/ Language: Русский / Genre:sf / Series: Ретиф

Культурное наследие

Кейт Лаумер

Такая неприятность - завтра прибывают инспекторы с проверкой, как проходят мирные переговоры, а в столице идет война…

Кейт Лаумер

Культурное наследие

I

Первый секретарь посольства Земли Джейм Ретиф толчком распахнул дверь и влетел в конференц-зал. С потолка дождем посыпалась штукатурка, а люстра йолканского стекла, потанцевав на цепи, с грохотом обрушилась прямо в центр длинного полированного стола. В другом конце конференц-зала яростно заколыхались занавески, когда стекла, срезонировав отдаленному «бум-бум» артиллерийских залпов, вылетели из окон.

- Господин Ретиф, вы на десять минут опоздали на совещание сотрудников посольства! - донесся откуда-то голос посла Злокусни. Ретиф нагнулся и заглянул под стол. На него воззрилось множество глаз участников совещания.

- А, вот вы где, господин посол, и вы, джентльмены,- приветствовал Ретиф главу миссии и его сотрудников.

- Прошу прощения за опоздание, но прямо над Зоопарком разыгрался небольшой, но весьма оживленный воздушный бой. На этот раз глои активно противостоят попыткам блуртов высадиться.

- И, конечно же, вы задержались, чтобы сделать ставку на исход сражения,- раздраженно набросился на него Злокусни.- Ваша миссия, сэр, заключалась в том, чтобы вручить министру иностранных дел ноту, составленную в резких тонах и касающуюся недавнего нападения на здание посольства. Что вы можете сообщить по этому вопросу?

- Министр иностранных дел шлет свои извинения. Он собирает вещи, чтобы покинуть здание министерства. Похоже, сразу после обеда блурты все-таки оккупируют столицу.

- Что - опять? Именно в тот момент, когда я на пороге восстановления рабочих отношений с Его Превосходительством?

- Но и с Его Блуртианским Превосходительством у вас тоже были замечательные рабочие отношения,- напомнил ему советник Мэгнан, занимающий удобную стратегическую позицию под столом, крайне выгодную для дальнейшего отступления.- Не забывайте, вы чуть было не достигли с ним соглашения по ограниченным предварительным мирным мероприятиям, а именно: по символическому частичному прекращению огня из ударных пистолетов с левосторонней нарезкой калибра 0,25 и ниже!..

- Я прекрасно сознаю важность и статус мирных переговоров! - резко оборвал его Злокусни. Раздраженный посол выбрался из-под стола, встал и отряхнул пыль с коленок атласных в розовую и зеленую полоску бриджей: установленной инструкцией полуофициальной одежды, которую полагалось носить в утренние часы чиновникам ДКЗ трех высших рангов, когда они находились при исполнении служебных обязанностей в доядерных мирах.

- Ну, полагаю, мы должны мужественно переносить все затруднения. -Злокусни свирепо посмотрел на сотрудников посольства, которые вслед за руководителем выбрались на свет божий и теперь, согласно ранжиру, рассаживались за столом, на котором громоздились остатки разбитой люстры. Из-за окна по прежнему доносились треск и грохот артиллерийской канонады.

- Господа, за девять месяцев, прошедших с момента аккредитации нашего дипломатического представительства, здесь, на Плюшнике II, мы видели, как столица четыре раза переходила из рук в руки. В таких условиях даже самые хитроумные дипломатические ходы оказываются бесполезны, и все наши тщательно разработанные планы по установлению мира в этой планетной системе идут прахом. Однако наше положение даже хуже, чем казалось. Полученная сегодня из Сектора депеша позволяет мне сделать вывод, что кроме очевидных последствий намеченного посещения нашей миссии инспекторами Сектора будут еще и неявные последствия, которые могут привести к решительной переоценке требований, предъявляемых к персоналу миссии. Я уверен, все вы понимаете, что это значит.

- Гм-гм. Мы все будем уволены с работы,- прояснил и развил его мысль Мэгнан.- Кроме того, вы, Ваше Превосходительство, совершенно правы, подчеркивая, что вы, скорее всего…- он на секунду замолчал, заметив выражение, появившееся на лице Злокусни,- пострадаете больше всех,- закончил он нерешительно.

- Не требуется напоминать,-безжалостно продолжал молоть языком Злокусни,- что никаким оправданиям не удастся произвести впечатление на инспекторов! Только результаты, джентльмены, только результаты! Лишь они будут учтены группой инспекторов! А теперь я хочу услышать ваши предложения относительно новых подходов к проблеме прекращения этой братоубийственной войны, которая даже сейчас…

Голос посла утонул в нарастающем реве и грохоте, характерных для двигателей внутреннего сгорания. Ретиф выглянул в окно и на фоне диска соседней планеты, Плюшника I, заполнявшего собой полнеба, хорошо разглядел низколетящий ярко-голубой биплан. Деревянные лопасти его пропеллера поблескивали в лучах солнца, а пулеметы, установленные на обтекателе биплана, неожиданно разразились потоком трассирующих пуль, поливая улицу и дома.

- В укрытие! - рявкнул военный атташе и забрался под стол. В последнее мгновение биплан резко взмыл вверх, выполнил показушную бочку и скрылся из вида за полуразбитым черепичным куполом Храма Учености на противоположном конце парка.

- Это уже слишком! - провизжал Злокусни, спрятавшийся за побитым пулями бюро для хранения документов.- Это было открытое, наглое нападение на канцелярию посольства! Грубейшее нарушение межпланетных законов!

- На самом деле это не было нападением. Думаю, он охотился за бронетехникой глоев, спрятанной в парке,- заметил Ретиф.- Мы столкнулись просто с чрезмерным усердием пилота, только и всего.

- Мистер Ретиф, принимая во внимание, что вы не спрятались в укрытие и остались стоять,- крикнул Злокусни,- я попрошу вас связаться по прямой линии с Секретариатом. Я подам такой протест Либ Глипу, что его хвостовые жгутики встанут дыбом!

Ретиф нажал несколько кнопок на портативном аппарате производства ДКЗ, связывающем Посольство с различными правительственными учреждениями на Плюшнике II. А тем временем посол Злокусни обратился к сотрудникам:

- В настоящий момент перед нами стоят две задачи. С одной стороны, необходимо внушить премьер-министру мысль о недопустимости и, я бы даже сказал, о непристойности обстрелов посольства Земли. С другой стороны, у нас обязательно должно быть что-нибудь в запасе на случай дальнейших грубых проявлений жестокости по отношению к нам. Думаю, мы воспользуемся несколько измененной Формулой Девять: «Доброжелательная Снисходительность», слегка окрашенная «Скрытой Решительностью», которая в любой момент может вылиться в «Вынужденное Предупреждение», но не без тонких намеков на «Милостивое Снисхождение и Прощение».

- А что вы думаете о капельке «Скрытого Раздражения», может, даже с небольшой дозой «Соответствующих Репрессий»? - поинтересовался военный атташе.

- Полковник, преждевременно бряцая оружием, я рискую восстановить против нас местные власти. Именно этого и пытаюсь избежать всеми доступными способами.

- Гм,- Мэгнан принялся теребить нижнюю губу.- Судя по описанию, Ваше Превосходительство, это очень точный подход к проблеме. Но меня интересует, не добавить ли нам малую толику «Мучительной Переоценки»?

Злокусни одобрительно кивнул.

- Ну что ж, некоторые общепринятые намеки, возможно, не помешают.

