/ / Language: Русский / Genre:thriller / Series: Вне закона

Собачье наследство

Кевин Уигналл

Жизнь студентки Эллы Хатто внезапно превращается в кошмар. Все члены ее семьи становятся жертвами жестоких убийц. И теперь преступники охотятся за ней. Однако неожиданно на помощь Элле приходит Стивен Лукас — таинственный человек, которого некогда спас ее отец. Даже враги называют его «идеальной машиной для убийства». Стивен готов не только стать телохранителем Эллы, но и помочь ей найти и покарать тех, кто отнял жизнь у ее близких…

Кевин Уигналл

Собачье наследство

Джорджу С.

А ты отрицаешь сатану?

Выражения признательности

Спасибо Джонни Келлеру, Деборе Шнайдер, Джастину Манаску, Дугу Кину — всем, кто помог мне прожить сложный год.

Спасибо Дэвиду Розенталю за веру, Рут Фесич и Йону Малки за помощь, благодаря которой эта книга стала такой, какая есть.

Спасибо Робу и Люсии за все, что произошло в Будапеште.

И наконец, спасибо Джейн Остен, неизвестному немецкому поэту и А. Т. Хатто за вдохновение.

Часть 1

Глава 1

Семнадцатилетние мальчики погибают в автокатастрофах. Они умирают от менингита, редких форм рака, кончают с собой. Однако в большинстве случаев семнадцатилетние мальчики вообще не гибнут. Они переживают этот возраст, в дальнейшем избавляясь от неловкости, озлобленности и ненависти к самим себе.

Бен Хатто был как раз таким семнадцатилетним мальчиком, готовым взорваться от злости. Он злился на родителей — они разрушили планы на каникулы; злился на сестру — та второе лето подряд путешествует с кем-то из своего колледжа; злился на школу, на жизнь, на все остальное.

У Бена не было подростковой неловкости, но он компенсировал ее отсутствие ненавистью к себе, зациклившись в настоящий момент на своей безнадежной влюбленности в Элис Шоу, героиню явно не его романа, которая думала о нем только как о друге, если, конечно, вообще о нем думала. А сегодня кто-то напрямую спросил, не втюрился ли Бен в нее, и вот сейчас перед ним стоял выбор: или слабовольный панический отказ, или принародное унижение.

В угасающем свете дня Бен лежит на кровати, голова на подушке, в наушниках пульсирует металлический рок, и мир его на грани безысходности. Он поел рано. Родители внизу, наверное, уже закончили ужин, вряд ли даже подозревая, что сын дома.

Закрыв глаза, Бен думает, что следующие пару недель ему явно придется игнорировать Элис. Если кто-нибудь что-то заподозрит, остальные тут же обо всем узнают, и он станет предметом насмешек. Поэтому Бен будет с ней холоден, а за лето возьмет себя в руки — и тогда, вполне вероятно, факт, что ему нравится такая красавица, уже не покажется столь нелепым.

Вполне вероятно.

Лежа вот так, он еще может верить, что достаточно симпатичен, достаточно хладнокровен, достаточно интересен для такой девушки, как она. Бен в состоянии разговаривать с Элис и выражать то, что хочет выразить, то, что чувствует, а не выдавать мешанину слов, которая у него обычно получается. Лежа вот так, он может быть тем, кем хочет.

Проблемы появляются, когда Бен выходит за пределы границ этой безопасной комнаты — с ее постерами, музыкой, книгами, — будто его индивидуальность всегда остается в плену привычного окружения. Как ему хочется уйти отсюда, оставить этот дом… но только чтобы ничего не развалилось на части, он мог выразить себя, быть крутым и спокойным.

Трек закончился, и за две секунды паузы Бен услышал, как скрипнула дверь. Он не открыл глаза, слушая следующую композицию. Единственное, чего ему сейчас хотелось, — чтобы посетитель, кем бы он ни оказался, поскорее ушел. Секунду Бен надеялся, что это не кто-то из родителей. Глупо, конечно, но если бы вдруг здесь появилась Элис, она имела бы шанс узнать его таким, какой он есть на самом деле… и тогда дела могли пойти совсем по-другому.

Бен открыл глаза. Это не родители. Потребовалась еще секунда или две, чтобы рассмотреть стоящего над ним человека. Подросток не знал, кто это такой, и не понимал, что именно написано на лице незнакомца — то ли сожаление, то ли готовность сообщить плохую новость.

Их глаза встретились. Совсем растерявшись, Бен потянулся, чтобы снять наушники. Одновременно незнакомец стремительно поднял руку.

Наушники остались на месте, музыка продолжала греметь, а юноша почувствовал, как что-то сильно ударило ему в голову.

Это было последнее, что он ощутил, потому что Бен Хатто только что стал статистикой, той ее частью, которую представлял пока он один: подгруппа семнадцатилетних мальчиков, застреленных профессиональными наемными убийцами у себя дома.

Киллер спустился по лестнице и миновал кухню, где на полу у открытой посудомоечной машины лежала Памела Хатто. Капли ее крови забрызгали свежевымытые тарелки, которые она расставляла на полке.

Убийца прошагал по коридору, аккуратно переступив через лужу крови Марка Хатто; та растеклась за несколько минут, что прошли с момента, как его застрелили. Киллер аккуратно закрыл за собой входную дверь, сел в машину и уехал.

В доме было тихо, только слабый металлический шум доносился из наушников Бена — призрак жизни, как и свет, который горел повсюду. Со стороны так оно и казалось — все в порядке, дружная семья с хорошим достатком мирно проводит дома летний вечер.

Этот достаток был также заметен в величине участка; определялся он и по множеству фонарей, освещающих редкие садовые насаждения. Богатство было приватным, ненавязчивым, как раз таким, чтобы оставить смерть незамеченной, а мертвых — непотревоженными на всю ночь.

И все-таки землетрясение состоялось, пусть медленно, но ударные волны уже стали рябью расходиться от эпицентра — дома Хатто, разрушая стабильность жизней тех, кто далеко отсюда.

В нескольких ярдах от горы трупов ближайшие соседи занимались обычными делами, не догадываясь об отвратительной адреналиновой лихорадке, которая охватит их в последующие двадцать четыре часа, когда легионы телевизионщиков, журналистов и фотографов до неузнаваемости преобразят спокойный район.

Чуть в стороне, примерно в двух милях от места убийства, семья Шоу с друзьями наслаждалась барбекю. Элис тоже была здесь: счастливая, слегка захмелевшая от красного вина, она не подозревала, что ее чувства к Бену Хатто, какими бы смутными они ни были, вскоре приобретут значение на всю оставшуюся жизнь, укроют ее покровом печали, сожаления и утраченных возможностей.

В пяти милях дальше, в ближайшем населенном пункте, сотрудники убойного отдела понятия не имели, что у них вот-вот появится первое за два года дело об убийстве. Точно так же полицейские не могли знать ни того, какой именно человек жил рядом с ними, ни того, что в ближайшие двадцать четыре часа они объявят средствам массовой информации, что бизнес Марка Хатто был «сложным». То есть используют хитрый способ дать публике понять: мол, нет повода для беспокойства, парень сам на себя накликал беду.

А на расстоянии тысяч миль отсюда, в маленьком итальянском городке, где будет измерена настоящая мощь землетрясения, находится дочь и сестра — женщина, с которой должна связаться полиция, чтобы сообщить трагическую новость. И именно тот детектив, который выключит музыку Бена Хатто, поймет, хотя и слишком поздно, что сестре мальчика тоже грозит опасность.

Он так и будет стоять, размышляя о бессмысленности случившегося, о том факте, что мальчишка явно никому не мог мешать, а убийца точно знал, что Бен здесь, и специально искал его. И детектив осознает: начавшаяся война должна быть тотальной, и Элла Хатто, где бы она ни была — конечно, при условии, что она вообще еще жива, — подвергается такой же опасности, как если бы находилась здесь, в родном доме.

Глава 2

Они наблюдали за прохожими, сидя за маленьким столиком и повернув стулья так, чтобы видеть улицу. А посмотреть было на что: люди сидели на открытом воздухе в барах и кафе через дорогу, а по этой и другим улицам лился сплошной поток пешеходов.

Время от времени Крис находил в толпе классического «человека-медальона» — мужчину или женщину, одетых как проститутка или трансвестит, — и они смеялись над ним. Впрочем, по большей части они не разговаривали, довольствуясь процессом наблюдения. Потягивая из бокалов, расслаблялись после дневного зноя и суеты.

Последние несколько дней Эллу совершенно измотали — еще бы, Рим и Флоренция! — но все равно она была почти счастлива тем, как все складывалось. Таиланд с Сюзи в прошлом году оказался сплошным кошмаром, а тут ее еще предупреждали, что путешествовать с бойфрендом — классический способ испортить каникулы и сломать отношения.

Пока, впрочем, все шло хорошо, и Элла радовалась жизни. Окажись рядом кто-нибудь еще, она бы все равно хотела, чтобы Крис был с ней. Сейчас девушка с улыбкой глядела на его растрепанные волосы и загорелое тело.

Крис повернулся, перехватил ее взгляд и с лукавой улыбкой спросил:

— Что?

— Ничего.

Элла улыбнулась и подалась к нему. Крис потянулся для поцелуя и нежно просунул язык между ее губами. Она хихикнула, потом отдалась поцелую, но через несколько секунд опомнилась и отстранилась.

— Потом, — сказала она, снова обернувшись в сторону улицы, чтобы убедиться, что никто не видел их шалостей.

— Ты настоящая англосаксонка, — пошутил Крис.

— А ты настоящий итальянский жеребец.

— О да! Поверь мне, еще не наступит ночь, а я уже продемонстрирую тебе, на что способен.

Элла рассмеялась, и они снова стали наблюдать за прохожими. Неожиданно она остановила взгляд на человеке, сидевшем напротив них в кафе на другой стороне улицы. Он не был похож на итальянца и вдобавок обладал совершенно обычной, неприметной внешностью. Мужчина как мужчина — лет сорока, среднего телосложения, с короткой стрижкой и лицом, которое, казалось, создано именно для того, чтобы запросто потеряться в толпе.

Это и было самым интригующим: потому девушка и выделила незнакомца среди других. Элла не сомневалась, что мужчина встречался ей раньше. На мгновение она зажмурилась, но не смогла представить, где именно его видела, и снова открыла глаза, чтобы напомнить себе, как выглядит незнакомец.

Мужчина лениво изучал людской поток, и Элла воспользовалась возможностью рассмотреть его, все еще пытаясь вспомнить, где могла его встретить. На вокзале в Риме? Или на Старом мосту? Где-нибудь еще?..

Элле почему-то стало не по себе от того, что незнакомец мог попадаться ей в Риме или Флоренции. После нескольких тщетных попыток отделаться от неприятных мыслей она произнесла:

— Крис, видишь человека, который сидит напротив нас? В голубой рубашке с короткими рукавами, лет сорока.

— И что с ним такое?

— Понимаю, это звучит дико, но я совершенно уверена, что видела его в Риме и Флоренции.

— И кого, думаешь, он преследует? Тебя или меня?

Девушка рассмеялась.

— Послушай, — улыбнулся Крис, — в таких странах, как Италия, все ездят по одним и тем же местам. Здесь наверняка чертова туча туристов, которые были и в Риме, и во Флоренции.

Он преувеличивал, игнорируя тот факт, что Монтекатини — явно не главная достопримечательность Италии. Впрочем, его слова могли быть правдой: в прошлом году в Таиланде Элла постоянно сталкивалась с одними и теми же людьми, причем в самых неожиданных местах.

Она снова посмотрела на незнакомца, все больше раздражаясь из-за того, что не получалось выбросить его из головы.

— Здесь хорошо, правда? Как-то расслабляет, — сказал Крис.

— И вроде не так жарко. Может, стоит остаться здесь еще на несколько дней, сходить куда-нибудь, немного остыть?

— Годится, — кивнул молодой человек. — Венеция подождет.

Элле понадобилась секунда-другая, чтобы найти глазами незнакомца, и тут она заметила, что мужчина встревожен. Его тревога моментально передалась девушке. Странный человек смотрел в сторону улицы: она перевела взгляд в том же направлении, но из толпы никто особенно не выделялся.

Элла снова взглянула на незнакомца и нервно вскочила. Теперь он пялился прямо на нее и при этом поднимался со стула. Она запаниковала, мысли в ее голове с треском сталкивались одна с другой. Перед ней оказалась группа детей: когда они прошли, мужчина уже наполовину пересек улицу, все еще продолжая кого-то высматривать.

На ходу он доставал что-то из-под рубашки: через секунду Элла увидела в его руке пистолет. Просто невероятно. Незнакомец следил за ними и теперь направляется к ним с пистолетом.

Сердце девушки замерло. На секунду она лишилась дара речи.

— Черт! Крис!

У нее не было времени произнести что-либо еще. Она слышала, что Крис что-то говорит, но не могла понять что. Незнакомец уже почти накрыл ее своим телом, и тут раздались оглушающие выстрелы, за которыми последовали вопли, крики, паника.

Мужчина с пистолетом повернулся спиной к девушке и дважды выстрелил. На улице, в нескольких ярдах от столика Эллы и Криса, упали двое каких-то людей. Незнакомец быстро огляделся по сторонам, сделал два шага вперед, прицелился в голову одного из упавших и снова спустил курок. Кто-то дико закричал.

Элла опять стала слышать Криса — тот что-то говорил, быстро и неразборчиво, — а человек с пистолетом тем временем повернулся к ней. Она совсем близко увидела его лицо — оно было уже не взволнованным, а спокойным и властным.

— Идем со мной.

Элла сделала движение и услышала, как Крис произнес:

— Ни хрена не выйдет.

— Идем со мной, или я сейчас тебя пристрелю.

Незнакомец навел пистолет на молодого человека.

— Делай, что он говорит, Крис.

Они быстро прошли по оцепеневшей от ужаса улице. Лишь через некоторое время Элла осознала, что бандит ведет ее под руку. Все молчали, и в этом упругом коконе тишины странная троица быстро удалялась от оставшегося позади хаоса. Пару раз Элла бросила взгляд на Криса. Тот явно находился в шоке.

Несколько минут назад на их глазах убили двух человек, и вот они уходят прочь с убийцей, человеком, который только что угрожал Крису, — причем идут спокойно, не задавая вопросов и не сопротивляясь, идут, объединенные ощущением нереальности происходящего. А все потому, что из ужаса последних нескольких минут все-таки стало понятно — страшный незнакомец их защищает.

— Садись на переднее сиденье, — велел человек с пистолетом, обращаясь к Крису. — Элла, а ты — назад, и ложись.

Они сели в машину, к которой подвел их незнакомец. Девушка покорно легла на сиденье, автомобиль тронулся с места, и ускорение добавило ко всей неразберихе еще один слой дезориентации. Неожиданно послышался вой сирен.

Кстати, ведь этому человеку известно ее имя…

— Да что тут происходит, черт возьми?..

Крис взвинчен и подогрет адреналином.

— Кто вы, черт возьми, такой? И что… То есть… Что происходит? Черт!..

Вначале Элле показалось, что незнакомец не собирается отвечать, однако, выдержав небольшую паузу, он заговорил по-прежнему спокойным и тихим голосом, который после истерического вопля Криса звучал чересчур глухо.

— Вероятно, это была попытка похищения. Я — Лукас. Марк Хатто попросил меня понаблюдать за Эллой на случай, если произойдет нечто подобное.

— Так я и правда видела вас в Риме и Флоренции?..

— Теперь ты можешь сесть.

Девушка села.

Они уже были далеко от города. Стемнело.

— Куда мы едем?

— Ночевать будем во Флоренции. Оттуда я позвоню твоему отцу.

Крис повернулся и посмотрел на Эллу:

— Зачем кому-то похищать тебя?

— Не знаю…

— А телохранитель? — В его голосе звучало обвинение. — То есть… Да какого черта здесь творится?!

— Я не знаю, Крис! Я сама ни черта не понимаю, тебе ясно?!

— Господи!..

Через несколько секунд Крис осмелел и обратился к Лукасу:

— А вы? Может быть, просветите нас?

— Они богаты, — коротко и непонятно ответил тот, потом хотел сказать что-то еще, но передумал, и вновь воцарилось молчание.

Элла пыталась восстановить в памяти случившееся в Монтекатини, старалась связать все детали, найти хоть какой-то смысл.

Итак. Этот зловещий Лукас был встревожен, он наблюдал за улицей, когда появились те двое мужчин. Манера, с какой он встал перед ней, явно напоминала действия телохранителя.

Девушка все еще не могла осознать факт убийства двух неизвестных мужчин. А как спокойно Лукас выстрелил одному из них в голову после того, как тот упал. Это уже не оборона и не защита, это — казнь.

У Эллы не укладывалось в голове: почему она находится в центре всего этого кошмара, почему нуждается в защите, зачем какие-то люди собираются ее похитить?

Да, почему? Семья Хатто не столь богата. Они вполне обеспечены, достаточно хорошо устроены, однако отец никогда не входил в списки толстосумов. Да в стране найдется по крайней мере тысяча человек побогаче. Тысяча человек с дочерьми, сыновьями или внуками, которые стоят для похитителя гораздо больше, чем Элла Хатто.

Так почему же именно она?..

— Вы следили за мной в Таиланде в прошлом году?

— Нет.

— А кто-то следил?

— Я не знаю.

Крис посмотрел на Лукаса и спросил:

— А как насчет колледжа?

Элла почувствовала досаду. Вопрос прозвучал так, будто Криса больше волнует вмешательство в его личную жизнь, чем ее безопасность или то, что произошло. Может быть, у него и есть право беспокоиться о себе, любимом, но все равно это действует на нервы.

— Я не знаю, — повторил Лукас несколько раздраженно. — Меня просто попросили присмотреть за Эллой в Европе.

Автомобиль замедлил ход и остановился около таксофона. Через дорогу находился небольшой супермаркет, ярдах в пятидесяти дальше — гараж, который на фоне глубокой черноты неба напоминал ярко освещенную концертную сцену.

— Не выходите.

Лукас выбрался из машины и подошел к телефону. Им не было слышно, что говорит телохранитель, который все время посматривал на них.

— А ключи-то забрал, — произнес Крис. — Для человека, который на нашей стороне, он не особо нам доверяет.

— Поищи в бардачке.

— Что поискать?

— Не знаю. Какой-нибудь документ, что ли.

Крис порылся в бардачке, но ничего особо интересного не нашел.

— Машина из проката…

Сзади на высокой скорости приближался мотороллер, и неожиданно высокий звук мотора заставил Эллу вздрогнуть. Мотороллер пронесся мимо, унося двух симпатичных молодых итальянцев. Ветер раздувал волосы и рубашки, окружая наездников ореолом безмятежности и свободы.

Тот, что сидел сзади, на секунду обернулся и посмотрел на автомобиль. На мгновение Элла представила, что итальянец смотрит именно на нее, улыбается ей, приглашает взглядом.

Молодые люди исчезли из виду, и она почувствовала укол зависти к их беззаботному вечеру, открытому пути. Все было так хорошо всего лишь полчаса назад, она не смогла оценить этого по достоинству… Впрочем, вероятно, оценила бы, если бы знала, что приятный вечер так быстро закончится.

— Мне нужно позвонить папе. У тебя телефон с собой?

— Ага.

Крис подал ей мобильник. Элла поднесла его поближе к окну, чтобы на клавиатуру упал скудный уличный свет, но, еще не начав набирать номер, заметила, что Лукас увидел ее действия и торопливо закончил разговор. Уже через пару секунд он оказался рядом с машиной и открыл дверцу.

— Выключи.

— Я звоню папе.

— Не с этого телефона. Выключи его. Я позвоню твоему отцу, когда мы приедем во Флоренцию.

Элла выключила телефон и вернула его Крису.

Лукас сел на водительское сиденье и повернулся к ним:

— Держите телефоны выключенными. Не пытайтесь звонить, не пытайтесь воспользоваться кредитками, не делайте ничего, что могло бы обнаружить вас. По крайней мере до тех пор, пока мы не поймем, что происходит.

— А вы? Куда вы звонили? — спросил Крис.

— В гостиницу, во Флоренцию. — Лукас завел двигатель и тронул машину с места. — Сейчас разгар туристического сезона, лучше забронировать номера заранее. — Ему никто не ответил, и через некоторое время Лукас добавил: — Шутка. Пытаюсь разрядить обстановку.

Крис бросил на него презрительный взгляд.

— После всего, что вы наделали, думаете, мы будем смеяться над вашими остроумными высказываниями? А когда перейдете к другим шуткам — вроде стрельбы по живым мишеням?

Взгляд Лукаса стал тяжелым.

— И что же, по-твоему, я сделал? Что ты видел? Расскажи-ка мне. Что я такого натворил?

В его голосе звучала угроза, и Крис предпочел промолчать.

Может быть, он и спас их, но Элла не могла вытравить из памяти картину: Лукас, шагающий вперед и в упор стреляющий человеку в голову.

Стараясь сдержать волнение в голосе, она проговорила:

— Лукас?.. — Пауза. Элла поймала его взгляд в зеркале заднего вида и нашла в себе силы продолжить: — Зачем вы стреляли в голову… тому человеку?

— На нем был бронежилет.

— Откуда вы знаете?

— Потому что после моего первого выстрела у него было недостаточно сильное кровотечение.

И снова девушке почудилось, будто непрошеный телохранитель хотел сказать что-то еще, но передумал. Похоже, у него такая привычка — заканчивать разговор неуклюжей паузой, решила Элла.

До конца поездки никто больше не произнес ни слова.

Хотя они добрались до Флоренции чуть ли не к одиннадцати вечера, движение было еще достаточно интенсивным. Толпы людей текли по улицам. Лукас припарковался в переулке и велел Элле и Крису выйти, а потом открыл багажник. Там лежали большой рюкзак и сумка. Он отдал рюкзак Крису, а сам открыл сумку.

— Возьмите это, — сказал Лукас и протянул каждому по паспорту. — Фальшивые паспорта — для гостиницы. Все, пошли.

Он взял сумку, запер машину и повел их по переулку. Они прошли добрых шагов двадцать, пока Элла не догадалась открыть паспорт, в котором была ее фотография, а еще — имя и фамилия: Эмма Райт.

Оказавшись после уличной толчеи в гостинице, девушка и ее приятель почувствовали облегчение. Все вокруг изменилось, потеряло флер очарования, а люди перестали быть просто туристами. Гостиница располагалась на четвертом этаже здания неподалеку от городского собора, чистая, номера с ванными, даже телевизоры имелись: короче, намного лучше той, что Крис и Элла забронировали для себя.

Лукас представился как мистер Райт. Он заказал два номера, но когда портье оставил их в коридоре одних, сообщил:

— Мы все будем в двухместном.

Никто не возражал.

Войдя в номер, Крис бросил рюкзак на кровать; Лукас немедленно расстегнул его и достал пистолет, потом еще один предмет, который начал накручивать на ствол — глушитель. Его движения были скупыми и методичными, но почему-то самозваный телохранитель выглядел непредсказуемым и очень опасным.

Элла почувствовала, как внутри у нее похолодело. А вдруг он устроил им ловушку, а они в нее попались? Как глупо…

Навинтив глушитель, Лукас повернулся к Крису:

— Мне нужно выйти. Ненадолго. Когда вернусь, стукну в дверь один раз и скажу: «Это папа». Кто-нибудь еще постучит — не открывай. Кто-нибудь войдет — стреляй. Предохранитель снят. Просто целишься в середину груди и стреляешь. Если не уверен, что попал, стреляй еще, стреляй до тех пор, пока противник не упадет, а потом добей. В голову.

— Вы считаете, что мы все еще в опасности? — спросила Элла.

Лукас посмотрел на нее и улыбнулся. Лицо у него сразу же ожило, приобрело теплое, даже дружеское выражение. Его глаза оказались удивительно голубыми: раньше девушка этого не замечала.

— Нет. Простая мера предосторожности, — ответил он и вновь повернулся к Крису: — Ладно. Ты понял, что я сказал? Хочешь подержать пистолет, чтобы привыкнуть к нему? — Крис помотал головой, как ребенок. — Я положу его сюда, на столик.

Лукас подошел к двери. Потом обернулся:

— И запомните, никаких звонков. Ни-че-го.

Он ушел… а они остались вдвоем, стиснутые замкнутой тишиной комнаты. Кажется, впервые после того кошмара, что произошел несколько часов назад, у них появилось достаточно пространства и тишины, чтобы все осознать. Элле хотелось плакать, хотелось, чтобы Крис обнял ее, но он все еще выглядел подавленным и растерянным.

— Мне надо в туалет, — сказал он, словно снова ощутив наличие у себя тела.

Крис зашел в ванную и плотно закрыл за собой дверь.

Элла присела на край кровати и посмотрела на пистолет, который лежал на ночном столике, как самая естественная вещь на свете. Ей уже не хотелось плакать, она просто желала, чтобы вернулся Лукас.

Криса не было очень долго. А когда он вышел из ванной, глаза у него были красные. Элла никогда не видела, чтобы Крис плакал, вообще никогда не видела его расстроенным, и сейчас ей захотелось приласкать его, успокоить — точно так же, как всего несколько минут назад она хотела, чтобы кто-то успокоил ее саму.

Вид у молодого человека был несколько смущенный, однако в его взгляде появилась враждебность. Элла не могла не почувствовать, что она направлена в ее сторону.

— Ты в порядке?

Вместо ответа Крис спросил:

— Откуда мы знаем, что это за человек? Я хочу сказать — кто нам объяснит, что происходит на самом деле? Ты никогда не говорила мне, что твоя семья так богата.

— Она вовсе не так богата.

Крис с презрительным видом пожал плечами.

— И все же тебе хочется верить, что твой отец платит этому парню за то, чтобы он разыгрывал из себя телохранителя и защищал тебя от похитителей. Кто вообще сказал, что те двое убитых собирались кого-то похищать?

— Они были вооружены!

Впрочем, произнеся эту фразу, Элла сообразила, что не помнит, видела оружие или нет.

— И что? Не исключено, что они полицейские. Этим можно объяснить и бронежилеты. Кстати, а зачем бронежилет похитителям? Неужто они боялись, что ты станешь по ним стрелять?

Слова Криса раздражали девушку, однако в них был здравый смысл. Им ведь ничего не известно о Лукасе, если это настоящее имя телохранителя, да и тот факт, что его нанял Марк Хатто для охраны дочери, пока ничем не доказан.

— А вдруг именно сейчас он звонит твоему отцу и требует выкуп? Ведь это классический трюк похитителей — ты убеждаешь своих жертв, что они в опасности и что ты их защищаешь…

Элла лихорадочно обдумывала слова Криса. Кругом — сплошной туман и вообще ничего не понятно. Лукас явно не собирается отвечать на многочисленные вопросы. Бесспорно лишь то, что телохранитель следил за ними, не раздумывая убил двух человек и у него имелись фальшивые паспорта с их фотографиями. И в то же время у него вид человека, который не врет и не шутит.

— Я верю ему, — решительно сказала девушка. — Если бы Лукас врал, то попытался бы убедить нас в своей правоте, но он этого не делает, а просто считает, что мы ему верим, поскольку говорит правду, а мы не видим оснований его опасаться… ф-фу. Понимаю, все это похоже на бред, и поверь, я действительно хочу поговорить с папой, однако думаю, что Лукас все-таки нас не обманывает.

Молча посмотрев на Эллу, Крис кивнул, как бы допуская, что она может оказаться права, затем перевел взгляд на пистолет.

— Тогда мы и в самом деле по уши в дерьме.

Элла тоже посмотрела на пистолет, но мысленно поправила молодого человека: не мы по уши в дерьме, а только я. Как бы там ни было, рано или поздно Крис, если захочет, может уйти от всего этого… и от нее, кстати, тоже.

Внезапно девушка с некоторым страхом осознала, что возникшая ситуация — жуткая реальность. Реальность, от которой ее всегда ограждали. Теперь все всплыло на поверхность, и даже если больше ничего не произойдет, она навсегда останется начеку, всегда будет высматривать в толпе очередного Лукаса.

Глава 3

У Лукаса возникло нехорошее предчувствие, будто что-то идет не так. Он дважды позвонил, допуская, что первый звонок мог только разбудить семью Хатто и Марк просто не успел дойти до телефона. Оба раза включался автоответчик. Лукас решил попробовать дозвониться утром, но все происходящее ему очень не нравилось.

Телохранитель направился в сторону отеля, не особенно уверенный в том, готов ли он к новой порции общения с клиентами. За пять дней слежки эти ребята начали ему нравиться, он даже начал чувствовать уколы зависти — молодость, юная любовь и все такое. Однако ощущать симпатию на расстоянии легко, и совсем другое дело — сидеть вместе с ними взаперти нос к носу.

Крису и Элле, наверное, нужно некоторое время побыть наедине. Он побродит еще с полчасика, выпьет где-нибудь, а потом отправится назад. Возможно, если ему повезет, к его приходу они вообще уснут.

Выйдя на Соборную площадь, Лукас направился в сторону ирландского бара с небольшой террасой на улице, колченогими стульями и столами — на дюжину человек, не больше. Там сидели всего три человека, поэтому он заскочил в бар, где помноголюднее, заказал бокал красного вина и вышел на террасу.

Трое каких-то итальянцев вполне приличного, даже интеллигентного вида смотрели на Лукаса, пока он не сел, а потом вернулись к прерванному разговору. Некоторое время телохранитель прислушивался к их речи, потом она слилась с шумом, доносившимся из самого бара.

Туристы все еще гуляли по площади, но большинство зевак уже угомонилось: они больше не вертели головами с таким видом, будто в прохладной темноте забыли, где находятся. Собор, возвышавшийся над площадью, тоже выглядел умиротворенно. Именно такими Лукасу и нравятся чужие города.

Он пожалел, что не взял с собой книгу. Ему осталось всего страниц пятьдесят, и он мог бы дочитать, наслаждаясь окружающей безмятежностью и бокалом красного вина. Хотя это выглядело бы странно — уйти по срочному делу, но взять с собой что-то почитать.

Лукас сидел уже минут десять, когда в бар зашли несколько мужчин и женщин — шесть человек, англичане и американцы, явно в отличном настроении, не пьяные, но шумные и веселые. Они высыпали на террасу с энергией, которая, казалось, должна была смести трех итальянских интеллектуалов. Те некоторое время со сдержанным презрением изучали англосаксов, а потом снова увлеклись беседой и вином.

Лукас продолжал заниматься своим делом; когда одна из американок спросила, можно ли взять у него свободный стул, он улыбнулся и жестом — не желая признаваться, что знает английский — показал: да, конечно.

Кто-то из группы гуляк скрылся в баре и вышел оттуда с полным подносом напитков. Дурачась, турист направился на опустевшую площадь, разыгрывая из себя сбитого с толку официанта. Приятели звали его назад, однако весельчак продолжал в том же духе: подойдя к Лукасу, он стал кривляться и совать ему поднос чуть ли не в лицо.

Парень явно являлся главной причиной хорошего настроения компании. Этот турист действительно был забавен, но Лукас сегодня пребывал не в том настроении.

Он допил вино и направился к выходу. Одна из девушек сказала:

— Ты напугал его.

Клоун ответил на это капризным детским писком:

— О, не уходите…

Лет десять назад Лукас остался бы невозмутимым, уверенным в себе и в той силе, которой обладает, зная, что в любую секунду может выхватить пистолет и приставить его к виску парня — теперь не так смешно, а? Однако с тех пор он здорово изменился и уже не мог представить, что способен присоединиться к общему веселью. Теперь Лукас все больше ощущал себя эдаким приверженцем дзен-буддизма и успокаивал себя мыслью, что когда-нибудь все эти люди неминуемо будут мертвы.

Дойдя до гостиничного номера, он некоторое время прислушивался, стоя у двери. Крис и Элла разговаривали: голоса звучали глухо, напряженно. Спор наверняка шел о том, стоит ли доверять непрошеному телохранителю.

Лукас стукнул в дверь один раз. Голоса моментально стихли; молчание было еще более напряженным, чем разговор, ему предшествовавший.

— Это папа.

— Иду, — после паузы отозвалась Элла фальшиво-радостным голосом.

Крис стоял у изголовья постели. Лукас сразу же заметил, что в руках у него ничего нет. Он бросил взгляд на прикроватный столик, потом на Эллу и успокоился, увидев пистолет в ее руке. Она смотрится с ним весьма эффектно. Да, оружие ей точно идет.

Закрыв дверь, Элла положила пистолет на столик и спросила:

— Где вы были?

— Пытался дозвониться до твоего отца. Никто не отвечает. Утром попробую еще раз.

Крис посмотрел на часы:

— Может быть, они спят?

Он так и стоял, не сходя с места, будто одеревенел: неловко топчущийся по сцене актер-любитель из самодеятельной постановки.

— Бен сейчас не должен спать. Впрочем, он не всегда снимает трубку, — пожала плечами Элла, как бы отвечая сама себе на незаданный вопрос.

Лукас посмотрел на нее, хотел было что-то сказать, но передумал и включил телевизор. Пощелкал пультом: футбол, телевикторина, какое-то шоу. Остановился на чем-то, напоминающем новости.

Глядя на экран, он ощущал их обоих у себя за спиной. Крис застыл, как будто не был уверен, чья реплика следующая. Казалось, парень панически боится, что его заставят говорить. Элла выглядела более спокойной, от нее исходило некое слегка смущенное понимание.

Боковым зрением Лукас увидел, как девушка присела на край кровати и тоже уставилась в экран телевизора. Там показывали какую-то политику: Берлускони, незнакомые важные лица… европейцы, одним словом.

Когда сюжет закончился, ведущий продолжал говорить минуту-другую, и все услышали, как он упомянул Монтекатини. Это вернуло Криса к жизни — он присел рядом с Эллой. Пошли кадры с места происшествия: растерянная толпа, полиция, неподвижное тело на тротуаре, укрытое простыней.

Последним предметом, мелькнувшим на экране, был пистолет, оброненный одним из нападавших. Он лежал на мостовой: серьезная штука, «МАК-10». Именно из-за него Лукас вычислил преступников так быстро: будь они вооружены чем-то менее заметным, им скорее всего удалось бы сделать пару выстрелов до того момента, как он успел бы среагировать.

Но было кое-что еще, о чем сказал Лукасу «МАК-10» и чем он ни за что не поделится с Эллой. Это не попытка похищения. Это попытка убийства. Лукас не знал, в какую грязную историю вляпался Хатто, однако Марк должен был кому-то очень крепко насолить, чтобы рассматривать случившееся как адекватную расплату.

Интервью с полицейским: страж порядка вещал с похоронным выражением лица, которое совершенно не вязалось с бурным потоком итальянской речи. Лукас сосредоточенно вглядывался в экран, просто смотрел, и ему не приходило в голову задуматься, о чем же полицейский может говорить.

Неожиданно Элла спросила:

— Что такое? Что он сказал?..

Лукас обернулся к ней и пожал плечами:

— Я говорю только по-английски.

Девушка улыбнулась:

— Вы и на нем не очень-то много говорите.

Лукас кивнул, улыбнувшись в ответ. Ему хотелось что-то сказать, но ничего не шло в голову. Он никогда не был мастером светской болтовни, которой люди обычно заполняют паузы.

— А полиция будет нас искать?

Это Крис. Да, он в шоке, поэтому так долго молчал.

— Меня. Впрочем, может быть, и вас.

Крис выглядел растерянным.

— А почему бы нам просто не пойти в полицию?

Лукас покачал головой:

— Не раньше, чем я пойму, что происходит.

— Так что же мы будем делать?

— Вам нужно поспать. Завтра тяжелый день.

По выражению лиц он понимал, о чем они думают: едва ли будет тяжелее, чем в эти последние несколько часов.

Хотя… пока ведь ничего не понятно. Лукас почувствовал себя неуютно, думая о том, что может ожидать их впереди. Он не знал, как вести себя с людьми, потерявшими почву под ногами, как ободрить их. Наверное, он просто забыл, как вообще вести себя с людьми.

Телохранитель выключил телевизор и сел в небольшое кресло в углу комнаты, которое явно указывало на то, что владельцы гостиницы пытаются подражать стилю более дорогих отелей.

Элла взглянула на Лукаса и сказала:

— У нас нет вещей.

— Я знаю.

Забавно, как люди беспокоятся о мелочах вроде отсутствия зубной щетки и смены белья, что кажется им гораздо важнее того факта, что двое убийц сделали попытку похитить их или убить.

— Мы пробудем здесь только одну ночь.

— У вас есть хотя бы зубная паста?

— Конечно.

Он достал из своей сумки тюбик и протянул девушке.

— Спасибо.

Она прошла в ванную, а Лукас уселся поудобнее и раскрыл книгу.

Крис все еще сидел на краю кровати, сняв туфли с таким утомленным видом, будто ему далеко за пятьдесят. Лукас переключил внимание на свою книгу, перечитал пару страниц, чтобы освежить в памяти содержание.

Он старался не поднимать глаз от книги, когда Элла вышла из ванной раздетая до белья, со стопкой аккуратно сложенной одежды в руках. Однако Лукас не смог оторвать взгляда от ее стройных ног, изящных линий бедер и талии, дразнящего минимализма черного белья.

Элла положила одежду возле кровати, побарахталась немного под пуховым одеялом, прежде чем добавить в стопку свое белье. Лукас посмотрел на него — бесформенный клубочек легкой ткани, вызывающий мысли о дразнящей наготе, спрятанной под тонким покрывалом.

Очевидно, Крис перехватил его взгляд, потому что поднялся и уставился на Эллу с недовольным выражением лица, будто возмутившись тем фактом, что она ходит в таком виде в присутствии незнакомого человека. Потом вновь сел и начал надевать туфли.

Лукас опустил книгу и очень спокойно спросил:

— Что ты делаешь?

Крис закончил завязывать шнурки и вызывающе посмотрел на него:

— Пойду пройдусь. Подышу свежим воздухом. Хочу прогуляться.

Элла подняла голову и тоже посмотрела на Лукаса, ожидая его реакции. У Криса был напряженный вид; в молодом человеке явно бурлила решимость выбраться отсюда хотя бы ненадолго, а еще на лице читалось нежелание выслушивать какие-либо доводы. Лукас надеялся, что девушка хоть что-нибудь скажет, попросит его остаться, но она продолжала молчать — возможно, чувствовала, что это бесполезно.

Конечно, были и другие способы остановить парня, но Лукас полагал, что их едва ли стоит применять. В конце концов, он сам виноват: не следовало соглашаться на эту работу. Охранник, телохранитель, сиделка — это не его специальности. Однако же вот, пожалуйста, любуйтесь — акула, которая разыгрывает из себя дельфина, прыгает через обруч, но никого не может обмануть.

— Дай-ка мне телефон.

Крис вынул из кармана мобильник и швырнул его на кровать. Милый жест, от которого ему самому тут же стало неловко.

Крис с серьезным видом посмотрел на Лукаса и сказал:

— Я недолго. Просто хочу на улицу, понимаете? Подышать.

Лукас кивнул.

— Только не наделай глупостей. Никому не звони, ни с кем не разговаривай. Когда вернешься, стукнешь один раз и скажешь: «Это Крейг».

— Ладно, — кивнул Крис и повернулся к Элле: — У тебя все нормально?

Она откинула голову на подушку.

— Да, спасибо, все хорошо. Он правильно говорит, Крис, не наделай глупостей.

Молодой человек вышел, не сказав ни слова, и Лукас закрыл за ним дверь.

Когда он снова уселся, Элла обернулась к Лукасу:

— Простите за его выходку.

Лукас поднял на нее глаза. Он собрался было сказать, что все в порядке, но почему-то подумал, что девушка ожидает другого, и поэтому спросил:

— Как ты, держишься?

— Не особенно.

Она села на кровати, подложила под спину подушки, все время внимательно следя за тем, чтобы не раскрыться.

Лукас покосился на нее, потом устроился поудобнее, и тут Элла заметила у него в руках книгу.

— Что вы читаете?

— «Песнь о Нибелунгах».

— Что?

— Немецкий средневековый эпос, сюжет которого использовал Вагнер в «Кольце Нибелунгов». Конечно, опера не так хороша, как книга.

Девушка даже не улыбнулась, отметил Лукас, но в этом нет ничего странного — она обеспокоена и расстроена, а он слишком много времени проводит наедине с собой, отчего его чувство юмора деградировало до такой степени, что и самому бывало не очень-то смешно.

— И вы получаете удовольствие от такой ерунды?

— Это интересная книга.

Элла пожала плечами и спросила:

— Вы учились в колледже?

Лукас покачал головой. Перед тем как задать следующий вопрос, девушка задумалась на пару секунд.

— А вы читали Джейн Остен?

— Вряд ли это мое.

— Вам нужно прочитать «Доводы рассудка». Я только что закончила. Дала бы вам, но книга осталась в моей сумке.

Лукас улыбнулся. Хорошо, что они говорят о книгах. Самая что ни на есть непринужденная беседа.

— А тебе нужно прочесть эту, — сказал он, хотя мысли его были уже далеко.

После паузы Элла спросила:

— Вы и правда думаете, что они хотели меня похитить?

Лукасу потребовалось некоторое время, чтобы оценить интонацию вопроса: оказывается, девочку больше не устраивает столь невинная интерпретация событий. Это навело его на мысль, что она в несколько большей степени осведомлена о сфере деловых интересов отца, чем мистер Хатто мог предположить.

— Трудно сказать. Сейчас появилось много любителей-энтузиастов. Они не всегда действуют так, как ожидаешь.

— И все же?

— Я полагаю, их послали, чтобы убить тебя.

На лице Эллы появилось встревоженное выражение. Внезапно ее затошнило, и она бросилась в ванную, волоча за собой одеяло.

Перед тем как дверь захлопнулась, в памяти Лукаса, как при свете фотовспышки, запечатлелось обнаженное тело, мелькнул треугольник волос на лобке. Потрясенный, он услышал, как ее рвет.

Прошло минут пять, прежде чем Элла вышла из ванной. Она тщательно завернулась в одеяло: были видны только голова и ноги.

