/ / Language: Русский / Genre:adv_indian

Завещание Инки

Карл Май

Действие романа «Завещание Инки» разворачивается в Аргентине. Одни герои романа ищут сокровища, другие — кости доисторических животных, третьи — просто приключения, но всех их объединяет динамичный сюжет. Роман принадлежит к числу наиболее удачных произведений писателя. Адресован юношеству и всем, кто не утратил вкус к приключениям и романтике.

Карл Май

Завещание Инки

Роман впервые опубликован в детской газете «Гуте камерад» («Gute Kamerad»), где печатался отдельными фрагментами с октября 1891 г. по сентябрь 1892 г. Почти сразу же после завершения газетной публикации в Штутгарте вышло отдельное издание этого романа.

Интерес Карла Мая к Латинской Америке проявился на фоне общего роста в Германии интереса к этому материку. При создании этого произведения К. Май использовал большое количество литературных источников, в основном, газетных и журнальных статей об Аргентине, но также и две книги немецких путешественников Бурмайстера и Целлера:

H. Burmeister. Reise durch La-Plata-Staaten, mit besonderer Rucksicht auf die physische Beschaffenheit und Kulturzustand der Argentinischen Republik. Halle, 1861

H. Zoller. Pampas und Anden. Sitten— und Kulturschilderungen aus dem spanischen-redenden Sudamerika mit besonderer Berucksichtigung des Deutschtums. Berlin/Stuttgart, 1884.

Глава I

ЭСПАДА

Коррида де торос, коррида де торос!»[1] — Эти выкрики звучали на перекрестках прямых, как стрелы, улиц Буэнос-Айреса уже который день. Исходили они от зазывал-глашатаев, одетых в пестрые костюмы, украшенные бантами и лентами. Впрочем, они не столько зазывали, сколько, казалось, просто делились с каждым встречным своей собственной радостью, своим ликованием. И вот уже весь город охватила лихорадка ожидания корриды: о ней писали все газеты, во всех местах, где собирались мужчины — от самых фешенебельных ресторанов до низкопробных таверн, шли разговоры только о корриде.

Слово «коррида» — своего рода пароль для каждого испанца или его потомка, фитиль, запалив который непременно жди мощного выплеска эмоций. Таков характер этого народа! И его не переломить никаким морализаторам, пытающимся доказать с упорством, достойным лучшего применения, что корриду-де нужно запретить. Станет испанец слушать этих зануд, как же! Ноги сами собой несут его к арене, с которой доносится рев быков, несущихся, словно ураган, на лошадей и тореадоров.

Итак, да здравствует коррида!

Ее в Буэнос-Айресе не было уже много лет. В этом виновны политики, которые постоянно затевают друг с другом какие-то грязные игры. Последнюю такую игру, обернувшуюся войной, повел парагвайский диктатор Лопес. Он напал на Аргентинскую Конфедерацию, и это стоило народам обеих воевавших стран пятидесяти тысяч погибших, военных затрат в сорок миллионов долларов, а также ста тысяч жертв эпидемии холеры, распространявшейся в условиях войны [2], как пожар в лесу, страдающем от засухи. Но на минувшей неделе аргентинские войска одержали очень важную победу над вояками Лопеса. Вот почему расцвечен огнями иллюминации Буэнос-Айрес, готовятся увеселения, любимые народом, и сам президент Сармьенто одобрил идею проведения корриды.

Несмотря на то что времени для подготовки корриды было маловато, ее устроители приложили максимум усилий, чтобы она прошла как можно более ярко. Буэнос-Айрес не нуждался в том, чтобы приглашать тореадоров со стороны, вполне можно было рассчитывать на своих собственных, за которыми числилось немало блестящих подвигов на арене, и многие из них никогда не имели поражений и даже легких ран, нанесенных быками. И вдруг, в самый канун корриды, никому доселе не известный приезжий из Мадрида, несколько дней назад снявший номер в одном из лучших отелей аргентинской столицы, объявил о своем намерении участвовать в бое быков. Впрочем, недоумение членов комитета по подготовке корриды очень скоро сменилось радостью, как только выяснилось, что этот самонадеянный чужестранец — вовсе даже не неизвестный, а напротив, очень знаменитый человек — лучший матадор Испанского королевства сеньор Крусада.

Не успели жители Буэнос-Айреса взвесить все «про» и «контра» в связи с этой новостью, как о своем желании участвовать в корриде заявили еще два сеньора, правда, уже не в качестве тореадоров Один из них владел огромными стадами. Некоторое время назад этот сеньор, затратив немалые средства, приобрел несколько североамериканских бизонов, чтобы скрестить их— с обычными коровами, но хозяева бескрайних прерий оказались такого дикого и неукротимого нрава, что ему не оставалось ничего другого, как немедленно избавляться от них. И вот этот самый сеньор заявил во всеуслышание, что предоставляет самого сильного из своих бизонов для корриды, причем совершенно бесплатно. Другой сеньор, решивший внести свою лепту в проведение корриды, был не беднее первого, но удивил другим. Он владел большой асиендой [3] в окрестностях Сан-Николаса, и его работники не так давно поймали в сети ягуара, повадившегося регулярно навещать овечьи отары. Пятнистый разбойник был коварен и хитер и множество раз уходил из ловушек, приготовленных для него, целым и невредимым, но вот наконец-то попался. Сначала асьендеро [4] хотел продать своего разорителя подороже, но потом в приливе патриотических чувств заявил, что дарит ягуара комитету по подготовке корриды.

Итак, предстоящая коррида обещала стать поистине незаурядным событием. «Крусада», «бизон», «ягуар» — эти три слова склонялись в Буэнос-Айресе на все лады. Осмелится ли знаменитый матадор сразиться с бизоном и ягуаром, и, если осмелится, кто выйдет победителем? Ставки в спорах росли, как на дрожжах. Разумеется, возбуждение публики не могло не передаться и аргентинским тореадорам.

Тореадорами называют всех, кто сражается с быками на арене, но внутри своего профессионального клана они подразделяются еще на несколько разрядов — в соответствии с той ролью, которую они выполняют в ходе корриды. Первыми на арену выходят, как правило, пикадоры. Они сидят верхом на лошадях, в руках у них копья, которыми они покалывают животное — как бы «разогревая» его. Следом за ними появляются чулос, или бандерильеры; в их обязанности входит прежде всего слежение за тем, чтобы в случае, если пикадор окажется в опасности, отвлечь быка яркими тряпками, а если это не поможет, то покалыванием палками с заостренными крючками на концах. И наконец, выходит главное действующее лицо всякой корриды, ее герой и звезда — матадор, при шпаге и плаще, непременно в великолепном костюме. Его мастерство и жизнь — две чаши весов, которые приходят в движение при каждой атаке быка. Слово «матадор» происходит от испанского глагола «матар», что означает «убивать», «умерщвлять». Матадоров иногда называют еще и «эспада», то есть «владеющий шпагой». В каких-то испаноязычных странах предпочитают говорить «матадор», в других — «эспада», а что касается Аргентины, то здесь больше прижился второй вариант. Матадоры, они же эспады, от прочих тореадоров отличаются еще одним немаловажным качеством: если все прочие их коллеги чувствуют себя на арене работниками, то они — артистами, владеющими высоким искусством нанесения смертельного удара разъяренному животному.

…И вот уже надтреснутыми, почти совсем осипшими от постоянных выкриков голосами глашатаи разносят по городу новую весть: «Коррида завтра!» На Буэнос-Айрес опускается теплый, наполненный золотым светом фонарей и ароматом цветущих деревьев вечер. На улицах появляются взволнованные, спешащие куда-то мужчины, но очень скоро жизнь на них замирает, зато заполняются все места в ресторанах и кафе. Особой популярностью в этот вечер пользуются конфитерии — открытые кафе, на террасах которых можно не только съесть пирожное или мороженое, но самое главное — вместе со своими горячими единомышленниками и не менее пламенными противниками обсудить прогнозы на завтрашний день в связи с главным его событием — корридой.

Кафе «Париж» — одно из самых уютных в Буэнос-Айресе — в этот вечер было полным-полно, пустых столиков почти не осталось. Атмосфера в зале была до того наэлектризована предвкушением завтрашних событий на корриде, что никому не казалось неловким или бестактным откровенно прислушиваться к тому, что говорится за одним из столиков, за которым сидели трое аргентинских эспад, желавших назавтра показать свое искусство и испытать судьбу. Эспады были согласны между собой в одном: совершенно напрасно комитет допустил до участия в корриде испанца. Но ничего, они сделают все возможное, чтобы поставить заезжую знаменитость на место, да и где же еще это делать, как не в столице Аргентины, где имеются свои герои, которые не чета этим хилым испанцам, вся слава которых — ну просто-таки дутая, вот и все. Распалившись от сознания собственной значительности, один из эспад громогласно заявил, что уложит на землю североамериканского бизона одним ударом и готов биться об заклад со всяким, кто пожелает, что слово свое сдержит. Пожелавших сделать это в кафе «Париж» нашлось немало.

Неподалеку от этого центра всеобщего внимания стоял столик, за которым сидели четыре щеголевато одетых сеньора, из которых особенно привлекал к себе внимание один. Судя по его мощному торсу и широким плечам, он обладал недюжинной силой, несмотря на свой далеко не юношеский возраст — ему было, судя по седой, хотя еще и густой шевелюре и окладистой седой бороде, лет примерно пятьдесят или около этого. Загорелое и обветренное его лицо наводило на мысль, что этот человек может оказаться всего лишь обыкновенным гаучо из пампы [5], однако его безукоризненно элегантный, сшитый по последней парижской моде костюм говорил о совершенно обратном. Трое его тоже загорелых спутников выглядели не менее элегантно. Загадочная четверка сидела молча, но после хвастливого заявления эспады о том, что он убьет бизона ударом ножа, один из них нарушил молчание и обратился к белобородому с вопросом:

— Карлос, ты слышал, что сказал сейчас вон тот говорун?

Белобородый ничего не ответил, только кивнул головой в знак того, что, мол, да, слышал.

— И что ты скажешь по этому поводу?

Белобородый опять обошелся без слов — пожал плечами и иронически улыбнулся.

— И я так думаю, — поддержал его спрашивавший. — Я что-то слышал о том, что с местными быками удаются иногда такие фокусы, но ты охотился на этих североамериканских зверей и лучше, чем мы, знаешь их. Скажи все-таки: что ты думаешь об этом? А мне кажется, что этот эспада, похоже, попадет в трудное положение, если заключит столько пари.

— Согласен. Словами бизона не уложишь.

Эти слова белобородый Карлос произнес несколько громче, чем требовалось для того, чтобы его расслышали соседи по столику. Расхваставшийся эспада услышал их, вскочил со стула и спросил весьма с нервной язвительностью:

— Сеньор, не могли бы объяснить получше, что именно вы имеете в виду?

Белобородый не спеша смерил его фигуру равнодушным взглядом и спокойно ответил:

— Почему бы и нет? Но сначала я хотел бы узнать ваше имя.

— Мое имя в этой стране известно любому ребенку! Я Антонио Перильо!

Лучистые глаза белобородого великана на мгновение затуманились. Он опустил веки и произнес все тем же равнодушным тоном:

— Мое имя известно не меньше вашего. Я — Хаммер.

— Это немецкое имя?

— Немецкое, вы не ошиблись.

— Значит, вы немец?

— Естественно.

— В таком случае вам лучше держать ваш рот на замке, особенно когда дело касается здешних обычаев! Я — портеньо, если это вам о чем-нибудь говорит!

Он произнес слово «портеньо» с неподражаемым пафосом и при этом еще с гордостью огляделся вокруг. «Портеньос» называют себя коренные жители Аргентины в отличие от различного рода переселенцев и эмигрантов, и любой из «портеньос убежден, что, безусловно превосходит приезжих некими неоспоримыми достоинствами, а кроме того, обладает в этой стране несравненно большими правами по сравнению с чужаками. Но напрасно эспада думал, что произведет большое впечатление на великана своим выпадом. Тот, казалось, не придал им вообще никакого значения. Эспада просто вышел из себя и, едва сдерживаясь, процедил сквозь зубы:

— Вы позволили себе пренебрежительно отозваться обо мне. Не желаете ли взять свои слова обратно?

— Зачем же? Не вижу в этом никакой необходимости. Как вам уже известно, я — немец. Все немцы любят точность, и если я сказал, что словами бизона не уложишь, то, значит, так оно и есть.

— Каррахо! [6] Какая наглость! Я, самый знаменитый в этой стране эспада, должен терпеть издевательства какого-то немца! Интересно, что вы скажете на то, что я готов немедленно распороть ваше немецкое брюхо моим аргентинским клинком?

— Ничего. Я ничего не скажу, потому что угроза ваша — пустая и не стоит ответа, — ответил Хаммер и переменил позу на более комфортную для его большого тела, не сводя взгляда с портеньо.

В этом взгляде можно было прочесть многое, но только не злость. Однако на распетушившегося эспаду этот взгляд подействовал, как удар током. Он подскочил к обидчику и, запинаясь от захлестнувшей его ярости, спросил:

— И вы что же, не принесете мне извинения за ваши оскорбительные слова в мой адрес?

— Нет, не принесу.

— Тогда я докажу всем здесь собравшимся, что вы трус! И сделаю это немедленно!

И он бросился на немца с кулаками. Но тот ловко и резко уклонился от удара, потом схватил эспаду за обе руки, прижал их вплотную к его туловищу и так, с прижатыми руками, и поднял его в воздух и отшвырнул к стене.

Одновременно с тем, как тело эспады рухнуло вдоль стены на пол, все посетители кафе повскакали со своих мест. Антонио Перильо был одет хотя и не столь хорошо, как его противник, но тоже на европейский лад, поэтому трудно было ожидать, что он сумеет спрятать под тесным сюртуком длинный нож, которым пользуются обычно гаучо [7] и с которым все прочие, заносчиво именующие себя «портеньос», как правило, не расстаются. Однако Перильо все же вытащил откуда-то такой нож и, бешено сверкая глазами, пошел с ним на противника. Но тот даже ни на дюйм не сдвинулся со своего места, подождал, пока Перильо подойдет поближе, и молниеносным движением перехватил занесенную над ним руку с ножом, сжав ее с такой силой, что эспада, взвыв от боли, выронил нож на пол. И тогда немец бросил ему презрительно:

— Веди себя потише, Антонио Перильо! У тебя отвратительные манеры! Мы находимся в Буэнос-Айресе, а не в Салине-дель-Кондор. Ты понял?

— Салина-дель-Кондор? — испуганно пролепетал утративший вдруг весь свой боевой пыл эспада. — Где это? Я не знаю такого места…

— Ты знаешь его, негодяй. И не смей со мной юлить! Учти: ты можешь провести кого угодно — только не меня.

— Но я никогда там не был… Не понимаю, что вы имеете в виду, — продолжал изображать растерянность эспада.

Впрочем, он и на самом деле был растерян, правда, по совсем другой причине, а не потому, что его приняли за кого-то другого, как могло показаться со стороны. Но об этой, истинной, причине его замешательства речь еще впереди.

— Я имею в виду, — чеканя каждое слово, произнес продолжавший сидеть на стуле белобородый, — то, что ты только что, когда так сильно побледнел, бедняжка, нечаянно произнес шепотом. Рано или поздно я заставлю тебя сказать то же самое во всеуслышание.

— Нет, — продолжать упорствовать эспада, — я все-таки никак не пойму, о чем вы говорите и чего от меня хотите. Я не желаю вас знать! — с жалким нахальством поверженного выдавил он из себя.

— Вот в это я охотно верю. Еще бы, у тебя немало оснований всячески избегать меня. Но запомни на всякий случай хорошенько вот что: как только ты мне понадобишься, чтобы поквитаться с тобой, я достану тебя хоть из-под земли, негодяй!

Сказав это, белобородый поднялся со стула, подождал, пока его спутники рассчитаются с официантом, аккуратно снял свою шляпу с вешалки и не спеша направился к выходу. В эти несколько минут посетители кафе могли увидеть его в полный рост и лишний раз убедились в том, что с таким Голиафом [8] лучше не связываться.

Только когда дверь за ним и его спутниками закрылась, к эспаде вернулось самообладание. Он вернулся к своим приятелям. Один из них встретил его отнюдь не сочувственными словами:

— Какой позор, Антонио Перильо! Он буквально размазал тебя по стенке!

— А ты у нас храбрец! — ответил язвительно опозорившийся. — Ну давай тогда, догони его, попробуй потягаться с этим быком! Почему же ты не бежишь за ним, а? Ладно, я сам отвечу на свой вопрос: ты знаешь, что ни за что не справишься с ним, и я сильно сомневаюсь, что такой человек вообще тут найдется.

— Вполне возможно, что ты и прав, — пошел на попятную дружок Перильо. — Но он обращался к тебе на «ты». Какая фамильярность! Как ты мог позволить такое? Ведь ты же обращался к нему на «вы»!

— Да! Ну и что! Если хочешь знать, я не придаю этим китайским церемониям никакого значения. Не хватало еще о такой ерунде думать!

— А с чего это вдруг он пристал к тебе с какой-то Салиной-дель-Кондор? Что он имел в виду?

— Да откуда мне знать? Этот немец, видно, немного чокнутый, у него какая-то бредовая идея в мозгу. Всем на свете известно: немцы — большие чудаки, чего только не выдумают в своих дурацких фантазиях. Не случайно ведь среди них полным-полно лунатиков!

Возможно, эта захватывающая для разговора портеньос между собой тема и получила бы свое дальнейшее развитие, если бы неожиданно в проеме входной двери не появился новый посетитель кафе, сразу же обративший на себя всеобщее внимание. Это был, судя по одежде и всему облику, гаучо, но, что удивительно, на редкость маленького для пастухов роста. Впрочем, и его одежда при ближайшем рассмотрении оказалась тоже не совсем обычной для гаучо, уж очень живописна: это был, пожалуй, сценический костюм, а не просто штаны, рубаха и все такое прочее, в чем удобно приглядывать за скотиной. Во всяком случае, этот костюм, безусловно, заслуживает отдельного описания.

Начнем с рубашки и штанов. Они выглядели ослепительно белыми. Штаны, закатанные выше колен, судя по количеству образовавшихся складок, были непомерно велики маленькому гаучо. Поверх рубашки, рукава которой тоже были закатаны до локтей, вокруг его торса была обмотана чирипа — теплое, хотя и тонкое шерстяное одеяло. Обмотавшись таким одеялом, гаучо обычно прикрепляют его к телу кожаным поясом, что сделал и маленький незнакомец, но поверх пояса он привязал еще и ярко-красный шарф, концы которого торчали в разные стороны. Ярко-красным было и пончо, покачивающееся на его плечах. Это тоже одеяло, но выполняющее роль плаща, с отверстием посередине для головы. Ноги пришельца из пампы были обуты в высокие сапоги, которые носят все гаучо. Эта обувь совершенно не похожа ни на какую другую на свете.

Вот как делаются эти сапоги. С задних ног забитой лошади снимается шкура, при этом обходятся без единого надреза; еще теплую, ее кладут в горячую воду, чтобы легче было счистить с нее жесткий волосяной покров. Пока эта кожа еще влажная, ее натягивают на икры ног, как чулки. Когда кожа высыхает и по мере высыхания твердеет, она превращается в нечто необычайно прочное. Сапоги гаучо прекрасно защищают его икры и верхнюю часть ступней, но пальцы ног и ступни оставляют неприкрытыми. Человек в такой обуви одновременно и обут, и босиком, но здесь надо учитывать то обстоятельство, что гаучо почти не ходят по земле, разве что внутри своей хижины или палатки.. Конструкция стремени гаучо весьма своеобразна, под стать обуви: в него помещается только большой палец ноги. Зато шпоры просто огромны.

И в этом маленький гаучо был верен традиции — на пятках у него при каждом шаге погромыхивала пара массивных шпор, или, вернее сказать, небольших колес. На макушке его головы красовалась серая фетровая шапочка с кисточкой, а под ней был повязан красный шелковый платок, концы которого он обмотал вокруг шеи. Такие платки спасают и от палящего зноя, и от пыли, а кроме того, очень эффектно развеваются во время скачки. Разумеется, как всякий гаучо, малыш был вооружен: за шарф на поясе у него были заткнуты длинный нож и пистолет, а на широком ремне, перекинутом через плечо, висела двустволка, длиной почти в рост своего владельца. Но было в облике миниатюрного «пастуха из пампы» одно, и весьма странное, нарушение традиционного облика его собратьев по профессии: в руках он держал две книги. Ну были бы это дешевые примитивные книжонки из тех, что продаются для развлечения людей малокультурных и полудиких, — еще куда ни шло, хотя среди гаучо грамотных людей раз, два и обчелся, но нет, он держал солидные многостраничные фолианты в добротных кожаных переплетах. Это были издания кайзеровской Академии естественных наук в Берлине — труды д'Альтона и Вайса.

Эти-то книги и заставили всех посетителей кафе «Париж» уставиться на маленького гаучо, как на какую-нибудь невиданную доселе диковину. Подумать только: гаучо с книгами! Такого еще никогда и никому видеть не приходилось. Но всеобщее внимание нисколько не смутило этого редкого книголюба. Он очень приветливо произнес, обращаясь ко всем сразу: «Добрый день!» — и, заметив освободившийся столик, уверенно направился к нему. Усевшись, тут же открыл одну из своих книг и стал как ни в чем не бывало листать ее, время от времени задерживаясь на какой-нибудь странице глазами.

Пробежавший было между столиками шепот сменился глубокой тишиной. Малыш, казалось, загипнотизировал сразу всех посетителей кафе. Но было похоже, что он даже не заметил того, какое впечатление произвел, и спокойно занимался своим делом, не поднимая головы, не реагируя даже на постепенно вновь разгоревшиеся вокруг него споры по поводу предстоящей корриды. К нему подошел официант. Выяснилось забавное совпадение: официант был одного роста со странным маленьким гаучо.

— Чего изволите? — спросил официант.

— У вас имеется пиво? Я хотел бы выпить «церевизии», как оно именуется по-латыни.

— Да, сеньор, пиво у нас есть, по цене шесть бумажных талеров [9] одна бутылка.

— Принесите мне бутылку, или «ампулу», а также «лагену» по-латыни.

Официант с большим удивлением взглянул на странного посетителя, пересыпавшего обычные фразы ученой латынью, но вслух своего удивления выказывать не стал, молча принес бутылку и высокий стакан и наполнил его. Маленький гаучо, однако, не стал немедленно пить пиво: все никак не мог оторвать своих глаз от книги. Однако его прилюдное уединение вскоре было нарушено. И сделал это не кто иной, как все тот же недавний возмутитель спокойствия Антонио Перильо. Подойдя к малышу, он вкрадчиво произнес:

— Прошу прощения, сеньор, но мы, кажется, знакомы.

Гаучо наконец оторвался от книги, встал со своего стула и вежливым тоном ответил:

— Мне очень жаль, сеньор, но я должен вас разочаровать. Вы ошиблись, мы с вами не встречались.

— Понятно. Очевидно, у вас есть причина меня не узнавать. Но я ее не знаю, так что, может быть, вы соблаговолите объяснить мне, в чем состоит эта причина?

— Причина? По-латыни «кауза», кажется? Впрочем, сейчас это не важно. Гораздо важнее то обстоятельство, что я вас действительно не знаю.

— Но я уверен, что мы уже встречались с вами раньше, правда, не здесь, а в верховьях Ла-Платы.

— Но я никогда там не был, уверяю вас, сеньор! Я вообще всего неделю в Аргентине и за это время еще ни разу не покидал Буэнос-Айреса.

— Но могу я, по крайней мере, узнать, кто вы, собственно, будете и где в таком случае находится ваш дом?

— Мой дом — в Ютербогке, или Ютербоге, а также Ютербокке, выбирайте тот вариант названия моего родного города, который вам больше по душе. Я не возьмусь утверждать, какой из них верный, но сам склоняюсь больше к варианту «Ютербогк», потому что окончание этого названия объединяет в себе два других его варианта — «бог» и «бокк».

— О вашем родном городе мне никогда не приходилось слышать. Будьте добры, скажите, как вас зовут?

— Охотно. Моргенштерн. Доктор Моргенштерн.

— А чем вы занимаетесь?

— Я ученый, или, точнее говоря, исследователь-одиночка.

— И что вы исследуете?

— Я зоолог, сеньор. А в Аргентину прибыл для того, чтобы разыскать останки глиптодонтов, мегатериев и мастодонтов [10].

— О, да я и слов-то таких никогда не слышал!

— Я имею в виду доисторических гигантских броненосцев, ленивцев и слонов.

Лицо эспады вытянулось. В полной растерянности и недоумении он спросил:

— Вы это серьезно, сеньор?

— Да, я нисколько не шучу.

— И где же вы собираетесь искать этих зверей?

— Ну, разумеется, среди животных, обитающих в пампе. Еще неизвестно, все ли из них исчезли во время деливиума.

— Деливиума? А, сеньор, я понял: вы говорите со мной на этом языке, чтобы дать мне тем самым понять, что я вам мешаю…

— Что вы, что вы! Этот язык вполне понятен каждому человеку. Взгляните хотя бы на эти книги, их авторы являются знатоками деливиума — Всемирного потопа, иначе говоря. Вы непременно должны ознакомиться с этими трудами и…

— Нет, умоляю вас, только не это! — перебил его эспада. — Про этих господ я никогда ничего не слышал, а вас, напротив, знаю гораздо лучше, чем вы можете предположить. Неужели вы всерьез полагаете, что этот маскарадный костюм мог изменить вашу внешность до неузнаваемости?

— Маскарадный костюм, говорите? Хм. Должен признать, до определенной степени вы, пожалуй, правы. Я и в самом деле не собираюсь менять профессию и становиться на всю оставшуюся жизнь гаучо.

— А почему бы и нет, сеньор? Вы же, как я помню, отлично ездите верхом.

— Простите, сеньор, я не понял: это что, шутка? Впрочем, можете не отвечать, не имеет значения, шутка это или нет, поскольку вы задели очень серьезную для меня тему. Я предпринимал уже несколько попыток сесть на лошадь, по-латыни «эквус», и освоить то, что на этом благородном древнем языке называется «экво вехи», а именно искусство верховой езды. Но несмотря на все мое усердие, к сожалению, это искусство примерно на девять десятых так и осталось для меня непознанным.

Эспада был, как, я думаю, уже стало понятно каждому моему читателю, не из тех людей, кого можно легко смутить. Но на этот раз ответ ученого поставил его в тупик, он не понимал, как и о чем можно дальше вести разговор с этим человеком, но, однако, все же попытался изобразить на лице некое подобие вежливой улыбки и пробормотал:

— Простите мне мою навязчивость, сеньор. Я готов ждать сколько угодно, когда наступит момент, подходящий для того, чтобы вы могли снять свою маску и раскрыть свое инкогнито.

На этом эспада счел разговор законченным, развернулся и направился к столику, где его горячие приятели уже нетерпеливо постукивали ногами по полу. Маленький гаучо посмотрел ему вслед, покачал головой и тихо пробормотал: «Снять маску!» Какой чудак этот сеньор!»

И он снова углубился в свои книги. Однако сосредоточиться на этот раз ему не удалось. Официант — тот самый, что был с ним одного роста, — подошел и спросил:

— Сеньор, почему же вы не пьете свое пиво? Мне очень жаль этот прекрасный напиток и вас тоже. Когда пиво так долго стоит открытым, оно теряет часть своего неповторимого вкуса.

Гаучо, он же доктор Моргенштерн, взглянул на него, поднял стакан и сказал:

— Благодарю вас, сеньор! Человек не должен забывать о своих потребностях и удовольствиях, а пить, по-латыни «потио», пиво — безусловно, не только необходимо, но и весьма приятно.

После этой тирады он собрался было продолжить свое прерванное чтение, но официант отчего-то все не уходил, и он спросил:

— Вы хотите узнать у меня что-нибудь еще, сеньор?

— Да, с вашего позволения. Я невольно слышал, что вы упомянули в разговоре с сеньором Перилъо город Ютербогк в Германии…

— Да, это мой родной город, и я живу там.

— Значит, вы немец?

— Ну разумеется, немец.

— О, сеньор, какой это приятный сюрприз для меня! Вы позволите мне поговорить с вами по-немецки?

— По-немецки? Неужели и вы тоже немец?

— Да, герр доктор, мы земляки, — с гордостью заявил маленький официант, — я родился и жил в Штралау на Руммельсбургском озере под Берлином.

— Вы из Штралау? Какая приятная неожиданность! Но почему вы оказались здесь, чего вы хотите добиться в этой стране?

— Разбогатеть, конечно!

— И только?

— Да, больше мне ничего не нужно. Но, знаете, герр доктор, и здесь это оказалось не так-то легко, как казалось издалека. Более того: сейчас я даже попал в затруднительное финансовое положение, надеюсь, правда, что это временные трудности.

— А дома у вас остались какие-нибудь близкие родственники?

— Нет, я круглый сирота. Ни близких, ни дальних родственников в Германии у меня нет… Было и еще одно обстоятельство, подтолкнувшее меня к тому, чтобы уехать: дело в том, что я всю жизнь очень хотел стать профессиональным военным, но для этого мне, видите сами, как минимум, дюйма два роста не хватает… Вот и пришлось искать счастья на чужбине.

— А как давно вы здесь, друг мой?

— Пять из своих двадцати пяти лет.

— И чем вы занимались все это время, если не секрет?

— Понемногу всем, что не осуждает закон. Сегодня я — официант, а завтра могу стать докером.

— Но почему вы оказались именно здесь, в столице страны? Вы можете не отвечать, если это вам по какой-то причине делать не хочется, но я спрашиваю не ради праздного любопытства.

— Я отвечу. Здесь я по той простой причине, что из Буэнос-Айреса самый короткий путь до Тукумана. Там я уже несколько раз находил довольно неплохо оплачиваемую работу. Моей обязанностью было смотреть за лошадьми в разных экспедициях, отправляющихся в Анды.

— Так вы, значит, умеете ездить верхом? — обрадованно спросил доктор.

— Не хуже, чем герои Фрейлиграта [11], смею надеяться. В этой стране чему угодно обучишься гораздо быстрее, чем в любой другой.

— Это прекрасно! Но я хотел бы услышать от вас о самом главном, что интересует меня как ученого. Здесь, в Аргентине, должны встречаться в земле кости погибших животных…

— Да их тут полно!

— Отлично! Видите ли, кости некоторых из них интересуют меня в чрезвычайной степени.

— В самом деле? Таких оригиналов, как вы, мне до сих пор не приходилось встречать. Вам повезло, что вы встретили именно меня. Я покажу вам места, где валяется множество костей разных животных.

— Доисторических?

— Вот уж за это поручиться не могу. Знаю только, что недостатка костей животных в пампе нет.

— И костей гигантов животного мира тоже?

— Это каких гигантов? Быков, что ли? Да сколько хотите!

— Нет, я имею в виду животных покрупнее, мастодонтов, например, то есть гигантских слонов.

— Я ни разу не слышал, герр доктор, чтобы здесь кто-нибудь охотился на гигантских слонов.

— А на мегатериев?

— Хм. Не слышал.

— А на глиптодонтов?

— Тоже…

— Это естественно, если принять за аксиому предположение о том, что эти животные, жившие на Земле еще до грехопадения Адама и Евы, вымерли окончательно…

— Ах, вот в чем дело, ну, теперь-то мне понятно, почему не видно их костей среди травы. Вам, вероятно, нужны такие кости, которые ищет профессор Бурмайштерн для своего музея естественной истории. Они в пампе тоже встречаются, но лежат глубоко в земле, их нужно раскапывать. Мне не раз попадались кости лошадей, живших не иначе, как до грехопадения наших прародителей.

— Совершенно верно, лошади тогда тоже жили. То, что вы рассказали, очень интересно для науки! Представьте, мой друг, находятся еще ученые, которые утверждают, будто доисторическая лошадь могла обитать только в Старом Свете. Ну согласитесь, они же смешны, эти ограниченные упрямцы, не так ли?

— Ну, в общем, откровенно говоря, я в этом мало что смыслю… Так, значит, если я вас верно понял, вы затеваете экспедицию за костями древних животных?

— Меня чрезвычайно радует ваша сообразительность. Да, в самое ближайшее время я собираюсь отправиться к гаучо, чтобы составить из них костяк своей экспедиции. Вот и оделся даже на их манер, чтобы они с самого начала нашего знакомства испытывали ко мне доверие. Но прежде всего мне необходим слуга. Вы мне очень понравились, у вас честное и смышленое лицо. Но что такое? Судя по вашей реакции, кажется, вас вовсе не обрадовало мое предложение? Ответьте прямо, прошу вас: вы пойдете ко мне слугой?

— Почему бы и нет? Особенно если вы будете мне хорошо платить и содержать так, что мне будет не на что жаловаться.

— В таком случае, приходите ко мне завтра, обо всем и договоримся. Кстати, вы знаете банкира Салидо?

— Да. Его контора недалеко отсюда. Но живет он в другом доме, на окраине города, где все местные богачи обитают.

— Прекрасно. Там же в качестве гостя банкира временно проживаю и я. Так что жду вас в его доме завтра. А сейчас, с вашего позволения, я хотел бы еще немного почитать.

— Хорошо, герр доктор, я к вам завтра приду, и, думаю, у нас с вами наладятся хорошие отношения. Я готов вырыть для вас из-под земли все кости, какие вам только понадобятся.

И официант отошел.

Моргенштерн стал опять читать, но теперь уже не мог сосредоточиться и рассеянно потягивал пиво, вновь и вновь невольно возвращаясь мыслями к только что состоявшемуся разговору.

Расплатившись, он вышел из кафе и, свернув налево, двинулся по улице, которая вела к дому банкира. Темнело. Ученый был настолько погружен в свои мысли, что совершенно не обратил внимания на то, что за ним, стараясь держаться в тени, следовали два человека. В одной из этих таинственных фигур можно было угадать силуэт Антонио Перильо, рядом с ним шел какой-то рослый человек, которого не было в кафе.

— Ну что, — нетерпеливо прошептал эспада, обращаясь к своему спутнику, — это он или нет?

В этот момент на лицо ученого как раз упал свет от одной из ближайших витрин, и рослый ответил:

— Никаких сомнений! Это он, что бы он там ни сочинял.

— Ага, сбрил бороду, вырядился гаучо и думает, этого достаточно, чтобы обвести нас вокруг пальца! Тоже мне, шутник! Ну ничего, хорошо смеется тот, кто смеется последним. Слушай, я обязательно должен знать, где он живет. Проследи-ка за тем, куда он отправится!

— А ты что, разве не пойдешь со мной?

— Нет, он может обернуться и узнать меня. Тогда уж он наверняка что-нибудь заподозрит. Иди, не мешкай, а я подожду тебя вон в том кафе.

И они разошлись. Перильо отправился, как и сказал, в кафе, а его рослый приятель продолжил слежку за немцем. Улица, по которой не торопясь шел он, была идеально прямой, словно проложенной по линии туго натянутого шнура. В Буэнос-Айресе много таких улиц. Город застраивался по единому плану, напоминающему шахматную доску, и весь состоит из строго прямоугольных кварталов. Может быть, это и несколько скучновато с точки зрения градостроительства, зато в аргентинской столице очень легко ориентироваться.

Окрестности Буэнос-Айреса нельзя назвать особенно живописными, здесь не встретишь ни холмов, ни долин, ни лесов, ни кустарниковых зарослей. Город лежит на ровной почве травянистой бескрайней пампы, словно подарок на подносе. Не сразу отыщешь здесь взглядом линию горизонта, в дымчато-синеватом мареве земля и небо, кажется, сливаются в единое целое, имя чему — простор. Буэнос-Айрес — портовый город, но репутация здешней гавани у моряков всего мира невысока. Вода в Ла-Плате тоже ни у кого восхищения не вызывает, из-за глинистых берегов она всегда мутная, грязная.

Верхние этажи многих домов в центре Буэнос-Айреса напоминают мансарды Парижа, но на этом сходство двух городов и заканчивается, иногда достаточно удалиться от какой-нибудь из прекрасных площадей аргентинской столицы всего на пару кварталов, чтобы очутиться в совершенно ином мире — мире жалких лачуг, где прописана нищета. Но пройдешь еще несколько десятков метров, и вновь потянулась цепь изящных фасадов на безукоризненно прямых улицах. Впрочем, такое встречается во многих городах мира, в Южной Америке этот контраст разве что немного ярче, потому что люди здесь темпераментны и все свои страсти — от отчаяния до любви к роскоши выставляют как бы немного напоказ. В этом смысле ведущее за город шоссе на окраине города, застроенное богатыми виллами, — довольно откровенная витрина благосостояния их владельцев. Здесь стоят дома не выше четырех этажей. Немало и одноэтажных, напоминающих своей ухоженностью разлегшихся на солнце холеных, сытых животных. Крыши многих вилл со стороны двора имеют небольшой уклон, это делается для того, чтобы собирать с них дождевую воду. Еще не так давно ее использовали даже в качестве питьевой. Но если не принимать во внимание этот специфический уклон, то можно сказать, что крыши самых богатых домов аргентинской столицы — невысокие и довольно плоские. Это продиктовано соображениями целесообразности. Во-первых, здесь выпадает мало дождей. Во-вторых, когда со стороны Кордильер налетает сильный ветер — памперо, от него менее всего страдают именно невысокие крыши. А кроме того, на таких крышах очень неплохо коротать вечера после дневного зноя.

А теперь вообразите, что, следуя за доктором Моргенштерном, мы обнаружили на этом шоссе и несколько вилл не самых роскошных, ну, скажем так, средней руки. За фасадами многих из них не один двор, а три, четыре и даже больше дворов и двориков. Подобные дома на местном жаргоне называются «квинтами», должно быть, потому, что по-латыни слово «квинта» означает пятую часть чего-либо. К одной из таких квинт и направлялся ученый из Германии.

Того, кто полагает, будто в Буэнос-Айресе, куда ни ткни пальцем, непременно попадешь в гаучо, я должен разочаровать: толпа, текущая по его улицам, ничем не отличима от европейской, во всяком случае, на первый взгляд: одеваются здесь по последней парижской моде. Это и неудивительно: число выходцев из Европы, постоянно живущих в этом городе, довольно значительно. Только половину его населения составляют коренные аргентинцы, остальные — это немцы, французы, испанцы, итальянцы и швейцарцы. Молодые люди, с детства варящиеся в этом этническом котле, говорят, как правило, на нескольких языках и не растеряются ни в Париже, ни в Лондоне, ни в Нью-Йорке.

Буэнос-Айрес в переводе с испанского означает «хорошие ветры» [12], но, когда солнце раскаляет плоские крыши, в помещениях с низкими потолками становится невыносимо душно, буквально нечем дышать. Но на деревья как источники прохлады здесь особенно рассчитывать не приходится. Лесов в восточной части страны почти нет. Лимонные и апельсиновые деревья в Аргентине встречаются довольно редко, а тропические фруктовые деревья не растут вовсе. И в то же время климат этой страны слишком жарок для яблонь, слив, вишен. Однако здесь прекрасно чувствуют себя виноград, груши, персики и абрикосы. Их, как правило, очень крупные плоды на вкус просто изумительны: сочные, нежные. Все квинты утопают в садах.

Квинта банкира Салидо в этом смысле не была исключением, разве что дом выглядел немного покрасивее соседских. Банкир был очень гостеприимным человеком и общался с людьми не только своего круга, но и с художниками, артистами, учеными, а со многими из них, живущими в Европе, даже состоял в переписке. С доктором Моргенштерном банкир познакомился сначала заочно, первое письмо помогло завязаться оживленной переписке, и вот настал день, когда доктор получил приглашение приехать в Аргентину, и он не замедлил воспользоваться любезностью Салидо.

Однако вернемся к Антонио Перильо, который сидел в кафе. Естественно, и здесь все разговоры крутились вокруг завтрашнего боя быков. Перильо не был знаком ни с кем из людей, окружавших его, и никто из них тоже его не знал в лицо. Говорили все больше о Крусаде, и, судя по всему, его шансы на победу по сравнению с шансами аргентинских эспад в народе расценивались как гораздо более предпочтительные. На все лады обсуждались, конечно же, вероятные перипетии корриды в связи с намерениями устроителей выпустить на арену ягуара и дикого бизона.

— Кровь прольется в любом случае, — безапелляционно заявил один из мужчин. — За бизона насчет этого не поручусь, потому что не знаю, на что он способен, но ягуар — свиреп и живуч, как черт, с первого удара его никогда не уложишь.

Перильо не смог удержаться, чтобы не вставить своего замечания:

— Да трус он, этот ваш ягуар! Я берусь прикончить его одним ударом ножа!

— Да-да, разумеется, если до этого он не разорвет вас на части, — подняли его на смех посетители кафе.

— Я говорю совершенно серьезно, — раздраженно процедил сквозь зубы эспада. — Неужели вы никогда не видели, как ягуар удирает от человека, особенно когда гаучо ловят его своими лассо?

Ему ответил немолодой, загорелый человек, до сих пор не принимавший участия в разговоре:

— Вы абсолютно правы, сеньор. Ягуар бежит от человека, и особенно он боится гаучо с его лассо. Но ведь вы имеете в виду так называемого речного ягуара, я не ошибся?

— А что, разве бывают еще какие-то иные ягуары?

— Их не особенно много видов, но ягуары, живущие по берегам рек, существенно отличаются от своих собратьев, обитающих в пампе или горах. Дело в том, что река до какой-то степени балует зверя. К ней приходит на водопой множество зверей, беззащитных перед кошкой с ее когтями. Но постепенно постоянная сытость делает ягуара, живущего у реки, глупым, а что ему в самом деле хитрить: засел в кустах и прыгнул сзади на ничего не подозревающего зверька — вот и вся его охотничья тактика. Другое дело — ягуар из пампы. Голод делает его злым и изобретательным. Горный же ягуар нападает даже на таких больших и сильных животных, как лама. И ему ничего не стоит напасть на человека среди бела дня.

Знатоку ягуаров ответил Антонио Перильо, который уже что называется, «закусил удила».

— О, да вы, сеньор, я вижу, большой специалист по ягуарам. В таком случае, не могли бы сделать для всех здесь присутствующих одно небольшое уточнение: приходилось ли вам хотя бы однажды выбираться за пределы этого благословенного города?

— Приходилось.

— И где же именно довелось вам побывать?

— В Боливии, Перу, я путешествовал и по Гран-Чако [13].

— Значит, вы встречались там с дикими индейцами?

— Ну конечно.

— Ай-ай-ай! И как же это вышло, что они вас не. съели?

— Слухи об их людоедстве, думаю, сильно преувеличены. Меня, например, постоянно сопровождал человек, который, если бы только захотел, легко смог бы употребить меня себе на ужин. Хотя, между прочим, пока руки мои еще в силе, несмотря на возраст, каждый, кто захочет поднять меня на смех, может схлопотать неплохой удар в челюсть. Прошу вас, сеньор, иметь это в виду.

— Ну-ну, право же, вы чересчур разгорячились, почтенный! Никто и в мыслях такого не держал. — Перильо, которого недавняя стычка с седобородым немцем в кафе «Париж», похоже, все же чему-то научила, даже сделал легкий поклон. — Я только хотел сказать, что ягуар опасен гораздо меньше, чем это принято считать.

— Он опасен для всех людей, кроме одного-единственного человека на свете.

— Кого вы имеете в виду?

— Вы и сами могли бы догадаться, кого. О нем слышали многие, и его имя само по себе уже доказывает мои слова.

— Вы говорите об Отце-Ягуаре?

— Да, о нем.

— Я тоже кое-что слышал об этом парне. Рассказывают, будто он ходит на ягуара с голыми руками, но я лично в это не верю.

— А я видел это собственными глазами.

— Видели? Хм… И где же это чудо случилось?

— В Гран-Чако.

— Где вы случайно на него наткнулись?

— Нет, я часто путешествую вместе с ним и его парнями, хотя большинство из них и гораздо моложе меня.

— О-о-о! — прокатилось по залу. Несколько человек подскочили к немолодому оппоненту Перильо, подхватили его на руки и стали качать. Столы тут же были придвинуты друг к другу, всем хотелось послушать рассказ о знаменитом человеке, имя которого в Аргентине знает действительно почти каждый ее житель. Но его компаньон начал неожиданно:

— Отец-Ягуар не особенно любит разговоров о себе, а уж рассказывать какие-то истории, связанные с его делами, просто запрещает нам. Поймите меня, сеньоры, я не могу нарушить этот запрет!

— Но расскажите хотя бы, как он выглядит! — попросил Перильо.

— Как любой другой человек.

— А сколько ему лет?

— Что-то около пятидесяти.

— Он местный?

— Сеньоры, я никогда не держал в руках его документов.

— Но не могли бы вы, по крайней мере, сказать, действительно ли он обладает такой огромной силой, как о нем рассказывают?

— Я сам видел, как он ломал быкам шеи и прижимал их головами к. земле.

— Карамба! [14] Видно, он и вправду силен. Если, конечно, вы не преувеличиваете.

— Не имею такой привычки! Кстати, могу добавить вот еще что: никому не пожелаю почувствовать на себе, что такое кулаки Отца-Ягуара.

— А не могли бы вы сказать нам, чем он, собственно говоря, занимается в свободное от ломания бычьих шей время? Иногда говорят, что он йербатеро [15], а то называют золотоискателем или сендадором [16], который проводит караваны через Альпы. Однажды я слышал, будто он — глава какой-то политической партии мятежников.

— Он прежде всего человек, но обладающий редкими достоинствами. Не думаю, что вам довелось когда-нибудь общаться с подобными людьми. Ни с какими мятежниками он не связан и никогда в жизни с ними вообще не якшался. Он просто друг всех порядочных людей и враг всех подлецов. И если вы случайно не относитесь к первым, то лучше вам никогда не становиться ему поперек дороги.

— Сеньор, — заявил, с трудом сдерживаясь, Перильо, — должен заметить, что ваши намеки становятся все более двусмысленными и язвительными. Впрочем, я не сержусь на вас, но крайне удивлен: неужели мои слова о том, что ягуар — зверь трусливый, могли вызвать столь сильное раздражение?

— Бог с вами, об этом я уже и напрочь забыл. Но вы утверждали также, что убьете зверя одним ударом ножа, а это свидетельствует о том, что вы либо хвастун, либо человек беспечный и легкомысленный. Скорее всего ягуар, которого завтра выпустят на арену, — речной, но он может оказаться и зверем из пампы. Вы должны знать, как от него отбиваться. Если же вас интересует мое мнение на этот счет, то мне гораздо более опасным кажется бизон.

— О, на этот счет можете не волноваться. Мы, эспады, не уличные драчуны, и обычно все как следует продумываем. Все, понимаете?

— Хочется верить, что это так. Учтите, разъяренный бизон — настоящее чудовище.

— Откуда вам-то это известно?

— Все от того же Отца-Ягуара, который положил их сотни.

— Неужели в пампе? — сыронизировал Перильо.

— Нет, в прериях Северной Америки, где он раньше охотился.

— Ах, он и там бывал. Значит, он не портеньо, а чужак. Это мне не особенно импонирует.

— Неужели? Представьте себе, Отца-Ягуара совершенно не волнует, импонирует вам это или нет.

— Это потому, что пока он меня не знает. А вот когда узнает, будет считать за честь для себя пожать мне руку.

— Любопытно! Ну так назовите же свое славное имя.

— Антонио Перильо!

— Как? Неужели тот самый Перильо, что завтра должен участвовать в корриде?

— Да, тот самый.

И он посмотрел на старика взглядом, в котором ясно прочитывалась свойственная всем чрезмерно честолюбивым людям постоянная потребность получать похвалы. Однако на этот раз ожидания эспады оказались напрасны.

— А скажите, пожалуйста, сеньор, с какой целью вы сражаетесь с животными? — спросил его старик.

— Я убиваю их.

— За что?

— Что за вопрос! Эспада убивает быка, чтобы продемонстрировать свое искусство.

— Я бы не сказал, что «искусство» в этом случае — подходящее слово. Тоже мне подвиг — прикончить загнанное, замученное, обессилевшее животное. Я тоже убиваю зверей, но это хоть как-то оправдано: чтобы существовать, мне требуется поддержать свои силы с помощью их мяса. А бой быков — это убийство, которое сродни преступлению, настоящее живодерство. Вас следует называть вовсе не эспадой, а десольадором [17].

Взбешенный Перильо вскочил со стула, готовый наброситься на старика с кулаками. К счастью, в этот момент дверь распахнулась и в кафе вошел приятель Перильо, которого он посылал следить за псевдозоологом. Гнев Перильо словно вышел паром, и он сказал старику с подчеркнутой холодностью:

— Вы можете бросать в мой адрес сколько угодно оскорблений, но унизить меня вы все равно не сможете, потому что я во всех отношениях выше вас.

— То же самое сказала одна муха льву, пролетая над его головой. Но тут подлетела птичка и проглотила заносчивую муху. Какая печальная история, не правда ли?

Перильо сделал вид, что не слышит этих слов, Впрочем, это и в самом деле его уже почти не тронуло, он был озабочен теперь совершенно другим. Никто в кафе не обращал особого внимания на них с приятелем, и тем не менее они внимательно осмотрелись по сторонам и перешли на шепот.

— Я вижу, ты снова решил устроить заварушку, — сказал приятель Перильо. — Неймется тебе! Держи себя в руках, парень! Нам сейчас ни с кем нельзя связываться. Один враг может в такой момент навредить так, что и десять друзей потом не помогут исправить.

— Этот старый болтун не может принести нам серьезного вреда. Скажи-ка мне лучше поскорее, что тебе удалось узнать?

— Я хорошо разглядел коротышку и теперь уверен — это точно он. До сих пор я все же немного сомневался в этом, но теперь, когда увидел, где он живет, все мои сомнения отпали.

— И где же он живет?

— В доме банкира Салидо.

— Тысяча чертей! Это здорово осложняет все дело!

— Да уж! Думаю, коротышка рассказал банкиру обо всем.

— Можно не сомневаться!

— Слушай, а ты уверен, что он тебя тоже узнал?

— Я готов поклясться в этом. Одного никак не пойму: почему он выдает себя за другого? Неужели только из осторожности? Даже если и так, мы все равно должны заставить его замолчать.

— Да, и как можно скорее.

— Деньги помогут в этом?

— Нет коротышке плевать на деньги, он богат.

— Ну тогда остается только одно средство…

— Вот именно… Эх, жаль у нас времени совсем мало. А завтра утром может быть уже поздно: он наверняка обратится в полицию. Скажи, а удалось тебе разузнать, в какой именно комнате этой квинты он поселился?

