/ Language: Русский / Genre:love,

Праздник Для Всех

Кэтрин Ли


Ли Кэтрин

Праздник для всех

Кэтрин ЛИ

Праздник для всех

Перевод с английского Марины Ковровой

Анонс

Сначала главная героиня романа умудрилась переспать с совершенно незнакомым парнем, даже не узнав его имени, а затем, встретившись с ним снова, начинает яростно сопротивляться его ухаживаниям, потому что, видите ли, не доверяет мужчинам.

Первая глава

К вечеру, когда Карли Андербрук приехала в гостиницу, ей уже не хотелось идти ни на какую вечеринку. Кровать в номере на втором этаже и голубая фланелевая ночнушка казались куда более заманчивыми.

Девушка потерла виски; голова была тяжелой, но все же не болела. А усталость снимет горячий душ. Просто Карли была не в духе после недавней стычки с матерью.

Можно подумать, у них раньше не было таких разговоров. Диди все уши прожужжала, твердя о том, что Карли, мол, перестала ходить на свидания. Если честно, ее не так уж часто приглашают, практически никогда. В первые несколько месяцев после переезда в Уайд-Спот, штат Монтана, Карли ясно дала понять местным мужчинам о своем отношении к ним, и с тех пор ее оставили в покое.

И все же Диди продолжала допытываться, почему Карли после смерти отца совершенно забросила свою личную жизнь. Но Карли вновь и вновь отвечала, что это не так. Ее жизнь была полной и насыщенной. Просто отныне она решила рассчитывать только на себя и ни на кого больше.

Карли глубоко вздохнула. Ее недавний разговор с Диди почти не отличался от многих других. Но что-то - она не могла даже точно сказать, что именно сильно ее задело. На всем восьмидесятимильном пути из Уайд-Спота в Бозман девушка размышляла о том, какой одинокой была ее жизнь в последние пять лет.

Обычно Карли гнала от себя такие мысли. Она думала не о том, как сильно любила своего отца, а о той куче долгов, которую он оставил ей и ее матери после смерти; не о своем одиночестве, а о том, как это здорово - заботиться только о себе.

Девушка встала и начала раздеваться, как всегда пытаясь держать мысли под контролем. Открывая горячую воду, она убеждала себя, что запросто нашла бы спутника на эту вечеринку, если бы захотела.

Тем более что Карли приехала сюда не развлекаться. До Рождества оставалось чуть больше месяца, и многие из тех, от кого она хотела добиться помощи, будут веселиться внизу. Кроме того, если повезет, можно будет встретиться с Джонасом Сент-Джоном.

Женщина из офиса "Единого пути" сказала, что это единственная рождественская вечеринка, на которую согласился прийти мистер Сент-Джон со своей... она замялась, не зная, как назвать его сожительницу, и в конце концов скорчила многозначительную гримасу. Между прочим, по мнению мистера Сент-Джона, люди, присылающие ему приглашения на Рождество, хотят от него только пожертвований.

Стоя под душем, Карли вновь вспомнила ее слова и покраснела, потому что именно по этой причине она так жаждала встречи с Джонасом Сент-Джоном. Она тоже каждый год отправляла ему приглашения, которые он неизменно оставлял без внимания.

Пока Карли одевалась и красилась, шум вечеринки стал еще громче. Казалось, ледяной ветер снаружи просачивается в комнату, даже боязно было спускаться вниз без свитера. Когда девушка вошла в столовую в своем зеленом шелковом платье, ее уже трясло от холода. Она потерла голые руки и взяла горячий напиток с подноса у проходящего мимо официанта. Совсем согреться ей не удалось, но по крайней мере дрожь прошла.

Карли пробиралась сквозь толпу, останавливаясь поболтать с друзьями и новыми знакомыми. Бозманское благотворительное общество проводило такие вечеринки каждый год, чтобы заранее отблагодарить тех торговцев, которые помогают бедным семьям праздновать Рождество. Многим из этих людей Карли тоже была обязана. Уайд-Спот - слишком маленький город, и ей постоянно приходилось взывать к великодушию бозманских толстосумов при организации Подарочного дерева и праздничного ужина в Уайд-Споте. В прошлом году она получила по свежей индейке от каждой бакалейной лавки в Бозмане.

Сегодня буквально каждый, с кем приходилось общаться Карли, пришел на вечеринку со своей половиной. Мысль о том, что Диди была права, и ей тоже следовало найти себе спутника, грызла Карли изнутри. По-видимому, она единственная здесь осталась без пары.

Проходя вдоль буфетной стойки, Карли посматривала вокруг в поисках столика, где сидел бы один человек. Но, увы, поужинала она в одиночестве, со всех сторон окруженная парочками.

Когда ведущий объявил в микрофон о начале танцев, Карли поняла, что никогда в жизни не чувствовала себя такой одинокой. Три пары, сидевшие рядом с ней, дружно встали, как только заиграл оркестр.

Смущенная тем, что осталась одна за столом, она тоже поднялась, решив отыскать себе партнера на танцплощадке. Круговерть ярко одетых танцоров слилась в одно размытое пятно, но девушка отказывалась признать, что виноваты в этом навернувшиеся на глаза слезы. В комнате стало еще холоднее.

Бессмысленно оставаться здесь в легком платье и без партнера. Карли начала пробираться к выходу.

- Нет, нет, не надо, - произнес за ее спиной низкий мужской голос, когда она была уже у двери. Крупная мужская рука легла ей на плечо и заставила обернуться. - Неужели ты пытаешься улизнуть? До того, - продолжил он зловещим тоном графа Дракулы, - как начнутся речи? - Незнакомец обнял девушку за талию и вывел на танцплощадку. - Ты же не хочешь пропустить разглагольствования старой как-там-ее, когда она будет благодарить поименно все население Монтаны?

Смеясь, Карли закружилась с ним в танце.

- Я и не думала пропустить ее речь, - сказала она. - Просто здесь холодно, и я пошла за свитером.

- Правдоподобная история.

- Правдивая. В таком платье не согреешься.

Карли не стала объяснять, что источник холода был у нее внутри, и что замерзала она от собственного одиночества.

- Этому легко помочь, - ответил он, положив руку ей на спину и заставляя ее придвинуться поближе. - Мы разделим мое тепло.

Волна жара окатила Карли, когда он привлек ее к себе. Он весь был горячим и сильным. Его широкая грудь, к которой Карли прижалась щекой, прикрытая мягким кашемировым джемпером, излучала тепло. Крепкие руки обнимали девушку, мощные мускулистые бедра двигались в непринужденном созвучии с ее ногами.

- Ой, - выдохнула Карли, - какой ты теплый. - Она прильнула к нему, не в силах сопротивляться нахлынувшему желанию своего тела, истосковавшегося по мужским прикосновениям.

Прекрасно понимая, что совершает глупость, Карли хотела вцепиться в него, как утопающий хватается за своего спасителя. Она почувствовала непонятную отстраненность от всех этих парочек вокруг, как будто была невидимой или это был только сон. Закрыв глаза, она растворилась в объятиях сильного мужчины из плоти и крови.

Карли почувствовала что-то щекой и неохотно подняла ресницы. Ей на глаза попалось слово "Джон".

- Джон? - пробормотала она.

- Что?

- Джон, - повторила Карли. - Тебя так зовут?

- Ах да, это одно из моих имен.

- У тебя бирочка на груди колется.

Его пальцы нежно скользнули вдоль ее щеки, снимая бирку. Карли решила не задумываться о том, кто ее ласкает. Подняв голову, чтобы еще раз взглянуть на него, она ощутила новую волну тепла.

Он был великолепен. Его глаза, очень темные, почти черные, казались коричневыми только из-за золотистых искорок, вспыхивающих в глубине. Из-за миндалевидной формы его глаз создавалось впечатление, что они все время улыбаются.

Джон смял бирку в руке.

- Терпеть этого не могу. Как еще тебе такую не навесили?

- Нацепить такую фигню на шелковое платье? - в ужасе переспросила Карли.

- Все, молчу, - рассмеялся Джон. - Теперь я буду звать тебя "Шелковое платье". - Он вновь нежно привлек ее к своей широкой груди. - Наверное, так называют тебя все мужчины в этой комнате... конечно, когда их жены не слышат.

Карли хотела было возразить. Но она действительно купила это платье из-за того, как смотрелись на темно-зеленом фоне ее длинные, волнистые светлые волосы, и как переливалась ткань при каждом движении. Стоит ли противиться, когда самый потрясающий мужчина на вечеринке заметил это?

Взамен она промурлыкала:

- Меня зовут Карли.

Джон кивнул, его подбородок качнулся возле головы Карли. Девушку удивило, что даже такой незначительный жест мог доставить ей удовольствие. Сколько времени прошло с тех пор, как она в последний раз танцевала с мужчиной? Ей не хотелось сейчас задумываться об этом. Она придвинулась к Джону еще ближе, стараясь насладиться каждым прикосновением.

Наверное, ей следовало объяснить, что она не всегда ведет себя так, что на самом деле она не такая. Но Карли не могла отрицать, что сегодня она была самой собой. Просто проявилась та сторона ее натуры, которую она обычно держала в узде - дурочка, наивно полагающая, что ей кто-то нужен.

Карли замерла, прижавшись к Джону. Ей было так приятно. Неважно, что он о ней подумает, ведь это всего лишь на один танец.

Они прекрасно подходили друг к другу. Твердая рука Джона обнимала талию Карли крепко, но не назойливо. Но когда он приподнял ее голову, а затем вновь прижал к своей груди, его касания были мягкими, почти нежными.

Карли охватило острое желание. Она так долго отказывала себе. И этот человек, нежный, сильный мужчина, напоминал ей об этом каждым шагом, который они делали вместе по танцплощадке. Она обхватила его руку своей правой рукой.

Ладонь Джона скользнула вниз по ее спине, усиливая нажим - намного сильнее, чем раньше; ведь ей это не померещилось? - почти у ягодиц. Карли едва не застонала. Она не замечала, что дрожит.

- Шелк? - пробормотал Джон.

- Мммм?

- Музыка закончилась. - Он попытался разжать ее руку, но она воспротивилась.

- Не-а, - прошептала Карли. - Не хочу останавливаться.

- Мне нужно остановиться, - сказал он, - или перейти в более уединенное место.

Карли неохотно открыла глаза.

- А?

Джон легонько шлепнул ее по заду и медленно выпрямился.

- Я думаю, сейчас нам предложат откушать десерт и выслушать старую как-там-ее.

- Я не хочу есть, - Карли отодвинулась ровно настолько, чтобы посмотреть ему в глаза.

- Правда? - Взгляд Джона вспыхнул огнем. - А я... очень голодный.

Карли подняла руку, желая погладить ладошкой его гладко выбритую щеку, ощутить резкий изгиб его подбородка, может даже провести пальцем вдоль его красивого прямого носа или полных губ.

Внезапно она поняла, что собирается сделать посреди целой толпы, и отдернула руку. Боль одиночества снова вернулась к ней.

Джон отвел ее к столику.

- Ты опять замерзла, Шелк. - Улыбка исчезла с его лица. - Ты хорошо себя чувствуешь?

- Прекрасно. - Карли попыталась сдержать дрожь, но вышло только хуже. Она не могла объяснить Джону, что холод здесь совершенно не при чем. Просто испугалась, что это восхитительное чувство исчезнет. - Все еще держа его за руку, она повернулась к двери. - Думаю, мне нужно идти... взять свитер.

Джон посмотрел на нее с подозрением.

- Возвращаешься к твоим старым штучкам, Шелк? Пытаешься вовремя смыться? - Он взглянул в сторону ораторского места. - Я провожу тебя до твоей комнаты.

- Это не обязательно, - сказала она, но его руку не отпустила.

Джон кивнул.

- Ага, это ведь так тяжело - подняться по лестнице рядом с самой красивой женщиной, вместо того...

Щелкнул микрофон.

- Прошу всех занять свои места на несколько минут, - прогремел женский голос. - Нам нужно сделать пару объявлений.

Джон сделал страшные глаза.

- Бежим отсюда, - и они вместе выскочили из столовой.

Неторопливо поднимаясь по широкой лестнице рядом с этим мужчиной, Карли боялась вновь столкнуться с реальностью. Она шагнула к Джону и он, словно догадавшись о ее мыслях и чаяниях, обнял ее за плечи.

Карли прижалась к нему, не замечая ничего, кроме его сильного тела и своего ответного желания. Она была одинока, и близилось Рождество. Разве Диди не советовала ей побаловать себя?

У двери она повернулась к Джону и взглянула в его влажные темные глаза, удивляясь, чего он ждет.

Его губы изогнулись в усмешке.

- У тебя есть ключ? Или мне выбить дверь?

Карли вспомнила, куда положила ключ, и поморщилась.

- Я, э... - она взмахнула рукой, - у меня не было подходящей сумки к этому платью.

Джон изогнул бровь.

- Ты захлопнула дверь? - Он начал снимать пальто. - Подержи это, пока я сбегаю...

Карли остановила его жестом.

- Не надо. - Отвернувшись, она запустила руку в вырез платья и вынула ключ из лифчика.

Джон сглотнул.

- Счастливый ключик, - сказал он, взяв его из пальцев Карли. - Господи, он нагрелся. А ты вроде бы дрожала раньше.

- Раньше, - тихо согласилась Карли.

От простого прикосновения мурашки пробежали у нее по спине. Она жаждала вновь ощутить его близость, его тепло.

У Карли кружилась голова от наплыва давно забытых чувств и желаний, она не могла собраться с мыслями. Весь этот короткий вечер казался ей сном.

Сейчас она была уверена только в одном - ей не хотелось, чтобы Джон ушел.

Джон распахнул дверь и передал ей ключ. Когда она протянула руку, Джон сжал ее ладонь своими сильными пальцами.

- Иди скорей в тепло, Шелк. А то опять замерзнешь.

Карли и не пыталась высвободить руку.

- Сейчас мне намного теплее.

Она заглянула в открытую дверь, и ее глаза вспыхнули при виде двуспальной кровати, освещенной крошечной лампой, которую девушка забыла погасить. Ей не хотелось входить в комнату, лишиться тепла, которое она чувствовала, стоя рядом с Джоном.

Карли не могла больше смотреть на эту кровать, такую мягкую и уютную, такую манящую. Она покачала головой, пытаясь собраться с мыслями.

Что сделал с ней один-единственный танец? Неужели она действительно решила забыть о рассудке и дать волю чувствам? Это так на нее не похоже.

Но в ее жизни еще не было вечера, похожего на этот.

Карли взяла ключ и вошла в пустую комнату. Она повернулась, чтобы попрощаться с Джоном. Но дверь она не закрыла, и специально встала от нее как можно дальше. Пусть Джон сам закрывает дверь и решает, с какой стороны от нее он хотел бы оказаться.

- Спокойной ночи, - сказала Карли. - Спасибо, что проводил меня до комнаты. То есть, до двери. - Она улыбнулась. - Теперь я в полной безопасности. - Она взглянула ему в глаза, не скрывая своих чувств. - Жалко, правда?

- Господи, Шелк. - Джон шагнул в комнату, захлопнув за собой дверь, и обнял девушку. - Надеюсь, ты этого добивалась.

Он поцеловал Карли так крепко и страстно, что у нее колени подкосились. Когда он ее отпустил, она прижалась к нему, тяжело дыша.

- Мне нужно сесть, - сказала Карли, ее грудь вздымалась и опадала.

Джон отвел ее к кровати и усадил на краешек.

Карли со стоном упала на спину. Она чувствовала себя полностью расслабленной. Сейчас, всего на один раз, в этот единственный вечер она позволит себе хотеть кого-то. Позволит себе кому-то довериться. Она взяла Джона за руку и притянула к себе.

- Шелк, - сказал он срывающимся голосом. - Я сейчас на распутье. У тебя только одна секунда, чтобы передумать и послать меня к черту. - Он провел ладонью по ее щеке и приподнял подбородок, повернув к себе ее лицо. - Но я не хочу этого.

- Мне снова холодно, - прошептала Карли. - Ты обнимешь меня, чтобы я согрелась?

- Боже, Шелк. - Выражение его лица казалось почти страдальческим. Он начал поглаживать ее руку. - Я хотел тебя еще внизу, когда мы стояли, окруженные людьми. Как думаешь, что произойдет со мной, если я буду обнимать тебя, лежа в постели?

- И со мной, - сказала Карли. Ее охватило смущение, но желание от этого не уменьшилось. - Я сама не понимаю, - добавила она. - Я тоже хочу тебя, но я не... то есть, я никогда... - Дрожа, она стянула с кровати стеганое одеяло и завернулась в него. - Я не хочу заставлять тебя... делать что-то не правильное.

- Не правильное? - Джон покачал головой. Он обнял девушку и лег с ней рядом. - Не правильное? Ты с ума сошла? Но это...

- Слишком быстро. Я знаю. Но я... хочу... - Ее слова перешли в стон. Руки Джона были такими сильными, такими возбуждающими, Карли ничего не могла с этим поделать. Она извивалась от его прикосновений. - Я хочу...

- О Господи, и я тоже. - Джон накрыл губами ее рот, и привлек ее к себе.

Карли сразу почувствовала его мужскую реакцию. Губы и язык Джона завладели ее ртом, его руки нежно и страстно блуждали по ее телу. Карли не нашла бы слов, чтоб описать свои ощущения, но она была полностью согласна с Джоном. Это было правильно. Это было так правильно.

Вторая глава

Когда Карли проснулась, она все еще лежала в обнимку с Джоном, прижимаясь к нему всем телом. Ей было тепло и спокойно, и каким-то образом она чувствовала себя любимой.

К сожалению, она не верила в это.

Карли осторожно приподняла руку Джона и вылезла из кровати. Ей удалось не разбудить Джона, но он со стоном потянулся к ней, словно стремился к ее телу даже во сне.

При свете луны она отыскала одежду, разбросанную на полу у кровати. Ей пришлось выбирать собственные вещи из общей кучи.

Сейчас девушке вовсе не хотелось вновь надевать это платье. Но оно обошлось в слишком большую сумму, чтобы выбросить его просто потому, что оно было на ней, когда она совершила ошибку.

Карли замерла. Ошибку? Она покачала головой. Хотя и вправду вчера она вела себя очень необычно, но ошибкой это не считала. Карли не чувствовала угрызений совести и ни в чем не раскаивалась.

Последствий можно не бояться. Джон и об этом позаботился.

Нет, даже избавившись от чувства одиночества, охватившего ее прошлой ночью, Карли глядела на спящего Джона без малейшего сожаления. Инстинкты ее не подвели: то, что случилось вчера, было очень, очень правильным.

Но все закончилось.

Карли бесшумно переоделась в джинсы и свитер, которые носила в дороге. Она надеялась, что снегопад закончился. На часах было четыре - скорее утро, чем ночь, но за окном стояла сплошная темень.

Все же ей не хотелось завтракать с Джоном. И вообще... видеться с ним после вчерашнего. Пытаться объяснить, что же такого необычного было в событиях прошлой ночи. Девушка чувствовала, что случившееся с ней - просто волшебный эпизод, которого бы не было вовсе, если бы Карли не отказалась на время от своей защиты.

Она запихнула одежду и туалетные принадлежности в сумку и остановилась у двери, в последний раз взглянув на Джона. Действительно ли он так хорош, как ей показалось? Или вскоре он начал бы ее раздражать?

Какая разница, все равно Карли этого не узнает. Прошлая ночь была чудесной, но это не лучший способ для начала отношений. Женщина, которую Джон затащил в постель, была не Карли. Он непременно разочаровался бы в ней, если бы узнал поближе. Просто их обоих охватило неодолимое сексуальное влечение.

Она вздохнула. "Неодолимое" - это еще слабо сказано.

Как ни странно, Карли не жалела о том, что могло бы произойти между ними. Удовольствие, которое они с Джоном доставили друг другу, было таким сильным, что девушка боялась испытать его вновь. Что, если она начнет в нем нуждаться?

Не желая больше вдаваться в такие мысли, Карли тихонечко выскользнула из комнаты. Спустившись к стойке, она положила ключ от номера на регистрационную книгу. Когда она выходила из гостиницы, в темном вестибюле не было ни души.

Она возвращалась домой по пустынной дороге. На морозе покрышки скрипели по свежему снегу, и в свете луны окружающий мир казался ослепительно прекрасным.

Как на рождественской открытке, - подумала Карли. Она надеялась, что мысли о приготовлениях к празднику отвлекут ее от вчерашних событий.

Но это не помогло. Прошлая ночь не хотела ее отпускать. Карли вновь и вновь пыталась представить себе, чем еще она могла бы заняться с Джоном, если бы проснулась в его объятиях.

Вернувшись домой, Карли не подходила к телефону так долго, как только смогла - почти три минуты. Затем она позвонила в гостиницу и попросила соединить с ее номером. Вовсе не потому, что ей хотелось продолжить свои отношения с Джоном. Просто Карли решила попрощаться с ним, а не исчезать бесследно.

Не вышло. Трубку никто не взял.

***

Прошло два дня, но ей так и не удалось забыть Джона.

Карли работала посредником, в качестве офиса она использовала переоборудованную кладовку в задней части магазина "Подарки", принадлежащего ей и ее матери, Диди. Комната была небольшой, но в ней имелась отдельная дверь - это необходимо для удобства клиентов - и большое окно. Побелка, покраска, яркие занавески - и помещение стало вполне уютным. Карли позаботилась даже о звукоизоляции на случай, если ее клиенты станут повышать голос.

Девушка очень надеялась, что сегодня обойдется без этого. Какая-то частица удовольствия, испытанного ею в объятиях Джона, еще не успела улетучиться. Но после слишком грубого столкновения с реальностью она может исчезнуть.

Исчезнуть навсегда, потому что, не зная фамилии Джона, его уже невозможно разыскать. Не больно и хотелось, - тут же напомнила себе Карли.

Карли отперла дверь, ведущую на улицу, сварила кофе и включила обогреватель. С тех пор, как они с Диди договорились не тратить деньги попусту, пока не расплатятся с долгами Уэба Андербрука, Карли включала отопление в комнате, только когда ждала клиентов.

Когда умер отец, Карли училась на последнем курсе колледжа, и Диди не позволила ей бросить учебу. Но ее мечта поступить на юридический факультет университета умерла вместе с отцом. Хотя Карли была вполне счастлива и на своей работе. При таком характере, как у нее, посредническая деятельность подходила ей куда больше, чем тяжбы в суде.

Карли осталась в постепенно нагревающейся комнате, вместо того, чтобы пойти к матери и помочь ей в магазине. Сидя за круглым столом, девушка вновь и вновь пыталась выбросить из памяти события той ночи. Но ей это не удавалось.

У нее даже не было никаких мыслей. Одни чувства, не поддающиеся логическому объяснению. Желания, которые она так долго подавляла. Потребности, которые она отказывалась признавать.

Потребности, ха! Карли и сама способна о себе позаботиться.

Кроме того, если ей действительно нужен этот мужчина, что можно сделать? Позвонить той женщине из "Единого пути" и выудить из нее информацию? Хорошенький получится разговорчик.

Их уход с вечеринки, конечно, не мог остаться не замеченным. И если кто-то обратил внимание, что ни она, ни Джон не вернулись...

Карли не хотела давать повод для сплетен, расспрашивая о нем.

Беспорядочный ход мыслей привел ее к вопросу - что, если узнать его имя, позвонить и договориться о следующем свидании? - как вдруг в дверь постучали.

Карли встала с кресла, чтобы открыть дверь, и на мгновение лишилась дара речи. На крыльце стояла женщина; по всей видимости, это была Сильвия Парсонс, сделавшая заказ. Но Карли почти не обратила внимания на высокую, привлекательную гостью. Ее взгляд был прикован ко второму посетителю, деловому партнеру мисс Парсонс.

Джон.

Онемев от изумления, Карли смотрела в улыбающиеся темно-карие глаза.

- Привет, - сказала Сильвия. - Вы, должно быть, мисс Андербрук. Мы можем войти?

- О, э... конечно, - ответила Карли, широко распахнув дверь и пропуская их в комнату. - Я Карли Андербрук, но, э... Да, входите. Конечно. Садитесь, пожалуйста.

О боже, нет, она не должна была так говорить. Ей следовало сразу покончить со всем этим, не впускать их в дом, захлопнуть дверь у них перед носом. Но она была слишком растеряна, и опыт посредника взял вверх, подсказав ей привычный порядок действий.

Карли еще не успела опомниться, а уже предложила им сесть за стол, и сама села между ними, двигаясь как в тумане. Ей хотелось потрясти головой, как собака стряхивает воду. Это было выше ее сил.

Карли откашлялась.

- Я., э... - Она чувствовала, что краснеет, ее щеки горели. Ни одного нужного слова не приходило на ум.

- Наверное, начнем со знакомства? - предложила мисс Парсонс.

У Карли внутри что-то оборвалось. Это она должна была представиться первой, оказать своим посетителям радушный прием. Но сейчас ей хотелось выставить их за дверь.

- Ах, да. Конечно.

- Я Сильвия Парсонс, - произнесла мисс Парсонс, не замечая душевного состояния Карли, - а это Джонас Сент-Джон. Мы партнеры в фирме "Игрушки Джонаса". Уверена, вы слышали о ней.

- О, замечательно э... да, я... все слышали, - выдавила Карли.

Джонас Сент-Джон. Боже праведный, я переспала с Джонасом Сент-Джоном. Сейчас Карли удивлялась, как, оказавшись на той вечеринке, она умудрилась не угадать его настоящее имя. Но с другой стороны... Джон... разве не каждого второго мужчину так зовут? Откуда ей было знать, что перед этим "Джоном" стояла приставка "Сент".

Карли через силу улыбнулась.

- Я Карли Андербрук. Кажется, вы уже знаете.

- Лишний раз повторить не вредно, - заметил Джонас. - А то я с прошлой ночи не запомнил.

- С прошлой ночи? - переспросила Сильвия.

- Да, мисс Парсонс. - Карли решила идти напролом. Кроме того, улаживая конфликты своих клиентов, она всегда начинала с выяснения, в каких отношениях она находится с каждой из сторон. В таком маленьком городке ей часто приходилось работать со своими знакомыми. - Я встречалась с вашим партнером на рождественском балу в гостинице, хотя мы не... мы не были представлены друг другу. Я, э... не думаю, что я возьмусь за ваше дело. Так как я знакома с Джо... мистером Сент-Джоном, то могу быть необъективной.

- Чепуха, - возразила Сильвия. - Именно поэтому мы проехали семьдесят пять миль. Мы слишком хорошо знаем всех бозманских посредников. У нас нет ни малейшего желания обсуждать деловые проблемы с нашими знакомыми. Если вы один раз станцевали вместе на вечеринке, это еще не значит, что вы друзья.

- Э... - Интересно, что сказала бы эта женщина о целой ночи, проведенной в постели с ее постоянным любовником. Но Карли не собиралась обсуждать это с Сильвией. - На самом деле это был не просто танец. - Она не решалась взглянуть Джонасу в глаза. - Я была э... немного не в себе, и мистер Сент-Джон очень... помог. Я ему... благодарна.

Сильвия прищурилась.

- Нечего делать из мухи слона, - заявила она. - Джонас вообще очень добрый. Поэтому столько людей им пользуются.

Карли смутило грубое пренебрежение Сильвии к ее чувствам. Она напомнила себе, что Сильвия не знает всех фактов. Кроме того, Карли была здесь посредником, и ее чувства действительно не имели значения.

- Не думаю, что я воспользовалась им, - сказала Карли. - Но...

- Конечно, нет, - перебила ее Сильвия. - Тем более, если вы плохо себя почувствовали. Но сегодня об этом уже можно забыть. Уверена, что Джонас давно выбросил это из головы, иначе он рассказал бы мне о вас. - Она мельком взглянула на Джонаса, который выглядел совершенно невозмутимым. - Надеюсь, теперь мы можем продолжить.

Карли не знала, что ответить. Ее, конечно, не удивило, что Джонас не "рассказал" о той ночи. Но слова Сильвии о том, что он "выбросил это из головы", тогда как Карли не могла думать ни о чем другом, ранили девушку до глубины души.

- Мы слышали о вас много хорошего, - сказал Джонас, с явной насмешкой в голосе. - Такие вещи нелегко обсуждать с кем-то. - Его глаза блестели от сдерживаемого смеха. - Обычно требуется несколько месяцев, чтобы узнать человека так... близко.

Карли решила чуть попозже пообщаться с Джонасом наедине и сказать ему пару ласковых. Таким образом она сможет разобраться и со своими проблемами, и с проблемами Сильвии.

- Конечно, мистер Сент-Джон.

Сильвия, нахмурившись, перевела взгляд с Карли на Джонаса.

- Я что-то не так поняла, Джонас? - спросила она. - Тебя чем-то не устраивает мисс Андербрук?

- Напротив, - ответил он без намека на улыбку. - Я думаю, дела пойдут, - он окинул Карли ироническим взглядом, - гладко, как шелк.

- Мистер Сент-Джон, - начала девушка, - я не думаю...

- Карли, - перебил ее Джонас. - Мы можем называть друг друга по имени?

- Конечно, но...

- Позвольте мне объяснить, почему мы выбрали именно вас.

Сейчас его голос был совершенно серьезным, и Карли не могла этого не заметить. Отреагировала она вполне профессионально - сосредоточив на нем все свое внимание.

- Вы не юрист, - сказал Джонас. - Мы влипли в эту неприятность из-за юриста.

- Вот именно, - вставила Сильвия. - И такая помощь нам больше не нужна. Все посредники, о которых мы слышали хоть что-то хорошее, юристы по образованию. - Она скрестила руки на груди. Хотя ее поза и казалась скованной, Карли чувствовала непреклонную решимость, исходящую от этой женщины. - Нам нужны только вы, Карли.

Девушка на мгновение прикрыла глаза, отчаянно пытаясь собраться с мыслями. Джонас, очевидно, не собирается отступать, даже узнав, кто она такая. И если она решит отказаться от этого дела, он ее не поддержит.

Конечно, если честно объяснить все Сильвии... Карли вздрогнула. Она не сможет. Ничего не остается, кроме как двигаться дальше.

Карли глубоко вздохнула. За секунду до появления Джонаса она убеждала себя, что больше никогда его не увидит. Разве не так? Теперь узнав, кто он, узнав, что он живет с другой женщиной, Карли была более чем уверена, что никогда не допустит еще одной... встречи с ним.

Это была простая интрижка, свидание на одну ночь. Карли никогда не поступала так раньше и, конечно, не повторит это в будущем.

Пора наконец забыть о случившемся и заняться делом. Действительно, выступая в роли посредника, Карли сможет держаться от Джонаса на безопасном расстоянии. Ведь ей нельзя поддерживать с ним какие бы то ни было личные отношения, пока он является ее клиентом.

Ей уже приходилось улаживать конфликты, в которых были замешаны ее хорошие друзья, и никаких проблем не возникало. Наверняка и с этим делом она справится.

Карли подняла голову. Сильвия смотрела на нее странным взглядом. Эта женщина была высокой и очень красивой. Ее короткие темные волосы вились, обрамляя лицо и подчеркивая выразительные медово-карие глаза.

В душе Карли уже покорилась. Ей было много проще взяться за улаживание их дела, чем пытаться что-то объяснить обладательнице таких кошачьих глаз.

- Начнем, - сказала она, переводя взгляд с Сильвии на Джонаса. - Вам удобно? Я могу сильнее включить отопление... или выключить, если вас так устроит. И я сварила кофе. - Она указала на стойку в углу. - Но могу предложить еще что-нибудь, если вы...

- Может, позже, - вставила Сильвия. - Пока все прекрасно, правда, Джонас?

Карли посмотрела на него, и их взгляды встретились. Она не могла моргнуть, не могла отвернуться.

В его темных глазах мелькнула улыбка, но лицо осталось неподвижным.

- Нет, спасибо, - ответил он. - Не думаю, что сейчас мне нужны стимуляторы.

Карли отбросила с лица прядь длинных волос; она сомневалась, что сможет сохранить здравый рассудок к концу этой встречи.

- Очень хорошо, - сказала она, почувствовав облегчение от того, что не придется подавать им кофе, когда руки так дрожат. - Вы прочитали и подписали соглашение о примирении?

- Да. - Сильвия вынула две копии документа из портфеля, стоящего на полу. - Мы сделали это, хотя Джонас не сможет не перебивать. Это его любимый способ побеждать в спорах.

Карли повернулась к нему.

- Это самое важное правило, Джонас, - сказала она. Ей хотелось произнести его имя, и убедиться, что оно прозвучит естественно. - О чем бы ни шла речь, мы не должны перебивать друг друга.

Джонас покачал головой.

- Сильвия преувеличивает. Как всегда.

Карли закусила губу.

- Подобные личные высказывания только замедляют процесс примирения. Я попытаюсь не обращать на них внимание. Но я не смогу решить эту проблему за вас, понимаете? Я просто пытаюсь помочь вам прийти к соглашению, которое составите вы вдвоем.

- Не представляю, как вам это удастся, - сказал Джонас, - если не предложите что-нибудь новенькое. Мы обсуждали это в течение нескольких месяцев, но так ничего не решили. Только убедились, что ни один из нас не собирается ни в чем уступать.

Карли кивнула.

- Возможно, это будет непросто. Начнем? - Она взглянула на Сильвию. Почему бы вам первой не сделать свое заявление? Опишите как можно подробней, в чем, по вашему мнению, заключается проблема.

- О, нашу проблему легко описать, - сказала Сильвия. - Решить гораздо труднее.

Карли молча кивнула. На этом этапе нет ничего лучше, чем выяснить истоки конфликта; обычно это приводит к решению. Люди, которые обсуждают одно и то же дело снова и снова, уже не способны заметить возможный выход.

- Мы полноправные деловые партнеры, - сказала Сильвия, - в фирме "Игрушки Джонаса". В названии его имя, потому что он делает игрушки. Его все знают, потому что именно он занимается творчеством. Но "Игрушки Джонаса" никогда не стали бы такой известной компанией, если бы не я. Я занимаюсь бизнесом. - Сильвия сидела неподвижно, как и раньше обхватив себя руками за плечи, ее ноги были скрещены, одна из них упиралась в ножку кресла. - Джонас согласится с этим.

Сильвия взглянула на Джонаса, словно ожидая подтверждения. Хотя обычно Карли считала, что не следует прерывать заявления сторон, Сильвия очевидно нуждалась в этом.

Девушка повернулась к Джонасу.

- Сильвия считает, что ваш и ее вклад в деятельность фирмы равны, что каждый из вас вносит в дело что-то свое, и что без любого из вас ваш бизнес не стал бы таким успешным.

- Согласен, - сказал Джонас. - Полностью. Но дело в том...

Карли остановила его жестом.

- Пусть Сильвия закончит.

Сильвия вытянула ноги.

- Когда мы начинали свое дело... ну, не так давно, а вскоре... когда фирма начала разрастаться, после того, как мы окончили колледж.

Она умолкла на мгновение, глядя в окно, очевидно собираясь с мыслями.

- Мы с Джонасом встретились в колледже. Он тогда делал игрушки, но очень мало. Продавал их в несколько игрушечных магазинов в Монтане и друзьям. Зарабатывал он немного, едва хватало на учебу.

Сильвия взглянула на Карли, вцепившись рукой в подлокотник кресла.

- Он ничего не добился. Он понятия не имел о том, на что способен. И тогда я взяла его в оборот. - Ее щеки порозовели, и она смущенно улыбнулась. - В смысле, я взяла на себя деловую часть его работы.

Карли не сводила глаз с Сильвии. Она не осмеливалась взглянуть на Джонаса и увидеть, что он чувствует в то время, когда эта напористая женщина так бесстрастно заявляет, что "взяла его в оборот".

О, как бы ей хотелось никогда не слышать этого. Обычно ей без труда удавалось сохранять свой нейтралитет. Но она не могла не думать о том, что Сильвия не права, если всерьез считает, что может "взять в оборот" такого сильного мужчину.

- После окончания колледжа, когда мы смогли полностью посвятить себя работе, наши дела пошли вверх, - с гордостью продолжила Сильвия. - Затем, естественно, проводя столько времени вместе, мы... - Ее подбородок дрогнул, но Карли вовсе не показалось, что Сильвия пытается сдержать слезы или злые слова. - Мы решили подписать соглашение о партнерстве. Его для нас составил адвокат. Мы высказали ему кое-какие идеи, но текст соглашения написал он. И он... мы тогда не предвидели всех последствий. В этом соглашении не все предусмотрено. В нем нет... - Она встретилась взглядом с Карли, и в ее медовых глазах вспыхнула злость. - Кошмар какой-то.

