/ / Language: Русский / Genre:love_contemporary,

Хитроумный План

Кэролин Зейн

Брубейкеры… Богатый и влиятельный род. Глава семейства мечтает лишь о том, чтобы удачно женить своих сыновей. С его легкой руки старший сын, Бру, уже обрел свое счастье, теперь на очереди два других брата — Мак и Бак…

ru en Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-08-11 8803BAAF-23CE-4641-9685-D2B40CF3224A 1.0

Кэролин Зейн

Хитроумный план

ПРОЛОГ

— Думаю, пора потребовать от нашего сына назначить день свадьбы. Не так ли, дорогая? — проговорил Большой Дедди. Он вместе с Мисс Клариссой наблюдал за Маком и Холли из окна библиотеки. Молодые люди увлеченно играли в крокет на ухоженной площадке перед домом. — Ты только взгляни на них! Ну, что скажешь? Они просто-таки созданы друг для друга! — воскликнул Большой Дедди.

Мак был вторым по старшинству из девяти его детей. По правде говоря, глава семейства дал ему совсем другое имя — Мерл, но никто не звал его так. Он ненавидел это имя. Вот и потребовал, чтобы все звали его Мак.

Вне всякого сомнения. Мак и Холли наслаждались обществом друг друга. Любой, кто посмотрел бы на них, понял, что они влюблены.

Большой Дедди довольно ухмыльнулся и сжал руку жены.

— Видишь, наш план сработал! — радостно проговорил он.

— Не наш, а твой, — уточнила Мисс Кларисса. — Я с самого начала была против твоих попыток вмешиваться в личную жизнь наших детей, подбирая им подходящих невест по своему усмотрению.

— Ладно, ладно. Хорошо, мой план, — согласился Большой Дедди. — Но посмотри на Бру — он счастлив, а это самое главное. Не пригласи я Пенелопу поработать над его имиджем, так и остался бы неотесанным болваном, прожигающим свою жизнь на танцульках да в кабаках. А вот теперь мальчик остепенился, скоро внуков мне подарит, перестал со мной спорить и занял подобающее место в руководстве «Брубейкер Интернэшнл», как я того и хотел. Что ни говори, я был прав, когда устраивал его жизнь.

Большой Дедди помахал рукой Маку и Холли, они ответили ему тем же, затем обнялись и лишь несколько минут спустя возобновили игру.

— Ах ты Боже мой! — умилился Большой Дедди. — Вот это то, что я называю настоящей любовью.

Мисс Кларисса молча посмотрела на мужа. Тридцать лет они прожили вместе в мире и согласии; Но идея подобрать своим сыновьям невест была ей не по душе.

Большой Дедди[1]. Настоящий Папочка! Большой? Ну конечно, стоит только посмотреть, сколько у него детей. А что сам небольшого роста, так это пустяки.

Семья для Большого Дедди была священным понятием. Он очень хотел, чтобы каждый из его детей нашел в жизни такую же большую и чистую любовь, какую он сам обрел с Мисс Клариссой.

У них было девять детей: Конуэй, которого все называли Бру, Мерл, которого называли Мак, Бак, Пэтси, Джонни, Кенни, близнецы Уэйлон и Вилли и, наконец, самый молодой — Хэнк. К Явному неудовольствию своих детей, Большой Дедди назвал их именами звезд кантри-музыки, от которой был без ума.

Но все-таки самым важным в его жизни была семья. Банковский счет с неисчислимым количеством нулей, международная нефтяная компания, президентом которой он являлся, огромные земельные владения в Техасе и роскошное поместье — все это было ничто по сравнению с крепкой и дружной семьей.

И вот теперь, когда трое из его старших сыновей повзрослели, и им пора было обзавестись собственными семьями. Большой Дедди только и думал о том, как бы поудачнее их женить.

С Бру все получилось как нельзя лучше: молодая и весьма интересная специалист по имиджу, которую он нанял, очаровала его упрямого сына.

А вот с Маком Большой Дедди все подстроил сам. Он договорился со своим старым другом Джорджем Ферпосоном, чтобы тот прислал свою единственную дочь Холли провести лето у них на ранчо. Тем более что Холли знала Мака, когда они были еще детьми. Семья Фергюсон жила раньше неподалеку. Около двадцати лет назад они переехали в Оклахому, где Джордж нашел нефть.

Расчет Большого Дедди оказался точным. Буквально через несколько дней Мак и Холли объявили себя женихом и невестой, и сейчас, гладя в окно. Большой Дедди мог наслаждаться делом своих рук.

— Скоро наши две семьи объединятся. У нас будут общие внуки! Ну не прекрасно ли это? — проговорил Большой Дедди, и глаза его от умиления увлажнились. Он повернулся к жене:

— Сделай одолжение, позови Мака, я хочу поговорить с ним. Думаю, пора назначить точную дату свадьбы.

— Но не кажется ли тебе, что ты слишком торопишься? Это, в конце концов, их дело, им и решать, — возразила Мисс Кларисса.

— Я тороплюсь? Да ты только посмотри на них. — И он кивнул на Мака, обнимающего Холли. — Они влюблены, это ясно! Ну вот, снова целуются! Или ты хочешь препятствовать настоящей любви?

— Нет, не хочу, — уступила Мисс Кларисса и вышла из библиотеки.

Глава 1

— Поцелуй меня, — чуть слышно пробормотала Холли.

— Снова? — Мак Брубейкер тяжело вздохнул. Он чуть нагнулся, прицеливаясь к дальним воротам. — Игра в крокет требует полной сосредоточенности, — проговорил он, не отрывая глаз от своей цели. — Подожди секунду.

Он тщательно прицелился и наконец ударил молотком по шару. Внешне все выглядело очень профессионально. Точный расчет, удар, вот только Мак был крайне плохим игроком — шар полетел в совершенно другую сторону. Холли улыбнулась.

— Я думала, ты ненавидишь крокет, — произнесла она.

— Точно. Не люблю, — согласился Мак.

— Знаешь, я бы не приставала к тебе, но, по-моему, твои родители наблюдают за нами из окна библиотеки. Так что давай уж будем действовать, как договорились.

Мак повернулся и посмотрел в сторону дома. Отец и в самом деле стоял у окна библиотеки и наблюдал за ними, как и полчаса назад. Это невыносимо! Сколько можно смотреть? У отца нет никакого чувства такта.

Мак изобразил на лице широкую улыбку и помахал отцу, потом наклонился к Холли и запечатлел на ее щеке поцелуй, такой долгий, чтобы отец его не пропустил.

— Не увлекайся! — со смехом сказала Холли, когда он наконец ее выпустил.

— Извини, пожалуйста, — произнес Мак. — Ну, и сколько еще мы будем прикидываться?

— Пока нас не оставят в покое, — ответила Холли. Она обернулась и увидела в окне женскую фигуру. — Обними меня. Теперь твоя мама желает убедиться, что мы с тобой безумно влюблены.

Мак положил руку на талию Холли, как она и просила.

— Твой удар, — произнес Мак.

Холли взяла в руку деревянный молоток, но, прежде чем ударить по шару, огляделась вокруг.

День был прекрасный. И все вокруг было изумительно.

Сам дом, впечатляющий двухэтажный особняк с толстыми колоннами, подпирающими крышу, вековые деревья, растущие вдоль дороги, ведущей к десятку других зданий, расположенных вокруг главного, роскошный, идеально ухоженный сад. Даже здесь, на площадке для крокета, ощущался аромат роз, доносимый легким ветерком. Если бы с ней рядом был другой мужчина…

— Ну, ты будешь бить? — услышала она голос Мака.

Холли улыбнулась, взмахнула молотком и изо всех сил ударила по шару, вот только как следует прицелиться забыла, и в результате шар улетел в сторону конюшен.

— О, нет! Мак, в этих туфлях… я не проберусь туда, — жалобно проговорила Холли, надеясь, что Мак сжалится над ней и принесет шар.

Но Мак лишь усмехнулся и, протянув руку в сторону конюшен приглашающим жестом, сказал:

— Шар весь в твоем распоряжении!

Холли с превеликим удовольствием съездила бы ему молотком по физиономии, но, посмотрев в сторону дома, сдержалась. Она бросила молоток на землю и направилась, вся кипя от негодования, туда, где, по ее понятиям, должен был приземлиться шар. Дойдя до изгороди, она решила, что будет быстрее перелезть через нее, чем обходить, ища калитку. Она обернулась, взглянула на Мака. Он делал ободряющие жесты, показывая, как надо перелезать через забор, явно издеваясь над ней.

Холли недовольно передернула плечами и принялась искать шар, но тщетно. Шара нигде не было. Может, закатился в конюшню? Она заглянула внутрь, но там было слишком темно, чтобы что-либо увидеть. Холли вытянула перед собой руки и сделала несколько осторожных шагов вперед. Она с детства помнила, что где-то туг должен быть выключатель. Шаг за шагом она продвигалась к стене, пока ее руки не уперлись во что-то теплое.

Лошадь? — подумала Холли. Но нет, это определенно был человек. Испугавшись, девушка буквально отпрыгнула назад.

— Что-нибудь ищешь? — спросил низкий мужской голос.

Глаза Холли немного привыкли к темноте, и она поняла: это Бак, младший брат Мака.

— Да, ищу, — ответила девушка и глубоко вздохнула.

Воздух был напоен ароматом душистого сена. Она услышала тихое ржание и перестук копыт. Животные заволновались, почуяв незнакомого человека.

Голова Холли слегка закружилась — то ли от непривычной обстановки, то ли виной тому был Бак. И почему он так на нее смотрит? Словно хочет пронзить взглядом. Словно понимает, как она смущена оттого, что встретила его здесь, где никого нет, кроме них двоих… Лошади, разумеется, не в счет. Неожиданно Бак взял ее руку и, разжав пальцы, положил ей в ладонь шар.

— Ты это искала? — проговорил он, слегка сжимая ей руку.

— Да, спасибо, Бак, — с трудом выдавила Холли. Ее сердце бешено колотилось. — Мне надо идти. Я должна вернуться, меня ждет… Мак. — Сказать-то сказала, но с места не сдвинулась, ноги словно прилипли к земле.

Взгляд Бака будто гипнотизировал ее. Ну что ты уставилась на него? — мысленно отчитала она себя. Пускай он красив, это еще не повод пожирать его глазами. Да и вообще, это неприлично. Леди так себя не ведут.

— Тебя ждет Мак, твой будущий муж, — повторил вслед за ней Бак.

— Да, муж. Будущий, — запинаясь, произнесла Холли. Рядом с Баком она забыла про все на свете.

Все еще не в силах сдвинуться с места, Холли наблюдала за тем, как Бак достал из заднего кармана потертых джинсов старые кожаные перчатки и не спеша, с большой тщательностью, как бы смакуя свои движения, натянул их.

— Твой будущий муж, любовь всей жизни, — проговорил он, поправляя фетровую шляпу.

Холли отчетливо видела, что Бак улыбается. Значило ли это, что он знал правду об их с Маком отношениях?

Холли помнила, что, когда она приехала этим летом в имение Брубейкеров, Бак был единственным из семьи, кто, казалось, не проявил никакой радости по поводу ее появления.

Она пыталась несколько раз заговорить с ним, но он все время уклонялся от разговора. Странно. Он будто избегает ее. А в детстве они так дружили!

Да, из всех братьев Бак изменился сильнее всех. Он стал каким-то чужим. Хоть и красивым настолько, что дух захватывает.

Хватит стоять здесь и пялиться на него, подумала Холли, а вслух произнесла:

— Еще раз спасибо.

Бак наклонил голову и молча пожал плечами.

— Мне надо идти к… — Она запнулась. Ну почему она все время забывает, как зовут ее так называемого жениха?

— К Маку, — подсказал Бак.

— Да, к Маку.

Пользуясь тем, что никто не видит его, Бак смотрел Холли вслед, зачарованный ее грациозной походкой. Как красиво она двигается! Сколько в ней достоинства и легкости! Да, Холли Фергюсон превратилась в красивую женщину, о которой любой мужчина может лишь мечтать.

Она стала настоящей красавицей, высокая, стройная. Холли обладала удивительным обаянием. Бак чувствовал, что теряет голову рядом с ней. Да, за такой девушкой он был бы не прочь приударить. Однако стоп, о чем он думает? Ведь Холли — невеста его брата. Ну да, хороша собой, ну да, заставляет его сердце биться сильнее, так что с того? Кое-что о порядочности он слышал. Чтобы соблазнять невесту своего брата?.. Нет уж, он сумеет удержать свои чувства в узде. Но отвести глаз от Холли Бак все-таки не мог и презирал себя за слабость.

Надо завести подружку, чтобы выбила эти глупые мысли из его головы, сказал он себе.

Холли подбежала к Маку, покосилась на большой дом и как-то уж слишком пылко прильнула к Маку в поцелуе.

Все, хватит! Надо как можно реже встречаться с ней — тогда и думать о ней перестану, решил Бак и, отвернувшись, направился в глубь конюшни.

— Почему так долго? — удивленно спросил Мак, когда Холли наконец появилась. — У папы, наверное, уже началась изжога от волнения. Помаши ему рукой.

Холли помахала рукой Большому Дедди, который по-прежнему стоял у окна библиотеки, а Мак крепко обнял ее за талию.

Девушка невольно посмотрела в сторону конюшни, ища глазами Бака. Но его не было видно. Должно быть, ушел. Вот и хорошо. Ей не хотелось, чтобы Бак видел, как ее обнимает Мак. Холли поспешила высвободиться из объятий Мака и огляделась в поисках молотка для крокета.

— Наш план работает, — довольно произнес Мак. — Отец, кажется, оставил меня в покое, больше не подыскивает мне невест.

— Удивительно, как наши родители похожи! Ты в этом сам убедишься, когда они приедут сюда, чтобы навестить свою единственную дочь и ее любимого жениха! — усмехнулась Холли и ударила по шару. Проследив глазами за его движением, она удовлетворенно кивнула.

— Единственное, чего мы с тобой не учли в нашей затее с фальшивой помолвкой, — проговорил Мак, — так это то, как всем объявить, когда придет время, что мы всего лишь пошутили. Я не уверен, что нас поймут и одобрят.

Холли покрутила на пальце обручальное кольцо с массивным бриллиантом и произнесла задумчиво:

— Они могут обидеться. Особенно мои родители. Жаль, что не задумалась об этом раньше. Знаю, мы всего лишь хотели отделаться от их назойливых нравоучений. Мы оба сделали то, чего от нас добивались. Обручились. Родители довольны и мы прекрасно провели лето, не слыша их бесконечных упреков и советов, как жить. Но что нам делать теперь?

Холли закусила губу и потерла переносицу кончиком указательного пальца. Замужество в данный момент никак не входило в ее планы. В отличие от родителей, она считала себя еще слишком молодой для замужества в свои двадцать семь лет. У нее были обширные планы, чем заняться в жизни, она хотела многое сделать для людей, причем бескорыстно, чего совершенно не понимал ее отец, нефтяной магнат.

Становиться домашней хозяйкой, женой, матерью, привязанной к дому и к мелким бытовым заботам, никак ей не улыбалось. Если она когда-нибудь выйдет замуж, то это будет ее собственный выбор. Ее мужем станет человек, в которого она безумно влюбится, человек, который разделяет ее идеалы и устремления. А не тот, кого ей подсовывает отец, исходя из своих деловых расчетов. И, конечно же, не Мак. Слава Богу, Мак, кажется, чувствовал то же самое по отношению к ней.

Когда они объявили о помолвке, это казалось идеальным решением для обоих. Вначале все шло хорошо, но со временем им становилось все труднее и труднее делать вид, что они пылко влюблены. Надо срочно придумать выход из того нелепого положения, в которое они себя поставили.

Холли посмотрела на Мака. Его словно что-то гнетет. Едва ли он пытается найти выход. Нет, его переживания не связаны с ней, Холли была в этом уверена. Он словно чувствовал, что под его ногами вот-вот разверзнется бездна, но что у него за проблемы, девушка не решилась спросить — не настолько они с Маком были близки.

Странно, но она не чувствовала абсолютно ничего по отношению к Маку, хотя он был красив и временами мог быть даже обаятелен. Они совершенно не подходили друг другу. Увы, но это так. Они друзья, и только.

Холли задумалась: а встретит ли она когда-нибудь человека, какого рисовала в своих грезах? Человека, способного заставить ее позабыть обо всем на свете?

Неожиданно перед ее мысленным взором возникло лицо Бака. Почему она думает о нем? Ведь она его совсем не знает! И ведет он себя так, словно пытается избежать ее общества. И все же она думает о нем…

— Что с тобой, Холли? — озадаченно спросил Мак, глядя на нее.

Девушка от неожиданности вздрогнула.

— Ничего, просто задумалась.

Мак кивнул.

— Ладно, только не задумывайся слишком надолго, а то я чувствую себя лишним, — сказал он и привычным жестом обнял Холли, сделав вид, будто целует ее в щеку.

Холли непроизвольно скосила глаза в сторону конюшни. Ей показалось, что она заметила там какое-то движение. Внезапно она увидела Бака. Уголки его губ были насмешливо приподняты. И снова у нее возникло ощущение, будто он знает об обмане. Знал, что они с Маком только притворяются влюбленными. Она прочла это в его глазах, слишком проницательных. Холли инстинктивно вцепилась в рукав Мака.

— Эй! Поосторожнее! — воскликнул он. — Убедительность — это, конечно, хорошо, но зачем одежду-то рвать!

— Извини, — пробормотала Холли. — Я, должно быть, устала.

— Ну, какие проблемы? Давай закончим, — предложил Мак.

— Да, пожалуй, — согласилась Холли, помимо своей воли переведя взгляд в сторону конюшни.

На этот раз она никого там не увидела. Слава Богу, подумала девушка. Бак ушел.

В этот момент они услышали голос Мисс Клариссы:

— Мак, дорогой, оторвись на минуточку. Отец хочет поговорить с тобой насчет даты.

— Какой даты? — удивленно спросил Мак.

— Зайди к нему и поговори с ним сам. Он ждет тебя в библиотеке, — ответила Мисс Кларисса.

— Хорошо, мама, — произнес Мак и, повернувшись к Холли, сказал:

— Наверное, он хочет поговорить о дне нашей свадьбы.

— О Боже! И что же ты будешь делать? — испуганно выдохнула Холли.

— Не волнуйся. Что-нибудь придумаю, — заверил ее Мак и направился к дому.

Холли осталась одна. Снова одна.

Весьма странно для влюбленных, подумал Бак. Они так редко бывают вместе. Вот и сегодняшнюю игру затеяли словно напоказ.

Холли шла по залитой солнцем лужайке, погруженная в свои мысли, не слишком веселые, судя по выражению ее лица.

Солнце освещало ее стройную фигурку, ветер играл легкой юбкой.

Холли не спеша подошла к скамейке, скрытой в тени раскидистого дерева, и села, положив ногу на ногу и подставив лицо падающему сквозь листья солнечному лучику.

Так вот откуда у нее веснушки, подумал Бак и огляделся, пытаясь отыскать взглядом Мака. Как всегда, где-то пропадает. И почему Мак так редко бывает с ней? Хотя какое мне до них дело! Это их проблемы, заключил Бак. Какая ему разница, если брат пренебрегает своей невестой?

«Пойди и поговори с ней», — посоветовало Баку сердце.

«Держись от нее подальше», — возразил разум.

Да что плохого будет, если он подойдет и посидит с ней пару минут? Поговорит о погоде? От него не убудет, да и она обрадуется. Кому приятно слоняться по поместью дни напролет в абсолютном — ну почти абсолютном одиночестве!

«Не играй, парень, с огнем!» — снова предостерег его разум.

«Ну давай, что тебе стоит, поговори с ней», — подстегивало его сердце.

Ерунда какая-то! В Холли нет ничего особенного, она та же девчонка, с которой они играли, когда были детьми. Ну, подросла немного, так что с того? Это еще не причина, чтоб смущаться. Мужчина он или нет?!

И Бак решительным шагом направился к Холли. Легко перемахнул через изгородь и в два шага оказался перед ней.

Почувствовав его приближение, Холли открыла глаза и, улыбаясь, посмотрела на него. Так может смотреть на смертного лишь богиня.

Бак ощутил, что теряет присутствие духа. Он собрался было повернуться и убежать, но тут Холли произнесла голосом, сводящим его с ума:

— Привет!

— Ты не знаешь, какую погоду обещали на завтра? — спросил Бак первое, что пришло ему в голову.

— Ну… — Холли слегка замялась. Появление Бака ее смутило. — Кажется, я слышала, до конца недели продержится солнечная погода.

Даже не поблагодарив ее за ответ. Бак круто развернулся и быстрым шагом направился обратно в сторону конюшни, которая представлялась ему относительно надежным убежищем. Затея поговорить с невестой брата оказалась неудачной. Холли сводила его с ума. Ему хотелось заключить ее в объятия, целовать до потери сознания, а вовсе не говорить о погоде!

— А! Заходи, заходи! — воскликнул Большой Дедди, когда Мак появился в дверях. — Какая радость, должен тебе сказать, наблюдать за тобой и малышкой Холли. Прямо-таки два голубка. Прекрасная девушка, я рад, что вы с ней поладили. А еще больше рад, что ты за ум наконец взялся. Вон, гляди, какой вымахал, а ума не нажил. Ну ничего, вот женишься — образумишься. — Говоря это. Большой Дедди погрозил зачем-то пальцем. Маку на это нечего было возразить, и он предпочел промолчать.

Большой Дедди кивнул. То, что сын не бунтует, уже хорошо, обычно Мак, да и все его сыновья — стая волков, по определению самого Большого Дедди, — не стеснялись открыто выражать свое недовольство. А недовольны они были всегда. Значит, раз Мак слушает, то со всем согласен.

— Так вот. Знакомы вы с Холли давно, обручились уже, так зачем же со свадьбой тянуть? Думаю, пора определиться с датой, — заявил Большой Дедди, глядя на календарь. — Сентябрь! Почему бы не устроить свадьбу в сентябре? — проговорил он задумчиво. — Впереди еще месяц, чтобы успеть сделать нужные приготовления.

Большой Дедди достал из золоченой коробки сигару и раскурил ее.

— Ты прямо с места в карьер, папа, — немного обиженно произнес Мак.

— А что тянуть? Вы влюблены. Помолвлены. — Он протянул Маку календарь. — Назначь дату сам.

Мак тяжело вздохнул и встал. Он скрестил руки на груди и приготовился было излить всю накопившуюся за годы горечь и раздражение от бестактного поведения отца, как вдруг услышал за спиной голос Мисс Клариссы:

— Мак, дорогой. Тебе телеграмма.

— Телеграмма? Кто сейчас, в век компьютеров и факсов, посылает телеграммы? — удивленно воскликнул Большой Дедди.

