/ / Language: Русский / Genre:sf_fantasy, sf_humor / Series: Азартные игры волшебников

Пять разбитых сердец

Кристина Зимняя

Все в жизни светлой феи Аделаиды не так! Родственники поголовно некроманты. Лучший друг – параноик. Жених фиктивный. Да еще и свалил на целый год этот мерзкий темный, не оставив никакой информации о себе.

Ну ничего, ничего… Каждый сам колдун своего счастья! Родственников можно и приструнить, друга вылечить, жениха разыскать. Было бы желание. И пускай для этого придется по стране поколесить. Зато знакомые новые появятся, а старые раскроются с неожиданной стороны. Да и места экзотические есть шанс посетить: логово дракона, замок, полный монстров, и самый известный в стране Общемагический университет! Чем не фееричная экскурсия для провинциальной феи? Если б еще нежданные кавалеры под ногами не путались. Ну так и этот вопрос можно быстро решить! В очередь, господа, в очередь! Каждое сердце будет разбито!


Ева Никольская, Кристина Зимняя

Пять разбитых сердец

Из дневника того самого менестреля, которому Дин Эльт-Ма-Грэниус[1] поручил составление упомянутого ниже письма

Четыре года назад глава известной в волшебной стране семьи некромантов решил выдать замуж свою единственную дочь Аделаиду Ванн[2] Грэниус. Нанял именитого менестреля для составления письма, подготовил список женихов, подходящих по родословной, благосостоянию и направленности дара, после чего всем им разослал предложение заключить брачный союз с его наследницей. И желающие, как водится, откликнулись. Да вот незадача: девчонка от свадьбы отказалась, из дома к бабушке сбежала, Академию светлого искусства, вопреки запрету отца, закончила, а потом и вовсе самостоятельную жизнь начала – купила дом да практику цветочной феи открыла. А письма… Что письма? Просто «ласточки», разлетевшиеся в разные уголки мира и осевшие в руках магов… исключительно темных магов с подтвержденной степенью магистра![3]

Глава 1

Аделаида Ванн Грэниус в очередной раз посмотрела карту, отпечатанную на дорогой бумаге с фамильным гербом Золотого Дракона, аккуратно сложила ее и убрала обратно в сумку. Нанятый ее спутником экипаж плавно остановился напротив солидного, судя по ухоженному фасаду, постоялого двора. Запряженный в карету низший зор-зар[4] безразлично оглядел окрестности огненно-рыжими глазами и замер, словно изваяние, напротив крыльца.

Адель выглянула в окно и вздохнула. Именно в этой гостинице, по содержащимся в письме Арэта Эльт-Ма-Ри рекомендациям, ей и следовало переночевать. Пухлый конверт с его личной печатью девушке перед самым отлетом передал курьер, а еще он вручил ей толстый кошелек с деньгами на дорожные расходы и законсервированную магией белую лилию, которую якобы случайно сломал Эмиль, пытавшийся опытным путем доказать, что драконьи чары не всесильны. Несколько часов пути по пустыне изрядно утомили фею. Тем более после долгого полета на крылатом зор-заре. Несмотря на регулярные остановки в местах, специально оборудованных для кратковременного отдыха, добираться до Страны Песков оказалось малоприятно. Адель мечтала о теплой ванне, сытном ужине и мягкой постели в противовес жестким скамьям дорожного экипажа.

– Просыпайся! – Она легонько толкнула задремавшего рядом друга.

– Что? Где? – Эльф подскочил и тут же стукнулся макушкой о низкий потолок кареты. – Кто?! – вскрикнул парень, затравленно озираясь, а девушка обреченно вздохнула, глядя на хищно сверкающие кинжалы, в мгновение ока появившиеся в его руках.

И когда только успел достать… а главное, откуда?

– Уймись, Эмиль! – попросила она. – Никто не покушается на твою жизнь. Разве что потолок, но тут еще надо выяснить, кто из вас на кого первым напал. – Уголки ее губ чуть поднялись, а черные глаза лукаво сверкнули. – Будь добр, заплати за проезд – мы приехали!

– Не Эмиль, а Эмо! Э-мо! – прошипел приятель, спрятал оружие и выскочил наружу.

Сквозь распахнувшуюся дверцу пахнуло жарким ветром. Фея выглянула на улицу, постояла немного на лесенке, потом решительно спустилась вниз на твердую поверхность мощеной дорожки. Бережно прижав к себе игрушечного котенка, девушка направилась к воротам постоялого двора.

Городок, в который они прибыли, выглядел непривычно и действовал на Адель угнетающе: приземистые одно– и двухэтажные строения обтекаемой формы, вытянутые окна и ровный слой побелки. По узким улицам гонял песок ветер, зелеными пятнами в этом бело-рыжем окружении были только чахлые кактусы, примостившиеся вдоль обочин. Единственное, что радовало девушку, – вечернее время. Страшно представить, какой зной царит здесь в середине дня!

Эмилли-эль[5], рассчитавшись с возницей, догнал подругу и, поставив на землю две походные сумки, кивком указал на черно-желтую вывеску над воротами.

– Символичное название, не находишь? – хмыкнул он.

– Угу, – отозвалась фея, мрачно взглянув на крупную надпись «Драконья пасть».

– Войдем или поищем что-нибудь менее агрессивное?

– Ради ванны, нормальной еды и постели я готова на все, даже в пасть к дракону забраться, – вяло пошутила Ада, крепче стиснув плюшевого кота. Тот, как и положено игрушке, молча стерпел ее порыв. – Пошли!

Кроме сомнительного названия обнаружилась еще одна досадная особенность: на постоялом дворе еду в комнаты не подавали. А посему последние полчаса Адель провела за столом в центре обеденного зала, дожидаясь ужина да друга, который отправился отнести багаж в снятые комнаты и явно не спешил возвращаться. На хорошенькую белокурую девушку с выразительными темными глазами не обращали внимания разве что фрески с изображением караванов. Такое пристальное внимание фею совсем не радовало, тем более что ее спутник шлялся неизвестно где. Наконец к столику подплыла круглолицая девица с подносом, уставленным блюдами.

– Ой, – расплылась в улыбке она, – с помолвкой вас, госпожа! – Подавальщица ловко разместила тарелки на полированной столешнице.

Адель насупилась и натянула пониже шелковый рукав, чтобы скрыть вязь белого узора на правом запястье.

– Спасибо! – выдавила она, помня о правилах хорошего тона.

Поздравление официантки всколыхнуло в душе девушки недавние события, и воспоминания, как темная пелена сажи над водной гладью, всплыли на поверхность. Но воспитание не позволило фее выплеснуть раздражение на случайного человека, лишь глаза ее чуть заметно полыхнули красным и погасли, а вежливая улыбка на губах вышла не совсем естественной.

Если бы не Нир с его странным подходом к помощи, все могло сложиться совсем не так…

Адель судорожно стиснула пальцы, не замечая, что царапает поверхность стола. Если бы не этот проклятый темный, вообще ничего бы не случилось! Не было б участия в тайной игре магов – Тритэре, не было б пусть кратковременного, но рабства у собственного отца, а главное, не было бы глупой помолвки с женихом, который бросил невесту одну на целый год, оставив вместо себя игрушку и записку! Сволочь! Не отправь он фею на игру неделю назад, дурацкого постоялого двора, где ее рассматривают, как манекен в витрине, тоже бы не было!

Ада глубоко вздохнула, на мгновение прикрыла глаза, затем воровато огляделась по сторонам и, не обнаружив нигде своего друга, вытащила из плюшевого сердечка, которое держал в лапках белый котенок, изрядно помятый листок с давно заученными указаниями. Бережно разгладив его, девушка в сотый раз начала их перечитывать.

«Правила поведения для наивных девочек», – гласила издевательская надпись, сделанная угловатым почерком ее жениха.

«1. Не заводить сомнительных знакомств!»

«Конечно, не заводить! – мысленно согласилась фея. – А особенно не подбирать подозрительных раненых с сорванной меткой Эраша[6]».

«2. Никогда не браться за непроверенные заказы!»

«Да уж, на это и возразить нечего! Одного противного старикашки, который подставил девушку под суд, штраф и возможное долговое рабство, ей вполне хватило».

«3. Не пытаться никого на себе женить!»

«Очень надо!» – фыркнула Адель.

«4. Никому не доверять приготовление эликсиров!»

«Действительно, – губы ее скривились в мрачной улыбке, – а то вдруг найдется еще один умник вроде тебя и подсунет вместо приворотного зелья отраву».

«5. Не пытаться вспомнить семейное ремесло без должного присмотра!»

«И под присмотром не буду! – решила Ада. – Хватит с меня расцветающих зомби».

«6. Никогда никому не верить!»

«Особенно всяким темным гадам!» – продолжила она отпускать мысленные комментарии.

«7. Не брать взаймы!»

«Вот уж точно! – На этот раз улыбка девушки была грустной. – А то не успеешь оглянуться, как окажешься должна всем вокруг: кому золото, кому обед, а кому и поцелуй со свиданием».

«8. Не играть в азартные игры!»

«Тем более когда некоторые мерзкие личности забывают сообщить основные правила, не говоря уже о нюансах!»

«9. Вести себя хорошо! Слушаться папу и верно ждать жениха!»

– Еще чего! – вслух проговорила Адель и, скомкав листок, запихала его обратно в бархатное сердце игрушки – именно там она и нашла сей опус через два дня после отъезда Нира. Просто нащупала, когда ревела, уткнувшись носом в мягкий бок подаренного им котенка.

Такой вот мысленный диалог с запиской в последнее время стал излюбленным развлечением феи, что сильно напрягало Эмо, в котором зародились подозрения о душевном здоровье подруги. Пару раз застав ее за беседой с клочком бумаги, он порывался его уничтожить, однако Ада цеплялась за несчастный лист, как за родной, и заявляла, что он поможет им разыскать Нира. Чем именно поможет, девушка не объясняла, но расставаться с запиской не желала. Сжечь ее? Порвать? Вот уж нет! Пусть ей только встретится эта мерзкая, двуличная скотина, именуемая ее женихом, и тогда Адель сама заставит его сожрать проклятый листок с указаниями!

Ей действительно хотелось найти темного, поговорить с ним, прояснить некоторые моменты, ну и просто по-женски дать по морде (желательно лопатой) за то, что втянул в историю, а потом бросил с кучей вопросов, на которые не дал ответов.

Спрятать «инструкцию» фея успела вовремя, ибо на пороге обеденного зала появился ее так называемый телохранитель, который на деле был лучшим другом со студенческих времен. Высокий, худощавый, в черной одежде с розовыми вкраплениями, на фоне постояльцев, облаченных в светлое, он выглядел как черная ворона в белой стае. Впрочем, и сама Аделаида в легком синем платье смотрелась не лучше. Эмо показал жестом, что выйдет во двор, и скрылся за дверью. Розовая коса, торчащая из шапки черных, коротко стриженных волос, хлестнула его по спине, а вторая, тоненькая, небольшая, ласково мазнула по щеке. Странный имидж выбрал эльф, желая сменить внешность. Но Ада ловила себя на мысли, что таким он ей нравится больше, нежели златокудрым красавцем, коих среди его народа пруд пруди.

