/ / Language: Русский / Genre:science / Series: Очарование

Есть, охотиться, любить

К. Спаркс

Состоятельный, привлекательный холостяк ищет невесту, готовую позаботиться о сиротках под его опекой. Какая женщина в здравом уме откажется от столь интересного предложения! Уж точно не одинокая, любящая детей и весьма желающая выйти замуж Кейтлин Уилан. Правда, есть маленькое «но» — будущий супруг, Карлос Пантерра, — весьма странный… человек. И дети, которых он опекает, — тоже не совсем обычные дети. Но это, в общем-то, мелочи. Мужчин без недостатков не бывает, а дети — все далеко не ангелочки.

Керрелин Спаркс

Есть, охотиться, любить

Глава 1

Кейтлин предупреждали, чтобы она и близко не подходила к этому месту. Было ли ее решение прийти сюда отчаянной дерзостью или верхом идиотизма, она не знала. В любом случае волноваться по этому поводу поздно. Она уже здесь.

Фары машины выхватили из темноты подъездную дорожку. Высокие деревья смыкались над головой, их искривленные ветви тянулись к небу, словно изуродованные артритом костлявые старческие пальцы. С трудом подавив дрожь, Кейтлин принялась разглядывать тянувшиеся вдоль дорожки чахлые кустики желтых нарциссов.

Во всем нужно искать приятное — так она считала. Глупо, наверное, сказал бы кто-то. Но за свои двадцать шесть лет Кейтлин успела понять, что, сталкиваясь с неведомым, полезно сосредоточиться на хорошем. К примеру, территория явно выглядит ухоженной — уже хорошо. Охранник на входе, которому она сунула свое водительское удостоверение, приветливо улыбнулся.

В зеркальце заднего вида Кейтлин увидела, как тяжелые кованые ворота сомкнулись за ее авто, словно отрезав путь к отступлению. Лязгающий звук эхом отдался в темноте, и она почувствовала, как ее до самых костей пробрала дрожь.

Похоже, она оказалась в ловушке.

Нет… отец наверняка ошибался. Здесь не может быть опасно. В конце концов, перед тем как приехать сюда, она навела справки в Интернете. Компания «Роматек индастриз» занималась производством синтетической крови, снабжая ею клиники и больницы по всему миру. Роман Драганешти, владелец фирмы и создатель формулы искусственной крови, мог смело считаться благодетелем человечества, ведь благодаря его изобретению каждый год удавалось спасти тысячи человеческих жизней. С этим давно никто не спорил.

Кейтлин ехала по дорожке, петлявшей по темному парку. Может, отец имел в виду взрывы, о которых она в свое время читала? Правда, это случилось почти три года назад, и с тех пор ни о чем подобном не упоминалось. Она в полной безопасности. И тут из темноты прямо перед ней появилось ярко освещенное здание.

По обе стороны от основного строения тянулись два симметрично расположенных крыла. Многочисленные прожектора освещали парковку, на которой Кейтлин удалось насчитать не меньше десятка машин. Сразу успокоившись, она загнала туда свой «камри», заглушила двигатель и уставилась на двери здания.

Отец, похоже, слегка сгустил краски. Но почему он с таким упорством отговаривал ее ехать сюда? Сказать по правде, Кейтлин сама не знала, чего ждет от встречи с сестрой, о которой ничего не слышала почти шесть лет.

Кейтлин была потрясена, когда два дня назад неожиданно получила открытку от Шанны. Старшая сестра теперь носила фамилию мужа — Драганешти. Неужели она вышла замуж за владельца «Роматек»? Когда это случилось? В письмо была вложена фотография сына и дочери Шанны — сестра приглашала Кейтлин приехать на званый вечер в честь дня рождения Константина, которому в марте должно было исполниться четыре года.

Кейтлин минут пять остолбенело таращилась на снимок. Ей и в голову не приходило, что у нее уже есть племянники. Мама с отцом ни словом не обмолвились об этом. Почему они умолчали о том, что у них есть внуки?! Письмо от сестры застало Кейтлин в отеле, где она сняла номер по возвращении в Штаты. Интересно, как об этом узнала Шанна?

Последней весточкой от сестры была поздравительная открытка ко дню рождения в июле 2004 года. А вскоре после этого Шанна бесследно исчезла. Только через год отец обмолвился, что ему удалось напасть на ее след. По его словам, Шанна попала в программу защиты свидетелей и теперь у нее другая фамилия.

Отец неохотно вдавался в детали — сказал только, что теперь она потеряна для них навсегда. Что им нужно держаться как можно дальше от «Роматек индастриз». Шанна стала другой. Они больше не могут ей доверять. И должны любой ценой избегать встречи с ней.

Кейтлин чувствовала, что имеет право узнать правду. Подхватив сумочку и пакет с подарком для Константина, она выбралась из машины. Отец жутко разозлится, если узнает, что она была здесь. Он и так взбесился, услышав о ее провале. Тот факт, что ею двигали добрые намерения, не имел в его глазах никакого значения. Госдепартамент занес ее в «черный список». На ее карьере можно было поставить крест. Ни работы, ни крыши над головой — только банковский счет, тающий, словно сахар в горячем чае.

Идея приехать сюда, возможно, была еще одной ошибкой, но, проклятие… она хотела вернуть сестру! И она не из тех, кто прячет голову в песок. Вызывающе фыркнув, Кейтлин громко хлопнула дверцей и решительно зашагала к парадному входу.

Она опаздывала уже на двадцать минут — что делать, пару раз свернула не туда. Из дома доносились веселые возгласы и смех, так что вечеринка, похоже, в самом разгаре.

Она мялась, не зная, что делать. И тут дверь широко распахнулась, сноп яркого света, вырвавшись наружу, лег на крыльцо, и в дверном проеме возник черный силуэт.

— Мисс Уилан? — Голос незнакомца оказался под стать могучей фигуре — низкий и звучный. Он сбежал с крыльца и теперь она могла различить его получше.

— Да. — Еще один охранник, решила Кейтлин. Ростом более шести футов, мужчина выглядел несокрушимым, как танк. На нем были точно такие же брюки цвета хаки и синяя рубашка-поло, как и на охраннике у ворот.

— Здравствуйте. Я Говард Бэрр. — Мужчина кивнул в сторону двери. — Входите.

— Надеюсь, я не слишком поздно. — Преступив порог, Кейтлин оказалась в огромной прихожей и с любопытством огляделась по сторонам. Цветы в напольных вазах, прекрасные картины, пол из роскошного полированного мрамора и… никого!

Она растерянно глотнула, когда за спиной лязгнул замок.

— Я к Шанне. Она тут?

— Конечно. Вечеринка в кафетерии. Я провожу вас. Одну минутку, — с извиняющейся улыбкой пробормотал Говард. — Сначала я должен проверить вашу сумочку. Обычная процедура, мисс, ничего личного.

— Понимаю… — Кейтлин поставила сумочку на стол. — Опасаетесь нового взрыва?

Порывшись в ее шелковой сумочке, Говард покачал головой:

— Последнее время у нас тут тихо.

— Странное место… я имею в виду для детского праздника.

Говард пожал плечами.

— Шанна распорядилась, чтобы детская была рядом с ее офисом, так что малыши проводят тут много времени.

— О… — Выходит, у Шанны в здании лаборатории имеется свой офис? — Я всегда считала, что сестра работает дантистом.

— Так и есть. У нее тут свой стоматологический кабинет. — Говард вернул ей сумочку. На лице его появилось озадаченное выражение. — Вы не знали?

— Нет. Я… меня долго не было в стране и… В общем, мы долго не виделись. Я даже не знала, что она замужем и у нее есть дети — пока не получила приглашение. Значит, ее муж — Роман Драганешти?

— Да. — Говард, нахмурившись, ощупывал пакет с подарком — в его огромных лапищах пакет казался совсем крошечным. — А вы не знали?

Кейтлин приуныла. Похоже, нарядной обертке из шелковой бумаги конец.

— Отец ничего мне не сказал.

При этих словах Говард едва не расплющил злосчастный пакет.

— Сожалею. Должен сказать, ваш отец не пользуется тут особой любовью.

— Похоже, ваши чувства взаимны.

Что-то прорычав, Говард разорвал бумагу и вытащил из пакета игрушечную пожарную машинку, которую она купила в подарок Константину.

— Клевая штука! — одобрительно хмыкнул он. — У меня в детстве была такая.

Он явно пытался сменить тему. Чудак… можно подумать, она не догадалась!

— Думаете, Константину понравится? Я голову сломала, что ему купить. — На самом деле Кейтлин накупила целую кучу всего — книжку, DVD, плюшевого динозавра и уже потом пожарную машину, решив, что уж один из подарков наверняка придется малышу по душе.

— Еще бы! Он обожает такие штуки. — Говард сунул машинку в пакет и нахмурился, заметив порванную и смятую оберточную бумагу. Смутившись, он попытался исправить дело, но только все испортил. — Проклятие, вот так всегда, — чертыхнулся он. — Мама вечно ругалась — говорила, что я как медведь в посудной лавке!

— Слон, — машинально поправила Кейтлин.

Говард с кривой улыбкой вернул ей пакет.

— Извините…

Кейтлин закусила губу — ее любовно приготовленный подарок выглядел так, словно побывал в лапах у гризли. Впрочем, Говард выглядел таким расстроенным, что она постаралась выдавить из себя улыбку.

— Забудьте об этом. Главное то, что внутри, верно?

Лицо Говарда заметно просветлело.

— Рад, что вы так думаете, — закивал он. — Вам… Хорошо бы вы не забыли об этом до того, как закончится вечеринка.

Что это? Предупреждение? Кейтлин повесила сумочку на плечо, подхватила пакет и последовала за Говардом. Миновав двойные двери, они оказались в длинном коридоре. Вдоль одной из стен тянулся целый ряд окон, из которых был виден внутренний дворик, со всех сторон окруженный садом.

За садом виднелась стеклянная галерея — видимо, там и был кафетерий. Здание было залито светом, в воздухе то и дело мелькали разноцветные воздушные шарики, везде толпились нарядно одетые люди.

Стараясь не отставать от Говарда, Кейтлин свернула направо, потом налево и оказалась в другом коридоре. За ним оказался огромный зал, все стены которого были стеклянные. Звукоизоляции тут, похоже, не было, поскольку Кейтлин слышала доносившиеся снаружи веселые голоса. Невольно засмотревшись, она повернула голову влево и замедлила шаги.

За кафетерием можно было различить баскетбольную площадку — несмотря на поздний час, она была ярко освещена, и Кейтлин без труда смогла различить фигуры игроков.

— Тут как раз игра. — Оглянувшись на нее, Говард тоже уставился в окно. — Роман приказал устроить площадку еще прошлым летом, но обычно ходят играть только он сам да еще Тино с Финеасом. Похоже, малыш воспользовался вечеринкой.

— Вы хотите сказать, Константин тоже играет? — Кейтлин прижалась носом к стеклу. Насколько она могла судить, среди игроков были только взрослые мужчины и парочка подростков.

— Вон, смотрите, Финеас! Ах ты, черт! Какой удар! — кивнул Говард, указывая в сторону левого края площадки.

Заметив высокого юношу, который как раз в этот момент исполнил нечто вроде «танца маленьких утят», Кейтлин невольно улыбнулась. Парни неплохо проводят время. Машинально отметив, какие они рослые, Кейтлин перепугалась. Любой из них мог затоптать малыша. Она принялась искать глазами маленького племянника и замерла, когда ее взгляд остановился на самом великолепном представителе сильной половины человечества, которого она когда-либо видела.

Потрясающий парень, решила она, не в силах отвести от него глаз. Молодой человек двигался с такой удивительной грацией, что казалось, он плывет над землей. Густые волосы разметались по плечам, словно львиная грива, открывая классический профиль — прямой нос, резко очерченные скулы и сильный подбородок.

Забыв обо всем, Кейтлин жадно разглядывала его, стараясь не упустить ни единой детали. Ей даже удалось рассмотреть небольшую татуировку у него на шее. В одном ухе что-то сверкнуло. Золотая серьга. Как экзотично! Парень выглядел… слегка опасным. И невероятно мужественным.

Рыжеволосый верзила попытался перехватить его, но парень, метнувшись в сторону, легко увернулся. Каждое его движение было исполнено грации… и в то же время силы. Едва коснувшись ногой линии штрафного броска, он взмыл в воздух, умудрившись при этом поймать брошенный ему мяч, и аккуратно забросил его в сетку.

— Уфф! — шумно выдохнул Говард. — Гол!

Незнакомый парень мягко, по-кошачьи, приземлился на пол и тут же попал в объятия товарищей по команде. По губам его скользнула улыбка.

Кейтлин поняла, что пропала.

Очнулась она, только когда Говард слегка толкнул ее локтем:

— Вон там Тино. Видите его?

Что? Кто? Голова вдруг стала пустой и легкой. Чтобы не упасть, Кейтлин прижала ладони к стеклу и резко вздохнула. Парень снова улыбнулся… и она вдруг забыла дышать. Все мысли разом будто вымело из головы.

Кейтлин всегда влекла к себе экзотика. Экзотические языки, экзотические страны. Наверное, поэтому она устроилась на работу в госдепартамент. Ей приходилось мотаться по всему миру, и это придавало ее жизни остроту. Ей хватало приключений — но это никак не затрагивало ее сердца. Как только речь заходила о более тесных отношениях, Кейтлин обычно старалась принять все меры, чтобы обезопасить себя.

А от этого мужчины даже на расстоянии веяло опасностью. Такой мужчина способен незаметно, по-кошачьи, подобраться поближе и завладеть твоим сердцем. И если у нее есть еще капля здравого смысла, лучше взять руки в ноги и бежать от него подальше. К несчастью, со здравым смыслом у нее всегда была напряженка.

Со свистом втянув в себя воздух, Кейтлин заметила, что совсем измяла злосчастный пакет с подарком.

— Вон Тино, у противоположной сетки. Видите? — подтолкнул ее Говард.

Только тут ей удалось разглядеть маленького племянника, и губы ее сами собой раздвинулись в улыбке. Он был еще очаровательнее, чем на фото, — светло-пепельные кудряшки и ангельское личико моментально завоевали сердце Кейтлин, и все ее сомнения растаяли, словно снег на солнце.

— Но он слишком мал, чтобы играть со взрослыми, — ужаснулась она. — Они же его затопчут!

С губ Говарда сорвался смешок.

— Тино может постоять за себя. У него немало… хм… особых талантов.

Талантов?! Интересно, какими талантами должен обладать малыш, чтобы его не затоптало стадо здоровенных парней? И кто этот загадочный мужчина, при одном взгляде на которого сердце едва не выпрыгивает у нее из груди?

— Пойдемте, я отведу вас к Шанне. — Говард подтолкнул ее к массивным двустворчатым дверям.

Кейтлин нерешительно двинулась за ним, то и дело оглядываясь через плечо.

Константин по-прежнему топтался под корзиной. Рыжеволосый гигант бросил ему мяч, и малыш ловко поймал его. Остальные игроки ринулись к нему, и Кейтлин споткнулась, едва не вывернув себе шею.

Константин подпрыгнул.

— Пошли, нам пора. — Говард потянул ее за руку.

— Что за…

— Пойдемте. Шанне не терпится вас увидеть. — Говард попытался сдвинуть ее с места, но ноги Кейтлин словно приросли к полу.

Ее сердце застряло где-то в горле. Голова ее племянника в этот момент приподнялась над корзиной, и малыш легко забросил в нее мяч. Его товарищи по команде восторженно взвыли.

Кейтлин ошеломленно таращилась на Говарда.

— Вы это видели?! Он подпрыгнул в воздух на добрых десять футов!

— Э-э-э… ну да. Я же говорил, что малыш обладает особыми талантами.

— Это какими же? Умением летать, что ли? — Она снова прильнула к окну. Игра продолжалась, словно ничего особенного не произошло.

Все это было очень… странно.

— Случайно, не поэтому отец запретил мне сюда приходить?

Говард поморщился:

— Только не рассказывайте отцу о том, что вы видели. Он станет избегать Тино, а это разобьет малышу сердце. Тино — чудесный парнишка…

— И умеет летать, да?

— Это не мое дело. — Говард, нахмурившись, распахнул перед ней дверь. — Шанна вам все объяснит.

Кейтлин, остановившись на пороге, разглядывала веселившихся гостей и плывущие в воздухе разноцветные шары.

Расправив плечи, она переступила порог. Кафетерий выглядел как огромный зал, сквозь стеклянные стены его открывался вид на внутренний дворик и баскетбольную площадку, за которой раскинулся сад.

Говард подвел ее к заваленному подарками столу, и Кейтлин со вздохом поставила на него свой измятый пакет. На соседнем столе она увидела огромную чашу с пуншем и бесчисленные подносы с закусками. Чуть в стороне стоял еще один стол, посреди которого возвышался шоколадный торт, украшенный затейливой надписью «С днем рождения, Константин!». Соседний стол едва не падал под тяжестью ведерок со льдом, из которых торчали горлышки бутылок. Пиво для взрослых, сообразила Кейтлин.

Наконец она приблизилась к столикам, за которыми сидели гости. Почему-то исключительно женщины, машинально отметила Кейтлин. Ей бросилась в глаза одна, с ядовито-розового цвета волосами, торчавшими во все стороны, — она смахивала на ежа, сунувшего пальцы в розетку. Придя в себя от удивления, Кейтлин насчитала десяток женщин — все примерно ее ровесницы. Женщины весело щебетали о чем-то. Возле них крутилось несколько девочек.

Шанны среди них не было.

— Вы, должно быть, сестра Шанны? — К ней подскочила хорошенькая брюнетка.

— Да. Я Кейтлин. — Она натянуто улыбнулась. Разговоры за столом смолкли. Женщины, как по команде, уставились на нее.

— Где Шанна? — прорычал Говард.

— Сейчас вернется. — В говоре брюнетки слышался резкий английский акцент. — Пошла в ванную помочь Хизер. Близнецам понадобилось сменить памперсы. — Она с улыбкой протянула Кейтлин руку: — Рада познакомиться с вами. Я Эмма Маккей, крестная Тино.

Кейтлин пожала протянутую брюнеткой руку.

— Ладно, если понадоблюсь, я в офисе охраны, — буркнул Говард.

— Спасибо, — кивнула Эмма. — Не забудь про торт.

— А то как же! — Бегло улыбнувшись на прощание, Говард вразвалочку направился к двери.

— Давайте-ка я познакомлю вас с остальными. — Эмма называла одно имя за другим, но их было слишком много, чтобы Кейтлин смогла удержать их в памяти. Она лишь старательно улыбалась.

— А это ваша племянница. — Эмма подошла к стулу, на котором сидела маленькая девочка. — София, это твоя тетя.

— Рада познакомиться с тобой, София. — Девчушка подняла на нее огромные голубые глаза, и у Кейтлин екнуло сердце. Малышка была очаровательна. У нее были голубые глаза, как у Шанны, но черные вьющиеся волосы она скорее всего унаследовала от отца.

— Привет, — тихо пробормотала она. И оглянулась на Эмму: — А я думала, моя тетушка ты!

— Я тебе вроде как тетушка. — Эмма с улыбкой погладила ее по голове. — А Кейтлин — самая что ни на есть настоящая!

— А вот у меня нет ни одной тетушки, — грустно прошептала одна из девочек. — Потому что их всех поубивали.

У Кейтлин перехватило дыхание. Она попыталась вспомнить, как зовут эту девочку. Тщетно.

Эмма ласково коснулась малышки:

— Коко, я с радостью стану твоей тетушкой!

— И я тоже! — Сидевшая рядом женщина крепко обняла Коко.

— И я! — закричала София. — Я тоже хочу быть тетушкой!

Кейтлин невольно улыбнулась. Шанне повезло, что у нее такие подруги. По тому, как они улыбались друг другу, можно было догадаться, что все они очень дружны.

В сердце Кейтлин шевельнулась ревность. Эти женщины заменили Шанне семью. Они знали ее лучше, чем она сама.

В груди понемногу закипало раздражение. Кейтлин исполнилось девять, когда ее отослали в школу-интернат куда-то на другой конец света. Она отчаянно скучала и писала сестре, но ни разу не получила ответа. Казалось, Шанна просто вычеркнула их из жизни. А теперь у нее появилась новая семья.

Казалось, она должна была радоваться за сестру, но… проклятие, неужели она недостаточно хороша для Шанны?! Все свое детство она мучилась, чувствуя себя одинокой и брошенной. Одно было ясно — отец осуждал Шанну и ему не нравилась ее новая семья.

— А вот и Шанна! — Эмма обернулась к дверям.

Сердце Кейтлин глухо забилось, на глаза навернулись слезы. Шанна была не одна — с ней была еще одна женщина, и у каждой на руках был ребенок.

Шанна мало изменилась. Конечно, она заметно повзрослела — да и неудивительно, ведь последний раз сестры виделись много лет назад. Но прошедшие годы лишь придали ее красоте оттенок зрелой женственности.

При виде младшей сестры лицо Шанны просияло.

— Кейтлин! — Торопливо сунув малыша Эмме, она бросилась к сестре.

Кейтлин замялась — они не виделись столько лет, что она понятия не имела, что делать. Но едва только Шанна прижала ее к себе, как неловкость мигом исчезла.

Кейтлин почувствовала, как по щекам ее катятся слезы. Сколько лет прошло, тоскливо думала она. И вот они снова вместе.

— Нет, вы только посмотрите! — Щеки Шанны тоже были мокрыми. Улыбаясь, она смахнула слезы и принялась тормошить сестру. — Как же ты выросла! И какая стала красавица!

— Я всегда считала, что это ты у нас красавица! — Из глаз Кейтлин брызнули слезы. — Господи, как же я скучала по тебе!

— Ты уже со всеми перезнакомилась? — Шанна крепко обняла сестру.

— Да, Эмма зря времени не теряла. Твоя дочка просто прелесть.

— Полностью с тобой согласна, — усмехнулась Шанна. — Кстати, ты ведь еще не видела нашего новорожденного. По-моему, он играет в баскетбол.

У Кейтлин чесались руки отвести сестру в сторону и задать ей пару вопросов.

— Ах да, ты ведь еще не знакома с Хизер! — спохватилась Шанна. Она подвела сестру к хорошенькой рыжеволосой женщине, с трудом удерживающей на руках извивающегося малыша. — Я пошла помочь ей переодеть близнецов. Это Жан-Пьер, а это — Джиллиан.

— Вот она, Джиллиан. — Эмма усадила малышку на высокий детский стульчик и сунула ей печенье.

— Прелестные малыши! — Кейтлин с улыбкой окинула взглядом темноволосые головки. — Сколько им?

— Восемь месяцев. — Хизер усадила сына на пол, но малыш, едва высвободившись из рук матери, пополз в угол, быстро-быстро перебирая руками и ногами. Хизер обреченно вздохнула. — Держу пари, мы еще не успеем разойтись, а он уже окажется возле границы с Техасом.

Женщины рассмеялись.

— Я за ним пригляжу. — Рыжеволосая девочка, выскочив из-за стола, бросилась вдогонку за Жан-Пьером.

— Спасибо, милая. — Хизер с улыбкой обернулась к Кейтлин. — Это моя старшая, Бетани. Мы зовем ее Наша Спасительница. Или Маленькая мама.

— Хорошо иметь старшую сестру. — Кейтлин машинально покосилась на Шанну.

Шанна, перехватив ее взгляд, озадаченно моргнула. Лицо у нее стало удивленное.

— Мы больше никогда не расстанемся, — словно прочитав мысли сестры, сказала она.

Кейтлин опешила. Как Шанна догадалась, о чем она думает?

— Шанна как раз рассказывала мне о вашей семье, пока мы меняли подгузники, — сказала Хизер. — Похоже, вы жили в разных странах…

Кейтлин кивнула:

— Да. В Польше, в Белоруссии, в Латвии — в Восточной Европе.

— И мама сама учила нас всему, — подхватила Шанна. — Кстати, знаешь, стоило только Кейтлин выйти погулять, как за ней моментально увязывался бродячий пес или кошка. Мама просто с ума из-за этого сходила — в доме было столько живности, что он стал похож на зоопарк, и ей приходилось постоянно подыскивать всем им дом.

Кейтлин невольно улыбнулась — ей вспомнился ее любимец, из бродячего котенка превратившийся в холеного черного кота по имени мистер Фуфикинс. Теперь-то она знала, почему кошки с собаками так и липли к ней. А в детстве она наивно полагала, что взрослые легко понимают звуки, которые издают домашние животные.

— Стоило нам только переехать на новое место, — продолжала Шанна, — как Кейтлин принималась учить новый язык. Не проходило и месяца, как она уже свободно болтала на нем. Просто невероятно!

От смущения у Кейтлин загорелись уши. Женщины восхищенно заахали.

Эмма смотрела на нее во все глаза.

— Так это правда, что вы знаете больше дюжины языков?

Кейтлин смущенно кивнула. У нее вдруг появилось отчетливое ощущение, что за интересом Эммы что-то стоит…

— А сколько вам сейчас нужно времени, чтобы выучить новый язык? — поинтересовалась Эмма.

Кейтлин слегка замялась.

— Пару часов. — Все дружно ахнули, и лицо Кейтлин заполыхало огнем. Это и был тот особый дар, которым ее наградила природа. Она родилась такой. Кейтлин избегала этой темы. Как правило, люди отказывались верить, что она способна понимать любой язык, на котором говорят вокруг. Кто-то думал, что она врет, остальные втайне считали ее полоумной.

— Вероятно, это было очень кстати, когда вы работали на госдепартамент, — заметила Эмма. — Небось они сейчас грызут локти, что упустили такого специалиста.

Кейтлин, насупившись, покосилась на сестру.

— Я сказала Эмме, что ты как раз ищешь работу, — понизив голос, призналась Шанна.

— Откуда ты знаешь? — Кейтлин до сих пор радовалась, что госдепартамент согласился замять это дело.

— Я звонила маме — хотела пригласить ее на день рождения Тино, — негромко объяснила Шанна. — Она сначала извинилась, что не придет, а потом рассказала, что произошло с тобой. Сказала, что ты вернулась в Нью-Йорк и ищешь работу. А еще она обмолвилась, что отец собирается взять тебя в свою команду. Я подумала, будет лучше, если у тебя появится, из чего выбирать. И попросила Эмму отыскать тебя.

— Я совладелец охранного агентства «Бюро безопасности и расследований Маккея», — усмехнулась Эмма.

Так вот, значит, как сестре удалось отыскать ее! Но сейчас Кейтлин гораздо больше удивляло другое — она никак не могла понять, почему ее мать отказалась прийти на день рождения собственного внука.

— Не понимаю, почему мама с отцом не пришли. И почему отец строго-настрого запретил мне видеться с тобой.

— Этого я и боялась! — поморщилась Шанна. — Просто хотелось, чтобы ты знала — ты больше не одна. И тебе незачем оставаться в отеле. У нас в Манхэттене дом. Он по большей части пустует, так что ты можешь жить там, сколько захочешь.

Кейтлин с трудом проглотила застрявший в горле комок.

— Спасибо… ты меня просто выручила!

— Мы с Эммой подумали, что ты будешь не прочь поработать на «Бюро безопасности и расследований Маккея», — добавила Шанна.

Ей предлагают работу? Вот чего она меньше всего ожидала, да еще на дне рождения. Кейтлин повернулась к Эмме.

— Спасибо, но я ничего не смыслю ни в охране, ни частном сыске.

Эмма только небрежно отмахнулась.

— Мы проводим расследования по всему миру. Думаю, благодаря вашим лингвистическим способностям вы идеально подходите для подобной работы.

— Спасибо. Я подумаю. — Кейтлин обвела взглядом улыбающиеся лица подруг Шанны… и тут до нее наконец дошло, что сестра просто пытается ввести ее в новую семью, семью, которую почему-то возненавидел ее отец.

— Но прежде чем ты примешь решение, — продолжала Шанна, в ее глазах мелькнуло беспокойство, — нужно, чтобы ты узнала все. Я имею в виду о нас.

По спине Кейтлин вновь поползли мурашки. Все ее инстинкты, разом обострившись, кричали об опасности. Она, конечно, любила приключения, но что-то подсказывало ей, что следует быть осторожной. Отец явно не желал, чтобы она имела дело с этими людьми.

Да, но… ведь тут ее сестра! Кейтлин совсем не хотелось потерять ее снова. И новообретенных племянников тоже.

Глава 2

Кейтлин глубоко вздохнула, стараясь унять бешено колотившееся сердце.

Она украдкой огляделась — остальные женщины оживленно болтали, так что можно было не опасаться, что кто-то подслушает их разговор.

— Ты обладаешь телепатическими способностями, да?

— Ну, не совсем. Мне гораздо легче блокировать чьи-то попытки читать мои мысли, чем внушить кому-то собственные, — призналась Шанна. — Но ведь нас с тобой всегда связывали особые узы. Помнишь, еще в детстве мы заранее знали…

— …что одна из нас собирается сказать, — с грустной улыбкой подхватила Кейтлин. Но если связь между ними была настолько сильна, что каждая всегда знала, что думает и чувствует другая, тогда почему сестра бросила ее?

— Ты тоже телепат? — спросила Шанна.

— Нет, не думаю. Все мои сверхъестественные способности ограничиваются изучением языков.

— Ты обладаешь редким даром. — Шанна налила в пластиковые стаканчики пунш и протянула один ей. — Когда меня отослали за границу, в интернат, я часто думала о тебе. Видела тебя во сне. Вокруг повсюду был снег, а на тебе было ярко-красное шерстяное пальто и перчатки.

У Кейтлин перехватило дыхание. Когда ей было лет десять, мама купила ей красное зимнее пальто.

— А потом, позже, я видела тебя уже в Вашингтоне, в столице, и снова повсюду был снег. — Шанна глотнула пунша. — Прошло пара лет, и сны изменились. Теперь мне снились песчаные пляжи и пальмы, слоны и тигры.

— Окончив университет в Джорджтауне, я поступила на работу в госдепартамент. Сначала меня отправили в Минск, потом я несколько лет прожила сначала в Бангкоке, а потом в Джакарте.

В глазах Шанны блеснули слезы.

— Я всегда надеялась, что видения, которые являются мне во сне, как-то связаны с твоей жизнью. Знаешь, я так по тебе скучала!

Кейтлин, сморгнув подступившие к глазам слезы, взяла со стола бумажную тарелку с нарисованной на ней ярко-красной мультяшной машинкой.

— Все это время я ничего не знала о тебе. Не знала даже, что ты вышла замуж и родила двоих детей.

— Отец тебе не сказал?!

— Нет. — Кейтлин положила на тарелку кусочек сыра и пару крекеров. — Только предупредил, чтобы я и близко не подходила к «Роматек».

— Что ж, я рада, что ты его не послушалась, — со вздохом пробормотала Шанна. — Спасибо, сестренка.

— Почему мама с отцом отказались прийти?

— Ну ты же знаешь — мама всегда делает только то, что хочет отец. А он… словом, он не одобряет мой образ жизни. — Шанна покосилась на заваленный подарками стол. — Ты в курсе, что он работает на ЦРУ?

— Да. — Кейтлин, поставив стакан и тарелку на стол, села. — Сначала я думала, что он тоже служит в госдепартаменте, но когда он помог мне устроиться туда на работу, то признался, что это было только прикрытие.

Шанна кивнула.

— Последние шесть лет или около того отец возглавляет секретное подразделение. Кстати, в свое время под его началом служила Эмма Маккей.

— Правда? — Кейтлин покосилась на Эмму, которая кормила малышку Джиллиан.

— И Остин Эриксон тоже — сейчас он, как и Эмма, перешел в «Бюро безопасности и расследований Маккея».

— А почему они ушли? — Впрочем, Кейтлин сильно подозревала, что виной этому невыносимый характер отца. Одна мысль о том, чтобы работать под его началом, приводила ее в содрогание.

— Им не нравилась задача, которую поставили перед этим подразделением, — объяснила Шанна. — Отец создал своего рода отряд, который должен был выслеживать… э-э-э… людей, обладающих паранормальными способностями, чтобы впоследствии найти и уничтожить их всех.

— Террористов? — Кейтлин поперхнулась, едва не подавившись крекером.

— Ну, кое-кого из них можно и так назвать. Я в курсе всей этой истории, поскольку в свое время отец пытался завербовать и меня. Ты, наверное, догадываешься, что свои сверхъестественные способности мы обе унаследовали от него. А у брата их и в помине нет.

— Знаю, но какое отношение это…

— Видишь ли, каждый член этого спецподразделения должен обладать ими, чтобы его волю не смогли подавить, — продолжала Шанна. — Враги — вернее, те, кого отец считает врагами — обладают способностью проникать в чужое сознание, управлять им и даже стирать память. Отец считает, что они представляют опасность для всего человечества.

— Вообще говоря, звучит пугающе, — поежилась Кейтлин.

— Кое-кто из них действительно опасен, — Шанна вздохнула, — но не все, уж ты мне поверь. Те, кого я знаю лично, — очень славные, честное слово.

— Кого конкретно ты имеешь в виду? — осторожно спросила Кейтлин.

Шанна замялась.

— Вампиров, — наконец выдавила она из себя.

— Что?! — Кейтлин захлопала глазами.

— Отец охотится за вампирами.

Кейтлин потрясла головой. Должно быть, она ослышалась.

— Ту думаешь, он слегка того… спятил?

— Нет, с головой у него все в порядке. Ты знаешь, как называется это спецподразделение? «Охотники за вампирами».

— Послушай, это что, шутка такая? Или игра? — Похоже, они оба спятили — и отец, и сестра. Она резко встала.

— Какие уж тут шутки… — По глазам Шанны было понятно, что она говорит серьезно. — Уверяю тебя, вампиры существуют.

— Вампиры — это выдумка!

— Нет. Знаю, что это звучит дико, но… Не веришь мне, спроси любого в этом зале. Или, еще лучше, отца. Он ведь хочет взять тебя в свой отряд, значит, он так или иначе собирался все тебе рассказать.

Словно чья-то ледяная рука коснулась спины Кейтлин. Это не может быть правдой!

Больше всего ей сейчас хотелось поговорить об этом с отцом. Но если он подтвердит, что действительно охотится на вампиров?

Мысли вихрем закружились в ее голове. Правда или нет? Кейтлин вдруг почувствовала, как почва уходит у нее из-под ног. Она побледнела.

— Хочешь убедить меня, что вампиры существуют?

— Да, — кивнула Шанна. — Мне это точно известно.

Словно пожарная сирена взвыла над ухом Кейтлин.

Ощущение опасности стиснуло горло, а потом стекло вниз по спине. Вот, выходит, почему отец запретил ей приходить к сестре!

— Ты вампир?!

Глаза у Шанны стали размером с чайное блюдце.

— Нет, конечно! С чего ты это взяла?

— Слава тебе Господи! — Кейтлин без сил рухнула на стул. — Ты меня до смерти напугала!

По губам Шанны скользнула улыбка.

— Успокойся, милая. Я — не вампир. — Она успокаивающе похлопала сестру по руке. — Просто я замужем за вампиром.

— Ох! — Кейтлин подскочила, точно в нее воткнули булавку. — Ты… ты вышла замуж за мертвеца?!

— Разве мертвец будет играть в баскетбол?

— Но… — Кейтлин попыталась это переварить. — Но раз он вампир, значит, он вроде как… — она замялась, подбирая подходящее слово, — э-э-э… мертвый?

— Нет. Он просто бессмертный.

У Кейтлин опять все поплыло перед глазами. Она без сил рухнула на стул.

— Какая разница?!

— Мертвец — он мертвец и есть, что утром, что вечером. А Роман — только в дневное время.

Кейтлин потерла лоб.

— Стало быть, он мертвый только наполовину?

С губ Шанны сорвался смешок.

— Ну, можно сказать и так. Но зато по ночам… — на лице сестры появилось мечтательное выражение, — он живее всех живых.

Трясущимися руками Кейтлин схватила стакан с пуншем и одним махом опрокинула его содержимое. Возможно, вампиру в постели действительно нет равных… только кому придет в голову это проверять? Ее мысли невольно устремились к потрясающе привлекательному парню, которого она заметила на баскетбольной площадке, и ей вдруг стало нечем дышать. Что, если он тоже бессмертный?! Интересно, его сердце свободно? И если да, способен ли он сделать так, чтобы и на ее губах когда-нибудь расцвела такая же блаженная, мечтательная улыбка, которую она видела на лице Шанны?

Поймав себя на подобной мысли, Кейтлин мысленно дала себе пинка. Господи… о чем она думает?!

— Он тебя кусает? — заикаясь, спросила она.

Уголки губ Шанны дрогнули.

— Э-э-э… случается, но не когда он голоден. Роман, как и все добропорядочные вампиры, питается исключительно синтетической кровью.

— И ты счастлива с вампиром?!

— Еще как! И потом, я не одна такая. — Шанна с усмешкой оглянулась на других женщин. — Большинство моих подруг — тоже жены вампиров.

Кейтлин, машинально оглянувшись, с неохотой была вынуждена признать, что женщины выглядят на редкость довольными жизнью. Вдобавок все они были на редкость хороши собой. Видимо, вампиры умели ценить женскую красоту. А тот парень на площадке, промелькнуло в голове у Кейтлин… сочтет ли он привлекательной ее? Или вообще не обратит на нее внимания? Поймав себя на этой мысли, Кейтлин мысленно застонала. Но мечтать о загадочном незнакомце было куда проще, чем пытаться осмыслить ту реальность, с которой ей пришлось столкнуться.

Ее зять, муж ее родной сестры — вампир. Точнее, упырь. Господи… а племянники?!

— Я своими глазами видела, как Константин взлетел в воздух. Он что — вампиреныш?

Шанна захохотала.

— Нет, Тино — нормальный малыш. Он ест, спит и даже ходит в школу.

— Ну да. А еще летает, да?

— Он не умеет летать. Он левитирует.

Ах да, конечно… И как это она, слепая курица, не сообразила! Это ж совсем другое дело.

— Шанна, милая, по-твоему, это нормально?!

Но та лишь отмахнулась.

— А мы с тобой? Нас ведь тоже не назовешь нормальными — с нашими-то сверхъестественными способностями. А Тино свои способности приобрел самым что ни на есть нормальным способом — унаследовал от родителей.

— Всегда считала, что вампиры не способны иметь детей. — Кейтлин стиснула зубы. — Правда, я никогда особо и не интересовалась ими — поскольку была уверена, что их не существует.

— Не переживай, со временем привыкнешь. — Шанна озабоченно покосилась на сестру. — Мой муж не просто ученый. Он — гений. В конце концов ему удалось найти способ, чтобы вампир мог иметь детей.

— Здорово! — Иначе говоря, вокруг кишмя кишат упырята, мрачно подытожила Кейтлин.

Шанна бросила взгляд в дальний угол зала, и в глазах ее неожиданно мелькнула грусть.

— Женщинам повезло меньше. К несчастью, вампирши не могут иметь детей.

Кейтлин, сообразив, кого она имеет в виду, опасливо оглянулась на сидевших за столом женщин.

— Уж не хочешь ли ты сказать, что все они…

Шанна беззаботно кивнула.

— Видишь тех женщин, которые достают бутылки из ведерка со льдом? Это Марта и Ванда, они обе вампирши.

Стало быть, та дамочка с окрашенными в ядовиторозовый цвет волосами, стоявшими дыбом, словно у обезумевшего ежа, вампирша?! Икнув, Кейтлин подозрительно разглядывала бутылки.

— Это ведь не пиво, да? — с опаской спросила она.

— Нет. Скорее всего это «Блад-бир», смесь пива с кровью — синтетической, разумеется. А может, «Шоко-блад» — кровь с шоколадом. Роман создал для вампиров настоящую «Кухню Фьюжн», — похвасталась Шанна.

Кейтлин судорожно вздохнула. Вампирская «Кухня Фьюжн»?! Это что, шутка? Вампиры рожают детей и играют в баскетбол со своими умеющими левитировать сыновьями? У нее опять закружилась голова.

— Ты ведь уже познакомилась с Эммой, — невозмутимо продолжала Шанна. — Она тоже вампир.

Кейтлин поперхнулась. От щек отхлынула кровь, мускулы обмякли, а сердце вдруг совершило прыжок и застряло в горле.

— Я пожала руку вампирше?! А ты… ты доверила ей ребенка?!

Шанна поморщилась.

— Никто не обращается с малышней лучше Эммы. Сердце обливается кровью, как подумаешь, что у нее не будет своих детей.

Кейтлин невольно покосилась на Эмму — ничего не замечая вокруг, та кормила малышку Джиллиан.

— Не понимаю… ты ведь сказала, что она в свое время работала с отцом?

— Тогда она еще была смертной и охотилась за вампирами. Но потом на нее напали мятежники и едва не прикончили ее. Ангус спас Эмму, но у него просто не было иного выхода, кроме как обратить ее. Тогда он страшно переживал из-за этого. А теперь они женаты и очень счастливы.

— Здорово. — Кейтлин потерла лоб. — А кто такие мятежники?

— Так… мерзавцы, которые были ими при жизни и остались мерзавцами, даже став вампирами. Они наотрез отказались перейти на синтетическую кровь. По-прежнему питаются человеческой кровью. Но больше всего им нравится мучить и убивать смертных.

— Стало быть, существуют и кровососы? — брезгливо скривилась Кейтлин.

— Да, между нами война, — кивнула Шанна.

— Это не они, случайно, в свое время пытались взорвать «Роматек»?

— Они. Мы для них — словно кость в горле. Они бы все отдали, лишь бы уничтожить нас. И все запасы синтетической крови. Отцу потребовалось много лет, чтобы понять, что мир вампиров делится на две части: великодушных и добрых, готовых рисковать собой, чтобы защитить людей, — это те, кого ты видишь перед собой, и отморозков, которых мы называем мятежниками.

— И к кому из них примкнул отец? — с неожиданно проснувшимся любопытством спросила Кейтлин.

— Ну, у нас с ним своего рода договор, по условиям которого мы помогаем друг другу в войне против мятежников. Но как только мы одержим победу, — лицо Шанны стало грустным, — тогда, боюсь, отец решит, что пришло время избавиться и от нас тоже. И разом покончить с остальными вампирами. — В глазах ее блеснули слезы. — Кто может знать, как далеко он способен зайти, особенно почувствовав запах крови? Ведь мои дети — наполовину вампиры…

— Нет! — схватив руку сестры, охнула Кейтлин. — Не верю, что у отца поднимется рука на собственных внуков!

— Отец до сих пор уверен, что Тино — обычный смертный. Умоляю тебя, не говори ему… — взмолилась Шанна.

— Ни за что! — скрипнув зубами, пообещала Кейтлин. — Не хочу, чтобы пострадали невинные. — Именно поэтому ей в свое время пришлось со скандалом оставить службу в госдепартаменте.

— Спасибо! — Шанна порывисто обняла ее. — Ладно, пора поговорить о твоей новой работе. Агентство «Бюро безопасности и расследований Маккея» обеспечивает охрану хороших вампиров, таких, как мой Роман. Их сотрудникам приходится выслеживать мятежников и сражаться с ними. Тебе придется разъезжать по всему миру, и тут твое знание языков придется очень кстати. Ты не только будешь путешествовать, но и поможешь сделать мир безопасным для людей. Если хочешь узнать об этом больше, поговори с Эммой.

— Не сейчас. Знаешь, если честно, мне нужно какое-то время, чтобы все это переварить. Мне до сих пор кажется, что все это сон.

— Понимаю. Но это еще не все, о чем я хотела тебе рассказать.

— Только не сейчас, умоляю! — Кейтлин протестующе вскинула руку. — Ты обрушила на меня столько информации, что у меня голова идет кругом.

— Согласна. Давай пока на этом прервемся. Извини, что так вышло, но я была потрясена, услышав, что отец собирается взять тебя в свою команду. И решила, что прежде, чем принять решение, тебе будет полезно выслушать и другую сторону. Тогда у тебя по крайней мере будет выбор.

— Я подумаю. — Кейтлин встала, мысленно дав себе слово задать отцу пару вопросов. Интересно, насколько совпадут версии обеих сторон? — А сейчас мне, наверное, пора.

— О нет! — Шанна вскочила. — Ты ведь только приехала! И еще не успела познакомиться ни с Тино, ни с Романом! Пожалуйста, побудь еще немного!

— Ладно, я останусь, но мне бы хотелось какое-то время побыть одной.

— Вон там мой офис. Ты можешь посидеть там. — Шанна вдруг просияла. — Или погуляй в саду! Там сейчас так красиво! Розы вот-вот зацветут.

— Здорово. То, что нужно.

— Отлично, тогда пойдем! — Шанна потащила ее за собой, остальные женщины проводили их улыбками.

Кейтлин неловко улыбнулась в ответ. Теперь понятно, почему ей сразу бросилось в глаза, насколько близки между собой эти женщины. Всех их объединяет общая тайна — скрытый от глаз людей мир вампиров.

Шанна толкнула стеклянную дверь, ведущую во внутренний дворик. Кейтлин, стараясь не показывать страха, вышла вслед за сестрой.

Она зябко стянула поплотнее полы ярко-желтого кардигана. Взгляд помимо ее воли устремился в сторону баскетбольной площадки, откуда доносились крики игроков и болельщиков, и вскоре она поймала себя на том, что пытается отыскать в толпе черноволосого мускулистого парня.

И вдруг ей в голову пришло такое, от чего кровь в ее жилах разом застыла. У дочки Шанны кудрявые черные волосы…

— А твой муж… — проглотив комок в горле, пробормотала Кейтлин, — он какой?

— Роман? О, он потрясающий! — Шанна со смехом потянула младшую сестру в сторону ярко освещенной баскетбольной площадки. — Высокий, с черными как смоль волосами до плеч и медово-карими глазами. Впрочем, сейчас сама увидишь.