— Да, я дождался пока он войдет в дом и перемахнул через забор. К счастью, на этой квинте сразу за домом нет стен между дворами, а сразу начинается сад. Очень скоро я увидел коротышку в дверях, выходящих в сад. Потом он поднялся по лестнице, прошел в отведенную ему комнату и зажег там лампу. Я хорошо разглядел его, не сомневайся, потому что он довольно долго стоял у самого окна.

— Сколько всего окон в этой комнате?

— Два.

— Жалюзи на них есть?

— Нет.

— А какой-нибудь приставной лестницы ты случайно рядом не заметил?

— Ха! Я тоже сразу подумал о лестнице и осмотрелся по сторонам. И знаешь, сразу же увидел именно то, что нам нужно. На одном из деревьев, судя по всему, недавно обрезали сучья и забыли возле него приставную лестницу. Она достаточно длинная, чтобы достать до самых окон.

— Хорошо, очень хорошо! Сейчас идти туда еще рановато, а к полуночи будет в самый раз.

— А если он к этому времени еще не успеет заснуть?

— Не имеет значения. Он не должен встретить завтрашнее утро. — Перильо огляделся по сторонам. — Пойдем-ка! Что-то мне перестало здесь нравиться.

Перильо заплатил за свое мороженое, и они вышли на улицу. Рестораны и кафе в этот день закрывались несколько позднее обычного. Надо заметить, что жители Буэнос-Айреса в большинстве своем примерные семьянины и спать ложатся вовремя. Но этот вечер был особенным, неповторимым, потому что предшествовал дню праздника.

Последний посетитель из кафе «Париж» вышел нетвердой походкой только в 11 часов вечера. А вскоре на улице показался и наш знакомый — маленький официант. Были первые дни декабря — начало лета в Южном полушарии. Горело довольно мало фонарей: экономные аргентинцы учитывали то, что было время полнолуния. Официанту не хотелось идти домой, он не чувствовал даже обычной в конце дня усталости. Неожиданная встреча с земляком, предложение работать у него — эти два события дня словно вливали в него новые силы, будоражили воображение и мысли. И он решил прогуляться, чтобы на ходу все как следует обдумать. Недолго думая, направился в ту же сторону, куда, как он заметил, пошел, выйдя из кафе, доктор Моргенштерн.

Любой человек, как известно, совершает иногда безотчетные, подталкиваемые только интуицией поступки. Вот так случилось и с официантом. Неизвестно почему ему вдруг захотелось подойти к тому дому, где остановился доктор, а этот дом он хорошо знал. На шоссе было довольно тихо, не горел ни один фонарь, лишь лунный свет освещал силуэты особняков. Но внезапно эту тишину нарушил звук чьих-то шагов. Официант прислушался, и в голове его промелькнула мысль о том, что было бы очень приятно в такую ночь неожиданно встретиться с каким-нибудь добрым и милым человеком, поговорить о том, о сем… Но — что это? — человек, который двигался по направлению к нему, явно не хотел, чтобы его заметили: шаги были осторожными, крадущимися. Официант на всякий случай прижался поплотнее к забору и стал ждать, что произойдет дальше.

Наконец посередине улицы показался какой-то мужчина, прошел мимо него, остановился, а за ним, тоже крадучись, шел еще один. Тихо переговариваясь между собой, они подошли к забору и очень ловко преодолели его.

«Воры!» — подумал официант. Но что они хотят украсть в саду? О фруктах в начале лета не могло быть и речи. И официант тоже очень осторожно перелез вслед за незнакомцами через забор. Он напряг зрение и очень скоро увидел возле дома двух непрошенных ночных посетителей. Один из них крался вдоль стены дома, другой напряженно всматривался в освещенные окна одной из комнат на втором этаже. Тот, что крался, куда-то исчез, но вскоре опять появился — на этот раз уже с длинной приставной лестницей в руках.

Что в конце концов они собирались делать? А может, это шутка или розыгрыш? В любом случае, шума пока лучше не поднимать. И он стал еще внимательнее следить за незнакомцами. Один поднимался по лестнице, другой ее придерживал. Тот, что забрался на лестницу, долез до окна комнаты, заглянул в него и что-то сказал нижнему. Официанту показалось, что в руках у мужчины, стоящего наверху, блеснул какой-то металлический предмет. Верхний стал быстро-быстро спускаться. Они зашептались. Официант не мог поднять головы, чтобы получше разглядеть их, но то, что они говорили, он слышал отлично.

— Он читает, — прошептал верхний.

— А как он сидит? — спросил его нижний.

— Левым боком к окну.

— А лицо его открыто?

— Да, и правую щеку он подпер ладонью.

— Ага, похоже, наш приятель задремал. Очень хорошо. Мы прикончим его во сне.

Речь шла об убийстве! Официант настолько испугался, что на несколько мгновений как будто окаменел. Тот малый, что заглядывал в окно, опять полез по лестнице, но теперь он стоял несколько ниже — очевидно, чтобы остаться незамеченным. В руках у него снова появился блестящий предмет, который оказался пистолетом. Он держал его в поднятой правой руке и целился в окно. Опасность вернула официанту самообладание. Он бросился на стрелявшего и повис на нем. Раздался выстрел.

— Пусти, мерзавец, а то прихлопну тебя, как таракана!

Снова прозвучал выстрел, и официант ощутил острую боль в левой руке. Раненный, он больше не мог держать убийцу. Тот вырвался и растворился в темноте. Его компаньон удрал еще раньше.

Выстрелы разбудили обитателей дома: он ожил, свет вспыхнул во всех его окнах. В окне, бывшем только что мишенью, показался немного растерянный доктор Моргенштерн, живой и невредимый, и произнес с возмущением:

— Какой-то болван стрелял в меня. Невозможно спокойно почитать!

Пораженный официант воскликнул:

— О, это вы, доктор!

— Кто это там, внизу? Мне кажется, я уже где-то слышал ваш голос.

— Это я, Фриц Кизеветтер, герр доктор.

— Фриц Кизеветтер? Но я не знаю человека с таким именем.

— Мы с вами познакомились сегодня днем в кафе «Париж», и вы предложили мне быть вашим слугой.

— Ах, да, припоминаю. Но скажите, ради Бога, что это вам пришло в голову стрелять в меня?

— Стрелять в вас? Но стрелял вовсе не я.

— Кто же тогда? Вы что же, были не один?

— Нет, я был здесь, как мечтающий Шиллер [18] в саду, то есть совершенно один.

— Вы что, тоже живете в этом доме?

— Нет.

— Тогда что вам было здесь нужно?

— Спасти вас — вот что. А вы, вместо того, чтобы поблагодарить меня за это, подозреваете в покушении на вас. У меня просто нет слов!

Тем временем в саду собирались обитатели квинты, кто со свечой, кто с фонарем в руке, а кроме того, каждый держал в руках что-нибудь увесистое, чтобы, если понадобится, применить этот предмет в борьбе с преступником. Было бесполезно что-либо объяснять. Уже через минуту Фриц Кизеветтер был связан, да при этом еще и избит. Его хотели тут же доставить в полицию, но он смиренно попросил сначала выслушать его. Доктор поддержал эту просьбу небольшой адвокатской речью:

— Тот, кого вы только что связали, как преступника, сеньоры, занимается, насколько мне известно, сугубо мирным делом, а кроме того, есть все основания предполагать, что в покушении участвовали, по крайней мере, двое. Этому молодому человеку я предложил работать у меня. По-моему, подобное предложение еще никогда не оказывалось мотивом убийства. Да посмотрите на него повнимательнее: у него же лицо честного человека! Но даже если внешность его обманчива и на самом деле он неисправимый злодей, у него все равно нет никаких оснований меня убивать. Я предлагаю дать ему возможность высказать все имеющиеся у него доводы в собственную защиту, по-латыни «дефиницио». Фриц мне уже кое-что рассказал, но не до конца, появившись здесь, вы не дали ему возможности оправдаться. Так пускай он все же сделает это. А мы с вами тем временем поищем следы других людей. Где-то, мне кажется, должна остаться шляпа одного из них. И, наконец, последнее, что я хотел сказать: вы совсем не обратили внимания на то, что Фриц ранен, и рана его довольно сильно кровоточит. Ему нужен как можно быстрее врач, а вовсе не полицейский.

Многие сразу же согласились с маленьким ученым из Германии. Кто были убийцы на самом деле и почему они покушались на жизнь никому ничего плохого не сделавшего доктора, осталось для них тем не менее непонятным. Различные домыслы, на разные лады толкующие это происшествие, еще примерно с неделю бродили по городу, но ни один из них не вызывал доверия. Однако вернемся в сад банкира Салидо в вечер этого происшествия.

— А вы могли бы узнать нападавших в лицо, ну, по крайней мере, хотя бы одного из них? — спросил хозяин дома официанта.

— О втором ничего не могу сказать, — ответил Фриц, — но того, что стоял на лестнице, я видел неплохо, поскольку прямо на его лицо падал свет из окна. Возможно, я и ошибаюсь, но мне показалось, что это был эспада Антонио Перильо или кто-то, очень похожий на него.

Это свидетельство, однако, ничего не прояснило, а только еще больше запутало все уже возникшие версии происшедшего. Да, конечно, у Антонио Перильо была не слишком хорошая репутация, но чтобы известный тореадор ни с того ни с сего поднял руку на человека? Да еще совершенно безобидного! В кафе ведь они беседовали вполне дружелюбно, и тому имеется множество свидетелей. Правда, Перильо говорил что-то непонятное о маске, которую якобы надел на себя маленький немец. Поразмыслив еще немного над этими обстоятельствами, сеньор Салидо решил все же сообщить обо всем случившемся в саду его дома в полицию. И очень скоро в доме появились двое полицейских в голубых мундирах. Они тщательно осмотрели все следы, собрали показания всех свидетелей и, посовещавшись, сделали вывод о том, что надо бы негласно разузнать, что делал и где был Антонио Перильо этой ночью. Негласно потому, что это могло бы не понравиться публике, которая завтра придет на корриду.

А вскоре появился и врач и, осмотрев Фрица Кизеветтера, объявил, что ничего страшного с ним, к счастью, не случилось, но некоторое время он должен побыть на квинте, чтобы отлежаться и прийти в себя.

Глава II

КОРРИДА ДЕ ТОРОС

На следующее утро кассы Пласа-дель-Торос (площади Быков), как называют в Буэнос-Айресе открытый цирк, осаждали толпы горожан. У банкира Салидо проблем с билетами не было: он заранее забронировал четыре места для себя, своей супруги, доктора Моргенштерна и своего юного племянника.

Сеньора Салидо была немкой, урожденной Энгельгардт. Ее родной брат жил в Лиме, столице Перу, занимался тоже банковскими операциями, и дела его шли очень неплохо. У Энгельгардта было двое сыновей, в которых бездетный сеньор Салидо души не чаял. Один из его племянников, младший, шестнадцатилетний Антон, гостил в его доме уже довольно давно — осень и начало зимы. Во время плавания на пути Аргентину, у мыса Горн, юношу сильно укачало, и потому возвращаться в Лиму он захотел через перевал в Андах. Тут необходимо заметить, что ни одно путешествие по Южной Америке, как бы тщательно оно ни готовилось, до сих пор не обходилось без всякого рода непредвиденных ситуаций, порой очень опасных и даже приводящих к трагическим последствиям Проводниками в таких экспедициях бывают обычно арьерос — погонщики мулов, народ в большинстве своем грубоватый и суровый. Далеко не всякому из них можно было поручить опеку над неопытным, во многом наивным юношей, почти мальчиком. Вот какие мысли волновали сейчас банкира Салидо, и даже больше, чем предстоящая коррида.

А на трибунах яблоку негде было упасть. Они начали заполняться еще за два часа до начала представления. Пустовали только ложи президента и других высокопоставленных лиц государства. На огромных, развешанных в нескольких местах цирка плакатах можно было прочесть программу корриды, написанную гигантскими буквами. Играли оркестры Едва заканчивал свою мелодию один, как тут же вступал другой. Нетерпение зрителей нарастало в унисон с зажигательными ритмами аргентинских песен. Наконец на одной из трибун кто-то начал аплодировать, и тут же цирк превратился в одно огромное существо, без устали рукоплещущее, страстно жаждущее излюбленного развлечения, как жаждет капризный ребенок обещанной игрушки.

На арене появились тореадоры Несмотря на ажиотаж публики, сделано это было без всякой аффектации, как бы невзначай. Не обращая никакого внимания на зрителей, тореадоры начали спокойно, нарочито неторопливо разравнивать граблями и метлами какие-то небольшие бугорки на песке Это было не столь уж необходимо с практической точки зрения разумеется, арена была подготовлена служителями как следует, но первое появление тореадоров на публике — своего рода ритуал, закамуфлированный под уборку парад главных действующих лиц сегодняшнего представления. Наконец из какой-то совсем незаметной двери в стене появился разряженный в пух и прах красавец и очень медленно, плавной поступью прошел в центр арены. Остановился, приняв картинно красивую позу выдержал паузу в несколько секунд и объявил, что сегодня и здесь состоится коррида! Но голос его заглушил рев бизона.

Зрителей от арены отделяла всего лишь дощатая ограда, которую легко мог пробить не только сильно разогнавшийся бык, но и тело отброшенного животным тореадора, если вдруг, не дай Бог, ему случится здесь пролететь. Места возле этого, совершенно ненадежного, почти символического ограждения — самые опасные для зрителей и потому, естественно, самые дешевые. Здесь и сидел Фриц Кизеветтер, билет которому презентовал его новый господин. Выше располагались места, защищенные значительно лучше. Здесь сидели банкир и трое его спутников. Судьбе было угодно, чтобы по левую руку от доктора Моргенштерна оказался тот самый белобородый великан, которого мы уже встречали в кафе «Париж», вместе с четырьмя своими вчерашними спутниками, а по правую — юный перуанец, которого доктор с энтузиазмом талантливого педагога взялся просвещать в области традиций корриды.

— Должен вам сказать, молодой человек, — начал он, — забавы, сопряженные с убийством животных, изобретены человеком не сегодня и даже не вчера. Этот довольно грубый вид развлечения придумали древние греки, точнее фессалийцы, а римляне в период Империи всячески культивировали и развивали его. Надо быть снисходительными ко вкусам древних язычников, но не будем забывать, что мы-то — христиане и не должны одобрять этого безобразия.

— Но, сеньор, — возразил юноша, — почему же тогда вы, христианин, все-таки пришли сюда сегодня и готовы любоваться кровавым зрелищем…

Никто не умеет так точно и правдиво показать суть проблемы, как делают это иногда люди непосредственные по натуре и не искушенные в правилах хорошего тона. Замечание юноши как будто немного смутило ученого, однако он быстро нашелся:

— Но разве бой не состоялся бы, если бы я не пришел?

— М-м-м… Состоялся бы.

— Таким образом, вы не можете не признать, юноша, что мой протест все равно ничего бы не изменил. Во всяком случае, сегодня и в этой стране. А кроме того, меня извиняет то обстоятельство, что я смотрю на корриду как на явление, то есть глазами ученого, присутствующего на своего рода зоологическом спектакле. Но, должен вам заметить, что своему пристрастию к эпохе деливиума я, как ученый, не изменю никогда, какие бы еще замечательные зоологические спектакли мне не довелось увидеть.

— Интересно, а в доледниковые времена происходило где-нибудь что-либо подобное? — снова спросил любознательный племянник банкира. И лукавая улыбка тронула его губы. Кажется, у него уже появилось определенное отношение к одержимости доктора Моргенштерна своей наукой, и отношение это было ироническим.

Доктор заметил эту улыбку, однако, бросив на юношу испытующий взгляд, ответил совершенно невозмутимо:

— На ваш вопрос нельзя ответить однозначно, короткими «да» или «нет». Думаю, мы вправе порассуждать в связи с этим не только о времени, непосредственно предшествовавшем прохождению ледника по Земле, но и о гораздо более раннем периоде истории человечества. Существуют наскальные рисунки, изображающие, как человек гонит друг на друга ящеров, а также мастодонтов на мегатериев. Мы живем, конечно, в иное время, но что касается отношения к животным, то, увы, почти ничем от древних дикарей не отличаемся, как ни прискорбно это признавать. Мы…

Его голос потонул в реве труб: оркестр грянул туш. Президент появился в своей ложе и подал знак к началу корриды. В одно мгновение только что бушевавшая публика стихла. Над цирком повисла тишина… Оркестр заиграл марш, распахнулись ворота, и на арену выехали пикадоры. Под ними были далеко не лучшие лошади: для пикадоров обычно подбирали таких, которых не будет жалко, если их покалечат. За пикадорами шли бандерильеры и эспады. Выйдя на арену, они сначала расположились по ее периметру, а как только пикадоры собрались в центре, отошли назад, в ниши за бетонными опорами арены.

Президент снова подал условный знак, по которому надлежало выпустить первого быка. В барьере, отделяющем арену от загона для животных, распахнулись ворота, и первый бык ворвался в круг, замкнутый в буквальном смысле этого слова, круг своей жизни и смерти.

Это мощный и красивый черный бык с острыми, выдвинутыми далеко вперед рогами. Опьянев от неожиданно предоставленной ему после тесного загона свободы, он стал прыгать то в одну, то в другую сторону Но вдруг, заметив пикадоров, пошел прямо на них. Они моментально собрались в одном месте, но быка это не остановило, наоборот, он прибавил скорость и на всем ходу пропорол брюхо крайней лошади. Пикадор, сидевший на ней, захотел было выпрыгнуть из седла, но застрял ногой в стремени и упал на землю вместе с лошадью. На помощь ему тут же бросились бандерильеры. Искусно манипулируя тремя, потом четырьмя яркими полотнищами, они закрывали быку весь обзор. Тот остановился, и это спасло упавшему на землю пикадору жизнь. Раненую лошадь его товарищи быстро оттащили в сторону

Дальнейшие события разворачивались в таком темпе, что было уже почти невозможно рассмотреть отдельные движения тореадоров, все смешалось в один яркий, движущийся и ревущий калейдоскоп. Пикадоры были в костюмах, точно копирующих костюмы средневековых испанских рыцарей, бандерильеры, напротив, — в современных, но тоже испанских костюмах, богато украшенных позументами и лентами

Черный бык помотал головой, чтобы убрать ненавистные яркие тряпки, повисшие у него на лбу, но сразу сделать это ему не удалось, и он бешено взревел. Можно было не сомневаться: следующая его атака будет страшной. Бандерильеры очень хорошо это понимали и, собрав всю свою волю, забыв обо всем на свете, кроме этой черной рогатой головы, ждали… И тут раздалось.

— Пропустите меня к нему!

Этот красивый, звучный голос принадлежал Крусаде, матадору из Мадрида. Бандерильеры, однако, не торопились пропускать звезду корриды на арену Они понимали, что риск, которому он себя подвергает именно в этот момент, когда бык разъярен до предела, огромен. Но Крусада повторил свое требование, и они отступили. Испанский матадор был в костюме алого цвета. В левой руке он держал мулету — кусок красной, блестящей шелковой ткани, закрепленной одним краем вдоль палки, а в правой — сверкающую под лучами солнца обнаженную шпагу. Крусада остановился шагах в десяти от быка. Это был с его стороны дерзкий вызов по отношению к быку, который тот, уж само собой, ни за что не спустит жалкому человечишке. Теперь уже ничто не застило глаза животному: перед ним стоял враг, с наглым самодовольством играющий своей пошлой красной тряпкой. Нет, уже за одно только это его надо немедленно проучить как следует! Бык наклонил голову и бросился на человека. Матадор не двинулся с места, пока рога быка не оказались совсем близко от него — примерно в двух дюймах. Все дальнейшие действия человека уместились в одно ослепительно короткое мгновение: точным, элегантным и молниеносным движением он вонзил свою шпагу прямо в грудь быка! Тот сделал, спотыкаясь, еще несколько неверных шагов вперед и, уже мертвый, рухнул на песок… Матадор вытащил шпагу из его груди и под восторженный рев трибун прижал ее к своей гордо поднятой голове. Он был беспредельно счастлив: и здесь, в далеком от его родины Буэнос-Айресе, оценили его артистизм и мастерство!

Вышли остальные тореадоры, чтобы унести поверженного быка и раненую лошадь. Президент подал знак выпускать на арену второго быка. Второй ранил одного из бандерильеров и эспаду, после чего испанец прикончил его. Третий бык запорол двух лошадей и задел Перильо. Крусада заколол и его. Женщины забрасывали Крусаду цветами после каждой победы. Перильо, раненный в ногу, хотя и легко, все же должен был покинуть арену, но в его душе бушевали злость и зависть к конкуренту.

Теперь по программе корриды должен был следовать ее гвоздь — схватка ягуара с бизоном, в которой приезжей знаменитости предстояло потягаться в искусстве боя с аргентинскими эспадами.

Открыли ворота, за которыми до сих пор находился ягуар. Зверя держали на длинном лассо, закрепленном на его шее металлическим карабином. Ягуар старался высвободиться из петли, но у него ничего не получалось, и злость переполняла все его существо. Казалось, он не обращал ни малейшего внимания на публику. Несколько дней зверя совсем не кормили, и теперь он, время от времени нервно вздрагивая, слизывал с лап собственную кровь, капавшую из раны, натертой туго натянутой веревкой на шее. Это был крупный, сильный и еще не старый зверь.

Резко распахнулись ворота загона, в котором находился бизон. Все ожидали, что он немедленно бросится на ягуара, но дикий бык почему-то не торопился нападать и стал медленно вышагивать по арене, словно понимал: для того, чтобы произвести как можно более выигрышное впечатление на публику, сначала надо покрасоваться перед ней. Это был великолепный экземпляр своей породы, почти три метра в длину, могучий, состоящий, казалось, из одних только мышц, весом никак не меньше трех тонн. Но вот он наконец остановился, напрягся, отбросил со лба одним движением пряди гривы, застилавшие ему глаза, и остановил свой взгляд на ягуаре… Ягуар с ревом рванулся с лассо, но люди на другом его конце удержали кожаный ремень. Бизон же удостоил этот выпад противника всего лишь тем, что скосил один глаз на него. Казалось, он раздумывал, стоит ли ему вообще связываться с таким суетливым и истеричным зверем. Но ягуар продолжал рваться в бой. Бизон наклонил голову к земле, продемонстрировав всем свою великолепную мощную шею и затылок, и оглушительно заревел. Это была заявка на серьезные намерения. Ягуар это понял и попятился назад, рыча, но уже потише. А бизон, тяжело ступая, прошагал мимо него, даже голову отвернул, выказывая тем самым свое глубочайшее презрение к противнику. Но в то же время дикий бык не пренебрегал осторожностью. Теперь уже никто среди зрителей не сомневался, что ягуар спасовал перед хозяином североамериканских прерий.

Пока между противниками шло выяснение отношений, приват-доцент Берлинского университета доктор Моргенштерн продолжил свою популярную лекцию для юного соседа:

— Североамериканский бизон находится в близком родстве с европейским туром, или первобытным быком. Это родство доказывают сходные у обоих выпуклости черепа, широкий лоб, короткие, круглые, выдвинутые вперед и вверх рога, лохматая поросль в изгибе шеи и на груди, горб на спине и сильно развитые передние мышцы туловища. Но у бизона более крупная голова, более густая шерсть и более короткие ноги, чем у тура. Тур приручается легче, чем бизон…

Последние слова доктора потонули в реве трибун.

— Расшевелите его петардой, петарду ему! — выкрикнул один из зрителей, и все остальные тут же подхватили это требование.

Президент жестом показал, что разделяет желание публики. Один из спутников белобородого, сидевший от него по правую руку, спросил великана:

— Как ты думаешь, Карлос, разорвет ягуар его или нет? Мне кажется, бизона он боится все-таки больше, чем петард.

— Я о другом думаю. Как бы не случилось несчастья, — ответил тот. — Посмотри: ягуар закусил веревку лассо, сейчас он ее перегрызет, освободится и набросится не на бизона, а на человека.

Служители цирка, занятые подготовкой петард к зажиганию, не очень внимательно наблюдали за ягуаром, грызшим веревку. Наконец они подожгли петарды и одну за другой стали бросать их в пятнистую дикую кошку. Ягуар высоко подпрыгнул и в этом прекрасно исполненном пируэте выплюнул из пасти огрызки веревки. Теперь он был свободен!

Публика встретила это неожиданное происшествие овацией, все подумали, что его освободили специально для схватки с бизоном. Противники с минуту изучали друг друга, потом бизон наклонил шею, а ягуар стал метаться по арене. Сделав несколько резких движений, он припал на задние лапы и замер, как делают все кошки перед прыжком, не сводя наполненных ужасом мутно-желтых глаз с бизона.

— Смотри внимательно! — воскликнул белобородый. — Сейчас произойдет то, о чем я говорил, — ягуар ретируется к ограде и перепрыгнет через нее.

— На все воля божья, но этого не случится! — воскликнул приват-доцент, до которого донеслись эти слова. — Зверь будет смотреть мне в глаза, и только мне одному!

Он вскочил со своего места и сделал вид, будто собирается убегать, но толпа мешает ему сделать это. Этот маневр маленького человека в ярко-красном пончо достиг своей цели — привлек внимание ягуара. Зверь напрягся, издал короткий, но злобный рык и, сделав длинный прыжок, достиг дощатого барьера. Ему удалось зацепиться передними лапами за его верхний край.

Цирк замер от ужаса. Воцарилась такая тишина, что слышно было, как ягуар царапает когтями доски. Все, кто сидел близко от барьера, в панике вскочили со своих мест. Еще бы: когти и острые, как ножи, зубы давно не кормленного зверя могли пролить реки крови! Люди прижались друг к другу, ожидая, что вот сейчас он прыгнет еще раз и… Но ягуар оставался висеть на барьере, потому что его глаза были прикованы к одному человеку, и им был не кто иной, как тот самый белобородый великан, что накануне корриды в кафе «Париж» назвался Хаммером.

За те несколько секунд, что ягуар готовился к прыжку, он сорвал пончо с плеч ученого и выхватил у него из-за пояса длинный нож. Пончо он накинул на свою левую руку, а нож взял в правую.

— Тихо! Никому не двигаться! — произнес он своим низким, рокочущим, далеко слышным голосом, и каждый, кто находился поблизости от него, явственно ощутил, что этому приказу не подчиниться невозможно.

Двумя огромными шагами Хаммер перемахнул через мгновенно опустевшие скамейки. Еще шаг, и Хаммер оказался у самого барьера. На расстоянии всего лишь вытянутой руки от него на барьере висел зверь. Не сводя с человека горящих, словно готовых выстрелить зарядами злобы глаз, ягуар, наконец, подтянулся на ограде и принял позу нападения: три лапы — опора, четвертая, приподнятая — ударная… Хаммер взял нож в зубы и кулаком правой руки ударил ягуара по черепу. Зверь пошатнулся, его задние лапы соскользнули с барьера, но он, не переставая злобно шипеть, попытался все-таки удержаться на передних лапах. Сохраняя удивительное хладнокровие, Хаммер ударил его еще раз — на этот раз его кулак обрушился на нос зверя. Изогнувшись всем туловищем и судорожно дернув всеми четырьмя лапами, ягуар упал на песок. И в тот же миг маленький ученый перемахнул через барьер, шлепнувшись на песок рядом со зверем.

«О-о-о!» — прокатился по рядам тысячеголосый вопль. Пришедший в себя после ударов Хаммера ягуар стал готовиться к прыжку…

И тут произошло такое, чего никто из зрителей не смог бы даже вообразить: Хаммер вынул нож изо рта, припал на левую ногу и простер к зверю обернутую пончо левую руку. То ли сама эта поза, то ли властный взгляд широко раскрытых глаз человека, но что-то исходящее от него устрашающе подействовало на зверя. Он стал медленно пятиться назад. Было хорошо заметно, что его бьет мелкая дрожь. И так же медленно и постепенно, шаг за шагом, Хаммер стал надвигаться на ягуара, ни на секунду не выпуская его из поля своего зрения. Ягуар вдруг весь как-то съежился, и, как испуганная собака, поджав хвост, стал, как-то жалко семеня, быстро отступать. С трибун раздались крики:

— Чудо!

— Он — герой!

И наконец:

— Да это же Отец-Ягуар!

И вот уже трибуны скандируют: «О-тец-Я-гу-ар! О-тец-Я-гу-ар!» Эти выкрики окончательно деморализовали зверя: ошеломленный, ничего не понимающий, словно лишенный этой орущей толпой людей всех своих инстинктов, а заодно и воли, он трусливо жался к двери, из-за которой совсем недавно так рвался в бой. А его победитель, перекрывая своим мощным басом шум трибун, прокричал:

— Откройте дверь! Да поскорее же, черт вас побери!

Дверь распахнулась. Вплотную к ней стояла клетка с распахнутой дверцей. Служащий, чьей обязанностью было присматривать за зверем, выскочил из специального люка и захлопнул дверцу клетки, в которую стремительно вбежал ягуар. Это было проделано чрезвычайно эффектно, и новая россыпь аплодисментов стала наградой ловкачу! Публика разошлась не на шутку: казалось, аплодисменты не стихнут уже никогда.

Отец-Ягуар вернулся на свое место и, подойдя к приват-доценту, вернул ему пончо и нож со словами:

— Благодарю вас, сеньор! И примите мои глубочайшие извинения за то, что я взял эти вещи у вас без спроса — мне просто не хватило времени на необходимые в этих случаях церемонии.

— О чем вы говорите? Право же, не стоит беспокоиться о таких пустяках. Я вовсе не в обиде на вас, несмотря на то, что, срывая с меня пончо, вы заодно сдернули с моей головы и шляпу с платком, — ответил доктор Моргенштерн. — Но вы меня заинтриговали: зачем вам понадобился нож, мне теперь понятно, но с какой целью вы сорвали с меня пончо?

— Пончо, конечно, не щит, но от когтей и зубов ягуара его плотная ткань иногда может защитить.

— Сеньор, должен заявить вам, что вы — настоящий герой, по гречески «герое». Ваше мужество, которое по-латыни может быть названо «фортитюдо», «витус белика», а также «стренуитас», изумило меня. Говорю вам это от чистого сердца. Вы превратили дикого зверя в домашнюю кошку. Но что теперь будет с бизоном?

— Скоро увидите, — ответил Хаммер.

А бизон все это время, пока шла схватка человека с ягуаром, преспокойно валялся на песке. Публика же требовала нового выхода тореадоров, которые будут с ним сражаться. Прошло несколько минут, и они вышли в том же порядке, что и в начале корриды. В схватке с бизоном право на соло, безусловно, принадлежало испанцу Крусаде. Это было ясно всем. Держался матадор из Мадрида соответственно — каждое его движение было наполнено значительностью. Публика уже предвкушала, как сейчас увидит еще одну демонстрацию его блестящего мастерства, как вдруг неожиданно на арену вышел, прихрамывая, Антонио Перильо. Рану его врачи признали легкой, и он, воспользовавшись этим заключением специалистов, настоял на том, чтобы его не лишали чести принять участие в столь престижном представлении, как сегодняшняя коррида. Просьбу эспады уважили.

Пикадоры окружили лежащего бизона. Но он на это никак не прореагировал, всем своим видом демонстрируя, сколь мало вся эта суета его волнует. И тогда один из пикадоров метнул копье в этого обнаглевшего флегматика. Оно вонзилось в его горб, и довольно глубоко. Бык тут же вскочил на ноги, проявив на этот раз удивительно быструю и острую для такой огромной туши реакцию. В следующее мгновение бизон бросился на лошадь пикадора, и, опрокинув ее наземь вместе с человеком, метнулся к следующему своему противнику. Тот поспешил ретироваться, но скорость бизона превосходила скорость его лошади, и она тоже была повержена, и, падая, к тому же сломала себе шею, а всадник пулей вылетел из седла. При этом бык даже не взглянул и ухом не повел в сторону других пикадоров и бандерильеров со всеми их копьями и палками. Бегущий от него пикадор не кричал, а вопил о помощи, но его товарищи ничем не могли ему помочь. Бизон набросился на несчастного и терзал его до тех пор, пока тот не превратился в труп. И только тогда он отступил на несколько шагов и издал такой рев, по сравнению с которым рычание ягуара было просто писком младенца. Со всех трибун неслись возгласы восхищения, летели букеты цветов, и только один человек был удручен этой сценой. Этим человеком был, конечно же, доктор Моргенштерн.

Бизон поиграл мышцами на спине и в конце концов стряхнул с себя копье, убедившись, что оно упало на песок, стал озираться в поисках новой своей жертвы, и нашел ее очень быстро и легко. Бандерильеры вытащили первого из потерпевших неудачу бандерильеров из-под его лошади, он собрался было уносить ноги, но почувствовал вдруг сильную боль в бедре. Бандерильеры подхватили своего товарища на руки и быстро понесли его к выходу из арены. Но бизон в несколько прыжков догнал их и стал своими острыми рогами косить людей направо и налево. Только одному из бандерильеров удалось спастись. Двое, истекая кровью, остались лежать на песке. Один из бандерильеров, самый юный и смелый, выхватил копье из рук ближайшего к нему пикадора, но, как только он занес его над головой, чтобы вонзить в туловище быка, тот, разгадав намерение юноши, мгновенно развернулся и подставил под удар голову. Копье скользнуло по твердой, как железо, лобной кости черепа бизона, а в следующее мгновение храбрец взлетел в воздух и замертво упал между копытами дикого быка.

Куда только подевалась недавняя флегма бизона! Теперь он резво, как козленок, скакал по арене. Напрыгавшись вволю, перешел на галоп и заметался в поисках новой мишени. Тореадоры бросились кто куда. Те, кто не успел добежать до ворот арены, прижались к барьеру. Лошадей им пришлось бросить на произвол судьбы. Некоторые из животных, к счастью, оказались не менее сообразительными, чем их наездники, и успели вовремя скрыться за спасительным барьером.

Это была полная капитуляция, но толпа на трибунах, ставшая за время корриды как бы единым организмом с общей волей, словно какой-нибудь туповатый самодур-генерал, не хотела мириться с очевидным поражением своего войска. С трибун неслось:

— Эс-па-ды, впе-ред! Эс-па-ды, впе-ред!

Постепенно, однако, зрители поняли все же, что боеспособных противников бизона на арене осталось всего двое — Крусада и Перильо, и начали выкрикивать их имена. Крусада к этому моменту уже скрылся за воротами, а Перильо, не успевший убежать из-за своей хромоты, сидел на песке у самого барьера. Услышав доносящееся с трибун собственное имя, он выкрикнул:

— Поищите другого дурака! Этот бык — настоящий демон, вот пусть с ним дьявол сам и сражается!

Боже, сколько же насмешек, — обидных прозвищ, оскорблений обрушилось на его голову! Но самолюбие Перильо осталось, тем не менее, глухо к ним, как будто его целиком, без остатка поглотил страх. Этот страх сейчас владел всем существом портеньо. Зрителям, наконец, надоело требовать чего-то от Перильо, и они оставили его в покое, переключившись на Крусаду. Выйти теперь на арену означало для него рискнуть жизнью, не выйти — славой, что было в его судьбе почти равносильно жизни. Однако в любом случае бросаться очертя голову на дикое, разъяренное животное, никак не подстраховавшись, — по меньшей мере глупо, и тут Перильо был совершенно прав. Крусада, наконец, решился: он выйдет на арену, но в сопровождении тех бандерильеров, задачей которых будет отвлечь быка в случае возникновения опасной для его жизни ситуации. Трое таких смельчаков нашлось, и они подошли к Крусаде с суровыми непроницаемыми лицами, не забыв, тем не менее, предварительно потребовать от устроителей корриды особой оплаты своей роли при испанском матадоре.

Вчетвером они и двинулись навстречу бизону. «Браво!», «Браво!» — подбадривала их публика. Но им было не до нее. Бык-убийца подходил то к одному, то к другому трупу, от человека — к лошади, от лошади — к человеку. Словно желая удостовериться, что они действительно мертвы, он снова брал их тела на рога и слегка подбрасывал, а может, это у него был такой зловещий способ развлечения. Теперь он выглядел как монстр из кошмарного сна: вся шкура бизона была залита человеческой кровью, алый след тянулся за ним по песку: это кровоточили нанесенные копьями пикадоров мелкие поверхностные раны, которые нисколько не угрожали жизни быка. Заметив, наконец, нового своего противника, он встряхнул гривой, взрыл землю копытами и испустил устрашающий дикий рев.

— Как ты думаешь, Карлос, что сейчас произойдет? — спросил Отца-Ягуара все тот же его спутник.

— Тому, кто не успеет убежать от бизона, — конец, — ответил он. — Выпускать людей на этого зверя — величайшая глупость, какую можно только вообразить, нет, даже преступление, и больше ничего! Они обречены, Джеронимо, как это ни печально!

— Значит, по-твоему, на свете вообще не найдется такого человека, который смог бы с ним потягаться?

— Хм. Один вроде есть…

— Ты кого имеешь в виду? Уж не самого ли себя?

— Скоро, я думаю, увидишь, кого. А теперь будь внимателен. Они начинают.

Крусада начал приближаться к быку очень медленно и осторожно, в левой руке — мулета, в правой — обнаженная шпага. Красивое, мужественное лицо, классических пропорций торс, затянутый в великолепный костюм, отточенные до совершенства движения — никто из зрителей, кроме Отца-Ягуара и его спутника по имени Джеронимо, не сомневался, что это идет победитель. И бизон своим звериным чутьем безошибочно угадал, кто именно из четверых людей представляет для него главную опасность: конечно же, этот разодетый в красное малый с нахальными повадками вечного любимца фортуны.

Крусада отошел от бандерильеров на несколько шагов вперед и ощутил прилив воодушевления. Пока все для него шло хорошо. Он не сводил глаз с широкой груди бизона — своей цели. Вдруг его словно током ударило: пробежала нервная дрожь по мускулам. Развернув мулету одним элегантным движением, он подпрыгнул и в прыжке бросился на бизона, нацелив шпагу точно на середину его груди. Прыжок был изумительно красив, но это был прыжок смерти. Бык резко наклонил голову, и клинок шпаги, повернувшись плашмя от удара о мощную лобную кость животного, которую он был не в состоянии пробить, как-то неловко, со скрежетом соскользнул с его головы. Бизон мотнул головой, и один из его рогов вошел в тело матадора. Все трое бандерильеров тут же метнулись к нему, но бык одним угрожающим движением дал понять им, что их ждет, и они бросились наутек. Оставшись один на один с распростертым на песке телом своего поверженного противника, зверь подцепил его рогами, подкинул в воздух, словно тряпичную куклу, и с яростью швырнул опять на землю. Но этого ему показалось, видно, мало, и он вдобавок ко всему еще потоптался на нем всеми своими копытами.

— Позор! Ничтожные трусы! Мокрицы! — неслось со всех сторон в адрес удиравших бандерильеров.

Эти выкрики повлияли на беглецов. Они остановились и повернулись лицами к бизону. Но кровавое чудовище просто схватка с человеком, похоже, уже не интересовала. И он повел себя так, словно хотел поиграть с оставшимися пока еще в живых людишками в кошки-мышки, перекрыть им путь к отступлению, и бросился наперерез им к воротам. Бандерильеры развернулись и побежали к барьеру, каждый в свою сторону. Бизон ринулся за ними, но сразу всех троих ему было все же никак не поймать. Двое успели перелезть через край барьера, а вот третий… Бедолаге не хватило какого-то мгновения, чтобы успеть подтянуться на руках, которыми он все-таки успел ухватиться за край барьера. Бизон проткнул ему ногу своим рогом. К счастью для раненого, бык решил вытянуть рог из его тела обратно, очевидно, чтобы ударить еще раз, и теперь уже наверняка прикончить. Кровь хлестала из страшной рваной раны, но безумный страх многократно увеличил силы бандерильера. Ему удалось-таки перенести центр тяжести своего тела по другую сторону барьера. Второй, гораздо более яростный удар рогов пробил барьер насквозь, но в этом месте за ним оказалась как раз колонна. Рог ненадолго застрял в ней, но вот уже и колонна затрещала…

На трибунах началась паника. Зрители с близлежащих к этой колонне мест, сминая друг друга, иногда в буквальном смысле по головам друг друга, бросились наверх. Столпотворение на верхних рядах грозило вот-вот окончиться падением трибуны.

И тут все услышали:

— Оставайтесь на своих местах, сеньоры! Ничего не бойтесь! Я попытаюсь справиться с этим бизоном!

Конечно, это был не кто иной, как Отец-Ягуар. Одним движением он скинул с плеч свой модный пиджак, снова выхватил из-за пояса приват-доцента нож и широкими шагами спустился по опустевшим скамейкам вниз. Уже перемахнув через барьер на арену, он издал боевой клич индейцев Северной Америки, который они применяют как в бою, так и на охоте: «Х-и-и-и-и-и!» Специфическое звучание этот клич приобретает благодаря вибрирующим пальцам, плотно прижатым к губам, в то время как горлом человек, издающий этот клич, тянет как можно дольше одну высокую ноту.

Это тремоло трудно сравнить с каким-нибудь другим звуком и ни с чем невозможно спутать. Бизон вскинул свою окровавленную голову и бросился на Отца-Ягуара.

У тысяч зрителей на трибунах одновременно замерли сердца… Должно быть, этот смельчак лишился разума, если решился броситься на бизона с ножом. Он, конечно, силен и ловок невероятно, не чета тем, кого бык сегодня уже отправил в мир иной, но есть же предел человеческих возможностей, маловероятно, чтобы даже такому великану и атлету, как он, удалось победить этого бешеного зверя. Никто, ни один человек на трибунах не верил в это в те страшные несколько минут, пока человек и зверь сближались.

Отец-Ягуар смотрел на бизона точно таким же взглядом, как и на ягуара недавно: не мигая, пристально и жестко. Глаза животного заволокла пелена ярости, но все же он понимал, что на этот раз у него будет противник посерьезнее всех прежних, вместе взятых. Бизон остановился и начал медленно-медленно припадать на передние ноги. Отец-Ягуар же не прекратил своего движения, но с этого момента пошел тоже очень медленно, словно хотел предварительно выверить свою позицию в бою с максимальной точностью. Оба противника, будучи опытными бойцами, сосредоточивались, собирались… Бизон почувствовал готовность к бою первым. Поднял голову, заревел и вновь опустил свои рога к самой земле, приготовившись к атаке.

Все ждали, что сейчас Отец-Ягуар отскочит, но он не сдвинулся с места ни на сантиметр. То, что произошло в следующее мгновение, не все и не сразу поняли. Единственное, что было очевидно, — так это то, что Отец-Ягуар в мгновение ока оказался почему-то позади бизона. А произошло на самом деле вот что: бородатый матадор вдруг взмыл вверх, перевернулся в воздухе — то есть сделал головокружительное цирковое сальто и приземлился на обе ноги, даже не пошатнувшись при этом, почти у самого хвоста бизона.

«А-а-а-ах!» — выдохнул цирк. Бизон развернулся и снова устремился на человека. Но тот с не меньшей, чем в первый раз, ловкостью повторил свой необыкновенный трюк. И еще раз. Теперь уже ожидавшие повторения трюка зрители сумели разглядеть и по достоинству оценить технику исполнения этого поистине смертельного сальто. С невероятным, немыслимым для любого обычного человека хладнокровием Отец-Ягуар использовал лоб чудовища в качестве подкидной доски: со снайперской точностью он уверенно ставил ногу в сапоге между рогами бизона и с силой отталкивался от этой твердой костяной опоры. Вдобавок ко всему проделывал он это с улыбкой на лице, словно был действительно всего лишь цирковым акробатом и работал всего лишь на потеху публике.

Ничто другое не могло взбесить быка сильнее, чем это хладнокровие человека. Но он никак не мог дать выход своему бешенству, и от этого силы начинали покидать его. Не переставая реветь, но теперь уже не грозно, а заунывно, он постепенно стал утрачивать координацию движений, глаза его налились кровью, временами он спотыкался и шатался из стороны в сторону. Отец-Ягуар понял, что пришло время для заключительной коды [19] в его сегодняшнем неожиданном выступлении на арене. Сделав подряд еще несколько сальто туда и обратно, он интуитивно, но безошибочно уловил тот момент, когда бык окончательно потерял всякую ориентацию в пространстве, и остановился… Блеснул под лучами солнца нож, и его лезвие вонзилось по самую рукоятку в затылок бизона. И сразу же Отец-Ягуар выдернул нож обратно. Крупная дрожь пробежала по ногам дикого быка, потом он несколько раз конвульсивно вздрогнул всем своим огромным телом, клоня голову все ниже к земле, и наконец, некрасиво и неуклюже расползаясь на всех своих четырех ногах, словно на скользком льду, опустился на песок.

Цирк безмолвствовал. Несколько мгновений зрителям казалось, что все, что только что произошло на их глазах на арене, — иллюзия, наваждение… Отец-Ягуар, не дожидаясь, когда у публики пройдет этот шок удивления от увиденного, попросил своего спутника по имени Джеронимо принести ему пиджак. Тот сделал это, спустившись на арену точно таким же образом, что и Отец-Ягуар. За ним то же самое сделали и остальные товарищи Карлоса Хаммера. Герой корриды тщательно отряхнул пиджак и надел его, не забыв обратить внимание на то, хорошо ли легли борта. После этого четыре статных, прекрасно одетых господина, ступая неторопливо, словно на прогулке в парке, при полном безмолвии трибун прошли к выходу с арены.

Едва они удалились, всеобщее оцепенение наконец прошло. Самые азартные из зрителей устремились на арену. Их примеру последовали и тореадоры. Президент страны, испытывавший волнение, смешанное с недоверчивостью, в не меньшей степени, чем все остальные зрители, несколько раз переспросил, действительно ли бизон мертв.

Ему ответили:

— Мертвее не бывает! Убит одним ударом ножа в затылок!

И тут публику словно прорвало. Поднялся невероятный гвалт: раздавались крики «Ура!», «Браво!», какие-то хлопки, кто-то от избытка эмоций даже начинал петь. Наконец зрителей охватило одно общее желание — немедленно воздать все положенные и сверх того почести герою сегодняшнего дня, и они начали требовать:

— Отца-Ягуара сюда!

Служащие цирка бросились вслед за ним, но вскоре вернулись обратно ни с чем. Теперь уже на арене яблоку негде было упасть, всем хотелось подойти поближе к поверженному чудовищу.

Чтобы навести на арене хотя бы маломальский порядок, пришлось служащим обращаться за помощью к тореадорам.

Глава III

ОТЕЦ-ЯГУАР

В ближайшие после корриды дни Отец-Ягуар стал самой популярной личностью в Буэнос-Айресе: его подвиги на арене описали все газеты, мальчишки уже на следующий день стали играть в него, многие девушки признавались своим подружкам по секрету, что видели его во сне. А уж сколько всякого рода толков, связанных с корридой, ходило среди свидетелей происшедшего, просто невозможно упомянуть.

Но самое удивительное состояло в том, что герой корриды бесследно исчез. Никто не мог похвастаться тем, что хотя бы мельком где-нибудь видел его. «Судя по тому, как он был одет в день корриды, у него в Буэнос-Айресе имелись какие-то важные дела. Следовательно, он должен находиться все еще где-то в городе», — утверждали одни. «Да вы просто не знаете эту породу людей! — возражали им другие. — Они задыхаются в ваших пиджаках и галстуках, и Отец-Ягуар, разумеется, давным-давно сменил эти причиндалы городских франтов, которые он надел, наверное, просто ради забавы, на кожаные рубаху и штаны и дышит ветрами пампы».

Был вечер. В доме банкира Салидо все разговоры так или иначе крутились вокруг последних событий, тем более что волнения, пережитые членами этой семьи во время корриды, были на самом деле нешуточными — они сидели на трибуне в том самом месте, непосредственно под которым разворачивались самые драматические события на арене. Казалось, тема корриды и всего, что с ней было для них отныне связано, никогда не исчерпает себя: каждый находил в ней что-то свое — какие-то нюансы и подробности, другими не замеченные. Отец семейства накануне этого званого вечера разослал своих слуг по всему городу с поручением разузнать о таинственно исчезнувшем Отце-Ягуаре хоть что-нибудь, но слуги, вернувшись, все, как один, развели руками.

— Я вынужден признать, что допустил досадную оплошность, — сокрушался банкир, — мне следовало поблагодарить храбреца сразу же после его схватки с ягуаром! Правда, меня до какой-то степени оправдывает то обстоятельство, что времени для этого, в общем-то, не было, но все равно у меня осталось чувство неловкости за свое поведение…

«У меня нет даже такого оправдания, как нехватка времени, — с грустью думал про себя доктор Моргенштерн. — Ведь этот необыкновенный человек, которого все здесь называют таким романтичным прозвищем „Отец-Ягуар“, нашел же время, чтобы поблагодарить меня за то, что воспользовался без моего на то позволения моими ножом и пончо. А ведь он спас и меня: кровожадный взгляд ягуара был направлен тогда именно на мою персону. Бог мой, что подумал обо мне наш спаситель? Я совершил непростительный грех, ведь даже животные не лишены чувства благодарности. За исключением, конечно, отдельных особей, у которых что-то не в порядке с психикой, и некоторых отрядов — насекомых, пресмыкающихся и микроорганизмов. А я-то, человек, по-гречески „антропос“, по-латыни „гомо“, так опростоволосился! Теперь, чтобы искупить свою вину перед сеньором Ягуаром, я должен служить ему всю свою оставшуюся жизнь!»

Вошел слуга и сообщил хозяину дома, что пришел какой-то господин, который просил передать, что хотел бы иметь с сеньором Салидо конфиденциальную беседу, и подал банкиру визитную карточку нежданного гостя. На карточке было написано «Карлос Хаммер», и больше ничего. Банкир с минуту вспоминал, кто же такой этот Хаммер, но, так и не вспомнив, велел слуге проводить гостя в свой кабинет и, выждав некоторое время, тоже направился туда.

Войдя в кабинет, он еле удержался от того, чтобы не подпрыгнуть от радости, как школьник: его нежданным гостем оказался не кто иной, как Отец-Ягуар собственной персоной! Банкир бросился к нему, схватил за обе руки и стал трясти их, взволнованно говоря:

— Сеньор, если бы вы знали, как я счастлив! Позвольте мне от всего сердца приветствовать вас в моем доме. Добро пожаловать! Мы бесконечно признательны вам за все, что вы совершили на арене. Буэнос-Айрес такого еще не видел и вряд ли когда-нибудь еще увидит!

Хаммер широко, как все доброжелательные и открытые люди, улыбнулся и ответил:

— Сеньор, больше спасибо за лестное обо мне мнение, но я должен сразу же сказать, что пришел к вам по делу. Есть одно серьезное обстоятельство, которое дает мне право претендовать на несколько минут вашего внимания.

Он достал из своего портмоне сложенный вчетверо лист бумаги и протянул его банкиру. Тот внимательно прочитал то, что было там написано, и сказал:

— Ту сумму, которую просит меня предоставить вам мой компаньон из Кордовы, вы получите. Сейчас я распоряжусь о том, чтобы все было оформлено немедленно.

