/ / Language: Русский / Genre:adventure

Невольничий караван

Карл Май

Действие романа «Невольничий караван» происходит в самом сердце Африки — в верховьях Белого Нила. Путь группы белых путешественников, ученых, авантюристов пересекается на традиционной торговой дороге с караваном работорговцев. Сюжет романа держит читателя в постоянном напряжении, но все кончается победой положительных героев над жестокими «ловцами рабов», и даже похищенный ими сын эмира находит своего отца.

Глава 1

ОТЕЦ ЧЕТЫРЕХ ГЛАЗ

— Хай эс-сала, — вскричал предводитель каравана, благочестивый шейх-аль-джемали[1],— становитесь на молитву! Настало время послеполуденного обращения к Аллаху».

Люди подошли, опустились на раскаленную солнцем землю и, пропуская сквозь пальцы скользящий песок, который в условиях пустыни служил заменой необходимой для ритуального омовения воды, стали осторожно растирать им лица. При этом они громко произносили слова первой суры[2] Корана:

Во имя Аллаха мил ости кого, милосердного!
Хвала Аллаху, господу миров,
милостивому, милосердному,
царю в день суда!
Тебе мы поклоняемся и просим помочь!
Веди нас по дороге прямой,
по дороге тех, которых Ты облагодетельствовал, —
не тех, которые находятся под гневом, и не заблудших.[3]

Затем молящиеся склонились и обратили лица к Мекке. Они продолжали свое необычное омовение до тех пор, пока шейх не поднялся с колен, что явилось сигналом к окончанию священного действа.

Закон позволяет всем находящимся в пустыне мусульманам вершить обряд очищения с помощью песка, и такая снисходительность ничуть не умаляет их религиозного рвения. Жители пустыни не случайно называют ее «море песчаных капель»: в их сознании бесконечные просторы песка связаны со столь же бесконечными морскими водами.

Собственно говоря, пустыня, по которой двигался маленький караван, была не знаменитая Сахара и не Хамада[4], чьи гряды песчаных холмов действительно заставляют вспомнить волнующееся море, но все же непривычному путешественнику показалось бы нескончаемым это огромное желтое пространство, простиравшееся вокруг насколько хватало глаз. Ни дерева, ни куста, ни травинки — ничего кроме песка… И некуда скрыться от палящего солнца — разве что в тень какой-нибудь из тех испещренных трещинами зубчатых скал, что наподобие развалин древней крепости возвышаются то здесь, то там среди мрачной равнины.

Возле одной из таких скал и стоял сейчас лагерем наш караван, пережидая самое жаркое время дня: с одиннадцати часов утра до сакрального часа аль-аср. Это время сулит путешественникам удачу, и поэтому всякий мусульманин, в особенности житель пустыни, старается отправляться в дорогу именно в три часа пополудни. Только исключительные обстоятельства могут заставить его изменить этому обычаю, и если затем задуманное им предприятие ожидает не слишком благоприятный исход, причиной тому он неизменно считает именно их.

Караван был совсем небольшой: он состоял из шести человек, такого же количества ездовых, да еще пяти вьючных верблюдов. Пятеро из путешественников принадлежали к племени хомр-арабов[5], известных как очень ревностные мусульмане. То, что эта репутация была заслуженной, подтвердили слова, с которыми шейх обратился к четверым своим спутникам, когда они после молитвы поднялись с колен и направились к животным:

«Будь проклят этот пес-христианин», — процедил он сквозь зубы, бросив при этом полный ненависти взгляд на шестого путешественника, который сидел поодаль у самой скалы и потрошил маленькую птичку.

Внешне этот человек был полной противоположностью своим спутникам с их типичными для арабов острыми чертами лица, выразительными глазами и щуплыми фигурами. Увидев, что караван собирается трогаться, он поднялся во весь рост — высокий, широкоплечий, напоминающий своим богатырским сложением прусского гвардейца-кирасира. Волосы у него были светлые, как и густая окладистая борода, обрамлявшая его лицо. Он носил очки. Его глаза были голубого цвета, а черты лица полны необычайной для семита мягкости.

Он был одет так же, как и его товарищи-арабы: в светлый бурнус[6] с капюшоном. Но, когда он взобрался на своего верблюда и его бурнус приоткрылся спереди, стали видны высокие болотные сапога — редкость в этих краях. Из-за ремня чужеземца выглядывали рукоятки двух револьверов и ножа, а на его седле висели два ружья: одно легкое — для стрельбы по птицам, другое — потяжелее, для охоты на более крупных зверей.

— Мы пойдем дальше? — спросил шейх-аль-джемали на каирском диалекте.

— Да, если Абуль-арба-уюн ничего не имеет против, — вежливо ответил араб, тщетно стараясь придать своему лицу приветливое выражение.

«Абуль-арба-уюн» означало «Отец Четырех Глаз». Арабы любят давать чужеземцам, чьи имена им трудно запомнить и выговорить, прозвища, основанные на какой-нибудь наиболее бросающейся в глаза особенности внешнего облика или характера человека. В данном случае поводом для прозвища послужили очки, которые носил путешественник. Все эти имена начинаются со слов «абу», «бен» или «умм» и «бент», что означает «отец» или «сын» и, естественно, «мать» или «дочь». Так, существуют имена типа Отец Сабли — храбрый мужчина, Сын Разума — смышленый юноша, Мать Кус-куса — женщина, которая умеет вкусно готовить это блюдо. Дочь Беседы — болтливая девушка и т. д. Подобный обычай существует и в некоторых странах Запада, например, в Соединенных Штатах, где в состав таких прозвищ, как правило, входит слово Олд (старина) — такие имена распространены среди охотников в прериях.

— Когда мы достигнем Бахр-эль-Абьяда?[7] — поинтересовался чужеземец.

— Завтра, еще до наступления вечера, — отвечал шейх.

— А Фашоды[8]?

— Тогда же, ибо если так будет угодно Аллаху, мы выйдем к реке как раз в том месте, где стоит этот город.

— Прекрасно! Видите ли, я не очень хорошо знаю эту местность. Надеюсь, что вы ориентируетесь лучше меня, и мы не собьемся с дороги.

— Бени-хомр не могут сбиться с дороги. Они знают всю страну от Месопотамии до Сеннаара[9] и земли Вадди[10]. Отцу Четырех Глаз не о чем беспокоиться.

Шейх произнес эти слова очень уверенным тоном, но если бы его собеседник заметил взгляд, которым обменялись арабы, то у него возникли бы серьезные сомнения в том, что он вообще когда-либо доберется до Нила и до Фашоды. Однако он, ни о чем не подозревая, вновь обратился к шейху:

— А где мы сегодня заночуем? — спросил он на этот раз.

— В Бир-Аслане[11], около которого мы должны оказаться через час после захода солнца.

— Бир-Аслан? Опасное место, судя по названию? Там что, водятся львы?

— Сейчас уже нет. Но много лет назад «Господин с толстой головой»[12] поселился там вместе со своим семейством. Много людей и животных пали его жертвами, и все охотники, отправлявшиеся убивать его, возвращались назад израненные или вообще не возвращались. Аллах проклял его душу и души всех его предков и потомков. Но однажды туда пришел чужестранец из далекого Франкистана[13]. Он подсыпал яду в кусок мяса и оставил его вблизи источника. На другой день хищник лежал у воды мертвый, а самка и детеныши навсегда ушли из этого места, и только Аллах знает, где они теперь. С той поры возле источника больше не появлялось ни одного льва, но название «Источник Льва» за них сохранилось.

В таком непочтительном тоне араб позволяет себе говорить о льве только в том случае, если знает, что последнего уже нет в живых и таким образом он не может обидеть его своими словами. Напротив, по отношению к живому льву он остерегается употреблять сколько-нибудь оскорбительные выражения, а тем более проклятия. Обычно арабы избегают произносить даже само слово «лев», а если все же решаются выговорить его, то делают это шепотом, так как боятся, что хищник может прибежать, услышав, что о нем говорят.

Обычный для всякого европейца способ охоты на льва, когда охотник подкарауливает свою добычу ночью на водопое с тем, чтобы уложить ее метким выстрелом, арабы считают неслыханным подвигом, граничащим с безрассудством. Сами они решаются оказать льву какое-то противодействие, как правило, только поле того, как он успевает почти полностью истребить стада какого-нибудь дуара[14]. Тогда все жители деревни, способные держать в руках оружие (в качестве последнего, кстати, используются самые разнообразные предметы, с помощью которых можно наносить увечья, вплоть до камней), прочтя предварительно священную Фатху[15], направляются к логову льва, которое расположено обычно среди скал, окруженных колючим кустарником. Добравшись до места, охотники предпринимают последнюю попытку примирения: для этой цели они выбирают из своей среды наиболее красноречивого оратора, который обращается ко льву с уговорами оставить в покое жителей и скот их многострадальной деревни и перебраться в какое-нибудь другое место. Как правило, ни просьбы, ни угрозы не трогают бесчувственное животное, и тогда следует объявление войны, вслед за которым град камней обрушивается на скрытое деревьями и кустами логово врага. Наконец, лев появляется среди скал — гордый, величественный, недовольный тем, что его потревожили во время дневного сна. В тот же миг раздается грохот выстрелов, слышится свист десятков стрел и копий, и все эти звуки сопровождает боевой клич такой силы и тембра, что лев, имей он хоть толику музыкального слуха, сам бросился бы под пули.

Никто из охотников не дает себе труда хорошенько прицелиться, и поэтому первые выстрелы, не попадая в цель, лишь раззадоривают зверя. Его глаза зажигаются недобрым огнем, прыжок — и стальные челюсти смыкаются на горле первой жертвы. За ней нередко следует и вторая, и третья, и лев успевает нанести сопернику достаточно серьезный урон, прежде чем сам, наконец, падает, буквально изрешеченный выстрелами, ни один из которых не является по-настоящему смертельным.

Со смертью льва приходит конец тому уважению, которым он пользовался при жизни. Люди плюют на его труп, топчут и терзают его и осыпают несчастное животное, а также всех его родственников и предков виртуозными ругательствами, которыми необычайно богат арабский язык.

Выслушав рассказ шейха, чужестранец слегка улыбнулся, и эта улыбка ясно показала, что он-то не собирается отдавать себя на съедение «Господину с толстой головой» и его семейству.

В то время, как происходила эта короткая беседа, путешественники укладывали груз на своих верблюдов, чтобы отправиться в путь. Надо заметить, что это далеко не такое простое занятие, как может показаться европейцу. Если на то, чтобы оседлать лошадь, требуются считанные минуты, то совсем иначе обстоит дело с верблюдами, которые далеко не являются теми терпеливыми и добродушными животными, какими их изображают в большинстве книг. Верблюды необычайно ленивы, коварны и злобны, и к этим «милым» качествам характера прибавляются их физическое безобразие и чрезвычайно неприятный запах, которого не выдерживают даже лошади. «Корабль пустыни» — кусачая скотина, кроме того он весьма чувствительно лягается передними и задними ногами, имеет свои капризы и обладает таким безразличием ко всякому внешнему воздействию, с которым может сравниться разве что его мстительность. Встречаются такие животные, к которым не может подступиться ни один европеец без риска быть искусанным или затоптанным до полусмерти.

Нельзя не отметить, что верблюд действительно очень невзыскателен и вынослив, однако и эти его свойства часто слишком преувеличивают. Так, ни один верблюд не может выдержать жажду долее трех дней; именно столько времени сохраняется запас воды в его желудке. Если же по истечении этого срока его не напоить, даже самое жестокое обхождение не заставит его подняться с земли, на которую он ложится, чтобы умереть.

К области легенд следует отнести также и многочисленные истории об умиравших от жажды бедуинах, которые спасали свою жизнь тем, что закалывали верблюда и пили находящуюся у него в желудке воду. Дело в том, что в верблюжьем желудке содержится не вода, а густая, смешанная с остатками пищи и весьма напоминающая содержимое помойной ямы вонючая масса, ни одного глотка которой не сможет выпить даже находящийся на последнем издыхании человек.

Строптивый нрав верблюда особенно проявляется в тот момент, когда его пытаются вновь навьючить после привала. Тут-то верблюд показывает все, на что способен: он яростно отбивается мордой и всеми четырьмя конечностями, стонет, кричит и ворчит во всю силу своих мощных легких. К этим воплям прибавляются брань и крики суетящихся вокруг него с поклажей людей, и вся эта сцена производит такое неприятное и угнетающее впечатление, что даже ее зрелище может выдержать только человек с очень крепкими нервами.

Несколько более благородным характером обладают быстроходные верблюды, называемые хеджинами. Они очень дорого стоят: иногда за серого хеджина приходится заплатить до десяти тысяч марок. Для хеджинов делают особые седла: они называются махлуфах и отличаются от хауиах — седла обычного вьючного верблюда, представляющего собой шатер с поднятыми фронтонами. Махлуфах устроено таким образом, что всадник сидит в очень удобном положении, скрестив обе ноги на шее верблюда. И все же даже такого прекрасного верблюда не оседлать без определенной сноровки: когда всадник взбирается в седло, животное лежит на земле, но стоит коснуться его рукой, как верблюд резко откидывается назад, а затем вперед, так что человеку нужно удержать равновесие, чтобы не оказаться сброшенным на землю. Зато когда все эти неприятности позади и верблюда наконец удается привести в движение, он неутомимо шагает вперед, легко преодолевая довольно большие расстояния.

Пока бени[16]-хомр, пытаясь нагрузить верблюдов поклажей, воспроизводили описанную выше сцену, чужестранец оседлал своего хеджина и медленно двинулся вперед по направлению к Бир-Аслану.

— Этот пес не шевельнулся, когда мы молились, — злобно прошипел шейх ему вслед. — Не разомкнул губ, даже рук не сложил. Гореть ему на самом дне геенны огненной!

— На твоем месте я бы давно туда его отправил, — проворчал в ответ один из его людей.

— Если ты не понимаешь, почему я до сих пор этого не сделал, значит, Аллах не дал тебе разума, — возразил шейх. — Разве ты не видел его оружия? Или, может быть, ты не заметил, что из каждого своего маленького револьвера он может выстрелить по шесть раз, не перезаряжая их. Если же прибавить к этому еще по четыре патрона в двух его ружьях, то это составит в сумме шестнадцать пуль, нас же, как ты знаешь, всего пятеро.

— Тогда мы должны убить его, когда он уснет.

— Нет! Я солдат, но не трус. Я не убиваю спящих. Но против шестнадцати пуль мы бессильны, и поэтому я предупредил Абуль-моута[17], что сегодня мы будем в Бир-Аслане. Там пусть он делает, что хочет, а потом мы поделим добычу.

— Да, если будет, что делить! Но что может быть у этого христианина? Шкуры зверей и птиц, из которых он собирается делать чучела, бутылки со змеями, саламандрами и скорпионами, чтоб они его сожрали! Какие-то цветы, листья и травы, которые он раскладывает между листами бумаги. Я думаю, он иногда удостаивается посещения шайтана и кормит его всеми этими вещами.

— А я считаю, что ты действительно потерял рассудок, если вообще когда-нибудь его имел! Или на тебя напала глухота, когда этот иноверец объяснял нам, для чего ему нужны эти вещи?

— Я не очень внимательно прислушивался, когда он говорил, так как знаю, что мне это не пригодится.

— Но что такое медресе[18] ты, по крайней мере, знаешь?

— Да, об этом я слышал.

— Ну так вот, он учитель в таком медресе. Он изучает все растения и всех зверей земли, а к нам он пришел, чтобы собрать наши растения и животных и показать своим ученикам. А еще он хочет набрать большие корзины и ящики этой ерунды и послать их своему султану, у которого есть специальные дома[19], где хранятся такие вещи.

— Но нам-то какой от всего этого прок?

— Гораздо больший, чем ты думаешь! Ведь султану можно делать только дорогие подарки; значит, эти звери и растения, которые достал у нас гяур[20], должны очень высоко ценить в его стране. Неужели ты и этого не понимаешь?

— Где уж мне, только Аллах и ты, вы оба просветляете мой разум, — иронически ответил его собеседник.

— Вот я и подумал о том, чтобы отнять их у него, а потом продать в Хартуме. Там за них можно получить хорошие деньги. Но не заметил ли ты еще чего-нибудь, что христианин имеет при себе?

— Как же, видел целую кучу тканей, бус и всяких безделушек, на которые можно выменять у негров много слоновой кости и рабов.

— А еще?

— Больше я ничего не видел.

— Потому что твои глаза застлан туман. А разве его оружие, кольца, часы ничего не стоят?

— Стоят, и очень дорого. Кроме того, у него под жилетом спрятан кожаный кошелек. Как-то, когда он открыл его, я увидел внутри большие бумаги с иностранной надписью и печатью. Такую же бумагу я видел однажды в Хартуме у одного богатого купца, и тогда же мне сказали, что можно получить очень много денег, если дать эту бумагу тому, чье имя на ней написано. Вот эти бумаги я потребую себе при дележе, а также хочу забрать его оружие, его часы и все, что он носит при себе, и груз верблюда с тканями и вещами на обмен. О, да мы завтра станем богачами! Но все остальное, то есть верблюдов с собранием зверей и растений, получит Абуль-моут.

— А он согласится?

— Он уже согласился и дал мне свое слово.

— А он точно придет? Ведь сегодня последний день. Гяур нанял нас, чтобы мы доставили его на наших верблюдах в Фашоду. Если мы благополучно прибудем туда завтра — нашим планам конец, потому что он рассчитается с нами, а сам отправится дальше.

— Он никогда не попадет в Фашоду. Я уверен что Абуль-моут следует за нами пешком. Сегодня ночью, перед рассветом, произойдет нападение. В два часа ночи я должен отойти от источника на шестьсот шагов ровно на запад, и там я найду старика.

— Об этом ты нам еще не говорил, но если так все хорошо подготовлено, значит, все будет в порядке. Старик придет, и добыча будет нашей. Мы бени-араб, живем в пустыне и живем пустыней. Все, что находится на ее территории, наша собственность, в том числе и этот паршивый гяур, который ни разу не поклонился с нами, когда мы молились Аллаху.

Своими словами шейх выразил мнение, весьма распространенное среди жителей пустыни, которые считают разбой столь благородным промыслом, что нередко открыто похваляются им.

За время этой беседы арабы успели оседлать своих верблюдов и догнать чужеземца, не подозревавшего о том, что его смерть для них — уже давно решенное дело. Его внимание было всецело поглощено совершенно другими вещами. «Кхе, кхе», — внезапно закричал он своему верблюду, что означало команду остановиться. Соскочив с седла, христианин поспешно схватил свое ружье.

— Аллах! — воскликнул шейх, тревожно оглядываясь по сторонам, — Абуль-арба-уюн видит врага?

— Нет, — ответил путешественник, указывая вверх, — я вижу вон ту птицу.

Араб посмотрел туда, куда указывал чужестранец.

— Это хедж со своей женой, — сказал он. — Разве они не водятся в твоей стране?

— Водятся, но совсем другого вида. Они называются у нас коршунами. Мне хотелось бы иметь хеджа.

— Ты собираешься его застрелить?

— Ну да.

— Но это невозможно. Этого не удавалось сделать ни одному охотнику, даже с самым лучшим ружьем!

— Посмотрим, — улыбнулся чужестранец.

По обычаю хищных птиц оба коршуна следовали за караваном, кружа прямо над ним. Теперь, когда всадники остановились, птицы спустились еще ниже, описав друг за другом правильную спираль.

Чужеземец поправил очки, встал спиной к солнцу, чтобы оно не слепило глаза, несколько секунд целился, следуя дулом ружья за снижающимися птицами, и затем выстрелил.

Летевший впереди самец встрепенулся, сложил крылья, затем на несколько мгновений снова расправил их и, не в силах больше держаться в воздухе, камнем упал на землю. Чужестранец поспешил к тому месту, где лежал коршун, и поднял его. Арабы обступили его и тоже стали рассматривать хеджа.

— Аллах акбар — Боже всемогущий! — вскричал шейх изумленно. — Твое ружье было заряжено пулей?

— Да, пулей, не дробью.

— И ты все же попал?

— Как видишь, — кивнул стрелок. — Пуля попала ему прямо в сердце, и это, конечно, случайность, но я рад, что выстрел оказался таким удачным: благодаря этому шкурка у него совсем не попорчена.

— Подстрелить хеджа одной пулей, на такой высоте и попасть ему прямо в сердце! Эфенди[21], ты выдающийся стрелок, в наших медресе учителя так стрелять не умеют. Где ты этому научился?

— На охоте.

— Значит, ты и раньше охотился на таких птиц?

— На птиц, медведей, диких лошадей, бизонов и многих других животных.

— И они все водятся в твоей стране?

— Только птицы и медведи. А на бизонов и лошадей я охотился в другой части света — она называется Америка.

— О такой стране мне еще не доводилось слышать. Положить птицу к тебе в мешок?

— Да. Вечером я его выпотрошу, если мы сможем достать огня.

— Сможем. На Бир-Аслане растет высокий кустарник.

— Вот и хорошо, а пока спрячьте его. Это самец, он ценится дороже самки.

— Да, это самец, это я вижу. Его вдова будет горевать и оплакивать его, пока ее не утешит другой хедж. Аллах заботится о всех своих творениях, даже о самой маленькой птичке, но особенно о тайр-эль-дженнет[22]; ведь он каждый год забирает их к себе в рай, когда они нас покидают.

Это прекрасное, доброе поверье очень распространено в Египте. Не зная, что настоящей родиной ласточек, которых здесь называют «снунут», является Европа, а на юг они прилетают только во время нашей зимы, люди объясняют их исчезновение весной тем, что Бог забирает их в рай, чтобы они вили там гнезда и пели чудесные песни.

Через некоторые время прерванный путь был продолжен. Однообразный пейзаж оживляли несколько голых гор, которые возвышались на севере и юге этой пустыни. Оглядев их, чужестранец обернулся назад, и вдруг взгляд его остановился на крошечной черной точке, которая, казалось, неподвижно висела в воздухе. Он достал из седельной сумки свою подзорную трубу и некоторое время рассматривал эту точку. Затем он снова спрятал трубу в сумку и спросил:

— Скажите, разве дорога, по которой мы едем — большой торговый путь?

— Нет, — ответил шейх, — если бы мы выбрали караванный путь, нам пришлось бы сделать крюк и потерять из-за этого два дня.

— Значит, здесь сейчас не ожидается каравана?

— Нет, так как в нынешнее сухое время года на дороге, по которой мы едем, совсем нет воды. Кстати, и наша уже на исходе: бурдюки пусты.

— Ах, так? Но ведь на Бир-Аслане мы найдем что-нибудь?

— Разумеется, эфенди.

— Гм! Прекрасно!

Между тем лицо его стало таким задумчивым, что шейх спросил его:

— О чем ты думаешь, эфенди? Ты чем-то недоволен?

— Да.

— Чем же?

— Ты утверждаешь, что мы находимся не на караванном пути, и тем не менее позади нас едут люди.

— Люди? Не может быть. Я никого не вижу.

— А это и необязательно.

— Но тогда как ты можешь это утверждать?

— Я вижу не их самих, но их след.

— Эфенди, ты шутишь, — сказал шейх тоном превосходства.

— О нет! Напротив, я серьезен как никогда.

— Как может человек видеть следы тех людей, которые движутся за ним?!

— Ты думаешь только о следах, которые оставляют ноги людей и животных на песке. Но существуют и такие следы, которые остаются в воздухе.

— В воздухе? Аллах акбар — Боже правый! Аллах может все, ибо он всемогущ. Но чтобы он разрешал нам оставлять следы в воздухе — о таком я еще не слышал!

Он окинул чужеземца таким взглядом, как будто считал его не вполне вменяемым.

— И все же это так. Следы налицо. Нужно только уметь их увидеть. Подумай о хедже, которого я подстрелил!

— Какое отношение он может иметь к следам?

— Самое прямое, потому что в определенных обстоятельствах он сам может стать следом. Ты ведь заметил его еще до того, как я выстрелил?

— Да. Парочка следовала за нами с утра. И когда мы отдыхали на камнях, она все время висела над нами. Когда хедж не может найти другого корма, он всегда зависает над верблюдами, чтобы подобрать объедки, которые останутся после путешественников. Кроме того, он подкарауливает птиц, которые часто следуют за караваном и выискивают в шерсти животных паразитов.

— Так, значит, ты признаешь, что в том месте, над которым висит хедж, находится караван?

— Да.

— Ну, так там, за нами, летит еще одна пара, к которой примкнула теперь наша овдовевшая самочка. Вон они, видишь?

Шейх посмотрел назад. Его острые, натренированные глаза не могли не различить птиц, о которых говорил чужеземец.

— Да, я их вижу, — ответил он.

— Итак, там должен быть караван?

— Вероятно.

— И при этом мы находимся не на торговом пути; ты сам так сказал. Значит, эти люди позади нас идут по нашим следам?

— Наверное, они не знают дороги и поэтому стараются держаться за нами.

— При каждом караване всегда есть шейх-аль-джемали и, кроме него, другие люди, прекрасно знающие дорогу.

— Но даже самый лучший хабир[23] может заблудиться!

— В большой Сахаре — да, но не здесь, южнее Дарфура[24], где о настоящей пустыне, по правде говоря, даже речи быть не может. Шейх каравана, который следует за нами, знает местность так же хорошо, как и мы: он не может не знать ее. И если он тем не менее сбился с караванного пути и пошел за нами, значит, он зачем-то преследует нас.

— Преследует нас? Что за мысль, эфенди, пришла тебе в голову! Но ты же не думаешь, что эти люди…

Он не договорил, и ему едва удалось скрыть свое смущение.

— Что они принадлежат к гуму[25], хочешь ты сказать? — продолжил за него чужестранец. — Да, именно так я и думаю.

— Боже милостивый! Что ты говоришь, эфенди! Здесь, в этой местности, вообще нет гумов. Они встречаются только севернее Дарфура.

— Я не верю этим людям. Почему они преследуют нас?

— То, что они следуют за нами, еще не значит, что они преследуют нас. Разве они не могут иметь ту же цель, что и мы?

— Хотят тоже сократить путь? Да, это вполне возможно.

— Это не только возможно, но наверняка именно так, — с облегчением сказал шейх. — В моем сердце даже нет малейшего подозрения. Я знаю эту местность и уверен, что здесь мы в такой же безопасности, как в лоне Пророка, которого благословляет Аллах.

Чужеземец бросил на шейха пытливый взгляд, который тому, видимо, не понравился, так как он спросил:

— Почему ты так на меня смотришь?

— Я смотрю в твои глаза, чтобы прочесть то, что скрыто в твоей душе.

— И что же ты там видишь? Правду?

— Нет.

— Аллах! Что же тогда? Ложь?

— Да.

Тогда шейх схватился за нож, который торчал у него из-за ремня, и вскричал:

— Знаешь ли ты, что ты оскорбил меня? Настоящий бени-араб никогда не стерпит такого!

Вдруг лицо чужестранца приобрело совсем другое выражение. Его черты стали как будто острее, напряженнее. Потом оно осветилось надменной улыбкой, и он сказал почти презрительным тоном:

— Оставь нож в покое. Ты меня еще не знаешь. Таких выходок я просто не выношу, и если ты посмеешь показать клинок, я перестреляю вас всех в течение одной минуты.

Шейх снял руку с ремня. Разгневанный и смущенный одновременно, он ответил:

— Что же ты считаешь, что мне должно быть приятно, когда ты обвиняешь меня во лжи?

— Да, потому что я говорю правду. Сначала у меня вызвал подозрения следующий за нами караван, но теперь я не доверяю и тебе.

— Почему?

— Потому что ты защищаешь гум, если это он, и пытаешься отвести мои подозрения.

— Боже тебя сохрани, эфенди, ибо твои подозрения ошибочны. Какое отношение ко мне могут иметь эти люди, что едут следом за нами?

— Кажется, самое прямое, иначе ты не пытался бы преодолеть недоверие, которое я к ним питаю, с помощью лжи.

— Но я говорю тебе, что не лгу!

— Нет? Разве ты не утверждаешь, что эта местность так же безопасна, как лоно Пророка?

— Да, так оно и есть.

— Ты говоришь так, потому что знаешь, что я нездешний. Ты убежден, что я ничего не знаю об этих краях. Да, дорога мне действительно неизвестна, хотя, может быть, я и без тебя нашел бы ее с помощью моих карт, но все остальное я знаю уж, во всяком случае, лучше, чем ты. На моей родине имеются книги и картины обо всех странах и народах мира. По ним иногда можно изучить тот или иной народ лучше, чем знают его те, кто к нему принадлежит. Так, в частности, я совершенно точно знаю, что здесь ни в коем случае нельзя чувствовать себя, как ты выражаешься, «в лоне Пророка». Здесь пролилось много, очень много крови. В этом месте сражались друг с другом муэры, шиллуки и динка. Джу и луо, тучи, бари, элиабы и ручи, абгаланы, агери, абуго встретились здесь для того, чтобы истребить и растерзать друг друга.

Шейх буквально окаменел от изумления.

— Эфенди, — воскликнул он, перегибаясь со своего верблюда к собеседнику, — ты знаешь эти народы, их все?!

— Да, и притом, как я уже сказал, лучше тебя, и я знаю еще больше. Я знаю, что именно здесь, где мы сейчас едем, проходит путь страшного гасуа[26]. Он проезжает здесь в ночное время, чтобы не попасться в руки паши, который в Фашоде зорко следит за охотниками на рабов. Не один несчастный негр, должно быть, упал, обессиленный, и, замолк навсегда, получив пулю на том самом месте, куда ступает сейчас нога твоего верблюда. На севере, а Мокрен-эль-Бахр, бедняг сгружают с кораблей и гонят через всю страну, чтобы севернее Фашоды снова по реке отправить в Хартум и там продать. Многие испустили здесь свой последний вздох. Многие огласили темную, безжалостную ночь предсмертными криками. И это ты называешь местностью, которую можно уподобить лону Пророка? Можно ли выдумать более отвратительную ложь?

Шейх мрачно смотрел перед собой. Он чувствовал себя побежденным и все же не хотел это признать. Поэтому, немного помедлив, он ответил:

— О разбойниках я не думал, эфенди. Я думал только о тебе и о том, что ты здесь в безопасности. Ты ведь находишься под нашей охраной, и хотел бы я посмотреть на того, кто решится тронуть хоть один волос на твоей голове!

— Не волнуйся за меня. Я прекрасно знаю, что я должен делать. И не стоит говорить об охране. Я нанял вас, чтобы вы на ваших верблюдах перевезли мои вещи в Фашоду, но на вашу охрану я не рассчитываю. Не исключено, что вы сами нуждаетесь в защите больше, чем я.

— Мы?

— Конечно. Или ты забыл о неграх-шиллуках, которых похищают здесь и продают в рабство в Дарфур люди твоего племени? Разве не в этом причина лютой ненависти, настоящей кровной вражды между вами и ими? И разве мы не находимся сейчас на территории шиллуков, которые, едва завидев вас, тотчас на вас бы напали? Думаешь, я поверил, что вы покинули караванную дорогу и повели меня пустынной местностью для того, чтобы сократить путь, как ты мне сказал только что? Нет, дело было в другом: вы боялись встретить шиллуков. Впрочем, у вас могло быть еще и другое намерение.

— Какое же? — этот вопрос шейх, понимавший, что его видят насквозь, выговорил совсем тихо.

— Какое? Разумеется, вы хотели заманить сюда меня.

— Валлахи, таллахи![27] Что за мысли рождаются в твоей голове?

— Кто же в этом виноват, как не ты? Подумай о караване, который идет за нами. Может быть, это гум, который должен на меня напасть. Вы заритесь на мое имущество, но, пока я жив, вам его не получить. Убить меня на своей территории вы тоже не можете, так как в этом случае вам не удалось бы избежать ответственности. Поэтому вы и повели меня окольными тропами в уединенный Бир-Аслан, где вряд ли найдется свидетель, который впоследствии опознал бы убийц. Если же мой труп все же найдут и установят мое имя, то, так как убийство произойдет на территории шиллуков, вся вина и падет на них. Таким образом вы можете убить одновременно двух зайцев: получить мои вещи и отомстить ненавистным шиллукам.

Эти слова, произнесенные столь равнодушным тоном, как будто речь шла о чем-то весьма обыденном, произвели на арабов невероятное впечатление. Помня недавнюю сцену между чужеземцем и шейхом, схватиться за оружие никто из них не посмел. Да и что могли сделать их допотопные кремневые ружья против великолепного арсенала чужеземца! В этом отношении он один явно превосходил их всех. Однако они чувствовали, что должны что-то предпринять, чтобы показать себя незаслуженно оскорбленными. Поэтому они остановили своих верблюдов и заявили, что не сделают ни шагу, а, напротив, немедленно разгрузят верблюдов и отправятся восвояси.

В ответ на это чужестранец только громко рассмеялся.

— Этого вы не сделаете, — сказал он. — Как вы собираетесь возвращаться назад без воды? Вам обязательно нужно добраться до Источника Льва. К тому же, я специально не заплатил вам вперед. Ваши деньги вы должны получить только в Фашоде, и если вы не доставите меня туда, вам не видать ни одного пиастра. Что же касается моих подозрений, то я открыто высказал их вам, чтобы вы поняли, что я нисколько вас не боюсь. Поверьте, мне приходилось иметь дело с куда более опасными людьми, чем вы. Впрочем, вас не в чем упрекнуть, кроме того, что вы меня совсем не знаете. Если мои подозрения окажутся напрасными, я буду готов попросить у вас извинения. В этом случае я в знак признательности забью в Фашоде быка и разделю его между вами. Кроме того, к плате, которую я назначил вам за вашу службу, я прибавлю бахшиш[28], из которого вы сможете сделать украшения вашим женам и дочерям.

По сути своей это была очень хорошая перспектива для арабов: они сделали вид, что она примирила их с чужеземцем, однако злоба их ничуть не уменьшилось, и они очень надеялись, что следующим утром его уже не будет в живых. Чтобы его успокоить, они заверили, что будут сопровождать его, если он оставит подозрения и сдержит свое обещание. Он согласился, но уже в следующее мгновение стало ясно, что его недоверие не прошло, так как если до сих пор он вместе с шейхом ехал во главе каравана, то теперь он предпочитал в одиночестве держаться позади всех.

Арабы сделали вид, будто не замечают этого, но спустя немного времени шейх подозвал к себе одного из хомров и, притворившись, будто объясняет ему дорогу (для чего он с крайне сосредоточенным видом тыкал вытянутой рукой в разные стороны), злобно сказал:

— Этот пес намного умнее, чем казался. Он знает всю эту страну, всех ее жителей и все события, которые здесь происходили.

— И очень точно угадал все, что мы собираемся с ним сделать, — вставил его собеседник. — Хоть бы шайтан схватил его за хвост!

— Лучше уж я это сделаю сам!

— Пожалуйста! Кто тебе мешает?

— Его оружие.

— А разве никто из нас не может отстать от каравана и пустить ему пулю в спину?

— Попробуй! Это было бы лучше всего. Тогда нам не нужно будет ждать до рассвета, а потом делить добычу с Абуль-моутом. Мы бросим его труп здесь, а сами поскачем к источнику, наполним там бурдюки и ночью вернемся назад. Завтра мы будем уже далеко отсюда, и ни одна душа не узнает, чья пуля уложила этого пса.

— Так мне его застрелить?

— Я не хотел, чтобы он был убит нами, но теперь, когда он заставил нас краснеть… Пусть он умрет от твоей пули!

— Что я за это получу?

— Золотую цепь от его часов.

— Не считая той части добычи, которая полагалась мне с самого начала?

— Разумеется.

— Хорошо. Я так близко поднесу к нему сзади ружье, что пуля выйдет у него из груди!

Он остановил своего верблюда и спешился, затем закрепил подпругу таким образом, будто она порвалась, и стал с ней возиться. Все остальные проехали мимо, но чужестранец остановился возле него и сказал дружелюбным, но твердым голосом:

— Этим следует заниматься перед отправлением. Своей остановкой ты нас всех задерживаешь. Как только будешь готов, быстро догоняй нас. Да, кстати, твой туфенк[29] оказался почти под брюхом верблюда: он легко может повредиться, так что лучше я временно возьму его к себе.

Он наклонился со своего высокого седла, поддел метиком[30] ремень висевшего на седле араба ружья, взял его и, улыбаясь, поехал вперед.

Лицо араба изобразило страшное разочарование: ведь ружье теперь было у чужеземца, а пистолета у него не было. Нападение же с ножом с высокого седла было абсолютно невозможным.

— Неужели он догадывается, этот чертов сын и внук? — проскрежетал он. — Ладно, на этот раз он выиграл, но скоро наступит ночь. Тогда он не сможет увидеть, что в него целятся, и я все же успею его застрелить, прежде чем мы достигнем источника.

Он вновь оседлал верблюда и последовал за своими спутниками. Когда он проезжал мимо чужеземца, тот протянул ему ружье со словами:

— Кремень испортился и весь высыпался, так что сегодня ты не сможешь стрелять. Но ты не огорчайся, завтра я дам тебе новый; у меня есть немного кремней в мешке.

Глава 2

ДЖЕЛАБА

Конечно, арабы поняли, что чужеземец нарочно высыпал кремень, и теперь буквально сгорали от нетерпения наконец с ним покончить. Но каким образом они могли это сделать, когда этот дьявол с невозмутимым видом скакал позади всех, держа наготове свое ружье с взведенным курком и бдительно следя за каждым движением спутников?

Время шло, и ландшафт постепенно вновь изменялся: теперь перед всадниками с севера на юг протянулась цепь невысоких гор. Они пересекли ее и вновь оказались среди равнины, слегка поросшей выжженной на солнце травой. Солнце тем временем все больше и больше приближалось к горизонту, и, когда оно коснулось его, шейх остановил своего верблюда и голосом муэдзина вскричал: «Хай эс-сала — становитесь на молитву! Солнце садится в песчаное море, пришел час эль-магриб!»

Все спешились и помолились. Мусульманин должен исполнять свои молебны пять раз в день и непременно совершать при этом омовение независимо от того, где он в данный момент находится. Молитвы эти следующие: утренняя, на восходе солнца; полуденная; послеполуденная, эль-аср, тремя часами позже; эль-магриб, на закате, и еще через час — вечерняя.

Справедливости ради нужно заметить, что в настоящее время эти предписания соблюдаются далеко не всегда, и по мере развития культуры на Востоке мусульманам становится все труднее им следовать.

Все время, пока читалась Фатха, чужеземец оставался в седле. Он вовсе не чувствовал и не хотел показать того пренебрежения к чужой религии, которое усматривали в его поведении спутники; ведь никто, собственно, и не ожидал от него, что он станет принимать участие в их молебне, а обнажить по европейскому обычаю в знак уважения голову он тоже не мог, так как этим он обесчестил бы себя в глазах арабов. По существующему у приверженцев ислама обычаю только цирюльник может позволить себе, не считая это позором, наслаждаться зрелищем благочестивого, обритого наголо мусульманского черепа с одиноким хохолком на макушке. Эту прядь волос никогда не позволяет состригать, так как существует поверье, что если он оступится, шагая после смерти в рай по узкой, как лезвие бритвы, тропе, то ангел Джабраил удержит его за эти оставшиеся волоски и не даст обрушиться в преисподнюю.

Закончив молитву, все вновь оседлали верблюдов, и путь был продолжен. Тем временем солнце скрылось за горизонтом, и наступила ночь. В южных краях ночь и день мгновенно сменяют друг друга, и нашего понятия «сумерки» здесь вовсе не существует. С наступлением темноты Отец Четырех Глаз стал еще больше торопить спутников. Однако они не успели далеко уйти от места своей последней стоянки, когда заметили небольшую цепочку всадников, которая под острым углом двигалась с севера по направлению к ним. Восемь человек восседали не на гордых конях, высоких длинноногих хеджинах или на худой конец обыкновенных вьючных верблюдах — о нет, они в самых причудливых, но не отличающихся большой элегантностью позах болтались на спинах животных, чьи изображения в былые времена рисовали на деревянных дощечках и вешали на шеи неприлежным ученикам — а именно, на ослах. Это был джелаба, торговый караван, и вид у него был самый что ни на есть неприглядный.

В отличие от больших, состоящих из многих сотен верблюдов торговых караванов, которые связывают средиземноморские государства оазисами Сахары, подобные джелаба никогда не выбираются за пределы Судана и чаще всего представляют собой зрелище, достойное сострадания. Тем не менее профессия бродячего торговца пользуется большой популярностью среди людей, не любящих тяжелой работы. Необходимые для основания нового предприятия несколько талеров Марии-Терезии[31] начинающий коммерсант зарабатывает обычно в качестве матроса, слуги или на какой-нибудь другой несложной временной работе. Часть этого капитала тратится на покупку осла, который всегда приобретается в первую очередь. Затем следует раздобыть два зураба — больших кожаных мешка для товара, которые во время путешествия висят по обе стороны седла. Эти мешки набиваются разнообразными вещицами, которые, по замыслу их владельца, должны сделать его миллионером. Самыми ходовыми в Судане товарами являются хол, распространенная в этих краях краска для глаз, маленькие кусочки коровьего жира, которым местные щеголи намазывают лица, чтобы они блестели, крошечные кубики соли, которая ценится здесь на вес золота, булавки — настоящее сокровище для негритянок, различные душистые предметы, чей запах заставил бы всякого европейца судорожно зажать нос, и прежде всего — хлопчатобумажное полотно, которое здесь нередко используется в качестве монеты, причем разным денежным единицам соответствуют большие или меньшие куски материи.

Для охраны этой передвижной лавки и ее исполненного самых радужных надежд хозяина от всевозможных напастей последний обзаводится каким-нибудь устрашающим оружием, например, огромной саблей с отломанным клинком или неимоверно длинным фитильным пистолетом, который перед этим долгое время служил норкой для мышей в чулане старьевщика, а может быть, неким весьма напоминающим ружье прибором, в числе многих чудесных свойств которого наиболее удивительным является то, что он не сможет выстрелить, даже если его целиком наполнить порохом и засунуть в раскаленную печь. Правда, в этом случае роль пороха будет нисколько не меньше, чем роль самого смертоносного оружия. Несмотря на невозможность их применения, все эти заменители оружия необычайно ценятся их владельцем и являются предметом его гордости. Он свято верит в то, что одного их вида достаточно, чтобы обратить в бегство любого врага, если же, как и бывает в большинстве случаев, этого не происходит — что ж, тогда он сам пускается наутек со всей энергией, на какую способен.

Но вот, наконец джелаби[32] полностью снаряжен и может отправляться в дорогу. Однако ему совсем не хочется устремляться в чужой, полный опасностей мир одному, без спутника, близкого ему по духу и образу мыслей и готового разделить с ним все радости и невзгоды предстоящего пути. Как правило, такие единомышленники легко находятся, и вскоре набирается джелаба из шести, восьми, а то и десяти коммерсантов-любителей. У каждого из них есть осел, но какой! Бродячий торговец не может позволить себе купить дорогое животное, и поэтому все они в больше или меньшей степени потрепаны жизнью и даже могут быть искалечены. У одного недостает уха, у другого хвоста, третьего слегка обглодали крысы, а четвертый остался без глаза. Но эти внешние недостатки с лихвой компенсируются ярким, сильным и самобытным характером, который зачастую приводит хозяина в отчаяние. Тем не менее он гордится своим «скакуном» и щедро награждает его самыми лестными именами и… колотушками.

Ни одно путешествие не начинается до тех пор, пока его участники не разыщут самых знаменитых факиров и не попросят у них чудодейственные амулеты: ведь этот несовершенный мир населен бесчисленным множеством злых духов, и только амулеты на груди и руках помогут избежать насылаемых ими опасностей, а в надлежащий момент успеть мужественно повернуться спиной.

Но вот оба зураба нагружены и висят на седле, джелаби… с помощью верблюжьей веревки опоясывает себя мечом или кое-как прилаживает на пояс свою гаубицу и взгромождается на осла, и импозантный караван наконец трогается с места, провожаемый рыдающей толпой родственников и друзей.

Слезы застилают глаза, сердца разрываются от горя. «Храни вас Аллах!» — звучат последние напутствия. Поезд еще раз десять застопоривается, так как один из ослов встает на дыбы и опрокидывает поклажу и всадника, другой катается по навозной куче, пытаясь освободиться от груза, а третий, крича, как будто его посадили на кол, упирается всеми четырьмя ногами, и ни ласками, ни ударами не удается сдвинуть его с места, пока родственники не впрягутся спереди, чтобы тянуть его за морду, а друзья не подтолкнут его сзади. Так, мало-помалу, джелаба выдвигается на простор и, взбрыкивая, спотыкаясь и крича, устремляется навстречу своему счастью.

Время от времени спутники расстаются, чтобы вновь встретиться в определенном месте. Совершаются головокружительные сделки, переживаются удивительные приключения, некоторые из джелаби погибают, другие с помощью изворотливости и упорства приумножают свой маленький начальный капитал и действительно становятся богатыми людьми. Все здесь поставлено на карту, все зависит от случая. Иной джелаби отправляется в глубь Судана и спустя много лет, когда родные уже оставят надежду когда-нибудь увидеть его вновь, возвращается состоятельным человеком. Другой покидает дом, семью, привычный, устоявшийся уклад жизни, чтобы где-нибудь среди болот умереть от голода или от лихорадки. И никто никогда не узнает, где белеют его и ослиные кости. Впрочем, последнего он, может быть, убил и съел еще раньше.

Одним из таких джелаба и был тот, который оказался сейчас на пути нашего каравана. Он подошел весьма некстати для арабов, и шейх пробормотал сквозь зубы проклятие. Но чужеземцу неожиданные гости пришлись очень даже по душе. Он подъехал к ним ближе, поздоровался и спросил:

— Куда держите путь? Солнце уже село. Вы не собираетесь останавливаться на ночлег?

Люди были одеты очень бедно, большинство из них не носило ничего, кроме набедренных повязок. Все они были в хорошем расположении духа, как будто недавно заключили выгодную сделку. Они не принадлежали к одной и той же расе, среди них было несколько негров. Впереди всех ехал маленький, худенький и, насколько можно было разглядеть в темноте, рябой человечек, который носил усы, состоявшие всего из нескольких волосков. Единственную его одежду составляли штаны, а на спине у него висело гигантское ружье. Он не носил головного убора. Шапку ему заменяли густые длинные волосы, которые свисали на спину подобно тому, как их носят в Германии бродячие словаки — продавцы изделий из листового металла и вязальщики проволоки. Он и ответил на вопрос европейца:

— Мы идем из Дар-Такала в Фашоду.

— Но вы не думаете прибыть туда уже сегодня?

— Нет, но прямо с утра. Сегодня мы останется у Бир-Аслана.

— Вот как? И мы тоже. Стало быть, мы можем составить друг другу компанию.

— О господин, как мы, бедные джелаби, можем наслаждаться ароматом твоего дыхания? Мы остановимся поодаль от вас. Позволь нам только набрать у источника немного воды для нас и наших животных.

— Все люди равны перед лицом Аллаха. Вы будете спать рядом с нами. Я так хочу.

Он сказал это очень настойчиво, и все же джелаби спросил:

— Ты шутишь, господин, не так ли?

— Нет, я говорю вполне серьезно. Мне это будет очень приятно.

— И вашим людям тоже?

— А почему бы и нет?

