/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Latin Lovers

Это моё!

Кейт Уолкер

Испанский герцог дон Рауль Эстебан Маркес Марсин утратил всякую веру в жизнь. Прошлое полно боли, горечи и обид. Будущее пусто и черно. Но так еще хочется верить в Настоящее, благо у этого Настоящего есть имя. Женское имя — Эллана Редферн!

Кейт Уолкер

ЭТО МОЁ!

Глава первая

Стрелки часов, кажется, так и не сдвинулись с места за все то время, что она сидела здесь.

Эланна могла бы поклясться, что каждый раз, когда она смотрела на большой белый циферблат висевших напротив нее часов, обе стрелки находились абсолютно в том же положении, что и когда она пришла сюда.

А она уже сидит в этом кресле посреди комнаты с самого утра, а может, и всю жизнь. Никогда еще время не тянулось так мучительно долго!

И в любую секунду дверь откроется и — появится мужчина, которого она ждала. Ждала? Странное слово, совсем неподходящее для ее состояния. Скорее — боялась увидеть, не могла не признаться самой себе Эланна. Девушка тряхнула головой, словно пытаясь стряхнуть оцепенение, которое вдруг охватило ее, и рыжие локоны разметались по плечам. Несколько прядей выбились из-под черной траурной повязки, которую она надела на голову сегодня утром.

Эланна знала, что выглядит бледной и вялой. Стресс и переживания последних нескольких дней стерли последний румянец с ее щек, слезы затуманили ясность зеленых глаз… Она даже старалась пореже смотреться в зеркало, чтобы не видеть на своем лице след этой кошмарной недели, которая никак не хотела заканчиваться. Джинсы и простая черная водолазка с длинным рукавом никак не улучшали ее внешний облик. Наоборот, еще больше бледнили ее, подчеркивая безжизненный, опустошенный вид. Наверное, надо было накраситься, но у Эланны не было на это ни времени, ни сил, ни желания. То, что мама устроилась в доме тетушки, волновало девушку гораздо больше, чем собственная внешность.

И вообще, какая разница? Мужчину, которого Эланна надеялась здесь увидеть, не волновало ни то, как она выглядит, ни, тем более, как одета. Если ему скажут, кто к нему пришел, он вообще может отказаться встречаться с ней. А после того, как услышит то, что она пришла ему рассказать, вряд ли захочет когда-нибудь снова увидеть ее.

— Разумеется, мистер Марсин…

Внимание Эланны привлек неожиданный шум у той самой двери. А знакомое имя только подтвердило ее подозрения. Не то чтобы ей нужно было подтверждение… Где бы и когда бы ни появлялся Рауль Марсин, вокруг тотчас закипала жизнь. Даже воздух заряжался такой энергией, что у остальных людей чуть ли не перехватывало дыхание во внезапно сгустившейся атмосфере. Он прямо-таки излучал уверенность и власть, что и привлекало к нему людей, как магнитом.

Когда-то Эланна тоже жила, погрузившись с головой в эту бурную и радостную атмосферу. Ее буквально захватила волна чистой энергии и силы, которую породил дон Рауль Эстебан Маркес Марсин, когда ворвался в ее жизнь с высоко поднятой головой и блестящими золотистыми глазами. Но все осталось в далеком прошлом. Эланна сбежала из этого красивого, на первый взгляд, но, как оказалось на поверку, страшного мира и отринула от себя все, что он принес с собой.

Теперь, слава богу, она уже не часть его.

Это мир власти и денег, но вместе с тем мир эгоизма, равнодушия и грязных манипуляций. Дон Рауль Марсин бесцеремонно брал у людей то, что ему было нужно, использовал женщин, чтобы удовлетворить свои похотливые желания, совершенно не думая о том, что при этом могут чувствовать они. Так же он поступил и с ней, Эланной. И вскоре уже забыл о ней. Просто отбросил ее в сторону, как отслужившую свой срок вещь. Цель достигнута — и дело с концом! Хорошо еще, что она не успела выстроить воздушный замок, не успела поверить в возможность счастья. И вовремя узнала правду. И это знание избавило ее от неизбежной боли, заставило бежать от этого бездушного мира как можно скорее. Бежать без оглядки. И она дала себе зарок никогда больше не видеть Рауля Марсина.

У нее не было ни малейшего желания возвращаться в прошлое. Но сейчас у нее нет выбора. Никакого. Ей придется снова увидеться с Раулем Марсином. Предстать перед ним и высказать ему то, что он, без сомнения, не захочет слушать. О боже, скорей бы все это кончилось.

— Если вы подождете здесь…

Чья-то рука открыла дверь, и мужчина произнес слова благодарности, хотя в его голосе слышалось явное нетерпение.

Эланна тут же машинально поправила прическу и одернула водолазку, а затем недовольно скривилась. Она не хотела, чтобы Рауль решил, будто она прихорашивается ради него. Или что ее беспокоит то, что он о ней подумает. Раньше она отдала бы все, что угодно, лишь бы он улыбнулся ей, но это уже забытая история.

— Хорошо, я постараюсь как можно скорее разобраться с этим вопросом.

— Спасибо, — снова раздался знакомый голос, и по спине Эланны побежали предательские мурашки. Нет, никаких эмоций! Она не должна ничего чувствовать. Не теперь, после всего, что произошло.

Девушка слышала, как Рауль вошел в помещение, где она сидела, и сразу всем телом ощутила его присутствие. Ей было так страшно и плохо, что она не осмеливалась поднять голову и посмотреть на него. Она испытывала почти физическую боль в сердце. И потребовалось немало сил, чтобы хоть как-то заглушить ее и взять себя в руки.

Однако она по-прежнему стояла потупившись, будто разглядывая пол у себя под ногами.

— Простите! Вы, случайно, не меня ждете?

Наконец-то Рауль заметил ее молчаливое присутствие! Краем глаза Эланна взглянула в его сторону и заметила, как он сразу напрягся. Она не видела его лица, но почувствовала: он никак не ожидал ее здесь увидеть и, похоже, растерялся. Пауза затягивалась.

— Эланна? — В его голосе слышалось сомнение.

О, господи, она уже и забыла, как Рауль произносит ее имя и как опьяняюще действуют на нее его звучный баритон с чуть заметным акцентом.

— Эланна, ты?

Хочешь не хочешь, а ей придется все-таки взглянуть на него. Другого выхода нет. Иначе Рауль поймет, что он до сих пор магическим образом воздействует на нее и что она его боится, а это недопустимо.

Если быть честной, Эланна сама удивилась собственной слабости. Она несколько дней убеждала себя в том, что сможет это сделать. Сможет встретиться с ним, посмотреть ему в лицо, рассказать то, что ему следует знать, а затем повернуться к нему спиной и пойти своим путем, вернуться к привычной жизни. Жизни, которую она построила с чистого листа, когда ушла от него. И теперь она полностью свободна. И ничто не в силах этого изменить. Эланна никогда не вернется. Так говорила она себе до тех пор, пока надежда не превратилась в веру, а вера затем не окрепла и не стала твердой уверенностью. Да, она боялась, но боялась самой встречи, а не ее исхода. Исход очевиден! Их пути и судьбы никогда больше не пересекутся!

И вот теперь один лишь звук голоса Рауля пошатнул эту уверенность. Черт возьми! Эланна не понимала, что это значит, но в одном была уверена: нельзя, чтобы Рауль догадался о ее внутреннем состоянии.

— Привет, Рауль.

Это все, что она смогла из себя выдавить. И сейчас надо посмотреть на него. Если она этого не сделает, то мужчина догадается: она совершенно беспомощна перед ним и не контролирует ситуацию.

Собрав всю волю в кулак, Эланна подняла голову, заставив себя взглянуть своему старому знакомому в глаза.

Рауль оказался выше ростом и шире в плечах, чем она представляла по своим воспоминаниям. Наверное, память подвела, и она просто забыла, какой он высокий и сильный. Какая жалость, что она сидит! В мягком низком кресле девушка чувствовала себя беззащитной перед Раулем, который возвышался над ней, как скала.

За два года, что она не видела его, Рауль превратился из молодого человека в динамичного зрелого мужчину. Черты его лица стали строже и резче. Скулы заострились, брови сделались гуще и темнее, а взгляд так и пронизывал ее насквозь, словно заглядывал прямо в душу.

В отличие от нее, Рауль был одет с иголочки. Серый костюм и накрахмаленная белоснежная рубашка подчеркивали загорелую кожу. Такой официальный наряд был вполне типичен для дона Рауля Марсина, с горечью отметила Эланна. Так похоже на Рауля из ее прошлого! Эланна редко видела его в чем-то, кроме дорогих, сшитых на заказ костюмов. И его ум был таким же. Всегда под строгим контролем воли, всегда нацеленный на успех. Кроме зарабатывания денег, Рауля интересовало лишь одно: герцогство маркиза Марсина и земля, которой владела его семья. Вот и весь круг его интересов!

— Добрый день, Эланна, — отозвался мужчина, коротко кивнув.

«Сколько лет, сколько зим» — эти слова вертелись у нее на языке, но девушка ничего не сказала, и тотчас поняла: ошибка, не следует отдавать ему инициативу в разговоре, но было уже поздно.

— Что ты здесь делаешь?

Требовательный тон, с каким Рауль произнес эти слова, заставил Эланну подняться с кресла.

— То же самое, что и ты, полагаю. Это ведь больница.

— Но я…

Глядя в эти золотые глаза, девушка нервно сглотнула. Нет, она ничего не может с собой поделать!

— Кто-то болен? — полюбопытствовал Рауль. — Кто-то из твоих родных?

— Брат, — ответила Эланна, и уже в следующее мгновение слезы подступили к глазам. Но кто мог бы обвинить ее в этом? И в том, что ей нужно немного времени, чтобы собраться с силами и продолжить разговор. Все можно списать на ее волнение из-за того, что случилось с братом.

Тем более что говорить ей придется со стоящим перед ней человеком.

— Неужели с ним так плохо?

Эланна тут же утратила последние остатки мужества. Его сочувствующий взгляд показался ей настолько искренним, что девушка испытала эмоциональный шок. И вслед за этим ее охватила физическая слабость. Она схватилась за кресло в поисках поддержки. Можно подумать, что Раулю не все равно, что произошло с ее братом. Хотя Эланна прекрасно понимала, что все это лишь умелая игра. И на лице его лишь вежливая маска сострадания. Но ничего, скоро она сорвет ее с него!

— Плохо.

Хуже не бывает, нужно было сказать. Что может быть страшнее смерти. Бедный, бедный Крис! Но ей не следует торопить события и говорить об этом Раулю. Все в свое время.

— Мне жаль.

Сочувственная фраза вырвалась у Рауля автоматически, и он тут же слегка скривил губы, недовольный собой, понимая, что его голос прозвучал излишне холодно и сухо, но у него не было сил что-то менять. Не то чтобы он не испытывал симпатии к болеющему брату Эланны, ему по-человечески, конечно, было жаль его, просто сегодняшний день выдался на редкость тяжелым и неприятным, а эта девушка была последним человеком, которого Раулю хотелось бы видеть. Впрочем, не только сейчас, но и в какое-либо другое время.

Когда Эланна ушла от него более двух лет назад, он, честно говоря, даже обрадовался. И, может быть, это даже слабо сказано. Эта девушка пробила брешь в его защите, и он слишком близко подпустил ее к себе. Гораздо ближе, чем любую другую особу женского пола за всю свою жизнь. Она прочно засела в его голове, вытеснив все прочие мысли. Именно ее он впустил в святая святых своего сердца. Эланна… Красавица Эланна. Она в те времена сделалась его музой, вожделением, нежностью и страстью, его судьбой, смыслом и целью каждого дня, от раннего утра до позднего вечера… Стыдно вспомнить, но он был уже готов провести с ней остаток жизни. Он даже дошел до того, что сделал ей предложение руки и сердца.

Но Эланна в ответ лишь рассмеялась ему в лицо.

— С чего мне выходить за тебя замуж? — бросила она ему тогда с надменной улыбкой на лице. — Я вовсе не к этому стремилась, поддерживая наши с тобой отношения. Мне просто нравилось проводить вместе время. Было здорово, разве не так? Ты богат, и все такое. Если ты думаешь о чем-то постоянном, забудь! Этого не произойдет. Мне не нужны с тобой серьезные отношения.

А потом она сообщила, что встречается с другим мужчиной. Рауль был уязвлен, опустошен, разбит… Он долго боролся с собой, и в конце концов пришел к выводу, что ему удалось перешагнуть через обиду. К сожалению, он, похоже, ошибался. Рана, нанесенная его гордости, мучила его до сих пор. Присутствие здесь Эланны вскрыло старые раны и почти заставило его забыть, зачем он пришел сюда.

А Рауль ничего не хотел забывать. Иначе ему придется потом снова пройти через весь ужас воспоминаний.

— Мне жаль, — снова повторил мужчина, понимая, что не должен мстить за ту ярость и злость, которые переполняли его в тот день, когда Эланна ушла от него, за то, что ей никогда не доведется испытать и десятой доли того ужаса, что выпал на его долю. Все на самом деле очень просто: раз у девушки тяжело болен брат, значит, она заслуживает человеческого сочувствия. А его горе и его собственные эмоции не должны никого не волновать.

— Спасибо за поддержку, — произнесла девушка отсутствующим тоном.

Болезнь брата, разумеется, объясняла то, как выглядела Эланна Редферн. Сознание Рауля, взволнованного ее появлением, отметило гораздо больше, чем ему хотелось бы. Против своей воли он всматривался в лицо стоявшей перед ним женщины, хотя ему следовало бежать отсюда и постараться никогда больше не встречаться с нею. Ради собственного спокойствия.

Но теперь, когда он почувствовал, насколько ей плохо, Рауль понял, что не может отвернуться. Не в состоянии отвести от нее взгляд. А уйти — тем более.

Эланна казалась бледным отражением той девушки, которую он знал раньше. Словно какой-то художник изобразил ее пастельной акварелью или фотограф оставил сделанный им снимок на солнце, и цвета поблекли.

Когда бы Рауль не вспоминал об Эланне, а эти воспоминания ему, черт возьми, никак не удавалось прогнать окончательно, его мысли всегда были наполнены ярким цветом и кипением жизни. Он отлично помнил широкую белозубую улыбку и веселые искрящиеся зеленые глаза.

Сейчас в этих же глазах не было и намека на блеск. А ее кожа сделалась почти прозрачной.

Эланна заметно похудела. Соблазнительные округлости, которые так хорошо — слишком хорошо — помнил Рауль, больше не были такими аппетитными, как раньше. Она казалась слишком, болезненно хрупкой. А на ресницах… что это? Слезы?

Слезы в отделении интенсивной терапии — дурной знак.

— Эланна… — произнес он с подозрением.

Если сочувствующий взгляд почти лишил ее сил, то мягкий тон вмиг выбил почву из-под ног девушки. Ей нужна была поддержка, но именно ее, этой самой поддержки, она больше всего и боялась. Она не могла позволить себе принять помощь и поддержку от этого мужчины. Потому что тогда придется рассказать ему всю правду, до самого конца.

И Эланна невольно попятилась, отступая от Рауля. У нее дрожали колени и железными тисками сжималось сердце. Девушка на слабых ногах подошла к подносу с напитками.

— Хочешь кофе? Он мерзкий, но…

О чем это она говорит? — удивилась Эланна. Сначала предлагает ему кофе, потом сама же сообщает, что он мерзкий. Звучит, как… Эланна сама не знала, как что. Она понимала только то, что ужасно нервничает в присутствии Рауля. Он вот-вот догадается: что-то не так.

А если он начнет задавать вопросы…

В животе словно что-то завязалось в узелок, сердце ушло в пятки.

— …кофе… пожалуйста, — раздалось за спиной.

Его слова доносились будто из ватного тумана, их заглушал пульс, бешено пульсирующий в венах, громом раздающийся в голове. И Эланна вдруг почувствовала, что не может не говорить. Слова сами собой слетали с ее губ прежде, чем она успевала подумать, хочет она произнести их или нет.

— Они стараются сделать это место уютным для родных и друзей, которые приходят сюда — или ждут новостей, — но это ведь невозможно, да? Я хочу сказать, кому захочется чувствовать себя как дома в отделении интенсивной терапии?

Эланна сжала пластиковый стаканчик в руке. Тот треснул, превратившись в бесформенный кусок пластика. А девушка все сжимала и сжимала его в руке так сильно, что даже костяшки пальцев побелели.

— Черт, черт, черт! — в бессилии выругалась Эланна.

Зная, что Рауль внимательно наблюдает за ней, следя за каждым ее движением, она выбросила сломанный стаканчик, не заботясь о том, попал ли он в корзину или нет, и взяла другой.

— Эланна… — тихо произнес Рауль.

— Да и кто смог бы чувствовать себя здесь уютно? — будто не слыша его, продолжила Эланна. — То есть… Я хочу сказать… в общем… — Девушка разразилась рыданиями. Кофейник в ее руке дрогнул. Она стала наливать кофе, но глаза застилала пелена, и горячий напиток перелился через край. — Проклятье! — выругалась девушка.

Из-за слез Эланна плохо видела поднос и никак не могла найти место, куда поставить кофейник. Она стояла, беспомощно пытаясь понять, что же ей делать дальше.

Боже, какой беззащитной она казалась Раулю. Он и думать забыл, что произошло между ними в прошлом. Сейчас перед ним стояла всего лишь слабая девушка, которая нуждалась в человеческой теплоте и поддержке. И Рауль обязан утешить ее.

— Эланна… — снова повторил он.

Девушка услышала почти нежный голос Рауля, а в следующий момент сильные руки обняли ее, забирая кофейник и стаканчик. Тепло его тела окутало ее, и она почувствовала знакомый запах. Один шаг назад, и она окажется в его объятиях, плача на его широкой груди.

— А теперь расскажи, что происходит? — попросил он настойчиво.

— Ты хотел кофе, — пробормотала Эланна сквозь слезы.

— Нет. Я выпил уже предостаточно этой гадости. Больше ни глотка, — возразил мужчина.

— Но ты сказал, что… — Она замолчала. Может, он в действительности сказал «не хочу кофе», а она так стремилась оказаться подальше от него, что услышала совершенно противоположное? — Короче, ты не хочешь кофе?

— Не хочу, — поддакнул Рауль, заставив Эланну задрожать, когда его дыхание коснулось ее кожи.

Боль от пережитой потери оставляла горький привкус во рту. Если бы два года назад все сложилось по-другому, Рауль был бы первым человеком, к которому Эланна обратилась бы за помощью и поддержкой.

Она бросилась бы в его объятия, как птица летит в свое гнездо. Но суровая реальность научила ее тому, что чувство безопасности и надежности в его объятиях фальшивое. Это убежище — худшее из тех, где могла бы спрятаться девушка. Даже реальный мир со своими печалями и горестями и то лучше.

— А сейчас… — снова зазвучал его вкрадчивый голос.

Погруженная в свои мысли Эланна не сопротивлялась, когда Рауль развернул ее лицом к себе. Они стояли очень близко друг к другу, и эта близость волновала девушку значительно больше, чем ей хотелось бы, и больше, чем она готова была себе признаться. Прошло уже достаточно времени с момента их расставания, а ее до сих пор так сильно влекло к Раулю, что она едва нашла в себе силы хотя бы внешне противостоять этому влечению. Так не должно быть! Нет! Это неправильно!

— Сейчас ты мне все расскажешь, — закончил фразу Рауль.

— Все? — переспросила Эланна. Страх ледяной рукой схватил ее за горло.

Рауль взял девушку за подбородок, заставив взглянуть в свои глаза.

— И прежде, чем ты скажешь, что все в порядке, знай: я не поверю тебе, — отрезал он.

Под его проницательным взглядом Эланна чувствовала себя как в лучах рентгена.

Откуда он знает, что она собиралась сказать? Неужели Рауль способен читать мысли?

— Почему не поверишь? — сглотнув, чуть слышно, на одном слабом придыхании, пробормотала девушка.

Мужчина склонил голову, и на мгновение Эланне показалось, что он собирается поцеловать ее или прикоснуться лбом к ее лбу, как они часто делали раньше. Ее сердце сжалось. Но Рауль лишь крепко обнял ее.

— Потому что я знаю тебя как облупленную и могу легко догадаться, как ты себя поведешь в той или иной ситуации, — констатировал он.

— Глупости, ты не видел меня два года! — воскликнула Эланна.

— Это не так уж много времени, — спокойно возразил мужчина. — И я никогда не забывал тебя.

«Никогда не забывал!..» Рауль не дал ей времени обдумать эти удивительные слова.

— Я прекрасно вижу: ты старательно пытаешься скрыть собственную слабость и то, что душа твоя страдает. Думаешь, я поверю, что ты уверена в себе и управляешь своей жизнью? Чушь! Ты двигаешься и говоришь как робот. Но робот хотя бы точно знает, что делает, а ты нет. А это что такое? Посмотри на себя в зеркало, Эланна, и ты поймешь, о чем я говорю.

Он провел пальцами по ее черным кругам под глазами.

— Это выдает тебя с головой. И спрашивать ничего не надо. Так в чем дело, Эланна? Что случилось с Крисом?

Девушка меньше всего ожидала такого вопроса. Она в изумлении уставилась на Рауля.

— Крис… Ты помнишь, как зовут моего брата? — Ее голос звучал тихо, изумленно, напуганно. Что, черт возьми, здесь происходит?

— Не сомневайся, я все помню. А теперь расскажи, в чем дело. — Рауль начинал терять терпение. — Что не так с Крисом?

Мужчина сильнее сжал ее плечи. Его пальцы почти впивались в кожу под водолазкой. Но Эланна не чувствовала боли. Паника овладевала ею, не позволяя вымолвить ни слова.

— Давай, расскажи мне, — потребовал Рауль. И было видно: он ждал от нее только правды. На меньшее этот человек не согласится. А сказать ему правду было сложнее всего.

— Крис… — Эланна снова не нашла в себе сил продолжить. Девушка сама не могла поверить в то, что произошло. — Мой брат… Криса больше нет… он умер.

Произнеся последние слова, девушка снова разразилась рыданиями. Сквозь слезы, которые все текли и текли по щекам непрерывным потоком, она чувствовала тепло Рауля, который крепко прижимал ее к себе.

Эланна понимала, что это опасно, но сейчас ей больше всего необходима была поддержка и сочувствие, и она, зарывшись лицом в пиджак Рауля, позволила себе выплакаться.

Глава вторая

Не нужно было прикасаться к ней, со злостью думал Рауль, глядя, как в окне машины, в ночной темноте, мимо проносятся дома. Я не должен был ни за что и никогда прикасаться к ней! Мне следовало бы, дураку, догадаться, к чему это приведет. Проклятье, ну как он мог так глупо себя повести?

Два года — очень большой срок, до этого дня постоянно говорил он себе. За это время любая рана должна зарубцеваться, любая страсть — выветриться, ну не может же, в самом деле, зрелый мужчина настолько зациклиться на одной девушке. И он старательно вбивал в свою голову мысль: она его бросила, а ему наплевать! Другие еще лучше. А эту забыть, выкинуть из своего сердца…

Забыл! Как бы не так! Это чувство напоминает ему неизлечимую болезнь.

