем сомкнулись вокруг соска. Рукой он продолжал ласкать ее грудь, разжигая страсть.

— Марко, я хочу тебя. Прямо сейчас, — учащенно дыша, пробормотала Вирджиния.

Марко поднял голову, глядя на ее грудь. Твердые, напрягшиеся соски были слегка влажными от прикосновений его языка.

— Марко, — вновь позвала его Вирджиния. Протянув руки, она стала расстегивать его рубашку.

— Оставь ее, — негромко велел Марко. — Я хочу тебя прямо сейчас.

Ее лицо осветилось улыбкой. Она быстро расстегнула ремень брюк, но завозилась с пуговицей на поясе.

— Черт, — не удержалась Вирджиния, чем вызвала у Марко тихий смех.

— Давай я сам, — сказал он, убирая ее руки.

Вирджиния кивнула и, закусив губу, с вожделением смотрела, как ловко Марко снимает с себя все лишнее. Желание ощутить его внутри жгло как огонь.

— Скорее, — поторопила она, раздвигая ноги и слегка приподнимая бедра.

Но Марко не спешил.

— Чего же ты ждешь? — простонала женщина.

— Когда твое желание станет нестерпимым.

Вирджиния кивнула, вроде бы соглашаясь, однако тело ее, которое вдруг начало жить собственной жизнью, совершало медленные круговые движения.

— Ты смерти моей хочешь, да? — хрипло спросила Вирджиния. — Я не могу сейчас ни о чем думать, только о том, когда же ты наконец возьмешь меня. Я так долго мечтала... — Она оборвала себя, но сказанных слов уже не вернуть. — Пожалуйста, Марко, — с мольбой в голосе попросила она вновь.

Марко накрыл ладонью ее увлажнившееся лоно и стал медленно ласкать.

С губ Вирджинии сорвался протяжный стон.

— Это все, на что ты пока можешь рассчитывать, — прошептал он чуть ли не в самое ее ухо.

— Марко, пожалуйста, — продолжала умолять она, уже почти не владея собой.

— Нет. Ты плохо вела себя.

— Когда ушла? Знаю, мне не следовало...

— Да, тебе не следовало так со мной поступать.

— Прошу, прости меня, — простонала Вирджиния.

— Только если ты пообещаешь, что такое больше не повторится.

— Обещаю.

Марко на секунду прекратил свои ласки.

— Ты согласилась чересчур быстро, Вирджиния.

— Я обещаю, что больше не брошу тебя так, как в Мельбурне.

— Нет, Вирджиния. Ты будешь со мной, пока я не решу иначе.

Вирджиния взглянула Марко в глаза и увидела, что, несмотря на охватившую его страсть, говорит он вполне серьезно. Неужели встреча с ней чем-то отличалась от его встреч с другими женщинами? Вирджиния не знала почему, но ей вдруг отчаянно этого захотелось.

— Я обещаю, что буду с тобой, пока ты не передумаешь.

— Помни свое обещание, Вирджиния.

Она кивнула, не отрывая от него взгляда. Так, глаза в глаза, Марко довел ее до небывалого наслаждения. Веки Вирджинии сомкнулись. Она слышала прерывистое дыхание Марко и свое имя, произнесенное хриплым голосом. Ее подхватила и понесла мощная волна. Она быстро подняла молодую женщину куда-то наверх, а затем рухнула вниз, разлетевшись миллионами ярких брызг, превратившись из неистового водопада в озеро, на чьих спокойных водах она сейчас и покачивалась.

Когда дыхание немного выровнялось, Вирджиния придвинулась к Марко и прижалась к его плечу губами, ощутив солоноватый вкус его кожи.

— Оказывается, я уже успела забыть, какой ты фантастический любовник.

Марко улыбнулся и обнял ее. Счастье, которое Вирджиния испытала в эту минуту, было невозможно описать словами.

Это тревожный сигнал.

А сможет ли она оставить его снова?

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Марко проснулся в середине ночи и резко приподнялся на постели. В голове продолжал раздаваться голос деда и его слова, что слишком поздно.

Рука нажала на выключатель ночника прежде, чем он вспомнил, что не один.

Вирджиния действительно была с ним. После того как они занимались любовью, она уснула в его объятиях. Марко нисколько не возражал, тем более что сейчас он чувствовал себя странно уязвимым и беспомощным. Прежде ощущение слабости ему не было знакомо. Оно появилось, когда в его жизни возникла Вирджиния. До этого он так плохо владел собой лишь однажды — когда в первый раз вышел на трассу Формулы-1.

Вирджиния лежала лицом к нему и спала. Одна ее рука была вытянута в его направлении, другая пряталась под щекой. Сейчас он смело мог рассматривать ее, не боясь, что каким-нибудь образом выдаст свое увлечение ею. Марко еще помнил, как Доминик не скрывал своей радости, увидев на следующее утро в Мельбурне, что рядом с ним нет Вирджинии.

Любопытно, Дом уже тогда предчувствовал, что Вирджиния может представлять для Марко — и особенно для компании — опасность? Или это был обычный страх, который он выказывал, видя брата в обществе очередной красавицы? А таких было немало. Многие женщины сами льнули к нему, не скрывая, что жаждут с ним близости. Неужели в случае с Вирджинией все было иначе и именно его реакция заставила Доминика волноваться?

Уже не в первый раз Марко задумался, не поспешили ли братья Моретти со своим обещанием не привязываться к женщинам, способным вызывать у них глубокие чувства? Марко не знал, что думают на этот счет Дом и Тони, но сам он, не позволяя сердцу руководить своими поступками, устал от бесконечных кратковременных романов. Случалось так, что к концу дня Марко оставался совсем один. Конечно, он всегда мог найти, с кем провести свободное время, но порой Марко испытывал странную тоску и чуть ли не зависть, видя, как счастливы отец с матерью.

И не требовалось много ума, чтобы понять — их счастье проистекает из безграничной любви друг к другу. Возможно ли, что в глубине души он мечтал, как однажды нечто подобное произойдет и с ним?

Марко покачал головой, не понимая, откуда взялась эта мысль. Все, что ему нужно, — это мощная машина и ощущение удовлетворения и триумфа от очередной выигранной гонки. Любовь? Нет, вряд ли.

Марко снова выключил ночник, боясь разбудить Вирджинию, но странное настроение его не оставляло.

В том, что он стал не похож на самого себя, вина этой женщины. Что она с ним сделала? Почему он не может избавиться от сомнений, которые до этого времени успешно подавлял? Ему всего тридцать шесть лет, и многие ему завидуют. Так почему же он вдруг стал сомневаться в правильности своих поступков?

Марко встал с кровати и, стараясь ступать бесшумно, вышел из спальни и направился к бару. Выпив бокал вина, он остановился у окна, глядя на спящую Барселону. Сейчас он винил себя в том, что не задал Вирджинии всех тех вопросов, которые у него накопились. Возможно, получив ответы, он успокоился бы. Но причина крылась не только в этом.

Марко неожиданно поймал себя на мысли, что в этом году даже выигрыш очередного чемпионского титула его не утешит — Марко Моретти и так уже вошел в историю гонок. Он ощущал себя потерявшимся маленьким мальчиком. Это чувство также было для него внове.

Марко задумался о своей карьере. Спору нет, участвовать в гонках и являться ведущим пилотом одной из лидирующих компаний чертовски приятно. Собственно, он даже не считал это работой, так, приятным времяпрепровождением. Сложность заключалась в том, что за рулем гоночного болида был один человек, а вне трассы — совершенно другой. И Марко впервые задался вопросом, кто же из них настоящий Марко Моретти?

Впрочем, он выбрал не совсем подходящее время, чтобы разбираться в себе. Вернувшись к бару, он плеснул в бокал еще немного вина и услышал голос Вирджинии:

— Марко?

Он повернулся к ней. Она стояла неподалеку.

— Да?

— Почему ты не спишь?

— Не могу уснуть. Надеюсь, я тебя не разбудил?

Вирджиния сделала несколько шагов, и Марко увидел на ней свою рубашку. Ему понравилось, как Вирджиния в ней смотрится. Когда она подошла, он молча обнял ее и прижал к себе.

— Прокручиваешь в голове гонку? — спросила она, доверчиво прильнув к нему.

Марко подавил желание избежать возможных вопросов и не сказал «да».

— Нет.

— О чем тогда думаешь, если не секрет? — Вирджиния подняла голову.

— О том, что я до сих пор не знаю твоей фамилии или чем ты зарабатываешь на жизнь, тогда как тебе уже многое известно обо мне и моей семье.

— Для тебя это так важно?

— Да, — кивнул он.

Вирджиния тихо вздохнула и ненадолго умолкла.

— Меня зовут Вирджиния Феста, — наконец сказала она. — Я родилась в Италии, но через год мы с моей матерью, Кармен, переехали в США. Она работала учительницей в школе.

— А твой отец?

— Он умер до моего рождения.

Некоторое время они молчали.

— Где именно в Италии?

— В Кьявассо.

Марко непроизвольно напрягся. В этом городе когда-то жила Кассия, которая в свое время прокляла его деда, а вместе с ним и всех мужчин из рода Моретти. Конечно, он сколько угодно может считать проклятие не более чем предрассудком, но как тогда объяснить судьбу отца, а также то, что произошло с Домом? Вероятно, это случайность, но кто знает?

Марко припомнил рассказ деда. Тот говорил о женщине из Кьявассо, которой когда-то объяснился в любви и чье сердце разбил. Вот за это она его и прокляла.

— Выходит, у тебя нет отца. Ты живешь вместе с матерью? Или еще с кем-то из родственников?

— Раньше с нами жила бабушка.

— Жила?

— И мама, и бабушка уже умерли.

— Прости.

— Все нормально. Я привыкла. — Вирджиния снова вздохнула. — В молодости бабушка совершила один поступок, за который пришлось расплачиваться нам.

Была ли виновата темнота, скрывающая их лица, либо причина была в покое, который охватил ее в объятиях Марко, но Вирджиния испытывала потребность выговориться.

— Этот поступок имеет отношение к твоим тайнам? — неожиданно спросил Марко, двигаясь вместе с ней к кожаному дивану.

Они сели. Вирджиния вдруг засомневалась. Может, стоит подождать и сначала убедиться, что в этот раз она забеременела? Кто знает, как Марко отреагирует на ее признание? Что, если он не захочет ее больше видеть? От этого предположения по телу прокатился озноб. Она совсем не была готова вернуться в свою одинокую квартиру и навсегда расстаться с Марко. Так хорошо, как с ним, ей еще никогда не было. Напрасно Вирджиния надеялась, что за короткое время не могут возникнуть крепкие узы...

— Вирджиния, я жду ответа.

Она заглянула в его глаза и почувствовала, как ее захлестывает волна любви к нему.

— Все в порядке? — спросил Марко.

— Да... То есть не совсем. Я подумала, что будет правильно, если я расскажу тебе о прошлом, но сейчас я в этом уже не так уверена.

— По-моему, я чего-то недопонял, — нахмурился он.

— Не так просто ответить на твой вопрос, имеет ли наша встреча отношение к моим тайнам или нет. И да и нет. Я в растерянности. Не знаю, как об этом лучше сказать. И стоит ли вообще говорить. — Она запнулась, решив, что середина ночи не самое удачное время для подобных объяснений.

Mi' angela, если тебе не хочется ничего говорить, можешь хранить свои секреты. Я поинтересовался в надежде, что это даст мне какую-нибудь информацию о том, где тебя найти. После гонок я всегда искал тебя в толпе.

— Ох, Марко. Вирджиния невесело улыбнулась. — Я совсем не хотела... Наверное, я напрасно это затеяла...

— Затеяла что?

— Если честно, я хотела бы, чтобы ты сам обо всем догадался. Тогда мне не пришлось бы тебя разочаровывать.

— Разочаровывать? Ты мне лгала?

— Не лгала. Просто недоговаривала.

При этих словах Марко напрягся и слегка отодвинулся от нее. Вирджиния сделала глубокий вдох, словно готовясь нырнуть в воду.

— Я внучка женщины, которая прокляла твоего деда. Лоренцо Моретти разбил ей сердце, отказавшись жениться на ней. А от любви до ненависти...

Марко негромко выругался.

— Знаю я эту историю. Кассия настолько возненавидела моего деда, что наложила проклятие на всех мужчин из нашей семьи. Разве я тебе не рассказывал?

