/ / Language: Русский / Genre:love_short / Series: Любовный роман

Во власти купидона

Кэтрин Росс

В результате интриги Джемма Хэмптон и Маркус Россини порывают друг с другом. Общий ребенок единственное, что связывает их. Но Маркус не намерен делить сына с бывшей возлюбленной и решает отобрать у Джеммы ребенка…

Кэтрин Росс

Во власти купидона

Глава первая

— Папа женится!

Голос сына нарушил тишину жаркого летнего полдня.

— Что ты сказал? — Джемма вздрогнула и пролила лимонад себе на платье и на покрывало для пикника. — Что ты сказал, Лайам?

— Ты пролила лимонад. — Четырехлетний малыш показал на пятно и потянулся к корзине за шоколадкой.

— Да, я вижу.

В другой раз Джемма запретила бы сыну есть шоколад, пока он не доест бутерброд, но его слова вызвали у нее шок.

— Что ты сказал про папу? — спросила она, стараясь не выдать волнения в голосе.

— Он собирается жениться, — с набитым ртом объяснил Лайам, глядя на мать такими же темными, как у отца, глазами. — Это значит, что у меня теперь будет две мамы? Как у Энни?

— Ну… наверное, да.

Как это странно. В один момент все у тебя хорошо, а в следующий ты уже висишь над бездонной пропастью. Джемма не могла понять, почему это известие так потрясло ее. Маркусу Россини тридцать девять лет. Богат и потрясающе красив — женщины обожают его. Видимо, он решил, что в сорок лет пора уже остепениться.

Только на ком он женится? Джемма готова была поклясться, что это его старая любовь София Албани, они знают друг друга с детства. Женщины в его жизни приходили и уходили, но София всегда маячила на горизонте, как бы далеко они ни были друг от друга. И тот факт, что у Маркуса был сын от другой женщины, ничего не менял. София просто не обращала внимания на возможных соперниц. Может, именно поэтому их отношения и сохранились. Может, это и есть настоящая любовь, проверенная временем? Последняя мысль отозвалась болью в сердце Джеммы.

— Ты уверен, Лайам? — спросила Джемма тихо. — Как ты узнал, что папа женится? Это он тебе рассказал?

Лайам покачал головой и полез в корзину за печеньем.

— Я должен был спать, но у меня заболел живот, и я встал. Я слышал, как он говорил…

— Вчера?

Сын кивнул.

— С кем он говорил?

Лайам пожал плечами.

— С Софией? Она была у папы?

— Он говорил по телефону.

Лайам потянулся за пакетом чипсов. Джемма вышла из транса. Что она делает? Устраивает допрос четырехлетнему малышу! Не говоря уже о том, что личная жизнь Маркуса ее не касается.

— Лайам, никаких сладостей. Сначала съешь бутерброд.

Лайам сморщил нос.

— Не хочу. Не люблю эту зеленую гадость в нем.

— Это не гадость, а огурец. И ты его любишь.

Лайам потряс головой.

— Ненавижу.

— Ну, съешь хоть один ради меня.

— Папа не заставляет меня есть всякую гадость.

Джемма почувствовала раздражение. Всегда одно и то же. Папа был для Лайама чем-то вроде божества. Она слышала эти слова миллион раз: «Папа не отправляет меня спать так рано»; «Папа разрешает мне смотреть телевизор, сколько я захочу»; «Папа читает для меня, когда я просыпаюсь ночью».

Джемма с трудом удерживалась от едких комментариев. Но иногда слышать это было выше ее сил, и Джемму так и подмывало рассказать Лайаму, что его обожаемый папочка — негодяй, которому нельзя доверять.

Но, разумеется, она никогда этого не скажет. Ведь правда заключается в том, что Маркус Россини, как бы сильно он ни обидел ее в прошлом и как бы она ни мечтала, чтобы он исчез из ее жизни, был чертовски хорошим отцом.

— Не возражай, Лайам. Просто съешь бутерброд. Иначе я расскажу папе, как ты плохо себя вел, когда он вечером заедет за тобой.

Лайам заколебался, но сделал, как она просила. Эта угроза всегда срабатывает, подумала Джемма. Самое смешное, что она не смогла бы ничего рассказать Маркусу, потому что старалась избегать любого разговора с ним. Она почти не видела его. Когда его машина подъезжала к дому, она выпускала Лайама, уже одетого и с собранными вещами, сразу на улицу, не дожидаясь, когда Маркус позвонит в дверь. А когда они возвращались, она просила маму открыть дверь. Джемме так было легче. Она не могла просто болтать с Маркусом как с другом. Старые раны еще не успели затянуться.

Неужели Маркус правда собирается жениться? Сердце у Джеммы болезненно сжалось. Нет, ей нет никакого дела до его намерений, сказала себе молодая женщина. Много лет назад ей пришлось смириться с тем, что Маркус не для нее. Единственное, что ее волнует, — как этот брак отразится на Лайаме.

— Можно я пойду на качели? — спросил Лайам, покончив с бутербродом.

— Конечно.

Сын засеменил к детской площадке, но на полпути вдруг остановился и побежал назад к Джемме. Лайам обнял мать и прижался губами к ее щеке.

— Я люблю тебя, мамочка!

— Я тоже люблю тебя, — обняла сына Джемма.

— Хочешь посмотреть, как высоко я качаюсь на качелях? — взволнованно предложил Лайам. Глаза его горели.

— Конечно, дорогой.

Она смотрела, как он бежит обратно на площадку. Сердце сжималось от любви и гордости.

Была суббота. Интересно, что Маркус делает сегодня? Обычно он заезжал за Лайамом утром и уик-энд они проводили вместе, но в эти выходные планы поменялись. Вместо этого Маркус был с сыном вчера и привез его сегодня утром, чтобы забрать его только в половине пятого.

Может, у него свидание с Софией? Может, они вместе покупают кольцо?

Джемма убрала коробку с бутербродами в корзинку и стала наблюдать за сыном, как обещала. Маркус может хоть целый гарем завести, ей наплевать.

Пчелы сонно жужжали, кружась над клумбой. На секунду жаркий летний полдень напомнил ей прошлое — тот день, когда она лежала в объятьях Маркуса на берегу реки. Сначала его руки властно обнимали ее, потом нашли пуговицы на блузке и скользнули внутрь, лаская обнаженную кожу.

— Я хочу заняться с тобой любовью, Джемма… прямо сейчас…

Картина, возникшая в ее сознании, была такой яркой, что Джемме стало жарко. Она почувствовала, как внутри нее вспыхивает желание. Джемма ненавидела себя за эту слабость. Прошло много лет с тех пор, как они с Маркусом в последний раз спали вместе. Ее чувства к нему умерли. Умерли и похоронены. После долгой и мучительной прощальной церемонии.

— Привет, Джемма, — раздался сзади голос Маркуса, нарушив ее размышления.

Джемма вздрогнула и обернулась.

Он был точно такой же, как в ее фантазиях. Казалось, он шагнул сюда из ее жарких воспоминаний.

— Что ты здесь делаешь? — спросила она ошеломленно.

— Я хотел увидеть тебя. — Маркус присел рядом с ней на покрывало. Он сделал это так непринужденно, словно они каждую субботу устраивали пикник в парке. — Лайам сказал, что вы будете здесь.

Джемма никак не могла сосредоточиться на разговоре. Боже, какой же он красивый! Наполовину итальянец, Маркус был красив яркой средиземноморской красотой. Оливковая кожа, черные как смоль волосы, отливающие синевой на солнце. В светлых брюках и голубой рубашке он был просто ослепителен.

Даже зная его столько лет, Джемма не переставала восхищаться его внешностью. Она помнила каждую секунду их первой встречи. С самого первого мгновения Джемма почувствовала, как ее влечет к этому мужчине. В Маркусе Россини было что-то особенное. И это касалось не только его потрясающей внешности. Маркус был в превосходной спортивной форме — мускулистый, сильный, ни капли жира. Но не в физической силе таился секрет его привлекательности. Он весь буквально дышал чувственностью. Чувственность была в его четком профиле, в блеске темных глаз, в гордой посадке головы. Джемма задрожала, ощутив на себе его взгляд.

— Ты хорошо выглядишь, — сухо сказал он.

— Спасибо.

— Мы так давно не виделись.

Его глаза замерли на ее длинных светлых волосах, скользнули вдоль стройной фигуры. Джемме стало жарко. Внезапно она поняла, почему так старательно избегала любой встречи с ним. Маркус все еще обладал над ней таинственной властью.

— Что тебе нужно, Маркус? — Вопрос прозвучал резче, чем она рассчитывала.

— Я хочу кое-что обсудить с тобой.

Джемма молчала. Она уже знала, что он сейчас скажет. Что собирается жениться. Молодая женщина сделала глубокий успокаивающий вдох и приготовилась подобающе отреагировать на «новость». Она пожелает ему счастья. «Искренне».

Их глаза встретились, и сердце замерло у нее в груди. Внезапно она вспомнила ту ночь, когда рассказала ему, что беременна, и Маркус сделал ей предложение. Вспомнила, что она тогда чувствовала. Джемме хотелось кричать, что это несправедливо, что это неправильно, что Маркус никогда не любил ее и никогда не полюбит. У нее просто не было другого выхода, как отказать ему. Ей не нужен был брак без любви.

А сейчас он скажет, что женится на другой…

Джемма перевела взгляд на Лайама. Он раскачивался выше и выше. Детское личико было сосредоточенным. Наверно, еще не заметил, что пришел отец.

— Я покидаю Лондон, Джемма, — объявил Маркус. — Я возвращаюсь в Италию и хочу взять Лайама с собой.

Джемма изумленно повернулась к нему. Она ожидала совсем не этого.

— Я знаю, что для тебя это шок, но, когда ты успокоишься и все обдумаешь, ты поймешь: это правильное решение. В Лайаме течет итальянская кровь. В Италии его корни. Ему нужно узнать эту страну. И там его с нетерпением ждет большая семья — двоюродные братья, дяди, тети, а также дедушка, который в нем души не чает.

Джемма не понимала, почему не остановила его сразу. Все, что он говорит, — чистейшей воды безумие. Она не могла найти слов, чтобы выразить свое возмущение.

— Там его дом, — продолжал тем временем Маркус.

— Дом Лайама здесь! — Когда Джемма наконец обрела дар речи, слова вырвались с таким гневом, которого она сама от себя не ожидала.

— Я понимаю, что для тебя это шок, Джемма.

В панике Джемма заметила, что он говорит так, словно все уже решено.

— И я знаю, как сильно ты любишь Лайама. Поэтому я думаю, нам нужно прийти к компромиссу, который устроит нас обоих.

— Этого не будет, — отрезала Джемма и, отвернувшись, начала собирать чашки в корзину.

Маркус спокойно наблюдал за ней.

— Послушай, я хотел бы, чтобы мы забыли о наших разногласиях и сделали то, что будет лучше для Лайама.

— Я знаю, что лучше для Лайама, — выпалила она в ярости. — Как ты смеешь предлагать мне такое?

— Джемма, все, что я хочу сказать…

— Я прекрасно слышала, что ты хочешь сказать. И это полная чушь. Ты забираешь его по выходным и праздникам и думаешь, что такой папаша просто дар небесный для ребенка? Так вот, позволь сказать тебе, что это не так. Ты понятия не имеешь о том, что такое быть настоящим отцом. И эта игра в отца тебе скоро наскучит. Как и все прочие игры в твоей жизни. — Джемма не могла скрыть сарказм в голосе. — Ты не выдержал бы и двух дней, если бы тебе пришлось жить с Лайамом.

— Думаю, ты ошибаешься.

Она заметила, что Маркус тоже утратил спокойствие. В его голосе мелькнуло раздражение.

Боже, подумала она, как он может вот так просто прийти и сообщить, что забирает у меня сына?

— Ни один судья в этой стране не позволит забрать ребенка у матери без чертовски хорошего на то основания, — сказала она. — Так что уходи, Маркус. Возвращайся в свой мир и не беспокой меня больше.

— Он уже не младенец, Джемма. В сентябре Лайам пойдет в школу.

Джемма проигнорировала его слова. Она сделала вид, что занята стряхиванием крошек с покрывала.

Когда она закрывала корзинку, Маркус протянул руку и взял ее за запястье. Прикосновение его руки было как удар тока. Дрожь пробежала по телу молодой женщины.

— Мы не должны доводить дело до суда, Джемма. Если это случится, ты очень пожалеешь.

Хотя он произнес это спокойным голосом, угроза была очевидной. Никто не смел оспаривать волю семьи Россини. У них были деньги и власть. Они всегда получали желаемое. Джемма старалась не выдать страха, но внутри у нее все похолодело.

— Ты не в Италии, Маркус, — напомнила она. — Это мой дом, моя страна, и суд никогда не позволит тебе отобрать Лайама.

— Я не хочу воевать с тобой, Джемма, — сказал он тихо. — Но если ты будешь упорствовать, я приложу все усилия, чтобы победить. Играя с огнем, можно и обжечься.

— Папочка! — Радостный голос Лайама прервал их напряженный разговор. Маркус отпустил ее запястье и повернулся к сыну, который бежал к нему навстречу.

Джемма видела, как маленькие ручки обняли Маркуса за шею, как сын крепко прижался к отцу.

— Папа, ты покачаешь меня на качелях? Пожалуйста! Я могу взлетать высоко-высоко! До самого неба!

— Эй, потише, приятель, — рассмеялся Маркус. — Дай мне вздохнуть.

— Лайам, нам пора идти, — вставила Джемма. Ей хотелось уйти как можно скорее. Она больше не могла выносить присутствие Маркуса.

— О, мама! — Лайам был разочарован. — Папа только пришел. Можно ему покачать меня на качелях? Ну, пожалуйста, мама!

— Попозже, Лайам. — Джемма встала и расправила складки на платье. — Ты будешь ночевать у папы. У него в саду тоже есть качели.

Маркус следил за тем, как длинные медово-золотистые волосы заструились по спине, сверкая на солнце. В вырезе платья на долю секунды мелькнула полная грудь.

— Можно я насовсем останусь с папой? — не унимался ребенок.

Острая боль пронзила сердце.

— Нет, нельзя. — Джемма подняла глаза и встретила взгляд Маркуса. Ей показалось, что его глаза светятся триумфом. — Пожалуйста, сойди с покрывала, чтобы я могла сложить его.

Лайам собирался настаивать, но Маркус неожиданно уступил:

— Делай, как просит мама, Лайам. — Он встал с покрывала и поднял Лайама на руки.

— Спасибо, — коротко поблагодарила Джемма.

— Мы не закончили разговор, — тихо сказал Маркус, наблюдая за ней.

— Я уже ответила тебе.

— Этого недостаточно.

— Почему? Потому что тебе не нравится мой ответ? — Джемма пожала плечами. — Неприятно, понимаю. Ты привык получать все, что захочешь. Ну что ж, не в этот раз.

Гнев мелькнул в глазах мужчины.

— Это мы еще посмотрим.

То, как он это сказал, напугало ее.

— Советую тебе забыть эту нелепую идею, Маркус. — Она даже не заметила, что повысила голос.

Лайам насторожился.

— Вы с папой ссоритесь?

— Нет, милый, просто говорим. — Джемма протянула сыну руку. — Пойдем домой. Дядя Ричард может позвонить.

Маркус напрягся. «Дядя Ричард» слишком часто появлялся у Джеммы в доме. И это его совсем не радовало.

— Тогда поговорим позже, на следующей неделе. — Маркус опустил Лайама на землю.

— Нам не о чем говорить.

— А я думаю, что есть, — холодно произнес Маркус. — Ты можешь поужинать со мной в пятницу вечером? Мама посидит с ребенком.

— Поужинать? — Джемма взглянула на него как на сумасшедшего. — Нет, мама будет занята.

— Тогда я приеду на ужин к вам.

— Нет.

— Я позвоню тебе на неделе, чтобы обо всем договориться, — проигнорировал ее ответ Маркус.

Джемма собиралась уже сказать, чтобы он не тратил время зря, но поняла: Лайам внимательно слушает их разговор. Поэтому она просто молча взяла сына за руку.

— До свидания, Маркус, — сказала она предельно спокойно.

Маркус наблюдал, как они уходят. Лайам все время оборачивался и махал ему. Но Джемма ни разу не обернулась.

Она сделает так, как я хочу, мрачно сказал себе Маркус. Более того, она будет умолять его вернуть ее обратно в его жизнь. А именно этого хотел Маркус — чтобы она вернулась к нему.

Глава вторая

Со стоном Джемма швырнула письмо на стул и запустила пальцы в волосы.

— Только этого мне не хватало!

— Что случилось? — Мама выбрала именно этот момент, чтобы зайти на кухню. — Это часом не письмо от адвоката Маркуса? Неужели дело дойдет до суда?

— Нет! — Джемма испуганно взглянула на мать. — Никакого суда не будет, мама. Маркус просто проверяет меня. И не осмелится подавать в суд, потому что знает: он проиграет.

Но маму эти слова не убедили.

— Маркус не из тех, кто проигрывает, — заметила она.

Не это сейчас хотелось услышать Джемме. Она отчаянно пыталась убедить себя, что Маркус скоро расстанется с этой нелепой идеей и все вернется на круги своя.

— Что за письмо? — спросила мама.

— Из агентства недвижимости. Они сообщают, что хозяин продает этот дом. Я могу выкупить его, если пожелаю. Только, по-моему, они в этом сомневаются. Дома в этом районе стоят целое состояние.

— Тебе еще повезло, что нам столько лет его сдавали за смешную цену. Не знаю, как тебе это удалось. Твоя подруга Джейн платит вдвое больше за свою маленькую квартирку.

— Все хорошее когда-нибудь заканчивается, — задумчиво протянула Джемма. Ей действительно повезло, что она нашла такое место. Это был просторный дом в георгианском стиле недалеко от издательства в центре, в котором она работала, и в двух шагах от дома матери. — Я ожидала, что владелец поднимет арендную плату, но и подумать не могла, что он решит продать дом, — с грустью сказала Джемма.

Мама покачала головой.

— Может, тебе стоит попросить денег у Маркуса, чтобы купить дом? — предложила она. — Я уверена, он…

— Нет, мама. — Джемма открыла дверь кухни и позвала сына: — Лайам! Бабушка пришла, чтобы отвезти тебя в садик.

— Маркусу ничего не стоит купить этот дом, а он всегда предлагал тебе свою помощь, — продолжала мать, словно не заметив реакции Джеммы. — Не понимаю, почему ты отказываешься. Ты иногда бываешь такой упрямой…

— Мама, я не буду просить Маркуса о помощи! — Джемма надела черный жакет в тон юбке и проверила ключи. Она уже опаздывала на работу, а впереди ее ждал напряженный день. У нее нет времени думать о Маркусе. Тем более говорить о нем. — Он хочет забрать у меня Лайама, забыла? Последнее, что я сделаю, — это попрошу у него что-нибудь.

— Не надо так. Я уверена, что Маркус честный и благородный человек.

— Ты уверена во всем, что касается Маркуса. Но я справлюсь сама. Мне не нужна его помощь.

Джоан Хэмптон вышла в холл вместе с дочерью.

— И как ты собираешься справляться? Жизнь в Лондоне очень дорогая, Джемма. Ты должна быть практичной. Трудно растить ребенка одной.

— У меня хорошая работа, мама, — напомнила Джемма. — Меня ждет повышение. Если мне дадут эту должность, кто знает, может, я смогу выкупить дом.

У Джеммы, и правда, была хорошая работа, в течение последних лет она несколько раз получала повышение. Она успела поработать во многих отделах «Модерн таймс» — глянцевого ежемесячного журнала. Уже год, как она помощник редактора. А теперь редактор Сьюзен Кэршоу собралась уходить, и Джемма всерьез рассчитывала занять ее место.

Все говорили, что у нее есть шансы. Она молодая, талантливая и инициативная. Джемма также думала, что лучшего кандидата им не найти — она уже много раз доказывала свой профессионализм. Фактически она не сомневалась в своей победе над конкурентами до последней недели, когда по редакции поползли слухи, что кто-то хочет перекупить журнал. Это несколько омрачило ее радужные мечты о будущем.

Неизвестно было, кто именно хочет купить журнал, но, если это произойдет, могут пойти увольнения. И первыми уволят редакторов, потому что новые владельцы захотят иметь своих людей на руководящих постах.

Но даже если ее уволят, она легко найдет другую работу, успокаивала себя Джемма. У нее великолепный послужной список.

Может, денег не хватит, чтобы купить красивый дом в хорошем районе, но она сможет арендовать приличное жилье. Самое важное, чтобы они с Лайамом ни от кого не зависели.

Джемма посмотрела в сторону лестницы.

— Лайам, мне пора идти, — предупредила она.

— Что он там делает? — спросила мама.

— Играет с игрушечным поездом, который Маркус купил ему на прошлой неделе. Теперь в его комнате везде проложены рельсы.

Джоан улыбнулась.

— Он хороший человек, Джемма. Почему бы тебе и не поужинать с ним завтра вечером? Вам нужно вместе обсудить будущее Лайама, а не доводить дело до суда. Я посижу с мальчиком.

— Нам нечего обсуждать, — отрезала Джемма. Маркус звонил несколько раз за неделю и оставлял сообщения на автоответчике, но она никогда не перезванивала ему. — Я дала свой ответ Маркусу. С этим покончено.

Ей не нравилось, что мама так положительно настроена по отношению к Маркусу. Она никогда не старалась скрыть тот факт, что считает Маркуса замечательным, а ее, Джемму, просто глупой. За прошедшие годы Джемма научилась принимать это. Но в данной ситуации мама могла бы встать и на ее сторону. Ситуация причиняла Джемме боль, хоть она и старалась это не показывать.

— Как ты думаешь, Лайам не ошибся? Маркус действительно собирается жениться? — спросила вдруг мама. — Может, он выбрал ту итальянку… как ее звали? София? Может, поэтому он и решил вернуться в Италию.

— Может быть… — Та же самая мысль преследовала ее несколько бессонных ночей подряд. — Но как бы то ни было, Лайама он не получит.

Наконец, к радости Джеммы, появился Лайам. Неприятный разговор закончился.

Раскрасневшийся Лайам подбежал к ним. Джемма забеспокоилась.

— Ты не заболел, сынок? — спросила она, дотрагиваясь до горячего лобика. Нежная кожа пылала под ее прохладной ладонью. — Тебе плохо?

— Нет, — ответил сын.

— Он наверняка бегал за поездом, — сказала бабушка со смехом.

— Я проложил туннели под кроватью и построил вокзал перед дверью в ванную, — улыбнулся во весь рот Лайам. — Иди посмотри, бабушка.

— Попозже, милый. Нам пора идти. Иначе мама опоздает на работу, а я — в бридж-клуб.

Слава богу, Лайам здоров, подумала Джемма, садясь за рабочий стол полчаса спустя. У нее столько работы! Не прийти в издательство было бы катастрофой. В редакции, как всегда, царил хаос. В конференц-зале шло совещание, делавшее всю атмосферу в издательстве напряженной.

— Позже будет собрание, — сообщил Ричард Барри, один из редакторов журнала и ее хороший друг, наливая себе кофе. — Похоже, нас все-таки купят.

Джемме стало нехорошо. Если это произойдет, ее карьере придет конец.

— Не волнуйся так, — остановился перед ее столом Ричард. — Ты один из самых талантливых редакторов, с которыми я работал. Тебе нечего опасаться.

— Спасибо за веру в меня, Ричард, но мне все равно не по себе, — грустно улыбнулась молодая женщина. Ричард был привлекательным мужчиной. За последние месяцы они успели стать близкими друзьями. Он нравился Джемме. Может, даже больше чем просто нравился. Во всяком случае, больше, чем другие мужчины.

— Пойду сделаю тебе кофе.

Ричард ушел. Джемма наблюдала за ним сквозь стеклянную стену кабинета. У нее был один из немногих личных кабинетов на этаже, но с прозрачными стенами. Так что Джемма всегда ощущала себя в центре всего, что происходит. Сейчас люди как-то странно суетились, посматривая в сторону приемной. Она перевела взгляд и в ужасе обнаружила Маркуса Россини, только что вышедшего из лифта.

Негодяй! Джемма в ярости сжала кулаки. Как он посмел прийти к ней на работу? Одно только радовало: какое унижение он испытает, когда Клэр, секретарша, не пропустит его без разрешения Джеммы.

Джемма ждала, что телефон на столе зазвонит, но вместо этого в изумлении увидела, как Маркус уверенно идет прямо к ней. Что, черт побери, он сказал Клэр? Наверняка использовал свой итальянский шарм на все сто. Впрочем, обычно ему достаточно было просто улыбнуться. Она заметила, какой эффект его появление оказало на женщин в офисе. Они все смотрели на него с нескрываемым восхищением. Всегда одно и то же, с раздражением подумала Джемма. Женщины просто падали к его ногам.

Маркус выглядел великолепно. В этом ему нельзя было отказать. Темный деловой костюм прекрасно сидел на его подтянутой спортивной фигуре. Разозлившись на себя за подобные мысли, Джемма отвела взгляд. Маркус вошел в кабинет.

— Что, черт побери, тебе здесь надо? — прошипела она. — У меня нет времени.

— Не слишком любезный прием, Джемма, — констатировал Маркус.

— Не чувствую желания быть любезной, когда дело касается тебя. — Она задрожала, потому что Маркус захлопнул дверь и они остались наедине. Эта дверь всегда остается открытой, — сказала она, но Маркус проигнорировал ее слова и сел в кресло напротив.

Маркус Россини выглядел абсолютно спокойным, даже расслабленным. В движениях сквозила ленивая грация. Но в глазах светилась решимость.

— Клэр не должна была впускать тебя, — взорвалась Джемма. — Может, ты и не заметил, но я на работе, и это неподходящее время.

— К сожалению, у тебя все время неподходящее, Джемма. Ты ни разу не перезвонила мне. У меня не было другого выхода, кроме как прийти сюда и обсудить все лично.

Начало разговора ей не понравилось. Молодая женщина занервничала.

— Маркус, мне нечего сказать тебе. И я хочу, чтобы ты ушел.

Но Маркус и не думал уходить. Тогда Джемма продолжила:

— Послушай, я прошу тебя по-хорошему. Но если ты будешь и дальше настаивать, мне придется позвонить в службу охраны и попросить выставить тебя.

Странно, но эти слова рассмешили его.

— Не представлял, что ты можешь стать таким опасным врагом, Джемма, — пробормотал Маркус. Но предупреждаю: если ты сделаешь это, то будешь очень раскаиваться. Может получиться так, что выставят отсюда тебя.

Джемма тряхнула головой.

— Твое высокомерие не перестает поражать меня, Маркус. Ты, может, и сумел очаровать секретаршу, но два охранника-громилы вряд ли купятся на это.

— Почему ты не перезвонила? — сменил тему Маркус.

— Ты знаешь почему.

— Работала день и ночь всю неделю? — спросил он саркастически. — Когда я привез Лайама в воскресенье, твоя мать сказала, что ты занята. Потом я оставил несколько сообщений на твоем автоответчике.

— Я действительно была занята.

— Слишком занята, чтобы обсудить будущее нашего сына?

Этот вопрос привел ее в ярость.

— Здесь нечего обсуждать.

Маркус никак не отреагировал на это заявление.

— Милый офис, — сказал он ни с того ни с сего. — Я слышал, тебя ждет повышение.

— Откуда ты знаешь?

— Ты, наверно, забыла, что я тоже занимаюсь издательским бизнесом?

Одно только «но». Маркус не просто занимался издательским бизнесом, он управлял одним из самых крупных издательских холдингов в Европе. «Россини хаус» был громадным. Он включал в себя несколько самых крупных и уважаемых издательств. «Модерн таймс» по сравнению с ними был маленькой букашкой. Он не мог интересовать Маркуса, который вращался в более высоких сферах.

— Я польщена тем, что ты так интересуешься моей карьерой, — с иронией ответила Джемма. Очевидно у тебя много свободного времени. Или тебе просто стало скучно?

— У меня все замечательно, Джемма. Спасибо за заботу, — ответил он, игнорируя ее сарказм. — Так каковы твои шансы на повышение?

— Не знаю. Полагаю, высокие, — нахмурилась Джемма, не понимая, к чему он клонит.

— Если я правильно помню, ты неплохо справляешься со своей работой.

— Неплохо? — вспыхнула девушка. — Вообще-то я чертовски хорошо с ней справляюсь, и ты это прекрасно знаешь. Именно поэтому мне и дали работу несколько лет назад в одной из твоих компаний.

Он посмотрел на нее долгим оценивающим взглядом, словно на предмет искусства, который собирался купить. Светлые волосы девушки были собраны в «конский хвост», как у школьницы. Изящные черты лица, высокие скулы, чувственные губы, огромные голубые глаза. Она была слегка накрашена, хотя совершенно не нуждалась в этом. Кожа была безупречной — цвета сливок — и словно светилась изнутри.

А ее тело было мечтой любого мужчины.

В двадцать девять Джемма была такой же, как в тот день, когда вошла в его кабинет пять с половиной лет назад.

— Твои профессиональные навыки не единственная причина, по которой ты тогда получила работу, — поправил он и улыбнулся при виде ее вспыхнувшего лица.

— Я уверена, ты пришел не затем, чтобы напоминать мне о старых временах или расспрашивать о моей работе. Так что, пожалуйста, переходи к делу, — раздраженно сказала она.

— Я думаю, ты догадываешься о другой причине…

— Лайам не поедет с тобой в Италию, так что можешь забыть об этом и уйти.

— Я не собираюсь сдаваться, Джемма.

— Ты устраиваешь сцену, Маркус. Я хочу, чтобы ты ушел.

— Не уйду, пока ты не согласишься поужинать со мной завтра.

— Я не могу…

— Твоя мама сообщила, что с радостью посидит с Лайамом. Когда за тобой заехать?

— Слушай меня внимательно, Маркус. Я не пойду с тобой ужинать. И не собираюсь обсуждать, где будет жить Лайам. Он останется со мной.

— Я закажу столик в «Беллингеме» на семь тридцать, хорошо?

— Можешь заказать хоть в Букингем Пэлас[1]. Я все равно не приду.