До сих пор у него дрожали руки, а сердце совершало неожиданные кульбиты в груди всякий раз, когда он лишь смотрел в ее сторону. А как только их тела соприкоснулись, внутри опять словно зажглось невидимое пламя. Костер, который воспламенял чувства и будил необузданные желания. Поразительная и совершенно необъяснимая стойкость чувств. Ведь дай ему волю, он бы сейчас, прямо в машине, набросился бы с поцелуями на эту девушку. Впрочем, похоже, он становится маньяком. Сейчас совсем не время думать о любовных играх. Тем более после того, что случилось с его сестрой и ее братом. Какой странное и удивительное совпадение, черт возьми. Ну почему их родственники должны были умереть в один день?! И хотя его сестра погибла, а брат Эланны умер, должно быть, от тяжелой болезни, в этих двух трагедиях явно скрывается какая-то тайна.

Из груди, помимо его воли, вырвался горький смех.

— Что? — спросила девушка, сидевшая на заднем сиденье его машины.

— Нет, ничего! — Мужчина махнул рукой, и Эланна снова замолчала, опустив голову и погрузившись в свои мысли.

Что он делает здесь с ней? Как его угораздило предложить подвезти ее домой, если с самого начала он знал, что совершил ошибку уже тогда, когда заключил ее в свои объятия?

Его пальцы все еще помнили нежность кожи Эланны, в ноздрях прочно засел аромат ее волос, и это напомнило ему, сколько ночей после ее ухода он искал утешения в объятиях других женщин, любых, лишь бы удовлетворить свои обманутые желания. Но ничего не помогало, наоборот, ему становилось все хуже. Разочарование сменялось разочарованием, а желания буквально сжигали мужчину изнутри.

Вот и сейчас он испытывал тот же жар. Одно прикосновение к ней вернуло его в прошлое. Один миг с ней — и все вернулось, словно Эланна никуда не уходила, словно они и не расставались вовсе. И не было ее любовника, и ее предательства, и всех тех слов, которые они наговорили друг другу в тот далекий день, и всех обоюдных поступков, которые навсегда разлучили два их сердца.

Ему не надо было сажать ее к себе в машину! Но что ему оставалось делать? Только бессердечный человек мог бы оставить девушку в таком плачевном состоянии. Особенно если хорошо знаешь, каково это, пережить смерть близкого человека. Человека, которого любишь всем сердцем. Родного. Того, за кого чувствуешь ответственность. Как же нелегко осознавать, что потерял кого-то, кто имел огромное значение в твоей жизни. И как нелегко признать, что ты не в силах ничего сделать, изменить, помочь…

Лорена.

Любимое имя причинило невообразимую боль, заставив мужчину на секунду прикрыть глаза. То, как ему пришлось опознавать тело сестры, которая лежала в морге, холодная и безжизненная, никогда не забудется.

И как он после этого мог отвернуться от Эланны?

— Спасибо, что подвез меня домой, — раздался с заднего сиденья ее голос.

Девушка, кажется, вышла из своего оцепенения и даже собиралась продолжить разговор. Однако ее голос звучал тихо, монотонно, с усилием. Словно ее лишили всех чувств, вырвав сердце с корнем, оставив вместо него маленький отросток, чтобы только поддерживать тело в состоянии жизнедеятельности. Рауль прекрасно понимал это состояние.

— Это очень любезно с твоей стороны, — еще раз поблагодарила Эланна.

— Не за что, никаких проблем, — ответил мужчина хрипло, заметив, что девушка закутывается в жакет, будто ей бьет озноб.

— Я вполне могла бы доехать на автобусе.

Вот теперь это был ее настоящий голос. Холодный, без всякой нежности. Ясный. Вежливо-официальный. Раулю показалось, что холод заполняет салон машины. Скорее всего, она сейчас глубоко сожалеет, что поддалась импульсу и расплакалась у него на плече. Однако не нужно питать иллюзий, будто это что-то значит. Она просто пребывала в отчаянии, а он оказался единственным ее знакомым человеком в больничном коридоре. Будь там кто-то еще рядом, она выбрала бы другое плечо. Или нет? Впрочем, пора сменить тему.

— В такую-то погоду? — отозвался мужчина, не найдя ничего лучше. Тяжелые капли дождя барабанили по стеклам автомобиля, и будто в ответ им слезы подступили к глазам. Но Рауль с детства привык не показывать своих слез. — Ты бы промокла до нитки, не дойдя даже до автобусной остановки. А мой водитель Карлос подогнал машину к самым дверям больницы. Кроме того, как оказалось, мой отель по пути с твоим домом.

А еще Рауль не собирался оставлять Эланну одну посреди ночи в таком состоянии. Может, она и перестала плакать, но ее тело по-прежнему била дрожь. У них, у обоих, произошло горе, и как не помочь в такой ситуации?

— Но я уже ездила на автобусе из больницы. И остановка достаточно близко от меня, — запротестовала зачем-то Эланна.

— Уверен, что так, однако если я могу подвезти тебя, то почему бы и нет. У тебя был очень трудный день, ты измучилась и понервничала, лишняя трата сил тебе совершенно ни к чему, — возразил мужчина.

Рауль размышлял, какова была бы ее реакция, узнай она, что ему тоже довелось пережить смерть близкого человека. Что он прошел через весь этот ужас и поэтому не мог позволить, чтобы она ехала домой одна.

Рауль решительно тряхнул головой, отгоняя прочь печальные воспоминания.

— Я бы справилась! — Кажется, Эланна заметила его резкое движение и неправильно истолковала его. — Обычно я не веду себя так. Я могу все пережить, просто… сегодня я действительно перенервничала.

— Поверь мне, я все понимаю. Но почему рядом с тобой никого не было? Твоей матери, например? — Рауля удивляло, как это родственники оставили бедную девушку одну разбираться с тяготами жизни. В такой трудный момент кто-нибудь обязательно должен находиться рядом. Иначе, как найти в себе силы пережить боль?

— Маме еще хуже, чем мне. — Эланна смотрела в окно с отсутствующим видом. — Для любой матери страшный удар потерять своего ребенка, а ведь она еще не оправилась после смерти папы. Ты бы только видел ее! Она совершенно разбита. Не спит, не ест.

Девушка покачала головой, скривив губы, борясь с подступающими слезами. Она жалела мать, но и ей самой сейчас было невыносимо тяжело. Однако Эланна не могла позволить, чтобы мама снова впала в тяжелейшую депрессию. Женщина и так была на грани безумия оттого, что лишилась любимого сына.

— Понимаю… — пробормотал Рауль, пытаясь подавить чувство нежности и сострадания, которое толкало его к ненужным и опасным действиям. Одно дело обнять плачущую Эланну в больнице и совсем другое — сидеть с ней рядом в машине и пытаться успокоить ее! Там было светло и много посторонних людей, а здесь — интимный полумрак и они почти вдвоем, если не считать водителя за стеклянной перегородкой.

— Она справляется только благодаря таблеткам, которые выписал врач. Хотя бы помогают побороть бессонницу. Но она совершенно невменяема. Поэтому всем занимаюсь я.

— А он где, черт возьми? — со злостью рявкнул Рауль.

Эланна вскинула голову, не ожидая такой реакции. О ком говорит Рауль?

— Кто он? — решила уточнить девушка.

— Мужчина твоей жизни… — Мужчина, из-за которого она оставила его. — Твой любовник, парень, как ты его называешь? Прости, но я не имею чести знать его имя. — Рауль начинал еще больше раздражаться.

— А…

Осознание пришло в затуманенный мозг Эланны. Рауль говорит о мужчине, которого и раньше не существовало и до сих пор не существует. О мужчине, которого она выдумала. Да и как могла девушка впустить в свою жизнь другого человека, если она еще не оправилась после своего первого и последнего мужчины, Рауля? Ее единственного, неповторимого, любимого Рауля. Того, за которого не жалко было отдать свою жизнь.

Эланна пыталась забыть его. С тех пор, как она поняла, что ему от нее нужно, и узнала, что все ее мечты и надежды, которые она лелеяла в сердце, тщетны, девушка постаралась выбросить из головы и Рауля, а заодно и те картины счастливого будущего с ним, которое она себе рисовала.

Но Эланне не удалось этого сделать. В первые месяцы после их разрыва она несколько раз пыталась встречаться с другими парнями, но не смогла перебороть естественного отторжения, которое они вызывали в ней. Ни с одним из них даже близко не возникало того удивительного ощущения родства душ, которое родилось во время ее романа с Раулем, и начисто отсутствовал тот восторг, который она испытывала только от осознания того, что Рауль живет на этом свете. Девушка сосредоточилась на карьере, решив выбросить из головы все романтические мысли о Рауле.

— Что ж, ты по крайней мере не ищешь ему оправданий, — вздохнул мужчина, внезапно утратив всю злость, которую испытывал.

Рауль неправильно оценил ее молчание, подумав, что ей неприятна его попытка влезть в ее личную жизнь. Она права, это его действительно совершенно не касается.

— Нет никаких причин искать оправдания, — отрезала Эланна, пожалуй, слишком резко.

— Нет? — изумился Рауль. — Будь ты моей женщиной, я бы не бросил тебя одну в такой ситуации. И был бы рядом каждую минуту.

— Но я ведь не твоя, Рауль… — с горечью произнесла девушка.

И никогда ею не была. Разумеется, Рауль считал Эланну своей женщиной, собственностью, с которой он мог делать все, что захочет. Рабыней. Наложницей. Как бы он там ни называл ее. Мысли же о любви не приходили ему в голову в то время. Рауль никогда не задумывался о том, что она может нуждаться в чем-то большем, чем то малое, что он мог ей предложить. Секс с ним наверняка был бы восхитительным, но секс, который не затрагивает душу, — это лишь физиология, и рано или поздно он надоедает. Только любовь способна превратить секс в настоящий праздник и сделать его фундаментом крепких и долгих отношений между мужчиной и женщиной. Рауль не любил ее. Нет. Ни тогда, ни сейчас. Он всегда предпочитал заводить романы с женщинами без намека на какие-либо обязательства. Да, Эланне вначале казалось, что она стала для него особенной. А еще, что Рауль пересмотрел свои взгляды на жизнь, раз уж он даже сделал ей предложение руки и сердца. Но потом поняла: он нисколько не изменился и остался все тем же холодным и расчетливым бизнесменом, не знающим поражений, каким и был до их знакомства. Для нее это открытие стало страшным ударом, и тем не менее она не сразу решилась уйти от него, так сильно его любила. Будь он другим, как было бы замечательно видеть его рядом в эти трагические отчаянные дни. Знать, что поблизости есть сильный и понимающий мужчина, который в любую минуту способен поддержать тебя, успокоить, вернуть веру в жизнь. Нет смысла даже мечтать об этом. Рауль никогда не станет таким мужчиной. Она убедилась в этом два года назад. Она могла, конечно, согласиться стать его женой, но такой шаг принес бы ей одни лишь разочарования. В любом случае он не взял бы на себя заботу о ней, а по-прежнему жил бы своей жизнью, иначе говоря, так не стал бы ей настоящим мужем, таким, о каком мечтала Эланна. Жестокая правда заключалась в том, что если бы она вышла за него замуж, этой трагедии могло бы не произойти и Эланна не нуждалась бы теперь так отчаянно в поддержке. Если бы только они поженились тогда! Если бы только все сложилось иначе! Но теперь уже ничего не изменить!

— И далеко не каждый человек — миллионер, то есть настолько богат и независим, что может находиться там, где захочет, и столько, сколько захочет. Большинство людей не имеет право уходить с работы, даже если им очень хочется заняться чем-то другим… — добавила девушка и замолчала.

Только тут Эланна вспомнила, что собиралась рассказать Раулю правду о случившемся. Всю правду. Почему она и ждала его в больнице. Ей было важно, чтобы он услышал эту историю от нее, а не от кого-нибудь другого. Это она должна все ему объяснить. Кто, кроме нее, способен рассказать ему все именно так, как это и было на самом деле?

А вместо этого Эланна все спутала. Когда она попыталась заговорить о Крисе, она вдруг сломалась и все слова вылетели из головы. Слишком сильна была боль от потери любимого брата. И кто знает, сколько еще пройдет времени, прежде чем Эланна сможет привыкнуть к этой утрате. Как несправедлива порой бывает жизнь! Почему умирают такие молодые? Ведь у них все только начинается… Эланна снова вспомнила о цели своего сегодняшнего визита в больницу. Слезы подступили к глазам, голова болела. Надо было собраться и поговорить с Раулем, как только они встретились. А она принялась рыдать, позволила ему усадить себя в машину и упустила тем самым удобный момент. А теперь едва ли ей удастся рассказать ему все. Уж точно не здесь, в темном салоне автомобиля, с шофером на переднем сиденье и стеклянной панелью между ним и пассажирами.

— Значит, он работает, этот твой новый хахаль? — снова заговорил Рауль.

Эланна не могла ответить на этот вопрос, ей пришлось бы соврать, а потому девушка просто схитрила. Как бы там ни было и что бы ни заставило их с Раулем расстаться, врать ему она хотела меньше всего на свете.

— Почему новый? Прошло два года.

— Так много… а у тебя на пальце до сих пор нет кольца. — Рауль окинул взглядом ее руки. Изящные аристократические руки, нежность которых он не смог бы забыть никогда.

Девушка неловко заерзала на сиденье.

— В этом нет необходимости, — буркнула Эланна.

И снова она не стала отвечать прямо.

— О, ясно! Так вот, значит, в чем была моя главная ошибка! — неожиданно воскликнул мужчина.

— Ошибка? — удивилась Эланна. Рауль Марсин никогда раньше не признавал своих ошибок.

— Я повел себя слишком консервативно, верно? Но ты тоже хороша, могла бы сразу предупредить, что тебя не интересует брак.

— Не совсем точно сказано, меня не интересовал брак именно с тобой! — уточнила девушка со свойственной ей горячностью.

Хотелось бы Эланне, чтобы все было так, как она сказала. На самом деле ее сердце буквально пело от счастья, когда Рауль сделал ей предложение. Да что там, она готова была воспарить над землей и унестись на седьмое небо! Или даже еще выше! Ей, двадцатиоднолетней наивной девушке, никогда и в голову не приходило, что Рауль мог хотеть жениться на ней по другим причинам, кроме как из-за безумной любви, которая была взаимной. Ведь она подарила ему свое сердце! И подарила бы всю себя, не будь судьба так жестока.

И, конечно, она и подумать не могла, что ему нужна была ее невинность, но больше всего репутация ее семьи. Это оказалось для него важнее всяких чувств.

— Но после того, как мы расстались, я не могла думать о браке с тобой, — с грустью произнесла Эланна и немного помолчала.

— Мы с тобой не зашли так далеко, — усмехнулся Рауль.

— И должны быть благодарны Богу за это. Наш брак обернулся бы катастрофой. — Девушка говорила холодно и сухо.

— Думаешь? — с сарказмом спросил мужчина.

— Абсолютно уверена. А ты разве не согласен?

Рауль неожиданно замолчал. Эланна заметно занервничала. Она взглянула на него, поймав на себе странный взгляд его золотистых глаз.

И сердце словно перевернулось в груди, а кровь быстрее побежала по жилам. Слишком хорошо девушка помнила эти глаза, в золотых глубинах которых так и хотелось утонуть. Слишком ясно она могла представить его нежные, ласковые, сильные руки, гладящие ее кожу. Слишком явственно помнила вкус его губ, влажных и чувственных, обещающих невиданные наслаждения.

Рауль мог бы всего лишь подвинуться на пару сантиметров, развернуться на сиденье — и их лица оказались бы совсем рядом. Он мог бы сорвать с ее губ поцелуй, если бы только захотел.

Поцелуй, о котором Эланна так мечтала.

У девушки перехватило дыхание от стыда и смущения. Ведь они с Раулем не виделись два года, но ее до сих пор влекло к нему как магнитом. Каждой клеточкой своего тела она тянулась к этому мужчине, мечтая снова ощутить его прикосновение, ласку, нежность…

Да что скрывать, она хотела, чтобы Рауль поцеловал ее. Хотела так сильно, что это желание причиняло почти физическую боль. И это было не только глупо, но и чрезвычайно опасно. Ей нужно было бежать прочь от Рауля, как можно быстрее и дальше. А не сидеть здесь, воображая, ожидая, мечтая об его объятиях и поцелуях…

— Рауль…

Ее голос прозвучал призывно и томно, хотя Эланна стремилась добиться совершенно противоположного эффекта.

— Эланна… — тут же в ответ прошептал Рауль, в точности повторяя ее интонацию.

Его глаза блеснули в темноте, а губы расплылись в соблазнительной полуулыбке. Он не отрываясь смотрел на ее приоткрытые губы. А Эланна, забыв обо всем на свете, могла только как завороженная наблюдать за ним. Вот Рауль развернулся к ней, склонил голову…

И замер, потому что машина завернула за угол и остановилась прямо перед входом в дом, где находилась ее квартира. Водитель произнес по-испански что-то похожее на «приехали» и заглушил мотор.

Но Рауль не пошевелился. Его взгляд не оторвался от ее губ. Она быстро облизнула их языком, заметно нервничая, и он чуть слышно простонал. То ли от облегчения, то ли от разочарования, Эланна не могла этого понять. Но ей нужно было скорее уходить, выбираться из этой обволакивающей темноты салона, пока она совсем не лишилась рассудка. Нет! Бежать… Бежать отсюда! Бежать без оглядки, пока сердце еще способно биться.

— Кажется, моя остановка, — совершенно глупо, забыв, что это не автобус, произнесла Эланна, только бы нарушить эту опасную тишину. — Мне пора выходить.

Если она и ожидала услышать ответ, то не получила его. Рауль потянулся к дверце и открыл ее для Эланны, впустив в салон холодный воздух. Потом сел на место, очевидно, ожидая, что девушка вылезет из машины. А судя по выражению его лица, он ждал, что она поступит именно так, причем как можно скорее.

— Спасибо, что подбросил, — неловко пробормотала девушка, не двигаясь с места.

— Не за что, — хмуро бросил мужчина.

Такая неожиданная перемена настроения от нежности к холодности потрясла Эланну настолько, что она несколько мгновений не могла прийти в себя. Она была так уверена, что их внезапно потянуло друг к другу, что они будто забыли о двух годах разлуки… и вот его настроение изменилось, и так резко, что девушка невольно подумала, что их взаимное притяжение — всего лишь плод ее воспаленного сознания. Неужели ей так хотелось, чтобы Рауль поцеловал ее, что воображение тут же услужливо нарисовало перед ней картину несостоявшегося поцелуя?

Эланна понимала, что ее медлительность выглядит нелепо, более того — неприлично. И с тяжелым вздохом наконец-то вылезла из машины. Однако, оказавшись под дождем и ветром в легком жакете, Эланна будто скинула с себя сладкую оторопь и вспомнила, зачем пришла в больницу и зачем собиралась встретиться с Раулем. И поежившись от холода, внешнего и внутреннего, обняла себя руками в надежде унять бившую ее дрожь.

Эланна пришла, чтобы рассказать ему обо всем — всю правду о том, что унесло жизнь ее брата, — и так и не сказала ему ни слова. Она позволила воспоминаниям прошлого отнять у нее драгоценное время.

Но Рауль должен знать.

И никто, кроме самой Эланны, не в состоянии рассказать ему о случившейся трагедии.

Она не могла позволить, чтобы кто-то другой сделал это за нее, или чтобы Рауль сам узнал все каким-то образом. Только один человек мог рассказать ему всю правду. И этот человек — Эланна. В память о Крисе она обязана это сделать.

Но как? Развернуться, снова сесть в машину и сказать «погоди, я должна кое-что тебе рассказать»? Или, запинаясь, выпалить все прямо с улицы, где ее может услышать водитель или случайный прохожий?

Эланна не могла быть столь равнодушной к чужому горю. Даже в общении с бессердечным Раулем Марсином. В данных обстоятельствах она не могла так поступить с ним.

А потому, собравшись с силами, девушка заглянула в машину.

Рауль смотрел на нее, промокшую и озябшую, и испытывал двоякие чувства. Она казалась ему совсем беззащитной с мокрыми, прилипшими к лицу волосами. И все же это была та самая женщина, которая разбила его жизнь на мелкие осколки. И это ее решение забрало у него самого дорогого человека на свете.

— Мы же не можем вот так расстаться? — в начале тихо, но потом уже чуть погромче произнесла она. — Не хочешь зайти… выпить кофе?

Эланна поняла, что совершает ошибку, еще не закончив говорить. Она почувствовала себя еще хуже, когда увидела, как изменилось выражение лица Рауля. Он нахмурился и поджал губы.

— Кофе? — переспросил мужчина, как будто не знал, что это такое.

— Ну… ты так и не выпил кофе в больнице, — буркнула девушка, обрадовавшись, что сумела придумать такой логичный довод.

По виду Рауля ей стало ясно: он собирается вежливо отказаться. Эланна почувствовала это, что называется, нутром. Если бы он мог, то захлопнул бы дверцу прямо у нее перед носом и скомандовал бы Карлосу ехать. И тогда девушка упустила бы свой последний шанс. Но Эланна не могла позволить подобному случиться. Снова искать встречи с ним? Нет, она не найдет в себе таких сил, тем более что даже за то короткое время, что они провели вместе, ей стало совершенно очевидно, что ее любовь к этому мужчине не только не ушла, но и стала более острой, более… щемящей, что ли?

— Пожалуйста, — с отчаянием взмолилась она, стараясь не думать о том, насколько унизительно выглядит ее поведение. — Это ненадолго. Я просто хочу поблагодарить тебя.

— В этом нет необходимости, — отрезал мужчина.

Но тут, всего на мгновение, в его глазах промелькнуло сомнение. Что же происходит в голове этого сильного, самоуверенного человека? Если бы только она могла знать! Эланна и представить не могла, как ей поступить, если вдруг он все же откажется пойти с ней и скажет, например, что ему срочно нужно ехать. Умолять, плакать, падать на колени… что делать? Она молча стояла перед машиной и потирала мокрые рукава жакета, стараясь согреться, и все так же смотрела на него просящим взглядом.

Неожиданно Рауль подался вперед и что-то произнес водителю по-испански. Тот выслушал начальника и послушно кивнул.

— Что?.. Что ты сказал? — заговорила Эланна, лихорадочно пытаясь понять, что происходит.

— Полчаса, — отрезал Рауль, отстегивая ремень безопасности, и, снова обратившись через приоткрытую перегородку к водителю, добавил: — Будь здесь ровно в девять, Карлос. И смотри не опаздывай!

Рауль ясно дал понять, что у него нет времени на долгие беседы с ней и что он с удовольствием положил бы конец их общению. Но, видимо, элементарная воспитанность не позволила ему так поступить. Впрочем, неважно, почему он согласился. Главное — что согласился. И, значит, у нее появился шанс. Как только они окажутся наедине в ее квартире, она скажет то, что должна ему сказать, и как можно быстрее, чтобы снова не испугаться и не передумать. И тогда ее долг будет выполнен.