— Пойми, Кассия была очень несчастной женщиной.

— Что, наши невзгоды не принесли ей счастья? Однажды мы даже дома лишились.

— Прости. Конечно, ее поступку нет оправдания, но...

— А зачем ты здесь? — сощурившись, перебил ее Марко.

— По крайней мере не для того, чтобы наложить на вашу семью еще одно проклятие. — Вирджиния через силу улыбнулась, немного испугавшись неприязни, с какой Марко на нее посмотрел. — Видишь ли, прокляв вашу семью, бабушка, сама того не зная, прокляла и нас. Я имею в виду женщин. Моя мать, к примеру, потеряла единственного мужчину, которого она любила. Когда я начала об этом задумываться... В общем, мне пришло в голову, что над нами тяготеет какой-то рок. Последние два года я пыталась понять, что общего в судьбах моей матери и бабушки, и наконец вспомнила о проклятии.

— Все это, конечно, интересно, но в данную минуту меня больше занимает вопрос, какое отношение ко всему этому имею я?

Вирджиния замялась. Не так просто ответить на это.

— Ты мне показался подходящим мужчиной, — осторожно подбирая слова, сказала она.

— В каком смысле? — насторожился Марко.

— Ну, у тебя в прошлом было много связей и...

— Но я по крайней мере никогда не бросал своих женщин посреди ночи, — не дал ей закончить Марко.

— Прости. Можно я доскажу?

— Даже нужно. — Он кивнул. — Я слушаю.

— Дело в том... Конечно, не верящий в колдунов, гадания, заклинания человек может посмеяться над каким-то там проклятием. Но ты и твоя семья уже убедились, что существует нечто, не поддающееся объяснению с точки зрения разума и логики.

— Ближе к делу.

— В общем, проклятие, которое наложила на вас моя бабушка, должно чем-то уравновешиваться, как все в этом мире. Она пожелала, чтобы твой дед не знал счастья в любви...

— Так и было. Все его браки заканчивались неудачно. В отличие от него мой отец счастлив с моей матерью, но зато удача в делах от него отвернулась.

— Я слышала, что вы с братьями выросли в доме, где царит любовь, и очень за тебя рада.

— С чего бы это?

— Потому что я в детстве не знала той любви, которая окружала тебя. Наш дом был уныл и печален.

— Сочувствую, но ты так и не объяснила, чем вызвана наша встреча.

Вирджиния слабо улыбнулась.

— Ты не понял? Мне нужен от тебя ребенок.

— От меня... кто? Ребенок?

Марко шагнул к бару и плеснул себе чистого скотча, не зная, как реагировать на это заявление. Такого он никак не ожидал. Деньги — еще куда ни шло, но ребенок?! Он почувствовал, как в крови забурлил адреналин. Такое он испытывал только перед стартом. А вот теперь — с Вирджинией...

Да, с ней не соскучишься, подумалось ему. И тут же в голове молнией вспыхнула мысль.

— Значит, ты лгала, что принимаешь таблетки?

Молчание Вирджинии было достаточно красноречивым. Марко с силой сжал челюсти, так что на его скулах заходили желваки.

— Это наводит на размышления. Что еще из того, что ты мне рассказывала, является ложью?

— Я не хотела тебе лгать, поверь, но у меня не было выбора. Если бы я не скрывала свою фамилию, ты бы мог не захотеть со мной встретиться.

— Кстати, почему ты выбрала именно меня?

— Если честно, это не обязательно должен быть ты. Мне был нужен мужчина из семьи Моретти.

— Однако ты выбрала меня. Почему? — настаивал Марко.

— С тобой было проще встретиться. Ну, а потом ты мне понравился.

Ревность, обуявшая Марко, когда Вирджиния сказала, что выбрала его только потому, что он носит фамилию Моретти, при этих словах немного утихла.

— Так зачем тебе понадобился ребенок? — спросил он, чувствуя себя паршиво, поскольку Вирджиния чуть было не обвела его вокруг пальца. Встречаясь с женщинами, Марко всегда проявлял осторожность, чтобы не стать отцом раньше, чем сам того захочет.

Вирджиния поднесла руку к лицу и убрала упавшую на лоб прядь волос. Освещенная слабым светом, лившимся в окно, она казалась очень хрупкой и уязвимой.

Марко напомнил себе, что все это время она лгала ему. О какой уязвимости может идти речь?

— Все упирается в проклятие бабушки.

— Я слушаю.

— Думаю, когда бабушка прокляла твоего деда, она прокляла себя и всех нас. Должно быть, закон сохранения энергии действует не только в физическом мире.

— Если я правильно понял, с тех пор вы тоже не знали счастья?

— Моя мама полюбила отца, и они были счастливы три месяца. Затем его послали на войну. Я родилась спустя три дня после того, как она получила известие о его гибели. Эта новость разбила ей сердце.

— Как же вышло, что ты родилась в Италии?

— Заболела бабушка, и Кармен, моя мама, вернулась на родину, чтобы ухаживать за ней. Тогда же она поняла, что беременна. Бабушке удалось задержать маму в Италии после моего рождения. Наверное, она надеялась, что, овдовев, мама сможет найти в Италии мужчину, который на ней женится и заменит мне отца. Бабушке Кассии не хотелось расставаться с нами, но ничего не вышло. Мы уехали в США.

— А что твоя бабушка?

— Она с кем-то встречалась, поскольку твой дед бросил ее, и забеременела. Вроде разразился скандал, поэтому она была вынуждена уехать. Моя мама родилась уже в Америке. Однако позже Кассия вернулась в Италию.

У Марко сложилось впечатление, что в жизни Вирджинии было мало хорошего. Если он прав, можно понять, почему она мечтает все изменить. Однако это по-прежнему не объясняет, почему она решила именно его заполучить в отцы своего ребенка. Это заставило его вспомнить, что он ни разу не предохранялся, потому что верил ей...

— Мне любопытно, каким образом ты пришла к выводу, что несчастья твоей семьи связаны с Лоренцо Моретти и проклятием?

— Я стала задумываться об этом после смерти мамы. Она оставила мне дневник бабушки, и из него стало ясно, где кроется возможная причина рока, который преследует нашу семью. Я имею в виду несчастье в любви.

— Тебя это тоже коснулось?

Вирджиния посмотрела на него, и Марко понял, что он недалек от истины.

— Да, и меня тоже. Как только я осознала это, решила действовать. Я не хочу провести всю жизнь в одиночестве и не познать семейное счастье. Благодаря дневнику бабушки у меня в руках ключ к разгадке. Проклятие потеряет свою силу, когда родится ребенок, в чьих жилах будет течь кровь Моретти и Фесты. Для этого не обязательно любить друг друга.

— Так и есть. Я тебя не люблю, — подтвердил Марко.

— Я и не прошу меня любить. Я всего лишь хочу забыть о преследующем наши семьи проклятии раз и навсегда. Сделать это может только ребенок.

Благородные помыслы, — кивнул Марко. — А что дальше? Ты хочешь использовать малыша так же, как использовала меня, или?..

— Или, — перебила его Вирджиния, охваченная вспышкой гнева. Как Марко посмел предположить, что ребенок для нее всего лишь средство для достижения цели! Однако гнев быстро утих. В конце концов, убеждала она себя, Марко совсем не знает ее. Его можно простить. — Я буду любить его. Если ты захочешь отказаться от отцовства, мы оформим это юридически.

Марко в задумчивости почесал щеку. Пусть он и не собирался становиться отцом — тем более таким образом, — но мысль о том, чтобы бросить своего ребенка, вряд ли пришла бы ему в голову, если бы такое случилось. Слово «семья» было для него не пустым звуком.

— Думаю, я бы хотел принимать участие в его воспитании.

— Мы можем рассмотреть и такой вариант, — согласилась Вирджиния. — Я не собиралась держать тебя вдали от ребенка, если только ты этого сам не захочешь.

— Вот что, тебе известны слова этого проклятия? — вдруг поинтересовался он.

— Ты можешь прочитать его в дневнике бабушки. Но лучше не стоит лишний раз произносить такое вслух.

— Здравая мысль. Думаю, дневник ты возишь с собой? — (Вирджиния кивнула.) — Тогда принеси его, пожалуйста.

Она вернулась через несколько минут с потрепанной тетрадкой в кожаном переплете.

Когда Вирджиния развязала ленту, перехватывающую тетрадку посередине, и открыла дневник, Марко прочел имя своего деда на первой же странице.

Дневник велся на итальянском и английском языках. На первых страницах Кассия писала о своих надеждах и мечтах о вечной любви. Ближе к концу тон записей становился все резче и злее. Аккуратно выведенные витиеватые буквы сменились небрежными росчерками пера, а, на страницах появились кляксы. Наконец Марко дошел до проклятия.

Любовь к тебе стала для меня смыслом и целью жизни. Ты разбил мое сердце и за это будешь страдать, как и твои потомки. Клянусь, что, пока на земле будет жить хотя бы один мужчина, носящий фамилию Моретти, ему никогда не быть одновременно счастливым в любви и успешным в делах. Берегись, Лоренцо! Я проклинаю тебя всей силой своей души. Ты узнаешь, какова цена моей отвергнутой любви.

Не понимаю, с чего ты решила, что ребенок решит все проблемы? — перечитав текст несколько раз, недоумевал Марко.

— На самом деле твердых доказательств у меня нет, — призналась Вирджиния. — Но я долго думала над этим и предположила следующее. Бабушка очень хотела выйти за твоего деда замуж и мечтала о детях, но он предпочел ей машины. Мне не давали покоя слова «какова цена». Что, если ребенок и есть назначенная ею цена за разбитое сердце?

— Довольно зыбко, — сомневаясь, произнес Марко.

— Согласна, — вздохнула Вирджиния, — но я решила попробовать.

— А нельзя его как-нибудь, ну, отменить, что ли? Произнести другое заклятие, снимающее первое?

— Произнести, наверное, можно, но толк был бы только в том случае, если бы это сделала сама бабушка.

— Ясно. Так, позволь, я подытожу. Значит, ты приехала, чтобы зачать ребенка? Похоже, первая попытка окончилась неудачей?

Вирджиния вспыхнула и кивнула. Марко с любопытством уставился на нее.

— Меня все-таки терзают сомнения насчет твоей искренности. Говорят, сердцу не прикажешь любить кого-то, но для того, чтобы забеременеть, это и не нужно. Неужели ты решилась на такой шаг из бескорыстных побуждений?

— Почему же? — возмутилась уязвленная Вирджиния. — У меня есть своя корысть, я же говорила. Не хочу повторить судьбу своей бабушки и мамы и сделаю все возможное, чтобы стать счастливой. Разве человек создан не для этого? А если удастся снять бабушкино проклятие, у меня появится не только ребенок, но и надежда на семью и других детей. Я мечтаю о простом женском счастье. Ради этого стоит рискнуть.

Марко посмотрел на Вирджинию и неожиданно для себя представил ее с округлившимся животом, в котором она носит его ребенка. Он внезапно ощутил не поддающееся объяснению сильное желание помочь ей. Это желание возникло не только потому, что он, как и Вирджиния, начал тайно надеяться, что этот ребенок положит конец всем их бедам. Где-то на уровне подсознания Марко был уверен, что Вирджиния принадлежит ему.

Решение родилось быстро.

— Отлично. Завтра мы оформим наш договор юридически. Ты будешь сопровождать меня на всех этапах гонок, пока не забеременеешь. Я куплю тебе дом, и ты поселишься в нем после рождения ребенка, а я смогу вас навещать и принимать участие в его воспитании.

— А если я не соглашусь с твоими условиями?

— Согласишься. — Марко сжал ее запястья и слегка дернул к себе. — Иначе ребенка у тебя не будет.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Марко и не ожидал, что встреча с семьей пройдет легко. Доминик всегда по мере возможности старался избегать разговора о проклятии, но, так как Марко обзвонил всех с просьбой собраться в доме родителей, выбора у него не осталось.

— Доброе утро, — приветствовал родственников на следующий день Марко.

Мать встала с кресла и поцеловала его в щеку. Отец пожал руку и похлопал по плечу. Хоть Марко уже давно был самостоятельным, но он всегда любил бывать у родителей.

— Что за срочность? Что ты торопишься с нами обсудить? — спросил Тони, попивая утренний кофе.