Почему он так настаивает на этом ужине? — в ярости спрашивала себя девушка. Он что, думает, это идеальное место, чтобы сообщить о своей женитьбе?

Она попыталась заняться работой, словно Маркуса здесь не было. Может, до него наконец дойдет, что она не хочет с ним говорить.

— Между нами всегда все будет так?

Этот вопрос, заданный тихим голосом, заставил ее поднять голову.

— Как? — удивилась она.

— Двадцать шагов. Курки взведены, — улыбнулся мужчина.

— Ты несправедлив, Маркус. Я позволяла тебе видеться с Лайамом сколько угодно… Даже меняла свои планы в соответствии с твоим расписанием. Мне кажется, я была более чем великодушной.

— А как насчет того, что мне не нравится та школа, в которую ты отправляешь его в сентябре? — заявил Маркус.

Джемма застыла. Этого она не ожидала.

— Это хорошая школа. Она недалеко от…

— Мне она не нравится.

— Что значит «не нравится»? Что ты о ней вообще знаешь?

— Я думаю, мы можем найти ему школу получше.

— Ты имеешь в виду, подороже? — рассердилась Джемма. — То, что школа дорогая, еще не значит, что она…

— Я не это имел в виду.

— Тогда что? — спросила она.

Ответом ей была довольная ухмылка Маркуса.

— Видишь, нам есть что обсудить.

— Обсуждение достоинств школ и обсуждение отъезда Лайама из страны — разные вещи.

— Да, но две минуты назад ты вообще не хотела со мной разговаривать, — отметил Маркус.

Он прав. Она была так напугана его желанием отнять Лайама, что страх ослепил ее. Маркуса несложно испугаться. Он от природы был властным и высокомерным человеком. Если сунуть такому мизинец, отхватит всю руку. Он считает, что может получить все, что захочет… и действительно получает. Может, этого она и боится. Маркус всегда оказывал на нее странное воздействие. Вот сейчас он просто сидит напротив, а ее кожа горит так, словно он ее коснулся. Говорить с Маркусом разумно, цивилизованно Джемма была просто не в состоянии.

— Я хочу принимать больше участия в воспитании моего сына, Джемма. Разве это плохо? Но ты не позволяешь мне помогать.

— Если ты хочешь говорить о деньгах, Маркус, то забудь об этом. Мы уже все обсудили. Я сказала, что мне не нужна твоя помощь. Я прекрасно справляюсь сама. И хочу, чтобы так все и оставалось.

Джемма видела, как его лицо потемнело, как раздражение мелькнуло в глазах. Но молодая женщина смело выдержала его взгляд. Она была настроена так же решительно, как и он, потому что знала: Маркус хочет, чтобы они зависели от него.

— Не беспокойся о школе, — поспешила добавить она. — Лайаму она понравится. Дочь моего друга, Энни, тоже учится там.

— Ну конечно, если Энни учится там, то школа хорошая, — прошипел Маркус. — Все остальное не имеет значения.

— Ему только четыре, Маркус. Выучиться на хирурга он сможет позже, — с сарказмом ответила она. — Моя главная задача — чтобы он был счастлив.

— Тогда давай поужинаем завтра вечером.

— Чтобы продолжить войну за столиком в ресторане? Не думаю, что это хорошая идея. Лайам не поедет в Италию. Он останется здесь, со мной, и пойдет в местную школу. — Она перевела взгляд на офис. Было что-то нереальное в том, что она поглощена разговором с Маркусом в начале тяжелого рабочего дня в четверг, когда ее ждет собрание и уйма работы. Первая половина дня выдалась неудачной, вторая не обещала быть лучше.

— Ты самая упрямая женщина из всех, что я встречал. Тебе это известно? — спросил Маркус вполголоса.

Джемма увидела Генри Перкинса, директора компании, выходящего из зала заседаний. Он выглядел обеспокоенным. Хотя Генри в свои сорок пять казался еще молодым человеком, последние недели сильно состарили его.

— Что бы ты ни говорил, Лайам счастлив со мной. — Усилием воли Джемма заставила себя вернуться к разговору. — Ему хорошо дома, он чувствует себя в безопасности. Я хочу, чтобы все так и оставалось. И если бы ты думал хоть чуточку о Лайаме, а не только о самом себе, ты бы не решил уехать в Италию.

Здесь она попала в точку. Это было видно по тому, как помрачнел Маркус. Не только он один способен на эмоциональный шантаж, подумала она злорадно.

— Нельзя все видеть только в черном или белом свете, — процедил он сквозь зубы.

— Так что тебя так тянет в Италию? Пара пышных итальянок, достигших брачного возраста? Или ты наконец решил сделать Софию честной женщиной?

Возникла пауза.

— Черт, Джемма, ты ревнуешь? — ухмыльнулся он.

— Не смеши меня, — разозлилась Джемма. — Напротив, надеюсь, вы будете очень счастливы.

— Спасибо.

И все? Больше он ничего не собирается ей рассказать? Она хотела спросить о многом, но не осмелилась. Вдруг он и вправду подумает, что она ревнует? Она ведь нисколько не ревнует. Просто ей любопытно.

— Ну, если мы пришли к взаимопониманию и ты даже желаешь мне счастья, почему бы нам не поужинать завтра?

— Ответ прежний, Маркус. Нет. Разговор окончен. Я хочу, чтобы ты ушел. У меня и без тебя полно проблем.

— Каких проблем? — спросил он.

Она чуть было не сказала ему о слухах насчет покупки журнала, но решила, что чем меньше он будет знать о ее делах, тем лучше.

— Давай просто скажем, что сегодня не самый лучший день в моей жизни, а твое присутствие делает его еще хуже. — Она подняла глаза, заметила Ричарда, несущего ей кофе, и помахала ему в надежде, что хоть это заставит Маркуса уйти.

Дверь открылась, и Маркус обернулся посмотреть, кто вошел.

— Подожди снаружи, — скомандовал он ошеломленному Ричарду. — У нас важный разговор.

К ярости Джеммы, Ричард тут же вышел, притворив за собой дверь.

— Как ты смеешь так говорить с Ричардом! — взорвалась она. — Он не твой лакей, а редактор в этом журнале.

— Мне плевать, кто он. Ричард может подождать, — отрезал Маркус.

Джемма не могла найти слов, чтобы выразить свое возмущение.

— Ты думаешь, что справишься со всем сама, Джемма, но ты жестоко ошибаешься. Быть матерью-одиночкой нелегко.

— Уж я-то знаю. Это ты понятия не имеешь о реальной жизни. А теперь мне надо работать. Чтобы растить сына!

Его глаза сузились.

— Я знаю, тебе нравится считать себя независимой, но поверь мне, без моей поддержки тебе будет очень, очень трудно. — Он сказал это тихим, пугающим голосом.

— Мне не нужна твоя помощь, Маркус. Я никогда тебя о ней не просила и не попрошу.

— Неужели? — Маркус встал. — Какие громкие слова! Надеюсь, произнесены не впустую, Джемма. Потому что, насколько я слышал, ты сейчас не в том положении, чтобы диктовать условия.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Ну, например, я слышал, что дом, который ты снимаешь, выставлен на продажу, — сказал он непринужденно.

— Как ты узнал? — Она в недоумении уставилась на него.

Внезапно все стало ясно. Очевидно, мама позвонила ему и попросила о помощи. Вот почему он примчался сюда. Джемма поморщилась.

— Послушай, Маркус, не знаю, что мама сказала тебе, но…

— Твоя мать ничего мне не говорила…

— Тогда откуда ты знаешь, что дом продается? Объявления еще не было.

Он снова опустился на стул и посмотрел на нее в упор. Джемма смущенно отвела взгляд.

— Джемма, неужели ты, правда, верила, что можно снимать такой дом за столь смешную цену?

— Так это ты платил арендную плату? За меня?

Ярость ослепила ее.

— Нет. Это я установил арендную плату. Дом принадлежит мне, — сказал он. — Я знал, что ты не захочешь принять от меня помощь, поэтому пошел на небольшую хитрость.

— У тебя не было на это права! — Молодая женщина побледнела. Она встала. Колени дрожали мелкой дрожью. — Я велела тебе не вмешиваться в мою жизнь.

— Я не вмешивался в твою жизнь. Я делал это не для тебя, а для моего сына, — ответил Маркус.

— А теперь решил в один момент выставить нас за порог… — ледяным голосом констатировала Джемма. — А еще спрашиваешь, почему я не хочу принимать твою помощь.

— Я не выставляю вас. Ты можешь жить там сколько захочешь. Это только предупреждение. Я пытался уговорить тебя по-хорошему, но ничего не вышло. Теперь скажу прямо: я больше не позволю тебе держать меня в стороне от жизни сына.

— Тогда я тоже кое-что скажу тебе, — парировала Джемма. — Я не стала бы жить в этом доме даже бесплатно. Мы с Лайамом съедем к концу месяца.

— Лайам уедет со мной в Италию, — твердо заявил Маркус.

— Только через мой труп.

Маркус встал и медленно обошел стол. Подойдя к ней близко-близко, он протянул руку и коснулся ее лица. Учитывая, что они оба были в ярости, этот нежный жест был более чем странен. Джемму затрясло.

— Твое тело создано для страсти — не для ненависти, — прошептал он.

Их глаза встретились. Сердце Джеммы забилось как безумное, дыхание участилось. Она попыталась отшатнуться, но словно попала во власть колдовских чар. Ее с таинственной силой потянуло к нему.

— Я не хочу воевать с тобой, Джемма. Мы оба ставим превыше всего интересы Лайама, — продолжал Маркус. — И я хочу, чтобы мы пришли к компромиссу.

Каким-то чудом ей удалось сделать шаг назад.

— Ты разрешишь мне приезжать в Италию на каникулы? — мило улыбнулась она. — Спасибо, Маркус. Меня это не устраивает.

— Меня тоже. Я не хочу больше быть приходящим отцом.

— Тогда не уезжай из Англии, — хрипло ответила она, надеясь скрыть мольбу в голосе.

— Я должен.

— Это, наверное, особенная женщина, если она для тебя важнее сына.

— Для меня нет никого важнее сына, — заявил он твердо. — И я не собираюсь выбирать между ним и кем-то. Я получу все.

— Никто не может получить все, Маркус. Даже ты.

— Когда я чего-то хочу, я этого добиваюсь.

Твердая решимость, прозвучавшая в этих словах, заставила сердце Джеммы замереть в груди.

— У меня нет времени выслушивать твои самодовольные бредни. — Сквозь прозрачную стену она заметила, что Генри Перкинс смотрит на них. — Я не могу позволить себе ни одной свободной минуты сегодня. Приехал директор, и скоро будет важное собрание.

— Я знаю. — Маркус посмотрел на часы. — Мне тоже надо идти.

— Не стану тебя задерживать, — с иронией сказала Джемма.

Взгляд черных глаз, казалось, прожигал насквозь.

— Так я заеду за тобой завтра в половине восьмого?

Джемма не ответила. Дальше спорить с ним бесполезно. Самое лучшее — позволить ему думать, что он выиграл, а потом просто позвонить его секретарше и отменить ужин.

— Прекрасно. — Маркус принял молчание за знак согласия. — Увидимся позже. Кстати. — Открыв дверь кабинета, Маркус обернулся к Джемме. — Теперь, когда издательство принадлежит мне, можешь быть уверена: место редактора останется за тобой.

— Принадлежит тебе? — словно в тумане повторила она. — Что ты имеешь в виду?

Но он уже исчез за дверью, и Джемма в ужасе закрыла лицо руками.

Маркус подошел к Ричарду Барри, который ждал перед дверью в кабинет. Уже без кофе, отметил Маркус.

Соперник был моложе, чем представлял себе Маркус. Он выглядел даже моложе Джеммы. Наверно, около двадцати пяти. Шапка непослушных светлых кудрей и беспокойство в серых глазах.

И этот мужчина пытается играть роль отца Лайама, вертится вокруг Джеммы? Маркус тут же возненавидел его. Он совсем не подходит Джемме. Несмотря на темный деловой костюм, он выглядел как мальчишка из модной музыкальной группы.

— Вы отец Лайама, Маркус Россини, да? — протянул ему руку «мальчишка». — Я Ричард Барри.

— Редактор. Я знаю, кто вы, — склонил голову Маркус.

— Я тоже о вас наслышан, — улыбнулся Ричард. — Лайам часто о вас говорит.

У него слабая рука, отметил Маркус, отвечая на рукопожатие.

— Замечательный парень. Я его очень люблю, — весело продолжил Ричард, хотя Маркус ничего не ответил.

— Да, он особенный ребенок, — процедил Маркус сквозь зубы. — Можете идти к Джемме. Мы закончили наш разговор. На сегодня.

— Спасибо. — Молодой человек направился к кабинету. — Еще увидимся.

— Не сомневайтесь, — едва слышно ответил Маркус.

Глава третья

— Что, черт возьми, происходит? — спросил Ричард, когда директор Перкинс радостно поприветствовал Маркуса и они оба направились в зал заседаний.

— Это ответ на наш вопрос о том, кто новый владелец издательства, — печально ответила Джемма.

Они молча наблюдали, как появился главный редактор «Модерн таймс» и сразу подошел пожать руку Маркусу.

— Можно предположить, что сделка прошла успешно, — резюмировал Ричард со вздохом.

Неудивительно, что Генри Перкинс выглядел таким обеспокоенным. Как только «Россини хаус» решил купить их, у издательства — оловянного солдатика перед настоящей армией захватчиков — не было ни единого шанса выжить.

— Но зачем Россини «Модерн таймс»? — Джемма в раздумье покачала головой. — Мы не самое престижное издательство. Зачем мы ему понадобились? — Задав себе этот вопрос, она вспомнила выражение решимости в глазах Маркуса, когда он говорил, что всегда получает желаемое. Ему нужно не издательство. Его цель — Лайам.

Ему принадлежал дом, в котором она жила. А теперь — издательство, где она работает. Маркус шаг за шагом лишает ее независимости. Но главная цель его хитроумного плана — забрать Лайама.

— Эй, не переживай так. Маркус — неплохой парень.

— Внешность обманчива, — рассеянно ответила Джемма.

— Тебя ждет повышение, — уверенно заявил Ричард. — Уж Маркус-то знает твои способности. Так что тебе эта сделка только на пользу. Он может предложить тебе отличную должность. Например…

— Ричард, вернись с облаков на землю, — оборвала его Джемма. — Маркус не даст мне повышения. Я могу вообще потерять работу.

— Почему ты так думаешь?

— Потому что я хорошо знаю Маркуса. Единственное, что ему нужно, — это Лайам. А поскольку я не собираюсь отдавать Лайама, то меня вышвырнут отсюда.

— Джемма, я думаю, ты драматизируешь события. Он ведь не итальянский мафиози, а состоятельный бизнесмен с безупречной репутацией, который не станет покупать компанию, чтобы получить ребенка. Бизнес не имеет отношения к личной жизни.

— Это издательство — только капля в море финансовых интересов Маркуса, — отрезала Джемма.

— Даже если ты права и он купил наше издательство по личным мотивам, ему это ничего не даст. Он может угрожать тебе, умолять, но отобрать у тебя сына не сможет.

— Ты так думаешь? — неуверенно взглянула на него Джемма. Ей так хотелось в это верить.

— Милая, он может быть самым богатым человеком в мире, но судья все равно примет сторону матери. И он это знает.

Джемма немного успокоилась.

— Наверно, ты прав. Я ведь хорошая мать, правда?

Ричард улыбнулся и оперся локтями на ее стол.

— Ты замечательная мать, Лайам обожает тебя! — Он протянул руку и нежно коснулся ее лица. Он сделал почти то же самое, что и Маркус несколько минут назад, но это прикосновение не вызвало у нее никаких эмоций. Сердце продолжало биться в прежнем ритме. Джемма хотела совсем не этого. Чувства страха и опустошенности охватили ее. — Как насчет ужина завтра вечером? — предложил Ричард.

— Мы должны все хорошенько обсудить с Маркусом, — дрожащим голосом ответила Джемма.

— Хорошо, тогда в субботу. Поужинаем и поедем в кино, как тебе?

— Звучит чудесно.

Хотя она только что дала согласие на свидание, мысли ее то и дело возвращались к Маркусу. Почему она сказала Ричарду, что встречается с Маркусом завтра? Ведь это неправда.

Неужели она пойдет ужинать с бывшим возлюбленным после всего, что они друг другу наговорили сегодня?

— Пора возвращаться к рабочему столу и изображать активность, пока новый босс в офисе, — сказал с улыбкой Ричард.

Джемма тоже улыбнулась, хотя думала совсем о другом.

— Не переживай так, Джемма.

Легко сказать, мрачно подумала молодая женщина, когда дверь за коллегой закрылась. Маркус всегда получал что хотел. Фредди говорил ей об этом. Фредди восхищался старшим братом, Маркус был его героем. Задолго до ее встречи с Маркусом Фредди все уши прожужжал ей о старшем брате.

Даже сейчас, когда она думала о Фрэнсисе Россини, или Фредди, как его звали в семье, у нее сердце сжималось от боли.

Они познакомились в Оксфордском университете и почти сразу стали друзьями. Трудно было устоять перед обаянием Фредди, такого жизнерадостного и энергичного. Куда бы он ни пришел, его тут же окружали друзья. Там, где был Фредди, царили смех и веселье. Он представлял собой потрясающее зрелище, когда носился по Оксфорду на красной спортивной машине с бешеной скоростью. Благодаря латинскому шарму и потрясающей внешности, женщин тянуло к нему как магнитом.

Фрэнсис Россини мог получить любую женщину, но он хотел Джемму. Однако Джемма, хоть и считала Фредди замечательным, не была в него влюблена. С первого поцелуя она поняла, что Фредди не ее мужчина, и как можно тактичнее объяснила ему это.

— Я люблю тебя как друга, очень люблю, — сказала она. — Но только… как друга.

— Тебе нужны громы и молнии и все такое? — рассердился Фредди. — Тогда позволь мне отнести тебя в постель, и тебя ждет самая сильная магнитная буря в твоей жизни.

— Не надо бурь, Фредди, — ответила она, стараясь не рассмеяться. — Давай останемся друзьями.

Но Фредди не успокоился. Он продолжал преследовать ее. Осыпал цветами и подарками. А в конце учебы, прямо перед выпускным вечером, сделал ей предложение. Джемма была в шоке. Она и не предполагала, что Фредди настроен так серьезно. У него была репутация донжуана, легко разбивающего женские сердца. Она считала яркие проявления страсти в нем следствием латинского темперамента, а не настоящего чувства. Как можно мягче Джемма отказала ему.

Он на удивление спокойно принял отказ, и они продолжали дружить. Но теперь Джемма старалась соблюдать дистанцию и не видеться с ним наедине.

После окончания университета Джемма не смогла сразу найти работу. Она ходила на собеседования, но везде получала один и тот же ответ: у нее хорошее образование, но им нужен более опытный сотрудник.

— Как же приобрести этот опыт, если никто не дает тебе шанса! — воскликнула Джемма на четырнадцатом собеседовании за неделю. — Возможно, я лучший кандидат, но вы никогда не узнаете этого, если не возьмете меня.

— Мы национальный издательский концерн, мисс Хэмптон, — терпеливо объяснила редакторша. — На эту должность нам нужен опытный человек. Однако у меня есть кое-что, что может вам подойти. Есть вакансия младшего помощника…

— Я согласна.

— Я еще не рассказала о ваших обязанностях.

— Не имеет значения. Мне не долго ходить в младших помощниках. Скоро вы оцените мои способности по достоинству.

Женщина улыбнулась.

— Мне нравится ваша энергия, мисс Хэмптон. Добро пожаловать в «Морнинг сентинэл».

Работа оказалась хуже, чем она предполагала. Мизерная зарплата, долгий рабочий день. В ее обязанности входило готовить чай и быть на побегушках у сотрудников. Но Джемма не уходила. В конце концов, она была в курсе всего, что происходит в издательстве. И терпеливо ждала возможности проявить себя.

Такой шанс ей представился. Газета хотела напечатать статью о Маркусе Россини, но глава издательской империи Россини охранял свою личную жизнь и не давал интервью. Джемма ухватилась за возможность и обратилась за помощью к Фредди.

— Я надавлю на него и заставлю дать тебе интервью, — хитро улыбнулся Фредди. — А что я получу за это?

— Ужин в «Ритце».

— А может, поедешь со мной на свадьбу сестры летом? У меня нет спутницы.

— Фредди, для тебя это не проблема. Вокруг сотни роскошных, безумно влюбленных в тебя женщин.

— Но я не хочу их.

Она смутилась, испугавшись, что он все еще в нее влюблен.

Но Фрэнсис успокоил ее:

— Эй, я не прошу ни о чем таком! Просто о дружеской помощи. В доме моего отца достаточно спален, чтобы уложить целую футбольную команду. Все будут тебе рады. Скучать не будешь. И ты просто влюбишься в Рим.

— Рим? Свадьба в Риме? — Глаза Джеммы широко распахнулись. — Я не могу поехать, Фредди. Это слишком далеко.

Фредди рассмеялся.

— Пара часов на самолете.

— Но люди подумают, что я твоя подруга.

— Так и есть. Мы ведь друзья, забыла? И потом, ты ведь хочешь взять интервью у моего братца?

— Это шантаж, Фрэнсис Россини, — улыбнулась она.

— Это жизнь, Джемма Хэмптон, — ухмыльнулся ее друг.

И Джемма согласилась. Она так стремилась получить повышение, а интервью было единственным шансом. Правда, она не знала, что интервью изменит всю ее жизнь.

Джемма отчетливо помнила каждую секунду первой встречи с Маркусом.

Его кабинет был слишком роскошен для рабочего места. Из огромных окон открывался великолепный вид на Грин-парк. На диване лежал честерфилдский сеттер.

Маркус сидел за столом, но встал, чтобы приветствовать девушку. Когда их глаза встретились, Джемма ощутила такое волнение, словно он прикоснулся к ней.

— Добрый день, мистер Россини, — вежливо сказала она. Голос прозвучал спокойно, хотя на самом деле она ужасно нервничала. В Маркусе было что-то, заставившее ее смутиться. — Спасибо, что согласились принять меня.

При рукопожатии Джемму словно ударило током. Электрические искры побежали по телу. Он задержал ее ладонь в своей. Или нет?

Джемма долго потом об этом думала, но в тот момент словно забыла обо всем на свете. Только одно знала точно: такого она никогда прежде не испытывала. Похоже на те «громы и молнии», о которых шутил Фрэнсис. Внезапно она оказалась в эпицентре мощного урагана.

— Рад вас видеть, мисс Хэмптон, — официально ответил Маркус Россини.

Его английский был столь же безупречен, как и у брата. Ни тени акцента.

— Пожалуйста, зовите меня Джемма, — хрипло попросила она.

Он улыбнулся, и эта улыбка словно перевернула у нее все внутри.

— Тогда вы должны звать меня Маркус. — Он указал ей на кресло у стола и тоже сел. — Вы произвели большое впечатление на моего младшего брата.

— Мы просто хорошие друзья, — улыбнулась Джемма.

— Просто друзья?

Этот вопрос заставил ее занервничать.

— Просто друзья, — повторила она, не зная, спрашивает он просто из вежливости или у него личный интерес. Взглянув в его черные глаза, она поняла, что пропала. — Вы не будете возражать, если я запишу интервью на диктофон? Чтобы случайно не наделать ошибок?

— Конечно.

Пока она доставала диктофон, Маркус вышел из кабинета и что-то сказал секретарше.

— Простите. — Он вернулся и снова сел. — Теперь можете атаковать меня вопросами.

Он пристально смотрел на нее, и Джемма пожалела, что не надела что-нибудь пошикарнее синего костюма и не сделала прическу, а просто распустила волосы. Она хотела выглядеть такой же красивой и стильной, как те женщины, с которыми он наверняка встречается.

Джемма нервно откашлялась.

— Маркус, вы не будете возражать, если я спрошу о том, как возник Издательский дом Россини?

— Разумеется, нет.

Маркус удобно устроился в кресле. Так, словно собирался посмотреть интересный фильм по телевизору. Он держался абсолютно свободно. Казалось, его даже развлекала ее нервозность.

Как несправедлива жизнь, кисло подумала Джемма. Она нервничает, потому что это ее первое серьезное интервью. А то, что ее так влечет к этому мужчине, только усиливает смятение.

Он был совсем не таким, каким она его себе представляла.

Она думала, он такой же, как Фредди. Только постарше. Фредди тоже высокий и смуглый, с черными глазами, но в остальном они оказались совершенно непохожи. Рядом с Маркусом Фредди, ее ровесник, казался ужасно юным, почти незрелым.

В свои тридцать три года Маркус Россини был зрелым мужчиной. Самым красивым из всех, кого ей доводилось видеть. Его окружала аура силы и властности. А черные глаза, казалось, видели ее насквозь.

— Ваш отец основал издательский бизнес Россини, так ведь? — Она с трудом сосредоточивалась на вопросах.

— Именно так. Я начал управлять им шесть лет назад, когда умерла моя мать и отец потерял интерес к делам.

— Ваша мать англичанка?

— Да, она из Суррея. Уверен, Фредди вам уже все рассказал.

— Нет, совсем чуть-чуть. Вы очень молодым взяли на себя такую ответственность. Тяжело было? — спросила она, стараясь держаться в рамках интервью.

Маркус улыбнулся.

— Мне нравятся трудные задачи. Я не боюсь ответственности.

Зазвонил телефон. Маркус поднял трубку, несколько минут говорил. Потом они продолжили интервью.

Когда то же самое повторилось в третий и в четвертый раз, Джемма почувствовала раздражение.

— Может быть, стоит сказать секретарше, чтобы вас какое-то время не соединяли?

Он непонимающе взглянул на нее.

— Простите, Джемма. Но я объяснял Фредди, что очень занят.

Тогда Джемма решила рискнуть.

— Может, сейчас не самое подходящее время. Думаю, мы могли бы продолжить беседу в более удобное время и в более удобном месте. Как насчет ужина сегодня вечером?

Он посмотрел на нее долгим, изучающим взглядом. На секунду Джемма подумала, что он откажет ей и в ужине и в интервью.

— Хорошо, встретимся за ужином. Приглашаю вас, — сказал он обыденным голосом. — Только одно условие.

— Какое? — задержала дыхание девушка.

— Вы оставите диктофон дома.

— Но я плохая стенографистка, — испугалась она.

— Обещаю, что буду говорить медленно, — лениво протянул он.

Что-то в том, как он это сказал, что-то в его взгляде привело все ее чувства в смятение.

— Приезжайте ко мне в половине восьмого. Там нам не помешают.

Может, она просто вообразила, что он как-то особенно смотрел на нее? — размышляла Джемма, придирчиво изучая содержимое скудного гардероба.

В конце концов, она позаимствовала платье у Джейн, соседки по квартире. В этом платье из бледно-серого шелка от модного модельера она выглядела элегантно и безумно чувственно.

Джемма нервничала еще больше, чем днем, когда такси проехало через ворота к особняку в георгианском стиле на самом берегу Темзы. У нее было такое чувство, словно она в заколдованном королевстве. Она хотела думать только об интервью, которое заставит начальство обратить на нее внимание, но думала только о Маркусе Россини. Подсознательно она мечтала о том, чтобы они говорили не только о работе.

Домоправительница открыла дверь и провела ее в гостиную, обставленную антикварной мебелью времен короля Георга. В огромном камине пылал огонь.

— Мистер Россини сейчас подойдет, — сообщила домоправительница и оставила ее одну.

Она ждала около пяти минут, которые показались ей вечностью. Старинные часы пробили половину. Джемма заметила на полке рядом с часами фотографии. Она подошла ближе, взяла одну, но тут вошел Маркус.

— Добрый вечер, Джемма.

— Добрый… — Она поставила фото на место и резко обернулась. Их глаза встретились, и у Джеммы перехватило дыхание.

— Вы выглядите чудесно.

— Спасибо.

Маркус окинул ее восхищенным взглядом, и Джемма мысленно поблагодарила Джейн за щедрость.

Она ждала, что Маркус пожмет ей руку, но вместо этого тот поцеловал ее в обе щеки — по средиземноморскому обычаю. На мгновение он оказался так близко, что она ощутила тепло его тела. Аромат дорогого одеколона окутал Джемму, волна желания накрыла ее с головой.

Маркус сделал шаг назад и посмотрел ей в глаза. Джемма знала, что хочет этого мужчину. Хочет так, как никогда никого не хотела в жизни. Такой сильной страсти она еще не испытывала.

— Вы рассматривали фотографии, — сказал он, переводя взгляд на полку.

— Да. — Джемма снова повернулась к шкафу. — Это ваши братья в детстве?

— Да. Это Фредди. — Маркус указал на малыша с круглыми щечками в центре снимка. — Это Леонардо… Бруно, Николас и я.

Джемма с любопытством взглянула на фотографию Маркуса. Даже подростком он был очень красив.

— А это ваши сестры? — спросила она, указывая на фотографию, где были запечатлены две темноволосые красавицы.

— Нет. У меня только одна сестра. — Маркус показал на девушку слева. — Элена. Она скоро выходит замуж.

Джемма вспомнила о своем обещании присутствовать на свадьбе.

— А кто с ней? — спросила она, размышляя, что подумает Фредди, если узнает о ее интересе к Маркусу.

— София Албани. Друг семьи. Наши отцы были деловыми партнерами и вместе основали издательский бизнес.

— Да? Не знала, что у вашего отца были партнеры. — Ее мысли вернулись к статье.

— Да. Филиппо Албани был лучшим другом отца. Но их пути разошлись, когда отец выкупил долю партнера.

— Они поссорились?

— Узнаю репортера, — усмехнулся Маркус.

— Именно поэтому я здесь, — напомнила девушка.

— Да. — Он коснулся ее лица, и мурашки пробежали у нее по спине. — Но, надеюсь это не единственная причина.

В этот момент открылась дверь гостиной.

— Ужин подан, синьор Россини, — объявила домоправительница, нарушив напряжение, возникшее в комнате.

Может, все это игра ее воображения, размышляла девушка за изысканным ужином. Маркус не сделал ни единого намека на то, что она его интересует, — просто держался за столом вежливо и обходительно. Джемма загнала поглубже фривольные мысли и стала задавать вопросы. Маркус подробно рассказал о ссоре между отцом и семейством Албани. Джемма хотела написать о том, как большой бизнес разрушает старую дружбу. К тому же у истории хороший конец. Теперь они снова друзья. Филиппо занялся политикой и избран членом итальянского парламента.

