/ Language: Русский / Genre:sf_epic / Series: Звездный путь

Клинок возмездия: Задание – месть

Кевин Райан


Кевин Райан

Клинок возмездия: Задание – месть

Пролог.

Звездная База 26. Пространство Федерации.

Клингон напрягся, когда кто-то хлопнул его по плечу. Инстинкт требовал от него повернуться и встретить вызов, но он заставил себя выдержать оскорбление и расслабиться. Затем Келл медленно обернулся и увидел рядом какого-то землянина. Клингон чуть не прокричал традиционное клингонское приветствие: «Что тебе надо?», но, благодаря подготовке, удержался и вместо этого изобразил гримасу – нет, улыбку, мысленно исправился он.

Пожелав себе успокоиться, Келл взглянул на стоявшего рядом землянина – или человека, как они себя называли. Тот был молод и носил красный мундир со знаками различия офицера службы безопасности корабля, такими же, какие были и у клингона. На лице землянина странным образом сочетались нетерпение и мягкость, какие Келл видел и у некоторых других новых членов службы безопасности, которых он встретил.

– Эй, расслабься, – сказал землянин. – Я слышал, что капитан теперь редко ест новобранцев.

Келл вздрогнул. Он слышал много историй об этом конкретном землянине, но…

Землянин рядом с ним закудахтал – нет, засмеялся, исправил себя клингон, лишь тогда осознав, что это была шутка.

– Серьезно, – сказал землянин. – Ты выглядишь так, словно готовишься войти в ионный шторм.

Клингон снова улыбнулся и расслабил напряженные плечи, приспосабливаясь к земной манере держаться, усовершенствованной им во время подготовки.

– Ты прав, – уклончиво сказал клингон.

– С другой стороны, все здесь немного нервничают. – Землянин жестом обвел транспортаторную, указав на четырех новых офицеров службы безопасности. – Ты слышал, что случилось с парнями, которых мы должны заменить? – спросил землянин, понизив голос и наклонившись ближе к клингону.

Внутренне Келл поежился. Ни один клингонский воин не стал бы шептать, пряча свои слова от тех, кто находится рядом. Для этого же трусливого и слабого землянина такое поведение было второй натурой.

Скрывая отвращение, он просто сказал: – Нет.

Понизив голос еще больше, землянин сказал: – Ну, я слышал, что какое-то существо, умеющее менять форму, высосало их мозги. Конечно, в официальных отчетах этого не говорится, но… – Землянин пожал плечами, что, помимо всего прочего, как знал Келл, было признаком неведения. – Нельзя верить всему, что написано в официальных отчетах – безопасность Федерации и все такое. Существо пыталось то же проделать и с капитаном, – добавил он.

Теперь клингон заинтересовался. – И что случилось? – спросил он.

– Никто не знает, но капитан единственный, кто выжил, встретившись с ним лицом к лицу. Существо каким-то образом погибло во время атаки. Говорят, что капитан убил его голыми руками. Конечно, это не то, что записано в официальных отчетах, но…

– Нельзя верить всему, что написано в официальных отчетах, – серьезно сказал клингон. Землянин улыбнулся, а затем снова засмеялся, хлопнув Келла по плечу еще раз. Клингону понадобилось все его умение контролировать себя, чтобы не убить его.

– Ты прав, – сказал землянин, протягивая руку. – Я Луис Бенитес.

Клингон пожал руку землянина, почувствовав холод его прикосновения.

– Я Йон Андерсон, – сказал Келл, внутренне содрогнувшись от этой лжи. Она не была первой ложью, которую он произнес во время этой миссии, и, он знал, что не будет и последней.

– Я с Земли, – представился Бенитес.

– Я с Сачема IV, – сказал Келл. Он был рад видеть, что в глазах землянина не промелькнуло ни малейшего проблеска узнавания. – Это маленькая сельскохозяйственная колония. – По крайней мере, это было правдой. Клингонские Силы Обороны наметили настоящего Йона Андерсона для замены именно потому, что он был единственным представителем этой отдаленной колонии Федерации, который служил в Звездном Флоте. Это уменьшало шанс, что клингон, обладающий сейчас лицом и личностью Андерсона, столкнется с кем-нибудь из родного мира Андерсона.

От дальнейшего разговора с этим человеком Келла избавило появление в транспортаторной двух офицеров звездной базы. В одном из них, одетом в золотистый мундир, он узнал младшего администратора, которого видел по прибытии. Другой, в красном мундире, встал за консоль транспортатора.

Младший администратор произнес, – Пожалуйста, займите свои позиции на платформе транспортатора.

Когда новые офицеры безопасности встали на платформу, он сказал, – Надеюсь, вы понимаете, как вам повезло. Многие из нас с радостью пошли бы на понижение в звании, лишь бы оказаться там, куда вы направляетесь.

Как и другие новобранцы, Келл внимательно слушал офицера, который, наконец, кивнул им. – Удачи на «Энтерпрайзе». Затем клингон почувствовал, что растворяется в луче транспортатора.

Глава 1.

Звездолет «Энтерпрайз», пространство Федерации.

Они оказались в другой, похожей, но меньшей по размерам, комнате. В ней находился один оператор и офицер в красном мундире со знаками различия корабельной службы безопасности. По единственной золотой нашивке на манжетах офицера Келл определил, что он был лейтенантом. Какое-то время, показавшееся довольно долгим, землянин просто смотрел на них. Затем он заговорил.

– Добро пожаловать на U.S.S. «Энтерпрайз». Я начальник вашей секции, или руководитель подразделения, лейтенант Сэм Фулер. Я просмотрел ваши данные. Вы все прошли отличную подготовку, иначе вы не служили бы на этом корабле под командой Джеймса Т. Кирка. А теперь, прежде, чем мы продолжим, хочу задать вам простой вопрос: Сколько старых офицеров службы безопасности нужно, чтобы выстрелить из фазера?

Клингон услышал взрывы земного смеха, раздававшиеся вокруг, однако Сэм Фулер не улыбался. Он просто смотрел на них, ожидая ответа.

– Кто хочет ответить? – спросил Фулер, когда наступила тишина.

Наконец с очень серьезным видом заговорила какая-то женщина-землянка, стоявшая рядом с ним. – Только один, сэр. Офицерам службы безопасности Звездного Флота в любом возрасте не нужна помощь для выполнения такой простой задачи.

Мгновение Фулер смотрел на нее, затем покачал головой. – Нет, это не так, но я избавлю вас от дальнейших догадок. Это вопрос с подвохом, потому что – слушайте очень внимательно – не существует старых офицеров службы безопасности.

Смех в группе усилился. Келл был так удивлен, что чуть не присоединился к нему, – была очень похожая клингонская поговорка о старых воинах.

– Я рад, что вас это забавляет, однако правда заключается в том, что из всех других служб у службы безопасности самый высокий уровень смертности, даже выше, чем у беззаботных капитанов звездолетов. Конечно, есть и преимущества. Кроме того, нам меньше всего платят. – Теперь, в первый раз за все время, Сэм Фулер улыбнулся.

– Вспомните слова великого Зефрама Кохрейна о том, что миссия Звездного Флота «смело идти туда, куда не ступала нога человека». Так вот, «идти смело» это рискованное занятие. Это работа Звездного Флота и Федерации, которым мы служим. Собрать в одно целое несколько различных рас – это рискованно. Искать новые расы – это рискованно. Защищать идеалы Федерации и жизни ее членов – это рискованно. Но, как говорит наш капитан, риск это и есть наше дело. Дело Звездного Флота и Федерации. И ни одна другая служба не рискует так сильно и не платит такую высокую цену, как служба безопасности Звездного Флота. И, насколько я знаю, ни в Звездном Флоте, ни в Федерации нет более важной профессии. Ну как, кто-нибудь уже начал нервничать? – спросил Сэм.

– Нет, сэр, – в унисон ответили клингон и остальная группа.

– А следовало бы. Но здесь, в службе безопасности, нам всем не хватает здравого смысла, так что вы придетесь ко двору. Теперь, как дежурный офицер, я должен принять у вас присягу на верность Звездному Флоту и команде «Энтерпрайза». Перед этим я предлагаю вам последнюю возможность войти на платформу транспортатора и вернуться на Землю, в вашу колонию, на космическую станцию или в любое другое место, которое вы зовете домом. Вы можете воспользоваться плодами дорогостоящей подготовки в Звездном Флоте и найти массу прекрасных безопасных постов в частном секторе. Учтите, в этом не будет стыда, наоборот, с вашей стороны это было бы разумно и предусмотрительно.

Он немного подождал, оглядывая группу. – Есть желающие?

Келл посмотрел вокруг. Ни один из рекрутов не двинулся с места. Это было удивительно для расы, известной своей трусостью. Он мог только догадываться, какие страшные последствия ждут того, кто и в самом деле попытался бы уйти. Без сомнения, пострадают и они сами и их семьи.

– Поскольку вы все, похоже, решили остаться, повторяйте за мной: Я торжественно клянусь поддерживать устав Командования Звездного Флота и законы Объединенной Федерации Планет, быть послом мира и доброй воли, представлять высшие идеалы мира и братства, защищать и служить Федерации и входящим в нее мирам, уважать Первую Директиву и предлагать помощь любому существу, которое ее попросит.

Клингон повторял присягу вместе с группой, хотя его кровь кипела при этом. Давать ложную клятву, даже если это земная клятва, для него означало пойти на компромисс со своей честью, и он не мог не содрогаться при этом. Пока Фулер говорил, ненависть Келла к слабым и вероломным землянам за то, что они поставили его и Клингонскую Империю в такое положение, возросла еще больше.

Когда принятие присяги закончилось, он молча встал вместе с остальными.

– Поздравляю и добро пожаловать на борт, – сказал Фулер.

В это мгновение двери в транспортационную комнату открылись и вошли два землянина. Один был в красном мундире, другой в золотом, относящемся к командному составу. Его Келл узнал сразу: это был капитан Джеймс Т. Кирк. Дюжина мыслей моментально промелькнули в голове клингона – во время своего обучения в клингонской разведке он слышал много историй о вероломстве Кирка, его трусости и лживости – но эти мысли были прерваны Фулером, который привлек внимание всех, сказав. – Капитан на палубе.

Землянин оказался меньше, чем ожидал Келл, только слегка выше самого Келла.

Кирк небрежно положил руку на плечо Фулера. – Легче, Сэм, – сказал он. Когда тот парень, Луис Бенитес, раньше сделал то же самое с Келлом, тот был удивлен. Такой контакт был необычен для клингонов, если не был прелюдией к битве. А чтобы капитан корабля вел себя так фамильярно с кем-то намного ниже его по рангу, это было просто немыслимо.

– Новобранцы, представляю вам капитана Джеймса Т. Кирка и шефа службы безопасности Джиотто.

– Всех успел запугать, Сэм? – сказал Кирк, и Келл услышал юмор в его голосе.

– Еще нет капитан, но я буду над этим работать, – сказал Сэм.

– Уверен, что будешь, – ответил Кирк. Затем он повернулся к новобранцам. – Добро пожаловать на “Энтерпрайз”. Я с нетерпением жду возможности поочередно познакомиться с каждым из вас. А пока передаю вас в умелые руки лейтенанта Фулера.

Затем, кивнув, капитан вместе с Джиотто вышел из комнаты.

– Вольно, – сказал Фулер, и клингон в первый раз позволил себе расслабиться, или хотя бы сделать вид. Его сердце колотилось в груди после столь близкого столкновения с Джеймсом Т. Кирком. Хотя он знал, что все эти истории о Кирке не могут быть правдой, он был уверен, что находился только что в присутствии одного из величайших врагов Клингонской Империи.

– А теперь, ближайшие шесть недель, пока вы не освоитесь, как ваш начальник я буду нести за вас ответственность. Вы будете вместе тренироваться, вместе питаться и вместе служить. Я жду от вас только максимальной отдачи в любое время и надеюсь, что вы никогда не сделаете ничего, что подвело бы вашего капитана, этот корабль или его историю.

После этого Фулер провел для группы небольшую экскурсию по кораблю, остановившись в инженерной секции. Клингон был изумлен тем, что персоналу, не ответственному прямо за системы корабля, было позволено ее увидеть. Несомненно, такое пренебрежение безопасностью было примером странного сочетания высокомерия и слабости, характерного для землян, насколько он их понимал.

Затем они посмотрели огромный ангарный отсек и еще что-то, что называлось дендрарий – странное место, где земляне намеренно разводили растения. Была также большая комната, которую земляне предназначили для того, что они называли восстановительнымотдыхом.

Затем, в верхней секции корабля, он увидел медотсек, в котором, выздоравливали раненые и больные земляне, вместо того, чтобы просто умереть с честью, как клингоны.

– Мы не можем посмотреть мостик, – сказал Фулер. Наконец, подумал клингон, земляне проявляют хоть какой-то здравый смысл.

– На мостике могут находиться только офицеры, находящиеся на вахте, – продолжал Фулер. – Но я прослежу, чтобы каждый из вас провел здесь хотя бы одну смену в течение следующих недель.

Невозможно, подумал Келл. Давать новобранцам, один из которых клингон, живущий у них под носом, доступ к ключевым системам и персоналу корабля. Федерация заслуживает того, чтобы быть завоеванной Империей.

И все же, Келл был удивлен размерами корабля. Он как-то осматривал списанный клингонский крейсер и не видел ничего, подобного этим огромным объемам пустых пространств.

Хотя клингонский корабль составлял около трех четвертей звездолета, его внутренний объем был меньше вдвое. И это притом, что ему приходилось поддерживать жизнь большего количества членов команды.

На судне Федерации все, что он видел, от комнат персонала до складских помещений, коридоров, научных лабораторий – которые никогда бы не получили такого заметного места на клингонском судне, – все было намного больше, чем то, что он видел на клингонском военном корабле. Конечно, напомнил он себе, Федерация называла свои корабли не военными, а исследовательскими.

Это утверждение, он знал, являлось одним из величайших обманов Федерации: свой растущий империализм она называла исследованиями. Между тем, каждый год Федерация прибирала к рукам мир за миром, становясь все большей и большей угрозой Клингонской Империи. И все же, похоже, Федерация была до того озабочена поддержанием обмана о научном изучении и исследовании – даже среди своих, что заполняла огромные пространства сенсорами и научным оборудованием.

Наконец, экскурсия закончилась, и Фулер повернулся к новобранцам. – В следующие несколько недель у вас будет достаточно времени на дальнейшее изучение корабля. Как только вы узнаете, где вас разместили, вашим первым тестом на знание «Энтерпрайза» будет найти свою комнату. Можете идти.

– Ты в какой комнате? – спросил клингона Луис Бенитес.

Прежде, чем тот успел ответить, другой голос позвал: – Йон Андерсон. Келл был подготовлен к тому, чтобы немедленно отвечать на свое земное имя и, повернувшись, увидел приближающегося к нему офицера в красном мундире. – Мне нужно поговорить с тобой, Андерсон, – сказал этот человек.

– Встретимся позже, – сказал Бенитес и отвернулся.

Вблизи стало видно, что офицер, которого он видел, был из службы безопасности, высокий, с желтого цвета волосами – блондин, как называли это земляне, чему у клингонов не было равнозначного понятия или слова.

Офицер-землянин улыбнулся ему. – Я Этан Мэтьюс, мне нужно переговорить с тобой минутку, – сказал он, увлекая Келла в сторону.

Не успел клингон подумать, не был ли он раскрыт, как землянин повернулся к нему, сразу став серьезным, и сказал: BetleH’etlh, или Клинок Бат’лет.

От удивления, что на корабле Федерации с ним говорят на родном языке, Келл начал отвечать. Казалось неуместным слышать, как на нем говорит землянин. Нет,не землянин – исправил себя Келл. – Клингон, такой же инфильтратор, как и я.

Мы оба BetleH’etlh. И так же, как этот благородный клинок, мы ослабим нашего врага тысячей порезов, а потом острие оружия, великий клингонский флот, нанесет смертельный удар.

Инфильтратор, назвавшийся Мэтьюсом, заметил узнавание на лице клингона. Да, за этими мягкими и ненавистными лицами в нас течет одна и та же кровь воинов, – сказал Мэтьюс на клингонском.

– Пошли со мной, – сказал он, ведя Мэтьюса в пустое помещение для грузов.

– Я не знал, что на борту уже находится другой. А еще кто-то есть? – спросил Келл, довольный возможностью поговорить на клингонском.

– Мы должны говорить на английском, как и эти слабаки, – сказал Мэтьюс на земном языке, почти выплевывая слова. – Я не смог сопротивляться, когда увидел тебя, но они не такие тупые, как выглядят, и нам не нужны лишние вопросы. Здесь только мы, брат. Но не думаю, что нам понадобится чья-либо помощь, чтобы выполнить наше задание.

– Ты знаешь, каковы наши приказы? – спросил клингон, после чего нервно посмотрел по сторонам. – Это безопасно, говорить так открыто?

Усмешка Мэтьюса была на удивление похожа на человеческую. – Они, может, и не так тупы, как кажутся, но они именно такие мягкие и беззаботные, какими выглядят. Команда здесь не прослушивается.

Келл не мог сдержать удивления. – Во время подготовки я слышал, что такое возможно, но я думал, что, может быть, это только офицеры избежали…

– Это касается всех. Земляне, похоже, стараются помочь нам в собственном уничтожении.

– И нам приказано…? – спросил клингон.

– Наши приказы ясны, и наша задача до боли проста: мы должны убить капитана Джеймса Т. Кирка.

– А как же его личная охрана? – спросил Келл.

– Мы его личная охрана, – ответил Мэтьюс. – Я здесь всего два месяца, а в следующий раз уже моя очередь участвовать в группе высадки с капитаном.

– Я буду рад услышать, что все сделано, но я сожалею, что не смогу разделить с тобой славу этого подвига.

Мэтьюс улыбнулся. – Не волнуйся, у нас обоих будет еще много славных возможностей. Даже жаль, что завоевать их доверие так легко. А теперь, иди в свою комнату и заканчивай подготовку. Мы еще поговорим.

Келл кивнул и последовал за Мэтьюсом к двери. Они пошли по коридору, на несколько шагов отставая от двух техников в красном. Мэтьюс засмеялся и положил руку на плечо клингона.

– Увидимся позже, – сказал Мэтьюс, великолепно имитируя земной юмор. Келл изо всех сил постарался скопировать его тон, – Да, позже, – сказал он и направился к турболифту.

Клингон вошел в свою комнату и увидел, что больше там никого не было, хотя на одной из двух кроватей лежал вещмешок. И вновь Келл изумился объему пространства, предназначенного для двух новичков самого низкого ранга среди команды корабля. Хотел бы он знать, многие ли офицеры на клингонских судах могли похвастаться апартаментами вроде этих. Затем он напомнил себе, что именно из-за подобных излишеств трусы Федерации и стали такими нежными.

Келл положил свой вещмешок на пустую кровать и распаковал «личные вещи», переданные ему клингонским командованием. Здесь была гражданская одежда, которая, по всей видимости, принадлежала настоящему Йону Андерсону. Ее он положил в шкаф, который, как он обнаружил, служил для хранения вещей.

На полку за кроватью он положил несколько книг Андерсона; одну из них, называвшуюся «Справочник по выживанию Звездного Флота», клингон уже читал. Клингонская разведка снабдила его копией. Невероятно, но для того, чтобы ее приобрести, не понадобилось проводить ни специального рейда, ни какой-нибудь тайной операции. Эти поразительно беззаботные люди продавали книгу обычной публике. Любой клингонский торговец мог просто купить ее буквально в любом из миров или на базе Федерации.

Поверх шкафа Келл положил фотографии матери, старшего брата и ныне покойного отца Андерсона.

Семья Андерсона и в реальности очень походила на собственную семью клингона: мать, старший брат и отец, который уже умер. Сходство не было случайным, оно помогало не выдать себя неосторожным упоминанием своей семьи.

Но, насколько Келл знал, различия между его семьей и семьей Андерсона были намного более значительными, чем сходства. В то время как отец и брат Андерсона работали торговыми представителями на грузовых судах, его собственные отец и брат были воинами, с честью служившими в Клингонских Силах Обороны. И его отец умер не из-за обычного несчастного случая, как отец Андерсона – отец клингона погиб, сражаясь с трусами Звездного Флота, двадцать пять лет назад, в битве при Донату V.

Высокочастотный свист из трех нот прозвучал в комнате, и из интеркома раздался женский голос. – Энсин Йон Андерсон, пройдите в комнату для совещаний. Вас ждет капитан Кирк. – Сообщение повторилось еще раз, потом прекратилось.

Келл похолодел. На мгновение он почувствовал, как исчезают его мечты о мщении. В этот миг он понял, что трусы Федерации не были глупее, как казались.

Возможно, прослушивание команды все же проводилось, и они с инфильтратором по имени Мэтьюс выдали себя во время их краткой беседы.

Теперь, понял он, не оставалось ничего другого, как с честью принять свою судьбу. И, может быть, перед смертью он сможет нанести удар во имя Империи, как, без сомнения, поступили бы его брат и отец.

Клингон выпрямился и вышел из комнаты. На турболифте он добрался до уровня, на котором находилась комната для совещаний, и с легкостью нашел ее. На мгновение он задержался у двери. Капитан Кирк был внутри, и с ним, Келл был уверен, находилась и группа охранников. Возможно, и Мэтьюс находился там же, под арестом. Учитывая то, что он слышал о Кирке, клингон был уверен, что капитан сам проводит допросы. Пусть будет так, подумал он. Может быть, земляне будут беспечны и дадут мне возможность выполнить мою миссию.

Подбодрившись, Келл подошел к двери, которая автоматически открылась. Не оглядываясь, он шагнул вперед. Комната, полная диких таргов, вызвала бы у него меньше удивления, чем то, что он увидел здесь. Кирк был в комнате, и похоже, был в ней один. И что особенно невероятно, он смотрел в другую сторону, изучая данные падда.

На миг, удивление от того, что он видел капитана, обращенного спиной к двери, пересилило все остальные мысли. Как глупы и доверчивы были земляне. Ни один клингонский командир не повернулся бы спиной к двери, даже если возле нее стояли только члены его команды, – особенно, если это были члены его команды.

Капитан быстро взглянул на него и сказал. – Минуту, – и снова посмотрел на падд.

Это позволило клингону осмотреться в поисках охраны и приспособлений для допроса. Почему капитан выглядел таким расслабленным? Сколько раз ему приходилось сталкиваться с клингонскими агентами среди членов своей команды?

Келл вспомнил, как рекрут по имени Бенитес сказал, что капитан голыми руками убил существо, поглощавшее мозги и убившее таким образом нескольких офицеров службы безопасности. Возможно, в своей заносчивости, Кирк думал, что он неуязвим. Эта мысль напомнила клингону, что прямо сейчас Кирк, фактически, был уязвим. Он находился спиной к Келлу. Или это был какой-то трюк? Капитан хотел разозлить его? Или подразнить? Или показать свое презрение к Империи, не рассматривая его как угрозу?

Но, может быть, клингон мог еще нанести удар; во время подготовки он узнал достаточно о земной анатомии, чтобы знать, что один сильный удар в основание шеи мог быть смертельным. Но это означало бы удар в спину. Он знал, что многие клингоны не стали бы колебаться. Но его отец был последователем Калесса Незабвенного, и его мать внушила своим сыновьям учение Калесса. Битва должна быть лицом-к-лицу. Все остальное будет оскорблением чести клингона.

Эта мысль заставила его упустить свой шанс, а затем, так же быстро, как и появился, этот шанс испарился. Капитан отложил падд и повернулся лицом к нему. – Входите, энсин, – сказал Кирк, указывая на место рядом с собой. – Садитесь.

Пока клингон раздумывал, Кирк сказал, – Это приказ, – и улыбнулся.

Он со мной играет, – подумал Келл, взяв предложенный стул. Его лицо застыло, он не собирался давать землянину удовольствия видеть его скорчившимся от страха.

– Я думаю, вы установили рекорд, – сказал Кирк.

– Сэр? – ответил клингон, поддерживая этот фарс.

– Не думаю, что какой-нибудь член команды сумел до такой степени, как вы, нарушить работу, находясь на борту всего полчаса, – спокойно сказал Кирк.

– Я не понимаю, о чем вы говорите, – сказал Келл. Это была ложь, но ложь, являвшаяся частью его подготовки. И все же, он почувствовал угрызения от собственной нечестности; в конце концов, Калесс однажды двенадцать дней сражался со своим братом, потому что тот солгал и обесчестил свою семью.

– Впрочем, если честно, – сказал Кирк, – нарушения начались еще до того, как вы прибыли.

Так вот что. Кирк и Звездный Флот знали о нем и программе внедрения еще до его прибытия. Он знал, что теперь у него мало времени. Они с Кирком по-прежнему были одни. Был шанс убить его в одной честной и почетной битве, если такая битва была возможна с землянином. Так сделали бы его отец и брат.

Однако его отец и брат оказали честь семье, став воинами, в то время как Келла Силы Обороны отвергли, назначив на работу в разведку. Пока не появилась возможность вызваться добровольцем в программу внедрения, он думал, что так и проведет всю жизнь на своем посту, расшифровывая и зашифровывая информацию и не имея шансов сделать хоть что-то, чтобы отомстить за смерть отца или присоединиться к брату и служить Империи в битвах против ее врагов.

– Точнее говоря, две недели назад. Как раз тогда начались нарушения, – сказал Кирк.

Келл еще раз отметил, что был ненамного меньше и слабее капитана. Относительно небольшие размеры были одной из причин, помешавших ему стать воином. Многие годы он проклинал свое тело. Но именно размеры и сделали его кандидатом в программу внедрения. И сейчас он находился лицом к лицу с Кирком и имел возможность избавить Империю от ненавистного врага – то, чего до сих пор не смог сделать ни один, даже самый достойный, воин.

Может, Кирк и был выше, и у него имелись какие-то скрытые преимущества, но через мгновение он узнает, что значит оказаться перед лицом того, в чьих жилах текла кровь клингонских воинов.

Несмотря на предстоящее сражение, Кирк сохранял нейтральный, даже, пожалуй, дружеский, тон. – Имя Габриэль Андерсон что-нибудь для вас значит? – спросил он.

– Что? – переспросил клингон, ошарашенный на миг.

– Габриэль Андерсон, вы ведь ее знаете, – сказал Кирк.

– Ну, она… она…, – сказал Келл, пытаясь разгадать игру Кирка.

– Она ваша мать, – закончил за него Кирк.

– Я не…, – начал клингон, но Кирк прервал его.

– Я знаю ее имя, потому что я получил от нее не меньше двадцати сообщений за последние две недели. Вы, похоже, не общались с ней четыре месяца, и она убедила себя, что Звездный Флот похитил ее сына.

– Я не понимаю, – сказал Келл. Затем он понял. Настоящая мать Йона Андерсона донимала капитана расспросами о своем сыне.

– Тогда я выражусь предельно ясно. Вы не писали своей матери четыре месяца. В результате она посылает мне регулярные подпространственные сообщения, требуя от меня проследить, чтобы вы по прибытии связались с ней. Я взял за правило не вмешиваться в чужие семейные проблемы. Однако в данном случае я порекомендовал бы вам предпринять необходимые действия и в будущем позволить капитану заниматься только делами его корабля.

Келл уставился на Кирка, слишком удивленный в данный момент, чтобы ответить.

– Другими словами, напишите своей матери, это приказ, – сказал Кирк, похоже, даже с неким подобием улыбки. – Это ясно?

– Да, сэр, – последовал невнятный ответ клингона.

Затем дверь открылась, и вошел офицер в красной униформе.

– Капитан, сказал он.

– Скотти, – ответил Кирк, затем снова повернулся к Келлу. – Это все, энсин, можете идти.

Клингон поднялся со стула и пошел к двери, в то время как другой офицер вошел в комнату для совещаний.

Глава 2.

МакКой прибыл последним из всех руководителей отделов. Кирк улыбнулся про себя. Он считал, что так доктор выражал протест против каких бы то ни было собраний. При нормальных обстоятельствах Кирк поддразнил бы его, но не сегодня. Эта встреча была слишком серьезной, и на нее, помимо глав отделов, собрались также начальники всех подразделений службы безопасности.

– Я только что получил сигнал тревоги пятого уровня от командования Звездного Флота. С этого момента все детали происходящего должны знать только главы отделов и начальники секций службы безопасности, – сказал Кирк.

– То есть у нас возникла серьезная ситуация, связанная с безопасностью Федерации, и мы должны сохранять ее в тайне, капитан? – спросил МакКой.

– Жалобы, Боунс? – спросил Кирк.

– Простое наблюдение, сэр, – ответил доктор.

Кирк продолжил. – Как вы все знаете, двадцать пять лет назад силы Звездного Флота сражались с клингонским флотом в битве при Донату V, закончившейся приостановкой военных действий. Итог этой битвы был неоднозначен, но с тех пор не было столь же значительных конфликтов. Сейчас у разведки Звездного Флота есть основания верить, что клингоны планируют большое наступление.

Капитан повернулся к своему первому офицеру-вулканцу, сидевшему на привычном месте у компьютерной консоли справа от капитана.

– Мистер Спок, – сказал Кирк.

Вулканец вывел на просмотровый экран на стене графическое изображение системы Донату.

– Со времен окончания битвы кое-кто в Звездном Флоте утверждает, что второе крупное противостояние с Клингонской Империей неизбежно, – сказал Спок.

– Командование знает, о чем думают клингоны? – спросил МакКой.

– Разведка Звездного Флота может только предполагать, о чем они думают, но то, что они делают, сомнений не вызывает. – Спок постучал по консоли, и появилась карта клингонского пространства. Он подошел к экрану. – А занимаются они сейчас масштабным военным строительством.

– Результаты сканирования сенсорами дальнего действия показывают значительное увеличение энергии здесь и здесь, – сказал он, указывая на две системы поблизости от родного мира клингонов на Кроносе. – Детальный анализ позволяет предположить, что это два сооружения для постройки военных кораблей. Разведка Звездного Флота также засекла несколько крупномасштабных маневров с участием значительной части клингонского флота.

– Военные игры? – спросил МакКой.

– Больше похоже на подготовку, – ответил глава службы безопасности Джиотто.

– Именно, – сказал Спок. – Подготовка к крупномасштабному конфликту, вовлекающему буквально весь флот клингонов.

– Другими словами, войне, джентльмены. Войне с Федерацией, – сказал Кирк.

Кирк увидел беспокойство на лицах находящихся за столом в комнате для совещаний. Он знал, что они чувствуют.

– И когда? – спросил МакКой.

– Учитывая постоянно происходящие перестройки, вероятно в течение года, но вряд ли в ближайшие шесть месяцев, – ответил Спок.

– «Энтерпрайз» будет готов, капитан, но будет ли готов Звездный Флот? – спросил Скотти.

– Пока дипломаты работают над улучшением отношений с клингонами, Звездный Флот разворачивает свои ресурсы. Если дипломаты сделают свою работу, конфликта не произойдет.

– А что нам делать, если они ее не сделают? – спросила лейтенант Ухура.

– В данный момент, – ответил Кирк, – мы должны поддерживать состояние боеготовности и держаться поблизости от границы Федерации с пространством клингонов. С этого момента, Скотти, Звездный Флот запрещает проведение каких-либо усовершенствований, выводящих из строя основные действующие системы корабля более чем на двадцать четыре часа. Лейтенант Ухура, ваш отдел будет работать с отделом по дешифровке разведки Звездного Флота, помогая в перехвате и просмотре сообщений с территории Империи. Мистер Джиотто и начальники подразделений службы безопасности, ваш персонал должен постоянно находиться в состоянии готовности. И мы все должны следить за возможными проблемами в работе службы безопасности. Уже были доклады о беспрецедентных нарушениях: актах саботажа, кодах, которым нельзя доверять и исчезновении персонала Звездного Флота. Ничто из этого невозможно определенно связать с Клингонской Империей, но Звездный Флот не верит в совпадения.

– Да, – сказал Скотти. – Эт’ мудро.

Кирк обвел глазами комнату, ожидая вопросов. Заговорил начальник секции Сэм Фулер.

– Капитан, как вам известно, мой отец участвовал в битве при Донату V. – Кирк кивнул. Отец Сэма также служил с Кирком на «Фаррагуте». Он слышал истории об этой битве от Сэма Фулера-старшего. – Я хочу сказать, что если это случится, будут проблемы. Когда мы сможем сказать нашим людям, кто наш враг и что нам предстоит?

– У меня нет ответа, Сэм. Пока. Звездный Флот приказал сохранить эту информацию в тайне. Я не знаю, когда это может измениться, но чем спокойнее мы будем себя вести в данной ситуации, тем больше пространства для маневра будет у дипломатического корпуса.

Кирк в последний раз осмотрел находившихся в комнате. – Все свободны, – сказал он, затем добавил. – Мистер Спок, доктор МакКой, пожалуйста, останьтесь.

Кирк наблюдал, как остальные постепенно выходили.

– Это может плохо кончиться, – сказал МакКой, когда они остались втроем. – И не похоже, что мы можем что-нибудь сделать.

– Будем надеяться на лучшее, даже если готовимся к худшему, – сказал Кирк. Однако, доктор выразил и собственные сомнения капитана. Всего несколько недель назад пространство Федерации находилось под угрозой ромуланского вторжения. «Энтерпрайз» смог его остановить. Одно-единственное судно ромулан, проверявшее защиту Федерации, было уничтожено. Они выиграли битву, которая предотвратила войну.

На этот раз, если клингоны действительно начнут полномасштабное вторжение, объединенных возможностей «Энтерпрайза» и других кораблей флота может быть достаточно, чтобы отразить его.

С другой стороны, может быть и не достаточно.

Доктор наблюдал за капитаном. Он приподнял бровь и вслух выразил мысли Кирка. – Не хотел бы я доверить будущее Федерации кучке дипломатов.

Кирк посмотрел на Спока. – Я согласен с доктором, – сказал вулканец. – Уровень военного строительства и мобилизации, который мы видим в империи клингонов, указывает на решимость выполнить их план. И в наилучших обстоятельствах нелегко решать с Империей даже самые простые дипломатические вопросы. Эта же ситуация очень серьезная.

Именно так, подумал Кирк. Ситуация ужасная, настолько, что доктор МакКой и Спок оба были согласны с этим фактом.

Вернувшись в свою комнату, клингон обнаружил землянина Луиса Бенитеса лежащим на одной из кроватей. От удивления Келл едва не потерял над собой контроль, с трудом удержавшись от того, чтобы не выкрикнуть вызов по-клингонски. Он выругал себя за это. Пережить встречу с Кирком только для того, чтобы выдать себя какому-то новобранцу.

Он мгновенно взял себя в руки, и, подобрав подходящий ответ, сказал, – Что ты здесь делаешь?

Луис улыбнулся и ответил. – Я здесь живу. Знаешь, я мог бы задать тебе тот же вопрос.

Конечно, подумал клингон, он мой… сосед по комнате.

– Как тебе совпадение? Впрочем, я рад. Я беспокоился, кого ко мне могут подсунуть… никогда не знаешь, – сказал Бенитес.

– Я тоже беспокоился, – честно сказал Келл.

Бенитес сел на кровати. – Ты все еще немного напряжен, но мы поработаем над этим. Ты на «Энтерпрайзе», ты это сделал. Трудней всего было попасть сюда.

Клингон присел на свою кровать. Ему не нужно было притворяться утомленным. Предвкушая начало своей миссии, он не спал две предыдущие ночи.

– Много успел увидеть? – спросил Бенитес.

– Нет, – ответил Келл. – Мне пришлось заниматься… семейными делами.

– Хочешь, чтобы я провел экскурсию? – предложил Бенитес. – Ближайшая столовая в наш обзор не входила.

Желудок клингона заурчал при упоминании столовой. Он давно не ел. Однако он покачал головой и сказал. – Нет. – Может, Бенитес уйдет туда без него.

– Отлично, мы можем остаться здесь и лучше познакомиться друг с другом.

Келл почувствовал, как кровь стынет в жилах, но изобразил улыбку и ответил. – Отлично. – Это было не так, но ничего другого не оставалось.

Он прилег на земной матрас. Он был мягким, слишком мягким. Хотел бы он знать, как земляне могли отдыхать на таком.

– Ты слышал о вторжении? – спросил Бенитес.

Это привлекло внимание клингона, и он повернул голову к Бенитесу. – Нет, не слышал.

– Да, – заговорщицки прошептал землянин – болезненное напоминание о его низшей природе. – Мы готовимся к чему-то значительному. Я слышу об этом несколько недель.

– В самом деле? Я ничего не слышал, – сказал Келл.

– По Звездному Флоту объявлена дополнительная боеготовность. Мы готовимся к атаке, главной атаке со стороны…, – землянин еще больше понизил голос, –…ромулан.

– Но разве «Энтерпрайз» не отразил ромуланскую атаку всего несколько недель назад? – спросил клингон.

– Да, так говорится в официальных отчетах, и держу пари, это так и есть. Но, по всей видимости, ромуланцы готовятся к мести. В Империи идет какое-то строительство.

Клингон удивился тому, насколько был прав и как одновременно ошибался молодой землянин. Он расслабился и опустил голову на маленький матрас – нет, подушку, – исправился он.

В то время как Бенитес продолжал говорить, он закрыл глаза. – Я также слышал, что было нечто большее в инциденте с ромуланским кораблем. Намного большее…

Келл слушал продолжающийся монолог землянина, но вскоре слова стали сливаться, и он погрузился в сон.

Глава 3.

Штаб-квартира командования Звездного Флота в Сан-Франциско, Земля.

Энсин Уэст ждал у офиса адмирала Джастмэна. Как типично для офицера высокого ранга, заставлять ждать.

Уэсту не терпелось понять, в чем дело. Встреча между адмиралом флота и недавним выпускником Академии была необычна. И, хотя он почти привык к необычному вниманию к себе в Академии, ему это никогда не нравилось.

Ситуация обещала быть более, чем просто бедствием. Уэст ожидал своего первого назначения и не хотел, чтобы что-то помешало его планам.

– Адмирал готов встретится с вами, – сказала пожилая женщина с приятным лицом, указывая на дверь.

Энсин Уэст подошел к скользнувшей в сторону двери, за которой открылся офис адмирала. Он был огромным, с отличным видом на залив Сан-Франциско. При этом обстановка была на удивление скудной. Единственными украшениями служили эмблема Звездного Флота на темно-синем ковровом покрытии и несколько изображений кораблей и какого-то оборудования звездной базы на стенах. Диван и кресло стояли вокруг маленького стола, расположенного у большого окна.

Адмирал встал и улыбнулся ему. Не вежливой улыбкой офицера высокого ранга, приветствующего новоиспеченного энсина, а теплой и дружеской улыбкой. Уэст сразу насторожился, встав по стойке «смирно».

Адмирал обошел вокруг стола, подойдя к нему. – Вольно, энсин, – сказал он, положив руку на плечо Уэста. – Садитесь. – Он подвел Уэста к дивану, находящемуся у одного из дальних окон. Когда Уэст сел, адмирал расположился в кресле, оказавшись лицом к нему по другую сторону низкого стола.

Он показывает мне вид из окна, подумал Уэст. Неужели адмирал хотел произвести на него впечатление? Почему?

– Я знал твоего отца, сынок, – сказал адмирал, и Уэст почувствовал, как волосы у него на затылке встают дыбом. Однако он был уверен, что не выдал своей реакции. У него было для этого достаточно опыта.

– Знали, сэр? – ровно ответил Уэст.

– Да, мы и с тобой однажды встречались, хотя ты, возможно, был слишком молод, чтобы это помнить. На самом деле, я служил с твоим отцом. Мы вместе сражались в битве при Аксанаре, под руководством капитана Гарта.

Уэста это не удивило. В Академии он встречал много людей, служивших с его отцом.

– Как и вся Федерация, я многим обязан капитану Гарту и твоему отцу. А что касается

твоего отца, то, если бы не он, меня бы здесь не было.

Вот оно, подумал Уэст.

– Как твой отец? – спросил адмирал.

Уэст изобразил вежливую улыбку. – В порядке, – сказал он. Скорее всего, это было правдой. Если бы это было не так, мать сообщила бы об этом.

Лицо адмирал застыло. Уэст ждал, что будет дальше.

– Лейтенант, я знаю, вам интересно, почему я пригласил вас сюда, так что не буду заставлять вас ждать, – сказал адмирал. – В моем отделе в командовании Звездного Флота освободился пост, и я хочу, чтобы вы заняли его.

Лейтенант Уэст не сдержал удивления. – Но, сэр, я просил…

– Я знаю, вы просили должность на звездолете, но, как вам известно, лейтенант, только небольшой процент выпускников Академии Звездного Флота когда-нибудь оказываются на звездолете, не говоря уже о том, чтобы попасть туда в первое же назначение, – сказал адмирал.

– Сэр, со всем уважением, я был в числе первых в своем классе. Это неписаное правило, что в этом случае обычно гарантируется…

– Не продолжайте, лейтенант. Пожалуйста, не надо цитировать мне неписаные правила. Они не стоят бумаги, на которой они не напечатаны. Политика Звездного Флота не гарантирует особых назначений кому бы то ни было, независимо от его позиции в классе в Академии. И я прекрасно знаком с вашим положением в выпускном классе. Фактически, согласно моему докладу, – продолжил он, просматривая данные на падде, – вы могли бы быть и первым в своем выпуске, если бы не некоторые, полученные в последний год обучения выговоры… ну, скажем, связанные с вашим поведением из-за несогласия с политикой Звездного Флота.

Мгновение адмирал читал информацию с падда. – И, поскольку я не согласен со Звездным Флотом в данном вопросе, меня особенно заинтересовал ваш основной тезис, подвергающий сомнению мудрость Звездного Флота в разрешении ситуации во время битвы при Аксанаре, которая, как считают многие, послужила спасению Федерации.

– Я цитирую: «В то время как не может быть сомнений в вопросе о блестящей стратегии и тактике, примененной в этой битве капитаном Гартом и его командой, при более близком рассмотрении становится очевидным, что данный конфликт был прямым результатом нынешней политики Звездного Флота». Вы также ставите Звездному Флоту в вину то, что в Командование Флота не включили хотя бы одного офицера, основной специальностью которого была бы ксеносоциология или ксеноантропология, ваша собственная специальность. Согласно вашему утверждению, «продолжающееся отсутствие изменений в этой сфере крайне безответственно и в дальнейшем послужит причиной еще более серьезных конфликтов с другими расами и все больших и больших угроз безопасности Федерации», – адмирал положил падд. – Ваша работа, лейтенант, обратила на себя пристальное внимание в этом здании, – сказал он.

Сдерживаясь изо всех сил, Уэст ничего не ответил, сохраняя нейтральное выражение.

– Не все были рады слышать то, о чем вы должны были сказать. Какова была реакция вашего отца на этот материал? – спросил адмирал.

– Мы это не обсуждали, – честно сказал Уэст. Даже в самых общих выражениях нельзя было назвать дискуссией их разговор.

На лице адмирала явно читалось удивление, затем понимание.

– Значит, можно допустить, что отклонение моей просьбы о должности на звездолете своего рода наказание? – сказал Уэст, стараясь скрыть злость.

– Я понимаю, почему вы так подумали, но нет, это не наказание. Просто ваша просьба отклонена. Вы нужны мне здесь, – сказал адмирал.