И Рауль снова уйдет из ее жизни и оставит ее в покое, уже навсегда.

А этого Эланна хотела больше всего на свете. Ей было уже глубоко наплевать даже на то, какая бурная сцена может произойти, когда Рауль узнает правду.

Сейчас важно одно: если она сможет пережить ближайшие полчаса, ее жизнь снова вернется в прежнее мирное русло.

Глава третья

Полчаса… и меня здесь не будет, успокоил себе Рауль, когда лифт поднимал их на пятый этаж, где располагалась квартира Эланны. Даже меньше получаса. Он сказал Карлосу, чтобы тот приехал ровно через тридцать минут после того, как Рауль вышел из машины, а две минуты уже точно прошли. И чем скорее он закончит пить кофе у Эланны, тем лучше.

Правда заключалась в том, что он не знал, что вообще делает здесь. Если бы у него была хоть капля здравого смысла, он остался бы в машине, не приняв приглашение Эланны. Но сегодня, похоже, здравый смысл покинул его, оставшись в Испании, где он находился, когда ему позвонили и сообщили о случившемся.

Сначала Рауль даже обрадовался, подумав, что машина необычайно вовремя затормозила, иначе он мог совершил величайшую глупость. Искушение поцеловать Эланну, почувствовать сладость ее губ, ощутить заново ее вкус, оказалось слишком велико. Еще пара секунд, и он поддался бы чувственному соблазну.

И все бы ничего, он бы снова забыл о ней, но тут Эланна заглянула в машину. Дождь уже промочил ее волосы, и они безжизненно повисли по обе стороны лица, привлекая внимание к тому, как она бледна, какими большими и темными кажутся ее глаза. Рауль вспомнил, какой хрупкой девушка казалась в его руках, какой слабой. И тут она неожиданно предложила ему выпить кофе. И он не нашел в себе сил отказать ей.

Ему вдруг пришло в голову, что можно догадаться, почему Эланна пригласила его к себе, не дав уехать в отель. Ответ очевиден: сидя с ним рядом в машине, она испытала те же самые чувства, что и он.

Что ждет Рауля по возвращении в отель? Пустая бездушная комната. Мини-бар, который вряд ли спасет его, судя по настроению. Хотя, возможно, он и напьется, но даже сильное опьянение не заглушит боль и не заполнит пустоту, что воцарилась сейчас в его сердце. А если и поможет, то лишь ненадолго. Кроме того, мужчина до сих пор боялся оставить Эланну одну. Она уже немного успокоилась после нервного срыва в больнице, но все же едва держала себя в руках. И любой пустяк мог выбить ее из колеи. Он видел это в ее глазах, слышал в дрожащем голосе. И понимал, каково ей приходится сейчас с этим ужасным чувством потери, которое она так безуспешно пыталась скрыть.

Поэтому Рауль и пошел с ней. Вовсе не для того, чтобы проводить Эланну домой и выпить эту чертову чашку кофе. Он откладывал — ради нее и ради себя — момент одиночества. Время, когда темнота снова сомкнется вокруг них. Полчаса, а потом они снова расстанутся. Темнота будет ждать его сразу, как только он выйдет из ее квартиры. И ничто в мире не в силах этого изменить. А что там, по ту сторону темноты? Рауль больше не знал ответа на этот вопрос. В его мире нет солнца. Словно кто-то могущественный дернул за веревочку — и его солнце поглотили тучи.

— Ты все еще живешь в той же квартире? — Вежливость заставила Рауля спросить это. Он не мог идти в тишине всю дорогу до ее квартиры. Нет, это было бы еще более невыносимо. Смотреть на эту девушку и думать, что теперь она принадлежит другому мужчине, что другой, а не он, Рауль, ласкает это божественное тело, чертовски больно. А ему уже пришлось хлебнуть достаточно горя, чтобы выдержать еще и это.

— В том же доме. — Эланна изо всех сил старалась поддержать разговор. — На том же этаже. Но в другой квартире.

Ее голос был холодным, отстраненным, безразличным… Голос незнакомой девушки, той, которую Рауль не знал. Та страстная девчонка, которая жила в ней два года назад, исчезла. Та невинная прелестница канула в Лету. Невинная, как ему тогда казалось. Рауль видел лишь то, что хотел видеть, но быстро утратил свои иллюзии. Все вышло совсем не так, как он надеялся.

В двадцать один год, сразу после окончания университета, Эланна искала всего лишь летний роман. Легкую интрижку без всяких обязательств. Миссия выполнена, и она тут же переключилась на другого мужчину.

— В прошлом году освободилась квартира побольше, и я тут же ухватилась за эту возможность и переехала.

— Разумеется, побольше пространства для двоих, — пробормотал Рауль себе под нос.

— Что, прости?

Эланна удивленно свела брови.

— Твой новый мужчина, — пояснил Рауль. — Я думал, вы живете вместе.

— О, нет… — отмахнулась Эланна. — Ничего подобного.

Взмахом руки она отказалась от мужчины в ее жизни так же, как когда-то отказалась от него, Рауля. Он невольно испытал чувство мужской солидарности по отношению к своему сопернику. Догадывается ли он, что Эланна и с ним всего лишь играет? Что потом она упорхнет, как бабочка, на другой цветок.

— Меня повысили на работе, и в том же месяце освободилась эта квартира, так что я воспользовалась случаем и сделала себе подарок.

Лифт остановился, двери открылись, и девушка вышла в коридор.

— Вот моя прошлая квартира. — Эланна показала, потом махнула влево. — А здесь я живу теперь.

Ответа не последовало. Рауль только промычал что-то, похожее на согласие. Мужчина шел за Эланной к дверям квартиры и не мог отвести взгляд от роскошного зрелища, открывшегося ему. Ее густые рыжие волосы покачивались в такт с округлыми бедрами. Длинные изящные ноги в обтягивающих джинсах добавляли ему удовольствия.

По телу разлилось приятное тепло. Оно заполнило те пустоты, которые, кажется, появились в его сердце и разуме с тех самых пор, как он ответил на поздний телефонный звонок и услышал новости о Лорене и несчастном случае. С того самого вечера мужчина чувствовал себя так, словно все его действия выполнялись на автопилоте. И даже то, что Эланна тоже присутствовала в больнице, не тронуло его.

Даже держа ее в объятиях, Рауль ни о чем не думал, ничего не чувствовал. Он отвечал ей, как ответил бы любому другому человеку, страдающему от душевной боли. И так же предложил бы подвезти до дома. Потому что это единственное, на что он был способен.

И только в полумраке салона, когда они проезжали мимо фонарей и их свет отражался в стеклах, Рауль увидел перед собой не постороннего человека, а женщину. Живую, теплую, красивую женщину.

Тогда-то мужчина и почувствовал еще что-то, помимо вежливого сочувствия. Волнующее, жаркое, похожее на эмоции. Как будто темнота в его душе еще могла быть изгнана лучами света. Света, которого он так жаждал, о котором молил бога с тех самых пор, как узнал о смерти горячо любимой сестры. Но, когда машина остановилась, это ощущение сразу исчезло, вернув его в холодную, темную, пасмурную английскую ночь. Теплое солнце Рауль оставил позади, в Испании. Он вспомнил, почему приехал сюда, и в ту же секунду вернулась пустота, съедающая изнутри душу.

Такую же пустоту мужчина заметил и в глазах Эланны. По крайней мере, у них было что-то общее. Возможно, они уже не будут близки — проклятье, они никогда не были по-настоящему близки, — но сегодня, здесь их соединяло ужасное чувство потери близкого человека. И именно тогда Рауль решил подарить Эланне — или себе? — тридцать минут, чтобы затем вновь разойтись, как расходятся в море корабли.

— Входи… — раздалось откуда-то сбоку. Голос Эланны вернул мужчину к реальности.

Потерянный в своих мыслях, Рауль не заметил, как девушка открыла дверь и теперь ждала, когда он войдет.

На ее бледном лице зеленые глаза горели изумрудами, волосы промокли, так же как и темная водолазка, которая теперь прилипла к телу, облегая его, как вторая кожа.

— Тебе нужно снять мокрую одежду, — без всякой задней мысли предложил он.

Рауль заметил, как удивленно раскрылись глаза девушки. Кажется, она неправильно истолковала его слова. Но ему вовсе не хотелось сейчас пускаться в долгие разъяснения.

— Или хотя бы высуши волосы.

— Не волнуйся, я в порядке, — наконец поняла она.

Словно спеша доказать это, Эланна тряхнула мокрой копной волос и, сняв жакет, повесила его на спинку ближайшего стула, а потом направилась к двери, ведущей в кухню.

— И я должна сварить тебе кофе, — произнесла она, словно выполняла свой долг.

Рауль мысленно выругался. Не думает же Эланна в самом деле, что он поверил, будто она действительно позвала его пить кофе?

Никакой кофе не снимет напряжение. Тут нужно нечто другое. Что-то в тысячу раз более сильное. Что-то, способное заставить обоих забыть обо всем на свете. Хотя бы на короткое время. Но Эланна, очевидно, уже перестала обращать внимание на Рауля. Она развернулась и пошла на кухню.

— А где у тебя ванная? — Его голос заставил девушку замереть на месте, как будто она не ожидала, что он заговорит.

Или скажет ей совсем другие слова.

— Где у тебя ванная комната? — повторил мужчина.

— А… прямо по коридору. — Эланна махнула рукой. — Первая дверь слева.

Эланна была разочарована услышанным, хоть и не подала виду. Ей бы очень хотелось снова оказаться в объятиях сильных мужских рук, почувствовать поддержку и опору. Но он повернулся и скрылся за дверью.

Когда Эланна поставила чайник на плиту, он вернулся, держа в руках полотенце.

— Вот…

Мужчина быстро поправил чайник, косо стоявший на плите, а затем обернул полотенце вокруг ее головы и принялся вытирать мокрые волосы.

Эланна замерла. Ее тело словно вытянулось в тугую струну. Такого поворота событий девушка явно не ожидала. Проявление простой человеческой заботы тронуло ее, но и напугало. Ведь это не просто друг или знакомый. Это Рауль. Тот самый, которому она подарила свое сердце пару лет назад. И который так неосторожно обошелся с ним.

— Что ты делаешь? — Пусть и с запозданием, но Эланна отскочила в сторону.

— Я думал, это очевидно, — пожал плечами мужчина. — Сушу твои волосы.

— Перестань немедленно! — Девушка произнесла фразу сквозь зубы, и каждое слово будто было пропитано ядом. Вполне достаточно, чтобы его руки замерли вместе с полотенцем. — Я не просила тебя этого делать. Сказала же — в порядке.

— Мне так не кажется, — упрямо возразил он.

— Все хорошо. Пожалуйста, убери от меня руки, — прошипела Эланна.

— Как хочешь! — обиделся Рауль.

Тон Рауля был резким и жестким. Он бросил полотенце на стул и отступил, подняв руки, будто сдавался. В его глазах отражался хорошо знакомый блеск.

— Но если быть точным, я к тебе и пальцем не притронулся. Так что ты, Эланна, дорогая моя, немного преувеличиваешь.

— Я… — начала девушка, но Рауль не обратил внимания на ее слабую попытку протеста.

— Если бы я прикоснулся к тебе, у тебя было бы на что жаловаться. Или если бы я поцеловал тебя…

Эланна заметила, как Рауль смотрит на ее приоткрытые губы, приближается. Его глаза таили в себе угрозу, но вместе с тем манили и завораживали, не давая возможности отвести от них взгляд.

— Ты не… — тихо прошептала девушка.

Ей захотелось убежать, поскорее выбраться отсюда, но куда? Ведь это ее квартира. Она оказалась в тупике, в который сама же себя загнала.

А Рауль был так близко — очень близко, — и все ощущения, которые девушка испытала в машине, вернулись снова, но стали еще острее, еще сильнее, еще более волнующими. Ее сердце бешено заколотилось, кровь быстрее побежала по венам, а в голове застучали барабаны…

Похоже, Рауль все-таки собирался поцеловать ее. Это было видно в его глазах, в его позе, во всем. Он собирался поцеловать ее, и теперь ничто его не остановит. Эланна нервно облизала губы кончиком языка, наблюдая, как его лицо приближается… Сердце словно остановилось в это мгновение. Глаза ее широко раскрылись, в горле пересохло. Эланна почти перестала дышать…

Но в самый последний момент мужчина замер и покачал головой.

— Думаю, не стоит. — Развернувшись на каблуках, Рауль быстро вышел из комнаты, оставив девушку смотреть ему вслед и гадать, что такого она сделала, что заставила его внезапно передумать.

— Рауль…

Эланна позвала его, но слишком тихо для того, чтобы он услышал ее. А если мужчина и услышал, то не подал виду. Он повернулся к ней спиной и уверенным, твердым шагом шел прочь.

И от этого девушка почувствовала себя ужасно. Ее трясло, колени подкашивались.

Ведь Рауль мог поцеловать ее! И тогда, возможно, девушка чувствовала бы себя еще хуже… а может, кто знает, и лучше, теперь уже не узнать. Эланна дрожала уже от одного сознания, что они находятся так близко и вдвоем в квартире. Она заранее трепетала в предвкушении поцелуя. Но ничего не произошло. И от этого внутри усилилось чувство одиночества. Чувство пустоты.

Хотя, наверное, это не то слово.

Эланна провела последние два года, заставляя себя забыть о Рауле Марсине. Она не желала думать о нем, не желала, чтобы он продолжал быть частью ее жизни. Девушка со злостью сняла вскипевший чайник с плиты. По идее она должна быть благодарной Раулю за то, что он вовремя ушел с кухни.

— О, нет, нет! Этого не должно быть! — произнесла она вслух.

Но когда-то Эланна любила этого мужчину, а что там говорят — первая любовь не забывается? Эланна восхищалась Раулем, безнадежно влюбилась в него, подарив ему свое глупое, беззащитное, наивное и невинное сердце. А он жестоко разбил его на тысячи осколков, навсегда оставив свой след в ее душе и памяти.

Эланна совершила чудовищную ошибку в больнице, когда в отчаянии бросилась в его объятия и расплакалась у него на плече. Она снова почувствовала его тепло, его силу. Его запах снова окутал ее, заставив позабыть даже о том, зачем она пришла в больницу.

Поэтому когда Рауль вытирал ей волосы полотенцем, Эланна слишком эмоционально отреагировала. Она развернулась к нему, как дикая кошка, к которой подошли слишком близко, шипя и выпуская коготки. Так что девушка сама виновата в его холодности, как и в том, что он ушел от нее.

— Ты так настаиваешь на этом чертовом кофе, что мне придется повторить тебе еще раз: я не хочу пить кофе, — рявкнул мужчина, снова входя на кухню.

— Тогда чего же ты хочешь? — слабо спросила она.

Мужчина пожал плечами, но что-то иное промелькнуло у него во взгляде. Что-то, от чего по спине Эланны побежали мурашки.

— Лучше ты мне скажи, что ты хочешь, в конце концов, это ты меня пригласила, — произнес он зловещим тоном. — А кофе, как ты сама прекрасно понимаешь, был всего лишь предлогом.

— Это не предлог… — возразила девушка.

— Нет? — язвительно спросил Рауль. — Тогда почему, спрашивается, я здесь? Ты можешь говорить что угодно, но все равно не убедишь меня в том, что у тебя на уме с самого начала был этот проклятый кофе.

— Ты прав, — призналась девушка.

— Ну, и? — настаивал он. — Если не кофе, тогда что? Скажи мне, наконец, почему ты пригласила меня к себе домой.

Мужчина достал из кармана мобильный телефон.

— Или говори правду, или я позвоню Карлосу, чтобы попросить его приехать прямо сейчас.

Рауль нажал на кнопку.

— Нет! Подожди…

Эланна не могла позволить ему уйти. Только не сейчас, когда она уже почти приготовилась рассказать ему обо всем. Правду о Крисе, о несчастном случае… но ведь нужно как-то плавно подвести его к этому разговору. Нельзя просто выложить все как на духу. Именно поэтому девушка так суетилась с кофе.

Но как начать? Как сказать, если легко догадаться, какой будет реакция? Это будет наверняка нечто страшное, гораздо хуже того, что творится сейчас на улице.

Начать нужно с Криса… но при воспоминании о дорогом умершем брате сердце болезненно сжималось.

— Эланна, послушай.

Она слишком долго молчала, и Рауль, похоже, потерял терпение. Ее имя, вырвавшееся из его уст, прозвучало как предупреждение.

— Подожди, прошу тебя! — сдавленно произнесла девушка.

— Давай, начинай рассказывать. Иначе я уйду, — продолжал давить он.

— Я обязательно скажу, обещаю. Но не здесь. Не так, — охваченная паникой, затараторила Эланна. — Почему бы нам не присесть? Нам будет удобнее в гостиной.

Ей придется сказать все сегодня. Открыть правду, иначе Рауль уйдет. Но девушка даже думать не смела о том, что последует дальше.

— Забавно. Выходит, чтобы выслушать твой рассказ, мне требуется комфорт. А на кухне никак нельзя? — ехидно полюбопытствовал мужчина.

Подозрительные нотки в его голосе только еще больше напугали Эланну.

— Так будет более… цивилизованно. Дай мне минуту, чтобы налить себе воды. И потом я… мы поговорим.

На мгновение Эланне показалось, что Рауль откажется, попрощается с ней и уйдет. Но он после небольшой паузы кивнул:

— Хорошо. Будь по-твоему. Я подожду, но не более минуты. Я не люблю ждать, и мне необходимо понять, что здесь происходит. Какого черта ты тянешь кота за хвост!

Рауль вышел. Эланна дрожащей рукой налила себе стакан воды, сделала несколько прерывистых глотков и приложила холодное стекло ко лбу, надеясь успокоиться и снять напряжение.

Ей нельзя психовать! Надо спокойно рассказать Раулю о том, что случилось, а потом…

Девушка попробовала представить, как поведет себя Рауль, когда она закончит говорить. И ей стало по-настоящему страшно. Но это необходимо сделать. Он дал ей на все про все полчаса, а большая часть этого времени уже истекла. Впустую… по ее вине. Стыдно быть такой слабой и нерешительной! Если не поторопиться, Карлос приедет за Раулем, и тогда будет слишком поздно.

Поставив стакан в раковину, девушка расправила плечи.

Пора!

Не успела Эланна войти в гостиную, как их взгляды встретились. Рауль ждал ее. Но не только его взгляд поразил ее. У девушки перехватило дыхание, когда она заметила рамку с фотографией, которую ее гость держал в руке.

От его вида, когда он смотрел на снимок, ее сердце сжалось. Она помнила этот взгляд и точно знала, что он означает. А то, что она собиралась сейчас сказать, только усугубит ситуацию.

Глава четвертая

Следуя совету Эланны, Рауль, вернувшись в гостиную, опустился в одно из кресел перед камином и огляделся. Его взгляд привлек стол, уставленный фотографиями в рамках разных форм и размеров. Некоторые снимки в них были старые, он уже видел их раньше, другие — недавние.

И тут его взгляд упал на одну из фотографий.

Словно ножом кто-то полоснул его по сердцу. Снова страшная боль, как в тот день, когда ему позвонили. Самый страшный телефонный звонок в его жизни.

— Лорена… Лори…

Имя сестры слетело с губ шепотом, ему стало больно даже говорить. Слезы застлали глаза. На мгновение Рауль даже подумал, что все это плод его воображения, но нет.

Красивое, восторженное лицо Лори смотрело на него с фотографии. Она широко улыбалась, карие глаза сияли, а рыжие волосы развевались на невидимом ветру. Она выглядела такой счастливой, такой чудесной…

Такой живой.

Мужчина взял рамку со стола, крепко стиснув ее в руке. Дерево едва не треснуло, так сильно сдавили его пальцы Рауля.

Это неправильно. Совсем неправильно. Лори была так молода. Слишком молода, чтобы умереть. Нет. Никогда он не сможет смириться с тем, что его любимая дорогая сестра покинула его навсегда!

Как могло такое случиться, что его сестренка — его драгоценная, красивая младшая сестренка, которую он держал на руках еще в день ее рождения, умерла, в то время как он остался жив? Это против законов природы. То, что в двадцать один год ее жизнь оборвалась, а Рауль, который на десять лет старше, продолжает жить, в высшей степени несправедливо.

Об этом невыносимо думать. Его воспаленный мозг просто не мог вместить в себя всю черную несправедливость свершившегося. Жизнь не жалеет никого.

Мужчина хотел поставить фото на место, но медлил.

— Рауль… — раздалось сзади.

Голос был мягким и нежным… таким же, как и пальцы, коснувшиеся его руки, легко, осторожно.

— Рауль…

Сложно было отвести взгляд от снимка. Лицо Эланны расплывалось перед глазами, когда мужчина взглянул в сторону той, что отвлекла его.

— Что у тебя делает фотография Лори? — набросился на Эланну Рауль. — Почему этот снимок находится в твоей квартире?

— Лори подарила мне свою фотографию. Прислала на мой день рождения, — ответила девушка.

Ну, разумеется. Его сестра всегда восхищалась Эланной и очень радовалась, узнав, что они могут породниться. Она была так расстроена, когда Рауль сообщил, что они с Эланной не поженятся. Раулю сложнее всего было говорить об этом именно с сестрой. И он так никогда и не простил Эланне того, что, уйдя от него, она разрушила не только его собственные мечты, но и Лори.

— Вы общались до сих пор? — Рауль не скрывал своего изумления.

— Да, — просто ответила девушка.

В ее ответе чувствовалась какая-то недосказанность, но что именно — Рауль понять не мог. Однако этот короткий ответ задел невидимые струны его души. Одно слово — и боль вернулась с новой силой.

— Ты знаешь, почему сестра находилась в Англии? — Рауля терзали бесконечные вопросы. — Она что, приезжала к тебе?

— Да, — опять коротко ответила девушка.

И снова эти странные нотки в голосе Эланны, которые трогали за живое.

— Рауль… — начала она, но мужчина не дал ей договорить. Ведь ей еще, наверное, ничего не известно!

— Ты знаешь… — произнес он, — Лори… — Рауль запнулся. — Ты знаешь, что она?..

Умерла. Умерла, умерла… но это ужасное слово так и не сорвалось с его губ.

Эланна опустилась на соседнее кресло.

— Не надо, — остановила она Рауля. — Не надо ничего говорить!

Нежные пальцы коснулись его лица, закрыли его губы. А тепло ее тела манило и успокаивало.

— Молчи, пожалуйста, — зашептала Эланна. — Я все знаю… Когда была в больнице… я слышала.

— Ты знаешь?.. — чуть слышно произнес мужчина одними губами.

Рауль вдруг почувствовал огромное облегчение. Эланна все понимает. Она сама пережила такую же трагедию. И, значит, есть человек, способный разделить с ним боль потери.