Девушка присела на край кровати, а Лукас сказал:

— Извини, не следовало мне тебе говорить. У меня было чувство, что ты догадаешься сама.

Элла покачала головой.

— Я всегда считала, что папин бизнес… — Тут она запнулась. — Я всегда считала, что есть вещи, которые он никогда не рассказывает. Но даже если так, зачем кому-то понадобилось убивать меня?

— Не знаю. Может, чтобы добраться до него.

Лукас подумал, как бы получше успокоить ее насчет бизнеса Хатто: дескать, папа занимается в основном финансами, в целом все законно, и так далее… Впрочем, его собственная уверенность в этом была основана на информации, полученной от одного-единственного источника — самого Хатто.

— Об этом тебе лучше поговорить с отцом.

— Нужно ему позвонить.

— Я пытался. Никто не отвечает.

— Значит, нужно звонить, пока они не проснутся.

— И какой смысл? Попробуем еще раз утром.

— А если им тоже угрожает опасность?

Лукас хотел было сказать о том, что конкретно подсказывает ему интуиция сейчас — после того как Хатто во второй раз не поднял трубку, — однако заставил себя промолчать. Если он прав, тогда неизбежное только откладывается, остается лишь надежда, что к моменту главного удара ему удастся доставить девушку в посольство или консульство.

— Твой отец нанял меня, чтобы наблюдать за тобой. Ты на самом деле думаешь, что ему нужны советы в делах, касающихся обеспечения безопасности? — Лукас улыбнулся, стараясь показать ей, что волноваться не о чем. — Сейчас мне нужно, чтобы ты успокоилась. Я еще не знаю, закончились ли наши испытания, а Крис уже паникует. Ты должна оставаться совершенно спокойной, даже если это будет трудно.

Элла кивнула.

— Думаете, с ним возникнут проблемы?

На ее лице хорошо читалось, до какой степени она влюблена в Криса. В принципе Лукасу было совершенно все равно, как чувствует себя Крис, лишь бы он не раскрыл их местонахождение. А еще он понимал, что тот, кто профессионально занимается охраной, ни в коем случае не позволил бы сопляку выйти из этой двери.

— Флоренция — спокойный город, а ему захотелось подышать. Бог даст, сумеет взять себя в руки.

— Знаете, он обычно не такой… на самом деле Крис — классный парень.

— Я знаю. — Лукас не потрудился напомнить ей, что следил за ними почти неделю и успел составить себе представление о том, кто они такие — не только в своем мире, но и в этом, новом, переписанном заново. — В конце концов, разве важно, что я думаю о вас?

Элла не очень уверенно кивнула.

Не важно, что он думает; он — никто, человек, исключенный из жизни, причем исключенный даже из жизни собственной. Человек, который вернулся в мир только благодаря этой работе — услуге, которую даже не был обязан оказывать. Он и рад бы ее не оказывать, но доведет дело до конца, доставит девушку в безопасное место — пусть даже к самому Хатто, если тот еще жив.

— Попытайся заснуть.

Элла с надеждой посмотрела на дверь, затем быстро скользнула в постель, повернувшись к Лукасу спиной. Он решил, что девушка не заснет, а станет дожидаться Криса.

Потом Лукас открыл «Песнь о Нибелунгах» и на некоторое время отключился от реальности.

Он продолжал сидеть с дочитанной книгой на коленях, когда услышал стук двери в конце коридора, потом — громкие шаги. Элла подняла голову с подушки еще до того, как Крис дошел до двери. Раздался стук и запинающийся голос:

— Это… Это Кри… Это Крейг.

Лукас открыл дверь и впустил парня.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила Элла.

— Нормально. А ты?

— Я беспокоилась о тебе.

— Извини, — дернул плечом Крис, повернулся к Лукасу и сказал: — Я выпил немного пива…

Вообще-то говорить об этом не было никакой нужды, но Лукас ответил:

— Ничего страшного. Иди поспи.

— Сначала надо пописать.

Тяжело ступая, парень направился в ванную, и Лукас с Эллой обменялись улыбками.

По крайней мере, выпив несколько стаканов пива, Крис теперь заснет, а если он поспит, то с ним скорее всего будет легче общаться — что бы ни случилось наутро. Элла — другая, Лукас не сомневался: даже с тем, что произошло раньше, она справится. В ней есть что-то от человека, который не осознает, насколько сильным может быть.

Крис вышел из ванной, сделал попытку снять что-то из одежды, но рухнул на кровать. Элла пригладила его волосы и ответила на слезливые объятия. Молодой человек почти тут же затих, поэтому Лукас выключил свет и откинулся на спинку кресла, всматриваясь в темноту.

Он пытался вернуться к содержанию прочитанной книги, но нужное настроение прошло. Лукас мог думать только о работе. Теоретически самая трудная ее часть уже позади: он сохранил девушку живой и невредимой. Завтра надо будет спрятать ее в безопасном месте.

Если Марк Хатто утром снимет трубку, это не проблема. Но вот если Хатто мертв… тогда парни, которых послали по следу Эллы, являются частью чего-то большого и очень опасного. Целая армия ублюдков, и достаточно хорошо организованная, чтобы оказаться не по зубам Лукасу, особенно после пары лет, проведенных не у дел.

Никто больше не боится ни его самого, ни его репутации. Некоторые из этих молодых щенков даже не знают о существовании какого-то там Лукаса. Девушка, которая сейчас забылась в беспокойном сне, тоже ничего не знает.

Впрочем, наверное, лучшее в сложившейся ситуации — это факт, что никто не рассматривает его как угрозу, что никто вообще не принимает Лукаса во внимание.

Глава 4

Следующим утром после очередных двух звонков в доме Хатто снова включался автоответчик. Лукас посмотрел на часы, хотя который сейчас час — здесь, там, вообще где-нибудь, — уже не имело никакого значения.

На звонки в доме Хатто не отвечают, и Лукас совершенно не желает знать почему. Ему хочется оттянуть момент, когда придется все рассказать Элле. Он бы предпочел, чтобы новость принес кто-то другой.

Лукас направился обратно к машине. Солнце палило вовсю, поэтому он держался теневой стороны улицы, пробираясь сквозь толпу туристов. Лукас вернул автомобиль в бюро проката, потом отправился покупать билеты на десятичасовой поезд. Если уж куда-то и передавать новых знакомых, то консульство в Цюрихе — самое подходящее место. И если что-то пойдет не по плану, то он хотя бы будет играть на своей территории.

По дороге в гостиницу Лукас зашел в магазин, купил небольшой чемодан, рюкзак и туалетные принадлежности. Впрочем, какое-то шестое чувство подсказывало ему, что впереди их не ждет ничего хорошего и лучше было бы передать Эллу и Криса полиции прямо здесь, во Флоренции.

Если Хатто нет в живых, ему даже не удастся получить остаток денег. Тем не менее вот он — герой, твердо решивший вернуть девушку целой и невредимой. И он знает, что дело здесь не в сочувствии, а в извращенной профессиональной гордости, как у адвоката, решившего выиграть процесс вне зависимости от того, кем является его подзащитный.

У Лукаса был ключ, однако он услышал, что Элла и ее бойфренд разговаривают, поэтому постучал.

— Это папа.

Крис открыл дверь. Оба были одеты, но выглядели сонными и растрепанными. На этот раз никто из них не потянулся к пистолету.

Лукас бросил вещи на кровать:

— Зубные щетки и все такое. Освежитесь, мы уезжаем.

— Куда?

— Здесь неподалеку есть универмаг. Купим вам кое-какую одежду, чтобы сумки не были пустыми. Потом сядем на поезд.

Лицо Эллы приобрело обеспокоенное и озадаченное выражение.

— Не понимаю. Я думала, сегодня мы позвоним папе и улетим домой…

Лукас посмотрел на часы. Намек на скрытую правду так и остался похороненным в глубине его глаз.

— Я позвоню ему из Милана, там у нас пересадка. Нужно поскорее уезжать отсюда.

Крис с нескрываемым раздражением осведомился:

— И куда вы нас везете?

— В Швейцарию. — Лукас передал Элле сумку с туалетными принадлежностями и добавил: — Только помните: на людях меня нужно называть папой.

— Знаете, на самом деле вы не выглядите достаточно старым, чтобы быть моим отцом, — улыбнулась Элла.

— Тогда не называй меня никак. Только не говори «Лукас». По крайней мере в присутствии посторонних.

Ее улыбка увяла, и до Лукаса слишком поздно дошло, что это был комплимент. Девушка оказала ему знак внимания, и уместнее было бы поблагодарить ее — может, даже сказать что-то приятное в ответ.

Настроение у всех несколько поднялось, когда троица оказалась в универмаге. Делая покупки, они подшучивали друг над другом, а когда Лукас платил, Элла мило улыбалась и говорила:

— Спасибо, папа.

— Да, пап… спасибо.

А Лукас поглядывал на них и тоже улыбался.

— Не за что.

Он попытался улыбнуться девушке за кассой, но та ответила угрюмым взглядом. Она понимает, подумал Лукас, что, как бы они себя ни вели, он не может быть их отцом. И не только потому, что выглядит слишком молодо.

Крис, по счастью, немного пришел в себя. По дороге в гостиницу, нагруженный пакетами с покупками, он все время шутил с Эллой. Маловероятно, что хорошее настроение останется у девушки на весь день, но будет легче, если Крис окажется достаточно собранным, чтобы в случае необходимости успокоить ее.

По дороге обратно Лукас внимательно всматривался в толпу. Казалось, по улицам гуляют только беспечные туристы, но ему не терпелось поскорее убраться из Флоренции. По собственному опыту Лукас слишком хорошо знал, что в таких крупных туристских центрах убить кого надо — проще простого.

Когда они вернулись в отель, Лукас держался уверенно, первым вошел в вестибюль и осмотрелся по сторонам, прежде чем дать пройти своим подопечным. Пока Крис и Элла шли в сторону лифта, он быстрым взглядом окинул оставшуюся позади улицу.

И тут Лукас услышал, как за спиной произнесли ее имя, и это сделал не Крис, а какой-то незнакомый европеец.

— Элла!..

Фальшивая жизнерадостность. Как будто неожиданно встретил старую приятельницу.

Лукас резко развернулся, выхватывая пистолет из-под рубашки. Откуда взялся этот тип? С лестницы, что ли?.. Он должен был его увидеть, а теперь слишком поздно…

Элла обернулась на возглас: незнакомый парень уже поднял пистолет на уровень ее лица.

Крис, который стоял у лифта, обернулся — и остолбенел. На лице Эллы застыло вопросительное выражение. Лукас болезненно ощущал недостаточную быстроту своих движений: казалось, он вынимал пистолет целую вечность, а незнакомец уже давным-давно был готов к стрельбе.

Лукас продолжал движение, и тут случилось что-то странное. На секунду, всего лишь на секунду вся троица словно оцепенела: Крис с остановившимся взглядом, Элла, так и не сумевшая избавиться от удивленной улыбки, и убийца с пальцем на спусковом крючке, еще не нажатом… при этом конец глушителя — всего в нескольких дюймах от ее глаз.

Лукасу не было видно его лица, но рука с пистолетом уже поднялась на уровень виска незнакомца, как будто кто-то другой сделал это за него. Он спустил курок, и парень рухнул; грохот выстрела прокатился по вестибюлю, будто кто-то с силой захлопнул дверь.

Лукас ринулся вперед, затолкал Эллу и Криса в лифт, поднял пистолет убитого и передал его девушке. Прежде чем оттащить тело в тень под нижним лестничным пролетом, еще раз обвел вестибюль взглядом. Повсюду виднелись пятна крови; впрочем, тут было сумрачно, поэтому существовала вероятность, что некоторое время никто ничего не заметит.

Лукас зашел в лифт и нажал кнопку четвертого этажа. Элла и Крис уставились на него затравленными взглядами, и он подумал, что это все же лучше, чем если бы они ударились в панику и крик.

Лицо и голова девушки были в чужой крови, липкие брызги застряли в волосах. Лукас кое-как вытер ей щеки и лоб, потом взял у Эллы пистолет и бросил в один из пакетов.

— Когда будем проходить мимо портье, иди с этой стороны от меня.

Он смотрел Элле прямо в глаза, и она судорожно кивнула в ответ.

— Крис, ты в порядке?

Еще один неуверенный кивок.

— Хорошо, теперь держитесь, пока не вернемся в номер.

За стойкой портье и рядом с ней никого не оказалось, но все равно Лукас шагал почти вплотную к своим подопечным, перекрывая линию возможного огня и надеясь, что тот парень внизу был один.

Он все еще злился на самого себя: если бы убийца вдруг не заколебался, все могло уже закончиться самым нехорошим образом. Ему следовало заметить его, следовало быть бдительнее…

В номере Лукас закрыл за собой дверь и быстро проверил ванную. Элла лихорадочно хватала ртом воздух, как будто находилась под водой с тех пор, как они зашли в вестибюль, а вынырнула только сейчас.

Лукас взял девушку за плечо и спросил:

— Ты в порядке?

Она кивнула: слезы текли по окровавленным щекам, но было видно, что теперь она борется, перестраивается на нужный лад.

— Это я виноват, — сказал Крис.

Лукас обернулся и посмотрел на него. Парень стоял в углу с затравленным выражением на лице.

— Это я виноват, — повторил он.

— Ты кому-то звонил, так?

— С таксофона, — ответил Крис. — Только домой. Просто поговорил с братом…

— И что ты ему сказал?

— Где мы остановились. Название отеля.

Лукас почувствовал, что закипает от ярости.

— Ах ты, гребаный идиот!..

— Я не знал, можно ли вам верить. Хотел, чтобы кто-нибудь был в курсе того, где мы находимся. На тот случай, если…

— На какой еще случай?!

Крис не ответил.

— Так на какой случай? Молодец, ты сделал все для того, чтобы кое-кто узнал, где мы находимся.

Распираемый злостью, Лукас двинулся к парню. Элла сделала безнадежную попытку защитить своего бойфренда, но единственное, что Лукас сейчас понимал, — из-за болвана Криса она только что едва не погибла.

— Извините, я не…

Он дернул парня за рубашку и отшвырнул в сторону. Крис споткнулся и упал на кровать. Лукас снова схватил его и приставил пистолет к переносице.

— Вот так близко! Вот так!.. Идиот чертов!..

Теперь Крис плакал, ничего не соображая, а Элла повторяла:

— Лукас, не надо. Не надо, Лукас…

Тут он почувствовал запах мочи, а лицо Криса еще больше исказилось — на сей раз от унижения. Неожиданно Лукас понял, что видит перед собой всего лишь глупого ребенка, и ему стало неловко за то, что он сделал с ним на глазах у его подружки.

— Извини, — сказал телохранитель и отступил в сторону.

Он не был уверен, что Элла заметила темное пятно на брюках парня, поэтому добавил:

— Слушайте, у нас не так много времени. Элла, давай в ванную, переоденься, умойся, смой кровь с волос.

Девушка посмотрела на него, будто хотела убедиться, что все кончено и он ничего не сделает Крису.

— Все нормально. Иди.

Элла убежала в ванную, не выпуская из рук сумок с покупками.

Когда дверь закрылась, Лукас сказал:

— Не думаю, что она заметила. Переоденься, положи штаны в пакет и выброси.

Крис не двинулся с места.

— Не стыдись. Я знал очень крутых ребят, с которыми случалось то же самое, а то и похуже.

Крис посмотрел на Лукаса с презрением:

— Да на хрена мне ваши проблемы!

Он вскочил на ноги и начал доставать из пакетов одежду.

— Ладно, извини. Я просто разозлился. То есть… Господи, ты что, кино не смотришь?

— Смотрю. — Крис теперь сам выглядел злым и очень обиженным. — Вы же сказали, это была попытка похищения. Не могу понять, что такое, черт возьми, происходит! Не знаю, какие фильмы вы там смотрите, но похитители не подслушивают телефон приятеля жертвы, и тот человек, которого вы убили внизу, совершенно не похож на похитителя.

Лукасу стало не по себе. Крис вот-вот догадается: он не в своей тарелке, он вовсе не приспособлен к работе охранника.

— Послушай, вчера вечером я думал, что излишне осторожничаю. Теперь вижу — все не так просто. У этих людей длинные руки… и ты прав: они пытаются ее убить.

— Почему?

— Не знаю. Послушай, Крис, ты не обязан быть моим другом, но мне нужно, чтобы ты держал себя в руках. Элле это тоже необходимо.

Парень кивнул, и Лукас вручил ему ключ от второго номера.

— Переоденься там, освежись и постучи, когда будешь готов.

Крис взял ключ. Прежде чем открыть дверь, он сказал:

— Извините меня за тот звонок…

— Я сам виноват — не объяснил все как следует. И вообще, это не та работа, которую я обычно делаю.

— Не понимаю. А что вы обычно делаете?

— Да вот… просто убиваю людей.

Крис выпучил на него глаза, будто хотел убедиться, что это не шутка. Потом вышел, а Лукас запер дверь и упал в кресло.

Он знал одно: убивать людей легче, чем общаться с ними, чем строить отношения и все такое прочее. И, оглядываясь на прошедшие двадцать четыре часа, Лукас понял, что почти все — и почти всегда — делал неправильно. Он с самого начала толком не поговорил с ними, не объяснил, насколько серьезна ситуация, а потом хватил через край с Крисом, хотя злиться следовало только на самого себя.

Лукасу просто не верилось, что по собственной небрежности почти позволил убить девушку. Наверное, единственное, что ее спасло, — это привлекательная внешность и невинно-удивленное выражение лица, а также факт, что убийца оказался молод и достаточно глуп, чтобы отвлечься на такие вещи.

Однако, несмотря на все недочеты Лукаса, Элла все еще жива. Если удастся вывезти ее из Италии, она наверняка уцелеет. Что произойдет потом — уже не его дело.

Элла вышла из ванной, расчесывая мокрые волосы. На ней были тесный топик и длинная юбка из батика. В этом наряде девушка казалась выше, а грудь ее эффектно вырисовывалась под тонкой тканью. Что напомнило Лукасу о прошедшей ночи, о мыслях, которые он гнал от себя.

Действительно, есть гораздо более важные вещи.

— Хорошо выглядишь.

Она ответила легкой улыбкой, но тут же забеспокоилась, потому что заметила, что Криса нет.

— Он переодевается в другом номере, — объяснил Лукас.

— С ним все в порядке?

— Да.

Секунду Элла смотрела в пол, а потом подняла голову и сказала:

— То, как вы с ним себя вели, — непростительно.

Мысли Лукаса смешались. Хотя и не самым ловким образом, но все-таки за последние двадцать четыре часа он дважды спас ей жизнь, по ходу дела убив трех человек. А то, что ее приятель напустил в штаны потому, что ее чуть не убили, — тоже непростительно?

Он понимал, как выглядит происходящее с точки зрения Эллы. Она наслаждается туром по Европе с возлюбленным, и тут на них сваливается кошмар — да, кошмар, телесное воплощение которого — сам Лукас.

Ей страшно, она выведена из равновесия — возможно, не без причины, — и ей не на кого переложить тяжкий груз.

— Ты права, это непростительно, — произнес Лукас. Ему хотелось еще что-то добавить, но он подумал, что убедительно изобразить раскаяние не получится. — Сложи остальные вещи, которые ты купила, в новые пакеты. Пора уезжать.

У Эллы был такой вид, будто она не собирается заканчивать разговор, однако после небольшой паузы девушка принялась молча паковать вещи.

Раздались стук в дверь и голос Криса:

— Это Крейг.

Лукас впустил его и повторил инструкции, которые дал Элле.

Когда все были готовы, он сказал:

— Крис, когда ты звонил вчера вечером брату, ты говорил что-нибудь обо мне?

Парень энергично замотал головой.

— Я даже не сказал ему, что у нас проблемы. Просто сообщил, что мы вернулись во Флоренцию и остановились здесь. И все. Я только хотел, чтобы они знали…

Бедняга умолк на полуслове и опустил голову.

— Хорошо, — ободряюще сказал Лукас. Он помолчал, собираясь с мыслями, потом заговорил снова: — Мне нужно, чтобы по дороге на вокзал вы вели себя спокойно, но были начеку и слушались беспрекословно. Если меня вырубят, делайте все возможное — бросайте в противника сумки, стреляйте, если сможете дотянуться до пистолета, и бегите — бегите в полицию. Ясно?

Они неуверенно закивали. Наверное, Эллу и Криса страшила мысль, что он может погибнуть и оставить их наедине с убийцами.

— Пошли.

Крис подхватил новый рюкзак и сумку. Элла взяла чемодан, Лукас — свой рюкзак. Он вывел их в коридор, где по-прежнему никого не было, только из соседнего номера доносился звук работающего телевизора.

Перед лифтом Лукас замешкался. Лифт представлял собой старомодную клетку, в которой они стали бы легкой мишенью для того, кто мог поджидать внизу. Лукас показал на лестницу и приложил палец к губам. Элла и Крис осторожно пошли вслед за ним: звук их шагов постепенно терялся в нарастающем уличном шуме.

Лукас остановил своих подопечных на середине последнего лестничного пролета, а сам спустился, чтобы проверить вестибюль. Там был только один человек, и не так уж долго оставалось ждать момента, когда он начнет привлекать внимание мух. Лукас направился к открытой двери на улицу, высмотрел такси, махнул рукой, не сводя глаз с улицы и кафе, мимо которого предстояло пройти.

Потом вернулся в гостиницу, жестом подозвал Криса и Эллу. К тому времени, когда они вышли на улицу, таксист стоял наготове возле открытого багажника.

— Санта-Мария-Новелла, — сказал Лукас таксисту. — Крис, положи сумки в машину.

Шофер принялся помогать молодому человеку, поглядывая туда, где в тени стояли Лукас и Элла.

— Забирайся вперед, Крис. Элла, ты сядешь позади водителя.

Как только на пассажиров такси обрушилась лавина уличного жара, Лукас снова огляделся по сторонам, изучая улицу, машины, подъезды, идущих людей. Кажется, ничего необычного. Уже сидя в автомобиле, он достал пистолет и положил его на колени.

Лукас продолжал внимательно следить за тем, что происходило вокруг, напрягаясь каждый раз, когда соседние машины снижали скорость или останавливались. Таксист не мог этого не чувствовать: время от времени он посматривал на странного пассажира в зеркало заднего вида и сразу отводил глаза, если встречался с ним взглядом.

За ними никто не следил. Хотя в любое другое время вокзал был бы классическим местом повышенной опасности, в тот момент, когда такси подъезжало к нему, Лукас почувствовал облегчение.

Едва все трое оказались в купе, он тут же опустил шторы.

Лишь когда поезд тронулся, Лукас слегка отодвинул занавеску на окне, впустив в купе солнечный луч, в котором тут же заплясали пылинки. От яркого света Элла зажмурилась. Потом открыла глаза и посмотрела на Лукаса:

— Теперь мы в безопасности?

— Надеюсь. Успокаиваться не следует, но расслабиться ненадолго можно.

Его подопечным будто дали успокоительное — оба немедленно с облегчением утонули в креслах.

— И вы позвоните папе из Милана?

— Конечно. Ровно через три часа.

Лукас поймал на себе взгляд Криса и подумал: а догадывается ли парень о том, что может выясниться после этого звонка?

Сам он был почти на сто процентов уверен: отец Эллы уже давно мертв. Судя по всему, Марк Хатто огорчил кого-то до такой степени, чтобы навлечь серьезные неприятности на всю свою семью. Потому-то Лукасу и нужно было бы сейчас поговорить с Марком. Он очень хотел знать, какую дорогу и кому перешел отец девушки, если этот поступок мог вдохновить на подобную жуткую месть.

Они выехали из Флоренции уже двадцать минут назад. Крис заснул. Элла смотрела в окно. Интересно, о чем она думает? Может быть, пытается проанализировать прошедший день?

Через некоторое время после того, как задремал Крис, девушка повернулась к Лукасу, несколько секунд смотрела на него, а потом сказала:

— Я думаю о том человеке в отеле.

Он кивнул — просто чтобы показать, что слушает.

— Как вы считаете, он собирался меня убить?

Лукас снова кивнул, на этот раз с печальной уверенностью.

— Тогда я просто не понимаю. Ведь тот парень имел возможность убить меня, но не убил. Он смотрел на меня так, будто передумал.

— Мог и снова передумать, — возразил Лукас. — Ты красива, это его и подвело. Если бы утром в вестибюле нас поджидал кто-то более подготовленный в профессиональном плане, я бы тебя уже потерял.

Казалось, Элла удивилась его словам. Некоторое время она молча смотрела на Лукаса.

— А разве для вас имеет какое-то значение, уцелею я или нет?

— Для моей чести, для моей репутации — да. Я не знаю тебя настолько хорошо, чтобы выходить за эти пределы.

— А есть ли кто-нибудь, кто вам действительно дорог?

Быстрота ее реакции ошеломила Лукаса. Целая лавина лиц, имен и воспоминаний возникла из небытия, прорвалась из враждебных закоулков сознания.

— Уже нет, и достаточно давно. Мне дороги мои книги, мое одиночество.

— Вы говорите как настоящий старик.

Он улыбнулся, но не ответил, а Элла спросила:

— У вас найдется что почитать?

— Конечно. У меня есть «Дневник чумного года» Дефо — эту книгу я собирался читать следующей, однако могу дать ее тебе. Кстати, ты ведь знаешь: еще есть «Песнь о Нибелунгах». Советую ознакомиться. Отличная вещь.

Похоже, девушку его слова не убедили, однако она улыбнулась и сказала:

— Ладно, я попробую.

Лукасу было приятно. Ему нечасто приходилось рекомендовать людям книги, не говоря уже о том, чтобы кто-то следовал его советам. Элла могла бы даже дочитать «Песнь» до того момента, как они расстанутся, и тогда они успели бы ее обсудить.

Они сидели друг против друга и читали. Крис спал. Внешне — самая заурядная поездка. Похоже, Элла все еще представляет себя обычным человеком, не понимая, насколько глубока пропасть между ней и остальными людьми. Для Криса возврат к прошлой жизни еще возможен, а вот ее жизнь изменилась навсегда.

Лукас подумал о том, насколько естественно читать сейчас о нашествии чумы и растущем счете смерти. Во время чтения он привык отключаться от реальности, но подсознательно оставался начеку, понимая, что усыпляющее спокойствие вот-вот оборвется.

Примерно за час до Милана Лукас перестал водить глазами по строчкам, хотя головы от книги не поднял — чтобы не разговаривать. Крис проснулся и каждые несколько минут посматривал на часы. Элла продолжала читать, однако тоже, судя по всему, начинала волноваться.

Лукас понимал, что не сможет долго находить оправдания и откладывать неприятное объяснение. Ему почти захотелось, чтобы на станции их ждала засада — просто для того, чтобы еще раз отвлечь внимание своих подопечных. Отличное место для очередной попытки нападения… Увы, Лукас почему-то был уверен, что сейчас им ничего не грозит.

И все-таки, памятуя об утреннем промахе, Лукас вел Криса и Эллу на пересадку в другой поезд с максимальной бдительностью и осторожностью.

Прежде чем оставить их в купе, он дал парню пистолет, предупредив, что использовать его можно только в том случае, если есть абсолютная уверенность, что они попали в беду. Потом Лукас посмотрел на часы, вышел на перрон и стал искать какой-нибудь таксофон, расположенный вдалеке от вокзальной суеты.

Сначала он думал, что на звонок снова ответит автомат, но перед последним гудком трубку сняли, и женский голос произнес: «Алло».

Лукас все понял.

— Извините, наверное, я ошибся номером. Я звоню Марку Хатто.

Последовала неловкая пауза, после чего женщина ответила:

— Нет, вы набрали правильный номер. Я офицер полиции. Могу я попросить вас назвать себя, сэр?

— Конечно. Я Филипп Хатто, двоюродный брат Марка. Что-то случилось?

Еще одна неловкая пауза. Очевидно, говорившая еще не поднаторела в таких делах.

— С вами рядом еще кто-то есть, мистер Хатто?..

— Здесь моя жена, но какое это имеет значение? Что, собственно говоря, происходит?

Вот так сегодня утром он спросил Криса, смотрит ли тот кино. Лукас знает роль, которую играет, знает сценарий. Наверное, подобными сценариями пользовалась и женщина-полицейский на подготовительных тренингах.

— Боюсь, у меня плохие новости, мистер Хатто. С большим прискорбием я должна сообщить вам, что ваш двоюродный брат, его жена и сын получили огнестрельные ранения, все — смертельные.

— Они мертвы?

— Боюсь, что так.

Лукас повесил трубку. Ничего неожиданного. Новость произвела на него такое же впечатление, что и результаты выборов в стране, о которой он никогда не слышал. Важно другое: ему придется сообщить Элле, что все члены ее семьи убиты. И что он не знает, угрожает ли ей что-то сейчас и будет ли она вообще когда-нибудь в безопасности.

Возвращаясь к поезду, Лукас спугнул пару голубей, которые вспорхнули у него из-под ног. Несколько мгновений он наблюдал за тем, как птицы поднимаются к сводчатому небу вокзального терминала. На секунду ему почудилось, будто хлопанье крыльев все еще слышно, даже сквозь шум поездов и суматоху людской толчеи, и это вызвало у Лукаса странное чувство умиротворения.

Захотелось домой, и чтобы со всем этим было покончено. В принципе Лукас ведь и направлялся домой, но безотчетная мысль, которая только что коснулась его разума, казалась какой-то далекой, недостижимой и неясной: прикосновение и запах кожи, тепло, смех, морской бриз, воспоминания, слишком болезненные, чтобы на них сосредоточиться. Как чувство дома, который никогда не был твоим.

Лукас постучал в дверь купе. Дождался, пока Крис откроет.

Элла, выглянув из-за плеча приятеля, спросила:

— Вы говорили с папой?

— Я останусь в коридоре, пока мы не отъедем от станции. Закрывай дверь. — Он мельком глянул на девушку. Наверное, пару раз она уже была близка к догадке, но вот ее глаза… Нет, несмотря ни на что, во взгляде Эллы не было и намека на верное предположение. — Я все объясню, когда мы тронемся.

Вид у девушки был растерянный, но Лукас уже кивнул Крису, чтобы тот закрыл дверь. Нужно подождать, потому что ее реакция наверняка будет бурной, а шум поезда в движении может заглушить рыдания и крики.

Кто-то протиснулся мимо него в узком коридоре, потом поезд тронулся, вначале еле заметно, настолько мягко, что на секунду показалось, будто это перрон поехал куда-то назад.

Лукас задумчиво смотрел в окно.

Наверное, Крис что-то ей сказал. Или, получив несколько минут на раздумывание, Элла начала складывать одно с другим. Как бы там ни было, едва Лукас вошел в купе, девушка требовательно спросила:

— Что случилось? Отвечайте!

— Твоя семья погибла. На звонок ответили полицейские.

Элла не вскрикнула, не заплакала. Будто Лукас заговорил на языке, который она едва знает и с трудом переводит слова в уме. И все-таки выражение ее лица было ему знакомо: так выглядят люди, когда их убивают.

Лукас услышал, как Крис шепчет:

— Черт, черт, черт…

На секунду он посмотрел в его сторону. Крис опустился на краешек сиденья, закрыв лицо руками.

— Все?..

Лукас снова перевел взгляд на Эллу.

— Да, все. Застрелены. Возможно, в то же самое время, когда тебя пытались достать первый раз, то есть вчера вечером.

— Но почему?..

— Твой папа, очевидно, перешел кому-то дорогу. И у него были враги.

Лицо девушки словно потеряло четкость. Последовал неожиданный неистовый поток слез, сдавленных стонов и неразборчивых слов…

— У Бена не было врагов…

Элла не могла больше ничего сказать — она разразилась судорожными рыданиями и повисла на Крисе, который шептал ей слова утешения. Чем больше он говорил, тем теснее девушка прижималась к нему.

Лукас вышел, закрыв за собой дверь.

Сначала из купе до него не доносилось ни звука: шум поезда заглушал рыдания, как он и рассчитывал. Но постепенно Лукас начал разбирать болезненные вскрикивания и отчаянный плач. Он начал с беспокойством оглядываться по сторонам, остро чувствуя свою беспомощность.

Кто-то шел по коридору в его сторону. Пожилая женщина, слишком полная, чтобы протиснуться рядом. Самым естественным для него было бы уступить дорогу, зайдя назад в купе, но Лукас не хотел открывать дверь, чтобы горе, бьющееся там, вдруг не выплеснулось наружу.

Вместо этого он нырнул в свободное купе — чтобы избежать зрительного контакта с женщиной. Потом Лукас вышел, и опять слух обманул его — он снова решил, что все тихо. Но нет: стоны, бессвязные причитания, и все громче, все сильнее.

И ведь помочь никак нельзя. Он в состоянии сохранить Элле Хатто жизнь, он убьет ради нее кого угодно, однако не в силах предложить ни утешения, ни сострадания, потому что их у него нет. Близость ее горя отозвалась ознобом на коже: Лукас неожиданно осознал, кто он такой на самом деле. Человек с пистолетом, и больше ничего.

Впрочем, ему и не хочется быть кем-то еще.

Глава 5

В первые смутные мгновения после пробуждения Элла растерялась. Вроде бы на ней длинная юбка, но она не может ее узнать. Элла лежит, свернувшись калачиком: если ей удастся повернуться и хорошенько рассмотреть одежду, все должно встать на свои места.

Но Крис обнимает ее, а поезд мягко покачивается на ходу, и двигаться совсем не хочется. Вдруг боковым зрением она замечает, что в купе есть кто-то посторонний, и тут приходит понимание.

Лукас!

Элла вскочила с места, испуганная, охваченная ужасом. Лукас поднял глаза от книги. Девушка чуть было не сказала, что видела самый ужасный сон в своей жизни, когда реальность со всей беспощадностью обрушилась на нее.

Семья погибла. Об этом рассказал Лукас. Такие же люди, как и те, кто пытался застрелить ее, пришли в ее дом и убили родителей, убили Бена. Глаза наполнились слезами, горло свело судорогой, но девушке все же удалось справиться с собой.

— Как ты себя чувствуешь?

Она молча посмотрела на Лукаса; впрочем, тот уже снова углубился в чтение. А Элла недоуменно пыталась понять, чего боится Лукас — ее чувств, своих собственных ощущений? Или он вообще ничего не чувствует?

За последние двадцать четыре часа случались моменты, когда девушка думала, что в нем должно быть что-то еще — глубокое, тайное и сокровенное. Тот утренний разговор с Крисом, который она подслушала из ванной, — сплошное участие. Создавалось впечатление, что они для него многое значат.

Впрочем, какая разница? Сейчас вообще ничего не имеет значения — по сравнению с тем, что Элла осталась одна, лишилась семьи.

Девушка никак не могла найти способ как-то осмыслить, зафиксировать в сознании этот факт. Как это — нет родителей? Все казалось настолько нереальным, что Элле пришла в голову мысль: а не мог ли Лукас ошибиться? Наверное, он лжет. Правильно сказал Крис: им ведь толком неизвестно, кто он вообще такой и правда ли, что именно отец его нанял.

— Элла! Как ты себя чувствуешь?

Вот лицо Криса, его голос… и она понимает: все — правда. Элла выплакалась до изнеможения, до боли в челюстях, но до сих пор чувствует, что ей не хватает пространства, времени, фактов, всего того, что необходимо, чтобы примириться со случившимся.

— Не знаю, — ответила девушка после нескольких мгновений томительной тишины. Ее собственный голос звучал странно — как будто из-под воды или из какого-то кошмарного сна…

— Хочешь что-нибудь? Кока-колы? Воды?

— Воды, пожалуйста.

Крис подал бутылку. Та была неприятно теплой, но девушка сделала пару глотков, а потом еще несколько — когда поняла, насколько у нее пересохло в горле.

Сначала Элле показалось, что уже темнеет, однако, посмотрев в окно, она увидела, что небо затянуто пеленой, а снаружи какие-то горы и идет дождь.

— Мы в Швейцарии?..

Лукас отвлекся от книги, молча выглянул в окно.

— Ты проспала несколько часов, — сказал Крис.

— Если хочешь освежиться, давай сейчас, — посоветовал Лукас. — Мы скоро приедем, а потом еще добираться около получаса на машине.

— На машине? Куда?..

Элле некуда ехать, некуда возвращаться, и эта истина должна бы снова терзать ее, однако боль уже притупилась, сглаженная эмоциональной усталостью, что заполнила каждую клетку, каждый уголок разума.

— Денек-другой побудете у меня. Потом отвезу вас в Цюрих и передам в консульство.

По выражению лица Криса было понятно, что они обсуждали эту тему, пока она спала. Элла почему-то встревожилась.

— Что со мной сделают в консульстве? Я имею в виду, куда меня отправят?

Пару секунд Лукас озадаченно смотрел на нее, потом сказал:

— Ты взрослая. Можешь ехать куда хочешь.

После этих слов девушка почувствовала, что недостойно считать себя беспомощной, когда он видит в ней взрослого человека, способного отвечать за себя. Видимо, Лукас что-то понял, потому что добавил:

— Полагаю, тебе предложат поехать к дяде или к другим родственникам.

Но у нее нет других родственников… Неожиданно Элла подумала, что дядя Саймон — партнер Марка Хатто по бизнесу, и он может точно так же стать мишенью для убийц, как и отец.

— А если они убили и моего дядю?

Лукас ненадолго задумался.

— Не исключено, хотя именно у твоего отца были связи… — Он умолк.

— Были связи?.. — Крис изогнул бровь. — Что, твой отец кто-то вроде гангстера?

Элла посмотрела на Криса, пытаясь понять по выражению его лица, о чем он думает. Лукас сделал довольно прозрачный намек, однако ее отец мог быть кем угодно, только не гангстером. Присутствие отца в доме всегда благотворно влияло на его атмосферу.

Девушка вопросительно взглянула на Лукаса, но тот посмотрел на Криса, как бы спрашивая, стоит ли обсуждать семейные дела в его присутствии. Смешно — учитывая и то, как много успел узнать Крис, и то, что о тайной стороне отцовского бизнеса до сих пор она и сама понятия не имела.

— У меня нет секретов от Криса.

Лукас пожал плечами.

— Марк Хатто — не гангстер. Он был знаком кое с кем из них, но сам к организованной преступности никогда отношения не имел. В конце шестидесятых занимался наркотиками, сделал много денег, вложил в недвижимость, потом — в торговлю оружием. Наркотики привели его в финансы: офшорные банки и все такое прочее. Марк отмывал деньги, которые другие люди делали на героине. И продолжал вкладывать средства в недвижимость, легальные финансовые институты, высокие технологии… да тебе лучше знать. Он был неплохим парнем.

Элла с недоверием смотрела на Лукаса. Только последние четыре слова подходили к ее отцу. Девушка никак не могла понять, почему Лукас произнес их, как ему могло показаться, что это подходящая эпитафия для сообщника бандитов.

Впрочем, неважно. Все это неправда. Как в ее семье могли скрываться такие гнусные тайны, а она ни о чем даже не догадывалась? Мама наверняка обо всем знала, однако в доме не чувствовалось ни волнения, ни беспокойства, полиция не тревожила их…

Или Лукас ошибается, или вся ее жизнь оказалась ложью, родители — чужими, воспоминания — фальшивыми. Только Бен останется настоящим, потому что брата, как и ее, держали в неведении. Но теперь он мертв.

— Вы ошибаетесь. Если папа и рассказал вам все это, то он, наверное, хотел произвести на вас впечатление.

Какую-то секунду Лукас выглядел почти оскорбленным.

— А почему ты считаешь, что это должно произвести на меня впечатление? Марк Хатто просто добавил несколько деталей и рассказал предысторию. Все остальное — очевидно.

Элла пыталась сопоставить слова Лукаса с тем, что случилось, но, словно читая ее мысли, он заметил:

— Не делай поспешных выводов. По-моему, с ним расплатились за старые дела. Видишь ли, в бизнесе, где человек может исчезнуть на пятнадцать-двадцать лет, нельзя забывать о врагах, которыми обзавелся в прошлом. У того, кто смог устроить смерть целой семьи, наверняка имелось достаточно времени, чтобы все хорошенько обдумать и подготовить.

В поисках поддержки Элла посмотрела на Криса, однако ей так и не удалось поймать его взгляд. По выражению лица молодого человека было видно, как беспорядочно скачут его мысли — впрочем, как и у нее самой. Девушке хотелось хоть немного пообщаться с тем, кто помог бы ей почувствовать себя не такой одинокой. Увы, единственный подходящий на эту роль человек — Лукас, заново рисующий карту ее мира.

— Надеюсь, вы понимаете, насколько трудно мне воспринять…

Лукас фыркнул:

— Воспринять — что? У тебя был нормальный отец, и он достойно вел дела в рискованном бизнесе. Теперь он умер… — Лукас помолчал, а потом добавил как бы в раздумье: — И конечно, теперь ты очень богатая молодая женщина.

Элла нервно рассмеялась. Она хотела, чтобы Крис заметил, насколько неприятны ей подобные разговоры.

— Мне не нужны такие деньги! — сказала девушка с вызовом.

— Поверь мне, есть только один вид денег. Но если ты думаешь иначе, если считаешь, что проценты от твоих сбережений чисты, как утренняя роса, тебе нужно еще многому учиться.

— Это просто смешно, — неожиданно заявил Крис. — Вы искренне полагаете, что честных способов делать деньги не существует?

Лукас посмотрел на него и сказал:

— Так. Мы приехали. Берите сумки.

Элла подумала, что здесь, в сумрачной Швейцарии, они должны быть в безопасности, но и теперь Лукас торопил их.

Через несколько минут все трое стояли перед блестящим черным «мерседесом».

Лукас открыл багажник, чтобы положить вещи.

— Не против, если на этот раз я сяду спереди? — спросила Элла.

— Пожалуйста.