— О, право, не стоит так спешить, сеньор. Я воспользовался этой запиской прежде всего как поводом для знакомства с вами. Благодарю вас за вашу готовность пойти мне навстречу, но деньги мне понадобятся не сию минуту. У меня есть еще несколько дней на сборы.

И он дал понять, что спешит и собирается вскоре откланяться, но банкир жестом, означающим, что не примет никаких возражений, остановил его и сказал:

— Сеньор! Вы спасли жизни членов моей семьи и мою. Поймите меня, я просто не имею права позволить вам сейчас уйти. — Заметив, что Карлос Хаммер слегка растерялся после этих его слов, банкир решил ковать железо, пока горячо: — Ну вы же, как благородный человек, наверное, не хотели бы выглядеть невежливым в глазах дамы? Я очень прошу вас: позвольте мне представить вас моей супруге!

— А я прошу вас отказаться от этой мысли, сеньор, — ответил Хаммер. — Все решил простой случай, а моей заслуги тут никакой нет.

Он произнес эти слова с такой обезоруживающей искренностью и прямотой, что не могло возникнуть ни малейших сомнений в том, что он действительно скромный человек, а не хочет им казаться в глазах других, как это бывает иногда с героическими натурами. Впрочем, небольшой избыток честолюбия для таких людей вполне извинителен: будь они на самом деле скромниками, то, скорее всего, и подвигов никогда никаких не совершали бы. Но Хаммер, очевидно, и в этом превосходил общеизвестные мерки. Салидо, несмотря на свойственную ему восторженность, был неглупым человеком, он это понял и прибегнул к тонкому дипломатическому ходу:

— Сеньор, дело в том, что мы с вами просто по-разному оцениваем то, что вы совершили. Я не стану переубеждать вас, но прошу подумать вот о чем: мои домашние могут расценить ваш уход как нежелание принять благодарность именно от нас.

— Хорошо, я готов, — на этот раз просто и коротко ответил Хаммер.

Он тоже был умен, и сумел не перейти ту тонкую грань, за которой скромность переходит в свою противоположность — нелепое жеманство, однако, в свою очередь, выдвинул также одно дипломатическое условие — никто не должен произносить по его адресу никаких благодарностей, комплиментов и тому подобного.

Банкир охотно согласился с этим условием и, обрадованный, повел Отца-Ягуара в гостиную. Их появление вызвало настоящий фурор, но более всех остальных был потрясен приват-доцент. Ухватившись обеими руками за ладонь Хаммера, он воскликнул:

— Сеньор, мое сердце переполняет радость, по-латыни «гаудиум», или «летиция». Считаю своим долгом выразить вам признательность за то, что…

— Стойте! — вмешался банкир. — Сеньор Хаммер находится здесь, среди нас, только благодаря данному мною ему обещанию, что мы не будем ни слова говорить о том чувстве благодарности, которое все испытываем по отношению к нему. Извините, дорогой доктор, что мне пришлось перебить вас, а теперь можете продолжать, но не касаясь запретной темы. Так что вы хотели нам сказать?

— Право, уж теперь и не знаю… — растерянно пробормотал ученый.

— Ну тогда расскажите нам, будьте так любезны, о ваших любимых доисторических животных, — предложил находчивый хозяин дома.

Это был верный ход. Доктор Моргенштерн моментально воодушевился:

— О да, это, безусловно, самая интересная для разговора тема из всех, которые мне известны! Скажите, сеньор Хаммер, а не приходилось ли вам в этой стране когда-нибудь находить скелет мегатерия или, может быть, даже мастодонта?

— Приходилось, и не раз.

— И где же именно, где?

— В пампе. Тому, у кого глаз в этом отношении наметан, совсем нетрудно их там обнаружить.

— Замечательно! Но давайте уточним: вот, скажем, У вас именно такие зоркие глаза?

— Не мне об этом судить, сеньор. Могу только сказать, что я несколько раз путешествовал через пампу в качестве проводника научных экспедиций.

— И вам удавалось находить взаимопонимание с учеными?

— Я не могу ни утверждать, ни отрицать этого, поскольку мне неизвестно их мнение на сей счет.

— Да, но, чтобы найти и верно классифицировать Доледниковые растения и животных, надо обладать определенными познаниями в палеонтологии. Неужели ученые не заметили, что вы этими познаниями обладаете? Кстати, для всех присутствующих я хотел бы разъяснить, что ископаемые останки древней флоры и фауны в наше время часто пребывают в сильно измененном виде по сравнению с их первоначальным состоянием.

— Важное уточнение, — подтвердил с улыбкой Хаммер. — Господин Моргенштерн имеет в виду процессы обугливания, выщелачивания и образования специфических налетов на костях древних животных при формировании нефтеносных пластов земли.

Доктор Моргенштерн от удивления аж отступил на шаг назад, словно хотел получше разглядеть гиганта Хаммера, и, пораженный, сказал:

— Сеньор, вы выражаетесь, как профессор палеонтологии! А это моя самая любимая наука. Я давно мечтаю написать книгу о животных силурийского периода».

— О, я вполне разделяю ваше особое пристрастие к этому периоду, — сказал Хаммер. — Силур дает богатейший материал для научных изысканий. Ведь тогда на земле существовали уже десятки тысяч различных видов животных.

— Десятки ты… — у доктора от изумления перехватило дыхание — тысяч видов? Вам это точно известно? Что же за виды вы имеете в виду?

— Иглокожих, червей, членистоногих, моллюсков и некоторых других, но уже более высоко развитых, например, акул. Обитатели суши появились здесь только в девоне, насекомые и рептилии встречались уже в карбоне и мезозое, то есть в триасе, юре и меле.

— А какие млекопитающие, по вашему мнению, тогда уже обитали на суше? — с нетерпением спросил ученый.

— В отложениях позднего триаса можно обнаружить следы хищников, первоптиц — в поздней юре. В третичном периоде они играли ведущую роль в животном мире, такую же, как в свое время появившиеся еще до них рептилии.

— А человек? Его следы вы здесь встречали?

— Он появился в этих краях в позднетретичный период.

Это утверждение привело ученого в полный восторг. Он даже слегка подпрыгнул на месте от избытка чувств и торжественно возвестил, обращаясь ко всем присутствующим:

— Этого можно было ожидать! Именно здесь, в Аргентине! Такое предположение высказывал в свое время еще профессор Гибель в своем знаменитом труде о фауне доисторического периода. — Затем доктор опять переключил свое внимание исключительно на Отца-Ягуара. — Сеньор Хаммер, ради Бога, присядьте рядом со мной. Располагайтесь поудобнее… Я должен задать вам несколько принципиально важных вопросов, связанных с зоопалеонтологией. Скажите, пожалуйста, как вы думаете: почему хвосты у всех доюрских рыб раздвоенные, как у нынешних акул и скатов? Почему аммониты, достигшие наивысшего развития в поздней юре и нижнем мелу, в альпийском триасе встречаются лишь эпизодически? Причисляете ли вы наутилуса и лингулу к завершившим свое развитие видам и что вообще вы хотите доказать, ссылаясь на примеры дифференциации животного мира, если вам хорошо известно, что…

— Стоп, стоп, стоп! Бог меня простит, я думаю, если я прерву ваш ученый диспут! — воскликнул сеньор Салидо, с комическим выражением лица зажав свои уши ладонями. — С вашего позволения, я напоминаю вам, сеньоры, что вы сейчас находитесь отнюдь не в меловом периоде развития Земли, а в начале двадцатого века от Рождества Христова, и конкретно — в моем доме. К сожалению, многое из того, о чем вы с таким увлечением и, я бы даже сказал, с упоением беседуете, нам, всем остальным, совершенно неведомо и непонятно. Не лучше ли вам отложить разговор на эту животрепещущую для вас тему на другое время? Я понимаю, насколько она волнует вас, но все же примите, пожалуйста, во внимание тот неоспоримый с научной точки зрения факт, что далеко не все люди сведущи в зоопалеонтологии в такой же степени, как вы.

Отец-Ягуар в ответ на этот протест лишь добродушно рассмеялся, но доктору Моргенштерну было не до смеха. Он очень не любил, когда его прерывали, а что касается чувства юмора, то тут я должен прямо сказать: это замечательное свойство человеческой натуры, увы, не входило в число достоинств приват-доцента Берлинского университета. Несмотря на то, что после просьбы хозяина дома Карлос Хаммер уже не поддерживал беседу о доисторических животных, доктор не мог остановиться еще минут пятнадцать и говорил, говорил… Все на ту же тему, разумеется, пока его не остановил уже Хаммер, сославшись на то, что должен спешить, поскольку на улице его ожидают трое его товарищей. Банкир счел необходимым опять вмешаться и заявил совершенно категорически, что ни за что не отпустит так рано столь дорогого гостя, и сам отправился на улицу, чтобы лично пригласить спутников Отца-Ягуара в свой дом. Те охотно согласились зайти на квинту. Как только они вместе с хозяином вошли в гостиную, слуги принесли еще вина, и атмосфера в доме банкира окончательно лишилась первоначального налета некоторой чинности — шутки и остроты стали сыпаться, как из рога изобилия.

Отец-Ягуар приветствовал своих товарищей с дружеской непринужденностью, однако те держались с ним почему-то подчеркнуто сдержанно и почтительно, как ученики-отличники с авторитетным и уважаемым учителем.

Поскольку, напоминаю, благодарить и хвалить Отца-Ягуара за его подвиги во время корриды в тот вечер было, условно говоря, неприлично, но совсем забыть об этом никак невозможно, то беседа в гостиной постепенно перетекла в культурно-исторический аспект зрелищ, подобных корриде, и уж тут-то доктор Моргенштерн сумел еще раз блеснуть своей эрудицией. Он стал рассказывать дамам о гладиаторах Древнего Рима, потрясая их воображение разными историями из жизни «самнитов» и «фракийцев», «ретиариев» и «мурмиллонов» [20]. И вдруг неожиданно, словно вспомнив что-то гораздо более существенное и важное, замолчал на полуслове и, повернувшись снова к Отцу-Ягуару, воскликнул:

— Как жаль, что вы не жили в то время!

— Но почему же жаль? — удивился тот.

— Потому что тогда ваши подвиги были бы непременно отражены в «Описаниях римских обычаев» Фридлендера и в «Государственном устройстве Древнего Рима» Маркквардта [21].

— Сеньор, вы чрезвычайно любезны, но должен вас огорчить, я предпочитаю жить сегодня. Несмотря даже на то, что интерес к моей персоне со стороны таких знаменитых ученых, которых вы назвали, был бы лестным для меня.

— Возможно, вы и правы, но все же ваше имя, несомненно, попадет на скрижали истории, — заявил на это ученый с самым серьезным видом. — Ваше выступление в качестве тореадора на корриде в Буэнос-Айресе есть настоящий подвиг, и настолько уникальный, что просто не может избежать самого подробного научного толкования. Мне же как первому ученому, ставшему по воле случая его свидетелем, очень бы хотелось узнать для начала: в чем именно заключается специфика смертельного удара ножом, с помощью которого вы повалили этого дикого американского бизона?

— Это просто результат тренировки. Я не раз убивал бизонов этим способом. Но, конечно, как вы, наверное, уже догадались, не в Аргентине, а в Соединенных Штатах.

— В Соединенных Штатах! В таком случае, я должен задать вам еще один вопрос: приходилось ли вам бывать в знаменитой Мамонтовой пещере в штате Кентукки, где, как считают многие исследователи тайн природы, до сих пор обитает какое-то загадочное доисторическое животное, так называемый «огайский зверь»?

— Дорогой доктор, давайте поговорим об этом все же в другой раз, как просил нас хозяин дома.

— Значит, — стал искренне недоумевать доктор, — высказывать вам благодарность нельзя, на беседы о доисторических животных тоже наложено табу. Я не понимаю, о чем тогда вообще можно разговаривать? Будучи немцем…

— Так вы — немец? — прервал его на этот раз уже Отец-Ягуар.

— Да. Немец. И, как всякий немец, человек серьезный. Прошу иметь это в виду. Я изучаю доисторических животных, — не преминул добавить этот педант.

— А я, хотя и ваш земляк (я родился в Майнце), наверное, нетипичный немец, то есть несерьезный человек, дилетант. Главное, что я с удовольствием готов изучать, — жизнь в ее современном варианте, как я это понимаю. Я люблю приключения, путешествия.

— Бог мой, вы родились в Майнце, то есть в Могонтиаке, как его называли в древности, в городе, основанном Друзом! [22] Как это замечательно! — возликовал ученый, не обратив никакого внимания на иронию, заключенную в словах своего земляка. — Но что привело вас в Северную Америку?

— Страсть к приключениям.

— А в Южную?

Хаммер секунду помедлил с ответом. Отсвет какого-то тяжелого воспоминания промелькнул в его глазах, и он сказал со сдержанной грустью:

— Меня привело в эту страну одно обстоятельство, о котором мне сейчас не хотелось бы распространяться.

Сеньор Салидо понял, что опять возникла необходимость вмешаться в разговор двух немцев. Он знал, что доктор Моргенштерн сейчас может произнести что-нибудь, причиняющее боль его собеседнику, потому что уже давно заметил, что любознательность доктора Моргенштерна, к сожалению, довольно часто заставляла его изменять некоторым правилам вежливости и деликатности, обязательным для всякого воспитанного человека,

— Дорогой сеньор Хаммер, а вы знаете, мы довольно долго разыскивали вас, — переменил он своим вмешательством тему разговора, — но безуспешно, из чего я сделал вывод, что вы остановились не в отеле. Я угадал?

— Я и мои товарищи остановились у своих друзей, — ответил ему Отец-Ягуар.

— И сколько еще времени вы пробудете в Буэнос-Айресе?

— Недолго. Я планирую в скором времени отправиться в Анды.

— Входит ли в ваши намерения добраться до Лимы?

— Возможно, мы и заглянем туда, но я еще не принял окончательного решения.

— Вы знаете, сеньор Хаммер, я спрашиваю об этом отнюдь не из праздного любопытства. У меня гостит племянник из Лимы. Пришло время ему возвращаться домой. Я знаю, что вы — человек прямой, и хочу услышать от вас откровенный ответ на мою просьбу: вы можете взять с собой моего племянника?

— А сколько ему лет?

— Шестнадцать недавно исполнилось.

— Тогда ему лучше остаться при вас, он пока еще не дорос до такого путешествия.

— О, уверяю вас, сеньор Хаммер, он уже далеко не ребенок и, кстати, что касается чисто физических параметров, довольно рослый и атлетичный парень.

— Это, безусловно, хорошо его характеризует, но скажите мне, сеньор, отдаете ли вы себе отчет в том, с чем может столкнуться неопытный юноша в тех местах, где и не всякий-то взрослый мужчина не оплошает в случае чего?

— Вполне. Кстати, не поймите меня так, что я вас хочу расположить к себе с помощью своих денег, но я заявляю, что готов финансировать вашу экспедицию полностью.

— Нет-нет, никаких дополнительных субсидий нам больше не требуется. Я привык жить на собственные средства. Работал иербатеро в Гран-Чако, был гамбусино [23] в Перу, чинчильеро [24] в Андах, каскарильеро [25] в Бразилии. Мои спутники тоже люди бывалые. Поймите меня тоже: никто из нас не испугается взять на себя ответственность за юношу, но все мы привыкли рисковать не раздумывая, а присутствие в экспедиции вашего племянника, само собой разумеется, потребует от нас соблюдения осторожности.

— Благодарю вас за такой ответ! Вы говорите как человек дальновидный и честный. Я, может быть, и повторяюсь, однако скажу еще раз: мой племянник Антон — отнюдь не маменькин сынок, как вы, наверное, предполагаете. Он отлично стреляет из ружья и неплохо держится в седле, кроме того, знает из собственного опыта, что такое Анды, дважды он уже переходил по горным тропам из Перу в Боливию. Наконец мальчик предприимчив по складу своей натуры. Да вы сами можете убедиться в том, что я нисколько не преувеличиваю, мальчик здесь. Антонио! — позвал он племянника. — Подойди, пожалуйста, к нам! Сеньор Хаммер на днях собирается отправиться в Перу…

Глаза юноши загорелись. Он действительно выглядел взрослее своих лет, хотя в миловидных чертах его лица еще не до конца исчезло нечто совсем детское. Хаммер, привыкший при знакомстве с людьми доверять не столько чужим рекомендациям, сколько собственной интуиции, почувствовал безотчетную симпатию к юноше и протянул ему руку, но заговорил с ним все же довольно строгим тоном:

— Скажите мне, молодой человек, только совершенно откровенно и, если можно, взвесив все свои возможности: хорошо ли вы представляете себе все, что может ожидать человека, путешествующего через Гран-Чако?

— О да, сеньор. — Юноша слегка запнулся, подумав о том, что от него, как от взрослого, ожидали трезвого ответа, а не мальчишеского азартного желания во что бы то ни стало попасть в экспедицию, и выпалил решительно: — Я полагаюсь на свое ружье и свой нож!

— Этот ответ мне нравится, не скрою, — сказал Хаммер. — Но скажите: а где вы научились владеть тем и другим?

Этот вопрос несколько смутил юношу, но он не стал хитрить, а, переведя дыхание, сказал все как есть:

— …Я знаю, что в Германии ребята моего возраста знают и умеют значительно больше, нежели я, и быстрее достигают своей цели, потому что много и упорно занимаются с отличными учителями и тренируются под руководством отличных тренеров. Я же пока учусь в институте искусства и промышленности, и только, потому что мне предстоит стать наследником дела моего дяди. Но отец уже нашел для меня и моего младшего брата учителя-немца, и через пару лет я начну посещать какой-нибудь университет в Германии. Стрелять из ружья и обращаться с ножом я учился сам, но вы можете проэкзаменовать меня, если пожелаете.

— Ну нет, — ответил ему Карлос Хаммер с улыбкой, — в экзаменаторы я не гожусь, а вот научить тому, что сам умею, пожалуй, могу попробовать. Тем более что мы с вами, как я понял, оба немцы.

— Сеньор, учителя лучшего, чем вы, я никогда не мог бы себе пожелать! — заявил Антон и тут же, устыдившись собственной пылкости, добавил рассудительно: — Хотя я родился и далеко от Германии, я все же считаю ее своей родиной. По-моему, верно сказано, что для немца родина везде, «где наш язык звучит и Бог поет на небесах».

Услышав, что Антон привел известную всякому немцу стихотворную строку, приват-доцент не выдержал и вмешался в разговор своих соотечественников:

— О да! Как я понимаю вас! Эта строка поэта Эрнста Морица Арндта, родившегося 26 декабря 1769 года в Шаритце-на-Рюгене и умершего 29 января 1860 года, волнует необыкновенно. А вы знаете, что стихотворение, из которого она взята, положено Генрихом Маршнером на прекрасную мелодию, сочиненную им специально для мужского хора? Кстати, в моем лице вы видите не только ученого, но, кроме всего прочего, еще и члена певческого союза города Ютербогка «Немецкая лира». Я там пою первым басом, мой диапазон — от ля-бемоль большой октавы до ля первой октавы.

И он тут же проиллюстрировал свои слова, вдохновенно затянув: «Не надо спрашивать немца, где его отчий дом, он у него на всем шаре земном!»

Ученый был уморительно серьезен и выглядел поэтому чрезвычайно забавно. Все заулыбались, а Отец-Ягуар наклонился к плечу Антона и сказал с легкой иронией в голосе:

— Смотрите, что происходит с нашим соотечественником, когда в нем начинают играть патриотические чувства. Ну, а нам с вами, я думаю, лучше вернуться к теме путешествия через Анды, поскольку я могу сказать вам, что уже принял решение: я беру вас в нашу экспедицию. В связи с этим вы прежде всего должны узнать, что мы ставим перед собой несколько задач. Одна из них — сбор парагвайского чая в дебрях Гран-Чако. Там останется довольно много моих спутников…

— В Гран-Чако? — снова перебил их ученый. — А там еще попадаются окаменелости, сеньор Хаммер?

— Попадаются, и в гораздо большем количестве, чем где бы то ни было, но местные индейцы весьма неодобрительно относятся ко всякого рода раскопкам, вплоть до того, что могут за это и жизни лишить. У них это запросто.

— Так-так. Следовательно, любители древностей еще не всю землю там перекопали?

— Верно. Я знаю немало таких мест, где достаточно лишь слегка копнуть землю лопатой, как тут же наткнешься на что-нибудь любопытное.

— Ура! Я тоже отправляюсь с вами в Гран-Чако! Такой шанс упускать нельзя!

— Не торопитесь, герр Моргенштерн, — ответил ему Отец-Ягуар. — Должен поставить вас в известность: из Буэнос-Айреса в Гран-Чако добираться несколько сложнее, чем из Ютербогка в Берлин. А кроме того, там, увы, пока еще не создано ни единого певческого союза.

— Ну и что? Я могу петь прямо с листа, «прима вета», как говорят музыканты. Если мне, конечно, предоставят ноты. Так вы берете меня в свою экспедицию?

— Я надеюсь, вы все же шутите, доктор?

— Да нет же! — искренне изумился доктор Моргенштерн, — Уверяю вас, я более чем серьезен.

— Прошу вас, герр доктор, хорошо подумайте и задайтесь трезвым вопросом: а по силам ли вам подобное путешествие? И потом, как вы себе представляете — ну где индейцы, которые ни читать, ни писать не умеют, возьмут ноты для вас?

— Есть у них ноты или нет, в общем-то, не имеет для меня большого значения, — несколько смутившись, ответил ученый, но тут же заявил с прежним пафосом: — Ради скелета мастодонта или глиптодонта я готов пожертвовать всем, даже собственной жизнью! Неужели вы откажете соотечественнику?

— Хм. Мне кажется, вы не вправе так нажимать на меня. Я ведь вам пока что ничего не обещал, герр доктор. Кроме того, еще не определена даже дата нашего отъезда, а за время, которое пройдет до него, очень многое может измениться.

И разговор перешел на другие темы, но Отец-Ягуар прекрасно понимал, что лишь на время сумел отделаться от настырного палеонтолога, и продолжал мысленно искать благовидный предлог, под которым можно было отказать этому одержимому. И в то же время ему не хотелось обижать резким отказом этого симпатичного любителя динозавров.

Тем временем гости банкира начали потихоньку прощаться и расходиться. Направился к сеньору Салидо, чтобы поблагодарить за оказанное гостеприимство, и Отец-Ягуар. Но бдительный приват-доцент Берлинского университета, уже не тратя времени на долгие предисловия, взял гиганта под руку, вернее сказать, ухватился за его локоть снизу, и спросил:

— Итак, сеньор, сколько лошадей я должен приобрести?

Отца-Ягуара редко можно было поставить в тупик, но на этот раз он был застигнут врасплох и спросил с искренним недоумением:

— Лошадей? Зачем это?

— Ну как же? Для нашего с вами путешествия! Поскольку для раскопок мне потребуются инструменты: лопаты, кирки, следовательно, везти их должны специальные вьючные лошади.

— А больше вам ничего не нужно? — В голосе Карлоса Хаммера прозвучали ноты раздражения, он, кажется, начинал понемногу терять самообладание, не покидавшее его до сих пор никогда, даже в самых опасных ситуациях.

— Что вы имеете в виду? — заинтересовался приват-доцент.

— Ну, например, железнодорожный вагон. А как же! Или вы полагаете, что, поймав мастодонта, сможете отвести его до самого Ютербогка на поводке?

— Сеньор, мне кажется, вы сердитесь на меня, — догадался наконец доктор. — Прошу вас, не надо сердиться! Давайте все спокойно обсудим. Я не стану обременять вас связанными с моим участием в экспедиции какими-то бытовыми сложностями, и поэтому я возьму с собой слугу.

Хаммер аж пошатнулся от изумления.

— Что? Слугу? Ага, слугу, значит… Понял, понял.

— Да вы не волнуйтесь так! Мой слуга — тоже немец, родом из Штралау на Руммельсбургском озере.

— Из Штралау, говорите? Я думаю, на этом самом Руммельсбургском озере неплохая должна быть рыбалка, особенно если прихватить с собой на зеленый бережок пивка и копченую свиную ножку. А вот в Гран-Чако, должен сказать откровенно, с рыбалкой, к сожалению, ничего не получится!

И дав понять, что разговор окончен, он твердым и быстрым шагом вышел из гостиной банкира Салидо. Трое спутников Отца-Ягуара догнали его. Банкир проводил их до самых ворот своей квинты. И тут они ненадолго задержались, обмениваясь традиционными словами прощания. Подошел следователь из полицейского участка, тот самый, что недавно расследовал покушение на доктора Моргенштерна. Он сообщил сеньору Салидо, что Антонио Перильо, как установлено проверкой, — вне подозрений, поскольку у него имеется неопровержимое алиби на тот вечер. Мужчины перебросились несколькими фразами по поводу этого известия.

Пока шел этот короткий разговор, на противоположной стороне шоссе из темноты возникли две фигуры, старавшиеся не привлекать к себе внимания и двигаться почти неслышно. В густой тени пышных кустов олеандров, растущих на заботливо разрыхленной садовниками почве, и то и другое им прекрасно удавалось. Даже полицейский, несмотря на свой профессиональный нюх, ничего не заметил бы, если бы и обратил вдруг свое внимание на противоположную сторону шоссе. Таинственные двое незнакомцев, один — постарше, другой — помоложе, остановились, явно прислушиваясь и приглядываясь к тому, что происходит возле дома банкира. Вглядевшись в черты лица более молодого, в нем можно было бы узнать Антонио Перильо.

— Черт! — прошептал эспада. — Мне позарез надо знать, о чем они там говорят.

— А ты меня спроси об этом! Я почти наверняка могу угадать это, — сказал его немолодой спутник. — Полицейский только что сообщил им очень любопытную новость: оказывается, ты был у меня в то самое время, когда здесь стреляли.

— Хотелось бы, чтобы он тебе поверил! Какая все же это была глупость — стрелять в саду дома, битком набитого свидетелями! Один ловкий удар ножом на темной улице, и коротышка без всякого шума и крика… Постой, постой… А это кто? Ты случайно не знаешь вон того здорового малого, что стоит сейчас спиной к нам?

— Первый раз вижу!

Словно специально для того, чтобы дать Перильо ответ на интересующий его вопрос, из-за туч выглянула полная луна и осветила Хаммера, как раз в этот момент повернувшегося лицом к эспаде.

— Носят же его черти, где не нужно! — с досадой воскликнул Перильо.

— Да кого же, кого? — не понял его спутник.

— Ты не узнал его? Ах, да, я и забыл совсем, что ты же не был на корриде. Это и есть тот самый проклятый Отец-Ягуар, опозоривший всех нас.

— Оте… Отец… Ягуар?.. — Спутник Перильо вытянул шею, чтобы получше разглядеть того, чье имя только что с дрожью в голосе произнес.

— Что это с тобой? Ты что, раньше о нем что-нибудь слышал?

— «Слышал» — это не то слово. Вот это новость так новость!

— Скажи, что ты о нем знаешь? Кто он такой на самом деле?

— Скажу, скажу… Он тот, кого североамериканские индейцы зовут Метана My.

— М-м-м… Не понимаю.

— Белые охотники в Штатах называют его также Лайтнингхэнд.

— Да скажи же наконец, как это будет по-испански!

— Мексиканцы прозвали его «Эль Мано Релампагеандо».

На всех трех языках это означает «Человек-молния», или «Молниеносная Рука».

— Как? Это он? О Боже? Неужели такое бывает? Он же — брат того… Того, кого ты тогда…

— Да, да, того самого парня, которого… я тогда… Вот так да: значит, в Аргентине Лайтнингхэнд удостоился еще одного прозвища! Отец-Ягуар! Скажите, пожалуйста! А знаешь, зачем сюда прибыл этот, так сказать, великий, по местным понятиям, Ягуар? Он идет по моим следам, чтобы посчитаться за смерть брата!

— Берегись его — вот и все, что я могу тебе на этот счет сказать.

— Не учи ученого, мальчик! Он давно ищет меня и пока не— нашел, а я его не искал, но встретил! Нет, ему до меня никогда не добраться. Этому, с позволения сказать, ягуару, я не по зубам! Он не успеет…

— Ты что, и его тоже хочешь?..

— Догадливый ты, однако, парень, Антонио!

— Так же, как его брата?

— Именно так же! Или ты думаешь, что я должен позволить ему жить для того, чтобы он в конце концов все-таки поймал меня? Это совсем не исключено, потому что все его прозвища ему не просто так давались, уж ты мне поверь. Впрочем, об этом мы поговорим в другой раз, а сейчас хорошо бы узнать, что это он делал в доме банкира Салидо. Там ведь поселился и этот проклятый коротышка, вырядившийся гаучо. Вряд ли это случайное совпадение.

— Это и меня чрезвычайно интересует.

— Они явно как-то связаны между собой, великан и коротышка. В другое время я бы посмеялся над этой дурацкой парочкой друзей. Но так или иначе, раз они заодно, то пусть оба сразу и замолкнут навеки. Хочешь помочь мне в этом деле?

— О чем ты спрашиваешь? Мой нож, моя рука и мои пули — в твоем распоряжении.

— Хорошо. Но сначала мы должны узнать, где живет этот самый Отец-Ягуар. Слушай, слушай, что они там болтают…

Следователь собрался уходить первым и, к удовольствию Перильо, еще раз громко повторил, что эспада, как явствует из показания свидетеля, невиновен. После того, как следователь ушел, Отец-Ягуар в свою очередь окончательно распрощался с банкиром и вместе со своими друзьями двинулся вверх по шоссе.

— За ними! — прошептал старший из бандитов. — Глаз с них не спускай!

Глава IV

НОВОЕ ЗНАКОМСТВО

Спустя примерно сорок дней после вечера в доме банкира Салидо, описанного в предыдущей главе, в гавани Санта-Фе пришвартовался пароход, прибывший из Росарио. Среди пассажиров, сошедших с него, были два человека очень невысокого роста, одетых, как гаучо, и при этом полностью идентично. На плечах обоих колыхались ярко-красные пончо. Это были наши старые знакомые — доктор Моргенштерн и нанятый им в Буэнос-Айресе слуга по имени Фриц Кизеветтер. Надо очень постараться, чтобы найти где-нибудь еще одну столь же колоритную пару людей одного, очень небольшого роста. Не только одежда, но и снаряжение у них было тоже, как у братьев-близнецов: у каждого за спиной висело ружье, а из-за пояса выглядывали рукоятки двух револьверов и длинного ножа.

На причале, чуть поодаль от толпы встречающих стояли два офицера, внимательно вглядывавшиеся в лица спускавшихся с парохода пассажиров. Они явно кого-то встречали, но не хотели это афишировать.

— Боже мой, неужели к нам прибыл сам… — воскликнул один из них, в звании капитана. — Это же полковник Глотино! Но как странно он одет! Не пойму, что нам делать: то ли отдавать ему честь, то ли лучше воздержаться от этого? Вполне вероятно, что полковник не хочет, чтобы его узнавали, и в то же время, если мы проигнорируем его, он может это понять неправильно.

— Подождем, пока он сам нас заметит, — рассудительно предложил офицер помоложе, старший лейтенант.

«Гаучо» ступили на причал. И тут у обоих офицеров автоматически сработал рефлекс всякого военного, срабатывающий при приближении старшего по чину: они отдали честь одному из «гаучо», которого посчитали переодетым полковником Глотино.

— Доброе утро! — тепло и как-то очень по-домашнему поздоровался с ними доктор Моргенштерн (а именно его и спутали офицеры со своим начальником). Это приветствие, а особенно тон, которым оно было сказано, прозвучало настолько дико для уха военного человека, что офицеры несколько опешили. Но увидев, как второй «гаучо» приложил средний и указательный пальцы правой ладони, сложенные вместе, к полям своей войлочной шапочки, подумали, что, пожалуй, насчет конспирации они предположили верно, военная косточка ведь вот все равно дала о себе знать в этом характерном жесте.

— Сегодня прекрасная погода, не правда ли, сеньоры? — светским тоном начал разговор приват-доцент, он же «полковник» в глазах капитана и лейтенанта.

— Да, вы, как всегда правы, господин полковник, — ответил ему капитан. — Позвольте узнать: вы планируете здесь задержаться?

— Еще не знаю, но это вполне вероятно.

— Прикажете подготовить вам квартиру?

— Нет, нет, что вы? Какие могут быть приказы?

— Понял, — сказал капитан и многозначительно кивнул «полковнику» — дескать, он в курсе дела, законы конспирации соблюдает, — а потом добавил, понизив голос: — Но квартира все равно будет предоставлена в ваше распоряжение.

— Прекрасно, — ответил приват-доцент. — В таком случае, я займу ее.

— Разрешите сопровождать вас до крепости Санта-Фе, господин полковник?

— С удовольствием разрешаю. Только почему вы называете меня полковником?

— Мы можем называть вас как угодно — как прикажете! Независимо от того, выполняете ли вы в Санта-Фе секретную миссию или прибыли с официальной, но негласной инспекционной проверкой.

— Какая секретная миссия? Какая проверка? Бог с вами! Я вообще не военный, а ученый, доктор зоологии, и моя фамилия Моргенштерн, а прибыл я в Аргентину из Германии.

— Позвольте узнать: как нам называть сеньора, который прибыл вместе с вами?

— Это Фриц Кизеветтер, мой слуга, он родом из Штралау на Руммельсбургском озере. Это тоже в Германии.

— То есть вы оба выступаете здесь в качестве «иностранцев»? О, как это удачно придумано! Иностранцам в Аргентине всегда доверяли почему-то больше, чем соотечественникам. Ну что ж, как иностранцев мы просто обязаны проводить вас до крепости, и, самое главное, это ни у кого не вызовет ни малейших подозрений на ваш счет.

Крепость Санта-Фе была возведена еще во времена испанских конкистадоров. Фасад ее украшали романтичные балкончики — в точности такие же, как где-нибудь в Севилье, и все же в целом здание производило мрачное впечатление — толстые стены, все окна забраны тяжелыми решетками. Присмотревшись к окнам повнимательнее, можно было заметить, что из-за решеток выглядывают изможденные, обросшие бородами и длинными спутанными волосами лица. Перед входом в крепость стояли часовые.

Доктор тихо сказал своему слуге:

— Похоже, эта крепость одновременно является и тюрьмой. То есть здесь держат в заключении разбойников и воров, по-латыни «экспиляторов», или «бультуриосов». Неужели и нас они тоже приняли за нарушителей закона?

— Не думаю, — ответил ему Фриц. — Судя по тому, как нас встречали, у них в отношении нас вполне приличные намерения, хотя не худо было бы на всякий случай все же узнать, какие именно.

Солдаты у входа в крепость отдали им честь. Пройдя через узкий, вытянутый внутренний двор, немцы в сопровождении капитана поднялись по лестнице, идущей вдоль внешней стороны стены, вошли в здание. Здесь капитан подвел их к открытой двери, за которой была небольшая комната. Подобная комната, на военном жаргоне, «цыганка», есть почти в каждом гарнизоне в Южной Америке, предназначена она для приема важных гостей, поэтому обставлена с претензией на роскошь, правда, как правило, довольно неуклюжей претензией, но все же на фоне казарменного быта выглядит даже уютно. У порога «цыганки» старший лейтенант почтительно распрощался с «полковником». А капитан сказал:

— Господин майор, комендант крепости, сегодня находится в Паране [26], так что обязанности коменданта временно исполняет ваш покорный слуга. Что прикажете, господин полковник? Ой, прошу прощения, господин доктор?

— Приказов не будет, но у меня есть одна небольшая просьба к вам: не могли бы вы узнать: где остановился иербатеро, которого называют «Отец-Ягуар», прибывший в Санта-Фе вчера или позавчера?

— А он прибыл сюда по морю?

— Да, из Буэнос-Айреса.

— Узнать это не составит большого труда. Надеюсь, что смогу доложить вам об этом иербатеро уже через полчаса.

И он вышел, а в комнату вошел унтер-офицер с подносом в руках. На подносе были мясо, фрукты и бутылка бордо, популярного на берегах Ла-Платы, как ни одно другое вино на свете. Все это унтер-офицер быстро и услужливо расставил на небольшом столике.

— Должен признать, герр доктор, — философски заметил Фриц Кизеветтер, — аргентинские офицеры кое-что смыслят в радостях жизни.

И наполнил до краев бокалы. После чего оба «гаучо» с аппетитом поели, не забывая отдавать должное вину. Глядя на эту трапезу, унтер-офицер, прислуживавший им как официант, стал сильно подозревать, что второй маленький человек, принимавший все услуги как должное, конечно же, вовсе никакой не слуга, а тоже какой-то важный военный чин, только еще более, чем полковник, засекретившийся, из чего он сделал вывод, что очередной военный переворот в стране произойдет уже совсем скоро.

Как только «гаучо» дали понять, что они до предела насытились, унтер-офицер все так же ловко и быстро собрал приборы и тарелки со столика и спросил, не желают ли гости выкурить по сигарете. Гости были не прочь покурить, и унтер-офицер удалился за сигаретами. Как только немцы остались одни, доктор сказал Фрицу, наклонившись совсем низко над столом, чтобы из-за открытой двери никто случайно их не услышал:

— Здесь все же что-то не так. Я занимаюсь чистой наукой, а они почему-то присвоили мне звание полковника. С какой такой стати, интересно…

— С такой же, с какой собака делает стойку на задних лапах, выпрашивая у хозяина кусочек колбасы. Им что-то нужно или же они как-то зависят от этого полковника Глотино, за которого приняли вас, хозяин. Но лучше всего не думать об этом вовсе! Да по мне пусть хоть в генералы произведут, если при этом будут кормить нас так же вкусно, как сегодня. Не знаю, как вы, а я, со своей стороны, возражать не стану.

— Но, Фриц, а не кажется ли тебе, что нас просто принимают за других людей?

— А даже если и так? С нашей-то стороны никакого умысла по этой части не было, следовательно, мы нисколько не виноваты в том, что у них такая скверная память на лица и они способны принять одного человека за другого.

— Ну как ты не поймешь: это их заблуждение, по-латыни «эррор», может, в конце концов, поставить нас в весьма затруднительное положение.

— Выпутаемся как-нибудь.

— Но последствия, почему ты не думаешь о том, каковы могут быть последствия? Фриц, Фриц, мне кажется, ты не чужд слабости, которую древние римляне называли «левитас».

— Хм. Может, и не чужд, у меня вообще много слабостей… Только что это слово означает по-немецки?

— Легкомыслие.

— Герр доктор, я готов поспорить с вами на этот счет.

— Что ж! Я готов принять твои возражения.

— Разве древние римляне отказывались от вкусной еды, когда бывали голодны?

— Нет. То есть, может быть, и было среди них немного таких чудаков, но вообще они любили хорошо поесть.

— Ага! Вот что, оказывается, роднит Фрица Кизеветтера с древними римлянами! А раз у нас так много общего, меня нельзя назвать легкомысленным.

Приемами демагогии Фриц владел виртуозно. Доктор на секунду задумался, в чем именно состоит неверность этого «постулата», но не успел ничего возразить. Вошел капитан и доложил:

— Отец-Ягуар прибыл в Санта-Фе вчера после полудня. С ним были двадцать три мужчины и один юноша. Все они уже отбыли в лагуну Поронгос.

— На лошадях?

— Да.

— Спасибо за эти очень ценные для меня сведения. Я должен непременно догнать Отца-Ягуара. Вы поможете нам раздобыть лошадей?

— Разумеется, господин полковник! Сколько именно лошадей вам нужно?

— Четыре — две ездовых, две вьючных.

— Купить их или взять из конюшни в гарнизоне крепости?

— Лучше купите. Гарнизонные лошади прошли определенную выучку, а я — наездник начинающий, будет лучше, если мы с лошадью окажемся одинаково неумелыми.

— Хорошо, — сказал офицер и улыбнулся, давая понять, что по достоинству оценил шутку полковника, известного, кроме всего прочего, и своим великолепным умением держаться на лошади. — Когда прикажете подать лошадей?

— Через час!

Капитан удалился. Зато тут же вновь появился унтер-офицер с сигаретами. Доктор Моргенштерн, начиная, кажется, понемногу входить в роль «полковника», обратился к нему на это раз с вальяжностью, подобающей образу, в котором он невольно оказался:

— Любезнейший, а нельзя ли доставить сюда мой багаж, оставшийся на пароходе? Надеюсь, это не слишком затруднит вас. Там, в нашем багаже, находится набор, по-латыни «сарцина», инструментов и связка книг, обернутая куском кожи, именуемая по-латыни «фасцис».

— Будет доставлено немедленно! — выкрикнул громко, как на плацу, унтер-офицер, развернулся на каблуках и вышел строевым шагом.

Прошло еще четверть часа. Появился капитан и доложил, что лошади готовы.

— Сколько они стоили? — поинтересовался доктор.

— Нисколько, господин полковник, — ответил капитан и опять улыбнулся: полковник продолжал шутить.

— Но я все же предпочел бы заплатить за них.

— С зоологов здесь денег брать не принято, — сострил, стараясь попасть в тон шутке старшего по званию, капитан.

— Но почему? — искренне изумился приват-доцент.

— Таков уж обычай здешних мест, ничего не поделаешь.

— Поразительно! Эта страна была колонизирована испанцами, перенявшими обычаи, а вместе с ними и многое другое из культурного наследия древних римлян. Но никогда, ни единого раза я не встречал в литературе примеров того, чтобы римляне безвозмездно предоставляли лошадей ученым, в частности, зоологам. Надо обязательно заняться более глубоким изучением этого вопроса. Судя по тому, как легко вам предоставили лошадей для никому здесь не известного ученого из далекой чужой страны, этот обычай в его культурно-историческом аспекте имеет огромное значение в современном быту. Не менее удивительно и то, что обычай этот прижился именно в Аргентине — ведь во многих отношениях эта страна очень закрыта для чужеродного влияния. Особенно в том, что касается сохранения останков древних живых существ, но это, надо сказать, к счастью для науки. Под этими существами я, кстати, в данном случае имею в виду не только мастодонтов и мегатериев, но и человека третичного периода. Уважаемый господин капитан, скажите, а не приходилось ли вам когда-нибудь прежде встречать в пампе, ну если не кости человека третичного периода, то хотя бы следы его стоянок?

— Третичного периода? Стоянок? — ошарашенно переспросил капитан. — Может быть, господин полковник будет настолько любезен, что разъяснит мне, кого именно он подразумевает под человеком третичного периода?

— О, простите мне, капитан, мою забывчивость, ради Бога! Я как-то все время упускаю из виду, что большинство людей ничего не знает о древней истории Земли. Поясню поэтому кое-что специально для вас вкратце. Уже довольно давно в пластах земной коры древнего происхождения были найдены доказательства того, что доисторический человек был знаком с огнем и пользовался каменными орудиями труда. Потом обнаружили три хорошо сохранившихся человеческих скелета. Можно смело утверждать, что эти люди жили именно в третичный период, поскольку их позвоночник состоит из тринадцати позвонков, в то время как у «гомо сапиенс», человека разумного, то есть у нас с вами, их только двенадцать. А через несколько десятков тысячелетий у человека может оказаться еще меньше позвонков, что, кстати, лично меня нисколько не удивит.

— А из этого следует, — вставил свое слово Фриц солидно, — что еще позднее бедняга человек может и вовсе лишиться всех своих костей. Безвозвратно. Какая будет утрата!

— А ты знаешь, я не стал бы отрицать право подобной гипотезы на существование, — поддержал его доктор, не раскусивший лукавства своего слуги. — Изменения в образе жизни человека идут поистине страшными темпами, иногда скачкообразно. Мы пока не улавливаем этой закономерности, потому не можем представить себе в полной мере, какие последствия может вызвать этот процесс. В доказательство права этой гипотезы на существование могу привести в качестве примера строение коренных зубов пещерного медведя. Вы видели их когда-нибудь, мой друг? — обратился вдруг ученый к капитану, начисто забыв во время своей краткой популярной лекции, где находится и с кем разговаривает.

— Нет, мне не приходилось видеть зубы медведя, — ответил после некоторого замешательства вконец растерявшийся капитан.

— Эти зубы, а особенно коренные, по-своему…

И тут доктор вынужден был прерваться. Вошли солдаты, которые внесли его багаж. Он быстро развязал тюк с книгами, проверил, все ли они на месте. Капитан взял одну из книг и начал рассеянно ее перелистывать. Ученый труд, который он держал в руках, назывался «Древние формы жизни в пампе». На форзаце книги было каллиграфически выведено: «Доктор Моргенштерн. Ютербогк». Заинтригованный капитан открыл вторую книгу уже специально на форзаце, увидев ту же надпись, оживился. Схватил и раскрыл на форзаце третью, четвертую, пятую книгу… Сомнений не оставалось: все эти книги были узко специального назначения, и они могли принадлежать только одному человеку, а именно тому, кто только что продемонстрировал свою ученость, кто сам просил называть его именем, обозначенным на книгах, и кого он считал до этой минуты полковником Глотино. Капитан почувствовал, как внутри у него все похолодело. Он спросил:

— Как вас по имени, сеньор… зоолог?

— Доктор Моргенштерн из Ютербогка.

— И это… ваше подлинное имя? — Капитан сглотнул слюну от волнения.

— Разумеется.

— И вы можете это доказать?

— Нет ничего легче. Я покажу вам свой паспорт.

— На стол его! Немедленно! — заорал капитан. У него сдали нервы. Трясущимися руками он взял паспорт доктора, внимательно изучил его и отшвырнул с презрением. Куда только подевалась его недавняя несколько приторная любезность — теперь он больше всего напоминал игрока, сделавшего крупную ставку в рискованной игре, но проигравшегося в пух и прах. — Какая наглость! Но и какое сходство! Просто невероятно! Мошенники! — Он уже почти вопил, как базарная торговка.

— Мошенники? Это вы про нас-то? Сеньор, не соблаговолите вы в таком случае объяснить, на каком основании вы делаете это заявление? Мне кажется, что никаких оснований, «инанитер», как сказали бы древние римляне, у вас на это все-таки нет!

— Послушайте вы, как вас там, лучше оставьте меня в покое с вашими римлянами. Не понимаю, какое вы вообще имеете к ним отношение, если у вас в паспорте черным по белому написано, что вы немец! И как вы посмели выдавать себя за полковника Глотино, родственника самого генерала Митре?

— Как я посмел выдавать себя за полковника? — От возмущения доктор Моргенштерн даже подскочил на месте. — Нет, это я должен вас спросить: как это вы посмели обвинять подданного Германии во лжи без всякого к тому повода? Если вы приняли меня за кого-то другого, то это — ваша ошибка, а я тут ни при чем.

— Да замолчите же вы наконец! Я имею полное право арестовать вас!

— Охотно верю, что сделать это вы сможете, но оправдаться потом за свою глупость — вряд ли. Немца нельзя брать под стражу просто так, потому, что кому-то он, видите ли, показался несимпатичным. За это вам придется ответить по всей строгости закона!

— Ваши претензии смешны и неуместны! Я вас поил-кормил, мои люди достали для вас лошадей, а теперь выясняется, что вы — всего-навсего какой-то гринго, немецкий книжный червь, которого черт случайно занес в Санта-Фе!

Доктор Моргенштерн густо, как мальчишка, уличенный в мелкой краже, покраснел, но от ответного выпада на этот раз воздержался. И тогда в разговор вмешался Фриц, уже давно порывавшийся сделать это.

— Советую вам, сеньор, быть поаккуратнее в выражениях, иначе вам придется выслушать обстоятельное и, я полагаю, утомительное для вас объяснение, как следует держать себя с известным немецким ученым, которого вы походя назвали «гринго» и «книжным червем». А пока я скажу только, что он не из тех людей, которые живут — только небо коптят!

— Это вы кого имеете в виду? — вскипел лейтенант, явно принявший последний пассаж Фрица на свой счет.

— Кого я имею в виду, того и имею. Но если вам показалось, что эти слова относятся к вам, то разубеждать вас не буду. Я хочу сказать о другом: меня удивляет, как это вы, капитан, опускаетесь до того, что унижаете собственное офицерское достоинство какими-то мелочными претензиями относительно того, что мы тут у вас съели и выпили. Неужели вы думаете, что мы не в состоянии оплатить счет за ваше угощение? А лошадей вы можете вернуть, мы купим себе других. Итак, будьте любезны, сеньор капитан, назовите мне, пожалуйста, сумму, которая причитается с нас за обед. Кстати, имейте в виду: с вином вас, мягко говоря, надули — это не бордо, это бурда какая-то! Уж не знаю, из чего ваши местные умельцы ее варганят, но она ужасна и с настоящим благородным бордо ничего общего не имеет.

Фриц достал из кармана кошелек и начал, намеренно не торопясь, с демонстративной тщательностью пересчитывать деньги, которые были в нем. Капитан побледнел, на скулах его заходили желваки. Его душила ярость.

— Что? Ты, видно, сильно не в себе, малый, если думаешь, что я приму деньги от какого-то ничтожного лакея! — Капитан опять орал самым вульгарным образом.

— Это кто это тут ничтожный лакей? — не давал ему спуску Фриц. — Ах, это вы ко мне так обращаетесь? Извините, сеньор, не по адресу! Меня зовут Фриц Кизеветтер, и я — да будет вам известно, пруссак. Неужели вам никогда никто не объяснял, что для того, чтобы перейти с пруссаком на «ты», сначала нужно выпить с ним на брудершафт. Но у меня, знаете, почему-то не возникает желания пить с вами на брудершафт, так что, будьте настолько любезны, перестаньте мне «тыкать», сеньор капитан!

— Скажите, какая важная персона нашлась! Да вот я сейчас возьму и прикажу своим солдатам взгреть тебя так, чтобы еще целый год твоя спина отливала синевой. И будь уверен, они это сделают!

— Да только попробуйте! Я — подданный короля Пруссии. Его влияние простирается достаточно далеко для того, чтобы найти вас где угодно и примерно наказать за недостаточно уважительное отношение ко мне.

Но эти слова только подлили масла в огонь. Офицер распахнул дверь и выкрикнул в коридор:

— Эй кто-нибудь, идите сюда! Возьмите этого негодяя за шкирку и выкиньте его отсюда. Не миндальничайте с ним. Чем больше синяков он получит, тем лучше!

Солдаты переглянулись между собой. Они ничего не понимали. Всего какой-то час назад на их глазах капитан вел себя заискивающе с этими странными маленькими гаучо, что называется, смотрел им в рот, и вдруг такая перемена… Воспользовавшись их замешательством, Фриц быстро выхватил из-за пояса револьвер и, проведя его дулом широкую дугу в воздухе, сказал:

— Не беспокойтесь понапрасну, высокочтимые сеньоры, я хоть и люблю, когда со мной обращаются вежливо, но не до такой же степени! Меня не надо сопровождать. Фриц Кизеветтер привык обходиться без почетного эскорта. — Повернувшись к солдатам спиной, он спокойно продолжил, обращаясь уже к своему хозяину: — Пойдемте отсюда, герр доктор. — И взвалил себе на плечи тюк с инструментами.