В это время засветился экран, и на нем показался вольготно расположившийся в кресле блурт, облаченный в роскошную переливающуюся голубую гимнастерку от Валерьяне Лимонади, распахнутую на обнаженных псевдокожаных ребрах, на которых болтались, весело позвякивая, усыпанные драгоценными камнями медали и ордена. Рядом с ними на длинном кожаном ремне висели два бинокля, изготовленные в Японии. Над воротником с золотыми галунами торчала толстая шея, сплошь усеянная разноцветными пятнами - органами слуха, обоняния, сонаром и другими органами чувств, назначения которых земные физиологи все еще не могли понять. С верхушки толстого стебля из-под набрякших век на земных дипломатов смотрели три глаза.

- Генерал Блевняк?! - воскликнул Злокусни.- Но я ведь звонил премьер-министру! Как… что…

- Добрый вечер, Гектор! - оживленно заговорил генерал.- На этот раз я обратил особое внимание на захват Секретариата.- Он вырастил на конце щупальца орган речи и поднес его ближе к передатчику.- Собирался звякнуть вам, но, разрази меня гром, если я не забыл, как пользоваться этой штуковиной.

- Генерал,- резко оборвал его Злокусни.- Я уже начал привыкать к некоторому количеству битого стекла, которое появляется в нашем Посольстве во время периодов… э-э… реконструкции, но…

- А я предупреждал вас, Гектор, что вам не стоит пользоваться хлипкими конструкциями,- возразил генерал.- И уверяю, я стараюсь свести до минимума такие предметы в своем окружении. Да и кто знает, кто ими будет пользоваться завтра - я или кто-то другой, не правда ли?

- …но то, что произошло на этот раз, выходит за всякие рамки! Небывалое нарушение законов! Грубейшее насилие! - продолжал нести свое Злокусни,- Только что один из ваших самолетов атаковал нас с бреющего полета. Он стрелял в нас! Он бомбил нас! И едва не влетел прямо в конференц-зал! Только чудом я остался жив!

- Погодите, Гектор. Вы прекрасно знаете, что чудес на свете не бывает,- блурт фыркнул от смеха.- Даже если на первый взгляд кажется, что произошло чудо, на самом деле существуют совершенно естественные объяснения того, что вы остались живы. Просто вы их не видите.

- Сейчас не время устраивать диспут по метафизике! - Злокусни погрозил пальцем экрану.- Я требую, чтобы вы немедленно извинились и обещали, что до тех пор, пока меня не переведут на другую планету, подобных инцидентов больше не произойдет!

- Извините, Гектор,- спокойно сказал генерал,- но, боюсь, я не смогу дать гарантию, что несколько шальных пуль нынешней ночью случайно не заглянут к вам. На этот раз мы проводим необычную диверсионную операцию. Теперь, когда мы захватили надежный плацдарм, я готов начать полномасштабное Весеннее Наступление во имя освобождения нашей прекрасной родины. Атака начнется приблизительно через восемь часов, так что если вы побеспокоитесь сверить наши хронометры…

- Массированное наступление? Направленное именно на этот район?

- Вы разбираетесь в тактике просто фантастически,- восхищенно заявил генерал.- Вначале я собираюсь оккупировать Северный Континент, а затем сокрушу оборону глоев во всех направлениях!

- Но… но моя канцелярия располагается в самом центре столицы! Вы поведете атаку прямо через территорию Посольства!

- Ну, Гектор, похоже, мне придется напомнить, что именно вы выбрали место для строительства…

- Я искал нейтральную территорию! - пронзительно завопил Злокусни.- Меня заверяли, что это самое безопасное место на планете!

- Что может быть безопаснее места, где никто не живет? - резонно поинтересовался генерал Блевняк.

- Боже мой! - прошептал Мэгнан Ретифу.- Блевняк разговаривает так, словно за его открытым лицом вояки скрываются какие-то хитрые замыслы.

- Возможно, у него есть несколько собственных приемов,- предположил Ретиф.- Не исключено, что это версия Гамбита Двадцать Три - «Ограниченная Власть» - с побочным ответвлением в виде «Неминуемого Спонтанного Восстания».

- Боже! Неужели вы думаете?.. Но у него ведь не было времени изучить тончайшие нюансы. Этим делом генерал занимается всего несколько месяцев!

- А что если у Блевняка природная склонность к дипломатии?

- Такое может быть. Я обратил внимание на то, как он на приемах интуитивно узнает беспошлинное виски.

- …немедленное прекращение военных действий,- продолжал высказываться посол.- На настоящий момент у меня имеется новая формула, основанная на позициях сторон на десятый день третьей недели Лунного Месяца Безграничного Поглощения, как определено решениями мирной конференции, проводившейся во вторую неделю Лунного Месяца Беспристанных Жалоб, приведенными в соответствие с Политическим Курсом ДКЗ номер 746358-6, исправленными…

- Вы очень заботливы, Гектор.- В спокойном, сдержанном жесте генерал Блевняк выставил одно из своих щупалец.- Однако должен заметить, что ваши усилия по установлению мира становятся бессмысленными, поскольку эта кампания будет завершающей кампанией Войны за Освобождение Родины.

- Кажется, я уже слышал подобные заявления, и не один раз - перед началом Осенней Кампании, перед Ранне-Зимним Наступлением, перед Зимним Противостоянием, перед Постзимним Аншлюсом и перед Ранне-Весенним Ударом,- колко ответил Злокусни.- Почему бы вам, генерал, не изменить решение? Ведь в противном случае будет множество новых и совершенно напрасных жертв.

- Отнюдь не напрасных, Гектор, отнюдь. Жертвы нужны и вам, чтобы поднять дисциплину. Да и в любом случае на этот раз все будет иначе. Я применяю новый способ - массированная бомбардировка листовками с последующими интенсивными парадами в честь победы, гарантирующей надежное подавление любого сопротивления. Если только вы немного подождете…

- Немного подождать, пока на меня не рухнет здание Посольства? - возмущенно прервал его Злокусни.- Я немедленно отбываю в провинцию…

- Гектор, учитывая столь неустойчивое положение, вы поступите не слишком мудро. Лучше оставайтесь на месте. Даже более того - вы можете считать это приказом, отданным мною по законам военного времени. И, если сочтете мой приказ слишком суровым, вспомните: я поступаю так ради благой цели. А теперь, Гектор, мне нужно идти. Недавно на заказ построили новый броневик для Очень Важных Персон с кондиционером и музыкой. Я умираю от желания испытать его. Бай-бай. Экран неожиданно погас.

- Это просто фантастика! - в поисках поддержки посол обвел взглядом сотрудников.- Просто неслыханно! В прошлом противостоящие армии, по крайней мере, делали вид, что уважают дипломатические привилегии. А теперь они даже не скрывают намерений сделать нас центром массированного наземного, воздушного и морского столкновения!

- Мы должны немедленно связаться с Либ Глипом,- решительно заявил секретарь по вопросам политики,- Возможно, удастся убедить его, что столицу необходимо объявить открытым городом.

- Разумное предложение, Оскар,- согласился посол. Он вытащил из кармана большой платок с монограммой в углу и вытер лоб.- Ретиф, не оставляйте попыток связаться с ним.

Полминуты спустя на экране появился салон автомобиля с мелькавшими за окнами витринами магазинов и круглое лицо глоянского министра иностранных дел. Пара блестящих черных глаз уставилась на землян сквозь спутанный клубок толстых щупалец. Весьма курьезное зрелище, ибо в таком виде министр весьма смахивал на засаленную оранжевую швабру, на которую нацепили шапку-ушанку и темные очки.