– Лапуля, а что это ты тут делаешь совсем одна? – прогнусавил кто-то за спиной девушки, окутав ее облаком перегара.

Фея с опаской обернулась и брезгливо поморщилась. Верзила в несвежей рубахе с широким поясом, поддерживающим объемное брюхо, едва держался на ногах, но тем не менее сумел сфокусировать взгляд на вырезе ее платья.

– Я не одна! – ответила она, царственно вздернув подбородок.

– Ты про этого заморенного хлюпика с розовыми шнурками? – заржал бугай. – Что ж ты, блондиночка, парня себе такого дохлого нашла? Пойдем к нам! У нас мужики хоть куда! – хвастливо заявил он, кивая на столик в углу. – И приласкаем ух как! И защитить сможем.

Фея искренне обрадовалась, что данное предложение не слышал Эмо. С его-то боевой подготовкой и ревностным отношением к чести подруги!

– Это мой сопровождающий! А еду я… еду… – девушка замялась. – К жениху я еду! – наконец нашлась она и гордо продемонстрировала незнакомцу свой брачный браслет.

– Хорошая цацка, – не сильно впечатлился он. – И кто у нас жених?

Девушка прищурилась, смерила приставучего типа неприязненным взглядом и, решив, что «темный маг» звучит недостаточно весомо, надменно произнесла:

– Песчаный дракон! К нему и еду. – Адель улыбнулась и с оживлением спросила у переваривающего информацию толстяка: – Мы немного сбились с пути. Тут где-то была карта… – доставая из сумки надорванный конверт с гербом Золотого Дракона, бормотала она, – может, подскажете? А еще лучше – проводите…

– Нет! – выпалил мужик и… икнул. Судя по прояснившемуся взгляду, он стремительно трезвел, не переставая при этом пятиться назад и бормотать извинения вперемешку с пожеланиями счастья в личной жизни.

«Интересно, этот Арэт Эльт-Ма-Ри на всех такой страх наводит или абстрактное упоминание дракона подобным образом действует?» – подумала Ада, а вслух произнесла:

– Жаль. – Девушка притворно вздохнула и, отвернувшись, с сомнением посмотрела на остывающую еду. Приступать к трапезе без спутника было невежливо, но, пока этот охламон невесть где шляется, пища может стать совсем несъедобной.

Кто-то толкнул фею сзади, и она раздраженно обернулась, ожидая увидеть очередного претендента на общение, но вместо этого наткнулась на высокую фигуру, закутанную в черный плащ с глубоким капюшоном. Если они с Эмо в этом зале смотрелись странно, то сутулая женщина, зацепившая ее рукой, вообще казалась чудом чудным в светлом интерьере постоялого двора.

– Простите! – пробормотала незнакомка, пробираясь к соседнему столику. Но, нечаянно задев стул, споткнулась и чуть не смела со стола блюдо с фруктами. – Еще раз извините! Усссталость сказывается, – досадливо прошипела неуклюжая посетительница, затем коротко кивнула удивленной девушке, гордо прошествовала мимо и, бросив на соседнюю скамью сумку, уткнулась в меню.

А спустя пару минут вернулся и довольный эльф.

– Все! Я договорился! – плюхнулся на свое место он. – Завтра утром к дверям подгонят карету с кучером, и мы с относительным комфортом можем следовать дальше!

– По такой жаре? – Адель капризно сморщила носик и вздохнула.

– Это лучший экипаж, – многозначительно ответил парень, хитро глядя на подругу из-под черно-розовой челки. – Самый лучший. Я не поскупился, поверь. Так что жарко нам не будет, разве что от… – Он рассмеялся, наблюдая, как вытягивается лицо девушки. – От разговоров, Адка! А ты о чем подумала?

– Ни о чем, – отмахнулась та. – Ты просто чудо, Эми… Эмо! – искренне улыбнулась она и принялась раскладывать еду по тарелкам. – Сейчас быстренько поужинаем и отправимся к себе, я так хочу… – Девушка подняла глаза и запнулась, заметив, что друг ее не слушает.

Проследив направление его пристального взгляда, фея попробовала обернуться, но холодные пальцы эльфа предупредительно стиснули ее ладонь вместе с зажатой в ней вилкой. На этот раз парня не откинуло в сторону и не размазало по стене. Брачный браслет продолжал переливаться на коже хозяйки, никак не реагируя на чужое прикосновение.

– Не показывай виду, – прошипел Эмилли-эль, склонившись к подруге. – О, как вкусно пахнет! – нарочито громко добавил он. – Мне еще салат, пожалуйста.

– Ты чего? – вырвав у него руку, шепотом спросила Адель.

– Здесь убийца, – делая вид, что тянется за кувшином с вином, ответил Эмиль.

– Кто?

– Тсс…

– У тебя паранойя.

– Ешь, милая, – искоса поглядывая поверх плеча феи, ласково протянул эльф. – А то остынет.

Фея, решив, что ее спутник переутомился в дороге, пожала плечами и приступила к трапезе. Есть ей хотелось, а играть в шпионов – нет. Если любой посетитель в плаще кажется Эмо наемником – это его проблемы. Она же считала толкнувшую ее женщину усталой путницей, такой же, как и они сами.

А ее друг продолжал незаметно наблюдать за подозрительным объектом, вяло жуя тот самый салат, который только что требовал. Таинственная личность не спешила избавляться от верхней одежды, предпочитая оставаться в ней и за столом.

«Маскируется», – догадался эльф, затем окинул взглядом зал и, приметив еще несколько странных, по его мнению, типов, решил присматривать и за ними тоже.

Выудив из-за пазухи увесистую флягу, дама в плаще в третий раз попыталась ее пригубить. Первый раз помешала официантка, принимающая заказ, второй – нетрезвый постоялец, задевший стул, третий – ясно-голубой взор соседа, бледного, с темными кругами под глазами и следом синяка вокруг одного из них.

Ну и чего он уставился, когда его челове… эльфячья еда стынет?!

Илоланта тихо рыкнула, процарапав каменную столешницу когтями сквозь тонкую ткань перчаток, и спрятала флягу с зором обратно. Она была раздражена сверх всякой меры. Из-за жизни, погоды, этого убогого городишки и блеклого кабака с еще более убогой публикой. А больше всего – из-за хозяина! Вот ведь придурок! Другой на его месте, обнаружив, что возникли некие проблемы с интимной жизнью, выслушал бы вердикт докторов про «последствия психо-магической травмы, которые исчезнут через пару-тройку десятилетий», пожал плечами и занялся чем-то другим. Что для магистра подобный срок? Все равно что неделя для простого смертного. Но нет, этот маразматик в истерику впал! Побежал по оракулам. Нашел какого-то старичка подозрительного… Оно и понятно! Все приличные предсказатели не рискнули с хозяином Черной реки на такую щекотливую тему говорить: расползлись кто куда, сослались на неожиданное недомогание или отправились в бессрочный отпуск. А дедок взял да и напророчил, что проблему сможет решить женщина с редким сочетанием темной и светлой магии. И выдал Итану жиденький список подходящих особ, за отдельную плату, разумеется. Тот, как обнаружил в нем имя несостоявшейся рабыни, взвыл и чуть все волосы из своей роскошной шевелюры не выдрал. Но взял себя в руки, порылся в недрах письменного стола, выудил брачное предложение, присланное отцом феи четыре года назад, сдул с него пыль и отправился свататься. Да вот беда, папаша девицы, которую предполагалось «осчастливить» в ближайшем будущем, развел руками (хорошо, что у виска пальцем не покрутил) и сообщил, что поздно: помолвлена уже его единственная дочь.

Тут бы придурку-хозяину погрустить минут пять и выбрать новую жертву из списка, но на то он и придурок, чтоб закусить удила и переть к цели напролом. Это надо же такое придумать?! Ее – высшую зор-зару – отправил следить за потенциальной супругой. И что он только нашел в этой бледной немощи? Дар двойной, происхождение хорошее, мордашка смазливая… и странный приятель в комплекте. Сидит, косится на Лолу, как на врага заклятого. Поесть спокойно не дает, гад черно-розовый!

Илоланта вздохнула, глянув из тени капюшона на остроухого. Уж не он ли тот самый таинственный жених феечки? А то, может, прибить парня и одним махом решить две проблемы: освободить девчонку для замужества с Итаном, а заодно и себя от обязанности за ней следить?

Закутанная в плащ особа заинтересовала не только Эмо. Шумная компания караванщиков тоже ее приметила и, судя по всему, решила подшутить над странной гостьей. Верзила, пытавшийся «завязать знакомство» с Аделаидой, допил до дна очередную кружку вина, затем поднялся с лавки, поправил пояс на круглом животе и направился к новой жертве своей пьяной общительности.

– Эй, красавица, покажи личико! – ехидно улыбаясь, прогнусавил он. – Что это ты в гордом одиночестве пьешь? Так ведь и спиться можно. Айда к нам, мы парни вежливые. – Его спутники, оставшиеся за столом, дружно заржали. – Мадаму не обидим!

– Отвали, урод! – прошипела из-под капюшона зор-зара.

– Чего? – решил, что ослышался, увалень.

– Сгинь, придурок! – повысила голос она.

– Ах ты… – Мужик, рухнув на пол от молниеносного удара в челюсть, так и не успел озвучить явно нелестный эпитет.

– Шико бьют! – прогремело из угла.

– Быстро туда! – скомандовал Эмо и, дернув растерявшуюся подругу за руку, буквально запихнул ее под прикрытие тяжелой столешницы.

– Я не доела… – промямлила она, дожевывая кусочек.

– Молчи! – Все внимание эльфа было приковано к женщине в плаще, вокруг которой уже стояли несколько здоровых мужиков.

Из-под широкой каменной плиты, закованной в металлический каркас, к которому крепились массивные ножки, Адель мало что видела, зато все прекрасно слышала.

– Как невежливо приставать к одиноким путницам, – начал эльф, переводя задумчивый взгляд с таинственной незнакомки на ее противников. Кто из них больше похож на наемных убийц, парень так до конца и не понял. После злоключений последних дней ему даже худосочный старичок за соседним столиком казался мастером боевых искусств, пришедшим забрать жизнь несчастного Эмо.

– Она с вами, что ли? – немного озадаченно спросил один из друзей Шико.

– Нет.

– Тогда не лезь, пацан, – отмахнулись от него нетрезвые господа и, нависнув над обидчицей, приказали: – А ну, ведьма, снимай капю…

Грохот, крики, звон разбитого стекла и женский визг оповестили сидящую под столом Адель о том, что переговоры закончились.

– Ах вот как, под видом кабацкой драки ко мне подкрасться задумали, – бубнил где-то неподалеку Эмо, явно решивший, что и эта компания тут исключительно по его душу. – Врасплох застать хотели?! Не выйдет! Получай, морда наемничья! – О «крышу» над головой феи несколько раз стукнули чем-то увесистым.