– Со всем уважением, сэр, я ксеноантрополог. Я больше офицер-ученый, чем офицер-командир. Моя подготовка и способности принесли бы больше пользы на звездолете. Несомненно, найдутся и лучшие кандидаты для…

Взмахом руки адмирал прервал его. – Есть немало офицеров-командиров, которые отдали бы две нашивки, лишь бы попасть в число моих сотрудников, но они мне не нужны, мне нужен именно ксеноантрополог. Согласиться на меньшее было бы, – адмирал сделал паузу, усиливая эффект, – «крайне безответственно».

Лейтенант Уэст почувствовал, как вся его решимость и злость испарились, и он снова опустился на диван. Адмирал только что переиграл его.

После длительного молчания, он спросил. – У меня есть выбор, адмирал?

– Нет, лейтенант, у вас его нет. Вы теперь мой специальный помощник, и я возлагаю на вас ответственность за один совершенно секретный проект, – сказал адмирал.

– Сэр, я имею доступ только к…

– С этого времени вы получаете допуск к секретной информации по высшему уровню. То, что я собираюсь сказать вам, чрезвычайно секретно. Мгновение адмирал собирался с мыслями, затем сказал. – В ближайшие шесть-двенадцать месяцев мы можем оказаться в состоянии войны с Клингонской Империей.

Чтобы быть уверенным в том, что он слышал, Уэсту пришлось про себя повторить слова адмирала. – Напряжение определенно есть, – наконец сказал он. – Но этого следует ожидать от любых двух сил…

– Мы стоим перед лицом реальной войны, лейтенант. Вы увидите доклады разведки, и я уверен, убедитесь в их точности. Видит бог, я бы хотел, чтобы это было не так.

– Адмирал, если мы действительно оказались перед лицом войны, сомневаюсь, что от меня будет много пользы, – сказал Уэст.

– Напротив, лейтенант. Вы именно тот, кто мне нужен. Видите ли, я могу и готов защищать Объединенную Федерацию Планет с помощью силы, и Звездный Флот может собрать достаточно сил. Как вы знаете, я участвовал в битве при Аксанаре. А также в битве при Донату V против клингонов. Я воевал более чем достаточно. От вас мне нужно такое решение, которое позволит избежать войны. Примените на практике ваши идеи, найдите мне что-нибудь, что пропустили дипломаты. И сделайте это до того, как мы ступим на путь разрушений, лейтенант.

– Сэр, в дипломатическом корпусе есть более квалифицированные специалисты по ксенологии, – сказал Уэст.

– Да, и если они не смогут разрешить ситуацию, Звездный Флот окажется последней линией обороны. По-моему, к войне следует прибегать только в крайнем случае, – сказал адмирал, отмахиваясь от любых других комментариев Уэста.

– У вас будут все необходимые ресурсы, намного больше, чем вы получили бы на звездолете, и шанс реально проявить себя. В своих тезисах вы писали, что «В будущем, понимание должно стать самым важным оружием в арсенале Звездного Флота». Что ж, это будущее начинается сегодня, лейтенант Уэст. Понимание нам сейчас необходимо, и необходимо быстро, – заключил адмирал.

Уэст еле заметно кивнул.

Несколькими минутами позже старшина Хатчер проводила ошеломленного лейтенанта Уэста в его новый офис.

Келла разбудил звук кнопки красной тревоги, за которым раздался женский голос, подтверждающий статус «красной тревоги». Моментально проснувшись, он сел на кровати.

Он слышал по интеркому голос Сэма Фулера. – Андерсон и Бенитес, явиться в отсек вооружения.

Немедленно вскочив на ноги, клингон осознал, что он уже полностью одет. Предыдущим вечером он уснул и больше не проснулся. Обернувшись, он увидел своего соседа по комнате, сражающегося с униформой. Глядя на Келла, землянин, пошатываясь, сказал. – Куда, Фулер сказал, мы должны явиться?

– Отсек вооружения, и поторопись, – сказал Келл. На мгновение он подумал, не началось ли клингонское вторжение. Впрочем, сейчас такие предположения были бесполезны. Пока не станет ясно наверняка, его обязанность по отношению к Империи заключалась в том, чтобы оставаться офицером Звездного Флота.

Бенитес наконец оделся, и поспешил к двери вслед за клингоном. – Отсек вооружения… – проговорил землянин, оглядываясь. – Подожди, это…

– Сюда, – сказал клингон, крепко взяв землянина под руку и ведя его вправо. Отсек вооружения находился на их палубе, где размещалось и большинство отделов службы безопасности, – а он позаботился о том, чтобы запомнить их местоположение. Они побежали туда. Коридор был полон членов команды, торопящихся на свои посты. Что бы ни произошло, это было серьезно.

– Постороннее вторжение, – объявил голос по интеркому и повторил это в промежутке между сигналами красной тревоги. Келл понял, что, по-видимому, эта тревога не была результатом клингонского вторжения. Иначе были бы видны какие-нибудь признаки сражения, состоявшегося прежде, чем группа клингонов смогла высадится на звездолет.

В определенном смысле, это упрощало ситуацию, поскольку ему предстояло действовать как офицеру Звездного Флота. Когда они подошли к отсеку вооружения, Келл почувствовал, как сердце сильно бьется в груди, а лицо горит в предвкушении битвы.

Ему было интересно, то ли это самое, что его отец чувствовал в ходе различных компаний, или его брат во время битвы на боевом крейсере. Лишь на одно мгновение он смог увидеть иронию того, что впервые ощутил в своей крови лихорадку сражения, нося на себе лицо и форму одного из трусов Федерации. Как он сможет объяснить это духу своего отца и Калесса, когда встретит их в потустороннем мире у Реки Крови, которая находилась у входа в Сто-Во-Кор.

Подойдя к отсеку вооружений, он увидел Мэтьюса, который вышел с фазером в руке и побежал по коридору. Внутри был Фулер, отдающий приказы двум новым рекрутам. Оставив их в покое, с фазерами в руках, Фулер повернулся к Бенитесу и клингону. – Андерсон, Бенитес, слушайте. У нас мало времени. В нескольких местах на корабле находятся неизвестные чужаки, – сказал он, вручая каждому фазер, который Келл признал как фазер II.

– Мы не знаем, как они вооружены, но, похоже, они способны сопротивляться фазерному огню, так что устанавливайте ваше оружие на полную мощность. Я с командой собираюсь на турболифте добраться до инженерного отсека. Вы будете нашим прикрытием, я хочу, чтобы вы заняли лестницы на случай, если турболифты окажутся недоступны. Немного удачи, и все может кончиться еще до того, как вы доберетесь до места. А теперь вперед. – Он выбежал из отсека вооружений вместе с тремя офицерами службы безопасности, которых клингон не знал.

Келл повел Бенитеса по коридору до ближайшей лестницы. Палубой ниже они заняли главный коридор, который вел в заднюю часть основного корпуса корабля, имеющего форму тарелки. Это позволило им расположиться прямо над переходом, соединяющим основной и инженерный корпуса. Клингон знал, что инженерный отсек находился девятью палубами ниже. Две из них они одолели быстро, спускаясь по лестнице, но, когда появились тела, лежащие на ступеньках, им пришлось задержаться.

Вытолкав Бенитеса в коридор, он крикнул. – Нам придется воспользоваться другой лестницей.

Землянин, казалось, не был уверен. – Им нужна помощь, – сказал он, указывая на четырех членов команды, лежащих в лестничном проходе.

– Сначала нужно выполнить приказ, – резко сказал Келл. – И, подозреваю, им уже ничем не поможешь.

Клингону понадобилось лишь мгновение, чтобы сориентироваться, затем он направился к ближайшей лестнице. Спускаясь, Келл осознал, что можно, ухватившись за внешнюю сторону лестницы, просто проскользить вниз почти всю дорогу. Бенитес последовал его примеру.

Следующую лестницу они одолели быстрее, но затем стало видно, что лестницы не были связаны другом с другом, следуя диагональному направлению перехода, соединявшего корпуса. На каждой следующей палубе им приходилось пробегать еще несколько метров по коридору, чтобы добраться до очередного спуска.

Сердце клингона буквально готово было выпрыгнуть из груди, его раздражала медлительность этого процесса. К тому времени, когда они достигнут инженерного отсека, битва может оказаться проигранной. А если она будет проиграна в инженерном отсеке, корабль долго не просуществует. А это значит, что его миссия закончится не начавшись.

Он не позволил себе жалеть об этом, осознавая, что для Империи важно лишь то, что Кирк и «Энтерпрайз» будут уничтожены.

Еще одна палуба, и они окажутся в инженерном. Он слышал затрудненное дыхание Бенитеса, тут же поняв, что и сам тоже дышит с трудом.

Он приземлился на палубе и подождал, пока землянин сделает то же самое. Когда Бенитес оказался рядом, он посмотрел на клингона и сказал. – На счет три? – Келл видел, что землянин испуган, чего он, впрочем, и ожидал от любого землянина. Но, как и Келл, Бенитес держал фазер наготове и, казалось, был готов исполнять свои обязанности в любом случае. Это удивило клингона.

Несомненно, общеизвестная трусость землян скоро себя проявит.

– Один, – сказал землянин.

– Два, – сказал Келл.

– Три, – произнесли они вместе, затем одновременно повернулись и выбрались из маленькой ниши, которой заканчивалась лестница. Они вышли, выставив вперед оружие, однако палуба была пуста, звуков не слышно.

До входа в инженерный отсек оставалось только несколько метров. Они быстро их одолели, заняв позиции по обе стороны двери.

На этот раз клингон вел отсчет молча, с помощью пальцев. На счет три оба мужчины оставили свои безопасные укрытия и встали перед дверью с фазерами наизготовку. Дверь открылась.

Внутри было темно, освещение составляли только маломощные источники энергии. Когда глаза Келла приспособились, он понял, что они опоздали. Два техника распростерлись на своих терминалах, офицер службы безопасности лежал у лестницы, ведущей на второй уровень. Еще два сотрудника службы безопасности лежали на полу у сетевой переборки, которая находилась в задней части палубы, прикрывая огромный коридор.

В тусклом свете клингону понадобилось некоторое время, чтобы понять, что человек на лестнице был Сэм Фулер.

Именно в этот момент он услышал звук. Он прозвучал справа, и Келл сразу понял, что звук не был механическим. Он также явно не мог принадлежать клингону или, в данном случае, человеку.

Какое-то существо, решил Келл. Неизвестного вида.

Звук стал громче, чем раньше. Это был рев, но более громкий и гортанный, чем что-либо, что он когда-то слышал. Его начало трясти, он хотел знать, на что может быть похоже создание, издающее такой звук. Когда раздался новый рев, на этот раз ближе, Келл понял, что скоро он у него появится возможность это выяснить.

Бросив взгляд на своего соседа по комнате, он увидел на лице Бенитеса такое же сочетание страха и возбуждения, какие клингон чувствовал сам. Похоже, и землянам известно кое-что о горячке битвы. Может, Бенитес сумел избежать хорошо известной склонности его расы к трусости в достаточной мере, чтобы быть хоть немного полезным.

Существо снова заревело, на этот раз дальше. Келл решил, что звук раздался справа, с расстояния нескольких метров, где-то между огромными инженерными консолями. Всего было две консоли, расположенных менее чем в двух метрах друг от друга. Размеры каждой составляли примерно три на два метра, при высоте около двух метров.

Еще один рев.

– По звуку не скажешь, что он очень сильный, – сказал Бенитес с нервной усмешкой.

Ответная улыбка клингона возникла с легкостью, сама по себе. – Посмотрим, – сказал он. Он жестом показал Бенитесу приблизиться слева, сам же он решил зайти справа.

– Помни, существо может сопротивляться фазерному выстрелу. Целься в голову, – сказал он.

Бенитес кивнул, и оба двинулись с места. Келл чувствовал, что страх в его груди становится почти осязаемым. Он вспомнил слова Калесса: «Только глупцы никогда не чувствуют страха. Настоящий воин использует страх, а затем подчиняет его себе, как подчиняет себе своего врага».

Теперь он понял, что именно страх заставлял его обращать внимание на каждый звук или движение в комнате. Занимая собственную позицию, он мог слышать и видеть, как Бенитес движется позади консолей. Если они будут действовать одновременно, то смогут взять существо в капкан. Как бы оно ни сопротивлялось огню фазеров, Келл сомневался, что оно сможет долго противостоять двум непрерывным фазерным выстрелам.

Добравшись до первой консоли, он прополз вдоль нее еще пару шагов, пока не появилась возможность выглянуть из-за угла, в сторону прохода, отделявшего одну консоль от другой.

Оба мужчины кивнули друг другу и двинулись вдоль своих консолей. Клингон выглянул из-за дальнего угла своей консоли и снова ничего не увидел, кроме лица Бенитеса, обращенного в его сторону.

Внимательно прислушавшись, он услышал слабое шуршание. Существо было близко, но это все, что можно было сказать. Избегало ли оно их или играло с ними? Проскользнули ли между консолями или пряталось с другой стороны от них?

Келл кивнул Бенитесу, и мужчины стали медленно передвигаться вдоль внешней стороны консолей. Похоже, существо ожидало их по другую сторону.

У них будет только один шанс поймать его фазерным огнем с двух сторон. Конечно, для этого им понадобится выстрелить одновременно и не промахнуться. Если кто-то из них промажет, на другого, скорее всего, обрушиться фазерный импульс, установленный на полную мощность. Результат будет таким же, как при прямом попадании из клингонского дисраптора: немедленная дезинтеграция.

Келл осознавал, что ему придется доверить свою жизнь трусу из Федерации, но и уклониться от сражения не мог, иначе его самого можно было бы обвинить в трусости.

Подойдя к краю консоли, он крикнул Бенитесу. – На три.

– Один.

– Два.

– Три.

Мужчины выскочили из-за углов с фазерами наизготовку, готовые стрелять. Клингон едва успел убрать палец с пластины управления огнем, увидев, что, кроме его земного напарника, там никого не было. По взгляду на лице Бенитеса Келл видел, что землянин тоже чуть не выстрелил в него.

Затем оба услышали, как что-то стремительно пронеслось в направлении главного прохода, обратном тому, откуда они пришли. Одновременно друг с другом они прыгнули в центральный проход как раз вовремя, чтобы увидеть, как создание бросилось вправо от дальнего угла.

– Оно играет с нами в прятки, – прошептал Бенитес.

Келл не был знаком с этой земной игрой, но судить о ней можно было и по названию. Он кивнул.

– Мы не можем позволить себе ждать дольше, или нас ждет та же участь, – сказал клингон, указывая на лежавших на полу членов команды. Затем, повесив оружие на пояс, он жестом приказал Бенитесу сделать то же самое.

– Подними меня, – сказал он. Бенитес немедлено подчинился, сцепив пальцы рук, чтобы клингон мог опереться на них. Келл опустил ногу на сложенные вместе руки землянина, затем Бенитес подбросил его вверх. Руки клингона ухватились за верхний край консоли. Он начал подтягиваться. Бенитес подтолкнул его еще выше.

Быстро вскарабкавшись наверх, Келл выхватил фазер и свесил голову вниз. Он указал на дальний край консоли, где, по его предположению, сейчас и пряталось существо. Приподнявшись, он согнулся наверху консоли и встал на ее край, удерживая в поле зрения своего напарника-землянина.

Оказавшись на краю консоли, он медленно стал перебираться на следующую консоль. Мгновение он балансировал над палубой, расставив ноги между консолями. Затем оттолкнулся ногой от своей консоли, перенеся вес на другую ногу. Едва не потеряв опору, он с трудом опустился на поверхность второй консоли.

Существо, наверное, все слышало, подумал он. Он бросил взгляд вправо и увидел Бенитеса, смотрящего на него с беспокойством. Он кивнул землянину и снова пригнулся.

Стоя на краю консоли, он понял, что если подберется к другому ее краю, то окажется в пределах полной видимости существа, которое, по мнению Келла, пряталось внизу.

Если он хочет добиться успеха, действовать нужно немедленно. И если он хочет выжить, Бенитесу придется делать то же самое.

Клингон сделал два шага по направлению к краю консоли, не пытаясь больше прятаться. Он позволил себе на мгновение выглянуть в поисках существа, которое оказалось огромной рептилией, с впечатляющими мышцами, длинным носом и большими клыками.

Не колеблясь, Келл оглушил существо своим собственным ревом. Существо посмотрело вверх, и в это мгновение из-за угла консоли появился Бенитес.

Продолжая реветь, клингон обрушился сверху на существо, зашатался и, спрыгнув вниз, выстрелил из фазера. Только сильно ударившись при падении о палубу, он прекратил огонь.

Ему понадобилось мгновение, чтобы прийти в себя, затем Келл перезарядил фазер и снова начал стрелять, на этот раз в лицо существа. Оно заревело, угрожающе зависнув над ним на миг, потом его затрясло, когда луч фазера Бенитеса ударил ему в голову с бока.

Непрерывный огонь клингона заставил существо вжаться в консоль, где он сжался в комок.

Невероятно, но он не дезинтегрировался под огнем двух фазеров. Он просто лежал на палубе.

На миг оба офицера службы безопасности остановили огонь, Бенитес подошел к Келлу.

Клингон ткнул ногой существо, рассматривая его черты.

– Ты был прав, – сказал клингон Бенитесу. – Он не очень страшный.

Затем внезапно в комнате включился свет, и он услышал позади странный звук. Келл повернулся и увидел Фулера и четырех других «мертвых» членов команды, ударяющих ладонями друг о друга. Он вспомнил, что это называлось аплодировать.

– Прекратить симуляцию, – выкрикнул Фулер.

Клингон с трудом перевел дыхание, чувствуя, как его сердце колотится в груди, а кровь ударяет в лицо. Он уставился на Сэма Фулера, который, улыбаясь, приблизился к нему.

Протянув руку, Сэм похлопал Келла по плечу. Все еще ощущая лихорадку сражения, клингон вздрогнул и едва удержался от ответного удара.

Это была просто симуляция, подумал он, заставляя себя расслабиться.

Он видел, что Бенитес, покрасневший и дышащий так же тяжело, улыбается, принимая поздравления двух других членов команды.

– Отлично сделано, мистер Андерсон, мистер Бенитес, – сказал Фулер.

Изобразив улыбку, клингон в унисон со своим соседом по комнате ответил, – Спасибо, сэр.

Потом Келл проверил фазер.

– Усовершенствован для тренировок, – объяснил Фулер. – И это тоже отличная штука, – добавил он, обернувшись к «существу», которое с трудом поднималось на ноги. Если бы не сражение и не выключенные огни, клингон бы понял, что это существо было ничем иным, как землянином в костюме из какого-то прорезиненного полимера. Там, где куски резины соединялись, можно было увидеть швы. Он также заметил, что суставы были неестественно широки из-за собравшейся и закрутившейся вокруг них резины.

Существо для симуляций ухватилось за собственную голову, оторвав ее после нескольких рывков, в результате чего показалась желтоволосая голова землянина.

– Вы в порядке, лейтенант Кайл? – спросил Фулер.

– В костюме стало жарковато, сэр, – ответил Кайл.

– Джентльмены, представляю вам нашего чужака, мистера Кайла. Но в этом костюме мы называем его Дракон.

Кайл кивнул.

– А это, – сказал Сэм, указывая на какого-то офицера, – лейтенант-коммандер Скотт, начальник инженерного отдела. Он любезно одолжил нам как мистера Кайла, так и двигательный отсек.

– Хорошо сделано, парни, – сказал лейтенант-коммандер Скотт.

– Не самое лучшее время, которое мы видели, – сказал Фулер, – но близко к тому. Большинство новобранцев гораздо дольше играют в «кошки-мышки», прежде чем догадаются забраться на консоли. Отличная, скоординированная попытка, ребята. А теперь возвращайтесь в свои комнаты и приведите себя в порядок. Через час я жду вас с докладом о вашем первом полном рабочем дне.

Глава 4.

Клингонский боевой крейсер «Д’К Таг». Пространство клингонов.

Младший офицер по вооружениям Карел с отвращением выключил компьютерный терминал. От брата до сих пор никаких известий. Он получил от матери уже несколько посланий, становящихся все более и более истеричными. Она уже несколько месяцев ничего не слышала о Келле.

Сообщения Карела, посланные командиру Келла из клингонской разведки, остались без ответа. Его опасения усиливались.

Карел был разочарован, когда его брат не смог получить подобающий пост в Клингонских Силах Обороны. Однако в глубине души он испытал облегчение. Келлу не хватало ни роста, ни природной агрессии для того, чтобы стать хорошим воином. Карел не сомневался, что, если бы брат попал на клингонский военный корабль, то скоро он пал бы жертвой естественной и жестокой борьбы за более высокие должности и почести на борту корабля.

Карел не боялся смерти. Он был готов принять достойный конец в любой момент. Однако брату подобной чести он не желал. Карел знал, что это эгоистично, но не мог отрицать эту истину. Это покрыло бы позором память его отца, а сам Карел был бы опозорен в глазах Калесса Незабвенного.

В данный момент честь требовала действий, а не только истины. Его мать заслуживала того, чтобы знать о местонахождении своего сына. Карел выяснит, в чем дело. Он был уверен, что брат в безопасности. Но командование клингонской разведки было скрытным до идиотизма. Карел находил это омерзительным.

Около месяца назад, он говорил с Гашем, офицером по вооружениям и прямым начальником Карела. Гаш заверил Карела, что проведет расследование. Прошло уже несколько недель, но никакой информации не появилось. Попытайся Карел поговорить с кем-то более высокого ранга в командной цепочке, это нанесло бы офицеру по вооружениям тяжкое оскорбление, не меньшее, чем если бы его обвинили некомпетентным в самых простых вопросах.

Ему нужно еще раз поговорить с Гашем.

В конце своей смены Карел подошел к офицеру по вооружениям, который встретил его традиционным клингонским приветствием. – Что тебе надо? – пролаял Гаш.

Карел взглянул вверх, спокойно глядя на старшего офицера. Гаш был крупным даже по клингонским стандартам, по крайней мере, на полголовы выше Карела, который и сам был выше среднего роста.

– Я все еще жду новостей о моем брате, – ровно сказал Карел. Он старался не показать неуверенности во взгляде или осанке. Гаш был грубым командиром, и при виде слабости становился еще грубее.

В глазах Гаша промелькнуло узнавание.

– Не годный к военной службе брат, который служит в разведывательном подразделении, – с нескрываемым отвращением произнес Гаш.

Карел не клюнул на приманку.

Не время.

– Вы сказали, что проведете расследование, – сказал Карел, выплевывая слова.

– Я провел, – выплюнул в ответ Гаш. – Я также сказал, что дам тебе знать, когда у меня будет информация.

– Я достаточно долго ждал, – сказал Карел.

Минуту Гаш внимательно смотрел на него. – У меня нет информации, – сказал он, но Карел заметил, как что-то появилось в его глазах, что-то, что Карел не смог сразу определить. Затем он понял. Какое-то мгновение Гаш колебался, потому что готовился солгать.

– Ты должен подождать еще! – выкрикнул он и отвернулся.

Кровь Карела закипела.

Ни один истинный воин не станет лгать, а в глазах Гаша была ложь. Карел знал, что Гаш не является последователем Калесса, который учил, что честь воина требовала говорить правду.

Карел обдумал свой следующий ход. Он еще не закончил с Гашем, но этот вопрос пока отошел на второй план. Скоро он разберется со своим начальником.

А пока ему надо выяснить правду о брате. Увидев ложь в глазах Гаша, он больше не был уверен в безопасности брата.

Через тридцать минут после первой тренировки на борту «Энтерпрайза» клингон с Бенитесом сидел за столом в столовой. Благодаря подготовке в разведке Клингонских Сил Обороны, он имел основные представления о земной пище и заказал яйца, картофель и тосты с кофе. Он бы предпочел другое земное блюдо, единственное, которое он действительно находил подходящим, но из своего краткого пребывания на звездной базе он узнал, что колбаса не считается подходящей пищей для завтрака. Не следовало привлекать к себе ненужное внимание.

Еда была горячей, но Келла смущал тот факт, что она не двигалась. За несколькими исключениями, такими как рокегский пирог с кровью, если он был очень свежий, ему намного привлекательней показалась бы живая пища. Впрочем, еда была сносной, но вот кофе вызвал тошноту. Он показался Келлу горьким и неприятным. Бенитес, однако, пил из своей чашки с удовольствием.

– Я думал, нам конец. Кто мы такие, два новичка на корабле против чужака, который уничтожил шестерых опытных офицеров в инженерном. А потом ты начал кричать. Что это было?

– Существо заревело, чтобы испугать нас, – сказал Келл.

– Это оказалось мне на пользу, – ответил Бенитес.

– Да, такие звуки могут сильно обескуражить врага. Я просто…, – клингон поискал верное выражение, – отплатил ему той же монетой. Мой инструктор научил меня.

– Инструктор? – спросил Бенитес.

– Мой… домашний инструктор по военному искусству, – сказал Келл. Фактически, этим инструктором был его брат, который научился искусству Мок’ бара у их отца.

– Похоже, у вас дома не только сельским хозяйством занимаются? – сказал Бенитес.

– Иногда, – ответил клингон.

– В любом случае, ты начинаешь кричать и прыгаешь сверху на существо, похожее на Флеша Гордона и…

– На кого? – спросил Келл.

– Ты знаешь, Флеш Гордон, герой, – сказал Бенитес.

Клингон порылся в памяти, вспоминая героев Земли и Звездного Флота. Имя Флеша Гордона для него ничего не значило.

– Ты никогда не слышал о Флеше Гордоне? – спросил Бенитес.

Келл решил сказать правду. Другого выхода он не видел. – Нет, – сказал он. – Этот Флеш Гордон с Земли?

Бенитес широко улыбнулся в ответ. – Да, он появился на Земле несколько столетий назад. Великий герой, который практически одной рукой отразил инопланетное вторжение, даже не одно, на самом деле.

Клингона напугало собственное незнание земной истории. Если получится отправить доклад командованию, он обязательно обеспокоит клингонскую разведку необходимостью разузнать все про эту личность. Келл осознал, что его лицо, должно быть, выдавало часть его озабоченности.

– Он не настоящий, просто персонаж из рассказов – ты знаешь, комиксов и старых фильмов, – сказал наконец Бенитес. – Парень, похоже, кроме сельского хозяйства и умения кричать друг на друга при обучении военному искусству, ты немногому научился у себя дома, – широко улыбнулся Бенитес.

– Нам пора на тренировку, – сказал клингон.

Они направились к комнате, используемой в различных целях. Она располагалась на той же палубе, что и их квартира.

Сейчас она использовалась в качестве классной комнаты; где стоили двенадцать стульев, повернутых в одну сторону. В комнате толкались несколько новобранцев, пришедших раньше. Двоих из них Келл узнал; они находились в той же группе, с которой он транспортировался на борт.

Бенитес, очевидно, знакомый с ними, подвел к ним клингона. – Привет, – сказал Бенитес, и Келл изумился, когда же землянин нашел время познакомиться с ними.

– Привет, – сказала женщина. – Мы с вами случайно не транспортировались вместе? – спросила она.

– Да, – сказал клингон.

– Лесли Пэрриш, Филип Бекер, – сказал Бенитес. – Это Йон Андерсон.

Они оба протянули руки, и Келл сначала пожал руку женщины, затем мужчины. Клингон удивлялся тому, что Бенитес уже познакомился и установил дружеские отношения с этими людьми.

– Можете звать его Флеш, – добавил Бенитес.

– Флеш? – сказала Лесли Пэрриш, и все три землянина улыбнулись.

– Почему Флеш? – спросил Бекер.

– Я просто дал ему такое прозвище. Если бы вы видели его в действии во время тренировки, вы бы поняли, – сказал Бенитес.

Келл заметил, что комната заполнилась полностью, и новобранцы начали занимать места.

– Нам лучше сесть, за обедом поговорим поподробнее, – сказал Бенитес, и все четверо сели рядом друг другом. Клингон подумал, сможет ли он и на этот раз избежать обеда со своими земными коллегами. Он беспокоился о возможных осложнениях из-за социальных различий. С одной стороны, такие различия могли выдать его. С другой, если он будет полностью избегать их общества, то привлечет к себе ненужное внимание.

В комнату вошел член команды с нашивками лейтенанта на рукавах. Землянин был старше новобранцев, но Келл не мог понять, насколько старше – он обнаружил, что у него проблемы с определением возраста большинства людей, которых он встречал.

– Я лейтенант Финни, офицер по регистрации записей на борту «Энтерпрайза». Я буду вашим инструктором во время вашей подготовки и адаптационного периода. Это работа, которую я воспринимаю очень серьезно, и я делаю ее уже больше десяти лет. Я много лет преподавал в Академии Звездного Флота, и мои студенты, включая капитана этого судна, работают почти на всех уровнях в структуре Звездного Флота.

При этих словах среди новобранцев пронесся шепот, и клингон услышал, как Бенитес от удивления втянул в себя воздух.

– То, что вы прослушаете мой курс, не гарантирует вам командования кораблем – этого ничто не может сделать, – но это гарантирует, что у вас кое-что будет в запасе в следующий раз, когда вам придется столкнуться с неизвестным.

Лейтенант Финни указал на Бекера и сказал. – Вы, скажите мне, почему мы все здесь, почему Звездный Флот делает то, что делает?

Не моргнув, Бекер ответил. – Чтобы смело идти туда, куда не ступала нога человека.

Лейтенант Финни уставился на Бекера. – Это вы запомнили очень хорошо, но это только часть ответа. Чтобы ответить полностью, вы должны больше узнать об истории Звездного Флота и Федерации, и именно этому я буду вас учить.

– Вы уверены, – спросил Кирк лейтенанта Ухуру, наклоняясь над ее станцией на мостике.

– Сообщение подлинное, сэр, – ответила Ухура. Затем, прежде чем он успел задать еще один вопрос, она добавила. – Действительно ли оно от доктора Корби, это другой вопрос. Я могу сказать, что оно пришло из того сектора пространства, в котором находится система Эксо.

Кирк кивнул. Эксо III было тем местом, где пять лет назад обосновалась последняя экспедиция Корби. И местом, где он пропал.

– В сообщении есть какие-нибудь закодированные места, лейтенант, – спросил Кирк.

– Нет, сэр. Он соответствует стандартному протоколу Звездного Флота при автоматических сигналах бедствия. Из-за того, что это только часть сообщения и поскольку мы не получили прямого ответа на наши вызовы, невозможно сказать о нем ничего больше.

– Мистер Спок и доктор МакКой уже прослушали его? – спросил Кирк.

Ухура кивнула. – Я направила им сообщение сразу же, дав ему первый приоритет по срочности. Они должны были…

Ее слова были прерваны открывающимися дверями турболифта и появлением как Спока, так и МакКоя.

– Подтверждаю, сэр. Похоже, они прослушали сообщение, – сказала Ухура.

– Это правда, Джим? Мы только что получили сообщение от Роджера Корби? – спросил МакКой, в голосе и на лице которого читалось волнение.

– Ну, мы получили сообщение, которое вы слышали, но я не уверен, что оно от Корби, – сказал Кирк.

При этом утверждении Спок приподнял бровь. – На чем основано ваше утверждение, капитан? – спросил он.

– На моем ощущении, что что-то идет не так. Прошло пять лет. Эксо III необитаема, и две предыдущие поисковые экспедиции не смогли найти доктора Корби, – сказал Кирк.

– Вам кажется, что это может быть намеренной попыткой отклонить «Энтерпрайз» с курса, капитан? Может, какой-нибудь трюк клингонов? – спросил Спок.

– Простите, мистер Спок, даже мои лучшие предчувствия редко настолько конкретны, – сказал Кирк.

Кирк видел напряжение на лице МакКоя. – Все мы немного спешим с выводами, но Джим, – сказал тот, – если есть хотя бы небольшой шанс, что Корби жив…

Капитан кивнул. Ставки были высоки. Корби в буквальном смысле изобрел предмет археологической медицины. Его работы следовало читать в Академии Звездного Флота.

– Боунс, я знаю, что будет означать, если мы найдем доктора Корби, но Эксо III уведет нас в сторону от границы с клингонами, – сказал Кирк.

– Нам не приказывали патрулировать границу. Все, что мы имеем, это неясное предупреждение о том, что что-то может случиться в ближайшие месяцы, – возразил МакКой.

– Спок? – сказал Кирк.

– Потеря доктора Корби была огромной потерей для науки Федерации, – ответил Спок. – «Энтерпрайз» единственный корабль в этом секторе. Если они живы, мы не знаем, сколько еще доктор Корби и его группа смогут протянуть, особенно учитывая, что шансы против того, что они проживут долго, астрономически велики.

– Думаешь, стоит рискнуть, Спок? – спросил Кирк.

– Невозможно рассчитать все риски при таком большом количестве неизвестных, но я бы предпочел довериться единственной доступной нам информации – сообщению доктора Корби.

Кирк изучающе смотрел на своего первого офицера и главу медицинской службы. Оба, доктор МакКой и мистер Спок соглашались друг с другом второй раз за последние двадцать четыре часа. Это было необычно. Конечно, в этом был смысл. Они оба были учеными, и оба интересовались той сферой деятельности, которой занимался Корби.

Изучая двух мужчин, Кирк видел сильную озабоченность, напряжение и…что-то еще на лице доктора МакКоя.

– Есть кое-что, о чем вам следует знать, капитан, – сказал доктор после минутного колебания. – Сестра Кристина Чепел знает доктора Корби.

– Знает, доктор? – По мнению Кирка, МакКой явно что-то не договаривал.

– Они были обручены, когда он исчез, – сказал доктор.

Кирк услышал легкий вдох лейтенанта Ухуры.

Сначала Спок и МакКой согласились друг с другом, теперь это, подумал Кирк. Что ж, он не препятствовать науке или важному личному интересу одного из членов команды.

– Мы направляемся к Эксо III, но до контакта с партией Корби я не разрешаю проведение полномасштабной поисково-спасательной операции. Доктор, пожалуйста, подготовьте медотсек. Я уверен, что всем, кого мы найдем, понадобится провести там хотя бы несколько часов. Мистер Спок, подготовьте партию высадки, в которую войдете вы, я и кто-нибудь из сотрудников службы безопасности.

Краем глаза Кирк увидел улыбающиеся лица доктора и лейтенанта Ухуры. Он сожалел только о том, что не мог разделить их энтузиазм.

– Мистер Зулу, проложите курс к Эксо III, варп пять, – сказал Кирк.

Глава 5.

Занятия в классе лейтенанта Финни продолжались все утро. И, как и боялся Келл, после них Бенитес настоял, чтобы все четверо пообедали вместе. Они расположились в ближайшей к их комнате столовой.

– Флеш из сельскохозяйственной колонии, – объявил за столом Бенитес.

– Сачем IV. Это не очень интересное место, – добавил клингон.

– Не очень интересное, – сказала Пэрриш. – Попробуй пожить под землей в колонии шахтеров.

– Я с Земли, – сказал Бекер. – Там, действительно, очень интересно. – Оба, Бекер и Бенитес, сочли это хорошей шуткой и вместе засмеялись.

Их тут же прервал голос, раздавшийся из интеркома. – Говорит капитан, – сказал голос, и в комнате моментально стало тихо. – «Энтерпрайз» взял новый курс на планету Эксо III для проведения спасательной миссии. Мы будем на месте через четырнадцать часов. Расписание обязанностей и назначения в команду высадки готовы. Конец связи.

Бенитес прервал молчание первым. – Спасательная миссия… Хотел бы я знать, то ли это самое.

– Что? – спросил Бекер.

– Вы слышали слухи? Происходит что-то грандиозное, связанное… – он понизил голос, –…с ромуланами, – закончил Бенитес.

До конца обеда Бенитес говорил о возможности ромуланского вторжения. Келл вздохнул с облегчением. Это значило, что ему не придется врать о своем прошлом или отвечать на вопросы, ответы на которые могли его выдать.

После обеда они вернулись в свою импровизированную классную комнату для инструктажа по тактике. В комнате они увидели знакомого землянина.

– Садитесь, рекруты, и поскорее, вы все опоздали, – сказал лейтенант-командер Джиотто.

Вместе с остальными клингон быстро занял место. Один из новобранцев поднял руку и осторожно сказал. – Простите, сэр, но мне кажется, мы не опоздали.

– Конечно, опоздали, – ответил Джиотто.

– Но, сэр, по расписанию занятие начинается в 14.00. Сейчас ровно столько и есть, – сказал офицер.

– А я был здесь на десять минут раньше, готовый учить вас. Следовательно, занятие началось десять минут назад, а вы на десять минут опоздали.

Келл заметил, как на лице новобранца появилось негодование. – Но, сэр, это не честно.

– Честно! – сказал Джиотто. – Простите, но с чего вы взяли, что занимаетесь честной работой? Это не так. Считайте, что это первое, чему я вас научил. Факт состоит в том, что я пришел раньше, и ни один из вас не смог это предвидеть. Кое-кто, возможно, считает это нечестным, но те, кто мудрее, увидят в этом объективный урок, необходимый для работы в службе безопасности Звездного Флота. Каждый день на звездолетах по всей известной нам части галактики мы теряем офицеров службы безопасности, которые не смогли предвидеть некоторые непредвиденные события или обстоятельства. Мистер Джоэр может говорить, что это нечестно, но те офицеры все равно мертвы.

– Прямо сейчас я собираюсь дать вам кое-что, чего у вас никогда не будет в реальных условиях. Второй шанс. Вы теперь знаете кое-что обо мне, – по крайней мере, иногда, я прихожу на занятия раньше. Надеюсь, это знание вы используете завтра. Я также надеюсь, что вы будете развивать свои инстинкты. Потому что, готов поставить свою месячную зарплату, у одного или нескольких из вас было чувство, что вам следует быть здесь пораньше, но вы пренебрегли этим чувством. Способность чувствовать и следовать вашим инстинктам может означать границу между короткой и трагической карьерой с одной стороны, и длинной и успешной, с другой. Конечно, есть немало хороших офицеров, которые следовали инструкциям и доверяли своим инстинктам, но все-таки погибли. Это, может быть, тоже нечестно, но это правда.

– Теперь, возвращаясь к тому, ради чего мы все здесь собрались, к стратегии и тактике на поле боя…

Келл слушал с большим интересом. С тех пор, как командование Клингонскими Силами Обороны назначило его на должность в разведке, у него не было возможности попрактиковаться в военном искусстве. Его деятельность была очень ограничена, почти без шансов на продвижение, и еще меньше – на уважение.

Двумя часами позже все направились в гимнастический зал, где переоделись в одежду для тренировки. Одежда была свободной и удобной и не затрудняла движений. Это шло вразрез с клингонской философией о тяжелом, часто сковывающем движения одеянии, которое еще больше усиливало вызов физической подготовке.

– Встаньте в линию, – сказал Фулер. – Сегодня во время занятия у Бена Финни вы узнали кое-что о том, чем мы тут занимаемся, а от шефа службы безопасности Джиотто о том, как думать и действовать одновременно. Теперь я помогу вам овладеть одним из самых основных навыков, необходимых для выживания: умением защитить себя в бою без оружия, голыми руками. Я использую слово руки условно, потому что однажды вам, возможно, придется использовать свое мастерство против соперников, у которых будут щупальца, цепкие хвосты или что-то еще, что они применяют в ближнем бою. У меня был враг, который использовал силу своего разума, чтобы дезинтегрировать меня.

– Дезинтегрировать вас, сэр? – спросил Бенитес.

– Я пришел в себя только благодаря вмешательству его родителей, которые были им очень недовольны, – сказал, улыбаясь, Фулер.

Шеф оглядел новобранцев, раскрывших от замешательства рты, и сказал. – Просмотрите запись о тасианах в корабельном журнале. Теперь, перед тем, как начать, я отвечу на вопрос, который вы, возможно, уже задавали себе: Не проходил ли я уже все это во время подготовки в Академии? Ответ – да, проходили. Однако эта подготовка была только началом, а не концом вашего обучения. Сказанное означает, что все, полученное вами в Академии Звездного Флота, это только вершина айсберга, десять процентов всей подготовки, которую вы получите за вашу карьеру. Остальная часть подготовки будет проходить в полевых условиях и при исполнении служебных обязанностей на корабле.

– А сейчас мне нужен доброволец для первого упражнения, – сказал Фулер, осматривая шестерых стоявших перед ним рекрутов.

Шесть рук взметнулись вверх, но клингон ждал дольше всех, прежде чем поднять свою руку. Не было смысла привлекать к себе лишнее внимание.

– Отлично. Вы, мистер Андерсон, выйдите вперед.

Келл ступил на мат рядом с Сэмом Фулером, который улыбнулся ему. – Помните ваши тренировки по самозащите? Ну что ж, мистер Андерсон, я собираюсь на вас напасть и хочу, чтобы вы попытались провести простой бросок.

Клингон представлял себе технику самозащиты, которую преподавали в Звездном Флоте. Хотя он никогда формально ее не изучал, но прочитал все, что содержалось на эту тему в базе данных клингонской разведки, собранной, несомненно, на основе информации, полученной при допросах офицеров Звездного Флота.

Когда Фулер атаковал, он действовал автоматически. Выставив одно бедро вперед, он схватил начальника подразделения и, используя инерцию движущегося тела землянина, перебросил Фулера через бедро.

Шеф подразделения не столько упал, сколько перекатился, оказавшись в исходной позиции.

– Хорошо, мистер Андерсон. Грамотное исполнение простого движения, которое будет очень эффективно против большинства неподготовленных нападающих. Проблема, однако, в том, что некоторые существа, с которыми вам придется столкнуться, будут подготовлены, или их природная сила будет превышать человеческую. И в этой ситуации вам понадобятся две вещи, которые разделяют победителя и проигравшего, или живого и мертвого. Это бoльшая скорость и лучшее чувство равновесия. Равновесие и скорость позволят меньшему по размерам и более слабому бойцу победить более высокого и сильного. Конечно, в ситуации, когда оба противника имеют равную подготовку, но один при этом больше, то тот, который больше, как правило, победит. В этом случае остается только надеяться, что именно вы таковым и окажетесь.

– Теперь давайте попробуем снова, мистер Андерсон. На этот раз, класс, я покажу вам, как, используя скорость и хорошее чувство равновесия, можно сражаться с тем, у кого нет соответствующей подготовки. – Фулер посмотрел на Келла и улыбнулся. – Давайте попробуем то же самое. Попытайтесь бросить меня, но на этот раз буду действовать жестче.

Фулер сделал выпад в сторону клингона, который снова пустил в ход тот же очень простой традиционный земной прием. Но теперь, вместо того, чтобы позволить бросить себя, Фулер не стал вкладывать в атаку весь свой вес. Он выбросил кулак, но при этом сохранял дистанцию. Таким образом, когда Келл попробовал выполнить простой бросок в земном стиле, Фулер сумел отклониться и схватить клингона за плечи. Оттолкнувшись и используя собственный вес клингона, Фулер попытался провести контрбросок.

Движение было очень простым. Большинство соперников через мгновение оказались бы на полу. Но Келл был не из их числа, и то, что он сделал, он сделал не раздумывая.