Джонас смотрел на Сильвию, рассеянно кивая головой, словно соглашаясь с каждым ее словом.

Карли пыталась не обращать на него внимания, но она чувствовала его присутствие даже тогда, когда не думала о нем и не смотрела в его сторону.

- То есть, с этого партнерского соглашения начались ваши проблемы?

- Это и есть проблема! - воскликнула Сильвия.

- Вы не могли бы объяснить подробнее? - предложила Карли.

- Я не хочу разделять нашу фирму, - отрезала Сильвия, - это затеял Джонас. И мы оба не хотим, чтобы за нас все решил суд. В соглашении о партнерстве говорится, что если один из нас хочет выйти из дела, оставшийся получает все предприятие. Значит, я должна получить "Игрушки Джонаса".

Карли уставилась на нее во все глаза, не зная, что ответить. Она чувствовала, как напрягся Джонас, ожидая своей очереди высказаться.

У нее уже вертелось на языке: "Игрушки Сильвии? Да вы шутите". Но это было бы непрофессионально. Как посредник, она не имела права становиться на чью-либо сторону, независимо от личных чувств.

- Я не совсем поняла, - сказала она. - Что заставило вас после долгих лет успешной совместной работы, решиться на разрыв?

- Я не хочу разрыва, - ответила Сильвия. С явной неохотой она продолжила, - Джонас никогда не принимал деловых решений, только творческие. Сейчас он стремится вторгнуться в мою сферу влияния - маркетинг, сбыт и распространение. Но у него нет опыта. - Она сжала руки в кулаки. - А с моим мнением он не считается.

- В партнерском соглашении указано, кто чем должен заниматься? спросила Карли.

- Нет, к сожалению. - Сильвия посмотрела на Джонаса. - Но это всегда подразумевалось. Раньше у нас не было проблем... потому что мы никогда не наступали друг другу на пятки.

Во взгляде Джонаса злости не было. Напротив, у него был очень сочувствующий вид; Карли даже удивилась, что они не смогли договориться сами.

- Если вы оба согласны с тем, что должно случиться после ухода одного из вас, - продолжила Карли, не переставая думать о том, что Джонасу придется отказаться от фирмы, носящей его имя, - что за проблему требуется уладить?

Сильвия раздраженно фыркнула.

- Вот тут юрист и напортачил. Все патенты на игрушки оформлены на имя Джонаса, и он не собирается их отдавать. По-моему, я имею права на те из них, которые уже продаются. Естественно, Джонас против. Говорит, что они пригодятся ему в новой фирме, которую он откроет, если я не уступлю. И этот пункт в соглашении так по-дурацки написан... кто знает, чего ждать от Джонаса. Дело может кончиться судом. - Она закрыла глаза и яростно покачала головой. - Эти юристы! Видите, во что мы влипли.

Карли кивнула. Тут ей пришлось согласиться.

- Похоже, вы можете возбудить дело против юриста, который...

- Именно этого мы хотим избежать! - гневно воскликнула Сильвия. Судебных заседаний, огласки и поисков выхода, который затянется на годы. Если вообще найдется! - она шумно выдохнула и откинулась на спинку кресла.

- Вы удовлетворены вашим заявлением? - спросила Карли.

Сильвия кивнула.

- Надеюсь, я все сказала.

Карли повернулась к Джонасу.

- Ваша очередь. Объясните все своими словами, но попытайтесь ответить на те требования, которые высказала Сильвия. В вашей фирме она была согласна оставаться в тени, так как знала, что вы оцениваете по достоинству ее огромный вклад. Ей кажется, что она не сможет продолжать совместное дело, лишившись вашего уважительного отношения.

Джонас взглянул на Карли так, словно видел ее впервые.

- Мне это не приходило в голову, - сказал он. - То, что Сильвию практически никто не знает. Мне даже неудобно стало, когда я понял, что ни разу не задумывался о ее чувствах. Конечно, я и сейчас ценю ее работу, но...

Он вытянул ноги перед собой и засунул руки в карманы, в этот миг он не смотрел ни на одну из женщин.

- По-моему, в рассказе Сильвии было много полезной информации, добавил он. - Конечно, мы оба знаем всю историю, и подробностей в ней столько, что у вас не хватит времени выслушать. Не представляю, с чего начать.

- Просто объясните вашу ситуацию как можно подробней, - ответила Карли. - Чем больше я услышу, тем лучше смогу помочь. Очень часто я знаю, в чем дело, еще до того, как начинаю улаживать конфликт. В вашем случае я блуждаю в потемках.

Джонас взлохматил пышную каштановую шевелюру. Этот его жест тут же напомнил Карли, как он гладил ее волосы в ту ночь. Ее охватило возбуждение. Карли хотела отвернуться, отвлечься, но не могла. Она обязана уделить Джонасу все свое внимание. Это ее работа.

- Мы подписали то чертово соглашение, когда решили пожениться, раздраженным тоном сказал Джонас. - Его следующие слова объяснили причину раздражения. - Этот дебильный юрист заявил, что мы не должны смешивать любовь и работу, и если мы подпишем партнерское соглашение, то деловые проблемы не повлияют на наш брак.

Брак? Карли очень надеялась, что ее изумление осталось незамеченным. Мало того, что она провела ночь с мужчиной, живущим с другой женщиной. Оказывается, он еще и женат. И был с ней, пока его жена танцевала внизу.

Карли сдержала свое возмущение. Ее чувства никак не были связаны с ее сегодняшним делом. Просто ей больно было узнать, что та ночь значила для нее гораздо больше, чем для Джонаса.

Он встал и прошелся по комнате.

- Я не могу собраться с мыслями, если сижу на одном месте, - пояснил он. - Не возражаете?

- Если Сильвия не против, то и я тоже, - солгала Карли. В действительности она хотела, чтобы Джонас сел и не мелькал перед глазами. Она не могла отвести взгляд от его мускулистых бедер, обтянутых узкими джинсами. - По крайней мере, когда говорите вы. Мне кажется, слушать Сильвию вы будете более внимательно, если присядете.

- Возможно, - пробормотал он. - Хотя я все это уже слышал.

- Если вы так относитесь к нашему разговору, его бессмысленно продолжать, - сказала Карли, надеясь, что в этот миг она была не очень похожа на старую злую учительницу.

Казалось, крохотная комнатка переполнилась эмоциями настолько, что уже не может их вместить. Карли пришлось взять себя в руки, чтобы не расплакаться... или не выгнать своих посетителей прочь. Если из-за жесткого самоконтроля ее слова кажутся слишком сухими и официальными, это все же лучше, чем если бы она выдала свои истинные чувства.

- Верно, - сказал Джонас. - Я буду слушать. Вас-то я точно выслушаю. Ваши услуги не настолько дешевы, чтобы я мог проигнорировать ваше мнение.

Карли со вздохом взглянула на Джонаса. Наверное он имел в виду, что плата, которую она берет, не слишком низкая. Он ведь не считает ее дешевкой?

Внезапно Джонас и сам понял, что сейчас сказал. Он сделал резкое движение, словно хотел прикоснуться к Карли, но в последний момент отдернул руку.

- Продолжайте, пожалуйста, - подбодрила его Карли.

- Ага, - буркнул Джонас, скорее самому себе. - Сильвия принимает деловые решения. Благодаря ей мои игрушки начали продаваться по всей стране, еще когда мы учились в колледже. Не могу отрицать, что она сделала меня богатым человеком.

Джонас остановился позади Сильвии и похлопал ее по плечу. Карли стиснула ручки своего кресла. Она смотрела на него немигающим взглядом. Если бы она хоть на мгновение закрыла глаза, то снова бы увидела, как эта самая рука касается ее кожи, ее тела... У нее перехватило дыхание, когда она представила себе эту руку на теле Сильвии. На теле его жены.

- Но это вовсе не означает, что у меня нет собственного мнения. Джонас продолжил свое блуждание по комнате. - Я не делаю игрушки, которые убивают. Не делаю оружие. Этого нет ни в моих игрушках, ни в моей жизни. Я даже не смотрю фильмы со сценами насилия. - Он остановился напротив Карли. Вы знаете девиз моего предприятия?

- Слышала, - ответила Карли. - "Игрушки, которые не ломаются, а ломают правила", да?

- Да, - повторил Джонас. - Я всегда делал такие игрушки, чтобы дети могли посмеяться над взрослыми, даже выставить их дураками. Но не убивать их, не убивать друг друга. Этим я не занимаюсь. - Он покачал головой. Слишком много детей сталкиваются в своей жизни с настоящим насилием. Я не хочу усугублять это. - Он скрестил руки на груди, бросив суровый взгляд на свою жену и деловую партнершу. - Этого требует от меня Сильвия. Я не позволю, чтобы предприятие, носящее мое имя, занималось этим... и не важно, кто будет им управлять.

Сильвия, в отличие от Джонаса, не испытывала такой потребности в движении. Она напоминала красивую китайскую куклу. У Карли в голове не укладывалось, как эта застывшая женщина, неподвижно сидящая в кресле, может делать игрушечное оружие для маленьких детей.

- Если я правильно поняла Джонаса, - подытожила Карли, пытаясь сохранить нейтральный тон, - он считает, что какое бы направление ни выбрала ваша компания, при принятии решений всегда необходимо руководствоваться нравственными принципами. Особенно тем, что нельзя вносить дополнительное насилие в жизнь детей.

Сильвия махнула рукой.

- Ой, это так не к месту, - пренебрежительно сказала она. - Просто у него этот... бзик насчет детей. - Она взглянула на Джонаса впервые с тех пор, как он подошел к ней. - Если честно, Джонас, я удивляюсь, что ты до сих пор не обрюхатил десяток женщин.

Он положил руку на спинку ее кресла.

- Ты знаешь, Сильвия, что для меня и одной вполне достаточно.

Хороший из тебя посредник, - выговаривала себе Карли. Она молча сидела, не зная, что делать дальше. Ей следовало вмешаться в этот диалог, перефразировать слова Сильвии, убрав из них весь жар и эмоции, а уже потом дать Джонасу возможность ответить. Но как убрать эмоции из разговора супружеской пары о детях?

Карли хотелось сбежать из этой комнаты. Пусть Диди передаст им, что она не станет вести их дело. А потом можно будет закрыться в спальне и всласть выплакаться.

Но вместо этого девушка предложила:

- Хотите кофе?

Глядя на сливочный завиток в черном густом напитке, Карли могла думать только об одном: слава богу, что Джонас пользовался презервативом.

Третья глава

Подав кофе, Карли вернулась к своему креслу, решив на будущее относиться к этим людям как к любой другой супружеской паре. Все фантазии, которые она лелеяла о Джонасе в последние два дня, рассыпались в прах. Впрочем, она не настолько была увлечена этими мимолетными мыслями, чтобы их можно было называть "фантазиями". Способ убить время и ничего больше.

Человека по имени Джон не существует. Есть Джонас, женатый мужчина, планирующий со своей женой завести ребенка.

- По-моему, мы так и не докопались до сути вашей проблемы, - сказала Карли, пытаясь побыстрее отвлечься от... детской темы. - Сильвия, вы всегда считали, что Джонасу следует выпускать игрушки, пропагандирующие насилие? Или в вашей фирме произошли перемены, после которых вы решили, что это необходимо?

- Мне всегда казалось, что он перебарщивает, - ответила Сильвия, - даже учитывая его прошлое.

- Давай закроем эту тему, - перебил ее Джонас. - Ясно ведь, что речь сейчас не об этом.

Сильвия холодно на него посмотрела, затем повернулась к Карли, в ее взгляде ясно читалось: "Эти мужчины!"

- Просто ты так странно к этому относишься.

Карли повернулась к Джонасу, но он не стал дожидаться ее позволения, чтобы ответить.

- Вовсе не странно, и сейчас это не важно, - он взглянул на свою партнершу, - Продолжай, Сильвия.

Холодный, не допускающий возражений тон Джонаса подействовал на Карли как удар под дых. Той ночью в гостинице она ничего от него не скрывала, даже такие секреты, которые хранила годами. Сейчас же твердый отказ Джонаса раскрыть перед ней какую-то тайну своего прошлого, помог ей понять, как мало значила для него та ночь. Карли не могла произнести ни слова, она просто выразительно посмотрела на Сильвию.

Сильвия глубоко вздохнула.

- Раньше все шло прекрасно, и такие проблемы не возникали. Но теперь Джонас решил заняться производством компьютерных игр. Он считает, что может взять одну из этих старых настольных игр... - в ее голосе прозвучало явное презрение, - и превратить ее в компьютерную игру. Он и вправду думает, что современные дети будут ее покупать, если в ней не будет ни азарта, ни опасности! Оружие и убийства детям никогда не приедаются, они любят все эти лужи крови. - Наконец в голосе Сильвии появились какие-то эмоции. - Это слишком... рискованно.

- Вы имеет в виду кровавые игры? - смутившись, переспросила Карли.

- Я имею в виду производство компьютерных игр. Мы не можем начать осваивать этот рынок, о котором вообще ничего не знаем, без крупных капиталовложений. Мы рискуем слишком большими деньгами, если не выпустим в продажу что-то, что наверняка понравится детям. - Сильвия откинулась на спинку кресла и прикрыла глаза, словно устыдившись такого бурного проявления чувств.

Карли удивила злая гримаса на лице Джонаса. Она поспешила сгладить его раздражение, прежде чем он сможет ответить.

- Если я правильно поняла Сильвию, она не настаивает на насилии, как таковом. Но вы хотите направить ваш бизнес в новое русло без того необходимого уровня безопасности, который устраивает Сильвию. Нет ли способа одновременно удовлетворить как ваше, так и ее желание?

- Нет. - Взгляд Джонаса слегка смягчился. - Бизнес - это всегда риск. Он посмотрел на Сильвию. - Мы добились успеха именно потому, что поступали по-своему. Мои игрушки хорошо продаются из-за их оригинальности, но это всегда было рискованно, Сильвия. Сейчас мы можем топтаться на одном месте или двигаться вперед... но идти нам придется по тому же пути, что и раньше. Придерживаясь наших принципов. Я не смогу делать что-то, противоречащее моим моральным убеждениям, даже если это принесет мне миллионы.

Карли сглотнула. Как он смеет говорить о морали и принципах, если изменил своей жене каких-то два дня назад? С явным усилием она выбросила эту мысль из головы.

- Если я правильно поняла Джонаса, - сказала она Сильвии, - он считает, что это не первое рискованное решение в вашем бизнесе, и что выпуск новых игр не так опасен, как топтание на одном месте.

- Вот именно, - вставил Джонас.

Карли покачала головой.

- Пожалуйста, пусть ответит Сильвия.

Сильвия помолчала, словно обдумывая услышанное. Но ее руки сжались в кулаки.

- Джонас, это намного опасней, чем все, что мы делали раньше. Нам нужны новые люди, новое оборудование, новые связи, новые продавцы. - Она повысила голос. - Мы ничего не знаем об этом рынке. Мы знаем только, что лежит на прилавках. И видим, что рынок завален кровавыми играми. - Дрожащей рукой она взяла со стола чашку с кофе, но тут же поставила ее на место, не сделав ни глотка. - Тебе самому не придется заниматься этим, Джонас. Ты можешь разработать игру по-своему, а уже потом программисты вставят туда все жестокие сцены.

- Нет! - рявкнул Джонас, прежде чем Карли успела вмешаться.

Она остановила его жестом.

- Прежде чем отвечать категорическим отказом, попытайтесь развеять беспокойство Сильвии. Она боится, что вы можете разорить ваше предприятие, если не сделаете серьезный анализ нового рынка.

Джон плюхнулся в кресло и вытянул перед собой длинные ноги.

- Я откуплюсь от тебя Сильвия. Забирай половину наличности. Если ты правильно распорядишься деньгами, а в этом я не сомневаюсь, тебе хватит до конца дней. И я буду выплачивать тебе двадцать процентов от прибыли, пока это предприятие останется в моих руках. Никакого риска, никаких споров. Никаких вопросов о том, кто хозяин.

Предложение Джонаса было таким разумным, Карли чуть было не кивнула в знак согласия.

- Может ли предложение Джонаса сгладить ваши опасения, Сильвия? Вы будете уверенной в своем будущем и получите часть прибыли, если новые игры будут хорошо продаваться. Или есть какие-то проблемы?

- Проблемы? Конечно, есть. Я не хочу уходить из фирмы. Я ее создала. Она моя в такой же степени, как и Джонаса. А теперь он хочет меня выгнать. Заменит меня какой-нибудь дурехой, которая будет делать все, что он скажет, не задавая вопросов. - Она посмотрела на Джонаса, сидящего напротив, ее медовые глаза наполнились болью. - В этом все дело, Джонас? Ты нашел женщину, согласную родить тебе ребенка?

Карли разинула рот от изумления. Как может Сильвия так спокойно говорить об этом? Что-то здесь не так.

- Пожалуйста, объясните мне, - обратилась она к Джонасу, чтобы дать Сильвии время остыть. - Кажется, вы говорили, что женаты. По-моему, вам не следует...

- Нет.

Джонас с усмешкой взглянул ей прямо в глаза. Должно быть, он понял по ее лицу, какое облегчение она испытала, услышав его ответ. Джонас не женат. Карли надеялась, что ее голос останется бесстрастным... если она еще придумает, что сказать. Ее губы дрогнули. Но заметила ли это Сильвия? Господи, только бы не заметила.

- Мы были помолвлены, - пояснил Джонас. - Но мы с Сильвией не сходились в одном очень важном вопросе. Я хотел иметь детей, а она нет. Мы ничего не могли с этим поделать. В конце концов, мы остались... друзьями и деловыми партнерами.

Если бы Карли не познакомилась с Джонасом раньше... - "Познакомилась?" разве так называется то, чем они занимались той ночью? - она была бы с ним полностью согласна. Дети - это основа любого брака. Карли повернулась к Сильвии, чтобы удержаться от вопроса, который хотела задать Джонасу... Что значит "друзьями"? Вы все еще живете вместе?

- По мнению Джонаса, вы разорвали помолвку по обоюдному согласию. Вы были удовлетворены своим выбором и остались друзьями. - Карли посмотрела Сильвии в глаза, надеясь заметить ее реакцию. - Но все же у вас осталась какая-то затаенная обида. Не хотите ли рассказать об этом?

- Конечно, я разозлилась, - выпалила Сильвия, направив на Джонаса все свое негодование. - Ты выбросил меня из своей жизни, как сейчас выбрасываешь из нашей фирмы. По той же самой причине - я не соответствую твоим высоким стандартам.

Джонас подскочил на кресле, очевидно он хотел ответить Сильвии, дать ей отпор. В его темных глазах мелькнуло осуждение. Или он думает, что Карли влезла не в свое дело? И хочет остановить ее прежде, чем речь зайдет о его прошлом. В подобных беседах часто вылезают наружу старые обиды. Но обычно это помогает уладить проблему.

Карли глубоко вздохнула.

- Сильвии кажется, что вы игнорируете ее значительный вклад в ваше совместное дело. Он чувствует себя неуверенно, так как считает, что вы насильно ее выгоняете, нарушая партнерское соглашение. По ее мнению, вы разорвали ваши личные отношения, не считаясь с ее чувствами. Теперь вы делаете то же самое в бизнесе, не принимая во внимание ее глубокую эмоциональную связь, которая для нее важнее денег.

Карли взглянула на Сильвию. Обычно она старалась помочь своим клиентам разобраться в старых обидах, прежде чем перейти непосредственно к проблеме. Но сейчас она не была уверена, что сможет обсуждать их личные отношения, не поддавшись собственным смешанным чувствам к Джонасу. Поэтому Карли пыталась увязать вместе личные переживания Сильвии и ее отношение к бизнесу. Но кажется, попытка была не очень удачной.

- Вы это так воспринимаете, Сильвия? - спросила Карли.

Сильвия вновь приняла свою застывшую позу.

- Да, верно.

Карли повернулась к Джонасу.

- Вы согласны, что Сильвия нуждается в большей безопасности? В том, чтобы ее усилия оценивались по достоинству? Чтобы она чувствовала, что с ней считаются?

Лицо Джонаса странно исказилось, когда он взглянул на свою бывшую невесту.

- Это правда, Сильвия? По-твоему, это я... разорвал помолвку?

Сильвия кивнула.

- Да, Джонас. Я сама бы никогда этого не сделала. - Она опустила глаза. - И сейчас тоже. А теперь ты больше не хочешь встречаться со мной даже на работе. Я не... - Ее голос сорвался. - Я только там и могу тебя видеть, Джонас, я не в силах лишиться этого. Я... люблю тебя.

Карли не находила слов, чтобы пересказать волнующее заявление Сильвии. Сейчас в голове у нее крутились другие слова Сильвии - что она видится с Джонасом только на работе. Ее бросило в дрожь. Это означает, что Сильвия и Джонас не живут вместе.

- Боже, Сильвия, - пробормотал Джонас; Карли тем временем продолжала молчать. - Ты никогда не говорила мне этого. Ты так твердо не хотела иметь детей. Ведь это ты сказала, что бессмысленно жениться при таком отношении. Я не игнорировал твои чувства... я просто позволил тебе разорвать помолвку.

- Я не переставала любить тебя, Джонас. - Сильвия упрямо смотрела на свои сжатые руки. - Я думала, что нам удастся... все уладить.

Карли уже не вмешивалась. Она знала, что не должна этого делать. Иногда ее клиенты затрагивали такие темы, которые не обсуждались годами, и постороннее вмешательство в этот момент могло замедлить их примирение.

Но ей так хотелось крикнуть этим двум людям, чтобы они прекратили выяснять отношения, пока не скроются с ее глаз. Карли удержалась только потому, что понимала всю нелепость такой реакции. Джонас знает Сильвию много лет, он начинал с ней свое дело, жил с ней, был помолвлен.

С Карли он провел всего одну ночь. Она должна это помнить. И перестать мечтать об еще одной такой ночи... и множестве дней, когда они с Джонасом могли бы узнать друг друга по-настоящему. Карли сжала пальцами виски, прокручивая в уме, как заклинание: это была просто интрижка, просто интрижка. Предупреждали ведь родители о последствиях таких выходок. Опрометчивые поступки обходятся слишком дорого.

Джонас стоял и смотрел на Сильвию. Затем наклонился к ней и, взяв за руку, помог подняться с кресла.

- Думаю, нам лучше обсудить это с глазу на глаз. - Он снял оба пальто с вешалки и подал одно из них Сильвии. - Вы очень помогли нам, Карли. Но сейчас мне кажется, нам нужно переговорить наедине.

- Ой, Джонас, - сказала Сильвия. - Мы уже столько времени обсуждаем это наедине.

- Да, но я понятия не имел о твоих чувствах, - ответил он. - Мы вернемся сюда, если потребуется. Разве это не наилучший подход, Карли? Не обязательно ведь делать все в один день. - Он встретился с ней взглядом, и она заметила в его глазах беспокойство. О ней? О Сильвии? - Кроме того, вы выглядите слегка усталой, как будто у вас разболелась голова.

- Немножко, - соврала Карли. В действительности, она чувствовала себя совершенно разбитой, но вовсе не из-за головной боли. - Но я могу продолжить, если хочет Сильвия...

- Нет, - откликнулась Сильвия. Она прижалась к Джонасу. - Ведь Джонас желает поговорить наедине. Если будет нужно, мы обратимся к вам еще раз. Когда вам удобнее?

- О, обычно я могу в любое время, когда вам будет угодно. Кроме этого четверга и пятницы. Мы с мамой организуем рождественскую вечеринку в субботу, и нам надо подготовиться.

- И как вы собираетесь втиснуть сюда столько людей? - спросила Сильвия.

- Конечно, гостей будет не так много, как на той, прошлой вечеринке, ответила Карли. - Но цель такая же - поблагодарить всех, кто занимается благотворительностью здесь, в Уайд-Споте. В общем, поблагодарить их и завербовать. - Она проглотила комок в горле. - Их легче завербовать после стаканчика знаменитого пунша моей матери.

Джонас кивнул, на его губах заиграла невеселая улыбка.

- Ага, а пара стаканчиков просто чудеса творят с человеком.

Карли покраснела до корней волос.

- Вас я тоже приглашаю, - сказала она, уже отчаявшись сменить тему. Мы постоянно отправляем приглашения в вашу компанию, но наверное, вы и так получаете целую кучу.

- Вы и представить не можете, сколько их, - заметила Сильвия, направляясь к двери. - Но все они от людей, которые чего-то от нас хотят.

- В яблочко, - воскликнула Карли, надеясь, что это ее признание заставит их отказаться от приглашения. - Мы тоже хотели бы получить от вас пожертвование в виде игрушек. Но дадите вы что-то или нет... - она опустила глаза под проницательным взглядом Джонаса, - мы будем вам рады в любом случае. - Только бы Сильвия не заметила неискренности в ее голосе.

- Мы подумаем, - ответил Джонас. Он взял руку Карли и нежно пожал. Спасибо, Карли. Вы очень нам помогли.

- По-моему, мы продвинулись не очень сильно, - возразила она, пытаясь высвободить руку. Его прикосновение пробудило в ней слишком много воспоминаний. Мысли путались. - Позвоните, если что-нибудь потребуется.

- Ждите звонка, - заверил ее Джонас, в последний раз сжав ее руку.

Карли стояла, прислонившись к стене, а когда они ушли, сползла в кресло, дрожа всем телом.

***

Субботним вечером Карли надела на себя облегающий фигуру зеленый велюровый комбинезон. Этот костюм рождественского эльфа она сшила вместе с матерью для первой такой вечеринки. Кроме того, Карли подготовила для Диди костюм Санта Клауса из красного трикотажа с меховой отделкой.

Диди постучала в незапертую дверь ее комнаты и вошла, не дожидаясь ответа.

- Готова, дорогая? - спросила она.

Покрутившись перед огромным зеркалом, Диди поморщилась.

- Я все больше и больше становлюсь похожей на Санту. Помнишь первый год, когда мне пришлось подкладывать подушку под этот наряд? - Она похлопала себя по животу и печально вздохнула, - И волосы теперь совсем как борода.

Карли взглянула на свою пухленькую, седоволосую мамочку. С ее яркими голубыми глазами и румяными щечками она выглядела в этом костюме просто очаровательно.

- Ты такая же красивая, как всегда. Кроме того, в том году, когда ты впервые это надела, умер папа. Естественно, ты была худой. Даже слишком худой. Сейчас ты намного симпатичней.

- О да, - рассмеялась Диди. - Именно такую рекламу постоянно гоняют по телевизору. Испробуйте наше средство, и вы поправитесь еще на несколько килограммов. Народ просто в очередь выстраивается.

Карли засмеялась вместе с ней.

- А Томми придет сегодня?

- Конечно, - ответила Диди. - Он надеется, что когда нам надоест его развлекать, я соглашусь выйти за него, просто чтобы его выпроводить.

- Лично мне он никогда не надоедает, - сказала Карли, подкрашивая ресницы. - Но он прав, тебе пора замуж.

- Как странно слышать это от девушки, которая вот уже пять лет не ходит на свидания.

- Это разные вещи, мам. Я, э... - Карли начала наносить румяна, пытаясь подобрать подходящий ответ, который позволил бы ей увильнуть от очередного разговора на тему ее несуществующей личной жизни. - У меня куча времени впереди. А ты, между прочим, моложе не становишься.

- Томми вчера сказал мне то же самое. Вы что с ним сговорились?

- Нет, а надо бы.

- Помнишь, после папиной смерти мы договорились работать вместе, чтобы расплатиться с его долгами, - сказала Диди. - Я не собираюсь сваливать все это на тебя.

- Твоя свадьба ничего не изменит. - Карли вынула из волос черепаховый гребень, который не давал им упасть на лицо, и распушила светлые локоны. Ты можешь работать здесь столько, сколько влезет, мам. Просто тебе придется...

- Я знаю, чем мне придется заниматься. - Диди потрепала дочку по щеке. - И, пожалуйста, не волнуйся за меня. Ты готова заботиться о ком угодно, только не о себе. Если ты готова, пошли вниз.

- Сейчас.

Карли мельком взглянула на себя в зеркало и вышла из комнаты. Спускаясь по узкой лестнице со второго этажа, она подумала, что нервничала бы гораздо больше, если бы верила, что Джонас придет на вечеринку. Но, если следовать голосу разума, ей нельзя с ним встречаться.

Пока Джонас с Сильвией являются ее клиентами, Карли не имеет права общаться с ним. В последние три дня она была так занята приготовлениями к вечеринке, что у нее не оставалось времени на мысли о нем. Почти не оставалось.

Теперь в ее душе перемешались самые разнообразные чувства, и она понятия не имеет, как разобраться во всем этом. Как она относится к Джонасу Сент-Джону? Как она относится к Сильвии? И, самое главное, сойдутся ли снова Джонас с Сильвией? Возобновят ли помолвку? Станут любовниками?

И опять Карли выбросила эти мысли из головы. Но с каждым разом ей это давалось все труднее.

Встречая гостей, Карли пыталась не обращать внимания на боль, охватывающую ее всякий раз при виде семейных рождественских украшений, выставленных на продажу. Буквально каждая елочная игрушка была куплена еще в прошлой жизни Карли.

Это напомнило девушке ее счастливое, беззаботное детство в Портленде, штат Орегон, когда был жив обожающий ее отец, всегда покупавший ей все, в чем она нуждалась, и почти все, что она хотела. Тогда они были богатой, преуспевающей семьей.

Каково же было потрясение Карли и Диди, когда они узнали, что все их благосостояние было дутым и основывалось на огромных долгах. За три кошмарных дня, прошедших между аварией, случившейся с отцом, и оглашением его завещания, Карли уяснила, что уже никогда не сможет рассчитывать на кого-нибудь кроме себя. Слава богу, что родители Диди тогда решили уйти на пенсию и продали свой магазинчик дочери за чисто символическую плату. В противном случае ей и Диди пришлось бы...

Карли не знала, что им пришлось бы сделать. Броситься под поезд? Она вздрогнула, не желая больше думать об этом.

Отвернувшись от роскошной новогодней елки, навевающей такие печальные мысли, Карли широко раскрыла глаза от изумления. Мужчина, стоящий у парадной двери рядом с Диди, был не кто иной как... Джонас Сент-Джон. Диди взяла у него пальто и указала рукой на буфетную стойку, где Карли разливала по чашкам "дымку" - особенный рождественский пунш, приготовленный ее матерью.

Джонас приветливо ей улыбнулся.

- Счастливого рождества, - сказал он. - Вижу, ты рада, что я воспользовался твоим приглашением.

- Конечно, Джонас, - ответила Карли. - Рождество - это праздник для всех.

- Приятно слышать, - заметил он, улыбнувшись, - потому что так просто я не уйду. Пока не получу кое-какие ответы.

Карли протянула чашку с пуншем мужчине, стоявшему рядом с Джонасом. Ее руки почти не дрожали.

- Будешь пунш? - спросила она умирающим голосом.

- Я не любитель этих сладких напитков, но твоя мама настаивала, чтобы я попробовал.

Карли наполнила чашку для него, пролив немного себе на руку.

- Если будешь возвращаться в Бозман на машине, лучше я приготовлю что-нибудь безалкогольное. Может, кофе?

- Я переночую в Уайд-Споте, - ответил Джонас.

- О, - Карли оглянулась по сторонам, высматривая Сильвию.

- Я приехал один. - Джонас наклонился к ней, понизив голос. - Карли, нам нужно поговорить. Наедине.

Но Карли не могла "разговаривать" с Джонасом здесь, в самый разгар рождественской вечеринки. Наверняка он начнет с вопросов, на которые Карли не сможет ответить. Например о том, почему она так странно вела себя в ту ночь.

Она решила сменить тему.

- Наверное Сильвия не приехала, потому что испугалась, что я весь вечер буду выколачивать из нее пожертвования.

Джонас выпрямился, его голос стал каким-то безучастным.

- Обычно именно она отвечает на такие просьбы. Я так даже трубку не беру.

- То-то мне ее голос показался знакомым. Я разговаривала с ней однажды по телефону... выпрашивала игрушки. - Карли печально покачала головой. Понятно, почему она не захотела прийти. Знает ведь, какая я настырная.

Джонас поставил свою нетронутую чашку на стол и подошел к Карли, чтобы не загораживать проход гостям, желающим выпить.

- Не волнуйся, ее ничем не прошибешь. - Он пожал плечами. - Если бы не она, я, наверное, до сих пор продолжал бы раздавать свои игрушки направо и налево.

Джонас стоял так близко, что Карли чувствовала его тепло. Она не могла сосредоточиться на своем занятии, ей хотелось ощутить его твердые мускулы под мягким голубым свитером. Карли с ужасом заметила, что ее ладонь сама тянется к нему. Девушка отдернула руку и помахала друзьям, входящим в дверь.

Она попыталась вспомнить, о чем шла речь.

- Раздавать игрушки - это не по-деловому. Хорошо еще, что она тебе помогает.

- Я без нее, как без рук. Когда мы с ней встретились, я понятия не имел, что сижу на золотой жиле. Если бы не она, я до сих пор позволял бы людям пользоваться мной.

Карли заметила перемену в его голосе. Более того, изменилось выражение его лица. Даже осанка стала более скованной, напряженной.

Прежде чем девушка успела ответить, подошел Томми и предложил свою помощь. Карли познакомила его с Джонасом и с радостью вручила половник. Она оглянулась по сторонам, гадая, удастся ли ей незаметно укрыться в своей комнате на втором этаже и отсидеться там, пока Джонас не уйдет.

Должно быть, Джонас раскусил ее задумку. Он взял девушку под ручку и отвел к огню. Ее велюровый костюм был не слишком теплым, и жар камина показался ей просто чудесным. Она повернулась из стороны в сторону, наслаждаясь теплом.

Джонас судорожно сглотнул.

- Ты как зеленая кошка, - сказал он, когда Карли выгнула спинку. Взгляд его темных глаз блуждал по ее телу, хищный, как у любого кота. - Почему ты ушла, не попрощавшись?

Не смея взглянуть в его требовательные глаза, Карли выпрямилась и отвернулась, делая вид, что греет руки у огня. В действительности ее вспотевшие ладони уже не нуждались в дополнительном тепле. Как и пылающие щеки.

- Кажется, ты собирался рассказать, как люди пользовались тобой, когда ты учился в колледже, - нашлась она.

Карли чувствовала на себе обжигающий взгляд Джонаса, хотя и не отводила глаз от потрескивающих поленьев. В конце концов он тихо вздохнул.

- Да, верно, - пробормотал он. - Я раздаривал много игрушек, и продавал их слишком дешево.

- Кому ты дарил игрушки?

- Ну, сестрам. Они часто нанимались присматривать за детьми и брали с собой мои игрушки, чтобы облегчить себе работу. И дошколятам, о которых я заботился...

- Ну и ну. Не думаешь же ты, что тобой пользовались родные сестры?

- Нет. Я всегда делал для них игрушки. И никогда бы не взял с них денег. Но Сильвия считает... - Он нахмурился. - Черт, Карли, я не хочу сейчас обсуждать это. Я хочу поговорить о тебе. Обо мне. О нас.

Карли бросила испуганный взгляд через плечо и слегка успокоилась, увидев свою мать в другом конце комнаты, где ей вряд ли удастся расслышать слова Джонаса сквозь гул людских голосов. Однако, даже не разбирая слова, Диди просто светилась от любопытства.

Карли едва не застонала, представив, какой допрос учинит ей Диди.

- "Нас" нет и быть не может, - отрезала она.

- Может, если я хоть что-то в этом понимаю. - Джонас отсалютовал ей чашкой с пуншем, которую держал в руке все это время. - За нас. - Он сделал глоток. - Ого. Что это?

Карли усмехнулась. Так реагировали большинство людей, впервые попробовавшие "дымку" Диди.

- Старая семейная тайна, которую мама не раскрывает даже мне, до тех пор... - она прикусила язык. Джонасу незачем знать, что Диди собиралась передать ей рецепт в день ее свадьбы.

- Крепкий, - заметил Джонас.

- Вот именно. Поэтому мы с мамой никогда не пьем на вечеринке, и всегда имеем на примете нескольких трезвенников. Чтобы потом было кому развезти гостей по домам. Ты сказал, что остаешься?

- Ага. - Джонас оперся рукой о каминную полку прямо у плеча Карли. - Я приехал сюда из мотеля. Может, тебе придется и меня отвозить. - Он придвинулся поближе. - По крайней мере там мы сможем поговорить спокойно, и ты не будешь озираться вокруг с таким видом, словно тебя подслушивают. Карли чувствовала щекой его дыхание, ей было приятно это ощущение, напоминающее о былом наслаждении. - Никого не волнует, о чем мы секретничаем, Шелк. Пойдем.