«Фьюить!» Зеленомордый приятель зачинщика, размахивая в воздухе руками и ногами, пролетел несколько метров параллельно полу и впечатался макушкой в барную стойку. Другой мужчина бросился ему на помощь, но вскоре сполз по стенке и уселся рядышком с метательной звездочкой в плече.

– Мерз-с-кие, жалкие людиш-шки, тролиш-шки, гоблиниш-шки! – шипели по другую сторону стола, и в такт этим словам на пол «укладывались» бесчувственные тела, располосованные не то несколькими ножами, не то когтями.

Спустя десять минут наступило затишье, и Адель рискнула выглянуть из своего укрытия. В разгромленном зале на ногах остались стоять трое: растрепанный Эмо с кинжалами в руках, высокая женщина-оборотень в плаще, но без перчаток да хозяин постоялого двора с пачкой счетов за ущерб, причиненный заведению. Фея вылезла и отряхнула колени, раздумывая над тем, что такими темпами выигранных Эмо сундуков надолго не хватит.

– Вот теперь можно и поужинать спокойно! – довольно сообщил эльф, окидывая взглядом интерьер. Но тут распахнулась входная дверь, и в помещение влетела очередная пятерка сильно недовольных типов, вооруженных арбалетами. – Или нельзя, – грустно вздохнул парень, готовясь к очередной стычке.

Увидев нацеленное ей в лоб оружие, Адель вскрикнула, рука одного из мужчин дрогнула, струна тренькнула, стрела сорвалась в сторону девушки и… упала на пол, сбитая звездочкой Эмо. Другая стрела увязла в черном облачении незнакомки. Та зашипела, потом зарычала, после чего рявкнула: «Ну, хватит!» – и, резко дернув за застежку, сорвала с себя плащ. Покрытая бархатной шерстью фигура человекоподобной «пантеры» впечатлила всех присутствующих. Под хищным взглядом высшей зор-зары, легко выдернувшей из плеча болт, арбалетчики дружно побледнели, а услышав громкое «мяу», больше похожее на «ням», рванули к выходу.

– Так это ты! Все-таки ты! Это тебя наняли меня убить! – взвыл Эмо и бросился на Илоланту с явным намерением опередить врага.

Та ловко уклонилась и, пропустив эльфа вперед, оглушила его сзади обломком стола, оказавшимся под рукой. Парень пошатнулся и начал медленно оседать на пол, но зор-зара успела подхватить его и, взвалив на плечо, спросила у испуганно моргавшей феи:

– Куда доставить это глупое создание с манией преследования?

– А… а вы убивать его разве не будете? – пролепетала та, продолжая стоять на месте и плести какое-то простенькое заклинание, явно в помощь своему бесчувственному дружку. Наивная!

– А надо? – клыкасто ухмыльнулась Лола и демонстративно пощелкала острыми коготками.

– Н-нет! – замотала головой девушка, прекратив бесполезные попытки прибегнуть к помощи чар. Растений поблизости не было, покойников вроде тоже… А боевая магия, как и бытовая и многие другие виды, давалась ей с большим трудом.

– Вот и я так думаю, – вздохнула «пантера», продолжая улыбаться. – Перегрелся мальчик. Кругом враги мерещатся, – пожала она свободным плечом. – Так какой у него номер комнаты?

Раздражение зор-зары поутихло, сменившись любопытством. Белокурая куколка и ее черно-розовый провожатый оказались весьма интересной парочкой. А завязавшаяся в зале потасовка позволила размяться и выпустить пар. Ни убить, ни ранить переселенца из мира духов, тем более высшего, обычным оружием было невозможно, чем Илоланта и пользовалась, раскидывая надоедливых алкашей. Эльф же, хоть и не имел подобного преимущества, расправлялся с нападавшими не менее виртуозно, нежели она. А ведь некоторые из этих молодчиков раза в два превосходили его по размерам и наверняка обладали большей силой, но… меньшей ловкостью и умениями.

«Такой экземпляр я не стану убивать, даже если он завтра женится на девчонке, – решила про себя Лола и, добившись наконец от феи ответа про номер комнаты, потащила парня наверх. – А Итан… хм… Подумаешь, без невесты останется! Поведет под венец кого-нибудь другого. Например, хромую ведьму со светлым даром из соседней деревни. Она ему по возрасту ближе – на прошлой неделе двухсотлетний юбилей отпраздновала да бывшего мужа схоронила».

Глава 2

Хищный силуэт замка четко выделялся на фоне закатного неба. Многочисленные башенки, флюгеры и бойницы, подсвеченные кровавыми лучами вечернего светила, смотрелись очень живописно, хоть и несколько пугающе. Но одинокому всаднику, приближавшемуся с востока, бояться было нечего. Тяжелый подъемный мост со скрипом опустился над пересохшим рвом. Массивные, исцарапанные стрелами и временем ворота открылись, пропуская путника во внутренний двор.

Он медленно шел по каменным коридорам своего дома, чуть касаясь длинными пальцами холодных стен. Откликаясь на присутствие вернувшегося хозяина, те наполнялись красками, меняя мрачные цвета на бело-голубую гамму, столь любимую им. На стенах вспыхивали факелы, озаряя путь магическим огнем, уродливые статуи сгорбленных монстров расправляли плечи, превращаясь в мраморных девиц. В нише у лестницы, ведущей на второй этаж, зашевелился, оживая, окаменевший ромор[7].

– Добро пожаловать домой, господин! – проскрипел дворецкий, склоняясь в почтительном поклоне.

Мужчина улыбнулся, чуть кивнув ему. Вскоре очнутся от продолжительного забвения остальные «каменные» слуги, и замок наполнится движением. Все станет как раньше, до его отъезда. Сколько же лет прошло с тех пор? Три года… нет, почти четыре. Давно он тут не был. А жаль.

Хозяин преобразившегося замка легко взлетел вверх по ступеням, в несколько шагов преодолел расстояние до массивной двери и, переступив порог, очутился в просторной комнате с камином и креслами. Порыв ветра, ворвавшийся в помещение вместе с ним, взметнул вверх многолетнюю пыль, качнул белое кружево тончайшей паутины и слегка тронул серебристую тесьму на тяжелых бархатных занавесях. Обернувшись, мужчина встретился взглядом со своим отражением в большом настенном зеркале и, чуть склонив набок голову, прищурился. На фоне царящего вокруг запустения его высокая фигура, облаченная в белоснежные одежды, смотрелась инородно. Темные волосы обрамляли узкое лицо с резко очерченными скулами, тонкие губы насмешливо кривились, а светлые глаза светились ярко в полумраке комнаты.

– С возвращением, Ирвин Ма-Магни, – прошептал маг своему зеркальному двойнику и, резко развернувшись на каблуках, щелкнул пальцами.

Повинуясь приказу хозяина, в камине вспыхнуло рыжее пламя магического костра. Посеревшие от времени чехлы поднялись с мебели и полетели в огонь. Туда же отправился и паучий ковер вместе с «ткачами», не успевшими вовремя сбежать. Перепуганные мыши метнулись в норы прятаться от гнева колдуна, но были погребены под массой каменных стен. Бархат штор разгладился, тесьма засияла серебром, а на стенах расправились гобелены.

– Вот теперь я действительно дома, – довольно улыбнулся брюнет, опускаясь в кресло. Достав из-за пазухи пожелтевший от времени конверт, он задумчиво повертел его в руках, потом аккуратно вынул портрет белокурой девушки в форме Академии светлого искусства. Полюбовавшись на милое личико с красивыми темными глазами, Ирвин едва слышно прошептал: – Надеюсь, скоро мы опять встретимся… Адель. Мой замок через пару дней сможет принять новую хозяйку.

Завтрак, в отличие от ужина и вопреки правилам, установленным на постоялом дворе «Драконья пасть», Адель позволили забрать в комнату. Во-первых, обеденный зал после вчерашнего погрома восстановили не полностью, хотя некоторые ранние посетители уже сидели за отремонтированными столами, а во-вторых, фее с ее очаровательной улыбкой и умоляющим взглядом было просто невозможно отказать. Особенно, когда рядом с ней стояла высшая зор-зара в образе огромной пантеры и недвусмысленно облизывалась, глядя на хозяина заведения кроваво-красными глазами. Поблагодарив мужчину за оказанную любезность, Адель поставила горячую еду на поднос, вежливо отказалась от помощи официантки, после чего развернулась и чуть не врезалась в грудь подошедшего сзади незнакомца. Руки девушки дрогнули, тарелки жалобно звякнули, кувшин с компотом угрожающе качнулся и… щедро окатил рыжеволосого чужака своим содержимым.

– Вот ссспасибо! – прошипел он, брезгливо стряхивая ягоды со светлой рубашки.

– Ой! – пискнула блондинка, испуганно глядя, как на слегка запыленной одежде расползается темное пятно. – Простите, – смутилась она, прижимая к себе несчастный поднос, как родное дитя. – Я такая неловкая.

– Это точно, – хмыкнул мужчина и, тряхнув тугими кудрями, улыбнулся. – Ладно, крошка, иди работай. Тебя посетители заждались, – сказал он и, легко хлопнув ее по месту ниже талии, насмешливо добавил: – Когда будешь выполнять мой заказ, постарайся больше ничего не пролить.

– З-заказ? – опешила девушка. – Да я… да вы… да…

– Она хочет сказать, что она не официантка, – перевела этот возмущенный лепет Лола, задумчиво изучавшая незнакомца.

Тот искоса взглянул на нее, и в глазах его не отразилось и тени страха. Так, слабое любопытство. Подобная реакция заинтересовала зор-зару. Выглядел незнакомец лет на двадцать пять, не больше. Высокий, широкоплечий, с сильными руками и волевым подбородком. На загорелом лице классическая трехдневная щетина, под прищуренными глазами цвета свежей зелени темные круги то ли от недосыпа, то ли от усталости. Одет просто, но со вкусом, дорожная сумка из хорошей кожи, на пальце дорогой перстень с фамильным гербом одного из домов Аки-Терри[8] – страны лазурных озер и поднебесных гор. К какому именно роду относится этот тип, зор-зара не знала, но по характерным линиям символа вполне смогла определить, что род знатный. Жаль, что по этим самым линиям нельзя было понять, какого демона отпрыск знатного рода забыл в этом захолустье?

– Не официантка, значит? – чуть разочарованно вздохнул мужчина и окинул фею более внимательным, если не сказать придирчивым, взглядом. – А похожа.

Адель обиженно засопела, забыв о том, что недавно чувствовала себя виноватой. Она гордо прошествовала мимо нахала к лестнице. Ни извиняться, ни разговаривать с ним ей не хотелось. Рыжеволосый пожал плечами и, потеряв к ней интерес, о чем-то заговорил с хозяином заведения, который все это время скромно стоял в сторонке вместе с круглолицей подавальщицей.