— Интервью окончено? — спросил Маркус, наполняя ее бокал.

— Почти, — посмотрела на него Джемма. — Остались личные вопросы. Вы с кем-нибудь сейчас встречаетесь? Можно ли ждать свадьбы в ближайшем будущем?

— Единственная свадьба в ближайшем будущем это свадьба моей сестры Элены. А как насчет вас? Вы с кем-нибудь встречаетесь?

Вопрос удивил ее.

— Нет, ничего серьезного.

— Хорошо.

От его слов и взгляда ее сердце забилось сильнее.

Вошла домоправительница, чтобы убрать со стола.

— Может, стоит перейти в другую комнату — там нам будет удобнее, — предложил Маркус, вставая. — Теперь моя очередь задавать вопросы. Расскажите немного о себе.

— Нечего рассказывать. — Джемма прошла за ним в гостиную и села на диван.

Маркус подбросил дров в камин.

— Я вам не верю. — Он сел в кресло напротив. Когда их глаза встретились, Джемма подумала: интересно, как он целуется? Ей стало больно от желания узнать это.

— Хорошо расти в большой семье, — сказала Джемма, отбросив от себя эти опасные мысли.

Они с Маркусом из разных миров. Он на десять лет старше. Богатый и роскошный светский лев. Таких женщин, как она, он забывает, стоит только на горизонте появиться новой добыче.

Маркус кивнул.

— Мы очень близки. Все работаем в семейном бизнесе. За исключением Фредди, разумеется, — улыбнулся он. — Фредди всегда был сам по себе. И хотя он единственный из братьев, кто тоже живет в Лондоне, мы редко видимся.

— Он ведь ведет рассеянную жизнь.

— Знаю. Я все время ему говорю, что пора взяться за ум, но он не слушает.

Джемма улыбнулась. Маркус явно заботился о непутевом младшем брате.

— А у вас есть братья и сестры?

— Нет, — покачала головой Джемма. — Отец умер, когда мне было восемь. Так что остались только мы с мамой.

— Вам было одиноко?

Джемма задумалась.

— Нет. Маме было трудно растить меня в одиночку. У нее не было семьи, к которой можно обратиться за поддержкой. Я все время боялась за нее: она много работала и очень уставала. Но… — Она остановилась, решив, что слишком разоткровенничалась. — Не знаю, почему я говорю вам все это. Мне нужно задавать вопросы, а не вам.

— Я надеялся, что интервью закончилось. За исключением вопросов о личной жизни. — В глазах Маркуса вспыхнули искорки смеха.

— Ах, да. Вернемся к интервью. Фредди говорил, что вас окружает множество красивых женщин и вы охотно разбиваете сердца бедняжкам.

— Фрэнсису следует следить за тем, что он сообщает прессе, — нахмурился Маркус.

— Этого не будет в статье, — улыбнулась Джемма. — И у меня нет с собой диктофона. Но мне может понадобиться потом ваша помощь, чтобы проверить, правильно ли я все запомнила.

— Надеюсь на это. — Маркус посмотрел ей прямо в глаза.

Сердце ее забилось быстрее, блаженное тепло разлилось по телу. Пора остановиться, поняла Джемма. Она быстро допила бокал и встала.

— Ну что ж, пора идти, — сказала она весело. — Спасибо за интервью и ужин.

— Не за что.

— Наверное, надо вызвать такси.

— Наверное.

Он подошел к ней, и Джемма напряглась.

Маркус протянул руку и приподнял ее подбородок так, что их глаза встретились. А потом наклонил голову и поцеловал с такой страстью, что у Джеммы подкосились ноги.

— Я весь вечер думал только об этом, — признался он, поднимая голову.

— Я тоже, — хрипло прошептала девушка.

Маркус нагнулся и поцеловал ее снова. Единственным звуком, нарушавшим тишину комнаты, был треск поленьев в разожженном камине. Внутри у Джеммы тоже бушевало пламя. Никогда она никого так сильно не хотела. Это было невероятно, это было пугающе.

Его руки скользнули по ее телу, и Джемма не остановила их.

Руки ласкали грудь через тонкий шелк. Большой палец погладил сосок, мгновенно затвердевший под его прикосновением. Маркус снова поцеловал ее. Это был самый сексуальный поцелуй в ее жизни.

— Я хотел этого с того момента, как ты вошла в мой кабинет утром. — Его рука скользнула под платье и спустила с одного плеча бретельку лифчика. От ощущения его пальцев на обнаженной коже у нее перехватило дыхание.

Мужчина был так близко, что девушка чувствовала его возбуждение. Пальцы дразнили затвердевшие соски. Ей захотелось сбросить одежду, сковывавшую движения. Почувствовать его обнаженное тело рядом.

— Господи, какая ты красивая. — Он прижался губами к ее шее. Потом снова поцеловал в губы. Поцелуй стал еще более требовательным и страстным.

Вдруг он отстранился. Джемма вся дрожала от неудовлетворенного желания.

— Почему ты остановился? Не надо, — взмолилась она, и Маркус довольно улыбнулся.

— Пойдем наверх. — Он взял ее за руку и повел к двери. Джемма послушно последовала за ним. Сердце билось у нее в груди так громко, что, казалось, Маркус мог слышать его стук.

Они оказались в изумительной спальне. Громадная кровать в центре комнаты была накрыта белым вышитым покрывалом. На прикроватном столике охлаждалось шампанское. Рядом стояли два бокала.

— Кажется, ты был уверен, что я останусь, — вырвалось у девушки.

— Скажем, надеялся, — ответил он с ленивой улыбкой.

Высокомерие этих слов охладило ее. Теперь ею владело не желание, а гнев. Он привык получать любую женщину. Ему достаточно щелкнуть пальцами, и та придет? Значит, он решил, что и она легкодоступна?

Но она никогда не была «доступной». Много молодых людей старались затащить ее в постель, но никому из них это не удалось. Никто не возбуждал ее так сильно, чтобы ей этого захотелось. Она уже начинала думать, что с ней что-то не так. Может, она просто неспособна на сильную страсть. Но события этого вечера разрушили ее сомнения.

В двадцать три года она все еще девственница, но не потому, что фригидна, а потому, что ей нужен ее мужчина, который разжег бы в ней пламя страсти. И вот этот мужчина стоит перед ней и считает ее доступной женщиной.

— Да не нервничай так. — Он протянул руку и коснулся ее лица. Но Джемма отпрыгнула от него: его близость лишала ее способности ясно мыслить.

— Думаю, мне пора идти, Маркус. Извини. Все произошло слишком быстро.

— Да, — улыбнулся он дразняще. — Но я обещал только говорить медленно, да и то лишь во время интервью. И я должен признаться кое в чем.

— Да? — Она настороженно наблюдала, как он откупоривает шампанское и разливает по бокалам.

— Тогда в кабинете я попросил секретаршу соединять меня со всеми, чтобы я мог предложить встретиться за ужином.

— Вы невероятно уверенны в себе, Маркус Россини.

— Я как раз собирался пригласить тебя на ужин, когда ты сделала это первой, — улыбнулся он. Улыбка была и в его темных глазах.

Джемма не могла не улыбнуться в ответ.

— Да, — согласилась она.

— И еще должен признаться, что я не самый терпеливый мужчина на свете. Мне понадобились все мои силы, чтобы высидеть ужин и ответить на твои вопросы. А это было чертовски трудно. Потому что ты такая… такая красивая. И это платье… Оно так облегает твое тело. Это была настоящая пытка.

— Да? — Сердце ее забилось быстрее.

Что-то в том, как он говорил, как смотрел на нее, завораживало девушку.

— Если желать кого-то — преступление, то я признаю свою вину. — Он опустил шампанское в ведерко со льдом. — Весь вечер я думал о том, что буду чувствовать, если поцелую тебя, обниму, прижму к своему телу… — И он взглянул на нее.

У Джеммы внутри все сжалось от вспыхнувшего с новой силой желания. Никогда не испытывала она ничего подобного. Другие мужчины пытались разжечь ее поцелуями и ласками, а этому достаточно просто посмотреть на нее.

Она неуклюже стояла в центре комнаты, зная, что ей надо уйти, пока не поздно. Но не могла пошевелиться.

— Иди сюда, — протянул руку Маркус. Это прозвучало как команда.

— Я не буду спать с тобой, Маркус Россини, ты слишком высокомерный, — сказала она и сама не поняла, как оказалась рядом с ним.

— Прекрасно. — Он прижал девушку к себе. — Потому что я не планирую спать сегодня ночью.

Такая самонадеянность в любом другом мужчине заставила бы Джемму повернуться и уйти, но власть Маркуса над ней была безгранична.

— Скажи, что ты меня хочешь. — Он провел пальцем по ее щеке, погладил светлые шелковистые пряди и положил руку ей на затылок. Потом нагнулся и поцеловал с изощренной нежностью. — Скажи мне, — хрипло приказал он, отрываясь от ее губ.

Глядя ему прямо в глаза, Джемма трепетала от страсти.

— Ты сам знаешь, — прошептала она.

Маркус превосходно знал, как соблазнить женщину. Он нашел такие чувствительные местечки, о существовании которых Джемма и не подозревала. Из холодной недотроги она превратилась в распутную, сгорающую от страсти женщину.

Когда она наконец лежала, обнаженная и трепещущая, рядом с ним на постели, с ее губ срывались только всхлипы — столь сильным и мощным было наслаждение от его рук и губ. Ее глаза умоляли его взять ее. Джемма закричала от боли, когда он вошел в нее, но боль была мимолетной и скоро сменилась неземным наслаждением.

Но наслаждение было недолгим, потому что Маркус резко остановился.

— С тобой все в порядке?

Забота в его голосе заставила ее сердце сжаться.

— Да. — Она потянулась к нему, погрузила пальцы в темные волосы. — Не останавливайся.

Ее голос дрожал, и она решила показать поцелуем, что хочет продолжения. Притянув ближе темную голову, она прижалась губами к его губам. Маркус снова начал двигаться в ней, на этот раз медленнее — он контролировал себя. Он двигался, поднимаясь по спирали страсти все выше и выше, пока весь мир не рассыпался на миллионы сверкающих осколков, заставив ее трепетать от только что испытанного неземного экстаза.

Они лежали, влажные от пота, в объятьях друг друга. Он поцеловал ее в кончик носа и улыбнулся.

— Восхитительно, — прошептал он хрипло.

— Повтори, — обняла его девушка, крепко прижимаясь к нему. Никогда еще она не чувствовала себя такой счастливой…

Она вскочила из-за рабочего стола в ярости на себя за эти воспоминания. Ладно, у них был короткий и страстный роман, который длился несколько месяцев. Но это был только роман, не больше. Она никогда ничего не значила для Маркуса — просто тешила себя глупой надеждой. Маркус всего лишь использовал ее.

Джемма выдвинула ящик и стала в нем рыться. Нужно сосредоточиться на работе. И забыть о Маркусе. Она нашла нужную папку и села за стол, но в этот момент зазвонил телефон.

— Мисс Хэмптон? — спросил голос на том конце провода.

— Да.

— Это миссис Робертсон из детского сада. Боюсь, кто-то должен приехать и забрать Лайама. Ему плохо. И у него очень высокая температура.

Внезапно вся важная работа потеряла для нее значение.

— Сейчас приеду, — сказала она.

Глава четвертая

Джемма выскочила из кабинета. В ту же минуту распахнулись двери зала заседаний — совещание было закончено. Сквозь туман, застилающий глаза, Джемма видела Маркуса в толпе мужчин, смеющихся и похлопывающих его по плечу. Генри Перкинс заметил, что Джемма спешит к лифту, и окликнул ее:

— Джемма, ты уходишь? Не самое лучшее время оставлять редакцию, сейчас будет собрание и…

— Мне очень жаль, Генри, но мой сын заболел, и мне нужно забрать его из детского сада.

Генри нахмурился.

— Что с ним? — Этот вопрос задал Маркус.

— Не знаю. У него жар. — Джемма отвечала уже на ходу. Ей было наплевать, можно в такое время оставлять редакцию или нет.

Подъехал лифт, двери раскрылись. Маркус вошел в кабину вместе с ней.

— Я поеду с тобой, — сказал он. — У меня здесь больше нет дел.

— В этом нет необходимости, — быстро ответила она. — Я позвоню тебе на мобильный и сообщу, как он. Наверно, это просто летняя простуда.

— В таком случае я заберу его, а ты сможешь вернуться на работу. У тебя очень трудный день.

Джемма презрительно посмотрела на него.

— А ты потом скажешь судье, что я плохая мать, да?

— Не говори ерунды.

— Ерунды? Я тебя вижу насквозь, Маркус.

— Правда? — Его взгляд замер на ней. — Тогда ты должна видеть, что я хочу только помочь.

— Одного того, что случилось сегодня, достаточно, — процедила она сквозь зубы. — Я знаю, зачем ты купил «Модерн таймс».

— Интересно. И зачем же?

— Чтобы иметь власть надо мной и отобрать Лайама, — выпалила Джемма. — Но у тебя ничего не получится.

— Должен тебя разочаровать, но я купил журнал, потому что это хорошее вложение денег. Я прежде всего бизнесмен.

— Только когда это тебе удобно, — парировала она. — Я не верю тебе, Маркус Россини. И предпочитаю поехать за Лайамом одна. Поэтому уходи и оставь меня.

Маркус не обиделся и не разозлился. Он выглядел удивленным.

— Знаешь, я почти забыл, какой бурный у тебя темперамент, — протянул он. — Мне всегда нравилось спорить с тобой. Ты замечательный противник.

Их глаза встретились. Джемма вдруг осознала, как близко они стоят друг к другу в тесной кабине лифта. Тут же воспоминания нахлынули с новой силой. Воспоминания о том, как их ссоры заканчивались в постели, превращаясь в необузданную страсть.

Двери лифта раскрылись. Джемма поспешила выйти из кабины. Она полезла в сумочку за ключами от автомобиля.

— Мы можем взять мою машину, — предложил Маркус.

Джемма застыла на месте.

— Мне показалось, я ясно дала понять, что еду одна, Маркус. — Нервничая, она уронила ключи, и, прежде чем успела нагнуться, Маркус их поднял. — Спасибо. — Она протянула руку за ключами, но Маркус уже шел вперед.

— Я сказал, что у меня больше нет дел на сегодня, — сказал он через плечо.

— Маркус!

— Я припарковался на другой стороне.

Он так быстро шел между машинами, что Джемме пришлось бежать за ним.

— Маркус, отдай ключи!

Он не обращал на ее крик никакого внимания и продолжал идти к своей машине. Подойдя, Маркус открыл машину нажатием кнопки на брелоке и сел внутрь.

Этот мужчина бесил ее. Джемма распахнула дверцу.

— Маркус, отдай ключи. Пожалуйста.

— Садись или оставайся здесь.

— Ради бога!

Он завел мотор. В последний момент Джемма успела запрыгнуть в машину.

— Это нелепо. Не понимаю, во что ты играешь!

— Я не играю. — Маркус развернул машину и уронил ключи ей на колени. — Я еду с тобой в детский сад. Это совершенно нормально.

Джемма ничего не ответила. Для нее это было ненормально. Но все, связанное с Маркусом, было ненормальным. Какой он надменный и самоуверенный! Думает, что может делать все, что захочет. Но это не так, и она докажет ему это. Он мог купить компанию, в которой она работает, но не сможет купить ее самое. Никогда.

Машина выехала с темной парковки на освещенную летним солнцем улицу. Джемма взглянула на часы. Прошло около пятнадцати минут, как позвонила воспитательница.

Она молила Бога, чтобы Лайаму было не очень плохо, чтобы он не плакал. Наверное, у него уже утром была температура. Она вспомнила, какой горячий у сына был лобик утром, и почувствовала себя страшно виноватой. Нельзя было посылать его в сад. Но она подумала, что он просто набегался.

— В воскресенье Лайам показался мне бледнее, чем обычно, — нарушил тишину Маркус.

— Да? — нахмурилась Джемма. — Но ты ничего не сказал!

— Потому что не видел тебя, когда завозил его. Как обычно, — добавил он сухо. — Но я сказал Джоан. Она ответила, что он, наверное, устал.

— Может, мама и права. Когда он у тебя, ты позволяешь ему ложиться спать поздно.

— Да? — взглянул на нее Маркус.

— Именно так. Он всегда возвращается усталым. Ты пытаешься сделать выходные слишком насыщенными. Но ему только четыре года.

— Ничего я не стараюсь. Нам просто весело друг с другом, — ответил Маркус. — Но может быть, ты забыла значение этого слова?

— Что ты сказал? — Она уставилась на него в ярости. — Что ты имеешь в виду?

— Ты ведь все время работаешь, не так ли? Ты очень амбициозная женщина, Джемма. Карьеристка. И всегда была такой.

— И что из этого?

— У тебя четырехлетний ребенок. А я знаю, какая тяжелая и напряженная у тебя работа. Нелегко совмещать такую работу с ребенком. Да еще одной. У тебя просто нет времени на веселье.

— Нам очень весело. И я справляюсь. — Голос ее был полон гнева. — Ты хочешь сказать, что ему будет лучше с тобой? Забудь об этом. В Лайаме смысл моей жизни. Я обожаю его. А что до веселья… Пока ты «веселишься» с ним по выходным, я занимаюсь скучными и рутинными делами: смотрю, чтобы он хорошо питался, чистил зубы, рано ложился спать. Жизнь — это не сладости в кровати и гамбургер на обед.

— Я не даю ему сладостей по ночам.

— Ха! — отвернулась Джемма. — А он говорит совсем другое.

— Неважно, что он говорит.

— И нам бывает весело. У нас был пикник в субботу, когда ты не смог прийти.

— Я был занят. У меня была важная деловая встреча в субботу утром.

— Значит, тебе можно работать и «веселиться», а мне нет, — пожала она плечами.

— Я так не говорил.

— Неужели? А мне именно так и показалось. И кстати, чтобы ты знал: я не только хорошо работаю, я и все остальное делаю хорошо, — добавила она колко.

Повисла тишина. Джемма попыталась взять себя в руки.

Маркус посмотрел на нее. Отметил, как она напряжена, как обтягивает стройные бедра черная юбка.

— Мы с Ричардом планируем взять Лайама в отпуск в Испанию. Впрочем, это не твое дело.

Ее глаза превратились в голубые льдинки.

— Правда?

— Да, правда, — ответила она.

На самом деле все было не совсем так. Ричард предложил поехать вместе, но она еще не дала ответа. Она не была уверена, хочет ли заводить с ним роман, однако ей доставило удовольствие сообщить об этом Маркусу и, судя по тому, как напряглись руки на руле, его эта новость не обрадовала.

— Лайам обожает Ричарда, — добавила она.

— Рад за тебя, Джемма. Но, признаюсь, я удивлен, что вы с Ричардом так хорошо ладите.

— Почему? — удивилась она.

— Он не твой тип мужчины, — улыбнулся Маркус. — Ты страстная, темпераментная, вспыльчивая женщина. А Ричард какой-то скучный, пресноватый. Слабак, одним словом. Он не справится с тобой. Не сможет тебя завести.

— Какая чушь!

Его слова привели девушку в ужас. Самое страшное — все это правда. Ричард не возбуждал ее, она находила его скучноватым. Нет, тут же опомнилась Джемма. Ричард — один из самых приятных мужчин, которых ей доводилось встречать. И безопасность куда важнее чувств. Достаточно вспомнить, к чему привела ее страсть к Маркусу!

— Я без ума от Ричарда, — заверила она. — Он не только заводит меня, — продолжила она, — но, в отличие от тебя, он джентльмен.

— В отличие от меня… — повторил Маркус.

— Да.

— Я, может, и не джентльмен, но я тебя возбуждаю.

— Пошел к черту, Маркус.

Он расхохотался.

— Тебе не нравится вспоминать, как хорошо нам было вместе, да? Почему?

— Потому что я уже давно все забыла, — с жаром ответила она.

— Знаешь что, Джемма, я не верю тебе, — произнес тихо Маркус. — Не верю, что женщина может забыть свой первый раз…

Джемма залилась краской.

— Я могу повторить: ты не джентльмен, — резко ответила она.

Он притормозил перед детским садом.

— И я ненавижу и презираю тебя, — добавила она, открывая дверцу.

Джемма надеялась, что Маркус подождет в машине, но он пошел с ней. Они шли рядом молча. Атмосфера была накалена до предела.

Прекрасно, подумала она. Его нельзя даже ранить: он черствый как камень.

Когда Джемма увидела Лайама с Фионой Кэмпбелл, молодой воспитательницей детского сада, она испытала ужас. Глаза сына блестели, как в лихорадке, зрачки расширены, бледная, как бумага, кожа. Увидев мать, Лайам заплакал. Джемма бросилась к нему.

— Все хорошо, милый. Все хорошо. Мама с тобой. — Она прижала ребенка к груди. — Когда ему стало плохо? — тихо спросила она воспитательницу.

— Десять минут назад ему стало хуже, — ответила та. — Он жалуется на головную боль. — Она замолчала и добавила: — И еще я заметила сыпь.

Слово «менингит» вспыхнуло в голове у Джеммы. Страх охватил ее. Расширенными от ужаса глазами она взглянула на Маркуса.

Он сел рядом с ребенком.

— Лайам, дай мне на тебя посмотреть, — нежно сказал он. Странно, но его голос сразу успокоил Лайама — мальчик затих и послушно повернулся к отцу. — Из-за чего такой шум? — Маркус накрыл детский лобик ладонью. Его движения были мягкими и спокойными. Джемма почувствовала, что тоже успокаивается. Внезапно она обрадовалась его присутствию. — Давай посмотрим, что у нас там за сыпь. — Маркус осмотрел ножки и ручки Лайама и поднял футболку, чтобы проверить живот. Сыпь была едва заметной.

— Нужно отвезти его к врачу, — сказала Джемма, стараясь скрыть тревогу в голосе, чтобы не напугать малыша.

— Да, думаю, ты права. — Маркус поднял ребенка.

— Большое спасибо за то, что была с ним, Фиона, — поблагодарила Джемма.

Женщина кивнула.

— Надеюсь, ему скоро станет лучше.

— Я позвоню и расскажу.

— Пока, Лайам, выздоравливай, — помахала малышу Фиона, но Лайам ее не услышал: он снова начал плакать.

Джемме пришлось бежать за Маркусом, но на этот раз она не жаловалась. Она села на заднее сиденье, держа Лайама на коленях, а Маркус вел машину. Движение было ужасным. Поездка к ближайшей больнице заняла целую вечность. Лайам весь пылал. В паузах между рыданиями он, казалось, впадал в забытье.

— Все хорошо, милый. Мы почти приехали.

Джемма гладила малыша по волосам, стараясь успокоить.

— Голова болит, — всхлипнул Лайам.

— Все будет хорошо. Мы найдем доктора, который поможет, — прошептала она, крепко прижимая сына к груди.

Маркус то и дело смотрел в зеркало, проверяя, как там Лайам. Его поразила нежность матери и сына. Ему редко доводилось видеть их вместе.

— У него все еще жар? — спросил он.

— Да… он весь пылает. — Их глаза встретились в зеркале. И в эту секунду она ощутила, что они с Маркусом — одно целое, что ребенок навсегда связал их. И это единение невозможно описать словами.

Маркус въехал во двор больницы и притормозил около отделения скорой помощи. Он поспешил помочь Джемме выбраться из машины и взял Лайама на руки. Вместе они побежали к дверям.

Когда врачи и медсестры склонились над Лайамом и начали что-то обсуждать, Джемма испытала облегчение. Но потом, прочитав тревогу на лицах врачей, она ощутила свою беспомощность. Она пыталась сосредоточиться на вопросах, которые ей задавали. Как зовут ребенка? Сколько ему лет? Чем он болел? Что ел утром? И все это время крики Лайама пронзали ее сердце, как острый нож. Ей захотелось прогнать всех и остаться с ним наедине.

— Миссис Россини, его не тошнило? — спросил доктор.

Джемма покачала головой. Доктор назвал ее миссис Россини. Понятная ошибка, учитывая, что фамилия Лайама Россини.

— Как долго держится высокая температура?

Она заколебалась.

— Утром у него был горячий лоб, но я решила, что он просто набегался… — чувствуя себя виноватой, ответила Джемма. — Я не должна была отправлять его в садик.

— Он не был болен утром, — взял ее за руку Маркус. — Воспитательница позвонила только в два, помнишь?

Она кивнула, закусив губу. Ей с трудом удавалось сдерживать себя. Она хотела рыдать, как Лайам, кричать, чтобы все слышали. Слезы комом встали в горле.

— У него менингит? — спросила она шепотом, боясь самого страшного.

— Слишком рано что-либо говорить, — ответил доктор. — Нужно сделать анализы. — Доктор говорил очень серьезно. — Не волнуйтесь, миссис Россини, он в хороших руках.

Им разрешили присутствовать при анализах. Они оба утешали и успокаивали Лайама. То был один из самых тяжелых дней в жизни Джеммы. Никогда еще она не чувствовала себя такой беспомощной и напуганной. Единственным облегчением было присутствие Маркуса — спокойного и собранного. Его уверенность помогала ей держаться ради Лайама. Она видела, как нежно обращается Маркус с сыном, как может даже рассмешить его в такой момент. Неудивительно, что Лайам так любит его, подумала Джемма с бешено бьющимся сердцем. Она смотрела на них вместе и вспоминала, как загорались у Лайама глаза, когда он рассказывал об отце, как радовало его одно упоминание имени Маркуса. Джемма не помнила, чтобы когда-нибудь видела их вместе. И это новое зрелище так трогало ее сейчас, что у нее все замирало внутри.

Лайама отнесли в отдельную палату с зашторенными от яркого солнечного света окнами. Он утих, то и дело впадая в забытье. Джемма и Маркус сели рядом, по очереди прикладывая ко лбу сына холодный компресс.

Лайам казался таким крошечным на большой кровати, таким беззащитным, что у Джеммы заболело сердце.

— С ним все будет хорошо, — успокоил ее Маркус, когда врачи вышли из палаты посовещаться.

Она кивнула. Нужно в это верить, чтобы найти силы вынести все испытания.

— Я так хотела бы поменяться с ним местами. Лучше б я заболела.

Маркус взял ее за руку. Уже второй раз за день он делал это, и Джемма успела привыкнуть к тому эффекту, который оказывало на нее его прикосновение.

— Спасибо, — прошептала она.

— За что?

— За то, что ты здесь, за то, что помогаешь Лайаму.

— Он мой сын, Джемма. Ты не должна меня благодарить, — ответил он без всякого выражения, но рука сжала ее ладонь.

Ее глаза увлажнились. Хорошо, что в комнате темно и Маркус не видит ее лица.

— Мне так стыдно за все те вещи, что я наговорила сегодня, — пробормотала она.

— Какие вещи? — удивился Маркус.

— Я говорила, что ненавижу и презираю тебя. Но ты на самом деле не такой уж плохой…

— Спасибо за комплимент, — улыбнулся Маркус. — Скоро Лайам поправится, и все будет по-прежнему.

— Может быть, — бросила на него взгляд из-под ресниц Джемма. — Ты бываешь таким чертовски надменным и самоуверенным…

— Ну вот, теперь узнаю прежнюю Джемму.

— Но ты очень хороший отец. — Она улыбнулась. — Иногда то, что Лайам так сильно тебя любит, выводит меня из себя. Я слышу о тебе миллион раз на дню.

— А я слышу о тебе триллион раз, — улыбнулся в ответ Маркус. — Мамочка всегда целует его, когда он падает. Мамочка лучше жарит яичницу… Все, что делает мама, замечательно, если послушать Лайама.

— Правда? — Ее голос задрожал.

— Правда. — Он протянул руку и вытер слезу с ее щеки. — Малыш обожает тебя.

— Я думала о том, что ты сказал мне. Что я много работаю. Наверное, ты прав. Он скоро пойдет в школу, а я проводила с ним так мало времени.

— Ты все делала хорошо, Джемма, — сказал Маркус. — Нелегко одной растить ребенка.

Она пожала плечами.

— Может, не следовало быть такой гордой. Может, я должна была принять твою помощь.

— Еще не поздно, — шепнул Маркус. — Мы могли бы начать все сначала.

Внезапно Джемме захотелось оказаться в его объятьях. Ей хотелось, чтобы он обнял ее и убедил, что еще не поздно все исправить.

— Ты думаешь, с ним все будет в порядке? — спросила она.

— Конечно. Он скоро поправится, — уверенно ответил Маркус.

Но, взглянув на ребенка, забывшегося в лихорадочном сне, они оба поняли, что от них ничего не зависит.

Открылась дверь, и вошел врач. По его лицу Джемма поняла, что готовы результаты анализов.

Они вскочили на ноги. Маркус положил руку ей на талию.

— Могу сообщить, что у вашего сына не менингит, — сказал врач, и Джемма почувствовала облегчение. — Но он серьезно болен. У него редкая вирусная инфекция.

Глава пятая

— Не знаю, мама, они ничего не сказали, — всхлипнула в трубку Джемма. Она звонила из автомата в коридоре больницы, прижав к одному уху трубку и закрыв другое ладонью, чтобы лучше слышать. — Антибиотики не помогут — это вирусная инфекция. Мы должны ждать, пока организм сам с ней справится. А это произойдет, только когда спадет температура. — Джемма заметила медсестру возле двери в палату Лайама. — Мне надо идти. Не хочу оставлять его надолго… Да, Маркус здесь, слава богу. — Ее голос задрожал. — Я скоро позвоню.

Она положила трубку и побежала назад в палату. Было девять вечера, лучи заходящего солнца окрашивали окна. В палате Лайама окна были зашторены, мальчик лежал в забытьи. Маркус и медсестра тихо разговаривали.

— Как он? Без изменений? — спросила Джемма.

— Нет, изменений нет, — ответила медсестра. — Я только что говорила вашему мужу, что на третьем этаже есть кафе. Может, вам стоит отлучаться по одному, чтобы подкрепиться, миссис Россини? Предстоит долгая ночь, и вам нужны силы.