Карли закрыла глаза и заставила себя отстраниться.

- Джонас, прошу тебя. Все подумают, что между нами что-то есть.

- И будут правы. - Он взял ее под локоток. - Где твое пальто?

Карли рывком высвободила руку.

- Я не могу.

- Не можешь? - переспросил Джонас. - Карли, я же не прошу тебя переспать со мной. - Он многозначительно ухмыльнулся. - Не то чтобы я не подумывал об этом.

Она покачала головой.

- Джонас, я не могу оставаться с тобой наедине, пока не улажу спор между тобой и твоей партнершей. У тебя есть сильные моральные убеждения, так пойми и ты меня. Ведь я должна оставаться беспристрастной.

- Очень надеюсь, что ты чувствуешь ко мне хоть какое-то пристрастие, протянул Джонас. Он поставил чашку на каминную полку, схватил Карли за плечи и развернул лицом к себе. - И не говори, что та ночь была для тебя О.Р.П.

- О.Р.П? - пробормотала Карли, надеясь, что он все же уберет руки, и тогда в голове у нее прояснится.

- Обычной рабочей процедурой.

- Конечно, нет, - с жаром прошептала она. - Я никогда так не поступаю.

- Почти никогда, - поправил ее Джонас. - Это тоже не в моем стиле, если хочешь знать.

- Так это потому... - Нет! Карли не стала договаривать. Не стоит сейчас расспрашивать Джонаса о его отношениях с Сильвией.

Девушка окинула взглядом комнату, стараясь не смотреть Джонасу в глаза. Она с ужасом заметила, как многозначительно смотрят на них окружающие, особенно Диди. Карли двинула плечом, сбрасывая его руки.

- Я рада услышать это от тебя, - сказала она, - но по-моему, не следует придавать этому слишком большое значение, потому что я уверена, что никогда этого не повторю. Поэтому я ушла, Джонас. Потому что между тем, как я вела себя той ночью, и тем, как я веду себя обычно... слишком большая разница. Она взглянула на Джонаса, ее глаза молили о доверии. - И пока я занимаюсь вашим примирением, нельзя...

- Чушь! - воскликнул Джонас, между его бровями залегла глубокая морщина. - Забудь о примирении.

- Забыть? - переспросила Карли. - И как, по-твоему, это воспримет Сильвия? Ты говорил, что вы хотите избежать судебного разбирательства.

- Да, говорил.

- Ты не представляешь, что может произойти в суде, Джонас. Что если Сильвия получит все предприятие? Это бессмысленно...

- Я не собираюсь отдавать ей мою фирму, - решительно заявил Джонас.

- Но я могу подвергнуть тебя еще большей опасности.

- Не волнуйся об этом. - Он пожал плечами. - Мы найдем другого посредника. В Бозмане их полно.

- Но Сильвия не хочет обращаться к кому-нибудь из ваших знакомых. И ты тоже, ты сам говорил. - Карли погрозила ему пальцем. - Посмотрим, как ты себя почувствуешь, когда разговор зайдет о твоих личных делах.

- Так ты об этом думаешь? - Джонас ошеломленно взглянул на нее.

- Да. Разве не поэтому ты ушел? Чтобы поговорить наедине с...

- Шелк, - перебил ее Джонас, - я ушел потому, - сейчас в его голосе появился цинизм, - что лживое признание Сильвии чертовски тебя расстроило. Думаешь, я не заметил?

- О, я прекрасно себя чувствовала, - соврала Карли. Но ее честное сердечко екнуло в груди при мысли, что Джонас пытался ее защитить.

Он нежно прикоснулся к ее щеке указательным пальцем.

- Твое лицо, как открытая книга.

Карли открыла рот, но снова его закрыла, взяв себя в руки. После нежных слов и прикосновения Джонаса у нее все мысли в голове перемешались.

- Я посредник... мои чувства не имеют значения.

- Для меня имеют. Ты не единственный посредник в нашем штате. Мы с Сильвией найдем другого.

- Джонас, будет только хуже. - Карли шагнула назад, когда он попытался взять ее за руку. - Ты меняешь посредника в разгар переговоров, просто чтобы пригласить меня на свидание? Когда у вас с Сильвией появилась возможность помириться...

- Не будь такой наивной, Шелк, - перебил ее Джонас. - Не надо верить всему, что слышишь. Сильвия любит только...

- Нет, - сказала Карли, остановив его жестом. - Не говори мне то, что я обязана выслушивать только в присутствии вас обоих. - Она глубоко вздохнула. - Я понимаю, было ошибкой браться за ваше дело. Джонас, ты знаешь, что я пыталась отказаться. Но я была так взволнована... и не сумела настоять на своем. И...

Джонас вздохнул.

- И я не позволил тебе сорваться с крючка.

- Верно. Теперь у меня есть профессиональные обязательства перед тобой и Сильвией. Не важно, к какому посреднику вы обратитесь. Пока вы оба не будете довольны результатом, я не смогу поддерживать личные отношения с кем-либо из вас.

- Минуточку, - гневно возразил Джонас. - Ты говоришь, что не хочешь видеться со мной до тех пор, пока я не уступлю Сильвии?

- Я не говорила об "уступках".

- Черт, если бы знал, - со злостью выпалил он, - что ты не захочешь встречаться со мной до тех пор, пока я не разберусь с Сильвией, я бы испарился оттуда в одно мгновение.

- Сейчас уже поздно.

- Проклятие, Карли, я хочу увидеть тебя снова. - Голос Джонаса был хриплым от волнения. - И если честно, ты ведь тоже хочешь встречаться со мной.

Карли провела языком по пересохшим губам.

- Я не хочу... еще одной такой ночи... Я не уверена в том, что мы...

- Ты будешь уверена, когда это случится. - Улыбка Джонаса была нежной, чувственной. - И я тоже, видит бог. Может, это и не обычный способ для начала... отношений, но это случилось, Шелк. С нами обоими. Не притворяйся, что этого не было.

Карли почувствовала, что краснеет. Как бы ей хотелось иметь такую же смуглую кожу, как у Джонаса, на которой не заметен румянец.

Даже не глядя по сторонам, она чувствовала, что Диди не сводит с них глаз. Звуки музыки и болтовни слились в один приглушенный гул. Карли боялась, что слова Джонаса слышали все в этой комнате.

Она повернулась к огню, чтоб Джонас подумал, что ее щеки раскраснелись от жаркого пламени.

- Я не это хотела сказать. Я не пытаюсь притворяться, что ты не... что между нами не было... - Она запнулась и не закончила фразу.

Джонас усмехнулся еще шире, но не сказал ничего, что могло бы ей помочь.

- Да? Продолжай, Шелк. Я весь внимание.

- Та ночь была... как ты сказал. Необычной. - Она взглянула в его смеющиеся глаза. - Она уже не повторится.

- Нет? Хочешь поспорить?

- Джонас, пожалуйста! - взмолилась Карли. - Посредничество - это мой хлеб. Я не могу рисковать своей работой. И я не хочу... делать это снова с... незнакомцем. Понимаешь, я ведь совсем тебя не знаю. Это было... В общем, это просто случилось. А повторение стало бы... Оно могло бы изменить мое отношение к себе.

Лицо Джонаса смягчилось.

- Но оно не изменит моего отношения к тебе, Шелк, потому что я вовсе не считаю тебя девушкой на одну ночь. Неужели ты и вправду думаешь, что происшедшее между нами было всего лишь сексом?

- Нет, конечно, - торопливо ответила Карли, понизив голос. - Иначе я бы просто этого не допустила. Но я не могу повторить это. Я практически тебя не знаю. Я даже не знала твоего полного имени. А сейчас... вот ты недавно говорил о своих сестрах, так я не знаю, сколько их у тебя. Я не знаю, откуда ты родом, и как в действительности относишься к Сильвии. - Она опустила ресницы. - И как мы относимся друг к другу.

Джонас глубоко вздохнул.

- Тогда позволь мне рассказать тебе все это. Я не смогу это сделать у тебя на приеме в присутствии моей деловой партнерши, с которой, поверь, меня больше ничего не связывает.

- Нужно было раньше об этом думать, - заметила Карли.

Джонас буркнул что-то, напоминающее сдавленное ругательство.

- Джонас, мы встретились с тобой совершенно случайно. Так к чему весь этот переполох?

- Ты что, не понимаешь? Я искал тебя, но пытался быть осторожным. Ради твоего же блага. - Он взял девушку за подбородок и приподнял ее лицо, взглянув прямо в глаза. - Не думаешь же ты, что я выпрашиваю у тебя еще одну такую ночь? Я хочу бесчисленного множества ночей. И дней тоже. - Его усмешка была очень искренней. - Начиная с сегодняшнего дня. - Он мягко провел рукой по ее плечу, вызвав у Карли вздох удовольствия. - Ты здесь всего лишь эльф, так не мешай Санте.

Карли хотела было лягнуть его как следует, но в этих мягких кожаных башмачках ей вряд ли удалось бы причинить ему ощутимую боль... скорее себе.

- У меня сегодня много работы, - холодно сказала она. - Я не могу свалить все дела на маму. Пожалуйста, не отвлекай меня.

- Ты права, Шелк, - ответил Джонас. - Я подожду. - Он обвел взглядом остальных гостей и улыбнулся. - Пока ты будешь заниматься своей вечеринкой, я лучше познакомлюсь поближе с твоей матерью. Может, она разрешит мне видеться с тобой, пока ты улаживаешь наш конфликт.

Девушка поежилась, представив себе, какому безжалостному допросу подвергнет Джонаса ее мать... но вполне возможно, что за десять минут она узнает о нем больше, чем могла бы узнать Карли за три свидания.

- Моего разрешения ты не получишь, Джонас, - повторила она. - И отстань, пожалуйста.

Карли повернулась, чтобы уйти, но Джонас поймал ее за руку и заставил остановиться.

- Эй, Шелк, - спросил он. - Неужели после рассказа Сильвии ты вообразила, что я позволяю женщинам управлять мной?

- Нет, конечно. Даже наоборот. Мне показалось, ты уважаешь ее чувства. Но всегда добиваешься того, что хочешь.

- Я рад, что ты это поняла, - улыбнулся Джонас. - Потому что сейчас, Шелк, я хочу тебя.

Четвертая глава

Карли постоянно чувствовала на себе взгляд Джонаса, пока кружила по комнате со списками желающих принять участие в рождественской благотворительности. Она старалась переговорить с каждым. Ведь основной целью вечеринки было завербовать как можно больше народа.

Карли не могла в одиночку справиться с организацией Подарочного дерева, походом за елками и праздничным ужином. Для них с матерью это была непосильная задача.

Значит, ей нужно записать как можно больше добровольцев, по крайней мере не меньше, чем в прошлом году. Потому-то они с Диди и затеяли эту вечеринку всего лишь через неделю после Дня Благодарения, пока люди еще не настолько заняты собственными приготовлениями к празднику и у них есть время для помощи остальным.

Наконец Карли вернулась к буфетной стойке, умирая с голоду. Она как раз наполняла тарелку, когда за ее спиной раздался голос Джонаса.

- Почему бы тебе не смотаться на северный полюс, и не проверить, проснулся ли Санта-Клаус?

Карли повернулась, держа тарелку в руке.

- Ты поел, Джонас? - ласково спросила она. - Ты здесь желанный гость. Даже если помогать не собираешься.

- Еще помогать? Я думал, ты хочешь, чтобы я пожертвовал игрушки. - Он взглянул на списки, разложенные на столе. - Кстати, где нужный листок? Я не вижу.

- Вот здесь, внизу, где написано: "Пожертвования".

Джонас взглянул, но ручку брать не стал.

- Я не Скрудж, - сказал он, - но мы не можем раздаривать игрушки каждому, кто попросит, а то на продажу ничего не останется. Не знаю, кому мы собирались жертвовать в этом году.

Карли удивленно подняла брови. Должно быть, и это дело Джонас свалил на Сильвию. Но представляет ли он, как трудно выпросить у нее пожертвования?

- Думаю, ты был Скруджем так долго, что самому это надоело. - Она взяла ломтик ветчины. - Знаешь, как работает Подарочное дерево?

Он покачал головой.

- Разве Скружда интересуют такие разорительные затеи?

- Очень мило, Эбенезер.

- Ладно, ладно. Как оно работает?

- Семьи, которые не могут купить в подарок своим детям то, что хотят, составляют список, - начала объяснять Карли. - Каждой семье присваивается номер, чтобы сохранить в тайне их имена. Затем мы выписываем заказы на карточки и вешаем их на елку. Люди, которые могут себе это позволить, берут карточки и покупают желаемые подарки.

- А разве состоятельные люди не могут повесить на елку свой заказ и сэкономить деньги? - спросил Джонас, направляясь к ближайшему креслу.

- Какой ты циник, - воскликнула Карли ему вслед. - Никто так не поступает. Или почти никто. Ты даже не представляешь, как тяжело людям обратиться за помощью. Большинство из них никогда не стали бы просить для себя, если бы не их дети.

Джонас уселся на ручку кресла.

- Да, наверное, ты права. У меня самого были трудные времена, когда я нуждался в помощи.

- Мне это известно лучше, чем другим, - призналась Карли. - Когда несколько лет назад умер мой отец, я поняла, как страшно в нашем мире остаться без средств к существованию. - Насытившись, она поставила тарелку на подоконник. - Я даже не могла пообедать с друзьями или пройтись по магазинам. Я боялась, что они предложат заплатить по счету из жалости.

Джонас нахмурился.

- А ты позволяла им это?

- Я не могла, - Карли покачала головой. - Все эти годы я доверяла одному человеку... и слишком поздно поняла, что мое благополучие было... э... - она беспомощно взмахнула рукой, - иллюзией. Я не могла ожидать от друзей большего, чем от собственного отца.

- И ты перестала звонить им.

- Да, - коротко ответила Карли. - Это не значит, что я изменилась. Просто поняла, что безопасней рассчитывать только на себя.

Джонас положил руку ей на плечо, нежно погладив. Девушка почувствовала, как приятное ощущение расслабленности зарождается под его ладонью и стекает по спине. Она сбросила его руку, уверенная, что все вокруг заметили ее реакцию.

- Иногда, Шелк, нет ничего плохого в том, чтоб положиться на кого-то. И другие люди полагаются на тебя. Смотри, сколько всего ты делаешь для этого города.

- Просто я хочу, чтобы все поняли: бедный человек ничем не хуже... она взглянула в его темные глаза, - чем преуспевающий владелец фабрики по производству игрушек.

- Наповал, - воскликнул Джонас. - Но я же не называю себя хорошим человеком. Просто мне повезло.

- Так почему бы тебе не поделиться своей удачей? Когда родители составляют эти списки для Подарочного дерева, мы говорим им, чтобы они указывали именно то, что хотят их дети, вплоть до фабричной марки, если ребенку это важно. Мы хотим, чтобы у детей исполнялись их рождественские желания... как это бывает в более богатых семьях. И частенько эти заказы обходятся в копеечку.

Джонас кивнул.

- Вот именно. Поэтому мой бизнес такой успешный.

- Но твои игрушки очень дорогие. Многие не в состоянии взять карточку с игрушками Джонаса. - Карли схватила его за руку, но тут же отпустила, ощутив внезапный прилив чувств. - Поэтому мы хотели получить от тебя пожертвование. Несколько неваляшек для маленьких детей и эти игровые видео-приставки для более старших.

- Эй, никаких проблем, - сказал Джонас с иронией. - Всего лишь две самые популярные игрушки сезона. Сильвия будет в восторге.

Карли изумленно округлила глаза.

- А тебе не кажется, что ты слишком много думаешь о деньгах? Ты говорил, что раздаривал половину своих игрушек. Почему ты так изменился?

Джонас нахмурился, но не потому, что разозлился. Скорее, он обдумывал ее слова.

- Наверное, я чему-то научился... по крайней мере в бизнесе. Жизнь трудна.

Удивительно, каким резким и деловым становится его голос, когда речь заходит о его компании.

- Что ты имеешь в виду?

- Мы добились успеха. Теперь неудобно назначать для кого-то одну цену, а для кого-то - другую, или вовсе ничего.

- А разве удобно говорить друзьям, что собираешься продавать им то, что раньше дарил бесплатно?

- Возможно. Но эту задачу взяла на себя Сильвия. И я не уверен, что их следует называть "друзьями". Многие из них никогда больше не встречались со мной. - Джонас махнул рукой. - Нравился ли я им? Не знаю. Но наверняка им нравилось торговать моими игрушками в своих магазинчиках.

У Карли возникло желание отшлепать Джонаса. Но еще больше ей хотелось устроить Сильвии хорошенькую взбучку. Похоже, эта женщина так заморочила голову Джонасу, что его теперь настораживает любое проявление дружеских чувств.

- Джонас, - сказала Карли. - Не надо давать нам игрушки. Не надо давать нам деньги. Разве ты не можешь в этом году сделать подарок самому себе? Съезди вместе с нами за елками или помоги готовить ужин. Ты ни копейки не потратишь. Зато, поверь, в рождественское утро ты будешь чувствовать себя великолепно. Вечера в сочельник, когда мы с мамой разносим по домам подарки с Подарочного дерева, нравятся мне гораздо больше, чем любое Рождество моего детства.

- Наверное, у тебя было очень печальное детство.

- У меня было прекрасное детство. Но это лучше. Попробуй однажды, Джонас, и сам увидишь. Спорим, тебе понравится. Ты же меня не обманешь. Карли прикоснулась к его груди. - Я знаю, что ты отзывчивый человек, я убедилась в этом той ночью... ай... - Ее щеки вспыхнули, и она попыталась убрать руку, но не успела.

Джонас накрыл ее руку своей ладонью и прижал к груди.

- Ладно, спорим.

Его прикосновение слишком остро напомнило Карли о той ночи, когда его руки творили чудеса с ее телом.

- Спорим? - хрипло переспросила она.

Джонас встретился с ней взглядом, его глаза сияли.

- Знаешь, что тебе придется сделать, если проиграешь?

Карли казалось, что она тает в своем кресле. Она открыла рот, но снова его закрыла.

- Проиграю?

- Ага. Давай договоримся. Я буду честным. Если это Рождество понравится мне так, как ты наобещала, ты выиграешь, и я подарю игрушки всем желающим. В противном случае, ты проиграешь. И я получу...

Карли высвободила руку.

- Знаю, что ты получишь.

Джонас расплылся в улыбке.

- Уж это Рождество точно обещает быть самым лучшим.

- Ой, тише! - шикнула на него Карли, уверенная, что все вокруг пялятся только на нее и Джонаса. - Если это все, что ты...

- Нет, черт возьми. Но ты должна согласиться, что это было незабываемо.

- Я не согласна, Джонас. Вообще-то я уже выбросила это из головы.

Джонас уставился на нее, скорчив гримасу недоверия. Затем он откинул голову и от души расхохотался.

- Ты можешь обманывать себя, Шелк, но меня ты не одурачишь. Кажется, наш спор - именно то, что тебе нужно.

- Не понимаю, о чем ты. - Голос Карли становился все холоднее и холоднее.

- Когда мы проведем вместе несколько часов, не имея возможности друг к другу прикоснуться... - Джонас погладил ее по плечу и усмехнулся, заметив, что ее бросило в дрожь, - быть может, ты признаешь, что у тебя тоже есть свои потребности. - Он покачал головой. - Хотя это будет неестественная ситуация. Мы оба будем чувствовать себя ужасно скованно. Ты уверена, что хочешь спорить?

Когда Джонас прикасался к ней... руками и даже голосом... Карли чувствовала внутреннюю боль, такую острую, что это даже ее удивляло. Но что бы ни думал Джонас, это было не потребностью, а всего лишь желанием. Карли с легкостью могла обуздывать свои желания. Разве не этим она занималась долгие годы?

Гораздо более важным сейчас был цинизм Джонаса и его недоверие к людям. Карли обожала каждый год разносить подарки, одевшись рождественским эльфом. Она подумала о том, каким добрым был с ней Джонас в ту ночь, когда она чувствовала себя такой одинокой. Он совершенно не был похож на Скруджа, каким становился, когда заговаривал о бизнесе.

Бедняга, - подумала она. Ему нужно заново научиться верить людям.

- Спорим, - сказала Карли. - Но тебе придется выкладываться по-настоящему, а не вполсилы.

Джонас кивнул.

- С тобой я ничего не делаю наполовину, Шелк. Поверь мне. - Его голос смягчился. - Просто испытай меня. - Он наклонился к ней.

***

На следующее утро, убираясь в магазине после вечеринки, Карли вспоминала его обволакивающий, искушающий голос, тепло его дыхания на своей шее. Если бы ее не окликнули в тот момент, ужас, что могло бы случиться... прямо посреди вечеринки.

Собрав списки добровольцев, Карли заметила, что размашистая подпись Джонаса имеется на каждой странице. Он вызвался рубить елки все три дня, развозить их тоже все три дня, и украшать для тех людей, которые не в состоянии сделать это сами; он записался готовить праздничный ужин, помечать карточки для Подарочного дерева, и разносить по домам подарки.

Карли не знала, что и думать. Теперь до Рождества ей придется видеться с Джонасом каждые выходные, а иногда даже в рабочие дни. Они не просто будут вместе - они будут вместе делать то, что любит Карли.

На мгновение она решила, что ей никакого терпения не хватит дождаться этих дней. Ей так хотелось убедиться, что ему тоже нравится помогать людям в Рождество.

Но все это время Карли придется не просто наслаждаться обществом Джонаса, а еще и удерживать его на безопасном расстоянии. Но не слишком далеко, потому что иначе вряд ли удастся получить от него какую-то помощь. Он ясно дал ей понять, что затеял этот спор исключительно ради общения с Карли.

Эта мысль заставила ее вздрогнуть. Девушка сказала себе, что это нервное, но ее сердечко знало, что это дрожь сладостного предвкушения.

***

В следующую субботу в шесть утра Карли, укутанная как можно теплее, уже ждала на автостоянке у городской бейсбольной площадки трех своих спутников, собравшихся за елками, и смотрела на хоровод снежинок, падающих с черного неба. Она вздрогнула, подумав о том, кто из ее компаньонов решит остаться дома из-за непогоды.

Карли очень любила такие дни: метель, воющая вьюга, и дикий холод. Но в такую погоду нет ничего лучше, чем свернуться калачиком в кресле у жарко натопленного камина с книжкой в одной руке и чашкой горячего какао в другой.

Сзади подъехал пикап. Снег кружился в полосах света от его фар, и Карли не могла разобрать, кто за рулем. Когда водитель выключил двигатель и погасил фары, темнота и тишина показались ей абсолютными.

- Привет, - из тьмы раздался голос Джонаса. - Мы что, здесь только вдвоем?

- Пока да, - ответила Карли. - Но уверена, что остальные скоро подъедут. По крайней мере кто-то из них.

- А почему ты ждешь не в машине?

- Меня сюда мама привезла.

Джонас распахнул дверцу своего грузовика.

- Залезай.

Карли обошла вокруг пикапа, внимательно его разглядывая.

- И тебе не жалко тащить его в лес? Он кажется совсем новым.

- Нет. Просто мы содержим его в порядке, потому что используем для бизнеса.

В полутьме Карли удалось заметить яркий фирменный логотип "Игрушек Джонаса", нарисованный на дверце. Хотелось бы ей знать, что думает Сильвия об участии ее грузовичка в рождественской благотворительности. Хотя, скорее всего, она и не подозревает об этом.

Карли влезла внутрь и проскользнула на сиденье. Джонас тут же протянул ей огромный зеленый термос.

- Кофе?

- Думаю, мне лучше воздержаться, - ответила Карли. - Мы весь день проведем в лесу, там холодно, и чем меньше я выпью, тем лучше.

Джонас усмехнулся.

- А сколько еще женщин едут с нами?

- Немного. Сегодня участвуют в основном мужчины. Женщины будут завтра, когда мы начнем развозить деревья.

- А, - фыркнул Джонас. - Еще один удар по делу мирового феминизма.

- Зато мало кто из мужчин будет украшать елки для стариков.

- А ты участвуешь во всем?

- Да, - ответила Карли, словно оправдываясь. - Мне это нравится, Джонас. Все, что я делаю на Рождество. А ты вообще любишь Рождество?

- Ага, люблю. Естественно, мы жутко заняты на работе. Но меня это все уже так достало, что я хочу отвлечься и насладиться собственным праздником. А что ты будешь делать потом?

- Приготовлю большой рождественский завтрак для себя и мамы. Но мы договорились не покупать друг другу подарки, пока...

- Не думаю, что Диди это по душе.

- Прошу прощения, - удивилась Карли. - Ты говоришь мне о том, что думает моя родная мать?

- Ага. Я побеседовал с ней прошлым вечером. Она согласна со мной, что ты слишком много делаешь для других и ничего для себя. Она считает, что вам обеим нужно дарить друг другу подарки, но по ее словам, ты каждый раз отказываешься.

- Это правда. И буду отказываться до тех пор, пока не разделаюсь со своими долгами. А уже тогда подумаю, какой подарок я хотела бы на Рождество.

- Сейчас ты уже никому ничего не должна. Долги твоего отца умерли вместе с ним.

- Ты ошибаешься, - с горечью сказала Карли. - Долги моего отца продолжают нас преследовать. Нам пришлось продать абсолютно все. И этого не хватило даже на то, чтобы выплатить десятую часть.

- Диди говорила. Но то, что осталось невыплаченным, Шелк, уже не твоя забота. Твое благородство выходит за рамки здравого смысла.

Карли стиснула дверную ручку со своей стороны.

- Джонас, отец подарил мне "БМВ" к шестнадцатилетию. Я училась в частной школе, носила шикарные наряды, во время каникул тратила кучу денег на самые дорогие поездки. Если я не расплачусь с людьми, которые финансировали всю эту незаслуженную роскошь, буду чувствовать себя воровкой. - Она открыла дверь. - Я не жду от тебя понимания. Просто прекрати относиться к этому, как к прихоти. - Она снова натянула вязаную спортивную шапочку и выскочила из машины на снег. - Проверю, не едут ли остальные.

- Карли! - окликнул ее Джонас, но она уже захлопнула за собой дверцу.

Он открыл дверь и обошел вокруг грузовика вслед за девушкой. Она не могла сейчас сбежать, все равно им предстояло целый день вместе рубить деревья.

Кроме того, оказавшись на холоде, Карли решила, что переборщила. Несомненно, причина была в том, что она слишком часто спорила об этом с Диди. И еще она в последние дни стала какой-то дерганой, нервной. После встречи с Джонасом любая мелочь выводила ее из себя.

Джонас стоял перед ней, оперевшись руками о капот грузовичка. Его тело закрывало ее от снега.

- Я не хочу говорить с тобой об этом сегодня, Джонас, - сказала Карли. - Это мое Рождество. Что бы ты ни думал, пожалуйста, не порть мне его.

Джонас сделал такой жест, словно закрыл рот на молнию.

- Ни слова больше, Шелк. - Он взглянул на еще один грузовик, сворачивающий на стоянку с улицы. - Кажется, к нам едет еще один помощник.

- Слава богу, - пробормотала Карли, обрадовавшись, что не останется на целый день наедине с Джонасом.

Джонас усмехнулся, по-видимому разгадав ее мысли даже в полутьме. Он надвинул на лоб каракулевую шапку и пошел здороваться с вновь прибывшими.

Через час Карли разогнула пальцы, впившиеся в обивку сиденья, открыла дверцу и выпрыгнула из грузовика.

- Ты вырос на ферме? - спросила она у Джонаса, пока другая парочка лесорубов, Мак и его сын Грэг, вылезали с задних сидений кабины.

Джонас нахлобучил шапку и обошел вокруг грузовика.

- Ага, а как ты догадалась?

- Только фермеры гоняют по бездорожью, словно по шоссе.

Они взобрались на этот уступ по узкой, изрезанной колеями, проселочной дороге, петляющей по склонам холмов. Земля, по которой они ехали, принадлежала одному фермеру, поставляющему двадцать елок на каждое Рождество. Остальные добровольцы собрались за елками в лес, принадлежащий государству, и ехать им предстояло по дорогам с щебеночным покрытием. Карли от души им завидовала.

Мак, тоже фермер, похлопал Джонаса по спине.

- Классно водишь, сынок. В прошлом году мы полдня убили, пока добрались сюда.

Карли закусила губу, снова подумав, что ей следовало сесть в другой грузовик. Но Джонас одним только грозным взглядом дал ей понять, что если она не поедет в его пикапе, он тут же вернется в Бозман.

- Что хочешь взять, Карли? - спросил Джонас. - Ручную пилу или электрическую.

- Шутишь? - фыркнул Мак, забирая огромную электропилу. - Мы притащили сюда эту ручную хреновину только из-за Карли. - Он махнул рукой в сторону лесополосы. - Мы зайдем с восточного края. Пошевеливайся, Грэг.

Карли, прищурившись, взглянула сквозь пелену снега на сплошную стену деревьев.

- Может, Грэг захочет...

- Даже не думай об этом, Карли, - осадил ее Джонас.

Карли посмотрела на него исподлобья; ее злило, что он считает себя вправе распоряжаться ею во время приготовлений к Рождеству. Она полезла в кузов грузовика за пилой.

- Мне нравится общаться с новыми людьми, Джонас. Может, мы пойдем все вместе.

- Черта с два, - ответил он.

Джонас привязал пилу к небольшому рюкзачку, в котором лежал его термос, бутылка с водой и пара бутербродов, и махнул рукой Карли, чтобы она шла впереди. Несколько раз поскользнувшись, девушка шагнула в снег и неторопливой походкой двинулась вперед.

- На обратном пути можешь сама сесть за руль, Шелк, - предложил Джонас, следуя за ней. - Ты могла сказать, чтобы я притормозил.

- Мне вовсе не показалось, что ты водишь машину слишком рискованно, ответила Карли. - Просто немного быстрее, чем мне бы хотелось.

- А почему, - спросил он нарочито смиренным тоном, - остальные взяли электропилу, а мы вот этот устаревший инструмент?

Хорошо, что Карли шла впереди, и Джонас не мог видеть румянца, вспыхнувшего на ее щеках.

- Я, э... ненавижу ее шум и запах. Это только портит праздничное настроение. - Она обернулась, протянув руки и ловя падающие хлопья снега. Прислушайся к тишине, Джонас. Разве не прелесть? Разве тебе не кажется, что мы очутились в прошлом веке?

- О, конечно. - В голосе Джонаса чувствовалась дразнящая насмешка, но улыбка его была искренней. - К сожалению, у нас нет саней вместо этого удобного, теплого, просторного пикапа.

- Сани, - мечтательно повторила Карли, запрокидывая голову и ловя языком снежинки. - О, Джонас, это было бы прекрасно. Просто прекрасно. Хлопья снега летели ей в лицо, она закружилась, но внезапно споткнулась, потеряв равновесие, и едва не врезалась в Джонаса.

Он ухватил ее за талию и не дал упасть.

- Сани были бы прекрасным вариантом, Шелк. А еще в санях нам не хватает огромной груды мехов и парочки спутников.

Карли отшатнулась. Она прижала холодные перчатки к своему пылающему лицу.

- П-прости. Мне не нужно было затевать все это. Я.... не... - Она покачала головой. - Лучше бы я пошла с Маком.

Джонас успокаивающе обнял ее сзади за плечи.

- Не-а, Мак пользуется электропилой. А ты терпеть этого не можешь.

- Да, - выдохнула она. - Но нам нельзя...

- Помню, - сказал Джонас. - Я уже говорил, что это меня с ума сводит. Знаешь, как ты хороша с этими снежинками, падающими тебе на лицо? Жаль, что сейчас на дворе не прошлый век... ты бы уже погубила свою репутацию, отправившись сюда вместе со мной. Тогда мы смогли бы забыть об условностях и...

- Джонас!

Он поднял руки вверх.

- Давай срубим пару елок. - Он на секунду снял шапку и провел рукой по волосам, одновременно издав рычащий звук, по мнению Карли означавший глубокое разочарование. - Я пойду первым, чтобы не видеть перед собой твою хорошенькую фигурку.

Поначалу Карли восприняла гневную реакцию Джонаса с чувством облегчения. В действительности, так ей было даже легче находиться с ним рядом. Но когда Джонас промолчал при виде красивой маленькой елочки, на которую указала Карли, девушку охватило раскаяние. Ей хотелось, чтобы у Джонаса остались об этом дне только хорошие воспоминания.

- Эту? - спросил он.

Карли кивнула.

- Да, разве она не прекрасна?

- Мы уже говорили с тобой о прекрасном. Давай не будем начинать все заново. - Джонас наклонился и начал пилить ствол дерева.

Карли покраснела, услышав его упрек. Конечно, она не собиралась дразнить Джонаса. В глубине души она решила в понедельник первым делом позвонить Сильвии и узнать, не хотят ли они прийти к ней на очередной сеанс примирения. Нельзя проводить столько времени наедине с Джонасом.

- Не обязательно тебе все время работать, - сказала она. - Если ты спилишь эту елку, я...

- Пилить буду я. Так мы быстрее управимся.

Карли вздохнула и уселась прямо на снег. После краткой передышки рука Джонаса вновь заходила взад-вперед в идеальном ритме. Он прав, у Карли так не получалось. Хотя на ее счету было множество спиленных елок.

- Ты торопишься?

Джонас остановился и взглянул на девушку, растянувшуюся на снегу.

- Вообще-то нет. Это утомительно, но... - он обвел взглядом лес, ...красиво. И спутница у меня такая, что лучше не найдешь. - Он посмотрел ей в глаза и слегка опустил ресницы. - Но это напоминает мне о... том времени, когда мы были вместе.

Карли взялась за отворот своей вязаной шапочки и надвинула ее себе на глаза.

Джонас рассмеялся.

- Ты что, страус? Лучше бы прикрыла свой сладенький ротик, который втягивает тебя в такие приключения.

- Пили, Джонас, пили, - сказала Карли, поправляя шапочку. - А я буду развлекать тебя разговорами.

- Жду, не дождусь, - его рука снова ритмично задвигалась.

- Расскажи мне о твоей жизни на ферме, - предложила Карли, обрадовавшись, что он больше не сердится. - Сколько у тебя было сестер? А братьев?

Джонас замер на секунду, затем произнес, не отрывая взгляд от дерева:

- Нас было семеро.

- Семеро! Я всегда мечтала жить в большой семье. Но семеро... так много!

Джонас фыркнул.

Карли нахмурилась, но он продолжал упрямо смотреть на свою пилу.

- Я не хотела тебя обидеть, Джонас. Просто в наше сложное время слишком тяжело вырастить и выучить такое количество детей.

- Ты права, - уклончиво заметил Джонас.

Карли хотелось бы увидеть его глаза, выражение его лица.

- Мне почему-то кажется, что тебе неприятно говорить об этом. Или ты все еще злишься из-за... чего-то другого?

Джонас стоял, держа в руке маленькую елочку.

- Я не злюсь. - Он взглянул на елку. - Мы будем оставлять деревья там, где спилили, и заберем их на обратном пути? - Его глаза заблестели. - Или их нужно сначала отряхивать?

- Отряхивать? - подозрительно переспросила Карли. Вскочив на ноги, она попятилась, глядя в его сияющие глаза.

Джонас ухватил елку обеими руками, поднял ее над головой Карли и потряс. Облако сверкающих снежинок осыпало девушку.

- Джонас, прекрати! - завизжала Карли, рванув вверх по склону холма.

Джонас выронил дерево и бросился вслед за ней.

- Сейчас ты у меня побегаешь!

Карли смела снег с плеч и сняла шапку, чтоб отряхнуть ее.

- Я серьезно, Джонас. - Она попыталась изобразить обиду, но не сумела сдержать ответную улыбку. - Если тебе не хочется говорить о чем-то, лучше скажи это сразу. Не надо гоняться за мной, чтобы заставить заткнуться.

Джонас пожал плечами, без малейших признаков раскаяния.

- Прости, не смог удержаться. - Он улыбнулся еще шире. - Я не пытался заставить тебя заткнуться. Просто я... не часто рассказываю об этом.

- О количестве детей в твоей семье? - уточнила Карли. - Или речь идет о чем-то более личном?

- Четверо младших - брат и три сестры, на самом деле мне не родные, а двоюродные, - пояснил Джонас.

У Карли екнуло сердце, когда она услышала его голос. Она не знала, что именно он собирался ей рассказать, но чувствовала, что это тема была для него очень болезненной.