Мак взял желтый конверт из рук матери и развернул его. По мере того как он читал, его лицо менялось.

— Ну что там? — встревоженно спросил Большой Дедди, заметив, как нахмурился сын.

Не сказав ни слова. Мак скомкал телеграмму и, сунув ее в карман, бросился к двери.

— Мак! Ты куда? — прогремел возмущенный голос Большого Дедди.

— Мне надо отлучиться по делу, — бросил Мак.

— Отлучиться? — в унисон воскликнули Мисс Кларисса и Большой Дедди.

— Да, уехать, отправиться в небольшое путешествие.

— И когда ты намерен вернуться?

— Как только найду то, что ищу. — Мак вылетел из библиотеки, желая избежать дальнейших расспросов.

Большой Дедди поспешил к окну. Он увидел, как Мак, подойдя к Холли, начал что-то объяснять ей. Судя по выражению лица, девушка не слишком-то обрадовалась сообщению.

— Ничего не понимаю! Что происходит? — рассерженно произнес глава семейства, бросив недокуренную сигару в пепельницу.

— Я тоже ничего не понимаю, — пробормотала Мисс Кларисса. — Но прошу тебя, не вмешивайся хотя бы на этот раз. Пусть они сами разберутся в своих делах.

Глава 2

Мак женат? — думала Холли озадаченно.

Но еще больше ее удивило то, что Мак ужасно разнервничался, когда получил телеграмму. Бросился к джипу, и через секунду на дороге взметнулось облачко пыли, скрыв его из виду. Не собрался, не попрощался ни с кем…

Холли стояла ошеломленная новостью. Мак женат! Более того, он просил никому не говорить об этом и в его отсутствие продолжать делать вид, будто бы ничего не произошло.

— Пожалуйста, ни при каких обстоятельствах не говори никому, что я женат, — умоляющим голосом повторял Мак. — Во всяком случае, до тех пор, пока я не вернусь. Обещаешь? Видишь ли, это длинная история, а сейчас у меня нет ни секунды свободного времени. Когда вернусь, я непременно обо всем расскажу. Но до моего возвращения никто ничего не должен знать, иначе родственники непременно вмешаются и все разрушат. Мое будущее зависит от твоего молчания.

Мак умоляюще смотрел на Холли. Она хотела было что-то спросить, но Мак не дал ей такой возможности.

— Только не сейчас. Я должен бежать. Обещай мне, что будешь молчать!

Холли видела: Мак в отчаянии. Разве могла она не поверить ему? Раз просит так настойчиво молчать, значит, это действительно важно. Да и как она могла отказать ему? Она же обязана Маку за то, что он согласился разыграть перед родственниками этот глупый спектакль с помолвкой.

Вначале все выглядело вполне невинно. Холли просто хотела, чтобы родители подумали, что она уже нашла себе жениха, и оставили ее в покое хотя бы на это лето. Тогда она не задумывалась о последствиях, о том, насколько может обидеть их.

Перед ее мысленным взором возникло счастливое лицо Большого Дедди, наблюдающего за ними из окна, и ей стало стыдно. Идея принадлежала ей. Она втянула в эту ложь Мака. И теперь Мак требовал от нее ответной лжи. Причем утверждал, будто от этого зависит его будущее…

— Хорошо, — кивнула Холли. — Обещаю. Когда ты вернешься?

— Не знаю, — бросил на ходу Мак. — Но не раньше, чем через пару недель. Спасибо, Холли. Мне понравилось быть твоим женихом.

Оставшись одна, Холли почувствовала, как отчаяние сжимает ей сердце. Что она будет делать здесь одна в течение двух, а возможно, и более недель? Как она посмотрит в глаза своим родителям, когда они приедут сюда, чтобы воочию убедиться, что их дочь счастлива со своим женихом? Как она одна сможет продолжать разыгрывать этот спектакль? Паника начала охватывать ее. Тревожные мысли грозили лишить спокойствия.

Неожиданно она вспомнила о Баке. Вспомнила его проницательные глаза, то, как он смотрел на нее. Он определенно знал об их обмане с самого начала. Он не мог не догадаться об этом. И теперь, когда Мака не было рядом, ей уже было не спрятаться от Бака. Одному Богу известно, что он намерен предпринять! Вдруг не захочет молчать?

Самое лучшее в данной ситуации — избегать встреч с ним, решила для себя Холли. Но легко сказать! Они живут в одном доме, едят за одним столом!

Холли сама не могла понять, что ей делать: плакать или смеяться? Все началось как шутка, а теперь она одна должна расхлебывать последствия.

От отчаяния девушка была готова расплакаться. Мак уехал, ничего не объяснив; она со своими бедами даже в жилетку никому поплакаться не может. Ну и в глупое же положение она сама себя поставила…

Уж не плачет ли она? — подумал Бак, вглядываясь в Холли. Плечи девушки предательски вздрагивали. А вдруг ему это только кажется? Что бы с ней ни происходило, это не моего ума дело, сказал он себе. В конюшне есть чем заняться, нечего забивать себе голову разными глупостями. Однако перестать размышлять над тем, почему Мак уехал, да притом так поспешно, он не мог. Убитый вид Холли не давал ему покоя. Баку хотелось броситься к ней, обнять, расспросить, в чем дело. Но… ведь она невеста его брата. И — стараясь быть с собой честным — Бак признавал, что неравнодушен к Холли; и если соберется помочь ей, то сделает это вовсе не ради брата.

Почему в мире все так несправедливо? — думал Бак. Этому обормоту Маку досталась такая прекрасная женщина, а он этого не ценит и обращается с ней крайне пренебрежительно.

Будь она моей невестой, я бы носил ее на руках, подумал Бак в отчаянии оттого, что его мечтам не суждено сбыться.

— А, вот ты где! — услышал Бак голос Большого Дедди, вернувший его из мира грез вновь на землю.

— Ты искал меня? — спросил Бак.

— Да.

— В чем дело?

— Хотел спросить тебя о Маке. Не знаешь, что с ним?

— Ни малейшего понятия. А что?

— Он получил какую-то телеграмму и через мгновение умчался. Вот я и хотел спросить тебя, что у него могут быть за дела, да еще такие срочные, чтобы срываться с места, никому ничего не объясняя? Сказал только Холли, что вернется через пару недель.

— Может, Холли известно, почему он уехал?

— Нет, он и ей ничего не объяснил. Бедная девочка расплакалась. Ну, я ему задам жару! Пусть только вернется, я ему уши надеру! Это ж надо — бросить невесту перед самой свадьбой. Личные дела! Да какие у него могут быть личные дела? Холли — вот его самое главное личное дело! Этот оболтус не понимает, что порочит честь семьи! Вот что, сынок, мне нужна твоя помощь, — доверительно сказал Большой Дедди.

— Моя помощь? — удивился Бак.

— Да. Ты должен занять Холли в отсутствие Мака. Чтобы она не чувствовала себя покинутой и одинокой.

— Но почему я? — еще больше удивился Бак.

— Потому что больше некому. Бру и Пенелопа слишком заняты. Пенелопа в положении, и Бру не отходит от нее ни на шаг. Пэтси в Европе и, насколько я понимаю, не торопится возвращаться. Остальные мальчишки еще слишком малы для таких поручений. Мы не должны допустить, чтобы Холли поссорилась с Маком. Она должна почувствовать себя желанной в нашей семье. И это твоя задача, сын.

— Нет, я не… — начал было Бак, но отец резко оборвал его:

— Не хочу ничего слышать. Это дело чести семьи Брубейкер! — заявил он. — Займи ее разговорами, возьми ее на прогулку, сходите, в конце концов, на танцы или еще куда-нибудь. Познакомь ее с местными жителями. Уверен, тебе это не составит труда, ведь вы знаете друг друга с детства и когда-то неплохо друг с другом ладили.

Верно, ладили, вот только мы уже не дети, подумал Бак, а вслух произнес:

— Нет, папа. Я не могу. Развлекать невесту брата! Да Мак мне уши оборвет, если узнает.

— Чушь! Она скоро станет членом нашей семьи, и поддерживать с Холли нормальные отношения — твой долг. Полагаешь, я не вижу, что ты всячески ее избегаешь? Не думай, что мне это нравится.

Да, Бак избегал Холли, но по причине, о которой не рискнул бы сказать отцу, опасаясь, что тот взорвется от негодования.

— У меня много дел на ферме. Я не могу вот так взять все и бросить, — попытался найти оправдание Бак.

— Ерунда! — отрезал Большой Дедди. — У нас полно наемных рабочих. Они справятся и без тебя. Ты, кстати, это прекрасно знаешь. Так что никаких отговорок я не принимаю. Немедленно иди переоденься и утешь бедную девочку. Нехорошо оставлять ее одну. Взгляни, крошка вне себя от горя. У меня сердце разрывается, глядя на нее. Ну же, хватит смотреть на меня так, словно я тебя на каторгу посылаю! Кстати, заодно узнаешь, что у них произошло с Маком.

— Не нравится мне эта идея, — пробормотал Бак.

— Хватит разговоров, это приказ, — твердо произнес Большой Дедди. — Ты вспомни, как Мак спас тебе жизнь, когда ты тонул. Так помоги же ему сейчас. Удели немного внимания Холли, выручи брата, а заодно и поддержи честь семьи Брубейкер.

Бак в задумчивости почесал затылок, взглянул на убитую горем Холли — девушка направлялась к увитой плющом беседке, — и сердце его дрогнуло. Отец сам не понимает, на что толкает его. Но он прав: нехорошо оставлять человека одного, когда он страдает.

— Мы все рассчитываем на твою помощь, Бак, — произнес Большой Дедди.

— Вот, возьми. Выпей, — услышала Холли мужской голос и, подняв голову, увидела Бака.

Он стоял на пороге беседки и протягивал ей стакан с холодным чаем.

Она совсем не слышала, как он подошел, — должно быть, слишком была поглощена своими мыслями.

— Спасибо, — пробормотала Холли, принимая стакан из рук Бака.

Она с удовольствием прижала холодный запотевший стакан к своей пылающей щеке.

— Не возражаешь, если я присяду рядом? — спросил Бак.

Холли не слишком была рада его вторжению. Она хотела побыть одна. Здесь, в беседке, она надеялась спрятаться от окружающих, от возможных расспросов о Маке. Но раз Бак заглянул сюда, было бы невежливо просить его оставить ее в покое. Она немного подвинулась, освобождая место на небольших качелях, что находились в беседке. Может быть, ей удастся, обменявшись дежурными любезностями, побыстрее избавиться от его общества.

Еще и часа не прошло с отъезда Мака, а она уже не знала, куда деть себя от беспокойства.

— У тебя все в порядке? — спросил Бак. Холли опасалась смотреть ему в глаза, боясь, что он все поймет. Если и прежде, подозрение, что Бак догадывается об обмане, не давало ей покоя, то уж сейчас она не находила себе места от беспокойства. Она с трудом контролирует свои эмоции, а потому Баку не составит труда догадаться об истинной причине ее переживаний.

— Да, спасибо. У меня все в порядке. Почему ты спрашиваешь? — произнесла Холли, упершись взглядом в рубашку Бака — на всякий случай, так безопаснее.

— Да просто так, — ответил Бак и отпил из своего стакана холодного чая со льдом. — Отец попросил меня занять тебя, пока Мак не объявится через пару дней…

— Недель, — поправила его Холли.

— Верно, недель, — кивнул Бак. В молчании они слегка покачивались на качелях.

Холли чувствовала тепло, исходящее от Бака. Внезапно ей стало жарко — жар сжигал ее изнутри. Холли пошевелилась, пытаясь избавиться от этого ощущения.

— А куда он уехал? — спросил Бак.

— Куда? — переспросила Холли и начала лихорадочно перебирать возможные варианты ответа. — Ну, уехал туда, где ему надо быть, — попыталась выкрутиться Холли, однако чувствовала, что Бак ждет более обстоятельного ответа.

— Это где же?

— Ну… Понимаешь, это такой интимный вопрос… Ему надо побыть одному некоторое время, чтобы… — Она запнулась, не зная, что сказать дальше. Бак терпеливо ждал, прихлебывая холодный чай со льдом. — Ему надо разобраться в своих чувствах, — проговорила она не слишком уверенно.

— Разобраться в своих чувствах? — недоуменно переспросил Бак. Ответ Холли его озадачил.

— Ну, это личное дело… — протянула она. Ладно, пусть думает о Маке что хочет, но лучше объяснения мне ни найти, решила Холли.

Бак от неожиданности поперхнулся.

— Мак что, еще не уверен в своих чувствах? — спросил он и закашлялся.

Холли похлопала его по спине. И совершенно напрасно: ее словно ударило током, стоило ей прикоснуться к Баку.

— Женитьба — шаг слишком ответственный, вот он и намерен подумать. А для этого необходимо время, уединение, наконец.

— Ты хочешь сказать, что он… — начал Бак недоверчиво. Ужасное подозрение закралось ему в душу.

— Нет-нет, он любит меня, конечно, просто… — продолжала отчаянно выкручиваться Холли.

— А почему он так внезапно уехал? Никому ничего не сказал, — продолжал недоумевать Бак.

— На самом деле он давно собирался…

— Давно? И об этом никто не знал?

— Да. Так бывает. Ведь и у тебя наверняка есть секреты, которыми ты ни с кем не делишься, я ведь права? Вот и Мак… Он решил, что должен побыть один, разобраться в себе.

— Понимаю, — протянул ошеломленный Бак. — А о чем была телеграмма, которую он получил?

— Телеграмма? — переспросила Холли, чтобы выиграть время и что-нибудь придумать. Она была готова растерзать Мака за то, что вынуждена лгать.

— Ну да. Телеграмма, которую он получил перед отъездом.

— А! Телеграмма! Должно быть, он забронировал номер в отеле, и вот ему сообщили, что номер свободен… — Холли сама понимала, что несет чушь, но сейчас главное — говорить что-нибудь, только не молчать!

— Понимаю… Извини, что я допытываюсь, просто Большой Дедди просил узнать подробности. Он так удивлен поведением Мака.

— Да ничего. Бак. Я не обижаюсь, — ответила Холли, с облегчением почувствовав, что первая полоса препятствий уже пройдена.

Она оторвала глаза от своих пальцев, судорожно сжимавших стакан с чаем, и посмотрела Баку в лицо. Это было ошибкой. Глаза Бака словно гипнотизировали ее. Она чувствовала, что утопает во взгляде этих умных, добрых карих глаз. Никогда прежде она еще такого не испытывала.

Интересно, поверил ли он во весь этот бред, что я несла про Мака? — подумала она. Однако, продолжая смотреть в его глаза, она поняла, что он не думает о Маке. И совсем не важно, что она говорит. Ей показалось, она видит в его взгляде восхищение, и от этого в ее душе разливалось неведомое дотоле тепло.

Неожиданно Бак отвел глаза и спросил:

— А почему Мак никогда не говорил об этом?

— Это личное, деликатное дело, — ответила Холли и добавила:

— Я надеюсь, ты тоже никому не расскажешь?

— Конечно, я понимаю, и меня, в общем-то, не слишком интересует, почему он уехал. Все, что я хочу знать, — это сколько времени мы должны будем прикрывать его отсутствие здесь, на ферме и в фирме «Брубейкер Интернэшнл». Ты знаешь, он занимает пост вице-президента.

Холли была удивлена. Они с Маком никогда не обсуждали его карьеру. Он просто исчезал каждый день на восемь часов, в то время как она загорала у бассейна.

— Да, знаю. Он говорил мне об этом.

— У него еще много других обязанностей. Он начальник отдела экспортных поставок фирмы «Брубейкер Интернэшнл».

— Да, верно.

— Старший менеджер «Брубейкер петролеум продактс компани».

— Точно.

— Председатель Совета фирмы.

— Все так, — кивнула Холли.

— Кто-то должен работать вместо него. Меня интересует именно эта сторона проблемы, — уточнил Бак.

Холли слегка оттолкнулась ступней от пола и немного качнула качели, на которых они сидели.

Некоторое время они молчали.

На дереве, что росло неподалеку, появилась настороженная белка. Через несколько секунд она стрелой метнулась вниз по стволу и исчезла из виду.

Холли посмотрела на небо. Легкое облачко закрыло на несколько минут жаркое солнце.

Бак пристально смотрел на Холли. Странно, она и не подозревает, чем зарабатывает себе на жизнь ее жених. Все должности, что назвал Бак, занимал отнюдь не Мак, а Бру, кроме председателя Совета фирмы — эту должность сохранил за собой отец.

Что касается ранчо, то здесь делами заправлял Бак. В обязанности же Мака входил лишь контроль за некоторыми сделками по продаже нефти.

Странно, что Мак не рассказал Холли о своей работе, подумал Бак. Что за отношения между ними? Будь Холли его — Бака — невестой, у него не было бы от нее секретов.

— Ну, как тебе понравилось проводить здесь лето? — спросил Бак. Хотя спросить он хотел совсем о другом. Ему было ясно, что Холли что-то скрывает, и теперь он больше всего на свете хотел выяснить это.

— Спасибо. Просто изумительно. Я никогда так не расслаблялась, — ответила она.

Расслаблялась? — озадаченно подумал Бак. И таким образом она называет самое значительное в своей жизни событие? Что она нашла здесь свою любовь? Мужчину, за которого собралась выйти замуж? Он решил обдумать это свое наблюдение позже.

— Сколько лет прошло с тех пор, как мы бегали здесь с тобой вдвоем? — мечтательно проговорил Бак.

— Лет двадцать, — произнесла Холли задумчиво.

— Да, давненько.

— Мне было семь или восемь, когда мы переехали в Оклахому.

— Тебе было восемь, — уверенно сказал Бак.

— Ты помнишь? — удивилась Холли.

— Нам обоим было по восемь, — сказал Бак. — Кроме того, я помню пирог из глины.

— А, это тот, что мы пытались съесть на берегу реки? — засмеялась Холли.

— Не мы, а вы все. Я отговорил вас.

— Помню. Ты предложил съесть вместо пирога из глины пирог из кузнечиков с лягушками. — Холли поморщилась:

— И твоя сестра Пэтси была готова последовать твоим уговорам.

— Но в последнюю минуту передумала.

— Да, я все это помню, — задумчиво произнесла Холли.

Бак оттолкнулся ногой, и качели вновь пришли в движение. Он и Холли принялись с удовольствием вспоминать прошлое.

— А помнишь, как мы гоняли часами на велосипедах по тенистой аллее? Ты, Мак, я, Бру и Пэтси? — задумчиво произнес Бак.

— Мы играли в грабителей поездов. Пэтси ложилась поперек дороги, и состав из велосипедов останавливался. В это время из кустов выскакивал Мак и грабил поезд! — засмеялась Холли.

— А Пэтси всегда жаловалась Большому Дедди на нас, не помню, правда, за что. Но отец всегда принимал ее сторону.

— Да, это было давно. Очень давно, — немного погрустнев, произнесла Холли.

— Да. И кто мог тогда подумать, что ты влюбишься в Мака? — проговорил Бак.

— Да. Кто бы мог подумать, — эхом ответила ему Холли. Кто бы мог подумать, что все сложится именно так, как сложилось, подумала она, но, разумеется, не рискнула сказать это вслух.

Качели остановились, и время, казалось, замерло вместе с ними.

Холли повернула голову и посмотрела на Бака. Их взгляды встретились. Бак ощутил неистовое желание схватить Холли в объятия и зацеловать до потери сознания… Нет, он не годится для задачи, которую поставил перед ним отец. Завтра же скажет Большому Дедди, что отказывается от поручения.

Ну и что из того, что Мак спас ему жизнь? Он отплатит Маку потом как-нибудь иначе. Самое лучшее решение для него — это, как он и решил прежде, избегать Холли.

Надо сейчас же встать и уйти, подумал Бак.

— Ну, пора. — Бак вскочил с качелей. — Я просто хотел справиться у тебя, как ты себя чувствуешь. Спокойной ночи, — выпалил он на одном дыхании и собрался уходить, как вдруг Холли произнесла:

— Я, пожалуй, тоже пойду. Уже действительно поздно. — Она посмотрела на часы. — Мы можем опоздать к ужину. Пойдем вместе.

— Хорошо, — выдавив на своем лице улыбку, пробормотал Бак. Он протянул руку и помог Холли подняться. — Осторожно, здесь ступенька, — предупредил ее Бак, но сам неожиданно оступился.

Он схватился за руку Холли и с трудом удержал равновесие. Их взгляды встретились. И снова Бака охватило желание обнять Холли… Нет, так не пойдет, надо взять себя в руки, решил он.

Глава 3

Бак бросил книгу на пол, оторвал голову от подушки и посмотрел на часы. Почти полночь. В доме тихо. Вероятно, все уже спят. Бак весь вечер ждал, закрывшись в своей комнате, этого момента, чтобы незамеченным спуститься на кухню и что-нибудь перехватить.

Он хорошо помнил удивленное лицо Холли, когда, едва кивнув ей, промчался мимо по лестнице к себе в комнату и заперся. Теперь Баку ничего не оставалось, как лежать на кровати, уставившись невидящими глазами в руководство по эксплуатации трактора, которое он нашел у себя на ночном столике, и ждать ночи.

Бак резко сел на кровати и, схватив по душку, в бессильной ярости запустил ею в дверь.

Если бы я мог контролировать свои чувства всякий раз, когда вижу Холли, я бы не выглядел таким идиотом в ее глазах, да и в глазах окружающих! — с досадой подумал он. Я бы мог спокойно остаться вместе со всеми за обеденным столом, вместо того чтобы сидеть в одиночестве в своей комнате.

В этот момент желудок снова начал яростно требовать еды, и Бак, посмотрев для верности еще раз на часы, решительно поднялся с кровати. Он натянул джинсы и босиком осторожно, на цыпочках подошел к двери. Едва приоткрыв ее, он убедился, что в коридоре никого нет. Облегченно вздохнув, Бак быстрыми бесшумными шагами заспешил вниз по лестнице, ведущей на кухню.

Медленно двигаясь на ощупь в темноте, Холли неуклонно приближалась к заветной цели — мерцающему в полумраке массивному корпусу холодильника, который содержал в своем объемистом чреве все, что нужно было ей для усмирения своего разыгравшегося аппетита. Она осторожно переступала босыми ногами по полу кухни.

Холли не могла припомнить, где находится выключатель, но это было даже лучше. Она не хотела привлекать к себе внимание. Незачем будить людей. Внутри холодильника светло; а что еще ей нужно? При мысли о еде желудок у нее радостно заурчал.

Холли поспешно прижала руки к животу, словно могла таким образом утихомирить его.

После того как Бак столь бесцеремонно бросил ее в столовой, убежав к себе наверх, Холли, сославшись на головную боль, закрылась в своей комнате. С Баком творилось что-то неладное. Он был то нежен и приятен, то становился резок и замкнут.