— Да, знаю. — Эланна тихонько кивнула и прижалась к нему.

Они молчали. Молчали так же, как в больнице, когда он обнимал ее, чтобы утешить. Его глаза горели, но слез не было.

— Спасибо…

Рауль сам не знал точно, за что благодарит Эланну. За понимание, объятие, близость или за молчание… Тишина предполагала, что необязательно ни думать, ни говорить.

И все же что-то было странное в этой тишине. Она не приносила с собой утешения. Это было молчание не двух людей, разделивших горечь потери близких людей. Эланна отстранилась от него. Немного, чуть заметно. Но все же отстранилась. И она напряжена. Что-то здесь явно не так; но что? Нужно непременно все выяснить.

И Рауль наконец догадался, что таящаяся в поведении Эланны тайна каким-то образом связано с той причиной, по которой он оказался в этой квартире. Он должен был немедленно все разузнать. И чем быстрее, тем лучше. Пока он не услышит всей правды, он не уйдет отсюда.

— Эланна… — заговорил он вкрадчивым голосом.

— Нет… нет, не благодари меня, — остановила его девушка. — Пока. — Ее голос срывался. — Пока я не расскажу тебе все.

— Все? — не понял Рауль. — Что, черт возьми, значит это твое все? Что ты ходишь вокруг да около? Совершенно очевидно, что ради этого разговора ты позвала меня сюда пить — еще раз повторю! — этот чертов кофе. И ты зачем-то тянешь время, занимаешься чем угодно, но ничего не говоришь мне!

Терпение Рауля вот-вот могло лопнуть. Его губы побелели, вытянувшись в тонкую линию, скулы заметно напряглись, отчего черты его лица сделались еще острее.

Он вскочил на ноги. И девушка последовала его примеру.

— Прости, — прозвучал едва слышный шепот Эланны. — Я сейчас скажу тебе. — Девушка набралась сил. — Мне необходимо объяснить, почему мы с тобой встретились в больнице.

— Твой брат, — нетерпеливо перебил ее Рауль.

— Да, но не только. И… мне очень жаль.

— Жаль чего? — попытался уточнить Рауль. — Эланна, не томи меня, рассказывай. Ну сколько можно!

— Прости…

Девушка опустила глаза, разглядывая свои туфли. Рауль смотрел на нее взглядом хищника, готового растерзать жертву. В горле Эланны настолько пересохло, что она едва могла говорить.

— Когда я сказала, что знаю… насчет Лори… что я слышала в больнице, это не совсем правда.

— А что же тогда правда?

— Что… что… ну, я слышала в больнице, но потому… тогда, когда я пришла к Крису…

Эланна говорила так сбивчиво, что Рауль ничего не мог понять.

— Когда ты пришла к своему брату? — переспросил мужчина и нахмурился, не улавливая в словах Эланны смысла.

— Не только…

На лице Рауля застыла смесь раздражения и усталости. И девушка не могла винить его за это. Каждое слово давалось ей с большим трудом.

— Что не только? Ничего не пойму! — в сердцах воскликнул Рауль. — Давай с самого начала! Итак, ты пришла в больницу к брату… — уже более спокойным тоном произнес он.

— И к Лори… — решилась наконец девушка. — Их привезли вместе.

На лице Рауля отразилась буря эмоций. Он схватил Эланну за плечи и отодвинул на расстояние вытянутой руки, чтобы взглянуть в ее глаза.

— Но Лори попала в автокатастрофу, — севшим голосом произнес он. — Она погибла мгновенно. А твой брат был болен.

— Нет…

Рауль едва расслышал ответ Эланны. Но она отрицательно покачала головой, подтверждая, что он верно услышал ее ответ.

— Ты так решил, то есть я позволила тебе так думать. Потому что не посмела сказать тебе правду в то время. Вот я и пришла в больницу, чтобы рассказать тебе. Мне надо было сообщить тебе. Но…

— Рассказать мне что? — Рауль уже начал догадывался, о чем хочет сказать ему девушка, но он гнал от себя страшную догадку. — Матерь Божья, Эланна, сообщить мне что?

— Что Крис и Лори пострадали вместе, — неожиданно четко сказала Эланна. — В одной и той же аварии.

На этот раз тишина стала почти невыносимой. Она сковывала мысли, чувства, разум. Рауль первым обрел дар речи.

— Я не понимаю, — проговорил он тихо. — Что моя сестра и твой брат делали в одной машине? Кажется, ты сама сказала, что Лори приезжала к тебе.

Рауль выпустил Эланну из своих рук. Девушка закусила губу. Боже, вот и настал тот самый момент, когда придется как можно проще объяснить Раулю, что произошло на самом деле.

— Может быть, все-таки присядем?

— Я не хочу садиться, черт побери! — теряя терпение, воскликнул мужчина. — Я хочу знать…

— Они встречались, — с трудом вымолвила Эланна. — Крис и Лори были парой. Они познакомились у меня, когда случайно одновременно заехали в гости. И полюбили друг друга. С первого взгляда. И почти не расставались с тех пор.

— Лорена никогда не говорила мне ничего такого.

— Конечно, — Эланна понимающе кивнула. — Она догадывалась, как ты отреагируешь. Ты бы не захотел, чтобы твоя сестра встречалась с моим братом; признайся, ты был бы крайне недоволен.

Рауль помрачнел, всем своим видом доказывая правдивость слов Эланны.

— Знаю… — начала девушка, но Рауль перебил ее:

— Тогда знай также и то, что я велел ей никогда больше не приезжать к тебе. Ты разбила ей сердце, когда ушла от меня.

«Разбила ей сердце», — отметила мимоходом про себя Эланна. Не ему, не Раулю. Но может, у Рауля просто нет сердца, которое можно разбить? Его сестра Лори — другое дело. У нее было самое большое и доброе сердце на свете. И вот такая несправедливость…

— И она встречалась с твоим братом… — повторил Рауль, до сих пор не веря в реальность происходящего. — Если бы я знал…

— Ты не смог бы остановить ее, Рауль. Она взрослая женщина.

— Лори был всего двадцать один год! — возразил мужчина упрямо.

— Достаточно взрослая, чтобы самой принимать решения. И слушать собственное сердце! — с горячностью воскликнула девушка.

Эланне тоже был двадцать один год, когда она встретила Рауля. И она уже тогда знала, что хочет быть с этим мужчиной всю оставшуюся жизнь. Понимала всем своим существом, что перед ней ее половинка, ее судьба, ее ангел. Пока реальность не разбила ее розовые очки.

— «Слушать собственное сердце»! Какая глупость! — хмыкнул Рауль. — Лори не любила Криса. Она не могла его любить.

— Почему? — На этот раз Эланна подошла ближе и заглянула в глаза Рауля. — Почему Лорена не могла любить Криса? — спросила она. — В это так сложно поверить? Или ты считаешь, что никто из моей семьи не умеет любить и, более того, не достоин любви? Что после того, как я ушла от тебя, ни один Редферн не должен быть счастливым? Не вымещай собственную горечь…

— Горечь! Ха!

Смех Рауля был полон цинизма.

— Не обманывай себя, дорогая! Горечь — вовсе не то, что я чувствую. Правда в том, что я не испытываю никаких эмоций. Ни-че-го! Абсолютно ничего! Кроме, может быть, облегчения от того, что ты отказалась выйти за меня замуж. Боюсь даже представить, какой была бы моя жизнь, согласись ты на мое предложение. Сущий ад, полагаю.

— Тогда нам обоим следует быть благодарными судьбе, что этого не произошло! — бросила ему в лицо Эланна. — Но ты не можешь ни в чем меня обвинить. Крис восхищался Лори, обожал ее. Он никогда не причинил бы ей боль, не…

Эланна не договорила. В горле пересохло. Она смотрела на Рауля, и страх сжимал ее горло.

— Что «не», дорогая? Твой брат не причинил бы боли Лорене и не?..

Он замолчал, ожидая, что Эланна закончит предложение. Но девушка, кажется, не могла найти нужных слов.

— Скажи мне, — настаивал мужчина.

Это был приказной тон, свойственный, наверное, всех поколениям аристократов, составлявших династию Марсинов. Тон человека, обученного раздавать приказы. Привыкшего командовать и ожидающего подчинения. Колени Эланны подкосились. В горле пересохло. Девушка ощутила себя совершенно беззащитной перед грозным Раулем Марсином.

— Рауль, прошу тебя.

— Скажи мне! — прогремел мужчина. — И говори правду, всю, без утайки; я сразу пойму, если ты начнешь лгать.

Уж конечно! Но Эланна и не посмела бы лгать Раулю. Из страха, что он все равно узнает. Но как сказать ему?

Как сообщить, что Крис вел машину в тот злополучный день.

Рауль прочел ее мысли. Девушка в ужасе смотрела в его глаза, горящие яростным огнем.

— Твой брат сидел за рулем той машины, верно? Так?

— Да…

Это был шепот. Едва слышный звук. Но Рауль услышал то, что ему было нужно. Он отстранился от Эланны и заходил по комнате, как загнанный зверь, который не в силах вырваться из клетки. Злой тигр, разъяренный и одновременно бессильный, вот кого напоминал сейчас больше всего Рауль.

— Рауль… — заговорила Эланна, но мужчина замотал головой.

— «Крис не причинил бы Лори боль», — с холодностью яростью повторил он ее слова. — Он и волоска бы не тронул на ее голове! О-о, как мило! Да он просто взял и убил ее!

Глава пятая

— Крис не убивал Лори! — Эланна старалась контролировать свой голос, чтобы он не дрожал так сильно. — Он не…

— Он был пьян?

— Нет, все совсем не так.

Эланна заметила, что протянула к Раулю руки, словно умоляя его выслушать ее, но потом опустила их, засунув в карманы джинсов, чтобы мужчина не заметил, как дрожат ее пальцы.

— А как же?

По крайней мере, Рауль перестал ходить по комнате. Он остановился, сверля девушку взглядом. Расстояние между ними было не таким уж большим, но для Эланны оно казалось зияющей пропастью, которая, похоже, разделила их навсегда.

— Это был несчастный случай: водитель грузовика потерял управление и, выскочив на встречную полосу, ударил их машину, и ту вынесло прямо на середину дороги — это просто… — Эланна не успела договорить.

— Просто случайность, — заключил Рауль ледяным тоном. — Но ведь Лори не случайно оказалась здесь, так? А потому, что ты и твой братец поработали над ней. Лори никогда не пошла бы против моих желаний…

— Против твоих желаний! — фыркнула девушка.

Эланна втайне чувствовала облегчение от того, что Рауль сменил тему, дав ей возможность защищаться, а не искать бесцельных оправданий за то, в чем она была не виновата.

— Думаешь, ты был вправе подчинять Лорену своим желаниям? — снова заговорила она. — Вмешиваться в ее жизнь и указывать, что ей делать? Диктовать ей свои правила?

— Я хотел быть уверен, что сестра никогда больше не встретится с тобой, — отрезал Рауль. — С тобой или с кем-то из твоей семьи.

— А почему? — полюбопытствовала девушка. — Потому что я не была достаточно глупой, чтобы принять твое холодное и расчетливое предложение? Разве это делает меня такой плохой, что я не достойна даже общаться с кем-то из твоей семьи? Я любила Лори, — с печалью в голосе заключила Эланна.

Она, кажется, говорила искренне, но Рауль бесился оттого, что не знал подробностей этой истории с самого начала. Ярость буквально ослепляла его.

— Поэтому ты воодушевила ее на поездку в Англию, познакомила с братом, — перечислял мужчина со злостью ее прегрешения. — И теперь из-за этого моя сестра мертва.

— Они погибли оба, — уточнила Эланна. — Я тоже потеряла брата.

— Он забрал с собой мою Лорену, — упрямился мужчина.

Рауль говорил хрипло, его голос осип от нахлынувших эмоций.

Он резко развернулся и направился к двери.

— Рауль…

Беспокойство заставило девушку произнести его имя.

— Куда… куда ты собрался? — Ее голос дрожал, но в то мгновение Эланне было совершенно наплевать на то, какой слабой она выглядит в глазах Рауля. Она исполнила свой долг перед умершим братом. Ее миссия завершена.

— Куда угодно, лишь бы подальше отсюда.

Мужчина больше не мог вынести и минуты в обществе Эланны.

Впрочем, ему не нужно было даже говорить ей об этом. Все в его поведении, голосе, движениях свидетельствовало об этом красноречивее любых слов. Он уходил от нее навсегда. И если у Эланны есть хоть капля мудрости, она отпустит его.

Но девушка просто не смогла этого сделать.

Не смогла позволить ему уйти вот так. Не сейчас, когда Рауль потрясен услышанным. Ведь он только что узнал подробности страшной аварии, к которым у Эланны было время привыкнуть.

На улице уже совсем стемнело. Шел дождь, барабаня каплями по окнам. Эланна не могла себе представить, как же Рауль будет там, в темноте, один в таком настроении.

— О, нет…

Поддавшись импульсу, девушка бросилась к нему, оказавшись у двери быстрее, чем он. Ему придется отодвинуть ее сначала, если он действительно так хочет выйти.

И Рауль вполне мог так поступить. Его глаза, блестящие от злости, говорили, что сейчас он способен на что угодно. Никогда раньше мужчина не казался ей таким большим и сильным. Эланна почувствовала приступ паники. В горле пересохло.

— Эланна, отойди. — Голос Рауля звучал тихо, угрожающе. — Даже не думай пытаться остановить меня.

Девушка дрожала от страха, но какая-то внутренняя сила заставила ее сжать губы, вздернуть подбородок и молча покачать головой, хотя колени предательски подгибались, когда Рауль смотрел в ее глаза.

— Убирайся с дороги!.. — закричал он.

— Не хочу… не могу!

То ли это «не могу», то ли отчаяние в ее голосе заставило Рауля опомниться. Его глаза потухли, и он побледнел.

Эланна поняла, что поступает правильно. Чего бы ей это ни стоило, как бы он не среагировал, ей необходимо вначале успокоить его. В этом состоянии Рауль представлял собой опасность для окружающих. Но ей самой плевать на это. Пусть ударит ее, оттолкнет, пусть даже убьет, но она не сдвинется с этого места, пока не будет уверена, что этот мужчина в состоянии переварить подробности страшной аварии, которая унесла жизни их близких.

— Не можешь? Какого черта? — неожиданно рявкнул Рауль.

— Я не могу отпустить тебя. Только не так. Мне невыносимо видеть, как ты выходишь ночью в таком состоянии в город, которого не знаешь…

Завеса слез размыла все вокруг, но Эланна заметила, как изменилась поза Рауля, став менее агрессивной.

— Тебе не все равно? — Его голос сорвался на последних словах.

— Разумеется, мне не все равно.

— Я большой мальчик, Эланна. Я могу сам о себе позаботиться.

— Мне плевать, большой ты мальчик или нет, я не отпущу тебя. У тебя эмоциональный шок. — Она понизила голос. — Ты не в состоянии мыслить здраво…

Девушка говорила мягко. Вкрадчиво. И впервые за двадцать четыре часа напряжение в душе Рауля ушло. Совсем. Даже мысли перестали кружиться в голове.

В тишине Рауль наблюдал, как Эланна отошла от двери и приблизилась к нему. И снова ее рука коснулась его руки.

— Останься, пока не приедет Карлос, — попросила девушка.

Рауль кивнул в тишине.

— Спасибо, — произнесла она таким же тоном, каким он несколько минут назад поблагодарил ее.

В это мгновение Рауль уловил тонкий аромат, исходящий от ее волос. Шампунь. Но и еще что-то. Богаче, теплее, женственнее. Это был запах Эланны. Запах ее кожи, тела, волос… Рауль ощутил такой могучий призыв желания, что потерял способность думать.

— Спасибо, — снова поблагодарила девушка, пожимая его руку.

— Не надо…

Ее поцелуй оказался для нее полной неожиданностью. Легкий, нежный, деликатный. Просто легкое прикосновение губ к щеке. Никакой страсти и чувств. Чмок — и все. Но эмоции, которые он пробудил, были горячими и пылкими.

После слепой ярости — на ее брата, на водителя грузовика, на судьбу — внутри возникло совершенно другое ощущение. Настолько же мощное и обжигающее. Жар, голод, которого Рауль не мог бы утолить без стоящей рядом женщины. Чувство пустоты, потерянности, безжизненности… чувство, которое не отпускало его так долго, внезапно куда-то исчезло! И неожиданно мужчина впервые за последнее время ощутил себя живее всех живых!

Рауль нисколько не сомневался в том, что Эланна догадалась, какая метаморфоза произошла с ним.

— Эланна…

Ее имя прозвучало соблазнительно, чувственно, пылко. Неожиданно Рауль осознал: хватит с него тишины. Ему захотелось внести в свою жизнь хоть немного света и тепла…

Предпочесть жизнь смерти.

Повернув голову, он завладел ее губами, одной рукой заведя ее руки за голову, запустив вторую в ее волосы. Рауль не контролировал себя, он жаждал попробовать эти губы на вкус, снова вкусить их сладость. Кровь пульсировала в висках и меж бедер так быстро, что это причиняло почти физическую боль.

Эланна пылко ответила на его поцелуй, и Рауль понял, что именно это ему сейчас и нужно. Забыть. Перестать думать. Потеряться в водовороте неуемной страсти. А эта девушка всегда заставляла его забыть обо всем на свете.

— Эланна… — снова произнес он, на этот раз в его голосе звучала открытая страсть. — Эланна, дорогая…

Эланна, дорогая… эти слова эхом раздавались в голове девушки, окутывая ее словно мягкий шелк.

Ей следовало бы догадаться, что было ошибкой подходить к Раулю так близко. Что ее воспоминания, ее слабость перед ним пробудят все былые чувства, в одночасье разрушив все препятствия, которые она так долго и скрупулезно выстраивала вокруг себя.

Но, несмотря на разлуку длиной в два года, они были слишком тесно связаны. Эланна так и не смогла выбросить Рауля из головы, изгнать из сердца. Но она не желала этой связи. Девушка не любила его. Как можно любить мужчину, которому нужно только твое тело? Который видит в тебе только инкубатор для вынашивания своих наследников, о коих так мечтают его родственники?

Эланна поклялась держаться от Рауля на расстоянии. Постоянно контролировать свои чувства рядом с ним. Но эти чувства девушка не в силах была стереть, как и любовь, которую испытывала к нему.

— Р-рауль…

Девушка почувствовала, что он улыбается. Его руки опустились на ее спину. Большие горячие, тяжелые мужские руки, ласкающие ее кожу, обжигающие, обещающие множество удовольствий.

— Ты красивая, — произнес Рауль, любуясь лицом Эланны. — Очень красивая.

Его руки не унимались. Они ласкали ее, путешествуя по телу, проникая под футболку. В ответ на ласки Эланна выгнула спину, потянувшись к Раулю каждой клеточкой своего тела.

Она хотела… желала… жаждала…

Она предвкушала продолжение.

Эланна всегда желала большего. Это Рауль сдерживал ее. Рауль сказал, что они должны подождать. Гордый испанский аристократ, он хотел, чтобы она легла с ним в брачную постель нетронутой. Он хотел знать, что был единственным мужчиной в ее жизни. И был убежден в том, что только девственница может стать матерью его ребенка.

Эта мысль остановила Эланну.

— Нет…

Каким-то чудом девушке удалось обрести голос, отстраниться, отойти.

— Нет… — снова произнесла девушка более уверенно.

— Нет? — Рауль был ошарашен.

Он ясно дал Эланне понять, что не верит ей, что за ее отказом скрывается непреодолимое желание. Которое никуда не делось за эти годы.

Но девушка не могла позволить себе поддаться соблазну. Не могла.

— Этого не будет. Я не хочу.

— А чего же ты хочешь? — бросил Рауль с сарказмом. — Прости, но я тебе не верю. Не думаю, что ты знаешь, чего хочешь.

— Ошибаешься, я прекрасно знаю! — Эланна покачала головой, потом резко замерла. — Я знаю.

— Тогда чего? — воскликнул мужчина. — Какого черта тебе нужно?

— Мне… я…

В отчаянии Эланна ухватилась за единственную мысль, которая в тот момент пришла ей в голову. Воспоминание о недавнем разговоре. Причина, по которой она с самого начала позвала Рауля к себе в дом.

— Я хочу, чтобы ты простил моего брата. Хочу, чтобы ты принял то, что они с Лореной любили друг друга и… и…

Паника завела Эланну слишком далеко. Слова лились сплошным потоком. Она даже не успевала подумать. И теперь придется отвечать за свою глупость.

— И… — настаивал Рауль, видя ее замешательство.

Но, глядя на его злое лицо, горящие яростью глаза, Эланна боялась. Но она знала, что должна сказать все.

— И я… мы… мы хотели бы похоронить их вместе. Мы хотим, чтобы ты позволил положить Криса и Лори в одну могилу, чтобы они… они могли быть…

Вместе.

Слово прозвучало у нее в голове, но у Эланны не хватило смелости произнести его. Она не смогла бы сказать это, даже если бы на карту была поставлена ее жизнь. Окно открылось от ветра, наполнив комнату холодом. Девушка задрожала так, словно температура вокруг нее опустилась до нуля.

— Ты хочешь, чтобы я простил твоего брата?

Эланну смутил спокойный размеренный тон Рауля. Возможно ли, что он видит разумное зерно в таком повороте событий? По его лицу невозможно было сказать что-нибудь определенное.

— И ты хочешь, чтобы я оставил сестру здесь? Теперь мне все понятно! И ты решила умаслить меня таким образом? Заставить меня смягчиться, чтобы получить желаемое?

Эланна опешила.

— Ты все неправильно понял, — в ужасе произнесла девушка. — Я вовсе не хотела тебя умаслить. Как ты мог такое подумать?

Телефонный звонок прервал ее сбивчивую тираду.

Рауль достал из кармана куртки мобильник.

— Алло! Да, Карлос…

Ну, разумеется. Карлос.

Эланна застыла на месте, осознав, с кем говорит Рауль. Девушка взглянула на часы, и ее подозрения подтвердились. Их время вышло. Водитель приехал забрать его секунда в секунду, как ему и было велено.

Уйдет ли Рауль сейчас, как и планировал? И хочет ли она, чтобы он ушел? Эллана даже самой себе не смогла бы ответить на этот вопрос.

— Momento, — произнес Рауль по-испански в телефонную трубку и внимательно посмотрел на Эланну. — Si, — снова сказал мужчина в трубку и затем намеренно перешел на английский, чтобы она все поняла: — Да, я закончил здесь и готов ехать. Я спущусь через минуту.

Рауль собрался уходить. Он покидал ее, и никто не в силах остановить его. Он уходит и… это все, чего она добилась. Эланна даже не успела закончить мысль, а он уже поправил одежду и взглянул на нее со злостью и разочарованием.

— Мой водитель ждет. Мне пора уходить.

— Но…

— Мой ответ — нет, мисс Редферн…

Эланна поморщилась от такой нарочитой официальности.

— Я ни за что не оставлю свою сестру здесь, чтобы ее похоронили с человеком, который убил ее.