Они сели в машину и поехали — все время в гору, все дальше и дальше от станции. Часы на приборной панели автомобиля показывали почти шесть — еще слишком рано для заката, однако облака укрыли землю сумерками, а заморосивший через несколько минут дождик и вовсе заставил подумать, что на дворе промозглая осенняя ночь.

Лукас показал на бардачок:

— Там есть компакты. Выбери что-нибудь.

Элла вытащила какой-то диск.

— Мне нравится Ник Дрейк, — сказала она. — У моего папы тоже есть такой.

— Я слушаю его последнюю пару лет.

— Это папа порекомендовал? Он всегда сходил с ума по музыке шестидесятых.

Девушка вдруг подумала: а не через музыку ли отец пришел к наркотикам — не как преступник, а как молодой идеалист?

Лукас улыбнулся:

— Твой отец и я, мы никогда… не обсуждали музыку. Дрейка мне порекомендовал «Амазон».[1]

Элла тоже улыбнулась, слегка удивленная: почти каждая песня, которая ей нравилась, ассоциировалась с конкретным моментом, человеком, событием. А вот Лукас черпает свои привязанности в интернет-магазине…

Девушка вставила диск в проигрыватель. Когда раздались чарующие звуки музыки, она расслабилась, глядя на дворники на ветровом стекле, бесшумно скользящие перед глазами. Элла согрелась и почувствовала себя уютно и надежно. Машина мягко катила вдоль промокших деревьев; дождь висел в воздухе, будто туман. Казалось, они едут сквозь изорванные в клочья облака.

— Мне очень жаль твою семью.

Элла взглянула на Лукаса, удивленная, тронутая, растроганная. Мог бы и пораньше сказать… Впрочем, зная Лукаса всего лишь несколько дней, она сумела почувствовать, что для него выразить грусть или сожаление по какому-нибудь поводу равносильно подвигу.

— Спасибо.

Неожиданно девушка вспомнила события сегодняшнего утра — то, как Лукас осторожно стирал кровь с ее лица, насколько пальцы его были чувствительными и заботливыми… Тогда Элла была еще слишком потрясена, чтобы придать этому значение, но сейчас поняла: ей тоже следовало кое-что сказать раньше.

— И еще, Лукас. Спасибо, — она неуверенно взглянула на него, — спасибо за то, что спасли мне жизнь.

— Для того меня и пригласили.

Ну вот. Дверь снова закрылась, но Элла не могла ошибаться: тот, другой человек был здесь, где-то совсем рядом.

Она больше ничего не говорила — просто сидела и слушала музыку. Наблюдая, как мир скользит мимо, Элла попыталась сосредоточиться на сиюминутном. На пролетающем мгновении. Она слишком устала, чтобы думать о чем-то еще.

Довольно скоро наступит время, когда ей все равно придется осмыслить случившееся. И тогда предстоит узнать, как погибла семья, от чьей руки… и что будет дальше.

Все впереди.

А сейчас Элла отчаянно пыталась на несколько часов притвориться, будто ничего не произошло. Звучал «Речной человек» — песня, которую ей хотелось связать в памяти только с этой поездкой, с Лукасом и Крисом — и больше ни с чем.

Они проехали через небольшую деревню, потом замелькала череда пастбищ и густых перелесков. Минут через десять автомобиль свернул на проселочную дорогу, которая через несколько сотен ярдов привела их к цели поездки.

Выйдя из машины, Элла поняла, что именно изменило ее настроение: дождь прекратился, тишина была как задержанный вдох.

В тени скрывался какой-то дом, напоминающий традиционный альпийский — силуэтом, балконом, выдвинутым далеко вперед. Однако он был вполне современным — сплошное дерево и стекло.

— Это вы построили?

Лукас стоял у багажника, доставая сумки.

— Нет. Человек, который его построил, умер, а жена не захотела тут оставаться. Мне повезло.

Они направились к дому. Пройдя несколько шагов, Лукас обернулся и добавил:

— Кстати, умер от рака.

Элла и Крис проследовали по лестнице в небольшой холл, где Лукас остановился, чтобы включить свет и проверить нечто похожее на охранную систему. Затем он проводил их в большое помещение — гостиную, столовую и кухню одновременно, — занимающее весь верхний этаж. По стенам стояли шкафы с книгами.

— Я не особенно привык к гостям, но вы чувствуйте себя как дома. Спальня для гостей и ванная комната — внизу, в задней части дома.

Элла с улыбкой посмотрела на Криса и протянула ему свою сумку.

— Конечно, я отнесу сумки вниз, — сказал тот и повернулся к Лукасу. — Взять вашу?

Похоже, это предложение позабавило Лукаса.

— Спасибо. Моя спальня здесь, рядом.

Элла прошлась по помещению, которое показалось ей на удивление опрятным. На боковом столике девушка заметила несколько нераспечатанных конвертов. Значит, пока никого не было дома, сюда кто-то приходил… Элла наклонилась, чтобы посмотреть, что написано на конвертах.

Все они были адресованы С. Лукасу.

— Лукас — ваша фамилия? — спросила она, чувствуя себя довольно неловко.

— Да.

— А что означает «С»?

— Стивен.

— Удивительно. Я почему-то считала, что Лукас — это имя, а не фамилия, — сказала Элла. Потом добавила нерешительно: — Могу я звать вас Стивеном?

— Я всегда был Лукасом. Один человек много лет назад настоял на том, чтобы называть меня Люк. Но Стивен? Никогда.

— А ваши родители? Уж они-то точно называли вас Стивеном?

— Только Лукас.

«Что ж, — подумала девушка, — значит, так».

— У вас много книг, — пробормотала она, пытаясь найти выход из ситуации.

Тут весьма вовремя раздался голос Криса:

— Ты только взгляни на спальню!

Лукас усмехнулся:

— Это моя страсть — не подарочные издания и все такое, а просто книги.

— Классный дом! — продолжал восторгаться Крис.

— Мне тоже нравится. — Лукас огляделся по сторонам с таким видом, будто видел все в первый раз. — В общем, располагайтесь. Я приготовлю что-нибудь поесть. Завтра нужно сделать несколько звонков, узнать, осела ли пыль, а послезавтра я отвезу вас в Цюрих. — Лукас кивнул, словно отвечая на собственные мысли, и направился в сторону кухонной плиты.

Элла снова взглянула на нераспечатанную почту, гадая, когда же Лукас соберется ее просмотреть. А почему он не прослушал автоответчик? Создавалось впечатление, что Лукас живет будто призрак, отказавшись от каждодневных потребностей — за их ненадобностью.

Крис вышел на балкон, и Элла последовала за ним, любуясь панорамой: леса соединялись в сплошную массу теней, клочки пастбищ тонули в дымке. В ясный день, наверное, вдалеке должны быть видны горы, но сегодня вечером небо упало на землю и накрыло ее целиком.

Некоторое время они стояли молча. Потом Крис сказал:

— Извини, если от меня последние дни не было пользы. Просто одно потрясение за другим… и все равно я не должен был думать только о себе…

Элла посмотрела на него, а Крис улыбнулся и прокашлялся.

— Просто хочу извиниться за то, что я такой баран.

Она покачала головой и прильнула к нему, прижимаясь еще теснее после того, как он тоже обнял ее. Ей казалось, будто это единственное, что нужно, единственная защита, которая необходима, — вот так стоять с переплетенными руками, чувствуя дыхание Криса и нежное поглаживание его рук.

Она прислушивалась к звукам капель, падающих с крыш и деревьев, к далекому лаю собаки, к тихим, уютным звукам готовящегося ужина… И здесь ее мыслям пришлось спуститься на землю, потому что еду готовил Лукас, а ощущение передышки на самом деле было мнимым.

За ужином Лукас продолжал молча читать книгу. Элла и Крис сидели за столом друг против друга, ожидая конца трапезы, чтобы поблагодарить хозяина.

В ответ на их слова Лукас лишь кивнул и отказался от предложения помочь с мытьем посуды.

— Кто-нибудь играет в шахматы или нарды?

— Я играю в шахматы, — отозвался Крис. — И мы оба играем в нарды.

Лукас опять кивнул, подошел к шкафу, достал оттуда большую доску из толстой кожи для игры в нарды и раскрыл ее на кофейном столике между двумя диванами.

— Если хотите выпить — угощайтесь, — сказал он, потом взял книгу и направился к креслу в противоположном конце комнаты, закрыв по дороге окна, выходящие на балкон.

Они играли в нарды при почти полном отсутствии интереса со стороны Лукаса. У Эллы не получалось сосредоточиться: игра оказалась не лучшим средством от мучительных мыслей. Время от времени раздавались отдаленные раскаты грома, которые иногда заставляли молодых людей переводить взгляд в темноту за окнами.

Непогода все еще бушевала, когда Элла проснулась с яростно колотящимся сердцем. Ее разбудили толчки неистовых вспышек памяти.

Всматриваясь в бархатную тьму спальни, она услышала дыхание Криса, лежащего рядом, и вспомнила, где находится. Укрывшись под темным одеялом ночи, Элла попробовала представить себе родные лица. Но как только она начала думать о Бене, глаза ее тут же наполнились слезами. Почему брата ей жаль больше, чем родителей? Она любила их всех одинаково, но именно его потеря ощущается так сильно. Ведь Бен практически совсем не пожил. У него даже никогда не было девушки.

Элла вскочила с постели, страстно желая выбраться из паутины мыслей. Нашла дорогу в ванную, ополоснула лицо. Над головой прокатился раскат грома, деревянный остов дома завибрировал ему в такт.

Она улыбнулась, заметив на внутренней стороне двери два аккуратно повешенных белых халата. Как в хорошей гостинице… Девушка пожалела, что не учится на психолога. Интересно было бы узнать, почему человек, который не привык к посетителям, уделяет столько внимания комнате для гостей.

Надев один из халатов, она прислушалась к тихому, ритмичному дыханию Криса, после чего вышла из спальни и направилась в гостиную. Там горела небольшая лампа; когда Элла поднялась по лестнице, то увидела Лукаса, стоящего у балконной двери.

Подойдя к нему, девушка спросила:

— Я вам не помешаю?

— Нет.

Почему-то она ожидала услышать от него какой-нибудь типичный вежливый вопрос — например, отчего ей не спится. Элла по-прежнему не могла привыкнуть к тому, что в речи Лукаса нет ничего лишнего.

На секунду их обоих осветила вспышка молнии — будто стробоскоп в ночном клубе. Потом прозвучал гром подобно долгому грохоту от самолета, преодолевающего звуковой барьер.

Когда шум утих, Лукас сказал:

— Как раз во время грозы Мэри Шелли начала писать своего «Франкенштейна». На Женевском озере. Таким же вечером Полидори начал работу над одним из первых вариантов «Вампира».

— Да, я знаю. Это была идея Байрона.

— О! — произнес Лукас и посмотрел на Эллу с нескрываемым интересом. — А вот я не читал «Вампира». И «Дракулу» никогда особенно не любил. Мне нравится «Франкенштейн».

— Правда? Лично мне эта книга показалась тяжеловатой.

Он не ответил. Потом внезапно, будто вспомнив о своих обязанностях хозяина, предложил:

— Не хочешь ли молока или еще чего-нибудь?

— А вы что пьете?

— Коньяк. Налить?

— Да, пожалуйста.

Лукас направился к бару, а Элла подошла к дивану и села в круге света, который давала небольшая лампа.

На столе стояла фотография — в скромной рамке, неприметная. Элла обратила на нее внимание, потому что остальная часть комнаты скрывалась в темноте. Девушка примерно ее возраста, может быть, чуть постарше, очень симпатичная, с длинными светлыми волосами. Снимок сделан на пляже — во всяком случае, около моря: девушка улыбается весело и совершенно беззаботно.

— Ваша дочь?

Лукас посмотрел на фотографию и проговорил с легкой усмешкой:

— Как ты думаешь, сколько мне лет?

Элла заколебалась. Лукас рассказывал о ее отце, и девушке стало казаться, что они с ним примерно одного возраста. Похоже, это не так.

— А действительно, сколько вам лет?

— Мне сорок два, а это моя давнишняя приятельница. Я знал ее много лет назад. Даже фотография чудом сохранилась.

Элла посмотрела на снимок, потом снова на Лукаса и позволила себе немного поддразнить его:

— Возможно, потому, что она все еще что-то значит для вас?

— Возможно. А вообще-то ты слишком плохо меня знаешь, чтобы пытаться анализировать.

Элла дернула плечом и отхлебнула коньяку, который оказался резче, чем она ожидала.

— Как ее зовут?

— Мэдлин, — ответил Лукас, усаживаясь.

— Красивое имя.

— Да. Каждый раз, когда я на нее смотрю, вспоминаю Пруста.

Элла почувствовала, что над ней смеются, но никак не могла сообразить почему.

— Простите?..

— Нет-нет, ничего, — сказал Лукас извиняющимся тоном. — Она француженка, и этот снимок сделан давным-давно. Я не видел ее четырнадцать лет, если не больше.

— Ого!.. Вы теперь один?

Лукас усмехнулся:

— Да.

— У вас есть дети?

— Зачем столько вопросов?

Ну вот, он снова начал замыкаться. Однако сейчас Элла чувствовала в себе достаточно уверенности, чтобы не отступать.

— Вопросы задают, когда хотят лучше узнать друг друга.

— А зачем тебе лучше меня узнавать?

— Почему бы и нет? Вы стоите того, чтобы вас узнать. Вы умный, много читаете… еще убиваете людей.

Лукас улыбнулся — на сей раз явно какой-то своей мысли. Комнату снова залила ослепительная вспышка, и через несколько секунд докатился раскат грома.

— Гроза уходит.

Элла оглянулась на окно, словно там было на что смотреть, однако тут же вновь повернулась к собеседнику:

— Итак, у вас есть дети?

Вид у Лукаса стал раздраженный.

— Не пойму, почему это так важно… Да, у нас с Мэдлин есть дочь. Я ее даже не видел.

— Как грустно. И никаких контактов? Никогда?

— Никогда. Ей и мои деньги были не нужны. Она вполне обеспечена. Впрочем, думаю, она предпочла бы жить в трущобах, лишь бы не принимать мою помощь. Мне пришлось дать слово исчезнуть и больше не искать встречи.

— Но почему?

— Ты и правда не понимаешь? Я действительно плохой парень. До Мэдлин это не доходило… пока не стало слишком поздно. Я не из тех, кого хорошо держать под боком, особенно для ребенка.

Элла покачала головой. До сих пор она представляла Лукаса в роли телохранителя, пусть как-то связанного с бандитами, но все-таки не преступника. Бывают же бедняки, глядя на которых никогда не подумаешь, что в карманах у них пусто. Хотя не без основания же нанял его отец…

— Расскажите, как вы познакомились с отцом.

Похоже, настроение у Лукаса стало подниматься.

— Виндхук, тысяча девятьсот восемьдесят второй год. Виндхук — это в Намибии. Во мне тогда было полным-полно самонадеянности, даже наглости, а Хатто считался крутым парнем. Он попросил меня сделать для него кое-какую работу. И все. Мы не стали друзьями, нет, просто у нас сложились неплохие отношения. Я ему доверял.

Элла попыталась представить своего отца в качестве «крутого парня». Такую характеристику она слышала пару раз от Саймона, от матери, от других людей, мнение которых в ее глазах не имело особого веса.

Еще одна вспышка — комната ярко осветилась, и опять отпрыгнувшая было темнота возвратилась на свое место. Элла успела досчитать до четырех, пока не грянул гром. Ей стало немного грустно, как бывало всегда, когда буря начинала отступать.

Девушка сделала еще глоток коньяку, постепенно привыкая к его вкусу.

Неожиданно ей в голову пришла странная мысль.

— Мне нужно составить завещание.

Лукас кивнул:

— Пожалуй, верно. Когда вернешься домой.

— А вы не знаете кого-нибудь, кто помог бы составить его прямо здесь? Вдруг мой самолет упадет? Или кто-то снова попытается меня убить?

До сих пор Элла никогда не думала о составлении завещания, но неожиданно это показалось ей крайне срочным делом, несмотря на то что оставлять наследство было некому. Кроме, пожалуй, дяди и двух ее маленьких двоюродных братьев. Она даже не знает, что после нее останется — наверное, только туманный фантом богатства, на которое намекал Лукас.

— Завтра воскресенье. Ладно, надеюсь, мне удастся кое-что устроить, чтобы ты смогла успокоиться.

— Спасибо. — Она допила коньяк и поудобнее устроилась на диване. — Вам нужно написать дочери.

— Написать? Я даже не знаю, как ее зовут!

Проснулась Элла все на том же диване, укрытая одеялом. Было светло, в окна виднелось чистое голубое небо. Она услышала приглушенные звуки, доносившиеся со стороны кухни, почувствовала запах кофе.

Сев на диване, девушка увидела, что завтрак готовит Крис, а не Лукас.

Он заметил ее и помахал рукой. Спустя минуту подошел с подносом, на котором стояли две чашки кофе. Крис выглядел посвежевшим; похоже, несмотря на непогоду, парень неплохо отдохнул.

— Доброе утро. Как спалось?

— Наверное, хорошо. Буря разбудила меня, поэтому я пришла сюда.

— Знаю. Лукас сказал.

— А что, он уже встал?

Крис поднял брови.

— Когда я проснулся, как раз вернулся с пробежки. А теперь снова ушел, сказал — ненадолго.

Он поцеловал ее в макушку и сел рядом. Элла мельком взглянула в сторону лампы и заметила, что фотография исчезла. Она удивилась, зачем понадобилось ее убирать, но Крис прервал ее мысли:

— Здесь красиво. Лукас говорит, что после обеда мы можем сходить прогуляться, если захотим. Только мы. Вдвоем.

— Уверена, вы хорошо проведете время.

Крис рассмеялся. Элла и сама чуть не расхохоталась, но тут же почувствовала себя виноватой. Она понимала, что винить себя в чем-то глупо, но ничего не могла с собой поделать, потому что только что сумела пошутить, а ее родители и брат сейчас лежат где-то в морге.

Вдалеке раздался звук подъезжающего автомобиля. Крис и Элла одновременно посмотрели в сторону балкона.

Звук, похоже, доносился издалека. Казалось, машина движется в сторону их дома, и у девушки неожиданно мелькнула мысль: а вдруг это не Лукас, а очередной убийца? Впрочем, телохранитель не оставил бы их одних, существуй хоть какая-то угроза.

Через несколько минут на дороге, разбрызгивая лужи, оставшиеся после дождя, показалась его машина.

Когда Лукас появился в дверях, Элла снова спокойно сидела.

Он улыбнулся и произнес:

— Твой дядя и его семья в безопасности. Они под защитой полиции.

— Вы говорили с ними?

Вопрос привел Лукаса в замешательство.

— Нет.

— Ну что ж, — сказала девушка. — Главное, что живы…

Однако какой-то настойчивый голос у нее в голове продолжал задавать один и тот же вопрос: почему не они вместо родителей и брата?

— А сейчас одевайся. Если ты еще не передумала, то один мой друг согласен подготовить для тебя завещание.

— Хорошо.

На лице Криса появился немой вопрос. Элла ответила на него поцелуем.

— Спасибо за кофе.

Она приняла душ и вышла, надев новые вещи, купленные во Флоренции. Да, это ее одежда, и все же девушка не могла избавиться от ощущения, что где-то одолжила ее; будто все, что у нее было в этом мире, потеряно, и нужно возвращаться к чистой доске; словно единственное, что у нее осталось — это Крис.

А может, и его уже нет.

При ее появлении Крис встал и спросил:

— Поехать с тобой?

У него явно не было желания покидать дом, но он хотел, чтобы выбор остался за Эллой.

— Если не хочешь — не надо. Мне много чего понадобится делать самой в ближайшие дни.

Молодой человек облегченно кивнул, и Элла ощутила укол раздражения.

Элла и Лукас вышли молча. Садясь в машину, она заметила:

— Думаю, он уйдет от меня.

— Не исключено. Вы оба молоды, но тебе придется быстро повзрослеть, а ему, наверное, этого не хочется. И правильно: с какой стати?

Его слова покоробили Эллу.

Лукас заметил это.

— А ты хотела, чтобы я тебя убеждал в том, что все будет хорошо?

— Нет, — ответила она, пожалуй, слишком резко.

— Верно, потому что и не будет. Жизнь жестока; любой, кто считает иначе, обманывает себя.

— Вы ошибаетесь.

Возможно, он и прав насчет Криса, но Элла не готова была сдаться сразу. Она обязана верить, что сумеет вернуться к нормальной жизни, строить то будущее, которое всегда представлялось перед мысленным взором.

— Я понимаю, почему вы так считаете, но большинство людей ведут совершенно счастливую жизнь. Даже если случаются трагедии, они продолжают жить — ведь у них остаются друзья, люди, которых они любят.

Лукас промолчал, не сводя глаз с дороги.

У Эллы осталось такое чувство, будто он выиграл очко; она почувствовала раздражение, потому что так и не поняла: то ли у Лукаса вообще отсутствуют навыки общения, то ли они, наоборот, слишком развиты, с явным уклоном к манипулированию.

Девушка решила оставить скользкую тему и спросила:

— Куда мы едем?

— Повидать Макса Кафлиша. Он юрист, и в сложившихся обстоятельствах согласился встретиться с нами в своем офисе.

— Вы сказали, что он ваш довольно близкий друг.

— Ну, слово «близкий» в данной ситуации звучит несколько анально, правда?

Он выдал очередную странную шуточку, но в этот раз она улыбнулась, а потом и рассмеялась. Вид у Лукаса был почти смущенный, словно он и не думал, что его могут счесть остроумным.

Машина въехала в небольшой городок. Вид у городка был какой-то игрушечный, будто для того, чтобы его оживить, нужно завести пружину. Улицы казались тихими и пустынными.

Лукас остановился возле припаркованного автомобиля, из которого тут же вышли двое — темноволосый мужчина в очках и девушка примерно того же возраста, что и Элла, — очевидно, его дочь.

Мужчина быстро подошел к «мерседесу», открыл дверь для Эллы и, когда она вышла из машины, произнес:

— Рад видеть вас, Элла. Жаль, что наша встреча не случилась при более приятных обстоятельствах. Я Макс Кафлиш, а это моя дочь Катарина, она будет у нас свидетелем.

— Привет.

Пожав руку Элле, девушка сказала:

— Я так вам сочувствую…

— Спасибо. И спасибо вам, мистер Кафлиш, за то, что согласились встретиться со мной.

— Не стоит. А теперь пойдемте в офис.

Он отпер дверь и повел их через тесную приемную, отделанную деревянными панелями, в кабинет.

Когда все сели, Кафлиш сказал:

— Итак, при всем моем скромном знании вашего законодательства, думаю, что правильно и четко составленный, заверенный свидетелем документ будет считаться законным. Однако должен посоветовать вам сразу же после возвращения домой вернуться к этому вопросу.

— Конечно.

— Хорошо. Итак, вы знаете, кому оставите свое имущество?

— Да. Я хочу все завещать своему дяде Саймону Хатто, а если он умрет раньше меня, то наследство должно быть поделено в равных долях между моими двоюродными братьями — Джорджем и Гарри Хатто.

Кафлиш подал ей лист бумаги:

— Пожалуйста, напишите их полные имена, фамилии и адреса. Ваши данные, естественно, тоже.

Когда Элла вернула лист, юрист просмотрел его и сказал:

— Отлично. А теперь извините меня…

С этими словами он встал и вышел из кабинета.

Элла повернулась на стуле и посмотрела на Катарину, которая сидела на вполне корректном расстоянии. Лукас стоял у двери, как будто на часах; на его лице было написано полное отсутствие интереса к происходящему.

— Ты учишься в университете? — спросила Катарина.

— Да. Изучаю английскую литературу. А ты?

Катарина улыбнулась:

— На юридическом.

Элла вдруг почувствовала жгучую ревность к этой девушке, которая пошла по стопам своего отца — добродетельного провинциального адвоката.

Она никогда особенно не задумывалась о том, чего ей хочется. Конечно, Элла не собиралась идти по стопам отца, и не в последнюю очередь из-за того, что не знала правды, никогда не искала ее, всегда довольствуясь банальным, обтекаемым объяснением: финансовые услуги, где-то в Сити.

И теперь вот к чему она пришла… Ей выпала доля, которую только такие, как Лукас, могут посчитать легкой. А самой Элле это не нужно, и непонятно, почему нельзя оставить наследство Саймону, чтобы дальше жить своей прежней жизнью.

После того как Макс вернулся, прошло всего несколько минут, и все закончилось. Элла взглянула на Лукаса и почувствовала неловкость — наверное, вся эта суета могла подождать до возвращения домой.

Направляясь к двери, она заметила столик, заваленный рекламками. Сверху лежала листовка с изображением грустного растрепанного щенка.

Элла остановилась, а Макс Кафлиш, перехватив ее взгляд, сказал:

— А, благотворительная акция. Люди часто дают деньги на добрые дела. Понятно, некоторым не на кого больше тратить, поэтому… — Он показал на листовку со щенком. — Это — на собак, естественно. Так сказать, на построение собачьего счастья.

Элла улыбнулась. Последние два дня были сущим адом, как будто вслепую летишь сквозь бурю, и после того как мир рухнул, стало казаться, что ей больше никогда не обрести самообладание.

Так или иначе, впереди вполне могло ждать худшее. Но в том, что она сейчас здесь, с этим милым человеком и его дочерью, с этой коллекцией благотворительных листовок, Элла увидела знак: еще есть шанс найти путь в новую жизнь, есть, к чему стремиться.

Впереди были черные дни, позади — потеря, которая останется навсегда, однако необходимо верить, что в какой-то момент, пусть в самом далеком будущем, все обернется в хорошую сторону. Надо лишь оставаться в живых достаточно долго, чтобы дождаться этого.

Он таких мыслей Элле захотелось ухватиться за Лукаса, забрать его с собой в Англию, потому что теперь без него ей уже трудно представить себя в безопасности.

Часть 2

Глава 6

Он снова свободен: урок пройден. С этого момента кто бы ни позвонил, какие бы отношения их ни связывали, он не сможет помочь. Все прошло не так уж плохо, и они довольно милые молодые люди, но факт остается фактом: либо он уходит на покой, либо нет.

Сейчас, вернувшись на вокзал, Лукас думал об этой парочке, о том, какой растерянный у них был вид, когда они садились в такси, чтобы ехать в консульство. Его — теперь уже бывшие — подопечные явно ожидали, что Лукас тоже поедет, совершенно забыв о том, что показаться на публике в одной компании не входит ни в чьи интересы — ни Лукаса, ни их собственные.

Ничего, с ними все будет в порядке и без его участия. С тех пор как сегодня утром Элла связалась с консульством, персонал там уже должен был всех обзвонить, проверить ее рассказ и предпринять необходимые меры, возможно, даже забронировать им места на рейс домой, и это станет последней точкой в его работе — передать девушку под надежную защиту.

Да, хорошо, что она уехала. Элла ему нравилась, и ее присутствие вызвало у Лукаса совершенно лишние и ненужные мысли. Может быть, это началось еще до Монтекатини, когда он только наблюдал за молодыми людьми, но потом стало хуже — разговоры с Эллой, она в его доме, ее вопросы…

Неожиданно внимание Лукаса привлекла какая-то девушка, которая шла по вестибюлю вокзала и внезапно изменила направление, повернув в его сторону. На долю секунды он напрягся, потом заметил у нее в руке смятый пакет, а рядом со скамьей, на которой сидел, — урну. Девушка выбросила мусор и снова пошла своей дорогой — скорее всего даже не обратив на него внимания.

Лукас смотрел на окружающих. Вот какой-то малыш, пританцовывая, вышагивает впереди родителей; а вот старушка медленно везет небольшой чемодан на колесиках; а вон там — пара смеющихся подростков. Он мысленно сфотографировал каждого из них и невольно отметил: ближе, чем сейчас, ему никогда не узнать этих людей.

Подобные настроения обычно посещали Лукаса, когда он путешествовал поездом. Он часто думал о домах, мимо которых проезжал, об освещенных окнах, автомобилях, стоящих перед шлагбаумом, случайных пешеходах — процессии мимолетных образов чужих жизней…

Лукас тщательно оберегал себя от окружающего мира, но его всегда охватывала неуловимая тоска, когда он видел, как этот мир, сверкая яркими красками, проносится мимо. И сейчас Лукас понял, почему ему становится тревожно от осознания упущенных возможностей.

Просто его дочь могла оказаться рядом. Однажды она могла промелькнуть на вокзале или в аэропорту, и они никогда не узнали бы, что шанс всей жизни — его и ее — пришел и ушел, растворившись в мгновенно забытых мелочах.

Лукас сделал глубокий вдох и постарался освободиться от наваждения. Конечно, все это верно, однако жизнь полна горьких истин и заблуждений, которым никогда не примириться друг с другом. Погрязнув в них, ничего не добьешься.

Он достал только что купленную книгу «Доводы рассудка» и тут же растворился в истории семьи Эллиот. Нарушен привычный уклад жизни, вот и все. Ничего страшного. Через день-другой мир придет в норму.

Когда Лукас вернулся домой, ему стало легче, но сам дом все еще был полон напоминаний, ассоциаций, и на то, чтобы их стереть, вероятно, понадобится немало времени. Вот что получается, если позволяешь людям вторгаться в привычное одиночество — их присутствие как бы затягивается, и жизнь долго потом не входит в привычную колею.

Войдя в гостиную, Лукас тут же заметил пистолет, оставленный на обеденном столе, — тот самый, что был у парня в гостиничном холле. Второпях собирая вещи, Элла упаковала и его, а нашла только сегодня утром.

Она хотела вернуть Лукасу и «Песнь о Нибелунгах», но он сказал: «Оставь себе». На внутренней стороне обложки Лукас написал номер своего телефона и велел звонить, если понадобится помощь. Он уже начал жалеть об этом акте великодушия и надеялся только на то, что подобной необходимости не возникнет. А если возникнет, ему придется принести извинения и, наверное, передать Эллу Дэну Боровски.

И все же Лукас понимал, почему сделал такое предложение. Каким-то непонятным образом Элле удалось заглянуть ему в душу: странный факт, который напомнил ему о необходимости следующего шага на пути возвращения к нормальному состоянию. Он достал из шкафа фотографию Мэдлин и вернул на прежнее место. И тут же с раздражением вспомнил о своей дурацкой шутке с Прустом. Ему ведь Пруст даже не нравится.

Лукас сел, не отрывая взгляда от фотографии. Неожиданно он понял, как ее не хватало всю эту неделю. Абсурд: скучать по фотографии! И все-таки она — единственный оставшийся у него след того времени и той женщины, которых ему не хватает больше, чем способны выразить чувства.

Кроме того, есть другие связующие нити — пойманный в объектив солнечный день, любящая улыбка, контакт с той частью его жизни, из которой он изгнан — мира взрослеющей дочери. Элла посоветовала связаться с ней; он бы отогнал эту мысль, если бы именно об этом не думал последние годы.

Вначале Лукас занимался самообманом. Вдруг она сама разыщет его? Тогда лучше бы перед ней предстал другой человек, а не тот, которого Мэдлин ей обрисовала. Но после того, что произошло с Эллой, Лукас не желал больше ждать. Несмотря на все обещания, которые он дал Мэдлин, ему нужно видеть дочь.

Ему необходимо увидеть их обеих.

Зазвонил телефон.

— Привет, это Дэн.

— Что у тебя?

Конечно, особого значения это уже не имеет, но все равно любопытно.

— Практически ничего. Вопреки ожиданиям у Марка Хатто не было врагов.

— А как насчет тех, кто угодил за решетку?

— Там тоже пусто. Поверь, дружище: Марк Хатто никому не был нужен мертвым.

— Расскажи об этом его дочери.

— Я имею в виду — никому в бизнесе. Мне посоветовали присмотреться поближе к его дому, тогда можно найти того, кто крепко выигрывает от случившегося кошмара. Тебе что-нибудь говорит имя — Саймон Хатто?

Лукас не мог понять: как это он проигнорировал очевидного подозреваемого? Еще один симптом потери квалификации… Брат Хатто определенно приобретает очень многое, убив всю семью Марка, то есть мотивом могла быть совсем не месть — по крайней мере не та безумная жажда отмщения, которую он себе представлял, — а элементарная жадность.

— Ну что скажешь? — спросил Дэн. — Хочешь, чтобы я присмотрелся поближе?

— Нет, — ответил Лукас. — По крайней мере пока нет. Я не готов. Но спасибо.

— Нет проблем. Звони, если что понадобится.

Лукас положил трубку и вышел на балкон. Закрыв глаза, вдохнул запах деревьев. Услышал птичью песню, еще какие-то неясные звуки, летевшие к нему сквозь застывший воздух. На мгновение показалось, что стоит открыть глаза — и он увидит Эллу и Криса, выходящих из леса. Они хорошие ребята, но сейчас необходимо сосредоточиться на более важном — на возвращении в Париж. В город, где он увидит дочь, увидит Мэдлин.

Может быть, это совершенно не то, что следует делать. Ему известно, что Мэдлин вышла замуж, у нее есть еще дети, и они счастливы, а дочь никогда о нем даже не думала. Его появление может вывести из равновесия их жизнь, однако это тот риск, который он обязан взять на себя.

Для семьи Хатто все кончено; уже не сказать те слова, что хотелось, не построить планы, не сблизиться друг с другом. Семья сократилась до одного члена.

Он тоже один, но у него есть путь назад.

Мысли Лукаса вернулись к рассказу Дэна, к образам Эллы и Криса… Да, Эллы, свернувшейся калачиком на диване. Впрочем, он не хочет ничего помнить, потому что больше не может думать о той крови, к которой мог ее подтолкнуть. Если Саймон Хатто убил ее семью, то наверняка ради контроля над империей своего брата. А раз дело обстоит именно так, то, как только наступит подходящий момент, он нанесет новый удар. Или Дэн ошибается, или Элла тоже мертва… только пока об этом не знает.

Глава 7

— Можете оставаться здесь столько, сколько захотите.

Дверь позади Эллы мягко закрылась, и воцарилась неприятная тишина. При всех мягких коврах и приглушенном освещении, при всей этой уютно-заурядной меблировке правда жизни вызывающе и бескомпромиссно лежала перед ней в виде трех гробов.

Девушка вглядывалась в лица родителей. Глаза у них были закрыты, но правая глазница отца казалась деформированной; кроме того, ее покрывал толстый слой грима. Очков на Марке Хатто не было, и Элла задалась вопросом: что это — стандартная практика или еще одно свидетельство того, что ему выстрелили в глаз?

Она вгляделась в лицо матери, высматривая такие же характерные признаки, но ничего не обнаружила. Куда же пришелся выстрел? Она это обязательно выяснит в свое время. Она выяснит все.

Элла вдруг поняла, что рассматривает тела, как муляжи, что не в силах соотнести их с людьми, которых знала.

Обойдя изножье материнского гроба, она приблизилась к Бену, все еще глядя поверх него на родителей. Сумеет ли она выдержать, увидев брата вблизи?

Нет, он не похож на Бена… На секунду мелькнул луч безумной надежды: а вдруг произошла чудовищная ошибка? Увы, чудес не бывает: это именно ее брат, его лицу просто не хватало той живости и того простодушного выражения, которые были так ей знакомы. Лицо, которое Элла воспринимала как нечто естественное, постоянное, словно восход солнца, слегка стерлось из ее памяти: ведь она думала, что оно будет таким всегда.

Она попыталась зафиксировать образ брата, впервые обратив внимание — глядя как бы со стороны, — что Бен симпатичный, и девушки должны считать его привлекательным. Элла буквально впитывала детали — форму рта, нос, брови… И тут заметила маленький белый шрам под подбородком.

Это сделала она, столкнув брата с велосипеда, когда они были еще маленькими, сделала нарочно, и результат оказался настолько ужасным, что Элла поклялась никогда больше не причинять ему боли. И сдержала слово, однако сейчас шрам вернул ощущение той детской вины, воспоминание о маленьком теле брата, лежащего на каменистой дорожке, о его отчаянных попытках не заплакать.

Судорожные рыдания сотрясли ее тело, жестоко сдавили грудь и горло. Как с этим жить? Слишком тяжела ноша, а сама Элла чересчур слаба. Она закрыла лицо ладонями. Потом снова посмотрела на брата.

Ей хотелось обнять его, но Элла боялась. Она гладила длинные, почти до плеч, волосы Бена, мягкие и шелковистые, осторожно, чтобы не дотронуться до лица неестественно здорового цвета. И тут девушка заметила то, на что не обратила внимания с самого начала: маленькую заплатку на лбу, чуть выше переносицы.

Вот куда ему выстрелили, вот точка, где его будущее, их общее будущее брата и сестры — было уничтожено. Элла почувствовала злость, злость сильнее горя, решимость увидеть убийц пойманными и осужденными. Это единственное, что теперь ей остается.

Не оглядываясь, она вышла и в коридоре вначале никого не заметила, однако возле главного входа наткнулась на Саймона, который с видом перепуганного школьника поджидал ее, сидя на стуле.

Увидев племянницу, он вскочил.

Ей всегда казалось, что они с отцом похожи, но сейчас дядя выглядел намного моложе Марка; волосы еще не тронуты сединой, лицо худощавое и свежее. Вид у него был совершенно растерянный. Девушка обратила внимание, что Саймон три или четыре раза доставал телефон — и тут же одергивал себя, и каждый раз — она не сомневалась — только потому, что человек, которому он хотел позвонить, лежал в гробу.

Саймон беспомощно улыбнулся и спросил:

— Ты в порядке?

Элла кивнула.

— Ужасно, ужасно… поскорее бы все закончилось, — сокрушенно покачал головой дядя.

— У полиции хотя бы есть предположения, кто мог это сделать?

— Еще нет. Кстати, они хотят поговорить с тобой.

— Зачем? Что я могу им рассказать?

— Думаю, они спросят, были ли у Марка враги, о которых ты знаешь, не в курсе ли ты каких-нибудь ссор, — произнес дядя, потом быстро оглянулся по сторонам и добавил: — Они могут воспользоваться случаем, чтобы покопаться в бизнесе, или по крайней мере спросят твоего разрешения на проведение дознания. Поэтому если тебя попросят посмотреть какие-нибудь записи, бухгалтерию и все такое, направляй их прямо ко мне.

Элла почувствовала себя неловко, понимая, что без какой бы то ни было подготовки ее тычут лицом в секреты, от которых оберегали всю жизнь.

— Саймон, в любом случае я так бы и сделала. Не хочу быть частью бизнеса. Я слишком молода, мне нужно закончить колледж. Я не готова…

Дядя снова улыбнулся, на сей раз теплее.

— Не беспокойся, тебе не придется этим заниматься. Не в моих силах их воскресить, но обещаю сделать все, что смогу, чтобы вернуть свою любимую племянницу к прежней жизни. — Он положил ей руку на плечо и осторожно повел к выходу. — А пока не обсуждай ничего в присутствии полицейских. Мы поговорим наедине, когда вернемся домой.

— Хорошо.

Один из полисменов, который стоял снаружи, сочувственно улыбнулся, открывая перед ними дверь патрульного автомобиля. Сам он сел впереди на пассажирское место, и они поехали к Саймону.

Время от времени полицейский поворачивался, говорил что-то дружеским и сочувствующим тоном или задавал вопрос, причем совершенно не соответствующий ситуации. Элле стало смешно. Он поняла, что думает о Лукасе, что ей не хватает своего случайного телохранителя, недостает свойственной ему странной, резковатой манеры общения.

Она вспомнила о Крисе, о том, как всего два дня назад в Швейцарии они занимались в лесу любовью — их секс был страстным и отчаянным, будто в последний раз. Ей захотелось позвонить ему, увидеть его…

— Ты не против, если я потом позвоню Крису?

Саймон повернулся к девушке:

— Элла, не нужно спрашивать. Пока ты поживешь у нас… причем столько, сколько захочешь: считай, что ты дома. Привезем твой компьютер, поставим его в твоей комнате. Даже проведем для тебя отдельную телефонную линию.

Она поцеловала дядю в щеку, когда снова заговорил полицейский:

— Э-э… я уверен, что это всего лишь временная мера, но, по-моему, мы забрали все компьютеры из дома Марка Хатто.

— И мой?

— Все, что там были. Только не подумайте, что они конфискованы. Это на случай, если в них есть информация, которая поможет расследованию.

— Расследованию чего? — спросил Саймон раздраженно. Он достал телефон и набрал номер. — Тим, это Саймон. Полиция забрала оргтехнику из дома Марка, в том числе и компьютер Эллы, на котором все ее университетские работы и, думаю, много чисто личной информации. Верни их, хорошо? И напомни, что здесь расследуют убийство трех невинных людей.

У Эллы все закружилось перед глазами. Она не могла понять, почему полицейские так себя ведут: с одной стороны, помогают, а с другой — обращаются с ней, как с подозреваемой в преступлении. Девушка заметила это в глазах всех полицейских, которых встречала: любопытство, желание узнать все, что только можно, и даже чего нельзя.

До прошлой недели она считала себя совершенно обычным человеком, студенткой из нормальной семьи, типичной представительницей среднего класса. А теперь их собственность забирают, со всеми Хатто обращаются так, будто они какие-то мафиозные боссы… Подобные слухи даже просочились в газеты. Что ж, как и предупреждал Лукас, ей придется пройти через многие испытания.

Разве что самой Элле удастся добраться до правды.

Полицейские в доме Саймона вели себя открыто и дружелюбно. Люси угощала их чаем и пирожными, а двоюродные братья Эллы, Джордж и Гарри, носились как угорелые.

Когда Саймон и Элла вошли в дом, мальчишки ураганом пронеслись через холл, что-то громко крича, и взлетели вверх по лестнице. Навстречу вышла Люси:

— Как все прошло?

— Думаю, нормально. Хотя это так опустошает… Они здесь, но их уже нет.

— Понимаю.

— Люс, нам с Эллой надо поговорить о делах. Сегодня чудный день, так что мы посидим в саду.

— Конечно, — кивнула она понимающе, будто приняла закодированное послание. Потом добавила: — Я принесу выпить. Не слишком рано для джин-физза?