Марко сел рядом с матерью и положил на тарелку немного ветчины, хотя у него не было аппетита.

— Это касается семейного проклятия.

На какое-то время все онемели.

— Неужели? — начал первым Дом. — Ты же знаешь, как этот год для нас всех важен. — Он прищурил глаза. — Это связано с той женщиной, с которой я видел тебя в Мельбурне? Вирджиния, по-моему?

— Да.

— Я так и подумал, что без нее не обошлось. — Дом не скрывал своей досады.

— А как вам такая новость? Вирджиния — внучка Кассии Фесты?

Доминик от возмущения даже побагровел, но ничего не сказал.

— И что ей от тебя нужно? — поинтересовалась мать.

— Она считает, что нашла способ, как избавиться от проклятия.

Его мать подалась вперед:

— Каким образом? Лоренцо говорил, что обращался к нескольким женщинам, которых считали колдуньями, но все они потерпели неудачу.

— Вирджиния хочет попробовать несколько иной способ.

— И что это за способ?

— Она собирается родить от меня ребенка.

— Что?! — громко воскликнул Доминик.

— Марко, это безумие, — произнес отец.

— Я тоже так думал, но, поразмыслив, пришел к выводу, что это может сработать. Лоренцо разрушил мечты Кассии о доме, семье и детях. Он разбил ей сердце, и она захотела ему отомстить примерно так же — добившись, чтобы его счастье никогда не было полным. Однако, прокляв нашего деда, она прокляла себя и других женщин из своей семьи — никто из них не был счастлив в любви. Вирджиния верит, что, родив ребенка, отцом которого будет мужчина с фамилией Моретти, она снимет проклятие с обеих семей.

— Это было бы замечательно, но кто будет воспитывать малыша? — спросила мать.

— Наш адвокат уже занимается составлением договора. Я хочу разделить с ней ответственность за этого ребенка. Правда, есть один маленький нюанс, — добавил Марко. — Вирджиния считает, что мы не должны влюбляться друг в друга.

— А это возможно? — подал голос Тони.

— Иначе я бы не согласился с ее предложением, — сказал Марко, стараясь не вспоминать, что его отношения с Вирджинией отличаются от встреч с другими женщинами в прошлом.

Доминик немного успокоился.

— А что ты хочешь от нас?

— Было бы неплохо, если бы ты и Тони пошли вместе со мной к адвокату и помогли составить договор.

— Без проблем, — сказал Дом. — Мы придем.

— А как насчет нас с матерью? — спросил отец.

— Вам пока только остается ждать с ней встречи.

— Но мы хотим познакомиться с этой женщиной как можно раньше, — проговорила мать. — В конце концов, она станет матерью нашего первого внука.

На следующий день, находясь в престижной адвокатской фирме, Вирджиния поняла одну вещь, а именно: Моретти были настоящей семьей и братьев связывали не только родственные, но и крепкие дружеские узы. Сидя одна, поодаль от них, она чувствовала себя незаметной и одинокой. И, конечно, страстно желала, чтобы у ее ребенка был братик или сестренка.

Уже по мере того, как она выдвигала свои условия, а адвокат Марко делал пометки, выражение лица старшего из братьев становилось все более суровым. Затем адвокат огласил требования Марко. Антонио, средний брат, молчал почти все время, однако, к удивлению Вирджинии, внес несколько дополнений в ее пользу.

У Вирджинии не было денег, чтобы нанять хорошего адвоката, да и друзей, к которым она могла бы обратиться, в Европе не было. Но она знала, чего ей нужно добиться. Договор являлся лишь формальностью, так как накануне они с Марко уже все обсудили. Однако сейчас, осознав, что пути назад больше нет, она испытала страх...

— Вирджиния, ты согласна с договором? — обратился к ней Марко.

— Могу я его изучить? — спросила она, так как, занятая своими мыслями, лишь краем уха слышала, что читал адвокат:

— Разумеется.

Доминик Моретти слегка нахмурился — он явно предпочел бы, чтобы Вирджиния просто подписала бумаги.

Все, кроме Марко, вышли.

— Ты поняла все, что мы обсуждали?

— Думаю, да. Но мне хотелось бы просмотреть документы. Хочу убедиться, что я ничего не упустила.

— Но учти, я больше не пойду ни на какие уступки.

— Я поняла. — Вирджиния знала: несмотря на то что Марко ей очень нравится, в его жизни для нее нет места.

— Если тебе все ясно, просто подпиши бумаги.

— Я должна их еще раз перечитать. — Вирджиния вздохнула. — Если тебе так хочется знать, зачем мне это нужно... Я не все время внимательно слушала адвоката...

Марко поднялся и подошел к ней. Он был очень красив в прекрасно сидящем на нем деловом костюме, и ей пришлось приложить усилия, чтобы не выдать того, насколько сильно она им очарована. Оставалось надеяться, что Марко не заметил, как она смотрит на него.

— Ну что ж, тогда читай, — согласился Марко, садясь рядом с ней.

Вирджиния опустила голову, но его близость, его запах мешали сосредоточиться. Все, чего ей хотелось в эту минуту, — чтобы Марко жил с ней без всяких договоров и адвокатов, хотя бы пока не родится ребенок.

Когда-то подобное казалось ей невозможным, а выяснилось, что это не так. Хорошо, что Марко побудет с ней, пусть и связанный условиями контракта. Теперь в ее жизни появится человек, с которым она на некоторое время перестанет быть одинокой.

Почти всегда Вирджиния была предоставлена самой себе. Мать не уделяла ей много внимания. Приятных детских воспоминаний о маме у Вирджинии почти не было.

Молодая женщина снова взялась за документы и стала читать английский вариант, впрочем не особо вникая в смысл слов. Она знала наверняка только одно — если проклятие не будет снято, оставшуюся жизнь ей придется провести в одиночестве, печали и горечи.

Сделав глубокий вдох, она поставила свою подпись и оттолкнула бумаги от себя.

— Все, теперь можем отсюда уходить, — сказала Вирджиния и поднялась со стула.

— Как-то ты чересчур быстро все прочитала, — заметил Марко.

— Изучать юридические документы весьма утомительно, а я вовремя вспомнила, что, если не подпишу их, не получу ничего, да и ты предупредил, что больше ни на какие уступки не пойдешь. А ты мне нужен, Марко. Точнее, то, что ты мне можешь дать.

— Прости, но у меня сложилось впечатление... Не могу не спросить... Мне кажется или этот ребенок на самом деле является для тебя большим, чем просто средство избавления от проклятия?

— Тебе этого не понять.

Разве мог Марко понять, что значит не иметь настоящей семьи, не ощущать ее поддержки и всегда — всегда! — быть предоставленной только себе? Вирджиния так сильно устала от одиночества и неудач, что была готова на все, лишь бы изменить свою жизнь.

— А ты попытайся объяснить. Думаю, я человек неглупый и пойму, — настаивал он.

— Несомненно, ты умен, — улыбнулась Вирджиния. — Это одно из твоих качеств, которыми я восхищаюсь.

— Ты меня не убедила. И Дом, и Тони тоже умны. Так в чем же дело?

— Увидев тебя, я поняла, что для меня существуешь только ты. Твои братья не привлекли моего внимания. Я хотела ребенка именно от тебя.

— Выходит, если бы я тебе не понравился, Ты бы так и оставалась в Америке? — спросил Марко, проведя пальцем по ее щеке.

— Именно так. — Вирджиния взяла его руку, поднесла к губам и поцеловала. — Либо ты, либо никто.

Только произнеся эти слова, Вирджиния полностью осознала, как дорог ей Марко. Однако ни в коем случае нельзя допустить, чтобы она в него влюбилась.

Вирджиния пообещала себе, что так и будет, чего бы ей это ни стоило.

* * *

Марко привык к кочевой жизни и к всяческим рекламным акциям. Он непринужденно давал интервью журналистам и выступал на пресс-конференциях, не испытывая никакой скованности. Говоря по правде, ему даже нравилось быть в центре внимания, за исключением случаев, когда хотелось побыть одному, но такое случалось нечасто.

Например, как в этот раз, когда он мечтал покинуть репортеров, окруживших его в Монте-Карло. Марко торопился вернуться к себе на виллу, но не только для того, чтобы отдохнуть от людей. Он хотел увидеться с Вирджинией. Благодаря ей он чувствовал, что наконец-то зажил полной жизнью.

— Тебе не терпится уйти? — спросил Кик, заметив, как Марко поглядывает в сторону выхода, когда они были на вечеринке, устроенной «Моретти моторз».

— Ничего подобного, — возразил Марко.

— Ну да, — добродушно усмехнулся Кик. — Я за тобой уже давно наблюдаю. Это началось еще в Испании. Я, официальный жених, так не рвусь к своей невесте, как ты стремишься к Вирджинии.

— Тебе показалось, Кик.

— Да брось, старик. — Тот положил руку ему на плечо. — Я не имел в виду ничего плохого. Наоборот, я рад, что у тебя, кроме «Моретти моторз» и семьи, появился еще кто-то.

— Неужели до этого я вел отшельническую жизнь? — усмехнулся Марко. — Мы с тобой массу времени проводили вместе, и тебе известно, что без компании я не останусь.

— Да, но что это за компания, если хочется поскорее ее покинуть? — возразил Кик. — Можно просто с кем-то убить время, а можно провести его с человеком, который тебе небезразличен. Чувствуешь разницу?

— Когда это ты успел стать философом?

— Я не так умен, как ты, Марко, — серьезно сказал Кик, — но, когда в моей жизни появилась Елена, я кое-что начал понимать и многое увидел совершенно в ином свете.

— Да, но у меня-то нет причин столь кардинально меняться.

— Марко, повторяю, я не так умен, как ты, но глаза у меня есть, — укоризненно заметил приятель. — Кстати, после того как мы с Еленой поженимся, я собираюсь завершить карьеру гонщика. Мир — это не только машины и пьедесталы почета.

Марко пристально взглянул на своего старого друга и партнера по команде. Он знал его уже пять лет. Кик был немного старше его. Возможно, именно этим объяснялось то, что он изменил свое отношение к жизни.

— Согласен, но я-то пока не собираюсь на покой.

— Ради бога, — засмеялся Кик. — Выступай, выигрывай — я буду только рад за тебя.

К ним подошла Елена и, извинившись, увела Кика. Марко вдруг пронзило острое желание увидеть рядом с собой Вирджинию.

Он знал, почему, собственно, согласился стать отцом ее ребенка. Марко не особенно верил в проклятие, однако контракт давал ему право быть с ней без всяких опасений, что его заставят жениться или что она будет ожидать от него большего, чем он сможет и захочет ей дать. А Вирджиния была нужна Марко, да и мысль о ребенке, о мальчике, которому он передаст свой опыт гонщика, приятно будоражила кровь. Если, конечно, он не обманывает себя.

Марко вышел на улицу и направился к своему открытому авто. Он любил бывать в Монако. Еще ребенком он каждый год приезжал сюда на гонки, в которых выступал тогда его дед. Этот этап Гран-При был для Марко одним из самых любимых.

Даже его машина напоминала о деде — раньше она принадлежала Лоренцо Моретти. С дедом Марко всегда связывали особенные отношения, в которых не было места даже Дому и Тони. Дед говорил, что это — следствие их любви к скорости. Марко был с ним согласен. Но сейчас, глядя на памятный для его сердца автомобиль, он снова подумал, что гонки — это еще не вся жизнь. Так стоит ли ограничивать ее автомобилями?

Марко положил руку на капот, зная, какую мощь он скрывает и сколько миль машина уже прошла. За долгие часы, проведенные за рулем, он словно сросся с ней, стал ее продолжением.

— Привет, — раздался рядом голос Доминика.

— Привет, Дом. Что-то случилось?

— Я и Антонио хотим обсудить с тобой кое-что важное сегодня вечером. Помнишь, я говорил тебе о своих подозрениях? Так вот, за прошедшее время они только укрепились.

— Плохие новости, — вздохнул Марко. — Но, боюсь, я ничем не могу вам помочь. Я редко бываю в офисе. Надеюсь, ты разберешься с этим как можно скорее.