— Но Крис не убивал, — заговорила девушка, но Рауль перебил ее, словно не слыша ее слов:

— Мои родные и твои никогда больше не должны иметь ничего общего. Нам следует оставаться на разных концах земли.

— Потому что простая семья не достаточно хороша, чтобы общаться с представителями великой и могучей династии Марсин? — Эланна перестала выбирать слова. Она хотела причинить Раулю такую же боль, какую он причинил ей. Она не знала, делает ли она это ради брата или бедняжки Лорены. У нее просто разрывалось сердце. — Чтоб ты знал, я молю Бога о том, чтобы мы больше никогда с тобой не встретились. Худшее, что случилось в моей жизни, самый худший день в ней — это тот день, когда ты вошел в мою жизнь.

Эланна ждала взрыва ярости, а натолкнулась лишь на холодный надменный взгляд. Ожидала эмоций, а получила в ответ ледяное спокойствие и ужасную, невыносимую тишину.

— Взаимно, — бросил ей Рауль. — Могу тебя заверить, что я чувствую то же самое. Хотелось бы никогда больше не встречать тебя на своем пути. Никогда не смотреть в твою сторону.

Дважды Эланна пыталась вставить слово. Но каждый раз лишь открывала и закрывала рот. Рауль в ярости смотрел на нее, сжав руки в кулаки.

— Значит, не хочешь больше меня видеть, да? — наконец сумела заговорить девушка. — Тогда почему раньше делал мне предложение? Неужели разлюбил за каких-то два года? И что тогда, спрашивается, за любовь у тебя была никудышная?

О, ну что у нее за язык? Почему бы просто не остановиться?

— Ты знаешь, почему. Я хотел наследника.

Что ж, Эланна всегда знала об этом. Она просто не ожидала, что Рауль заявит ей в открытую, что было причиной его намерений.

— О, перестань, Эланна! — жестоко усмехнулся мужчина. — Ты же не думала, что я заговорю о любви? Ты ведь не этого хотела.

На этот раз девушка не стала подбирать слова.

— Ты прав, черт возьми! — бросила она ему в лицо. — И я сомневаюсь, что ты вообще знаешь, что такое любить кого-то, кроме себя! Могу спорить, ты не любил ни одну женщину в своей жизни, даже ту, которой предложил выйти за тебя замуж!

— Должен согласиться с тобой здесь. Любовь — ненадежный фундамент при выборе жены.

— Конечно, тебя больше волнует тот факт, чтобы ты был единственным у твоей жены!

— А тебя это не устроило, да? Как только я сделал тебе предложение, как ты сразу бросилась в объятия другого мужчины.

Высоко подняв голову, Эланна прошла мимо Рауля и широко распахнула перед ним дверь.

— Я требую, чтобы ты немедленно ушел. Твой шофер ждет тебя внизу, ты же не хочешь, чтобы он вечно стоял под моими окнами? И учти, держись от меня подальше. Так будет лучше для всех.

— Не переживай. Я так и сделаю. — Рауль подошел к двери. — Я не вернусь. Скорее в аду наступит зима, чем я захочу когда-нибудь снова увидеть тебя или кого-то из твоей семьи.

— Это мне вполне устраивает, — парировала девушка. — Поверь мне, только обстоятельства заставили меня снова встретиться с тобой.

Эланна с силой захлопнула за Раулем дверь. Она облокотилась о стену и сползла по ней на пол, дрожа от нахлынувших эмоций.

Глава шестая

Рауль бросил оставшиеся вещи в чемодан, разложенный на кровати, и захлопнул крышку. Резким движением мужчина застегнул молнию и унес чемодан в соседнюю комнату, поставив его у двери, чтобы портье забрал его. Еще час, и Рауль уедет отсюда.

Ему с самого начала было понятно, что его путешествие в Англию будет ужасным, но что настолько — он не ожидал. Мало того, что ему пришлось пройти через все формальности организации похорон, так вдобавок его поджидало еще одно потрясение. Встреча с Эланной. И когда он узнал, что ее брат…

— Нет…

Рауль со злостью ударил по чемодану. Крис и Лори погибли вместе четыре дня назад, и, кажется, уже ничто не в силах его потрясти, но не далее чем сегодня днем мужчина узнал еще одну шокирующую новость.

Яростно потирая лицо ладонями, Рауль мечтал стереть из памяти события нескольких прошедших дней. Но не только мысли о сестре мучили Рауля.

Он в буквальном смысле изнемогал, представляя тело Эланны Редферн, ее лицо, большие зеленые глаза, проникающие взглядом в самую душу. Ее образ отвлекал его от работы, заставляя сердце биться чаще.

Мужчина испытывал что-то похожее на отвращение, вспоминая, что, презирая его, эта девушка отвечала на его поцелуи, трепетала в его руках, пылая от страсти, которая отражалась и в его глазах.

Ночью мысли об Эланне не давали Раулю спать, а если ему это удавалось, эротические сны и фантазии о ее обнаженном теле в его руках, снова мучили мужчину, заставляя просыпаться в холодном поту, дрожа от возбуждения. И тогда он вставал с постели и направлялся к мини-бару. Выпивал что-нибудь крепкое, чтобы только провалиться в сон без снов и фантазий.

Последней каплей, доконавшей его, стало открытие, что пропал мобильный телефон. А в нем столько необходимых номеров телефонов. Он даже не знал о пропаже, пока отец не позвонил в его номер в отеле, в отчаянии пытаясь хоть как-то связаться с сыном. Тогда Рауль перевернул свои комнаты вверх дном, опустошил каждый ящик, проверил все карманы, но так и не нашел трубку. И только недавно мужчина понял, где может оказаться телефон.

Последний раз он держал его в руках в доме Эланны. Он говорил с Карлосом, а потом…

Череда ругательств сорвалась с губ. Рауль провел рукой по волосам, вспоминая, как положил трубку — как ему казалось — в задний карман брюк. Должно быть, телефон упал куда-нибудь на стул, где он сидел. А он в такой ярости покинул квартиру, что даже не заметил этого.

Проклятье, придется Карлоса послать за мобильным.

Мужчина направился к телефону, чтобы позвонить своему шоферу, когда раздался стук в дверь. Портье, должно быть, пришел за чемоданом.

— Одну секунду!

Рауль порылся в карманах в поисках чаевых, открыл дверь и замер на пороге, увидев, кто к нему пришел.

Девушка, о которой он столько думал в последние дни.

Девушка, которую он пытался и никак не мог выбросить из головы.

— Эланна!

Он смотрел на девушку так, будто она явилась к нему прямо из его сна.

Однако реальность оказалась еще лучше.

Эланна оставила волосы распущенными, на бледной коже не было ни следа косметики, за исключением туши, которая сделала ее ресницы еще темнее, длиннее и гуще, да наложила немного блеска на пухлые губы.

— Я принесла тебе это…

Ее голос звучал совершенно спокойно. Она не смотрела ему в глаза, глядя поверх его плеча, словно видела кого-то позади. В ее открытой ладони лежал его мобильный телефон.

— Ты оставил его в моей квартире.

— Спасибо.

Едва уловимый запах ее тела снова заставил мужчину волноваться. Он резко схватил трубку, словно боясь прикоснуться к руке девушки.

— Я нашла его на полу возле стула. Ты, наверное, обронил его, когда…

Румянец подступил к щекам девушки. Рауль понял, что она так же, как и он, прекрасно помнит, что предшествовало этому.

— А я гадал, где мог его потерять.

Рауль никак не мог заставить себя говорить спокойно. Язык не желал его слушаться.

Или все потому, что он был не в состоянии отвести взгляд от ее пухлых губ, вспоминая, какие сладкие они на вкус.

— И как раз подумал, что мог оставить трубку у тебя в квартире, и уже шел звонить Карлосу, чтобы он заехал к тебе.

— Что ж, теперь тебе не придется этого делать.

Эланна снова превратилась в отстраненное существо, которое Рауль встретил в больнице в день своего прибытия в Англию. В ней не осталось и следа от соблазнительной сирены, которую он недавно целовал.

Неожиданно в голове Рауля прозвучал голос последней его мачехи. Где твои манеры? — ясно услышал мужчина. — Разве я не ушла тебя? Нетактично вести разговор с девушкой, заставляя ее стоять в дверях. Кроме того, в любой момент посторонний может услышать их разговор. Кто-нибудь из персонала, например.

Рауль отошел в сторону.

— Прости, хочешь войти? Выглядишь так, словно еле держишься на ногах. Проходи и посиди немного.

— Не думаю…

Рауль надеялся, что вел себя достаточно вежливо и даже в какой-то мере проявил заботу и участие, но Эланна смотрела на него так, словно он собирался задушить ее.

— Не беспокойся, я могу быть цивилизованным человеком, если захочу…

Все еще видя ее замешательство, Рауль отошел от двери, предоставив Эланне самой принять решение.

— Спасибо.

К удивлению мужчины, она последовала за ним, осторожно переступив порог, напомнив ему кошку, оказавшуюся на незнакомой территории. И глядя на нее, Рауль понимал, что соврал.

Да, он умеет быть цивилизованным. Но только не рядом с этой девушкой. Один звук голоса Эланны заставляет его сразу думать о большой кровати, куда он мог бы затащить девушку.

— Я попрошу Карлоса отвезти тебя домой. Это самое меньшее, что я могу сделать, чтобы отблагодарить тебя. Присядешь?

Рауль махнул в сторону кожаного дивана в центре гостиной. Но Эланна покачала головой, оставшись на месте.

— Нет, спасибо. Я постою.

— Сейчас, кажется, настал тот самый момент, когда я должен предложить тебе кофе, ведь так?

— Думаешь, нам удастся выпить кофе? — поинтересовалась девушка.

— Кажется, мы не преуспели в этом в прошлый раз.

Знает ли она, что делает с ним, когда смотрит на него вот так? Рауль мог бы сказать, что ненавидит эту девушку, но правда была куда сложнее. Рауль не мог выбросить Эланну из головы. Она сделалась для него как наркотик за последние пару дней. Наркотик, от которого не было избавления.

Раулю требовалась ежедневная «доза» Эланны. Он хорошо знал, что именно избавит его от мучений. Удовольствие, которое подарит ему ее великолепное тело…

— Ладно, обойдемся без кофе.

Но Эланна больше не смотрела на него. Ее внимание привлек собранный чемодан, одиноко стоящий у стены.

— Ты уезжаешь.

— Да, примерно через час.

Эланна не знала, что должна чувствовать, услышав эту новость. Девушка была поражена силой внезапной боли, которая сковала ее тело, когда она заметила этот чемодан. Если бы она не пришла сейчас, то Рауль бы уехал, и она ничего бы об этом не узнала.

Пусть уезжает! Ей наплевать.

Впрочем, кого она обманывает? Себя? Так это смешно. Эланне было вовсе не наплевать. Она долгих два года пыталась разлюбить Рауля, но ей никогда не было плевать на него. Она даже с радостью ухватилась за возможность вернуть мобильный телефон, лишь бы увидеть этого мужчину. Хоть одну минутку постоять с ним рядом. А он собирался прислать к ней Карлоса… Так же как сейчас он собирался попросить своего водителя отвезти ее домой. Ему важен телефон, а вовсе не встреча с ней. Рауль готов был уехать в Испанию; подальше от нее, даже не попрощавшись. Если у Эланны осталось хоть немного здравого смысла, она незамедлительно уйдет отсюда.

Ей не следовало вообще принимать его приглашение войти.

Девушка не понимала, почему пошла за ним. Войти сюда — все равно что добровольно согласиться оказаться в клетке со львом. Но было что-то такое в лице Рауля, отчего Эланна вдруг почувствовала, что нужна ему сейчас. Он выглядел усталым, потерянным, одиноким, странно беззащитным. Девушка могла бы развернуться и уйти, но не сделала этого.

Эланна была благодарна Раулю за то, что он переключил свое внимание на телефон, дав ей тем самым небольшую передышку. Включил его и проверил пропущенные звонки и сообщения.

— Есть что-нибудь важное?

— Большинство звонков от отца. — Рауль все еще просматривал номера. — Он хочет, чтобы я сообщал о каждом своем действии.

— Ему, конечно, страшно тяжело сейчас.

Голос Эланны сорвался. Она вспомнила, в каком состоянии находится ее мать с тех пор, как узнала об аварии. Несчастная женщина заявила даже, что ей незачем теперь жить.

— Еще бы, ведь он потерял дочь.

— Не только.

Рауль произнес это с болью и отчаянием. Он взглянул на Эланну.

Пара блестящих глаз впилась в нее как клещами.

— Я тебе не понимаю. Что ты имеешь в виду? — с удивлением спросила девушка.

— Ты что, не знаешь? — Рауль будто не поверил ей.

— А что я должна знать?

И как она могла подумать о беззащитности Рауля? Нет. Он злой, холодный и закрытый человек. На одно короткое мгновение ей показалось, что она увидела перед собой другого Рауля, того, которому подарила сердце, но теперь он снова исчез. Да и существовал ли он когда-либо? Или это был всего лишь плод ее воображения, а этот холодный, безразличный эгоист, сидящий перед ней, и есть настоящий Рауль?

— Скажи мне, — принялась настаивать Эланна. — Рауль, говори.

— Значит, ты утверждаешь, тебе ничего не известно? Что твой драгоценный брат ничего не сказал? Не поделился с тобой своим секретом?

— Иначе я бы не спрашивала. Рауль, о чем ты говоришь?

— О ребенке.

Эланна почувствовала себя так, словно получила удар в живот. Рауль со злостью бросил телефон на кровать.

— Ты знала о ребенке?

— О каком ребенке? Чьем? Ты что, хочешь сказать?..

Девушка замолчала, когда наконец до нее дошел смысл его слов. Она испуганно прикрыла рот рукой. Молчание Рауля служило подтверждением ее догадки, но Эланна должна была услышать это.

— Ло… Лори была беременна?

Мужчина лишь коротко кивнул. Лучше бы он выругался или накинулся бы на нее с обвинениями.

— Но как?..

Рауль молчал, сверля Эланну взглядом. Что за глупый вопрос?

— Крис… Какой был срок?

— Мне сказали, почти два месяца.

— Я не знала.

Снова Рауль, не веря, взглянул в сторону девушки.

— Я не знала!

Повисла долгая гнетущая тишина. Тишина, которая действовала на нервы. Рауль снова кивнул и произнес почти миролюбиво.

— Да, не думаю, что тебе было об этом известно. Ты бы сказала мне тогда, когда сообщила другие подробности.

— Да, непременно сказала бы, — согласилась Эланна. — Полагаю, Лори собиралась рассказать об этом. Она говорила, что у них есть одна маленькая тайна, о которой в скором времени все узнают.

Наверное, они обручились, узнав о ребенке, подумала Эланна. Но, возможно, они хотели ребенка. Слезы подступили к глазам девушки, но ни одна не скатилась по щекам. Впервые за все эти дни она почувствовала, что не может плакать.

— Мне она тоже ничего не сказала. Я узнал о беременности от врачей.

— Я подозреваю, что моя мама обо всем знала.

Только теперь Эланна полностью осознала, почему мать так болезненно восприняла смерть Криса. Почему причитала, что вместе с сыном и Лори погибло ее будущее.

— Это объясняет ее нынешнее состояние. Она потеряла не только сына, но и внука, о котором так мечтала. Наверное, они сказали маме перед своим отъездом в тот день.

— А мне еще только предстоит сообщить обо всем отцу. Мне придется сказать, что твой брат забрал с собой не только мою сестру, его дочь, но и лишил моего отца мечты: подержать на руках внука.

Девушка подошла к мини-бару, налила в стакан коньяк, который, как она знала, предпочитал пить Рауль, и протянула ему. Он осушил стакан одним махом.

— Спасибо.

Эланна понимала, как сложно будет Раулю сообщить подобную новость отцу. Матиас Маркес Марсин поздно стал отцом. Ему было сорок, когда его сын появился на свет, на десять лет прежде своей сестры, Лорены. Его здоровье пошатнулось после смерти дочери.

— Твоему отцу все еще нехорошо?

Рауль кивнул. Эланна заметила темные круги у него под глазами, и ее сердце сжалось от осознания того, через что ему довелось пройти.

— У него случился еще один приступ как раз под Рождество. Он был так слаб, что его ветром сдувало.

— Но ведь у него еще будут внуки.

— Мои?

Слово прозвучало как обвинение. Он не сказал, что собирался именно с Эланной подарить отцу внуков. Но ему и не нужно было этого говорить. Эти невысказанные слова повисли между ними в воздухе.

— Сомневаюсь, что когда-нибудь женюсь. Однажды я рассматривал такую возможность, но потом решил, что это все не для меня. Я не наступлю снова на одни и те же грабли.

Эланна, разумеется, поняла, что он говорит о несостоявшейся свадьбе с ней. И в который раз похвалила себя за то, что правильно определила причины, по которым Рауль сделал ей предложение.

— Отец знал, что в смысле наследников ему следует рассчитывать лишь на Лори. И теперь ее нет. И даже если я подарю ему внуков, успеет ли он подержать их на руках?

— Я буду молить Бога об этом.

С этими словами Эланна накрыла руку Рауля своей ладонью. Его кожа была теплой и мягкой под ее рукой. Она заметила, как мужчина немного напрягся, а его глаза вспыхнули, но снова потухли, когда он взглянул на нее.

— Эланна…

Не сводя с нее глаз, Рауль поставил стакан на столик.

Неожиданное напряжение повисло в воздухе. У девушки перехватило дыхание, сердце замерло в груди, а весь мир словно перестал существовать.

Прекрасные глаза утратили всю злобу, превратившись в чистое золото. Как будто в замедленной съемке Рауль приблизился к ней и поцеловал ее в губы.

И Эланна ответила на его поцелуй, не сомневаясь ни секунды в правильности происходящего. Ее губы приоткрылись ему навстречу в ожидании нового поцелуя, более страстного и чувственного.

— Эланна… — снова произнес Рауль, лаская ее своим дыханием прежде, чем это сделали его губы.

Глава седьмая

Этот поцелуй был неожиданно нежным. После ослепляющей страсти, возникшей между ними ночью в ее квартире, эта нежность будто теплом окутала девушку и качала ее на волнах расслабленного удовольствия и чувственности.

Голова закружилась, и Эланна схватилась за руки Рауля в поисках поддержки. Это и стало ее первой ошибкой. Чувствовать силу его рук было прекрасно и одновременно опасно. Прекрасно потому, что хотелось касаться его бесконечно, и опасно потому, что невозможно было оторваться. В этих словах нет особой логики? — улыбнулась про себя девушка. Ну и что? Она так чувствовала. И все же надо оттолкнуть его, но Эланна не нашла в себе сил это сделать. Тело будто отказывалось подчиняться ее приказам. Она тянулась к Раулю, ей хотелось ощутить его силу, теснее прижаться к горячему мужскому телу…

Это стало ее второй ошибкой.

Как только Эланна прижалась к Раулю сильнее, его тепло проникло в нее, лишая ее возможности думать и сопротивляться. Девушка покачнулась на подкосившихся ногах, его руки сомкнулись вокруг нее, еще крепче прижимая ее к себе.

Но и такой близости стало уже мало.

Поцелуи уже не удовлетворяли…

Ее рука скользнула ниже к открытому вороту рубашки и коснулась разгоряченной кожи.

— Эланна… — простонал Рауль.

— Ммм? — выдохнула девушка, положив руку ему на грудь и чувствуя, как учащенно бьется его сердце.

— Боже! Ты дьяволица! — шепнул Рауль.

Его руки больше не держали ее, они путешествовали по ее телу, познавая самые потаенные уголки распаленной желанием плоти.

— Мне всегда хватало одного взгляда на тебя, чтобы внутри вспыхнуло непреодолимое желание. Я никогда еще не испытывал ничего подобного к другой женщине.

— Я тоже… я тоже хочу тебя… — вторила ему Эланна, поддаваясь его ласкам, все больше теряя голову в томительной муке предвкушения. Она часто чувствовала подобное, оказываясь рядом с Раулем, но никогда так остро, так сильно, так бешено.

Два долгих года Эланна страдала от одиночества, скучая по Раулю, по его прикосновениям, поцелуям. Она изголодалась по мужским рукам и губам и теперь не в силах была противостоять искушению.

Жизнь слишком коротка, слишком быстротечна, чтобы проживать ее серо и уныло, страшась показать собственные эмоции. И поэтому Эланна решила отбросить все свои страхи и сомнения, нарушить все правила, вырваться за рамки условностей и хотя бы один раз в жизни насладиться ощущением полной свободы. Вот это и есть настоящая жизнь. Свобода означает, что она живет. И чувствует.

— Ты правда меня хочешь?

Ее открытость поразила Рауля. Он с удивлением взглянул на девушку, не совсем понимая, откуда в ней вдруг такие перемены.

— Мне кажется, тебе легко в этом убедиться самой. Мужчины не умеют скрывать своих желаний.

К щекам Эланны подступил румянец, губы мгновенно пересохли. Эланна молча кивнула. Ей не хотелось встречаться с ним глазами, и она уткнулась взглядом в его грудь, покрытую темными волосами, которые торчали из-под расстегнутой белой рубашки. А затем опустила глаза ниже и почувствовала, как румянец усиливается, когда ее взгляд упал на ремень с серебряной пряжкой и туда, где его мужское достоинство выпирало из-под брюк, делая его возбуждение очевидным, демонстрируя, что Рауль действительно желает ее, как и говорил…

Больше, чем всех других женщин на земле?

Внутренне Эланна сомневалась в этом. Но сейчас она готова была поверить чему угодно. Сейчас знать, что единственный мужчина, с которым она когда-либо хотела переспать, все еще желает ее, было бальзамом для ее истерзанной души, обещанием удовольствия в мире, который с недавних пор стал для девушки черным и пустым.

— А как же он? — прозвучал неожиданный вопрос Рауля, заставив Эланну удивленно взглянуть на него.

— Он? — изумленно произнесла девушка. — Кто?.. Кого ты имеешь в виду?

— Кого я могу иметь в виду, кроме твоего нового мужчины?

Рауль говорил обычным тоном, даже немного легкомысленным, но тело его напряглось.

— Моего нового мужчины?.. — хрипло повторила за ним Эланна. — Какого?..

Рауль взглянул на нее с осуждением человека, решившего, что с ним играют и провоцируют.

— Давай выясним раз и навсегда, дорогая, — столь же хриплым голосом отозвался мужчина. — Я не сплю с женщинами других мужчин, каким бы сильным ни было искушение.

— Женщинами других мужчин! — хмыкнула Эланна. — Позволь тебе заметить, что я ничья! Я никому не принадлежу и…

— Значит, нового любовника нет на горизонте?

— Его вообще нет! — выкрикнула девушка.

— Значит, ты ушла и от него тоже? Ну ты и женщина! Но ты с ним была больше времени, чем со мной? — Рауль замолчал, слишком жалко было тратить время на подобные разговоры.

Склонив голову, он снова завладел губами Эланны.