Кейтлин сжалась, как от удара.

— Привет, Тедди! — Шанна приветливо помахала рукой молодому человеку, в темных волосах которого ярко выделялась серебряная прядь. На шее у него болтался судейский свисток. — Познакомься, это моя сестра Кейтлин.

Тедди, свесившись вниз, помахал им рукой.

— Привет! — И тут же забыл о них, следя за игрой.

— Он тоже?.. — Кейтлин опасливо жалась к сестре.

— Нет, Тедди смертный, как и мы с тобой, — успокоила ее Шанна. — Ну, как игра, Тедди?

Парнишка бросил взгляд на часы:

— Две минуты до конца последнего периода. «Когти» опережают на два очка. О, прости, Финеас снова отправляет мяч в корзину! — Он сделал пометку в блокноте. — «Клыки» сравнивают счет.

— Давай, «Клыки»! — Шанна потрясла сжатым кулаком, потом с усмешкой покосилась на Кейтлин. — Тино как раз играет за «Клыки».

Вытаращив глаза, Кейтлин смотрела, как ее маленький племянник взмыл в воздух и они с Финеасом хлопнули друг друга по рукам.

— Он снова летает… — ошеломленно пробормотала она.

— Левитирует! — завопила Шанна, пытаясь перекричать свист и улюлюканье зрителей. — Видишь того парня рядом с Тино? Это Роман, мой муж.

У Кейтлин вырвался шумный вздох облегчения. Шанна ему не льстила — Роман оказался очень симпатичным… но, к счастью, это был не ее таинственный незнакомец. Она окинула взглядом поле, пытаясь разглядеть его в толпе игроков.

Теперь, разглядев баскетболистов вблизи, она вдруг поймала себя на странной мысли… Оказывается, эти вампиры — на редкость симпатичные парни.

Но тут он, стряхнув с себя остальных игроков, вырвался из толпы, и она разом забыла обо всем. Боже правый… он был просто великолепен! Мускулистый, гибкий и… дикий. Невероятно экзотичный. С губ ее сорвался восхищенный вздох, и она испуганно прикрыла рот рукой.

Он обернулся. И замер, не сводя с нее глаз.

Она схватилась за сердце. О Господи… он смотрит прямо на нее! Сердце гулко заколотилось, стало трудно дышать. Длинные, черные как вороново крыло волосы разметались по плечам. Черная футболка красиво облегала широкую грудь с рельефно выступающими мускулами. Золотисто-карие глаза сузились, остановившись на ней, и ее обдало жаром.

— Карлос! — нетерпеливо окликнул его один из товарищей по команде.

Бамм! Отлетевший мяч стукнул Карлоса по голове. Не удержавшись на ногах, он качнулся в сторону.

— Карлос! — разочарованно застонали его приятели по команде.

Очнувшись, темноволосый парень машинально потер ушибленную голову и снова уставился на Кейтлин. Словно завороженный, он даже не заметил, как мячом завладел рыжеволосый верзила из команды соперника.

— Дядюшка Ангус! — послышался крик караулившего под корзиной Тино.

Рыжеволосый гигант, обернувшись, швырнул ему мяч. Только и дожидавшийся этого Константин плавно взмыл в воздух и аккуратно забросил мяч в корзину.

Тедди, сунув в рот свисток, повелительно свистнул.

— Игра окончена. Победили «Клыки»!

Команда, за которую играл Константин, разразилась ликующими воплями. Окружив маленького именинника, они принялись качать его. Вскоре к ним присоединились и остальные.

Кейтлин заметила, что Карлос разговаривает с рыжеволосым гигантом, тем самым, которого Тино назвал «дядюшкой Ангусом». Погрузившись в разговор, оба прошли через стеклянную дверь, ведущую в левое крыло, и скрылись в коридоре. Кейтлин почувствовала острый укол разочарования. Он даже не сделал попытки подойти к ней…

— Мамочка! — Константин, заметив мать, подбежал к ней и бросился Шанне на шею. — Ты видела? Я забил решающий гол!

— Это было потрясающе! — Шанна со смехом закружила сына. — Я так тобой горжусь, милый!

— Он сегодня забросил больше голов, чем я. — Подошедший Роман ласково обнял жену за плечи и поцеловал в щеку.

— Это потому что дядя Ангус постоянно давал мне подачи, — выпалил Константин. И тут он заметил Кейтлин. — Привет! — Он бросил на мать вопросительный взгляд.

— Это Кейтлин, моя младшая сестра, — объяснила Шанна. — И твоя тетя.

— Тогда, значит, ты знаешь моего дедушку? — спросил Константин. В голубых глазах малыша вспыхнула надежда. — Он тоже приехал?

— Боюсь, дедушка сегодня не сможет приехать, — смутилась Кейтлин. — А я очень рада, что мне удалось наконец познакомиться с тобой.

— Я тоже. — Улыбнувшись, Тино потянулся к ней.

Маленькие ручки крепко обхватили ее за шею, и Кейтлин почувствовала, как у нее сжалось сердце. Забрав Константина у сестры, она молча поклялась, что не позволит никому обидеть малыша… и плевать ей на то, что за кровь течет в его жилах!

— Спасибо, что приехали. — Роман радушно протянул Кейтлин руку.

Тино, чуть отодвинувшись, с интересом разглядывал ее.

— Ты боишься? — вдруг с детской непосредственностью спросил он.

— Нет, милый. Все в порядке. — Она заставила себя пожать Роману руку.

— Кейтлин только что узнала, что вампиры существуют на самом деле, — со смехом объяснила Шанна. — Она все никак не может прийти в себя.

— Ясно. — Роман понимающе кивнул. — Кейтлин, даю вам слово, что под крышей моего дома вам ничто не грозит. Вы здесь в полной безопасности.

— А где мой торт? И мороженое? — запрыгал Тино. — Пойдемте скорее!

— Я сейчас приду. Не жди меня. — Кейтлин погладила малыша по светловолосой кудрявой голове. — Оставь мне кусочек торта, хорошо?

— Ладно. — Роман распахнул дверь, и малыш, не дожидаясь взрослых, бегом бросился в дом.

— Мы тебя ждем. — Улыбнувшись сестре, Шанна рука об руку с мужем направилась к кафетерию.

Убедившись, что игроки, перемешавшись с болельщиками, последовали их примеру, Кейтлин попятилась к опустевшей баскетбольной площадке. Еще раньше ей бросилась в глаза открытая веранда, где, похоже, не было ни души. Несколько голосов дружно затянули «С днем рождения тебя!». Кейтлин оглянулась на кафетерий. Послышались аплодисменты и дружный смех. Судя по всему, вампиры веселились вовсю.

Зябко закутавшись в теплый кардиган, чтобы хоть как-то защититься от промозглого ночного ветра, она быстро зашагала к веранде. Чем дальше она углублялась в сад, тем темнее становилось вокруг.

Вымощенная камнями дорожка, петляя между деревьями, незаметно поднималась вверх. Густой ковер травы украшали желтые пятна цветущих нарциссов. Гиацинты самых разнообразных цветов — густо-фиолетовые, нежно-розовые и кипенно-белые — наполняли воздух сладким ароматом.

До веранды оставалось всего несколько шагов, когда слуха Кейтлин коснулись звуки, недвусмысленно говорившие о том, что внутри кто-то предается страсти. Ночную тишину внезапно прорезал низкий, чуть хрипловатый женский стон.

— О, Робби, нужно остановиться. Иначе мы, чего доброго, опоздаем на вечеринку!

— Не хочу ждать, — прорычал низкий мужской голос. — Я хочу тебя, Оливия! Прямо сейчас!

Из груди женщины вырвался еще один стон — оцепеневшая Кейтлин расценила его как знак согласия. Затаив дыхание, она бесшумно повернулась спиной к беседке и на цыпочках направилась в обратную сторону. За спиной раздался пронзительный женский вскрик, ему вторило низкое мужское рычание.

Кейтлин бросилась бежать со всех ног. Перед глазами опять встало лицо Карлоса — Кейтлин, чертыхнувшись, попыталась избавиться от наваждения. Он даже не обратил на нее внимания, напомнила она себе. Даже не попытался к ней подойти — просто повернулся и ушел.

Наконец ей бросилась в глаза стоявшая под раскидистым дубом массивная каменная скамья. Если верить Шанне, вампиры не менее реальны, чем эта скамья. В памяти всплыла услышанная от Говарда многозначительная фраза, что важно, мол, только то, что внутри, — только сейчас она поняла, что он имел в виду. Послушать их с Шанной, вампиры — просто душки. Добрые и благородные, они хотят только одного — защитить людей от злых вампиров.

Кейтлин без сил упала на скамью. Что же ей делать? Перво-наперво нужно поговорить с отцом, решила она, — убедиться, что все это не сон. Впрочем, ее мучило ужасное подозрение, что так оно и есть. Муж Шанны был владельцем фирмы по производству синтетической крови — идеальная работа для вампира, который принципиально не желает кусать людей. И ведь отец с самого начала предупреждал, чтобы ноги ее не было в «Роматек». Это объясняло, почему он сам не приехал на день рождения внука и не пустил маму. Для него это была вражеская территория.

Кейтлин тяжело вздохнула.

— Проклятие! — выругалась она. Судя по всему, очень скоро ей придется выбирать между самыми близкими ей людьми.

Глава 3

— Я предпочел бы уехать как можно быстрее, — объявил своему работодателю Карлос, когда они с Ангусом свернули на дорожку, ведущую к офису службы безопасности.

Ангус Маккей насупил кустистые брови.

— А мне было бы куда спокойнее, парень, если бы у тебя на руках было побольше доказательств, — буркнул он.

Карлос прекрасно понимал сомнения, терзавшие его шефа. Ангус финансировал две его последние экспедиции, одну — в Белиз, вторую — в Никарагуа. Обе оказались неудачными. Столько затрат, а результат — ноль.

— Вообще говоря, сведения более чем надежные. По словам Пат, наш источник собственными глазами видел, как дикий камышовый кот, получив смертельную рану, превратился в человека.

Ангус резко остановился.

— Звучит многообещающе. А если твой источник врет?

— Пат ему верит.

— Вот как? А кто такой Пат?

— Профессор Супат Сатапатпаттана из Университета Чулалонгкорн в Бангкоке. С ходу не выговоришь, поэтому для краткости я зову его Пат.

— Это уж точно, — буркнул Ангус, приложив ладонь к сенсорному замку на двери офиса службы безопасности.

— Университет пользуется хорошей репутацией, а Пат — известный на весь мир антрополог. Он бы не стал связываться со мной, если бы не был уверен, что это правда.

— Тогда тебе лучше проверить самому, — кивнул Ангус. — Поезжай туда и выясни все на месте. — Дверь распахнулась. — Эй, Говард, как дела?

Карлос облегченно вздохнул. Может, на этот раз ему повезет. С того дня, который он про себя называл Летом Смерти, когда у него на глазах вся его семья и друзья были безжалостно убиты, минуло уже пять лет. Как ему потом удалось узнать, кроме него самого, в живых осталось еще пятеро сирот. С тех пор он только и делал, что искал таких же, как он сам. И не оставил надежды найти. Карлос понимал, что ему нужна подруга.

Голоса Говарда и Ангуса, обсуждавших какие-то дела, как будто отодвинулись вдаль, и на Карлоса нахлынули воспоминания. Смерть… повсюду мертвые тела. Едкий запах дыма над сожженными деревнями. Убитые мать с отцом. Мертвый брат. Еще растерзанные, залитые кровью тела. В ту ночь погибли все, кого он знал. И весь его мир в одночасье рухнул.

Первое время воспоминания мучили его неотступно. Со временем стало немного легче.

За эти пять лет Карлос научился лгать и притворяться. Еще ребенком он узнал, как прятаться в амазонских джунглях, как оставаться невидимым, чтобы тебя не нашли, и теперь это умение ему пригодилось. Он стал «невидимкой». Ни одна живая душа не знала настоящего Карлоса. Никто… только Фернандо.

С того лета, разделившего его жизнь пополам, Карлос съездил в пять экспедиций. Все окончились провалом. Ничего, подумал он. Даже если показания очевидца окажутся обычной сплетней, в его жизни ничего не изменится. Он будет надеяться и искать, и однажды ему улыбнется удача.

Карлос направился к стене, вдоль которой висели мониторы, передававшие изображения с камер видеонаблюдения. Мучительные воспоминания на какое-то время оставили его. Ангус, не обращая внимания на Карлоса, с жаром расхваливал игру Тино, своего крестника.

Карлос был рад, что команда, за которую играл Тино, победила — как-никак у малыша день рождения, пусть порадуется. Сам он играл за команду оборотней. Сегодня победа могла остаться за ними — если бы он не проворонил последнюю подачу. Карлос поморщился. Если бы не его глупая ошибка перед самым концом игры! Он знал, почему так вышло.

Он никогда еще не испытывал ничего подобного. Ни к одной женщине его не тянуло с такой страшной силой. Безумное желание на мгновение захлестнуло его, скрутило… и исчезло, а он мог только стоять и смотреть на нее, хватая воздух пересохшими губами. Сколько же лет у него не было женщины, скрипнув зубами, подумал Карлос. На какое-то мгновение он даже решил, что ему удалось наконец найти подругу.

Однако стоило ему только принюхаться, и безумная надежда развеялась как дым. Удар оказался настолько жестоким, что Карлос даже не почувствовал, когда по голове ему попали мячом. Она была не такой, как он. Она вообще не была оборотнем. Значит, она не для него.

Карлос уставился на мониторы. Ни в прихожей, ни на парковке не было ни души. Коридоры были пусты. Похоже, все отправились в кафетерий. Ему бы тоже следовало быть там — рядом со своими приемными детьми. Но нужно было поговорить с Ангусом о новой экспедиции.

Больше всего он боялся столкнуться с ней.

Какое-то движение на мониторе привлекло его внимание, и Карлосу сразу стало нечем дышать. Она направлялась к границе сада. В темноте ярко-желтый свитер и светлые волосы делали ее похожей на луч солнца, заплутавший среди деревьев. Что она там делает? Если ее пригласили на день рождения, почему она не с остальными гостями?

— Кто эта девушка? — самым безразличным тоном, на который он только был способен, поинтересовался Карлос.

— Кейтлин Уилан, — буркнул Говард. — Младшая сестра Шанны.

Руки Карлоса сами собой сжались в кулаки. Выходит, Шон Уилан — ее отец? Фанатичный ублюдок. Карлос поморщился. И к тому же дурак. К сожалению, с ним приходилось считаться. Вампиры старались лишний раз не злить его. Они нуждались в союзе с Уиланом. Только так они могли победить мятежников и выжить.

Лучше держаться от нее подальше. Уилан этого не простит. Их союз будет расторгнут, и вампиры страшно расстроятся.

Но Карлос и без того знал, что эта девушка не для него. В ней таилась смертельная опасность… райское блаженство, за которым прятался ад. Она была женщиной, которую мужчина не сможет забыть. И которую не сможет покинуть никогда. Карлос хорошо понимал, что не должен и близко к ней подходить. Его судьба была высечена в камне. Чтобы его род выжил, он обязан найти себе подругу среди таких, как он.

Ангус придвинулся к монитору.

— До чего она похожа на сестру! Просто как две капли воды!

Вовсе нет, моментально ощетинился Карлос. В отличие от Шанны ее глаза имели бирюзовый цвет. Лицо было более удлиненным. На носу виднелась россыпь веснушек. Волосы тоже были длиннее, и они были золотистыми, цвета свежего меда, а не рыжеватыми, как у Шанны. Поймав себя на этой мысли, Карлос угрюмо покачал головой. Он смотрел на нее какую-то долю секунды — а образ этой девушки намертво врезался ему в память.

— Кстати, вы в курсе, что Шон ни словом не обмолвился дочери, что Шанна вышла замуж и родила двоих детей? — Говард откинулся на спинку стула.

— Вот ублюдок… прах его побери! — прорычал Ангус.

Сказать по правде, когда речь шла о Шоне Уилане, у Карлоса крутились на языке и другие, куда более красочные выражения.

— Она даже не пошла на вечеринку.

— Вероятно, до сих пор не может прийти в себя. — Вздохнув, Говард закинул ноги на стол. — Шанна сказала, что собирается все ей рассказать.

— Это идея Эммы, — кивнул Ангус. — Она подумала, будет лучше, если Кейтлин услышит об этом от сестры. — Он снова уставился на монитор. — А девчонка неплохо держится, — одобрительно хмыкнул он.

— Ты говоришь это только потому, что она не кинулась с визгом к своей машине, чтобы поскорее унести отсюда ноги? — фыркнул Говард.

Карлос с любопытством покосился на Ангуса.

— А почему Эмме так хотелось, чтобы она узнала правду?

— Мы рассчитываем взять ее в агентство.

— Что?! — поперхнулся Карлос.

— Лучше уж пусть работает на нас, чем на своего папашу и его чокнутых «охотников за вампирами».

Карлос с трудом проглотил вставший в горле комок. Если ее возьмут в «Роматек», он попросит о переводе.

— Мне пора, — заторопился он. — Уезжаю в экспедицию.

— Что еще за экспедиция? — удивился Говард.

Карлос в нескольких словах объяснил.

— Постараюсь попасть на ближайший рейс.

Кустистые брови Ангуса сошлись на переносице.

— К чему такая спешка? — недовольно проворчал он.

— А чего тянуть? — пожал плечами Карлос. — Казимир в бегах, остальные мятежники попрятались, так что тут сейчас тихо. Вряд ли я вам здесь нужен. Ты же знаешь, что мне позарез необходимо найти себе подругу. Ангус, я ищу ее вот уже пять лет… я ведь не становлюсь моложе, ты же понимаешь.

— Знаю, парень. — Ангус положил руку ему на плечо. — Просто переживаю за твоих ребятишек. Я слышал, им нелегко привыкнуть к новой школе. Да и к новой стране тоже. Не уверен, что для них будет лучше, если ты сейчас уедешь.

Карлос мысленно застонал. Ему ли не знать, каково сейчас его сиротам! Но это лишь еще один повод поскорее обзавестись подругой. Коко всего шесть. Ракель — девять, а Терезе — двенадцать. Им нужна мать. Женщина, которая поможет им смириться с тем, что они оборотни, научит их менять облик, когда они достигнут подросткового возраста. Для Терезы это время может наступить со дня на день. Карлос готов был поклясться, что слышит, как тикают часы, безжалостно отсчитывая минуты.

У Ангуса зазвонил мобильник. Он сунул руку в карман.

— Угу… сейчас приду.

Всегда хриплый голос здоровенного шотландца мгновенно смягчился — верный знак, что он говорит с женой. Внезапно глаза его полезли на лоб.

— Что?! Их нигде нет? Не волнуйся, любовь моя. Мы их отыщем. — Чертыхнувшись, Ангус сунул мобильник в карман.

— Кто-то пропал? — поинтересовался Карлос.

— Коко и Ракель, — не отрывая глаз от мониторов, буркнул Ангус. — Эмма как раз резала торт для малышни, потом пошла за мороженым а когда вернулась, обеих девчонок и след простыл.

Говард, чертыхнувшись, оттолкнул стул и ринулся к двери.

— Они не могли далеко уйти.

Знакомая тяжесть сдавила Карлосу грудь — так бывало всегда, когда что-то случалось с детьми.

Какое-то движение на экране монитора привлекло его внимание. Камера видеонаблюдения стояла в саду. Вытянув шею, Карлос заметил, как кто-то юркнул за огромный куст рододендрона. Сердце у него сжалось. Бедные девчушки явно не хотели, чтобы их нашли.

— Вон где они прячутся. — Он ткнул пальцем в колышущиеся кусты. — Пойду приведу их. — Конечно, он уговорит их вернуться, но, Бог свидетель, что он им скажет? Чего он только не перепробовал за последние годы, когда они принимались плакать, — шутил, показывал карточные фокусы, закармливал мороженым. Все было напрасно. Он открыл им свое сердце… но что он мог дать им, когда его самого душили гнев и отчаяние?

Выйдя из офиса службы безопасности, Карлос пересек прихожую и вышел через боковую дверь. На душе лежала такая тяжесть, что было трудно дышать. Бедные сироты — они, конечно, считали его героем, самым храбрым человеком в мире… да и неудивительно, ведь он когда-то спас их от неминуемой и жестокой смерти.

Он не мог допустить, чтобы они узнали правду. Да, он привык смотреть смерти в глаза — на это у него хватало мужества. Он не боялся физической боли — но что касается боли душевной, тут все было иначе.

Кейтлин погрузилась в раздумья. Если вампиры существуют, выходит, можно предположить, что они не единственные сверхъестественные создания.

Бывают и другие — эльфы, например. Или Зубная фея. Или этот… как его там? Снежный человек.

Какой-то неясный звук заставил ее вздрогнуть. Резко обернувшись, она заметила, что за дубом кто-то прячется. Слава Богу, это был не Снежный человек. Для Снежного человека он был явно маловат.

— Эй?.. — Кейтлин вскочила. — Есть тут кто-нибудь?

Из-за дерева нерешительно выглянула маленькая девочка. В больших карих глазах ее блестели слезы, нижняя губка припухла и жалобно дрожала.

— Коко, нет! — Из-за ближайшего куста высунулась еще одна девочка. В ее дрожащем голосе слышался легкий акцент. Покосившись на нее, Кейтлин подумала, что малышка вот-вот расплачется. — Оставь леди в покое.

— Все в порядке, — успокоила ее Кейтлин. Кто эти девочки? Такие же полукровки, как Константин? Малышки были явно чем-то расстроены.

Приободрившись, Коко вышла из-за дерева и нерешительно приблизилась к Кейтлин.

— Что случилось, Коко? Расскажи мне. — Опустившись на скамью, она с улыбкой подвинулась, приглашая девочку присесть рядом.

Вторая девочка, похоже, чуть постарше Коко, наконец отважилась выбраться из-за куста.

— Я не помню, как вас зовут.

— Я Кейтлин. А тебя как зовут?

— Ракель. Ракель Гатина. — Малышка независимо вскинула подбородок. — Мы из Бразилии.

При этих словах плечи Коко задрожали, и малышка вдруг горько расплакалась.

— Я хочу домой! — рыдала она. — Я… я так устала от этого английского! Он такой трудный!

— Милая! — Кейтлин похлопала ее по спине. — Если хочешь, говори на своем языке. Я пойму. — Любой язык она понимала почти сразу же. Правда, обычно требовалось какое-то время, прежде чем она могла свободно на нем говорить.

— Вы серьезно? — Ракель подошла поближе.

— Попробуй.

Коко подняла на Кейтлин глаза.

— Мне плохо, — на португальском пробормотала она.

— Почему плохо? В чем дело? — спросила по-английски Кейтлин.

Девочки обменялись изумленными взглядами.

— Коко разозлилась на Константина, — так же на португальском объяснила Ракель. — Говорит, что ненавидит его.

— Это ужасно! — расплакалась малышка. — Я же ведь люблю Тино! Но это несправедливо!

Ракель подозрительно зашмыгала носом.

— У Тино есть все — семья, друзья, а у нас… У нас ничего нет!

У Кейтлин сжалось сердце.

— У вас есть вы двое. И потом, насколько я могу судить, вас все любят. Все женщины наперебой предлагали считать их вашими тетушками.

Ракель, нахмурившись, принялась ковырять башмаком землю.

— Они просто жалеют нас. Мы ведь сироты.

— Да! У Тино есть мама с папой и даже сестренка, — прерывающимся от слез голосом прошептала Коко. — А мои папа с мамой и сестра умерли.

— Как это… ой, прости. Мне очень жаль, Коко. — У Кейтлин комок застрял в горле. — Наверное, тебе не хочется об этом говорить.

Ракель уселась на скамейку между ней и Коко.

— Какие-то плохие люди пришли в нашу деревню и убили всех наших родных. Они ненавидят нас — потому что мы не такие, как они. Мы — другие.

У Кейтлин перехватило дыхание. Господи, спаси и помилуй! Неужели родных этих девочек перебили потому, что все они были вампирами?! Уму непостижимо!

Типичная расовая дискриминация, возмущенно подумала она. Этому необходимо положить конец.

И тут Кейтлин внезапно со всей отчетливостью поняла одно — если она примет предложение Эммы Маккей, то сможет защитить невинных, и в первую очередь детей, таких как Ракель и Коко. И своих племянников.

Коко застенчиво подергала Кейтлин за рукав.

— Раз я ненавижу Тино, значит, я плохая?

— Нет, милая. Завидовать кому-то, если у него есть то, чего нет у тебя, это нормально, — успокоила ее Кейтлин.

— На самом деле я люблю его. — Коко шмыгнула носом. — Мне, наверное, следовало радоваться за Тино, но… все равно это несправедливо.

— Знаю. — Кейтлин ласково пригладила длинные, черные как смоль волосы Коко. — Тебе, возможно, покажется странным то, что я сейчас скажу, но… тебе следует радоваться, что мир устроен несправедливо.

Ракель тоже зашмыгала носом.

— Но это неправильно! В мире должна быть справедливость.

— А ты сама подумай, — мягко сказала Кейтлин. — Если бы в нашем мире все было по справедливости, то тогда все то ужасное, что случилось с тобой, было бы своеобразным наказанием. И случилось лишь потому, что ты это заслужила.

— Но мы этого не заслужили! — Ракель удивленно приоткрыла рот.

Коко вскинула голову, глаза малышки наполнились ужасом.

— Значит, плохие люди пришли, потому что мы тоже плохие?!

— Да нет же! — Кейтлин порывисто обняла девочку за плечи. — Ты очень хорошая! Ты просто ребенок — чистый, невинный ребенок, и ты не сделала ничего такого, что бы заслуживало подобного наказания!

— Но тогда почему это случилось? — Ракель вскочила на ноги.

— Ох, милая… откуда мне знать, почему в мире столько зла и несправедливости. — На глаза Кейтлин навернулись слезы. — Думаю, все дело в людях. Каждый из нас сам решает, как ему поступать, хорошо или дурно.

— Я хочу быть хорошей, — дрожащим голосом прошептала Коко.

— Милая, ты очень хорошая девочка! — Кейтлин проглотила слезы.

— Но если мы хорошие, тогда почему это случилось с нами?! — разрыдалась Ракель.

Кейтлин закусила губу. Она понятия не имела, что на это ответить.

— Не знаю, — честно призналась она. — Этого не должно было случиться. Мне очень жаль, что так произошло.

Коко, прижавшись к ней, залилась слезами. Ракель нерешительно придвинулась поближе.

— Иди сюда, — заметив ее колебания, Кейтлин притянула девочку к себе на колени. Обняв обеих девочек, она чувствовала, как они содрогаются от рыданий, и даже не замечала, что сама плачет.

Вдруг она поймала себя на том, что, кажется, знает, что делать. С каждой минутой ее решимость крепла. Она вспомнила, как ее вышвырнули из госдепартамента только за то, что она решительно восстала против местных обычаев, встав на защиту ни в чем не повинной женщины. Кейтлин не жалела об этом. Случись это снова, она поступила бы так же.

Может, это и есть ее предназначение, промелькнуло у нее в голове. Защищать невинных. Что, если сама судьба привела ее сюда и вся ее жизнь была лишь прелюдией к этому?

— Я здесь. Я буду с вами, если я вам нужна, — прошептала она на португальском. Да, подумала Кейтлин, так и будет. Она не позволит никому обидеть этих малышек.

— Вы говорите на нашем языке? — спросил по-португальски звучный мужской голос.

Ахнув от неожиданности, Кейтлин обернулась. Господи, спаси и помилуй, это был он. Тот потрясающий незнакомец.

Глава 4

Кейтлин судорожно вздохнула. Почему при виде его она приходит в такое смятение? Одно его появление заставляет каждый нерв в ее теле трепетать, точно туго натянутая струна.

Мужчина вышел на свет. Он двигался настолько бесшумно, что Кейтлин невольно задумалась, сколько времени он простоял в тени кустов, прислушиваясь к их разговору. Многое ли ему удалось услышать, с тревогой гадала она. Поскольку он говорит по-португальски, он наверняка понял то, что говорили девочки.

— Дядя! — Коко, сорвавшись со скамейки, бегом бросилась к нему и повисла у него на шее.

Кейтлин молча смотрела, как он обнял малышку. Но ведь девочка говорила, что вся ее семья погибла… тогда почему она называет его дядей? Может, это просто дань уважения?

Ракель вела себя более сдержанно, как будто боялась выдать переполнявшие ее чувства. Или просто боялась, что он оттолкнет ее?

Кейтлин облегченно вздохнула, когда мужчина неловко привлек обеих девочек к себе. Сейчас в его движениях не было и следа той почти кошачьей грации, с которой он двигался на площадке. Он явно стеснялся своих чувств.

— С вами все в порядке? — на этот раз по-английски спросил он.

— Да. — Ракель шмыгнула носом. — Похоже, у нас появился еще один друг.

— Да, я уже заметил. — Взгляд мужчины остановился на Кейтлин.

Ей почему-то показалось, что он злится. Впрочем, это его дело, раздраженно решила она.

— Здравствуйте. Я Кейтлин Уилан, — сухо пробормотала она.

— Знаю.

Кейтлин ждала, что он, в свою очередь, назовет себя, но он только молча смотрел на нее.

— Вы — дядя Коко?

— Я ее опекун. — Незнакомец поджал губы. — Извините, нам нужно вернуться к гостям. Спасибо за сочувствие.

Да, похоже, она не ошиблась, — он действительно разозлился. Но почему? Не понравилось, что она пыталась утешить девочек? Кейтлин с улыбкой повернулась к Коко и Ракель:

— Если захочется поговорить, я к вашим услугам.

Коко, заулыбавшись, порывисто обняла ее. Ракель, поколебавшись, последовала ее примеру. Кейтлин, широко раскинув руки, ласково прижала девочек к себе. Краем глаза она заметила недовольное выражение на лице Карлоса и не упустила случая поддеть его.

— А что же вы? Не желаете присоединиться? — сладким голосом пропела она.

Он неторопливо оглядел ее с головы до ног.

— Благодарю вас. Групповуха не в моем вкусе.

Кожа Кейтлин при этих словах покрылась мурашками, но она постаралась взять себя в руки. Не хватало еще, чтобы он заметил, как он действует на нее!

— А я терпеть не могу общаться с незнакомцами! — отрезала она.

По губам Карлоса скользнула кривая усмешка.

— Вряд ли вас можно считать незнакомкой. Я ведь знаю, как вас зовут.

— Зато я не знаю, как зовут вас, — буркнула она.

— Да, я в курсе. — Глаза мужчины полыхнули огнем.

— Вы идете с нами? — Коко дернула ее за рукав.

— Не сейчас. Вы ступайте с вашим… дядей, — ответила Кейтлин. — А я присоединюсь к вам чуть позже.

— Пока! — Обе девочки подбежали к Карлосу.

— Доброго вам вечера, — небрежно бросил он через плечо и, взяв девочек за руки, направился к кафетерию.

— И вам… Карлос, — не удержалась напоследок Кейтлин.

Мужчина застыл, как будто налетев на невидимую стену. Потом медленно обернулся. В глазах его вспыхнул огонь.

— Каталина, — чуть слышно пробормотал он. Не сказав больше ни слова, он повел девочек в дом.

Ее обдало жаром. Может, он просто перевел ее имя на португальский? Нет… она готова была поклясться, что в его голосе была нежность.

С подгибающимися ногами Кейтлин опустилась на скамью, посидела какое-то время, пытаясь прийти в себя. Карлос… Господи, что он с ней делает?! Если он сейчас вернется и захочет попробовать ее крови, она не моргнув глазом подставит ему шею. Неужели все вампиры такие же неотразимо обаятельные, с ужасом подумала она.

— Карлос! — вдруг услышала она незнакомый женский голос. — Нам срочно нужно поговорить!

Кейтлин, недолго думая, высунулась из-за дуба. Оставаясь в тени, она могла без помех наблюдать за тем, что происходит. Из-за угла появились незнакомые ей мужчина и девушка. Заметив Карлоса, они чуть ли не бегом бросились к нему.

Понизив голос, Карлос велел девочкам возвращаться в дом.

— Я скоро вас догоню, — бросил он им вслед. Девочки заторопились по дорожке, а Карлос молча смотрел им вслед.

— Это правда? — задыхаясь, спросила молодая женщина. — Ты снова отправляешься в экспедицию?

— Да, все верно. Ангус дал свое согласие.

— Говард упомянул об этом. — Молодая женщина всплеснула руками. — Неужели он хочет, чтобы ты отправлялся немедленно?

— Да. — Взгляд Карлоса остановился на дубе, за которым пряталась Кейтлин. Глаза его сузились.

Неужели он видит ее? Кейтлин, поежившись, забилась поглубже в тень и, скомкав белый платок, сунула его в сумочку. Вероятно, вампиры видят в темноте, как кошки, решила она.

— И долго тебя не будет? — сердито допытывалась женщина.

Из груди Карлоса вырвался вздох.

— Ровно столько, сколько потребуется. Месяц… может, чуть больше.

— Но ты не можешь уехать на месяц! — возмутилась женщина. — Разве ты не понимаешь, что нужен детям? В их глазах ты герой, Карлос! Думаешь, они не понимают, что, если бы не ты, они бы все погибли?

— Тони, с ними все будет в порядке, — стиснув зубы, буркнул Карлос. — Ты присмотришь за ними.

— Угу… а ты в курсе, что у них проблемы в школе? — с резким шотландским акцентом бросил молодой человек, которого Кейтлин до этого не видела. — Эмилиано постоянно дерется с сыновьями Фила.

— Я поговорю с ним перед отъездом, — буркнул Карлос.

— А девочки? — влезла в разговор девушка, которую, как поняла Кейтлин, звали Тони. — Неужели ты не понимаешь, что нужен им?

— Им нужен не я — им нужна мать! — рявкнул выведенный из себя Карлос. — А мне — подруга!

Кейтлин невольно ахнула. Он ищет себе подругу?

Господи… о какой подруге речь, растерянно гадала она.

— Тебе… что?! — растерявшись, отшатнулась Тони.

— Ты слышала, что я сказал, — прорычал Карлос.

— Так ты что, решил жениться, парень? — хмыкнул шотландец.

— Только не нужно делать такое лицо, Йен! А разве ты в свое время не носился с мыслью жениться? И как можно скорее!

— Угу, но…

— Но ты не можешь жениться! — перебила Тони. — Ты же гей!

Кейтлин едва не подавилась. Они что там, все с ума посходили?!

Карлос снова покосился в ее сторону. Потом обернулся к Тони.

— Разве я когда-нибудь говорил, что я гей? — возмутился он.

— Конечно, гей, — уперлась Тони. — Я своими глазами видела, как ты танцевал самбу в ярко-розовых вышитых стразами стрингах!

— Ну и что? — Карлос передернул плечами. — Ты сама сказала, что я в них выгляжу невероятно сексуально. Да что там, у тебя просто слюнки текли!

Йен разом превратился в статую.

— И когда это было? — угрожающе прорычал он.

— Еще до того, как мы познакомились, — поспешила успокоить его Тони. И снова набросилась на Карлоса: — А как насчет Фернандо? Стоит ему приехать, как вы только и делаете, что обнимаетесь и целуетесь! — фыркнула она.

— Мы целуем друг друга в щеку, — нетерпеливо буркнул Карлос. — У нашего народа такая традиция. Это часть нашей культуры. А ты придаешь этому какой-то извращенный смысл…

— Но Фернандо-то гей! — перебила Тони. — Он сам мне это говорил.

— Да, он гей, — нетерпеливо буркнул Карлос. — А я — нет.

— Холера! — плюнув, Йен отошел в сторону. — Так я и знал!

Тони потрясла кулаком.

— Ты просто морочил мне голову! Заставил меня поверить, что ты гей!

— У меня были на то причины, — пробурчал Карлос.

— Причины вешать мне лапшу на уши?! — Тони возмущенно подбоченилась. — Ты смотрел, как я переодеваюсь! Как ты мог?!

Карлос невозмутимо пожал плечами.

— Помнится, ты ничего не имела против.

— Потому что думала, что ты гей! — крикнула Тони. — Ты… ты извращенец!

— Ты считаешь меня извращенцем только потому, что мне нравится любоваться женским телом? — Карлос обиженно нахмурился.

— Ах, вот как ты заговорил? А как тебе понравится это? — Тони, размахнувшись, дала Карлосу звучную пощечину.

Карлос отшатнулся. Кейтлин, ахнув, поморщилась.

— Menina… — Помрачнев, Карлос потер покрасневшую щеку.

— Никакая я тебе не девочка! Эх ты… а ведь я тебе доверяла! — Тони вскинула руку, собираясь отвесить ему еще одну оплеуху.

— Стоп! — Опомнившись, Йен оттащил жену в сторону. — Такие дела улаживаются по-другому.

— Спасибо, дружище. — Карлос криво усмехнулся.

— Угу… а то я не знаю, — рявкнул Йен. — Ах ты, ублюдок… значит, подглядывал за моей женой? — Кулак Йена врезался в подбородок Карлоса. — Вот как мужчины улаживают подобные дела!

У Кейтлин отвалилась челюсть. Похоже, Карлос сейчас получит взбучку. И поделом! Но ради всего святого, с чего они взяли, что Карлос — гей?!

— Пошли, Тони. — Йен, крепко взяв Тони за руку, потащил ее к дому.

Карлос со стоном сел.

Кейтлин нахмурилась — из носа и из разбитой губы Карлоса тонкой струйкой текла кровь. Впопыхах вытащив из сумочки упаковку бумажных салфеток, она бросилась к нему.

— С вами все в порядке?

— Буду жить, если вы об этом, — прогундосил Карлос, прижав ладонь к разбитому носу.

— Вот, держите. — Кейтлин сунула ему бумажную салфетку.

Прижав салфетку к носу, Карлос запрокинул голову.

— Ну как, понравилось представление? — криво усмехнулся он.

— Впечатляюще. — Кейтлин присела на корточки.

— Просто камень с души! Ненавижу, когда меня считают скучным! — Смяв окровавленную салфетку, Карлос зашвырнул ее в кусты.

— Сомневаюсь, чтобы вас кто-то счел скучным. — Она сунула ему еще одну салфетку. — А вы и правда танцевали самбу в ярко-розовых вышитых стразами стрингах?

Карлос приложил к носу свежую салфетку.

— Да. Но это не на первом свидании.

— Похоже, всякий раз, как мы видимся, на вашу голову обрушиваются какие-то неприятности. — Губы Кейтлин дрогнули в улыбке.

— Да… вам явно повезло.

Не ответив на колкость, Кейтлин вытащила из сумочки бумажную салфетку и осторожно вытерла струившуюся из уголка его рта кровь. Губа у Карлоса заметно распухла. Кейтлин осторожно коснулась ее кончиком пальца, отчаянно жалея, что не может прижаться к ней губами.

— Просто поверить не могу… как могла эта женщина подумать, что вы — гей? — Она попыталась вытереть кровь на подбородке, но салфетка цеплялась за темную щетину.

— Я сам позволил ей так думать. — Карлос со вздохом открыл глаза.

— А вот я бы ни за что не поверила! — Глаза их встретились. — А то я не заметила, как вы смотрели на меня!

— Ну, на нее ведь я никогда так не смотрел… — Огонек, мерцавший в его глазах, стал разгораться. Теперь они были похожи на янтарь.

Щеки Кейтлин заполыхали огнем. Протянув руку, она смахнула бумажные комочки, приставшие к щетинистому подбородку.

— А для чего вам нужно, чтобы вас принимали за гея?

— Так проще. — Карлос пожал плечами. — По крайней мере не нужно переживать по поводу женщин, которые вешаются тебе на шею.

— Ну да… женщин, у которых текут слюнки при одном только взгляде на вас. — Кейтлин резко отодвинулась. — Их так много?

— У нас в Бразилии? Толпы! — хмыкнул Карлос. — И все как одна красавицы. Вы не представляете, как это утомительно! — Он томно завел глаза.

— Ах, бедняжка! — фыркнула Кейтлин.

Карлос поднял брови.

— Эта уловка сработала в Рио — почему бы ей не сработать и в Америке? По крайней мере это позволяет держать женщин на расстоянии…

— Потому что иначе они вешаются вам на шею! Ну, знаете ли! Из всех… — Кейтлин резко встала на ноги.

— Вы сердитесь? — Карлос тоже поднялся.

— Нет, скорее разочарована. Ну и самомнение у вас! Размером с Амазонку, не меньше!

— Самомнение тут ни при чем, — терпеливо объяснил Карлос. — Просто женщины обычно считают моих соплеменников неотразимыми. А я слишком честен, чтобы этим воспользоваться.

В душе Кейтлин зашевелились сомнения. Может, женщин действительно тянет к вампирам? Да вот взять хотя бы ее… увидела Карлоса и поняла, что пропала. Выходит, ей еще повезло. К чести Карлоса следует признать, что он не пытался этим воспользоваться.

— Вот я и делал вид, что предпочитаю мужчин, — чтобы не поддаться соблазну. — Скомкав окровавленную салфетку, он сунул ее в карман джинсов.

— Помогало?

— Да. — Глаза его вдруг потемнели. — До сегодняшнего дня.

В горле Кейтлин застрял комок. На что это он намекает? Неужели ему вдруг захотелось укусить ее?! Неудивительно… ведь он потерял столько крови.

— Если вы голодны… — она смущенно кашлянула, — там, в кафетерии, полным-полно бутылок с…

— Предпочитаю нормальную пищу, — покачал головой Карлос.

Кейтлин слегка растерялась.

— Мне казалось, вы намекаете, что испытываете соблазн… — заикаясь, пробормотала она.

— Да. — Карлос шагнул к ней. — Еще какой… и с каждой минутой мне все труднее сопротивляться ему.

Кейтлин шарахнулась в сторону.

— Послушайте, вы, конечно, очень привлекательны, и все такое… но если вы думаете, что я позволю вам укусить меня…

Ее слова подействовали на него как пощечина. В глазах Карлоса вспыхнул гнев.

— Я бы никогда этого не сделал! Ни за что на свете.

— Что?! — Кейтлин вдруг непонятно отчего разобиделась. — Хотите сказать, моя кровь недостаточно хороша для вас?

— О чем это вы? — Карлос растерянно заморгал.

Проклятие… опять ее детские комплексы, чертыхнулась она про себя.

Она швырнула в него окровавленную салфетку.

— Раз так, закусите собственной кровью! — оскорбленно фыркнула она и ринулась к дому.

Карлос попытался удержать ее, но Кейтлин вырвала руку.

— Вы рассердились? Но почему? — Он преградил ей дорогу.

На глаза Кейтлин вдруг навернулись слезы. И что ей прикажете делать? Не объяснять же ему, какая буря чувств бушевала в ней при одном только взгляде на него!

— Вы сказали, что я недостаточно хороша для вас…

— Я?! — возмутился Карлос. — И не думал даже!

— А вам и нужды не было говорить. — Кейтлин вздернула подбородок. — Думаете, я настолько глупа, чтобы не почувствовать, когда меня отвергают? — Повернувшись, Кейтлин направилась к дому.

Она и ахнуть не успела, как сильные руки схватили ее за плечи. А мгновением позже она оказалась в его объятиях.

— О-ох! — Кейтлин уперлась ладонями ему в грудь. — Что вы себе… — Что она хотела сказать, так и осталось тайной. Широкая ладонь Карлоса закрыла ей рот.

Он нагнулся к ней, янтарные глаза его горели, словно угли.

— Вы даже представить себе не можете, до какой степени я хочу вас!

Сдавленно ахнув, Кейтлин приоткрыла губы. Она застыла, не в силах пошевелиться, ошеломленная солоноватым привкусом крови у него на губах.

И вдруг она почувствовала, как пальцы Карлоса ласкают ее шею. Губы его касались ее губ легко, словно крылья бабочки. Судя по всему, он рассчитывал сломить ее сопротивление нежностью. И это сработало.

Его распухшая нижняя губа, вероятно, отчаянно болела, но непохоже, чтобы это могло остановить его. Дрожа всем телом, Кейтлин крепче прижалась к нему — Карлос глухо зарычал и с голодной страстью впился в ее рот. Это было так необычно, так странно… кости ее, казалось, плавились, все тело пронзали раскаленные иглы, колени подгибались. Шелковистые пряди его волос щекотали ее кожу, и от этого она вдруг мгновенно покрылась мурашками.

— Каталина, — прошептал Карлос, осыпая ее лицо поцелуями.

Застонав, она теснее прижалась к нему. Внушительная выпуклость, распиравшая его джинсы, недвусмысленно говорила о сжигавшем его желании.

— Карлос…

В горле у него снова заклокотало. Нагнувшись, он жадно припал к ее губам. От нежности, с которой он целовал ее раньше, не осталось и следа. В глазах потемнело. Кейтлин ахнула, почувствовав, как мужские ладони сжали ее грудь.

Карлос моментально отодвинулся. Опустив глаза, он увидел свою ладонь, лежавшую у нее на груди, и явно растерялся — отдернул руку, точно обжегшись, и даже отошел на несколько шагов.

— Господи… что я делаю?!

— Не знаю, — ошеломленно выдохнула она, — но получается классно!

— Я… я не должен был тебя целовать.

— Ну, я не возражаю. Вообще-то если ты заметил, я тоже в этом участвовала, — усмехнулась Кейтлин.

— Но мы не можем… мы не должны! Никогда! — Карлос растерянно провел рукой по волосам. — Извини…

Почему он извиняется? Если честно, это был самый потрясающий поцелуй в ее жизни. Конечно, она его видела в первый раз в жизни… и все же целоваться с малознакомым мужчиной не такое уж страшное преступление.

— Да не переживай ты так! Бывает, — успокоила его Кейтлин.

Нахмурившись, Карлос сокрушенно покачал головой:

— Я не должен был этого делать! Прости.