— Вы бени-араб. Можно узнать, какого племени?

— Из племени хомров.

— Боже милостивый! Разреши нам все же не останавливаться радом с вами!

— Почему?

— Потому что мы не можем вам доверять.

Он принимал чужеземца за одного из хомров, точнее, за их предводителя, и, несмотря на это, не боялся так прямо высказывать ему свои сомнения.

— Ты что, принимаешь нас за воров? — спросил в ответ европеец.

— Хомры — враги шиллуков, на чьей территории мы сейчас находимся, — уклончиво ответил джелаби. — Может легко возникнуть стычка, и в этом случае мы предпочитаем остаться в стороне.

— Твое сердце, кажется, не обладает большим мужеством. Как твое имя?

Человечек приподнялся в седле и ответил:

— Может быть, я и труслив, но тебя это не касается. А если ты хочешь знать мое имя, то слезай и получи его!

Он спрыгнул с осла, отбросил ружье и выхватил нож. Хомры ускакали вперед, а джелаба все еще оставался на месте. Позади того, кто говорил до сих пор, стоял джелаби такого же маленького роста и с возрастающим беспокойством прислушивался к разговору. Услышав последние слова своего товарища, он посчитал нужным вмешаться.

— Извини этого человека, господин, — сказал он, — у него слишком длинный язык, но при этом он всего лишь маленький человек, который ничего не понимает. Его зовут у нас Абуль-джидри, Отец Листьев, или еще Абуль-хадашт-шарин, Отец Одиннадцати Волосинок.

— А почему он получил это второе имя? — поинтересовался чужеземец.

— Потому что в его усах только одиннадцать волосков — шесть справа и пять слева. И все же он необычайно кичится ими и ухаживает за ними так же тщательно, как негритянка из племени нуэр за своим полем сорго.

Таким образом он попытался обратить зарождавшийся конфликт в шутку, он не встретил поддержки у своего спутника, так как тот гневно прикрикнул на него:

— Молчи, ты, Отец Глупости! Мои усы в сто раз ценнее, чем вся твоя голова. У тебя самого слишком длинный язык. Это ведь ты вечно хвастаешься своим родословным древом, в которое никто не верит!

Это оскорбление привело в ярость и второго джелаби, который запальчиво возразил:

— Что ты можешь знать о моей родословной! Вспомни, как звучит мое имя и как твое!

И, обращаясь к чужеземцу, он продолжал:

— Господин, позволь, я расскажу тебе, кто я такой. Меня зовут Хаджи Али бен Хаджи Исхак аль-Фарези ибн Хаджи Отайба Абуласкар бен Хаджи Марван Омар аль-Сандези Хафиз Якуб Абдулла аль-Санджаки.

Каждый араб придает своему происхождению очень большое значение и считает, что чем длиннее у него имя, тем больше он имеет оснований собой гордиться. Поэтому, представляясь, он не поленится назвать вам все свои имена вплоть до четвертого колена и будет страшно оскорблен, если ваше лицо не изобразит при этом достаточно почтительного выражения.

Завершив, наконец, свою тираду, Хаджи Али вопросительно уставился на чужеземца, ожидая, что тот скажет по поводу его славного имени.

— Итак, тебя зовут Хаджи Али? — спросил Отец Четырех Глаз. — Твой отец, стало быть, звался Хаджи Исхак аль-Фарези?

— Да. Разве ты его знал?

— Нет. А твоего деда звали Хаджи Отайба Абуласкар?

— Да, это так. Может быть, он тебе знаком?

— Тоже нет. А прадеда твоего звали Хаджи Марван Омар аль-Сандези?

— И это верно. Ну, о нем ты, по крайней мере, должен был слышать!

— К сожалению, и он мне неизвестен. И, наконец, твой прадед был правнуком Якуба Абдуллы аль-Санджаки, того самого знаменосца?

— Да, он нес санджак[33] Пророка в бою.

— Это имя я, разумеется, слышал. Якуб Абдулла был, должно быть, храбрым воином.

— Он был героем, о котором до сих пор слагают песни, — гордо подтвердил Али.

— Но он не был твоим предком, — уколол его первый джелаби, — ты незаконно присвоил его имя себе.

— Перестань меня все время в этом обвинять! — взвился Али. — Я все же лучше тебя знаю, от кого я происхожу!

— И так же незаконно ты зовешься Хаджи Али, — невозмутимо продолжал его товарищ, — ибо тот, кто называет себя Хаджи, должен был совершить паломничество в Мекку. А ты там никогда и не был!

— Может, ты был?

— Нет. Я этого не говорю, потому что я не привык лгать.

— Ты и не мог бы этим похвалиться, потому что ты христианин, а христианам посещение Мекки запрещено под страхом смерти!

— Что? Ты христианин? — в изумлении спросил чужеземец первою джелаби.

— Да, господин, — отвечал тот, — я не скрываю этого, так как грешно отрекаться от своей веры. Разумеется, я христианин и останусь им до самой смерти!

До сих пор Отец Четырех Глаз с нескрываемым удовольствием наблюдал за уморительной перепалкой торговцев, готовых, казалось, вцепиться друг другу в волосы. Но теперь его лицо стало вдруг серьезным, и глубокое чувство прозвучало в его голосе, когда он сказал:

— И в этом ты совершенно прав. Ни один христианин ни при каких обстоятельствах не должен скрывать свою веру. Этот грех против Святого Духа не заслуживает прощения — говорится в Китаб-аль-мукаддас[34].

— Грех против Святого Духа? — удивленно переспросил джелаби. — Ты слышал об этом?

— Конечно.

— Может быть, ты знаешь и Священное писание?

— Немного, — улыбнулся чужеземец.

— И ты, мусульманин, советуешь мне не отступать от моей веры?

— Я вовсе не мусульманин, а такой же христианин, как и ты!

— Тоже христианин? Должно быть, коптский?[35]

— Нет.

— Но тогда кто же ты? Я всегда считал, что бени-хомр не может быть христианином.

— Я не хомр, и вообще не араб, и даже не житель Востока, я приехал из Европы.

— Боже мой, возможно ли?! — в необычайном волнении вскричал человечек, — ведь я тоже, я тоже европеец!

— В какой стране ты жил?

— В Венгрии. Я мадьяр. Я…

— Об этом позже, — прервал его собеседник. — Дело в том, что мои спутники ушли слишком далеко от нас, а у меня есть все основания не доверять им. Поэтому мне хотелось бы как можно скорее их догнать. Но прежде скажи мне: теперь, когда ты узнал, что я тоже европеец, ты готов быть на стоянке рядом?

— Охотно, от всего сердца! Какая радость, какое блаженство встретить тебя здесь! Наконец-то мне будет с кем поговорить о родине! Давайте поторопим наших животных, чтобы быстрее догнать хомров и добраться до источника!

Они поехали вперед со всей быстротой, на какую были способны ослы, а эти последние бежали очень хорошо. В южных областях ослы имеют очень мало общего со своими европейскими собратьями. Египетский осел может на протяжении многих часов нестись галопом с каким-нибудь толстяком на спине так легко, как будто и нет никакого груза. Поэтому не прошло и пятнадцати минут, как маленький караван поравнялся с арабами. Хомры не сказали джелаби ни слова и даже не сделали намек на приветствие. Присутствие этих проклятых торговцев рушило все их планы, так как теперь им нечего было и думать о том, чтобы застрелить чужеземца.

Теперь путники ехали шагом в полном молчании. Даже словоохотливый венгр не делал попыток заговорить с Отцом Четырех Глаз: для этого ему пришлось бы сильно задирать голову к сидевшему на высоком хеджине чужеземцу.

Взошли экваториальные созвездия, почти такие же яркие, как Луна, которая сейчас находилась в фазе затмения.

Через некоторое время впереди неожиданно показался холм, как будто вырос из-под земли. Мерцание звезд придавало ему немного таинственный, призрачный вид.

— Там и находится Бир-Аслан, — сказал венгр, — через пять минут мы будем на месте.

— Замолчи, джелаби! — прикрикнул на него шейх. — Не в твоей воле решать, когда ты там будешь. Мы еще не приглашали тебя сопровождать нас!

— А это совсем и не требуется. Мы не нуждаемся в вашем приглашении.

— Мы можем вам и не разрешить подойти к источнику.

— Вы ничего не можете разрешить или запретить. Источник существует для всех, и кроме того, если я не ошибаюсь, вы находитесь на территории вашего врага.

— Будь ты проклят! — пробормотал хомр, но больше ничего не добавил.

Видно, джелаби был по натуре паренек не из трусливых, а с тех пор, как он узнал, что принятый им поначалу за мусульманского шейха человек на самом деле христианин из Европы, он окончательно потерял охоту выслушивать от арабов поучения.

Глава 3

У ИСТОЧНИКА ЛЬВА

Караван подошел к скалам, у подножия которых из земли струился источник. Это была не проточная вода, а маленький, окруженный кустарником мимозы пруд, который питали подземные воды. Все спешились и занялись каждый своим делом: одни разгружали и поили животных, другие собирали сухие листья, чтобы развести огонь. Когда же костер разгорелся, хомры уселись вокруг таким образом, что для джелаби не осталось места. В ответ на эти действия венгр не проронил ни слова. Он тоже насобирал дров, перетащил их на другую сторону пруда, разжег там свой костер и, обращаясь к Отцу Четырех Глаз, крикнул:

— Ну, теперь выбирай, с кем ты будешь сидеть, с ними или с нами.

— С вами, — ответил тот, — и захватите туда седельную сумку с моим провиантом. Вы мои гости, и я хочу вас угостить: мы можем себе позволить съесть все наши припасы, так как завтра мы придем в Фашоду.

— Тут он заблуждается, — прошептал шейх своим. — Он пренебрегает нами и предпочитает общество этих ничтожеств. Что ж, сделаем вид, что мы не обращаем на этот вызов внимания. Но, когда забрезжит рассвет, он уже будет рыдать в геенне огненной. А пока пусть он поест, в последний раз в этой жизни!

Он тоже достал свои съестные припасы — сушеное мясо и сухие лепешки из сорго — и руками зачерпнул воды из источника.

Тем временем чужестранец отправился разведывать окрестности источника. Маленькая горка, под которой он журчал, одиноко возвышалась посреди плоской равнины. Она была покрыта травой, которой не давала засохнуть испарявшаяся из пруда вода. На северном и западном склонах горы не было видно ни кустика, но у ее восточного и южного подножия, где был расположен источник, по обломках разрушенных скал и вокруг них густо вились мимозы. Кругом царили покой и безмолвие, и никто, казалось, не мог потревожить нашедших здесь пристанище путников, если, конечно, призрак отравленного возле источника «Господина с толстой головой» не имел обыкновения являться сюда ночной порой.

Когда чужестранец вернулся к арабам, верблюды и ослы уже вдоволь напились и теперь с аппетитом поедали молодые веточки мимозы. Он велел отнести все свои вещи ко второму костру и положить там у скал так, чтобы они находились в поле его зрения.

Венгр открыл его сумку с провиантом и разложил перед собой ее содержимое, состоявшее из лепешек, фиников и большого количества цесарок, которых Отец Четырех Глаз вчера утром настрелял в пустыне.

Некоторые суданские племена совсем не едят птиц, однако джелаби были не из тех, кто мог пренебречь вкусной дичью. Они ощипали одну из цесарок, выпотрошили ее и разложили мясо в маленькие четырехугольные формочки, которые были насажены на заостренные суки и повешены над огнем. Мясо, приготовленное таким способом, называется мясо-ребаб.

Когда все необходимое было сделано и чужестранец уселся рядом с джелаби у костра, венгр смог наконец задавать накопившиеся у него за время пути вопросы. Как и раньше, он обратился к чужеземцу на арабском языке:

— Могу я теперь узнать, господин, из какой страны ты прибыл?

— Скажи мне сначала, из какой области Венгрии ты родом?

— Из Надь-Михаи.

— Ах, оттуда? Но тогда ты не мадьяр, а словак. Но тебе незачем этого стыдиться.

— Я вовсе не стыжусь, но так как я родился в Венгрии, то все же считаю себя мадьяром. Значит, ты слышал о моей родине? Ты там бывал?

— Да.

— Ты говоришь по-венгерски? Впрочем, я владею также и словацким.

— Мне, к сожалению, неизвестны они оба, так что мы не сможем беседовать на твоем родном языке. Но скажи, как ты попал в Африку, в Египет и, наконец, в Судан?

— Благодаря моему господину.

— Кто же такой твой господин?

— Маттиас Вагнер, тоже венгр из Эйзенштадтского комитата[36].

— Я много слышал о нем, хотя лично с ним знаком не был. Он прожил очень интересную жизнь. Он сопровождал герцога из Готы и побывал в Египте, Арабии и Абиссинии[37], позднее объездил весь Восточный Судан и умер примерно год назад, кажется, в Хартуме. Или я ошибаюсь?

— Нет, господин, ты верно говоришь о маршруте его путешествия. Я был вместе с ним в его последней поездки в Кордофан[38], где он торговал страусовыми перьями. По возвращении, его смерть разлучила нас, и на меня стали сваливаться одни несчастья за другими, так что в конце концов я оказался вынужден вести жизнь бедного джелаби.

— И на этом поприще тебе сопутствовала удача?

— Что ты называешь удачей? Я начинал шесть месяцев назад с пятью талерами Марии-Терезии в кармане, а мой теперешний капитал, пожалуй, будет раза в три больше. Великим визирем[39] мне вряд ли удастся стать.

— Ну, для этого Аллах не дал тебе достаточно ума, — не преминул вставить второй джелаби.

— Помолчи, Абу-дих[40], — осадил его венгр, — Аллах наградил меня всем необходимым для такого высокого поста. А ты никогда не сможешь стать даже хамалом[41] из-за твоего фальшивого родословного древа.

— Оно настоящее, а не фальшивое! Во мне течет кровь знаменитого пророка. Ты только послушай, как звучит мое имя! Сейчас я произнесу его для тебя.

— Ради Аллаха, не надо! Ты и так трубишь его, не переставая, так что любая птица в Судане уже может его просвистеть.

— Ничего удивительного, что каждая птица знает это знаменитое имя. Тебе тоже не вредно запомнить его и послушать о славных деяниях моих предков. Но как зовут тебя? Я что-то забыл.

— Ускар.

— А как, ты говорил, это звучит по-арабски?

— Калб[42].

— Да, ну и имя! Как может человек называться именем такого презренного животного, как собака? А как звали твоего отца?

— Тоже Ускар, или калб.

— А деда?

— Так же.

— А других твоих предков?

— И их тоже.

— Аллах, что за род! Калб бен Калб ибн Калб Хафиз Калб, пес на псе сидит и псом погоняет. Удивительно, как это ты сам не лаешь, а говоришь. Разве это может сравниться с моим именем, которое звучит Хаджи Али бен Хаджи Исхак аль-Фарези ибн Отайба Абу…

— Тихо, тихо, остановись! — замахав на него руками, закричал венгр, — я больше не могу его слышать! Мне кажется, что я вдыхаю его имя вместе с воздухом, и оно разрушает мои внутренности, как огромный длинный червь. Что стоит твое хваленое имя по сравнению с моим опытом и моими знаниями! Ты получил его даром от своих предков, а я заработал мои знания тяжким трудом. Знай же, что я понимаю даже язык мудрейших, латынь! Я научился ей у моего господина.

— Не хвались, — перебил его Хаджи, который успел уже не на шутку рассердиться. — Я могу перечислить по именам все страны и народы земли, все города и деревни мира!

— А, опять это твоя любимая география! И где же ты ее выучил?

— У моего дяди, который сначала жил в Стамбуле, а потом отправился в страну немцев, в Липсик[43], где он много лет торговал на углу улицы медом. Там он нажил себе состояние, вернулся на родину и обучил меня географии. Я выучился и завербовался в Египет в аскеры[44] и так мало-помалу добрался до Судана.

— Эй, ты, Отец Смеха, — язвительно сказала словак, — ты, кажется, что-то воображаешь о себе на том основании, что твой дядя продавал мед? Может, он и латынь в Лейпциге выучил?

— И не только латынь, а все науки, какие только могут быть. И я научился от него всему. Только Аллах знает столько тысяч стран и деревень, сколько их держится в моей голове. А ты вообще ничего не знаешь. Ты Отец Листьев и Отец Одиннадцати Волосинок. И ты, кажется, слышал мое имя. Так как же ты смеешь называть меня Отцом Смеха?!

Оба окончательно вышли из себя и перешли на личности. И хотя Абуль-арба-уюн чувствовал себя довольно неловко, видя, что сцена становится совсем неприличной, он все же не смог сдержать улыбку: слишком уж комично выглядели оба разбушевавшихся человека. Прозвища, которые они носили, были и в самом деле очень меткими. На чудовищно рябом лице Отца Одиннадцати Волосинок гордо выделялись насчитывавшие если не одиннадцать, то уж никак не больше тридцати волосков усы, которые он поминутно поглаживал и подкручивал, стараясь придать им истинно венгерский шик.

Что же касается Отца Смеха, то по своим физическим данным он ничуть не уступал своему другу и антагонисту: Хаджи Али страдал нервным тиком, который через равные промежутки времени, а в особенности при душевных волнениях искажал его лицо страшной гримасой. При этом, в каком бы расположении духа ни находился несчастный, его физиономия приобретала столь глумливое выражение, что даже самый деликатный человек или даже черный меланхолик расхохотался бы, взглянув на нее. Впрочем, такая реакция окружающих ничуть не смущала добродушного паренька, который, казалось, был счастлив видеть вокруг себя неизменно веселые лица.

— Если даже ты и держишь в голове названия всех народов и деревень Земли, то уж наверняка ты не знаешь ни одного латинского слова! — продолжал гнуть свое словак. — Зато вот этот господин, может быть, кое-что понимает по латыни.

— Да, немного, — с улыбкой кивнул Отец Четырех Глаз.

— Где же ты ее выучил?

— В Лейпциге, как и дядя Хаджи Али.

— Но, я надеюсь, не на углу улицы возле ящика с медом?

— Нет, у моих профессоров.

— У профессоров? Значит, ты учился?

— Конечно.

— Чему же?

— Медицине.

— Так ты доктор?

— Не только. Еще в течение трех лет я был учителем в немецком медресе.

Тут малыш подпрыгнул на месте и воскликнул:

— Так ты немец?!

— Да, и если ты понимаешь по-немецки, мы можем разговаривать на этом языке.

— Конечно, я его понимаю, и притом очень хорошо. Аллах! Ра-ис эт-тибб![45] А я еще называл тебя на «ты»! Где были мои глаза? Но не беда, это даже хорошо: впредь буду вежливее. Можно мне теперь говорить по-немецки?

— Естественно! — ответил ученый, которому было очень любопытно, как венгр, утверждавший, что в совершенстве владеет, кроме родного языка, словацким и даже латынью, и действительно свободно говоривший по-арабски, будет объясняться на немецком. — Расскажите мне, кем был твой отец.

Маленький словак с сияющим лицом ответил уже по-немецки:

— Отец моего музыка был. Делал «дилидельдум-дилидельдей».

— Ах, музыкант? На каком же инструменте он играл? — спросил доктор, с трудом сохраняя серьезное выражение лица.

— Имел дудеть кларнет: вивиива-вививива! — он поднес руки трубочкой ко рту и поразительно похоже стал подражать звуку кларнета.

— А вы тоже учились игре на этом инструменте?

— Я нет. Рот моего не подходил для этого.

— Понятно. Могу я еще узнать, как ваше настоящее имя?

— Иметь меня звать Ускар Иштван.

— В переводе на немецкий это, если я не ошибаюсь, звучит как Стефан Пудель. Здесь, в стране, где слово «пес» считается самым страшным ругательством — это весьма сомнительное имя. Я не советовал бы вам переводить его вашим спутникам.

— Ваш быть совершенно прав. Но как вы зовут, пан доктор?

— Мое имя Эмиль Шварц, и я приехал сюда, чтобы изучать фауну и флору этой страны и взять с собой отсюда как можно больше различных видов растений и животных.

— О, фауна и флора! Это было хорошо латынь! Я тоже понимать латынь. Латынь моего я иметь учить у пан Вагнер. Фауна зваться растения, а флора звать скот.

— Точнее, наоборот, — рассмеялся Шварц.

— Оборот тоже правильно, оба правильно! — ликовал венгр. — Я есть много быть в Судан. Я имел видеть вся флора и фауна. Если вы нуждаться слуга, я иметь охотно стать слугой вас очень.

— В самом деле?

— В деле, пан доктор. Я не хотеть больше торговать в Судан и не хотеть джелаби больше быть. Вы меня воспользовать очень хорошо мог. Я вам хотел помогать с латынью моего и этикетки клеить делать на препараты ваши.

— Над этим предложением, пожалуй, стоит подумать, и я…

Вдруг он осекся на полуслове, услышав вдали очень странный звук.

— Что это было? — спросил он джелаби, переходя на арабский. — Похоже на гром, но сейчас, в сухой сезон, здесь не бывает гроз.

— Нет, это не гром, — ответил словак на арабском языке, который он, к счастью, не искажал так ужасно, как немецкий.

— Но тогда что же?

— Это был аслан, царь зверей.

— Лев? Значит, они все-таки здесь водятся?

— Выходит, что так. По крайней мере, один из них идет сюда на свет нашего костра.

— Так рано? Я считал, что лев покидает свое логово не раньше полуночи.

— Если он голоден, то может выйти и раньше.

Их разговор был прерван шейхом, который подбежал к их костру и испуганно зашептал:

— Ради Аллаха, не говорите так громко, а то он услышит и придет! Тогда мы все пропали. Слышите?

Снова раздался тот же звук, похожий на грохот колес тяжелого автомобиля, который переезжает деревянный мост. Верблюды задрожали, а ослы испуганно сбились в кучу.

— Итак, это лев, — сказал Шварц, ни к кому не обращаясь. — Как давно мне хотелось услышать его голос.

— О, сейчас он рычит еще далеко не в полную силу, — сказал словак, — он голоден и недоволен, но это пока еще только легкое ворчание.

— Тебе уже приходилось слышать льва? — теперь чужестранец снова называл своего собеседника на «ты», следуя правилам арабской грамматики.

— Не только не раз слышал, но и видел.

— И он на тебя не нападал?

— Ни разу. Большинство этих животных трусливы, среди них мало настоящих, отважных и гордых зверей. Трусливые львы подкрадываются тайком и похищают свою жертву так тихо, что ее отсутствие нередко замечают только утром. Но смелый лев появляется из своего логова с громким рычанием. Он открыто заявляет всей округе, что голоден и собирается выйти на охоту. К месту, которое он выбрал для нападения, лев приближается очень медленно и при этом время от времени подает голос, чтобы враги могли точно высчитать время его появления. Даже серьезная опасность не помешает льву, который так себя ведет, напасть на добычу.

— Насколько я понимаю, сейчас мы имеем дело именно с таким зверем?

— Да. Когда он в следующий раз зарычит, мы сможем услышать, к нам или в другое место он направляется.

Тут в третий раз прозвучал голос хищника, нечто среднее между рычанием и воем. Все явственно услышали, что он подошел совсем близко. Хомры столпились вокруг второго костра, стуча зубами от страха.

— Он идет сюда, прямо к нам, — прошептал шейх срывающимся голосом.

— Стало быть, ты был не прав, когда утверждал, что около этого источника нет больше львов, — отвечал Шварц.

— Откуда я мог знать, что один все же найдется? Еще несколько дней назад никакого льва здесь не было. Мы не заметили его следов, потому что пришли, когда уже стемнело. Должно быть, Бир — его водопой, так как отсюда до самой реки нет другой воды.

— И ты думаешь, что он временно поселился прямо на открытой равнине?

— О, нет, господин. В трех четвертях часу пути отсюда есть пещера в скалах. Ее-то лев и присмотрел себе в качестве логова, потому что его голос раздавался именно из того района. Мне доводилось встречаться уже со многими львами, и я знаю их привычки. Этот приближается очень медленно, так как огонь отпугивает его, но через полчаса он будет уже около нашего лагеря.

— Он действительно собирается напасть на нас?

— Без сомнения, эфенди. Он громко объявил нам об этом своим рычанием и сдержит свое слово. Мы должны немедленно навьючить наших животных и покинуть это опасное место!

— Ты хочешь сказать, что мы должны бежать?

— Да, и как можно скорее!

— Четырнадцать мужчин? От этой крысы?

— Эфенди, это не крыса!

— Самая настоящая крыса, хотя и очень большая. Впрочем, кто хочет бежать — пожалуйста! Но верблюды останутся здесь, потому что я их нанял.

— Но он же может разорвать их!

— Я компенсирую тебе ущерб.

— Да, но он может убить и меня!

— Ну что ж, в таком случае, ты сегодня же попадешь к Аллаху в рай, так что можешь этому радоваться.

— Ну уж нет, с этим я не спешу!

— Можешь отправляться на все четыре стороны, но, отойдя от костра, которого лев боится, ты подвергнешь себя еще большей опасности. Ты даже не сможешь разглядеть зверя в кромешной темноте, и он нападет на тебя так быстро, что ты и оглянуться не успеешь.

— Аллах, Аллах! Значит, по-твоему, мы должны оставаться здесь и спокойно ждать, кого из нас он выберет для сегодняшнего ужина?

— Зачем ждать? Лучше я его убью.

— Ты? Один? Ведь никто не отважится тебе помочь.

— А разве я этого требую?

— Так ты собираешься выступить против него в одиночку? Скажи мне, эфенди, ты сумасшедший?

— Нет. Я убивал очень опасных зверей. Правда, непосредственно со львом я еще не общался, но надеюсь, что сегодня он не даст мне упустить такую возможность. Заодно я позабочусь о том, чтобы он не причинил вам вреда.

В это время лев снова подал голос. Теперь это был не гром и не рев, а короткий, совершенно непередаваемый ропот, при звуке которого всем присутствующим показалось, будто у них живьем сдирают кожу с черепа.

— Он все ближе! — запричитал шейх. — Он уже прошел половину пути и будет здесь уже через четверть часа. О, мои верблюды, мои прекрасные верблюды!

— Ты сам верблюд! Вместо того, чтобы ныть, лучше помоги нам сделать необходимые приготовления. Мы должны заставить его повернуть к тому месту, где я буду его поджидать. Мы находимся посередине между скалами и источником, следовательно, он может подойти к нам или справа, или слева. Сделайте костер побольше и разведите его поярче, тогда он не решится броситься сюда. Затем накрепко привяжите животных к кустам, чтобы они не убежали. После этого, если угодно, можете спрятаться за тюками с поклажей.

Все эти приказы он отдавал с хладнокровием унтер-офицера, инструктирующего на плацу своих солдат.

— А что будешь делать ты, господин? — спросил словак.

— Я пойду к месту второй стоянки, затушу там костер и буду поджидать зверя.

— И ты в самом деле собираешься пойти туда совсем один?

— Да. Я думаю, мне вряд ли понадобится помощь.

Арабы и джелаби поторопились подбросить в костер дров и привязать животных. После этого все они забились в узкую щель между поклажей и скалами. Около Шварца остались только венгр и Али, которые принялись помогать ему тушить другой костер. Не успели они с этим закончить, как лев снова дал о себе знать, как будто в последний раз призывал людей подумать, не лучше ли им отказаться от мыслей о сопротивлении. Да, на этот раз это было настоящее рычание «в полную силу»: сначала глухо рокочущее, как гул начинающегося землетрясения; затем нарастающее до мощного грудного рыка, который переходил в пронизывающий насквозь, поистине сатанинский гром, от которого, казалось, дрожала земля. Это действительно был властный и воинственный вызов даря зверей, и теперь Шварц понял, почему арабы так часто называют его Абурад — Отец Грома.

— Он уже не более, чем в тысяче шагов от нас, — послышался из укрытия голос шейха. — О, Аллах! Прочтем же священную Фатху, а затем громко прочитаем суру «раскалывания», восемьдесят четвертую в Коране! Через пять или шесть минут неминуемая смерть обрушится на нас.

Верблюды дрожали и скулили от страха. Они лежали на земле, тесно прижавшись друг к другу и вытянув вперед шеи. Ослы, наоборот, судорожно бились и пытались вырваться на волю.

Шварц взял свое большое ружье, венгр вооружился одним из тех доисторических, устрашающего вида ружей, которыми так дорожит всякий уважающий себя джелаби и о которых уже упоминалось выше, а Али схватил длинное, тяжелое, окованное железом копье, с которым никогда старался не расставаться.

— Теперь ступайте к остальным, — прошептал немец своим помощникам.

— Господин, тебе не справиться одному, — возразил ему словак.

— Обо мне не беспокойся! Уверяю тебя, что на равнинах Северной Америки мне удавалось счастливо избегнуть и куда более серьезных опасностей.

— Может быть, но сейчас будет встреча с самим львом, а ты пришелся мне очень по душе, и я не покину тебя.

— Да пойми же, ты только навредишь мне с твоей огненной палкой.

— О, нет, господин, тут ты ошибаешься. Это мой катил-аль-фил[46], и его пуля пройдет насквозь через все тело льва. Поступай как знаешь, но я все равно останусь с тобой!

Он сказал это таким решительным тоном, что Шварц понял: всякие уговоры бесполезны. Между тем время шло, и нельзя было терять ни секунды. Поэтому немец сдался, сказав:

— Ну хорошо, тогда держись позади меня и не начинай стрелять, пока я сам не выпущу две пули.

Он еще раз осмотрел свое ружье, отошел вперед примерно на десять шагов и вытянулся на земле, опершись на левый локоть таким образом, чтобы в любой момент оттолкнуться, вскочить и успеть отбежать в сторону. Словак улегся рядом с ним в такой же позе, и оба приготовились ждать, когда вдруг услышали за спиной тихий шорох. Обернувшись, они увидели Али, Отца Смеха, который стоял прямо за ними на одном колене, вцепившись обеими руками в копье, которое он держал весьма странным образом. Острие его было направлено вперед, а другой конец прочно уперся в землю, так что из своего лежачего положения он никак не мог бы ударить им зверя.

— Что ты здесь делаешь? — раздраженно спросил Шварц.

— Если вы не убьете его сразу, он прыгнет на вас, — отвечал тот, — тогда вы сразу бегите отсюда, а я остановлю его моим копьем, на которое он напорется.

Шварц хотел что-то ответить, но был заглушен новым ревом хищника. Теперь он звучал совсем рядом и еще ужаснее, чем раньше. Лев был в какой-то сотне шагов от них.

Итак, решающий миг наступил, и если до сих пор страх все же шевелился в глубине души каждого из этих трех отважных людей, то теперь от него не осталось и следа. Глаза и руки охотников стали еще вернее, и сердца их забились спокойнее, чем прежде.

— Ты не дрожишь? — спросил венгр.

— Нет, — отвечал Шварц.

— Я тоже нет. Теперь он может появляться!

Позади них был лагерь. Туда лев вряд ли мог ворваться, так как его отпугивало высокое жаркое пламя. По левую руку от них располагался пруд, а справа возвышались скалы. Между ними лежало свободное пространство примерно в пятьдесят шагов шириной, посреди которого и находились стрелки. Если бы их расчет на то, что зверь появится впереди, оправдался, ему невозможно было бы их обойти: он должен был бы или пробежать вплотную рядом с ними, или броситься на них.

Шварц снял свои защитные очки и пристально всматривался в местность перед собой. Вдруг, так неожиданно, что все испуганно вздрогнули, с другого берега пруда, прямо у его края, в двадцати шагах от охотников снова раздалось рычание.

— Теперь внимание, — прошептал словак.

Опасность удвоила остроту его зрения. Что же касается слуха, то он больше ничем не мог быть ему полезен, потому что в этом момент шейх громко начал читать выбранную им восемьдесят четвертую суру: «Во имя Аллаха милостивого, милосердного. Когда небо раскололось, и послушалось своего Господа, и обязалось, — и когда Земля растянулась и извергла то, что в ней, и опустела, и повиновалась своему Господу и обязалась… О, человек! Ты стремишься к своему Господу устремлением…»

Он продолжал молиться жалобным голосом, а Шварцу больше всего на свете хотелось его убить: вопли шейха полностью заглушали шаги зверя, и вследствие этого жизнь всех путешественников висела на волоске.

Единственное, что оставалось охотникам, — изо всех сил напрягать зрение, стараясь хоть что-нибудь различить в кромешной тьме. Однако присутствие зверя выдало совсем другое: внезапно в ноздри изнемогавшим от мучительного ожидания людям ударил присущий всем хищникам резкий запах, какой можно почувствовать в каждой мясной лавке. Тотчас и сам он появился из-за кустов — не крадучись, как тигр или пантера, а ступая гордо и прямо, медленными и уверенными шагами господина, который находится в своих владениях и, не унижаясь до того, чтобы хитрить со своим противником, вызывает его на открытый поединок.

Его широко раскрытые сверкающие глаза шарили по краю густого кустарника в поисках желанной добычи. Наконец, его взгляд упал на три неподвижные фигуры. Он вздрогнул и рывком бросился на землю, чтобы защитить от выстрелов легко уязвимую грудь. Затем он внимательно оглядел каждого из лежавших перед ним людей.

Под этим взглядом Шварцу показалось, что кто-то водит ледяной сосулькой по его позвоночнику, но он тотчас же отогнал от себя это чувство. В свое время он читал воспоминания нескольких знаменитых охотников на львов и представлял, как следует вести себя в ситуациях, подобных нынешней.

Известно, что если лев не прыгает на своего врага сразу, как заметит его, то он обычно ложится на землю, поджав под себя задние лапы и вытянув передние. Он почти закрывает глаза и следит за противником сквозь узкую щель между веками. Приняв какое-нибудь решение, он немного приподнимает заднюю половину туловища, чтобы за счет этого увеличить мускульную силу бедер. При этом его глаза медленно открываются, и в тот момент, когда веки распахиваются окончательно и показываются движущиеся, как огненные колеса, зрачки, он делает роковой прыжок.

Стрелок должен целить в один из открытых глаз и успеть выстрелить ровно за секунду до прыжка. Лев с пробитым через глаз черепом по инерции все же взлетает в воздух, и в этот момент второй выстрел стрелка поражает его в сердце. Сразу же охотник должен быстро отскочить далеко в сторону, чтобы не быть схваченным и покалеченным лапами умирающего зверя.

Действуя полностью наперекор этой теории, лев, находившийся перед Шварцем и его товарищами, держал глаза открытыми и таким долгим взглядом всматривался в охотников, как будто никак не мог уразуметь, что за странные существа перед ним.

Шварц решил этим воспользоваться, он направил дуло своего ружья в голову хищника, собираясь выстрелить ему в глаз. Но тут зверь зажмурился и свирепо зарычал, как будто желая показать, что видит противника насквозь.

Прошло долгое время, прежде чем он вновь открыл веки, но только чуть-чуть. Сквозь них сверкал огонь, напоминавший светло-зеленый бумажный фонарь на рождественской елке.

Теперь лев был довольно отчетливо виден при свете звезд. Он лежал на земле, склонив голову на передние лапы и вытянув хвост. Шварц понимал, что он должен подождать стрелять до тех пор, пока хищник не раскроет глаза еще шире и не поднимет брюхо, чтобы приготовиться к прыжку. Но этого мнения не разделял Отец Одиннадцати Волосинок, который возбужденно зашептал ему в ухо:

— Пора. Стреляй же!

— Нет, надо еще немного подождать.

— Тогда стреляю я, иначе будет поздно!

— Ради Бога. Ничего не делай, потому что…

Но договорить он не успел, так как словак уже направил дуло своего «слоноубийцы» в голову льва. Надо заметить, что его адская машина была, мягко говоря, не очень исправна. Должно быть, и сам владелец не смог бы сразу вспомнить, когда ему в последний раз довелось ею пользоваться и делать чистку. Поэтому затвор ружья поддавался очень туго, и Отец Листьев изо всех сил надавил на курок, не обращая никакого внимания на то, что дуло при этом съехало в сторону. Когда раздался выстрел, малыш получил такой удар прикладом по голове, что выронил ружье и закричал на своем родном языке: «Какая наглость! Иди к черту!»

Держась одной рукой за ушибленное место, он другой схватил с земли ружье и отбросил его далеко от себя. Боль была столь сильной, что бедняга думал только о вероломном поведении своего боевого друга и напрочь забыл про льва.

Что касается последнего, то он тем временем вскочил, широко раскрыл глаза и с пронзительным ревом бросился вперед. К счастью, Шварц не потерял присутствия духа. Он выстрелил льву в левый глаз и одновременно закричал венгру: «В сторону! Быстро, быстро!»

Отец Листьев последовал этому приказу и мгновенно бросился к скалам. Попала ли пуля в глаз, Шварц видеть не мог, так как, когда прозвучал выстрел, лев был уже в воздухе. Немец хладнокровно прицелился в область сердца. Снова выстрелил и с такой силой метнулся влево, что застрял в оказавшемся у него на пути большом кусте.

Чудовищная, невероятная сила прыжка отнесла льва с того места, где он лежал, прямо туда, где только что находились оба стрелка. Если бы они замешкались хотя бы на секунду, все для них было бы кончено. Теперь в этом месте остался только Абу Дих, маленький и неустрашимый Отец Смеха. Ему и в голову не пришло принять последнее распоряжение немца на свой счет и отправиться в безопасное место. Как только передние лапы зверя коснулись земли в двух шагах от него, он тут же вскочил, перехватил поудобнее копье, направил его острие в тело льва и в тот момент, когда оно воткнулось, отпустил его и проворно откатился налево, туда, где лежал Шварц. Впрочем, Шварц уже снова вскочил и выхватил висевший у него на ремне длинный нож, готовый, если понадобится, продолжить схватку с хищником один на один.

К счастью, последнее намерение оказалось излишним. Послышался громкий треск ломавшегося копья, лев упал на землю, потом снова поднялся. Сильный трепет прошел по его могучему телу, он пошатнулся, повернулся налево, где стояли Шварц и Абу Дих, хотел прыгнуть еще раз, но не смог двинуться с мета. Издав короткое, звучное и быстро замершее рычание, он рухнул на бок, затем перевернулся на спину, прижал к телу дрожащие лапы, вытянул их снова — и больше не шевелился.

Все это произошло в считанные секунды, но участникам событий казалось, что прошло не меньше часа, как всегда и бывает в минуты опасности, когда человек успевает принять десять решений за время, которое в обычной ситуации он посвятит обдумыванию одной-единственной проблемы.

Только трое смельчаков хотели подойти к льву и убедиться в том, что он мертв, как вдали снова послышался рев, еще более громкий, чем прежний. Словак и Абу Дих вскочили и прислушались. Этот рев не раздавался через равные промежутки времени, как голос первого льва, а звучал непрерывно; он был не таким мощным, в нем не слышались раскаты грома, но прорывавшаяся в нем ярость заставляла от страха замирать сердце. Это был злобный стон жаждущего крови зверя. По усиливающемуся реву было слышно, что второй лев приближается огромными скачками. Тут снова послышался голос шейха, который со своего места возле скалы не видел, чем кончилось нападение льва.

— Аллах-иль-Аллах, — причитал он. — Ассад-бей, пожиратель стад, убил всех троих и теперь собирается растерзать их трупы. Но он был не один, с ним оказалась рядом его жена, которая услышала выстрелы и сейчас спешит ему на помощь. Вдвоем они разорвут нас в клочья. Мы погибли, так спасем же по крайней мере наши души, для этого нам следует немедленно прочитать суру «Йа син», а затем еще суру «Верующие», двадцать третью в Коране.

— Да замолчи же ты наконец! — крикнул ему Шварц. — Мы целы и невредимы, и мы убили льва. А ты своими криками привлекаешь к себе внимание его султанши, так что тебя она, пожалуй, съест первого.

— Слава Богу! — воскликнул этот трус. — Я умолкаю. Но убейте ее, султаншу, пристрелите и ее, и пусть она вместе со своим любимым мужем отправляется в самую глубокую бездну ада.

За время этого разговора Шварц успел перезарядить свое ружье и был готов продолжать схватку.

— Там действительно львица, — сказал словак. — Я тоже должен зарядить ружье. Только где же у меня… — Он стал шарить по карманам в поисках патронов.

— Бессмысленно, — возразил немец. — Она будет здесь раньше, чем ты успеешь вставить в ружье патрон. Абу Дих сломал свое копье и теперь тоже безоружен, так что отправляйтесь отсюда оба! Быстро!

— Но моя пуля весит целые четверть фунта, а твоя…

— Исчезни! — закричал на него Шварц. — Иначе ты пропал!

Он снова улегся на землю в прежней позе и стал вглядываться вперед, не замечая, что его приказу последовал только Отец Смеха. Доблестный Стефан Пудель все же остался. Он спрятался за кустом в нескольких шагах от немца и, отыскав, наконец, свои патроны, начал перезаряжать ружье.

Разъяренная львица была уже совсем рядом. Она шла по следам своего мужа и, как и он, сначала повернула туда, где горел костер, и лишь потом перешла на другой берег пруда. За счет этого ее маневра словак выиграл время и все же успел привести свой агрегат в боевую готовность. Лапы львицы касались земли совершенно бесшумно, но по вибрации ее голоса был слышен каждый скачок, все больше сокращавший расстояние между врагами. Но вот, наконец, она подошла к кустарнику и за ветками показалась ее голова. Ослепленная яростью, она едва не проскочила мимо Шварца, но тот быстро выпрямился, чтобы привлечь ее внимание. Она увидела его и по инерции все же прыгнула, но не вперед, а в сторону, к скалам, и затем присела там, готовясь к следующему прыжку.

Шварц нагнулся снова и молниеносно направил на нее дуло своего ружья. Целиться было очень трудно, так как очертания львицы были почти неразличимы в тени скалы. Кроме того, на это совсем не было времени, так как возбужденный зверь вряд ли стал бы долго готовиться к прыжку, постепенно открывая глаза. Так и произошло. Не успела львица припасть к камням, как ее глаза засверкали зелено-желтыми огнями. Это был единственный момент, когда можно было стрелять, и Шварц выстрелил почти наугад, а секундой позже львица уже летела на него с яростным ревом. Прогремел второй выстрел немца, а затем, бросив ружье и тесно прижав к туловищу руки и ноги, он дважды перекувырнулся вперед, оказавшись в результате в пяти локтях от места, где только что лежал. Там он снова вскочил, выхватил нож и кинулся на землю.

Если бы он не так хорошо сгруппировался, львица непременно схватила бы его, но теперь он целый и невредимый стоял за ее спиной. Она знала это, и Шварц ждал, что она повернется к нему для последней схватки, но этого почему-то не произошло. Взгляд самки упал на лежащего перед ней льва, короткий прыжок — и она уже стояла над ним. Она тронула его мордой один раз, два, три раза, потом подняла голову и издала долгий, пронзительный, раздирающий душу вой, который неожиданно был прерван громким выстрелом. Это Отец Одиннадцати Волосинок, воспользовавшись моментом, проворно выскочил из кустов и, приставив дуло своего «слоноубийцы» почти вплотную к голове животного, всадил ему в мозг обещанные четверть фунта свинца.

Львица отлетела в сторону, как от сильного толчка, потом снова вскочила и повернула голову к новому врагу. Тот быстро перевернул свое тяжелое ружье, схватил его за дуло и стал лупить окованным железом прикладом по черепу зверя, крича при этом:

— Будь ты проклята, разрази тебя гром, ты, дьяволица! Ну что, как ты себя чувствуешь, ты, собака, ты, сука, ты, сучья мать?

Он вел себя так, будто перед ним была не львица, а какая-нибудь гиена, и его отвага могла выйти ему боком, но выпущенная им пуля сделала свое дело. У смертельно раненного зверя уже не было сил сопротивляться, и он медленно рухнул на землю под ударами словака.

— Вот она лежит! — вскричал тот, торжествуя. — Здесь, у моих ног, лежит львица. Я убил ее, как крысу, и у нее не хватило смелости показать мне свои зубы и когти. Подойдите же и посмотрите на нее!

Он наклонился и хотел дотронуться до животного, но Шварц удержал его и сказал:

— Осторожнее! Эти звери не прощаются с жизнью так просто. Мы должны быть уверены, что они мертвы.

Он зарядил свое ружье и дал льву и львице еще по пуле в лоб. Последняя слегка вздрогнула, значит, она действительно была еще жива.

Оба говорили достаточно громко, так что их могли услышать остальные. Поэтому к ним медленно приблизился Абу Дих и нерешительно спросил:

— Вы победили? Я могу подойти?

— Да, — ответил словак, — мы победили. Можешь подойти и оценить наш подвиг, потому что Пожиратель Стад отправился отсюда в страну смерти, и его подруга вместе с ним. Вот их тела, продырявленные пулями и избитые прикладами моего славного ружья, которому никто не может противостоять.

Абу Дих подошел и подергал льва и львицу за лапы, чтобы убедиться в том, что они в самом деле мертвы.

— Видишь, лежат и не шелохнутся, — гордо сказал маленький Стефан, поглаживая свои «пышные» усы. — После того, как мы с помощью наших пуль пообщались с этими львами, ты можешь играть с ними, как с крысятами.

— Хаджи Али тоже принимал участие в «беседе», — напомнил ему Шварц. — Он ведь лежал рядом с нами и бесстрашно встретил льва своим копьем. Мы скоро узнаем, кто из нас троих убил львов, и тому, кто уложил зверя, будет принадлежать его шкура. А пока притащите с той стороны огня, чтобы нам снова развести костер.

Арабы и джелаби слышали каждое слово, но все еще не решались приблизиться. Только когда оба человечка пришли к ним за огнем, они отважились выползти из-за тюков с поклажей, и шейх спросил:

— Вы живы? Значит, вас не проглотил «Господин с толстой головой» и его жена?

— И ты еще спрашиваешь? — отвечал Стефан. — Я не позволю себя проглотить ни льву, ни львице. Запомни это! И даже если сам шайтан пожалует, чтобы сожрать меня, неизвестно еще, кто исчезнет в чьем желудке: я в его или он в моем. Пойдите лучше и посмотрите на результаты схватки, в которой мы победили, причем заметьте себе, что Пожирателю Стад и его супруге не удалось повредить на нас ни одного волоска!

Арабы последовали его приглашению, но не особенно поспешно. Приблизившись настолько, чтобы видеть лежавших на земле убитых зверей, они остановились. И лишь когда разгорелся огонь и при его свете стало видно, как трое удачливых охотников безнаказанно орудуют над поверженными львами, хомры подошли совсем близко.

Теперь, наконец, когда они полностью убедились, что им не угрожает ни малейшая опасность, их страх прошел. Они обступили львов, и шейх возвел руки, требуя всеобщего молчания.