Его руки гладили ее тело, и, когда они коснулись нежных розовых бутонов ее сосков, девушка откинула голову и простонала.

В следующее мгновение Рауль рванул на Эланне платье. Несколько пуговок оторвались и разлетелись по полу. Освободив ее груди, он стал целовать их и нежно покусывать.

— Рауль… — Его имя слетело с губ Эланны полушепотом, в котором выражалось удивление и наслаждение.

Вскоре они уже оказались на диване.

— Ты само искушение, — прошептал мужчина, целуя шею Эланны и заставляя ее трепетать от восторга. — А я никогда не мог противостоять искушению.

Каждое слово сопровождалось поцелуем. Страстным, требовательным, собственническим. Рауль как будто оставлял на Эланне свою печать.

Не успела она оглянуться, как Рауль уже оказался сверху, придавив ее своим весом.

Теперь говорили глаза, губы, руки… Ласки и поцелуи становились все смелее и неистовее.

— Нет… — неожиданно произнес Рауль.

Нет? — пронеслось в голове Эланны. Она не нашла бы в себе сил произнести это, не говоря уже о том, чтобы понять страстного испанца. Как он может говорить «нет», когда оба мечтают принадлежать друг другу?

— Не так, — объяснил Рауль. — Не здесь, в спальне.

— Да…

Рауль вскинул девушку на руки и быстро отнес ее в спальню, где он первым делом снял с нее платье и бросил его на пол.

— Так лучше, — пробормотал Рауль, оглядывая свою добычу глазами изголодавшегося хищника. — Намного лучше.

Эланна почувствовала, как все тело обдало жаром, щеки залились румянцем и возбуждение, невиданное, сильное, охватило ее целиком.

— Рауль…

Это был стон протеста и одновременно воодушевления. Ждать становилось невыносимо.

— Рауль, пожалуйста…

Глубокий победный смех сорвался с его губ, встретив ее мольбу. Его губы завладели ее губами, продлевая томительную муку. Эланна постанывала, готовая умереть от удовольствия.

— Рауль, прошу тебя!..

Мужчина покрывал поцелуями ее шею, а его руки ласкали ее тело, то нежно, почти осторожно, то смело, дико, неистово…

И вдруг Рауль словно потерял терпение, он вскочил и стал быстро раздеваться.

Эланна не могла оторвать от него взгляд. Ее заворожило это прекрасное тело, словно вышедшее из-под руки умелого скульптора. Большой и сильный, с мощной грудью, широкими плечами и загорелой кожей… Девушка начинала понимать, почему никак не могла выбросить этого мужчину из головы все эти годы. Правда заключалась в том, что для нее никогда не существовало никого другого; никого, кто заставлял бы ее сердце биться чаще даже от простого присутствия наедине. В те несколько месяцев, что они были вместе, Рауль настолько прочно вошел в ее жизнь и оставил в ней такой неизгладимый след, как если бы Эланна была рабыней, которую навсегда заклеймил ее господин; она его собственность, призванная выполнять все его требования и желания. И с тех пор ничего не изменилось.

Наконец мужчина одним мягким движением толкнул ее на подушки и снял с нее трусики. А в следующее мгновенье губами приник к обнажившемуся телу.

— Боже, как же давно я этого ждал.

— Я тоже…

Эланна не могла больше томиться в неге собственных желаний. Она нетерпеливо потянула Рауля к себе, сгорая от желания почувствовать всю его силу и мощь.

— Рауль, пожалуйста, иди ко мне…

И наконец он раздвинул ее бедра и проник в нее, нежно и в то же время решительно. И весь мир вокруг них казалось бы замер, так хорошо им было сейчас вместе. Каждое сладостное мгновение ощущалось вечностью.

— Эланна…

— Рауль… — отозвалась девушка. — Да… да… да…

Их голоса смешались в ночном воздухе, эхом отталкиваясь от стен пустой, тихой комнаты.

Наконец все смолкло. Рауль замер, взглянув в глаза Эланны, ища там ответ на свой вопрос.

— Как это может быть?.. — прошептал он взволнованно. — Ты еще была девственницей? Но как?..

Эланна знала, что Рауль смотрит на нее в ожидании ответа на свой вопрос. Ответа, который она не знала, как дать, — не смела. Поэтому она закрыла глаза и дала волю рукам, чтобы только отвлечь Рауля и избавиться от той неловкости, которую она испытывала сейчас.

— Не важно как. Это не важно.

Эланна не хотела, чтобы Рауль думал об этом, не желала, чтобы он сомневался или — господи, только не это! — остановился, перестал ее целовать. Для того чтобы чувствовать что-то особенное: восторг, удовольствие, наслаждение — не обязательно быть опытной.

— Эланна, скажи… — прошептал Рауль.

Но девушка покачала головой:

— Сейчас важно только то, что есть этот день, это мгновенье, мы…

За окном висели серые тучи, снова предвещая дождь. Но здесь, в их маленьком мире, была лишь жара и голод, жгучие желания и чудесные прикосновения. Жар становился все сильнее с каждым касанием, с каждым поцелуем, с каждым движением. Двое любовников утопали в наслаждениях, которые дарили друг другу руками, губами, языком…

Они как будто танцевали, отдавшись неслышной музыке страсти и вожделения…

И неожиданно Эланна почувствовала, что волны невиданного удовольствия накрывают ее с головой. Вскоре после этого раздался стон Рауля, когда их тела были плотно прижаты друг к другу, и Эланна поняла, что он присоединился к ней на вершинах наслаждения.

Только тогда девушка откинулась на подушки. Рауль лежал рядом, мокрый от пота, горячий, прерывисто дыша.

Он закрыл глаза рукой.

— Господи! Если бы я только знал, что все так прекрасно, я бы никогда не отпустил тебя…

В глубине души Эланна всегда была в этом уверена. Ради него она готова была на все.

И так будет всегда, придется просто смириться с этим. Эланна никогда не освободится от Рауля, всегда будет связана с ним невидимой нитью. И даже тысяча ночей в его объятиях не утолят ее голод по нему.

Эланна чувствовала себя спокойно и в полной безопасности, лежа на его надежном плече. Он заботливо укрыл ее одеялом и сменил позу, улегшись за ее спиной.

Эланна прижалась ближе к нему, чувствуя его сильные руки на своей груди. И ее веки начали тяжелеть, так как усталость навалилась на девушку. Впервые за пять дней Эланна почувствовала, как ее напряжение уходит.

Она почти заснула, как вдруг раздался громкий стук в дверь.

Глава восьмая

Эланна удивленно повернулась к Раулю, глядя в его непроницаемое лицо.

— Кто это может быть?.. — произнесла девушка.

И тут из-за двери раздался громкий голос:

— Портье, сэр. Я пришел забрать ваш чемодан.

— Проклятье!

Взгляд Рауля все еще был подернут пеленой недавней страсти. Он вспомнил, что собранный чемодан все еще стоит у стены в гостиной, ожидая своего часа.

Выругавшись на испанском, мужчина откинул одеяло, встал с постели и быстро надел брюки и рубашку, которые недавно бросил на пол. В последний момент он оглянулся на Эланну, которая удивленно натянула одеяло до подбородка, прикрывая свою наготу.

— Жди здесь. Я быстро с этим разберусь.

Поправив волосы, Рауль поторопился к входной двери, плотно притворив за собой дверь спальни.

На полу в гостиной валялись туфли Эланны, которые она сбросила в порыве страсти. Вспомнив паникующий взгляд на ее лице и зная, что ей не понравится, если кто-нибудь узнает о том, что здесь произошло, Рауль отбросил туфли в сторону, подальше от любопытных глаз.

Мужчина передал портье чемодан и более чем щедрые чаевые и отослал его прочь. Потом закрыл глаза и, вздохнув, прислонился спиной к двери.

Что произошло?

Рауль поклялся никогда больше не встречаться с Эланной Редферн; никогда больше не позволять ей входить в его жизнь. И как только судьба снова свела их вместе, он повел себя как неопытный глупый подросток, поступками которого руководят гормоны.

Он потерял над собой контроль. Можно, конечно, найти смягчающие его вину обстоятельства: трагические события последних дней, чужая страна, он выбит из колеи, разбит, опустошен. Все это действительно так. Но даже эти веские причины не могут служить оправданием его поведению. Один поцелуй, одно прикосновение — и Рауль оказался под властью своего желания.

С другой стороны, Эланна всегда так на него действовала. С того дня, как они впервые встретились, меньше трех лет назад, он не мог заставить себя держаться от нее подальше. Ни одна женщина ни до, ни после не вызывала в Рауле столько эмоций. Никогда и ни с кем мужчина не терял контроль настолько, что начинало казаться, будто его жизнь и не принадлежит ему. Раулю это не нравилось еще два года назад, а сейчас, когда возмужал и встал на ноги, и того меньше.

Но самое ужасное в создавшейся ситуации заключалось в другом: все оказалось совсем не так, как он думал.

Когда Рауль предложил Эланне выйти за него замуж, она рассмеялась ему в лицо и ушла к другому мужчине, как она сказала. Но эта девушка, которую он только что сделал своей, — была девственницей, такой же невинной, как и два года назад.

А значит…

Что это значит?

Рауль вернулся в комнату, заметил на столе свой мобильный и набрал номер Карлоса. Он быстро и как можно тише поговорил со своим водителем. Эланна ждет его в спальне, и ему не терпелось вернуться к ней.

Но когда Рауль вернулся в комнату, Эланны уже не было в постели. Она встала и даже успела одеться. Правда, на платье не было всех пуговиц. Но не это обеспокоило Рауля.

Ее взгляд, поза, высоко вздернутый подбородок и расправленные плечи делали ее совсем не похожей на ту страстную кошечку, которая недавно мурлыкала в его объятиях, царапала его спину, впиваясь в кожу ногтями и покусывая плечи.

Тихо выругавшись из-за не вовремя появившегося портье, Рауль спрятал свои эмоции за улыбкой.

— Он ушел. Можешь расслабиться.

Но, кажется, это нисколько не успокоило Эланну. Она встала и сжала платье там, где оно порвалось больше всего.

— Если ты вызовешь мне такси до дома, — произнесла она холодным чопорным тоном настоящей англичанки, — я буду тебе очень признательна.

Рауль выдохнул сквозь зубы.

— А я буду тебе очень признателен, если ты перестанешь быть такой ледышкой и подойдешь сюда, чтобы я мог снова поцеловать тебя…

Их взгляды встретились. В ее зеленых глазах горели злобные искорки. Какого черта приперся этот портье! — снова выругался Рауль. Не мог прийти хотя бы на двадцать минут позднее.

— Я так не думаю… Мне кажется, это плохая идея.

— Ты не думаешь! — взорвался Рауль. — Ты не… Послушай… — добавил мужчина поспешно, с трудом взяв себя в руки. — Эланна, дорогая… — просто не думай ни о чем. Договорились? Сейчас мысли нам не помогут. Они бессильны.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь.

— Мысли только мешают. Нам они не нужны. Нам нужно только это…

Рауль потянулся к Эланне, чтобы снова разжечь в ней пламя желаний, которое охватывало обоих еще совсем недавно. Но девушка резко отстранилась от него и ушла в другой конец комнаты, откуда и взглянула на него холодно и отстраненно.

— Этого больше не произойдет.

— Обязательно произойдет. Мы не в силах помешать нашим чувствам. От нас тут ничего не зависит.

— Ошибаешься. От меня тоже кое-что зависит, и я говорю тебе «нет».

— Еще десять минут назад ты говорила совсем другое. Или станешь это отрицать?

— Я не собираюсь ничего отрицать, — порывисто бросила Эланна. — Я просто хочу поехать домой. А тебя ждет самолет. Так что, если ты вызовешь мне такси…

— Я уже позвонил Карлосу, — заметил Рауль.

А она-то, наивная, думала, что между ними произошло нечто особенное. Но, кажется, ошиблась. Для Рауля это был просто секс. Способ разрядки.

— И сказал ему не приезжать, когда мы договорились, а ждать моего звонка. Но если ты так переживаешь из-за самолета, тогда…

— Мне плевать на этот чертов самолет! Мне прекрасно известно, что богатый и могущественный Рауль Марсин имеет власть и деньги, чтобы у него был собственный лайнер. Тебе нужно только щелкнуть пальцами, и пилот отвезет тебя туда, куда ты захочешь. Но не думай, что со мной пройдет такой же номер.

Рауль не смог сдержать смех.

— Мне даже не нужно щелкать пальцами, чтобы ты снова стала моей, достаточно лишь прикоснуться к тебе, и ты будешь то, что я захочу.

Рауль пошел навстречу Эланне. Она попятилась, но скоро ей некуда уже было идти.

— Не смей ко мне прикасаться! — закричала она. — Я не хочу!

— Ты не хочешь? Позволь тебе не поверить. — На этот раз его смех был холодным и даже немного жестоким. — Маленькая лгунья. Ты ведь очень хотела этого совсем недавно, так что же заставило тебя внезапно передумать?

— Хорошо, я скажу тебе, почему передумала.

Эланна вздернула подбородок, ее глаза засияли еще ярче.

— Скажи уж, пожалуйста. Сделай одолжение.

— Ты виноват в том, что у меня изменилось настроение!

— Я? И что произошло?

— Разве это не очевидно? Ты вернулся в спальню, уверенный, что я жду тебя, чтобы завершить начатое! Но я не собираюсь ждать тебя, Рауль, чтобы сэкономить тебе драгоценное время!

— Я же сказал…

— Я помню, что ты говорил. Ты позвонил Карлосу и решил отложить свой полет, чтобы по-быстренькому…

— Не смей! — в ярости прервал девушку Рауль и уже нормальным тоном добавил: — Ты знаешь, что это не так.

— Знаю? Неужели? Скажи мне, Рауль, как же тогда называется то, чем мы с тобой занимались в постели?

— Ты хотела этого так же сильно, как и я.

— Хотела. Ты прав, Рауль. Хотела. В прошедшем времени. Может, я и хотела тебя, но ты совершил одну большую ошибку. Ты дал мне время подумать… и этого времени оказалось вполне достаточно, Рауль. И я пришла к выводу — к единственному верному выводу, — что не намерена больше иметь с тобой ничего общего. Мне вообще не следовало приходить сюда — и я бы не пришла, если бы не твой чертов мобильник. Я вернула его тебе, так что прощай. На этот раз навсегда!

Ну уж нет! Все не может закончиться вот так. Сейчас. Снова. Эланна не уйдет от него еще раз. Не теперь, когда в ее объятиях он познал истинное блаженство.

Мужчина пытался испытать наслаждение с другими женщинами — пытался долгих два года. Но ни одна женщина даже отдаленно не могла сравниться с Эланной. И теперь он готов пойти на все, заплатить любую цену, пойти даже на шантаж, угрозы, лишь бы оставить эту женщину в своей постели.

— Ты не уйдешь.

— Нет? Это мы еще посмотрим.

Эланна прошла мимо него с высоко поднятой головой. Рауль догадывался, что она ждет, когда он схватит ее или преградит ей путь, но вместо этого он только оперся спиной о стену и, скрестив руки на груди, наблюдал за ней.

— Тебе не кажется, что лучше все-таки уйти в туфлях?

— Что? — Эланна остановилась.

Она замерла прямо посередине комнаты, повернувшись к Раулю вполоборота, потом взглянула на свои босые ноги, бледные на кроваво-красном ковре…

— И где они?… — начала девушка, но Рауль не обратил на ее слова никакого внимания.

— И ты действительно собралась идти через весь отель в таком виде? Полураздетой?

Рауль оглядел ее с ног до головы, остановившись взглядом там, где отсутствовали три пуговки, обнажая ее белье.

Эланне пришлось признать, что выглядит она неважно.

— Где мои туфли?

Девушка в панике оглядывала комнату в поисках своей обуви. Она нигде их не видела.

— Рауль, почему ты молчишь? Ты ведь знаешь, где находятся мои туфли. Отдай их мне, и я пойду. Так будет лучше для нас обоих.

— Эланна… — Он медленно отошел от стены и направился в ее сторону. — Присядь на минутку. И давай поговорим.

Мужчина говорил спокойно, рассудительно. Эланна не могла произнести ни слова, просто удивленно глядя на него. Что случилось с ним? Откуда вдруг такая невозмутимость у обычно горячего испанца? Или он просто притворяется?

Если бы не этот стук в дверь, они бы, несомненно, снова бы занялись любовью. Один лишь поцелуй, объятия Рауля, и Эланна потерялась бы в собственной страсти.

Но в дверь постучали. И Рауль ушел.

Эланна ждала. Слышала, как закрылась дверь. Если бы он сразу пришел к ней, она бы пошла за ним на край света. Но Рауль не пришел. Он взял мобильник и позвонил Карлосу. Она слышала это из-за двери. Раулю не нужно было даже рассказывать ей об этом. Девушка разобрала только имя: Карлос. Но и этого оказалось вполне достаточно, чтобы все понять.

Пока она еще переживала недавний наплыв чувств, пока ее тело еще дрожало от восторга и удовольствия, Рауль спокойно продолжал заниматься делами. Продумывал, как и когда ему лучше всего вернуться из Англии в Испанию. А это в любом случае означает одно: когда ему лучше всего расстаться с ней, Эланной…

А чего она ожидала от него, бедная дуреха? Что он хотел от нее большего, чем ее тело в своей постели? Большего, чем просто секс, пусть и такой бурный и незабываемый?

Рауль собирался в Испанию, будто ничего и не произошло.

Потому что для него действительно не случилось ничего особенного. Обычный секс. Ну, лучше, чем обычный. Все равно это лишь часть, причем не самая важная, его жизни. Именно поэтому Эланна встала с постели и поспешила одеться. Ей невыносимо было и дальше думать, как мало она значит для Рауля. Она отдала ему свое тело, всю себя, и он, возможно и поборовшись с собственными желаниями, устоять перед соблазном не смог. И как только получил то, что хотел, сразу засобирался домой.

А потом он вошел в комнату, заключив, что она, Эланна, послушно ждет его в постели. И она и в самом деле достаточно долго его послушно ждала, черт возьми! Будь у нее побольше мозгов, она выскочила бы из спальни, пока еще портье стоял в дверях, и ушла бы прежде, чем Рауль смог бы что-нибудь сделать. А мысль о том, что ему пришлось бы объяснять потом, почему полуголая женщина торопилась уйти из его номера, принесла Эланне неожиданное удовольствие.

— Зачем мне садиться? И о чем мы, собственно, можем говорить?

— У меня есть к тебе предложение.

— Предложение? — Эланна не смогла скрыть удивления.

Девушка взглянула на Рауля. Он был пугающе спокоен. Кажется, за короткое время Рауль Марсин предстал перед ней в трех разных ипостасях, если не больше. Сначала страстный любовник, потом заносчивый хам и наконец бизнесмен с каким-то там предложением. Как же понять, кто из них настоящий Рауль?

— Какое предложение?

Зачем спросила? Какая ей разница, что он там придумал? Она ведь не собирается больше находиться в его компании и мечтает лишь о том, как поскорее выбраться отсюда.

Это правда? Или она обманывает саму себя?

— Садись, и я скажу тебе.

Рауль показал на кожаный диван. Но девушка упрямо выбрала другое место. Опустившись на стул, она выпрямилась и положила руки на плотно сжатые колени.

— Села. Говори, что собирался сказать. Об этом предложении…

Она чуть было не произнесла «руки и сердца». Но вряд ли Рауль когда-нибудь снова решится сделать кому-либо такое предложение.

Но все рациональные мысли улетучились, когда Рауль приблизился, опустившись на одно колено рядом с ней.

— Р-рауль… — начала девушка, но паника, охватившая все ее существо, не дала ей договорить.

Однако Рауль всего лишь вытащил из-за дивана сначала одну туфельку, потом вторую.

— Твои туфли, дорогая, — произнес он с легкой иронией. — Позволь мне помочь тебе.

Рауль заботливо надел туфли на ее изящные ножки.

— Вот и все, моя милая Золушка.

Золушка… Нет смысла сравнивать себя со сказочными героями!.. Жизнь далека от сказки. Глупо тешить себя напрасными иллюзиями.

— Теперь можешь убегать, сак только захочешь.

— Но я никогда не убегала! — с чувством возразила Эланна, все еще представляя Рауля прекрасным принцем. — Но если ты собрался бегать за мной с хрустальной туфелькой, чтобы проверить, подходит ли она, забудь об этом.

И почему голос звучит так надрывно? — подумала Эланна. Дело ведь не в приближающихся слезах, правда?

Но жжение в глазах говорило о противоположном. Похоже, она все же собирается заплакать. Недаром и лицо Рауля вдруг сделалось размытым. Однако девушка не собиралась сдаваться. Она высоко вздернула подбородок и поджала губы. Ни одна слезинка не должна скатиться по щекам. Не сейчас. Не перед Раулем.

— И ты, кстати, не прекрасный принц. Говори скорее, что тебе нужно? — произнесла девушка. — И прошу, встань с колен. Ты выглядишь смешно. И ты ведь не руку и сердце мне предлагать собрался.

— Почему нет? — удивленно спросил Рауль, заглянув ей в глаза. — Брак с тобой, возможно, не такая уж и плохая идея.

Глава девятая

— Что? — девушка едва не подпрыгнула от изумления. — Ее бросало то в жар, то в холод, будто ее охватила неведомая любовная лихорадка, заставляя дрожать изнутри. — Что… что ты сказал?

— Брак с тобой, возможно, не такая уж плохая затея. Вообще-то…

К ужасу Эланны, Рауль снова встал на одно колено, взял ее за руку и заглянул в глаза.

— Эланна, ты станешь моей женой?

Когда Рауль ей делал первое предложение, все происходило довольно буднично, он просто сказал: «Думаю, нам есть смысл пожениться; как ты на это смотришь?», а сейчас, следуя романтической традиции, даже опустился перед ней на одно колено.

Вот только говорил он, наверное, несерьезно. Видимо, это просто шутка. Однако Рауль не поднимался и ждал ответа, и Эланне надо было что-то ему ответить.

— Женой… я… С чего мне вдруг становиться твоей женой? И почему ты вообще заговорил об этом?

— Мне кажется, это очевидно.

— Только не для меня!

Здесь совсем не было ничего очевидного. Ничего! Эланна не видела ни одной причины, по которой Рауль вдруг сделал ей предложение.

Если только…

О господи, нет…

Это невозможно, правда? Страх ледяной рукой схватил девушку за горло.

Разумеется. Это единственное разумное объяснение его словам. Рауль не ожидал, что она осталась девственницей; он не думал, что станет у нее первым. И еще он был настоящим испанским аристократом, гордым до мозга костей и унаследовавшим чувство долга и чести.

Эланне невыносимо было думать, что он сделал ей предложение только потому, что для него это дело чести. Что, как и в первый раз, их брак, если таковой последует, будет заключен не по любви, а лишь по прагматичным соображениям. И как можно согласиться на подобный союз, зная, что когда-нибудь, рано или поздно, Рауль обязательно почувствует себя попавшим в ловушку. Возможно, он даже полюбит какую-нибудь другую женщину и захочет на ней жениться? И тогда он отвергнет Эланну и возненавидит ее за то, что она стоит между ним и его истинными желаниями.