— Но это не обязательно кто-нибудь из офиса, — возразил Дом. — К тому же одна голова — хорошо, а три лучше. — Он немного помялся, но затем все же сказал: — Конечно, у меня нет никаких доказательств, но мне кажется подозрительным, что появление в твоей жизни Вирджинии и обнаружение утечки информации произошли почти одновременно. К тому же она сейчас живет вместе с тобой. — Он поспешил добавить: — Я ничего не имею против Вирджинии, но, пока у меня нет никаких зацепок, я должен подозревать всех. Надеюсь, ты понимаешь...

Марко кивнул и нахмурился, вспомнив, что в его доме Вирджиния пользуется полной свободой. Конечно, все конструкторские идеи, над которыми он работает, хранятся в надежном месте, но что, если Дом прав и Вирджиния — шпионка? Тогда у нее, возможно, есть сообщники, а им ничего не стоит перекачать нужную информацию с его компьютера и расшифровать ее. К тому же в их распоряжении могли оказаться документы, которые Доминик присылал по факсу, так как Марко редко появлялся в главном офисе.

— Не знаю, что и сказать. Но, по-моему, кражи информации начались несколько раньше, чем я встретился с Вирджинией.

— Я исключу эту женщину из списка подозреваемых, как только получу убедительные доказательства ее невиновности. Ты ведь и сам понимаешь всю серьезность нашего положения.

Разумеется, Дом прав, но все же Марко как-то не верилось, что Вирджиния — шпионка. Его чутье подсказывало, что молодая женщина невиновна и с той ночи, когда она призналась во всем, Вирджиния была с ним честна, но Марко прекрасно понимал, что «Моретти моторз» нужны более веские доказательства.

— Хорошо, я поговорю с ней.

— Ты думаешь, это разумно?

— Уверен. Она не будет мне лгать.

— Не знаю, не знаю, — сомневаясь, протянул Дом. — Что, если ей удастся обмануть тебя? Ведь, поняв, что ты ее подозреваешь, она станет осторожнее и...

— Пока, Доминик.

— Ты уже уходишь?.. Так вы с Вирджинией придете на ужин? Все соберутся в девять.

— Обязательно, и к тому времени ты уже будешь знать, она за нами шпионит или кто-то другой. Можешь на меня положиться.

Вирджиния села на каменную скамейку и глубоко вздохнула. Ей нравилось бродить по саду на вилле Марко в Монте-Карло.

Прошло две недели с той ночи, когда она открыла Марко всю правду и стала следовать за ним по городам и странам, где проходили очередные этапы гонок.

Огромная вилла была окружена благоухающим садом, где молодая женщина проводила почти все время. Не будучи страстной любительницей гонок, Вирджиния не посещала квалификационные заезды. Однако она поняла, что каждый раз с нетерпением ожидает возвращения Марко, и это был не очень хороший знак. Ей стоит помнить о том, что их связывают лишь временные отношения, и потому нельзя привыкать к отцу своего будущего ребенка.

— Так и думал, что найду тебя здесь, — услышала Вирджиния позади себя голос Марко и тут же оказалась в его объятиях. Склонив голову, он поцеловал ее в шею. — Чем ты сегодня занималась? Надеюсь, одной тебе не очень скучно?

— В саду — нет. Время здесь пролетает незаметно. Тут тихо, спокойно...

— Именно о такой жизни ты и мечтаешь? Тебе, наверное, трудно привыкнуть к моему ритму?

На самом деле она совсем не была против, лишь бы Марко после головокружительных гонок и всплесков всеобщего почитания и любви возвращался к ней, но он вряд ли обрадуется, услышав это. Вирджинии снова пришлось напомнить себе, что они вместе только потому, что обе семьи хотят избавиться от проклятия ее бабушки.

— Да. В отличие от тебя я не привыкла к пристальному вниманию со стороны прессы и незнакомых людей. Для меня очень утомительно все время следить за тем, что я делаю или говорю, и улыбаться.

Губы Марко накрыли ее губы, и по телу Вирджинии прокатились первые волны желания.

Обвив его шею руками, Вирджиния прижалась к нему.

Его язык проник в глубину ее рта. Вирджиния поняла, что именно его ласк она с таким нетерпением ждала. Разве можно так сильно скучать по человеку, которого только начинаешь узнавать?

— Внимание уляжется само собой ближе к концу года, а в период подготовки к следующему сезону обо мне на некоторое время вообще забудут, — сказал Марко спустя несколько минут.

Вирджиния его не слышала. Ей хотелось лишь одного: увлечь Марко в дальний, укромный уголок сада и заняться с ним любовью.

— Что ты сказал? — не открывая глаз, пробормотала она.

— Ты меня не слушаешь, — укоризненно заметил Марко, но по его голосу Вирджиния поняла, что он улыбается. — О чем ты думаешь?

— Хочешь знатъ правду?

— Только ее.

Вирджиния открыла глаза.

— Хочу, чтобы ты занялся со мной любовью.

Она, честно говоря, мечтала об этом чуть ли не всегда, тем более оставаясь одна. Да и близость с Марко была единственным, что женщина могла получить, пока они вместе. Чем больше она об этом думала, тем чаще к ней приходила мысль, что следует попытаться сделать так, чтобы страсть Марко переросла в другое, более глубокое чувство. Чтобы он не захотел с ней расстаться и навсегда избавил ее от страха перед одиночеством.

Вирджиния провела ладонями по его серому костюму, вспоминая о силе мускулов и гладкой загорелой коже Марко. Он накрыл ее руки ладонями и удержал их.

— Сегодня, мы ужинаем не вдвоем, — сказал он, стараясь не поддаться очарованию Вирджинии и все выяснить, как обещал брату.

— А с кем?

— С моими родителями. — Марко с неохотой отстранился. — Но до этого нам еще нужно поговорить.

— Прямо сейчас? — Вирджиния от разочарования прикусила губу, и Марко стоило больших усилий не сдаться.

— Прямо сейчас, — твердо заявил он. И лукаво улыбнулся. — Возможно, у тебя еще останется время на то, чтобы меня соблазнить.

— О чем ты хотел со мной поговорить? — с улыбкой спросила она. Ее щеки окрасились легким румянцем.

— Зайдем в дом? — Не дожидаясь ответа, Марко повел Вирджинию в гостиную. — Выпить не хочешь?

— А мне может понадобиться крепкий напиток? — удивилась женщина.

Марко ничего не ответил, лишь неопределенно пожал плечами.

— Ну, тогда принеси мне, пожалуйста, минеральной воды с лимоном.

— Присядь пока. Я сейчас все сделаю.

Вирджиния опустилась на диван и недоуменно нахмурилась, только сейчас заметив, что Марко немного скован.

— Что случилось? — встревожилась она. — Надеюсь, ничего серьезного? — Поняв, что ведет себя как жена, Вирджиния замолчала и дала Марко возможность начать.

Марко протянул ей бокал и сел рядом.

Вирджиния сделала глоток, стараясь незаметно наблюдать за ним и пытаясь понять, о чем пойдет речь, но от близости Марко ее мысли путались. Ей просто хотелось, чтобы между ними не оставалось никаких недоговоренностей, — если это затрагивало их обоих. И чтобы его страсть к ней не угасала.

Это заставило ее ужаснуться. Боже, взмолилась она про себя, не дай мне влюбиться в Марко Моретти!

— Вирджиния, перестань, — негромко велел он.

— Перестать что?

— У тебя на лице отражаются все твои мысли.

Горло у нее вдруг пересохло, и Вирджиния отпила еще глоток.

— Я лишь гадала, о чем ты хотел со мной побеседовать.

Марко в упор посмотрел на нее.

— У нас есть подозрения, что в «Моретти моторз» завелся шпион, иначе не объяснить, почему наши конкуренты в курсе планов, о которых известно лишь ограниченному кругу людей.

Несколько секунд Вирджиния смотрела на него, а затем, нахмурившись, спросила:

— А при чем здесь я?

— Это началось примерно три недели назад, — сказал он, делая глоток скотча.

— Мне очень жаль, но я не имею... — Тут Вирджиния наконец поняла, к чему клонит Марко, и выпрямилась. — Вы подозреваете меня?!

— Так да или нет?

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Марко смотрел на Вирджинию, пытаясь разобраться в ее эмоциях. Сначала она была явно озадачена, а потом, когда до нее дошел смысл его слов, женщину охватил гнев. Но такая реакция естественна и если Вирджиния является шпионкой, и если она действительно не имеет никакого отношения к происходящему в компании. Однако интуиция снова подсказывала ему, что ей можно верить. У него немного отлегло от сердца.

— Ну, так что ты на это скажешь? — на всякий случай осведомился он.

— А я отказываюсь отвечать, — с вызовом заявила Вирджиния и покачала головой. — Ушам своим не верю. Вы в самом деле считаете меня шпионкой? Но я ничего не понимаю в гоночных машинах. И ничего не знаю о вашем бизнесе. Мне не нравится, что я вынуждена перед тобой оправдываться, но раз уж ты поставил вопрос ребром... Я повторяю, что решила встретиться с тобой только ради ребенка, и ничего больше. — Она усмехнулась. — Кажется, я начинаю понимать, почему моя бабушка отомстила твоему деду. Вы помешались на «Моретти моторз».

А может, в этом все и дело? — неожиданно подумал Марко. Может, причина счастья его родителей кроется именно в том, что отца мало заботили проблемы компании и утрата ею лидирующего положения в отрасли? К сожалению, он не мог сказать этого о себе. В «Моретти моторз» была заключена если не вся его жизнь, то по крайней мере значительная ее часть.

— Так и есть, — пожал он плечами. — «Моретти моторз» наше детище.

— Может быть, поэтому вы готовы подозревать всех, лишь бы ничто не помешало вам оставаться одной из лучших автомобильных фирм в Италии, но...

— Мы одни из лучших в мире.

Вирджиния замерла на полуслове, закрыла рот и постаралась убедить себя, что не стоит вступать в спор, который ни к чему не приведет. Наверное, дело в том, что они с Марко слишком разные.

Марко сжал губы, осознав, что еще немного — и Вирджиния просто встанет и уйдет. Ему хотелось объяснить, что это всего лишь предположение и он задал прямой вопрос именно потому, что не сомневался в ее невиновности.

Эта мысль неожиданно обеспокоила Марко, заставив нахмуриться. Как-то уж очень быстро он стал доверять Вирджинии во всем, полагаясь лишь на свою интуицию. Что-то слишком много думает о женщине, с момента знакомства с которой не прошло и месяца. Марко и предположить не мог, что окажется таким доверчивым. Как Вирджинии Фесте удалось добиться этого? Может, она наложила на него очередное проклятие?

— Я требую ответа, Вирджиния. Если с тобой кто-то контактировал по поводу запуска в производство новых машин под старой маркой, я хочу об этом знать. Это очень важно.

— Я вообще не понимаю, о чем ты говоришь.

— Я говорю о выпуске одной из самых популярных в прошлом марок автомобилей, но с применением самых новейших технологий. — Он запнулся и прищурился. — Или ты уже в курсе?

— Я устала повторять, Марко. — Вирджиния все же не сдержалась и повысила голос. — И кому я передаю эти секретные сведения, по-вашему? Я даже не знаю, кто ваши конкуренты! И потом, у меня даже доступа к документам нет, а если бы и был, я все равно в этом ничего не понимаю.

— Ну, для тебя доступ к ним — самая легкая задача.

— А к чему мне это, не скажешь? Промышленный шпионаж, насколько я знаю, деяние уголовно наказуемое. Не говоря уже о том, что чрезвычайно рискованное.

— Но и чрезвычайно прибыльное.

— Спасибо, но мне хватает своих денег. Конечно их не так много, но зато они заработаны честным трудом. Спокойствие души для меня дороже любого богатства.

— Увы, обычно все так говорят, но, как только представляется хотя бы малейший шанс заработать кучу денег, многие тут же меняют свои принципы.

— Меня не волнуют поступки других людей. Я уверена, что счастье не в деньгах. Мне очень жаль, что ты не понял этого. Я очень хочу, чтобы ты мне верил, но, если это невозможно, думаю, нам лучше расстаться прямо сейчас.

Вирджиния сделала попытку встать, но Марко схватил ее за руку:

— Подожди.

— Отпусти мою руку, Марко.

— Прости меня, — сказал он, хотя эти слова потребовали от него огромных усилий. Позволить ей уйти он не мог... Пока не мог.

— Ты сейчас очень обидел меня, — не глядя на него, тихо произнесла Вирджиния.