Клингон позволил бросить себя на пол, но вместо того, чтобы приземлиться прямо на спину, он изогнулся и толкнул своего начальника вниз, под себя. Келл использовал их общий вес для этого маневра, и через долю секунды Фулер сам оказался на спине, с клингоном, находящимся сверху.

Келл моментально осознал свою ошибку и отпустил Фулера, который воспользовался этой возможностью, чтобы выскользнуть из-под него. Через мгновение оба были на ногах.

Клингон следил за свои начальником, беспокоясь, каковы могут быть последствия его действий. – Прошу прощения, сэр, – сказал он быстро.

На этот раз атака Фулера не была ни неуклюжей, ни медленной. Он выбросил сжатый кулак от центра тела, стараясь не переносить вес вперед. У Келла была только доля секунды, чтобы понять, был ли Фулер зол и постарается ли он отомстить. Не успела эта мысль промелькнуть в его голове, как тело уже само ответило: он легко блокировал удар предплечьем и увидел, как поднимается другая рука Фулера еще до того, как она закончила свое движение.

Клингон отклонился, из-за чего второй удар Фудера прошел мимо. Инерция удара заставила Фулера наклониться вперед и Келл с легкостью смог перебросить шефа подразделения через бедро.

За мгновение до того, как Фулер поднялся, клингон успел подумать, не окончится ли его миссия прямо здесь. Если бы на клингонском корабле новобранец таким образом привел бы в смущение своего начальника, последовали бы жестокие… последствия.

Даже осознавая, что он только что сделал врага из Сэма Фулера, Келл понимал неизбежность этого. Долгие часы, которые он провел, изучая Мок’бара, обусловили его ответные действия. По легендам, искусство Мок’бара восходит к временам Калесса. Однако, немногие в Империи практиковали его. Мок’бара – это дисциплина разума, так же как и тела, инструмент для достижения концентрации духа, а не только физической силы. Стандартная же подготовка для боя без оружия в Клингонских Силах Обороны была более упрощенной; часто грубой, но обычно эффективной. Несколько более агрессивная, она не многим отличалась от обучения в Звездном Флоте.

Келл не рискнул оглянуться на новичков за своей спиной. Они смотрели на него с открытыми от удивления ртами – эта реакция имела одинаковое значение в культурах как землян, так и клингонов.

Сэм молча встал. Келл подготовился к следующей атаке – атаке, которая на клингонском судне наверняка закончилась бы смертью одного из соперников.

Но Сэм Фулер не сделал против него ни единого движения. Вместо этого он просто смотрел на клингона некоторое время.

– Вы меня удивили, мистер Андерсон, – сказал Фулер после минутной паузы. – И вы меня бросили. Дважды. Ни один новобранец не делал этого раньше за все годы, что я провел здесь.

Фулер повернулся так, чтобы слышать его мог не только Келл, но и остальные офицеры. – Говоря словами вулканца Сурака, «лучший студент тот, который способен улучшить образование своего учителя». Ясно, что вы можете кое-чему меня научить, мистер Андерсон, что послужит также на пользу всему классу.

Вырасти у Фулера вторая голова, и начни она вместе с первой исполнять сложнейшие арии из клингонской оперы, Келл удивился бы меньше.

Земляне, подумал Келл и покачал головой.

– Вы готовы начать мое образование, мистер Андерсон? – спросил Фулер.

– Да, сэр, – ответил Келл.

После занятия клингон вышел совершенно истощенным. Фулер и другие рекруты были старательными учениками, и он научил их нескольким основным упражнениям Мок’бара, некоторым атакам и контратакам.

К его удивлению, Фулер, казалось, не таил злобы против него и был лучшим учеником, стараясь освоить каждое движение так, чтобы он и Келл могли демонстрировать его классу и наблюдать за прогрессом остальных новичков.

В равном степени невероятным казалось то, что никто не видел ничего подозрительного в том, что использованный им боевой стиль был никому неизвестен.

Упражнения принесли клингону облегчение, которого он не испытывал с начала миссии. Он приписал это успокаивающей и концентрирующей природе Мок’бара.

Но было и другое чувство, которое поначалу он не мог определить, хотя и осознавал, что никогда не испытывал его во время своего пребывания в разведывательном подразделении Клингонских Сил Обороны. Это было то, что земляне называли гордостью.

Келл сделал все, чтобы уйти последним, сказав Бенитесу и остальным, что увидится с ними позже. Это позволило бы ему немного подумать по пути в свою комнату. Поэтому он был удивлен, когда увидел, как сзади к нему приближается Лесли Пэрриш.

Он понял, что она, вероятно, ждала его в коридоре. Он тут же насторожился.

– Йон, – сказала она, стремительно догоняя его. Приспособившись к его шагу, она посмотрела на него и улыбнулась. – Я хотела узнать, когда ты собираешься пообедать. Я подумала, что мы могли бы сделать это вместе.

Клингон остановился. Какой-то момент он просто озадаченно смотрел на нее. Земная женщина не останавливалась. – Мы могли бы обменяться историями о том, у кого было наиболее скучное детство.

Для человека, он заметил, она была привлекательна. Кожа у нее была темнее, чем у большинства землян. Темные, почти черные, волосы прямо свисали ниже плеч. Он припомнил свои уроки по земным этносам и предположил, что она, вероятно, частично или полностью азиатского происхождения. Впрочем, с землянами никогда нельзя быть в этом уверенным: существовало множество этнических групп с большим количеством сочетаний крови различных народов.

Появление клингонского инфильтратора, заменившего землянина по имени Мэтьюс, временно избавило Келла от необходимости искать причину для отказа.

– Йон, – сказал Мэтьюс. – Есть минутка?

Келл кивнул Мэтьюсу и затем повернулся к земной женщине. – Сегодня не могу, – сказал он, показав на Мэтьюса. – У нас дела.

Лесли сумела скрыть разочарование. – Может, в другой раз, – сказала она и отошла в сторону.

Мэтьюс бросил на нее рассеянный взгляд и сказал. – Земные женщины, от них больше неприятностей, чем они стоят. Не думай о них. – Затем он пошел по коридору. – Идем со мной.

– Мы очень близко, – продолжил он. – Завтра утром я назначен в группу высадки. Я отправляюсь вниз на Эксо III с капитаном Кирком. Это миссия по спасению какого-то земного ученого. – Последнее слово он выплюнул с отвращением. – Хорошие новости состоят в том, что местность там неровная, и вокруг никого нет. Капитан не вернется с этой миссии. Мне жаль, что я не разделю с тобой славу его убийства, но когда он умрет, на корабле начнутся беспорядки. Мы многое сможем сделать, чтобы послужить Империи. До встречи, – сказал Мэтьюс и направился к турболифту.

У себя в комнате клингон, называвшийся Мэтьюсом, приводил в порядок униформу.

– Наше первое назначение в партию высадки, – с восторженным энтузиазмом произнес Рейберн, сосед Мэтьюса по комнате. Рейберн имел привычку говорить очевидные истины. Это постоянно раздражало Мэтьюса. Впрочем, это было далеко не худшим качеством Рейберна. Их соседство дало Мэтьюсу хорошую возможность изучить все земные недостатки Рейберна.

– Честно говоря, я немного нервничаю, – сказал Рейберн, надевая китель.

Вот оно, подумал клингон. Худшее из всех его качеств, естественная земная трусость.

Собравшись с силами, Мэтьюс заставил себя изобразить дружескую земную улыбку. – Уверен, все будет в порядке, – сказал он.

– Наверняка ты прав, – сказал Рейберн, оскалив зубы в своей наиболее идиотской усмешке.

Я буду рад убить его, подумал Мэтьюс, выходя из комнаты.

Нервная болтовня Рейберна продолжалась всю дорогу до склада вооружений. Клингон давно уже приучил себя слушать Рейберна и даже что-то ворчливо отвечать ему, при этом фактически не слыша, о чем говорит землянин.

Пока землянин говорил, он прикинул, что, если они высадятся вовремя, то уже через час окажутся на поверхности планеты. При определенном везении, через два часа Кирк будет мертв, а Мэтьюс станет героем Клингонской Империи.

Если планета действительно так негостеприимна, как говорится в компьютере, будет несложно устроить несчастный случай для капитана, а может быть, и для всей команды высадки. Тогда он мог бы с честью вернуться на корабль и продолжить работу.

Впрочем, Мэтьюс был готов и к смерти, если это значило также смерть капитана.

В его приказах содержалось только одно условие на этот случай: он должен во что бы то ни стало так разрушить свое тело, чтобы аутопсия не смогла установить в нем клингона.

В отсеке вооружений их встретил глава подразделения, который сказал. – Можете пока взять фазеры, позже мистер Спок даст знать, понадобиться ли нам полное снаряжение.

– Мистер Спок будет сопровождать нас? – спросил Мэтьюс.

– Он назначен в группу, – сказал Ордовер. – Вместе с вами обоими, доктором МакКоем, и, конечно, капитаном.

Мэтьюс про себя выругался. Первый офицер мог все усложнить. Вулканцы не чета вечно ноющим землянам, а Спок наполовину вулканец. Хотя вулканцы считались пацифистами, Мэтьюс знал, что физически они сильны, и у них была кровавая история. И ходило много слухов об их особых ментальных способностях. Клингон не мог позволить себе недооценивать Спока.

Впрочем, даже если из-за вулканца возникнут сложности, Мэтьюс был уверен, что доберется до капитана прежде, чем кто-либо, даже Спок, сможет его остановить. Если Мэтьюса убьют во время боя, пусть так. В этом случае специальное сообщение будет послано ближайшему родственнику землянина по имени Мэтьюс. В сообщении будет содержаться какой-нибудь бессодержательный набор слов для семьи Мэтьюса, а также закодированные данные, расшифровкой которых займется клингонская разведка. В этом сообщении приведены кое-какие интересные сведения, собранные им за несколько месяцев, проведенных на борту «Энтерпрайза».

Наиболее важной была техническая информация о приборе под названием нейронный подавитель, который воздействовал прямо на человеческий мозг. Он, несомненно, произведет революцию в клингонской технике допросов.

Шеф Ордовер подошел к ним и сказал. – Произошли изменения. Новое распределение обязанностей. Капитан спустится вниз в сопровождении только медсестры.

Клингон обругал про себя капитана, Звездный Флот, Федерацию, сохраняя, однако, на лице нейтральное выражение.

Ордовер посмотрел на него, что-то прочел на его лице и сказал. – У вас еще будет шанс. У вас обоих. Мистер Спок попросил, чтобы вы оставались наготове в транспортаторной. Если капитану понадобится помощь, он вас позовет. Хорошие новости состоят в том, что место спуска находится в подземной пещере с нормальной температурой, так что нужды в полном снаряжении нет. Перед тем, как вы уйдете, помните: вы успешно прошли обучение. Вспомните то, чему вас учили, смотрите внимательно, и все будет в порядке. Поскольку у нас нет сведений в возможной агрессии на этой планете, наибольшая опасность, которая вам, по всей видимости, грозит, связана с погодой, если вам придется выйти наружу. Можете идти.

Мэтьюс пошел к двери. Рейберн поспешил за ним. – Думаешь, у нас будет шанс… – начал землянин. Мэтьюс не ответил и ускорил шаг. – Эй, Мэтьюс, – раздался за спиной негодующий голос Рейберна.

Клингон добрался до турболифта и вошел внутрь, не дожидаясь Рейберна. Он просто был не в настроении выслушивать лепет своего соседа по комнате. В транспортаторной их ждали мистер Спок и техник по имени Кайл.

– Сэр, – сказал Мэтьюс Споку.

– Мистер Мэтьюс, будьте наготове, – сказал вулканец.

Минутой позже появился Рейберн, бросивший расстроенный и смущенный взгляд на Мэтьюса. К счастью, он не произнес ни слова.

Спок сказал в интерком. – Принято, – и повернулся к сотрудникам службы безопасности. – Займите места на платформе транспортатора. Включайте по мере готовности, мистер Кайл.

Мэтьюс и Рейберн ступили на платформу, и через миг растворились в луче транспортатора.

Они материализовались в пещере. Мэтьюс осмотрелся и увидел, что вокруг целая сеть, состоящая их туннелей. Капитан и медсестра стояли впереди. Мэтьюс понял, что ему придется убить сначала Рейберна, и только потом капитана, но это будет несложно, потому что Кирк даже не вынул фазера.

– Рейберн, оставайтесь на месте, – сказал Кирк.

– Да, сэр, – последовал ответ.

– Мэтьюс, мы ищем доктора Корби. Вы будете сопровождать нас.

– Да, сэр, – сказал Мэтьюс, на его губах появилась улыбка, очень напоминающая земную. Значит, ему не понадобится сначала убивать Рейберна. Конечно, он все равно убьет этого жалкого землянина, но это произойдет в свое время, и он постарается насладиться этим.

Кирк повел медсестру вдоль стены пещеры. Мэтьюс последовал за ними. Расщелина располагалась слева и была очень глубокой. Падение в нее привело бы к неминуемой смерти капитана и женщины.

Словно услышав его, женщина поскользнулась, и капитану пришлось ухватить ее, чтобы удержать от падения.

Жаль, подумал Мэтьюс. Одна треть его проблемы была бы решена. Впрочем, женщина не имела значения, он сомневался, что она окажет сопротивление, когда капитан будет мертв.

Клингон положил руку на фазер и двинулся вперед, но затем ему пришел в голову вариант получше. Простого толчка будет достаточно. Их смерть примут за несчастный случай. Он может устроить такой же Рейберну и вернуться на корабль героем, единственным, кто выжил из группы высадки. Может быть, он даже получит повышение, которое позволит ему еще лучше служить Клингонской Империи.

Единственно возможное осложнение – этот пропавший ученый, который может появиться в любое мгновение и стать ненужным свидетелем. Его смерть объяснить будет труднее.

Вдруг пещеру озарил яркий свет. Мэтьюс инстинктивно вытащил фазер, заметив, что капитан сделал то же самое. Фактически Мэтьюс заметил, что Кирк сделал это настолько быстро, что движение его было почти незаметно, словно маленький фазер I просто возник в его руке.

Мэтьюс поклялся себе, что не будет недооценивать капитана. Он сделал несколько шагов назад, стараясь аккуратно спланировать следующее движение, пока Кирк говорил с кем-то впереди себя.

Внезапно что-то приблизилось и схватило руку Мэтьюса, ту, которая держала фазерный пистолет. Почти мгновенно Мэтьюс осознал, что это что-то была рука, твердая, как камень. Рука сжалась, ломая фазер и кости Мэтьюса.

Кричать клингон не мог, потому что другая огромная, твердая рука накрыла его рот. На секунду Мэтьюс смог увидеть, в чьих руках он оказался. Это был гуманоид, очень высокий, без каких-либо волос.

Гуманоид держал Мэтьюса за сломанную руку и лицо легко, словно детскую игрушку. Один огромный прыжок, и существо оказалось у пропасти, подняв над ней клингона.

Краткий миг Мэтьюс имел возможность смотреть в глаза этого создания. Они не были человеческими, и не были глазами воина. Они были очень холодными.

Затем Мэтьюс упал.

Глава. 6

Келл сел за единственный пустой стол в столовой. Минутой позже ворвался Бенитес. Он увидел клингона и подошел к его столику, его на лице застыло выражение шока.

– Ты слышал? – спросил Бенитес.

– Нет, – сказал Келл.

– Насчет группы высадки, они потеряли двух сотрудников службы безопасности, – сказал Бенитес. По спине клингона пробежал холодок. – Я не был с ними знаком, – продолжал человек. – Одного звали Рейберн, другого Мэтьюс.

– На лице клингона появилось удивление, и он выругал себя за неспособность контролировать свои эмоции.

– Ты знал кого-нибудь из них? – спросил Бенитес, с невероятной точностью поняв реакцию Келла.

Взяв себя в руки, клингон ответил. – Я познакомился с Мэтьюсом. – Он подыскал подходящий, земной ответ. – Он, похоже, был хорошим человеком.

Бенитес тяжело опустился на стул рядом с Келлом. – Я не понимаю. Предполагалось, что это будет простая спасательная операция, без неприятностей. Но капитан вернулся один, сказав, что люди упали в пропасть. Несчастный случай, дурацкий несчастный случай.

Теперь я должен исполнить нашу миссию, теперь я должен сам убить капитана, подумал Келл. Эта мысль его не пугала. Однако он предпочел бы сделать это как клингонский воин.

Иначе это казалось неправильным. Он не мог показать свое истинное лицо, клингонское лицо. Калесс говорил: «Только враг, у которого нет чести, отказывается показать свое лицо в битве».

Отец Келла погиб в битве, и он умер хорошо, со своим лицом. Внезапно у клингона появилась уверенность, что когда он умрет, у него будет лицо землянина.

– Поминальная служба будет завтра, – сказал Бенитес. – В комнате отдыха. Лейтенант Фулер отменил утренние занятия, чтобы мы могли присутствовать.

Клингон кивнул. Он знал, что подобные собрания были важны для землян. Позже в тот же день была сделана попытка поднять тела Мэтьюса и Рейберна. Келл не понимал этой земной традиции. Без духа тело было просто пустой оболочкой.

Однако люди считали иначе и готовы были рисковать своими жизнями, спускаясь в пропасть с помощью гравитационных устройств. В конечном итоге, у них ничего не вышло, потому что оба мужчины упали в заполненную лавой яму, глубоко уходящую в кору планеты. Келл поблагодарил за это Калесса. Любая проверка тела Мэтьюса выявила бы, что он был клингоном и, без сомнения, усилила бы подозрения до опасного уровня.

– Пошли, – вставая, сказал клингон своему соседу по комнате. – Подозреваю, что лейтенант-командер Джиотто сегодня рано появится в классе.

***

– Ты не мог этого знать, Джим, – сказал МакКой, наливая стакан саурианского бренди из бутылки, которую он держал за столом у себя в медотсеке.

Кирк взял стакан, предложенный МакКоем, и сел. – Но я знал, Боунс. Я знал, что что-то было не так.

– Да брось, Джим, ты капитан звездолета. Если бы у тебя всегда было такое чувство, в девяноста процентах ты оказался бы прав. Мы занимаемся опасным делом. Мы все это знаем. И те двое это знали.

Кирк покачал головой. – Они только что закончили подготовку, провели всего несколько месяцев на корабле, и оказались в своей первой партии высадки. Это их первая миссия, доктор.

МакКой минуту помолчал. – Это плохо, Джим. Потеря члена команды одна из худших вещей, которые могут произойти на корабле, но не худшая. И пока ты убиваешься по поводу того, что случилось там внизу, подумай о том, что ты сумел предотвратить, и сколько раз ты это делал. Если бы доктор Корби преуспел, он заменил бы всю команду своими андроидами, и мертвыми оказались бы четыреста тридцать человек, а не два. А потом и остальная галактика оказалась бы вовлечена в такое, о чем никому из нас даже думать не хочется. Взгляни на это так, Джим, сегодня ты победил. Да, мы потеряли двоих человек, и это причиняет боль, что ж, пусть болит – но ты выиграл.

Кирк молчаливо кивнул. Он знал, что доктор прав. Но у него с самого начала было какое-то плохое предчувствие насчет этой миссии, хотя, как он сказал Споку, интуиция редко была конкретной.

Допустим, он не ответил бы на сигнал бедствия от Корби. Но другой корабль, безусловно, сделал бы это, и это мог быть не звездолет. И если бы эта машина, называвшая себя доктором Корби, сумела бы захватить его команду и улететь с планеты с технологией, позволяющей воспроизводить андроидов…

Дюжина возможных сценариев пронеслись в его мозгу, и каждый был хуже, чем потеря двух членов команды. Однако это не меняло того простого факта, что эти люди погибли, потому что он приказал им отправиться вниз на Эксо III.

Несмотря на то, что сказал доктор, и, несмотря на то, что он был прав, Кирк знал, он должен сделать больше, чем просто оплакивать погибших, потому что угроза кораблю и его команде все еще существовала. Это не были простые опасения, которые, как заметил доктор, являлись статус кво для звездолета. Это было нечто новое. Что-то, из-за чего и возникло это неприятное ощущение во время их миссии на Эксо III.

И это что-то все еще было где-то недалеко. Он это чувствовал.

***

Когда старшина принесла ему обед, лейтенант Уэст едва взглянул на него со своего компьютерного терминала. Затем он почувствовал запах. Джамбалайя (плов). Его любимое блюдо. Почему-то его появление, словно по волшебству, не удивило Уэста.

Он был удивлен, когда, придя в офис, обнаружил свои компьютерные записи и часть личных вещей. Удивило его и то, что, как он узнал, остальная часть его вещей уже находилась в его новой квартире, а также то, что на вешалке в офисе его ожидала золотистая командирская униформа нужного размера. Его ошеломил тот факт, что все это было сделано еще до того, как они с адмиралом закончили разговор.

После всего этого внезапное появление любимого блюда в обеденное время уже не могло его обескуражить.

– Спасибо, – сказал он, после чего старшина Хатчер улыбнулась и исчезла.

Уэст посмотрел на еду, только теперь осознав, как он голоден. Ел он быстро. После целого дня тщательного изучения отчетов разведки Звездного Флота по поводу ситуации с клингонами, Уэст чувствовал, что пока он всего лишь плавает на поверхности.

Он был уверен только в одном: адмирал прав в своих опасениях. Клингоны готовятся к войне.

Когда он закончил, появилась старшина Харчер и забрала тарелки. Он снова зарылся в отчеты, когда раздался сигнал интеркома.

– Адмирал хочет видеть вас, – произнес голос.

– Сейчас буду, – сказал Уэст.

Затем дверь в офис Уэста открылась.

– В этом нет необходимости, – входя в комнату, сказал адмирал.

– Сэр, – Уэст тут же встал по стойке «смирно».

– Вольно, садись, – сказал адмирал, устраиваясь на стуле, стоявшем у стола Уэста.

Он хочет поговорить со мной и приходит в мой офис, подумал Уэст. Согласно протоколу, такие встречи и обсуждения происходили в специальной комнате или в офисе наиболее старшего по рангу офицера.

Однако адмирал сам пришел к нему. Это был знак уважения, того, что адмирал ценил его и его работу – или, по крайней мере, хотел заставить его в это поверить.

Впрочем, даже если это было так, это не уменьшало произведенного адмиралом эффекта. Поначалу Уэст считал, что адмирал создал его должность, чтобы избавиться от критики, в то время как главной заботой адмирала и командования Флота оставалась только военная тема, связанная с клингонами.

Возможно, адмирал хотел показать, что он всерьез собирался сделать ксенологические исследования частью процесса принятия решений на уровне Флота.

Впрочем, возможно, это и не так.

– Вы удовлетворены офисом? – спросил адмирал

– Да, сэр, более чем удовлетворен, – ответил Уэст.

– Вы еще не видели свою квартиру, но, уверен, что она вас также полностью устроит, – сказал адмирал.

Уэст в этом не сомневался.

– У вас было время взглянуть на отчеты? – спросил адмирал.

– Да, сэр, и, как вы и говорили, Федерация находится перед лицом реальной угрозы. Работы клингонов по созданию кораблей и вооружений, их военные игры, высокое состояние боеготовности, все указывает на подготовку к войне.

– Видите для нас возможность каких-нибудь быстрых дипломатических решений? – спросил адмирал.

– Пока нет, сэр, – ответил Уэст, успев заметить перед этим блеск в глазах адмирала.

– Что ж, это все-таки ваш первый день. Будет еще и завтра, – сказал адмирал, не скрывая улыбки.

Уэст также невольно улыбнулся. – Сделаю все, что смогу, сэр, – ответил Уэст, восхищаясь мастерством адмирала. Он хочет наладить отношения, чтобы заслужить мое доверие, подумал он. И опять, тот факт, что Уэст отлично это понял, не делал данный маневр менее эффективным.

– Через двадцать минут у меня встреча с сотрудниками дипломатического корпуса. Я хотел бы, чтобы вы сопровождали меня, – сказал адмирал Джастмэн.

На лице Уэста тут же появилось выражение удивления, и он понял, что вся его осторожность исчезла. – Сэр, я совершенно не готов, я был бы скорее помехой в этом вопросе.

– Я сам предпочитаю судить об этом, – сказал адмирал, вставая. – Нам придется принимать важные решения по вопросам жизни и смерти, имея при этом явно недостаточную информацию. Добро пожаловать в Командование Звездного Флота.

Уэст, прихватив с собой падд с данными, последовал за адмиралом к двери.

***

Вслед за адмиралом Уэст вошел в огромную комнату для конференций, расположенную в штаб-квартире Звездного Флота. Эту комнату до сих пор он видел только во время обзорной экскурсии, когда был кадетом первого курса.

Вокруг овального стола в пустой комнате стояла, по меньшей мере, дюжина стульев. Сквозь единственное окно на огромной стене виднелся мост Золотые Ворота.

Адмирал занял место во главе стола, Уэст сел рядом с ним.

– Какова цель данной встречи, адмирал? И в чем заключается моя роль? – спросил Уэст.

– Группа дипломатов, которой поручено заниматься ситуацией с клингонами собирается кратко ознакомить нас о прогрессе в дипломатических переговорах с клингонами. Проблема в том, что никакого прогресса нет, потому что не было никаких переговоров, – сказал адмирал.

– Тогда это будет короткая встреча, – сказал Уэст.

– Если у дипломатов есть какое-то свое решение, то да. Дипкорпус не любит, когда Звездный Флот вмешивается в их переговоры, – произнес адмирал.

– Тогда на что мы надеемся? – спросил Уэст.

– Мы надеемся, что нам удастся вмешаться. – Адмирал изучал озадаченное выражение, появившееся на лице Уэста.

– Как вам известно, дипломатический корпус не подотчетен Командованию Звездного Флота, хотя иногда я об этом жалею.

– Тем не менее мы сотрудничаем. Они регулярно информируют нас о своем прогрессе, а мы регулярно извещаем их о нашей ситуации. И поскольку ни одна партия не несет ответственности за другую, мы можем только надеяться, что у нас получится влиять на действия и политику друг друга.

– Что мы надеемся сделать сегодня? – спросил Уэст.

– Предложить им помощь, – сказал адмирал.

– Они просили о помощи? – спросил Уэст.

– Совсем нет, поэтому я уверен, что они в ней нуждаются, – произнес адмирал, криво усмехнувшись.

Прибыли еще три офицера из Командования Звездного Флота, один коммодор и два лейтенанта-камандера, судя по нашивкам на рукавах. Они молча приветствовали адмирала.

Минутой позже появилась группа дипломатов. По крайней мере, Уэст предположил, что это дипломаты. На них была гражданская одежда.

Адмирал и другие офицеры поднялись, когда они вошли в комнату. Лидера группы было видно сразу. Это был мужчина средних лет, авторитет которого казался естественным, хотя и был формальным.

– Посол Фокс, – сказал адмирал, протягивая лидеру руку.

– Адмирал, – сказал посол.

Остальные дипломаты и сотрудники из штата адмирала обменялись приветствиями. Они явно хорошо знали друг друга и вели себя радушно, но без особого тепла, как заметил Уэст.

Когда обмен любезностями закончился, адмирал Джастмэн сказал. – Позвольте представить моего нового помощника, который будет заниматься исследованиями, связанными с клингонами. Лейтенант Патрик Уэст.

Посол вышел вперед и крепко пожал руку Уэста.

На его лице промелькнуло узнавание. Уэст хорошо знал этот взгляд. – Уэст… – сказал посол.

– Он мой отец, – сказал Уэст.

– Конечно, – сказал посол. – Я не был знаком с вашим отцом, но, конечно, знаю его репутацию. Для меня действительно удовольствие познакомиться с вами. Ваш отец должен гордиться, что его сын работает у адмирала Джастмэна. Уверен, со временем поводов гордиться вами у него будет еще больше.

– Я, конечно, сделаю все, что смогу, сэр, – ответил Уэст.

Когда они сели, Уэст почувствовал на себе взгляд адмирала Джастмэна. В первый раз ему пришло в голову, что у адмирала были какие-то скрытые мотивы, чтобы пригласить его, сына Джонатана Уэста, на эту работу.

Не теряя времени, первым заговорил посол. – Боюсь, что этот брифинг будет коротким. Клингонский посол в данный момент… отказывается от новых переговоров. Они утверждают, что в них нет нужды.

– Несмотря на то, что все доклады разведки говорят об обратном, – добавил адмирал.

– Именно, – сказал посол. – Как бы там ни было, мы продолжим попытки, и я уверен, вскоре добьемся успеха.

– Извините, сэр, но не могли бы вы описать, что представляли из себя ваши попытки, – попросил Уэст.

На мгновение все движение в комнате прекратилось. И все глаза устремились на лейтенанта. Он знал, что, как самый младший член команды адмирала, он нарушил все возможные правила протокола, задав послу вопрос таким образом. С другой стороны, он был новичком, и решил, что это может заставить их быть снисходительными.

– Описать попытки? – сказал посол, со скучающим видом уставившись на нового лейтенанта.

– Пожалуйста, и реакцию клингонов, – сказал Уэст, стараясь смотреть прямо в глаза посла. – Это помогло бы мне в моем исследовательском проекте, – добавил он.

Посол бросил взгляд на адмирала, затем начал говорить. – Мы три раза связывались с офисом клингонского посла. В первый раз состоялся разговор по подпространственному каналу между послом и мной. Я попросил о встрече, чтобы обсудить возможности для улучшения дипломатических и экономических связей, и он просто отказал, сказав, что в данный момент ему нужно быть в другом месте.

– Во второй раз я говорил с кем-то из его персонала и снова попросил о том же, предложив согласовать встречу с графиком адмирала. Клингон просто отказал без объяснений. Во время третьего сеанса связи я просил…

– Извините, – прервал Уэст. – На этот раз вы говорили с тем же сотрудником из персонала клингонского посла?

Казалось, Фокса удивил этот вопрос. – Нет, это был другой сотрудник, – сказал он. – Как бы то ни было, я предложил любые необходимые согласования и даже готов был отправиться в пространство клингонов, вместо того, чтобы использовать нейтральную территорию.

Уэст кивнул, посол казался раздраженным. – Лейтенант Уэст, – сказал он, подчеркивая ранг Уэста. – Что-то из всего этого кажется вам важным? Мы занимаемся этим уже немало времени. По опыту могу сказать, что иметь дело с клингонами не слишком эффективно. Этот процесс редко бывает устойчивым, но и такое случается.

– Со всем уважением, посол, – сказал Уэст. – Я не думаю, что можно назвать прогрессом то, что происходило во взаимоотношениях с Клингонской Империей со времен битвы при Донату V. И то, о чем вы мне рассказали, очень важно.

Лейтенант видел, что посол старается контролировать себя, но это требует у него немало усилий. Уэст надеялся, что не зашел слишком далеко, потому что он еще не закончил.

– Как это может быть важно? – спросил посол.

– Помимо знакомства с последними отчетами разведки Звездного Флота о ситуации с клингонами, я также просматривал базу данных по культуре клингонов, которую я изучал еще в Академии. Как вы знаете, клингоны считают себя расой воинов.

– Но, как вам известно, мы не находимся в состоянии войны с клингонами. Фактически, война это то, чего мы пытаемся избежать, – сказал мужчина, сидящий рядом с послом, которого Фокс представил как своего секретаря.

Лейтенанта Уэста не так легко было запугать. – Верно, но я не уверен, что клингоны считают так же. – Секретарь начал что-то говорить, но Уэст прервал его. – У клингонов в языке есть сотни слов для определения конфликта, войны, насилия. Конфликты это призма, через которую они воспринимают свою жизнь. И каждый сеанс связи с врагом, или, как в случае с Федерацией, с потенциальным врагом, они, возможно, рассматривают как форму битвы.

– Ваши исследования времен учебы в Академии очень интересны, – сказал один из членов штата посла. – Но они вряд ли относятся к делу.

– Я не согласен. Они напрямую относятся к делу. Потому что когда посол Фокс вызывает их и просит о встрече, вместо того, что требовать ее, Федерация не бросает им вызов, как сделал бы равный им. Когда посол клингонов оскорбляет вас, ставя для разговора с нашим послом вместо себя младшего по рангу сотрудника, мы предлагаем пойти на уступки, по сути, отдавая клингонам победу, – сказал Уэст.

Секретарь посла покраснел. – Это абсурд, – сказал он.

Посол поднял руку, и он сразу замолчал. – И что вы предлагаете? – спросил он.

– Я предлагаю понять, как думают клингоны и обращаться с ними не так, как вы ожидаете, чтобы обращались к вам, а так, как они ожидают, чтобы обращались к ним. А они ожидают конфликта, они уважают его. Учитывая то, что мы знаем о клингонской политике и военной службе, успех достигается, когда процессом руководят жестокость и вызов. У нас нет причин верить, что они видят дипломатию по-другому.

– То есть вы предлагаете, чтобы мы просто отхлестали их по лицу, бросив им вызов? – спросил секретарь.

– Да, – ответил Уэст. – Если они сразу же не согласятся на встречу, обвините их в трусости. Не предлагайте встречи на их территории. Сражайтесь по этому поводу изо всех сил, даже если потом позволите им победить. Они не уважают уступки, если не чувствуют, что выиграли их.

Секретарь посла готов был взорваться, но Фокс взмахом призвал его к молчанию.

Встав, посол заговорил вежливым тоном. – Это была интересная встреча, адмирал. Ваш персонал дал нам много пищи для размышлений. – Затем посол коротко взглянул на Уэста и сухо улыбнулся.

Группа дипломатов оставила конференц-зал. После их ухода адмирал повернулся к Уэсту и сказал. – Уверен, что посол Фокс уже сочиняет жалобу адмиралу Ногуре.

– Прошу прощения, сэр, – сказал Уэст.

– Нет нужды извиняться, – произнес адмирал, улыбаясь. – Это была самая интересная встреча за все время.

Остальные сотрудники штата адмирала также улыбнулись Уэсту, а адмирал продолжал. – Именно для этого я и взял тебя. Если мы не начнем рассматривать проблему с разных сторон, то известно, с чем нам придется столкнуться в следующем году. А Фокс, хотя и пожалуется, но он далеко не дурак. Он подумает над вашими словами.

Когда Уэст выходил из конференц-зала, адмирал похлопал его по спине. Лейтенант уже раньше обдумывал свои действия на этот вечер. Теперь он осознал, что у него появилась новая нить, за которой можно следовать. Существовал клингон, которого звали Калесс, и количество его последователей росло.

Учение этого клингона было интересным и призывало к строгой приверженности принципам чести. Он не был уверен, но, возможно, эти принципы послужат ключом к переговорам с клингонами. Хотя не все клингоны следовали учению Калесса, казалось, количество его сторонников постоянно увеличивалось. И, поскольку в учении были закреплены культурные нормы и правила, существовавшие в клингонской культуре в целом, значительная часть учения подходила также тем, кто не был его последователем.

Он был так заинтересован своим проектом, что отказался присоединиться к остальным сотрудникам, отправлявшимся на обед. И лишь много позже он понял, что на время забыл свое разочарование по поводу нового назначения и злость на адмирала, который лишил его мечты служить на звездолете.

Глава 7.

К концу рабочего дня Карел решил, что будет делать. Старший офицер что-то скрывал от него. И Карел был уверен, что, сколько бы он ни ждал, Гаш никакой новой информации о брате не предоставит.

Взглянув на часы, он увидел, что до начала вахты второго офицера Клака еще оставалось время. Он знал, где в это время суток может быть второй офицер.

Карел вошел в столовую и увидел, что Клак обедает один. Встревоженный взгляд второго офицера остановился на нем, когда он вошел в комнату, и следовал за ним до тех пор, пока Карел не сел за его стол. Офицер тут же приветствовал его согласно традиции. – Что тебе надо, младший офицер по вооружениям? – пролаял Клак, склонившись над чашей, в которой шевелился гах.

– Я не могу связаться со своим братом, который служит на Кроносе. И командование не отвечает на мои запросы, – сказал Карел.

Второй офицер внимательно посмотрел на Карела, затем спросил. – Где служит твой брат?

– В разведывательном подразделении, криптографом, – ответил Карел.

Клак взглянул на него с симпатией, на которую клингон не обратил внимания. Не только воины могли служить Империи с честью.

– Прошло несколько месяцев с тех пор, как я или кто-то еще общался с ним, – сказал Карел.

– Ты говорил об этом с Гашем? – спросил Клак.

– Он не смог добиться результатов, – сказал Карел.

Второй офицер минуту подумал. – Возможно, я смогу помочь тебе, – произнес он. – У меня есть связи в командовании.

– Я был бы вам благодарен, – сказал Карел.

Это возбудило интерес Клака, его внимательные глаза тщательно рассматривали Карела. Карел подумал, что Клак был сильным и достаточно способным офицером, но было что-то в глазах этого клингона. Это не была откровенная ложь, какую он видел в глазах Гаша. Однако в выражении глаз Клака было что-то еще, что-то пока не понятное Карелу. Клак был лучшим командиром, чем жестокий Гаш, он также был умнее. Но еще не известно, не делало ли это Клака скорее более чем менее опасным.

– Если я помогу тебе связаться с твоим братом, я могу рассчитывать на твою благодарность, Карел, – сказал Клак.

Карелу было интересно, что от него могут потребовать, но он не стал спрашивать. Он просто кивнул и сказал. – Я служу Империи.

***

Когда клингон и Бенитес пришли на поминальную службу, комната для отдыха уже была заполнена людьми. В дальнем конце было сооружено возвышение с подиумом в передней части. С каждой стороны располагались фотографии Мэтьюса и Рейберна. Келл узнал в них снимки с выпускного вечера, устроенного после окончания подготовки.

Клингона в очередной раз удивили размеры комнаты. Он был впечатлен масштабами корабля и объемом пустых пространств, когда впервые оказался на борту, но по сравнению с пространством, предназначенным для отдыха, большинство остальных помещений корабля казались незначительными.

Персонал службы безопасности занял ближайшие к подиуму места. Келл и его сосед по комнате пробрались туда и остановились рядом с Сэмом Фулером, ожидая остальных. Через несколько секунд прибыли еще четыре члена их подразделения.

Земляне молчаливо кивнули друг другу. Клингон отметил, что их поведение во многом походило на поведение клингонов во время поминальной церемонии. Правда, конечно, не было посмертного крика, который должен был предупредить потусторонний мир о прибытии воина. Келл сожалел, что не смог выполнить этот ритуал сразу после смерти Мэтьюса.

Потом он осознал, каким одиноким он был среди этих землян. Если бы он умер среди них, как вполне могло случиться, кто откроет ему глаза и издаст посмертный вопль?

В этот момент он почувствовал на себе чей-то взгляд и, обернувшись, увидел Лесли Пэрриш, наблюдавшую за ним. Он кивнул ей. Она мрачно улыбнулась ему и отвернулась.

Прибыл капитан и взошел на платформу. Разговоры собравшихся тут же прекратились, и в зале установилось молчание, нарушавшееся только гулом двигателей.

Кирк несколько мгновений смотрел на присутствующих членов команды, затем начал. – Спасибо за то, что вы пришли, и хочу поприветствовать тех, кто слушает поминальную службу по корабельной системе связи. Я знаю, у многих из вас есть вопросы о том, как умерли энсин Этан Мэтьюс и энсин Эдуард Рейберн. Хотя детали нашей вчерашней миссии на Эксо III остаются засекреченными, я скажу вам, что смогу. Но сначала я хотел бы сказать о том, как они жили. Энсин Рейберн был на Земле чемпионом по бегу, атлетом, который мечтал о космосе с раннего детства. У него остались родители и три сестры. Во время подготовки в Звездном Флоте Рейберн показал высокопрофессиональное мастерство и заслужил высокие оценки по всем предметам.

– Энсин Мэтьюс в раннем возрасте оказался перед лицом трагедии. Остальные члены его семьи были убиты рейдерами во время нападения на их поселение. Мэтьюс выжил и был спасен персоналом Звездного Флота. Это определило его желание служить в силах службы безопасности Звездного Флота. Для него этот путь был длинным и трудным, он пытался найти себя в различных сферах деятельности Звездного Флота. Но все его инструкторы сходились в своем мнении о нем: Этан Мэтьюс был наиболее обязательным и преданным делу рекрутом, какого они когда-либо видели.

Келл мысленно поежился. Настоящий землянин Мэтьюс немало пережил, достиг своей цели, и все это для того, чтобы быть захваченным Клингонскими Силами Обороны после завершения подготовки в Звездном Флоте и по пути к своему первому назначению на «Энтерпрайз» или куда-то еще. Мог ли землянин присоединиться к службе безопасности Звездного Флота, потому что в нем самом текла какая-то частичка крови воина? Было ли такое возможно для землянина?

Служба безопасности была, возможно, наиболее близка к тому, чтобы позволить такой низшей расе, как земляне, приблизиться к жизни воина. Не пытался ли настоящий Мэтьюс сделать именно это?

Ему вдруг захотелось, чтобы этот землянин умер достойно, хотя он знал, что такое вряд ли возможно, поскольку тот, без сомнения, умер в руках клингонских специалистов по допросам – так же, как и настоящий Йон Андерсон.

– Оба мужчины достигли своей мечты о службе в Звездном Флоте, – продолжал Кирк, – но ни у одного из них за свою короткую карьеру еще не было шанса отличиться. Они погибли всего через десять недель после прибытия на «Энтерпрайз». И все же их жизни, их подготовка, их краткая служба и их смерть были честью для Федерации и командования Звездного Флота. Они погибли, глядя в лицо чужеродной угрозе, стремящейся установить господство машин над живыми существами. И их смерти помогли предотвратить эту угрозу, которая могла стоить жизни бесчисленному количеству существ по всей галактике.

– Они умерли перед лицом силы более могущественной, чем они, но их смерти также послужили более могущественным идеям. Идее о том, что различные люди могут объединяться вместе для взаимной защиты и процветания; идее о том, что лучше протянуть руку ради дружбы, чем жить в страхе перед неизвестным; всем идеям, которые объединены в словах Зефрама Кохрейна и процитированы в клятве Звездного Флота, которая гласит «искать новую жизнь и новые цивилизации, смело идти туда, куда не ступала нога человека».

– Мы не смогли найти тела Эдуарда Рейберна и Этана Мэтьюса. чтобы вернуть их любящим их людям. Поэтому мы препоручаем их недрам этой планеты, которая станет их последним прибежищем. Они почтили нас своей службой. Мы чтим их в их смерти, – сказал Кирк.

Келл почувствовал новый укол совести при упоминании клятвы Звездного Флота; клятвы, которую он принял, нося фальшивое лицо землянина, клятвы, которую он произнес, но не собирался выполнять – и он почувствовал стыд.

Для окончательной победы над землянами необходимо, чтобы он принес жертву. Даже если какие-то отдельные земляне и были способны в незначительной степени проявлять смелость и приверженность долгу, их трусливые и лживые лидеры, вроде Кирка, гарантировали, что Федерация останется угрозой и врагом Клингонской Империи.

Кирк убедительно произносил ложь о принципах Федерации, таким же искренним он казался, когда говорил о боли от потери двух малозначащих членов команды. Это не обмануло клингона. И все же, он видел слепое восхищение капитаном в глазах членов команды, стоявших вокруг него. Ложь труса привлекала к нему команду.

Но для Келла такая ложь была оскорблением чести.

Пока он наблюдал, как землянин Кирк спускался с платформы, ему пришла в голову мысль, поразившая его своей ясностью: убить этого обманщика и труса будет правильно.