— Аллах-иль-Аллах ва Мухаммад расул Аллах[47], — сказал он патетическим тоном. — Он создал небо и землю, растения и животных и, наконец, человека. И когда все было готово, он создал еще мусульманина, и сделал его господином над всеми своими творениями. Ему подчинены даже самые могучие звери, и если они не хотят повиноваться ему, он убивает их своей сильной рукой. Этот убийца лошадей, верблюдов, быков и овец, что лежит сейчас перед нами, был голоден. Но вместо того, чтобы удовлетвориться мясом нечистой халлуф[48] или вави[49], он имел дерзость посягнуть на нас, любимцев Пророка, правящего раем. Он взял с собой жену — не законную свою жену: ведь когда он ее брал, кади не благословил их брак. Они жаждали нашей крови, предвкушали сладкий вкус нашего мяса и наших костей. Они хотели сожрать нас без уксуса и масла, без соуса и пряностей, так же, как рахам проглатывает пойманную гиену. Но Аллах не покинул нас. Мы прочли священную Фатху и суру «Йа син», слова которой защищают верующих во время опасности. И тогда на нас снизошли отвага и мужество, и силы наши утроились. Мы схватились за оружие и отправили пожирающего людей дьявола и его дьяволицу в преисподнюю, где они теперь жарятся на вечном огне, и мука их никогда не прекратится. Мы же теперь торжествуем, и дети наших детей с их внуками и правнуками вечно будут нас славить. По всем городам и деревням прокатится слух о нас, и музыканты ударят в литавры и заиграют на всех струнах. Ну, а теперь мы должны насладиться нашей победой и снять с убитых шкуру. Но прежде покажем им, как сильно мы их презираем, этих грязных червей, мы, герои, никогда не ведавшие страха!

С этими словами шейх плюнул сначала на льва, а затем на львицу. Едва он подал этот знак, как хомры и джелаби, словно безумные, кинулись на животных стали их бить и топтать ногами, осыпая всевозможными ругательствами.

Все это продолжалось около четверти часа, после чего шейх достал свой нож и сказал:

— Теперь, когда наши враги мертвы, давайте заберем у них одежду и украсим ею себя. Победителю принадлежит шкура побежденного. Когда мы возвратимся к палаткам хомров, мужчины будут нам завидовать, а женщины встретят нас хвалебными песнями.

По его примеру другие арабы тоже достали свои ножи.

— Стойте! — приказал Шварц. — Мы, конечно, не бросим львиные шкуры. Но кто, по вашему мнению, их получит?

— Победители, — ответил шейх.

— А кого ты считаешь победителями?

— Нас всех.

— Ах, вот как! Значит, мы должны разрезать шкуры на четырнадцать частей?

— Нет, иначе они потеряют всякую ценность. Но ты ведь знаешь, что я шейх.

— Знаю, но какое отношение это обстоятельство имеет к львиной шкуре?

— Шкура должна достаться шейху.

— Таков ваш обычай?

— Да.

— Но ты ведь только что сказал, что шкура побежденного зверя принадлежит победителю?

— Да. Но когда победителей много, ее получает самый знатный, то есть я. Поэтому разрезать шкуры на всех нам совсем незачем.

— Понятно. Итак, ты — победитель?

— Конечно. Разве я не присутствовал при смертельном бое?

— И к тому же ты — самый знатный из победителей?

— Да, потому что я — шейх.

— Вот в этом ты жестоко заблуждаешься. Знаешь ли ты, кто я?

— Да. Ты эфенди.

Он сказало это довольно пренебрежительным тоном.

— Да будет тебе известно, эфенди бывают очень разные, — пояснил Шварц. — Ниже меня стоят сотни эфенди, и каждый из них знает и значит больше, чем знаешь и значишь ты. Так что самый знатный из победителей — не ты, а я. И кроме того, у тебя нет ни малейшего права называть себя победителем. О твоем мужестве и твоих деяниях никогда не будут ни петь, ни слагать легенды. Ты оскорблял этих зверей, но разве может твоя хваленая смелость сравниться с их! Когда ты услышал их голоса, ты хотел бежать.

— Это была шутка. Я ведь остался.

— Да, после того, как услышал, что бегство может оказаться еще опаснее и что я собираюсь сразиться со львом. А потом «Господин с толстой головой» пришел, и ты со своими «храбрецами» уполз в укрытие и даже к мертвым львам осмелился приблизиться только после того, как снова разгорелся костер и вы убедились, что опасность миновала.

— Эфенди, ты хочешь меня оскорбить?

— Нет. Я только хочу предостеречь тебя от заносчивости и посягательств на чужую собственность. Эти львы принадлежат только тем троим, которые с ними сражались, а именно мне, Хаджи Али и ибн аль-Джидни. Никто другой трофеев не получит.

— Этого мы не можем допустить. Даже если ты и эфенди над всеми эфенди, ты все же только гяур и не имеешь здесь никаких прав. Мы мусульмане, и мы возьмем шкуры. И лучше тебе не сопротивляться, а не то…

Он остановился.

— Ну, и что же будет тогда?

— Тогда мы тебя заставим! — отвечал шейх, сделав угрожающее движение рукой, в которой он все еще держал нож.

Тогда Шварц подошел к нему, положил руку ему на плечо и сказал:

— Вы спрятались от львов, а мы их победили. Неужели ты думаешь, что мы испугаемся вас, струсивших перед теми, кого мы убили? Если вы сейчас же не уберете ножи, я вас всех перестреляю!

Он выхватил револьвер, и в тот же миг все ножи исчезли.

— И еще кое-что я хочу тебе сказать, — продолжал немец. — Ты считаешь истинной свою религию, а я свою. Каждый имеет право так поступать, в этом даже его долг, и меньше всего я склонен поносить твою веру. Того же я могу и должен требовать от тебя. И если ты еще раз назовешь меня гяуром, я отвечу на это оскорбление тем, что вытяну тебя моим верблюжьим хлыстом по лицу, и ты будешь в течение всей твоей жизни носить рубец в знак позора. Запомни, я привык держать мое слово!

Ударить бедуина или хотя бы пригрозить его побить — значит нанести ему самое страшное оскорбление, какое только можно вообразить. Шейх отступил назад, среди его людей пронесся ропот.

— Эфенди, — воскликнул он, — ты понимаешь, что говоришь?

— Прекрасно понимаю и сделаю, как говорю. Ты назвал меня гяуром, а я пригрозил тебе за это хлыстом — итак, мы квиты. А теперь позаботься о том, чтобы мне не пришлось приводить мою угрозу в исполнение, и не пытайся снова трогать этих львов, к которым ты не имеешь никакого отношения. Мы перенесем их к нашему костру, а вы оставайтесь здесь, возле своего, как это и было до того, как страх отогнал вас прочь.

Эти слова в сочетании со всем внушительным обликом немца произвели на арабов впечатление. Никто из них больше не пытался сказать ни слова. Они отступили назад, пока не освободилось место у костра, потом уселись вокруг огня. О чем они там тихо говорили, на другой стороне пруда, слышно не было, но взгляды, которые хомры изредка бросали в сторону своих обидчиков, не предвещали ничего хорошего.

С помощью джелаби, которые примкнули к Шварцу, обоих львов удалось перетащить ко второму костру. Там охотники сняли со зверей шкуры и внимательно осмотрели их раны.

Первая пуля немца прошла через глаз льва и застряла у него в мозгу, вторая пронзила ему сердце. Обе эти раны были смертельными. Кроме того, копье Абу Диха так глубоко вошло в тело животного, что его острие торчало у него из позвоночника. Эта рана также должна быть неминуемо повлечь за собой смерть хищника. И хотя Шварц имел преимущественное право на трофей, так как его пули поразили жертву раньше, все же бравый Отец Смеха, несомненно, тоже заслуживал вознаграждения.

Что же касается львицы, то первая пуля попала ей в челюсть, прошла через язык и вышла через затылочную кость над первым шейным позвонком. Вторая пуля пробила легкое. После каждого из этих выстрелов зверь не прожил бы больше пяти минут. Четвертьфунтовая пуля Отца Одиннадцати Волосинок прошла сквозь мозг и всего лишь сократила пять минут до одной. Таким образом, и эта шкура, скорее всего, принадлежала немцу.

Хаджи Али и Стефан Пудель признали это, хотя и с видимым сожалением: они тоже охотно приняли бы участие в дележе добычи. Тогда Шварц сказал:

— Каждому из зверей досталось по три пули — две моих и одна ваша. Следовательно, мне принадлежит две трети каждой шкуры, но я хочу уменьшить свои притязания и взять только шкуру льва. Вторую шкуру вы разделите пополам. В этом случае каждый из вас получит большую часть, чем та, на которую он мог претендовать, и кроме того будет удобно делить: вы просто разрежете шкуру вдоль или поперек на две части. Вы согласны?

— Конечно, — мгновенно отреагировал словак, — голову возьму я, а Хаджи Али останется хвост.

— Ну уж нет, — возмутился его друг, — почему это ты забираешь голову?

— Потому что я стрелял в голову.

— Аллах! А я что, колол его под хвост? Мы разрежем шкуру вдоль, чтобы обе части были одинаковыми.

Это предложение не понравилось Стефану. Оба торговца ссорились до тех пор, пока Шварц не вмешался и не спросил:

— А что вы собираетесь делать с вашими шкурами?

— Как что? Я буду носить свою, как накидку, — объявил Отец Смеха.

— И я мою, — сказал Отец Листьев.

— Тогда вы не можете делить ее вдоль, иначе половинки будет неудобно носить. Режьте поперек, и пусть жребий решит, кто получит переднюю, а кто заднюю половину шкуры львицы.

Так и сделали. Удача сопутствовала словаку, и он получил желанную голову.

— Вот и хорошо, — обрадовался он, — я получил что хотел. А ты теперь больше не Отец Смеха, отныне мы будем называть тебя Абуль-занаб — Отец Хвоста.

Должно быть, Хаджи Али хотел скорчить в ответ на эти слова яростную гримасу, но всем присутствующим показалось, что он вот-вот расхохочется как сумасшедший. Он не спеша разложил перед собой свою часть добычи и достал нож, чтобы вырезать мясо, а затем натереть внутреннюю сторону шкуры пеплом. Только после этого он ответил:

— А тебя мы можем называть Абуль-буз, Отец Морды, потому что ты получил морду, хотя твоя собственная и так уже настолько широка, что ты не можешь закрыть свою пасть и всегда держишь ее распахнутой, чтобы оскорблять других. Если бы у тебя в голове было столько названий народов, стран и деревень, сколько у меня, ты был бы более воспитан и мог бы называться Абуллатиф, Отец Вежливости, но пока это тебе не грозит.

— Ты прекрасно знаешь, что мне не нужны ни твои народы, ни твои деревни, потому что у меня и так светлая голова, — заявил венгр.

— Может быть, ты скажешь, что в моей есть что-то темное?

— Да, потому что в твоих странах и деревнях нет уличных фонарей. Мои же знания, напротив, излучают небесный свет. Уже одна моя латынь могла бы сделать из тебя образованного человека, не говоря уже о других науках, которыми просветил меня Аллах. Но такого сияния тебе не достичь за всю твою жизнь!

— Я знаю названия деревень мира, но ни одной, которая называется латынь.

— О, Аллах! Латынь — деревня! Ты что, не знаешь, что это язык, на котором с той стороны моря…

— Вы действительно так хорошо знаете латынь? — по-немецки спросил Шварц, чтобы остановить разгоравшуюся ссору.

— Очень хорошо! — с готовностью ответил словак на том же языке. — Я учить ее от господина Вагнера. И вы это уже слышать от мне. Я ведь говорить фауна и флора.

— Да, только все перепутали!

— Это есть происходить из одной маленькой недосмотры. Я иметь понимать даже всю зоологию и ботанику.

— Ну, и что же такое зоология?

— Зоология есть все, что было в гербарии.

— А ботаника?

— Ботаника было о созданиях человеческих и звериных, до гусениц, насекомых.

— Снова все наоборот! Зоология — наука о животных, а ботаника — о растениях.

— И снова от одной маленькой путаницы из моей образованности. Каждый знал, что латынь венгерского самая замечательная в мире. Я знал Горация[50] и Вергилия[51].

— Что, например?

— Кайзер Мар Австралийский на Стене Мартина пера Вергилия.

— Простите, но мне кажется, что это стихотворение написал не Вергилий, а Анастасий Грюн[52].

— Значит, я снова перепутать из образованности моей. Я учить астрономию и математику.

— Что? И астрономию? И что же такое астрономия?

— Это таблица умножения и четырехугольный квадрат.

— Так-так. А что же понимают под математикой?

— Молочный Путь на небе и кометы бегают вокруг Луны.

— Да нет же! Математика занимается в том числе и квадратом, а астрономия — Млечным Путем.

— Так я всего только перепутать небесное молоко с таблица умножения.

— Вы, кажется, постоянно что-то путаете и меняете местами?

— Это ничего. Профессор, рассеянный, тоже взял лапшу вместо зонтика. Моя память не может поместить больше, чем его внимательность. Знания, которые я располагаю, так обильны и огромны, что однажды мог подкрасться случайная ошибка.

— Ваши знания тем более удивительны, что вы, как я полагаю, никогда не посещали школу?

— Нет. В школе не было меня. Я овца и свинья пасти, отцовских, и я не иметь времени ходить в школу. Но я иметь в подарок доску, шиферную, и карандаш, шиферный, и иногда придет сын, соседский, мне показать читать и писать. Потом с милой родины уехать я и посещать частные библиотеки платные везде, куда прихожу. Еще знакомства умных искал я, чтобы снова и снова получаю знания у всех, кто мог одолжить образования и все учености. Я учить даже мифологию и фармалогию.

— Вы, должно быть, хотели сказать «фармакологию». И чем же занимается эта наука?

— Фармакология — это наука об Юпитер[53] и Прозерпина[54], Олимп и громовержец.

— А мифология?

— Мифология — это сознание, ученое, о мази и пластыре, серебре, серная кислоте и ревматизме, еще о пилюлях швейцарских.

— Здесь вы снова ошиблись. Мифология рассказывает нам об Олимпе и его обитателях, а фармакология занимается лекарственными средствами.

— Так я только перепутался Юпитера с Духом нашатырным[55], это не принести ему много вреда.

— На этот счет вы действительно можете быть спокойны: старика Зевса уже давно нет в живых. Но не пора ли вам заняться львиной шкурой по примеру Отца Смеха, который уже почти закончил разделывать свою половину? Это необходимо, если вы не хотите, чтобы она испортилась.

— Да, я соскребу с нее мясо и натру изнутри пеплом. Вашу шкуру, кстати, тоже уже обрабатывают.

Последние слова Стефан произнес по-арабски и показал при этом на джелаби, которые из благодарности к спасшему их от неминуемой гибели Шварцу возились с принадлежавшей ему шкурой, производя над ней все необходимые операции.

Глава 4

ГУМ

Еще долгое время после того, как опасность миновала, джелаби не могли успокоиться: все вспоминали пережитый ужас, превозносили мужество троих героев и рассказывали удивительные истории с участием «Господина с толстой головой». Надо сказать, что ни одно другое животное не пользуется среди местных жителей такой популярностью, как лев, являющийся одним из самых любимых героев легенд и сказаний.

— Не верьте вы всей этой чепухе! — немного послушав, сказал венгр. — Лев — такой же зверь, как любой другой. Когда дон голоден, он ест, если его мучит жажда, он пьет, а насытившись полностью, он засыпает. В нем вовсе не живет душа умершего человека. И хотя у него действительно очень тонкий слух и вообще все чувства, но то, что говорят о нем на расстоянии в целый час езды, он, конечно же, слышать не может. Да если бы даже и мог, он все равно бы ничего не понял. Вы меня послушайте, уж я-то получше вас разбираюсь во всем этом: ведь я умею даже разговаривать по-латыни!

Но джелаби не дали сбить себя с толку и продолжали рассказывать душераздирающие истории, в которых лев, естественно, играл главную роль. В этих преданиях и легендах ярко проявлялся народный характер, они были действительно прекрасны, и еще большую прелесть придавало им то, что сами рассказчики свято верили во все, о чем они говорили. На Шварца произвело большое впечатление все то, что он слышал, но тем не менее он не забывал время от времени бросать взгляд на хомров, которые все еще продолжали с большим жаром обсуждать что-то между собой. В такие минуты лицо его становилось серьезным и озабоченным.

Успев за время своего пребывания в Судане довольно хорошо изучить нравы и обычаи этой страны, Шварц знал, что каждый бедуин — разбойник в душе и без долгих колебаний готов пойти ради наживы на преступление. Его же настоящее положение было тем более ненадежным и опасным, что своим открытым выступлением против шейха он навлек на себя ненависть его людей. И кроме того, мысли его все время возвращались к тому коршуну, который летел за их караваном. Сам шейх вынужден был признать, что появление этой птицы — верный знак присутствия людей. Что же это были за люди? И где они теперь? Они давно уже должны были достичь источника, но почему-то не подошли к нему, а остановились где-то в стороне. Может быть, они не знали о существовании Бир-Аслана? Это было очень маловероятно — слишком уж знаменито было это место, да и другого источника не было рядом. Но даже если бы и можно было допустить такую возможность, верблюды сами привели бы путешественников сюда. Эти животные чувствуют воду на расстоянии в несколько часов пути, и тогда их невозможно остановить: они переходят на галоп и, сметая все встречающиеся на дороге препятствия, скачут к источнику. Следовательно, всадники, составлявшие этот второй караван, силой удерживали своих верблюдов, а это говорило о том, что они пришли сюда не с добрыми намерениями. Итак, заключение, что по пятам наших путешественников следовал гум, напрашивалось само собой.

Различаются несколько видов караванов. Паломнический караван, состоящий из людей, которые идут молиться в Мекку, Медину или Иерусалим, называется хадж. Торговый караван носит имя кафила, в некоторых областях также джелаба, отсюда джелаби — торговец[56]. Караван же, участники которого выходят на разбой, называется гум. Разбойничьи караваны — не редкость в этих краях, и зачастую бывает так, что кафила или даже хадж превращаются в гум, чтобы по окончании разбоя снова стать мирным торговым или паломническим «поездом».

Особый вид гума представляет собой гасуа, который специализируется на поимке людей для продажи их в рабство. Такие караваны ходят не по пустыне, а по граничащим с ней на юге областям, население которых преимущественно составляют негры. Если эти разбойничьи караваны промышляют на воде, их называют бахара, дословно — «путешествующие по реке». Последние встречаются в основном в верховьях Нила, два главных рукава которого разветвляются на такое множество маленьких притоков[57], что в сезон дождей и сразу после него по окрестностям Нила можно передвигаться только на кораблях.

Итак, Шварц пришел к выводу, что преследовавшие их люди были разбойниками и что хомры, скорее всего, состояли в сговоре с ними. Теперь оставалось приготовиться к любым неожиданностям и предупредить джелаби о новой опасности, которой подвергались также и они. Дождавшись паузы в беседе, немец спросил у Отца Одиннадцати Волосинок:

— Вы пришли через страну Баггара. Ее жители были миролюбиво настроены по отношению к вам?

— Конечно, — ответил словак. — Нет такого племени, которое враждебно встречало бы джелаби. В нас повсюду нуждаются, так как только мы можем доставить людям то, что им необходимо. Мы всюду желанные гости, и везде нас принимают как лучших друзей.

— И все же я слышал, что иногда и на джелаби нападают грабители.

— Эти нападения происходят очень редко и только со стороны тех племен, с которыми мы не поддерживаем торговых отношений. Но все же из осторожности мы стараемся всегда точно узнать, нет ли где-нибудь поблизости гума.

— Вот как? Тогда скажи мне, по твоим сведениям, сейчас вокруг все спокойно?

— Да. Баггара в последнее время не снаряжала никаких караванов, а с шиллуками, на чьей территории мы сейчас находимся, мы живем в дружбе.

— А к хомрам вы тоже ходите с товаром?

— Нет. Их деревни расположены слишком далеко от нас.

— Значит, в определенных обстоятельствах вы не можете чувствовать себя с ними в полной безопасности?

— Обычно мы стараемся не попадаться им на пути, но сегодня, хотя они и не особенно приветливы с нами, у нас нет оснований их опасаться.

— Ты думаешь?

— Конечно. Мы ведь находимся под твоей защитой?

— Разумеется. Но в данном случае мое покровительство может скорее навредить вам, чем оказаться полезным.

— Но раз они сопровождают тебя, значит, они твои друзья, а следовательно, и наши. Араб всегда друг друзей своего друга.

— Но разве ты не заметил, что они вовсе не дружелюбно расположены ко мне?

— Это не имеет значения. Они дали слово доставить тебя невредимым в Фашоду и должны сдержать его.

— Да, они обещали мне перевезти на своих верблюдах меня и мои вещи в Фашоду, если я им за это заплачу. И все же я им не доверяю.

— Почему? А разве не было оговорено, что в случае опасности они должны защищать тебя даже ценой собственной жизни?

— Нет.

— И ты не обменялся с ними клятвой «Я защитник господина»?

— Нет. Я хотел, но они утверждали, что это совсем не обязательно и вообще не принято у них.

— Тогда твои дела действительно плохи, да и наши тоже. Если бы они дали эту клятву, ты мог бы быть уверен, что они не только поступят с тобой по совести, но и примут твою сторону в столкновении с любым врагом. Но сейчас у них нет никаких обязательств по отношению к тебе, и по неписаным законам их мест они могут тебя ограбить и даже убить, не навлекая на себя этим особенной вины. То, что они отказались произнести клятву «Я защитник господина» — верный признак, что они замышляют что-то недоброе. Может быть, мои подозрения не имеют оснований, но я все же советую тебе быть очень осторожным: сегодня ведь мы придем в Фашоду, где эти люди уже ничем не смогут тебе навредить, и поэтому я думаю, что свои преступные намерения они собираются осуществить этой ночью. Я, пожалуй, не лягу спать и снова заряжу моего «слоноубийцу», хотя, честно говоря, я был уверен, что он мне теперь не скоро понадобится.

Он действительно схватил свое ружье и снова принялся рыться в карманах, разыскивая патронташ, который он опять успел потерять. Хаджи Али, слышавший весь разговор, решил выразить солидарность со своим другом.

— Мое копье, к сожалению, сломалось в брюхе льва, но я буду сражаться голыми руками. Эти Отцы и Сыновья Разбоя не получат ни моей жизни, ни моего осла, ни моего имущества. Я передушу их всех, одного за другим. Я знаю хомров. У них на губах вечно слова Корана, они не пропустят ни омовения, ни предписанных молитв, но все они воры и предатели. Если вы услышите, что где-то поблизости гум, можете быть уверены, что он состоит из благочестивых бени-хомр. И несмотря на всю их набожность, Аллах запирает от них небо на тысячу замков.

— Значит, тот гум, который следует за нами, тоже состоит из хомров? — спросил Шварц.

— То есть как? — вскинулся словак. — Ты говоришь, рядом с нами гум?

— Точно я этого не знаю, но у меня есть некоторые подозрения.

И он поделился с обоими джелаби своими наблюдениями, а затем передал им разговор с шейхом. Его слова привели человечков в такое волнение, что он в течение некоторого времени тщетно призывал их к спокойствию, незаметно указывая на сидевших поодаль арабов, которые ни в коем случае не должны были ничего заподозрить. Наконец, друзьям удалось взять себя в руки, и они вполголоса продолжили прерванную беседу.

— Пожалуй, ты прав насчет гума, господин, — сказал словак. — Мы должны ожидать нападения. Может быть, нам следует сразу перестрелять твоих хомров?

— Нет. У нас еще нет доказательств. Впрочем, если бы таковые и имелись, я все равно был бы против. Я никогда не пойду на убийство человека, если есть хоть малейшая возможность его избежать.

— Тогда нам нужно как можно быстрее собраться и покинуть это опасное место.

— С этим я тоже не могу согласиться. Здесь мы, по крайней мере, можем контролировать ситуацию. Кроме того, скалы и кусты обеспечат нам хорошее укрытие. Если же мы поедем дальше, они последуют за нами и в любой момент смогут напасть на нас на открытом пространстве. Каковы их силы, мы не знаем, нас же всего девять человек. Если они не намного превосходят нас и нам удастся выиграть схватку, то здесь мы скорее сможем избежать жертв с нашей стороны, чем в каком-либо другом месте. И наконец, последнее: пока мы здесь, мы можем не выпускать из поля зрения хомров, и им, таким образом, не удастся примкнуть к разбойникам, если они и вправду состоят с ними в сговоре. Поэтому я думаю, что нам лучше остаться.

— Но мы же не знаем, когда эти мерзавцы на вас нападут. Неужели нам придется всю ночь сидеть у костра с заряженными ружьями наготове?

— Это совсем не обязательно, если мы сделаем необходимые приготовления. Прежде всего надо потушить огонь, чтобы он нас не ослеплял. Тогда, кстати, и хомры не смогут увидеть, что мы делаем. Пусть они думают, что мы улеглись спать, а сами, когда огонь потухнет, отойдем к скалам. Там вы спрячетесь за кустами, а я тем временем попытаюсь узнать, где находится гум.

— Как же ты собираешься это узнать?

— С помощью разведки, — улыбнулся Шварц. — Караван шел тем же путем, что и мы, значит, он должен сейчас быть где-то к западу от источника.

— Но это очень опасно!

— Совсем нет.

— Не делай этого, господин! Тебя увидят и убьют!

— Не увидят. Я не буду идти, выпрямившись во весь рост, а поползу по земле.

— И все же тебя выдаст твой светлый хайк[58].

— Я его сейчас сниму. Мои штаны и рубашка более темного цвета, так что меня нелегко будет различить на фоне земли.

— Звезды светят сегодня так ярко, что тебя наверняка заметят. Ни одни человек не может скользить по земле быстро и бесшумно, как змея.

— Это несложное искусство, и мне, как и многим, пришлось ему научиться. Я долгое время провел среди охотников в Ени-Дюнья[59], и нам все время приходилось быть начеку, так как нас окружали воинственные племена диких индейцев. Один из этих охотников по имени Олд Шеттерхэнд, или, по-арабски Абуджадд[60], научил меня незамеченным подкрадываться к любому, самому чуткому человеку. Этим американцам мы должны быть благодарны за то, что одолели сегодня львов. И хотя я приезжал в Америку только затем, чтобы пополнить свою коллекцию растений и животных, и никому не желал зла, мне довольно часто приходилось сталкиваться с врагами, и всегда я выходил победителем. Уверен, что и сейчас мне удастся разузнать все, что мне нужно, и благополучно вернуться назад.

— Но тебя могут учуять и выдать твое присутствие верблюды. Впрочем, против этого у меня, кажется, есть одно средство. Скажи, тебя действительно ничем нельзя отговорить от твоего решения идти в разведку?

— Нет.

Тогда словак подошел к своему ослу, возле которого лежал большой мешок с товарами, порылся в нем и достал бутылочку с какой-то жидкостью.

— Вот, возьми, — сказал он, вернувшись к костру и протягивая бутылочку Шварцу. — Это нашатырь, приготовленный из извести и воды. Как только приблизишься к гуму, вылей несколько капель себе на одежду. Верблюды любят этот запах и не станут поднимать рев.

Шварц поблагодарил и сунул пузырек в карман. Джелаби тем временем, выполняя его указания, расстелили свои бурнусы и улеглись на них, как бы собираясь спать. Надо сказать, что предстоящая схватка ничуть не испугала торговцев: ведь на этот раз речь шла всего лишь о людях, а не о страшных хищниках, в чьих телах находят пристанище души умерших. Вскоре огонь потух, и хомры, все еще сидевшие у своего костра и ярко освещенные его светом, уже не могли видеть, что делается в другой части лагеря.

Тогда Шварц, выскользнув из своей накидки, положил на землю оба ружья, которые сейчас могли ему только помешать, и отправился на разведку.

Чтобы обойти хомров, которые находились южнее джелаби, он пополз сначала на север и, обогнув скалу, выпрямился и остановился, чтобы прислушаться. Не заметив ничего подозрительного, он свернул на запад и продолжил свой путь, точно придерживаясь следов, которые он и его спутники оставили несколько часов назад. Немец шел по песку абсолютно бесшумно. Он медленно и осторожно шагал все дальше и дальше, изо всех сил напрягая зрение и слух. Так прошло около десяти минут, и Шварц начал уже думать, что он выбрал неправильное направление, когда до его ушей донесся слабый звон, какой могли произвести два ружья, ударившись друг о друга. Шварц удвоил свою осторожность и замедлил шаги. Через пару минут на него дохнуло знакомым запахов верблюдов, и в тот же миг его глаза различили впереди несколько неподвижных, расплывчатых теней. Это и были люди гума, которые сидели на земле, закутавшись в серые бурнусы.

Справедливо полагая, что все внимание разбойников направлено в ту сторону, откуда он шел, Шварц решил сделать небольшой крюк и приблизиться к ним с севера. Он снова лег на землю и пополз вправо, неразличимый на фоне песка, несмотря на яркое сияние звезд. Чтобы его не выдал светлый цвет лица, он обвязал подбородок и нос своим темно-красным носовым платком, а на лоб надвинул феску[61], которую носил под капюшоном, так что теперь были видны лишь одни глаза.

Подобравшись еще ближе, он увидел верблюдов, лежавших поодаль друг от друга, и смог сосчитать людей. Их было двенадцать. Они сидели тесным кружком, от которого Шварца отгораживали туловища двух верблюдов. Несмотря на рискованность такого шага, Шварц решил подползти вплотную к животным и, спрятавшись за их спинами, подслушать, о чем говорили разбойники.

Легкий ветерок дул навстречу Шварцу, и именно поэтому верблюды до сих пор не почуяли его. Продвинувшись вперед еще немного, Шварц вновь остановился. Теперь наступило время использовать средство джелаби. Он открыл бутылочку и опрыскал себя нашатырным спиртом.

Давно замечено, что запах, который выделяют верблюды, подобен аммиачному и что из мочи и помета этих животных испаряется нашатырь. Поэтому Шварц не отрицал возможности того, что верблюды питают некое пристрастие к «аромату» нашатыря. И он тут же смог убедиться, что так оно и есть: не успел он снова закупорить бутылочку, как оба верблюда повернули к нему голову и с видимым удовольствием стали принюхиваться, не подавая, однако, никаких признаков беспокойства.

Ободренный этим, Шварц вплотную придвинулся к одному из верблюдов, так что высокая спина животного полностью скрывала его от арабов. Протянув руку, немец осторожно коснулся шерсти хеджина и слегка потрепал его, причем послышалось довольное похрюкивание. Тогда Шварц окончательно успокоился и сосредоточил все свое внимание на группе людей, сидевших перед ним.

Теперь он был от них не более чем в трех шагах, и, хотя арабы разговаривали негромко, Шварц мог расслышать практически каждое их слово. Сейчас говорил человек, сидевший немного в стороне, этим как бы желавший подчеркнуть свое превосходство над другими спутниками. Он очень выделялся среди остальных своей страшной худобой и необычайно высоким, особенно для араба, ростом. Даже сидя, этот человек достигал в высоту добрых четырех футов, значит, его полный рост должен был составлять более трех локтей. Его глухой замогильный голос производил очень неприятное впечатление, в полном соответствии со страшным смыслом его слов.

— Нет, нам не нужно больше ни в чем убеждаться. Мы видели следы, и этого достаточно. По следам мы определили, что восемь путников едут на ослах. А кто путешествует на ослах? Это могут быть только джелаби. Эти лавочники обычно трусливы. Нам нечего их бояться. Если мы пошлем одного из наших людей разузнать, остановились ли джелаби у источника, он благодаря какой-нибудь случайности может попасться, наш план сорвется. Я и без этого могу вам сказать, что джелаби наверняка там, и что из этого? Это может быть нам только на руку, так как в придачу к остальной добыче мы получим их товары и животных.

— Лавочников мы тоже должны убить? — спросил один из арабов.

— Конечно.

— Жаль. Они полезные люди и кроме того — последователи Пророка, не то что этот чужак-гяур, черт бы побрал его душу.

— Должно быть, солнце высушило тебе мозги, раз ты заговорил о сострадании? По-твоему, мы должны оставить в живых восьмерых свидетелей? Ты разве забыл, что чужак находится под охраной своего консула, который, если узнает о его смерти, будет кричать о мести до тех пор, пока нас не схватят и не убьют?

— Но мы же не будем сообщать джелаби, кто мы такие!

— Нет, тебе определенно не хватает ума. А как быть, если кто-то из джелаби узнает одного из нас?

— Этого одного мы можем заставить навек замолчать.

— Ну, нам придется поступить так со всеми, потому что меня они узнают, даже если ни разу не видели. Аллах не поскупился, когда давал тело моей душе, и я не могу быть ему за это благодарен: при моей профессии ни к чему иметь внешность, которая всем бросается в глаза. Уже одного того, что я работорговец, достаточно, чтобы погубить меня, с тех пор, как франки, будь они прокляты, запретили в Хартуме торговлю людьми. Теперь в Фашоде сидит мидур[62], который не пропустит ни одного невольничьего корабля, так что из-за него нам приходится разгружаться в Мокрен-эль-Бахри и совершать долгий и утомительный переход по суше. Этот мидур давно точит на меня зуб, и горе мне, если я попадусь ему в руки и при мне в караване будет хоть один-единственный раб. А если он к тому же пронюхает, что, когда Аллах посылает мне благоприятный случай, я превращаю моих людей в гум, мне тут же настанет конец, да не допустит этого Пророк, так как я имею желание разделить с вами деньги, вырученные еще за много тысяч черномазых. Увидев меня, эти восемь джелаби сразу поняли бы, что я Абуль-моут, и завтра же сообщили бы об этом мидуру. Он не только знает, в каких местах я охочусь на черных, а также примерно представляет себе, когда и где мой невольничий транспорт должен проезжать через его район, и будет подкарауливать меня с удвоенной тщательностью. Мне и сейчас едва удается от него уходить, а если он будет предупрежден, это окажется просто невозможно. Нет, джелаби должны умереть! Если ты им так сочувствуешь, можешь возвращаться домой и есть там дурру[63]. Мне не нужны люди, чьи сердца сделаны из воска вместо железа.

С этими словами он достал свой нож и столь выразительно стал им поигрывать, что его собеседник счел за лучшее для себя отложить поедание дурры до лучших времен. Помедлив, он сказал заискивающим тоном:

— Разве я хоть раз уронил слезу, когда мой нож или моя пуля обрывали человеческую жизнь? Если я случайно проявил слабость, то это еще вовсе не значит, что я стал мягок, как женщина. Вот увидишь, я буду первым, кто вонзит нож в сердце одного из этих джелаби.

— Я надеюсь, что ты сумеешь доказать мне свою преданность и развеять сомнения, к которым ты только что подал мне повод. Охотник на рабов не должен знать жалости и сам должен быть готов умереть, не моргнув глазом. Если он на это не способен, значит, ему следует подыскать себе другое занятие. Но довольно об этом. Завтра утром распухшие от обжорства коршуны не смогут взлететь с трупов наших врагов, а мы тем временем доставим нашу добычу в Кака.

— В Кака? Но тогда нам придется возвращаться назад, на северо-восток от Нила. Почему бы нам не отправиться вместе с ней в Фашоду?

— Фашода действительно ближе, и кроме того я могу появиться там сейчас беспрепятственно, так как при мне нет рабов. Но в Фашоде я не найду покупателей для вещей, которые мы заберем у этого гяура. В Кака же у меня есть свой человек, который доставит собранную чужеземцем коллекцию в Хартум и там выгодно продаст.

— А это не вызовет подозрений?

— Нет, потому что у него хватит ума придумать историю, которой все будут верить. В Хартуме есть люди, которые знают цену такой коллекции и хорошо заплатят за нее. А она действительно очень дорого стоит. Иначе христианин не покинул бы свою родину и не стал бы подвергать себя таким опасностям из-за этих засушенных растений. Скоро мы предпримем еще одну такую же охоту. Последний курьер, прибывший ко мне из Умм-эт-Тимсы, сообщил, что там появились два белых, молодой и старый, которые ищут растения, чтобы положить их между листами бумаги, и ловят жуков, змей и всяких червяков, которых они прячут в бутылки. Оба имеют при себе чернокожих слуг, много оружия, разные товары для обмена и большие, тяжелые тюки с вещами, которые, как вы знаете, заменяют им деньги. Мне не нравится, что эти европейцы нагло разгуливают по нашей территории, и поэтому, прибыв туда, мы отправим их в преисподнюю, а их вещи оставим себе. Они верят в Иисуса, сына Марии, который учил, что на земле не должно быть рабов, так как и черные являются детьми Аллаха. Если мы их не убьем, это учение может распространиться и повредить нашему делу. Я не потерплю христиан в районах, где я охочусь за рабами, а особенно христианских священников, которые подстрекают против нас черных, внушая им нелепое учение о любви. Поэтому оба этих белых умрут, как и гяур, который спит сейчас там, у источника.

— А ты не думаешь, что он будет защищаться?

— Мы не дадим ему на это времени. Нападение будет столь внезапным, что он не успеет воспользоваться своим ружьем. Попозже шейх навестит нас, как было уговорено, и мы узнает от него, где лежит гяур и где спят джелаби. Мы подкрадемся к ним и убьем их спящими, так что они отправятся в преисподнюю, не успев понять, что произошло. Может быть, они даже не перезарядили ружья после того, как отпугивали льва.

— О, Аллах! В какой страшной опасности мы находимся! Ведь Пожиратель Стад может наведаться и к нам!

— Нет, этого не произойдет. Его жилище расположено на восток от источника, и он снова туда вернулся. Если бы он свернул в нашу сторону, верблюды выдали бы его присутствие. Перед этим они вели себя беспокойно, но после того, как раздались выстрелы, они больше не выказывали тревоги. Значит, Отец Толстой Головы ушел. Но давайте перестанем разговаривать и прислушаемся. Шейх может прийти раньше, чем мы его ожидаем, и мы должны позаботиться о том, чтобы он не проскочил мимо нас.

Из этих слов Шварц заключил, что беседа подошла к концу и ему пора возвращаться. Он тихо и осторожно пополз прочь, затем, удалившись на приличное расстояние, поднялся и пошел шагом.

Уже оказавшись у скал, немец снова приник к земле и осторожно, чтобы хомры ничего не заметили, пробрался к своим. Джелаби уже начинали беспокоиться, так как он отсутствовал довольно долго. Он рассказал им обо всем, что видел и слышал, и спросил, не говорит ли им что-нибудь имя Абуль-моут. Они все знали этого человека, хотя никогда его не видели. Он был знаменит по всей округе как самый безжалостный охотник на рабов, но где находится его убежище, никто точно сказать не мог.

— Он, кажется, совершает свои набеги из Умм-эт-Тимсы, — подсказал Шварц. — Это название вам незнакомо?

— Нет, — ответил Отец Одиннадцати Волосинок, — я знаю все укрепления по ту сторону страны динка[64], но о таком слышу впервые. Но это сейчас не так важно. Мы, прежде всего, должны подумать об обороне и разработать план военных действий.

— Здесь нечего особенно обдумывать. Главное, что враг уже не может застать нас врасплох. Теперь мы знаем, откуда он придет.

— Да, но не знаем, когда.

— Мы это узнаем. Шейх, который, как я и предполагал, состоит в сговоре с Абуль-моутом, должен пойти к разбойникам и рассказать, где мы расположились. Сразу после этого состоится нападение. Так как хомры не потушили свой костер, мы увидим, когда шейх удалится, и успеем подготовиться к встрече.

— Мы их перестреляем?

— Нет. Их двенадцать человек, а нас только девять, но так как они не догадываются о наших планах, превосходство на нашей стороне. Мы спрячемся вон в тех кустах и выскочим, когда они подойдут. Каждый из нас возьмет на себя одного араба и хорошим ударом приклада по голове свалит его с ног. С остальными тремя справиться будет нетрудно. Если они обратятся в бегство, мы их отпустим, тех же, кто станет защищаться, мы прикончим на месте. Остальных мы возьмем в плен и доставим в Фашоду мидуру.

— А как мы поступим с хомрами?

— Это будет целиком зависеть от их поведения. Насколько я понял, они не будет непосредственно принимать участие в нападении и предоставят действовать гуму, который, судя по диалекту этих людей, тоже состоит из хомров. Мои бывшие проводники намереваются оставаться у своего костра до тех пор, пока с нами не будет покончено. Таким образом, нам они пока не опасны, а потом мы с ними разберемся. Сейчас для нас главное, чтобы каждому удалось одним ударом оглушить своего противника.

— Ну, за этим у меня дело не станет, — заверил словак, — я разверну моего «слоноубийцу» и обработаю парня так же, как недавно — жену льва.

— А у меня, — вставил Хаджи Али, — осталась половина моего сломанного копья. Из него получится хорошая дубинка, и я не завидую тому, кому она обрушится на голову!

В этом же роде высказались и другие. Все были согласны с тем, что врагов не следует убивать, и с удовольствием предвкушали свое триумфальное вступление с пленниками в Фашоду. Те же, у кого не было подходящего оружия, принялись искать среди поклажи предметы поувесистей.

Немец и джелаби разговаривали очень тихо, так чтобы ни один звук не донесся до хомров, которые были убеждены, что враги крепко спят. Впрочем, эта предосторожность была излишней, так как даже сказанные более громким голосом слова потонули бы в шуме, который производили животные. Верблюды и ослы, в особенности последние, все еще не могли успокоиться, так как лежавшие вблизи от них трупы обоих хищников внушали им страх. Ослы беспрестанно топтались на месте, верблюды боязливо фыркали, но лежали смирно, поскольку были стреножены.

В ожидании гостей время тянулось для всех очень медленно. Наконец от группки хомров отделилась одна фигура и двинулась по направлению ко второму лагерю.

— Это шейх! — прошептал Али. — Сейчас он пойдет к ним!

— Нет, — так же тихо возразил словак, — сначала он проведает нас, чтобы убедиться, что мы действительно спим. Он наверняка сделает вид, что пришел посмотреть на верблюдов. Тише, кажется, идет.

Он оказался прав: к ним медленно приближался шейх. Сначала он подошел к верблюдам и несколько минут постоял возле них, прислушиваясь. Никто из «спящих» не пошевелился, и тогда шейх негромко сказал: «Погонщики верблюдов все еще боятся. Может быть, оттащим подальше туши львов?»

Он спросил это, конечно же, для того, чтобы испытать, насколько крепок сон чужестранца и джелаби. Не получив ответа, он тихо подкрался ближе и склонился над ними. Затем он осторожно коснулся руки немца и, когда на это не последовало никакой реакции, удовлетворенно хмыкнул, повернулся и крадучись зашагал в том направлении, откуда недавно вернулся Шварц.

Выждав некоторое время, немец поднялся и бесшумно пополз вслед за шейхом. Вскоре он вернулся и объявил джелаби:

— Все точно, он пошел к Абуль-моуту. Теперь пора. Ступайте за мной, только тихо, чтобы не услышали хомры.

Он довел своих людей до того места, где густые заросли мимозы переходили в отдельные кусты. Нападавшие должны были прийти именно отсюда. Это место Шварц и определил для решающей встречи с врагом. Правда, кусты здесь были не настолько высокими и густыми, чтобы полностью скрыть спрятавшихся за ними людей, но зато здесь, в тени скалы, можно было меньше опасаться, что яркий свет звезд раньше времени выдаст разбойникам их присутствие.

В безмолвном ожидании прошло около получаса. Наконец послышались тихие шаги, и сидевшие в засаде увидели несколько неясных силуэтов, которые медленно, один за другим, приближались к ним. Когда они подошли еще на несколько метров, Шварц узнал в шагавшей впереди всех фигуре шейха. Длинный, сухопарый Абуль-моут крался в хвосте маленькой колонны, поминутно оглядываясь по сторонам. Дойдя до скал, разбойники внезапно остановились. Джелаби затаили дыхание, — но нет, арабы, кажется, ничего не заметили.

Притаившиеся за кустами люди образовывали прямую цепь: на одном ее конце, ближе всех к покинутому лагерю и довольно далеко от врагов, находился Шварц, на другом сидел на корточках маленький словак; между ним и арабами было не более двух-трех шагов. Он слышал, как шейх сказал:

— Ну вот, мы почти и пришли. Там, справа, прямо за углом скалы, они лежат, погруженные в глубокий сон, который прервет только смерть. Теперь я пойду к моим людям и скажу им, что все кончено. — С этими словами он удалился.

— Теперь вперед! — раздался замогильный голос Абуль-моута. — Да придаст Аллах силы нашим рукам!

Шварц намеревался подпустить врагов ближе, но маленький словак почувствовал в этот момент такой прилив боевого задора, что не мог ждать долее ни секунды.

— Вперед, за мной! — крикнул он, выпрыгивая из-за куста. Перевернув свое ружье, он наградил стоявшего ближе всех к нему разбойника столь мощным ударом приклада, что не удержался на ногах и вместе со своей жертвой рухнул на землю. За ним выскочили и остальные. Люди гума были так ошарашены, что в первые несколько мгновений не могли двинуться с места. Если бы нетерпеливый Отец Листьев подождал еще три-четыре минуты, с гумом было бы покончено, но теперь за то время, которое понадобилось джелаби, чтобы добежать до них, разбойники успели немного оправиться от изумления и оказать сопротивление. Некоторые из них успели получить удары по голову, другим удалось их все же избежать.

Шварц наметил своей жертвой Абуль-моута, но в настоящей ситуации это было невозможно: от того места, где завязалась схватка, его отделяло добрых восемь или десять шагов. Это расстояние он преодолел одним прыжком и прикладом своего ружья сбил с ног одного из арабов, а в следующее мгновение — второго. Раздались проклятия.

— Откуда взялись эти черти? — вскричал Абуль-моут. — Вперед, бейте их!

— Спасайтесь! — одновременно с ним кричал кто-то другой, — Шейх нас предал!

Некоторые повернули назад. Шварц настиг третьего араба, последнего, который отделял его от Абуль-моута, но ему неожиданно самым роковым образом помешал его верный помощник Отец Смеха. Замахнувшись на кого-то своей половиной копья, он внезапно оступился и нанес немцу такой удар по уху и виску, что тот отлетел в сторону и на миг потерял сознание.

— Аллах! — испуганно вскричал человечек, увидев, что он натворил. — Я убил тебя, эфенди?

— Почти, — ответил Шварц, медленно и с трудом приподнимаясь, — оставьте их, пусть бегут. Мы не можем их преследовать из-за хомров.

Сквозь сверкавшие у него перед глазами искры он с трудом мог разглядеть убегавших от него разбойников. Он лег и послал им вслед две пули. Встать после этого из-за сильного головокружения он уже не смог, да и в ушах был сильный шум. Он прислонился к скале и закрыл глаза.

Услышав выстрелы немца, Стефан воскликнул:

— Вот это правильно! Угостите их вашими пулями! И от меня они тоже сейчас получат!

Он поднял свое тяжелое ружье и прицелился в одного из бегущих. Раздался выстрел, и человек упал.

Тем временем джелаби, из которых никто не последовал за беглецами, столпились вокруг Шварца, выражая ему горячее сочувствие.

— Что случилось? — спросил словак, подходя.

— Я убил эфенди, — упавшим голосом сказал Отец Смеха, скорчив самую веселую физиономию на свете.

— Ты сумасшедший? — вежливо поинтересовался Отец Одиннадцати Волосинок.

— Нет, меня толкнули, — оправдывался Хаджи.

— Идиот! — завопил тогда Стефан, начиная понимать, что произошло. — За этими громкими названиями городов и деревень, которыми забита твоя непутевая голова, ты не видишь даже, куда бьешь! Эфенди, эфенди, ты убит? — обратился он затем с вопросом к немцу.

— Нет, — ответил Шварц, усилием воли подавляя боль, и поднял выпавшее у него из рук ружье.

— Благодарю тебя, Аллах! Этот Отец Задней Половины Льва, должно быть, поражен слепотой, и нам нужно…

— Довольно! — приказал немец. — У нас нет времени на пререкания. Я вижу, здесь лежат только четверо из разбойников. Это меньше, чем я рассчитывал. Свяжите их! Они могут скоро очнуться.