— Поверь, я не хотел.

— Но обидел. Хорошо бы, если бы твои слова меня не задевали, но это, к сожалению, невозможно. Я не желаю, чтобы такое повторилось Ты либо веришь мне, либо нет.

Вирджиния подняла на него взгляд, и Марко почувствовал себя так, словно его ударили в солнечное сплетение. В ее глазах была неподдельная боль.

— Прости, — еще раз с раскаянием проговорил Марко и обнял ее.

Он еще никогда не испытывал такого сильного желания загладить свою вину, как в эту минуту. Вирджиния казалась ему такой хрупкой и уязвимой! А ведь это было не так. Решение прилететь на другой конец света, чтобы встретиться с ним ради ребенка, а затем воспитывать малыша без чьей-либо помощи, требует огромного мужества.

Марко приподнял подбородок Вирджинии и поцеловал ее, стараясь вложить в поцелуй все свои чувства, хотя в некоторых из них он еще сам до конца не разобрался. Лишь одно у него не вызывало сомнений — ему есть что терять.

Было еще кое-что, тревожившее его. Случалось, ему приходилось волноваться, но не так, как в эту минуту, стоило только представить, что он может потерять Вирджинию. В этом тоже было необходимо разобраться.

Гнев Вирджинии быстро утих, главным образом потому, что она вспомнила — время, отведенное ей с Марко, ограниченно и не стоит тратить его понапрасну. Конечно, Марко можно понять. Месяц — недостаточный срок, чтобы хорошо узнать человека. При этом следует учитывать, как много компания значит для него.

Вирджиния положила голову на плечо Марко и прижалась к нему, чувствуя силу его рук и тепло тела.

— Простите, синьор Моретти.

Марко, не отпуская Вирджинию, чуть ослабил объятия. Она увидела его дворецкого, которому симпатизировала, и улыбнулась ему.

Винченте всегда сопровождал Марко, тщательно следя за тем, чтобы у его хозяина было все, что требовалось.

— Да, Винченте? — спросил Марко.

— Ваши родители ждут в комнате отдыха.

— Передай им, что мы сейчас подойдем.

— Да, синьор.

Вирджинии очень не хотелось покидать объятия Марко и встречаться с его родителями, но она все же сказала:

— Думаю, мне нужно привести себя в порядок.

— Ты выглядишь прекрасно.

— Все равно, — настаивала она.

Марко взглянул на нее сверху вниз, подняв бровь:

— Ты мне не веришь?

— Верю, но я не хочу встречаться с твоими родителями, пока не буду абсолютно в себе уверена.

Марко легонько коснулся ее губ.

— Клянусь, ты и так бесподобна. К тому же для них главное не то, как человек выглядит, а то, что он собой представляет.

— А они знают? — поколебавшись, спросила Вирджиния.

— Знают что?

— Что я внучка Кассии.

— Да, я сказал им. Тебя это беспокоит?

— Просто я боюсь, как они меня встретят, — тихо призналась она. — Ведь моя бабушка...

— Забудь об этом, — твердо сказал Марко. — Никто не собирается тебя ни в чем винить. К тому же проклятие нисколько не помешало моему отцу быть счастливым, возможно, во многом благодаря тому, что ему, в отличие от деда, не нужно было делать выбор, так как он знал, чего хочет.

Вирджиния повторила про себя его последние слова и вдруг неожиданной ясностью поняла, что ее борьба за Марко будет непростой, а то и вовсе окажется бесполезной. Как в случае с его дедом и ее бабушкой. Лоренцо Моретти предпочел семейному счастью гонки. Что, если Марко такой же? Она постаралась отогнать от себя эти мысли.

— Так значит, они будут относиться ко мне непредвзято?

— Уверен в этом. — Марко широко улыбнулся. — Понимаешь, отец действительно счастлив с моей матерью. Помню, когда мне было восемь лет, я спросил у него, почему он не стал гонщиком. И он объяснил — я запомнил его слова, — что, если бы гоночные машины улыбались так же, как улыбается наша мама, он, может, и пошел бы по стопам Лоренцо. Как раз в эту минуту появилась мама с лимонадом, и он поцеловал ее. А потом оба засмеялись при виде моего брезгливо сморщенного лица. Тогда я не понимал, что в этом приятного. — Марко притянул молодую женщину к себе и поцеловал. — Но вот сейчас я все прекрасно понимаю.

— Привет, мама, папа, — сказал Марко, входя с Вирджинией в комнату, где они любили собираться всей семьей.

Родители Марко сидели за столом, уставившись в монитор ноутбука.

— Здравствуй, Марко, — приветствовала его мать, не поднимая глаз. — Мы с твоим отцом как раз изучаем новый дизайн сайта компании. Точнее, твой отец пытается мне его показать, — с улыбкой добавила она. — Ты уже видел?

— Нет пока. Но может, вы посмотрите сайт позже? Я хочу познакомить вас с Вирджинией Фестой. Вирджиния, это мои родители: Джио и Фила.

— Рада встрече с вами, — вежливо сказала она.

— Мы тоже рады с вами встретиться, Вирджиния, — откликнулась синьора Моретти и, не вставая с кресла, обняла и поцеловала подошедшего к ней Марко. Он наклонился, чтобы понять, в чем заключалась компьютерная проблема.

— Здравствуйте, Вирджиния, — в свою очередь поздоровался Джио и сразу же пожаловался сыну: — Я пытаюсь зайти на сайт через локальную сеть и почти уверен, что ввожу правильный пароль...

— Почему бы тебе не обойтись без пароля? Ну-ка, давай еще раз.

Мать Марко встала и увлекла Вирджинию за собой к диванчику. Между ними сразу завязался разговор. Его прервал звонок мобильного телефона.

Хотя Вирджиния находилась в отпуске, коллеги-учителя часто звонили, чтобы узнать ее мнение, когда у них возникали проблемы. Слушая телефонный разговор, Марко был потрясен знаниями Вирджинии.

— Она очень мила, — шепнула ему мать. — Признаться, я даже не ожидала.

— Да? А чего ты тогда ожидала?

— Даже не знаю. Но я рада убедиться, что она, похоже, не преследует никаких корыстных целей, кроме той, о которой тебе сообщила.

Джио присоединился к жене и сыну.

— Антонио говорил нам, что в компании завелся шпион, а также поделился с нами подозрениями Дома. Поэтому мы решили, что нам следует познакомиться с Вирджинией, — объяснил он их появление на вилле.

— Вы только за этим приехали в Монте-Карло? — насторожился Марко.

— Вообще-то я обещал твоей матери, что мы неделю проведем на яхте в море. Так что совмещаем приятное с полезным.

— Кстати, как продвигаются дела со снятием проклятия? — вмешалась в разговор Фила.

— Мама, уж не спрашиваешь ли ты о том, как у меня обстоят дела с личной жизнью?

— Ничуть, — покраснела Фила. — Я хотела бы, чтобы ты любил мать ребенка, которому собираешься дать жизнь. Я могу хотя бы надеяться, что она тебе нравится?

— Разумеется.

— И на том спасибо. Но как вы собираетесь жить после рождения малыша? Вместе?

— Не думаю.

— Плохо, — заметил Джио. — Ты хочешь лишить нас радости общения с нашим первым внуком.

— Совсем нет. Договором закреплена наша общая ответственность за воспитание ребенка.

— Брр, — поежилась мать. — Звучит так, словно речь идет о неодушевленном предмете, а не о живом человечке.

— Я согласен с тобой, — сказал Марко. — Но пока это единственный возможный выход. Тогда все, особенно Дом, забудут о проклятии Кассии Фесты и заживут спокойно.

— К сожалению, я тоже не знаю другого способа избавить от него наши семьи, — вступила в разговор незаметно подошедшая к ним Вирджиния.

— Вы сказали «наши семьи»? — живо поинтересовалась Фила. — А разве проклятие вашей бабушки коснулось и вас?

— Увы, да. И мама, и бабушка были лишены семейного счастья и потеряли мужчин, которых любили.

— Мне очень жаль, — искренне посочувствовала синьора Моретти. — Хотя ваш план кажется нам весьма шатким, вы можете, рассчитывать на нашу поддержку. Дай бог, вам с Марко удастся это сделать.

— Спасибо, — улыбнулась Вирджиния. — Теперь я не сомневаюсь, что с вашей помощью у нас все получится.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Все члены семьи Моретти, казалось, приняли Вирджинию, однако ее не оставляло ощущение, что они относятся к ней несколько настороженно. Молодая женщина уверяла себя, что это вполне естественно. Особенно ее позабавило, что родные Марко, по-видимому, боялись, как бы она не причинила ему боль.

Сама Вирджиния считала, что это невозможно. Достаточно было только взглянуть на то, как Марко вел себя с ней. Ее место — только в его спальне. А общаясь с прессой, он говорил о Вирджинии как об очередном его увлечении. Женщина подозревала, что так оно и есть на самом деле.

Один из этапов Гран-при проходил в Канаде. Марко сумел выкроить в своем расписании пару дней, чтобы побывать у нее на Лонг-Айленде, после чего они отправились во Францию, остановившись в имении, принадлежавшем другу Марко и расположенном в живописной долине Луары, южнее Парижа.

Несмотря на прекрасную июньскую погоду и красоту местности, Вирджинии нездоровилось. Несколько дней ее по утрам тошнило, пока наконец она со страхом и надеждой не решилась сделать тест на беременность. Со страхом, потому что, несмотря на все свои старания, влюблялась в Марко все сильнее, в то время как он относился к ней с вниманием, но не более того.

Вирджиния сидела и смотрела на узкую полоску бумаги, когда в дверь ее спальни постучали. Вздрогнув от неожиданности — Марко с утра уехал на тренировочные заезды, — она спрятала тест и открыла дверь.

— Мисс Вирджиния, к вам гостья, — сказал Винченте.

— Ко мне? — удивилась она. — Кто?

— Мисс Елена.

Вирджиния сразу поняла, что он говорит о невесте Кика, с которой она познакомилась в Барселоне.

— Я сейчас спущусь. Где она?

— Во внутреннем дворе. Я знаю, что вам нравится бывать на свежем воздухе.

Винченте слегка поклонился и ушел. Вирджиния ненадолго задержалась, чтобы привести себя в порядок.

— Спасибо, что согласились со мной увидеться, — сказала Елена, поднимаясь со скамейки при виде ее.

— Добро пожаловать. Могу узнать, зачем я вам понадобилась?

— Мне нужно было встретиться с вами по двум причинам. Во-первых, я бы хотела извиниться перед вами за тот разговор в Барселоне.

— Пустяки.

Елена улыбнулась.

— Надеюсь на это. Поймите, я очень люблю Марко как друга и беспокоюсь за него.

— Все в порядке, Елена, — проговорила Вирджиния. — А в чем заключается вторая причина?

— Я лишь хотела предложить вам пойти вместе со мной на гонки, которые состоятся в этот уикенд.

— К сожалению, пока я не уверена, что смогу пойти.

— Может, вам немного неловко, поскольку вы там никого не знаете?

— Это не главное. Просто, когда Марко выступает, я каждый раз боюсь за него. Мне чуточку легче, если я не вижу эти головокружительные виражи и опасные столкновения.

— Я вас понимаю, — улыбнулась Елена. — Я испытываю примерно то же самое, но не сомневаюсь, что с ними ничего не случится. Они ездят на скоростных машинах с детства. И еще мне иногда кажется, что только на гоночной трассе эти парни и живут по-настоящему.

Женщины ёще немного поговорили, хотя слова Елены вновь напомнили Вирджинии ее прежние страхи. Для Марко женщины всегда будут на втором месте — после спортивных машин и гонок.

Как только в его жизни появилась Вирджиния, Марко неожиданно понял, что у него возник новый обычай — накануне соревнований беседовать с Вирджинией за ужином на любые темы, которые приходили в голову.

Однако, выйдя вечером в патио, где был накрыт стол, он увидел на нем четыре прибора.

— Вирджиния, — позвал он.

— Найди меня, — услышал Марко и различил в ее голосе смех.

— Тебе не кажется, что время играть в прятки давно прошло? — сказал он, однако двинулся на голос.

— Я и не знала, что ты такой старый. — Ветер донес до него ее веселый смех.

— А я всего лишь хотел соблазнить тебя кое-чем другим, но если ты предпочитаешь прятки...