Девушке захотелось вырвать свою руку из его ладони, но когда она сделала движение, чтобы освободиться, Рауль лишь сильнее сжал ее пальцы.

— Но я не хочу за тебя замуж, — произнесла она упавшим голосом в отчаянной попытке скрыть то, что чувствует. — Люди должны жениться по любви.

— Любовь может прийти позже, — возразил мужчина. — Ведь есть другие основания для заключения брака. Как насчет желания и страсти? Ты же не станешь отрицать, что мы испытываем с тобой буквально невероятную страсть по отношению друг к другу.

— Нет, я этого не отрицаю. — Эланна чувствовала себя так, словно борется за свою жизнь. Как будто темные воды угрожали сомкнуться вокруг нее, и она тонула в них, погружаясь все глубже и глубже. — Но этого недостаточно, чтобы заставить меня связать с тобой свою жизнь.

— А если сделать это ради исцеления?

— Исцеления?

Сердце Эланны совершило неожиданный кульбит в груди. Глупое, неразумное сердце! Нет, надо понять, что именно Рауль имеет в виду?..

— Наши родные пережили страшную потерю. И не только в настоящем, они лишились и части будущего. Ты потеряла брата. Я потерял сестру. А мой отец и твоя мать потеряли не только своих детей, но и внука, о котором они так мечтали.

И тогда Эланна поняла, к чему клонит Рауль. Ей, конечно, следовало бы самой догадаться, но на мгновение девушка позволила себе понадеяться на что-то другое. Такое разочарование сложно вынести.

— И что же ты решил?

Рауль вздохнул в отчаянии. Как Эланна может быть столь глупой? Разве это не очевидно?..

Все слишком очевидно, думала девушка, глядя в его глаза, но она хотела услышать все от Рауля собственными ушами. Если он делает ей предложение по расчету, тогда пусть озвучит его.

— Мы можем исцелить наши семьи, Эланна. Нам не удастся вернуть утраченное, навсегда ушедшее прошлое, но в наших силах предложить им будущее. Внука, о котором они мечтают. Мы можем дать им наследников.

На этот раз Эланне удалось отдернуть руку. Она не могла вынести, что Рауль все еще прикасался к ней.

— Мы? — с трудом прохрипела девушка.

— Разумеется.

Мужчина поднялся с пола и присел на ручку кресла. Теперь он смотрел на Эланну сверху вниз. И это совершенно изменило чувства девушки. Рауль как будто возвышался над ней. Но даже не его вид страшил ее. Эланна больше боялась того, что на уме у этого человека. Он твердо вознамерился осуществить то, что считал правильным. И не важно, хотят другие последовать за ним или нет.

Ну конечно! Эланна и забыла — как только она могла это забыть? — наследственную гордость и силу традиций, которая руководила действиями его семьи. Разве не она была первой женщиной, на которой Рауль хотел жениться, чтобы подарить своему отцу наследника, нового Маркес Марсина, который станет хозяином всех имений и продолжит род?

— Кто же еще, кроме нас?

— Ты можешь найти себе другую женщину. Я уверена, тысячи красавиц захотят стать донной Маркес Марсин. Если мне не изменяет память, и раньше у тебя никогда не возникало проблем с женщинами. Ты же встречался со многими и до меня, и после, если верить газетам. А сейчас с твоим-то богатством тебе достаточно только поманить свою избранницу, и она тотчас бросится в твои объятия.

— Не верь всему, что читаешь, — фыркнул Рауль, нахмурив брови. — И если бы я хотел этих красавиц, тебе не кажется, что я давно выбрал бы себе жену? Но есть только одна женщина, которую я по-настоящему хочу. И не смей спрашивать, кто она!

— О, перестань! — закатила глаза Эланна.

В животе все сжалось от волнения. Девушка второпях встала и едва не упала, споткнувшись о ногу Рауля. Нет, она не должна верить его словам. Этого просто не может быть. Ей снится сон. И все это происходит с кем-то другим. Не с ней.

Как Рауль может думать, что она примет его холодное, расчетливое предложение? В первый раз по крайней мере он скрыл свои истинные мотивы, притворившись, будто просит ее руки из любви. Хотя Рауль ни разу не признавался ей в том, что любит. Но тогда Эланне было достаточно просто быть с ним рядом.

Позже она случайно услышала разговор Рауля с отцом. Он говорил, что выполнил свой долг и подыскал подходящую жену. И что теперь он сможет продолжить род и подарить Матиасу внука, которого тот ждет с таким нетерпением. Тогда-то Эланна и поняла истинные причины, по которым Рауль хотел жениться. А когда она заявила ему об этом, мужчина даже не потрудился скрыть от нее правду.

— Конечно, я хочу ребенка! — как в ни в чем не бывало объявил ей тогда Рауль. — Иначе зачем мне жениться на тебе?

Прошло два года, и история повторяется. Ничего ни изменилось! Она снова наступила на те же грабли. И на этот раз все значительно хуже, ведь она уже успела отдать мужчине свою невинность.

— Но ты же не можешь хотеть жениться на мне! — запротестовала девушка сейчас. — Ты же сказал, что ненавидишь меня.

— Да, и всю твою семью. — Рауль ничего не отрицал. — Куда бы ты ни пришла, за тобой повсюду следуют смерть и разрушение. Ты лишила меня шанса подарить отцу наследника, когда ушла от меня, а потом твой брат убил мою сестру и ребенка, которого она носила.

— Прекрати немедленно! Сколько можно твердить тебе одно и то же: Крис не виноват! — закричала Эланна в попытке защитить брата.

— Это неважно! Мы говорим с тобой сейчас не о твоем брате, а о наших с тобой отношениях, — рявкнул Рауль.

Он со злостью поднялся на ноги, напоминая разъяренного леопарда, который готов был растерзать свою беззащитную жертву.

Эланна инстинктивно отступила на пару шагов.

— Но мой брат не виноват в смерти твоей сестры.

— Виноват, не виноват… Какая разница! Результат не изменишь! Моя сестра мертва, как и ее малыш.

— Ты снова забыл о моем брате. Вот видишь, как сильна твоя ненависть, раз ты пытаешься обвинить в смерти сестры невинного человека. И именно поэтому я и спрашиваю тебя — почему? Почему ты хочешь жениться на мне, ведь тебе придется иметь дело не только со мной, но и моими родными.

— Потому что ты моя должница! — закричал Рауль, злобно сверкая глазами. — Ты должна мне ребенка. Наследника. Ты и твой брат украли у моей семьи возможность растить следующее поколение, в чьих жилах текла бы наша кровь.

— И кто унаследовал бы герцогство Маркес Марсин — поместье и…

— И это тоже, — перебил ее мужчина.

— Но… но ты не можешь так поступить… Ты не можешь хотеть, чтобы я стала твоей женой. Ведь, по-твоему, я сестра убийцы… — Она несколько мгновений молчала, тяжело дыша, а потом вздохнула и продолжила: — Нет, я не желаю тебя… Я не хочу быть с тобой!

— Лгунья! Да в твоих глазах ясно написано, что ты просто мечтаешь снова лечь со мной в постель. — Рауль рассмеялся, запрокинув голову.

Эланна попятилась, чувствуя, как воздух сгущается вокруг нее, а тело сковывает ледяная рука страха.

— Прекрати…

— Ты же прекрасно знаешь сама, что в твоих словах нет ни слова правды. Когда мы с тобой рядом, даже воздух вокруг нас начинает искриться. Одно прикосновение, один поцелуй… и уже ничто не может остановить лавину чувств. Это единственное, что нам на руку во всем этом, дорогая…

Его голос стал мягче, проникая под кожу, охватывая все тело, затрагивая невидимые струны души.

— Прекрати, — еще более слабым голосом попросила девушка.

— Мы не можем оторваться друг от друга, никогда не могли. Такого удовольствия нам ни с кем больше не испытать. Наше влечение друг к другу все упрощает.

Эланна в ужасе смотрела на Рауля, не веря собственным ушам.

— Упрощает! — только и произнесла Эланна. Неужели Рауль считает, что именно к этому им надо обоим стремиться? Для него простота — это секс и наследник.

— Подумай об этом, красавица. С того момента, как мы встретились в больнице, мы не могли держаться в стороне друг от друга. Не могли в прошлом и не можем сейчас. Я хочу тебя, ты хочешь меня. Что еще нужно? Ни одна другая женщина в мире не заставляла меня настолько сгорать от вожделения. И ты тоже горишь — не отрицай, — ты пылаешь в моих объятиях, в моей постели — и даже сейчас, мне достаточно подойти к тебе поближе — и ты вспыхнешь, как спичка. Мне нравится твоя страсть, мне нравится, что я схожу с ума от твоего тела, и мне хочется как можно больше этой страсти. Как видишь, я абсолютно честен с тобой. И если ты будешь честна с самой собой, то признаешься, что желаешь того же.

Когда он подошел? Эланна не заметила, чтобы Рауль сделал хотя бы шаг вперед, но неожиданно он оказался очень близко. Так близко, что мог бы протянуть руку и коснуться ее кожи. Эланне следовало бы поскорее отойти от этого мужчины, но тело не слушалось приказов ее сознания. И уже в следующее мгновение девушка подставила лицо для ласковых прикосновений Рауля, как кошка, которой хочется, чтобы ее погладили.

Мужчина лениво улыбнулся. В его глазах зажегся победный блеск.

— Видишь, Эланна, я прав. Ты же не будешь отрицать, что твое тело тебе неподвластно? Ты — моя! Всегда была моей. И всегда ею останешься.

Его слова окутали девушку как пары дурмана. Она задыхалась, но нужно было найти в себе силы противостоять этому чародейству.

— Нет, я сказала — нет!

Эланна резко отошла и направилась к двери.

— Этого не случится. И не жди, что я выйду за тебя замуж, только не так.

Если бы Эланна взглянула в лицо Рауля, в его глаза, он наверняка смог бы уговорить ее согласиться не только остаться, но даже и выйти за него замуж, хотела она этого или нет. И девушка направилась к выходу. Один шаг. Второй. Она уже взялась за дверную ручку, когда Рауль заговорил:

— Снова сбегаешь, Эланна? Гебе не надоело играть в эти игры? Все равно ты станешь моей женой!

Его насмешливый тон заставил девушку замереть на месте.

— Ты не можешь заставить меня остаться! — бросила она через плечо, не смея оглянуться. — Ты не сможешь сломать меня.

— Скорее всего, мне даже не придется прикладывать к этому какие-либо усилия, — был ей ответ. — Пусть судьба решает. Подумай сама, вполне возможно, что ты забеременеешь после нашей сегодняшней встречи. Мы ведь не предохранялись. У нас не было времени подготовиться как следует к нашему безумству в постели, мы не думали о защите, мы ни о чем не думали. И теперь, вполне возможно, ты уже беременна моим ребенком.

— Если даже и так, разве я не смогу воспитывать его одна? Миллионы женщин по всему миру делают это.

— Миллионы женщин, да, — спокойно согласился Рауль. — Но ни одна из них не носит моего ребенка. Моего наследника. Если он родится, я буду бороться за него до последнего вдоха.

— Попробуй! Если я беременна, давай, затаскай меня по судам! Но я ни за что не выйду за тебя замуж!

Эланна не могла больше этого выносить. Она должна как можно скорее вырваться отсюда. Пока не сломалась окончательно. Дрожащими пальцами она обхватила дверную ручку, но вначале она не поддавалась, и лишь через полминуты дверь распахнулась.

Девушка выбежала в коридор. Голова ее кружилась, и стены будто медленно сжимались вокруг нее.

А Рауль кричал ей вдогонку:

— Беги, беги, но тебе все равно не удастся от меня скрыться. Я найду тебе и на краю света. Ты все равно будешь моей. Я не могу отпустить тебя.

Сейчас она действительно сбегала, призналась себе Эланна. Ноги несли ее вперед, сердце бешено колотилось, в висках стучало. Девушка бежала, не разбирая дороги. Бежала от Рауля, от себя, от правды…

Потому что она жаждала согласиться на это предложение о замужестве.

Потому что правда состояла в том, что она боялась признаться себе в собственных чувствах, которых избегала с того самого момента, как этот человек снова появился в ее жизни.

Эланна постоянно твердила, что ненавидит его, но, несмотря на это, она испытывала к нему влечение такое сильное, настолько неодолимое, что даже решила отдаться ему.

Она сгорала от страсти в постели Рауля. Все ее чувства были на пределе, на грани безумия. И, боже, как же этого она хотела! Потому что именно рядом с Раулем ее место в жизни. И так было всегда. Потому что правда заключалась в том, что она до сих пор любила его всем сердцем. Ничего не изменилось за те два года, пока они были в разлуке. Ничто не в силах разрушить эту любовь.

Поэтому Эланна пришла к нему, ведь так? Этот чертов мобильник мог бы забрать Карлос или она могла бы отослать его с курьером. Но нет. Эланна сама пришла к Раулю, только чтобы увидеть его еще хотя бы раз.

«Мы можем исцелить наши семьи, Эланна».

Голос Рауля звучал у нее в голове. И девушка понимала, что он прав. Их брак поможет ее матери пережить потерю сына и внука. Он спасет ее жизнь. И такое же исцеление принесет отцу Рауля. И надежду на будущее.

Что, если она уже беременна?

Эланна замедлила шаг, положила руки на живот, остановилась.

Она может носить под сердцем ребенка Рауля!

Сердце наполнилось радостью. О, как бы она хотела иметь ребенка от Рауля. Эланна всегда мечтала об этом. Только бы правда забеременеть!

Но можно ли выйти за него замуж исключительно из-за ребенка, которого все так хотят? И из-за бесспорной страсти между ними?

Достаточно ли этих двух слагаемых для брака?

И могут ли отношения длиться достаточно долго, когда один любит, а другой всего лишь испытывает физическое желание?

Сама того не осознавая, Эланна остановилась и оглянулась. Дверь в номер Рауля все еще была распахнута. И девушка внезапно приняла решение.

Рауль хочет жениться на ней. Их сближает страсть и будущий ребенок. Он открыто заявил ей об этом. Все честно. Она знает, на что идет. Так, может, ее любви будет достаточно всем троим?

Альтернатива жить без Рауля показалась Эланне невыносимой. А так все-таки любимый человек всегда рядом. Возможно, это действительно меньшее из двух зол.

Беги, беги, но тебе все равно не удастся от меня скрыться. Я найду тебя и на краю света. Ты все равно будешь моей. Я не могу отпустить тебя, преследовал ее голос Рауля.

«Я не могу отпустить тебя». Разве такие слова не приятно слышать? Наверное, можно смириться с тем, что в них больше разума, чем любви. Можно пожертвовать собой ради благополучия такого количества людей, тем более — родной матери.

Эланна медленно пошла обратно, осознавая правоту Рауля. Сколько бы она ни уходила, а вернуться все равно придется. Без Рауля ей нет жизни. И если она уйдет, то в сердце навсегда останется зияющая рана, и вся ее жизнь превратится в сплошной кошмар. А значит, выбора у нее нет.

Однажды она уже сказала Раулю «прощай» и едва выжила после этого. Следующие два года Эланна пыталась научиться жить без него, но так и не смогла. Как только этот мужчина снова появился в ее жизни, она бросилась в его объятия, готовая расстаться с жизнью ради одного мгновения, проведенного вместе с ним. Она не смогла бы пережить новой разлуки. Это было бы равносильно самоубийству.

Лучше ей вечно мучиться, но зато с ним рядом.

Вернувшись в номер, Эланна обнаружила, что Рауль стоит на том же самом месте.

Он просто ждал, скрестив руки на груди.

Рауль даже не попытался остановить Эланну. Он не сомневался, она вернется. Вернется и согласится на его условия.

Рауль просто ждал.

Глава десятая

Прошло четыре месяца, а ребенка до сих пор нет.

Эланна, вздохнув, выглянула из окна замка де Алькантара. Ее мысли витали далеко отсюда. Глаза не замечали даже гор Гуадаррама, которые возвышались над горизонтом позади виноградников, которые и помогли разбогатеть владельцам замка.

Когда Эланна приехала сюда с Раулем, вершины этих гор были покрыты снегом. Но шло время, солнце припекало сильнее, снег таял и почти полностью исчез.

Сейчас, подобно снегу, те ужасные дни ранней весны канули в прошлое, время смягчило боль душевных ран. Эланна училась жить заново. Даже ее матери это, кажется, удавалось.

«Мы можем исцелить наши семьи, Эланна», — снова и снова раздавались в голове слова Рауля, Как же он прав! Как прав в своей оценке ситуации. С того дня, как девушка сказала матери, что собирается замуж за Рауля и что они очень хотят иметь ребенка, в сердце пожилой женщины зажглась искорка надежды. Разумеется, она по-прежнему скорбела о любимом сыне, но у женщины появился новый смысл жизни. Ей было теперь зачем вставать каждый день по утрам. И она приняла известие с открытым сердцем.

Как и отец Рауля, Матиас. Когда Эланна прибыла к нему в замок и снова, после двухлетнего перерыва, встретилась с пожилым мужчиной, она была шокирована тем, как сильно состарили его годы и шок от пережитой трагедии. Он прослезился, услышав, что Рауль и Эланна собираются подарить ему внука. И эти слезы убедили девушку в том, что она сделала правильный выбор, вернувшись к Раулю и приняв его предложение.

Поступив так, она и свою жизнь наполнила смыслом. Теперь Эланна могла каждый день видеть Рауля. Каждую ночь они вместе засыпали после бурного секса, и каждое утро лицо любимого было первым, что видела девушка, просыпаясь. И она готова была взять то, что Рауль мог ей предложить, и не требовать большего.

Но в глубине души Эланна жаждала еще одного.

О, не любви Рауля, нет! Она уже не была такой наивной дурочкой, чтобы мечтать об этом. То время уже осталось позади. Теперь она мечтала о ребенке. О том самом малыше, которого все ждали. О наследнике герцогства Марсинов.

«Мы можем исцелить наши семьи, Эланна. Нам не удастся вернуть утраченное, навсегда ушедшее прошлое, но в наших силах предложить им будущее. Внука, о котором они мечтают. Мы можем дать им наследников».

Но прошло уже четыре месяца, а ребенка все не было.

Как и свадьбы.

Страх сковал сердце. Четыре месяца назад Рауль пылал страстью и мечтал как можно скорее стать ее мужем. Но ведь тогда он думал, что Эланна вскоре забеременеет, если уже этого не случилось.

И девушка тоже надеялась на это всем сердцем.

Она позволила своей мечте укрепиться в душе, когда в один день все разом рухнуло.

— Ничего страшного! Не в этот раз, — спокойно произнес Рауль, когда Эланна сообщила ему, что у нее начались месячные. — У нас есть время. И мы можем насладиться новыми попытками зачать ребенка.

Эланна снова вздохнула, проведя пальцем по оконному стеклу.

Она даже не была уверена, что «наслаждаться» — правильное слово.

О, без сомнения, в постели с Раулем она достигала таких вершин наслаждения, о которых даже не подозревала. И влечение Рауля к ней не ослабело ни на йоту. Он каждую ночь демонстрировал Эланне силу своей страсти. И говорил, что она красива, шептал тысячи комплиментов в пылу желаний.

Но никогда, никогда Рауль не произнес ни единого слова любви.

И потому Эланна чувствовала, что их отношения с Раулем — это палка о двух концах. Она становилась ближе Раулю с каждым днем, бесспорно. Она подарила ему свое сердце, которое всегда принадлежало ему одному. Но Рауль занимался с ней любовью только для того, чтобы «попытаться снова» зачать ребенка. Он ложился с ней в постель, потому что хотел ребенка сильнее, чем ее тело.

И до сих пор у них так и не получилось сделать малыша.

И они так и не поженились.

Ответ на все вопросы Эланны был очевиден: нет ребенка, нет свадьбы. Не нужно было даже произносить этого вслух. Это было ясно как день.

Эланна утерла предательские слезы. Она не могла позволить себе расплакаться. Девушка не была уверена, сможет ли остановить слезы, если те прольются из глаз. А тогда, по возвращении из Мадрида, куда Рауль уехал на день, он увидит ее опухшие красные глаза и потребует ответа на вопрос, почему Эланна плакала.

Девушка никогда и ни за что не посмела бы сказать ему об этом.

Четыре месяца, а ребенка все нет. Рауль свернул на дорогу к замку, погруженный в свои мысли. Четыре месяца, а наследник еще не появился.

И Эланна с каждым днем все больше нервничает.

Она всегда была очень эмоциональна. Но сейчас еще больше.

Девушка постоянно на пределе, разговаривает с ним отстраненно и даже перестала смотреть ему в глаза. Чаще и чаще Эланна находила оправдания, чтобы не находиться с ним в одной комнате. Единственным местом, где они общались, стала спальня. А там не нужны были слова.

В постели все было идеально.

Или нет?

Рауль припарковался, вышел из машины и достал с заднего сиденья букет роз. Нахмурившись, мужчина направился ко входу в замок.

Возможно, Эланна отдавалась ему с такой страстью только потому, что отчаянно хотела подарить внука своей матери. Этот будущий ребенок был единственной причиной, по которой они до сих пор были вместе.

Отец тоже начал нервничать, заключил Рауль, поднимаясь по каменным ступеням к главному входу. Каждый месяц Матиас спрашивал, нет ли надежды на появление наследника, и, получая ответ «пока нет, отец», качал головой и шептал что-то себе под нос.

И оба родителя, и Матиас, и Элена, хотели знать, когда же состоится свадьба. Почему еще не назначили дату? Что они собираются делать дальше?

Но у них не было планов, заметил Рауль, направляясь в свою спальню. Эланну, кажется, совершенно не интересовала церемония; ей нравилось все так, как было. Да и Раулю тоже. Женщина, которую он хотел, жила с ним в одном доме. Она ждала его, когда он возвращался с работы; она каждую ночь спала с ним.

Если бы не годы отца, Рауль повременил бы с ребенком. Но Эланна согласилась жить с ним только для того, чтобы Элена и Матиас успокоились и получили внука. Ребенок был единственной причиной, по которой она не ушла от него.

Эланна стояла у окна, когда Рауль вошел в комнату, и смотрела на горизонт. Она была так погружена в свои мысли, что не слышала, как он вошел. У него появилась возможность просто посмотреть на нее, полюбоваться ее красотой, которая поражала его всякий раз, когда Рауль смотрел на свою Эланну.

Она надела свободного покроя сине-зеленое платье, темнее, чем то, которое было на ней, когда она пришла к нему в номер вернуть мобильник. Эланна стояла на полу босиком. Стояла так неподвижно, что казалась мраморной статуей. Ее густые рыжие волосы рассыпались по плечам мягкими волнами, и легкий ветерок, врывающийся в комнату из открытого окна, играл ими.