Затем он подошел к скальному выступу и выглянул из-за него, чтобы посмотреть, что делается у хомров. Они стояли возле своего костра в полной растерянности. Похоже было, что они не собираются ничего предпринимать, пока обстановка полностью не выяснится. Вернувшись к джелаби, Шварц распорядился:

— Оставайтесь здесь! Может быть, я смогу захватить одного или нескольких верблюдов.

Он побежал вперед, в том же направлении, в котором скрылись арабы. Он помнил, что их верблюды были стреножены, а так как этих строптивых животных не так-то просто поднять с места, то, по его расчетам, беглецы еще должны были быть в своем лагере.

Одно ружье висело у Шварца на спине, другое он зарядил на бегу. Пробегая мимо сраженного пулей словака разбойника, он на секунду склонился над ним. Тот не подавал никаких признаков жизни.

Если в прошлый раз немцу потребовалось более четверти часа, чтобы добраться до гума, то теперь, когда ему не нужно было таиться, дело шло гораздо быстрее. Через несколько минут он был уже у цели. Люди Абуль-моута действительно все еще суетились возле животных. Каждый из них уже освободил от пут своего верблюда, и теперь они собирались приняться за вьючных. Шварц дважды выстрелил, почти не целясь, и ранил одного из арабов.

— Они преследуют нас, — закричал тогда Абуль-моут, — бросайте животных, и бежим!

Поэтому оба выстрела из своего второго ружья Шварц выпустил уже в пустоту. Поредевший караван скрылся в ночи.

Шварц с величайшей осторожностью приблизился к животным, среди которых легко мог спрятаться враг. Но ловушки не было. Рядом с верблюдами лежали пять седел, а также несколько бурдюков и мешков с финиками.

Так как было маловероятно, чтобы гум мог вернуться, немец оставил животных на прежнем месте и снова поспешил к скалам. Боль от удара уже прошла, и его голова снова стала ясной и свежей, как прежде.

Джелаби стояли возле четверых связанных пленников, которые все еще не шевелились.

— У нас еще остались ремни, веревки или шнуры? — спросил Шварц.

— Сколько угодно, господин, — ответил словак, — джелаби всегда имеет их достаточно в своей сумке.

— Очень хорошо; ими мы свяжем хомров.

— Если они позволят нам это сделать!

— Во всяком случае, попытаемся.

Шварц снова подошел к выступу скалы и увидел, что хомры находятся в прежнем положении. Услышав выстрелы и крики, они поняли, что нападение прошло не так успешно, как они ожидали. Ясно было одно — немец и джелаби вовсе не спали, а защищались. Но кто остался победителем? Рассудок советовал им оставаться на месте и ждать известий с какой-либо стороны. Все их внимание было направлено на место второй стоянки, которого они, однако, не могли видеть, так как там больше не горел огонь. Наконец, они заметили выступившую из темноты фигуру этого ненавистного гяура, который медленно шел по направлению к ним. Ружей при нем не было.

— Вы слышали выстрелы? — торопливо спросил он, подходя.

— Да, — отвечал шейх. — Кто стрелял и что все это значит.

— Откуда мне знать? Я проснулся от шума и увидел, что джелаби рядом нет. Я отправился их искать и услышал выстрелы на востоке отсюда. Вы, кажется, не спали и, значит, должны лучше меня знать, что произошло.

— Мы совершенно ничего не знаем, эфенди. Нам показалось, что это ваше ружье произвело выстрелы, и мы подумали, наверное, появился еще один лев.

— Тогда он, должно быть, проглотил джелаби со всеми потрохами, потому что они как сквозь землю провалились. Нет, здесь что-то другое. Не хочешь ли пойти посмотреть вместе со мной?

— Да, конечно, я пойду.

Шейх едва смог скрыть свое разочарование и ярость оттого, что снова видел проклятого немца живым. Но где же джелаби и что стало с людьми гума? Он весь горел от нетерпения поскорее это узнать и с готовностью согласился на предложение чужеземца.

Когда они подошли к скалам поближе, шейх увидел джелаби, и у него вырвался неосторожный вопрос:

— Вот же они? Но где гум?

— Гум? — переспросил Шварц. — Так ты сознаешься, что знаешь о нем? Вот уж не думал, что ты такой прямодушный человек.

— Гум… Эфенди, гум… это… это… я… — пролепетал в испуге шейх.

— Уже достаточно того, что ты сказал. Свяжите его!

Отдавая этот приказ, он схватил араба обеими руками за шею и так сдавил ему горло, что тот не мог издать ни звука. Руки и ноши шейха были тут же опутаны ремнями, после чего его положили на землю.

Тогда Шварц крикнул ожидавшим у костра хомрам:

— Зуэфэль Абалик, иди скорее сюда! Тебя зовет шейх.

Он знал по имени всех хомров и был уверен, что ему удастся заманить их сюда по одному. Чтобы шейх не предупредил своих, маленький словак склонился над ним, приставив к его груди лезвие своего ножа, и пригрозил:

— Посмей произнести хоть слово, и я проткну тебя насквозь!

Впрочем, это предупреждение было излишним, пленник и так едва был жив от страха. Зуэф пришел и не успел произнести ни одного слова, как его тоже схватили за горло. Так же обошлись и с третьим арабом, которого вызвал Шварц.

Троих оставшихся у костра хомров одолеть было несложно. Двое джелаби остались охранять пленников, а остальные шесть отправились вместе с Шварцем к лагерю арабов и молча бросились на них. Хомры были так ошарашены, что почти не сопротивлялись. Несколько возмущенных вопросов с их стороны и несколько крепких ударов по головам в ответ — и они лежали на земле, связанные по рукам и ногам.

Сюда же перетащили всех остальных пленников. Четыре человека из гума притворялись, что все еще без сознания, но было видно, как они чуть-чуть приоткрывают глаза, чтобы понаблюдать за людьми, которым попали в руки. Троих джелаби Шварц послал за тем разбойником, которого подстрелил Стефан. Он оказался жив, хотя рана была очень тяжелая: пуля раздробила правую бедренную кость. Шварц попытался перевязать рану как можно лучше.

Все эти действия джелаби производили, не говоря ни слова. Пленники тоже предпочитали отмалчиваться, беря пример со своего шейха, который, казалось, решил никогда больше не раскрывать рта.

Затем Шварц взял с собой четверых людей и пошел с ними к месту стоянки гума, чтобы доставить оттуда животных и брошенные рядом с ними вещи. Вернувшись, он установил дозорный пост невдалеке от лагеря на случай, если вдруг Абуль-моут решится предпринять попытку освобождения попавших в плен сообщников.

Когда наконец со всеми делами было покончено и победители уселись вокруг костра, шейх решил, что пришло время потребовать объяснений.

— Ни один человек не смеет вопрошать Аллах о причинах его деяний, — начал он, — но у вас я хотел бы узнать, по какому праву вы схватили и связали меня и моих людей?

— Тебе это известно не хуже, чем нам, — ответил Шварц.

— Мне? Я вообще ничего не понимаю!

— По-моему, вам грех жаловаться на свою судьбу: ведь с вами обошлись гораздо мягче, чем бандиты должны были поступить с нами. Нас собирались убить, вы же пока только связаны.

— Вас хотели убить? Кто?

— Гум, о котором ты сам недавно говорил.

— Я понятия не имею ни о каком гуме!

— Не лги! Вы давно сговорились убить меня. Думаешь, я не почувствовал, когда ты дотронулся до моей руки, когда приходил к нам в лагерь, чтобы проверить, крепко ли мы спим? А после этого ты разыскал гум и привел его сюда.

— Боже праведный! — только и смог вымолвить шейх в первое мгновение. Теперь он понимал, что запираться дальше бесполезно, но все же решил стоять на своем до конца и, собравшись с духом, закричал в притворном гневе:

— Что за клеветник наговорил тебе все это? Мы верно исполняли свою службу и вправе были ожидать от тебя благодарности. А ты вместо этого держишь нас в плену и обвиняешь во всех смертных грехах. Кто поставил тебя судьей над нами, свободными бени-араб? И кто дал тебе право так с нами обращаться? Я требую, чтобы ты немедленно вернул нам свободу!

— А вот этого я сделать как раз и не могу. Ты ведь сам только что сказал, что я не имею права судить вас, значит, я не должен выносить над вами ни обвинительный, ни оправдательный приговор. Ваша судьба находится не в моих руках, а в руках мидура из Фашоды, которому мы передадим вас завтра, а точнее — уже сегодня.

— Боже милостивый! — испуганно воскликнул шейх, — но ведь мидур наш враг!

— И у него для этого есть все основания, так как он враг всякого беззакония. Вам не поможет избежать встречи с ним ни ваша священная Фатха, ни сура «Йа син», ни уж тем более я! Так что советую не тратить времени на уговоры, потому что ни угрозы, ни мольбы не заставят меня сжалиться над вами. Приберегите их для мидура: он выслушает наши обвинения и ваши оправдания и затем решит, что с вами делать.

— Но подумай о том, что своим поступком ты навлечешь на себя месть всего племени хомров!

— Я презираю племя, чей шейх трусливо прячется, заслышав рычание льва, в то время как «жалкие» джелаби находят в себе мужество вступить в бой с Отцом Грома.

— Так побойся, по крайней мере, Абуль-моута, более сильного, чем мы.

— Этого смельчака, который так торопился убежать от меня, что даже позабыл захватить с собой своих верблюдов? Повторяю, не трудись, не трать зря сил!

Шейх предпринял еще несколько тщетных попыток заставить немца отпустить пленников, после чего разразился яростными проклятиями и замолчал. Остальные подавленно молчали, но в глубине души лелеяли надежду, что Абуль-моут придет им на помощь.

Эти ожидания отчасти оправдались: через некоторое время явился джелаби, который был выставлен дозорным, и сообщил, что он только что видел похожее на гиену животное, в чьем облике он заметил что-то странное. Шварц и Отец Одиннадцати Волосинок немедленно поднялись, чтобы следовать за ним. Часовой привел их на то место, где он видел гиену, но там уже никого не было. Все же Шварц решил обойти скалы кругом и, пройдя некоторое расстояние, действительно разглядел в темноте какую-то фигуру. Предполагаемый зверь стоял к ним спиной и, казалось, не подозревал, что за ним наблюдают.

— Сейчас я застрелю эту любопытную гиену, — сказал Стефан, поднимая ружье.

— Не стреляй, — остановил его Шварц. — Это никакая не гиена, а человек, который движется на четвереньках, чтобы обмануть нашего часового. Давай подберемся к нему поближе. Он медленно идет к скалам и, похоже, не заметит нас, пока мы его не схватим. Любая, даже самая никудышная, гиена уже давно почуяла бы нас.

Они легли на землю и быстро подползли вплотную к таинственной фигуре. Это действительно был человек, скорее всего имевший принадлежность к гуму. Чтобы его труднее было заметить на фоне серых камней, он, как незадолго до этого Шварц, снял свою светлую накидку. Судя по его поведению, он не чувствовал никакой опасности и открыто, внимательно рассматривал скалы.

Когда преследователи подошли к нему совсем близко, словак выпрямился и, прыгнув вперед, с такой силой обрушился на свою жертву, что перелетел через нее и несколько раз перекувырнулся через голову. Лазутчик вскочил и хотел убежать, но попал в руки немца, который схватил его и заломил ему локти за спину.

— Веревку! — коротко приказал он напарнику.

— У меня их больше нет, — ответил тот, поднимаясь на ноги.

— Тогда достань у меня из кармана носовой платок.

Стефан стал доставать платок. В этот момент араб попытался вырваться, но где ему было сладить с могучим немцем! Руки ему связали, ноги оставили свободными, чтобы он мог сам дойти до лагеря.

— Кто тебя послал? — спросил Шварц. Не получив ответа, он приставил к уху пленника револьвер и пригрозил: — Говори, или я стреляю!

— Абуль-моут, — с неохотой выговорил араб.

— Ты должен был разведать обстановку в нашем лагере?

— Да.

— Где находится остаток гума? Говори правду, иначе будет хуже! Я проверю твои сведения.

— К югу отсюда.

— Как далеко?

— На расстоянии десяти ружейных выстрелов.

— Хорошо, иди вперед!

Можно представить себе ярость хомров, когда они увидели нового «гостя» и поняли, что им больше нечего надеяться на спасение. Пленник был связан по ногам, и его положили рядом с остальными.

Шварц выстрелил в воздух, чтобы Абуль-моут, который наверняка должен был услышать выстрел, подумал, что пуля сразила его дозорного. Затем он вместе с Хаджи Али и словаком, которого считал самым надежным, отправился разыскивать гум. Отец Смеха одолжил для этого ружье у одного из джелаби.

Трое товарищей двинулись прямо на юг, но, пройдя указанное пленником расстояние, никого не увидели. Тогда они под прямым углом свернули на запад и вскоре заметили белеющие в темноте бурнусы арабов. Подойдя к ним достаточно близко, они, не целясь, выстрелили из своих ружей, не столько затем, чтобы в кого-нибудь попасть, сколько затем, чтобы обратить арабов в бегство, что им легко удалось.

— Так-то лучше! Больше они не вернутся! — рассмеялся словак.

— И не пошлют нового шпиона, — прибавил Хаджи Али, — а если и пошлют, мы наверняка поймаем и его. Аллах был к нам милостив: мы победили опасного врага.

— Только не ты — ты, наоборот, чуть не убил нашего лучшего друга, — поддел его словак. — О тебе не будет сложено героических песен.

— Уж не о тебе ли они будут сложены, ты, Отец Большой Львиной Морды? Знаешь ли ты название хотя бы одного из моих народов и деревень?

— Я и знать не хочу этих названий, если они так замутняют зрение, что заставляют принять нашего эфенди за разбойника. До сих пор ты еще не давал мне такого верного доказательства твоей глупости.

— Уймитесь! — приказал шагавший впереди них немец. — Ты, Ибн-аль-Джирди, тоже допустил большую глупость.

— Я? — спросил словак изумленно.

— Да. У вас нет никаких преимуществ друг перед другом.

— И что же это была за глупость?

— Я хотел схватить Абуль-моута, но из-за того, что ты не дождался моей команды и выскочил раньше времени, это оказалось невозможным. Ты должен был дать им пройти еще несколько шагов!

— Я просто не мог сдержаться. У меня горячий нрав, но никто не сможет обвинить меня в трусости.

— Похвалы достойна только такая храбрость, которая сочетается с мудростью и хладнокровием, — возразил Шварц. — Из-за ошибки Хаджи Али пострадал только я, да и то несильно, а твоя поспешность будет стоить жизни многим путешественникам и сотням негров. Ах, если бы я заполучил сегодня этого Абуль-моута, можно было бы не сомневаться, что мидур из Фашоды навсегда обезвредит его!

— Ты прав, эфенди, — уныло согласился словак, — мое сердце полно печали и раскаяния. Но я все же надеюсь, что ты сможешь простить мне мое нетерпение, хотя оно и оказалось столь губительным!

— Разумеется, но при одном условии: я попрошу тебя за это, чтобы ты перестал осыпать других упреками, которых нередко заслуживаешь сам.

— О, эти упреки не стоит воспринимать всерьез. Хаджи Али — мой лучший друг. Мы искренне любим друг друга, и эта любовь ничуть не ослабевает даже тогда, когда мы ссоримся и выходим из себя. Не правда ли, славный Отец Смеха?

— Да, конечно, — очень серьезно подтвердил Али, как водится, скорчив при этом развеселую гримасу. — Аллах так тесно связал наши сердца, что они стали биться как одно. Но у нас слишком разные интересы. Нам никогда не удается их объединить. Один Пророк в силах когда-нибудь изменить это положение вещей.

Когда в лесу раздались выстрелы, остававшиеся в лагере арабы подумали, что Абуль-моут вернулся, и ему, возможно, удастся отбить своих людей. Но увидев троих своих самых опасных врагов снова целыми и невредимыми, они окончательно упали духом. Шварц был уверен, что теперь-то Абуль-моут убрался восвояси, но на всякий случай он выставил еще один дозор. Часовым не пришлось приносить большой жертвы, так как после нападения льва и схватки с разбойниками никто и не помышлял о сне. Впрочем, утро было уже совсем близко и путешественники решили коротать остаток ночи за разговорами. Чтобы пленники не услышали того, что о них, может быть, будут говорить, их оттащили в сторону, где они продолжали лежать так же безмолвно, как и прежде. Только раненый по временам издавал тихие стоны, и тогда Шварц распорядился, чтобы его ногу охлаждали водой.

В один из таких моментов Отец Передней Половины Льва, который, конечно, не мог упустить возможности еще раз продемонстрировать свою ученость, сказал по-немецки, указывая на рану араба:

— Такой перелом в ногу не опасно нисколько. Он будет выздоровлен сквозь очень короткое время. Я тоже однажды лечить такую сам.

— Что вы говорите? А кто был ваш пациент? — спросил Шварц.

— Он был создание, не человеческое, а только больной птичий. Господин Вагнер стрелил гигантского аиста, у него сломать крыло, и дробь войти еще в нога, левая, и нога расщепиться совсем, надвое. Я раненый аист взять и шнурок взять и связать, что он не мог двигаться, и шины потом сделать для нога, поврежденная. Потом аист всегда стоял на одна нога, другая, пока не вылечилась раненая нога. Господин Вагнер очень хвалить меня за это и говорить всегда: «Ты великий драматург!»[65]

— Кто-о? Может быть, хирург?

— Нет, драматург!

— Тогда я ничего не понимаю. Кто такой, по-вашему, драматург?

— Это слово из латыньского языка, и оно говорит, что я мастер, бесспорный, и называюсь так же, как врач, который мочь соединить все переломы костей, снова.

— Так! А кто такой хирург?

— Под хирургом понимают люди искусства, которые играть и петь «Прециоза[66], за тобой, за тобой мы идем!» или еще «Тише, тише, потихоньку к звездным высям возносись». И к этому еще дудится музыка и играется скрипка.

— И все это делают хирурги?

— Да. Я сам это видел в театре, во время странствий, моих. Там была опера Прециоза, девушка цыганская, и волшебный стрелок.

— Боюсь, что я снова вынужден констатировать ошибку. Врачей, которые лечат разного рода внешние повреждения, в том числе и переломы костей, называют хирургами. Драматург же — это ученый, чья работа действительно относится к театру, хотя сам он никогда не выступает. Он, если можно так выразиться, что-то вроде театрального учителя, педагога. Так что на этот раз вы, мой милый Стефан, перепутали сцену с больничной койкой.

— Но это не быть путаница, ошибочная! Почему кровать, больная, не может один раз стоять на сцене, театральной? Почему это всегда я неправый, всегда все путать? У меня в голове очень много образований, знаний быть!

— Да, у вас и у Отца Смеха; о его странах, народах, городах и деревнях я уже тоже наслышан.

— О нет! Его глупости нельзя сравнивать с моими познаниями. Я во время путешествий, многочисленных, моих, даже навигация и антропология выучить!

— Да? В самом деле? И что в таком случае вы понимаете под антропологией?

— Это наука про вода морская, соленая и корабли, разные, парусные и еще пароходы, паровые.

— Удивительно! А навигация — что такое?

— Навигация всегда быть учение о человеке, кротком и диком, об эскимосе и о негре, людоедном.

— Вы снова ошиблись. Антропология занимается вопросами, связанными с человеком, а навигацией называется наука о кораблях.

— Ну, так это есть совсем маленькая ошибка, простительная и извинительная. Эту ошибку любой ошибит, потому что антропология всегда на навигации ездить в каюте или на твиндеке[67]. А вы уже иметь ездить по Нилу на корабли, здешние?

— Да, на дахабиях[68] и на сандалах[69].

— А на нукверах[70], которые очень популярны здесь есть?

— На них пока не приходилось.

— Ну, так вы увидеть нуквер в Фашоде, когда мы завтра туда приходим.

— Вас там кто-нибудь знает?

— О, конечно, знают, все! Я ведь уже часто там бывать.

— А вы видели мидура, которому я должен быть представлен и которому мы собираемся передать пленников?

— Я много раз иметь встречать его на улице. Его имя Али-эфенди, но часто называют Абу Хамса Мийа[71].

— Я кое-что слышал о нем. Говорят, прежний мидур Али-эфенди-ал-Курди был смещен с должности за то, что оказался виновен в растратах. На его место назначили нового мидура, которого тоже зовут Али-эфенди. Он славится своей строгостью, в особенности по отношению к работорговцам. Когда в его руки попадает один из них, он почти всегда приговаривает его к пятистам палочным ударам, за что его и называют «Отцом Пятисот».

— Да. Когда завтра мы передадим его гум и хомры, то каждый получает пятьсот перченые и соленые наверняка.

— Разве человек может вынести столько ударов по пяткам?

— Этого я пока не мог сказать, потому что я еще не получать пятьсот по пяткам никогда. Но если их дать по спине, обнаженной, то преступнику точно умереть можно… Слушай! Что это там, в кустах? — перебив самого себя, вдруг воскликнул он по-арабски.

Шварц тоже слышал какой-то шорох. Знаком он призвал к молчанию громко говоривших между собой джелаби. В наступившей тишине явственно послышалось чье-то сопение, как будто в кустах принюхивался сбившийся со следа зверь.

— Спаси нас Аллах! — заголосил шейх. — Это снова лев! Теперь он нас точно сожрет, потому что мы, связанные по рукам и ногам, даже не можем убежать.

— Уймись! — прикрикнул на него Отец Одиннадцати Волосинок. — Это, скорее всего, львенок. Взрослый лев уже давно был бы здесь, но у этого еще мало опыта. Когда он нас увидит, он вряд ли решится к нам приблизиться.

— Львенок? — переспросил Шварц, и глаза его загорелись. — Я хочу его поймать!

— Можем попробовать, только надо быть очень осторожными — ведь мы не знаем, сколько ему лет. А может быть, это вовсе не лев, а всего лишь гиена, которую привлек запах свежего львиного мяса.

— Я пойду посмотрю, — сказал Шварц.

Он взял свое ружье и хотел покинуть место стоянки, но в это самое мгновение лев сам показался из-за кустов. Он был величиной с большого пуделя, то есть уже достаточно взрослый, чтобы оказать достойное сопротивление. Увидев немца, он не убежал, а лег на землю и злобно заворчал на него, не осмеливаясь, однако, прыгнуть.

— Это настоящий зверь! — крикнул Шварц. — Быстрее дайте мне одеяла, побольше одеял!

Его приказ оказались в состоянии исполнить только Хаджи Али и словак, так как все остальные опять оцепенели от испуга. Шварц ждал, не спуская глаз с львенка, который все еще лежал на месте, не решаясь ни перейти в атаку, ни пуститься в бегство. Немцу ничего не стоило одним выстрелом покончить с ним, но он хотел заполучить его живым. Нагнувшись, он поднял два прочных одеяла из верблюжьей шерсти, которые принес джелаби. Затем он сложил их вместе, растянул во всю длину и бросил на юного «Господина с толстой головой».

Внезапная темнота так ошеломила льва, что он на миг застыл неподвижно, а в следующую секунду Шварц прыгнул на него и придавил его к земле весом своего тела.

Тут лев пришел в себя и стал яростно сопротивляться, обнаружив при этом такую силу своих мускулов, какую с трудом можно было от него ожидать, учитывая его возраст. Ему удалось немного приподняться от земли, но Шварц снова повалил его, стараясь уворачиваться от его лап, которыми отмахивался во все стороны запутавшийся в одеялах звереныш.

— Веревки мне, веревки, — крикнул немец товарищам.

Тут-то и пригодился большой запас веревок, шнуров и ремней, который, по словам Стефана, всегда имеется в наличии у любого каравана. Вскоре совместными усилиями троих мужчин удалось так прочно спеленать и обвязать веревками изо всех сил упиравшегося зверя, что он полностью потерял возможность двигаться.

— Хвала Аллаху! — воскликнул Хаджи Али. — Мы застрелили Убийцу Стад вместе с его женой, а теперь поймали еще и его сына. Вот он лежит связанный, он гневно рычит, но убежать от нас не может. Позор ему!

— Слава богу! — облегченно вздохнул шейх. — Мы спасены. Львенок пойман и больше не может нас сожрать.

— Для тебя было бы лучше, если бы он тебя проглотил, — возразил задиристый словак, — потому что завтра мы передадим тебя мидуру, который отвесит тебя пять сотен добрых ударов. Тогда ты узнаешь, что зубы льва могут быть милосерднее, чем кнут справедливости.

— Я свободный араб. Никто не имеет права меня бить! — гордо сказал хомр.

— Как ты себя назвал? Свободный? Разве твой рассудок помутился и ты не видишь и не чувствуешь, что попал в плен? Кто может нам помешать хоть сейчас дать тебе столько ударов, сколько мы пожелаем? Ты вполне заслужил это, но мы считаем ниже своего достоинства самим марать об тебя руки. Тебе придется подождать до завтра, и тогда плетка побеседует с твоей шкурой так, что ты будешь сожалеть о том, что не попал в пасть льву!

Пойманного зверя положили у костра на самом виду. Он лежал неподвижно и не издавал ни единого звука.

— Этот зверь — собственность, ваша, — немного погодя сказал словак Шварцу. — Хотя это были мы, которые помогать, но это были вы, которые раньше его поймать. Что вы будете с ним делать?

— Я собираюсь отправить мои коллекции из Фашоды в Хартум, откуда мой друг переправит их на родину. Ему я, пожалуй, отправлю и львенка. Может быть, удастся доставить его в Германию живым?

— И там ему попасть в зверинец, ботанический?

— Нет, в зверинец, зоологический, — засмеялся Шварц.

— Значит, зоология бывать везде в зверинце, а ботаника — только в львиный дом в зоопарке?

— «Львиный дом», как вы выражаетесь, любезнейший Стефан, тоже относится к области зоологии. А так как к ней относится и ваше имя Пудель, то вы не должны были бы делать хотя бы таких ошибок!

— А разве нет еще и пуделей, ботанических?

— Посмотрите на небо! Ваш Путь, Млечный, начинает бледнеть, и звезды созвездия Змееносца исчезают за горизонтом. Так как сейчас март, это знак, что приближается утро. Скоро можно будет потушить костер и начать собираться в дорогу.

— Это я тоже знавать, потому что я изучать звезды, все. Но как мы будем пленникам повезти?

— Очень просто. Мы привяжем их к верблюдам, которых у нас достаточно, так как пятерых мы захватили у разбойников.

— Но в гуме, пойманном, у нас шесть человек. Верблюда, одного, ездового, не хватиться!

— Тогда пусть шейх идет пешком. Ему не вредно будет немного поднапрячься.

Через некоторое время небо окончательно посветлело, и на пустыню спустился день.

Глава 5

У ОТЦА ПЯТИСОТ

Пока джелаби снаряжали значительно увеличившийся караван в дорогу, Шварц вырвал у льва и львицы зубы, чтобы взять их с собой в качестве трофеев. Вскоре все было готово, и путешественники покинули беспокойный Бир-Аслан.

Бессильная ярость арабов еще усилилась оттого, что, будучи связанными, они не смогли сотворить свою утреннюю молитву. Теперь они, по-прежнему связанные по рукам и ногам, сидели на верблюдах, и только шейх, скрежеща зубами от злости, бежал рядом с ними легкой трусцой. Раненому транспортировка доставляла сильные боли. Он стонал почти непрерывно, но Шварц не мог облегчить его страдания при данных обстоятельствах.

Местность вокруг была абсолютно ровной. По мере того, как путники приближались к реке, воздух становился все более влажным, а трава под ногами — все гуще. Теперь их ожидало последнее, но очень опасное испытание — миновать поселения негров-шиллуков, печально известных по всей округе как воры и разбойники, нападающие на мирные караваны, и кроме того — заклятых врагов хомров. Встреча с ними грозила большими неприятностями, но избежать ее было никак невозможно, так как они населяли весь левый берег Бахр-эль-Абьяда от его притока Кейлака вниз до самого Махадат-эль-Кельба и их деревни вплотную примыкали друг к другу, вытягиваясь в длинный сплошной ряд.

К счастью, джелаби хорошо знали местность, и Отец Одиннадцати Волосинок поклялся, что если Шварц согласится довериться ему, то он обещает целым и невредимым привести караван в Фашоду.

Следуя его указаниям, путники сделали большой крюк, чтобы обойти некоторые особенно густо населенные деревни, и около полудня сделали небольшой привал. Отдых особенно был необходим животным, так как вскоре им должны были потребоваться все силы, на какие они только были способны: по замыслу словака территорию шиллуков следовало проехать как можно более быстро, чтобы те не успели не только приготовиться к военным действиям, но и вообще понять, что происходит. Только после часа аср прерванный путь был продолжен, а около четырех часов пополудни путешественники увидели перед собой невозделанные поля дурры и островерхие крыши токулов[72] за ними.

— Мы благополучно дошли до этого места и не встретили еще ни одного шиллука, — сказал словак, чрезвычайно довольный собой. — Ну, не превосходный ли я проводник? Теперь слушайте. Деревня, которая виднеется там, впереди, — единственная, через которую нам предстоит пройти, после нее мы совсем скоро достигнем Фашоды. Давайте подстегнем наших животных! Они должны бежать так быстро, как только могут, и тогда никому не удастся нас остановить. Того, кто встанет у нас на дороге, верблюды просто растопчут.

Как только всадники въехали в деревню и увидели первых ее жителей, словак, ехавший впереди, так хлестнул кнутом своего ослика, что тот с шага перешел сразу на галоп. Остальные путешественники последовали примеру Стефана. Шейх, привязанный длинной веревкой к седлу верблюда, на котором сидел Шварц, вынужден был не бежать, а прямо-таки мчаться, чтобы не быть опрокинутым и раздавленным несущимися сзади животными. Такому позору он еще никогда в жизни не подвергался; он, шейх племени, мужчины которого считают позором для себя показываться за пределами своих деревень иначе, чем верхом.

Токулы были расположены довольно далеко друг от друга. Большинство из них имели круглую форму и были сделаны из стволов деревьев и соломы; тина из Нила скрепляла жерди стен. Крыши хижин были украшены скелетами жирафов или горбатых быков.

Никакого намека на улицы или хотя бы переулки в этой деревне не было, хижины стояли прямо среди полей дурры, почва которых была сухая и твердая в это время года. По этим полям и прокладывал сейчас путь каравану его маленький вожак, и, глядя, как он ловко петляет между хижинами, можно было подумать, что он уроженец здешних мест.

Первые шиллуки, мимо которых промчались путешественники, молча провожали удивленным взглядом странный караван. Это были стройные люди с очень темным цветом кожи и тонкими, совсем не негритянскими губами. Никакой одежды они не носили. Единственное украшение, которое при известном напряжении воображения можно было счесть предметом туалета, состояло из их собственных волос.

Шиллуки никогда не стригут своих волос и делают из них чрезвычайно сложные и замысловатые прически. Одни так искусно заплетают их вокруг головы, что волосы образуют некое подобие венка или полей шляпы. Другие заплетают их от затылка до лба в прямо стоящий гребень, напоминающий шлем баварского всадника. Многие вдобавок прилаживают вокруг головы украшение, напоминающее нимб из белых перьев.

Проезжая мимо одной из хижин, Шварц успел заметить ее хозяина, который мирно сидел у дверей, покуривая трубку. Но Боже правый, что это была за трубка! Ее головка была величиной с добрую тыкву, а мундштук превышал по толщине человеческое запястье. Несчастному негру приходилось так широко открывать рот, что его глаза буквально вылезали из орбит. Но шиллуки заядлые курильщики считали, что наслаждение, получаемое от курения, напрямую зависит от размеров трубки. Табак здесь тоже приготовляется особым образом: сначала он сушится, затем размалывается в муку, из нее месится тесто, которое и выпекается в форме лепешек. В довершение всего табак смешивается с листьями разнообразных ароматных растений, после чего, наконец, его укладывают для курения из таких вот гигантских курительных приборов.

Все жители деревни встречали караван с немым изумлением, но когда он проезжал мимо, они поднимали громкие крики. Шварц не понимал языка шиллуков, но, разобрав произнесенное несколько раз с угрожающей интонацией слово «хомр», он догадался, что негры узнали своих врагов — арабов.

Из близлежащих токулов высыпали мужчины, женщины и дети. Крики были подхвачены ими и распространились дальше, в мгновение ока подняв на ноги всю деревню. Конечно, сигнал тревоги опередил караван, и на его пути стали попадаться небольшие группки разъяренных негров, которые, однако, вынуждены были отскакивать в сторону, чтобы не быть сметенными скачущими животными.

К счастью, лук и стрелы шиллукам неизвестны, они сражаются с помощью дубин и копей, да изредка кто-нибудь раздобудет старое ружье или пистолет. Поэтому воспользоваться своим оружием, которым они яростно потрясали вслед каравану, воинственным шиллукам не удалось.

Вскоре деревня осталась позади, и словак остановил своего осла.

— Теперь все напасти миновали, — сказал он, — они не смогли нас остановить, а вон там, впереди, вы видите Фашоду.

Шварц посмотрел в том направлении, куда указывал Стефан, и увидел небольшое селение, состоявшее из убогих хижин, среди которых возвышались два окруженных стенами здания. Он тронул своего верблюда, и шейх, едва переводивший дух, с лицом багрового Цвета, должен был снова протрусить вперед, хотя и несколько медленнее, чем прежде.

Последний отрезок пути, простиравшийся перед путниками, был абсолютно свободен, так что новых сюрпризов ожидать не приходилось.

— А где ты и другие джелаби собираетесь остановиться? — спросил Шварц словака.

— У каждого из нас в городе есть знакомые, которые с удовольствием нас примут, — ответил тот. А вот у кого будешь жить ты?

— Конечно, у мидура.

— Разве он тебя знает?

— Нет.

— А у тебя есть при себе тескере?[73]

— Есть, и не только он, а еще хатишериф[74] вице-короля и другие рекомендации.

— Ну, тогда тебя радушно примут, и тебе не придется ни о чем беспокоиться. Проводить тебя к дворцу мидура?

— Да, потому что я хочу просить аудиенции не только для себя, но и для вас. Мы сразу передадим ему пленников, и он, без сомнения, захочет выслушать ваши показания.

— Спаси Аллах их спины и пятки! Знаменитые «пятьсот» ударов им обеспечены.

Фашоду нельзя назвать городом в полном смысле этого слова, это всего лишь небольшое, хотя и очень старое местечко. Оно стоит на месте Денаба, прежней резиденции шиллуков, которое упоминается как Данупсис, столица нубийской Эфиопии, уже у Плиния[75]. Благодаря двум правительственным зданиям городок издалека выглядит вполне неплохо, но это впечатление исчезает сразу по вступлении в него.

Дом мидура и казармы выстроены из кирпича и окружены стенами. Для охраны порядка на стенах установлено несколько пушек, а по ночам в городе дежурят патрули — мера, направленная главным образом против постоянно бунтующих шиллуков.

Вокруг этих зданий расположены многочисленные дома и токулы, населенные в основном солдатами и их семьями, которым не хватило места в казармах. Гарнизон Фашоды насчитывает около тысячи штыков. Он состоит из некоторого количества арнаутов[76] и шумных гехадиа, которые ведут очень беспутную жизнь, но все же более дисциплинированны, чем донголавы, берберы[77], старая гвардия и египтяне, составляющие остальную часть суданских воинских частей.

Кроме описанных выше зданий в глаза бросались полуразвалившиеся хижины и бараки, ямы, зловонные лужи и целые горы наваленных прямо посреди улицы отбросов.

Благодаря столь плачевным условиям жизни среди населения городка была очень велика заболеваемость и смертность. Кроме того, климат здесь чрезвычайно нездоровый, особенно во время сезона дождей, когда рукав Нила, на котором стоит Фашода, заболачивается и начинает гнить, распространяя зловоние вместе с береговой дамбой, представляющей собой ряд колышков с нагроможденными между ними кучами земли, травы и навоза.

Этот малоприятный уголок является местом ссылки преступников, и для большинства из них направление сюда равносильно смертному приговору. Кроме ссыльных и солдат, население города составляют в основном негры-шиллуки.

Питаются жители Фашоды преимущественно овощами: редькой, дынями, огурцами, тыквами, луком, чесноком, а также разными видами зелени, которые они выращивают в своих огородиках.

Здесь имеется и некое подобие базара — а именно: на одном из перекрестков улиц двое или трое не то греков, не то египтян, торгующих разной мелочью. Кроме них, жители могут рассчитывать только на бродячих джелаби.

Когда караван въехал в город, шиллуки, встретившиеся на его пути, подняли такой же крик, как и их деревенские соплеменники. Побаиваясь солдат, они не отважились на враждебные действия и ограничились тем, что с угрозами и ругательствами бежали вслед за всадниками. Привлеченные шумом, к ним присоединялись все новые и новые любопытные, и к тому времени, как путешественники достигли ворот крепости, их сопровождало уже несколько сотен отчаянно галдящих людей.

Стоявший у ворот часовой спросил прибывших о цели их посещения. Шварц ответил, что он хочет поговорить с мидуром, в чьих владениях находится. Солдат запер ворота и удалился, чтобы доложить о нежданных гостях начальству. Прошло довольно много времени, прежде чем он вернулся вместе с онбаши[78], который повторил тот же самый вопрос и, получив ответ, отправился за белюк-эмини[79]. Последний также осведомился о том, что угодно путешественникам, после чего разыскал чауша[80]. Поинтересовавшись, зачем прибыли всадники, этот привел баш-чауша[81], который, удовлетворив свою любопытство, поспешил сообщить важное известие мюльасиму[82]. Лейтенант счел необходимым прибегнуть к помощи юзбаши[83], который вполголоса отдал какое-то распоряжение своему адъютанту и, наконец, пропустил Шварца и его товарищей во двор. Вся эта сложная операция заняла не менее часа, причем толпа у ворот успела за это время увеличиться втрое, а производимый ею шум усилился в десять раз.

Оказавшись на территории крепости, всадники спешились. По наивности они полагали, что сейчас их проведут к мидуру, но гостеприимные хозяева города немедленно показали им, как сильно они заблуждаются. Им пришлось еще познакомиться с алай-эмини[84] бим-баши[85], прежде чем к ним снизошел сам мир алай[86], который, наконец, потребовал у немца его бумаги и удалился с сними в дом. Через десять минут он вернулся и, силясь изобразить на своем лице глубочайшую почтительность, пригласил Шварца следовать за ним.

Мидур встретил своего гостя в дверях.

— Салам алейкум! — с любезной улыбкой сказал он, скрестив на груди руки. Таким образом он хотел показать чужестранцу свое особое расположение, так как обычно, здороваясь с христианином, мусульманин ограничивается только первым словом приветствия «Салам».

— Ва алейкум-ус-салам, — ответил Шварц на приветствие, после чего мидур сам повел его в селямлык[87] и знаком пригласил занять место на диване напротив него. Затем мидур хлопнул в ладоши, и в комнату вошли несколько мальчиков-негров. Один из них внес и поставил между двумя господами столик в шесть дюймов высотой с полированной медной крышкой. Другой раздал чашечки, насыпал в них молотый кофе и залил его кипящей водой. Третий принес уже набитые трубки, а четвертый поднес к ним раскаленные угольки. Затем слуги бесшумно удалились, а господа молча принялись за свой кофе и трубки.

Мидуру принесли очень простой чубук. Шварц же получил трубку из розового дерева, выложенного жемчугом и бриллиантами и украшенного золотыми нитями. Мундштук был сделан из большого куска великолепного молочного янтаря, который здесь ценится намного дороже прозрачного. Зная восточный обычай подавать почетным гостям самые дорогие трубки, Шварц мог быть доволен оказанным ему приемом.

Когда кофе был выпит, мидур счел, что теперь настало время беседы. Он взял лежавшие рядом с ним документы Шварца, протянул их ему и сказал:

— Ты находишься под защитой хедива[88], чьей воле мы все подчиняемся. Я прочитал в этих бумагах твое имя и теперь знаю, что ты тот, кого я ожидал.

— Разве ты знал о моем приезде? — удивленно спросил Шварц.

— Знал. Мне написал об этом мой начальник, губернатор, да благословит его Аллах. Он пишет, что познакомился с тобой в Хартуме и очень рекомендует мне тебя, так что любые твои желания, какие я могу исполнить — для меня закон. Кроме того, здесь сейчас находится курьер с письмом для тебя.

— С письмом? От кого?

— От твоего брата, который ожидает тебя в ниам-ниам.

— Так он уже там? — радостно воскликнул Шварц. — Он двигался с Занзибара на запад, а я — из Каира на юг. Когда мы расставались, с тем, чтобы встретиться в стране ниам-ниам[89], он обещал послать мне в Фашоду известие, как только дойдет до цели. Я, собственно, и прибыл сюда главным образом для того, чтобы узнать, нет ли от него письма, но, признаться, не думал, что он придет так рано.

— И тем не менее оно здесь и, говорят, весьма большое. Его доставил сюда очень молодой, но очень интересный человек. Аллах наградил его более острым умом, чем имеют тысячи людей в его возрасте. Он ждет тебя здесь уже много дней, и я успел хорошо его узнать. Ты, должно быть, приехал не прямо из Хартума?

— Нет. Оттуда я направился в Кордофан и Дарфур, чтобы понаблюдать за людьми, животными, собрать растения этих краев. Я составил очень большую коллекцию, и мне бы хотелось отправить ее отсюда в Хартум.

— Передай ее мне, и я сам займусь этим. Но ты и твой брат — вы должны быть очень отважными людьми. Разве ты не знал, сколько опасностей подстерегает чужаков в Кордофане и в особенности в Дарфуре?

— Знал, конечно, но люди моей профессии не могут себе позволить поддаваться страху.

— Видно, Аллах простер над тобой свою десницу. Вы, христиане, бесстрашные, непостижимые люди. Мусульманин благодарен Аллаху за то, что тот даровал ему жизнь, и не станет рисковать ею из-за нескольких травинок или жуков. Но тебе, кажется, не пришлось встретить на пути злых людей?

— О, напротив, сколько угодно, но, к счастью, я умею обращаться с людьми такого рода. Например, не далее, чем вчера вечером, меня чуть было не убили.

— Что? — мидур даже подскочил на месте. — Вчера вечером? Кто посмел тронуть хоть один волосок на твоей голове? К тому времени ты должен был уже находиться на подчиненной мне территории.

— Это случилось у Источника Льва.

— Ну да, это место находится в моих владениях. Но кто же он, кто посмел покушаться на твою жизнь? Назови мне его имя, и я найду его, куда бы он ни спрятался!

— Это не он, а они — хомр-арабы, которых я нанял, чтобы они сопровождали меня сюда.

— Ах, какая жалость! Хомры не стоят под моим началом. Я имею право наказать их только в том случае, если они находятся на подвластной мне территории.

— Они сейчас здесь, во дворе, связанные. Я привел их с собой, чтобы передать в твои руки.

— Они здесь? — изумился мидур. — Они пошли с тобой после того, как собирались тебя убить? Но в это невозможно поверить: ведь они не могли не знать, что их здесь ждет!

— У них не было другого выхода: им пришлось пойти со мной!

— Ну не томи, расскажи мне поскорее все с самого начала!

Мидур весь горел от нетерпения. Он все больше нравился Шварцу. В этой стране необходима была сильная воля и необычайная энергия, чтобы суметь защитить честных людей от разбойников. И тем, и другим этот человек, казалось, обладал в большой степени.

Не заставляя себя долго упрашивать, Шварц поведал собеседнику обо всех вчерашних приключениях, в том числе и о схватке со львами. Мидур с увлечением слушал и, когда рассказ подошел к концу, снова вскочил с места. Отбросив в сторону давно потухшую трубку, он вскричал:

— Убил двух львов и поймал их детеныша! Да ты герой, настоящий герой! И эти псы еще посмели поднять на тебя руку? Они еще будут молить меня и Аллаха о пощаде, но ни от него, ни от меня они ее не получат. Но постой: ты назвал имя Абуль-моута. Ты знал этого человека раньше?

— Нет, но слышал, что он известный работорговец.

— Да, и причем самый ужасный из всех. Ах, попадись он только ко мне в руки! Какая досада, что этот Отец Смеха помешал тебе поймать его! Теперь мне придется надолго распроститься с надеждой заполучить этого мерзавца, потому что он уйдет в далекую Умм-эт-Тимсу и не покажется здесь много месяцев.

— А ты знаешь, где находится эта Умм-эт-Тимса?

— Да, потому что дурная слава о ней прошла по всей стране. Это очень далеко отсюда, на юге, в стране ниам-ниам.

— Что? — насторожился Шварц. — Ты хочешь сказать, что это там же, где находится сейчас мой брат?

— Страна довольно большая, может быть, твой брат находится в другой ее части. Умм-эт-Тимса расположена в краю макрака.

— Такого племени я не знаю.

— Курьер, которого прислал твой брат, принадлежит к нему.

— Значит, мой брат ждет меня в этом опасном месте. Не к нему ли относятся угрозы, которые я слышал из уст Абуль-моута? Он узнал, что там появились два европейца, которые тоже собирают растения и животных, и намеревается их убить!

— У твоего брата есть спутник?

— Нет. Насколько я знаю, он путешествует один.

— В таком случае ты напрасно беспокоишься: речь шла не о нем. Мы еще вернемся к этому разговору, и посланец твоего брата сообщит тебе более точные известия. А сейчас пришло время держать суд над этими хомрами. Сначала я хочу допросить джелаби, а потом мы разберемся с арабами.

Он хлопнул в ладоши и отдал несколько приказов показавшемуся в дверях слуге. Через несколько минут вошли офицеры — члены суда — и молча заняли места по обе стороны мидура. Затем пригласили джелаби и попросили их вкратце рассказать обо всем, что произошло накануне. Их показания, разумеется, в точности совпали с показаниями немца.

В течение всего этого времени хомры под охраной военных оставались во дворе. Теперь с ног пленников сняли веревки, и их провели в импровизированный зал суда. Раненого тоже внесли и положили на пол возле его товарищей. Позади них был выставлен конвой из нескольких хавасов[90].

Хомры не стали приветствовать мидура, и причиной тому было отнюдь не смущение. Дело в том, что свободные арабы считают себя выше и привилегированнее местных арабов, а тем более египтян, которых они называют «рабами паши». Должно быть, шейх думал, что он, по крайней мере, равен по положению мидуру, и хотел произвести на того впечатление своим высокомерием. Он не стал дожидаться, пока к нему обратятся, а раздраженно закричал на судью:

— Мы были обманом схвачены и связаны. Это произошло, потому что нас было слишком мало. Но теперь мы находимся в месте, где можем ожидать справедливости. Мы, свободные хомр-арабы, и никто не вправе распоряжаться нами. Почему же нас до сих пор не развязали и не отпустили на свободу? Я сообщу хедиву, как ваши слуги обращаются с бени-араб!

Эта речь произвела совершенно противоположный эффект, чем ожидал шейх. Брови мидура сдвинулись, и он отвечал спокойным, ледяным тоном, который бывает подчас опаснее гневного крика:

— Что ты сказал, пес? Ты, кажется, назвал себя свободным? И ты собираешься жаловаться на меня паше? Если ты не понимаешь, что ты грязный червь по сравнению со мной, то я докажу тебе это. Вы все вошли сюда, ни на дюйм не склонив передо мной своих голов. До сих пор ни один офицер или эфенди не забывал поприветствовать меня, а вы, вонючие гиены, доставленные ко мне в качестве преступников, осмеливаетесь на такую дерзость? Придется мне немного обучить вас хорошим манерам и показать, как низко следует кланяться мидуру. Бросьте их ниц и дайте каждому по двадцать ударов, а шейх, как самый почетный мой гость, получит сорок.