— Оооо! — застонала Холли от боли, ударившись голенью о какой-то угол. Обо что именно она ударилась, Холли не разобрала: слишком было темно. Она готова была растерзать Мака. Если бы он не умчался столь внезапно, ей бы не пришлось терпеть мучительные расспросы за обеденным столом. Или пристальный взгляд Бака.

О эти пристальные глаза младшего брата Мака!

Она чувствовала себя так неловко и в то же время так хорошо, когда он смотрел на нее… Ничего подобного она не ощущала с Маком. Да, вероятно, ей стоит опасаться Бака, если он способен так действовать на нее.

Вытянув вперед руки, Холли сделала еще несколько шагов к тому месту, где неясно вырисовывался холодильник, и в этот момент уперлась во что-то теплое. Вскрикнув, она в страхе отпрянула.

— У нас с тобой становится традицией встречаться на ощупь, — услышала Холли знакомый голос. У нее перехватило дыхание.

— Бак? — прошептала Холли и снова вытянула руки, чтобы убедиться, что это не галлюцинация.

— Он самый, во плоти, — заверил ее Бак.

— Действительно, — пробормотала Холли и отдернула руки, словно обжегшись. Она благодарила Бога, что Бак не может видеть ее горящие от смущения щеки. — Что ты делаешь здесь в такой поздний час? — спросила девушка, пытаясь придать своему голосу как можно больше безразличия, чтобы Бак ни в коем случае не догадался, насколько она смущена этой неожиданной встречей в кухне у холодильника.

— То же я могу спросить и тебя, — ответил ей Бак. — Я скрываюсь от отца. А ты?

— Я? Я… я просто не знаю, где выключатель, — неуверенно пробормотала она и, отступив на шаг, больно ударилась бедром обо что-то твердое. — Вот черт! — невольно выругалась Холли.

— Ударилась? Тебе больно? — встревоженно проговорил Бак и приблизился к ней.

Холли наклонилась, чтобы потереть ушибленное место, и уперлась головой в грудь Бака.

— Где у тебя болит? — пробормотал Бак, скользнув рукой по ее бедру. — Здесь?

— Нет! Не надо! — вскрикнула Холли, увертываясь от его прикосновения.

— Ох, извини, — сконфуженно произнес Бак.

— Мне просто больно, — попыталась объяснить Холли. Она начала осторожно массировать ушибленное место. Рука Бака лежала на ее талии.

— Теперь легче? — спросил Бак. Она ощутила его теплое дыхание на своей щеке.

— Угу, — кивнула она. — Немного лучше.

Бак гладил ей спину, заставляя ее сердце учащенно биться. Она прижалась к обнаженной груди Бака, и оба замерли.

Бак медленно провел губами по ее волосам. Холли откинула голову и тут же ощутила на своих губах его дыхание. Так они стояли, казалось, целую вечность. Холли почувствовала легкое головокружение.

Если он не поцелует меня, я упаду в обморок, пронеслось у нее в мозгу.

В этот момент Бак неожиданно отстранился от нее и произнес сдавленным голосом:

— Тебе лучше сесть.

— Да. Вероятно, — согласилась Холли. Она почувствовала разочарование в его голосе. Она тоже была немного разочарована, что было весьма странно, так как всего лишь минуту тому назад поклялась себе избегать этого человека. А теперь вот она мечтала, чтобы он поцеловал ее.

— Сейчас я зажгу свет, — пробормотал Бак. Он щелкнул выключателем. Нехорошо оставаться перед девушкой с голой грудью, решил Бак и, сняв висящий на крючке халат, накинул его на плечи. — Садись, — сказал Бак и подвинул Холли стул. — Ну как твой ушиб? Получше?

— Да. Спасибо.

Теперь, при ярком свете, Холли вдруг почувствовала себя неловко в ночной рубашке. Она села и скрестила руки на груди, чтобы закрыться еще больше.

— Ну так что же все-таки привело тебя на кухню в столь поздний час? — произнес Бак, стараясь не слишком разглядывать девушку, хотя соблазн был велик.

— То же, что и тебя, как я полагаю, — ответила Холли. — Я захотела есть. Ведь я не ужинала.

— Почему?

— Была не готова отвечать на многочисленные расспросы, которые, несомненно, посыпались бы на меня как из рога изобилия от твоих родителей и братьев.

— Понимаю, — пробормотал Бак. — Я собирался сделать себе пару бутербродов. На твою долю делать?

— Буду тебе премного благодарна! — кивнула Холли, прижимая ладони к животу, словно это могло успокоить его недовольство.

— Ты с чем будешь?

— С чем угодно.

— Мне нравятся покладистые женщины, — одобрительно проговорил Бак и принялся за работу.

Холли тяжело вздохнула. Да, нелегко ей приходится. Мак, впрочем не без ее помощи, поставил ее в крайне затруднительное положение. Что ей делать, она не знала. Ждать возвращения Мака или вернуться к родителям в Оклахому? И кто она в глазах окружающих? Брошенная невеста?

Она следила за ловкими движениями Бака. Он резал хлеб, овощи, ветчину, работал увлеченно, словно это доставляло ему огромное удовольствие. Она изучающе смотрела на его лицо.

Годы пошли ему на пользу. Он стал солиднее, что ли. Его красота стала более мужественной. В детстве он был симпатичным мальчиком. Светловолосый, с карими глазами. Но теперь перед ней стоял по-настоящему красивый, сильный, уверенный в себе мужчина.

— Пожалуйста! Кушать подано! — Элегантным движением, которому могли бы позавидовать парижские официанты, он поставил перед Холли серебряный поднос с двумя колоссальными бутербродами.

С благодарностью посмотрев на Бака, Холли приступила к еде, время от времени издавая одобрительные возгласы.

Бак разместился напротив Холли и принялся за свой бутерброд.

— Только не говори ничего повару. Он мне голову оторвет за то, что я вторгся в его владения, — попросил Бак.

— Буду нема как рыба, — заверила его с улыбкой Холли.

Бак смотрел на нее, пытаясь понять, о чем она думает, что чувствует. Сколько секретов таится в душе этой милой, доброй, очаровательной девушки?

— Ну, чем же ты занималась последние двадцать лет? — спросил он.

Холли была благодарна Баку за то, что он не расспрашивает ее о Маке.

— Как ты помнишь, мы переехали в Оклахому, когда я была еще ребенком, и я быстро нашла там новых друзей, чтобы есть пироги из глины и играть в Тарзана. После окончания средней школы папа пожелал, чтобы я поскорее вышла замуж и осчастливила его выводком маленьких наследников.

— Звучит знакомо, — пробормотал Бак.

— Подумай, каково было мне выдерживать это давление — мне, единственному ребенку, единственной дочери в семье, если даже тебе, одному из девяти, тяжело бороться со своими родителями.

Бак понимающе кивнул головой.

— Твой отец и мой отец сделаны из одного теста, только мой ростом повыше и говорит погромче. Но зануда похлеще твоего.

— Да? — пробормотал Бак. Он почти не помнил Джорджа Фергюсона и никак не мог предположить, что на свете может быть тиран похлеще Большого Дедди. — Так почему же ты до сих пор не вышла замуж?

— Потому что лет десять тому назад мой отец и я объявили друг другу войну. Он находил мне женихов, а я отвергала их под тем или иным предлогом. Мне было только семнадцать, когда он начал подыскивать мне пару, с расчетом улучшить свои деловые связи. Я чувствовала себя какой-то заложницей. Но самое главное — у меня были свои планы относительно того, как мне распорядиться своей жизнью.

— И что же это за планы? — спросил Бак.

Холли немного помолчала и посмотрела на Бака взглядом, полным решимости и внутренней силы. Бак понял, что у Холли действительно серьезные цели в жизни.

— Ты уверен, что хочешь это знать? — спросила Холли, и Баку показалось, что ей не особенно хочется говорить на эту тему.

— Конечно, хочу.

— Хорошо. — Она вздохнула. — Когда я еще училась в колледже, мне предложили работу в детском приюте «Дом чудес». О, Бак! Я не могу описать, насколько это было ужасно. Мы, привыкшие жить ни в чем не нуждаясь, просто не можем представить, что есть дети, у которых вообще ничего нет. Ни мамы, ни папы, ни дома. Для меня это был шок. Со временем работа увлекла меня. Мне нравилось помогать, быть нужной несчастным маленьким детям, — говорила Холли. Ее глаза засветились от возбуждения. — Они голодали. Бак. У некоторых не было ботинок, одежды. Эти грязные лохмотья… У меня в гардеробе всегда было несколько десятков платьев и сотня туфель, и я не верила, что такое может быть. А это есть. Бак. И причем рядом с нами. Я жила отгороженная от этого мира обездоленных и растоптанных, как и ты отгорожен от него. Мы живем нашими заботами, живем эгоистично, не задумываясь, что где-то кому-то может быть хуже, чем нам. Мы чувствуем только свою боль, видим только свою нужду. Это ужасно — так жить. Ужасно быть слепым и глухим к несчастью других людей. Жизнь, прожитая для себя, — это бессмысленно прожитая жизнь. Надо помогать людям. Я это поняла только там, в детском приюте. Я как будто прозрела, как будто заново родилась.

Бак смотрел на нее, не скрывая удивления. Такой он не знал Холли. Она действительно изменилась. В его душе вспыхнуло уважение к этой девушке.

— Я даже представить не мог, что ты прошла через такое, — пробормотал он.

— У меня начались конфликты с отцом. Он и слушать не хотел о моей работе в приюте. Считал это «возней с отбросами общества». Он был уверен, что если общество так поступило с ними, значит, они этого заслуживают — неважно, дети это или взрослые. Я просто не могла думать о замужестве. Зачем еще рожать детей, когда и так хватает несчастных в этом жестоком мире?

— Но отец, конечно же, не хотел ничего слушать и настаивал на своем?

— Не пойми меня не правильно, он замечательный человек. Я знаю, отец хочет мне добра, но добро понимает по-своему. Он продолжал находить мне женихов, умных, образованных, из хороших семей, которые бы соответствовали его представлениям. Но мне они, к сожалению, не подходили.

— Со мной было приблизительно то же самое, — признался Бак.

— Я бы с удовольствием уехала из дома, но у меня не было денег. В этом году, вероятно, будет построен филиал «Дома чудес», и тогда я смогу переехать жить в другое место вместе с ними, покинув родителей.

— Здорово! — с искренним восхищением воскликнул Бак. Единственное, чего он не мог понять, это то, каким образом в эту картину вписывается Мак. Насколько он знал, его брат не имел никаких планов переезда в Оклахому. А Холли определенно дала понять, что не собирается оставлять работу в приюте. — Да, я думаю, твой отец должен быть счастлив из-за вашей с Маком помолвки. Мак отвечает всем его требованиям, и твои родители давно дружат с моими.

Холли почувствовала себя немного неловко.

— Когда наши родители встретились и я вновь увидела уже повзрослевшего Мака, то решила сразу же капитулировать в интересах поддержания дружбы между нашими семьями. Этим летом в приюте работают школьники, и у меня появилось свободное время. И вот я здесь, со своим женихом Маком. Кроме того, моя работа весьма напряженная, и мне просто надо немного отдохнуть на природе.

— Любовь с первого взгляда? — задумчиво спросил Бак, Но хотел ли он знать ответ?

Холли широко улыбнулась, вертя обручальное кольцо.

— Значит, ты нашла способ, чтобы супружество не мешало твоей работе? — продолжал расспрашивать ее Бак.

— Пока не знаю, — ответила она искренне. — Если супруги понимают друг друга, то, по-моему, все возможно. Я хочу так много сделать в своей жизни! У меня просто нет времени на светские встречи и прочую ерунду.

Бак с восторгом смотрел на Холли. Она замечательная девушка. Вот только почему его гложет чувство досады?

Почему она выбрала Мака? — думал он. Маку же, судя по всему, нет дела до нее. Куда он уехал?

— Ну хватит обо мне, — произнесла Холли. — Скажи лучше, почему ты не работаешь вместе со своими старшими братьями в фирме «Брубейкер интернэшнл».

— А разве Мак не говорил тебе?

— Нет.

— Ну, просто не всем же работать в фирме, кому-то надо и за фермой приглядывать. Пока Джонни и Кении еще учатся в школе, я по старшинству обязан следить за делами здесь, на ранчо. Когда они вырастут, я буду работать в «Брубейкер интернэшнл». И потом, мне нравится туг. Если бы отец не настаивал, я бы всю жизнь мог провести на ранчо.

Я понимаю тебя, — проговорила Холли.

С удивлением они оба обнаружили, что имеют очень много общего. Оба любят свою работу, и у обоих отцы, желающие им лучшего, только не совсем понимающие, что для их чад лучше.

Холли прониклась симпатией к Баку. Она не заметила, как быстро летит время. Ей было просто хорошо сидеть рядом с Баком и делиться самым сокровенным. Впервые с момента, когда Мак покинул ее, Холли почувствовала себя свободно.

За окном пели сверчки. Прямо как в детстве. Баку и Холли было что вспомнить…

Внезапно их уединение было нарушено. На лестнице послышались громкие шаги и голос Большого Дедди.

— Эй! Кто там? — прогремел он из-за дверей. Секундой позже он появился, облаченный в клетчатую пижаму и ночной колпак, тоже в клетку, с кисточкой, свисающей на левый висок. — А, это вы, — проговорил он с облегчением. — Испугался, уж не воры ли забрались. Ничего, продолжайте, — махнул рукой Большой Дедди.

— Извините, что разбудила вас. Я страшно проголодалась, а когда спустилась сюда, то увидела Бака.

— Я рад, что ты не скучаешь в одиночестве, Холли. Очень рад, — проговорил Большой Дедди, остановившись. — Кстати, я пригласил на завтра Бру и Пенелопу к ужину. Так что уж, будьте добры, без сегодняшних вывертов. Я хочу, чтобы за столом были все, — произнес он тоном, не терпящим возражений.

Холли и Бак послушно кивнули.

— И еще. Холли, я хочу извиниться за Мака. Он скоро вернется, я знаю его. Ну а тем временем пусть твое одиночество скрасит Бак. Он давно искал случая поближе познакомиться с тобой.

Бак натужно улыбнулся.

— Ох, с каким нетерпением я ожидаю приезда твоих родителей! — воскликнул Большой Дедди.

Настал черед Холли натужно улыбнуться.

— Теперь ты, Холли, член нашей семьи, и я хочу, чтобы ты чувствовала себя здесь как дома, — сказал Большой Дедди.

— Конечно, сэр, — с благодарной улыбкой ответила Холли, едва сдерживая гнев. Она начинала ненавидеть Мака все больше за то, что он бросил ее одну. А тут еще Большой Дедди прямо-таки бросает ее в объятия Бака! Как прикажете быть в такой ситуации?

— А ты, мой сынок, должен помнить, что для тебя сделал твой брат, и просто обязан помочь ему в такой ситуации, — не замечая смущения Холли, продолжал Большой Дедди.

— Разумеется, папа, — процедил Бак. Ну, он устроит Маку выволочку за то, что тот исчез в самый неподходящий момент. Холли ему, конечно, нравится, и он даже совсем не прочь приударить за ней, но ведь она невеста Мака…

Глава 4

— Я не понял. Что, ты говоришь, он сделал? — переспросил Бру Брубейкер, старший из братьев, когда семья в полном сборе, за исключением Мака, собралась вечером за обеденным столом. Взглядом, полным недоумения, Бру уставился на Бака.

Тот почувствовал, как глаза всех присутствующих устремились на него. Жаль, Бак совсем не любил быть центром внимания.

— Мак уехал на некоторое время… по срочным делам, — пробормотал он, в надежде, что больше Бру вопросов задавать не станет. Но тот продолжал внимательно смотреть на него, словно ожидая дальнейших объяснений. — Он скоро вернется, — несколько неуверенно проговорил Бак и, желая сменить тему, спросил:

— А что у нас на десерт? — Бак посмотрел в сторону буфета. — О! Мой любимый ореховый пирог! — воскликнул он. Его тактика имела успех. По крайней мере среди более молодых членов семьи, испытывающих явное пристрастие к ореховым пирогам. Исчезновение Мака на время отошло на второй план.

Холли сжала запястье Бака и благодарно посмотрела ему в глаза. Бак ответил ей легким пожатием.

Почти все места за обеденным столом Брубейкеров в этот вечер были заняты. На одном конце сидели Бру со своей женой Пенелопой, которая была на седьмом месяце беременности. Рядом с ними сидели Бак и Холли. На другом конце стола разместились Большой Дедди с Мисс Клариссой и пять младших братьев. Большой Дедди специально пригласил на ужин Бру с женой, чтобы как-то компенсировать отсутствие одного из своих сыновей.

Бак не любил подобных посиделок за столом и чувствовал себя стесненно как морально, так и физически. Привыкший к постоянному физическому труду, теперь он просто не знал, куда деть свои руки и ноги. Ну вот, невольно толкнул коленом Холли. Бедная девочка, она едва не подпрыгнула! Надо вести себя прилично, хотя бы ради нее, решил Бак.

Тут Бру снова вспомнил о Маке.

— А ты не знаешь, куда он уехал? — спросил он брата. — Что за срочное дело заставило его на несколько недель оставить свою невесту? По-моему, это не слишком вежливо, особенно накануне свадьбы.

— Согласен. Холли очень переживает. — Бак бросил сочувствующий взгляд на девушку.

— Что это вдруг на него нашло? — удивился Бру.

— Сам не знаю, — ответил Бак. — Может быть, хочет побыть один и разобраться в своих чувствах.

— Мак уехал так внезапно, что даже не отдал никаких распоряжений в своем офисе. Просто бросил все дела и исчез. Это не похоже на него, — заметил Бру. — Скажи хотя бы, когда он вернется.

— Не знаю, — покачал головой Бак.

— Маку, наверное, надо некоторое время, чтобы свыкнуться с мыслью о женитьбе, — вступила в разговор Пенелопа. — Не все мужчины одинаково спокойно относятся к свадьбе.

— Но вы с Бру, кажется, не сомневались в своих чувствах. И решение о свадьбе приняли так быстро… Откровенно говоря, я вам немного завидую, — проговорила Холли.

— Я думаю, мы поняли, что предназначены друг для друга, с самого начала, — с улыбкой ответила Пенелопа. — Всякий раз, когда наши глаза встречались, между нами словно проскакивала молния, если так можно выразиться.

— Это правда, Бру? — Холли повернулась к нему с вопросом.

— Такое, знаешь ли, бывает. Встречаешь человека и понимаешь, что жизнь твоя была пустой и никчемной без нее, твоей единственной…

Холли отчего-то взглянула на Бака. С недавних пор она чувствовала то же самое к этому бесстрашному ковбою.

— Как замечательно, что ты еще до свадьбы можешь поближе познакомиться с Баком и другими братьями. Ты входишь в их семью. Это важно — знать характеры ее членов, — заметила Пенелопа.

— Да, это важно, — пробормотала в задумчивости Холли, вертя в руках салфетку.

Смущение девушки не осталось для всех не замеченным.

Бак прокашлялся.

За столом повисла напряженная тишина.

К счастью для всех, Большой Дедди немного снял напряжение, громко проговорив:

— Пенелопа, дорогуша! Отведай орехового пирога. Помни, теперь ты должна есть за двоих.

— По-моему, я и так ем слишком много, — улыбаясь, сказала Пенелопа.

— Что может быть прекраснее, чем женщина, ожидающая появления ребенка! — воскликнул Большой Дедди. — Я так люблю детей! Дети — это моя жизнь! Не могу дождаться, когда Холли подарит мне парочку, — добавил он, озорно подмигнув ей.

Холли смутилась, а Бак с усмешкой сказал:

— Не торопи события, папа.

Но в душе Баку было совсем не до смеха. Сама мысль, что у Холли могут быть дети от другого мужчины, отчего-то показалась ему невыносимой. Бак решил, что достаточно неприятных переживаний на сегодня.

Он встал и, пожелав всем приятного вечера, без дальнейших церемоний вышел из столовой.

Злясь на себя и на весь белый свет. Бак поспешил в свою комнату. Запершись там, он дал волю чувствам, схватив с кровати подушку и запустив ею в стену.

Холли собирается выйти замуж за его брата! У них будут дети!

Ну почему все в мире так несправедливо? — думал он. Как я смогу жить в одном доме вместе с ними, нянчить их детей и сгорать от любви к Холли?

Бак опустился на кровать и обхватил голову руками.

А может, все не так уж и катастрофично? Может, надо только привыкнуть к мысли, что Холли станет женой Мака?

— Мак и Холли. Холли и Мак, — повторял он некоторое время, стараясь свыкнуться со звучанием этих двух имен, произносимых вместе. Но ничего не получалось. Сосущая боль в сердце не исчезала.

Оставался только один выход. Уехать куда глаза глядят, подальше отсюда.

С глаз долой — из сердца вон, пришла на ум поговорка.

Бак тяжело вздохнул.

Вечером того же дня Холли сидела у себя в комнате перец туалетным столиком и думала, машинально расчесывая волосы, что один день она уже сумела продержаться, никому не выдав их с Маком тайну. Хотя это было нетрудно, так как почти весь день она провела в розовом саду в одиночестве, за чтением книги.

Труднее всего ей было общаться с Баком. С ним она чувствовала себя беспомощной.

Холли положила расческу на полированную поверхность туалетного столика и, встав, подошла к застекленной двери, ведущей на веранду. Она открыла дверь, и ласковый ночной ветер обдал ее лицо прохладой, слегка растрепав волосы.

Холли вспомнила, как прошлым вечером они столкнулись на кухне, вспомнила, что почувствовала тогда… Почему она не может просто забыть о нем? Вычеркнуть его из своей памяти?

Холли вспомнила, что за обедом заметила некоторое напряжение в поведении Бака, словно он не мог дождаться момента, чтобы побыстрее уйти и уединиться. Уйти от всех. Уйти от нее.

Странное дело. Она должна была почувствовать облегчение оттого, что Бак наконец исчез из поля ее зрения. Но нет, Холли почувствовала разочарование, пустоту в сердце. Без Бака комната показалась пустой, разговоры потеряли смысл. Интересно, что по отношению к Маку, да и к другим мужчинам, которых ей подсовывал отец, у нее никогда не возникало подобных ощущений, а может, она просто не принимала их всерьез?

Холли вышла на веранду и прислонилась к чугунной узорчатой ограде.

Что со мной происходит? — спросила она себя тревожно. Уж не влюбилась ли я в Бака?

— Нет!

— твердо произнесла она вслух. — Это невозможно.

Она улыбнулась, представив себя и Бака вместе. Абсурд.

Холли посмотрела в бесконечную даль темного звездного неба и вдохнула свежий вечерний воздух.

«Просто перестань думать о нем. Вот и все», — посоветовал ей внутренний голос, но разве могла она запретить себе думать о нем?