Служба продолжалась, звучали слова от начальника подразделения, где служили погибшие, офицера по имени Ордовер.

Затем один из людей рассказал историю о Рейберне. Никто не вышел, чтобы рассказать о Мэтьюсе, что не удивило Келла. В конце концов, Мэтьюс не было его настоящим именем. Без сомнения, клингон, живший с лицом Мэтьюса, принял меры, чтобы избежать социальных отношений, которые могли поставить под угрозу его миссию.

В конце капитан вновь взошел на подиум и попросил минуту молчания по двум погибшим товарищам. Среди собравшихся в помещении установилась тишина.

Молчание было прервано голосом, раздавшимся из интеркома, который произнес: «Желтая тревога, желтая тревога, капитана на мостик».

Капитан наклонился вперед и сказал. – Всем вернуться на свои рабочие места, – и направился к двери.

– Пойдемте со мной, – сказал Фулер Келлу, Бенитесу и остальным сотрудникам подразделения. Фулер повел их к выходу, и клингон последовал за ним.

***

– Доклад, – потребовал Кирк, выйдя из турболифта. Спок шел следом.

Ухура встала из командирского кресла и сказала. – Сигнал тревоги первой степени из системы 1324 – это поблизости от границы клингонов и Федерации, сэр. Сообщение гласит, что их поселение подверглось атаке неизвестных сил.

– Мистер Спок? – сказал Кирк, повернувшись к первому офицеру, который застыл над монитором научной станции. Спок оторвался от консоли.

– Система 1324 расположена на расстоянии всего 37,48 световых лет от клингонского пространства. На этой планете нет разрешенных Федерацией поселений или аванпостов.

– Ловушка? – спросил Кирк.

– Возможно, – ответил Спок. – Но есть неподтвержденные сообщения о поселении, организованном АФЛ.

На мостике установилось молчание, все глаза устремились на Спока, чье лицо, естественно, оставалось бесстрастным.

– По вашему мнению, лейтенант Ухура, сообщение подлинное? – спросил Кирк.

– Да, сэр, – ответила Ухура.

Кирк не колебался. – Навигатор, проложите курс.

– Сделано, сэр, – пришел ответ.

– Рулевой, ложитесь на этот курс, максимальная скорость.

– Есть, максимальная скорость, сэр, – ответил лейтенант Зулу.

Кирк прислушался к своим чувствам в поисках какого-нибудь предчувствия. Но на этот раз он не почувствовал ничего, кроме обычной тревоги, сопутствующей любой опасной миссии.

– Сколько времени добираться, Спок? – спросил Кирк.

– Четыре часа, двадцать семь минут, капитан, – ответил Спок.

– Будем надеяться, что поселенцы продержаться так долго, – сказал Кирк.

Глава 8.

Келл спустился с лестницы и ступил на палубу. Он просканировал пространство перед собой в поисках возможной угрозы. Над ним находился огромный цилиндр, диаметр которого превышал две таких палубы. Благодаря изучению отчетов клингонской разведки, он мог сказать, что это было самое сердце основных сенсоров и навигационной дефлекторной системы.

Он пригнулся, чтобы пройти под цилиндром, и пошел к передней переборке. За ней, он знал, была передняя часть нижнего, инженерного корпуса корабля и тарелка навигационного дефлектора.

Помещение было тесным, но Келл смог быстро провести инспекцию и вернуться к лестнице.

– Готово, – крикнул он.

На палубе появились два техника в красной одежде, сопровождаемые плетущимся за ними Бенитесом. Техники нагнулись и двинулись вперед, проверяя консоль.

Внезапно клингон понял, в чем состоит ценность такой тренировки. В условиях боя тесные помещения и тяжелое оборудование очень сильно затрудняют проведение ремонтных и спасательных операций.

– Конец тренировки, – произнес голос из интеркома. Это был Фулер. – Андерсону и Бенитесу, явиться в театр.

Кивнув техникам, Келл и Бенитес направились к задней части корабля. К корме, напомнил он себе. У землян было два слова для обозначения задней части корабля, другое было «хвост». Еще один признак привычки землян к излишествам и ненужным затратам, подумал он.

Людей, поправил себя клингон. Он сомневался, что большинство из них поняли бы клингонский термин для их обозначения, или осознали глубину оскорбления, выражаемого им. Как бы то ни было, ему не хотелось бы использовать слово земляне по ошибке, рискуя, что один из…людей поймет его клингонское происхождение.

Оказавшись на палубе, они направились к турболифту, который отвез их к инженерному корпусу, где в основании основного корпуса располагался театр корабля.

Внутри он и Бенитес заняли места рядом с Лесли и другими землянами – людьми, исправился он – из их подразделения, пока театр заполнялся персоналом службы безопасности. И снова Келл был поражен размерами пространства, которые люди выделили для отдыха.

Клингоны тоже ценили театр. Фактически, клингонская опера была намного более высокоразвитой формой этого искусства, чем что-либо, известное у людей. Но ни на одном клингонском военном корабле для этого никогда не отдали бы столько пространства, необходимого для действительно важных вещей.

Когда театр заполнился, глава службы безопасности Джиотто вышел на сцену в сопровождении начальника подразделения Ордовера и других, кого Келл не знал по именам.

– Я скажу вам то, что знаю, но в данный момент у нас мало информации, и вряд ли что-нибудь измениться до начала нашей поисково-спасательной операции. Для тех из вас, кто недавно на «Энтерпрайзе», добро пожаловать в службу безопасности на борту корабля, – сказал шеф службы безопасности.

Клингон увидел улыбки и услышал смех среди собравшихся членов команды.

– «Энтерпрайз» принял срочный сигнал бедствия с четвертой планеты в системе 1324, которая подверглась атаке неизвестной силы. Мы должны найти и спасти поселенцев, вполне вероятно, работать придется под огнем. Проблема заключается в том, что официального поселения на планете нет, но неподтвержденные сообщения сообщают, что эти поселенцы могут быть представителями АФЛ, – продолжал он.

– Кого? – спросил кто-то из толпы, произнеся вслух вопрос, который возник в голове Келла.

– Для тех из вас, кто не знает, АФЛ это Антифедеративная Лига, политическая группа, противопоставляющая себя Объединенной Федерации Планет на том основании, что если Федерация вооружает свои корабли, значит это военная сила. У них также есть определенные жалобы по поводу «растворения каждого объекта мировой культуры», но чтобы понять, что это значит, вам придется поговорить с кем-то из социологов, – сказал Джиотто.

Клингон подумал, что это очень интересно. Значит, в Федерации были те, кто мог видеть дальше той лжи, на которой Федерация была построена. Возможно, для некоторых из людей еще была надежда.

– И эти антифедераты просят нас о помощи? – спросил кто-то. Келл обернулся и увидел, что это был Бекер, из его собственного подразделения.

– Да, – спокойно сказал Джиотто.

– И мы окажем ее им? – спросил офицер службы безопасности из другого подразделения.

– Да, окажем, – ответил Джиотто, отмахиваясь от последующих возражений энсина. – По нескольким причинам: первое, клятва Звездного Флота, которую мы все принимаем, требует оказывать помощь, когда ее попросят. Во-вторых, обязательства Федерации к «Бесконечному разнообразию» означает, что нам часто придется служить и защищать все виды людей и инопланетян – без учета их политических взглядов, не важно, какими бы глупыми эти взгляды нам ни казались. Еще раз напомню вам, что ваша клятва призывает вас служить «высшим идеям мира и братства».

Лицо Джиотто было непроницаемым. – Еще вопросы?

Никто не заговорил.

– Великолепно, начальники подразделений сообщат о ваших обязанностях, – закончил Джиотто.

Безумие, подумал Келл. Неужели Федерация настолько преуспела в распространении лжи, на которой она основана, что люди в этой комнате действительно верили в нее? Неужели они будут рисковать своими собственными жизнями ради спасения заклятых врагов? И все из-за какой-то странной приверженности их принципам?

Впрочем, сам Калесс сказал: «воин защищает свои принципы собственной кровью».

Может быть, у этих людей было какое-то подобие чести. Это делало обман, на котором строились Федерация и Звездный Флот, еще более отвратительным.

Джиотто спустился со сцены. Шефы подразделений последовали за ним, разыскивая своих подчиненных. Сэм Фулер подошел к клингону и его группе.

– Мы будем одной из трех подразделений, которые транспортируются вниз на планету. Стандартная поисково-спасательная процедура. Мы не знаем, находятся ли еще на поверхности враждебные силы. Отправляйтесь в отсек вооружений, получите оружие и трикодеры и встречайте меня через час в транспортаторной, – сказал Фулер. Затем он, казалось, на мгновение смягчился.

– Я знаю, это ваша первая высадка, ваша первая поисково-спасательная операция, и, похоже, ваш первых опыт нахождения под огнем, но вас готовили ко всему этому. Вспомните вашу подготовку, держитесь ближе ко мне, и все будет в порядке. Разойдись, – сказал он.

Выйдя из театра, Келл заметил, что все его подразделение держится вместе. Они вместе подошли к турболифту, сохраняя молчание. Даже Луис Бенитес молчал.

Мысли клингона путались. Через час он, похоже, впервые в жизни окажется в центре боя. И при этом у него будет лицо и униформа офицера Звездного Флота. А пока его долг Империи требовал от него продолжать действовать как человек. То есть, он сделает все, что сможет, чтобы защитить группу антифедератов – таких же врагов Федерации, каким была для нее и Империя клингонов.

Келл знал, что, несмотря на иронию происходящего, он выполнит свой долг перед Империей. Однако он был уверен, что, каким бы ни был результат, он, вероятно, не будет в интересах его руководителей.

***

– Выходим на орбиту, капитан, – сказал Зулу.

Кирк наблюдал, как планета появляется на экране. Это был зелено-голубой мир, с преобладанием воды и, по крайней мере, двумя довольно большими континентами, насколько он мог видеть. Такого рода планета была идеалом для поселения гуманоидов.

– Сенсоры, мистер Спок? – спросил Кирк.

– Многочисленные формы жизни, возможно двадцать. Некоторые люди, некоторые…нет. Данные указывают на наличие энергии в нескольких пунктах. На главном континенте там, где, похоже, расположено поселение, видны огни и всплески энергии.

– Какие-нибудь признаки кораблей? – спросил Кирк.

– На орбите ничего, – ответил Спок – Однако, возможно, на планете находится десантный корабль.

– Найдите место для высадки поблизости от поселения. Пусть у наших людей там было какое-нибудь укрытие, но чтобы при этом они оказались поблизости от показателей жизненных форм, – сказал Кирк.

– Передаю координаты в транспортаторную, – сказал Спок через несколько секунд.

– Сообщите транспортаторной, пусть подают энергию, мистер Спок, – сказал Кирк. – Лейтенант Ухура, координируйте действия с лейтенантом коммандером Джиотто для дополнительного контроля. Мне нужны доклады каждые пять минут.

Кирк уставился на обзорный экран. Ему снова приходится посылать своих людей навстречу опасности. Инстинкт говорил ему отправиться с ними, но он не мог оставить корабль, если не был уверен, что «Энтерпрайз» не будет атакован в космосе.

А до этого десантные группы должны действовать сами по себе.

Капитан успокаивал себя, стараясь выявить, не упустил ли он чего-нибудь. К несчастью, эта миссия имела столько неясных моментов и так мало информации, что было невозможно просчитать потенциальные риски. Невозможно было также отделить беспокойство от инстинктов, слишком много было сложностей и переменных факторов.

– Третья команда службы безопасности на поверхности планеты, капитан, – объявил Спок.

– Щиты поднять, – приказал Кирк.

– Есть, сэр, – последовал ответ Зулу.

В данный момент Кирку больше нечего было делать, кроме той части его работы, которую он очень не любил.

Он ждал.

***

Оказавшись на поверхности планеты, Келл на мгновение был дезориентирован из-за транспортатора. Его глаза остановились на Сэме Фулере, который уже говорил в коммуникатор, наверное, с кораблем.

Оглядевшись вокруг, клингон обнаружил свою группу рядом, две другие команды службы безопасности сканировали окружающее пространство. По привычке он удостоверился, что его напарник в этой миссии, Бенитес, находился рядом с ним.

Они находились на открытом месте, окруженном деревьями. Справа были низкие возвышенности, а впереди сквозь деревья Келл видел дым.

– Используйте свои трикодеры для уточнения плана поселения, – сказал Фулер. Все члены группы вынули трикодеры и проверили экраны. Трикодер клингона показывал основную диаграмму поселения и окружающего его пространства.

– Мы находимся к северу от поселения, в лесу. К западу, как вы видите, расположены горы, – сказал Фулер, указывая на отдаленные горы. – К югу от поселения на диаграмме вы можете видеть реку. К востоку – открытое пространство, откуда, возможно, пришла атака. Уделите минутку изучению карты. Когда мы начнем, нужно, чтобы вы знали ее на память.

– Кстати, у нас есть новые разведданные с «Энтерпрайза». Подтверждено, что это поселение членов АФЛ. Почти год здесь жили шестьдесят колонистов. Они принесли с собой репликаторы, сельскохозяйственное и промышленно оборудование, но у них нет оружия, так что единственной их защитой в данный момент являемся мы. Единственным контактом с колонией за последние восемнадцать часов был тот призыв о помощи, – сказал Фулер.

Келл покачал головой. Шестьдесят человек на планете без оружия для защиты поселения. И само место поселения представляло собой эффективную ловушку, устроенную внутри полукруга, состоящего из густого леса, гор и реки. Близость к реке имела смысл, но, без сомнения, такая близость к горам имела у людей эстетическое значение.

В клингонской колонии горы стали бы полезной платформой для оборонительного оружия, но здесь они были просто частью ловушки, которую колонисты устроили для себя.

Несколько секунд он изучал лицо Бенитеса. Невероятно, но человек не казался удивленным глупостью поселенцев.

Келл быстро припомнил план поселения. Там было центральное здание, которое на карте обозначалось как «центральное строение». Кроме того, было несколько маленьких жилищ к северу, с той стороны, где располагалась позиция их группы. К югу от центрального сооружения находилось здание, обозначенное «тяжелое оборудование и промышленность». К востоку было «парк развлечений», а за ним – «посадочное поле». Дальше на восток располагались участки, названные «сельскохозяйственными».

– Согласно моим показаниям, посадочное поле подверглось действию сильного огня, и я не вижу там никаких энергетических источников, но есть два странных источника энергии в парке развлечений. Это, возможно, вражеские корабли. В данный момент мы сконцентрируемся на поиске и обеспечении безопасности поселенцев. Когда выжившие окажутся вне опасности, мы будем волноваться об этих враждебных силах.

Келла снова поразила разница между клингонами и людьми. Командир клингонов сначала предпочел бы посмотреть в лицо угрозе, а затем организовывать спасение.

– Хорошо, – сказал Сэм. – Мы займем правый фланг. – Команда шефа Брентли займет левый, а люди шефа Ордовера будут в центре. Глядите внимательно, ребята. Гуманоидные формы жизни все концентрируются в центральном здании, около пятисот метров прямо к югу от нашей позиции. Там могут быть заложники. Двинулись.

Клингон был сильно встревожен, его сердце билось в груди, лицо горело. Он знал, что это просто психологический ответ на стресс, но ему казалось, что кровь становиться горячее, пока он готовился к битве.

Лихорадку битвы он испытывал во второй раз за свою жизнь, и второй раз за два дня. Первая битва оказалась тренировкой, придуманной человеческими начальниками. На этот раз, без сомнения, битва, действительно, будет реальной.

Он знал, что будет делать, для него все было очевидно. Собственные сомнения по поводу лживости этой миссии были забыты. Келл осознал, что будет сражаться в битве, которую даже Калесс назвал бы справедливой. Он скоро посмотрит в лицо врагу, жертвами которого стали беззащитные, слабые и безнадежно наивные существа.

Даже если это больше не повторится, клингон знал, что в этой миссии он обрел покой.

Ведущая группа подходила к границе леса, расположенного перед открытой местностью, на которой располагалось поселение; две команды на флангах шли примерно в двадцати метрах сзади и в тридцать метрах с каждой стороны от центральной группы.

Келл знал, что когда они выйдут из-под прикрытия деревьев, десантные группы станут уязвимы. Им придется пройти по открытому пространству почти сто пятьдесят метров, пока они не окажутся под укрытием первых жилищ.

Клингон бросил взгляд на Бенитеса, который находился рядом с ним. Лицо человека было спокойным, он казался таким же уверенным, как и сам Келл. Келлу стало интересно, действительно ли такое возможно для человека.

Проверив трикодер, клингон увидел, что они находились примерно в трехстах метрах от центрального здания.

Скоро, понял он.

– Когда первая команда окажется на открытом пространстве, – сказал Фулер, – они побегут вперед в поисках укрытия. Держитесь за ними.

Келл смотрел вперед, его тело напряглось. Он знал, что через несколько секунд это начнется.

Затем мир перед ним взорвался.

Глава 9.

– Взрыв на поверхности, капитан, – сказал мистер Спок, его спокойный тон немного ослабил серьезность произнесенных им слов.

Кирк тут же вскочил на ноги.

– Ухура, доклад, – потребовал он от офицера по коммуникациям.

– С поверхности нет ответа, капитан, – ответила Ухура. – Я пытаюсь.

– Сенсоры, Спок? – спросил Кирк.

– Все еще показывают концентрацию признаков жизни на месте транспортации десанта, но появились какие-то помехи, – сказал вулканец.

– Спок, продолжайте сканирование, и пусть в транспортаторной будут наготове. Я хочу иметь возможность быстро вытащить оттуда наших людей.

– Невозможно, капитан, – ответил Спок. – Из-за помех мы не можем засечь их. – Вулканец не отрывал глаз от сканеров научной станции. – Думаю, нас намеренно глушат с поверхности. Что-то воздействует на наши сенсоры и систему коммуникации и мешает нормальной работе транспортатора.

– Пусть Скотти попробует наладить транспортатор, Спок. Лейтенант Ухура, сделайте то же самое с системой коммуникации, нам необходимо знать, что случилось внизу, – сказал Кирк.

Капитан подошел ближе к обзорному экрану, словно желая через него рассмотреть, что происходило на поверхности планеты.

Единственное, в чем он мог быть уверен, так это в том, что все идет неправильно. Так же он был уверен в том, что это далеко еще не закончилось.

В голове прозвучал голос. Ловушка. Это ловушка.

Интуиция. И весьма конкретная на этот раз.

В этот момент открылись двери турболифта, и кто-то ступил на мостик. Даже не оборачиваясь, Кирк мог сказать по звуку шагов, что это был МакКой.

– Кто-нибудь вызывал доктора? – решительно спросил он.

– На самом деле, доктор, никто не вызывал, – ответил Спок, когда МакКой остановился за спиной Кирка.

– В том-то и проблема, капитан. Весь мой персонал готов к работе в медотсеке, даже те, кто сейчас в комнате отдыха. Единственное, чего у меня нет, так это пациентов. Согласно докладам, очень похоже на то, что внизу на планете есть несколько раненых колонистов.

– Мы в данный момент отрезаны от планеты, доктор, – сказал Кирк.

– Сэр, – сказал Спок, и Кирк повернулся лицом к первому офицеру.

Спок оторвал взгляд от экрана и посмотрел прямо на Кирка. – Увеличивается расход энергии у судна на поверхности, – сказал вулканец.

Почему-то Кирк не удивился.

– Лейтенант Ухура, вызовите судно, – сказал он.

Через секунду Ухура ответила. – Нет ответа ни по одному каналу.

– Помехи? – спросил Кирк.

– Коммуникационные помехи ограничены на частотах, которые воспринимает наша система связи. Они отлично нас слышат. Они просто не хотят, чтобы мы говорили со своими людьми, – сказала Ухура.

– Максимальная защита, – приказал Кирк.

– Максимальная защита, – ответил Зулу.

– Красная тревога, боевая готовность, – сказал капитан. – Когда, Спок?

– Корабль будет готов к взлету через несколько минут, – ответил Спок.

Кирк сел и через правое плечо посмотрел на научную станцию Спока. Предвидя вопрос капитана, Спок вывел на экран над станцией схематическое изображение корабля. Хотя Кирк не узнал эту конкретную модель, он был уверен, что знает данную конструкцию.

– Орионское судно, капитан, – сказал Спок, вслух выражая то, о чем подумал Кирк.

– Значит, это орионцы? – спросил МакКой.

– Очевидно, – ответил Спок. – Обычно команда состоит из двадцати человек. Технически классифицируется как грузовое судно. Вооружение по спецификациям отсутствует.

Гладкое, в форме наконечника стрелы судно на схеме не выглядело похожим на перевозчика грузов. – Но? – спросил Кирк.

– Но этот корабль построен скорее ради скорости, чем груза, – ответил Спок. – Большая часть внутреннего объема отведена под двигатели.

– Держу пари, эта модель популярна среди контрабандистов, – предположил Кирк.

– Именно. Тех, кто перевозит товары высокой ценности и небольшой массы, – сказал Спок.

– Что могло понадобиться контрабандистам в этом поселении на поверхности планеты? – спросил МакКой.

– Отличный вопрос, – ответил Спок. – Планета в значительной мере богата природными ресурсами, но это судно недостаточно велико, чтобы вместить большое количество любого необработанного материала, какой бы они не нашли. Сомнительно также, чтобы колонисты привезли с собой что-либо очень ценное, что могло бы привлечь пиратов. Поселение маленькое, и единственно ценные предметы, которые я заметил на сенсорах, это репликаторы, сельскохозяйственные процессоры и другое тяжелое оборудование, перевозить которое для такого судна вряд ли выгодно. – Спок оторвался от своего экрана. – Нет логической причины для атаки на поселение.

– В том-то и проблема с пиратами, Спок, нельзя ожидать от них, что они будут вести себя логично, – сухо сказал МакКой.

– Три минуты до момента, когда судно будет готово к отлету, – сказал Спок, игнорируя насмешку.

Кто бы они ни были, и каковы бы ни были их намерения, подумал Кирк, они настроены враждебно. Они атаковали поселение в пространстве Федерации и отрезали его от двадцати одного члена его команды. И через несколько минут они поймут, какую большую ошибку совершили.

***

Келл с товарищами инстинктивно отвернулись от вспышки света, к счастью для них. Потому что через мгновение он услышал звук взрыва, а затем почувствовал взрывную волну – горячий поток воздуха ударил его в спину.

Удар толкнул его вперед, но мягко. Очевидно, волна ослабела за те несколько сот метров, что отделяли их местонахождение от места взрыва. Как и другие офицеры службы безопасности, клингон остался на ногах.

Ударная волна скоро миновала, и Келлу не нужны были показания трикодера, чтобы понять, откуда она пришла.

Центр взрыва располагался приблизительно в трех сотнях метров впереди них, сразу за рядом жилых строений. Это было центральное сооружение, источник всех признаков жизни людей.

– Ты в порядке, Флеш? – спросил Бенитес, стоявший сбоку.

Человек смотрел на него с беспокойством. Келлу пришлось напомнить себе, что с точки зрения людей это не было оскорблением.

– Я в порядке, – ответил он.

Подразделения заняли первоначальные позиции. Сэм Фулер возглавлял отряд клингона, расположившийся на правом фланге. Все три подразделения двинулись вперед.

– Я все еще вижу признаки жизни в центральном строении, или в том, что от него осталось, – крикнул Фулер. – Даже если мы не попадем под огонь, будет непросто.

Подойдя к опушке деревьев, Келл сразу понял, почему. Перед собой он видел простые двухэтажные здания, расположенные в два ряда по шесть домов. Они были построены из готовых блоков, что отличало их от зданий, которые можно встретить на клингонских поселениях. Конечно, нет сомнений, что в этих жилищах много излишеств и роскоши, о которых и мечтать не может ни один клингон, живущий в маленькой колонии.

Сейчас, однако, некоторые из построек были разрушены до основания, вероятно, мощным энергетическим оружием. Часть зданий была охвачена пожаром, остальные дымились. Ни в одном из них уже нельзя будет жить.

Ему стало интересно, сражались ли люди за свои дома. Даже без нормального оружия, клингон бы сражался, если нужно, используя камни или примитивные орудия. Конечно, если бы люди сражались, он бы видел тела на земле. Но не было ни одного тела.

Странно, подумал он, атака такого масштаба на незащищенное поселение слабых землян, – и нет тел.

– Кто мог это сделать? – спросил Бенитес. – И зачем?

У Келла не было времени отвечать. Передовая группа вышла из леса.

Клингон держал фазер в руке, ожидая начала атаки. Как и остальные из его взвода, он сканировал окружающее пространство вокруг команды Ордовера. Они направлялись под прикрытие первого жилища, которое дымилось, но было почти нетронуто.

Группа пронеслась через открытое пространство без происшествий и заняла позицию за постройкой. Затем Келл увидел, как Фулер подает рукой сигнал взводу на левом фланге, который побежал к другому дому в том же ряду. У дома недоставало второго этажа, словно огромная рука смахнула его, оставив дымиться первый этаж.

Краем глаза Келл видел, как Бенитес, раскрыв рот, качает головой, уставившись на эти разрушения. Он почувствовал, что люди не понимают такой агрессии, и понял, что, когда придет время их последней битвы с Клингонской Империей, такое выражение появится на лицах многих – как раз перед тем, как их уничтожат.

Когда группа Ордовера приготовилась двигаться, клингон снова ощетинился при мысли, что его взвод будет последним. Он, конечно, осознавал, что их команда состояла из новичков. Наиболее опытные люди получать честь первыми встретить опасность.

Повторяя маневр, который позволил им от леса перебраться к первому ряду домов, они направились от их нынешней позиции к следующему ряду. На мгновение Келл порадовался, что жилища в центре этого ряда оказались нетронутыми. Оно послужило для них хорошим укрытием по мере продвижения к центральной структуре.

Необычная деликатность со стороны нападавших. На самом деле, до странности необычная, подумал клингон.

Люди Ордовера готовы были приблизиться к центральному строению. Выглядывая из-за угла постройки, чтобы вести прикрывающий огонь, клингон видел это строение, точнее, то, что от него осталось.

Оно, должно быть, было огромным, судя по количеству обломков вокруг. Часть внешних стен первого этажа еще держались. Благодаря этому, Келл смог прикинуть, что это строение в плане было квадратным, около тридцати метров в ширину. По количеству обломков он предположил, что здание, должно быть, имело четыре или пять этажей. Очевидно, что это было наиболее важное строение для людей. Похоже, что это действительно был строительный проект, а не просто собранная из блоков постройка.

Теперь это была всего лишь бесполезная куча мусора.

– Я все еще вижу значительное количество признаков жизни, – крикнул Сэм Фулер. – Они, наверное, под землей. Наша работа как можно быстрее вытащить их оттуда и убрать с линии возможного огня. Мы переведем выживших на нашу прежнюю позицию, а затем к месту транспортации в лесу. Надеюсь, к тому времени транспортаторы заработают.

И в этот момент кто-то из группы, прикрывающей левый фланг, закричал, и все увидели, как над деревьями появился яркий свет.

Это не был взрыв, первым делом подумал Келл. Свет не был вспышкой. Но чем бы он ни был, свет становился все интенсивнее, затем появился и источник света.

Над деревьями медленно поднимался корабль. Его простой дизайн напоминал наконечник стрелы. Хотя он был знаком, Келл не мог тут же определить его принадлежность. Не удивительно, ведь его работа в разведке Клингонских Сил Обороны была ограничена языком и криптографией.

Без сомнения, его брат Карел, имея подобающую военную подготовку, сразу же опознал бы корабль.

– Орионцы, – произнес голос поблизости.

Келл был удивлен и обернулся, почти ожидая увидеть рядом своего брата Карела. Вместо этого он увидел Бенитеса, который посмотрел на него и сказал. – Это орионский корабль.

Корабль на секунду завис в полукилометре от них. Потом, когда выключились антигравитационные отражатели, он быстро упал. А мгновением позже вспыхнули двойные главные двигатели корабля, и он искрящейся ракетой устремился вверх.

Рев двигателей ударил по ним мгновением позже, и корабль улетел.

***

– Капитан, стартовал один из кораблей, – сказал Спок.

– Мистер Зулу, курс на пересечение, – произнес Кирк.

– Есть, сэр, – последовал ответ рулевого. – Контакт с ним через две минуты.

– Лейтенант Ухура, продолжайте вызывать его. Я хочу… – начал Кирк.

– Капитан, – прервала его Ухура. – Вас вызывает лейтенант Фулер. Связь слабая.

Капитан сразу почувствовал облегчение. Сэм был жив. – Кирк на связи. Сэм. Докладывай.

Кирк услышал статические помехи, несколько искаженных слов, затем голос Сэма. – Среди десантной группы потерь нет. Мы собираемся начинать спасательную операцию. – Снова несколько неразборчивых слов, затем, – Много разрушений, но по-прежнему читаются признаки жизни.

– Сенсоры засекли взрыв, Сэм. Занимайтесь спасением, но без ненужного риска, – сказал Кирк.

– …корабль улетел, – сказал Сэм.

– Мы следим за ним сейчас. Начнем забирать вас, как только сможем опустить щиты. А пока посмотрите, сможете ли засечь источник искажений в системе связи и работе транспортаторов, которые мы в данное время испытываем, – сказал Кирк.

– Есть, сэр, – ответил Сэм.

– И, Сэм, удачи вам там. Конец связи.

Кирк был рад услышать, что группы высадки в безопасности. Однако он знал, что им придется трудно с выжившими, если среди гражданских будут раненые. Не имея ресурсов медотсека и «Энтерпрайза», сотрудники службы безопасности немного могли сделать для их лечения. А если они и сами попадут под обстрел…

Что бы ни случилось, Кирк знал, что Сэм сможет держать ситуацию под контролем. Кирк понимал, что сейчас ему придется сконцентрироваться на защите своего корабля.

– Входит в зону досягаемости, – сказал Зулу.

– Они остановились и сохраняют эту позицию, – произнес Спок со стороны научной станции.

– Рулевой, подведите нас ближе, – приказал Кирк.

– На наши вызовы он не отвечает, – сказала Ухура.

Кирк кивнул. Каким бы ни был их план, переговоры в него не входили.

– Держитесь на расстоянии полукилометра, мистер Зулу.

– Есть, полкилометра, сэр, – ответил Зулу.

– Корабль держится на той же позиции, капитан, – сказал Спок.

– Есть ли у них какое-нибудь оружие, мистер Спок? – спросил Кирк.

– Возможно, сэр, – ответил Спок. – Данные указывают на высокий уровень энергии, но основные системы корабля обладают необычайно сильной даже для контрабандистов защитой от сенсорного сканирования.

Кирк почувствовал, как рука МакКой ухватилась за спинку его кресла. Этот жест означал не столько желание обрести поддержку, сколько выражал напряжение, которое испытал доктор.

– Они просто наблюдают за нами, – сказал МакКой.

– Нет, не наблюдают, доктор. Изучают нас, – ответил Кирк.

– Капитан, как вы можете…? – начал Спок.

– Предчувствие, Спок, – сказал Кирк. Кусочки мозаики еще не сложились в единое целое, но уже начинали обретать очертания. – Спок, это судно может быть серьезной угрозой «Энтерпрайзу»? – спросил Кирк.

– Нет, сэр, – ответил вулканец.

– Скотти, уменьшить мощность щитов до шестидесяти процентов, – приказал Кирк. – И то же самое сделать с фазерами.

– Есть, сэр, – ответил Скотти со своей инженерной станции, но в голосе главного инженера Кирку послышалась неуверенность.

– Мощность судна растет, – сказал Спок.

– На открывать огонь до моей команды, – сказал Кирк.

– Они движутся, – добавил Зулу, в то время как Кирк наблюдал за увеличивающимися на экране размерами корабля.

– Они держат курс на таран? – спросил Кирк.

– Нет, сэр, – сказал Спок.

Через секунду судно почти заполнило весь смотровой экран, казалось, что оно направляется прямо в сторону мостика. Кирк инстинктивно напрягся, почувствовав, что и МакКой находится в таком же состоянии, продолжая держаться за спинку капитанского кресла.

Когда корабль, казалось, был всего в нескольких метрах от смотрового экрана, из него вылетела красная вспышка энергетического разряда. Кирк почувствовал, как «Энтерпрайз» встряхнуло, когда разряд столкнулся с защитным экраном, затем корабль исчез.

Даже не оборачиваясь, Кирк знал, что Скотти от отвращения трясет головой.

– Доклад о повреждениях, – сказал Кирк.

– Удар был скверный, с такого-то близкого расстояния, но щиты выдержали, – сказал Скотти.

– Что это было, Спок?

– Высокоэнергетические частотные лучи, – ответил вулканец.

– Скотти, ты можешь приспособить щиты, чтобы они при небольшой мощности были более эффективны против их оружия?

– Сделано, сэр, – последовал ответ главного инженера.

– Они уходят на скорости ворп пять, капитан, – сказал Зулу.

– Следуем за ними, но держитесь на такой же скорости. Пока не нужно догонять их и вступать в бой, – приказал Кирк. Капитан услышал изумленные вздохи команды.

– Я думаю, нас проверяют, – сказал Кирк.

– Проверяют? Кто? И зачем? – спросил МакКой.

– Понятия не имею, – ответил Кирк. – Можешь называть это предчувствием, Боунс. Пока ничего конкретного, но я этим займусь.

Глава 10.

Наблюдая, как центральная десантная группа готовилась перебежать из своего укрытия к главному зданию поселения, Келл снова пожалел, что не его группе досталась честь первой оказаться перед лицом опасности.

Он оглянулся на Бенитеса и напомнил себе, что имеет дело с людьми, которые неспособны были даже понять те принципы чести, которым учил Калесс Незабвенный.

Но все же, они, казалось, имели какое-то представление о храбрости, подумал он, когда центральная группа побежала по открытому пространству. Им предстояло преодолеть около сотни метров, разделявших постройки, за которыми все еще укрывались две фланговые группы, и остатки центрального здания.

Отряд покрыл уже около половины всего расстояния, когда шеф подразделения Ордовер исчез во вспышке взрыва.

Это случилось очень быстро; клингон решил, что этот человек, должно быть, наступил на мину, подтверждением чего был маленький кратер, появившийсяна том месте, где стоял глава подразделения.

Когда появилась вторая вспышка энергии, образовался еще один кратер, однако потерь среди оставшихся членов группы не было, поскольку они все распластались на земле сразу после первого удара, настигшего их шефа. Вторая вспышка позволила определить источник энергии, которым оказались два маленьких корабля, появившихся впереди на небольшом расстоянии от разрушенного центрального здания.

Не успев по настоящему осознать, что это и на самом деле были корабли, Келл прицелился в них и открыл огонь из фазера. С удивлением он отметил, что Бенитес и остальная часть его подразделения делали то же самое.

Расстояние делало стрельбу из ручного фазера практически бессмысленной, однако попыток никто не прекращал.

– Назад, – закричал Фулер выжившим из отряда Ордовера, продолжая одновременно вести огонь. Не поднимаясь с земли, члены этого отряда начали отползать назад под прикрытие деревьев. Последовал новый взрыв, в результате чего еще один член подразделения исчез во вспышке грозной красной энергии.

– Двигайтесь! – кричал Сэм, выходя на открытое поле, чтобы лучше прицелиться. Келл осознал, что следует за ним. Невероятно, но Бенитес сделал то же самое.

Огонь с кораблей велся по всему пространству вокруг беззащитного подразделения. Затем корабли начали двигаться в его сторону, медленно, но непрерывно. Даже на некоторой дистанции они смогли убить двух членов подразделения службы безопасности за несколько секунд. А с близкого расстояния…

Клингон знал, что времени мало.

Когда корабли приблизились, Келл увидел, что это были даже не корабли. Это были платформы, оснащенные тяжелым вооружением, овальной формы, шириной, может быть, два или три метра. На каждой платформе стояла большая фигура, управляющая энергетическим оружием, установленным на платформе. Само основание платформы было мощным и имело что-то вроде бронированной пластины, сделанной так, чтобы прикрывать нижнюю часть пилота. В целом эти летательные аппараты выглядели очень прочными и очень опасными.

Когда вооруженные платформы подобрались ближе на несколько метров, Келл заметил, что фигуры атакующих были закрыты защитными костюмами, из-за которых они казались больше, чем были на самом деле.

Когда платформы достигли разрушенного центрального здания, Келл был рад видеть, что его фазерный луч нашел свою цель, и ближайшая платформа озарилась вспышкой. После удара его луча платформу поразил еще один удар, затем еще. На мгновение клингона охватило странное чувство гордости за себя и своих коллег. Однако платформы продолжали летать, словно фазеры были установлены на минимальный режим, а не высокомощные выстрелы смертельной энергии.

Инстинктивно Келл проверил свой фазер. Он был установлен на полную мощность.

– У них стоит защитное поле, – выкрикнул Фулер. –Не прекращайте огонь.

Продолжая стрелять, клингон порадовался, увидев, как ближайшая к нему платформа содрогнулась, когда три луча одновременно попали в нее.

Значит, они уязвимы, подумал Келл. Ему очень хотелось в этот момент иметь возможность сойтись в рукопашную с существами в тех костюмах.

Бесчестные трусы, подумал он. Они наносят удары из-за своих бронированных платформ, прикрываясь своими костюмами.

Вторая платформа содрогнулась под огнем, и клингон осознал, что у них есть шанс. Любой тип силового экрана на таком маленьком устройстве должен был требовать расхода огромного количества энергии. Необходимость поддерживать огонь, защитный экран и при этом летать быстро истощила бы какие угодно энергетические ресурсы.

К несчастью, атакующие, по всей видимости, не собирались ждать, когда это случится. Платформа наклонилась, в то же мгновение прекратив заградительный огонь против отряда, разбросанного на открытом пространстве. Во время очередной вспышки Келл увидел, что они делают, когда обе платформы развернули свое тяжелое вооружение против ближайшего скопления людей.

Времени на передвижение, бегство или поиск укрытия не оставалось. Первый взрыв раздался сразу же, Келл увидел слева секундную вспышку красного света и почувствовал жар.

Инстинктивно он проверил, находится ли поблизости его напарник Бенитес. Увидев, что с Бенитесом все в порядке, он повернулся к орионцам. Он почувствовал вспышку озарения и внимательно прицелился в голову пилота, находившегося на ближайшей к его отряду платформе.

Его луч нашел цель, и защитное поле пилота озарилось красным, когда луч ударил по нему. Он с радостью увидел, что пилот заметно пошатнулся.

– Цельтесь в голову, – крикнул он остальным членам своего подразделения, но еще до того, как эти слова были произнесены, он увидел, как другие делают то же самое.

Лучи фазеров устремились в голову пилота, и хотя расстояние для выстрелов в голову было значительным, некоторые лучи достигли своей цели.

Выстрелы привели к двойному результату. Вспышки, возникавшие при ударе лучей о силовой экран, ослепляли пилота. Часть энергии лучей проникала внутрь. Время от времени Келл видел, как вспыхивала поверхность шлема.

Он также представил себе, насколько жарко стало внутри защитного экрана. Много времени не понадобится, чтобы жара подействовала если не на самого пилота, то хотя бы на систему управления.

Инстинкты воина при стрельбе на большое расстояние заставляли выбирать наибольшую мишень, в данном случае это было огромное тяжелое основание устройства. Однако, очевидно, что это было также наилучшим образом защищенная часть летающей орудийной платформы.

Без сомнения, защитное поле генерировалось в основании данного устройства и, естественно, наиболее слабой точкой являлась верхняя его часть. Она, конечно, была достаточно мощной, чтобы отразить даже повторные удары установленных на максимальную мощность фазерных лучей, но это не могло продолжаться до бесконечности. Из-за того, что платформы имели вооружение высокой мощности, нападавшие, видимо, рассчитывали сохранить достаточно большое расстояние до своих жертв, не давая пилоту самому превратиться в достижимую мишень.

Очевидно, атаковавшие не ожидали от десантных групп столь долгого сопротивления. Или они считали свое оружие для трусов неуязвимым. В любом случае, они были настолько же самоуверенными, насколько и трусливыми.

Пилот в ближайшей от клингона платформе делал все, что мог. Постоянные удары фазеров затрудняли ему обзор, и один Калесс знал, что они делали с системой контроля.

Хотя орионец продолжал стрелять из своей энергетической пушки, разрывы становились все более беспорядочными. Оставалось только ждать.

Затем нападавший сделал фатальную ошибку.

Он развернул свою платформу. В каком-то смысле это была естественная реакция. Теперь он мог видеть, поскольку взрывы доставали только заднюю часть устройства. Однако это также открыло одно место, где защитное поле было еще более слабым: пространство вокруг двойного двигателя платформы.

Пока нападавший неуклюже пытался отойти, десантники, не сговариваясь, сконцентрировали огонь на двигателях устройства. Мишень была даже больше, чем голова пилота. Несмотря на попытку пилота отступить и на увеличивающееся расстояние, несколько лучей ударили по двигателям.

Келл понял, что у них мало времени. Полет платформы постепенно выравнивался, скорость увеличивалась. Пилот собирал все ресурсы. Как только он сможет перейти на полную скорость, то быстро станет недосягаем.

Но ему так и не хватило времени.

С земли раздались новые выстрелы фазеров, и клингон увидел, что четверо из пяти офицеров службы безопасности, раньше попавших в ловушку на открытом пространстве, сейчас были на ногах и присоединились к битве. Поскольку они были еще ближе к платформе, большая часть их выстрелов попали в цель.

Келл наблюдал, как все аппарат затрясся на мгновение, его движение приостановилось. Затем с земли появились два луча, за ними последовала большая вспышка, которая, как понял клингон, означала, что защитный экран платформы наконец уничтожен.

– Немедленно вниз! – крикнул Сэм Фулер людям на открытом пространстве.

Келл упал на землю, инстинктивно увлекая за собой замешкавшегося Бенитеса.

Летательный аппарат на мгновение завис, но внезапно его снижение прервалось драматическим взрывом. Основная сила взрыва ушла вверх, превратившись в ярко-оранжевую вспышку.

Клингон инстинктивно отвернулся, услышав, как мимо него пролетают обломки. Когда он снова посмотрел в ту сторону, где находился аппарат, он увидел горящие обломки, лежавшие на земле.

Он также посмотрел, куда ударил последний разряд с платформы. Теперь, когда немедленная опасность миновала, он видел Лесли Пэрриш, смотревшую на своего напарника Филипа Бекера. Точнее, на то, что от него осталось.

К своему удивлению, Келл почувствовал симпатию к человеку. Его раны были ужасны, утешила мысль о том, что этот человек долго не протянул бы в его состоянии.

Фулер повел свой взвод по направлению к группе Брентли, находившейся во время боя на левом фланге. Келл последовал за ним, заметив, что часть их взвода отсутствует, а часть распласталась на земле.

Второй аппарат все еще висел в воздухе перед остатками десанта, концентрировавшего огонь фазеров на голове пилота. Но пилот, должно быть, видел, что случилось с первым нападавшим, потому что он не стал поворачиваться, а попытался отступить от сотрудников службы безопасности.

Подразделение Фулера и выжившие из центрального отряда заняли позицию примерно в двадцати метрах от левого фланга, поймав летящую оружейную платформу в перекрестный огонь.