- Здорово, друзья,- весело приветствовал он землян.- Извиняюсь, что сорвал официальный завтрак, но вы же сами знаете, Злокусни, какова жизнь дипломата - Фигаро тама, Фигаро тута, так, кажется, говорится? Но не в этом дело. Я звоню вам, собственно, затем…

- Это я звоню вам! - влез посол,- Послушайте, Либ Глип. Из заслуживающих доверия источников, которые я не могу раскрыть, стало известно, что столица в ближайшее время станет объектом массированного штурма блуртов. В связи с этим, считаю, что вы поступите порядочно, сдав столицу без боя и тем самым избежав возможного межпланетного инцидента…

- А, так болтун Блевняк уже виделся с вами? Бросьте, друзья, расслабьтесь. Все будет хорошо. У меня есть небольшой сюрпризец для этих нищих цвета индиго.

- Вы решили предложить одностороннее прекращение огня? - выпалил с надеждой Злокусни.- Необыкновенный жест доброй…

- Злокусни, это что, шутка? Выкинуть белый флаг и оставить нашу благословенную родину на поругание паршивым узурпаторам? - Глой нагнулся к экрану.- Я выдам вам маленькую тайну.

Наше отступление - просто диверсия, провоцирующая Блевняка растянуть линию войск. Как только он бросит все свои наличные силы на эти учения - бам! Я поражу его изящным карамболем на левом фланге и одержу победу над мощным экспедиционным корпусом блуртов! Одним ударом я верну утраченную колыбель расы глоев и на веки вечные положу конец этой войне!

- Но Посольство находится именно там, где будут проходить, так сказать, учения! - запротестовал Злокусни.- Я напомню вам, сэр, что данная территория принадлежит не глоям или блуртам, а землянам!

Словно чтобы подчеркнуть его протест, с потолка рухнул кусок штукатурки.

- Ну, сами-то мы не обстреливаем ваше Посольство. По крайней мере, намеренно не обстреливаем. Кроме тех случаев, когда войска Блевняка пытаются использовать его как убежище. Советую вам спуститься в подвал, иначе некоторые из вас едва ли отделаются простыми царапинами.

- Подождите! Мы собираемся эвакуироваться! Поэтому я требую у вас пропуск…

- Прошу извинить, но буду слишком занят. Сейчас мне предстоит проверить приборы управления нового истребителя ручной сборки, чтобы подготовить его к переброске на Южный Полюс. Однако после наступления…

- Вы будете пилотировать боевой самолет?

- Да, конечно же! Он - просто красотища! На нем есть все, кроме отдельного сортира. Вы же знаете, в Военном Кабинете портфель министра обороны у меня. А место руководителя - рядом с его войсками, на фронте. Ну, может, не совсем на фронте,- поправился он.- Но неподалеку - это уж точно.

- А не слишком ли вы рискуете?

- Ничуть, если отчеты о моем G2 верны. Кроме того, я ведь уже сказал вам, что это будет решающее и последнее сражение.

- Но то же самое вы утверждали, когда учились управлять обитым кожей танком, который сконструировали!

- Не отрицаю. Но это сражение будет действительно последним и решающим. А теперь надо бежать, иначе придется самому выбивать подпорки из-под колес своего самолета. Да, кстати, теперь до самой победы вы не сможете связаться со мной - я предписал хранить полное радиомолчание. Чао!

Инопланетянин отключил связь.

- Чертовы разбегающиеся галактики! - Злокусни рухнул в заваленное обломками штукатурки кресло.- Это - катастрофа! Посольство будет уничтожено, а мы погребены под руинами.

В дверь конференц-зала осторожно постучали. Она приоткрылась, и в щель осторожно заглянул младший клерк.

- Э-э… господин посол, тут находится человек, требующий немедленной встречи с вами. Я объяснял ему…

- Прочь с дороги, соплявка! - раздался низкий рык. Дверь распахнулась, и в зал вошел невысокий коренастый мужчина в мятом синем мундире.

- У меня боевое срочное донесение высшей степени секретности,- сообщил он и обвел взглядом присутствующих.- Кто тут старший?

- Я! - рявкнул Злокусни.- А это мои сотрудники, капитан. Что у вас за депеша?

- Не знаю. Я из Торгового Флота. Какая-то военная шишка заловила меня и попросила передать сообщение. Сказали, что это очень важно.

Вновь прибывший вытащил из сумки розовый конверт с экстренной депешей и протянул его Злокусни.

- Капитан, судя по всему, вам неизвестно, что у нас и без того кризис, осложненный двумя чрезвычайными обстоятельствами! - Злокусни возмущенно посмотрел на конверт.

Торговец с интересом лицезрел конференц-зал.

- В самом деле, мистер,- согласился он,- глядя на это, я должен признать, что у вас серьезные проблемы. По пути сюда сам попал под несколько фейерверков. У вас тут что, китайцы справляют Новый год?

- В чем суть новых чрезвычайных обстоятельств? - Мэгнан вытянул шею, пытаясь заглянуть в бумаги в руке Злокусни.

- Джентльмены, это - конец! - глухо сообщил Злокусни, оторвав глаза от депеши.- Они будут здесь утром.

- Ну и ну, в самый разгар боевых действий! - заметил Мэгнан.

- Самодовольный идиот, чему вы радуетесь?! - завопил Злокусни.- Это будет последняя капля! Труппа инспекторов, которая должна оценить эффективность моих миротворческих усилий, получит большое удовольствие, лицезрея кровавую бойню, имеющую место у самого порога!

- Может, нам удастся убедить их, что это просто местный Водный Фестиваль…

- Молчать! - взвизгнул Злокусни.- Наше время подходит к концу! Если мы не примем приемлемого решения, нас с позором вышвырнут из ДКЗ.

- Если вы согласны разделить трюм с грузом икры рыбы-прилипалы с Морского Уха, вы можете отправиться со мной,- под возобновившуюся артиллерийскую канонаду предложил торговец.- Потерпите всего пару месяцев, пока я не сяду на Саманку. Слышал, там организовали небольшую колонию для добычи буры. Вы сможете отработать свой стол и дождаться Весеннего конвоя барж.

- Благодарю вас,- холодно сказал Злокусни,- Не забуду ваше предложение.

- Только не тяните слишком долго. Сразу после разгрузки я улетаю.

- Ладно, джентльмены,-угрожающе сказал посол, когда торговец отправился на поиски чашечки кофе.- Я приказываю всему персоналу посольства на период кризиса удалиться в погреб. Разумеется, никто из вас не смеет покидать здание посольства. Мы должны соблюдать комендантский час, введенный Блевняком. Этой ночью будем пахать как трактора, и, если к рассвету не изобретем выдающийся способ прекратить эту дурацкую войну, вам придется, скорее всего, подать прошения об отставке. Разумеется, это касается только тех, кто переживет нынешнюю ночь!

II

В коридоре Ретиф столкнулся со своим туземным секретарем, который только что напялил плоский берет, в знак политических симпатий окрашенный в оранжевый цвет.

- Привет, мистер Ретиф,- хмуро поздоровался он.- Я ухожу. Думаю, вы уже знаете, что блурты вернулись в город.

- Похоже на то, Дил Снуп. Как насчет посошка на дорогу?

- Согласен. Они не успеют так скоро деблокировать улицы.

Дил Снуп поставил пузатый портфель на пол в кабинете Ретифа и из стакана, наполненного на три пальца, аккуратно, стараясь не пролить ни капли, перелил темное бренди в карман, весьма похожий на сумку кенгуру.

И испустил тяжкий вздох.

- Послушайте, мистер Ретиф, когда появится этот синяк дилетант, скажите ему, чтобы не устраивал беспорядка в архиве. Прошлый раз там был такой кавардак, что я только-только успел привести все в порядок.