— Было бы здорово, — сказала Элла.

Люси очень располагала к себе: воспитанная в городе, она влюбилась в образ изобильной деревенской жизни, вышедшей из моды лет сорок назад.

Наверное, вся эта история явилась для Люси таким же потрясением, как и для всех остальных, заставила понять, как легко можно все потерять. На первый взгляд она достаточно крепко держала себя в руках, но Элла представила, как тяжело ей придется, когда полиция снимет охрану.

Саймон провел племянницу через большую лужайку к столику и стульям, стоящим под дубом. Элла не стала терять времени и сразу приступила к делу.

— Ты должен рассказать, каким бизнесом занимается моя семья. Если мне придется разговаривать с полицейскими, я должна знать правду.

— Разумеется.

— Нет, подожди. Еще кое-что. Во-первых, перед тем как предложить мне отредактированную версию, помни, что я имею право выяснить все сама. И во-вторых: я уже знаю о наркотиках и торговле оружием, поэтому не надо меня щадить.

Вид у Саймона был заинтригованный:

— Как ты узнала?

— Сообщил человек, который охранял меня в Италии. Он знал папу много лет назад.

— Неужели? Расскажи-ка мне об этом малом.

— Сначала ты расскажешь мне о бизнесе. Мы что, преступники?

Саймон рассмеялся:

— Конечно, нет. Послушай, в молодости Марк был связан с наркобизнесом, да и с торговлей оружием, однако здесь он никогда не нарушал законов. Максимум время от времени случалось работать с сомнительными экспортными лицензиями, что чаще всего делалось во взаимодействии с правительством.

— А что же тогда полиция? И почему кому-то понадобилось их убивать?

— Это два разных вопроса. Полагаю, вся суть в какой-нибудь давней незаконченной сделке.

Его слова подтверждали сказанное Лукасом, и от этого дополнительного доказательства Эллу стало подташнивать.

— Полиция поднимает сделки восьмидесятых… Марк попал под расследование, проводимое американскими и английскими властями в связи с незаконным отмыванием денег. И я буду с тобой откровенен: тогда он действительно отмывал деньги, но им не удалось ничего найти. Поэтому твой папа и был успешным бизнесменом. Так или иначе, с середины до конца восьмидесятых дела велись законно, хотя и были довольно сложно организованы. Офшоры, понимаешь ли.

Саймон замолк и посмотрел в сторону лужайки. Приближалась Люси с подносом.

— Извините, что мешаю, — сказала она мягко.

— Никаких секретов, ты все это знаешь, Люс. Просто мысль о холодной выпивке выбила меня из колеи.

Она улыбнулась Элле.

— Я бы ни за что не принесла ему выпить, если бы не ты.

— Спасибо, — поблагодарила Элла, взяв один из запотевших стаканов.

Когда Люси ушла, Саймон продолжил:

— Как я уже сказал, структура бизнеса достаточно сложна, в основном офшоры, из соображений ухода от налогов. Власти до сих пор относятся к этому с подозрением, что вполне естественно.

— То есть ты имеешь в виду, что у меня нет причин беспокоиться и чего-либо стыдиться?

— Совершенно верно. Напротив, ты вправе гордиться тем, чего достиг твой отец. Да, бизнес-империя Хатто не всемогуща, но нас просто так не согнуть!

Элла сделала глоток, слегка поморщилась и спросила:

— Я богата?

— Да. Очень. Точно сказать не могу. Скорее всего ты стоишь больше двухсот миллионов фунтов стерлингов.

— Не может быть!..

Что за чушь?! Люди с такими деньгами не живут так, как жила ее семья…

— Элла, послушай, да один только твой дом уже делает тебя мультимиллионершей.

Дом… Но как она сможет теперь туда вернуться?

— Я хочу продать его, и как можно скорее.

— Не торопись. К концу лета ты будешь думать иначе.

— Нет. Я не желаю туда возвращаться. Пожалуйста, организуй все и выставь дом на продажу.

Саймон с явной неохотой кивнул.

— Ты не против, если я останусь здесь до конца лета?

— Конечно, нет. А на Рождество ты поедешь с нами на Карибы.

Элла улыбнулась, однако вспомнила, что теперь у нее больше никогда не будет Рождества со своей семьей. Вдруг возникла мысль: какое будет Рождество у Лукаса в Швейцарии — одного в доме посреди своей библиотеки?

— Спасибо. Мне потребуется какое-то время, чтобы решить, где жить во время учебы.

— Хорошо. Я имею в виду — хорошо, что ты собираешься вернуться в колледж. После похорон нужно постараться вернуться к нормальной жизни, насколько это возможно. А для тебя это значит — быть двадцатилетней девушкой, обычной студенткой. Остальное подождет. Я позабочусь обо всем, пока ты не сочтешь, что мне пора отойти в сторону.

— Этого никогда не произойдет. Слава Богу, рядом есть ты, Саймон. Не знаю, что бы я без тебя делала.

— Да нет, ты ошибаешься. Ты крепче, чем сама о себе думаешь.

Как бы случайно он оглянулся, и Элле это показалось несколько странным.

— Да, по поводу того малого, что охранял тебя… Ты сообщила полиции, что не знаешь, кто он такой, как его зовут и все остальное.

— По дороге в консульство он сказал нам, что если мы так сделаем, то облегчим ему жизнь. Наверное, это самое малое, чем можно было его отблагодарить.

Саймон откинулся на спинке стула с заинтересованным видом.

— То есть тебе известно, кто он такой? Расскажи-ка.

— Его зовут Стивен Лукас. Папа нанял его, чтобы он за мной приглядывал.

Похоже, Саймон был очень озадачен, если не сказать — поражен.

— Стивен Лукас… Он так представился?

— Нет, он назвался просто Лукасом. Ему примерно столько же лет, сколько и тебе.

— Удивительно… Я думал, он ушел на покой. Вот уж кого я никогда не выбрал бы в качестве телохранителя.

— Ты знаешь Лукаса?

— Господи, конечно, нет. Только слышал о нем. Неприятный тип, скорый на расправу и с репутацией наемного убийцы.

Скор на расправу?.. Элла вспомнила, с какой яростью Лукас тогда набросился на Криса, и представила, что могло случиться, если бы он дал волю своему гневу.

— Лукас говорил, что ему приходилось убивать… И он убил троих, чтобы спасти мне жизнь. Это все, что я хочу знать о нем.

— И правильно, — кивнул Саймон. — Мне нужно связаться с ним — убедиться, что его работа оплачена. Он оставил тебе номер телефона или адрес?

Элла покачала головой. Ей хотелось, чтобы номер, записанный в книге, принадлежал только ей одной.

— Ладно, наверняка он свяжется с нами, если ему понадобятся деньги. Кстати, составление завещания — его идея?

Похоже, Саймон очень подозрительно отнесся к влиянию, которое загадочный Лукас мог оказать на Эллу. Еще до того, как она успела ответить, возбужденные крики мальчишек вырвались из дома и разнеслись по лужайке. Гарри несся во весь дух с теннисной ракеткой в руках, а Джордж — с мячом.

Он подбежали к двоюродной сестре:

— Элла, пошли поиграем!..

Саймон кивнул, давая понять, что разговор не закончен.

Однако Элла уже поднялась.

— Дайте угадать. Французский крикет? — сказала она, потом посмотрела на дядю: — Нет, завещание — моя идея. Я завещала все тебе, потом — мальчикам.

Кажется, это убедило Саймона.

— Ладно, хватит бесед о смерти. Еще наговоримся в ближайшие недели. На всю жизнь хватит.

Элла улыбнулась, слегка удивленная неудачным подбором слов, потом присоединилась к мальчикам.

Поиграть немного с мальчишками — такое облегчение. Ей хотелось бы еще что-то услышать о папином бизнесе, узнать еще немного правды, но ее почти тошнило от деталей. Лучше все забыть и сдать на руки Саймону.

Следующие полчаса единственно важными вещами были споры Джорджа и Гарри по поводу того, кто попал, а кто промазал, и каждый из них обращался к Элле, будто она — вселенский судья. Потом Саймон снова позвал ее в дом.

Подойдя ближе, она увидела, что позади дяди в гостиной стоят двое незнакомых людей.

Голос Саймона прозвучал нарочито бодро:

— Здесь полиция. Они пришли немного поболтать с тобой.

— Ладно, — пожала плечами Элла.

— Это моя племянница, Элла. А это — поправьте, если ошибусь — детективы инспектор Грэм Торберн и сержант Вики Уэлч.

Торберн в галстуке, но без пиджака, волосы зачесаны назад. Лет ему, наверное, около тридцати, а вот Уэлч выглядит ненамного старше Эллы. Короткая стрижка, легкая юбка и короткая свободная блузка.

— Пожалуйста, зовите нас Грэм и Вики.

Они пожали друг другу руки.

— Давайте пройдем в библиотеку, — предложил Саймон. — Как ни странно, это единственное помещение, которое мальчишки не используют в качестве беговой дорожки.

Когда они оказались в библиотеке, Торберн сказал:

— Вы не против, если мы поговорим с Эллой наедине?

Элла подумала, не провокация ли это, не попытка ли вызвать реакцию Саймона, но дядя остался невозмутим:

— Ничуть. Позвоните, если вам что-нибудь понадобится.

Он ушел, и они сели: Элла на одном диване, а детективы на другом, напротив. Между диванами стоял кофейный столик с книгами по искусству, явно давно не читанными.

Вики Уэлч огляделась по сторонами и сказала:

— У вашего дяди прекрасный дом.

— Думаю, вы правы. Похож на типичный английский дом у Агаты Кристи.

Торберн рассмеялся:

— Точно. Элла, поскольку вы не возражаете, мы хотели бы задать несколько вопросов. Если они покажутся вам навязчивыми, то это исключительно потому, что мы хотим зацепиться за любую ниточку, которая может привести к человеку или людям, убившим вашу семью.

— Конечно.

— Хорошо. Тогда первым и самым очевидным будет такой вопрос: кто мог испытывать неприязнь к вашему отцу или вашей семье, есть ли причина, которая могла вынудить кого-нибудь к подобным действиям?

Элла заметила, что Вики Уэлч достала блокнот и приготовилась записывать ее ответы.

— Попробуйте вспомнить, не ссорился ли ваш отец с кем-нибудь — лично или по телефону, не казался ли взволнованным?

— Нет.

Элле было немного стыдно за такой короткий ответ на такой длинный вопрос.

— Я не помню, когда в последний раз видела папу расстроенным, что наводит меня на мысль: а хорошо ли я его знала?..

— Почему вы так говорите?

— Ну… если отец всерьез предполагал, что меня похитят, то у него должны были иметься основания для беспокойства. Конечно, я понимаю, все родители волнуются за детей, но не настолько же, чтобы нанимать телохранителей!

— Понимаю. И вы говорите, этот телохранитель так ни разу не назвал свое имя?

— Совершенно верно. Он сказал, что нам вовсе не нужно его знать. А когда мы увидели, что он сделал, то пропала вся охота расспрашивать.

— И вы останавливались у него дома, хотя не знаете, где именно? — с нескрываемой иронией спросил Торберн.

— Там недалеко находился небольшой городок. Я бы вспомнила название, если бы снова увидела, а сейчас просто не могу.

— Ясно. — Детектив посмотрел на девушку так, будто решил оставить тему Лукаса в покое, но что-то в его поведении говорило о том, что он не поверил ни слову. — Ваши родители были счастливы? Я хочу сказать, их брак…

— Да, вполне.

Торберн улыбнулся:

— А что ваши отец и дядя? Как насчет их отношений?

— Хорошие отношения, что еще сказать.

— И вы никогда не слышали, чтобы они спорили по поводу бизнеса? — Детектив говорил таким тоном, будто Саймон находился под подозрением, Элла даже захотела это выяснить. Удержало ее только то, что подобный вопрос прозвучал бы совершенно в духе телевизионных криминальных сериалов.

— Я вообще никогда не слышала, чтобы они спорили. И бизнес они никогда не обсуждали.

— То есть вы не считаете, что ваш дядя был недоволен, пребывая на вторых ролях?

— Саймон боготворил отца.

Элла хотела сказать больше, чтобы объяснить, насколько неуместны такие вопросы, насколько безосновательны подозрения, но потрясение от подтекста лишило ее дара речи.

Очевидно, детектив уловил негодование Эллы, потому что сделал паузу. И Торберн, и Уэлч выглядели несколько смущенно. Потом инспектор заговорил тоном ниже:

— Сейчас расследование сосредоточено на довольно запутанных финансовых делах вашего отца. Полагаю, вы понимаете, что шансы найти убийц намного повысятся, если у нас будет полный доступ…

Элла перебила его:

— Об этом вам следует поговорить с моим дядей.

Она хотела подчеркнуть, что доверяет Саймону полностью. Во всяком случае, намного больше, чем полицейским.

— Но вы даете нам свое разрешение? — В голосе Торберна, к раздражению Эллы, сквозило недовольство. Ее саму отцовский бизнес не волнует, а вот их, похоже, заботит больше, чем поиск убийц!

— Нет уж, извините. Пусть решает Саймон.

— Но вы ведь хотите, чтобы мы нашли людей, которые убили ваших родителей и брата?!

— Хороший ход.

Элла улыбнулась, как бы давая понять, что им не добиться легкой победы. Ясно, что полицейские надеялись воспользоваться ее неопытностью и отчаянием.

— И раз уж мы коснулись этой темы… Мне не особенно нравится читать заголовки газет, где говорится о бандитских разборках. Мой отец не был гангстером.

Во взгляде Торберна промелькнула некоторая враждебность; во всяком случае, учтивости там не осталось.

— Могу вас уверить, что мы прессе ничего не сообщали.

— Не прямо, конечно.

— Никак вообще. — Торберн пристально смотрел на девушку, как бы прикидывая, стоит ли еще задавать вопросы. — Хорошо. Думаю, на сегодня достаточно. Спасибо, что уделили нам время.

Враждебность в его голосе еще чувствовалась — как, впрочем, и некоторое разочарование. Элле показалось, что полицейские перепозиционируют ее в своих схемах.

— Даже если ваш отец и был гангстером — а я повторю, что мы никогда не имели этого в виду, — так вот, даже тогда наши намерения найти убийц останутся столь же твердыми, — заявил Торберн.

Фраза прозвучала довольно напыщенно.

— И все же не такими твердыми, как мои.

Детектив кивнул — не соглашаясь, а как бы давая понять, что пора заканчивать.

— Сочувствуем вашей потере, — сказал он, вставая. — У вашего дяди есть мой номер. Если что-нибудь вспомните, позвоните.

После того как полицейские ушли, Элла села на диван и попыталась дать оценку тому, что произошло. Получалось так, что в какой-то неуловимый момент полиция из союзника превратилась в противника. А она, защищая репутацию семьи, чувствовала себя преступницей с врожденным чувством недоверия к представителям власти.

Раздался стук в дверь, и вернулась улыбающаяся Вики Уэлч.

— Еще раз привет. Извините за Грэма. Честно говоря, скорее всего именно кто-то из полиции подкинул прессе пару намеков. Так иногда делают, чтобы успокоить публику, но это несправедливо по отношению к вам.

Уэлч подала Элле листок бумаги:

— Вот мои телефоны. Если захотите поговорить со мной или узнать, как идут дела, просто позвоните.

— Спасибо.

— Не стоит. Держитесь.

Женщина-детектив направилась к выходу, но остановилась, не дойдя до двери.

— Элла… — Она заколебалась, как будто не могла правильно подобрать слова. Потом просто сказала: — Будьте осторожны.

— Постараюсь.

Полицейские явно не знали, что делать дальше. Они толкли воду в ступе, к Саймону относились как к подозреваемому, копались в семейном бизнесе Хатто. Через несколько недель стражи порядка наверняка решат, что за убийствами стояла сама Элла.

Возможно, для полиции такой ход событий кажется естественным, но Элла не может допустить мысли, что никто так и не будет пойман. Киллер, который сейчас находится где-то рядом, вошел в дом и убил ее близких, какие-то другие люди преследовали ее в Италии, и кто-то должен был заказать эти смерти и заплатить убийце.

Мысль о том, что люди, сделавшие все это, гуляют на свободе, отравляла душу. На днях Элле придется присутствовать на похоронах того мира, в котором она провела всю жизнь… но глубоко внутри, под переплетением горестей и страданий, она не забудет об этих страшных, неизвестных ей людях, о том, что они продолжают смеяться, есть, пить и дышать.

Отец Эллы не был гангстером, однако сейчас она простила бы ему даже это. В ее собственном сердце оказалось больше жестокости, чем могла представить. И если полиции не удастся добиться правосудия, жестокость потребует выхода.

Глава 8

Книга лежала рядом, готовая обмануть каждого, кто войдет. Элла понимала, что подумают люди, если увидят, как она просто сидит и смотрит на дождь.

Она не знала, чем себя занять; главное, не замыкаться в тяжелых мыслях. Ее семья уже покоится в земле, а ей самой пора двигаться дальше, оставив кошмары позади. Все просто.

Так просто…

Несмотря ни на что, Элла чувствовала себя хуже, чем во время похорон. По крайней мере тогда нужно было что-то устраивать, принимать решения, и это помогало забыть ужас случившегося. А сейчас отвлечь девушку не могли даже мальчишки — их на неделю забрали родители Люси.

Вот Элла и сидит в тишине, глядя на дождь, который льет уже добрых два дня. В лучшие моменты она вспоминала, как они втроем в такую же точно погоду ехали в гостеприимное убежище — дом Лукаса. Хотя большую часть времени ее мысли терялись в невразумительной чепухе, скакали от темы к теме: всплески жалости к себе, ностальгические воспоминания и — все сильнее и сильнее — сверлящее желание уничтожить виновных. Но это желание казалось безнадежно бесплодным: ведь никто не знает, что это за люди.

Элла начинала тихо ненавидеть полицию за то, что следствие совсем не продвигается. Вскоре она начнет ненавидеть себя — потому что все еще жива, все еще в состоянии увидеть свершение правосудия, но при этом ничего не предпринимает. Свою бездеятельность она воспринимала как предательство.

Внизу хлопнула дверь, донеслись тихие голоса. Элла не узнала их, но догадалась, что обсуждают именно ее. О ней часто говорят тихо, приглушенно, как будто она больна или находится под наблюдением — как потенциальный самоубийца.

Голоса смолкли, и некоторое время Элла напрягала слух, стараясь хоть что-то уловить. Ничего. И вдруг — стук в дверь, от которого она вздрогнула.

Она подняла книгу и безразличным голосом спросила, кто пришел. Когда дверь открылась, она посмотрела в сторону темного от дождя окна, чтобы увидеть отражение вошедшего.

От вида знакомой фигуры Элла снова вздрогнула, потом вскочила на ноги. Она почувствовала себя так, будто страдала амнезией. Понимая, что именно этого человека она любила, Элла никак не могла вспомнить, где спрятана память о самой любви.

Крис бросился к ней, обнял и крепко прижал к себе. Она уронила книгу и отстранилась от него — рефлекторная реакция на тепло и прикосновение. Крис зашептал ей на ухо о том, как соскучился по ней, просил прощения за то, что не появился раньше, объяснял причины, почему не смог приехать на похороны.

Элла отстранилась еще больше.

— Все нормально. Я понимаю. — Она даже позволила ему поцеловать себя, прежде чем высвободилась окончательно. — Присядем?

Вид у Криса был встревоженный, будто Элла сказала что-то странное или в ее внешности появилось нечто подозрительное. Однако он улыбнулся и ответил:

— Конечно.

Они немного поговорили, как люди из разных эпох: вежливые вопросы — вежливые ответы. Элла заметила, что это дается ему нелегко, но не могла придумать, как перейти к обычной спокойной беседе.

Наконец, будто хватаясь за последнюю соломинку, Крис сказал:

— Я поговорил с твоим дядей и с одним из полицейских… Нам с тобой имеет смысл куда-нибудь съездить на несколько дней.

Элла не успела среагировать, а он, будто спохватившись, добавил:

— Я не имею в виду — прямо сейчас. Ближе к концу лета. Можно отправиться в какое-нибудь спокойное место…

— Вроде Монтекатини?

— Вот! Именно поэтому нам и нужно куда-нибудь съездить: чтобы избавиться от подобных ассоциаций.

Элла перевела взгляд на дождь за окном. Если полицейские выследят убийц, она еще может себе представить, что поедет куда-нибудь с Крисом, но ведь они никого не разыщут. А тогда ей не найти ни безопасности, ни покоя — нигде на белом свете.

— Полицейские не понимают, что делают, — сказала Элла. Эта фраза сбила Криса с толку, поэтому она с улыбкой добавила: — Если полиция найдет их, тогда я поеду. Мне просто не нравится сама идея…

— Понимаю. Но если полиция отыщет убийц, ты подумаешь?

Элла кивнула. Крис поцеловал ее и снова обнял, опять зашептал о том, как скучал, на этот раз несколько в ином смысле. Движениями ладони, как бы поясняя смысл слов, он словно измерял площадь ее тела, пока не остановился на левой груди, массируя сосок.

Он никогда не умел обращаться с ее грудью. Пару раз Элла ненавязчиво намекала, что именно нужно делать, но потом отказалась от подобной идеи, смирившись с отсутствием удовольствия и временным дискомфортом и уговаривая себя, что Крис возместит это чем-то другим.

Неожиданно он отпустил ее и отстранился:

— Что стряслось?

— Что ты имеешь в виду?

— Ты какая-то напряженная.

— Извини.

— Да не нужны мне твои извинения. Я просто хочу знать, в чем дело. Ты злишься на меня?

Элла посмотрела в глаза Крису, пытаясь напомнить себе, кто перед ней. Она все еще любила его, однако сейчас все выглядело так, будто он пришел к ней на свидание в тюрьму строгого режима, будто их разделяет непреодолимый барьер из бронированного стекла, и нет ни одного шанса растолковать ему, каково это — находиться по другую сторону.

— Не знаю, как объяснить. Словно ты дотрагиваешься до меня, а я ничего не чувствую… ничего, кроме… Мне, наверное, нужно время.

Вид у Криса был нерешительный и вместе с тем заботливый.

— Твоя тетя говорит, что ты проходишь курс лечения. Может, стоит сказать им, чтобы увеличили дозу?

Не веря своим ушам, Элла посмотрела на него.

— Ты хочешь, чтобы таким манером у меня поднялось настроение и мы могли потрахаться?

— Я не это имел в виду.

— Крис, я выбрасываю таблетки в унитаз.

Настала его очередь удивиться.

— Я так понял по словам врача, что у тебя депрессия.

— Разумеется, у меня депрессия! Кто-то, видишь ли, расстрелял мою семью. Я в депрессии, и я в ярости, и меня переполняет ненависть — вот мои чувства!

— Но почему? Чего ты хочешь добиться, так изводя себя?

Элла не видела смысла что-то объяснять. Все хотят, чтобы она была счастлива. Главная ложь эпохи: цель — быть счастливым. Прими таблетку и стань счастливым, забудь, что кто-то отнял у мира голубое небо. Но она, Элла, чувствовала себя как страна на военном положении: территория захвачена врагом, народ вымирает, армия сражается за каждый клочок земли. Как объяснить это Крису?

Элла опустила ладонь ему на руку.

— Мне просто нужно, чтобы ты дождался меня. Еще несколько недель.

Он покачал головой.

— Нет. — Замешательство Эллы было слишком явным, поэтому Крис добавил: — Пойми, я нужен тебе прямо сейчас. Если ты не готова принять это на веру, вряд ли несколько недель что-то изменят.

Элла прекрасно понимала, чего он желает: получить ее назад такой, какой она была раньше, чтобы она принимала таблетки и выздоравливала, а часы пошли в обратную сторону и вернулись к тому моменту в Монтекатини, перед которым Лукас пересек улицу и убил тех двух человек. И глухим, далеким колокольным звоном до Эллы донеслось то, чего она опасалась с самого начала: между ними все кончено.

Элле отчаянно хотелось, чтобы Крис принимал ее такой, какая она есть… Увы, он так и будет ждать ее выздоровления. Ему никогда не понять, что Элла не пострадала, а, наоборот, обрела истину, увидела мир таким, каков он есть на самом деле.

— Если полиция найдет убийц… — начала она.

— А если нет?

— Тогда не знаю.

Крис встал. Хотя в глубине души Элла почувствовала облегчение, она не могла поверить, что Крис сдался так быстро.

— Зачем ты приходил?

Неправильный вопрос, она не то хотела сказать…

Однако он ответил:

— Потому что скучал по тебе. Потому что думал, что могу быть тебе нужен.

Элла пыталась заставить себя встать, удержать Криса, но тот принял обиженный и оскорбленный вид.

— Я начну принимать таблетки. — Элла не это имела в виду, ей просто хотелось хоть что-то предложить ему. — И мы поедем куда-нибудь — в сентябре, как ты сказал.

— Ты хочешь, чтобы я сейчас остался? — Фраза прозвучала не как предложение, скорее как требование разъяснений, и ее молчание — единственный ответ, которого он ожидал. — Я все лето буду дома.

И Крис ушел.

Элла перестала понимать людей. Как следует себя вести? Может, лучше написать ему, и, когда они вернутся в колледж, все изменится?

Она услышала голоса внизу, стук двери, звук двигателя отъезжающего от дома автомобиля. Какая-то часть ее разума оценила усилия Криса: он приехал издалека, чтобы увидеть ее, возможно, намеревался остаться, помочь ей справиться с кошмаром. И за все старания она отплатила отказом.

В дверь еще раз осторожно постучали. Элле не нужно было смотреть на отражение в оконном стекле, чтобы понять — это Саймон.

Он подошел и положил ей руку на плечо.

Элла схватила его за пальцы.

— Извини.

— Нет, я сам виноват. Думал, он поднимет тебе настроение. — Саймон помолчал, потом добавил: — Никому не нужно, чтобы ты так страдала.

Фраза прозвучала фальшиво, будто он подслушал ее в слезливом телесериале и вдобавок почувствовал неловкость, повторив чужие высокопарные слова.

— Неужели? Откуда ты знаешь?..

Элла повернулась к Саймону. Казалось, он смущен, даже испуган.

— Надеюсь, что когда я умру, то оставлю в этом паршивом мире хотя бы одного человека с таким же разбитым сердцем, как у меня сейчас. Я хочу, чтобы люди грустили. Хочу, чтобы моя жизнь чего-то стоила!

Саймон улыбнулся.

— Мы ведь договорились, что больше не станем упоминать о смерти.

— Дай мне только это лето. Одно лето, чтобы погоревать о потерянной семье. Это ведь не так много, правда?

— Конечно, нет. И все-таки подумай насчет того, чтобы поехать куда-нибудь с Крисом в сентябре. Тебе пойдет на пользу.

Элла кивнула. Саймон снова улыбнулся и бесшумно закрыл за собой дверь.

Ей хотелось кричать. Кажется, она — единственный человек на земле, который понимает, что произошло.

Ее взгляд упал на телефон, и неожиданно Элла подумала о Лукасе. Ерунда, конечно, однако номер его телефона — ее последняя слабая связь с миром, в котором она теперь обитает. Только что ему сказать? Даже сам факт, что Элла еще жива, может вызвать у Лукаса минимум интереса.

И все же причина, по которой она не подняла трубку, была скорее практического свойства. Лукас — ее запасная позиция, последнее прибежище, и ей хотелось приберечь его в резерве на черный день. Лукас пока об этом не знает, но Элла больше, чем на кого-либо, рассчитывает на него.

Глава 9

Его дочь? Нет, не может быть! У этой девушки темные волосы.

Лукас почувствовал, что она идет к дому: действительно, остановилась и позвонила у двери. Одна из подруг, наверное. Симпатичная девчонка.

Лукас сфокусировал оптику на двери, однако угол был неподходящим, и тот, кто открыл, остался вне поля зрения. Как бы хотелось попасть в этот дом, узнать его топографию, увидеть Мэдлин и их дочь… может быть, нового мужа и других детей.

Вряд ли здесь до сих пор живут родители Мэдлин. Скорее всего они оставили ей дом, а сами переехали в деревню. Мысли о них вызвали ностальгические воспоминания: Лукас вспомнил, как они ему нравились.

Вместе с этими мыслями возникали все новые и новые воспоминания о Мэдлин.

Лукас хотел еще раз ее увидеть — не для того чтобы начать все заново, а чтобы просто сказать ей, что он изменился… или, во всяком случае, отошел от дел. Мэдлин, безусловно, останется непоколебима; и, наверное, будет права, сохранив безразличие к тому, что Лукас сделал со своей жизнью.

Он даже не знает, насколько изменился. Судя по разговорам с Эллой Хатто, можно было подумать, даже попробовать убедить себя, что настало время принять реальный мир… но нет, скорее всего это лишь самообман.

Лукас сам выбрал такую манеру воссоединения со своей бывшей подругой и дочерью: сидя в машине, на расстоянии сотни ярдов от их дома, с фотоаппаратом и телескопическим объективом. Он подкрадывается к собственной дочери — и не может представить себе иного способа приблизиться к ней. Вот как далеко он ушел от нормальной жизни.

У Лукаса возникла мысль, не пора ли сдаться и вернуться в гостиницу, быть может, даже вообще в Швейцарию, когда дверь вдруг снова открылась. Ему удалось вовремя настроить фотоаппарат и увидеть выходящую из дома брюнетку, а за ней — еще одну девушку. Что-то знакомое в чертах ее лица вызвало у него нервный вздох. Мышцы ослабели так неожиданно, что Лукасу пришлось облокотиться на руль, чтобы фотоаппарат перестал трястись.

Блондинка, прическа довольно короткая… а у Мэдлин всегда были длинные волосы. Впрочем, похожа на Мэдлин в четырнадцать лет.

И тут Лукас почувствовал себя счастливым — потому что в ней нет ничего от него самого; она прекрасна, как ее мать.

Теперь девушки удалялись от дома, и неожиданно Лукас запаниковал, растерялся. Секунду не знал, что делать: остаться сидеть или последовать за ними? Впрочем, нерешительность скоро прошла: он следит не за домом; он здесь, чтобы увидеть дочь.

Лукас положил фотоаппарат под сиденье, взял книгу, вылез из машины и перебежал через дорогу. Вначале он двигался быстро, потом умерил шаг, удостоверившись, что не отстает.

Лукас шел на достаточно близком расстоянии от девушек, чтобы слышать, как они разговаривают и смеются. Время от времени подруги поворачивались друг к другу, и тогда он снова испытывал нервный шок от страха, что дочь обернется и увидит его. И какая-то его часть желала, чтобы она обернулась, бросила взгляд на человека, идущего далеко позади, и резко остановилась, инстинктивно почувствовав, кто он такой.

Лукас проследовал за девушками до кафе, однако остановился, понимая, что в Париже нельзя, не выделяясь, сидеть с чашкой кофе и читать книжку в мягкой обложке на английском языке. Он купил «Монд», подождал, сколько смог, потом зашел в кафе.

Внутри оказалось довольно многолюдно, но свободных столиков было все же достаточно, и Лукас сумел сесть так, чтобы хорошо видеть ее лицо.

Молодой официант подошел к столику девушек. Они заговорили с ним со снисходительной надменностью богатых деток, граничащей с хамством. Лукас почувствовал некоторое разочарование: ему хотелось, чтобы его дочь была больше похожа на Эллу Хатто, сдержанную и вежливую девушку, которая не знает, что богата.

Хотя, вполне возможно, что они просто притворяются. Официант что-то сказал им в ответ, и девушки рассмеялись — достаточно громко, чтобы привлечь внимание и взгляды других посетителей. Тут они смутились и немного сбавили тон.

Лукас заказал кофе и стал наблюдать, как девушкам подают напитки. Теперь они дружески болтали с официантом; скорее всего, они даже знакомы — конечно, это не особенно важно, но Лукас все равно почувствовал облегчение.

Он дождался своего кофе и притворился, что читает газету. Символическое в общем-то действие, потому что ни дочь, ни кто-либо другой не смотрели в его направлении. Сейчас Лукас воспринимает это как само собой разумеющееся, даже порой негодует, но в прошлом способностью не привлекать внимания даже гордился. Он совершил убийство в переполненном ресторане в Гамбурге, и ни один человек не смог дать его мало-мальски точное описание. Показания сильно разнились: высокого роста, низкого, блондин, рыжий, очки, солнцезащитные очки, вообще без очков… Как будто свидетелей загипнотизировали и приказали все забыть.

Лукас наблюдал за дочерью и ее подругой уже минут десять, когда к ним присоединились еще одна девушка и двое мальчишек. Девица и один из парней явно были братом и сестрой, третий — приятель девушки. Еще немного дружеской пикировки с официантом.

Наверное, сюда они приходят потусоваться. Мелькнула мысль заходить сюда каждый день, но так даже его лицо может стать узнаваемым. Не стоит торопить события. Когда они уйдут, он неспешно вернется к машине, чтобы потом поехать в гостиницу.

А утром снова отправится к дому. Потом решит, как к ней связаться — или подойти самому, или с помощью письма. Мэдлин, конечно же, письмо перехватит, надо ее перехитрить. Он дождется подругу дочери, отдаст ей послание и попросит передать его… кому? Первым делом следует выяснить, как ее зовут.

Лукас начал чувствовать раздражение, что сел так далеко. Голоса были едва слышны, и приходилось напрягать слух, чтобы услышать, не назовет ли дочь кто-то по имени. До него доносилась лишь мешанина французских слов, вроде бы знакомых, но бессмысленных. Лукас завороженно наблюдал за лицом девушки, за улыбкой, многозначительными взглядами, игриво нахмуренными бровками. Стало грустно от мысли, что он не видел, как эти гримаски формировались в детстве.

Те годы безвозвратно потеряны — годы, когда он мог читать ей сказки, быть рядом в важные моменты ее жизни — дни рождения, уроки плавания, велосипедные прогулки, — делать все то, что должны делать отцы. Она весь путь прошла самостоятельно, а Лукас за этот невинный промежуток времени убил, наверное, сотню человек.

Он нервно вздрогнул и отвел глаза, когда заметил, что брат одной из девушек удивленно смотрит на него. Мальчишка что-то сказал остальным, и Лукас приподнял газету повыше, чтобы скрыть лицо.

Он не мог поверить, что кто-то заметил, как он смотрит на нее. И еще Лукаса раздражало объяснение, которое они обязательно придумают его взгляду. Сердце замерло от неприятного ощущения, что именно сейчас дочкина компания насмешливо смотрит на странного посетителя.

Судя по их уверенной, собственнической манере общения с официантом, можно даже предположить, что они запросто подойдут к нему. Лукас раздраженно хмыкнул, сраженный иронией ситуации: закрываться газетой от страха перед какими-то сопляками!.. Так он просидел минут пять, прежде чем встать и уйти, как бы случайно отворачивая лицо.

По пути к машине Лукас все еще ощущал в себе адреналиновую дрожь. Он увидел свою дочь. Она красива, пользуется популярностью, у нее милые друзья.

И тут пришло мощное желание, всепоглощающая потребность в том, чтобы это стало началом, а не концом знакомства.

Да, эгоистично. Что она чувствует по отношению к нему, если вообще знает о его существовании? Она живет полной и счастливой жизнью, а появление отца из страшного небытия может оказаться таким же сокрушительным ударом, как смерть члена семьи. Он думает только о себе и понимает это, но ему необходимо найти путь к дочери.

Со всей силой духовного откровения Лукас понял, что не видит смысла продолжать жить иначе.

После ужина тем же вечером Лукас сидел с книгой в гостиничном баре. Вновь обретенный оптимизм вернул ему желание быть среди людей, даже если общаться с ними и не хотелось. Через некоторое время за соседний столик присела пожилая дама. Лукас сделал вид, будто не замечает ее улыбки, обращенной к нему.

Он услышал, как дама заказала «Беллини». У нее шотландский акцент… скорее всего Эдинбург. Шотландские словечки промелькнули и в разговоре с официантом, когда тот принес заказ. Лукас сосредоточился на книге и очень удивился, когда через несколько минут незнакомка произнесла:

— Извините за назойливость, вы первый раз?..

Он поднял глаза, полагая, что за столик подсел кто-то еще, но встретился с ее улыбающимся любопытствующим взглядом. У Лукаса не оставалось иного выбора — придется отвечать на этот самый банальный туристский вопрос.

— В Париже — не в первый. В этом отеле — да.

— Нет, я имею в виду другое. — Женщина улыбнулась и показала на книгу. — Я хочу спросить, вы впервые читаете «Гордость и предубеждение»?

— А, понимаю, — улыбнулся Лукас в ответ. — Да. Мне как-то порекомендовали Джейн Остен, и я пристрастился. «Мэнсфилд-парк», «Нортенгерское аббатство», особенно «Доводы рассудка» — сейчас это моя любимая.

— И моя тоже, совершенно восхитительная книга. Очень трогательная, особенно если рассматривать ее с точки зрения жизни самой Джейн Остен.

Лукас никогда не задумывался, почему ему понравилась книга, но, может быть, дело именно в этом — в надежде, которую она давала, не важно, насколько губительным было прошлое.

— И вы на самом деле верите, что никогда не поздно?..

— Конечно. Я тому свидетель; я не раз наблюдала за людьми, живущими в раскаянии, никогда даже не помышляющими о том, что еще осталось время все исправить. Как грустно вот так влачить существование…

— Наверное.

Женщина снова улыбнулась.

— А скажите, любезный, вы здесь один? Если так — ужасно жаль.

— Я привык путешествовать в одиночестве. Это деловая поездка.

— Все равно.

Лукасу не хотелось, чтобы на него давили, поэтому он увел любопытство незнакомки в сторону встречным вопросом:

— А вы разве не одна путешествуете?

— Господи, конечно же, нет. Муж лег пораньше спать — после того как немного перебрал вчера. А сын с женой отправились на ночную прогулку по Сене. Вы можете еще увидеть их, они вот-вот должны вернуться.

— Вообще-то я собирался уходить. Завтра тяжелый день…

Беседовать с незнакомкой было довольно приятно, но ему не особенно хотелось встречаться с представителями молодого поколения, которые могли оказаться более склонными к вопросам о том, чем он занимается, есть ли у него семья… а не присоединится ли он к ним и не выпьют ли они по стаканчику…

— Ах. Ну да ничего. — Она снова посмотрела на него так, будто видела насквозь. — Спасибо, что поболтали со мной.

— Вам спасибо.

— Благодарите Джейн Остен.

Лукас улыбнулся и откланялся с облегчением, — разговор закончился прежде, чем они познакомились.

И все же после разговора с незнакомкой он почувствовал себя лучше. Хотя для многих это могло ничего не означать, для него подобная спонтанная светская беседа стала отправной точкой. Слова женщины наполнили Лукаса решимостью следовать единственным логичным курсом — поговорить с Мэдлин.

За пятнадцать лет он изменился, да и она, наверное, тоже. Лукас всегда представлял себе гнев и горечь, которые переполняют Мэдлин, но время должно было смягчить ее. Он поговорит с Мэдлин, и она увидит, что с Лукасом опять можно иметь дело.

На следующее утро он уже сомневался в своей правоте. Лукас нашел место немного ближе к дому дочери и, пока солнце медленно нагревало улицу, снова стал наблюдать за ним. Главное — дождаться, пока девушка выйдет, потом подойти и позвонить в дверь.

Увы, пожилые дамы из произведений Джейн Остен — это одно, а в резком утреннем свете Лукас не мог не думать о том, что Мэдлин увидит в его возвращении еще одно предательство, которое вернет к жизни давным-давно похороненные воспоминания.

Лукас не знал, как это ему пришло в голову, что отказа от прошлой жизни для Мэдлин будет достаточно. И теперь он боялся того, что, подойдя к этому дому, увидит, как двери закрываются для него навсегда.

Лукас приехал сюда примерно в девять двадцать и сейчас уже начал думать, не ушли ли они раньше, не уехали ли вообще из города. Однако сразу после десяти из дома вышла молодая женщина лет двадцати с небольшим, которая стала подниматься вверх по улице, пройдя мимо его машины.

Она походила на студентку: в руках у нее была папка. Преподавательница музыки? Мэдлин наверняка учила дочь играть на каком-нибудь инструменте. Скорее всего на фортепьяно. Однако Мэдлин вряд ли доверила бы обучение четырнадцатилетней дочери почти такой же молодой девушке. Если это преподаватель музыки, значит, младший ребенок Мэдлин только что провел час, играя на скрипке или пианино.

Поглощенный такими мыслями, Лукас дал волю любопытству. Следующие полчаса он строил картины жизни, которую вели за этой дверью, населял дом воображаемыми семьями, причем всегда — с Мэдлин в центре.

Потом подъехала какая-то машина: раздался звук автомобильного клаксона. Лукас навел объектив на водителя, однако не смог рассмотреть его за отблеском ветрового стекла. Переведя фокус на дверь дома, он успел поймать ее: улыбаясь, дочь вышла и запрыгнула на заднее сиденье автомобиля.

Когда машина поехала в его сторону, Лукас опустил камеру. В салоне были водитель — женщина средних лет — и две девушки сзади. Они болтали друг с другом, и он разглядел лицо дочери. На мгновение показалось, будто она смотрит прямо на него, улыбается ему…

Не отдавая себе отчета в собственных действиях, Лукас вышел из машины, подошел к дому и позвонил в дверь. Почти сразу же внутри началась суматоха. Он не ошибся насчет младшего ребенка: за возбужденными детскими криками послышался мягкий нравоучительный взрослый голос, который, приближаясь, становился все громче. Дверь открылась, перед ним стояла служанка.

— Здравствуйте. Вы говорите по-английски?

Ответ был ясен. Она одарила его снисходительным взглядом, потом произнесла какую-то фразу, которую Лукас принял за просьбу подождать на пороге.

Когда служанка закрывала дверь, он заметил маленького светловолосого мальчугана в длинных шортах и футболке. Тот пытался выглянуть наружу, а встретившись глазами с Лукасом, убежал в дом.