Джемма собиралась было сказать, что Маркус ей не муж, но у нее не было сил для этого.

— Спасибо, может быть, попозже, — пробормотала Джемма. Последнее, о чем она думала сейчас, была еда. Она подошла к Лайаму и дотронулась до его лобика.

Медсестра вышла из комнаты, оставив их вдвоем. Маркус встал рядом.

— Что сказала мама?

— Хотела прийти, но я заверила ее, что в этом нет необходимости. Не хочу, чтобы она волновалась.

Маркус кивнул.

— Тебе надо присесть. — Он придвинул стул. — Ты выглядишь усталой.

— Да? Я чувствую себя нормально.

— Все равно присядь. Я принесу кофе из автомата.

— Ты не пойдешь в кафе?

— Как и ты. Боюсь, не смогу проглотить ни кусочка.

Джемма кивнула и подвинула стул ближе к кровати. Пока Маркус отсутствовал, она прислушивалась к жужжанию мониторов и старалась успокоиться.

— Пожалуйста, выздоравливай, Лайам, — прошептала она. — Только бы ты поправился, я все для тебя сделаю.

Сын лежал неподвижно. Даже ресницы ни разу не дрогнули.

Вернулся Маркус. Он протянул ей кофе и сел в кресло с другой стороны кровати. Джемма заметила, что Маркус снял пиджак и галстук и расстегнул верхние пуговицы на рубашке. Даже в эту ужасную минуту она не могла не отметить, как он красив. Лицо покрывала легкая щетина, черные волосы растрепались под нервными пальцами. На секунду Джемме захотелось оказаться с ним рядом, провести ладонью по его волосам, прикоснуться к нему.

Он словно почувствовал ее взгляд и поднял глаза. Джемма смутилась как девчонка.

— Не помню, когда мы последний раз вместе пили кофе, — сказал Маркус.

— Я тоже. — Она отвела взгляд.

Как сын похож на отца! Те же черные волосы, смуглая кожа.

Самое удивительное, что на самом деле она отчетливо помнила, когда они сидели вместе и пили кофе в последний раз. Это было за пару недель до свадьбы его сестры. Джемма как раз собиралась сказать Маркусу, что беременна.

— Когда Лайам поправится, мы поужинаем вместе.

— Чтобы обсудить твой переезд в Италию? — с бьющимся сердцем спросила она.

— Чтобы обсудить наше будущее.

— Не уезжай в Италию, Маркус. Прошу тебя. — Она не хотела умолять, но слова сами вырвались у нее. — Ты нужен Лайаму.

Джемме очень хотелось добавить, что ей он тоже нужен, но она промолчала. Все это из-за болезни Лайама. На самом деле ей не нужен Маркус Россини. До сих пор она прекрасно обходилась без него. С какой стати он понадобится ей в будущем?

— Только не говори мне, что забираешь его с собой в Италию. Этого не будет. Ему нужны оба родителя.

— Согласен. Но мне надо вернуться.

— Почему?

— Потому что я нужен фирме.

— Так это не имеет отношения к свадьбе?

Темные брови приподнялись от удивления.

— Лайам рассказал мне, — призналась она. — Он слышал, как ты говорил по телефону.

Маркус молчал.

— Он, видимо, слышал наш разговор с отцом.

— Так это правда?

— Я еще не сделал предложение, — ответил Маркус. — Позволь мне хотя бы сделать это, прежде чем газетчики растрезвонят о намечающейся свадьбе по всему миру.

— Я не собираюсь писать о тебе статью, Маркус, — успокоила Джемма. — Я спрашиваю только из-за Лайама. — Она перевела взгляд на сына.

— Тогда скажем так: если будут какие-то новости, ты первой о них узнаешь.

— Спасибо.

Джемма больше не смотрела на него, размышляя, решил ли он жениться на Софии Албани. Только бы он не подумал, что она ревнует. Это не ее дело.

— Как ты думаешь, он уже не такой бледный? — спросила она, касаясь горячего лобика.

— Может быть. Жар спал?

Она покачала головой. Потом посмотрела на экран монитора. Казалось, ритм ее сердца подстроился под мерное пиканье прибора.

— Не знаю, слышит он нас или нет, но я пообещала сделать все, если он только поправится.

— Это будет стоить дорого, — улыбнулся Маркус.

— Я сделаю все, только бы он выздоровел.

— Ты поехала бы в Италию со мной?

Ее сердце екнуло. Джемма в шоке уставилась на него.

— Что? Почему ты спрашиваешь? — выдохнула она.

— А как ты думаешь? — Его губы скривились. — Если то, что случилось, дало нам какой-то урок, то этот урок в том, что Лайаму нужны мы оба. Я видел, как ты держала его на коленях сегодня в машине, как целовала и утешала его и как Лайам тянулся к тебе. И я понял, что он не сможет жить без тебя.

Джемма ничего не ответила, но она знала, что он имеет в виду, потому что почувствовала то же самое, увидев Лайама с отцом.

— Если ты поедешь, мы смогли бы стать семьей. Подумай, как много это значит для Лайама.

Но о какой семье можно говорить, если Маркус собирается жениться на другой? Может, он думает, что они все подружатся… Она представила себя на свадьбе Маркуса и Софии. Может, для Лайама это и будет замечательно, но у нее не хватит сил пожелать им счастья. От одной мысли об этом ей становилось плохо.

— Не знаю, Маркус… Моя жизнь — в Англии. У меня большие планы на будущее.

— Может, Ричард и подходит тебе, но будет ли он хорошим отцом для Лайама?

Она имела в виду не Ричарда, а свою работу, которая ей очень нравилась, маму, друзей. Лондон ее дом.

— Не знаю, Маркус. Не могу думать сейчас об этом. — Она посмотрела на сына.

Пожалуйста, проснись, дорогой, взмолилась она про себя. Пожалуйста. Ей показалось, что ресницы сына дрогнули. Маркус вскочил и нажал кнопку вызова врача.

— Лайам? — Джемма погладила его по головке. — Лайам, милый, проснись.

К ее радости, глаза внезапно открылись, и сын посмотрел на нее.

— Мама, где я? — испуганно спросил он.

— Ты в больнице, забыл? — Джемма сглотнула. — Врачи и медсестры помогают тебе.

— Я хочу домой. — Лайам посмотрел на отца.

— Попозже. — Маркус погладил Лайама по щеке. — Ты так напугал нас с мамой. Как ты себя чувствуешь?

— Хорошо.

Открылась дверь, и вошла медсестра. Она улыбнулась, увидев, что Лайам проснулся.

— Нашему маленькому пациенту лучше, — весело сказала она.

— Кажется, жар спадает, — отметил Маркус, отходя от постели и уступая место медсестре.

— Вы правы. — Женщина улыбнулась Джемме. — Доктор сейчас придет, но мне кажется, что худшее уже позади.

У Джеммы от радости ослабели колени. Маркус положил руку ей на плечо и притянул ее к себе. Джемма уткнулась ему в грудь.

Она не была готова к тем сильным чувствам, которые вызвала в ней близость Маркуса. Последний раз они обнимали друг друга еще любовниками, а это было тысячу лет назад. Впрочем, казалось, это было только вчера. Ее тело вспомнило страсть, сжигавшую обоих, нежность, магию чувств. Она сильно любила его. Безумно, страстно. Его предательство больно ранило ее. Она думала, что умрет. Может быть, часть ее и умерла. Вместе с любовью Маркуса.

Эта мысль так напугала ее, что женщина резко отстранилась.

Когда медсестра ушла, она снова села рядом с кроватью.

— Когда мы поедем домой? — спросил Лайам. — Я хочу поиграть в железную дорогу.

— Вижу, тебе уже лучше, — улыбнулась Джемма сквозь слезы.

— Почему ты плачешь, мамочка? — удивился Лайам.

— Потому что я счастлива.

Доктор подтвердил, что Лайаму стало лучше. Джемма побежала звонить маме. Когда она вернулась, часть датчиков и приборов уже убрали, а медсестра поправляла одеяло, уговаривая ребенка поспать.

— Доктор Томпкинс сказал, что они оставят его под наблюдением на пару дней, но он думает, что все будет хорошо. Может быть, он сможет поехать домой в воскресенье, — сообщил Маркус тихо.

— Хорошие новости. — Джемма старалась не смотреть на Маркуса. Воспоминание о том, как она была в его объятьях несколько минут назад, все еще мучило ее. Женщина презирала себя за слабость.

— Если хочешь пойти домой и отдохнуть, я останусь с ним, — продолжил Маркус.

Джемма покачала головой.

— Спасибо, но я не хочу оставлять сына одного. Как ты себя чувствуешь, дорогой? — нежно спросила она Лайама.

— Хорошо, — улыбнулся он. — Спать хочется.

Джемма погладила его по волосам.

— Тогда закрой глазки и отдыхай, — прошептала она.

Некоторое время малыш боролся со сном, но скоро ресницы его опустились, и он заснул.

Маркус вышел из палаты. Джемма решила, что он уехал домой, но через минуту он вернулся с подушкой и одеялом.

— Чтобы тебе было удобнее, — пояснил он.

— Спасибо.

Джемме было больно видеть, с какой нежностью он заботится о ней и о сыне. Она не хотела, чтобы Маркус был нежен с ней: тогда она забывала, что ей следует держаться от него подальше.

— Тебе нет нужды оставаться, — сказала она, увидев, что Маркус снова садится.

— Я остаюсь, Джемма, — тихо ответил он. — Я здесь не потому, что несу за Лайама ответственность, а потому, что люблю его. Он мой сын.

— Я знаю. — На мгновенье их глаза встретились, и Джемма быстро отвела взгляд, притворившись, что поправляет подушку. — Попробую поспать, — сказала она тихо.

Спать в кресле было невозможно. Но не только неудобное кресло не давало заснуть. Джемма все время думала о том, что произошло сегодня. События этого жуткого дня мелькали у нее перед глазами.

Больной Лайам. Маркус держит ее за руку. Анализы, неуверенность. Маркус просит ее поехать с ним в Италию. Он, правда, хотел этого или предложение вырвалось у него под воздействием того, что случилось?

Она вспомнила чувства, охватившие ее, когда Маркус ее обнял. Джемма заерзала. Нельзя забывать, что, хоть Маркус и замечательный отец, он причинил ей сильную боль. Она не должна мечтать о нем.

В памяти снова возникла картина, когда они пили кофе. Она солгала, сказав, что не помнит их последний совместный обед. Конечно, помнила. Такое невозможно забыть.

Она настояла, чтобы они встретились в обеденный перерыв в баре за углом. Он не сразу согласился.

— У меня много работы, Джемма.

— У меня тоже, — сказала она резко. — Но нам надо поговорить.

Джемма пришла в бар первой и выбрала столик в глубине зала. В баре было много людей из расположенных по соседству офисов и магазинов. Она отчетливо помнила шум в кафе, жужжание машины для приготовления эспрессо и капуччино. Не самое подходящее место для того, чтобы сообщить Маркусу о беременности.

Их отношения длились уже три месяца — самые восхитительные месяцы в жизни Джеммы. Все это время она словно мчалась по американским горкам. В спальне обоих охватывала сумасшедшая страсть, которая не уставала поражать девушку, но даже за пределами спальни ее тело вибрировало от наслаждения, стоило ей услышать его голос. Вне спальни они часто говорили о работе. Джемма рассказывала о своих планах на будущее, и Маркус хотел помочь ей.

Интервью с ним обеспечило ей долгожданное повышение. Но Маркус, прочитав статью, сказал, что ее можно было написать лучше. Сначала Джемма обиделась, но, когда Маркус объяснил, где ошибки, согласилась. Маркус недаром занимался издательской деятельностью — у него был настоящий нюх на журналистов. Не пришедший с опытом, а врожденный. Его советы помогли Джемме писать лучше. Эти уроки всегда превращались в остроумные обмены мнениями и веселые перепалки двух влюбленных. Скоро ее снова повысили, однако Маркус сказал, что ей следует отказаться. Он устроил для нее собеседование в одной из своих компаний — престижной газете, выходящей большим тиражом.

Джемме казалось, что никогда она так не нервничала, как перед этим собеседованием. Но неделей позже она сидела в кафе, и мысли ее были заняты совсем другим. Она поняла, что не работа самое главное в ее жизни.

Несколько дней назад она обнаружила, что беременна. И с тех пор не могла думать ни о чем другом. Это известие напугало ее, потому что, несмотря на безумную страсть, она ничего не знала о Маркусе. Он никогда не говорил, что любит ее. Иногда в постели он шептал ей на ухо что-то на итальянском. Но то были просто комплименты. Он говорил, что она красивая, желанная — вещи, которые можно сказать любой женщине. Ведь они ничего не значат.

До сих пор это не беспокоило ее. Но сейчас она ждала Маркуса в кафе, чтобы рассказать о своей беременности, а он опаздывал. И внезапно Джемма поняла, как сильно хочет услышать, что он любит ее. Одна мысль о том, что она может его потерять, заставила кровь застыть у нее в жилах. Она хотела иметь от него ребенка, хотела, чтобы они всегда были вместе.

Маркус опоздал. Девушка видела, как он пробирается сквозь толпу, прижимая к уху сотовый телефон, и помахала, чтобы привлечь его внимание. Он кивнул и сел напротив. Маркус говорил скороговоркой и по-итальянски, но она смогла разобрать смысл. Познакомившись сначала с Фредди, а теперь и с Маркусом, она научилась понимать итальянский. Это был деловой звонок: Маркус выговаривал кому-то, кто не сделал так, как он просил. Джемма сразу поняла, что он в плохом настроении, и это расстроило ее еще больше.

— Извини, — бросил он коротко, убирая телефон. — У меня было тяжелое утро.

— Правда? Мое тоже приятным не назовешь.

Маркус услышал раздражение в ее голосе. С наигранной веселостью он сказал:

— Тогда я знаю, почему ты так сильно хотела со мной увидеться за обедом.

— Знаешь? — ошарашенно ответила Джемма, не понимая, как ему удалось узнать о ее секрете. Как он догадался, что она беременна? Она сама только что узнала.

— Ожидание сводит тебя с ума, — продолжил Маркус.

Она смутилась.

— Маркус, я не…

— Все в порядке. Знаю, мне не следует говорить тебе это, но ты все равно скоро узнаешь. Ты получила работу. Бен Хардвик просто без ума от тебя.

— Ах вот ты о чем.

Работа была последним, о чем она сейчас думала. Джемма натянуто улыбнулась.

— Мои поздравления. Они хотят, чтобы ты приступила к работе через пару месяцев, так что у тебя будет время подать заявление об уходе в «Морнинг сентинэл». — Маркус подозвал официанта.

Джемма заметила, что, несмотря на переполненное кафе, официант тут же поспешил к ним.

Так было всегда. Маркус обладал властью над другими людьми. Стоило ему взмахнуть рукой, как все тут же бросались исполнять его поручения.

— Ты ведь никак не повлиял на их решение дать мне работу, ведь так, Маркус? — спросила она, на мгновенье забыв, зачем назначила эту встречу.

— Я устроил для тебя собеседование, но все остальное — полностью твоя заслуга. Ты очень хорошая журналистка, Джемма. Бен не мог не заметить это.

Маркус никогда не хвалил зря, и Джемма ему поверила.

Официант принес кофе, и Маркус взглянул на часы.

— Боюсь, у меня нет времени на еду, Джемма. Нужно обратно в офис. Я должен успеть сделать как можно больше, чтобы поехать на свадьбу Элены в Рим.

Без нее, подумала Джемма. Маркус не пригласил ее сопровождать его на свадьбу сестры. Плохой знак. Может, он знает, что Фредди уже ее пригласил?

— Я хотела поговорить с тобой об этом, — беззаботно ответила она. — Ты знал, что Фредди пригласил меня поехать с ним на свадьбу Элены?

Маркус застыл с чашкой кофе в руке.

— Нет, не знал.

— Я думала, ты именно поэтому не пригласил меня. — Она ждала извинений, но их не последовало. Он просто смотрел на нее. В его глазах появился лед.

— Я давно не видел Фредди. В отличие от тебя.

— Мы видимся время от времени. Он пригласил меня сто лет назад. До того, как мы с тобой познакомились.

Она испугалась, что он может заподозрить связь между ней и Фредди. Но напрасно. Маркус не только не ревновал ее, но, похоже, ему было наплевать на ее отношения с другими мужчинами. Он снова посмотрел на часы.

— Мне действительно нужно идти, Джемма. У меня важная встреча. Так что если тебе больше нечего сказать…

Ей хотелось сказать ему, что она беременна, но она не могла вот так просто сообщить это, когда он так холоден с ней.

— Есть одна вещь… — тихо ответила она. — Но это может подождать.

— Хорошо. Я позвоню тебе, и мы как-нибудь поужинаем вместе, ладно? — Он наклонился, чтобы поцеловать ее, но поцелуй получился коротким и почти небрежным. — Чао, Джемма.

Она смотрела, как он удаляется, и к горлу подступила тошнота. Она не только не смогла сообщить ему о своей беременности, но и получила доказательство того, как мало значит в его жизни.

В следующие две недели у него также не нашлось времени ни на ужин, ни на телефонный звонок. Они так и не увиделись.

Сидя рядом с Фредди в самолете, летящем в Рим, она чувствовала себя одинокой как никогда. Маркус просто взял и вычеркнул ее из своей жизни, не дав никаких объяснений.

Джемме хотелось рассказать обо всем Фредди, но она никогда не говорила ему о романе с его старшим братом и просто не знала, с чего начать. Она твердила себе, что выберет момент, чтобы поговорить с Маркусом наедине, и они решат, как поступить. Но ей так и не представился такой случай. Она увидела Маркуса только в церкви в день свадьбы. Рядом с ним сидела ослепительно красивая брюнетка.

— Кто это? — спросила она Фредди.

Он посмотрел, куда она показывала, и улыбнулся.

— Это София Албани. Маркус собирается на ней жениться.

Джемма почувствовала себя так, словно попала под поезд.

— Не знала, что Маркус помолвлен, — выдавила она.

— Официальной помолвки не было. Но все знают, что когда-нибудь они поженятся. Они еще в детстве играли в жениха и невесту. Думаю, они ждут, пока Маркус закончит дела в Англии, чтобы назначить день свадьбы. София не хочет жить в Лондоне. Она, представь себе, ненавидит Лондон. Хотя, думаю, скоро она согласится переехать туда, потому что разлука убивает обоих. Они безумно скучают друг по другу, — понизил голос до шепота Фредди. — Честно говоря, со мной произошел забавный случай сегодня утром. Я пошел домой к Маркусу, чтобы занести цветы для петлиц, и застал их в гостиной в довольно недвусмысленном положении. Они просто не могли оторваться друг от друга. — Заметив, как Джемма побледнела, он прошептал: — Эй, не удивляйся так. Некоторые занимаются сексом до свадьбы, если ты не знала. А мой брат все-таки мужчина. Честно говоря, я не знаю, как ему удается справляться вдали от Софии.

— Может, у него есть другая в Лондоне, — ядовито ответила Джемма.

— Может быть, — усмехнулся Фредди. — Сходить на сторону, так вы, англичане, говорите? Почему бы и нет? Почему не воспользоваться свободой, пока есть такая возможность?

Мучения, которые испытала при этих словах Джемма, не сравнились бы с самой изощренной пыткой. Внезапно все стало кристально ясным. Теперь она знала, почему Маркус не пригласил ее на свадьбу сестры, почему никогда не говорил, что любит ее, почему избегал ее последние недели. Он ее не любил. Их отношения были всего-навсего короткой любовной интрижкой. Не больше. И он наверняка страшно зол, что она прилетела на свадьбу Элены, так как боится, что София что-нибудь узнает. Никогда еще ей не было так больно, как в эту минуту.

Джемма сама не знала, как ей удалось вынести этот день. Вид Софии и Маркуса доставлял ей невыносимые мучения. София выглядела такой счастливой, такой влюбленной. А Джемма чувствовала себя так, словно ее использовали, унизили, вышвырнули, как ненужную вещь.

Когда она наконец оказалась наедине с Маркусом, то не знала, чего ей хочется больше — дать ему пощечину или закричать.

— Ты забыл рассказать о невесте во время интервью, — сказала она с вызовом.

— Может, тебе следовало лучше подготовиться к этому интервью, Джемма, — холодно ответил Маркус. — И мне следовало собрать побольше информации о тебе. Может, тогда я не удивился бы тому, что ты прилетела на свадьбу моей сестры с Фредди. И мы смогли бы избежать этого неприятного разговора.

— Тебе неприятно? — выдохнула девушка.

Он думает только о том, чтобы София не увидела их здесь. Ему плевать на ее чувства. Боже, он даже не попросил прощения за все, что сделал.

— А тебе нет?

— Почему мне должно быть неприятно? Мне плевать, — солгала она, вспомнив о гордости. — Между нами ведь нет ничего серьезного, так ведь? Это был только секс.

Он не стал возражать. Только кивнул в знак согласия.

— Послушай, Джемма, поскольку ты так… — он заколебался, — близка с моим братом, не думаю, что следует афишировать наши отношения. Нам было хорошо вместе. Но все в прошлом, — твердо заявил он. — У тебя есть работа, о которой ты мечтала, работа в «Россини хаус». Так что без обид.

Ей потребовалась вся сила воли, чтобы сохранять спокойствие. Она была рада, когда Фредди пришел ей на помощь и с видом собственника положил руку ей на талию. Брат Маркуса хотел пригласить ее на танец.

— С удовольствием потанцую с тобой, Фредди, — улыбнулась она.

Если б существовал приз за силу воли, она точно получила бы его за эту ночь. Она танцевала танец за танцем с Фредди, глядя ему в глаза и не обращая внимания на Маркуса и Софию.

Джемма говорила себе, что ее сердце не разбито, что ей все равно, но на самом деле ей хотелось только одного — умереть.

Слова Маркуса о работе в издательском холдинге Россини были чудовищным оскорблением. Он считал, что расплатился, обеспечив ее работой.

Первое, что она сделала, вернувшись домой, это отказалась от работы в «Россини хаус». Она не хотела ничего хоть как-то связанного с Маркусом.

Но она хотела ребенка. Она хотела Лайама больше всего на свете.

Фредди очень помогал ей по возвращении из Рима, и между ними возникли новые, более близкие отношения. Но Джемма все еще не могла рассказать ему о романе с Маркусом и своей беременности. Ей не хотелось разрушать идеальный образ брата в глазах Фредди. Он обожал Маркуса. Только когда Фредди снова заговорил о романтических отношениях, она была вынуждена сказать правду.

Она помнила шок в его глазах, когда сообщила ему, что беременна и что ребенок от Маркуса. Даже сейчас она ощущала вину. Она разрушила образ идеального брата в глазах Фредди. Как он разозлился! Он сразу бросился искать Маркуса.

Джемма пыталась его успокоить, просила ничего не говорить Маркусу, но Фредди не слушал ее и в ярости выскочил из квартиры.

Джемма была так расстроена, что сама позвонила Маркусу, позвонила впервые после возвращения из Рима. Его не было дома, и она оставила бессвязное сообщение на автоответчике. Сказала, что брат очень расстроен и едет к нему.

Но Фредди не приехал. Он не справился с управлением, и автомобиль сорвался с обрыва где-то на полпути между квартирой Джеммы и домом Маркуса. Фредди умер мгновенно.

Даже сейчас, пять лет спустя, воспоминания о смерти Фредди причиняли ей невыносимую боль. Дорожная полиция сообщила, что он несся со скоростью больше ста миль в час и что только он виноват в аварии. Но Джемма знала, что тут ее вина. Всю жизнь она будет раскаиваться в том, что сказала Фредди о Маркусе. Смерть друга — на ее совести.

Когда Маркус пришел к ней через пару дней после смерти Фредди, она была не в себе, призналась, что ждет от него ребенка и что, узнав об этом, Фредди в ярости поехал, чтобы поговорить с ним по-мужски.

Маркус ничего не ответил. Просто повернулся и ушел, никак не отреагировав на ее признания, но через пару дней вернулся и попросил ее выйти за него замуж.

Он мог бы с таким же успехом добавить «Это мой долг» перед предложением руки и сердца. Маркус не притворялся, что у него есть чувства по отношению к ней. Джемма холодно отвергла его предложение.

— Мы не любим друг друга, — сказала она. — Зачем тогда жениться? Можешь отправляться в Италию к невесте. По крайней мере один из нас будет счастлив.

Но Маркус не женился на Софии. Очевидно, та не простила ему неверности. Пять лет потребовалось Софии на это. Одно дело — простить связь на стороне, другое — забыть, что в результате этой связи появился ребенок. Особенно если этот ребенок занял главное место в жизни Маркуса.

Но, очевидно, теперь София смирилась с положением дел. Время от времени она навещает Маркуса в Лондоне, и Лайаму она нравится.

Джемма поправила подушку и попыталась подумать о чем-нибудь другом.

Переехать вместе с Лайамом в Италию — об этом не может быть и речи, с раздражением подумала она. Как бы сильно она ни желала видеть сына счастливым, она не вынесет жизни по соседству с Софией и Маркусом — счастливыми мужем и женой.

Глава шестая

Странный шум разбудил ее. Словно кто-то включил посудомоечную машину, неправильно расставив тарелки. Джемма открыла глаза. В первую минуту она не понимала, где находится. Потом увидела кровать и тут вспомнила все, что случилось вчера. Она потянулась и ощутила боль во всем теле после ночи, проведенной в кресле. Первым делом Джемма проверила, что с Лайамом. Он все еще спал, но румянец уже вернулся на бледные щечки.

— Bon giorno, — раздался голос Маркуса. Джемма уставилась на него. Несмотря на то, что Маркус тоже спал в кресле, выглядел он невероятно свежим и привлекательным. Темная щетина на подбородке только придавала шарма его необычной итальянской внешности. Весь его чувственный облик словно говорил «Возвращайся в постель, дорогая». Джемма сглотнула.

— Как спала? — поинтересовался Маркус.

— Мне удалось поспать только пару часов. — Джемма отвела от него взгляд. Он мог бы работать в модельном бизнесе, подумала она с завистью. Ее волосы за ночь растрепались, черный деловой костюм помялся. Она попыталась руками разгладить складки на юбке. — А ты хорошо спал?

— Если честно, нет.

Шум в коридоре усилился. Джемма осторожно выглянула за дверь и увидела, что по палатам развозят завтрак на тележках.

— Как твоя шея? Не затекла? — заботливо спросил он, видя, что Джемма потирает затылок.

— Немного. Не очень-то удобно спать в кресле.

— Твоя подушка выскользнула из-под головы и упала. Я хотел было поднять ее и подложить тебе под голову, но боялся разбудить.

Маркус наблюдал за ней, пока она спала! Одна мысль об этом привела Джемму в ужас.

— А еще ты говорила во сне.

— Да? — Она испуганно посмотрела на него.

Джемма так много думала о нем вчера, так много всего вспомнилось. Один бог знает, что она могла наговорить.

— И что я сказала?

— Только бессмысленные, несвязные слова, — улыбнулся он. — Не переживай. Я не выдам твои секреты.

— Так я тебе и поверила, — отшутилась Джемма. — Мне бы не хотелось, чтобы ты узнал, что я на самом деле о тебе думаю.

— Неужели все так плохо?

— Именно так. — Джемма наклонилась к Лайаму. Тот пошевелился. — Доброе утро, милый, — улыбнулась она, видя, как задрожали его ресницы. Как ты себя чувствуешь?

Малыш открыл темные, как черный бархат, глаза и зевнул.

— Хорошо, только пить хочется.

Возле кровати стоял кувшин с водой, и Маркус налил ему стакан.

— Скоро привезут завтрак. Съешь что-нибудь? — спросил он, помогая Лайаму сесть на кровати.

— Не знаю, — ответил сын. — У них есть такие же блинчики, как у тебя дома, папа?

— Может быть. Мы спросим.

Джемма удивленно посмотрела на Маркуса.

— Не знала, что ты умеешь готовить.

Маркус улыбнулся.

— Мне удается лучше хранить секреты, чем тебе.

— Папа хорошо готовит, — вмешался Лайам. — Он еще может варить яйца и жарить змею с картошкой.

— Жарить змею? — улыбнулась Джемма, поправляя подушку за спиной Лайама. — Звучит… интересно…

— Конечно. Считай, ты не жила, если не пробовала жареную змею. С картошкой.

— Однажды она у тебя подгорела, папа. Дым был по всей кухне, и включилась пожарная сигнализация.

— Ладно, сынок, хватит подробностей, — рассмеялся Маркус.

— И часто у тебя подгорает жаркое из змеи? — улыбнулась Джемма.

— Только по пятницам, когда его подают с бутылочкой кьянти. — У Маркуса появился странный блеск в глазах. — Тебе нужно заглянуть как-нибудь вечерком.

Джемма улыбнулась, но ничего не ответила.

Маркус наблюдал за ней, когда она гладила Лайама по головке, и видел ее тревогу, когда сын вдруг закрыл глаза.

— Ты устал, Лайам?

— Немножко.

— Ничего страшного, — успокоил Маркус. — Ты был очень болен вчера. Тебе нужно хорошенько отдохнуть.

Лайам кивнул.

Пришла медсестра. При виде сидящего на постели Лайама она улыбнулась.

— Нашему маленькому пациенту уже лучше, — обрадовалась она.

— Он говорит, что очень устал, — сказала Джемма.

— Как насчет завтрака, Лайам? — спросила сестра. — Тебе нужна энергия, чтобы скорее выздороветь.

— А у вас есть блинчики? — спросил Лайам.

Медсестра покачала головой.

— К сожалению, нет, но мы можем приготовить их завтра утром. Зато есть яичница и тосты.

— Это же замечательно, правда, Лайам? — с воодушевлением сказал Маркус.

Лайам, поколебавшись, кивнул.

Джемма удивилась легкости, с которой Лайам поменял решение. Обычно ей с трудом удавалось заставить сына съесть яйцо на завтрак.

Его вообще все время приходилось уговаривать что-нибудь съесть.

Когда унесли тарелки, появилась мама Джеммы.

— Ты выглядишь хорошо, — обрадованно сказала она, обнимая внука. — Я так волновалась. — Джоан посмотрела на дочь. — А вот ты выглядишь усталой. Почему бы Маркусу не отвезти тебя домой на пару часиков, а я составлю Лайаму компанию? Нет нужды всем здесь сидеть.