Казалось невероятным, как такой маленький человек мог поднять такую тяжесть. Солдаты невольно почувствовали уважение к нему и расступились. Но капитан прикрикнул на них:

— Вы что, олухи небесные? Вам же было приказано вытолкать его отсюда! А во дворе арестуйте его!

На этот раз солдаты послушались своего командира. А тот с торжествующим видом повернулся к доктору и заговорил со злой иронией в голосе:

— Ну как, сеньор, теперь, я надеюсь, вы убедились, что с аргентинским офицером всякие мошеннические фокусы даром не проходят? Мне, знаете, что еще сейчас очень интересно: а что вы станете делать, если я прикажу арестовать и вас тоже?

Доктор Моргенштерн ответил ему с олимпийским спокойствием:

— Обращусь через посла моего монарха к вашему президенту, и тогда под арест пойдете уже вы, а не я. Но ничего, слишком сильно по этому поводу не огорчайтесь — ведь в результате полученного урока вы, наконец, научитесь хорошим манерам.

— А вам не кажется, сеньор зоолог, что вы слишком много себе позволяете? — с тихим бешенством произнес капитан.

— Не кажется. Я позволяю себе ровно столько, сколько требуют от меня обстоятельства и позволяет мне мое положение.

— Насчет вашего положения вы определенно заблуждаетесь. В таком случае я должен просветить вас на сей счет: положение ваше сейчас, прямо скажем, очень незавидно.

— А ваше еще менее того. Офицер, арестовывающий человека, к которому еще совсем недавно он обращался «господин полковник», по-моему, должен опасаться со стороны своего начальства упреков в потере бдительности, что, насколько мне известно, в армии любой страны считается позором, если не преступлением.

На последнем слове он сделал первый шаг и, уже не глядя на капитана, вернее, глядя перед собой так, словно в комнате, кроме него самого, вообще никого не было, двинулся к двери. Со двора доносились шум и крики. С верхних ступеней наружной лестницы ученый сразу увидел клубок из человеческих тел во дворе крепости, в центре которого, словно ядро, вращалось тело его слуги в красном пончо. Доктор бросился ему на помощь, но еще раньше Фриц как-то изловчился и вытащил из-за своего пояса револьвер и навел его на солдат. Они отступили на пару шагов, но окружили его кольцом. Маленький и юркий, немец, вращаясь вокруг собственной оси, не опускал револьвера… Но еще секунда, две, три, и кто-то из солдат обязательно подловит тот краткий миг, когда Фрица можно будет сбить с ног. Но тут он сам предоставил им такой шанс — неожиданно споткнулся и упал… И сразу образовалась куча мала. Моргенштерн, не раздумывая, снял ружье со своего плеча и ударил одного из солдат прикладом по голове. Тот повалился на землю с остекленевшими глазами.

— Быстро все назад! — прокричал доктор. — Я — полковник Глотино. Капитану плохо. Приказываю вам: немедленно окажите ему помощь и приведите к нему врача!

Хитрость сработала. Солдаты бросились кто за врачом, кто «на помощь» капитану, не забыв, однако, на прощание дать Фрицу несколько тумаков. Пошатываясь и морщась от боли, он медленно встал на ноги и сказал:

— И это, называется, воины! Тридцать на одного, да у меня еще и такой большой тюк за спиной был!

— Они тебя не покалечили? — с беспокойством спросил ученый, как только они вышли за ворота крепости.

— Не знаю… Но руки-ноги вроде бы двигаются… Ох, ну и мужланы! Представляете: я им спокойно говорю: «Пропустите, а то буду стрелять», а они меня взяли и вышвырнули на эту железную лестницу, будь она неладна. Все ее ступеньки ребрами пересчитал. Черт! Даже искры из глаз посыпались…

— Хорошо еще, что обошлось только этим. Надо признать, мы сами отчасти виноваты во всем, что тут случилось. Ну разве это не глупость — выступать в чужой роли? Ну ладно, сделанного уже не исправишь, а что нам дальше делать, как думаешь? Ты можешь что-нибудь предложить?

— Пойдемте в какой-нибудь отель. Там отдохнем, а заодно и обдумаем, что нам делать дальше.

— А разве в этом городке есть отели?

— Очень может быть. В Аргентине полно, знаете ли, отелей всяких сортов. Правда, в здешних комфорт, я думаю, такой, знаете… как бы это поточнее выразиться, а вот: доисторический…

Доктор Моргенштерн улыбнулся. Фриц же продолжил свою остроту:

— Не исключено, что мы там что-нибудь и раскопаем.

И они действительно очень скоро совсем недалеко от крепости наткнулись на неказистый домишко, на котором, однако, гордо красовалась вывеска с надписью: «Гостиница для приезжих». Дом словно врос в землю: низкая, широкая дверь вела в полуподвальное помещение без окон, на месте которых были лишь две заложенные кирпичом оконные ниши. Из-за глухого забора за домом доносились лошадиное ржание и перестук копыт.

— Знаешь, Фриц, — задумчиво сказал ученый, — что-то мне не особенно нравится этот отель, по-моему, он больше похож на какой-то подозрительный притон или, в лучшем случае, ночлежку для бродяг.

— Это так, — согласился Фриц, — но разве вам не кажется, что здесь очень многие дома напоминают притоны?

— Что ж, ты прав, пожалуй, а раз так, рискнем!

И они вошли в дом. Внутри него была всего одна плохо освещенная комната. Столов и стульев в ней видно не было. На полу лежали соломенные маты. Кое-где стояли низкие скамеечки. На одной из таких скамеечек сидел хозяин гостиницы, чрезвычайно худой и грязный человек неопределенного возраста, по виду настоящий разбойник с большой дороги. Однако он довольно любезным тоном осведомился о том, чего желают сеньоры. Фриц, опустив свой тюк на глинобитный пол, сказал:

— Нам нужны четыре лошади, две верховых и две вьючных.

— Вы хотите взять их в аренду?

— Нет, купить.

— А куда направляются сеньоры?

— В Гран-Чако. Далее — на Тукуман, а может, и еще дальше.

— У меня есть прекрасные лошади на продажу. Будьте добры, подойдите сюда! — И он жестом пригласил немцев к двери, ведущей во двор.

— Сеньоры! — раздалось вдруг у них за спиной.

Они обернулись. В одном из углов комнаты с мата поднимался человек, которого они поначалу не заметили, потому, наверное, что он спал.

— Я слышал, вы направляетесь в Гран-Чако, — продолжил незнакомец. — Вы позволите в связи с этим дать мне вам несколько советов?

— Охотно, — ответил приват-доцент, разглядывая неожиданно появившегося доброхота.

Самым забавным было то, что одет он был почти так же, как доктор и его слуга, то есть как гаучо, причем в его одежде красный цвет тоже превалировал над остальными цветами. Только сапоги у него были другого типа — с высокими голенищами и очень прочные, судя по их виду. В остальном же этот человек был полной противоположностью хрупкому, тонкокостному зоологу. Что же касается его лица, то его у него как бы и не было, хорошо разглядеть на нем можно было только нос и глаза. Густая черная борода покрывала сплошь его щеки и подбородок. На голове незнакомца красовалась широкополая шляпа, из-под которой виднелся платок, концы которого свешивались на спину. В общем, он показался доктору не очень симпатичным.

Расправив затекшие после сна на жестком, тонком мате широкие плечи, незнакомец продолжил:

— Откуда вы прибыли, сеньоры?

— Из Буэнос-Айреса.

— Вы аргентинцы?

— Нет, — ответил приват-доцент, — мы иностранцы^ я — зоолог по специальности, а в Гран-Чако направляюсь для того, чтобы заняться там поисками скелетов доисторических животных.

— Вот как! Может, вы имеете в виду мастодонтов?

— Да, я надеюсь найти их останки.

— А останки мегатериев?

— Тоже. Но откуда вам известно о том, что когда-то на Земле существовали такие животные?

— Я в некотором роде ваш коллега, сеньор.

— Вы ученый? — обрадовался доктор. — И может быть, даже зоолог?

— М-м-м. Пожалуй, меня можно назвать отчасти и зоологом, потому что вообще-то я хирург, а человек отчасти — животное, во всяком случае, по строению его скелета. Кстати, мое имя довольно известно в этой стране. Позвольте представиться: доктор Пармесан-Руис-дель-Ибериоде-Сагрунна-и-Кастельгуардь-анте!

— Очень, очень приятно! А я — доктор Моргенштерн из Германии. Моего слугу зовут Фриц Кизеветтер.

— Прекрасные имена — хорошо звучат и легко запоминаются. А мое полное имя такое длинное потому, что я, как вы, наверное, уже догадались, сеньоры — потомок древнего кастильского рода. Скажите, пожалуйста, — продолжил он без всякой связи с предыдущей фразой, — а что вы думаете по поводу ампутации ноги способом, при котором удаляются сначала мягкие ткани, а потом головка бедренной кости из ямки тазобедренного сустава?

— Головка бедренной кости… — стал рыться в своей бездонной памяти Моргенштерн и через минуту обрадованно воскликнул: — «Ос феморис» вы имеете в виду, не так ли? А таз по-латыни будет «пельвис»! Но я все же не совсем понимаю вас, коллега… Что случилось с этим человеком, которому вы хотите ампутировать ногу? Он что, тяжело ранен или травмирован? Или у него уже началась гангрена?

— С человеком все в порядке, и обе ноги у него вполне здоровы.

— Тогда позвольте мне еще раз спросить вас: а зачем, собственно, нужно отнимать у него ногу, в таком случае? — продолжал недоумевать совершенно ничего не понимавший доктор Моргенштерн.

— Что за вопрос, коллега! Да я же имею в виду вовсе не какого-то конкретного человека, а некий, так сказать, абстрактный индивидуум. С абстрактным человеком может произойти все, что угодно, и, кстати, случай, который я подразумевал, вполне вероятен. Так как вы думаете: я обладаю для проведения этой операции необходимым мастерством?

— Я даже уверен в этом, сеньор, несмотря на то, что еще не видел вас в деле. Но я, честно говоря, вздохнул с большим облегчением, когда узнал, что вы имеете в виду абстрактного, а не конкретного человека, потому что сначала мне показалось, что вы хотите, чтобы я ассистировал вам в процессе ампутации ноги у несчастного.

— В этом нет никакой необходимости. Я умею ампутировать любые конечности так быстро, что пациенты не успевают даже опомниться.

Произнося последние слова, он начал так активно жестикулировать, имитируя технику ампутации, что доктор Моргенштерн невольно в испуге отшатнулся и пробормотал не совсем уверенно:

— Я здоров… У меня ничего не болит… Мне не требуется ампутация ни ног, ни рук.

— Жаль, жаль. Очень жаль, что вы не ранены и у вас нет ни единого перелома. Вы. без сомнения, получили бы большое удовольствие от знакомства с искусством, с которым я умею освобождать человека от любой части его тела, когда она становится непригодной для дальнейшей эксплуатации. Инструменты всегда при мне. Значит, по поводу моего метода ампутации ноги вы ничего не можете сказать? Ну ладно. Но может быть, у вас есть какие-то мысли по поводу методов удаления плечевого сустава? Вам приходилось когда-нибудь присутствовать при подобной операции?

Приват-доцент почувствовал, что ему становится дурно, но через силу все-таки ответил:

— Нет. И я хочу заверить вас, что оба моих плеча, так же как и я сам, не нуждаются в хирургическом вмешательстве.

— Я разочарован и огорчен, коллега. Хотя вы и ученый, но, оказывается, не способны пожертвовать собой во имя науки.

— Сеньор, я нисколько не сомневаюсь, что вам блестяще удаются любые операции, но, к сожалению, я не располагаю временем для продолжения беседы на эту интереснейшую медицинскую тему. Мне еще требуется найти сильных и выносливых лошадей для длительного и трудного путешествия в горах, и если я не подберу их из тех животных, что предлагает нам хозяин этой гостиницы, вынужден буду немедленно отправиться на поиски лошадей куда-нибудь еще…

— Вам очень повезло, — перебил его хирург, — что вы встретили здесь меня. Я помогу вам найти отличных лошадей. Мне и самому сейчас тоже нужна крепкая лошадка, так что наши интересы на сегодня все-таки совпадают, хотя, к сожалению, и не во взглядах на хирургию.

— И у кого же в Санта-Фе вы собираетесь купить лошадей?

— Не в самом Санта-Фе, здесь хороших лошадей, или, скажем так, настолько хороших, чтобы устроили вас, нет. Но совсем недалеко от города, примерно в получасе ходьбы, есть одна небольшая эстансия [27], на которой водятся отличные лошадки.

Доктор Моргенштерн опустил глаза на свои специфические «сапоги» и сказал:

— Нет, так далеко идти пешком нам будет очень тяжело. А как еще можно туда попасть?

— А мы поедем верхом. Возьмем у хозяина гостиницы четырех лошадей на время и еще попросим, чтобы он предоставил нам в сопровождение одного своего слугу, который потом и приведет лошадей обратно.

— Так поехали сейчас же в это поместье.

— Подождите! К чему такая спешка? Покупкой лошадей мы вполне можем заняться завтра с утра. Дело в том, что самого эстансьеро сейчас нет в поместье, он отъехал ненадолго по делам и вернется домой, как мне известно, только сегодня к вечеру.

— Ну тогда я поищу лошадей в другом месте.

— Но скелеты ваших любимых мастодонтов и мегатериев никуда не сбегут за один день, раз уж до сих пор преспокойно пролежали непотревоженными в земле.

— Дело не в этом. Мне нужно поскорее добраться до лагуны Поронгос, где в данный момент находится одна экспедиция, в которой я тоже хочу участвовать.

Хирург насторожился.

— Это какую же, интересно знать, экспедицию вы имеете в виду? Постойте, постойте… Уж не экспедицию ли Отца-Ягуара с его спутниками?

— Его, — удивился в свою очередь доктор Моргенштерн. — А вы знаете этого замечательного человека?

— Еще бы! Как самого себя! И вхожу в ту компанию, которую он собрал на этот раз. Мы все должны были встретиться здесь, в Санта-Фе, но мне пришлось немного задержаться в Пуэрто-Антонио, и я, к сожалению, опоздал — они уже уехали отсюда.

Доктор Моргенштерн, начавший уже немного побаиваться не в меру экспансивного врача, теперь обрадовался такому совпадению и спросил:

— Вы надеетесь догнать экспедицию Отца-Ягуара?

— А что тут сложного? Я же хорошо знаю маршрут, которым они собираются следовать.

— О! В таком случае, не возьмете ли вы и нас с моим слугой в компанию?

— Присоединяйтесь, пожалуйста, сеньор. Вы, кажется, только что посетовали на то, что никогда еще не видели меня в деле? Я рад за вас: теперь такая возможность у вас будет. Наш путь пройдет по диким и глухим местам, где хозяйничают воинственные индейцы, которые любят нападать исподтишка, и уж тогда наверняка не обойдется без того, чтобы кому-нибудь не пришлось бы ампутировать руку или ногу.

Приват-доцент снова внутренне непроизвольно содрогнулся при этих словах, которые, несомненно, расценил бы как циничные, не будь они произнесены столь простодушно-хвастливым тоном.

— Хорошо, я тоже очень этому рад, — ответил он хирургу. — Мы, пожалуй, подождем с покупкой лошадей до завтра. Но что мы будем делать до этого? И где остановимся?

— Ну где же, как не в самом поместье? Уверяю вас, там вам очень понравится: нас радушно встретят, отлично накормят, напоят и угостят неплохими сигаретами.

— Все это прекрасно, но я не курю, сеньор.

— Как! Неужели совсем не курите? Ну так знайте, что в этих местах вы — просто какая-то белая ворона. Во всяком случае, в отношении курения. Здесь курят все, независимо от возраста и пола, — мужчины, женщины, старики, старухи, дети и даже, кажется, младенцы в люльках. А можно узнать, почему вы, сеньор, не курите?

— Потому что опасаюсь никотинового отравления организма.

— Тогда у вас должна быть какая-то другая слабость. Ага, я догадался: вы, наверное, гурман, не жалеете денег для услады желудка. А я не могу без курева, привык. Оно успокаивает мои нервы, помогает восстанавливать силы, когда я устаю, вдохновляет, когда я никак не могу на что-то решиться. — И со свойственной хирургу импульсивностью он тут же перескочил на другую тему: — У вас есть еще какие-нибудь дела в Санта-Фе, кроме покупки лошадей?

— Есть, к сожалению, — со вздохом ответил ученый. И рассказал хирургу вкратце о своих злоключениях в крепости, попросив дать ему немного времени, чтобы выручить книги, оставшиеся там.

— О книгах можете не беспокоиться, — успокоил его доктор Пармесан. — Я доставлю их вам.

— Как? Вы? Вы лично?

— А почему бы и нет? Если, конечно, вы заплатите мне за это, ну, скажем… два бумажных талера. Вы можете не сомневаться, дело выгорит, большинство солдат и офицеров в крепости — мои большие приятели.

В который уже раз этот странный человек поражал доктора Моргенштерна до глубины его существа. «Ничего себе аристократ, потомок древнего рода гордых кастильцев! — подумал приват-доцент, когда получивший „добро“ на сделку бородач удалился в сторону крепости. — За какие-то два несчастных талера не гнушается предлагать свои услуги в качестве посыльного, как какой-нибудь прощелыга. Конечно, каждый человек имеет определенное право на свои причуды, и у кого, положа руку на сердце, их нет, но чтобы так чудить… «

Хирург действительно очень скоро появился в гостинице со связкой книг. А выполнив свое обещание, тут же исчез снова, чтобы купить табаку для изготовления самодельных сигарет.

Хозяин гостиницы охотно за скромную плату предоставил в распоряжение трех «гаучо» лошадей и одного из своих слуг, и вскоре четверка всадников выехала в сторону эстансии, на которой «водились замечательные лошадки». И вновь, в который уже раз за сегодняшний день, хирург поразил приват-доцента. На всем протяжении улиц городка дети, едва завидев черную бороду дона Пармесана, тут же бросались врассыпную с криками: «Отрезатель мяса! Отрезатель мяса едет! Бегите все, а то он вам что-нибудь ампутирует!» В любых странах дети ведут себя подобным образом при приближении городского сумасшедшего: и ругаются, и одновременно дразнят его. Но эти выкрики на хирурга действовали почему-то так же, как крики «Браво!» на тщеславного тореадора. Он высоко задрал свой бородатый подбородок и, весь исполненный чувства собственного достоинства, сказал доктору Моргенштерну многозначительно:

— Слышите, сеньор? Вот оно, подтверждение моей широкой известности в этой стране. Народ знает своих лучших людей.

Хотя относительно того, что такое настоящая слава, у доктора Пармесана были более чем своеобразные понятия, но что касается особого пристрастия местных жителей к табаку, то тут он нисколько не преувеличивал. В пампе на самом деле редко встретишь человека без сигареты в углу рта, если только он в этот момент не несется во весь опор на лошади, ест или спит, — кажется, только в этих и еще всего нескольких жизненных ситуациях сигарета исключается, а в остальных она неизменно украшает собой лицо жителя пампы. Пока добирались до эстансии, доктор Моргенштерн смог вполне в этом убедиться.

Что же касается поместья, то и оно оказалось в точности таким, как говорил о нем хирург, — небольшим, но способным предоставить отличных лошадей хоть для целого кавалерийского эскадрона.

Глава V

НА ЭСТАНСИИ

Каждый, кому приходилось когда-нибудь путешествовать по аргентинской пампе, или кампо, как еще называют эти бескрайние травянистые равнины, плавно перетекающие одна в другую, хорошо знает, что там встречаются три основных разновидности усадьб, поместий, имений, хозяйств — можно называть их по-разному, в зависимости от того, какую конкретную роль выполняет данный островок жизнедеятельности человека в этих полудиких местах.

Итак, вид первый — так называемое ранчо. Я говорю «так называемое», потому что любой житель Северной Америки расхохотался бы во все горло при виде этих «ранчо», под этим словом он привык подразумевать нечто гораздо более добротное и основательное, хотя и совсем не обязательно богатое. В Аргентине же «ранчо» именуют небольшие хижины, крытые соломой или камышом. Очень часто стены этих домишек на несколько футов уходят в землю. Их обитатели слышали, конечно, кое-что о том, что в городах многие люди пользуются разной мебелью, но сами привыкли во всех случаях жизни обходиться маленькими скамеечками и гамаками. Свои нехитрые трапезы они готовят на очаге, выложенном из глины, потому что камни в пампе — большая редкость. Этому очагу не требуется никакого дымохода, его роль с успехом выполняют отверстия в стенах. Дыра побольше, начинающаяся от пола, — это вход, дыры поменьше и начинающиеся повыше — что-то вроде окон. Я говорю «вроде», потому что ни стекол, ни рам эти окна не имеют, разве что кто-нибудь приспособит промасленный лист бумаги вместо стекла, но такое здесь редко увидишь, подобные вещи в пампе расцениваются как глупое и ненужное излишество. Убогие жилища для бедных людей…

Самые бедные в пампе, а одновременно и самые большие ее труженики, — конечно, гаучо. Это слово попало в испанский язык из языка индейцев и произносится оно в Аргентине, вообще говоря, несколько по-иному, чем мы обычно это делаем, через небольшую паузу, вот так: «гау-чо», с точки зрения правильности, так его надо бы и писать, но, как известно, слова порой живут по своим собственным законам, особенно при переходе из одного языка в другой. Приходится этим законам следовать. Итак, пишем без всяких пауз «гаучо», и все.

Аргентинские гаучо, как правило, метисы и чрезвычайно гордятся своим происхождением от сыновей далекой Испании, несмотря на то, что их затерявшиеся в глубине веков европейские предки, некогда полюбившие прекрасных индеанок, не оставили своим южноамериканским потомкам ничего, часто даже собственного имени. Кроме несколько гипертрофированного чувства собственного достоинства, гаучо унаследовали от своих испанских предков, пожалуй, еще одно свойство человеческой натуры, — необыкновенное, неукротимое свободолюбие. Эти два качества, соприкоснувшись друг с другом, создали в условиях крайней бедности характер независимый и вспыльчивый. Я имею в виду, конечно, его, так сказать, типические черты, свойственные одному человеку в большей степени, другому — в меньшей. Но, так или иначе, а все гаучо — очень гордые люди, именуют и себя и друг друга «кабальеро» [28], сами очень вежливы и невежливости по отношению к себе не выносят и не прощают. Тут стоит заметить, что в данном случае под вежливостью понимается не совсем, конечно, то же самое, что в Европе, но главное, что стоит усвоить, на всякий случай, — никогда не стоит с гаучо вести себя хотя бы в чем-то вызывающе. Самый распоследний оборванец, если он гаучо, обращается к другому не иначе, как «ваша милость», запросто вставляет в свою речь разные изысканные по форме словесные обороты, невзирая на недостаток, а то и вовсе отсутствие образования. Парадокс, но это так. Те из европейцев, кто вздумает относиться к этим людям «по одежке», совершат огромную ошибку. Если вы тоже придерживаетесь этого ошибочного правила при знакомстве с новыми людьми, то рискуете, как минимум, услышать какую-нибудь грубость в свой адрес, к которой гаучо переходят от рафинированной вежливости так же легко и не раздумывая, как дают шпоры своим лошадям. А если уж гаучо, разгневавшись, перешел с вами на язык проклятий, то, учтите, тут и до удара ножом недалеко. Надеюсь, чувство меры не откажет вам в подобной ситуации, если вы, не дай Бог, в ней случайно окажетесь. Помните: остановиться никогда не поздно, и гаучо. вполне может оценить ваше великодушие и готовность прощать.

Если же вы с самого начала знакомства относитесь к этим людям с достаточным уважением и терпимостью, то вполне можете рассчитывать на… — нет, не простую любезность, а на гораздо большее — искреннюю доброжелательность, привязанность и даже, может быть, любовь. Гаучо могут стать вашими самыми верными друзьями на всю жизнь. В качестве примера расскажу одну небольшую историю. Один гаучо, настолько бедный, что у него в доме не было даже ни одной скамеечки, а в качестве стула он использовал лошадиный череп, когда узнал, что у некоего путешественника-иностранца где-то в пампе выпали из кармана часы, и тот страшно огорчен, целый день скакал по округе от одного ранчо к другому и ко всем встречавшимся ему людям обращался с одним и тем же наивным вопросом: не попадались ли кому случайно на глаза часы в траве. Но самое удивительное, что часы он эти все-таки нашел, хотя это было настолько же маловероятно, как и обнаружить пресловутую иголку в не менее одиозном стоге сена. Видно, фортуна все же особо благоволит к людям, чистым душой. Рассеянный европеец тем временем уже махнул рукой на свою пропажу и почти совсем забыл о ней. Он был уже довольно далеко от того места, где обнаружил пропажу часов, и гаучо скакал целых два дня, чтобы догнать его. Когда же растроганный до глубины души путешественник попытался предложить этому бедняку денежное вознаграждение, тот, не произнеся в ответ ни слова, тут же резко развернулся и умчался обратно в пампу… Вот такая красивая и трогательная история.

С детства ездящие верхом, гаучо — искусные и неутомимые наездники. В этом они равны таким признанным всеми мастерами верховой езды, как вестмены и индейцы Северной Америки. Гаучо чаще всего можно найти в двух местах — или дома, или в седле, причем мальчика в седле можно искать лет так, примерно, с двух. А в более старшем возрасте девочки, выросшие на ранчо, очень часто не уступают своим сверстникам в умении держаться на лошади. Женщины пампы скачут так же залихватски, как и их мужья, сидя в седле на мужской манер. Нередко можно видеть, как семейная пара садится на одну лошадь вместе, но спинами друг к другу, лицо женщины при этом обращено назад, а сама она держится на лошади без всяких специальных для этого приспособлений. И вот в таком странном, на взгляд европейца, тандеме эти двое умудряются еще и мчаться галопом.

Но кое в чем гаучо заслуживают порицания. Например, они весьма жестоко обращаются со своими лошадьми. Гаучо ничего не стоит водрузить седло на израненную, больную спину лошади, да еще после этого резко дать ей шпоры. Лошадь надолго запоминает эту боль, и она просто безумеет, когда видит гаучо с лассо в руках. Даже еще не осознав, чем именно для нее чревата эта крутящаяся веревка, ясно понимает по угрожающей позе человека, что добра от него не жди. Если в результате яростного сопротивления животного гаучо в конце концов задушит петлей веревки лошадь, он не только ее не пожалеет, но даже из-за того, что его собственные усилия пропали даром, нисколько не огорчится. Табуны в пампе не считаны, и он совершенно равнодушно начнет отлов другой лошади, оставив загубленную на съедение стервятникам. И если вам уже приходилось слышать о том, что пампа просто усеяна лошадиными скелетами, поверьте, это никакое не преувеличение — так оно и есть.

Жизнь однообразная, суровая, монотонная, отдаленность от школ и прочих очагов цивилизации, невозможность при таком образе жизни получить хотя бы элементарное образование, постоянное общение с полудикими животными, конечно, сказываются, на психологии и поведении гаучо. Тонкие материи ему непонятны и недоступны. И это, как я предполагаю, одна из причин того, что в Аргентине постоянно происходят то революции, то мятежи, а если и не происходят, то все равно идет какое-нибудь брожение, зреют заговоры, за которыми непременно следуют новые катаклизмы в жизни общества. Исходный же импульс этого брожения, если глубоко разобраться, — горячность и постоянная готовность гаучо при малейшем намеке на то, что его честь как-то задета, выхватить из-за пояса свой револьвер. И чем чаще это происходит, тем, естественно, быстрее и шире, вплоть до высших слоев общества, распространяется всякого рода нетерпимость к чужому мнению или действию. Вот и получается, что каждая очередная перетряска в правительстве, — не что иное, как вполне логичное завершение цепочки событий, начавшейся с угрожающего размахивания револьвером по любому поводу и вовсе без оного, хотя внешне пастух из пампы и государственный чиновник или армейский офицер вроде бы ничем между собой не связаны.

Однако я, кажется, увлекся. Пора, однако, после столь пространного отступления о своеобразии гаучо как человеческого типа вернуться к нашей классификации поселений в пампе.

Итак, второй их вид — асиенда. Асьендеро — владельцы асиенд — занимаются земледелием и животноводством, изредка держат лошадиные табуны.

Третий вид — эстансия. Эстансьеро не занимаются земледелием совершенно. Их дело — разведение животных, и они — основные работодатели для гаучо. Стада самых богатых эстансьеро насчитывают иногда сотни тысяч голов крупного рогатого скота или лошадей, а также овец.

Круглый год, несмотря ни на какие погодные катаклизмы, эти животные пребывают под открытым небом. Границы между огромными по площади владениями в пампе никак не обозначаются, стада и табуны часто смешиваются. Поэтому все хозяева метят своих животных особым тавром. Изображение, аналогичное тому, что используется в качестве тавра, непременно украшает и ворота на эстансию как своего рода герб хозяина.

Такое изображение красовалось и на воротах эстансии, к которой подъехали наши герои — доктор Моргенштерн, его слуга Фриц, хирург дон Пармесан и слуга хозяина гостиницы из Санта-Фе.

Рядом с домом имелся корраль для животных, а за ним открывалась большая площадка, обсаженная высокими, с мощными стволами кактусами.

Быки и коровы, привыкшие к воле, словно понимают, а может, так оно и есть, что, если их загоняют в корраль, значит, должно произойти нечто из ряда вон выходящее. И, уверившись в этом, они отказываются подчиняться своим пастухам, а самые строптивые даже угрожают им своими рогами. Но на бунтовщиков есть управа — болас [29].

«Болас» называют метательный снаряд, состоящий из трех свинцовых или железных шаров. К каждому из них прикреплен прочный, длинный и в результате специальной обработки эластичный, как шелковая лента, кожаный ремень. Концы всех трех ремней связываются вместе. Гаучо берет один из шаров в левую руку, правой же, предварительно прицелившись, поочередно кидает два других в животное. Два первых шара увлекают за собой тот, что лежит у гаучо в левой руке, а он, уловив этот момент, придает третьему шару дополнительное ускорение и вращательное движение. Ремни закручиваются вокруг ног быка или лошади (а гаучо обычно метят в их задние ноги), и животное падает на землю.

Лошади и быки панически боятся болас, не меньше, чем лассо. Едва завидев эти шары в руках человека, они начинают с ужасающим топотом носиться вокруг яростно что-то орущего человека. Адская круговерть! Но всегда в стаде находится старый, опытный вожак, который предпочтет подчиниться человеку, чем рвать свои жилы. Вожак первым покорно направится в корраль, а за ним, растерянные, но все же повинующиеся стадному чувству, потянутся постепенно и остальные… Ворота корраля захлопываются, гаучо делает небольшой круг победителя.

Наши путешественники попали как раз к началу такого отлова быков. Для немцев все происходящее было чем-то вроде захватывающего циркового представления, и они следили за ним затаив дыхание. Только заперев ворота корраля, гаучо заметили наконец странную компанию. Гаучо, державшийся среди остальных как старший, выехал немного вперед по сравнению с остальными и, смеясь, воскликнул:

— О небо! Вы только посмотрите, кабальерос, кто к нам пожаловал! Сам сеньор мясник! Неужели вы, дон, вознамерились отрезать что-нибудь у нас? Но должен вас огорчить — все мы тут, как на грех, здоровы и бодры. Так что советую вам спрятать ваши инструменты подальше, целее будут!

Доктор Пармесан был задет за живое.

— Ваши шутки неуместны, ибо вы в моем лице имеете дело с истинным кабальеро! — раздраженно ответил он. — Мои предки жили в старинных фамильных замках в Кастилии и прославили наш род победами в сражениях с маврами, тогда как о ваших никто сейчас и не вспомнит. Перед вами дон Пармесан-Руис дель-Иберио-де-Сагрунна-и-Кастельгуардьанте! Запомните хорошенько это имя, ваша милость!

— Хорошо, хорошо, дон Пармесан, уже запомнил. Но я вовсе не желал вас обидеть. Вы же знаете, что на самом деле все мы здесь относимся к вам, как потомку древнего испанского рода, с большим уважением. Ну простите меня великодушно, если я неудачно пошутил!

— То-то же. Ну ладно. Искреннее раскаяние я не могу не принять и прощаю вас, поскольку мне известно, что вы способны по справедливости оценить мое профессиональное мастерство. Вы, конечно, помните, что при операции по трепанации черепа я применяю не круглый инструмент, как все прочие хирурги, а долото. А если речь идет об исцелении от рака, то, я считаю, не стоит терять время на лечение цикутой, наперстянкой и белладонной, а нужно как можно скорее прибегнуть к экстирпации [30]. Скальпель в руки, и…

— Ради Бога, дон Пармесан, давайте поговорим об этом как-нибудь в другой раз! — взмолился гаучо. — Я и мои парни с большим удовольствием поучились бы у вас, да вот беда — у нас здесь нет хирургических скальпелей. Я вижу, на этот раз с вами прибыли еще два благородных сеньора, по отношению к которым было бы с нашей стороны, я думаю, неэтично углубляться в медицинские проблемы. Могу ли я просить вашу милость представить их нам?

— Сеньоры направляются в Гран-Чако, и мы только что познакомились. Они высокообразованные люди, но их имена… словом, они… трудно произносимы…

— Моя фамилия Моргенштерн, а фамилия моего спутника — Кизеветтер, — сказал приват-доцент. — Мы хотели бы купить у вас четырех лошадей и были бы очень рады, если бы вы предоставили нам такие экземпляры этих прекрасных животных, которые древние римляне называли «суперсум» или «реликвии».

— Ну что вы, сеньор, наши животные — отнюдь не реликвии, но эстансьеро, я думаю, охотно продаст вам нескольких лошадей. К большому сожалению, сейчас его нет, но к вечеру он должен вернуться домой. А пока его нет, здесь всем распоряжаюсь я. Предлагаю вам, сеньоры, чувствовать себя как дома. Сегодня мы собираемся клеймить скот. Если пожелаете, можете принять участие в этом деле.

— Благодарю вас, — ответил ему доктор Моргенштерн, — мы присоединимся к вам с большим удовольствием. Мне лично еще ни разу в жизни не приходилось видеть, как клеймят скот, а тем более участвовать в этом.

— Но сначала я рекомендую вам заглянуть в дом хозяина. Там вас встретит мажордом, — сказал гаучо.

Приват-доцент велел слуге хозяина гостиницы возвращаться обратно в Санта-Фе вместе с лошадьми, и трое путешественников направились к дому хозяина эстансии. Навстречу им вышел приветливо улыбавшийся человек, судя по всему, тот самый мажордом, и радушно предложил пройти в дом.

Хотя эстансьеро при таких, как у него, стадах не мог не быть состоятельным человеком, но тем не менее его жилище выглядело ничуть не более комфортабельно, чем жилище рядового немецкого рабочего, во всяком случае, та комната, в которую мажордом ввел гостей. Стены ее были абсолютно голы. Посреди комнаты стоял простой, грубо сколоченный стол, возраст которого, судя по потертостям и зазубринам на его крышке и ножках, исчислялся не одним десятилетием. Возле стола стояли два стула, похоже, годившиеся столу в дедушки, и несколько традиционных в аргентинских домах низких скамеечек — этот стол, стулья и скамеечки и составляли все убранство комнаты, если, конечно, не относить к нему гитару, прислоненную к стене в одном из углов. Гитара, по сравнению со всем остальным, была хороша, пожалуй, даже роскошна и потому выглядела в этом жилище аскета предметом случайным и чужеродным. Мажордом предложил гостям садиться и удалился на кухню дома, чтобы распорядиться насчет мате.

Мате — это так называемый парагвайский чай, растущий на склонах Гран-Чако. Употребляют его в виде порошка грубого помола, приготовляемого из листьев и стеблей Ilex paraguensis [31]. Маленькую щепотку этого порошка кладут в небольшой сосуд, выдолбленный из тыквы, — калебас и заливают кипятком. Этот чай не пьют, а тянут через специальную тонкую металлическую трубочку, называемую бомбильей. Бомбилья, естественно, сильно нагревается. С иностранцами, впервые пробующими этот своеобразный напиток, случается все время один и тот же казус: они обжигают себе губы и язык.

Все три гостя получили по калебасу с мате. Хирург начал потягивать его сразу, как только взял в руки, но делал он это с большой осторожностью, очень небольшими порциями, на что, к сожалению, доктор Моргенштерн не обратил никакого внимания. Фриц предпочел не торопиться, давно зная, что горячий мате может обжечь рот, Он подумал, что надо предупредить об этом хозяина, но не успел это сделать, и доктор отдал традиционную для всех иностранцев дань мате: несмотря на то, что бомбилья была на ощупь очень горячей, сразу же и резко потянул из нее незнакомый напиток… Что он почувствовал, может представить себе каждый, кто пробовал хотя бы раз какую-нибудь жидкость, подогретую до восьмидесяти градусов по Реамюру [32]. Словом, уже через секунду доктор Моргенштерн обжег себе язык и гортань… С огромным трудом ворочая языком, он простонал:

— Боже праведный, мои губы, нёбо, глотка, по-латыни «лабиа»… Это же адский напиток, им только грешников в преисподней пытать…

— То же самое примерно сказал и я, когда в первый раз попробовал мате, — резонерски заметил Фриц. — Дело в том, что вы слишком сильно втянули в себя воздух из бомбильи. Но ничего страшного, герр доктор, скоро ваш желудок успокоится, в нем установятся нормальные давление и температура, и вы сможете продолжать пить чай.

— Да ты что? Продолжать пить? Моя глотка горит огнем!

Бесполезно было уговаривать доктора сделать еще хотя бы несколько глотков мате. Пожав плечами, Фриц и хирург спокойно допили парагвайский чай из своих калебас. Мажордом пригласил гостей пройти к корралю, где все уже было готово к началу родео [33]. Дон Пармесан снял с себя все, что было на нем красного цвета — пончо, чирипу и головной платок. Доктор Моргенштерн на этот раз внимательно наблюдал за ним и спросил:

— Позвольте поинтересоваться, сеньор, зачем вы это делаете?

— Как! Разве вы этого не знаете? Тому, кто в красном, нельзя приближаться к быкам. Этот цвет приводит их в бешенство.

— Вы так полагаете? Относительно воздействия красного цвета на животных наукой доказано лишь то, что он вызывает идиосинкразию [34] у индюков. Но утверждение, что он якобы так же действует и на быков, опровергнуто многими зоологами. Поскольку я тоже зоолог и на мне сейчас надето много красного, то я смогу экспериментально проверить, правы они или нет.

— Но, сеньор, — возразил хирург, — это же очень опасно!

— Истинного исследователя не должны волновать подобные соображения. Я ничего с себя не сниму, — не сдался ученый.

— И я тоже, — не менее решительно заявил Фриц. — Будучи слугой зоолога, я и сам чувствую себя немного зоологом

Было непонятно, шутит он, по своему обыкновению, или говорит серьезно, но более всего это походило на искреннее желание поддержать доктора. Мажордом имел особое мнение по этому спорному для науки вопросу, но не считал нужным его высказывать. Итак, пришло время идти к корралю.

Кроме ворот, через которые в него загоняли скот, он имел еще один вход — узенькую калитку, в которую едва мог протиснуться один человек. Ею и воспользовались гости эстансии. Мажордом остался за изгородью.

Родео было в полном разгаре. Большинство животных сбилось в одном месте и испуганно жалось к изгороди в наиболее удаленной от людей части корраля. Бычки и телочки, которые, собственно, и были предметом внимания гаучо, по глупой своей молодой задиристости сами выбегали на свободное пространство. Каждое животное, на боку которого следовало выжечь тавро, сначала нужно было поймать и спутать его ноги так, чтобы оно не смогло оказывать никакого сопротивления во время варварской, иначе не скажешь, но необходимой процедуры. Отловом занимались, как всегда на этой эстансии, пятеро наиболее ловких гаучо, так сказать, специалисты в этом деле. Остальные поддерживали огонь в костре и раскаляли над ним клейма.

Все шло свои чередом. Бычка со спутанными ногами сначала отгоняли от его собратьев, потом накидывали петлю лассо ему на рога и подтаскивали поближе к огню, здесь один из гаучо накидывал еще одно лассо на голову животному При этой операции особенно важны меткий глаз и уверенная рука, веревка должна обвить шею животного таким образом, чтобы у него перехватило дыхание. Как только этот момент наступает, четверо остальных ловцов подскакивают к поверженному животному и старательно связывают ему ноги Потом все они садятся на лошадей и разъезжаются в разные стороны. Концы лассо прикрепляются к их седлам, так что путы, сдерживающие бычка, натягиваются до предела и не дают ему пошевелить ни единым мускулом.

И тут появляется главное действующее лицо этой драмы, в роли, конечно же, злодея — с раскаленным клеймом на длинной металлической ручке. Мгновение спустя, когда над шкурой животного на левой задней ноге начинает куриться дымок от сожженных мяса и шерсти — зримое выражение страданий бычка, — его наконец отпускают… Он ревет от ужаса и боли, но, сделав несколько кругов, начинает понемногу понимать, что безопаснее всего быть со стадом, и бежит к нему. Какой горькой ценой дается опыт!

Процедура клеймения проходит далеко не всегда как по маслу.

Иногда веревка ляжет не слишком-то плотно на шею бычка, или он вдруг неожиданно как-то особенно сильно взбрыкнет и вырвется. Тут уж не зевай, смотри в оба. И снова идут в ход лассо и болас.

Фриц воспринимал все происходящее на родео, как азартный спортивный болельщик. В один из кульминационных моментов родео он поделился своими эмоциями с хозяином:

— Это здорово! Я тоже мог бы так. А вы, герр доктор?

— Я не могу ответить на этот вопрос с точностью, — задумчиво произнес доктор Моргенштерн. — У меня нет подобного опыта, и я не имею никакого морального права что-либо утверждать или отрицать в связи с этим. Впрочем, я готов, как говорил уже, провести эксперимент с этими жвачными животными — выяснить наконец для науки, насколько правы или, скорее, не правы те, кто утверждает, что быков раздражает красный цвет, как тут недавно говорилось. Фриц, ты поможешь мне в проведении этого эксперимента?

— Охотно, если они не покалечат меня.

— Можешь быть совершенно спокоен на этот счет.

— Да? Но я еще не забыл того бизона, что на корриде молотил своими рогами всех подряд.

— Так ведь это был бизонус американус, а тут мы видим перед собой совершенно другой вид животного, хотя и того же отряда. Я предлагаю следующий план: одеты мы с тобой одинаково, на нас обоих много красного, поэтому один из нас, допустим, я, подходит к быку, а ты — к корове. Таким образом мы и выясним, кто из них реагирует на красный цвет — генус мускулинум [35] или генус фемининум [36].

— А что мне делать, если вдруг мой генус разозлится?

— Такое вряд ли может случиться. У этого вида жвачных животных самец гораздо злее самки. Итак, ты готов начать эксперимент?

— Да, я помогу вам решить эту зоологическую загадку.

— Знаешь, в данном случае более правомерно говорить не о зоологии, а о зоопсихологии,

И немцы, не предупредив никого о своих намерениях, один за другим вышли из-за ограды возле костра, на котором гаучо раскаляли свои клейма. Фриц сразу же, как они условились, направился к корове, уже освобожденной от пут.

— Назад! Назад! — во всю силу своих легких закричали гаучо.

Но Фриц все равно не остановился. И, подойдя к корове совсем близко, метнул в нее лассо. Она равнодушно посмотрела на него своими прекрасными глазами с поволокой, и он ей не понравился… Корова выставила свои рога вперед, как перед нападением, крутанула головой, как бы объявляя ультиматум, и… унеслась со всех ног прочь от Фрица.

— Ну слава Богу! — наперебой восклицали гаучо — Быстрее сюда, за забор, сеньор! Разве вы не знаете, что от красного цвета корова может взбеситься?

— До сих пор я не имел точных данных на этот счет и вот решил проверить, так ли на самом деле обстоит дело, как люди говорят.

— Ради Бога, не вздумайте проверять это еще раз, иначе все может закончится гораздо хуже, чем сейчас.

В их глазах проглядывала скорее досада на этого маленького смельчака за то, что он посмел без их разрешения приблизиться к корове, чем беспокойство за его жизнь. Фриц хотел было попытаться убедить их, что они заблуждаются насчет влияния на корову красного цвета, но потом подумал: «Да Бог с ними, пусть остаются темными!», подошел к доктору Моргенштерну и спросил его:

— Ну как? Вы довольны мною? Мне кажется, эксперимент удался.

— Разумеется, — подтвердил доктор, кивнув головой. — Корова уже совсем было собралась броситься на тебя, но, к счастью, вдруг вспомнила о чем-то другом. Несомненно, красный цвет ей не понравился, но все же не до такой степени, чтобы она впала в агрессивное состояние. Можно на основании проведенного тобой эксперимента сделать следующий вывод: у генус фемининум красный цвет вызывает некоторую антипатию. Теперь надо повторить то же самое с быком.

Пока они беседовали, гаучо отловили еще одну телочку и выволокли ее своими лассо на открытое место. В стаде телочка все время держалась около старого быка, который первым зашел в корраль. До сих пор он был совершенно равнодушен ко всему происходящему, но когда ремни болас, нацеленных на телочку, просвистели совсем рядом с его ухом, бык воспринял это как нападение на себя самого, выскочил из стада и понесся прямо на огонь. Гаучо, стоявшие рядом с костром, замахали руками и гортанно закричали. Очевидно, это были сигналы, которые должны были заставить быка повернуть обратно. И он остановился — совсем недалеко от людей у костра, не сводя с них налитых кровью глаз. Один из гаучо быстро выхватил из костра горящую головешку и метнул ее так, что она пролетела над самыми рогами быка. Тот повернулся, собираясь, казалось, ретироваться с поля сражения, но неожиданно сделал еще пол-оборота вокруг собственной оси и злобно заревел.

Причиной этой перемены его намерений было появление Моргенштерна, подошедшего уже достаточно близко к животному.

Бык подбежал к ученому и на секунду приостановился, чтобы поточнее нацелить на него свои острые рога.

— На место! На место! — закричали гаучо.

Еще мгновение, и рога быка пронзили бы насквозь тщедушное тело ученого, но, видимо, эти крики возбудили в мозгу разъяренного животного определенный рефлекс, и сила, которая была выше и могущественнее его ярости — воля человека, заставила быка повернуться… Рога прошли в нескольких сантиметрах от ребер приват-доцента. Сделав несколько шагов по направлению к гаучо, бык опять остановился — оказывается, он еще не окончательно оставил свои намерения относительно человека-коротышки в красном.

— Назад! Назад! — снова закричали гаучо, обращаясь на этот раз уже к ученому, и несколько человек вскочили на лошадей, чтобы отвлечь на себя внимание быка.

Это им удалось, и ученый со всех ног бросился бежать, сохраняя при этом, как ни странно, счастливое выражение лица. А бык, снова поискав глазами противника, неожиданно обнаружил его позади себя. Бык резко развернулся, но и ученый успел снова перебежать за заднюю часть его тела. Этот синхронно совершавшийся противниками маневр повторился еще несколько раз, но так быстро, что гаучо не решались применять ни лассо, ни болас, опасаясь задеть человека.

Доктор чувствовал, что у него сбивается дыхание. Еще немного, и силы окончательно оставят его. Где же спасение? Где? И тут его осенило — обеими руками он ухватился за хвост быка.

Бык застыл на месте. Он испытывал совершенно новое для себя, дотоле неведомое и странное до жути ощущение. Что-то, угрожающее большой бедой, повисло у него на хвосте. Бык попытался стряхнуть с хвоста это что-то, взбрыкнув сначала задними, а потом передними ногами. Не получилось. О! Что за рев издал он, уже вконец обезумев. Такого, наверное, даже гаучо никогда прежде не слышали. Во весь опор, как будто за ним гналась компания чертей, бык помчался назад, к своему стаду, а тело доктора неслось, волочась по песку, за ним.

Если бы жизни человека не угрожала при этом прямая опасность, гаучо, конечно, от души похохотали бы над этой картиной. Бороздя ногами песок, приват-доцент тормозил движение животного. Бык, злясь от этого еще больше, время от времени упрямо повторял попытки сбросить груз со своего хвоста, и тогда тело ученого взлетало в воздух, как тряпичный лоскут. Но доктор так крепко держался за хвост, словно сросся с ним. И все же постепенно сила в его руках иссякала, наконец наступил момент, когда он выпустил хвост, напоминавший теперь растрепанную мочалку. Бык ошалело понесся дальше.

Но теперь-то уж гаучо могли отвести душу и нахохотаться до колик в животе, что с огромным удовольствием тут же и сделали. Быка же этот смех вверг в паническое состояние. Если бы он обладал способностью размышлять, то, несомненно, дал бы сейчас самому себе торжественный обет никогда в жизни, ни под каким предлогом не поддаваться на провокации доктора Моргенштерна, зоолога из немецкого города Ютербогка.

А наш зоолог, как ни странно, вышел из этой переделки совершенно целым и невредимым. Он поднялся с земли, отряхнул свою одежду и медленно — все-таки у него довольно ощутимо кружилась голова — побрел к тому самому месту, где стоял перед началом своего научного эксперимента… Подъехали гаучо и, продолжая хохотать, поздравили его с победой над грозным противником. А старший гаучо сказал совершенно серьезно:

— Вы были очень неосторожны, сеньор! Теперь, я надеюсь, вы на собственном опыте убедились, что с быками шутки плохи? Не понимаю только, почему вы так старались привлечь к себе внимание быка и коровы, да еще и не один, а на пару со своим другом?

— Мы пытались найти ответ на одну зоопсихологическую загадку.

— Простите, я что-то не понял — какой загадки?

— Зоопсихологической. То есть я хотел экспериментальным путем установить, действительно ли красный цвет, как утверждают некоторые, раздражает представителей этого семейства данного вида жвачных парнокопытных.

— Боже мой! И из-за такого пустяка вы подвергали свою жизнь смертельной опасности! Да вы спросили бы меня об этом. И я бы вам объяснил все как есть.

— Вы тоже зоолог?

— Нет. Но я — гаучо. — Последнее слово он произнес с гордостью. Так обедневший аристократ произносит: «Я — граф», подразумевая, что этим все сказано.

— Это я понял, но в науке принимается во внимание мнение только признанных авторитетов.

— Сеньор, хотя меня и нельзя причислить к научным авторитетам, но я все же кабальеро [37], и прошу вас иметь это в виду! Неужели вы думаете, что кабальеро способен лгать?