В сердце Кейтлин шевельнулась тревога. Может, он жалеет, что поцеловал ее? Она нахмурилась… все это было как-то бессмысленно. Он же явно хотел ее!

Он сам это сказал.

Отвернувшись, Карлос глухо чертыхнулся сквозь зубы.

— Думаю, тебе лучше вернуться в дом. А я подойду через пару минут.

Кейтлин очень хотелось возразить, но она поняла, что сейчас спорить бессмысленно.

— Ладно, увидимся позже. — Кивнув, Кейтлин зашагала к кафетерию.

Едва переступив порог, она зажмурилась от обрушившегося на ее голову гвалта. Веселье было в самом разгаре — дети с визгом и хохотом бегали вокруг столов, воздушные шарики лопались один за другим, взрослые, разбившись на кучки, о чем-то болтали. Стоило Константину развернуть пакет с очередным подарком, как вокруг раздавались приветственные возгласы и смех вспыхивал с новой силой. Кейтлин с трудом протолкалась сквозь толпу к сестре.

Шанна радостно улыбнулась. Однако стоило ей приглядеться к Кейтлин, как улыбка сползла с ее лица, а в глазах вспыхнула тревога.

— С тобой все в порядке? — всполошилась она.

— Нужно поговорить, — бросила Кейтлин.

Схватив сестру за руку, Шанна потащила ее на кухню, налила стакан воды и сунула ей в руки.

— Ты такая красная и взъерошенная… довольно странно, учитывая, что на улице прохладно.

Кейтлин, сделав пару глотков, со стуком поставила стакан на стол.

— Знаешь, я серьезно подумываю о том, чтобы принять предложение Эммы, — коротко буркнула она.

— Это замечательно! — просияла Шанна. — Тогда мы постоянно будем видеться!

— Да.

Шанна повнимательнее присмотрелась к сестре:

— У тебя такой вид, будто ты только что с кем-то целовалась.

— Возможно… потому что я действительно только что целовалась.

— Господи, Кейтлин! — Шанна, ахнув, всплеснула руками. — Не успела приехать и… Надеюсь, ты не всегда действуешь настолько оперативно?

Кейтлин возмущенно покосилась на старшую сестру.

— Если ты думаешь, что у меня вошло в привычку вешаться мужчине на шею в первый же день знакомства, то, уверяю, ты ошибаешься. Но эти ваши вампиры… как бы это сказать? Чертовски привлекательны.

— И кто же это был? — осведомилась Шанна.

— Карлос.

— Постой-ка, я не ослышалась? — вырвав у сестры стакан, Шанна принялась шумно пить воду. — Ты целовалась с Карлосом?!

— Да.

— Ты уверена? — Шанна, застонав, одним глотком опрокинула в себя воду.

Кейтлин почувствовала, что начинает закипать.

— Да. У меня хватило благоразумия выяснить, как его зовут, прежде чем броситься ему на шею. Кое-какие моральные принципы у меня пока еще есть.

Шанна со стуком поставила на стол пустой стакан.

— Держись от него подальше.

— Что?

— Не связывайся с ним. — Старшая сестра смерила ее суровым взглядом.

— Как ты можешь так говорить? — взорвалась Кейтлин. — Или ты считаешь, что я недостаточно хороша для вампира? Ты ведь заполучила одного из них — почему я не могу?

— Кейт! — Шанна порывисто обняла младшую сестру. — Дело в том, что Карлос — не вампир.

— Что?!

— Карлос — не вампир.

Кейтлин, хватая ртом воздух, привалилась к шкафу. Выходит, ее сразу потянуло к нему не по какой-то сверхъестественной причине? Черт… она могла бы поклясться, что этот парень… особенный. Не такой, как все.

— Он что, нетрадиционной ориентации? — подозрительно осведомилась она.

— Э-э-э… не совсем, — скривилась Шанна. Потом тяжело вздохнула. — Понимаешь, кое-кто из ребят из охранного агентства Маккея, кто работает в дневную смену, не совсем… э-э-э… обычные люди. Они оборотни, — бухнула она.

Кейтлин растерянно хлопала глазами.

— Карлос… тоже?!

— Да. Карлос — оборотень.

— Это как?! — поперхнулась Кейтлин. — Вервольф, что ли?

— Ну, Фил и еще кое-кто из наших действительно вервольфы, — невозмутимо кивнула Шанна. — А Говард Бэрр — вербэр. Медведь-оборотень.

— М-медведь?! — Кейтлин с ужасом покосилась в сторону столовой. — Ты хочешь сказать, что там, среди гостей, бродит медведь? Где?

— Вон он. — Шанна кивком указала на Говарда. — Вербэр, медведь-оборотень.

Кейтлин со стоном потерла лоб.

— У меня такое чувство, будто я схожу с ума…

— Нужно было тебя предупредить! — Шанна сокрушенно покачала головой. — Но мне и в голову не могло прийти, что ты… — Она смущенно замялась.

— Стану целоваться с мужчиной, которого вижу в первый раз в жизни? — сухо подсказала Кейтлин.

— Послушай, ты должна понять, — терпеливо сказала Шанна. — Мы не можем позволить себе лишний раз злить отца. Он и так взбесится, когда узнает, что ты согласилась работать на Эмму. Он до сих пор не может простить мне, что я вышла замуж за вампира. Если он услышит, что ты вдобавок связалась с оборотнем… — Шанна закатила глаза.

— Ясно, — упавшим голосом пробормотала Кейтлин. — Он убьет ваших детенышей.

— Нет. — Шанна посмотрела сестре в глаза. — Твоих. Ваших котят. Карлос — оборотень, но он не волк и не медведь. Он — верпард, человек-пантера.

Глава 5

— Вот, держи. — Шанна поставила перед Кейтлин тарелку с куском торта и стаканчик с пуншем и уселась рядом с сестрой. — Самое лучшее лекарство от стресса, к тому же целиком и полностью натуральное — шоколад.

Кейтлин сунула в рот кусок шоколадного торта.

— Ну как, лучше? — с натянутой улыбкой спросила Шанна.

Та только молча кивнула. После всего услышанного Кейтлин сидела как пришибленная.

Оборотень. Она целовалась с оборотнем!

Кейтлин поднесла к губам стаканчик с пуншем. И слегка поморщилась. Слишком много сахара. Ко всем неприятностям ей еще не хватает только гипергликемии. Сердце и так уже колотится как бешеное.

— Господи… я втюрилась в гигантского мистера Фуфикинса, — растерянно прошептала она.

— Что? — Шанна бросила на нее озабоченный взгляд.

— Когда я была совсем маленькой, а ты уехала, я чувствовала себя такой… одинокой. Дилан целыми днями гонял в футбол, у него не было ни времени, ни желания играть с младшей сестренкой. Мама всегда была добра ко мне, но у нее постоянно был какой-то отсутствующий вид, словно мысли ее далеко.

— Знаю. — Шанна понимающе кивнула. — Прости.

— Примерно через месяц после твоего отъезда я обнаружила у дверей нашего дома черного котенка.

Я влюбилась в него с первого взгляда, но отец уперся — потребовал, чтобы его отвезли в приют. Родители так и сделали. Но в приюте обнаружилось, что у котенка что-то вроде кошачьей лейкемии, и решили его усыпить.

— Какой ужас! — ахнула Шанна.

— Неужели ты только сейчас узнала об этом? — На глаза Кейтлин навернулись слезы. — Разве ты не читала мои письма? Я писала тебе о нем много месяцев подряд. Я даже его фотографии тебе посылала!

— Ты мне писала?! — Шанна оцепенела.

— Конечно! Каждую неделю… годами. Я… я перестала писать, только когда поняла, что ты не ответишь.

— О Господи… — Шанна схватилась за сердце. Из глаз ее брызнули слезы. — Я не получила ни одного письма!

— Ты не получала моих писем?! — Кейтлин захлопала глазами.

Лицо Шанны исказилось от боли. Она закрыла лицо руками.

— Как он мог?!

— Он? Кто?

— Не важно! — Шанна схватила Кейтлин за руку. — Главное, мы снова вместе. И теперь уже никто не сможет нас разлучить!

— Согласна. — Кейтлин сжала ее руку.

— Ну и хорошо. — Шанна поднесла к губам стаканчик с пуншем. — По-моему, на сегодня с тебя довольно. Если хочешь поподробнее узнать насчет работы, приезжай завтра вечером. Поговоришь с Эммой. Как тебе такая идея?

— Идет.

— Я дам тебе ключ от нашего дома, так что можешь переехать прямо завтра утром.

— Здорово. Спасибо!

— Ах да, сейчас в доме живут наши друзья — они обычно останавливаются у нас, когда бывают в городе. Джек, Лара, Робби и Оливия. Все они работают на «Бюро безопасности и расследований Маккея». — Шанна с любопытством покосилась на младшую сестру. — Думаю, ты уже догадалась, что Карлос тоже сотрудник агентства.

— Ну… примерно так я и думала.

— Надеюсь, ты не поэтому приняла предложение Эммы? — нахмурилась Шанна.

— Нет, конечно!

— Хорошо. — Шанна облегченно вздохнула. — Я уже поняла, как ты любила своего черного котенка, но Карлос — не твой мистер Фуфикинс, уж поверь мне на слово. Во время войны с мятежниками моему мужу довелось участвовать в нескольких сражениях… он своими глазами видел оборотней в бою. Так вот, если ты думаешь, что они такие белые и пушистые, то сильно ошибаешься. Оборотни свирепы, жестоки и беспощадны.

— Ты считаешь, им можно доверять?

— Я доверила бы им собственную жизнь, — просто сказала Шанна. — Но только когда они в человеческом облике. Стоит им обернуться, и я уже ни в чем не уверена. Зверь — он зверь и есть.

Кейтлин невольно содрогнулась.

— Тони, возьми трубку! Я знаю, что ты дома! — Это была уже третья попытка дозвониться до миссис Макфи, и Карлос начал терять терпение.

Вечером, после окончания вечеринки, Тони вернулась к себе, в «Академию драгон нест». Группа вампиров-волонтеров телепортировала живших при школе смертных и оборотней прямехонько в спальни. В том числе и приемышей Карлоса.

Сам он остался в «Роматек».

Он дежурил в дневную смену, охраняя вампиров, спавших мертвым сном в подвале здания «Роматек». Злой и невыспавшийся, он весь день слонялся по опустевшему зданию, отчаянно зевая и стараясь не думать о ней.

Нужно держаться подальше от нее, убеждал он себя. Лучше всего уехать. Последние два часа Карлос убил на то, что обдумывал предстоящую ему экспедицию. Оставалось продержаться до завтрашнего утра. Но прежде чем он уедет, нужно было позаботиться, чтобы с его приемышами все было в порядке. И помириться с Тони — самым старым и верным своим другом.

— Девочка, — терпеливо уговаривал Карлос, прекрасно понимая, что общается с автоответчиком. — Ну и долго ты еще собираешься злиться? Может, хочешь снова съездить мне по физиономии? Я к твоим услугам.

На том конце провода послышался слабый щелчок, как будто кто-то снял трубку.

— У меня просто руки чешутся отколотить тебя, — услышал он сварливый голос Тони. — Ей-богу, ты этого заслуживаешь.

— Да ладно тебе! Ты ведь с самого начала знала, какой я гадкий! Может, хочешь меня отшлепать? — понизив голос, игриво проворковал Карлос.

— Паршивый котяра! — фыркнула Тони. — Если думаешь, что я тебя простила, то сильно ошибаешься.

— А если я дам слово, что из всех девушек, за которыми я подглядывал, пока они одевались, ты самая хорошенькая?

— Ну спасибо! — пробормотала она. — А как насчет тех, которых ты раздевал?

— Ммм… они обычно мурлыкали от удовольствия.

— Ты хоть представляешь, как разозлится Сабрина, когда я ей все расскажу?

— Сабрина только и делает, что злится.

— Это точно! — хихикнула Тони. — Зато теперь она по крайней мере разозлится не на меня, а на тебя!

Карлос философски пожал плечами. Приятельница Тони и ее бывшая соседка по квартире так до сих пор и не смогла смириться с тем, что ее подружка вышла замуж за вампира. А то, что Тони стала директором школы, куда ходили дети оборотней и полукровки, окончательно ее доконало.

— Как ее приют?

— Она молодец, отлично справляется, — ответила Тони, — только до сих пор злится, что я предпочла работать тут, а не с ней. Ну а теперь признавайся, зачем тебе понадобилось морочить нам голову?

— Дело в том, что я волновался за вас, девочки. Живете вдвоем, совершенно одни, а Сабрина вдобавок богатая наследница. Я боялся, что кто-нибудь этим воспользуется, ну и решил приглядывать за вами. И заранее позаботился, чтобы вы не забивали головки какой-нибудь романтической ерундой. Поэтому принял меры, чтобы вы не подумали, будто я собираюсь закрутить роман с одной из вас. Но главное — мое сердце должно было оставаться свободно, ведь я ищу себе подругу, такую же пантеру, как я сам.

В трубке повисло молчание — Тони, похоже, переваривала услышанное.

— Надо сказать, тебе это удалось. Мы обе были уверены, что ты гей.

— Я всегда умел притворяться. — «Еще бы!» — горько усмехнулся Карлос. Пять долгих лет он делал вид, что всем доволен и жизнь прекрасна. — Мой брат-близнец был геем.

— У тебя был брат-близнец?! — ахнула Тони. — Ты мне не говорил…

— У моих сородичей редко рождается по одному детенышу — обычно сразу несколько. — Карлос потер ладонью лоб.

— Он… умер? — осторожно спросила Тони.

Острая боль, давно уже ставшая привычной, полоснула, как ножом по сердцу. Мать с отцом. Брат. Родная деревня. Ничего не осталось. И никого.

— Карлос…

Ему удалось в конце концов справиться с собой, но победа далась Карлосу дорогой ценой. В висках стучало, голова раскалывалась от боли.

— Да?

— Мне очень жаль. Мне даже представить себе трудно, через что пришлось пройти тебе и этим несчастным детям, но, уверена, это было ужасно. Просто сердце разрывается, когда видишь их.

— Знаю. Если бы мне удалось отыскать кого-то из своих сородичей, они бы уже не чувствовали себя такими одинокими. А если у меня наконец появится подруга, тогда у них появится мать. Кто-то, кто будет… заботиться о них.

— Думаю, им нужен ты, Карлос.

Карлос нахмурился — голова болела все сильнее. Как он может помочь им, когда он себе-то не в силах помочь?!

— Я звонил Фернандо. Он ладит с ними лучше меня. Он согласился приехать и пожить с ними, пока я не вернусь из экспедиции. Надеюсь, у тебя найдется для него место в общежитии.

— Это тот самый Фернандо, который заботился о них, пока ты учился в Нью-Йоркском университете?

— Да. Они тогда еще жили в Рио.

— Хм… А он не мог бы поработать преподавателем? Тогда бы мы просто взяли его в штат, — задумчиво пробормотала Тони. — Он тоже оборотень?

— Нет, он компьютерщик. Хакер. Фернандо собаку съел на компах и современных технологиях. Всему, что я знаю, меня научил он.

— Звучит многообещающе, — промурлыкала Тони. — Специалист по компьютерам нам давно нужен. А если он станет вдобавок приглядывать за детьми, то я обеими руками за.

— Здорово! Спасибо, Тони. — Карлос облегченно вздохнул. Итак, самую большую проблему удалось решить. Теперь он сможет уехать с легким сердцем.

— Когда ты уезжаешь? — спросила Тони.

— Завтра… по крайней мере надеюсь. — Нужно еще получить «добро» от Ангуса. — Сейчас перезвоню Фернандо — скажу, чтобы летел сюда.

— Ладно. Удачи тебе. Надеюсь, на этот раз тебе все удастся.

— Я тоже надеюсь. — Карлос повесил трубку. Рассеянно потер виски, надеясь облегчить боль.

Перед глазами его вдруг встало лицо Кейтлин Уилан.

— Нет! — Вскочив на ноги, Карлос забегал из угла в угол. Эта девушка — не для него.

Запищал стоявший на столе будильник. Карлос всегда ставил его так, чтобы он звонил на закате — за пару минут до захода солнца. Внизу, в подвале, Эмма и Ангус, должно быть, уже проснулись. Остальные вампиры вроде Джека с Робби предпочитали отсыпаться в принадлежавшем Роману городском особняке, в Верхнем Ист-Сайде. Их покой днем охраняли их смертные жены, не отходившие от них ни на шаг.

Карлос направился к столу, чтобы выключить будильник. От нечего делать какое-то время перебирал бумаги, где значился план его поездки. Потом подошел к стене с мониторами. Еще немного, и на них появятся вампиры, покидающие свои спальни.

Внезапно краем глаза он заметил какое-то движение. Сразу насторожившись, Карлос повернул голову к монитору, на котором были видны ворота и подъездная дорожка к дому. Приближалась незнакомая ему машина. Это было необычно. Ни один из вампиров, работавших в ночную смену, не появлялся в «Роматек» в такую рань.

Звонкая трель телефона словно сверлом пронзила голову Карлоса, которая и без того раскалывалась от боли. Застонав, он потянулся за трубкой.

— Парадные ворота, — предварительно назвавшись, коротко буркнул охранник. — Приехала Кейтлин Уилан.

Сердце Карлоса едва не выпрыгнуло из груди.

— Хорошо. Спасибо. — Он бросил трубку.

Подойдя к мониторам, Карлос молча смотрел, как Кейтлин ставит машину на парковку. Входная дверь была заперта. Смертные — служащие дневной смены — разошлись час назад. Значит, нужно спуститься вниз, чтобы впустить ее. Ему придется снова встретиться с ней.

На другом мониторе он увидел Ангуса с Эммой — они направлялись к лифтам. За ними бежал Финеас.

Между тем Кейтлин уже припарковала машину. Распахнулась дверца, и взору Карлоса предстала пара длинных, стройных, обнаженных ног. Он со свистом втянул в себя воздух. Святая Дева Мария! Может, она забыла надеть юбку?! Стараясь ничего не упустить, он едва не расквасил нос об экран монитора. От увиденного его мгновенно бросило в жар, даже экран запотел.

— Проклятие! — Карлос принялся протирать монитор.

Скосив глаза на соседний экран, он увидел, что Финеас и Ангус с Эммой вышли из лифта. Вот удача! Бросившись к телефону, Карлос позвонил Финеасу на мобильник.

— Здорово, кошак! — жизнерадостно гаркнул Финеас. — Что за пожар?

— Кейтлин Уилан подходит к дверям, — лаконично отрапортовал Карлос.

— Сестренка Шанны? Клево! — обрадовался Финеас. — А я рвал волосенки на голове, что вчера не свезло познакомиться с ней. — Послышались неясные голоса, потом в трубке снова прорезался Финеас. — Порядок. Эмма говорит, что сама сейчас пойдет впустит ее.

— Хорошо. — Облегченно вздохнув, Карлос повесил трубку. Повезло — сегодня он не увидит ее, а завтра рано утром он улетит в Таиланд. Даже голова, казалось, болела уже не так сильно.

Открыв дверь, он впустил Ангуса с Финеасом.

— Ну, как тут у тебя? Какие-нибудь происшествия были? — спросил Ангус.

— Нет, все тихо. — Карлос бросил на стол дневной рапорт. — К экспедиции все готово. А завтра есть как раз подходящий утренний рейс.

Ангус, нахмурившись, покачал головой:

— Прости, парень, но мы не можем тебя отпустить.

Карлос решил, что ослышался.

— Но… мы же договорись! Ты сказал, что я могу ехать.

— Угу, так и есть. Но осталось несколько срочных дел. Сначала нужно подыскать тебе замену, и мы…

— Холера! Ай да цыпочка! — перебил их неугомонный Финеас. От возбуждения он приплясывал возле монитора, пожирая глазами стоявших в прихожей Эмму и Кейтлин.

Карлос, скрипнув зубами, сжал кулаки, даже не замечая, что мнет бумаги.

Ангус с усмешкой разглядывал молодого вампира из Бронкса.

— Надеюсь, ты это не о моей жене, парень, — добродушно проворчал он.

— Я же не самоубийца! — фыркнул Финеас. — Нет, я об этой блондиночке! Ах ты, черт, какая куколка! Просто умереть — не встать!

Карлос почувствовал непреодолимое желание перегрызть Финеасу горло.

— Держу пари, Шанне будет приятно услышать, что ее сестренка пришлась тебе по душе, — хохотнул Ангус. Он повернулся к Карлосу. — Ладно, давай к делу.

Карлос опустил глаза на свой рапорт, который так и держал в руках. Он сжал кулаки… и даже не заметил, как машинально выпустил когти. Обычно такое случалось, когда ему угрожала опасность… или не ему, а кому-то, кого он любил.

Проклятие, нет! Ему не хотелось думать об этом. Взяв себя в руки, Карлос втянул когти и швырнул комок бумаги в корзинку.

— Перед отъездом тебе придется выполнить одно поручение, — продолжал Ангус, с любопытством поглядывая на Карлоса. — Мы взяли новичка, понятия не имеющего о каких-то приемах самообороны. В искусстве рукопашного боя тебе нет равных. Поэтому мы решили, что ее обучением займешься ты.

Ее обучением?! Боль в голове вернулась с новой силой.

— Ты хочешь, чтобы я учил ее? — с трудом шевеля губами, выдохнул он.

— Угу, — кивнул Ангус. — Если нам удастся уговорить Кейтлин Уилан работать у нас, то лучшего тренера, чем ты, нам не найти.

Глава 6

А на парковке Кейтлин, выбираясь из машины, невольно нахмурилась, заметив, что ее юбка, пока она ехала сюда из Манхэттена, задралась чуть ли не до середины бедер. Сердито одернув ее, она поспешно застегнула пиджак. Потом проверила содержимое кожаной папки с документами, чтобы еще раз убедиться, что ее резюме и рекомендации на месте.

Она твердо решила пойти работать в агентство «Бюро безопасности и расследований Маккея». Окончательное решение, как ни странно, было принято после разговора с отцом. Шон назначил дочери встречу в офисе и там, у себя в кабинете, выложил ей все начистоту. Вампиры существуют, объяснил он; присоединившись к его команде «охотников», она поможет своему отцу очистить мир от шайки кровожадных упырей.

Сначала Кейтлин еще пыталась сделать вид, что потрясена, но потом поняла, что зря старается. Увлекшись, отец, похоже, вообще забыл о ее существовании. Он бегал по комнате, изрыгая проклятия и дико размахивая руками. Кейтлин стало жутко. Ненависть отца к вампирам походила на одержимость. Он хотел одного — перебить их всех.

Кейтлин удушливой волной захлестнул страх. Вдруг он убедит себя в том, что его родные внуки — исчадия ада, и примется охотиться и за ними?! Она решительно встала и, перебив отца, сказала, что очень сожалеет, но не может принять его предложение.

— Что?! — рявкнул потрясенный Шон. — Ты не можешь отказаться. Твой моральный долг — бок о бок со мной сражаться с этой нечистью!

— Я… я не могу. Извини.

— Понимаю — ты напугана. — Выругавшись, он снова забегал по кабинету. — Я тебя не виню. Эти чертовы упыри на кого угодно нагонят страху.

— Прости, папа. — Вылетев на улицу, Кейтлин схватила такси и попросила отвезти ее в Центральный парк. Она долго бродила по дорожкам, едва замечая яркие кустики нарциссов.

В голове царил полный кавардак. И вдруг из всего этого хаоса выплыли два невинных детских личика. София и Константин, ее маленькие племянники. На сердце сразу потеплело. Она вспомнила, как едва сдерживала слезы, думая, какое же это счастье — вновь обрести сестру. Вспомнила сильные руки Карлоса, прикосновение его губ. Вспомнила, как Коко и Ракель накануне цеплялись за нее. Она нужна этим девочкам, вдруг подумала она. Удивительное чувство вдруг охватило ее. Жизнь, которая еще вчера казалась пустой, внезапно наполнилась смыслом. На душе вдруг разом стало легко.

Отец обещал ей жизнь, полную ненависти. А сестра как будто приоткрыла ей дверь в собственный мир, полный счастья, радости и любви. Кейтлин даже не ожидала, что решение окажется настолько простым.

Сразу повеселев, Кейтлин приехала в «Роматек» — она уже твердо решила, что примет предложение Эммы. Для встречи она выбрала самый дорогой костюм и элегантные туфли на высоких каблуках. Длинные волосы Кейтлин собрала в элегантный пучок, низко заколов его на затылке. Место красной шелковой сумочки-кластера заняла практичная кожаная сумка-портфель.

Но как ни хотелось Кейтлин, чтобы ее взяли в агентство Маккея, мир вампиров по-прежнему внушал ей страх. Может, благоразумнее не искушать их, подумала она, разглядывая свою обнаженную шею. И на всякий случай повязала шелковый шарф.

Направляясь ко входу, она вдруг поймала себя на том, что снова думает о Карлосе. Интересно, увидит ли она его, гадала она. Думал ли он о ней все это время? Она подняла руку к звонку, но тут дверь распахнулась. На пороге стояла Эмма.

— Входи, — радушно улыбнулась она.

— Спасибо. — Кейтлин, переступив порог, оказалась в холле. Ее высокие каблуки, которыми можно было колоть лед, выбивали стаккато на мраморном полу.

— По ночам мы стараемся быть особенно осторожными, — пояснила Эмма, набрав комбинацию цифр, отпиравших кодовый замок. — Мятежники всегда охотятся по ночам. Приходится опасаться нападения.

— Шанна упоминала о них, — пробормотала Кейтлин. — Говорила, что они терпеть не могут синтетическую кровь, которую производят в «Роматек».

— Совершенно верно. Мятежники жутко старомодны — свято верят, что вампиры представляют собой высшую расу и поэтому имеют полное право пить кровь людей. На самом же деле они всего лишь банда мерзавцев — такими они были еще при жизни, а после смерти, обозлившись, стали еще хуже. Теперь это шайка убийц, и мы делаем все, чтобы их обезвредить.

Кейтлин с трудом подавила дрожь. После разговора с Шанной она уже заранее предвкушала, как станет путешествовать по всему свету, спасая людей от злобных вампиров. Только сейчас ей пришло в голову, что все не так просто.

— А какими возможностями обладают мятежники? — опасливо спросила она.

— О, их немало! Они умеют левитировать, передвигаются со сверхъестественной скоростью, обладают невероятно острым зрением и обонянием, могут телепортироваться и управлять сознанием людей, — непринужденно перечисляла Эмма, сворачивая в ведущий влево коридор. — Но ты не пугайся, — заторопилась она, увидев вытянувшееся лицо Кейтлин. — На нашей стороне немало вампиров, обладающих теми же способностями, и все они могучие воины. К тому же среди наших служащих немало тех, кто обладает особыми талантами. Оборотни, смертные… вдобавок совсем недавно у нас в штате появился человек, способный распознать любую ложь. Оливия Маккей, жена Робби. Ты наверняка уже познакомилась с ней.

— Да. Когда сегодня утром перевезла вещи в городской особняк. И не только с Оливией, но и с Ларой.

— Правда, они замечательные? — улыбнулась Эмма.

— Да. — Кейтлин не покривила душой — они понравились ей с первого взгляда. — Меня беспокоит только одно — вдруг я не гожусь для этой работы, — призналась она. — Лара сказала, что раньше служила в полиции. А Оливия, насколько я знаю, работала в ФБР.

— Не переживай. — Эмма успокаивающе положила руку ей на плечо. — У них, конечно, есть способности, но зато у тебя особый дар. Шанна говорила, ты можешь выучить язык за пару часов. Это правда?

— Да, — кивнула Кейтлин. — А еще я сразу понимаю любой незнакомый мне язык, на котором говорят вокруг.

— Потрясающе! — Глаза у Эммы полезли на лоб. — Господи помилуй, ну что бы тебе появиться месяц назад! Мы носились по всей Болгарии, разыскивая Казимира, а болгарского языка у нас не знает никто.

— А кто такой Казимир?

— Вожак мятежников. — Эмма кивнула на двери с правой стороны коридора. — Вон там — детская Константина и Софии. Следующая дверь — кабинет дантиста и офис Шанны. Кстати, они скоро будут здесь.

Дверь в детскую была приоткрыта. Заглянув туда, Кейтлин увидела полки, на которых громоздились куклы, машинки, книжки с картинками и мягкие игрушки. В углу стояла лошадка-качалка. Больше всего ее поразил ковер — на нем был выткан целый город с улицами, домами и деревьями. Кейтлин с трудом сдержала улыбку. Может, ее сестра и родила двоих вампиренышей, но по крайней мере она сделала все, чтобы у ее малышей было нормальное детство.

— Не хочу тебя обманывать… — Эмма вздохнула. — У нас и в мыслях нет поручать тебе рискованные задания, но мы имеем дело с опасным врагом, поэтому случиться может всякое. Каждый, кто служит в нашем агентстве, должен пройти специальный курс самообороны. Ты не против?

Кейтлин почувствовала, как у нее екнуло под ложечкой. Куда ни кинь, всюду клин, обреченно подумала она. Придется смириться с тем, что ее новая работа связана с опасностью. Впрочем, согласись она стать «охотником за вампирами», ей тоже пришлось бы пройти спецподготовку. По крайней мере, работая в агентстве Маккея, она будет постоянно окружена вампирами, обладающими теми же сверхъестественными способностями, что и их противники. И к тому же она сможет постоянно видеть сестру и племянников.

— Конечно, нет… я все понимаю, — закивала она.

— Разумеется, мы сделаем все, чтобы обеспечить твою безопасность. — Эмма насмешливо фыркнула. — Держу пари, Шанна собственноручно проткнет меня колом, если хоть один волос упадет с твоей головы! — Она расхохоталась.

Внезапно в конце коридора распахнулась дверь, и Кейтлин увидела громадного мужчину в килте шотландского горца. Ей не составило никакого труда узнать в нем рыжеволосого здоровяка, накануне игравшего в баскетбол.

— Ангус. — Эмма с улыбкой бросилась к нему. — Это Кейтлин Уилан.

— Рад познакомиться с тобой, девочка. — Здоровяк протянул руку.

— Спасибо. — Кейтлин осторожно сжала его ладонь.

Ангус обнял Эмму за плечи.

— Ну как, удалось уговорить мисс Уилан работать на нас?

Эмма замялась. Заметив ее колебания, Кейтлин отважилась заговорить первой.

— Да, я согласна. Работать с вами — большая честь для меня.

— Здорово! — просияла Эмма. Она порывисто обняла Кейтлин. — Спасибо, дорогая! Ты даже не представляешь, как я рада.

— Вот и замечательно, — пророкотал Ангус.

— Привет, куколка! — Кейтлин оглянулась. В дверях, весело скаля зубы, маячил высокий парень. В отличие от Ангуса он был одет в брюки цвета хаки и синюю рубашку-поло. — Добро пожаловать на борт! Я — Финеас Маккинни, он же доктор Фэнг.

— У вампиров есть свой доктор? — Кейтлин смутно припомнила, что накануне тоже заметила его во время игры.

— Я доктор любовных наук, — с важностью объяснил он. И, не удержавшись, весело подмигнул. — Консультирую каждую ночь. Помогаю в любовных делах. Короче, будут вопросы, приходите.

— Спасибо, буду иметь в виду, — хихикнула Кейтлин.

— Заметили, сколько у нас тут счастливых супружеских пар? — Приосанившись, Финеас изящным жестом поправил воротник. — Думаете, это простое совпадение, что все они обрели счастье под крышей дома, где обитает доктор любовных наук? Лично я считаю, что нет.

— Не слушайте вы этого трепача! — фыркнул Ангус. — Это он перед вами выпендривается. На самом деле Финеас — свирепый воин. На поле битвы ему нет равных — его враги уже не раз имели случай убедиться в этом.

— О да, со мной шутки плохи. — Финеас, скаля зубы, прошелся «лунной походкой». Ни дать ни взять Майкл Джексон.

— Но если он возьмется за ум и перестанет валять дурака… — Ангус бросил на парня выразительный взгляд, — то в один прекрасный день я, пожалуй, предложу ему повышение. Тебе бы хотелось возглавить службу охраны здесь, в «Роматек», а, Финеас?

У Финеаса, которого последняя фраза застигла как раз, когда он готовился выкинуть особенно залихватское коленце, при этих словах глаза полезли на лоб.

— Шутите, сэр? Ой… я хотел сказать — вы это на полном серьезе?!

— Угу. — Уголки губ Ангуса дрогнули в улыбке. — Будешь тут за главного. Коннор, конечно, поможет в случае чего, но его главная обязанность — охранять Романа и его семью. Что скажешь, согласен?

— Угу… Да, капитан! — отсалютовал Финеас.

Ангус обернулся к Кейтлин:

— Эмма уже сказала, что вам придется пройти специальный курс подготовки? Вашим персональным тренером будет Карлос — во всяком случае, до тех пор, пока не уедет в экспедицию.

Кейтлин оцепенела. Карлос уезжает?! Случайно, не об этой экспедиции шла речь, когда он схлопотал пощечину, а потом еще и апперкот? Кажется, он что-то говорил о необходимости найти подругу… но об этом Кейтлин предпочла бы забыть. Сейчас имело значение только одно — тренировать ее будет Карлос! А это значит, что они будут много времени проводить вдвоем!

— Пойду подыщу тебе подходящую по размеру форму. — Оглядев Кейтлин с ног до головы, Эмма проскользнула в офис. Ангус двинулся за ней.

Кейтлин, последовав за ними, осторожно переступила порог — и замерла. Первое, что она увидела, была стена, сплошь покрытая экранами мониторов. Присмотревшись повнимательнее, она увидела главный холл, многочисленные коридоры и даже кафетерий, потом отыскала взглядом парковку, а чуть дальше — баскетбольную площадку. Просматривались даже сад и веранда.

Неожиданно пришедшая в голову мысль заставила Кейтлин поперхнуться. Если в офисе прошлым вечером кто-то был, он мог видеть, как они с Карлосом целовались.

Внезапно она снова почувствовала хорошо знакомое покалывание в спине… шея покрылась мурашками — ощущение было такое, точно за ней наблюдают. Она осторожно обернулась. Развалившийся в кресле Финеас дружески подмигнул ей. Она машинально улыбнулась. Нет… дело не в нем. Ей вдруг стало жарко… застрявший в горле ком скатился вниз и камнем лег в желудок. Кейтлин внезапно почувствовала себя добычей, за которой наблюдает притаившийся хищник. Ангус с Эммой, перебирая на столе бумаги, о чем-то разговаривали… но они стояли к ней спиной.

Кейтлин застыла. За столом сидел Карлос — из-за Эммы с Ангусом она его сначала не заметила. Он молча наблюдал за ней, и в глазах его разгорался тот же янтарный огонек, который она заметила еще накануне. Колени у нее подогнулись.

Мысленно обругав себя, на чем свет стоит, Кейтлин вопросительно подняла брови. Интересно, он так и собирается глазеть на нее всю ночь?

— Добрый вечер.

На скулах Карлоса заходили желваки.

— Ах да… — Ангус обернулся. — Мисс Уилан, вы ведь знакомы с Карлосом?

Кейтлин уже открыла было рот, чтобы сказать «да»… и тут же захлопнула его, смутившись при виде ехидной усмешки на губах Ангуса. Неужели он видел, как они целовались?!

— Знакомы. — Карлос неохотно поднялся из-за стола. — Так, слегка…

— Я видела, как он играл в баскетбол, — пробормотала Кейтлин.

— Ух ты, неужели взаправду видели? — хохотнул Финеас. — Карлос у нас звезда.

— Угу. — Ангус выразительно глянул на Карлоса. — Помнится, вчера ты набрал немало очков. — Он перевел взгляд на Кейтлин, потом снова уставился на Карлоса. — Надеюсь, на работе это не отразилось, а, парень?

— Нет, сэр. — Загорелое лицо Карлоса стало пунцовым.

Кейтлин почувствовала, как у нее загорелись уши.

— Мы усилили охрану городского особняка, — как ни в чем не бывало продолжал Ангус. — Финеас и ты, Карлос, перебирайтесь туда. Поскольку большинство вампиров днем отсыпаются там, нам тут лишний охранник не нужен. Кстати, так тебе даже удобнее, Карлос, ведь мисс Уилан тоже переехала туда. Можешь заниматься с ней днем, во время своей смены.

— Пойду соберу вещи, — кивнул Карлос. И выскочил из офиса с такой скоростью, как будто ему подпалили пятки.

Эмма, подхватив стопку документов, направилась к двери.

— Пошли, Кейтлин, — скомандовала она. — Это все нужно заполнить. Думаю, в конференц-зале тебе будет удобно.

Кейтлин следом за ней выскользнула в коридор. Убедившись, что Эмма исчезла за соседней дверью, она задержалась, глядя вслед Карлосу. Он уже был возле дверей в холл. На Карлосе были те же брюки цвета хаки и синяя рубашка-поло, что и на Финеасе. Но даже форменная одежда не помешала Кейтлин заметить, как необычно он двигался, стремительно и в то же время бесшумно. Он был похож на леопарда, преследующего в джунглях добычу.

Карлос уже почти свернул за угол, потом вдруг неожиданно обернулся и замер. На какое-то мгновение их глаза встретились. Взгляд Карлоса остановился на ее ногах, потом поднялся выше, и Кейтлин почувствовала, что краснеет. Интересно, он замурлыкает, если она почешет его за ушами?

— Кейтлин! — окликнула из-за двери Эмма.

— Иду.

— Тебе нужно заполнить вот эти анкеты. — Эмма положила на стол перед ней несколько листов. — Выбери ту страховку, которая тебя больше устраивает.

— Спасибо. — Кейтлин вытащила из сумки ручку, потом достала кожаную папку с резюме и рекомендациями.

— А я пока пойду подберу для тебя пистолет. Скоро вернусь. — Эмма выпорхнула за дверь.

Она мысленно застонала. Может, признаться Эмме, что при одном виде пистолета ее бросает в дрожь? А заодно и в том, что она не способна попасть в мишень даже размером с футбольное поле?

Стиснув зубы, Кейтлин постаралась не думать об этом. В конце концов, с той неудачной поездки прошло десять лет. У нее все получится. Должно получиться. В конце концов, от этого будет зависеть ее жизнь.

Через пару минут вернулась Эмма, держа в руках небольшую коробку, которую она поставила на стол перед Кейтлин.

— Думаю, для тренировок как раз. — Она подняла крышку, чтобы Кейтлин могла увидеть содержимое коробки. — Девятимиллиметровый автоматический пистолет. Стреляет пластиковыми пулями. Карлос занят — укладывает вещи, поэтому я попросила Финеаса показать тебе наш тир — он в подвале.

— Хорошо. — Кейтлин опасливо покосилась на пистолет и патроны к нему. Эмма сказала, что пули пластиковые, но выглядели они достаточно угрожающе.

— Карлосу не терпится поскорее уехать, так что, если не возражаешь, он начнет заниматься с тобой прямо с завтрашнего утра.

— Ладно.

Внезапно насторожившись, Эмма повнимательнее пригляделась к Кейтлин.

— Помнишь, я предупреждала, что все органы чувств у вампиров невероятно обострены? Вот, например, я сейчас слышу, как у тебя заколотилось сердце. Что-то не так?

Щеки Кейтлин обдало жаром.

— Э-э-э… конечно, я немного взволнована. Новая работа и все такое…

— Ангус рассказал мне о том, что он видел на мониторе вчера вечером.

— Это ничего не значит. Правда. — Схлынувшая было краска вновь вернулась и обожгла лицо. Кейтлин поежилась.

— Вот как? Наверное, Ангус слегка преувеличил. — Эмма чуть заметно улыбнулась. — Он такой безнадежный романтик. Вообще-то если честно, он сказал, что вы с Карлосом целовались с таким пылом, что он уже стал подумывать, не позвонить ли пожарникам.

— Я… сама не понимаю, как это случилось. — У Кейтлин запылали уши. — Обычно я не целуюсь с незнакомыми мужчинами.

— Я вовсе тебя не осуждаю. — Эмма участливо тронула ее за руку. — Просто немного беспокоюсь за тебя.

Из груди Кейтлин вырвался долгий, прерывистый вздох, плечи печально поникли.

— Шанна уже предупредила, чтобы я держалась от него подальше.

— Да, наверное, так будет лучше. — Во взгляде Эммы мелькнуло сочувствие. — К тому же Карлос со дня на день уедет в экспедицию — он просто одержим мыслью отыскать кого-то из своих сородичей.

— Верпардов?

— Да. К несчастью, они, так сказать, вымирающий вид, — со вздохом объяснила Эмма. — Насколько нам известно, Карлос и пятеро его приемышей — единственные люди-пантеры, кому удалось выжить.

Только сейчас она наконец поняла, почему Карлос отвергал ее. Ему нужна была подруга, в жилах которой текла бы такая же кровь, как у него самого. Женщина-кошка.

— Все-таки странно, что он с таким пылом целовался с тобой, зная, что ему предстоит уехать. — В глазах Эммы мелькнуло любопытство.

— Не знаю. — Кейтлин пожала плечами. — Впрочем, это не имеет значения. Уверяю тебя, с этим проблем не будет.

— И тебе не хотелось бы поцеловать его снова?

Кейтлин уже открыла было рот, чтобы выпалить возмущенное «нет!», но горло как будто заржавело и не повиновалось ей. Господи, помилуй… да она умирала от желания поцеловать его еще раз!

— О Боже! — Эмма резко отодвинулась. — Наверное, будет лучше, если с тобой позанимаются Лара… или Оливия.

— Нет, лучше Карлос! — выпалила Кейтлин. И сообразила, что выдала себя. — Я хотела сказать, в качестве тренера. Честное слово, больше этого не будет.

Эмма насмешливо фыркнула.

— Так я тебе и поверила! — Она побарабанила пальцами по столу. — Интересно…

— Да, согласна.

— Я имею в виду, случай интересный. — В глазах Эммы блеснуло беспокойство. — Советую на досуге об этом подумать.

Кейтлин вздохнула. Она понимала, что Эмма права. Беда была в том, что как только появлялся Карлос, мозги напрочь отказывались ей служить.

Поднявшись, Эмма собрала заполненные формы.

— Итак, с этим все. Финеас проводит тебя в тир.

Глава 7

Держа в руке спортивную сумку, Карлос торопливо шагал к офису службы безопасности. Голова у него раскалывалась от боли, терпение было на исходе. Кейтлин Уилан поломала все его планы.

Он рассчитывал завтра рано утром улететь в Таиланд — не разрешили! Ему приказано задержаться в Нью-Йорке — ради того, чтобы стать ее личным тренером! Отказаться он не мог — да и как он мог сказать Ангусу «нет», если деньги на экспедицию давал он!

Он мечтал найти подругу — не тут-то было! Опять вмешалась Кейтлин Уилан. Он думал о ней постоянно, а по ночам видел ее во сне. И что хуже всего, у него появилось смутное подозрение, что ни одной женщине, оборотень она или нет, не удастся вызвать в нем такое же жгучее желание, которое он испытывал к этой девушке.

Вернувшись к себе, Карлос минут двадцать метался из угла в угол — и только потом, немного успокоившись, смог заставить себя сложить вещи. Тяжело вздохнув, он уставился на дверь офиса. Оставалось только надеяться, что Кейтлин уже успела заполнить и подписать все нужные документы и ушла. Если ему повезет, то на сегодня он уже избавился от нее.

Проклятие… но ему все равно придется жить с ней под одной крышей, вскипел Карлос. И вдобавок еще тренировать ее!

Из детской донесся детский вопль. Константин, усмехнулся Карлос. Судя по всему, пока он внизу собирал вещи, прибыло семейство Драганешти.

Приоткрыв дверь, Карлос бесшумно заглянул в комнату. Все в порядке. Тревога оказалась ложной — Константин всего лишь открыл пакет с подарком, который вручил ему дед.

— Клево, дедушка! — восторженно заверещал Тино, любуясь игрушечной полицейской машиной с дистанционным управлением. — Спасибо!

— Играй на здоровье. — Обычно суровое лицо Шона Уилана смягчилось. Он ласково погладил светловолосую голову внука. — Прости, что не смог приехать на твой день рождения.

— Ничего страшного. — Тино, обняв деда, занялся машинкой.

Подняв голову, Шон заметил Карлоса, и лицо его вновь посуровело.

— Я вас тут вижу уже не первый раз, — нахмурился он. — Кто вы такой, юноша?

— Это Карлос Пантерра, он охранник, работает в дневной смене, — поспешно объяснила Шанна, не дав Карлосу даже открыть рот. Она сидела в качалке, держа на коленях маленькую Софию.

Шон продолжал буравить подозрительным взглядом Карлоса.

— Стало быть, вы — смертный?

— В настоящий момент да. — На лице Карлоса не дрогнул ни один мускул.

— Объясните! — Голубые глаза Шона превратились в узкие щелки.

— С какой стати? — Карлос невозмутимо пожал плечами.

Шон, сжав кулаки, шагнул к нему.

— Не желаете? Так я вас заставлю! Что у вас за акцент такой? Откуда вы родом?

Губы Карлоса дрогнули в улыбке — он попытался представить реакцию Шона, узнай он, что не далее как вчера он, Карлос, целовался с его дочерью.

Вдруг он скривился — ощущение было такое, словно ему в лоб вонзилось раскаленное сверло. Улыбка сползла с лица Карлоса, словно ее стерли тряпкой. Спохватившись, он мгновенно блокировал попытку Шона проникнуть в его сознание, но на это ушли все его силы. Все-таки Шон был очень сильным экстрасенсом — для смертного, разумеется.

— Даже не пытайся, Уилан! — скрипнув зубами, выдохнул Карлос.

— Папа, прекрати! — всполошилась Шанна.

Шон оставил попытки проникнуть в сознание Карлоса, но продолжал сверлить его подозрительным взглядом.

— Ты ведь не обычный смертный, верно?