- Они стали жить с нами после того, как моя мама и тетя, ее сестра, вместе поехали в Сиэтл. Их... убил в закусочной один чокнутый ублюдок, который просто ворвался в зал и начал палить по посетителям из автомата. Джонас сжал руку в кулак так крепко, что это было заметно через перчатку. У него не было никаких причин для этого. Проблем на работе или еще чего-нибудь. Он просто был сумасшедшим.

- О нет. - Карли остановилась, у нее перехватило дыхание. - Боже мой. Как... это...

Джонас подошел к ней и обнял. В этот момент она не стала сопротивляться, не могла.

- Ой, Джонас, - сказала она, уткнувшись лицом в его куртку. - Какой ужас. Не удивительно, что ты теперь не выносишь любого насилия.

Он крепче прижал ее к своей груди.

- Я рад, что ты это понимаешь?

- А как можно не понимать? Господи, что ты пережил! Сколько тебе было?

- Десять лет.

- Так мало.

- Ага, но я был старшим. Шестеро остальных осиротевших детей были еще младше. Самому маленькому даже года не исполнилось. - Джонас рассеянно погладил Карли по спине. - Муж моей тети оказался слабаком. Мы так и не узнали, куда он смылся. А отцу пришлось растить всю ораву.

- Наверное, он прекрасный человек. А как ему удалось справиться с этим, да еще заниматься фермой?

Джонас усмехнулся.

- О, он нашел себе помощника в доме. Меня.

- Тебя? - Карли отклонилась и взглянула ему в лицо. - А как же твои сестры?

- Следующей по старшинству была Тори, ей было девять. Но она стала закоренелой фермершей лет этак с трех. Она не изменилась. Остальные были еще маленькими. Пришлось мне стать для них... мамочкой.

- Мамочкой? - Карли невольно улыбнулась. - Поэтому ты так зациклен на детях.

- Не совсем. Я всегда любил детей, так же как Тори любила работать на ферме. Поэтому я не сомневался, нянчиться с ними или нет. По крайней мере, поначалу.

- Только поначалу?

- Я же не святой. С детьми столько хлопот, даже если ты их любишь. А я вырос, стал подростком. И постоянно был занят, не мог даже встречаться с друзьями. Тогда я сказал Тори, что буду работать на ферме, а она пусть возится с детьми.

Карли попыталась вообразить этого огромного мускулистого мужчину в виде подростка, гремящего сковородками, но картинка никак не складывалась. Он был слишком мужественным. Тогда она представила его с маленьким ребенком на руках и зажмурилась от избытка чувств.

- А она не возражала?

- По-своему, - сказал Джонас с оттенком горечи в голосе. - Она дождалась тридцатиградусного мороза и потребовала, чтобы я накормил коров. Естественно, у меня ни фига не вышло. А вернувшись в дом, я обнаружил, что завтрак у Тори сгорел, а малыши ревут в три ручья, потому что она их не так одела. Короче, полный бедлам. И я... в общем, мне не хотелось, чтобы дети чувствовали себя несчастными.

Карли улыбалась, но на глазах у нее выступили слезы.

- И через сколько времени ты понял, что не хочешь меняться работой?

Джонас поджал губы, но все же выдавил из себя улыбку.

- Скоро. Я же не дурак. И, по-моему, Тори выбрала это холодное утро нарочно, потому что она тоже не дура.

Карли не поняла, обижается ли Джонас на свою сестру, или наоборот пытается ее оправдать.

- А она всегда добивается своего хитростью?

- Ну, она... - Джонас нахмурился, погрузившись в свои мысли. Вообще-то нет. Она не умеет лгать. И вечно на нее валятся все шишки из-за ее долбаной честности. Я, помню, советовал ей практиковаться перед зеркалом, но ей ни разу не удавалось выдумать более-менее правдоподобную ложь.

- Хотелось бы мне с ней встретиться. Увидеть вас вместе.

Джонас усмехнулся.

- Мы с Тори... уже не так близки, как раньше.

- Разве ты не встречаешься с ней и с остальными родственниками на Рождество?

- Я посылаю им подарки. - Безжизненный тон Джонаса свидетельствовал о том, что он не хочет больше говорить о своей семье.

Это наводило на подозрения. Карли прикрыла глаза, снова вспомнив, как она улаживала спор между Джонасом и его деловой партнершей и бывшей любовницей. Девушка резко разорвала объятия.

- Лучше бы нам продолжить, - заметила она, - а то не успеем спилить наш десяток елок до темноты.

Джонас пересек ледяное пространство между ними и приподнял ее подбородок рукой в запачканной снегом перчатке. Их взгляды встретились.

- Я давно уже никому это не рассказывал, Карли. Мне так больно говорить об этом, что я и не хотел. Но с тобой все по-другому, похоже на... исповедь.

- Я рада, Джонас. Но я не хотела быть слишком любопытной.

- Я скажу, когда ты будешь любопытной. - Он опустил руку. - Мы связаны вместе, Шелк. Сколько можно притворяться, что ты всего лишь мой посредник?

Губы Карли задрожали, но ее голос был ровным.

- Пока мы не закончим... хотя, возможно, это затянется на...

- Годы?

- Тысячелетие.

Джонас отпустил ее.

- Ты меня поняла.

Он начал взбираться на холм.

Пятая глава

Карли с облегчением взглянула на последнюю елку, лежащую в кузове пикапа. После второго дня, проведенного с Джонасом, и самых тщательных попыток избежать повторения вчерашней близости, она чувствовала себя напряженной почти до дурноты. Она мечтала оказаться в одиночестве и принять долгую горячую ванну.

Этим утром Карли начала осуществлять свою стратегию соблюдения дистанции с составления списков, кому какую елку отвозить. Она поместила все организации: церкви, фирмы, начальную школу, ясли в список для себя и Джонаса.

Но в конце концов девушку охватили угрызения совести. Ведь именно она втянула Джонаса в это дело, расписав ему, как приятно помогать людям, особенно детям. Но непросто ощутить какие-то добрые чувства от выгрузки дерева у входа в ясли.

Хотя в таком маленьком городке, как Уайд-Спот, не так уж много организаций нуждаются в елках. К полудню Карли уже вычеркнула все эти названия, и остались только семьи.

Второй пункт ее грандиозного плана предусматривал включение в свой список такого количества фамилий, чтобы нельзя было задерживаться в домах надолго и не оставалось времени на угощение. В этом случае Карли не удалось бы расслабиться и насладиться обществом Джонаса.

Очевидно, он прекрасно понял ее задумку. Его ироническая усмешка становилась все шире с каждым поспешным визитом.

Тем более, что эта уловка все равно не сработала. Сердечко Карли растаяло уже в первом доме. Четырехлетние мальчики-близнецы, отец которых полгода назад погиб в шахте, вежливо поблагодарили Джонаса. Но один из них шепнул другому, что эта елка не такая большая, как та, которую в прошлом году срубил для них папа.

Не обращая внимание на смущенные возражения их матери, Джонас сгреб двойняшек в охапку и отнес к грузовику, чтобы они выбрали для себя подходящую елку. Он терпеливо поднимал каждое из оставшихся деревьев, и ставил понравившиеся к борту пикапа, для дальнейшего осмотра. Когда малыши в конце концов выбрали самую большую и пушистую елочку, Джонас разрешил им втащить ее в дом, незаметно помогая, как будто бы они несли ее сами.

Наблюдая снаружи, Карли слышала, как мама мальчиков хвалит Джонаса за его доброту и чувство юмора. Она не могла не согласиться с этой женщиной. Но, несмотря на слезы, выступившие у нее на глазах, ей это не очень понравилось.

Дома следовали один за другим, а Джонас определенно наслаждался тем, что доставляет детям радость. Странно, что это оказалось для Карли такой неожиданностью. Все-таки этот мужчина делает детские игрушки. Конечно, его волнует все то, что нравится детям.

Вздохнув с облегчением, что этот утомительный день подходит к концу, Карли полезла в кузов грузовика и вытащила последнее дерево.

- Может, я сама отнесу, Джонас, - сказала она, глядя на дорожку, ведущую к дому. - Миссис Уотсон говорила, что не хочет елку в этом году.

Джонас изогнул бровь.

- А ты все равно ей привезла?

- Да, потому что... - Карли закусила нижнюю губу. - Просто праздник нужен всем. А она одинока и...

Джонас взял елку.

- Не пойму, то ли ты действительно желаешь всем добра, то ли тебе просто везде надо нос сунуть. - Он пошел по дорожке, продолжая говорить через плечо. - А вдруг эта елка напомнит ей об ее одиночестве. Об этом ты подумала?

- Да, просто я решила, что если привезти ей елку, она захочет прийти на общественный ужин, и кто-нибудь сможет отвезти ее в церковь на Рождество. Карли вздохнула. - Я знаю, что навязываюсь. Но в этом случае она уже не будет чувствовать себя такой одинокой.

Джонас остановился у подножия лестницы и обернулся.

- Разве у нее нет семьи? Или друзей?

- У нее одна дочь, которая живет на востоке. А друзья у нее есть, сказала Карли. - Просто она не верит в это.

- Это что, какая-то старая карга? С ужасным характером?

- Нет. Она была очень счастлива до тех пор, пока лет восемь назад не умерли ее муж и лучшая подруга.

Джонас все еще сомневался.

- У нее была только одна подруга?

- Кажется, она так считает, - грустно заметила Карли. - Через год у нее нашли болезнь Паркинсона, и с тех пор она почти все время сидит дома. Она стесняется того, что уже не может ходить и говорить так хорошо, как раньше. Если бы она чаще общалась с людьми...

Глаза Джонаса округлились.

- Кое-что я уже понял, мисс Андербрук.

- Что же? - спросила Карли.

- Вот сейчас ты точно лезешь не в свое дело. - Он подбоченился и вопросительно посмотрел на девушку. - Разве нет?

- Э... - Карли уставилась на елку так, словно не могла глаз отвести от такой красоты.

- Елка - всего лишь первый шаг на долгом пути, верно? - В голосе Джонаса не было осуждения, и Карли осмелилась поднять голову. Его темно-карие глаза лучились весельем.

Девушка поморщилась.

- Знаешь, я ведь вижусь с ней каждый день. Привожу ей еду. Большинство стариков приходят обедать в ратушу. Им нравится собираться вместе. И миссис Уотсон бы тоже понравилось.

Джонас покачал головой, притворившись испуганным. Вернее, это Карли подумала, что он притворяется. Он ведь улыбался.

- Надеюсь, ты не будешь обращаться со мной так, как с остальными, Шелк. Ты так круто во все вмешиваешься.

Карли усмехнулась в ответ.

- А как ты думаешь, почему ты вдруг решил помочь мне с елками, Джонас? - Она погрозила ему пальчиком. - Скоро ты тоже станешь счастливее, вот увидишь.

Джонас приподнял брови.

- И ты тоже, мисс Андербрук, когда признаешь, что нуждаешься в этом так же, как миссис Уотсон. Мне доставит огромное удовольствие сделать тебя счастливее.

- Кое в чем я действительно нуждаюсь, Джонас - мне нужна независимость.

- Согласен, - кивнул он. - Но спроси себя сегодня, когда ляжешь одна в свою кроватку, почему ты заключила со мной это пари. Разве не потому, что просто хотела видеться со мной?

Карли собралась было возразить, но ее остановила мысль, что он мог оказаться прав.

- Завтра я позвоню Сильвии, чтобы договориться о следующей встрече, неожиданно заявила она.

Джонас рассмеялся.

- Хорошая идея. - Он взял елку. - Идем. Отнесем это бедной старушке, чтобы она поскорее смогла вернуться к своему приятному уединению.

Зная, что миссис Уотсон тяжело добраться до входной двери, Карли постучала, но не стала дожидаться ответа.

- Миссис Уотсон? - окликнула она, открывая дверь. - Мы принесли вам хорошенькую елочку.

- Это ты, Карли? - донесся из комнаты дрожащий старческий голос. - Я же говорила, что не хочу елку в этом году. Не нужна мне она здесь.

Карли распахнула дверь и жестом указала Джонасу внести дерево. Он сделал испуганные глаза, но повиновался.

- Привет, миссис Уотсон, - весело сказала Карли, проведя Джонаса в комнату. - Хочу представить вам своего друга, Джонаса Сент-Джона. В этом году он помогает мне с елками, а как только мы увидели вот эту, сразу решили, что вам она понравится.

- Говори за себя, - шепнул ей Джонас, и поздоровался. - Как поживаете, миссис Уотсон?

- Я не хочу. - Старушка взяла свой костыль, прислоненный к креслу, и выразительно постучала по полу. - Уберите это от меня, молодой человек.

- Миссис Уотсон, - сказал Джонас. - Я понимаю, что вы сейчас чувствуете. Я полчаса простоял перед вашим домом, пытаясь ее отговорить. Но она очень решительная женщина.

- Я тоже. - Голос миссис Уотсон набирал силу с каждым словом. Опираясь на костыль, она поднялась на ноги. - Я не так уж беспомощна, как видите. Если вы бросите здесь этот чудовищный куст, я найду способ вышвырнуть его на помойку.

- О, миссис Уотсон, - воскликнула Карли, - не делайте этого. - Она шагнула вперед и обняла старушку за плечи. - Если это и вправду вам неприятно, мы унесем ее. Но вы ведь понимаете, как эта славная елочка может поднять вам настроение и украсить комнату. Мы поставим ее для вас, нарядим, уберем после Рождества, даже выметем все иголки. А вам останется только смотреть на нее и радоваться.

- Радоваться! - фыркнула миссис Уотсон. - Нет уж, вспоминать о том, что Кирус мертв, дочка не звонит, а эти неблагодарные внуки даже спасибо за подарки не скажут.

Левая нога миссис Уотсон, более слабая, начала дрожать. Джонас бросил дерево, чтобы поддержать старушку.

- Позвольте взять вас за руку, миссис Уотсон.

- Я не нуждаюсь в вашей помощи, молодой человек. Как вы думаете, что я здесь делаю целыми днями? Кричу "Помогите!" каждый раз, когда нога меня подводит?

- Конечно, нет, - ответил Джонас. - Я вовсе не считаю вас беспомощной. Но мне будет приятно, если вы разрешите мне помочь вам хотя бы в течение тех нескольких минут, пока мы здесь. - Он одарил ее такой улыбкой, на которую Карли бы точно не смогла ответить отказом. - Пожалуйста.

Миссис Уотсон улыбнулась. Карли впервые в жизни видела такую широкую улыбку на ее лице. Но адресована она была не Джонасу.

- Остерегайся его, Карли, а не то попадешь в беду.

- Знаю, миссис Уотсон, можете мне поверить.

Джонас осторожно усадил миссис Уотсон обратно в кресло. На этот раз обошлось без обиженных взглядов, которыми она обычно награждала Карли, когда считала ее заботу чрезмерной. Напротив, сейчас старушка выглядела вполне благосклонной.

И снова на глазах Карли выступили слезы. Но теперь это были слезы печали. Джонас очень быстро смог найти путь к сердцу одинокой старой женщины. Но чтобы наполнить ее затворническую жизнь, требовалось нечто большее, чем рождественская елка.

Джонас тоже почувствовал это. Он присел на ручку кресла и взял старушку за руку.

- Я понимаю, почему вы обижены на ваших родственников. Семейные отношения могут быть... непростыми. Но ведь это дерево не от них. Оно от ваших друзей, живущих здесь, в Уайд-Споте. Вы ведь считаете Карли своей подругой?

- Естественно, - ответила миссис Уотсон. Она взглянула на девушку с одобрением.

- Но раз вы действительно так думаете, то должны понимать, что если вы откажетесь от этого дерева, она придумает что-нибудь еще, чтобы создать для вас праздничное настроение. И наверняка меня в это втянет. - Джонас глубоко вздохнул. - Вы очень мне поможете, если возьмете эту дурацкую елку и притворитесь, что она вам нравится.

- Ой, да ради бога, - воскликнула миссис Уотсон, высвободив руку. Хорошо, я возьму елку. Вы не поставите мне ее прямо сейчас? А то я собиралась вздремнуть.

- Пока мы просто поставим ее в воду, - радостно сказала Карли. - А в четверг вечером придем ее украшать.

- Придем? - переспросил Джонас.

- Конечно, - многозначительно подтвердила Карли. - Ты же сам вызвался, помнишь? И расписался.

Джонас промолчал, но выглядел так, словно готов был ее задушить.

- Потом мы будем петь рождественские гимны, - продолжила девушка, не обращая внимание на их угрюмый вид, - если вы захотите. Потом будем пить какао и...

- Карли Андербрук, - сказала вдруг миссис Уотсон, - если ты хоть на секунду вообразила, что сможешь заставить меня петь, просто приведя ко мне в дом красивого мужчину, то глубоко ошибаешься. - Она раздраженно поджала губы. - И приходи наряжать мою елку в среду, или чтоб ноги твоей больше здесь не было.

Джонас перевел взгляд с Карли на миссис Уотсон, в его глазах мелькнуло подозрение.

- А она уже пыталась? - спросил он старушку.

- Да каждый год. - Миссис Уотсон снова взяла костыль и пригрозила девушке. - И на этот раз ничего у тебя не выйдет. Я больше не могу петь, Карли, и ты это знаешь.

- Именно что не знаю, - ответила Карли. - Мэйзи утверждает, что у вас самый лучший голос в городе.

- Ой, да что она понимает? Она играет на своем органе так громко, что вообще никого не слышит.

- Все вас слышали, - продолжала настаивать Карли. Она повернулась к Джонасу. - Миссис Уотсон пела в "Метрополитен Опера" в Нью-Йорке.

- Правда? - спросил Джонас.

- Давным-давно, - подтвердила старушка. - Тогда еще мой голос не был похож на шелест листьев на ветру. - Она потрясла костылем, чтобы показать, как дрожит ее голос. - Забудь об этом, Карли Андербрук.

- Но вы...

- Брось, - остановил ее Джонас. - Коса нашла на камень, - пробормотал он, поднимаясь. - Пошли, Шелк, поставим елку в воду. Вы сможете закончить эту битву позже. - Он усмехнулся старушке. - Когда вам стукнет стольник, вы уже будете знать ходы друг друга заранее.

- Стольник, - фыркнула миссис Уотсон. - Берегись его, Карли. И не говори потом, что я не предупреждала.

***

Утром во вторник Карли слонялась по своему офису, от души желая, чтобы разговор с Сильвией был уже позади. Когда накануне девушка договаривалась о встрече, ее утешала мысль, что эти щекотливые и странные отношения с Джонасом наконец прекратятся.

Но утром у нее почему-то комок подступил к горлу при мысли о встрече. Ее даже затошнило от запаха ветчины, которую поджаривала Диди, и завтракать пришлось крекерами из магазина.

Несомненно причиной недомогания было чувство вины из-за этой запутанной ситуации с Сильвией и Джонасом. Карли не должна была браться за их примирение, не должна была скрывать от Сильвии свою связь с Джонасом. Хотя это и связью трудно назвать.

Но себе Карли лгать не могла - ее поведение с Джонасом в последние дни было не совсем... Девушка не стала додумывать эту мысль, ей не хотелось разбираться в причинах своих поступков. Иначе можно было докопаться до чувств, о которых она не хотела даже знать.

Когда приехали Джонас с Сильвией, Карли только что открыла вторую пачку крекеров. Избавившись от запаха жареной ветчины, она снова почувствовала волчий аппетит. Девушка положила крекеры на столик вместе со сливками и сахаром и налила всем кофе.

- Мы выбрали для нашей встречи чудесное утро, - начала Карли, пытаясь угадать их настроение до начала серьезного обсуждения. - Надеюсь, дорога вам понравилась.

- Угу, - Джонас кивнул.

Карли удивила его немногословность. Возможно, эта очная ставка пугала его так же, как и ее.

- Достаточно красиво, - согласилась Сильвия, - но у меня назначена еще одна встреча в Западном Йеллоустоне через несколько часов. Может, нам сразу перейти к делу?

- Конечно, - сказала Карли. - Начнем с вас, Сильвия. В ваших переговорах с Джонасом после прошлой встречи произошел какой-нибудь прогресс?

- Никакого. Я уже почти готова обратиться к адвокату. - Сильвия махнула рукой. - О, не для посредничества, а для подачи иска в суд. Джонас не собирается уступать, я тоже. - Она взглянула на своего партнера. - Уверена, что суд с этим согласится: кому бы ни достались патенты, компания, а она наверняка станет моей, сможет продолжать торговлю всеми игрушками, созданными до разрыва. - Ее голос звучал твердо, словно она уже утратила всякое желание договориться по-хорошему.

Карли уставилась на нее, чуть было не разинув рот от изумления. Она не ожидала, что Сильвия зайдет так далеко. Ей просто хотелось узнать, не удалось ли им самим разрешить свои проблемы. В этом случае Карли не пришлось бы углубляться в причины, чего требовала от нее профессия посредника.

Сильвия снова взмахнула рукой.

- Спросите у Джонаса, что он думает о судебной тяжбе. Напомните ему, что если он не проявит хоть чуточку рассудительности, у него не останется другого выбора. И запомни, Джонас, если я получу компанию по приговору суда, я смогу продавать любые игры, какие только пожелаю, под маркой "Игрушек Джонаса".

У Джонаса желваки заходили на скулах.

- Можно мне ответить? - спросил он у Карли. - Или ты попытаешься смягчить заявление Сильвии?

Карли на секунду закрыла лицо ладонями, но тут же опустила руки. Это касалось Джонаса и Сильвии, но не ее.

- Я не хочу, чтобы ты вообще отвечал, Джонас. - Она повернулась к его партнерше. - Сильвия, мне не хотелось бы бросать ваше дело на середине, но по-моему я вынуждена отказаться от продолжения вашего дела.

- Отказаться? - повторила Сильвия. - Но вы ведь не можете сделать это сейчас? Уверена, что это неэтично. Вы слышали все о наших личных и деловых проблемах. Я рассказала вам, как сильно люблю Джонаса, а теперь вы хотите уйти?

Карли судорожно сглотнула.

- Поверьте, я не собираюсь никому рассказывать о том, что слышала от вас. Если только вы не захотите, чтобы я изложила свой взгляд на проблему вашему новому посреднику. Меня даже не смогут вызвать как свидетеля, если дело дойдет до суда. Но я не думаю, что смогу соблюсти нейтралитет. Поэтому вряд ли помогу вам.

- Нейтралитет? Почему вы больше не можете быть нейтральной? Мы же не встречались две недели. - Взгляд медовых глаз Сильвии метнулся к Джонасу, затем обратно к Карли. - По крайней мере я не встречалась с вами. Но с Джонасом я тоже виделась не часто.

- Вот именно, - сказала Карли, почувствовав облегчение от того, что все наконец прояснится. - Я виделась с Джонасом. Конечно, не наедине, но достаточно часто, чтобы...

- Виделась с Джонасом? - воскликнула Сильвия. - Что вы имеете в виду? Она взглянула на Джонаса. - Так вот где ты пропадал все выходные! - Теперь она снова посмотрела на Карли уже с яростью. - Я хочу знать, что было между вами. Если вы перешли черту, я подам на вас в суд. Об этом все узнают, и вы не найдете больше ни одного клиента. И с Джонасом мне тоже придется судиться, у меня не останется другого выбора.

Джонас стукнул кулаком по столу.

- Ничего между нами не было, Сильвия. Черт возьми, ничего такого.

Сильвия окинула его ироничным взглядом, ее брови изогнулись.

- С чего бы это, дорогой. Ты так решительно защищаешь честь мисс Андербрук. Как красноречиво.

Карли перехватила взгляд Джонаса и, слава богу, это удержало его от ответа.

- Наверное вы знаете, что Джонас вызвался участвовать в рождественской благотворительной программе в Уайд-Споте. Тогда и только тогда я встречалась с ним за пределами этого офиса. Мы не обсуждали ничего, что касалось бы вашего примирения. В основном мы только обсуждали, какую елку спилить следующей.

- Если это правда, то почему вы не можете остаться нашим посредником? Сильвия не сводила глаз с лица Карли.

- Э... - Карли скрестила ноги, затем снова их выпрямила. Под обвиняющим взглядом Сильвии она чувствовала себя преступницей. - Потому что... я не...

- И как серьезно вы к нему относитесь?

- Серьезно? - воскликнула Карли. - Странный вопрос. Мы же только что познакомились.

Сильвия окинула ее таким же ироничным взглядом, как и Джонаса.

- Около месяца назад, Карли. За месяц многое может случиться.

- Ничего со мной не случилось, - ответила Карли, не зная, было ли это ложью. Именно этой мысли она упорно старалась избегать. И не собиралась размышлять вслух о своих чувствах к Джонасу перед ним и Сильвией. - Но я увидела другую сторону его натуры, э... - Ее щеки пылали. - Он умеет внушать любовь. То, как он ведет себя с детьми и пожилыми женщинами. Я начала лучше его узнавать. Вас я не знаю настолько хорошо. Поэтому мне кажется, что я не смогу продолжить.

Сильвия откинулась назад, но в ее позе не было и намека на расслабленность. Ее плечи были напряжены, руки скрещены на груди, ноги сплетены. Ее непреклонный взгляд пронзал Карли как рентгеновские лучи.

В конце концов Сильвия посмотрела на Джонаса.

- А что ты думаешь об этом, Джонас? - спросила она. - Вы ведь уже все обсудили, когда решили сплотиться вместе против меня.

- Ты недослушала, Сильвия, - ответил Джонас с иронией. - Мы с Карли не говорили ни о чем, кроме рождественских елок.

Карли вмешалась в спор, надеясь отразить главное обвинение.

- Мы не обсуждали ничего, что касалось бы вашего примирения. - Она повернулась к Джонасу. - Как по-твоему, Джонас? Ты считаешь... - Девушка отчаянно пыталась подобрать нужные слова, чтобы дать понять ему, что она не собиралась ничего рассказывать Сильвии. - Ты мог бы отделить твои переговоры с Сильвией от... ну, от... По-твоему, я могла бы остаться вашим посредником?

- Нет, - ответил Джонас. - Карли ни о чем меня не предупредила, Сильвия. Но я должен с ней согласиться. Мы оказались в очень неловкой ситуации. Это почти то же самое, как обратиться к посреднику в Бозмане. Я не хочу обсуждать наши дела с человеком, которого знаю лично.

- Лично? - переспросила Сильвия, повысив голос. - А как же наши личные отношения, Джонас? - Она моргнула, словно пытаясь смахнуть слезы. Джонас не шевельнулся, и она посмотрела на Карли. - Как я понимаю, теперь вы с Джонасом собираетесь продолжить эту "личную" связь?

- Это не связь, Сильвия! - протянул Джонас.

- Да, дорогой, - откликнулась она приторно-сладким голосом. - Можешь называть как хочешь эту измену.

- Черт побери, Сильвия... - начал Джонас.

Карли остановила его жестом.

- Джонас, прошу тебя.

Ей было жаль Сильвию, которая очевидно чувствовала себя подло обманутой. Карли хотелось бы встретиться с ней наедине и объяснить все с глазу на глаз.

- Сильвия, пожалуйста, не думайте, что вам что-то угрожает. Это никак не должно отразиться на ваших с Джонасом переговорах.

- Гмм... - буркнула Сильвия.

- Правда, - продолжила Карли. - Мы с Джонасом не собираемся встречаться до тех пор, пока вы улаживаете конфликт. И даже если это случится, мы никогда не станем обсуждать ваше примирение.

Но Сильвию это не успокоило, напротив, она выглядела еще более подозрительной.

- Я не могу сейчас говорить об этом с Джонасом. Я чувствую себя неловко, не зная о том, какие вас связывают отношения. - Она снова скрестила руки на груди. - Мне хотелось бы побеседовать с вами наедине, а только потом я смогу решить, что делать дальше. Я должна разобраться, что происходит, без этого человека, с которым у меня спор.

- О, это очень разумно, - сказала Карли, снова входя в свою привычную роль. - Часто, когда переговоры заходят в тупик, личная встреча с посредником может помочь сдвинуть дело с мертвой точки. Вы хотите побеседовать со мной прямо сейчас? Уверена, что Джонас согласится подождать в магазине.

- Нет, - ответила Сильвия, взглянув на часы. - У меня встреча в Западном Йеллоустоне. Нет времени. - Она вынула из сумочки календарик и погрузилась в его изучение. - Как насчет следующего понедельника?

- Прекрасно, - согласилась Карли.

- И до тех пор вы с Джонасом не... - она помахала рукой.

- Не очень понимаю, что вы имеете в виду, - чопорно сказала Карли. Ее задело, что Сильвия пытается контролировать каждый шаг Джонаса. - Нам нужно рубить елки, развозить их...

- О, не мелочитесь, - заявила Сильвия. - Вы не должны продолжать ваши личные отношения, пока я не встречусь с вами.

- Нет, конечно нет, - ответила Карли. - Я и не собиралась.

Сильвия встала.

- Отлично. Пойдем, Джонас.

Он не сдвинулся с места.

- Думаю, я побеседую с мисс Андербрук прямо сейчас, Сильвия. Так как ты не можешь. В конце концов мою роль в этой проблеме тоже следует обсудить.

Сильвия издала вздох разочарования.

- Я...

- Ты на машине, - сказал Джонас. - Лучше отправляйся на свою встречу. Я вернусь в Бозман вовремя, чтобы заняться отправкой товара.

- Надеюсь на это, - заметила Сильвия. - Это очень важно.

Казалось, Джонас хотел выдать какое-то ироничное замечание, но удержался. Его осанка стала более расслабленной, морщины разгладились.

- Я знаю, Сильвия. О делах я не забываю. И остаюсь я не для того, чтобы подкапываться под тебя. Просто я хочу разъяснить свою позицию.

Он встал и подал Сильвии ее пальто.

- Позвони мне по сотовому, когда освободишься, и расскажи, что там было.

Казалось, это слегка успокоило Сильвию. Она оделась и открыла дверь.

- Ты вернешься в офис вовремя?

- Уверен, что да.

Джонас закрыл за ней дверь и вернулся к своему креслу. Карли наблюдала их разговор, не вставая с места. Лучше бы он тоже ушел. Она не хотела нарушить свое обещание, данное Сильвии.

Джонас снова встал и начал блуждать по комнате.

- Что-то произошло, Шелк?

- Пожалуйста, Джонас, здесь не надо так меня называть. Я говорю с тобой как посредник. Нам нужно обсудить окончание наших деловых отношений.

- Фигушки! - протянул Джонас. - А я собираюсь обсуждать наши личные отношения, которые чертовски интереснее, чем...

- Джонас, прекрати! Сейчас нам нельзя говорить об этом. Пока твой спор не улажен. И особенно пока я не встречусь с Сильвией и не объясню ей все.

Джонас облокотился о спинку кресла, стоящего напротив Карли. Его темные глаза смеялись, на лице появилась широкая улыбка.

- И что вы собираетесь ей объяснять, мисс Андербрук? Как мы... встретились? Хотел бы я услышать этот разговор.

- Нет. - Карли отвернулась, чтобы не заразиться его весельем. Воспоминания о той ночи вызывали в ней улыбку даже в самые неподходящие моменты.

- Мне было очень интересно слушать, как ты пытаешься рассказать Сильвии, что во мне такого привлекательного. - Джонас хохотнул. - То, как я веду себя с детьми и старушками. А как тебе нравится мое поведение с ровесницами, которых я хотел бы узнать поближе?

Карли взяла крекер, разломила его на две части и снова положила на тарелку.

- Ты затеял этот разговор, чтоб подразнить меня, Джонас? Или у тебя есть какая-то цель?

Он отодвинул кресло и сел.

- Моя цель состоит в том, чтобы предупредить тебя: ты дура, если надеешься легко отделаться. У Сильвии очень сильный инстинкт самосохранения. Она так просто не даст тебе уйти. Или даст, но взамен вынудит тебя уехать куда-нибудь к черту на кулички... теперь, когда она знает, что между нами что-то есть.

- Между нами ничего нет, Джонас.

- Тогда зачем отказываться от работы?

- Потому что... потому что мы не можем... - Карли растерянно пожала плечами. - Потому что я больше не могу быть объективной. Я...

Джонас перегнулся через стол и взял ее за руку. По ее телу пробежала теплая волна. Девушка знала, что должна отдернуть руку, но позволила себе насладиться этим ощущением.

- Потому что, Шелк, я слишком сильно нравлюсь тебе. Так же как и ты мне нравишься. Ты не можешь больше притворяться, что между нами ничего нет.

- Просто я чувствую себя необычно, когда ты рядом. Мне кажется, я... Сильвия не так меня поняла. - Карли шевельнула рукой, и Джонас немедленно ее отпустил. - Это не правильно.

- Не правильно то, что ты оказываешься признать, что происходит между нами. - Джонас встал и взял свое пальто.

- Джонас, ты обратился к посреднику, чтобы избежать суда. Я не хочу, чтобы из-за меня Сильвия начала тяжбу.

- Поверь мне, этого не будет. Сильвия прекрасно понимает, как много она потеряет в этом случае.

- Но ты не знаешь наверняка, - возразила Карли. - И как посредник...

- Ты прикрываешься посредничеством, чтобы скрыть свои истинные чувства. - Он начал надевать пальто. - Если бы не это, ты нашла бы другую уловку, чтобы отгородиться от меня.

- Я не знаю, как бы поступила, если бы мы встретились по-другому, Джонас.

- Ха! А когда в последний раз ты так хотела мужчину, как хотела меня на той вечеринке?

Карли закрыла лицо ладонями.

- Так нельзя, мы не должны сейчас говорить об этом.

Джонас подошел к ней. Он взял ее за запястья и заставил убрать руки.

- Я не твой отец, Карли. Я тебя не обману. Я был откровенен с тобой с самого первого танца. Сейчас пришло время и тебе быть искренней.

- Но я тоже не лгала тебе, - сказала Карли со слезами на глазах.

- Да? - Нежно взяв ее лицо в ладони, он наклонился к ней и поцеловал в губы.

Карли ощутила внутреннюю боль. Ей так сильно хотелось прижаться к нему, ответить на его поцелуй.

- Джонас! - выдохнула она, отклоняясь. - Нам нельзя.

Он выпрямился, по его лицу было видно, как он расстроен.

- Ты лжешь нам обоим... каждый раз, когда отрицаешь свои чувства!

Карли закусила нижнюю губу.

- Мне жаль, что все так получилось. Но на этой неделе, пока я не встречусь с Сильвией, я не могу...

- Вот именно, - перебил ее Джонас. - Ты не можешь. Потому что струсила.

- Я не боюсь тебя, - возразила Карли. - И даже если так, дело не в этом. Это этика. Джонас, всего одна неделя.

Джонас покачал головой.

- Хотелось бы мне поверить. - Он раздраженно фыркнул. - Но сомневаюсь, что недели тебе хватит, чтобы выпутаться из этой истории.

Его слова казались достаточно разумными, но дверью он хлопнул так, что стекла в окнах задрожали.

Всхлипывая, Карли вытерла мокрые щеки. В конце концов она справилась со слезами, доев оставшиеся крекеры.

Шестая глава

Вечером в четверг грузовик с ряжеными простаивал из-за Карли. Она могла только надеяться, что остальные не догадались о том, что она ждет Джонаса. После того, как девушка заставила мужчин дважды переложить поудобнее мешки с сеном в кузове огромного грузовика, ей больше не пришел в голову ни один новый повод для задержки. Карли сдалась. Еще неизвестно, появится ли Джонас вообще.

Карли виделась с ним прошлым вечером в доме миссис Уотсон. Там она тоже не ожидала его встретить. Она не думала, что Джонас будет в хорошем настроении после их прошлой ссоры в ее офисе. Но когда девушка подъехала к дому миссис Уотсон, голос, который пригласил ее в дом, принадлежал Джонасу.

Еще больше Карли удивили звуки рождественской музыки, встретившие ее на пороге. Джонас принес с собой магнитофон и несколько кассет. Он сказал, что это его старые пленки, но перебирая их, Карли обнаружила две совершенно новые, нераспечатанные. Ей захотелось обнять его, поблагодарить за доброту. Но, конечно, она удержалась.

К моменту водружения звезды на верхушку елки все трое распевали "Аллилуйя" вместе с Мормонским церковным хором. И Джонас, и пожилая женщина веселились от души, Карли даже начала верить, что он захочет петь и сегодня.

Естественно, потом Джонас заявил, что кассеты послужили всего лишь предлогом для встречи с Карли. Его объяснения были примером чистой мужской логики. Хотя Карли и пообещала Сильвии держаться от него подальше, он знал, что она никогда не станет выгонять его из дома миссис Уотсон и отнимать у старушки ее любимую музыку.