- Я учту твое пожелание,- сказал Ретиф - Знаешь, Снуп, я никак не пойму, почему вы, глои, не можете мирно, без пушек и танков, уладить разногласия с блуртами. Вашей перестрелке-перепалке много лет, а толку от нее - шиш с маслом.

- Да, ей сотни лет,- признал Снуп.- Но как можно миром разрешить спор с бандой вероломных, не признающих никаких законов, бессмертных, бессовестных, бесчестных, крадущих чужие планеты мошенников?! Я имею в виду, разумеется, блуртов.- Дил Снуп изобразил удивление, быстро сплетая и расплетая щупальца вокруг глаз.

- Они мне кажутся достаточно безобидными,- заметил Ретиф,- Чем они заслужили такие сочные эпитеты?

- Чем они заслужили их? - Дил Снуп обвел комнату щупальцем.- Да вы только посмотрите на этот кабинет! В здании иностранного Посольства, между прочим, дыры от пуль, все стены изрешечены шрапнелью…

- Следы от шрапнели оставили нам на память твои приятели в оранжевых беретах, когда они в прошлый раз захватывали столицу,- напомнил ему Ретиф.

- Э-э… ну… ну, этот маленький инцидент произошел, когда мы в очередной раз предотвращали попытку блуртов захватить и ограбить взрастивший нас мир. И позвольте напомнить вам, сэр, что до этого они вторглись на священную землю Плюшника I, украли у нас целую планету, и нам, чтобы спастись, пришлось закопаться в этом вшивом мире.

- А мне он кажется весьма неплохим,- заметил Ретиф.- Да к тому же у меня сложилось впечатление, что он - ваша родина.

- Нет, черт его возьми! Это место? Тьфу! Там,- он указал щупальцем на диск соседней планеты, видневшейся в окне,- милая сердцу земля, по которой ступали мои предки.

- Ты когда-нибудь был там?

- Во время летних каникул несколько раз участвовал во вторжениях. И, честно говоря,- он понизил голос,- мне там показалось слишком уж холодно и сыро. Но это должно остаться между нами.

- А как блуртам удалось его украсть?

- Из-за нашей беспечности,- признался Снуп.- Войска были здесь, задавая блуртам трепку, но те вероломно проскользнули за спиной и захватили нашу планету.

- А что сталось с женами и малышами?

- Ну, в конце концов мы произвели обмен заложниками. Ведь эти подлые блурты своих мерзких отпрысков и сварливых самок оставили здесь, на Плюшнике II.

- А из-за чего началась ваша старинная вражда?

- Не знаю. Думаю, причина сокрыта пеленой времени или чем-то вроде этого.- Он поставил стакан и встал.- Мне пора идти, мистер Ретиф. Объявлен призыв резервистов, и через полчаса я должен явиться в свою часть.

- Ну что ж, Дил Снуп, будь осторожен. Думаю, мы скоро встретимся.

- Не могу поручиться за это. Старина Либ Глип принял командование на себя и сжигает солдат, как китайские курительные палочки.

Снуп натянул берет и вышел. Мгновение спустя в двери показалось узкое лицо Мэгнана.

- Пошли, Ретиф. Посол хочет сказать несколько слов сотрудникам. Через пять минут все должны собраться на складе.

- Я и так знаю его мнение - считает, что темнота и одиночество благоприятствуют творческому мышлению.

- Вы зря недооцениваете эффективность техники «глубокого погружения». У меня уже появилось целых шесть предложений, как нам поступить в сложившейся ситуация.

- И хоть от одного из них будет толк? Мэгнан хмуро посмотрел на него.

- Нет, но на комиссию они смогут произвести хорошее впечатление.

- Серьезный аргумент, мистер Мэгнан. Ну что ж, приберегите для меня местечко в темном уголке. Как только я разберусь с парой неясных вопросов, сразу же приду.

Следующие четверть часа Ретиф провел, копаясь в архивных папках с секретными документами. Когда он закончил, в дверь просунулся пучок визуальных и прочих органов восприятия блурта, наряженного в бесформенный синий мундир и каску.

- Здравствуйте, мистер Ретиф,- без всякого выражения прогнусавил блурт.- Я вернулся.

- И тебе того же, Карк,- приветствовал Ретиф юношу.- А ты рано. Я ждал тебя завтра после ленча.

- Я пролез на первый транспортник, а как только мы приземлились, ускользнул, чтобы предупредить вас. Сегодня ночью здесь будет очень жарко.

- Я слышал об этом, Карк.- Снаружи раздался оглушающий взрыв, зеленый всполох залил кабинет.- Карк, у тебя новая медаль?

- Ага.- Юноша коснулся бирюзовой ленты, прикрепленной к его третьему ребру,- Я получил ее за проявленный героизм, выходящий за рамки больших и малых нужд.

Он подошел к одному из столов и выдвинул ящик.

- Как я и ожидал. Этот глоянский вор не оставил ни капельки сливок для кофе. Я всегда оставляю ему хороший запас, но разве он может оценить подобную любезность? Что ему Гекуба, он всего лишь обычный оранжбяка!

- Карк, что ты знаешь о причинах этой войны?

- А? -Карк перестал молоть кофе.- Ну, это что то, связанное с отцами-основателями. Хотите кофе? Черный, разумеется.

- Спасибо, нет, Карк. Что значит для тебя опять вернуться на старый добрый Плюшник II?

- Старый добрый? А, понял. Ну, это хорошо. Хотя здесь жарковато и слишком сухо.

Здание Посольства мелко задрожало. По улице прокатился рев моторов тяжелой бронетехники.

- Ну ладно, сэр. Мне, пожалуй, пора заняться работой. Наверное, для начала я займусь отчетами о разрушениях. Мы и так отстаем на три вторжения.

- Карк, лучше пока оставь бумаги в покое. Попытайся собрать хоть часть технического персонала Посольства. Нужно срочно убрать осколки стекла и навести в Посольстве какой-нибудь порядок. К рассвету мы ожидаем прибытия нескольких Очень Важных Персон, и если не убрать, то они решат, что мы каждый день закатываем тут дикие попойки.

- Надеюсь, сэр, вы не собираетесь выходить на улицу? - встревожился Карк.- Не стоит делать этого. Там сейчас воздух полон беспризорных металлических осколков. А со временем их станет еще больше!

- Наверное, я прогуляюсь к Храму Высшего Знания.

- Но… но это же запретная территория для всех неплюшников…- Карк очень обеспокоился, о чем свидетельствовало ритмическое покачивание его глаз.

Ретиф кивнул.

- Храм, наверное, надежно охраняется?

- Только не во время сражения. Глои призвали под ружье всех, кроме увечных калек. Они готовятся к очередному, плохо подготовленному контрвторжению. Но, мистер Ретиф, если вы думаете, что я думаю, что вы думаете, что я не думаю…

- Карк, я не буду думать об этом.- Ретиф приветливо махнул ему рукой и вышел в безлюдный коридор.

III

Половину вечернего неба Плюшника II занимал огромный диск Плюшника I, висящий всего в тысяче миль от своего брата, словно цветная рельефная карта. В лучах солнца сверкал лишь узкий серп Плюшника I, остальная часть планеты, погруженная в глубокую тень, сияла огнями городов. От больших военных баз блуртов сквозь не совсем безвоздушное пространство между планетами к Плюшнику II тянулась неровная изогнутая цепочка из крошечных мерцающих звеньев - корабли армии вторжения. Пока Ретиф смотрел на небо, громадный диск Плюшника I заметно приблизился к горизонту, завершая двухчасовой путь по орбите вокруг общего центра системы.