— Нет. Я в порядке, мама. Не хочу его оставлять.

— Твоя мама права, Джемма, — твердо сказал Маркус. — Ты должна воспользоваться возможностью и съездить домой. Тебе нужно отдохнуть, а Лайаму нужны его пижама и зубная щетка.

Маркус был прав. Джемма посмотрела на сына. Сердце ее разрывалось от любви и жалости. Она не хотела оставлять его, но знала, что потом у нее не будет возможности съездить домой.

— Ничего, если мы с папой ненадолго тебя оставим? — спросила она.

Лайам кивнул.

— Ты привезешь мою любимую книжку? — спросил он. — Ту, что с динозаврами?

— Конечно. — Она нагнулась и поцеловала малыша в лоб. — Увидимся позже.

Маркус тоже поцеловал сына и потрепал его волосы.

— Присматривай за бабушкой, — сказал он с улыбкой. — Ведите себя хорошо без нас.

Лайам захихикал.

— Как ты думаешь, он скоро поправится? — спросила Джемма, когда они вышли из палаты. — Он выглядит таким усталым.

— Так и должно быть, Джемма. Ему нужно как можно больше спать. Организм сам справится с болезнью.

Они вышли на улицу и вдохнули свежий утренний воздух. Небо на горизонте было жемчужно-розовым, обещая жаркий день. Но воздух еще оставался свежим и прохладным. Джемма жадно вдохнула его.

— Теперь ты видишь, какая хрупкая вещь здоровье и как мало мы о нем думаем, пока не случилась беда, — пробормотала она, пока Маркус открывал машину.

— Вижу, ты многое успела обдумать, — кивнул он.

Они ехали какое-то время молча. Маркус умело лавировал в потоке машин, направлявшихся в центр. Маркус умеет сохранять спокойствие, подумала Джемма, наблюдая за ним. Часто это спокойствие выводило ее из себя, доводило до бешенства. Хотя в критические минуты его спокойствие и сила были единственным, что помогало ей держаться. И у него поистине был дар общения с маленькими детьми.

— Я говорил серьезно, когда сказал, что хочу увезти вас с Лайамом в Италию, — напомнил Маркус, останавливая машину перед ее домом.

— Я не могу сейчас об этом думать, Маркус, — ответила Джемма. — Знаю, ты терпеть не можешь ждать. Но это слишком сложный вопрос, и я не могу так сразу ответить на него.

— А вот я так не думаю. Мы потеряли достаточно времени, и нам нужно все исправить как можно быстрее.

— Нельзя спешить в таких делах, Маркус. Я не в состоянии сейчас ясно мыслить.

Он внимательно посмотрел на нее, задержав взгляд на полных, зовущих губах. Ее сердце екнуло.

— Я же, напротив, мыслю очень ясно, — хрипло прошептал он.

Джемма сглотнула, гадая, показалось ей или в его глазах правда появился чувственный блеск.

— Пойдем поговорим, — сказал он, открывая дверцу.

— Я устала, Маркус. Не хочу с тобой спорить сейчас.

— Кто сказал, что мы будем спорить? Мы уже достаточно спорили. Обсудим все спокойно, как взрослые люди. Я приготовлю кофе. Ну что?

— И никаких блинчиков? — улыбнулась она.

— Кулинарное представление я устрою для тебя как-нибудь в другой раз. — Он снова посмотрел на ее губы. — У тебя очаровательная улыбка, Джемма, ты знаешь это?

Маркус произнес это по-итальянски. Неожиданный комплимент заставил ее покраснеть. Она тут же вспомнила другие интимные моменты из их с Маркусом прошлого. Моменты, когда он обнимал ее и шептал соблазнительные глупости на итальянском.

— Не трать свое очарование понапрасну, Маркус, потому что это не сработает, — ответила она по-итальянски, но сердце в груди билось как сумасшедшее.

— Ты не забыла итальянский? — улыбнулся он.

— Конечно, нет. — Она отвела взгляд. Внезапно перед глазами вспыхнула картина — они, обнаженные, в объятьях друг друга, и Маркус обучает ее фривольным словечкам и улыбается, видя, как легко она краснеет.

— Хорошо, — с довольным видом произнес Маркус.

Джемма испугалась, что он тоже вспомнил эту сцену.

— Лайам говорит по-итальянски, когда возвращается от тебя. Поэтому мне не удается забыть, — объяснила она.

Маркус улыбнулся.

— Конечно, — пробормотал он. — Пойдем, я приготовлю кофе.

Часть ее требовала сказать ему, что она не хочет, чтобы он заходил в дом, но часть ее хотела этого. Она была напугана тем, что происходит, напугана новой близостью с Маркусом, воспоминаниями о прошлом, причинившем ей столько боли. Она вспомнила, как ему достаточно было только позвонить ей на работу и своим надменным, но таким чувственным голосом сказать, что он хочет ее, и колени слабели у нее от страстного желания…

Ее рука дрожала, когда она вставляла ключ в замочную скважину. Эти дни ушли навсегда, сказала она себе. И Маркус ничего не сможет с этим поделать. Так что ей нет нужды бояться его могущества или власти над ее эмоциями. Она хорошо усвоила преподанный ей жизнью урок.

Джемма нехотя пригласила его в дом.

— Мне нужно позвонить на работу и сказать, что я сегодня не приду, — произнесла она свои мысли вслух.

— Я позвоню за тебя, — улыбнулся Маркус. — Они ведь не будут спорить с боссом?

Она не знала, радоваться ей или злиться.

— Тебе нравится власть над людьми, не так ли, Маркус? — покачала она головой. — Власть возбуждает тебя.

— Власть лучше любого наркотика, — пробормотал он со смехом, поднимая трубку.

Она решила не продолжать этот разговор и отправилась на кухню поставить чайник. Потом поднялась наверх за одеждой и вещами Лайама. Рельсы, проложенные из его спальни в ванную, заставили сердце Джеммы сжаться от боли. Она вспомнила, как беззаботно он играл вчера… и как она сердилась, что опаздывает из-за него на работу. Казалось, с того утра прошло не двадцать четыре часа, а целая вечность.

Кровать Лайама была не заправлена, и Джемма накрыла ее покрывалом. Она взяла любимую игрушку сына — медвежонка — и вдруг подумала, что было бы с ней, случись самое худшее. Сев на кровать, она спрятала лицо в ладонях.

— С тобой все в порядке? — раздался голос Маркуса совсем рядом.

Джемма подпрыгнула на кровати.

— Да. — Она подняла глаза на Маркуса.

Ее глаза казались еще ярче на фоне бледной кожи. В такие моменты Джемма выглядела совершенно беззащитной. Несмотря на успешную карьеру и внешнюю холодность, в ней часто проглядывала «маленькая потерявшаяся девочка», как про себя называл ее Маркус. В такие минуты ему ужасно хотелось защитить ее от всего мира. Обнять и прижать к себе крепко-крепко.

— С ним все будет хорошо.

— Я знаю. Но это было так тяжело…

Маркус кивнул и отвел взгляд.

Он с трудом подавил желание обнять ее. Потом обвел взглядом комнату, отметив полки, заполненные книгами. Ему нужно быть очень осторожным, подумал Маркус. Он принял решение вернуть Джемму и Лайама в свою жизнь, сделать их главными в своей жизни, как бы ни сопротивлялась этому Джемма. Когда она инстинктивно искала у него опоры и утешения прошлой ночью и позволила на минуту обнять ее, он понял, что у них есть шанс все исправить. Но она так же легко могла в любую минуту отвернуться от него. Нет, Маркус не мог рисковать.

Он будет действовать медленно и осторожно, используя любую возможность, чтобы все было правильно. Маркус всегда добивался желаемого. Когда он поедет назад в Италию, Джемма с сыном поедут с ним.

Джемма заметила, что Маркус рассматривает комнату с выражением сосредоточенности на лице. Она вспомнила, что Маркус впервые находится в комнате сына. Фактически он бывал только в прихожей, да и то в те редкие дни, когда приезжал за Лайамом слишком рано.

— В твоем доме комната Лайама не такая? — спросила она с любопытством.

— Почти такая же, — улыбнулся он. — Но там чище. Миссис Филипс там часто убирается.

Она вспомнила домоправительницу Маркуса и улыбнулась.

— Такая же аккуратная, как всегда?

— Ни одна пылинка не осмеливается появиться в присутствии миссис Филипс. Я хочу предложить ей тоже поехать в Италию.

— Может, проще тебе остаться? — тихо произнесла Джемма.

— Мы уже говорили об этом, Джемма. Я должен уехать. — Их глаза встретились. — Николас приезжает на следующей неделе, чтобы принять дела в Лондоне. Я улетаю в Рим через две недели.

Джемма не подозревала, что это произойдет так скоро.

Повисла тишина. Джемма пыталась справиться с шоком от его слов. Что она скажет Лайаму? Как объяснит? Он не вынесет этого.

— Странно, что ты отвела для Лайама именно эту комнату, — сменил тему Маркус. — Я всегда представлял его именно здесь. Я ночевал в этой комнате, когда был ребенком.

— Правда? — нахмурилась Джемма.

Он кивнул.

— Это дом моей матери. Мы останавливались здесь, когда навещали ее семью на летних каникулах.

— Я и не знала, — ответила она. — Когда ты сказал, что дом принадлежит тебе, я решила, что ты купил его уже после того, как мы сюда переехали.

— Нет. Я сделал так, чтобы ты увидела этот дом. Дал твоей матери рекламный проспект с телефоном, чтобы она подсунула его тебе. Сказал, что считаю это удобным вариантом для вас. И попросил не говорить, что это я посоветовал туда обратиться, зная, что ты не захочешь ничего от меня принимать. Ты была чертовски упрямой.

Джемма не стала спорить, потому что знала: он прав. И, очевидно, ее мать тоже так считала. Она никогда не упоминала, что Маркус предложил обратиться в это агентство.

— Все эти годы я представлял Лайама именно в этой комнате.

— Я выбрала ее, потому что она лучше всего подходит для малыша, — пояснила Джемма.

— Я рад, что Лайаму хорошо здесь.

— А ты хочешь увезти его отсюда.

— Туда, где ему будет еще лучше. Ему понравится жизнь на вилле. Она на окраине Рима. Там много места, чтобы играть, большой сад, конюшня, собаки, кошки и куча родственников по соседству. Там есть все, что нужно для счастливого детства.

— Ты все уже просчитал заранее, да? — В ее голосе было много сарказма. — И где же я на этой радужной картинке? Ты поселишь меня в домике для прислуги в глубине сада? Иногда я буду выходить, чтобы посмотреть на Лайама?

— Нет, — рассмеялся Маркус.

Джемма встала с постели, прижимая к груди плюшевого мишку.

— Я не поеду с тобой в Италию, Маркус. Эта идея абсурдна. Моя жизнь здесь.

— Ты однажды сказала, что твоя жизнь — это Лайам. — Он наблюдал за ней, пока она доставала пижаму для малыша.

— Это так, — заколебалась Джемма. — Но есть и другие вещи…

— Твоя карьера в «Модерн таймс»? Она — ничто по сравнению с тем, что я могу предложить тебе в Риме.

Она замерла и вопросительно посмотрела на него.

— Есть вакантное место главного редактора в «Элан».

Ее глаза расширились. «Элан» был одним из самых успешных изданий «Россини паблишмент». Роскошный глянцевый журнал, выходящий большими тиражами во многих европейских странах. «Модерн таймс» по сравнению с ним был просто жалкой газетенкой.

— Я знал, что это тебя заинтересует, — улыбнулся Маркус.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты всегда думаешь только о карьере, — холодно ответил он. — Именно это привело тебя ко мне тогда, помнишь?

— Можно сказать и так. — Она закрыла шкаф.

— О, Джемма, мы оба знаем, что ты делила со мной постель в надежде на карьерный рост.

Она застыла, не в силах произнести ни слова.

— Я не возражал, — пожал он плечами. — Мне не хотелось ничего серьезного.

— Не сомневаюсь. Ведь очаровательная София ждала тебя с распростертыми объятьями на вилле в Риме. — Голос ее дрогнул. — Ты не имеешь права говорить мне это, Маркус. Если ты забыл, то напомню, что я отказалась от работы в компании Россини, — презрительно сказала она. — И не собираюсь соглашаться сейчас.

— Ты отказалась от работы, потому что была беременна и собиралась обратиться за поддержкой к Фредди.

— Неправда.

Звонок телефона прервал их тяжелый разговор. Джемма поспешила в спальню, чтобы взять трубку, в страхе, что звонят из больницы.

Но это был Ричард, и она облегченно вздохнула.

— Я только что пришел на работу, — сказал он, — и мне сообщили, что Лайам в больнице. Как он?

— Ему уже лучше. — Джемма увидела в дверях Маркуса. — Все в порядке, это Ричард, — сказала она, прикрыв трубку рукой. — Ты можешь идти. Я приму душ и вернусь в больницу на такси.

— Мы еще не закончили.

— Я закончила. — Она продолжила разговор с Ричардом в надежде, что Маркус уйдет. — Врачи сказали, что оставят его в больнице на несколько дней, чтобы провести обследование. Конечно, он будет рад, если ты навестишь его. Но, может, стоит подождать до завтра. Отделение «Си». — Джемма посмотрела в сторону двери. Маркуса не было. — Хорошо, Ричард. Буду рада тебя видеть. Пока. Она повесила трубку.

В доме было очень тихо. Джемма слышала, как бьется ее сердце. Она все еще не успокоилась после слов Маркуса о том, что она спала с ним ради карьеры. Может, это его способ справиться с муками совести? Обвинить во всем ее? Она вспомнила, как он сказал на свадьбе сестры: «Ты получила работу в «Россини хаус», о которой так мечтала. Так что без обид».

Джемма ощутила внезапно радость оттого, что отказалась тогда от работы. Ей было очень трудно одновременно заботиться о сыне и работать, но по крайней мере она была независимой. Она доказала себе, что может добиться успеха без чьей-либо помощи,

И от места в «Элан» она тоже откажется, сказала она себе. Будет продолжать работать в «Модерн таймс» в надежде получить повышение. А Маркус может отправляться к черту. Она однажды поклялась, что не будет от него зависеть. Так тому и быть.

Джемма поспешила в ванную, быстро разделась и встала под душ. Постепенно злость на Маркуса прошла, и она стала думать над тем, как сообщить последнюю новость Лайаму.

Джемма была старше Лайама, когда потеряла отца, но ясно помнила боль от этой потери. И она знала, как сильно Лайам любит Маркуса. Он боготворил отца.

Выйдя из душа, она вытерлась и, обернув вокруг талии полотенце, стала сушить волосы феном. Но ведь Маркус не умер, размышляла она. Лайам будет видеться с ним на каникулах. Этого достаточно.

Вернувшись в спальню, чтобы одеться, она, к своему удивлению, обнаружила Маркуса, сидящего на кровати.

— Я думала, ты ушел! — Она затянула полотенце потуже.

— Нет. Я сказал, что мы еще не закончили наш разговор. — Он обвел взглядом ее фигуру, задержав его на длинных, стройных ногах. Было что-то непередаваемо чувственное в его взгляде. Она вспомнила, как ему было достаточно просто посмотреть на нее, чтобы ее тело тут же ответило на немой призыв.

— Я хочу, чтобы ты ушел, Маркус, Мне нужно одеться.

— Пожалуйста, — спокойно произнес он.

Раздраженная Джемма прошла к шкафу и открыла дверцу, намереваясь потом укрыться с одеждой в ванной.

— Ты спрашивала, где ты будешь жить, если поедешь со мной в Италию, — сказал он, следя, как она выбирает, что надеть.

— Этого не произойдет, Маркус, — ответила она, не оборачиваясь.

— Я хочу, чтобы ты жила со мной… Как моя жена.

На секунду Джемма решила, что это ей послышалось. Она повернулась, в ее ярко-голубых глазах было недоумение.

— Прости?

Он улыбнулся.

— Ты все прекрасно слышала, Джемма. Я хочу, чтобы мы поженились. Это будет лучшим решением для Лайама… Для нас…

Его высокомерие рассмешило ее.

— Ты шутишь?

— Давай заключим сделку, — сказал он, вставая с постели и медленно направляясь к ней. — Ты выйдешь за меня замуж и будешь жить на моей вилле в Риме, а я дам тебе двухгодичный контракт в «Элан».

Она облизнула пересохшие губы.

— Мы не любим друг друга, Маркус. Мы не можем…

— Подумай хорошенько, прежде чем отказать мне, Джемма. — В его голосе прозвучала угроза. — Ты думаешь, если дело дойдет до суда, то Лайам останется с тобой, но я в этом не так уверен. И я буду бороться до последнего. Мы оба можем проиграть. Неужели ты хочешь именно этого?

Она ничего не ответила. Дыхание ее стало учащенным.

— А если ты примешь мое предложение, всем будет лучше. У Лайама будет семья. У тебя работа твоей мечты. У меня будет сын.

Она все еще молчала, и Маркус продолжал:

— Я очень богатый человек, Джемма. Я могу предложить тебе все, что ты захочешь. Мы сделаем это ради блага Лайама. Но если ты не будешь счастлива в Италии, то по истечении контракта с «Элан» я позволю тебе уйти. Со значительной суммой в счет компенсации за развод. Без обид.

— Мы будем жить в разных концах виллы? Брак только на словах?

Маркус улыбнулся.

— Я этого не говорил. — Он провел рукой по ее лицу, и ее сердце забилось быстрее. — Я сказал, что мы должны дать друг другу шанс.

— Ты имеешь в виду, что мы будем спать вместе? — Ее сердце билось в груди, как пойманная птичка.

— А что тут такого? Мы ведь спали вместе раньше. И это было неплохо, насколько я помню.

— Твоя самоуверенность не устает поражать меня, — покачала головой молодая женщина.

— А то, как ты умеешь лгать себе, не перестает поражать меня, — ответил Маркус. — У нас был потрясающий секс. И ты это знаешь.

— Ничего я не знаю, — вздернула подбородок Джемма. Их глаза встретились — Честно говоря, я вообще не помню, как это у нас было, — солгала она, намереваясь прекратить этот разговор. — Значит, не было ничего особенного. И я не разрешила бы тебе дотронуться до меня, будь ты последним мужчиной на земле.

— Неужели?

— Да.

— Может, тебе нужно напомнить, Джемма. Напомнить, как это было? — Он сделал шаг ближе, и все ее тело напряглось.

— Маркус, я…

Но тут его губы прижались к её губам, и Джемма забыла, что хотела сказать. Она попыталась отшатнуться, но он обхватил рукой ее талию и крепко прижал к себе, не давая вырваться. Его поцелуй вызвал бурю у нее в душе. Какое-то время она боролась с собой, не желая отвечать на поцелуй. Сжав руки в кулаки, она приказала себе оставаться неподвижной.

Его щетина царапала нежную кожу, но почему-то эта боль только усиливала возбуждение, которое она испытывала. Ей так хотелось ответить на поцелуй. Хотелось с такой силой, что все внутри у нее разрывалось от этого желания.

Маркус Россини умел целоваться. Он точно знал, как нужно целовать ее, чтобы довести до безумия. Сначала его поцелуй был нежным, потом все более жарким и настойчивым, пока она не забыла обо всем на свете и не приподнялась на цыпочки, чтобы ответить на поцелуй.

Он прижал ее еще крепче к себе и прервал поцелуй только для того, чтобы проложить жаркую дорожку из поцелуев на ее шее.

— Видишь, Джемма, — прошептал он ей на ухо, — ты всегда принадлежала мне.

Эти самонадеянные слова должны были вернуть ее к реальности, заставить оттолкнуть его от себя, но вместо этого она позволила его пальцам скользнуть под полотенце. Ее кожа жаждала его прикосновений.

Маркус ласкал ее обнаженную грудь, и соски затвердели под подушечками его пальцев.

— Скажи, что хочешь меня, — хрипло прошептал он ей на ухо.

Джемма почувствовала, как полотенце сползает на пол, ощутила прикосновение ткани его костюма к своей обнаженной коже, поняла, как он возбужден.

Ее тело задрожало, когда рука Маркуса скользнула сначала на талию, потом еще ниже и оказалась у нее между ног. Джемма ловила ртом воздух, извиваясь под его умелыми ласками. Он поцеловал ее в затылок.

— Скажи это, — настаивал Маркус. — Признайся, что я тебя возбуждаю, что ты меня хочешь.

Джемма дрожала от страсти. Ее желание по силе могло сравниться с мощным торнадо. Она забыла, что способна на такие сильные эмоции.

— Я хочу тебя, Маркус. — Слова словно сами собой слетели с языка.

Маркус снова приник к ее губам. Он взял ее лицо в свои ладони и терзал губы поцелуями, словно не мог насытиться их сладостью.

Только когда она уже испугалась, что сойдет с ума от желания, он оторвался от ее губ.

Ослепленная страстью, она успела подхватить полотенце за секунду до того, как оно коснулось пола. Дрожащими руками она держала его перед собой, не в силах даже прикрыться.

— Теперь вспоминаешь? — спросил он тихо.

Она молчала, все еще не осознавая, что он остановился, что он не будет продолжать.

— Видишь, Джемма. Я думаю, что с сексом у нас все будет в порядке. Подумай об этом. Я жду твоего ответа к концу недели.

Потом он повернулся и вышел из комнаты, оставив ее дрожать от неутоленного желания, причинявшего мучительную боль.

Глава седьмая

Лайам постепенно шел на поправку. Джемме сообщили, что доктор осмотрит его после обеда, когда будет совершать обход больных.

— Слава богу! — сказала мама Джеммы, улыбнувшись Лайаму. — Если повезет, сегодня ты уже будешь дома.

— Я поеду к тебе или к папе? — спросил Лайам, глядя на мать.

— Конечно, ко мне, — нахмурилась Джемма. — Почему ты спрашиваешь?

— Потому что сегодня суббота, а по субботам я обычно остаюсь у папы.

— Но не в эту субботу, — мягко ответила Джемма, не желая разочаровывать Лайама. Неужели ему больше нравится у отца? Эта мысль причиняла ей боль.

— Где Маркус? — спросила Джоан.

— Он ушел утром. Сказал, что вернется к одиннадцати.

Джемма была не в состоянии думать о Маркусе. То, что случилось в ее спальне, обострило их отношения до предела. Она была в ярости на саму себя за то, что позволила ему довести ее до безумия. Она хотела его так сильно, что забыла о гордости. Черт, почему он обладает такой властью над ее телом?

Когда они снова дежурили у кровати Лайама вчера, она была так расстроена, что не могла даже смотреть в его сторону. Но Маркус вел себя так, словно ничего не произошло. Он болтал с медсестрами, рассказывал Лайаму смешные истории словом, выглядел таким беззаботным, что Джемме все случившееся начало казаться кошмарным сном. Но ее тело напоминало ей, что это произошло в реальности. Ее кожа все еще горела от его прикосновений, а губы хранили отпечаток его губ. Стоило ей только подумать об этом страстном поцелуе в спальне, как внутри нее вспыхивал костер желания, который, как она ни старалась, не удавалось погасить.

— Как у вас дела с Маркусом? — внезапно спросила мама.

Джемма покраснела.

— Все в порядке…

— Я просто хотела узнать… вы так много времени провели вместе…

Медсестра вошла в палату, чему Джемма очень обрадовалась.

— Знаешь, я, пожалуй, пойду позвоню Ричарду, — сказала она. — Он говорил, что хочет навестить Лайама, и я должна сообщить, что его выписывают.

Выйдя из палаты, Джемма облегченно вздохнула. Иногда мама бывает слишком назойливой. Но она прошла только несколько шагов, когда Джоан нагнала ее.

— Что происходит? — спросила мама.

— Ничего, мама. Абсолютно ничего.

— Не обманывай, Джемма. У меня есть глаза и уши. Вчера вы с Маркусом вели себя очень странно. И дело не только в болезни Лайама.

— Мама, ничего не случилось, — вздохнула Джемма, видя тревогу в голубых глазах матери.

Может, ей будет легче, если она выговорится. Может, мама подскажет ей выход из сложившейся ситуации.

— Я хочу, чтобы ты все поняла правильно. — Джемма взяла мать за руку и отвела в сторону. — Маркус попросил меня поехать с ним в Италию. В качестве его жены.

Она видела, как глаза матери широко раскрылись от удивления и довольная улыбка появилась на ее лице.

— Я просила тебя понять меня правильно, — поспешила продолжить Джемма. — Это не то, что ты думаешь.

— Тогда что это? — Мама покачала головой, глаза ее блестели.

— А то, что Маркус хочет получить сына и готов на все ради этого. Он не любит меня, видит во мне лишь бесполезное приложение к сыну.

— Джемма, ей-богу, для умной женщины ты иногда говоришь такие глупости! — оборвала ее мать. — Маркус хочет жениться на тебе, потому что любит тебя. И это очевидно для каждого, кто вас видел вместе.

— Я знала, что ты все представишь именно так, мама, — вздохнула Джемма. — Ты всегда была слепа во всем, что касалось Маркуса. Но в том, что происходит, нет никакой романтики. Один голый расчет. Да, в чем-то мы с Маркусом подходим друг другу… — она старалась не краснеть, произнося это, — но в остальном он видит во мне только преграду на его пути к сыну. На самом деле он любит Софию Албани.

— Тогда почему он не женился на ней?

— Не знаю… — Джемма пожала плечами. — Я думала, именно это он и собирается сделать.

— Если бы он хотел жениться на Софии, он женился бы на ней много лет назад. Она то и дело прилетает в Лондон, чтобы повидаться с ним. У него было много возможностей сделать ей предложение. Но он сделал его тебе. Это что-то да значит.

— Это значит только то, что Лайам для него — самое главное.

— Но ведь это хорошо, разве нет?

— Хорошо, но… — Джемма понизила голос до шепота: — Но у меня тоже есть чувства, мама.

Она вспомнила, как хладнокровно пытался соблазнить ее вчера Маркус, как страстно он целовал ее и ласкал и как хладнокровно прекратил ласки, когда добился желаемого — показал ей ее слабость.

— Я не хочу выходить замуж за человека, который не любит меня.

— Так ты отказала?

— Я еще не дала ответ. Но непременно откажу. Он думает, что может получить все, что захочет, потому что у него есть деньги и власть. Этот наглец пытался купить меня, обещая сказочную работу, роскошный дом и шикарную жизнь.

— Звучит заманчиво, — протянула мама.

— Но я не продаюсь. — Джемма порылась в карманах в поисках мелочи для автомата с кофе. — Я не хочу Маркуса. Он может отправляться в Италию или… к черту. Мне все равно, — дрожащей рукой она вставила монету в автомат.

— Но ты любишь его, — тихо произнесла мама. — И всегда любила.

— Нет, не люблю, — вышла из себя Джемма.

— Ты можешь лгать самой себе, Джемма, но ты не сумеешь провести меня, — понизила голос Джоан. — Я хорошо тебя знаю. Я видела, как ты на него смотришь, как меняется выражение твоего лица при одном упоминании его имени. Ты никогда не перестанешь любить его.

— Это неправда. — Голос Джеммы дрогнул. Кнопки автомата расплывались перед глазами из-за подступивших слез.

— Если ты откажешь ему, что будет с тобой дальше? — не унималась Джоан. — Ты ведь не выйдешь за Ричарда. Ты ничего не чувствуешь к нему.

— Ричард мне нравится, — упрямо возразила Джемма.

— Если ты скажешь «нет» Маркусу, то будешь жалеть об этом. Да, он не говорил, что любит тебя, но он просил тебя выйти за него замуж. Дважды. Может быть, учитывая, что ты его любишь, что Лайам обожает его, можно отбросить дурацкую гордость и пойти ему навстречу?

— Ты перегибаешь палку, мама, — вздохнула Джемма.

— Брак — это не только розы, но и шипы, Джемма. Но думаю, что у вас с Маркусом может получиться нечто особенное.

— Привет, Джемма, — раздался радостный голос Ричарда, и молодая женщина обернулась, чтобы увидеть друга с огромным букетом цветов и коробкой конфет. — Как Лайам? Все хорошо? — встревожился он при виде ее бледного лица.

— Да, все в порядке. Скорее всего, его сегодня выпишут. Я как раз собиралась позвонить тебе.

— Представляю, как нелегко тебе пришлось.

Он обнял ее и прижал к себе. На секунду аромат лилий окутал ее.

Ричард хороший человек, подумала она, добрый, честный… Почему она не может полюбить его? Но факт остается фактом — она ничего не чувствует в его объятиях. Ни волнения, ни удовольствия… Как может ее сердце быть таким глупым?

Когда Ричард отпустил ее, она увидела, что по коридору к ним приближается Маркус. Он видел, как Ричард обнимал ее, поняла Джемма по мрачному блеску в его глазах. Она вспомнила, как пренебрежительно он отзывался об их с Ричардом отношениях. Что он тогда сказал? «Ричард слабак… он не сможет с тобой справиться. И уж тем более завести тебя».

Это воспоминание разозлило ее. Конечно, Маркусу никогда в голову не придет, что кто-то может быть лучше его. При этой мысли Джемма пришла в такую ярость, что поднялась на цыпочки и поцеловала Ричарда в губы, принимая букет.

— Спасибо, Ричард, — прошептала она.

— Пожалуйста. — Ричард вспыхнул, но выглядел довольным.

Джемма тут же пожалела, что сделала это.

— Конфеты для Лайама. — Ричард застенчиво протянул ей коробку.

— Спасибо, но тебе не следовало этого делать.

Джемма поежилась, потому что Маркус встал рядом с ней.

— Доброе утро, — улыбнулся он. Затем, к удивлению Джеммы, положил руку ей на талию и притянул к себе. — Хорошие новости. Я только что говорил с доктором — Лайама выписывают!

Его прикосновение, аромат его одеколона одурманили ее. Словно во сне, Джемма видела, как Ричард и ее мама смотрят на них. Она хотела вырваться, но не могла пошевелиться. Маркус уже протягивал Ричарду руку.

— Как здорово с твоей стороны прийти навестить Лайама. Жаль только, что ты немного опоздал.