Лола, бросив на всех выразительный взгляд, зевнула и поплелась вслед за девушкой. До отъезда им предстояло привести в чувство отрубившегося эльфа. Вроде и удар был не сильный… по ее меркам, и камень не большой… сантиметров двадцать в длину. Мелочи! Так чего же этот хлюпик до сих пор без сознания? Нюхательная соль из запасов девчонки не помогла, как не принесла результатов и ее цветочная магия. Парень дышал и… не просыпался. Устал от каждой тени шарахаться и задумал как следует отоспаться, что ли? Похоже на то. Аделаида именно так и решила, послушав ровный стук его сердца и пощупав губами лоб, после чего отстала от несчастного и даже подремала пару часов, сидя в кресле в обнимку с белым котенком, черные глазки которого странно мерцали в полумраке комнаты. А утром она поднялась ни свет ни заря, умылась, растолкала зор-зару, старательно прикидывающуюся спящей, и потащила ее к хозяину выпрашивать ранний завтрак.

За ночь они успели обсудить многое и… многих. Решив, что правда – лучшее средство для того, чтобы втереться в доверие, Илоланта честно рассказала о цели своего путешествия, правда, преподнесла все так, чтобы вызвать симпатию и сочувствие к своей «скромной» персоне. Адель была доброй девочкой, поэтому убедить ее в том, что зор-зара не враг, а просто вынужденная спутница для них, оказалось совсем не сложно. А вот как заставить ее приятеля-параноика поверить в это, Лола пока что не знала. Мысль о том, чтобы незаметно приложить его еще чем-нибудь по черно-розовой макушке и оставить поправлять здоровье в этой дыре, все больше занимала «пантеру», хотя и казалась ей не совсем правильной. Вдруг фея расстроится и останется в сиделках у друга? Подобный вариант зор-зару не устраивал, и потому для начала она решила испробовать мирные методы убеждения.

Вернувшись в комнату, Лола привычно запрыгнула на диван, полный маленьких подушек, и, выгнув спину, повернулась на бок. Свесив одну лапу вниз, она удобно устроилась на мягкой поверхности и, блаженно прикрыв глаза, принялась наблюдать сквозь сеть ресниц за действиями девчонки. Та поставила поднос на журнальный столик, налила в кружку компот и, сделав глоток, подошла к парню, лежащему на кровати. Рядом на коврике стояли черные ботинки с аккуратно заправленными внутрь розовыми шнурками, на стуле лежали сложенные стопкой вещи, которые фея сняла с друга вечером. А под стулом мирно покоилась целая гора разнообразного оружия, обнаруженная девушкой в самых невероятных местах среди одежды и обуви Эмилли-эля.

Присев на край постели, фея тихо позвала:

– Эмммо! – Реакции не последовало. – Эмиль! – проговорила она громче, но парень продолжал лежать с закрытыми глазами, его тонкие веки чуть заметно подрагивали, а на бледных щеках танцевали тени от ресниц. – Эмо! – крикнула фея, стукнув кружкой о край тумбочки. – Экипаж скоро подадут, а ты до сих пор не очнулся. А ну вста-а-ать! – заорала девушка так, что даже Лола вздрогнула. Зато эльф не шевельнулся, полностью проигнорировав ее вопль. – Хм… – Ада задумалась. – Ладно.

Она устроилась поудобней, склонилась над другом, осторожно погладила его по щеке, подергала за острое ухо, пощекотала под подбородком и, не добившись результата, поцеловала в кончик носа.

Эмилли-эль вздохнул во сне и вымученно улыбнулся. Всю ночь сознание то возвращалось к нему, то вновь уплывало в туманную дымку. Наконец с трудом поймав попытавшуюся ускользнуть мысль, что так скверно ему не было даже после первой попойки в Академии, эльф поднял налитые свинцовой тяжестью веки. На кровати подле него сидела Адель и с тревогой смотрела на друга.

– Ой, кажется, он очнулся! – обрадовалась она.

– Я же говорила, что очнется! – раздался недовольный голос с дивана.

Эльф подскочил, сметя в сторону кружку с компотом, и настороженно уставился в светящиеся алым глаза зор-зары.

– Трррепещи, убийца! – рявкнул он, машинально заслоняя собой фею и одновременно шаря рукой в том месте, где обычно прятал кинжалы.

– Трепещу, угу, – ухмыльнулась «киса», лениво переворачиваясь на спину. – Черно-розовый эльф в пижаме – это о-о-очень страшно!

– Да как ты… что она вообще тут делает, Адель?! – грозно воскликнул Эмо, пряча за своим гневом смущение.

– Лежу я тут! Жду, пока один не в меру нервный эльфенок проснется. – Илоланта помахала в воздухе лапами, вытянула их и, демонстративно запустив когти в спинку дивана, довольно заурчала.

– Тихо-тихо, Эмиль! – Адель погладила приятеля по плечу. – Лолочка вовсе не враг нам!

– «Лолочка»?! – В голосе парня прорезались истерические нотки.

– Да-да, ее так зовут. Это та самая знаменитая зор-зара Итана Эльт-Ма-Грогана. Представляешь, он ее отправил следить за мной! Деспот! Заставил бедную кису человеком прикидываться! А у нее от ходьбы на задних знаешь как лапки ноют?! – Девушка с сочувствием и явной симпатией посмотрела на новую знакомую.

– Мурр! – согласно мурлыкнула та, потянувшись, и скорчила жалобную мордашку, забавно скосив глаза к носу.

– Мы тут обсудили ситуацию… пока ты спал, и решили, что она поедет с нами! – лучезарно улыбаясь, сообщила фея.

– Мурр! – снова поддакнула «киса».

– Ты ведь шутишь, да? – отодвинувшись от подруги, спросил эльф.

– Нет.

– Ты дура!

– А ты псих.

– А разбираться, кто есть кто, мы можем в экипаже? – взглянув на настенные часы, проговорила Лола.

Спустя двадцать минут они действительно там сидели. Все трое. Даже четверо, если считать плюшевого котенка, которого фея устроила справа от себя. Слева расположилась тихо урчащая зор-зара. Девушка машинально почесывала ее за ушком, а та благодарно мурлыкала в ответ. Ну а напротив этой компании сидел сильно недовольный Эмо и молча дулся на свою подругу и ее «зверинец».

– Что за болезненная тяга к кошкам у любительницы собак? – не выдержал наконец эльф.

– Ты о чем? – удивилась она.

– О твоем плюшевом приятеле, к примеру. Ведь его тебе проклятый темный подарил!

– «Темный»? – переспросила Илоланта, не открывая глаз. – Какой темный?

– Женишок ее драгоценный, – скривился Эмо.

– Вовсе не драгоценный, – поджала губы фея.

– Тогда зачем кота его за собой таскаешь? – язвительно поинтересовался парень.

– Хочу и таскаю, – пробормотала девушка.

– Любишшшь его? – вкрадчивым шепотом спросила зор-зара.

– Кота? – прикинулась дурочкой Адель.

– Жениха.

– Нет, конечно, – искренне улыбнулась невеста и, прижав к себе мягкую игрушку, смущенно призналась: – А котенок нравится.

Она чмокнула игрушку в белоснежную макушку, не заметив, как черные пуговки его глаз, обращенные к ней, затянула серебристая пелена.

– Зачарованный небось, – проворчал Эмиль, наблюдая за подругой. – Говорю же, надо вскрыть ему брюхо и посмотреть, какую магическую фигню в него Нир запихал, раз ты с ним никак расстаться не можешь.

– Я тебе вскрою! – Прижав зверушку сильнее к груди, фея показала другу кулак. – Мое! Понятно? Не смей даже прикасаться к Мурзику.

– О Эраш! – поднял глаза к потолку эльф. – Она уже и имя ему дала. Что с тобой происходит, а? С этим Мурзиком… – Эмо скривился, – ты спишь в обнимку, ту, – он кивнул в сторону Лолы, – гладишь за ушком, даже на игре ты выбрала маску кош… – Парень запнулся, сообразив, что сболтнул лишнее.

– На игре? – Острое ухо зор-зары повернулось, красный глаз приоткрылся. – На какой игре? – полюбопытствовала она, не сводя с него взгляда.

Он ей нравился: забавный, порывистый, добрый и такой же наивный, как и его девочка. А еще он не был женихом феи, и это обстоятельство привлекало Илоланту больше всего.

– Ни на какой, – огрызнулся парень и гордо отвернулся к окну.

Они еще не тронулись, но уже расположились в салоне заказанной накануне кареты. Внутри было удобно и прохладно, вместо жестких скамеек здесь стояли мягкие диванчики, по стенам в причудливом узоре сплелись прозрачные трубки, охлаждавшие воздух. Два ящероподобных зор-зара нетерпеливо били хвостами в ожидании возницы, решавшего какие-то вопросы с хозяином постоялого двора. Ну а пассажиры коротали последние минуты перед отъездом.

– Что за игра? – плюнув на упрямца, спросила Илоланта у феи.

– Ну… – замялась та.

– Настольная карточная игра, – нехотя процедил Эмо.

– В которой она была кошкой? – недоверчиво уточнила Лола и вдруг замерла, глядя расширившимися от догадки глазами на блондинку. – Кошкой… белой и наивной кошечкой? Ой, не могу-у-у-! – дрыгая лапами, захохотала зор-зара. – Кошечкой. Белой… ха-ха-ха! Знал бы хозяин, кому своей магико-психологической травмой обязан.

– Я его не била! – возмутилась девушка. – Почти.

– Аде-э-эль! – простонал эльф, понимая, что подруга только что сдала себя с потрохами, подтвердив догадку этой хитрой заразы, которая виртуозно прикидывалась большой безобидной кошкой, старательно пряча клыки, когти и изворотливый ум за добродушным урчанием и ироничными фразами.

Если б он не считал, что врага лучше иметь перед глазами, чем за спиной, ни за что бы эта тварь не поехала с ними. Но постоянно оглядываться Эмиль не хотел, потому скрепя сердце согласился взять Илоланту вторым телохранителем для его нежной и хрупкой девочки. Раз Итан вознамерился на ней жениться, то вреда фее его цепная зверюга точно не причинит. А вот защитить ее от домогательств того же дракона сможет.

– Точно. Не ты его била, а твоя подружка Лиса, да Ворон еще, – сквозь смех, отозвалась Лола. – А два пинка по печени не считаются. Ладно-ладно, детки, сделайте лица попроще, я никому ничего не расскажу. Честное зор-зарье! – торжественно поцеловав коготь, поклялась она и снова захихикала.

Эмо и Адель переглянулись, но ничего не сказали. А через пару минут пришел возница. Спросив у путников, не нужно ли им чего, он занял свое место за стенкой и, надев браслеты для управления ездовыми зор-зарами, отправился в путь по Стране Песков.

Экипаж успел проехать метров тридцать, прежде чем грянул взрыв. Карета дернулась так, что пассажиров качнуло вперед, и остановилась. Стекло в дверце дрогнуло, пошло трещинами и мелкими осколками осыпалось на пол. Адель с любопытством подалась к окну, но была тут же бесцеремонно отодвинута другом.

– Сиди тихо! – шикнул на девушку эльф, прижался щекой к стенке рядом с дверным проемом, осторожно выглянул наружу и молниеносно отпрянул обратно. – Никого! – удивленно протянул он и добавил: – Не к добру это! Надо убираться отсюда!

