/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Кружевница Настя

Константин Паустовский


Пустовский Констнтин

Кружевниц Нстя

Констнтин Пустовский

Кружевниц Нстя

Ночью в горх Ал-Ту глухо гремел гроз. Испугнный громом, большой зеленый кузнечик прыгнул в окно госпитля и сел н кружевную знвеску. Рненый лейтеннт Руднев поднялся н койке и долго смотрел н кузнечик и н знвеску. Н ней вспыхивл от синих пронзительных молний сложный узор пышные розны и мленькие хохлтые петухи.

Нступило утро. Грозовое желтое небо все еще дымилось з окном. Две рдуги-подруги опрокинулись нд вершинми. Мокрые цветы диких пионов горели н подоконнике, кк рскленные угли. Было душно. Пр подымлся нд сырыми склми. В пропсти рычл и перектывл кмни ручей.

- Вот он, Азия!-вздохнул Руднев. - А кружево-то н знвеске нше, северное. И плел его ккя-нибудь крсвиц Нстя.

-Почему вы тк думете? Руднев улыбнулся.

- Мне вспомнилсь,-скзл он,-история, слу< чившяся н моей бтрее под Ленингрдом. Он рсскзл мне эту историю.

Летом 1940 год ленингрдский художник: Блшов уехл охотиться и рботть н пустынный нш Север

В первой же понрвившейся ему деревушке Блшов сошел со строго речного проход и поселился в доме сельского учителя.

В этой деревушке жил со своим отцом - лесным сторожем - девушк Нстя, знменитя в тех местх кружевниц и крсвиц. Нстя был молчлив и сероглз, кк все девушки северянки.

Однжды н охоте отец Нсти неосторожным выстрелом рнил Блшов в грудь. Рненого принесли в дом сельского учителя. Удрученный несчстьем, стрик послл Нстю ухживть з рненым.

Нстя выходил Блшов, и из жлости к рненому родилсь первя ее девичья любовь. Но проявления этой любви были тк зстенчивы, что Блшов ничего не зметил.

У Блшов в Ленингрде был жен, но он ни рзу никому не рсскзывл о ней, дже Нсте. Все в деревне были убеждены, что Блшов человек одинокий.

Кк только рн зжил, Блшов уехл в Ленингрд. Перед отъездом он пришел без зов в избу к Нсте поблгодрить ее з зботу и принес ей подрки. Нстя принял их.

Блшов впервые попл н Север. Он не знл местных обычев. Они н Севере очень устойчивы, держтся долго и не срзу сдются под нтиском нового времени. Блшов не знл, что мужчин, который пришел без зов в избу к девушке и принес ей подрок, считется, если подрок принят, ее женихом. Тк н Севере говорят о любви.

Нстя робко спросил Блшов, когд же он вернется из Ленингрд к ней в деревню. Блшов, ничего не подозревя, шутливо ответил, что вернется очень скоро.

Блшов уехл. Нстя ждл его. Прошло светлое лето, прошл сыря и горькя осень, но Блшов не возврщлся. Нетерпеливое рдостное ожидние сменилось у Нсти тревогой, отчянием, стыдом. По деревне уже шептлись, что жених ее обмнул. Но Нстя не верил этому. Он был убежден, что с Блшовым случилось несчстье.

Весн принесл новые муки. Пришл он поздно, тянулсь очень долго. Реки широко рзлились и все никк не хотели входить в берег. Только в нчле июня прошел мимо деревушки, не остнвливясь, первый проход.

Нстя решил тйком от отц бежть в Ленингрд и рзыскть тм Блшов. Он ушл ночью из деревушки. Через дв дня он дошл до железной дороги и узнл н стнции, что утром этого дня нчлсь войн. Через огромную грозную стрну никогд не видвшя поезд крестьянскя девушк добрлсь до Ленингрд и рзыскл квртиру Блшов.

Нсте отворил дверь жен Блшов, худя женщин в пижме, с ппироской в зубх. Он с недоумением осмотрел Нстю и скзл, что Блшов нет дом. Он н фронте под Ленингрдом.

Нстя узнл првду Блшов был жент. Знчит, он обмнул ее, нсмеялся нд ее любовью. Нсте было стршно говорить с женой Блшов. Ей было стршно в городской квртире, среди шелковых пыльных дивнов, рссыпнной пудры, нстойчивых телефонных звонков.