Один из солдат тут же втащил деревянное приспособление, похожее на скамью, у которой с одной стороны отсутствовали ножки. Его положили на пол таким образом, чтобы две оставшиеся ножки торчали вверх. Потом хавасы схватили одного из хомров, сняли с него башмаки, положили его спиной на скамью и крепко привязали к ней ремнями. Ноги его задрали кверху и привязали к обеим ножкам, после чего один хавас взял толстую палку и отвесил несчастному по десять сильных ударов на каждую пятку. Сначала хомр пытался вырваться, потом стиснул зубы, чтобы не закричать, но после того, как кожа на ногах лопнула, он запричитал. Когда его отвязали, он не смог встать и остался сидеть на полу, издавая жалобные стоны.

Той же участи подвергались все его товарищи, исключая раненого, которого мидур пощадил, сказав:

— Этот лежал передо мной на земле, потому что его рана не позволяет подняться на ноги. Но я освещу его своей милостью и буду считать, что он распростерся передо мной из смирения. Все остальные негодяи, надеюсь, поняли, что я не позволю безнаказанно оскорблять себя и угрожать донести на меня паше. Теперь пусть шейх скажет, знает ли он эфенди, который сидит здесь, рядом со мной.

Шейх, который во время наказания вел себя еще более постыдно, чем его подчиненные, крича и плача громче всех, сейчас снова состроил высокомерную гримасу и не ответил на вопрос. Тогда мидур пригрозил:

— Лучше не упрямься, потому что я сумею открыть тебе рот. За каждый вопрос, на который кто-нибудь из вас откажется мне ответить, я буду добавлять тебе еще по двадцать ударов. Теперь говори, знаешь ли ты этого эфенди?

— Да, я его знаю, — поспешно выкрикнул шейх, узнавший на своей шкуре, что мидур не расположен шутить.

— Признаешь ли ты, что вы хотели напасть на него и убить?

— Никогда. Тот, кто утверждает это, лжец.

— Я сам утверждаю это, и за то, что ты назвал меня лжецом, твое наказание будет увеличено. Продолжим: знаешь ли ты разбойника по имени Абуль-моут?

— Нет.

— А у меня имеются сведения, что прошлой ночью ты с ним говорил.

— Это неправда!

— Пока ты сидел у костра, этот эфенди подкрался к гуму и подслушал разговор разбойников. Позже он видел, как ты пошел к Абуль-моуту и как привел гум. Это подтвердили и все джелаби. Ты собираешься упорствовать в своей лжи?

— Это был не я, они обознались!

— Я вижу, что ты закоренелый лгун. Ты, наверное, слышал, что меня называют Абу Хамса Мийа, Отец Пятисот? Тех, кто осмеливается преступить закон, я обычно приговариваю к пятистам палочным ударам. Но ты своей ложью оскорбляешь меня, так как тем самым ты пытаешься выставить меня легковерным человеком, которого Аллах обделил умом; поэтому для тебя я стану Абу Ситта Мийа, Отцом Шестисот. Выбросьте его во двор и дайте ему шестьсот ударов по спине! — приказал он солдатам.

— Не делай этого! — воскликнул шейх. — Шестьсот ударов не сможет выдержать ни один человек, ты убьешь меня! Вспомни о кровной мести! Воины моего племени смоют мой позор твоей кровью!

— Тогда пусть они сперва узнают, что я могу быть и Абу Саба Мийа, Отцом Семисот. Итак, дайте ему семьсот ударов, и за каждое слово, которое он произнесет, прибавляйте еще по сотне!

Это было сказано таким решительным тоном, что шейх не осмелился больше возражать. Солдаты вытащили его во двор, и вскоре оттуда послышались его громкие крики.

— Вы слышите это? — обратился мидур к хомрам. — Если он выживет, пусть идет к паше и жалуется на меня. Я сумею позаботиться о том, чтобы в моих владениях каждый честный человек мог безбоязненно следовать своим путем. А людей вроде вас я считаю хищниками, которых следует стрелять для общей пользы. Тому же, кто посмеет лгать и угрожать мне, моя плетка покажет, что я могу сменить свое имя и на Абу Алф, Отец Тысячи. А теперь ответь ты мне, — он указал на хомра, сидевшего на корточках ближе всех к нему, — собирались ли вы убить этого эфенди.

— Да, — испуганно сказал тот.

— А ты тоже признаешь это? — спросил он другого.

— Да, — отвечал и этот.

Остальные тоже сознались в своем преступлении, понимая, что ложью они только ухудшат свое положение. Больше всего им хотелось сейчас наброситься на мидура, и, несмотря на все усилия, они не могли полностью скрыть владевшую ими ярость.

— Вы признали свою вину, и я хотел бы быть вам милосердным судьей. Но вы сделали это не из раскаяния, а из страха, и на ваших лицах я читаю ненависть и жажду мести. Вы получите не больше и не меньше, чем предписывает данное мне прозвище. Пятьсот палок будет достаточно, чтобы убедить вас, что убийство человека, который доверчиво отдал себя под вашу защиту, идет вразрез с законами Пророка и его святых последователей. Пощажен сегодня будет только этот раненый. Пусть он лежит в сиджне[91], пока не заживет его нога, затем, если он не умрет, над ним будет исполнен тот же приговор, Суд окончен. Я говорил по праву и справедливо. Аллах хранит тех, кто следует его законам, но преступников исцелит его гнев!

Мидур поднялся в знак того, что заседание суда закончено, и офицеры сделали то же самое. Попрощавшись с глубокими поклонами, они удалились, и тогда судья распорядился, чтобы хомров перенесли во двор, и разрешил джелаби присутствовать при экзекуции. Вновь оставшись наедине со Шварцем, мидур спросил:

— Итак, справедливость восторжествовала. В твоей стране это произошло бы так же быстро?

— Приговор был бы вынесен позднее, так как у нас дело расследовали бы более подробно.

— А что бы это дало? Ведь нет сомнения в том, что хомры виновны?

— Разумеется.

— Ну, значит, я пришел к тому же результату, но гораздо быстрее. Какое наказание они получили бы согласно вашим законам?

— Многолетнее тюремное заключение.

— Мое наказание намного короче, так же как и мой суд. Виновные получают свои палки, а затем могут отправляться на все четыре стороны.

— На мой взгляд, для многих бандитов это наказание чрезвычайно мягкое, если, конечно, они выдержат удары.

По лицу мидура скользнула многозначительная улыбка, когда дон ответил:

— Суров или мягок мой приговор — решает Аллах. Он дает преступнику столько здоровья и сил, сколько считает нужным. В сущности, такое положение вещей не слишком отличается от вашего, ведь и у вас не всякий преступник может выдержать долгое тюремное заключение, и все это зависит лишь от воли божьей. Так что не беспокойся о хомрах! Их жизнь записана в книге, я не могу ни отнять, ни сохранить ее им. А теперь позволь мне проводить тебя к посланцу твоего брата, а затем в покои, которые я приготовил для тебя.

Немец с радостью согласился, так как дальнейшее пребывание в гостиной, куда со двора доносились страшные крики арабов, было не из приятных.

Пройдя длинную анфиладу комнат, в которых не было ничего, кроме стенной обивки и ковров, они вышли на задний двор. Посреди него стоял крошечный деревянный домик, по стенам которого вились цветущие, благоухающие растения.

— В этом Доме радости ты будешь жить, — сказал мидур, — а вот тот мальчик, о котором я тебе говорил. Он будет сопровождать тебя к твоему брату, а служить тебе начнет прямо с сегодняшнего дня. В дальнейшем он может пригодиться тебе в качестве переводчика: он говорит на языке ниам-ниам и владеет также арабским.

Перед дверью садового домика была расстелена камышовая циновка, с которой поднялся юноша лет шестнадцати, чтобы тут же снова броситься на землю, приветствуя обоих господ. Одежды на нем почти не было, а его кожа была своеобразного красно-бурого цвета, такого же, как почва в тех южных районах, где обитает народ ниам-ниам. Этнографами давно было замечено, что, как ни странно, цвет кожи того или иного негритянского племени всегда напрямую зависит от цвета населяемой им земли. Так, жители черноземных районов — шиллуки, нуэры и денка, обладают чрезвычайно темной кожей, в то время как кожа народов бонго, ниам-ниам и монбутту, живущих в странах с бурой, содержащей железо, почвой, отличается красноватым оттенком.

Мидур приказал мальчику встать, и, когда тот повиновался, Шварц смог разглядеть всю его невысокую, коренастую фигуру, с более развитыми мускулами, чем обыкновенно бывает у негров. Черты его лица были приближены к кавказскому типу: маленький, хотя и с толстыми губами рот, прямой и узкий нос. Но самым удивительным в нем были большие, широко расставленные глаза миндалевидной формы, предававшие его круглому лицу трудно описуемое выражение воинственной решимости и одновременно вызывающей доверие открытости.

Рядом с мальчиком на земле лежало его оружие. Оно состояло из лука с наполненным стрелами колчаном, ножа с серпообразным клинком и изогнутого, снабженного острыми зубьями и наконечниками метательного кинжала, похожего на австралийский бумеранг. Смертоносная «метательная дубина», описанная в «Энеиде», была, по всей видимости, оружием именно такого рода. Руки мальчика от кисти до локтей были упрятаны в так называемые манжеты, представлявшие собой несколько плотно прилегавших друг к другу металлических колец. Они называются здесь данга-бор и являются употребительными преимущественно среди негров бонго.

Очень оригинальным образом были убраны длинные и пушистые волосы мальчика. Заплетенные в тонкие косички, которые затем снова переплетались друг с другом, они образовывали на голове круглую корону, украшенную пестрым, переливающимся султаном. Вокруг лба, прямо на границе с волосами, он носил некое подобие диадемы из нанизанных на шнурок собачьих клыков. Открытый, дружелюбно-почтительный взгляд, которым мальчик встретил своего нового господина, понравился Шварцу.

— Как тебя зовут? — спросил он по-арабски.

— Я сын бджиа[92], — ответил негр на том же языке. — Санде[93] зовут меня Нубой, но белый господин, который прислал меня сюда, дал мне имя Бен Вафа[94].

— Что ж, это имя хорошо характеризует тебя. А как зовут этого белого господина?

— Он называет себя Шва-ца.

— Ты хотел сказать — Шварц?

— Да, — кивнул мальчик, — но я не могу выговорить этого имени, поэтому я говорю Шва-ца.

— Меня зовут так же, потому что я его брат.

— Значит, ты — тот эфенди, к которому он меня послал?

— Да.

— Я очень рад это слышать, потому что ты мне нравишься. Твои глаза такие же добрые, как глаза твоего брата, не такие жестокие, как у арабов, которые приходят к нам, чтобы сделать нас рабами. Поэтому я буду любить тебя так же, как моего другого господина, и служить тебе верой и правдой.

По его светившемуся от радости лицу было видно, что он сказал это от всей души.

— Ты должен доставить меня к моему брату, не так ли? — спросил Шварц.

— Да, эфенди.

— Но это очень опасно: ведь наш путь лежит через местности, в которых живут враждебные санде народы.

Тут мальчик схватил руку немца, горячо поцеловал ее и воскликнул:

— О, эфенди, ты называешь нас не ниам-ниам[95], а нашим истинным именем! Я — принц королевской крови и не должен подчиняться одному человеку, но для тебя я сделаю все, что угодно, так же, как и для твоего брата. Только из любви к нему я согласился отправиться сюда, потому что никому, кроме меня, не удалось бы это сделать: денка или нуэры сбили бы его или продали работорговцам.

— А ты не боялся, что с тобой произойдет то же самое?

— Нет, потому что меня никто не сможет поймать. Я воин и уже много раз водил наших мужчин на битву.

Он сказал это со спокойной гордостью, но без всякого намека на заносчивость. Похоже, он и вправду был очень смышленым и отважным пареньком, раз не только решился в одиночку предпринять такое трудное путешествие, но и сумел благополучно завершить его.

— А не разумнее было бы взять с собой нескольких надежных людей? — поинтересовался Шварц.

— Нет, так как нескольких легче заметить, чем одного, — ответил мальчик.

— Ты шел пешком?

— Нет. Я построил себе маленькую фулюку[96] с парусом. На ней я спустился по Гелю, а потом по Бахр-эль-Джебелю. Там везде есть вода для питья. Когда я был голоден, я ловил рыбу, а если навстречу шел вражеский корабль, я прятал мою фулюку в прибрежном кустарнике или в зарослях высокого тростника.

— Но откуда же ты знал дорогу?

— Мне уже дважды приходилось бывать в Хартуме, где я и выучил арабский язык.

— И ты ни разу не высаживался на берег вблизи какого-нибудь укрепления?

— Что вы, эфенди! Этого ни в коем случае нельзя было делать: ведь в укреплениях живут только ловцы рабов. Я всегда старался проезжать мимо них ночью и как можно быстрее.

— Ты, наверное, хорошо знаешь места, где расположены эти укрепления.

— Да, я знаю их все.

— А знаешь ли ты и то, которое называется Умм-эт-Тимса?

— Да. Оно самое опасное для нас, так как находится на границе с нашей страной и принадлежит самому жестокому человеку, какой только есть на свете.

— Как зовут этого человека?

— Абуль-моут.

— Ты знаешь его укрепление. А видел ли ты когда-нибудь его самого?

— Да. У него лицо и фигура мертвеца, и смерть следует за ним по пятам. Нет на земле ужаснее места, чем его укрепление. Трупы запоротых до смерти рабов свободно валяются там повсюду, а вокруг них шныряют пожирающие падаль хищные звери и птицы.

— А где был мой брат, когда ты его покинул?

— У моего отца.

— То есть, как я понимаю, он находится вблизи Умм-эт-Тимсы?

— Да, эфенди. Укрепление расположено всего в трех днях пути от нас.

— А мой брат — единственный чужестранец, который гостит у вас в настоящее время?

— Нет. С ним еще один белый.

— Ах! Значит, Абуль-моут все-таки говорил о них. Кто этот второй и как его зовут?

— Он торговец птицами. У него ноги аиста, а нос длинный и подвижный, как аистиный клюв. За это его прозвали Абу Лаклак[97]. Настоящего же его имени я не могу выговорить.

— Мы должны немедленно выступить в путь, так как ему и моему брату грозит огромная опасность. Абуль-моут хочет их убить.

— Он так и сказал? — вступил в разговор мидур.

— Да, — ответил немец, — я слышал это собственными ушами.

— Я знаю, что он не переносит белых чужеземцев в области, где охотится, и поэтому не сомневаюсь, что он постарается выполнить свою угрозу, как только прибудет в свое укрепление. Опасность, которой подвергается твой брат, действительно очень велика, потому что король санде не сможет защитить его от коварных и превосходящих их оружием работорговцев.

— Санде — очень храбрый народ, — с достоинством вставил Сын Верности.

— Я этого и не отрицаю, — отвечал мидур со снисходительной улыбкой. — Но вспомни, сколько ваших воинов, несмотря на их храбрость, было убито или похищено ловцами рабов! Все ваше мужество ничего не может сделать против дикой алчности этих людей, потому что вашим стрелам и копьям никогда не сравниться с их ружьями.

— Из скольких людей обычно состоит большой разбойничий караван? — продолжал Шварц свои расспросы.

— Часто из многих сотен, — разъяснил ему мидур. — Бывает, что такие команды состоят из двух или даже более укреплений. В таких случаях даже самая густонаселенная негритянская деревня не может и помыслить о сопротивлении. Укрепление Умм-эт-Тимса — самое большое из всех, какие мне известны, так что в распоряжении Абуль-моута имеется достаточно людей, чтобы он мог исполнить свое намерение и стереть при этом с лица земли весь ниам-ниам.

— Тогда нельзя медлить ни минуты. Я должен поспеть в ниам-ниам раньше Абуль-моута, чтобы вовремя предупредить брата.

— Твое заявление мне не по душе, так как ты мне очень понравился, и я был бы рад, если бы ты погостил у меня подольше. Но в сложившихся обстоятельствах я, конечно, не смею тебя задерживать. Однако я не могу допустить, чтобы ты беззащитным отправлялся навстречу ожидающим тебя опасностям, и поэтому я дам тебе пятьдесят хорошо вооруженных солдат. Это и мне может принести выгоду, так как с их помощью тебе, может быть, удастся поймать этого проклятого Абуль-моута, а я только о том и мечтаю, как бы заполучить его в свои руки. Ну что, ты согласен?

Немец с радостью согласился; предложение мидура пришлось ему очень кстати. Тем временем негр высыпал из своего колчана все стрелы и достал с его дна письмо, которое протянул Шварцу. После этого мидур провел своего гости внутрь домика, состоявшего из двух маленьких, но очень мило обставленных покоев.

— Здесь останавливаются только самые дорогие мои гости, — сказал он. — Как я уже говорил, ниам-ниам будет тебе прислуживать. Он ждет снаружи твоих приказаний, которые мои люди будут исполнять так же усердно и молниеносно, как если бы они исходили из моих собственных уст. Джелаби, которые пришли с тобой, тоже будут моими гостями.

— А что будет с моими хомрами? — не смог удержаться от вопроса Шварц.

Мидур сделал нетерпеливый жест рукой и сказал:

— То, что с ними должно было произойти, уже свершилось, и больше не спрашивай меня об этом. Я хочу, чтобы в доверенной мне области был порядок, того, кто нарушит его, я буду судить быстро и строго. Пусть Аллах будет милостив к их душам, но у меня они не найдут милосердия — только справедливость.

Он вышел. Шварц бросился на подушки и с нетерпением развернул письмо брата. Тот писал, что с Занзибара он через озера Виктория и Альберт благополучно добрался до ручьев реки Эль-Газаль и теперь ожидает брата у негров-макрака, которые принадлежат к большому племени ниам-ниам. В Занзибаре он встретил земляка — естествоиспытателя и выдающегося орнитолога, который попросил взять его с собой. Этот человек, баварец по происхождению, оказался очень хорошим товарищем и незаменимым помощником во время путешествия. Оба собрали по пути обширный и ценный научный материал и собираются использовать время, которое проведут у ниам-ниам в ожидании Шварца, на то, чтобы привести в порядок свои коллекции. Сына Верности оба рекомендуют ему как сообразительного и очень надежного проводника.

Немец только что закончил просматривать письмо, когда в дверях домика показался словак.

— Прошу извинительства, что помешаю вам мог, — начал он. — Я хотел принести вам желание, наше.

— Я не совсем понял, — ответил Шварц, — это только ваше желание или чье-то еще?

— Да. Отец Смеха иметь мою просьбу как свою.

— И в чем же состоит эта просьба?

— Мидур говорить с нами, сам, и сказать нам, мы все его гости быть и живет в доме, здешнем. Потом сказать еще, вы уехали скоро с солдатами, многими. Я и Хаджи Али, друг, хотим остаться здесь ни за что, а идти на ниам-ниам делать там дело, прибыльное. Хотим купить вещи здесь и продать там снова с выгодой, огромной. Поэтому я бежать сюда быстрей спрашивать, не добры ли вы брать с собой и Хаджи Али, дружелюбного?

— Почему бы и нет? Ваше предложение мне очень по душе. Вы с Отцом Смеха — дельные люди, и ваша помощь наверняка окажется мне полезной во время моего трудного путешествия.

— Значит, вы давать разрешение, ваше?

— Конечно, с превеликим удовольствием.

— Это есть очень хорошо. Это дает мне радость, бесконечную. Я учить язык, негритянский, и быть вам полезен званиями, моими. Мы будем делать исследование, научное, и получить имена, наши, известные, очень. Я должен бежать к Хаджи Али, ожидающему, и сказать ему, мы можем начать подготовку, отъездную, скорее, потому что вы исполнить желание, наше!

И он поспешил к Отцу Смеха, чтобы сообщить ему полученное известие.

Глава 6

ЧЕРНЫЕ ПЛАНЫ

А теперь перенесемся туда, где течет Бахр-эль-Газаль. Река Газелей пересекает границу страны негров бонго. Стройные пальмы украшают правый ее берег, и темно-зеленые метелки их листьев мечтательно колышутся на легком ветерке. На левом берегу от самой воды возвышается густой лес мимоз. Висящие на ветках деревьев засохшие травинки показывают, на какую высоту поднимается уровень воды в сезон дождей.

Поверхность воды сплошь покрывают большие острова, состоящие из нагромождений свежих и отмерших травяных корневищ. Между ними то и дело попадаются длинные и широкие полосы дикого сахарного тростника, которые еще больше суживают и без того узкую в это время года реку.

В одном из таких тростниковых островков, почти полностью скрытый высокими стеблями, стоял сейчас нуквер, один из тех парусных барков, которые распространены главным образом в верховьях Нила. Главная мачта в середине судна была снесена так же, как и меньшая на носу корабля. Тот, кто не знал о существовании этого нуквера, легко мог проехать совсем рядом, даже не заподозрив о его присутствии.

Без сомнения, этим столь тщательно спрятанным барком никто по назначению не пользовался, и тем не менее он был отнюдь не заброшен и не пуст.

Пять или шесть рабынь стояли на коленях друг возле друга и с помощью своеобразных каменных жерновов терли дурру: смоченную водой дурру засыпают в углубление жернова и маленьким камешком, который называется Сын Жернова, размалывают в муку. Этот примитивный способ сырого помола отнимает у рабов чрезвычайно много времени и сил. Результата целого дня мучительного труда одного из этих несчастных едва хватает, чтобы покрыть ежедневные потребности десяти-пятнадцати человек. Пот с лиц рабынь стекал прямо в замешиваемую тут же из этой муки вязкую кашу — основное блюдо суданского меню. Испеченная на круглой каменной плите, она превращается в кисры, аккуратные красно-коричневые лепешки, которые употребляют здесь вместо хлеба. На воде же из этого теста варят некое подобие пудинга, один вид которого способен надолго отбить аппетит у любого европейца. Кисра в качестве необходимого провианта берут в многомесячные путешествия. Если же дать им перебродить в воде, получится мариза, очень популярный среди всех суданских народов терпкий хмельной напиток.

Рабыни были на нуквере не одни. Под верхней палубой в кормовой части корабля двое невольников вили веревки из волокна пальмовых листьев и вполголоса о чем-то переговаривались. Опасливые взгляды, которые они время от времени бросали на рабынь, говорили о том, что они не хотели, чтобы их подслушали.

Лица обоих негров были изуродованы гугулом, вечным, несмываемым клеймом рабства, верным признаком того, что они оба были похищены. Когда охота на рабов проходит удачно, всем молодым пленникам-мужчинам наносят шесть больших порезов — по три на каждую щеку. Раны ежедневно натирают перцем, солью и пеплом, поэтому они долго не заживают, а впоследствии превращаются в огромные вздутые шрамы.

Единственную одежду рабов составляли набедренные повязки. Их волосы, уложенные вверх и закрепленные с помощью клея, образовывали на голове нечто вроде высокого цилиндра без полей. Негры беседовали между собой на диалекте беланда, в котором, как и в подавляющем большинстве других суданских языков, все слова, обозначающие нечто отвлеченное, взяты из арабского. Еще одной характерной его особенностью является отсутствие в нем первого лица единственного числа глагола, а вместо местоимения первого лица единственного числа говорящий обычно подставляет свое имя.

— Лобо грустно, очень грустно, — прошептал один из негров, — и Лобо даже не может показать, как тяжело у него на душе.

— Толо даже еще грустнее, чем Лобо, — так же тихо ответил его товарищ. — Когда Лобо и Толо были похищены, Абуль-моут убил всю семью Лобо, но отец и мать Толо смогли убежать. Они еще живы, а несчастный Толо не может увидеть их. Поэтому ему вдвойне грустно.

— Почему это Лобо должен быть менее печален? — недовольно спросил первый. — Раз его родители, братья и сестры убиты, значит, он несчастнее тебя. — Он вздохнул и добавил так тихо, что собеседник едва мог расслышать его слова: — Но что может сделать жалкий беланда, когда белые убивают его родных?

Толо озабоченно посмотрел на рабынь, чтобы удостовериться, что те не подслушивают, а потом ответил, дико вращая глазами:

— Отомстить! Он должен убить Абуль-моута!

— Да, должен, но ему нельзя об этом говорить вслух! — испуганно прервал Лобо своего брата по несчастью.

— Своему другу он может это сказать; Лобо его не предаст, а поможет ему своим ножом или стрелой, смоченной в ядовитом соке растения дингил[98].

— Но тогда нас засекут до смерти!

— Нет, мы не должны попасться, мы убежим.

— Разве ты не знаешь, как это трудно сделать? Белые будут преследовать нас, и их собаки обязательно нас найдут.

— Тогда Толо убьет себя. Он не позволит белым избивать себя кнутами и жить он тоже не хочет, если не может быть вместе с отцом и матерью. Белый человек не думает, что у черного тоже есть сердце, но оно у него есть и не хуже, чем у араба. Черный очень любит отца и мать и хочет вернуться к ним или умереть. Ты знаешь, что с нами будет, если мы останемся здесь? Мы — собственность белого, и он может убить нас за самую маленькую провинность. А если он захочет сделать набег на негритянские селения, мы должны будем пойти с ним и защищать его от наших братьев, и тогда нас тоже могут убить. Но Толо не хочет ловить своих черных братьев и делать их рабами!

— Ты думаешь, что готовится гасуа?

— Да. Разве ты не понимаешь, почему женщины там, на носу, уже много дней мелют дурру? Это значит, что в поселке собираются печь лепешки. Но большие запасы лепешек араб делает только тогда, когда ему нужна еда для долгого путешествия.

Лобо сложил руки вместе, сделал испуганно-почтительное лицо и сказал:

— Какой ты умный! Об этом Лобо не подумал. Он думал, что набег может начаться только после того, как Абуль-моут вернется из страны хомров.

— Абдулмоут[99] тоже может выступить, когда захочет. После Абуль-моута он — главный в селении. Если первого начальника нет, приказывает второй. Зачем бы иначе солдаты еще позавчера получили приказ чистить свои ружья и точить ножи? Правда, никто из них пока не знает о том, что должно произойти, но скоро ты увидишь, что Толо был прав.

— Ты знаешь, куда Абдулмоут хочет отправиться?

— Откуда Толо может это знать? Даже белым солдатам никогда не говорят этого заранее. Один Абдулмоут знает это, и… — Внезапно он осекся, склонился над своей работой и, казалось, целиком погрузился в нее. Лобо последовал его примеру: оба заметили человека в маленькой лодке, который причалил к нукверу и поднялся на его палубу.

Это был белый. Густая темная борода обрамляла его лицо, кожа которого от жаркого солнца стала совсем смуглой. Черты его лица были резкими, глаза мрачно блестели. Он носил тесно облегающий фигуру белый бурнус, подпоясанный кушаком, из-за которого выглядывали рукоятки ножа и двух пистолетов. Из зеленых башмаков без задников выглядывали босые пятки, а на голове возвышался зеленый тюрбан — знак того, что этот человек ведет свое происхождение от Пророка Мухаммеда. В руке он держал огромных размеров кнут.

— Абдулмоут! — испуганно прошептал своему товарищу Лобо.

— Тише, молчи! — так же шепотом предостерег его тот.

Перед ними действительно были не кто иной, как второй комендант селения. Он называл себя Рабом Смерти и был достойным помощником своему начальнику Отцу Смерти. На несколько минут он остановился возле рабынь и стал наблюдать за их работой. Несчастные женщины удвоили свои усилия, но все же их рвение не удовлетворило Абдулмоута, и он грубо прикрикнул на них:

— Разрази вас гром! Вы крадете у меня время, проклятые лентяйки! Пора уже начинать печь, потому что завтра мы выступаем, а мука до сих пор не готова!

И он, не разбирая, куда попадет, стал обрушивать на них удары кнута. Женщины взвыли от боли, однако ни одна из них не осмелилась хотя бы на миг прервать работу. Затем Абдулмоут перешел на корму к обоим неграм-беланда. Некоторое время он молча стоял рядом с ними, потом взял один из уже готовых канатов, внимательно осмотрел его, снова отбросил в сторону и наградил каждого из рабов несколькими ударами, отчего кожа в тех местах, куда они пришлись, тотчас лопнула. Негры не издали ни одного стона, и только из всех сил сжали зубы так, что они заскрипели.

— Вам, как я погляжу, было недостаточно больно? — свирепо усмехнулся Абдулмоут. — В следующий раз вы у меня заскулите как следует, бездельники! Падайте ниц, когда с вами разговаривает комендант поселка!

Этот приказ сопровождался новыми ударами кнута. Негры бросились наземь, на что они раньше не решились, так как думали, что должны продолжать работать. Абдулмоут окинул их бесстрастным взглядом, затем пнул каждого ногой и снова заговорил:

— Вы — беланда. Хорошо ли вы знаете свои родные места?

— Да, господин, — ответил Толо, не поднимая глаз.

— Знакома ли вам деревня Омбула?

— Толо бывал много раз в этой деревне.

— Зачем ты туда ездил?

— Сестра матери Толо живет там со своим мужем и детьми.

— Ах, вот как! Значит, у тебя родственники в Омбуле! Сколько семей там живет?

— Очень много, господин, намного больше, чем в других деревнях, — отвечал негр, который, как и большинство представителей этих диких народов, умел считать самое больше до двадцати.

— Это место хорошо укреплено? — продолжал араб свои расспросы.

— Вокруг него двойная колючая изгородь.

— Деревня расположена посреди открытой местности или в лесу?

— Дерево субах[100] стоит в кустах, из которых торчат еще и ладанные деревья[101].

— Много ли у жителей коров?

Коровы ценятся в здешних местах на вес золота. Для ловцов рабов они едва ли не лучшая добыча, чем пленники. Негры же, в свою очередь, при нападении спасают прежде всего коров, зачастую жертвуя при этом собственными детьми. Зная, что его ответ решит судьбу Омбулы, Толо решил покривить душой.

— Нет, господин, они все очень бедны, — сказал он.

Видимо, его слова прозвучали не очень убедительно, так как Абдулмоут внимательно посмотрел на него, а затем несколько раз опустил кнут на спину и закричал:

— Не смей лгать, пес, а не то я запорю тебя до смерти! Говори правду, если хочешь, чтобы на твоих костях осталось хоть немного мяса! Итак, там много коров?

— Да, господин, — пролепетал перепуганный Толо.

— Есть ли у людей хорошее оружие?

— Стрелы, копья и ножи.

— Ружей ни у кого из них нет?

— Ни у кого, господин.

— Смотри же, — пригрозил Абдулмоут, — если я увижу там хотя бы одно-единственное ружье, я выбью из твоего черного тела твою не менее черную душу. Ты знаешь все пути в Омбулу?

— Да.

— И Лобо тоже?

— И он тоже.

— Когда мы прибудем туда, если выступим отсюда ранним утром?

— На третий день вечером.

— Хорошо. Я решил напасть на Омбулу и достать к возвращению Абуль-моута много новых рабов и коров. Тогда он увидит, что мы не сидели без дела, и будет доволен нами. Вы оба будете нашими проводниками, и я советую вам хорошо исполнить свой долг. Если вы хорошо справитесь с этим заданием, я продам вас доброму господину, который не будет вас бить, хотя за вашу лень вас стоило бы пороть еще больше. В противном случае я закопаю вас в термитник, чтобы эти твари сожрали вас заживо. Усвойте хорошенько то, что я вам сказал, вы, чернокожее отродье, и отвечайте: будете ли вы верны и послушны мне?

— Да, господин.

— Вы обещаете мне это, но я не верю на слово ни одному черномазому псу. Поэтому до самого вашего отправления вы останетесь здесь, на этом корабле. Я приставлю к вам сторожа и прикажу ему застрелить вас, как только вы приблизитесь к борту. А во время похода я надену вам на ноги гири, чтобы вы потеряли всякую охоту к бегству. Теперь работайте дальше и не вздумайте при этом болтать, а то я велю зашить вам рты. Вы знаете, что это не пустая угроза: я ведь поступил так со многими вашими товарищами.

Он еще раз хлестнул обоих своей плеткой и вернулся в лодку. Негры видели, как суденышко исчезло в высоких камышах, но из опасения, что Абдулмоут следит оттуда за ними, они молча продолжали работать, пока он не показался на берегу и не удалился по узкой тропинке, ведущей через заросли мимоз.

Только теперь Толо осмелился едва слышно шепнуть своему напарнику:

— Теперь ты видишь, что Толо был прав: поход начинается уже завтра!

Лобо заскрипел зубами и схватился за свою кровоточащую спину, а потом, вращая глазами так, что они чуть не вылезли из орбит, воскликнул:

— Они пойдут в нашу страну, в Омбулу. Аллах, Аллах! Наши друзья должны стать рабами!

— А мы должны вести белых. Неужели мы сделаем это?

Лобо, менее сообразительный, чем его друг, глубоко задумался, пытаясь понять, куда тот клонит.

— Почему ты молчишь? — спросил Толо. — Отвечай, должны ли мы вести арабов в Омбулу и вместе с ними убивать и захватывать в плен наших черных братьев?

— Нет, — решительным тоном ответил Лобо. Он сделал свой выбор. — Мы убежим. Но тогда мы не сможем убить Абуль-моута, как собирались раньше: он ведь еще не вернулся.

— Мы убьем вместо него Абдулмоута, что еще лучше. Если мы отнимем у него жизнь, то завтрашний поход не состоится, и люди из Омбулы будут спасены.

— Поблагодарят ли они нас за это? И как мы его убьем? Днем это совсем невозможно, а ночью он спит, окруженный стражами. Нас обязательно схватят. Может быть, лучше не подвергать себя такой опасности?

Толо понимал справедливость слов своего товарища. Он замолчал, чтобы собраться с мыслями, но раздумье его было прерваны ужасным шумом, внезапно донесшимся со стороны селения. Сотни человеческих голосов пели, визжали, ревели и что-то исступленно выкрикивали. К этому прибавлялись резкие звуки музыкальных инструментов.

Казалось, эта адская музыка помогла Толо принять какое-то решение. Он мигом встрепенулся и сказал:

— Ты слышишь это ликование? Абдулмоут только что объявил им, что завтра начнется набег. Теперь они развернут флаги и примутся внимать предсказаниям своего колдуна.

— Он будет к ним благосклонным, и они повинуются ему. Мы тоже должны слушаться его, хотя мы и не молимся Аллаху, как наши мучители.

— Нет. Толо повинуется не факиру, а совсем другому.

— Кому же? О ком ты говоришь?

— О Большом Шейхе, который живет среди звезд и никогда не умрет, который все видит и награждает или наказывает за каждый человеческий поступок.

— Ты рассказывал Лобо об этом, но Лобо не смог его увидеть.

— Он повсюду, как воздух, который тоже нельзя разглядеть.

— Может быть, чужестранец, который тебе о нем рассказывал, обманул тебя!

— Нет. Этот чужой белый был миссионер, хороший человек, который никого не обманывал. Он рассказывал о великом, всемогущем Шейхе, который создал небо и землю, а также и людей. Он велел им быть хорошими и благочестивыми, но они не послушались его. Тогда он послал с неба своего сына, который принес им добро и был за это ими убит. Он учил, чтобы люди любили друг друга и совершали только хорошие поступки. Потом пришли ловцы рабов и убили его. Но Толо помнит все его слова и будет повиноваться им. Долг велит ему разыскать родителей и спасти деревню Омбула. Он сделает это, даже если это будет стоить жизни. Сын Шейха тоже умер без ропота. И тот, кто умирает, совершая добро и выполняя законы Большого Шейха, тот на самом деле не умирает, а поднимается в небо. К Сыну Шейха, чтобы жить возле него и никогда не умирать.

Негр произнес все это с подлинной верой и страстью. Его собеседник покачал головой и сказал:

— Лобо не понимает этого, но ты никогда еще не лгал ему, и поэтому он хочет верить всему, что ты говоришь, и делать то же самое, что делаешь ты. Если бы он видел и слышал миссионера, он, наверное, был бы так же убежден в истинности его слов. Я согласен: мы убежим и спасем Омбулу!

— Да. А Абуль-моута мы убьем в наказание за все его злодейства и чтобы он завтра не мог начать гасуа.

— Но ведь ты только что говорил, что по воле Великого Шейха надо делать людям только добро. А ты хочешь убить араба!

— Это не зло, — возразил Толо не очень уверенным тоном, показывающим, что его знание Библии пока еще далеко от совершенного.

— Пусть так. Лобо верит тебе. Но даже если нам удастся лишить его жизни, — как мы убежим отсюда? Лодки нам не достать, значит, придется идти пешком, а тогда собаки нас быстро разыщут!

— Ты не должен быть таким нерешительным, — заявил Толо, — потому что Большой Шейх в небе будет нас охранять. Смерть Абдулмоута и наше бегство заметят только утром. К тому времени мы будем уже так далеко, что нас никто не сможет найти. Мы возьмем здесь столько лепешек, сколько сможем, и тогда нам не придется голодать в пути.

— Разве твой Большой Шейх не запрещает воровать?

— Ты прав. Тогда не будет этого делать. Мы и так везде сможем найти корни, фрукты и воду, чтобы утолить голод и жажду.

Однако Лобо, казалось, не разделял оптимизма своего друга, а, напротив, становился все более озабоченным. Он задумчиво посмотрел вниз перед собой, а потом спросил:

— Но все же как мы убежим с корабля, если Абдулмоут пришлет к нам сторожа?

— Мы подождем, пока он заснет.

— Он не будет спать, ведь он получит приказ не спускать с нас глаз!

— Ну, тогда мы убьем его.

— Но в этом поступке нет ничего доброго — одно зло!

— Сторож тоже злой, потому что он будет белый, араб. Справедливо будет, если он умрет: он ведь из тех людей, что нас схватили!

— Ты однажды рассказывал мне, что Шейх в небе велит делать добро и врагам тоже, а ты хочешь причинять им одно зло!

— Они сами в этом виноваты, — сказал Толо, решительным кивком отгоняя от себя сомнения, — а теперь молчи и работай: вон идет сторож!

К нукверу приближалась новая лодка, и сидевший в ней белый поднялся на борт. Он пребывал в крайне Дурном расположении духа из-за того, что его отправили на корабль, и он не может принять участие в празднестве, которое всегда предшествует гасуа. Громко выругавшись, он сел невдалеке от невольников с кнутом в руке. Лобо и Толо склонились над своей работой. Говорить друг с другом они больше не могли, но все их мысли были сосредоточены на предстоящем замысле, и мысленно друзья продолжали спорить друг с другом. Толо был полон твердой решимости убить Абуль-моута и охранника. Те идеи, которые он усвоил от учения миссионера, не вступали в конфликт с его языческими представлениями, он прекрасно совмещал в себе то и другое. Лобо же, как и большинство тугодумов, не сразу мог принять новый, отличающийся от его прежних убеждений, взгляд на вещи, но если он однажды постигал какую-нибудь мысль и принимал ее всем сердцем, то сбить его с нее было очень трудно. Поэтому ему казалось непонятным и весьма сомнительным утверждение его друга о том, что можно убить двух человек, неуклонно следуя при этом воле «доброго небесного Шейха».

Расположенные на левом берегу реки мимозные заросли были очень длинными, но узкими. От воды сквозь них вели несколько едва видных тропинок. Пройдя по одной из этих тропинок, вы уже через пять минут оставили бы заросли за спиной и увидели перед собой широкую, плоскую равнину.

Всякую дорогу, которая проходит около реки, на юге называют «нижний путь». Тропинка же, которая ведет к реке со стороны, перпендикулярной берегу, называется мишрахом. Обычно мишрах спускается к воде с высокого, крутого берега.

Чтобы уберечься от ежегодного половодья, люди стараются выстраивать свои жилища на возвышенных местах. Поэтому практически каждый мишрах — верный признак того, что наверху расположено какое-нибудь поселение. Особенно любят основывать в таких местах свои поселения ловцы рабов, и поселок Умм-эт-Тимса не составлял здесь исключения.

Прямо в край зарослей упиралась высокая колючая ограда, за которой стояли токулы поселка. Это заграждение было достаточно прочным, чтобы служить защитой от врагов и диких зверей. Каждый поселок окружен такой колючей стеной, которая хотя и не может противостоять огнестрельному оружию, но гарантирует полную безопасность от копий и стрел. Входов и выходов эта стена не имеет, но между некоторыми не очень густыми кустами может протиснуться человек. Эти проемы и служат для жителей селения воротами, а по ночам сюда выставляются часовые, для которых воздвигаются высокие сторожевые башни на сваях, очень похожие на русские казачьи вышки.

Поселок Умм-эт-Тимса был достаточно большим. Он насчитывал более двухсот токулов, фундамент которых состоял из небольших земляных насыпей, а стены и крыши были сделаны из тростника. Все они имели круглую форму, и каждая была окружена своей отдельной колючей изгородью.

Хижины ловцов рабов никогда не запираются: воровства среди жителей одной деревни не бывает: опасаться следует только непрошенных визитов туземцев.

Дорожки, проделанные между токулами, содержались довольно опрятно, и тем сильнее был контраст с тем, что представляло собой пространство по ту сторону внешней ограды. Кучи отбросов и нечистот, разлагающиеся трупы умерших естественной смертью или запоротых насмерть рабов были свалены здесь и распространяли запах, который свалил бы с ног любого европейца. Сюда слетались хищные птицы, приходили и псы ловцов рабов, а по ночам здесь появлялись гиены и другие дикие звери.

Недалеко от селения располагался огороженный ночной загон для скота, который в течение дня пасся на пастбище. Это были преимущественно коровы и овцы, а также лошади и верблюды. Последних можно встретить в поселках только в сухое время года, так как сезона дождей они обычно не переживают. Навоз этих животных заботливо собирается суданцами и высушивается, а вечером сжигается в загоне. Густой дым, который поднимается при этом, спасает людей и животных от мучений, которые причиняют им бауда, «жигалки обыкновенные». Тут стоит сказать об одном обычае народов Судана: не обращая внимания на запах, суданцы по самую голову закапываются в высокие кучи оставшегося от сгоревшего навоза пепла, покрывающего черную кожу негров отвратительным серым налетом, который оскорбляет глаз и нос европейца, но, по единодушному мнению местных жителей, является столь же красивым, сколь и полезным для здоровья.

Принимая во внимание то обстоятельство, что каждая хижина рассчитана обычно не на одного, а на нескольких обитателей, можно было заключить, что население Умм-эт-Тимсы составляет не менее пятисот человек. В центре поселка стояли два токула, выделявшиеся своей величиной. Это были жилища обоих начальников, Абуль-моута и Абдулмоута.

Настоящие владельцы поселков наведываются в них крайне редко. Эти господа предпочитают оставаться в Хартуме или в каком-нибудь другом городе, где они, как правило, имеют респектабельный дом, образцовую семью и безупречную репутацию. Им не приходит в голову собственноручно заниматься поимкой рабов: для этого у них есть специальные заместители, которые называются вокалами и обладают очень большими полномочиями. Под началом этих вокалов стоят капитаны и матросы. Последние нужны преимущественно во время и после сезона дождей, когда резко возрастает число водных набегов.

Имеются в этой разбойничьей армии и наемные отряды. Это прежде всего охотники, которые обязаны снабжать селение свежим мясом, и солдаты, которые вербуются из своего белого и цветного суданского сброда, люди без чести и совести, настоящие бандиты — как нельзя более подходящий контингент для начальников поселков.

Вокалы получают весьма солидное жалованье, и к этому еще часто прибавляется большой процент от прибылей. Заработок остальной команды обычно равняется десяти талерам плюс питание. Все остальное они должны приобретать за свой счет. Если караван возвращается с богатым уловом, бывает, что солдаты получают свое жалованье рабами. Тогда раб принадлежит хозяину душой и телом, и тот волен сделать с ним все, что угодно: он может избить его, изуродовать или даже убить.

Двадцать или двадцать пять солдат стоят под началом унтер-офицера, называемого белюком. Под началом белюка стоит эмини, который должен уметь читать, писать и считать. Обычно это низший священнослужитель, который одновременно исполняет должность колдуна, устанавливает благоприятные и неблагоприятные для разнообразных мероприятий дни и лечит все заболевания души и тела с помощью амулетов, которые он сам изготовляет, а затем продает за солидную плату. Считается, что вражда с таким человеком очень опасна, и поэтому все обитатели поселка стараются сохранять с ним хорошие отношения.

Во время очередной гасуа ловцы рабов заставляют шейха соседствующего с поселком племени предоставлять в их распоряжение своих людей в качестве носильщиков или шпионов. В награду за это после набега он получает рабов или коров (последний дар, разумеется, оказывается ему больше по душе). День выступления в поход устанавливается или утверждается колдуном.

Когда наступает время объявить солдатам о начале набега, комендант отдает приказ поднять байрак[102]. Он представляет собой большой четырехугольный кусок красной материи, на которой вышиты символы мусульманской веры или первая сура Корана.

Как только флаг взвивается, все узнают, что предпринимается новый набег, и те, кто будет принимать в нем участие, начинают предаваться сумасшедшей радости.

Разумеется, Абдулмоут сообщил обоим беланда свое намерение только после того, как он узнал от колдуна, что завтрашний день будет удачным для похода. Вернувшись в поселок, он распорядился, чтобы подняли флаг. Восторженные крики первого, кто увидел этот желанный знак, привлекли внимание остальных жителей. Они схватили музыкальные инструменты, высыпали из своих хижин и столпились в центре селения. Туда же притащили все имевшиеся запасы маризы, чтобы еще увеличить всеобщую радость с помощью горячительного напитка.

Появился колдун, произнес зажигательную речь, которая должна была поднять боевой дух солдат, и предложил на продажу амулет, защищающий от ран и смерти во время схватки. Затем начала играть музыка, но какая!

В этом кошмарном хоре можно было услышать рубаб, примитивную маленькую гитару с тремя струнами; бюлонк — некое подобие трубы, изготовленной из выдолбленного ствола дерева; ногару — военный барабан, сделанный из полого пня; дарбукку — ручной барабан меньших размеров; гудящие флейты; огромные деревянные рога, чье ужасное звучание напоминает мычание коров; каменные трещотки — набитые камнями бутылочные тыквы; антилопьи рога, звук которых похож на вой замерзающего пса; маленькие и большие трубки, с помощью которых можно подражать голосам всевозможных зверей и, в особенности, птиц. Те, у кого не было инструмента, сами завывали на все лады. Многие импровизировали собственные «мелодии» с помощью самых причудливых предметов: один лупил палкой по сухому хворосту, другой дергал собаку за хвост, третий, подражая свисту бури, размахивал привязанной на длинной веревке жестянкой, и весь этот концерт продолжался до тех пор, пока колдун не предложил спеть общую песнь ловцов рабов. Тогда парни встали друг напротив друга в две большие шеренги и запели воинственную песню.

Ее можно было перевести примерно так: «Только пить — мое стремление. Пить, а потом — на простор, в горы, в лес, где водятся дикие звери. И пить — мое желание! И тогда в меня вливается отвага, и лес окрашивается кровью, и взрывается порох, и я привожу домой рабов».