— Он оборотень, — поспешно вмешалась Шанна. — Я же говорила тебе, что Ангус взял нескольких к себе в агентство.

Шон с ужасом покосился на дочь.

— Что?! Хочешь сказать, что он один из этих проклятых вервольфов?! И ты впустила его в дом? Позволяешь ему подходить к детям?

— Карлос — хороший, — пробормотал Тино. — Он мне нравится.

— И мне тоже! — присоединилась к брату София.

Шон, оглянувшись на детей, сурово нахмурился.

— Лучше держитесь от него подальше — особенно в полнолуние!

— Уверяю тебя, папа, дети в полной безопасности, — вмешалась Шанна.

— Это точно. Даже не помню, когда в последний раз ел на завтрак маленьких детей… давно, наверное. — Карлос, вызывающе скрестив руки на груди, привалился к двери. Тино хихикнул.

— А ты, наверное, вкусный, — подмигнул ему Карлос. — Особенно если полить кетчупом!

— Это вовсе не смешно! — рявкнул Шон. — Оборотней, особенно вервольфов, нельзя и близко подпускать к детям. Они слишком опасны!

— Чушь. Я знаю нескольких детей — они вервольфы и очень милые, — возразил Карлос. Теперь в его взгляде, как и в голосе, проступил лед. — Кроме всего прочего, я не имею к волкам никакого отношения.

София потянулась к Карлосу.

— Он не волк. Он — большой-пребольшой кот!

— Он — что?! — изумленно спросил Шон.

— Я оборачиваюсь не волком, а пантерой, — любезно пояснил Карлос.

— Фу! — брезгливо скривился Шон. — Черт… час от часу не легче! Я читал, что среди вашего брата частенько встречаются людоеды!

Карлос смерил его уничтожающим взглядом.

— К вашему сведению, большую часть времени я провожу в человеческом облике. Но, даже обернувшись пантерой, я мыслю и поступаю как человек. И мне не слишком приятно, когда меня в глаза называют людоедом!

Мужчины сверлили друг друга ненавидящими взглядами. Наконец Шон, что-то глухо проворчав, отвел глаза в сторону.

На губах Карлоса появилась ледяная улыбка.

— Рад был познакомиться. — Обернувшись, он весело подмигнул Тино. — Ну, ты тут разбирайся с подарками, а я пошел. — Прикрыв за собой дверь, он зашагал к офису службы безопасности. Сейчас бы таблетку аспирина, размечтался он, и толстый стейк. А после он отправится в городской особняк Драганешти, поселится в своей прежней комнате и попытается не думать о ней.

Не успел Карлос взяться за ручку двери, как та распахнулась, и стоявшая за ней Эмма потянула его внутрь. Краем глаза Карлос заметил сидевшего за столом Ангуса.

Спортивная сумка шлепнулась на пол.

— Я готов, — буркнул Карлос. — Могу перебраться в особняк хоть сейчас — если, конечно, кого-то из вас не затруднит телепортировать меня туда.

— Не возражаешь поработать сегодня сверхурочно? — Эмма присела на край стола. — У нас намечается совещание — хотим обсудить стратегию на будущее. Минут через десять начнут собираться служащие агентства.

— Ладно. — Стало быть, стейк отменяется. Вернее, он получит его позже, чем рассчитывал.

— Спустись, пожалуйста, в тир, — попросила Эмма. — Там сейчас Кейтлин с Финеасом. Предупреди, что пришел ее отец. Думаю, ей не хочется, чтобы он застал ее здесь.

Проклятие!

— Почему бы просто не позвонить? — Карлос потянулся за телефоном.

— Мы пытались, — вмешался Ангус. — Но Финеас почему-то не берет трубку. Может, они… э-э-э… заняты, и он просто не слышит звонка?

Карлос едва не смял в кулаке злосчастный телефон.

Ангус с Эммой с любопытством разглядывали его. В висках опять застучало.

— Ладно, я быстро.

Не прошло и нескольких минут, как Карлос, приложив идентификационную карточку к кодовому замку, толкнул дверь тира и бесшумно проскользнул внутрь. Ни Финеас, ни Кейтлин не слышали, как он вошел, — на головах у обоих были наушники. Убедившись, что его появление осталось незамеченным, Карлос прислонился к стене, скрестил руки на груди и принялся разглядывать Кейтлин.

Она стояла, слегка расставив ноги, чтобы не потерять равновесие при отдаче. Взгляд Карлоса скользнул по ее длинным загорелым ногам — юбка туго натянулась на бедрах, подчеркивая аппетитные ягодицы. Хорошо, что он не вервольф, подумал Карлос, иначе при виде этого он бы наверняка захлебнулся слюной.

Кейтлин сбросила пиджак. Розовая шелковая блузка без рукавов плотно прилегала к телу, подчеркивая изящную линию спины и тонкую талию.

Бам! Громыхнул выстрел. Кейтлин слегка покачнулась, но устояла на ногах. Карлос покосился на мишень в дальнем конце тира — даже с того места, где он стоял, было видно, что она осталась нетронутой.

Стоявший рядом с Кейтлин Финеас стащил с головы наушники.

— Холера! Ты снова промазала!

Кейтлин, избавившись от наушников, в полном отчаянии пожала плечами.

— Ничего не понимаю… я ведь делала все точь-в-точь, как ты говорил!

— Кажется, я догадываюсь, в чем дело, — вмешался Карлос.

Кейтлин, ойкнув от неожиданности, резко обернулась.

Карлос успокаивающим жестом вскинул вверх руки.

— Стоп! — Подоспевший Финеас отвел ее руку с зажатым в ней пистолетом в сторону. — Помнишь первое правило, о котором я говорил? Никогда не наставляй на человека пистолет, если не собираешься в него стрелять.

— Кто знает, что у женщины на уме? — вполголоса пробормотал Карлос.

Кейтлин бросила на него испепеляющий взгляд.

— Единственное, чего я хочу, это попасть наконец в эту чертову мишень. Я уже расстреляла полкоробки патронов, а она стоит, как заговоренная!

— Ты слишком напряжена. — Карлос, оттолкнувшись от стены, на которую опирался спиной, со вздохом направился к ней. — Сними туфли.

— При чем тут мои туфли? — моментально ощетинилась Кейтлин.

— Проблема не в туфлях, а в высоких каблуках, — терпеливо объяснил Карлос. — Тебе приходится сохранять равновесие, и это тебя отвлекает.

— Угу, — энергично закивал Финеас. — Я тоже заметил, что она то и дело спотыкается.

— Ладно, уговорили. — Кейтлин сбросила туфли. — Что теперь?

По губам Карлоса скользнула легкая улыбка.

— Слишком узкая юбка. Она связывает движения.

— Рассчитываешь, что я сниму и юбку? — прищурилась Кейтлин.

— Холера! — Финеас восторженно хлопнул себя по ляжкам. — Хорошая попытка, Карлос!

— Какие-нибудь еще идеи есть? — презрительно фыркнула Кейтлин.

— Да. — Взгляд Карлоса задержался на ее пухлых губах. Идей у него было хоть отбавляй. — Только вот вопрос, согласишься ли ты сделать, как я скажу?

— Может быть. — Заметив его взгляд, Кейтлин машинально облизнула губы.

— Повернись. Встань лицом к мишени.

Фыркнув, Кейтлин повернулась к нему спиной, положив руки на стойку. В руке она по-прежнему сжимала пистолет.

Карлос дал знак Финеасу отойти в сторону, но тот лишь нахально ухмылялся. Вместо того чтобы уйти, он подтащил поближе стул и развалился на нем, судя по всему, собираясь насладиться предстоящим зрелищем.

Приблизившись к Кейтлин, Карлос положил ладонь ей на плечо. Вздрогнув, она поморщилась.

— Ш-ш-ш. — Карлос принялся разминать ей плечи. — Ты очень напряжена, посмотри, как вздернула плечи — до самых ушей. Расслабься.

— Как я могу расслабиться, когда у меня в руках этот чертов пистолет? — взорвалась Кейтлин. — Между прочим, я принципиальная противница насилия.

— Каждый из нас способен на насилие. — Нагнувшись к ней, Карлос вдохнул сладкий аромат ее кожи и волос. — А теперь закрой глаза.

— Зачем? — Кейтлин слегка повернула голову, и губы Карлоса скользнули по ее виску. Она тут же отвернулась, но Карлос успел заметить, как напряглись ее плечи.

— Расслабься. — Он слегка помассировал ее плечи. — А теперь закрой глаза.

— Что ты собираешься делать? — дрожащим голосом спросила она.

— Хочу рассказать тебе одну историю. — Не удержавшись от соблазна, Карлос осторожно коснулся пальцем нежной шеи. Кейтлин вздрогнула. Мысленно выругавшись, он торопливо отдернул руку. Как она реагирует на каждое его прикосновение! А как чудесно от нее пахнет… — Закрой глаза, — прошептал он.

— Я тебе не доверяю.

— Каталина, — шепнул он. — У тебя ведь в руках пистолет. Стало быть, сила на твоей стороне. А теперь закрой глаза.

Кейтлин, опустив голову, зажмурилась.

Карлос придвинулся — теперь он стоял так близко, что его губы почти касались ее уха.

— Представь, что у тебя есть возлюбленный.

— Нет. — Кейтлин протестующе вздернула плечи. Карлос почувствовал, как напряглось ее тело.

— Попробуй мне подыграть, — попросил он.

— Ну хорошо… как скажешь.

— Ты безумно влюблена в него. Ты отдала ему всю себя без остатка — сердце, тело, душу. А потом он причинил тебе боль.

— Поцеловал меня, а потом сказал, что это была ошибка? — шепотом подсказала Кейтлин.

— Да. — Карлос поморщился. — Именно это он и сделал, ублюдок. Представила? А теперь открой глаза и всади пулю в его черное сердце!

Кейтлин вскинула голову, крепко сжала обеими руками пистолет и прицелилась. Бам! Из-за отдачи она качнулась назад, едва не сбив Карлоса с ног. Обхватив Кейтлин за плечи, он поддержал ее. Бумажная мишень на стене в виде человеческой фигуры чуть заметно вздрогнула.

— Попала! — Ринувшись к стойке, Финеас нажал кнопку. Мишень медленно поползла к ним.

— Черт возьми, женщина! — Издалека увидев, во что превратилась мишень, он с благоговейным ужасом покосился на Кейтлин. — Мне уже заранее жаль того, кто тебя разозлит.

Наконец мишень подъехала достаточно близко, чтобы Кейтлин, зрение которой было не таким острым, как у вампира, смогла оценить результаты. На этот раз в мишени зияла рваная дыра.

Карлос невольно поморщился. Пуля Кейтлин пробила мишень как раз в том месте, где у человека находятся гениталии.

— М-да… на редкость удачный выстрел. Наверное, тебе повезло.

Кейтлин оглянулась через плечо, глаза ее сияли благодарностью.

— Кто хочет, тот добьется. Именно это я всегда и говорю.

Карлос не мог не улыбнуться в ответ. И машинально отметил, что головная боль как будто немного утихла. Впрочем, неудивительно — от нее так сладко пахло…

— Повезло?! — покрутил головой Финеас. — Отстрелила мужику яйца!

— Но она попала в мишень, — невозмутимо заметил Карлос.

— Отстрелила мужику яйца… — горестно повторил Финеас.

— Это вышло случайно! — запротестовала Кейтлин, положив пистолет на стойку. — Я целилась ему в грудь.

— Ну да, отстрелила бедняге член… теперь ему до конца своих дней петь петухом, — буркнул Финеас.

— Не переживай, Финеас! — усмехнулась Кейтлин. — Тем более что член был бумажный.

— Самый худший из всех, — добавил Карлос.

Кейтлин расхохоталась, и сердце Карлоса на миг перестало биться. Ее смех был как музыка… как перезвон серебряных колокольчиков… как песня жаворонка. При мысли о том, что он смог заставить ее рассмеяться, Карлос вдруг почувствовал себя способным свернуть горы.

— Хочешь еще попрактиковаться? — спросил он.

— Нет уж. Думаю, пока хватит. — Кейтлин вытащила из пистолета обойму. — И так уже в ушах звенит.

Карлос, сунув руку в карман джинсов, вытащил мобильный телефон. Прошло уже достаточно времени, подумал он. Возможно, ее отец ушел?

— Подожди, — буркнул он. — Позвоню — спрошу, не опасно ли тебе подняться наверх.

— А почему это должно быть опасно? — забеспокоилась она.

— Твоя сестра с детьми приехала. Они в детской, — буркнул он.

— Ой, так это же здорово! — обрадовалась Кейтлин. Торопливо натянув туфли, она схватила со стула пиджак.

— И твой отец тоже там, — помявшись, добавил Карлос.

— О Боже… — Кейтлин, охнув, прижала к груди пиджак и застыла, глядя на него расширившимися от испуга глазами.

— Он принес Тино подарок, — продолжал Карлос. — Ангус с Эммой послали меня вниз предупредить тебя. Они подумали — возможно, тебе не захочется с ним встречаться.

— Ох ты, черт! — Финеас, скривившись, покачал головой. — Держу пари, твой папаша здорово взбесится, когда узнает, что ты работаешь на нас.

— Ну, рано или поздно он все равно об этом узнает. — Кейтлин надела пиджак. — По мне, чем раньше, тем лучше.

— Ты уверена? — Карлос нахмурился.

— Да.

Глава 8

Выйдя из лифта, Кейтлин миновала холл. Не успела она свернуть в коридор, как заметила вышедшего из детской отца. Услышав звонкий стук ее каблуков по мраморному полу, он обернулся. Сначала он не поверил собственным глазам.

— Кейтлин, это ты? — рявкнул он. — Что ты тут делаешь?

— Я тут работаю, — невозмутимо ответила она, подойдя к нему.

Шон даже попятился от неожиданности. Его лицо побагровело от ярости.

— Черта с два! — взорвался он. — Это что — шутка?!

Шанна, выглянув из детской, бросила на младшую сестру встревоженный взгляд.

— Не стоит так расстраиваться, — примирительным тоном вмешалась она. — И кричать тоже не нужно. Мы можем все спокойно обсудить.

— А тут и обсуждать нечего, — невозмутимо перебила Кейтлин. — Мне предложили работу в агентстве «Бюро безопасности и расследований Маккея», я согласилась. В чем проблема?

— Нет! — И без того красное лицо Шона Уилана приобрело свекольный оттенок, руки сжались в кулаки. — Проклятое место! Я уже потерял одну дочь! И не собираюсь терять вторую!

— Место как место, ничем не хуже другого. — Пожав плечами, Кейтлин попыталась отойти подальше от детской.

— Тут кишмя кишит всякая нечисть! — брызгая слюной, заорал Шон. — Исчадия ада, кровожадные монстры…

— Довольно! — Терпение у Шанны лопнуло. — Не смей говорить такие вещи! Дети могут услышать, — понизив голос, бросила она.

Шон скрипнул зубами. Было видно, какого труда ему стоило сдерживаться.

— Это какой-то кошмар… — Опустив голову, он какое-то время молчал. — Да, простите, забылся. — Шон покосился через плечо. — Это частный разговор! — прорычал он.

Кейтлин, резко обернувшись, увидела направлявшегося к ним Карлоса. Проклятие, чертыхнулась она. Значит, не послушался. Уходя, она предупредила их с Финеасом, что хочет побеседовать с отцом без свидетелей.

— Не обращайте на меня внимания, — на ходу любезно бросил Карлос. — Считайте, что меня уже нет. Тем более что меня ждут в офисе.

Шон молча ждал, исподлобья наблюдая, как Карлос копается, отпирая дверь офиса службы безопасности.

— Просто ушам своим не верю… Как ты могла?! Ты хоть понимаешь, каких трудов мне стоило добиться, чтобы руководство ЦРУ одобрило твою кандидатуру? Особенно после твоего позорного провала!

Кейтлин искоса глянула на Карлоса. Он замер, слегка склонив голову набок, — можно было не сомневаться, что он внимательно слушает их разговор. Ну и черт с ним, плюнула она. Тем более что накануне она тоже постаралась не упустить ни единого слова из их разговора с Тони.

— Ну, я бы не стала называть это провалом, — поморщилась она.

— Тебя вышвырнули за дверь! — прорычал Шон.

— Зато та женщина осталась жива, — возразила Кейтлин. Карлос уже даже не пытался делать вид, что не слушает. Прислонившись плечом к двери, он смотрел на нее в упор, и в его янтарных глазах горел уже знакомый ей огонек.

— Разразился страшный скандал, — напомнил ей Шон. — Ты хоть представляешь, скольким людям мне пришлось позвонить, прежде чем я добился, чтобы мне позволили взять тебя на работу?

— Я очень тебе благодарна, папа, но я предпочла бы работать здесь. Я уже решила.

— Это же просто смешно! — Сердито фыркнув, Шон бросил на старшую дочь возмущенный взгляд: — Твоя работа, я угадал?

— Я пригласила Кейтлин на день рождения Тино, — нахмурилась Шанна. — А заодно объяснила ей ситуацию.

— Хочешь сказать, промыла ей мозги?! — взорвался Шон. — Впрочем, чему же тут удивляться! С тобой всегда были одни проблемы!

— Она не сделала ничего плохого. — Кейтлин ринулась на защиту сестры. У нее вдруг появилось неясное чувство, что от нее что-то скрывают. — Я приехала поздравить моего племянника. И собственными глазами убедилась, что вампиры, смертные и оборот ни живут тут одной большой дружной семьей. И я очень рада, что смогу теперь стать частью ее.

— Я тебе не позволю! — крикнул Шон. — Ты не будешь жить с этими чудовищами! С этими…

— Я не чудовище! — услышали они крик Тино.

Кейтлин, ахнув, обернулась — и увидела повисшего в воздухе племянника. Привлеченный звуком их голосов, он взмыл в воздух, и теперь голова его торчала над открытой верхней половиной двери в детскую.

— Папа! — пронзительно крикнула она, чтобы отвлечь внимание отца прежде, чем он увидит парящего в воздухе внука. — Я уже все решила! — И облегченно перевела дух, увидев, что опомнившаяся Шанна, юркнув в детскую, схватила Тино.

— Кейт, ты сейчас вряд ли способна рассуждать здраво, — сверля ее взглядом, пробормотал Шон. Видно было, что он сдерживается изо всех сил. — Кому ты доверяешь больше — правительству или каким-то вампирам?

— Надо подумать, — вызывающе бросила Кейтлин.

Карлос, не удержавшись, хихикнул.

Шон, обернувшись, заметил, что они не одни.

— А ты что тут делаешь?! — обрушился он на Карлоса. — Подслушиваешь?

Карлос невозмутимо улыбнулся.

— Доброго вам вечера, сэр!

— Я этого не позволю, — снова взялся за свое Шон. — Я сам, лично поговорю с Маккеем! И заставлю его отказаться от мысли взять тебя на работу.

— Нет, папа. Ничего подобного ты не сделаешь. — Кейтлин вызывающе вздернула подбородок. — Иначе я спрошу у мамы, почему Шанна не получила ни одного из моих писем! Ты меня понял?

Багровое от ярости лицо Шона внезапно побледнело до синевы.

— Я… я не понимаю, о чем ты говоришь, — просипел он.

— После отъезда Шанны я писала ей много лет. Одному Богу известно, сколько писем я написала за эти годы, и всякий раз мама отдавала их тебе, чтобы ты отправил их из своего офиса. Припоминаешь?

Шон пожал плечами:

— Должно быть, пропали. Или адрес был указан неверный.

— Или скорее всего ты просто отправил их в корзину, — глядя отцу в глаза, негромко подсказала Кейтлин.

— Кейтлин, не нужно об этом. — Шанна огорченно покачала головой.

Шон, скрестив руки на груди, сверлил дочь возмущенным взглядом.

— Не понимаю, чем ты недовольна! — рявкнул он. — У тебя было все… кстати, у твоей сестры тоже. Я об этом позаботился.

— Кроме родной сестры, — с негодованием возразила Кейтлин.

— Так было лучше для вас обеих, — прокаркал Шон, сжав губы так плотно, что ими можно было резать бумагу.

— Вот как? — подбоченившись, бросила Кейтлин. — Ну что ж, тогда я поступлю так, как будет лучше для меня! Я буду сотрудником агентства «Бюро безопасности и расследований Маккея», папа.

— Ты делаешь большую ошибку. — Шон сокрушенно покачал головой. — Ну что ж, каждый учится на собственных ошибках. Прошу только об одном: поступай как хочешь, но не вздумай связаться с вампиром, как это сделала твоя сестра. Конечно, женщины от них без ума, но…

— Все в порядке, папа. Можешь об этом не беспокоиться, обещаю, — перебила Кейтлин, благоразумно умолчав о том, что всеми ее помыслами уже завладел оборотень.

Уже на пороге офиса Карлос догадался, что совещание уже началось. За столом возвышалась исполинская фигура Ангуса. Эмма устроилась на краешке стола рядом с мужем. Стулья заняли Лара и Оливия. Мужья-вампиры, Джек и Робби, стояли рядом.

Повернувшись к мониторам, Карлос заметил на одном из экранов Финеаса, со сверхъестественной скоростью рыскавшего по территории вокруг здания «Роматек».

— Угу, согласен, — кивнул Ангус. — Ублюдок хорошо заметает следы.

— Могло быть и хуже, — философски кивнул Дж. Л. Вонг. — Пока он вынужден скрываться, у него нет возможности убивать людей.

— Угу, — угрюмо подтвердил Коннор. — Только как напасть на его след? Мы так никогда его не найдем. Он может скрываться где угодно. А если мы подберемся вплотную, он просто телепортируется на край света, и ищи ветра в поле.

— Значит, придется продолжать слежку за теми известными нам местами в Штатах, где он бывал раньше, — буркнул Джек. Вампир либо использовал сенсорный маячок, чтобы телепортироваться в нужное ему место, либо вынужден был возвращаться туда, где ему уже доводилось бывать прежде. Знакомый маршрут хранился в его памяти, как в навигаторе.

— Нам известно несколько мест, куда он раньше телепортировался, — вмешался Робби. — Это территория возле заброшенной фабрики в штате Мэн, принадлежащий его клану особняк в Новом Орлеане, площадка для кемпинга к югу от Маунт-Рашмор и федеральная тюрьма в Ливенворте.

— И не забудьте про ту ферму в Небраске, — добавила Оливия. — Кстати, мой бывший начальник в ФБР обещал сообщить, если что-то случится там или в Ливенворте.

— Я попросил вервольфов из Мэна приглядывать за фабрикой, — влез в разговор Фил. — Ах да… и еще связался с индейцами племени дакота, которые могут оборачиваться волками. Они пообещали следить за территорией возле Маунт-Рашмор. Черные Холмы для них — священная территория. Они не желают, чтобы там вновь пролилась кровь.

— Отлично. — Ангус одобрительно кивнул. — Предлагаю теперь обсудить новые назначения. Золтан Чаквар в настоящее время охотится за Казимиром в Восточной Европе. Ему бы не помешала помощь.

— Мы с Оливией можем съездить, — тут же вызвался Робби. И вопросительно глянул на свою молодую жену. — Если ты, конечно, не против провести медовый месяц в Будапеште.

— Конечно, нет! — Оливия прижалась к мужу. — Кстати, там недалеко, в Патмосе, живет моя бабушка. Сможем ее проведать.

— Угу, — кивнул Робби. — Могу, если хочешь, телепортировать тебя к ней хоть по три раза в неделю.

Ангус просматривал лежавшие на столе бумаги.

— У меня тут сообщение от Рафферти Макколла — это предводитель одного из кланов с Западного побережья. Двое членов его клана уехали в Сан-Франциско и пропали. Он просит провести расследование и выяснить, что с ними случилось.

— Если не возражаете, я съезжу. — Дж. Л. Вонг поднял руку. Хотя он совсем недавно стал вампиром, он еще не забыл, что в свое время был специальным агентом ФБР. Теперь его прежние навыки пригодились в агентстве Ангуса.

— Очень хоррошо, — со своим картавым шотландским акцентом проговорил Ангус, протянув парню листок бумаги. — Тут все сведения, которые тебе могут понадобиться для начала. Можешь телепортироваться туда сегодня же вечером.

Оливия тронула Вонга за руку.

— Будь осторожен. Нам будет тебя не хватать.

— Так, что тут у нас… доклад Жан-Люка, — продолжал Ангус. — Вампиры из его клана сообщают, что в окрестностях Парижа пару раз видели мятежников.

— Небось решили, что раз сам Жан-Люк в Техасе, то им там сейчас безопасно, — хмыкнул Робби.

— Мы можем съездить в Париж, — вызвался Джек. Потом оглянулся на жену. — Если ты не против, Лара.

— Это в Париж-то? Шутишь? — Она насмешливо фыркнула. — Пошли собираться!

Джек, хохотнув, украдкой поцеловал жену в щеку.

Карлос мысленно застонал. Зависть к вампирам захлестнула его… как им легко найти себе подругу! Еще бы, им подойдет любая — просто женщина или вампирша, не важно. Как-никак от их выбора не зависит выживание целого вида!

— Здорово, ребята! — На пороге офиса возник Финеас. — О чем разговор?

— Да так… хотели поздравить тебя с новым назначением, — хмыкнул Ангус. — С завтрашнего дня ты отвечаешь за службу безопасности здесь, в «Роматек».

Все собравшиеся зааплодировали, с энтузиазмом пожимая Финеасу руку и хлопая его по плечу.

— Уверен, ты справишься. — Ангус, поднявшись из-за стола, потряс ему руку. — И не спускай глаз с нашего шпиона. Я имею в виду Станислава.

— Будет сделано, — пообещал Финеас. — Стэн — мой кореш.

— Кроме этого, хотел напомнить, что у нас есть новый сотрудник, который сейчас живет в городском особняке, — продолжал Ангус. — Это младшая сестра Шанны, Кейтлин Уилан.

— Горячая штучка! — Финеас заговорщически подмигнул Карлосу. Тот мрачно оскалился в ответ.

— Надеюсь, ее подготовка не займет много времени, — добавила Эмма. — Уникальный дар понимать любой язык, которым обладает Кейтлин, окажется бесценным — он поможет нам собрать сведения о местопребывании Казимира.

— Как ты думаешь, Карлос, сколько времени уйдет на ее подготовку? — спросил Ангус.

Взгляды всех в комнате обратились к нему. На скулах Карлоса заходили желваки.

— Пара дней. Самое большее неделя.

— Шутишь? — Финеас насмешливо фыркнул. — Она ж совсем зеленая! Эх, парни, знали бы вы, куда она всадила пулю, когда стреляла по мишени!

— Но она ведь попала, — вступился Карлос.

— Ну да… один раз. А раз двадцать пуля пошла в «молоко», — проворчал Финеас.

— Я не могу отложить отъезд на несколько недель, тем более месяцев. Может, кто-то позанимается с ней вместо меня? Тони например. Или Финеас.

— Задержись на неделю, Карлос, а там посмотрим. И тогда вернемся к этому разговору, — отрезал Ангус. — Мы с Эммой через пару дней улетаем в Москву — нужно помочь Михаилу в поисках Казимира. Итак, у каждого есть задание, так? Ну что ж, все свободны.

Спустя пару минут комната опустела. Попрощавшись и пожелав друг другу удачи, вампиры один за другим стали телепортироваться.

Йен, напустив на себя кроткий вид, подошел к помрачневшему Карлосу.

— Как твоя челюсть, парень? Ты уж извини… погорячился.

— Я это заслужил, — пожал плечами Карлос.

— Это уж точно! — ухмыльнулся Йен. — Кстати, Тони рассказала мне, что ты снова отправляешься в экспедицию. Надеюсь, на этот раз удача тебе улыбнется.

— Что ж, спасибо. Фернандо сказал, что прилетит в Нью-Йорк через пару дней. Он поможет вам приглядывать за детьми.

— Надеюсь, ты заедешь повидаться с ними перед отъездом, — кивнул Йен. Улыбнувшись на прощание, он отступил на несколько шагов и телепортировался в школу, прихватив оборотня с собой.

Карлос взял в руки сумку с вещами.

— Мне нужно в городской особняк. Может, кто-нибудь меня подвезет?

— Кейтлин сказала, что собирается туда. — К нему подошла Эмма. — А мне страшно не хочется, чтобы она ехала одна — особенно после того как она поругалась с отцом. Вы можете поехать вместе… если ты не против, конечно.

Карлос стиснул зубы. И что прикажете делать? Не мог же он признаться, что собирается всеми силами избегать ее.

Эмма с любопытством покосилась на него:

— С тобой все в порядке? Ты сегодня какой-то взъерошенный.

— Все нормально, — прорычал Карлос. — Пойду поищу ее.

Глава 9

— Я не чудовище! — обиженно пробормотал Тино, уткнувшись носом в материнское плечо.

— Конечно, нет, милый, — утешала его Шанна. — Ты мой храбрый малыш.

В этот момент в детскую заглянула Кейтлин. Она услышала их разговор, и внезапно ее захлестнула злость. Как у отца повернулся язык сказать такое… да еще в присутствии внука?!

Сидевшая в кресле-качалке София, о которой все на какое-то время забыли, вдруг обиженно шмыгнула носом.

— Почему дедушка нас не любит? — плаксиво спросила она.

— Он просто плохо вас знает, милая! — Опомнившись, Кейтлин подхватила малышку на руки и крепко прижала к себе.

— Ну положим, меня дедушка знает еще с тех пор, когда я был совсем маленьким, — проворчал Константин.

— Боюсь, твой дедушка чего-то не видит или просто не хочет видеть, — возразила Шанна. — Но это уж его проблема, а отнюдь не твоя.

София, обвив ручонками шею Кейтлин, заглянула ей в глаза.

— А ты совсем другая… не такая, как дедушка!

— Да. — Кейтлин улыбнулась. Сердце ее переполняла любовь к этому крошечному существу. — Знаешь, я много ездила по свету, бывала в разных странах и видела тысячи малышей. Так что я узнаю маленького ангела с первого взгляда, уж поверь мне на слово!

— Вроде меня? — широко распахнув огромные глазищи, спросила София.

— Вроде тебя, милая. — Кейтлин поцеловала племянницу в щечку.

Шанна поверх кудрявой головы сына послала сестре улыбку и одними губами сказала «Спасибо!».

— Кстати, у меня еще остались кое-какие вопросы, — напомнила Кейтлин.

— Кто бы сомневался, — хихикнула старшая сестра. Бросив взгляд на часы, она решительно спустила сына на пол. — Тино, у тебя осталось всего десять минут на то, чтобы поиграть с новой машинкой. А потом марш в школу!

— Ой! — Константин схватил с полки только что подаренную машинку. — София, хочешь посмотреть, как раздвигаются все эти лестницы?

— Конечно! — Малышка от нетерпения завертелась ужом. Кейтлин поспешно спустила ее с рук.

— Мой офис, — распахнув соседнюю дверь, объяснила Шанна. — Можем посидеть там, пока не придет Радинка.

— Радинка? — переспросила Кейтлин, оглядывая смежную комнату.

— Да, моя помощница. Кстати, она вчера тоже была на вечеринке. Возможно, ты даже видела ее.

Кейтлин смущенно пожала плечами.

— Знаешь, я вчера познакомилась со столькими людьми… у меня просто голова кругом идет! Честно сказать, я сейчас даже не вспомню, кого как зовут… все лица перемешались. — Кроме Карлоса, мысленно поправилась она. Его она точно ни с кем не спутает.

— Радинка — моя палочка-выручалочка. Она приглядывает за детьми, когда у меня пациенты. — Шанна, открыв пошире дверь, показала небольшую, но уютную приемную. Сейчас там не было ни души. — Проходи.

Кейтлин устроилась так, чтобы видеть, что происходит в детской.

— Прости, это я виновата, что так вышло. Не нужно мне было затевать с отцом этот разговор… да еще перед дверью в детскую, — покаянно пробормотала она. — И как я не подумала…

— Ты ни в чем не виновата! — Присев рядом, Шанна обняла младшую сестру. — Это все отец. Понимаешь, он и так на грани истерики, когда ему приходится появляться здесь. Счастье еще, что его не было на вечеринке… страшно подумать, чем бы это закончилось. Представляешь, если бы папа увидел, как Тино забрасывает мяч в сетку? — Она зябко поежилась.

— Отец так ненавидит твоего мужа и всех друзей… меня это пугает.

— Я так рада, что ты смогла их принять. — Шанна сжала руку сестры.

Кейтлин сделала глубокий вдох, собираясь с духом, чтобы задать следующий вопрос.

— Шанна, скажи, почему ты уехала из дому?

Взгляд Шанны затуманился — она мысленно вернулась в прошлое.

— Знаешь, мне не хотелось уезжать. Отец настоял. Сказал, что для поступления в колледж нужен аттестат престижной школы. Правда, потом выяснилось, что это не так, но я узнала об этом много позже.

— А мне папа сказал, что это была твоя идея. Что ты сама хотела уехать.

Шанна повернулась к сестре.

— Я не хотела уезжать! Мне было очень плохо без тебя. И к тому же я не могла понять, почему ты упорно не отвечаешь на мои письма.

— Ты… ты писала мне?! — У Кейтлин пересохло во рту.

— Да, много лет. Ты ведь так и не получила ни одного письма, верно?

— Нет. — Кейтлин ошеломленно покачала головой. — Как и ты. — К глазам подступили слезы. Она вспомнила годы одиночества и тоски… бессонные ночи, когда она рыдала в подушку. И вот теперь наконец она знает, кому обязана этим — собственному отцу! — Но почему он настоял, чтобы ты уехала?

— Я сама много лет искала ответ на этот вопрос. — В глазах Шанны заблестели слезы. — Додумалась даже до того, что убедила себя, будто сама в чем-то провинилась. Ощущение было такое, словно семья отвернулась от меня.

— Господи, Шанна… мне очень жаль! — По щеке Кейтлин скатилась слеза. Она вдруг почувствовала острый укол вины. Как она могла сомневаться в сестре?! Какая же она эгоистка! Все эти годы она жалела только себя — ей и в голову не приходило, каково в это время Шанне.

— Пару лет назад, когда отец отыскал меня, — продолжала Шанна, — он все-таки рассказал мне правду. — Она коротко фыркнула. — Представляешь, я гадала, в чем я провинилась перед вами, а дело было вовсе не в этом. Просто за все эти годы я так привыкла блокировать все попытки отца навязать мне свою волю, что стала практически неуязвимой для воздействия извне. Как только я чувствовала, что он пытается на меня давить, как тут же ставила своего рода психологический барьер, сломить который у отца не хватало сил.

— Отец пытался навязывать тебе свою волю? Хотел контролировать тебя?

Шанна, опустив голову, разглядывала ковер.

— Скажи, ты никогда не задумывалась, как это маме всегда удавалось сохранять олимпийское спокойствие? — нахмурившись, вдруг спросила она. — Помнишь, когда Дилан катался на горных лыжах и сломал ногу, она и бровью не повела? Не испугалась, не заплакала…

— Ну может, характер такой, — пожала плечами Кейтлин.

— Как будто она живет в своем собственном мире? Кейт, ты, наверное, была еще слишком мала, чтобы помнить… но она ведь не всегда была такая. Я помню, когда я была маленькая, она часто смеялась и обнимала нас всех.

— Ты думаешь… мама?!

— Да. На самом деле она ведь не всегда была такая бесчувственная. Скорее, наоборот. Я помню, она всегда говорила, что терпеть не может жить за границей и постоянно просила отца, чтобы мы вернулись в Штаты.

— Я этого не помню… — Кейтлин нахмурилась.

— Ну ты тогда была совсем крошкой. А потом мама резко изменилась. Это произошло внезапно. То она переживала и расстраивалась по разным пустякам, то вдруг стала такой спокойной и уравновешенной… Держу пари, это все отцовские штучки! — Шанну передернуло.

— Что ты имеешь в виду? — Сердце у Кейтлин заныло.

— Отец скорее всего научился как-то воздействовать на мамино сознание — он ведь тоже обладает паранормальными способностями. Он превратил маму в марионетку, покорную своей воле. Разумеется, сам он считает, что все это исключительно ради ее же собственного блага, — скривилась Шанна.

— Нет… — прошептала ошеломленная Кейтлин.

— К сожалению, так и есть. А когда выяснилось, что я умею блокировать все его попытки подавить мою волю, отец испугался, что мое присутствие спутает все его планы.

— Потом он уговорил тебя уехать?

— Знаю, это звучит ужасно… — кивнула Шанна. — Но к сожалению, это правда. Он сам мне признался.

— Бедная мама… — Кейтлин передернуло.

— Боюсь, это еще не все. — Шанна тяжело вздохнула. — Как-то раз я попыталась разговорить маму. Представляешь, она совершенно не помнит то лето, когда я уехала. Как будто у нее стерли кусок памяти.

— Господи… Ты думаешь, это тоже его рук дело?

— Уверена. Только до сих пор не могу понять, зачем ему это понадобилось.

Кейтлин потерла лоб. Оказывается, все было намного хуже, чем она думала. Но сейчас, мысленно перебирая в памяти все случаи, когда мать реагировала — вернее, не реагировала — на те многочисленные неприятности, которыми изобиловала их жизнь, она вдруг поняла, что сестра говорит правду.

Ее захлестнул гнев. Мало того что отец лишил ее сестры, выходит, по его милости мать превратилась в какого-то робота! Но как он посмел так поступить с ними?!

Вскочив на ноги, она заметалась из угла в угол. К глазам подступили слезы, но Кейтлин даже не пыталась скрыть своего отчаяния. В конце концов, не каждый день выясняется, что твой отец — негодяй и мерзавец!

— Знаешь, я просто диву даюсь, как ты вообще можешь разговаривать с ним? После всего, что он с нами сделал… Будь я на твоем месте, я бы на порог его не пустила! — запальчиво бросила она.

— Я тебя понимаю. Ведь я тоже зла на него. Правда, у меня было в запасе несколько лет, чтобы привыкнуть к этой мысли. Но мне приходится терпеть его присутствие — хотя бы для того, чтобы он понял, что не все вампиры плохие. Понемногу я заставила себя смириться с этим.

— Чтобы он отказался от мысли их… уничтожить, — упавшим голосом закончила Кейтлин.

— Да.

Кейтлин повернулась к сестре.

— А меня или Дилана отец тоже пытался контролировать?

— Не думаю. Отец ведь почти постоянно пропадал на работе — он редко бывал дома. А ты была еще слишком мала и к тому же очень боялась его рассердить. Нет, не думаю, чтобы отцу приходилось подавлять вашу волю. Из нас троих только со мной у него были проблемы.

— Сочувствую, — вздохнула Кейтлин.

— Ты тут ни при чем, — отмахнулась Шанна. — Давай забудем об этом, ладно?

— И как прикажешь об этом забыть? Я столько лет мучилась, думая, что ты меня бросила! А ты — разве ты была счастлива все эти годы? Какое он имел право нас разлучать?

— Он не мог подчинить меня своей воле. Вот и решил, что я стану дурно влиять на тебя. — Шанна коротко фыркнула. — Впрочем, держу пари, он и сейчас так думает! К счастью, все уже позади. Мы теперь вместе. И это самое главное.

Кейтлин порывисто обняла сестру.

— Я так рада, что у тебя все в порядке… что ты обрела друзей, новую семью! А дети… дети у тебя просто чудесные! — с чувством добавила она.

— Больше никаких слез, договорились? — Шанна с улыбкой вытерла мокрые от слез щеки Кейтлин. — Теперь все будет хорошо, вот увидишь.

— Знаешь, поеду-ка я, пожалуй, домой, — имея в виду городской особняк сестры, пробормотала Кейтлин. Она представила, как сядет в горячую ванну, а потом заберется в постель и проспит до утра, и мечтательно зажмурилась.

— Хорошо, — кивнула Шанна. — Может, мы с Романом заедем к тебе — скажем, завтра вечером. Ты не против?

— Здравствуйте, мои дорогие! — донеслось из детской.

— Радинка! — радостно завопил Тино. — Посмотри! У меня новая пожарная машина!

Шанна, схватив младшую сестру за руку, потащила ее в детскую.

— Привет, Радинка! Помнишь мою сестру?

— Конечно. — Радинка с улыбкой протянула руку. — Мы так рады, что вы теперь с нами.

— Спасибо. — Кейтлин, пожав руку немолодой женщине, вдруг с удивлением обнаружила, что та с интересом разглядывает ее ладонь.

— Ага… — глубокомысленно протянула Радинка. — Вот оно что… Очень интересно. Похоже, вас в скором будущем ожидает любовь. И между прочим, очень пылкая.

— Ясно. — Она попыталась высвободить руку, но Радинка, похоже, не намерена была ее отпускать.

— Хм… запретная любовь, — задумчиво пробормотала Радинка.

— Она вроде как экстрасенс, — нагнувшись к уху сестры, шепнула Шанна.

— Вроде как? — Отпустив наконец руку Кейтлин, Радинка смерила Шанну негодующим взглядом. — Разве я не оказалась права насчет вас с Романом? А Эмма с Ангусом? А Дарси и…

— Ладно, ладно. — Шанна со смехом замахала руками. — Ты самый настоящий экстрасенс.

— Спасибо. — Бросив на стол сумочку, Радинка принялась расстегивать пальто. — Осталось только подыскать невесту сыну.

— Грегори — вице-президент по маркетингу. Он тоже работает в «Роматек», — объяснила Шанна.

— Я люблю Грегори! — проворковала София.

— Ну еще бы! — фыркнула Радинка. — Не ты одна, милая. Я еще не видела женщины, которая не строила бы глазки моему вертопраху-сыну. Поскорее бы он остепенился, что ли! — Радинка сняла пальто. — Кстати, Шанна, Грегори записался к тебе на прием. Так что сегодня он твой первый пациент. Думаю, минут через пятнадцать он уже будет тут.

— Добрый вечер, — окликнул их звучный мужской голос.

Кейтлин застыла. Этот голос! Она узнала бы его из сотни.

— Привет, Карлос! — Тино бросился к двери.

Кейтлин медленно обернулась — и замерла, наткнувшись на устремленный на нее взгляд янтарных глаз.

— О-о-о… как интересно! — прошептала Радинка.

Шанна, толкнув ее локтем в бок, многозначительно покачала головой.

— Тебе что-нибудь нужно, Карлос? — будничным тоном спросила она.

— Меня послала Эмма. Кейтлин, можно тебя на минутку?

Сердце Кейтлин ухнуло вниз.

— Но наши тренировки начнутся только завтра, — просипела она. — Я как раз собиралась вернуться в город…

Глаза Карлоса стали похожи на расплавленный янтарь.

— Мы подумали и решили, что тебе не стоит ехать одной. Эмма опасается что ты немного расстроена после разговора с отцом…

— Нет, нет, со мной все в порядке. — Кейтлин обернулась к остальным, в молчании наблюдавшим эту сцену. — Рада была познакомиться, Радинка. До завтра, Шанна. Тино, София, пока!

Тино с сестрой кинулись обнимать ее. Попрощавшись, Кейтлин взялась за ручку двери.

Карлос преградил ей дорогу.

— Ты плакала, — прошептал он.

Спина Кейтлин моментально покрылась мурашками.

— Не обращай внимания. — Она поспешно бросилась в конференц-зал за своей сумкой и папкой с документами.

— Тебе сегодня изрядно досталось, — пробормотал он. — Может, я тебя отвезу?

Мало ей отца, теперь еще Карлос собирается командовать ею! Именно этого ей сейчас и не хватало, мысленно чертыхнулась Кейтлин.

— Нет, спасибо. Со мной все в порядке. — Подхватив сумку, она с независимым видом направилась к двери.

Карлос нагнал ее.

— Ладно, я просто не так выразился. Я… — Он смущенно замялся.

Кейтлин удивленно покосилась на него — судя по растерянному выражению его лица, Карлос никак не мог подыскать подходящие слова.

— В чем дело? — насмешливо хмыкнула она. — Язык проглотил?

— Н — нет. — Карлос бросил на нее затравленный взгляд. — Я… собственно говоря, я хотел, чтобы ты подбросила меня в город.

— А где «пожалуйста»? — ехидно фыркнула Кейтлин.

— Мне бы не хотелось тебя просить, — вспыхнул Карлос. — Вообще-то меня может телепортировать кто-то из вампиров, но…

— Вот и отлично, — буркнула Кейтлин, стараясь сморгнуть повисшие на ресницах слезы. Голос ее слегка задрожал. — Не обижайся, но мне сейчас нужно побыть одной.

— Каталина, тебе не стоит садиться за руль в таком состоянии. — Суровое лицо Карлоса немного смягчилось. — Я же вижу, ты расстроена…

Возражать, когда он говорит таким сочувственным тоном, было труднее всего. Кейтлин почувствовала, как ее решимость тает, словно снег в ярких лучах солнца. К глазам подступили слезы.

— Только не нужно решать за меня, хорошо? Ненавижу мужчин, которые говорят мне, что делать! Ненавижу… — Понимая, что сейчас расплачется, Кейтлин резко отвернулась и чуть ли не бегом бросилась к выходу.

Ледяной ветер слегка остудил ее разгоряченные щеки. Подбежав к машине, она швырнула папку на капот и принялась трясущимися руками рыться в сумке в поисках ключей.

— Может, позволишь мне все-таки сесть за руль? — услышала она голос Карлоса.

— Откуда ты взялся? — Она резко обернулась. Он стоял у нее за спиной.

— Шел за тобой, — пожал плечами Карлос. — А ты слишком расстроена, чтобы заметить, что я едва не наступал тебе на пятки. Послушай, тебе не стоит в таком состоянии вести машину.

— Только не нужно говорить мне, что делать! — огрызнулась она.

— Я тебе друг, Каталина! — прорычал он. — Друг, а не отец.

Раздраженно фыркнув, она попыталась отпихнуть его.

Схватив ее за руки, Карлос рванул ее к себе. Миг — и она оказалась в его объятиях. В глазах Карлоса горел гнев… и что-то еще.