Фея, отпихнув приятеля, все-таки посмотрела на улицу. Там было пыльно, безлюдно и тихо. И вдруг в этой тишине раздался топот: сперва слабый, он спустя минуту перерос в мерный гул, разбавленный неразборчивыми криками. Из-за угла вылетела высокая фигура в коротком плаще с капюшоном и гигантскими скачками понеслась по направлению к карете. Рядом с Адель в окошке появился любопытный нос Илоланты.

– Хорошо бежит! – мурлыкнула зор-зара.

– Кто? – подозрительно спросил Эмо и тоже высунулся в окно. Он увидел толпу, вооруженную чем попало, включая вилки, ножи и кухонную утварь. С воинственными воплями люди неслись вслед за первым бегуном. – Я же говорил, не к добру! – буркнул эльф и заорал: – Возница, трогай! Две монеты, если через десять минут мы будем за воротами!

– Пять! – не упустил случая поторговаться тот.

– Хорошо, пять! – не стал спорить парень, и в следующую секунду карета рванула с места.

Адель отшвырнуло на сиденье, а Лола с шипением свалилась на пол, с которого быстро перескочила на более удобное и безопасное место. Остроухий плюхнулся на диванчик слева от феи, справа устроилась зор-зара, и трио путешественников вцепилось друг в друга, чтобы не сильно подпрыгивать на ухабах. Доехав до угла, экипаж набрал такую скорость, что поворачивал чуть ли не на двух колесах. И в тот момент, когда Ада только-только выпрямилась на сиденье, перестав падать на зор-зару и отпихивать навалившегося эльфа, в разбитое окно кареты влетело что-то черное и рухнуло на пол. Странный летающий объект оказался мужчиной в плаще. Незнакомец тут же вскочил, с удивительной ловкостью увернулся от брошенных Эмо дротиков и, не удержав равновесия на очередном повороте, снова полетел вниз. Стукнувшись коленями о пол, он вскинул руки, но не успел ни за что схватиться и с точностью арбалетного болта спикировал носом в декольте девушки. Капюшон сполз с его головы, открыв блестящие кольца рыжих волос, рассыпавшихся по плечам.

– Ты что здесь забыл? Отвечай! – прошипела Илоланта, надавив на горло «гостя» острым когтем.

– Не шевелись, мерррзавец! – рявкнул эльф, прислонив с другой стороны к его шее лезвие кинжала.

– Отпусти меня! – беспомощно завопила Адель: ее руки оказались прижаты к дивану ладонями незнакомца.

– А можно я на пустом диванчике посижу, пока вы между собой определитесь? – усмехнулся мужчина в глубокий вырез кремового платья, надетого феей с утра для поездки по жаре. – Хотя мне и тут неплохо! – Он поднял взгляд ярко-зеленых глаз на красную как рак девушку и чмокнул нежную кожу чуть ниже шеи.

Тут же полыхнуло яркое зарево, и рыжего отбросило от феи к противоположной стенке, припечатав головой о потолок. Закатив глаза, он тяжело рухнул на сиденье.

Спустя полчаса обстановка в экипаже накалилась до предела. Незнакомец, оказавшийся тем самым мужчиной, который был облит компотом в «Драконьей пасти», все еще валялся мешком на диванчике у передней стенки кареты, а на сиденье напротив разгорелись жаркие дебаты.

– А я тебе говорю выкинуть его прямо сейчас! – рычал Эмо, размахивая руками.

– Не сссогласна, – шипела с другой стороны Лола, – сперва допросим, потом выбросим. Если будет что выбрасывать.

– Ну нельзя же так! – увещевала спутников Адель. Она сидела, вжавшись в спинку, чтобы спорщики не зашибли ненароком.

– Тебе что, понравился этот хлыщ? – ревниво заглянул в глаза девушке эльф.

– Понравился-понравился! – промурлыкала зор-зара. – Он ее и за задницу в кабаке пощупать успел! Ушлый парень!

– Что-о-о?! – взвыл Эмо.

– Да никто мне не понравился! – не совсем убедительно возмутилась фея, снова покраснев. – Но нельзя же беспомощного вот так просто выкинуть на обочине. А вдруг его кто-нибудь ограбит, пока он без сознания?

– Так давай горло перережем, и ему будет все равно!

– Муррр, а сперва на ленточки пустим и пару вопросов проясним!

– А может, вы меня до ближайшего поселка подбросите, а там я сам выйду? – подал голос рыжий.

– Заткнись! – хором гаркнули Эмо и Лола.

– Понял, не дурак! – ухмыльнулся парень и, подмигнув Адель, спросил: – Девушка, а вы не хотите выйти вместе со мной? Вашим спутникам явно не до вас.

– Что-о-о? – снова хором взвыли эльф и зор-зара.

От этого параллельного ора в оба уха у феи мгновенно разболелась голова.

– Хватит! – простонала она. – Господин, не знаю вашего имени, мы довезем вас до первого поселения, если вы будете вести себя прилично!

Рыжеволосый проехался задумчивым взглядом по ее фигуре, белому узору брачного браслета на запястье, после чего сосредоточил внимание на лице феи и, не поднимаясь с дивана, элегантно ей поклонился.

– Ритэр Вестмар, к вашим услугам, леди. Я алхимик и в некотором роде иллюзионист, – вежливо представился он и тут же испортил впечатление о себе: – Можешь называть меня просто Тэри, детка. Кстати, я тебя где-то видел. Ты, часом, не училась в Университете смешанной магии в Аки-Терри? – предположил новый знакомый, делая вид, что пытается вспомнить.

– Нет, – сухо ответила Ада.

– В конкурсе «Первая красавица Аки-Терри» участвовала?

– Нет! – Теперь в голосе девушки послышался перезвон льда.

– В баре «Белокурая красотка» выступала? – с сомнением пробормотал мужчина и рассеянно почесал небритую челюсть, в которую хотелось двинуть уже не только товарищам феи, но и ей самой.

– Я. Никогда. Не. Была. В. Аки-Терри! – делая паузы между словами, отчеканила блондинка. – И тем более не шлялась там по барам и конкурсам красоты!!!

– Хм… – ничуть не смутился рыжий. – Зря. С твоими данными первый приз был бы у тебя в кармане, детка, – добродушно улыбнулся он.

– Я тебе не «детка»! – мрачно осадила алхимика фея, сама не заметив, как перешла на «ты».

– Она тебе госпожа фея, – добавил Эмо, но, повинуясь жесту подруги, решил пока не встревать.

– Мое имя Аделаида Ванн Грэниус. Я не официантка и не певичка из бара, а дипломированная фея и наследница древнего рода некромантов! Ты понял?

– О да. – Улыбка мужчины стала шире. – Я понял, где видел твое милое личико, дет… Аделаида. На портрете, вложенном в письмо, которое несколько лет назад моему близкому знакомому прислал твой папаша в надежде пристроить единственное чадо в хорошие (в смысле в богатые и знатные) темные руки. Кажется, подобные брачные предложения получили еще двое отпрысков известных темных семей, что учились в моем вузе. Да не смущайся ты так, детка, – подбодрил ее алхимик, глядя, как румянец заливает нежные щеки девушки. – Родители порой ведут себя странно, пытаясь построить для своих детей достойное будущее. И кому же, – он кивнул на ее браслет, – повезло угодить в капкан к твоему предприимчивому предку?

Фея сжала кулачки не столько от возмущения бесцеремонностью нового знакомого, сколько от привычной злости на бывшего слугу с его бесконечными тайнами. Вот что она должна ответить на этот вопрос? Опять про песчаного дракона наврать? Целый год сочинять сказки или выглядеть полной дурой, честно признаваясь, что не в курсе, кто жених?

– А впрочем, неважно! – спас ситуацию алхимик, по-своему расценив мрачный взгляд девушки. – Прости, если обидел. Правда не хотел. – На этот раз его улыбка выглядела виноватой, что понравилось Адель. – Так как, господа? Подбросите меня до какого-нибудь городишки, где я смогу нанять карету или зор-зара? Не хотелось бы навязываться, но я тороплюсь – не люблю опаздывать на встречи. А к драконам вообще опаздывать не рекомендуется.

– К драконам? – заинтересовалась Лола, все это время деликатно молчавшая и демонстративно точившая свои острые когти о деревянный подлокотник.

– Ага, у меня назначена встреча с неким… э-э-э… – Тэри выудил из-за пазухи свиток, блеснувший знакомым тиснением, – о, с Арэтом Эльт-Ма-Ри.

– Попутчик, значит, – задумчиво протянула Илоланта. – Муррр, как любопытно!

– Подозрительно! – насупился Эмо. – С чего это толпа за ним по улице гналась, посудой размахивая?

– Попросили помочь, узнав, кто я такой. Ну и… – Рыжий грустно хмыкнул. – Вместо заклинившей двери взорвалась вся столовая. Переусердствовал малость. А они сразу в драку, – обиженно добавил он.

– Жаль не добили, – недовольно пробурчал эльф, но, получив от феи тычок локтем, тему развивать не стал. Просто позволил своему буйному воображению нарисовать картину того, как рыжеволосого нахала, словно копченого поросенка, яростно закалывают ножами и вилками «благодарные» горожане.

– Думаю, мы сможем подвезти тебя, Тэри, не только до ближайшего населенного пункта, но и до места назначения, если… – Адель указала рукой на разбитое стекло в дверце кареты, – если ты починишь это. Только, пожалуйста… не переусердствуй снова, – многозначительно проговорила она и вполне дружелюбно улыбнулась.

С задачей Ритэр Вестмар справился быстро. Вот только девушка в порыве практичности не указала, какими характеристиками окно должно обладать после починки. Этим ее просчетом алхимик и прикрылся, когда выяснилось, что склеенное из осколков и содержимого какого-то пузырька, извлеченного из недр широкого плаща, оно свободно пропускает жар с улицы.

Глава 3

Ближе к вечеру путешественники достигли последнего ориентира, указанного на карте, и, проехав пятьсот метров к северо-востоку от иссушенного временем дерева, поравнялись с торчащей из песка палкой, на которую был насажен череп. Адель с недоумением высунулась из кареты – никакого замка, дома, да что там… даже жалкого шалаша или хижины поблизости не наблюдалось. Фея посмотрела на адрес, потом на бескрайнюю пустыню вокруг, снова перевела взгляд на письмо Арэта, опять уставилась на унылый пейзаж и наконец, не выдержав, сказала:

– Это что, шутка? – В душу девушки закралось нехорошее подозрение, что такое вот заманивание в никуда – не что иное, как тонкая драконья месть за Фелицию, координаты которой она назвала ему вместо своих на игре.

– Дай я! – хмыкнул за плечом феи Ритэр и, выхватив у нее письмо, сунул его в пасть выбеленной солнцем черепушки. Та лязгнула челюстью, пожевала подношение, выплюнула его обратно и, крутанувшись на палке вокруг своей оси, вместе с ней ушла в песок. Земля дрогнула. От места, где скрылся череп, зазмеилась тонкая трещина, конец которой терялся далеко впереди. А вдалеке, как грибы, из песка начали расти три массивные башни.