Нстя убежл. Он шл в отчянии по величественному городу, преврщенному в вооруженный лгерь. Он не змечл ни зенитных пушек н площдях, ни пмятников, звленных мешкми с землей, ни вековых прохлдных сдов, ни торжественных здний.

Он вышл к Неве. Рек несл черную воду в уровень с грнитными берегми. Вот здесь, в этой воде, должно быть, единственное избвление и от невыносимой обиды, и от любви.

Нстя снял с головы стренький плток, подрок мтери, и повесил его н перил. Потом он попрвил тяжелые косы и поствил ногу н звиток перил. Ее кто-то схвтил з руку. Нстя обернулсь. Худой человек с полотерными щеткми под мышкой стоял сзди. Его рбочий костюм был збрызгн желтой крской.

Полотер только покчл головой и скзл.

- В ткое время что здумл, дур!

Человек этот - полотер Трофимов - увел Нстю к себе и сдл н руки своей жене-лифтерше, женщине шумной, решительной, презирвшей мужчин.

Трофимовы приютили Нстю. Он долго болел, лежл у них в кморке. От лифтерши Нстя впервые услышл, что Блшов ни в чем не виновт, что никто не обязн знть их северные обычи и что только ткие "тетехи", кк он, Нстя, могут без пмяти полюбить первого встречного.

Лифтерш ругл Нстю, Нстя рдовлсь. Рдовлсь, что он не обмнут, и все еще ндеялсь увидеть Блшов.

Полотер вскоре взяли в рмию, и лифтерш с Нстей остлись одни.

Когд Нстя выздоровел, лифтерш устроил ее н курсы медицинских сестер. Врчи-учителя Нсти - были поржены ее способностью делть перевязки, ловкостью ее тонких и сильных пльцев. "Д ведь я кружевниц", отвечл он им, кк бы опрвдывясь.

Прошл осдня ленингрдскя зим с ее железными ночми, кнондой. Нстя окончил курсы, ждл отпрвки н фронт и по ночм думл о Блшове, о стром отце, - он до конц жизни, должно быть, тк и не поймет, зчем он ушл тйком из дому. Брнить ее не будет, все простит, но понять - не поймет.

Весной Нстю, нконец, отпрвили н фронт под Ленингрд. Всюду - в рзбитых дворцовых пркх, среди рзвлин, пожрищ, в блинджх, н бтреях, в перелескх и н полях он искл Блшов, спршивл о нем.

Н фронте Нстя встретил полотер, и болтливый этот человек рсскзл бойцм из своей чсти о девушке северянке, ищущей н фронте любимого человек. Слух об этой девушке нчл быстро рсти, шириться, кк легенд. Он переходил из чсти в чсть, с одной бтреи н другую. Его рзносили мотоциклисты, водители мшин, снитры, связисты.

Бойцы звидовли неизвестному человеку, которого ищет девушк, и вспоминли своих, любимых. У кждого были они в мирной жизни, и кждый берег в душе пмять о них. Рсскзывя друг другу о девушке северянке, бойцы меняли подробности этой истории в звисимости от силы вообржения.

Кждый клялся, что Нстя - девушк из его родных мест. Укринцы считли ее своей, сибиряки тоже своей, рязнцы уверяли, что Нстя, конечно, рязнскя, и дже кзхи из длеких зитских степей говорили, что эт девушк пришл н фронт, должно быть, из Кзхстн.

Слух о Нсте дошел и до береговой бтреи, где служил Блшов. Художник, тк же кк и бойцы, был взволновн историей неизвестной девушки, ищущей любимого, был поржен силой ее любви. Он чсто думл об этой девушке и нчл звидовть тому человеку, которого он любит. Откуд он мог знть, что звидует смому себе?

Личня жизнь не удлсь Блшову. Из женитьбы ничего путного не вышло. А вот другим везет! Всю жизнь он мечтл о большой любви, но теперь уже было поздно думть об этом. Н вискх седин...

Случилось тк, что Нстя ншл, нконец, бтрею, где служил Блшов, но не ншл Блшов - он был убит з дв дня до того и похоронен в сосновом лесу н берегу злив.

Руднев змолчл.

- Что же было потом?

- Потом? - переспросил Руднев. - А потом было то, что бойцы дрлись, кк одержимые, и мы снесли к черту линию немецкой обороны. Мы подняли ее н воздух и обрушили н землю в виде пыли и грязи. Я редко видел людей в тком священном, неистовом гневе.

- А Нстя?

- Что Нстя! Он отдет всю свою зботу рненым. Лучшя сестр н ншем учстке фронт.

1941