— Нет, что вы, мне такое и в голову не придет. Я знаю, что все гаучо привыкли говорить то, что думают Но, что касается действия красного цвета на быка, согласитесь, вы не можете привести в защиту своей точки зрения убедительных аргументов. А неаргументированное мнение нельзя считать доказательным с научной точки зрения.

— Да, я не ученый, ну и что? Позвольте мне напомнить вам, что хотя вы и ученый, но, кроме этого, наш гость в данный момент, и мне непонятно, почему вы хотите меня оскорбить! Кстати, я очень рад, что вы как специалист наконец-то смогли понять то, что мы, простые пастухи, знаем очень хорошо. Но вообще-то я хотел поговорить с вами о другом: своим неосторожным поступком вы подвергли собственную жизнь большой опасности. Этот вывод можно посчитать за научный?

— О какой опасности вы говорите?

— Неужели вам неизвестно, что такое эстампеда?

— Нет.

— Тогда запомните на всю свою жизнь, эстампеда — это лошадиный табун или коровье стадо, возбужденное чем-то и сметающее все живое на своем пути. Поверьте мне, для человека нет ничего более страшного, чем оказаться на пути у эстампеды. А с вами это чуть было не произошло, причем по вашей собственной вине, я повторяю, и вследствие вашего легкомыслия, сеньор ученый. Надеюсь, хоть на этот раз вы примете во внимание мое мнение, чтобы никогда больше не попадать в такое положение ради какого-то пустого экспериментирования с красными тряпками.

И он резко отвернулся от приват-доцента, давая понять, что продолжение разговора считает бессмысленным. Остальные гаучо молча последовали примеру своего вожака. Немцы все поняли и тоже молча, понуро опустив головы, вышли из корраля. Уже за изгородью Фриц, тяжело вздохнув, сказал своему хозяину:

— Этот финал нашего родео напоминает мне утреннее происшествие в крепости Санта-Фе. А у вас, герр доктор, нет такого же ощущения?

— Что ты имеешь в виду, Фриц?

— Мы снова изгнаны. Во второй раз за один и тот же день. Грустно… Здесь, на эстансии, это было сделано, в общем-то, в рамках приличий, но зато господин офицер из крепости и его подчиненные вели себя просто по-хамски. Забавно, что оба эти приключения имеют одинаково печальный результат: лошадей мы до сих пор не приобрели. Если наши дела и дальше пойдет так же, то не исключено, что нас вышвырнут из Гран-Чако, выгонят из Перу и выдворят из Южной Америки навсегда. И будем мы, несчастные, сидеть на каком-нибудь необитаемом острове посреди Тихого и одновременно Великого океана и лить горькие слезы, пока нас, бедолаг, не подберет случайно оказавшееся рядом судно… Мне уже сейчас хочется плакать. Одно у нас утешение — установлена научная истина: красный цвет раздражает не только индюка!

— Да-да, ты совершенно прав, дружище! — воскликнул доктор Моргенштерн, не уловивший, как обычно, иронии в словах своего слуги. — Теперь я смогу сделать в Академии наук соответствующий доклад. Научный мир наконец узнает о том, что быки испытывают отвращение к красному цвету.

— Ага, и не забудьте, пожалуйста, упомянуть, что коровы его тоже б-р-р-р… испытывают.

— Разумеется, хотя это отвращение самцы и самки проявляют в разной степени. Ты все же не подвергся нападению, а меня бык поставил в весьма щекотливое положение.

Фриц усмехнулся: нет, герр доктор все же был неподражаем: «щекотливое положение», подумать только, но вслух сказал;

— Да-да, в весьма щекотливое… Но мне больше всего вот что интересно: почему красный цвет, который лично мне, например, очень даже нравится, вызывает такое бешенство у этих рогатых?

— Исчерпывающего ответа на этот вопрос я не могу тебе пока дать. Главное, мы установили факт, а причины, его вызывающие, еще надо исследовать. Можно предположить, что красные лучи спектра проходят сквозь хрусталик бычьего глаза с меньшей интенсивностью, чем лучи других цветов, что видно на примере лабораторного опыта со стеклянной призмой. Призма — в какой-то степени модель хрусталика глаза. Так вот: колебания красных лучей спектра при этом равны всего лишь пятистам биллионам [38] в секунду.

— И быку это доподлинно известно? — продолжал мягко иронизировать над хозяином слуга.

— Нет, я думаю, что об этих данных он не имеет ни малейшего представления. Но ты сравни: фиолетовый луч, к примеру, совершает восемьсот биллионов колебаний в секунду. Разница в триста биллионов колебаний для глаза жвачного животного, видимо, очень существенна. Когда я сделаю окончательные выводы из этого факта, любой посетитель цирка придет в восторг.

— Почему именно посетитель цирка? — изумился Фриц.

— Ну, это же очень просто: дрессировщики, которые отныне будут знать, как проще всего укрощать зверей, добьются необычайных успехов в работе с дикими животными. Секрет прост, и его открыл не кто иной, как твой хозяин: надо просто хватать зверей за хвосты. Конечно, производить такие манипуляции не очень-то удобно, но, несмотря на это, дрессировщики, я думаю, ухватятся за новый метод. Да что там дрессировщики! Не исключено, что появится новый вид спорта. Когда держишь за хвост дикое животное, у тебя рождается ни с чем не сравнимое ощущение. Я убежден: каждый хоть раз в жизни должен его испытать.

— Да? Ну это, знаете… еще как сказать. У меня, например, откровенно говоря, нет никакого желания хватать за хвост льва или огромную анаконду.

— Наука, дорогой Фриц, как известно, требует жертв. Недаром же ученые говорят: «Опыт — отец результата». И я ради науки готов на любые жертвы. А ты почему-то — нет.

— А что касается меня, то я предпочел бы изучать методы дрессировки диких зверей по книжкам, а не цепляясь за хвост индийского королевского тигра.

Они так увлеклись своим разговором, что совершенно не заметили, как сзади к ним подошел хирург. Поэтому когда он заговорил, они даже вздрогнули.

— Сеньоры, — тоном строгого воспитателя заявил дон Пармесан, — гаучо очень сердиты на вас. Я предупреждал, но вы не вняли моим словам. Теперь они будут игнорировать нас, вот увидите. Однако жаль, что быку не удалась сегодня его охота, — как всегда неожиданно перескочил он на другую тему.

— Жаль?! — Доктор застыл на месте от безмерного удивления. Цинизм этого врача-ампутатора разил наповал.

— Да, мне не повезло на этот раз, увы. Если бы бык не был так сильно напуган, у меня появилась бы возможность продемонстрировать вам свое врачебное искусство.

— Каким образом? — удивился в свою очередь Фриц.

— Я смог бы вам что-нибудь ампутировать или раздробить несколько костей. Все необходимые для этого инструменты при мне. А кстати, сеньор Федерико [39], что вы думаете по поводу экстирпации носовой кости черепа?

— Носовой кости? — переспросил Фриц и машинально, с нервной поспешностью потер собственный нос, словно проверяя, на месте ли он. — Нет уж, сеньор Пармесан, экстирпируйте что угодно у кого хотите, а на мой нос, прошу, не заглядывайтесь! Да вы, как я погляжу, опасный человек… У нас, ваших друзей, вы хотите обязательно что-нибудь отрезать или раздробить. Слыхано ли такое? Знаете что, сеньор? Я вам так скажу: ваша навязчивость с ампутацией не доведет вас до добра!

— Меня поражают подобные упреки из ваших уст, сеньор Федерико! Вы же не какой-нибудь дикий гаучо, который, кроме своей пампы и лошадиных или коровьих хвостов, никогда ничего в жизни не видел. Как можно намекать истинному кабальеро, что он якобы плохой специалист? Это оскорбительно для дворянина, и вы рискуете получить ответное оскорбление в свой адрес. Запомните эти мои слова на всякий случай. А теперь давайте-ка лучше пройдем в корраль для лошадей, чтобы выбрать себе животных для покупки у здешнего эстансьеро.

Корраль, однако, был пуст. Лошади паслись неподалеку, но это была уже территория пампы. Эстансия, как я уже говорил, была не из самых крупных, и приходилось только удивляться тому, сколько же прекрасных животных содержалось на ней.

Здесь нам с вами, пожалуй, будет полезно слегка коснуться особенностей экономики Аргентины. В этой стране на Ла-Плате животноводство — главная отрасль хозяйства, основа ее процветания. Эстансьеро разводят лошадей, коров и овец. Когда путешествуешь через пампу, едва ли час пройдет без того, чтобы не встретить здесь стадо. Считается, что в среднем на каждом квадратном километре пампы пасутся двадцать тысяч овец, триста, а в самые благоприятные по погодным условиям годы, когда не бывает засухи, до восьмисот голов крупного рогатого скота.

Лучшие пастбищные угодья предназначаются в Аргентине для овец, дающих отличную шерсть. О лошадях и быках здесь заботятся гораздо меньше. Они находятся целиком на попечении гаучо и их собак, эстансьеро дает пастухам указания относительно лишь своих намерений продать или, наоборот, купить партию животных, причем, как правило, незадолго до проведения больших ярмарок в «саладеро». Этим словом, образованным от испанского глагола «салар» — «солить», обозначается большое строение, являющееся одновременно бойней и местом, где засаливают шкуры убитых животных и перерабатывают их мясо и жир. Одно из самых знаменитых саладеро находится во Фрай-Буэнос, где производится лучший мясной экстракт. Здесь ежедневно забивают по девятисот голов крупного рогатого скота, после чего с помощью специальных агрегатов прессуют мясо. Такая машина за один только час перерабатывает мясо двухсот овец. И получается, что одна овца дает всего лишь три килограмма мясного экстракта.

Но вернемся к нашему повествованию.

Прогулявшись немного по пампе и своими глазами убедившись в том, что лошади действительно превосходны, доктор Моргенштерн, Фриц и хирург вернулись на эстансию. Родео уже закончилось, корраль для быков и коров был почти пуст, успокоившиеся после недавних потрясений животные мирно пощипывали травку на воле. Гаучо удерживали только двух коров, которых намеревались забить на мясо. Коровы чувствовали, что их ожидает, и ревели от страха.

Гаучо убеждены, что мясо коров бывает гораздо вкуснее, если непосредственно перед забоем они бывают разгоряченными, и поэтому гоняли их вкруговую по корралю. Когда коровы были уже, что называется, в мыле, гаучо накинули им на шеи лассо. Задыхающиеся животные издавали жуткие хрипы и мычание. Но бессердечные пастухи хладнокровно продолжали свою живодерскую акцию: поставив коров на колени, начали отрезать у них, еще живых, куски мяса, естественно, прямо с кожей. Мычание коров перешло на какие-то запредельные частоты звуков. Это было невыносимо слушать. Моргенштерн и Фриц направились прочь, подальше от этого жуткого места. Хирург же остался возле корраля и вытащил свой нож из-за пояса, ожидая момента, когда и ему будет позволено отрезать кусок от тела измученной коровы.

Гаучо, нацепив сочащиеся горячей кровью куски мяса на деревянные палочки или прямо на лезвия своих ножей, стали жарить их над огнем. Кровь, капая на огонь, шипела, и в этом шипении слышался слабый отзвук предсмертных хрипов животных. От огня поднимался легкий дымок со специфическим запахом, но у гаучо он не вызывал никаких неприятных эмоций и не мешал им тут же отправлять это мясо к себе в рот. Откусят прожарившийся кусочек от большого куска и снова суют его в огонь, нахваливая вкус этого «асадо кон куэро» [40], большого деликатеса, по их понятиям.

Костер, возле которого все это совершалось, начал понемногу угасать. Немцы вернулись к нему. Темнело, и вот-вот должен был появиться эстансьеро. Немцев общество гаучо демонстративно не замечало, как и предсказывал хирург, продолжавший надоедать всем своими откровениями из области методики ампутации. Впрочем, никому он особенно не досаждал, потому что никто из гаучо и не подумал бы его слушать.

Если бы мажордом не предложил доктору и его слуге перекусить, они так бы и остались голодными.

Откуда-то из клубящихся над пампой сумерек вдруг как-то неожиданно возник эстансьеро, хотя и был он давно ожидаем. Моргенштерн без каких-либо предисловий с ходу заявил, что хотел бы приобрести у него лошадей. Эстансьеро же первым делом выразил радость от того, что видит перед собой европейцев и надеется узнать у них свежие новости о жизни в Старом Свете, так сказать, из первых рук. Гаучо тем временем продолжали свою трапезу, поглощая один за другим куски мяса под скабрезные шутки и разные жутковатые истории. Время от времени кто-нибудь из них затягивал какую-нибудь патриотическую песню под аккомпанемент гитары, и тут же к певцу присоединялся целый хор хрипловатых, но по-своему красивых мужских голосов, Гаучо, как правило, очень музыкальны от природы, а уж такого, кто не играл бы на гитаре, просто не найдешь среди них.

Заметив хозяина, пастухи наперебой начали рассказывать ему, что сегодня случилось на эстансии, и не преминули по ходу дела дать исчерпывающую с их точки зрения характеристику доктору Моргенштерну, нимало не смущаясь его присутствием. Они сказал, что этот сеньор — безусловно, человек достойный и благородный, но большой оригинал и плоховато знает реальную жизнь, особенно в том, что касается обращения с животными, поэтому они не представляют себе, как он будет путешествовать по Гран-Чако, куда намеревается отправиться завтра.

Эстансьеро выслушал их с интересом, потом задал несколько вопросов по поводу того, как прошло родео, и уже после этого обратился к ученому:

— Прошу вас, сеньор, будьте настолько любезны, поделитесь со мной своими планами. У меня создалось такое впечатление, что вы не очень хорошо представляете себе, с чем сопряжено путешествие в Андах.

— Напротив, сеньор, — возразил ему приват-доцент, — я очень хорошо знаю, что нас может ожидать. Я читал книгу французского путешественника Амеде Жака [41] об экспедиции, маршрут которой проходил от Рио-Саладо до Чако.

— Мне никогда не приходилось держать эту книгу в руках, но, должен вам признаться, даже если бы я и имел ее перед собой, все же не стал бы полностью полагаться на мнение автора. Видите ли, никто не может передать с помощью описаний, пусть даже самых красочных, какие лишения и опасности подстерегают человека, отважившегося туда забраться. Хотя бы потому, что автор книги просто не мог испытать все из них. Он описывает одни ситуации, а вы попадете в другие. Дело в том, что в Гран-Чако надо быть постоянно готовым к любым неожиданностям. Подумайте об этом серьезно, прошу вас, обсудив все «за» и «против» со своим слугой, а сейчас ответьте мне вот на какой вопрос: когда вы планируете расстаться с так называемым доном Пармесаном?

— А почему мне надо с ним расставаться? Несмотря на все его странности, он все же приятный, образованный человек.

— Он — сумасшедший, и не более того.

— Но ведь он… — прекрасный хирург.

— Вы так полагаете? Значит, он сумел внушить вам это, только и всего. Дело в том, что все, что связано с хирургией, в его устах — это бред, навязчивая идея. Несмотря на то, что в его заплечном мешке вы на самом деле можете найти хирургические инструменты, этот сеньор еще ни разу в жизни не отрезал ни у кого ни единого волоса или ногтя.

— Бог мой, идея-фикс… — пробормотал обескураженно доктор. — И он только воображает себя хирургом…

— А что тут особенно, с другой стороны, если взглянуть на вещи философски, — сказал эстансьеро. — На белом свете полным-полно людей, одержимых какой-либо страстью, переходящей порой в болезненную манию, но никто почему-то не считает их безумцами. Может, только по одной-единственной причине — не придают этому бреду никакого значения, вот и все. Ведь, если не копать глубоко, многие безумцы ничем особенным от нормальных людей не отличаются, тем более если не предлагают никому ничего ампутировать. Я знаю, например, одного человека, чья идея-фикс заключается в том, чтобы повсюду раскапывать кости животных, живших на земле миллионы лет назад. Я думаю, если бы Ной был уверен, что эти одержимые представляют собой что-то ценное для науки, он бы непременно захватил кого-нибудь из них, живших на земле и до Потопа, в свой ковчег, но он почему-то этого не сделал.

— Сеньор, вы ошибаетесь, — возразил приват-доцент, — раскопки костей доисторических животных — вовсе не идея-фикс, а вполне достойное и чрезвычайно важное для науки занятие. Тот, о ком вы говорите, видимо, палеонтолог, в таком случае, вести раскопки — это его профессия, так же как, кстати, и моя. Вы меня очень заинтересовали этим человеком. Скажите, он находится где-то поблизости, не так ли?

— Да, сейчас поблизости.

— А я могу с ним познакомиться?

— Познакомиться? — Эстансьеро улыбнулся и продолжил: — Я подразумевал вас, сеньор.

— Меня? О… — Уже готовое сорваться с губ ученого удивленное восклицание словно застряло у него в горле. Наконец, сглотнув слюну, он смог выговорить: — По-вашему, я служу… бредовой идее?

— Разумеется. Не поймите меня дурно, сеньор, но это действительно так. Ну зачем вам на самом деле эти ящеры и динозавры, а?

— Я понял: вы имеете в виду практическую пользу. Хорошо, я вам отвечу. Так вот: с этой точки зрения, хотя в чистой, так сказать, академической науке она и не учитывается, ящеры, как вы говорите, называемые по-латыни «лацерта», могут помочь мне прославиться как ученому.

— Хорошо, такой практический резон, как желание славы, мне более понятен. Но все равно: зачем же вам мечтать о какой-то известности, славе, если вы их не дождетесь, потому что погибнете в пути?

— Погибну? Вы это утверждаете безоговорочно, или, как говорили древние римляне, «индибитатус»?

— Да, потому что я ясно вижу, что у вас на уме только эти доисторические существа, тогда как сейчас для вас гораздо более важно позаботиться о собственной безопасности в дороге. Вы плохо вооружены, у вас нет даже самого необходимого.

— Ах, вот вы о чем? Но оружие все-таки у нас с Фрицем есть. Я взял с собой книги, кирки и лопаты, а лошадей мы купим у вас. Кроме того, с нами будет сеньор Пармесан, хорошо знающий все тропы Чако.

— А если я вам скажу, что он лишь однажды добрался до границы Чако?

— В это я, простите, сеньор, при всем уважении к вам, поверить, ну, никак не могу. Отцу-Ягуару, насколько мне известно, сумасшедшие не требуются.

— В таком случае, я вынужден буду продолжить, сеньор. Кто в наших краях не слышал об Отце-Ягуаре? Вот этот «хирург» и сослался на него для придания своей персоне веса в ваших глазах. Повторяю, человек, называющий себя доном Пармесаном и прочая, уж не помню все его титулы, — просто болен духом. Попытайтесь, пожалуйста, смоделировать для себя, хотя бы чисто теоретически, поведение одержимого, который день и ночь бредит хирургией, когда ему вдруг случайно попадаетесь на глаза вы — человек явно неопытный в путешествиях, но тем не менее безрассудно рвущийся в Гран-Чако. Даже его воспаленный мозг в состоянии сделать одно простейшее умозаключение: где неопытность, там непременно жди ран и увечий. Но вы совершите громадную, роковую ошибку, если будете всерьез рассчитывать на него в случае каких-нибудь непредвиденных обстоятельств. Ничего он на самом деле не знает и не умеет.

Эстансьеро говорил очень убедительно, с обезоруживающей искренностью. Моргенштерн растерялся, не зная, что и отвечать ему. И тут в их беседу вмешался Фриц:

— Сеньор, напрасно вы так за нас беспокоитесь. Вы, видно, плоховато знаете нашего брата, пруссака. Мы пройдем всюду, где другие отступят, такой уж мы народ. К слову сказать, я уже однажды переходил через Анды, думаю, что и на этот раз мне удастся это сделать. Мы вовсе не безумцы, а, напротив, чрезвычайно здравомыслящие люди. Вот так.

Произнося эту тираду, Фриц смотрел вовсе не на хозяина эстансии, а на доктора. Это у него выходило невольно, потому что на самом деле он хотел не столько убедить эстансьеро, что он их не за тех принимает, сколько внушить своему хозяину побольше уверенности в собственной правоте.

Эстансьеро, видно, решив махнуть рукой на упрямых немцев, ответил Фрицу с нескрываемой обидой:

— Поступайте, как знаете! В конце концов, какое мне дело до вас, вы же рискуете собственными жизнями, а не моей. Тем не менее я искренне желаю вам удачи, сеньоры! — воскликнул он и уже совершенно безразличным тоном осведомился, где бы сеньоры хотели переночевать.

Сеньоры никаких особых пожеланий на этот счет не высказали, и им в качестве постелей было предоставлено по вороху меховых шкур, что оказалось совсем неплохо. Засыпали немцы под звуки песен гаучо, доносящиеся из корраля, и спали крепко. Когда они проснулись, солнце уже поднималось над горизонтом. Свежее, ясное утро сулило отличный день. Бодрые, деловитые гаучо как ни в чем не бывало уже хлопотали вокруг животных, словно и не провели они почти бессонную ночь. Над огнем был подвешен котелок, над которым поднимался аппетитный пар. В котелке варилась похлебка «пучеро» — смесь мяса, маисовых зерен, маниоки, сала, капусты и свеклы. Появился, потягиваясь, хирург, спавший вместе с гаучо в одном из ранчо, и все приступили к завтраку. В качестве питья вновь был предложен мате, от которого доктор после некоторого раздумья отказался.

После завтрака эстансьеро и оба немца вышли в пампу к тому месту, где паслись лошади. Несмотря на обнаруженную накануне вечером разницу во взглядах на предполагаемое путешествие, хозяин эстансии не уронил своего достоинства кабальеро: оказалось, он уже сам, встав с первыми лучами солнца, выбрал для немцев четырех прекрасных лошадей. По отношению к хирургу он, правда, не проявил такого великодушия и любезности. Дон Пармесан сам выбирал для себя лошадь и заплатил за нее гораздо дороже, чем доктор за всех своих, но тем не менее выбор его оказался, как выяснилось впоследствии, неважным. Путешественники сделали попытку расплатиться с хозяином за еду, но это было воспринято как нечто совершенно неприемлемое. У одного из гаучо дон Пармесан купил его старое седло, посчитав, что оно надежнее, чем любое новое. Немцы же приобрели у хозяина эстансии четыре новехоньких седла — два для верховой езды и два, специально приспособленных для перевозки тяжелых грузов. Здесь я должен заметить, что аргентинские седла — нечто совершенно особенное и замечательное в своем роде. К собственно седлу прилагается и прикрепляется множество разнообразных полезных предметов, необходимых в пути для разбивки лагеря.

Итак, больше у наших путешественников никаких дел на этой гостеприимной эстансии не оставалось. Эстансьеро до конца выдержал роль радушного хозяина, которую, впрочем, он играл вполне искренно, несмотря на то, что своего скептического мнения о немцах, как о путешественниках, не изменил, — к этому его обязывала честь кабальеро. Пожелав своим гостям на прощание счастливого пути, он все же не удержался и дал им совет держаться подальше от коренных обитателей Гран-Чако, а если уж придется с ними столкнуться, соблюдать максимальную осторожность. Племена Чако, сообщил он, постоянно воюют друг с другом, и индейцы, чуть что им не по нраву, тут же хватаются за свои отравленные стрелы.

Это предостережение было вовсе не лишено оснований. Индейцы Южной Америки действительно сплошь и рядом пользуются остро отточенными стрелами, которые они посылают во врагов или животных из духовых ружей или специальных духовых трубок. Яд для своих стрел они добывают чаще всего из коры стрихнинового дерева или из одного из видов лиан, который называется «маракури». Ядовитые экстракты индейцы получают путем каких-то колдовских операций также и из таких вполне безобидных, в общем-то, растений, как перец и лук, но, конечно, гораздо чаще из растений-эндемиков [42] Южной Америки. Важнейшая составная часть многих из этих растительных ядов — алколоид курарин (чаще его называют просто «яд кураре»), он проникает в кровь животного и человека так же легко и быстро, как яд кобры, мгновенно парализует работу легких, кровь перестает циркулировать по венам, и наступает смерть. К примеру, ягуар после того, как в него попала отравленная стрела, живет всего лишь две минуты.

Глава VI

ВЕРХОМ ЧЕРЕЗ ПАМПУ

Путь доктора Моргенштерна и его спутников пролегал в междуречье Рио-Саладо и Рио-Саладильо. Начали они свое путешествие в быстром темпе, благо, утренняя прохлада позволяла делать это без особого напряжения сил, а задавал темп скачки хирург. Как оказалось, он был отличным наездником, но при этом, к сожалению, совершенно немилосердным по отношению к лошади. Дон Пармесан так яростно гнал и пришпоривал ее, что немцы, будучи не в силах смотреть на такое истязание животного, стали уговаривать его прекратить это, но хирург в ответ только хохотал. Фриц тоже неплохо сидел в седле, чего, увы, никак нельзя было сказать о докторе Моргенштерне. Он прилагал огромные усилия к тому, чтобы сохранить равновесие в седле, и это ему, в общем, как ни странно, удавалось, но стоило совершенно неимоверного напряжения всех его сил. Лицо ученого, его плотно сжатый рот, расширенные зрачки говорили об этом достаточно красноречиво.

Вот уже путешественники, не снижая скорости, проехали деревянный мост через Рио-Саладо, потом небольшое поселение немцев-колонистов под названием «Эсперанса», то есть «Надежда», но останавливаться в нем не стали. Миновав колонию, они повернули на Кордову. Их подстегивало и вдохновляло желание как можно скорее догнать экспедицию Отца-Ягуара, но не только это: что ни говори, во время скачки по бескрайним просторам пампы в душе каждого человека рождается какое-то особенное чувство, сродни тому, что поднимает птицу в полет. Впрочем, лишь до поры до времени, а точнее, до того момента, пока лошадь под всадником еще полна сил. Я нисколько не шучу: с древних времен человек прекрасно знает, что часть ее энергии передается всаднику, и умеет пользоваться этим. Но когда усталость наваливается одновременно и на всадника, и на его лошадь, тут уж романтическое воодушевление постепенно гаснет и куда-то исчезает…

— Стойте! — с трудом, потому что не хватало дыхания, воскликнул наконец доктор. — Моя лошадь не может дальше скакать. Я чувствую, что причиняю ей боль своими шпорами. Ей нужен покой, по-латыни «транквиллитас».

— Согласен, — отозвался Фриц. — Мне тоже начинает казаться, что отдых минут на пятнадцать нам совсем не помешал бы. И еще я хочу сказать, что, если мы и дальше будем скакать в таком же темпе, то к вечеру будем уже в Китае, а зачем, спрашивается, нам забираться сейчас так далеко? У нас и тут достаточно всяких дел.

Однако хирург и слышать ничего не хотел ни про какие остановки и обосновал это так:

— Если сегодня к вечеру мы не будем в форте Тио, то до лагуны Поронгос за завтрашний день добраться никак не успеем. Я еду дальше.

— Бог в помощь! — невозмутимо парировал это заявление Фриц и, не обращая больше на хирурга ни малейшего внимания, спрыгнул с лошади и с выражением величайшего блаженства на лице растянулся на траве.

Но доктор Моргенштерн был настроен более серьезно, чем его слуга.

— Если вы, дон Пармесан, хотите загнать свою лошадь, — гневно воскликнул он, — то поезжайте дальше, но, учтите, другую вам негде будет взять! Вы безобразно обращаетесь с лошадью. Древние римляне назвали бы ваше отношение к этим замечательным животным «атравитас» или «круделитас», а также «дуритас» или «имманитас» и даже, я думаю, «севита», и все эти слова означают разные оттенки жестокосердия и грубости, чтобы вы знали.

— То, как я обращаюсь со своей лошадью, — мое личное дело, — огрызнулся, как уличный хулиган, хирург. — И никто не смеет указывать мне, что я могу с ней делать, а что — нет. Она — моя собственность, и этим все сказано.

— А я убежден, что никакая, даже баснословно высокая цена, заплаченная за животное, еще не дает человеку права истязать ее. В этом вопросе, — заключил он, — мы с вами расходимся в принципе, но просто по-человечески у меня ваше обращение с лошадью вызывает возмущение. Кстати, мы вас не удерживаем!

И демонстративно отвернулся от хирурга. Тот, подумав немного, счел за лучшее для себя все-таки остаться с немцами, но выразил свое недовольство глухим бормотанием себе в бороду. Потом ровно на полчаса замолчал. Едва истекла тридцатая минута их привала, вновь стал твердить, что, мол, пора ехать, правда, говорил он это уже не вызывающим, как прежде, а довольно нудным тоном. Вдруг послышался перестук колес. Они оглянулись. И увидели катящий по пампе на всех парах почтовый дилижанс. Это был единственный в здешних краях транспорт, регулярно курсировавший между Кордовой и Санта-Фе и перевозящий как почту, так и пассажиров.

Здесь, я думаю, читатель позволит мне сделать очередное маленькое отступление от основной линии нашего повествования, потому что такой предмет и даже, я бы сказал, явление жизни, как аргентинский почтовый дилижанс, заслуживает отдельной новеллы.

Тот, кто уже, возможно, предположил, что этот вид транспорта имеет много общего с немецкой почтовой каретой, сильно заблуждается. Разница между ними примерно такая же, как между ласковым майским ветерком и ураганной силы ветром «памперо». Тут надо принять во внимание еще одну важную вещь: под дорогами в Аргентине понимается нечто совсем иное, чем в Европе. Начнем с того, что в пампе нет никакого материала, подходящего для укладки дорожного полотна, и уже отсюда многое, я думаю, станет ясно. Здесь, когда говорят «дорога», то зачастую подразумевают всего лишь любой более или менее четкий след лошадиных копыт, оставшийся после того, как проехала группа всадников или предыдущий, по расписанию дилижанс. А вообще по пампе каждый ездит как ему вздумается, хотя, конечно, придерживается каких-то ориентиров, указывающих направление к нужной ему цели. Если же путнику попадаются низины, болота или неширокие, но с крутыми берегами речушки, он ищет выход из трудного положения, полагаясь чаще всего лишь на собственную сообразительность и находчивость.

Почтовые станции в пампе под стать этим дорогам. Чаще всего в этой роли выступает все то же убогое ранчо, в котором нет даже намека на какой-либо комфорт.

С чем сравнить этот экипаж, я сразу даже и не найдусь. Обратимся, пожалуй, к той сфере человеческих знаний, в которой столь хорошо чувствует себя один из главных героев этого романа доктор Моргенштерн, поскольку тут аналогии могут оказаться очень точными и выразительными. Так вот: аргентинский дилижанс своей побитостью, обшарпанностью и общей непрезентабельностью наводит на мысль о том, что он вполне мог быть современником пещерных медведей. Внутри этого дилижанса помещаются обычно восемь пассажиров, в то время как в немецкой почтовой карете всего четыре. Места для размещения багажа, естественно, не хватает, и каждый пассажир держит поэтому свою поклажу на собственных коленях.

Дилижанс несет упряжка в семь лошадей, запряженных цугом. Четверка перед кучером, майоралом, сидящим на козлах, впереди четверки две лошади, а перед этими двумя еще одна, на которой сидит форейтор, то есть тот, кто задает темп всей упряжке и выбирает направление движения. Есть и восьмая лошадь — под пеоном, едущим где-нибудь сбоку от упряжки, задача которого — подгонять животных и вообще следить за их состоянием и настроением. Если какая-нибудь из лошадок вдруг начинает недовольно пофыркивать или пытается вставать на дыбы, он быстренько приведет строптивицу в чувство с помощью кнута. На козлах за майоралом имеются дополнительные места, на которых, как правило, устанавливается какой-нибудь багаж. Ящики, тюки и коробки громоздятся и на крыше дилижанса, да еще там умудряются пристроиться несколько человек, которым не хватило места внутри дилижанса.

Сбруя этой упряжки на удивление примитивна: на каждой ездовой лошади всего лишь кожаная подпруга, соединенная с помощью лассо с поводьями майорала, — вот и все.

У майорала есть острая палка, которой он подгоняет ближайших к себе лошадей, и длинная плеть, которой можно достать и переднюю лошадь. Такие же плети имеются также и у форейтора и пеона, так что лошадям не приходится ожидать гуманного к себе отношения ни от кого из них.

Майорал, форейтор и пеон, по первому впечатлению, очень напоминают разбойников с большой дороги: грубоватые, одетые, по большей части, в какие-то полурваные и не слишком-то чистые куртки и штаны, с обветренными суровыми лицами. Но это тот самый случай, когда внешность обманчива. На самом деле они, как правило, очень честные, порядочные и по-своему деликатные люди. Все дело в том, что, согласно неписаному профессиональному кодексу чести аргентинских лошадников, ездить по пампе надо так, чтобы у всех пассажиров, что называется, искры из глаз сыпались, и никак иначе.

Каждый рейс дилижанса начинается со своеобразного, скажем так, звукового сигнала, сравнимого разве что с рычанием готовящегося к нападению тигра. Издает этот рык майорал, и тут же его подхватывают форейтор и пеон. Пассажиры давно привыкли к этому диковатому ритуалу и нисколько его не пугаются. Европейца, случайно оказавшегося в таком дилижансе, поражает не только то, с каким олимпийским спокойствием принимают они этот «сигнал», но и вообще все, что связано с такой поездкой. Трясясь, подпрыгивая и раскачиваясь, несется по пампе лихой дилижанс, а внутри его при каждом толчке начинается броуновское движение баулов и чемоданов, не говоря уже о шляпах: пассажирам не всегда удается удержать их на месте, несмотря на все свои старания. Да что там вещи, и сами люди порой летают по салону дилижанса не хуже вещей. При этом непроизвольно хватают друг друга за ноги, за руки, за что придется…

Представьте себе такой, вполне типичный для подобного путешествия диалог:

— Что это вы ищете в моей бороде, сеньор?

— Простите. Это тряска виновата. А зачем вам моя цепочка от часов?

— О, извините меня, ваша милость, я ухватился за нее случайно.

— Нет, это вы меня извините, ваша милость!

Голоса их дрожат от тряски, того и гляди что-нибудь свалится им на головы, но вежливость прежде всего…

Вдруг раздается страшный грохот. Это свалился с крыши и раскололся от удара один из деревянных ящиков. Выясняется, что в этом ящике, адресованном на имя профессора из университета в Кордове, было отличное красное вино, но несколько бутылок при падении ящика разбилось. Тут же принимается оперативное и вполне коллегиальное решение: вино из разбитых бутылок употребить по назначению, остальные, то есть целые, бутылки упаковать заново как можно более тщательно, а ящик перевязать ремнями. Но вот все это сделано, выпитое вино, естественно, создает особое настроение, и продолжается изысканный диалог пассажиров:

— Тысяча извинений, сеньор, не могли бы вы оказать мне любезность и убрать ваш тюк с моих коленей?

— Охотно, ваша милость! А где же ваша шляпа, сеньор?

— У вас на голове, ваша милость!

— Но где же тогда моя?

— О, вы только не огорчайтесь, сеньор: она случайно вылетела в окно.

К счастью, шляпу подобрал пеон. Как только это выясняется, поднимается буря восторгов, но тут же возникает новое затруднение — путь дилижансу преграждает ручей или небольшая, но быстрая речка. Пеон и добровольцы из пассажиров начинают собирать камни-голыши, которых в пампе не так-то уж и много. Наконец какое-то подобие брода готово, и с поистине адским грохотом дилижанс форсирует речушку. Кажется, по законам физики это никак не может произойти, однако происходит, и вот уже под радостное гиканье кучеров дилижанс мчится дальше. Но тут кучерам приходит охота показать высший класс езды по пампе, со скоростью примерно километров 25 в час. И начинается… На лошадей кричат уже все одновременно, включая и наиболее азартную часть пассажиров. Дилижанс на полном ходу раскачивается и кренится не менее резко, чем судно в открытом море в шторм. И тогда форейтор, чувствуя себя рулевым на мостике, начинает совершать маневры. В это время главное для кучера на козлах — не зевать. Как только форейтор заставляет передних лошадей круто менять направление движения градусов, скажем, на десять, майоралу нужно наклонить корпус дилижанса в сторону, противоположную направлению поворота, градусов уже на тридцать. Для этого четверка лошадей должна, в свою очередь, наклониться на шестьдесят градусов. И так то в одну сторону, то в другую. Почему во время этого безумного аттракциона у пассажиров головы не отваливаются, остается загадкой…

И вот, наконец, дилижанс добирается до одной из редких в пампе почтовых станций. Совершенно обессилевших лошадей меняют на свежих, несмотря на то, что те протестуют — отфыркиваются и встают на дыбы. Гонка по пампе начинается снова, все в том же безумном темпе…

Весной и осенью, когда трава в пампе сочна и вкусна, лошади стойко переносят все тяготы пути и немилосердного с собой обращения. Но когда безжалостное палящее солнце высушивает землю и превращает шелковистую зелень травы в мертвенно шуршащий, лишенный всякой окраски сухостой, лошади выбиваются из последних сил, таща тяжелый экипаж. Если в таком состоянии попытаться заставить их перейти на быстрый аллюр, они просто упадут замертво, и все. И это никакая не натяжка, а суровая правда: с тихой покорностью и выражением трагической обреченности во взгляде лошади ложатся на землю и вскоре испускают дух. Во время агонии их конечности судорожно дергаются, глаза наливаются кровью, челюсти оголяются. Стервятники, эти санитары пампы, уже тут как тут, заранее облюбовывают для себя наиболее аппетитные части тела несчастного животного, которые будут потом грубо, с отвратительной жадностью рвать своими зловещими клювами. Уже через несколько часов после смерти лошади на земле остается только ее обглоданный скелет. А ведь это существо еще недавно преданно и даже, я бы сказал, радостно служило человеку, загнавшему его ради какой-то своей прихоти или корысти, а может, и просто так, по глупости. Но если кому-нибудь вдруг придет в голову произнести вот эти самые слова перед аргентинцами, увы, он не встретит ни понимания, ни сочувствия…

Дилижанс — именно такой, какой я описывал, то есть совершенно дикого вида, за долгую жизнь которого лошадей было загнано тьма тьмущая, и обгонял сейчас доктора Моргенштерна, его слугу Фрица и дона Пармесана. Пеон чуть приотстал от упряжки и полюбопытствовал:

— Куда направляетесь, сеньоры?

— К форту Тио, ваша милость, — ответил хирург.

— И мы туда же! Не желаете ли, сеньоры, чтобы я предупредил коменданта форта о вашем скором прибытии?

— Да, мы были бы вам очень обязаны в этом случае, сеньор, — ответил ему доктор.

И, кивнув, пеон резко дал шпоры своей лошади, у которой шла пена изо рта, и устремился вдогонку за мчащимся экипажем — только его и видели.

— Ну и ну! — сказал Фриц, осуждающе покачав головой. — У нас в Германии такой жестокий лошадник очень быстро бы остался без работы. А этого еще именуют «ваша милость». Скажите, пожалуйста, какая важная персона! Герр доктор, а что вы думаете па поводу обращения с лошадьми в Аргентине?

— Мне нечего сказать тебе, дорогой Фриц, — грустно ответил ему доктор. — Ты ведь и сам хорошо знаешь, что я осуждаю жестокость по отношению к животным. Но когда я пытаюсь понять людей, проявляющих эту жестокость, то мне приходит в голову вот что: таковы правила, по которым жили их предки, а теперь живут и они, привыкшие к такому обращению с лошадьми с детства. Что поделаешь, они, несмотря на свою вежливость с людьми, и не подозревают о том, что по-настоящему интеллигентный человек любит и бережет все живое, а не только себе подобных. Древние римляне называли это благородное свойство человеческой души «перспиенция».

Жестокие люди, однако, находились и среди них. Увы… Человек не совершенен, мой друг, таким он был во все времена, таким и останется.

Доктор наверняка ответил бы на вопрос Фрица с гораздо большим негодованием, если бы не был таким уставшим. Ему было очень неловко перед своими спутниками за свое неумение сидеть в седле, и он молил Бога, чтобы они не заметили, что отдых требуется не только его лошади, но и ему самому. Во второй половине дня путешественники сделали еще один привал, но, несмотря на это, вопреки опасениям дона Пармесана все же к вечеру добрались до форта Тио.

В Аргентине, как вы, мои читатели, уже поняли, многие привычные нам понятия и явления приобретают порой весьма своеобразные и неповторимые черты, присущие только этой прекрасной и удивительной стране. Вот и в понятие «форт» здесь вкладывают не совсем тот смысл, что в других странах, в частности, в государствах Северной Америки. Форт Тио представлял собой не очень большую площадку, густо обсаженную колючими кактусами — живой изгородью. На этой площадке разместились несколько убогих ранчо, которые служили казармой для человек двадцати солдат во главе со своим командиром, лейтенантом, исполнявшим обязанности коменданта этой, в общем-то, бутафорской крепости. Ворота форта, смотревшиеся довольно странно в обрамлении стволов кактусов, были распахнуты настежь. Как только путешественники подъехали к ним, навстречу им вышел сам лейтенант.

— Добро пожаловать! — приветливо воскликнул он. — Сеньоры, я бесконечно рад видеть вас… -

Он запнулся. Доктор и Фриц сразу поняли, в чем дело. Комендант не сводил глаз с хирурга. Похоже, дон Пармесан был в междуречье Рио-Саладо и Рио-Саладильо весьма популярной персоной. Придя, наконец, в себя после этой неожиданной встречи, лейтенант весело расхохотался и воскликнул:

— Сеньор хирург! Судьба благосклонна к нам, вы снова посетили наш Богом забытый уголок! Поведайте же быстрей, какие новые блестящие операции удалось провести вам с тех пор, как мы с вами расстались в Росарио?

Он не скрывал иронии, заложенной в этом вопросе. Хирург ответил ему с видом не понятого и оскорбленного в своих лучших побуждениях человека:

— Советую вам справиться об этом непосредственно у тех людей, которых я оперировал. А, кстати, господин лейтенант, у вас или ваших подчиненных не возникло с тех пор, как мы расстались, нужды в ампутации ноги?

— Должен вас разочаровать, сеньор, такой надобности никто из нас не испытывает, как это ни прискорбно для вас, все мы здоровы и отлично себя чувствуем.

— Но может быть, кто-нибудь желает, чтобы у него удалили нижнюю челюсть?

— Пожалуй, и такого человека среди нас не найдется. Я, например, со своей стороны, могу вам точно сказать, что я не смогу обходиться без нижней челюсти, да и без верхней тоже. Но может быть, мы оставим эту тему? С вами, я вижу, прибыли еще два сеньора. Познакомьте же нас!

— О… — замешкался дон Пармесан, — это благородные сеньоры, прибыли в нашу страну из Европы, но у них такие имена… такие… — труднопроизносимые, одним словом.

Приват-доцент поспешил представиться сам, а также отрекомендовал лейтенанту Фрица. После этого они спешились и по приглашению лейтенанта направились к тому ранчо, которое он занимал, как комендант форта, один. Оказалось, пеон, сопровождавший дилижанс, сдержал свое слово, что было приятно уже само по себе, и предупредил лейтенанта о скором прибытии трех путешественников, которым потребуется ночлег.

Солнце уже садилось, и солдаты начали загонять во двор форта своих лошадей и коров. Последних здесь держали в качестве ходячего запаса мясного провианта.

Беседа коменданта форта с ученым из Германии тем временем продолжалась. Слово за слово, и лейтенант постепенно начал понимать, что имеет в данном случае дело с человеком чрезвычайно наивным и непрактичным. Но, чтобы проверить, верное ли он составил себе представление об этом тщедушном иностранце, собирающемся вести палеонтологические раскопки в Гран-Чако, лейтенант задал вопрос:

— Вы хотите ждать здесь ученых и их слуг, которые прибудут вам на помощь?

— Нет-нет, я никого ждать не буду. Со мной ведь уже есть один компетентный в данной области человек, сеньор Пармесан, и одного слуги мне вполне достаточно.

— Я поражен. Нет, вы и в самом деле считаете, то больше вам ничего не нужно, никакой помощи?

— Ничего и никого.

— А, я понял. Вы, конечно, шутите, сеньор! Но все же ответьте мне, хотя бы в порядке шутки: как вы представляете себе собственное существование в суровых условиях Гран-Чако? Есть у вас с собой, например, мука?

— Мука? Нет.

— А вяленое мясо, сало, жир?

— Тоже нет.

— Ну тогда хотя бы кофе, чай, какао, табак?

— Нет.

— Господи! — Лейтенант начинал терять терпение. — А порох, серные спички, одежду, обувь? Ножницы вы прихватили с собой?

— Вся моя одежда на мне, — невозмутимо ответил приват-доцент, — и у меня еще есть мешочек пороха.

— Но этого очень мало! Что вы собираетесь есть? А пить? Котелок для варки у вас имеется?

Перечисляя один за другим необходимые во всяком путешествии предметы, лейтенант словно задался специальной целью найти хотя бы что-нибудь в опровержение своего первоначального мнения о докторе Моргенштерне, как о крайне неприспособленном к жизни человеке. Но напрасно он это делал.

— Котелка у меня нет потому, что я и не собирался ничего варить, — все с тем же непробиваемым хладнокровием ответил ему приват-доцент, — Мы будем пить воду из ручьев и есть мясо дичи.

— Должен вам сообщить, что Гран-Чако вовсе не изобилует ручьями. По ту сторону Рио-Саладо простираются почти безводные труднопроходимые лесные дебри. Если вы не возьмете с собой запаса чистой питьевой воды, вам придется неделями обходиться без нее. А если не будет дождей? Что же касается дичи… Вы хорошо стреляете?

— Мой слуга Фриц — отличный стрелок. А кроме того, мы можем взять на вооружение опыт североамериканских трапперов: они питаются в основном мясом зверей, которых ловят в свои капканы.

— Но здесь не Северная Америка, сеньор, — скептически усмехнувшись, сказал лейтенант. — Кстати, и местные индейцы очень отличаются от североамериканских, встречи с ними далеко не всегда хорошо кончаются для белого человека.

— Они не сделают мне ничего плохого, если я не причиню им зла, а в мои намерения это не входит.

— Да? Как же вы, право, наивны. Послушайте: мы регулярно платим им дань в виде лошадей, быков, овец только за то, чтобы они не трогали стада в пампе. Официально мы называем эту дань подарками, что, конечно, является лицемерием с нашей стороны, но таковы правила игры, ничего не поделаешь, к сожалению. Мало того: несмотря на то, что мы эти правила неукоснительно соблюдаем, индейцы, со своей стороны, вовсе не считают нужным их придерживаться. Они частенько переходят границу и уводят из пампы сотни голов скота, иначе говоря, просто воруют. Но если бы они угоняли только скот, это было бы еще полбеды. Им ничего не стоит выкрасть и человека, чтобы потом потребовать за него выкуп. А знаете, как они объявляют свои ультиматумы? Очень просто: являются, как к себе домой, к представителям власти и говорят, сколько хотят получить, не соглашаясь ни на какие переговоры или поиск компромиссов.

— Но как же можно идти у таких нахалов на поводу? — возмутился ученый. — Их нужно наказывать!

— Об этом и речи быть не может. Если не выполнить их условия, человек, взятый ими в заложники, неминуемо погибнет, у нас нет средств для его освобождения. Поймите: вы очень просто можете оказаться в роли такого заложника.

— О нет, со мной этого произойти не может. Вы ведь меня совсем не знаете, а между тем я чрезвычайно хитер.

— Охотно верю, что в какой-то определенной области знаний вы, сеньор, может быть, и очень хитры, но только не в науке путешествий по Гран-Чако. Да что там долго говорить: та одежда, что сейчас надета на вас, никакая не одежда для Гран-Чако, в зарослях все это очень быстро превратится в лохмотья.

— Хорошо, я приму ваши советы к сведению.

— И потом, ну скажите: что это за сапоги на вас?

— А что? Отличные сапоги. В таких все гаучо ходят.

— Да в том-то и дело, что никуда они в них не ходят, а только скачут верхом на лошади, да в своих ранчо пройдутся разок-другой по полу, вот и все. Ну как вы собираетесь босыми ступнями ходить по камням Гран-Чако?

— Я планирую там передвигаться исключительно верхом на лошади.

— Но ваша лошадь может погибнуть!

— На этот случай у меня есть резервная. О, я все продумал! Послушайте, я же не сказал вам еще самого главного: в Гран-Чако мы отправимся не одни, а с друзьями.

— И кто же эти ваши друзья?

— Отец-Ягуар и его люди.

— О! Так вы знакомы с Отцом-Ягуаром?

— Да. Мы встречались с ним недавно в Буэнос-Айресе, Получилось так, что в эти места он прибыл раньше нас, но скоро мы его догоним.

— Что ж, с Отцом-Ягуаром вы будете действительно под надежной защитой. Он проезжал мимо форта недавно и проследовал в лагуну Поронгос, где, как мне помнится, намеревался пробыть два дня.

— Мы хотим быть там завтра к вечеру.

— Это вполне вероятно. Скажите, а Отцу-Ягуару известно о том, что вы собираетесь искать останки доисторических животных?

— Да, и он даже говорил мне, что в Гран-Чако их можно встретить чуть ли не на каждом шагу.

— А дал ли он вам свое твердое согласие на ваше участие в экспедиции? — со вновь проснувшимся недоверием к чудаку-ученому спросил лейтенант.

— Этого я, к сожалению, не могу утверждать, — вздохнув, ответил доктор. — Я обращался к сеньору Хаммеру с такой просьбой, но он, откровенно говоря, отказал мне.

— Да… Об этом я и сам мог бы догадаться. Разумеется, у Отца-Ягуара есть дела поважнее раскапывания костей. Значит, вы преследуете его, так сказать, тайно?

— Да, пожалуй, тайно, что по-латыни значит «кланкулум» или «кландестинус», а также «фуртинус» или «латито».

— Нет, вы, положительно, редкостный чудак, сеньор! К каким-то давно умершим древним римлянам вы относитесь с гораздо большей почтительностью, чем к необыкновенному, знаменитому живому человеку! Да оглянитесь вокруг! В пампе полно мест, где можно без всяких хлопот раскапывать кости. И при этом не подвергать свою жизнь ни малейшей опасности, в то время как в Гран-Чако с любого дерева на вас может спрыгнуть ягуар или индеец, который не уступит этому зверю в свирепости…

— О! Встреча с ягуаром меня совершенно не страшит, я буду только рад ей.

— Рады? Ну я и не знаю, что ответить на это! — сказал лейтенант и развел руками.

— Понимаете, — стал объяснять ему доктор, — мне, как зоопсихологу, чрезвычайно интересно провести один эксперимент с этим животным. Я открыл средство, с помощью которого можно укротить без труда любого, самого свирепого зверя.

— Но такого средства не существует и существовать не может, — тихо, как говорят с упрямым капризничающим ребенком, произнес лейтенант.

— Сеньор, вы ошибаетесь!

— Ну так поведайте мне в таком случае, что это за чудодейственное средство.