Адель засмотрелась на архитектурную композицию, медленно поднимающуюся на поверхность, но, схлопотав легкий шлепок от рыжего, послушно полезла обратно в экипаж, который тут же плавно тронулся в сторону главной башни.

Получив сигнал о том, что долгожданная гостья пересекла границы его территории, Арэт Эльт-Ма-Ри отдал приказ своему комфортабельному логову (то есть его части) подняться наверх. Сам хозяин, сменив домашний наряд на выходной, поспешил к парадному входу. Дракон давно убедился, что для прекрасных дам антураж зачастую гораздо важнее кавалера, и продумал встречу до мелочей.

Когда карета оказалась на расстоянии ста метров от ворот, Арэт повелительно взмахнул рукой. Оркестр, нанятый в столице неделю назад, грянул туш. Белоснежная дорожка, свернутая в тугой рулон, начала разматываться, повинуясь толчку ноги. А четыре крылатые ящерки принялись щедро посыпать ее лепестками роз.

Дверца экипажа распахнулась. Дракон театрально прижал к груди руку с шикарным букетом орхидей, а другую вытянул вперед и торжественно произнес:

– Добро пожаловать, моя прекрасная фея!

На белый ковер, безжалостно сминая нежные лепестки, опустились два грубых ботинка отнюдь не девичьих габаритов. Следом за ними вылез их обладатель – мускулистый рыжеволосый мужчина с наглой небритой мордой. Отпихнув его, вторым наружу выбрался странный черно-розовый остроухий с кинжалами в руках и затравленно огляделся. Арэт моргнул – картинка перед глазами не изменилась. Более того, она еще и дополнилась! Из-за распахнутой дверцы ловко выскользнула черная пантера, сверкнула алыми глазами и сладко потянулась, впиваясь когтями в ворс дорожки. Дракон ущипнул себя за руку, желая убедиться, что происходящее не сон.

– Мне кто-нибудь поможет выйти? – раздался раздраженный женский голос из салона кареты.

Эльф, который на эльфа был похож разве что формой ушей и цветом глаз, мгновенно втянул лезвия в рукава, после чего галантно подал даме руку. Опираясь на нее, из экипажа вышла девушка, отдаленно напоминавшая Кошку, задолжавшую Арэту свидание и поцелуй. Почему отдаленно? Да потому что взмыленное существо с усталым чумазым личиком, в мятом платье, со слипшимися светлыми волосами на прекрасную фею походило только силуэтом.

– А нельзя как-то прекратить этот концерт? – тоскливо вздохнула Адель. – Голова и так раскалывается.

Первая скрипка сорвалась на визг, и оркестр умолк. Арэт поспешно сунул букет в трубу, не обратив внимания на удивленный взгляд музыканта. Чутье подсказывало дракону, что с романтикой лучше повременить. Сейчас куда важнее обеспечить гостей комфортом и накормить их ужином.

Отмывшись чуть ли не до скрипа, Адель сидела на низком ложе среди множества разноцветных подушечек и размышляла, как мало порой нужно для счастья: прохладное помещение, теплая вода с ароматом орхидей и тишина вместо бесконечного ворчания спутников. До ужина оставалось около часа, который девушка планировала потратить на выбор платья и сооружение вечерней прически. Из предложенных заботливым хозяином вариантов фее больше всего понравился скромный наряд нежно-зеленого цвета. Два других платья показались ей чересчур откровенными, особенно синее. У Ады были, конечно, и свои вещи, но обижать хозяина отказом она не хотела.

Теперь, немного остыв и смыв с себя песок, пыль и усталость, фея могла по достоинству оценить оказанный им прием. Да и самого Арэта тоже. Девушка, конечно, догадывалась, что дракон, скрывавшийся на Тритэре под маской Барса, красив (эта раса славилась своей исключительной привлекательностью), но не ожидала, что экзотичное для уроженки Тикки-Терри сочетание золотистой кожи, синих глаз и белоснежных волос произведет на нее такое сильное впечатление. А оркестр, букет и розовые лепестки под ногами? Все было мило и романтично, хоть и несколько… неуместно. Арэт Эльт-Ма-Ри оказался очень галантным и доброжелательным чел… драконом. Он, не моргнув глазом, приказал слугам разместить совершенно непредвиденное сопровождение Ады в гостевых комнатах. И это, невзирая на злобное сопение Эмо и хамские высказывания Лолы, двусмысленно заявившей, что она дуэнья, явившаяся проконтролировать «разврат в этом доме». Хорошо хоть рыжий алхимик действительно оказался приглашен хозяином. Только не сейчас, а неделей позже. Но выгонять его никто, естественно, не стал.

Адель растянулась на кровати и мечтательно прижала к груди плюшевого котенка.

– А ведь ты правда зачарованный. Да, Мурзик? – мурлыкнула она ему в ухо и улыбнулась, но тут же сдавленно вскрикнула, услышав ответное «мяв».

Отстранив игрушку, девушка озадаченно осмотрела ее и, не найдя никаких видимых изменений, решила, что ей показалось. Повертев кота в руках, она запустила пальцы в потайной кармашек на сердечке, да так и замерла, ощутив вместо изрядно потрепанной памятки гладкий лист бумаги. Придя в себя от удивления, фея дрожащей от волнения рукой вытянула новую записку от жениха и, развернув ее, принялась читать.

«Будь осторожна, моя маленькая госпожа! Помни: драконы эгоистичны и коварны! Будь умницей, цветочек. Раз уж так тяжело запомнить все правила, соблюдай хотя бы шестой и девятый пункты», – гласило послание.

А внизу стояла подпись: «Твой «проклятый» темный».

Фея злобно смяла листок, а потом снова расправила его и растерзала на крохотные кусочки, которые утопила в большой чаше для умывания, расположенной в смежном помещении.

– Ах, пункт девятый? – бормотала она, глядя, как исчезают в сливном отверстии клочки записки. – Ну я тебе устрою верность жениху, «мой проклятый темный»!

Вернувшись в комнату, Ада бросилась к встроенному шкафу. Теперь она точно знала, какое платье наденет. И мысли ее были отнюдь не о нежно-зеленом наряде.

Глава 4

Что будет весело, Лола поняла сразу, как только увидела фею в шелковом платье цвета индиго, которое идеально облегало ее, подчеркивая чувственные изгибы фигуры. Вид сильно недовольного эльфа, ведущего подругу под руку, и не менее сильно ошарашенного алхимика, вошедшего в комнату чуть раньше, гарантировал незабываемый вечер всем присутствующим.

– Эм… Аделаида, – озадаченно проговорил рыжеволосый, склонившись для поцелуя над рукой феи, – а ты, часом, дверью не ошиблась? – Дождавшись ее вопросительного взгляда, мужчина шепотом пояснил: – Это столовая, а не спальня.

Девушка фыркнула, выдернула у него ладонь и, отпустив локоть друга, гордо прошествовала к стулу, который отодвинула для нее обходительная прислуга. О том, что она согласилась довезти этого типа, фея пожалела уже спустя пару часов пути, в течение которых он с серьезным видом поведал ей несколько баек о необычной эстетически-гастрономической тяге драконов к хорошеньким леди. А вот про интерес представителей этой расы к небритым мужикам горе-алхимик упорно молчал, ссылаясь на то, что у него с Арэтом Эльт-Ма-Ри какие-то важные дела.

Хозяин дома ослепительно улыбнулся белокурой красавице и лично помог ей сесть. После чего осыпал комплиментами, одарил цветами и, попросив разрешения у прекрасной дамы, осторожно застегнул на ее нежной шее сапфировое ожерелье под цвет платья. С этого все и началось.

Ужин проходил довольно странно. Музыканты играли тихую мелодию, магические огоньки дрожали в золотых подсвечниках, а старательная прислуга ненавязчиво суетилась вокруг, обслуживая присутствующих. Фея, как почетная гостья, сидела справа от хозяина, расположившегося во главе длинного стола. Рядом с ней самовольно устроился Ритэр: он умудрился опередить эльфа, нацелившегося на это место. Эмо недовольно засопел, но затевать разборки с рыжим в присутствии дракона не стал. Обойдя стол, парень сел аккурат напротив Адель и, откинув с глаз черно-розовую челку, уставился на подругу. Илоланта в обнимку с огромной чашей зора развалилась на большом диване, стоящем неподалеку. Менять свою кошачью форму на слабый аналог человеческой ей не хотелось, поэтому она продолжала играть роль говорящей пантеры и не претендовала на место за столом. Лениво помахивая длинным хвостом, Лола довольно щурилась, наблюдая за участниками представления под названием «Ужин у дракона».

Ожидания зор-зару не обманули: вечер и правда оказался веселым. Дракон без конца говорил комплименты и шутил, галантно ухаживая за дамой, которая охотно отвечала ему и мило улыбалась. Остроухий сверлил подругу тяжелым взглядом, а рыжий, пользуясь соседством с Адель, отпускал ехидные комментарии, которые безошибочно улавливал тонкий слух духа. Слух дракона и эльфа наверняка отличался такой же остротой, но оба они старательно делали вид, что не замечают реплик алхимика, адресованных девушке.

– Ах, моя прекрасная фея, твой визит – отрада моего сердца, – в очередной раз завел свою «песню» златолицый блондин.

– Угу, «сердца», – поперхнувшись вином, пробормотал Ритэр, – а также печени и желудка. Я слышал, что светлые феечки отлично перевариваются.

– Арэт, если бы я знала, какой ты радушный хозяин, не стала бы откладывать нашу встречу, – смущенно опустив глаза, отозвалась Адель, не забыв при этом надавить каблуком на ногу соседу, который, поперхнувшись повторно, одарил ее укоризненным взглядом.

– Действительно, зачем откладывать на завтра возможность быть съеденной сегодня? – прошептал он, едва шевеля губами.

– Умолкни, Тэри, – прошипела девушка, чуть склонившись к нему, якобы чтобы взять салфетку. Очередной опекун в лице этого типа ее откровенно раздражал. – Прости меня, пожалуйста, за обман с адресом, – сказала она громко и открыто посмотрела на дракона. – Признаю, я была не права.

– Точно, надо было к Эрашевой бабушке отправлять, – хлопнув стакан вина, процедил себе под нос Эмо, чем заслужил мрачный взгляд подруги: у фей, как и у других магов, тоже был отменный слух.

– Ну что ты, Аделаида, я прекрасно понимаю: принять приглашение совершенно постороннего мужчины – большой риск для столь очаровательной девушки.

– Можно подумать, не посторонние с иными целями приглашают, – насмешливо фыркнул рыжий, но его все проигнорировали.

– Я так рада, что ты не сердишься, Арэт, – улыбнулась фея.

– Не сержусь, – задумчиво проговорил блондин, теребя пальцами свою тугую косу. – Но как пострадавшая сторона требую компенсации.

– Какой? – хором спросили девушка и эльф.

Дракон рассмеялся.