В четверти мили от Ретифа на другой стороне парка возносился к небу высокий персиковый купол университетской библиотеки. Над куполом с проворством и ловкостью голодных комаров по кругу гонялись истребители. В дальнем конце улицы пронеслась колонна ярко наряженных броневиков глоев, преследуя по пятам дивизион легких танков с реющим над ним знаменем блуртов. Небо на западе и севере постоянно озарялось вспышками - артиллерийская дуэль синих и оранжевых не прекращалась ни на секунду. С пронзительным свистом в полуквартале от Ретифа, разворотив тротуар, упал шальной снаряд. Ретиф подождал, пока в воздухе перестанут носиться обломки асфальта и осядут клубы пыли, и через парк направился к библиотеке.

За густым барьером из акульих деревьев с острыми зубами-колючками поднимались высокие мозаичные стены Центра Знаний. С помощью карманного излучателя Ретиф прорезал для себя узкий проход меж деревьев, и перед ним открылась ухоженная зеленая лужайка. Он пересек ее и обогнул аккуратно подстриженную розовую клумбу, на которой лежало пыльное чучело совы, уставив в ночь взгляд стеклянных красных глаз. Наверху в глухой стене священного здания зияла неровная дыра, со всех сторон оплетенная густыми побегами винограда.

За пару минут Ретиф с легкостью добрался до дыры, сквозь которую были видны разбитые стеклянные стенды и кусок коридора. Бросив последний взгляд на исчерченное зенитными прожекторами небо, Ретиф пролез в отверстие. Вдали горел тусклый свет. Ретиф, крадучись, прошел по коридору и, открыв дверь, оказался в обширном помещении, заставленном длинными стеллажами с веерообразными книгами, одинаково любимыми и глоями, и блуртами. Едва он вступил в книгохранилище, как луч света скользнул по его груди и замер, нацеленный в среднюю пуговицу на темно-зеленом блейзере.

- Ни шагу дальше! - раздался Дрожащий пронзительный голосок.- Я навел этот свет прямо на ваш глаз и нацелил ударный пистолет туда, где, по моим предположениям, находятся ваши жизненно важные органы!

- О, вы ослепили меня,- сказал Ретиф.- Боюсь, теперь я ваш пленник.

Сквозь слабое мерцание фонарика Ретиф разглядел хрупкую фигуру дряхлого глоя, задрапированного в полосатую, как у зебры, профессорскую мантию.

- Судя по всему, вы тайком пробрались сюда, чтобы украсть исторические сокровища Плюшника,- обвиняюще заявил старик.

- Если честно, я просто высматривал темный уголок, чтобы зарядить свою «лейку».

- А-а, так вы еще плюете на запреты и грубо нарушаете авторские права плюшников, беззастенчиво фотографируя их культурное достояние, да? Пока вы заслужили две смертные казни. Еще один неверный шаг - их станет три, и вам конец.

- Вы слишком строги ко мне, профессор,- заметил Ретиф.

- Я просто выполняю свою работу.- Старик выключил фонарик.- Думаю, мы можем обойтись без него. От этого света у меня флурги просто раскалываются. А теперь нам лучше укрыться в бомбоубежище. Подлые блурты бомбят даже земли Храма, а я не хочу, чтобы вы легко отделались, погибнув до казни.

- Ну, ясное дело. Кстати, раз уж мне суждено погибнуть в самом расцвете лет за кражу информации, не будет ли позволено задать несколько вопросов до казни?

- Гм… Пожалуй, это будет справедливо. Что бы вы хотели узнать?

- Многое. А для начала - что послужило поводом к этой войне?

Хранитель библиотеки понизил голос.

- А вы никому не расскажете?

- Навряд ли мне представится такая возможность…

- Да, действительно. Ну что ж, кажется, в хранилище было что-то…

IV

- …и с тех пор они все время хранились здесь,- закончил рассказ старый глой,- Думаю, теперь вы убедились, что в сложившихся обстоятельствах просто немыслимо положить конец вражде.

- Вы замечательно осветили этот вопрос,- согласился Ретиф.- Кстати, пока читали лекцию, мне пришло в голову, что требуется срочно разрешить пару небольших проблем. Нельзя ли перенести казнь на завтра?

- Ну, не знаю… это несколько необычно. Но, с другой стороны, на улицах идет перестрелка, и я не представляю, как в таких условиях мы сможем провести соответствующую церемонию. Полагаю, могу поверить на слово. Для чужака вы выглядите порядочным парнем. Но не забудьте вернуться к полудню. Ненавижу готовить виселицу в последний момент.- Его рука неожиданно поднялась, раздалось резкое «зуп!», и горящая лампочка в дальнем конце комнаты взорвалась и погасла.

- И все же хорошо, что вы задали мне этот вопрос,- сказал старик, подул в дуло пистолета и спрятал оружие.

- Обязательно вернусь,- заверил его Ретиф.- А теперь, как только вы покажете мне ближайший выход, я сразу же займусь делом.

Старик проковылял по узкому коридору и открыл деревянную дверь, ведущую в задний садик.

- Прекрасная ночь,-пробормотал он, глядя на небо, где среди созвездий таяли белые петли инверсионных следов истребителей.- Трудно придумать лучшую для… Скажите, а что это за проблемы, которые вы кинулись разрешать?

- Проблемы культурного достояния.- Ретиф приложил палец к губам, и вышел в ночь.

Путь до гаража Посольства, где стоял небольшой служебный флот - мощные машины ДКЗ, занял у него минут десять. Ретиф выбрал скоростной одноместный курьерский флайер, мгновение спустя лифт поднял машину на крышу. Ретиф выверил приборы, потратил минуту, настраивая узколучевой искатель на личный код главы глоянского государства, и взлетел.

V

С высоты полутора тысяч футов Ретифу открылся замечательный вид. На плацдарме, занятом блуртами к северу от города, широким полумесяцем вытянулись бронетанковые подразделения, готовые на рассвете пойти в атаку и стереть столицу с лица земли. К западу от города собрались для контрудара колонны глоев. А на стыке двух противоборствующих армий жалко и заброшенно светились огни посольства Земли.

Продолжая быстро набирать высоту, Ретиф сверился с дрожащим лучом искателя на экране и подкорректировал курс на полтора градуса. Впереди, примерно в миле, показались зеленые и красные навигационные огни биплана, который, рыская, летел под углом к курсу флайера. Ретиф пришпорил свою маленькую машину, чтобы уравнять высоту, и повис на хвосте самолета. Теперь, приблизившись, Ретиф смог разглядеть задрапированные яркой тканью крылья, туго натянутые проволочные растяжки, яркий оранжевый герб глоев на фюзеляже, а над ним - витиеватую личную эмблему маршала Либ Глипа. Ретиф рассмотрел даже очки и черты «лица» воинственного премьер-министра, слегка блестящие в зеленоватом свете приборов, и его шарф цвета японского фарфора, залихватски развевавшийся за спиной.

Ретиф маневрировал до тех пор, пока не оказался прямо над самолетом ничего не подозревающего Либ Глипа, потом сделал полубочку и отвалил влево, пролетев достаточно близко от легкого самолета, чтобы тот затрясся, попав в зону разрежения. Сделав крутой вираж, Ретиф развернулся, пронесся над бипланом, когда тот накренился вправо, ушел влево, чтобы пролететь под самолетом Либ Глипа, и, когда глоянский ас повернул ему навстречу и попал во флайер из пулеметов, дипломат увидел ряд звездочек, появившихся на пластмассовом фонаре флайера рядом со своей головой.