Бак такой мужественный, сильный и в то же время умный и тонко чувствующий мужчина. Он отнесся с пониманием к чувствам Холли и всячески пытался поддержать ее. А как он обращается с лошадьми! Сколько заботы проявляет по отношению к младшим братьям! И они в свою очередь отвечают ему любовью. Хэнк просто обожествляет Бака и во всем пытается ему подражать, что выглядит иногда очень смешно. Бак со всеми такой внимательный и терпеливый…

И, конечно же, его глаза, эти карие, все понимающие, проницательные глаза. Иногда ей кажется, что ее мысли для него не секрет.

И потом. Бак просто очень красив. Во всяком случае, вполне отвечает ее представлениям об идеальной мужской красоте.

Но как бы то ни было, Холли не имела права увлекаться Баком.

Во-первых, потому что для всех она помолвлена с Маком и флиртовать в его отсутствие с младшим братом было бы крайне некрасиво. Когда Мак вернется и все встанет на свои места, тогда, быть может, она позволит себе уделить Баку несколько больше внимания.

Во-вторых, «Дом чудес», приют для несчастных детей-сирот, занимает главное место в жизни Холли, и она не видит никакой возможности выкроить время для личных дел, для супружеской жизни в перспективе.

Кроме того, она живет в Оклахоме, а Бак живет в Техасе. Нет, ей лучше всего поскорее собрать чемоданы и уехать отсюда, подальше от соблазнов. Только надо дождаться Мака.

С этими мыслями она вернулась с веранды в комнату и вскоре забылась беспокойным сном.

— Доброе утро! Как спалось? — услышала Холли голос Бака, когда спустилась к завтраку.

Она без сожаления вскочила с постели, на которой провела практически бессонную ночь, быстро натянула шорты, короткую майку — и вот она внизу. И первый, кого она встретила, — Бак. Надо же какое совпадение: мысли о Баке не давали ей всю ночь покоя — и вот она видит его.

Он просто не имеет права быть таким привлекательным! — с отчаянием подумала Холли. Это нечестно!

В белой футболке, выцветших голубых джинсах, небритый, он был необыкновенно хорош собой.

Холли провела кончиком языка по верхней губе.

— Привет, Бак, — произнесла она.

— Вчера было нелегко, — произнес он, и она догадалась, что Бак имеет в виду вчерашний допрос за ужином.

— Я думаю, что все себя чувствуют неловко, за исключением самого Мака, — сказала Холли.

— Как прошел остаток вечера? — спросил Бак.

— Ты имеешь в виду — после твоего бегства?

— Да, — улыбнулся Бак.

— Ну, мы отведали десерта, и все вели себя так, будто ничего не произошло. Тебе следовало бы остаться, — произнесла Холли.

— Если Мак не вернется ни сегодня, ни завтра, что ты будешь делать? — спросил он.

— Хороший вопрос, — задумчиво произнесла девушка. — Твой отец хочет, чтобы я осталась. Потом, мои родители собирались приехать сюда через пару недель. Я бы с удовольствием осталась, но что мне делать здесь без Мака? Занимать меня было его обязанностью, — со смехом произнесла Холли.

— А теперь эти обязанности легли на мои плечи, — сказал Бак.

— Не бери в голову, я как-нибудь сама себя развлеку.

— Да нет, отчего же? Мне это даже приятно…

— Ну право же, не стоит тратить на меня свое время! — воскликнула Холли, смеясь.

— Холли, если я сказал, значит, могу. Кстати, сегодня будет жаркий день. Предлагаю пойти искупаться. Там, где мы в детстве купались. Помнишь тот прудик?

— Да разве это можно забыть! — воскликнула Холли.

Здравый смысл подсказывал ей отказаться не раздумывая. Но в предложении Бака были свои плюсы.

Во-первых, она сможет избежать излишних расспросов со стороны его родных, а во-вторых, ей просто-напросто нечем занять этот день. Снова сидеть в розовом саду? Ну что плохого, если они поплавают немного в этот жаркий день?

— Ты хочешь отправиться прямо сейчас? — спросила Холли.

— А чего ждать? — ответил Бак вопросом на вопрос.

— Ну, может быть, у тебя какие-нибудь дела.

— У нас на ранчо достаточно рабочих, — ответил, улыбаясь, Бак.

— Отлично! Я только надену купальник, — сказала Холли. — Ты, надеюсь, будешь купаться тоже не голышом, — смеясь, проговорила она и повернулась, чтобы уйти.

— Не торопись, — услышала она голос Бака. — Я схожу за термосом и буду ждать тебя у конюшни. Поскачем до пруда на моей лошади.

— Нет! Не-е-е-ет! — кричала Холли, заливаясь смехом. — Я не могу.

— Давай-давай! — подбадривал ее Бак.

— Нет!

— Не бойся. Я поймаю тебя, — заверил ее Бак.

— Я тебе не верю. Ты и раньше обещал, но ни разу не мог поймать, — весело выкрикнула Холли.

Бак тряхнул головой, и брызги разлетелись в разные стороны. Точно так же он делал двадцать лет тому назад.

Холли огляделась. Все было в точности таким, как она помнила. То же дерево, тот же сук, с которого свисает веревка. В детстве они играли в Тарзана, раскачиваясь на веревке и прыгая в воду. Снопы брызг летели во все стороны.

Холли схватилась покрепче за веревку и, оттолкнувшись, полетела над водной поверхностью в сторону камышей. Она изображала Джейн, подругу Тарзана. Когда Холли пролетала над головой Бака, он ударил ребром ладони по водной поверхности, и взметнувшийся веер брызг окатил ее с ног до головы.

— Ах, так? Ну, сейчас ты у меня получишь! — крикнула Холли.

— Пустые обещания! — крикнул Бак в ответ, подзадоривая ее.

Солнце уже было достаточно высоко и начало основательно припекать. И только в этом уединенном, тенистом месте жара совершенно не ощущалась. Это был волшебный оазис, окруженный деревьями с густой листвой и кустарником. Вода в пруду была на редкость чистой и прозрачной и именно такой температуры, при которой приятно искупаться в жаркий день.

Бак смотрел на Холли и не мог оторвать от нее глаз. Боже, как хороша!

Стройное загорелое тело, прикрытое лишь купальником, густые волосы, смеющиеся глаза…

Он провожал ее взглядом всякий раз, когда она пролетала над его головой и была так близко к нему. Но в следующий момент она снова удалялась, как будто выскальзывая из его рук. Она словно дразнила его.

Бак заметил, что с каждым разом Холли все ниже и ниже пролетает над водой. Что-то было не так либо с веревкой, либо с деревом. Бак помнил, что Большой Дедди совсем недавно повесил новую веревку. Значит, дерево.

— Эй, Холли! — закричал он. — Я думаю, тебе лучше спрыгнуть.

— И ты снова не сможешь поймать меня, как в детстве?

— Нет, я серьезно. Тебе лучше спрыгнуть.

— Ни за что!

— Холли, дерево старое. Ветка может сломаться. Прыгай. Я обещаю, что поймаю тебя.

— Не верю.

В этот момент раздался треск. Старая сухая ветка не выдержала веса девушки.

Холли вскрикнула от неожиданности, но продолжала держаться за канат. Теперь ее несло обратно к берегу. Когда она достигла крайней точки и находилась прямо над землей, снова раздался треск. А Холли вновь летела, уже обратно к воде.

— Прыгай! Я поймаю! — закричал Бак. Но прыгнуть ей не пришлось. Когда Холли была точно над тем местом, где стоял Бак, ветка окончательно обломалась, и Холли с веткой вместе рухнула в воду.

— Я ловлю тебя! Я здесь! — закричал Бак.

Ему казалось, что на этот раз он точно поймает ее. Не могло быть иначе. Он отчетливо видел, как она падала прямо ему в руки. Но… в результате он схватил только пригоршню листьев.

Холли ушла под воду с головой. Огромная ветка плавала на поверхности.

— Холли! — выкрикнул Бак, похолодев от ужаса. Еще не хватало, чтобы она утонула.

Он набрал в легкие побольше воздуха и нырнул, но тут же вынырнул снова.

— Ты… ты обещал поймать меня, — отплевываясь и кашляя, проговорила девушка, как только выплыла на поверхность.

— Я старался как мог, — проговорил Бак. — Слава Богу, все в порядке!

— В порядке, если не считать того, что я порядком испугалась и сильно ударилась о воду, — недовольным голосом сказала Холли. — «Прыгай, Холли», — передразнила она Бака.

Бак засмеялся.

— Не вижу ничего смешного, — ощетинилась Холли, снимая прилипший к щеке лист.

— Просто я вспомнил детство. Я всегда хотел поймать тебя, и мне никогда это не удавалось, — проговорил Бак.

— Какой толк в твоих здоровенных мускулах, если ты даже не можешь… — Она не в силах была долго дуться на него и потому засмеялась.

Бак ударил ладонью по воде и обдал ее брызгами.

— Ах, ты так! — закричала Холли и тоже окатила его водой.

Они резвились и смеялись как дети, пока не устали. Холли обняла Бака за шею, и он отбуксировал ее до берега.

— Бак, а почему ты всегда хотел поймать меня? — спросила Холли.

Она взглянула ему в глаза. Выражение, которое она увидела в них, немного испугало ее. В его глазах было желание. Откровенное желание. Она ощущала, как сильно бьется его сердце, как часто и прерывисто он дышит. Казалось, сейчас вокруг них закипит вода, — настолько жарким был его взгляд.

— Сам не знаю, — пожал он плечами. — Вероятно, ты вызывала у меня желание… желание защитить тебя. Некоторые вещи никогда не меняются.

— А некоторые меняются, и очень сильно, — заметила она, когда он еще крепче прижал ее к себе.

Холли чувствовала: Бак неравнодушен к ней, да и сама она готова была раствориться в нем. Его чудесные руки дарили ей блаженство. Она готова была забыть обо всем на свете, лишь бы только он не выпускал ее из своих объятий…

— Нам пора возвращаться, — прошептала Холли.

— Да, пора, — тихо согласился он. Бак неохотно выпустил ее из своих объятий, и они поплыли к берегу.

Они быстро оделись, и Бак, посадив Холли впереди себя на седло, снова обнял ее за талию каким-то уже привычным жестом. Холли — так, словно делала это много раз, — прижалась спиной к его груди. Ей было удобно и хорошо. В этот момент она не могла припомнить, почему именно ей следует избегать этого восхитительного, милого, доброго, надежного мужчину.

Глава 5

— Прости. Надеюсь, ты понимаешь, что идея принадлежала не мне, — проговорила Холли, указывая на огромную плетеную корзину для пикников, которую привезла с собой.

Корзина, накрытая красно-белой клетчатой салфеткой, была набита всякой всячиной и источала умопомрачительные ароматы.

— Да, понимаю, — быстро проговорил Бак и, повернувшись к застывшим в праздном любопытстве рабочим, прокричал:

— А ну живо за работу! Хватит глазеть! Пока не сделаете то, что положено, никаких перерывов!

Холли недоумевающе посмотрела сначала на него, потом на рабочих.

— Извини, — проговорил он, — эти бездельники иначе не понимают.

— Это ты извини меня — за то, что отвлекаю тебя от дел, — пробормотала Холли. — Это действительно не моя идея — приехать сюда.

С того дня, когда они с Баком купались в пруду, прошла почти неделя. Им обоим более или менее успешно удавалось избегать встреч друг с другом. Разумеется, они встречались за обеденным столом, но эти встречи не в счет: ведь обедали они не одни. А что до встреч наедине, и Холли, и Бак чувствовали все возрастающее влечение друг к другу, а потому предпочитали за лучшее не видеться.

— Если у тебя нет времени, я могу приехать позже, — предложила Холли.

— Нет, все нормально. Я как раз собирался сделать перерыв, — заверил ее Бак.

— В самом деле? Замечательно, — с облегчением вздохнула Холли. — Твой отец прислал столько еды, что хватит на неделю. Можно даже позвать рабочих. На них тоже хватит.

— Это прислал отец? — скептически проговорил Бак, заглядывая в корзину.

— Да. Он сказал, что ты стал суеверным с той поры, когда ребенком упал в бак с питьевой водой для коров и чуть было не утонул в нем. Хотя бы раз в неделю ты устраиваешь пикники в честь своего спасения. Вернее, в честь своего спасителя, Мака, — проговорила Холли, внимательно глядя Баку в глаза.

— Да, это, правда, — пробормотал Бак задумчиво. По всей видимости. Большой Дедди хотел ему на что-то намекнуть.

— Большой Дедди сказал, что он бы и сам привез тебе эту корзину, но у него срочные дела. Поэтому он попросил меня сделать это. И я согласилась. Разве я могу отказать в маленькой услуге твоему отцу?

Да, Большой Дедди определенно хотел пристыдить его. Мак спас ему, Баку, жизнь, а он отказывается уделить хоть немного внимания Холли. Если бы отец знал о страданиях Бака, знал, что Холли сводит его с ума, эта милая, красивая, удивительно нежная девушка, о которой он не перестает думать ни на минуту!.. Да, знай отец, что Бак неравнодушен к Холли, едва ли стал бы просить его о таком одолжении.

Бак поднял глаза.

Холли улыбалась. Похоже, она совсем не страдала от разлуки с Маком, а если и страдала, то не показывала виду. Каким характером, какой силой воли нужно обладать, чтобы скрывать свои чувства, подумал Бак. У нее можно поучиться искусству самообладания!

А может, не стоит противиться своим чувствам? Бак не знал. Поддаться искушению было весьма соблазнительно. Милая, прелестная Холли просто создана для любви… А может, это судьба? Никогда прежде Бак не встречал женщины, с которой мечтал бы провести всю свою жизнь… Но — Холли невеста его брата. Ему никак нельзя забывать об этом.

Но будет ли Мак любить Холли? Будет ли заботиться о ней так, как заботился бы о ней Бак, будь она его невестой? Если Мак и в дальнейшем собирается вести себя так же, как ведет себя сейчас, бросая невесту и на недели исчезая неизвестно куда, даже не удосуживаясь позвонить, то ни о каком семейном счастье для Холли не может быть и речи.

Баку стало искренне жаль девушку. Она, несомненно, заслуживает лучшего.

Внезапно Бак почувствовал неистовое желание забыть обо всех своих принципах и принять тот подарок, который преподносила ему судьба.

«Если не можешь справиться с искушением — поддайся ему», — отчего-то всплыла в голове Бака поговорка, и он решил на время оставить попытки сопротивляться тому влиянию, которое оказывала на него Холли. В самом деле, не отсылать же ее назад, ведь она была так добра, что привезла ему корзину со всякой всячиной.

— А может быть, ты тоже присоединишься? — предложил ей Бак.

— Я? — удивленно переспросила она и бросила осторожный взгляд в сторону рабочих, которые наблюдали за ней с нескрываемым интересом. Никакой совести! — подумала Холли. Ведут себя так, словно ждут, что и их пригласят на ленч.

— Ты же сказала, что еды здесь много. Отнесись с пониманием к моему суеверию и раздели со мной трапезу.

— Ароматы и в самом деле такие, что слюнки текут, — улыбнулась Холли, еще не зная, согласиться ей или нет.

— Вот и отлично, — кивнул Бак, приняв ее слова за согласие. — Давай только переберемся куда-нибудь в другое место, — предложил он.

— Согласна. Подальше от любопытных глаз, — проговорила Холли.

Забрав корзину из багажника грузовичка, на котором приехала Холли, Бак двинулся туда, где раскидистые деревья создавали прохладную тень.

— Замечательно! — Холли прислонилась спиной к дереву, поглаживая живот. — Только уж очень сытно.

Настроение у Холли и Бака было прекрасное. Они много говорили и смеялись. Как в добрые старые времена. Жаль, что время ленча почти закончилось и пора было возвращаться в реальный мир.

— Пожалуй, я вздремну немного, — лениво проговорил Бак и растянулся на подстилке. — Провести бы так всю жизнь!

— Нет, всю жизнь не интересно. А изредка — хорошо, — возразила Холли.

Впервые за несколько месяцев Бак почувствовал, что может по-настоящему расслабиться. Он лежал на спине, подложив под голову ладони, и мечтательно смотрел в голубое небо, ощущая себя частью окружающей его природы. Что-то защекотало его щеку, он уже было поднял руку, чтобы смахнуть назойливое насекомое, как вдруг увидел склонившееся к нему улыбающееся лицо Холли. Она щекотала его травинкой! Старые детские шалости.

Уловив момент, он ловко поймал ее за руку.

— Попалась! — воскликнул он. В ответ Холли залилась звонким смехом.

— Тебе нельзя спать, — сказала она.

— Это почему же? — удивился Бак.

— Потому что в нашей волшебной корзине еще много еды. Не повезу же я ее обратно, — объяснила Холли. — Будешь шоколад? Я знаю, ты хочешь шоколад! — приговаривала она, дразнящим движением то приближая, то отдаляя кусочек шоколада от рта Бака. Наконец тому удалось схватить ее за руку.

— Ах ты, соблазнительница! — пробормотал Бак.

— Извини, — почему-то произнесла Холли. Между ними возникла напряженность. Улыбка девушки погасла.

— За что? — спросил Бак.

Холли отдернула руку, оставив кусочек шоколада на ладони Бака.

— Как это чудесно, что ты устраиваешь пикники в честь Мака. Спасибо, что пригласил меня, — пробормотала Холли, слегка краснея.

— Да. Мак отличный парень, — задумчиво проговорил Бак.

— Это правда, — согласилась Холли.

— Я ему многим обязан, — так же задумчиво произнес Бак.

— И я ему тоже очень многим обязана, — кивнула Холли.

При упоминании о Маке оба почувствовали себя неловко. Словно их застукали на месте преступления. Чтобы сменить тему и ослабить возникшую напряженность. Бак спросил:

— А где вы собираетесь строить филиал приюта для детей? Ты, кажется, назвала его «Дом чудес»?

— Да, мы так его называем, — подтвердила Холли. — Точных планов еще нет. Его можно построить где угодно. К сожалению, обездоленных детей везде хватает. — Она явно оживилась, когда разговор зашел о приюте. — Я всегда мечтала купить землю где-нибудь за городом, может, старую ферму или что-то в этом роде, но обязательно не в городе. И создать приют именно на природе. Для ребятишек это будет замечательно! Представь, как много всевозможных занятий ждет их на природе! Вспомни себя. Свежий воздух, здоровая еда. Я убеждена, что город сам по себе пагубно влияет на их уже израненную психику. Они связывают все улицы и дома, которые видят в городе, со своей личной трагедией, происшедшей на подобных улицах и в подобных домах. Детей необходимо перенести в другую обстановку.

— Да, у нас с тобой было счастливое детство. Мы могли гулять где хотели, купаться, кататься на лошадях… — мечтательно произнес Бак.

— Да, ты понимаешь меня, — кивнула Холли.

— Конечно, в округе есть подобные ранчо, где можно устроить приют для бездомных детей, — сказал Бак.

— Я знаю, идея замечательная, но трудностей с ее воплощением будет немало. Необходимо разработать детальный план, нанять людей… — протянула Холли.

— Если тебе нужна помощь, кто, как не мы, тебе поможет? Каждый в нашей семье знает, как управлять ранчо, и с радостью даст тебе дельный совет.

— Это было бы здорово, если бы получилось! — восторженно проговорила Холли.

— Я тоже был бы рад этому, — сказал Бак и подумал: как странно, что со своими проблемами Холли обращается к нему, а не к своему жениху. Уж если на то пошло, Мак должен помогать ей. — Мак, вероятно, будет рад, если ты посоветуешься с ним об этом. Он эксперт в подобных вопросах, — проговорил Бак.

— Да, я скажу ему, — произнесла, неожиданно погрустнев, Холли.

— Прости, я должен идти. Эти бездельники, если за ними не приглядывать, работать не будут. — Бак поднялся, взглянул с улыбкой на Холли, и на его щеках заиграли столь хорошо знакомые Холли еще с детства ямочки. — Спасибо, что составила компанию. Мы чудесно провели время. Да, и передай мою благодарность отцу за этот роскошный ленч. Корзину можешь оставить. Я завезу ее вечером домой.

— Бак, — тихо произнесла Холли.

— Что?

— Я хотела сказать, чтобы ты не заботился обо мне только потому, что тебе так велит Большой Дедди.

— Ничего он мне не велит. Я всегда де лаю то, что считаю нужным, — слегка нахмурившись, заявил Бак.

— Правда? — недоверчиво переспросила Холли. В ее глазах засверкал огонек надежды.

— Правда! — уверенно ответил Бак.

Отлично, раз Большой Дедди так хочет, нет никакого смысла избегать Холли, улыбнувшись, подумал Бак. Насладиться ее обществом — вот что он решил. Разумеется, еще более приятно ему было бы проводить с ней как можно больше времени наедине. Но кто знает, сумеет ли он удержать себя в руках… Нет, Мак точно ему голову снимет за такие мысли.

Бак застонал. Холли не шла у него из головы, что бы он ни делал. Он просто не мог о ней забыть ни на минуту!..

Он страстно желал прикоснуться к ней, почувствовать тепло ее тела и… Стой, приятель, лучше тебе от этих мыслей не будет!

Бак заскрежетал зубами. Черт, он совсем не хочет, чтобы Холли выходила замуж за Мака.

А Холли словно и не чувствовала, что испытывает к ней Бак. Она могла, например, запросто обнять его за шею, погладить волосы, потрепать за ухо. От такого у кого угодно кругом пойдет голова! Что уж говорить о Баке. Временами он спрашивал себя: неужели она не понимает, что выводит его из душевного равновесия? Или, может быть, Холли просто не испытывает таких же чувств к нему, какие он испытывает к ней?

От Мака по-прежнему не было никаких известий, а уже прошло более двух недель.

Вначале все ждали его возвращения с минуты на минуту, ругали за безответственность. Но время шло, и страсти поутихли. Баку ничего не оставалось, как продолжать развлекать невесту брата и… влюбляться в нее все больше и больше.

Исчерпав тем временем все возможные способы развлечься, Бак как-то, копаясь на чердаке, отыскал пару старых велосипедов. Холли пришла в восторг — на этих самых велосипедах они гоняли с Баком в детстве. Идея прокатиться на них показалась Холли превосходной.

Утреннее солнце нещадно палило, а они неслись на велосипедах по тенистой аллее, как делали это много лет назад.

Все было как прежде, только деревья немного подросли. Холли, как и в те далекие годы, тщетно пыталась догнать Бака. Она снова чувствовала себя беспечной школьницей. А впереди маячила недосягаемая широкая спина Бака.

Все, что бы ни затевал Бак, казалось ей потрясающе увлекательным и веселым. Если бы он предложил пройти на руках всю эту аллею, Холли не задумываясь сделала бы это.

— Что-то стало тяжело крутить педали! — прокричала Холли. Бак тут же обернулся.