- Большинство людей, Шелк, - сказал он, - действуют исключительно в своих интересах. Тебе тоже стоит попробовать... это и вправду очень полезно.

Грузовик с ряжеными выехал со школьной стоянки. Карли плюхнулась на один из мешков с сеном. Она думала... вернее надеялась, что Джонас пошутил. Но она ошибалась.

- А ты собираешься петь, Карли?

Девушка взглянула на Томми, стоящего рядом с ней.

- О, да. Я... Конечно, я буду петь. Мы ведь для этого здесь, верно?

- Остальные тоже так думают, - кивнул Томми. - Диди считает, что начинать лучше тебе.

- С нами Мэйзи, - сказала Карли, поднимаясь на ноги. Грузовик тем временем притормозил. - Она поет лучше, чем...

- Вы как раз вовремя, - услышала она голос Джонаса.

Выглянув наружу, Карли увидела, что грузовик остановился прямо напротив дома миссис Уотсон. Джонас шел по дорожке, неся на руках протестующую старушку.

- Отпустите меня, молодой человек, - требовала она. - Это похищение. Я впустила вас в свой дом, и вот что получила взамен.

- Эстер! - воскликнула Мэйзи. - С Рождеством тебя. Неужели на этот раз ты едешь с нами? Так это будут лучшие колядки за целую вечность.

Кто-то из мужчин выскочил наружу, чтобы помочь Джонасу погрузить миссис Уотсон в кузов грузовика. Джонас закутал ее в несколько одеял и целую кучу теплой одежды. Пришлось снова переложить мешки, чтобы подготовить для нее удобное место, защищенное от ветра.

Миссис Уотсон снова заворчала. Но ее жалобы заглушили голоса других ряженых, выкрикивающих приветствия. Девочка-подросток, с которой Карли была незнакома, молча встала поближе к старушке.

Грузовик снова затарахтел мотором и направился к местной больнице, обитатели которой высыпали на улицу, одетые в пальто и теплые шапки, и уже готовые петь вместе с ряжеными. Остальные, не такие смелые, выглядывали из окон. Как только грузовик остановился, люди в кузове инстинктивно выстроились в кружок с миссис Уотсон в центре. Но петь пока никто не начинал.

- Миссис Уотсон, - сказал Джонас, перекрывая болтовню в кузове грузовика. - Никто не станет петь раньше вас. Они стесняются начинать, когда рядом вы, обладающая таким прекрасным голосом.

- Молодой человек, - строго ответила старушка. - Вы еще хуже, чем Карли. Вот уж не думала, что такое возможно.

Джонас встретился взглядом с Карли и кивнул ей.

- Спасибо, миссис Уотсон. Я рад, что меня сравнивают именно с ней.

Карли весело рассмеялась. Никогда раньше она не чувствовала такого праздничного настроения.

- Мы не сдвинемся с места, пока вы не споете, миссис Уотсон.

Старушка окинула их свирепым взглядом, и не издала ни звука.

В конце концов молоденькая девочка склонилась к ней и тихо сказала:

- Миссис Уотсон, я буду петь вместе с вами.

- А с чего ты взяла, что я захочу петь? - Она посмотрела на девочку. Я знакома с тобой? Как тебя зовут?

- Энни. И мне кажется, что вы хотите петь, иначе вас бы здесь не было.

- Меня привезли сюда силой, деточка. - Миссис Уотсон взглянула на кучку стариков, ожидающих начала выступления. - Посмотри на этих бедных замерзающих людей. Начинай ты, Энни.

- Только вместе с вами.

- Давайте! - крикнул кто-то из толпы, собравшейся перед больницей. - Мы замерзли... Начинайте петь.

- О, ну ладно. - Миссис Уотсон свирепо взглянула на Джонаса, затем на Карли. - Ведь я тебе советовала присматривать за ним. - Повернув голову, она зашепталась с девочкой.

Два голоса - один юный и сильный, другой дрожащий, но все еще красивый, запели "Придите все, кто верит". К ним немедленно присоединились остальные, и в грузовике, и на земле. Любимый гимн Карли сейчас казался ей еще прекраснее, чем раньше.

Продолжая петь, девушка улыбалась так, что слезы выступили у нее на глазах. Миссис Уотсон все еще бросала на Карли яростные взгляды, словно злилась за то, что ее втянули в эту затею. Но в ее поблекших голубых глазах светилось счастье, которого Карли никогда не замечала раньше.

Внезапно девушка обернулась и крепко обняла Джонаса. Она хотела, чтобы это было быстрое дружеское объятие. Но Джонас обхватил ее обеими руками, и в его отклике не было ничего платонического. Не теряя зря времени, он вытащил ее из круга поющих в тень от самой большой кучи мешков.

- О, Джонас, - прошептала Карли, надеясь, что он сможет расслышать ее сквозь пение. - Спасибо. У тебя золотое сердце. - Она слегка смутилась. - А теперь, пожалуйста, давай будем петь. - Ее смущение стало еще сильней. Джонас, отпусти меня. Нас видят все мои знакомые.

- У них нет глаз на затылке, - промурлыкал Джонас. В его взгляде появился дьявольский блеск, и Карли бросило в дрожь. - Кроме того, никто из них меня не знает. Может, я хочу показать им, что именно влечет меня в Уайд-Спот. И это вовсе не пение.

- Джонас, пожалуйста. - Сейчас голос Карли напоминал хныканье. Хорошо хоть, певцы старались изо всех сил на середине второго куплета. - Мы не можем так поступать. Я обещала Сильвии.

- Проклятье, меня уже тошнит от Сильвии, - раздраженно прошипел Джонас.

Карли вздохнула с облегчением, уверенная, что теперь он ее отпустит. Но как только она расслабилась, Джонас припал к ее губам. Он положил одну руку ей на затылок и привлек к себе.

В то же мгновение Карли поняла все безрассудство этого поступка. Но затем нахлынувшее желание полностью лишило ее способности мыслить здраво. Она не могла отказать Джонасу. Она слишком сильно хотела этого. Его губы ласкали ее приоткрывшийся ротик, их языки соприкасались.

Карли помнила, что однажды он уже целовал ее так необычно, соблазнительно, так сладко. Как бы сильно она не ругала себя в последние несколько недель, все равно она не смогла бы забыть этого ни на секунду. Она хранила все чувства, разделенные с Джонасом, в потаенном уголке своего сердца, чтобы можно было доставать их оттуда и переживать заново.

Но как только другая рука Джонаса легла Карли на ягодицы, девушка поняла, что яркость ее воспоминаний поблекла в сравнении с новыми ощущениями, такими же острыми, как и в первый раз. Реальное удовольствие было гораздо сильнее простой игры воображения.

Пение стихло. Миссис Уотсон и Энни затянули третий куплет, которого, судя по всему, больше никто не знал. Внезапно наступившая тишина вернула Карли к действительности. Девушку охватило смущение, желание улетучилось моментально, как если бы ее окунули головой в снежный сугроб. Она выскользнула из объятий Джонаса.

Карли обвела взглядом людей в кузове грузовика. Все они стояли лицом к больнице. Кажется, на них с Джонасом никто не обратил ни малейшего внимания. Естественно, за исключением Диди, которая отвернулась чересчур демонстративно, чтобы в это можно было поверить.

Миссис Уотсон с Энни добрались до припева, и вновь их пение подхватили остальные. Все еще чувствуя дрожь в коленках, Карли тоже запела. Она прислонилась к мешкам с сеном, даже не оглянувшись на Джонаса.

Господи, как же быть в следующий понедельник? Как сможет она посмотреть в глаза Сильвии, после того, как... обжималась с Джонасом на глазах у всего города? Карли поежилась; неужели придется притворяться, что ее интерес к Джонасу был сугубо профессиональным.

Профессиональным... это же смешно. У Карли нашлось бы множество слов для описания этого поцелуя, но "профессиональным" его никак не назовешь. Очевидно, даже мысли о карьере не способны развеять этот сладкий туман в голове, возникающий от прикосновений Джонаса.

Джонас подошел к ней и произнес, понизив голос:

- Я хотел бы извиниться, Карли. Но не могу. Мне слишком сильно это нравится. - Он быстрым движением сжал ее плечо. - По-моему, это что-то особенное, и мы зря тратим время, Шелк. Я хочу забыть всю эту чушь о примирении и поцеловать тебя еще раз. И еще. Пока ты...

- Джонас! - раздраженно прошептала она. - Ты делаешь мне больно. Неужели сам не видишь? Я же не прошу тебя ждать до скончания века. В следующий понедельник... через несколько дней.

Джонас покачал головой.

- Ты не знаешь Сильвию. Она в курсе, сколько времени я провожу здесь в последние дни. Если она почувствует угрозу в том, что происходит между нами, то затянет эти переговоры до бесконечности. Запомни мои слова.

- Я не позволю ей, Джонас, - твердо заявила Карли. - Поверь, я знаю свое дело.

Джонас кивнул, но на его лице отразилось сомнение.

- Ты знаешь свое дело, Шелк, но не знаешь мою партнершу. Ты поймешь, что такое сдаться на милость победителя. Или она просто начнет вертеть тобой, как захочет.

- Джонас, Сильвия не только мне угрожает, - горячо зашептала Карли. Если я не разберусь с этим, она может подать на тебя в суд. И ты потеряешь свою фирму.

Он покачал головой.

- Не волнуйся об этом, Шелк.

Карли закусила губу, задетая его отношением.

- Ты обратился ко мне, чтобы уладить проблему с твоей фирмой.

Джонас нахмурился.

- Я пришел потому, что искал беспристрастного человека, который заставил бы Сильвию задуматься. У меня уже есть одна женщина, которая пытается руководить моим предприятием, Шелк. Вторая такая мне не нужна. Беспокойся о ней, а не обо мне.

- Ты так циничен.

- Да? Посмотрим, что ты скажешь в понедельник. Ты ни на шаг не сдвинешься, даже наоборот. Думаю, я смогу подождать несколько дней, пока ты сама не убедишься. Но вечно ждать я не собираюсь, Шелк. Я просто свихнусь, если мне придется и дальше смотреть на тебя, засунув руки в карманы.

- Поверь мне, этого не случится.

- Знаю. - Сейчас на лице Джонаса не были ни тени улыбки. - Потому что я сыт по горло. Я помню, что вызвался участвовать и в остальных делах. Но больше я так не могу. Пока ты не будешь готова признать правду о нас с тобой.

- В понедельник, подожди еще...

Джонас покачал головой.

- Трусиха.

Это слово ранило, как укус пчелы, но Карли нечего было возразить. Взглянув на Джонаса, она почувствовала подступившие слезы.

Она хотела увидеться с ним снова. Но именно здесь и начинались ее страхи. Она не могла позволить себе стать зависимой от Джонаса. Он прав: для нее гораздо легче встречаться с ним именно так, как будто эти встречи происходят случайно. Но если он не ошибается в оценке своей партнерши, Карли уже не сможет притворяться после следующего понедельника.

У Карли руки опускались, когда она вспоминала решительность той женщины, алчный блеск ее медовых глаз, вспыхивающий каждый раз, когда она смотрела на Джонаса или говорила о его фирме. Девушку бросало в дрожь при мысли, что ей придется признаться обладательнице таких глаз... признаться себе... в своих истинных чувствах к Джонасу.

***

Карли сидела на мешке с сеном, распевая так радостно, как только могла, и отчаянно пыталась не портить себе праздничное настроение мыслями о Сильвии. Поднялся ветер, и сейчас лучше всего было бы оказаться в тепле, у камина. Но все же девушка не хотела, чтобы этот вечер - возможно, последний вечер, проведенный с Джонасом, подошел к концу.

Наконец грузовик свернул к реке и остановился у охотничьего домика. Небольшое деревянное строение было ярко освещено новогодними гирляндами, протянутыми вдоль крыши и вокруг окон. Аромат горячих сдобных булочек и какао чувствовался даже на улице, еще до того, как открыли входную дверь.

Карли продолжала сидеть на своем мешке, пока остальные вылезали из грузовика. Миссис Уотсон тяжело опиралась на Джонаса, помогавшего ей дойти до лестницы. Он внес ее наверх на руках, но сделал это так ненавязчиво, как только можно. При виде этого у Карли защемило сердце.

Спустя минуту он вернулся к грузовику.

- Идем, Шелк, а то ты тут закоченеешь.

Она усмехнулась.

- А ты снова будешь молоть весь это вздор о том, что похитил миссис Уотсон, заставил ее петь и притащил в клуб только ради еще одной встречи со мной?

Джонас расхохотался, его сердечный смех согрел Карли даже на колючем декабрьском ветру.

- Нет, Шелк. У миссис Уотсон есть собственные чары. А теперь пошли пить горячий шоколад, пока твоя задница к этому мешку не примерзла.

Карли взяла его за руку и вылезла из машины. Если сегодня она в последний раз видит Джонаса Сент-Джона, нужно насладиться каждой минутой этого вечера.

Джонас отвел девушку к креслу, стоящему рядом с креслом миссис Уотсон, и пошел наливать какао. Карли осмотрелась по сторонам и с облегчением обнаружила, что Диди помогает на кухне и не может следить за ней.

К девушке повернулась миссис Уотсон.

- Могу поспорить, этот молодой человек всегда поступает по-своему, сказала она. - И все вокруг должны плясать под его дудку. Мужчины... Они все такие.

Карли не смогла сдержать улыбку. Она чувствовала, что старушка только притворяется рассерженной.

- Я еще мало его знаю, миссис Уотсон, но по-моему, он так или иначе всегда добивается, чего хочет.

- Будь осторожна, Карли. Он не из тех, кто останавливается на полпути. Если ты подаришь ему свое сердце, тебе придется отдать себя целиком. Без остатка.

- Подарю свое сердце? Нет уж. Мое сердечко надежно припрятано.

Миссис Уотсон подмигнула ей поверх кружки.

- Может, так оно и было раньше. Но давно ли ты смотрела в зеркало? Замечала, как ты вся светишься? А этот блеск в глазах? Я даже могу сказать, когда все это началось.

К ним подошла Мэйзи и избавила Карли от необходимости отвечать.

- Ну, Эстер. Теперь-то ты вернешься в хор? После сегодняшнего вечера все знают, что ты сидела дома взаперти вовсе не из-за голоса. Ты так прекрасно пела, что я чуть не расплакалась. Благодаря тебе все вспомнили, как должны звучать рождественские гимны.

- Ой, прекрати эти славословия, Мэйзи. Ты знаешь, что я не в состоянии дойти до церкви.

Вернулся Джонас и принес какао для Карли. С ним рядом шла Энни, держа в руках поднос со сладкими булочками.

- Моя мама сможет отвозить вас в церковь, миссис Уотсон, - сказала Энни, передав Мэйзи поднос. - Ей не трудно.

- И как ты себе это представляешь, деточка? Ты видела, как Джонас нес меня по лестнице? Ведь ты не сможешь тащить меня на себе.

Энни потупилась.

- Я что-нибудь придумаю, - пробормотала она.

Миссис Уотсон потрепала девочку по щеке.

- Не мямли, я тебя не слышу. Почему тебя так волнует, буду ли я петь?

- Я люблю петь, миссис Уотсон, но учеба нам не по карману. Я подумала, что если мы вместе будем петь в хоре, я смогу учиться у вас.

- Разве в школе нет учителя музыки? Куда катится наше образование?

- О, учительница есть, - ответила Энни. - Но она в основном занимается духовыми инструментами, а не голосом. А бабушка говорила, что если я действительно хочу научиться петь, мне нужно брать уроки у вас.

- Бабушка? А кто твоя бабушка?

- Аннабель Шмидт. Меня назвали в ее честь.

У миссис Уотсон задрожали руки. Карли быстро выхватила у нее чашку, чтобы старушка не облилась горячим какао.

- Аннабель была моей лучшей подругой, - сказала миссис Уотсон.

- Я знаю, - кивнула Энни. - Вообще-то мое полное имя Аннабель Эстер МакЛарен. Меня и в вашу честь назвали. Только я раньше никому этого не говорила - это такое неуклюжее имя. - Внезапно она поняла, что только что сморозила, и густо покраснела. - Простите. Я не хотела...

- Не волнуйся, деточка, - улыбнулась миссис Уотсон. - Это действительно неуклюжее имя. - Карли заметила слезы в глазах старушки, когда она пожимала руку Энни. - Внучка Аннабель. Когда я видела тебя в прошлый раз, ты только училась ходить. - Ее губы дрогнули. - Ты была ужасным ребенком. И сейчас тоже?

Энни вспыхнула и снова опустила глаза.

- Ну, наверное... немножко.

- Какая прелесть!

- Но я буду послушной, когда буду петь с вами. А если вы не захотите ездить в церковь, я смогу приходить к вам домой. Но... - Энни умоляюще взглянула на Мэйзи и Карли, - я уверена, что мы сможем отвозить вас в церковь, чтобы все могли вас услышать.

- Конечно, сможем, - воскликнули Карли и Мэйзи в один голос.

Джонас положил руку на плечо миссис Уотсон.

- Нет проблем. Заметано.

Миссис Уотсон закрыла лицо ладонями, ее плечи задрожали. Джонас склонился к ней и зашептал что-то на ухо так тихо, что Карли не смогла расслышать. Старушка покачала головой. Джонас взял со стола чистую салфетку и нежно вложил в ее руку.

Миссис Уотсон вытерла глаза и проговорила дрожащим голосом:

- Я думала, что все мои друзья уже умерли.

- О нет, Эстер, - откликнулась Мэйзи. - У тебя есть друзья в этом городе. Посмотри, сколько их вокруг тебя.

- Не заставляй меня плакать снова, Мэйзи, - нахмурилась миссис Уотсон.

Энни поцеловала старушку в сморщенную щеку. Карли тоже хотела сказать что-то ободряющее, но не смогла произнести ни слова - ее душили слезы.

Джонас заметил это. Схватив еще одну салфетку и взяв другой рукой Карли под локоток, он отвел ее в заднюю комнату. Здесь, в относительном уединении, он обнял девушку и провел ладонью по ее по волосам.

- У тебя такое мягкое сердечко.

- Обычно я не такая плакса, - начала оправдываться Карли, смахивая слезы. - Не знаю, что со мной случилось.

Джонас фыркнул.

- По-моему, ты просто схитрила, чтобы затащить меня в дальний уголок и получить еще один поцелуй.

- Ой, какая самонадеянность, - улыбнулась Карли. Теперь у нее уже пропало всякое желание плакать. - Пожалуйста, не надо больше. Не думаю, что я смогу... э... остановиться.

- И я тоже, - кивнул Джонас. У его глаз появились лучики морщинок. - Но по-моему, это еще не повод упускать такую возможность.

- В охотничьем домике? - воскликнула Карли. Она решила переменить тему. - Джонас, тебе понравилась вся эта возня с Рождеством? Ты ведь не только для меня стараешься.

- Еще бы. Я просто обожаю ходить вокруг тебя кругами в постоянно возбужденном состоянии и страдать.

- Но ты...

- Никаких "но", Карли. И нечего снова лить слезы. Миссис Уотсон великолепна, как и остальные твои друзья. Но я прекращаю разыгрывать из себя Санта-Клауса до тех пор, пока ты не найдешь в себе силы признаться в своих чувствах передо мной... и Сильвией.

- Учти, это будет в следующий понедельник, - твердо заявила Карли.

Джонас посмотрел ей в глаза.

- Думаю, я солгал, - сказал он.

- Солгал?

- Я могу остановиться. Что же я животное, по-твоему? И я не стал бы отпускать тебя на эту встречу без веской причины сдержать свое обещание. Кроме того, ты сама этого хочешь.

- Конечно, я хочу тебя, - выдохнула Карли. - Но мы...

Джонас довольно усмехнулся, его руки и губы стали решающим аргументом в их споре.

Седьмая глава

Следующие выходные тянулись как очередь к дантисту. Поход за елками без Джонаса не принес Карли никакой радости.

Она поехала с женщиной, работающей в магазине на полставки, и ее мужем. Он отказался взять ручную пилу, заявив, что это пустая трата времени и сил. Но Карли расстроилась не только из-за визга электропилы и делового подхода, с которым этот человек выбирал елки. Дул сильный ветер, температура воздуха не превышала пяти градусов по Фаренгейту, а выбранные деревья оказались совершенно неподъемными.

Когда Карли оттаскивала к грузовику одну из самых крупных елок, у нее так сильно закололо в боку, что пришлось лечь прямо на снег и переждать боль. Глядя вверх, на неяркое зимнее солнце и сгущающиеся тучи, девушка вспоминала, какой прекрасной казалась ей метель в прошлую субботу. А сейчас эти облака стали для нее темными и пугающими. В тот раз с ней рядом был высокий красивый мужчина. Теперь же...

Карли села и потерла ноющий бок. Неужели и вправду причиной ее праздничного настроения было присутствие Джонаса? Какая чушь! Она может насладиться этим днем и без Джонаса. Она может вообще обойтись без него.

Это всего лишь усталость. Наверное, елка оказалась слишком тяжелой. Карли снова обхватила руками ствол дерева, мечтая о горячей ванне, в которую она залезет, как только выберется из леса.

В воскресенье к Карли вернулось ее обычное рождественское настроение. Естественно, она не ожидала, что ей будет так же весело, как с Джонасом. Но тосковать без него она не собиралась.

В действительности общение с Джонасом было скорее утомительным, чем приятным. В отличие от него, Карли не сказала бы, что она "страдает". Но большую часть времени, проведенного с ним, она любовалась его сильными ногами и мускулистыми бедрами, длинными пальцами его ловких рук, красивым лицом с квадратным подбородком, чувственными губами, густой каштановой шевелюрой и...

Карли покачала головой, желая отбросить такие мысли. Если честно, возразила она себе, в Джонасе ее привлекает не только тело. Ей нравится его едкое и иногда наивное чувство юмора; ей нравится, какой он добрый с детьми и чуткий с женщинами - молодыми и старыми, какой нежный с ней, даже когда злится.

Прекрати, Карли! - приказала она себе, слишком поздно сообразив, куда завел ее ход мыслей. Неужели она действительно влюбилась в Джонаса?

Мурашки пробежали у нее по спине. Влюбилась? Любовь означает доверие... или должна означать. А Карли так и не научилась доверять людям.

- Мэйзи! - окликнула она пожилую женщину, въезжающую на автостоянку в своем старом зеленом пикапе. - Можно поехать с тобой?

Та остановила машину и выглянула в окно.

- А разве ты не с этим милым Джонасом едешь?

- Не думаю, что он придет. - Карли подняла елку и положила ее в кузов грузовичка.

Мэйзи вылезла из пикапа и осмотрела кучу елок, выискивая самую маленькую и легкую.

- Разве с женщинами не должен ехать мужчина? Особенно с пожилыми женщинами?

Карли рассмеялась.

- О, мы справимся. Просто сначала погрузим самые маленькие елки, а потом кто-нибудь еще появится.

- Детям нравятся большие деревья, - проворчала Мэйзи.

- Мы и большие прекрасно сможем поднять! - раздраженно буркнула Карли. Внезапно ей стало стыдно за свой тон. - Прости, Мэйзи. Не знаю, что на меня нашло.

- Может, приболела? Ты ужасно бледная.

- Наверное, - согласилась Карли, обрадовавшись, что у ее грубости нашлось оправдание. - Вчера я так устала, что еле смогла дотащить до грузовика последнюю елку.

- Так зачем было приходить сегодня? - спросила Мэйзи, облокотившись о капот. - Уверена, мы и без тебя управимся. Ты и так трудилась, как пчелка, Карли. Никто ни слова не скажет, если ты отдохнешь денек.

- Со мной все будет нормально. - Карли подняла еще одно дерево.

Рядом остановилась машина, набитая жующими детьми. Мужчина, сидящий за рулем, распахнул дверцу, и из салона донесся запах еды: жирных гамбургеров и жареного лука. Карли почувствовала, что ее желудок выворачивается наизнанку.

Она прислонилась к борту пикапа и стиснула зубы, молясь, чтобы ее не вырвало прямо здесь. Как только она смогла наконец глотнуть свежего воздуха, на стоянку вырулил еще один автомобиль с новыми участниками... и новыми "ароматами".

Карли закрыла рот и нос перчаткой.

- Вот-вот, милочка, - сказала Мэйзи, - ты явно больна. Отдавай мне список и отправляйся домой. Ты же не хочешь заразить всю эту ораву? Вот это был бы подарочек к Рождеству.

- Может, ты и права.

Карли и в самом деле чувствовала себя слишком паршиво, чтобы развозить елки, и это не имело никакого отношения к Джонасу Сент-Джону. Вынимая бумаги из машины, она вспомнила, как много детей включила в свой список на этот раз. Но это было не важно. Мэйзи не догадается, что Карли вопреки всякому здравому смыслу все же надеялась провести еще один день вместе с Джонасом, наслаждаясь той радостью, которую он дарит ребятишкам.

Диди дома не было, она вместе с Томми уехала за покупками к Рождеству. Карли развела огонь в камине и налила себе чашку какао. Чай или кофе сейчас вряд ли пошли бы на пользу ее желудку. После какао ей так полегчало, что она нажарила себе стопку блинов и съела несколько штук с сиропом.

Девушка захватила с собой в гостиную воскресную газету и еще одну порцию какао, и уютно устроилась на старой тахте перед камином. Но ее удовольствие длилось недолго.

Теперь она чувствовала себя в тысячу раз лучше, чем час назад. Но за всю свою жизнь она ни разу не слышала, чтобы отравление можно было вылечить обильной едой. Насколько она помнила, единственной разновидностью недомогания, которая могла пройти после приема пищи, была... утренняя тошнота.

Карли вскочила с тахты и принялась блуждать по комнате. Огонь в камине еще не успел как следует разгореться, но на лбу у девушки выступила испарина. Перед ее мысленным взором вставали картины последних недель.

Беспричинные слезы, стычки с Джонасом, вспыхивающие на пустом месте, тошнота... особенно по утрам... возникающая из-за запахов, которые всегда нравились Карли, и ситуаций, которые никогда раньше ее не беспокоили. И началось все это после первой встречи с Джонасом.

Вбежав в кухню, девушка сорвала со стены календарь и пролистала его до ноября, чтобы увидеть, сколько дней прошло после той роковой ночи. Почти месяц. А месячные у нее были шесть недель назад.

Шесть недель!

Карли знала, что не сможет отложить эту проблему до завтра. Утром - ее сердце замерло - ей придется встретиться с Сильвией. И первым делом нужно все выяснить.

У нее закружилась голова. Карли плюхнулась на кухонный табурет и сжала пальцами виски. Встретиться с Сильвией? Завтрашним утром она собиралась проявить твердость, признаться Сильвии в своих чувствах к Джонасу и решительно отказаться от продолжения этого дела.

Допустим, отказаться будет не трудно. Теперь-то уж Карли точно не сможет продолжать. Но в каких выражениях ей объяснить причину отказа?

Нет, Сильвия, я пока не уверена в своих чувствах к Джонасу. Ведь мы с ним знакомы совсем недавно. Но я ношу его ребенка.

Нет, Сильвия, я не могу точно описать свои отношения с Джонасом, но сейчас мне ясно, что в ту ночь я от него забеременела.

Карли закусила губу, чтобы не расплакаться. Теперь она знала причину своей слезливости, но все равно не собиралась сдаваться. Она точно помнила, что Джонас каждый раз пользовался презервативом. Но ничто не может дать стопроцентной гарантии.

Ей на глаза попалась пустая тарелка, стоящая на кухонном столе. Карли с удивлением поняла, что умяла все оставшиеся блинчики, которые собиралась приберечь до завтрашнего утра. Задумавшись на мгновение, она отказалась от мысли проверить свой вес на напольных весах в ванной. Хватит с нее на сегодня плохих новостей.

Карли решила съездить в Бозман и купить домашний тест на беременность. Если обратиться в местную аптеку, к вечеру об этом узнает каждая собака в городе.

Кроме того, дорога поможет успокоится. Сто пятьдесят миль по живописному ущелью, вдоль берега незамерзающей бурной реки - именно то, что нужно, чтобы собраться с мыслями и решить, что делать дальше с этой проблемой.

Не прошло и пятнадцати минут, а Карли уже обнаружила, что думает о своей возможной беременности как о "проблеме". Разве этим утром она не призналась себе, что любит Джонаса? Да, почти. Но как только она подходила вплотную к этой мысли, ее охватывал ужас.

Она все еще боялась. Так как понимала, что признав свою любовь к Джонасу, она должна будет признаться себе, что нуждается в нем. И ее защита будет разрушена.

Кого ты хочешь обмануть, Карли? - усмехнулась она. От ее защиты ничего не осталось еще месяц назад. И если она не любит Джонаса, то почему не молится в отчаянии, чтобы тест дал отрицательный результат? Потому что в действительности она надеется, что результат будет положительным.

Но ее ненормальный страх оказаться зависимой от кого-то этим утром возрос в сотню раз. Если ей и раньше был нужен Джонас, то как сильно он будет нужен ей теперь, когда она забеременела? И как сильно он будет нужен ее малышу?

На губах девушки заиграла широкая улыбка. У нее не было ни малейших сомнений, как станет относиться Джонас к своему ребенку. Она видела его с детьми. Если со взрослыми он мог быть циничным и насмешливым, то в окружении детей его сердце становилось мягким, как воск.

По крайней мере одна вещь была для Карли очевидной. Она сохранит этого ребенка. Вырастит его, даст бог, вместе с Джонасом, а если нет, то сама. Малыш ни в чем не виноват, и Карли уже успела его полюбить. Никто не сможет любить его сильнее. Она с замиранием сердца думала о том моменте, когда сможет прижать его к своей груди.

Ее ребенок был зачат в любви. Сейчас Карли это понимала. Пускай родители этого маленького создания еще не разобрались в своих чувствах, и не известно, пройдут ли их чувства испытание временем. Но дитя в ее чреве было плодом любви. Карли не смогла бы, не стала бы избавляться от своего ребенка.

Когда она остановила машину у универмага, ее все обуревал страх. Но принятое решение помогло ей справиться с волнением, хотя бы внешне.

- Пожалуйста, Шелк, - сказал Джонас, распахивая перед ней входную дверь. - Все-таки решила заняться предпраздничными покупками?

У Карли отвисла челюсть. Ну это ж надо было наткнуться именно на него! После того, как проехала семьдесят пять миль, чтобы не встретить никого из знакомых.

- Шелк? - Джонас помахал ладонью у нее перед глазами. - Помнишь меня? Я Джонас Сент-Джон? - Он протянул ей руку для рукопожатия. - Мы познакомились на вечеринке несколько недель назад. Помнишь?

- Привет, Джонас, - ответила Карли, совладав с дрожью в голосе. - Я просто... удивилась, встретив тебя в Бозмане.

- Правда? - Он отступил на шаг, чтобы не загораживать дорогу остальным покупателям. - Я здесь живу и каждый день бываю. Это ты не местная.

- Да, конечно. Знаю. - Карли слегка улыбнулась. Чтобы скрыть смущение, она рассеянно взяла одну из магазинных тележек. - Просто я приехала...

Джонас накрыл ладонью ее руку на ручке тележки.

- Карли, с тобой все в порядке? Ты такая странная.

- Все хорошо, просто я немного смутилась, потому что не ожидала тебя тут увидеть. Знаешь, после того, как ты решил не приезжать на рубку елок, и...

- Вот именно. Так почему ты не развозишь деревья вместе с каким-нибудь безобидным, занудным, женатым мужчиной?

- Я, э... - любой вопрос, заданный Джонасом, даже самый простой, таил в себе кучу опасностей. Что ответить? Рассказать об утренней тошноте?

- Ты не можешь делать это без меня? - прошептал Джонас ей на ухо. Он склонился к ней, но не так близко, чтобы это могло показаться интимным жестом. Даже желая подразнить, Джонас не стал бы вгонять ее в краску на пороге универмага. Но Карли чувствовала теплую волну его дыхания на своей шее. - Вот почему ты занималась всем этим, верно? Чтобы провести время со мной. Признайся, Шелк.

Карли ощутила, как чувственная волна пробежала по ее телу, с головы до пят. Хорошо еще, что она опиралась на тележку.

- Джонас, не делай этого! - шепнула девушка.

- Чего не делать, Шелк? - его улыбка была такой бесхитростной, что Карли ни на секунду ей не поверила. - Не говорить тебе, как я соскучился за эти выходные и как надеялся, что ты тоже по мне скучаешь?

- Джонас, прекрати. Прошу тебя. Дай мне подумать.

Джонас выпрямился.

- Тебе нужно подумать, скучала ли ты? Разве Диди тебя не предупреждала о хрупком мужском самолюбии?

Карли закрыла глаза. Слава богу, что они столкнулись в столь людном месте. Если бы она оказалась с Джонасом наедине, ее сопротивление не продлилось бы и минуты. Теперь, когда она подозревает, что беременна от него, когда уже решилась рассказать ему об этом, когда они, быть может, даже поженятся... Ей пришлось бы очень долго изобретать причину не упасть в его объятия и не рассказать все. Даже... наверное... признаться в любви.

Но здесь Карли вынуждена держать себя в руках. Сейчас она не может говорить об этом с Джонасом. Ведь он мечтал о ребенке в течение долгих лет. Ей нужно удостовериться самой, а уже потом сообщать ему об исполнении его желания.

Кроме того, она собиралась отложить объяснение с ним до тех пор, пока не встретится с Сильвией. Ей хотелось избавить его хотя бы от одной проблемы, прежде чем взваливать на него новую.

Девушка открыла глаза.

- Джонас, из-за тебя мне в голову лезут глупые мысли, трудно сосредоточиться. Так что, пожалуйста, не мешай. Я точно забуду купить что-нибудь важное, если ты станешь ко мне приставать.

- Приставать, Шелк? - изумленно переспросил Джонас. - Не волнуйся, я вовсе не пристаю. Это вообще не в моем стиле. - Он отошел в сторону, чтобы освободить проход для нее и ее тележки. Пропустив девушку, он отвесил ей шутливый шлепок. - Оставляю тебя наедине с твоими глупыми мыслями.

Карли обернулась, но Джонас уже вышел из универмага. Его резкая походка явно свидетельствовала о том, что он в ярости. Девушка не могла винить его за это. Сама виновата. Но он, конечно, и понятия не имеет о том, какая мешанина у нее в голове. Завтра, когда она все ему объяснит, он поймет.

***

Через два часа Карли взглянула на вторую порозовевшую полоску. Она купила два теста, понимая, что одного результата для нее будет недостаточно. Всегда лучше проверить дважды.

Теперь она жалела, что не объяснилась с Джонасом прямо в универмаге. Она представляла себе, как они могли бы вдвоем купить тесты, вдвоем взглянуть на результат, разделить на двоих эту радость. Для Карли это обернулось таким счастьем, о котором она даже не могла мечтать. Ей так сильно хотелось увидеть радость на лице Джонаса. Нужно сказать ему.

Карли позвонила Джонасу, надеясь, что он приедет вечером в Уайд-Спот. Она не хотела сообщать ему эту новость по телефону. Но после ее выходки в универмаге, он наверняка до сих пор обижен, и не захочет отправляться в долгий путь без особой причины. В конце концов девушке так и не пришлось решать, что именно следует сказать ему, потому что она нарвалась на автоответчик.

Расстроенная, Карли весь вечер просидела на кухне, вставая из-за стола только чтобы перекусить. Услышав внизу шум пикапа Томми, въезжающего на стоянку перед магазином, она пулей сорвалась с места. Сейчас ей вовсе не хотелось встречаться с Диди. Собрав обертки тестов и запихнув их в самый низ мусорного ведра, девушка бегом бросилась в свою спальню.

***

Карли нервничала всю неделю из-за назначенной встречи с Сильвией, но этим утром она просто оцепенела от ужаса. Сильвия была такой... напористой. После ее вопросов девушка чувствовала себя как лжесвидетель на перекрестном допросе у прокурора.

Удастся ли Карли сохранить свою беременность в тайне от Сильвии? Особенно после того, как она решила говорить все, что угодно, лишь бы убедить Сильвию, что не может больше оставаться посредником в их споре.

Но нет никаких сомнений, что Сильвия, узнав о ребенке, сама расскажет все Джонасу. И вся долгожданная радость этого мига будет для Карли потеряна.

Естественно, Сильвия моментально попыталась завладеть ситуацией.

- Уверена, что так дело пойдет намного лучше, - заявила она, снимая пальто. - Только мы вдвоем. Никаких сложностей.

Карли хотела было предложить кофе, но Сильвия отрицательно махнула рукой.