Ретиф опустил нос флайера, спикировал, уклоняясь от потока свинца, выровнял машину и, круто взмыв вверх, опять пристроился в хвост биплану. Либ Глип - прекрасный пилот, проделал серию вертикальных восьмерок, бочек, иммельманов и мертвых петель, но все без толку. Флайер настолько плотно сидел у него на хвосте, что Ретиф почти мог коснуться рукой дико вихляющих хвостовых рулей.

Через пятнадцать минут, испробовав все маневры уклонения, Либ Глип пустился в бегство. Ретиф, бездельничая, летел рядом, заставляя доведенного до отчаяния Либ Глипа следовать нужным курсом. Когда глоянский ас посмотрел на него, Ретиф махнул рукой вниз, указывая на землю. А потом поднялся чуть выше, завис прямо над ярко окрашенным бипланом и немного опустился.

Под собой он видел Либ Глипа, напряженно смотрящего вверх. Ретиф еще на фут опустил флайер. Либ Глип сразу же повел биплан на снижение. Ретиф не отставал, заставляя его опускаться все ниже и ниже, пока тот не понесся над самыми верхушками деревьев, похожих на сельдерей-переросток. Впереди показался расчищенный участок. Ретиф опустился еще ниже, и киль его флайера завис в опасной близости от топливного бака, установленного на верхнем крыле биплана. Смирившись с неизбежным, глоянский премьер сбросил газ. Его самолет коснулся неровной земли, тяжело подпрыгивая, прокатился по кочкам и едва не врезался в деревянную изгородь. Ретиф тоже приземлился и затормозил рядом с бипланом.

Когда Ретиф открыл люк флайера, разъяренный премьер-министр уже вылез из кабины и стоял на земле, размахивая большим ручным пулеметом.

- Что это все значит? - завопил Либ Глип,- Кто вы такой?! Как… Эй, вы случайно не мистер Как Бишь Вас Там из Земного Посольства?

- Совершенно верно,- подтвердил Ретиф.- Это я. Поздравляю, Ваше Превосходительство, у вас замечательная память.

- Чего вы хотели добиться этой совершенно беспрецедентной, наглой выходкой? - пролаял премьер.- Вы разве не знаете, что идет война? Я руководил победоносным воздушным налетом на этих синебрюхих блуртских…

- В самом деле? А мне показалось, что ваши эскадрильи находились в нескольких милях к северу и вели неравный бой с громадной армадой бомбардировщиков. А заодно и с самолетами, которые, на мой непросвещенный взгляд, были весьма активными истребителями прикрытия.

- Ну, я был вынужден удалиться на разумное расстояние, чтобы видеть всю картину боя,-объяснил Либ Глип. -Но до сих пор не понимаю, почему Земной дипломат набрался наглости и, нимало не скрываясь, вмешался в мои действия. Мне очень хочется наделать дырок в вашем бренном теле, а министр пропаганды пускай потом объясняется с вашим послом!

- Не стоит,- посоветовал Ретиф.- Маленькая штучка в моей руке - это бластер. Но в дружеских компаниях оружию нет места.

- Дипломатия с позиции силы? - поперхнулся Либ Глип.- Просто неслыханно!

- Забыл предупредить, я сейчас не на службе,- сказал Ретиф.- У меня личное дело. И хотел бы попросить вас о небольшой любезности.

- Лю…. любезности? Какой любезности? -› Нужно прокатиться на вашем самолете.

- И вы силой принудили меня приземлиться только для того, чтобы… чтобы…

- Совершенно верно. И поскольку у нас мало времени, то пора отправляться на прогулку.

- Я встречал разных фанатиков воздухоплавания, но вы - нечто потрясающее! Ну ладно, раз уж вы здесь, я воспользуюсь случаем и расскажу об устройстве моего самолета. У него шестнадцатицилиндровый V-образный движок, вращающий пропеллер из двадцатичетырехслойной фанеры, синхронизированные девятимиллиметровые скорострелки, двойные фары, шины низкого давления, сиденья из вспененной резины, настоящие навигационные приборы - без этих дурацких лампочек. Да к тому же его десять раз вручную покрывали лаком. Крутая машина, а? Когда же вы увидите встроенный бар, то просто закачаетесь!

Великолепный самолет, Ваше Превосходительство,- согласился Ретиф,- Я займу заднее сиденье и скажу, куда лететь.

- Скажете мне, куда?..

- Не забывайте: у меня бластер.

Либ Глип фыркнул и забрался в кабину. Ретиф сел на заднее сиденье. Премьер-министр завел мотор, вырулил к дальнему концу поля, дал газ и после небольшого разбега поднялся в испещренное трассирующими пулями небо.

VI

- Это он,- показал Ретиф на одинокий танк, взгромоздившийся на вершину холма, у подножия которого гремела оживленная перестрелка. Все поле боя купалось в голубоватом свете восходящего Плюшника I, нижним концом серпа зацепившегося за горизонт, а верхним нацелившегося в зенит.

- Это слишком опасно! - сквозь завывания проволочных растяжек крикнул Либ Глип, когда самолет по широкой спирали заскользил вниз.- Его танк просто набит орудиями, и…- Он прервался и резко накренил самолет. Внизу неуверенно засверкали яркие голубые вспышки. В призрачном свете Плюшника I блеснули орудия броневика, нацеленные на спускавшийся самолет.

- Дайте короткую очередь по его передку! - крикнул Ретиф.- Но только осторожно, без больших повреждений.

- Но это же личный броневик Блевняка! - воскликнул Либ Глип.- Ни я не могу стрелять в Блевняка, ни он… у нас нечто вроде джентльменского соглашения…

- Лучше стреляйте,- сказал Ретиф, наблюдая, как трассирующие снаряды все ближе и ближе пролетают от биплана.- Блевняк явно считает, что здесь ваши соглашения теряют силу.

Министр направил нос самолета на броневик и нажал на гашетку спаренной скорострельной установки. Биплан на бреющем полете пронесся над броневиком, и на земле рядом с гусеницами появилась цепочка оспин.

- Это отучит его стрелять не глядя,- заметил Либ Глип.

- Возвращайтесь назад и садитесь! - крикнул Ретиф. Премьер недовольно буркнул, но повиновался. Самолет прокатился по земле и остановился в ста футах от броневика, который развернулся и пришпилил его лучами фар. Либ Глип встал, поднял руки над головой и спрыгнул вниз.

- Надеюсь, вы знаете, что делаете,- со злобой сказал он.- Вы принудили меня отдаться в руки этого варвара и тем самым грубейшим, возмутительнейшим образом вмешались во внутренние дела плюшников! Ну да ладно… Послушайте, если этот синебрюхий мерзавец был настолько подл, что посмел предложить вам взятку, то я, как государственный деятель, официально заявляю: я подлее его. Сколько бы он вам ни предложил, я дам больше…

- Спокойно, Ваше Превосходительство, спокойно. Это всего лишь дружеское неофициальное совещание. Давайте-ка пойдем к нему и удовлетворим любопытство генерала, пока он не решил опять покашлять из своих пушек.

Когда Ретиф и премьер-министр приблизились к броневику, тяжелый люк на его башне распахнулся и из отверстия осторожно высунулся глазной стебелёк генералиссимуса блуртов. Три глаза осмотрели окрестности, и только потом показалась увешанная наградами грудь Блевняка.

- Эй, к чему вся эта стрельба? - раздраженно поинтересовался блурт… Это ты, Глип? Явился согласовать условия капитуляции, да? Неужели ты повредился…

- Сам сдавайся моей двоюродной бабушке Прошме по материнской линии! - завопил Либ Глип.- Меня похитили и, угрожая пистолетом, заставили прилететь сюда!