Но, Боже, что за голоса пели эту песню! Один издавал львиное рычание, другой квакал лягушкой, третий визгливым фальцетом выкрикивал какие-то нечленораздельные звуки, а четвертый подтягивал ему, гудя, как контрабас. Единой мелодии не было, каждый пел в той тональности, в какой позволяли его голосовые данные. Впрочем, иногда певцам удавалось прокричать в лад несколько слов, так как в этом ужасном оркестре имелся и дирижер. Эту роль исполнял колдун: он громко скандировал что-то и размахивал высоко поднятыми руками, и в любом более цивилизованном месте он мог бы составить украшение какого-нибудь сумасшедшего дома. В перерывах между пением снова звучала чудовищная музыка и исполнялся так называемый «танец вращающихся дервишей». При этом участники празднества не забывали прикладываться к маризе, и веселье продолжалось до тех пор, пока не опустели все кувшины. Невообразимый шум раздавался над берегом и достигал корабля, где в прежних позах сидели оба раба и охранник, не выпускавший из рук кнута. Рабынь давно увели в селение, где они должны были печь лепешки.

Время от времени надсмотрщик поднимался на ноги и прогуливался по палубе, чтобы отогнать от себя сон. При этом он бормотал себе в бороду какие-то нечленораздельные проклятия по поводу того, что ему приходится всю ночь сидеть здесь, в то время как другие веселятся.

Незадолго до полуночи Абдулмоут снова наведался на корабль, чтобы удостовериться, что часовой находится на посту. Вскоре после того, как он ушел, в селении все стихло: опьяневшие ловцы рабов забылись тяжелым сном. Когда стражник в очередной раз встал, чтобы размять ноги, Лобо прошептал своему товарищу:

— Хотя этот белый сердит — он постоянно держит в руках кнут — но нас не наказывает. Поэтому Лобо не хочет его убивать.

— Но тогда мы не сможем убежать! — возразил Толо.

— Разве мы не можем заткнуть ему глотку, чтобы он не кричал? А потом мы свяжем его и оставим здесь лежать.

— Толо тоже не очень хочется его убивать, но один-единственный его крик может нас погубить.

— У Лобо сильные руки. Он так крепко схватит его. Да, так мы, пожалуй, с ним справимся. Веревок здесь достаточно.

— Когда мы начнем?

— Подождем еще немного: пусть все белые заснут.

— Но у нас нет лодки: по вечерам ее перетаскивают в поселок.

— Тогда мы отправимся вплавь.

— Толо позабыл, что в воде много крокодилов? Ведь поэтому селение и называется Умм-эт-Тимса.

— Толо лучше даст себя сожрать крокодилам, чем поведет белых в Омбулу.

— Лобо тоже. Добрый Шейх в небе нас, наверное, защитит, потому что мы подарим стражнику жизнь.

— Так ты теперь тоже веришь в этого великого Шейха?

— Лобо весь вечер думал о нем. Если миссионер не был лжецом, то все так и есть, как он сказал, потому что он был умнее, чем мы. А для черных как раз очень хорошо иметь в небе такого Шейха, потому что все белый шейхи на земле — их враги. Так что Лобо верит в него и сейчас попросит его, чтобы наше бегство было успешным.

Негр сложил руки и обратил глаза к небу. Губы его шевелились, но то, о чем он говорил, мог расслышать только Бог.

Часовой подошел к ним и снова уселся на пол. Прошло довольно много времени, прежде чем он решил предпринять новую прогулку. Когда, наконец, стражник пошел прогуляться по палубе, Лобо спросил:

— Мы будет ждать еще дольше?

— Нет. Толо уже держит в руках веревку. Когда он подойдет к нам и отвернется, мы вскочим, и ты схватишь его сзади.

Так все и произошло: часовой приблизился к ним и снова повернулся спиной. В тот же миг Лобо кинулся на него и крепко сдавил ему горло. Человек был как будто парализован от неожиданности и страха: он не пытался сопротивляться ни тогда, когда Толо обвязывал веревки вокруг его рук, ног и туловища, ни даже тогда, когда Лобо отпустил его шею и, сняв у него с головы феску, разорвал ее, куском материи сделал кляп, который и был всунут несчастному в рот.

Крепко связанного стражника отнесли в каюту. Лобо забрал у него нож, а Толо — кнут; затем оба вернулись на палубу.

Беглецы опустились в воду как можно тише, чтобы шум не привлек крокодилов, и двинулись к берегу, что само по себе было связано с большими трудностями, так как им пришлось прокладывать себе путь сквозь густой тростник. Все же им удалось невредимыми выбраться на сушу. Само собой разумеется, что вода ничуть не испортила их более чем простую одежду.

— Милостивый Шейх с неба защитил нас от крокодилов, он будет помогать нам и дальше, — сказал Лобо, отряхиваясь. — Ты не думаешь, что лучше бы нам оставить Абдулмоута в покое и скорее бежать отсюда?

— Нет. Абдулмоут должен умереть.

— С тех пор, как ты сегодня рассказывал о Небесном Шейхе и его сыне, Лобо кажется, что не стоит убивать арабов.

— Если мы сохраним ему жизнь, он быстро догонит нас. Если же мы его убьем, то, когда они найдут тело, они будут охвачены паникой и забудут снарядить погоню.

— Лобо сделает все, что ты хочешь. Но как мы пройдем в поселок? Сторожа поднимут шум, и нас схватят.

— У тебя ведь есть нож. Им мы вырежем дыру в ограде.

— Нас выдадут своим лаем собаки.

— Не выдадут. Они подумают, что мы принадлежим этому селению, и кроме того, я знаю их почти всех по кличкам. Идем!

Они быстро прошли сквозь заросли и остановились на самом их краю. Здесь следовало быть осторожнее, так как ночь была такая светлая, что человека можно было узнать на расстоянии в двадцать шагов. Поэтому негры легли на землю и поползли к тому месту изгороди, от которого был самый короткий путь к токулу Абдулмоута.

Как ни странно, они благополучно достигли этого места, не замеченные ни одним псом. Там Лобо достал нож и стал прорезать проход в густом, колючем кустарнике. Это было довольно трудное дело, и продвигалось оно чрезвычайно медленно. Хотя Лобо и был более сильным, чем его друг, все же Толо пришлось несколько раз сменить своего приятеля, прежде чем отверстие стало достаточно большим, чтобы сквозь него смог пролезть человек.

Теперь беглецы находились внутри селения, и им следовало удвоить свою осторожность. Некоторое время они продолжали лежать неподвижно, прислушиваясь. Вокруг царила абсолютная тишина, только коровы негромко сопели в загоне, да издали доносились пронзительные крики гиены.

— Можно начинать, — тихонько сказал Толо, — дай сюда нож!

— Почему Лобо должен отдавать его тебе?

— Потому что Толо хочет сам нанести удар.

— Не ты, а Лобо сделает это, потому что он более сильный из нас двоих.

— Но ты говорил, что убийство белого тебе не по душе.

— Но на это ты сказал, что он все же должен умереть, и тогда неважно, кто из нас исполнит приговор. Если Шейх в небе будет из-за этого рассержен, то Лобо он простит скорее, чем тебе, потому что Лобо верит в него только с сегодняшнего дня, а ты — уже в течение долгого времени. Так что оставайся здесь и жди, пока Лобо вернется к тебе!

— Ты хочешь идти один?

— Да.

— Этого Толо не допустит. Он пойдет с тобой до самого токула, чтобы быть рядом, если случится что-нибудь плохо.

— Да, ты прав. Тогда пойдем вместе.

Хорошо знакомым путем они стали пробираться между токулами. Большинство спящих солдат находились в своих хижинах, некоторые лежали рядом с ними на свежем воздухе. Пары маризы так хорошо усыпили их, что ни один не пошевелился. Впрочем, даже трезвый не услышал бы шагов осторожно ступавших невольников.

Хижину Абдулмоута охраняли около восьми или десяти человек. Все они были белые: неграм комендант не доверял. Однако цвет кожи не сделал солдат более надежными, чем их чернокожие товарищи. Напившись маризы, они тоже спали крепким сном.

— Оставайся здесь и жди меня, — шепнул Лобо другу, — пробраться между ними совсем нетрудно. Араб находится в хижине совсем один, и он тоже пьян. Один удар — и Лобо снова будет с тобой.

Уверенность, с которой он произнес эти слова, звучала несколько наигранно: предстоявшая ему задача была намного сложнее, чем он хотел показать. Зажав нож в руке, он, как змея, пополз между спящими и уже протянул руку, чтобы отодвинуть легкую камышовую ширму, которая по ночам загораживала вход в хижину Абдулмоута, когда вдруг внутри послышалось грозное рычание. Лобо мигом отдернул руку, но нежданный враг, вместо того, чтобы успокоиться, разразился яростным лаем и, опрокинув ширму, выскочил из хижины. Это был один из тех больших и свирепых шиллукских псов, которых охотно покупают ловцы рабов, чтобы натаскивать их против негров. Он бросился на Лобо. Тот, несмотря на свой очень молодой возраст, отличался поистине богатырской силой. Ловким движением он увернулся в сторону, затем схватил пса левой рукой за затылок и рванул его вверх, а правой с молниеносной быстротой вонзил нож ему в горло. С громким воем пес рухнул на землю.

Со всех сторон ответили другие собаки, проснулись люди, вскочили лежавшие перед токулом охранники. Об исполнении своего замысла Лобо теперь не мог и подумать, он хотел бежать, но оказался со всех сторон окруженным людьми и собаками, и не менее двадцати рук протянулось, чтобы схватить его. Бедняге не удалось бы избежать неминуемой гибели, если бы в этот момент на помощь не подоспел верный Толо. Он рванулся к товарищу, пробивая себе дорогу отнятым у охранника кнутом. Не ожидавшие ничего подобного солдаты расступились, и, воспользовавшись этим, оба негра огромными скачками бросились к недавно проделанной ими дыре в изгороди, чтобы через нее выбраться на свободу.

Среди собравшихся около токула Абдулмоута был один из унтер-офицеров, человек, привыкший командовать и обладавший большей осмотрительностью, чем другие. Он быстро сообразил, что преступникам удастся избежать наказания, если никто их не узнал, и громко крякнул, перекрывая поднявшийся шум:

— Кто были эти двое нападавших? Видел кто-нибудь их лица?

— Это были Лобо и Толо, оба беланда, — откликнулся чей-то голос.

— Значит, они сбежали с нуквера и прежде, чем вход был заперт, прокрались в селение, чтобы убить Абдулмоута. Они должны быть еще в поселке. Спешите к воротам и перекройте их, чтобы убийцы не смогли уйти. И созовите сюда всех собак: пусть они выследят беглецов!

Все послушались его и побежали к выходам из селения. Абдулмоут, разумеется, проснулся и вышел из токула, чтобы узнать о причине всеобщего волнения. Унтер-офицер доложил ему обо всем, что произошло, и Раб Смерти одобрил его приказ.

Таким образом, все население поселка столпилось у выхода, и оба негра беспрепятственно смогли добраться до проделанного ими прохода. Лобо хотел пролезть в него, но хитрый Толо удержал его и сказал:

— Подожди! Слышишь, они свистят и зовут своих псов. Если мы сейчас вылезем отсюда, то наткнемся прямо на них, и они, хотя сами ничего не смогут нам сделать, но наверняка выдадут нас. Надо подождать, пока все собаки не окажутся внутри заграждения.

Лобо понял, что он прав, и остановился. Было слышно, как целая свора собак пробежала мимо отверстия к воротам. Затем раздался приказ Абдулмоута:

— Возьмите их на поводки и отведите к моей хижине, где должны были остаться следы негров!

— Теперь пора! — прошептал Толо. — Вперед, быстрее!

— Собаки найдут дыру, — возразил Лобо, — и приведут к нам преследователей. Вот если бы мы могли скакать верхом, наши ноги не касались бы земли, и собаки потеряли бы след!

— Зачем говорить о том, что невозможно!

— Почему? Снаружи стоят лошади и верблюды.

— Но при них есть сторожа; эти люди слышали шум и будут начеку.

— Мы на них нападем.

— Ничего не выйдет: их слишком много, и к тому же у нас всего один нож. И даже если бы нам удалось одолеть их, на это ушло бы столько времени, что собаки догнали бы нас раньше, чем мы получили бы лошадей. Нет, придется бежать без лошадей.

Негры выбрались наружу и побежали в том направлении, где находились их родные селения. Тьма почти мгновенно поглотила обе фигуры.

Когда Лобо говорил, что дырку в изгороди быстро обнаружат, он был очень далек от истины. Когда собак, которых было более двадцати, привели к токулу Абдулмоута, оказалось, что следы негров полностью затоптаны сбежавшимися на сигнал тревоги людьми. Теперь к этим следам прибавились новые, так что отыскать нужный след стало совершенно невозможно. Собаки просто не понимали, что от них требуется. Напрасно их тыкали носами в землю: животные то беспомощно кружили на месте, то порывались бежать в разные стороны.

— Так не пойдет, — сказал наконец Абдулмоут. — Они не понимают, кого должны искать. Мы должны показать им.

— Но это невозможно, — сказал старый баш-чауш, командовавший сотней, — как вы собираетесь показать им то, чего не видите сами?

— У тебя белая борода, но разум твой пребывает во мраке, — отвечал комендант. — Негры убежали с корабля, и если мы отведем собак туда, они поймут, чего мы от них хотим. Я сам пойду туда и возьму только своего пса — он лучший из всех. Подтащите лодку к воде, только не по той стороне, по которой могли прийти негры, иначе вы затопчете их следы. Ступайте за мной.

Абдулмоут взял своего пса на поводок и зашагал к главному входу, где лежала лодка. Шесть человек подняли ее на плечи и последовали за ним. Он выбрал узкую тропинку, которая петляла по лесу и спускалась; к воде в стороне от того места, где стоял корабль. Когда достигли берега, лодка была спущена на воду, и Абдулмоут сел в нее с собакой и двумя гребцами. Остальные вернулись в поселок.

Как только лодка причалила к нукверу, комендант поднялся на борт и заставил пойти с собой пса; гребцы же должны были оставаться в лодке, чтобы не затоптать следы беглецов.

Хорошо вышколенный пес спокойно стоял возле своего хозяина, который при ярком свете звезд рассматривал палубу. Вокруг никого не было видно, казалось, корабль абсолютно пуст. Абдулмоут позвал часового, но ответа не получил. Тогда он окликнул обоих негров, но столь же безуспешно. Вдруг пес двинул ушами, поднял голову и с тихим свистом втянул воздух через нос.

— Что такое? Ты что-то слышал? Веди меня! — приказал Абдулмоут зверю, ослабляя поводок. Собака привела ею под палубу, туда, где лежал связанный охранник. Комендант наклонился, ощупал его, затем вынул у него изо рта кляп, не снимая, однако, веревок, и спросил прерывающимся от ярости голосом:

— Кто схватил и перенес тебя сюда?

— Негры, — только и смог ответить тот. — Прошу пощады, господин.

— Где они?

— Убежали. Клянусь, я ничего не мог поделать. Они напали на меня сзади, когда я этого не ожидал. Ты ведь простишь мне это?

Он хорошо знал своего начальника, и его голос дрожал от ужаса. Абдулмоут не ответил и больше ни о чем не расспрашивал. Он молча взвалил связанного человека на плечи и понес его наверх, на палубу.

— Именем Аллаха и Пророка заклинаю тебя простить меня! — взмолился охранник, понявший по поведению коменданта, что тот собирается делать.

— Аллах и Пророк пусть будут к тебе милостивы, против этого я ничего не имею, — отвечал Абдулмоут, — но у меня пощады не проси. Мне не нужны люди, которые не слушают моих приказов и небрежно относятся к своей службе. Ты позволил рабам прыгать за борт и в наказание последуешь за ними.

Солдат извивался в руках араба, тщетно пытаясь вырваться, и умолял визгливым от смертельного страха голосом:

— Будь милосерден, господин, ведь и ты однажды будешь просить милости у Аллаха!

— Заткнись, пес, и катись в преисподнюю!

Он бросил человека за борт и, наклонившись вперед, приготовился смотреть, как тот будет тонуть. Охранник скрылся под водой, но через несколько секунд снова вынырнул и, выплевывая попавшую в рот воду, крикнул:

— Аллах пусть проклянет тебя на веки вечные!

— Будь здоров, ты, собака! — издевательски рассмеялся араб. Тут он увидел две борозды, с огромной скоростью приближавшиеся к тому месту, где вода только что вновь сомкнулась над головой несчастного: это мчались на охоту два крокодила, привлеченные звуком упавшего в реку тела. В следующий миг они достигли цели — ужасный крик, и кровожадные хищники скрылись в глубине вместе со своей жертвой.

Увидев все это, еще более страшное чудовище на палубе проворчало:

— Так-то лучше. Тот, кто не следует моим приказам, должен умереть. Ну, а теперь — к делу!

Он отвел собаку к тому месту, где работали оба негра, нагнул ее голову и скомандовал:

— Искать, искать!

Пес обнюхал доски палубы, затем поднял голову, втянул носом воздух и отрывисто залаял.

— Ты взял след? Веди!

Абдулмоут снова подошел к борту корабля, опустился вместе с собакой в лодку и приказал гребцам править на этот раз к той тропинке, по которой, скорее всего, поднялись рабы.

Оба гребца видели все, что произошло с их товарищем, охранником, но не испытывали удивления: подобные наказания провинившихся солдат были в селении обычным делом.

Выбравшись на берег, Абдулмоут взял пса на поводок и подошел с ним к тропинке. Уже через несколько секунд пес залился радостным лаем, означавшим, что он нашел след, и ему не терпится начать охоту.

— Ну вот, начало положено, — сказал араб. — Это превосходный пес, и он не потеряет след. Концом же будет смерть обоих негодяев.

Пес с такой силой рвался вперед, что его хозяину едва удавалось удерживать в руках поводок. Они рысью поднялись на крутой берег, пробежали заросли мимозы и оказались прямо перед проделанной беглецами дырой в заборе. Пес хотел было пролезть в нее, но вдруг остановился, снова повернул назад и с громким лаем бросился по направлению к равнине, куда убежали негры.

Тем временем в селении были зажжены все огни, и при их свете отверстие в заборе стало отчетливо видно.

— Здесь они пробрались в поселок, — сказал Абдулмоут, удерживая собаку, — и здесь же снова вылезли наружу. Пока мы их искали, они получили преимущество во времени, но это им не поможет. Мы догоним их гораздо раньше, чем они рассчитывают.

С трудом сдерживая на поводке пса, который хотел немедленно преследовать беглецов, комендант зашагал к главному входу, возле которого собралось все население поселка. Он сообщил о результатах своего расследования, а затем приказал унтер-офицерам выйти вперед и слушать его приказы. Тогда заговорил уже упоминавшийся выше старый фельдфебель.

— Господин, — сказал он, — твоя воля — наша воля, и мы не должны дерзать что-либо тебе советовать, но я все же хочу высказать свое мнение. Не лучше ли будет, если мы возьмем всех наших лошадей и пустим вперед конный отряд с собаками. Тогда мы быстрее сможем настичь негров, если же мы не поторопимся, то они могут отправиться в Омбулу и сообщить ее жителям о нашем предполагающемся нападении.

— Только из-за твоих седин я прощаю тебе твою дерзкую выходку, — резко ответил Абдулмоут, — но впредь не советую тебе обращаться ко мне, пока тебя не спросят, Я решил использовать лошадей задолго до того, как эта мысль пришла тебе в голову. Но если ты думаешь, что я прикажу всадникам вернуться сюда, после того, как они поймают негров, то ты очень ошибаешься. Лошади будут страшно измотаны, а нам предстоит тотчас же отправиться на них в набег. Впрочем, я и это предусмотрел. Гасуа решена, начнется ли она завтра утром или прямо сейчас — не имеет значения. Кроме того, я хочу лично присутствовать при поимке негров, но мне также необходимо руководить отправлением каравана. Итак, собирайтесь! Через час каждый должен быть готов к выступлению. Ты же, — снова обратился он к фельдфебелю, — в наказание за твою самоуверенность не будешь принимать участие в набеге, а останешься здесь командовать теми пятьюдесятью людьми, которых я оставляю для охраны поселка.

Для ловца рабов, а тем более фельдфебеля, не могло быть более неприятного и обидного наказания. Конечно, какая-то часть населения всегда остается в селении во время набега. Эту обязанность солдаты выполняют крайне неохотно, так как, хотя они и получают полагающееся им вознаграждение, но лишаются возможности награбить себе разного добра при нападении на деревню. Поэтому дежурство обычно назначается по жребию, который тянут не только солдаты, но и младшие командиры. То, что он должен вне очереди оставаться в поселке, казалось фельдфебелю несправедливым, тем более, что в его намерения вовсе не входило отдавать Абдулмоуту какие бы то ни было распоряжения. Он считал, что его почтенный возраст дает ему право высказать свое мнение, которое к тому же совпадало с мнением начальника. Поэтому он возразил как можно более спокойным и почтительным тоном:

— Аллах свидетель, господин, что я не хотел тебя оскорбить. Я ни в чем не виноват перед тобой и не заслужил такого наказания. Ты не должен заставлять мои щеки покрываться краской стыда оттого, что ты унижаешь меня перед моей сотней!

— Молчать! — загремел Абдулмоут. — Ты что, не знаешь законов, по которым живут все поселения? Я могу убить всякого, кто посмеет мне возражать!

— Этого ты не сделаешь, потому что хорошо знаешь, что нет среди твоих людей более храброго и опытного, чем я. С моей смертью ты лишился бы самого нужно человека в поселке, а это было бы позором для всех. Кроме того, неизвестно еще, как бы это понравилось Абуль-моуту, хозяину и главному коменданту поселка.

Абдулмоут внутренне признал справедливость этих слов, произнесенных с чувством собственного достоинства, однако не показал даже виду.

— Мне нет необходимости тебя убивать, — ответил он, — я накажу тебя таким образом, чтобы ты мог продолжать свою службу. Итак, с этой минуты ты больше не баш-чауш, а обычный солдат и остаешься в поселке под арестом. А теперь пусть жребий решит, кто из унтер-офицеров останется здесь за старшего на время нашего отсутствия.

Услышав об этом решении, старый фельдфебель больше не смог держать себя в руках.

— Что?! — гневно вскричал он. — Я должен стать рядовым солдатом, да еще быть арестованным? Этого Аллах не допустит! Здесь есть люди, которые верны мне и не покинут меня!

Он гордо и одновременно испытующе оглянулся вокруг. Тихий ропот подтвердил правоту его последних слов. Тогда Абдулмоут выхватил оба своих пистолета, взвел курки и пригрозил:

— Пулю в лоб тому, кто посмеет мне противиться! Подумайте, ведь если я разжалую фельдфебеля, то следующие за ним чины продвинутся по службе. Разве вам это не выгодно? Или вы хотите, чтобы я и вас заковал в цепи, как бунтовщиков? Если нет, то заберите у него саблю и пистолеты и свяжите его!

— Что?! — воскликнул старый вояка. — Меня обезоружить и связать? Нет, лучше смерть! Стреляй же, если ты…

Не договорив, он выхватил саблю и угрожающе взмахнул ею, но внезапно ему как будто пришла в голову новая мысль. Он опустил клинок и медленно провел свободной левой рукой по своему бородатому лицу, может быть, для того, чтобы скрыть промелькнувшее на нем выражение, а потом продолжал совсем другим, смиренным и преданным тоном:

— Прости меня, господин! Ты прав, потому что ты начальник, и я обязан повиноваться тебе. Сделай меня рядовым солдатом. Но скоро я отличусь в боях, снова стану начальником. Аллах велик, и только ему одному известно о том, что должно произойти.

Эти последние слова прозвучали достаточно двусмысленно и, пожалуй, содержали скрытую угрозу, которой, однако, не заметил Абдулмоут. Он сам забрал у фельдфебеля оружие и сказал:

— Благодари свой возраст и мое великодушие за то, что я принимаю твои извинения. Ты обнажил против меня саблю, и за это ты заслуживаешь смерти. И все же я тебя прощаю. Я дарю тебе жизнь, но оставляю в силе тот приговор, который я объявил. Отведите его в тюрьму и свяжите покрепче, чтобы он не вздумал бежать!

Этот приказ относился к двум унтер-офицерам, которые тут же повиновались. Они встали по обе стороны старика и повели его в тюрьму, причем он пошел с ними без малейших возражений. Абдулмоут хорошо знал своих людей и действовал наверняка, обещая повышение: надежда на него мигом заставила даже самых преданных фельдфебелю унтер-офицеров отвернуться от него.

После этого все отправились к токулу коменданта и, обратившись предварительно к Пророку и всем святым халифам, стали тянуть жребий, кому оставаться в поселке. Пятьдесят солдат и унтер-офицер, которым он выпал, с бессильной яростью покорились судьбе, а остальные стали снаряжаться в дорогу. Перед тем, как все разошлись по своим хижинам, колдун объявил:

— Всякий правоверный мусульманин должен начинать свои путешествия в священный час аср. Но Аллах разрешил нам на этот раз выступить утром, и значит, не будет грехом против него отправиться через час: ведь полночь позади, и можно считать, что утро уже наступило. Слава Аллаху, благословенно будь его имя!

В походе принимали участие более четырехсот человек, которые должны были разделиться на два отряда. Первому предстояло поспешить на лошадях вперед и поймать обоих беглецов, а затем в условленном месте подождать остальных, следовавших частично на повозках, частично пешком. Первым отрядом командовал сам Абдулмоут, а вторым — тот унтер-офицер, который был назначен на место разжалованного фельдфебеля.

Через час оба отряда выстроились у ворот поселка. Впереди всех стоял знаменосец со священным знаменем в руке. Как ни бесчеловечна цель разбойного набега, все же он никогда не начинается без того, чтобы его участники не попросили Бога о защите и благословении, совсем так же, как в былые времена в церквях некоторых рыбацких поселков молились о «благословенном побережье». Колдун, который, как уже упоминалось, выполнял здесь роль священника и одновременно счетовода, встал перед солдатами рядом со знаменосцем, воздел к небу руки и громким голосом воскликнул:

— Помоги нам, о Господи, одари нас твоею милостью!

Эти слова все присутствующие должны были повторить хором. Затем факир продолжал:

— Благослови нас, о благословенный, о бессмертный!

Этот призыв тоже был подхвачен всеми в один голос. Он был обращен к Пророку, а первый — к Богу. Далее последовали обязательно предшествующие строфам каждой суры слова:

— Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

После этого была прочитана первая сура Корана, а за ней — тридцать шестая сура, названная Мухаммедом Сердцем Корана, и с тех пор ее именует так каждый мусульманин. Эту суру люди читают, находясь перед лицом опасности, ее же словами провожают умирающих в последний путь. Она довольно длинная и заканчивается так:

«Разве не видит человек, что Мы создали его из капли? А вот — враждебен, определенно! И приводит он нам притчи и забыл про свое творение. Он говорит: «Кто оживит части, которые истлели?» Скажи «Оживит их тот, кто создал их в первый раз, и Он сведущ во всяком творении. Он — тот, который сделал вам из зеленого дерева огонь, и вот — вы от него зажигаете». Разве тот, кто создал небеса и землю, не в состоянии создать подобных им? Да, Он — Творец, мудрый! Его приказ, когда Он желает что-нибудь, — только сказать ему: «Будь!» — и оно бывает. Хвала же тому, в руке которого власть надо всем, и к Нему вы будете возвращены!»[103]

Прошло довольно много времени, прежде чем колдун, а за ним солдаты проговорили эту суру. Когда звучали ее последние слова, небо на востоке посветлело, и показались первые лучи солнца. Теперь снова нельзя было отравляться в путь, пока не будет произнесена приуроченная ко времени восхода солнца утренняя молитва. Наконец, участники похода поднялись с колен и направились к воротам.

Стремясь наверстать потерянное время, всадники Абдулмоута вскочили на лошадей и, как будто подхваченные вихрем, унеслись по направлению к югу. Сам комендант скакал впереди, а рядом бежал его пес, которого он привязал к седлу на длинном поводке.

Второй отряд, возглавляемый знаменосцем с завернутым теперь в чехол знаменем, двигался медленнее.

На прощанье солдаты дали несколько залпов, на которые ответила из своего оружия остававшаяся в поселке команда. При прощальных и приветственных салютах здесь принято расходовать боевые патроны, несмотря на то, что они являются крайне ходовым товаром, который не так просто раздобыть.

Солдаты из дежурного отряда смотрели вслед уходящим, пока те не скрылись из виду. Настроение у всех было самое что ни на есть скверное: ведь никто не знал, сколько времени теперь придется ждать до следующей гасуа. Кроме того, они даже не могли утешать себя мыслью, что, оставаясь в селении, избавляются от трудностей и лишений, предстоявших их товарищам в пути: и того, и другого дома имелось более чем достаточно. Работу, с которой в обычное время едва управлялись пятьсот человек, теперь предстояло выполнять пятидесяти солдатам. Вдобавок в любую минуту можно было ожидать опасности, так как поселки, гарнизон которых находится в походе, то и дело подвергаются нападениям соседских племен.

Наконец солдаты неохотно разбрелись в разные стороны и занялись своими делами, то и дело разражаясь проклятиями по поводу несправедливо выпавшего на их долю жребия и слишком большой строгости коменданта. Как уже говорилось ранее, Абдулмоут был только заместителем главного начальника, Абуль-моута, и во время отлучек последнего он, упиваясь своей властью и всеми силами стремясь продемонстрировать ее подчиненным, превращал их жизнь в настоящий ад. Поэтому его не только боялись, но и ненавидели все без исключения обитатели селения. Гораздо больше солдаты любили фельдфебеля, которого постигло сейчас столь суровое и незаслуженное наказание. Старый вояка слишком хорошо еще помнил то время, когда он занимал самую низшую ступеньку в несложной иерархии поселка, и гораздо лучше, чем Абдулмоут, умел обращаться со своими подчиненными. Он был с ними строг, но не жесток держался со спокойным достоинством, в котором не было ни тени высокомерия. Поэтому многие любили его и даже едва не взбунтовались против Абдулмоута, когда тот отдал приказ заключить старого вояку в тюрьму.

Оставшийся за начальника унтер-офицер замечал настроение своих людей и слышал весьма нелестные эпитеты, которыми те награждали Абдулмоута, однако не делал попыток их унять, поскольку и сам был чрезвычайно оскорблен. Несмотря на то, что со стороны фельдфебеля он всегда видел только хорошее отношение и сам чувствовал к нему расположение, он промолчал, когда того арестовывали, так как надеялся занять его место. Неудивительно, что, после того, как его ожидания не оправдались, он рассердился на коменданта не меньше, чем все остальные, и ярость его только усугублялась оттого, что он не мог себе позволить обнаружить ее перед солдатами. Теперь в нем снова проснулось сочувствие к фельдфебелю, и он решил на зло Абдулмоуту обращаться с заключенным как можно мягче и всячески стараться облегчить его положение. Приняв это решение, он несколько успокоился и немедленно начал осуществлять свой замысел. Первым делом он распорядился, чтобы солдаты испекли лепешки и, наловив в реке рыбы, зажарили ее на обед. Когда еда была приготовлена и каждый получил свою порцию, унтер-офицер взял столько лепешек и рыбы, сколько мог унести, и отправился к служившему тюрьмой токулу.

Само собой разумеется, что о тюрьме с толстыми каменными стенами, преграждающими преступникам путь к бегству, здесь не могло быть и речи. Сооружение, к которому подошел сейчас унтер-офицер, даже нельзя было назвать токулом в полном смысле этого слова: это была обыкновенная яма в два человеческих роста глубиной, на дне которой стояли заключенные. Яму прикрывал тростниковый навес, защищавший преступников и их стражей от палящего солнца. В довершение всего яму никогда не чистили, так что пребывание в ней было мучительным даже для самого грубого и неприхотливого из здешних солдат.

В настоящее время в «тюрьме» находился один фельдфебель. Увидев приближавшегося белюка, стоявший на страже часовой деликатно отошел в сторону.

— Я тут принес тебе немного еды, — крикнул унтер-офицер, заглядывая в яму, — лепешки и жареную рыбу; такие лакомства, наверное, и не снились ни одному арестованному. Попозже я велю приготовить маризу, и его ты тоже получишь целый горшок.

— Аллах вознаградит тебя за твою доброту, — ответил фельдфебель, стоявший по колено в полусгнивших нечистотах, — но у меня что-то в этом вонючем месте пропал аппетит.

— Тогда сохрани пока эту еду, а потом съешь, когда проголодаешься!

— Что ты, разве здесь место хранить еду? Мне совсем некуда ее деть.

— Ты прав — для этой цели яма и вправду не очень подходит. Если хочешь, я заверну тебе еду в покрывало.

— Спасибо Аллах дал тебе доброе и благородное сердце. Ведь я никогда не обращался с тобой сурово?

— Нет, ты относился ко мне справедливо.

— И ты не можешь упрекнуть меня в том, что я когда-нибудь оскорбил тебя или обделил добычей?

— И этого не было, — подтвердил унтер-офицер, не понимая, куда клонит его собеседник.

— Тогда, может быть, ты согласишься оказать мне услугу и тем заслужить благосклонность Пророка?

— Что я должен сделать? — насторожился белюк.

— Разреши мне подняться наверх и пообедать вместе с тобой. А потом снова посадишь меня в яму.

— Не обижайся, но этого я не могу сделать.

— Кто тебе это может запретить? Ты же сейчас хозяин поселка. Разве ты не волен делать все, что тебе вздумается?

Самолюбие белюка было задето, и он гордо ответил:

— Я — комендант. Все, что я пожелаю, будет исполнено.

— Значит, ты просто не хочешь облегчить мои страдания. Не думал, что ты откажешь мне в такой малости!

— Но это слишком опасно: ведь тебе ничего не будет стоить сбежать из тюрьмы.

— Убежать? К сожалению, это совершенно невозможно. У меня нет оружия, так что не успею я сделать и шагу, как получу от тебя пулю в спину. И даже если ты не станешь стрелять, то твоих пятидесяти молодцов вполне хватит, чтобы поймать меня и прикончить.

— Что правда, то правда, — задумчиво протянул белюк.

— Зато, если ты все же выполнишь мою просьбу, я сумею как следует тебя отблагодарить. Я ведь не собираюсь торчать тут вечно. Абуль-моут умеет ценить мою службу, и как только вернется, он тут же снова сделает меня баш-чаушем.

— Честно говоря, я тоже так думаю, — признался унтер-офицер.

— Так что же, ты согласен ненадолго выпустить меня из этой дыры?

— Хорошо, я сделаю это. Но я прикажу охраннику держать ружье наготове и стрелять, как только ты отойдешь от края ямы больше, чем на два шага. Не обижайся, ведь я выполняю свой долг!

— Я вполне понимаю тебя. Это действительно твой долг, и ты очень хорошо делаешь, что не забываешь о нем!

Когда белюк повернулся к часовому, чтобы отдать ему упомянутое распоряжение, баш-чауш погладил свою бороду и удовлетворенно про себя пробормотал:

— Ну что же, начало положено. Будем надеяться, что он и дальше пойдет у меня на поводу. Я никогда не вернусь в эту яму, и Абуль-моут, разрази его Аллах, не посмеет больше разжаловать ни одного чауша.

Белюк вместе с часовым приблизились к краю ямы и бросили старику веревку, по которой тот взобрался наверх. Оказавшись на свободе, он сел на землю и немедленно принялся за еду. Охранник снова отошел на почтительное расстояние и остановился, не спуская глаз с фельдфебеля, готовый стрелять в него при попытке к бегству. Унтер-офицер уселся рядом со своим пленником и, с удовольствием глядя, как тот уплетает рыбу, сказал:

— Пока я здесь командую, ты будешь есть так же сытно и вкусно, как сейчас. Надеюсь, что ты не забудешь моей доброты!

— Можешь не сомневаться. Я смогу воздать тебе по заслугам, потому что скоро я сам буду хозяином большого селения и совершу много прибыльных походов за рабами.

— Ты? — изумился белюк.

— Да, я, — с достоинством подтвердил фельдфебель.

— Но где ты возьмешь для этого деньги?

— Деньги? А разве для этого нужны деньги?

— Много, очень много денег, целое состояние, такое же, как у Абуль-моута.

— Гм. И ты думаешь, он всегда владел этим состоянием?

— Этого я не знаю.

— Зато я знаю. Я служу ему намного дольше, чем ты, и мне прекрасно известно его прошлое.

— Значит, ты единственный, кто хранит эту тайну. Никто в поселке понятия не имеет, откуда он родом и чем занимался прежде.

— Он хомр и раньше был очень беден. Он служил рядовым солдатом у одного работорговца и, так же, как я, дослужился до баш-чауша.

Разумеется, все, что говорил старый вояка, было чистейшей выдумкой, но он надеялся, что простоватый белюк поверит ей. Так и вышло.

— Он был беден? — переспросил тот. — И тоже сначала был белюком и чаушем, как ты?

— Ну да, что же в этом особенного?

— Но как же он получил это огромное селение?

— Весьма простым способом. Однажды его хозяин жестоко оскорбил его, и Абуль-моут поклялся отомстить. Удобный случай вскоре представился: хозяин отправился в набег и поручил Абуль-моуту охранять селение.

— Надо же! Совсем такая же история, как сейчас произошла со мной!

— Совершенно верно. Но у тебя не хватит ума, чтобы воспользоваться своим положением так, как это сумели сделать Абуль-моут со своим белюком.

— При нем был белюк?

— Да, и ты его прекрасно знаешь.

— Я? Откуда же мне знать?

— Ах, да, я совсем забыл, что тебе неизвестна эта история. Этот белюк до сих пор служит под его началом, только теперь он занимает второй по значению пост в нашем селении.

— Ты хочешь сказать, что это Абдулмоут?

— Да. Эти двое сыграли тогда со своим начальником веселую, но злую шутку, которая сделала их богатыми.

— Что же это была за шутка?

— Да так, ничего особенного. Такая мысль может прийти в голову любому унтер-офицеру, которого не берут с собой в поход и заставляют отказаться от добычи. Они подождали, пока хозяин и его люди отойдут подальше, а потом подожгли селение и, прихватив с собой скот и столько вещей, сколько смогли унести, отправились на юг. Там, а вернее здесь, на этом самом месте, они основали новый поселок и начали собственное дело.

— О, Аллах! Мне кажется, я схожу с ума! — вскричал белюк, вытаращив глаза до такой степени, что они стали почти одинаковой величины с его раскрытым от удивления ртом.

— Это очень прискорбно, — заметил фельдфебель, — потому что если ты лишишься своего, ты никогда не разбогатеешь.

— Чтобы я стал богатым! Кому это может прийти в голову?

— Разве ты никогда не мечтал об этом?

— Конечно, нет. Зачем мечтать о несбыточном?

— Аллах всемогущ, для него нет ничего невозможного, и тот, кого он захочет осчастливить своей благосклонностью, должен только руки протянуть. Впрочем, у тебя их, кажется, нет.

— У меня нет рук? Как же, вот они, и даже целых две!

— Но ты ими не пользуешься.

— По-твоему, мне нужно что-то схватить?

— Именно.

— Когда? Сейчас?

— Ну, конечно, сейчас. Вряд ли тебе еще раз представится возможность быстро разбогатеть.

В ответ на эти слова не отличавшийся особой сообразительностью белюк только еще шире распахнул глаза и на некоторое время замолчал, словно онемев.

— Аллах акбар! — выдохнул он наконец. — Ты хочешь сказать, что я должен поступить, как двое наших начальников?

— Да, но не один, а вместе со мной.

— Но это же немыслимо!

— Я бы на твоем месте подумал и постарался понять. Взвесь все хорошенько, но только смотри не упусти момент: ведь Абдулмоут может вернуться в любую минуту. Тогда будет поздно, и счастливый случай больше никогда не повторится.

— Ты что, в самом деле говоришь серьезно?

— Перед лицом Аллах и Пророка клянусь тебе, что не шучу.

— И ты действительно думаешь, что такая затея может удастся?

— Да, потому что она удалась Абуль-моуту и его белюку. Вспомни о том, сколько всякого добра здесь находится, вспомни о ружьях и боеприпасах, о платье и утвари, о торговых товарах и разной снеди; разве мы с тобой можем купить что-нибудь из этого на наше нищенское жалованье! Подумай также о быках и коровах, которые пасутся там, снаружи, и представь себе, сколько все это стоит. Ты знаешь, сколько слоновой кости мы можем получить у негров в обмен на одну-единственную корову?

— О да, это я знаю. В Хартуме мы выменяли бы на эту кость тридцать или даже больше коров.

— Совершенно верно. А у нас здесь стадо в триста с лишним голов. Если бы мы поступили так же, как Абуль-моут с Абдулмоутом, мы бы в мгновение ока стали богатейшими людьми!

— Что правда, то правда, — взволнованно проговорил белюк, — но ведь это был бы страшный грех!

— Вовсе нет, это было бы только справедливое наказание обоим: вспомни, как они нажили все это богатство, и как Абдулмоут поступил с нами. Решайся же и начинай действовать! В подобных случаях нельзя терять времени!

Белюк изо всех сил стиснул руками голову, потом дернул себя за нос, ударил себя в грудь, чтобы убедиться, что все происходящее с ним — действительно явь, а затем возопил:

— О, Аллах, смилуйся и одари меня просветлением! Мне кажется, что я сплю!

— Так проснись же, проснись, пока еще не поздно! — увещевал его фельдфебель, буквально горя от нетерпения.

— Не торопи меня! — взмолился белюк. — Моя душа пришла в смятение от твоих чудовищных речей. Я должен ее немного успокоить.

— Как же ты собираешься это сделать?

— Я хочу достать табаку и выкурить трубку.

— Это неплохая мысль. У меня тоже есть чубук — вот он, висит на шее, но табак как раз кончился.

— Я принесу и для тебя.

Белюк встал и поспешил прочь, но, отойдя уже довольно далеко, вдруг вспомнил о своем служебном долге. Тогда он остановился, обернулся и крикнул пленнику:

— Но ты ведь не убежишь? Ты мне обещал?

— Я не сдвинусь с места, — заверил фельдфебель.

— Помни, что иначе тебя настигнет пуля охранника!

— Не беспокойся, я умею держать свое слово! Но не говори никому о том, что ты от меня услышал!

— Не буду; да мне бы все равно никто не поверил.

С этими словами белюк двинулся дальше. Фельдфебель продолжал сидеть в прежней позе. Он уже расправился с лепешкой и рыбой и теперь вполголоса о чем-то говорил сам с собой, обеими руками поглаживая седую бороду.

Вскоре белюк вернулся, бережно неся на вытянутой руке свой тощий кисет. Табак является в поселке дорогим товаром и очень ценится его обитателями. Несмотря на это, набив свою трубку, белюк радушно протянул кисет фельдфебелю. Тот пропустил сквозь пальцы горсть размолотого в муку и смешанного с листьями ароматных растений табака и, доставая свою трубку, спросил с лукавым видом:

— Кому принадлежит этот табак?

— Разумеется, мне, — удивленно ответил белюк.

— Где ты его взял?

— Купил здесь, в поселке.

— Да, видно, ты был прав, когда говорил, что твой рассудок помутился.

— Почему? — спросил белюк, железным бруском высекая огонь.

— У тебя что же, нет табака получше?

— Откуда же ему быть!

— О, Аллах! Разве Абдулмоут не передал тебе в подчинение все селение?

— Ну да, передал, и что же из этого?

— Включая и токулы со всеми запасами?

— Да. Я должен их как следует охранять, хотя они и так крепко заперты.

Как уже упоминалось выше, жилые токулы в поселке не только никогда не запираются, но даже не имеют дверей в полном смысле этого слова. Единственное исключение составляют хижины, где хранятся продукты и разные припасы: они снабжены деревянными дверьми с висячими замками.

— Но у тебя ведь есть ключи? — продолжал свои расспросы фельдфебель.

— Да, перед тем, как отправиться в поход, Абдулмоут вручил их мне.

— Так что же мешает тебе войти внутрь и отсыпать себе из больших бочек дорогого табаку, который курят только Абуль-моут и Абдулмоут, вместо того, чтобы довольствоваться этой отвратительной трухой?

Белюк снова открыл рот и уставился на собеседника, а затем нерешительно произнес:

— Ты думаешь…

— Да, именно это я и думаю! — прервал его фельдфебель.

— Аллахи, валлахи, таллахи! И как я раньше не догадался! Было бы действительно очень хорошо, если бы я мог наполнить мой кисет самым лучшим табаком и притом бесплатно!

— Да разве речь идет только о табаке? Пойми же наконец, ты можешь взять все, что хранится в здешних складах, и это не будет стоить тебе ни единого талера! Ты сотрешь с лица земли поселок Умм-эт-Тимса и заложишь новый.

— Где?

— К югу отсюда, где имеются в достатке дорогие товары и дешевые рабы.

— То есть рядом с ниам-ниам?

— Да. В той местности мы можем обделывать выгодные дела.

Белюк беспокойно ерзал на месте и поминутно крутил головой, стараясь осознать все, что ему говорили. От речей фельдфебеля ему делалось жутко и одновременно он чувствовал, как в его душе разливается невыразимое блаженство. Конечно, нарисованная фельдфебелем перспектива была очень заманчивой, но… Наконец, после долго раздумья он простодушно сказал:

— Пожалуй, если бы я последовал твоему совету, я и вправду мог бы основать поселок, но мне кажется, я недостаточно умен для этого.

— Но для этого у тебя есть я! — возразил фельдфебель. — Я ведь тоже собираюсь участвовать в твоем предприятии!

— Ах, да! Об этом я как-то не подумал!

— Впрочем, таким делаем не нужно долго учиться, они обычно получаются как-то сами собой.

— Правда? — удивился белюк.

— Можешь не сомневаться! К тому же, на тебе и сейчас довольно высокая ответственность: под твоим началом состоит целое селение.

Эти слова возымели неожиданно сильное действие: белюк ударил себя кулаком в грудь и вскричал:

— Да, я комендант поселка! Клянусь Аллахом, это я! И я велю выпороть всякого, кто осмелится это отрицать!

— Я думаю, если Абдулмоут сделал тебя комендантом, значит, он уверен, что ты самый подходящий для этой должности человек. Может быть, он знает тебя даже лучше, чем ты сам!

— Да, да, он знает меня очень-очень хорошо, он знает, на что я способен! Он знает, что я подходящий человек для того, чтобы быть комендантом. Так ты думаешь, что…

— Да, я убежден, что мы оба в самое короткое время станем самыми богатыми и знаменитыми во всей стране ловцами рабов.

— Знаменитым я бы хотел стать, — кивнул белюк, с видимым удовольствием прислушиваясь к словам старика.

— Тогда слушайся меня! Я показал тебе путь к богатству и славе. И если ты еще не до конца понял, какие выгоды тебе сулит мое предложение, то я готов объяснить тебе это. Идем со мной!

— Куда ты? — ошарашенно спросил белюк, увидев, что фельдфебель с достоинством поднимается со своего места.

— Туда, где лежат все припасы и разные товары. Я хочу показать их тебе и вместе с тобой подсчитать их стоимость.

— Хорошо, пойдем! — с готовностью согласился унтер-офицер. — Мне не терпится узнать, насколько богатыми мы станем. Вот здесь, в сумке, у меня есть ключ.