Совместный огонь заставлял защитное поле постоянно вспыхивать, пилот, казалось, был почти без сознания. Сотрудники службы безопасности могли без труда бегом успевать за медленно отступающим летательным аппаратом.

Наконец платформа приостановилась в двух метрах от земли, защитное поле постоянно вспыхивало, то угасая, то вновь усиливаясь.

– Прекратить огонь, – крикнул Фулер. – Нам он нужен живым.

Офицеры немедленно повиновались. Клингон поразился тому, что они были способны на это, ему самому с трудом удалось оторвать палец от пластины управления огнем фазера.

Фулер вышел вперед и внимательно прицелился, направив продолжительную вспышку на самый верх защитного поля. Силовой экран слегка затрещал и затем исчез. Следующий луч шефа подразделения ударил в воздух в том месте, которое только мгновением раньше было закрыто защитным полем.

Пилот еле держался на ногах, хотя ранен не был, поскольку Фулер старался не целиться прямо в него. Сдержанность начальника удивила клингона.

Вслед за этим где-то за спиной Келла послышался фазерный выстрел, ударивший пилота прямо в грудь. Силой выстрела нападавшего отбросило назад, и он упал на землю.

Все глаза устремились на того, кто стрелял. Это была Лесли Пэрриш, все еще державшая фазер наготове, в направлении платформы. В ее взгляде читалась холодная ярость, и клингон вспомнил, что Филип Бекер, который принял на себя первый удар первой платформы, был ее напарником.

На мгновение Келлу стало интересно, не собирается ли женщина использовать оружие снова. Затем она медленно опустила фазер.

Она посмотрела на Сэма Фулера и прямо сказала. – Сильное оглушение, шеф. Жить будет, согласно вашему приказу.

Фулер приподнял бровь и сказал. – Хорошая работа, энсин.

Если орионец и выживет, то только потому, что люди не могут убивать взглядом, подумал Келл, наблюдая за выражением на лице Лесли Пэрриш.

Летательный аппарат теперь накренился в воздухе и по мере потери мощности медленно опускался на землю.

– Сэр, – сказал Бенитес, изучавший показания трикодера позади клингона. – Я вижу увеличение мощности со стороны пилота. Похоже, что…

– Ложись, – закричал Фулер, падая на землю. Остальные сделали то же самое, когда взорвался защитный костюм пилота. Когда свет вспышки погас, Келл обернулся и увидел небольшое грибовидное облако дыма над тем местом, где раньше был нападавший.

Видимо, атаковавший не хотел, чтобы его взяли живым, подумал Келл.

– Сэр, – снова позвал Бенитес. – Я вижу еще один источник энергии. Такой же, какой мы видели перед приземлением корабля. – Бенитес поднялся, изучая показания трикодера. Клингон вынул свой прибор, подтвердивший его слова.

– Ты думаешь, они знают, что мы здесь? – спросил Бенитес.

Фулер посмотрел вдаль, в сторону холма, где находился парк развлечений.

– Держу пари, так и есть, – сказал Фулер. – Давайте уходить. – Он направился к открытому пространству перед центральным зданием, где лежал мертвый офицер службы безопасности. Поправка, подумал клингон, увидев, как человек пытается подняться на ноги, из-за чего стало видно ожог, покрывавший его левое плечо и руку.

Подойдя ближе, Келл смог разобрать надпись, висевшую над главным входом здания. Она висела криво, поддерживаемая только с одной стороны.

Надпись гласила: КУЛЬТУРНЫЙ ЦЕНТР.

Келл покачал головой. Люди, подумал он. Наивные глупцы. Нет, не глупцы. Дети.

– Судно увеличивает скорость, – сказал мистер Спок. – Варп 5,5… 5,7. Держится на скорости варп шесть.

– Мистер Зулу, сравняйтесь с ним по скорости, но сделайте это медленно. Не хочу, чтобы они знали, на что способен этот корабль.

– Есть, сэр, – ответил Зулу.

Кирк решил не позволить вопросу висеть в воздухе слишком долго. Это было только предчувствие, и он просил своих людей действовать исходя из него. Они заслуживали знать, о чем он думает.

– Я считаю, что они изучают возможности «Энтерпрайза», – сказал он. – Думаю, за нами очень внимательно наблюдают.

Даже не оборачиваясь, Кирк почувствовал, как поднялась бровь Спока.

– Кто, капитан? – спросил МакКой.

– Те, кто находятся на этом корабле, Боунс. Не знаю, почему, но слишком многое в данной миссии не стыкуется, – ответил Кирк.

– Вы думаете, что атака на поселение была ловушкой, чтобы заманить «Энтерпрайз»? – спросил Спок.

– Кто-то напал на маленькое поселение, где нет ничего достаточно ценного. Мы прибыли, и они не вышли на связь с нами или не выдвинули какие-либо требования. А когда мы спустили команду вниз, у них наготове оказалось сложное оборудование для создания помех, – сказал Кирк.

– Они ожидали корабль Федерации, – сказал Скотти, кивая головой.

– И они, не колеблясь, ввязались в бой с нами, – добавил Зулу.

– Капитан, оставляя в стороне вопрос о том, как вы пришли к данному заключению, должен признать, что ваша теория подходит ко всем известным нам фактам, – сказал Спок.

– Но, Джим, у нас остаются еще два важных вопроса: кто это сделал и почему? – спросил МакКой.

– Хорошие вопросы, доктор. Главной задачей для всех присутствующих будет поиск ответов на них. Хотя ответы, без сомнения, находятся на том корабле.

– Судно увеличивает скорость, капитан, – сказал Спок. – И меняет курс на высокой скорости.

– Следуйте за ним, мистер Зулу, но… – фраза повисла в воздухе.

– Да, сэр, – сказал Зулу.

– Стоит ли отставать от них, капитан? – спросил МакКой. – Любой может получить доступ к спецификациям «Энтерпрайза».

– Верно, но этим спецификациям больше двадцати лет, – ответил Кирк. – Усовершенствования и новые системы все еще являются секретной информацией. И кто-то хочет знать наши нынешние характеристики.

– Кто-то, у кого есть несомненный интерес к нашим тактическим возможностям, – сказал Спок.

– Список подозреваемых оч’нь короткий, – добавил Скотти.

Никто не упоминал клингонов, но Кирк был уверен, что именно они пришли на ум всем, кто присутствовал на брифинге в связи с ситуацией в Клингонской Империи.

Но Кирку нужно было нечто большее, чем просто предчувствие и теория, подходившая известным фактам. Ему нужны были доказательства, а они были на корабле, идущем перед «Энтерпрайзом».

– Капитан, они снова меняют курс, – сказал Спок. – Они направляются к солнечной системе в трех световых годах от нас.

– Идем за ними, – приказал Кирк.

Погоня продолжилась.

Глава 11.

Потери тяжелые, подумал Келл. Его отряд потерял одного человека; в центральной группе погибли двое, включая шефа подразделения, и еще был один был ранен. Отряд на левом фланге, возглавляемый Брентли, потерял двоих.

Из двадцати одного офицера пятеро были мертвы, один серьезно ранен. Однако люди переживали свои потери достойно. Они не были подавлены, как того ожидал клингон.

Уже через мгновения после окончания битвы Сэм Фулер назначил одного из членов отряда погибшего Ордовера напарником Лесли Пэрриш. Затем из двух оставшихся отрядов он сформировал один, под командой начальника подразделения Брентли.

Келл помогал ухаживать за раненым, которого, как он выяснил, звали МакФадден. К сожалению, единственный офицер службы безопасности, у которого была дополнительная медицинская подготовка, попал под один из первых ударов. Несмотря на боль, МакФадден не жаловался, пока обрабатывались и перевязывались его ожоги.

Фулер хотел перенести МакФаддена глубже в лес, подальше от возможной атаки, но энсин отказался.

Обладавший технической подготовкой МакФадден настаивал на том, чтобы помочь в осмотре упавшей оружейной платформы. Джоэр, входивший в отряд клингона, также обладал нужными техническими знаниями. Оба мужчины рассудили, что летательный аппарат в ближайшее время взлететь не сможет, поскольку многие системы перегреты, а энергетические пушки не получится снять без необходимых инструментов. И даже если это удастся, они не смогут функционировать без источника энергии самого аппарата.

И все же МакФадден настаивал на том, чтобы остаться возле платформы. – Может быть, я смогу оказаться полезным и спасти часть оборудования, – сказал он. Келл подумал, что чудом является уже то, что этот человек все еще находится в сознании.

Все действия заняли несколько минут, что было неплохо, учитывая, как мало у них времени.

Фулер собрал выживших поблизости от опушки леса, не выпуская из поля зрения центральное здание.

– Времени у нас мало, – сказал Фулер, словно отвечая на мысли клингона. – Мы отрезаны от корабля, от нас все еще зависит спасательная миссия и те люди, которые находятся под остатками этого здания.

И тут же одновременно зазвучали все коммуникаторы. – Подождите, – сказал Фулер, вынимая свой коммуникатор. Он быстро заговорил в прибор. Затем мгновение, показавшееся вечностью, слушал, а потом закончил разговор словами – Мне надо поговорить со своими людьми. Дайте мне немного времени. – Он выключил коммуникатор.

– Это наши нападавшие, хотят, чтобы мы капитулировали. Говорят, что если мы сложим оружие, нам не причинят вреда, – объявил Фулер.

– Вы им верите, сэр? – спросил Бенитес.

– Ни секунды, – ответил Фулер. По бормотанию Бенитеса и остальных, Келл понял, что они согласны с шефом.

– Это было ловушкой с самого начала. Атаковав колонистов, они заманили нас сюда. Затем разрушили здание, чтобы мы вышли на открытое пространство, пытаясь спасти поселенцев. Думаю, для них сюрпризом было то, что мы вступили в бой с летательными аппаратами. Каким бы ни был их план, наше сопротивление изменило его.

– И что теперь? – задал вопрос клингон.

– Теперь у нас есть выбор. Мы можем принять их условия и капитулировать, или мы можем драться. Они утверждают, что у них есть корабль, что подтверждают наши трикодеры. И у этого корабля есть защитное поле, сенсоры и тяжелое вооружение. Это будет похуже, чем те летающие платформы. Итак, при превосходящих силах противника в инструкции рекомендовано капитулировать. Мы должны сохранить наши жизни и доставить разведывательную информацию Звездному Флоту.

– А как по-вашему, сэр? – спросила Пэрриш.

– Ну, они намного лучше вооружены. Фактически, наше оружие вряд ли сможет причинить вред их судну. Я бы сказал, мы находимся как раз перед лицом превосходящих сил противника, – сказал Фулер.

Келл про себя вздрогнул. На мгновение он подумал, что увидел в офицерах службы безопасности удивительную силу, воинский дух. Но в конце концов, он понял, что они были всего лишь людьми, всего лишь землянами.

– По мне, это значит только одно, – сказал Фулер.

Шеф подразделения помолчал секунду, а затем сказал. – Мы атакуем.

Сначала клингон подумал, что ослышался, затем среди собравшихся раздались довольные возгласы. – Мы подписали бы себе смертный приговор, если бы сложили оружие, а также смертный приговор поселенцам, которых мы пришли спасать. Что бы ни понадобилось здесь нападавшим, мы им нужны только мертвыми. Предлагаю устроить им сюрприз, – сказал Фулер.

На этот раз крики были громче и, прежде чем Келл смог остановиться, его собственный голос присоединился к ним.

– Приближаемся к скорости варп восемь, сэр, – сказал Зулу, затем добавил. – Варп восемь.

– Судно впереди нас достигло солнечной системы и уменьшает скорость. Мы догоним его через четыре минуты, двадцать пять секунд, – сказал Спок.

– Фазеры наизготовку, – приказал Кирк. – Когда мы подойдем к солнечной системе, уменьшить скорость до импульсной, мистер Зулу. Доклад, мистер Спок.

Кирк повернулся и увидел Спока, оторвавшего взгляд от просмотрового экрана. – Признаков жизни нет, капитан. Вблизи от солнца расположены два маленьких планетоида. Большой пояс астероидов. Астероиды содержат железную руду и никель. Есть также один газовый гигант. Это развивающаяся система, еще не полностью сформировавшаяся.

– Какие-нибудь признаки энергии или другого корабля? – спросил Кирк.

– Нет, ответил Спок. – Орионское судно входит в пояс астероидов.

– Похоже, это неплохое место, чтобы спрятаться, – добавил МакКой.

– Думаю, вы правы, доктор, – сказал Кирк. Он повернулся к ДеПол. – Навигатор, нанесите на карту как можно больше астероидов и других объектов. Используйте данные со станции мистера Спока.

– Да, сэр, – последовал ответ.

– Судно замедляет скорость до импульсной. Они выключили импульсные двигатели и входят в пояс астероидов на вспомогательных двигателях.

– Уменьшить скорость до импульсной. Следуйте за ними, мистер Зулу, но будьте осторожны, постарайтесь не поцарапать корабль.

– Есть, сэр, – ответил Зулу. – Они сейчас видны на экране, максимальное увеличение.

Мгновением позже на экране появилось поле астероидов; большие и маленькие объекты образовывали горизонтальную плоскость, которая, казалось, бесконечно простиралась в обоих направлениях.

Кирк знал, что помимо вражеского корабля, каждый такой объект был потенциальной угрозой «Энтерпрайзу» и его команде. Хотя навигационный дефлектор с легкостью отразит небольшие объекты, значительная часть больших могут быть опасны для корабля.

И внутри этого нагромождения объектов преимуществом корабля являются его небольшие размеры.

– Скотти, поддерживай уменьшенную мощность щитов и фазеров, пока я не прикажу увеличить ее, но навигационные дефлекторы сохраняй на максимуме, – сказал Кирк. – Выключите импульсные двигатели, идем на вспомогательных, мистер Зулу.

– Идем на вспомогательных, – сказал Зулу, замедляя скорость корабля.

– Входим в зону астероидов, – сказал Спок.

Дефлекторы очистили пространство впереди корабля от маленьких объектов. Когда «Энтерпрайз» вошел пояс, он миновал астероид, который хотя и был небольшим, но все же в несколько раз превышал размеры самого «Энтерпрайза», что само по себе было бы достаточно для нанесения серьезного ущерба кораблю даже при столкновении на невысокой скорости.

Было слишком много переменных. Кирку это не нравилось. И ему не нравилась идея, что вражеское судно управляло действиями «Энтерпрайза».

Он не мог отделаться от чувства, что его корабль был пешкой в чьей-то игре.

Зулу осторожно вел звездолет в пространстве между тремя астероидами. Наибольший из них был, вероятно, полкилометра в диаметре, остальные вдвое меньше.

На импульсной скорости маневрирование было бы совершенно невозможно. Даже используя вспомогательные двигатели, позволяющие маневрировать медленно, это можно было делать с огромным трудом.

Кирк видел, что плечи Зулу буквально застыли от напряжения, указывая на степень концентрации рулевого.

– Судно движется, – сказал Спок. – Они разворачиваются и направляются в нашу сторону.

Кирк уставился на смотровой экран. Один маленький и один большой астероиды закрыли судно.

– Фазеры готовы, – сказал Зулу.

– Следите за ними внимательно. Если они откроют огонь, отвечайте по мере готовности, – сказал Кирк.

– Судно использует новую систему, – сказал Спок.

Кирк кинулся вправо, чтобы посмотреть на данные научной станции Спока. Один из самых больших экранов все еще показывал диаграмму орионского корабля. Красный цвет отмечал область поблизости от носа корабля.

– Новая система вооружений? – спросил Кирк.

– Вероятно, – ответил Спок.

Другой экран над станцией Спока показывал данные, касающиеся астероидного поля. За большим астероидом был отмечен отраженный сигнал, приближающийся к «Энтерпрайзу».

– Внимание, – сказал Кирк.

Мгновением позже орионец внезапно появился из-за большого астероида перед ними.

Еще через долю секунды от него отделилась вспышка зеленой энергии, которая покачнула «Энтерпрайз». Эта тряска была сильнее, чем раньше.

– Ответный огонь, – сказал Кирк.

Кирк видел двойной луч фазера своего корабля. Но прежде, чем он достиг орионского судна, оно исчезло за другим астероидом. И вместо того, чтобы нанести удар по кораблю, фазеры стерли в порошок огромный кусок верхушки астероида.

Демонстрация получилась впечатляющей, хотя и совершенно бесполезной.

Кирк через левое плечо взглянул на светящуюся панель Скотти. – Повреждения, Скотти?

Не оборачиваясь, главный инженер покачал головой. – Защитные поля упали на двадцать процентов. Сейчас их мощность составляет сорок процентов, потому что мы шли на низкой скорости, но я могу дать восемьдесят, сэр.

– Не думаю, что нам это понадобится, мистер Скотт, держите ее в резерве, – сказал Кирк, в его голове начала формироваться идея.

– Мистер Спок, эта новая система, это был огонь дисраптеров? – спросил Кирк.

Обернувшись, Кирк увидел, как поднимается бровь Спока.

– Да, сэр.

– Клингоны? – спросил Кирк.

– Возможно, но уверенности нет, – ответил Спок. Затем он указал на тактический дисплей над собой.

– Вражеское судно держится на позиции за астероидом. Он 0,83 километра в диаметре, – сказал вулканец

– Мистер Зулу, займите позицию в одном километре от этого астероида, – приказал Кирк. Затем он встал.

– На что это, по-вашему, похоже, доктор? – спросил Кирк МакКоя, когда астероид оказался в центре экрана.

– Напоминает старую добрую засаду, – сказал МакКой.

– Я тоже так думаю, – сказал Кирк.

Среди команды мостика на мгновение установилось молчание, все ожидали следующих приказов Кирка. Он не собирался их разочаровывать.

– Я думаю, что мы уже достаточно поиграли в их игру. Пора изменить правила, – сказал он.

– Сэр? – спросил Спок, снова приподняв бровь.

– Пешка собирается стать королевой, Спок, – ответил Кирк, позволяя себе улыбнуться.

Кирк знал, как именно он это сделает.

Он подумал, что это будет отличным представлением.

– Если мы нанесем удар по второму орионскому кораблю, пока он находится на земле, у нас будет шанс. В данный момент он в пятистах метрах от нас в том направлении, – сказал Фулер, указывая на ту часть поселения, которая на трикодере была отмечена как «парк развлечений». Парк располагался к востоку от двух рядов разрушенных зданий, к северу от посадочного поля самого поселения. – Мое подразделение подойдет к нему с посадочного поля на юге. Вы подберетесь с севера, из-за остатков тех зданий, – сказал он шефу Брентли.

– Поскольку коммуникаторы все еще не будут работать, ждите моего сигнала. Напарники должны оставаться вместе, но самим подразделениям придется рассредоточиться насколько это возможно. Постараемся не дать возможности их сенсорам с легкостью выследить нас всех одновременно. Ну, вперед.

Обе группы побежали в указанных направлениях.

Как только они начали двигаться, Келл услышал сигнал коммуникатора.

– Я отвечу, – сказал Фулер, на бегу поднося коммуникатор к уху. – Мы обдумали ваше предложение, – услышал клингон слова Фулера. За ними последовала серия человеческих ругательств, некоторые из которых Келл понял, некоторые нет. Затем Фулер оказался вне зоны слышимости.

Клингон бежал. – Это неплохой день, чтобы умереть, – сказал он сам себе, думая, окажется ли он вскоре возле Реки Смерти, глядя на загробный мир Сто-Во-Кор.

Они вскоре обогнули южную сторону культурного центра. Келл бросил взгляд на его развалины. На секунду он подумал о людях, находящихся под ними.

Хотя он был уверен в своей смерти, он знал, что это будет означать неудачу миссии, а значит, также и смерть поселенцев. Как настоящего клингона его не должна беспокоить смерть слабых землян.

Однако он обнаружил, что он беспокоился. Возможно, это было из-за трусости нападавших и истинной храбрости, которую он видел у людей из Звездного Флота. На мгновение ему даже показалось, что он находится в этой битве на правильной стороне, несмотря на то, что приходилось сражаться бок о бок с худшими врагами Империи.

Он не сомневался, что большинство землян были слабыми и лживыми. Но эта маленькая группа сотрудников службы безопасности Звездного Флота, казалось, кое-что знала о чести.

Пока этого было достаточно.

Оказавшись у дальнего конца культурного центра, Фулер отдал приказ группе рассредоточиться на местности. Клингон и Бенитес заняли позицию поблизости от центра, продолжая наблюдать за Фулером.

Чуть позже они оказались на открытом пространстве, устремившись к посадочному полю поселения, которое Келл только теперь увидел в первый раз.

– Найти укрытие, – крикнул Фулер.

Показался вражеский корабль, и Келл увидел, что он в точности повторял конструкцию того, который они видели раньше. Клингон ждал неизбежных выстрелов, но ничего не случилось.

Либо они еще их не заметили, либо не рассматривали звездофлотовцев как угрозу.

Келл двигался вперед, сразу за ним следовал Бенитес. Посадочное поле было усеяно шаттлами и другими транспортными средствами, точнее, тем, что от них осталось.

Клингон и Бенитес направились к шаттлу, который выглядел почти целым. На это ушло несколько секунд. Оказавшись вблизи, Келл подумал, что шаттл повторял дизайн шаттлов Звездного Флота, такие же он видел на борту «Энтерпрайза».

Это могло быть какое-нибудь старое судно, принадлежавшее ранее Звездному Флоту. Ему захотелось знать, известно ли это поселенцам из Антифедеративной Лиги и если да, то не беспокоило ли их то, что один из их кораблей был построен Звездным Флотом.

Здесь был также большой транспортник для перевозки персонала, слишком простой конструкции, чтобы использовать его как орбитальное судно. Он, вероятно, служил для путешествий в пределах планетной атмосферы. Были и другие маленькие суда, напоминавшие шаттлы различных размеров, а также один огромный летательный аппарат.

Теперь, конечно, все корабли были сильно разбиты, без сомнения в результате очень мощного энергетического оружия, использованного нападавшими. Шаттл Звездного Флота, казалось, сохранился лучше других. Хотя одна гондола была оторвана взрывом, и из отверстия в верхней части корпуса все еще шел дым, корабль был практически нетронутым. Несомненно, конструкция корабля Звездного Флота была надежнее, чем у обычных гражданских судов.

– Орионцы, – сказал Бенитес. – Такой же корабль.

Келл кивнул. Он знал, что это значит. – Пираты? – сказал он.

– Может быть, или торговцы, работающие на кого-то еще.

– На ромуланцев? – спросил клингон.

Бенитес широко улыбнулся. – Возможно. В данный момент ничего определенного сказать нельзя. – Его лицо внезапно стало серьезным. – Итак, какой у нас план, Флеш?

– Подождем знака лейтенанта Фулера, затем будем сражаться. – И скорее всего, умрем, подумал клингон.

Судя по лицу Бенитеса, человек подумал о том же. И все же человек не трясся от страха, как ожидал Келл.

– Не знаю, Флеш, они не кажутся такими уж страшными, – сказал Бенитес, снова улыбнувшись.

– Тогда может, нам стоит избавить остальных от лишних проблем и уничтожить их самим, – сказал клингон.

Бенитес громко рассмеялся. – Ты в полном порядке, Флеш, все еще немного напряжен, но в порядке.

И оба мужчины замолчали, ожидая сигнала Фулера.

Келл чувствовал, как закипает его кровь. Кровь его отца, та же кровь, что вела его брата-воина и всех клингонских воинов со времен Калесса и даже задолго до них.

Он бросил еще один взгляд на находившегося рядом человека, который ответил мрачной улыбкой. Что представляла собой человеческая кровь? Каким был ее зов?

Затем раздался голос Фулера. – Огонь!

Не успев осознать это, Келл нажал пластину управления огнем фазера в его руке. Его первый удар попал в участок сбоку. Почти одновременно еще шесть выстрелов раздались с позиций неподалеку, и защитное поле аппарата ярко вспыхнуло.

Спустя долю секунды клингон увидел лучи фазеров второй группы, ударившие по другой стороне защитного поля, где появилась такая же яркая вспышка.

– Концентрируйся на двигателе, – сказал Келл, выстрелив по задней части корабля, где выступали два цилиндра. Поле вспыхнуло, но выдержало. Другие лучи били по двигателям и другим местам судна, когда люди из службы безопасности искали уязвимые места поля.

В разных местах поля вспышки приобретали различные по яркости оттенки красного, указывая на вариации в мощности. Несмотря на эти различия, поле казалось достаточно мощным, чтобы отразить лучи пятнадцати ручных фазеров.

Келл содрогнулся, поняв, что эта битва будет короткой.

Затем панель в верхней части корабля открылась, и клингон увидел, как внутри что-то движется.

Он немедленно проверил поле над панелью. Оно было таким же мощным, как и поле, покрывавшее остальную часть корабля.

Затем что-то начало появляться из корабля. Оно поднималось медленно, так медленно, что казалось, будто орионцы играют с ними. Келл быстро понял, что этот объект был своего рода пушкой, напоминавшей те, которые находились на оружейных платформах, но больше по размерам.

Намного больше.

– Смотри, – сказал Бенитес, указывая на невысокий, в форме неправильного овала прибор, установленный позади корабля. Человек вынул свой трикодер и начал сканировать. – Это их источник заглушающего сигнала. Они также используют внешнее сенсорное поле, возможно, для наведения. – Келл развернул свой фазер в сторону прибора и выстрелил. Через мгновение туда же ударил и луч Бенитеса.

Клингон выругался сквозь зубы, увидев, как поле прибора вспыхивает, но держится.

Затем у него появилась идея, и он прицелился в землю перед прибором. Грязь взлетела в воздух, образовался маленький кратер. Бенитес последовал его примеру, а Келл выстрелил снова.

Внезапно, глушащий прибор наклонился вперед и упал в кратер. Он лежал на боку, поле светилось и трещало.

Затем наконец десять фазерных лучей ударили одновременно, и прибор взорвался оранжевой вспышкой.

Поскольку он находился менее чем в двадцати метрах от орионского корабля, взрыв ударил по защитному полю судна, заставив значительную его часть засветиться красным цветом, а затем – это был чудесный вид – голубым.

Все фазеры со стороны обеих подразделений службы безопасности сразу же сфокусировались на ослабленном участке поля в задней части корабля, но поле быстро восстановилось, и лучи больше не могли причинить ему вред.

А энергетическая пушка продолжала медленно выкарабкиваться наверх.

Они не считают нас серьезной угрозой, подумал Келл. И они, наверное, правы.

Он сомневался, что у команды «Энтерпрайза» есть хотя бы несколько секунд, прежде чем пушка будет в полной готовности. Его коммуникатор забибикал, как и коммуникатор Бенитеса.

Клингон тут же вынул прибор, другой рукой продолжая стрелять из фазера.

– Это Фулер. Отлично справились с глушащим прибором, ребята. Нам понадобятся коммуникаторы. Теперь смотрите внимательно и начинайте двигаться, как только они откроют огонь.

Не успел шеф сказать «Конец связи», как оружие на верху корабля внезапно вспыхнуло, выплюнув трещащий сгусток энергии, который подорвал одно из полуразрушенных зданий вдали от корабля.

Те люди из второго подразделения, которые оказались за этим зданием, должны были быть уничтожены самим зданием.

Келл прицелился, надеясь, что там поле слабее. У остальных членов его подразделения появилась та же идея.

Но поле держалось, и орудие начало медленно лениво поворачиваться по окружности в противоположную сторону, где находился взвод Келла.

– Они не спешат, – сказал Бенитес.

– Они играют с нами, – ответил клингон. Он попробовал использовать некоторые ругательства, услышанные от Сэма Фулера. Клингон нашел, что они доставляют ему определенное удовольствие.

Пушка выстрелила, и один из находившихся справа маленьких транспортников взорвался. Клингон отвернулся от вспышки.

Орудие снова повернулось к другому подразделению

Келл продолжал вести огонь, несмотря на весьма незначительный эффект

Затем он увидел движение справа и, повернув голову, увидел приближающегося к ним энсина Джоэра. Мужчина, очевидно, находился поблизости от взрыва. Его униформа была разорвана и почернела, из неглубокой раны на лбу текла кровь, но в целом он выглядел нормально.

Джоэр тяжело упал между клингоном и Бенитесом. – Они убили Джонсона, – сказал Джоэр, хватая ртом воздух.

– Мы должны уходить, – сказал Бенитес, и Келл кивнул.

– Подождите, у этой штуки еще есть мощность, – сказал Джоэр, проверяя показания трикодера.

– Что? – крикнул клингон.

– Шаттл, у него еще есть мощность, – сказал Джоэр.

Глава 12.

Кирк подошел к станции Спока, за ним по пятам следовал МакКой.

– Скотти, – позвал Кирк, и через мгновение к ним присоединился и главный инженер.

Кирк изучал экран с очертаниями «Энтерпрайза», чужого корабля и астероида между ними.

– Мистер Спок, по вашему мнению, чего ждет орионский корабль? – спросил Кирк.

– Они, несомненно, ждут, что мы будем преследовать их. Стоит нам обогнуть астероид, они откроют огонь, – ответил Спок.

– И пока мы этого не сделаем, между нами патовая ситуация, – добавил Кирк.

– Да, – подтвердил Спок.

– Мы могли бы попросить их сдвинуться с места, – сказал Кирк.

– Попросить, капитан? – переспросил МакКой.

– Как можно более настойчиво, – сказал Кирк. – Мистер Спок, фотонный торпеды готовы?

– Да, капитан, – ответил Спок. – Но будет непросто нанести удар по движущейся мишени в таком заполненном объектами пространстве. Наши шансы попасть в астероид намного больше, чем во вражеское судно.

– Именно на это я и рассчитываю, мистер Спок, – сказал Кирк.

Лицо Скотта осветилось пониманием. – Точно, капитан, это должно отлично сработать.

– Что – это? – проворчал МакКой.

Скотти повернулся к доктору. – Правильно посланная торпеда, взорвавшаяся под орионским кораблем, может заставить их убраться подальше от обломков и оказаться…

– Прямо в наших объятиях, доктор, – закончил Кирк. Он обернулся к Споку. – Мистер Спок, выберите, пожалуйста, подходящую мишень, что-нибудь, что позволит провести… впечатляющую демонстрацию.

– Уже сделано, сэр, – сказал Спок, прикоснувшись к кнопке на панели, после чего на дисплее внезапно появилась модель «Энтерпрайза», одну за другой выпустившая две торпеды.

Первая торпеда обогнула большой астероид слева, найдя мишень, расположенную прямо под орионским кораблем. Вторая зашла справа и ударила по мишени немного ниже и за ним.

Торпеды нашли свои цели почти одновременно, а мгновением позже смоделированные обломки ударили судно.

Кирк повернулся и увидел, как за происходящим наблюдают все, находящиеся на мостике. Судя по их лицам, все были довольны, и Кирк снова вернулся к дисплею.

– Мистер Зулу, готовьте фотонные торпеды для стрельбы по координатам мистера Спока. И готовьте фазеры. Сначала цельтесь по их системе вооружений. И не поцарапайте нашу поверхность, – сказал Кирк.

– Есть, сэр, – ответил Зулу.

– Торпеды, огонь, – приказал Кирк.

Палец Зулу нажал на пуск, и Кирк увидел вспышку света, обозначавшего торпеду.

Экран показывал пространство возле вершины астероида, где Кирк ожидал появления орионского корабля; следить за движением торпед вокруг астероида было невозможно. Меньше секунды понадобилось, чтобы свет от вспышки взрыва материи-антиматерии на мгновение заполнил экран.

Одновременно с этим Кирк увидел обломки, разлетавшиеся из-за астероида.

Один из наиболее больших обломков Кирк узнал по его очертаниям в виде наконечника стрелы.

– Огонь из фазеров, – приказал Кирк.

Два красных луча ударили по судну.

– Прямое попадание по дисрапторам, – сказал Спок.

– Стреляйте по частотному лучевому оружию, – приказал Кирк, и еще одна вспышка ударила по орионскому кораблю.

– Обе системы вооружений вышли из строя, – сказал Спок.

– Цельтесь по двигателям, – приказал Кирк.

Фазеры выстрелили третий раз. Но на этот раз орионский корабль двигался с поразительной скоростью, учитывая урон, только понесенный им от огня фазеров и обломков.

Двойной красный луч ударил по месту, где только долю секунды назад находился орионский корабль.

– Следуем за ними, – сказал Кирк.

Судно спикировало к поверхности астероида, почти проскользив по ней, а затем взмыло вверх.

Кирк сразу понял, что планировал его командир. Быстрее всего выбраться из пояса астероидов можно было только если направиться вверх, перпендикулярно плоскости орбиты. Через несколько сотен тысяч километров орионец окажется над орбитальной плоскостью, вне поля астероидов, на открытом пространстве.

Они хотели сбежать.

Внутри поля астероидов у вражеского корабля было преимущество в маневренности. В то время как Зулу проделывал потрясающую работу, продвигая «Энтерпрайз» среди астероидов, орионский корабль все больше и больше увеличивал расстояние между собой и большим по размерам кораблем.

Однако на относительно медленной скорости вспомогательных двигателей разница не была столь важна. Оказавшись вне поля, орионцы будут впереди самое большее на несколько секунд.

Впрочем, Кирк не собирался уступать им даже эти секунды.

– Наблюдайте за орионским кораблем. Как только они окажутся в пределах досягаемости наших фазеров, стреляйте. Пусть знают, что мы настроены серьезно, – приказал он офицеру по тактике.

– Есть, сэр, – ответил офицер.

Кирк предпочел бы, чтобы выстрелы производил Зулу, но наведение на цель и стрельба из фазеров отвлекли бы его от усилий по маневрированию среди астероидов и сохранению «Энтерпрайза» в целости.

Фазеры выстрелили, но упустили летящую мишень, вместо этого уничтожив маленький астероид.

Выстрел в любом случае вряд ли попал бы в цель, но фазеры могли заставить орионского командира думать о чем-то, кроме бегства.

Другой выстрел и другой промах.

– Капитан, – сказал Спок. – Судно увеличивает мощность импульсных двигателей.

– Что? – в голосе Скотти прозвучало изумление.

Кирк также удивился. Попытка использовать даже одну четверть импульсной скорости внутри поля астероидов была практически самоубийством.

– Включают импульсные, – сказал Спок.

На обзорном экране орионский корабль устремился вперед, с трудом избежав столкновения с большим астероидом. Он пробрался сквозь группу мелких астероидов, едва сумев оттолкнуть их с помощью дефлекторного поля.

Увеличьте масштаб изображения на экране, и держите их в поле зрения, – приказал Кирк.

Корабль двигался дальше, по-прежнему с трудом уходя от столкновений с большими астероидами и сталкиваясь с маленькими, космические обломки ярко вспыхивали, ударяясь о дефлекторы корабля.

В такой ситуации мастерство пилота, скорость и удача были важны в равной степени. Орионский корабль, казалось, делал невозможное.

– Если они выживут, то окажутся вне поля астероидов через сорок восемь секунд, – объявил Спок.

По мере того, как шли секунды, неизбежное приближалось. Корабль сможет это сделать, и когда они выйдут из поля, у них будет преимущество в несколько минут.

Они его снова удивили, осознал Кирк. Однако и у него был припасен сюрприз.

– Готовьте фотонные торпеды, – приказал он. – И зонд класса-1.

Келл недоверчиво посмотрел на шаттл, пока энсин Джоэр попробовал вручную открыть дверь.

– Он никогда не полетит, – сказал клингон.

Однако Бенитес сразу присоединился к Джоэру.

Келлу было интересно, не пытались ли они просто найти место, где можно спрятаться в надежде, что враги их не найдут.

Люди. Клингон покачал головой.

Что бы там ни было на уме у Ддоэра и Бенитеса, им не удастся открыть дверь голыми руками.

– Не поможешь нам? – спросил Джоэр.

– Отойдите назад, – сказал Келл. – И начинайте стрелять.

Оба мужчины немедленно подчинились, отойдя от двери шаттла и вынимая фазеры.

Келл прицелился в дверь из своего фазера и выстрелил. Дверь в мгновение ока стала красной от жара. Клингон, двигаясь быстро, открыл ее ногой. Перегретый металл поддался, и дверь распахнулась.

– Вперед! – крикнул Келл Джоэру. Энсин ворвался в отверстие, стараясь не касаться все еще горячей двери.

За ним вбежал Бенитес, а потом клингон.

Внутренняя отделка шаттла оказалась практически нетронутой… если не замечать зияющей дыры в потолке и верхней части стены.

– Дайте мне минутку, – сказал Джоэр, забираясь в командирское кресло.

Келл и Бенитес заняли позиции у дыры в потолке. Они вынули фазеры и начали стрелять.

Джоэр казался расплывчатым пятном, за которым клингон следил боковым зрением.

– Оружие? – спросил Келл.

– Нет, – сказал Джоэр. – На этой модели вооружение не предусмотрено, и поселенцы не догадались его установить.

Затем Джоэр выпрыгнул из кресла и открыл какую-то панель в полу. Он нагнулся, недолго изучая схемы.

– Основной двигатель в нерабочем состоянии. Антигравитационная система доступна, если использовать мощность батарей. Навигационная система также работает. И да, у нас есть музыка, – сказал он, ударив по переключателю. Громкий шум, в котором Келл узнал человеческую музыку, заполнил помещение.

Звук был задорный и беспокоящий.

– Он может летать? – возбужденно спросил Бенитес.

Келл повернулся к энсину.

Джоэр кивнул. – Мы сможем запустить его в воздух с помощью антигравитационной системы.

– Мы сможем их протаранить? – спросил клингон.

Внезапно взрыв покачнул шаттл. В воздух полетела грязь. Должно быть, разряд ударил неподалеку.

Келл достал коммуникатор. – Андерсон Фулеру, – сказал он.

Через секунду, показавшуюся вечностью, раздался голос Фулера, прозвучавший на удивление спокойно для человека в такой ситуации. – Фулер на связи.

– Шеф, – сказал Келл. – Мы находимся в шаттле Звездного Флота. Здесь кое-что имеется. Вы не могли бы отвлечь от нас огонь на несколько минут?

– Думаю, сможем, энсин. Удачи. Конец связи.

– Мы не можем таранить их, – сказал Джоэр. – Нам пришлось бы включить систему самоуничтожения на этом корабле, чтобы нанести им какие-нибудь повреждения, а это отнимет слишком много времени. Но у нас есть навигационные дефлекторы.

Бенитес кивнул. – Они используются против твердых объектов вроде обломков, маленьких астероидов…

– Или корабля, – закончил за него Келл.

– Да, я мог бы запрограммировать систему на один сильный взрыв. Это может стать хорошим оружием. Но для этого придется подняться в воздух, и у нас будет только одна возможность.

Келл осознал, что оба мужчины смотрят на него, ожидая решения.

– Что ты думаешь, Флеш? – спросил Бенитес.

– Сделай это. Тебе нужна помощь? – спросил клингон.

– Нет, просто дайте мне минутку, – сказал Джоэр, принимаясь за работу.

Келл и Бенитес возобновили огонь по орионскому кораблю. Одновременно с этим они увидели, как Фулер и два других офицера появились из-за ближайшего транспортника и побежали к вражескому судну.

Они несли небольшие приборы, которые Келл не смог опознать. Расстояние до корабля они покрыли быстро. В одном из бегущих офицеров Келл узнал энсина Пэрриш.

Что бы они не собирались сделать, это было и глупо и храбро.

Между тем орудие на вершине корабля повернулось от посадочного поля в поисках мишени на другой стороне, среди ряда жилищ.

Примерно в тридцати метрах от корабля три человека остановились и начали копать. Внезапно Келл понял, что они планировали. Это было умно.

Он читал о намеренной перегрузке фазера с целью произвести взрыв в «Справочнике по выживанию Звездного Флота». Фулер еще для чего-то связал фазеры вместе, наверное, чтобы увеличить силу взрыва.

Келл только надеялся, что у них будет достаточно времени на такую попытку.

С орудием, нацеленным на группу Фулера, все могло закончиться очень быстро. И на таком близком расстоянии от людей бы ничего не осталось.

– Готов, – объявил Джоэр.

– Жди моего сигнала, – сказал Келл.

– Сначала нам надо подняться в воздух. А потом у нас будет только несколько секунд, чтобы успеть все сделать, – сказал человек.

Келл почувствовал волнение от чего-то, чего он не ощущал с начала битвы.

Надежда.

Фулер и двое остальных заняли позиции в нескольких метрах от них и начали подкапываться под защитное поле.

Келл понял, что у них все может получиться.

Если Сэм Фулер и его люди смогут сделать то, что задумали… и если сработает план Джоэра…

Было слишком много если, но это было все же лучше, чем использовать ручные фазеры против тяжеловооруженного судна.

Фулер и остальные протолкнули свои приборы в проделанные ими дыры, прямо внутрь поля. Затем они начали оступать.

Вынимая руку из-под поля, энсин, должно быть, дотронулся до силового поля. Его тело тут же свело в приступе боли.

Келл понял, что этот человек был безнадежен. К сожалению, это его агония была долгой.

Пэрриш подбежала к человеку, который находился между ней и Фулером, но шеф оттолкнул ее от умирающего энсина, и они оба побежали.

Словно внезапно проснувшись ото сна, орудие на верхушке орионского корабля быстро стало поворачиваться по направлению к бегущим офицерам.

Через несколько секунд люди будут уничтожены.

Но орионцы не получили этих нескольких секунд.

Три взрыва от приборов, заложенных группой Фулера, осветили защитное поле изнутри.

Только тогда Келл осознал, насколько умным был план Фулера. Вспышка взрыва распространилась по всему объему, занимаемому полем, которое простиралось на расстоянии около двадцати метров вокруг корабля. На мгновение корабль оказался окружен ярким красно-оранжевым светом. Взрывная волна прошла и по земле, тряхнув шаттл.

Фулер и Пэрриш оказались брошены на землю, а клингон крикнул Джоэру. – Давай!

Келл смотрел, как Джоэр ударил по переключателю и…

Ничего не произошло.

Человек ударил еще раз. Шаттл издал жалобный звук, но остался на месте.

– Давай! – повторил клингон, на этот раз с большей силой.

– В чем дело? – спросил Бенитес.

– У нас проблема с основной цепью, мне придется ее перенастроить, – сказал Джоэр, с огромной скоростью работая руками.

– Поторопись, – сказал Келл, наблюдая, как вспышка внутри поля орионского корабля постепенно рассеивалась. Невероятно, но поле все еще держалось.

Тем не менее по полю ударили новые выстрелы фазеров, включая и собственный фазер клингона. Поле теперь светилось голубым и пурпурным цветом. Оно ослабевало.

Орудие также представляло собой груду обломков. А сам корабль наклонился к земле, поскольку две из четырех амортизационных опор, находившихся слишком близко к взрыву, исчезли.

Фулер и остальные достали их.

Келл наблюдал, как Фулер и Пэрриш поднялись, уходя от судна, лучи из фазеров в это время били по орионскому кораблю.

Затем со стороны корабля раздался грохот. Он усилился, и клингон понял, что они только что включили антигравитационную систему.

Орионцы начали подниматься в воздух.

Раньше Келл чувствовал, что они просто играли с людьми из Звездного Флота. Но люди преподнесли им сюрприз. Время для игры кончилось. Орионцы закончат ее, и закончат быстро.

Если не удастся устроить им еще один сюрприз.