- Что? - Блевняк с удивлением воззрился на Ретифа.- А я думал, ты захватил Ретифа как беспристрастного свидетеля тех чрезвычайно либеральных условий капитуляции, Которые я собирался тебе предложить…

- Джентльмены, если вы хоть ненадолго забудете о вражде,- вмешался Ретиф,- я смогу объяснить цель этой встречи. Я признаю, что приглашения вы получили довольно необычным, даже сказал бы, несколько неофициальным образом. Но уверен, услышав новости, вы признаете, что овчинка стоила выделки.

- Какие новости? - хором переспросили противники. Ретиф вытащил из внутреннего кармана толстый веерообразный листок бумаги.

- Военные новости,- твердо сказал он.- Мне тут случилось рыться в некоторых старых документах, и я наткнулся на полный отчет о предыстории вашего конфликта. Собираюсь отдать этот отчет газетчикам, но, думаю, вы захотите первыми взглянуть на него, чтобы пересмотреть свои военные цели.

- Пересмотреть? - осторожно переспросил Блевняк.

- Предыстория? - засомневался Либ Глип.

- Джентльмены, в своих действиях я исхожу из того, что вы знаете историю,- Ретиф, помахивая документом, сделал многозначительную паузу.

- Ну… э-э… на самом деле…- промямлил Блевняк.- Боюсь, что в подробностях я… гм-гм…- прохмыкал премьер.

- Но нам, блуртам, и не требуется копаться в прошлом, чтобы найти причину для нынешнего крестового похода против этих… этих глоев и за восстановление поруганной чести нации! - заявил Блевняк.

- Глоям достаточно и новейшей истории, чтобы поддержать их стремление изгнать захватчиков со священной земли своей родины,- презрительно фыркнул Либ Глип.

- Не отрицаю. Но мои известия вдохновят войска,- заметил Ретиф.- Представьте себе, джентльмены, как подскочит дисциплина и моральный дух солдат, господин премьер,- обратился он к Либ Глипу,- когда станет известно, что предки блуртов были группой правительственных служащих со Старого Плюшника, посланных сюда, на Плюшник I и Плюшник II, для основания новых колоний.

- Правительственные служащие, да? - нахмурился Блевняк.- Полагаю, они были гражданскими чиновниками высокого ранга или нечто в этом роде?

- Нет,- обломал его Ретиф.- Если честно, они были тюремными охранниками, и их ранг был Англ-19.

- Тюремными охранниками? Англ-19? - прорычал негодующе Блевняк,- Да это же был самый низкий ранг в табели правительственных служащих Старого Плюшника!

- Разумеется, теперь отпадают все обвинения в снобизме,- тепло поздравил его Ретиф.

Из органа речи Либ Глина вырвалось с трудом сдерживаемое хихиканье.

- Простите мне мое веселье,- с трудом выдавил премьер-министр,- после всей той ахинеи… ха-ха-ха… которую они несли про славное прошлое блуртов…

- И это возвращает нас к глоям,- влез Ретиф.- Они, что очевидно, во время бунта - или мне стоило бы выразиться точнее - побега? - путешествовали на том же самом корабле, что и блурты.

- На том же самом корабле? Ретиф утвердительно кивнул.

- В конце концов, тюремные охранники должны же были кого-то стеречь?

- Вы хотите сказать…

- Именно так,- любезно сообщил Ретиф.- Отцы-основатели Глои были группой преступников, приговоренных к пожизненной ссылке.

Генерал Блевняк хрипло взвизгнул от удовольствия и хлопнул себя по бедру.

- Не понимаю, почему я раньше интуитивно не додумался до этого! - фыркнул он.- Ретиф, вы поступили совершенно правильно, раскопав такие замечательные, такие очаровательные подробности!

- Эй, вы! - завизжал Либ Глип,- Вы не посмеете опубликовать подобную дезинформацию! Я подам в суд…

- И вся галактика будет заливаться смехом, читая утренние газеты,- поддержал его Ретиф.- Отличная идея, мой дорогой Глип, ничего не скажешь!

- И все равно я вам не верю! Это паутина лжи! Сплошная брехня! Грязная, подлая фальшивка, мерзкая газетная утка!

- Убедитесь сами,

Ретиф протянул ему документы. Либ Глип повертел плотный пергамент, с недоумением взглянул на сложные иероглифы.

- Похоже, он написан на староплюшникском,- проворчал премьер.- Боюсь, я никогда не увлекался мертвыми языками.

- А вы, генерал?

Ретиф протянул бумаги Блевняку. Тот, продолжая хихикать, взглянул на них и вернул Ретифу.

- Увы, нет. Придется поверить вам на слово - и я поверю!

- Прекрасно,- сказал .Ретиф.-Однако есть еще одна небольшая загвоздочка. Джентльмены, больше двух столетий ваши народы занимались вторжениями и контрвторжениями. И это, что вполне естественно, не могло не отразиться на архивных записях. Все, что касается периода войн, там изложено весьма сумбурно, и узнать правду почти невозможно. Однако, джентльмены, надеюсь, не станете отрицать, что противоборствующие народы в ходе конфликта поменялись планетами. Вы, блурты,- кивок в сторону Блевняка,- оккупировали родную планету глоев, а вы, глои,- быстрый взгляд на Либ Глипа,- захватили территорию блуртов!

Оба противника кивнули: один - весело, другой - мрачно.

- Однако мне придется внести одно небольшое уточнение,- продолжил Ретиф.- Дело в том, что вы поменялись не планетами, а названиями.

- А?

- Что вы сказали?

- Это истинная правда,- серьезно заявил Ретиф,- Генерал, вы и ваши войска являетесь прямыми потомками глоев. А ваш народ, господин премьер, является достойным наследником великого духа блуртства..

VII

- Но это же ужасно! - простонал генерал Блевняк.- Половину жизни я потратил на то, чтобы привить своим парням правильное отношение к глоям. Как я смогу теперь смотреть им в глаза?!

- Я - блурт?! - содрогнулся Либ Глип.- И все же,- добавил он негромко,- мы были охранниками, а не заключенными. Думаю, нас сильно утешит мысль, что мы не являемся потомками и типичными представителями преступных элементов…

- Преступные элементы! - презрительно расхохотался Блевняк.- Клянусь Пудом, сэр, я охотнее отнесу себя к потомкам благородных жертв продажных лакеев тоталитарного режима, чем признаюсь в родстве с кучкой наймитов надзирателей!

- Лакеев, да? Думаю, именно так свора растяпистых воров-карманников должна относиться к потомственным слугам закона и порядка.

- Спокойно, джентльмены. Я уверен, что эти мелкие разногласия можно уладить и мирным…

- Ага, так вот где развесистая клюква зарыта! - прокаркал Блевняк.- Вы вынесли этот древний сор из нашей избы в беспочвенной надежде, что тем самым заставите нас прекратить вражду!

- Ну что вы, генерал. Ни в коем случае! - вежливо отверг Ретиф столь чудовищное обвинение.- Конечно, вы захотите поменять текст своих листовок и продолжить крестовый поход. Но, боюсь, одними листовками вам не обойтись. Придется обменяться планетами.

- Что такое?

- Никуда не денешься, генерал. ДКЗ, конечно же, не останется равнодушным к тому, что все население двух миров обречено влачить жалкое существование, будучи изгнанниками со своих планет. Я уверен, что смогу договориться, и ДКЗ выделит транспортные корабли для переселения…

- Погодите,- вмешался Либ Глип.- Вы что, собираетесь репатриировать нас… э-э… блуртов на Плюшник I и отдать Плюшник II этим подлым… э-э… глоям?