- Я стараюсь обходиться без кофеина. - Она выбрала то кресло, на котором сидела и раньше. - Позвольте объяснить, зачем мне понадобилась эта встреча. Видите ли, кое-что произошло, и это все меняет.

- Сильвия, я не уверена, что должна это слушать, - сказала Карли. Если я откажусь от дальнейшей работы, почему бы вам не изложить все это новому посреднику?

- Нет, - возразила Сильвия. - Это и вас касается. После того, как мы с Джонасом встретились с вами впервые, наши с ним отношения пошли на лад.

- Кажется, вы говорили, что не было никакого прогресса.

- В деловом споре да. - Сильвия покрутила золотой браслет на запястье. - Но наш разговор помог нам в личном плане. Поэтому я так разозлилась в прошлый раз.

Карли, смутившись, сдвинула брови.

- Вы думаете, что не смогли бы добиться успеха с другим посредником? Но это не...

- Нет. Я узнала о личных отношениях, которые вы собираетесь развивать с Джонасом.

Карли затаила дыхание. Сейчас ей придется все объяснить; нельзя, чтобы Сильвия продолжала, не имея представления о чувствах Карли.

Видимо Сильвия разгадала ее мысли; она резко махнула рукой.

- Пожалуйста, дайте мне закончить. - Ее ноготь, покрытый ярко-красным лаком, рисовал круги на ручке кресла. - Видите ли, я собираюсь родить ребенка от Джонаса.

У Карли замерло сердце. Ей не хватало воздуха, голова шла кругом. Резкая боль возникла у нее в груди и разлилась по телу, затопив каждую его частичку.

- Собираетесь... - Карли перевела дыхание. - Вы хотите сказать, что... забеременели?

- Нет. Не думаю. Пока еще нет. - Сильвия взглянула на свои ухоженные руки. - Но... мы весь этот месяц... не предохранялись. Уверена, что это может случиться в любой момент. - Она посмотрела на Карли своими медовыми глазами. - И я не могу дождаться, когда увижу наконец лицо Джонаса и скажу ему, что хочу этого ребенка так же сильно, как и он.

Карли собралась ответить, но у нее так сдавило горло, что она не смогла произнести ни слова. Сильвия хочет увидеть счастливую улыбку на лице Джонаса? Карли целую ночь мечтала именно об этом. Джонас говорил, что уже давно желает завести ребенка. Должно быть, он стремится к этому намного сильнее, чем казалось Карли, раз так щедро... разбрасывает свое семя. Одна женщина уже беременна от него, а другая собирается забеременеть в одно и то же время.

И это должно означать... это значит... он спит сразу с двумя женщинами.

К желудку снова подступила тошнота. Карли нуждалась в передышке, чтобы собраться с мыслями. Земля уходила у нее из под ног.

- Вы уверены... - в конце концов выдавила она и умолкла.

Карли не должна спрашивать у Сильвии, уверена ли та в чувствах Джонаса. Это... бесполезно. Если он не любит Сильвию, то что тогда делает в ее постели? С неожиданной силой Карли заставила себя забыть про боль и обиду.

- Вы уверены, что это правильное решение, Сильвия? - спросила она. - Вы говорили, что не хотите иметь детей.

- Говорила. - Лицо Сильвии осветилось такой улыбкой, которую Карли даже не ожидала увидеть. - Я не представляла себе, что все это будет именно так. Я никогда еще не была так счастлива. Это такая радость, что я жалею, что не решилась на это раньше. - Она провела пальцами по щеке, словно смахнув слезинку. - Я хочу сказать ему об этом в рождественское утро, чтобы это Рождество стало для нас самым лучшим за много лет. Я знаю, как он обрадуется.

Карли стиснула зубы.

- Да, конечно. - Собственный голос показался Карли неискренним, но Сильвия, кажется, этого не заметила. Или просто не обратила внимание. Обрадуется, да... ведь он всегда этого хотел.

Еще вчера Карли надеялась, что ее новость заставит Джонаса прыгать от счастья. Она даже подумала грешным делом, что он захочет на ней жениться ради ребенка. Жениться! Что за чушь для мужчины, имеющего двух любовниц!

Хорошо еще, что ей не удалось ничего рассказать Джонасу и выставить себя полной идиоткой. Ее щеки вспыхнули при мысли о том, какой телефонный разговор мог состояться между ними прошлой ночью, если бы она дозвонилась.

Сильвия вновь взглянула на свои руки.

- Теперь вы знаете, Карли, зачем мне понадобилась эта встреча. - Она подняла глаза, в ее взгляде не было ничего, кроме тихой радости. - Просто я хотела сама сказать ему об этом.

- Конечно, я не проговорюсь, - заверила ее Карли. - Все, о чем мы беседовали здесь, останется между нами. Иначе это нарушило бы основные правила посредничества.

Сильвия казалась удовлетворенной ее откровенностью.

- Я не совсем об этом, - сказала она. - Я хочу... мне нужно всего несколько недель, чтобы наладить свои отношения с Джонасом. Чтобы у меня появилась возможность сказать ему о... нашем ребенке без... давления со стороны, которое могло бы мне помешать.

- Давление со стороны? - холодно спросила Карли. - Вы имеет в виду меня?

- Да. Если вы будете честной, то согласитесь со мной. Я не хочу разговаривать с Джонасом о своих планах, когда он увлечен вами. Я не хочу, чтобы он женился на мне из-за ребенка. Мне хочется, чтобы он пришел ко мне добровольно, и тогда я скажу ему о своем желании забеременеть. Поэтому я собираюсь ждать до Рождества.

- Я... до Рождества...

- Это недолго, Карли. Всего пара недель. Не думаю, что я прошу слишком многого. Вы ведь знаете, что не должны были браться за это посредничество. Вы были втянуты в конфликт с самого начала и, конечно, с вашей стороны это было нечестно.

- Я не хотела обманывать вас, Сильвия. В то время у меня не было никаких отношений с Джонасом, кроме единственной встречи. Просто я... Карли умолкла, сообразив, что у нее нет ни малейшего желания что-то объяснять Сильвии.

И необходимости тоже. Она с легкостью пообещает Сильвии две недели молчания. Да хоть целый век. После всего услышанного Карли не собиралась видеться с Джонасом Сент-Джоном до конца своих дней.

Она прожила последние шесть недель, окрыленная любовью к Джонасу. А он, очевидно, приятно проводил время, удовлетворяя свои желания с другой женщиной, и забавлялся, разжигая в Карли любовь. Любовь, которая ничего для него не значит. И, наверное, чувство, которое он питает к Сильвии - нечто большее, чем обычная страсть. Быть может, это такая же любовь, как та, которую чувствует Карли по отношению к Джонасу.

Между прочим, с Сильвией он не предохраняется, а с Карли позаботился обо всех мерах предосторожности. Просто потому, что подсознательно Джонас прекрасно понимает, от какой женщины он хотел бы иметь детей.

Теперь все это уже не важно. Карли больше ничего не хочет знать о его чувствах. Она никогда больше не станет разговаривать с ним на личные темы. Однажды она уже пережила предательство близкого человека, справится и на этот раз. Не имеет значения, что ее сердце разбилось на мелкие осколки, все же у нее осталась гордость.

Пытаясь снова взять себя в руки, Карли натянула привычную маску посредника.

- Сильвия, - сказала она. - То есть, вы просите меня не развивать мои отношения с Джонасом до Рождества, когда вы расскажете ему о своем желании родить ребенка.

- Да. Дайте мне возможность...

- Прекрасно, - перебила ее Карли, нарушив главное правило посредника. Я и не собираюсь делать это. Поверьте, я никогда не встану между мужчиной и его ребенком. Тем самым я нарушу не только мой профессиональный кодекс чести. Я... сама не смогу примириться с этим.

Широкая улыбка вспыхнула на красивом лице Сильвии, смягчив хищный блеск ее кошачьих глаз.

- Спасибо, Карли, - порывисто поблагодарила она. - Вы так меня обрадовали. Когда Джонас узнает об этом, я думаю, он со мной согласится. Мы обязаны вам нашим счастьем.

Восьмая глава

После ухода Сильвии Карли просидела в своем офисе больше часа, борясь со слезами, тошнотой и, самое главное, с желанием поехать в Бозман и высказать Джонасу все, что она думает о его предательстве.

Но Карли не может так поступить. Как она сама сказала Сильвии, разоблачение любой доверенной ей информации стало бы нарушением всего, во что она верит. Она не сделает это. И не скажет Джонасу о ребенке, которого носит.

Сильвия права. Карли не должна была браться за их примирение. А согласившись, она взяла на себя определенные обязательства. Хотя на самом деле она пока еще не нарушила ни одного пункта из собственного кодекса чести. Ведь забеременела она не в то время, когда улаживала их спор.

Но из-за нее Сильвия попала в очень сложную ситуацию. Сильвия решилась забеременеть, пытаясь восстановить свои отношения с Джонасом. Возможно, она никогда не пошла бы на это, если бы Карли не коснулась этой темы на одной из встреч. Очевидно, Сильвия была полностью уверена - а у нее были все основания для такой уверенности - что сколько бы женщин ни оспаривали у нее любовь Джонаса, Карли не относится к их числу.

Теперь Карли уже не может поехать к Джонасу и... как бы это назвать? Отвергнуть его притязания. Если Сильвия права, и у нее появилась возможность наладить свои отношения с Джонасом, Карли обязана уступить ей дорогу.

Карли привыкла сама о себе заботиться. Значит, сможет позаботиться и о своем ребенке. Хорошо бы, если бы это оказалась девочка, тогда ее можно будет научить не доверять мужчинам. Карли и сама многое почерпнула у своего отца. Жаль только, что она позволила себе забыть самый важный урок, пусть даже и на одну ночь.

С ее ребенком такого не случится. Ее малютка вырастет независимой, сильной и... подбородок Карли задрожал... одинокой.

Она опустила голову на руки и дала волю слезам. Сегодня еще можно плакать. А завтра она будет сильной.

Ей придется быть сильной.

Даже если бы она могла сейчас поговорить с Джонасом, то не стала бы этого делать. Зачем умной, независимой женщине нужен мужчина, имеющий двух любовниц?

Карли продолжала плакать, так и не ответив на этот вопрос. Хотя в действительности она знала ответ. Она никогда и никого так не хотела, как Джонаса Сент-Джона. Потому что (хотя бы это она может признать) никогда и никого так не любила.

Карли встала и взяла с полки стопку бумажных салфеток. Вытерев слезы и высморкавшись, она заставила себя собраться с силами и успокоиться. Если Джонас ее любит, то вернется к ней даже после признания Сильвии.

А любит ли? Если бы Джонас действительно ее любил, стал бы он спать с другой женщиной?

Глубоко вздохнув, Карли попыталась вновь обрести ту решимость, которую чувствовала до встречи с Джонасом Сент-Джоном. Она оставалась одинокой в течение нескольких лет, по своему собственному выбору.

Итак, с Джонасом она совершила ошибку, впервые за долгие годы позволив себе оказаться беззащитной. Этот случай пополнит ее жизненный опыт, запас знаний о мужчинах и их двуличной натуре. Просто нужно усвоить урок и никогда больше не попадать в такое положение.

Положение. Вот это слово. Большинство людей, выслушав жалобную историю Карли, решили бы, что речь идет о ее беременности. Но это не так. Под положением, которого впредь следует избегать, Карли подразумевала эту ужасную, неотвратимую, всепоглощающую любовь.

В действительности, именно из-за этой любви Карли не сделает и не скажет ничего, что могло бы вбить клин между Джонасом и Сильвией. Их связывают долгие и прочные отношения. Наверное, он сильно ее любил, если предложил пожениться. Он хотел провести с ней остаток жизни, хотел, чтобы она стала матерью его детей.

Карли он никогда не говорил ничего подобного. Если у него вновь появилась возможность обрести счастье, воссоединившись с Сильвией, Карли не станет вмешиваться. Как бы сильно она не жаждала ответной любви Джонаса, если он считает, что будет счастлив с кем-нибудь другим, Карли отпустит его, не сказав ни слова. Она слишком сильно его любит, чтобы поступить по-другому.

Девушка вздохнула и начала убираться в офисе. После смерти отца она стала более сильной и независимой. Если Томми все-таки женится на Диди, Карли с ребенком смогут жить в комнате на втором этаже. А через несколько лет, когда Карли расплатится с отцовскими долгами, быть может, ей даже удастся купить маленький домик для себя и ребенка.

Все будет замечательно. И с ее малышом тоже. Ополоснув лицо, чтобы смыть следы слез, Карли отправилась выполнять свою долю работы в магазине.

***

Во вторник вечером Карли с тяжелым сердцем просматривала список елок, которые еще предстояло украсить. К счастью, их осталось всего девять, но Карли не знала, сколько у нее будет помощников. Чем меньше времени остается до Рождества, тем труднее оторвать людей от их собственных домашних забот.

А украшение елок было не таким уж быстрым делом. Обычно за вечер один доброволец успевал нарядить всего лишь одно дерево.

Когда люди начали собираться на автостоянке, Карли спустилась вниз, с радостью заметив, что народу достаточно. Она как раз подсчитывала участников, когда на стоянку въехал ярко-красный пикап Джонаса. Даже в темноте Карли смогла его узнать.

Она изумленно на него взглянула, а затем поняла, что сбилась со счета.

- На чем мы остановились? - спросила она у Мэйзи.

- Ты поручила мне дерево Андерсенов. Но не назначила никого в помощь.

Взгляд Карли упал на Джонаса, уже успевшего присоединиться к остальным.

- Почему бы тебе не поехать с Мэйзи, Джонас? - весело предложила она. У миссис Андерсен огромная елка, и нужен кто-то высокий, чтоб дотянуться до верхних веток.

За время этой жизнерадостной речи глаза Джонаса сузились, а плечи окаменели.

- Елку Андерсенов? - повторил он сдавленным голосом.

Карли продолжила распределять работников, вздрагивая под яростными взглядами Джонаса. Ее зубы стучали, когда она бормотала фамилии и адреса. Но наверняка все решили, что это от холода.

Когда народ начал расходиться, Джонас сказал:

- Подожди пока в машине, Мэйзи. Я подойду через минуту. Нужно поговорить с Карли.

Карли молча стояла, провожая взглядом Мэйзи, затем быстро выпалила, опередив Джонаса:

- Но нам ведь необязательно разговаривать прямо сейчас? - спросила она, ее губы плохо слушались на морозе. - Мэйзи нужно быстрее попасть домой и...

- Я собираюсь говорить, - перебил ее Джонас, - о том, что нужно нам. Какого черта ты не позвонила мне вчера после встречи с Сильвией? И что это еще за фигня насчет украшения елок в паре с Мэйзи? Ты отлично знаешь, почему я приезжаю сюда, и это не имеет никакого отношения к елкам.

- Почему не позвонила? Джонас, все, что было сказано на нашей встрече, конфиденциально. Я не могу сказать тебе, о чем шла речь.

- Меня не колышет, о чем ты там говорила. Меня волнует результат. И что?

- Если ты о том, являюсь ли я вашим посредником, то уже нет.

- Вот и прекрасно. - Джонас взял ее за руку. - Тогда ты сможешь поехать со мной и Мэйзи.

- Но я еду в другое место, - сказала Карли, отдернув руку. - Остался еще один дом и... Ну, Мэйзи не хочет идти одна и... И я все равно не смогу поехать с тобой. Я договорилась с Сильвией, что мы прекратим... наше общение, пока вы с ней не разберетесь со своими проблемами.

- Пока не разберемся? - Он прищурился. - И кто должен это решить?

- Вы должны решить, - ответила Карли. - Вместе.

- Что за черт, Карли? - Джонас казался обиженным, очень обиженным. И сбитым с толку. - Что с тобой случилось? Куда делась та женщина, которая целовалась со мной в кузове грузовика неделю назад? Женщина, которая клялась, что откажется от этого посредничества ради встреч со мной?

- Джонас, нас ждут. Мы не можем сейчас болтать об этом.

- Не надо отговорок, Карли. После смерти твоего отца ты слишком долго упивалась своим горем, своим благородством. - Джонас пнул ногой ком смерзшейся земли. - Выплачивала чужие долги, обвиняла всех встречных мужчин в предательстве. Прекрати это. Прекрати прямо сейчас. - Он обнял девушку, привлек к себе. - Тебе это тоже нужно.

Карли заставила себя отвернуться, избегая его настойчивых губ, и думая о том, как давно он целовался с Сильвией.

- Сейчас мне нужно выполнять свои обязанности.

Джонас отпустил ее, покачал головой.

- Можешь заниматься всей этой благотворительностью, Шелк, когда ты одна. Наверное, для тебя это хорошее прикрытие.

Карли почувствовала себя так, словно получила пощечину.

- Прикрытие? Тебе так кажется? Этим людям нужна помощь, и здесь нет ничего плохого.

- Действительно, ничего плохого, - согласился Джонас. - Но как же я? Или я должен попасть в один из твоих списков, чтобы увидеться с тобой? Посвящать все свое время кому-то другому сейчас... это эгоистично. Ты возвеличиваешь себя за мой счет. За наш счет. - Он ткнул в нее указательным пальцем. - А что нужно тебе, Шелк?

- Все, что мне нужно, у меня есть.

- Пра-авильно, - с иронией сказал Джонас. - Тогда зачем ты соблазнила меня в нашу первую встречу?

- Соблазнила тебя?

- Вот именно. Ты просто излучала желание.

У Карли задрожали губы, она изо всех сил пыталась сдержать слезы. Именно ту ночь Джонас и запомнил. Именно ту ночь он хотел повторить. Но когда Карли пыталась вновь представить себе события той ночи, перед глазами у нее появлялся Джонас, обнимающий не ее, а Сильвию.

- Это был миг слабости, мистер Сент-Джон. И он уже не повторится. - Она попыталась отвернуться.

- Тогда подумай о том, что нужно мне, черт побери. - Джонас схватил ее за руку и развернул к себе лицом.

Карли подняла голову.

- Нам обоим нужно украшать елки для людей, которые нас заждались.

Джонас медленно сдавил ее руку. Затем отпустил, выругавшись.

- Жаль, что здесь нет твоего отца, Шелк. Он бы надрал тебе задницу.

Затем он повернулся и направился к грузовику. Распахнув дверь и уже поставив одну ногу на ступеньку, он на мгновение замер. Карли затаила дыхание. Неужели Джонас и вправду решил просто уехать и свалить всю оставшуюся работу на Мэйзи и Карли?

Но ей не в чем его упрекнуть. Джонас проделал долгий путь по обледеневшей дороге вовсе не для того, чтоб провести вечер в компании Мэйзи ван Дорн. Не удивительно, если он захочет взять назад свое слово. Он уже поступал так, когда крутил любовь с Сильвией и одновременно морочил голову Карли.

Но все же Карли бы это удивило. Она была глубоко убеждена, что Джонас не уедет в ярости после того, как пообещал помочь.

Джонас опять ругнулся, хлопнул дверью своего пикапа и пошел к грузовику Мэйзи. Внезапно у Карли подкосились ноги, она чуть было не плюхнулась прямо на ступеньку крыльца. Но, собравшись с духом, она побрела к своей машине. Ведь ей еще нужно было наряжать чью-то елку.

А вдруг, развешивая елочные шары, она сможет хотя бы на несколько часов отвлечься от своих путаных, противоречивых мыслей о Джонасе Сент-Джоне.

***

Вечером в пятницу Карли и Диди отправились в школьную столовую, чтобы помочь приготовить кучу фаршированных индеек и начистить целые горы картошки. В прошлые годы Карли получала от приготовления праздничного ужина не меньшее удовольствие, чем от самого пиршества. Ей хотелось, чтобы так вышло и на этот раз.

По крайней мере, если не придется резать лук для начинки или пассировать его в масле. Карли очень надеялась, что ей удастся держаться подальше от плиты и запахов жареного лука, хотя в тесной кухне это будет нелегко.

При этой мысли у нее заурчало в животе.

Диди удивленно на нее взглянула.

- Все в порядке, Карли? Ты целую неделю какая-то странная. - Она пощупала лоб дочери. - Если ты плохо себя чувствуешь, тебе не стоит заниматься приготовлением еды для целого города.

- Все прекрасно, мам, - заверила ее Карли. - Просто время такое. - Она открыла один из шкафов и начала вынимать большие алюминиевые кастрюли.

Диди глаз с нее не сводила.

- А Джонас сегодня приедет?

- Понятия не имею. Он не делился со мной своими планами. Но думаю, что нет. Разве кто-нибудь из мужчин приходит нам помогать?

- Томми приходит, - сказала Диди. Она улыбнулась, раскладывая на столе ножи для резки овощей и ложки для салата. - Он лучше всех чистит картошку.

- Таких, как он, один на миллион, - заметила Карли, пользуясь возможностью сменить тему разговора. - Почему ты не выходишь за него замуж?

Диди усмехнулась.

- А может, и выйду. - Ее улыбка не угасла, но голос вдруг стал серьезным. - Новый Год тебя устроит?

- Правда, мам? - завопила Карли, набросившись на нее с объятиями. - На Новый Год! Я так за тебя рада!

Казалось, у Диди гора с плеч свалилась.

- Правда, лапочка? Мы с Томми так много говорили об этом. Мне не хотелось оставлять тебя одну. Но мы решили, что теперь у тебя все в порядке. Знаешь, с этим Джонасом...

- С Джонасом? А какое он имеет отношение к вашей свадьбе?

- Раньше я сильно за тебя беспокоилась. Я боялась, что ты всю свою жизнь проведешь в одиночестве, замкнувшись в себе. Но теперь Джонас...

- Мам, - перебила ее Карли. - Мы с Джонасом... ну, это не то же самое, как у вас с Томми. Ты поторопилась с выводами.

Диди покачала головой.

- Получится у тебя что-нибудь с Джонасом или нет, но мне кажется, что сейчас ты оттаяла. Даже если ты никогда его больше не увидишь, все-таки он... запал тебе в душу. Ты снова научилась чувствовать. И теперь уже не сможешь остановиться. Ты была такой счастливой весь прошлый месяц.

- Правда? - спросила Карли, ее голос сорвался. Недавняя обида теперь показалась ей еще более острой.

- Или ты думаешь, что я ничего не замечала? Ведь я твоя мать!

- Нет, наверное, - сказала Карли, выдавив из себя улыбку. - Просто не рассчитывай на двойную свадьбу в январе.

- Я же не могу давить на тебя. - Диди напустила на себя глубокомысленный вид. - Хотя, если переговорить с Джонасом...

- Мам, не вздумай!

- Конечно, не вздумаю, - рассмеялась Диди, высыпав два мешка картошки в раковину. - Разве я когда-нибудь вмешивалась в твои любовные дела?

Карли покачала головой, тоже смеясь.

- Да сколько раз!

В животе у девушки все еще бурлило, но радость за маму помогла ей отвлечься от своих проблем. Кроме того ей поднял настроение Томми, вместе с которым она чистила картошку.

Они смеялись, перебрасывались шутками и внезапно почувствовали себя такими близкими, как никогда раньше. Мысль о том, что этот добрый, любящий человек станет дедушкой для ее ребенка, наполнила Карли радостью. Она была безумно счастлива за свою мать.

И хотя Диди ошибалась насчет Карли и Джонаса, она была определенно права в том, что Карли уже не будет одинокой. По крайней мере в ближайшие двадцать лет, пока ее малыш не вырастет.

- Мэйзи, ты возьмешь трубку? - услышала Карли чей-то голос. - У тебя руки чистые.

Мэйзи подошла к телефону.

- Да, да, это мы... О, как и в прошлом году, по-моему... Слава богу, нет! Почему это нам не хватает... А, замечательно... И вас тоже с наступающим.

Она положила трубку.

- У нас будет больше народу в этот раз. Звонил священник из пресвитерианской церкви. Он говорит, что к нам приедет весь хор и куча помощниц... со своими семьями.

- Ну и ну, это ведь больше ста человек! - воскликнула Диди.

- Знаю. Но он сказал, что кто-то дарит нам дюжину индеек и все, что нужно на гарнир. Они везут это с собой. - Мэйзи развела руками. - Пойду, встречу.

- Кто дал всю эту еду? - спросила Карли. - И почему они не сообщили раньше? Нам ведь придется копаться здесь весь вечер!

- Он не сказал, кто. - Мэйзи сняла ключи с крючка у телефона. - Но разве не об этом ты всегда мечтала, Карли? Чтобы на ужин собрался весь город.

- О, да. По-моему, это чудесно. Хорошо бы, если б все церкви сделали то же самое.

Карли повторила бы эти слова и в два часа ночи, когда наконец смогла покончить с готовкой и уйти домой. Хотя спина у нее болела немилосердно, все же ей хотелось, чтобы на завтрашний ужин пришло еще больше гостей. И в том числе один мужчина, которого она вовсе не ожидала увидеть.

Интересно, умеет ли Джонас чистить картошку так быстро, как Томми. Вряд ли, ведь он не служил в армии. По крайней мере так думала Карли. Джонас никогда не упоминал об армейской службе. На самом деле она знала о нем очень мало. Что она сможет рассказать дочурке - а Карли уже была твердо уверена, что это девочка - когда та начнет расспрашивать о своем отце?

Мэйзи предложила ее подвезти, но Карли отказалась; она прошла пешком несколько кварталов до своего дома, любуясь россыпью звезд в ночном небе. Девушка выросла в большом городе и редко видела звезды. Каким подарком для ее малышки станут эти божественные ночные виды.

Мысли о звездах, Боге и Рождестве, и о младенце, растущем внутри, наполнили Карли спокойствием и радостью. Она отчаянно хотела разделить эту радость с Джонасом. Но как бы то ни было, впредь она станет думать о появлении на свет своего ребенка только как о самом счастливом событии.

Особенно когда пройдет утренняя тошнота.

***

На следующий день перед нашествием гостей Карли начала накрывать обеденные столы нарядными скатертями. От запахов жареной индейки, наполнивших комнату, у нее потекли слюнки. Интересно, удастся ли ей перекусить, прежде чем...

Внезапно из холла донесся взрыв смеха, и Карли увидела двух девчушек, ворвавшихся в двери с самодельным плакатом в руках. Они выбежали на сцену в дальнем конце столовой и укрепили вывеску на специальной подставке.

Написанное от руки яркими фломастерами объявление гласило: "Рождественская музыка в исполнении двух Эстер". Карли снова перечитала вывеску, не веря своим глазам.

Сзади к ней подошла Мэйзи.

- Удивлена?

- Мэйзи, это что, Энни и миссис Уотсон?

- Вот именно, - ответила Мэйзи. - Ради их выступления сюда придет добрая половина прихожан. Эстер и Энни репетировали с церковным хором. И на этой неделе собираются петь в церкви.

- Но как они сюда попадут? - спросила Карли. - Или мне нужно будет съездить за миссис Уотсон? И кто отвозил ее в церковь на репетиции?

Мэйзи расплылась в улыбке.

- Ты что, с Луны свалилась, Карли? На этой неделе в городе появился новый фургон со специальным электрическим подъемником или чем-то вроде этого, я сама еще не видела. Так что это не проблема. С его помощью Эстер спускается и поднимается по лестницам. Сама. То есть, почти сама. Кажется, Энни немножко ей помогает. Но она пользуется костылями, а не инвалидной коляской.

- Но... но... - Карли уставилась на вилки, которые держала в руке. Откуда он взялся?

Мэйзи явно смутилась.

- Ты и впрямь не знаешь? Этот святой человек, Джонас, подарил его городу. Сказал, что вроде проспорил его тебе.

- Проспорил? - повторила Карли умирающим голосом.

- Пошевеливайся, - крикнула ей Диди из кухни. - Пора уже накрывать.

Карли застелила оставшиеся столы и начала расставлять тарелки. Она мечтала, чтобы ее хотя бы на час оставили в покое и дали подумать, но какая может быть передышка, если столы накрываются для четырехсот человек.

Пока Карли встречала и обслуживала гостей, она смогла прийти к единственному выводу: ее представление о Джонасе было далеко не полным. Во вторник она была твердо убеждена, что он не уедет, бросив Мэйзи на произвол судьбы, после того как пообещал помочь. Но за мгновение до этого мысль об его измене с Сильвией удержала Карли от поцелуя.

Карли даже не знала, придет ли Джонас сегодня. Он вызвался помогать накрывать на стол. Но после вторника Карли, естественно, перестала на это надеяться. Хотя где-то в глубине души она считала Джонаса надежным человеком, независимо от того, сколько у него любовниц.

Честно говоря, душа и рассудок здесь не причем. Карли чувствовала это своим сердцем. Именно поэтому она в него влюбилась. Потому что доверилась ему.

Но как увязать это с его изменой? Он был скептиком и иногда даже насмехался над ней... а еще был добрым и любящим. Он...

- Карли, можно мне еще картофельного пюре?

Неудивительно, что она так ничего и не надумала к началу концерта.

Миссис Уотсон и Энни не нужно было представлять. Шум и болтовня умолкли моментально, как только они затянули "Тихую ночь".

Теперь Карли поняла, почему все прихожане собрались здесь, чтобы услышать их пение. Когда она впервые увидела вывеску, то решила, что все гости станут петь хором. Но она ошибалась. В зале не раздавалось ни звука, ни шороха. Никто не хотел пропустить даже мгновение этой прекрасной музыки, созданной двумя голосами.

У Карли защемило в груди, она так сильно хотела разделить этот миг с Джонасом. Ведь это - его подарок городу, его подарок миссис Уотсон и Энни. Наверное, Карли слишком сильно его обидела в прошлый раз, и поэтому он не пришел на ужин. Она лишила его этой радости.

Столовая наполнилась громом аплодисментов. Карли знала, что ей пора нарезать тыквенный пирог, но она не могла отвести мокрых глаз от лица миссис Уотсон, обрадованной таким теплым приемом. Энни пошепталась со старушкой, и они начали новый рождественский гимн.

Пока Карли раздумывала о причудах своего организма, из-за которого ее тянет в слезы при каждом удобном случае, рядом с ней раздался низкий голос:

- Шелк, - прошептал Джонас. - Я тут собираюсь тебя кое с кем познакомить.

Торопливо вытерев глаза кухонным полотенцем, Карли обернулась и увидела Джонаса, стоящего рядом с женщиной, которую девушка узнала бы где угодно. Темные глаза незнакомки блестели, как у Джонаса, ее густые каштановые волосы казались еще роскошнее, падая на плечи пышными волнами. Ладонь, которую она протянула для рукопожатия, была более узкой, но такой же изящной и сильной, как у Джонаса.

- Ты, должно быть, Тори! - уверенно воскликнула Карли. Но во многом другом она вовсе не была уверена. Откуда здесь взялся Джонас? Разве в прошлый раз он не обиделся на нее?

- Эй, подруга, - спросил Джонас, - откуда у тебя такая интуиция?

Тори улыбнулась. Лучики морщинок у ее глаз были более заметными, чем у Джонаса, видимо сказывалась работа на солнце. - Рада встрече с тобой, Карли, - мягко сказала она.

- Как ты догадалась, что это Тори?

- Шутишь? Вы с ней отличаетесь только голосом. Насколько я успела заметить.

- Голосом? - переспросила Тори.

- Угу. У тебя он мягкий. Нетребовательный. И тон скорее вопросительный, чем приказной. - Карли умолкла, потому что и ее, и Тори начал разбирать смех.

- Я забыл сказать, что у нее извращенное чувство юмора, - заявил Джонас, скорчив гримасу.

- Я хотела встретиться с тобой, - сказала Тори, - чтобы поблагодарить.

Карли сдвинула брови.

- Поблагодарить? За что?

- За то, что ты вернула нам Джонаса.

- Я? Я не при чем. - Карли взглянула на Джонаса. - Он сделал это сам.

- По его словам выходит наоборот, - сказала Тори.

- Джонас? - смутившись, обратилась к нему Карли. Сейчас ей хотелось бы остаться с ним наедине, и в то же время она радовалась, что они окружены людьми. - Что...

- Мы с Тори просто с ног сбились, чтобы успеть вовремя, - сказал Джонас, разглядывая накрытые столы. - Как ты думаешь, нам на ужин что-нибудь осталось?

- О, сколько угодно. Кто-то... и, конечно, мы не будем говорить, кто именно... пожертвовал нам еще несколько индеек.

Карли, стараясь не шуметь, наполнила тарелки для Джонаса и Тори, и отвела их в маленькую комнатку за кухней, где они смогли бы поболтать, не мешая выступлению.

Карли смотрела, как Джонас и его сестра с аппетитом поглощают индейку, прислушиваясь к доносящемуся из зала пению Энни и миссис Уотсон. Из-за беременности Карли стала такой нервной, что ей очень редко удавалось посидеть спокойно. И теперь она наслаждалась рождественским ужином в компании двух друзей.

Она хотела бы завалить Тори вопросами о ее брате. А еще сильнее ей хотелось спросить у Джонаса, зачем он привез сюда Тори. Или для него это было чем-то вроде возвращения домой, к своей семье? Но не изменится ли его отношение после того, как он узнает о другой семье, которую собирается создать с ним Сильвия? Но самым заветным желанием Карли было сказать этим двум людям, что ребенок, которого она носит, является их кровным родственником.

Карли выбросила эту мысль из головы; это стоило ей таких усилий, что у нее перехватило дыхание.

- Мэйзи говорит, что ты подарил городу новый фургон из-за нашего спора, Джонас, - сказала она. - По-моему, я проиграла. Мы спорили о том, понравится ли тебе помогать людям в Рождество. Я вовсе не пыталась добиться от тебя всех этих пожертвований. - Она повернула голову, прислушиваясь к звукам великолепной музыки. - Это не значит, что я о чем-то жалею.

Джонас подобрал с тарелки последний кусочек.

- Я тоже, Шелк. Ты давно уже выиграла наш спор. Я могу позволить себе такие подарки, как этот фургон, деньги для меня не проблема. - Он перегнулся через стол и взял Карли за руку. - Неужели ты думаешь, что я могу сидеть здесь, слушать это прекрасное пение и не радоваться, что я тоже имею к этому какое-то отношение?

Он провел указательным пальцем по ее ладони вдоль линии жизни, вызвав у девушки дрожь удовольствия. И чувство вины. Ведь она обещала Сильвии не делать этого. Карли отдернула руку, не обращая внимание на обиженный и удивленный взгляд Джонаса.

- Если тебе понравилось дарить... - Что? Ее мысли все еще вертелись вокруг совсем другой темы, которую она не осмелилась бы обсуждать в присутствии Тори.

- Так дело в этом? - спросил Джонас. - Ты хотела узнать, понравится ли мне делать подарки?

- Вот из-за чего я здесь, - вмешалась Тори.

Карли покачала головой.

- Ничего не понимаю.

Джонас нахмурился.

- Мне трудно объяснить это, потому что с моих слов ты можешь решить, что Сильвия... стерва. Но я вовсе не считаю ее такой. Вовсе нет. Просто она сложный человек. И после того, как я в течение нескольких лет работал с ней и любил ее, я почти перестал доверять людям. - Он пожал плечами. - По-моему, ее недоверчивость возникла из-за бизнеса.

Любил ее. Карли чуть не расплакалась. Но по крайней мере это был ответ на один из ее вопросов. Джонас все еще любит Сильвию, несмотря на все их различия. А поскольку их главным различием было отношение к детям...

- Я даже перестал доверять собственной семье, - продолжил Джонас.

- Это он обо мне, - вставила Тори.

- Я рассказал тебе о своем детстве, - сказал Джонас, явно смутившись. О том, как я решил, что Тори... хитростью вынудила меня делать всю домашнюю работу.

- Хитростью, - скептически повторила Тори. - Я!

- Вот именно. - Джонас провел своими длинными пальцами по волосам. Как я мог в это поверить? Не знаю. Это случилось не сразу. Все происходило так постепенно, так незаметно, по крайней мере для меня. Я даже не представляю, когда начал верить в это. Просто однажды... взял и поверил. Он с признательностью взглянул на Карли. - Ты доказала мне, что я полный дурак.

- Я ничего такого не говорила.

- Не на словах, - пояснил Джонас. - Ты просто напомнила мне о том, какая честная наша Тори. - Он пожал плечами и откинулся на спинку стула. - А глядя, как ты делаешь все эти добрые дела для своего города, я вспомнил, как мне самому нравилось дарить игрушки. Я просто забыл.

Тори улыбнулась.

- Не важно, как это случилось, Карли, но я рада. И поверь мне, ты прекрасно его вышколила.

- О чем ты? - спросила Карли.

- Летом я выхожу замуж, - сказала Тори. - Я слишком долго это откладывала.