– В чем проблема? – заорал Келл.

Орионское судно поднималось.

– Очевидно, этот шаттл недавно попал в какую-то передрягу, – сказал Джоэр с вызовом в голосе.

В ответ клингон крикнул. – И его скоро ждет новая передряга!

Глава 13.

– Зонд пошел, капитан, – сказал Спок.

Через мгновение зонд показался на смотровом экране. Он находился перед кораблем, двигатели делали его похожим на маленькую комету, летящую вперед. Потом он исчез из поля зрения.

– Займите позицию, мистер Зулу, – сказал Кирк.

– Да, сэр, – сказал Зулу, проводя корабль мимо одного из самых больших астероидов. Этот, Кирк знал, был больше километра в диаметре, более чем достаточно для их целей.

– Переключаю основной экран на передачу с зонда, – сказал Спок, одновременно на экране появился находившийся на значительном расстоянии зонд. В левом углу находилось маленькое изображение «Энтерпрайза», держащегося поблизости от поверхности астероида. Остальная часть экрана была заполнена астероидным полем, границу которого уже можно было разглядеть.

Многие астероиды поворачивались и двигались, отражая свет звезды солнечной системы. Впервые за все время Кирк увидел, насколько мирной, даже красивой, была эта картина.

– Все системы готовы, капитан, – объявил Спок.

– Огонь, – приказал Кирк без колебаний.

Благодаря передаче с зонда можно было видеть, как «Энтерпрайз» одну за другой выпустил семь вспышек. Они медленно сформировали своеобразную вокруг астероида своеобразную арку, постепенно перемещавшуюся по направлению к краю поля астероидов.

Потом торпеды разошлись, занимая тщательно выбранные позиции поблизости от астероидов. Затем, практически одновременно, материя и антиматерия, содержащиеся в торпедах, соприкоснулись, и торпеды взорвались.

Серия вспышек, произведенных взрывами, привела к такому увеличению яркости на экране, что Кирк вынужден был на долю секунды закрыть глаза. Взрывы моментально уничтожили ближайшие астероиды, а осколки от них разлетелись по всем направлениям

Все это вызвало разрушительную цепную реакцию, которая, по мнению Кирка, была не только ужасной, но и в своем роде прекрасной. Обломки на огромной скорости неслись во все стороны, оставалось лишь несколько секунд до тех пор, пока скопление больших кусков не ударит по астероиду, за которым укрывался «Энтерпрайз». Можно было видеть, как астероид был буквально поглощен массой обломков, затем изображение исчезло.

– Зонд уничтожен, – сказал Спок.

Основной экран снова показывал то, что находилось перед кораблем – сейчас это был астероид.

Кирк обернулся и взглянул на Спока, который в свою очередь смотрел на экран своей станции.

Кирк ждал. После показавшихся долгими секунд ожидания Спок поднял глаза и сказал. – Обломки рассеялись. По нашему курсу не осталось каких-либо значительных источников опасности для навигации.

Повернувшись обратно, Кирк произнес. – Займите позицию, мистер Зулу.

«Энтерпрайз» развернулся и начал удаляться от астероида.

– Навигационные дефлекторы и их экраны на максимум, – приказал Кирк.

– Мы на заданной позиции, капитан, – сказал Зулу.

Впереди на экране красно-оранжевым цветом обозначался своеобразный туннель, сформированный пробившимися сквозь астероидное поле торпедами.

– Вперед на одной четверти импульсной, – сказал Кирк.

Корабль начал двигаться, и на смотровом экране тут же показалась пыль и маленькие куски астероидов, замеченные экраном дефлектора. Кирк знал, что навигационные дефлекторы смогут отразить с пути корабля большинство этих кусков.

Большинство, но не все.

Экраны дефлекторов выдержат мелочь, но даже обломки размером с гальку причинят немало сложностей, если удары придутся по звездолету, идущему на импульсной скорости.

– Щиты держатся, – доложил Спок.

– Пол-импульсной, – приказал Кирк.

– Есть, пол-импульсной, – ответил Зулу.

Кирк почувствовал сзади присутствие доктора МакКоя, который наклонился к командирскому креслу и крепко за него ухватился. Доктор явно нервничал.

Что ж, подумал Кирк, у него есть на это право.

– Щиты держатся, – сказал Спок.

– Три четверти импульсной, – приказал Кирк.

– Есть, три четверти импульсной, – сказал Зулу.

Кирк ощущал рост ускорения корабля. Одновременно, по мере того, как «Энтерпрайз» увеличивал скорость, на главном экране вспышек энергии становилось все больше и больше – и все больше обломков попадало по дефлекторам за меньшие периоды времени.

Вскоре космос вокруг них словно исчез. Вместо него можно было видеть непрекращающуюся пульсирующую вспышку энергии. Кирк знал, что снаружи «Энтерпрайз» напоминал огненный шар, похожий на первые космический капсулы, несущиеся к Земле.

– Падение мощности щитов продолжается, – объявил Спок. – Я рекомендую не увеличивать скорость.

– Согласен, – сказал Кирк, почувствовал, как МакКой сзади расслабился.

– Мы покинем плоскость орбиты через шесть секунд, – сказал Спок.

– Пять.

– Четыре.

– Три.

– Два.

– Один.

Энергетические помехи на смотровом экране быстро исчезали, вместо них начало появляться знакомое скопление звезд.

В течение нескольких секунд еще можно было уловить отдельные вспышки, но их число постепенно уменьшалось, а затем они прекратились. «Энтерпрайз» вышел из астероидного поля.

– Курс на перехват, – сказал Кирк. – Максимальная варп-скорость, максимальное ускорение.

– Максимальная варп-скорость, – подтвердил Зулу.

– Лейтенант Ухура, – сказал Кирк. – Глушите все передачи с орионского корабля.

– Есть, сэр, – последовал ответ.

Кирк не только слышал, но и ощущал ускорение двигателей, пока «Энтерпрайз» набирал полную мощность. Это было здорово. Уловки кончились. Ему больше не нужно было скрывать все возможности своего корабля.

Орионский корабль доказал, что он опасный соперник, чтобы и дальше играть с ним.

Главное было не дать ему сообщить обо всем на базу. Также следовало выяснить, кто стоял за этой инсценированной атакой.

– Варп восемь, – сказал Зулу.

– Пересечем их курс через одну минуту четырнадцать секунд, – сказал Спок.

– Готовьте фотонные торпеды, – приказал Кирк.

Почти сразу Зулу объявил. – Фотонные торпеды заряжены и готовы к пуску.

Спок подошел к Кирку. – Капитан, – сказал он. – Прямое попадание фотонной торпедой скорее всего уничтожит судно.

– Да, Спок, но я не собираюсь целиться точно в них. С этим надо покончить сейчас. – Кирк наклонился вперед. – Мистер Зулу, я хочу, чтобы фотонная торпеда взорвалась перед судном, достаточно близко к нему, чтобы его встряхнуло. Стреляйте по мере готовности.

– Торпеда пошла, – сказал Зулу.

Кирк наблюдал, как торпеда стремительно понеслась прочь от корабля и исчезла в свете звезд. Вскоре на некотором отдалении от них космическое пространство на секунду осветилось вспышкой.

– Лейтенант Ухура, вызовите, пожалуйста, орионское судно. Передайте им, чтобы остановились и приготовились к стыковке.

– Они на вызов не отвечают, – почти сразу же ответила Ухура.

– Мистер Спок? – сказал Кирк.

– Судно сохраняет скорость, – объявил Спок со своей станции.

– Похоже, нам придется действовать жестко, – сказал Кирк. – Сколько до перехвата, Спок?

– Двадцать четыре секунды, – ответил вулканец.

Корабль на экране казался отдаленной вспышкой.

– Максимальное увеличение, – приказал Кирк, теперь можно было видеть очертания корабля. – Мистер Зулу, готовьте другую торпеду. Взорвите ее за ними. Я хочу вывести из строя их варп-двигатели. С этим пора кончать. Стреляйте по готовности.

– Торпеда пошла, – сказал Зулу.

Кирк смотрел, как торпеда приближается к судну и взрывается яркой вспышкой энергии.

– Судно теряет варп-скорость, – объявил Спок.

– Перейти на импульсную, – приказал Кирк. – Идем на перехват.

– Импульсная скорость, есть, – сказал Зулу.

– Ухура? – спросил Кирк.

– По-прежнему не отвечают на вызов, – сказала офицер по коммуникациям.

– Они идут на полной импульсной скорости, и она не уменьшается, – сказал Спок.

– Они, похоже, не понимают, что проиграли, капитан, – предположил МакКой, стоявший позади Кирка.

– Очевидно, нет, доктор, – сказал Кирк. Он встал, внимательно изучая смотровой экран. Он чувствовал, что упустил что-то.

Однако терять время было некогда. На планете в нескольких световых годах отсюда попала в ловушку группа из двадцати одного человека. И он мог себе представить, что с ними происходит.

– Фазеры наизготовку. Цельтесь по их двигателям, – приказал Кирк. – Огонь.

– Огонь из фазеров, – сказал Зулу, два луча, исходящих из «Энтерпрайза» ударили прямо по вражескому судну.

– Двигатели выведены из строя, – сказал Спок. – Они движутся по инерции.

– Великолепно. Лейтенант Ухура, продолжайте вызывать их, – приказал Кирк. – Спок подготовьте транспортаторную для переправки команды этого корабля к нам на борт.

Затем он повернулся к тактической станции. – Лейтенант Джиотто, пожалуйста, пусть команда службы безопасности встретит наших гостей ив транспортаторной и отведет их на гауптвахту.

– Мистер Зулу, приблизьтесь к ним. Мистер Спок, когда мы догоним с это судно, используйте тягловый луч.

Через несколько секунд Спок объявил. – Тягловый луч включен.

– Сканирование показывает наличие какого-нибудь оставшегося оружия? – спросил Кирк.

– Нет, – ответил Спок.

– Начинайте торможение до нормальной скорости, – сказал Кирк. – Готовьтесь опустить щиты и начать телепортацию.

Кирк повернулся к доктору. – Давай посмотрим, не окажутся ли они более разговорчивыми при личной встрече, Боунс.

Смотровой экран осветился мощнейшей вспышкой, Кирк почувствовал, как под ним затрясся корабль.

Он моментально понял две вещи. Во-первых, орионцы уничтожили свой корабль. И второе, они повредили «Энтерпрайз».

– Доложить о повреждениях, – крикнул он.

Келл видел, что офицеры службы безопасности, лежавшие на земле, продолжали стрелять. Поле орионского корабля явно ослабевало. При достаточном количестве времени они могут преуспеть.

Но Келл понимал, что время было их врагом, не меньшим, чем орионское судно.

Из люка в нижней части корабля появилось другое орудие. В то время как пушка в верхней части представляла собой искореженную и бесполезную груду металла, это орудие выглядело вполне функциональным – и смертельно опасным.

Корабль медленно развернулся, слегка дрожа. Они больше не собирались играть с людьми из Звездного Флота. Однако клингон видел, что у корабля возникли проблемы со стабилизаторами.

Это поможет выиграть время. Если сенсоры и система наведения также повреждены, времени может оказаться вполне достаточно.

Затем орудие изрыгнуло смертельный огонь, полностью уничтожив один из кораблей, находившихся на посадочном поле. Пушка тут же повернулась в сторону шаттла.

– Пора, энсин Джоэр, – крикнул Келл.

К его удивлению, человек отозвался. – Готово, – и ударил по одной из панелей. Шаттл накренился и начал раскачиваться. Клингон и остальные едва удерживались на ногах.

В это мгновение орудие с вражеского корабля выстрелило. Луч прошел всего в нескольких метрах от шаттла, ударив в то место, где маленький корабль находился только что.

– Мне нужна всего секунда, чтобы подать энергию на навигационные дефлекторы, – закричал Джоэр.

– Сомневаюсь, что у нас есть секунда, – коротко ответил Келл.

В кабине что-то загудело, и клингон решил, что это сигнал тревоги. Однако затем он понял, что это за звук.

– Они нас вызывают, – сказал Бенитес, глядя на панель контроля.

– Почти готово, – сказал Джоэр.

– Включи обратную связь, – сказал Бенитес. Может, нам удастся выиграть еще немного времени.

– Люди, – сказал голос по системе коммуникации. – Вы сейчас умрете. Ваши жалкие усилия были бы достойны восхищения, если бы они не были такими… жалкими. – Келл явно слышал насмешку в голосе существа.

– Давайте встретимся лицом к лицу, и я покончу с вашей жалкой, трусливой жизнью, – сказал клингон.

– Я слышу вызов, даже в такой момент. Вы думаете, что сможете причинить вред этому кораблю вашим лишенным оружия и почти не обладающим энергией куском металла? – спросил голос. – Люди, вы бессильны и вскоре расстанетесь с жизнью.

– Есть, – прошептал Джоэр.

– Может быть, на такие бессильные, как вы думаете, – прокричал клингон. Он повернулся к Джоэру и сказал. – Давай.

Джоэр ударил по одной из исправленных на скорую руку панелей и…

Ничего не случилось.

– Что вы сказали? – спросил голос. Его обладатель засмеялся, засмеялся над ними.

– В чем дело? – заорал Келл на Джоэра, который лихорадочно работал над скоплением проводов.

– Секунду, – сказал Джоэр. – Плохое соединение, цепи сожжены.

– Я сказал, что такие трусы как вы заставили бы мерзких денебианских дьяволов выглядеть благородными созданиями, – сказал Келл.

– Храбрые слова, человек, твои последние храбрые слова, – усмехнулся голос.

– Сделай что-нибудь, – прошипел Келл Джоэру.

– Мне нужно наладить соединение, – сказал Джоэр.

– Нет времени. Сделай что-нибудь другое, – сказал клингон.

Световой переключатель на контрольной панели мигнул, затем раздался сигнал тревоги.

– Они навели на нас орудие, – объявил Бенитес.

– Давай, – закричал Келл.

Джоэр не колебался. Он засунул обе руки в центр переплетения огромных кабелей. Клингон сразу понял, что собирается делать человек. Не имея времени как следует все исправить, он решил наладить цепь, используя собственные руки.

Джоэр сделал это, и высоковольтное напряжение сотрясло его тело, заставив изогнуться спину человека. Мгновение мощность нарастала, на потом тело Джоэра ослабло, упав на пол шаттла.

Сам шаттл лишь слегка встряхнуло, в целом он оставался на удивление устойчивым. Сначала Келл подумал, что план человека не сработал. Затем он выглянул наружу, где невидимая рука, казалось, схватила орионский корабль и внезапным сильным движением отбросила его в сторону на сотни метров.

Движение корабля замедлялось, и Келл представил себе, как его команда старается взять под контроль вышедшие из строя стабилизаторы и антигравитационную систему.

В конце концов, корабль начал замедлять скорость. Казалось, орионцы почти вернули себе управление кораблем как раз перед столкновением.

Почти.

Столкновение не было таким сильным, как того хотел Келл, но он был уверен, что этого было достаточно, чтобы как следует тряхнуть корабль. Даже на расстоянии в несколько сотен метров можно было видеть, что обе оставшиеся амортизационные опоры были сокрушены весом судна.

Затем Келл бросил взгляд на Джоэра. Человек показал храбрость, достойную клингона и, без сомнений, спас их жизнь. Бенитес поочередно нажимал на грудь человека и дышал в его рот, пытаясь спасти его.

Келл подумал, что попытка была хорошей, но безнадежной.

Внезапно Бенитес остановился и посмотрел вверх. – У него есть пульс, и он дышит.

Невероятно, подумал клингон, чтобы представитель столь слабой расы мог выжить в такой ситуации.

Потом его внимание было отвлечено вспышкой на контрольной панели шаттла. Он почувствовал явный запах горящей проводки. Шаттл начал падать.

Это не было свободным падением. Вместо того чтобы просто отключиться, антигравитационная система выходила из строя постепенно. Потому мы еще живы, подумал Келл, когда шаттл ударился о землю. Удар был достаточно сильным, чтобы сбить его с ног, но он сумел подняться и поблагодарил за это Калесса.

– Как он? – спросил он Бенитеса, оказавшись на ногах.

– Еще жив, – сказал Бенитес.

Келл видел, что руки Джоэра были сильно обожжены.

Бенитес попытался поднять находившегося в бессознательном состоянии офицера службы безопасности, но клингон оттолкнул его в сторону, схватил человека и поднял его на спину.

Келл вышел из шаттла на дневной свет. Он положил Джоэра возле судна.

Было видно, как офицеры службы безопасности подходили к орионскому судну, стреляя их фазеров.

– Выходи, – крикнул он Бенитесу, на бегу вынимая собственный фазер.

Бенитес оказался рядом с ним, и Келл с удовольствием наблюдал, как другие офицеры вели непрекращающийся огонь по орионскому кораблю, поле которого мерцало и, в конце концов, исчезло окончательно.

Через мгновение они тоже оказались на расстоянии досягаемости, может быть, в двухстах метрах от корабля. Келл удовлетворенно хмыкнул, когда его луч опалил незащищенный корабль.

Шквал огня фазеров бил по кораблю. Орионцам пришел конец, понял он.

А потом он увидел, как корабль начал подниматься.

Когда показалась его нижняя часть, Келл увидел, что его частотно-лучевое оружие было уничтожено. Однако он заметил, что на носу корабля появилось новое оружие в виде стационарного источника излучения, посылавшего разряды над головами людей. Клингон узнал его сразу. Это был дисраптер – очень мощное оружие для корабля таких размеров.

Поскольку оружие было неподвижным, кораблю приходилось поворачиваться, чтобы прицелиться во что-нибудь. Несмотря на сильные повреждения, корабль все еще мог находиться в воздухе.

Келл прицелился в орудие, но корабль двигался быстро, из-за чего выстрелы в цель не попадали.

– Рассеяться, – крикнул Сэм Фулер.

Группа рассредоточилась по полю. Келл понимал, что орионцам будет сложнее достать их по одиночке. Но на открытом пространстве это в любом случае не займет много времени.

Клингон продолжал двигаться, увидев, что Бенитес делает то же самое. Внезапно прямо перед ними появился кратер, образованный взрывом. По инерции они оба оказались в яме.

Келл упал на землю и, сильно ударившись, остался лежать. Перевернувшись, он выстрелил из фазера по кораблю, продолжавшему играть с ними в кошки-мышки. Еще один взрыв раздался поблизости, и клингон закрыл голову от летевшей сзади грязи.

Он продолжал стрелять, но уже понял, что орионцы выбрали его и Бенитеса в качестве своей следующей мишени. Насколько Келл понимал, им не обязательно было попасть точно в них, чтобы их убить. Взрыва вблизи из дисраптора такой мощности могло оказаться достаточно.

Могло. А пока Келл пытался нанести повреждения им. Он тщательно прицелился в орудие. Перед смертью он позаботится о том, чтобы они поняли, что имеют дело с воином.

Но прежде чем он успел выстрелить, над его головой в сторону атакующего корабля пролетела вспышка.

Сгусток энергии промазал, но последовавший за ним еще один выстрел нет. Он проделал дыру в боковой части корабля.

Келл повернул голову и увидел орионскую оружейную платформу в пятидесяти метрах сзади. Через мгновение его зрение сфокусировалось на фигуре энсина МакФаддена на вершине платформы. Человек держал раненую левую руку прижатой к груди, а правой управлял платформой.

Безусловно, это было нелегко, но человеку это удавалось. При этом он каким-то образом умудрялся вести непрерывный огонь по кораблю. И на удивление, очень многие выстрелы находили цель.

Судно моментально развернулось по направлению к нападающему, его первый же выстрел ударил по защитному полю и сильно потряс платформу. Из-за этой тряски МакФаддена свалился с платформы, пролетев два метра до земли. Это спасло ему жизнь.

Следующий взрыв ударил по отклонившейся назад платформе, превратив ее в огненный шар.

Затем орионский корабль повернулся, направив орудие в носовой части туда, где сейчас находились Келл и Бенитес. Клингон выстрелил из фазера, понимая, что это бесполезно. Он знал, что сейчас произойдет.

Однако ничего не случилось. Из пушки не раздалось ни единого выстрела. Вскоре Келл понял, почему. Серый дым выходил из боковой части корабля.

– Охладитель, – сказал Бенитес. – МакФадден, должно быть, здорово их достал.

Корабль начало трясти. Затем сбоку корабля загорелся вспомогательный двигатель, из-за чего корабль уводило все дальше и дальше от команды службы безопасности.

– Они теряют контроль, – сказал Бенитес. – Осталось недолго.

Человек оказался прав. Корабль начало вертеть в разные стороны, поскольку двигатель и антигравитационная система словно вступили в сражение друг с другом. Корабль постепенно уводило назад, вскоре он передвинулся на несколько сотен метров к востоку.

К тому времени, когда он исчез за холмом, предсказать его траекторию можно было совершенно точно. Он падал вниз.

Келл сожалел, что холм скрыл от них финальное «приземление» корабля; однако невозможно было скрыть звук сильнейшего удара о землю огромного объекта. Из-за столкновения земля под ними буквально завибрировала, клингон почувствовал это даже через свои ботинки.

Быстро возблагодарив Калесса, он повернулся и увидел широкую ухмылку Бенитеса.

– Видишь, они не такие и страшные, – сказал человек.

На лице Келла сама по себе появилась улыбка. – Очевидно, нет, – ответил он.

Затем клингон увидел МакФаддена, пытавшегося подняться на ноги. Он с трудом встал на колени, но тут же опять упал на землю. Бенитес побежал к нему, клингон за ним.

К тому времени, когда они оказались рядом с ним, Сэм Фулер был уже там вместе с Лесли Пэрриш. А через несколько мгновений все остальные выжившие члены команды также оказались здесь.

Фулер приказал МакФаддену лежать. – Отдохни, сынок, ты это заслужил.

Двое выживших несли самодельные носилки, сооруженные из каких-то полых металлических труб и ткани. Они осторожно подняли МакФаддена и положили его на носилки.

– Нам понадобятся еще одни для Джоэра, – сказал Бенитес.

Потом, не говоря ни слова друг другу, Келл и Бенитес бегом направились в сторону шаттла. Они нашли Джоэра лежащим без сознания. После быстрого осмотра Бенитес сказал. – Пульс сильный. Думаю, его можно двигать.

Келл снова поднял Джоэра на плечи. Когда они вернулись, два офицера заканчивали изготовление вторых носилок.

Рука еще одного человека, женщины, висела на перевязи. Клингон узнал ее, она была единственной выжившей из центрального отряда, который первым попал под удары оружейной платформы. После смерти Ордовера она попала в подразделение Фулера. Сейчас ее рука была в крови и, очевидно, не функционировала.

– Джоэр ранен, – сказал Бенитес, помогая Келлу положить мужчину на носилки. – Он без сознания, его руки очень сильно обожжены.

Кивнув, Фулер сам проверил Джоэра.

– Отличная работа с шаттлом. Как вы это сделали? – спросил Фулер клингона и Бенитеса.

– Это был Джоэр, – ответил Келл.

Бенитес рассказал. – Он поднял нас в воздух и использовал в качестве оружия навигационный дефлектор. – Лейтенант осмотрел Джоэра, затем встал, беря себя в руки. На лице Фулера явно отражалось горе. Келл покачал головой. Ни один клингонский командир не позволил бы своим подчиненным увидеть столь откровенную демонстрацию слабости.

Однако в глазах десяти выживших людей из команды Звездного Флота, собравшихся вокруг него, не было ни жалости, ни отвращения. Они смотрели на Фулера, словно он был их родным отцом.

– Ребята, сегодня нам пришлось туго, но благодаря вашей храбрости, мастерству энсинов МакФаддена и Джоэра и жизням восьми наших друзей и товарищей, мы выжили. И мы по-прежнему должны завершить нашу миссию по спасению нескольких поселенцев. Когда эти поселенцы окажутся в безопасности, у нас будет время для нашего горя. А пока мы можем почтить память наших павших друзей, закончив то, ради чего они отдали свои жизни.

– Сегодня мы хорошо справились благодаря самой лучшей работе, которую я когда-либо видел в полевых условиях. Будьте уверены, что я всем вам будет объявлена благодарность. Пожалуйста, сделайте мне одолжение, проживите достаточно долго, чтобы услышать ее лично.

Некоторое время все молчали. Фулер сам прервал молчание.

– Пошли, – сказал он.

Глава 14.

Лейтенанта Уэста разбудил сигнал интеркома. Пошарив рукой по столу, он нашел кнопку и ударил по ней.

– Адмирал ждет вас в своем офисе, – произнес голос на другом конце.

Поднимаясь из-за стола, Уэст сказал. – Сейчас буду.

Быстро пройдя в ванную комнату, его личную ванную комнату, Уэст сполоснул лицо водой и провел рукой по волосам. Результат его не удовлетворил, но придется смириться.

Меньше чем через минуту он входил в офис адмирала. Адмирал Джастмэн, поглощенный данными падда, не глядя на него, махнул рукой, приглашая сесть.

Уэст сел перед столом адмирала и стал ждать. Через несколько секунд адмирал что-то записал на падд и поднял глаза.

Некоторое время адмирал изучал его, затем спросил. – Спите в своем офисе, лейтенант Уэст?

– Я… заснул за столом, сэр, – ответил Уэст.

Адмирал кивнул. – Вы уже видели вашу новую квартиру?

– Нет, сэр, но, уверен, она хороша, – сказал Уэст.

– Она больше чем хороша. Я настаиваю, чтобы вы зашли туда, когда мы закончим. Вам пора познакомиться со своей кроватью, лейтенант, – сказал адмирал.

– Да, сэр, – ответил Уэст.

– Теперь, что я могу для вас сделать? – спросил адмирал.

– Для меня, сэр? – спросил Уэст, быстро напрягая мозги.

– Вчера вечером, точнее, поздно ночью, вы послали мне сообщение со своего компьютера. Вы сказали, что у вас есть просьба и что это срочно. Мне казалось, вчера я ясно дал вам понять, что очень серьезно отношусь к вашей работе. Что вам нужно?

Уэст был удивлен и от усталости не скрывал этого. Он не ожидал, что адмирал так скоро заговорит с ним.

– Мне нужна информация, сэр. У меня нет доступа к отчетам, которые мне нужны для работы, – сказал он.

– Нет доступа? Я лично санкционировал ваш допуск. Что за отчеты? – спросил адмирал.

– Отчеты, касающиеся переговоров с клингонами после битвы при Донату V, – объяснил Уэст.

Уэст увидел вспышку понимания в глазах адмирала, затем кое-что еще. Это длилось всего лишь мгновение, затем адмирал вернул контроль над своими эмоциями; прочесть что-либо на его лице стало невозможно.

– Думаю, вы сами принимали участие в этих переговорах, адмирал, – произнес Уэст.

– Да, принимал, но только потому, что я был одним из немногих оставшихся в живых офицеров высшего ранга, – сказал он.

– Я хотел бы увидеть те отчеты, – сказал Уэст.

– Что в них может быть такого, что будет полезно сейчас? Эта битва произошла двадцать пять лет назад, – спросил он.

– Со всем уважением, нельзя сказать, какая информация может оказаться полезной, пока я ее не увижу. И учитывая серьезность ситуации, не думаю, что мы можем себе позволить пропускать что-либо, – заметил Уэст.

Лицо адмирала было неподвижно. – Я знаю, какова серьезность ситуации, лейтенант, но чтобы открыть этот файл понадобилось бы разрешение Совета Федерации, – сказал он.

– Почему? – спросил Уэст. – Как вы сказали, это было двадцать пять лет назад.

– В то время, когда было достигнуто это перемирие, эксперты в дипломатическом корпусе и в Совете Федерации сочли это необходимым, – сказал адмирал.

– Может быть, в то время это так и было, но сейчас это создает проблемы для моего проекта.

После паузы адмирал сказал. – Я не могу открыть для вас этот файл, но крайняя необходимость дает мне право раскрыть жизненно важную информацию в ситуации, когда существует угроза безопасности Федерации. Данная ситуация подходит. Что вы хотите знать? – спросил адмирал.

Подумав минуту, Уэст решил задать самый банальный вопрос. – Что случилось? Битва закончилась перемирием, без явного победителя. Из того, что я знаю о Клингонской Империи, это просто беспрецедентно.

– Это было одной из причин, почему информация была закрыта. Эксперты решили, что это может стать слишком болезненным воспоминанием для клингонов, – сказал он.

Уэст кивнул. – Вы сказали, это было одной из причин?

Адмирал немного поколебался, затем просто сказал. – Другая причина состоит в том, что мы могли победить. Мы разбили их.

Уэсту потребовалось время, чтобы переварить эту информацию, затем он спросил. – Тогда почему вы не покончили с клингонами, сэр?

– Может быть, стоило. Я знаю, что именно так сейчас считают в командовании Звездного Флота, – сказал он, отмахнувшись от протеста Уэста. – Как вы знаете, я прочел ваши бумаги из Академии. Я знаю, что вы чувствуете по поводу военных решений. – Он помолчал. – Причина была проста. Мы потеряли слишком много хороших людей ради практически ненужного нам сектора пространства. Я знал, что мы могли уничтожить их до последнего корабля, и они это тоже знали. Именно поэтому они и согласились на перемирие. Но я также знал, как много людей и кораблей мы потеряем. А мы уже потеряли так много. Я не был готов к еще большим потерям. Так что я предпочел прекратить все это.

Уэст помолчал немного. Он был ошеломлен, даже больше, чем тогда, когда адмирал сказал ему о неизбежной войне с клингонами.

Кадетом он считал себя экспертом в том, что касалось принятия решений в Звездном Флоте и знатоком тех фатальных ошибок, к которым эти решения ведут. Однако в данном случае, Джастмэн сделал что-то, что Уэст считал невозможным: он отказался от победы.

Может быть, это человек был действительно настроен серьезно по отношению к проекту Уэста. Может быть, он и в самом деле хотел найти другой путь, а не просто стремился успокоить критиков и гражданские власти.

Возможно, надежда еще оставалась.

Но сначала ему придется проделать еще больше работы и получить еще больше ответов от адмирала Джастмэна.

– Доложите о повреждениях, лейтенант, – повторил Кирк, стараясь удержаться на ногах. Ему понадобилось мгновение, чтобы понять, что корабль накренился; палуба находилась примерно под углом пятнадцать градусов.

– Я получаю доклады со всего корабля, – сказала Ухура. – Сейчас я свожу данные воедино. Доклады о системе жизнеобеспечения показывают наличие каких-то колебаний в поле искусственной гравитации и системе инерционных амортизаторов.

– Я заметил, – сказал Кирк, глядя на странный наклон мостика.

Сзади МакКой поднимался с палубы.

– Что это было, мистер Спок? – крикнул Кирк. – Чем они нас ударили?

– Пока неизвестно, – ответил Спок.

– Я буду в медотсеке, у меня чувство, что я там понадоблюсь, – заявил МакКой.

– Насколько все плохо, Скотти? – спросил Кирк.

– Сэр, есть проблемы с полудюжиной основных систем. Мне нужно добраться до инженерного отсека, чтобы дать полный отчет, – сказал Скотт.

Кирк кивнул, наблюдая за тем, как главный инженер прокладывает себе путь к турболифту, невзирая на наклон палубы. После непривычной задержки двери турболифта открылись, и Скотти вошел внутрь, качая головой и что-то бормоча сквозь зубы. Кирк не слышал слов, но был уверен, что они были из разряда нецензурных.

Пройдя несколько шагов до станции Спока, Кирк нагнулся над плечом офицера по науке.

– Есть что-нибудь, Спок? – спросил Кирк, вглядываясь в экран его станции.

Повернувшись, вулканец поднял бровь и сказал. – Поразительное оружие, капитан. Уничтожение орионского корабля ударило по «Энтерпрайзу» направленным электромагнитным импульсом, который закоротил все системы на борту нашего корабля.

– Но мы защищены от импульсов и радиации, – сказал Кирк.

– Верно, мы очень хорошо защищены от внешних электромагнитных сил, – сказал Спок.

– Ты хочешь сказать, что удар пришел изнутри? – спросил Кирк.

– Да. Это оружие было явно спроектировано как последнее средство, чтобы предотвратить высадку с судна, которое удерживает орионский корабль тягловым лучом.

– Они использовали тягловый луч как проводник их импульса, – сказал Кирк.

– Именно, – сказал вулканец. – Оригинально и, к сожалению, очень эффективно. Они перегрузили первичную и вторичную цепи по всему кораблю и разрушили систему искусственной гравитации, потому что тягловый луч связан с ней напрямую.

– Черт, – выругался Кирк. – Нас обвели вокруг пальца.

– Обвели вокруг пальца? – переспросил Спок.

– Обманули, – объяснил Кирк.

– Подходящее описание, капитан, – сказал Спок.

Кирк пошел назад к своему креслу и, сев в него, ударил по кнопке интеркома. – Кирк медотсеку, – сказал он.

– МакКой слушает, – произнес голос доктора.

– Есть потери, доктор? – спросил Кирк.

– Дюжина ранений, ничего серьезного. Четыре сломанные кости и восемь различных порезов и колотых ран. И к несчастью, медицинские сканеры корабля не функционируют. Нам приходится работать ручными сканерами и трикодерами.

– Спасибо, доктор, конец связи, – сказал Кирк. Снова ударив по кнопке, он сказал. – Кирк вызывает инженерный отсек.

– Скотт на связи, – пришел ответ.

– Что скажете, мистер Скотт? – спросил Кирк.

– Капитан, думаю вам лучше спуститься сюда, – ответил главный инженер.

– Иду, – сказал Кирк. Вставая, он почувствовал легкое головокружение из-за наклона пола.

Пробормотав про себя несколько ругательств, Кирк направился к турболифту.

Войдя в инженерный, Кирк сразу же столкнулся с большим количеством людей, носящихся туда-сюда, и с большим количеством оголенных контрольных панелей.

Обычно чистое и приведенное в порядок помещение для двигателей было заполнено людьми и оборудованием.

Кирк остановил одного из членов команды. – Где мистер Скотт? – спросил он.

– Трубы Джеффри, сэр, – ответил мужчина.

Приблизившись к трубам Джеффри, Кирк услышал, как мистер Скотт выкрикивает приказы инженерам, также находившимся внутри.

Кирк ждал, и через минуту главный инженер вылез из трубы.

– Они сильно нас ударили, капитан, электромагнитным импульсом, – сказал Скотт.

– Мистер Спок объяснил мне это, мистер Скотт. В каком мы сейчас положении? – спросил Кирк.

Скотт на мгновение отвернулся, отдав приказ одному из инженеров, пролезавшему в трубу Джеффри, затем повернулся обратно к Кирку.

– Выведены из строя все первичные и вторичные цепи по всему кораблю. Мы используем мощность батарей и дублирующих систем в таких важных системах как системы жизнеобеспечения и сохранения антиматерии. Мы сможем восстановить работу всех систем и цепей. Ремонт в основном будет заключаться в том, чтобы заменить или отремонтировать перегоревшие участки цепей. Если мы вытащим всех наших сотрудников из постелей и позаимствуем еще кое-кого из других отделов, то можно закончить большую часть работы меньше, чем через двадцать часов, – сказал Скотт.

Кирк покачал головой. – Мистер Скотт, у нас нет двадцати часов. У нас двадцать один человек находятся на планете с враждебными силами орионцев. У них нет двадцати часов.

– Ясно, – сказал Скотт. – Капитан, я могу восстановить варп-двигатель и импульсные двигатели через два часа, если мы немного пожертвуем уровнем безопасности, но есть еще одна проблема, – сказал Скотти. – Дело в системе искусственной гравитации, от которой зависят инерционные амортизаторы – ее мощность составляет менее пяти процентов. Поскольку она связана напрямую с тягловым лучом, так что наихудшие разрушения именно там. Мы еще пытаемся оценить уровень повреждений. А без включенной на полную мощность искусственной гравитации, которая должна скомпенсировать силу ускорения…

– Мы не сможем перейти на импульсную скорость, не разорвав корабль на части, – закончил за него Кирк.

– При гравитации с таким уровнем мощности, как сейчас, нам понадобятся недели, чтобы довести скорость до импульсной и еще недели, чтобы уменьшить ее, – сказал Скотт.

Кирк понял. Сила, необходимая для наличия нормальной земной гравитации на корабле, была невелика по сравнению с той, которая требовалась, чтобы скомпенсировать огромную силу инерции, создаваемую быстрым ускорением до почти световых скоростей.

– Но ты мог бы дать мне скорость варп, чтобы доставить нас к той системе, – сказал Кирк.

– Да, но на как только мы окажемся там, мы не сможем использовать импульсные двигатели, чтобы маневрировать на орбите, – ответил Скотти.

Кирк секунду подумал. Он прокручивал в голове различные варианты, но ни один из них его не устраивал. И все они были гибельны для десанта.

– Мы можем перейти на скорость варп в нашем нынешнем положении и выйти где-нибудь на орбите или поблизости от нее? – уточнил Кирк.

Скотти покачал головой. – Сэр, подобное никогда не проводилось, даже во время имитации. Не было бы права на ошибку. Если мы выйдем из варп слишком далеко от планеты, это будет все равно, что находиться на другом краю галактики. Если мы выйдем слишком близко…

Кирк кивнул. – Понятно. Значит, нам придется действовать наверняка. – Повернувшись на каблуках, Кирк ударил по интеркому.

– Кирк Споку, – сказал он.

– Спок на связи, – послышался голос вулканца.

– Встретимся в комнате для совещаний. Мне надо кое-что с вами обсудить.

Глава 15.

К тому времени, когда они достигли места высадки, МакФадден был без сознания. Джоэр, использовавший свои руки для восстановления цепи в шаттле, в сознание еще не пришел.

Фулер позаботился, чтобы их удобно разместили, а энсин Кларк напросилась охранять их. Она была ранена в последней битве с орионским кораблем, и ее рука все еще оставалась на перевязи. Однако она могла держать фазер, и была, похоже, рада хоть каким-то обязанностям.

Еще раньше Келл с изумлением наблюдал, как она спорила с Сэмом Фулером, настаивая на том, что она в порядке и хочет присоединиться к операции по спасению поселенцев. У клингона не было сомнений, что хорошо известная трусость людей была характерна для большинства из них. Однако он восхищался воинским духом, который видел в сотрудниках службы безопасности.

Совершенно очевидно, что лишь небольшое количество людей были способны проявить такую силу, почти напоминающую силу воина. Но основная ноющая масса людей нуждалась в ком-либо, способном ее защитить. А коррумпированные лидеры, вроде Кирка, нуждались в способных солдатах для поддержания собственной жажды власти.

Сегодня эти люди победили лучше вооруженного и лучше оснащенного врага. Их потери составили почти половину от первоначального количества, но они все-таки намеревались выполнить свою миссию.

Помимо трех раненых членов команды, оставались десять офицеров, которые были способны сражаться. Подразделение Сэма Фулера теперь включало Келла, Бенитеса, Лесли Пэрриш и Джона Переллу.

В группе шефа Брентли также было четыре офицера.

У каждого был один фазер. Хотя Фулер и Пэрриш во время атаки на защитное поле орионского корабля остались без своих фазеров, они заменили их фазерами, взятыми у Джоэра и МакФаддена.

– Наблюдаются признаки жизни двадцати существ, – объявила Пэрриш Фулеру.

– Они движутся? – спросил шеф.

– Нет, они держатся поблизости от их корабля, – ответила она.

– Они не такие крутые без защитного поля и пушек, – сказал Бенитес.

– Похоже на то, – сказал Фулер. – Но не будем сбрасывать их со счетов. Мы пойдем к центральному зданию так, словно находимся на враждебной территории. Мы все еще можем оказаться под огнем. И нам неизвестно, как далеко находятся подкрепления для наших нападавших, так что не стоит терять время. Как только вытащите выживших, собираемся здесь, чтобы перегруппироваться. Если повезет, «Энтерпрайз» вернется и нас телепортируют отсюда.

– Сэр, что если «Энтерпрайз» не вернется? – спросила Пэрриш.

– Что, если корабль не смог справиться с ними? – спросил один из офицеров.

На мгновение вся группа замолчала.

– Такой вариант не рассматривается, энсин. Дюжина таких кораблей не помешали бы капитану Кирку и «Энтерпрайзу» вернуться за нами. Капитан будет здесь, даже если ему придется сражаться с орионским кораблем голыми руками.

Удивительно, но такой ответ, казалось, удовлетворил энсина и остальную группу. Келл поражался их наивности. Они могут быть храбрецами, подумал он, но они все еще как дети. Клингон покачал головой. Считать, что такой трус, как Кирк, рискнет хоть чем-то, чтобы вернуть не самых значительных членов команды.

– А до этого мы будем продолжать делать все, чтобы завершить нашу миссию и остаться в живых. Мы обязаны сообщить Звездному Флоту о том, что сегодня произошло, – сказал Фулер.

– А что произошло? Почему напали на поселенцев? Почему напали на нас? – спросил Бенитес.

– У меня нет ответов. Умы получше моего должны будут найти их для всех нас. Наша работа – доложить капитану то, что мы знаем. А теперь давайте двигаться, – сказал Фулер.

Шеф подразделения пошел вперед. Оба подразделения бок о бок направились на юг. Пройдя через лес, они достигли взорванных жилищ и увидели центральное здание, которое поселенцы назвали культурным центром.

– Шеф Брентли, мы идем первыми. Вы обеспечиваете наше прикрытие, затем следуете за нами, пока мы прикроем вас, – сказал Фулер.

Брентли кивнул, и Келл почувствовал прилив гордости. Его группа первой пойдет навстречу опасности. Вчера ему показалось бы невозможным, что будет гордиться участием в миссии землян. Сейчас это казалось естественным.

Фулер побежал первым, клингон и Бенитес бежали справа, а Пэрриш и ее напарник слева.

Под огонь они не попали и вскоре оказались в безопасности у здания.

Пэрриш вынула трикодер и просканировала окружающее пространство. – Я вижу признаки жизни приблизительно шестидесяти жизненных форм, – сказала она. – Всего в нескольких метрах под землей.

– Они, должно быть, в подвале здания, – сказал Фулер, осматривая это место. Здание почти сравняли с землей, от первого этажа осталось лишь несколько отдельно стоящих стен.

– Шеф Брентли, берите своих людей и установите охрану по периметру здания, – приказал Фулер. – Держите глаза открытыми и не прекращайте сканирование с помощью трикодеров.

– Да, сэр. – Брентли кивнул и ушел. За ним последовали четыре офицера, которые быстро заняли позиции на четырех углах здания, в то время как Брентли постоянно двигался вокруг постройки.

Затем Фулер обратился к своей группе. – Мы должны вытащить тех людей. Мы не знаем, как устроено это здание, так что нам нужно придумать способ пробраться туда, не разрушая пол, который мешает обломкам здания обрушиться на поселенцев. Рассейтесь, но напарники пусть держатся вместе.

Келл и Бенитес ходили вокруг здания, сканируя его своими трикодерами. Клингон видел, что внутри есть мебель и оборудование, часть которого можно было спасти и использовать, если будет время.

Меньше чем через минуту после начала осмотра Пэрриш закричала. – Думаю, у меня кое-что есть, сэр.

Фулер оказался рядом с ней первым, за ним почти мгновенно прибыли Келл и Бенитес.