Мужчина вдохнул аромат роз, которые принес для нее, поцеловал бутоны, нежные, как и кожа Эланны. С утра она проснулась в его объятиях, и они занимались чувственным сексом, но эта девушка всегда пробуждала в Рауле столько чувств, что и сейчас он желал ее так же сильно, будто они не виделись не семь часов, а семь дней, даже семь месяцев.

— Рауль?

Какое-то движение привлекло ее внимание. Эланна оглянулась и обнаружила в дверях Рауля. Он как-то странно смотрел на нее, словно впервые ее увидел.

— Ты рано.

Судя по голосу, ее не слишком порадовал этот факт. Эланна предпочитала быть одна, а не в его компании. И это та же самая женщина, которая так ненасытна в постели.

Почему же сладкая чистая девушка превратилась в холодное отстраненное создание? Казалось, что она что-то скрывает, но вот что?

— Я не ждала тебя так рано.

— Добрый день, Эланна. — Рауль не хотел, чтобы она догадалась, о чем он думает. Он подошел и поцеловал ее в губы, коснувшись свободной рукой ее щеки. — Я больше не мог работать. Я соскучился по тебе.

— Соскучился по мне? Но тебя не было всего лишь несколько часов.

— Часов, в которые я только и думал, как прекрасна ты была сегодня утром — лежащая в моей постели с волосами, рассыпавшимися по подушке, и кожей, которая еще горела после горячих ласк. Я не мог ни о чем больше думать. Я ехал домой как маньяк. Остановился только, чтобы купить тебе это. — Рауль протянул Эланне букет.

— Цветы?

Эланна с удивлением смотрела на огромный букет ярко-розовых роз. Рауль купил ей цветы — и такие красивые! — и смотрел на нее взглядом, от которого мурашки бежали по телу. Но тут Эланна вспомнила его слова.

…я только и думал, как прекрасна ты была сегодня утром — лежащая в моей постели с волосами, рассыпавшимися по подушке, и кожей, которая еще горела после горячих ласк.

Это «прекрасна» должно было бы порадовать Эланну, но ведь Рауль и не скрывал, что его привлекает ее красота. И он до сих пор думал о ней, как о сексуальном объекте.

Он мог бы попросить ее стать его женой, но до сих пор Эланна оставалась всего лишь любовницей, которая согревала его постель каждую ночь и удовлетворяла его физически. Любовницей, которую он мог отвергнуть в любой момент, когда устанет от нее.

А женой Рауль сделает ее только тогда, когда будет уверен, что она носит год сердцем его ребенка.

Ах, если бы он вернулся пораньше специально для нее, она бросилась бы ему на шею, поцеловала, прошептала слова любви ему на ухо. Если бы…

Но девушка только холодно и отстраненно произнесла:

— Почему ты купил мне цветы?

— А мне нужна причина, чтобы принести моей… принести тебе цветы?

Рауль оговорился. Он не знал, как назвать ее. Не женой. Не невестой. Эланна и не была невестой, хоть и носила на левой руке обручальное кольцо, которое Рауль подарил ей, чтобы порадовать скорбящих родителей. И уж точно он не назвал бы ее «моя любимая» или «моя дорогая».

Так кем же считал ее Рауль? Он ведь мог купить цветы любовнице? Любовнице, которую оставил в своей постели утром. Любовнице, с которой занимался сексом прежде, чем уйти в офис. Любовнице, с которой жаждал снова оказаться в постели. А любви между ними нет.

— Нет.

Жестокая реальность обрушилась на Эланну тяжким грузом. Между ними был только секс.

— Точно нет? — уточнил Рауль. — Ну слава богу, значит, можно покупать цветы и без особой причины. А сейчас тогда что? Ты не хочешь цветов?

Девушке потребовалось время, чтобы понять: уйдя в свои мысли, она произнесла «нет» вслух, а Рауль решил, будто она говорит о розах.

— Нет, разумеется, тебе не нужна причина, чтобы принести мне цветы. Спасибо.

Эланна подошла, чтобы в знак благодарности поцеловать Рауля в щеку. Она заметила, как что-то странное промелькнуло в его глазах, но не успела понять что именно, потому что он так быстро повернул голову, что вместо щеки Эланна поцеловала его в губы.

Горячие, влажные требовательные губы.

Букет выпал из рук Рауля, упав по счастливой случайности, на стул, а не на пол. Мужчина привлек Эланну к себе в поцелуе голодном и страстном. Он припал к ее губам так, как припадает измотанный путник к ручью, и Эланна ответила ему тем же.

Но в этом поцелуе было что-то особенное. Что-то, что заставило Эланну потянуться к Раулю, позволить ему, не прерывая поцелуя, увлечь ее на постель. Их одежда словно испарилась, как будто они никогда и не были одеты. Их тела сплелись, говоря на языке страсти. Они соединились в жажде утолить свой голод друг по другу, они царапали друг друга, кусали, они предавались неистовой страсти, охватившей их тела, их души, их разум.

Они одновременно бились в экстазе, задыхаясь от наслаждения, удовольствия, от тысячи эмоций, соединивших их в этом сладком безумии.

Никогда еще их близость не была настолько умопомрачительной. Было в этом нечто новое, сильное, неумолимое. То, чего Эланна не могла ни распознать, ни понять. Мир словно разлетелся на миллион осколков, которые им никогда не собрать так же, как было раньше.

Как если бы…

Если бы…

Если…

Как будто Рауль внезапно понял, как много она для него значит. Или… Или понял, что им нужно расстаться, а потому занимался с ней любовью в последний раз. Неужели он приготовился разорвать их отношения и начать свою жизнь с чистого листа, рядом с другой женщиной?

И горькое разочарование когтями впилось в израненное сердце. Глупая, глупая, глупая… ни за что она не признается Раулю, будто на одну секунду поверила…

— В чем дело? — Рауль почувствовал ее отчужденность и отстранился вместо того, чтобы прижать ее к себе. — Что сейчас не так?

— Я просто подумала, сколько еще будут продолжаться наши любовные свидания? Когда все кончится?

Рауль замер.

— Кто сказал, что все закончится?

Он полусидел, опершись на локоть. Эланна знала, что Рауль смотрит на нее, но не желала встречаться с ним глазами, а потому уставилась в потолок.

— Ну, мы оба знаем, что когда-нибудь все подходит к концу, нас ничего не держит вместе, и обоим об этом известно. Я просто женское чрево, которое ты снял на девять месяцев, а потом…

— Что потом? — резко оборвал Рауль. — Думаешь, потом я просто выброшу тебя, как пустую скорлупку, насладившись вкусным орешком внутри?

Этого момента Эланна всегда в глубине души боялась больше всего. Она взглянула в глаза Рауля, в ужасе от того, что могла прочесть в них. Она знала, что говорит правду, но не хотела видеть доказательства своей правоты в его глазах.

— Я не знаю, — с болью в голосе отозвалась Эланна. — Не понимаю, что происходит в твоей голове. Может быть, расскажешь о своих планах?

— О своих планах…

Рауль встал с постели и подошел к окну, посмотрев на горизонт, совсем как Эланна недавно.

— Я планирую свадьбу.

Это было последнее, что ожидала услышать девушка. Эти слова эхом раздавались в ее голове снова и снова.

«Я планирую свадьбу». Но почему? Почему на этот раз? Какая свадьба, если они никак не могут зачать ребенка?

Развернувшись, Рауль схватил розы со стула и со злостью бросил их на кровать, не задумываясь о том, что нежные бутоны могут пострадать от падения.

— Именно поэтому я и купил цветы. Сегодня в Мадриде я закончил со всеми приготовлениями. Тебе осталось только выбрать подвенечное платье и в назначенный день пойти к алтарю.

— И когда же назначенный д-день? — пробормотала, заикаясь, Эланна, не уверенная, что все правильно расслышала. Неужели Рауль действительно организовал свадьбу? Неужели он все-таки собрался жениться на ней? Даже без ребенка?

— Четырнадцатого, — поразив девушку еще больше, объявил Рауль. — Через две недели ты станешь донной Рауль Маркес Марсин.

Глава одиннадцатая

Ночной воздух был чистым и теплым после жаркого дня. Эланна бродила по саду возле замка, зная, что, несмотря на поздний час, нет смысла возвращаться к себе в комнату. Она все равно не смогла бы заснуть; не сегодня.

— Отдохни хорошенько, дорогая, — вот что сказала мама перед тем, как пожелать дочери спокойной ночи. — Ты же хочешь завтра выглядеть лучше всех.

Отдохнуть невозможно, думала девушка, а что же до того, чтобы выглядеть лучше всех в день собственной свадьбы — это тоже весьма проблематично. Именно по этой причине девушка сейчас бродила возле замка в лунную ночь, стараясь привести мысли в порядок. Она знала, что стоит вернуться к себе в комнату и снова лечь в постель, слезы опять побегут по щекам. И вряд ли найдутся слова, чтобы унять их!

Завтра — день ее свадьбы. Меньше чем через четырнадцать часов ей сделают прическу, макияж, помогут надеть элегантное красивое платье, которое Рауль попросил создать специально для своей невесты у одного известного модельера, и усадят в белый лимузин, который отвезет ее в собор, где Рауль будет ждать ее у алтаря.

В этом и заключалась главная проблема.

Как она сможет выйти замуж за Рауля, зная, что он не любит ее?

Ради ребенка, сказал бы он. Но не далее чем сегодня утром у Эланны появилось неоспоримое доказательство, что снова ее тело подвело ее. Знакомая боль внизу живота возникла как всегда неожиданно. А потом начались месячные.

И снова надежда в скором времени иметь ребенка растаяла.

А без этой надежды, как могла Эланна стать женой Рауля и произнести клятву, которую она будет исполнять, зная, что Рауль никогда не почувствует то же самое?

Девушка убеждала себя в том, что сумеет с этим жить. Но сейчас, когда день свадьбы стремительно приближался, паника все больше овладевала мыслями и чувствами, сея в душе сомнения.

Эланна до сих пор ничего не сказала Раулю. Она позволила ему ночевать в другой комнате сегодня, потому что мама сказала, что для жениха плохая примета видеть невесту в подвенечном платье до свадьбы. Девушка холодно приняла его поцелуй и не нашла в себе смелости даже попытаться сказать ему правду.

Сейчас в замке все спали в предвкушении предстоящей церемонии. И только Эланна бродила здесь одна в темноте, зная, что не имеет значения, увидит ее Рауль до свадьбы или нет. Неприятности уже вошли в этот брак, который будет заключен только завтра.

— Тоже не спится?

Низкий, мужественный голос, такой знакомый, прозвучал совсем рядом.

— Кто тут? — Эланна повернулась в темноте, не в силах разглядеть, кто стоит перед ней. — Рауль?

— Да. Это я.

От деревьев отделилась тень с размытыми контурами. Темные волосы Рауля и его одежда сливались с ночным мраком.

— Что… что ты здесь делаешь? — По ее лицу невозможно было сказать, что она чувствует. Широко открытые глаза и лицо, бледное в лунном свете, ничего не выражали.

— Я искал тебя.

— Но…

Эланна поправила волосы. Руки ее дрожали.

На миг его пальцы коснулись кармана брюк, где был спрятан листок бумаги. Эланна не знала, что Рауль нашел его, а он не собирался говорить ей об этом, пока не настанет нужный момент. Или по крайней мере до тех пор, пока не узнает, что происходит в ее чудесной головке.

— Почему… как ты узнал, что я здесь? — поинтересовалась Эланна.

С каждым ее словом Рауль все плотнее сжимал губы.

— Я пришел к тебе в комнату, хотел поговорить. Я не мог зайти раньше, потому что твоя мама не позволила бы мне этого. Пришлось дождаться, когда она заснет.

Эланна немного расслабилась, как заметил Рауль.

— О чем ты хотел со мной поговорить?

— Давай немного прогуляемся сначала. Я хочу показать тебе кое-что.

Они пошли рядом, достаточно близко, чтобы Рауль мог взять Эланну за руку, если захочет.

Мужчина решил пока этого не делать. Пока не узнает больше. Снова Рауль коснулся кармана, слыша, как шелестит внутри бумага.

— Куда мы идем?

Эланна все еще говорила с напряжением; еще хуже, чем раньше, хоть и пыталась привнести в свой голос легкомысленные нотки.

— Не далеко. Вообще-то мы уже пришли.

— Пришли?

На этот раз в голосе девушки слышалось только удивление. Она оглядывалась в поисках того, что хотел показать ей Рауль.

— И что здесь?..

Рауль поставил ногу на ствол упавшего дерева.

— Вот. Я хотел, чтобы ты увидела мое любимое место. Сюда я приходил еще ребенком. И до сих пор иногда прихожу. Здесь я прятался, когда что-то в моей жизни шло не так.

Рауль наклонился и исчез, как поняла Эланна, в огромном дупле. На лице девушки промелькнула буря эмоций.

— Ой, ты где?

Рауль вновь появился возле нее.

— Я спрятался здесь, когда мне сообщили, что погиб Родриго.

Эланна хотела что-то сказать, но только открывала и закрывала рот. Но Рауль знал вопрос, который она хотела ему задать.

— Он был моим братом.

Девушка вскрикнула и закачала головой, не веря своим ушам.

— Я не знала.

— Мой отец не желал, чтобы кто-нибудь говорил о Родриго. Когда мы потеряли его, все стали жить так, будто брата никогда не существовало. Родриго подхватил менингит, но этого не заметили вовремя. Он умер через несколько дней.

— Сколько… сколько ему было лет?

— Всего шесть. А мне четыре года.

— Так ты младший брат! Но я думала…

— Ты думала, что я всегда был наследником всего этого…

Рауль обвел рукой замок и земли вокруг них.

— Но нет, я был вторым сыном. Пока Родриго не умер. Потом я стал единственным наследником. И мне всегда твердили, что мой долг — продолжить род.

Рауль надеялся, что это поможет Эланне понять его поведение и его упорное желание иметь наследника. Но какой бы реакции он ни ждал от нее, мужчина не ожидал той, что последовала в следующее мгновение.

Эланна вдруг закрыла лицо руками и отвернулась.

— О, нет! Нет! Только не это. Я не смогу этого вынести… не смогу! Рауль, я не выйду за тебя замуж!

Значит, все плохо, как он и думал. Даже еще хуже. Примерно такого поворота событий и стал опасаться Рауль, когда вошел в комнату Эланны и не нашел ее там. Он уже повернулся, чтобы пойти на ее поиски, когда заметил на столике записку. В ней было его имя.

«Дорогой Рауль… мне жаль…»

— Хорошо.

Он заставил себя произнести это слово холодно и безразлично, почти уничижительно. Рауль не хотел все усложнять. Он уже давно догадывался, к чему все идет, и был готов выдержать этот удар. А когда Эланна уйдет — а было очевидно, что она собирается сделать именно это, — тогда он и подумает, как ему жить дальше. Сейчас у него в душе снова возникло прежнее ощущение пустоты.

Хорошо?

Хорошо?!

Эланна не верила собственным ушам. Ее сердце едва не разорвалось от боли при одном-единственном слове, которое Рауль бросил ей в лицо с такой ледяной жестокостью. Она сказал, что не выйдет за него замуж, что не может этого сделать. А все, что он смог сказать… «Хорошо».

Эланна всегда знала, что Рауль не любил ее, но думала, что ему достаточно желания. Желания иметь ее тело и наследника рода Марсии. Но даже тот факт, что он сразу лишался и того и другого, не вызвало у Рауля бурного протеста. Не заставило его попытаться как-то остановить ее, объявить, что он никуда ее не отпустит.

Нет, он палец о палец не ударит, чтобы удержать ее. И сказал ей в ответ одно лишь слово. Одно-единственное слово — и весь ее мир словно перевернулся.

— Ты можешь сбежать, но тебе все равно не удастся скрыться, — раздался голос Рауля. — Я пойду за тобой на край света. Я не могу отпустить тебя.

Не могу отпустить.

Хочу, но не могу…

Словно что-то щелкнуло в голове. Прошлые события складывались в картины, заставляя увидеть то, чего Эланна не замечала раньше…

Она уже слышала этот тон. Две недели назад. В их комнате. В тот день, когда Рауль принес ей розы.

— Рауль… — медленно произнесла девушка, стараясь осмыслить прошедшие события, — почему ты вдруг решил, что должен купить мне розы?

На миг ей показалось, что Рауль не совсем улавливает ее мысль, но его глаза сказали девушке, что он прекрасно понял, о каком дне она говорит.

— Потому что я собирался сказать тебе, что я все организовал к свадьбе. И я не решил, что должен. Мне хотелось подарить тебе розы.

— Ты никогда раньше не дарил мне цветов.

— Знаю.

Мужчина засунул руки в карманы и заходил вокруг Эланны, опустив плечи, словно на них только что лег тяжелый груз. Наконец он остановился, снова повернулся к девушке лицом. Его лицо казалось бледным в лунном свете. Бледным и оправдывающимся.

— Я хотел попытаться начать все с чистого листа. Снова сделать тебе это чертово предложение. Опуститься на одно колено, если потребуется, — и подарить тебе цветы…

Что-то в ее лице заставило его замолчать. Мужчина сжал губы и не произнес того, что собирался сказать вслед за этим.

— О, Рауль, прошу тебя! Пожалуйста, не останавливайся! Продолжай!

— Нет.

Но Эланна не собиралась сдаваться. Она готова была рискнуть, все поставив на карту. А если ее надежды не оправдаются, то ей все равно нечего терять. Но, если произойдет наоборот, у нее в руках окажутся все сокровища мира.

— Да! — настаивала девушка, молясь, чтобы ее голос не дрогнул.

Подойдя к Раулю, Эланна взяла его за руку. Они вместе сели на пень.

— Да. Тебе придется сказать мне все, что собирался. Это очень важно.

То ли лунный свет, то ли круги у него под глазами, которых Эланна никогда раньше не видела, заставили девушку рискнуть и молиться, чтобы это означало то, на что она надеялась.

— Ты собирался опуститься на одно колено, — подтолкнула она его, заметив, что Рауль все еще колеблется.

На мгновение ей показалось, что мужчина не позволит ей давить на него, но тут он словно принял решение. Рауль расправил плечи и заговорил, сначала медленно, потом все быстрее, пока слова не потекли из него сплошным потоком.

— Я собирался сделать тебе предложение — на этот раз как полагается. Я бы встал на колени, умолял бы тебя выйти за меня замуж, если бы это понадобилось.

— Потому что… — начала Эланна, но Рауль покачал головой, давая ей знак замолчать.

— Не только из-за ребенка или наших родных, но и для себя — потому что я не могу жить без тебя. Я люблю тебя. Всегда любил, с самого начала. Даже когда думал, что ненавижу тебя за то, что ты ушла от меня, в глубине души знал, что это неправда. Я все еще любил тебя, но эта любовь трансформировалась. Все так запуталось. Мне не хочется, чтобы ты думала, что я с тобой только ради секса или потому, что хотел подарить отцу наследника. Нет, все это неправильно. Мне просто нужно, чтобы ты была рядом. До конца моей жизни. И все! Это самое важное. Но, конечно, если у нас все-таки появится ребенок, я буду очень рад. Да и от секса мне бы не хотелось отказываться.

Рауль стиснул руку Эланны так сильно, что она вскрикнула. Но девушке это даже понравилось. Ведь в его простом движении отразились все чувства ее любимого мужчины.

— И я все испортил, сказав, что тебе нужно только…

Эланна могла бы закончить это предложение за него, но знала, что Раулю это не нужно.

— В тот раз не получилось, но мне показалось, что это не так уж и важно, я ведь все равно собирался жениться на тебе. Я подождал бы пару недель, а потом сказал бы тебе все, когда мы были бы уже женаты. Но сегодня я понял, что не могу больше ждать. Я бы не смог стоять у алтаря, надевать кольцо тебе на палец, произносить клятвы, не зная, почему ты выходишь за меня замуж. Я должен был знать. И поэтому пришел в твою комнату…

Со вздохом Рауль провел свободной рукой по волосам. Неожиданно Эланна поняла, что произошло. Она начала писать Раулю письмо, хотела объяснить, что она чувствует и почему не может выйти за него замуж, но потом решила, что говорить о таких вещах в письме глупо, и оставила его едва начатым на столе. Девушка вышла в сад, чтобы собраться с мыслями. Там и нашел ее Рауль.

— Ты видел письмо.

Мужчина тихо кивнул, достав из кармана сложенный лист бумаги и разложив его у себя на коленях.

— «Дорогой Рауль… мне жаль…» — прочел он вслух, и сердце снова болезненно сжалась.

— Боюсь, я никогда не смогу подарить тебе ребенка, — продолжила Эланна так тихо, что Раулю пришлось склониться к ней и прижаться лбом к ее лбу, чтобы услышать это. Мужчина заметил слезы в ее прекрасных глазах. — Мы пытались столько месяцев, а сегодня… я… мы… снова не вышло…

— И ты думаешь, мне это настолько важно? И почему ты решила, что в этом твоя вина? Может быть, дело во мне, если эта проблема существует. Да, я был бы счастлив подарить нашим родителям внука, которого они так хотят. Это много значит для меня. Но еще большее значение имеет для меня твоя любовь. Если бы ты любила меня, я бы смог выдержать что угодно.

— И у тебя она есть — моя любовь, мое сердце и все, что в нем есть, принадлежит тебе. Я люблю тебя, Рауль. Люблю больше, чем могут сказать любые слова…

— Тогда не говори ничего. Просто поцелуй меня и постарайся показать мне, что ты чувствуешь.

— Я хочу этого больше всего на свете.

Девушка полностью отдалась этому поцелую, чувствуя сильные руки Рауля, которые крепко обнимали ее.

Сердце любимого громко билось под ее ладонью. И завтра — свадьба!

О боже, какое счастье!

Ее глаза наполняли слезы радости от осознания того, что вся любовь, хранящаяся в этом сердце — сильном, независимом, мужественном сердце мужчины, — принадлежит ей.

Она не знала, долго ли они оставались там, и сколько было поцелуев и нежных слов, но пора было возвращаться домой.

Рауль наградил Эланну еще одним, последним, поцелуем и взглянул на часы.

— Пять минут до полуночи. Если поторопимся, можем дойти до дома прежде, чем часы пробьют двенадцать и суеверия твоей мамы вступят в силу.

— Я хочу остаться здесь, — запротестовала девушка. — Я не верю в приметы.

— Как и я, дорогая, — Рауль встал и помог подняться любимой. — Но в этом случае я сделаю исключение. Завтра мы поженимся, и я не хочу рисковать; на этот раз все должно быть идеально. С завтрашнего дня начнется наша совместная жизнь, а значит, лучше перестраховаться. Пусть даже приметы будут на нашей стороне. Мне хочется убедиться, что ничто не испортит нашу свадьбу. Кроме того… Рауль заглянул в ее глаза и поцеловал: — Тебе нужно поспать, потому что завтра день нашей свадьбы. И обещаю тебе, что с завтрашнего дня мы позабудем о сне.

И, обняв Эланну, крепко прижимая ее к себе, Рауль повернулся, и они вместе пошли в замок… и в свое будущее.