— Ничего страшного, — улыбнулся Ричард. — Джемма мне уже сообщила. Я просто зайду на минутку поздороваться с ним.

— Лайам будет рад тебя видеть. — Джемма взяла Ричарда за руку и потянула в сторону палаты. В это мгновенье она поймала на себе взгляд матери — та прекрасно поняла, почему дочь так спешит уйти.

Лайам был рад видеть Ричарда, но его больше волновало то, что папа вернулся с новой пижамой, на которой была изображена вся итальянская футбольная сборная.

— Ух ты! Спасибо! — не уставал повторять он.

— Я думал, что ты останешься здесь еще на одну ночь, — усмехнулся Маркус. — Но ты можешь надеть ее и дома.

— Можно мы с мамой поедем к тебе домой сегодня? — вдруг спросил Лайам.

— Лайам, я же сказала тебе, что ты не поедешь к папе в эти выходные.

— Но, мама!

— Не сегодня, Лайам! — строго сказал Маркус. — Скоро.

Джемма разозлилась. Он добавил «скоро», чтобы продемонстрировать свое намерение выиграть эту битву за сына.

— Полагаю, наш ужин завтра вечером отменяется? — спросил Ричард тихо.

— Я бы не хотела сейчас оставлять Лайама одного, Ричард. — Она сделала паузу, думая, стоит ли пригласить его домой на ужин, но почему-то ей не хотелось этого делать. Ей нужно подумать о Лайаме и о своем будущем. О Лондоне, об Италии, о Маркусе… — Давай встретимся на следующей неделе, — предложила она и, видя, что Маркус слушает их разговор, добавила: — Тогда мы сможем расслабиться и насладиться ужином.

— Хорошо, — легко согласился Ричард. — Значит, на следующей неделе.

Он начал болтать с Лайамом, спрашивая, не скучал ли он в больнице.

Джемма слушала их разговор. Ричард был очень серьезным, и Лайам отвечал вежливо, с таким же серьезным выражением на детском личике. Совсем по-другому выглядел он, когда говорил с Маркусом, который веселил его все время так, что Лайам просто заливался смехом.

Она перевела взгляд с Ричарда на Маркуса. На Ричарде были серая рубашка и черные брюки, а Маркус одет в джинсы и голубую рубашку с расстегнутым воротом. Он выглядел расслабленным, довольным жизнью и невероятно сексуальным. Она перевела взгляд на его руки, вспоминая, как они ласкали ее.

— Джемма… Джемма. — Мама потянула ее за руку. — Мне надо идти. Я позвоню тебе попозже.

— Хорошо. — Джемма надеялась, что мама не заметила, как она смотрела на Маркуса. — Спасибо за помощь, мама.

— Не за что. — Джоан поцеловала дочь в щеку. — Не спеши с принятием решений, — прошептала она.

Джемма улыбнулась. Это означало одно — не отказывай Маркусу.

— Если вы уходите, я могу подвезти вас, Джоан. — Ричард встал. — Мне тоже пора идти.

— Как мило с твоей стороны, Ричард, — улыбнулась Джоан и обняла Лайама. — Веди себя хорошо, малыш.

— Увидимся в понедельник утром. — Ричард поцеловал Джемму.

— Не знаю, Ричард. Посмотрим, как будет чувствовать себя Лайам.

— Но в понедельник у тебя собеседование! — напомнил Ричард.

Джемма смутилась. Она совсем забыла о собеседовании.

— Если только Маркус не перенесет его на другой день… — неуверенно предположил Ричард.

— От меня ничего не зависит, — возразил Маркус. — Этим, как и всем остальным, занимается Генри Перкинс. Журнал на нем.

— Тогда тебе лучше позвонить ему, Джемма, — с тревогой посоветовал Ричард. — Ты хорошо работала и заслужила это повышение. Нельзя терять такую возможность.

— Не переживай, Ричард. Я позвоню, — успокоила друга Джемма.

Когда дверь за Ричардом и матерью закрылась, Джемма укоризненно посмотрела на Маркуса. Она не могла поверить ни на секунду, что он позволил Генри Перкинсу единолично управлять журналом. Он сказал так только потому, что не намеревался оказывать ей какую-либо помощь.

— Не смотри на меня так, Джемма. Я не имею отношения к собеседованиям.

— Нет, имеешь. Журнал принадлежит тебе.

— И что из этого? Хочешь, чтобы я попросил за тебя? — холодно поинтересовался он.

— Ты знаешь, что я имею в виду другое. Я по-прежнему не хочу, чтобы ты вмешивался в мою жизнь.

— А я и не собираюсь.

Джемма не поверила ни единому его слову, но не успела ничего сказать, потому что появился врач, наблюдавший Лайама.

— Ему намного лучше, — улыбнулся доктор и сделал пару записей в журнале. — Ваш сын — настоящий борец. Его организм справился с вирусом быстрее, чем я ожидал. Но вам нужно быть очень внимательными в следующие месяцы.

— Вирус может вернуться? — испугалась Джемма.

— Не думаю, но все возможно. Только не волнуйтесь так. — Доктор взъерошил волосы Лайама. Мама, папа, свежий воздух и вкусная еда, и от болезни не останется и следа, Лайам. — Он улыбнулся Джемме. — Только следите за его здоровьем и приводите на осмотр каждые шесть недель. Уверен, что все будет в порядке.

— Мы будем смотреть за ним, доктор. Спасибо, — кивнул Маркус.

— Я могу идти домой? — с надеждой спросил Лайам.

— Да, милый, мы идем домой, — ответила Джемма.

Маркус помог собрать вещи Лайама, Джемма переодела его.

— Ты приехала на машине? — спросил Маркус, взяв Лайама на руки.

Она покачала головой.

— На такси.

— Тогда мы поедем на моей, — сказал он, беря сумку в свободную руку.

Джемма не стала возражать. Она хотела добраться до дома как можно скорее.

Женщина сидела в машине молча, прислушиваясь к оживленной болтовне Лайама на заднем сиденье. Она все время вспоминала слова доктора о том, что вирус может вернуться.

— С тобой все в порядке? — заботливо спросил Маркус.

— Я думала о словах врача. Может, мне стоит взять свободную неделю и побыть с Лайамом?

— Я могу побыть с ним в понедельник, когда у тебя собеседование.

— Правда? — удивилась этому предложению Джемма.

— Я же сказал.

— Ну… я думала, ты не хочешь, чтобы я получила эту работу…

— Не хочу. — Он посмотрел на нее, прожигая насквозь взглядом черных глаз. — Ты знаешь, чего я хочу. Но ты сама должна принять решение. Если хочешь пойти на это собеседование — иди. Я побуду с Лайамом.

— Спасибо, ты идешь на такие жертвы ради меня.

Маркус нахмурился.

— Он и мой сын тоже, Джемма. Я тоже хочу помогать ему. Насколько это в моих силах.

Он хочет сказать, пока у него есть такая возможность. Потому что скоро он уедет. И мысль о том, какую боль причинит ей с Лайамом его отъезд, заставила ее сердце сжаться.

— Если бы ты дал мне закончить, то услышал бы, что в этом нет нужды. Я не хочу получить эту должность.

Маркус уставился на нее.

— Ты решила принять мое предложение?

— Я решила, что здоровье сына для меня важнее работы. — Джемма уставилась на свои руки. — Я… я не хочу повышения. Напротив, я хочу работать меньше, чтобы больше быть с Лайамом.

— Это решение, должно быть, далось тебе с трудом.

— Не без этого. — Она робко улыбнулась. — Но болезнь Лайама заставила меня пересмотреть свои приоритеты. А то, что сказал врач, привело меня в ужас. Лайам — самое главное в моей жизни. Работа ничто по сравнению с тем, что он значит для меня.

Машина притормозила перед ее домом.

— Означает ли это, что ты поедешь со мной в Италию? — спросил он тихо.

Джемма не ответила. Маркус взял ее руку в свою. Его прикосновение заставило ее задрожать.

— Вакансия в «Элан» появится только в сентябре. Так что летом ты сможешь отдыхать с Лайамом на вилле. А можешь и вообще не работать.

Внезапно Джемма утратила способность ясно мыслить. Предложение провести лето с сыном было необычайно заманчивым. Но значит ли это, что она должна выйти за него замуж, или он дает ей время подумать?

— Ты собираешься в Италию, папа? — нарушил тишину голос Лайама. Родители совсем забыли о том, что он слышит весь их разговор.

— Пока только думаю, Лайам, — ответил Маркус.

— По делам? — поинтересовался сын.

Он привык к частым поездкам отца на континент.

— Мы попозже об этом поговорим, Лайам, — положил конец расспросам отец.

Джемма была довольна, что Маркус не стал обманывать ребенка. Странно, но ей нравилось, как Маркус ведет себя с Лайамом.

Маркус снова обратился к ней:

— Почему бы тебе не пригласить меня на ужин, чтобы мы могли поговорить о будущем?

Она не успела ответить, как Лайам ответил за нее:

— Класс! Папа останется на ужин, и я покажу ему железную дорогу!

Джемма неуверенно кивнула.

— Вижу, у меня нет другого выхода, кроме как пригласить тебя войти.

Было странно находиться в кухне, зная, что Маркус наверху, в комнате сына. Она слышала шум паровоза и смех Лайама. Джемма улыбнулась. Как хорошо, что малыш снова дома. Его смех — самая чудесная музыка на свете. Никогда она больше не будет такой беспечной по отношению к его здоровью.

Джемма знала: Лайам в таком хорошем настроении только потому, что Маркус здесь. Если Маркус уйдет из их жизни, Лайам этого не вынесет. Что же делать?

Джемма включила плиту и достала овощи для салата. Маркус приводил ее мысли в смятение, но она должна принять разумное решение. Неужели ей придется поехать в Италию?

Брак без любви — это не для нее, говорила себе Джемма. А она не любит его. То, что случилось вчера — только следствие ее слабости. Все дело в сексе, но не в любви.

Маркус оставил Лайама играть наверху и спустился в кухню. Джемма поставила цветы Ричарда в хрустальную вазу в холле. Аромат был одурманивающим. Он вспомнил, как Ричард обнимал Джемму в больнице. Она принадлежит ему, Маркусу Россини, сказал он про себя. И он не отдаст ее Ричарду Берри.

Маркус остановился в дверях, наблюдая за Джеммой. Она стояла у кухонной стойки, нарезая перец и опуская его в глубокую сковородку на плите. Женщина была поглощена готовкой и не заметила его присутствия. О чем, интересно, она думает? — спросил себя Маркус.

Джемма стояла в лучах заходящего солнца, проникающих в окно кухни. Они зажигали золотые искорки в ее длинных светлых волосах, которые сверкали и переливались, стоило ей только слегка наклонить голову. Маркус отметил безупречную кожу, черный бархат ресниц, нежный изгиб губ. Он обвел взглядом ее фигуру в облегающем голубом платье, вспоминая страсть, полыхавшую между ними вчера. Тогда ему потребовалась вся сила воли, чтобы остановиться. Он так сильно ее хотел! И сейчас желание сжигало его изнутри.

И она так страстно отвечала на поцелуй! Она просто не могла быть влюблена в Ричарда. Но тут же в мозгу вспыхнула другая мысль: когда-то она целовала его столь же страстно, будучи влюбленной в другого. Его брата.

Маркус помнил боль в глазах Фредди, когда сказал ему, что встречается с Джеммой. «Как ты мог так поступить со мной, Маркус? Она моя. Черт побери, я хочу жениться на ней!»

Маркус не ожидал такого ответа. Когда он спросил брата, почему тот пригласил Джемму на свадьбу Элены, он ожидал услышать, что она ему нравится или что он надеется завести с ней роман. Но он никак не предполагал, что между ними уже существует связь.

«Ты же прекрасно понимаешь, почему она встречается с тобой. Только ради карьеры. Она любит меня. Она хранит себя для меня, и мы не спим вместе только потому, что с трепетом ждем первой брачной ночи».

По крайней мере сейчас Джемму не интересует карьера, подумал Маркус, стараясь отогнать мрачные воспоминания. Он любил брата, и воспоминания о том, какую боль он ему причинил, не давали ему спать спокойно. Маркус чувствовал себя виноватым в его смерти и в ночных кошмарах видел лицо Фредди, слышал его полные гнева и боли слова.

Он много раз вспоминал этот разговор с Фредди. И когда он смотрел на Джемму, его терзали муки совести. И несмотря на это, Маркус не переставал желать ее, мечтать о ней, представлять обнаженной в своих объятьях.

Несколько недель назад он видел ее с Ричардом. Они вышли из ресторана. Рука Ричарда лежала у нее на талии. Маркус испытал шок. Внезапно он понял, что не может тратить свою жизнь на сожаления о прошлом, что нужно смотреть в будущее. А его будущее — это Джемма и Лайам…

Наконец Джемма заметила его.

— Как долго ты здесь?

— Недолго. — Маркус вошел в кухню и встал рядом. — Тебе помочь?

— Нет, я справлюсь сама, спасибо, — ответила Джемма, желая, чтобы это было правдой.

С едой она могла справиться и сама, а вот с той бурей чувств, которую вызывал в ней Маркус, определенно нет. Он был так близко, что она ощущала тепло его тела. Стоит ей сделать шаг — и она окажется в его объятьях.

— Что ты готовишь?

— Ничего особенного. Боюсь, у меня нет никаких продуктов. Просто макароны с салатом, — ответила она, стараясь оставаться спокойной.

— Нет ничего вкуснее.

Она почувствовала его дыхание на своей щеке. Маркус протянул руку и стащил кусочек сладкого перца. Он еще ни разу не дотронулся до нее, а ее тело уже горело, словно в огне. Желание повернуться и обнять его сводило ее с ума.

Слова матери снова зазвучали у нее в ушах: «Ты его любишь. Ты всегда любила его. Пора забыть о твоей дурацкой гордости и пойти ему навстречу».

— О чем ты думаешь? — спросил Маркус, наблюдая за ее механическими движениями.

— Ни о чем особенном.

Не может же она признаться, что думает только о том, как оказаться в его объятьях.

— Ты действительно не хочешь получать повышение в «Модерн таймс»?

На этот вопрос было нелегко ответить.

— Я же сказала.

— Так ты поедешь со мной, Джемма? — Он поставил руки по обе стороны от нее на стойку. — Ты полюбишь Италию, я обещаю.

Джемма закрыла глаза.

— И Лайам тоже. Он уже свободно говорит по-итальянски, так что будет чувствовать себя как дома. Там ему понравится.

Она ничего не ответила.

— Так что ты думаешь? Ты примешь мое предложение? — спросил он.

Она выронила нож и сжала руки в кулаки. Маркус выключил плиту.

— Джемма? Это будет лучшим решением, — прошептал он ей на ухо, лаская кожу своим дыханием.

Он положил руку ей на плечо и нежно повернул Джемму так, чтобы заглянуть ей в глаза. Потом провел по ее полной нижней губе подушечкой большого пальца. Прикосновение было легким, но Джемма вся задрожала. Ей так хотелось, чтобы Маркус поцеловал ее!

— Я думаю, мы созрели для брака. Мы знаем, чего хотим от жизни. — Он убрал прядку волос с ее лица. Джемма хотела попросить не касаться ее, но не смогла, эти прикосновения причиняли ей сладкую боль.

Она любит его, поняла вдруг Джемма. Она безумно любит его.

Она может продолжать лгать самой себе, но правда в том, что стоило Маркусу ее коснуться, обнять на мгновение, как все ее чувства к нему вспыхнули с новой силой. Все воспоминания, которые она так старалась забыть, вернулись. И теперь Джемма понимала, что мама права: она никогда не переставала любить Маркуса. Она только обманывала себя.

Вчера, когда Маркус поцеловал ее, Джемма ощутила то же самое, что и пять с половиной лет назад: она не может жить без него. Все эти годы, были бессмысленной попыткой убедить себя, что она забыла Маркуса.

— Я никогда не могла представить себе брак без любви, — призналась Джемма.

— Разве ты любишь Ричарда? — резко спросил он.

Она пожала плечами и нарочно солгала:

— Может быть…

— Интересная интерпретация любви, — прокомментировал Маркус.

— Да, Лайам, возможно, не любит Ричарда так сильно, как тебя, Маркус. Но я сама решаю, что для нас лучше.

— Это я уже понял.

— Почему ты не женился, Маркус? — внезапно спросила Джемма.

— Ты сама знаешь ответ.

Его взгляд остановился на ее губах, и желание вспыхнуло в ней ярким пламенем.

— Если я соглашусь выйти за тебя… то только ради Лайама, понимаешь? — Ее голос дрогнул.

— Разумеется, — улыбнулся он. — Так твой ответ «да»?

Вместо прямого ответа Джемма пробормотала:

— Я не могу допустить, чтобы Лайам лишился отца. Если я откажу тебе, я причиню ему боль.

Сердце бешено билось в груди. Джемма поняла, что лжет, говоря, будто соглашается только из-за Лайама. Она почувствовала себя слабой и беспомощной. Почему она отвечает «да», когда правильный ответ — «нет»?

— Джемма, ответь мне, — потребовал Маркус, не отрывая взгляда от ее губ. — Ты выйдешь за меня?

— Да… — едва слышный ответ слетел с ее губ.

Джемма увидела триумф в глазах Маркуса и тут же возненавидела себя за слабость. Но что она могла поделать? Она так сильно хотела быть с ним. Так сильно любила его.

Он взял лицо женщины в свои ладони.

— Ты не пожалеешь, обещаю. Так будет лучше для Лайама… и для нас всех.

Джемма почувствовала себя в ловушке. Он был так близко и не собирался отпускать ее.

Маркус склонил голову, и Джемма поняла, что он собирается поцеловать ее. Ее дыхание участилось.

Прикосновение его губ к ее губам было самым эротичным переживанием в жизни Джеммы. Он словно объявлял ее своей, словно собирался сделать ее частью себя в этом поцелуе. И ее тело тоже хотело слиться с ним. Груди жаждали, чтобы он коснулся их, все тело дрожало от предвкушения.

Но Маркус внезапно сделал шаг назад.

— Мы поедем в Италию через десять дней и поженимся там. Если я сейчас обращусь за лицензией, мы успеем.

— Десять дней? — испугалась Джемма. — Но это так скоро!

— Нет. — Он погладил ее по щеке. — Мы и так потеряли много времени.

— Мы могли бы пожениться здесь, в Лондоне… — попыталась уговорить его Джемма, которая была в панике от того, что собирается сделать. Одна часть ее была в ужасе, другая — в предвкушении. Неужели она вправду согласилась выйти замуж за Маркуса?

— Знаю, ты хочешь, чтобы на свадьбе присутствовали твои друзья и мама. Я могу это устроить. Достану билеты на самолет. Но свадьба состоится в Италии, Джемма.

Он сказал это тоном, не допускающим возражений. К Джемме все еще не вернулась способность ясно мыслить. Все происходило слишком быстро. В одно мгновенье она думает только о том, чтобы он любил ее, а в следующее — они обсуждают дату свадьбы.

— Знаю, тебе кажется, что я слишком спешу. — Маркус посмотрел в широко раскрытые голубые глаза. — Но мы потеряли столько времени. Я хочу…

— Мама, я ударился рукой о перила!

Голос Лайама заставил их обернуться.

— Что, милый? — Джемма бросилась к сыну. — Где болит? — спросила она нежно.

— Вот тут, — показал он на локоть, и Джемма тут же закатала рукав и осмотрела ушиб.

— Ничего страшного, милый. Просто немного ушибся. — Джемма поцеловала детский локоток. Теперь лучше?

Лайам кивнул.

— Устал, бедненький? — Она погладила малыша по голове. — Это был долгий день.

Лайам кивнул и посмотрел на отца.

— Ты останешься на чай, папа? — с волнением спросил он.

Маркус подошел к сыну.

— Мы теперь будем чаще бывать вместе, Лайам. — Маркус тронул Джемму за плечо. — Мне сказать ему? — спросил он.

Джемма заколебалась. Как только они скажут Лайаму, пути назад уже не будет.

— Джемма? — Он посмотрел на нее так, что сердце пропустило удар.

Она медленно кивнула.

— Давай скажем. — Джемма прижала Лайама к груди, маленькие ручки обняли ее. По крайней мере это сделает ее сына счастливым, подумала Джемма.

Глава восьмая

Джемма поймала себя на мысли, что она в последний раз просыпается незамужней женщиной.

В комнате был слышен шум машин, направляющихся в центр Рима. Джемма оглянулась по сторонам. Эта спальня сильно отличалась от ее собственной спальни в Лондоне, стены оклеены цветочными обоями, мебель старинная и очень изящная. На дверце шкафа висело ее свадебное платье произведение искусства из нежно-кремового шелка. На полу стоял чемодан с вещами, уже упакованными для переезда на виллу Маркуса.

Правильно ли она поступает? Эта мысль не давала ей покоя последние две недели. Но все произошло так быстро, что девушка даже не успела подумать как следует. Она вспомнила реакцию коллег, когда сообщила о своем уходе. Все удивились такому внезапному решению, но Ричард… Ричард был в шоке. Одно воспоминание о боли в его глазах причиняло ей муку.

Она заставила Ричарда страдать. А ведь он был таким хорошим другом, особенно в последние месяцы, когда их отношения стали более близкими.

Ее решение уничтожило его. Ричард сказал, что Джемма совершает большую ошибку, выходя замуж за Маркуса…

Джемма встала и отдернула занавески. Луч утреннего солнца попал на обручальное кольцо на ее пальце, тут же засверкавшее миллионами разноцветных огней. Маркус подарил ей это кольцо с бриллиантом необычной квадратной формы перед отъездом из Лондона. Это было на прошлой неделе, но Джемма все еще не привыкла к тому, что такое сокровище принадлежит ей.

Но сейчас она любовалась красотой Рима в золотых лучах утреннего солнца. В этой самой комнате она останавливалась, когда приезжала на свадьбу Элены. Было так странно снова оказаться в доме, принадлежащем отцу Маркуса. Когда она в последний раз стояла перед этим окном, ее сердце разрывалось на части от боли. Кто бы мог подумать, что она вернется сюда и будет любоваться открывающимся из окна видом в день своей свадьбы с Маркусом?

Девушка накинула халат и прошла через холл в спальню Лайама. Сын все еще спал, что было неудивительно, так как только в половине одиннадцатого вечера ей удалось его уложить. Малыш был так взволнован, все время говорил о свадьбе родителей и об Италии. Даже уговоры отца не действовали.

— Разве это не плохая примета, когда жених видит невесту накануне свадьбы? — спросила Джемма вчера, столкнувшись с Маркусом внизу.

— Я не верю в приметы, — улыбнулся он.

— А я верю, — заявила Джемма. — Я никогда не хожу под лестницей и не ставлю туфли на стол.

— Думаю, последнее разумно.

— Так что жениху запрещено показываться на пороге дома невесты до дня свадьбы.

Джемма сама не понимала, почему старалась скрыть свою радость при виде Маркуса. На самом деле ей так хотелось вчера вечером, чтобы он обнял ее и поцеловал! И целовал долго и страстно. Но она почему-то продолжала играть роль невесты-недотроги. Она не хотела, чтобы Маркус знал, как сильно она любит его.

Маркус улыбнулся.

— Я не задержусь надолго. Я только хотел пожелать Лайаму спокойной ночи. Он еще не спит?

— Нет, — вздохнула Джемма.

Тут же на лестнице послышался топот маленьких ножек, и появился Лайам с криками:

— Папа, папочка!

Можно было подумать, что отец и сын не виделись целый месяц, в то время как они расстались только за обедом. И это обстоятельство еще больше убеждало Джемму в правильности своего решения. Так будет лучше для Лайама. Только вот как это будет для нее? Этого Джемма не знала.

Они с Маркусом еще ни разу не оставались наедине с того момента, как она приняла его предложение. С одной стороны, это было хорошо, потому что позволяло Джемме держать свои чувства под контролем. Маркус казался таким спокойным и деловитым, что Джемма просто не могла показать ему, как напугана. Не могла показать, как она боится, что он поймет, насколько сильно она его любит. У нее есть своя гордость. Гордость — это последнее, что у нее осталось своего. Все остальное она отдала Маркусу.

Жених сам занимался переездом. Это он устроил так, чтобы Джемма смогла уволиться без положенного срока отработки. Назад пути не было.

Она так и сказала ему вчера вечером.

— Передумала в последний момент? — нахмурился Маркус.

— Нет, просто так много разных сомнений, — честно ответила Джемма. — Разве у тебя их нет?

Маркус улыбнулся. И то, как он посмотрел на нее, заставило ее задрожать от предвкушения.

— Нет. Я абсолютно уверен, что мы поступаем правильно.

Его слова звучали у нее в ушах, пока она принимала душ. Конечно, Маркусу не в чем сомневаться. Он получает Лайама. Единственное, чего не хватало в его жизни.

Вся семья Маркуса была в восторге от предстоящей свадьбы. И они души не чаяли в Лайаме. Дедушка Джорджио Россини был от него просто без ума. Это он настоял, чтобы они поселились в его доме перед свадьбой.

— Я хочу получше узнать внука, — сказал он. — Мы так долго не видели друг друга.

Сначала Лайам смущался и не отходил от матери ни на шаг. Он видел дедушку всего два раза, когда тот приезжал в Лондон. Но спустя пару дней Лайам уже успел познакомиться со всеми и изучить дом. Малыш носился по дому, играл со своими кузенами и дедушкой, и ему было очень весело.

Джемма подставила голову под струю горячей воды и блаженно вздохнула. В этом доме царили радость и веселье. Здесь легко было поддаться всеобщему настроению праздника и поверить, что их свадьба с Маркусом — настоящая и что Маркус по-настоящему ее любит. Но глубоко внутри Джемма знала, что это не так. Внутри нее было так же пусто, как в доме, который они оставили в Лондоне. Она боялась этого брака, потому что не знала, чего от него ждать. Боялась спросить Маркуса о Софии, потому что боялась услышать ответ.

Она убеждала себя, что раз Маркус не женился на Софии до сих пор, то она больше ничего для него не значит. А вдруг София согласилась на роль любовницы, зная, что Маркус женится на Джемме только ради ребенка?

Джемма выключила воду. София никогда не пошла бы на это. И, кроме того, Маркус сказал, что хочет попробовать создать настоящую семью. Он не стал бы просить ее дать им шанс, если бы встречался с Софией. Но лучше вообще об этом не думать, чтобы не расстраиваться, решила наконец Джемма.

В час тридцать она станет миссис Маркус Россини. Для нее начнется новая жизнь в качестве жены Маркуса. У нее будет мужчина, которого она всегда любила. И даже если он не любит ее, ее любви хватит для того, чтобы сделать их брак счастливым.

Как только Джемма вернулась в спальню, в дверь постучали. Это была Элена, сестра Маркуса, с чашечкой чая.

— Как настроение? — улыбнулась Элена.

— Нервничаю, — призналась Джемма.

Элена рассмеялась. Она была очень красива длинные черные волосы и темные, как у брата, глаза.

— Тебе поможет тот факт, что Маркус тоже нервничает? Я позвонила на виллу спросить, как дела, и экономка ответила, что он ушел.

— Ушел? В восемь утра? — Джемма испугалась, что Маркус тоже может сомневаться в правильности их решения. Вдруг его спокойствие было только маской? Вдруг глубоко внутри он ни в чем не уверен и сомневается так же, как она?

— Он катается на лошади, — раскрыла секрет Элена. — Он всегда так делает, когда нервничает. В тот день, когда он должен был возглавить семейную фирму, Маркус встал на рассвете и катался целых два часа. Лошади всегда успокаивают его.

Джемма нахмурилась. Внезапно она поняла, как мало, в сущности, знает о своем женихе. Несмотря на то что у них общий ребенок, он казался ей незнакомцем. Все, что Джемма знала о Маркусе, — это то, что он хороший отец, преуспевающий бизнесмен, заботливый сын и брат. Но в остальном Маркус оставался для нее загадкой.

— Кстати, — вспомнила Элена и вытащила из кармана маленькую коробочку, — Маркус просил передать это тебе. — Девушка улыбнулась и положила коробочку на стол. — Мне пора идти. Мы с папой поедем в аэропорт встречать твоих гостей, чтобы оказать им настоящий радушный итальянский прием.

Джемма улыбнулась.

— Спасибо, Элена.

Она пригласила маму, свою лучшую подругу Джейн и ее мужа Стива — самых близких людей, потому что не хотела большой шумихи вокруг торжества. Хотя она знала, что из-за многочисленной семьи Маркуса этого не удастся избежать.

Когда двери за Эленой закрылись, Джемма занялась коробочкой. Внутри оказался самый красивый бриллиант, который ей когда-либо доводилось видеть. Квадратной формы, он был обрамлен в кулон на цепочке из белого золота. К украшению прилагалась записка:

«Мне кажется, он тебе подойдет. Маркус».

Не «С любовью, Маркус», а просто «Маркус».

Джемма надела кулон. Он был потрясающим. Но она предпочла бы всем бриллиантам мира одно короткое слово в конце записки.

Приготовления к свадебному торжеству были в самом разгаре. Через большие двери, ведущие в сад, можно было видеть огромные столы. Все время прибывали цветы, подарки и открытки, которые с трудом умещались на столиках в холле.

— Итальянцы умеют праздновать, — со смехом сказала мама, когда поднялась к Джемме, чтобы бросить последний критический взгляд на невесту. Не знаю, как можно съесть столько еды… — Увидев Джемму в свадебном платье, мать просияла. — Ты выглядишь потрясающе, — выдохнула она. — Как в сказке!

Платье, и правда, было сказочным. Оно подчеркивало тонкую талию молодой женщины и изящные изгибы ее фигуры. Нежно-кремовый шелк заставлял ее кожу светиться. Волосы были собраны в элегантную прическу, украшенную маленькими кремовыми розами, а на шее переливался бриллиантовый кулон Маркуса.

— Машина приехала, — закричала снизу Элена.

— Где Лайам? — занервничала Джемма.

— Он уже уехал в церковь с дядей и кузенами.

Джемма кивнула.

— Тогда, наверно, мне тоже пора ехать.

Когда лимузин подъехал к церкви, первым, кого она увидела, был Лайам. Он стоял на ступеньках, ведущих в церковь, в новом черном костюмчике, аккуратно причесанный. Увидев лимузин, малыш радостно запрыгал.