— Эй! Да у тебя шина спустила! — воскликнул он.

— Ах ты, хитрец! Специально подсунул мне сломанный велосипед, а себе взял получше! — закричала Холли, притворяясь обиженной.

Она остановилась, слезла со своего ржавого велосипеда и поставила его у дерева.

— Давай меняться! — предложила она. — В конце концов, это ведь ты пригласил меня.

— Какая хитрая. Ты поедешь на хорошем велосипеде, а я потащу на себе эту рухлядь? Нет уж. Извини, — сказал Бак смеясь и начал описывать на велосипеде круги вокруг Холли. — Ладно, если будешь хорошо вести себя, я, так и быть, посажу тебя на руль.

Холли почти непреодолимо захотелось тут же броситься к Баку, обвить руками его шею и… Но она только сильнее сжала руки и произнесла беспечным тоном:

— О, я это помню еще с детства: «Садись на руль, Холли. Тебе нечего бояться. Я тебя не уроню». А это что? — Холли показала на небольшой шрам над правой бровью.

— Это была твоя ошибка. Ты вставила ногу в спицы переднего колеса.

— Я? Это ты потерял равновесие, и мы оба грохнулись на асфальт, — запротестовала Холли.

— Все, хватит разговоров. Немедленно садись, — приказал Бак.

— Нет. Не сяду.

Бак остановился рядом с Холли, схватил ее за руку и потянул к себе. Внезапно Холли увидела не взрослого мужчину, а мальчишку из далекого прошлого, из их беззаботного детства. Теплая волна нежности захлестнула Холли, и она на мгновение закрыла глаза. Когда же она снова открыла их, то веселого мальчишки уже не было, воспоминания растворились, как туман, и теперь на нее смотрел очень привлекательный мужчина.

— Тебе нечего бояться. Теперь у меня крепкие мускулы. Я удержу тебя в любом случае, — заверил ее Бак.

— Крепкие? — смеясь повторила Холли и прикоснулась к его бицепсам. — Да, для велосипеда сойдут.

— Не только для велосипеда, — ответил Бак и многозначительно посмотрел ей в глаза.

— Не только… — пробормотала она и слегка покраснела.

В этот момент Бак неожиданно обнял ее за талию, притянул к себе и посадил на изгиб руля.

— Ой, Бак! — вскрикнула Холли, инстинктивно обхватив его за шею.

— Держись крепче! — приговаривал Бак, крутя педали.

— Бак, тебе надо было давно выбросить этот металлолом! — воскликнула Холли, посмотрев вниз — на ржавую цепь и кривое колесо велосипеда.

— Этот велосипед — память детства, — заметил Бак. — А память надо бережно хранить. Как старых друзей.

При этих словах у Холли сердце забилось учащенно, и она еще крепче прижалась к Баку.

— Я не знала, что ты такой сентиментальный, — нежно прошептала она ему почти на ухо.

— Я сентиментальный, только когда это касается тебя, — прошептал Бак, слегка теряя равновесие. Он резко повернул руль, и Холли испуганно охнула.

— Ой! Осторожнее! — воскликнула она.

— Не бойся! Я же обещал, что на этот раз удержу тебя.

— Как же! Так я и поверила.

Они словно вернулись на два десятка лет назад, им снова было легко и хорошо вместе, и снова они смеялись, точно дети, ни над чем.

Когда они наконец добрались до амбара, Бак подхватил Холли на руки и осторожно поставил на землю.

Холли, продолжая обнимать его за шею, сказала:

— Я пойду переоденусь для ленча.

— Давай. Займи для меня место, — ответил Бак, не выпуская ее из объятий.

— Хорошо, займу, — Холли улыбнулась. — Спасибо за то, что подвез, Внезапно осознав, что обнимает Бака, Холли опустила руки и потупила взгляд.

— Извини.

— Ну что ты, — произнес Бак, тоже отпуская ее.

— Увидимся за ленчем.

— Конечно.

— Мы еще хотели покататься на лошадях, — проговорила Холли, просто чтобы что-то сказать. Все внутри ее дрожало от переполнявших ее чувств.

— Я готов. В любое время, — ответил Бак сдавленным голосом.

Холли повернулась и заспешила к дому. Но она спиной чувствовала пристальный взгляд Бака, устремленный ей вслед. Не в силах вынести это, Холли, подобрав юбку, быстро побежала к дому.

— На велосипедах, значит, катались? — угрюмо произнес Большой Дедди.

— Да, — ответил Бак, не понимая причины, по которой отец вдруг рассердился на него.

— Я просил тебя только немного развлечь Холли во время отсутствия Мака, а не флиртовать с ней. Все, что от тебя требовалось, — это не давать ей чувствовать себя брошенной. Она не должна ощущать себя лишней только из-за того, что этот взбалмошный Мак куда-то укатил. Ты понял свою задачу? — спросил Большой Дедди.

Бак нахмурился. Опять не угодил отцу. Хотя по здравом размышлении отец прав.

Нечего думать о Холли. Ему есть чем заняться. Работы в поместье всегда хватало, он и так слишком долго отлынивал. Что толку страдать? Холли помолвлена с Маком, не стоит об этом забывать.

Бак знал лекарство, способное помочь ему: работа. У него уйма дел, и он намеревался немедленно приступить к ним. Он уйдет в работу, и все проблемы через неделю забудутся сами собой.

Бак вздохнул полной грудью. Воздух был свеж, несмотря на то что солнце уже начинало припекать.

Бак обвел глазами бескрайние земли. Это были владения их семьи. Земля Брубейкеров. И на ней надо было работать, а не соблазнять невест братьев.

В конце концов, если уж очень захочется развлечься, у Бака имелся дежурный список телефонов, но с приездом Холли он ни разу не воспользовался им. Мысленно Бак перебирал имена возможных претенденток на его свободный вечер.

Энни? Нет, слишком жеманна… А! — вспомнил он. Ронда! Он как раз хотел позвонить ей накануне приезда Холли.

Скоро Холли почувствовала, что Бак снова начал избегать ее. Причем без видимой причины. Может, она сказала или сделала что-то не так? На что он мог обидеться? Холли терялась в догадках.

Бак не пришел на ленч, хотя обещал и даже просил занять для него место. В тот же день после обеда он лишь слегка кивнул ей и тут же исчез в своей комнате, оставив ее с неразрешимой загадкой.

Что случилось с Баком, с ее другом, может быть даже лучшим другом? Хотя Холли чувствовала, что их отношения уже несколько выходят за рамки дружбы.

В этот момент Холли хотела только одного: чтобы Мак побыстрее вернулся — и тогда она наконец смогла бы открыться Баку.

Но часом позже Холли уже шла по пыльной бесконечной дороге в южную часть поместья.

Большой Дедди неожиданно попросил ее передать Баку записку. Она с радостью согласилась. Может быть, встретившись с ним с глазу на глаз, она наконец узнает, что же случилось? Но, пройдя добрую половину пути, Холли вдруг засомневалась. А если Бак не захочет с ней разговаривать? Что, если он придет в ярость от ее появления? Если, если…

Наконец Холли заметила Бака.

Он стоял у грузовика и пил воду. На нем были лишь джинсы и ковбойские сапоги. Красив, ничего не скажешь: великолепно развитая мускулатура, гладкая, покрытая ровным загаром кожа…

Она стояла как зачарованная, не в силах ни пошевелиться, ни вымолвить слово.

Бак, заметив на себе ее взгляд, обернулся, слабо улыбнулся, и это вывело Холли из состояния оцепенения.

Она приблизилась к Баку и протянула ему записку:

— Вот. Отец просил передать тебе.

— Да? — недоверчиво проговорил Бак и взял в руки записку.

— Я пойду. Дорога длинная, и солнце припекает, — проговорила Холли и хотела было повернуться, но Бак остановил ее словами:

— Подожди. — Он пробежал глазами записку. — Отец устраивает сегодня вечеринку на открытом воздухе. Он велит мне вернуться вместе с тобой и привести себя в порядок.

— Не беспокойся обо мне. Я сама как-нибудь доберусь, — ответила Холли.

— Не говори глупостей. Зачем идти пеш ком, если я все равно поеду на машине? — Бак был настроен решительно.

— Мне жаль, что доставляю тебе столько хлопот. Я знаю, твой отец поручил тебе опекать меня, потому что он чувствует вину за Мака, за его внезапное исчезновение. Я также знаю, что ты очень занятой человек и я только мешаю тебе.

— Ты действительно так думаешь? — тихо произнес Бак.

Она не ответила, лишь опустила голову, почувствовав, что на глаза вдруг навернулись слезы.

— Холли, — нежно произнес Бак. Она подняла голову. Его искреннее участие тронуло девушку.

— Что же все-таки между вами произошло? Ты поссорилась с Маком?

— Нет, — тихо ответила Холли.

— Тогда в чем же дело? Я хочу знать, если что-то не так. Мне кажется странным, что он не звонит. — Бак задумчиво почесал в затылке.

Холли лишь покачала головой и развела руками.

— Доверься мне, — сказал Бак и обнял ее за плечи.

— Я не могу, — прошептала она, уткнувшись ему в грудь.

— Почему?

— Потому что я… — ее голос дрогнул, — потому что я обещала.

— И ты, как честная девочка, всегда держишь свои обещания? — с улыбкой произнес Бак, нежно проведя кончиком пальца по ее щеке.

— Да. Всегда.

— Это замечательно.

Но Холли не находила в этом ничего замечательного. В порыве отчаяния она хотела было рассказать Баку всю правду и попросить прощения за обман.

Да, сейчас или никогда. В конце концов, не может же Мак требовать от нее, чтобы она вечно хранила все в тайне. Кроме того, они никак не могли предположить, к каким последствиям способен привести их невинный вначале обман. Конечно, он должен будет понять, что Холли просто не могла больше молчать. И сейчас для откровения самый удобный момент, — Мне так жаль. Бак, но я виновата перед… — начала было она.

— Молчи, ты ни в чем не виновата! — не дал договорить ей Бак.

— Нет, я виновата. Ты не знаешь всего. Я…

— Я знаю только одно: мой брат посту пил отвратительно, когда бросил тебя, — пылко произнес Бак.

Неожиданные по своей теплоте слова тронули Холли, но одновременно и лишили ее уверенности.

— Все не совсем так…

— Я знаю лишь одно. Ни при каких обстоятельствах Мак не должен был бросать тебя, — возразил Бак, Холли неожиданно поняла, что Бак действительно переживает за нее. Более того, она вдруг ощутила, что любит этого человека. Любит давно.

— Послушай, ты не можешь ни в чем винить своего брата. Это не его вина, а моя, потому что именно я… — снова начала Холли, однако Бак не дал ей исповедоваться.

— Эй! Слушай, Холли! У тебя что, сегодня день покаяния? Перестань заниматься самобичеванием.

— Ты не понимаешь…

— Я прекрасно все понимаю, — твердо сказал Бак, прижавшись лбом ко лбу Холли. — Я понимаю, что ты прекрасная женщина, заслуживающая настоящей любви и заботы. И то, как поступил с тобой Мак почти накануне свадьбы, непростительно. Вот будь ты моей… — произнес Бак тихо, и у Холли перехватило дыхание. Он обнял ее за плечи. — Будь ты моей, я бы никогда не расставался с тобой.

— Никогда? — едва слышно произнесла Холли.

— Никогда, — твердо повторил Бак.

Они молча смотрели друг другу в глаза, не в силах справиться с надвигающейся лавиной чувств, столь долго сдерживаемых.

Бак взял ее лицо в ладони, и их губы слились в поцелуе. Отбросив запреты, они прильнули друг к другу, обуреваемые страстью, ведомые любовью.

Бак осыпал нежными поцелуями ее лицо, шею, плечи…

Легкий теплый ветер ласкал влюбленных, словно благословляя их.

Бак и представить себе не мог, что испытает столь сильное потрясение, поцеловав Холли. Черт! Что с ним происходит? Любил девушек, и немало, а тут вдруг сходит с ума… Потому что не может обладать ею? Да, возможно, дело в этом. Но Бак чувствовал, что причина кроется гораздо глубже. Холли ему небезразлична. И тем ужаснее было осознание того, что она не может принадлежать ему. Она невеста Мака, его брата. Что он делает? Так-то он платит своему брату за то, что тот когда-то спас ему жизнь?

Тяжело вздохнув. Бак отстранился от Холли и произнес хрипло:

— Мы должны остановиться.

— Да. Должны, — прошептала Холли.

Господи, они созданы друг для друга! Но это не разрешало проблему.

Холли поднялась на цыпочки и нежно поцеловала Бака.

Последний поцелуй, который он будет помнить долгие годы, подумала она. Поцелуй, заряженный силой истинной любви, он не позволит Баку забыть ее. Едва ли он встретит женщину, способную любить его так же сильно, как она.

Внезапно Бак отступил на шаг.

Это никогда не должно повториться, сказал он себе. Никогда.

Они стояли и молча смотрели друг на Друга.

Внезапно Баку стало стыдно. Он опустил глаза и, чтобы скрыть неловкость, распахнул дверцу кабины и отрывисто произнес;

— Садись. Мы опаздываем.

Глава 6

Прислонившись разгоряченной щекой к прохладной оконной раме, Холли с грустью наблюдала из окна своей комнаты за праздничной суетой.

Сад был украшен развешанными на аккуратно подстриженных деревьях бумажными фонарями. Длинные столы, накрытые клетчатыми красно-белыми скатертями, были великолепно сервированы. Поодаль тут же в саду на больших жаровнях готовилось мясо. А метрах в двадцати от столов на импровизированной танцевальной площадке играл ансамбль, специально приглашенный Большим Дедди.

Холли увидела Бака. Судя по всему, он был в прекрасном расположении духа. Холли же, напротив, не смогла выдержать и часа в обществе незнакомых ей людей. Она почувствовала себя крайне неловко и, извинившись, покинула гостей, поднявшись к себе в комнату.

Кроме того. Бак практически не разговаривал с ней, а сосредоточил все внимание на некой пышногрудой блондинке по имени Ронда. И Бака можно понять. Сравнение с Рондой было не в пользу Холли.

Формы у блондинки были весьма соблазнительные, и она нисколько не стеснялась их демонстрировать. Она буквально прилипла к Баку, а тот, похоже, ничего не имел против.

Должно быть, так он хочет забыть то, что произошло между ними, решила Холли. Вполне понятно, если он намерен держаться подальше от невесты брата. Весьма благородно с его стороны. А вот она ведет себя возмутительно. Нет, конечно же, ее можно понять, но ведь никто не знает, что их с Маком помолвка фиктивная.

Грустные раздумья не давали Холли покоя. Тяжело вздохнув, она прижалась лбом к прохладному стеклу. Единственное, чего она страстно желала в этот момент, было скорейшее возвращение Мака. Если бы он вернулся, Холли смогла бы покончить с обманом и тем самым разрешить все проблемы.

Хотя вряд ли. Что подумают о ней родители Бака, да и ее тоже? Она ведь лгала им.

Нет. Единственный правильный выход из сложившейся ситуации — это побыстрее собрать чемоданы, вернуться домой, в Оклахому, и посвятить себя всю без остатка работе в детском приюте.

Да, так она и сделает, а Бак останется лишь в ее воспоминаниях, и каждая мысль о нем будет отзываться болью в ее сердце.

— Вот так у меня и появился Дорогуша! — закончила свой рассказ Ронда.

Она запустила тонкие пальцы с длинными холеными ногтями в свою пышную шевелюру и покачала головой.

Волосы заструились по ее плечам золотым дождем. Она взмахнула головой — волосы взметнулись волной в воздух, обдавая сидящих поблизости не в меру сильным ароматом духов. Одна дама поморщилась: волосы задели ее по лицу. Однако Ронда ничего не замечала — она не спускала влюбленных глаз с Бака. А что до соседей — какое ей дело до них! Ее интересовал лишь Бак и… ее домашние животные — хорьки, о которых она способна была говорить часами.

— Я завела себе еще одну малышку, тоже хорька. И назвала ее Бугси. У нее лапки белого цвета — такое впечатление, будто эта малышка в ботиночках. Не правда ли, мило? — восторженно проговорила она, обращаясь к Баку.

Он неопределенно качнул головой в ответ.

— Она такая хорошенькая, ласковая, нежная! Я сплю с ними вместе в кровати.

Дорогуша слева, а Бугси — справа. Мы и едим за одним столом. Они едят то же, что и я! Это так замечательно! Прямо как люди! — восторженно щебетала Ронда. Она снова тряхнула копной золотых волос и подарила окружающим обворожительную улыбку, показывая два ряда безупречно белых ровных зубов. Кокетливо захлопав длинными загнутыми ресницами, она продолжала:

— Мы так счастливы с ними! На Рождество пойдем все вместе к фотографу и сфотографируемся рядом с Санта-Клаусом. Потом я понакуплю им всяких подарков. У них уже есть свое маленькое деревце! Это так мило! Так прелестно! — с умилением вздохнула Ронда, слегка прижавшись плечом к Баку.

— Да, неплохо, — ответил Бак. Он хотел было сменить тему разговора, но Ронда, казалось, могла говорить о хорьках с не меньшим энтузиазмом и неутомимостью, чем кандидат в президенты США на предвыборной кампании.

— Многие люди не любят хорьков, но стоит только завести себе парочку, как ты просто не сможешь устоять перед очарованием этих трогательных зверюшек, — взволнованно продолжала Ронда.

— В самом деле? — изобразил удивление Бак.

— Да, клянусь! — заверила его Ронда. — Они совсем как мы. Пока я не купила Бут-си, Дорогуша пребывал временами в депрессии. Он так скучал, бедняжка, без подружки. Но вот появилась Бугси, — Ронда вновь ослепительно улыбнулась, — и он ожил. Ну прямо как у людей. Мне посоветовал купить ему подружку психолог.

— Психолог? — на сей раз вполне искренне удивился Бак.

— Да, психолог, специализирующийся на проблемах животных. У них все как у людей. Даже те же расстройства психики. Они грустят, страдают от одиночества. — Ронда выразительно посмотрела на Бака и снова качнула головой.

Волосы плавно взлетели вверх и, описав траекторию, мягко упали на ее округлые плечи. Не обращая внимания на пожилую пару, которая поднялась со своими тарелками и пересела за другой стол, Ронда продолжала как ни в чем не бывало с энтузиазмом рассказывать бесконечные истории из жизни хорьков.

Бак почти не слушал ее. Его мысли были заняты другим.

Он думал о Холли. О милой, доброй, самоотверженной Холли, которая отдавала свое время и энергию ради благородного дела помощи обездоленным детям. Она была готова пожертвовать даже личным счастьем ради других. Без сомнения, Холли прекрасный человек, имеющий достойную цель в жизни. А какая цель у Ронды? Забавляться с хорьками? Это, право же, смешно.

Бак с тоской вздохнул. Почему судьба так несправедлива к нему? Почему Холли помолвлена с его братом, которому она, кажется, и не особенно-то нужна?

Бак взглянул на Ронду. Красивая девушка, только в голове пусто. Но с ней порой бывает весело, и для того, чтобы иногда скоротать вечерок, она вполне годится. Жаль, конечно, что нельзя провести этот приятный вечер с Холли.

Мака надо проучить хорошенько. Он даже не удосужился позвонить своей невесте, а ведь прошло уже две недели с его отъезда. Вот будь Холли моей невестой… Нет, такую девушку я ни на минуту не оставил бы в одиночестве. Проводить с ней время… Да что может быть лучше!

И почему Холли выбрала Мака? Хотя сейчас, по всей видимости, она уже сожалеет о том, что помолвлена с ним.

Но решение принимали они — им самим и разбираться. А пока остается лишь ждать, когда Мак объявится, подумал Бак. Как ни хотелось ему помочь Холли, развивать с ней отношения не следует. Иначе что она подумает о нем? Что он воспользовался благоприятной ситуацией, чтобы приударить за ней? Нет, так не годится.

С глаз долой — из сердца вон. Так он и поступит, решил Бак. Вокруг немало хороших — а главное, свободных — девушек. Вот, например, Ронда. Бак опустил взгляд на ее безостановочно двигающиеся полные губы.

Если губы так много двигаются, не похудеют ли они? — мелькнула у Бака глупая мысль. Как могут люди столько говорить?

— ..и Дорогуша забрался прямо сюда, — Ронда положила руку себе на грудь, отчего та заколыхалась. Привычным движением головы откинув волосы назад, Ронда продолжала:

— Но я так и не могла понять, кто же из них забрался на меня первым. — Ронда залилась безудержным смехом.

— Не хочешь ли провести завтрашний вечер со мной? — предложил Бак.

Для того чтобы забыть Холли, надо завести себе подружку. Так почему не выбрать Ронду? Пригласить-то на свидание он ее пригласил, однако в глубине души надеялся, что Ронда откажется. Ведь завтра суббота, а многие планируют, как провести вечер, заранее.

— Я? — удивленно переспросила Ронда. — С удовольствием, — ответила она и одарила Бака ослепительной улыбкой.

— Я не настаиваю. Понимаю, многие планируют в этот день что-то сделать… Если ты не можешь, я не обижусь. — Бак несколько опешил от столь скорого ответа.

— Да нет же! У меня нет никаких планов на субботу.

— Тогда прекрасно, — кивнул Бак. — Сходим на какое-нибудь шоу…

— Может быть, в кино? Я слышала, сейчас в кинотеатре под открытым небом показывают отличный фильм. Это совсем недалеко отсюда, — предложила Ронда.

— В кинотеатре под открытым небом, — повторил Бак. Ему совсем не хотелось провести весь вечер запертым в кабине автомобиля и выслушивать бесконечные истории о хорьках Ронды.

— Ну же, соглашайся! Тебе понравится. Там показывают фильм о собачках, которые заблудились в диком лесу и пытаются найти дорогу домой, преодолевая невероятные препятствия. Ты будешь в восторге, я уверена. Ты же любишь животных, — вкрадчиво настаивала Ронда, заглядывая Баку в глаза.

— Ладно, договорились, — согласился Бак. Он действительно любил животных, лошадей например. Что он теряет, в конце концов? — Я заеду за тобой в половине восьмого завтра вечером.

— Замечательно! — Ронда сияла от счастья. — Бугси, Дорогуша и я будем тебя с нетерпением ждать.

В субботу вечером дом Брубейкеров, как правило, пустел. Молодежь разбредалась отдыхать — кто на свидание, кто в бар или к друзьям. Вот и этот вечер не оказался исключением. За послеобеденным чаем присутствовали только Большой Дедди, Мисс Кларисса и Холли.

Холли задумчиво смотрела в чашку.

Ее беспокоило то, что Бак снова избегает ее. Холли чувствовала себя лишней в этом доме. Она взглянула на пожилую чету. Замечательно, должно быть, найти свою половинку и прожить вместе всю жизнь. Будь рядом с ней такой человек, как Бак, она была бы счастлива…

Внезапно Холли услыхала шаги в коридоре, которые прервали ее размышления. Она подняла глаза и увидела в дверях Бака.