Он схватил фельдфебеля за руку и потянул его за собой. Часовой, естественно, и не подумал стрелять в беглеца, видя, что комендант сам уводит своего пленника.

По дороге навстречу обоим попались несколько солдат из числа тех, кто был занят работой внутри селения. Они с немалым изумлением провожали взглядом фельдфебеля, который, как они знали, должен был находиться в тюрьме, но ни один из них ничего не сказал. В сущности, им было только на руку, что временный начальник оказался не таким суровым, как те, кого он замещал. Однако сам белюк, уже отперев дверь первого токула с запасами, внезапно вспомнил о своих обязанностях и рассердился.

— О, Аллах! — гневно воскликнул он. — Я прикажу выпороть этого пса!

— Кого это? — поинтересовался фельдфебель.

— Тюремного стражника.

— За что?

— За то, что он ослушался моего приказа и не застрелил тебя, когда ты отошел от ямы.

— Но ты же сам увел меня прочь, и он видел это. Конечно же, он подумал, что ты разрешил мне покинуть тюрьму и что, если он теперь выстрелит, это как раз и будет означать неповиновение и даже бунт против коменданта.

— Ты прав. Как комендант, я никому не советую бунтовать против меня! Клянусь шайтаном, я запорол бы мерзавца до смерти, если бы он посмел выстрелить в тебя! Ну, а теперь давай войдем внутрь склада, и ты покажешь мне все эти вещи, чьи цены ты знаешь лучше меня.

Они довольно долго пробыли в первом токуле, наполненном товарами, затем обошли также и другие. Выходя из каждого следующего магазина, белюк улыбался все шире, а глаза его светились все большим блаженством. Заперев последнюю дверь, он положил Руку фельдфебелю на плечо и сказал:

— Поклянись мне твоей бородой, что ты совершенно уверен в успехе своего плана!

Фельдфебель понял, что вид богатых товаров окончательно разрешил колебания белюка.

— Клянусь! — торжественно ответил он, подняв руку.

— И ты действительно советуешь мне забрать все эти сокровища?

— Да, я советую тебе это, и скоро, когда ты станешь владельцем миллиона талеров, ты не будешь знать, как отблагодарить меня за мой совет.

— Но ведь мы одни не сумеем все это сделать?

— Мы вдвоем? Конечно, нет. Для этого у нас есть наши солдаты.

— Ты думаешь, они согласятся?

— Об этом можешь не беспокоиться. Я сам с ними поговорю.

— Но даже если они пойдут за нами, они наверняка захотят разделить с нами поровну добычу.

— Это им не удастся. Если мы поделим весь товар, у нас не хватит средств, чтобы основать поселок. Я пообещаю каждому солдату вдвое большее жалованье, чем они получали здесь, и, кроме того, отдам им всю добычу, которую принесет Абдулмоут. В этом случае нам двоим достанутся все запасы, что находятся в Умм-эт-Тимсе.

— Ты сказал, что отдашь всю добычу, которую принесет Абдулмоут? Но как ты можешь обещать то, чего у тебя нет?

— Она будет у меня, как только я отниму ее у Абдулмоута.

— Боже милостивый! Не допусти, чтобы этот человек помешался!

— Я и не думая сходить с ума. Ты еще не знаешь до конца моих намерений. Я собираюсь выступить навстречу Абдулмоуту и напасть на него, когда он будет возвращаться.

— Напасть на собственного начальника?

— Помолчи! Он отнял у меня мой чин и велел посадить меня в тюрьму, и он поплатится за это!

— Но с ним пятьсот солдат!

— Им я тоже пообещаю двойное жалованье и разрешу поделить с нашими людьми захваченную в Омбуле богатую добычу. Они наверняка останутся довольны и перейдут ко мне. А те, кто этого не сделает, пусть отправляются на все четыре стороны, если им дорога жизнь!

— Ты и вправду повредился в уме! А вдруг они не захотят предать Абдулмоута? Тогда мы пропали: ведь они в десять раз превосходят наш отряд числом.

— Это им не поможет. Я знаю способ, как заполучить их без всякой опасности для нас. Сейчас главное — не мешкать. Абуль-моут собирался завербовать и привести с собой много нуэров. Если мы не успеем убраться отсюда до их прихода, с нашим планом ничего не выйдет!

— А с ним и так ничего не выйдет! — неожиданно заявил белюк.

— Почему? — опешил фельдфебель.

— Потому что он слишком опасен. Ты хочешь зайти дальше, чем я думал.

— Так значит, ты идешь на попятный?

— Да. Я очень хотел бы стать богатым, но жить мне еще не надоело. Я не буду участвовать.

— И все же мой замысел будет исполнен!

— Кем же?

— Мной!

— Тобой? Но это совершенно невозможно, потому что ты мой пленник!

— Да, это так. Но я поговорю с твоими людьми, и они сразу поверят мне. И тогда уже ты будешь моим пленником, если захочешь помешать нам.

— Аллах, Аллах! — испуганно воскликнул белюк. — Ты же обещал мне не убегать!

— И я сдержу свое слово. У меня нет ни малейшего желания бежать. Я хочу выйти отсюда победителем, владельцем всего имущества, всех стад и всех рабов, которые здесь находятся. Все это мы возьмем с собой.

— Ты очень решительный человек!

— Да, я решительный, и тебе бы тоже не помешало стать таким. У тебя еще есть немного времени на раздумья. Скажи «да», и ты мой компаньон. Если же ты скажешь «нет», то самое большее, на что ты можешь рассчитывать, это пойти с нами в качестве рядового солдата, да и то лишь в знак моего особого расположения. Я не хотел бы поступать с тобой сурово, так что лучше тебе не вынуждать меня к этому. Итак, решайся скорее! Хочешь ли ты стать рядовым или вообще быть изгнанным от нас или ты согласен смело последовать за мной, сделаться моим помощником и разбогатеть?

В течение нескольких минут белюк молча смотрел в землю, а потом ответил:

— Ну хорошо, будь по-твоему. Я вижу, что с тобой я могу много достичь, а у Абуль-моута я навсегда останусь тем, что я есть сейчас: жалким белюком. Мы будем брать рабов, тысячи рабов, и когда мы достаточно разбогатеем, то отправился в Каир, накупим там ковров и станем жить, как правоверные в раю!

— Вот и прекрасно, а теперь дай мне ключи!

— Это обязательно?

— Да, потому что теперь я — хозяин Умм-эт-Тимсы.

От волнения сердце готово было выскочить у белюка из груди. Он передал фельдфебелю ключи от магазинов и поспешил вслед за ним к центру поселка, туда, где висел на столбе огромный барабан. Барабанный бой, который служит для всех жителей сигналом к сбору, слышен даже тем, кто пасет стада далеко за пределами селения.

Фельдфебель ударил в барабан, и через несколько минут все оставшиеся в поселке солдаты были на месте. Они были очень удивлены, когда увидели, что арестованный и разжалованный баш-чауш преспокойно стоит рядом с белюком. Но первоначальное изумление стало уступать место совсем другим чувствам после того, как бывший пленник заговорил.

Он стоял перед ними безоружный, ничего не боясь и не опасаясь, что его храброе предприятие постигнет неудача. Он недаром говорил, что знает своих людей. Как и он сам, они принадлежали к отбросам общества, не ведали ни нормальных человеческих чувств, ни совести, ни религии, так как то, что они считали служением богу, было лишь слепым исполнением обрядов, значение которых они едва ли понимали. Они с малолетства вели полную опасностей и приключений жизнь, легко переносили любые превратности судьбы, не отступали ни перед какой опасностью, рискуя жизнью, ради любой добычи. Одним словом, это были как раз те люди, какие нужны были старому фельдфебелю для выполнения его замысла.

Призвав на помощь все свое красноречие, старый вояка описал им их теперешнюю, унылую и нищую жизнь, затем, насколько считал нужным, посвятил их в свой замысел и посулил выгоды, которые этот план должен был им принести. Как он и предполагал, солдаты с восторгом согласились перейти на его сторону. Ни один из них не отказался, ни один не испытал ни малейших сомнений или угрызений совести. Они только потребовали маризы, чтобы напиться пьяными и таким образом отпраздновать этот счастливый день.

Ничего не ответив на просьбу о маризе, фельдфебель заставил их принять новую присягу. Так как колдуна или другого священнослужителя среди присутствующих не было, он сам направился к токулу Абуль-моута, и принес оттуда специально предназначенный для таких целей Коран и заставил каждого положить на него правую руку, такая клятва для всякого мусульманина священнее, чем клятва перед имамом, которую взяли с солдат их прежние хозяева. Только после того, как люди присягнули ему в верности, фельдфебель отказался выдать им дурманящий напиток. Он убедил их, что они должны немедленно приступить к делу, так как в любую минуту может появиться Абуль-моут вместе со своими нуэрами, и обещал устроить и большой праздник в несколько дней, как только они отойдут на достаточно безопасное расстояние от Умм-эт-Тимсы. Солдатам пришлось признать правоту своего нового командующего и покориться неизбежному. Чтобы наградить их за самоотверженность, фельдфебель разделил между ними огромное количество табака, так что они оказались снабжены им на много недель вперед.

Первым делом фельдфебель распорядился пригнать к ограде селения коров и нагрузить на них все имущество, какое можно было унести. Эту утомительную работу удалось закончить только к полудню. Потом всех рабов и рабынь, которых в поселке оставалось около тридцати, связали одной длинной веревкой, и караван был готов к отправлению.

Перед тем, как тронуться в путь, бунтовщики подожгли токулы и нуквер, который Абуль-моут собирался использовать для водных гасуа, дерево и тростник, высушенные палящим солнцем, занялись в мгновение ока, и уже через несколько минут даже колючая изгородь была охвачена пламенем. Невыносимый жар погнал людей и животных вперед, вскоре они исчезли в том же направлении, куда несколькими часами раньше ускакал вместе со своими всадниками Абдулмоут. Позади них быстро превращалось в груду горячего пепла покинутое всеми селение.

Глава 7

СПАСЕННЫЕ ОТ РАБСТВА

Немного южнее того места, где был расположен поселок Умм-эт-Тимса, там, где река делала крутой изгиб на восток, начиналась бесконечная голая степь, где короткая, высушенная солнцем трава стелилась по земле, как рассыпанное ветром сено. Именно туда вели вытянутые ровной цепочкой следы сбежавших негров и в том направлении неслись снаряженные за ними в погоню всадники, изо всех сил погонявшие своих лошадей. Иногда следы беглецов были не видны на сухой земле, но пес Абдулмоута уверенно держал одно направление и стрелой мчался вперед, до предела натягивая поводок.

Проходил час за часом. Расстояние, отделявшее отряд от дома, становилось все больше, но все еще ничто не давало знать о том, что цель их поисков близка. Рабы должны были бежать с поистине невероятной скоростью, чтобы так далеко оторваться от преследователей.

Конечно, лошади ловцов рабов были далеко не благородной породы. В Судане вообще редко можно встретить чистокровного коня, но даже если судьба и забрасывает сюда одного из этих несчастных, то очень скоро он превращается в самое жалкое создание, какое только можно себе представить. Это происходит вследствие сырого климата, дурного обхождения хозяев и страшных мучений, которые причиняют животным жигалки и мухи.

В сухое время года, когда земля высыхает до такой степени, что лошади не могут найти себе корма, насекомые встречаются только в прилегающих к реке районах. Однако по мере приближения сезона дождей, когда влажность воздуха повышается и начинает появляться растительность, они распространяются по всей стране и в конец концов становятся поистине настоящим бедствием. Целые тучи больно жалящих мух и комаров наполняют воздух, не давая покоя людям и животным. Они облепляют спины коров, лошадей и верблюдов сплошной шевелящейся массой, под которой совсем не видно кожи. И хотя распространенное мнение о том, что даже один-единственный укус какого-нибудь из этих насекомых может оказаться смертельным, ошибочно, их нашествие в период сезона дождей представляет вполне реальную угрозу для жизни животных. Слепни, или москиты, окутывают свою жертву плотным, непрозрачным покрывалом, отчего ее тело вскоре начинает представлять собой сплошную огромную рану. Тщетно пытаясь отогнать от себя паразитов, животное непрерывно лягается, топает ногами и встает на дыбы, в результате чего полностью выбивается из сил и вдобавок теряет аппетит. Этой пытки, продолжающейся в течение долгих дней и даже недель, не может выдержать ни одно, даже самое выносливое, животное: рано или поздно они заболевают и умирают. Их организмы оказываются до такой степени ослабленными, что малейшая царапина на коже животного мгновенно превращается в гноящуюся, кишащую червями язву, которая еще больше ускоряет его гибель. Поэтому суданские племена, разводящие лошадей, коров и верблюдов, с наступлением сезона дождей перебираются на север, чтобы уберечь свой скот.

Учитывая все вышесказанное, можно представить себе, сколь плачевное зрелище представляли собой лошади, на которых ехали люди Абдулмоута. Животные были страшно изнурены прошедшими недавно дождями и последовавшей за ними сушью, и, хотя передвигались только шагом, тем не менее были все в мыле и тяжело дышали. Таким образом, именно благодаря усталости лошадей даже к полудню беглецов все еще не поймали.

Тем временем окружающий пейзаж снова изменился: река повернула обратно на юг, трава под ногами стала менее сухой, а на горизонте появилась черная черта, которая постепенно вырастала и превратилась в лес из акаций. Название этого вида акации в переводе с суданского диалекта означает «свистеть»: у основания своих шипов дерево имеет своеобразные вздутия, из которых местные дети мастерят дудочки.

Не отрывая носа от земли, пес уверенно повернул в лес и запетлял между деревьями, которые смыкались все теснее и теснее, так что лошадям едва удавалось протискиваться между ними. Здесь было сыро, копыта лошадей чавкали по мутным лужам и на влажной земле отчетливо виднелись отпечатки ног беглецов. По этим следам любой американский ковбой или индеец легко установил бы, в какое время пробегали здесь негры, однако у ловцов рабов не хватило сообразительности даже на то, чтобы остановиться и рассмотреть следы повнимательнее.

Между тем «добыча», которую они преследовали с таким упорством, была совсем рядом. Когда Толо и Лобо, едва державшиеся на ногах от усталости, достигли леса, они решили, что спасены, и, собрав последние остатки сил, ринулись вперед, чтобы спрятаться среди деревьев. Однако не успели они пробежать и нескольких шагов, как услышали позади себя шум и, оглянувшись, увидели приближавшийся к ним с севера отряд всадников, которые пришпоривали своих лошадей для последнего, решающего броска. Беглецы знали, что Абдулмоута всегда сопровождал один или несколько отлично вышколенных псов; теперь прятаться в лесу не имело смысла. Не сговариваясь, оба раба повернули к реке, готовые броситься в воду, чтобы не дать преследователям схватить себя. Однако торчащие из тины зубастые пасти крокодилов заставили их передумать и вновь кинуться к лесу.

Первым сдался Толо, более сообразительный, но менее сильный и выносливый, чем Лобо.

— Толо не может больше идти! — простонал он, задыхаясь.

— Лобо поддержит тебя, — ответил его друг и, обхватил Толо одной рукой, с трудом потащил его за собой.

— Спасайся один, — взмолился Толо, понимая, что при таком темпе далеко они не уйдут. — Пусть они найдут Толо, а ты убежишь!

— Нет. Тебе спастись важнее, чем Лобо. Ты умный; ты легче сможешь добраться до Омбулы и предупредить наших.

Они прошли еще немного, пока Толо снова не остановился.

— Видно, Доброму Шейху в небе не угодно, чтобы мы жили, — сказал он. — Он хочет призвать нас к себе. Толо не пойдет дальше, он останется лежать здесь.

— Тогда Лобо понесет тебя.

Лобо взял друга на руки и понес вперед, но, пройдя каких-то двадцать шагов, зашатался и чуть не упал. Тогда он осторожно положил Толо на землю, беспомощно огляделся вокруг и сказал:

— Скоро мы будем мертвы. Ты действительно веришь, что там, в небе, над звездами, живет Добрый Шейх, который нас любит и примет к себе?

— Да, это правда, — ответил Толо, — мы не должны сомневаться.

— И после того, как люди умирают, они все равно продолжают жить у Него.

— У Него и у Его Сына, и они никогда больше не умрут.

— Тогда он лучше, намного лучше, чем Аллах этих арабов, которые ловят нас, как диких зверей, делают нас рабами и убивают.

— Не бойся! Он увидит, когда мы умрем, и спустится, чтобы взять нас с собой наверх.

— Лобо даже хотел бы умереть, ведь у него не больше родных, которых он любит… Если бы не такая ужасная смерть! Здесь крокодилы, там — Абдулмоут. Кто страшнее, они или он?

— И араб, и крокодилы одинаково ужасны, потому что никто из них не верит в Большого Шейха и Его Сына, который умер за всех людей, чтобы их спасти.

— Если бы Лобо мог тебя этим спасти, он тоже согласился бы немедленно умереть!

— Но ты не можешь спасти Толо, мы оба погибли. Толо еще помнит начало молитвы, которую всегда читают, прежде чем умереть. Ты должен повторить ее за Толо, тогда мы оба попадем к Большому Шейху. Скажи: «Отче наш, иже еси на небеси, да святится имя твое».

Он молитвенно сложил руки и взглядом приказал товарищу сделать то же самое. Лобо старательно повторял вслед за Толо слова молитвы, правда с меньшим благоговением, чем он, однако с искренней верой важность и чудодейственную силу совершавшегося обряда. При этом его глаза пытливо шарили вокруг, как будто что-то искали, а затем вдруг вспыхнули непонятным огнем. Не успев закончить молитву, он продолжал скороговоркой:

— Если Сын Большого Шейха умер, чтобы спасти людей, мы тоже должны это сделать?

— Да, если можем.

— А если бы Лобо мог тебя спасти, чтобы ты сделал?

— Толо не позволил бы тебе спасти его, а умер бы лучше сам.

— Но если только один из нас двоих может спастись, а другому придется за него умереть, тогда именно ты должен быть тем, кто останется жить.

— Нет, не Толо, а ты!

— Тогда, может быть, постараемся выжить оба?

— Но как?

— Видишь эти два дерева? Их сучья переплелись между собой, а листва наверху такая густая, что, если мы залезем туда, наверх, нас совсем не будет видно!

Оба стоявших рядом дерева образовывали единую большую крону, способную легко укрыть двух человек.

— У Толо не хватит сил, чтобы вскарабкаться наверх, — безнадежно сказал Толо в ответ на предложение друга.

— Лобо подсадит тебя, и ты ухватишься за нижний сук. Ну, пожалуйста, попробуй хотя бы один раз!

Так и сделали. Толо, не подозревая о том, что его невежественный напарник решился повторить подвиг Христа, благополучно взгромоздился на нижний сук.

— Поднимись выше! — скомандовал Лобо. — Тебя видно снизу. Влезь еще на три или четыре сука и крепко обхвати руками ствол, чтобы не свалиться на землю.

Толо послушно поднялся почти до верхушки дерева, удобно устроился среди ветвей и крикнул:

— Ну, влезай теперь и ты!

Едва он успел произнести эти слова, как невдалеке послышались человеческие голоса и злобный лай жаждущего крови пса.

— Они идут, они здесь. Лезь скорее сюда, ко мне! — в страхе зашептал Толо.

— Слишком поздно, — возразил Лобо. — Они меня заметят. Мне надо искать другое убежище.

— Тогда беги, но только быстрее, быстрее!

Но Лобо остался стоять на месте и сказал подавленным и в то же время твердым голосом:

— Лобо слышал, что такие собаки теряют нюх, как только попробуют крови. Надо, чтобы этот пес получил кровь, тогда он не сможет учуять тебя. А теперь молчи!

Прежде, чем Толо открыл рот, чтобы возразить, храбрый негр отбежал в сторону, отвлекая внимание людей и собаки от того дерева, на котором сидел его друг, и остановился, поджидая преследователей. Крики, вой пса и шумное дыхание лошадей раздавались уже совсем рядом. Всадники ехали, вытянувшись в длинную цепь, впереди всех Абдулмоут с собакой. Как только он показался из-за деревьев, Лобо повернулся и бросился дальше в лес, чтобы араб подумал, что второй раб бежит впереди него, и не вздумал искать его где-нибудь поблизости. Эта уловка сработала.

— Шайтан! — вскричал Абдулмоут. — Вот они! За ними, живо!

Он пришпорил своего «скакуна», но пса пока держал на поводке. Этот последний яростно рвался вперед и издавал прямо-таки дьявольский вой, с которым смешивались крики охваченных охотничьим азартом арабов и испуганные вопли Лобо. Глядя со своего дерева на происходящее внизу, Толо тоже не удержался от крика ужаса, но, к счастью, его слабый голос потонул в общем шуме.

— Спусти же собаку! — крикнул один из всадников. Абдулмоут достал нож и перерезал веревку. Пес с удвоенной скоростью бросился за негром, который услышал крик араба и припустил еще быстрее. До сих пор его главным желанием было увести преследователей как можно дальше от Толо, а затем дать псу себя разорвать, чтобы отнять у него нюх и заставить потерять след. Однако теперь ему в голову пришла новая мысль: а что, если попытаться убить собаку, так же, как сегодня он заколол ту, первую, возле токула Абдулмоута? Если ловцы рабов не взяли с собой других псов, то, может быть, спасение еще возможно.

Приняв это решение, Лобо остановился, достал из набедренной повязки нож и прислонился к одному из деревьев, задыхаясь от бега и волнения. В тот же миг он увидел пса, который с налитыми кровью глазами и свисавшей изо рта пеной огромными скачками приближался к нему.

— Мы его взяли! — торжествующе вскричал Абдулмоут, осаживая свою лошадь и прыгая с седла. Остальные последовали его примеру.

Расстояние между псом и негром все сокращалось, вот осталось всего три прыжка, два, и в тот момент, когда зверь с диким ревом бросился на свою жертву, Лобо молниеносно отскочил в сторону. Не успев остановиться, пес с размаху врезался головой в ствол дерева и, оглушенный, рухнул на землю. Прежде, чем он снова вскочил на лапы, негр подбежал к нему и трижды вонзил ему свой нож прямо в сердце. Зубы умирающего животного сомкнулись на левой руке негра, но тот вырвался, оставив кусок своей кожи в пасти собаки, и побежал прочь. Арабы закричали от ярости и снова кинулись в погоню за ним. На бегу они выхватили пистолеты и начали стрельбу, но, так как у них не было времени прицелиться, ни одна пуля не задела Лобо.

Немного левее леса находилась излучина реки, где продолжалась страшная травля. Силы были слишком неравными; вскоре Лобо почувствовал, что слабеет, и оглянулся. Арабы были совсем рядом, он видел их лица, искаженные дьявольскими улыбками, видел протянутые к нему руки. Нет, все же лучше стать добычей крокодилов, чем попасть в руки этих чудовищ! Лобо подбежал к реке и, издав крик отчаяния, бросился в воду. Тучи брызг взметнулись над его головой.

Несколькими секундами позже арабы тоже остановились у воды.

— Он все-таки ушел от нас! — разочарованно воскликнул один из них.

— Может быть, он от нас и убежит, — ответил Абдулмоут, — но тогда с ним расправятся крокодилы. А теперь будьте внимательны!

От берега к середине реки вела полоса чистой воды всего в восемь-девять локтей шириной. За ней виднелись верхушки длинного камыша, а дальше снова начиналась водная дорожка, упиравшаяся в опутанной тиной островок травы.

Вскоре голова негра показалась на поверхности воды возле стеблей камыша. Беглец затравленно оглянулся на своих преследователей.

— Стреляйте же, стреляйте, — крикнул Абдулмоут. Стоявший рядом с ним солдат приложил ружье к щеке и торопливо спустил курок. К счастью, он не успел как следует прицелиться, и пуля попала в воду недалеко от Лобо, который в это время плыл у края зарослей. Внезапно он остановился, как будто увидел что-то, испугавшее его, а затем издал громкий, пронзительным крик… — и исчез.

— Что он кричал? — спросил один из арабов.

— Он увидел крокодила, — ответил Абдулмоут.

— Но это было похоже на крик радости.

— О нет, — Абдулмоут ухмыльнулся, — здесь, в воде, кажется, нет ничего такого, что могло бы его обрадовать. А вот и крокодил! Посмотрите туда!

Он указал вытянутой рукой на травяной островок, от которого к камышам быстро ширилась полоска чистой воды. Приглядевшись, можно было увидеть, что эта полоска тянется за мордой гигантского крокодила.

— Крокодил! — наперебой закричали ловцы рабов. — Аллах посылает этого пса в преисподнюю! Сейчас он попадет в зубастую пасть.

Крокодил тоже завернул за камыши, и в следующее мгновение послышался новый крик, который уже никто бы не смог принять за крик радости. Так мог кричать только человек, увидевший перед собой смерть.

— Ну, вот и все, — удовлетворенно сказал Абдулмоут, — он его разорвал. Мерзавцу еще повезло, потому что, попадись он мне, я закопал бы его в термитник, чтобы эти твари съели на нем живот, все мясо до самых костей. Но все то, чего он избежал, получит за него Толо, который находится там, в лесу. Эти негодяи убили двух моих лучших собак. За это Толо вытерпит такие мучения, что смерть покажется ему избавлением!

— Ты думаешь, что он прячется все еще в лесу? — спросил один из арабов.

— Да. Я его видел. Он бежал впереди Лобо. Теперь пусть двое из вас выведут из лесу лошадей и подождут нас на опушке. Остальные пойдут со мной.

Ловцы рабов снова направились к лесу, и поиски продолжались. Двоим оставшимся с лошадьми солдатам пришлось ждать больше часа, пока наконец их спутники не показались из-за деревьев. Негра с ними не было.

— Эта черномазая скотина как сквозь землю провалилась! — злобно проговорил Абдулмоут. — Мы не смогли обнаружить ни одного следа!

— Но ты же говорил, что видел его! — напомнил кто-то из его людей.

— Видел, как тебя. Но разве можно отыскать в таком большом пространстве след босой ноги? Этот лес тянется вдоль воды на много часов пути отсюда. Как его тут найдешь!

— Выходит, мы упустили обоих? Одного сожрал крокодил, а другой вообще остался жив и невредим?

— Нет. Ему от нас не уйти. Видите, река отсюда течет прямо на восток, а Омбула, куда он попытается добраться, находится южнее, там, где снова начинается большая голая равнина. Негру придется идти через эту равнину, так что мы можем поскакать вперед и перехватить его там.

— Он наверняка пойдет ночью, чтобы проскользнуть мимо нас незамеченным.

— Мы рассеемся по равнине цепью, и он обязательно наткнется на одного из нас. Итак, вперед!

Они снова оседлали своих лошадей и поскакали на юг. Ошибка Абдулмоута, убежденного, что он видел бегущего впереди Толо, спасла последнему жизнь. Если бы ловцы рабов вернулись назад, туда, где прятался на дереве Толо, то он, охваченный страхом, усталостью и волнением за судьбу Лобо, мог легко выдать свое присутствие. Впрочем, может быть, его уже нет на том суку, где он сидел, крепко уцепившись руками за ствол? И что сталось с его храбрым другом; неужели он и в самом деле нашел страшную смерть в пасти крокодила?

На этот вопрос могли бы ответить люди, которые незадолго до полудня в небольшой плоскодонке переплывали реку возле негритянской деревни Меана. Их было двадцать три — довольно мало для лодки, которая рассчитана на тридцать человек. Двадцать из них составляли негры-гребцы, по десять у каждого борта. Управлял лодкой юноша лет шестнадцати с более светлой кожей, говорившей о том, что в его жилах скорее всего течет арабская кровь. Два пассажира были белыми.

Должно быть, цель, с которой все эти люди предприняли свое путешествие по Нилу, не была мирной: на это указывали ружья, кучей сваленные на носу лодки. Там же, на носу, сидели сейчас оба белых.

На одном из них была накидка с капюшоном и высокие сапоги, точно такие же, как у небезызвестного нам доктора Шварца. Впрочем, сапогами их сходство не ограничивалось: достаточно было взглянуть на высокую плечистую фигуру и черты лица этого человека, чтобы понять, что перед нами не кто иной, как Йозеф Шварц, который, не дождавшись приезда своего брата и Сына Верности, забеспокоился об их судьбе и сам двинулся им навстречу.

— На его спутнике была одежда только серого цвета: матерчатые ботинки, чулки, короткие и очень широкие штаны, жилет, куртка и тюрбан. Серым был болтавшийся у него на шее длинный шарф и кушак, который он обвязал вокруг бедер, а также глаза, цвет лица и густые, длинные волосы, спадавшие из-под тюрбана на спину. И на этом безликом фоне выделялось нечто, что намертво приковывало к себе все взгляды и даже самых воспитанных заставляло забыть о приличиях. Этим «нечто» являлся нос Серого Человека. Он был чудовищно длинен, чудовищно тонок и чудовищно прям, а его острый кончик вполне мог бы быть использован как смертоносное оружие. Он был очень похож на аистиный клюв, но только не красного, а все того же серого цвета, и при взгляде на него становилось понятным странное имя Абу Лаклак, которым назвал его владельца Сын Верности.

Оба пассажира сосредоточенно оглядывали реку, достаточно широкую в этом месте. Серый вел себя при этом очень беспокойно, и когда какая-нибудь птица вспархивала из камышей или перелетала с одного берега на другой, он, как ужаленный, подскакивал на месте. Однако это не мешало ему поддерживать оживленную беседу со своим товарищем. Они говорили по-немецки: Шварц на чистом литературном языке, Серый же — на ярком, сочном и образном диалекте, на котором говорят жители территорий, расположенных где-то между Тюрингенским и Богемским Лесами[104], Инсбруком и вюртембергской границей[105].

— Я с тобой полностью согласен, любезный доктор, — говорил Шварц, — у нас на родине действительно преобладает неверное представление о народах Судана. Чтобы хоть немного узнать их, нужно побывать в этой стране.

— Но они ведь тебе нравятся, а? — спросил Серый.

— Нравятся, и даже очень.

— И когда едят людей?

— Да, если только они не едят меня. У них нет отвращения к такому необычному виду кушанья, это чувство может быть привито им на более поздней ступени развития. А сейчас они преспокойно разделывают после сражению «туши» убитых врагов и считают, что совершенно безразлично, где бедняги будут похоронены: в земле или в их желудках.

— Для меня это не совсем «безразлично»! Нет уж, я лучше буду лежать в земле под какой-нибудь милой часовенкой, чем в желудке такого людоеда!

— Я тоже, милейший доктор. Но ты все же должен делать разницу между…

— Эй, ты! — перебил его Серый, причем его нос, как будто по собственной инициативе, сердито задвигался вверх и вниз. — Если еще раз назовешь меня доктором, ей-ей, получишь такую оплеуху, что у тебя все кости затрещат! Ты тоже доктор, но я-то тебя так не зову! Зачем эти миндальничания между людьми, которые пили на брудершафт, хотя и всего лишь эту чертову маризу, на которую я, понятно, и смотреть бы не стал, кабы имел вместо нее наше доброе пиво! Или, может, ты не знаешь, как меня зовут?

— Конечно, знаю, — улыбнулся Шварц.

— Вот и хорошо! В этом научном мире я уж известен как Игнациус Пфотенхауер. Дома, где я живу, меня прозвали Наци-Птица, потому как я питаю нежную любовь ко всему, что летает, а не ползает. Здесь, в этой стране, меня зовут Абу Лаклак, Отец Аиста, из-за моего носа, который мне так же дорог, как тебе твой. А я зову тебя просто Зепп, от твоего имени Йозеф, и ты, стало быть, тоже докажешь мне свою любовь, а коли будешь называть меня Наци или Нац, это уж покороче, чем Игнациус с четырьмя слогам. Понял?

— Извини, пожалуйста! Надеюсь, что я больше не оговорюсь.

— Надеюсь на это! Я, знаешь, особенный парень, и стало быть… Стой, видишь, летит?

— Кто? Где?

Серый вскочил и взволнованно закричал, указывая рукой вперед:

— Там — здесь — тут он летит! Ты его уж знаешь?

— Да. Это Жемчужная птица[106].

— Верно. Уже, выходит, знаешь, — согласился Серый, усаживаясь на место. — И как туземцы его зовут, тоже знаешь?

— Пока нет.

— Сейчас ты снова убедишься, какие они хорошие и остроумные наблюдатели. Они называют этих птиц по их голосам. Самец кричит так: «Бешеррррету, бешеррррету!» Знаешь, что это значит на здешнем языке?

— Да. «Бешеррррету» значит «ты порвала свое платье».

— Правильно! У самочки оперение темное с белыми пятнами, так что кажется, будто у нее и вправду дырки на платье. И она отвечает ему на это: «Бак-зи-ки, бак-зи-ки!» Ну-ка, что это значит?

— Зашей его, зашей его!

— И это верно. Так их и называют: его — «бешеррррету», а ее — «бак-зи-ки». Тут много поэзии, а? Трудно поверить, что народ, который способен на такое, поедает людей!

— За это их и называют ниам-ниам. Но я, честно говоря, пока не замечал в этих местах никакого людоедства.

— Еще бы! Они уж знают, что нам отвратительно такое угощение, потому и стараются, чтоб мы ничего не заметили. Что и говорить, они прямо из кожи вон лезут, стараются нам угодить. День и ночь охотятся на птиц и приносят их мне. Без них я б и за целый сезон не поймал столько птиц, сколько здесь собрал всего за один месяц.

— Из этого материала получится объемная научная работа, не так ли?

— Да, я уж начал кой-что писать. До сих пор, понимаешь, нет ни одной серьезной работы о здешних птицах. Хочу уж заполнить этот пробел!

— Я уверен, что ты самый подходящий человек для этого. Но откуда, собственно, твое пристрастие к миру пернатых? Была какая-нибудь особенная причина?

— Откуда это могло взяться? Хм! Не знаю! Уж конечно, ангелы не пели над моей колыбелью, что я так заинтересуюсь орнитологией, и если бы пятнадцать лет спустя кто-нибудь сказал мне об этом, я бы здорово удивился! А о своем первом орнитологическом приключении я до сих пор вспоминаю с ужасом!

— Что же это было за приключение?

— Это было… Ну, уж так и быть, тебе я могу рассказать, хотя вообще-то терпеть не могу этой истории. Это было, когда я еще ходил в гимназию, в третий класс. Наш учитель естествознания меня недолюбливал, потому как я по своей глупости вечно задавал ему вопросы, на которые не может ответить ни один нормальный человек.

— Да, дети часто задают такие вопросы, и обычно это является доказательством их живого ума и любознательности.

— Ума и любознательности? Мой учитель называл это в аккурат бестолковостью и пустым любопытством и только о том и думал, как бы дать мне это понять. Как-то были у нас пасхальные экзамены. Я надел новую манишку и повязал новый голубой шелковый галстук, подумав, что в таком-то наряде я уж блестяще отвечу на все вопросы. И все шло довольно сносно до этого чертова естествознания. Всех спрашивали обстоятельно, и вот дошла очередь до меня. Я тогда поднялся, и как думаешь, что спросил у меня профессор?

— Ну, и что же?

— Почему у птиц есть перья?

— Да, этот вопрос он, конечно, задал нарочно, чтобы тебе отомстить. Интересно, что ты ответил?

— Что ответил? Ну, вначале я было подумал, что он… Стой, смотри! Вон он сидит! Видишь его?

Он стремительно вскочил и показал рукой на берег, нос же его наклонился в сторону, как будто и он хотел взглянуть, что же такого интересного углядел его хозяин.

— Кто? Где? — снова завертел головой Шварц.

— Вон, на дереве, на самой верхушке!

— Ах, да, скопа, великолепный экземпляр!

— Местные называют эту птицу Абу Лундж. Она питается почти сплошь рыбой, и знаешь, как местные жители переводят ее крик?

— Нет.

— Сеф[107], хариф[108] джакул хут, хут. Как это будет по-немецки?

— И в сеф, и в хариф я ем рыбу.

— Правильно! Эти негры умеют видеть и чувствовать природу. И вообще они далеко не так глупы, как принято считать. На твоем месте я уж обязательно написал бы книгу в их защиту.

— Что ж, может быть, я так и сделаю, если найду для этого время.

В этот момент внимание обоих было отвлечено рулевым, который отдал гребцам команду сушить весла.

— Ты что, собираешься причалить? — спросил его Шварц, переходя на арабский язык.

— Нет, эфенди, — отвечал тот, — причалить сразу здесь нельзя: сначала надо спрятать лодку в тростнике и разведать, нет ли на берегу врагов.

— И ты хочешь это сделать? А почему мы не едем дальше?

— Потому что мы находимся поблизости от селения Умм-эт-Тимса, где живут люди Абдулмоута. Если они нас увидят, то продадут в рабство.

— Пусть только попробуют!

— Они способны на все и сделают так, как я тебе сказал. Вы оба — храбрые и умные люди, мы тоже умеем обращаться с оружием, но Абдулмоут имеет при себе более пятисот ловцов рабов, и нам их не одолеть. Мы, наверное, убили бы тридцать или сорок человек, а может быть, и еще больше, но остальные все равно схватили бы нас.

Все это рулевой произнес со спокойным достоинством и рассудительностью, странными для юноши его лет.

— Значит, мы можем миновать Умм-эт-Тимсу только ночью? — спросил Шварц.

— Да.

— А может быть, все же рискнем сейчас? Мы поставим парус и постараемся грести как можно быстрее.

— Никогда нельзя сказать, в какую сторону будет дуть ветер через час, — возразил рулевой. — При встречном ветре парус только помешает нам, да и на гребцов не следует особенно полагаться. Возле селения всегда стоит спущенный на воду корабль, я точно знаю это, хотя Абдулмоут и держит это в тайне. Со своего высокого берега он может просматривать реку далеко вверх и вниз, так что он сразу заметит нас; ему останется только вывести корабль на середину, и мы будем у него в руках. Поэтому я все же советую дождаться ночи, только тогда мы сможем миновать это опасное место.

— Но он и ночью вполне может нас заметить.

— Мы прикроем лодку тростником и ветками, и тогда нас можно будет принять за плавучий островок травы. Так ты разрешаешь мне рулить к берегу?

— Да, ты меня убедил.

Гонимая течением, лодка поплыла к левому берегу, миновала описанный выше травяной остров и въехала в заросли высокого камыша. После этого был брошен острый железный якорь, который сразу воткнулся в дно и остановил суденышко. Теперь от левого, ближнего берега путешественников отгораживали высокие стебли камыша. Правый берег был дальше, но, чтобы чей-нибудь зоркий глаз не заметил лодку, негры нарезали камышей и как следует замаскировали ее.

Говорить теперь можно было только вполголоса и при этом изо всех сил напрягать слух, чтобы не пропустить ни малейшего шума на берегу. И вот, не успели ниам-ниам закончить маскировку лодки, как невдалеке послышались неразборчивые звуки, похожие на человеческие голоса. Все затаили дыхание, а юный рулевой поднялся со своего места и прислушался.

— Это два негра. Они разговаривают на берегу, немного ниже нас, — шепотом сообщил он через некоторое время.

— Откуда ты знаешь? — спросил Шварц.

— Я разобрал несколько слов из языка беланда, на котором говорят только черные.

— Ты разобрал, что они сказали?

— Только отдельные слова. «Спасение — умереть — ловцы рабов» — вот все, что я услышал.

— А! Это, должно быть, беглые рабы.

— Если это так, то они, без сомнения, сбежали от Абдулмоута.

— Мы должны их спасти. Возьмем их на нашу лодку!

— Это надо как следует обдумать, эфенди. Лично я готов спасти всякого, кого преследуют враги, но сначала я должен убедиться, что, следуя благородному порыву, не отдаю себя в руки неминуемой смерти. Опасности я не боюсь, но ка безрассудство не пойду, потому что в этом случае вместе со мной погибнет и тот, кого я хочу спасти.

— Ты говоришь, как умудренный опытом муж.

— Можешь смеяться сколько угодно, но признай, что я прав. Но тише, слушай!

Теперь окрестности огласились яростным собачьим лаем и человеческими криками.

— Шайтан! Там бежит один негр, а впереди него другой. За ними, скорее! — воскликнул чей-то голос.

— Отпусти же собаку! — ответил ему другой.

— Так и есть! Это два раба, которых травят собаками, — сказал Шварц, поднимая со дна лодки свое охотничье ружье. Серый последовал его примеру и предложил:

— Перестреляем мерзавцев!

— Тихо, тихо! — остановил их рулевой. — Разве вы не слышите по голосам, что преследователей слишком много? Было бы неумно выдать людям Абдулмоута свое присутствие, да еще не спасти при этом негров. Кроме того, кажется, уже поздно: погоня прошла мимо… Но что это? Слышали крик? Один из них упал в воду. Если он еще жив, его разорвут крокодилы.

Все повскакали с мест и вытянули шеи, стараясь разглядеть, что происходит в воде. Как раз в этот момент, когда Лобо огибал камыши, рулевой раздвинул тростник и обеими руками замахал ему. Увидев человека, стоявшего, как ему показалось, прямо на поверхности воды, негр оторопел; и его удивление, как мы уже знаем, было замечено преследователями. Затем раздался выстрел Абдулмоута.

— Быстрее, быстрее, крокодилы! — крикнул негру рулевой. Лобо немного пришел в себя и с удвоенной силой рванулся вперед. Он уже схватился за край лодки, и несколько рук протянулись, чтобы втащить его внутрь, когда один из гребцов случайно бросил взгляд на воду и воскликнул:

— Крокодил, крокодил, скорее, скорее!

— С какой стороны? — быстро спросил рулевой.

— Слева, — ответил гребец.

— Быстро все на левый борт, иначе он опрокинет лодку!

Лобо буквально рванули вверх, но хищник все же опередил их: голень негра оказалась у него в пасти. Несчастный издал громкий крик боли, который арабы на берегу приняли за его предсмертный крик, выдернул свою ногу из зубастой пасти и, обливаясь кровью, влетел в лодку. Силы его иссякли, он закрыл глаза и потерял сознание.

— Он мертв? — спросил Шварц.

— Нет, — ответил Серый, стоя на коленях рядом с негром и осматривая его раны. — Укус в руку, вырван кусок мяса на ноге и обморок — только всего.

— Тише, — снова вмешался рулевой, — я слышу на берегу голоса.

На этот раз путешественникам удалось разобрать, о чем говорили арабы. Затем послышались удаляющиеся шаги.

— Один, слава Богу, спасен, — сказал Шварц, — но другой наверняка попадет им в руки. Что мы можем для него сделать?

— Нам не нужно ничего делать, — ответил юный рулевой, — они его не поймают.

— Почему ты так думаешь?

— Потому что я слышал то, что сказали арабы. Они потеряли двух собак. Одну, без сомнения, убил этот негр: видите, он до сих пор крепко сжимает в руке нож, да и рана на его руке говорит о том же самом. Если бы у преследователей были с собой и другие псы, они бы непременно кинулись за ним в воду и не дали уйти. Поэтому я думаю, что там, на берегу, больше нет собак, и тогда им ни за что не найти в этом огромном лесу второго беглеца!

— Кажется, ты прав, — задумчиво произнес Шварц.

— Уверен, что не ошибаюсь. Мы можем совершенно спокойно оставаться в нашем укрытии и ждать, что будет дальше; в зависимости от обстоятельств мы решим, как нам себя вести.

Немцы переглянулись. Этот не по годам рассудительный юноша нравился им все больше, особенно его спокойная и уверенная манера держаться в любых, даже очень сложных ситуациях.

Лобо все еще был без сознания. Серый поднес к его носу флакончик с нюхательной солью, и негр зашевелился.

— Толо… держи дерево… крепче… — еле слышно прошептал он. Даже сейчас, находясь еще в полуобмороке, этот человек был больше всего обеспокоен судьбой своего друга! После того, как Пфотенхауер еще раз поднес ему флакон, Лобо приоткрыл глаза. Его мутный взгляд упал на склоненное над ним красивое и доброжелательное лицо Шварца, и он сказал, улыбаясь:

— Толо… ты жив… а я… у Доброго Шейха над звездами.

— Вы слышите? Он определенно говорит о Боге! Этот парень — христианин! — пораженно воскликнул Шварц.

— Христианин или язычник, он прежде всего человек и нуждается в нашей помощи, — невозмутимо ответил Серый.

Он достал из-под носового сиденья ящик с медикаментами и начал умело обрабатывать раны негра, в чем Шварц помогал ему с таким же мастерством.

В здешнем климате даже самые пустяковые ранения могут оказаться смертельными, если допустить в их лечении хоть малейшую небрежность. Именно поэтому так высока смертность среди населяющих верховья Нила народов, которые ведут постоянные войны со своими соседями.

На побывавшей в зубах у крокодила ноге Лобо болтались лохмотья мяса, которые следовало удалить ножом. От боли, которую причинила пациенту эта операция, он окончательно очнулся.

— Белые люди и санде, — с трудом проговорил он, узнав ниам-ниам по их своеобразным прическам, — это не ловцы рабов.

— Нет, нет, — поспешил успокоить его Шварц, — ты среди друзей!

— Значит… Значит, Лобо не… умер?

— Конечно, нет! Ты жив и находишься в безопасности. Вон там, снаружи, берег, с которого ты прыгнул в воду.

— Это… это лодка. Вы втащили Лобо в лодку. Теперь Лобо вспоминает. Вы — хорошие люди. Но где же Толо?

— С ним тоже будет все в порядке: они его не нашли.

— Тогда нужно скорее бежать к деревьям, на которых он спрятался!

Он хотел вскочить, но боль в руке и ноге, которые еще не были перевязаны, заставила его застонать и снова упасть на дно плоскодонки. Участь Толо занимала все его мысли, но, видя, что ему желают только добра, он решил покориться и во всем положиться на своих спасителей. Пока Шварц и Пфотенхауер заканчивали перевязку, Лобо, мужественно превозмогая боль, рассказывал обо всем, что с ним произошло. В его трогательном рассказе нашлось место и для Доброго Шейха над звездами, и для его Сына, который обрек себя на смерть ради людей, а когда немцы услышали о том, как он решил последовать примеру Христа, чтобы спасти своего друга, они едва не прослезились. Когда Лобо закончил, Шварц спросил:

— Так значит, Абуль-моут находится сейчас не в своем селении, а на пути к нему? Это мне не нравится: я боюсь, как бы мой брат не наткнулся на его людей! А Абдулмоут, ты говоришь, тоже выступил в поход? Выходит, селение стоит практически пустое?

— Там всегда оставляют команду в пятьдесят человек, — заметил Лобо.

— Ну, они-то нам не помеха. Теперь нам не нужно дожидаться вечера, чтобы продолжать наш путь.

— Но Лобо хочет сойти с лодки. Он должен быть рядом с Толо.

— Это неразумно! Ты не можешь сойти. Ты даже на ногах плохо стоишь, как же ты будешь пробираться по лесу. Тебе нужен полный покой, иначе раны воспалятся и станут опасными для жизни. Поэтому ты должен находиться с нами до тех пор, пока ты полностью не вылечишься!

— А как же Толо? Я должен его отыскать.

— Успокойся! Мы о нем позаботимся. Ты говоришь, эти два дерева, где он прячется, стоят там справа, на берегу? Туда преследователи не возвращались. Наши люди сойдут на берег и разыщут его.

— Его обязательно нужно найти! — продолжал горячиться Лобо. — Ведь теперь только он может предупредить людей в Омбуле, потому что Лобо ранен и не может пойти вместо него!