- Если исключить ваше необъективное определение глоев, вы совершенно точно обрисовали ситуацию.

- Стоите-стойте! - влез теперь Блевняк.- Неужели вы думаете, что я соглашусь остаться на этом сгустке пыли? С моим-то синуситом?

- А мне жить в таком болоте? - Либ Глип ткнул в сторону уже полностью взошедшего на небо диска планеты, где в лучах отдаленного светила гостеприимно блестели реки и горы, моря и континенты.- Пуд вас побери, да моя же астма убьет меня за три недели! Именно из-за нее я всегда предпочитал молниеносные рейды длительным, затяжным операциям!

- Джентльмены, спокойствие, только спокойствие. Я не думаю, что в ДКЗ захотят стать причиной гибели двух столь тесно и плодотворно сотрудничающих государственных деятелей…

- Э… как вы сказали, сотрудничающих? - осторожно поинтересовался Блевняк.

- Генерал, ну вы же прекрасно понимаете, согласие - есть продукт при полном непротивлении сторон,- красиво изложил Ретиф.- А если у вас начальник, который нетерпеливо дышит вам в затылок, то, как бы доброжелательно ни были настроены его подчиненные, согласия им не видать, как своих ушей. Однако если утром посол Злокусни сможет показать инспекторам вашу мирную планету, то это заметно повлияет на его настроение, и, скорее всего, он отложит эвакуацию жителей для более подробного изучения проблемы.

- Но… но как быть с моим танковым ударом сразу на двух флангах? - запинаясь, запротестовал генерал.- Высочайшее достижение всей моей военной карьеры!..

- А мой замечательно скоординированный - раз-два и в дамки! - контрудар?! - запричитал Либ Глип.- Я на два месяца отказался от гольфа, лишь бы разработать такой логичный план!

- Я человек азартный, в запале могу зайти очень далеко,- продолжал давить Ретиф.- И охваченный горячкой объявления перемирий, способен даже забыть опубликовать свои исторические изыскания.

- Гм,- Блевняк покосился на оранжевого премьера.- И, кроме того, будет довольно сложно за столь короткий срок вбить антиблуртовские настроения в моих солдат.

- Согласен. Я без труда могу предсказать, что и у моих ребят еще достаточно долго будет сохраняться привязанность к глоянским обычаям,- поддержал коллегу иб Глип.

- Но я, конечно же, оставляю за собой право пользоваться броневиком,- пробормотал генерал.- А также персональной подводной лодкой, транспортником и всеми вертолетами, скакунами, моноциклами и паланкином для пересеченной местности.

- Думаю, буду просто обязан устраивать Ежегодные Военные Игры, поддерживая на высшем уровне форму войск,- высказался Либ Глип и взглянул на генерала.- Мы даже могли бы разработать нечто вроде плана совместных маневров, только чтобы дать новобранцам опыт боевых действий.

- А что, неплохая идея, Глип. Я мог бы даже побороться за кубок для одномоторных истребителей.

- Ха! С моей маленькой красоткой ничто не может сравниться, особенно когда она входит в ближний бой.

- Джентльмены, я думаю, детали мы можем отложить на потом,- сказал Ретиф.- Мне пора возвращаться в посольство. Да, кстати, надеюсь, что ваше совместное официальное заявление будет сделано до выхода газет.

- Ну…- Блевняк посмотрел на Либ Глипа.- Учитывая обстоятельства…

- Думаю, мы сможем что-нибудь написать,-хмуро согласился с ним Либ Глип.

- Я подкину вас в посольство на броневике,- предложил Блевняк,- Ретиф, мой мальчик, вы сейчас увидите, как он идет по ровной местности…

VIII

В розовом свете зари обдуваемые легким ветерком, Злокусни и сотрудники Посольства стояли на посадочном поле и ждали, когда из космолета ДКЗ снизойдет на землю Плюшника II группа дородных, осанистых чиновников.

- Ну что ж, Гектор,- сказал старший инспектор, окинув взором безукоризненно вылизанный космодром.- Похоже на то, что, возможно, некоторые из тех слухов, которые нам довелось услышать касательно серьезных заминок в процессе переговоров по разоружению, были не совсем верны.

Злокусни вежливо усмехнулся.

- Совершенно обычное, я бы даже сказал, рутинное дело. От меня потребовалось просто уронить несколько слов в слуховые органы некоторых государственных мужей, а дальше все пошло само собой. Найдется не столь уж много местных полководцев, которые могут устоять перед тончайшими намеками Злокусни.

- В самом деле, Гектор, я думаю, настало время предложить твою кандидатуру на более ответственный пост. Я уже довольно давно положил на тебя глаз…

Старший инспектор, заботливо окруженный присными, направился к выходу. Стоявший рядом с Ретифом высохший древний глой в полосатой мантии печально покачал головой.

Это было нечестно, Ретиф, выпросить помилование у юного Либ Глипа. У меня ведь там, в книгохранилище, бывает не так уж много волнительных моментов.

- Теперь все изменится к лучшему,- уверил старика Ретиф.- Думаю, вы можете надеяться, что в ближайшее время в вашей библиотеке появятся читатели.

- О, мальчик мой! - воскликнул хранитель древностей.- Я мечтал об этом долгие годы! Множество классных юных студентов обоих полов приходят ко мне и пытаются умаслить старика, чтобы он дал им надежные шпаргалки! О сладкие видения!.. Спасибо тебе, вьюнош, спасибо! Уже вижу приход новых, светлых времен!..

Старик торопливо заковылял прочь.

- Джейм,- Мэгнан дернул Ретифа за рукав.- До меня дошло множество самых разнообразных слухов о том, как было заключено перемирие. Надеюсь, ваше отсутствие вчера вечером в канцелярии никоим образом не было связано с различными похищениями заложников, кражами, незаконными вторжениями, оскорблениями действием, нападениями, шантажом, отказами от данного обещания и прочими отступлениями от дипломатических норм, которые, как утверждает молва, произошли прошлым вечером?

- Мистер Мэгнан, что за нелепое предположение? - Ретиф. вытащил из кармана листок бумаги, сложенный в виде веера, и разорвал его на клочки.

- Извините, Ретиф. Я должен был убедиться. Между прочим, вы сейчас порвали, случаем, не староплюшниковский ли манускрипт?

- Это? Конечно же, нет. Старое меню из китайского ресторанчика, на которое наткнулся, копаясь в секретных архивах.- Он выбросил клочки в мусорный ящик.

- А-а. Кстати о меню - не хотите ли перед утренней встречей с инспекторами по-быстрому перекусить со мной? Посол собирается провести с ними стандартную пятичасовую вводную беседу, а потом устроить короткий осмотр бухгалтерских архивов…

- Спасибо, нет. Либ Глип пригласил меня испытать одну из новых моделей истребителей. Вон тот красный самолет, новенький, только что с завода.

- Ну что тут скажешь, он премьер-министр, и вы должны всячески ублажать его.- Мэгнан покосился на Ретифа.- Признаюсь честно, я кое-чего не понимаю. Как вам удается устанавливать столь дружеские отношения с этими большими шишками, хоть ваши служебные обязанности ограничены подготовкой докладов в пяти экземплярах?

- Думаю, это благодаря тому, что при встречах с ними я веду себя совершенно раскрепощенно, избегая всяческих протокольных условностей.

Ретиф помахал рукой и направился через взлетное поле туда, где, сверкая в лучах утреннего солнца, его ждал маленький самолет.

This file was created

with BookDesigner program

bookdesigner@the-ebook.org

12.01.2009