Сердце ее непроизвольно подскочило, когда их взгляды встретились. Бак, не выдержав, отвел глаза.

— Какие планы на сегодняшний вечер, сынок? — поинтересовался Большой Дедди, оглядывая Бака с головы до ног. — Что это ты так вырядился?

— У меня сегодня свидание, — ответил Бак.

— А, свидание. Это хорошо, — одобрил Большой Дедди. — А с кем?

— С Рондой.

— Отлично! Приятная девушка! Холли ощутила прилив ненависти к Ронде. Хотя глупо, конечно, ревновать к ней Бака. Бак имеет полное право встречаться, с кем хочет.

— И куда же вы направитесь? — продолжил допрос Большой Дедди.

— В ближайший кинотеатр под открытым небом, — ответил Бак.

В кинотеатр под открытым небом! Холли мысленно охнула. Если это предложила Ронда, ясно, чего она добивалась. Остаться с Баком наедине. Два часа в машине с таким красавцем… Едва ли она просто будет сидеть и смотреть фильм.

— Кстати; а почему бы вам не прихватить с собой Холли? — вдруг осенило Большого Дедди.

От неожиданности Бак вздрогнул, а Холли побледнела.

— Ну, что скажешь? Отличная идея, по-моему! — улыбнулся Большой Дедди, подмигнув Холли. — Нечего тебе здесь сидеть одной и скучать, поезжай, развейся.

— Ну что вы, я совсем не скучаю, — возразила Холли. — Здесь так хорошо. Кроме того, у меня есть что почитать…

— Ерунда! Еще успеешь начитаться, — недовольно проворчал Большой Дедди. — Я обещал твоему отцу, что у тебя будет по-настоящему веселое лето.

— Я отлично провожу время, поверьте, — проговорила Холли и взглянула на Бака.

— Я настаиваю, чтобы ты отправилась в кино, — тоном, не терпящим возражений, заявил Большой Дедди.

Холли судорожно перебирала в уме возможные предлоги, чтобы отказаться от поездки вместе с Баком и не умеющей держать рот на замке Рондой с ее неизменными хорьками. К сожалению, предложение Большого Дедди застало Холли врасплох, и она ничего не могла придумать.

— Ну же, давай соглашайся. И мы с Мисс Клариссой отдохнем. — Большой Дед ди подмигнул своей очаровательной, не утратившей привлекательности супруге.

Холли с надеждой посмотрела на Бака, полагая, что хотя бы он найдет благовидный предлог отказаться. Наверняка ему не захочется брать ее с собой на свидание. Но Бак безучастно, с каменным лицом смотрел куда-то в пространство перед собой.

— Но я же должна еще переодеться! — наконец пришло Холли на ум нечто похожее на оправдание. — На это уйдет время и Бак из-за меня может опоздать на сеанс.

Это звучало вполне логично. Холли мысленно похвалила себя.

Однако Большой Дедди не настроен был отступать.

— Зачем тебе переодеваться! — воскликнул он. — Ты и так выглядишь как картинка! Эх, был бы я помоложе! Что скажешь, Бак! Надо ей переодеваться?

Бак безучастно наклонил голову и неожиданно для Холли произнес:

— Не надо.

— Ну так что же вы медлите? — Большой Дедди с редкостной прытью в одно мгновение оказался рядом с Холли и, схватив за руку, поставил ее на ноги. — Давайте-ка поторапливайтесь. И не возвращайтесь слишком рано домой, — добавил он, игриво подмигнув.

Мисс Кларисса покраснела, словно юная девушка;

С лицом приговоренного к смертной казни Бак вежливо отступил в сторону, пропуская Холли в коридор.

— Только после вас.

В кабине было тесно. Ронда расположилась между Баком и Холли, ни на секунду не закрывая рта и беспрерывно вертя головой. Ее волосы попеременно обрушивались то на Холли, то на Бака. Наконец он, не выдержав, открыл окно и высунул голову наружу, притворившись, что разглядывает что-то в боковое зеркало. Холли же просто вжалась в дверцу кабины.

Ронда, похоже, нисколько не была разочарована тем, что Бак взял Холли посмотреть вместе с ними фильм. Она энергично втиснулась на сиденье между Баком и Холли, положив себе на колени сумочку с хорьком.

— Я думаю, вечер, проведенный вне дома, пойдет Дорогуше на пользу. Он что-то снова затосковал, — проговорила она, поглаживая рукой высунувшуюся из сумочки головку зверька.

Всю дорогу до кинотеатра Ронда болтала без умолку, мало обращая внимания на то, слушают ее или нет. Холли оставалось лишь время от времени кивать и смотреть на Ронду.

Красавица блондинка была одета в узкие белые джинсы и короткую маечку. Наряд эффектно подчеркивал ее стройную фигуру. Легкий загар, изысканные золотые украшения, умело наложенный макияж — да, девушка умела себя преподнести.

Холли чувствовала себя замарашкой рядом с Рондой. Она даже не успела причесаться. На ней была мятая майка на два размера больше и старые шорты.

Наконец они добрались до кинотеатра, заплатили за билеты и, въехав внутрь, заняли первое попавшееся свободное место. В кабине было страшно тесно, Холли изнывала от тоски в обществе Ронды, Бак, хмурый как туча, молчал, словно воды в рот набрал. И только Ронда чувствовала себя как рыба в воде.

Холли тоскливо посмотрела в окно. Рядом стояла другая машина, и у нее возникло жгучее желание перебраться туда.

— Пойду куплю поп-корна и пепси, — заявил Бак, резко открыл дверцу и спрыгнул на землю. — Может, что-нибудь еще купить?

— Нет, спасибо, — ответила Холли.

— Поторопись. Вначале будут самые интересные кадры, — сообщила Ронда.

— Постараюсь, — пообещал Бак и поспешно удалился.

— Я так рада, что ты смогла присоединиться к нам, — проговорила Ронда, повернувшись к Холли.

— Я чувствую себя лишней, — тихо ответила Холли, выуживая изо рта и глаз золотистые волосы Ронды.

— Ну, не будь такой щепетильной! — подбодрила ее Ронда. — Я давно хотела узнать тебя поближе.

— Зачем?

— Как — зачем? Если между мной и Баком возникнет определенное взаимопонимание, то мы будем с тобой родственницами! — улыбаясь непонятливости Холли, пояснила Ронда.

I — Родственницами? — Холли удивленно похлопала ресницами.

— Конечно! Ты же помолвлена с Маком?

— Ах, да, — кивнула Холли. — Ты хочешь сказать, что собираешься выйти замуж за Бака?

— А почему бы и нет? — Ронда облизнула полные губы. — Он такой милый, — произнесла она, поглаживая головку хорька, высунувшуюся из сумки. — Бак любит животных. Я думаю, он будет хорошим отцом для Дорогуши и Бугси.

— Отцом Бугси? — удивилась Холли.

— Да, Бугси. Это подруга Дорогуши. Маленький хорек с беленькими лапками. Просто очаровашка! Хорьки — сказочные зверьки, умненькие, хорошенькие. Они полюбят Бака.

Холли попыталась представить себе Бака, сидящего в окружении стаи хорьков, но, поморщившись, покачала головой.

— Они такие же хорошенькие, как и Бак. Ты, должно быть, чувствуешь подобное в отношении Мака. Ты счастлива? Он такой красивый, такой мужественный, — говорила без остановки Ронда, поглаживая хорька. — У него такие роскошные волосы. Я очень люблю волосы. И шерсть. Вот какая нежная шерстка у моего милого Дорогуши. В людях я очень ценю волосы.

А когда они выпадут? — хотела было спросить Холли, но вовремя сдержалась.

Девушка в который раз пожалела, что оказалась по своей милости в такой глупой ситуации. Она неожиданно с предельной ясностью осознала всю абсурдность своего положения. Что она делает в этой кабине? О чем говорит с этой крашеной куклой? Почему — не без помощи Мака — сплела эту паутину лжи, которая с неумолимостью засасывает ее и вводит в заблуждение окружающих?

Бежать отсюда, и немедленно! — мысленно воскликнула Холли. Это единственный выход остановить неумолимо растущий клубок лжи.

Ронда по-прежнему о чем-то говорила, не замечая, что Холли унеслась мыслями далеко отсюда. Какой смысл сердиться на нее? — подумала Холли. Ронда имела все права ходить на свидания, с кем хотела, и именно Холли была здесь лишней.

Скорее бы наступал понедельник, подумала Холли. Она сможет вернуться к своей прежней жизни, полной забот и… одиночества.

Наконец фильм закончился. Казалось, единственным, кто живо воспринял происходящее на экране, был хорек, который реагировал почти на каждую реплику актеров, издавая свои ни на что не похожие звуки.

Бак с грустью посмотрел на некогда абсолютно чистый пол машины, усыпанный поп-корном и пустыми бутылками из-под пепси. Вздохнув, он завел машину и направился к дому Ронды. Хорек сидел у него на затылке, норовя сползти на лоб, и Баку с трудом удалось стряхнуть назойливое, хоть и дружелюбное, животное на колени хозяйке.

Бак посмотрел на Холли. Она спала. Или притворялась, что спит? Ронда живо комментировала только что увиденный фильм, и Бак из вежливости вынужден был время от времени поддакивать.

Весь вечер Холли делала вид, что совершенно не замечает Бака. А он? Хотел обнять ее, снова почувствовать вкус ее губ, ощутить ладонями мягкость ее волос… И отправить Ронду на Луну, чтобы наконец замолчала!

В какой-то момент хорек Ронды вырвался из сумки и начал носиться по кабине, а потом прыгнул Холли на колени.

Она, перепугавшись, закричала, умоляя Бака снять его, и поскорее.

Бак улыбнулся, да, это было забавно.

— Теперь направо, — подсказала Ронда, когда они въехали на улицу, где она жила. — Я думаю, Холли заснула, — добавила она шепотом.

— Угу, — промычал Бак, взглянув на Холли.

Девушка уютно свернулась калачиком на заднем сиденье. Беззащитна как ребенок, ее хотелось обнять и, укачивая, петь колыбельные песни.

Бак с особенной отчетливостью увидел, как Холли красива. На ней не было никакой косметики, в отличие от Ронды, но ее красота и не нуждалась в ней. Холли была естественно красива. У Бака защемило сердце от переполнивших его в этот момент чувств.

— Как хорошо, что сегодня мне удалось поближе познакомиться с Холли, — продолжала Ронда шепотом. — Как она скучает по Маку! Бедняжка! Дорогуша совершенно так же тосковал, пока я не купила ему подружку.

Бак с ужасом подумал, что Ронда сейчас пойдет по второму кругу.

— А куда теперь? — спросил он, чувствуя, что, если она снова начнет рассказывать про психолога, пользующего животных, он вылетит из машины и домой отправится пешком.

— Налево. А они уже решили, куда поедут на медовый месяц? Куда-нибудь в тропики, да? Правда, я считаю, что главное, чтобы любимый был рядом. — И Ронда, многозначительно посмотрев на Бака, придвинулась к нему.

— Приехали! — радостно воскликнул Бак, рискуя разбудить спящую Холли.

— Как быстро, — разочарованно протянула Ронда. Одной рукой она сжимала хорька, другой — плечо Бака.

Он вышел из машины, чтобы проводить ее до дверей.

Холли всегда осуждала тех, кто занимается подглядыванием, но в данный момент не смогла удержаться от искушения.

Бак проводил Ронду до крыльца. Она обняла его за шею и как-то наигранно весело рассмеялась. Бак наклонился поцеловать ее на прощанье.

Холли внутренне сжалась. Не в силах более наблюдать эту сцену, она отвернулась.

Бак имеет право целоваться с кем хочет, сказала себе Холли. Это его право. Он взрослый человек. Но он, несомненно, заслуживает лучшей девушки, чем Ронда. Хотя какое ей дело? Через день она будет уже дома и все переживания уйдут в прошлое. Может даже, когда-нибудь у нее хватит сил посмеяться над этим.

Холли услышала звуки приближающихся шагов. Бак открыл дверь и влез в кабину. Она старалась сделать вид, будто спит. Холли почувствовала, что Бак смотрит на нее. О чем, интересно, он сейчас думает? Жалеет, что не может остаться с Рондой?

Какие они разные, отметил про себя Бак, вглядываясь в лицо Холли. Одного взгляда на нее хватило, чтобы кровь закипела в его жилах, а Ронда оставляла его равнодушным.

Бак с трудом оторвал взгляд от девушки и завел мотор.

Холли продолжала делать вид, будто спит, всю дорогу до дома.

Глава 7

На следующее утро все многочисленное семейство Брубейкер, за исключением Мака, разумеется, — поскольку тот уехал — и Бака, расположилось на залитой солнцем лужайке возле дома. Все собрались на традиционный семейный воскресный завтрак.

Столы, накрытые белыми скатертями, ломились от всевозможных яств, выложенных на серебряные блюда. Из установленных динамиков лилась тихая музыка.

Воскресный завтрак был традиционным мероприятием в семье Брубейкер. Обычно все семья собиралась вместе после воскресной церковной службы. Все было прекрасно, если не считать внезапного исчезновения Бака. Наверное, поэтому у Холли было так тяжело на сердце.

— Дорогая, ты не знаешь, куда исчез Бак? — спросила Мисс Кларисса, с тревогой поглядывая на часы.

— Я? — смущенно переспросила Холли и отчего-то покраснела.

Она не разговаривала с Баком со вчерашнего вечера. Когда Холли вышла из машины, то не успела даже извиниться за свое поведение — Бак слишком поспешно захлопнул дверцу, промычав что-то на прощание, и машина рванула к гаражу. Резко затормозив у гаража, Бак выпрыгнул из кабины и направился в конюшню.

Холли подождала его, стоя на крыльце в надежде, что он вернется и они смогут поговорить. Прождав около получаса и решив, что Бак просто не хочет ее видеть, она направилась к себе в комнату и легла спать. Однако долго не могла уснуть. На душе у нее было неспокойно. Паутина лжи, в которой она запуталась, постепенно начинала душить ее. Она была уверена, что если бы Бак знал правду об их с Маком помолвке, то, конечно, не назначал бы свиданий с такими, как Ронда.

Холли постаралась улыбнуться Мисс Клариссе и проговорила как можно беспечнее:

— Нет, Бак не посвящал меня в свои планы на сегодняшний день.

— О Господи! — всплеснула руками Мисс Кларисса, поглядывая то на часы, то на Холли. Наконец она наклонилась к Большому Дедди и прошептала ему что-то на ухо.

— Что за черт! — воскликнул он, обводя взором всех присутствующих в тщетной попытке отыскать Бака. — Ты хочешь сказать, что его вообще нет в доме? — недовольно проговорил Большой Дедди и с раздражением швырнул недоеденный тост на тарелку. — Куда они все исчезают? Сначала Мак, теперь Бак. — Большой Дедди перевел взгляд на Бру и Пенелопу. — Вы уж извините, этот малый вывел меня из себя.

— А мы видели Бака, когда подъехали сюда на автомобиле, — сказала Пенелопа. — По-моему, он направлялся в южную часть поместья.

— В южную часть? Да он там может провести весь день. Там работы непочатый край, — пробрюзжал Большой Дедди. Он взглянул на часы и нахмурился. — Кто-то должен сходить за ним. Семья вся в сборе, и он должен быть здесь.

— Я могу найти его! — вызвался Бру. Он положил руку на живот Пенелопы. Сегодня ребенок был особенно активным, и это привело Бру в восторг.

— Нет-нет. Оставайся со своей женой. Сейчас ты должен быть с ней, — покачал головой Большой Дедди.

— Может быть, Холли не откажется сходить за ним? — предложила Мисс Кларисса, бросив быстрый взгляд на мужа. Бру и Пенелопа тоже переглянулись. — Ты же сумеешь найти Бака? Просто скажи, что мы все ждем его.

— В самом деле, Холли, ты сумеешь найти способ уговорить его. — Большой Дедди поддержал идею жены.

Неужели меня снова посылают туда? — подумала Холли, и ее сердце тревожно забилось. Она помнила, чем закончилась ее предыдущая прогулка.

Холли обвела присутствующих взглядом, полным отчаяния. Ей совсем не хотелось уговаривать Бака присоединиться к семейной трапезе. Но в этот момент Холли почувствовала, что что-то не так. Ей вдруг показалось, будто сейчас ее присутствие за столом нежелательно, ее хотят отослать на некоторое время, чтобы обсудить без посторонних что-то важное.

Да, должно быть, так. А я им мешаю, подумала Холли. Им нужен Бак для кворума. Но что они хотят обсудить? Может, узнали о нашей фиктивной помолвке с Маком? А может, догадались о наших отношениях с Баком? Как нехорошо. Кругом сплошная ложь, которую приходится скрывать! Но как долго она будет вынуждена делать это?

Холли почувствовала, что силы ее на исходе.

Она подняла глаза и посмотрела на Брубейкеров. На их улыбающихся лицах не было ни тени злости или раздражения. Они только ждали ее согласия.

Может, я просто все преувеличиваю? И они ничего не подозревают? Но как бы то ни было, завтра же соберу свои вещи и уеду к родителям в Оклахому. Я объясню им все потом, решила Холли. Поговорю с каждым в отдельности, и, уверена, они поймут меня. И Бак поймет. Может быть, мы даже снова станем друзьями и я буду присылать ему и его родным открытки на Рождество…

Им? На Рождество? Кому «им»? — озадаченно подумала Холли. Перед ее мысленным взором возник образ Ронды, обнимающей Бака, — и сердце ее забилось учащенно. Никогда! Она ни за что не допустит, чтобы эта размалеванная кукла стала женой Бака. Она любит Бака! В своих чувствах Холли была уверена; если кто и станет женой Бака, так это она.

— Хорошо. Я схожу за ним, — сказала Холли, слегка краснея. Это был отличный шанс провести несколько минут наедине с Баком.

— Спасибо, Холли! — На лице Мисс Клариссы отразилось облегчение. — Само собой, тебе не обязательно идти прямо сейчас. Поешь сначала, а уж потом можешь отправляться за Баком. Мальчик встал ни свет ни заря, ему необходимо…

— ..позавтракать, — закончил за нее Большой Дедди. Он достал из кармана блокнот, вырвал лист бумаги и, написав что-то, протянул его Холли. — Передай это Баку.

Когда Холли вышла на парадное крыльцо, она услышала, как Брубейкеры, оставшись наконец без посторонних, начали с живостью что-то обсуждать.

Да, подумала она, что-то готовилось, и она явно здесь лишняя.

— Ну что там опять? — недовольно протянул Бак, остановив фургон и опуская боковое стекло.

Холли почувствовала обиду. Это была, в конце концов, не ее идея — проделать долгий утомительный путь под лучами нещадно палящего солнца, чтобы передать Баку какой-то клочок бумаги. Да и вчерашняя идея поехать с ним и Рондой тоже принадлежала не ей.

Нечестно винить меня, подумала Холли и сказала, протягивая Баку клочок бумаги:

— Это просил передать тебе твой отец.

— Что, еще одно послание? — поморщился Бак.

— Да, еще одно.

Бак взял из рук Холли бумагу и пробежал ее глазами.

— Залезай! — сказал он, распахнув дверцу.

— Благодарю. Я лучше пройдусь пешком, — ответила Холли.

— Отец пишет, чтобы я отвез тебя обратно домой.

— В самом деле? — удивилась Холли. — А у меня создалось такое впечатление, что они хотели отделаться от меня, вот и послали пешком за тобой. Возможно, ты не так понял Большого Дедди.

— Я понял его прекрасно. Сомнений быть не может. Если он велел привезти тебя обратно, значит, я должен просто привезти тебя обратно. Так что давай без лишних слов залезай в кабину — и поехали.

— Нет, я не поеду, — твердо ответила Холли. Она боялась, что, оставшись наедине с Баком, может снова потерять голову, о чем впоследствии будет жалеть.

— Холли! — В голосе Бака было столько боли, что девушка невольно вздрогнула.

Она взглянула Баку в глаза и удивилась, увидев в них беспокойство.

— Хорошо. Поехали, — согласилась она и забралась на сиденье рядом с Баком. — Доволен теперь?

— Очень, — проворчал Бак и тронул машину.

Они мчались во весь опор.

— Бак, осторожней! — попросила Холли, когда машину сильно подбросило.

— Пристегни ремень! — бросил он сквозь зубы.

— Ты, похоже, не в своем уме, — проговорила она и стала равнодушно смотреть за окно.

— Можно я задам тебе один вопрос? — спросил Бак спустя некоторое время. Холли кивнула.

— Почему ты вчера так вела себя с Рондой?

— А как я себя с ней вела? Мы очень мило беседовали.

— Не заметил. Ты весь вечер сидела надувшись, и из тебя слова-то нельзя было вытянуть.

— А что по-твоему, лучше трещать без умолку всякий вздор, как твоя Ронда?

— Она не моя, — ответил Бак. — Но есть правила приличия, и надо поддерживать беседу, а не показывать всем своим видом, что тебе на все глубоко наплевать.

— Это ты себе скажи. Пригласил девушку в кино, а сам только и делал, что бегал то за поп-корном, то за пепси. Уж если ты заговорил о правилах приличия, ты вел себя куда хуже, чем я. Всем своим видом ты показывал, как устал от любимой подружки. Хотя этот прощальный поцелуй на крыльце у тебя получился весьма…

— Ну, продолжай, не стесняйся! — подзуживал ее Бак.

Холли чувствовала, что готова залепить ему пощечину. Слава Богу, они уже почти приехали. Впереди наконец показался дом Брубейкеров.

— ..весьма трогательным, — закончила фразу Холли.

— Да как ты могла видеть это? Ты же спала!

— Ну… я как раз в этот момент проснулась.

Бак остановил у гаража машину и, как галантный кавалер, обошел ее кругом, чтобы помочь выйти своей спутнице.

— Трогательный, значит, — повторил он.

— Да, трогательный. — Холли не пони мала, почему он так привязался к ее словам.

— Ну а как, по-твоему, я должен был целовать ее? — спросил Бак, прижав Холли к корпусу машины и лишая ее возможности убежать, если вдруг такое желание у нее возникнет.

— Страстно, если любишь, — ответила она, неловко пошевелившись в кольце его рук.

— Вот так? — сказал Бак и, заключив ее в объятия, продемонстрировал свое понимание того, как надо целоваться, если по-настоящему любишь.

— Да, именно так, — с изумлением проговорила Холли, когда Бак поднял голову.

— Но я не мог ее так поцеловать, потому что… я не люблю ее, — медленно проговорил Бак, глядя Холли прямо в глаза.

— Действительно не любишь? — тихо проговорила Холли.