Кейтлин вдруг стало нечем дышать. Ключи вывалились из ее ослабевших рук и со звоном упали на асфальт. За ними последовала и сумка.

— Ну давай же! — задыхаясь, прошептала она, обвив руками его шею. — Поцелуй меня…

Карлос разом напрягся. Вздрогнув, он еще крепче прижал ее к себе.

— Нет.

Разозлившись, Кейтлин с силой толкнула его в грудь.

Он разжал руки. Тяжело дыша, они стояли, молча сверля друг друга взглядами.

— Тут повсюду камеры, — мягко проговорил Карлос. — Я не собираюсь устраивать для Эммы с Ангусом еще одно представление.

Брови Кейтлин поползли вверх.

— Хочешь сказать, что поцелуешь меня, когда мы останемся наедине?

— Нет. — Взгляд его янтарных глаз обжигал ее. Нагнувшись, Карлос поднял с земли ключи от машины, открыл дверцу пассажирского сиденья и, повернувшись к Кейтлин, смерил ее яростным взглядом. — Садись в машину!

Подобрав с земли сумку, она негодующе фыркнула. Швырнув сумку с папкой на пол, она забралась в машину. Короткая юбка, как водится, поползла вверх, но Кейтлин и не подумала одернуть ее. Вместо этого она украдкой глянула на Карлоса, пытаясь понять, заметил ли он это.

Заметил. На скулах его вздулись желваки. Стиснув зубы, Карлос с таким грохотом захлопнул дверцу машины, что у нее заломило уши.

Удовлетворенно хмыкнув, Кейтлин пристегнула ремень безопасности. Похоже, поездка будет веселой, подумала она.

Глава 10

Да, поездка будет еще та, мрачно думал Карлос, ведя машину в направлении Уайт-Плейнс. Чертовски трудно сосредоточиться на дороге, когда эта ее чертова юбчонка так и норовит задраться почти до самых бедер! Скосив глаза, он украдкой оглядел Кейтлин.

Маленькая плутовка! Она это нарочно… хочет помучить его. Карлос был оборотнем, органы чувств у него были звериные. Он хорошо видел в темноте, во всяком случае, достаточно хорошо, чтобы разглядеть крошечную родинку на ее левом бедре. Он даже на расстоянии чувствовал аромат ее кожи и волос. Он слышал ее учащенное дыхание. Кейтлин все еще была расстроена.

Чертыхнувшись, он свернул на забитую машинами улицу.

— Ты не голодна? Лично я умираю с голоду.

— А чем ты питаешься? — равнодушно поинтересовалась Кейтлин. — Полевыми мышами?

— Нет. — Он с тревогой покосился на нее. — Я, конечно, кот, но большой. При желании могу съесть даже лошадь.

— Предпочитаешь сырое мясо? — Кейтлин брезгливо поморщилась.

— Я тут подумал… может, заедем в ресторан? Поужинаешь со мной? Если ты не против, конечно.

Кейтлин невозмутимо повернулась, и Карлос поймал себя на том, что снова скосил глаза на ее ноги.

— Ты приглашаешь меня в ресторан… у нас свидание?

— Нет, — прорычал он.

— А ты замурлыкаешь, если я почешу тебя за ушами?

— Нет.

— А ты станцуешь для меня самбу — я имею в виду, в этих своих розовых стрингах с блестками?

— Нет!

— Ты всегда говоришь «нет»?

— Нет. — Уголки губ Карлоса чуть заметно дрогнули.

Кейтлин со вздохом слегка одернула юбку.

— Обиделся? Послушай, я не всегда такая грубая. Во всяком случае, в нормальном состоянии. — Она заботливо поправила воротник его пиджака.

Пресвятая Дева Мария… почему она так и норовит прикоснуться к нему?!

— Так ты голодна? Потому что лично я просто умираю от голода.

— Ты можешь думать только о еде.

— Не только. — Карлос многозначительно покосился на ее ноги.

— Ну… понимаешь, я сейчас мечтаю только о том, как приму горячую ванну, а потом заберусь в постель. Столько всего свалилось на меня… и так сразу — я сейчас просто как выжатый лимон, — уныло пробормотала Кейтлин.

— Если хочешь, я могу заказать что-нибудь по телефону, и все доставят прямо домой, — с готовностью предложил Карлос.

— Здорово! — обрадовалась Кейтлин. — Нет, действительно здорово!

— Кстати, поскольку я охранник и работаю в дневную смену, то не имею права отлучиться ни на минуту. Днем вампиры совершенно беззащитны. Охранять их — моя обязанность. Так что я давно уже привык заказывать еду на дом. — Карлос свернул на парковку.

— Ясно.

Вытащив мобильник, Карлос набрал телефон своего любимого ресторана.

— Лично я собираюсь заказать толстый стейк из вырезки. С кровью.

Кейтлин скорчила брезгливую гримасу.

— Что означает это очаровательное выражение у тебя на лице? Что ты предпочла бы что-то другое?

— А рыба или морепродукты у них есть?

— Сейчас узнаю. — Заказав стейк, Карлос поинтересовался, есть ли у них рыба. — Лосось с орешками пекан устроит?

Кейтлин удивленно вытаращила голубые глаза.

— Конечно! Звучит просто божественно.

Сообщив адрес, по которому следовало доставить заказ, Карлос поставил телефон на консоль и выехал с парковки на улицу, снова влившись в поток машин.

— Ты вчера обмолвился, что собираешься в экспедицию, — пробормотала Кейтлин.

Карлос молча пожал плечами.

— Эмма потом объяснила, что ты хочешь отыскать уцелевших сородичей. По ее словам, ты и твои приемыши принадлежите к вымирающему виду.

— Давай не будем об этом, — буркнул Карлос, свернув на Бронкс-Ривер.

— Вчера ты сказал своим друзьям, что едешь в экспедицию, чтобы найти себе подругу, — не отставала Кейтлин.

— Не хочу это обсуждать. — Карлос стиснул зубы. Если он возьмется откровенничать, это придаст их отношениям оттенок ненужной близости, что еще усугубит его мучения.

Кейтлин со вздохом отвернулась и снова уставилась в окно. К несчастью, от этого ее юбка снова вздернулась вверх. По меньшей мере на целый дюйм.

— Я заметил, ты плакала. — Карлос, мысленно обозвав себя идиотом, прикусил язык, но было уже поздно. Как он мог рассчитывать на ее откровенность, если сам не пожелал быть откровенным с ней?

— Я была расстроена. Разозлилась на отца. А ты думал, на тебя?

Кейтлин упорно смотрела в окно. Карлос не мог оторвать глаз от изящной линии ее шеи.

— Хочешь поговорить об этом?

— Нет.

— Твой отец упомянул о каком-то провале… сказал, что из-за него тебя вроде уволили?

Кейтлин смерила его негодующим взглядом.

— Мне не хочется это обсуждать.

— Тогда будем молчать.

— Вот и отлично! — Кейтлин скрестила руки на груди. — Вообще-то если честно, я на тебя зла. Ты меня совсем запутал.

— Это как? — У Карлоса отвалилась челюсть.

— Сначала ты целуешь меня — причем, прошу заметить, невероятно страстно, — а после ведешь себя так, словно это какая-то ошибка.

— Это и была ошибка.

— Если я не ошиблась насчет страсти — а я не ошиблась, — тогда о какой ошибке может идти речь?

Проклятие… она его подловила. Нет, конечно, он мог заявить, что, мол, никакой страсти не было и в помине… но они оба знали, что это неправда.

— Мне нужно найти подругу… женщину-пантеру. От этого зависит выживание моего вида.

Кейтлин долго молчала — целых две минуты. Не успел Карлос поздравить себя с удачей, как она снова открыла рот.

— Стало быть, выбора у тебя нет?

— Совершенно верно.

— А что, если ты не найдешь их? Я хочу сказать, верпардов.

— Найду.

— Значит, если ты найдешь женщину, то будешь вынужден на ней жениться?

Словно тугая петля сжала Карлосу горло.

— Даже если не сможешь ее полюбить? — не унималась Кейтлин.

— У меня нет выбора.

— Долго ты уже их ищешь? — осторожно спросила она.

— Пять лет. — Пять лет… с тех пор, как уничтожили их деревню. — Я пять раз ездил в экспедицию.

— Куда?

— Ты задаешь слишком много вопросов. — Карлос тяжело вздохнул.

— Ну… я любопытная.

— Знаешь поговорку? Любопытство сгубило кошку.

По губам Кейтлин скользнула улыбка.

— Тогда мне ничего не грозит. И куда ты отправляешься на этот раз?

— В Таиланд. В маленький город на севере высокогорья.

— Чанг Май?

— Ты слышала о нем? — Он удивленно покосился на нее.

Кейтлин рассмеялась.

— Слышала? Между прочим, я целый год работала в посольстве Бангкока. Как-то раз они послали меня туда — я провела в Чанг Май целую неделю.

— А ты слышала об Университете Чулалонгкорн?

— Чула? Естественно. — Она снова повернулась к нему. — Думаешь, в Таиланде водятся верпарды?

— Ходят слухи, что кое-кому из охотников, которые охотились в горах на диких кошек, случалось видеть странные вещи. Когда зверь умирал, то перед смертью он превращался в человека.

— Так бывает, когда убивают верпарда?

— Так бывает со всеми оборотнями.

— А ты знаешь тайский? Или какой-нибудь из диалектов, на котором говорят племена, обитающие в горах?

— Мой приятель, профессор из Университета Чула, обещал найти мне переводчика и проводника. — Карлос догадался, к чему она клонит.

— Но это же будет совершенно незнакомый человек! Разве ему можно будет доверять?

Тут она, несомненно, права. Когда проводник, которого он нанял в Никарагуа, случайно узнал, что он оборотень, то сначала перепугался, а потом стал строить планы, как бы половчее продать Карлоса одному миллиардеру, известному коллекционеру и любителю всяких диковинок.

— Все будет в порядке.

— По-моему, тебе без меня не обойтись.

— Нет! — Сердце у Карлоса екнуло. — Я найму переводчика.

— Да? А как ты узнаешь, правду ли он говорит? А я знаю местные языки, местные обычаи — я хорошо знаю эту страну.

Сердце Карлоса, казалось, заколотилось у самого горла.

— Ты никуда не поедешь.

— Я знаю все рынки, знаю местную еду, — не слушая его, продолжала перечислять Кейтлин.

— Послушай, это не шопинг-тур, а экспедиция! — взорвался Карлос.

— И что? — Кейтлин вскинула подбородок. — Я справлюсь. Мне уже случалось ездить на слоне. И играть с тигрятами.

— Что?!

— В храме Тигра. Там буддийские монахи выращивают осиротевших тигрят. Они такие очаровательные. Милые, пушистые, как мягкие игрушки.

— Я еду в джунгли, — нетерпеливо перебил Карлос. — Тигры, которые водятся там, вряд ли окажутся милыми.

— Кстати, еще один довод в пользу того, что я должна ехать с тобой. Кошки инстинктивно доверяют мне, ведь я понимаю их язык, так что если там водятся верпарды, они тоже… — Кейтлин внезапно ахнула. — О Господи… так вот почему Ракель и Коко… Они — котята, детеныши верпардов, я угадала?

— Ты никуда не едешь! — Карлос стиснул зубы.

— Я могу привести сотню причин, почему я должна ехать с тобой.

— А я могу привести столько же, почему тебе туда нельзя. Послушай, Кейтлин, это джунгли. Не будет никаких славных, пушистых котят — только скорпионы и другие смертельно опасные твари, ядовитые пауки, кобры, питоны, сороконожки размером с твою руку…

Кейтлин, вздрогнув, зябко поежилась.

— Надеешься, что они тоже проникнутся к тебе доверием? — продолжал он. — Думаешь, что успеешь понять, что прошипит кобра, прежде чем вонзит свои ядовитые зубы в твое тело?

— Н-нет… я понимаю только млекопитающих, — дрожащим голосом призналась Кейтлин. — А рептилии и жуки… они другие. Или, может, им просто не хочется общаться с нами. В их присутствии я чувствую только равнодушие и исходящую от них неприязнь.

— Ты не можешь отправиться в джунгли, Каталина. Ты ведь даже стрелять толком не умеешь. Ты не сможешь защитить себя.

— Я могу научиться, — нахмурилась Кейтлин.

— Ты станешь для меня обузой.

— Зато как переводчику мне цены нет! Карлос, ну как ты не понимаешь! — взмолилась она — Я ведь просто хочу помочь!

— Почему? — не выдержал он. — Я ведь еду, чтобы найти себе подругу.

— Ты сам ответил на этот вопрос. Коко и Ракель нужна мать. Вот я и хочу помочь тебе найти им мать.

— Ты готова рискнуть жизнью, чтобы им помочь?! — На лице его ясно читалось недоверие.

— Так же как и ты, — пожала плечами Кейтлин.

Карлос потряс головой и снова уставился на дорогу.

Да, конечно, в свое время он рисковал жизнью, чтобы спасти этих малышей. Если у кошки девять жизней, то три из них он, похоже, уже израсходовал. Но у Кейтлин-то жизнь всего одна, в отчаянии думал он. Он не позволит ей рисковать ею.

— Не спорь, пожалуйста. Я уже все решил. Ты никуда не едешь.

Даже не поворачивая головы, он чувствовал на себе ее испепеляющий взгляд.

— Ах, так? — Фыркнув, Кейтлин откинулась на спинку сиденья, потом немного поерзала, устраиваясь поудобнее. Подол юбки медленно пополз вверх.

Карлос с трудом подавил стон. Это и была главная причина, почему он не хотел брать Кейтлин с собой. Одно ее присутствие станет для него источником непрерывных мучений.

Сердце заныло. Он вдруг поймал себя на мысли, что Кейтлин идеально подходит ему. Она просто создана для него… если бы не одна деталь, способная поставить крест на всех его надеждах. Карлос уже не сомневался, что из Кейтлин получилась бы прекрасная мать для его осиротевших приемышей.

Нет… он не может так поступить с ней. По крайней мере если он искренне желает ей добра.

Карлос украдкой бросил взгляд на примолкшую Кейтлин. Прищурившись, она смотрела в окно. Внезапно она прикусила губу, словно ей в голову пришла неожиданная мысль. Карлос, вздохнув, покачал головой.

Она и не думала сдаваться.

Глава 11

Застонав, Кейтлин попыталась разлепить глаза — кто-то настойчиво барабанил в дверь. Она приоткрыла один глаз. Сквозь плотные портьеры пробивался тусклый свет уличных фонарей, но за окном было еще темно.

— Убирайтесь, — сердито пробормотала она, сунув голову под подушку.

— Кейтлин, вставай!

Она узнала голос Карлоса. Какая муха его укусила? Решил поговорить? Вечером, во время ужина, он не проронил ни слова. Единственное, что она услышала от него, было «Спокойной ночи!». После этого он поднялся к себе.

Стук в дверь не прекращался.

— Просыпайся, Кейтлин! Уже почти рассвело. — Теперь он стал нетерпеливо дергать дверную ручку.

Он намерен вломиться к ней? С ума сойти! Ну уж нет!

— Успокойся, уже встаю! — Кейтлин сонно пошарила рукой по ночному столику. Настольной лампы нет… здорово! Кое-как она сползла с кровати и принялась протирать глаза. Ей удалось разглядеть смутные очертания двери.

Чертыхнувшись, Кейтлин попыталась обойти кровать — и тут же больно стукнулась пальцем о какой-то ящик.

— Какие-то проблемы? — донесся из-за двери недовольный голос Карлоса.

— Ты моя проблема, — прошипела Кейтлин.

— Я все слышу. У меня острый слух. И в темноте я вижу, как кошка.

— Просто супер! — Кейтлин пошарила рукой по кровати. Кажется, где-то тут она оставила халат… — А сквозь стены ты, случайно, не видишь?

— Случайно, нет.

— Не повезло тебе. А то я как раз сейчас голая… — Договорить она не успела — дверь с треском распахнулась. Кейтлин испуганно завизжала.

— Выходит, ты соврала! — усмехнулся Карлос.

— Ты сломал мне дверь!

— Только замок, — успокоил ее Карлос. — Дверь в порядке. — Пошарив по стене, он щелкнул выключателем, и комнату залил свет.

— Ой! — Кейтлин зажмурилась — после темноты свет показался нестерпимо ярким. — Что ты здесь делаешь?

— Это называется работа. Знаешь такое слово?..

— Очень смешно… просто обхохочешься, — буркнула она. Она открыла глаза — и тут же обнаружила, что Карлос уставился на ее ночную сорочку. И не просто уставился — он глаз не мог оторвать от ее ночного одеяния. Может, потому, что тонкий шелк напоминал шкуру леопарда? А может, и по другой причине — сорочка была ей коротковата, и нижний край лишь слегка прикрывал верхнюю часть бедер. Кейтлин не сомневалась, что крошечные трусики из такого же пятнистого шелка видны во всей своей красе. Во всяком случае, судя по блеску в глазах Карлоса, он в должной мере оценил ее туалет.

— Эй, проснись! Мое лицо чуть выше.

Вздрогнув, он медленно поднял голову — взгляд его пополз вверх… и остановился на ее груди. Кейтлин даже скосила глаза вниз, дабы убедиться, не вывалилась ли она, часом, наружу. Такое иногда случалось, если она спала на боку. Нет, на этот раз все было в порядке.

Да что с ней такое? Еще недавно она бы сгорела от стыда, если бы малознакомый мужчина застал ее в таком виде.

— Честно говоря, я думала, тренировки начнутся утром, — буркнула она.

— Совершенно верно.

— Тогда для чего ты меня разбудил? Да еще посреди ночи! — Тем более что она почти до самого рассвета провертелась без сна.

Лежа с открытыми глазами, Кейтлин раз за разом прокручивала в голове услышанное от Шанны. И поняла, что начинает закипать. Единственный способ избавиться от злобы и обиды, решила она наконец, это придумать, как убедить Карлоса взять ее с собой.

— Через четверть часа взойдет солнце, — невозмутимо объявил Карлос. — Финеас и Ангус с Эммой теле… — Челюсть у Карлоса внезапно отвалилась, и он застыл, издав какой-то придушенный звук.

Кейтлин замерла, не понимая, что произошло. Что с ним такое? Может, удар хватил? Она ведь просто нагнулась, чтобы поднять халат. Оглянувшись, она увидела Карлоса — выпучив глаза, он с разинутым ртом таращился на ее… Упс! Взвизгнув, она поспешно выпрямилась. Проклятие… она совсем забыла, что ее трусики настолько малы, что не оставляют никакого простора воображению. Стоило только слегка наклониться, и все самое интересное оказывалось на виду. А Карлос, конечно, не замедлил этим воспользоваться.

Кейтлин поспешно закуталась в длинное шелковое кимоно.

— Ты что-то сказал?

Янтарные глаза Карлоса сердито блеснули.

— Они через пару минут будут здесь. Думаю, они рассчитывают увидеть, что ты горишь желанием поскорее приступить к тренировкам.

— Ясно. Сейчас оденусь.

Карлос одобрительно кивнул.

— Буду ждать тебя на кухне. Надень спортивный костюм.

Только сейчас она заметила, что сегодня на нем белое кимоно и широкие черные штаны, а волосы туго стянуты на затылке.

— Я, честно говоря, думала, что ты будешь учить меня стрелять.

— И не только. Еще фехтовать. А кроме этого, тебе придется освоить основные приемы карате, кикбоксинга и рукопашного боя. Кстати, какие ты обычно делаешь упражнения для тренировки сердца?

— Я… Не знаю, как-то не думала. Шопинг подойдет?

Карлос кинул на нее уничтожающий взгляд.

— Послушай, я только вчера приехала! — возмутилась Кейтлин. — Пришлось самой перетаскать все эти коробки наверх. Устала, как ломовая лошадь! — О том, что Лара с Оливией тут же вызвались ей помочь, она предпочла умолчать.

Карлос окинул взглядом сваленные на полу коробки и чемоданы.

— Это все твои пожитки? — присвистнул он.

— Это мои сокровища! В какой бы стране — или в городе, или в деревне — я ни была, первым делом отправлялась на местный рынок. Так сказать, занималась спортивной ходьбой. Очень полезно для здоровья, знаешь ли.

— Ясно. — Карлос выразительно поднял брови. — Значит, надевай спортивный костюм и спускайся. Жду тебя внизу через пять минут.

Смерив Карлоса злобным взглядом, Кейтлин захлопнула дверь перед его носом. Мужчины никогда не поймут, почему она так дорожит своими сокровищами. И дело тут не в деньгах — большинство обошлось ей в сущие гроши. Но Кейтлин ни за что не согласилась бы с ними расстаться. Куда бы она ни ехала, она повсюду таскала их за собой.

Открыв ближайшую коробку, Кейтлин радостно засмеялась.

— Привет, мои дорогие! — Привезенные из России матрешки лежали, аккуратно завернутые в толстый свитер, купленный ею еще в Польше. Матрешек она начала собирать еще в детстве, со временем их накопилось не меньше дюжины. Подумав, она вытащила из коробки парочку деревянных кукол и поставила их на пустую книжную полку. Из всех пустующих спален на втором этаже Кейтлин выбрала эту, поскольку тут были книжные полки, на которых могли разместиться все ее сокровища.

Пять минут?! Кейтлин нахмурилась, вдруг припомнив последнюю фразу Карлоса. И ринулась в ванную. Поспешно пригладила волосы.

— Ммм… — Предположим, Карлосу удастся отыскать единственную выжившую женщину-пантеру… это еще не конец света. Вполне возможно, ему попадется облезлая кошка с кривым хвостом и выпавшими от старости зубами.

Она прекрасно понимала его желание отыскать себе подобных, чтобы спасти свой вид от вымирания, но жениться?! Нет, у него точно крыша поехала! Если женщина способна обратиться пантерой, это вовсе не означает, что она станет для Карлоса идеальной спутницей жизни.

В глубине души Кейтлин понимала, что должна уважать желание Карлоса… однако иной раз у нее руки чесались хорошенько встряхнуть его за плечи, сказать, что ему никогда не удастся найти никого, кто бы подошел ему лучше, чем она. И подтверждением тому был их поцелуй.

Вздохнув, Кейтлин дала себе слово, что постарается не омрачать те немногие дни, которые им суждено провести вместе. Она не станет больше издеваться над ним. Ну, может, пококетничает немного… но в этом же нет ничего дурного, верно?

Приняв это судьбоносное решение, она сбежала на первый этаж и вошла в кухню. За столом был только Карлос, с брезгливым видом уплетавший хлопья.

— Ты опоздала, — проворчал он. — Они уже разошлись по своим комнатам.

— Но ведь еще темно! — Кейтлин растерянно покосилась на окно.

— Как только встанет солнце, они мгновенно уснут мертвым сном… представляешь, если бы они попадали на пол прямо здесь? — Карлос налил себе кофе. — Финеас спустился в помещение охраны, Ангус с Эммой поднялись в свою спальню — она на четвертом этаже.

— Они часто ночуют здесь? — осторожно спросила Кейтлин.

— Ну да. Либо здесь, либо в подвале здания «Роматек». Зависит от того, какая обстановка. Сейчас все спокойно, поэтому нам тут ничто не грозит. — Карлос выразительно кивнул на пустую тарелку. — Садись. Пора завтракать.

— Что это за хрень? — Кейтлин брезгливо сморщилась. — Сухой корм для кошек?

Карлос смерил ее испепеляющим взглядом.

— Других не нашлось. Нужно сегодня закупить продукты. — Он кивнул на лежащий возле тарелки разлинованный блокнот. — Вот, как раз составляю список необходимого. Если у тебя есть какие-то пожелания, скажи, я запишу.

— Могу взять это на себя, — предложила она, насыпав хлопьев в тарелку. — Обожаю ходить за покупками.

Карлос только что-то невнятно пробурчал и снова уткнулся в тарелку.

Кот-мурлыка. Кейтлин с трудом сдержалась, чтобы не рассмеяться.

— Что смешного? — Карлос удивленно вскинул брови.

— Ничего. — Кейтлин полезла в холодильник за молоком. — Господи… это что — шутка? — Она изумленно таращилась на пакет. — Необезжиренное молоко?!

— И что? — Карлос невозмутимо продолжал уписывать хлопья.

— Ничего. Просто настроение хорошее. — Ослепительно улыбнувшись, Кейтлин уселась за стол. Карлос тут же снова уткнулся в тарелку и принялся за обе щеки уплетать хлопья. Вскоре тарелка засверкала.

— А где Лара с Оливией? Укладывают своих вампиров в постель? Так захлопотались, что нет времени даже позавтракать?

— Их нет дома. Они приехали в город только чтобы поздравить Тино. — Карлос, старательно разглядывая стену, потягивал маленькими глотками кофе. — А потом получили новые задания и уехали.

— О… — Кейтлин устроилась напротив Карлоса. — Стало быть, мы с тобой тут одни? Я имею в виду — из числа живых?

— Да. У тебя пять минут. Поешь и спускайся в подвал. — Карлос как ошпаренный вылетел за дверь.

Обхватив руками кружку, Кейтлин мечтательно улыбнулась, заранее предвкушая удовольствие, которое ее ждет.

Тренировка обернулась адом.

Насчет легкого флирта она тоже ошиблась — Карлос был собран, деловит и сразу дал понять, что не намерен отвлекаться на всякую ерунду.

Спустившись в подвал, Кейтлин обнаружила Карлоса в спортивном зале — он топтался возле бильярдного стола, нетерпеливо дожидаясь ее появления.

— Может, погоняем шары? — зазывно улыбаясь, проворковала Кейтлин.

— Нет. — Карлос кивком указал на стол. Кейтлин разинула рот — на столе аккуратными рядами была разложена внушительная коллекция: ножи, деревянные, остро заточенные колья, а еще дальше — мечи. На краю стола возвышался манекен — точнее, обернутое грубой мешковиной обычное соломенное чучело. — Попытайся представить себе, что это один из мятежников — свирепый вампир, который собирается тебя убить.

Кейтлин, скривившись, какое-то время разглядывала соломенного уродца.

— Игорь.

— Что? — удивленно переспросил Карлос.

— Я решила, что его будут звать Игорь.

— Ясно. — Карлос подал ей деревянный кол. — Итак, предположим, ты обнаружила Игоря спящим. Возьми этот кол и вонзи ему в сердце.

— А если он не один из мятежников? — Кейтлин пощупала кол. — Предположим, Игорь — двойной агент, который лишь делает вид, что он один из них. Наверное, лучше сначала проверить, а уж потом тыкать в бедняжку колом.

— Считай, что уже проверила. Твой Игорь — не двойной агент и, следовательно, должен умереть.

— Ну, строго говоря, он ведь уже мертв, разве не так?

Карлос стиснул зубы. На скулах его заходили желваки.

— Послушай, пока ты тут рассуждаешь, он проснется и отгрызет тебе голову! Хочешь выжить, убей его! Иначе тебе крышка!

— Ладно, ладно, — миролюбиво забормотала Кейтлин. Опасливо взяв в руки кол, она приставила его острым концом к тому месту, где у соломенного «вампира» предположительно было сердце, и осторожно потыкала. — Вот! Надеюсь, это для него станет хорошим уроком.

— Ты даже кожу не проткнула! — возмущенно фыркнул Карлос. — От комара вреда и то больше, честное слово!

— Я не сторонница насилия, — пожала плечами Кейтлин. — А мои способности к языкам давно уже помогли мне понять, что с любым человеком можно договориться, особенно если…

— Проткни его! — рявкнул Карлос.

— Хорошо, хорошо, уговорил. — Скривившись, Кейтлин занесла над головой кол… да так и осталась стоять. Сама мысль о том, чтобы вонзить что-то острое в грудь — ну ладно, пусть не человеку, а вампиру, — казалась дикостью.

— Он считает, что в этих шортах ты выглядишь толстой! — коварно шепнул Карлос.

— А-а-а! — Мгновенно придя в ярость, Кейтлин что было сил ткнула чучело колом и растерянно ахнула. — О Господи… — Всплеснув руками, она ошеломленно разглядывала манекен, из груди которого торчал кол.

— А как насчет непротивления злу насилием? — хихикнул Карлос.

— Не нужно было науськивать меня! — вспыхнула Кейтлин.

— Ладно, пойдет. — Хмыкнув, Карлос выдернул кол. — Теперь будем учиться сражаться с вампиром, который в этот момент не спит мертвым сном.

Кейтлин, нахмурившись, скрестила руки на груди.

— Но Эмма сказала, что моя помощь потребуется при проведении расследования. Никто не ждет, что я буду принимать участие в разборках с мятежниками. По ее словам, для этого есть воины.

В глазах Карлоса мелькнула насмешка.

— Ты рассчитываешь, что если на вас нападут мятежники, то они не обратят на тебя внимания просто потому, что ты смертная и по условиям контракта не обязана ввязываться в драку? Не смеши меня! Ты — наше слабое звено, поняла? И уж поверь мне на слово, ты будешь первой, кого они постараются убить.

— Но ведь я буду не одна, верно? — Кейтлин судорожно глотнула. — Рядом будут и другие вампиры… они ведь постараются меня защитить?

— Да, конечно… но если им самим придется сражаться не на жизнь, а на смерть? Тогда тебе, боюсь, придется рассчитывать только на себя. — С видом палача Карлос набросил на шею манекена веревочную петлю, потом взобрался на стул, привязав другой конец веревки в крюку, который кто-то заботливо ввернул в потолок. Покончив с этим, Карлос спрыгнул на пол, отставил стул подальше и снова повернулся к Кейтлин.

— Ну вот, теперь твой Игорь ожил и может двигаться. — С этими словами он потянул за веревку, и манекен взмыл в воздух. — Возьми кол и прикончи его.

Со вздохом взяв в руки кол, Кейтлин опасливо приблизилась к чучелу.

— Советую двигаться пошустрее, — предупредил Карлос, дергая за веревку, отчего Игорь принялся выделывать в воздухе какие-то сложные антраша. — Если он доберется до твоей шеи, ты и ахнуть не успеешь, как останешься без головы.

Скорчив недовольную гримасу, Кейтлин схватила кол и приготовилась. К счастью, ей удалось вовремя присесть, иначе Игорь камнем упал бы на нее сверху.

Она подождала, пока чучело опустится на пол, прикинула про себя, куда оно отскочит, улучила удобный момент и нанесла резкий удар, глубоко вонзив в соломенное туловище кол.

— Получай, гад! — Отпрыгнув в сторону, Кейтлин радостно захохотала.

Игорь обмяк и повис в петле. Карлос сделал большие глаза.

— Я… мне кажется, ты слишком резко дернул его вверх, когда я прыгнула, чтобы нанести удар. — Улыбка сползла с лица Кейтлин. Осиновый кол глубоко вошел в то место, где у мужчины расположены гениталии.

— М-да… — ехидно протянул Карлос. — Говоришь, целилась в сердце?

— Конечно, куда же еще?! — Кейтлин негодующе дернула плечом. — Ну что ж, оно и к лучшему — по крайней мере теперь он не наплодит буйных вампиренышей!

— Он и не смог бы. Вампиры бесплодны. Тебе нужно было только вырубить Игоря, чтобы он не мог вцепиться тебе в горло и…

— И оторвать мне голову. Знаю. Ты уже говорил.

— Лучший способ расправиться с вампиром — не подпускать его близко. — Карлос, снова встав на стул, вынул Игоря из петли.

— Потому что иначе он оторвет мне голову, — пробубнила Кейтлин.

— Совершенно верно. — Карлос подвесил Игоря на вбитый в стену крюк. — Если ты бросишь нож так, чтобы он вонзился ему в сердце, то избежишь необходимости вступать с вампиром в ближний бой. Смотри, как это делается.

Нож со свистом рассек воздух. Кейтлин поежилась — нож глубоко вошел в то место, где у чучела должно быть сердце.

— Такой удар мгновенно обратит вампира в пыль. — Подойдя к манекену, Карлос резким движением выдернул нож.

— Значит, удар в сердце — единственное, что может остановить вампира? Боже… какая дикость! — Кейтлин кокетливо улыбнулась. — А экономические санкции применять не пробовали?

Карлос коротко фыркнул.

— Это не единственный способ. Вампир погибнет, если ты швырнешь его тело в костер, вытащишь его на солнечный свет или отрубишь ему голову.

— Просто черный юмор какой-то… — пробормотала она.

— Твоя очередь. — Карлос протянул ей нож.

Крепко сжав рукоятку, Кейтлин отвела руку назад.

— Подожди. — Карлос схватил ее за руку. — Ты слишком уж вцепилась в него. Расслабься. — Он слегка разжал ей пальцы.

От его прикосновения кожа сразу покрылась мурашками, сердце глухо застучало. Кейтлин со свистом втянула воздух сквозь стиснутые зубы.

На один краткий миг их взгляды встретились, потом Карлос быстро отвел глаза в сторону, отпустил ее руку и поспешно отошел в сторону.

— А теперь бросай. Только с силой. Обрати Игоря в пыль.

— Ладно. — Кейтлин откинулась назад и с силой метнула нож. Бросок не удался — нож, описав в воздухе изящную дугу, со стуком упал на пол, не пролетев и половины расстояния. Кейтлин досадливо сморщилась. — Э-э-э… кажется, я промахнулась.

Какое-то время Карлос молчал.

— Я так понимаю, это максимум, на что ты способна? — поинтересовался он.

— Откуда мне знать? — фыркнула Кейтлин. — Последний раз я швырялась камнями, когда мне было два года!

— Ладно, попробуй еще раз. — Карлос со вздохом подал ей другой нож.

На этот раз Кейтлин постаралась вложить все силы в свой бросок — увы, нож приземлился на полу в каких-то двух дюймах от первого.

— У тебя слабо развита мускулатура верхней части тела, — объявил Карлос. — Надо подкачать мышцы.

Пожав плечами, Кейтлин снова метнула нож. На этот раз ей повезло больше — нож даже долетел до Игоря, но, ударившись рукояткой о грудь манекена, со звоном упал на пол.

— Неплохо. — Одобрительно кивнув, Карлос протянул ей другой нож. — Постарайся вложить в удар побольше силы.

— Ух! — Кейтлин, замахнувшись, метнула нож, вложив в бросок все силы, которые были в ее распоряжении. Нож, кувыркаясь в воздухе, подлетел к Игорю и… о чудо! — Ура!

Я сделала это! — Она торжествующе повернулась к Карлосу.

Остолбенелое выражение его лица заставило ее обернуться. Оглядев несчастного Игоря, Кейтлин растерянно ахнула, и лицо у нее вытянулось.

Карлос окинул ее задумчивым взглядом.

— Я бы сказал, тут прослеживается определенная тенденция. — Вздохнув, он подошел к несчастному чучелу и выдернул торчавший в паху нож.

— Карлос, ей-богу, я целилась ему в грудь, — залепетала расстроенная Кейтлин.

Карлос, недоверчиво фыркнув, поднял с пола второй нож.

— Вообще-то я планировал заняться фехтованием. Но после твоих успехов с колющими и режущими предметами мне как-то расхотелось это делать. Одному Богу известно, чем это может закончиться.

— Подумаешь, большое дело! — хмыкнула Кейтлин. — Думаю, Игорь вполне обойдется без этого своего… хозяйства.

— Возможно… но фехтовать тебе пришлось бы не с Игорем, а со мной, — сухо бросил Карлос. Он повернулся к ней, и Кейтлин увидела, как в его глазах вспыхнуло пламя. — А вот мне оно определенно понадобится. И очень скоро.

Он шагнул к ней, и Кейтлин почувствовала, как у нее подогнулись ноги. Перед глазами все плыло. Очнулась она, когда Карлос стоял уже вплотную.

— На пол, — шепотом приказал он.

Глава 12

Карлос понимал, что играет с огнем, но искушение оказалось слишком велико — и он сдался. Растрепанная, с раскрасневшимися щеками Кейтлин выглядела на редкость соблазнительно. От нее веяло сексом, как от других веет дорогими духами.

Желание стало сгущаться, заполняя узкое пространство между ними. Он уже совершил одну ошибку, поцеловав ее, напомнил себе Карлос. Одному Богу известно, чего ему тогда стоило сдержаться.

Стиснув зубы, Карлос смотрел, как она медленно опустилась перед ним на колени. Наконец ее взгляд оказался на уровне его паха, и Карлос едва не застонал, почувствовав, как каменеет его плоть.

Карлос, скрипнув зубами, до боли сжал кулаки. Нельзя. Он не может позволить себе поддаться искушению, зная, что не сможет остаться с ней навсегда. Его судьба определилась еще пять лет назад, в Лето Смерти.

— Двадцать раз. — Он скрипнул зубами.

— Двадцать?! — Глаза у Кейтлин стали круглые. Она с некоторым сомнением оглядела его спортивные штаны. — Ты уверен? М-да, твоей выносливости можно позавидовать.

Карлосу показалось, что вся кровь, текущая в его жилах, скопилась в одной точке и достигла температуры кипения. Он поспешно отодвинулся.

— Отжаться! Я просил тебя отжаться двадцать раз!

— О! — Она скорчила гримасу. — Боюсь, двадцать раз вряд ли получится.

— Тогда будешь отжиматься каждое утро, пока не получится, — отрезал Карлос. — Ну, начинай. Давай же.

— Ладно. — Кейтлин опустилась на руки, упершись вытянутыми руками в пол, подумала немного и стала медленно сгибать их в локте. Примерно на полдороге руки у нее задрожали, и она плюхнула животом на пол. — Ну вот, один раз есть, — пропыхтела она.

— Половина, — неумолимо отрезал Карлос. — Раз не получается так, попробуй встать на колени.

Двусмысленность этой фразы дошла до него не сразу. Кейтлин насмешливо фыркнула.

— Скольким девушкам ты это говорил? — Она со стоном заставила себя оторваться от пола.

— Твое тело должно образовать прямую линию. А вместо этого ты просто оттопыриваешь попу! — Нагнувшись, Карлос слегка шлепнул ее по ягодицам.

— Эй! — оглянувшись через плечо, возмутилась она. Но прежде чем она отвернулась, Карлос успел заметить вспыхнувший в ее глазах лукавый огонек. Запыхтев, Кейтлин шлепнулась на пол. — Это два!

— Полтора. — Карлос был неумолим. — И ты должна опускаться на руках, вместо того чтобы плюхаться животом на пол.

Кейтлин неохотно приподнялась на руках — вместо того чтобы последовать его совету, она еще сильнее оттопырила попку и выжидательно покосилась на него.

— Хочешь, чтобы я тебя отшлепал?

— А у тебя хватит духу? — Губы ее дрогнули в улыбке.

Карлос в отчаянии застонал.

— Потом потренируешься сама.

— Как всегда, — хмыкнула она, поднимаясь на ноги.

Карлос сжал руки в кулаки, чтобы не поддаться искушению. Он должен сосредоточиться на том, что ему приказано сделать.

— Проверю, как там наши вампиры, — буркнул он, направившись к двери, которая вела в спальню, где обычно спал Финеас. — Нужно делать обход каждые несколько часов, чтобы убедиться, что с ними все в порядке, — объяснил он.

— А что с ними может случиться? — удивилась Кейтлин, вслед за ним войдя в спальню. Внутри царила темнота. — Разве днем они не мертвы?

— Да. — Карлос включил свет. — Но на всякий случай я должен проверить.

— В смысле не стали ли они еще мертвее, чем были? — хихикнула Кейтлин.

— Нет. На тот случай, если кому-то удастся проникнуть в дом и разделаться с ними, пока они спят. — Карлос окинул внимательным взглядом просторную комнату. Теперь, когда в ней осталось всего две кровати, она казалась пустоватой. — Когда я только начал работать здесь, в доме был десяток охранников из числа шотландских горцев. Днем они спали в гробах.

— Шутишь! — Кейтлин изумленно вытаращила глаза.

— Нисколько. — Карлос направился к постели, на которой спал Финеас. — Потом Ангус распорядился, чтобы гробы убрали. Если полиции вдруг вздумается устроить в доме обыск, будет трудновато объяснить, зачем тут десяток пустых гробов.

— Ну да… а если в них будут мертвые тела, вопросов будет еще больше, — хмыкнула Кейтлин, разглядывая Финеаса. — Кажется, что он спит, правда?

Лежа на животе, молодой вампир спал мертвым сном, свесив одну руку с кровати. Кейтлин, хихикнув, нагнулась ниже.

— Ты только посмотри на его трусы! Для доктора любовных наук самое то!

Карлос неодобрительно воззрился на белые атласные «боксеры» с рисунком из алых сердечек. Заметив, что Кейтлин во все глаза разглядывает полуобнаженного Финеаса, он разозлился, буркнул что-то себе под нос и, схватив одеяло, закрыл молодого вампира до самого подбородка.

— Вот это правильно, — одобрительно кивнула Кейтлин. — А то вдруг простудится. Кстати, а девушка у него есть?

Сердце Карлоса внезапно болезненно заныло.

— А почему ты спрашиваешь? — ревниво осведомился он.

— Просто интересно, — улыбнулась Кейтлин. — Доктор любовных наук — и вдруг без девушки… забавно.

— Есть у него девушка, — поспешно пробормотал Карлос. — Вернее, он думает, что есть, — спохватился он. — Он ухлестывает за одной смертной красоткой по имени Латойя, но я сильно подозреваю, что без особого успеха.

— Как грустно. — Кейтлин взяла в руки фотографию, стоявшую на тумбочке возле постели Финеаса. — Это его семья?

— Да, его тетка и младшие брат с сестрой. Финеас помогает им деньгами.

— Значит, он — их герой. — Кейтлин вернула фотографию на прежнее место. — Но если они еще живы, значит, Финеас не так давно стал вампиром? — предположила она.

— Да, всего пару лет назад. — Карлос помялся. — А почему это тебя так интересует?

Кейтлин пожала плечами:

— Что тебя так удивляет? Я узнала о существовании совершенно нового мира. Это просто потрясающе! Я в восторге.

— Ты в восторге от вампиров?

— Да. — Она бросила на него лукавый взгляд. — И от оборотней, кстати, тоже.

— И тебя не пугают клыки, когти и… — Снова появилось ощущение томительной тяжести в паху.

— Нет, не пугают! Обожаю все экзотическое!

В горле у него заклокотало, и улыбка Кейтлин мгновенно увяла. Глаза ее испуганно расширились и стали похожи на два бездонных горных озера.

— Не возражаешь, если я сделаю небольшой перерыв и, пока тебя нет, спущусь на кухню? Очень пить хочется, — пробормотала она.

— Возражаю, — отрезал Карлос. — Ты пойдешь со мной.

— На четвертый этаж? — с недоумением спросила Кейтлин.

— Совершенно верно. Прекрасная тренировка для сердца. — Карлос вихрем взлетел по лестнице. — Давай, — оглянувшись, нетерпеливо бросил он.

Добравшись до третьего этажа, она остановилась, чтобы отдышаться.

— Пошли, — буркнул Карлос. В отличие от нее он нисколько не запыхался.

— К чему такая спешка? — негодовала Кейтлин. — Они же никуда не убегут!

— Не болтай, а шевели ногами! — прикрикнул Карлос. — Бег трусцой помогает держать себя в форме. — С этими словами он вихрем взлетел на площадку четвертого этажа. — А это комната, где обычно спят Ангус с Эммой. — Распахнув дверь, он зажег свет.

Кейтлин поморщилась — после темноты яркий свет неприятно ударил по глазам.

— Лично я непременно разозлилась бы, если б кто-то включил свет в комнате, когда я сплю, — проворчала она.

— Ты забываешь, что они не спят. — Убедившись, что Ангус с Эммой в постели, Карлос подошел в окну проверить, закрыты ли алюминиевые ставни.

— О Господи… ты только посмотри! — Кейтлин нерешительно направилась к кровати.

Карлос оглянулся — и нахмурился, заметив, что супруги лежат в постели, в чем мать родила.

Кейтлин, внезапно смутившись, прикрыла их одеялом.

— Держу пари, они занимались любовью, — шепотом предположила она.

— Это не наше дело. — Карлос потянул ее к двери.

— Представляешь, они смотрели друг другу в глаза! — Кейтлин всплеснула руками, глаза ее подозрительно заблестели. — Они умерли, держа друг друга в объятиях! Господи… это так прекрасно!

Карлос, задержавшись у двери, потянулся к выключателю.

— В смерти нет ничего прекрасного.

Она вскинула на него затуманенные слезами глаза.

— Ты сказал, почти все твои сородичи погибли, верно? — дрогнувшим голосом спросила она.

Карлос поспешно отвернулся.

— Ты тогда потерял всю свою семью? — чуть слышно спросила она.

Карлос с трудом попытался отогнать вставшие перед глазами воспоминания: распростертые на земле окровавленные тела, мертвые родители, убитый брат.

— Обход закончен, — коротко бросил он. — Пора заняться делом.

Он молча спустился по лестнице, в очередной раз напомнив себе, что ни в коем случае не должен прикасаться к ней. Он и так уже слишком близко подошел к роковой черте.

«Неужели этот мучительный день никогда не кончится?» — спрашивала себя Кейтлин. Не иначе как этот мерзавец решил ее угробить. Битый час она проливала пот, поднимая гири и прыгая через скакалку. У нее подкашивались ноги, она вся взмокла от пота, а он выглядел по-прежнему свежим и полным сил.

В конце концов Карлос подвел ее к боксерской груше. Первая же попытка окончилась фиаско — проклятая штука отскочила в сторону, после чего предательски стукнула Кейтлин по носу, да так, что та едва не свалилась на пол. После получасовой разминки, во время которой Карлос объяснял ей разницу между коротким хуком и апперкотом, Кейтлин уже не чувствовала ни рук, ни ног.

Когда Карлос потребовал, чтобы она провела серию ударов, она споткнулась и едва не растянулась на полу.