— Я выйду на берег и взгляну, далеко ли ушли ловцы рабов, — объявил рулевой.

— Нет уж, подгоним-ка лодку к берегу, да и высадимся все вместе! — предложил Отец Аиста.

— Это было бы неосмотрительно. Мы можем причалить только тогда, когда убедимся, что берег пуст. Я пойду один.

— Интересно, как же это ты поплывешь по реке, которая вся так и кишит этими зубастыми тварями?

— Я сейчас сделаю себе из тростника плот и переправлюсь на нем. Крокодилы чуют человека, только когда он находится в воде. Если мой плот будет достаточно большим, чтобы я целиком на нем поместился, то ни один из них не обратит на меня внимания.

Он завел лодку немного глубже в заросли камыша и начал срезать стебли для плота. Гребцы помогали ему.

— А вдруг они еще там? — обеспокоенно спросил Шварц. — Тогда ты пропал: они убьют тебя или сделают рабом!

— Ничего у них не выйдет! — ответил храбрый мальчик. — Я буду вести себя так, что они ничего не заметят.

В несколько минут негры ловко сплели нечто вроде большой и достаточно толстой циновки, укрепленной снизу большими пучками камыша так, что она вполне могла бы выдержать даже несколько человек. Юный рулевой взял одно из весел и перешел на этот импровизированный плот. Править вверх, к углу камышовых зарослей, он не решился: именно там Лобо прыгнул в воду, и можно было предполагать, что ловцы рабов все еще наблюдают за этим местом. Стоя на коленях, юноша позволял плоту беспрепятственно скользить вниз по течению, пока не достиг чистого участка реки, где было удобно причалить к берегу.

Шварц и Пфотенхауер с беспокойством провожали юношу глазами до тех пор, пока он не скрылся из виду. И тот, и другой охотно поменялись бы с ним местами, хотя здравый смысл и говорил им, что он гораздо лучше справится со своим поручением.

— К тому же, — уговаривали они себя, — если с ним все же случится несчастье, то есть кому выручить его, а если бы вместо него на разведку отправились мы, то вряд ли могли бы рассчитывать на реальную поддержку от наших африканских спутников.

— Славный юноша! — по-немецки сказал Шварц. — При первом же сигнале тревоги мы поднимем якорь и поспешим ему на помощь!

— Это уж само собой! — отвечал Отец Аиста. — Паренек и мне полюбился уж не меньше, чем тебе! Что-то в нем есть очень привлекательное, какое-то благородство, что ли. Хотел бы я знать, откуда он родом. Голову даю, что не ниам-ниам: у него совсем другие черты лица и цвет кожи.

— Представь себе, я тоже об этом думал. Однажды мне было показалось, что он мулат, в другой раз я чуть не записал его в сомалийцы. Несколько раз я пытался расспросить его о его происхождении, но он всегда отмалчивался.

— Вот-вот, и со мной та же петрушка. И ниам-ниам, у которых он живет как соплеменник, ничего о нем не знают: недаром прозвали его Сын Тайны. Но раз уж они дали ему такое имя, значит, считают арабом.

— Возможно, он мулат, потому что на араба он тоже не похож. Знаешь, мне кажется, что он пережил что-то ужасное. Ты заметил, он никогда не смеется, разве что на его губах промелькнет иногда легкая, добрая улыбка. А видел ли ты когда-нибудь, чтобы он играл и резвился вместе со своими ровесниками ниам-ниам?

— Никогда.

— Я тоже не видел его веселым. Мрачная серьезность, в которой он постоянно пребывает, наводит меня на мысли о том, что его мучают, не дают покоя какие-то трагические воспоминания. По вероисповеданию он, кажется, мусульманин. Ты слышан, как он молится?

— Я его уж видел во время молитвы, но слышать — нет, не пришлось. Он молится не в предписанные часы, а когда думает, что его никто не видит.

— Я два раза случайно подслушал его молитву. Он читал Фатху, и после слов «Господь миров» и «милосердный» прибавил совсем не принадлежащие к этой суре обращения «Господин мести» и «Высший судья». Это говорит о том, что он лелеет мысль о мести.

— Я уж тоже так решил. Он, как останется один, все сжимает свои кулаки, будто задушить кого хочет. Да еще вращает при этом глазами и зубами скрипит, точь-в-точь, как… стой, гляди! Вон полетели! Их тоже знаешь?

Моментально потеряв всякий интерес к тайне юного рулевого, он впился глазами в стаю птиц, перелетавшую в этот момент через реку. Удивительный его нос покачивался при этом от одной щеки к другой, как будто сопровождал пташек в их полете.

— Да, я их знаю, — ответил Шварц, — это щурки. Они необыкновенно красивы! Посмотри, как сверкает на солнце их роскошное оперение, точно рубины и изумруды!

— Уж конечно, я вижу, не у тебя же одного есть глаза, — поворчал Серый, — знаешь и их местное название?

— Да. Их называют джуруллы.

— Почему?

— Как и многих других птиц, из-за их голосов.

— Ты прав, птичий знаток! Улетели. — Пфотенхауер снова уселся и, учтиво подождав, пока его нос вернется в прежнее положение, продолжал:

— В Европе есть только один-единственный вид щурок. Лоб у них сплошь белый, кругом глаз голубая каемка, горлышко желто-голубое, грудь цвета морской волны, а кончики крыльев голубые[109]. Я люблю этот вид щурок, потому что я раз нарисовал эту птицу, а потом у меня на спине тоже кой-чего нарисовали.

— То есть как?

— А вот так. Это все мой учитель естествознания. Я раз одолжил у него книгу, а там была нарисована щурка в разрезе. Ну вот, меня больно раздражало, что она выглядела такой одноцветной и тут я взял ящик с красками и раскрасил картинку, да так пестро, что потратил при этом все мои краски. Ну, учитель, понятно, это быстро обнаружил и пригласил меня в свою комнату и с помощью линейки изобразил на моей спине такую зелено-голубую щурку, что у меня начисто отшибло и зрение, и слух. Этого «полотна» я так и не увидел, потому что оно было на спине, но зато чувствовал его довольно долго. Наш учитель вообще точил на меня зуб, потому что я вечно спрашивал о вещах, которых никто не знает. Ну, за все за это он расплатился со мной на экзамене. Может, я тебе уже рассказывал?

— Нет, — с серьезным видом покачал головой Шварц.

— Ну, я вообще-то не часто вспоминаю об этом, но тебе уж могу рассказать. Это было, когда я сидел в третьем классе. В день экзамена я нацепил чистую манишку и новый, красивый шейный платок и думал, иго уж теперь мне, такому нарядному, ничего не грозит. Но вышло-то по-другому! Вот дошла до меня очередь, и я встал, чтобы почтительно выслушать вопрос, и скажи-ка ты мне на милость, что спросил у меня учитель?

— Ну, и что же?

— Откуда у птиц перья? — спросил этот мерзавец!

— Да, положение у тебя, конечно, было не из приятных, — посочувствовал Шварц, — и как ты из него выкрутился?

— Что я ответил, спрашиваешь ты? Ну, сперва-то я вообще ничего не сказал, а закрыл глаза и стал ждать, вдруг меня что-нибудь осенит, а потом, когда ничего не пришло в голову…

— Сын Тайны! — перебил Серого один из гребцов, указывая на реку немного выше того места, где стояла лодка. Взглянув в этом направлении, все действительно увидели рулевого. Он по суше перетащил свой плот вверх по течению и теперь подплывал к лодке со стороны камышовых зарослей. Забравшись в лодку, он сообщил:

— Лес пустой, я не встретил ни одного врага.

— А Толо? — озабоченно спросил Лобо.

— Его я тоже не видел, но теперь мы, не таясь, можем выбраться на берег и приняться за поиски. Зато ловцов рабов я разыскал: они повернули в степь и сейчас находятся уже довольно далеко от леса.

— В каком направлении они движутся? — спросил Шварц.

— В юго-западном.

— Понятно. Надеюсь, что Толо с ними нет. Во всяком случае, нам следует немедленно сойти на берег и начать поиски.

Якорь был поднят, и лодка причалила к берегу. К сожалению, Лобо не мог показать своим новым друзьям путь, так как раны мешали ему ходить. Поэтому он постарался как можно точнее описать то место, где спрятался Толо, а сам вместе с двумя неграми остался охранять лодку.

Шварц взял с собой подзорную трубу и повел своих спутников к опушке леса, чтобы убедиться в правильности того, что сказал рулевой. После того, как ему удалось разглядеть вдали едва видные силуэты всадников, он отправился разыскивать деревья.

В лесу царила полная тишина, лишь изредка с другого берега раздавалось негромкое курлыканье венценосного журавля. Но когда путешественники достигли места, похожего на то, которое описывал Лобо, им показалось, что они услышали чей-то слабый стон. Он доносился с небольшой полянки, на которой стояли два больших дерева, чьи кроны сплелись так тесно, что сквозь них не было видно ни единого просвета.

— Толо, это ты? — окликнул Шварц.

Ответа не последовало, но стон стал слышнее. Немец повторил вопрос, но с тем же успехом. Тогда он вскарабкался на дерево и увидел над своей головой негра, который, казалось, прирос к толстому стволу.

— Мы за тобой, спускайся! — сказал он.

Несчастный издал громкий вопль ужаса, а потом залепетал:

— Убейте Толо, убейте, но оставьте в живых Лобо. Лобо хороший, он хотел спасти Толо!

— Вы оба в безопасности. Слезай, не бойся, тебя никто не обидит. Мы твои друзья и защитим тебя.

— Это неправда! Ты белый; ты араб, ловец рабов, ты человек Абдулмоута!

— Вовсе нет, наоборот, я его враг. Пойми же, я желаю тебе добра, я хочу тебя спасти! Спускайся вслед за мной!

— Толо не может слезть, Толо совсем ослабел.

— Ничего, мы тебе поможем!

Негр действительно был так измотан несколькими часами бега, долгим сиденьем на дереве и беспокойством за своего друга, что даже не мог отцепиться от ствола. Шварц позвал себе на подмогу двух ниам-ниам, и совместными усилиями трех мужчин наконец удалось спустить на землю обессилевшего раба.

А Толо все еще не понимал, что спасен. Он не слушал никаких уговоров и стонал, не переставая. Он едва мог переставлять ноги, так что его пришлось почти нести к лодке. Оказавшись внутри нее и увидев лежащего на скамейке у руля Лобо, Толо вскрикнул от радости и упал без сознания.

Счастью Лобо не было границ. Правда, обморок друга поначалу сильно его расстроил, но немцы уверили, что Толо скоро очнется. Так и случилось: через несколько минут негр начал подавать признаки жизни, однако сознание вернулось к нему не полностью. Он метался в бреду, стонал и жаловался и непрерывно умолял кого-то смилостивиться над его товарищем Лобо. Пришлось снова открыть аптечку и дать ему успокоительное средство, которое быстро помогло ему заснуть. Больного положили на скамейку у руля вместо Лобо, а тот улегся в середине лодки.

Когда все немного успокоились, собрался совет, чтобы обсудить дальнейшие планы. Лобо настаивал на том, чтобы послали человека в Омбулу и предупредили тамошних жителей о готовящемся на них нападении. Ни он сам, ни Толо идти не могли, никто из ниам-ниам не знал дороги, да и не сумел бы выполнить такое трудное и опасное поручение. Следовательно, это могли сделать или немцы, или Сын Тайны. Последний слушал переговоры, не произнося ни слова; он вообще предпочитал не раскрывать рта без крайней необходимости.

— Как же нам быть? — спросил Шварц по-немецки. — Конечно, если рассуждать здраво, нам не стоит ввязываться в это трудное и рискованное дело, однако человеческий и христианский долг требует нашего вмешательства. Имеем ли мы право обречь на гибель целую деревню, которую в наших силах спасти? Что скажешь, доктор?

Брови Серого мрачно сдвинулись, а кончик носа устремился ввысь, как будто хотел взглянуть на собеседника своими широкими ноздрями, после чего Отец Аиста разразился гневной тирадой:

— Я скажу, что, если ты еще раз обзовешь меня доктором, слышь ты, смельчак, я уж тебе так врежу в твое окно, что все стекла вылетят наружу! Я называю тебя Зепп, и ты должен звать меня Нац, и если ты имеешь что-нибудь против, можешь катиться ко всем чертям! Понял?

— Ох, прости меня ради Бога, это больше не повторится! — засмеялся Шварц.

— Да уж, я бы попросил! Каждому нужно воздавать по заслугам, но между друзьями нет места титулам и званиям. Может, еще скажешь, ты хочешь отменить наш брудершафт?

— Ну что ты, мне это и в голову не может прийти!

— Твое счастье, иначе тебе бы, ей-ей, пришлось несладко, потому как я не перешел бы с тобой опять на «вы», а стал бы уж величать тебя только «он». А насчет этой треклятой Омбулы, я бы посмотрел, есть ли она на моей карте. Я-то пока знаю только, что она где-то в местах проживания негров-беланда.

С этими словами он достал из сумки старую, истрепанную и засаленную карту, разложил ее на коленях и стал сосредоточенно изучать. Нос его, разумеется, не остался в покое и принялся усердно елозить по всей поверхности карты, явно желая провести самостоятельное исследование местности.

— Нет, — сказал Пфотенхауер через некоторое время, снова складывая карту и засовывая ее в сумку. — Беланда живут между народами бонго и ниам-ниам, то бишь к юго-западу отсюда, около гор Памбиза, но деревни Омбула на этой карте нет, так же как и в моей голове.

— Памбиза! — воскликнул Лобо, уловивший в чужой речи знакомое название. — Там Омбула!

— Значит, она в тех местах? — спросил Шварц. — И как далеко отсюда?

— Три дня пути от Умм-эт-Тимсы.

— Следовательно, от нас — около двух с половиной дней пути. Мы не успеем их предупредить. Ловцы рабов едут верхом, и кроме того, у них преимущество во времени. Конечно, они будут в Омбуле намного раньше нашего пешего посланца.

— Нет, — возразил рулевой, впервые за последнее время подавая голос, — мы можем попасть туда раньше арабов.

— Каким образом?

— Если поедем на быстром верблюде.

— Но у нас его нет!

— У племени джуров в это время года всегда есть верблюды. Я знаю одну деревню джуров, которая находится западнее Умм-эт-Тимсы. Там мы можем купить или одолжить одного или нескольких верблюдов.

— Эта деревня расположена далеко от поселка арабов?

— Нет. Считается, что ее жители состоят в союзе с Абуль-моутом — они служат ему, и он платит им за это, — но на самом деле они недолюбливают своего господина и всегда готовы исподтишка ему навредить.

— Может быть, они согласятся послать человека в Омбулу?

— Это невозможно, потому что обитатели страны беланда — их кровные враги. Джуры сделают вид, что готовы выполнить твое поручение, заставят тебя заплатить им и на твоих глазах отправят гонца, но, как только ты удалишься, он вернется обратно. Нет, идти нужно кому-то из нас. Я охотно взял бы это дело на себя, но должен остаться, потому что никто, кроме меня, не знает реки и не умеет управлять лодкой.

— Итак, на второй тур выборов прошли только мы двое, — сказал Шварц Пфотенхауеру, — ты ничего не имеешь против того, чтобы мы приняли участие в этом предприятии?

— Конечно, нет! — с живостью откликнулся тот. — Перво-наперво, наш долг помочь людям, которые попали в беду, ну, а потом, для меня уж будет наслаждением оставить этого чертова Абдулмоута с таким же большим носом, как мой собственный! Так что я сейчас по-быстрому получаю верблюда и скачу в Омбулу.

— Ну уж нет, этого я допустить не могу. Дело чрезвычайно опасно, а мы с тобой в равном положении. Поэтому я предлагаю бросить жребий.

— Это пожалуйста! По мне, так опасностей и здесь хоть отбавляй. Поеду ли я на лодке навстречу твоему брату или поскачу в Омбулу, это без разницы, потому что и здесь, и там можно в два счета проститься с жизнью.

— Стало быть, решено. Тогда давай возьмем две камышинки, короткую и длинную, а затем…

— Нет, — перебил его Пфотенхауер, — мы сами не будем тянуть жребий. Пусть выбор сделают за нас птицы. Подождем, когда снова какая-нибудь будет перелетать через реку. Если она полетит оттуда сюда — значит, жребий выпал мне, а отсюда туда — быть тебе нашим послом в Омбуле. Идет?

— Договорились. Одновременно мы можем продолжать наш прерванный путь, чтобы как можно скорее достичь деревни джуров.

Неграм было приказано снова взяться за весла, и, кроме того, им поручили следить за всеми птицами, которые будут пролетать над рекой. Сын Тайны объявил:

— В селении осталось всего пятьдесят человек, и мы можем проплыть мимо него совершенно открыто, не боясь, что нас заметят. Немного ниже поселка мы пристанем к левому берегу, спрячем лодку в камышах, и я поведу вас к деревне, шейха которой я хорошо знаю.

Он вывел лодку на свободную от камышей и травы середину реки, и она как стрела понеслась вниз по течению.

Действие лекарства все еще продолжалось: Толо спал сладким сном. Лобо тоже закрыл глаза. Теперь он знал, что кто-нибудь предупредит его земляков, и чувствовал себя наконец освобожденным от заботы, которая так долго его угнетала.

Глава 8

НОВЫЙ ТОВАРИЩ

Шварц и Пфотенхауер тихо сидели на носу лодки и думали о предстоящем расставании. На душе у обоих было тяжело, но если спокойное лицо Шварца позволяло только догадываться о владевших им чувствах, то длинная фигура Отца Аиста являла собой живое воплощение уныния и тревоги. Он беспокойно ерзал на месте, всплескивал руками, поминутно откашливался, вздыхал и что-то недовольно бормотал, а нос его выделывал прямо-таки неописуемые пируэты. Наконец, он не выдержал и нарушил тяготившее его молчание:

— У меня на сердце сейчас до того тяжело, что черти в аду небось на радостях устроили карнавал. Как подумаю, что мы вот-вот должны расстаться, и неизвестно, увидимся ли когда еще… Но что тут можно сделать? Я век себе не прощу, если эти разнесчастные негры из-за нас погибнут или попадут в рабство!

— Да, мне тоже невесело. Но мы не должны видеть все в таком черном свете. Надо помогать любому из нас, кому выпадет жребий скакать на юг, постараться не встретить по пути врагов и как можно скорее вернуться назад. В сущности, это ведь не так уж и трудно!

— Да, но если он все-таки встретит врагов, он погибнет ни за грош, а друг уж будет далеко и ничем не сможем ему помочь. Эх, только бы этот жребий достался мне!

— Не принимай все это так близко к сердцу, дружище! — улыбнулся Шварц.

— Замолчи ты, чертов весельчак! Если уж я кого полюблю, я не шибко радуюсь, когда он браво шагает навстречу опасности, которую я не могу с ним разделить. Ты сам это представляешь не хуже меня и… Смотри, видишь, видишь их? Вон, полетели!

Он был уже на ногах и не только рукой, а своим вытянувшимся носом указывал на противоположный берег, с которого взвилась целая стая пронзительно кричащих птиц.

— Знаешь их? — обратился он к Шварцу, начисто забыв обо всех заботах, которые до сих пор его всецело поглощали.

— Да, это шпорцевые чибисы.

— Точно. Ты, ей-ей, понимаешь толк в птицах. Чибисы редко так высоко взлетают в это время года. Их там небось спугнул гиппопотам. И как они здесь называются, тоже, вероятно, знаешь?

— Зик-зак, зик-зак.

— А почему?

— Потому что они так кричат.

— Верно. Когда это «зик-зак» слышится по утрам из доброй сотни клювов, кажется, будто лиса празднует свои именины. Ну вот, перелетели на эту сторону. Теперь будут искать улиток в камышах.

После того, как птицы скрылись из виду, Пфотенхауер снова уселся и стал рассуждать о насущных проблемах.

— Вот бы нам удалось достать у джуров не какую-нибудь клячу, а хорошего, резвого верблюда! Тот из нас, кому выпадет жребий, возьмет провианта на шесть дней. А другой будет торчать в этой чертовой дыре и ждать твоего брата. Только вот где? В окрестностях Умм-эт-Тимсы нам долго оставаться нельзя.

— Конечно, нет! Никто из обитателей поселка не должен нас видеть. Тебе надо будет проехать дальше вниз по реке и остановиться в деревне Магунда, жителей которой знает наш рулевой. Он сказал, что там нас с радостью примут и позволят дождаться моего брата. Эмиль как раз должен проезжать Магунду, так что ты не пропустишь его, если я к тому времени еще не вернусь из Омбулы.

— Ты сказал, если ты не вернешься из Омбулы? — насторожившись, переспросил Пфотенхауер.

— Ну да! — улыбнулся Шварц.

— С чего это ты взял, что именно ты поедешь туда? Кто тебе сказал, что это буду не я?

— Ты сам.

— Я? Даже и не думал.

— Вот как! А кто придумал, что выбор между нами должны сделать птицы?

— Ну я, и что из этого?

— Вот они и выбрали.

— Выбрали? Что-то я тебя не очень понимаю. По-моему, ты хочешь меня надуть. И если ты думаешь, я такой осел, что…

Внезапно он застыл с открытым ртом и изумленно взметнувшимся вверх носом. Несколько секунд он молча смотрел на своего товарища, который, несмотря на серьезность ситуации, едва удержался от смеха, а затем выпалил:

— Господи Боже, у меня совсем из головы вылетело! Чибисы-то полетели через реку!

— Вот именно! А в каком направлении, помнишь?

— С того берега к нам.

— Значит, жребий выпал мне. Теперь ты это признаешь?

— А что делать, если этот проклятый сброд не нашел ничего лучшего, чем летать тут взад-вперед! Ах, будь у меня в руке ружье, я бы их всех перестрелял!.. Может, бросим жребий еще раз? — без особой надежды предложил он.

— Нет уж, раз мне выпал жребий ехать, я и поеду.

— Так пусть же с этого дня ни один чибис не попадается мне на глаза, а не то я так намну ему его бока, что из него и дух вон, — вне себя от ярости выкрикнул Серый. — Ну кто бы мог подумать, что жребий выпадет тебе!

— А почему это тебя так удивляет? — заинтересовался Шварц.

— Потому что я так хитро все устроил!

— Что же?

— Я уж сказал, если птицы полетят отсюда, стало быть, поеду я. Я-то думал, что наша лодка вспугнет из прибрежных камышей какую-нибудь стаю.

— Тут ты просчитался, потому что вспугнутая птица никогда не полетит над нашей лодкой на далекий, правый, берег, а, конечно, устремится к ближнему, левому.

— Ах так? — воскликнул Серый. — Тогда спор наш решен неверно, потому что только из-за моей растреклятой глупости жребий пал на тебя!

— Нет, друг мой, все правильно. И не трать времени на уговоры, это все равно бесполезно.

— Бесполезно?

— Совершенно.

— Тогда протяни-ка свою руку и отвесь мне оплеуху, да посолиднее! Потому что я это заслужил. Если с тобой что-нибудь стрясется, не знать уж мне покоя до конца дней! Да, такая уж она, жизнь! Когда тебе кажется, что ты умнее всех и крепко держишь судьбу за хвост, тут-то и делаешь ошибки почище какого-нибудь школяра!

Он повесил голову и так низко надвинул на лоб свой серый колпак, что на его лице остался виден только нос. По его непрерывному движению можно было заключить, какая напряженная внутренняя работа шла в душе Пфотенхауера. Не давая ей на этот раз никакого выхода, Отец Аиста оставался погруженным в глубокое молчание и не пошевелился даже тогда, когда над лодкой пролетала очередная стая птиц. Это был верный знак того, что Серый переживает глубокий нравственный кризис.

Течение было быстрое, и мускулистые негры-гребцы так сильно налегали на весла, что берега, мимо которых проносилась лодка, сливались в глазах путешественников в сплошные зеленые полосы. Впрочем, даже если бы у них и было время осмотреться вокруг, они увидели бы все тот же, давно наскучивший им ландшафт: правый берег был полностью заслонен от них зарослями камыша, вдоль левого по-прежнему тянулся бесконечный лес.

Проходил час за часом. Солнце давно миновало зенит, и деревья уже отбрасывали на воду длинные тени. Очнувшись от раздумья. Шварц заметил, что рулевой теперь старается держаться ближе к правому берегу.

— Умм-эт-Тимса уже близко, — пояснил юноша, встретив вопросительный взгляд немца, — если мы хотим пройти мимо нее незамеченными, нам лучше оставаться с этой стороны.

Только сейчас Серый впервые за много часов поднял голову, чтобы взглянуть на это печально знаменитое место. И тут его нос превзошел самого себя. Он стал судорожно дергаться из стороны в сторону и с оглушительным свистом втягивать воздух.

— В чем дело? Ты что-то учуял? — спросил Шварц.

— Да. А ты нет?

Шварц принюхался.

— Нет. Я не чувствую никакого запаха. Да и негры работают только руками, а не носами. Наверное, тебе показалось.

— Что? — возмущенно переспросил Серый. — Ты, кажется, сказал, что мой нос ошибся? Эй, послушай-ка, ты плохо его знаешь! Он вдыхает больше воздуха, а, значит, и запахов, чем все ваши носы, вместе взятые. Уж на него-то я могу положиться!

— Ну, и что же он почуял?

— Пахнет гарью.

— Вроде бы нет. Я ничего не замечаю.

— Он не замечает! Тоже мне! Да что ты вообще можешь заметить с твоим жалким носишкой, который и в лупу не разглядеть!

— Может быть, на берегу кто-то развел огонь, чтобы зажарить птицу, рыбу или что-нибудь в этом роде?

— Нет, это не то. Пахнет пожаром, паленым деревом, глиной и камнем. Готов поручиться головой, что на том берегу горит здание!

Теперь Шварц тоже почувствовал запах. Ниам-ниам насторожились. Рулевой поднялся со своего места, обратил лицо к левому берегу, шумно вздохнул воздух и потом сказал:

— Это горит в поселке. Там большой пожар: видите, как высоко над деревьями поднимается дым!

Посмотрев в том направлении, куда указывал юноша, все действительно увидели поднимавшиеся над верхушками леса клубы дыма. Негры втащили в лодку весла и молча смотрели на Сына Тайны, ожидая его приказаний. После недолгого раздумья юноша сказал:

— Огнем охвачено все селение. Я думаю, что его подожгли умышленно: оно ведь стоит у самой реки, и если бы случайно загорелся какой-нибудь из тонкулов, его ничего не стоило бы потушить. Может быть, арабы навсегда покинули это место, чтобы основать на юге новое поселение. Нужно выяснить это у Лобо.

Негра разбудили. Когда он узнал, что горит поселок, его удивлению не было границ. Он уверял, что ни он сам, ни Толо ничего не слышали о намерении белых покинуть селение, а тем более сжечь его. И все же рулевой был уверен, что горит все селение. Как бы там ни было, в сложившихся обстоятельствах нельзя было и думать о том, чтобы, почти не таясь, проехать мимо Умм-эт-Тимсы. Лодку снова завели в камыши и замаскировали под плавучий остров. Гребцы сложили весла, и лодка двинулась дальше, влекомая только течением.

Запах гари становился все сильнее. Люди тихо сидели на своих скамейках и сквозь щели камышовой крыши пытались разглядеть, что происходит на берегу. Немного погодя Сын Тайны снова встал и, указывая налево, сказал:

— За теми деревьями находится селение. Видите, какой там густой дым? Так не может гореть одна хижина. И на реке тоже был пожар: камыш возле берега весь черный и тоже дымится!

— В первый раз слышу, чтоб реки горели! — вполголоса пробормотал Серый.

— Это, конечно, не река, а спрятанный там корабль, нуквер, о котором я вам говорил. Нет, это не могли сделать сами ловцы рабов. Должно быть, на поселок напали враги.

— Я так понимаю, арабы не ожидали никаких врагов, нападение застало их врасплох.

— Такие вещи всегда происходят неожиданно. Кроме того, сейчас как раз очень удобное время для нападения: ведь в селении осталось всего пятьдесят человек. Это даже могли сделать джуры, к которым мы направляемся. Нужно поскорее узнать, что там случилось!

— Но причаливать прямо здесь слишком опасно, — вставил молчавший до сих пор Шварц.

— Конечно. Мы спустимся по реке еще немного и спрячем лодку в камышах, а потом по берегу проберемся в поселок.

Немцы полностью согласились с планом Сына Тайны и с нетерпением предвкушали момент, когда наконец можно будет высадиться на сушу.

Им пришлось ждать недолго: вскоре Сын Тайны снова повернул лодку налево, туда, где от самого берега рос густой и высокий, как кукуруза, камыш. С помощью Длинной веревки из пальмовых листьев лодку привязали к стволу дерева, стоявшего у самой воды. Негры должны были оставаться в лодке и в случае, если их присутствие кто-нибудь обнаружит, немедленно перерезать веревку, выгрести на середину реки и как можно быстрее плыть вниз по течению, до тех пор, пока рулевой, который будет параллельно лодке бежать по берегу, не разрешат им причаливать.

Затем Сын Тайны вместе с обоими немцами выбрался на берег. Он был вооружен только копьем и метательной дубиной, белые взяли с собой ружья, а Шварц захватил и свою подзорную трубу. Все трое осторожно зашагала через редкий лес, тянувшийся вдоль реки. До сих пор им на глаза не попалось ничего подозрительного.

И вот они вышли на широкую равнину и увидели перед собой огромное пепелище, которое еще недавно было знаменитым поселком Умм-эт-Тимса. Нигде не было видно ни одного живого существа, и даже птицы, вспугнутые пожаром, поспешили покинуть это зловещее место.

Путешественники медленно подошли ближе. Ограда селения была полностью сожжена, а на месте хижин возвышались дымящиеся кучи пепла и головешек, между которыми, почти неразличимые на их фоне, копошились темные фигуры.

— Да там люди! — удивленно воскликнул Сын Тайны. — Очень странно! Я точно знаю, что это не жители поселка. Но тогда кто они? Узнать бы, по крайней мере, есть ли среди них белые!

— Это нетрудно, — сказал Шварц, поднося к глазам свою подзорную трубу. Затем он внимательно осмотрел пожарище и продолжал: — Я вижу только черных, да и их немного; я насчитал около двадцати.

— Эти люди вооружены?

— У них есть копья, которыми они ворошат обломки.

— Понятно. Они пытаются найти среди них что-нибудь полезное для себя. Как они одеты?

— На них нет ничего, кроме набедренных повязок, а волосы венками уложены вокруг головы.

— Значит, это джуры, мои друзья. Я попробую подкрасться к ним. Если я ошибся и они на меня нападут, я громко прокричу имя Абу Лаклак, и вы придете мне на помощь. Думаю, мы ничем не рискуем: с вашими ружьями вы в два счета обратите их в бегство.

Юноша лег на землю и пополз вперед по длинным полосам пепла, оставшимся на месте внешней изгороди. Вскоре он исчез за ближайшей кучей углей, и для немцев потянулись долгие минуты ожидания. Друзья не выпускали из рук свои ружья, готовые по первому зову поспешить на выручку Сыну Тайны. Через некоторое время Шварц увидел в подзорную трубу, что все люди собрались в центре бывшего поселка и о чем-то совещаются. Немного погодя к ним подошли два человека, которых он раньше не замечал. Один из этих двоих был белый.

Прошло несколько минут, прежде чем от группы людей отделились две фигуры и двинулись по направлению к немцам.

— Они идут к нам, — объявил Шварц своему товарищу.

— Но они не замышляют худого? — спросил Отец Аиста.

— Надеюсь. Постой, теперь я их узнаю. Один из них, кажется, главный среди джуров, тот, что подошел позднее с белым. Ба, вместе с ним идет наш рулевой.

— Значит, нам нечего бояться, кто бы ни были эти люди. Хотя хорошо бы, если б это и вправду оказались джуры!

Тем временем двое подошли уже так близко, что можно было рассмотреть их лица. Сын Тайны удовлетворенно улыбался. Его спутник — толстый негр с широким, сияющим от радости лицом, — еще находясь на почтительном расстоянии от немцев, поднял вверх сложенные вместе руки и приветственно замахал ими. Потом он остановился, отвесил низкий поклон и закричал:

— Салам, салам алейкум! Аллах оказывает мне большую милость, посылая таких гостей! Я сам, и мой дом, и все воины моего племени с великой радостью отдают себя в полное ваше распоряжение!

— Ишь, как его разобрало! — тихо проворчал Серый. — Будто я не знаю, что этот парень знает об Аллахе ровно столько же, сколько верблюд об астрономии!

После этого замечания он возвысил голос и церемонно ответил на приветствие. Шварц присоединился. Толстяк подошел ближе, поклонился еще раз и продолжал:

— Я — шейх племени джуров, которое живет здесь поблизости. Сегодня днем мы заметили большой огонь со стороны селения и поспешили сюда, чтобы помочь белым. Когда мы пришли, здесь никого не было, и теперь мы спасаем то добро, которое еще не сгорело.

— А куда ушли белые? — спросил Шварц.

— Один Аллах знает это, я — нет.

Этот джур, конечно, был язычником, но, думая, что перед ним мусульманин, он старался через каждое слово употреблять слово «Аллах».

— Ты знаешь жителей этого селения? — продолжал Шварц свои расспросы.

— Да, господин, я знаю их всех.

— Когда ты был здесь в последний раз?

— На один день раньше, чем вчера.

— Зачем ты приходил?

— Абдулмоут позвал меня поговорить о верховых животных, которых я должен был дать ему для похода.

— Куда отправлялся отряд?

— В страну беланда.

— А в какое место?

— Этого я не знаю, господин. Места, куда он собирается повести своих людей в поход, Абдулмоут никогда не называет так же, как и Абуль-моут.

— А где, кстати, находится сейчас Абуль-моут?

— В стране хомров, но он должен скоро вернуться.

— Ты его друг?

Тут толстые губы шейха разъехались до ушей, что, по-видимому, должно было означать «дипломатическую» улыбку, а потом он схватился обеими руками за уложенные вокруг головы наподобие надувной подушки волосы и несколько смущенно ответил:

— Ах, господин, бедный человек вроде меня должен быть другом всех больших господ, если он не хочет, чтобы его съели. Тебе я тоже охотно буду служить, потому что я знаю, что ты хорошо мне заплатишь.

— Заплачу ли я тебе вообще, будет зависеть только от тебя. Я хочу, чтобы ты откровенно ответил мне на мои вопросы. Итак, знаешь ли ты, когда Абдулмоут покинул селение?

— Ранним утром. За день до этого, сразу после полудня, я должен был привести ему животных.

— Он оставил здесь отряд своих людей?

— Думаю, что да, господин. Он всегда оставляет для охраны пятьдесят человек и собирался поступить так и в этот раз.

— Где эти люди сейчас?

— Ушли, а вот куда, я не знаю, — повторил шейх.

— Кто сжег селение?

— Они и сожгли. Они взбунтовались и ушли, взяв с собой всех коров и овец.

— Ах вот оно что! Так, значит, Абуль-моут разорен!

— Скоро он снова разбогатеет, господин. Когда он уходил, то сказал, что завербует и приведет с собой много воинов-нуэров, чтобы ловить с ними рабов в стране ниам-ниам. Когда он придет и увидит, что стряслось, он тут же отправится в погоню за мятежниками, убьет их и заберет обратно все свое имущество.

— А может быть, пожар устроен по приказу Абдулмоута?

— Нет, конечно, нет, господин, потому что Абдулмоут верен своему хозяину.

— Так же верен, как и ты? — спросил Шварц и строго посмотрел в заплывшие жиром, бегающие глазки шейха.

Тот поклонился, заискивающе хихикнул и ответил:

— Господин, я верен каждому, кто мне платит.

— Что ты хочешь получить в качестве платы? Вещи или коров?

— И то и другое, но талеры Марии-Терезии мне всего милее.

— Возможно, ты получишь от меня один или несколько. Я слышал, твое племя враждует с беланда?

— Да, господин, между нашими народами кровная вражда.

— Но ты знаешь дорогу в их деревни?

— Каждый джур знает этот путь.

— Мне нужно попасть в Омбулу. Ты знаешь, где это?

— Да. Она находится возле гор Памбиза.

— Нет ли у тебя человека, который мог бы довести меня до этой деревни?

— Тебя может проводить любой из наших воинов. За три талера я дам тебе хорошего проводника.

— Очень хорошо! Этот человек должен доставить меня туда и обратно. Я готов заплатить ему даже четыре талера, но он получит их только тогда, когда мы вернемся назад.

— Аллах тебя сохрани, господин! Что за мысль! Ты должен заплатить эти деньги сразу!

— Нет, на это я не согласен.

— Но тогда я никогда их не получу.

— Почему?

— Потому что ты никогда не вернешься. Беланда убьют тебя и проводника тоже, поэтому он останется с тобой только до тех пор, пока его жизни не будет грозить опасность.

— Вот как! С твоей стороны было очень мило предупредить меня об этом. Тогда я, пожалуй, совсем не будут брать проводника, и ты не получишь своих талеров.

Негр понял, что допустил оплошность. Чтобы исправить ее и спасти свои деньги, он поспешил добавить:

— Мой человек проводит тебя до границы страны беланда, а потом повернет назад. Идти дальше не согласится ни один джур: ведь это означает верную гибель. Если не веришь, можешь спросить у Охотника на слонов, он скажет тебе то же самое.

Шварц никогда не слышал, чтобы дикие племена охотились на таких крупных животных, и поэтому он удивленно переспросил:

— Охотник на слонов? А чем этот человек убивает слонов?

— Он стреляет в них из своего ружья.

— Значит, у твоего племени есть ружья?

— У моего племени нет ружей. Но он совсем не принадлежит нашему племени.

— А к какому тогда?

— Этого я не знаю, господин. Он вообще не негр, а белый. Он очень известен в этих краях, хотя никто не знает, откуда он родом и что привело его сюда. Мы много слышали о нем, но до сих пор никогда его не видели. Сегодня он пришел к нам впервые, как раз в то мгновение, когда мы заметили огонь. Он захотел узнать, что случилось, и пошел вместе с нами в селение.

— Куда он держит путь?

— Этого я тоже не могу знать. Мы еще не успели расспросить его об этом.

— Мы тоже хотим посмотреть поселок. Покажи нам его!

— Пойдемте со мной и будьте моими гостями! Мои люди уже наловили рыбы и развели костер, так что у меня есть чем вас угостить.

Сделав приглашающий жест рукой, он повернулся и двинулся к пожарищу. Путешественники последовали за ним. Собственно, смотреть там было особенно не на что, кроме пепла и больших куч углей. В стороне были сложены немногие уцелевшие от огня вещи, которые джуры, разумеется, не собирались возвращать Абуль-моуту.

Рулевой отправился обратно к лодке, чтобы сообщить гребцам, что никакой опасности нет, а затем вместе с ними ждать возвращения немцев. Джуры побросали свои копья, которыми они продолжали копаться в обломках, и обступили новых гостей. Шварц и Пфотенхауер сразу заметили среди них человека, которого толстый шейх называл Охотником на слонов. Его загоревшая до черноты кожа все же была намного светлее, чем кожа джуров, а черты лица приближались скорее к арабскому типу. Его невысокая, коренастая и очень крепкая фигура была закутана в серую накидку, а капюшон низко свешивался ему на лоб. На ногах он носил некое подобие лаптей из лыка, а в руке держал двустволку таких же устрашающих размеров, как и знаменитое ружье нашего старого знакомого Отца Одиннадцати Волосинок. Длинная седая борода свисала у него почти до пояса. Изборожденное морщинами лицо со впалыми щеками казалось напряженным и печальным, но взгляд его темных глаз был необычайно живым и проницательным.

— Это и есть Охотник на слонов! — сказал шейх, указывая на незнакомца. — Он подтвердит вам, что идти к беланда очень опасно.

— Вы собираетесь к беланда? — спросил Охотник на слонов, внимательно оглядывая вновь прибывших.

— Не мы, но я один, — поправил Шварц.

— Тогда ты, должно быть, храбрый человек. Можно узнать, к какому племени ты принадлежишь?

— Ни к какому. Я немец, но ты вряд ли слыхал о таком народе.

— Я знаю этот народ, — спокойно возразил незнакомец. — Когда-то я жил у одного немца, который спас меня от больших неприятностей. Он много рассказывал мне о вашей родине. Она разбита на несколько стран, и каждой из них правит большой, могущественный султан, а самый главный шах, который царит над ними всеми, зовется Вильгельм Первый. Правильно?

— Да, — подтвердил Шварц.

— Главного визиря этого шаха зовут Бисмарк, а его самый знаменитый генерал носит имя Мольтке.

— И это верно.

— Вот видишь, я кое-что знаю о твоей стране и твоем народе. Вы вели большие войны и выиграли их все, даже взяли в плен султана Франции. Я люблю храбрые народы, и особенно ваш, потому что одному из немцев я обязан жизнью.

— Могу я узнать, кто был этот человек?

— Можешь. Я готов каждому называть его имя и без устали говорить о своей благодарности. Он называет себя Эмин-паша и управляет страной Ваддаи. Может быть, тебе приходилось слышать о нем?

— Конечно. Это очень известный и достойный человек. Он делает все, чтобы поднять благосостояние своих подданных. Кроме того, он ненавидит торговлю рабами и запретил ее в своей провинции.

— Да, и за это я уважаю его еще больше. Я даже готов простить ему то, что он не придерживается мусульманской веры.

Последние слова Охотника на слонов привели Шварца в немалое изумление.

— Странно, — сказал он, — я считал, что ты араб, а значит, не должен быть противником рабства.

— Я родом из Дар-Рунги[110] и владел раньше многими рабами. Они работали на меня, и я считал это нормальным и разумным. Но потом со мной случилось несчастье, которое перевернуло всю мою жизнь. Мой враг из мести похитил и продал в рабство моего единственного сына. Тогда я отпустил на волю всех моих рабов, доверил брату шатры и стада, а сам отправился разыскивать свое дитя.

— И что же, ты нашел его?

— Нет. С тех пор прошло много лет, и я больше не видел ни моего сына, ни моей родины. Я странствую, не зная покоя, как Вечный Жид, о котором христиане рассказывают, что он обречен на вечные странствия за то, что не дал Иисусу, сыну Марии, отдохнуть по пути на Голгофу[111]. И врага, который отнял у меня сына, я тоже не встречал. Я расспрашиваю о них повсюду, но за все эти годы не смог узнать ничего о ком-нибудь из тех двоих, что интересует меня больше всего на свете. Так я путешествую по разным странам из племени в племя, в надежде, что где-нибудь мне все же удастся набрести на след моего мальчика. Сейчас я иду из страны идрисов к беланда и бабукур.

— Но ты же говорил, что путь к беланда очень опасен.

— Отсюда — да, потому что они живут во вражде со здешними неграми. Но я вовсе не собираюсь сообщать им, что был у джуров. А что нужно тебе от беланда?

Шварц склонился к уху собеседника и шепотом, чтобы не услышали негры, ответил:

— Я хочу предупредить их о грозящей им опасности: сегодня утром Абдулмоут выступил в поход на большую деревню Омбула.

— А джуры знаю о твоем намерении? — так же тихо осведомился Охотник на слонов.

— Шейх может догадываться, но я ему об этом не говорил.

— И не говори, потому что джуры заодно с Абуль-моутом. Ты не должен им особенно доверять; мало того — будь готов к тому, что они начнут ставить на твоем пути тайные или даже явные препятствия. А сейчас лучше отойти в сторону и поговорить об этом, чтобы никто нас не услышал.

Белые отошли на такое расстояние, чтобы джуры не могли подслушать их разговор, а потом охотник спросил, опершись обеими руками на свое ружье и испытующе глядя на немцев:

— А почему вы готовы пойти на такой риск ради беланда? Не все ли вам равно, станут они рабами или нет? Может быть, они ваши друзья?

— Нет, — ответил Шварц, — мы ни разу не были в тех местах и не знаем никого из беланда. Но наша религия и наше сердце велят нам предостеречь их.

— Значит, вы не похожи на тех христиан, что порабощают народы других стран. Вы, как Эмин-паша, хотите делать людям добро. Но что привело вас в эти края?

— Мы изучаем растения и животных вашей страны, а также нравы здешних народов.

Араб задумчиво покачал головой и сказал:

— Но это же не может принести вам никакой пользы!

Шварц очень хорошо знал, что даже среди представителей цивилизованных народов найдется немного людей, способных понять истинную страсть к науке, такую, которая не останавливается ни перед какими опасностями. Все же он попытался объяснить:

— Но ты ведь слышал о разных науках, которыми занимаются ученые?

— Да, я знавал одного чудака, который все ночи напролет смотрел в трубу на небо. Зачем он это делал?

— Он наблюдал за движением звезд и вычитывал по нему годы, месяцы, дни и часы.

— Значит, у него была хорошая цель. Я видел, как Эмин-паша собирал растения и камни. Для чего это могло ему понадобиться?

— Растения он собирал для того, чтобы исследовать их целебные свойства и затем лечить с их помощью больных, а камни — для того, чтобы узнать, нет ли среди них драгоценных и нельзя ли добыть из них золото, серебро или медь.

— Теперь, когда ты объяснил, я понимаю, что ваши науки действительно очень полезны. Вы тоже ученые?

— Да. Мы хотим основать на землях ниам-ниам исследовательскую станцию, где мы будем изучать растительный и животный мир Судана, а также некоторые горные породы, продажа которых может принести пользу людям. Может быть, этим мы тоже внесем свой вклад в развитие нашей страны и поможем ее жителям освободиться от проклятой торговли рабами.

— Это ваше намерение мне очень нравится, и я одобряю его всей душой. Вы пришли к нашим народам как друзья.

— Конечно. Поэтому мы и хотим, если это нам удастся, спасти беланда от их врагов — арабов. Но может быть, мне совсем не обязательно идти к ним? Если ты все равно направляешься к беланда, не мог бы ты передать им все, что услышал сегодня от меня?

— Нет, этого я не могу сделать. Тогда они узнают, что я был у джуров, и убьют меня.

— Но если все так, как ты говоришь, то они убьют и меня.

— Нет, тебе ничего не грозит, так как ты чужестранец. На вас законы кровной мести не распространяются до тех пор, пока вы сами, собственной рукой, не прольете кровь представителя одного из здешних племен. Я тоже во время своих непрерывных скитаний ради собственной безопасности вынужден постоянно обманывать людей, убеждая их, что иду от дружественного народа. Поэтому тебе, к сожалению, придется самому проделать этот путь. Но откуда вы так точно знаете, что Абдулмоут собирается напасть на Омбулу?

Шварцу пришлось рассказать ему о своем сегодняшнем приключении. Охотник на слонов слушал очень внимательно, а потом сказал:

— Клянусь Аллахом, вы оба честные, добрые и очень мужественные люди! Если ты не против, я охотно отправлюсь вместе с тобой в Омбулу; может быть, там я наконец получу какое-нибудь известие о моем сыне или его похитителе. Только ты должен молчать о том, что встретил меня здесь, так как, если беланда проведают, что я был гостем джуров, они примут меня как врага. Если же они ничего не узнают, дружба со мной защитит тебя от их возможного недоверия и вражды. Все народы отсюда до самых низовьев Нила с большим почтением относятся к человеку, известному им под именем «Охотник на слонов».

— Тогда я благодарю случай, который свел меня с тобой.