Дверь снова отворилась: перед ним стояла Мэдлин в простом летнем платье красного цвета, волосы собраны сзади в пучок. Ее фигура по-прежнему была безупречна, и лицо осталось молодым, как на той фотографии.

Лукас оторопел от этой красоты. Впрочем, все годы он такой ее себе и представлял. На секунду Лукас лишился дара речи; его появление тоже, видимо, вызвало у Мэдлин шок, потому что и она стояла молча.

— Здравствуй, Мэдлин. Я подождал, пока она уехала.

Чары разрушены, звук его голоса — единственное, чего ей недоставало, чтобы вспомнить все.

— Весьма благородно с твоей стороны. Что ты здесь делаешь, Люк?

— Хотел тебя увидеть, Мэдлин.

Ребенок позвал ее: она машинально, прежде чем ответить, закрыла дверь.

Голос у нее приятный, терпеливый. Лукас понял, что хорошего ждать не следует: закрытая дверь — свидетельство ее желания оградить свой мир, на который у него не может быть притязаний.

— Что ты здесь делаешь? — повторила Мэдлин, снова повернувшись к нему.

Спасти могла только прямота.

— Я хочу увидеть ее. Понимаю, что дал обещание, но я хочу ее увидеть, поговорить с ней. Возможно, она тоже захочет увидеть меня, узнать, кто я такой.

— Мы заключили соглашение. Ты согласился не встречаться с ней — в первую очередь, чтобы уберечь ее от самого себя. И что? По своей эгоистичной прихоти хочешь все разрушить?

— Эгоистичной — возможно. Только не прихоти. Я изменил свою жизнь, Мэдлин. Согласен — недостаточно рано. Однако я сделал это.

Ее голос стал чуть мягче.

— Наша жизнь тоже изменилась, Люк. Мы — семья. Счастливая, прочная. Ты выбрал не то время. Я прошу тебя уйти — не ради меня, ради Изабелл.

— Изабелл?..

Горло сдавило. Лукас не мог поверить, что его до такой степени может потрясти звучание ее имени, услышанного впервые. Всего три слога — как идеально сложенные стихи.

Казалось, Мэдлин ничего не заметила.

— Да, ее зовут Изабелл, и она счастлива. Кроме того, девочка не говорит по-английски, только «пожалуйста», «спасибо» и «привет». Полагаю, ты по-прежнему не знаешь ни слова по-французски?

Лукас покачал головой, чувствуя, что за мягкими интонациями скрываются настоящая злость и глубокая горечь. Он представил себе, как Мэдлин все эти годы ограждала дочь от английского, понимая, какой барьер язык возведет перед ними.

— Итак, скажи мне, Люк: что хорошего выйдет из вашей встречи? Что хорошего — для Изабелл?

Она права. Девочка явно счастлива, и как объяснить, что это не прихоть, если за четырнадцать лет ему ни разу не пришло в голову выучить ее родной язык? Как он мог не подумать об этом?

— Прошу тебя, больше не приходи. Обещай мне.

Лукас не собирался давать никаких обещаний. Он хотел, чтобы Мэдлин пригласила его в дом, рассказала о своей жизни. Хотел обнять ее, помочь снять это летнее платье, почувствовать ее кожу… Никогда не бывает поздно.

— К полудню меня не будет в Париже, — произнес Лукас, поворачиваясь, чтобы уйти.

И услышал, как Мэдлин сказала ему вслед:

— Обещай.

Лукас не ответил, просто пошел к машине, а когда оглянулся, дверь уже была закрыта.

Какая ей теперь польза от его обещаний? И в чем смысл? Если пути назад уже никогда не будет, в чем смысл всего остального?..

Глава 10

На протяжении всего этого черного лета университет был единственным, о чем Элла могла думать, чтобы сохранить рассудок. Но после одной лишь недели занятий она поняла, что возвращаться не следовало. Еще слишком рано. Она думала, что обретет новую жизнь, а все оказалось намного примитивнее, как упражнение «найди десять отличий»: она сегодняшняя против той, которая ушла на каникулы три месяца назад.

Было пять часов. Элла только что вышла с лекции о поэтах-романтиках и влилась в поток, пересекающий кампус: студенты, спешащие на последнюю лекцию или, наоборот, в общежитие. Она достаточно гармонично вписалась в это половодье, но все равно чувствовала себя так, будто она — носитель вируса, о котором никто из окружающих не подозревает.

Определенно внутри ее живет болезнь. Кровь переменчива: то слишком горяча, то чересчур холодна, то наполняет ее неистовым желанием, то, наоборот, ощущением хрупкости и безжизненности — до такой степени, что нет сил подняться с постели. И Элла не в состоянии больше выносить общество — разговоры, знакомых, которые притворяются, будто она им небезразлична, но которым на самом деле нужна лишь пища для сплетен.

Элла заметила Криса, направлявшегося в ее сторону. Он был главным поводом ее возвращения — и главной причиной, почему возвращаться было не нужно. Крис написал Элле прощальное письмо через неделю после того, как навестил ее у Саймона, однако ей хотелось верить, что если она вернется в университет, то они смогут восстановить отношения… или хотя бы остаться друзьями.

На второй день после возвращения Элла пришла к Крису в комнату, но он не мог даже просто посмотреть ей в глаза, а когда она прикоснулась к нему, его тело одеревенело. И все время он повторял фразу — «как я сказал в письме», словно чувства, выраженные там, ему неподконтрольны, и он вынужден действовать в соответствии с ними.

Элла не знала, что сказать Крису, и мысленно репетировала варианты, решив, что короткое «привет» будет лучше всего. Сразу будет ясно, что она успокоилась, поняла, насколько все изменилось… В последний момент Крис лишил ее возможности что-то сказать, нагнув голову и отвернувшись.

Элла точно знала, что он видит ее: она даже остановилась, пораженная, разгневанная и сбитая с толку, потому что не могла взять в толк, чем заслужила такую холодность. В начале лета она винила себя, но это Крис предал ее, и теперь она его ненавидела.

Элла смотрела в удаляющийся затылок бывшего бойфренда, и внутри у нее закипела ярость. Еще не понимая, что делает, она побежала за Крисом. Схватив за руку, повернула лицом к себе. Какое-то мгновение вид у него был испуганный, потом — злой.

— Не смей меня игнорировать!..

Крис почти закричал в ответ:

— Чего тебе надо, черт возьми? В чем проблема?

В одно мгновение в голове у Эллы вскипела дюжина ответов, но ни один из них не был достаточно сильным и крутым, чтобы перебить грубость его фразы. Крис повел себя отвратительно, бросил ее, когда был так нужен, а сейчас парой грубых слов отмахнулся от нее, как от назойливой мухи. Это несправедливо!..

— У меня нет никаких проблем! Понял?

— Тебе нужно к психиатру!

Элла недобро усмехнулась:

— Ты даже не в силах выдавить из себя улыбку и поздороваться, а к психиатру нужно мне?

Крис не ответил, лишь неопределенно повел головой и через секунду отвернулся, чтобы уйти. До нее дошло, что он отказывается воспринимать ее, отказывается ее слышать. Она не позволит себя игнорировать!.. Вне себя от гнева, Элла схватила его за руку и, прежде чем Крис успел что-то сказать, сильно ударила по лицу.

Он замахнулся, готовый дать сдачи… и замер. Его щека почти мгновенно покраснела, правый глаз заслезился. Крису явно было больно, однако он опустил руку и ушел, быстро смешавшись с толпой. Несколько человек остановились, чтобы посмотреть на Эллу, и она ответила им вызывающим взглядом.

К тому времени когда она вернулась в общежитие, гнев спал, и она почувствовала слабость. Элла решила сходить на кухню — если там никого нет, можно будет что-то приготовить.

В кухне возились двое, Скарлетт и Эл, поэтому она направилась к своему шкафчику, взяла хлеб и джем, чтобы отнести к себе в комнату.

Скарлетт, подруга Эллы по первому курсу, весело поздоровалась с ней. Эла она почти не знала, но это был полный урод — целую неделю отпускал тупые шутки насчет ее семьи, о которой трезвонили в газетах.

Когда она закрывала шкафчик, он спросил:

— Элла, ты заходила в мою комнату? — Она повернулась к нему, ожидая продолжения. — Кажется, ты оставила у меня в кровати свою лошадиную голову.

— Почти смешно, Эл.

Парень повернулся к Скарлетт и сказал:

— Она улыбнулась — я еще целый день в безопасности.

Скарлетт смутилась и шикнула на него.

Эл Браун раздражал Эллу, но он хотя бы все делал открыто. Она презирала Скарлетт и всех остальных за то, что они устроили малоубедительную демонстрацию тактичности и сочувствия, но Элла знала, что о ней постоянно судачат. Она слышала, как они шепчутся у нее под дверью или внезапно замолкают, когда она заходит в кухню.

Вернувшись в комнату, Элла приготовила сандвичи и стала думать, что же ей такого сделать, чтобы вернуть прежнюю жизнь. Придется уйти из колледжа, это факт, и надо свыкнуться с мыслью, что она больше никогда не станет прежней.

Необходимо взять ситуацию под собственный контроль. Слишком простой выход — уговорить себя, что полиция занимается поиском убийц. Результат — постоянное чувство вины. И истощающий ее гнев, неустанно бурлящий в душе.

Элла нашла в ящике стола клочок бумаги и набрала записанный на нем номер. Ответили так быстро, что на мгновение она растерялась, потому что не успела решить, зачем звонит.

— Привет, Вики. Это Элла Хатто. Вы сказали, что я могу позвонить.

Повисла пауза. После их последней встречи Вики Уэлч, наверное, имела дело с сотней преступлений, и ей потребовалась секунда-другая, чтобы вспомнить Эллу.

Когда же женщина-детектив заговорила, было похоже, что она торопится, словно боится, что собеседница повесит трубку.

— Элла, как ваши дела? Что я могу для вас сделать?

— Я просто хотела узнать, есть ли какие подвижки…

— Мы все еще рассматриваем несколько версий, но должна сказать честно: у нас пока нет ничего конкретного.

Прежде чем осторожно продолжить, Уэлч сделала еще одну паузу.

— Кстати, Элла, вы совсем не помогаете себе — или нам.

— Что вы имеете в виду?

— Следы к убийцам вашей семьи должны находиться где-то рядом с бизнесом вашего отца. Теперь я знаю, что кое-какая его деятельность в прошлом была в определенной степени… скажем так, многоцветной. Так вот, мы не намерены в ней копаться. Мы не хотим порочить имя вашего отца, нам просто нужны свидетельства, которые смогут указать на его убийцу.

— Мне ничего не известно.

Она рада бы помочь, да не может. Ей не хочется предавать Саймона. И она боится, что, несмотря на обещания Вики Уэлч, имя ее отца будет так или иначе опорочено — на сей раз конкретными разоблачениями, а не только косвенными намеками.

— Может, вы хотя бы поговорите об этом с дядей? Спросите, почему он не настроен на сотрудничество?

— Вы не понимаете, я…

— Не принимайте решение прямо сейчас. Обдумайте все, и мы поговорим позже.

— Ладно.

— Мы на вашей стороне, вы же знаете.

— Знаю. Спасибо.

Положив трубку, Элла еще раз прокрутила в уме весь неудавшийся разговор. Она не помогает себе, она препятствует поиску убийц… Будь папа сейчас рядом, он посоветовал бы ей не попадаться на их удочку, а слушать Саймона.

А еще он, наверное, сказал бы, что пора позвонить Лукасу.

Элла представила себе, как отец говорит с ней тем самым тоном, который он берег для изречения фундаментальных истин по поводу того, как следует жить: всегда проси повышения, всегда договаривайся о скидке, никогда не оставляй стакан без присмотра, покупай недвижимость, доверяй Лукасу, не верь полиции…

Она никогда не предаст Саймона, не позволит полиции разрушить построенный отцом бизнес — разумеется, не ради справедливости, которую ей подадут, как милостыню, если когда-нибудь все же найдут убийц. По крайней мере если их отыщет Лукас, он не будет колебаться по поводу наказания, которое они заслужили.

Элла сняла с полки «Песнь о Нибелунгах». Закладка все еще на том самом месте, до которого она успела дочитать, когда Лукас принес ей страшную новость. До встречи с ним она никогда не видела настоящего пистолета, никогда не видела мертвеца, никогда не сталкивалась с тем, как убивают людей. Весь его мир был для нее совершенно чуждым; если воспользоваться предложением Лукаса о помощи, ей придется стать частью этого мира. И все-таки она готова заключить сделку, если это поможет достичь цели.

Не раздумывая более, она набрала номер. Довольно долго никто не отвечал. Затем гудки прекратились, и последовала тишина. Элла ожидала сигнала автоответчика, пока не поняла, что Лукас снял трубку, просто он ничего не говорит.

Так типично для него, подумала она, невольно улыбнувшись.

— Это Элла.

— У тебя возникли проблемы?

— Нет-нет.

— Хорошо.

Пауза. Она почти чувствовала, как Лукас напрягся, придумывая, что сказать вместо вопроса о причине ее звонка.

— Ну как у тебя дела?

— Нормально. Учусь.

— Здорово.

— Вообще-то не очень. Я думала, что смогу возвратиться к нормальной жизни, но не получается. По крайней мере так будет до тех пор, пока не поймают убийц. Хотя маловероятно, что это произойдет в ближайшее время.

— Зачем ты мне позвонила?

Его интонация предполагала, что он знает, но хочет удостовериться.

— Я хочу, чтобы вы помогли мне найти их. Я заплачу вам.

— Нет. Никакой платы. Я вышел в отставку.

Еще одна из его пауз.

— Вы ведь поможете мне их найти? Надеюсь…

— Больше ничего не говори, — перебил он. — Где ты находишься?

— В Рэдстон-Холле, в кампусе. Комната Д-76.

— Буду у тебя, как только смогу. — Еще одна пауза. — Я рад, что ты позвонила. Пока.

— Пока.

Положив трубку, Элла улыбнулась. Во что же превратилась ее жизнь, если разговор с Лукасом успокоил и умиротворил — впервые за несколько месяцев!

Большую часть того времени, пока она была с ним, Лукас казался воплощением ее проблем. Но при всех его недостатках он оставался ее спасителем, верным и надежным. А теперь станет еще и оружием, которым Элла отомстит за свою семью.

Часть 3

Глава 11

Из такси Лукас почти не видел кампуса, только разбросанные там и тут здания современной архитектуры, едва заметные за пеленой дождя. И все равно вид университетского городка вызвал у него всплеск чувств. Прежде Лукас никогда не бывал в университетах, и единственное, о чем он сожалел, вспоминая о своей молодости, это о несостоявшейся возможности получить образование.

Лукас преодолел двадцать ярдов от такси до арки, которая вела в Рэдстон-Холл — строение, окружающее четырехугольный двор с цветочными клумбами и скамьями для пикника, пустыми и мокрыми. На стене висела схема здания, и он остановился, чтобы изучить ее.

Из больших дверей вышли две девушки, прошли мимо и остановились:

— Вы заблудились? Вам помочь?

Лукас улыбнулся:

— Спасибо. Я ищу Д-76.

— По лестнице наверх, третий этаж.

Он поблагодарил студенток и преодолел еще один короткий холодный шквал дождя. Поднялся по лестнице, вслушиваясь в мешанину из музыки и голосов, — манящие признаки плотно огороженного мира, который Лукас всегда обходил стороной. Он сам чувствовал себя призраком, с завистью поглядывающим в сторону будущего, которого ему никогда не узнать.

Дверь Эллы была закрытой, на стук никто не ответил. Лукас прошелся по коридору до заваленной мусором кухни, где в мягком кресле сидел какой-то парень.

Несколько секунд парень выжидающе смотрел на открывшуюся дверь, однако, увидев Лукаса, тут же потерял интерес.

— Привет, я ищу Эллу Хатто.

— Спасибо за сообщение.

Наглый тон застал Лукаса врасплох, вывел из себя, потому что в таком месте, как это общежитие, он не собирался ни о ком думать плохо.

Лукас стоял всего в нескольких футах от парня, чувствуя неприятный запах. Похоже на пищевые отходы; непонятно, как вообще здесь можно сидеть и не замечать этого.

Он снова спросил — достаточно вежливо:

— Вы не знаете, где она? Где мне ее найти?

— Наверное, где-то разыгрывает из себя несчастную сучку.

— Извините?..

— Извинил.

Лукас все еще не мог взять в толк, почему этот парень ведет себя так грубо и самоуверенно. Или он просто полный идиот? Этот дуралей ломал весь сложившийся образ университетского мира.

— Вы бы поостереглись грубить людям, которых не знаете.

— Я что, просил совета? Или мне положено испугаться? Ты что, из ее друганов-наркодилеров? Или как? Так я скажу: это меня совсем не впечатляет. Почему бы тебе не свалить на хрен и не оставить меня в покое?

Нехорошо. Именно из-за подобных мерзавцев он и живет, отдалившись от мира. Очень нелегко стать тем, кем хочешь, когда на свете такое множество столь неприятных людей.

Лукас ударил парня по лицу — не настолько сильно, чтобы реально что-нибудь сломать, но достаточно, чтобы выбить из кресла.

Судя по выпученным глазам нахала, удар явился для него полнейшей неожиданностью: до парня явно не доходило, что он такого наделал, чтобы схлопотать по морде.

Юнец неловко отскочил к стене, схватившись за лицо.

— Что это такое, на хрен, было?..

— Это была оплеуха, а это — пистолет, который нацелен тебе в голову. Тебе повезло, потому что я стремлюсь к отказу от насилия.

Он направился к двери, но парень заорал ему вслед:

— Да я тебя замочу, козел!

У двери Лукас обернулся и сказал:

— Я ударил тебя всего один раз, потому что ты отвратительно себя ведешь. Ты уверен, что хочешь продолжения?

На обратном пути он еще раз постучал в дверь Эллы, потом нашел кофейню. Лукас сидел за маленьким столиком в углу, впитывая атмосферу университета, наблюдая за группками студентов, вслушиваясь в разговоры и взрывы смеха. Казалось, здесь собрались достаточно приятные люди, и Лукас почувствовал себя уютнее и спокойнее.

Он вернулся через полчаса. Дверь Эллы была по-прежнему закрыта, но внутри слышался какой-то шум, и на его стук она крикнула: «Войдите!»

Элла паковала вещи. Когда дверь за Лукасом закрылась, она обернулась и застыла с наполовину сложенным пуховым одеялом в руках.

— Я уж решила, что вы не приедете.

Вид у нее был неважный. Не то чтобы Элла выглядела больной, просто какой-то огрубевшей. Лукас не мог сделать окончательного вывода и вдруг сообразил, что пристально на нее смотрит. Он отвел взгляд и сказал:

— Похоже, я как раз вовремя.

Элла осмотрелась по сторонам.

— А, ну да. Я уезжаю — по крайней мере до следующего года. — Она положила одеяло на кровать и добавила: — Я все еще могу угостить вас кофе.

— Нет, спасибо, — произнес Лукас и показал на стул: — Позволите?

— Конечно, — кивнула Элла, садясь на край кровати. — Спасибо, что приехали.

— Я прочитал «Доводы рассудка».

Девушка недоуменно посмотрела на него. Именно такие моменты беседы по-прежнему давались ему с трудом: какая-то декоративная кайма вокруг настоящего дела.

— А… Круто. И как, понравилась?

— Да. Мою жизнь, конечно, не изменит, но книга хорошая. Я прочитал еще несколько ее книг.

Элла вежливо улыбнулась — возможно, потому, что сама не читала из Остен больше ничего и не знала, что ответить. А может, и потому, что так люди обычно не строят беседу.

— Ты хочешь, чтобы я нашел тех, кто убил твою семью.

Она облегченно кивнула.

— И если я их найду?

— Я хочу увидеть, как их посадят в тюрьму. Хочу справедливости.

Наверное, лучшее одолжение, которое он мог прямо сейчас ей сделать, — это встать и уйти. Девушке хочется знать правду о том, что случилось с семьей, и Лукас в состоянии ее понять. Однако она считает, что всего этого легко добиться, что справедливость может восторжествовать, как только система получит неопровержимые доказательства.

— Я могу найти их, но скажу тебе прямо: тебе никогда не добиться справедливости. Даже если у тебя получится добраться до этих людей, правосудия все равно будет недостаточно — по крайней мере за то, что они совершили.

На ее лице было написано полное замешательство.

— Не понимаю. Вы имеете в виду, что можете их найти, но все это бесполезно?

— Это не бесполезно, но тебе нужно быть честной с самой собой — насчет того, чего ты на самом деле хочешь. Если бы человек, который убил твоих родителей и брата, оказался перед тобой прямо сейчас, что бы ты сделала? Ответь честно: чего бы тебе хотелось?

Лукас дал ей время подумать, надеясь, что ради своего же блага — а возможно, и ради его тоже — Элла найдет правильный ответ. Он решительно настроился подробно объяснить ей, как далеко может завести соблазнительная тяга к мести.

Раздался стук в дверь. Элла показала жестом, чтобы он встал за шкаф — вне видимости со стороны двери.

Лукас спрятался и стал слушать.

— Привет.

— Привет, Элла. — Это был голос взрослого мужчины. — Мне очень неудобно беспокоить тебя, но… понимаешь, я должен проверять такие дела.

— Проверять что?

Лукас сразу понял, с чем связан этот визит. Он не мог поверить, что парень с кухни настолько туп, чтобы бежать жаловаться после всего того, что наговорил. Лукасу захотелось убить его — просто так, чтобы улучшить генофонд нации.

— По словам Эла Брайна, один из твоих посетителей напал на него и… э-э… ну… э-э… — Посетитель говорил смущенно, будто должен был произнести нечто донельзя нелепое. — Он говорит, что твой гость угрожал ему пистолетом.

Элла рассмеялась, и мужчина рассмеялся вместе с ней.

— Чушь, конечно… Но я должен проверить, у него ведь синяк под глазом.

— Брайан, у меня не было никаких гостей. И вообще, я, как видишь, собираюсь. Я решила уехать и вернусь только в следующем году.

— О-о, — огорченно протянул посетитель. — Понимаю. Тебе крепко досталось.

— Вот именно. Кстати, можешь передать декану, что когда такие подонки, как Эл Брайн, достают своими идиотскими выходками, легче не становится.

— И это я тоже понимаю. Слушай, перед отъездом зайдешь поболтать?

— Обязательно. Чуть позже.

Элла закрыла дверь, приложила палец к губам и подождала немного. Через несколько секунд она расслабилась и улыбнулась, хотя заговорила все же достаточно тихо:

— Охранник — нормальный парень. Вы ничего не слышали о том, что кого-то побили или угрожали оружием?

Лукас пожал плечами:

— Я не привык, когда мне грубят.

— Не волнуйтесь. Если бы вы убили его, большинство здешней публики проголосовало бы за присвоение вам звания почетного доктора.

Элла рассмеялась и снова присела на краешек кровати.

— Так как насчет моего вопроса? — спросил Лукас.

— Ответ очевиден, не правда ли? Вообще-то мне совсем не нужно, чтобы он попал в тюрьму. Я хочу, чтобы он был мертв. Чтобы страдал. А вы серьезно спрашиваете, готова ли я идти этой дорогой? Честно говоря, я не вполне уверена… Но есть ли альтернатива?

— Продолжай жить. Пусть не здесь, может быть, где-нибудь еще.

Она медленно покачала головой.

— Я пыталась. Не могу. Это пожирает меня изнутри. Иногда мне даже становится плохо, будто вот-вот стошнит. Я просто знаю, что никогда не успокоюсь, пока не найду убийц Бена.

— Хорошо. Куда ты собралась?

— Я забронировала номер в «Савое».

Она рассмеялась. «Иронизирует над собственной экстравагантностью», — подумал Лукас.

— Только до тех пор, пока не найду что-нибудь постоянное. Хочу сначала устроиться, а уже потом сообщить Саймону. Иначе он будет настаивать, чтобы я вернулась к ним, а мне хочется самой за себя отвечать.

— Дай мне свой номер телефона.

Эллу поразила резкость, с которой Лукас это сказал, но она тут же написала номер на листке бумаги.

— Я свяжусь с тобой, как только что-нибудь узнаю.

— Как вы думаете, сколько может пройти времени, пока вы свяжетесь со мной?

— Возможно, немного. «Савой» — приятное место. Расслабься, поищи себе жилье. Я позвоню.

— Ладно. И спасибо.

— Ты говорила полиции обо мне?

На секунду вопрос сбил Эллу с толку.

— Нет. То есть — да; они в курсе, что вы существуете, но ведь мы договорились отвечать, что не знаем, как вас зовут и где находится ваш дом.

Лукас почувствовал облегчение.

— Хорошо. Тогда еще один вопрос. Мне нужно кое о чем расспросить Криса. Что он видел и все в таком роде. В какой он комнате?

Будто сообщая плохую весть, Элла сказала:

— Крис и я больше не встречаемся.

— Я догадывался. И все же мне нужно поговорить с ним.

— Лэнгфорд, Б-25. Хотите, покажу?

— Я найду, — сказал Лукас и поднялся. — Береги себя. Буду на связи.

Только возвращаясь по прямоугольному двору, он сообразил, какие слова следовало сказать — что он сожалеет о разрыве с Крисом, что приехал сюда только ради нее, что она хороший человек и заслуживает лучшей доли. А еще ей нужна другая компания, а не он… и ее желание общаться с ним красноречивее любых слов говорит о глубине ее отчаяния.

Лэнгфорд оказался спокойным и приветливым местом. Пока Лукас шел по коридору, пара человек поздоровались с ним, большинство дверей были открыты, и доносящиеся из них звуки музыки сливались в некое подобие прогрессивного джаз-рока.

Юноша сидел за столом и работал. Лукас шагнул в комнату и легонько стукнул в косяк. Крис поднял глаза, нервно вскочил, но тут же снова взял себя в руки.

— Можно войти?

— Господи!.. Да, конечно.

Крис жестом пригласил Лукаса и присел на край кровати.

— Мне хочется кое о чем тебя спросить, и мне нужна правда. Ты рассказывал полиции обо мне?

Прежде чем парень успел ответить, на лице у него появилось выражение раскаяния.

— Извините. Я не хотел, но они постоянно твердили: «Ты уверен, что не слышал, как его зовут?» И вы не говорили, что мы должны хранить секрет, просто так было бы лучше…

— Знаю. Не беда.

— У вас из-за меня не было никаких осложнений?

Лукас пожал плечами.

— Мне звонили. А вот для Эллы это может иметь далеко не лучшие последствия.

Кажется, Крис смутился.

— Подумай. Она придерживается той версии, о которой вы договорились, поэтому в полиции могут решить, что она лжет, что ей известно больше, чем она рассказывает.

— Э-э… Слушайте, мне очень жаль… — Крис помолчал. — Вы что, работаете на нее? Зачем вы здесь?

— Помогаю Элле пережить тяжелые времена.

Крис заерзал, голос стал на тон выше.

— Вы, наверное, решили, что я такой-сякой… Господи, да мы просто были вместе! Есть женатые пары, которые расходятся после того, как с ними происходит нечто подобное. А мне всего двадцать. Я слишком молод, чтобы влезать в серьезные отношения.

— Согласен.

Крис удивился. Когда он заговорил снова, голос был уже спокойнее.

— Впрочем, это не единственная причина, почему я решил расстаться с ней. То есть… конечно, можно подумать, что я такой бесчувственный, но ведь и она стала как лед. Летом я пытался достучаться до нее, действительно пытался, Элла первой отвернулась от меня. Она так зациклилась на своей идее найти виновных, что перестала видеть, что происходит вокруг. Просто перестала замечать других людей.

Лукас на секунду задумался, почему Крис употребил слово «виновные». Странно. Звучит слишком безобидно в отношении тех, о ком идет речь.

— Я как-то не замечал за ней подобного. Но если даже и так, не кажется ли тебе, что ее можно понять?

— Послушайте, мне очень жаль… считайте меня поверхностным человеком, однако я не хочу, чтобы моя жизнь была такой сложной… по крайней мере не сейчас. Элла — классный человек, и мне на самом деле очень жаль, что с ней такое произошло… Но это произошло с ней — не с нами, не со мной! Что я могу еще сказать? Надеюсь, ей удастся вернуться к прежней жизни…

Лукас чувствовал, что должен что-то ответить, но не знал, что именно. После паузы Крис сам заполнил пробел:

— У вас есть предположения, кто мог это сделать?

Лукас бесстрастно пожал плечами.

— Пока нет. Полагаю, отследить такое убийство — не слишком сложное дело.

Крис кивнул. Похоже, его что-то смущало.

Лукас спокойно сказал:

— Ты думаешь, что это ее дядя.

Крис был поражен:

— Как вы узнали?..

— Предположение навскидку.

— У меня нет реальных причин его подозревать. Просто когда мы встречались с ним летом… Не знаю, он выглядел как-то фальшиво, как будто что-то скрывал.

— Может, ты и прав. Тогда я убью его.

— Господи, нет, я только…

Лукас улыбнулся.

— У вас самое странное чувство юмора, что мне приходилось встречать.

— Ты еще очень молод. Приятно было с тобой увидеться. Удачи!

Лукас встал и повернулся, чтобы уйти, когда его внимание привлекли фотографии на стене. На некоторых из них была Элла на фоне других повторяющихся лиц — сплошные компании дурачащихся юнцов.

— Мы еще встретимся? — спросил Крис.

Лукас обернулся, стараясь понять, что это — нервозность или надежда. Потом ответил:

— Вряд ли.

Правильный ответ. Крис явно почувствовал облегчение.

Как ни странно, Лукаса это задело, потому что Крис ему нравился. Он мог спокойно убить его, когда тот подставил их во Флоренции, однако парень действительно был симпатичен ему, даже вызывал ревность. Он отвернулся от Эллы, а это проявление слабости напоминало, как сам Лукас поступил с Мэдлин пятнадцать лет назад.

Впрочем, если бы с семьей Эллы Хатто не расправились, он, Лукас, ей никогда бы и не понадобился. Сейчас же ему предстоит провести девушку через руины жизни до самой темной сути убийства ее семьи. И Крис, возможно, прав в том, кого они могут там обнаружить.

Лукас подумал, не поделиться ли этим предположением с Эллой. Ей до сих пор угрожает опасность. Более того, она сама может спровоцировать дядю поднять на нее руку, если тот узнает, что она делает… Нет, разумеется, он ничего ей не скажет, понимая, какой эмоциональный удар это может нанести. Кроме того, существует и вероятность ошибки.

Однако что-то подсказывало Лукасу, что Элла не будет делиться информацией с дядей. Скорее всего она просто не захочет допустить подобной мысли, откажется верить в то, что человек, который взял ее к себе в дом, мог пытаться ее убить. Где-то в глубине сознания она должна подозревать его, и это подозрение заставит ее быть осторожнее. Вероятно, по этой же причине Элла и поселилась в гостинице. Да, она знает, она чувствует, и Лукас не сомневался, что она будет осмотрительной и не станет подвергать себя опасности.

Но точно так же он понимал, что если следы действительно ведут к дяде, ее потребность в мщении станет стократ сильнее, ведь Элла гнала от себя любые подозрения, а те проявления доброты, которые дядя демонстрировал по отношению к ней последние три месяца, только приумножат ее гнев.

Если за убийствами стоит Саймон Хатто, никакое обилие улыбок и сочувствия ему не поможет. Его единственная надежда — сделать то, чем следовало заняться с самого начала: довести работу до конца.

Глава 12

Портье был очень вежливым, даже подобострастным, одновременно умудряясь сохранять холодный и даже несколько снисходительный вид. Он явно не узнавал Лукаса, хотя тот всего лишь чуть больше недели назад на пару дней останавливался в этой гостинице.

Портье уже почти закончил оформление, когда что-то всколыхнулось в его памяти, и он достал из-под стойки записку.

— О, мистер Лукас, в баре вас ожидает джентльмен.

— Что за джентльмен?

— Молодой, австралиец, в приличном костюме. — Последними словами портье удалось выразить неодобрение по поводу будничного наряда Лукаса. — Бар рядом.

— Знаю, я здесь останавливался раньше.

— Конечно.

В баре на высоком табурете сидел Дэн, поглощенный разговором с барменом. Увидев Лукаса, он встал и широко улыбнулся. Они пожали руки друг другу.

— Хорошо доехал?

Лукас кивнул.

— Как насчет выпить? У них есть «Макаллан» восемнадцатилетней выдержки.

— Конечно.

— Я тоже выпью. Рико?..

Бармен кивнул, и они перешли за столик.

— Рико из Бразилии, дизайнер модной обуви для дефиле.

Лукас рассмеялся про себя. Дэн провел здесь минут двадцать, не больше, а уже знает имя бармена и историю его жизни. В следующий раз он будет выпивать за счет заведения.

— Итак, Новакович.

— Да, Новакович. — Дэн повторил фамилию, как будто это был тост. — И все-таки как тебе удалось на него выйти?

— Я навестил Ло Белло, спросил его, кто в Лондоне мог бы за такое взяться.

— Он упоминал меня?

Лукас улыбнулся тщеславию Дэна.

— Мимоходом. Мы оба пришли к выводу, что для тебя масштаб не тот. Мелковат.

Дэн рассмеялся:

— Не могу поверить, что ты на самом деле знаком с Ло Белло!

— Когда-то я знал всех. — Лукас хотел добавить, что это было давным-давно, но промолчал. — Итак, где же находится наш дружок Новакович?

— Под самым нашим носом. Дом в западном Лондоне, компания выходцев с Балкан, большинство — нелегалы. Могут оказаться непредсказуемыми, поэтому я готов заехать за тобой утром, часа в четыре, чтобы добраться туда, пока они еще спят.

— Разумно.

Официант принес выпивку.

— Спасибо, Рико. — Дэн поднял стакан и, обращаясь к Лукасу, добавил: — Доброго здоровья — и за то, что ты снова в игре, приятель.

Лукас тоже поднял стакан.

— Я не в игре.

Собеседник недоверчиво улыбнулся, но его тут же отвлек медовый запах виски в стакане. И с чего Дэн должен ему верить? Лукас здесь, этим летом он убивал людей и только что фактически согласился убить еще одного. Единственным свидетельством того, что он «не в игре», была собственная хрупкая убежденность Лукаса в том, что он завязал.

— Ну и чем занимаешься? — спросил Дэн.

— Ничем особенным. Летом бегаю, зимой катаюсь на лыжах. Читаю, размышляю.

— И не скучаешь? Я хочу сказать… то, что произошло в Италии… разве не было тебе в кайф?

— Немного.

Лукас попытался вспомнить, но адреналиновых островков в памяти не осталось — только мучения Эллы Хатто и странным образом переплетенные с ней мысли о Париже, Мэдлин и Изабелл.

— Этим летом я видел свою дочь.

Потрясенный Дэн опустил стакан.

— Господи!.. Я даже не знал, что ты женат, а уж дочь!..

— Мы не были в браке, и когда я говорю, что видел дочь, я не имею в виду, что встречался с ней. Просто видел. — Лукас улыбнулся, представив ее сидящей в этом кафе. — Кроме шуток, парень, от этого я получил больше кайфа, чем от всего, что делал последние двадцать лет.

— Не сомневаюсь, — кивнул Дэн. На какое-то время он о чем-то глубоко задумался. — Знаешь, наше нынешнее дело… Я могу справиться сам, если хочешь.

— Нет, это личное. Я хочу все видеть.

Лукас знал, что это ложь. Среагируй Мэдлин иначе, возможно, его бы здесь не было.

Дэн заехал за ним в четыре.

Они быстро удалялись от центральной части Лондона, пока не попали на захламленную ничейную землю на западной окраине, где ряды старых домов, разделенных на общие и индивидуальные комнатенки, были переполнены иммигрантами и незаконными беженцами. Обратная сторона плавильного котла.

Припарковавшись, Дэн сказал:

— Наш парень в центральной комнате на первом этаже.

Лукас кивнул.

— Повезло. — Он привинтил глушитель и добавил: — Помни, я не хочу, чтобы кто-нибудь пострадал.

— Включая нас? — улыбнулся Дэн, выходя из машины.

Из маленького переднего дворика донесся запах гниющих отбросов. Даже в милосердном свете уличных фонарей было видно, что состояние дома оставляет желать лучшего. Впрочем, Лукасу уже приходилось иметь дело с бандитами, занимающимися контрабандой людей.

Ни одна из дверей проблемы не составила. Пока они бесшумно продвигались в сторону цели, дом оставался темным, безмолвным и душным. Дэн включил свет, однако Новакович проснулся только тогда, когда Лукас приставил ему к виску ствол. И даже после этого он оказался способен лишь лениво открыть глаза и вяло повернуть голову.

Дэн сбросил с него одеяло и жестом приказал сесть. Лукас с пистолетом слегка подался назад. Новакович был гол, мускулист и крепок. Когда Дэн тихо спросил, где его оружие, он апатично показал на комод.

Дэн открыл верхний ящик и достал оттуда два пистолета. Лукас обвел взглядом комнату, на удивление опрятную. Никаких личных вещей — ни книг, ни постеров, ни одного намека на то, что за человек этот Новакович.

Учитывая, что у парня уже складывалась определенная репутация, Лукас не мог не задаться вопросом, сколько же он берет за работу. В конце концов, его наняли на такое дело, как семейство Хатто, а обитает он в захламленной комнатушке — в трущобе, на окраине. Какая бы ни была у парня мотивация, его становилось даже жалко.

— Ладно, пусть оденется.

Лукас вышел в коридор, закрыв за собой дверь спальни.

Он сделал несколько шагов в сторону кухни, убедился, что в ней никого нет, затем вернулся, внимательно прислушиваясь к редким звукам, доносившимся из разных уголков дома. Вот кто-то повернулся в кровати, скрипнула половица. Кашель, негромкий храп.

Потом началась суматоха, такая же яростная и неожиданная, как и вызвавшая ее стрельба. Новакович что-то закричал на сербскохорватском. Лукас услышал, как Дэн ударил его, и тот грузно упал на стул или стол. Через мгновение крики возобновились, в комнате поднялся шум.

Лукас напрягся, чтобы за звуками борьбы услышать, что творится в остальной части дома. Дверь соседней комнаты распахнулась, возник неясный силуэт головы, которая тут же спряталась. Похоже, здесь привыкли к облавам полиции или иммиграционных служб и знают, как оставаться в стороне.

Впрочем, поскольку грохот не утихал, заспанный парень вновь показался в двери и неожиданно бросился вперед, размахивая чем-то, напоминающим нож. Лукас не был уверен, что это именно нож, но все равно выстрелил. Парень рухнул в паре шагов от него.

Сверху донеслись панические крики, потом резкий и страшный звук выстрела, который заставил умолкнуть даже Новаковича; впрочем, через секунду он заорал еще пронзительнее и громче. Словно запоздалый ответ на выстрел, по лестнице скатилось тело. Едва оно коснулось пола, как зажегся свет, и второй голос начал собственную партию отчаянного и злобного рева.

Лукас посмотрел на оба тела. Молодые восточноевропейцы. Первый в нижнем белье, в руке — кухонный нож. Второй, с испуганными глазами — в джинсах, из раны на шее толчками вытекала кровь.

Снова грохнул выстрел — пуля попала в нижнюю часть входной двери, потом еще один — какой-то парень слетел по лестнице, яростно вопя и стреляя. Лукас выстрелил вверх через лестничные перила, парень споткнулся, инерция перенесла его через лежащее тело, и он неуклюже растянулся на полу.

Он был мертв. Еще один юноша, рыжеволосый, худой и бледный, в спортивных штанах. Теперь в доме стало тихо. Из любопытства Лукас сделал шаг в сторону последнего трупа. Увидел рану: удачный выстрел, в верхнюю часть живота. Скорее всего пуля, прежде чем остановиться, срикошетила несколько раз от ребер внутри грудной клетки.

Если в доме еще кто-нибудь и остался, то явно решил сидеть тихо. Лукас вернулся на свою позицию. Мгновение спустя дверь открылась, и показались Дэн с Новаковичем.

Новакович был одет, на запястьях — наручники, лицо и майка окровавлены. Дэн, напротив, выглядел, как будто вышел прогуляться, прическа идеальная, как всегда непринужденный и беспечный.

Лукас улыбнулся:

— Проблемы?

— Не смог найти его туфли… — Дэн окинул взглядом холл и присвистнул. — Боже правый!..

— Я убил только двоих.

Новакович даже не удивился, будто к подобным разборкам давно привык.

Они перешагнули через трупы и вышли к машине. Улица оставалась спокойной, никакого света в спальнях, никакого проявления любопытства по поводу выстрелов, грохотавших всего минуту назад. Лукас сел сзади рядом с Новаковичем. Автомобиль тронулся с места. В небе показались первые неуверенные намеки на дневной свет.

Дэн высадил Лукаса за квартал от гостиницы, предупредив:

— Я отвезу его к себе, покормлю завтраком, а потом куда-нибудь запрячу.

— Хорошо.

Лукас подумал, что надо посоветовать ему быть поосторожнее, но это уже вряд ли необходимо. Новакович избит, его дух настолько очевидно сломлен, что оставалось только удивляться, как ему удалось остаться в живых. Вид у него был такой, словно все эти семь лет он только и ждал, пока его не догонит собственная судьба — та самая, от которой ему удалось скрыться, сбежав из Боснии.

Лукас поспал пару часов, потом заказал завтрак и включил новостной канал. Он ожидал услышать упоминание о побоище, но ничего такого не показали — то ли потому, что просто не успели, то ли потому, что это не так уж и важно.

Новакович тоже был не столь важен — разве что для Эллы. Наверное, ей захочется, чтобы его убили, однако Лукас постарается отговорить девушку от подобных мыслей. Не то чтобы он хотел спасти Новаковичу жизнь, просто казалось, что так ему удастся защитить Эллу от того уродливого будущего, которое раскрывалось перед ней. Впрочем, она скорее всего не захочет, чтобы ее защищали.

Лукасу не дано знать, чего ей действительно хочется, насколько далеко она ушла от той себя, какой была всего три месяца назад. Может быть, судьба, которую она определит Новаковичу, подскажет.