– Ничего сложного, – успокоил он их. – Просто я чувствую, что вечера в твоем прелестном обществе, Аделаида, мне будет недостаточно.

– Кто бы сомневался, что общение захочется продлить до завтрака, – раздался комментарий Ритэра, и рыжий грустно вздохнул, глядя, как прорастают бобы в его салате, заполняя тарелку не предусмотренной поваром зеленью.

– Вы ведь согласитесь погостить у меня хотя бы несколько дней? – Арэт адресовал вопрос всем, но смотрел при этом исключительно на девушку.

– Вот это аппетиты! – восхитился алхимик и обзавелся еще одним синяком от острого каблука соседки.

– Это предложение или приказ? – прищурилась она.

– Не смею неволить прекрасную даму, – чуть склонив голову, ответил хозяин. – Ты и так начиталась страшных сказок о драконах, да и «сказочников» вокруг много развелось… – Арэт скользнул взглядом по фигурам алхимика, методично обрезающего лишние листья в подправленном соседкой ужине, и эльфа, задумчиво рассматривающего очередную бутылку вина. Затем пригубил из своего фужера и вновь сосредоточил внимание на фее.

– Я не могу так сразу решить. Но… я подумаю, – сказала она.

– Только пока будешь думать, не забудь дверь в спальню забаррикадировать, – посоветовал рыжий.

– От тебя? – обернувшись к нему, в лоб спросила Адель.

– От всех, – подала голос с дивана Лола.

– В моем доме отличные замки, Аделаида, – подмигнул блондин. – Оставайся. Не пожалеешь. У меня много коллекций необычных вещей, которые могут тебе понравиться.

– Знаменитые сокровищницы драконов? – заинтересовалась гостья.

– И не только, – многозначительно улыбнулся он.

– Еще есть драконья спальня и кухня, – склонившись к соседке, шепнул Тэри.

– Я остаюсь! – оттолкнув надоедливого алхимика, заявила фея.

– Ты в своем уме, Адка?! – возмутился Эмо, оторвавшись от третьего по счету фужера. – У нас дела. Нам… нам нельзя задерживаться в непроверенных местах.

– Вот и проверите… место, – с нажимом проговорил блондин, выразительно посмотрев на телохранителя своей должницы.

– Муррр, – хлебнув зора, протянула Лола, – давайте останемся. Тут корррмят.

– Откармливают? – насмешливо изогнул бровь рыжий.

– Прикармливают, – уныло отозвался Эмо.

– Всего лишь угощают, – сказал хозяин логова и улыбнулся гостям, сознательно продемонстрировав при этом внушительные клыки.

После десерта, во время которого Адель перепробовала несколько видов восхитительного мороженого, дракон поднялся и с деланым сожалением произнес:

– Дорогие гости, позвольте похитить эту очаровательную особу, которой я обещал небольшую экскурсию. Надеюсь, вы не будете скучать! Господина Вестмара, как мы и договаривались ранее, проводят в библиотеку. – Рядом с рыжим угодливо склонился один из слуг. – А господина… э-э-э… Эмо, я надеюсь, развлечет визит в оружейную.

– А я, муррр?! – обиженно протянула Илоланта, спрыгнув с дивана. – Я тоже хочу артефактами полюбоваться.

– А госпожу зор-зару ожидает еще одна порция зора, – одарив пантеру многозначительным взглядом, сказал Арэт.

– Всего порция? – похлопала длинными ресницами Лола.

– Две порции.

– И еще одну на случай, если я ночью проголодаюсь.

– Все, что пожелает спутница моей очаровательной леди.

– Спутница желает пять порций сегодня и столько же на отъезд.

– А ты не лопнешь, чудовище? – восхитился ее аппетитами Эмо, с унылым видом вертевший пустой фужер.

– И какую-нибудь красивую железку в подарок моему остроухому другу, – продолжила торговаться зор-зара.

– Какой я тебе друг? – возмутился эльф.

А фея укоризненно воскликнула:

– Илоланта! – и покраснела, испытывая неловкость за наглость особы, которую сама же привела в дом под видом своего телохранителя.

– Все в порядке, Аделаида. Как гостеприимный хозяин, я с удовольствием выполню просьбы твоей четвероногой «дуэньи». – Дракон улыбнулся девушке и, поднявшись, подал ей руку. – Это несложно, поверь. Мои слуги позаботятся о твоих друзьях. А мы пока пойдем прогуляемся.

– Не поздновато ли для экскурсий? – заметил рыжий, обращаясь больше к Адель, чем к ее белокурому кавалеру.

– О! Господин алхимик очнулся от задумчивости, – насмешливо фыркнул дракон. – Вас обделили подарком или действительно за даму беспокоитесь? Напрасно! Со мной ей ничего не грозит. А может, вы просто боитесь посетить библиотеку ночью? – В голосе хозяина слышалась ничем не прикрытая ирония. – Ну что вы, там совершенно безопасно! Обещаю, на вас никто не будет покушаться.

– Еще бы, я же не наивная девственница в пеньюаре, выдаваемом за платье! – в том же тоне ответил Ритэр.

Адель злобно скрипнула зубами. Вот и старайся после этого выглядеть соблазнительной! На лбу у нее, что ли, написаны интимные подробности биографии? Откуда ему знать, что она никогда не была с мужчиной?

– Но вы и не опекун моей драгоценной гостьи, я полагаю? – осадил рыжего блондин.

– Нет, конечно. Зачем ей опекун, когда у нее есть брачный браслет с весьма любопытными свойствами? – пожал плечами алхимик.

– Брачный браслет? – Арэт, прищурившись, посмотрел на руку феи, которую та вложила в его ладонь. Длинный рукав скрывал запястье, мешая разглядеть предмет разговора. – Это правда, моя милая? – чуть нахмурился мужчина, и Ада, вздохнув, кивнула. То, что «подарок» Нира не поразил дракона магическими разрядами при соприкосновении, ее обрадовало, внушив уверенность, что у хозяина дома нет плохих намерений на ее счет. Но сообщать о своей помолвке фея пока не собиралась, в отличие от Ритэра. – Аделаида, когда же вы успели?! Помнится, при последней встрече на вашей ручке не было этого досадного дополнения. Кто же счастливец, что так шустро перебежал мне дорогу?

Адель смутилась. Она подумала, что выглядеть дурой в чьих-то глазах (особенно в глазах этого симпатичного во всех смыслах мужчины) противно, поэтому лучше уж это делать намеренно, чем вопреки своей воле. Она нарочито громко вздохнула и кокетливо прощебетала, сжимая его ладонь тонкими пальчиками:

– Ой, да я даже имени его настоящего не знаю. Это полностью папина идея. Помолвка по договору, которую я собираюсь в ближайшем будущем расторгнуть!

– Жених, судя по браслету, иного мнения, – усмехнулся рыжий и демонстративно пощупал ушибленную в карете макушку.

– Могу только одобрить подобные намерения. Брак по договору – пережиток прошлого! – поддержал фею Арэт и, дождавшись, когда она поднимется из-за стола, повел к выходу из столовой. – Ну что, моя прекрасная фея, на экскурсию?

Девушка кивнула. Мужчина посмотрел в ее черные глаза и странно улыбнулся, ласково проведя большим пальцем по тонкому запястью. Зря! Вокруг феи полыхнуло уже знакомое зарево, но в этот раз ей почудилось, что сполох сопровождался еще и тихим щелчком. Дракона отбросило в сторону, подкинуло на несколько метров вверх, ударило о каменный свод, уронило на пол и снова подкинуло к потолку.

– Ух ты! – восхитилась Лола. – Что же это он такое подумал?! Раз его так…

Распространяться о своих мыслях блондин не стал. Когда магическая атака брачного артефакта закончилась, он молча встал, отряхнулся, задумчиво посмотрел на бледную, как мел, должницу, на довольные физиономии ее спутников и, устало улыбнувшись, сказал:

– Твой жених либо псих, либо собственник, либо… а впрочем, неважно! Я обещал прекрасной леди увлекательный вечер? Идем! – Он жестом пропустил ее вперед, но за руку брать не рискнул.

Прошептав виноватое «извини», Адель скользнула в дверной проем, а следом за ней вышел и заметно потрепанный хозяин.

Глава 5

Ритэр и Эмо удалились осматривать дом. Оба при этом ехидно хихикали, вспоминая недавнее представление. Лола, напоследок всем подмигнув, скрылась в своей комнате, куда прислуга пообещала доставить зор. Столовая опустела, огни погасли, и в полной темноте две горничных с тускло светящимися глазами убирали посуду. Им не требовался свет, не нужен был отдых – они принадлежали к расе песчаных груммов, сильно смахивающих на людей внешне и совершенно не похожих на них во всем остальном.

Наедине с хозяином дома Адель чувствовала себя неуверенно. Вся ее храбрость испарилась сразу, как из поля зрения пропали те, на кого она могла положиться. Да и реакция браслета на последнее прикосновение дракона добавила хаос в ее и без того нестройные мысли. Теперь фея уже пожалела, что из духа противоречия надела не зеленое платье, а этот, как выразился алхимик, «пеньюар». Насыщенно синий, как глаза Арэта, с золотой отделкой, открытой спиной и вызывающе глубоким вырезом. Тонкий материал холодил кожу, длинные рукава ласкали руки, а широкий подол при каждом шаге очерчивал ноги. После пышных юбок и тугих корсетов Тикки-Терри этот национальный наряд Страны Песков и правда выглядел чересчур откровенным. Особенно если учесть, что на плечах он держался на двух золотых пряжках. Создавалось ощущение, что, если их расстегнуть, платье просто «стечет» на пол, оставив девушку в чулках и нижнем белье.

Единственное, что отвлекало Аду от мыслей о своем не совсем приличном виде и еще более неприличном уединении с малознакомым господином, – это окружающая обстановка. Посмотреть в легендарной сокровищнице дракона действительно было на что. Многочисленные залы, стены которых покрывала замысловатая резьба, сливались в бесконечную анфиладу. Цветные магические огоньки выгодно подсвечивали артефакты, расположенные на больших и малых постаментах. Слушая занимательные рассказы Арэта, фея, словно во сне, перемещалась из одного сказочного помещения в другое, пока не очутилась в уютной комнате с горящим камином. Перед ним стояли мягкие кресла и столик с кофейным сервизом. Кроме него на гладкой столешнице возвышалась изящная деревянная шкатулка, которая показалась девушке подозрительно знакомой.

– А это, моя кошечка, место, в котором я наслаждаюсь изучением еще не надоевших мне предметов коллекции. Предлагаю выпить по чашечке кофе и побеседовать наконец без назойливого внимания третьих лиц. – Блондин указал рукой на кресла: – Присядем?

– Арэт, – устроившись на мягком сиденье, начала фея, – мне правда очень неловко, я и не предполагала, что браслет так на тебя отреагирует…

– Я сам виноват. Не уследил за ходом мыслей, поддавшись соблазну, немного замечтался, – обворожительно улыбнулся мужчина, подавая собеседнице крохотную белую чашку с густым ароматным напитком. Себе он взял синюю.