— С такими темпами ты меня не скоро найдешь. — На этот раз голос раздался откуда-то слева.

Марко еще некоторое время поплутал. Он-то прекрасно знал, сколько здесь укромных местечек. Имение когда-то принадлежало его деду.

— Марко, — наконец снова позвала Вирджиния.

— Да?

— Ты не должен останавливаться, — укоризненно произнесла она.

— Почему?

— Ты что, никогда не играл в прятки?

— Боюсь, я не слишком сведущ в правилах этой игры, — признался Марко. — Просто потому, что почти все детство провел за телевизором, следя за гонками или собирая спортивные машины с братьями в гараже.

— И почему я не удивлена?

На этот раз ее голос раздался совсем с другой стороны, хотя Марко уже был почти уверен, что понял, где она прячется.

— Ты меня отвлекала, mi' angela?

Si!

Вирджиния звонко рассмеялась, а Марко подумал, что никогда не слышал такого прекрасного смеха. Более того, его охватила радость, какой он не испытывал после побед на трассе. И вряд ли испытает нечто подобное, даже выиграв завтрашнюю гонку.

Остановившись, он прислушался и уловил тихое шуршание гальки. Он повернулся в ту сторону, откуда доносился шорох, и, стараясь идти неслышно, двинулся туда.

Почти сразу он ощутил сбоку слабое движение воздуха, а затем Вирджиния закрыла ему глаза.

— Угадай, кто это? — прошептала она на ухо Марко, щекоча его своим дыханием.

Марко накрыл ее ладони, поднес их к губам и стал целовать. Чувство, которое нахлынуло на него в эту минуту, было сродни лишь тому, которое до появления в его жизни Вирджинии он знал лишь на треке, проходя крутые повороты на максимально возможной скорости. Это могло означать, что он, независимо от своей воли, начинает влюбляться в Вирджинию Фесту...

— С чего ты решила затеять эту игру? — спросил он, сжав ее руки.

— Хотела побыть с тобой наедине, пока не приедут Кик с Еленой.

— Так это для них поставлены два лишних прибора?

— Да. — Вирджиния внимательно изучала выражение его лица. — Ничего, что я пригласила твоих друзей?

— Все в порядке, — пожал плечами Марко. — Я, правда, несколько удивлен. Прежде тебя вроде бы не очень интересовало то, что в моей жизни связано с гонками.

— На самом деле это не так. Меня интересует все, что с тобой связано. Я просто не хотела, чтобы у тебя сложилось впечатление, будто я тебя преследую. — Вирджиния взяла его за руку и повела за собой.

— Куда мы идем? — спросил заинтригованный Марко.

— Увидишь.

— А все-таки с чем связано... Я имею в виду прятки и это... — Он кивнул в сторону ведерка со льдом.

— Я хотела, чтобы мы оба запомнили этот вечер, так как... — Вирджиния запнулась, все приготовления вдруг показались ей смешными и неуместными. А все из-за того, что она страстно надеялась: узнав новость, Марко останется с ней навсегда.

— Так почему? — напомнил Марко. Вирджиния тряхнула головой и немного натянуто улыбнулась, решив, что новость подождет.

— Давай выпьем по глоточку шампанского.

— А что мы празднуем?

Вирджиния задумалась. А может, Марко уже сам догадался? Ведь ее тошнило последние несколько дней.

— За новый рекорд трека, установленный тобой во время квалификации.

— Но обычно это не повод для празднования. Сама гонка состоится только завтра. К тому же это моя работа.

— Ну что ж, тогда я предлагаю выпить за то, что ты отлично справляешься со своей работой. Ведь сейчас ты лучший гонщик. Так что я хочу поднять бокал за тебя и твои будущие победы.

— Если только немного, — с улыбкой сказал он.

— Совсем чуть-чуть, — кивнула Вирджиния и подняла бокал. — За тех, кто хорошо выполняет свою работу, — провозгласила она, делая небольшой глоток шампанского.

— Кстати, на столе я заметил небольшой сверток, на котором написано мое имя, — заметил Марко, пригубив вино.

— Да, это мой подарок тебе.

— За что?

— За время, которое я отлично провела благодаря тебе.

— Я тоже получил удовольствие от времени, проведенного с тобой. Более того... Сядь, Вирджиния, — сказал Марко, кивая на скамейку.

Вирджиния села, с наслаждением слушая его голос и то, как он произносит ее имя. В его устах, с ударением на другом слоге, оно приобретало новое, экзотическое звучание. Это заставляло ее ощутить себя другим человеком, а не обычной Вирджинией Фестой, которую она привыкла видеть в зеркале.

Марко опустился рядом с ней и взял ее руки в свои. Вирджиния удивленно посмотрела на него, не понимая, что означает этот жест, но продолжала хранить молчание.

Лицо Марко было серьезным, и у нее вдруг сердце замерло в груди от дурного предчувствия. Вдруг он сейчас скажет, что, несмотря на чудесные часы, проведенные вместе, он больше не хочет с ней жить? Конечно, с ее стороны глупо надеяться, что она сумеет стать для него тем, кем он стал для нее. Марка — не просто отец ее будущего ребенка, но мужчина, которому она отдала свое сердце. Ее лицо страдальчески скривилось.

— Что с тобой? — спросил Марко. Вирджиния попыталась взять себя в руки и улыбнуться:

— Все в порядке.

— Ты уверена? — заглядывая ей в глаза, сказал он. — Ты выглядишь так, словно боишься, Что я тебя обижу.

— Тебе показалось, — улыбнулась она через силу и оживленно произнесла: — Ты о чем-то хотел со мной поговорить?

Марко провел рукой по шее, словно подбирая слова.

— Я хотел попросить тебя остаться со мной до конца сезона. Да, мы договорились быть вместе, пока ты не убедишься, что забеременела, но я хочу, чтобы ты подумала над моим предложением в любом случае пожить со мной до октября.

Страх, который оковами сжимал ее грудь, вдруг куда-то исчез.

— С радостью! — воскликнула Вирджиния и выпалила: — Я тоже хочу тебе кое-что сообщить. Я сделала тест...

Марко напрягся.

— И ты говоришь мне об этом только сейчас?!

— Я не могла найти слов. Я беременна. Марко целую секунду смотрел на нее.

Затем его лицо преобразила улыбка.

— Чудесная новость! Значит, полдела по снятию проклятия уже сделано. За это можно выпить еще один ма-аленький глоточек.

— Марко, — осторожно подбирая слова, сказала Вирджиния, — а ты действительно хочешь, чтобы я с тобой осталась?

— Если бы я не был уверен, не предложил бы.

Вирджиния улыбнулась, чувствуя себя так, словно ей дали еще одну небольшую передышку и надежду на будущее.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Прошла половина сезона. Позади остались гонки во Франции, Англии, Германии. В начале августа должен был состояться очередной этап Гран-при.

Вирджиния повсюду следовала за Марко, но после того, как в Германии у нее чуть не случился выкидыш, с ней всегда был врач.

Нынешний этап проходил в Будапеште. И в данную минуту Марко прятался в гараже от Кика и своих братьев, которые в последнее время очень часто говорили с ним о Вирджинии, но по-разному. Кик считал, что встреча с ней — это самое лучшее, что могло случиться с приятелем. Братья же все больше опасались, что он начинает терять из-за нее голову, а это, в свою очередь, плохо скажется на его карьере и делах компании.

Сам Марко находил, что правда где-то посередине. Ему нравилось общество Вирджинии, поэтому он с легкостью предложил ей остаться с ним до конца сезона, но вот собственные чувства к ней его беспокоили. Более того, они крепли с каждым днем. Он начинал скучать, когда ее не было рядом. А это случалось часто, так как он много времени проводил в ангаре и на треке, а Вирджиния крайне редко его сопровождала, заставляя Марко теряться в догадках, почему она избегает гонок, хотя ему это было бы очень приятно.

Кроме того, что это была его работа, он садился за руль и для себя, ради тех сильных эмоций, которые дарили ему гонка и пьянящий вкус победы...

— Марко Моретти? — спросил незнакомец, появившийся у выхода, ведущего на трассу.

— Да. Чем могу помочь?

К нему приблизился мужчина среднего роста, с редеющими волосами. На нем были помятые брюки цвета хаки и черный свитер.

— Меня зовут Винченцо Перегини. Я работаю в парижской «Ле Монд». Я бы хотел с вами немного пообщаться, если вы не возражаете.

— К сожалению, у меня сейчас нет времени, — вежливо отказался Марко. — Вы можете договориться о встрече со мной, позвонив в «Моретти моторз».

— Я собирался обсудить с вами не дела компании и не гонки.

— Вот как? Тогда что?

— Молодую женщину, которая путешествует с вами.

Марко прищурился.

— Вы не из «Ле Монд», верно?

— Да, мсье.

— Так какую газету или журнал вы представляете? Что ж, всего хорошо, — так и не дождавшись ответа, отрезал Марко.

— Постойте! — чуть нервно воскликнул мужчина. — Я из журнала «Хелло!».

Марко поджал губы.

— Каким образом вам удалось проникнуть в ангар? Педро! — подозвал он одного из сотрудников службы безопасности.

— Я уйду сам, — торопливо сказал Винченцо. — Однако хочу предупредить, что с вашей помощью или нет, но выясню, кто эта женщина.

Он ретировался до того, как его выпроводил Педро. Нахмурившись, Марко размышлял. Вирджинии совсем ни к чему пристальное внимание со стороны прессы, тем более в ее положении. Он решительно вытащил телефон и позвонил Дому.

— Доминик, мне нужно с тобой поговорить, — не здороваясь, сразу начал он.

— У тебя десять минут.

— Ты выяснил, кто работает на наших конкурентов?

— Появились кое-какие догадки, но нужно все еще раз проверить. Ты по этому поводу звонишь?

— Нет. Меня только что отловил репортер одного из таблоидов и попытался расспросить о Вирджинии. Думаю, нужно позаботиться, чтобы ее не волновали.

Дом помолчал.

— Странно, раньше тебе было все равно, каким образом твоим подружкам удается от них скрываться.

— Так то другие женщины, а сейчас речь идет о Вирджинии.

— Этого я и боялся, — тяжело вздохнул Доминик.

— Чего?

— Ты незаметно подпадаешь под ее власть. Ладно, мне пора.

Марко положил трубку и несколько секунд смотрел на стену, а затем негромко выругался.

Дом прав. Только брат не знает, что Марко не просто подпал под власть Вирджинии. Он в нее влюбился.

Ужин в ресторане, куда Марко пригласил ее, прошел замечательно, на некоторое время заглушив тревоги Вирджинии, постоянно одолевающие молодую женщину.

В отношении Марко к ней появилась нежность, которой она прежде не замечала. Он словно старался оградить ее и ребенка от возможных проблем.

Она повернула голову и стала смотреть на его профиль, в то время как он вел машину. Марко взял одну ее руку, поднес к губам, а затем положил себе на колено.

— О чем задумалась? — спросил он.

— Когда ты со мной, мне очень хорошо. Ты заставляешь меня чувствовать себя какой-то особенной.

— Ты действительно особенная женщина.

— Ты тоже особенный, Марко. Я и предположить не могла, к чему приведет мое стремление избавиться от проклятия.

— А чего ты ожидала?

— Если честно, не знаю.

— Но мне все же хотелось бы услышать.

— Ты вне конкуренции, — улыбнулась Вирджиния. — В тебе я нашла то, чего даже не надеялась найти в мужчинах. — Она тихо вздохнула, забеспокоившись, не сказала ли слишком много. Марко не должен догадаться о всей силе ее любви.

— Ух, — пробормотал он. — Ты заставляешь меня чувствовать себя человеком, которым я совсем не являюсь. Пожалуйста, не стоит наделять меня качествами, которыми я не обладаю.

— А какими ты обладаешь?

— Прежде всего, не нужно забывать, что я Моретти, а это значит, что два первых места в моей жизни уже заняты моей семьей и гонками.

— Могу ли я надеяться, что пока занимаю почетное третье место? — шутливо поинтересовалась Вирджиния, ощущая боль в сердце.

Впрочем, она не сомневалась, что если Марко и будет испытывать к ней какие-то чувства, то они далеки от тех, какие вот уже несколько недель испытывает к нему она.