Глава 13

Саймон первым увидел ее. Элла обозревала бар с верхней ступеньки лестницы уже секунд тридцать или даже больше, пока не заметила, что дядя машет ей утрированно замедленными движениями, как бы выводя из ступора. Она рассмеялась, подошла к нему и поцеловала в щеку.

Они сели за столик. Саймон сказал:

— Теперь я вижу, почему ты выбрала «Савой», а не остановилась у нас.

Элла огляделась:

— Понимаю, это не совсем то, но пока я не найду что-нибудь постоянное, сгодится.

Подошел официант.

— Мне «кошачьи лапки», пожалуйста.

— А мне просто колу или минеральную воду.

— Ему тоже «кошачьи лапки», — попросила Элла. Официант улыбнулся и отошел. — Консерватор!

— Жаль, что у тебя не получилось остаться в колледже. Знаешь, если я могу чем-то помочь…

Элла была благодарна за предложение, но знала, что Саймон никогда не сможет помочь в том единственном деле, которое ее интересовало.

— Спасибо. Я не приезжала сюда не потому, что мне было плохо с тобой и Люси. Просто подумала, что настало время собирать камни. Пора стать чуть-чуть более независимой.

Саймон понимающе кивнул.

— Ты вообще планируешь вернуться назад? В колледж?

— Может быть, на следующий год. Посмотрю, как буду себя чувствовать ближе к началу занятий.

Официант поставил на стол орешки.

— Жизнь неожиданно оказалась слишком серьезной штукой, чтобы оставаться в колледже.

— Надеюсь, в следующем году она станет другой.

Принесли напитки. Саймон растерянно посмотрел на экстравагантный бокал и его содержимое.

Элла рассмеялась:

— Безалкогольный. Попробуй!

Он потянул из соломинки и признал свое поражение:

— Да, на самом деле недурно… Ну да ладно. Я подумал, что зря ты убиваешь время, поэтому приготовил для тебя кое-какую домашнюю работу.

Саймон посмотрел по сторонам, потом достал из кейса, стоящего возле стула, папку. Элла никогда не видела кейса ни у него, ни у отца, и невольно удивилась.

— Здесь сведения о разных предприятиях, задействованных в нашем семейном бизнесе. Если у тебя появится настроение какое-нибудь из них посетить, посмотреть, как они работают, это легко устроить.

— Всему свое время. Мне на самом деле интересно, я обязательно посмотрю, только…

— Понимаю. Ты не обязана этим заниматься. Но пора и тебе побольше узнать — просто на всякий случай.

Элла мысленно закончила предложение — на случай, если его не будет рядом, — а вслух сказала:

— Ты думаешь, что мы все еще в опасности?

— Нет!

Ответ прозвучал слишком резко.

— А ведь вполне можем быть. Почему они так старались меня убить, а потом вдруг сдались? И полицейские тоже не знают, угрожает нам что-то или нет. Они сняли охрану, потому что за лето ничего не случилось, но ведь это ничего не значит.

Элла сказала слишком много. Создавалось впечатление, что она давно все обдумала.

— Именно поэтому я хочу, чтобы ты переключилась на что-нибудь еще, — спокойно произнес Саймон. — Вот, просмотри эту папку.

Элла положила папку рядом с собой на банкетку. Неожиданно запиликал мобильник. Девушка ответила, потом посмотрела на дядю и пояснила:

— Агент по недвижимости…

— Ты все еще в «Савое»? — спросил Лукас.

Элла вздрогнула, но Саймон рассеянно блуждал взглядом по закускам.

— А, привет, Питер… Да, сейчас я в «Американском баре» с дядей.

— Ты можешь быть готова через полчаса?

— Полчаса?.. — Она посмотрела на Саймона, и он жестом показал ей, что все в порядке. — Да, вполне.

— Я заеду.

— О’кей. До встречи. — Она дала отбой. — Надо ехать в Кенсингтон смотреть квартиру.

— Не беда, мне все равно пора идти. — Саймон сделал еще глоток и поднял кейс.

— Дядя, не хочу повторяться… но ты никогда не задумывался: а что, если они все еще здесь? Неужели тебе не приходило в голову, что убийцы просто тянут время, перед тем как еще раз напасть на нас?

Он слегка нахмурился.

— Люс, если честно, довольно сильно беспокоится. Можешь себе представить. Каждую ночь она два-три раза вскакивает проверить, как там ребята. Хотя, по-моему, кто бы ни хотел смерти Марка, сейчас он должен понимать, что расплатился сполна. Ему должно хватить соображения, что если убьют тебя или меня, легче никому не станет.

— А ты сам не думал о том, чтобы отомстить?

— Конечно, — ответил Саймон, придав лицу выражение горделивой скорби. — Ирония в том, что людей, которые это устроили, мог знать Марк. В отличие от нас. Наша единственная надежда на справедливость — это полиция, какой бы она ни была. Не стоит думать о мести.

Элла кивнула и почувствовала вину за то, что держала Лукаса в секрете от дяди. Ей тоже известны все расхожие представления о мести, жажда которой никогда не поможет достичь цели и добиться справедливости. Но Элла заблудилась на тропе войны и теперь обязана узнать, кто убил ее семью. А как только она узнает, как же ей не возжелать, чтобы подлые твари страдали за все, что совершили?

Раньше Элла думала, что жаждет правосудия, однако Лукас раскрыл ей глаза: это заблуждение, тонкое, как папиросная бумага. Правосудие, даже если оно свершится, обернется тюремным заключением, а его всегда будет недостаточно.

Убийцы должны умереть.

Лишь через минуту после того, как Элла села в машину Лукаса, до нее дошло, что это его «мерседес» из Швейцарии.

— Вы приехали сюда на машине? В смысле, в Англию?

— Очень приятная поездка, тем более что по пути надо было навестить пару знакомых.

Элла окинула взглядом салон, вновь почувствовав странную связь с миром Лукаса. Открыла бардачок, где лежали компакты, и вместо прежней коллекции обнаружила новые диски.

— Изучаете французский?

— Пытаюсь. C’est tres difficile.[2]

Элла недоуменно посмотрела на Лукаса: он еще ни разу не удивил ее способностью менять привычный уклад вещей. Она уже собиралась расспросить его по этому поводу, когда Лукас осведомился:

— Разве тебе не интересно, почему я позвонил и куда мы едем?

— Я полагала, что вы что-то выяснили.

— Я нашел парня, который убил твою семью. Везу тебя к нему.

— Уже?..

Элла не могла поверить собственным ушам. После целого лета бездеятельности и разочарования она не ожидала, что Лукас добьется результата меньше чем за неделю. Она даже не была уверена, готова ли к этому.

— Я не нашел того, кто заказал убийство. Я нашел того, кто его совершил. Но он приведет нас к следующему звену в цепочке, и так далее.

Захотелось попросить его повернуть назад, к гостинице, чтобы передать убийцу полиции, и пусть они отслеживают всякие звенья, а сама она обо всем забудет… И все-таки Элла желала посмотреть на последнее лицо, которое увидел ее брат, лежа в своей постели. Ей хотелось взглянуть в эти глаза и попытаться хоть что-то понять.

— Где он?

— В заброшенном локомотивном депо. Я бы не выбрал такое место, но у парня, который на меня работает, есть мелодраматическая жилка.

— Вы удерживаете его силой?

— Вряд ли он принял бы наше приглашение.

— Он сопротивлялся?

— Нет, просто… мы просто привезли его туда. Это боснийский серб, зовут Васко Новакович, в Лондоне уже семь лет, вольный стрелок.

— Он что-нибудь рассказал?

— Я еще с ним не разговаривал.

— А расскажет?

— Кто знает? — произнес Лукас и сделал довольно долгую паузу. — Кстати, я ошибался. У твоего отца не было врагов.

— Но…

— Я имею в виду с прошлых времен. Тот, кто это сделал, скорее всего из его непосредственного окружения, обиженный работник или… Короче, кто-то очень близкий к нему.

Трудно было представить, что некто, знавший отца или работавший с ним, мог так его ненавидеть. Конкурент — да. Кто-то, кому он неумышленно перешел дорогу в прошлом, — да. Только не близкий человек. Ее отец не способен вызвать подобную ненависть. Заказчик убийства должен быть посторонним — таким же посторонним, как тот, к которому ее сейчас везет Лукас.

— Боюсь, вы снова ошибаетесь. То есть вы определенно не можете знать обо всех его прошлых связях, знать всех его конкурентов и соперников. Подумайте, какими предприятиями и компаниями владел отец!..

Элла вспомнила о папке, переданной Саймоном, и решила заняться ее изучением, как только вернется в гостиницу.

— Я просто не могу представить, что это его работник.

— Может быть, и нет, — уклончиво произнес Лукас и надолго замолчал.

Ясно, что человек, к которому она едет, — такой же киллер. Возможно, вместо того чтобы проделать работу холодно и бесстрастно, от совершенных убийств он получал удовольствие.

Они пересекли огромный пустырь, прежде чем перед ними возникло старое локомотивное депо с разбитыми окнами и провалившейся крышей.

Лукас припарковался рядом с уже стоящим «рейнджровером». Они вышли из машины. Ярдах в пятидесяти позади быстро прогрохотал поезд. Интересно, из поезда их сейчас заметили?.. Шальная мысль заставила Эллу осознать, что сейчас она переступила грань закона и стала именно тем человеком, которого в ней подозревает полиция.

Элла последовала за Лукасом в депо. В развалины свободно проникал дневной свет; сорняки и одинокие буддлеи тут и там пробивались в бетонном полу среди разбитого стекла.

Посреди помещения стоял молодой мужчина — темноволосый, худощавый, в черном костюме и белой рубашке. Потребовалось еще мгновение, чтобы заметить второго человека, сидящего на земле; его руки были скованы за спиной наручниками. Выглядел он совершенно подавленным: волосы взъерошены, лицо в ссадинах. Футболка грязная, в пятнах крови. На вид совсем юнец. Лукас говорил, что в Лондоне он уже семь лет, и Элла представляла его постарше.

— Элла, это Дэн Боровски. Дэн, это Элла…

Парень в черном костюме улыбнулся. Ему было примерно столько же лет, сколько и сидящему. Симпатичный, но Элле сразу стало не по себе, так он напоминал стандартный киношный стереотип того, кем он и являлся — наемным убийцей или гангстером, в общем, лицом из преступного мира.

— А это Васко Новакович.

Лукас повернулся к Дэну:

— Спасибо. Я позвоню.

— Не беспокойся. — Дэн посмотрел на Новаковича, потом снова на Лукаса. — Он слышал обо мне, но не знает о тебе. Как такое может быть?

Лукас удивленно пожал плечами, после чего Дэн ушел. Под шинами «рейнджровера» захрустел гравий, потом проехал еще один поезд.

— Подойди. Посмотри на него поближе.

Элла подошла. Новакович взглянул на нее, потом снова отвел глаза.

— Я не сделаю тебе ничего плохого. Все, что нам нужно, — это информация.

Парень недоверчиво взглянул на Лукаса.

— Марк Хатто, его жена и сын… Откуда поступил заказ?

Новакович кивнул, будто говорил сам себе: знал ведь, что эта работа доведет до беды… Тщательно взвешивая слова, он произнес:

— Бруно Бродски.

Лукас самодовольно улыбнулся, хотя Элла не могла понять почему.

— Спросите его, зачем он убил моего брата.

Новакович удивленно взглянул на девушку, словно только сейчас понял, что она стоит здесь не просто так.

— Ему не нужно спрашивать. Я хорошо говорю по-английски. — Он поколебался, прежде чем продолжить. — Мне заплатили за трех человек — твоего отца, мать, брата.

— Ему было всего семнадцать, — сказала Элла.

На Новаковича это не произвело никакого впечатления.

— Я делаю то, за что мне платят. Бродски говорит мне — убей мальчика, и я убиваю мальчика. Бродски говорит мне убить тебя, я убиваю тебя.

Казалось, Новакович почти злорадствует, и Элла почувствовала, как в душе закипают отвращение и ненависть. Когда она увидела его здесь, такого беспомощного, у нее мелькнула надежда, что он будет полон раскаяния, и у нее, возможно, даже получится простить этого человека…

Но ему совершенно безразлично, что он сотворил с ней и ее семьей. Похоже, он даже получает некое извращенное удовольствие.

Элле стало нехорошо. Она поняла: даже после того, как Лукас убьет его, память об этом самодовольном высокомерии стереть не удастся.

— Ладно, Элла, пойдем.

Новакович и девушка с удивлением уставились на Лукаса. А тот продолжал:

— Он всего лишь исполнитель, а не настоящий убийца. Как ни трудно, ты должна понять разницу — здесь месть неуместна.

Элле потребовалось время, чтобы осознать абсурдность ситуации. Она думала о родителях, о Бене, таком красивом в гробу, и каждой клеточкой своего существа чувствовала, что хочет смерти этого монстра. Даже понимая, что такой финал не принесет ей удовлетворения.

— Убейте его.

— Что ты собираешься делать, Элла? Убивать каждого, кто имел отношение к контракту?

— Только его, Лукас. Я заплачу вам… Как я могу оставить его жить, зная, что он сделал? Как я могу?..

Лукас не ответил.

— Вы говорите, что для него это всего-навсего работа. Что ж, пусть это будет такая же работа для вас. Я заплачу, какой бы ни была цена. Вы должны убить его. Вы должны!..

— Я уже говорил раньше, никаких денег.

Элла даже не заметила, как он достал пистолет, только услышала оглушающий звук выстрела, такой громкий, что вздрогнула.

Придя в себя, она посмотрела на Новаковича. Тот лежал на спине: тело напряжено и согнуто из-за скованных за спиной рук, рельеф мышц выделяется под майкой. Это напомнило ей одну из статуй Микеланджело, которую она видела в Италии. Умирающий раб. Не похоже было только лицо — окровавленное, лишенное формы, уже не человеческое.

Уничтожение единственного реального свидетеля последних моментов жизни ее семьи принесло большее удовлетворение, чем ожидала Элла. А еще она поняла, что борьба между стремлением к справедливости и местью была фарсом.

И то и другое. Ей хочется справедливости для ее семьи, но в душе она желает мстить, и оба чувства измеряются по одной и той же шкале, достигаются одними и теми же средствами. И хотя Элла нарушила закон, она знала, что поступила правильно.

Новакович был мертв, однако теперь девушка почувствовала непреодолимое желание ударить его, плюнуть ему в лицо или сделать то, что сделал Лукас, — влепить в него еще одну пулю. Какой-то части ее естества хотелось почувствовать, на что это похоже, но еще больше Элла жаждала хоть каким-то образом обозначить для самой себя первый акт мести. От этой мысли она ощутила смесь стыда и возбуждения. Ей нужно, чтобы у нее на руках осталась его кровь.

Лукас все еще держал пистолет у бедра. Элла протянула руку и спросила:

— Вы не против?..

Он удивился, даже посмотрел на труп, чтобы убедиться, действительно ли Новакович мертв. Потом подал Элле пистолет.

Держа оружие обеими руками, она навела его на окровавленное месиво, в которое превратилась голова Новаковича. Элла закрыла глаза, но когда стала нажимать на спусковой крючок, заставила себя открыть их.

Звук выстрела и отдача потрясли ее: она даже не заметила, попала ли куда-нибудь. Лицо трупа совершенно не изменилось, поэтому она обернулась к Лукасу и спросила:

— Я попала в него?

Он кивнул и протянул руку, чтобы забрать оружие.

— Спасибо. Понимаю, вы поражены… — Неожиданно Элла почувствовала страшную слабость и замолчала, не закончив фразы, охваченная ознобом и бурей эмоций. Она попыталась взять себя в руки, не желая, чтобы Лукас подумал, будто это имеет отношение к смерти Новаковича. — Я должна была это сделать…

Больше она ничего не смогла сказать.

— Конечно.

Лукас спрятал пистолет и пошел прочь.

Когда они уже сидели в машине, он промолвил:

— Никогда больше не проси меня об этом.

— Я думала, именно для этого мы сюда и приехали. И я ничего не просила сделать ради меня; я просила ради моей семьи.

— И все-таки никогда не обращайся ко мне с такой просьбой. Я больше не убиваю людей.

Он завел двигатель.

— А если мы найдем человека, который…

— Я сделаю исключение, только одно. Это месть, а не терапия. Приведи в порядок нервы. Запишись в спортзал.

— Извините.

Элла не была уверена, что на самом деле извиняется, разве только ощутила неловкость от мысли, что могла вызвать его неодобрение. Не зная, чего, собственно, ожидал от нее Лукас, она все равно чувствовала себя неловко, будто сделала что-то не так.

Пытаясь продолжить разговор, она заметила:

— Вы выглядели довольным, когда он сказал вам, кто его послал.

— Бруно Бродски. Посредник — устраивает всякие сомнительные дела. Живет в Будапеште. Некоторые из людей такого сорта бывают весьма скользкими, но я давно знаю Бруно. Он расскажет нам все, что ему известно.

— То есть мы собираемся в Будапешт?

— Незачем ехать вдвоем. Я думал, тебе захочется посмотреть на убийцу. — Тут он рассмеялся. — Боже мой, тебе ведь действительно захотелось его увидеть… Однако встречаться с Бруно нет никакой необходимости.

— Я буду просто сидеть и психовать, если останусь. А я хочу услышать, что он скажет, потому что хочу понять. Мне нужно все узнать самой.

— Ладно. Если ты уверена, что действительно этого хочешь, тогда нет повода не поехать. И все же предупреждаю: и не думай просить меня убить Бродски. Он всего лишь посредник. И поможет нам узнать, кто заказал убийство. Учти.

— Я учту.

Машина тронулась с места, и Элла облегченно вздохнула.

Появилось ощущение странной удовлетворенности, завершенности. Что-то изменилось, произошел какой-то сдвиг. Впрочем, у Лукаса, похоже, есть какие-то сомнения; наверное, это из-за желания защитить ее. Но она уверена, что он не подведет. Не имеет права, потому что Элла твердо решила: эти люди заплатят. Все как один.

Нет никаких оснований делать исключение для Бруно Бродски или кого-либо еще.

Глава 14

Лукас сидел в лимузине.

Самолет Эллы из Лондона уже прибыл, она скоро выйдет. Он подумывал о том, чтобы увидеться с Бруно до ее приезда, но все же остановил себя. Поведение Эллы с Новаковичем поразило Лукаса, однако не могло послужить причиной для вывода ее из игры.

Лукас попытался представить себя на ее месте. Она вела тихую и спокойную жизнь, и вдруг эту стабильность грубо разрушают. Вполне возможно, она имеет право жаждать отмщения. Но родилась-то эта жажда из любви, любви к родителям и брату, а вот этого он никак не может объяснить.

Только ради двух человеческих существ в мире Лукас смог бы так же отчаянно жаждать мести, причем одно из них не переносило одного его вида, а другое даже не подозревало о его существовании. Да, собственное положение не давало ему права осуждать Эллу за проявление жестокости.

Дверь открылась, и девушка, улыбаясь, забралась на заднее сиденье — со словами приветствия и рассказом о том, как прошел полет.

По дороге в Будапешт они болтали о перелете и о городе. Когда они подъехали к отелю, Элла сказала:

— Я только быстренько приму душ и избавлюсь от сумок. Полчаса. Не очень долго?

— Конечно. Буду ждать здесь.

Холл гостиницы оказался современным и просторным. Лукас сел в дальнем конце, рядом с двумя большими иллюминаторами в стене, за которыми находился аквариум с кораллами и тропическими рыбками. Некоторое время он наблюдал за бизнесменами и богатыми туристами, занимавшими соседние места. Когда на них смотреть надоело, Лукас повернулся к коралловому рифу.

Несколько минут он разглядывал его, пока не понял, что перед ним не один большой аквариум, а два отдельных резервуара, и зеркальное отражение в смежных стенках создает впечатление бесконечности.

Вот крупная серебристая рыба, меланхолично шевеля желтыми плавниками, туповато пялится на собственное отражение. Она — единственная в своем роде в этом аквариуме, но в соседнем, оказывается, плавает точно такая же, и подобная изоляция выглядела совершеннейшей жестокостью.

Ни одна из этих рыб — не важно, насколько развита их чувствительность — не имела ни малейшего понятия о втором аквариуме, не говоря уже о том, что где-то далеко существуют тропические океаны. Это раздражало Лукаса, а когда он оглянулся на окружающих его людей, ни один из которых не обратил на него внимания, раздражение лишь усилилось.

Он прочитал достаточно книг, чтобы знать, почему его беспокоит этот метафорический образ его собственной жизни — жизни как таковой. От этого она не перестала его раздражать меньше — как, впрочем, не перестала быть менее реальной. Лукас почувствовал беспокойство, странное волнение, словно внезапно понял, что ему не хватает времени, что с каждой проходящей минутой его самого становится все меньше и меньше.

Тем не менее — вот он, решивший отказаться от большого мира, который продолжает тянуть к себе. Сидит в холле отеля в Будапеште и ждет встречи с Бруно Бродски. Как будто вычеркнул из жизни последние четыре года, по ходу дела оправдав Мэдлин за то, что она от него отказалась.

Элла успела переодеться. Лукас сразу узнал юбку, напоминающую саронг, — ту, которую они купили во Флоренции и которая была на ней в поездке по Швейцарии. Тогда он почувствовал неожиданное возбуждение. Теперь же создавалось ощущение, что от девушки исходит запах болезни.

— Хороший денек, — сказал Лукас. — Полагаю, до Бруно можно пройтись пешком.

— Отлично, гулять так гулять.

Взгляд Эллы скользнул по аквариумам, и на секунду Лукас решил, что она что-то скажет по этому поводу, но девушка равнодушно отвернулась. Вот в чем дело, подумал он. Люди даже и не думают интересоваться рыбами: для них они — составная часть расслабляющего дизайна помещения.

Ему захотелось тут же вытащить пистолет и кого-нибудь пристрелить.

Прогулка до Бруно оказалась приятной: теплая погода, город, полный света и жизни. Элле Будапешт тоже понравился; она заглатывала его, как настоящий турист, восторженно показывала пальцем на достопримечательности и смеялась. Мимолетное напоминание о девушке, которую Лукас встретил в начале лета, о девушке, которую поглотило всепоглощающее несчастье.

Неожиданно она произнесла:

— Мы с Крисом именно сюда собирались съездить летом.

— Знаю.

— Ну конечно, — рассмеялась Элла. — Если бы вы мне тогда сказали, что именно таким манером я попаду в Будапешт!.. Чем-то напоминает «На маяк» Вирджинии Вулф.

Он кивнул.

— Вирджиния Вулф! Боже, как я рад, что она умерла.

Элла снова рассмеялась.

— Кстати, мы уже пришли.

Когда он нажал кнопку звонка у двери квартиры Бруно, она сказала:

— Вы точно знаете, что он здесь? Может, его нет дома?

Лукас долго ждал, пока на другом конце поднимут трубку интеркома, потом покачал головой.

— Насколько мне известно, Бруно не выезжал из города уже лет двадцать пять — с тех пор как умерла его жена. Он ходит к ней на могилу каждое утро, без исключений.

— То есть он старик?

Лукас не сразу сообразил, из чего она сделала такой вывод.

— Нет-нет. Его жена умерла, когда они были совсем молодыми. Ему сейчас всего около пятидесяти.

Элла кивнула в сторону интеркома:

— Непохоже, чтобы он был дома.

— Верно.

— Как она умерла?

— Не знаю. Никогда не спрашивал.

Лукас посмотрел по сторонам, будто гадая, какое из прибежищ Бруно проверить первым. Подсказкой послужило тепло солнца.

— Терраса кафе в «Геллерте»,[3] вот где он должен быть в такой день.

Когда они тронулись в путь, Элла спросила:

— Кажется, вы достаточно хорошо знаете этого Бруно, верно?..

— Я знаю распорядок его дня.

Впрочем, он уже начал сомневаться. Наверное, прежде чем отправляться сюда, следовало бы сначала кое-что проверить, дабы не выглядеть любителем.

Они поймали такси, а выйдя из машины у «Геллерта», Лукас понял, что сомневался в себе зря. Бруно сидел на террасе слева от главного входа и разговаривал по телефону. Что ж, бизнес есть бизнес.

Бруно немного похудел, хотя так и остался крупным и широкоплечим. Волосы поредели, однако были совершенно черными, словно их постоянно подкрашивали. Вполне здоровый вид, загорелый и спокойный.

При их приближении он все еще продолжал говорить по телефону, потом, подняв глаза и заметив Лукаса, что-то пробормотал в трубку и дал отбой.

Лукас представил себе, о чем он думает, и поразился, насколько хорошо при данных обстоятельствах Бродски держит себя в руках.

Бруно не произнес ни слова, пока Лукас не дошел до стола, а потом сказал просто:

— Ты пришел сделать то, о чем я думаю?

Фраза почти заставила Лукаса почувствовать ностальгию по прошлому, по власти, которую он имел над людскими жизнями.

— Нет. Как поживаешь, Бруно?

Нервозность Бродски проявилась только сейчас: когда он потянулся за стаканом чаю со льдом, его руки дрожали, искаженная улыбка гуляла по дергающемуся лицу.

Когда они сели, подошла официантка, и Лукас попросил ее:

— Чай со льдом для меня, пожалуйста.

— Два, — добавила Элла.

Бруно наконец рассмеялся:

— Лучше бы ты сначала позвонил!

— Не думаю, что это имеет смысл. Согласен?

— В принципе да. Я ничего о тебе не слышал вот уже больше двух лет, и тут сорока на хвосте приносит мне новость по поводу того, что ты вмешиваешься в одну из моих работ в Италии. Три хороших человека.

— Они оказались не так уж хороши.

Бруно пожал плечами:

— Вполне возможно. Два албанца и молодой итальянец — он-то и казался перспективным. Но я ждал телохранителя, а не Лукаса.

— Ты знал, что у нее будет телохранитель?

Бруно на секунду смутился.

— До начала работы — нет, но кто-то ведь уложил албанцев. И вряд ли это сделал обычный прохожий.

— Да, кстати. — Лукас широким жестом указал на Эллу: — Вот работа, в которую я вмешался.

Бруно был явно впечатлен.

— Итак, ты — Элла Хатто. Ты красивее, чем на своих фотографиях… Приятно познакомиться.

Он пожал ей руку. Элла чувствовала себя не в своей тарелке, и до Лукаса дошло, насколько весь разговор неуместен.

— Я сожалею по поводу твоей семьи.

— Это ведь вы заказали убийство!

В ее голосе прозвучали неожиданная сила и негодование.

— Я всего лишь передаточное звено, — спокойно произнес Бродски. — Для тебя это может не иметь разницы, но она существует. И мне действительно жаль.

Пришла официантка с напитками. Последовало несколько вежливых фраз, после чего Бруно поднял стакан и сказал Лукасу:

— За бизнес.

— За выход в отставку.

Бруно усмехнулся:

— В отставку?.. Старые бойцы не уходят в отставку, они просто исчезают.

— Кто убил моих родных?

Бродски посмотрел на Эллу, отметив кивком тот факт, что его прервали, и спросил:

— Вы здесь для этого?

— Ну да, мы здесь именно для этого, — усмехнулся Лукас. — Зашли на минутку за одолжением.

— Не знал, что вам должен, — улыбнулся Бруно. — Все было сделано анонимно. Платеж — безналичный, со счета. Впрочем, вам везет. Я узнал номер: понимаете ли, знакомая комбинация цифр. Мне стало любопытно, захотелось выяснить, кто это, и я проверил свои записи.

— Ну и?..

Вопрос задал Лукас, но Бруно, отвечая, смотрел на Эллу.

— Заказ на убийство твоей семьи поступил из Лондона. «Ларсен-Гроль».

Девушка обернулась к Лукасу:

— Вы слышали о нем?

Бруно опередил его:

— Это не «он». «Ларсен-Гроль» — компания, которая занимается обеспечением корпоративной безопасности. Они и прежде несколько раз пользовалась моими услугами — просили подобрать охранников для работы на Востоке. Тогда со мной контактировал человек по фамилии Купер. На этот раз, естественно, никаких имен.

— То есть для этой компании заказ человека — необычное дело, даже при наличии клиента? — спросил Лукас.

— По-моему, да. Впрочем, возможно, что в иных ситуациях они пользуются услугами других ребят, но тогда почему с этой работой они пришли ко мне? Нет, это явное отклонение, которое, как я считаю, облегчает тебе жизнь.

— Может быть, и так, — ответил Лукас. — Номер банковского счета.

— Позвони мне позже. Кстати, Лукас, пожалуйста, веди себя тихо. Будь это обычный клиент, ты понимаешь, я тебе его не сдал бы.

— Разумеется.

Он мельком взглянул на смешанную толпу туристов и местных жителей, неторопливо идущих в сторону термальных бань. Такие беззаботные, с сумками и полотенцами. Лукас не знал, завидовать им или нет.

— Пока, Бруно.

Лукас пожал Бродски руку и встал. У Эллы был ошарашенный вид — это рукопожатие застало ее в момент, когда она делала глоток.

Девушка резко вскочила, но Бруно остался сидеть. Рук пожимать они не стали.

— Если решишь вернуться из отставки, сначала позвони мне, хорошо?

— Для нас обоих лучше, если этого не произойдет.

Лукас немного помедлил, давая Элле шанс что-то сказать — на тот случай, если она захочет. Однако девушка пошла к стоянке такси. Лукас подумал, осознает ли она, насколько Бруно оказался им полезен.

Уже в такси Элла сказала:

— Не думаю, что мне есть смысл здесь оставаться. А вы как считаете?

— Я же говорил, что тебе не нужно приезжать.

— Ладно, ничего страшного. Что теперь?

— Сделаю несколько звонков, выясню насчет «Ларсен-Гроль». Мы подходим все ближе. Бруно здорово нам помог.

Однако Лукас видел, что Элла недовольна. И знал почему: Бруно, счастливый и здоровый, по-прежнему безмятежно сидел на залитой солнцем террасе. Она не понимала, почему его оставили безнаказанным, почему не отплатили за смерть, доставку которой в дом семьи Хатто он так эффективно организовал.

— Что тебя тревожит?

Элла посмотрела в окно на реку.

— Я понимаю: он помог нам, и помню о том, что вы сказали в Лондоне. Но и вы, надеюсь, хорошо понимаете, что именно я чувствую, когда сижу и слушаю, как он шутит с вами по поводу бизнеса. Бизнес!.. Убивать людей — это бизнес?! Как я могу считать, что он невиновен?..

— Если кто-то погибает в авиакатастрофе, ты подаешь иск на авиакомпанию, а не на агента, который продал тебе билет.

— Подам и на агента, если он знал наверняка, что самолет разобьется.

Лукас разозлился на себя за то, что привел такую слабую аналогию. А Элла, кстати, может, и права. Месть и должна быть такой — безжалостной и неотвратимой.

Лукас вспомнил об Изабелл — девочке, о которой слишком мало думал в первые годы ее жизни. И все же, опираясь только на недавние мимолетные воспоминания о ней — идущей по улице, сидящей в кафе с друзьями, — он знал: случись что-нибудь с ней, он тоже возжелал бы страшной расплаты.

Элла желает, чтобы Бруно был мертв, потому что она любила свою семью. А Лукасу нужно сбить ее с этого курса из собственных эгоистичных интересов: ему не хочется оказаться втянутым в это дело дальше, чем он может себе позволить.

— Одного прошу: давай выясним, кто заказал убийство, и сначала разберемся с ними. Отомсти за родных, покарав заказчиков, а после, если все еще будешь считать, что такие люди, как Бруно Бродски, тоже должны умереть, — пусть будет так.

Элла кивнула:

— Ладно. Только дайте мне пистолет, чтобы был у меня в номере сегодня ночью, как тогда.

— Тебе не нужно оружие, — ответил Лукас, забеспокоившись, как бы ей не пришло в голову проделать все самой.

— Откуда вы знаете? Насколько нам известно, заказ на мою голову еще никто не отменял. Бродски в курсе, что я в Будапеште. Чем не шанс выполнить незаконченное дело?

— Сомневаюсь. Но если настаиваешь, я принесу его тебе в номер, когда вернемся. Кстати, не хочешь еще чем-нибудь заняться вечером? Речная прогулка, опера, ужин…

Элла улыбнулась:

— Думаю, что я поужинаю у себя в номере и пораньше лягу спать. Завтра у меня будет еще несколько часов до отлета, смогу побродить по городу.

— Конечно.

Она откровенно лгала, и это огорчало Лукаса и подогревало его подозрения по поводу того, что она лжет ему с тех самых пор, как обратилась за помощью.

Ожесточение вынудило Эллу требовать смерти Новаковича. Но не было ли ее желание после всего выстрелить ему в голову только необходимостью потренироваться, хладнокровной репетицией будущих актов возмездия?..

— Лукас?..

Он повернулся к ней. Ее взгляд был одновременно и дерзким, и невинным, как в тот первый раз, когда они встретились.

— Если бы вам заплатили за то, чтобы убить меня, вы бы сделали это?

— Четыре года назад — без всякого сомнения. Позже я стал более разборчивым, потом вообще вышел из игры. Помощь твоему отцу — особое одолжение. Вот так.

Лукас подумал, что она осмысливает его слова — может быть, даже скажет спасибо, — однако Элла спросила:

— А что случилось четыре года назад?

Он улыбнулся, зная, что эпизод слишком незначителен, чтобы о нем говорить. Дело было в цюрихском универмаге, переполненном накануне Рождества. Неожиданно он почувствовал в руке крошечную ладошку. Это маленькая девочка взялась, как ей показалось, за папину руку. Папа увидел, что произошло, и, улыбнувшись, сказал что-то по-немецки — что именно, Лукас не понял.

Вот и все. Нелепый маленький эпизод. В такие ситуации люди попадают ежедневно, не придавая им никакого значения. Но эффект воздействия на Лукаса был настолько сильным, что, учитывая незначительность повода, его можно было даже стесняться. Впрочем, не так важно, насколько сентиментальна первопричина, важно, что Лукас оказался таким восприимчивым.

— Ничего не случилось. Просто я решил изменить свою жизнь.

И все-таки ему хотелось предупредить Эллу, что все не так просто: его слова могли бы подтвердить и Бруно Бродски, и ее отец. Если куда-то войти, всегда остается путь назад; сложность состоит в том, чтобы, выйдя, суметь остаться снаружи.

Однако Лукас чувствовал: Элла зашла слишком далеко. Поэтому, когда они вернулись в отель, вместо того чтобы вести душеспасительные беседы, он дал ей пистолет, а чуть позже позвонил Бруно, чтобы уточнить необходимую информацию и предупредить, что к нему идет Элла.

Лукас подождал, пока она ушла, еще раз позвонил Бруно, потом заказал поесть. Затем занялся работой — сел на телефон, чтобы по возможности побольше узнать о «Ларсен-Гроль»: еще одно срочное дело, с которым хотелось разобраться до того момента, как его общение с Эллой начнет привлекать внимание.

Она постепенно делает из себя существо, присутствие которого вот-вот заменит прежний мир Лукаса; ему не хочется быть свидетелем того, как это произойдет. Он так долго старался покинуть тот мир, а теперь усилия могут оказаться напрасными — теперь, когда в круге света он может оказаться вместе с Эллой Хатто.

Глава 15

Элле было нехорошо, когда она садилась в такси. Нахлынуло страшное чувство вины — будто каждому, кто ее видел, достоверно известно, что именно она задумала сделать, что в сумочке у нее — пистолет. Швейцар сказал таксисту, куда ехать, и тот улыбнулся, повторив слова «Alkotmany utka»[4] с таким видом, будто даже знал, что у нее на уме.

Ей было очень страшно, но иного выхода не оставалось. Лукас ведет себя как бюрократ, он настолько опутан паутиной мирка, в котором живет, что за условностями уже не способен разглядеть реальность. Подумаешь, непререкаемое правило — не трогать таких людей, как Бродски, только потому, что они посредники! Будь на свете меньше подобных этому Бродски, покупать смерть было бы не столь легко. Не факт, что ее семья осталась бы в живых, если бы Бруно не существовало. Зато ясно другое: они мертвы, потому что он есть.

Ему назвали цели — мужчина, его жена, дочь, семнадцатилетний сын. Вместо того чтобы отшатнуться в ужасе, он обсуждает цены. Бруно и сам убил бы их, на его руках не меньше крови, чем на руках Новаковича или того человека, кровного врага отца.

Повернув на усаженную деревьями улицу, таксист спросил:

— Номер?

— Остановите здесь.

Элла не знала номера дома. Кроме того, ей не хотелось, чтобы водитель увидел, в какую сторону она направляется.

Дождавшись, когда такси отъехало, Элла пошла по улице.

Первое здание показалось ей знакомым, однако на панели с кнопками звонков не было фамилии Бруно. Она миновала еще пару домов, прежде чем нашла то, что искала.

Элла открыла сумочку. Увидела пистолет, при виде которого в животе начинало покалывать, затем подняла дрожащую руку и нажала кнопку, думая, чего больше боится: убить Бруно или оказаться не в состоянии это сделать.

— Да?..

Она подошла ближе к интеркому:

— Мистер Бродски, это Элла Хатто.

— Верхний этаж, — сказал он и нажал кнопку замка.

Она прошла первый пролет лестницы, после чего обнаружила старый лифт, на котором и преодолела оставшуюся часть пути. Дверь Бруно оставил открытой. Она постучала и зашла в небольшую неубранную прихожую.

— Я здесь, Элла.

Девушка прошла через кухню в гостиную, обратив внимание на высокие потолки с желтой и кремовой лепниной, свидетельствующей о том, что когда-то это был очень богатый дом.

В комнате горели маленькая лампа и несколько больших свечей, огоньки которых плясали на сквозняке. Бродски сидел слева от входа на одном из двух современного вида диванов, поставленных перпендикулярно друг к другу в углу. Перед ним на кофейном столике стояли бутылка вина и бокалы, а мебельную композицию завершала пара кресел.

Элла встала позади одного из них, посмотрела на вино, на бокалы и поняла, что Бруно ожидал гостей. Подняла голову. Вид у Бродски был огорченный.

— Так быстро? На то, чтобы подумать, не хватает времени? А как же здравый смысл?..

Сначала она не поняла, что он имеет в виду: мозгу понадобилась пара секунд, чтобы начать соображать. Элла вынула пистолет, пока шла через кухню, и теперь ствол был направлен на Бродски.

Бруно улыбнулся, будто собирался что-то сказать, а ей не хотелось, чтобы он говорил. Не хотелось слушать про здравый смысл и вообще думать о нем, как о человеческом существе.

Элла подняла пистолет и прицелилась ему в середину груди. Зная, что руки у нее дрожат, приготовилась к отдаче и нажала на спусковой крючок.

Ничего. Она нажала снова, чувствуя приближение паники и продолжая смотреть ему в грудь, но не в глаза.

— Элла, он не заряжен.

Она услышала, но снова и снова нажимала на спусковой крючок.

— Элла, мне позвонил Лукас. Он сказал, что ты приедешь. И что пистолет не заряжен.

Девушка посмотрела на оружие. Непонятно, зачем Лукасу понадобилось предавать ее? Она отошла назад, осматривая комнату в поисках какой-либо защиты. Бродски не двигался. Продолжая благожелательно улыбаться, он сказал:

— Пожалуйста, присаживайся. Я открыл бутылку чудесного красного вина. Выпей со мной стаканчик и расскажи, почему тебе так хочется, чтобы я умер.

Бродски наполнил бокалы. Нет, Лукас не предавал ее, просто он распознал, что она сама намерена предать его доверие, и вмешался. Возможно, он надеется, что если она поговорит с Бродски, выпьет с ним по бокалу вина, то начнет смотреть на вещи его глазами.

— Вы убили моих родных.

Он спокойно кивнул:

— Да. Как ни крути, вполне вероятно, что если бы не я, они могли бы быть еще живы. У тебя есть право на гнев. Прошу.

Он жестом показал на кресла, и Элла неохотно села. Положила пистолет обратно в сумочку и взяла предложенный бокал.

— Ну? Так почему я не должна вас убивать?

— Потому что в этом нет смысла, — сказал Бруно и сделал глоток. — Я могу понять, почему тебе хотелось смерти Новаковича. Да, Лукас рассказал мне и об этом: ведь именно он нажимал на спусковой крючок. Ты хотела, чтобы Новакович был мертв, потому что бедняга поступил слишком профессионально: не передумал, увидев твою семью. Я также могу понять, почему ты хочешь убить человека, который сделал заказ. Это достаточно справедливо. А я… я всего лишь посредник. Мое преступление — свести людей, которые хотят убить, с людьми, которые в состоянии это сделать. Я не думал плохо о твоей семье — я вообще о ней не думал.

— Не понимаю, в чем вы хотите меня убедить.

Бруно улыбнулся:

— Мне было бы легче объясниться по-немецки.

— Вы немец? Я думала, венгр.

Она разозлилась на себя за вопрос: ей не нужны детали.

— Нет. Я сам из-под Дрездена, с востока. Это жена моя была венгеркой.

— Лукас сказал, что она умерла молодой.

— Она не умерла, ее убили. Летом семьдесят седьмого. За одно лето трех женщин изнасиловали и задушили. Она была второй. Убийцу так и не нашли, но когда лето кончилось, нападения прекратились. — Бродски сделал большой глоток. — Да, я понимаю, почему ты хочешь, чтобы меня не стало. В то лето я тоже желал, чтобы все были мертвы. Мне хотелось убивать полицейских за то, что они бездействуют. Хотелось убивать людей за то, что они счастливы… Я не мог добиться того, чего хотел больше всего: чтобы убийца был мертв.

— Мне очень жаль, — сказала Элла и попробовала вино.

— Ты все еще не знаешь, как тебе повезло. Ты обязательно найдешь своего убийцу. Все получится — у тебя есть Лукас.