– Здесь, сэр, – сказала она, указывая на пандус, который вел к большой служебной двери на северной стороне здания. Впрочем, оплавленную массу у основания здания трудно было назвать дверью, а сам пандус был разрушен взрывом.

Колонистам не собирались позволить выбраться из здания, это было ясно. Орионцы намеревались превратить культурный центр в их могилу.

Зачем замуровывать их? Почему бы просто их не убить? изумлялся Келл. Была ли это и в самом деле ловушка для офицеров Звездного Флота? Если это была ловушка, почему было не подождать, пока они дойдут до здания, прежде чем взрывать его?

Слишком много вопросов. Но сейчас Келл сосредоточился на своих обязанностях.

Он смотрел, как Фулер проверял верхнюю часть оплавленной металлической двери. От нее сохранилось около метра.

– У нас мало времени, – сказал он, вынимая фазер и настраивая его. – Отойдите, – приказал он четырем офицерам, приближаясь к двери и ударив по ней кулаком.

– Служба безопасности Звездного Флота, – крикнул он, обращаясь к двери. – Отойдите от двери.

Он еще раз постучал по двери и повторил указания.

Отойдя на несколько шагов от двери, он прицелился из фазера и выстрелил коротким лучом по видимой части двери. Она немедленно стала красной.

Шеф перенастроил фазер на непрерывный огонь и выстрелил снова.

Дверь на этот раз засветилась ярче, а затем разрушилась. Мгновение все было тихо. Потом рухнули часть пола и стены, находившиеся над тем местом, где была дверь.

Раздался грохот, в воздухе образовалось маленькое облако пыли, затем все стихло. Фулер тут же оказался возле обломков и крикнул в образовавшуюся в полу дыру. – Служба безопасности Звездного Флота. Мы здесь, чтобы доставить вас в безопасное место.

Почти сразу из отверстия показалась голова женщины. Она выглядела встревоженной и смотрела недоверчиво.

– Мы из службы безопасности Звездного Флота, мы хотим помочь вам, – сказал Фулер, позволив себе нотку настойчивости в голосе. – Вы позволите нам спуститься и проверить ваших людей? Мы должны вытащить всех как можно быстрее.

Секунду она изучала их, внимательно рассмотрев униформу и задержав взгляд на фазере Фулера.

– Вы можете убрать их, – сказала она, указывая на фазер шефа. – Внизу они вам не понадобятся.

Шеф повернулся к Келлу и его напарнику. – Андерсон, Бенитес, идете со мной. Пэрриш и Перелла, готовьтесь поднимать выживших.

Клингон и Бенитес отложили фазеры и последовали за Фулером к отверстию. Согнувшись, Келл заглянул внутрь. Он увидел стол, стоявший прямо под дырой. Ему удалось встать на него, а затем спрыгнуть на пол.

К его изумлению подземный уровень постройки был освещен, хотя самый дальний угол находился в тени. Пространство вокруг было обширным и на удивление нетронутым, лишь в некоторых местах валялись обломки, упавшие сверху.

Здесь было много народа, сканеры показывали наличие по крайней мере шестидесяти человек. В основном это были взрослые, еще достаточно молодые люди. Но также здесь были старики и, что поразило клингона, несколько маленьких детей.

Внезапно раздался шум, напоминающий рычание тарга. Затем на них обрушился ком красноватого меха. Келл инстинктивно потянулся за фазером, но Фулер остановил его.

Какой-то молодой человек, как заметил Келл, схватил существо из меха за шею и остановил его.

– Извините, он радуется, – сказал подросток, ухватившись за ошейник существа.

Взглянув повнимательнее, Келл определил существо как человеческий эквивалент тарга. Он вспомнил, что оно называется собака. Хотя оно было больше тарга, у него помимо красноватого меха не было ни выступающих клыков, ни острых зубов.

Существо размахивало хвостом туда-сюда. Келл не понимал смысла этого жеста, но он не казался агрессивным.

Бенитес вышел вперед и погладил существо по голове, из-за чего оно восторженно запрыгало и попыталось вырваться из рук державшего его человека.

– Золотистый ретривер? – спросил Бенитес у человека.

– Да, – ответ пришел от маленькой женщины, которая вышла вперед. – Его зовут Спенсер.

Собака немного успокоилась, Бенитес продолжал ее гладить. Келл покачал головой. Животное напоминало ему большинство людей: мягкое и несерьезное.

– Ты никогда раньше не видел собаки? – спросил его Бенитес.

– Нет, – сказал клингон. – Мы… не держали их в колонии.

– Это упущение, – сказал Бенитес.

Келл не был согласен, но держал свои мысли при себе.

Обратив свое внимание на людей впереди него, он увидел, что они смотрели на офицеров службы безопасности какими-то невыразительными взглядами.

Келл узнал этот взгляд, застывший в чертах лиц людей – это был взгляд выживших во время катастрофы.

Рыдания женщины, держащей двух маленьких детей, прервали молчание. Она подошла к Фулеру, держа каждого ребенка за руку.

Приблизившись к Фулеру, она отпустила руку, за которую держался мальчик, и ухватилась ей за руку Фулера.

– Слава Богу, – сказала она и снова зарыдала.

– Все нормально, мы здесь, чтобы помочь вам, – мягко сказал ей Фулер. Затем он поднял голову и обратился ко всем собравшимся. – Я знаю, вы через многое прошли, и теперь мне нужно, чтобы вы делали то, что я скажу. Снаружи есть много наших сотрудников, они переправят вас в безопасное место.

– Где это? Они еще там? – спросила женщина, которая встретила их снаружи.

– Извините, с кем я говорю? – спросил Фулер.

– Я Лара Бойд. Я… – она заколебалась. – Я глава этого поселения.

– Что здесь произошло? – спросил Фулер.

– Прибыли два корабля, они уничтожили наши шаттлы и транспортные корабли и приказали собраться тут. Потом они убили нашего лидера Дэвида Сайкса, и заперли нас здесь.

– Они убили кого-нибудь еще? – спросил Фулер.

– Нет, не думаю, что они хотели причинить нам вред. По-моему, они хотели гарантировать наше сотрудничество. Мы не пытались сбежать. А потом примерно через двенадцать часов раздался взрыв.

– Они разрушили здание над вами, а также ваши дома и другие постройки, – сказал Фулер.

Реакцией на эти слова были новые слезы и новые вопросы. Невероятно, но злости не было.

– Они выдвинули какие-нибудь требования? – спросил Фулер.

– Нет, мы пытались общаться с ними, вступить в переговоры, но они отказались даже поговорить с нами. Они убили Дэвида и приказали нам спуститься вниз. Вы можете нам ответить? Вы знаете, чего они хотят?

– Наверняка мы ничего не знаем, но мы думаем, что вас собрали и поместили здесь в качестве приманки, – сказал шеф.

– Приманки для чего?

– Для нас. Они напали на нашу группу почти сразу же, как мы высадились, – сказал Фулер.

– Вы хотя бы попытались поговорить с ними? – спросила Бойд.

Фулер, похоже, удивился этому вопросу. – Они не отвечали на вызовы нашего звездолета и казались более заинтересованными в том, чтобы взорвать нас, чем поговорить. – Затем он помолчал и добавил. – Мы понесли потери, но смогли уничтожить их орудие и один из двух кораблей. Другой улетел, когда мы прибыли. Единственный раз, когда они вступили в переговоры с нами, они потребовали от нас капитуляции, но я подозреваю, это была очередная ловушка.

– Подозреваете, но не вы уверены, – сказала Бойд с нескрываемым отвращением в голосе.

– Не знаю, что вы хотите сказать, – сказал Фулер. Келл видел, что подобный тон шефа потребовал от него некоторых усилий. Удивительно, что он ее еще не ударил, подумал клингон.

– Я хочу сказать, что вы предпочли скорее использовать оружие, чем единственную возможность общаться с ними, – выплюнула Бойд.

– Мы предпочли спасти свои жизни и попытаться спасти ваших людей, раз уж вас оставили здесь умирать, – сказал Фулер, с трудом контролируя себя.

– Типичное высокомерие Звездного Флота. Мы не просили вас приходить! – возразила Бойд.

– Вы не просили! – взорвался Фулер. – Ваш сигнал бедствия первой степени был достаточно понятен! И в нем не уточнялось, что Звездный Флот здесь не ждут!

– Мы ушли из миров, контролируемых Федерацией, для того, чтобы быть подальше от агрессии и ваших конфликтов, – ответила Бойд.

– Что ж, похоже, у вас появились свои собственные, – сказал Фулер.

– Что у нас появилось… – начала говорить Бойд, но ее прервала Лесли Пэрриш, которая вышла вперед и толкнула ее. От удивления Бойд замолчала.

– Хотите узнать их имена?! – крикнула Пэрриш.

– Что? – забормотала Бойд.

– Их имена. Имена тех одиннадцати человек, которые погибли или были ранены ради того, чтобы вы могли судить своих спасителей. У них были имена, и семьи тоже, – сказала Пэрриш. Келл узнал это выражение в ее глазах. Такое же у нее было, когда она стреляла по орионцу на оружейной платформе.

Бойд непонимающе посмотрела на Пэрриш, затем смягчилась. Казалось, она сама сейчас расплачется. – Простите. Мне жаль ваших людей, – сказала она.

– У вас есть раненые? – крикнул один из поселенцев, молодой человек в черном. – Я доктор.

Шеф обратил свое внимание на доктора. – Тогда нам нужна ваша помощь. Спасибо. – Затем он повернулся к толпе. – Приготовьтесь. Мы собираемся встретиться с оставшимися членами нашей группы на месте высадки. Если к этому моменту «Энтерпрайз» еще не вернется, мы постараемся отвести вас как можно дальше от нападавших, пока не подоспеет помощь.

Фулер посмотрел на Бойд. – Есть возражения, мисс Бойд?

– Нет, – спокойно ответила она.

– Тогда давайте двигаться, – сказал Фулер.

– Теоретически, этот маневр возможен, да, капитан, но я определенно не стал бы его советовать, – сказал вулканец.

– Вы сможете это сделать, мистер Спок? – спросил Кирк.

– С помощью компьютера я могу выполнить расчеты с точностью в три сотых процента, – сказал вулканец.

– Но? – спросил Кирк.

– Но некоторые величины по-прежнему останутся за какими-либо приемлемыми границами безопасности, – сказал Спок.

Кирк внезапно обрадовался, что он сам, Спок и Скотти находились в комнате для совещаний одни.

– Именно поэтому никто никогда не пробовал провести этот маневр, – закончил вулканец.

– Значит, тебе придется постараться достичь как можно большей степени точности в вычислениях, – произнес Кирк.

– Капитан… – начал Спок.

– Это приказ, мистер Спок, – сказал Кирк.

Вулканец подумал мгновение, затем сказал. – Есть, сэр.

– У нас нет выбора, Спок, – смягчив тон, сказал Кирк. – Время – это роскошь, которую наши люди не могут себе позволить. Я в этом уверен.

– Интуиция, капитан? – спросил вулканец.

Несмотря на то, что вулканец утверждал, что у него не бывает предчувствий, которые в конечном счете все основываются на эмоциях, он научился уважать мнение капитана.

– Да, мистер Спок, и весьма конкретная на этот раз. Нам нужно спешить, – сказал Кирк.

– Я приступлю немедленно, – сказал Спок.

Кирк встал, первый офицер сразу же последовал его примеру. – Команда Скотти уже должна была отремонтировать цепи библиотечного компьютера, – произнес Кирк.

Оба мужчины направились к двери и спустя несколько секунд уже ступили на мостик, где царила такая суматоха, по сравнению с которой даже двигательный отсек мог показаться сонным царством.

Техники были везде, инструктируя ремонтные бригады, в которые входили люди из всех отделов корабля, от отдела ботаники до медицинского персонала. Палубные панели и консоли были отодвинуты, чтобы получить доступ к цепям и трубам. Зулу и его бригада разбирали рулевую и навигационную консоли.

Кирк подошел к мистеру Кайлу, который давал указания бригаде, работавшей возле инженерной станции.

– Мистер Кайл, чем я могу помочь? – спросил Кирк.

– Лейтенанту Ухуре нужна помощь с основной коммуникационной цепью. Она где-то там, – ответил тот.

Кирк кивнул. Главный смотровой экран был темным. Его немного сдвинули в сторону, чтобы получить доступ в узкий коридор, идущий вокруг станций мостика.

Войдя внутрь, он увидел заднюю часть навигационной консоли справа и внешний корпус корабля слева. Проход оказался тесным, но пройти было можно.

Кирк быстро маневрировал мимо людей, работающих у станции безопасности, двигаясь в сторону станции коммуникации, сразу за которой находилась шахта турболифта.

Ухура полностью ушла в работу над цепью.

– Что я могу сделать? – спросил Кирк.

– Не поднимая глаз, Ухура сказала. – Спасибо, капитан, нам нужно заменить главную цепь кабелем у ваших ног.

Подняв кабель, Кирк взял инструменты в другую руку и приступил к работе.

Глава 16.

Карел провел утро за своей станцией без каких-либо неприятностей, выполняя за консолью привычные обязанности, в которые входило управление основным резервуаром системы охлаждения для дисраптеров левого борта корабля.

Ему еще не приходилось стрелять из этого оружия во время битвы. Эта честь принадлежала офицеру по вооружениям, Гашу. И, несмотря на имеющиеся прецеденты, ни он, ни любой другой из семи младших офицеров по вооружениям в комнате контроля за дисраптерами никогда не стреляли из главных орудий.

Эту честь Гаш не доверял никому, даже во время тренировок.

К концу рабочего дня все устали, мечтая, как и Карел, о чем-нибудь теплом и живом на обед.

– Чрезвычайная ситуация, – закричал Гаш.

Карел моментально понял, что это значит. Кто-то из командования приказал провести тренировку с использованием орудий. Он сразу же прекратил заниматься текущей работой и проверил уровень охладителя.

Из- за того, что работа не была закончена, его резервуар был заполнен на девяносто два процента. В нормальных обстоятельствах этого было бы достаточно, но Карел не был удовлетворен. Он знал, что в бою такого понятия, как нормальные условия, не существовало. Это касалось как реального сражения, так и тренировочного.

– Огонь из дисраптеров, – произнес голос командира с мостика.

Спустя долю секунды отделение дисраптеров запульсировало светом, жаром и, как нравилось думать Карелу, мощью Империи. Уровень охладителя упал на пять процентов. Еще несколько выстрелов на полной мощности, и он начнет падать более стремительно.

Резервные мощности, встроенные в систему, означали, что функции охладителя будут переведены на вспомогательную систему, которая находилась под контролем младшего офицера по вооружениям, рангом ниже Карела. Даже в случае неудачи основной системы охлаждения, дисраптеры смогут стрелять. Аналогичное дублирование в отделении дисраптеров правого борта таким же образом защищало систему.

Однако во время пребывания на посту Карела подобная неудача никогда не случалась, независимо от того, была это симуляция боя или настоящая битва.

И он постарается, чтобы сегодняшний день не стал его первой неудачей.

Клингон приготовился перевести часть охладителя из резервной подсистемы, когда поступила новая команда открыть огонь. Комната загудела, а температура вновь возросла, когда корабль выпустил смертельную энергию.

И Карел потерял еще семь процентов охладителя. Его уровень теперь понизился до восьмидесяти процентов, что уже вызывало тревогу.

А потом Карел почувствовал, как корабль сильно накренился, и он ударился головой о консоль. Острая боль отрезвила его, улучшив ясность сознания.

Причиной встряски, по его мнению, был маневр, выполненный на ворп-скорости. Он также выкачал часть энергии из системы вооружений, куда входила и система охлаждения.

Клингон быстро проделал одну за другой две вещи. Во-первых, он увеличил давление в системе охладителя, чтобы скомпенсировать падение мощности. Он знал, что это приведет к более быстрой потере охладителя, но выбора у него не было. Во-вторых, он начал выводить охладитель из вспомогательной системы.

– Огонь, – раздалась новая команда.

Комната снова загудела, и Карел потерял еще двенадцать процентов. Оставалось всего шестьдесят восемь, и уровень продолжал непрерывно падать.

Куда подевался охладитель из вспомогательной системы? Он бросил взгляд на лицо Торга, младшего офицера по вооружениям, управлявшего консолью вспомогательной системы. Как оператор основной системы Карел был старше по должности. Однако по хмурому виду на лице Торга он понял, что к концу тренировки тот сам собирался получить должность Карела.

Это было глупо. Он подвергал опасности корабль ради собственного продвижения по службе. Одновременно это был большой просчет со стороны Торга.

Карел действовал не раздумывая. В одно мгновение он оказался на ногах, наклонился вперед и издал боевой клич, обрушив сжатый кулак на левую руку Торга – руку, которая занималась ручным контролем.

К своему удовлетворению он почувствовал хруст костей и услышал крик боли.

Вся операция заняла всего несколько секунд, и не успел прекратится крик Торга, как Карел уже вернулся на свою станцию, переведя охладитель из вспомогательной в свою основную систему.

– Торг, увеличь давление, чтобы скомпенсировать потерю охладителя в твоем резервуаре, – пролаял Карел.

Краем глаза Карел видел, как Торг пытается справиться с кнопками контроля с помощью одной здоровой руки. К его чести, похоже, это у него получалось.

После очередного маневра на ворп-скорости и еще двух вспышек Гаш объявил об окончании тренировки.

Карел быстро оценил свои действия. Он был доволен как их эффективностью, так и оставшимся уровнем охладителя. Может, показатели и не были рекордными, но они были хорошими.

Карел удовлетворенно обернулся и осмотрел комнату. Только теперь он заметил, что второй офицер Клак стоит сзади и наблюдает.

Это было необычно, и Карел сразу же встревожился.

Гаш делал обход после тренировки, проверяя консоли команд по обслуживанию дисраптеров левого и правого бортов. Сначала он проверил основную и вспомогательную оружейные консоли дисраптеров левого борта, бормоча что-то по мере чтения показаний. Затем, издавая те же звуки, он остановился у основной консоли управления охладителем Карела. Потом он подошел к Торгу.

Несмотря на молчание Гаша, Карел знал, что его группа все выполнила правильно. Об этот ему сказали его собственные данные.

Обратив внимание на другую сторону комнаты, Гаш остановился у консоли системы вооружений правого борта, с которой контролировался огонь дисраптеров.

– Идиот, – сказал он, схватив за шиворот младшего офицера по вооружениям. Он оттолкнул клингона назад, из кресла, отбросив его на пол.

Даже с расстояния в несколько метров Карел увидел почему. Экран в верхней части консоли показывал, что в первичной системе был сбой, и контроль был переведен на вспомогательную систему.

Клингон тяжело упал на спину, уставившись на офицера по вооружениям Гаша. Младший офицер был намного меньше Гаша, однако, Карелу было видно, что младший по рангу клингон рассчитывает свои шансы.

Отец Карела однажды процитировал ему клингонскую пословицу: «Грубая сила не является в битве самой важной». Затем отец добавил: «Но она и не причинит вреда».

Похоже, младший офицер не был готов вызвать на бой Гаша, так что он медленно занял свое место, в то время как Гаш в отвращении покачал головой.

– Плохо, очень плохо, – сказал Гаш младшему офицеру. – Ты будешь переведен во вспомогательную секцию. – Затем он обратился ко всем находившимся в комнате. – Вы все будете наказаны за неудачу. Дополнительный рабочий цикл начнется прямо сейчас без перерыва на обед. Ваш гах подождет.

Карел ощетинился. Он не возражал против заслуженного наказания. Но то, что наказывали всех за неудачу одного, порождало конфликт среди офицеров службы дисраптерного контроля. Позже они начнут применять репрессивные меры против подотчетных младших офицеров.

А эти офицеры найдут способы отомстить, саботируя усилия окружающих ради того, чтобы затруднить им работу или ради собственного продвижения по службе – как Торг попытался сделать с Карелом несколько минут назад.

Гаш, конечно, это знал. Хотя он во многих вещах был глупцом, все же полным идиотом он не был.

Настраивая таким образом офицеров друг против друга, Гаш гарантировал, что его самого не вызовут на бой – во всяком случае, не более, чем один клингон за раз.

Это был неплохой способ поддержания власти для командира. Однако он был гибельным для боеготовности и вовлекал младших офицеров в мелочные споры. Чтобы Клингонские Силы Обороны могли поддерживать всю возможную силу, первой заботой воина должна быть его обязанность перед Империей, второй – обязанность перед кораблем, а третьей – обязанность перед собственной боевой единицей, которой в данном случае являлась группа клингонов в комнате дисраптеров.

– Вы хотите провести инспекцию, второй офицер Клак? – спросил Гаш.

– Нет, я видел достаточно, – сказал Клак с отвращением в голосе. Клингон знал, что позже Гаш заставит их заплатить за неудовольствие второго офицера.

Клак повернулся, чтобы уйти, потом остановился и обернулся к находившимся в комнате. – Младший офицер по вооружениям Карел, – сказал он и замолчал.

Чувства Карела сразу обострились до состояния боевой готовности. И было видно, что это касалось не только его. При обращении второго офицера к столь младшему чину в комнате внезапно установилось молчание.

– Я провел расследование по поводу того, о чем мы говорили, – продолжал Клак.

Вот так. Дальнейшее было неизбежно, как если бы второй офицер сам вручил Карелу Бат’лет и указал ему на Гаша.

Клак объявил во всеуслышание, что Карел обратился к нему через голову Гаша. Фактически, даже через голову непосредственного начальника Гаша, возглавлявшего службу обороны корабля.

Остальные офицеры в комнате поняли это сразу.

Так же, как и Гаш.

Все клингоны в комнате одновременно задержали дыхание, кроме Гаша, который недоверчиво повернулся к Карелу.

Карел и раньше понимал, что рано или поздно ему придется бросить вызов Гашу. Но он бы выбрал другое время и место. Он бы предпочел подождать до тех пор, пока у него не появится больше опыта, и он не получит в свое распоряжение консоль основной системы вооружений, в которую входили цепи управления огнем.

Но Клак выбрал время и место за него. Карел не стал долго обдумывать мысль о мотивах второго офицера, а сделал то, что должен был.

Он встал.

Карел понимал, что ему придется смотреть в лицо последствиям стоя.

– Ты вызываешь меня, своего начальника, таким способом, ты… землянин, – проревел Гаш.

В комнате никто не двигался. Все знали, что еще большим оскорблением могло быть только высказанное во всеуслышание проклятие в адрес матери.

– Нет, – выплюнул в ответ Карел. – Я вызываю не своего начальника, а сына сучки тарга.

Закаленные в боях клингоны, находящиеся в комнате дисраптеров, вздрогнули. Гаш тоже.

Карел знал, что дальше все произойдет очень быстро. Худших оскорблений больше не будет.

Их просто не существовало.

Осталось только сражаться.

На месте высадки Келл наблюдал, как доктор закончил бинтовать сожженные руки энсина Джоэра. После этого он открыл большую медицинскую сумку, достал гипоспрей и сделал ему инъекцию.

Раны МакФаддена уже были перевязаны, а на его левую ногу наложено нечто вроде шины. Оба мужчины лежали неподвижно на своих носилках.

Фулер действовал быстро. Он организовал пятьдесят восемь поселенцев в маленькие группы, которые должны были следить друг за другом, если придется перемещаться. Поселенцы принесли немного запасов, и Фулер распределил их между всеми.

Когда доктор закончил, появились Фулер и Бойд. – Я обработал ожоги и ссадины, зафиксировал руку энсина Кларк и перевязал ее раны. Нога энсина МакФаддена не вызывает опасений, но его череп пробит и у него сотрясение мозга. У него также небольшое повреждение позвоночника в нижней части спины. У энсина Джоэра сильный шок из-за удара электричеством. Пока их состояние стабильно, но их обоих необходимо отправить в госпиталь или в медотсек на вашем корабле.

– Где сейчас ваш корабль? – спросила Бойд.

– Преследует врага, напавшего на вас, – холодно ответил Фулер.

– Может быть, если бы вы в Звездном Флоте не так быстро преследовали своих врагов, их бы не было так много, – бросила она и сразу отошла, не дожидаясь ответа.

– Не позволяйте ей оскорблять себя, шеф, – сказала Пэрриш.

Подошел доктор. – Лейтенант Фулер, пожалуйста, не принимайте то, что она сказала, на свой счет. У нас у всех свои причины для разногласий со Звездным Флотом и Федерацией – поэтому мы и здесь – но мы благодарны за все, что вы для нас делаете.

– Не все, – сказал Бенитес, указав на Бойд.

– Ларе пришлось тяжело, – сказал доктор. – Мы оказались здесь потому, что хотели найти новые пути в жизни. Лара была наиболее близким к нашему лидеру человеком и верила в это больше, чем кто-либо. Они были… вместе, и она вчера видела, как он умирает. Сейчас ей необходима вера в то, за что она борется…хоть во что-нибудь.

На мгновение все замолчали, а доктор протянул руку. – Кстати, я Джош Дэвис.

Шеф протянул свою и сказал. – Сэм Фулер.

Внезапно одновременно зазвучали все коммуникаторы команды службы безопасности.

– Не отвечать, – приказал Фулер, вынимая свой коммуникатор.

– Фулер на связи. – Послушав несколько секунд, он произнес. – Мы обдумаем ваше предложение.

Убрав коммуникатор, шеф обратился к команде.

– Это были орионцы, – сказал он. – Они хотят, чтобы мы сложили оружие.

– Надо думать, – сказала Лесли Пэрриш.

– Они говорят, что если мы это сделаем и сдадимся им, нам не причинят вреда, – добавил Фулер. – Кто считает, что нам следует так поступить? – спросил он одновременно у поселенцев и офицеров службы безопасности.

Члены службы безопасности почти в унисон произнесли «Нет».

Три мальчика, в которых Келл узнал человеческих подростков, выступили вперед. – Мы готовы сражаться, – сказал их лидер тонким голосом. – У вас есть для нас оружие?

Около половины поселенцев закивали, соглашаясь, остальные застыли в нерешительности.

– В этом нет необходимости. Мы готовы и будем защищать вас, пока не прибудет помощь, – сказал Фулер.

Мальчики казались разочарованными, Келл их очень хорошо понимал. Они видели, как разрушали их дома, и знали, что их семьи все еще в опасности. Очевидно, даже гражданские люди будут защищать себя в такой ситуации.

Фулер также увидел, что мальчики разочарованы, потому что добавил. – Но будьте наготове. Предсказать ничего нельзя. Пока мне нужно, чтобы вы помогли всем нам держаться вместе.

Бойд подошла к Фулеру и громко, чтобы все слышали, сказала. – Вы даже не собираетесь поговорить с ними?

Это, очевидно, застигло шефа врасплох. Он немного помедлил, прежде чем ответить. – Не лично, нет.

– Почему нет? – с вызовом в голосе спросила она, стараясь, чтобы голос звучал громко. Она явно играла перед своими людьми.

– Потому что орионцы убили одного из ваших людей, разрушили вашу колонию и оставили вас умирать под обломками. Они атаковали моих людей и убили почти половину из них. Я предпочитаю держаться от них как можно дальше, – произнес он не менее громко.

– Возможно, им что-то нужно. Возможно, мы сможем вступить с ними в переговоры, – возразила она.

– Что ж, они не были заинтересованы в переговорах, когда они только появились, не так ли? И они отказались говорить с моим кораблем, когда мы прибыли. И если им что-то нужно, они могли просто взять это и улететь. Вместо этого они остались и устроили засаду на того, кто прибудет спасти вас, – сказал он.

– А вы хоть раз думали о том, почему они поступают именно так? – сказала она.

– Не совсем, – ответил Фулер. – Я был слишком занят, пытаясь сделать все, чтобы мои и ваши люди остались живы.

К этому времени еще трое взрослых встали рядом с Бойд.

Один из них, мужчина, сказал. – Чем нам может повредить, если мы встретимся с ними?

– Я считаю, те, кто сделают это, будут убиты, – спокойно ответил Фулер.

– Вы этого не знаете, – сказала Бойд. – Может быть, если бы ваша подготовка включала умение вести мирные переговоры вместо умения только лишь использовать фазер, вы бы не сопротивлялись этому так сильно.

– К вашему сведению, мисс Бойд, офицер Звездного Флота проходит основательную подготовку в сфере мирных контактов и переговоров прежде чем он или она получат фазер. Но нас не готовили сдаваться убийцам, – объяснил Фулер.

Рядом с Фулеров возникла Лесли Пэрриш. В ее руках был трикодер. – Они собираются, сэр. По крайней мере, восемнадцать человек. Думаю, они готовятся двигаться.

– Что теперь, лейтенант Фулер? Вы собираетесь сражаться или говорить с ними? – спросила Бойд.

– Я собираюсь переправить нашу группу в более безопасное место, а затем защищать его, если понадобится, – ответил Фулер.

Бойд подошла вплотную к Фулеру, встав с ним лицом к лицу.

– Ну, а я собираюсь поступить по-другому, – сказала она.

Удивительно, но шеф не ответил на такой вызов своему авторитету.

– Я собираюсь решить все напрямую с орионцами, и сделаю это мирным путем, – закончила она.

Шок, который почувствовал Келл, отразился и на лице шефа. – Ни в коем случае, – резко сказал он. – Я этого не допущу.

– Не допустите! – ответила она. – Мне не нужно ваше разрешение. У вас нет власти над гражданским поселением. Мы хотели уйти подальше от Федерации, потому что не хотели принимать участие в ваших бесконечных конфликтах и следовать вашим правилам. На этой планете у нас свои правила, и я не собираюсь обсуждать их с офицером Звездного Флота, у которого кровь на руках.

– Невозможно, – резко произнес Фулер.

– И как вы надеетесь остановить меня? Выстрелите в меня из своего оружия? Вы застрелите всех нас? – сказала она, показав на остальных поселенцев.

Келл, однако, заметил, что только трое поселенцев стояли рядом с Бойд. Остальные, он был уверен, не последуют за ней. Она тоже, должно быть, это заметила, но продолжила.

– Вы живете по распоряжениям вашего Звездного Флота, мистер Фулер. И что эти распоряжения советуют вам сейчас делать? – спросила Бойд.

– Моя обязанность в данной ситуации отговорить вас от любого гибельного для вас курса действий, – ответил Фулер.

– Что ж, считайте, вы сделали все, что могли, – произнесла она. – Я ухожу.

– Мы уходим, – сказал человек рядом с ней. Остальные двое кивнули.

Фулер непонимающе уставился на них. Когда он заговорил, то постарался подбирать слова помягче. – Не делайте этого, только чтобы сказать свое слово.

– Я ничего не пытаюсь сказать, мистер Фулер.

– Подумайте о том, что вы собираетесь сделать, – сказал ей доктор Дэвис.

– Я знаю, что делаю. Я живу по принципам, на которых основана эта колония. По принципам, за которые умер Дэвид. Я намерена поговорить с ними, – ответила она доктору. Затем обратила свое внимание на Фулера. – Мы стремились не просто к обществу, где жестокость не является последним средством, а к обществу, где она неприемлема вовсе. Мы поклялись общаться со всеми дружелюбно, без исключений.

– Это замечательная философия, мисс Бойд, – произнес Фулер, – которая гораздо ближе к философии Звездного Флота, чем вы считаете, но она срабатывает, только если обе стороны хотят мира. А если я чему-то и научился, так это тому, что для некоторых рас и видов существ жестокость и конфликты являются частью их натуры. Для некоторых жестокость единственное, что они способны понять.

Келл подумал, что шеф вполне может иметь в виду клингонов.

– Тогда пришло время, чтобы кто-то изменил это, – сказала она. – Увидите, на что способна протянутая рука, мистер Фулер. Это может оказаться для вас сюрпризом.

– Мэм, я сталкиваюсь с сюрпризами каждый день в своей работе, но они почти никогда не бывают приятными, – ответил Фулер.

После этого шеф обратился к троим поселенцам, стоявшим рядом с Бойл. – Я бы не советовал кому-либо, у кого есть дети, сопровождать мисс Бойл, – сказал он.

Они обменялись взглядами, один мужчина отошел назад, глядя на Бойд, которая просто кивнула и сказала. – Конечно, я понимаю. – Мужчина отошел еще дальше и присоединился к женщине, державшей маленького ребенка.

Среди поселенцев и персонала службы безопасности установилось молчание. Фулер и Бойд просто смотрели друг на друга. Между ними что-то происходило, своего рода взаимопонимание.

Лесли Пэрриш вышла вперед и сказала. – Сэр, вы не можете позволить им…

– Я не могу остановить их, лейтенант, – ответил он.

– Мы можем оглушить их сейчас, а потом извиниться, – предложила она.

На мгновения Бойд, казалось, забеспокоилась, что Фулер именно так и поступит, но шеф покачал головой. – Я понял, энсин. Пожалуйста, принесите мне коммуникатор МакФаддена. – Снова повернувшись к Бойд, он сказал. – Держите канал связи открытым, так мы будем слышать, что происходить. Если попадете в неприятности, мы постараемся помочь.

– Если у меня все получится, в этом не будет необходимости, – сказала она.

– Говорите только с тем, кто назовет себя лидером. Ни в коем случае не поворачивайтесь к нему спиной. Если он толкнет вас, толкните его в ответ еще сильнее, – сказал он.

Она кивнула в такой манере, которая показалась Келлу почти уважительной. Только что они ожесточенно спорили. Теперь, не достигнув согласия, приемлемого для обеих сторон, битва была закончена – закончена без победителя.

Чем больше времени он жил среди людей, тем более чужими они ему казались.

Однако они старались придерживаться своих собственных принципов. Офицеры службы безопасности верили, что их обязанностью было защищать всех, кто просил помощи. Сегодня их позвали защищать группу людей, которые публично объявили о своей ненависти к Федерации. И офицеры Звездного Флота помогали им, заплатив ради жизней поселенцев своей кровью.

Поселенцы, члены этой Антифедеративной Лиги, так же, как и клингоны, ненавидели Федерацию. Однако Келл понимал их меньше, чем он понимал встреченных им офицеров Звездного Флота.

Жизнь без конфликтов, совершенно без какой-либо жестокости? Как ему казалось, они были еще безумнее таргов.

И все же, Бойд и два других человека доказали, что, когда дело доходит до их убеждений, они могли быть храбрыми.

– Удачи вам, – обратился Фулер к Бойд и двум ее компаньонам.

– Спасибо, лейтенант Фулер, – ответила Бойд.

Оба недолго смотрели друг на друга. Что-то снова безмолвно пробежало между ними. На этот раз Келл ясно видел, что – уважение.

Не было битвы, не было чемпиона, который мог потребовать себе победу над другим. Но все это все-таки было.

Безумны, как дикие тарги, напомнил себе клингон.

Люди попрощались с остальными поселенцами, затем Бойд заговорила в коммуникатор.

– Орионскому командиру, – сказала она. – Это Лара Бойд. Я и два моих компаньона хотели бы поговорить с вами лично, чтобы понять, можем ли мы решить наши разногласия.

Келл сомневался в такой возможности. Орионцы, как он подозревал, хотели просто убить ее и других людей. И он сомневался, что они стремились к переговорам по данному вопросу.

– Мы идем к вам, – сказала она, затем выключила коммуникатор.

– Они встретят нас примерно в километре от парка развлечений, – сказала Бойд. После этого она и другие отправились туда.

Как только они ушли, доктор Дэвис подошел к Фулеру. – Что теперь, лейтенант? – спросил он.

Ответ шефа был адресован доктору, но он говорил достаточно громко, чтобы остальные поселенцы могли его слышать.

– Теперь нам нужно найти безопасное место, где мы сможем защитить себя, если понадобится, – сказал Фулер.

Вперед вышел Бенитес. – Как насчет промышленного здания? Там может быть что-нибудь, что мы сможем использовать.

– Я думал об этом, но я сомневаюсь, что у нас будет достаточно времени для импровизаций, если орионцы поторопятся. Мы не можем рисковать оказаться там в ловушке. Думаю, нам следует направиться туда, – сказал он, указав на холмы к востоку от поселения.

Клингон одобрил это решение. Высокие холмы дадут им преимущество при обороне. И если понадобится, они также смогут спуститься вниз с другой стороны.

– Что находится по другую сторону холмов? – спросил Фулер, словно прочитав мысли Келла.

– Пастбища и немного деревьев, – ответил доктор.

– Там еще есть пещеры, – сообщил один из людей. Келл узнал в нем одного из подростков, ранее выказавших желание сражаться.

– Пещеры? Они смогут вместить всех? – уточнил Фулер.

– Под горами расположена огромная система туннелей, – сказал другой подросток.

– Вы, ребята, знаете эти пещеры? – спросил Фулер.

– Довольно хорошо, – сказал первый подросток.

– Как тебя зовут, сынок? – спросил Фулер.

– Энтони, Энтони Стил, – сказал тот.

– Ладно, мистер Стил, вы будете нашим проводником. – Фулер повернулся к остальной группе. – Готовьтесь, мы сейчас выходим.

К шефу подошел доктор. – Лейтенант Фулер, я оказал помощь раненым из вашей группы, но есть и другие люди, чьи ранения требуют моего внимания.

– Кто? – спросил Фулер.

– Ну, вы в первую очередь, – заметил доктор.

– Я?

– Этот порез на вашем плече, – сказал доктор, показав на пятно крови на униформе на левом плече.

Фулер, казалось, удивился, что он ранен и дотронулся до места пореза.

– Спасибо за вашу заботу, но это подождет, доктор.

Группа направилась к горам. Люди, даже старики, которые, как считал Келл, замедлят движение, передвигались быстро. Его впечатлило и то, как все они настаивали на том, чтобы нести какие-нибудь припасы, будь то приборы для освещения, продукты или аптечки.

Несколько взрослых и подростков предложили нести носилки МакФаддена и Джоэра.

Он сомневался, что все они будут сражаться, но, по крайней мере, они все стремились поспособствовать собственному выживанию.

По мере продвижения собака настойчиво увивалась вокруг Келла и Бенитеса. К раздражению Келла, она время от времени еще и толкала его.

– Он хочет, чтобы ты его приласкал, – заметил Бенитес.

– Я бы предпочел… этого не делать, – сказал Келл.

– Не любишь собак, Флеш? – спросил его сосед по комнате.

– Нет, – ответил клингон.

Спустя мгновение подошла какая-то девочка. – Спенсер! – крикнула она и побежала вперед, собака помчалась за ней.

Таких играющих детей можно было встретить где угодно, на Земле или даже на Кроносе. Они играли с животными, не вспоминая об опасности, которой только что едва избежали, и тем более не задумываясь об угрозах, которые, по мнению Келла, еще впереди. Это, как он считал, было неизбежно. Она и все остальные очень скоро окажутся перед лицом новой опасности.

Клингон заметил, что девочка держалась поблизости от него и Бенитеса. Так что животное также находилось достаточно близко. Наконец она заговорила с ними.

– Где ваш звездолет? – спросила она.

– Недалеко, – ответил он. – Он скоро будет здесь. – Он не видел причины говорить ей правду.

– Он прилетит до того, как они вернутся? – беспечно спросила она, однако он почувствовал озабоченность в ее вопросе.

Он взвесил про себя, стоит ли сказать ей правду или правдоподобную ложь. В конце концов, он решил не делать ни того, ни другого.

– Мы позаботимся о том, чтобы они не причинили тебе вреда, – сказал он.

Девочка, казалось, была удовлетворена этим.

– Это твой фазер, – сказала она, указывая на оружие, висевшее на боку.

Это бы было вопросом, так что он не ответил.

– Ты кого-нибудь им застрелил? – спросила она.

Прежде чем Келл смог ответить, появилась взрослая женщина, взяла ее за руку и сказала. – Достаточно, дорогая. Не беспокой их больше.

И женщина утащила девочку подальше от них.

Бенитес бросил взгляд на Келла. – То, что они были счастливы видеть нас, не означает, что мы им нравимся.

– Видимо, нет, – сказал Келл.

Хотя девочка ушла, ее животное было настроено остаться с ними. Бенитес не собирался ему мешать, а иногда протягивал руку и гладил его.

– У нас появилась тень, – заметил он.

Клингон только хмыкнул.

Глава 17.

Кирк в последний раз проинспектировал цепь. – Готово, – сказал он.

– Отойдите назад, – объявила Ухура.

Кирк отнял руки от консоли. Ухура ударила по главному переключателю. Консоль моментально ожила. Хотя они находились за консолью коммуникации, Кирк представлял себе огоньки, мерцающие на работающей станции Ухуры на мостике.

Офицер по коммуникациям быстро провела диагностику своим трикодером. – Все системы работают, – сказала она. – Спасибо, капитан.

Кирк кивнул и направился к выходу. Хотя он отсутствовал менее часа, мостик уже выглядел гораздо лучше. Некоторые панели и палубные платы все еще оставались открытыми, но их было меньше, чем раньше, а рулевое управление было в норме. Зулу и ДеПол уже были на своих местах.

Шагнув на палубу, Кирк понял, что Скотти решил проблему искусственной гравитации, так как пол казался ровным.

Не успел он достичь турболифта, как Ухура уже заняла свое место.

– Лейтенант Ухура, пожалуйста, сообщите мистеру Скотту и доктору МакКою, что я жду их в компьютерной комнате, – сказал он, входя в турболифт.

Меньше чем через минуту он входил в компьютерную комнату. Скотти уже был там, совещаясь с первым офицером.

– Джентльмены, – сказал он. – Мы готовы?

Скотти заговорил первым. – Сэр, ворп – и импульсные двигатели работают. Ремонтные бригады каждые несколько минут вводят обратно в строй новые системы, а меньше чем через час заработают транспортаторы.

– Искусственная гравитация и инерционные амортизаторы? – спросил он.

– Мы потеряли наши основные генераторы. По инструкции для замены оборудования нам необходимы мощности звездной базы. – Скотти увидел выражение на лице Кирка и добавил. – Но мы можем изготовить все сами за несколько дней.

– Вспомогательных систем будет достаточно для маневров на ворп-скорости? – спросил Кирк.

Ему ответил Спок. – Вспомогательные системы были спроектированы, чтобы обеспечить гравитацию при нормальных условиях. Мощность, необходимая, чтобы сохранить нас всех на полу лишь незначительная часть того, что нам понадобится, чтобы сохранить корабль в целости при ускорении на импульсной скорости, а тем более при маневрировании на полной импульсной скорости.

– Но их достаточно для маневров на скорости ворп, которые ты планируешь? – спросил доктор.

– Теоретически, да, доктор. Если мы будем поддерживать идеально прямую траекторию в гиперпространстве. Включение и выключение ворп-скорости дает меньшую нагрузку на корабль, чем маневры на импульсном ускорении, – сказал он.

Казалось, доктор испытал облегчение, но лишь до момента, когда вулканец продолжил.

– Однако настоящая опасность заключается в безупречном исполнении маневра.

– Вы удовлетворены уровнем безопасности? – спросил Кирк.

– Нет, – по очереди ответили Спок и Скотти.

– А я был бы удовлетворен им? – уточнил Кирк.

– Да, сэр, – сказал Скотти.

– Без сомнения, – ответил Спок.

– Мы знаем, каковы ставки, джентльмены. Наши люди в опасности, и у нас нет выхода, кроме как все сделать правильно, – сказал Кирк. – Свободны.

– Я буду в медотсеке, если вдруг понадобится доктор, – сказал МакКой и пошел к двери.