— Если честно, я пока не определился. Ты скоро станешь матерью моего ребенка, а это делает тебя как бы частью семьи. — Больше он ничего не добавил, сосредоточившись на дороге.

Вирджинии нестерпимо хотелось узнать больше, но она понимала, что это бесполезно. Марко откровенно восхищался ее телом, но старался скрывать свои эмоции, когда они не занимались любовью.

Марко припарковал автомобиль на стоянке отеля, и дверца со стороны Вирджинии тотчас же открылась. Швейцар помог ей выйти, и почти сразу она услышала мужской голос:

— Извините, мэм. Могу я с вами поговорить?

Вирджиния повернула голову и увидела мужчину в брюках цвета хаки, который стоял чуть поодаль.

— Нет, не можете, — отрезал Марко, протянув ключи швейцару. Обхватив Вирджинию за плечи, он повел ее в отель, где сразу же направился к регистрационной стойке и обратился к портье: — Там, на улице, репортер. Если он будет задавать вопросы, не отвечайте на них, тем более не давайте ему никакой касающейся нас информации.

— Конечно, мистер Моретти. Я немедленно займусь этой проблемой. Может, вы хотите сразу переехать в другой наш отель?

— Нет, благодарю. Завтра у меня гонка. Надеюсь, мимо вашей службы безопасности он не проскользнет.

— Можете на это рассчитывать, сэр.

— Что все это значит? — спросила Вирджиния в лифте, когда они остались вдвоем.

— Тот мужчина на улице — репортер желтой прессы. Он уже пытался подкатить ко мне и выяснить, кто ты и откуда.

— Спасибо, что избавил меня от необходимости давать интервью и терпеть его присутствие, однако мне, в общем-то, нечего скрывать. Может, все же стоит ответить на несколько его вопросов сейчас, чтобы не пришлось встречаться с ним в будущем?

— Нечего ему задавать тебе глупые вопросы, — заявил Марко, притягивая ее к себе. — Нечего даже просто ошиваться около тебя. И потом, зачем всему миру знать подробности моей личной жизни? Это касается только нас.

— Если бы я уже не была в тебя влюблена, после этих слов точно влюбилась бы, — сказала Вирджиния с ласковой улыбкой и только потом осознала, что выдала свою тайну. Она поспешила поправиться, если еще не поздно: — Я имею в виду, что...

Марко прижал ее к себе и страстно поцеловал.

— Ты даже не представляешь, как я счастлив это слышать.

И это действительно было так. Счастье накатило на него подобно приливу, а вместе с ним и желание обладать ею. У Вирджинии не должно остаться никаких сомнений — она принадлежит только ему.

Марко не понимал, означает ли это, что он любит ее или только слегка влюблен, но в эту минуту отошло на второй план все, кроме всепоглощающей страсти.

Открыв дверь номера, он сразу повел Вирджинию на балкон. Над Будапештом, старинным и красивым городом, раскинулось огромное звездное небо.

— Марко, что ты забыл на балконе? — чуть растерянно спросила Вирджиния.

— Я хочу провести этот вечер под ночным небом. Разве оно не прекрасно?

Вирджиния подняла голову, глядя на сияющую луну в хороводе звезд, а Марко не отрываясь смотрел на молодую женщину и любовался ею.

Строго говоря, Вирджиния не обладала классической красотой, но было в ней что-то, невольно притягивающее к себе его взгляд. К тому же она была так сексуальна, что Марко не всегда удавалось совладать с собой. Стоя на фоне звездного неба и города, сияющего ночными огнями, с распущенными волосами, она была настолько притягательна, что на мгновение Марко забыл обо всем на свете.

Он коснулся ее лица, провел пальцем по щеке, вдоль длинной изящной шеи. Почувствовав ее пульс, он задержался в этом месте, ощущая, как ускоряется его биение.

— Тебе нравится?

— Да.

— Хорошо, — кивнул Марко.

Палец двинулся дальше вниз, остановившись там, где начиналось платье.

Вирджиния задрожала. Сквозь тонкую ткань стало заметно, как напряглись ее соски. Марко снял бретельку с одного плеча, и лиф платья опустился, обнажив ее грудь.

— Сними совсем, — попросил Марко с хрипотцой в голосе.

— Прямо здесь?

— Да.

Марко отступил на шаг, чтобы видеть ее целиком.

Очень медленно Вирджиния подняла одну руку, затем другую и опустила ладони на грудь.

— Ты уверен?

— Я хочу, чтобы ты сделала это для меня.

Вирджиния тряхнула головой, позволив волосам взметнуться и рассыпаться по плечам, и слегка повела ими, чтобы лиф медленно заскользил по ее телу.

Полная грудь с заострившимися сосками сразу же приковала к себе взгляд Марко, а некоторая стыдливость женщины действовала на него очень возбуждающе. Наверное, это потому, что сегодня они еще не занимались любовью, решил он.

Марко наклонился и лизнул каждый сосок. Вирджиния выдохнула и вздрогнула всем телом, подавшись ему навстречу. Марко взял сосок губами и втянул его в рот, снова подумав, что вкус Вирджинии стал для него как наркотик.

Его руки скользнули под платье. Марко попытался снять его до конца, но оно сидело на Вирджинии как влитое. Тогда он нащупал молнию и расстегнул. Платье упало к ногам молодой женщины, и Марко чуть откинул голову, чтобы впитать в себя ее всю, в изысканном зеленом белье и в босоножках на небольших каблуках. Волосы волнами лежали у нее на плечах, и сквозь них проступали ярко-красные тугие бутоны сосков. Припухшие губы были приоткрыты, приглашая его к поцелую.

Марко провел рукой по телу Вирджинии, освобождая ее от белья. Теперь Вирджиния стояла перед ним полностью обнаженная.

Марко подавил импульсивное желание поскорее избавиться от растущего внутри напряжения и произнес:

— Не могу дождаться, когда наши тела сольются, а твои ноги обовьются вокруг меня.

— Боюсь, для этого на тебе слишком много одежды.

— Тогда самое время меня раздеть, верно?

Вирджиния с радостью подчинилась его обволакивающему, соблазняющему голосу. Расстегнув пуговицы пиджака, она спустила его с плеч Марко, но не позволила ему упасть на пол, а повесила на спинку стула.

Медленно-медленно, словно время для нее остановилось, она расстегнула его рубашку и сняла ее, губами касаясь каждого дюйма кожи Марко. Затем она опустилась перед ним на колени, подняла голову и улыбнулась так, что кровь застучала у него в висках.

Марко понял, что Вирджинии понравилась предложенная им игра и она дразнит его. Но женщина не догадывалась, как сильно она его завела и каких усилий ему стоит держать себя в руках. Ему безумно хотелось схватить ее, положить на кровать и овладеть ею.

— Я хочу тебя прямо сейчас, — прохрипел он.

— Так возьми, — пожала она плечами и, несмотря на беременность, грациозно поднялась на ноги, скользя по его телу. Марко подавил стон, обхватил ее руками и крепко прижал к себе.

— У меня получилось? — понизив голос, спросила Вирджиния.

— Что именно?

— Соблазнить тебя. — Она прижалась к нему бедрами и потерлась, как кошечка.

Марко пришлось заставить ее остановиться, иначе он за себя не мог ручаться.

— Знаешь, я только сейчас понял, что ты ведьма, — сказал он срывающимся голосом.

Вирджиния мягко засмеялась, и ее смех отозвался во всех его нервных окончаниях.

Наклонившись, Марко накрыл ее губы, втянул в рот нижнюю губу и пососал. Затем, откинув голову назад, он смотрел, как ее глаза расширяются, отражая ночной свет, а щеки окрашиваются румянцем.

С губ Вирджинии слетел приглушенный стон, а руки ее заскользили по пылающему телу Марко, гладя и дразня, превращая его в неуправляемый вулкан, готовый взорваться в любую секунду.

Подхватив Вирджинию на руки, он отнес ее в гостиную и положил на диван. С закрытыми глазами, окруженная водопадом густых волос, разметавшихся по подушке, сгорающая от страсти, она была так невыразимо прекрасна, что завороженный зрелищем Марко замер, чтобы навсегда запомнить эту картину.

— Марко, пожалуйста, — простонала Вирджиния, открыв глаза и протягивая к нему тонкие руки.

Марко быстро сбросил оставшуюся одежду, рывком поднял женщину с кровати и посадил верхом на свои колени. Она тихо ахнула и сразу же задвигалась, втягивая его в себя глубже. Положив руки на бедра, Марко стал помогать ей, и скоро в комнате послышались их учащенное дыхание и стоны Вирджинии, которые только подстегивали его и принуждали двигаться еще быстрее.

Когда Марко счел, что больше не выдержит, он почувствовал, как ноготки Вирджинии впились ему в плечи, и уже скоро ее тело безвольно обмякло в его руках. Глубокий стон женщины словно отпустил некую внутреннюю пружину, и Марко позволил себе забыться в нахлынувшем на него наслаждении.

Обессиленные, они упали на кровать. Их тела блестели от пота.

— Теперь ты принадлежишь мне, Вирджиния Феста, — прошептал он. В наступившей тишине его слова прозвучали громко и отчетливо.

— И ты принадлежишь мне, Марко Моретти.

— Так тому и быть.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Вирджиния была счастлива вновь посетить Испанию. В Валенсии должен был состояться очередной этап Гран-при. Она считала, что именно в Испании ее жизнь и жизнь Марко стали неразрывно связаны. А вообще три недели — после ее неожиданного даже для себя самой признания — были самыми лучшими в жизни Вирджинии.

В их отношениях с Марко что-то изменилось. Теперь они были не только любовниками, но и друзьями.

Прежде чем начать подготовку к старту, Марко запечатлел на ее губах крепкий поцелуй.

Елена, стоявшая рядом с Вирджинией, взяла ее за руку и сказала:

— Я ужасно счастлива за вас с Марко. Наверное, вам свыше было предопределено встретиться. Когда я вижу тебя с ним, то понимаю, что все его прежние женщины были лишь для времяпрепровождения.

— Ты думаешь? — Хотя Вирджиния и старалась не ревновать Марко к его прошлому, но она ничего не могла с собой поделать.

— Конечно, улыбнулась Елена. — Ведь именно из-за тебя он забыл про клятву.

— Какую клятву? — осторожно спросила молодая женщина.

— Да глупую мальчишескую клятву, когда он и братья пообещали не влюбляться.

Женщины обменялись улыбками, однако на сердце у Вирщинии почему-то стало тревожно. Они некоторое время болтали, но неожиданно раздавшийся скрежет тормозов, визг резины и сильный удар заставили их обеих вздрогнуть.

Вирджиния стояла спиной к трассе, поэтому сначала она увидела, как все краски вдруг сошли с лица Елены, сменившись мертвенной бледностью. Вирджиния начала поворачиваться и тут почувствовала, как Елена цепко ухватилась за ее руку, словно боялась, что ноги у нее подогнутся.

Машина пылала, и из-за дыма нельзя было разобрать, с кем произошло несчастье. К месту аварии уже бежали люди с огнетушителями и спешила «скорая».

Вирджиния не отрываясь смотрела на горящий автомобиль и потому не видела, как к ним подошел какой-то мужчина.

— Кик не отвечает по рации. Сейчас его вытаскивают из машины, — отрывисто произнес он.

Елена зажала рот рукой и подавила готовый сорваться крик.

— Он жив? — дрожащим голосом спросила она.

— Да. Все будет в порядке. — Мужчина попытался улыбнуться, чтобы приободрить Елену. — Я могу чуть позже отвезти вас в больницу. Кик будет доставлен туда по воздуху. Разыщите меня. — Он кивнул и поспешил прочь.

— Мне поехать с тобой? — негромко спросила Вирджиния и ободряюще пожала Елене руку, хотя тревога по-прежнему не отпускала ее — ведь неизвестно, как далеко Марко находился от места аварии.

Едкий дым наполнил легкие, и Вирджиния решила, что лучше отвести Елену в другое место.

— Ну, как ты?

Елена ничего не ответила. Ее огромные глаза блестели от слез. Вирджиния обняла подругу, не зная, что еще сказать, как утешить. Помогла бы любая информация, поскольку неведение относительно состояния Кика было только хуже.

Заметив поблизости человека в комбинезоне с эмблемой команды «Моретти», она усадила Елену и поспешила к нему.

— Что с Киком, не знаете? Его невеста не находит себе места от беспокойства.