— Старайся не терять равновесия, — предупредил он. — Держи колени полусогнутыми. Двигайся легче и постоянно переноси вес с одной ноги на другую.

Кейтлин негодующе покосилась на него. Ишь, раскомандовался! Кем он себя вообразил, интересно? Сержантом, муштрующим неуклюжего новобранца?

— У меня сейчас руки отвалятся, — пробурчала она.

— Отлично! — рявкнул он и, схватив Кейтлин за руку, потащил ее к татами. — Тогда для разнообразия займемся тэквондо. Смотри внимательнее и запоминай — я покажу тебе несколько основных приемов.

Скрепя сердце Кейтлин была вынуждена признаться, что ей нравится смотреть, как он двигается.

— А теперь ты. — Сойдя с мата, Карлос махнул рукой.

Отвесив ему почтительный поклон, Кейтлин в точности повторила каждое его движение, снова поклонилась и замерла, с лукавой усмешкой поглядывая на ошарашенного Карлоса.

— Ты занималась рукопашным боем! — ахнул он, когда снова обрел дар речи.

— Немного. — Кейтлин пожала плечами, согнав с лица улыбку. — Когда бегаешь по распродажам, то в толпе тебе могут намять бока. Вот я и решила принять меры, чтобы не чувствовать себя беззащитной. Видишь ли, я очень серьезно отношусь к шопингу, — пряча улыбку, объяснила она.

— Ладно, — насмешливо фыркнул Карлос, — давай посмотрим, как ты умеешь защищаться. — Снова встав на мат, он торжественно поклонился.

Поклонившись в ответ, Кейтлин встала в оборонительную стойку. Карлос неторопливо приближался, кружа возле нее, как хищник вокруг своей жертвы. Словно прощупывая ее оборону, он провел серию коротких ударов, которые ей, к счастью, удалось блокировать.

— Ты считаешь меня младенцем? — возмутилась она.

— Просто пытаюсь понять, на что ты способна, — ухмыльнулся он. — Неплохо. Похоже, твоя подготовка потребует меньше времени, чем я думал.

И он сможет уехать раньше, чтобы заняться поисками подруги, мысленно добавила Кейтлин. В душе ее вновь проснулся гнев. Выходит, она недостаточно хороша для него?

Карлос отошел в сторону.

— Теперь твоя очередь. Покажи, на что ты способна! Нападай на меня.

О, это пожалуйста. Перейдя в наступление, Кейтлин провела серию коротких ударов.

Карлос с улыбкой блокировал их.

— Неплохо, — кивнул он.

Кейтлин отпрыгнула в сторону, сердито сверкая глазами.

— Не смей разговаривать со мной таким покровительственным тоном! — прошипела она.

— Я действительно рад, что ты оказалась неплохо подготовлена. Конечно, придется еще немного поработать над твоими ударами. Ты обязана помнить, что нужно целиться в грудь, чтобы сбить противника с ног. Поняла? А теперь попробуй ударить как можно выше, хорошо?

— Вот, получай! — Кейтлин резко вскинула правую ногу.

К счастью, Карлос оказался быстрее и успел перехватить ее ногу, когда она была в каком-то дюйме от его паха.

— Кейтлин, это уже не смешно! В конце концов, я ведь не соломенное чучело.

— Прости, я вовсе не собиралась…

— Послушай, ты что-то имеешь против мужчин? Почему ты всякий раз целишь именно в это место? — подозрительно спросил Карлос.

— Да нет же! Просто я неуклюжая! — Кейтлин запрыгала на одной ноге. — Может, все-таки отпустишь мою ногу? — взмолилась она. — А то я сейчас упаду.

Карлос неохотно отпустил ее ногу.

— Попробуй еще раз. Только на этот раз целься в грудь.

Кейтлин недовольно скривилась. В первый раз она тоже целилась в грудь. Собравшись с силами, она кинулась в атаку. Но на этот раз она так высоко задрала ногу, что обе ее ноги оторвались от земли, и в результате она с размаху упала навзничь.

— Извини, по-моему, ты перестаралась. — Нагнувшись, Карлос протянул ей руку. — Надеюсь, ты не ушиблась?

Веселое удивление у него на лице привело ее в ярость. Вот ведь мерзавец, с чувством подумала она. Мучил ее столько часов подряд, а теперь радуется, что скоро сможет бросить ее и мчаться на поиски своей паршивой пантеры!

Схватившись за его руку, Кейтлин слегка приподнялась, а потом внезапно резко дернула, и не ожидавший такой подлости Карлос рухнул на нее сверху.

— Извини, по-моему, я перестаралась, — сладким голосом пропела она. — Надеюсь, ты не ушибся?

— Не слишком удачный прием. — Приподнявшись на локтях, Карлос нахмурился. — Нельзя, чтобы твой противник оказался сверху.

— Правда? — лукаво улыбнувшись, Кейтлин обвила его шею руками и игриво потерлась об него босой ногой. — А мне нравится.

Золотистые искорки в глазах Карлоса стали похожи на расплавленный янтарь. Кейтлин заметила, как у него на скулах заходили желваки. Сделав вид, что не замечает его раздражения, она осторожно сунула пальцы в вырез его кимоно и резко дернула вниз.

— Умираю, хочу увидеть твою татушку, — пробормотала она, жадно разглядывая татуировку у него на шее, черную пантеру, окруженную языками пламени.

Пальцы Карлоса сомкнулись у нее на запястье.

— Прекрати! Нам нельзя…

Воспользовавшись его замешательством, Кейтлин тут же оседлала его.

— Только не говори мне, что мне можно, а чего нельзя!

Карлос попытался было вырваться, но Кейтлин придавила коленками его плечи.

— Я бы мог встать, если бы захотел! — Глаза Карлоса вспыхнули.

— Вот как? Стало быть, не очень хотел. — Кейтлин немного сдвинулась вниз. Теперь ее ягодицы терлись о его мужскую плоть.

Карлос со свистом втянул в себя воздух.

— Извини, — кротко пробормотала она. — Опять промахнулась — собиралась сесть на грудь.

— Твоя обычная отговорка, — недовольно пробормотал Карлос, сжав губы так плотно, что ими можно было резать бумагу. Его улыбка превратилась в болезненную гримасу. — Зачем ты меня мучаешь?

— А ты меня не мучаешь? — Она снова потерлась о него бедрами. И мысленно поздравила себя с победой. Все тело Карлоса стало твердым, как камень. Особенно одна его часть.

— Каталина. — Карлос обхватил ладонями ее лицо. Он задыхался — видно было, что он с трудом сдерживается. — Ты должна остановить меня.

— Нет.

Хрипло зарычав, Карлос опрокинул ее на спину и жадно впился поцелуем в ее губы.

Глава 13

К черту все! Он хочет ее. Хочет попробовать на вкус каждый дюйм ее тела. Хочет увидеть, как она станет извиваться в его объятиях… как будет выкрикивать его имя и умолять его, чтобы он не останавливался.

Хрипло зарычав, он смял губами ее рот. Голодная страсть, которую до этой минуты ему удавалось держать в узде, вдруг разом вырвалась на свободу. Карлос чувствовал, как в нем поднимаются бешенство и предвкушение, страх и радость. Его охватило какое-то безумие. Но даже при этом он вдруг заметил, что Кейтлин ничуть не боится. Больше того, она, похоже, обезумела ничуть не меньше его самого. Эта мысль неожиданно привела его в восторг.

— Каталина, — прошептал он, потершись носом о ее шею. Ноздри заполнил ее аромат, от которого кружилась голова. Словно горячая волна захлестнула Карлоса, потом схлынула вниз и сосредоточилась в одной точке.

Карлос со стоном опустил руку ей на бедро и крепко сжал. Потом его пальцы медленно двинулись вверх, пробрались под край ее тугих шортов. Вот оно, то самое место, которого он так мечтал коснуться! Восхитительно круглая попка, которой он любовался еще утром. У Карлоса чесались руки дотронуться до нее. Скрипнув зубами, он просунул руку поглубже.

Кейтлин негромко застонала. Припав к ее губам, Карлос властно раздвинул их кончиком языка, и Кейтлин охотно и страстно откликнулась на его поцелуй. Вдруг он почувствовал, что она яростно дергает его пояс.

Карлос позволил себе оторваться от нее ровно настолько, чтобы сорвать с себя кимоно, потом, перекатившись на спину, потянул Кейтлин за собой, и она без малейших возражений устроилась сверху. Внимание ее вновь привлекла татуировка. Кейтлин провела по ней кончиком пальца, потом, нагнувшись, проделала то же самое кончиком языка.

— Сядь. — Хрипло застонав, он просунул руки под ее футболку.

— Ммм?.. — Кейтлин вопросительно подняла голову.

Карлос расстегнул ее бюстгальтер, потом, резко дернув, одним быстрым движением стащил его вместе с футболкой.

— Каталина… — Карлос подумал, что никогда еще не видел такой очаровательной груди — полной, упругой, с розовыми вишенками сосков. Словно почувствовав на себе его взгляд, они напряглись и стали похожи на тугие бутоны.

— Поцелуй меня! — Она потянулась к нему.

Нагнувшись, Карлос коснулся губами ее губ, наслаждаясь их нежностью, ощутил их сладкий клубничный вкус. Он поцеловал ее в основание шеи, потом по-кошачьи потерся щекой о ее грудь.

Кейтлин со стоном выгнулась — напрягшиеся кончики сосков скользнули по его губам, и Карлос не смог противиться искушению. Нагнувшись, он взял один из сосков в рот и сжал его губами, словно пробуя его на вкус.

— Карлос! — Задохнувшись, Кейтлин зарылась пальцами в густую гриву его волос.

Карлоса захлестнуло ликование. Он чувствовал себя победителем. Эта женщина принадлежала ему. Он с усмешкой посмотрел на нее.

И застыл. Она смотрела на него с такой нежностью и доверием, что у него перехватило дыхание.

Он не заслуживает этого. Скоро он уедет, чтобы найти себе подругу. Женщину одной с ним крови. И если найдет, то, не раздумывая, женится на ней.

Карлоса словно обухом по голове ударило. Господи, что он делает, с ужасом подумал он. Кейтлин заслуживает большего, чем торопливый секс на полу. Она заслуживает верности и… и любви.

— Карлос? — В глазах Кейтлин мелькнуло сомнение.

— Прости. Я не имел права… — Он поспешно вскочил на ноги.

— Ты же хотел этого, разве нет? И я тоже хотела.

— Мы не можем! — Он отшатнулся, как будто она ударила его по лицу. — Прости…

— Только не вздумай извиняться! — В глазах Кейтлин блеснули слезы. — Ты же сам понимаешь, что между нами что-то есть! И ты сам это знаешь.

— Думаю, мне лучше уйти. — Карлос торопливо направился к двери, потом вдруг остановился. — Нет, я ведь на дежурстве. — Он заметил слезы в ее глазах, и лицо его болезненно сморщилось. — Давай сделаем… перерыв. Отдохни немного. А потом, если не трудно, сходи в магазин, хорошо? Я бы сам сходил, но мне нельзя оставлять вампиров без присмотра. Днем они беззащитны.

— Как мое сердце — но тебя это не остановило, — глухо пробормотала она.

Ее слова были для него словно удар ножа в сердце.

— Прости. Я… Увидимся позже, хорошо? — Карлос бегом бросился к двери. Бедная Каталина… как он мог так поступить с ней?!

Вихрем взлетев на пятый этаж, он ворвался в офис и, тяжело дыша, заметался, словно пойманный в клетку зверь. Карлос был так зол, что готов был придушить себя. Жалкий трус… предпочел сбежать с места преступления, потому что не мог смотреть ей в глаза. Вместо того чтобы отсиживаться здесь, ему следовало позволить Кейтлин отхлестать его по щекам.

Господи, что она делает с ним? Нужно держаться от нее подальше. Ради ее же собственного блага, черт возьми! Потому что если он позволит себе поддаться искушению, то произойдет неизбежное.

— Нет! — до боли сжав кулаки, прорычал он.

Он не может укусить ее. Это слишком опасно. Он своими глазами видел, как умирали смертные женщины, наблюдал их мучительную агонию — хрупкое и уязвимое человеческое тело не могло выдержать генетические изменения, неизбежные во время трансформации в существо совершенно другого вида. Да, Кейтлин обладает сильной душой и не менее крепкой психикой, но физически… Карлос уже успел убедиться, какая она хрупкая.

И нежная. Карлос хрипло застонал. И снова почувствовал возбуждение.

Он не сможет больше заниматься с ней. Это ясно. Но он обязан это делать. Потому что, не подготовив ее, он не сможет уехать в экспедицию.

— Сюрприз! — Тино вихрем ворвался в прихожую, за ним со смехом бежала младшая сестренка.

— О Господи! — растерянно ахнула Кейтлин, хотя, казалось, чему тут было удивляться — незадолго до этого сестра позвонила ей, предупредив, что они приедут не позже половины седьмого.

Поставив на пол две тяжелые сумки, Шанна с улыбкой обняла сестру.

— Ну, как ты тут?

— Мамочка! — София зажала ладошками уши. — Слышишь, какой шум! Ужас, какой громкий, правда?

— Какой шум? — озадаченно спросила Шанна. Потом глянула на монитор охранной системы и облегченно пожала плечами. — Ах да, сигнализация! Сработала система безопасности.

— В самом деле? — Кейтлин захлопнула и заперла входную дверь. Сама она ничего не слышала.

— Нужно отключить ее, прежде чем открыть входную дверь, — объяснила Шанна, набрав на панели какие-то цифры. — Она работает на таких частотах, которые способны услышать только вампиры с их сверхъестественно острым слухом. Ну и оборотни, конечно, — у них слух, как у собак. — Спохватившись, она внимательно посмотрела на дочь. — София, ты смогла ее услышать?

Малышка молча кивнула.

Кейтлин вдруг почувствовала, как кожа покрылась мурашками. И София была тут ни при чем. Все дело было в нем. Она чувствовала его присутствие.

Она покосилась на лестницу и… Да, конечно — на площадке стоял Карлос. До этого он где-то прятался. Должно быть, его выманила сработавшая сигнализация, с горечью подумала Кейтлин. Она сильно подозревала, что все это время Карлос просидел, забаррикадировавшись в офисе на пятом этаже. В середине дня она, как и обещала, отправилась за продуктами, а когда вернулась, обнаружила в мойке на кухне грязную тарелку. Вероятно, воспользовавшись ее отсутствием, проголодавшийся Карлос спустился вниз, чтобы поесть.

На какой-то миг их взгляды встретились, потом он поспешно отвел глаза в сторону. Кейтлин демонстративно повернулась к нему спиной. Не хватало еще, чтобы Карлос заметил, как ей больно.

Шанна повернулась к сыну.

— А ты тоже слышал? — с любопытством спросила она.

— Нет, — обиженно буркнул он. И тут же ревниво добавил: — Зато я умею телепортироваться, а София нет!

— Тино. — Шанна бросила на сына предостерегающий взгляд. — Это ведь не соревнование, милый. Способности, которыми обладает твоя сестра, могут существенно отличаться от твоих.

— Я вообще другая! — София негодующе глянула на брата.

— Конечно, другая, милая! — Шанна, нагнувшись, с улыбкой обняла дочь.

Зазвонил телефон.

— О, это наверняка Говард! — Шанна торопливо бросилась к телефону. — Небось хочет узнать, почему сработала сигнализация.

— Ему уже об этом известно? — удивилась Кейтлин.

— Конечно. Ему известно обо всем, что происходит здесь.

Кейтлин поморщилась. Потом украдкой покосилась на лестницу. Карлос исчез.

Какое-то время Шанна слушала, что говорит Говард.

— Конечно. — Кивнув, она обернулась к Кейтлин. — Говард спрашивает, ты уже научилась пользоваться системой безопасности?

— Нет. — Интересно, как она могла это узнать, когда Карлос демонстративно избегает ее, сердито подумала она.

— Ясно. Я ей покажу, — проговорила Шанна в трубку. Потом, подняв глаза к камере, с улыбкой помахала рукой. — Не волнуйся за нас. Как видишь, мы в полной безопасности. — Послав в камеру воздушный поцелуй, Шанна повесила трубку.

Кейтлин озадаченно таращилась на висевшую в углу камеру.

— Говард нас видит?!

— Естественно, — хмыкнула Шанна. — Он видит на мониторах все, что происходит в доме. Это сделано в целях безопасности.

Кейтлин поперхнулась.

— И сколько здесь камер? — поинтересовалась она.

— Понятия не имею. Много. — Шанна с любопытством покосилась на сестру. — С тобой все в порядке? Что-то ты побледнела…

Мало того, что Ангус Маккей накануне имел удовольствие наблюдать, как они с Карлосом целовались в саду. Выходит, теперь Говард тоже смог насладиться эротическим фильмом с ее участием! Она подозрительно уставилась на камеру.

— Наверное, этот красный огонек означает, что камера включена?

— Да. — Шанна прищурилась. — Что-то не так?

— Я проголодался! — объявил Тино. Подбежав к одной из сумок, которые Шанна оставила у дверей, он принялся копаться в ней.

Шанна, тут же забыв о сестре, ринулась к нему.

— Ладно, милый, тогда пошли на кухню. — Она с улыбкой повернулась к Кейтлин. — Надеюсь, ты не против цыплят?

Помогая сестре разбирать сумки и вместе с ней накрывая на стол, Кейтлин ломала себе голову, есть ли камеры наблюдения в подвале? И если есть, были ли они включены?

— Извини, я на минутку. — Она бросилась к двери. — Сейчас вернусь.

Малышня, похоже, не обратила ни малейшего внимания на ее уход, но в глазах Шанны явно мелькнуло беспокойство.

Кубарем скатившись в подвал, Кейтлин бросилась в спортзал. И остановилась как вкопанная, почувствовав, как от щек отхлынула кровь. Сердце едва не выпрыгнуло у нее из груди. В зале была камера. И направлена она была как раз на те самые маты, куда упали они с Карлосом.

Кейтлин, подойдя поближе, с опаской разглядывала камеру. Красный огонек не горел. Выходит, камера не работает.

Сейчас не работает, поправилась она. А утром? В горле разом пересохло. С трудом проглотив застрявший в горле комок, Кейтлин поднялась на кухню.

— С тобой все в порядке? — встревоженно спросила Шанна.

— Конечно. — Усевшись за стол, Кейтлин молча уставилась в тарелку. Кусок не лез ей в горло. Может, спросить у Карлоса, подумала она. Наверняка он знает, работала утром камера или нет.

Не выдержав, Кейтлин снова выбралась из-за стола.

— Нужно отнести Карлосу поесть. — Положив на тарелку кусок цыпленка и картошку, она поспешно направилась к двери. — Кажется, он на пятом этаже. Я слышала, там чей-то офис.

— Это офис Романа и моя бывшая комната, — с улыбкой объяснила Шанна. — Но для чего тебе карабкаться на пятый этаж? Давай просто позвоним и предложим ему присоединиться к нам.

София, набив рот картошкой, с энтузиазмом закивала.

— Мне нравится Карлос, — шепеляво объявила она.

— Он… э-э-э… немного занят. — Кейтлин прихватила печенье. — Я быстро! — Нужно срочно поговорить с Карлосом. И без свидетелей.

Она взлетела по лестнице, как будто за ней гналась свора разъяренных псов. И повисла на перилах, хватая воздух ртом.

— Что с тобой? Сердечный приступ? — Карлос, распахнув дверь, озадаченно уставился на нее. Ей даже не понадобилось стучать.

Она смерила его испепеляющим взглядом. Какой еще приступ, если сердце ее и так разбито — и все благодаря ему. Возмущенно фыркнув, она оттолкнула его плечом, ворвалась в офис и со стуком поставила на стол тарелку:

— Твой ужин.

— Спасибо. — Прикрыв дверь, Карлос направился к ней. — Как дела? Ты в порядке?

— Сейчас отдышусь. — Кейтлин прижала руку к груди.

— Я… э-э-э… не это имел в виду, — промямлил Карлос.

— Вот как? — Кейтлин подняла брови. — Вероятно, ты хочешь знать, что чувствует женщина после того, как ее отвергли? Так вот, большего унижения я в жизни своей не испытывала!

— Примерно так я и думал… — поморщился Карлос.

— А тебе не все равно?

— Нет. Мне неприятно думать, что я заставил тебя страдать.

— Да? А по тебе не скажешь. Готова поспорить, что ты избегаешь меня.

— У меня были на то причины. — Карлос растерянно взъерошил распущенные черные волосы. — Но если ты боишься, что это случится снова, то не волнуйся. Я уже попросил Тони заняться твоей подготовкой.

Вот это да!

— Да, ты права, я трус! — Карлос шагнул к ней, глаза его горели гневом. — Я боюсь подвергнуть опасности твою жизнь. Как ты не понимаешь, Кейтлин? Я же пытаюсь защитить тебя!

— Защитить меня? От чего? — со злостью спросила она.

— Есть вещи, о которых ты понятия не имеешь… — Карлос стиснул зубы.

— Так расскажи мне!

— Я и пытаюсь тебе рассказать! — рявкнул Карлос. — Я опасен для тебя.

Кейтлин захлестнуло раздражение.

— Почему я должна верить тебе, если чувствую, что это правильно? Попробуй сказать мне, что сам этого не чувствуешь!

— То, что мы чувствуем, не важно…

— Нет! Именно это и важно!

— Каталина, я не вынесу, если снова заставлю тебя страдать. — Карлос на мгновение закрыл глаза. Лоб его прорезала морщина, лицо стало серым. — Прошу тебя, уходи.

На глаза Кейтлин навернулись слезы. Ее снова отвергли — уже второй раз за этот день! Уже взявшись за ручку, она вдруг вспомнила, зачем приходила.

— Сегодня утром в спортзале работала камера видеонаблюдения? Если да, значит, Говард в курсе? Держу пари, шоу вышло, что надо.

— Нет. — Карлос смотрел на нее с болью в глазах. — Камера не работала. Ни одна живая душа не знает, что произошло между нами.

У Кейтлин точно камень с души упал. Правда, на сердце по-прежнему было тяжело. Ничего не ответив, она бросилась к лестнице. Не хватало еще, чтобы Карлос видел, как она плачет. Проклятие! И как это ее угораздило влюбиться в совершенно незнакомого парня? Ведь они знакомы всего три дня.

По щеке Кейтлин скатилась слеза. Карлоса тоже тянет к ней. Она чувствовала это. Он целовал ее, целовал страстно и благоговейно. Она ничего не выдумала!

Кейтлин сердито смахнула слезу и стала спускаться в кухню. Нет, она не собирается сдаваться. Любовь — это такая редкость, что добровольно отказаться от нее было бы безумием. В свое время она не сдалась — и снова обрела сестру. Не сдастся и на этот раз. Она не откажется от Карлоса.

Глава 14

— Что случилось? — шепотом спросила Шанна, когда сестры складывали тарелки в посудомоечную машину.

— Ничего.

Отвернувшись, Кейтлин принялась убирать продукты в холодильник.

— Так я тебе и поверила. Ты ничего не ела, а сидя за столом, все время вертелась, словно уж на сковородке.

— Просто я не голодна, вот и все. Поем потом. — Кейтлин, вытерев руки, улыбнулась племянникам. — Как насчет того, чтобы посмотреть мои сокровища?

— Настоящие сокровища? — Тино вытаращил глаза. — Пиратский клад, да?

— Что-то вроде того. Пошли. — Улыбнувшись, она повела их наверх, к себе в спальню. Кейтлин всю вторую половину дня убила на то, чтобы распаковать коробки со своими вещами, и теперь все книжные полки в ее комнате, прежде пустовавшие, были забиты до отказа.

— Ох, как красиво! — Шанна восхищенно погладила вышитый шелк, которым Кейтлин задрапировала балдахин, украшавший ее необъятную кровать. — Ты привезла его с собой?

— Да. — Кейтлин удалось превратить простенький балдахин в экзотический шатер, которому мог бы позавидовать любой восточный владыка. Шелка всех цветов радуги изящными складками спадали по обе стороны кровати, подхваченные у изголовья шелковыми вышитыми шарфами, тонкими, как паутинка.

Тино, обернувшись, окинул равнодушным взглядом кровать. Судя по всему, она его не впечатлила.

— А где пиратские сокровища? — алчно спросил он.

— Вот тут. — Кейтлин, приподнявшись на цыпочках, сняла с полки тяжелую резную шкатулку розового дерева. — Если заглянешь внутрь, найдешь там монеты из всех стран мира.

— Круто! — Тино, выхватив у нее шкатулку, тут же сунул в нее нос.

Кейтлин, взяв с полки одну из матрешек, открыла ее, чтобы показать Софии, сколько куколок спрятано у нее внутри.

— Смотри, ты вынимаешь одну за другой, пока не дойдешь до самой крохотной.

Малышка удивленно таращила глаза.

— Можно мне?..

— Конечно. — Кейтлин протянула ей матрешку. И тут ей в голову пришла неожиданная мысль. Пять лет таская за собой свои сокровища, она привыкла воспринимать их как собственную семью. Но теперь, когда она вновь обрела близких, зачем ей эти игрушки? — Знаешь, София, я пропустила твой предыдущий день рождения… и если матрешка тебе понравилась, забирай ее себе. Можешь считать, что это мой подарок.

— Да! — Личико малышки просияло. — Спасибо! — Порывисто обняв Кейтлин, она бросилась к Тино. — Смотри! — Она сунула ему под нос первых двух кукол. — Это папа, а это мама. — Она открыла вторую матрешку. — А это — старший брат, Тино.

Увидев третью матрешку, Константин недовольно сморщил нос.

— Это не я. Это девчонка!

София, не слушая его, продолжала увлеченно разбирать матрешку.

— А это я. А вот это — мой ребеночек!

— Спасибо! — прошептала Шанна. Усевшись на кровать, она потянула сестру за руку. — Ну, так ты собираешься рассказать мне, что происходит?

— Да ничего особенного… просто устала, как собака. — Кейтлин, вскарабкавшись на кровать, уселась по-турецки. — Карлос едва не прикончил меня в спортзале. — В каком-то смысле так оно и было, мысленно добавила она.

— Ясно. Знаю по себе, как это тяжело. В свое время Роман настоял, чтобы я тоже освоила некоторые приемы самообороны. Надеюсь, с Карлосом проблем не было? — нагнувшись к сестре, шепотом спросила она.

— Он избегает меня, — пожала плечами Кейтлин. — Держу пари, ты рада.

— Я хочу, чтобы ты была счастлива. И в безопасности.

Последняя фраза заставила Кейтлин задуматься. Почему Карлос был так уверен, что ей с ним небезопасно, гадала она. Боялся, что она будет страдать, если у них случится бурный роман, а потом он бросит ее ради какой-то драной кошки? Или за его страхами скрывалось нечто такое, о чем она даже не подозревала?

— Ладно, хватит обо мне. — Она со вздохом вытянула ноги. — Честно говоря, я бы предпочла послушать о тебе и твоем Романе. Ради всего святого, как тебя угораздило не только влюбиться в вампира, но еще и выйти за него замуж?

— Это долгая история, — улыбнулась Шанна.

— А мне нравится ее слушать. — София, деловито пыхтя, попыталась вскарабкаться на кровать со всеми своими матрешками. — Расскажи, мамочка!

— Ладно. — Подхватив Софию, Шанна усадила ее на колени. — Давным-давно, когда я работала в стоматологической клинике, мне пришлось выйти в ночную смену, — заученным тоном начала она.

— Эта часть мне нравится больше всего. — Тино тоже забрался на кровать. — Это когда за тобой гнались плохие парни, да?

— Да, — кивнула Шанна. — Я тогда должна была давать показания против главаря русской мафии в Бостоне и в результате попала под федеральную программу защиты свидетелей.

— Ты поэтому тогда исчезла? — спросила Кейтлин.

— Да, — со вздохом кивнула сестра. — У меня появилась другая фамилия, но этим людям удалось напасть на мой след. В ту ночь они пришли за мной.

И тут в приемной клиники появился странный и очень симпатичный мужчина…

— Наш папа! — запрыгала на кровати София.

— Да. Как выяснилось, Роман потерял зуб. Вернее, клык. Если честно, я решила, что это собачий клык, поэтому наотрез отказалась его имплантировать.

— Он потерял клык? — хихикнула Кейтлин.

Шанна с улыбкой кивнула.

— В его распоряжении была только одна ночь. Если клык вампира не вставить немедленно, он уже не приживется. А если бы это случилось, Роман бы вечно ходил щербатым.

— Как вампир мог потерять клык? — рассмеялась Кейтлин.

Шанна сделала страшные глаза.

— Он… укусил нечто такое, чего не должен был кусать.

— Это была СДИВВА, — хихикнул Тино.

— А ты откуда это знаешь? — Шанна растерянно оглянулась на сына.

— Грегори рассказал, — невозмутимо бросил Тино. — И даже показал. Он держит ее в шкафу, у себя в офисе.

— Господи, помилуй! — ахнула Кейтлин. — Он держит в шкафу женщину?!

— Ну, в общем… это не настоящая женщина, — шепнула Шанна.

— Это такая огромная резиновая кукла, — охотно объяснил Тино. — СДИВВА, которую держит у себя Грегори, — белая. А Финеасу он подарил негритянку.

— Что?! — ничего не понимающая Кейтлин растерянно хлопала глазами.

— СДИВВА — это аббревиатура. Дословно — Соска Для Искусственного Вскармливания Вампиров. Прикольно, правда? — хихикнула Шанна. — Это такая игрушка для взрослых… резиновая кукла в человеческий рост, в жилах которой течет синтетическая кровь. Идеальное решение для вампира, который до сих пор испытывает непреодолимое желание кусать свою жертву. Кстати, идея принадлежит Грегори — вампир кусает куклу, а ощущение такое, будто это живая женщина. И все довольны. Ну вот, Романа попросили испытать ее, он согласился, а в результате сломал клык.

— Шутишь? — фыркнула Кейтлин.

— Ничуть. — Шанна бросила на Тино сердитый взгляд. — Грегори не следовало показывать тебе СДИВВУ.

— Он надел на нее белье и только потом позволил мне посмотреть, — успокоил ее Тино.

Шанна, закатив глаза, страдальчески застонала.

— Придется мне поговорить с Грегори. Похоже, он заигрался.

— Вот-вот, и Коннор тоже так сказал, — подхватил Тино. Сморщив нос, малыш честно старался вспомнить, что именно сказал Коннор. — Значит, так… он велел Грегори заткнуться. Потом Грегори обозвал его старым пердуном, у которого никогда не было СДИВВЫ, и посоветовал ему разок попробовать, а потом уже говорить. Тогда Коннор сказал, что если ему когда-нибудь приспичит трахнуть резиновую бабу…

— Хватит! — ужаснувшись, закричала Шанна.

Кейтлин зажала рот, чтобы не рассмеяться.

Шанна укоризненно покачала головой:

— Чувствую, придется мне побеседовать заодно и с Коннором. Мне надоело, что они ведут себя так, словно ты один из наших парней.

— Но ведь так оно и есть, мама! — Тино приосанился. — Кстати, а что значит «трахнуть»? — с любопытством спросил он.

Шанна поморщилась.

— Кто такой Коннор? — решив, что пора сменить тему, вмешалась Кейтлин.

— Телохранитель Романа, — проворчала Шанна. — И по совместительству средневековый шотландский воин. Горец, естественно. Работает в ночную смену.

— Значит, он вампир. — Кейтлин мысленно перебирала в памяти тех, с кем познакомилась в последние дни. Увы, их было слишком много. — А Грегори, выходит, сын Радинки, да? Разве вампир может иметь смертную мать?

— О, Грегори совсем молодой вампир, — объяснила Шанна. — Мятежники напали на него на парковке перед зданием «Роматек», и Роману, чтобы спасти Грегори жизнь, пришлось обратить его в вампира. — Она закусила губу. — Кстати, о Грегори… я вроде как намекнула Радинке, что было бы неплохо, если бы он сводил тебя куда-нибудь. Никто лучше Грегори не сможет показать тебе мир вампиров во всей его красе.

— Что?!

— Уверяю тебя, ты не пожалеешь, — уговаривала ее Шанна. — Грегори очень забавный.

— Я люблю Грегори, — влезла в разговор София.

— Его все любят, — усмехнулась Шанна.

— Но ведь я его даже не знаю! — запротестовала Кейтлин.

Шанна глянула на часы:

— Извини, Роман с минуты на минуту проснется, так что нам пора домой. А тебе лучше пойти переодеться — через полчаса Грегори заедет за тобой.

— Ты устроила мне «свидание вслепую»? Да еще с вампиром?! — рассердилась Кейтлин.

— Какое же это свидание? — спрыгнув на пол, невозмутимо бросила Шанна. — Вряд ли тебе захочется закрутить роман с Грегори. Типичный плейбой и ловелас. Радинка боится, что он так и не остепенится, а она мечтает о внуках.

— Выходит, ты устроила мне свиданием с вампиром-плейбоем? — Кейтлин спустила ноги с постели. — Ну тогда я точно в безопасности!

— Расслабься, — посоветовала ей сестра. — Грегори просто введет тебя в волнующий и совершенно новый для тебя мир вампиров. Представь, что он — просто гид, и все.

— Признавайся, ты это устроила, чтобы заставить меня забыть о Карлосе, так? — нагнувшись к уху Шанны, прошипела Кейтлин.

— Ладно, ладно, не кипятись, — замахала руками Шанна. — Признаюсь. Ну и что? Просто не хотелось, чтобы ты оставалась с ним наедине, да еще ночью.

— Шанна, послушай, я уже не ребенок. Господи… как ты могла?

— А для чего, по-твоему, существуют старшие сестры? — Улыбнувшись, Шанна принялась подталкивать детей к двери. — Ах да, оденься покрасивее. Зная Грегори, уверена, он наверняка поведет тебя потанцевать.

— Еще один парень, который обожает самбу? — ухмыльнулась Кейтлин.

— Нет! — Шанна рассмеялась. — Насколько я знаю Грегори, тебя ждет диско.

Полчаса спустя Кейтлин спустилась по лестнице в черном платье для коктейля весьма игривого покроя и ярко-алых туфлях на высоких каблуках. Она никогда не была домоседкой, частенько выбиралась в ночные клубы, а красивые платья были ее страстью. Подумав на досуге, она решила простить предательницу-сестру. К тому же она уже сто лет не была на свидании.

Нищим не приходится выбирать, философски решила она, спустившись в прихожую. После того как она сама бросилась Карлосу на шею, он сидел, забаррикадировавшись на пятом этаже, так что, похоже, выбора у нее нет.

Накинув на плечи ярко-алую шаль из тончайшего кашемира, Кейтлин проверила содержимое вечерней сумочки. Мобильник, права, помада, немного наличных на всякий случай. Может, прихватить бутылку с синтетической кровью — вдруг ее кавалер проголодается, смешливо подумала она.

Раздался звонок в дверь, и Кейтлин невольно напряглась. Сердце совершило прыжок и застряло в горле. Взяв себя в руки, Кейтлин решительно направилась к двери, мягкий ковер съедал стук ее каблуков.

Глянув в «глазок», она увидела стоявшего на крыльце высокого молодого человека. Судя по всему, это был Грегори. В смокинге он выглядел весьма импозантно, и Кейтлин вдруг поймала себя на том, что находит его… довольно симпатичным. Конечно, не таким, как Карлос, поправилась она, но тоже ничего.

Она нажала кнопку домофона.

— Одну минутку. Я должна отключить сигнализацию.

— Не переживай, лапочка, — услышала она звучный мужской голос. — У нас вся ночь впереди.

Нажав комбинацию цифр, которую узнала от Шанны, Кейтлин распахнула дверь.

Незнакомец с улыбкой переступил порог.

— Ух ты! — восторженно присвистнул он. — Мама говорила, что вы очень хорошенькая, но, по-моему, это еще слабо сказано. Мне чертовски повезло!

Точно — плейбой и ловелас!

— Здравствуйте. Я Кейтлин Уилан.

— Грегори Холстейн. — Он с легким поклоном пожал ей руку.

Заметив его широкий черный плащ, подбитый алым шелком, Кейтлин закусила губу, чтобы не рассмеяться. В этом было что-то ребяческое.

— Вампир в плаще? Довольно банально, вам не кажется?

— Бог с вами, дорогуша, как у вас только язык повернулся сказать такое? — ужаснулся Грегори. — Это не про меня. Шик, стиль и элегантность во всем, вот мой девиз. — Он одобрительно оглянул ее с головы до ног, и в его зеленых глазах сверкнул огонек. — Так вот вы, значит, какая. Неплохое платье. Неплохие ноги. Неплохие туфли.

— И неплохой апперкот. — Кейтлин сжала кулаки.

Грегори захохотал.

— Ну-ну… разве вы не рады, что вас заставили составить мне компанию?

— Сильно подозреваю, что вы тоже явились сюда не по собственной воле, — ехидно улыбнулась Кейтлин.

— М-да… похоже, нас обоих ждет настоящая пытка! — Грегори в притворном ужасе закатил глаза. — Как вы думаете, мы продержимся до утра?

— Боюсь, моя сестра использует вас. — Кейтлин с улыбкой покачала головой. — Чтобы заставить меня держаться кое от кого подальше.

— Заставить вас держаться от кого-то подальше? Как странно! То есть я хочу сказать, — спохватился Грегори, — что получил от мамы совершенно другие инструкции. — Украдкой покосившись в сторону лестницы, он заговорщически прошептал: — Я слышу его шаги. Он идет сюда.

Кейтлин машинально повернула голову к лестнице, ожидая увидеть там Карлоса, но на площадке никого не было. И никаких шагов она тоже не слышала. Она только собралась сообщить об этом Грегори, когда он вдруг неожиданно привлек ее к себе.

— Что вы делаете?! — возмутилась она.

— Следую полученным инструкциям, — еле слышно прошептал он ей на ухо. — Карлос только что появился на площадке. Я должен сделать так, чтобы у него появился повод ревновать.

— Что?! — Кейтлин машинально повернулась в сторону лестницы, при этом они с Грегори едва не стукнулись лбами. Радинка хочет заставить Карлоса ревновать?

— Сработало! — беззвучно пробормотал Грегори, слегка коснувшись губами ее виска. — Бог ты мой… да он сейчас располосует когтями перила! Не смотрите туда! — прошипел он. — Господи! Ну и вид у него! Если бы взглядом можно было убивать, от меня осталась бы только горсточка пепла! — хихикнул он.

Кейтлин, невольно рассмеявшись, отпихнула Грегори в сторону. Он послушно отодвинулся и как ни в чем не бывало повернулся к лестнице.

— О, Карлос! Какой сюрприз! Как дела, дружище?

Кейтлин, невозмутимо поправив прическу, украдкой покосилась на молчавшего Карлоса. Сердце ее затрепетало, словно бабочка в кулаке. Карлос застыл, как хищник перед прыжком, глаза у него горели.

Взгляд ее упал на руку Карлоса, лежавшую на перилах, и от ужаса у нее свело живот. Пальцы Карлоса, превратившись в острые, как бритва, когти, глубоко вонзились в деревянные перила. Ощущение опасности стиснуло горло, потом стекло вниз по спине. Волосы на затылке встали дыбом.

Нет, это не испугало ее. Хотя, видит Бог, должно было. Но почему-то страха Кейтлин не чувствовала. Ей вдруг захотелось увидеть, как эти когти располосуют на ней одежду. Хотелось вновь почувствовать, как эти губы скользят по ее обнаженной коже.

Внезапно Карлос, словно почувствовав на себе ее взгляд, вздрогнул. Лицо его разом окаменело.

— Ясненько, — промурлыкал Грегори, с веселым любопытством наблюдавший эту сцену. — Что ж, приятно было поболтать, Карлос. Пока. До встречи.

В ответ Карлос чуть заметно кивнул. Его янтарные глаза светились, точно угли.

— Ну и ну… — Открыв входную дверь, Грегори выпихнул Кейтлин на улицу. — Похоже, вы влипли, — захлопнув дверь, пробормотал он. Глаза его смеялись.

— Неужели так заметно?

Грегори, подхватив Кейтлин под руку, помог ей спуститься по ступенькам.

— Еще бы! Вам достаточно было только увидеть его, и сердце у вас застучало, словно молот. Господи, я едва не оглох! Между прочим, у вампиров очень острый слух, — пожаловался он.

— Да, я уже в курсе.

— А Карлос смотрел на меня так, словно только и дожидался удобного момента, чтобы сделать мне когтями харакири!

— Значит, это ваша мама велела вам заставить его ревновать? — усмехнулась Кейтлин.

— Угу. Вбила себе в голову, что вы идеально подходите друг другу. — Грегори с комическим отчаянием схватился за сердце. — Какой удар! А я-то, несчастный, надеялся! О-о-о… мое сердце разбито!

— Болтун, — хмыкнула Кейтлин. Судя по смешливым чертикам в его глазах, Грегори от души веселился. — Значит, ваше сердце свободно, Грегори?

— Точно! И я очень этому рад, знаете ли. — Он повел ее к черному седану. — Я такой сексуальный с этими клыками, да еще в этом плаще — вы не находите? — Подмигнув, он распахнул перед ней дверцу. — Едем танцевать, дорогуша!

Глава 15

— Кейтлин, пора вставать. — На следующее утро Карлос чуть свет уже барабанил ей в дверь.

Из-за двери донесся протестующий стон. Судя по всему, Кейтлин до сих пор так и не догадалась, что слух у него не менее острый, чем у всех этих вампиров, усмехнулся Карлос. Накануне вечером, спускаясь по лестнице, он слышал, о чем они шепчутся с Грегори, так что он был в курсе, что их свидание организовала Шанна. Как знал и о том, что пылкие ухаживания Грегори — всего лишь хорошо разыгранный спектакль, режиссером которого была Радинка. Правда, легче ему от этого не стало. Карлос смотрел на них сверху, и ревность рвала его когтями — казалось, обезумевший от ярости дикий кот бьется внутри, рыча и царапая прутья клетки.

— Кейтлин, просыпайся! — Карлос, теряя терпение, снова постучал в дверь. На этот раз из-за двери донеслось какое-то бормотание. — С минуты на минуту приедет Тони.

— Ладно, ладно, встаю, — закричала она.

Карлос спустился на один пролет. И замер, разглядывая перила. Прошлым вечером, едва Кейтлин ушла, он рванул в ближайший магазин скобяных товаров, купил все необходимое, после чего вернулся домой и замазал глубокие царапины шпатлевкой. За ночь она высохла, но на всякий случай нужно было пошкурить и покрыть лаком. Если ему повезет, никто не заметит, что он натворил.

— Что-то не так? — окликнул стоявший у подножия лестницы Ангус.

Карлос поспешно выпрямился, спрятав руки за спину.

— Нет, нет, все в порядке. Ты что-то сегодня рано. — Он кивнул на бутылку шипучего «Раббли-блад» и два бокала для шампанского в руках у Ангуса. — Какой-то особый повод?

— Угу, годовщина первой ночи, которую Эмма встретила в качестве вампира.

— О… мои поздравления.

— Меня не было с ней в ту ночь. — Ангус коротко фыркнул. — Просто духу не хватило. Чувствовал себя виноватым за то, что вынужден был сделать с ней.

Карлос с трудом проглотил вставший в горле комок. Что ж, остается радоваться, что Эмме удалось выжить. А вот Кейтлин могло повезти меньше. Если по его вине с ней случится несчастье, он этого не переживет.

Ангус поднялся по лестнице. В его глазах отражалась целая буря чувств.

— Зато теперь я всегда буду рядом!

— Послушай, Ангус, — Карлос понизил голос, — мне нужно поговорить с тобой о Кейтлин. Я попросил Тони позаниматься с ней вместо меня.

— Мы попросили тебя задержаться всего на неделю. — Брови Ангуса сурово сдвинулись. — Неужели это так много?

— Дело… несколько осложнилось, — с трудом выдавил из себя Карлос.

— Только если ты сам все усложняешь. — Подняв голову, Ангус посмотрел Карлосу в глаза. — Думаешь, я не понимаю? Знаешь, парень, в свое время я долго боролся с собой, когда понял, что меня тянет к Эмме. Но в конце концов уразумел, что нет большего греха, чем пытаться задушить любовь.

— Самое лучшее, что я могу сделать, это держаться от Кейтлин подальше.

Судя по скептическому выражению лица, убедить Ангуса ему не удалось.

— Ладно, дело твое. А сейчас, извини, меня ждет Эмма. Давай оставим этот разговор до вечера.

— Хорошо. Сегодня вечером прилетает Фернандо, он пообещал приглядеть за детьми. Мне нужно отвезти его в Академию, — напомнил Карлос.

— Вот и отлично, — кивнул Ангус. — Нам с Эммой тоже нужно съездить туда — проверить работу службы безопасности, ведь нам предстоит командировка в Россию. Ладно, пока! — Ухмыльнувшись, Ангус принялся торопливо подниматься по лестнице. Шотландский килт в сине-зеленую клетку хлестал его по коленкам.

Карлос тяжело вздохнул.

Спустившись по лестнице, он зашел на кухню и обнаружил сидевшего за столом Финеаса.

— Привет, котяра! — Финеас, ухмыльнувшись, отсалютовал ему бутылкой с синтетической кровью. — Как делишки?

— Как обычно, — буркнул Карлос, вытащив из шкафчика коробку с хлопьями. — А как в «Роматек»?

— Все тихо. Заехали Эмма с Ангусом, так что я смог ненадолго смотаться из дома — съездил повидать своих.

— Это хорошо. — Карлос поставил на стол тарелку, положил ложку, потом вдруг заметил, что Финеас подозрительно притих. Обернувшись, он увидел, что тот как-то странно смотрит на бутылку с кровью, как будто видит ее в первый раз. — Что-то случилось?

Финеас, очнувшись, глотнул из бутылки.

— Мой младший братишка этой весной заканчивает школу.