Скотти направился вслед за ним. – Я буду в инженерном отсеке, – сказал он.

– Жду вас на мостике, Спок. Вы либо прославите свое имя, развивая путешествия в гиперпространстве от одной точки к другой, либо Звездный Флот проведет подобающую мемориальную службу в вашу честь, – сказал Кирк, когда они выходили из лаборатории.

– Вулканцы не ищут славы, сэр, – ответил тот сухо, – а предпочитают жить, чтобы успеть составить отчет.

У подножия гор Фулер сказал группе остановиться. Примерно до высоты трехсот метров гора была покрыта травой и зарослями кустарника.

Келл заметил, что здесь также было много открытых выходов горных пород и огромных валунов, которые могли создать идеальное укрытие. Горы, рядом с которыми люди расположили свой лагерь, могли спасти их жизни.

Фулер включил свой коммуникатор и сказал. – Фулер вызывает Бойд. – Затем внимательно выслушал.

Через несколько секунд подошли шестеро других поселенцев, включая доктора Дэвиса.

– Это Лара? – спросил доктор.

– Что происходит? – спросил другой человек.

Фулер поднял глаза и произнес. – Она установила контакт с двумя орионцами. Ее ведут к командиру.

– Мы можем каким-то образом послушать, что там происходит? – спросил один из людей.

Фулер подумал минуту и позвал Келла и Бенитеса. – Мне понадобитесь вы двое, – сказал он.

Он остальным продолжать двигаться к вершине небольшой горы и ждать там.

Затем Фулер, клингон и Бенитес усилили громкость звука своих коммуникаторов. Они держали свои коммуникаторы так, чтобы каждый могли слышать по два колониста.

Келла сопровождали мужчина и женщина, которые, казалось, нервничали, находясь поблизости от него. Он поразился иронии происходящего. Они нервничали, потому что считали его офицером Звездного Флота, не зная, что как клингон он был гораздо опаснее, чем они могли себе представить.

– Я вижу корабль, – сказала Бойд.

– Большие повреждения? – спросил Фулер.

– Большие. Корпус… разломан на несколько фрагментов и еще дымится. Не думаю, что он когда-нибудь снова полетит. Снаружи много людей. Орионцы, высокие и зеленокожие.

– Сколько? – спросил Фулер.

После паузы последовал ответ. – Я вижу четырнадцать, но они часто передвигаются за корабль и обратно.

– Похоже на то, что они собираются уходить оттуда? – спросил Фулер.

– Не знаю, может быть. Они кажутся занятыми. Сейчас мы достигли какого-то охранного поста… – Ее голос прервался. Келл слышал, как она говорит с охранниками.

– Нет, это приборы для связи. Мы здесь, чтобы общаться с вашим лидером, – сказала она с негодованием в голосе.

Потом другой голос сказал по-английски с орионским акцентом. – Это действительно коммуникаторы Звездного Флота. Можете их оставить. После этого раздался какой-то шорох, и тот же голос сказал. – Мы отведем их к командиру.

После паузы, сопровождавшейся звуками движения, голос Бойд прошептал. – Мы проходим мимо корабля.

Несколько секунд спустя снова раздался голос орионца. – Они здесь, командир.

Другой голос с орионским акцентом произнес. – Оставьте их с нами.

– Я Лара Бойд, мы здесь, чтобы договориться о перемирии и покончить с этой… ситуацией. Вы четверо уполномочены вести подобную дискуссию?

Был определенный смысл в том, что Бойд упомянула количество орионцев. Эти четверо плюс четырнадцать снаружи означали, что их было по крайней мере восемнадцать, не считая тех, кто находился внутри корабля. Позже эта информация может оказаться полезной. Келл одобрил это. Бойд могла быть сумасшедшей – даже по относительно нестрогим человеческим стандартам разума, – но она не была тупой.

– Что вы хотите? – сказал орионец.

– Я хочу закончить эту бессмысленную вражду, – сказала Бойд. – А чего вы хотите?

К ее чести, голос Бойд был сильным. Если ей и было страшно, орионцу она этого не показывала.

Орионец игнорировал вопрос. – Вы говорите и от имени членов Звездного Флота?

– Я говорю от имени моих людей, поселенцев, которые живут на этой планете. Но сотрудники Звездного Флота разумные люди. Позвольте нам вернуться к ним с разумным предложением, – сказала она.

– И что вы предлагаете, Лара Бойд? – сказал орионец. Несмотря на акцент, его покровительственный тон был очевиден.

– Мы маленькое поселение. Большая часть нашего оборудования была… уничтожена, но это большая планета, мы можем поделить…

Слова Бойд были прерваны громким хохотом.

– Какая нам польза от этого куска камня, которым является ваша планета? – спросил орионец.

– Тогда чего вы хотите? – спросила она, постепенно начиная злиться.

Голос орионца стал холодным. – Я хочу, чтобы вы знали, что я настроен серьезно. – Он секунду помолчал, потом добавил. – Взять их.

– Лара, – крикнул голос женщины, сопровождавшей Бойд. – Лара, – повторила она, с явным испугом в голосе.

– Вы показали нам, что настроены серьезно, – сказала Бойд, с трудом сдерживаясь. – Что вам от них надо?

Орионец не ответил, но мгновением спустя Келл услышал отчетливый оружейный выстрел, а за ним последовали полные страдания крики Бойд и ее компаньона-мужчины.

Люди, слушавшие коммуникатор клингона, застонали от шока.

– Нет! – крикнул мужчина. Вслед за этим прозвучал еще один выстрел, и его голос замолк.

– Почему? – голос Бойд напоминал крик боли. – Почему вы это делаете?

– Почему? – повторил орионец. – Чтобы показать вам, чего я хочу. А я хочу, чтобы не осталось свидетелей. Такое обещание я дал моим нанимателям. А с ними лучше шутить. Теперь мне не нужно беспокоиться о двоих. А скоро их станет трое.

Келл нисколько не сомневался, что миссия Бойд этим и закончится, но про себя вдруг обнаружил, что желает ей успеха. Несмотря на ее заблуждения, было что-то доблестное в ее желании рискнуть собственной жизнью ради своих принципов. Какими бы недостатками не обладала Лара Бойд, храбрость не была одним из них.

И какой бы силой не обладали орионцы, честь у них явно отсутствовала.

Через коммуникатор они услышали задушенный крик, а потом звук стреляющего орионского оружия. Наконец вновь послышался голос орионца.

– Вы это слышали, Звездный Флот? Даже если ваш корабль вернется, вы до этого не доживете.

Кирк ударил по кнопке интеркома на своем кресле командира и обратился ко всей команде. – Внимание. Я хочу поблагодарить вас всех за тяжелую работу по ремонту разрушений, которым подвергся «Энтерпрайз» во время недавней атаки. Хотя впереди нас ждет еще много работы, ваши предыдущие усилия позволят нам попытаться перейти на ворп-скорость, чтобы оказаться прямо на орбите четвертой планеты в системе 1324, где нашей помощи ждут ваши коллеги и друзья, всего двадцать один человек.

– Этот маневр будет лишь одним из многих испробованных впервые ради команды на этом корабле. Конец связи.

Кирк повернулся к Споку, который просто кивнул.

– Мистер Зулу? – сказал он.

– Курс проложен, – ответил рулевой.

Кирк включил интерком. – Кирк мистеру Скотту, – произнес он.

– Скотт здесь, – почти сразу же последовал ответ.

– Готов, Скотти? – спросил капитан.

– Мы перевели всю доступную мощность в систему инерционных амортизаторов, – произнес голос инженера.

Кирк внезапно почувствовал, как корабль понемногу отпускает его по мере ослабевания силы гравитации. Капитан предположил, что гравитация сейчас была менее половины от нормальной.

– Мы готовы, сэр, – сказал Скотти.

Напряжение на мостике было почти осязаемым. Кирк буквально ощущал такое же напряженное ожидание по всему кораблю. Это было хорошо. Его люди должны быть наготове.

Он по опыту знал, что неизвестное всегда находило способ удивить даже тех, кто ждал неизвестного.

– Мистер Зулу, перейти на ворп-скорость, – приказал он.

– Есть, ворп-скорость, – подтвердил рулевой, его спокойный голос противоречил серьезности того, что они делали.

Кирк наблюдал, как Зулу ударил по панели контроля, после чего Кирк почувствовал движение корабля, буквально ощутил, как он движется.

В разное время Кирку приходилось летать практически на всех типах внутриатмосферных или космических судов, с буквально всеми типами системы двигателей.

Это не было похоже ни на одну из них.

Комбинация низкой гравитации и естественной вибрации корабля вызвали в желудке Кирка странное чувство. Но все же ощущение силы также присутствовало. Огромные массы энергии корабельных двигателей воздействовали на палубу.

За этот короткий промежуток времени у него было физическое ощущение летящего «Энтерпрайза».

– Статус, мистер Спок, – сказал Кирк.

– Мы успешно произвели переход на ворп-скорость, – ответил Спок, когда тряска корабля немного утихла.

– Ворп-фактор один, – сказал Зулу.

Позволив себе улыбнуться, Кирк почувствовал облегчение команды мостика.

– Ускоряемся до ворп-фактора шесть, мистер Зулу.

– Есть, ускоряемся до ворп-фактора шесть, – ответил Зулу, в его голосе также слышалось облегчение.

Гравитация вернулась к нормальной, и Кирк заметил, что он не ощутил переход к более высокой ворп-скорости. Это имело смысл, физика динамики сверхсветовых скоростей гласила, что наибольшая тяжесть была во время первоначального перехода на ворп-скорость.

– Когда примерно мы достигнем планеты, Спок? – спросил Кирк.

– Через сорок семь целых, сорок пять сотых минуты, капитан, – ответил Спок.

– Лейтенант Ухура, пожалуйста, передайте шефу службы безопасности Джиотто, что мне нужно, чтобы примерно через сорок семь минут его люди были готовы к высадке, – сказал Кирк.

– Есть, сэр, – ответила Ухура.

Глава 18.

Карел понимал, что ему придется драться с превосходящим по силе соперником. Гаш был выше и сильнее, что уже давало ему два преимущества. Третьим была бы первая кровь.

Очевидно, Гаш подумал о том же, поскольку он действовал быстрее, чем предвидел Карел. Огромный кулак был занесен для удара, нацеленного прямо ему в голову, и Карел сразу понял, что не сможет уклониться от него.

Поэтому он сделал единственно возможное в данной ситуации. Он ударил головой о кулак.

Сжатый кулак Гаша попал по ране на лбу Карела, как раз туда, куда и целился Гаш. Однако Карел уменьшил силу удара, встретив его рано.

Вспышка боли обожгла его голову, но не лишила его способности сражаться, на что надеялся Гаш.

Используя силу инерции, Карел толкнул более мощного противника обеими руками, отбросив его назад. Уже потерявший равновесие после незавершенного удара Гаш упал на спину, с грохотом ударившись о палубу.

Это позволило Карелу выиграть бесценные секунды, позволившие ему восстановить зрение.

Даже в момент дезориентации Карел отчетливо слышал вой Гаша.

Если бы противник таким же образом толкнул Карела на землю, он бы, используя момент падения, сгруппировался бы так, чтобы быстро оказаться на ногах.

Но Гаш, очевидно, никогда не изучал военное искусство Мок’бара, потеряв нужные секунды на то, чтобы встать на ноги. Карел краем глаза заметил Гаша, пытавшегося подняться, но кровь бежавшая со лба, заслоняла обзор.

Он больше чувствовал, чем видел незащищенное место, которое оставил Гаш. Отец Карела однажды рассказал ему историю о друге-воине, которого он знал. Его друг однажды вступил в схватку с огромным наусикаанцем и нанес удар, когда увидел слабое место в его защите.

Именно тогда воин понял, что скоро станет бесполезен. Всего за несколько лет до этого он бы нанес удар до того, как рассмотрел бы слабое место. Теперь же его инстинкты притупились до такой степени, что ему приходилось ждать, пока его глаза не скажут его крови, что пришло время для боевого клича.

Карел не стал ждать ответа глаз. Он ударил туда, где, как он рассчитывал, должна быть голова Гаша, и почувствовал, как один из его кулаков столкнулся с чем-то твердым, что к его удовлетворению было лицом начальника.

Гаш отскочил, и Карел выбрал этот момент, чтобы вытереть кровь с лица. Теперь зрение стало четким, и он увидел Гаша, который поднимался с пола с помощью одной руки, опираясь на консоль. Вторая рука была свободна для отражения любой атаки.

И опять Карел не стал ждать. Используя комбинацию Мок’бара, он нанес удар одновременно левой и правой рукой. Однако к его удивлению, Гаш оказался быстрее, чем надеялся Карел, поднявшись на ноги прежде, чем удары Карела достигли его головы.

Хотя ему удалось нанести ощутимый удар по боку огромного клингона, комбинация не смогла вывести Гаша из строя, как надеялся Карел. Вместо этого Гаш просто поглотил удары и толкнул Карела. Движение оказалось неуклюжим, но эффективным, и Карел отшатнулся назад.

Теперь оба клингона оказались лицом к лицу на расстоянии менее двух метров – каждый спиной к оружейной консоли.

Карел предпочел бы более просторную комнату для маневрирования. Мок’бара могло быть ужасным орудием, позволяющим воину победить более сильного и высокого врага. Но искусство такого боя требовало пространства для наиболее разрушительных ударов. В обычном бою сила Гаша, его размеры и грубая мощь играли в его пользу.

Для того чтобы контролировать сражение, Карелу необходимо было передвинуться вперед. За консолями перед дверью было больше свободного пространства. Если же он позволит себе играть по правилам Гаша, то скоро будет разбит.

Карел бросил взгляд на комнату. Второй офицер Клак и офицеры оружейной комнаты с интересом наблюдали. Обычно в споре подобного рода хороший командир мог ожидать помощи от подчиненных. Это было так. По мнению Карела, лояльность была своего рода силой.

К счастью, Гаш не был хорошим командиром.

Огромный клингон напряженно посмотрел на Карела, и тот увидел горящую в глазах Гаша ненависть. Ненависть и что-то еще – Гаш не собирался победить Карела, он намеревался его убить.

Затем Гаш сделал кое-что, удивившее Карела. Он улыбнулся.

Не успела улыбка исчезнуть с его лица, как Гаш начал атаку, выбросив не кулак или ногу в сторону Карела, а сразу все тело.

Карел знал много приемов, которые бы позволили бы ему сохранить баланс и увернуться от такой атаки, используя инерцию нападавшего против него. Отставив одну ногу назад, Карел обхватил себя и приготовился повернуться, когда Гаш его ударит.

Движение помогло бы, если бы не консоль сзади, помешавшая ему поставить ногу в нужную позицию.

Поэтому вместо исполнения простого броска Карел лишь повернулся сам. Когда Гаш нанес удар, он ударил по боку Карела, придавив его бедро к консоли и заставив откинуться назад.

Карел задохнулся, а через мгновение оказался придавленным к консоли; огромная рука Гаша сомкнулась вокруг его горла.

Карел пытался вздохнуть, но не мог. Гаш сильнее сжал горло, и клингон понял, что ему осталось жить очень недолго.

Проклиная себя за то, что позволил такому неуклюжему врагу оказаться лучше себя, Карел подумал о своем отце, который жил и умер с честью, и ударил Гаша. Он бил назад и смог попасть только по нижней часть тела.

Затем Гаш наклонился и, коснувшись лицом лица Карела, прошептал ему в ухо.

– Твоя смерть будет жалкой, землянин, – сказал он, сжимая сильнее.

Когда сознание уже начало затуманиваться, кровь Карела завопила об ошибке Гаша. То, что Карел сделал дальше, он сделал не раздумывая.

Зная, что ему не удастся нанести Гашу правильный удар, он просто вытянул большой палец и ткнул им прямо в торжествующее лицо клингона.

Удар не был сильным, но нашел свою цель идеально, и через долю секунды Гаш отпустил Карела.

Первым действием Карела было сделать большой глоток воздуха, потом еще глоток.

И еще.

Когда тьма рассеялась, Карел услышал вопли Гаша. Встав в позицию и повернувшись, Карел увидел Гаша, лежащего на полу, руки закрывали правую половину лица.

Карел посмотрел вниз и увидел остатки глаза Гаша на своем пальце. Встав на колени, он вытер палец об униформу Гаша, затем поднялся и посмотрел на лица других клингонов в комнате, ожидая, не бросит ли кто из них ему новый вызов.

Никто не бросил.

Клак подошел к нему и сказал. – Хорошо сделано, старший офицер по вооружениям Карел!

К этому времени Гаш успокоился и старался подняться на ноги.

Потом Клак повернулся к Гашу. – Прежде чем ты обработаешь свою рану, убери свои вещи из новой квартиры старшего офицера по вооружениям Карела и перенеси их в твою новую квартиру, где живут новобранцы, – сказал Клак, когда офицер встал перед ним, прикрывая остатки глаза одной рукой.

Когда клингон вышел из комнаты вооружений, Клак сказал. – Ты оказал ему услугу. Он был ужасным офицером. Но он хороший боец и будет полезен в рядах десантников.

Когда второй офицер вышел, Карел увидел, что младшие офицеры по вооружениям все еще удивленно смотрят на него.

– Возвращайтесь на свои посты! – крикнул он.

Когда они заняли свои позиции, Карел подумал было отменить вторую смену, которую Гаш дал им в наказание. Это было глупо и нечестно, но потом Карел решил все оставить как есть.

Насколько знал Карел, это было необычным – перебраться со своего поста за консолью охладителя сразу в старшие офицеры, минуя позицию за одной из оружейных консолей.

Он не мог позволить, чтобы клингоны, которые находились теперь под его командованием, сочли его слабым.

– Давайте двигаться, – раздался крик Фулера.

Но сначала Келлу пришлось помочь мужчине-человеку подняться на ноги. – Я этого не понимаю… как они могли, – бормотал мужчина.

– Нам пора идти, мы должны переправить вас в безопасное место! – крикнул Келл. Женщина, которая, как клингон предположил, была его женой, помогла ему подняться.

– Мы должны спешить, – сказала она.

Мужчина был в шоке.

У всех людей лица казались потерянными, даже более потерянными, чем когда Келл впервые увидел их под развалинами здания. Но он понимал их. Их вера только что разбилась вдребезги.

Это был горький урок.

Однако они не слегли от отчаяния и не умерли, как он ожидал. Они пошли дальше вверх по склону со значительной скоростью.

Поход на гору занял всего несколько минут, и вскоре они присоединились к большой группе, которая успела перебраться за вершину горы.

Доктор Дэвис встретил их. На его лице читался вопрос. Фулер только покачал головой.

Затем Фулер обратился к собравшейся толпе поселенцев и персонала службы безопасности.

– Лара Бойд и ее группа были убиты орионцами, – объявил он.

Раздались пораженные крики гражданских. Келл видел, что они были напуганы. Ему было интересно, смогут ли они продолжать или сдадутся сейчас.

Они потеряли своего лидера. Они едва не погибли сами. И нападавшие еще могли победить, независимо от их действий.

Глядя на поселенцев, он осознал, что они смотрели на Фулера с ожиданием в глазах. В данный момент они решили считать его своим лидером.

Все зависело от его следующего шага.

– Лара Бойд жила и умерла во имя своей веры. Она жила и умерла ради мира. И перед смертью она дала нам ценную информацию, которую мы можем использовать для своей защиты, – сказал Фулер.

Хотя Келл слышал информацию, которую Бойд передала им, он сомневался, что она окажется очень полезной. Команда Звездного Флота была меньше по численности и хуже вооружена, кроме того, ей приходилось защищать большое количество гражданского населения. Однако ложь, казалось, дала надежду поселенцам.

– Гражданские меня часто спрашивают, учит ли нас Звездный Флот умирать ради наших убеждений, – продолжал Фулер. – Ответ – нет. Нас не учат умирать. Нас готовят к исполнению нашей работы. Иногда эта работа рискованная, но мы принимаем риск. Иногда нам приходится иметь дело со смертью, но мы никогда ее не ищем. Тех из вас, кто находится под моим командованием, и тех, кого мы призваны защищать, я не прошу умирать при исполнении своих обязанностей или во имя вашей веры. Я прошу вас жить ради них. Принципы, на которых основаны Звездный Флот и это поселение, требуют именно этого.

Некоторое время все молчаливо смотрели на Фулера. Затем Келл увидел среди них какие-то изменения, он буквально наблюдал, как они происходят. Несколько секунд назад у них были побитые взгляды выживших, которые почти потеряли желание продолжать жить. Сейчас они выпрямились, а в их глазах была надежда.

– Что вы хотите, чтобы мы сделали? – спросил доктор Дэвис.

– Я хочу, чтобы вы все спустились по этому склону и ждали нас у входа в пещеру. Держитесь вместе и оставайтесь со своими группами. Шеф Брентли и двое наших людей проводят вас. Здесь у нас хорошая оборонительная позиция, но если нам придется отступить, вы должны по моему сигналу зайти в пещеру. Не берите с собой ничего, кроме портативных фонарей и воды. Кто знает пещеру?

Трое подростков вышли вперед. – Мы знаем, – сказал их лидер.

– Двое из вас останутся с основной группой и поведут ее к пещере, но мне нужен один, который останется с нами, на случай, если наши группы разделятся.

Их лидер немедленно вышел вперед. – Я останусь с вами, – сказал он. Келл вспомнил, что его имя было Стил – какая ирония для человека, подумал он. (прим. переводчика – steel – сталь)

Фулер быстро посовещался с тремя людьми; затем доктор и группа отбыли.

Фулер повернулся к своей команде, куда входили также три человека из группы шефа Брентли, не входившие в эскорт поселенцев.

– Долго еще? – обратился Фулер к Пэрриш.

– Они на границе зоны отдыха, – сказала она. – Несколько минут, сэр.

– Есть какое-нибудь тяжелое оборудование? – спросил он.

– Нет, сэр, – ответила она. – Только многочисленные признаки жизни и показания мощности, какую можно ожидать от ручного оружия… большого ручного оружия.

– Может быть, это будет честная битва, – предположил Бенитес.

– Не похоже на них, – возразила Пэрриш.

– Нет, но ни один из них не взорвется при попытке их захватить. Здесь происходит что-то еще, – сказал Фулер.

Келл заговорил. – Их командир упоминал своих нанимателей, с которыми лучше не шутить. Возможно, орионцы боятся потерпеть неудачу в глазах своих хозяев.

Фулер кивнул. – Возможно, а это может заставить их совершить ошибки.

Пэрриш проверила свой фазер. – И если это случится, им нужно будет беспокоиться не только о своих хозяевах.

– Помните, нам не обязательно победить их, чтобы выиграть, – сказал Фулер. – Если мы сможем продержаться здесь до подхода «Энтерпрайза», тогда все будут спасены. Если нам придется отступить, мы пойдем в пещеры. Их даже легче оборонять, чем этот незащищенный холм. Как только мы окажемся под землей, мы сможем продолжать отступать, чтобы протянуть время.

Келл слышал слова Фулера, но не понял их. Зачем такая стратегия отступления? Лучше умереть, глядя прямо в лицо врага.

– Мы можем остаться и сражаться, – сказал клингон.

– И когда мы погибнем, поселенцы останутся без защиты, – возразил Фулер.

– Зачем пытаться отсрочить неизбежное? – сказал Келл.

– Потому что нет ничего неизбежного. Нам нужно продержаться до прихода «Энтерпрайза», – спокойно, словно обсуждая само собой разумеющийся факт, заметил Фулер.

– Вы действительно думаете, что они придут, сэр? – спросил Бенитес.

– Капитан будет здесь, – заявил Фулер с прежней идиотской уверенностью.

Насколько видел Келл, Фулер обладал огромной храбростью. Но его преданность трусливому и бесчестному капитану была необоснованна.

Возможно, когда Федерация окажется под контролем клингонов, люди вроде Сэма Фулера найдут себе лидеров, достойных их храбрости и верности, качеств, которыми, как он теперь ясно видел, обладали Фулер и остальные.

Однако, несмотря на все достойные качества, имевшиеся у людей, он все еще не мог понять их одержимости идеей сохранения жизни – как их собственной, так и жизней своих товарищей.

Сначала Келл считал это формой слабости. Страха приближающейся смерти. Сейчас он понимал, что это не так.

Они стремились сохранить жизнь, потому что они ценили ее так, как истинные воины ценили свою честь.

В конце концов, он почти поверил, почти оказался во власти слов Сэма Фулера. Он думал, что им действительно стоит жить, людям – ради своей веры, клингонам – ради чести.

Но теперь они все почти наверняка погибнут.

Фулер посмотрел вдаль, и Келл, обернувшись, взглянул туда же. Перед ними лежало азрушенное поселение. Он оглядел сожженные и разрушенные жилища. Виднелись также одиночные кратеры в тех местах, где от выстрелов трусливых оружейных платформ орионцев погибли офицеры Звездного Флота.

Он видел обломки того, что составляло гордость колонистов – их культурного центра. Дымящееся промышленное здание. Разрушенное посадочное поле.

Менее суток назад эти несколько квадратных километров были заполнены поселенцами. Даже несмотря на то, что он считал их веру глупой и невразумительной, он видел, что они ценили ее так же, как клингоны ценили долг.

И разве не была их мечта о безопасной, мирной жизни тем, чего Клингонское Высшее Командование хотело для своих людей? Свобода от угроз, свобода от тех, кто забирает все, что им принадлежит, свобода от тех, кто лишает их жизни?

Защита от подлых противников, разрушивших жизни этих слабых, но безвредных людей, была достойным мотивом. Этот мотив был достоин его отца, его брата и его фамильного имени – даже если при этом приходилось носить лицо человека.

– Вон они, – заметил шедший поблизости от него Фулер.

После этого Келл увидел их. Они не были разделены на группы или команды. Группа орионцев двигалась как единое самонадеянное целое. Или как стая.

Люди из службы безопасности и сам клингон уже преподали им два урока скромности – сначала, когда они победили оружейные платформы и еще раз, когда разрушили их корабль.

Келл подумал, что пришло время для третьего урока.

– Командам рассредоточиться, но оставайтесь поблизости от своих напарников. Найдите укрытие и ждите моего сигнала, прежде чем открыть огонь. Я хочу дождаться, когда они будут как можно ближе и покончить с этим быстро, – сказал Фулер.

Люди кивнули и начали искать укрытия. Келл и Бенитес нашли огромный валун в нескольких метрах вниз по склону и заняли позиции с каждой его стороны.

– Как думаешь, какие у нас шансы? – спросил Бенитес.

– Мы находимся выше их, – сказал Келл. – Им придется атаковать нас в открытую.

Клингон наблюдал, как они пересекают зону отдыха.

– Не похоже, чтобы они беспокоились, – заметил Бенитес.

Нет, подумал Келл, не похоже.

Орионцы остановились на дальней стороне развала, который когда-то был культурным центром. Казалось, они очень заняты чем-то.

Меньше, чем через минуту он увидел вспышку света и осознал, что они делали.

– Двигайся, – сказал он Бенитесу, который повернулся, услышав команду, и направился к вершине вверх по склону.

– Мортиры! – закричал Келл.

Они были всего в нескольких метрах от своего укрытия, когда ниже по склону взорвался снаряд.

Вспышка была сзади, но даже она временно ослепила клингона, а земля под ногами задрожала.

Он увидел, как Бенитес споткнулся и ухватил человека за форму, поднимая на ноги. Затем они побежали к вершине. Там, по другую сторону, ждали Фулер и поселенец по имени Стил.

Фулер отрывисто говорил в коммуникатор. – Переправьте всех в пещеры.

Их потряс еще один выстрел из мортиры, когда прибыли Пэрриш и ее напарник. К счастью, все были в сборе.

– Сэр, пещеры, мы можем оказаться замурованными там, – сказал напарник Пэрриш.

– У нас нет выбора, – ответил Фулер. – И, по-моему, они захотят быть уверенными, что убили нас всех. Под землей, по крайней мере, их пушка будет бесполезна. Теперь давайте двигаться! – крикнул он группе.

Еще один тревожно близкий взрыв заставил их покачнуться.

Клингон не колебался. Он развернулся и вместе с остальными на полной скорости выполнил маневр стратегического отступления.

Глава 19.

– Пора, Спок, – сказал Кирк.

– Передаю рулевое управление компьютеру, – сказал Спок.

Теперь им оставалось только ждать.

Капитану не нравилась идея передать контроль за кораблем машине, даже столь хорошо спроектированной, как корабельный компьютер. Однако в данном случае это было необходимо. Переход с ворп-скорости на орбиту планеты требовал слишком большой точности, чтобы доверить ее голосовым командам и ручному управлению. Как указал Спок, безопасная грань составляла всего лишь несколько миллионных процента.

Кирк доверял расчетам Спока. Если что-то пойдет не так, вероятнее всего это будет сбой оборудования или системы. С другой стороны, если в системе инерционных амортизаторов была критическая неисправность, у него не будет времени, чтобы беспокоиться по этому поводу.

И когда Звездный Флот прибудет на спасение корабля, от него останутся только очень маленькие кусочки.

– Скотт капитану, – раздалось из интеркома, встроенного в кресло командира.

– Кирк на связи, – сказал он.

– Капитан, транспортаторы работают, – сказал главный инженер.

– Спасибо за отличную новость, мистер Скотт. Конец связи. – Повернувшись к станции Ухуры за ним, он произнес. – Лейтенант Ухура, пожалуйста, передайте лейтенанту-командеру Джиотто, чтобы он собрал свою команду в транспортаторной.

– Есть, сэр, – сказала она.

Команда мостика находилась в ожидании, но Кирк знал, что долго ждать не придется.

Мистер Спок прервал молчание.

– Переход в нормальное пространство через десять секунд, – объявил вулканец. На несколько секунд установилось молчание, затем начался обратный отсчет.

– Пять.

– Четыре.

– Три.

– Два.

– Один.

– Ноль, – сказал офицер по науке, и Кирка тут же охватило знакомое ощущение движения и низкой гравитации. Кирк отсчитывал секунды в голове, зная, что уменьшение скорости займет ровно столько же времени, сколько занял маневр по ее увеличению.

Примерно на середине маневра, насколько он мог судить, он почувствовал, как палубу затрясло, и его толкнуло вперед. Вскочив на ноги, капитан почувствовал, что тряска прекратилась. Смотровой экран показывал, что они находились в нормальном пространстве.

Но что-то было неправильно.

Тот факт, что он мог об этом подумать, сказал Кирку: критической ошибки не случилось. Но все равно, что-то было не в порядке.

Прежде всего, на экране не было планеты.

– Спок, что случилось? – спросил Кирк.

– Сильные колебания в системе инерционного контроля, – невозмутимо доложил тот.

– Где мы? – спросил Кирк.

– Мы в пределах нужной солнечной системы, в одной точка шесть-восемь астрономических единиц от планеты, – сказал Спок.

Кирк почувствовал, как его сердце ухнуло прямо в желудок. Они находились на расстоянии, в полтора раза превышавшем расстояние от Земли до Солнца. В обычных условиях это путешествие заняло бы у «Энтерпрайза» несколько минут на полной импульсной скорости.

Однако данные обстоятельства были далеки от обычных, и они не смогут несколько дней использовать импульсную скорость.

– Сколько времени нам потребуется, чтобы обраться до планеты на маневровых двигателях, – спросил Кирк, зная, что ответ ему не понравится.

– Сто пятьдесят четыре года, – ответил вулканец.

Следующие слова Кирка были произнесены для себя и не относились к нормативной лексике.

У устья пещеры Фулер обернулся к молодому человеку по имени Стил и сказал. – Покажите нам место сбора.

Стил кивнул и пошел вперед.

– Возьмите прибор для освещения и проходите внутрь, – сказал Фулер, увлекая за собой взвод Брентли.

Офицеры службы безопасности взяли по одному фонарю с пола у устья пещеры и ступили в нее.

Келл и Бенитес ждали с Фулером снаружи, пока остальные не зашли в пещеру.

– Идемте, энсины, – сказал Фулер, вручая клингону портативный фонарь и почти вталкивая его внутрь.

Устье пещеры было узким и очевидно, было создано движением скальных пород, из которых была сформирована гора. Все же, как только они оказались внутри, проход расширился, а поверхность стала глаже, словно созданная движением воды.

Они шли по туннелю и примерно через тридцать метров вышли к развилке. Там был один огромный проход слева и другой поменьше справа, пройти через который можно было только согнувшись.

– Куда дальше? – спросил Фулер.

Стил указал на маленький проход и наклонился, чтобы войти в него. Остальная группа быстро последовала за ним.

Нагнувшись, Келл заметил с удовлетворением, что относительно большие орионцы прошли бы здесь не без труда.

Проход снова расширился, и Келл двигался, маневрируя между различными сталактитами и сталагмитами. Ему приходилось идти близко к Бенитесу, потому что на двоих у них был только один фонарь.

Миновав несколько поворотов и изгибов, туннель превратился в огромное помещение, которое было примерно сто метров длины и около пятидесяти в высоту.

Поселенцы столпились в нем. Несколько больших фонарей освещали большую часть пещеры, остальные, портативные фонари маленьких размеров установили на стенах.

С левой стороны пещеры находился небольшой водоем.

– Вы знаете, куда ведет эта вода? – спросил Фулер.

– Нет, – ответил Стил. – Она выходит из маленькой ниши в стене.

Келл заметил, что пространство поблизости от воды было усыпано банками от напитков. Молодые люди также сконструировали яму для очага неподалеку. Итак, человеческие подростки любят пить напитки у огня? – подумал клингон. На Кроносе он часто вечерами в детстве делал то же самое. Он внезапно осознал, какие именно напитки они пили. Любопытно, что люди и клингоны действовали одинаково. Когда он был молодым, он воображал, будто он и его друзья придумали это – они едва могли вообразить, что другие клингоны, а уж тем более люди, могли делать то же.

К настоящему времени Келл уже принял тот факт, что у него есть кое-что общее с людьми из службы безопасности, рядом с которыми он сражался. Однако его удивило, что у него может быть общее и с этими людьми, гражданскими.

Фулер посовещался с шефом Брентли и дал знак команде службы безопасности подойти ближе. Опустившись на колени, он поднял камень и быстро нарисовал на земле пещеры диаграмму. Указав на место, примерно на полпути от входа в пещеру, он сказал. – Моя команда займет позицию возле этого места. Мы будем удерживать их, сколько сможем.

Фулер посмотрел на Брентли. – Если нам придется отступить, ваша команда организует прикрытие. Мы, в свою очередь, займем позицию за вами и прикроем вас. Мы будем продолжать маневрировать таким образом до тех пор, пока не подойдем к поселенцам. Там будет наш последний оборонительный рубеж.

– Как насчет меня, сэр? – спросила энсин Кларк, ее правая рука висела на перевязи. Она была закреплена доктором, а открытая рана перевязана. Но понадобилось бы несколько дней или недель, прежде чем она смогла бы сражаться как следует.

– Вы останетесь здесь с поселенцами, – сказал Фулер. И прежде чем женщина успела запротестовать, он добавил. – Если никто из нас не вернется, вы будете их единственной защитой. Если не останется ни одного из нас, ваш фазер понадобится, чтобы запечатать пещеру изнутри. Это поможет вам выиграть время до прибытия капитана.

Энсин Кларк кивнула, и Фулер махнул доктору Дэвису, чтобы тот подошел.

– Доктор, вы остаетесь за главного…

– Лейтенант, я доктор… – начал тот.

Фулер отмахнулся от этого возражения. – Эти люди смотрят на вас, доктор. Вы фактически их лидер, независимо от того, чувствуете вы себя готовым для этой работы или нет. Помогите им сохранить спокойствие и дух.

– Хорошо, – сказал Дэвис. – Сделаю что смогу. И лейтенант, спасибо. – Затем он обратился к офицерам службы безопасности. – Спасибо вам всем. Мы никогда не забудем того, что вы сегодня сделали для нас.

Фулер кивнул человеку и повернул в сторону выхода, за ним последовали Келл и остальные.

Они сделали только несколько шагов, когда Стил и двое других молодых людей приблизились к Фулеру.

– Мы хотим помочь. Мы готовы сражаться, – сказал Стил.

– Оставайтесь здесь с вашими друзьями и семьями, – сказал Фулер. – Если мы не вернемся, вы будете единственными, кто останется между орионцами и этими людьми. Поговорите с энсином Кларк, она вам скажет, что делать.

Люди казались удовлетворенными этим решением и вернулись к своим. Перед тем, как команда службы безопасности смогла двинуться снова, человеческая девочка подбежала к клингону, сзади ее сопровождала собака.

– Возьмите с собой Спенсера, – предложила она.

– Я так не думаю, – сказал Келл.

– Он очень храбрый, – сказала она. – И видите, он хочет пойти с вами, – добавила она, обращая их внимание на тот факт, что животное с энтузиазмом махало хвостом и обнюхивало ноги клингона.

Глядя на человеческого ребенка, он видел, что для нее это было важно. Как раненая энсин Кларк, как подростки, она хотела посодействовать. Она хотела помочь.

– Уверен, он будет огромным… подспорьем, – сказал клингон, когда группа двинулась. Собака держалась поблизости от его каблуков.

Ему было интересно, будут ли иметь какой-то смысл их усилия и их смерть. Или в конце победу одержат орионцы?

Калесс сказал, что честь не нуждается в победе, от воина требовалось лишь приложить все возможные усилия. Сегодня четь будет соблюдена наилучшим образом.

Быстро двигаясь по пещере, они оставили шефа Брентли на его позиции и отправились дальше занимать свою.

К счастью, сталагмиты и выходы пород в пещере образовали великолепное прикрытие. Келл и Бенитес заняли позиции у левой стены пещеры, в то время как Фулер, Пэрриш и Перелла – у правой. Собака беззаботно легла на пол пещеры у ног клингона.

– Выключить свет, – приказал Фулер, и Бенитес и Пэрриш погасили свои портативные фонари. Пещера тут же погрузилась в полную темноту.

– Есть что-нибудь, Пэрриш? – позвал Фулер.

– Думаю, они близко, сэр, но есть какие-то помехи. Трикодеры дают мне противоречивые данные, – сказала она.

Это было хорошо, решил Келл. Это означало, что у орионцев тоже будут проблемы при попытке найти их с помощью портативного сенсорного оборудования.

Команды службы безопасности также имели естественное преимущество оборонительной позиции и темноту для дополнительного прикрытия. Если у орионцев были фонари, клингон и его компаньоны увидят их первыми.

Келл внимательно прислушивался к малейшему звуку пещеры. Никто не шел.

Единственный шум исходил от людей и собаки рядом с ним. Хотя офицеры службы безопасности были натренированы вести себя тихо в такой ситуации, они все-таки дышали и издавали случайные звуки при движении.

И в полной темноте пещеры, когда глаза бесполезны, а другие чувства обострены, звук собственного дыхания и ударов сердца казался необычайно громким. Он даже вообразил, что может слышать, как кровь течет внутри его тела.

Как орионцы могут не слышать такую симфонию? – удивлялся он.

Ответом было лишь молчание.

Он был в постоянном напряжении. Кровь в его венах горела от предвкушения, вспоминались дела его отца и предков, обещание все выполнять с честью. Его кровь кипела, еще больше обостряя его чувства.

Он знал, что специальное оборудование позволило бы орионцам видеть в темноте и без труда найти их. Были даже приборы, которые могли маскировать производимые ими звуки.

Ни один честный противник не стал бы красться таким способом. И конечно, ни один клингонский воин не стал бы прятать свои намерения. Однако орионцы показали, что у них нет чести.

Поэтому Келл воззвал к своей крови воина, чтобы она предупредила его о предательстве, об атаке.

Его кровь кипела, но молчала.

Однако не молчала собака.

Она начала дергаться и необычно громко дышать. Затем она заскулила.

Взвесив возможности, Келл подумал было застрелить животное, но решил против этого – подобный акт привлек бы к ним еще больше внимания, чем собака.

Животное фыркало и обнюхивало воздух, затем начало рычать. Когда оно громко залаяло, Келл решил просто пристрелить его.

Подняв фазер, Келл остановился по непонятной самому причине. Когда он сам понюхал воздух, то понял, о чем хотел предупредить их пес, и какими чувствами он руководствовался.

– Включите свет, – закричал клингон, найдя и ударив по переключателю ближайшего фонаря. Внезапная вспышка яркого света на мгновение ослепила его.

Вонь от орионцев была настолько сильна, что Келл удивился, как он не заметил ее раньше. Она буквально кричала об их вероломстве, их трусости.

Кровь клингона ответила на призыв. Он не стал ждать, пока его глаза приспособятся. Нацелив фазер в сторону выхода из пещеры, он выстрелил, доверяя лишь Калессу и зову собственной крови вести его к цели.

Они его не подвели.

Его глаза приспособились достаточно, чтобы он увидел, как луч фазера нашел свою цель. Ярко-красный свет осветил фигуру орионца, который находился, может быть, в семи метрах перед ним.

Это было прямое попадание с близкого расстояния, и фазер был установлен на полную мощность. Келлу не нужно было идеальное зрение для понимания того, что случилось с орионцем.

К тому времени, когда первый выстрел настиг свою цель, начали стрелять и остальные. Через несколько секунд его глаза привыкли к свету, и он увидел, как орионцы стараются найти укрытия.

Келл не сомневался, что та секунда или две преимущества, которые дала им собака, спасли их жизни.

Не все, осознал он, когда луч из орионского оружия прошел слева в нескольких метрах от него. Краем глаза он увидел, что выстрел попал прямо в грудь напарнику Пэрриш, Джону Перелле.

Прежде чем его тело упало на землю, выстрел из фазера Пэрриш нашел орионца, убившего Переллу. Выстрелы со стороны Фулера и Бенитеса также достигли своих целей. Меньше, чем через десять секунд после первого выстрела клингона, на земле остались тела четырех орионцев.

– Прекратить огонь, – прокричал Фулер, снова зажигая фонари по всей пещере.

Поближе взглянув на орионцев, Келл увидел, что у врага были такие же бронированные костюмы, какие носили пилоты оружейных платформ. Тот факт, что двое орионцев, убитые Келлом и Пэрриш, лежали на земле, а не были дезинтегрированы фазерными лучами, свидетельствовал, что костюмы обеспечивали определенную защиту. Однако этого было недостаточно для спасения их жизней в случае прямого попадания с близкого расстояния.

На мгновение в пещере стало тихо. Пространство пещеры было заполнено дымом. Проведя быстрый осмотр, Келл увидел, что Перелла оказался их единственной потерей.

Пэрриш вынула трикодер, но покачала головой, посмотрев на Фулера. Очевидно, было слишком много помех, чтобы трикодер смог заметить нападавших.

Спустя секунду раздался звук единственного прибора, на который не влияли помехи. Залаяла собака.

Келл и остальные не мешкали ни секунды. Они начали стрелять.

На этот раз орионцы были более внимательны, и их не удалось застигнуть врасплох. Они были на этот раз не так близко, в тридцать метрах.

Насколько мог видеть клингон, никто из команды службы безопасности не смог попасть в кого-нибудь из орионцев.

Пока.

Дым, создаваемый при попадании выстрелов по камням и стенам пещеры, начал сгущаться. Очень скоро они совсем не смогут видеть орионцев, даже находившихся вне укрытий.

Проследив источник вспышек орионского оружия, Келл понял, что враг продвигается