— Пока ничего точно не известно. Мисс Гамильтон может пройти в администрацию и подождать там. — Он тоже кивнул и быстрым шагом продолжил свой путь.

Когда Вирджиния передала Елене его слова, та тотчас встала.

— Да, идем туда. — Она всхлипнула. — О боже! Если бы ты только знала, как я напугана!

— Не бойся, я с тобой, — мягко сказала Вирджиния. — Все будет в порядке.

Как только они вошли, Елене сразу же предложили присесть и что-нибудь выпить. Это все, что сейчас можно было сделать для нее.

Прошло еще долгих десять минут.

— Я больше не выдержу, — наконец простонала Елена. — Почему до сих пор мне ничего не сказали?

Вирджиния приняла решение:

— Ты сиди здесь, а я попробую что-нибудь узнать.

— Спасибо.

Вирджиния поспешила к ангару «Моретти моторз». Увидев Доминика, она бросилась к нему.

— Дом, что случилось?

— Сказать что-нибудь определенное сложно. Как Елена?

— Пока держится, но, насколько ее хватит, я не знаю. Почему нам ничего не говорят?

— Я как раз этим занимаюсь.

— Спасибо. А что с Марко?

— Он продолжает гонку. С ним все в порядке. Запиши номер моего мобильного телефона. Если что, позвони. И я буду звонить. Передай Елене, чтобы она не очень сильно волновалась. Уверен, все будет в порядке.

* * *

Кика вытащили из искореженного автомобиля и доставили в местную больницу. Марко видел, что Кик сошел с круга, но не знал, насколько серьезны его травмы. Несмотря на беспокойство за друга, квалификацию он прошел и теперь ждал начала гонки. Вирджиния позвонила ему и сообщила, что они с Еленой едут в больницу. Он расслышал тревогу в голосе молодой женщины и, как мог, успокоил ее, хотя волновался за Кика не меньше, чем все.

— Марко, можно тебя на минутку? — услышал он голос Дома и, подняв голову, увидел своих братьев. У обоих в глазах было беспокойство.

— Что еще случилось?

— Пока, к счастью, ничего. Ты в порядке?

— Насколько можно быть в порядке в данной ситуации. — Он вздохнул и опустил глаза.

— Ну, братишка, выкладывай, что у тебя на уме, — потребовал Дом.

Марко взглянул на него.

— Вам не показалось, что сегодня Кик ехал иначе?

— Что ты имеешь в виду? Что он намеренно сошел с круга?

— Исключено, он ведь профессионал. Я тут подумал... Ведь теперь ему есть что терять. Что, если он не справился с управлением из-за нервов? А на такой скорости о нервах лучше забыть. И не мне вам это говорить. Вы сами прекрасно все знаете. — Он не добавил, что и ему теперь есть что терять. — Как там Кик? Выкарабкается? — тряхнув головой, чтобы избавиться от тревожных мыслей, спросил Марко.

— Он еще в операционной. Елена позвонит нам, как только закончится операция.

— Если Кика сразу не отправили в морг, значит, его шансы весьма неплохи, — невесело пошутил Марко.

— А вы не считаете, что авария не была случайной? — негромко спросил Тони. — (И Дом, и Марко посмотрели на него.) — Возможно, тот, кто крал у нас информацию, понял, что запахло жареным, и теперь перешел к другой тактике, чтобы отвлечь от себя наше внимание?

— Это только предположение, — подумав, сказал Марко. — Сначала нужно дождаться результатов экспертизы и выяснения причин аварии, затем расспросить Кика.

— Но пока у нас ничего нет, я свяжусь с нашей службой безопасности и попрошу их принять дополнительные меры предосторожности, — заявил Дом.

Доминик и Антонио переглянулись. Марко это заметил и нахмурился:

— Что еще вы от меня скрываете?

— Мы не хотим вмешиваться в твою личную жизнь, но в последнее время твое поведение, братишка, беспокоит нас, — начал Тони.

— Не понимаю, — поднял брови Марко.

— Мы заметили, что ты стал смотреть на Вирджинию так, как папа смотрит на маму. Уж не влюбился ли ты?

— Бросьте, — усмехнулся Марко, хотя сердце его сжалось. Честно говоря, он и сам начал замечать некие изменения. Однако он сказал: — Вирджиния всего лишь моя любовница и мать моего будущего ребенка. К тому же она просто красивая женщина.

В эту минуту Марко почувствовал на себе чей-то взгляд и, обернувшись, увидел ту, о которой они говорили.

После больницы Вирджиния вернулась на трассу, хотя усталость уже давала о себе знать. Едва увидев Марко, молодая женщина ощутила неожиданный прилив сил. Однако все резко изменилось, когда она услышала разговор Марко с братьями и поняла, что так и осталась очередной подружкой Марко Моретти. И все же, несмотря на охватившее ее разочарование, она была безумно рада видеть его живым и невредимым.

— А, Вирджиния. — Доминик попытался скрыть растерянность за улыбкой. — Как Кик?

— Врачи сказали, что он поправится, поэтому я оставила Елену с ним и приехала сюда.

— Как она? — поинтересовался Антонио.

— Гораздо лучше после того, как узнала, что жизни Кика ничто не угрожает.

— Спасибо, что поддержала Елену в эти минуты, — поблагодарил ее Дом.

— Не стоит. Мы подружились с ней, хотя она невеста вашего второго пилота, а я всего лишь любовница первого, — не отрывая взгляда от Марко, не удержалась Вирджиния.

Антонио и Дом вдруг вспомнили, что у них есть еще дела, и поспешили удалиться.

— У тебя найдется для меня минутка? — обратилась она к Марко.

— Конечно. Может, пройдем в мой вагончик? — Когда они остались наедине, он повернулся к ней. — Послушай, мне жаль, что тебе пришлось это выслушать.

— Почему же? Зато теперь я знаю, как ты ко мне относишься. — Она пожала плечами и через силу улыбнулась. — По крайней мере я больше не буду питать никаких иллюзий. Ведь мне в последнее время казалось, что ты меня тоже любишь, хотя и не признаешься в этом.

— Но, Вирджиния, разве я...

— Верно, — перебила его она. — Ты никогда не говорил о любви. Ты только проявлял внимание и заботу. Я все придумала сама. Твоей вины тут нет. Давай забудем об этом, ладно? — Молодая женщина криво улыбнулась.

— Вирджиния, пожалуйста, дай мне объяснить!

Марко попытался обнять ее и прижать к своей груди, но Вирджиния отступила на шаг, боясь, что расплачется в его объятиях.

— Я слушаю, — голосом, который показался ей чужим, сказала она.

Марко тяжко вздохнул, не зная, как выразить словами свои чувства.

Вирджиния покачала головой.

— Не понимаю, почему меня это удивляет. Я же знала, каков ты, когда решила зачать от тебя ребенка. Должно быть, я помешалась, поверив, что ты способен измениться. Что ж, сама виновата.

Боль разрывала ее душу. Надо уйти, сохранив хотя бы гордость, если уж сердце она сохранить не сумела.

— Прощай, Марко. Я больше не буду тебе мешать. Я получила все, что хотела. — Вирджиния положила руку на живот. — Но ты, конечно, сможешь навещать малыша, если захочешь. Я возражать не буду.

— Ты собираешься уехать обратно в Штаты? — нахмурился он.

— Боюсь, я не смогу жить с тобой рядом, зная, что ты меня не любишь. Я поверила в возможность чуда, а зря. Удачи тебе, Марко.

Вирджиния кивнула и ушла, оставив Марко, раздираемого противоречивыми чувствами.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Марко не желал признаться, что, по-видимому, совершил ошибку, позволив Вирджинии уйти.

Он выиграл Гран-при. Через несколько месяцев должен был начаться выпуск новых автомобилей «Валерио», если Тони удастся получить право на использование этого бренда у его нынешних владельцев.

Все было бы чудесно, если бы не одно «но». Марко не хватало Вирджинии, ее смеха, ее улыбки, ее объятий. Он страстно мечтал, чтобы она вернулась к нему. Иногда ему начинало казаться, что он ощущает едва заметный аромат ее духов, однако, войдя в комнату, Марко находил там лишь пустоту.

Хуже всего было то, что он начал тяготиться тем, без чего раньше жизни не мыслил, — гонками и славой.

Что-то нужно делать, необходимо прекратить эти терзания. Подумав, Марко набрал номер Кика Хеклера.

— Окажи мне услугу, — попросил он, прежде чем Кик успел с ним поздороваться.

— Услугу?

— Да. Я хочу вернуть Вирджинию, но...

— Ты хочешь, чтобы я помог тебе в этом? — Приятель рассмеялся. — Боюсь, ты обратился не по адресу.

— По адресу, иначе я не стал бы тебя беспокоить.

Марко посвятил Кика в свой план и через несколько часов уже сидел в самолете, летящем в Штаты. Так сильно он никогда еще не переживал. Даже волнение, которое, бывало, охватывало его перед гонкой меркло в сравнении с тем, что он испытывал теперь. И Марко знал, почему. Гонки — всего лишь работа, пусть даже увлекательная. Вирджиния же придала его жизни новый смысл и стала неотделимой частью его самого. Без нее Марко не чувствовал себя целостной личностью. Если любовь Кассии к его деду была так же сильна, как его любовь к Вирджинии, то теперь Марко мог понять отчаяние, а затем и ненависть женщины, проклявшей Лоренцо Моретти.

Наступил ноябрь. Жизнь Вирджинии проходила спокойно и тихо. Она старалась не смотреть телевизор и не покупать газеты и журналы, которые могли напомнить ей о Марко.

Ей было бы тоскливо и одиноко, если бы не его ребенок, его мальчик, который рос в ее животе. Она много думала над тем, какое имя ему дать, и остановилась на Лоренцо, чтобы раз и навсегда покончить с проклятием бабушки.

В дверь позвонили. Взглянув на часы, Вирджиния подумала, что это, должно быть, Елена с мужем. Они обещали заглянуть в гости и помочь с обустройством детской комнаты. Последние несколько месяцев Елена и Кик жили в пригороде Нью-Йорка.

Кик полностью оправился от последствий аварии, но в спорт не вернулся. Вместо этого он начал работать комментатором на спортивном канале.

— Прошу, — с улыбкой сказала она, распахивая дверь.

— Спасибо, Вирджиния.

— Марко?! — вырвалось у нее. Она тряхнула головой, думая, что грезит, но это действительно был он. — Что ты тут делаешь?

— Надеюсь, ты не обидишься на своих друзей? Ты не отвечала на мои звонки, а я не знал, что и думать. Случайно услышал, что Елена и Кик должны помочь тебе с детской, и уговорил их остаться дома, а сам пришел сюда.

— Но зачем?

— Нам нужно поговорить. Ты пригласишь меня войти?

Вирджиния молча впустила Марко в дом. Ощутив его близость, она поняла, как сильно ей его недоставало.

— Ты так на меня смотришь... — заметив ее пристальный взгляд, сказал Марко.

Вирджиния моргнула:

— Извини. Так о чем ты хотел со мной поговорить?

— О том, что я не могу без тебя жить. Ты мне нужна, Вирджиния. Возвращайся.

Вирджиния боялась поверить своим ушам. Она так хотела услышать от него эти слова, что теперь, когда они были произнесены, растерялась.

Марко осторожно привлек ее к себе, и у нее не нашлось сил, чтобы его оттолкнуть. Она с наслаждением вдыхала его запах, наслаждалась его объятиями.

— Возвращайся ко мне, mi' angela. Я люблю тебя. — (Вирджиния подняла голову, чтобы заглянуть ему в глаза, и увидела в них любовь.) — Извини, что не сказал этого раньше.

— Главное, что сказал сейчас, — улыбнулась Вирджиния и поцеловала его в уголок губ. — Я так надеялась когда-нибудь услышать от тебя эти слова...

— Ты меня по-прежнему любишь? — боясь услышать «нет», спросил он.

— Я и не переставала тебя любить. Ох, Марко! — Она прильнула к нему всем телом. — Я так счастлива!

Марко еще крепче прижал ее к себе и усмехнулся:

— Тогда, может, обойдемся без свадьбы?

— Только попробуй, — пробормотала Вирджиния, уткнувшись ему в грудь.

— Согласен на все твои условия, — улыбнулся Марко.

КОНЕЦ