— Холли! Мы не можем вести себя так. Ты же обручена. Обручена с моим братом! Неужели ты не понимаешь?

— Нет, Бак… я должна сказать тебе что-то очень важное. Но не здесь и не сейчас. Это длинная история.

— Почему не сейчас? Чем не благоприятный момент? Я чувствую, между вами творится что-то неладное, и эта неизвестность убивает меня, — проговорил он, не отрывая от Холли пытливого взгляда.

— Я не могу, — простонала она. — Вначале я должна сказать что-то важное твоим родителям.

— Что важное? Что за тайны? Что за секреты?

— Бак, я клянусь все рассказать тебе, как только смогу. Я обещала хранить в секрете… Но поверь, сегодня вечером ты все узнаешь, — умоляюще глядя на него, проговорила она. — Знай только, что я люблю тебя. Я… люблю… тебя…

— Холли! — воскликнул Бак и еще сильнее сжал ее в своих объятиях.

Но тут до их затуманенного страстью сознания донесся шум подъехавшей машины и стук захлопываемой дверцы.

Раздалось зычное покашливание. Голос явно принадлежал мужчине.

Бак и Холли, вздрогнув, оторвались друг от друга. Хуже всего было то, что их застукали на месте преступления.

Холли первая пришла в себя от неожиданности.

— Папа?! Ты? — воскликнула она и со слабым стоном опустила голову Баку на грудь.

Глава 8

— Ну же, ну же, не стесняйтесь, — с улыбкой проговорил Джордж Фергюсон.

Холли судорожно вцепилась в Бака, чтобы не упасть, поскольку ноги внезапно отказались ее держать.

— Да не пугайся так, детка! — рассмеялся он. — Это не преступление. Я тоже пару раз поцеловал твою маму до свадьбы. Ничего в этом зазорного не вижу.

— Папа… Но я ожидала вас с мамой только на следующей неделе, — наконец нашла в себе силы заговорить Холли, беспомощно вскинув глаза на Бака, который тоже выглядел весьма растерянным.

— А мы хотели преподнести маленький сюрприз своей единственной голубке, — сказал Джордж.

Он был импозантным мужчиной, высоким и статным, одетым в ковбойский костюм со всеми необходимыми деталями, начиная с огромной широкополой фетровой шляпы и кончая дорогими кожаными сапогами с золочеными набойками и пряжками.

— Ну иди же сюда! Давненько я не обнимал свою девочку! Кажется, целая вечность прошла с тех пор, как ты уехала, сказал Джордж и, разведя громадные руки в стороны, направился к Холли.

Бак молча наблюдал за ними и лихорадочно соображал, как ему себя вести. Как объяснить, что он целовал невесту своего брата? Может быть, сказать, что он просто поздравлял ее с помолвкой? Или, может, что он помогал ей вытащить соринку из глаза? Или… Нет, больше на ум ничего не приходило.

— Ну же, поцелуй своего папочку, который так скучал о своей нежной дочурке! Я просто не мог дождаться следующей недели. — И он, обхватив большими ладонями маленькое личико Холли, запечатлел три поцелуя на ее щеках и лбу.

В этот момент из машины вышла Труди.

— Мама! — воскликнула Холли и бросилась к ней. Они обнялись.

— Ну, познакомь нас снова с Мерлом, — проговорила Труди, когда они подошли к Баку. — Если мне не изменяет память, последний раз мы виделись где-то лет двадцать назад. Я бы ни за что не узнала тебя. Но вы так страстно целовались… Я сразу поняла, что ты — Мерл.

— Мерл? — прохрипел Бак, растерянно глядя на Труди. Он не сразу осознал, что они приняли его за Мака. Но ему не следует оставлять родителей Холли в заблуждении. Все и так достаточно запутано.

— О нет. Я не Мерл… Произошла ошибка. Я… — начал Бак, но Труди прервала его:

— Я знаю. Большой Дедди рассказывал нам о ваших причудах. Вы все ненавидите имена, которые вам дали родители. У вас у всех есть прозвища. Дай мне вспомнить… Макс?

— Нет, не Макс. Я…

— Стой-ка. Марк?

— Нет, не Марк. В общем, я…

— Подожди. Мэт? — настойчиво пыталась угадать Труди.

— Нет! Это же Мак! — подсказал Джордж.

— Я не Макс, не Марк, не Мэт, не Мерл. И хочу внести с самого начала ясность. В действительности…

— Ладно, будь кем хочешь, — махнула рукой Труди. — У Брубейкеров так много детей, что запомнить все их имена и прозвища просто невозможно. Вот я: с рождения была Труди, ею остаюсь и по сей день. И не хочу быть ни Гертрудой, ни Гретой, ни кем бы то ни было еще. А если тебе не нравится твое имя, то выбери любое другое по вкусу и носи его с радостью. — Труди засмеялась и заговорщически подмигнула Баку. — Знаешь, мы назвали нашу дочь в честь Бадди Холли. Ну, вы-то, может быть, уже и не знаете, а в наши годы он был рок-звездой! Холли говорила тебе об этом?

Внезапно у Бака отпало всякое желание разъяснять родителям Холли, кто он, и Бак охотно подхватил тему.

— Нет, не говорила. Впервые слышу от вас, — сказал он и посмотрел на Холли.

Она обхватила голову руками и тихо застонала.

— Холли терпеть не может, когда мы вспоминаем об этом, — ласково проговорила Труди.

Для своих шестидесяти с небольшим Труди выглядела очень хорошо. Короткая стрижка и спортивный стиль в одежде молодили ее.

— Это была, кстати, идея Большого Дедди — назвать всех наших детей именами звезд рок — и кантри-музыки. Когда я ждала мою малышку, он предложил два известных имени: Бадди Холли и Элвис Пресли, и, если бы у нас родился мальчик, сейчас тут рядом с тобой стоял бы Элвис Ферпосон, — с улыбкой произнесла она. — Я больше, чем ты можешь предположить, понимаю твою нелюбовь к своему имени. Поэтому разреши мне называть тебя просто: сынок!

— Вот это по-нашему, — одобрительно кивнул Джордж. — Именно «сынок»! Мне это по душе.

С такими словами Джордж шагнул к Баку и обнял его.

— Добро пожаловать в семью Фергюсон, сынок! — ласково проговорил он, похлопывая Бака по спине.

— Спасибо, сэр, — ответил Бак и, чувствуя, что все это зашло слишком далеко, решил положить конец недоразумению. — Мне очень жаль, боюсь, вы не совсем так меня поняли. Мое имя не Мак…

— Хорошо-хорошо! Успокойся! Мы все поняли.

— Да… но…

К несчастью, именно в этот момент из дома вышли Большой Дедди и Мисс Кларисса. Холли и Бак были мгновенно забыты. Возгласы радости, поцелуи, объятия. Было удивительно, как четыре человека могли создать столько шума.

— Но все-таки ты подвел меня немного, Джордж! Ты опоздал. Я хотел, чтобы Холли неожиданно увидела тебя сидящим за обеденным столом. Ладно! Уж как получилось! — махнул рукой Большой Дедди и звонко расцеловал Труди.

Затем все вчетвером они направились в дом.

— Жаль, что Мак не сможет принять участие в празднике, — начал Большой Дедди, полагая, что Холли уже рассказала своему отцу об исчезновении жениха.

Джордж обернулся и бросил быстрый взгляд на Холли и Бака.

— Полагаю, Мак уже большой мальчик и сможет позаботиться о себе сам, — пробасил он.

— Я рад, что ты так оптимистично смотришь на вещи, — радостно проговорил Большой Дедди.

— Я догадываюсь, что испытывает бедняга Мак, — сочувственно произнес Джордж. — Помню, когда Труди огорошила меня сообщением о праздновании помолвки, я не знал, куда деваться. Подарки-то дарят невесте, а я при чем? Но она настояла, чтобы я не отходил от нее ни на шаг, убедила меня, что я обязательно должен присутствовать. И вот сейчас уже у Холли этот праздник. Как летит время!

— Да, время летит. Я рад, что наши семьи объединяются. Мы все так любим Холли, — проговорил Большой Дедди.

В ответ Джордж хлопнул его по спине, и они снова обнялись.

— Я не знаю, что делать, — в волнении проговорил Бак. — Твои родители думают, будто я Мак. Я пытался им сказать, но мне не дали.

— Да, но мы не можем и дальше позволять им думать, что ты Мак, — ответила Холли.

— Конечно, не можем. Но что ты предлагаешь? Они же видели нас! — В отчаянии Бак хлопнул ладонью по колену.

— Тихо! Они могут услышать нас!

— Ладно. Так или иначе, но скоро они сами узнают правду, — пробормотал Бак.

— Жаль расстраивать их. Ты только посмотри, как они счастливы! — Холли кивнула в сторону родителей.

— А теперь прошу всех во внутренний двор. Там уже все готово, — сказал Большой Дедди и жестом пригласил всех следовать за ним.

Холли и Бак молча переглянулись.

— Еще один сюрприз? — в ужасе пробормотала Холли.

— Похоже на то, — кивнул Бак.

— О нет! — простонала Холли и, опершись на твердую руку Бака, направилась вслед за родителями.

Когда они вошли во внутренний дворик, то замерли от удивления. Огромное количество людей глядело на них. Еще секунда — и тишина взорвалась дружным хором радостных голосов гостей:

— По-здрав-ля-ем! Хол-ли!

Джордж обернулся и жестом предложил Холли и Баку занять свои места за праздничным столом.

— Давай, Холли, проходи. Это твой праздник, крошка! — подбодрил ее Джордж. — И ты, сынок, давай за ней, — обратился он к Баку. — Теперь так просто тебе не отвертеться! Ничего, я тоже прошел через это когда-то. В конце концов, это праздник в вашу честь.

— У меня несколько недель ушло на подготовку, — сказала, улыбаясь. Труди. — Мы специально сбили тебя с толку, сообщив, что приедем на следующей неделе, чтобы все получилось неожиданно.

Бак и Холли переглянулись.

Когда восторженные крики гостей наконец немного затихли, музыканты заиграли кантри-музыку.

Холли и Бак ошеломленно озирались по сторонам и всюду встречали ответные дружелюбные улыбки.

Здесь были все Брубейкеры, почти все соседи и старые друзья, знавшие Ферпосонов еще до их переезда в Оклахому. Даже рабочие были приглашены и почтительно стояли отдельной группой возле столов.

Такого скопления народа Бак давно не видел. Внутренний дворик был забит до отказа.

— Да, здесь все, кроме жениха, — пробормотал Бак.

— Рассаживайтесь! Чувствуйте себя как дома, — обратился Большой Дедди к родителям Холли.

— Бак! Я не выдержу этого, — тихо взмолилась Холли, сжимая локоть Бака.

— Но ты же не можешь сейчас просто повернуться и убежать. Люди не правильно поймут тебя, — пробормотал Бак.

— Почему ты не предупредил меня об этом заранее? — спросила Холли.

— Да я и сам не знал, — прошептал Бак и, с усилием выдавив из себя улыбку, проследовал с Холли к праздничному столу.

— Ой, смотри, Ронда здесь. И хорек с ней, — проговорила Холли, увидев остроносую мордочку зверька, выглядывающую из сумки Ронды.

— Сомневаюсь, что хорек будет в восторге от праздника, — прокомментировал Бак, наблюдая, как Ронда пытается успокоить вертящегося в волнении зверька.

— Только избавь меня от ее болтовни, — попросила Холли, оборачиваясь к Баку и указывая взглядом на Ронду.

Но было поздно. Ронда уже махала им рукой.

— Садитесь сюда! — закричала она. — Здесь есть свободное место. Холли, дорогая, я наконец хочу показать тебе Дорогушу и Бугси!

Холли посмотрела на мордочку хорька, глазки которого в панике метались из стороны в сторону.

Интересно, а где второй хорек? — мелькнула в голове Холли глупая мысль.

— Ну же! Идите сюда! — замахала руками Ронда, и Холли ничего не оставалось, как принять ее приглашение.

— Итак, дорогие друзья, — раздался голос Большого Дедди, усиленный микрофоном. — Холли — моя невестка! Что за радостный день! Как я счастлив! Я открываю этот праздник, друзья мои! — воскликнул он и воздел руки к небу. Ему ответил одобрительный гул голосов. — Мы хотели, чтобы это все выглядело как сюрприз для Холли и ее жениха, — Большой Дедди обвел взглядом гостей, — где бы он ни был.

— Мы здесь! — воскликнул Джордж, подталкивая Бака к столу, где уже сидела Холли. — Давай иди к ней. Не будь таким стеснительным.

Джордж вытащил откуда-то несколько стульев и поставил их по другую сторону стола напротив Холли.

Когда все наконец расселись. Большой Дедди снова взял микрофон.

— Ита-а-ак, праздник начинается! — раздался его раскатистый голос. — Оркестр и шампанское — весь вечер! Холли, можешь начинать разворачивать подарки. Праздничный пирог подадут немного позже!

Гости ответили на это объявление радостными криками, официанты засуетились между столами, оркестр заиграл веселенькую мелодию, а Холли отчего-то захотелось плакать. Она с недоумением уставилась на гору подарков, возвышающуюся на стоящем чуть поодаль столе.

— Чур мой первый! — восторженно взвизгнула Ронда, выуживая что-то из горы коробочек и сверточков. — Каждая женщина должна иметь нечто подобное в свою первую брачную ночь, — проговорила она, бросив многозначительный взгляд на Бака.

— О, как красиво! — пробормотала Холли, развернув сверток и увидев изысканное кружевное белье.

— Это должно быть здесь, — Ронда взяла лифчик и приложила его к своей объемистой груди. — Ну как? — спросила она, посмотрев на Бака.

— Вот это да! — воскликнул Джордж. — Клянусь, парень, ты об этом давно мечтал! — И Джордж, хлопнув Бака по плечу, кивнул в сторону Ронды. Все кругом заулыбались, и только Труди пробормотала:

— Джордж, постарайся вести себя прилично.

— А что тут такого? Праздник и есть праздник! Должно быть весело! — воскликнул Джордж.

— А как смотрится это? — кокетливо спросила Ронда, приложив к талии кружевной пояс с резинками. Она снова посмотрела на Бака, томно опустив длинные ресницы. — Я думаю, Мак заведется от такого белья с пол-оборота, — проговорила она, обращаясь к Холли.

— Да уж… — смущенно пробормотала Холли, переведя свой взгляд на хорька, который продолжал проявлять явные признаки беспокойства.

— Ну, как тебе эти женские штучки? — снова воскликнул Джордж, хлопнув Бака по плечу. — Заиграло воображение?

— Джордж! Ты смущаешь его, — заступилась за Бака Труди.

— Ничего, пусть привыкает. Скоро ему все равно придется вступить в законные права мужа, — захохотал Джордж.

— Ты собираешься жениться? — удивленно произнесла Ронда.

— Еще не скоро, — увернулся Бак и бросил отчаянный взгляд на Холли.

— Не скоро, — протянула Ронда, тщетно пытаясь скрыть душившее ее любопытство. — Мы поговорим об этом позже, — произнесла она скорее утвердительно, чем вопросительно.

В то время как Холли доставала подарок за подарком, Джордж не переставал отпускать комментарии.

— Да к чему все эти тряпки! Что нужно мужу от жены? Чем меньше на ней, тем тверже у… — хотел было отпустить он очередную грубоватую шутку, но Труди дернула его за рукав:

— Джордж! Немедленно возьми себя в руки!

— А что я такого сказал? Уверен, эти голубки уже изучили друг друга вдоль и поперек! Верно я говорю? — прогремел Джордж, но ответом ему было гробовое молчание.

Он обвел присутствующих удивленным взглядом. Улыбки исчезли с лиц гостей. На него смотрели осуждающе.

— Не понимаю, что тут такого, — пожал плечами Джордж.

— Джордж, дружище, хочу напомнить тебе, что в нашей семье не принято до свадьбы заниматься тем, о чем ты подумал. А этот парень, — и Большой Дедди указал на Бака, — относится к Холли как к своей сестре.

— Как к сестре? — удивленно протянул Джордж. — Видел бы ты, как они целовались! На братский поцелуй совсем не похоже.

— Что? — воскликнула Ронда. — Ты целовался с Холли?

Ронда вскочила на ноги, совсем забыв о хорьке, который воспользовался ее замешательством и вырвался на свободу. Он выскочил из сумочки и стремительно пустился бежать по разбросанным на столе подаркам.

— Крыса! — завопила какая-то не в меру нервная дама.

— Крыса! Крыса! — раздались истошные вопли, и кто-то пронзительно завизжал.

Гости повскакивали со своих мест. Началась всеобщая суматоха.

— Это не крыса! Это летучая белка! — крикнула какая-то полная женщина. — Торт! Праздничный торт! — завопила она в ужасе. — Не дайте ей испортить праздничный торт!

— Сейчас я ее поймаю! — уверенно проговорил один из работников и влез на стол. Но хорек, казалось, был неуловим.

Единственный человек, который не замечал всей этой суеты, был Большой Дедди. Он приблизился к микрофону и произнес:

— Джордж Фергюсон, что ты имел в виду, когда сказал, что мой сын целовался с твоей дочерью?

— Да что в этом такого? — удивленно спросил Джордж, безуспешно пытаясь накрыть ловко шныряющего по столу хорька своей шляпой.

— А то, что этот парень не Мак, а мой третий сын Бак. Холли не его невеста.

Улыбка растаяла на лице Джорджа, как снег под солнцем, и он застыл, с изумлением глядя на Большого Дедди.

— Какого черта! Что здесь происходит? — спустя некоторое время проревел Джордж. На секунду все замерли, и даже хорек припал к поверхности стола, пораженный громовым голосом Джорджа.

— Я бы тоже очень хотел разобраться во всем, — заявил Большой Дедди. — Пошли, Джордж. Нам надо поговорить.

Оркестр продолжал наигрывать шуточные песенки, добавляя огня в царившую суматоху, когда Большой Дедди и Джордж Фергюсон в сопровождении жен направились к выходу из внутреннего дворика в поисках куда-то исчезнувших Холли и Бака.

— Ты никогда не была помолвлена с Маком? — удивленно повторил Бак.

— Нет, — тихо ответила Холли. Бак мысленно сосчитал до десяти, чтобы успокоиться.

— Значит, ты притворялась? Ты всех обманывала? — с осуждением проговорил Бак.

— Да, — едва слышно сказала Холли.

— А почему ты мне не сказала всей правды? — с обидой в голосе спросил Бак.

— Потому что обещала молчать.

— И, даже зная, что я чувствую по отношению к тебе, ты молчала?

— Но я не знала, что ты чувствуешь по отношению ко мне, — слабо возразила Холли.

Бак нахмурился.

— Во всяком случае, до последнего времени, — поправилась она, смахнув с глаз набежавшую слезу.

— Ты нас всех обманывала. Ты лгала нам всем. Отцу, матери, братьям… мне! — в отчаянии воскликнул Бак.

— Я не хотела лгать тебе, Бак, — с не меньшим отчаянием проговорила Холли.

— Но ты лгала! — воскликнул Бак и, развернувшись, с силой ударил по деревянному столбу, поддерживающему козырек веранды. — Что мешало тебе сказать мне правду? Ты знала, как я отношусь к тебе, и я бы смог сохранить твой секрет. Значит, ты просто не доверяла мне. Я тебе безразличен. В этом причина?

— Нет, ты мне совсем не безразличен, — ответила Холли тихим голосом.

— Ну тогда почему ты не рассказала мне всего этого раньше? — Он снова с силой ударил по столбу, давая выход своему раздражению.

Бак злился на нее и в то же время хотел поцеловать, как сделал это совсем недавно. И таким образом забыть о причине их ссоры. Но гордость не позволяла ему сделать это. Он хотел отшлепать Холли как следует за то, что лгала ему, но она уже не маленькая девочка. Подобные действия нужного эффекта не возымеют. Вот он и стоял перед ней, бессильно сжимая и разжимая руки, раздираемый противоречивыми чувствами.

— Я обещала Маку сохранять тайну. Мы с Маком мечтали о том, чтобы наши родители наконец оставили попытки устроить нашу жизнь и успокоились. Мы никому не хотели причинить вреда, — попыталась объяснить Холли.

— Значит, все, что произошло летом, было одной большой шуткой! — язвительно проговорил Бак.

— Нет. То, что касается нас с тобой, — нет.

— Ты… ты… Неужели ты не видела, что я влюблен в тебя? — почти выкрикнул Бак.

Не в силах продолжать, он повернулся и в который раз ударил кулаком по столбу. О, как бы он хотел, чтобы на месте этого столба оказался Мак!

— Бак… — пробормотала Холли.

— Я не собираюсь здесь оставаться, — отрезал он.

— Бак, подожди, — умоляюще проговорила Холли.

— Я уже достаточно ждал, — бросил он через плечо, сбегая по широким ступенькам веранды.

Он был зол на Холли, на Мака, на весь мир. Каким же он был идиотом, поверив в этот спектакль!

Бак добежал до конюшни, вспрыгнул в седло и погнал лошадь во весь опор не разбирая дороги.

Чувствуя себя самой разнесчастной во всем мире, Холли села на качели и дала волю слезам.

Казалось, горю ее нет границ. Бак ушел и, может быть, никогда больше не вернется. Ее родители определенно чувствуют себя обиженными, не говоря уже о Брубейкерах.

Единственное, чего она сейчас хотела, — это чтобы земля разверзлась под ее ногами и поглотила ее, избавив от мучений.

— Холли, — неожиданно услышала она тихий голос у себя за спиной.

Она вздрогнула, почувствовав, как кто-то присел рядом с ней. Слезы, затуманившие ей глаза, не позволяли увидеть человека.

— Бак? — с внезапной надеждой в голосе спросила она.

— Нет, это я, Мак, — услышала она в ответ.

— Мак?! — воскликнула Холли в ярости и вскочила на ноги. — Мак!! — закричала она и изо всех сил ударила его под дых.

Глава 9

— А, вон они где! Я вижу их! Они на веранде! — воскликнул Большой Дедди, обернувшись к Джорджу, Труди и Мисс Клариссе, которые едва поспевали за ним. — Подожди! Дай мне сказать им пару слов! — проговорил запыхавшийся Джордж, тщетно пытаясь догнать Большого Дедди.

Но за тем было не угнаться. Он первый пересек лужайку перед верандой и взбежал по ступенькам, но в недоумении замер, как только увидел Мака.

— Мак? — пробормотал Большой Дедди. — А… где Бак?

— Он ушел, — всхлипнув, сказала Холли.

— Ушел? Куда? — Большой Дедди непонимающе уставился на нее.

— Не знаю, — снова всхлипнула Холли.

— Ну, надеюсь, он вернется? — неуверенно предположил Большой Дедди.

— О! — не выдержав, заплакала Холли. — Не знаю. Может, и нет.