Джонас недоверчиво фыркнул.

- Пять лет, - добавил он. - Бедный Хэнк. Не знаю, почему он до сих пор тебя не бросил.

Тори горделиво усмехнулась.

- Я тоже не знаю, - хохотнула она. - Мы ждали слишком долго, и он решил, что теперь мы просто обязаны создать семью. - Ее улыбка стала еще шире. - Не сразу, конечно, но скоро. Я не умею так ладить с детьми, как Джонас. Эта мысль пугает меня до смерти. Но теперь я слегка успокоилась после возвращения старого доброго дядюшки Джонаса.

- Я видел, как ты обращаешься с детьми, - сказал Джонас. - Занимайся лучше своими коровами, а Хэнк пусть нянчит наследников.

- Очень смешно, - прокомментировала Тори, но ее взгляд, обращенный к Джонасу, был полон любви. - Ты видела его с детьми? - спросила она у Карли, ткнув в своего брата указательным пальцем.

Карли кивнула, ее вновь охватили пронзительные воспоминания о том, как Джонас развозил по домам рождественские елки. Ей отчаянно хотелось сменить тему, прежде чем она сболтнет что-нибудь лишнее о Джонасе и детях. У нее сдавило горло, когда она представила себе Джонаса с новорожденным младенцем на руках.

- Я... да, - в конце концов выдавила она.

- Тогда ты понимаешь, почему я успокоилась, - сказала Тори. - То есть... если ты беременна, приятно ведь знать, что рядом с тобой такой мужчина, как Джонас?

Карли бросило в жар, потом в холод. Она отчаянно хотела ответить на вопрос Тори со всей откровенностью.

Но не могла, потому что Джонаса не будет рядом с ее малышкой... с его малышкой. Он будет слишком занят собственным отпрыском, которого подарит ему Сильвия. Или, что тоже очень возможно, будет помогать сестре и ее ребенку.

Иметь рядом такого мужчину, как Джонас? Карли очень обрадуется, если он хотя бы признает свое отцовство. Но даже это маловероятно.

Девушка изо всех сил стиснула свою кружку с кофе, чтобы не было заметно, как дрожат ее руки. Она не знала, как долго просидела, глядя на Тори, так и не ответив на ее вопрос. У нее было ужасное предчувствие, что если она откроет рот, то тут же выложит им все, что собиралась скрыть.

Из зала донесся новый взрыв аплодисментов. Затем, по настоянию Энни, все гости начали петь хором.

- О, слава бо... то есть, о боже, - сказала Карли, - мне ведь еще нужно резать пирог.

Молясь, чтобы дрожащие коленки ее не подвели, Карли выскочила из комнаты.

Девятая глава

Карли стояла у раковины, отмывая одну сковородку за другой, пока кожа на ее руках не сморщилась, как печеное яблоко. Но она не собиралась уходить с кухни до тех пор, пока не убедится, что Джонас и его сестра ушли из школы. Разговоры вокруг начали затихать, но Карли, полностью поглощенная своим занятием, не замечала этого.

- Ты устала, Карли, - сказал Джонас. - Все уже вымыто. Я отвезу тебя домой.

Девушка обернулась и поняла, что ее план провалился. В кухне не осталось никого, кроме нее и Джонаса.

- Где мама? - спросила она. - И...

- Я сказал им, что все уже сделано. Они ушли домой.

- А Тори?

- Я отвез ее в мотель. Она устала с дороги.

Карли обвела взглядом кухню, сияющую чистотой.

- Да уж, наверное. - Она пулей метнулась в раздевалку. - Я возьму шубу.

Джонас догнал ее, взял шубу из ее рук и помог ей одеться.

- Нам нужно поговорить, Карли. Сколько можно откладывать? Что случилось на этот раз?

- Я так устала от всего этого. Я вчера не выспалась, пришлось работать до поздней ночи. Просто мне хочется вернуться домой и прилечь у камина.

- Прекрасная идея, - заявил Джонас. - Там все и обсудим. Идем, я отвезу тебя.

- Ладно. Но мы не сможем разговаривать при маме.

- Ее там не будет. Она поехала к Томми, кажется, готовиться к свадьбе. Она согласилась со мной, что такая беседа может занять несколько часов.

- Ты выставил мою мать из собственного дома? - Карли попыталась изобразить удивление.

На самом деле решительность Джонаса скорее испугала ее, чем разозлила. Ему требовались объяснения, которых Карли не могла дать, не нарушив конфиденциальности и своего обещания.

- Джонас, ты понял то, что я сказала тебе на прошлой неделе? Я не могу... видеться с тобой, пока вы с Сильвией...

- Черт возьми, Шелк! Это ты ничего не понимаешь. Сильвия никогда не признает, что наши проблемы решены. Она тянет время, потому что считает тебя угрозой. И поверь мне, это действительно то, что она думает.

- Я не позволю ей вмешиваться в мою жизнь, Джонас, - сказала Карли. Она остановилась у двери и ткнула его в грудь кулаком. - Кроме того, мистер Сент-Джон, ты виноват в том, что мы попали в этот переплет, не меньше меня. Сильвия понятия не имела, во что влипла. И поэтому мы обязаны дать ей немного времени, чтоб разобраться...

- Она вертит тобой, - возмутился Джонас. - И ты позволяешь ей это. Ты пляшешь под ее дудку. Ты выполняешь все ее дурацкие требования и, как я понял, предложила несколько своих!

- Ничего подобного! - возразила Карли.

Как смеет Джонас говорить, что Сильвия вертит ею? Ведь он сам любит эту женщину. Как только Карли начинает чувствовать, что ее отношения с Джонасом становятся более близкими, ей тут же на ум приходит этот простой факт.

Джонас умолк и попытался справиться с раздражением.

- Прости, Шелк. Просто я... А тебя вообще волнует когда-нибудь, встретимся ли мы снова?

- Конечно, - ответила Карли. Но не стала добавлять: "Не знаю, будет ли тебя волновать это после следующей пятницы".

Джонас взял ее за руку и направился к двери. Проходя через зал, он заметил, что девушка еле успевает за ним, и замедлил шаг.

- Как ты думаешь, Шелк, почему я пришел сегодня?

- Хотела бы я знать, - сказала Карли. - В прошлый вторник ты так на меня обиделся, и я решила, что больше никогда тебя не увижу. - Она повернулась к нему, пока он открывал входную дверь. - Мне было так плохо сегодня, когда миссис Уотсон и Энни пели вместе, а тебя не было и ты не мог услышать их чудесное исполнение. Ты так много сделал для них. И мне казалось, что ты лишился этого удовольствия по моей вине.

- Не беспокойся, мы слышали почти все. - Джонас умолк и молчал до тех пор, пока они не подошли к его машине. - Я не собирался больше встречаться с тобой после вторника. Мне показалось, ты опять решила, что близость с мужчиной для тебя чересчур опасна, и просто стараешься избежать этого. И доверие для тебя ничего не значит.

- Я думала так раньше, - сказала Карли. - И у меня были причины. - Она сжала его руку на рычаге переключения передач. - Но по-моему, сейчас это прошло.

- По-моему тоже. И это меня смутило. Мне пришло это в голову на пути домой, к Тори. Я понял, как сильно повлияла на меня Сильвия за все эти годы. Не думаю, что она делала это нарочно. Просто она... не очень уверена в себе. Она пойдет на все, лишь бы себя обезопасить. Что касается меня, она чувствует себя в безопасности, только когда у меня нет никого кроме нее, кому бы я смог довериться.

- Не уверена в себе, - Карли покачала головой. - Она производит совсем другое впечатление.

- Знаю, - сказал Джонас. - Но это ее обычная маска. - Он въехал на стоянку рядом с магазином и заглушил двигатель. - Идем, я разожгу для тебя огонь.

- Я сама справлюсь, Джонас, - возразила Карли, хотя и чувствовала, что это бесполезно.

Карли могла еще владеть ситуацией на кратком пути домой. Но она понятия не имела, что может случиться, когда она окажется в своей комнате наедине с Джонасом. Из-за данного Сильвии обещания ее терзали угрызения совести. Но еще рискованней было нарушить обещание, данное себе - не полагаться на мужчину, любящего одновременно двух женщин.

И все-таки она доверяла Джонасу. Глупо, но это так. Карли не совсем понимала, как это случилось. Но это вовсе не значит, что она хотела бы оказаться от него зависимой. Карли необходимо во что бы то ни стало избежать ловушки: не стать зависимой от человека, который через несколько дней создаст семью с другой женщиной.

Вновь придя к выводу, что не следует подвергать себя опасности, Карли поднялась вместе с Джонасом по лестнице. Она повесила шубу на крючок у двери, и покорно вздохнула, когда он повесил туда же свое пальто. Не сказав ни слова, он разжег огонь в камине, и вскоре жар и треск поленьев наполнили комнату.

Карли смотрела на Джонаса, мечтая переодеться в старый спортивный костюм или теплый халат. Но она не решилась бы раздеваться в присутствии Джонаса. Поэтому пришлось остаться в джинсах, хотя они и казались слишком тесными и неудобными.

Джонас закрыл дверцу камина и встал. Когда он повернулся к Карли, теплый взгляд его карих глаз, желание, которое он не пытался скрывать, зажгли в девушке ответный огонь. Она моментально растеряла всю свою решительность.

Сейчас она чувствовала каждой частичкой своего существа, как она рада видеть его, как рада, что он пришел на ужин и слышал пение. Как она рада, что встретилась с ним той ночью в Бозмане - ночью, положившей начало его добрым делам.

Ночью, когда был зачат их ребенок. Карли и этому радовалась. Ей только хотелось поделиться этим с Джонасом.

Наверное, Джонас прочитал это в ее глазах так же легко, как она читала в его. Не сказав ни слова, он шагнул к ней и заключил в свои объятия. Прижав Карли к себе, он припал к ее губам, страстно, яростно.

- Ты нужна мне, Карли, - прошептал он. - Я ждал так долго. - Его рука скользнула по ее спине, привлекая девушку еще ближе.

Заметив отклик его тела, Карли не смогла сдержать стон. Она изогнулась и едва не вскрикнула от желания ощутить Джонаса внутри себя, желания рассказать ему о ребенке в своем чреве. Их поцелуй был долгим, чувственным.

Карли охватила страсть, она нарастала внутри и пронзала каждую частичку ее тела. Постепенно это чувство подчинило себе и сердце, и разум. Карли никогда не смогла бы ощутить это с другим мужчиной, как и никто другой не смог бы завоевать ее сердце.

Если бы только она могла поверить, что Джонас не дарит такие же восхитительные ощущения другой женщине.

- Джонас, пожалуйста, - взмолилась Карли. - Прекрати. Нам нельзя. Не сейчас.

- Не сейчас? - протянул Джонас. - Когда же? Ответь мне, Шелк.

- Когда я... ты... - Она положила руки ему на плечи и слегка отстранилась. - По-моему, тебе не надо было приходить сюда.

- Карли, послушай. - В хриплом шепоте Джонаса явно чувствовалось раздражение. - Не знаю, что наговорила тебе Сильвия на прошлой неделе, но могу догадаться. Ты изменилась после встречи с ней. Наверное, она что-то подобное внушала мне про Тори, снова и снова, пока я сам в это не поверил хотя это и близко не напоминало правду. Ты можешь даже не замечать этого, пока сама не задумаешься.

Карли чуть было не рассмеялась ему в лицо. Она-то знала, что с этим как раз все в порядке. Трудно не заметить простого утверждения, вроде: "Я собираюсь родить ребенка от Джонаса".

- Это не так, - сказала она.

- Черт! Не позволяй ей делать это с нами, Карли. Посмотри чего я лишился из-за нее. Я несколько лет не видел собственную сестру.

- Речь идет не о годах, Джонас. О нескольких днях, всего-навсего. Это не долго. Потом ты все поймешь. - Она выскользнула из его объятий и попыталась отойти. Но Джонас схватил ее за руку, отрезав путь к бегству. До тех пор я просто не могу... Я объясню позже. Это не долго, Джонас. Вскоре все утрясется.

Он отпустил ее и с рассерженным видом направился к входной двери.

- Ты твердишь мне это с самого начала, Карли. Единственной ночью, когда ты была честной и искренней, была ночь нашей встречи. А затем ты показала свое настоящее лицо. С тех пор у тебя находятся отговорки всякий раз, когда я рядом. - Джонас перешел на фальцет, передразнивая ее. - Не могу, не сейчас, Джонас, но когда-нибудь. - Он выругался. - Хватит, Шелк, мне надоело ждать.

Сорвав свое пальто с вешалки, он выскочил на улицу, хлопнув за собой дверью.

Бросившись на тахту у камина, Карли закрыла глаза и попыталась расслабиться. Она очень надеялась, что из-за усталости ее потянет в сон. Но ничего не вышло.

Впервые она поняла, что имел в виду Джонас. Он прав. Карли неосознанно пыталась увлечь его. Она притворялась, что встречается с ним только из-за спора - потому что великодушно решила показать ему, каким прекрасным может быть Рождество. Но для нее это было такой же ложью, как и для Джонаса.

По крайней мере в этом Джонас был честен. Карли держалась за свой обман до конца, ни разу не признавшись, что привлекла его к участию в благотворительности только потому, что наслаждалась каждой минутой, проведенной с ним вместе.

Она даже... Карли вспыхнула при этой мысли, но не осмелилась отрицать очевидное... позволила ему прийти сегодня, потому что хотела поцеловаться с ним. И наверное даже надеялась, что он затащит ее в постель.

Хотя Джонас никогда не стал бы ее принуждать. И каждый раз, когда он приближался к ней, Карли его отталкивала. Но ведь у нее были причины для этого, и довольно веские. В конце концов, Карли дала обещание Сильвии, и даже сейчас не считала просьбу Сильвии чрезмерной.

Но если бы Карли не давала такого обещания? Если бы она могла свободно любить Джонаса с самого начала, пошла бы она на это? Или у нее нашлись бы другие причины для отступления, потому что она слишком труслива, чтобы рисковать?

В ту ночь, когда они встретились впервые, Карли чувствовала себя в полной безопасности. Они ведь даже не знали фамилии друг друга. Джонас почувствовал в Карли долго сдерживаемое желание, но она и не собиралась это скрывать. Потому что ей удалось сохранить в тайне свое имя.

Карли тяжело вздохнула и села на тахте. Боже мой, вот и еще одна ошибка среди тех многих, которые она допустила с Джонасом. Как оказалось, ей ничего не удалось от него скрыть. Та ночь вовсе не была безопасной, и желание Карли превратилось в любовь.

Но даже любя его, Карли продолжала прятаться. Джонас прав: она боялась. Она призналась себе, что доверяет Джонасу, но ему об этом не сказала. Она призналась себе, что любит его, но и это сказать не осмелилась. Она знала, что носит его ребенка, но неизвестно, что еще будет, когда об этом узнает Джонас.

А что сказать о надеждах Карли, когда узнав о своей беременности, она вообразила, что теперь Джонас захочет на ней жениться. При мысли о подобном разговоре ее бросало в дрожь. Высмеял бы Джонас ее предложение? Или смутился бы и попытался сменить тему? Или стал бы отрицать свое отцовство, заявив, что пользовался презервативом?

В любом случае признаваться ему в своих чувствах слишком опасно, и Карли даже серьезно не думала об этом.

Поэтому она с такой готовностью согласилась подождать до Рождества по просьбе Сильвии. Она пользовалась всеми этими трусливыми увертками, потому что так безопаснее!

Карли взглянула на градусник: температура в печи резко повысилась, и затем начала снижаться. Глаза девушки были совершенно сухими. Где слезы, несущие облегчение, когда они так нужны? Но Карли не смогла бы выплакать свое чувство вины перед Джонасом.

Слезы стали бы свидетельством ее слабости. Она и так постоянно раскисает с тех пор, как встретила Джонаса. Сейчас ей пора уже взять на себя ответственность за свои чувства, и за те чувства, которые она могла пробудить в нем.

Карли признается Джонасу в любви. Сегодня же. Только это, и ничего больше. Простое "люблю". Из-за данного Сильвии обещания она пока не станет говорить ему о ребенке. Но о своей любви она ему скажет, чтобы он понял, что ради него... и только ради него... она рискует своим сердцем.

В Уайд-Споте не так уж много отелей - выбор невелик. И Карли решила начать с самых лучших. Третий звонок оказался удачным.

- "Охотничье логово", - откликнулся детский голосок.

- Добрый вечер, - сказала Карли. - У вас остановился мистер Сент-Джон?

- По-моему, да. Соединить с его номером?

- Пожалуйста. - В трубке пошли гудки, и с каждым гудком надежда Карли становилась все слабее.

В конце концов ей снова ответила та же девочка.

- Простите, но папа сказал, что они уже съехали.

- Мне казалось, что они собирались у вас ночевать. Почему они уехали? Что-то случилось, да?

После небольшой паузы в трубке раздался мужской голос.

- По-моему, у них все в порядке. Никто им не звонил. Просто взяли и уехали, ключ на стойке бросили. Заплатили за обе комнаты до утра. Но деньги возвращать я не собираюсь. Вам это нужно?

- Нет, - вздохнула Карли. - Спасибо.

В камине огонь догорел и, как опасалась Карли, в сердце Джонаса тоже. Но что бы он ни испытывал по отношению к ней, теперь-то она не станет возобновлять свою легкомысленную игру с чувствами.

Раздеваясь ко сну, Карли пыталась убедить себя, что если бы Джонас действительно любил ее, то не сдался бы так быстро. Хэнк ждал Тори в течение пяти лет. Джонас не выдержал и двух месяцев. Но как бы ни пыталась Карли его обвинить, она знала, что радость, которой светились его глаза, угасла этим вечером. И виновата в этом Карли, а вовсе не Джонас.

Она снова осталась в одиночестве. И, как всегда, по собственной вине.

***

В следующие два дня на магазин обрушился шквал покупателей, желающих в последнюю минуту приобрести подарки к Рождеству. Карли не покладала рук ни на секунду. У нее не оставалось времени даже на еду, но ее желудок требовал пищи. Поэтому она пробавлялась крекерами, швейцарским шоколадом, сыром "гауда" и английскими бисквитами.

К вечеру, когда Диди в конце концов закрыла лавочку, Карли уже истосковалась по настоящей еде. Но они с матерью слишком устали, чтобы готовить ужин, и пришлось разогреть полуфабрикаты.

Приняв ванну, Карли рухнула в постель, уверенная, что тут же уснет. Но ее глаза упорно не хотели слипаться. Тело нуждалось в отдыхе, но мешали лезущие в голову мысли. Очевидно, как и в прошлую ночь, Карли предстояло ворочаться с боку на бок до утра, вновь и вновь обдумывая свои отношения с Джонасом.

Ладно, сегодня все будет по-другому. Если Карли не спится, она может по крайней мере встать и заняться чем-нибудь более полезным, чем страдать от бессонницы.

В доме стояла тишина. По-видимому, у Диди не возникало проблем со сном.

Настроив себя на решительный лад, Карли подошла к телефону и набрала номер Джонаса. Автоответчик выдал ей сообщение, из которого следовало, что в течение двух недель перед Рождеством Джонаса следует искать на работе.

Карли уже собралась звонить на игрушечную фабрику, но вовремя вспомнила, что не знает номер Джонаса. Несомненно, позвонив туда, она нарвется на Сильвию.

Она взглянула на часы и с удивлением обнаружила, что сейчас всего лишь несколько минут девятого. Торопливо натянув широкие брюки и свитер, девушка схватила шубу и бросилась вниз по лестнице.

На долгом пути в Бозман она уже твердо решила, что будет делать. Она отыщет Джонаса, где бы он ни был, и скажет ему о своей любви.

Затем... и это пугало ее сильнее всего... она спросит, любит ли ее Джонас. Если нет, она сядет в свою машину, вернется в Уайд-Спот и забудет о том, что вообще с ним встречалась.

Карли нелегко придется, учитывая ее беременность. Но она справится. Сама.

Если Джонас скажет да, она спросит, почему он не говорил ей этого раньше. Зачем он втянул ее в эту запутанную ситуацию с Сильвией и ребенком? Если бы Карли отправилась на свою прошлую встречу с Сильвией, уверенная в любви Джонаса и его намерении провести с ней остаток дней, ей было бы что возразить Сильвии. Когда Сильвия попросила ее подождать две недели или месяц... или пять лет... Карли могла бы ответить: "У меня с Джонасом слишком серьезные отношения для этого".

Но Джонас не дал ей ничего, что она могла бы противопоставить напору Сильвии. Ведь пока Карли не знает о его чувствах, у нее связаны руки. И язык. Чего Джонас ждал от нее? Или она должна была заявить Сильвии, что слишком сильно любит Джонаса и не может отказаться от встреч с ним, не зная даже...

Карли чуть было не вылетела с дороги в кювет, когда до нее дошло. Конечно, именно этого ждал от нее Джонас. Или не ждал. Но хотел. Ему нужно было убедиться, что она любит его настолько, что готова сразиться за него. Как он успел узнать, Карли никогда в жизни не рисковала своим душевным спокойствием. Наверное, он не верит, что она вообще на это способна.

Карли подумала о переменах, которые произошли с Джонасом после их встречи. Переменах, на которые он пошел ради нее. Ведь он занимался благотворительностью весь декабрь. Хотя в этот период в игрушечном бизнесе каждая секунда на счету. Должно быть, Джонас все свое свободное время проводил в Уайд-Споте рядом с Карли.

Джонас даже признал, что проиграл пари. Хотя эта рождественская деятельность была для него всего лишь предлогом для встреч с Карли, трудился он в полную силу - честно и с открытой душой. Поэтому он так увлекся этой программой - потому что делал то, что обещал.

А Карли продолжала сопротивляться. Если Джонас делал шаг вперед, она отступала, увиливала. Но в действительности она не решилась просто повернуться и уйти. Нет, она вертелась вокруг Джонаса, дразнила его, изводила, и каждый раз надеялась, что не оттолкнула его окончательно. Надеялась, что он объяснится с ней первым, чтобы она смогла попробовать и решить, безопасно ли это для ее трусливого сердечка.

Теперь Карли даже удивлялась, что Джонас мог оставаться рядом с ней так долго. Но еще удивительнее, что он не завалил ее однажды на заднее сиденье своего пикапа и...

При этой мысли она вздрогнула... от удовольствия. Идея казалась такой заманчивой, что Карли даже прикинула, не возникнет ли у них такая возможность этим вечером.

Вряд ли Джонас успеет сделать это где-нибудь еще, кроме как на заднем сиденье. Сейчас он по уши завален работой. Карли почти не надеется, что им удастся поговорить у него дома. А объясняться с ним прямо на фабрике, где Сильвия может подслушать каждое слово, Карли тем более не намерена.

В Бозмане Карли проехала четыре мили по широкой извилистой дороге, ведущей к шикарному зданию, которое однажды описал ей Джонас. Стоянка была набита машинами. Хороший знак - по-видимому, Джонас не один задерживается допоздна на работе.

Карли объехала вокруг стоянки, высматривая его ярко-красный пикап. Она припарковалась рядом и задумалась, что делать дальше. Идти внутрь не имело смысла, так как в этом случае она обязательно столкнулась бы с Сильвией. Через огромное незанавешенное окно она могла видеть Сильвию, работающую за столом.

Карли вылезла из машины, застегивая шубу. Колючий снег летел ей в лицо. Звезды, которыми она так любила любоваться, скрывались за толстым слоем облаков. Но мороз не оставлял ей времени для раздумий.

Стремясь побыстрее укрыться от ледяного ветра, Карли вошла в "Игрушки Джонаса".

- Привет, Сильвия, - сказала она так спокойно, как только смогла. Джонас здесь?

Сильвия уставилась на нее, лишившись дара речи.

- А... конечно, - выдавила она наконец. - До Рождества три дня осталось, и он очень занят. Могу я чем-нибудь помочь?

- Нет. Мне нужен Джонас.

Сильвия прищурилась, ее кошачьи глаза подозрительно заблестели.

- Я могу позвать его. Но будет лучше, если я назову ему вескую причину. Зачем вы хотите его видеть?

У Карли уже был заготовлен ответ.

- Передайте ему, что дело касается нашего спора о Подарочном дереве.

Сильвия изогнула свои тонкие брови.

- Подарочное дерево? - повторила она брезгливо. - Неужели вы думаете, что Джонас бросит свои дела, чтобы помочь вам с вашей благотворительностью?

Хотя Карли и хотела бы избежать этого разговора, все же она решила стоять до конца. Она даже не опустила глаза под яростным взглядом Сильвии.

- Мне просто нужно с ним поговорить, Сильвия. Вам это так трудно?

Сильвия окаменела. Казалось, она уже собралась вышвырнуть Карли из офиса. Но хорошие манеры помешали ей сделать это.

- Конечно, трудно. Я тоже зарабатываю здесь деньги, как вы наверное помните из наших разговоров.

- Я не собираюсь проводить с ним четырехчасовой сеанс примирения. Мне нужно всего несколько минут, чтобы поговорить насчет Подарочного дерева!

- Что происходит? - спросил Джонас, появляясь в дверях рядом со столом Сильвии.

Взгляд, брошенный им на Карли, не принес ей облегчения. Его темные глаза лишились обычного блеска, наполнившись злостью и обидой. Джонас всегда производил впечатление сильного человека. Но до сегодняшнего вечера Карли чувствовала в нем нежность, по крайней мере в отношении себя. Сейчас же ничего этого не осталось - он выглядел непреклонным, начиная от выражения глаз и заканчивая его холодным сердцем.

- Чего ты хочешь, Карли? - его голос тоже был ледяным.

- Она хочет еще денег для их городской благотворительности, - сказала Сильвия с отвращением. - Как будто ты мало им дал.

Карли поморщилась, сейчас она жалела, что не смогла выдумать более подходящий предлог для встречи с Джонасом.

- Мы можем выйти поговорить, Джонас?

- Я как раз собирался за пиццей, - ответил он, вынимая из шкафа пальто. - Провожу тебя до машины.

- Не исчезай надолго, Джонас, - сказала Сильвия. - Нам нужно...

Джонас остановил ее жестом.

- Я заказал двадцать пять пицц, Сильвия. Я не дам им остыть. - Он открыл дверь.

Вновь оказавшись на ледяном ветру, Карли горько пожалела, что не воспользовалась тем ревущим пламенем, которое несколько дней назад разжег Джонас в ее камине. Они прекрасно могли бы поговорить там: в тепле, комфорте, в нескольких шагах от кровати.

Подойдя к ее машине, Джонас заговорил прежде, чем Карли успела рот открыть.

- Так ты насчет Подарочного дерева, - сказал он, ни о чем не спрашивая. В его голосе звенела обида. - Я признал, что проиграл наш спор, Карли. Думаешь, я мог забыть?

- Нет, Джонас, я...

- В последнее время произошло слишком много такого, что я хотел бы забыть, но наш спор к этому не относится. Я не лгал, Карли. Я никогда не лгу о том, что касается моих чувств.

Карли уже перестала замечать холодный ветер и бьющий в лицо колючий снег. Боль в ее душе стала почти непереносимой.

- Я даже стал вести дела не так, как раньше, - слова Джонаса были резкими и полными гнева. - Мы раздали гораздо больше бесплатных игрушек нашим лучшим покупателям, послали рождественские подарки их детям. Ты можешь гордиться собой.

- Прекрасно, - удалось вставить Карли. Ее зубы начали стучать. - Но...

- Ты этого хотела, да? - Джонас тоже не обращал внимание на холод. Он просто пылал от ярости. - Еще один вклад в твои благотворительные дела?

- Нет, Джонас, я...

- Так если ты решила, что я забыл о Подарочном дереве, ты ошибаешься.

Карли не знала, заметил ли Джонас, что она пытается что-то ему сказать. Если он перебьет ее еще раз, Карли его ударит. Но прежде чем она успела опомниться, Джонас распахнул дверь ее машины.

- Я не забываю своих обещаний. - Он взял девушку за руку и насильно усадил в машину. - Что-нибудь еще, мисс Андербрук?

Вконец разъярившись, Карли схватила дверную ручку, вырвав дверь из рук Джонаса.

- Да, мистер Сент-Джон. Я приехала сюда в метель, по обледеневшей дороге, чтобы признаться в любви. Я люблю тебя так сильно, что не могла дождаться завтрашнего утра. Когда я рядом с тобой, мое сердце готово разорваться от любви, которую я чувствую... и для меня не существовало ничего кроме любви к тебе, с тех пор как мы встретились. Я никогда раньше не чувствовала ничего подобного. И знаю, что никогда уже не почувствую. Потому что такое случается с человеком один раз в жизни.

- Шелк! - его голос сорвался.

- Но кажется, у тебя нет времени выслушивать все это, а то твоя дурацкая пицца остынет. Не волнуйся, я больше не займу ни секунды твоего драгоценного времени. Возвращайся быстрее к Сильвии, пока она не вызвала кавалерию. - Карли захлопнула дверь.

- Карли, - крикнул ей Джонас. - Подожди!

Карли повернула ключ зажигания и рванула с места. Джонас стоял, глядя ей вслед, полы его расстегнутого пальто хлопали на ветру.

Десятая глава

Следующим вечером Карли натянула свой костюм эльфа с радостью, причиной которой был не только приближающийся праздник. Она предвкушала скорую встречу с Джонасом. После того, как Джонас заявил, что не забывает своих обещаний, Карли была уверена, что он непременно приедет.

Конечно, он мог прислать игрушки через посыльного, но если бы он действительно собирался так поступить, то прислал бы их в обычное рабочее время. Нет уж, Карли точно знала, что он появится с минуты на минуту.

Если бы Карли хоть чуточку сомневалась в этом, то не умчалась бы от него прошлым вечером. Скорее всего, она захлопнула бы дверь у него перед носом и завела мотор, наверное даже выехала бы со стоянки. Но когда он крикнул ей вслед, она бы вернулась.

По крайней мере к такому выводу пришла Карли на пути домой. Ее так взбесила ярость Джонаса и тот выговор, который он ей учинил - хотя, наверное, она не разозлилась бы так, если бы не мороз и снег, летящий в лицо - и его предположение, что она явилась за очередными подачками, что Карли доставило искреннее удовольствие бросить его на автостоянке.

Но если бы она хоть на секунду поверила, что не увидит его в следующие двадцать четыре часа, то послушно пошла бы с ним за пиццей. И тогда эти пиццы прибыли бы в "Игрушки Джонаса" не остывшими, а промерзшими насквозь.

Карли изогнулась, пытаясь дотянуться до молнии на спине.

- Мам, - крикнула она. - Ты не поможешь мне с застежкой?

Девушка взглянула на себя в зеркало, покрутилась туда-сюда. Не так уж сильно она поправилась, всего лишь на несколько фунтов. Разницы почти никакой. Правда джинсы становились все более тесными, но вряд ли это заметно со стороны.

- Помочь с застежкой? - сказал Джонас, входя в ее спальню без стука. А я думал, ты уже никогда не попросишь.

Карли взвизгнула и повернулась, чтобы скрыть от него свою обнаженную спину. Конечно, это было глупостью. Той ночью в Бозмане он видел не только ее спину, но и все остальное.

- Где мама?

- Она решила провести вечер со своим женихом. И прежде чем ты спросишь, да, это я ее выпроводил. Томми одолжил мне свой костюм Санта Клауса. Так что я буду развозить с тобой игрушки. - Джонас усмехнулся своей дьявольской улыбкой, от которой Карли бросало в дрожь. - А затем я собираюсь кое-что подарить тебе.

- Джонас, я люблю тебя, - сказала Карли, подходя к нему. - Правда. Я люблю тебя так сильно.

Джонас прикрыл глаза, на его лице отразилась смесь самых сильных чувств. Он схватил девушку и привлек к себе.

- Я тоже люблю тебя, Шелк. Но я уже начал думать, что никогда не услышу от тебя таких слов.

- Ты никогда не говорил мне, - пробормотала она, наслаждаясь приятным чувством, возникшим в груди.

- Нет. Я не мог. Мне нужно было убедиться... действительно ли я что-то значу для тебя. Я боялся, что до конца своих дней так и не узнаю, а вдруг ты выбрала меня просто потому, что со мной ты чувствуешь себя в безопасности. Или ты действительно любишь меня так же сильно, как и я тебя.

- О, Джонас. Прости, что мне понадобилось так много времени, чтобы понять это. Мне было так хорошо с тобой. Я просто наслаждалась этим и не задумывалась... ну, о том, чего это тебе стоило. - Она плотнее прижалась к его груди и коснулась губами шеи, целуя и покусывая его. - Ты прощаешь меня?

- А как же, - Джонас проглотил комок в горле и рассмеялся. - Я простил тебя еще прошлым вечером, когда ты смылась, бросив меня посреди этой чертовой снежной бури. С отмороженной задницей и кучей дел, из-за которых я даже не мог погнаться за тобой. - Он склонился к Карли и куснул ее за мочку уха. - Хочешь знать, о чем я думал всю ночь?

- Ага. - Карли трепетала от его прикосновений. - Какая же я дура. Столько времени зря ушло.

- Мы так запутались. И кажется, это еще не конец. Ты что-нибудь говорила Сильвии?

- Нет, я... - Она почувствовала себя так, словно ее окатили ледяной водой. - А ты?

Джонас покачал головой.

- Я собирался подождать, пока мы не разделаемся с нашими рождественскими заказами. - Он пожал плечами. - Бизнес для нее важнее всего. И кроме того, я хотел сначала увидеться с тобой.

- Хорошо, - сказала Карли, к этому моменту ее желание слегка подостыло, - но сначала мы развезем подарки.

- Ты пойдешь прямо так? - спросил Джонас со своей обычной усмешкой. Или мне тебя застегнуть?

Карли скорчила гримасу и повернулась к нему спиной. Теплые руки Джонаса скользнули по ее спине туда, где начиналась молния. Девушка с большим трудом удержалась от искушения обернуться и упасть в его объятия.

Молния застегивалась с трудом.

- Ты была в этом костюме на День Благодарения, Шелк?

- Угу, - промурлыкала Карли, смысл вопроса дошел до нее не сразу.

- Я заметил, какой он узкий. - Джонас уже застегнул молнию и склонился к девушке, шепча ей на ухо. - Все мужчины на вечеринке заметили это. Но я не думал, что он настолько узкий. Рождественские плюшки?

Карли густо покраснела. Она все еще не хотела говорить ему о своей беременности.

- Забавно, - она вывернулась из его объятий. - Лучше бы нам...

- Эй, Шелк, что с тобой? Я пошутил. - Руки Джонаса легли ей на плечи и скользнули вниз, нежно погладив. - Я люблю каждый дюйм твоего тела. Можешь есть столько булочек, сколько захочешь.

Карли покачала головой, стараясь не размякнуть от его прикосновений.

- Дело не в этом. Просто я... нам нужно заняться подарками. А потом мы сможем поговорить обо всем остальном.

- Ни фига себе! - рявкнул Джонас, нахмурив брови. - Что стряслось на этот раз? - Он схватил ее за плечи. - Никогда больше не делай этого с нами, Шелк. - Взгляд его темных глаз был таким жгучим, казалось, он смотрит ей прямо в душу. - Ты должна довериться мне. Чтобы никогда в жизни ты не скрывала от меня своих чувств. Поняла? Ты можешь говорить мне все, что угодно. Нет ничего, относящегося к тебе, к твоим чувствам, к твоим мыслям, что я не захотел бы услышать.

- Джонас, я правда доверяю тебе. - Карли окинула взглядом маленькую комнатку в поисках места, где могла бы укрыться от продолжения этого разговора. - И я хотела бы рассказать все о себе и выяснить все о тебе. Но я... есть еще одна проблема.

Его брови сдвинулись еще сильнее.

- Что наговорила тебе Сильвия на прошлой неделе? Отвечай!

Карли почувствовала, что ее глаза наполнились слезами. Она сглотнула.

- Я не могу.

Джонас сжал ее плечи и заставил поднять голову. Карли видела, что он еле сдерживает рвущуюся наружу ярость. Но еще она видела его губы, подбородок, восхитительные темные глаза, каждую черточку его красивого лица, при виде которого она задохнулась от удовольствия во время их первого танца.

И снова она вздохнула. Этот красивый мужчина любит ее. С трудом верится. Но еще удивительнее, как сильно она в него влюблена.

Карли ничего не могла с этим поделать. Преодолев давление его рук, она подняла к нему лицо и поцеловала его, вложив в этот поцелуй всю свою любовь. Джонас не смог сопротивляться, со стоном он обнял ее и крепко прижал к себе. Он тоже был переполнен любовью.