Лимузин остановился, и водитель бросился открывать дверь. Джемма вышла из машины и тут заметила на крыльце Маркуса. Почему он не в церкви? — испугалась она. Что-то случилось?

Маркус выглядел потрясающе в строгом черном костюме. А его восхищенный взгляд наполнил теплом каждую клеточку ее тела.

— Что ты здесь делаешь? — прошептала она. — Разве ты не должен ждать в церкви?

— Я хотел посмотреть, как ты приедешь, Джемма. Ты такая красивая! — прошептал он.

Она улыбнулась. Внезапно все сомнения испарились.

— Папа сказал, чтобы я дал тебе это, — раздался голос Лайама. Он протянул ей красную розу.

— Спасибо, дорогой. — Джемма нагнулась и поцеловала сына.

— Эй, ты украл мой поцелуй, Лайам, — улыбнулся Маркус, кладя руку ему на плечо. — Но я тоже получу поцелуй. Позже, — хрипло прошептал он.

Мысль о том, что им предстоит брачная ночь, пронзила ее сознание.

Маркус протянул ей руку.

— Готова? — спросил он.

Она колебалась только сотую долю секунды, прежде чем вложила руку в его ладонь.

— Готова, — ответила Джемма, стараясь придать своему голосу веселую беззаботность, хотя на самом деле никогда в жизни не волновалась так, как сейчас.

— Эй, Маркус, ты должен был ждать внутри. — На крыльце появился отец Маркуса. — Я поведу Джемму к алтарю, а ты должен стоять там и ждать в нетерпении, — строго отчитал он сына.

— Уже иду, — улыбнулся Маркус. — Увидимся.

— Мой сын всегда делает все по-своему, — вздохнул Джорджио.

— Я заметила, — усмехнулась Джемма.

Маленькая церковь была заполнена народом.

Но когда Джемма шла по проходу к алтарю, глаза ее видели только Маркуса.

Встав рядом с Маркусом у алтаря и вложив свою ладонь в его, Джемма почувствовала себя так, словно оказалась дома после долгого путешествия.

Она подняла глаза на жениха, и Маркус сжал ее ладонь.

— Я буду заботиться о тебе, Джемма, обещаю, — прошептал он.

Когда Джемма потом вспоминала эти слова, она терялась в догадках. Что он хотел этим сказать? В этих словах не было ничего особенного, но то, как он смотрел на нее в этот момент… вселяло в нее надежду.

Священник поприветствовал их, и церемония началась. Ее голос дрожал, когда она произносила слова клятвы. Голос Маркуса был спокойным и уверенным.

Он надел ей на палец золотое кольцо.

— Объявляю вас мужем и женой, — провозгласил священник по-итальянски и повторил то же самое по-английски. — Можете поцеловать невесту.

Как странно, что за такой короткий промежуток времени ее жизнь настолько переменилась. Джемма смотрела на Маркуса, словно не веря в реальность происходящего. Может, это происходит не со мной? — подумала она. Может, все это только сон? Маркус склонил голову и прижался губами к ее губам в страстном поцелуе. Этот поцелуй был более чем реальным, он словно говорил ей: «Ты моя, ты принадлежишь мне». И когда от этого поцелуя у нее внутри вспыхнуло жаркое пламя, Джемма поняла, что это не может быть сном.

Они вышли на залитую солнцем площадь. Под дождем из конфетти они долго позировали фотографам. Джемма облегченно вздохнула, когда они оказались в лимузине.

— Мы сделали это, — улыбнулся Маркус, с нежностью глядя на нее.

— Да. — Джемма помахала Лайаму, который должен был ехать в другой машине с родными Маркуса. Она откинулась на спинку кресла и посмотрела на мужа.

— Вы очаровательная новобрачная, миссис Россини, — улыбнулся он.

— Спасибо. — Ее сердце пропустило удар. — И спасибо за украшения. Они такие красивые. — Она коснулась бриллианта на шее. — Мне стыдно, что я не подумала о подарке для тебя.

Маркус рассмеялся.

— Ты можешь сделать мне подарок сегодня ночью, — сказал он чувственным голосом, и Джемма вспыхнула.

Она попыталась отвести взгляд, но Маркус взял ее за подбородок и заставил посмотреть на него.

— И я буду разворачивать свой подарок очень медленно, — пообещал он. — Буду наслаждаться каждой секундой… Если только смогу вытерпеть до ночи. Я так долго ждал…

Он наклонился к ней и поцеловал ее нежно и страстно одновременно. Его руки легли ей на талию, и ей захотелось ощутить их прикосновение к своей обнаженной коже.

— Мы не должны, Маркус, — прошептала она. — Водитель, люди… нас могут увидеть.

— Ну и пусть. Я хочу поцеловать свою жену, — возразил Маркус, лаская ее грудь через тонкий шелк платья.

Джемма сама потянулась к его губам, но внезапный автомобильный сигнал заставил ее отпрянуть. Она обеспокоенно взглянула в окно, не понимая, почему им сигналят. Маркус рассмеялся:

— Расслабься. Это нас так приветствуют. Нам придется всю дорогу до ресторана ехать под этот аккомпанемент.

Он оказался прав. Автомобильные гудки не прекращалась, пока они не выехали из города. Внезапно Джемма вспомнила свадьбу Элены. Тогда был такой же солнечный день, как сегодня. На полях зрела золотистая кукуруза. Алые маки росли по обочинам сельских дорог. Зеленые луга так и манили остановиться и прилечь. Только тогда она сидела рядом с Фредди, страдая оттого, что Маркус едет в другой машине. Вместе с Софией.

— Так, на чем мы остановились… — промурлыкал Маркус, притягивая ее к себе.

— Нам не следует этого делать, Маркус. Позже.

Она старалась быть разумной, но каждая клеточка ее тела жаждала продолжения. Маркус улыбнулся.

— Наверно, ты права. — Он погладил ее рукой по щеке. — Но ты такая красивая в этом платье… Я просто не могу держать себя в руках.

Маркус снова поцеловал ее, и Джемма обнаружила, что охотно отвечает на поцелуй. Букет выпал из ее рук. Поцелуй стал еще глубже и интенсивнее.

Внезапно Маркус оторвался от нее и уставился в окно.

— Ты права, сейчас не время. Сначала ресторан.

Она в спешке поправляла платье. Руки дрожали.

Маркус смотрел на нее с довольной улыбкой.

— Это не смешно, — сердито произнесла Джемма, застегивая пуговку на платье. — Что подумает твоя семья?

Он рассмеялся.

— Расслабься, они нас не видят. Стекла тонированные.

Он поднял букет с пола и протянул жене.

— Как моя прическа? — спросила она с беспокойством.

Маркус улыбнулся.

— Ты выглядишь великолепно… И ты такая вкусная.

— Очень смешно. Ты наверняка испортил мне весь макияж.

— Тебе он не нужен.

Джемма изобразила возмущение.

— Ты совсем не изменился, — прошептала она. — Все такой же… смелый.

— А ты все такая же невероятно страстная. Помнишь тот вечер, когда мы только начали встречаться? Мы собирались поужинать в ресторане и пойти в оперу, но не смогли даже дождаться кофе.

Джемма утонула в его глазах. Она тоже помнила тот вечер. Скорость, с которой Маркус оплатил счет, спешку, с которой они начали раздевать друг друга, оказавшись на пороге его дома. Она всегда думала, что именно в ту ночь был зачат Лайам.

— Да, я помню… — прошептала она.

Ей не хотелось, чтобы Маркус обладал над ней такой властью. Ни тогда, ни теперь.

— Это было потрясающе, — тихо произнес Маркус.

Эти слова взбесили Джемму. Откуда ему знать, как много тот вечер значил для нее? Показать Маркусу Россини, как сильно она любит его, — только дать ему лишний повод гордиться собой. Он не должен догадаться, какой властью над ней обладает.

Но она знала, что не сможет уберечь свое сердце, если Маркус решит разбить его еще раз. Все видели, как она счастлива в день своей свадьбы.

Джемма взглянула на золотой ободок кольца на пальце.

— Можно задать тебе один вопрос?

— Да.

— Когда Лайам был в больнице и ты попросил меня выйти за тебя замуж…

— Да?

— Это было спонтанное решение? Ты просто переволновался из-за Лайама?

— Нет, это было не спонтанное решение, — ответил Маркус. — Я думал об этом с того самого момента, как узнал, что должен уехать из Лондона. Лайам слышал мой разговор с отцом об этом как раз перед тем, как заболел.

— Я думала, ты собираешься жениться на ком-то другом… — Она не могла произнести вслух имя Софии. Не сегодня. Не в день свадьбы.

Маркус покачал головой.

— Только на тебе, — тихо ответил он.

Ее сердце подпрыгнуло от радости.

— Я хотел пригласить тебя на ужин, чтобы сделать предложение как следует, но ты не соглашалась… А потом Лайам заболел, и все пошло кувырком.

— Да, — пробормотала Джемма.

Маркус кивнул. Он смотрел на нее очень внимательно.

— Ты стольким пожертвовала, чтобы приехать сюда. Работой, друзьями…

Какой-то чертенок заставил ее сказать:

— Ричард был очень расстроен.

— Черт с ним. — Глаза Маркуса опасно сузились.

На секунду Джемме показалось, что он ревнует, и эта мысль доставила ей удовольствие. Может, глубоко внутри он тоже любит ее?

— Ты моя, Джемма. — Он наклонился и приник к ее губам в поцелуе.

Только через минуту они поняли, что машина остановилась. Маркус и Джемма отпрянули друг от друга и посмотрели в окно. Они стояли посреди уютной сельской деревушки, а гости уже выходили из машин, ехавших следом.

— Пора вспомнить о том, зачем мы здесь, — улыбнулся Маркус. — Но давай уйдем с праздника пораньше. Я хочу, чтобы мы поскорее остались вдвоем. Хочу показать, что ты принадлежишь мне.

У Джеммы ослабели ноги от желания.

Глава девятая

Это место было по-настоящему идиллическим. Старинную хижину с побеленными стенами окружал самый прекрасный в мире сад. Посреди сада в тени беседки, увитой виноградом, были накрыты длинные столы. На другом конце лужайки располагался бар. Гости весело болтали, потягивая легкое вино и закусывая маленькими солеными печеньицами. Легкий ветерок шелестел листьями кипарисов, принося прохладу в этот жаркий полдень.

Джемма заметила Лайама, весело играющего со своими двоюродными братьями и сестрами в тени деревьев. За пять дней, проведенных в Италии, он уже успел загореть. Кожа стала золотистой. Малыш весь светился здоровьем. Трудно было поверить, что это тот же самый маленький мальчик, который еще недавно лежал на больничной койке.

Она перевела взгляд на Маркуса. Муж разговаривал с отцом и братьями. Все мужчины в семье Россини были потрясающе красивыми. Но только от Маркуса невозможно было оторвать глаз. Словно почувствовав на себе ее взгляд, муж повернулся и улыбнулся. Джемма улыбнулась в ответ.

— И ты пыталась убедить меня, что не любишь его, — раздался веселый голос матери у нее за спиной. Джемма виновато покраснела. — Он просто неотразим, согласна?

— Да, — выдохнула Джемма. — Такой красивый, что голова идет кругом.

— И теперь я знаю, в кого он такой красивый. Джорджио тоже очень привлекательный мужчина.

Джемма улыбнулась, вопросительно поглядывая на мать.

— Правда?

Джоан вздохнула и, к удивлению дочери, покраснела.

— Он пригласил меня в оперу завтра вечером.

Джемма вспомнила неудавшийся поход в оперу с Маркусом.

— Будь осторожна, мама. Мужчины из семьи Россини могут легко вскружить голову.

Джоан рассмеялась.

— Ты забыла, что разговариваешь со своей старушкой мамой. Мы просто поужинаем и послушаем оперу.

— Для старушки ты слишком хорошо выглядишь, — призналась Джемма.

Мама была просто очаровательна в светло-голубом костюме и голубой шляпе с широкими полями.

Подошли родственники Маркуса, чтобы поприветствовать их. Через какое-то время все стали садиться за столы.

Джемма с Маркусом сидели во главе стола. Джорджио и Джоан сидели напротив вместе с Лайамом. Всего гостей было около шестидесяти человек. И все они, за исключением Джейн и Стива, были родственниками Маркуса.

Все смеялись и пили вино. Официанты то и дело подносили большие серебряные подносы с копченым лососем, фаршированными оливками, лобстером, креветками и так далее. Потом принесли салаты и макароны — любимую еду итальянцев. А главным блюдом было жаркое из молодого барашка со специями.

Гости то и дело поднимали бокалы и произносили тосты за жениха и невесту. Когда кто-то пожелал им много-много детей, Джемма залилась краской, а Маркус гордо улыбнулся. Потом один из гостей встал и пожелал, чтобы их стол всегда ломился под тяжестью кушаний. Джемма расхохоталась.

— Похоже, мне придется брать уроки итальянской кухни, пока я здесь, — пошутила она.

— Что ты хочешь сказать этим «пока я здесь»? — нахмурился Маркус. — Ты приехала навсегда, Джемма.

Ее сердце сжалось при этих словах. Маркус наклонился и прошептал ей на ухо:

— Не переживай. Я современный мужчина и не собираюсь держать тебя босой и беременной в кухне. Я предпочитаю тебя обнаженную и жаждущую в моей спальне.

Это была шутка, но картина, тут же появившаяся у Джеммы перед глазами, была настолько сексуальной, что молодую женщину бросило в жар. Маркус улыбнулся, увидев, как краска прилила к ее щекам. Внезапно все решили, что пришла пора жениху поцеловать невесту, и начали дружно скандировать. Маркус подчинился просьбам и нагнулся, чтобы поцеловать новобрачную. Его губы были такими горячими! Джемма страстно отвечала на поцелуй, желая только одного — чтобы они поскорее остались одни.

Свадебный торт был встречен продолжительными аплодисментами. Джорджио встал, предлагая еще один тост.

— Я только хочу сказать, как я счастлив, что вы двое вместе, — искренне произнес он. — Хочу поднять бокал за тех членов семьи, которых сегодня нет с нами. За мою жену, за отца Джеммы… и, конечно, за Фредди, который вас познакомил. — Он улыбнулся. — Такое счастье, что ты вошла в нашу семью, Джемма.

Слова ее нового отца глубоко тронули невесту.

Когда разрезали торт и подали шампанское, уже стемнело. Вспыхнули фонарики, спрятанные в ветвях деревьев и виноградных лозах, обвивающих беседку. Со столов убрали еду и поставили свечи, а небольшой оркестр заиграл романтичные итальянские мелодии.

Начались танцы. Гости подходили по очереди и поздравляли новобрачных. Элена представляла Джемме припозднившихся гостей.

— Ты, конечно, помнишь Софию Албани? Вы встречались на моей свадьбе, — обронила Элена.

Джемма обернулась и оказалась лицом к лицу с женщиной, которая являлась ей в самых страшных ночных кошмарах.

София нисколько не изменилась. Все такая же красивая. Бирюзовое платье облегало ее изящную фигурку, подчеркивая тонкую талию. Декольте открывало пышную грудь. Высокие скулы, карие глаза и роскошная грива блестящих черных волос.

София улыбалась, но глаза ее были холоднее льда.

— Прими мои поздравления.

— Спасибо.

Никогда еще Джемма не чувствовала себя так неловко. Она не знала, что сказать. Она вообще не предполагала, что София решится прийти. Но, может, все изменилось? Может, София встретила кого-то другого? Влюбилась?

— Извини, что не успела в церковь, но у меня были важные дела. — София взяла с подноса бокал с шампанским.

— Церемония прошла замечательно, — вставила Элена. — Все плакали от восхищения.

— Не сомневаюсь. — София поднесла бокал к губам, и на ее пальце сверкнуло обручальное кольцо. Чувство облегчения, которое испытала Джемма, увидев его, невозможно было передать словами.

— Вижу, ты вышла замуж, — отметила Джемма, разглядывая кольцо.

— Да, два месяца назад. Альберто тоже здесь, — ответила она беззаботно, окидывая взглядом толпу. — Наверно, в баре. Беседует с мужчинами.

Элена увидела кого-то из знакомых и отошла. Соперницы остались одни.

— Мы с Маркусом решили, что так будет лучше, — сказала София. — Нам обоим нужно начинать новую жизнь.

— Что ты хочешь этим сказать?

София улыбнулась, с фальшивой жалостью глядя на невесту.

— Ты знаешь, мы с Маркусом всегда… хорошо понимали друг друга. Мы родственные души. Всю жизнь были вместе.

Джемма удивлялась, как ей удается сохранять спокойствие.

— Фредди говорил мне, что вы с Маркусом встречались, если ты это имеешь в виду.

— Не просто встречались. — Глаза Софии сузились. — Но все кончилось, когда он уехал в Англию и столкнулся там с небольшой проблемой. В виде ребенка.

— Не думаю, что Маркусу понравилось бы это определение. Он обожает Лайама, — холодно ответила Джемма.

— Да. Ты очень умная женщина, Джемма. Родить сына, чтобы сыграть на чувстве долга Маркуса, — блестящий ход. Он ни за что на свете не расстался бы с Лайамом. Поэтому ему пришлось сделать тебе предложение. И в конце концов ты добилась желаемого. Маркус твой. — София подняла бокал в шутливом салюте. — Это была превосходная стратегия. Надо отдать тебе должное. Жаль только, что он не любит тебя. Как ты будешь жить с этим? Ужасно, наверно, знать, что он с тобой из-за сына, а любит на самом деле меня.

— Это полная чушь. — Голос Джеммы был абсолютно бесцветным. — Маркус любит меня.

Ложь была чудовищной. Джемма даже испугалась, что сейчас небо покарает ее ударом молнии или бездна разверзнется под ногами.

— Правда? — улыбнулась София. — Тогда почему он провел последнюю ночь свободы в моих объятьях, шепча, как он сожалеет, что не может ничего изменить?

С этими словами София повернулась и ушла.

— Что случилось? — спросила Элена, увидев, как побледнела Джемма.

— Ничего. София сказала…

— Что она сказала?

— Ничего. — Джемма смутилась, не желая, чтобы Элена видела, как ей больно. — Ну, что они с Маркусом с детства влюблены друг в друга.

— И все? — рассмеялась Элена. — Маркус уже давно вырос, Джемма. Он больше не играет в детские игрушки. Он любит тебя. Он женился на тебе. Не обращай внимания на Софию. Это просто, как вы говорите в Англии, старые обиды и ревность. София просто зеленеет от ревности.

Джемма не смогла удержаться от смеха.

— Посмотри, — потянула ее за рукав Элена. — Вон муж Софии. — Она показала на высокого лысеющего мужчину с отталкивающими чертами лица. — Отец настоял, чтобы София вышла за него, когда стало ясно, что на Маркуса можно не рассчитывать. Он миллионер и может помочь отцу Софии в бизнесе. Плюс ко всему он полностью обеспечивает Софию, которая не проработала ни дня в своей жизни. Так что ей это вполне подходит. Но ты только посмотри на него! Неудивительно, что София такая злая.

Джемма покачала головой.

— Может быть, он хороший человек, Элена.

— Вполне возможно. И они, возможно, любят друг друга, но я почему-то в этом сомневаюсь. Я думаю, их брак — сделка, и не более того.

Джемма ничего не ответила, потому что их брак с Маркусом тоже был в каком-то смысле сделкой. Он не любит ее и женится на ней ради Лайама. И все эти люди, желающие им счастья, просто слепы, если не замечают, что все это — обман. Все, кроме Софии.

Ощущение счастья, переполнявшего ее в церкви, куда-то испарилось. А ведь Джемма тоже почти поверила в реальность происходящего. Маркус мастерски сыграл роль любящего жениха перед своей семьей.

Она видела, как он пробирается через толпу, и сердце ее бешено забилось. Он хочет, чтобы они спали вместе сегодня ночью. Но это тоже будет обманом, потому что он любит Софию, а не ее.

Маркус подошел к ней и улыбнулся.

— Лайам нашел себе подружку.

Джемма обернулась и увидела Лайама, танцующего с Андреа, четырехлетней дочкой Элены. Девочка была само очарование в белом кружевном платье.

— Похоже, он унаследовал знаменитый шарм Россини, — все же удалось произнести ей.

— Видимо, так. — Маркус тронул жену за локоть. — Давай потанцуем, прежде чем сбежать с праздника.

Джемма занервничала еще больше.

— Да, — кивнула она. — Прекрасная идея. Нужно отвезти Лайама домой, а то все эти празднества утомили его.

Может, ей удастся оттянуть неизбежное, если они сперва отвезут Лайама? — в отчаянии подумала она. Может, она скажет, что Лайам не хочет оставаться один сегодня ночью? Ей нужно немного времени, чтобы все обдумать.

— Мы с папой отвезем Лайама домой, — сказала Элена, поглядывая на часы. — Начнем собирать детей прямо сейчас.

Джемма не знала об их планах.

— Как мило с твоей стороны, Элена, — ответила она. — Но я хочу сделать это сама. У тебя и так много хлопот с детьми, а тут еще мои гости.

— В доме куча комнат и куча взрослых, желающих помочь мне с малышами. Мы отвезем Лайама, — заверила ее Элена. — Это твоя брачная ночь, Джемма. Вам с Маркусом нужно расслабиться и забыть обо всем на свете. Мы присмотрим за Лайамом.

Джемма хотела настоять на своем, но Маркус взял ее за руку.

— Пойдем потанцуем, — попросил он.

Маркус вывел ее на танцевальную площадку, и все начали хлопать в ладоши. Муж привлек ее в свои объятья, и все закружилось у Джеммы перед глазами.

— Расслабься, — прошептал он ей на ухо.

— Почему? — вздернула подбородок Джемма. Глаза ее сверкали от возмущения. — Почему я должна это делать? Потому что на нас смотрят?

— Потому что в противном случае я наступлю тебе на ногу, — усмехнулся Маркус. — Ты пытаешься бороться со мной. Не надо. Расслабься и плыви по течению. Позволь мне вести тебя.

— В этом тебе нет равных, Маркус, не так ли? — пробормотала она.

— Да, — удивленно согласился Маркус. Он поднял ее подбородок и заглянул ей в глаза. — Что случилось?

— Ничего. — Джемма отпрянула от него, но потом, чувствуя, что за ними наблюдают, заставила себя улыбнуться. — Ничего, — повторила она.

У нее не было сил выяснять отношения сейчас. Да и к чему это приведет?

У нее нет права предъявлять претензии. Она сама согласилась выйти за него замуж. Маркус не лгал ей, он никогда не говорил, что любит ее.

Другие пары присоединились к ним на площадке. Джемме пришлось крепче прижаться к мужу.

Маркус обнимал ее за талию, ведя в танце. Джемма чувствовала его крепкие мускулы, аромат одеколона, тепло его тела. Она закрыла глаза и опустила голову ему на грудь, позволяя обнимать себя.

— Вот так лучше, — прошептал Маркус ей на ухо. — Ты устала, милая?

Слово «милая» заставило ее глаза наполниться слезами.

— Немного.

— Это был трудный день.

— Да. — Она почувствовала непривычную нежность в его поведении.

Как она хотела забыть истинные причины их брака, как хотела вот так прижиматься к нему всю жизнь, отвечать на поцелуи, наслаждаться теплом его сильного тела. Мысли о предстоящей ночи сводили ее с ума. Она так отчаянно желала забыть все сомнения и просто быть счастливой с Маркусом.

— Пойдем? — прошептал Маркус ей на ухо и поцеловал в шею. Дрожь удовольствия пробежала по телу.

— Да… — с бешено бьющимся сердцем ответила Джемма. — Я только хотела пожелать спокойной ночи Лайаму.

— Хорошо, я пойду подгоню машину. Встретимся перед входом, скажем, через десять минут.

Она кивнула.

Это было похоже на тайное свидание двух возлюбленных. Так волнующе и романтично. Она поспешила к Лайаму, упрекая себя за подобные мысли. Единственные тайные свидания, которые устраивал Маркус, — это романтические встречи с Софией…

Как она может любить этого человека? Где ее достоинство, где ее гордость?

Она заметила Лайама за столом с матерью и четырьмя кузенами.

— Как у тебя дела, милый? — Она присела рядом с сыном. — Хочешь поехать домой со мной?

Джемма понимала, что все очень удивятся, забери она сейчас с собой Лайама, но она не хотела оставлять его одного.

Сыну такая идея не понравилась.

— Нет, я поеду домой с бабушкой, тетей Эленой и Андреа… И Бруно тоже едет с нами. У нас будет вечеринка.

— Но уже ночь. Почему ты не хочешь поехать с папой и со мной?

Лайам покачал головой.

— Не хочу. Дедушка поведет нас завтра в зоопарк. Бруно и Питер тоже пойдут, — показал он на двух своих двоюродных братьев. — И бабушка, — радостно добавил Лайам. — Я хочу поехать с ними.

Джоан положила руку на плечо дочери.

— Оставь его, Джемма. Иди с мужем. Я позабочусь о Лайаме, обещаю.

Джемма кивнула.

— Хорошо, мама, спасибо. Увидимся завтра утром.

Мать улыбнулась.

— Или послезавтра, — добавила она с улыбкой.

— Я позвоню тебе завтра, — ответила Джемма и поцеловала Лайама. — Веди себя хорошо.

Джемма выпрямилась и поспешила к выходу. На фоне темного неба вырисовывались силуэты оливковых и лимонных деревьев. В воздухе пахло цветами.

Смех гостей и музыка исчезли, Джемма слышала только биение собственного сердца и стрекот цикад.

Маркус ждал жену, прислонившись к капоту машины. При виде ее он выпрямился.

— Лайам в порядке? — (Она кивнула.) — Ему нравится, что в дедушкином доме столько детей.

— Я хотела взять его с нами, — возразила Джемма. — Доктор велел нам смотреть за ним, забыл?

— Конечно, нет. — Маркус открыл для нее дверцу. — Именно поэтому мы и поженились, так ведь?

Вот она — правда. Безжалостная, мучительная правда.

— Да, поэтому. — Она подошла к машине. — И поэтому нам следовало забрать его сейчас. Мы семья, а не пара. Мы могли притворяться, что безумно влюблены друг в друга, перед родными, но не друг перед другом.

— Я не знал, что мы притворялись, — холодно ответил Маркус.

Джемма посмотрела ему прямо в глаза. Но Маркус стоял в тени, и она не смогла прочитать его мысли. Она сделала глубокий вдох и сказала:

— Я думаю, нам следует спать в разных комнатах.

Повисла тишина.

— Что ты сказала?

— Что слышал, — разозлилась Джемма.

— Мы заключили сделку, Джемма. Ты моя жена, и сегодня мы осуществим наш брак.

Она открыла рот, чтобы возразить, и тут же закрыла. Что-то ей подсказало, что сейчас с ним лучше не спорить. В конце концов, он прав — они заключили сделку.

— Садись в машину, — велел Маркус. — Мы поговорим дома.

Она подчинилась. Сердце так билось в груди, словно готово было выскочить.

Глава десятая

До виллы Маркуса было ехать совсем недолго. Они ехали молча по узким сельским дорогам. Джемма старалась не думать о том, правильно ли она поступает.

Правда в том, что она хотела быть с Маркусом, хотела заниматься с ним любовью. Она почти жалела, что не сказала ему, как сильно его хочет. Помешала гордость. Почему эта дурацкая гордость не дает ей наслаждаться жизнью? Она стала женой Маркуса. Назад пути уже нет. Почему бы им не попробовать начать все сначала? И отдельные спальни — не самое лучшее начало брака. А ей так хотелось, чтобы у их брака было будущее!

Все вокруг было залито таинственным серебристым светом луны. Но Джемма не замечала красоты: она могла думать только о предстоящей ночи.

Может быть, Маркус и София больше не увидятся? Может, прошлая ночь была последним прощанием? — пыталась убедить себя Джемма.

Машина свернула на узкую дорожку, покрытую гравием, по бокам которой росли сосны. Еще через минуту показалась вилла — изящное здание, окруженное высокими черными кипарисами.

— Как хорошо оказаться дома, — нарушил молчание Маркус.

Джемма ничего не ответила.

Маркус остановил машину возле парадного входа. Джемма приподняла длинное платье, чтобы подняться по ступенькам.

Тишина заставляла ее нервничать. Она привыкла к шуму города, не умолкавшему даже ночью. А здесь, в деревне, тишину нарушали только жужжание насекомых и хруст гравия под ногами.

Когда Маркус вставил ключ в замочную скважину, Джемма оглянулась по сторонам и заметила пульсирующие огоньки вокруг себя.

— Что это? — испугалась она.

Маркус проследил за ее взглядом.

— Светлячки, — он взглянул на жену и улыбнулся, — они не кусаются. Единственный, кого тебе надо опасаться, — это я.

— Очень смешно.

Дверь открылась, но, прежде чем Джемма успела ступить за порог, Маркус обхватил ее за талию и поднял на руки.

— Отпусти меня! — вскрикнула Джемма, инстинктивно хватая его за шею.

— Нет. Я не отпущу вас, миссис Россини, — улыбнулся он. — Я соблюдаю традицию и переношу тебя через порог на руках.

Она гадала, поцелует ли ее муж. Ей хотелось, чтобы поцеловал. Но еще больше хотелось, чтобы Маркус отнес ее сразу в постель. Джемме стало стыдно за свои нескромные мысли, но она ничего не могла с собой поделать.

Но Маркус не поцеловал ее. Как только они оказались в доме, он опустил ее на пол и включил свет.

Джемма сделала вид, что расправляет юбку своего длинного подвенечного наряда. Теперь, при ярком свете ламп, она боялась, что Маркус прочтет ее мысли и тайные желания по глазам.

— Выпьешь что-нибудь? — Маркус прошел в гостиную.

Джемма последовала за ним, с любопытством рассматривая внушительный холл и широкую лестницу, ведущую на галерею. Маркус приглашал ее посмотреть виллу еще два дня назад, но она отказалась под тем предлогом, что они с Эленой собрались за покупками. Она откладывала неизбежное.

Чего я так боялась? — недоумевала Джемма, наблюдая, как муж наливает виски в хрустальные бокалы.

Взгляд темных глаз обжигал. Пристально глядя на жену, Маркус спросил:

— Выпьешь со мной или пойдешь готовиться ко сну?