— Извольте. Я отнюдь не делаю секрета из своего открытия и с удовольствием поделюсь с вами тем, что мне открылось в процессе одного, можно сказать, нечаянно проведенного мною эксперимента. Если вы хотите остановить дикого зверя, вам нужно просто схватить его за хвост, по-латыни называемый «гауда».

На этот раз у лейтенанта не нашлось уже никаких слов для возражения, и он застыл на месте с открытым ртом, глядя на ученого с тем неподдельным крайним изумлением, с каким люди обычно смотрят на что-нибудь до абсурда нелепое.

— Вы удивлены? — улыбнувшись, спросил приват-доцент. — Это. для вас явилось неожиданностью?

— Да, вы правы, этого я не ожидал, не ожидал… — сказал офицер, и у него вырвался короткий нервный смешок.

— Не надо смеяться, сеньор, я проверил свой вывод на практике.

— Хватать ягуара за хвост… Какая блестящая мысль!

— Да, это остроумно и в то же время просто, как все гениальное, не побоюсь этого слова.. Пока человек находится позади зверя, тот не может его укусить.

— Но ягуар невероятно гибок и изворотлив. Он может изогнуться как угодно и все равно схватит вас в конце концов.

— Нет, этого он делать не станет, потому что заревет от страха и убежит прочь.

— Нет, это в чистом виде безумие — то, что вы говорите! Я прошу, умоляю вас, слышите: никогда не проводите подобных экспериментов! Это будет стоить вам жизни!

— О вы совершенно напрасно принимаете меня за сумасшедшего. Ягуар для меня опасен гораздо менее, чем некоторые двуногие, например, один капитан из крепости Санта-Фе.

— Капитан из Санта-Фе? А когда вы встречались с ним?

— Вчера.

— Тогда это может быть только один капитан, а именно капитан Пелехо. Он был для вас, говорите, опасен… Что это значит? Он что, хотел вас арестовать?

— Ну да, произошло недоразумение, в котором нет ни малейшей нашей вины, но капитан Пришел из-за этого в неописуемую ярость. Может быть, вы хотите знать подробности этого неприятного происшествия?

— Мне бы очень хотелось узнать об этом, — ответил офицер, и лицо его при этом странно вытянулось.

И простодушный ученый, которому даже в голову не пришло поостеречься, хотя любой другой человек на его месте непременно это сделал бы, рассказал лейтенанту все, как оно было. По мере того, как он переходил от одного эпизода этой истории к другому, лицо лейтенанта становилось все более серьезным и мрачным. А когда приват-доцент закончил, комендант форта заговорил с ним уже совершенно иным, чем до сих пор, тоном, сухо и официально:

— Сеньор, сожалею, но должен поставить вас в известность: капитан Пелехо — мой непосредственный предшественник на посту коменданта этого форта, а также мой нынешний начальник, и я его очень уважаю. Сейчас он инспектирует форты, расположенные вдоль границы с Гран-Чако, сегодня находится в форте Учалес, а завтра должен прибыть к нам. Так что вам, ради вашей же собственной безопасности, будет лучше покинуть наш форт до его прибытия.

— Не стоит вам, право, так уж сильно беспокоиться о моей безопасности, — спокойно ответил доктор. — Я не боюсь вашего начальника.

— Мне глубоко безразлично, сеньор, есть у вас причина его опасаться или же ее не существует. Но я — его подчиненный и, в соответствии с принятой в армии Аргентины субординацией, отвечаю перед ним за каждое свое деяние. Не надо быть провидцем, чтобы догадаться, что ему не может понравиться то, что я предоставил вам свой кров. Сейчас, на ночь глядя, я, конечно, вас с территории форта не выгоню, но и ночевать с вами под одной крышей тоже не могу. Вы должны понять меня и поискать себе место для ночлега в каком-нибудь другом ранчо.

После этих слов он резко встал и вышел, держа голову неестественно прямо и слегка закусив нижнюю губу. Доктор задумался, но раздумья его вскоре прервал хирург, который сообщил, что подготовил для всех троих спальные места, и спросил:

— А что это вдруг случилось с лейтенантом? Он вышел отсюда с таким лицом… Вы чем-то рассердили его?

— В общем, да, хотя, видит Бог, нисколько не желая этого. Мой рассказ об одном происшествии почему-то вызвал у него сильное раздражение. Однако для нас сейчас предпочтительнее думать не об этом, а о том, как бы получше выспаться.

Хирург привел доктора Моргенштерна в ранчо, обитатели которого ради гостей покинули его стены. В маленьком калебасе чадил масляный фитилек, скупо освещавший хижину. На полу лежало несколько охапок сена, это были те самые «спальные места», о которых говорил хирург. На них путешественники немедленно и плюхнулись и спали всю ночь крепко, не хуже, чем на перинах.

Поднялись они очень рано, в тот час, когда ночная тьма только-только начинает расползаться серыми клочьями утреннего тумана. Солдаты еще спали. Путешественники отыскали своих лошадей, сами открыли запертые на ночь ворота форта и выехали в пампу.

Фриц и хирург, бывавшие прежде в лагуне Поронгос, уверенно определили направление, в котором им следует двигаться, и троица бодро двинулась вперед.

На этот раз доктор Моргенштерн переносил трудности скачки галопом уже гораздо легче, чем накануне. Останавливались путешественники только затем, чтобы дать лошадям вдоволь наесться влажной от росы травы, удовлетворяя таким образом сразу две их потребности — в еде и питье.

Но и сами путешественники начинали чувствовать голод. Вот тут-то ученому и пришлось внутренне признать правоту лейтенанта: за всю первую половину дня они не встретили никаких других представителей фауны, кроме стервятников, а поскольку всем известно, что мясо у них жесткое и невкусное, то и охотиться на них не стали — это не имело никакого смысла. К счастью, дон Пармесан оказался гораздо предусмотрительнее обоих немцев: накануне вечером он приобрел у одного из солдат в форте порядочный кусок свежего мяса. Радостно оживленный оттого, что может накормить своих спутников, исполняя роль сильного по отношению к слабым, он рассек кусок на три равные части и, надо сказать, довольно ловко.

Чтобы поджарить мясо, они развели костер из сухой травы. Она вспыхнула очень сильно, и мясо скоро было готово. А когда путешественники оторвались, насытившись, от еды, то заметили невдалеке какое-то шевеление в траве. Фриц и хирург насторожились.

— Что там? Что вы заметили? — спросил их доктор.

— Там копошится вискаша, — ответил Фриц, — местный кролик.

— Где?

— Вон там… впереди, нет, чуть левее, герр доктор! Выбрался на прогулку, значит, голубчик… Эти вискаши — ребята компанейские, он тут не один должен быть.

Вискаша равнинная — действительно один из видов кролика, прижившийся в пампе, больше похож на шиншиллу, чем на зайца или кролика, и гораздо крупнее своих европейских родственников. Относительно компанейского характера вискаши Фриц был тоже прав: эти животные живут семьями, норки их имеют не один вход, а, как правило, несколько, словно в домах состоятельных многодетных буржуа, и располагаются точно в центре бугорков, которых на глинистой почве пампы встречается в иных районах немало.

Оглядевшись по сторонам, наши путешественники выбрали один из таких бугорков в качестве объекта для охоты. Моргенштерн и хирург начали немедленно его раскапывать. Фриц взял свое ружье наизготовку. Опытный охотник поступил бы, конечно, совершенно иначе и уж наверняка не ушел бы с этого места без добычи. Раскапывая норку так открыто, можно напугать вискаш, и они быстро-быстро разбегутся. Но новичкам, по известным всем законам капризной фортуны, почему-то везет: уже через несколько минут Фриц выпустил несколько зарядов в животных и издал победный клич. В руках у него болтались два вискаши. Их тушки погрузили на вьючных лошадей, и компания двинулась дальше.

Вскоре трава стала более влажной и мягкой. На севере замаячили силуэты отдельных деревьев — верный признак того, что лагуна была уже совсем близко. Это были лимонные деревья, и, значит, где-то рядом с ними имелось озеро или болото, иначе они не смогли бы выдержать суровых для них климатических условий пампы. Солнце уже приближалось к горизонту, когда путники увидели, наконец, вдали блеснувшую красновато-золотистыми отсветами на темнеющей воде полоску моря… Все бугорки и вмятины на траве под косыми лучами закатного солнца обозначились теперь гораздо более резко и отчетливо, чем днем, и стали видные отпечатки лошадиных копыт. Скорее всего, рассудили наши путешественники, эти следы оставила экспедиция Отца-Ягуара. Стало совсем темно. Путешественники один за другим стали вздыхать — эх, сейчас бы пришпорить лошадей, но не видно ни зги…

Молча они спешились и расседлали лошадей, связав им ноги таким образом с помощью лассо, что животные могли передвигаться только крохотными шажками. Потом развели костер из сухих ветвей лимонных деревьев, благо на земле их валялось предостаточно. Мясо вискаши оказалось не очень вкусным, но, впрочем, вполне съедобным, признали все трое, сделав, правда, одну маленькую оговорку: если ты весь день провел в седле и твой желудок не сохранил после скачки даже воспоминаний о завтраке. После ужина все трое завернулись в свои пончо и чирипы и улеглись спать.

Утром они обнаружили, что находятся на восточном берегу лагуны, вблизи впадения в нее Рио-Дульсе [43]. Это название река получила за свою необычайно вкусную воду. Но таков ее вкус лишь в нижнем течении. А в местах, где река рассекает солончаковые почвы, употреблять ее воду в пищу из-за горько-соленого вкуса, напротив, невозможно, да и название у нее там иное — Рио-Саладильо [44].

Позавтракав остатками жареной крольчатины, доктор Моргенштерн, Фриц и хирург двинулись дальше по вчерашнему следу. Он долго шел вдоль берега, потом постепенно стал отклоняться от него. Вскоре они наткнулись на следы лагерной стоянки большой группы людей: несколько кострищ и довольно большую площадку, истоптанную и выщипанную лошадьми. Но как давно стояли здесь люди, они не могли определить точно, для это надо получше знать природные особенности почвы и растительности в пампе. От лагеря следы пошли в северо-восточном направлении. Потихоньку в голову доктора Моргенштерна стало закрадываться сомнение: а вдруг эти следы принадлежат вовсе не экспедиции Отца-Ягуара? Оказалось, он был не одинок в своих сомнениях. Дон Пармесан вскоре высказал то же соображение вслух.

— Нет, нет, — уверенно возразил ему Фриц, — можно наверняка утверждать, что это все-таки их следы. Я внимательно их изучил: здесь проехали двадцать четыре всадника, а их в экспедиции Отца-Ягуара именно столько, считая, конечно, и его самого.

— Но он, насколько мне известно, — сказал хирург, — собирался от лагуны двинуться к Гран-Чако, то есть на северо-запад или север отсюда, а никак не на северо-восток.

— Но почему бы не предположить, что у него появились какие-то веские причины для того, чтобы на время отклониться в сторону от первоначально намеченного маршрута? На время, понимаете… — возразил дону Пармесану теперь уже ученый, сначала думавший так же, как и он.

— То есть, если я вас правильно понял, — сказал хирург, — вы считаете, что нам нужно продолжать держаться этих следов?

— Да, конечно. Дело в том, что Отец-Ягуар, несмотря ни на какие вновь появившиеся обстоятельства, в любом случае должен быть где-то поблизости от этой лагуны. Других следов мы здесь не встретили, следовательно, вероятность того, что это следы именно его экспедиции, очень высока.

Хирург сказал, что эти доводы его убедили, и они повернули на северо-восток. Снова пошла плоская, бескрайняя пампа. И опять на горизонте небо и ковер травы сливались в одну неразделимую сине-зеленую полосу Следы от лошадиных копыт были видны прекрасно. В полдень путникам встретился бьющий из-под земли родник, возле которого они снова обнаружили следы новой лагерной стоянки, и решили последовать примеру экспедиции Отца-Ягуара — отдохнуть также на этом самом месте.

Доктор Моргенштерн достал свой походный компас, соединенный с цепочкой от карманных часов. Прибор показал, что следы имеют тенденцию постепенно отклоняться от северо-восточного курса, пожалуй, можно даже было сказать, что теперь они шли уже на восток, а еще точнее, в направлении ост-норд-ост, и это вновь открывшееся обстоятельство очень не понравилось хирургу. Он разочарованно покачал головой и сказал:

— Если мы и дальше будем придерживаться этого же направления, то до Гран-Чако будем добираться всю оставшуюся жизнь. Если я не очень ошибаюсь, то, двигаясь этим курсом, мы минуем долину Рио-Саладо, где расположены переправы Пасо-де-лас-Кан и Пасо-Квебрахо. Я опять начинаю сильно сомневаться в том, что мы идем по следу экспедиции именно Отца-Ягуара, а не кого-нибудь другого. Не лучше ли нам, пока не поздно, вернуться к лимонным деревьям и повернуть все-таки к Гран-Чако?

— Не согласен! — запротестовал Фриц. — Сначала было бы разумнее догнать тех, по чьим следам мы идем, кто бы эти люди ни были, они, я уверен, поделятся с нами своими припасами… Очень есть хочется!

Последний аргумент оказался для дона Пармесана особенно весомым. Он согласно кивнул головой и сказал:

— Резонно. Пока мы ехали, я все время высматривал какого-нибудь зверя, чтобы подстрелить его нам на обед, но, кроме этих чертовых стервятников, ни единой божьей твари в округе не заметил. Так и быть! Едем дальше по этим следам.

Они проехали еще несколько часов, не теряя нить следов из виду. День уже начинал клониться к вечеру, когда хирург вдруг натянул поводья и взволнованно, но очень тихо сказал:

— Страус! Там ходит страус! Вот оно, спасение от голода, сеньоры…

Действительно, невдалеке, низко наклонив голову к земле и что-то в ней роя, стоял страус-нанду. Он был настолько поглощен своим занятием, что не обращал совершенно никакого внимания на появившихся совсем близко от него людей.

— Но я слышал, — задумчиво произнес Фриц, — что страуса очень трудно поймать.

— Ваша милость права, — отозвался хирург, — но нам необычайно повезло — вот же он, совсем рядом с нами!

Доктор Моргенштерн очень серьезным тоном добавил:

— Сеньоры, позвольте мне высказать мнение исследователя-экспериментатора. Мне известен верный способ поимки этой птицы.

— И в чем же он состоит? — нетерпеливо спросил дон Пармесан.

— Как вы, вероятно, знаете, страус имеет обыкновение прятать свою голову.

— Об этом я слышал.

— Отлично. Как только он это сделает, мы подберемся к нему так же незаметно, как царь Давид к филистимлянам [45].

— Сеньор, я что-то не совсем вас понимаю. А вы, случайно, не шутите?

— Нисколько.

— В таком случае попробуйте сами заставить нанду спрятать свою голову

— О, это вовсе не так уж трудно, как вы предполагаете.

— Но все же как это сделать? Скажите!

— Не понимаю, право, почему вы так недоверчивы, сеньор. Вы же не знаете ни одного верного способа поимки страуса, а я знаю хотя бы этот.

Пармесан только открыл рот, чтобы снова что-то возразить доктору, как его перебил Фриц:

— Не спорьте, пожалуйста, сеньоры! У меня возникла одна идея. А в то, что страус бегает быстрее лошади, вы верите, дон Пармесан?

— Нет. Это утверждение противоречит тому очевидному факту, что нанду часто пасется рядом с лошадьми и коровами.

— Хорошо, тогда я предлагаю отложить на время эту теоретическую дискуссию и посмотреть на эту птичку в деле. Значит, сделаем вот как: я сейчас слезу с лошади и залягу в траве с ружьем, а вы с доктором вспугнете его с двух сторон и погоните на меня. Могу обещать, что постараюсь не промахнуться.

Предложение Фрица было тут же одобрено. Доктор Моргенштерн направился к страусу с правой стороны, а хирург — с левой.

Вообще-то нанду ловят совсем не так С помощью болас это удается гораздо лучше, чем с помощью ружья.

Но так или иначе, а охота на страуса уже началась. Он же по-прежнему не замечал людей. И вдруг резко и неожиданно повернулся несколько раз вокруг собственной оси.

— Э! Да никак, — пробормотал залегший в траве Фриц, — это дама, и она собирается нести яйца! Все ясно: потому она и роет землю так остервенело — гнездо готовит. Ох, и аппетитный же омлет из них должен получиться, а главное, что его будет много, очень много. — И Фриц сглотнул слюну.

Оба загонщика гигантской птицы находились уже близко от ее хвоста, не более, чем в сотне метров. Обменявшись условными знаками, доктор и хирург одновременно пришпорили своих лошадей и с двух сторон устремились прямо на птицу. Тут уж страусиха наконец уразумела, что на нее охотятся, и рванула с места в карьер… Но где было лошади угнаться за ней!

Фриц, ощутивший вдохновляющий прилив охотничьего азарта, уперся левым локтем в землю и поднял ствол своего ружья. Грянул выстрел. Страусиха подпрыгнула, неуклюже растопырив крылья, потом закрутилась на одном месте, скорость ее вращения все возрастала, возрастала, и вдруг, как подкошенная, она упала на землю.

Фриц встал из травы, взял под уздцы свою лошадь, но направился не к убитой им страусихе, а к своим спутникам.

— Удалось! Удалось! — ликовал хирург, стремительно соскочив с лошади.

Фриц было хотел удержать его, но не успел, и через несколько секунд дон Пармесан был уже возле поверженной птицы. Однако страусиха была еще жива. Собрав остатки своих сил и злости на людей, она подняла голову на длинной шее и клюнула хирурга в плечо, да так сильно, что пробила плотную ткань пончо и сквозь дыру в нем вырвала из плеча кусок мышцы с кожей.

— О небо! О ад! — страшно закричал несчастный дон Пармесан, судорожно подпрыгивая от дикой боли. Потом простонал: — Эта дьяволица еще жива… Она меня ранила… Теперь я умру… О-о-о!

Подошел Фриц и выстрелил в страусиху еще раз. После этого внимательно осмотрел рану хирурга. На первый взгляд, она была неопасной и неглубокой, хотя кровь из нее текла довольно интенсивно. А в клюве мертвой птицы был поистине намертво зажат кусочек плоти хирурга. С огромным трудом, но все-таки разжав клюв, Фриц вынул из него этот кровоточащий кусочек и протянул его дону Пармесану со словами:

— Сеньор! Для такого искусного хирурга, как вы, я думаю, не составит особого труда приладить этот кусочек говядины на его законное место.

— Говядины? — проревел хирург. От его голоса в этот момент кровь стыла в жила. — Или вы немедленно заберете свои слова обратно, ваша милость, или я вызываю вас на дуэль!

— Хорошо, хорошо, — сразу пошел на мировую Фриц, — беру свои слова обратно и прошу у вас прощения. Но можно, я все-таки верну этот кусочек м-м-мышцы туда, где ему надлежит быть?

— Это совсем не трудно. Но для такой операции нужны две руки, а у меня сейчас действует всего одна. Хотите помочь мне?

— Конечно, буду рад, сеньор!

— Тогда возьмите этот кусочек, постарайтесь вложить его в рану как можно точнее, так, чтобы все края его и раны совпали, а потом перевяжите плечо моим кушаком.

Моргенштерн тоже включился в проведение этой операции и помог Фрицу сделать все так, как рекомендовал хирург.

Закончив операцию, они смогли, наконец, рассмотреть убитую страусиху и нашли, что от обычной курицы эта птица отличается лишь ростом и весом. Уже ощущая во рту вкус куриного мяса, путешественники взвалили тушу страусихи на одну из своих вьючных лошадей, а затем внимательно осмотрели то место, где она что-то так старательно рыла. Там, в ямке, лежали, как и предполагал слуга доктора, яйца. Гнездо было расположено не очень-то далеко от цепочки следов лошадиных копыт. Да уж, небольшого, видно, ума была эта неосмотрительная птица!

Вскоре, придерживаясь все тех отпечатков лошадиных копыт на траве, наши путешественники двинулись дальше. Теперь они держали курс на север.

— Ну как, ваша милость, вы довольны? — спросил хирурга Фриц. — Мы движемся на этот раз точно к Гран-Чако, не так ли?

— Это меня радует, конечно, но меньше, чем вы могли бы ожидать, — морщась от боли и с трудом сдерживая уже готовый вырваться стон, ответил ему дон Пармесан. — Сделав такой огромный крюк, мы в результате подойдем к Чако со стороны Монте-де-лос-палос-Негрос, а у подножья этой вершины растут непроходимые леса. Тогда как, если бы повернули на север немного раньше, наш путь в Гран-Чако был бы несравненно более легким.

— Вы считаете, следовательно, что мы уже выехали из долины Рио-Саладо?

— Неужели в этом можно сомневаться?

Дон Пармесан задал этот вопрос тихо и как-то вяло, хотя, казалось бы, по логике его же собственного характера и поведения, ему следовало произнести его с этаким праведным возмущением. Можно было подумать, что он желал получить новое доказательство недоверия к себе. Но, скорее всего, причиной вялости хирурга была просто сильнейшая боль, которую он испытывал, хотя и не жаловался на нее, в чем надо отдать ему должное.

Фриц озадаченно молчал, но тут произошло нечто, подстегнувшее всю троицу, словно электрический разряд: они заметили с правой от себя стороны пасущихся пампасовых оленей [46]. Они поняли друг друга без лишних слов и тотчас взяли правее, не сводя трех пар глаз с одного молодого оленя, несколько отдалившегося от остального стада.

Олень заметил опасность и устремился к стаду, однако не слишком быстро, словно он моментально сообразил, что лошадям его все равно ни за что не догнать. Некоторое время между оленем и его преследователями сохранилась одна и та же дистанция, но, как только лошади перешли на быстрый аллюр, олень тоже прибавил скорость и без особого напряжения быстро добежал до своего стада, оставив охотников далеко позади себя. Теперь уже в движение пришло все стадо, устремившись к видневшемуся невдалеке лесу, в котором вскоре и скрылось. Путешественники остались не солоно хлебавши, Одно у них было утешение: они заметили, что на опушке леса блеснула под солнцем гладь воды.

— Увы, — меланхолично произнес дон Пармесан, — жаркое от нас сбежало. Сеньоры, вам приходилось когда-нибудь раньше есть мясо страуса-нанду?

— Я не пробовал его ни разу в жизни, — признался доктор. — Какого оно вкуса?

— Не отличишь от подметки, причем сильно стоптанной! Только умирая с голоду, можно заставить себя его есть.

— А масло, по-латыни «бутриум», не может его смягчить?

— Я лично никогда не пытался этим заниматься, сеньор, и не стану пытаться. По одной простой причине: ни за что на свете не соглашусь расходовать понапрасну такой чудесный продукт, как масло, на такое плохое мясо. А почему, интересно, вы задали этот вопрос? У вас что, разве есть масло с собой?

— Нет, но на теле страусихи имеются ее собственные жировые отложения, которые можно было бы использовать в кулинарных целях.

— Жир? У страусихи! У такой-то резвой бегуньи? Да нет у нее никакого жира, разве что небольшой намек на него.

— Пожалуй, вы правы, энергия, затрачиваемая птицей при быстром беге, сжигает все ее жировые отложения, если они вдруг у нее и появятся на короткое, относительно спокойное для нее время. И все же, должен вам сообщить, жир у нее должен быть: внутри каждой мышцы любого животного есть жировые прослойки.

— Ну, если мы будем жарить страусиное мясо, надеясь на эти прослойки, то оно получится у нас не мягче хорошего кресла из дуба. Нет, и пытаться не стоит, только время потеряем. Лучше сразу подумать о какой-нибудь иной возможности подкрепиться. К тому же, поскакав за оленями, мы потеряли нашу путеводную нить — следы неведомых нам пока всадников. Надо бы вернуться к этим следам.

— Поздно, к сожалению, — сказал Фриц. — Вот-вот стемнеет. Пора подумать и о ночлеге. Благодарение Богу, хоть лошади наедятся здесь прекрасной травы. Не стать ли нам всем тоже травоядными? Сколько проблем сразу бы отпало!

Фриц был, как в большинстве случаев, прав, но не учел одного очень важного обстоятельства: за ночь трава впитывает очень много влаги, и наутро следы на ней различить будет невозможно.

Путники подъехали к лесу, спешились, осмотрелись. Лес был довольно густой, состоявший из кактусов нескольких видов, а также огромного разнообразия видов бобовых растений. Край леса огибал неширокий ручей, впадавший невдалеке в небольшое озерцо с прозрачной, чистой водой. Возле него наши путешественники и расположились. Вскоре разгорелся костер, и — делать было нечего — они взялись за приготовление жаркого из страусиного мяса. Разделка птицы оказалась делом далеко не простым. Кожу они с нее стянули вместе с перьями. В желудке у страусихи были остатки растений, песок, камни, а еще лезвие ножа и шпора от сапога гаучо. Страусиха, похоже, была не особенно разборчивой в еде. Мясо ее, однако, с виду не производило впечатление грубого и резалось довольно легко. Дальнейшее исследование внутренностей птицы показало, что яиц она могла снести еще очень много: самые маленькие из них были размером с горошину, а иные — с кулак молотобойца. Самые крупные из них путешественники положили в золу от костра, но запах, который пошел от печеных яиц, нельзя было назвать приятным. Грудинная часть мяса страусихи выглядела очень аппетитно и была немедленно отправлена на вертеле из ветки в огонь, но едва Фриц взял в рот первый кусочек этого жаркого, как тут же его и выплюнул, и еще очень долго потом прокашливался, словно в горле у него сильно першило.

— Кошмар! — наконец выдавил он из себя. — Это и верно настоящая подметка!

Доктор Моргенштерн не смог откусить и самого маленького кусочка.

— Хм… — вслух подумал Фриц. — А что, если сделать из этой подметки отбивную?

Положив свой кусок мяса на землю, он отбил его как следует дулом своего ружья. Мясо стало как будто бы несколько мягче, во всяком случае, на вид… Но когда его снова подержали над огнем, приобрело твердость настоящего камня.

— Итак, — резюмировал Фриц с профессорским видом, — мы убедились в абсолютной верности гипотезы о том, что мясо маленьких птичек гораздо вкуснее и нежнее мяса гигантских представителей царства пернатых. Мы зря израсходовали наш порох, друзья мои, вот что я вам скажу! Да еще понапрасну взяли грех на душу, убив эту совершенно бесполезную для нас птичку. Ужасно! Где же нам теперь добывать пропитание?

Над головой Фрица раздался какой-то непонятный шорох, словно там, прячась за сплетением зеленых плетей одного из бобовых, сидел некто, собиравшийся дать ответ на вопрос Фрица, почти риторический в сложившихся обстоятельствах. Фриц поднял глаза. Да, это был прямой ответ, воплощенный в животном, сильно напоминавшем ящерицу и отдаленно змею, словом, небольшого дракона, и не сводившем своих светлых мерцающих глаз с огня. Не раздумывая, Фриц выстрелил в него. Животное упало к его ногам.

Доктор и хирург подскочили к Фрицу.

— Что это? Кто это? — удивленно спросил ученый. — Да ведь это… Кто бы мог подумать! Неужели?

— Да-да. Игуана собственной персоной, — разрешил его сомнения Фриц.

— Игуана! — радостно повторил хирург. — Замечательно! Ее мясо — самый большой деликатес на свете! Но имейте в виду, это очень злое животное, чуть что — кусается. Пока не убедитесь, что игуана мертва, лучше не приближайтесь к ней.

Убитая игуана лежала на земле абсолютно неподвижно. И все же Фриц и хирург подходили к ней на цыпочках, затаив дыхание.

Игуана, или, по-другому, лигуана, — большая южноамериканская ящерица, живущая на деревьях. На ее широкой плоской голове растянута в зловещем оскале большая пасть с несколькими рядами острейших зубов. На спине торчит не менее ужасный колючий гребень. Туловище венчает длинный-предлинный хвост. Лапы у игуаны мощные, с длинными когтями. На горле болтается кожаный мешок. Эта ящерица великолепно плавает и необычайно проворно передвигается по ветвям деревьев. Питается как животными: мелкими птичками и насекомыми, так и растениями: молодыми побегами деревьев, листьями и цветами. Обычные размеры игуаны — полтора метра в длину и метр в высоту, разумеется, если считать вместе с гребнем. Мясо этого монстра действительно, как сказал дон Пармесан, очень вкусное и нежное.

Но доктор задал своим спутникам весьма неожиданный для них вопрос:

— Неужели вы не остановитесь перед тем, чтобы употребить в пищу этот экземпляр редкого представителя местной фауны?

— Конечно. Игуана особенно вкусна, если зажарить ее на костре прямо с чешуей. А вы, сеньор, разве не знаете этого? — ответил ему хирург, в свою очередь, вопросом на вопрос.

— Странно, право, сеньор, что именно вы подвергаете сомнению мои знания зоолога. Да, мне хорошо известно, что мясо этой ящерицы люди употребляют в пищу, но меня вы можете исключить из числа едоков на этот раз. Я предпочел бы в данном случае даже весьма часто используемых в китайской кухне дождевых червей, трепангов и голотурий, но ни за что не буду есть игуану.

— Подождите еще немного, ваша милость, не ложитесь пока спать! — сказал хирург. — Скоро жаркое уже будет готово, и, может быть, когда вы его увидите и понюхаете, как оно пахнет, передумаете…

И он протянул руку с ножом к игуане, чтобы начать ее разделывать. Но неожиданно Фриц отвел его руку, сказав несколько вызывающим тоном:

— Постойте, сеньор! Давайте уточним одну небольшую деталь. Ответьте мне: кто из нас подстрелил игуану?

— Ну вы…

— Правильно. Следовательно, она — моя собственность. Каждый, кто захочет отведать ее мяса, должен мне заплатить за это.

— Заплатить? Но это же смешно! Позвольте узнать, сеньор, на каком это основании вы утверждаете такие странные вещи?

— На том же, на каком вы хотели посчитаться со мной, вызвав меня на дуэль за «говядину».

— Но в том случае все было правильно и справедливо. Если кабальеро подвергся оскорблению, сатисфакция по законам чести обязательна.

— А в случае с игуаной тоже, если как следует в нем разобраться. Вы потребовали от меня платы за свою собственность в виде выстрела, который вполне мог бы оборвать мою жизнь. Я же поступаю гораздо гуманнее, требуя с вас за свою всего лишь денег. Итак, довольно этих выяснений отношений, фунт мяса игуаны сегодня стоит… пятьдесят бумажных талеров — вот сколько. Но я передумал и вообще не буду его продавать.

— Сеньор… Но вы… шутите?.. — весь дрожа, спросил хирург.

— Я серьезен, как никогда. Тот, кто требует сатисфакции в виде выстрела за ничтожный проступок от своего товарища, не вправе рассчитывать на снисходительность по отношению к себе.

Фриц отрезал от туши игуаны порядочный кусок мяса, нацепил его на заостренную ветку и пристроил над пламенем костра. И очень скоро от мяса поднялась тонкая струйка волшебного аромата…

— Хм. Недурно! — заметил Моргенштерн. — Если эта ящерица и на вкус в самом деле так же хороша, как идущий от нее аромат, я, пожалуй, не устою…

На это отступничество доктора Фриц, поглощенный процессом приготовления экзотического жаркого, никак не прореагировал.

Ему уже приходилось пробовать мясо игуаны, и он хорошо представлял себе, что произойдет с его спутниками, когда оно будет полностью готово.

Наконец этот вожделенный всеми тремя путешественниками момент наступил. Изумительно вкусный запах, казалось, поглотил все остальные на берегу озерка, во всяком случае, он тут главенствовал и мог свести с ума голодного человека… Тем не менее хитрец Фриц продолжил пытку для своих спутников: медленно отрезал себе маленький кусочек мяса, положил его в рот и изобразил на лице величайшее наслаждение, закатив глаза к небу и как бы от восхищения слегка помычав. Для дона Пармесана это было слишком, он не выдержал и, начисто забыв о своей обиде, робко спросил:

— Сеньор, вы действительно не желаете продать ни одного куска?

— Нет.

— И даже самого маленького кусочка?

— Даже самого маленького.

— Скажите тогда… — дон Пармесан сглотнул слюну, — а сколько стоит тот кусочек, который вы сейчас едите?

— Вы — неплохой едок, поэтому для вас всего лишь сто бумажных талеров.

— Ну и ну! И таких денег вы требуете за один лишь небольшой кусок? Да его всего раз десять укусишь, — дон Пармесан опять сглотнул слюну, — и ничего не останется…

— Я знаю, что вы способны делать огромные укусы, сеньор. Нормальных укусов в этом куске двадцать. Десять — это как раз фунт. Так что вы должны мне за два фунта ровно сто бумажных талеров.

— Но это неслыханно дорого! Я прошу вас, скиньте цену, ну вспомните о том, что я все-таки раненый!

— О, я, разумеется, помню про это. Раненый должен соблюдать диету, а самое лучшее для него — несколько дней вообще ничего не есть. Забыть о еде, и все!

— Это невозможно, когда рядом жарится такое ароматное мясо! Сеньор, вспомните, как поступают, в таких случаях благочестивые люди, думающие о ближнем своем. Я готов заплатить вам!

И он достал трясущимися руками кошелек из кармана.

— Не надо, спрячьте ваши деньги! — воскликнул сбросивший наконец маску стяжателя Фриц. — Я ничего с вас не возьму. Мне просто очень хотелось преподнести вам один урок, чтобы раз и навсегда поняли, что нехорошо, неприлично предъявлять по мелочным поводам претензии к товарищу, то есть, как вы только что сказали, «ближнему своему», с которым делишь все трудности и опасности пути и в любой момент можешь попасть в ситуацию на грани жизни и смерти. Я никогда бы не поступил так, как вы. «Все мое — твое» — это главный закон в таком путешествии, на которое мы решились. И, конечно же, игуана — общая собственность. Ешьте, сколько хотите!

Конфликт был исчерпан. Произнеси Фриц еще несколько фраз, дон Пармесан, вполне возможно, уже не перенес бы этого просто физически. Главное, что он понял из нравоучительного спича Фрица, это то, что все преграды отпали и можно есть! Быстренько-быстренько он отрезал себе порядочный кусок мяса и впился в него зубами. Фриц тоже отрезал себе еще кусочек. Подошел доктор Моргенштерн. Некоторое время он молча взирал на трапезу своих спутников, а потом робко поинтересовался:

— Фриц, а что, это действительно так вкусно?

— В высшей степени!

— Тогда, пожалуй, и я попробую немножко. Но, прошу вас обоих иметь в виду, только для того, чтобы потом иметь право сказать, что я ел мясо игуаны.

— Я, разумеется, так сразу и понял, герр доктор. В самом деле, ну что будут говорить о вас в Ютербогке, когда узнают, что вы путешествовали по Южной Америке и не попробовали мяса игуаны! Это же нонсенс! Так я отрезаю?

— Конечно, отрезай!

И Фриц очень быстро зажарил для своего хозяина новый кусок мяса. Доктор попробовал его, нашел, что вкус мяса оказался не хуже того аромата, что оно распространяло, пока жарилось, но интерес исследователя все-таки победил в нем аппетит проголодавшегося человека. Он пристально всмотрелся в структуру волокон мяса игуаны, потом повертел кусок так и этак и, наконец, изрек:

— Эта ящерица заслуживает того, чтобы быть переведенной в более высокий разряд животного мира. Такого нежного мяса нет ни у птиц, ни у рыб, ни у млекопитающих. Я обязательно отмечу этот факт в одной из своих будущих научных работ

Доктор, его слуга и хирург доели мясо в молчании, ибо слов, отражающих то наслаждение, которое они испытывали, уже не находили… Спать они улеглись с приятными мыслями, и сон их был глубоким и спокойным.

Глава VII

ГИГАНТСКАЯ ХЕЛОНИЯ

Когда Фриц проснулся на следующее утро, то первое, что он увидел, — хирурга, который хлопотал над разгоравшимся костром, собираясь заняться приготовлением завтрака из остатков мяса игуаны. С резвостью берлинского уличного мальчишки Фриц выскочил из своего пончо, свернутого на ночь коконом, и подбежал к дону Пармесану, жизнерадостно заявив, что тоже давно не ел ничего вкусненького.

Эти его слова разбудили доктора Моргенштерна. Сквозь еще не разлипшиеся после сна ресницы он осмотрелся по сторонам. Утро было ясное, тихое, свежее. Капельки росы на изумрудно-зеленой траве поблескивали в косо падающих на землю лучах восходящего солнца, как осколки бриллиантов. Сквозь прозрачную гладь озерка просматривалась дно. Притяжение этого магического кристалла чистой воды было так велико, что ученый залюбовался им. И вдруг резко вскочил на ноги, воскликнув:

— Друзья мои! Я совершил потрясающее открытие: мы можем разнообразить свое меню. В этом прекрасном водоеме, оказывается, водится рыба! Только как же ее поймать?.. У нас нет ни сети, ни удочек.

— Я знаю, как это сделать, — заявил Фриц. — Мое пончо, как мне кажется, может на время стать неводом. Поможете, доктор?

Доктор ответил согласием, и они вошли в воду, держа пончо за концы с противоположных сторон. Озерко было неглубоким, и они смогли достать серединой провисшего полотна пончо почти до дна. Очень скоро над пончо появились несколько меланхолично ворочающих плавниками рыб, видно, никем никогда не пуганных. По сигналу Фрица, рыболовы резко подняли вверх свой импровизированный невод. Через несколько секунд выяснилось, что в пончо находится весьма приличный улов. Вдохновленные успехом, рыбаки проделали эту операцию еще и еще раз. Теперь, по крайней мере, дня три голодная смерть им больше не угрожала, а рыба, судя по ее аппетитному виду, должна была оказаться очень вкусной. Однако требовалась упаковка, способная сохранить как можно дольше улов от порчи. Опять же по совету Фрица они, сев на корточки, занялись заворачиванием каждый рыбины во влажные широкие листья, сорванные с одного из ближайших деревьев. Доктор и тут показал себя старательным работником. И вдруг он замер на месте: его взгляд случайно упал на нечто странное. Это был круг в траве почти правильной формы, внутри которого трава была значительно ниже, чем по соседству, зеленый цвет ее приглушали обширные пятна болезненной желтизны, а также цвет песка, проглядывавшего сквозь редкие здесь чахлые кустики травы. Привстав, доктор увидел, что круг значительно больше, чем показалось ему сначала, а периметр его очерчен четкой линией песка, вдоль которой не росло уже ни травинки. Столь локальное вкрапление песка на глинистой почве было тоже странным и необъяснимым. Заметив, что хозяин чем-то озадачен, к доктору Моргенштерну подошел Фриц. Обращаясь вроде бы к нему и в то же время ни к кому в отдельности, доктор рассуждал вслух:

— Интересно! Круг выпуклый к середине, трава внутри него чахлая. Может быть, какая-то преграда мешает ее корням получать полноценное питание?

Чтобы проверить свое предположение, он взял нож и воткнул его в землю. Лезвие ножа вошло примерно на пять дюймов и наткнулось на что-то твердое. Он повторил то же самое на другом месте — с тем же успехом. Следовательно, предположение было верным.

Но откуда все же здесь песок? Вокруг, на всем пространстве, которое был в силах охватить его взгляд, не видно ни песчинки. И почему в центре круга почва приподнимается? Доктор продолжал втыкать нож в землю, каждый раз делая при этом несколько поворотов лезвия.

Фриц спросил его:

— Что вы делаете, герр доктор?

— Пытаюсь понять, что это такое. Скажи, Фриц, слышал ли ты когда-нибудь о так называемых ведьминых кругах?

— Слыхивал кое-что, и не раз. Так называют круги на лугах, вытоптанные ведьмами, которые выплясывают свои дикие шотландские танцы в Вальпургиеву ночь [47].

— Никогда не слушай россказни суеверных невежд. Эти круги обязаны своим происхождением некоторым видам грибов, мицелий [48] которых располагается кольцеобразно.

— Все, понял! Значит, это тоже «ведьмин круг»?

— Может быть, может быть… но очень своеобразный. Когда в подобных местах, так сказать, танцуют ведьмы, трава бывает вытоптана равномерно, здесь же она растет клочками, а на периферии круга, напротив, ее нет совсем. И откуда же, в конце концов, взялся этот песок?

— Так это его ведьмы на помеле принесли.

— Никогда не говори подобных глупостей, я тебя прошу! Ты ведь и сам не веришь в этих ведьм!

— Не верю. Потому что их всех сожгли в свое время, и правильно сделали. А может, тут кто-то клад закопал? Или погребено какое-нибудь доисторическое животное?

— Что? Что ты сказал? Фриц, ты не представляешь, до какой степени ты можешь оказаться прав.

— Насчет клада или животного?

— Насчет и того, и другого, потому что если здесь покоятся действительно останки мамонта или какого-нибудь еще из его современников, то для меня эта находка может оказаться настоящим кладом, нет, гораздо ценнее! Да и ты сам, я думаю, не сможешь остаться равнодушным к ней.

— Пожалуй. И смогу сказать, как сказал глухой, получив оплеуху: «Это я хорошо расслышал». Я бы — откровенно говоря — предпочел, конечно, клад. Но думаю, в таких местах, как это, главное — докопаться до того, что закопано, а тогда уж решать, ценная это находка или нет

— Ты прав, надо немедленно начинать копать! Неси-ка сюда инструменты!

Когда доктор и его слуга уже начали копать, подошел дон Пармесан и напомнил, что для того, чтобы догнать экспедицию Отца-Ягуара, надо немедленно трогаться в путь. Доктор попытался было объяснить ему, почему им необходимо задержаться здесь на некоторое время, но хирург и слышать ничего не хотел об этом, пока ученый не сказал ему, что, если они найдут здесь скелет мегатерия или нечто ему подобное, он заплатит ему тысячу бумажных талеров. В глазах хирурга вспыхнул огонек интереса, и он спросил:

— Неужели вы настолько богаты, сеньор?

— Мое состояние позволяет мне не скупиться на затраты в подобных случаях.

— Тогда я буду помогать вам, даже если эти раскопки займут целую неделю.

И они дружно заработали, Фриц и дон Пармесан штыковыми лопатами, а доктор — киркой. Очень скоро под слоем глинистой почвы они наткнулись на какой-то непреодолимо твердый слой. Доктор осторожно, руками разгреб землю вокруг одного из таких мест, где этот слой уже проглянул. Это было что-то чрезвычайно твердое, гладкое, напоминавшее черепаховый панцирь, при ударе лопатой отзывавшееся глухим звуком, характерным для стен, за которыми имеются какие-то пустоты. Доктор подпрыгнул, как Арлекин в итальянской комедии дель арте [49], и ликующе выкрикнул:

— Эврика! Эврика! Я нашел! Нашел!

— Что вы нашли? — спросил Фриц, глядя на то место, куда входила его лопата.

— Животное, гигантское животное. Это глиптодонт, без всякого сомнения, глиптодонт!

— Никогда не слыхал, чтобы в Штралау или Ютербогке какую-нибудь божью тварь называли таким странным словом.

— Это гигантский броненосец.

— То есть животное с гигантским скелетом! А оно не нападет на нас?

— Ну что ты? Оно давно мертво. Этот зверь жил на земле еще до потопа.

— Ой, значит, этот бедолага утонул… А какой он был величины, этот пловец-неудачник?

— Примерно как нынешние тапир или носорог. Метра полтора в длину.

— Понятно. Голыми руками такого не возьмешь. Ну ничего! Вот сейчас мы его достанем и рассмотрим как следует этого красавца.

— Но надо принять во внимание одну важную вещь: даже небольшое повреждение скелета глиптодонта сражу снизит ценность нашей находки. Надо очень осторожно обращаться с ним.

— Хорошо! Мы будем раскапывать его… с нежностью!

И они с хирургом продолжили свою работу, не обращая на доктора уже никакого внимания, а между тем поглядеть на него стоило хотя бы для того, чтобы увидеть своего рода олицетворение энергии вдохновения: глаза его светились, лицо раскраснелось, руки дрожали, весь он был как в лихорадке. Доктор все больше расширял площадь открывшегося панциря, сопровождая свою работу подробными объяснениями, и при этом выступал в роли лектора. Темой этой своеобразной лекции, предназначенной для его спутников, была, естественно, доисторическая эпоха в жизни нашей планеты и животные, существовавшие в те времена. Фриц и дон Пармесан слушали и продолжали копать, отбрасывая песок лопатами… И вдруг — о-о-о! — Фриц мгновенно ухнул куда-то вниз с жутким воплем. Его спутники моментально выскочили из ямы.

— Надеюсь… — еле дыша произнес ученый, — с ним не случилось никакого несчастья, по-латыни «инфортуниум»…

— Он провалился, провалился… земля разверзлась под ним… — ответил растерянный и не на шутку перепуганный дон Пармесан.

Доктор осторожно приблизился к яме и прокричал в ее непроглядно-черную глубину:

— Фриц, Фриц, дорогой, ты жив?

— Жив и прекрасно себя чувствую! — донеслось оттуда.

— Как это произошло и куда ты провалился?

— Девятнадцатый век сбросил меня со своего баланса, и я попал прямо в эпоху потопа.

— Ты ранен?

— Нет. Этот парень в панцире недурно воспитан и ведет себя вполне прилично. Сидит тихо, меня не трогает.

— Вылезай быстрее! Ты можешь отравиться ядовитыми газами!

— Да что вы? Тут очень уютно. Идите лучше вы ко мне! Я тут занял вам два местечка. Учтите, два местечка в доисторическом периоде! Где еще вы получите такой шанс!

Шутливый тон ответов Фрица успокоил доктора, и он начал спускаться в яму. Сначала, на протяжении примерно четырех футов, она шла вертикально вниз, а дальше под довольно острым углом уходила тоннелем вбок. Фриц, судя по его голосу, находился где-то в той стороне. И он подтвердил это сам, прокричав:

— Герр доктор, я вижу ваши ноги! Вы находитесь как раз возле брюха этого гигантского зверя. Присядьте пониже, я втащу вас сюда за ступни. Тут есть очень удобная для этого канавка!

Так он и сделал. Оказавшись наконец рядом с Фрицем, доктор осмотрелся. Они находились в небольшой пещере, видимо, как-то связанной с той ямой, в которую провалился Фриц и из которой сюда проникал дневной свет, достаточно четко обрисовывавший внутренность пещеры. Она была овальной, локтя два в высоту, здесь, пожалуй, могли совершенно свободно расположиться сидя человека три. Потолок пещеры довольно темного цвета по форме напоминал внутренний изгиб емкости тарелки, а пол был совершенно ровным и отчасти покрыт песком, из-под которого проглядывала глина.

— Ну как? Что скажете насчет этой мамонтовой пещеры? — весело спросил Фриц.

— Нет, о мамонте здесь не может быть и речи. Как я уже говорил, это глиптодонт.

— А что, разве эти животные состояли из глины?

— Конечно, нет! Ты можешь убедиться в этом сам, потому что мы сейчас с тобой сидим не где-нибудь, а внутри туловища, вернее, скелета глиптодонта. Его скелет нельзя спутать, по-латыни «пермуто», со скелетом, например, мегатерия. У глиптодонта круглая, приплюснутая голова. Панцирь, покрывающий его от шеи до хвоста, оставляет открытым только живот и состоит не из круглых, а шестиугольных пластинок, сцепленных друг с другом таким образом, что они составляют очень прочное и твердое покрытие. Мы очень легко можем определить по хвосту, в какой именно части скелета глиптодонта находимся: передней или задней.

Он приподнялся и ощупал потолок «пещеры». Фриц покачал головой, сказав:

— Раз он такой весь бронированный, а на брюхе у него никакой покрышки нет, то по бокам, я так понимаю, должны быть выемки от боковин панциря, а тут все забито глиной.

— Это произошло, видимо, под давлением земных слоев. Вот уберем мы эту глину и извлечем на свет Божий боковые стенки панциря. Сделаем так: я пришлю сюда к тебе на помощь хирурга, и вы будете разгребать глину снизу, а я сверху. До вечерних сумерек, по-латыни «крепускулум», надо закончить эту работу.

И они стали разгребать наслоения глины. Доктор работал, не замечая того, что пот струится по его лицу ручьями. Он думал только о славе, которая его ожидает, если ему удастся обнаружить это ископаемое в его естественном склепе. Он докажет, что панцирь броненосца по форме вовсе не труба, а перевернутая чаша. Но вот Фриц и хирург разрушили наконец глиняные стенки этого склепа. Но никаких боковых сторон панциря не обнаружилось…

— Да-а, — протянул Фриц, — видно, у существ этого вида была мода носить панцири только на спине.

Доктор Моргенштерн был совершенно обескуражен и ничего не отвечал. Понуро опустив голову, он уставился сумрачным, застывшим взглядом себе под ноги… Помрачнели и два его товарища, не зная, как вести себя в этом случае. И вдруг ученый энергично вскинул подбородок. Лицо его словно осветилось изнутри, и он издал ликующий крик:

— Фриц, ты снял у меня камень с сердца. А я уже начинал думать, что все наши усилия напрасны. Итак, это животное имело щит только на спине, по-латыни «глипеус». Панцирь, панцирь… А скажи мне, пожалуйста, друг мой дорогой, каких ты знаешь существ, в название которых входило бы слово «панцирь»?

— Пожалуйста. Житель Шильды! [50]

— Ладно, тебе все бы только шутить! Я все больше склоняюсь к мысли, что мы нашли вовсе не броненосца, а черепаху [51], гигантскую черепаху невероятно огромных размеров даже для этого вида доисторических существ. Хотя я прежде никогда ничего не читал и не слышал о них. Какая удача, что именно мы обнаружили ее здесь! Представляю, какую сенсацию вызовет мое сообщение об этом в ученом мире!

— Если это действительно она!

— Никаких сомнений. И я сейчас докажу, что это так.

Он зачерпнул своей шляпой воду из озерка, вылил ее на панцирь и стал его начищать пучком травы.

— Видишь, — торжествующе заявил зоолог, — я был прав: это не что иное, как рог, и весьма мощный. А эта выпуклая плита — спинной панцирь гигантской черепахи, по-латыни называемой «хелония мидас».

— Эти слова меня очень радуют, если только мы опять не ошибаемся. А вдруг черепахи юрского периода в результате всех изменений, которые этим несчастным пришлось претерпеть, превратились в древесных лягушек?

— Да ты, видно, не в себе, Фриц! Надо же такое сказать! Кстати, древесная лягушка по-латыни будет «хила»! Могу поклясться, что мы имеем дело с останками гигантской черепахи!

— Но разве у черепахи не два панциря?

— Два: сверху и снизу…

— Но у этого животного в наличии только один. Должно быть, второй оно где-то потеряло или проиграло.

— Фриц, ты опять говоришь глупости. Тело черепахи находилось между двумя панцирями, но оно давно истлело, в результате чего и образовалась эта пещера. А ее пол — не что иное, как второй панцирь, прикрывавший живот черепахи снизу. Я уверен, что мы его непременно обнаружим под слоем глины.