— Так это ж здорово. — Он достал из холодильника пакет с молоком. — Должно быть, ты им гордишься.

— Конечно, горжусь. Он парень головастый. Куда умнее, чем я был в его возрасте. Я бы хотел, чтобы он пошел в колледж, но братишка уперся рогом и ни в какую. Твердит — мол, ты и без того долго на нас горбатился, теперь пришла моя очередь пахать. Хоть кол на голове теши!

Карлос насыпал в тарелку хлопья.

— Ну, он мог бы учиться в колледже, а по вечерам подрабатывать.

— Так и я ему то же самое сказал! Целую речь произнес — битый час распинался, как важно в наши дни получить образование, и все такое. А он знай себе талдычит — дескать, ты и без диплома нехило зашибаешь, так на кой ляд мне сдалась эта бумажка? — Финеас плюнул с досады. — Просто ум за разум заходит… не знаю, что делать!

Карлос залил хлопья молоком.

— Ну, я, например, степень магистра получил, когда уже работал здесь.

— Слушай, а это идея! — Расстроенный Финеас просиял. — Если мне удастся пристроить братишку в нашу охрану, он сможет учиться по вечерам, как ты. И закончатся наконец все эти «тайны мадридского двора» насчет вампиров, а то мне уже до смерти надоело вешать им лапшу на уши.

— Так твоя семья не знает, что ты вампир?

— Нет. Меня попросили ничего им не говорить. Моя тетка диабетик, видит она скверно и не замечает, что мое лицо не меняется с возрастом. Другое дело брат с сестрой — рано или поздно они поймут, что я не старею.

Карлос задумчиво кивнул:

— Да уж… особенно если заметят, что стали выглядеть старше, чем ты.

— Угу, вот и я о том же. — Финеас, одним глотком прикончив то, что еще оставалось в бутылке, швырнул ее в раковину. — Холера, может, и мне пойти в колледж? Так сказать, подать братишке хороший пример?

— Твоей семье повезло, что у них есть ты, — улыбнулся Карлос.

— Во-во… а Латойя до сих пор не понимает, как ей повезло с парнем. — Финеас обиженно хрюкнул. — Ладно, пойду приму душ и баиньки.

— Кстати, давно хотел тебе сказать… может, тебе стоит спать в пижаме — учитывая, что в доме появилась девушка? — Карлос набил рот хлопьями.

— В яблочко! — Финеас, ухмыльнувшись, ткнул в Карлоса пальцем. — Попался, чувачок! Доктор любовных наук устроил тебе тест, и ты его провалил! Повелся, как самый обычный лох!

— Какой еще тест?

— А такой! Я нарочно напялил на себя те «боксеры» с сердечками — хотел посмотреть, как ты отреагируешь, когда Кейтлин будет упиваться созерцанием моих прелестей. А ты и клюнул. Выходит, ты ревнуешь, чувак!

— Да плевать мне на то, в чем ты спишь! — буркнул Карлос.

— Тогда ты не станешь возражать, если я буду спать голым и на спине? — Финеас плотоядно улыбнулся.

— Нисколько. Но только уж и ты не обижайся, если Кейтлин вдруг придет в голову использовать тебя вместо манекена, идет? — невозмутимо буркнул Карлос. — Ты помнишь, куда летят выпущенные ею пули? Кстати, ножи тоже.

Финеас содрогнулся. На лице его отразился непритворный ужас.

— Это страшная женщина, брат. Не подпускай ее ко мне!

— Тогда спи в пижаме, — посоветовал Карлос.

— Ладно, ладно, уговорил. И все-таки я тебя поймал, чувак! Ты явно к ней неровно дышишь — у меня на такие вещи глаз наметанный.

Карлос вздохнул. Похоже, все вокруг уже знали о его чувствах к Кейтлин.

Финеас, ухмыляясь, спустился вниз. Не прошло и нескольких минут, как приехали Йен с Тони. Вытащив из холодильника бутылку с кровью, Йен поднялся к себе на пятый этаж, чтобы, закусив, уснуть мертвым сном. Тони, насыпав в тарелку порцию хлопьев, залила их молоком и устроилась за столом напротив Карлоса.

— Ну, что стряслось? — недовольно спросила она. — Почему ты сам не можешь позаниматься с Кейтлин?

— Мне нужно отправляться в экспедицию. А ты чертовски хорошо дерешься. Что тебе мешает самой заняться ее подготовкой?

— Ну я ведь не смогу заниматься с ней каждый день. — Тони отправила в рот полную ложку хлопьев. — На мне ведь еще школа, а эта работа предполагает полную занятость, — усмехнулась она.

— Я вечером поговорю с Ангусом. Что-нибудь придумаем, — пообещал Карлос. Не замечая, что Тони с любопытством поглядывает на него, он рассеянно потер лоб. Вся эта ситуация уже начинала действовать ему на нервы.

Карлос резко обернулся — на пороге кухни стояла Кейтлин, босая, в простых джинсах и футболке. Немного бледная и невыспавшаяся, и при этом такая же сексуальная, как всегда.

Захлестнувшее Карлоса раздражение причинило ему почти физическую боль, и он сорвался.

— Ты опоздала. Снова. Все вампиры уже спят. — Карлос мгновенно пожалел о своих словах, но было уже поздно. В глазах Кейтлин вспыхнула обида.

— И тебе доброе утро.

Тони, хихикнув, решила, что пора вмешаться.

— Рада познакомиться с тобой. — Она с дружелюбной улыбкой протянула Кейтлин руку.

— Ты, должно быть, Тони, да? — Девушки обменялись рукопожатием. — Извини за причиненное беспокойство. Если бы Карлос не струсил, тебе бы не пришлось бросить свои дела, чтобы заниматься со мной.

Карлос вздрогнул, как от пощечины.

— Я не струсил! — В глазах его вспыхнул гнев.

Брови Тони поползли вверх.

Кейтлин устало потерла плечи.

— Боюсь, сегодня я не в форме. На мне места живого нет — вчера Карлос загонял меня чуть ли не до смерти. — Она метнула на него многозначительный взгляд. — Представляешь, мне даже губами шевелить больно!

— Довольно, — не выдержал Карлос.

Тони с любопытством наблюдала эту сцену.

— Эй, ребята, — не выдержала она, — может, объясните все-таки, что происходит?

— Ничего, — огрызнулся Карлос. Услышав, как Кейтлин фыркнула, он невозмутимо добавил: — Наша девочка просто устала и не выспалась. Явилась домой под утро, вот и не в настроении.

— Я была дома еще до полуночи, — обиженно нахохлилась Кейтлин.

— На часах было 12:23, — уточнил Карлос.

— Уж не хочешь ли ты сказать, что ждал меня, глядя на часы? — Кейтлин выразительно подняла брови. — Эй, что с тобой? Ты, часом, не ревнуешь?

— Из-за чего? — рявкнул он. — Из-за твоего дурацкого свидания, которое какие-то недоумки организовали специально, чтобы меня позлить?

— Бог ты мой, ну и дела! — присвистнула Тони. — Чувствую себя просто как на минном поле!

— Мы не на войне, — буркнул Карлос.

Кейтлин выразительно передернула плечами.

— Он не в настроении. Вот и пытается все отрицать.

— И не думал даже! — прорычал Карлос. Отшвырнув стул, он выскочил из-за стола. — К твоему сведению, половина здешних вампиров уже в курсе наших отношений!

— Вот это да! — ахнула Тони.

— Между нами ничего нет. И не будет. — Карлос скрипнул зубами. — Потому что на днях я уеду, чтобы найти себе подругу. А ты останешься здесь!

— Ну это мы еще посмотрим, — процедила Кейтлин, угрожающе сузив глаза.

— Ладно, брейк! — Тони поставила пустую тарелку в раковину. — Карлос, убирайся из кухни. Пойди займись чем-нибудь полезным. А ты, Кейтлин, отправляйся в спортзал и поколоти «грушу». Это поможет тебе спустить пар.

— Идет. — Прихватив батончик мюсли и бутылку воды, Кейтлин вышла из кухни.

Тони направилась к двери. Уже взявшись за ручку, она обернулась.

— Ну и зрелище! — Ухмыльнувшись, она покачала головой. — Просто кошачья драка! По-моему, из вас с Кейтлин получится чудесная пара.

— Нет. — Карлос свирепо покосился на нее.

— Проклятие! — прошипела Кейтлин. Она уже три раза метнула нож, пытаясь сразить им Игоря, но результат всякий раз оказывался тот же.

— Ну что ж, по крайней мере ты упорная. — Ухмылявшаяся Тони выдернула нож, воткнувшийся Игорю в пах.

— Послушай, я целилась в грудь. Провалиться мне на этом месте, если вру! — Кейтлин сокрушенно покачала головой.

Тони подошла к ней. На лице ее было написано веселое любопытство.

— Признайся честно, ты наверняка здорово зла на Карлоса? — подмигнула она.

— Нет. Ладно, ладно… да, я зла, как черт. Но если ты думаешь, что я только и жду удобного случая, чтобы кастрировать его, то ты ошибаешься. Потому как после этого он… э-э-э… в какой-то степени утратит свою ценность в моих глазах, согласна?

Тони, хихикнув, разглядывала внушительную коллекцию метательных ножей на бильярдном столе.

— Послушай, если честно, я до сих пор в шоке. Не могу поверить, что вы двое… ну ты меня понимаешь. Господи, да познакомились всего пару дней назад! Откровенно говоря, я была уверена, что он гей.

Взгляд Кейтлин невольно обратился к мату, на котором Карлос только накануне едва не овладел ею.

— Нет. Он определенно не гей.

— А то я не вижу! — хмыкнула Тони. — Между вами просто искры проскакивают!

Пожав плечами, Кейтлин присела на край стола.

— Ты ведь слышала, что он сказал. Он твердо намерен избавиться от меня.

— Знаешь, Йен тоже был уверен, что мы не пара — вначале, конечно. Но потом мне удалось его переубедить.

— Как?

— Борись за него. И не вздумай сдаваться, — зевнув, посоветовала Тони. — Эти мужчины — такие тугодумы. Но иногда нам все-таки удается привести их в чувство.

— М-да… звучит многообещающе. — Кейтлин сложила руки на груди. — А ты давно знаешь Карлоса?

— Около пяти лет. Когда мы учились в Нью-Йоркском университете, мы с ним жили в одном доме и даже на одном этаже. Потом он помог мне выручить мою соседку по комнате, когда она попала в беду. А однажды Карлос спас мне жизнь.

Скажите пожалуйста, подумала Кейтлин, да он и впрямь герой!

— А еще он спас пятерых детенышей-верпардов, — пробормотала она.

— Да. Правда, я мало что об этом знаю. Слышала только, что в итоге они с Фернандо решили их усыновить.

— Этот Фернандо… он тоже верпард? — спросила Кейтлин.

— Нет, он обычный смертный. Не знаю, какова его роль во всей этой истории. Карлос предпочитает помалкивать о том, что случилось тогда в Бразилии. Впрочем, вечером ты сможешь увидеть Фернандо собственными глазами. Он прилетает в Штаты — как я слышала, он согласился побыть с детьми, пока Карлос будет в экспедиции.

— Буду рада познакомиться с ним, — кивнула Кейтлин. — А еще мне не терпится повидать Коко и Ракель. Я уже по ним соскучилась.

— Они рассказывали мне о тебе. Ты им понравилась. — Тони снова зевнула. — Я пообещала, что ты вечером приедешь.

— Спасибо. А где эта школа?

— Ее местонахождение держится в секрете. Тебя телепортирует туда кто-то из вампиров.

— Здорово! Жду не дождусь!

Тони направилась к двери.

— Давай сделаем перерыв. Я уже привыкла в середине дня устраивать нечто вроде сиесты, чтобы вечером подольше побыть с Йеном.

Предложение было принято с энтузиазмом.

— Хорошая идея! — одобрительно кивнула Кейтлин. — Если честно, я здорово не выспалась.

Миновав прихожую, они направились к главной лестнице. И на площадке нос к носу столкнулись с Карлосом. Он увлеченно шкурил перила и даже не сразу заметил их появление.

— В чем проблема? — поинтересовалась Тони.

Вздрогнув от неожиданности, Карлос обернулся.

— Ни в чем, — буркнул он.

Неожиданно Кейтлин захлестнула нежность. Какой милый, умилилась она. Пытался замазать царапины, оставшиеся от его когтей. Она с трудом подавила желание взбежать по лестнице и расцеловать его.

Карлос неторопливо спустился к ним.

— Только что заходил проверить, как там Ангус с Эммой. Все в порядке.

— А мы решили сделать перерыв на пару часов, — объявила Тони, поднявшись на несколько ступенек. — Если я тебе понадоблюсь, я на пятом этаже.

— Ладно. — Карлос двинулся вниз.

— Я иду в постель, — одними губами произнесла Кейтлин.

На какой-то миг их взгляды встретились, и она могла бы поклясться, что его янтарные глаза вспыхнули, словно горящие угли.

— Спи спокойно, Каталина, — беззвучно пробормотал он. И скрылся на кухне.

Она с болью в сердце смотрела, как за ним захлопнулась дверь.

— Эй! — свесившись через перила, негромко окликнула Тони. — Не сдавайся! Слышишь?

Кивнув, Кейтлин побрела к лестнице. Он была уверена, что Карлоса тянет к ней. Он сам признался ей в этом. Но тогда почему он так отчаянно противится этому чувству? Может, хочет ее защитить? Но от чего?

Хорошенько выспавшись, Кейтлин приняла горячий душ и решила, что пора собираться. Вечером ей предстояло увидеть школу, в которой учились Коко и Ракель. Позвонив Шанне, она попросила сестру поподробнее рассказать ей об академии, носившей неожиданное название «Гнездо дракона». Сестра объяснила, что открыла школу с одной целью — чтобы детеныши оборотней, малыши, родившиеся от смешанных бра ков и несколько смертных ребятишек, которые знали о существовании вампиров, могли учиться в такой обстановке, где ничто не мешало бы им быть самими собой.

В настоящее время в ней учились Константин, десяток осиротевших детенышей вервольфов, пятеро маленьких верпардов и две самые обычные девочки, Бетани и Люси.

Заметив, что солнце клонится к горизонту, Кейтлин решила спуститься на кухню. Не успела она выйти из комнаты, как в дверь позвонили. Кейтлин вприпрыжку бросилась открывать дверь, но ее опередили. К тому времени как она спустилась на первый этаж, вышедший из кухни Карлос уже собирался отключить сигнализацию. Набрав сложную комбинацию цифр, он распахнул дверь, и Кейтлин увидела стоявшего на пороге высокого, довольно симпатичного темноволосого мужчину, на лице которого сияла улыбка.

— Карлос! — Незнакомец, швырнув на пол довольно объемистую сумку, вошел в прихожую.

— Фернандо! — Обняв мужчину за плечи, Карлос коснулся щекой его щеки. — Спасибо, что приехал, дружище!

Кейтлин, не упустившая ни слова из их разговора, решила, что они разговаривают на португальском. Не зная, что делать, она забилась в угол — мешать их встрече ей не хотелось, подслушивать было противно.

Фернандо сбросил с плеч тяжелый рюкзак.

— Ну ты же знаешь, я все для тебя сделаю! — С этими словами он крепко прижал Карлоса к груди.

Мужчины с хрустом обнялись. Закрыв глаза, Карлос замер, сжимая друга в объятиях. В прихожей наступила тишина. Кейтлин стояла не шевелясь, задержав в легких воздух и чувствуя в затылке легкое покалывание. Мужчины молчали, но она могла поклясться, что слышит их безмолвный разговор.

Кожа ее покрылась мурашками. Нет, это даже не разговор, пронеслось у нее в голове. Этих двоих связывали какие-то незримые узы, незаметные постороннему глазу, но оттого не менее сильные. Существующая между ними связь была крепка, и, внезапно почувствовав смущение, Кейтлин неловко отвела глаза в сторону.

Мысли лихорадочно закружились у нее в голове. Кейтлин пыталась найти объяснение… и не находила его. Эти двое оба стали опекунами осиротевших детей. Может, они и спасали их вместе? Может, убийство жителей деревни произошло у них на глазах? Возможно, они оба рисковали жизнью, чтобы спасти уцелевших сирот? Но что бы это ни было, Кейтлин могла бы поклясться, что пережитое оставило глубокую рану в душах обоих друзей.

Отодвинувшись, Фернандо погладил Карлоса по щеке.

— Я скучал по твоему лицу, — глухо пробормотал он.

У Кейтлин перехватило дыхание. Ошибки быть не могло — глаза Фернандо сияли любовью. А Карлос… Она задохнулась. В глазах Карлоса стояли слезы. Кейтлин схватилась за грудь. Может быть, это и есть причина, почему Карлос с таким упорством отталкивает ее? Но ведь он поклялся, что он не гей… Проклятие, рассердилась Кейтлин. Ну и где тут логика? Какая-то бессмыслица!

Спохватившись, она еще глубже забилась в угол. Меньше всего ей сейчас хотелось, чтобы мужчины заметили ее присутствие.

Карлос, накрыв лежавшую у него на щеке ладонь Фернандо, осторожно убрал ее.

— Ты скучал по его лицу… — негромко поправил он.

Его лицу? Кейтлин окончательно растерялась.

Фернандо со вздохом отодвинулся. В его глазах мелькнула боль. Кейтлин попыталась юркнуть под лестницу, но Фернандо заметил какое-то движение и обернулся.

— Мы не одни, — все так же на португальском пробормотал он.

Карлос вскинул голову, увидел Кейтлин, и лицо его напряглось.

— Простите, — извинилась, сбегая по лестнице, Кейтлин. В отличие от мужчин она говорила по-английски. — Не хотела вам мешать. Я как раз шла на кухню, собиралась поужинать, — поспешно объяснила она.

— Я уже заказал по телефону пиццу, — буркнул Карлос. — Обещали доставить через четверть часа. Знакомься, это Фернандо Кастело.

— Здравствуйте. А я Кейтлин Уилан. — Она радушно протянула мужчине руку.

— А, так вы и есть Кейтлин? — улыбнулся Фернандо. В его речи слышался легкий акцент. — Коко и Ракель все уши прожужжали мне о вас. Похоже, вы им очень понравились.

— Они мне тоже, — засмеялась Кейтлин. — Жду не дождусь, когда увижу их снова. К счастью, ждать недолго — всего лишь до вечера.

— Что?! — Нахмурившись, Карлос обернулся.

— Я еду в школу вместе с вами, — невозмутимо объяснила Кейтлин.

Карлос покачал головой:

— Нет. Ты никуда не едешь!

— Еще как еду! — упрямо вздернув подбородок, отрезала Кейтлин. — Кстати, меня пригласила Тони.

И без того суровое лицо Карлоса исказилось от гнева, Кейтлин ответила ему не менее свирепым взглядом. Они уставились друг на друга, как два кота перед дракой.

— Очень интересно, — негромко пробормотал Фернандо. — Просто дуэль взглядов. Извините, ребята, в другой раз я бы ни за что не стал вмешиваться, но я в воздухе со вчерашнего дня, только что приехал из аэропорта и предпочел бы принять душ и вообще привести себя в порядок, прежде чем увижусь с детьми.

— Конечно. — Карлос слегка покраснел. — Можешь воспользоваться моей комнатой. Я тебя провожу. — Схватив за ручку дорожную сумку на колесиках, он направился к лестнице.

Фернандо поднял с пола рюкзак. И подмигнул Кейтлин.

— Не волнуйтесь, — заговорщически шепнул он. — Он не гей.

— Я все слышу! — откуда-то сверху прорычал Карлос.

Фернандо, хихикнув, снова подмигнул Кейтлин и бросился догонять Карлоса.

Она смотрела им вслед, пока двое мужчин не скрылись из виду. Как случилось, что обычный человек стал опекуном пяти осиротевших детенышей верпардов, спрашивала она себя. Судя по всему, ей еще многое предстоит узнать. Если она позволит Карлосу уехать в экспедицию без нее, у нее не останется шанса узнать его получше. А он… он найдет женщину своего племени, и она станет его подругой. А потом он забудет ее.

Стало быть, если она твердо намерена заполучить Карлоса, выход только один. Она должна ехать с ним.

Глава 16

— Ух ты… мне нравится! — восхищенно присвистнула Кейтлин, войдя в спальню, которую делили Коко и Ракель. — Люблю яркие краски!

— Вот это моя постель. — Коко растянулась на широченной кровати — пурпурное покрывало было украшено узором из ярко-розовых сердечек.

— Миссис Макфи позволила нам самим выбирать такие вещи, — по-португальски объяснила Ракель, подведя Кейтлин к своей постели. Размерами она не уступала кровати, на которой спала Коко, только покрывало на ней было ярко-розовое, а вместо сердечек узором служили пурпурные короны.

Присев на краешек постели Коко, Кейтлин с любопытством оглядела спальню. Стены комнаты были окрашены в розовый цвет, пол между кроватями покрывал пушистый пурпурный ковер. Тони явно старалась, чтобы обе девочки чувствовали себя как дома. И все-таки спальня имела какой-то унылый сиротский вид, решила Кейтлин. Может, потому, что тут не было ни мягких игрушек, ни всяких забавных пустячков, которые так любят девочки.

Мысленно похвалив себя за предусмотрительность, Кейтлин сунула руку в сумку и вытащила из нее двух матрешек.

— Знаете, у меня их так много, что эти явно лишние. Вот я и подумала — вдруг они вам понравятся? — Она с улыбкой показала их девочкам.

Обе явно обрадовались подарку. А стоило только Кейтлин развинтить одну матрешку и показать, что внутри прячется другая, как малышки, ахнув от изумления, радостно завизжали.

— Одна внутри другой! — благоговейно прошептала Ракель.

Кейтлин протянула каждой по матрешке.

— Спасибо! — Смеясь и щебеча на португальском, малышки принялись развинчивать матрешек.

Кейтлин с улыбкой смотрела на них. Ее сокровища доставили ей больше радости, чем когда они принадлежали ей одной.

Прошло уже больше часа, как она прибыла в школу. Вампирам пришлось изрядно потрудиться — телепортировать Кейтлин, Карлоса и Фернандо вместе с его вещами за один раз не получилось. Малыши-верпарды с нетерпением ожидали их приезда, а увидев Фернандо, они принялись бурно обнимать его, и прихожая наполнилась радостным визгом, смехом и счастливыми воплями.

Кейтлин не могла не заметить, что Фернандо чувствует себя как в своей тарелке — в отличие от Карлоса он радовался и веселился, как ребенок. Нет, она не сомневалась, что Карлос искренне привязан к малышне. Она видела, какая любовь светилась в его глазах, когда он говорил о них. И она уже успела понять, что он готов яростно защищать их — даже ценой собственной жизни, если понадобится. Но по какой-то непонятной причине он как будто боялся открыть им свою душу.

Старшему из детенышей-верпардов, Эмилиано, уже исполнилось шестнадцать. Это был долговязый, немного нескладный подросток, но Кейтлин, приглядевшись, поняла, что со временем из него получится красивый молодой человек, которого будет отличать та же кошачья грация в движениях, что и Карлоса.

Близнецы, Тереза и Тьяго, были чуть младше. Им недавно сравнялось двенадцать. Тереза, с лицом, покрытым толстым слоем косметики, могла смело сойти за двадцатилетнюю. Кейтлин, тяжело вздохнув, решила, что нужно постараться подружиться с ней. Тогда у нее, вероятно, появится возможность ненавязчиво убедить девочку, что ее юное личико очаровательно своей свежестью и не нуждается ни в пудре, ни в яркой помаде.

Увидев Кейтлин, Коко и Ракель наперебой бросились обнимать ее. Сердце у Кейтлин сжалось. Шесть лет и девять… такие юные, такие беззащитные, с тоской думала она, прижимая к себе обеих девочек. Может, она сразу привязалась к ним еще и потому, что ей самой было всего девять лет, когда она потеряла старшую сестру. У нее остались родители и младший брат, и все-таки она чувствовала себя одинокой. А у Ракель и Коко не было никого на свете.

Тони предложила показать гостям школу — Коко и Ракель, держа Кейтлин за руки, шли по обе стороны, ревниво поглядывая друг на друга. Академия «Гнездо дракона» размещалась в трехэтажном здании, построенном в форме буквы «Н». Центральную часть здания занимала администрация. Там же располагались кабинеты для школьных занятий. Юноши и мальчики жили в западном крыле — им были отведены второй и третий этажи. Там же жили холостые преподаватели. Немногие супружеские пары, Йен с Тони и Фил с Вандой, поселились на первом этаже.

Восточное крыло всецело принадлежало представительницам прекрасного пола. Спальня Коко и Ракель была на втором этаже, и первым делом они потащили Кейтлин именно туда.

Она вытянулась на постели Коко.

— А где комната Терезы?

— Рядом с нами. — Коко, высунув от усердия язык, расставила деревянных куколок вокруг своей подушки.

— А каждую ночь дверь в западное крыло запирают на замок, — добавила Ракель.

Кейтлин резко села.

— Как это? — всполошилась она. — То есть вы даже не можете выйти отсюда? А если начнется пожар?

— Нет, что ты! Конечно, можем, — успокоила ее Ракель. — А вот войти внутрь не сможет никто.

Коко рассмеялась:

— Дядя Карлос боится, что иначе сюда будут шастать мальчишки-вервольфы! Вечно твердит, что собакам и кошкам лучше держаться подальше друг от друга.

Кейтлин возмущенно фыркнула.

— Вот как? Хотите, открою вам одну тайну? Все мужчины — собаки! — Девочки дружно расхохотались. — А вам, по-моему, еще рано волноваться из-за мальчиков, — назидательным тоном добавила она.

— Дядя Карлос говорит, что мы — самые драгоценные девочки на свете. Что от нас зависит будущее целого вида.

Кейтлин слегка поморщилась. Разве можно возложить бремя подобной ответственности на детские плечи?!

— Уже решено, что Тереза со временем выйдет замуж за Эмилиано, — сообщила Коко.

— Но Терезе только двенадцать! — возмутилась Кейтлин.

— О, у нее еще куча времени, — поспешила успокоить ее Ракель. — Целых пять лет!

Кейтлин скривилась:

— А что по этому поводу думает сама Тереза? Она не против?

— Ну а за кого еще она может выйти замуж? — Ракель философски пожала плечами. — Только за Эмилиано!

— К тому же она ему нравится, — вмешалась Коко. — Я видела, как он поглядывает на нее за ленчем. — Она подмигнула старшей сестре: — А Тьяго — на тебя!

— Подождите, подождите. — Кейтлин вскочила. — Вам не кажется, что вы еще слишком молоды, чтобы рассуждать о замужестве?

— Мы должны обеспечить выживание вида, — пожала плечами Ракель. — Дядя Карлос так говорит.

Кейтлин схватилась за голову.

— С удовольствием надавала бы вашему дяде Карлосу по мозгам!

Ракель с Коко дружно захихикали.

— Вот бы посмотреть! — повизгивала Коко.

— Ну если кто-то и сможет ему врезать, то только Кейтлин, — добавила Ракель.

Сердце у нее заныло. Карлос не имел права возлагать на их плечи такую ответственность.

— Мне нужно поговорить с Эммой. — Спохватившись, Кейтлин направилась к двери. — Подождете меня пару минут, хорошо?

Супруги уединились в помещении охраны на первом этаже и что-то оживленно обсуждали с Йеном Макфи.

— А, вот и ты! — обрадовалась Эмма, увидев на пороге Кейтлин. — Готова вернуться домой?

— Я бы хотела кое о чем поговорить с вами… если вы, конечно, не против. — Кейтлин подождала, пока Йен выйдет из комнаты, после чего без обиняков перешла к делу.

Ангус с Эммой удивленно переглянулись.

— У меня остались связи в посольствах — в Бангкоке и в Чанг Май. Я хорошо знаю тайский и все диалекты, на которых говорят местные племена в горных районах, куда собирается отправиться Карлос. Я…

Не дав ей договорить, Ангус протестующе вскинул руку:

— По-моему, Карлос говорил, что уже нашел переводчика.

— Как можно доверять совершенно незнакомому человеку? — возмутилась Кейтлин.

— Логично, — повернувшись к мужу, вполголоса буркнула Эмма. — Помнишь, Карлос говорил, какую свинью ему подложил переводчик в Никарагуа?

— Ну я ведь сразу сказал, что в качестве переводчика ее помощь будет просто неоценима. — Ангус с беспокойством покосился на Кейтлин. — А сама экспедиция да еще в джунгли разве тебя не пугает?

— Возможно, нам вообще не придется забираться в джунгли, — улыбнулась Кейтлин. — С самого детства ко мне как магнитом тянет кошек и собак.

— Как интересно! — Эмма, не сводя восхищенного взгляда с Кейтлин, присела на край стола.

— Как-то раз, еще работая на госдеп, я побывала в одном из племен, которое обитало в горах, — продолжала Кейтлин. — Думаю, мы можем просто пожить там несколько дней, чтобы люди-верпарды смогли нас отыскать. Это будет гораздо проще, а Карлосу не придется неделями блуждать по джунглям.

Ангус рассеянно поскреб подбородок.

— Считай, что ты меня убедила. А что думает по этому поводу Карлос?

Кейтлин, замявшись, отвела глаза в сторону.

— Ну, он…

— Насколько я знаю Карлоса, он наверняка против, — вмешалась Эмма. — Держу пари, он считает, что для тебя это слишком опасно.

— Ну что-то вроде того…

— Это действительно небезопасно, — проворчал Ангус.

Эмма сделала большие глаза.

— Ну, мужчины всегда так говорят! Послушай, Кейтлин, если ты уверена, что справишься, я не вижу причин, почему бы тебе не составить ему компанию.

— Спасибо! — просияла Кейтлин.

— Мне бы только хотелось знать почему? — продолжала Эмма. — Почему ты готова сделать это для нас? Я уже заметила, что ты неравнодушна к Карлосу… но ведь он едет туда, чтобы найти себе подругу.

— Знаю. — Кейтлин вздохнула. — Да, я понимаю, что могу потерять его. И все равно хочу ему помочь. Но в первую очередь я хочу помочь детям.

Эмма понимающе кивнула:

— Все ясно. Думаю, она должна ехать. — Она вопросительно посмотрела на мужа.

Ангус колебался.

— Ты уверена, что действительно хочешь этого, девочка? Это может быть опасно. А уж о каком-то комфорте точно можешь забыть.

— Да. Я уверена.

Ангус кивнул.

— Тогда считай, что мое благословение ты получила. А Карлосу я сам скажу.

Благополучно заселив Фернандо, Карлос спустился вниз.

В холле к нему бросилась Тереза. Зубы ее были перемазаны ярко-красной помадой, и Карлос мигом сообразил, что девочка, поджидая его, в волнении кусала губы.

— Можно поговорить с тобой? Только с глазу на глаз!

— Конечно. — Первое, что пришло ему в голову, это что ее напугал один из юных вервольфов, сделавший ее предметом своих вожделений.

Они зашли в комнату.

Тереза заметалась из угла в угол.

— Вообще-то это учительская, но в это время она обычно пустует.

— Я уже заметил. — Какое-то время он молча наблюдал за Терезой. Что бы ее ни тревожило, она явно не решалась завести об этом разговор. — Что случилось, милая? — мягко спросил он. — Кто-то из мальчиков пристает к тебе? Я угадал?

— Нет. — Тереза судорожно стиснула руки.

Тут Карлосу пришло в голову другое предположение. Возможно, у Терезы впервые началась менструация. Это означало, что в ближайшее новолуние она впервые обернется пантерой.

— Ты чувствуешь, что приближается время твоего первого обращения? — осторожно спросил он.

— Я… я не знаю. Н-нет… не думаю. — Тереза набрала полную грудь воздуха. — Я не хочу, чтобы ты ехал в экспедицию! — выпалила она.

— Тут останется Фернандо…

— Дело не в этом, — перебила она. — Я не хочу, чтобы ты рисковал жизнью.

Карлос тяжело вздохнул.

— Ты же понимаешь, что мне нужна подруга. А тебе и остальным девочкам — женщина, которая сможет заменить вам мать. И которая подскажет, что и как, когда подойдет время вашего первого обращения.

Тереза надменно вскинула подбородок.

— Лично мне никто не нужен! Я сама могу позаботиться о себе! И о тебе тоже. Я хочу, чтобы ты выбрал в подруги меня! — выпалила она.

Ошеломленный Карлос даже попятился. Чего-чего, а такого он не ожидал.

— Это очень лестно для меня, но… Тереза, а тебе не жалко Эмилиано? По-моему, он будет в отчаянии.

— Ничего, как-нибудь переживет. В конце концов, он же может жениться на Ракель, а Тьяго — на Коко. И все отлично устроится.

Карлос, вздохнув, открыл дверь.

— Послушай, Эмилиано подходит тебе куда лучше меня. Ему шестнадцать…

— Он — мальчишка! — пренебрежительно фыркнула Тереза. — Разве можно сравнить его с тобой? И потом, он ведь не обладает такими же сверхъестественными способностями, как ты.

— Мои «сверхъестественные возможности» дались мне дорогой ценой, — покачал головой Карлос. — Я бы даже врагу такого не пожелал…

Тереза придвинулась к нему.

— Да, я знаю, чего тебе это стоило. Ты спас нас, но заплатил за это дорогой ценой. И это — самое меньшее, что я могу для тебя сделать.

— Послушай, Тереза, ты мне ничего не должна…

— Но я люблю тебя! — Тереза была непреклонна.

Карлос криво усмехнулся.

— Восхищение — не значит любовь, девочка. Откуда тебе знать, что это такое? Ты еще слишком молода…

— Не смей так говорить со мной! — вспылила она. — Я своими глазами видела, как моих родителей швырнули в огонь, и они сгорели заживо! Я пережила такое, что моим сверстникам и в страшном сне не привидится!

Сердце Карлоса болезненно сжалось.

— Menina, тебе всего двенадцать, — осторожно начал он. — А мне — двадцать восемь. Это невозможно.

Из глаз Терезы хлынули слезы.

— Карлос, я просто хочу помочь. Не сердись! Я не хочу, чтобы ты меня возненавидел…

— Я бы не смог возненавидеть тебя, милая. Просто сядь и посиди тихонько, хорошо? Тебе нужно успокоиться.

— Карлос, ради тебя я готова на все! — пылко объявила она.

Карлос с трудом подавил стон. Что делать? Выскочив из комнаты, он ринулся в офис администрации. К счастью, там оказались Тони с Йеном. Он в двух словах объяснил им, в чем дело, и Тони, велев ему не вмешиваться, побежала успокаивать Терезу.

Карлос в отчаянии метался из угла в угол. Он повернулся к Йену:

— Не знаешь, где Ангус?

— В офисе службы безопасности вместе с Эммой и Кейтлин Уилан.

Карлос оцепенел. Что там делает Кейтлин? Он выскочил в коридор — и нос к носу столкнулся с Ангусом.

— Мне нужно поговорить с тобой.

— Вот и отлично. Мне тоже. — Ангус распахнул перед Карлосом дверь. — Кстати, конференц-зал как раз пуст… очень удачно. Заходи.

Глава 17

— Нет! Она никуда не едет! — Сжав кулаки, Карлос забегал по комнате. От ужаса у него свело живот.

Ангус, привычно заняв место во главе длинного стола, сочувственно поглядывал на метавшегося по комнате Карлоса.

— У нее остались нужные связи, — наконец вмешался он. — Она знает местные наречия. Дьявольщина, да ведь она способна понимать любой язык! Лучшего переводчика, парень, тебе не сыскать…

— Все это я уже слышал, — перебил Карлос. — И не раз. Мое решение неизменно. Она никуда не едет.

— Предпочитаешь бродить по джунглям, даже не зная толком, водятся ли там дикие кошки, и если да, то где? Послушай, парень, благодаря Кейтлин они сами придут к тебе! Она их притягивает как магнитом.

— Это слишком опасно. Мы не можем рисковать ею.

— Кейтлин уверена, что ей это по силам.

— Ангус, она может говорить что угодно, но это не так! У нее сильная воля и крепкая психика, но физически она слабее котенка!

— Она едет, — мягко, но решительно прервал его Ангус. — Финансирую экспедицию я, стало быть, и последнее слово тоже за мной.

Это был удар ниже пояса. Обида и гнев на какой-то миг оказались сильнее, и Карлос потерял контроль над собой. По телу его пробежала дрожь, пальцы свело судорогой, а в следующее мгновение руки Карлоса превратились в мощные лапы, покрытые черной блестящей шерстью. Скрипнув зубами, Карлос попытался взять себя в руки. На лбу его выступили капли пота, и через минуту его руки вновь обрели нормальный вид.

Ангус, подперев голову руками, с интересом наблюдал эту сцену.

— Вот так номер! Частичное обращение? Мне уже доводилось слышать, что ты можешь обращаться в любое время, не только в полнолуние, да я не верил. Выходит, ты альфа?

— Этот термин применим только к вервольфам. — Карлос с кривой усмешкой покачал головой. — У оборотней семейства кошачьих все по-другому.

— Почему?

Карлос мысленно застонал.

— Послушай, Ангус, это не имеет никакого отношения к моей экспедиции.

— Ну и ладно. Просто мне любопытно, как это происходит у твоих сородичей. — Было ясно, что Ангус не отстанет.

Карлос, махнув рукой, опустился на стул.

— Когда верпарды появляются на свет, считается, что они на первом уровне. Они обращаются исключительно в полнолуние.

— Как Эмилиано, — понимающе кивнул Ангус.

— Да. — Карлос потер лоб. — Я нахожусь на третьем уровне, поэтому и обладаю гораздо большими способностями. Я могу обернуться, когда захочу. Я гораздо сильнее верпарда первого уровня. И бегаю я быстрее. К тому же, обернувшись, я способен общаться телепатически.

— Очень интересно. А что ты сделал, чтобы достичь подобного уровня? — с любопытством спросил Ангус.

Кривая усмешка, скользнувшая по губам Карлоса, была исполнена горечи.

— Ну, нам, верпардам — в отличие от вервольфов, — для этого совсем не обязательно изнурять себя долгими тренировками. Все гораздо проще. Нужно только умереть.

— Что?! — Ангус оцепенел.

— Да. — Карлос угрюмо кивнул. — Спасая ребятишек, я умер дважды. Так что это моя третья жизнь. Помнишь поговорку, что у кошки, мол, девять жизней? Не знаю, как там насчет кошек, но в отношении верпардов это правда.

Ангус таращился на него.

— Ты умер?! Дважды?! — Он потрясенно покачал головой.

— Честно говоря, мне не хочется об этом вспоминать.

— Но ведь ты говорил, что твоих сородичей перебили всех до единого! Если ты смог вернуться к жизни, тогда почему они…

— Их тела изрубили на куски и швырнули в огонь, — перебил Карлос. Зажмурившись, он попытался отогнать страшные воспоминания. — Ни один верпард не в состоянии ожить после этого…

— Ясно. Извини.

Карлос судорожно вздохнул.

— Я слишком часто видел, как умирают люди. Я не могу подвергнуть опасности еще и жизнь Кейтлин. Ее смерти я не переживу.

— Послушай, парень, вы можете воспользоваться гостеприимством одного из местных племен и подождать, пока твои сородичи сами придут к вам. Вряд ли вам в этом случае будет угрожать опасность.

— Опасность, которая таится в джунглях, это еще не все, Ангус. — Карлос тяжело вздохнул. — Главную опасность для нее представляю я сам. Неужели ты еще не понял, что она задумала? Она хочет отправиться вместе со мной, чтобы… соблазнить меня.

Уголки губ Ангуса смешливо задергались.

— Что для тебя хуже смерти, верно, парень?

— Возможно, — сквозь зубы процедил Карлос.

— Почему? Хочешь сказать, что уже не владеешь собой?

— Ты не понимаешь, до какой степени я хочу ее! — хрипло прошептал он.

— Ну конечно! — В глазах Ангуса на мгновение вспыхнул гнев. — Еще как понимаю! Думаешь, я не знаю, с каким неистовством мужчина может желать любимую женщину?! Но если ты хочешь Кейтлин, то какого дьявола ты затеял всю эту бодягу с поисками подруги?

— Кейтлин не принадлежит к верпардам.

— И что? Кто тебе мешает укусить ее и сделать одной из вас? Насколько я знаю, у вервольфов это обычное дело.

Карлос, вскочив, снова заметался по комнате.

— Все не так просто! — рявкнул он. — Межвидовые изменения требуют полной генетической перестройки всего организма. Я своими глазами видел, как в муках умирали люди — и мужчины, и женщины, — слишком слабые физически, чтобы выдержать подобное.

— Да, наверное, это было ужасно. — Ангус слегка поморщился. — Но ведь наверняка были и такие, кто смог это пережить. С виду ты больше походишь на европейца, чем на кого-то из коренных жителей Южной Америки. Думаю, членам твоего племени не раз приходилось принимать в свою среду людей, а потом превращать их в оборотней.

— Так оно и есть, — вынужден был согласиться Карлос, — но это происходило постепенно на протяжении пятисот лет. Когда на земли, где обитало мое племя, впервые ступила нога португальских завоевателей, они часто насиловали наших женщин. Дети, ко торые появлялись на свет, чаще всего оказывались обычными смертными, но мне хочется верить, что в их генах осталось что-то от их предков-верпардов. Сейчас, после многих сотен лет перекрестного скрещивания, в Бразилии наверняка насчитывается несколько тысяч людей, у которых ДНК верпардов.

— А какие-нибудь факты, подтверждающие это, у тебя есть? — поинтересовался Ангус.

— Нет. Это просто теория. Я думаю, люди, чья ДНК частично несет в себе признаки верпардов, единственные, кто в состоянии пережить подобное превращение. Но как это проверить? Лабораторные исследования невозможны, поскольку мы хотим, чтобы наше существование оставалось тайной.

— Ясно, — кивнул Ангус. — Может, Роман мог бы помочь — в его распоряжении есть хорошая лаборатория.

— Но даже если моя теория верна, все равно это нам не поможет. Кейтлин никак не может оказаться носителем ДНК верпардов. Так что мой укус наверняка окажется для нее смертельным. Я не имею права рисковать ее жизнью.

Ангус задумчиво побарабанил пальцами по столу.

— Это мне понятно. Я до сих пор считаю, что смерть Эммы — на моей совести. Даже не хочется вспоминать, что я тогда пережил…

— Я не могу отправиться в экспедицию вместе с ней. — Карлос сел напротив него. — Мне придется снова и снова отталкивать ее…

— Ну так скажи ей правду! Она имеет право хотя бы знать, почему ты так поступаешь.

Карлос оцепенел.

— Нет… ни за что! Она наверняка скажет, что мы должны попробовать.

— Это ее жизнь, — пожал плечами Ангус. — И выбор тоже за ней.

— Нет! — Карлос сорвался со стула и снова заметался по комнате. — Я не позволю ей решать! Если она умрет по моей вине, как я смогу с этим жить?!

— Но зато, если она выживет, вы оба сможете быть счастливы, — возразил Ангус.

— Я не хочу рисковать ее жизнью. — Карлос провел рукой по растрепанным волосам. — Я не говорил тебе, Ангус… но именно это когда-то и стало причиной резни. Мой двоюродный брат женился на женщине из Сан-Паулу, и она захотела, чтобы он обратил ее в верпарда. Она умерла спустя неделю после их свадьбы. Ее отец был богатым и влиятельным человеком — обезумев от ярости, он послал в джунгли наемников, и те вырезали всех моих сородичей.

Ангус побледнел до синевы.

— А теперь попытайся представить себе, как поступит Шон Уилан, если я стану причиной смерти его дочери. — Карлос упал на стул. — Можешь не сомневаться, он найдет способ уничтожить всех нас.

— Значит, забудь об этом. Если ты любишь Кейтлин, то сделаешь все, чтобы ее защитить. — Ангус поднялся из-за стола. — Но я по-прежнему считаю, что она должна ехать с тобой. Иди, Карлос. Даю тебе на сборы неделю.

— Да, сэр.

Ангус направился к двери. Уже на пороге он внезапно обернулся:

— Но прежде чем вы уедете, я хочу, чтобы вы оба сдали кровь. Пусть Роман исследует ее в своей лаборатории.

— Зачем?

— Сам не знаю. — Ангус с улыбкой пожал плечами. — Но если кто-то и сможет помочь вам, ребята, то только Роман.

Близился день отъезда. Кейтлин надеялась, что Карлос хоть немного смягчится, но он демонстративно старался держаться от нее подальше. При этом он занимался с ней сам. Каждый день Кейтлин до изнеможения метала ножи, стреляла и орудовала колом. Карлос оказался суровым и требовательным настав ником. Она уставала до такой степени, что у нее не было сил даже кокетничать с ним.

Она связалась со своими знакомыми в посольствах Бангкока и Чанг Мая, попросив оформить им визы на случай, если им придется пробыть в стране больше месяца. Забронировала билеты на самолет и номера в гостинице. Она из кожи вон лезла, стараясь, чтобы он заметил, насколько полезной она оказалась. А в результате удостоилась всего лишь ворчливого «спасибо».

Шанна отвезла их в аэропорт.

— Господи, мы же только встретились, — сквозь слезы твердила Шанна. — Даже не верится, что мы снова расстаемся!

— Между прочим, она едет не одна, — брюзгливо напомнил Карлос.

— Отвечаешь за нее головой! — Высвободившись из объятий сестры, Шанна смерила его испепеляющим взглядом. — Если с ней что-то случится… если хотя б один волосок упадет с ее головы…

Карлос оскорбленно расправил плечи.

— Клянусь, что буду защищать ее до последнего вздоха! — процедил он.

— О-о-о… как романтично! — проворковала Кейтлин, кокетливо хлопая ресницами. В ответ он что-то злобно рыкнул.

— Это весь ваш багаж?! — Шанна удивленно вытаращила глаза, увидев в руках Карлоса два рюкзака.