Джемме стало жарко.

— Я бы выпила что-нибудь, — выдохнула она.

Джемма не любила виски, но выпила бы все что угодно, лишь бы не идти «готовиться ко сну». Что он под этим подразумевает? Как приготовиться? Раздеться догола и ждать, когда он соизволит подняться в спальню?

Она дрожащей рукой приняла стакан. На долю секунды их руки соприкоснулись. Ее словно ударило разрядом электрического тока. И внезапно Джемма поняла, чего она так боялась. Потерять контроль. Потерять контроль над своими чувствами. Позволить ему узнать, как сильно она его хочет, разрушить все преграды, которые она воздвигала между ними эти долгие пять лет.

И это произойдет, как только он коснется ее…

Маркус шутливо салютовал.

— Наконец вдвоем, — пробормотал он с иронией.

Джемма вспомнила слова Софии, ее издевательский смех.

— Ну, если ты не хочешь быть со мной, брак еще можно аннулировать, — беззаботно ответила она.

— Не осуществив его?

— Почему бы и нет, — пожала она плечами. — Этот брак — безумная затея от начала до конца.

— Может быть, но мы поженились, так что поздновато сожалеть. Мы заключили сделку, Джемма.

Он медленно развязал галстук.

Было что-то демонстративное в этом жесте.

Джемма сделала судорожный глоток. Виски обожгло горло, и она закашлялась. Она быстро отвернулась, сделав вид, что рассматривает комнату.

Одну стену от пола до потолка занимал огромный камин, сложенный из камня. Мебель была призвана создавать уют в комнате — удобные широкие кресла и кушетки, обитые тканью теплых оттенков.

— Ну, раз уж я остаюсь, ты должен показать мне дом, — сказала она, решив, что это поможет ей потянуть время.

На столике лежали фотографии. Джемма задумчиво взяла одну. Это была та же фотография, что она видела пять лет назад в лондонском доме Маркуса. Маркус в молодости вместе с братьями. Она вспомнила тот вечер, когда брала интервью у Маркуса и никак не могла сосредоточиться в его присутствии.

Маркус подошел и взял фотографию у нее из рук.

— В чем дело, Джемма? — спросил он резко. — Ты выглядела такой счастливой сегодня утром. Что изменилось?

Джемма не ответила. Ничего не изменилось. Когда она шла к алтарю сегодня утром, она знала, что Маркус не любит ее. Она пыталась обмануть себя, и это помогло на пару часов. Но потом появилась София и растоптала все ее иллюзии.

Внезапно ей вспомнились слова Фредди о том, как он застал Маркуса и Софию в «двусмысленном положении».

Фредди тогда сказал: «Эти двое не могли оторваться друг от друга».

Джемма подняла глаза:

— Ничего не изменилось, — выдохнула она. — Ты прав, я просто начала сожалеть. И еще я очень устала.

Джемма шла рядом с Маркусом, прислушиваясь к биению собственного сердца.

— Это кухня, — показал Маркус. — А здесь кабинет и маленькая столовая.

Джемма старалась запомнить, где что находится. Они поднялись на второй этаж.

Маркус распахнул двери одной из комнат:

— Здесь будет жить Лайам.

Джемма вошла в комнату и оглянулась по сторонам. Комната была отделана в бледно-голубых тонах. Любимые игрушки Лайама были распакованы и расставлены по полкам. Комнату обставляли с большой любовью, отметила Джемма. Видимо, Маркус сам занимался этим.

— Какая милая, — одобрила Джемма.

Маркус открыл следующую дверь.

— А это наша спальня.

Они оказались в просторной комнате. Ее взгляд скользнул по кремовым коврам, изящной отделке, высоким шкафам и замер на огромной двуспальной кровати.

— Не надо так волноваться. Я никогда не принуждал женщин заниматься со мной любовью. И не собираюсь делать это сейчас. — Маркус указал на дверь в другом конце спальни: — Там ванная. А в шкафу ты найдешь свои вещи. Моя экономка распаковала твои чемоданы.

— Куда ты? — испуганно спросила Джемма, увидев, что он собирается уходить.

— Я буду спать в соседней комнате. Если ты передумаешь и решишь разделить со мной постель, добро пожаловать. — Маркус вышел.

Джемма присела на кровать и посмотрела на дверь, за которой скрылся муж.

Кем, черт побери, он себя считает? — со злостью подумала она. «Если ты передумаешь… добро пожаловать!» Как бы не так! Да будь он последним мужчиной во всей вселенной, она не приползет к нему на брюхе!

Джемма посмотрела на свое отражение в зеркале. Девушка в зеркале была ужасно бледна, глаза казались огромными, а светлое платье делало ее похожей на привидение.

Неужели она позволит Софии разрушить ее брак?

Эта мысль билась у нее в мозгу. Позволить Маркусу спать одному в соседней комнате сегодня все равно что вручить его другой женщине на блюдечке с голубой каемочкой.

Джемма вскочила с кровати. Мне все равно, сказала она себе. София может утешать его, сколько захочет.

Дрожащими пальцами она начала расстегивать платье и с ужасом обнаружила, что не может дотянуться до нижних пуговок на спине.

Джемма выгибала спину, тянула руки, но безуспешно. Снова опустившись на постель, она стала думать, что же теперь делать. Было два выхода либо спать в платье, либо идти и просить Маркуса о помощи. А она прекрасно знала, чем рискует, прибегни она ко второму варианту.

Молодая женщина скинула туфли и легла на кровать. Пошел он к черту. Она будет спать в платье.

Но сон никак не шел. Мысли преследовали ее, не давая заснуть. Джемма открыла глаза и уставилась в потолок. Потом, внезапно приняв решение, она вскочила с постели и в ярости направилась в соседнюю комнату.

И тут же столкнулась с Маркусом, выходившим из ванной в одном полотенце, обернутом вокруг талии. Его волосы были влажными, а на смуглой коже блестели капли воды. Увидев Джемму, он улыбнулся так, словно ожидал увидеть ее здесь.

— Это не то, что ты думаешь, — поспешила объяснить она. — Я хочу, чтобы ты помог снять это чертово платье.

— Правда? — Одна бровь приподнялась. — Я, конечно, получал приглашения от женщин, но такие откровенные — никогда.

— Я не хочу спать с тобой. — Джемма пыталась смотреть ему в лицо, но взгляд помимо воли опускался ниже — на мускулистую грудь и узкую талию. У него была потрясающая фигура: широкие плечи, плоский живот, узкие бедра. — Просто расстегни мое платье. Пожалуйста.

— Тогда подойди сюда.

Этот приказ заставил ее сердце подпрыгнуть в груди. Она сделала пару шагов и повернулась к нему спиной.

Одно прикосновение его рук к ее телу — и сердце готово было выскочить из груди. Маркус быстро расстегнул крохотные пуговки и, прежде чем она успела отодвинуться, спустил платье до талии и прижал ее к себе. Обнаженной спиной Джемма ощутила влажные колечки волос у него на груди.

— А поцелуй в знак благодарности? — игриво прошептал муж ей на ухо.

Он поцеловал ее в шею и потянул платье вниз.

Джемма не могла пошевелиться. Она просто стояла, словно загипнотизированная, в то время как его губы покрывали поцелуями ее шею и плечи. Когда его пальцы коснулись груди, у нее подкосились колени.

Под платьем у нее не было ничего, кроме крохотного лифчика без бретелек, который больше открывал, чем скрывал. Маркус потянул платье еще немножко, и оно упало на пол, открыв полоску кружевных трусиков и тонкие белые чулки, обтягивающие длинные стройные ноги.

— Вот так лучше. — Маркус повернул ее лицом к себе и окинул медленным оценивающим взглядом. Потом медленно обвел пальцем контуры ее груди поверх кружева. Соски немедленно затвердели. В глазах мужа Джемма прочитала триумф победы.

— Видишь, Джемма. Ты хочешь меня.

Она затрясла головой. Голубые глаза сверкнули. Маркус подумал, что никогда еще не видел женщины прекраснее ее в этот момент.

— Ты никудышная лгунья, Джемма, — сказал он, наклоняясь к жене. Его губы прижались к ее губам, и у Джеммы земля ушла из-под ног. Несколько секунд сладкой пытки — и она сама отвечает на поцелуй. Она просто не могла устоять перед лаской его губ. Ум говорил одно, но тело, казалось, начало жить своей собственной жизнью.

— Видишь, в сексе нам с тобой нет равных, — заявил Маркус, но Джемма пропустила его самодовольную фразу мимо ушей. Она обхватила его руками за шею и приподнялась на цыпочки, чтобы поцеловать его снова.

Пламя страсти сжигало ее изнутри. И все барьеры из льда, воздвигнутые ею, расплавились в этом пламени.

Внезапно Маркус прервал поцелуй и посмотрел жене прямо в глаза:

— Скажи: «Маркус, пожалуйста, займись со мной любовью».

Она смотрела на него ошеломленно, не в силах произнести ни слова. Маркус улыбнулся.

— Никогда в жизни я не встречал большей упрямицы, чем вы, Джемма Россини.

— Во что ты играешь со мной? — выдавила Джемма.

— Я не играю в игры, Джемма. В отличие от тебя, — спокойно ответил он. — Ты все время притворялась. Притворялась с Фредди. И, наверно, с Ричардом. И со мной.

— О чем ты? — не поняла Джемма.

— Я говорю о том, как ты играешь с мужчинами. Я видел тебя в действии, Джемма. Тебе нет равных. — Маркус поправил прядь волос, выбившуюся из ее сложной прически. — Но игра окончена, — прошептал он. — Ты принадлежишь мне, и я не хочу больше никаких игр… никакого притворства. — Он расстегнул ее лифчик. — А теперь повторяй за мной: «Пожалуйста, Маркус, займись со мной любовью».

Говоря это, он ласкал ее груди, дразнил затвердевшие соски, заставляя ее ловить ртом воздух.

Потом его руки скользнули вниз к трусикам и небрежно спустили их на пол. Его рука оказалась у нее между ног.

Возбуждение было настолько сильным, что ей не оставалось ничего другого, как уступить.

— Пожалуйста, Маркус. — Джемма прижалась к мужу. — Займись со мной любовью.

Он поднял ее на руки и отнес на кровать. Прижав жену к постели своим телом, Маркус начал покрывать ее поцелуями. Шею, плечи, грудь. Груди он ласкал губами и языком так долго и умело, что Джемма вся изнывала от желания. Она не могла больше ждать.

Как она могла забыть это необыкновенное ощущение близости его сильного тела, его умелые ласки?

Когда он наконец вошел в нее, она закричала от наслаждения.

Она обхватила его ногами.

— Как это прекрасно, — всхлипнула Джемма, приподнимаясь ему навстречу.

— Ты принадлежишь мне, Джемма Россини, — сказал он, проникая в нее все глубже и одновременно целуя ее. — Никогда не забывай об этом.

Джемма почувствовала, как мир сорвался с точки опоры и бешено завертелся вокруг нее, и в это мгновенье что-то внутри нее вспыхнуло и рассыпалось на миллиарды сверкающих осколков…

Джемма лениво потянулась в кровати и тут же ощутила боль в перенатруженных за ночь мышцах. Она открыла глаза и огляделась по сторонам. Солнце проникало в комнату через легкие занавески, посылая солнечные блики на сиреневые обои. За окном пели птицы, но ни одного признака цивилизации — ни людских голосов, ни шума автомобилей.

Джемма не сразу вспомнила, где находится. Она села на кровати и заметила на полу свое скомканное свадебное платье. События прошлой ночи пронеслись у нее перед глазами.

Она быстро перевела взгляд на другую строну постели. Там было пусто. Но воспоминания о том, что произошло вчера, отпечатались в ее сознании. Неудивительно, что у нее все тело болит. Они с Маркусом занимались любовью всю ночь. Их страсть была столь бурной, что теперь Джемма чувствовала себя совершенно разбитой. Она откинулась на подушки, вспоминая. Это было потрясающе. Ни один мужчина не смог бы сравниться с Маркусом в сексе. Теперь она хорошо понимала, почему никто и никогда не возбуждал ее так. Одна мысль о нем наполняла ее тело желанием.

Она вскочила с постели и поспешила в ванную, отгоняя греховные мысли. Стоя под мощной струей воды, она задумалась, куда пропал Маркус. Но где бы он ни был, она хотела, чтобы он вернулся и продолжил то, на чем они остановились.

Джемма улыбнулась своим мыслям и выключила воду. Потом на ощупь стала искать полотенце. К ее удивлению, полотенце вложили ей в руку. Она открыла глаза и увидела Маркуса, одетого в джинсы и белую рубашку.

— Доброе утро, — улыбнулся он, лаская взглядом ее обнаженное тело, покрытое капельками воды.

— Доброе утро. — Джемма схватила полотенце и завернулась в него. Это был смешной и детский жест, но она вдруг застеснялась в присутствии Маркуса. — Сколько времени?

— Семь тридцать. Мы могли бы покататься на лошадях.

— Очень смешно. Но, боюсь, я не сильна в верховой езде. Тебе придется найти мне очень смирную и очень старую лошадь.

— Разумеется. — Его глаза сверкнули весельем, и Джемма почувствовала, как краснеет.

Он притянул жену к себе и поцеловал в губы. Полотенце соскользнуло на пол. Джемма не успела подхватить его, потому что уже обнимала Маркуса за шею.

— Встречаемся снаружи через часик, хорошо?

Он неохотно отстранился.

— Да.

Джемма смотрела, как он уходит, разочарованная и неудовлетворенная.

Она нагнулась за полотенцем и быстро вытерлась. Затем поспешила к шкафу, чтобы найти одежду, но вспомнила, что все ее вещи в соседней комнате.

Только через полчаса Джемма смогла спуститься вниз. На ней были светло-коричневые брюки и футболка. Волосы она распустила. Джемма шла уверенной походкой. Она жена Маркуса. Может, он и не говорил, что любит ее, но он любил ее этой ночью. А сейчас ей этого было достаточно.

Она оказалась в кухне — просторной комнате с высоким потолком и выложенным красной плиткой полом. Кухонное оборудование было совершенно новым и, очевидно, сделанным на заказ, потому что Джемма не видела нигде ничего подобного. Одну из стен занимал такой же большой камин, как в гостиной. Для продуктов и кухонной утвари предназначались удобные шкафы из дуба. Кухня просто очаровательна, подумала Джемма, открывая холодильник и наливая себе стакан апельсинового сока. Задняя дверь была открыта, и Джемма подошла к ней, чтобы вдохнуть бодрящий утренний воздух. Она почувствовала аромат ромашки и розмарина, доносившийся из маленького садика рядом с кухней, который постепенно переходил в большой фруктовый сад.

Лайаму здесь понравится, подумала она, разглядывая сад. Здесь можно играть и бегать. Маркус был прав — здесь есть все, что нужно ребенку для счастливого детства.

Зазвонил телефон. Испугавшись, что с Лайамом могло что-то случиться, Джемма бросилась к телефону в холле.

— Вилла Россини.

— Привет, Джемма. Это София. Ты не могла бы позвать Маркуса? Мне надо поговорить с ним.

— Его нет, — сухо ответила Джемма.

Она не собиралась звать его к телефону.

— Уже ушел? — усмехнулась на другом конце провода София.

— Вообще-то он ждет меня на улице, чтобы покататься на лошадях. И, если ты не в курсе, у нас медовый месяц, мы без ума друг от друга и не хотим, чтобы нам мешали. Так что не звони сюда больше. — Джемма бросила трубку и вытерла вспотевшие руки о брюки.

— С кем ты говорила? — Голос Маркуса заставил ее подпрыгнуть.

— Ни с кем. — Она испугалась, что Маркус случайно слышал их разговор.

Он нахмурился.

— Рановато для телефонных звонков.

— Звонили мне.

Телефон снова зазвонил. Звонок показался оглушительно громким в тишине дома. Нервы Джеммы были натянуты до предела. Маркус потянулся к трубке, но она положила руку ему на запястье.

— Оставь, — нежно прошептала она.

Она не хочет, чтобы он разговаривал с Софией. И тем более не хочет, чтобы София передала ему то, что Джемма сказала об их медовом месяце.

— Они просто ошиблись номером.

Джемма увидела сомнение в глазах Маркуса.

— Хорошо, это звонил Ричард. — Она потянула мужа за руку. — Пойдем гулять, там так хорошо.

— Ричард? — Маркус посмотрел на нее как-то странно. — Что, черт побери, ему было надо в такой час?

— Он забыл о разнице во времени. Он только хотел сказать, кто получил место редактора в «Модерн таймс».

— Если ты хотела узнать, кто получил это место, могла бы спросить меня.

— Я не хотела знать. И именно это я сказала Ричарду. — Джемма отвернулась.

Она ненавидела ложь, ей никогда не удавалось обманывать людей, поэтому она испугалась, что румянец выдаст ее. Почему она не могла сказать ему правду — что звонила София? Она только мучает себя еще больше.

— Ну что, мы идем или нет? — наконец нарушила молчание Джемма.

Маркус посмотрел на жену странным взглядом.

— Да, пойдем.

Глава одиннадцатая

Джемма любовалась итальянским сельским пейзажем, пока они не спеша ехали верхом. Вокруг было необыкновенно тихо. Тишину нарушал только мерный стук копыт и редкое недовольное фырканье черного жеребца Руфуса, на котором ехал Маркус. Он то и дело нетерпеливо поднимал голову, требуя, чтобы всадники ускорили темп. Какое красивое животное, отметила Джемма, разглядывая черную, отливавшую синевой гриву и пышный черный хвост.

Маркус — прирожденный наездник. Только он может править таким своенравным жеребцом, подумала она.

— Все хорошо? — спросил Маркус, заметив ее оценивающий взгляд. — Хочешь пройтись немного?

— Разве Руфусу это понравится? — улыбнулась Джемма. — Он предпочел бы стремительный галоп.

— Он будет послушным, — усмехнулся Маркус, погладив коня по шее.

— Тогда давай немного пройдемся. — Джемму уже утомила непривычная верховая езда, к тому же после прошлой ночи она чувствовала боль в каждой мышце.

Маркус спешился и подошел, чтобы помочь жене. Она соскользнула со спины кобылы и на долю секунды оказалась в его объятьях. Тело мгновенно отреагировало на близость пламенем страсти, вспыхнувшим внутри. Джемма потупилась и сделала шаг назад. Ей стало стыдно за реакцию своего тела. Маркуса, наверно, забавляет, как легко он может возбудить ее. Или это только тешит его и так чрезмерное самомнение?

Она попыталась найти ответ в его глазах, но Маркус, казалось, думал о чем-то совсем другом.

Джемма посмотрела на поля. Было уже позднее лето, и кукуруза почти созрела. В лучах солнца она казалась золотой. Повсюду виднелись алые маки и голубые цветочки кукурузы того же нежного оттенка, что и утреннее небо. Холмы на горизонте казались пурпурными. И ни одного человека поблизости.

— Лондон кажется таким далеким, — прошептала Джемма, вдыхая свежий утренний воздух.

— Уже скучаешь по нему? — поинтересовался Маркус.

— Нет, конечно, нет.

— Тогда зачем ты звонила Ричарду утром?

— Я не звонила. — Джемма залилась краской. — Это он позвонил мне.

— Чтобы сообщить, кто получил место редактора?

— Да.

— И кто же его получил?

— Я же сказала, — теперь она была вся красная как мак, — что не хотела узнавать.

— Правда? — Голос Маркуса был жестким. — Расстроена, что сама не получила это место?

— Нет. — Джемма покачала головой. — Я не жалею, что оставила эту работу, Маркус. Я нужна Лайаму.

— Но Ричард этого не понимает, так?

Она нахмурилась.

— Нет, понимает. И раз уж мы заговорили об этом, что ты имел в виду вчера, когда сказал, что я играю с Ричардом? — внезапно вспомнила Джемма. — Ты сказал, что я играла и с Фредди тоже. Но это полная чушь.

— Неужели? — Маркус посмотрел на нее с презрением.

— Да. — Джемма остановилась и повернулась к нему лицом.

— Джемма, не забывай, что меня не так легко одурачить, как Фредди.

Сарказм в его голосе заставил ее насторожиться.

— Что ты, черт побери, хочешь этим сказать?

— Ты сама прекрасно знаешь. Фредди верил, что ты любишь его. Что ты бережешь себя для вашей брачной ночи.

Глаза Джеммы широко раскрылись.

— Это неправда!

— Хватит изображать невинность, Джемма. Со мной это не сработает, — мрачно проговорил Маркус. — Ты обманула Фредди, пообещав, что выйдешь за него замуж. Он сказал мне это перед свадьбой Элены.

Джема побледнела.

— Я никогда ничего не обещала Фредди, — резко ответила она. — Почему я должна была обещать ему что-то?

— Потому что так ты могла добиться того, чего хотела. Отказавшись спать с Фредди, ты получила предложение руки и сердца от него. Согласившись спать со мной, ты получила работу. Ты все очень ловко провернула.

Джемма раскрыла рот от изумления и негодования.

— Ты действительно в это веришь?

— Да, но все в прошлом. Видимо, рождение Лайама изменило тебя. Ты хорошая мать, ты заботишься о нашем сыне.

— Только не надо благодарить меня за это, — бросила Джемма, и лошади подняли головы, нервничая. — Я никогда не обманывала Фредди. И он это знал.

— Тогда почему ты согласилась поехать с ним на свадьбу Элены?

— Фредди сказал, что поможет устроить интервью с тобой только в том случае, если я соглашусь поехать в Италию, — ответила она. — И я тогда дала понять, что это ничего не меняет и что мы по-прежнему только друзья. Я ясно дала понять это всей вашей семье. Я объяснила все твоему отцу… Спроси его! — Джемма в ярости смотрела на Маркуса, глаза ее сверкали на бледном лице. Она сделала глубокий вдох: — А насчет того, что я не спала с Фредди, чтобы получить предложение руки и сердца… Он сделал мне предложение давным-давно, и я отказала.

Маркус нахмурился.

— Тогда почему он был в таком шоке, когда узнал, что мы встречаемся?

— Ты сказал ему? — испугалась Джемма. — Когда?

— Я пошел к нему, как только ты сообщила, что поедешь с Фредди на свадьбу моей сестры. Я хотел узнать, что вас с ним связывает.

— Ничего!

— Да, но я хотел услышать это от него. — Маркус запустил пальцы в волосы. — Можешь представить мое состояние, когда Фредди чуть ли не рыдал у меня на глазах. Брат был безутешен, он говорил, что ты женщина, на которой он собирался жениться. Что вы безумно любите друг друга.

Джемма была в шоке.

— Это неправда. Мы с Фредди всегда были только друзьями! Зачем ему лгать? Я понимаю, что известие о нашем романе было для него шоком, — продолжила Джемма. — Я не могла рассказать ему правду. Я должна была, должна была сделать это сразу, но… боялась причинить ему боль. Он все время пытался соблазнить меня, я все время отказывала. Как я могла рассказать, что на первом же свидании с его братом я… оказалась в его постели?

Ее голос задрожал. Она хотела сказать «влюбилась», но не смогла.

— Когда я вернулась домой после нашей первой ночи, на автоответчике было послание от Фредди. Он спрашивал, как прошло интервью. Я позвонила, чтобы сказать ему правду, но не смогла. Я решила отложить разговор, чтобы у него сложилось впечатление, будто мы не сразу стали встречаться.

— Так ты никогда не говорила Фредди, что любишь его?

— Нет! — выдохнула Джемма. — Я не понимаю только одного: почему Фредди притворялся, что не подозревает о нашем романе, когда он все прекрасно знал. Ты уверен, что сказал ему об этом до свадьбы Элены?

— Конечно. Я помню дословно наш с ним разговор.

— Но он ничего не сказал мне. А когда я призналась ему во всем, он вел себя как безумный.

— В ту ночь, когда ты призналась ему, что ждешь от меня ребенка?

Джемма молча кивнула.

— Это было для него шоком, — холодно произнес Маркус.

— Не смотри на меня так, Маркус. Я никогда не обманывала Фредди.

— Ты танцевала с ним на свадьбе Элены.

— Я не могла видеть тебя с Софией и искала утешения. Для меня тоже было шоком узнать, что ты собираешься жениться на другой, Маркус. Фредди мне рассказал все. В том числе и то, что застал вас занимавшимися любовью в гостиной.

— Что? — воскликнул Маркус.

— Я была рада, что он рассказал мне это. Я должна была знать правду.

— Но это ложь. Ничего не было.

Джемма недоверчиво посмотрела на мужа.

— И ты не собирался жениться на Софии?

— Наши семьи считали, что нам с Софией нужно пожениться. Но мы были совсем детьми, когда наши родители так решили. Мы попробовали встречаться, но ничего не вышло, и мы остались друзьями. Фредди прекрасно это знал.

— Ничего не было? А как же секс в гостиной накануне свадьбы Элены?

— Фредди солгал тебе, Джемма. Софии вообще не было в моем доме. Единственное, что имело там место, — это наша с братом ссора из-за тебя.

Джемма почувствовала, что задыхается, она судорожно глотнула воздуха:

— Я тебе не верю.

— Подумай сама, Джемма. Если Фредди лгал мне о ваших отношениях, почему он не мог солгать и тебе? Он настраивал нас друг против друга и лгал тебе в надежде, что ты останешься с ним. И это могло бы сработать, если бы ты не забеременела.

Джемма выпустила поводья и повернулась к мужу.

— А как же София? Она тоже лгала? Она лгала, когда говорила, как сильно ты ее любишь?

— Когда, черт побери, она это говорила? — Маркус тоже выпустил поводья. — Между нами все закончилось еще до того, как я уехал из Италии.

Джемма покачала головой.

— Я не верю тебе. София сказала, что вы всегда любили друг друга. И она часто навещала тебя в Лондоне.

— Это не так, Джемма! — Маркус схватил жену за запястье. — Да, она приезжала пару раз в Лондон, но никогда не останавливалась у меня. Она приносила подарки Лайаму, потому что обожает его. Но это все.

Джемма смотрела на него недоверчивым взглядом.

— София — часть моей семьи, Джемма. Мы вместе выросли, но между нами ничего нет. У меня не было никого с того самого дня, как я встретил тебя.

Джемма сглотнула, боясь поверить ему.

— Тогда где ты провел ночь накануне нашей свадьбы, Маркус? — спросила она. — Как ты провел свою последнюю ночь холостяка?

Маркус нахмурился.

— Ты сама знаешь ответ. Я приезжал к тебе и Лайаму.

— На час. А что ты делал потом?

— Поехал домой.

— А София сказала, что ты был с ней. Говорил, как сильно ты сожалеешь, что должен жениться на мне, а не на ней…

— Это неправда, Джемма. — Маркус взял ее лицо в свои ладони. — Ты должна мне поверить. Между мной и Софией все кончено много лет назад. Я не знаю, зачем она это говорила, но я это выясню. — В его голосе было столько ярости, что Джемма внезапно поняла: она верит ему. — Я люблю тебя, — сказал Маркус, и Джемму пронзила дрожь. — Я без ума от тебя. Я всегда любил тебя. И всегда буду любить только тебя.

— Но почему ты был так далеко от меня все это время? Даже после рождения Лайама?

— Потому что был дураком, — признался Маркус. — Я поверил брату. И каждый раз, глядя на тебя, чувствовал себя виноватым в его смерти. Я разбил ему сердце. Брат погиб по моей вине.

— Нет! — Глаза Джеммы наполнились слезами. — Это не так, Маркус. В том, что произошло, нет нашей вины. Он ехал слишком быстро — ты знаешь, каким беспечным он был. — Она погладила мужа по щеке. — Это не твоя вина… и не моя.

Маркус сделал глубокий вдох.

— Теперь я это понимаю. Но я скучаю по нему, Джемма. Он был моим младшим братом.

— Я знаю… — Джемма потянулась к нему, и внезапно они оказались в объятьях друг друга.

Потом вдруг нежное объятье сменилось жарким поцелуем. Горькие воспоминания сделали этот поцелуй отчаянной попыткой показать друг другу свою любовь.

— О, Маркус! — Она прижалась к мужу еще крепче. — Я так сильно хочу тебя.

Джемма почувствовала его руки на своем теле и больше не могла думать ни о чем другом. Муж схватил ее за руку и потянул в заросли кукурузы. Упав вместе с ней на землю, он прижал ее своим телом к земле и начал страстно целовать.

Через минуту они, обнаженные, нежились в лучах утреннего солнца. Они целовали и ласкали друг друга, и Джемма видела над головой голубое небо и золотистые кукурузные початки. Никогда еще мир не казался ей таким прекрасным в своем совершенстве.

— Я так сильно люблю тебя, Маркус, — прошептала она.

— Что ты сказала? — Маркус поднял голову и посмотрел на нее.

— Я люблю тебя.

Муж улыбнулся и поцеловал ее.

— Господи, ты понятия не имеешь, как я мечтал услышать эти слова из твоих уст. Я боялся, что ты влюбилась в Ричарда.

Джемма покачала головой.

— Нет, он мне нравился, но… не более того.

— Правда? — Он взял ее лицо в свои ладони и заглянул ей в глаза.

— Правда.

— Когда я увидел вас тогда вместе… Господи, Джемма, я так ревновал тебя. У меня словно сняли пелену с глаз, и я понял, что могу потерять тебя. Понял, что больше не хочу сожалеть о прошлом, что должен вернуть тебя — ради нашего будущего.

Джемма погладила любимого по щеке.

— Ричард — хороший парень, но…

— Мне плевать, какой он парень, — перебил ее муж. — Больше никаких телефонных звонков по утрам.

Джемма заколебалась.

— Я должна признаться кое в чем. Это не Ричард звонил утром. Это была София.

— И чего она хотела, черт побери?

— Тебя, полагаю.

— Тогда почему ты солгала? — Маркус погладил жену по голове. — Я бы сам поговорил с ней.

— Я не хотела, чтобы ты знал, что я сказала Софии.

— И что ты сказала?

— Что мы безумно любим друг друга и что она должна оставить нас в покое.

Маркус нежно улыбнулся.

— Ты молодец. — Он погрузил пальцы в золотистые пряди, притягивая Джемму ближе к себе, чтобы снова раствориться в страстном поцелуе.