Она в отчаянии закрыла лицо руками. Ее плечи вздрагивали от рыданий.

Большой Дедди, не в силах видеть, как бедная девушка плачет, достал из кармана белоснежный носовой платок и протянул его Холли.

— Только этого не хватало! — воскликнул он. — Сначала один сынок исчез, потом другой. У меня большая ферма, большой бизнес. Мне нужны помощники и работники, чтоб заниматься делом, а не разгадывать дурацкие загадки. Где тебя черти носили? — строго спросил он Мака.

— Я бы тоже хотел это знать, — пробасил подоспевший Джордж.

— Это очень длинная история, — ответил Мак извиняющимся тоном. — Я расскажу тебе, папа, как-нибудь потом… — Мак посмотрел в сторону Джорджа и поднимающейся по ступенькам Труди, — конфиденциально.

— Конфиденциально? Да пока тебя здесь не было, все перевернулось вверх дном! — гневно воскликнул Большой Дедди. Потом, взглянув на печальное лицо Мака и плачущую Холли, смягчился. — Ладно, ладно. Объяснимся позже. Теперь давайте к делу. Я хочу знать, на какое число мы назначим вашу свадьбу, — более спокойным тоном произнес он.

— Нет! — всхлипнув, тоненьким голосом протянула Холли.

— В каком смысле «нет»? — удивленно спросил Джордж. — Ты о чем, дочка?

— Что с тобой, милая? — встревожился Большой Дедди.

— Нет! — только и смогла сквозь слезы проговорить Холли.

— Да что ты ревешь? — начал терять терпение Джордж.

— В конце концов, можешь ты объяснить или нет? — вторил ему Большой Дедди.

В этот момент на веранду поднялась Мисс Кларисса. Она мигом укротила пыл мужчин одним своим взглядом.

— Я думаю, следует оставить Мака и Холли в покое. Пусть они сами разберутся в своих делах. Я настаиваю! — Она выразительно посмотрела на Большого Дедди.

— Обожаю решительных женщин. — Большой Дедди игриво подмигнул жене.

Невнятно ругаясь, Джордж повернулся и, подхватив Труди под руку, направился обратно к гостям.

Большой Дедди и Мисс Кларисса последовали за ними.

Наконец Мак и Холли остались одни.

— Не возражаешь, если я присяду? — спросил он, указав глазами на качели, где сидела Холли.

— Садись.

— А ты не ударишь меня снова? — спросил он, потирая живот.

— Не могу обещать, — серьезно ответила Холли, глядя, как Мак опасливо садится рядом с ней на качели. — Где ты был? — спросила она. Этот вопрос ей давно хотелось задать Маку.

Мак тяжело вздохнул и взял Холли за руку.

— Я могу только сказать, что это было увлекательное расследование и теперь я счастливейший человек на земле, — восторженно проговорил Мак.

— Ну, слава Богу, что есть хотя бы один счастливый человек, — грустно проговорила Холли.

— А вот тебя счастливой не назовешь, — заметил Мак.

— Как видишь. — Холли подняла на него заплаканные глаза. — Правда, люди и от счастья плачут, но сейчас не тот случай.

— Почему бы тебе не поделиться со мной своими проблемами?

Холли, не выдержав, снова расплакалась.

— О, Мак! — всхлипнула она. — Мне было так тяжело без тебя.

— Я полагаю, что виной всему моя просьба держать правду о наших отношениях в секрете, — мягко произнес Мак.

— Да, это так, — кивнула Холли. — Это было ужасно! Отвратительно! Нечестно! К чему эта ложь? Я вынуждена была лгать всем. Твоим родителям, моим родителям, всем твоим братьям, и особенно… особенно — Баку.

— Баку? — Глаза Мака вспыхнули неподдельным интересом.

— Да, ему. Твой отец настаивал, чтобы Бак развлекал меня, пока тебя нет. Но так получилось, что… Большой Дедди и не догадывался…

— Что Бак влюбился в тебя, — помог ей закончить фразу Мак.

— Да, — произнесла Холли, тяжело вздохнув.

— Мне и раньше казалось, что Бак неравнодушен к тебе, — проговорил Мак задумчиво. — А ты влюбилась в него, верно я понимаю? — спросил он, с улыбкой глядя на нее.

— Да, — прошептала Холли, и слезы вновь ручьями полились по ее щекам. — Да, я люблю его, люблю всем сердцем, всем существом! — воскликнула Холли.

Мак понял, что говорит она искренне. Так светиться могут лишь глаза влюбленной женщины.

— И ты была вынуждена притворяться, что любишь меня, потому что я попросил тебя об этом? — спросил Мак.

— Да, — грустно проговорила Холли и промокнула влажные глаза платком, который ей дал Большой Дедди.

— О, дорогая! — воскликнул растроганный Мак. Он нежно обнял Холли за плечи, которые судорожно вздрагивали от душивших ее рыданий. — Извини меня, пожалуйста. Я и предположить не мог, что все так обернется. В тот момент я ни о ком не думал, кроме себя.

Холли прекрасно понимала Мака. Она понимала, как человек может забыть обо всем и пойти на что угодно, лишь бы не потерять свою любовь.

— Ты простишь меня, Холли? — спросил Мак.

Вздохнув, она кивнула. Мак прижал ее к себе и успокаивающе похлопал по плечу.

— Ну и прекрасно. Я бы не хотел, чтобы моя будущая родственница держала на меня обиду.

— Твоя будущая родственница? — переспросила в недоумении Холли, — Ну да. Я уверен, что мой разгневанный братец смягчится, когда узнает правду, и попросит у тебя руки.

— Я что-то сомневаюсь в этом, — неуверенно проговорила Холли.

— Будь уверена, он вернется, — успокаивающе сказал Мак и поцеловал ее в лоб. — Доверься мне. Я сам все улажу с Баком. Он передо мной в долгу.

— Ты спас его в детстве. Я знаю. Вытащил из бака с питьевой водой, — кивнула Холли.

— Ну вот, ты все знаешь.

— О да, я многое узнала о Баке Брубейкере, — вздохнула Холли.

Бак резко остановил коня у заводи, в том самом месте, где всего лишь несколько недель назад они с Холли купались. Спрыгнув на землю, он подвел коня к воде напиться. Сам же, зачерпнув ладонями холодной воды, плеснул себе в лицо.

Надо охладиться, сказал Бак себе. Горячая голова ни к чему хорошему не приведет.

Холодная вода немного остудила его пыл.

Он даже не дал Холли возможности объяснить все до конца! — отругал он себя. Может, просто боялся услышать что-нибудь, что помешало бы ему жениться на Холли, и малодушно убежал? Вот и родителей Холли оставил в неведении, позволив им думать, будто он — Мак. Хотел уберечь себя и свои чувства? Опасался неловких объяснений? Боялся, что это отдалит его от Холли?

Бедняжка Холли, как тяжело ей было выкручиваться и лгать его родным. И все из-за этого негодяя Мака! Ей приходилось скрывать свои чувства, Бак видел это. Не заметить искренней симпатии к нему в глазах Холли он не мог.

Гнев, захлестнувший было все существо Бака, начал утихать, его сменило сопереживание. Бак любил Холли! Кроме того. Бак не знал всех причин, побудивших Мака и Холли разыграть эту комедию с помолвкой.

Да, следует немедленно вернуться к Холли и выяснить все до конца, сказал себе Бак, вспрыгивая в седло.

— Да! У тебя действительно было море приключений этим летом! — протянула Холли, когда Мак закончил свой рассказ. Они сидели на качелях и неспешно качались.

— Судя по твоему рассказу, у тебя было не менее интересное лето, — ответил Мак, улыбаясь.

Неожиданно Холли наклонила голову и поцеловала Мака в щеку.

— Спасибо тебе, — проговорила она.

— За что? — удивился Мак.

— За то, что рассказал мне все, — вздохнула она. — Во всяком случае, теперь я хотя бы знаю, ради чего страдала по твоей милости.

Мак сжал руку Холли в порыве благодарности. Он хотел что-то сказать, но Холли, тревожно вслушиваясь в вечернюю тишину, не дала ему.

— Ты ничего не слышишь? — спросила она.

— Похоже, кто-то скачет, — сказал Мак.

— И похоже, что быстро, — нахмурившись, добавила Холли.

— Верно, и прямо к нам.

В этот момент они увидели, как к веранде на взмыленной лошади вихрем подлетел Бак. Лошадь встала на дыбы, взметнув облако пыли, и Бак, ловко спрыгнув на землю, взбежал по ступенькам вверх, к качелям, на которых сидели Холли и Мак. В мгновение ока оказавшись рядом с братом, Бак схватил его за ворот рубашки, поднял с качелей и тут же наотмашь вмазал ему в челюсть.

Какой нахал! Снова подкатывается к Холли, думал Бак.

Моей Холли!

Он все видел. И то, как она поцеловала Мака, и то, как они вели задушевную беседу, держась за руки.

Мак со стоном растянулся на полу веранды.

— Не надо, Бак! Прекрати! — взвизгнула Холли.

Но Бак не слушал ее.

— Получай! — приговаривал Бак, бешено молотя Мака.

Немного оправившись от шока. Мак наконец начал активно отбиваться. Он сбросил с себя Бака и нанес ему пару хороших ударов, но Бак тут же навалился на него вновь.

— Прекратите, оба! — продолжала кричать Холли.

Но братья не обращали на ее крики ни малейшего внимания.

— Отойди, Холли! — выкрикнул Бак. — Я сам с ним разберусь. — И на Мака снова посыпались удары.

— Да подожди ты! — успел только выкрикнуть Мак, увертываясь от града ударов, который обрушил на него Бак. — Подожди минутку.

— Я ждал все лето и наконец дождался, — выкрикнул Бак, сбил брата с ног, прыгнул на него, и они начали бесконечно долго кататься по полу, молотя друг друга.

Холли в ужасе смотрела на них, не зная, что предпринять, чтобы остановить эту драку.

Бак оседлал своего старшего брата и занес руку для очередного удара.

— Сейчас же перестаньте! — пронзительно выкрикнула Холли.

Бак отвлекся, и Мак тут же перехватил инициативу.

— Не волнуйся, Холли. Я сам с ним разберусь, — заверил ее Мак и тут же получил увесистый удар в челюсть.

— Да как ты смеешь что-то еще говорить ей! — возмутился Бак. — Ты, который даже не соизволил ни разу за все лето позвонить ей. — Он сгреб Мака за грудки и притянул к своему рассвирепевшему лицу. — Ты бросил ее одну расхлебывать твою гнусную ложь, а сам умчался наслаждаться жизнью!

— Я уже все объяснил Холли, — выкрикнул Мак и, воспользовавшись секундной паузой, сбросил Бака с себя.

Мужчины вскочили на ноги и приняли боевую стойку, но лишь для того, чтобы мгновением позже снова повалиться на пол, осыпая друг друга ударами.

— Да что ты мог ей объяснить? — прошипел Бак, выкручивая брату руку.

— А то, что я уехал в поисках своей жены! — выкрикнул Мак и взвыл от боли.

— Что? Жены? Какой жены? — удивленно переспросил Бак и ослабил железную хватку.

Бак, ничего не понимая, переводил удивленный взгляд с Холли на Мака и обратно. Воспользовавшись минутной передышкой, Мак отполз в сторону и, прислонившись к стене, начал ощупывать разбитый нос.

— Моей жены, — ответил Мак. Повисла пауза.

— Так, значит, ты женат? — спросил Бак.

— Значит, да. Уже год, — ответил Мак. Холли протянула ему платок, и Мак приложил его ко лбу. — Мы поженились несколько месяцев спустя после свадьбы Бру и Пенелопы. А потом она сбежала. — Мак потрогал левый глаз и поморщился от боли. — Не расспрашивай меня о подробностях. Это долгая история. В общем, потребовалось прикрытие, чтобы Большой Дедди оставил меня в покое со своими невестами, которых он постоянно подыскивал. Ну, сам знаешь его! И тут приезжает Холли и соглашается помочь мне. Вот мы и объявили всем о помолвке. Да-да, знаю, что ты скажешь мне: идея не слишком удачная. И даже опасная. Он вновь потрогал свое разбитое лицо и выразительно посмотрел на Бака. — Но одного я добился. Большой Дедди перестал докучать мне, и я мог спокойно заняться розысками своей жены.

Бак недоверчиво смотрел на брата.

— Ты женат уже год и никому не сказал об этом!

— Я не мог. Я даже Холли не мог посвятить в свои дела. Она узнала всю историю лишь несколько минут назад. Я расскажу тебе позже, когда буду чувствовать себя немного лучше. А сейчас, с вашего позволения, хотел бы откланяться, если, конечно, буду в состоянии сделать это после не в меру бурной встречи с братом, которого долго не видел. Надо проведать жену и найти ведерко со льдом, — проворчал Мак, поднимаясь на ноги. — А вы хорошо смотритесь вместе, — заметил он, улыбаясь настолько широко, насколько ему позволяли разбитые губы. Мак протянул брату руку в знак примирения и проговорил:

— Прости, Бак. Я действительно виноват, но, поверь, я и представить не мог, чем обернется эта затея.

— Я прощаю тебя, но не знаю, как Холли, — ответил Бак.

— Я его уже простила, — сказала она.

— Ну, тогда мы с тобой квиты, — проговорил Мак. — Я спас тебя в детстве, ты спас мое семейное счастье сейчас. — Он обернулся к Холли:

— Как насчет прощального поцелуя? — И Мак, обняв ее за талию, осторожно поцеловал в губы. — Счастья вам, ребята! — крикнул он напоследок, удаляясь с веранды.

Некоторое время Бак и Холли стояли молча.

Наконец Бак произнес:

— Ты любила его?

— Мы с ним друзья, и только, — прошептала Холли. — Я люблю лишь тебя. Тебя, и больше никого.

— Я тоже люблю только тебя, — тихо проговорил Бак и шагнул к ней. Он обнял Холли и поцеловал ее со всей страстью, переполнявшей его. Он обнимал и целовал женщину, отвечавшую ему взаимностью.

— Ты любишь меня? Любишь после всей этой лжи, которая была между нами на протяжении лета и которая как пелена отделяла нас друг от друга? — спросила Холли.

— Да, я люблю тебя, — ответил Бак.

— О, Бак! Я так хотела рассказать тебе обо всем, ведь из-за этого мы не могли быть вместе, но я обещала Маку!

— Я все понимаю и больше не сержусь. После того как увидел твоих родителей, я понял, что они такие же, как и мои. Почему они все считают, что имеют право вмешиваться в личную жизнь своих детей? — Бак покачал головой.

— Да, — задумчиво произнесла Холли и, протянув руку, не смогла удержаться от искушения дотронуться до щеки Бака.

— Но я думаю, что смогу ладить с твоими родителями, когда они станут моими родственниками, так же как ты сможешь ладить с моими, когда они станут твоими родственниками, — с улыбкой проговорил Бак.

— Не хочешь ли ты этим сказать… — начала Холли, и ее глаза блеснули.

— Что я хочу увидеть тебя в кружевном белье? — закончил за нее фразу Бак.

— Да, — слегка покраснев, кивнула она.

— Именно это я и хотел сказать.

— И когда же ты хочешь увидеть меня в нем? — Глаза Холли озорно вспыхнули.

— Чем раньше, тем лучше, — сказал Бак, перебирая пальцами ее густые волосы. — Кое-что из этого белья было действительно интересно сшито.

— Думаю, что Ронда будет немного разочарована, — смеясь проговорила Холли.

— Сомневаюсь. У нее уже есть целая семья хорьков. Теперь наша очередь заводить семью.

Они стояли, не разжимая объятий, не в силах оторваться друг от друга.

— Бак.

— Да?

— А как насчет «Дома чудес»? — спросила Холли. Она не представляла себе жизнь без этих несчастных детей.

— Я думал об этом, — ответил Бак.

— Ты думал?

— Да. У меня есть небольшой участок земли недалеко отсюда. Мы можем построить там филиал «Дома чудес».

— Как прекрасно! — воскликнула Холли.

— И я бы мог тоже помочь вести дела в этом приюте. Я люблю детей, — сказал Бак. — Детям будет здесь привольно. Свежий воздух. Много интересных занятий. Жизнь на природе пойдет им на пользу. А со временем мы можем завести и своих детей…

— О, Бак! — воскликнула Холли. Слезы радости покатились по ее щекам. — Благодаря тебе я чувствую себя самой счастливой женщиной на земле.

— Ну, еще не самой счастливой, однако я постараюсь, чтобы ты стала ею, — проговорил Бак и снова поцеловал Холли.

ЭПИЛОГ

К большому удивлению Бака и Холли, праздник продолжался, словно ничего не произошло.

Тем временем на землю спустился вечер, и бескрайнее небо над благословенной землей Техаса засверкало миллионами ярких звезд. Нежный, ласковый, теплый ветерок принес с собой благоухающий аромат цветов. Лилась тихая музыка, и желающие насладиться танцем танцевали. Большой Дедди — с Мисс Клариссой, Джордж — с Труди, Бру — с Пенелопой.

Отсутствия Бака и Холли, похоже, никто не замечал. А они, укрывшись в тишине веранды, строили планы на совместную жизнь, упивались возможностью быть вместе и знать, что их ждет прекрасное будущее. Когда окончательно стемнело, они решили, что пришло время выступить перед родственниками и гостями с заявлением.

Бак и Холли пробрались сквозь толпу танцующих к микрофону. Чтобы привлечь к себе внимание. Бак несколько раз постучал по микрофону и откашлялся.

Музыканты поняли намек, и музыка постепенно стихла.

— Привет всем! — выкрикнул Бак в микрофон. Холли стояла прижавшись к нему. — Я знаю, многие из вас пришли сегодня сюда, Чтобы отпраздновать будущую свадьбу Холли Ферпосон, полагая, что она собирается стать женой моего брата Мака, объявил Бак. Он кашлянул и посмотрел на море улыбающихся лиц, с интересом смотрящих на него. — Ну так вот. Свадьба Холли и Мака отменяется.

Волна шепота, перемежаемая удивленными восклицаниями, прокатилась по толпе. Никто не ожидал подобного поворота событий.

— Что ты такое говоришь, сынок? — воскликнул Большой Дедди.

— Я хочу сказать, что Холли все-таки выходит замуж, но только не за Мака, — продолжал Бак.

— За кого же тогда? — удивленно пробасил Джордж.

— За меня, — ответил Бак, обняв Холли за талию.

— За тебя! За тебя? Но… но… я думал… — начал было Большой Дедди, однако от избытка чувств потерял сознание.

— О Боже! — воскликнула Мисс Кларисса. — Только не это! Он всегда падает в обморок, как только узнает, что его дети женятся.

Люди столпились вокруг Большого Дедди. Кто-то обмахивал его веером, кто-то брызгал водой в лицо.

Бак и Холли бросились к нему.

— Папа! Что с тобой? — Бак встал на колени рядом с лежащим без чувств отцом. Он ослабил ему галстук и, сняв шляпу, начал обмахивать ею отца. Большой Дедди наконец пришел в себя и открыл глаза.

— Что может быть со мной? Я просто ничего не понимаю! Где Мак? — спросил он, сверля строгим взглядом Бака.

— Я думаю, у него разболелась голова и он пошел спать, — объяснил Бак, подмигнув Холли. — Но тебе нет нужды беспокоиться о нем. Мак уже заявил, что не намерен жениться на Холли.

Большой Дедди приподнялся на локте. Прищурив один глаз, он произнес:

— В самом деле? Ну что ж, признаюсь вам честно, если вы двое счастливы, то и я счастлив, — проговорил Большой Дедди, поднимаясь. — Мои поздравления! — воскликнул он и обнял Бака и Холли.

Бак смог наконец с облегчением вздохнуть. Отец на редкость легко воспринял известие об их с Холли предстоящей свадьбе.

— А вы точно уверены, что Мак не в обиде? — еще раз спросил Большой Дедди.

— Более чем уверены, — произнесла Холли, — В сущности, мы с Маком никогда не чувствовали, что можем быть больше чем друзьями.

— Вот это правильно! — одобрительно воскликнул Джордж. — О таком лучше узнать до свадьбы, чем после. — Растрогавшись, Джордж обнял Холли и расцеловал ее в обе щеки. — Я всегда хотел, чтобы ты была счастлива, солнышко мое!

— Я знаю, папа, — улыбнулась Холли. — И я действительно счастлива. Очень счастлива!

— Ну а раз так, — проговорил Джордж, повернувшись к притихшей толпе, — я думаю, что ты, Бак, — и он выхватил из груды подарков кружевной бюстгальтер, — не можешь дождаться, чтобы увидеть Холли вот в этом!

— Джордж! — давясь от смеха и укоризненно качая головой, попыталась утихомирить мужа Труди. — Веди себя прилично!

Когда праздник наконец закончился и гости разъехались. Большой Дедди и Мисс Кларисса, уединившись в спальне, продолжали праздновать счастливое событие, поднимая бокалы с шампанским за счастье своих детей.

— Что за изумительный день! — восторженно проговорила Мисс Кларисса. — Бак и Холли любят друг друга и скоро поженятся. У тебя появится еще одна невестка. Ты планировал устроить судьбу одного сына, а счастье обрел другой, и это неплохо. У Пенелопы и Бру скоро будет малыш… О, как прекрасно!

Она поставила бокал на туалетный столик, взяла деревянную расческу и стала расчесывать волосы.

— Да, день был славный! Ты, как всегда, права, моя дорогая, — удовлетворенно пробормотал Большой Дедди, доставая из коробки сигару и удобно устраиваясь в кресле. — Все каким-то образом уладилось и встало на свои места.

Мисс Кларисса на мгновение замерла с расческой в руке и повернулась к мужу.

— У меня есть еще одна новость. Сегодня я видела на кухне Эллу. Она что, снова вернулась?

— О да. Она прекрасно готовит, и я рад ее возвращению. Мой желудок явно скучал по ней весь этот год, пока она отсутствовала. — Большой Дедди мастерски выпустил серию колец, которые появились в воздухе и медленно одно за другим растаяли. — Да, все получилось, как я хотел. Но ничего бы не произошло, если бы я не подталкивал этих оболтусов. Ты же знаешь, что Бак с Холли сблизились с моей подачи, — самодовольно заявил Большой Дедди. — Теперь пора подыскать невесту для Мака, — проговорил он задумчиво.

— О, дорогой мой! — произнесла Мисс Кларисса, положив расческу на столик. Она подошла к креслу, в котором удобно устроился ее муж, и, наклонившись, нежно поцеловала его в щеку. — Тебе не кажется, что ты слишком много думаешь?

На этом рассказ о семействе Брубейкер не заканчивается. Кто следующий из детей Большого Дедди обретет счастье? По-видимому, Мак. На ком он женился и как завоевал любовь своей избранницы, вы узнаете из романа Кэролин Зейн «Секрет потерянной туфельки».