— Карлос настаивает, чтобы мы путешествовали налегке, — скривилась Кейтлин.

— Интересно, а как ты потащишься через джунгли, волоча с собой чемодан? — ядовитым тоном поинтересовался Карлос.

— Ты прямо Индиана Джонс, — хихикнула Шанна.

— Только кнута не хватает. — Кейтлин с улыбкой оглядела свои шорты и удобные высокие ботинки на шнуровке.

— Оружие купим по прилете, — объявил Карлос. — Я уже обо всем договорился.

— Послушай, Кейтлин, это может быть опасно. — В глазах Шанны мелькнула тревога. — Ты уверена, что хочешь ехать?

— Лично я считаю, что ей там вообще нечего делать! — воспользовавшись удобным случаем, рявкнул Карлос.

— Конечно, хочу, — уперлась Кейтлин. — Не обращай внимания на Карлоса. Он вечно брюзжит — такой уж у него характер.

Карлос обиженно засопел.

Шанна в последний раз обняла сестру.

— Знаешь, пожалуй, я поеду. А то, чего доброго, расплачусь. — Она поспешно юркнула в машину и через минуту уже исчезла за углом.

Спустя без малого час Кейтлин уже сидела рядом с Карлосом, с любопытством оглядывая салон «Боинга-747», на котором им предстояло лететь в Бангкок. Карлос великодушно уступил ей место возле иллюминатора.

— Как мило со стороны Ангуса взять нам билеты в салон первого класса! — восхищенно щебетала она, пристегивая ремень.

— Как замечательно, что мы летим вместе, — проворковала Кейтлин, кокетливо придвигаясь к нему. — Ты такой приятный собеседник.

Карлос метнул в ее сторону негодующий взгляд.

— Ты так и собираешься трещать всю дорогу?

— Да, — с милой улыбкой кивнула Кейтлин.

Карлос, закатив глаза, мученически застонал.

Не успел самолет взмыть в воздух, как им принесли поесть, потом потушили верхний свет. Пассажиры, откинув спинки кресел, приготовились вздремнуть.

Кейтлин незаметно скосила глаза на Карлоса.

— Решил по ходу дела отрастить усы? — шепнула она.

— Просто не успел утром побриться, — проворчал он.

— Нет, я имею в виду — настоящие усы. Ну я хочу сказать, когда ты…

Карлос смерил ее хмурым взглядом.

— Советую отложить этот разговор до тех пор, пока мы не останемся одни. Ты меня поняла?

— А что такого? — запротестовала Кейтлин. — Просто я жду не дождусь, когда собственными глазами увижу, как ты… Ну ты понимаешь.

— Надеюсь, что ты никогда этого не увидишь. Потому что если это случится, значит, нам угрожает смертельная опасность. — Карлос повернулся так, что его глаза оказались как раз напротив ее собственных. — Послушай, я тут подумал, — туманно начал он, — и решил, что нам безопаснее делать вид, что мы муж и жена. Так мне будет легче защитить тебя.

Кейтлин от удивления открыла рот.

— Ты делаешь мне предложение?!

— Нет! — прорычал Карлос. — Всего лишь предлагаю сделать вид, что мы муж и жена. Ради твоей же собственной безопасности.

— А-а-а… — Кейтлин улыбнулась. — А с твоей стороны мне ничто не грозит?

— Нет. — На скулах Карлоса заходили желваки.

— Но я заказала два отдельных номера в отеле! — спохватилась Кейтлин.

— Попросим совместный. Я могу спать на полу.

— Но тебе же будет неудобно, — запротестовала Кейтлин.

— Ничего, это какие-то две ночи. А потом нам предстоит спать в джунглях на голой земле. Как тебе такая перспектива?

Кейтлин скорчила недовольную гримасу.

— Честно говоря, я рассчитывала, что мы воспользуемся гостеприимством одного из местных племен. Они живут в хижинах на сваях.

— Помимо этого, я бы хотел, чтобы ты сразу поняла одну вещь. В этой экспедиции командую я.

— Неужели?

— Я опытнее. Если ситуация станет опасной, ты должна слушаться меня беспрекословно. Иначе я не могу гарантировать твою безопасность.

— Здорово! Ну раз так, не вздумай сообщить своему приятелю-профессору или проводнику, что я понимаю каждое их слово. Ты меня понял?

— Но почему? — вытаращил глаза Карлос.

— Хочу понять, можно ли им доверять. Иначе я не могу гарантировать твою безопасность, — с хмурой улыбкой добавила она.

— Отлично. Значит, договорились. — Он откинулся на спинку сиденья. — Будем прикрывать друг другу спину.

— Я готова прикрывать любую часть твоего тела, которой тебе будет угодно повернуться ко мне, — промурлыкала Кейтлин.

Карлос возмущенно фыркнул.

— А еще я бы не отказалась узнать о тебе побольше.

— Незачем, — пожав плечами, буркнул он.

— А вот тут я с тобой не согласна. Мне нужно знать о тебе все — тем более если я хочу сойти за твою жену. А с твоей стороны было бы благоразумнее не ерепениться, а вести себя, как подобает любящему мужу. А то никто не поверит, что мы женаты.

— Может, у нас не слишком счастливый брак, — криво усмехнулся Карлос.

— Какой ты гадкий! — проворковала Кейтлин. — Мы еще и пожениться не успели, а ты уже ссоришься!

Карлос, не удержавшись, хихикнул.

— Ну вот, уже лучше, — улыбнулась Кейтлин. — В конце концов, наверное, я все-таки нравлюсь тебе, раз уж ты решил на мне жениться.

— Я сказал — сделать вид, что мы женаты, — буркнул Карлос. — И… да, черт возьми, ты мне нравишься! Еще как! Иначе бы я так не волновался за тебя.

— Именно поэтому всю эту неделю ты выжимал из меня все соки, да?

— Да. И я был чертовски зол — из-за тебя все мои планы пошли кувырком.

— Но я ведь только хотела помочь! Ну пожалуйста, расскажи мне о себе.

— Не сейчас. Нас могут услышать.

— Говори по-португальски, — предложила Кейтлин. — Я пойму.

— Будь по-твоему. — Карлос тяжело вздохнул. — Но сначала ты должна объяснить, почему тебе пришлось бросить работу в госдепе. Что это за темная история, из-за которой тебе пришлось уйти?

— Это было давно. — Кейтлин смущенно поерзала.

— Как твой предполагаемый муж, я должен об этом знать, — уперся Карлос. — Погоди, попробую догадаться… во время одного из приемов ты случайно лягнула посла в пах?

— Нет. — Кейтлин расхохоталась. — Просто я помогла одной женщине уехать из страны. Теперь она и ее друзья в Штатах, в полной безопасности.

— Ей что-то угрожало?

— Ее отец приказал убить ее, чтобы спасти честь рода. Считал, что она опозорила семью, а речь шла всего лишь о вполне безобидных привычках, которые она приобрела, когда побывала на Западе.

— Отец считал, что она заслуживает смерти? — Карлос поморщился.

— Да. Он устроил скандал, выяснив, что это я помогла ей сбежать из страны. У меня были серьезные неприятности. Но я ни о чем не жалею.

Карлос кивнул. Взгляд его обычно суровых глаз заметно смягчился.

— Ты храбрая женщина, — с невольным восхищением пробормотал он.

Она улыбнулась.

— Ну тогда, как муж, ты должен гордиться, что у тебя такая храбрая жена! А теперь твоя очередь.

— Ладно. — Карлос с тяжелым вздохом повернулся к ней. — Что ты хочешь знать?

Глава 18

Кейтлин огляделась — сидевшая через проход от них пожилая дама мирно клевала носом. В салоне первого класса царил полумрак. Единственным звуком, нарушавшим сонную тишину, был шум работающих двигателей. И хотя салон был заполнен до отказа, Карлосу вдруг показалось, что они одни. Что самое странное, это нисколько не тяготило его. Впервые за много лет он чувствовал себя в мире с самим собой.

— Расскажи мне о своем детстве, — шепотом попросила она.

Это было сказано по-английски, однако Карлос, решив, что кто-то из пассажиров может еще не спать, благоразумно перешел на португальский.

— Сколько себя помню, мы всегда вели двойную жизнь. Лето обычно проводили вместе с племенем. Замечательное было время — мы, мальчишки, никого не боясь, с утра до вечера бегали по джунглям. На зиму мы переезжали в город — но в полнолуние всегда возвращались в деревню.

— Именно тогда вы и…

— Проклятие… да! В первый раз это происходит только, когда начинается переходный возраст.

— Стало быть, Ракель и Коко еще не умеют этого делать?

— Нет, они еще малы. — Карлос мысленно отметил, что Кейтлин тщательно выбирает слова, на случай, если их подслушивают. — Впрочем, и Тереза с Тьяго тоже. Только Эмилиано.

— А где вы жили зимой?

— В Рио. Мой отец был редактором в местной газете.

— Шутишь!

— Ничуть. Он любил свою работу. К тому же она давала некоторые преимущества — к примеру, отец мог заранее принять меры, чтобы слухи о нашем народе никогда не просочились в газеты.

— Ах, вот оно что… Предусмотрительно.

— Да. — Карлоса захлестнула тоска. — Отец был умный человек. И самый лучший на свете отец. Он был вождем нашего племени.

— Ты потерял его… — Кейтлин сочувственно накрыла его руку своей.

— Его убили пять лет назад. В Лето Смерти — так я называю его с тех пор.

— Мне очень жаль. Коко и Ракель упоминали об этом, но не вдавались в подробности. Я поняла, что им до сих пор больно об этом вспоминать.

Карлос молча кивнул. Ему так и не удалось заставить их забыть, с тоской подумал он. Впрочем, это не его вина. Как он мог залечить раны в их детских душах, если в его собственной душе до сих пор зияла незаживающая рана?

— Ты сказал Лето, — прошептала Кейтлин. — Выходит, этот ужас продолжался не один день?

— Да. — Ее рука по-прежнему сжимала его ладонь. Это было так здорово, что Карлос незаметно повернул руку, и их пальцы сплелись. — В джунглях тогда на расстоянии двадцати миль друг от друга жили два племени. В тот день мы с братом сели в джип и поехали к нашим соседям.

— У тебя есть брат?

— Был.

— О нет! — сдавленно ахнула Кейтлин.

— Мы с Эрико собирались навестить кузена. За неделю до этого он женился, а мы не были на свадьбе — сдавали последние экзамены. Уже подъезжая к деревне, мы услышали крики. Душераздирающие крики. Даже издалека мы заметили висевшее над деревьями облако черного дыма. Потом почувствовали ужасающий запах. Мы спрятали джип в джунглях, взяли ножи и незаметно подошли к деревне с севера.

— На деревню напали, — упавшим голосом прошептала Кейтлин.

— У них были автоматы. — Карлос на мгновение закрыл глаза — на него вновь нахлынули воспоминания. — Тех, кто пытался бежать, чтобы спрятаться в джунглях, косили очередями. Повсюду слышались выстрелы и крики.

— И что вы сделали? — Кейтлин стиснула его руку.

— Мы с Эрико незаметно пробрались в ближайшую хижину, ту, что стояла возле самых зарослей. Отыскали Терезу и Тьяго и отвели их к джипу. А сами вернулись… — И наткнулись на одного из убийц, который как раз в этот момент вытаскивал плачущего малыша из-под каноэ. Карлос, метнув нож, прикончил мерзавца на месте, но когда он бросился к малышу, в воздухе засвистели пули. Мальчик погиб мгновенно. Раненому Карлосу каким-то чудом удалось скрыться в джунглях. Там он потерял сознание.

Это была его первая смерть. Эрико перетащил его в джип, потом отвез его и спасенных близнецов в свою деревню. Через пару часов Карлос очнулся. И началась его вторая жизнь.

— Значит, ты очнулся? — тормошила его Кейтлин. — Но что произошло?

Карлос молчал. Он до сих пор не понимал, хочется ли ему рассказывать Кейтлин о том, что ему уже случалось умирать. Причем дважды.

Карлос неловко откашлялся.

— Потом мы вернулись. Из жителей соседней деревни не спасся никто. Их мертвые тела швырнули в огонь, а потом сожгли и саму деревню.

— Господи, какой ужас! Кому пришло в голову сотворить такое?

Карлос угрюмо пожал плечами.

— Хочешь знать, что их толкнуло на это? Ярость. Ненависть. Алчность. Человек, который за всем этим стоял, жаждал мести. Потом, спустя какое-то время, он попытался купить землю, где прежде была сожженная деревня.

— Надеюсь, его арестовали?

— Нет. Мы с братом поехали в полицию. Выдвинули против него обвинения. Он испугался. И решил, что лучший способ избежать ареста — уничтожить свидетелей.

— И тогда он напал на ту деревню, где жило ваше племя?

Карлос, закрыв глаза, устало откинул голову на спинку сиденья.

— Если бы я тогда промолчал, мои сородичи, возможно, сейчас были бы живы, — глухо пробормотал он.

Кейтлин, нагнувшись к нему, в первый раз заговорила по-португальски.

— Не смей себя винить! — запальчиво прошептала она. — Ты все сделал правильно. Я уверена, твой отец согласился бы с этим.

— А он и согласился. — Карлос, открыв глаза, в который уже раз подумал, как ему чертовски повезло, что рядом с ним Кейтлин.

— Я думаю, что негодяй, устроивший резню в первой деревне, собирался уничтожить и вторую. И твое молчание ничего бы не изменило, — уверенно заявила она. — Думаю, его целью с самого начала было уничтожить ваш народ.

— Фернандо тоже уверен в этом, — мрачно кивнул Карлос.

— Фернандо? — изумилась она. — А какова его роль в этой истории?

— Эрико познакомился с Фернандо в колледже. Они… стали очень близки. После резни в первой деревне мы с Эрико отвезли Терезу и Тьяго в Рио — родители Фернандо обещали позаботиться о них. Фернандо вызвался помочь местным жителям, поэтому, когда мы вернулись к племени, он поехал с нами.

— И тогда произошло второе нападение…

— Да. — Карлос тяжело вздохнул. — Убийцы явились ночью, прикончили двоих мужчин, которые стояли на страже, прежде чем те успели поднять тревогу. И после этого началась резня.

Представив себе этот ужас, Кейтлин содрогнулась.

— Эрико велел Фернандо сесть в джип, отогнать его подальше, а потом спрятать машину в джунглях. Мои сородичи попытались вступить в бой, но что они могли сделать? Они успели сделать только несколько выстрелов, а потом их стали косить очередями из автоматов. Родителей убили у меня на глазах…

— Господи… мне очень жаль!

— Потом эти мерзавцы развели огромный костер, чтобы уничтожить тела. Мы с братом ползали от хижины к хижине, пытаясь спасти детей. Так мы обнаружили Коко, Ракель и Эмилиано — каким-то чудом нам удалось сбежать и скрыться в джунглях. Мы усадили их в джип, а сами вернулись в деревню и снова стали искать выживших. И тогда нас подстрелили.

— О нет!

— Раны Эрико оказались серьезнее моих. Каким-то чудом мне удалось дотащить его до леса, а потом я потерял сознание. Не помню, что было потом. Спустя какое-то время нас обнаружил Фернандо. Он перетащил меня в джип, а сам вернулся за Эрико. — Карлос сжал руку Кейтлин. — Но опоздал. Эти мерзавцы наткнулись на брата и швырнули его тело в огонь.

— Какой ужас! — Из глаз Кейтлин хлынули слезы.

— Фернандо отвез меня и детей в Рио, к своим родителям. — Карлос предпочел умолчать о том, что именно тогда он умер во второй раз. — Едва оправившись, я с головой погрузился в дела. Сначала пришлось решить вопрос с землей, которая принадлежала нашему племени, — я сдал ее в аренду нефтедобывающей компании, а на полученные деньги купил в Рио дом для своих сирот. Я уже решил, что стану для них отцом. Но когда Фернандо предложил, что станет вторым опекуном, я с радостью согласился.

— Очень великодушно с его стороны, — прошептала Кейтлин.

— Фернандо сказал, что это — самое малое, что он может сделать для тех, за кого Эрико отдал жизнь. Он очень его любил… — Карлос смахнул с ресниц слезы. — Мы с Фернандо забрали детей и поселились все вместе в купленном мною доме. Естественно, соседи решили, что мы с ним… Но секс тут ни при чем. Не знаю, что бы я делал без него… наверное, сошел бы с ума. Он стал той ниточкой, которая привязывала нас к жизни — меня и детей.

— Тебе повезло, что у тебя был Фернандо.

— Да. Только спустя год я понял, чего это ему стоило. Понимаешь, мы с Эрико были близнецы. Он был точной копией меня самого.

— Точной копией? — ахнула Кейтлин.

— Да. И Фернандо каждый день был вынужден видеть мое лицо. Мое присутствие было для него мукой. Я не раз замечал, как он смотрит на меня с любовью и мукой в глазах… И тогда я понял, что мне лучше уехать.

— Как это грустно. — По щеке Кейтлин скатилась слеза.

Карлос осторожно смахнул ее ладонью. Он сам с трудом удерживался от слез.

— Меня много лет мучила мысль, что Фернандо просто перепутал нас с братом. И только когда я пришел в себя, понял, что спас не того…

— Ох, Карлос! — Кейтлин сжала в ладонях его лицо.

— Я никогда не рассказывал об этом ни одной живой душе, — прошептал он. — Все пять лет я боялся, что Фернандо жалеет, что тогда спас меня, а не Эрико.

— Не говори так! — взмолилась Кейтлин. — Он хотел спасти вас обоих! Фернандо не выбирал, кого из двух ему нужно спасти, — просто ему не оставили выбора.

— Если бы ты знала, как я скучаю по брату! — Карлос зажмурился. — Понимаю, что детям тоже нелегко… и не знаю, как им помочь.

— Ты прекрасно справляешься.

— Теперь ты понимаешь, почему я должен найти подругу, которая заменила бы им мать?

— Да.

— Я бы отдал все на свете, чтобы это была ты. — Он погладил ее по щеке.

— Я тоже.

Карлос со вздохом убрал руку.

— Иногда понимаешь, что поступаешь правильно… и все равно больно.

— Да, — кивнула Кейтлин. — Тебе нелегко было рассказать мне об этом… но я рада, что ты это сделал. Спасибо.

— Давай немного поспим. — Закрыв глаза, Карлос какое-то время слушал, как Кейтлин ворчит, пытаясь устроиться поудобнее. Потом он услышал глубокое, ровное дыхание и понял, что она уснула.

Затаив дыхание, Карлос осторожно притянул ее к себе, устроив ее голову у себя на плече. Аромат ее волос и кожи окутал его, и в душе его наконец воцарился мир. Уже засыпая, он вдруг с ошеломляющей отчетливостью понял, что это не просто физическое влечение. И даже не страсть.

Это любовь.

Кейтлин отчаянно зевала.

— Тебе совершенно не обязательно идти со мной, — твердил Карлос. Профессор хорошо говорит по-английски. Отправляйся в отель и отоспись.

— Нет. Со мной все в порядке. Чем сидеть в отеле, лучше уж подышать свежим воздухом. — Кейтлин хотелось размять ноги после долгого перелета.

Приземлившись в аэропорту Бангкока и обменяв доллары на баты, они взяли такси и отправились в отель.

Они зарегистрировались в тихом, удобном отеле, куда Кейтлин частенько селила приезжих знаменитостей еще в те годы, когда работала в посольстве. Приняв душ, они спустились и перекусили в ближайшем ресторанчике. Как выяснилось, оба любили тайскую кухню. А потом снова взяли такси и отправились в университет, где преподавал знакомый Карлоса.

— Он ожидает нас? — спросила Кейтлин, когда они отыскали здание факультета.

— Да, я позвонил ему, пока ты была в душе. — Карлос нажал кнопку лифта. — Его офис на третьем этаже.

Не прошло и нескольких минут, как они отыскали нужную дверь. Их встретил коротышка с круглым лицом, на котором сияла приветливая улыбка. На носу у него красовались толстые очки, из-за которых глаза его казались огромными. Жидкая прядь темных волос едва прикрывала лысую голову, блестевшую, как отполированный бильярдный шар.

— А-а-а, вы, наверное, Карлос! — Прижав обе руки к груди, коротышка церемонно поклонился. И тут заметил стоявшую рядом Кейтлин. — Вы привезли с собой очаровательную леди! — протянул он, с любопытством разглядывая ее.

— Моя жена, Кейтлин… Пантерра.

Кейтлин невольно улыбнулась, хотя эта фраза неприятно задела ее. Она не могла не заметить, с каким трудом Карлос выдавил ее из себя.

— Ваша жена? — Профессор захлопал глазами и стал еще больше похож на сову. — А я не знал, что вы женились.

— В самом деле? — Кейтлин театрально вздохнула. — Так я и знала. Мой муж так погружен в работу, что иногда забывает о моем существовании.

Карлос сердито покосился на нее.

— Я никогда не забываю о тебе… — он скрипнул зубами, — дорогая.

— О, ты такой милый! — Кейтлин повисла у него на руке, словно бы случайно прижавшись к нему грудью.

Карлос, что-то прошипев, выразительно поднял бровь.

— Дорогая, позволь представить тебе профессора Супата Сатапатпаттана.

— Рада познакомиться с вами, профессор Салапат-патман. — Сложив ладони, Кейтлин церемонно склонила голову.

— Его зовут Сатапатпаттана, — вполголоса поправил Карлос.

— Ну а я как сказала? — Кейтлин с невинным видом захлопала глазами.

— Прошу вас, зовите меня просто Пат. — Ничуть не обидевшись, профессор добродушно хохотнул. — Присаживайтесь. — Он снова уселся за стол.

Кейтлин с Карлосом устроились напротив него.

— Должен сразу сказать, что цель вашей экспедиции пробудила во мне интерес, — потирая пухлые ручки, начал профессор. — Если удастся получить факты, подтверждающие существование людей, способных оборачиваться кошками… Это станет величайшим научным открытием нашего века!

— Несомненно, — пробормотал Карлос.

— А уж принять участие в этой экспедиции великая честь для меня! — сияя, захлебывался от восторга профессор. — И для нашего университета тоже!

Кейтлин внезапно от души пожалела коротышку-профессора. Если Карлосу удастся отыскать верпардов, он сделает все, чтобы их существование так и осталось тайной. Так что надеждам профессора не суждено сбыться.

Пат расстелил перед собой карту.

— Это для вас. Красным кружком я отметил место, где был убит оборотень.

— Предполагаемый оборотень, — невозмутимо поправил Карлос.

— Ну вы же не думаете, что это слухи, — запротестовал Пат. — Вряд ли вы проделали весь этот долгий путь только ради того, чтобы послушать местные легенды. Неужели вы тоже не верите, что оборотни существуют?

В глазах профессора внезапно мелькнуло отчаяние, и это почему-то очень не понравилось Кейтлин. Почему он так горит желанием отыскать оборотней? Что им движет: жажда славы или что-то еще?

— Если честно, Пат, легенды о странных, сверхъестественных существах можно услышать в любой стране мира, — пожал плечами Карлос. — Снежный человек, Лох-Несское чудовище, чупакабра… всех не перечесть. Куда сложнее отыскать доказательства их существования.

— А у нас есть доказательства, — заторопился профессор. — Показания очевидца. — В волнении он сжал руки в кулаки. — Карлос, я уверен, ты отыщешь этих оборотней! Ты должен это сделать!

Нет… тут определенно что-то не так. Сделав безмятежно-глупое лицо, Кейтлин уткнулась в карту, старательно продолжая играть роль пустоголовой блондинки. Насколько она могла судить, красным кружком на карте была отмечена холмистая местность в северо-западу от Чанг Май.

Сделав глубокий вдох, профессор попытался взять себя в руки.

— Я нашел вам проводника — он встретит вас в Чанг Май. Его зовут Танит, он неплохо говорит по-английски.

— Отлично. Спасибо, Пат. — Карлос осторожно свернул карту. — Наш самолет прилетает в Чанг Май завтра в четверть пятого вечера.

— Просто жду не дождусь! — восторженно закатив глаза, проворковала Кейтлин. — Я читала об этих местах, пока искала в Инете отель. Оказывается, там есть древний город, представляете? И еще базар, где торгуют по ночам! У меня уже заранее слюнки текут при мысли, чего я там накуплю!

— Никаких базаров! — сурово отрезал Карлос.

— Но, милый, а подарки детям?! — заныла Кейтлин.

— Все, что ты там накупишь, нам потом придется тащить на себе через джунгли! А у нас и так неподъемные рюкзаки! — отрезал Карлос.

— Ну хоть какой-нибудь пустячок, самый маленький!

— Определенно женаты, — покачав головой, пробормотал профессор на тайском. И тут же перешел на английский. — Я немедленно позвоню Таниту, сообщу, когда вы прилетаете. Он будет встречать вас в аэропорту.

— Спасибо за помощь, профессор. — Карлос встал из-за стола.

— Вот, держите. — Профессор сунул ему визитку. — Тут все мои телефоны. Если понадобится, звоните в любое время. В любое! — подчеркнул он.

— Спасибо, — кивнул Карлос, сунув визитку в карман.

— Если что-то узнаете об оборотнях, тут же звоните, — повторил Пат.

В душе Кейтлин снова закопошились подозрения. Она нагнулась за сумкой, подумала и оставила бутылку на полу. Потом, подхватив сумку, повесила ее на плечо и с самым простодушным видом улыбнулась профессору.

— Спасибо. Было очень приятно с вами познакомиться, Пат.

— Взаимно. — Профессор с улыбкой закивал. — Надеюсь, вам повезет.

Распрощавшись с профессором, они направились к двери.

— Хорошо, что у нас будет переводчик, — достаточно громко, чтобы ее услышал профессор, проговорила Кейтлин. — Этот их язык — просто ужас что такое! Язык сломаешь, пока выговоришь! Каждое слово в милю длиной.

— Совершенно с тобой согласен, — кивнул Карлос.

Выскользнув вслед за ним в коридор, Кейтлин дождалась, пока Карлос прикроет дверь, после чего, приложив палец к губам, нагнулась, прижалась ухом к двери и приготовилась подслушивать.

У Карлоса при виде всего этого глаза полезли на лоб.

Услышав голос Пата, Кейтлин удовлетворенно кивнула и без стука распахнула дверь. Разговаривавший по телефону профессор при виде ее едва не выронил мобильник.

— Простите, — прошептала она, на цыпочках проскользнув в кабинет. — Не обращайте на меня внимания. Я просто оставила тут бутылку с водой.

Помрачневший Пат молча кивнул.

— Все в порядке, Танит, — пробормотал он в трубку. — Это всего лишь его жена. — На какое-то время наступило молчание. Потом Пат продолжал: — Не знаю, зачем она увязалась за ним, но не думаю, что у тебя с ней будут проблемы. Просто не забывай, что для тебя главное. И сделай все, чтобы помочь им найти оборотней.

Кейтлин старательно делала вид, что шарит под стулом, на котором сидел Карлос.

— Миссис Пантерра? — нетерпеливо окликнул ее Пат. — Вы сидели не здесь. Вот она, ваша вода! — Он ткнул пальцем в соседний стул.

— О! — Кейтлин сделала удивленное лицо. — Точно! — Она сокрушенно покачала головой. — А все эти дурацкие самолеты! До сих пор каша в голове! — Присев, она потянулась за бутылкой. Когда Пат нагнулся, чтобы показать, где стоит бутылка с водой, рукав его рубашки слегка задрался, и Кейтлин заметила у него на запястье довольно необычную татуировку.

— И немедленно звони мне, если вам удастся обнаружить оборотней, понял, Танит? — опять перейдя на тайский, сказал в трубку профессор. — Мы должны отыскать для мастера хотя бы одного, слышишь?

Кейтлин с улыбкой выскользнула за дверь. Схватив Карлоса за руку, она потащила его к лифту. Слава Богу, она не отпустила его одного, промелькнуло у нее в голове.

Глава 19

— Какой прекрасный вид, правда? — восхищалась Кейтлин, не в силах оторваться от окна. Они с Карлосом сидели в ресторане.

— Да.

Как и обещал профессор, Танит встретил их в аэропорту Чанг Май. Он отвез их в отель, а потом в местный ресторан, из окон которого открывался великолепный вид на реку Ме-Пинг. Воздух был пропитан восхитительными экзотическими ароматами: карри, чили, чеснока и базилика.

Оба исподтишка разглядывали своего проводника — ничего не подозревая, тот ловко орудовал палочками. Танит оказался довольно молодым мужчиной, приветливым и всегда готовым услужить, но Карлос готов был поклясться, что он нервничает.

— Чанг Май — красивое место, — трещал он. — Много национальных парков. Много экскурсий — катание на горном мотоцикле в последнее время стало очень популярным — слоновьи фермы и так далее. В окрестностях много старинных храмов. Уат-Чанг-Мэн был построен в 1296 году, в нем можно полюбоваться хрустальной статуей Будды.

— Очень любопытно, — кивнул Карлос, — но мы приехали по делу. Надеюсь, Пат объяснил вам, кого мы ищем?

Танит, задумчиво гоняя по тарелке рисовый шарик, закивал:

— Это… довольно необычно.

— И безумно интересно! — заулыбалась Кейтлин. — Только умоляю, давайте побудем тут до завтра, хорошо? Я безумно хочу увидеть ночной базар!

Карлос с трудом спрятал улыбку.

— Только не увлекайся, дорогая, — предупредил он. — Не забывай, что все покупки тебе придется тащить на себе.

— Не волнуйся, — защебетала она. — Только несколько шелковых шарфов, они тонкие, как паутинка, и ничего не весят. Шелка тут потрясающие! А еще говорят, тут есть изумительные серебряные украшения. Кстати, о серебре, — спохватилась она. — Мы ведь завтра будем в деревне племени Акха, верно?

— Да. Но боюсь, они не смогут помочь вам отыскать… э-э-э… диких кошек. — Он беспокойно оглянулся через плечо, словно боясь, что их подслушивают.

— О, не волнуйтесь, — беспечно отмахнулась Кейтлин. — Мне до ваших кошек дела нет — просто хочу увидеть местные безделушки. Я слышала, женщины их племени носят потрясающей красоты головные уборы из серебряных блях и таких же цепочек. С удовольствием купила бы себе такой.

— А голова не отвалится? — пробормотал Карлос, набив полный рот, чтобы не рассмеяться. Ну и хитрюга. Карлос знал, что серебряные украшения всего лишь предлог.

— Пойду проверю, все ли готово к отъезду, — сказал Танит. — Утром заеду за вами в гостиницу. Часов в девять вас устроит?

— Отлично. Спасибо, — кивнул Карлос.

— А вы точно не хотите десерт? — всполошилась Кейтлин.

— Нет, благодарю вас. Мне пора. — Поднявшись из-за стола, Танит сложил ладони и поклонился. — Спасибо за обед. — И чуть ли не бегом кинулся к выходу.

— Тебе не кажется, что он нервничает? — Кейтлин задумчиво смотрела ему вслед.

— Кажется. — Карлос кивнул на тарелку Танита: — Посмотри! Он практически не притронулся к еде.

— А ты заметил его татуировку? — нагнувшись к уху Карлоса, шепнула она.

— Нет. У тебя вообще острый глаз на татушки, — хмыкнул он.

— Ты имеешь в виду свою? — прищурилась Кейтлин. — Ну если бы ты так старательно ее не прятал, я бы вообще вряд ли ее заметила. А когда заметила, то у меня руки зачесались стащить с тебя одежду и рассмотреть ее хорошенько.

— Неужели? Так у меня имеется еще одна — на ягодице.

Карлос фыркнул.

Кейтлин, пожав плечами, вытащила из сумки маленький блокнот и ручку.

— У Танита крошечная татуировка на внутренней стороне запястья правой руки — точь-в-точь такая же у профессора Пата.

— Ты уверена?

— Да. На сто процентов. — Кейтлин снисходительно усмехнулась. — Если у тебя страсть бегать по магазинам, то со временем привыкаешь обращать внимание на детали. Я внимательно рассмотрела татушку Танита, пока он ковырялся в тарелке. — Она принялась рисовать в блокноте.

— Похоже на какой-то китайский иероглиф, — предположил Карлос.

К их столику приблизился официант. Карлос заказал мороженое.

— Есть замечательное ванильное, очень вкусное, с печеными бананами и плодами хлебного дерева. — Официант принялся собирать пустые тарелки.

— Принесите нам две порции. — Кейтлин показала официанту набросок, сделанный ею в блокноте: — Не знаете, что это такое?

— Похоже на китайский. — Официант озадаченно нахмурился. — Юао, один из наших поваров, — китаец. Хотите, я спрошу у него? Может, он знает?

— Узнайте у него, пожалуйста. — Кейтлин, выдернув страницу, протянула ее официанту. — Мы будем очень вам благодарны.

— А слова, написанные на незнакомом языке, ты понимаешь? — спросил Карлос.

— Нет. — Кейтлин пожала плечами. — Да, знаю, звучит странно. При том, что я без труда понимаю незнакомые слова, если кто-то произносит их вслух.

— Должен признаться, Каталина, что взять тебя на работу в агентство было на редкость умным поступком. — Карлос откинулся на спинку стула. — Эмма с Ангусом не промахнулись!

— Да? Спасибо! — Кейтлин просияла. — А мне казалось, что ты считаешь меня бесполезной. И безнадежной, — со смехом закончила она.

Карлос улыбнулся.

— Ну, по части умения сражаться ты действительно безнадежна.

— Ненавижу насилие.

— Знаю. — За это он ее и любил… ну и не только за это. — Зато когда дело доходит до расследования, ты просто талант! Самородок!

— Спасибо, — усмехнулась Кейтлин. — Наверное, потому что я с детства любопытна. — Улыбка сползла с ее лица. — Карлос, мне все-таки не дает покоя, о каком таком «мастере» упомянул Пат, когда говорил по телефону. Он был явно в отчаянии… и потом, вспомни, как нервничал Танит. Все это мне не нравится. Происходит что-то такое, о чем мы не знаем.

— Я уже тоже думал об этом. — Карлос угрюмо кивнул. — Возможно, Пат ввязался в какой-то нелегальный бизнес… экспорт редких животных, например.

Она накрыла ладонью его руку.

— Что бы это ни было, мы должны быть очень осторожны.

— Я боюсь за тебя, — прошептал Карлос, — и все же я рад, что ты со мной. Знаешь, я не привык, что кто-то прикрывает мне спину. А ты… ты молодец.

Кейтлин улыбнулась ему, и Карлос почувствовал, что отдал бы все на свете за то, чтобы поцеловать ее.

Официант принес им мороженое.

— Наш повар сказал, что это означает «слуга» — человек, который работает на своего господина. Бесплатно, — объяснил он, вернув Кейтлин листок из блокнота.

— Вы хотите сказать, раб?

— Совершенно верно, — закивал официант. И торопливо убежал.

Карлос с Кейтлин с беспокойством переглянулись. Профессор Пат и Танит?! Образованные, современные люди, с хорошей работой и постоянным заработком — и рабы? Как такое может быть? Но гораздо больше их волновало другое — кто господин?

Спустя час после того, как Танит усадил их на заднее сиденье своей машины, Кейтлин почувствовала, что глаза у нее закрываются сами собой. Узкая горная дорога, по которой они ехали, петляла, словно змея, навевая сонную одурь.

Но вот машина, замедлив ход, притормозила у места, где петлявшая по склону горы дорога переходила в тропинку, терявшуюся в глубине джунглей. Племя Акха, куда они направлялись, обитало почти на самой границе с Бирмой.

— Нам придется примерно полчаса карабкаться пешком по склону горы, — объявил Танит. Прищурившись, он задумчиво вглядывался в джунгли. — Тут есть и другие племена, которые живут не так уединенно, как Акха. До их деревни рукой подать. Если вас интересуют вещи ручной работы…

— Нет, нам нужно племя Акха, — вскинув рюкзак на плечи, непререкаемым тоном отрезал Карлос. — Если оборотни-пантеры действительно существуют, они должны обитать в очень уединенных местах.

— Да, наверное, вы правы, — промямлил Танит.

Карлос заткнул за пояс несколько метательных ножей, предварительно сунув один Кейтлин. Прошлым вечером он купил их на базаре, пока она выбирала шелковые шарфы в подарок Коко, Ракель и Терезе.

Сунув за пояс нож, Кейтлин вытащила тюбик мази от насекомых и тщательно помазала руки и лицо.

— Хотите? — Она протянула тюбик Таниту.

— Спасибо. — Он принялся намазывать мазью шею. — Хотя москиты — не самое страшное, с чем вы можете столкнуться в джунглях.

— Знаю. Именно поэтому я обзавелся вот этой штукой. — Карлос продемонстрировал проводнику тяжелый полуавтоматический пистолет.

Кейтлин охватила дрожь. Она очень надеялась, что пистолет им не понадобится.

Сунув пару бутылок воды в карман рюкзака, она вскинула его на плечи.

— Готовы?

К счастью, переход через джунгли прошел без приключений.

Солнце еще высоко стояло в небе, когда они наконец выбрались на открытое место, где находилась деревня племени Акха. Прищурившись, Кейтлин насчитала по меньшей мере два десятка деревянных хижин с крышами из пальмовых листьев. Все они стояли на сваях — настоящие избушки на курьих ножках, — чтобы забраться туда, нужно было вскарабкаться по узкой деревянной лесенке.

Со всех сторон деревушку окружали поля — там выращивали овощи и рис, а между грядками бродили поросята и куры. На небольшой площадке в самом центре виднелось огромное кострище. На самом краю деревни, там, где к хижинам подступали джунгли, высилась деревянная башня.

Их появление не осталось незамеченным — трудившиеся в поле мужчины, бросив работу, настороженно разглядывали их. Ребятишки с визгом и хохотом тыкали в них пальцами. Потом появились женщины — одетые в густо-синие одеяния, расшитые серебряными бляхами, цепочками и раковинами. Серебряные головные повязки ярко сияли на жарком солнце.

Танит заговорил с ними на тайском, и Кейтлин сразу догадалась, что большинству членов племени этот язык знаком, хотя наречие, на котором говорили они, больше напоминало одно из бирманских. Карлоса и Кейтлин они приветствовали улыбками. Туристам тут всегда были рады — они обычно охотно скупали изящные серебряные изделия местных ремесленников и кузнецов. Кейтлин дружелюбно улыбалась в ответ, хотя при виде зубов деревенских красавиц ее тут же бросило в дрожь. Тут было принято жевать листья бетеля — из-за его сока зубы со временем приобретали кроваво-красный оттенок. Ощущение было такое, что они попали в деревню людоедов.

Кейтлин старалась не упускать ни слова из их разговора в надежде вспомнить язык, который успела подзабыть. Когда-то ей довелось прожить тут пару недель, и к тому времени она уже довольно бегло говорила на местном наречии. Пряча улыбку, она с интересом слушала, как две женщины обсуждают ее «уродливую шляпу». Местные ребятишки удивлялись странному цвету ее глаз и волос, кое-кто из мужчин вспомнил, что она уже бывала тут раньше.

Вскоре они оказались на деревенской площади, и Кейтлин наконец разглядела Ажая. Старик за эти годы как будто высох, потерял несколько зубов, но взгляд старого вождя оставался по-прежнему острым.

Сложив руки, она заговорила с ним на английском:

— Добрый день. Я Кейтлин, — и почтительно поклонилась. Губы Кейтлин на мгновение оказались рядом с его ухом. — Могу я поговорить с вами наедине? — беззвучно прошептала она на местном наречии.

— Разумеется. — И глазом не моргнув, Ажай незаметно кивнул в сторону хижины серебряных дел мастера.

— Дорогой! — капризным тоном объявила она, повернувшись к стоявшему рядом с Танитом Карлосу. — Я хочу посмотреть серебряные украшения!

Карлос дал понять, что не возражает, и Кейтлин вслед за Ажаем проследовала в мастерскую.

— Ажай, ты помнишь меня? — снова перейдя на местное наречие, негромко спросила она.

— Да. — Глаза старика блеснули. Открыв дверь, он пропустил ее вперед. — Ты бывала тут раньше. Помню, ты все сидела в башне с радиоприемником — шпионила за бирманцами.

— Ты преувеличиваешь, Ажай, — скривилась Кейтлин. — Я не шпионила — просто пыталась понять, можно ли в ваших местах незаметно перейти границу.

— Моему народу почти сто лет назад удалось бежать в эти места из Бирмы, — хихикнул старый вождь. — Я был рад, что ты шпионишь за ними.

— Ну ладно, твоя взяла — я шпионила. — Кейтлин с кроткой улыбкой пожала плечами. — Как поживаешь, Ажай?

— Мой народ живет счастливо. Но в бедности. — Старый вождь подвел ее к столу, заваленному серебряными безделушками.

Кейтлин мгновенно поняла намек. Спрятав улыбку, она принялась с восторгом копаться в наваленных на столе украшениях.

— В прошлый мой приезд ты обобрал меня до нитки, Ажай!

— Ты опять приехала шпионить?

— На этот раз нет. Я больше не работаю на правительство. Хочу помочь мужчине, который приехал со мной. Он кое-что ищет, — уклончиво пробормотала она.

Ажай бросил на нее проницательный взгляд.

— Все мы что-то ищем, — философски поддакнул он.

— Он ищет нечто… необычное, и я не уверена, можем ли мы полностью доверять нашему проводнику. Поэтому я делаю вид, что не знаю вашего языка.

— Ты обманываешь его? — Ажай нахмурился.

— Ну… э-э-э… да. Мне кажется, он задумал что-то недоброе.

— Стало быть, ты шпионишь за ним? — Старый вождь понимающе кивнул.

— Как только мы присоединимся к остальным, я буду делать вид, что не понимаю, о чем вы говорите. Наш проводник не в курсе, что я уже бывала тут, поэтому я притворюсь, будто мы незнакомы.

— Хм… — Ажай, сложив руки на груди, задумался.

— Я просто хочу защитить Карлоса! — Кейтлин закусила губу. — И еще одно, Ажай. Мы с Карлосом делаем вид, что мы — муж и жена.

— Делаете вид?! — Брови старика изумленно взлетели вверх.

— Это… сложно объяснить, — запинаясь, пробормотала она.

— Нисколько не сомневаюсь. Когда обманываешь людей, все сразу усложняется. — Ажай укоризненно покачал головой. — Именно это я всегда говорю нашим детям, как только ловлю их на вранье: «Любая ложь всегда выйдет тебе боком!»

— Не волнуйся, Ажай, — усмехнулась она. — Все будет в порядке.

— Поживем — увидим, — философски хмыкнул старик.

Кейтлин гадала, не почудилось ли ей, что глаза старого вождя лукаво блеснули, как у мальчишки, замыслившего какую-то проказу. Ажай был старой хитрой лисой. Бесполезно было и пытаться что-то от него скрыть.

Внезапно среди разложенных на столе головных повязок и цепочек что-то блеснуло. Покопавшись в куче, Кейтлин вытащила две изящные статуэтки диких кошек не более восьми дюймов в высоту. Замечательный подарок, решила она. Тьяго и Эмилиано будут в восторге.

— Это тигры? — с интересом спросила она. — Или пантеры?

— Заплатишь за них — и называй, как нравится.

— Надеюсь, этого хватит? — Вытащив несколько смятых батов из кармана шортов, она положила их на стол.

— Боюсь, маловато будет… особенно если у покупателя имеются тайны.

— Намекаешь, что выдашь меня? — прищурилась Кейтлин.

— Нет, милая! — Старик, захохотав, хлопнул себя по ляжкам. — Просто шучу!

— Ах ты, старый плут! — усмехнулась она.

— Ты меня еще плохо знаешь! — Глаза старика блеснули.

Кейтлин повертела перед глазами серебряную статуэтку купленной ею пантеры.

— А тебе случалось видеть таких кошек? — Ажай молча указал на вторую. Кейтлин с досадой закатила глаза. — Нет, Ажай. Я имела в виду настоящих пантер. Возле деревни, в джунглях видели таких кошек?

— Не слышал. — Старый вождь пожал плечами. — А ты охотишься на них?

— Нет. Мы просто ищем… даже не знаю, как объяснить, настолько это странно.

— Я сегодня услышал от тебя немало странного, — хихикнул Ажай.

— Хорошо, будем говорить начистоту. Тебе случалось слышать о людях, которые могут превращаться в зверей?

— Ты ищешь этих людей?! — Глаза у старика полезли на лоб.

— Да. — Поставив рюкзак на утоптанный земляной пол, она сунула в него статуэтки. — Ну, что скажешь?

— Скажу… что буду рад, когда ты вернешься. Рядом с тобой жизнь сразу становится интересной.

— И?..

По тонким губам старика скользнула улыбка.

— Мы устроим пир в честь твоего возвращения. Сегодня вы — наши гости.

— Спасибо. — Кейтлин вслед за старым вождем вышла из лавочки, гадая про себя, что за игру затеял старый лис Ажай.

К вечеру Карлос взбесился окончательно. Он попросил Танита спросить у местных жителей, водятся ли в окрестностях деревни пантеры, но внятного ответа так и не получил. Одни утверждали, что в соседней долине видели тигров. Кое-кто из мужчин клялся, что по ночам в джунглях можно заметить горящие глаза. Один парень твердил, что за две ночи до этого громадная хищная кошка утащила из загона его самую лучшую свинью. Женщины наперебой пытались всучить ему шелковые ткани, украшенные причудливой вышивкой в виде крохотных фигурок тигров и пантер. Окончательно добила его Кейтлин, когда принялась хвастаться двумя серебряными фигурками диких кошек, купленными ею в деревенской лавчонке.

Вдобавок Ажай, вождь племени, настаивал, что они должны непременно заночевать в деревне, обещая устроить вечером грандиозный пир в их честь. На закате жители деревни собрались на площади вокруг огромного костра. Карлос и Кейтлин, скрестив ноги по-турецки, сид