Элле стало неловко, что имя Лукаса упоминают в таком контексте. Он — единственный человек, на которого она может положиться, и ведь он помог ей дважды. Плохо, что теперь Лукас будет смотреть на нее другими глазами — после того как она его обманула и пришла сюда с оружием. Впрочем, вполне вероятно, что это может и поднять ее рейтинг: ведь не исключено, что Лукас, со своим перекошенным взглядом на мир, принимает ложь за добродетель.

— Вы давно знаете Лукаса?

Бродски пожал плечами:

— Думаю, дольше, чем кто-либо другой. Пожалуй, достаточно давно, чтобы быть его другом.

— Расскажите мне о нем.

Бруно допил вино и налил себе еще.

— Что я могу рассказать о Лукасе? Во-первых, пусть тебя не обманывает его акцент. Он не англичанин, он родезиец.

— Кто?..

— Родезиец, — повторил Бродски, будто удивившись ее невежественности. — Родезия. Сегодня эта страна называется Зимбабве. А до 1980 года была Родезией. Он именно оттуда. О своей жизни там он не распространяется. Еще одно: Лукас обычно утверждает, что не говорит на других языках. Так вот, это вранье. Он говорит на одном из африканских диалектов, и довольно неплохо. — Бруно усмехнулся.

— Ты не знала? Иногда Лукас ради шутки разговаривает на нем, когда напьется. Еще немного владеет африкаанс. Лукас уехал из Родезии совсем молодым, до предоставления ей независимости. Южная Африка, Намибия, Ангола. Думаю, ему было двадцать три года, когда он приехал в Европу, но у него уже имелась репутация. Мне нравилось работать с ним. Лукас был хорош. Готов убить кого угодно. Он убил бы твоего брата. Убил бы и тебя.

Элла была не в силах воспринять информацию, которая на нее обрушивалась. Получается, она видела некую карикатуру на человека, созданную ее неумением общаться и его собственными причудами, а теперь Бродски рисует перед ней образ реальной и непростой судьбы.

Впервые после встречи с Лукасом ей захотелось познакомиться с ним поближе, услышать, как он приоткрывает завесу над своим прошлым. Но от этого желания Элле стало грустно, потому что она встала на путь, который неизбежно увеличит расстояние между ними, и Лукас скорее всего исчезнет из ее жизни.

Когда-то Лукас был готов убить кого угодно и когда угодно, но с тех пор здорово изменился. Он не хотел убивать Новаковича, а теперь не хочет, чтобы прикончили Бродски. Элла видит, как он борется со своим прошлым, однако сама она может только затянуть его обратно. Только это уже не в ее власти: выбор сделан другими, включая человека, сидящего напротив, и Элла не успокоится, пока они все не заплатят сполна.

Безусловно, Бродски — прекрасный собеседник, он может много рассказать о Лукасе. Помочь ей информацией. Вероятно, он не лишен привлекательных сторон, но такими же были и те, смерть которых он организовал. Она пришла сюда, чтобы убить его, и будет виновата, если предаст свою семью.

— То есть вы жили здесь в коммунистические времена?

— Я всю свою жизнь прожил при коммунизме. Я сам был коммунистом.

— Расскажите мне, каково это.

Элла задавала нужные вопросы, подталкивала к долгому разговору. Она смотрела, как Бродски пьет, отчаянно стараясь придумать, как его убить. С пистолетом было бы легче, но Лукас лишил ее этой возможности. Элла не была уверена, что сможет зарезать его ножом. Возможно, ей все же удастся лишить его жизни каким-нибудь иным способом…

Нужно лишь дождаться, пока он не опьянеет достаточно, чтобы реакция замедлилась. Элла понемногу отпивала из бокала и не возражала, чтобы его доливали, а вот сам Бродски пил быстро и много и уже нетвердо стоял на ногах, когда поднялся за второй бутылкой.

— Вы не рассказали, как попали в Будапешт, — громко сказала она, пока он нес вино из кухни.

Элла не слышала ответов, ее мозг лихорадило от внутреннего диалога, от попыток придумать, как убить врага. И все же полностью сосредоточиться не получалось. Ведь она думала о том, как прикончить человека, как лишить его жизни.

Язык Бродски начал заплетаться, и Бруно заснул еще до того момента, как закончилась вторая бутылка.

Вот оно: перед ней открылась возможность, однако Элла все еще не решила, как все провернуть. Чтобы избавиться от тошноты, замешательства и чувства ответственности за то, кем становится, она подошла к окну и посмотрела вниз.

Так она простояла несколько минут, пока не услышала чей-то возглас, всего одно слово, почти потерявшееся в шуме деревьев. Элла напряглась, пытаясь увидеть, откуда донеслось восклицание, и вдруг увидела мальчишку, стоящего на противоположной стороне улицы.

Мгновенная вспышка счастья узнавания ослепила ее — чтобы тут же исчезнуть. Конечно, парнишка не мог быть Беном, разумеется, нет… Хотя и немного похож, даже по манере одеваться. Впрочем, он стоял слишком далеко, чтобы разобрать детали. Мальчик медленно поднял руку и помахал ею.

По спине Эллы пробежали мурашки: смесь осознания, что тебя узнали, и призрачного сходства парнишки с Беном. Она подняла руку, чтобы махнуть в ответ, когда вдруг услышала второй голос.

Появление второго подростка в окне одной из соседних квартир привело ее в замешательство. Он выкрикнул еще несколько слов своему приятелю, прежде чем снова исчезнуть в окне. Мальчишка на улице не видел ее, никто не видел ее, Бен — мертв… Бродски тоже должен умереть.

Элла закрыла окно, потом зашла в кухню, не глядя на Бруно. Времени на брезгливость нет: пусть это будет нож. Она закроет глаза, подумает о том, что сделал Бродски, и проткнет его насквозь. Она сможет, она должна это сделать.

Элла открыла пару ящиков: ящик с ножами грохнул так громко, что она обернулась в сторону гостиной, чтобы проверить, не проснулся ли Бруно. Повернувшись назад, Элла наткнулась взглядом на плиту — и замерла, медленно и аккуратно закрывая ящик.

Газ. Девушка вспомнила, как кто-то говорил ей, что бытовой газ не ядовит. Зато он взрывоопасен, и с его помощью можно все проделать, не впадая в излишнюю жестокость. Кроме того, такая смерть не будет выглядеть подозрительной. Несчастный случай.

Элла вернулась в гостиную, аккуратно взяла одну из зажженных свечей, принесла в кухню и поставила ее на газовый счетчик. Потом подняла свой бокал, вымыла его, взяла сумочку и бросила последний взгляд на Бруно, который теперь, во сне, выглядел старше и казался совершенно безобидным.

Элла не была уверена, что это сработает, и все-таки почувствовала себя как-то лучше, легче. Бродски виновен в убийстве ее семьи, она убеждена в этом до мозга костей, но если он сейчас не погибнет, тогда это будет вмешательством злого рока — подобно тому, как злодеи выживают на электрическом стуле.

Элла открыла все конфорки. Раздалось неприятное шипение. Выйдя из квартиры, она быстро спустилась по лестнице, выскочила из здания и инстинктивно замедлила шаг, заметив двух мальчишек, курящих неподалеку. Отсюда парень уже не напоминал Бена: лицо у него было более грубым и вытянутым. Подросток бросил взгляд в ее сторону, и Элла быстро отвернулась.

Девушка пошла в направлении освещенного здания парламента и в конце улицы повернула налево, догадавшись, что направляется к реке.

Она ждала, а таймер в ее голове тикал, отсчитывая время до взрыва. Сомнениям не оставалось места: ведь теперь уже поздно, ничего не изменишь.

Если Бруно проснулся, или потухла свеча, или такие фокусы вообще чепуха и нигде не срабатывают, кроме как в кино, тогда она на самом деле все испортила, потому что Бродски поймет, что она снова пыталась убить его, и теперь уже не будет таким великодушным.

Потом раздался гул — сначала еле различимый, словно где-то высоко пролетел реактивный самолет. Затем он обрел форму, безошибочно объявил о себе на весь город: взрыв, звук тревожного колокола, заполнившего пустоту, прежде чем замереть. Скоро завоют сирены… Девушку охватило нервное возбуждение, сердце заколотилось, будто собиралось выпрыгнуть из груди.

Она поймала такси и за время короткой поездки до гостиницы почувствовала себя успокоенной и воодушевленной. В ней бурлили и другие эмоции, но Элла подавляла их, потому что знала: у нее нет причин жалеть о Бродски или идти против Лукаса.

Она чувствовала себя уверенной, сильной, однако вот она вернулась в гостиницу — и немедленно натолкнулась на самое себя, и триумф виновато рассыпался на кусочки. В холле сидел Лукас, явно ее поджидая; его кресло было повернуто таким образом, чтобы он видел каждого, кто входит в отель.

Заметив его, Элла махнула рукой, стараясь выглядеть веселой, как человек, только что вернувшийся с экскурсии по городу, и понимая, что ей не скрыть того, что ему уже наполовину известно.

Лукас помахал в ответ и улыбнулся, но когда она подошла, снова посуровел и произнес:

— Сядь. Я должен тебе кое-что сказать.

Элла села, все еще стараясь выглядеть веселой и беззаботной.

— Я провел вечер на телефоне, проверяя информацию, которую дал нам Бруно. И обнаружил кое-что очень интересное в связи с владельцами «Ларсен-Гроль».

Секунда или две ушло у Эллы на то, чтобы сообразить: разговор не имеет никакого отношения к ее визиту к Бродски. Она не могла понять, почему Лукас не упоминает о нем, ведь ему явно известно, что она там была. И вдруг до нее дошло: гораздо важнее то, что он узнал, — кто хозяин «Ларсен-Гроль».

— И что? Кому принадлежит эта фирма?

— Тебе.

— Что? Не понимаю…

Лукас хмуро кивнул:

— Это одна из компаний твоего отца. Получается, что человек, который уничтожил твою семью, не таинственный враг из прошлого, а кто-то свой, чье положение позволяет использовать фонды и счета компании.

Элла все еще не могла постичь смысла слов Лукаса. Ясно одно: кто-то, кому отец доверял, организовал его убийство. Кто-то в «Ларсен-Гроль» воспользовался деньгами отца, чтобы убить и его самого, и его семью.

Раздалась сирена — мимо гостиницы промчалась «скорая».

— Нам нужно поговорить с Саймоном, выяснить фамилии всех работников «Ларсен-Гроль», бывших и настоящих, узнать, были ли у кого-нибудь из них причины для недовольства.

— Все гораздо проще. Нам всего-то нужно узнать, кто санкционировал платеж. — Он помялся, словно хотел что-то добавить.

— Ну?

— Наверное, тебе лучше не говорить об этом Саймону. По крайней мере пока.

— Почему нет? — спросила Элла. Потом рассмеялась и добавила: — Вы же не считаете, что он имеет к этому отношение?

— Наибольшую выгоду из того, что случилось, получил твой дядя.

— Вы не знаете Саймона. И подумайте: если он проделал все это, чтобы взять бизнес в свои руки, как же тогда я? Я-то все еще жива, а бизнес принадлежит мне. Он даже знает, что ему все остается по завещанию, то есть… почему я все еще здесь? Если это он, почему я жива?

— Выжидает, — спокойно произнес Лукас. — По крайней мере именно так можно объяснить, что угроза для тебя исчезла. Опять же, ты отдала ему все бразды правления, поэтому Саймон спокойно ждет, пока не появится подходящая возможность.

Элла покачала головой:

— Нет, вы ошибаетесь. Я полностью ему доверяю.

— Неужели?

Лукас насмешливо посмотрел на девушку, будто ему было известно о ней нечто такое, чего она сама о себе не знала.

Снова раздался пронзительный звук сирены, и на сей раз Лукас взглянул в сторону входной двери, прежде чем спросить:

— То есть он знает обо мне, не так ли? Он знает, что ты здесь, в Будапеште? Знает, чем ты занимаешься?

Элла не ответила, потому что понимала, как это выглядит, и оправданий у нее не было. Она хотела бы оставить Лукаса себе, весь бизнес — тоже себе, но не потому, что не верит Саймону. Элла даже сомневалась, действительно ли она хочет, чтобы дело разворачивалось именно так.

Разве что имелась уверенность в том, что месть — ее личный долг. Нельзя допустить, чтобы у нее отняли месть — единственное, что она еще может сделать для своей семьи.

Наверное, Лукас заметил, что Элла расстроена, потому что смягчился и сказал:

— Я ведь не утверждаю, что это твой дядя, я просто пытаюсь защитить тебя и подготовить к любым случайностям. Сначала мы все выясним, а потом ты сможешь рассказать и ему. Пока же надо притвориться, что ничего не произошло.

Элла кивнула и проговорила:

— Надеюсь, что это не он.

— Знаю, — сказал Лукас после паузы. — Тебе нужно поспать. Первым поездом я уезжаю в Вену, поэтому увидимся через пару дней.

— Хорошо.

Третья сирена ревела еще громче, и девушка начала беспокоиться о том, насколько сильным оказался взрыв.

Лукас посмотрел в сторону входных дверей.

— Наверное, пожар. — Он встал. — Элла, не волнуйся насчет сегодняшнего вечера и не волнуйся за Саймона. Ты права, я не знаю его.

Элла улыбнулась безжизненной улыбкой. Она действительно хорошо знает Саймона. Но даже без этого личного опыта, накопленного за всю ее жизнь, то, как он боготворил ее отца, как души не чаял в Бене, никогда не позволит ей поверить, будто человек, взявший любимую племянницу под свою защиту, мог подготовить заговор, цель которого — уничтожить всю ее семью.

И все же…

И все же в голове продолжала звенеть диссонирующая нота. Элла пробовала избавиться от нее, но для этого придется вернуться в Лондон. Надо убедиться, проверить, не могла ли она просто ошибиться.

Папка, которую ей дал Саймон, по-прежнему лежит в гостиничном номере — странный ребус, составленный из компаний, описание которых порой напоминает шпионскую шифровку. Некоторые из них находятся в далеких и экзотических странах, однако среди них ни разу не встречалось название «Ларсен-Гроль». Элла пыталась придумать причину, по которой дядя не включил компанию в список, но смогла найти только одну.

И ей стало страшно.

Глава 16

Судя по всему, у Эллы и в мыслях не было, что за ней наблюдают. Он смог бы проследовать за девушкой до самой двери и втолкнуть ее внутрь. Что всегда поражало Лукаса, так это обилие целей, которые по наивности, неосведомленности или самоуспокоенности вели себя так, будто им совершенно нечего бояться.

Элла дошла до своего номера. Даже доставая ключ и вставляя его в замочную скважину, она не удосужилась оглянуться и заметила Лукаса только тогда, когда он вместе с ней перешагнул через порог.

Вздрогнув, девушка отшатнулась — слишком поздно! — и воскликнула:

— Боже, Лукас, вы сошли с ума! Так напугать меня!.. — Элла попыталась собраться с мыслями. — Вы же сказали — пару дней. И почему сначала не позвонили? И, черт возьми, что за подкрадывания сзади?!

Лукас закрыл дверь и обвел взглядом комнату. Она могла бы позволить себе апартаменты, хоть целый этаж, однако остановилась в обычном двухместном номере. Ему это понравилось. Напомнило о том, кем была Элла, когда Лукас с ней впервые встретился, и почти заставило пожалеть о причине, по которой он сейчас здесь находился.

— Если бы меня послали сюда, чтобы тебя убить, ты бы уже была мертва. Пора тебе наконец усвоить: лишней осторожности не бывает.

Ее раздражение улеглось — ребенок, да и только.

— Вы думаете, что я…

Лукас поднял руку, пытаясь справиться с гневом.

— Ты теперь в игре! Ты убила Бруно Бродски!.. Ты больше никогда не станешь прежней милой Эллой Хатто и не будешь поступать, как она. Ты — игрок и должна думать о своей безопасности. Понимаешь? Твоя прошлая жизнь окончена!

Она присела на кровать. На какое-то мгновение Лукасу показалось, будто она хочет сказать, что ее прошлая жизнь закончилась там, в Италии, но Элла тихо проговорила:

— Я должна была убить его. Извините.

Лукас понял, что извинение предназначено именно для него, что это не раскаяние в убийстве в состоянии аффекта; она стала холодной, как человек, следующий инструкциям из руководства по мести и не задумывающийся об их смысле.

— Ты должна была его убить? А как насчет трех человек, которые тоже погибли? Как насчет двухлетнего мальчика в больнице, у которого теперь нет ни мамы, ни бабушки? Ты их тоже должна была убить?!

Ее глаза расширились. Элла попыталась что-то сказать, но Лукас остановил ее:

— Пожалуйста, только не притворяйся. Ты взрываешь здание — люди гибнут.

Она заплакала, но он не почувствовал жалости. Лукас видел Эллу плачущей и раньше, однако тогда ему было больно и неловко. Ее сломили любовь и утрата, тяжесть которых он даже не мог себе вообразить. Теперь же она плакала просто так, и Лукас подозревал, что эти смерти в Будапеште значат для нее даже меньше, чем для него.

Да, наверняка значительно меньше, потому что он не смог не спросить себя о своей роли в произошедшем. Если бы Лукас сам убил Бруно, то спас бы остальных — одна несправедливая смерть вместо четырех. Впрочем, это извращенная логика. Первый и единственный способ избегать подобных вещей — никогда за них не браться.

Элла подняла голову.

— И что теперь?

Лукас не был уверен, что правильно понял вопрос, однако ему нужно было закончить дело.

— Дэн сейчас проверяет «Ларсен-Гроль». Как только у него что-то появится, он к тебе приедет. Я заплатил ему аванс; если ты захочешь воспользоваться его услугами — а я настоятельно тебе рекомендую, — обсудишь с ним дальнейшие финансовые вопросы. Это все.

Когда Элла заговорила, из ее голоса пропало смущение.

— Что значит — «все»? Я допускаю одну ошибку, и вы сразу от меня отворачиваетесь?

— Ты не сделала никакой ошибки. Ты точно знала, что собираешься совершить.

— Кто вы такой, чтобы осуждать меня?

— Я тебя не осуждаю. Мы просто идем в разных направлениях.

Лукас хотел добавить что-то еще, сказать какие-то дружеские слова, но не сумел ничего придумать.

— Тогда уходите, — глухо обронила Элла, ее глаза были полны слез. — Пока не заразились.

Лукас кивнул, однако у двери остановился.

— Я желаю тебе всего хорошего, Элла, но если увижу тебя снова, то буду воспринимать тебя как угрозу, а если кто-нибудь покусится на мою жизнь, я начну искать тебя. Имей в виду.

Вид у девушки был подавленный, но теперь она стала опасной и непредсказуемой. Это было видно по ее глазам — чувство потери уступило место решимости. Лукас множество раз наблюдал подобное, довольно часто пользовался этим, но сейчас ему не хотелось видеть, во что это ее превратит. Нужно уходить немедленно, пока еще остается повод для отступления.

Он взял такси, через весь город поехал к Дэну и застал его готовящим какой-то кулинарный шедевр. Пистолет лежал в пределах досягаемости, возле разделочной доски. При виде приятеля Лукас улыбнулся: совершенный наемник в стиле постмодерн, каждое движение, одежда и сам стиль жизни почерпнуты из прочитанных книг и просмотренных фильмов.

Конечно, фантазеры были всегда, но вот в чем отличие Дэна — он действительно умеет работать. Хотя лежащий под рукой пистолет — просто элемент шоу, стилистический нюанс, на самом же деле Дэн вовсе не рассчитывает на схватку с предполагаемым противником.

Лукас посмотрел на ряды нашинкованных ингредиентов, на мастерски нарезанные ломтики мяса и спросил:

— Ожидаешь гостей?

Дэн покачал головой.

— Я так расслабляюсь. Хочешь попробовать?

— Нет, спасибо. Через пару часов я улетаю.

— Решился?..

— Да. Больше никаких одолжений. Старый Лукас умер.

Дэн улыбнулся:

— Редкое везение, дружище: он оставил тебе все свои деньги.

Лукас рассмеялся:

— Кстати, как она это восприняла?

— Э-э… понимаешь… — Лукас замолчал и несколько секунд смотрел, как Дэн проворно обращается с ножом. — Помоги ей, насколько сможешь, но послушай моего совета: как только закончишь работу — извинись и уходи.

— Полагаешь, у нее поедет крыша?

— Не знаю. Просто плохие предчувствия. По правде говоря, проблема во мне. Я становлюсь слишком мягким.

Дэн снова улыбнулся:

— Похоже, ты совсем состарился, приятель.

— Да. Пока, Дэн. Я зарезервирую для тебя местечко в доме престарелых.

— Думаешь, им понадобится повар?

Лукас немного прошелся пешком, прежде чем поймать такси, чтобы ехать в Хитроу. По дороге в аэропорт до него дошло, что он в хорошем настроении, он доволен, почти счастлив. Ему удалось освободиться от Эллы Хатто прежде, чем случилось непоправимое, и теперь можно оглядываться на все произошедшее, как на полезное напоминание о том, почему ему больше не следует иметь ничего общего с этим особым миром.

Как же здорово жить обычной жизнью, жизнью остальных людей! К сорока двум годам у Лукаса оказался лишь легкий намек на вкус такой судьбы. Он даже не знает, есть ли у него те компоненты, с которыми можно начать новую жизнь. И все-таки, считай, ему повезло: выпал шанс это понять. А пока он жив — ничего и никогда не поздно.

Глава 17

Элла все меньше афишировала себя в людных местах гостиницы и сегодня дождалась, пока не позвонил портье и не сообщил, что к ней пришли.

Дэн ждал в вестибюле. Они не виделись с того самого дня, когда случилась история с Новаковичем, но его ни с кем не спутаешь — черный костюм и черная рубашка.

— Как дела?

— Спасибо, хорошо. Пойдем в бар.

Элла двинулась вперед, показывая дорогу. Они сели. Подошел улыбающийся официант.

— Минеральную воду, пожалуйста. «Мальверн» с газом. Дэн?

Прежде чем ответить, киллер посмотрел на часы.

— Мне «Талискер», чистый.

У него слишком броский, привлекательный вид, чтобы заниматься такой работой, подумала девушка.

— В общем-то я здесь просто для того, чтобы поздороваться, присмотреться, прощупать почву.

— Но ты ведь киллер?

Дэн оглянулся, хотя Элла была уверена, что их никто не слышал.

— Фу, как примитивно…

— Ты ведь убьешь тех, кого я захочу?

— Да, не волнуйся. Я просто не хочу, чтобы ты думала, будто я тупой головорез со стволом.

Элла улыбнулась:

— Я так не думаю. Впрочем, если уж ты заговорил о головорезах… Охрана мне не повредит.

— Не уверен. Охрана — для знаменитостей. Тебе ведь ничего не угрожает, а?

— Не знаю. Я убила Бруно Бродски. Лукас сказал, что мне нужно поостеречься.

— Э-э… я бы не беспокоился. Просто он так выразил мысль, что нужно осторожнее выбирать, кого убиваешь.

До нее дошло, что он имеет в виду. Элла почувствовала себя обманутой и разозлилась, решив, что Лукас использовал Бродски как повод для оправдания. Он все делал из принципа, а это ей еще труднее принять. Ведь она поступила по справедливости, а тут вдруг ее предостерегает человек, вся жизнь которого была наполнена невообразимой жестокостью.

— А что за трудности у Лукаса?

— Он закончил дистанцию. Хочет выйти из игры.

Подошел официант с заказом. Дэн поднес стакан к носу и сделал глубокий вдох, а когда снова поднял голову, вид у него был такой, будто он опьянел от одного запаха.

Сделав глоток, Дэн спросил:

— Хочешь услышать историю о том, как хорош был Лукас в свое время?

— Конечно.

— Слушай. Примерно шесть лет назад он получил заказ на человека по фамилии Шеваль… или Шеванн? Да, Шеванн, точно. Ну вот. Пока он разрабатывал этого Шеванна, тот успел ему понравиться. Поэтому однажды Лукас ему позвонил, сказал, что с ним все решено, и предложил время, чтобы привести в порядок дела. Шеванн спросил, есть ли какой-нибудь выход. Лукас сказал, что нет. Шеванн поблагодарил его за звонок. И принял целое ведро таблеток.

— Почему он не скрылся?

— Потому что знал, что Лукас его найдет. И Лукас, гад такой, тоже это знал — потому и позвонил.

Дэн сделал еще глоток.

— Главная фишка в другом. То ли Шеванн хотел как-то отплатить Лукасу, то ли еще что, но он оставил записку, в которой среди прочего было написано что-то типа «идет Л., мне конец, и это лучший выход». Французские газеты разорались на всю Европу. Дескать, кто этот таинственный Л., способный внушить такой страх, что человек предпочитает покончить с собой, лишь бы не встречаться с ним? Вот насколько Лукас был хорош. Ему даже не требовалось что-то делать. Неудивительно, что он превратился в такого экзистенциалиста.

— Интересно, — кивнула Элла, подумав, что это лишь очередная история вроде тех, что рассказывали Бродски и Лукас.

У нее никак не получается узнать, где спрятана правда, кому можно верить, а кто ее враг. Ей нужно кому-нибудь доверить свою судьбу, и теперь этим человеком стал Дэн. Дэн, которого выбрал Лукас, а его, в свою очередь, выбрал отец, жизнь которого тоже оказалась большой ложью.

— Что удалось узнать?

— Пока не много. Я отслеживаю пару потенциальных контактов. В чем проблема таких компаний, как «Ларсен-Гроль»: им приходится нанимать на работу людей, а люди — чертовски ненадежный материал. Дай мне еще неделю-другую.

— Хорошо.

Элла сделала маленький глоток воды и поднялась. Очевидно, Дэн не ожидал столь быстрого окончания встречи, но ей не хотелось узнавать его ближе — даже настолько, насколько она узнала Лукаса.

— Пожалуйста, останься, допей свое виски.

Элла подписала чек и вышла в вестибюль.

Она почти дошла до лифта, когда кто-то сзади произнес ее имя. От неожиданности девушка вздрогнула — в памяти мелькнуло что-то тревожное. Даже когда она узнала голос, беспокойство не прошло.

— Саймон? Что ты здесь делаешь?..

— Да вот подумал, не заглянуть ли в гости. Не видел тебя уже несколько дней.

Она бросила взгляд на вход в бар и улыбнулась:

— Отлично. Выпьем кофе в фойе? Бар начал мне надоедать.

По пути Саймон благодушно улыбался и приговаривал:

— У тебя все в порядке? Ты выглядишь как-то… не знаю…

— Все нормально. Просто испугалась, когда ты позвал меня. Тот киллер, во Флоренции… он тоже позвал меня по имени.

— О Боже… Извини.

— Ничего, глупости.

Они сели, заказали кофе, и за разговором Элла все больше убеждалась в том, что Саймон не может быть виновным. Ее даже подмывало задать вопрос о «Ларсен-Гроль», но она сдержалась — исключительно потому, что не хотела оказаться заподозренной в шпионаже за его спиной.

Потом дядя сказал:

— Знаешь, ты слишком долго живешь в гостинице, потому и нервничаешь. Жить в таком месте…

— Саймон, честное слово, со мной все в порядке. Поверь, здесь очень здорово.

— И все же я был бы рад, если бы ты вернулась к нам. По крайней мере до тех пор, пока не обзаведешься собственным жильем.

Саймон встал, собираясь уходить, и спросил как бы ненароком:

— Я заглядывал к тебе… во вторник или в среду?.. Мне сказали, что ты куда-то на пару дней уезжала.

В голове Эллы зазвенел тревожный сигнал. Она запаниковала, поскольку не замела следов, а еще больше из-за того, что не могла решить, что это — безобидный вопрос или ловушка.

Застигнутая врасплох, девушка улыбнулась и сказала правду:

— Я была в Будапеште.

Улыбка тут же исчезла с лица Саймона.

— Что-нибудь не так?

— Нет, все в порядке.

— Ты одна ездила?

— Ага. Мы с Крисом собирались поехать туда летом. Я как-то спонтанно решила слетать на денек. Честно говоря, оно того не стоило.

Он кивнул, однако интуиция подсказывала Элле, что дядя не верит.

Она пыталась прочитать его мысли, когда Саймон вдруг снова улыбнулся.

— Путешествовать в одиночку — не особенное-то удовольствие. Программа на следующую неделю: найди себе приятеля!

Он поцеловал ее в щеку и ушел.

Элла медленно шла по вестибюлю. Ее встревожило то, как близко Саймону удалось подойти к ней, а она и не заметила. Девушка отправилась к стойке портье и договорилась, чтобы ее сегодня же перевели в номер люкс; отныне говорить о делах она будет за закрытыми дверьми.

Элла начала считать дни, оставшиеся до того момента, как с ней свяжется Дэн. А потом, уже после переезда в люкс, ей позвонил портье и сказал, что ее спрашивают. Некая мисс Уэлч.

Элла старалась говорить спокойным голосом, когда попросила направить гостью в номер, как будто Вики Уэлч — ее давняя подруга. Ни к чему служащим гостиницы знать, что к ней пришли из полиции.

Время визита тоже не назовешь подходящим. А вдруг следствие наконец что-то раскопало? Несколькими неделями раньше Элла была бы этому рада. Теперь… Какой бы прорыв ни совершила полиция, она не позволит помешать тому, что должна совершить.

К ее облегчению, на Вики Уэлч был деловой костюм, в котором она больше походила на клерка из Сити, нежели на детектива.

Поначалу Уэлч вела себя приветливо, отказалась от предложения что-нибудь выпить, сделала комплимент по поводу гостиничного номера, спросила, как у Эллы дела.

— Я хочу задать несколько вопросов, если вы не против. Неофициально.

— Конечно.

Когда Уэлч достала блокнот, Элла не удержалась:

— Разве вы не сказали — «неофициально»?

— Да, неофициально. В юридическом смысле. Мне нужно уточнить кое-какие факты.

Мысли Эллы обгоняли друг друга: прорыва никакого нет, ее просто будут допрашивать.

— Что ж, с радостью помогу.

Собственные слова раздражающе подействовали на нее. Она начинает говорить, как Саймон.

Вики Уэлч ответила деланной улыбкой.

— Я так понимаю, на прошлой неделе вы были в Будапеште?

— Ага.

— По делам или развлечься?

— Развлечься, — сказала Элла и неожиданно ощутила мышцы лица, почувствовала, как под кожей пульсирует кровь. — Э-э… мы там собирались побывать еще летом. Вот я и поехала.

— Имя Бруно Бродски вам о чем-нибудь говорит?

Элла покачала головой. Вики Уэлч продолжала пристально смотреть на нее, и под этим испытующим взглядом Элла все больше теряла присутствие духа.

— Я не совсем понимаю, что происходит. Полагаю, что речь должна идти о моей семье. Быть может, вы мне скажете, в чем дело?

Женщина-детектив, прежде чем ответить, что-то чиркнула в своем блокноте.

— Не исключено, что это касается вашей семьи. В Будапеште Стивен Лукас останавливался в одной и той же гостинице с вами. Полагаю, вам приходилось слышать о нем?

— Да, я виделась с Лукасом. Просто подвернулась возможность встретиться с ним, чтобы поблагодарить. — Элла почувствовала себя чуть бодрее. — Кстати, должна признаться: когда мы встречались с вами в последний раз, я солгала вам, сказав, что не знаю, как его зовут.

— Почему?

— Потому что он попросил меня. Этот человек спас мне жизнь.

Вики Уэлч кивнула. Ее взгляд на мгновение стал сочувствующим, но она быстро вернулась к делу.

— Стивен Лукас был знаком с Бруно Бродски, а Бродски являлся посредником, то есть человеком, который мог организовать убийство вашей семьи. Не слишком ли большое совпадение, что во время вашего с Лукасом кратковременного визита в Будапешт в результате взрыва газа Бруно Бродски погиб?

— Я уже сказала, что не знаю никакого Бруно Бродски.

Элла не могла представить, что у полиции что-то есть, кроме косвенных улик — она и Лукас действительно были в Будапеште, — и это прибавляло ей смелости.

— Вы говорили, что Лукас знал этого Бродски, и полагаю, у вас имеется о нем какая-то информация. Почему бы вам не пойти и не расспросить его самого?

— Повторяю, наш разговор неофициальный.

Уэлч явно чувствовала себя неловко. Было видно, что ей не хочется отвечать. Это навело Эллу на мысль, что Лукас каким-то образом защищен от полиции.

— Так или иначе, должна вас предупредить, что этот вопрос — впрочем, как и все остальные, — расследуется самым тщательным образом. Известно вам это или нет, но некоторые люди в вашем окружении имеют сомнительные отношения с законом. Лучше не подпадайте под их влияние.

— Не беспокойтесь, я не подпадаю ни под чье влияние.

Вики Уэлч разочарованно кивнула.

Только когда Элла снова осталась одна, она дала волю нервам.

Ее прошиб пот, сердце забилось быстро и неровно. Она не столько боялась, что ее поймают, сколько страшилась перспективы разоблачения до того момента, как она успеет закончить свою работу.

Похоже, тучи сгущаются. Если в полиции знают о Будапеште, это может стать известно и другим — тем самым людям, о которых ее предупреждал Лукас. Возможно, даже Саймон начинает ее в чем-то подозревать. И совершенно непонятно, почему Дэн все делает так медленно. Нужно, чтобы он четко понял: время истекает.

Глава 18

Прошла еще неделя, прежде чем Дэн связался с Эллой. Он позвонил из холла гостиницы и сказал, что привел человека, с которым она наверняка захочет встретиться.

Несколько минут спустя они уже стояли против друг друга в гостиной ее номера.

Дэн щеголял в своем обычном брутальном стиле, а вот парень, пришедший с ним, был в неряшливых джинсах, настоящий охламон. Он выглядел довольно молодо, хотя из-за спутанных волос и неряшливой поросли на подбородке точно определить возраст было трудно.

Элла почувствовала, как напряглось ее тело при мысли о том, что это не коллега Дэна, а тот самый обиженный работник, найти которого она страстно желала. Похоже, он вполне вписывается в схему, однако ей не хотелось, чтобы это было так. Парень, стоявший перед Эллой, выглядел слишком невзрачным, слишком незначительным, чтобы причинить ей такую боль, чтобы заслужить той кары, которую она приготовила.

— Садись, Джим. — Дэн улыбнулся Элле и добавил: — Не беспокойся, это наш друг.

— Джим Кейтсби, — представился волосатик и пожал Элле руку, прежде чем сесть.

— Рада познакомиться, — кивнула она и вопросительно посмотрела на Дэна.

— Да, это мой приятель Джим, — сказал тот. — Работает в «Ларсен-Гроль», проверяет системы компьютерной безопасности, такая вот удача, представь себе… Однако к делу. Джим, расскажи Элле, как ты получил работу.

Компьютерщик прокашлялся и заговорил:

— Да, конечно. Дело было в июле, я окончил колледж, ну, пару лет назад. Лечу домой из Чикаго — там мой папашка живет. Короче, меня кидают с рейсом и поэтому, типа, сажают на следующий, но с подъемом — в первый класс. Так я оказываюсь рядом с твоим отцом.

— С моим отцом?..

Неожиданно Элле стало грустно — оттого, что этот посторонний парень был с ним знаком.

— Ага. Болтали всю дорогу, в основном про компы, Интернет, системы безопасности, а я рассказывал о том, как мы в колледже занимались хакерством. Вот тут он реально заинтересовался. В общем, когда мы приземлились, он предложил мне работу. Я представить не мог, что мне так покатило! Отличное место, хорошие бабки, и все потому, что просто поболтал в самолете!.. После того мы с ним встречались всего несколько раз, но он всегда интересовался, чем я занимаюсь — понимаешь, не только на работе, а вообще по жизни. Классный был мужик. Мне и правда жаль, что его больше нет.

— Спасибо.

Элле захотелось расплакаться. Он так живо напомнил ей, каким был отец…

Дэн придвинулся ближе.

— Теоретически не исключено, что Джим мог бы солгать, но еще один человек из компании, с которым я говорил, подтверждает его рассказ. Опять же, если бы он лгал, я бы все равно понял.

— Я тоже, — сказала Элла. — Ну? Что дальше?

— Я дал ему информацию, которую получил от Лукаса, — посмотреть, что парень сможет с ней сделать.

Он кивнул в сторону Джима, который помялся и неуверенно пробормотал:

— Ага, счет, о котором ты говорил, помечен «для внешних расчетов».

— Что это значит?

— Не знаю, просто так помечен. К нему имели доступ только твои отец и дядя. Я немного покопался — чисто по-тихому, неофициально, обычно я такими делами не занимаюсь…

Элла махнула рукой — мол, не важно.

— Счетом пользовался твой отец. В прошлом году, например, он воспользовался им пять раз, еще раз — в январе этого года. Твой дядя не касался его в течение полутора лет, а в нынешнем июне сделал с него два платежа.

Элла отшатнулась, как от пощечины.

— А не мог кто-то выдать себя за дядю?..

— В принципе… Я мог бы… ну еще пара человек, если бы хватило смелости и удачи — чтобы не поймали. Сказать другими словами — нет, никто.

Девушка посмотрела на Дэна:

— Он в курсе дела?

— В общих чертах.

— Значит, ты понимаешь, что говоришь мне: Саймон убил своего брата и всю его семью?..

— Выходит, понимаю, — кивнул Джим. Он собирался что-то добавить, замолчал, потом вдруг снова набрался храбрости. — Твой отец и дядя вроде всегда ладили друг с другом. Но дядя слишком часто как бы оставался на вторых ролях. В «ЛГ» считали, что это действует ему на нервы, что он считает себя недооцененным. — Компьютерщик посмотрел на Эллу и поспешно добавил: — Я, собственно, что? Вот меня дико раздражает мой братан, но я же не буду его убивать за это. Скорее, ради него я готов рискнуть жизнью, если понадобится.

Элла кивнула.

Она никогда не замечала плохих отношений между Саймоном и отцом, но ведь как-то ей удалось прожить двадцать лет, не зная почти ничего о собственной семье, о бизнесе… о богатстве — и о том, откуда оно появилось.

Элла подумала о Бене. Интересно, а его она раздражала? Наверное. Это прерогатива младшего ребенка — чтобы его раздражал старший, просто потому, что он первенец, и все свободы с привилегиями достались ему раньше. Жаль, что последние пару лет она не уделяла брату больше времени и внимания.

— Спасибо за помощь, Джим. За мной должок.

— Я ж не ради этого…

— Знаю. Дэн, ты не мог бы проводить Джима вниз и вернуться?

Она пожала компьютерщику руку и закрыла за ними дверь.

Мысли Эллы хаотично громоздились друг на друга. Ей хотелось кричать, крушить все в комнате; сердце, казалось, вот-вот разорвется на куски. Но нет, она не может себе этого позволить. Словно ее душа незаметно очерствела, обледенела, умерла… и теперь, в момент истины, там не осталось никаких чувств.

В дверь постучался Дэн. Он вошел, сел и заговорил:

— Хочешь, чтобы я его убил?

Элла кивнула:

— Только мы должны все сделать аккуратно и осторожно. Мне надо все хорошенько обдумать.

— Ты как, в порядке?

Она пожала плечами.

— Все-таки ты ведь только что выяснила, что родной дядя заказал твою семью и пытался тебя убить…

— Странно, да? Не думала, что у меня будет такая реакция, — усмехнулась Элла. — Смешно. Родные всю жизнь оберегали меня от правды о том, чем они занимаются, а сейчас я уже готова убить Саймона. Ни сомнений, ни душевных метаний, ничего. Что со мной произошло? Я же должна что-то чувствовать!..

Неожиданно у нее возникла потребность посмотреться в зеркало, увидеть ту самую Эллу Хатто, которая «должна что-то чувствовать». Однако память о той, прежней Элле стала какой-то расплывчатой, словно сон или туманные воспоминания раннего детства.

— Ты на самом деле хочешь, чтобы я его убил?

— Конечно. А как иначе? Если я не свершу правосудие, то тем самым будто санкционирую убийство собственной семьи.

— И правильно. Я тоже так считаю.

— У тебя есть братья или сестры?

— Младшая сестра. Она биолог, — сказал Дэн с гордым видом, однако тут же спохватился, и его лицо приняло сочувствующее выражение. — Ты была близка с братом?

— Не знаю. Подобную близость воспринимаешь как само собой разумеющееся. Разве нет?

— Да, понимаю…

— Его убили в такой момент нашей жизни, когда мы слишком мало знали друг о друге.

— Действительно очень грустно.

Дэн искренне сочувствовал ей, он проявлял столько теплоты, что Элла не могла не оценить этого. Ей захотелось даже задать еще несколько вопросов о его семье, но она сдержалась. Лукас преподал хороший урок: в подобных делах настоящая дружба неуместна.

— Мы договорились с Саймоном вместе провести Рождество на Карибах.

— Хорошо. В таких местах людей то и дело убивают. И раскрываемость очень низкая.

— У него особняк на берегу в Сент-Питере. И яхта. Как-то мы снимали дом на побережье, так они приплыли по морю…

Дэн улыбался, и у девушки возникло ощущение, что он думает о чем-то своем, а не о планировании убийства.

— Я готова поговорить с Саймоном по телефону. Сказать все в лицо, при встрече, я не смогу. Так вот… позвоню ему, скажу, что отправляюсь путешествовать, что сниму тот самый дом — в память о них, понимаешь? Потом приглашу его… и он приплывет на яхте. Это даст нам массу возможностей. Правда?

Дэну с трудом удалось уловить ее мысль, хотя он сделал вид, будто внимательно слушал с самого начала.

— А, ну да. Точно!.. Тем более что он не будет знать обо мне. Только вот какое дело…

— Что такое?

— Как я сказал, Карибы — подходящее место для исчезновения людей. Нам надо быть очень осторожными и не дать ему возможности сделать так, чтобы ты исчезла первой. Придется хитрить, при этом не вызывая подозрений.

— Он знает, что я была в Будапеште.

Дэн вскинул голову:

— Он знает что?..

— Саймон в курсе, когда именно я туда летала, а теперь уже может знать, что конкретно произошло в тот момент.

Эллу так и подмывало упомянуть о визите Вики Уэлч, но она боялась, что Дэн даст задний ход, узнав, что полиция подступает к ней все ближе.