Его ладони коснулись ее груди с новой страстью и новой нежностью. Соски Карли затвердели под его пальцами. Застонав от желания, она прильнула к нему и обхватила руками за талию.

- Джонас, я... люблю тебя, - повторяла она, задыхаясь. - Я хочу рассказать тебе все. И сделаю это. Но не сегодня.

- Если ты собираешься отвлекать меня так каждый раз, когда я выхожу из себя... - Джонас усмехнулся, - ты права. - Он глубоко вздохнул. - Отложим это до завтра. Завтра в десять мы с Сильвией приедем в твой офис на наш последний сеанс примирения. И там я собираюсь выяснить, в чем дело.

При мысли, что ей не придется ничего больше скрывать от Джонаса, Карли вздохнула с облегчением.

- Вы э... приедете вместе? - спросила она.

- А какая тебе разница?

- Ну, понимаешь, если вы приедете в разных машинах, ты сможешь потом остаться и...

- И...? - улыбнулся Джонас, его глаза потеплели. - Думаю, к тому времени ты будешь слишком уставшей, Шелк. Я собираюсь остаться сегодня.

- Правда, Джонас? - Карли не смогла сдержать радостный возглас, но затем к ней вернулась способность рассуждать здраво. - Мама вернется раньше, чем мы закончим развозить подарки и... они с Томми всегда так беспокоились обо мне. Не знаю, честно ли это...

Джонас вздохнул.

- Да, это проблема. - Он пожал плечами и скорчил гримасу. - Думаю, это не последняя наша ночь.

- Вот именно. - Карли ощутила боль неудовлетворенного желания, сейчас она могла только посочувствовать Джонасу. - И нам еще столько подарков нужно развести, что мы наверняка устанем до чертиков и будем не в настроении.

Джонас покачал головой.

- Поверь мне, Шелк. Я буду в настроении. - Карли посмотрела на него укоризненно. Он засунул руки в карманы. - Ладно, ладно, сколько подарков нам нужно доставить?

- Ну, у нас не все есть. Три карточки так никто и не взял.

- Я их возьму, - сказал Джонас.

- Ты возьмешь? Что ты имеешь в виду?

- Я возьму эти карточки и куплю подарки. А еще я привез куклы и видео-приставки для всех остальных детей. - Он картинно изогнул бровь. - Я ничего не забыл?

- Ты просто чудо!

Он взял ее лицо в ладони.

- Как много времени тебе понадобилось, чтобы понять это.

- Я давно это поняла. И это пугало меня сильнее всего.

- Так не забывай об этом. - Джонас развернул ее лицом к двери и легонько шлепнул. - А теперь идем, пока мы снова не отвлеклись.

***

На следующее утро Карли вместо того чтобы идти в магазин, направилась в свой офис, бросив Диди на растерзание толпе покупателей. Если мама и имела что-то против ее отсутствия, то все равно промолчала.

Карли включила обогреватель и приготовила кофе. Сейчас она чувствовала себя гораздо уверенней, чем в прошлые два раза. Хотя вряд ли ее можно было назвать совершенно спокойной. Тот факт, что Карли за утро опустошила две тарелки домашнего печенья, явно свидетельствовал о ее нервозности.

Зато сегодня она твердо была уверена, что если вспыхнет спор, Джонас стопроцентно займет ее сторону.

Если вспыхнет спор? Карли выронила ложку с гранулами растворимого кофе. Да как же можно обойтись без спора, когда в этой комнате соберутся вместе мужчина и две женщины, одна беременная и одна желающая забеременеть, и попытаются прояснить ситуацию? Карли наклонилась, чтобы подмести рассыпанный кофе. Пояс врезался ей в живот, и ее желудок недовольно заурчал.

Боже мой, как же будет здорово, когда она наконец сможет носить одежду, соответствующую ее состоянию, и избавится от этой постоянно тошноты!

Сильвия постучала, но не стала дожидаться, пока Карли подойдет к двери. Она вошла и начала снимать пальто.

- Джонас еще не появлялся? - спросила она, направляясь к креслу, в котором обычно сидела.

- Нет, - сейчас Карли всей душой желала, чтобы он был здесь. - А вы выехали одновременно?

- Вообще-то он уехал даже раньше на несколько минут, - сказала Сильвия, скрестив руки на груди и положив ногу на ногу. - Но по пути ему нужно было заскочить в одно место.

Карли бросило в жар. Сильвия вела себя точь-в-точь, как раньше. Очевидно, Джонас ничего ей не сказал. Она была даже слишком спокойной и собранной.

- Вы не знаете, зачем Джонасу понадобилось назначать эту встречу? спросила Сильвия.

А, так это был Джонас? - удивилась Карли.

- Ну, он хотел обсудить проблему...

- Я знаю, что он хотел обсудить. Единственное, чего я не понимаю, зачем вдруг ему понадобилось заниматься этим в самый разгар рождественского аврала.

- Думаю, ему хотелось все уладить до праздников. Чтобы спокойно насладиться Рождеством.

- Насладиться Рождеством? - удивленно переспросила Сильвия. - Не представляю, как ему это удастся. Вчера он заявил, что собирается поехать со мной на ферму его родителей на два дня. Представляете себе, какое это шумное и суматошное место. По-моему, для нас было бы лучше, учитывая приготовленный мною подарок, спокойно отметить Рождество дома. Вы не согласны? Может, вы тоже скажете это Джонасу?

Карли разинула рот от изумления, ей в голову пришла чудовищная мысль. Она не верила, что Джонас, уехав от нее прошлой ночью, направился прямиком к Сильвии, чтобы обсудить, где провести Рождество. Но Сильвия произнесла эту маленькую речь с такой убедительной непосредственностью, что Карли непременно поверила бы, если бы не виделась с Джонасом прошлым вечером.

Но если это была ложь, значит Сильвия могла лгать и раньше? Особенно...

Прежде чем Карли успела додумать эту мысль до конца, в комнату ворвался Джонас. Пока он вешал на крючок свою дубленку, Карли не сводила глаз с его мускулистого торса. Затем ее взгляд скользнул ниже, любуясь более аппетитными частями его тела, скрытыми под голубыми джинсами.

Этот мужчина был таким красивым, таким добрым и нежным. Неудивительно, что Сильвия не хочет его терять. Но если Джонас не врет, Сильвию волнуют только деньги. В это трудно поверить, особенно после всего, что она наговорила.

Джонас встретился взглядом с Карли, и его глаза наполнились теплом и любовью, напомнив девушке их вчерашний прощальный поцелуй на крыльце. Джонас отказался войти в дом, пояснив, что если сделает это, то уже не сможет уйти.

Их поцелуй был таким долгим и страстным, что Карли даже не могла устоять на ногах. Прислонившись спиной к стене, она почувствовала, что почти висит в воздухе, обхватив ногами колени Джонаса. Ее стоны становились все громче и неистовее. Прильнув к нему, целуя его везде, куда могли дотянуться ее губы, она умоляла Джонаса подняться к ней.

Джонас обнял ее еще крепче, прижал к себе. Переведя дыхание, он сказал:

- Диди дома, Шелк.

Дрожа, Карли все еще продолжала на него опираться, пока не почувствовала, что у нее хватит сил подняться по лестнице. У двери она обернулась.

- Я люблю тебя, - шепнула она.

- Иди ложись, - сказал Джонас, - и думай обо мне. - На его губах вспыхнула та же невероятно сексуальная улыбка. - А это значит, что уснуть тебе не удастся. Завтра вокруг твоих глаз будут огромные темные круги.

Карли хотелось бы, чтобы он приехал раньше Сильвии и убедился, что ее глаза выглядят достаточно заспанными.

Джонас перевел взгляд с одной женщины на другую.

- Что-то уже случилось? Вы обе кажитесь немного... напряженными.

- Нет, Джонас, - сказала Сильвия. - Ты был таким целеустремленным этим утром, и я решила, что ты нашел способ уладить наши разногласия.

- Нет, Сильвия. Я вообще не думал о бизнесе.

Сильвия поставила кофейную чашку на стол с таким стуком, что Карли удивилась, как еще чашка не раскололась вдребезги.

- Правда? - Сильвия подняла брови так высоко, что они почти скрылись под ее тщательно завитой челкой. - Тогда зачем, ради всего святого, мы поперлись в такую даль... именно сегодня?

Джонас ответил ей, даже не взглянув на Карли. Должно быть, он догадывался, что Карли при всем желании не смогла бы ответить на вопрос Сильвии.

- Я хочу знать, Сильвия, что ты сказала Карли на прошлой неделе?

- Прошу прощения. Я полагала, что наш разговор был конфиденциальным. Она взглянула на Карли. - Разве вы не обещали мне это? Или я что-то не так поняла? Или в нашем договоре были какие-то дополнительные пункты, которые я не смогла прочитать?

- Нет, Сильвия, - возразила Карли. - Никаких дополнительных пунктов. Я сдержала свое слово, и собираюсь делать это в будущем. Но Джонас не хочет больше ждать. - Понизив голос, она протянула к ней руку. - Видите ли... вы говорили, что хотите сообщить ему вашу новость в рождественское утро. Остался всего один день. Что это изменит? Джонас очень нетерпелив.

- Нечего шептаться, - одернула ее Сильвия. - Я не произнесу ни слова, пока это не будет удобно... мне.

Джонас поднялся, и обошел вокруг стола. Он встал рядом с креслом Сильвии, и ей пришлось поднять голову, чтобы видеть его.

- Сильвия. - Он не повысил голос, но если бы он обратился таким тоном к Карли, ее бы охватил ужас. - Я люблю Карли, хочу жениться на ней и иметь от нее детей. Я уже не передумаю. Если тебе так нужно это проклятое предприятие, я даже не буду спорить. Забирай все, а я займусь чем-нибудь другим.

- Я не хочу лишиться такого делового партнера. Мне нужна половина предприятия, которым владеем мы оба. - В голосе Сильвии появились визгливые нотки. - Ты знаешь, что без тебя ничего не получится. Что тогда делать мне?

У Карли отвисла челюсть. Джонас был совершенно прав. Несмотря на все свои угрозы, Сильвия действительно не хотела идти на разрыв. Она просто искала способы удержать Джонаса.

Джонас склонился к ней и положил руки на ручки ее кресла.

- Сильвия, мы собрались здесь не для этого. Мне плевать на весь этот бизнес. Ты можешь оставить его себе или продать - все, что захочешь. Мне нужна Карли. И я не хочу впутывать ее в наши разборки. А теперь ответь мне, что ты сказала ей на прошлой неделе, или я буду оспаривать каждый твой шаг в суде. Даже в случае победы ты ничего не получишь, потому что тебе придется выкупить все активы.

- Ты мне угрожаешь? - спросила Сильвия, ее голос явно окреп.

- Вот именно. Все или ничего - что выберешь? - Он взял ее за подбородок и заставил взглянуть себе в глаза. - Запомни, я могу основать новое предприятие. Ведь это я делаю игрушки. А ты получишь это или ничего вообще. Решай, это твой последний шанс.

Сильвия толкнула Джонаса в грудь.

- Скажи, дорогой. - Хотя Сильвия и пыталась выглядеть равнодушной, Карли заметила возбуждение в ее голосе. - Твое предложение откупиться все еще в силе?

- Да, замечательно, все что угодно, - раздраженно ответил Джонас. - А теперь какого черта ты...

Сильвия махнула ему рукой, чтобы он замолчал, и повернулась к Карли с выражением крайнего презрения.

- Если честно, ты дура, - сказала она. - Неужели ты и вправду решила, что я могу оказаться в такой жуткой ситуации? Поверь, я никогда... - она вздрогнула, - не допущу, чтобы такое случилось со мной. А если случится, я уж сумею об этом позаботиться. - Сильвия возмущенно фыркнула. - Ребенок... Ума не приложу, как ты могла поверить.

- Что? - рявкнул Джонас.

Карли покраснела от унижения. Она готова была спрятаться под стол, лишь бы не встречаться взглядом с Джонасом. Сейчас ложь Сильвии казалась такой очевидной. Как вообще Карли могла поверить, что Джонас ей изменял? В действительности это Карли предала Джонаса, поверив Сильвии хотя бы на секунду. Сможет ли он простить ее?

Сильвия встала и проследовала мимо Джонаса, который смотрел на нее, разинув рот.

- Желаю удачи с твоей женщинкой, Джонас. Она мила, но ужасно доверчива.

Джонас схватил Сильвию за руку.

- Ты ей сказала, что беременна от меня?

Сильвия взглянула на руку Джонаса с таким видом, словно увидела на рукаве птичье дерьмо, затем подняла голову и посмотрела ему в глаза. Он ее не отпустил.

- Отвечай, Сильвия, - холодно сказал Джонас.

- Не совсем, дорогой. Я просто кинула пару намеков, - протянула Сильвия приторным голоском. - И эта твоя настоящая любовь поверила в самое худшее. Ведь ты говорил ей, что мы давно уже расторгли помолвку? Так она поверила не тебе, дорогой, она поверила мне.

Джонас отпустил ее руку. Сильвия сняла пальто с вешалки, надела его и очень медленно начала застегивать пуговицы.

Джонас стоял неподвижно между Карли и Сильвией. У Карли внутри все перевернулось. Она не могла дождаться момента, когда Сильвия уйдет из ее офиса. И боялась этого настолько, что душа уходила в пятки.

Джонас был в ярости. Карли чувствовала это, даже не видя его лица. Но она не могла винить его. Упреки Сильвии попали в цель: Карли скорее поверила в ложь Сильвии, чем в любовь Джонаса.

Через секунду Джонас повернется и посмотрит на Карли. Она уже знала, что увидит в его взгляде. Разочарование, злость, недоверие. И сильнейшую обиду. Карли молилась, чтобы в его взгляде не было самого страшного: отречения.

Что может Карли сказать ему, чтобы он изменил свое мнение? Сможет ли он понять, почему она поверила Сильвии? В этот миг Карли не понимала себя.

У двери Сильвия потрепала Джонаса по щеке.

- Это была замечательная поездка, мой милый.

Джонас даже не потрудился отбросить ее руку.

- Убирайся, Сильвия. Я пришлю к тебе своего адвоката с бумагами, которые нужно подписать. И чтоб ноги твоей больше не было в "Игрушках Джонаса".

Джонас захлопнул дверь у нее за спиной. Внезапно его плечи обмякли, он молча прислонился к дверному косяку.

- Джонас, - сказала Карли, в ее голосе чувствовался страх. - Нам нужно поговорить.

Не поворачиваясь к ней, Джонас снял с вешалки дубленку.

- Не думаю, что сейчас мне хочется разговаривать, Карли.

О, как ей хотелось, чтобы он назвал ее Шелком.

Джонас повернул дверную ручку и вышел на улицу. Карли смотрела на закрывшуюся дверь и убеждала себя, что он вернется. Хотела бы она верить этому.

Карли спокойно направилась к двери, затем побежала. Опрокинула стул и ободрала коленку. Вскрикнула, выругалась, схватилась за дверную ручку, и в этот миг Джонас распахнул дверь снаружи.

Девушка пулей пролетела мимо него, поскользнулась у бордюра и рухнула в ближайший сугроб. Через секунду Джонас уже стоял с ней рядом.

- Прости, - сказал он, отводя взгляд. Его губы скривились. Затем он сглотнул. И в конце концов рассмеялся. - Боже, Шелк, и ты каждый раз будешь находить такие удачные способы, чтобы меня успокоить? Хотя, если есть выбор... вчерашний способ определенно лучше, чем этот прикол.

- Прикол! - воскликнула Карли, почувствовав боль в том месте, которым приземлилась. - Это из-за тебя я упала в сугроб.

- Мы сможем обсудить это позже, - фыркнул Джонас, протягивая ей руку и помогая встать. Он энергично начал отряхивать снег с ее одежды. По-видимому, это занятие понравилось ему намного больше, чем ей самой. - Я вернулся, чтобы кое-чему тебя поучить. И чтобы тебе стало ужасно стыдно за свою ошибку. Но вместо этого ты меня рассмешила.

- О, Джонас. Знаешь, как мне стыдно? Чтобы ты ни сказал, хуже уже не будет. - Карли покачала головой. - Нет, это не правда. Хуже может быть только в том случае, если ты скажешь что разлюбил меня.

Джонас засунул руки в карманы дубленки.

- Когда я только что вышел из твоего офиса, я думал, что так и скажу. Он нахмурился и присел на бампер своего пикапа. - Черт возьми, Шелк, как ты могла так обо мне подумать?

Одиннадцатая глава

Карли закусила губу, борясь со слезами. Господи, когда же она наконец сможет вновь обрести контроль над своими эмоциями. Хотелось бы знать, на каком месяце это случится? Или придется терпеть до родов? Она судорожно сглотнула, вспомнив, что ей еще предстоит рассказать Джонасу об их ребенке. Но вряд ли с этого стоит начинать разговор.

- Д-д-джона, - произнесла Карли, стуча зубами.

Внезапно сообразив, что девушке холодно, Джонас снял дубленку и набросил ей на плечи. Карли с благодарностью просунула руки в рукава, которые были для нее слишком широки. Куртка все еще хранила его тепло и пропиталась мужским запахом.

Джонас плотнее завернул девушку в свою дубленку и повел к двери офиса. Но уже схватившись за дверную ручку, он вдруг изменился в лице.

- Здесь все напоминает мне о Сильвии, - пробормотал он.

Взяв с заднего сиденья пикапа ветровку, Джонас обнял Карли за плечи и они вместе пошли по Главной улице. Возле кафе он открыл перед девушкой дверь.

- Надеюсь, ты будешь хорошо себя вести на людях? - с иронией спросил он.

Карли вошла в ресторан и направилась прямиком к кабинке в дальнем углу, рядом с печкой. Сидя в тепле, глядя на танцующее пламя, она начала успокаиваться. Джонас сел на скамью с другой стороны стола, тем самым давая понять, что все еще ее не простил. Но по крайней мере он был здесь, рядом с ней, и готовый выслушать.

Заказав кофе, Джонас откинулся на спинку скамьи с таким видом, словно судья, выслушивающий показания свидетеля.

Карли молчала до тех пор, пока благодаря кофе и теплу ее зубы не перестали стучать.

- Джонас, ты сказал, чтоб я не беспокоилась о том, что случится с твоим предприятием.

Джонас молча отхлебнул кофе.

- Но в нашу первую встречу ты говорил совсем другие вещи. Что ты не хочешь терять фирму, созданную тобой и носящую твое имя. И что не хочешь провести несколько лет в суде, сражаясь за нее.

Джонас взглянул на Карли, на его губах и во взгляде не было улыбки.

- Я никогда не говорил ничего подобного после того, как влюбился в тебя.

- Но я же этого не знала. Разве было глупо с моей стороны поверить, что в действительности ты хочешь, чтобы я помогла тебе сохранить твою фирму?

- По-моему, нет. - В его голосе чувствовалась подозрительность, словно это признание далось ему с трудом.

- Сильвия напомнила мне это, заявив, что ты вовсе не обрадуешься, если тебе придется обратиться к адвокатам. - Карли остановила его жестом, когда он попытался возразить. - А так как я была согласна с ней, Джонас, то поверила, что она волнуется о тебе.

Джонас покачал головой.

- Я повторял тебе снова и снова: Сильвия волнуется только о том, сколько денег она наварит на нашем бизнесе.

- Знаю. - Карли вздохнула. - И лучше бы я поверила в это. Но Сильвия даже не затрагивала эту тему. А ты любил ее так сильно, что однажды предложил ей пожениться, и она согласилась. И я поверила, что она любила тебя, по крайней мере в то время.

- Допустим, - равнодушно заметил Джонас. - Насколько Сильвия может любить. Но какое отношение это имеет к нам?

Карли хотелось бы перебраться на другую сторону стола и сесть поближе к Джонасу, но вряд ли бы это ему понравилось.

- Джонас, я знаю, как сильно ты хотел иметь детей. Сильвия тоже знала это, знала, что бы ты почувствовал, услышав, что она собирается родить от тебя ребенка. Даже сегодняшним утром, когда она заговорила об этом, ты подскочил, как от удара током.

- Ага, - кивнул Джонас. - На какое-то мгновение я ощутил... что-то. Радость, наверное. Но это чувство почти сразу прошло. И, естественно, я знаю точно, что будь это правдой, это был бы не мой ребенок.

Надеясь смягчить его сердце, Карли накрыла ладонью его руку, сжатую в кулак. Его это не успокоило, но и руку он не отдернул.

- Мне не верилось, что женщина, которая когда-то тебя любила, которая знала, как сильно ты хочешь иметь детей, могла бы солгать о своей беременности. Это было бы жестоко... слишком жестоко. - Карли заглянула ему в глаза. - Я так люблю тебя, что даже не могу представить... это... в голове не укладывается, что она хотела нанести тебе такую рану. Она говорила, что любит тебя! - Карли закрыла лицо ладонями.

Джонас молчал, обдумывая ее слова. Девушка не убирала рук с лица, боялась даже посмотреть на него. Она услышала его глубокий вздох, почувствовала, как его ладони прикоснулись к ее запястьям, скользнули по коже. Опустив руки, Карли со страхом и надеждой взглянула ему в глаза.

Он улыбался. Не той широкой, отчаянной улыбкой, которую она любила. Но все же это была улыбка. Он протянул ей руку ладонью вверх и, когда Карли взяла ее, нежно потянул к себе.

- Иди сюда, - сказал он хрипло.

Карли обошла вокруг стола с такой поспешностью, что чуть не сшибла пару стульев.

- О, Джонас, - она забилась в дальний угол кабинки, рядом с ним. Джонас, я так сильно люблю тебя.

Джонас привлек ее к себе, погладил по волосам.

- Я так долго злился на тебя за твое недоверие, что наверное смогу простить единственный случай чрезмерной доверчивости. - Он покачал головой. - Просто ты выбрала не тот момент.

- Знаю. Поверь мне, я лучше знаю.

Джонас поцеловал ее в макушку. Но даже после такого братского поцелуя Карли очень захотелось, чтобы этот разговор происходил не в общественном месте, а в ее комнате. Из-за вспыхнувшего желания она не сразу смогла сосредоточиться на его словах.

- Что значит "лучше", Карли?

Карли слегка отодвинулась, чтобы взглянуть ему в глаза. Ей нужно было знать, появились ли в них снова золотистые искры, или из-за неверия в ее любовь глаза Джонаса остаются такими же провалами сплошной темноты. Задрав голову, она внимательно их рассматривала. Темные, очень темные, но все же с едва заметными золотыми проблесками.

- Джонас, - сказала она. - Я знаю, что ты хочешь когда-нибудь завести ребенка. Может даже скоро, верно?

Золотые искорки разгорелись еще ярче.

- Ага. И чем быстрее, тем лучше. - Джонас погладил ее по щеке. - Но только, когда ты будешь готова. Во всех смыслах. - На его губах заиграла плутовская улыбка. - Это не только от меня зависит, Шелк.

Вот, и снова он назвал ее Шелком. Теперь можно.

- Ну, я как раз подумала... - Карли поцеловала его в уголок рта, затем в другой, затем посредине. Она склонилась к нему и зашептала прямо в ухо. Девять месяцев - долгий срок. Ты в самом деле хочешь ждать так долго?

Джонас схватил ее за плечи и отодвинул от себя.

- Черт, о чем это ты?

Карли не сводила с него глаз.

- А как насчет семи с половиной месяцев?

Карли видела, как выражение надежды и недоверия на лице Джонаса сменилось любовью и радостью. Она знала, что никогда не сможет забыть это мгновение. Радость, испытанная ею в этот миг, останется с ней на всю жизнь.

Джонас положил руку ей на живот и усмехнулся:

- Значит, это не рождественские плюшки?

- Нет.

Он смотрел на нее, не убирая руку, но на его лицо снова наползла тень. Карли вовсе не хотелось узнать, что беспокоит его на этот раз.

- Я не говорила тебе потому, ну, я не была уверена... то есть, я думала, раз ты пользовался...

- Да, - произнес Джонас.

- Поэтому, когда начались все эти слезы и недомогания, я как-то сразу не сообразила. - Карли вздохнула. - Я убедилась только... в тот день, когда встретила тебя в универмаге. А до этого я не знала.

- Это было две недели назад, Карли. - В голосе Джонаса чувствовалась обида. Карли вновь пожалела, что она не может его поцеловать в кафе. Господи, неужели ты даже не хотела дать мне шанс? Ведь это и мой ребенок. Не думала же ты, что я не захочу растить его?

Карли нахмурилась.

- Нет.

Джонас казался удивленным. Но сейчас выражение нежности покинуло его лицо.

- У тебя просто потрясающая способность говорить не то, что нужно.

- Я собиралась рассказать, Джонас, - Карли провела ладонью по его колючей щеке. - Я пыталась дозвониться до тебя в тот же вечер. Но на следующий день я встретилась с Сильвией и узнала, что она хочет родить от тебя ребенка и может даже...

- И ты решила, что ее желание для тебя важнее, - хмыкнул Джонас.

Карли кивнула.

- По-моему, это вошло у меня в привычку, то есть, я...

- То есть, ты, - с иронией продолжил Джонас, - забыла обо мне.

Карли вздрогнула.

- Не совсем. Ну... я не знала, сколько детей ты хотел бы иметь одновременно. И если...

- Ты вообще не собиралась мне рассказывать, да, Шелк?

- Конечно, собиралась. Когда-нибудь.

- Когда уже не будешь беременной, напомни мне, чтоб я тебя отшлепал.

- По-моему, если мы останемся вместе, - хихикнула Карли, - я буду беременной постоянно. - Она усмехнулась. - Знаешь ведь, как я люблю безопасность.

Джонас покачал головой, но все же улыбнулся в ответ.

- Все время быть беременной ты не сможешь, так что тебе еще придется загладить вину.

Карли подняла кверху правую ладонь.

- Клянусь, я никогда больше не стану улаживать споры между тобой и твоими бывшими любовницами.

- Этого недостаточно. - Джонас провел пальцем по ее подбородку, приподнимая его, и вынуждая девушку взглянуть прямо в глаза. - Скажи, почему ты собираешься выйти за меня замуж сегодня днем?

- Сегодня? - воскликнула Карли, затем понизила голос, уверенная, что все вокруг слышат, о чем они тут с Джонасом шепчутся в уголке. - Потому что я люблю тебя!

- И?

Карли заметила ожидание и надежду в глазах Джонаса.

- Потому что ты нужен мне, Джонас. Ты нужен мне, потому что я люблю тебя. Я нуждалась в тебе с нашей первой встречи, и поэтому соблазнила тебя на вечеринке. А теперь ты нужен мне еще сильнее, и нашему ребенку тоже.

Внезапно они оба ощутили страстное желание уйти из этого ресторана, Вскочив со скамьи, Джонас швырнул на стол два доллара и схватил обе куртки. Карли даже не успела застегнуться к тому моменту, когда они выбежали на улицу.

Хотя стояли они прямо напротив окна кафе, Джонас совершенно потерял голову. Обхватив девушку за талию, он поднял ее и закружил, крича от радости.

Затем он опустил Карли, когда у нее уже начала кружиться голова, привлек к себе и поцеловал в губы. Одной рукой он обнимал ее за шею, в то время как другая ладонь Джонаса скользнула за пазуху его слишком большой куртки и прижалась к животу девушки. Карли не смогла удержаться от стона, когда его язык скользнул по ее небу, а рука блуждала по слегка выпуклому животу.

Когда Джонас в конце концов поднял голову, из кафе донеслись приглушенные аплодисменты и смех. Вспыхнув, Карли взглянула в окно и увидела там огромную толпу людей, улыбающихся и выражающих жестами свое одобрение. Джонас помахал в ответ и вместе с Карли пошел вниз по улице.

Он склонился к девушке и прошептал на ухо.

- Ты тоже нужна мне, Шелк, и я люблю тебя так, что слов не хватит высказать. - Джонас остановился и обнял ее. - Ведь ты знаешь, да? Я хочу чтобы у нас был ребенок, но еще сильнее я хочу тебя. - Он потрепал Карли по щеке, сейчас в его глазах вновь появился прежний дьявольский блеск. - Я так рад этому ребенку, потому что он наш.

- Джонас, - сказала Карли так серьезно, как только смогла, - не хочу тебя разочаровывать, но я уже решила, что это будет девочка.

- А когда ты решила это?

- О, ну примерно тогда, когда подумала, что ты спишь с Сильвией.

Джонас усмехнулся.

- Не хотелось бы мне выслушать твой ход мыслей. - Он поцеловал ее в губы и они пошли дальше. - Скажи, что ты подумала, когда впервые узнала.

- К тому моменту, когда я увидела результат теста, - ответила Карли, я уже успела все обдумать по пути в Бозман. Но когда я убедилась точно, то обрадовалась.

Джонас вздохнул.

- Жаль, что меня там не было.

- Мне тоже жаль. Но в следующий раз ты будешь рядом.

- Вот именно. - Джонас открыл дверь своего пикапа и подал руку Карли.

Уже садясь в машину, девушка сообразила, что понятия не имеет, куда они едут. Как только она собралась спросить это у Джонаса, на пороге магазина появилась Диди.

- Карли, - крикнула она. - Ты намерена работать сегодня, или мне кого-нибудь нанять?

Джонас ответил сразу на оба вопроса.

- Простите, но сегодня она не вернется. Мы едем в Айдахо, там быстрее всего можно пожениться. - Он обнял свою будущую тещу. - Спасибо, что благословили, бабуля.

Удивление на лице Диди тут же сменилось широкой улыбкой.

- Бабуля? - радостно воскликнула она. - Слава богу, дело в этом. А то на нее крекеров не напасешься. - Она обняла Карли и крепко ее поцеловала. Удачи, лапочка. Ты сможешь быть подружкой невесты на моей свадьбе под Новый год.

Карли улыбнулась и подождала, пока Диди уйдет с холода, затем сказала:

- Можно я возьму...

- Нет, - ответил Джонас. - На тебе вряд ли что останется к концу этой поездки, а вернемся мы завтра. - Он снова взял ее под локоток и помог влезть в грузовик.

Усевшись, Карли испустила вздох, и довольный, и рассерженный одновременно. В душе она была безумно счастлива, что любимый мужчина не отпускает ее от себя, даже чтобы собрать сумку в дорогу. Она не могла дождаться, когда же они выедут на шоссе, чтобы подразнить его.

- Разве так, по-твоему, делают предложение?

Джонас замедлил ход на склоне холма.

- О чем это ты?

- Ты говорил, чтобы я не скрывала от тебя свои потребности, - Карли положила руку ему на бедро. - Сейчас я требую, чтобы ты спросил мое мнение.

Джонас притормозил и остановил грузовик на обочине. Он взял Карли за руку и поднес ее ладонь к губам.

- Здесь слишком тесно, чтобы встать на колени, Шелк. Но не думай, что я заранее был уверен в твоем согласии. Просто я не стал спрашивать, потому что боялся, что ты откажешься.

Карли стиснула его руку изо всех сил.

- О боже, Джонас, я согласна на все, о чем ты меня попросишь.

Джонас улыбнулся, дьявольский блеск его глаз разгорелся еще жарче.

- Отлично, любовь моя, потому что после того, как ты пообещаешь вечно любить меня, выйти за меня замуж и взять мою фамилию, я попрошу тебя еще кое о чем.

Карли захихикала.

- Так не честно.

- Просто ответь, Шелк. - Джонас поцеловал ее в губы. - Тебя никто за язык не тянул, так что прекращай ходить вокруг да около, и ответь мне.

- Ты знаешь, что ответ будет "да".

- Хорошая девочка. Да на все сразу?

- Да, да и еще раз да.

- Именно это я хотел услышать от моей женщины. - Джонас свернул на дорогу, ведущую в горы.

Он молчал все время, пока они проезжали ущелье. Карли не знала, почему - то ли он не хотел отвлекаться на опасном участке, то ли обдумывал что-то еще.

Но миль через двадцать он внезапно сказал:

- Теперь, когда мы уже далеко от дома, я могу сообщить, что подарю тебе к свадьбе. - Джонас взглянул на нее. - Как только мы вернемся, я расплачусь с долгами твоего отца.

- О нет, не надо, - воскликнула Карли. - Ты не обязан делать это, Джонас.

- Ты тоже не обязана, Шелк. Но ты не успокоишься, пока не покончишь с долгами. Раньше мне казалось это глупостью, но теперь я понял, что тебе действительно это нужно.

- Ты прав. По-моему, в последние пять лет для меня только это и было настоящей необходимостью.

- Понимаю. - Джонас снова выехал на обочину.

- Так мы никогда не попадем в Айдахо, если будем останавливаться через каждые пять миль.

- Не шути так, Карли, - сказал Джонас, - это серьезно.

Она кивнула.

- Тебе меня не переубедить, Джонас.

- Ты не обязана выплачивать этот долг, Шелк, этот долг не твой. Так что речь идет всего лишь о деньгах. У меня они есть, и я хочу отдать их тебе. И твоей матери.

- Но... - Карли не знала, что возразить, потому что его предложение было слишком заманчивым. Получить возможность пользоваться теми деньгами, которые они скопили с матерью, потратить их на себя и на приданое для новорожденного... На свое приданое для свадьбы с Джонасом. При этой мысли Карли вздрогнула от удовольствия. Но Джонас не должен брать на себя эти обязательства.

- Шелк, не думаешь же ты, что я шутил насчет нашего спора? - спросил Джонас. - О том, что мне понравилось Рождество, как время делать подарки, а не как прибыльный период в бизнесе?

- Нет. Это было ясно уже по тому, как ты поступил с миссис Уотсон.

Джонас заключил Карли в объятия и поцеловал.

- Мне нравится миссис Уотсон, мне нравится Энни, мне нравятся все твои друзья. Но в целом мире я никого так не люблю, как тебя. Мне кажется, что я задохнусь, если не смогу говорить тебе это каждые пять минут, и сойду с ума, если не смогу заниматься с тобой любовью каждую ночь.

Карли почувствовала, что просто тает от его слов.

- А какое отношение это имеет к подаркам?

- Я хочу сделать тебе подарок, Карли, освободить тебя от этой обузы. Я рад подарить это и Диди тоже. Но в основном это подарок для тебя, потому что ты - та женщина, которую я люблю. А я никогда ничего тебе не дарил. Пожалуйста, позволь мне сделать это. Позволь мне сделать этот подарок для тебя и для нас обоих.

- О Джонас! - воскликнула Карли. - Ты ничего мне не дарил? Ты вернул мне способность любить, ты дал мне волю к жизни, ты дал мне все.

- А теперь еще и собираюсь выплатить твои долги. - Джонас ущипнул ее за щеку. - Скажи "да".

- Вряд ли это можно сравнивать, но... да. - Карли глубоко вздохнула, поняв, что может принять это только от Джонаса, потому что это подарок от любимого человека. - Спасибо, Джонас.

- Спасибо тебе, Карли. А сейчас... - он снова усмехнулся. - ...может, нам перелезть на заднее сиденье? Или продолжим бегство?

- Вот это выбор, - хихикнула Карли. - Думаю, нам стоит перебраться на заднее сиденье.

Джонас покачал головой, притворившись испуганным.

- Какая ты шалунья, я понял еще в ночь нашей первой встречи. Мы окончим наше путешествие и переночуем в мотеле. - Он окинул ее строгим взглядом. Скажи: "да, Джонас".

- Да, Джонас. - Карли приложила палец к его пухлой нижней губе. - Все эти "да" - тоже твой свадебный подарок. Надеюсь, ты не ждешь, что я всегда буду такой покладистой?

Джонас отвел взгляд.

- Может попробовать добиться от тебя нескольких "да, сэр", пока ты в таком настроении?

- Не искушай судьбу.

Он рассмеялся.

- Спорим, ты скажешь это до конца дня?

- Никогда.

- Посмотрим. Если ты скажешь: "Да, сэр Джонас", я поцелую тебя еще раз, прежде чем ехать в Айдахо.

- Ой, какой ты хитрый, коварный... - Карли взглянула на его слегка приоткрытый рот и сдалась окончательно. - Да, сэр Джонас, пожалуйста, поцелуй меня снова. - Как только его губы приблизились к ее рту, она призналась, - Ты научил меня доверию, Джонас. Я никогда не думала, что смогу снова довериться мужчине. И я всегда буду повторять тебе это в обмен на поцелуй. - Карли обхватила его руками за шею. - Теперь целуй меня.

- Да, мэм.

И Джонас целовал ее до тех пор, пока у нее не выветрились из головы все мысли кроме одной - о том, как сильно она его любит. А потом они поехали жениться.