— Хотелось бы в это верить. Но, судя по звуку, который получается, когда мы бьем по этому полу, под ним — пустота.

— А звук-то — гулкий… Это только подтверждает мое предположение. Панцирь резонирует так оттого, что ты стоишь приблизительно над его центром, то есть в низшей точке. Надо поскорее до него докопаться.

— Но, ради Бога, только не сейчас, давайте сначала чего-нибудь все-таки съедим. Ведь уже наступил полдень, и у нас есть чудесная рыба, которую мы можем испечь или зажарить на костре.

Хирург поддержал слугу доктора, но сам доктор согласился на это с большой неохотой. Сейчас он не ощущал голода вообще, настолько захватили его раскопки. И когда Фриц и дон Пармесан начали приготовления к обеду, ученый отошел в сторону, его все время тянуло к этому панцирю… Он поскреб его, постучал по нему, прислушался… подошел к своим спутникам и сказал:

— Я не буду есть. Не могу успокоиться, пока не найду нужный панцирь. Мой желудок, по-латыни «вентрикус» или «стомахус», как будто зашнурован.

— Это плохо для здоровья, — рассудительно сказал Фриц. — Но я против этого! Вот я, когда бываю сильно чему-нибудь рад, то ем за двоих. Если вы, герр доктор, не расшнуруете ваш желудок, то погибнете от голода из-за этой черепахи. Какая будет потеря для науки! Нет, определенно вредно так сильно волноваться.

— Ты меня не понимаешь, Фриц! Эта находка грандиозна и уникальна. И потому-то мне сейчас нет дела ни до чего на свете.

— А можно узнать: что конкретно так занимает вас сейчас?

— Разные проблемы, и одна из них — правильно ли мы определили это животное.

— Почему вы сомневаетесь? Ведь мы, как мне кажется, уже пришли к выводу, что это — черепаха.

— Да, но в науке, в зоологии в частности, принято закреплять за всеми видами живых существ и растений, кроме их современных названий, еще и латинские. Как же назвать эту нашу находку по-латыни?

— О! Неужели это представляет для вас какую-нибудь трудность? — вполне искренне удивился Фриц. — Насколько я успел заметить, латынь вы знаете великолепно. Ну назовите его так, как вам хочется.

— Дело не в том, насколько хорошо я знаю язык древних римлян, хотя я его, конечно, знаю неплохо. Латинские названия даются не по чьему-либо произволу, а в соответствии с определенной классификацией, первое слово обозначает вид, второе — род животного.

— А хотите, я вам помогу? Сейчас мы подберем ему научное имечко по всем правилам. Скажите мне, пожалуйста, а как звучит по-латыни «черепаха»?

— В основном «тестудо». Но есть виды, которые носят названия «кистудо», «эмис», «хелидра», «трионихида», «сфаргис» и «хелония». «Хелония мидас», к примеру, и есть гигантская черепаха [52].

— Вот мы и нашли ей имя!

— Верно! Но мы не можем назвать так нашу находку, поскольку и в наши дни еще существует вид, называемый «хелония мидас». А наш зверь гораздо больше.

— Действительно, это настоящий Голиаф среди черепах…

— Постой, постой! А ты хитроумный парень, Фриц. Да, имя для этого животного существует: гигантская хелония.

— Ей-богу, ну и чудаки вы, ученые! — сказал Фриц, пожимая плечами. — Зачем ей еще и латинское имя, как будто с нее недостаточно обычного? Тем более, что эта черепашища исчезла с лица земли еще вон когда — во времена Ноя, я бы так ее и назвал: «гигантская Ноева черепаха». Меня другое огорчает: жаль, что мясо ее не сохранилось. Эх, сколько бы из него вышло замечательных черепаховых супов! Увы!

— Да, судя по тому, что оба панциря отстоят достаточно далеко друг от друга, мяса там было предостаточно. Кстати, о мясе: вот теперь, когда мы нашли черепахе латинское имя, можно и пообедать. И побыстрее — работы нам предстоит еще достаточно много.

Они поели на скорую руку жареную рыбу, и Фриц с хирургом опять спустились в яму. Доктор работал очень усердно, как и до обеда, наверху, и не заметил, что с востока к ним начала приближаться группа всадников, человек так пятьдесят, а может, и больше… И почти одновременно с юга — пятеро других, но они были гораздо дальше от места исторических раскопок гигантской хелонии и смотрелись пока как маленькие, едва заметные точки на горизонте.

Первая группа состояла главным образом из индейцев, вооруженных луками, стрелами, длинными копьями и духовыми ружьями. Только один из них, судя по его виду, вождь, имел при себе ружье. По правую и левую руку от вождя скакали двое белых, на обоих были пончо с красно-голубыми полосами. Они были вооружены двустволками, револьверами и ножами. Один из них был знаменитый тореадор Антонио Перильо, а другой, постарше, — тот самый человек, который вместе с ним выслеживал Отца-Ягуара после званого вечера на квинте банкира Салидо.

Они пустили лошадей рысью вдоль опушки леса. Ехали молча. Наконец старший из белых поднял руку, придержал лошадь и, повернувшись к вождю, сказал:

— Что это? Да мы тут, оказывается, не одни! Там, у воды, кто-то копает землю. Видишь?

Индеец посмотрел в этом направлении и ответил по-испански (говорил он на этом языке вполне свободно, хотя и коверкал слова, но не подыскивал их):

— Хола! Белый у нашего источника и нашего тайника! Он разграбит его. Вайя! Туда!

Но белый, что постарше, остановил его жестом и сказал:

— Не надо так торопиться! Сначала надо за ним понаблюдать, разведать, с какой целью он тут копает, а потом уже нападать. Он все равно не сможет оказать нам никакого сопротивления.

— Если он тут один. Но один он или с целой компанией, мне безразлично. Я — великий вождь абипонов, и мое имя тебе известно. Так неужели ты думаешь, что Бесстрашная Рука испугается каких-то белых проходимцев!

— Я знаю, что Бесстрашная Рука — храбрый воин, и не хотел тебя обидеть. Но ты сам подумай: зачем этому человеку забираться в такую глушь, если не для того, что раскопать наш арсенал? Кстати, теперь я уже точно знаю, сколько еще человек здесь с ним. Вон, видишь, пасутся пять лошадей.

— Стойте, стойте! Он небольшого роста и одет в красное пончо. Невероятно… Если мои глаза меня не обманывают, то это тот самый полковник, который в Буэнос-Айресе выдавал себя за ученого из Германии.

— Тысяча чертей! Неужели такое возможно? — спросил пожилой белый.

— Я очень хотел бы усомниться в этом, но должен огорчить тебя — это он, вне всякого сомнения. Вне всякого сомнения. Пойми, он не просто похож на полковника, тут налицо полнейшее сходство. И потом, скажи мне: ну зачем безобидному ученому оружейный арсенал? А вот полковнику очень даже нужно его найти и забрать — чтобы мы не смогли вооружить индейцев, когда начнем военные действия. Этот негодяй Глотино постоянно путается у нас под ногами и перекрывает нам все пути. Пора с этим покончить! В Буэнос-Айресе пуля прошла мимо него, но здесь такого не повторится. Клянусь!

И он выхватил револьвер из-за пояса.

— Тихо! Не стоит так горячиться! — остановил его другой. — Сначала он должен рассказать нам, что он здесь делает и откуда ему стало известно про наш тайник. Кроме того, мы можем использовать его как заложника. Пользы от этого можно получить намного больше, чем от того, что просто пристукнуть его… — Он вдруг осекся и встрепенулся всем телом: — Что это, во-он там? — И он указал движением подбородка в сторону пяти движущихся точек на юге.

Все посмотрели в ту сторону, и Антонио Перильо сказал:

— Это может быть только капитан Пелехо, с которым мы должны встретиться здесь. Значит, все идет так, как задумано, хитрость удалась, и наш сообщник получил поручение инспектировать границы. Называется, доверили козлу капусту! Ха-ха! Теперь все укрепленные пункты вдоль границы в наших руках. Как только наши союзники получат сигнал о выступлении, они смогут молниеносно захватить их. Думаю, медлить больше нельзя. — И он снова стал наблюдать за раскопками: — Вы смотрите, этот наглец полез прямиком в наш арсенал. Ну постой, негодяй! Окружить его! Вперед!

Фриц и хирург внутри пещеры все еще продолжали разбивать слой глины. И чем сильнее они ударяли, тем глубже куда-то в бездну уходил звук… Пройден еще фут, и они, наконец, уткнулись в… какие-то деревянные ящики. Они вытянули один, поднесли его поближе к свету в верхней пещере и открыли. В нем оказались аккуратно обернутые кожей бочонки и еще какие-то продолговатые, тоже тщательно упакованные предметы. Фриц развернул один из таких свертков: в нем оказалось ружье.

Да, доисторические животные тут уж были явно ни при чем…

— Какая неожиданность! Ружья! А в бочонках наверняка порох! — воскликнул Фриц и прокричал доктору наверх: — Идите скорее сюда, мы покажем вам нечто курьезное!

— Нечто курьезное? — ответил тот. — Фриц, ну как у тебя язык поворачивается называть так столь важный для науки предмет, как нижний панцирь гигантской хелонии?

— Это не панцирь, а совсем другой вид арматуры! Осчастливьте нас своим визитом, герр доктор, и вы сами получите большое удовольствие от него!

Моргенштерн отложил свою лопату и полез внутрь пещеры. Вот в этот-то момент Антонио Перильо как раз и произнес: «Вы смотрите, этот наглец полез прямиком в наш арсенал!»

Доктор Моргенштерн, когда увидел последние находки своих спутников, пришел в шок, о чем красноречиво говорило его изумленное лицо. Несколько минут он был не в силах произнести ни слова. Наконец растерянно пробормотал:

— Ружья? Ружья! Да, никакого сомнения: ружья…

Над головами у них раздалось громкое лошадиное ржание и послышались грубые голоса. Ученый поднял голову и увидел нескольких индейцев, которые навели на него свои духовые ружья, а с ними и двух белых, вооруженных револьверами. Один из них сказал вежливым до приторности, фальшиво заискивающим тоном:

— Сеньор, будьте так любезны, поднимитесь вместе с вашими товарищами к нам сюда. Только не советую вам пытаться оказать сопротивление, а то вы можете нечаянно лишиться жизни. Прямо тут…

Доктор Моргенштерн узнал говорившего.

— Антонио Перильо! — воскликнул он.

— Да, это я, — ответил тот. — Послушайте, вылезайте-ка побыстрее. А то мы вытащим вас сами и при этом можем испортить ваш костюм.

— Костюм — не главное мое достояние.

И он вылез из ямы, а за ним и оба его спутника. Увидев дона Пармесана, Перильо воскликнул:

— Хирург! И вы здесь? Сеньор, как вас угораздило попасть в такое дурное общество?

— Я вел сеньоров в Гран-Чако, — ответил дон Пармесан.

— Что им там нужно?

— Они собираются заняться там раскопками животных.

— Каких еще животных?

— Доисторических, живших много миллионов лет назад на этой земле.

— Красивые сказки! Сеньор Пармесан, до сих пор я знал вас как эксцентричного человека, который, несмотря на все свои причуды, все же обладает здравым смыслом в достаточной степени для того, чтобы не ввязываться в политику. Но с сегодняшнего дня мне придется, увы, изменить свое мнение о вас!

— «Ввязываться в политику»? О чем это вы? Я могу оперировать или ампутировать любой орган человека, а также зашить рану, если вам это требуется…

— Судя по вашему дурацкому недоуменному виду, вы совершенно не понимаете, что происходит, и хотите заморочить нам головы своими всегдашними штучками. Бросьте вы это! На этот раз номер у вас не пройдет. Но, может быть, вы действительно решили сменить скальпель на шпагу? Или вас кто-то ввел в заблуждение? Кстати, вы знаете, что ваши новые знакомые — очень опасные люди?

— Они опасные люди? Этого не может быть! Эти люди — ученые из Германии, ручаюсь!

— Ну тогда что вы скажете по поводу того факта, что вот сейчас, на ваших глазах, и при вашем, кстати, участии они совершают кражу чужого имущества.

— Какую еще кражу? — возмутился Фриц. — Мы не воры. А вот вы-то, уж точно, замешаны в преступлении, и посерьезнее, чем кража.

— Что вы имеете в виду?

— Покушение на жизнь моего хозяина, которого вы намеревались убить в Буэнос-Айресе.

— Ах, вот вы о чем! Право же, это вам будет весьма трудно доказать, конечно, если дело вообще дойдет до доказательств. Думаю, что не дойдет никогда. А вот у нас, напротив, есть все доказательства вашего воровства. Поэтому объявляю вам, что отныне вы — наши пленники.

— Вы не имеете никакого права лишать нас свободы. Или вы иногда помогаете полиции?

— Речь не об этом! Во время мирной жизни действуют одни законы, а во время войны — совсем иные. Мы имеем все основания расстрелять вас. Но поступим с вами гуманно: сейчас придет офицер, который возьмет вас под стражу.

Пятеро всадников с юга приблизились к ним. Главный среди них, похоже, был тот самый капитан, с которым у наших путешественников вышло недоразумение в крепости Санта-Фе, едва не закончившееся самым печальным образом. Капитан приветствовал тореадора как старого друга крепким рукопожатием, потом пожал руку и его спутнику, сказав:

— Счастлив приветствовать сеньора Бенито, самого великого гамбусино [53] этой страны! Но кого я вижу вместе с вами? Этого тронутого умом немца, которого я принял за полковника Глотино по причине их невероятного внешнего сходства, и потом…

— Приняли за Глотино? — переспросил басом тот, кого назвали Бенито. — Но где вы встречались с ним?

И капитан Пелехо вкратце рассказал ему о том, что произошло в Санта-Фе, на что «великий гамбусино» заметил:

— Нет, нет, вы тогда, у трапа парохода, вовсе даже не ошиблись, недаром же в Буэнос-Айресе этот лжеученый останавливался у банкира Салидо, близкого родственника генерала Митре [54]. А в крепость Санта-Фе он проник с целью произвести разведку. Скандал с якобы путаницей двух разных людей — всего лишь обманный маневр, дымовая завеса, чтобы получше разглядеть, что и как в крепости. Прямо оттуда он направился сюда, к нашему арсеналу. Ну ничего, теперь-то он у нас в руках и не отвертится, расскажет, кто предал ему нас, указал, где именно мы храним оружие.

— Какая чепуха! — перебил его доктор Моргенштерн. — Я действительно ученый из Германии, и здесь мы раскапывали останки одного доисторического животного, а именно гигантской хелонии, имя это ему, между прочим, дал я, а вообще, чтобы вам было понятно, это огромная доисторическая черепаха. И кое-что мы уже раскопали, а на оружие наткнулись случайно, когда откапывали нижний панцирь черепахи.

— Ах вот оно что — вы нашли панцирь черепахи? И где же он?

— Да здесь же, здесь, — ответил ученый и указал рукой на то место в глубине ямы, где предполагал обнаружить панцирь.

— Сеньор, вы с ума сошли, наверное! Неужели вы не заметили, что в пещере сыро? Мы храним здесь порох и оружие, и, чтобы сырость не испортила весь наш арсенал, пропитали глину смолой. Этот защитный слой вы и приняли за панцирь гигантской черепахи.

— Сеньор, дело совсем не в этом, хотя пропитанная смолой глина действительно ввела нас в заблуждение на некоторое время. Но это частность, всего лишь совпадение. Я вам как ученый, занимающийся палеонтологией, могу с полным основанием заявить, что здесь мы имеем дело с останками древнего доисторического животного. Поэтому прошу вас покинуть место раскопок!

— Очень смешно! Очевидно, нам нужно поговорить с вами на латыни, чтобы вы хоть что-нибудь поняли! — «Великий гамбусино» понемногу выходил из себя. — Капитан! Займитесь этими двумя так называемыми немцами! Хирург неопасен, отдайте ему его лошадь и пусть едет на все четыре стороны!

Дон Пармесан не замедлил воспользоваться неожиданной амнистией. Покачиваясь в седле, он размышлял: «Какое-то всеобщее помешательство! Принять этого немецкого чудака, собирателя каких-то костей за полковника Глотино. Вот дураки! Впрочем, не такие уж дураки, раз замышляют, похоже, поднять вместе с индейцами восстание против правительства. Негодяи! Они ведь могут и убить этих немцев. А немцы — хорошие люди, и я должен их спасти. Но как?»

Глава VIII

ПОСЛЕДНИЙ ИЗ ИНКОВ

[55]

Размышляя так, он ехал куда глаза глядят. Его душевное состояние сейчас можно было сравнить с состоянием человека, который бродит по комнате из угла в угол, не в силах найти необходимое в трудной ситуации решение. Мысли, едва возникнув, теряются, путаются… А единственно верное решение чаще всего является как бы само собой, что называется, осеняет внезапно. Вот и дону Пармесану вдруг пришла в голову неожиданная мысль: надо разыскать Отца-Ягуара, все ему рассказать, и он поможет. Следов экспедиции Отца-Ягуара ему, конечно, уже не найти, тем более, что даже там, где они и были, уже скрыты вновь поднявшейся за это время травой, но хирург знал примерно направление, в котором следовало вести поиск. В ту сторону он и поскакал, пришпорив свою лошадь.

Примерно в двадцати километрах от того места, на котором произошли последние описанные мною события, на противоположном берегу Рио-Саладо находится лагуна Тостадо. Горы своими отрогами, покрытыми непроходимыми лесами, словно гигантскими зелеными щупальцами, дотягивались до самого берега лагуны. Здесь отроги заканчивались, а леса тянулись дальше вдоль течения Рио-Саладо, словно обрамляя ее зеленой полосой, и прерывались только в местах, где в реку впадали притоки и стекали ручейки из родников, бивших в пампе. Эти места и были теми воротами, через которые индейцы Чако проникали на территорию страны, чтобы совершать свои разбойничьи набеги.

Вдоль границы этого прибрежного леса во второй половине того же дня, когда происходили все описанные выше события, ближе к вечеру, шли не спеша, внимательно поглядывая по сторонам, явно ища что-то взглядом, два человека. Один из них был очень стар. Его лицо было словно специально составлено из бессчетного количества складок и складочек. В остальном он состоял лишь из кожи и костей, другого материала Создатель, видимо, решил не тратить понапрасну на этого человека, которому судьбой предназначены были лишь странствия и приключения, но зато снабдил его недюжинным запасом энергии и силы: движения старика были порывисты и резки, как у юноши. Одет он был в штаны из мягкой, хорошо выделанной кожи и рубашку из того же материала. Рубашка была подпоясана на бедрах узким ремешком, к которому был прикреплен нож. На ногах у него была чрезвычайно оригинальная, напоминающая сандалии, обувь. Было очень похоже на то, что он изготовил ее собственноручно. Голову старика украшала замечательная в своем роде шевелюра. Это были густые, длинные волосы, достававшие ему до пояса и абсолютно белые — как снег на вершинах Чако. Бороды и даже малейшего намека на нее у него не было. За спиной у него болтался ягдташ, сшитый из шкуры пумы. Но, кроме этой охотничьей сумки, виднелись и еще несколько интересных предметов: рог для пороха, замшевый мешочек, наподобие кошелька для свинца, и круглый железный шар. В руках он держал отличное ружье дальнего боя. Судя по всему, старик редко расставался с ним.

Его юный спутник был одет точно так же, и ягдташ у него за спиной был также из шкуры пумы. Волосы его, опять же очень длинные, но черные, блестящие, стянутые на затылке узлом, по контрасту с роскошной сединой были воплощением молодости. Лет этому молодому человеку было никак не больше восемнадцати, он был невысок, но мускулатура его казалось хорошо развитой, опытному глазу жителя пампы его походка, любое самое незначительное из движений сказали бы, без сомнения, о его врожденной ловкости и гибкости.

И старика, и юношу можно было с первого взгляда смело отнести к индейцам по крови, хотя юноша имел в своем облике черты, не свойственные этому этническому типу. Его черные глаза были расставлены не слишком широко друг от друга, скулы не выступали на лице этакими подкожными камешками, губы казались бледными, а нос… таких носов у индейцев Южной Америки вообще не бывает — нос был маленьким и слегка вздернутым. Несмотря на то, что лицо парня покрывал густой бронзовый загар, оно все равно казалось гораздо более бледным, чем у других индейцев.

Итак, они ехали по узкой полоске свободной земли между водой лагуны и краем лесных зарослей и внимательно осматривались по сторонам… Вдруг юноша поднял руку (это означало «Внимание!»), потом вытянул ее перед собой и произнес на диалекте кальшаки языка кечуа:

— Смотри, Ансиано! Кажется, вон то дерево — омбу! [56]

Произношение юноши ясно указывало на то, что он нездешний, а его родина находится, пожалуй, очень далеко отсюда. Омбу (по-латыни phytolacca dioeca) — дерево с раскидистой кроной, напоминающее по форме своих листьев шелковицу. Но самое диковинное в этом дереве — его ствол, по обхвату равный стволу могучего столетнего дуба. У своего основания ствол омбу опирается на множество корней, извивающихся, как змеи, и настолько твердых, что они прокладывают каналы в почве, пока совсем не погружаются в нее. На сплетение корней омбу хорошо присесть в жаркий полдень: над головой перешептывается листва, в тени от широкой, густой кроны создается особый микроклимат, помогающий путнику восстанавливать свои силы. Несмотря на монолитный с виду ствол, это дерево имеет очень рыхлую древесину, загорающуюся мгновенно, — и вот уже все дерево вспыхивает, как одна гигантская серная спичка. Разумеется, о каком-либо полезном для человека использовании этой древесины не может быть и речи, его сажают только ради островков тени, как донора свежести и прохлады в безлесной пампе, ну, может быть, отчасти и ради красоты.

— Ты прав, мой господин! — ответил юноше старик. — Омбу, под которым мы передохнем, почти не изменился со времен появления испанцев на этом берегу.

Хочу обратить ваше внимание на то, что употребленное стариком слово «господин» в обращении в данном случае к юноше не услышишь в речи обычных южноамериканских индейцев. Для них не только само это слово, но и понятие, которое оно обозначает, просто-напросто не существует. Вождь — это вождь, тут все понятно, но кто такой «господин» и почему белые люди часто обращаются так друг к другу, им неведомо.

Итак, они подошли к омбу и сняли с плеч свои сумки и оружие. Старик стал очень внимательно осматривать землю вокруг дерева. Там, где трава была как будто несколько выше, он остановился и произнес:

— Повторяю: ты был прав в своих догадках, господин. Мы на том самом месте. Если поднять здесь слой дерна, будет видно, где траве недоставало питания. Там, значит, и находится тайник. Итак, я начинаю его искать. Надеюсь, никто до нас не успел этого сделать.

Он встал на колени, вытащил нож и начал разгребать землю. Юноша захотел присоединиться к нему, но старик остановил его:

— О господин, предоставь мне заниматься этим одному Тебе судьбой предназначено повелевать, а работать должны твои подданные.

— И все же я должен помочь тебе, дорогой Ансиано. Совесть не позволяет мне бездельничать, когда ты, старик, работаешь.

— Старик? — переспросил с искренним недоумением Ансиано. — Ну какой же я старик? Мне только совсем недавно стукнуло сто лет, а все мои предки жили намного дольше.

И, не переставая копать, продолжал рассуждать вслух.

— Да-да, мой отец умер в сто десять, дедушка в сто одиннадцать, а прадедушка в сто двадцать лет. (Здесь я должен заметить, что среди индейцев Кордильер тоже немало долгожителей. ) А его праотцы участвовали в спасении членов семьи Великого Инки Атауальпы, павшего от рук испанцев. Твоим именем, Аукаропора, звали и одного из твоих предков, младшего сыны Атауальпы, который родился на чужбине и поэтому был недосягаем для головорезов Писарро. Наше великое и могучее государство было разрушено огнем и мечом в результате хитрости, обмана и предательства испанцев Пусть эти негодяи думают, что все инки исчезли с лица земли. А ты есть, ты — наш свет и надежда, последний из Сыновей Солнца. И значит, наступит время, когда мы заставим испанцев за все заплатить нам, а после того, как отомстим, заново возродим наше государство.

Юный Аукаропора слушал старика, лежа на траве — руки под головой — и глядя в высокое небо. По выражению его лица можно было понять, что мыслями он сейчас и здесь, и одновременно где-то очень далеко. Наконец, когда Ансиано закончил свою небольшую, но пламенную речь, юноша приподнялся на локтях и сказал:

— Ты уже много раз говорил мне о моем предназначении, и все равно я не могу в это поверить. Я верю тебе во всем, кроме этого.

— Как? Ты не веришь, что ты Инка, Сын Солнца? — Старик был поражен до глубины души.

— Нет, все не так, как ты думаешь, или, постой… может быть, я не совсем точно выразился. — Юноша волновался. — Сейчас я тебе все объясню. Нет, я не могу сказать, что твои слова вызывают у меня чувство недоверия, потому что ты всегда приводишь в их подтверждение убедительные доказательства, но всякий раз, когда я слышу все эти разговоры о былом величии государства инков и моем собственном предназначении, я ощущаю в своей душе что-то необъяснимое, какой-то протест, сопротивление: понимаешь, я не хочу считать себя не таким, как все остальные люди, выше их и вести себя в соответствии с этим якобы присущим мне превосходством над ними.

Старик встал с корточек, принял величественную позу и ответил юноше подчеркнуто торжественным тоном:

— Ты должен в это поверить, ибо будет величайшей несправедливостью, если останутся безнаказанными злодеяния испанцев и не отомщенными души невинно погибших. Ты должен возродить государство своих предков, и я не просто говорю это, я клянусь, что сделаю все возможное, чтобы так оно и было. Никто не догадывается о том, кто ты такой на самом деле, пока мы держим это в тайне. Когда же мы вдвоем и никто нас не слышит, будем говорить на языке наших предков, а в присутствии посторонних будем пользоваться масками: я — бедный индеец, а ты — мой внук. Но, думаю, уже недалек тот час, когда мы навсегда сбросим эти маски за полной их ненадобностью.

— Однако я одного все не пойму никак, Ансиано, зачем мне-то все это? Я был счастлив, живя в Испании как скромный и незаметный человек, я любовался ее городами, меня очаровали ее обычаи, а какие чудесные там живут люди, какую необыкновенную музыку они сочиняют и исполняют! Эти мелодии похожи на перестук сердец, и каждое сердце страстно ищет в музыке, танце любви и счастья… Я обожаю все в этой стране. Но ты вырвал меня из той жизни, привез сюда. Сначала я думал, что в этом действительно есть какой-то великий смысл. Но когда увидел эти города, пампу и ее жителей, понял, что нашим надеждам не суждено когда-либо исполниться.

— Не суждено? Почему?

— Потому что наши враги могущественны и очень хитры, а у нас нет такого средства, которое помогло бы нам лишить их этих преимуществ.

— Могущественны и хитры! Вся сила их власти заключена в том, что они постоянно совершают подлости в отношении друг друга и рвут себе подобных на части, а их хитрость не имеет ничего общего с изобретательностью ума человеческого, это просто примитивное и наглое вероломство, которое они используют для унижения других людей. Оглянись вокруг, присмотрись повнимательнее, к тому, что здесь творится. Тебе не кажется, что граждане этой страны доведены до крайности и вот-вот здесь грядут какие-то решительные перемены в жизни? Нам осталось ждать совсем недолго, и ты это знаешь, о, господин.

— Но где же я возьму солдат?

— Все индейцы пойдут за тобой! А они еще не разучились сражаться.

— Но они живут в нищете. Где я возьму столько денег, чтобы одеть, обуть, вооружить эту армию?

— Ты богат, богат, как никто другой на свете!

— Я? Богат? — переспросил юноша недоверчиво.

— Да, баснословно богат, — ответил старик. Тут он сделал многозначительную паузу, набрав в легкие воздуха, положил одну ладонь на свою сумку из шкуры пумы, а другую простер ниц и изрек тоном герольда при королевской особе: — Здесь, в этой земле, хранится оружие Инки, законным и единственным наследником которого ты являешься. После смерти твоего отца я остался единственным человеком, которому было известно это место, и вот сейчас настал момент, когда мы вскроем тайник. Итак, о господин мой, мы извлекаем оружие Инки на свет Божий!

Он разгреб землю и вытащил то, что много лет хранила в себе яма. Это были два кожаных колчана со стрелами, два длинных копья и два лука, один из них был сделан из почти прозрачного рога явно нездешней работы, с первого взгляда на него было заметно, что делал его большой мастер и великолепный художник. И наконец последнее, что извлек старик из ямы, была покрытая черным лаком булава, казавшаяся сделанной из полированного железа. Каждый из них взял себе по копью, по колчану и по луку Юному Инке старик передал лук из рога, а также булаву, которую приладил к его поясу с левой стороны, где обычно носят саблю или шпагу. То, как осторожно держал он булаву в руках и вообще обращался с ней, позволяло предположить, что эта булава — очень ценный предмет

Потом он сделал нечто для юноши неожиданное: поклонился ему до земли и сказал:

— Этот лук и эта булава, или уаманчай, на нашем языке, — все, что сохранилось от Сыновей Солнца, живших на земле до тебя. Владей ими и дорожи, о господин! А теперь вернемся к разговору о твоем богатстве. В войсках Сыновей Солнца все воины были вооружены, кроме другого оружия, тяжелыми, утыканными острыми зубцами булавами. Рядовые воины сражались булавами из бронзы, у полководцев было серебряное оружие, и булава Инки состояла из чистого золота. Уаманчай, которая висит сейчас на твоем левом боку, — та самая, которой владели только Верховные Инки!

— Неужели она из чистого золота? — спросил юноша, внимательно оглядывая и ощупывая булаву — Мне кажется, это железо.

— Нет-нет, это золото, просто оно покрыто слоем черного лака. Иначе и быть не могло, ты представь себе, что творилось бы на поле боя, если бы этот шар заблестел под лучами солнца. Возьми уаманчай в руки и почувствуй ее тяжесть Все богачи мира по сравнению с тобой — нищие.

— Даже если она и на самом деле из золота, — ответил юноша, — оружием ее всерьез считать нельзя. Что значат тысячи уаманчай по сравнению с пятьюдесятью ружьями или одной-единственной пушкой! Да ровным счетом ничего! С того момента, как ты купил в Монтевидео вот эти два наших ружья, я надеюсь только на это оружие.

— Я не могу в это поверить! Звук выстрела выдаст тебя твоему врагу, а стрелы молчаливы. С их помощью ты всегда можешь рассчитывать на то, что застанешь врагов врасплох. Эх, жаль времени мало, можно было бы, конечно, еще долго говорить об этом, а сейчас нам пора в путь, к вечеру мы должны добраться до какой-нибудь воды, а то жажда меня, например, уже замучила, да и тебе, господин, я думаю, тоже хочется пить.

Они снова закопали в той же яме все свое оружие, кроме ножей, и вернулись к тому месту, с которого свернули к омбу.

Оба путника, несмотря на то, что каждый нес довольно тяжелый груз, шли довольно быстро и, казалось, совсем не чувствовали усталости. Наш столетний старец по этой части дал бы фору любому мужчине в расцвете лет. Кстати говоря, его имя по-испански означает не что иное, как старец, долгожитель.

Впереди виднелась полоса леса, указывавшая на то, что за ним наверняка находится река, а пока они шагали по пампе, поросшей низкой травой. Внимательно вглядываясь в деревья, оба искали глазами какой-нибудь просвет, указывающий на то, что там течет ручеек. И примерно через час обнаружили такой просвет в северной части леса. Он был очень узкий, шагов сорок в ширину, не больше. Они прошли по этому естественному зеленому коридору в зарослях совсем немного, когда юноша вдруг остановился, резко прижал ладонь к своим губам, а другой рукой молча указал своему спутнику на что-то вдали. Несмотря на то, что Ансиано не уступал юноше в выносливости, хорошим зрением он похвастаться, увы, уже не мог. Но Ауке из затененной прогалины было очень хорошо видно все, что освещено солнцем и чего раньше они, может быть, просто не замечали.

— Что там? — спросил старик. — Ты увидел, как пробегает мимо мясо к нашему ужину?

— Нет, там не одно животное, их много.

— Где именно?

— Не очень далеко от нас.

— И что же это за звери?

— Лошади, а возле них люди.

— Лошади и люди? Кто же это может быть? Что им здесь нужно? И сколько их?

— Этого я не могу сказать, потому что я видел их всего несколько мгновений, а высовываться из нашего укрытия не стоит. Кто знает, что это за люди…

— Ты правильно сделал. И очень умно вдобавок! Мы находимся на исконной территории абипонов, наших смертельных врагов, никакая предосторожность не будет здесь излишней с нашей стороны. Куда они направлялись? К нам или от нас?

— Они не ехали, а стояли.

— Тогда я, пожалуй, выползу ненадолго отсюда, чтобы понаблюдать за ними.

— Позволь мне это сделать, дорогой Ансиано!

— Ну-ну, ты имеешь в виду, что я слишком стар для таких дел, но ты для них слишком молод и неопытен, что в данном случае более существенное обстоятельство. А кроме того, я обязан оберегать твою жизнь.

— Тогда мы поползем оба!

— Нет. Двое скорее привлекут внимание, чем один.

Они спорили еще некоторое время, и настойчивость старика в конце концов одолела упорство юноши. Он наказал ему ни в коем случае не уходить с этого места, а сам, прижавшись к земле всем своим тощим телом, бесшумно пополз вперед. Прошло чуть более получаса. Ансиано, так же, как и прежде, осторожно вполз в их укрытие и сообщил:

— Как я и предполагал, это абипоны. Их человек пятьдесят и при них еще табун, в котором примерно столько же лошадей.

— Но откуда у них лошади?

— Они их, конечно, украли.

— Как они вооружены?

— Копьями, луками со стрелами и духовыми ружьями.

— У них вполне могут быть и стрелы, отравленные ядом кураре. Что будем делать? Мы сможем пройти мимо них незаметно?

— Вряд ли это получится. В лес мы не сможем войти по причине его непроходимости, а других укрытий здесь нет.

— А если проползти под деревьями?

— Об этом и думать нечего. Я ведь нисколько не преувеличивал, когда сказал, что лес непроходим. Лианы, переплетаясь между собой, образуют такую плотную массу, через которую невозможно ни пробраться, ни проползти, потому что ими забито все в этом лесу, вплоть до самой земли. Ну представь себе: смог бы ты проползти сквозь плотный клубок ниток? Вот и здесь то же самое.

— Значит, мы не сможем двигаться дальше?

— Нет, нам надо немедленно уходить отсюда, найти какую-нибудь другую прогалину, эта находится от них в опасной близости.

Они вышли из лесного коридора над ручьем под прикрытием леса в том месте, откуда индейцы не могли их заметить.

И они опять ехали по пампе. Вечерело. Раскаленный шар солнца клонился к западу. И вдруг слева от себя они заметили одинокого всадника, приближавшегося к ним галопом. И почти одновременно им бросилась в глаза темная линия, широкий след, тянущийся на северо-запад, по которому, очевидно, и ехал этот всадник. Инки остались стоять на месте. Но юноша слегка растерялся.

— Что нам делать? — спросил он. — Может быть, пока не поздно, надо спрятаться от него?

— Это невозможно, — ответил Ансиано. — Он несется как ветер и догонит нас, даже если мы побежим. К тому же вряд ли нам стоит так уж сильно опасаться какого-то одинокого путника. Что он может сделать нам? А вот узнать, что он за птица, нам будет совсем нелишне.

— Я его тоже не боюсь, но вдруг он из абипонов?

— Нет. Когда он стал нас догонять, мы были давно вне поля их зрения. Впрочем, скоро мы увидим, кто это. Я почти уверен, что он окажется белым.

Через несколько минут стало ясно, что старик был прав. Всадник, конечно же, тоже их заметил, подъехал, поздоровался и спросил по-испански:

— Могу я узнать, сеньоры, откуда и куда вы направляетесь?

— Мы едем из Параны, направляемся в Тукуман, думаем попасть туда через Гран-Чако.

— Кто вы?

— Мы — индейцы, наше племя вряд ли известно вам, оно очень немногочисленно. С белыми у нас мирные отношения.

— Это меня радует. Я — доктор Пармесан-Руис дель-Иберио-де-Сагрунна-и-Кастельгвардьанте. Послушайте, а вы случайно не входите в число членов экспедиции Отца-Ягуара?

— Отца-Ягуара? Вы хотите сказать, что этот знаменитый Человек находится где-то недалеко отсюда?

— Да, я уверен в этом, потому что мне известны его планы. Но я никак не могу найти его. Хотя думаю, что вот эти следы, — и он указал кивком головы на цепочку следов от конских копыт на траве, — оставила его экспедиция. Я и мои двое спутников уже шли по ним, но потом мы вынуждены были отвлечься от этого ради раскопок останков доисторического животного. Увы, за это время трава просохла, но мне неожиданно повезло — я наткнулся на стоянку экспедиции, и дальше уже пошел по тем следам, что идут от нее.

— А не могли бы взять и нас с собой? — спросил старик.

— Охотно, но учтите, я спешу.

— Наши ноги неутомимы, не сомневайтесь!

Всадник и два его пеших спутника двигались по пампе с почти одинаковой скоростью. Но, несмотря на большой запас энергии у каждого, все же наступил такой момент, когда и они устали и остановились… Дон Пармесан спросил своих новых попутчиков:

— Вам известно мое имя и обстоятельства моего появления здесь. Могу ли я узнать, как вас зовут?

— Мое имя — Ансиано, — ответил старик, — а моего внука зовут Аукаропора, если для вас это чересчур длинно, можете называть его просто Аука.

— Эту операцию с тремя последними слогами длинного имени можно условно назвать ампутацией, а ампутация — процесс, весьма неплохо знакомый мне. К вашему сведению, я по профессии хирург. Что вы можете сказать по поводу последствий операции коленного сустава? Как вы думаете, сможет пациент сразу же после него сделать хотя бы несколько шагов?

— С большим трудом, сеньор.

— С трудом? О, уверяю вас, вы ошибаетесь, сеньор Ансиано, напротив, он сделает их с большой легкостью. При условии, конечно, что он будет ставить ногу пра-виль-но, вот в чем все дело. Каждый шаг должен совершаться не как Бог на душу положит, а при определенном изгибе стопы, через определенные промежутки времени. Это довольно тяжелая работа, но если ее не выполнять, то не останется другого выхода, как отсечь ногу, и я готов сделать это в любой момент.

Старик откинул волосы со лба, чтобы получше рассмотреть, что таится в глубине глаз этого странного человека, понять — шутит он или бредит. Но хирурга нимало не смутил этот пристальный взгляд.

— Вы, кажется, не верите мне? — нарочито небрежным тоном осведомился он, словно это выражение недоверия нисколько его не задевало. — В таком случае, должен вам сказать, что я проводил такие операций, во время которых получал истинное удовольствие. Вы понимаете, что это означает? Кстати, а что вы думаете по поводу хирургического вмешательства в случае врожденного косолапия стопы?

— На этот счет мне нечего сказать вам, сеньор!

— Не сеньор, а дон. Да, именно дон. Знаете ли, я весьма родовитый аристократ, что видно хотя бы из моего полного имени, но вы можете звать меня просто дон Пармесан. Скажите, как давно вы видели Отца-Ягуара?

— Совсем недавно, и я не только видел его, но и. разговаривал с ним.

— Прекрасно. Как вы полагаете, возьмется он за спасение двух немцев?

— Немцев? Кто это?

— Люди такие, родом из Германии.

— Я никогда о такой стране не слышал.

— Значит, следует признать, что ваши географические познания не слишком полные, сеньор Ансиано. Германия — страна, которая лежит на противоположном от нас берегу океана, западнее Испании, севернее России, южнее Англии и восточнее Италии [57]. Жители Германии обожают раскапывать доисторических животных. Как раз за этим занятием двух немцев и схватили абипоны.

— Абипоны? А где это случилось?

— По ту сторону Рио-Саладо и по эту сторону лагуны Тостадо.

— Абипоны забрались так далеко? Странно! Сколько их было?

— Около пятидесяти.

— О! Побольше, чем тех, что встретили мы в лесу.

— В лесу? Плохой знак для нас. Эти парни наверняка замышляют что-нибудь скверное. Надо поскорее найти Отца-Ягуара и выручить немцев.

И он рассказал своим новым знакомым всю историю, предшествовавшую пленению ученого и его слуги, разумеется, в собственной, довольно своеобразной интерпретации. Путники двигались точно по следам экспедиции Отца-Ягуара, время за разговорами шло довольно быстро, наконец они увидели на берегу небольшой бухточки сначала расседланных пасущихся лошадей, а потом и их вооруженных до зубов всадников, одетых сплошь в кожу. Один из них, самый высокий и широкоплечий, с длинной бородой отделился от группы своих спутников. Еще несколько шагов навстречу друг другу, и Ансиано узнал этого человека. Конечно же, это был не кто иной, как Отец-Ягуар, о чем он тут же сообщил на ухо хирургу.

Отец-Ягуар тоже узнал Ансиано и Ауку, и лицо его осветилось широкой искренней улыбкой. Не обращая ни малейшего внимания на хирурга, он воскликнул:

— Как я рад вас видеть, друзья мои! Но что привело вас в предгорья Чако?

Пожимая его руку, Ансиано ответил:

— Об этом потом, сеньор. Есть одно неотложное дело: надо спасать двух человек из плена. Но подробнее вам расскажет об этом дон Пармесан.

Отец-Ягуар повернулся к хирургу и сказал:

— Так это вы — дон Пармесан, хирург? Наслышан, наслышан… Так кто же эти люди, которые ждут моей помощи?

— Это два немца, они занимались раскопками останков доисторического животного.

— Двое немцев… Раскопками доисторического животного. Очень интересно. И какое же животное они раскапывали?

— Гигантскую хелонию.

— Никогда не слышал о таком, но некоторые познания в латыни дают мне основания предположить, что речь может идти о гигантской черепахе, не так ли?

— Совершенно верно, сеньор!

— А зовут этих немцев, случайно, не доктор Моргенштерн и Фриц Кизеветтер?

— Именно так.

— Надо же! А я думал, что они из Буэнос-Айреса все-таки не выедут.

— Ну что вы! Доктор Моргенштерн просто влюблен в палеонтологию, в частности, и в зоологию вообще. К сожалению, настолько, что ни о чем другом разговаривать с ним просто невозможно. В хирургии, например, он ровным счетом ничего не смыслит. А кстати, что вы можете сказать по поводу удаления рака языка одновременно с носовыми полипами? Это может…

— Оставим сейчас эту тему! Расскажите мне лучше, как именно произошло пленение этих двух немцев, и покороче, если можно!

Хирург насупился, но подчинился. Когда он закончил, наступила глубокая пауза. Все спутники Отца-Ягуара ждали, что он скажет. Он же, взглянув на одного из своих людей, спросил его:

— Что скажешь, Херонимо? Взялся бы ты за это дело?

Судя по такому обращению, мнение Херонимо Отец-Ягуар ценил высоко. С первого взгляда этот невысокий коренастый человек мог показаться типичным атаманом разбойников, по крайней мере, таким, каким мы представляем подобных людей по книгам, но у разбойничьего предводителя никогда не могло бы быть такого честного лица. Херонимо в ответ на вопрос едва заметно пожал плечами и ответил так:

— Сначала нужно решить, стоит ли нам вообще ввязываться в эту историю из-за людей, попавших в плен по причине собственной неосторожности и легкомыслия.

— Давай исходить из нескольких вещей. Во-первых, они — мои земляки, что для меня, как ты понимаешь, имеет некоторое значение. Во-вторых, этому доктору я, наверное, раз пятьдесят сказал, что ни в коем случае не возьму его в свою экспедицию. И все же он меня не послушался. Наверное,, я еще не очень хорошо разбираюсь в людях, если не предугадал этого его поступка. Так или иначе, но это мой просчет. В-третьих, доктор необычайно похож на полковника Глотино — ну просто не отличишь одного от другого, а это обстоятельство может стать для нас при определенных условиях роковым.

— Хорошо, если абипоны все еще там, но я в этом совсем не уверен.

— Их там уже, конечно, нет, — вставил старый Ансиано. — Прошу прощения, что я позволил себе вмешаться в беседу сеньоров, но у меня есть основания для такого вывода:

И он рассказал об абипонах, которых видел возле леса, и высказал предположение, что это были те же самые индейцы.

— А были среди них белые люди? — поинтересовался Отец-Ягуар.

— Нет.

— Так… Тогда это другая группа. Но я уже почти уверен, что они обязательно соединятся, если уже не соединились. Эти передвижения не могут быть случайными, очень вероятно, что индейцы готовятся выступить против правительства. Существование тайного арсенала оружия, на который наш милый ученый случайно наткнулся, приняв его защитный слой за панцирь своей «гигантской хелонии», это подтверждает. Теперь, когда они убедились, что доктор Моргенштерн — никакой не полковник Глотино, он стал для них чрезвычайно опасен, поскольку слишком много видел и слышал. В этой стране человеческая жизнь стоит ничтожно мало, а жизнь иностранца вообще ничего ровным счетом. Вы говорите, дон Пармесан, эспада Антонио Перильо среди них? Интересно, зачем там путается со своим револьвером этот отъявленный негодяй? Мне бы очень хотелось перемолвиться с ним несколькими словами. С капитаном Пелейо все ясно — он предатель по натуре, насколько мне известно. Но кто третий? Вы не могли бы описать его?

— Он высокого роста и мощного телосложения, но вам, я думаю, он все же уступит по всем физическим показателям.

— Какого он возраста?

— Старше всех остальных.

— Какую роль он играет в этой компании? И какое отношение имеет к припрятанному оружию? Как вам показалось: он подчинен капитану или, может быть, тореадору?

— Нет-нет. Пожалуй, можно сказать, что он держится как главный среди них. И разговаривает приказным тоном.

— А как вы думаете, кем он может быть: офицером, эстансьеро, гаучо?

— Нет, ни одно из этих занятий к его облику не подходит. Он похож на вольную птицу. Я бы предположил, что он может оказаться йербатеро, каскарильеро или гам… Да-да, я припоминаю, что капитан однажды назвал его… «великим гамбусино», вот как…

— А имени его при этом он не называл?

— Называл как будто, но я не обратил тогда на это никакого внимания. Слова «великий гамбусино» как-то больше поражают воображение.

— «Великий гамбусино!» — воскликнул Херонимо. — А не Бенито Пахаро ли это?

— Вполне возможно, — сказал Отец-Ягуар. — Я никогда не встречался с ним, но много слышал об этом человеке. Теперь мы, по крайней мере, можем себе представить, с кем будем иметь дело. Эта компания, я уверен, готовит западню генералу Митре — человеку, которого я очень уважаю и высоко ценю. Да, мне непременно надо с этими людьми кое о чем потолковать. Но в первую очередь, конечно, следует освободить моих соотечественников. Я надеюсь, вы поможете мне? — обратился он к своим спутникам.

— Это само собой разумеется! — ответили те в один голос.

— Значит, я тогда изложу, как представляю себе все это дело. Думаю, обе группы индейцев уже соединились, и, скорее всего, именно в том месте, где видели одну из них Ансиано и Аука. Пленные находятся, конечно, там же. Скоро стемнеет, но это нам на руку, мы будем ориентироваться по их кострам. Кто какие роли должен будет исполнить при освобождении пленных, я пока сказать не могу, это надо будет решать по обстановке на месте. Вперед!

Глава IX

НОЧНОЕ ОСВОБОЖДЕНИЕ

Пылающее, как огромная капля раскаленного металла, солнце подкатилось уже почти к самому горизонту, когда они стали седлать лошадей. Безлошадным Ансиано и Ауке предстояло ехать на лошади у кого-нибудь из всадников за спиной. Племянник банкира Салидо обратился к своему ровеснику инке, стараясь придерживаться манер испанских идальго, вернее, вынесенного из старинных испанских романов собственного представления об этих манерах:

— Сеньор, позвольте мне предложить вашей милости сесть на мою лошадь.

На лице Ауки появилась едва заметная улыбка.

— Мне не хотелось бы, сеньор, как-либо затруднять вас, но я тем не менее принимаю ваше предложение, — ответил он. — Надеюсь, у меня уже в скором времени появится возможность ответить вам какой-нибудь равнозначной любезностью. Меня зовут Аука. А вас?

— Мое имя звучит по-испански как Антонио, а по-немецки Антон, называют меня и так, и эдак, поскольку я наполовину немец. Вы оказываете мне честь уже тем, что соглашаетесь ехать вместе со мной

И Аука сел на его лошадь сзади. Ансиано устроился за спиной у другого всадника. Солнце уже почти совсем скрылось за горизонтом Наступили сумерки, которые в этих широтах длятся очень недолго.

Старый Ансиано и его, так сказать, впередсмотрящий ехали рядом с Отцом-Ягуаром. Антон Энгельгардт и Аука рядом с Херонимо. Молчали Они держались опушки леса, но только как ориентира, скрывать следы копыт своих лошадей у них не было необходимости влажная от вечерней росы густая трава скрадывала полностью и отпечатки копыт, и шум от передвижения всадников. Но наступил момент, когда Ансиано насторожился, сделав остальным знак рукой придержать лошадей, и обратился к Ауке на испанском:

— Сын мой, мне кажется, та прогалина в лесу, из которой мы заметили абипонов, где-то уже совсем рядом. А как ты думаешь?

— Мне тоже так кажется, отец мой, — ответил юноша. — Даже в темноте я узнаю то высокое дерево, которое специально запомнил как ориентир, когда мы выезжали отсюда Вход в прогалину уже недалеко

— И значит нам нужно сойти с лошадей. Стук их копыт может выдать нас, а мы ведь еще не знаем, пришла ли сюда уже вторая группа абипонов, пленившая двух немцев, или нет

Никто, в том числе и сам Отец-Ягуар, и не подумал возражать старику все уже поняли, что этот, видно, все на свете повидавший человек зря ничего не скажет Лошадей привязали к стволам деревьев и кустам

Молодой инка лег на землю, прижался к ней ухом замер и через несколько минут прошептал:

— Тихо, сеньоры, я, кажется, что-то слышу — Он опять прислушался и добавил: — Сюда едут какие-то всадники. Надо сделать так, чтобы наши лошади не заржали.

И опять все ему подчинились — зажали ноздри своим лошадям. Инка не ошибся. Вскоре можно было, уже не прижимая ухо к земле, расслышать не только стук лошадиных копыт, хотя и приглушенный травой, но и голоса двух тихо переговаривающихся между собой людей. Говорили по-испански.

— А мы не заблудимся в такой темени? — спросил один из них. — Не представляю, как мы сможем найти маленькую дырочку в таких густых зарослях!

— Антонио Перильо! — шепнул Отец-Ягуар Херонимо. — Я узнал его голос.