— Понятно, — сказал киллер. — Даже если Саймон тебя и не подозревает, это может спровоцировать его на активные действия. Другими словами, нам нужно поостеречься. Я постараюсь сделать так, чтобы Джим распространил кое-какую ложную информацию. Если твой дядя узнает, кто убил Бруно, то никогда не попадется на нашу наживку.

У нее имелись определенные сомнения насчет Дэна, теперь же она увидела, что он далеко не глуп, что ему можно доверять почти полностью… по крайней мере пока. Элла не сомневалась: он приведет Саймона прямо к ней в руки.

— Осталась еще пара дел, которые нужно закончить перед отъездом — я скоро собираюсь уезжать. Понадобится всего несколько дней, — сказала она.

— Меня устраивает. Все равно здесь еще нужно кое в чем разобраться.

Итак, решено. Иной альтернативы нет. Надо еще немного проработать детали, но основа заложена, высечена в камне, как будто так было всегда, словно Элла родилась на свет только для выполнения этой роли.

Два дня спустя Элла взяла напрокат машину и отправилась в родной город. Ее тянуло проехать мимо дома, однако она не смогла бы даже взглянуть на него, увидеть тени посторонних людей, ходящих по тем комнатам, в которых когда-то жила ее семья.

Вместо этого Элла отправилась на кладбище — совсем небольшое, и все же ей понадобилось некоторое время, чтобы сориентироваться и найти могилы родных. С тех пор, когда она последний раз была здесь, появились два свежих захоронения, и девушка поглядывала на усыпанные цветами холмики, пока не нашла своих.

Два простых деревянных креста. Один для родителей, один, на соседней могиле, для Бена. Могильные камни установят в этом месяце, но Элле почти хотелось оставить все так, как есть. Просто имена на небольших металлических пластинках, прибитых к дереву, никаких сантиментов.

Перевернутые пласты дерна уже наполовину завалила листва, которая резко контрастировала с травой вокруг, составляющей единое целое с церковным двором, деревьями, ровными рядами кустов и вороньим хором в гулком осеннем небе. Элла никогда не думала, что место, где похоронен человек, может иметь значение, но теперь была рада тому, что родные упокоились именно здесь.

Кто-то положил букет красных гвоздик у основания креста Бена. Хотя цветы уже начали увядать, было видно, что они лежат здесь не очень давно. Элле стало совсем грустно, и внезапно она поняла, насколько мало знала брата.

Однако сожалеть слишком поздно — возможность узнать его лучше уже не вернуть. Что бы она ни говорила и что бы ни делала, теперь все миновало безвозвратно. Эти небольшие земляные холмики еще немного осядут, прошлое отступит еще немного дальше, детали потеряют ясность.

Придет день, когда Элла вновь сможет вспоминать заразительный смех матери или то, с каким сосредоточенным видом Бен рассказывал анекдоты, его скептический взгляд, который он бросал на людей, когда думал, что они к нему относятся неискренне. Ей все еще кажется, что родные рядом, но вечно так продолжаться не может.

Элла не знала, сколько простояла над родными могилами, когда внезапно почувствовала, что на кладбище есть кто-то еще. Она оглянулась, ожидая увидеть посетителя у какого-то из соседних захоронений. Оказалось, что это девушка. Она стояла ярдах в двадцати от Эллы, глядя на нее.

Симпатичная, в джинсах и коротком пальто, с букетом красных гвоздик в руке. Примерно того же возраста, что и Бен. Когда девушка поняла, что Элла заметила ее, то нервно оглянулась, будто хотела убежать.

— Привет, — сказала Элла.

Незнакомка сделала шаг вперед.

— Извините, я не хотела вам мешать.

— Не стоит извиняться. Прошу вас.

Девушка несмело приблизилась.

— Я Элла Хатто, сестра Бена. Думаю, вы пришли к нему?

— Надеюсь, вы не против… Я училась с Беном в школе. Мы были друзьями.

— Конечно, не против. Я рада, что кто-то еще помнит его, думает о нем.

— О, очень многие. Конечно, сюда приходят не все… — Тут девушка спохватилась. — Ой, извините, меня зовут Элис Шоу.

— Вы и Бен?..

— Нет. — Она смутилась и умолкла, потом заговорила снова: — Он мне нравился, очень нравился. Многие думали, что и я ему симпатична, но мы никогда… Я хочу сказать, нет никакого повода для разговоров. Мы просто были друзьями.

Лицо Элис исказилось.

— Конечно, вы должны были ему нравиться. Я знаю.

Элис улыбнулась, но ее глаза быстро наполнились слезами. Одна слезинка скатилась по щеке.

— Извините.

— Не стоит. — Элла сделала шаг вперед и обняла девушку. Ее удивила сила, с которой Элис прижалась к ней.

Она поняла, что потеря Элис была даже значительнее, чем ее собственная. Элла вспомнила «Покойника» Джойса и Гретту Конрой,[5] оплакивающую свою давнюю, потерянную в юности любовь. Потом подумала о Лукасе: захотелось спросить, читал ли он эту книгу.

Еще минут двадцать они с Элис говорили о Бене. Потом вместе дошли до стоянки. Уезжая, Элла пыталась разобраться в своих мыслях и чувствах. Почти ежедневно она пыталась решить эту головоломку, но из страшного лабиринта был один-единственный выход — месть.

Первые несколько месяцев потребность в ней фокусировалась на таинственной фигуре, которая сотворила этот кошмар. Теперь же фигура приобрела форму, имя и лицо — слишком знакомые, однако потребность была прежней, а решимость стала только тверже.

И вот теперь Элла узнала кое-что еще. Думая о Бене и Элис, представляя их вместе, воображая весь цикл их отношений, она впервые поняла всю жестокость деяния, за которое мстит.

Даже если месть станет последним делом, которое ей удастся закончить, она все равно расплатится полностью, до последней капли.

Глава 19

Время тянулось бесконечно; нервы были натянуты как струны.

Ожидание. Элла ждала полгода, но последний день, когда цель уже видна, перенести оказалось труднее всего. Словно сердце стало биться медленнее, а кровь загустела.

Дэн выглядел совершенно беззаботным — сидел себе на террасе со стаканом, да еще с таким видом, будто находился в состоянии медитативного — и очень приятного — транса. Элла почувствовала огромное облегчение, когда он наконец-то встал и направился к пристани.

Через час Дэн позвонил: видна яхта. Время переключилось на другую скорость. С того момента прошло примерно минут тридцать, и Элла уже стала волноваться. А вдруг что-то пошло не так? Вдруг Саймон разгадал их план или Дэн обманул ее?

Элла ходила по дому, пытаясь разглядеть пристань из верхних окон, хотя и знала, что отсюда ее не видно, смотрелась в зеркало, замирала, прислушиваясь к несуществующим звукам.

Безмолвие в доме стало зловещим. Поначалу девушка отнесла это на счет пустоты — вся прислуга отпущена на ночь, больше никого нет. Однако тишина была абсолютной — ни пения птиц, ни жужжания насекомых. Элла множество раз слышала о том, что природа перед ураганами и землетрясениями затихает, именно так сейчас и было.

Предвестие чего-то страшного.

Зазвонил — нет, загрохотал! — телефон. Элла вздрогнула.

Это был Дэн, бодрый и беззаботный.

— О’кей, все готовы к встрече с тобой.

— Буду через минуту.

Она положила трубку и снова подошла к зеркалу, прежде чем выйти из дома. Она старалась не думать о том, что имел в виду киллер, когда сказал: «Все готовы к встрече с тобой». Нет, ничего такого, просто странная манера говорить, убеждала себя Элла.

Что-то все же было не так, что-то неосязаемое… какое-то страшное спокойствие. Было жарко. Хотя солнце еще не село, тишина и покой искажали все окружающее словно во сне. Только верхушки пальм слегка шевелились.

На горизонте собирались облака, обещавшие принести ранние сумерки. Когда Элла увидела яхту, то ощутила первые прикосновения нарождающегося бриза. Может, в этом все и дело: надвигается шторм, а ей очень хочется шторма. Он поможет, он так уместен на фоне того, что должно произойти.

Вот и Дэн — в цветастой рубахе и шортах для серфинга, невозмутимо прислонившийся к открытой двери. Элла еще никогда не видела его столь не похожим на киллера. Он улыбнулся и помахал пистолетом, когда она подошла.

Взойдя на борт, девушка почувствовала, что яхта слегка покачивается — первые признаки волнения.

Через открытую дверь Дэн заглянул в каюту, проверяя, как ведут себя пленники, потом сделал шаг в сторону Эллы и тихо сказал:

— Небольшая проблема. Он привез с собой всю семью.

— Я знаю.

— О!.. Ну, я отправил детей в носовую каюту, чтобы они тебя не видели. Я подумал, что ты захочешь кончить и его жену. Нам придется это сделать в любом случае: неизвестно, как много она знает.

— Конечно. Были проблемы?..

Элла радовалась, что не посвятила его во все свои планы. Пусть Дэн покинет ее, но не раньше, чем дело будет сделано; он ей нужен до тех пор, пока не свершилось возмездие.

Киллер пожал плечами:

— Пришлось ему хорошенько вмазать. Я сказал, чтобы они не делали глупостей, а он попытался.

Элла кивнула и зашла в каюту, жаркую и душную даже при работающем кондиционере. Саймон и Люси сидели на длинном диване с подушками. Руки и ноги связаны, во рту — кляпы.

В глазах Люси вспыхнула надежда. Неужели она ничего не знает?.. На голове у Саймона рана, кровь стекала на щеку. Он не удивился, увидев Эллу, только слегка подался назад.

Дэн вошел следом за ней.

— Вынь у него кляп, — сказала она. — Только у него.

Элла думала, что Саймон что-то скажет, но он молчал, только смотрел на нее, как бы приглашая заговорить первой. Она впервые видела его после того, как узнала правду, и ожидала заметить в лице дяди что-то новое для себя. Однако он выглядел так же, как и всегда.

— Зачем ты это сделал, Саймон?

— Зачем я сделал что? Поточнее, пожалуйста.

Элла посмотрела на Люси, глаза которой продолжали умолять, потом снова перевела взгляд на Саймона.

— Лукас нашел Новаковича. Того самого человека, которому ты заплатил, чтобы он убил мою семью. Твою семью.

Люси в ужасе посмотрела на Саймона. Тот покачал головой:

— Ты ошибаешься, Элла, или тебя ввели в заблуждение. Я ни разу в жизни не слышал этого имени.

— Неправда, потому что ты имел дело с Бруно Бродски, а он нанял Новаковича. Кроме того, он нанял людей, которые должны были убить меня в Италии. Ты думал, что сделка с Бродски будет анонимной, но он уже имел дело с тем банковским счетом раньше, как выяснилось из его записей. «Ларсен-Гроль». Ты почему-то не захотел рассказать, что эта компания принадлежит мне. Только у двух человек были полномочия пользоваться этим счетом — у тебя и у папы. Папа не касался его с января, а вот ты произвел в июне два платежа.

— Чепуха какая-то. Даже эти имена — полная чушь. Ты ошибаешься.

— Нет, не ошибаюсь. Если бы папа не нанял Лукаса для моей охраны, ты вышел бы сухим из воды. И если бы за прошедшие полгода ты устроил мне несчастный случай, то тоже мог остаться чистеньким. Но у тебя не получилось, и вот теперь я здесь. Только ответь, зачем ты это сделал.

Усмехнувшись, Саймон медленно покачал головой:

— Элла, я ничего не делал… Как я могу объяснить тебе причину того, о чем понятия не имею?

Эта усмешка проделала первую трещину в броне, стала дверью в стене лжи, указала именно на того человека, который устроил весь этот кошмар.

Элла почувствовала прилив силы.

— Приведи детей, — велела она Дэну.

— Ты уверена?..

Элла кивнула. Дэн сделал было движение к выходу, потом повернулся к Саймону:

— Приятель, просто скажи ей, зачем ты это сделал.

— Пошел к черту!.. — прошипел Саймон. Услышав рыдания Люси, заглушаемые кляпом, он повернулся к Элле. — Элла, прошу тебя…

— Дэн, приведи детей.

Киллер передал ей пистолет и вышел.

Люси пыталась поймать взгляд Эллы, но та смотрела на Саймона, отчаянно пытаясь понять, что сейчас у него на уме. Она не могла поверить, что дядя провел ее. Сейчас на его губах блуждала вызывающая улыбка, однако Элле показалось, что это лишь побочный эффект того шока, в котором он пребывает.

Вернулся Дэн с Джорджем и Гарри. Руки у обоих были связаны, во рту у каждого — кляп. Сейчас киллер походил на воспитателя в детском саду. Увидев Эллу с пистолетом в руке, Гарри, старший, понял, что что-то не так, и сразу испугался. Джордж, судя по всему, пока принимал происходящее за необычную веселую игру.

Элла посмотрела на дядю.

— Ладно. Тебе наплевать на своего брата, на его жену и детей, а вот как насчет собственных отпрысков, а, Саймон? Скажи мне, зачем ты это сделал, или он убьет их прямо сейчас.

Казалось, глаза Люси, обращенные к Саймону, вот-вот вылезут из орбит. Он не выдержал и почти закричал:

— Хорошо, хорошо!.. — Потом взглянул на Эллу с той пафосной уверенностью в собственной правоте, какая бывает у человека, защищающего себя в суде. — Элла, тебе крепко досталось, я знаю, но прошу тебя, умоляю, будь разумной. Плевать, что тебе говорили другие. Послушай меня. Я не убивал их!

— Похоже, ты до сих пор чего-то не понимаешь. Ложью не спастись… Отвечай, зачем ты это сделал!

— Я ничего не делал!..

Вспышка ярости сотрясла его тело, Саймон задергался, пытаясь освободиться от пут. Дэн насторожился, однако Саймон успокоился и посмотрел на племянницу осуждающе.

— Ты больна, Элла. Тебе нужна помощь.

— Да, я больна. Из-за тебя. Ты убил моих родителей. Ты убил Бена. Даю последний шанс. Говори.

— Что мне надо сказать? «Я сделал это, чтобы захватить бизнес брата»? «Я сделал это, потому что всегда ненавидел Марка»? Что?! Если это осчастливит тебя, выбери причину, и я тут же признаюсь.

— Я хочу правды!

— Не хочешь! Я сказал правду. Ты желаешь, чтобы я солгал тебе, так скажи, что именно мне говорить!..

Элла покачала головой, ощущая раздражение. Он хочет убедить ее в том, что она заблуждается. Чуть ли не больше, чем само преступление, ее взбесил отказ Саймона от каких-либо объяснений. Даже теперь он продолжал лгать ей прямо в глаза!..

— Элла, я понимаю, ты запуталась, прошу тебя на секунду забыть обо всем, что ты слышала, обо всем, что тебе говорили, обо всем, что ты сама себе придумала. Забудь все это. Просто… Просто прислушайся к своему сердцу.

Ее сердце… Что он может знать о ее сердце?

Элла обернулась к Дэну:

— Убей детей.

Люси издала страшный крик, снова заглушенный кляпом, а Саймон стал умолять Эллу. Она слышала, как он с отчаянием повторяет ее имя.

Девушка сосредоточила внимание на Дэне: киллер как-то странно замялся, а потом извиняющимся тоном произнес:

— Я не убиваю детей.

Его ответ поразил Эллу.

— Почему?

— Никто и никогда не обращался ко мне с такими просьбами. Это ведь просто дети.

Элла посмотрела на Джорджа и Гарри. Все эти годы она любила их. Сейчас — больше нет. И не потому, что они что-то натворили, а потому, что ее способность любить была раздавлена и уничтожена.

Детей надо убить. Если оставить им жизнь, когда-нибудь они перестанут быть невинными и превратятся в таких, как она, и начнут мстить за смерть родителей. И еще Элла хотела убить Джорджа и Гарри ради той боли, которую принесет их смерть Саймону в последние минуты его жизни. Это и станет расплатой — вернуть ему ту боль.

— Ладно, вынем кляпы.

Элла взяла пистолет у Дэна, потом подошла и вынула кляпы у каждого из пленников. Сразу стало очень шумно: не хватало воздуха, дети громко плакали, отчаянные мольбы Люси присоединились к голосу Саймона.

Дэн спросил:

— И что теперь?

— Это за Бена, — сказала Элла, посмотрела на Саймона и подняла пистолет на уровень глаз.

Пусть Гарри будет первым, подумала она, совместив мушку и прорезь прицела на его лбу.

Потом она нажала на спуск.

Даже с глушителем выстрел оказался достаточно громким, чтобы за ним последовала секунда мертвой тишины, которую взорвал животный рев Саймона и пронзительный крик Джорджа. Люси потеряла сознание и сползла с дивана. Гарри швырнуло на пол; Элла целилась в лоб, но попала прямо в лицо, изуродовав его до неузнаваемости.

Не оставляя себе времени на размышления, она навела ствол пистолета на Джорджа и снова выстрелила. Теперь тишины не было, просто ужасные крики мальчика как-то сразу оборвались. Следующий выстрел — в Люси, которая лежала без сознания. Элла промахнулась, угодила в диван. Со второй попытки пуля попала точно в висок женщины.

Вой Саймона постепенно стих. Элла оглядела каюту, превратившуюся в бойню: вот Люси, а вот тела детей в одинаковых рубашках. Правильно, они ведь собирались на ужин.

Девушка совершенно забыла о Дэне и вздрогнула, услышав его голос:

— Проклятие!.. Зачем тебе это понадобилось, Элла?!

Она повернулась к нему с выражением странной растерянности на лице.

— Иначе я не могла. — Потом она снова взглянула на дядю. — Посмотри на своих детей, Саймон, посмотри на свою жену. Это с ними сделал ты. Невинные дети, и ты убил их — точно так же, как убил Бена, у которого тоже вся жизнь была впереди.

Саймон, не шевелясь и не мигая, смотрел ей прямо в глаза. Элла ожидала, что он что-то скажет, станет оскорблять, проклинать, грозить… Дядя оставался безмолвным, и отсутствие какой-либо ответной реакции сильно раздражало ее.

— Итак, тебе нечего сказать?

Саймон по-прежнему хранил молчание, что окончательно взбесило девушку. У него нет права на позу оскорбленного благородства. Элла подняла пистолет и выстрелила. Пуля попала Саймону в бок: рубашка мгновенно пропиталась кровью. Он даже не вздрогнул, как будто ничего не почувствовал.

У Эллы мелькнула мысль, что дядя просто серьезно ранен и не в состоянии говорить. Однако, глядя ему в глаза, она поняла, что он бросает ей вызов, отказывая в удовольствии видеть его сломленным.

— Никакого последнего слова?

Ничего, кроме спокойствия и отстраненности, которые привели Эллу в ярость. У нее устала рука, но она подняла ее еще раз и выстрелила ему в голову — очень удачно, кровь так и брызнула в разные стороны.

Обессилев, Элла протянула пистолет Дэну. Зрительно она уже не воспринимала тела, в беспорядке лежащие перед ней. Чувства тоже пришли в беспорядок: странная смесь завершенности и пустоты.

Элла слабо улыбнулась Дэну. Однако тот продолжал смотреть на Джорджа и Гарри; когда же их глаза встретились, киллер лишь покачал головой. Во взгляде его было глухое презрение.

Она не могла этого понять. Такие люди, как он или Лукас, убивают за деньги. Убивают хороших и плохих, виновных и невинных, не чувствуя жалости к своим жертвам. Как смеют они ее осуждать?

Дэн испытывает к ней отвращение, потому что она не пощадила детей. А кто ее к этому вынудил? Она просто вернула дяде эстафету, совершила чудовищное преступление — и все-таки поступила верно. И ей безразлично, понимает это Дэн или нет.

Она уверена в своей правоте.

Глава 20

Во взятом напрокат автомобиле не работал обогреватель. А между тем за последние часы ощутимо похолодало, даже ноги замерзли. Лукасу было бы смешно, если бы он не чувствовал себя не в своей тарелке.

Отсюда до улицы Сен-Бенуа совсем недалеко, однако нельзя же просто стоять напротив ее дома, а вот использовать машину в качестве укрытия — вполне приемлемо. Но в ней было холодно.

Лукас вышел из машины и направился к кафе, в которое она часто заходит. Да, лучше подождать там. Если она появится — отлично, если нет, то хотя бы можно согреться.

Автомобиль выступал в роли щита, защищающего от правды. Сидя в машине, Лукасу еще удавалось притворяться перед самим собой, что у него просто такое новое задание. Однако на улице рядом с ее домом ему стало не по себе: сомнение холодило разум и грызло душу.

С таким же чувством он зашел в кафе. Душевные муки терзали Лукаса, и пока он ожидал кофе. В стенах дома Лукас мог убедить себя, что готов вернуться в нормальный мир, но всякий раз, когда он рисковал выходить на улицу, оказывалось, что никаких успехов достичь не удалось.

Что же на самом деле изменилось со времени предыдущего визита, когда Мэдлин попросила его держаться подальше от ее семьи? Он снова вернулся к прежней жизни, снова отдалился от мира обычных людей. Сейчас Лукас уверен: с этим покончено, но если сомнение посещает его уже не в первый раз, насколько обоснованна эта уверенность? Где гарантия, что когда в очередной раз зазвонит телефон, он не почувствует, что обязан поднять трубку?..

Когда опустела вторая чашка кофе, Лукас был уже готов сдаться. Он по-прежнему сомневался, что у него хватит смелости заговорить с дочерью или еще раз встретиться с Мэдлин. Наверное, лучше просто сидеть и ждать, пока она не найдет его здесь — если, конечно, захочет.

Когда вошла дочь, на сей раз одна, Лукас запаниковал — он понял, что забыл взять с собой газету.

К Изабелл подошел молодой официант, заговорил, помог с пальто и шарфом. На дочери был красный свитер; этот цвет шел ей точно так же, как и ее матери. Девушка не торопилась делать заказ. Любопытно, с кем у нее назначена встреча.

Десять минут Лукас был счастлив, просто наблюдая за дочерью. Он мог целый день сидеть и смотреть на нее. Ему лишь хотелось, чтобы она тоже увидела его. Впрочем, пару раз взглянув в сторону Лукаса, девочка просто не заметила отца.

Минут через десять она посмотрела на часы и потянулась к карману пальто за телефоном.

Вначале Лукас ничего не слышал, по ходу разговора дочь начала раздражаться, и последние несколько слов донеслись до него. Ему стало неприятно, что она разозлилась, что кто-то подвел ее.

Изабелл схватила пальто и встала, намереваясь уйти. Не задумываясь Лукас тоже поднялся с места и только тогда понял, что не знает зачем. Единственное, что он почувствовал, — выброс адреналина. Уже собравшись снова сесть, Лукас вдруг осознал, что впервые дочь смотрит на него — с любопытством, вызванным, вероятно, его слишком явной реакцией на ее движение.

В любом деле наступает момент, когда обстоятельства складываются так, что работа может быть выполнена на «отлично». Если этот момент не ухватить, все обернется неразберихой, пусть еще операбельной, но все же неразберихой. Сейчас не тот случай, он не на работе, но момент — именно такой.

Лукас сделал шаг к дочери, перебирая в голове слова, пытаясь представить себе, как их произносит. Она не двинулась с места — просто стояла, глядя на него с любопытством. Сконфуженно улыбаясь, мучительно медленно, Лукас заговорил:

— Excusez-moi, mademoiselle, vous ne me connaisez pas, mais, er, je suis… — Он с трудом пережевывал слова, которые, казалось, изо всех сил цеплялись друг за друга.

— Не беспокойтесь. Я говорю по-английски.

У нее оказалось безукоризненное произношение. Похоже, девочка заметила замешательство Лукаса, хотя не могла понять его причины.

— И я, кажется, знаю, кто вы такой.

— Неужели?..

Только сейчас она отвела глаза и огляделась по сторонам, чтобы посмотреть, не привлекают ли они внимание.

— Может быть, вы присядете?

Лукас кивнул, понимая, что это не приглашение — скорее, просто выход из неловкой ситуации.

Как только они сели, подошел официант, и она по-французски сделала заказ, прежде чем спросить у Лукаса:

— А вы что желаете?

— Кофе. Пожалуйста, без кофеина, если есть.

Да, он вполне обойдется без кофеина: две чашки уже выпиты, и сердце скачет галопом.

Изабелл отпустила официанта, после чего спросила:

— Вы ведь мой отец?

Она произнесла это таким деловым тоном, как будто просто хотела получить некоторую, причем не особенно важную, информацию, и холодок в ее голосе вызвал у Лукаса нехорошее предчувствие.

— Да…

— Почему вы не появились раньше? Мне уже четырнадцать.

— По двум причинам…

Лукас сделал секундную паузу. Он столько раз представлял себе эту встречу и все равно не знал, как лучше заполнить словами провалы в своей жизни.

— Я любил твою мать так сильно, что не хотел, чтобы она знала, кто я такой на самом деле. Когда она забеременела, все изменилось: я должен был сказать. Мы прекратили отношения и решили, что для тебя будет лучше, если меня рядом не будет. Моя жизнь — это…

— Она сказала, что вы преступник.

Обидно, что Мэдлин охарактеризовала его именно так. Впрочем, она права. Он никогда не сидел в тюрьме, его никогда не беспокоила полиция, но он именно преступник. Лукас даже не мог воспользоваться сомнительным оправданием, что сотрудничал с правительственными структурами: люди, на которых он работал, платили больше и заказывали такое, на что ни одна государственная контора никогда бы не решилась.

— Да, примерно четыре года назад я еще был преступником…

Он почувствовал себя лжецом. Работа на Марка Хатто его не волновала — даже те убийства ради спасения Эллы. Но то, что он сделал для нее потом — убил Новаковича и привел к Бруно, — было слишком близко к его прошлой жизни… чересчур близко, чтобы не почувствовать вины.

— Вы сказали, были две причины.

Лукас кивнул.

— Еще я боялся.

— Маленькой девочки? — спросила она со скептическим видом.

Изабелл явно поддразнивала его, ее легкая улыбка слегка ободрила Лукаса.

Официант принес кофе и горячий шоколад для Изабелл. Лукас заметил, как парень украдкой улыбнулся девочке, будто намекая, что в другой раз попросит объяснений. Она окунула палец в напиток, облизнула его и спросила:

— А почему вы перестали быть преступником?

Слова показались Лукасу чересчур резкими, однако он не собирался объяснять тонкости своей работы.

— Наверное, надеялся, что в один прекрасный день смогу оказаться здесь и скажу тебе, что бросил это дело.

Первый раз с тех пор, как они сели за столик, Изабелл улыбнулась по-настоящему.

— Вы думали обо мне?

— Сначала нет. А вот последние четыре-пять лет все больше и больше. Каждый раз, видя на улице ребенка, я думал, что он твой ровесник. Я не видел ни одной фотографии, даже не знал, как тебя зовут. Я был здесь летом…

— Она сказала, что вы приезжали. Мы поссорились. — Подумав, Изабелл добавила: — Ничего серьезного.

Лукас улыбнулся, довольный тем, что дочь поругалась из-за него с Мэдлин.

— Ты похожа на мать. Я боялся, что не узнаю тебя, но узнал в первую же секунду. Вот только короткие волосы… иначе ты была бы ее копией.

— У меня голубые глаза, как у вас. — Произнеся эту фразу, Изабелл посмотрела куда-то ему за спину и сказала: — Извините.

Она поднялась с недовольным видом.

Лукас повернулся на своем стуле и стал смотреть, как Изабелл разговаривает с каким-то мальчишкой. Ему показалось, что это один из тех парней, с кем он видел ее летом.

Изабелл стояла спиной к Лукасу, и пока она говорила, юнец с озорным видом поглядывал ей через плечо. Интересно, тот ли это парень, с которым она планировала встретиться, и что она ему говорит?..

Вернувшись, она сказала:

— Еще раз извините.

— Это его ты ждала?

— Да. И нет. Он не… Мы просто друзья.

Лукас улыбнулся, потом какое-то время оба молчали, и эта пауза, казалось, смутила Изабелл.

— Итак, что бы вы хотели узнать о моей жизни? — спросила она.

Лукас отхлебнул кофе — он был явно без кофеина и просто дрянной.

— Я уже немного знаю. Знаю, что у тебя есть брат. Видел его летом.

Она улыбнулась:

— Правда, он милый? Луи. Ему пять лет.

— Луи… Как твой дедушка.

— Вы знали моих дедушку и бабушку? — удивилась девочка.

— Мы виделись с ними несколько раз. Хорошие люди. Они еще живы?

— Да, конечно. А что мои вторые дедушка и бабушка? — с неожиданным интересом спросила Изабелл.

— Они умерли много лет назад. Я даже не помню их.

— О! У вас есть братья или сестры?

Лукас огорченно покачал головой. Наверное, девочка часто думала, какова вторая половина ее семьи, и вот перед ней предстала голая правда — он один. Полчеловека.

— А отец Луи?

Вопрос явно огорчил ее. На мгновение воображение Лукаса начало строить видения несчастливых отношений между ними, но тут Изабелл сказала:

— Он погиб три года назад. В автокатастрофе.

Лукас разозлился на себя, потому что его первой инстинктивной реакцией были радость и облегчение оттого, что этого человека больше не существует. Особой разницы все равно нет; он знает, что Мэдлин больше не впустит его в свою жизнь, и все же ему было приятно, что рядом с ней нет другого мужчины.

Лукас заметил, как огорчилась Изабелл от одного упоминания об отце Луи, и ему стало жалко и ее, и мальчика, который летом подбежал к двери, чтобы увидеть, кто пришел. Жаль было и Мэдлин, потому что она заслуживает счастья, а вместо этого с ней обошлись жестоко — сначала он, потом судьба.

Изабелл тряхнула головой.

— Сегодня мы не должны говорить о грустном. Вы живете в Англии?

— Нет, в Швейцарии.

Она рассмеялась:

— Ваш французский не очень-то хорош!

— Верно. Я живу в той части Швейцарии, где говорят по-немецки.

— Вы говорите по-немецки?

— Нет.

На сей раз она засмеялась так громко, что два или три посетителя обернулись и заулыбались.

— Я могу научить вас французскому. И немецкому — немного. Там, где вы живете, можно кататься на лыжах?

— Конечно. Надеюсь, ты когда-нибудь приедешь.

— Я тоже надеюсь.

Лукас улыбнулся. Ему хотелось встать и на своем безнадежном французском рассказать всему кафе, что это его дочь. Впрочем, просто быть рядом с ней и знать, что она не испытывает к нему ненависти, — уже достаточно.

Они возвращались вместе и остановились, не дойдя немного до ее дома.

— Я пробуду в Париже несколько дней. Мы могли бы еще встретиться.

— Да. Обязательно. Я так рада, что вы приехали.

— Я тоже. И прости…

За что он просит прощения? За то, что его так долго не было? За то, что он был тем, кем был?..

— Просто прости.

— Ничего, все в прошлом, — ответила она.

Ложь во спасение.

Поколебавшись, Изабелл неожиданно обняла его. На секунду Лукас запаниковал, испугавшись, что сквозь одежду она может почувствовать пистолет — и внезапно с неожиданным ощущением чудесной легкости вспомнил, что оружия у него нет.

Он смотрел ей вслед. Когда Изабелл подошла к дому, Лукас перебежал через дорогу и рухнул на водительское сиденье своей машины. Он не мог вспомнить, когда в последний раз был так счастлив, когда его охватывала настолько глубокая эйфория, что энергия переполнила все тело. Руки дрожали, от радости хотелось кричать.

Несколько минут Лукас просто сидел, не в состоянии что-либо сделать, практически парализованный свалившимся на него счастьем.

Он нашел ее…

Потом боковым зрением отметил движение у входа в дом дочери. Еще до того, как ему удалось заметить Мэдлин, она уже преодолела половину расстояния, распахнула дверцу автомобиля и села рядом.

На ней были светлые обтягивающие брюки и такой же свитер. Как бы Лукас ни сдерживал себя, он не смог еще раз не восхититься ее фигурой.

Лицо Мэдлин пылало гневом. Хотя за пятнадцать лет Мэдлин должна была постареть, этого заметно не было. Она осталась такой же красивой, как в первый раз, когда он ее увидел.

— Ты обещал, — сказала она, глядя прямо перед собой.

— Я ошибался. Мне следовало остаться.

Мэдлин повернулась к Лукасу:

— Не тебе было выбирать. Что за жизнь у нас получилась бы? Ты — убийца, который общается с такими же убийцами. Как только у тебя хватило совести сюда явиться? Как ты мог подставить ее?

— Я ее не подставлял. Я давно отошел от дел.

— А откуда ты знаешь, что не вернешься?

— Просто знаю. Это не вопрос.

— Именно что вопрос! Ты — убийца. А такое не проходит.

— Не проходит? Никогда? Я навсегда останусь убийцей, а она всегда будет дочерью убийцы? Так?

— Мир, в котором ты живешь…

Он перебил ее:

— Говорю тебе: все, я завязал, вышел из дела. Поверь.

Мэдлин не ответила.

После паузы Лукас спросил:

— Ты и правда могла подумать, что если бы вам угрожала хоть какая-то опасность, я бы приехал?

Она всплеснула руками.

— Я не знаю, что мне думать! И что мне делать! Джинн выпущен из бутылки. Теперь, если я буду ей запрещать, то стану плохой матерью. Я!.. Неужели не мог подождать еще несколько лет?

Лукас не ответил, потому что не видел в этом особого смысла. Он и так слишком долго ждал.

Какое-то время они сидели молча, потом Мэдлин сказала:

— Предлагаю дать Изабелл время на обдумывание. Если она все-таки решит, что хочет встречаться с тобой, придется это как-то урегулировать. Можно договориться через наших адвокатов.

— Адвокатов!.. Да не нужны нам адвокаты! Неужели мы не договоримся сами?

— Нет. Вероятно, Изабелл хочет, чтобы ты стал частью ее жизни, но я не хочу, чтобы ты стал частью моей. Если я попрошу тебя оставить нас в покое, это ведь не слишком много?

— Слишком.

Она бросила на него удивленный взгляд. Какое право он имеет так отвечать?

— Может быть, я и не появлялся только потому, что думал — ты замужем. Я не мог себе этого позволить. Сожалею, что это с ним случилось, но, Мэдлин, я вернулся сюда не только ради Изабелл.

Она искоса посмотрела на него и сказала:

— Довольно самонадеянно с твоей стороны. — Потом как-то погрустнела и добавила: — Я очень любила Лорана. Нам его не хватает.

— Тогда ты должна понять мои чувства.

— О, пожалуйста, не надо!..

— Почему не надо? Я ведь не напрашиваюсь. Мне не нужно… — Он так и не придумал слово, обозначающее то, что ему не нужно. — Ты — единственный человек, которого я любил, ты — единственный человек, который любил меня. Вряд ли это для тебя важно: с какой стати? Однако от правды не уйти.

Мэдлин улыбнулась. Казалось, она была тронута.

— Нет, важно. Ведь я действительно тебя любила. И мне столько лет удавалось тебя ненавидеть за правду о том, кто ты есть. То, кем ты был, и было правдой.

— Кем я был, — сказал Лукас с нажимом. — Ты до сих пор ненавидишь меня?

Мэдлин вздохнула, и этот вздох должен был предполагать, что продолжать нет смысла, что в ее жизни произошло слишком многое.

Ему хотелось утешить ее, положить руку на плечо, но он сдержался.

— Тогда мы можем остаться друзьями? Это все, чего я хочу: иметь возможность поговорить с тобой, находиться в одной комнате. Господи, просто быть в одной комнате с тобой!.. Как друг.

Несколько секунд Мэдлин качала головой, о чем-то раздумывая, потом сказала:

— Я никогда больше не полюблю тебя. Ты понимаешь?

— Конечно.

Она все еще не могла решиться дать согласие.

— Где ты сейчас живешь?

— В Швейцарии.

Мэдлин рассмеялась:

— Что?.. Ты всегда выбираешь для жизни те места, где не говорят по-английски.

— Мне нравится, когда можно молчать по уважительной причине.

Она снова рассмеялась, больше из вежливости, как на первом свидании. Потом отбросила прядь волос с лица, и он заметил обручальное кольцо на ее пальце.

— А как ты? Наверное, в последние годы тебе пришлось несладко.

— Да, ты прав, — сказала Мэдлин и посмотрела на приборную панель. — Нельзя ли включить обогрев? Очень холодно.

— Не работает. Машина из проката — нужно было сразу ее вернуть.

Она взглянула на дефлекторы обогревателя, как будто они ее раздражали, потом в упор посмотрела на Лукаса. Во взгляде Мэдлин читалось раздумье, и его охватило нетерпение: ведь он знал, о чем она думает.

— Люк, я больше не стану требовать обещаний, но я не смогу вынести, если дети снова будут страдать. Я не в силах…

Он поднял руку и приложил палец к губам Мэдлин, чтобы остановить ее слова и ее страхи. Это прикосновение пронеслось по нервам, как будто открылся прямой контакт настоящего с прошлым, а все, что случилось в промежутке между ними, вычеркнуто.

Лукас опустил руку, а Мэдлин закрыла глаза. Потом сказала:

— Ладно. Можешь зайти.

В голосе Мэдлин звучала неуверенность, словно она все еще раздумывала, правильно ли поступает. Наверное, пройдет еще немало времени, прежде чем ответ будет найден.

Они вышли из машины и направились к дому, к единственному символу семьи и очага, который Лукас мог представить.

Он выходит из тьмы с женщиной, которую любил полжизни. И он счастлив: ведь даже если это всего лишь первый шаг, уже ясно, что одиночеству конец. Человек, который многие годы стремился к абсолютной изоляции, сегодня утром прекратил свое существование.

Можно сказать, умер.

Глава 21

Подходя ближе, Дэн увидел, что за прилавком снова стоит знакомая продавщица. Она тоже его заметила и помахала рукой.

— Где ты была, Венди? — спросил Дэн. — Похоже, я не так приятно провел это время, как ты.

— В отпуске, — улыбаясь, ответила Венди. — На Канарах!..

— Классно. А мне «Сидней морнинг стандард», пожалуйста.

Она громко рассмеялась. Занятно: одна и та же шутка всегда вызывала одну и ту же реакцию.

— «Ивнинг стандард» — или ничего!

— Тогда давай «Ивнинг стандард». Что слышно в мире?

Венди показала ему первую страницу.

Дэн увидел фотографию Эллы Хатто.

Венди начала читать:

— «Бездомные собаки и безнадежные раковые больные получат помощь благодаря крупнейшему в истории наследству, оставленному на благотворительные цели. Согласно воле убитой Габриэллы Хатто, все ее состояние, насчитывающее несколько сотен миллионов фунтов стерлингов, завещано различным благотворительным организациям». — Она подняла глаза от газеты. — Что ты об этом думаешь?

Было не совсем понятно, что именно она хотела услышать: мнение Дэна по поводу того, как она выразительно читает, или по поводу занимательного факта.

— Довольно интересно. Уже известно, кто это сделал?

Венди пожала плечами, словно говоря, что вопрос-то глупый.

— Наверное, ее дядя. Интересно, где они? В смысле, куда все они могли сбежать? В Южную Америку, попомни мои слова.

Кто-то наклонился через прилавок, чтобы достать газету.

— Эй-эй, полегче, приятель.

Дэн отдал ей деньги за газету и сказал:

— До завтра, Венди.

— Пока, моя любовь. Береги себя.

Она не знает, как его зовут, и никогда не проявляла любопытства. А Дэну известно ее имя только потому, что у женщины есть привычка иногда говорить о себе в третьем лице.

Он вернулся домой и разложил газету на кухонном столе. Четвертая и пятая страницы, на которых напечатана статья — на весь разворот, — а еще перечень благотворительных организаций, которым завещаны деньги.

В общем-то жалко, конечно, потому что она нравилась Дэну. Кроме того, Элла была весьма симпатичной девушкой. Но в том, что он поступил правильно, нет никаких сомнений. Он поступил с ней так, как следовало поступить с загнанной лошадью или другим раненым животным.

Дэн даже поиграл сам с собой в адвоката дьявола, задавая вопрос: а кто он такой, чтобы решать, заслуживает она смерти или нет? Тем не менее он осудил ее и приговорил.

Дэн просто увидел грань, которую перешагнула Элла, и понял, что оттуда ей не вернуться. Возможно, девушка и сама не сознавала, что была смертельно ранена уже в тот момент, когда Дэн впервые с ней встретился. Он лишь избавил бедняжку от страданий.

Вся эта история — очень странное и темное дело. Дэн много размышлял, удивлялся, как могла целая семья вот так просто взять и погибнуть. Кто же, интересно, сумел все так ловко организовать?..

Обратив мысли к более приятным вещам, Дэн подошел к холодильнику, достал утиные грудки, которые поставил мариноваться утром, разложил вокруг остальные ингредиенты задуманного блюда — чтобы до каждого легко было достать.

Он открыл бутылку вина, налил стакан, потом посмотрел через стол в глазок воображаемой телекамеры и произнес:

— Вот добрый бокал «Мур Фарм Шираз», а вот и утиные грудки, которые я подготовил ранее.

Он продолжал говорить о том, что собирается делать дальше, размышляя, нет ли на телерынке ниши для подобной программы.

Потом Дэн рассмеялся, представив почему-то, что в один прекрасный день возникнет и миссис Боровски. Непонятно, с чего это пришло ему в голову, хотя мысль сама по себе недурна. Может статься, она сейчас бродит где-то рядом, эта гипотетическая миссис Боровски. Живет и даже не догадывается о своем счастье.

Об авторе

Кевин Уигналл родился в Херенталсе, Бельгия, где была расквартирована часть, в которой служил его отец. Жил в Северной Ирландии и Германии, после чего обосновался в небольшом городке на западе Англии, где обитает до сих пор.

Изучал политические науки и международные отношения в Ланкастерском университете, где какое-то время жил во дворце четырнадцатого века. Является членом Лондонского королевского института международных отношений и учредителем издательской компании «Хамсун медиа».