— Не к чему так беспокоиться, сеньор! — ответил эспаде его спутник. — Эти места я знаю как свои пять пальцев, найду по следу копыта любую лошадь. Мы не заблудимся. Здесь растет высокое дерево с развесистой кроной, за которым начинается лес. Сейчас мы его увидим.

И через некоторое время донеслась новая фраза:

— Вот оно, это дерево. От него надо, как по линейке, пройти несколько шагов вправо, там и будет прогалина.

И они снова растворились в ночи…

— Спасибо фортуне, позаботилась о нас, — сказал Херонимо, — мы ведь чуть было у того самого дерева не встали. А что теперь будем делать?

— Ждать! — твердо сказал Отец-Ягуар. — Пока все они не соберутся, нам лучше всего не шевелиться. Кстати, Херонимо, а тебе не показался знакомым голос второго всадника?

— У меня такое чувство, что я где-то однажды уже слышал этот голос, но я затрудняюсь сказать точно, где именно и кому он принадлежит.

— Ну так я тебе это скажу. Того, кто отвечал Антонио Перильо, зовут Эль Брасо Вальенте, или Бесстрашная Рука, это вождь абипонов.

— Карамба! Точно, это его голос! И он взял в плен тех немцев! Нет, этот ни за что не отпустит их по-хорошему.

— Вот тут ты как раз и ошибаешься, Херонимо, он способен на великодушные поступки. Когда-то мы с Бесстрашной Рукой были даже дружны, но те времена, увы, миновали безвозвратно, боюсь, что сейчас его действительно не уговоришь отпустить пленников добровольно.

— Я и говорю: надо заставить его сделать это.

— Силой его невозможно заставить что-либо сделать, он ведь не из тех простаков, кого без особых усилий можно вынудить плясать под твою дудку. И, вообще, я не считаю нужным непременно проливать кровь, когда можно достичь своей цели без особых усилий с помощью одной только хитрости.

— А! Догадываюсь, о чем ты: решил снова применить один из своих знаменитых фокусов?

— Да. Поможешь мне?

— Спрашиваешь!

— Итак, мы должны исходить из особенностей местности и их стоянки…

— Я, может быть, забегаю вперед, но скажи: а что мы будем делать, когда освободим их?

— Спокойно поскачем дальше.

— Да? А как же восстание, которое они готовят?

— А что восстание? Нас это не касается.

— Как это так? Нас не касается то, что затрагивает интересы нашего президента? Неужели ты сможешь спокойно смотреть на то, как его свергнут, а может быть, даже и убьют?

— До этого дело не дойдет. Хотя я и не знаю, кто стоит во главе мятежников, но думаю, что вряд ли какой-то не в меру вспыльчивый малый только на этом основании сможет тягаться с генералом Митре. Несерьезно все это, поверь мне.

— Возможно, даже очень вероятно, что именно так все и обстоит. В этой стране жизнь течет от революции до революции, многие из них были подавлены, подавят, без сомнения, и эту. Нас, может быть, и не касается, кто тут прав, а кто виноват, но ты же всегда был против любого насилия, а тут обязательно опять прольется кровь. Неужели ради того, чтобы предотвратить это, сохранить многим белым людям жизнь и свободу, не стоит вмешаться?

Отец-Ягуар вполне разделял благородное негодование своего товарища и тем не менее решил сделать еще одну попытку немного охладить его пыл:

— Но это же опасно для нас.

— Ну и что? А как же иначе? Нет, я тебя не понимаю, просто не узнаю. Ты же никогда не был трусом. А скажи — разве мы не рискуем, отправляясь ночью в лагерь свирепых абипонов, чтобы спасти двух твоих соотечественников? Отнюдь не исключено, что нас заметят, начнут стрелять. Ты что же, не ответишь тем, кто будет стрелять в тебя?

— Отвечу Но в данном случае это будет вынужденное с моей стороны действие Пойми, я в принципе против того, чтобы убивать людей, кто бы они ни были, индейцы или белые, но если на тебя нападают, не защищаться — глупо и так же глупо отказываться от осуществления благородной цели только из-за того, что ее нельзя достичь без перестрелки.

— Эти свои принципы, Карлос, которые ты вынес с севера, здесь лучше забыть Нет, они, разумеется, прекрасны. И их, конечно, вполне можно применять по отношению к добропорядочным в целом людям, которые кое в чем позволили себе немного согрешить. Но не по отношению же к этим индейцам! Они выходят по ночам из дебрей леса только для того, чтобы грабить и убивать спящих Они пользуются стрелами, пропитанными смертельным ядом, и, значит, не имеют права ни на сочувствие, ни на снисхождение. У меня руки чешутся показать им, что это такое — ссориться с Отцом-Ягуаром и его людьми!

— Ладно! Сначала мы освободим пленников, а там будет видно, что делать дальше

— Сколько человек ты возьмешь с собой?

— Еще не решил, но, скорее всего, тебя одного. Чем меньше народу в этом будет участвовать, тем легче мы достигнем своей цели

Отец-Ягуар и Херонимо разговаривали во весь голос, ни от кого не таясь, так что все их спутники прекрасно слышали каждое слово. У любого из них имелось собственное мнение относительно того, как лучше провести вылазку в стан врага, и каждый, естественно, хотел в ней участвовать, но никто и не подумал о том, чтобы как-то вмешаться в разговор или повлиять на решение Отца-Ягуара. Таков был негласный закон их равноправного сообщества сильных и мужественных людей, среди которых Отец-Ягуар был просто первым среди равных, и оспаривать это первенство они никогда не стали бы: оно было доказано делом

Старый Ансиано не был бы настоящим инкой, поддайся он влиянию этого закона

— Сеньор, мне кажется, вам ни к чему так рисковать. Возьмите нас с внуком. Вы же знаете, на что мы способны, — с достоинством заметил он.

Отец-Ягуар помолчал несколько секунд, потом задумчиво произнес:

— Да, я знаю: вы умеете неслышно подползти к дикой ламе, накинуть сеть на кондора, когда он этого совершенно не ожидает, но я никогда не видел, чтобы вы незаметно подбирались к человеку. Ладно! Я все же возьму вас с собой, поскольку вы точно знаете то место, где они встали лагерем. Главное — нельзя недооценивать абипонов как противника, имейте в виду: они привыкли держаться всюду и всегда настороженно, а ночью они эту свою настороженность удваивают, их уши становятся не менее чуткими, а зрение не менее острым, чем у индейцев Северной Америки.

— Это мы знаем. Что из оружия нам надо взять с собой?

— Только ножи.

Оба инки сняли с себя все оружие, оставив только ножи на поясе.

Отец-Ягуар предостерег: длинные волосы Ансиано, могут зацепиться за ветви кустарника и выдать их всех. Молча Ансиано разделил свои волосы на две равные части и связал их узлом у себя под подбородком. Аука сделал то же самое.

Ансиано вошел в лес первым. На опушке Аука прошептал Отцу-Ягуару:

— Эх, если бы нам еще и лошадей раздобыть у абипонов! Для обоих ваших земляков, Ансиано и меня…

— Я тоже думал об этом, — ответил ему также шепотом великан.

— Тогда вы с Херонимо берете на себя людей, а мы с Ансиано раздобудем себе лошадей!

— Право же, молодой человек, не стоит так горячиться. Особенно в таком опасном деле, — твердо сказал Отец-Ягуар, напомнив мальчишке, кто тут главный.

Шли они очень тихо, держась все время опушки леса. Точнее сказать, шаги белых были слышны едва-едва, а вот шагов индейцев не было слышно вовсе. И вдруг все четверо резко остановились — по их лицам, до этого неразличимым в кромешной темноте, пробежал слабый луч света. Он исходил из центра большой поляны, вдающейся в лес, как морской залив в берег. На краю ее четко вырисовывались силуэты лошадей. Костров было шесть. Возле ближайшего из них сидело несколько индейцев. По их движениям было видно, что они изрядно озябли. И неудивительно: перепад дневных и ночных температур в предгорьях Чако составляет обычно градусов пятнадцать по Реомюру [58].

Отец-Ягуар, Херонимо, Ансиано и Аука поняли друг друга без слов: все четверо тут же легли на землю, вплотную прижавшись к ней. На ходу произошло перестроение в рядах маленького войска — теперь впереди был Отец-Ягуар. Его высветленная солнцем, ветром и водой кожаная одежда и серебряная грива старика предательски белели в темноте, но, к счастью, те, кто сидел у костра, из-за близости к яркому пламени не очень хорошо видели то, что происходит в темноте.

Отец-Ягуар и Херонимо подползли уже совсем близко к лошадям. Но те никак не реагировали на приближение чужаков, продолжая спокойно пастись.

— До чего же они глупы! — шепнул Отцу-Ягуару Херонимо. — Лошади команчей никогда и никому не позволили бы приблизиться к себе, и их хозяева, уж конечно, заметили бы беспокойство животных.

— Ты видишь, сколько их? — спросил его Отец-Ягуар.

— Еще бы! Они развели такие костры, что видно все, как днем.

Индейцев на поляне, где горело шесть костров, собралось примерно около ста человек. Часть их была вооружена духовыми ружьями, копьями, луками и стрелами, часть — ружьями, хранившимися до сих пор в том самом тайнике, где доктор Моргенштерн искал свою пресловутую гигантскую хелонию. Возле одного из костров можно было разглядеть в окружении индейцев Антонио Перильо, капитана Пелехо и двоих белых солдат. Еще двое солдат сидели спиной к Отцу-Ягуару и Херонимо, а «великий гамбусино» лежал на земле, глубоко надвинув шляпу себе на лицо. Вновь прибывшие, изголодавшиеся в пути, только что получили по куску вяленого мяса, это было видно по тому, с какой жадностью они на него накинулись. Мясо, видно, было жестким, они буквально вгрызались в него и шумно двигали челюстями, пережевывая застревавшие в горле сухие куски. Из-за этого и слова, которые они нет-нет, да и произносили, отрываясь от еды, звучали очень громко.

Свет костра, возле которого сидели белые, падал на два дерева, к которым с помощью лассо были привязаны доктор Моргенштерн и его слуга.

Отец-Ягуар подал знак рукой своим спутникам. Это означало, что надо приготовиться: скоро действовать. Потом спросил шепотом у Ансиано и Ауки:

— Мы сможем зажечь огонь?

— Огонь? — удивленно спросил Херонимо. — Но зачем?

— Чтобы немного вспугнуть их. Я вижу, что Ансиано, к счастью, прихватил с собой свой пороховой рог.

— Да, сеньор, и он полон до краев.

— Прекрасно. Тогда послушай меня: вы с внуком обойдете лес с противоположной стороны, и ты проползешь по самой его опушке. Посмотри вон туда. Видишь эту высохшую прошлогоднюю траву? Она загорится не хуже бумаги. Вот там и опорожнишь свой рог, а потом кинешь как можно дальше от того места, где стоишь, зажженную спичку в траву. И тут же — обратно к Ауке. Он же, пока ты ползешь, должен добыть для нас четыре седла, что будет, я думаю, не очень трудно, поскольку все кинутся гасить огонь. Ты понял меня?

— Все понял, сеньор, — ответил Аука. — Постараюсь не допустить ошибок.

— А Херонимо в это время займется лошадьми, у него это должно получиться, потому что он в любой обстановке действует всегда хладнокровно и быстро и в то же время очень осторожно. Моя задача — за те минуты, пока будет происходить вся эта кутерьма, вызванная нашим фейерверком, — освободить пленников.

— А кто возьмет тюки? — спросил Аука.

— Какие еще тюки? — удивился Отец-Ягуар.

— Те, про которые говорил человек, называющий себя хирургом.

— Если у нас будет на это время, не имею ничего против того, чтобы прихватить и эти тюки, несмотря даже на то, что ни книги, ни другие подобные им вещи в Гран-Чако как-то ни к чему.

— Сеньор, я уверен, что у нас вполне хватит для этого времени. Суматоха в лагере поднимется такая, что спохватятся они не скоро.

— Хорошо. Раз вы это предложили — вы это и сделаете, такое уж у нас правило.

Юноша не стал медлить и пополз по направлению к пленникам. Сделать это незаметно было весьма сложно: круг света от ближайшего костра достигал почти что границы леса, а на самом его краю рос такой густой кустарник, продраться через который было совершенно невозможно. То есть, иначе говоря, для ползущего человека оставалось лишь совсем узенькая защитная полоска. Но гибкому Ауке этого хватило, и вот уже через несколько минут он оказался за деревьями, к которым были привязаны доктор и Фриц. В это время у костра происходил такой разговор.

— Мы допустили ошибку, отпустив хирурга, — сказал человек в форме капитана. — Он выдаст нас.

— Ну и что за беда? — ответил ему Антонио Перильо. — Да любой здравомыслящий человек, послушав его хотя бы две минуты, непременно задастся вопросом: а можно ли вообще верить этому полусумасшедшему? А вообще-то, я лично ничего не имею против того, если он расскажет всем, кому можно, что это именно я обезвредил полковника Глотино.

— Если наши планы осуществятся, это, конечно, принесет вам определенную славу, а если нет — увы, только позор.

— Должны осуществиться, ведь ваш краснокожий приятель Бесстрашная Рука обещал нам свыше тысячи своих воинов.

— Я исполню то, что обещал вам, — с достоинством ответил на этот скрытый выпад индейский вождь, — если вы выполните мои условия.

— Но мы их выполнили.

— Да? Вы не показали мне все свои тайные арсеналы! А в тех, куда меня допустили, разве все оружие собрано?

— Не сомневайтесь.

— Допустим, это так. Но было еще одно важное условие с нашей стороны: мы ждем от вас поддержки в борьбе с нашими смертельными врагами камба [59], для этого ваши солдаты должны были перейти границу и встретиться с нами на берегу моря. Это условие будет выполнено?

— Разумеется. Я уже послал нескольких моих людей в форт Бранхо за подкреплением.

— Камба только и знают, что угождать белому правителю. А наш народ все время унижают. Как только мы нанесем по ним решающий удар, изменится соотношение сил, и все другие племена, которые до сих пор не знали, под чье крыло им лучше встать, примкнут к нам. И тогда у меня воинов будет ничуть не меньше, чем у белого правителя.

И разговор прервался на некоторое время.

Многие политики этой страны дорого дали бы за то, чтобы услышать все это, но для Отца-Ягуара этот разговор был просто неоценимо важен. Он с большим интересом продолжал бы слушать его и дальше, а с еще большим заглянул бы в лицо человека, который лежал на земле с противоположной от него стороны костра, в тени. Судя по некоторым косвенным признакам, это и был знаменитый «великий гамбусино». Но Отец-Ягуар не мог выждать, пока этот человек встанет или хотя бы сдвинет с лица глубоко надвинутую на него шляпу. В любой момент Ансиано мог зажечь траву, и сейчас нужно было думать прежде всего об освобождении доктора и его слуги.

Это было своего рода чудо; думаю, никто не смог бы объяснить, как большое тело Отца-Ягуара проскользнуло в зарослях, не задев ни одной веточки, но уже через несколько мгновений он стоял в листве позади доктора и Фрица и шептал им:

— Не оборачивайтесь! Я — ваш спаситель! Только, ради Бога, не оборачивайтесь.

Но доктор Моргенштерн был не из тех, кто может обуздать свое любопытство, несмотря даже на грозящую смертельную опасность: он все же сделал полуповорот головы. И Фриц, хотя у него вообще-то было больше самообладания, чем у его шефа, не смог удержаться, тоже сделал, хотя и почти незаметное, но чрезвычайно характерное движение подбородком. Внимательного наблюдателя эти изменения в поведении пленников, естественно, насторожили бы, но, на счастье пленников, такового рядом не нашлось.

— Тихо! Ни звука! — донеслось из кустов. — Молчите и не двигайтесь. Я сейчас буду задавать вам вопросы. Вы отвечайте только «да» или «нет». Поднимаете правое плечо, это будет означать «да», а левое — «нет». Я Карл Хаммер, или Отец-Ягуар, с которым вы встречались у банкира Салидо в Буэнос-Айресе. Вы поняли меня?

Оба подняли правое плечо.

— Вы крепко связаны?

Ответом было «нет».

— Прекрасно. Я уже взял нож в руку. Мой спутник сейчас подожжет сухую траву. Все бросятся туда, и на несколько мгновений вы будете предоставлены сами себе. Понятно? — уточнил еще раз Отец-Ягуар.

Оказалось понятно.

— Так, хорошо. Слушайте дальше. Как только начнется суматоха, я перережу ремни, которые вас стягивают. Вы сразу же бегите вправо, там, за кустами, вы найдете четырех лошадей, чуть подальше на траве будут лежать четыре седла, каждый из вас возьмет себе по одному и…

Он не договорил. В той стороне, где должен был сейчас находиться Ансиано, блеснул язык огня и молнией пробежал по земле несколько метров… — ф-ф-ф-ф! — это вспыхнул порох, и столб пламени высотой локтей примерно в десять взметнулся в ночное небо.

На несколько мгновений все замерло. Но вот шок прошел, и все повскакали с мест, закричали, забегали… Один только вождь Бесстрашная Рука остался сидеть на прежнем месте как ни в чем не бывало.

— Накрывайте горящую траву пончо! — тоном полководца приказал он.

Однако эта мера не очень-то помогала. Сухая трава вспыхивала, как бумага, от малейшей искры, едва ее успевали погасить в одном месте, как огонь появлялся в другом. Беспокойно метались лошади.

Отец-Ягуар подскочил к пленникам, перерезал спутывавшие их ремни, схватил одного за левую руку, другого — за правую, и втроем они побежали туда, где были привязаны четыре лошади. Возле лошадей их ждал Херонимо. Увидев бегущих, он воскликнул:

— Ну быстрей, быстрей же, тащите сюда седла. Думаете, легко мне удерживать этих горячих лошадок? Здесь стало очень опасно. Я увожу их! Найдете меня сами!

Он вскочил на одну из лошадей и унесся прочь, уведя за собой весь свой маленький табун.

Отец-Ягуар схватил два седла со всей ременной упряжью впридачу…

— А как же мои книги? Мои книги! — закричал доктор, прижимая к себе один из своих тюков.

— А лопаты? А кирки? — добавил Фриц, взваливая себе на плечи второй тюк.

— Лопаты? Кирки? — переспросил Отец-Ягуар. — Да бросьте вы их!

— Ни за что! — ответил доктор. — Они мне необходимы.

Остается только догадываться, что ответил бы на эту, весьма в данный момент неуместную, принципиальность ученого не на шутку рассердившийся Отец-Ягуар, но в этот самый момент появились Ансиано и Аука и взвалили себе на плечи по седлу. Юноша бросил взгляд на недавно еще дремлющий лагерь. Там все были заняты исключительно борьбой с огнем. Но вдруг весь шум перекрыл чей-то мощный бас:

— Тормента! [60] Где пленники?!

Отец-Ягуар вздрогнул и застыл на месте, прислушиваясь к звукам этого голоса. На лице его читались тревога и какое-то мертвенное опустошение… Остальные, глядя на него, тоже приостановились.

— Они же сбежали! — пророкотал все тот же бас. — Кто-то перерезал ремни.

— Этот голос… — произнес задумчиво Отец-Ягуар. — Я уже где-то слышал его. Он…

Но ему не удалось закончить фразу. Бас начал отдавать приказы:

— Огонь погашен, все за оружие! Объясняю обстановку. Влево идти нет смысла, потому что оттуда начало гореть, в лес тоже соваться незачем: через такие заросли ни одна живая душа не продерется, значит, они могли уйти только вправо. Двадцать человек остаются возле лошадей, остальные — за беглецами!

Отец-Ягуар напряженно вглядывался туда, откуда доносился голос, но в беспорядочном мельтешении лиц, спин, лошадиных морд невозможно было разглядеть лицо того единственного человека, который его в данную минуту интересовал.

— Боже мой, Карлос, что с тобой? Почему ты не двигаешься с места? — спросил Херонимо.

— Этот голос… — повторил Отец-Ягуар словно под властью какого-то наваждения.

— Ах, подумаешь, голос! Да пусть тут хоть иерихонские трубы играют — нам сейчас не об этом думать надо. Карлос, ты слышишь меня? Нужно быстрее уходить!

— Да, но я должен его увидеть, непременно должен, понимаешь.

И он безвольным движением рук опустил оба седла, которые до сих пор держал в руках, к земле…

«Так, — решил про себя Херонимо, — просто разговаривать с ним, видно, уже бесполезно, придется встряхнуть немного нашего любимого Карлоса». И он закричал во все горло:

— Опомнись! Ты что, с ума сошел? Если ты собственной жизнью не дорожишь, нас-то зачем подставлять? Мне пока, знаешь, как-то не хочется погибать ни за что ни про что, да и другим, я думаю, тоже. Если ты немедленно не одумаешься, на меня можешь больше не рассчитывать!

Он вскочил на лошадь и галопом унесся прочь.

«Он прав, — отрешенно подумал Отец-Ягуар. — Я что-то не то делаю. Надо уходить немедленно».

И несколькими широкими шагами он догнал своих товарищей по этому приключению. Несмотря на еще больше сгустившуюся ночную тьму, зоркие глаза Отца-Ягуара разглядели ученого, который выглядел довольно комично: маленький, испуганный, судорожно прижимающий к груди тюк с книгами, он еле передвигал ноги под его тяжестью. Но Отец-Ягуар не мог, к сожалению, ему помочь: ему срочно нужно было вернуться к своим людям. Сделав еще несколько неуверенных шагов, доктор Моргенштерн взмолился:

— Фриц! Фриц! Я больше не могу! Давай поменяемся тюками!

— Хорошо, — ответил Фриц. — Получите ключи от доисторического мира, а я возьму на себя печатную ученость. Однако вам, герр доктор, придется прибавить ходу, а то как бы нам не стали на пятки наступать.

Дальше они пошли быстрее, настолько быстро, насколько позволяла это делать их тяжелая ноша, но все же им не удавалось оторваться от своих преследователей на дистанцию, обеспечивающую им безопасность. А те неумолимо приближались… Прогремел один выстрел, следом другой, но, к счастью, обошлось без ранений. Заметив, что Ансиано и Аука повернули вправо, доктор Моргенштерн и Фриц сделали то же самое. Где-то совсем близко, чуть ли не прямо за спинами у них все тот же необычайно громкий и раскатистый бас произнес:

— Оставайтесь на месте, ваша милость, до тех пор, пока я не выстрелю.

— Гамбусино! — шепотом воскликнул доктор. — Я пропал!

— Ничего, ничего, не надо раньше времени опускать руки: еще не все потеряно! — ответил ему Фриц. — У нас же есть превосходное подручное средство для борьбы с противником. Сейчас мы ему устроим небольшой сюрприз вот в этой ложбинке! Через нее наш громогласный голубчик непременно пройдет, никуда не денется!

Он отполз от доктора вместе с тюком книг и стал ждать, когда появится гамбусино. Как только его высокая фигура смутно обрисовалась во мраке, Фриц ловким движением подсунул ему под ноги тюк. Великан споткнулся, перелетел через тюк, упал, но самообладания тем не менее не потерял. Но как только он начал подниматься с земли, услышал повелительное:

— Стой, или буду стрелять! Я — Отец-Ягуар, и со мной мои люди!

Гамбусино пригнулся и, несмотря на угрозу, все же ползком-ползком продвинулся немного вперед и разглядел силуэты множества людей (даже очень темной ночью можно хорошо разглядеть любой предмет или человека, если смотреть на него снизу вверх) И вот, глядя на незнакомых ему людей именно с этой точки, гамбусино заметил, что все они одеты в одежду из кожи, а на головах у них широкополые шляпы, какие в пампе и прилегающих к ней районах встретишь крайне редко.

«Тысяча чертей! — подумал он. — Это действительно его люди! Попадись он мне где угодно, хоть в преисподней, не ушел бы от меня, но здесь и сейчас я — черт возьми! — не могу с ним связываться! Ладно, придется убраться, но он еще за все мне заплатит А этот сегодняшний его удар по мне будет для него и последним.»

Он вернулся к своим спутникам. И вовремя: они уже хотели идти по его следам

— Назад! — сказал гамбусино. — Ничего не получится

— Как это «не получится?» — изумился капитан Пелехо — Почему?

— А вы не догадываетесь о том, кто перерезал ремни, связывавшие наших пленников?

— Нет. А кто?

— Отец-Ягуар собственной персоной, вот кто!

— Не может быть! Это какая-то ошибка!

— Никакой ошибки! Я видел его людей собственными глазами и слышал его голос собственными ушами. Надо как можно скорее уходить отсюда, причем не бежать сломя голову, а уходить осторожно, потихоньку. Этот человек может напасть на нас в любой момент.

— Бросьте! У страха глаза велики.

— Как? Вы в это не верите? Но почему?

— Судя по всему, у него была одна-единственная цель — освободить наших пленников, если бы он замышлял что-то иное, то, можете не сомневаться, давно бы это сделал.

— Вполне возможно, что вы и правы — на это раз у него была только одна цель, но кто может поручиться, что это так? Я все же знаю его несколько лучше, чем вы, и поэтому не могу себе позволить быть беспечным, это может слишком дорого обойтись всем нам, не только мне одному. Он меня тоже знает, правда, гораздо хуже, чем я его, впрочем, дело здесь вовсе не в том, знакома ли ему моя внешность, а в том, что мы с. ним заклятые враги. Я уверен, что он тоже узнал мой голос. А раз так, он начнет преследовать меня, чего бы ему это ни стоило.

— Что вы хотите в связи с этим предпринять?

— То, что подсказывает мне здравый смысл. Как можно быстрее свернуть наш лагерь и убраться подальше от этих мест. Скоро рассветет, и к вечеру наступающего дня нам лучше быть на безопасном расстоянии от Отца-Ягуара.

— А мне кажется, что вы преувеличиваете эту опасность. Ну с какой стати Отцу-Ягуару рисковать, нападая на нас?

— Но я же уже объяснял вам, что знаю отлично натуру этого человека. Так вот, исходя из своего опыта общения с ним, я повторяю еще раз, специально для вас, сеньор капитан: для Отца-Ягуара и большинства его людей не существует понятия риска как такового вообще, поймите же вы наконец.

Тут решил вставить свое слово и вождь абипонов:

— Если Ягуаром вы называете того, кто освободил пленников, я тоже скажу, что нам лучше уйти. И я знаю Ягуара. Только он мог так дерзко и хитро освободить пленников. Однажды я проклял его, пожелал ему смерти, и он об этом знает. Верно говорит гамбусино, надо уходить, здесь нам негде укрыться в случае нападения. Найдем другое место для лагеря, более удобное для того, чтобы отбиваться.

К этому уже нечего было добавить, а тем более что-то возражать на такие слова. Они стали седлать своих лошадей, и только тут заметили, что исчезли четыре лошади из резервных и оба тюка, принадлежавших пленникам. Но у них было еще достаточно много свободных лошадей, их хватило всем, и скоро они тронулись в путь, выстроившись на индейский манер — цепочкой: всадник за всадником, один в затылок другому.

Прогалина в зарослях становилась постепенно все шире и шире. Вообще говоря, углубляться в такие прогалины бывает порой опасно, очень часто они заканчиваются тупиком, и лучше ловушки нарочно не придумаешь. Но вождь Бесстрашная Рука хорошо знал эти места и не мог ошибиться. Вскоре они выехали в пампу. Здесь все всадники спешились и без какой-либо специальной команды образовали круг. Все понимали, что надо посоветоваться, обсудить создавшееся положение.

Этот импровизированный военный совет открыл вождь Бесстрашная Рука:

— Отец-Ягуар в темноте не мог видеть, в каком направлении мы уехали. Здесь мы в безопасности. Пусть сначала белые сеньоры выскажут все, что им хочется сказать о том, что нам делать дальше.

— Но только не надо слишком затягивать эти разговоры, — заметил гамбусино.

— Я поражен тем, до чего вы боитесь этого Отца-Ягуара, — снова начал подначивать гамбусино капитан Пелехо. — А не могло вам померещиться, что он был там со всем своим отрядом? А если был кто-то другой? В темноте, знаете ли, можно и обознаться, как говорится, все кошки серые.

— Отец-Ягуар в любой операции, которую проводит, всегда берет на себя самое трудное, и я уверен, что пленников освобождал именно он.

— В таком случае, он мог видеть всех нас и слышать то, о чем мы разговаривали у костра.

— Дьявол! Так, так так… Пленники были привязаны к деревьям у нас за спиной. Оттуда, из-за деревьев, всех нас было, безусловно, отлично видно. Ко мне лично это относится меньше, чем к другим: мое лицо ведь было под шляпой Хотя теперь это уже не имеет никакого значения, раз меня выдал мой голос.

— Даже если он и не узнал вас по голосу, у него среди нас есть еще одна мишень — я, — произнес вождь абипонов.

— А из-за чего вы с ним враждуете? — спросил все еще не удовлетворивший свое любопытство Пелехо.

— Это было, когда мы вели очередную свою войну с племенем камба, а он тогда находился среди них. И однажды пришел к нам в качестве парламентера, чтобы договориться о перемирии. Но для этого надо было кое-чем из трофеев пожертвовать, а нам этого не хотелось, и мы отослали Отца-Ягуара обратно ни с чем Он ушел в гневе, а тут еще один из нас послал ему вслед отравленную стрелу, но она застряла в его куртке Потом мы убили двух вождей камба и всех до одного мужчин, многих стариков, не щадили и детей. А женщин увели с собой. Тогда он стал во главе другого клана камба и пошел на нас

— И кто же победил?

— Он. Ягуар владеет любым видом оружия лучше всех, кого я знаю Его гнев вдохновлял камба, и они тоже сражались, как звери, а он очень толково руководил ими Они отобрали у нас обратно все, что мы отняли сначала у них С тех пор мы с Отцом-Ягуаром и стали смертельными врагами. Поэтому нам нужны ружья и порох, мы должны доказать этим ничтожным камба, что абипоны — воины, а не мокрицы, а они без белого вождя — жалкие трусы Если вы предоставите нам ружья и порох, то приобретете очень верных и надежных союзников на долгие времена.

— Вы получите то, что просите.

Тут нашел что вставить в разговор молчавший до сих пор Антонио Перильо:

— Если бы у него даже и не было причины враждовать с вами, повод для этого появился бы немедленно, как только он встретился бы со мной. Вы знаете про то, что случилось на корриде в Буэнос-Айресе он унизил не только меня, но и других эспад Если он попадет мне в руки, пусть не рассчитывает на снисхождение, тем более, что он еще и сторонник генерала Митре…

— Я много слышал об этом человеке, — сказал капитан Пелехо, — но никогда не имел с ним никакого дела. Поэтому, сеньоры, я и задаю вам так много вопросов. А кроме того, я уверен, что Отец-Ягуар пойдет по нашим следам в любом случае, даже если причины, по которым он ненавидит кого-то из вас лично, вдруг почему-то станут для него несущественными. Однако сделать это ему будет не так-то легко и просто.

— Почему? — спросил гамбусино.

— Следы в пампе быстро исчезают.

— Вы в самом деле так думаете, сеньор? В таком случае должен вам сказать, что вас никак нельзя заподозрить в том, что вы — опытный следопыт. Уверяю вас, для Отца-Ягуара не представляет особого труда даже на траве пампы прочесть суточной давности следы от копыт лошадей. Его ни в коем случае нельзя недооценивать: этот человек умеет видеть, что называется, на три метра под землей. Он умеет читать все, что написано на любых предметах, деревьях, камнях, даже на облаках. Я надеюсь, вы понимаете, что слово «написано» я употребляю не в буквальном его смысле.

— Значит, те, кого он искал, проскакали перед его взором на облаках, — нарочито напыщенным тоном сказал капитан, искренне веселясь при этом.

Но гамбусино не принял его иронии.

— Вы ничего не поняли! — довольно нервно сказал он. — Вам известно, что движение облаков зависит от направления ветра?

— Представьте себе, известно.

— Ну тогда попробуйте сделать логический вывод из этого факта и моих слов. Сеньор, у меня нет ни времени, ни, откровенно говоря, охоты рассказывать вам о приключениях, в которых Отец-Ягуар доказал, что читать любые следы где угодно он умеет отлично, тем более, что подобные приключения с его участием, я чувствую, нам с вами еще предстоит пережить вместе.

— Но мы проезжаем через пески, леса, низины, переходим реки вброд. Невозможно прочесть следы, оставленные на этом пути.

— Для большинства людей, согласен, невозможно, а для него это не слишком трудная задача. Вы можете мне возразить, что для этого требуются незаурядный ум, обширные и глубокие знания, а также немалый опыт, но у Отца-Ягуара все это есть. Не будем спорить, кто из нас прав, вы поймете это сами, когда Отец-Ягуар появится. Впрочем, это произойдет не слишком скоро. Я понял одну важную вещь. Сейчас он нас не преследует, вопреки моей недавней уверенности в этом. А знаете, по какой причине? Он точно знает, куда мы направляемся.

— Откуда он может это знать? Среди тех, кто посвящен в наш план, предателей нет.

— Но ведь Отец-Ягуар слышал наш разговор у костра!

— Ну и что? Мы не говорили ни о чем таком, что бы раскрывало наши планы, не упоминали никаких имен и названий мест.

— Вы так думаете? А тайные арсеналы, о которых вы сказали?

— Но мы же не говорили о том, где именно они находятся.

— Зато вы говорили, что надо отправить посыльных на границы, чтобы передать приказ солдатам идти к озеру.

— А я сказал, как называется это озеро?

— Нет.

— Ну и вот, пусть проедет по всем озерам, благо, их в Аргентине не так уж и мало.

— Этого ему не требуется делать. Он уже знает точно, какое именно озеро вы имели в виду.

— Каким образом он это мог узнать?

— От наших пленников, неужели не понятно? Их-то вы не стеснялись, когда говорили о наших планах.

— Черт! Но кто бы мог подумать, что все так обернется. Нельзя терять времени! Надо немедленно ехать к этому озеру Лос-Карандахес.

— Я буду не я, если Отец-Ягуар уже не в курсе всех наших планов. Но я все же попробую перехитрить его и направить по ложному следу. Значит, так: мы шли с юга и, перейдя реку, двинулись дальше на север, а потом на северо-запад. Теперь нам надо вернуться назад, чтобы вновь перейти реку.

— Но это же огромный крюк!

— Никакого крюка. Надо сделать вот как: сейчас же сняться с этого места, найти другую прогалину в лесу и завтра утром выйти к реке, а дальше уже ехать вдоль нее. Скакать придется в таком же темпе, как на охоте с гончими. До самого вечера, потом надо отдохнуть часа два-три, а после этого и вернуться сюда уже другим путем.

— Но мы потеряем целых два дня на это!

— Ничего не поделаешь! Зато при этом мы проведем самого Отца-Ягуара.

— Но вы можете гарантировать, что это удастся?

— Разумеется.

— А я все же сомневаюсь в этом.

— Это потому, что вы все же не до конца понимаете, что происходит. Объясняю еще раз: Отец-Ягуар сможет начать преследовать нас только завтра утром, когда мы будем уже у реки. Поскольку он вынужден будет ехать медленно, чтобы внимательно изучать следы лошадиных копыт, то доберется к реке только к вечеру. И только через сутки он, возможно, сможет выйти к тому месту, куда мы вернемся, я говорю «возможно», потому что за то время, что будет разделять нас, следы пропадут. Тут весь фокус именно в этой разнице во времени.

— Вы в этом уверены, сеньор?

— Не был бы уверен, не говорил бы. Отец-Ягуар будет убежден, что мы вернулись туда, откуда шли сначала, перейдя вновь через реку. Он подумает, что мы испугались его, и в нем проснется тщеславие, которое имеет коварное свойство ослаблять рассудок даже таких хитроумных и многоопытных людей, как он, что нам в данном случае будет на руку.

— Да, это было бы чрезвычайно большой для нас удачей, только я, откровенно говоря, не разделяю вашей уверенности.

— Напрасно, все получится, но ладно, очень скоро вы убедитесь в том, что я был прав.

— И тогда мы сможем спокойно пойти в форт Тио, чтобы пополнить запасы провианта?

— Сможем.

Антонио Перильо не высказал никакого мнения на этот счет, а Бесстрашная Рука сказал:

— Гамбусино все хорошо продумал, его план мне нравится. Мы проведем Отца-Ягуара и укоротим ему руки. Сколько человек с ним?

— Точно я этого не могу сказать, — ответил гамбусино. — Насколько я мог разглядеть в темноте, их было что-то от двадцати до тридцати человек,

— У нас воинов десять раз по десять, но люди Отца-Ягуара гораздо более умело, чем наши, обращаются с оружием. Поэтому будет лучше, если мы еще до встречи с ними объединимся с другими отрядами абипонов. Я знаю не очень далеко отсюда другую прогалину, которая выведет нас к реке.

И они, не мешкая, тронулись в путь.

Глава X

ПИЯВКИ ДОНА ПАРМЕСАНА

Да, репутация, которой Отец-Ягуар пользовался в пампе, была действительно нешуточная. Могу себе представить, как поражены были бы гамбусино и Бесстрашная Рука, если бы узнали, чем был занят грозный Отец-Ягуар в тот момент, когда они проводили свой чрезвычайный военный совет, потому что он в это время… мирно спал.

Разумеется, сначала приняв все необходимые меры предосторожности: в трех местах вдоль прогалины он выставил посты из своих людей, чьей задачей было следить за всеми передвижениями противника. В его планы отнюдь не входило нападать немедленно: члены его экспедиции нуждались в полноценном отдыхе, и ему казалось, что сейчас для них нет ничего важнее.

Только после того, как все выспались, он попросил позвать к нему доктора Моргенштерна и Фрица. Разговор между ними шел на этот раз на испанском — чтобы все остальные могли быть в курсе того, о чем шла речь.

— Сеньор, — обратился к доктору Отец-Ягуар, — при всем моем безграничном уважении к вашим знаниям и вашему авторитету в научном мире, не могу скрыть от вас, что своим поступком вы поставили меня в тупик и даже рассердили. Отправиться сюда — более чем неблагоразумно с вашей стороны. Бог мой, ну почему вы не остались в Буэнос-Айресе?

— А что мне там делать? — ответил нисколько не смутившийся ученый.

— Да все, что вы хотите и можете!

— Нет Там я могу делать далеко не все из того что хочу. В Буэнос-Айресе, видите ли, невозможно отыскать никаких, ну, ни малейших следов глиптодонта, мегатерия или мастодонта, — совершенно серьезно возразил ему доктор Моргенштерн.

— Ну, если очень захотеть.

— Но правительство Аргентины, к сожалению, не позволяет вести раскопки в центре столицы.

— В гаком случае, почему бы вам не попробовать вести их в пампе?

— Этим я как раз и намереваюсь заняться.

— Если я вас правильно понял, вы полагаете, что сейчас находитесь в пампе?

— Да, в пампе, между рекой и лесом — «флувиусом» и «сильвой» по-латыни.

— Хорошо, о характерных особенностях пампы мы поговорим в другой раз, а сейчас ответьте мне на такой вопрос: как вы оказались там же, где и я?

— Я искал вас специально.

— Но я же сказал вам, чтобы вы этого не делали!

— Сеньор, каждый человек вправе сам решать, что ему делать, а чего не делать, — обиженно заявил приват-доцент.

— Да, но только не в Гран-Чако Мало того, что своим необдуманным поступком вы ставите меня и всех, кто здесь со мной, в затруднительное положение так вы еще и подвергаете смертельной опасности свою собственную жизнь и жизнь своего слуги.

— Вы так думаете? Но сеньоры, которые нас пленили пребывают в заблуждении, которое скоро рассеется, они просто путают меня с кем-то, вот и все.

— Вы, право же, просто на редкость беспечный человек Но я повторяю: ваша жизнь — в опасности!

— Моя жизнь, по-латыни «вита»? Не могу в это поверить.

— Знаете, кого вы мне напоминаете? — с долей сарказма произнес Отец-Ягуар — Благодушного, неторопливого, красивого серебристого карпа. Но карпу лучше всего плавать в специально вырытом для него пруду где никакая щука его не проглотит.

— Но вы же сами рекомендовали мне именно этот район как самый богатый останками доисторических животных!

— Я не отказываюсь от своих слов, но если вы будете искать останки доисторических животных в тайных арсеналах аргентинских заговорщиков, то я не дам и гроша ломаного за вашу жизнь! Я знаю, как вы попали в плен, об этом нам поведал бравый дон Пармесан, которому вы, кстати, обязаны своим спасением. Прошу вас, расскажите мне, что вы собираетесь делать дальше?

— Пожалуйста, у меня нет от вас секретов, Я собираюсь вернуться к той яме, в которой погребена моя гигантская хелония, и продолжить работу по извлечению ее останков. Потом погрузить их на лошадей и уехать отсюда. Даю слово ученого, что там находится действительно спинной панцирь гигантской хелонии, и его можно откопать, в чем эти господа, пленившие нас, к сожалению, мне наотрез отказали. При этом с ними, знаете ли, случилась странная метаморфоза. Я небольшой знаток физиогномики [61], но мне показалось, что у них на лицах было написано, что они имеют какие-то тайные намерения воинственного характера, и вдруг это выражение, одинаковое у всех них, сменили какие-то детские улыбки!

— Откровенно говоря, я с большим трудом понимаю вас. Не хотите ли вы сказать, что они над вами смеялись?

— Смеялись? — переспросил доктор. — Нет-нет, я ведь сказал о мягких по-детски улыбках, а не о грубом хохоте. Сеньор, я, кажется, тогда, в Буэнос-Айресе, несколько переоценил ваши знания в палеонтологии. Ибо, если бы вы на самом деле обладали ими в достаточной степени, то вам и в голову бы не пришло, что над человеком, открывшим гигантскую хелонию, можно смеяться.

— Хорошо, расскажите мне тогда, что эти милые, улыбчивые люди делали с вами после того, как взяли в плен.

— Сначала мы ехали лесом, потом перешли вброд какую-то реку, потом снова ехали через лес, в котором встретили много других индейцев. Там мне и Фрицу дали по куску мяса. Как только мы немного поели, нас привязали к деревьям, потом пришли вы… Это все, что я могу рассказать вам, история, как видите, простая и вполне заурядная.

— Не сказал бы, — сказал Отец-Ягуар, с трудом сдерживаясь, чтобы не расхохотаться.

— Что вы! В ней нет ничего романтического. Пока мы ехали, я подумал, что неплохо было бы скрасить скучный путь беседой о доисторическом периоде развития животного мира, о пещерных медведях и мамонтах, но никто не захотел меня слушать.

— О, вот в это я охотно верю.

— Но, знаете, я не очень сильно огорчился, потому что, слушая, как они разговаривают, сделал одно интересное наблюдение, если, конечно, оно верное. Здесь, в этой стране, употребляется один диалект, в котором ощущается явное влияние немецкого языка: глаголы при смысловом связывании их с существительными произносятся подчеркнуто энергично и резко. Язык прижимается при этом в верхнему нёбу.

— Неужели вы, герр доктор, просили их показывать вам глотки?

— Нет, конечно, не просил. Но они постоянно говорите на этом диалекте, и я совершенно отчетливо ощущал в нем эту резкость и энергию. На этом основании мы можем констатировать, что между верхним нёбом и языком…

— Достаточно филологических наблюдений, сеньор, умоляю вас! Я предпочел бы узнать побольше о содержании их разговора.

— Не знаю, чем вас может заинтересовать это содержание… Они говорили все больше о каких-то пустяках.

— Неужели только о пустяках?

— Честное слово, мне даже скучно стало! Да, велся вроде бы оживленный разговор, переходящий время от времени в спор, но он был ни о чем, так, пустая болтовня… Речь шла о революции, кавалерии, пушках, о набегах и поражениях индейцев — в общем, обо всякой чепухе. И ни слова — о науке.

— Ничего себе чепуха! Сеньор, я чувствую себя просто обязанным открыть вам глаза на мир, вас окружающий. Так вот, запомните хорошенько: революция, кавалерия, пушки, отступления, наступления и все прочее, что с этим связано, в жизни каждого человека — поймите, каждого, в том числе, и в вашей, — имеют громадное значение.

— В моей? Нет, в моей жизни — никакого, а в вашей — конечно, с этим я не могу не согласиться. У вас в голове как-то все это размещается, а в моей — только спинной панцирь моей гигантской хелонии.

— Что ж, разрешите поздравить вас с такой уникальной конструкцией головы!

— Премного благодарен. Но если вы так уж хотите знать подробности разговора между этими людьми, вам лучше всего расспросить об этом моего слугу Как всякий дилетант, он склонен придавать слишком большое значение разным несущественным мелочам и потому охотно фиксирует их в своей памяти

Фриц, уже успевший хорошо изучить натуру своего хозяина, не воспринял его последнюю фразу как колкость доктор нередко бывал бестактен, но отнюдь не из желания как-то задеть или унизить человека, а вследствие своей феноменальной отчужденности от проблем обыденной жизни Во всяком случае, Фриц радостно оживился, когда понял, что настал его черед исполнить свое соло в этой беседе, чего он давно и страстно желал. Он приосанился и сказал по-немецки:

— Герр Хаммер, доктор Моргенштерн сказал вам чистую правду я прекрасно запомнил весь этот разговор и отвечу на любой ваш вопрос. Если позволите я буду говорить на родном языке, ибо заставлять меня говорить с соотечественником по-испански — это то же самое, что дать мне хлеб и масло, но не дать ножа чтобы сделать бутерброд.

— Охотно разрешаю вам это, если вы так желаете — ответил Отец-Ягуар, рассмеявшись. — Но потом мы с вами перескажем всем остальным на испанском языке то, о чем будем говорить по-немецки, согласны?

— Конечно! Итак, подскажите мне, что вас особенно интересует, чтобы ч знал, с чего начать.

— Меня интересует многое, но прежде всего ответьте мне пожалуйста, вот на какой вопрос: как вам показалось — с какой целью эти несколько белых примкнули к индейцам?

— Дружба между белыми и краснокожими просто так не возникает, — важно начал Фриц, — тут должна быть какая-то серьезная причина, не менее значимая, чем для науки панцирь нашей гигантской хелонии Поэтому я и раскрыл глаза пошире, а уши поставил на макушку, когда оказался среди них. И еще я сказал себе: «Фриц, не урони чести уроженца Штралау на Руммельсбургском озере, еще никто, никогда и нигде не сумел провести твоих земляков!» Но эти парни никогда, видно, не слыхали о том, какие ловкачи живут в Штралау они и не подумали при мне сдерживаться. Итак, вот что я узнал: они направляются в Чако, чтобы спровоцировать абипонов на восстание против нынешнего правительства страны. Вождь Бесстрашная Рука, старик хитрый и дальновидный, намеревается извлечь из всего этого еще кой-какую выгоду для своего племени и ставит такое условие: он поможет белым только в том случае, если они сначала помогут ему взять верх над камба, с которыми у него очень давние счеты, то есть предоставят в его распоряжение оружие и солдат.

— Вот как! И что же белые, согласились выполнить это условие?

— Да! Солдатами командует некто капитан Пелехо. Это предатель по натуре. Его официальная миссия на границе Гран-Чако — инспекция отдаленных гарнизонов, но этот двурушник, используя данные ему правительством полномочия, разослал посыльных по всем гарнизонам с приказом нескольким, я думаю, достаточно многочисленным отрядам собраться в определенный день в определенном месте. Этих солдат он и поведет потом против камба.

— Действительно, хитро придумано! Ай да вождь абипонов! Он, конечно, главный стратег этой операции. Но откуда же в этих пустынных и безлюдных местах они возьмут оружие?

— О, для этих целей, как я понял, существуют тайные склады и хранилища. Там есть все, что нужно для военных действий: и оружие, и амуниция. Они намереваются навестить эти склады в ближайшее время. Пещера, в которой прилегла отдохнуть перед потопом наша гигантская черепаха, использовалась в качестве одного из таких складов.

— Послушайте, Фриц… — задумчиво сказал Отец-Ягуар, внезапно посерьезневший. — Рискну показаться вам неделикатным, и все же скажите мне откровенно: к тому, что вы мне рассказываете, не примешана ли случайно ваша собственная, извините, фантазия?

— Нет, потому что, хотя, как вы верно заметили, воображением я отнюдь не обделен, даже я не мог бы выдумать такой фантастический план.

— В таком случае, я с большим сожалением могу констатировать, что, если этот план осуществится, произойдет огромная трагедия. Тысячи индейцев погибнут, и только во имя того, чтобы несколько их белых сограждан стали богаче и продвинулись сразу на несколько ступенек по служебной лестнице. Кто стоит во главе этого предприятия?

— Это мне неизвестно. Но там, в лагере, как мне показалось, в роли адмирала эскадры был некий гамбусино.

— Слышали ли вы, как они его называли, откуда он родом, чем занимался раньше?

— Зовут его Бенито Пахаро, что по-немецки звучало бы как Бенедикт Фогель. Место его рождения осталось для меня загадкой, я не знаю также и того, перелетная он птица [62] или никогда не покидает своего гнезда, где жил раньше и где обитает теперь, а также сколько фунтов весит.

— Они говорили что-нибудь обо мне?

— Еще как! Ваше имя у них просто с языков не сходило.

— Интересно! Но, конечно, ничего хорошего они обо мне не говорили?

— Да, вы угадали… Вам, я так скажу, лучше не попадать в руки этих мерзавцев.

Несколько минут Хаммер молчал, размышляя. Потом вновь обратился к Фрицу:

— Может быть, вы припомните, как они называли то место, где должны будут соединиться отряды белых солдат из разных гарнизонов?

— Да, я помню это. Речь шла об озере Лос-Карандахес, или Пальмовом.

— А где оно расположено, они не говорили?

— Как будто нет.

— Странно, никогда не слышал о таком озере.

Отец-Ягуар обратился к своим спутникам с вопросом о том, не знают ли они, где находится это озеро. Никто из них этого не знал. Тогда он спросил то же самое у старого Ансиано, юного Ауки и даже у дона Пармесана, но и они относительно местонахождения озера ничего не смогли сказать.

— Может быть, оно находится внутри Чако, в пустыне? — потирая ладонью лоб, спросил Отец-Ягуар.

— Да-да, где-то там, — поспешил подтвердить это предположение Фриц.

— Значит, что-то они все-таки говорили об этом?

— Нет, но я вспомнил, что, когда они обсуждали да прикидывали, как будут транспортировать оружие, которое достанут из тайных складов, речь шла о том, что везти оружие придется по пустыне. А Пальмовое озеро — последний пункт маршрута, который они наметили. Следовательно, оно расположено в пустыне или на границе с ней.

— Не перестаю удивляться! Какая все-таки с их стороны беспечность — говорить о таких важных вещах в присутствии пленников. И эти люди еще собираются свергать правительство! Но ладно, Бог с ними! Еще какие-нибудь подробности о