– Я… – Адель густо покраснела. – Я не знаю, как теперь возвращать тебе долг. В смысле его часть…

– Поцелуй? – Он вопросительно приподнял белую бровь.

– Ну да, – не глядя на него, ответила гостья. – Вдруг эта проклятая штуковина тебя по стенке размажет? – пробормотала она, усилив в голосе нотки сожаления и страха. На деле же возможность, ссылаясь на «причуды» браслета, увильнуть от слишком близкого контакта с драконом ее радовала.

– Ничего, – задумчиво ответил Арэт. – Ты пей кофе, пей. Я специально попросил прислугу приготовить лучший из моих рецептов.

Напиток действительно был великолепен. Он обладал не совсем обычным, но очень приятным вкусом и насыщенным ароматом, от которого у феи чуть кружилась голова. А может, всему виной было обычное волнение?

– Эта шкатулка… Что в ней? – желая сменить тему, спросила Ада.

– О! Это очень ценная вещь. Артефакт самой Тритэры, – с нежностью в голосе ответил дракон.

– Т-тритэры? – поперхнулась Адель, вспомнив, где именно видела деревянный ларец.

– Именно! – загадочно произнес хозяин.

– Так вот на что ты променял победу! – воскликнула фея.

– Увы, – неискренне вздохнул блондин, – питаю неистребимую наследственную тягу к редкостям. А эта вещь, – он ласково погладил шкатулку ладонью и откинул крышку, – единственная в своем роде.

– И ради вот этой коробки ты без колебаний отправил меня в рабство на десять лет к какому-то подозрительному магистру?! – Адель с неприязнью покосилась на знакомые фигурки на дне ларца.

– Ну что ты, кошечка, я никогда бы так не поступил. А вот в рабство к родному отцу – почему бы и нет?

– Ты знал? – поразилась девушка.

– Вернее будет сказать – узнал.

– Записка-бабочка! – воскликнула девушка. – Ты поэтому так странно на меня посмотрел, когда получил ее, да?

Мужчина молча кивнул, перекинув свою длинную косу со спины на грудь.

– Так вот, чтоб ты знал: этим, – Ада постучала пальцем по узору на своем запястье, который, казалось, слегка поблек, – я обязана именно твоему проигрышу!

– Ну-у-у-у, – протянул мужчина, пригубив кофе, – не я придумал ставить тебя на кон вместо того, чтобы согласиться поиграть со мной в карты… ночью. – Он хитро улыбнулся, взглянув на нее. – Предложение, кстати, по-прежнему в силе.

– Мои долги уже оплатили, – хмыкнула фея. – Так что обойдемся экскурсией.

– Как пожелает моя прекрасная леди, – покладисто вздохнул Арэт. – Вот еще что! Хочу показать тебе одну знакомую вещицу. Допивай скорее свой кофе и пойдем.

Адель чуть качнула чашку, наблюдая за движением темной жидкости на дне, и с удовольствием сделала последний глоток. Затем поднялась и машинально приняла галантно предложенную драконом руку, отогнав в сторону мысль о возможных последствиях подобных соприкосновений. Мужчина странно усмехнулся и подвел девушку к небольшому постаменту, расположенному у стены.

– Моя скрижаль! – воскликнула фея, осторожно взяв в руки металлическую пластину с красными символами неизвестного языка, складывающимися в непонятное слово «shower», над которым красовался треугольник с множеством вертикальных черточек внизу.

– Моя скрижаль! – поправил девушку Арэт и, положив ладони ей на плечи, слегка погладил основание шеи. Адель настороженно замерла, но браслет на странные действия мужчины, стоящего за ее спиной, по-прежнему не реагировал. – Между прочим, я так и не выяснил еще, как она работает.

– Может, какие-то магические способности придает? – предположила фея, продолжая неподвижно стоять на месте и лихорадочно обдумывать странное поведение собеседника.

– Возможно. – Его дыхание шевельнуло тонкие завитки на ее виске. – Так что там насчет долга, киса? – вкрадчиво протянул дракон, разворачивая девушку лицом к себе.

– Долга? – испуганно прошептала фея, машинально прижимая к груди скрижаль. Тонкий рукав скользнул вниз, обнажив безжизненно-черное кружево брачного браслета на запястье.

Ада вскрикнула, но Арэт успокаивающе произнес:

– Тихо, тихо, милая. Ничего страшного не случилось. Это временная мера. Не зря драконы считаются лучшими коллекционерами всяких уникальных вещей. Всего пара капель очень редкого антимагического эликсира в кофе – и твой агрессивный артефакт больше не опасен, – пояснил мужчина, одной рукой приподнимая лицо девушки, а другой притягивая ее за талию к себе.

Адель опрометчиво приоткрыла рот для протеста, чем Арэт тут же и воспользовался. Целоваться он определенно умел. У феи голова пошла кругом, а ноги подкосились от накативших ощущений. Ладони мужчины скользнули по ее обнаженной спине, спустились к бедрам и, собирая складками почти невесомую ткань, вернулись обратно к плечам. Левая пряжка жалобно треснула. Фея вздрогнула, реагируя на посторонний звук, и попыталась отстраниться. Дракон не стал удерживать ее и чуть отодвинулся, чтобы дать девушке возможность отдышаться. Ада тряхнула головой, с трудом возвращаясь из чувственного дурмана, навеянного его искусными ласками, и вдруг отчетливо поняла, что не знает, что делать дальше.

Взглянув в потемневшие глаза стоящего напротив блондина, фея испугалась по-настоящему. Весь вечер она провоцировала его своей благосклонностью и внешним видом, всецело полагаясь на защиту браслета. И вот эта защита исчезла, оставив девушку один на один с сильным и опытным мужчиной, во взгляде которого читалось откровенное желание. Сквозь тонкую ткань платья прикосновения его горячих рук ощущались почти как на голом теле. Пальцы Адель, по-прежнему сжимавшие скрижаль, дрожали, по щекам растекался стыдливый румянец, а в черных, как ночь, глазах зарождалась паника.

– Ой! – пискнула фея и попятилась, но уперлась спиной в край постамента. – Я… э-э-э… мне бы… ну-у-у… в-воды попить! – сглотнув, выдавила она и про себя добавила: «А еще желательно как следует охладиться где-нибудь подальше отсюда».

Пальчики девушки машинально коснулись рисунка на пластине – и обстановка вокруг расплылась, как это было в гостиной Тритэры. Пространство наполнилось странными звуками, красками и… водой. Холодной шумной водой, в потоке которой фея падала с высоты птичьего полета навстречу пенящемуся озеру.

– А-а-а! – заорала она, продолжая сжимать скрижаль. Мысленно приготовившись к смерти, Адель зажмурилась и, нащупав треугольник на табличке, взмолилась, чтобы артефакт вернул ее обратно в логово дракона.

Глава 6

Ритэр был доволен: в библиотеке дракона он быстро обнаружил искомый предмет и, забрав его в свою комнату, позволил себе насладиться заслуженным отдыхом. А заодно и смыть пыль, которой в архиве, в отличие от читального зала, оказалось предостаточно. Теплая вода расслабляла, журчание падающих в бассейн струй успокаивало и навевало сон, зато громкий вопль и не менее громкий всплеск, раздавшиеся под этими самыми струями, в мгновение ока вернули мужчину в состояние бодрствования. Волна, вызванная падением в его купальню верещащего существа, смахнула с груди рыжего мыльную пену и на некоторое время ослепила его. Когда Ритэр открыл глаза, он увидел перед собой перепуганную фею в насквозь промокшем платье, которое облепило ее тело, словно вторая кожа. Прижимая к себе белую пластину, девушка пару секунд смотрела на него с неменьшим изумлением, нежели он на нее. А потом швырнула железку на бортик и с криками: «Я жива! Жива? Правда жива?» – кинулась к нему на шею.

Холодная щека ее прижалась к его теплой шее, девичьи плечи вздрогнули синхронно с тихим всхлипом. Ритэр машинально обнял ее, не зная, что сказать. В своей жизни он повидал немало, но еще ни разу женщины не вторгались в его ванную таким оригинальным образом. Ладонь свободной руки скользнула по обнаженной спине блондинки, по которой потемневшими змейками расползлись ее мокрые волосы. Девчонка вздрогнула, резко перестав всхлипывать, затем нервно вздохнула и, пробормотав сбивчивые извинения, поспешно отстранилась от мужчины.

Бледность ее милого личика сменил алый румянец смущения. До Адель наконец дошло, где она и с кем. Первое чувство облегчения, смешанное с недоверием и удивлением, исчезло, уступив место стыду и неловкости. То, что она находилась пусть в большой, но все же одной купальне с обнаженным мужчиной, стало для нее не меньшим шоком, чем полет в водопаде. Умоляя артефакт вернуть ее в драконье логово, она никак не рассчитывала угодить в чужую ванную комнату. Да еще и с присутствующим там хозяином.

Привстав и неловко попятившись, Ада запуталась в складках мокрой юбки и, подняв вверх очередной каскад брызг, рухнула обратно. Ритэр подался вперед, желая поддержать девушку, но та перепугалась еще сильнее и протестующе замотала головой, а в следующую секунду она застыла, сидя по грудь в воде и зачарованно глядя на необычную метку Эраша, расположенную сантиметров на десять ниже ключицы рыжего. Символ, покрытый прозрачными каплями, напоминал закрученную спираль со множеством завитков, разбивающих геометрическую правильность фигуры. Фея непроизвольно нагнулась, протянула руку и кончиком пальца осторожно дотронулась до рисунка. От этого движения рукав ее сдвинулся, открыв взору алхимика черную вязь брачного браслета.

Мужчина посмотрел на запястье девушки, на надорванный верх и без того открытого платья, затем перевел взгляд на припухшие губы и пробормотал что-то нечленораздельное. Лицо его странно исказилось от понимания и… Злости? Предвкушения? Неважно! Глаза потемнели и прищурились, а на губах появилась недобрая усмешка. Фея испуганно отпрянула, заметив эти изменения, но было поздно. Ритэр резко выбросил вперед руку, схватил перепуганную блондинку за плечо и дернул на себя. Она и вскрикнуть не успела, как очутилась у него на коленях. Губы мужчины впились в ее рот, а пальцы начали ласкать тело. Неистово, безжалостно, зло. Словно мстя за что-то или требуя чего-то. Вот только выяснять, чего именно, Адель была не в силах. Она пыталась противостоять натиску: била рыжего по плечам и спине, ерзала и извивалась, но чем яростней были ее попытки вырваться, тем настойчивей становился сумасшедший поцелуй. Дикий, жесткий, властный… От него бросало в жар и трясло от холода. Он пробуждал в девушке какие-то темные инстинкты, первобытные, неправильные и совершенно не свойственные ей прежней. Она даже не заметила, когда перестала сопротивляться. Разум, погребенный под лавиной взбесившихся чувств, подавал слабые сигналы о помощи. Фея заметила их, лишь когда услышала хриплый стон Ритэра, все еще сжимавшего ее в объятиях. Осознав, что сидит на явно возбужденном мужчине, крепко обхватив ногами его бедра и вцепившись пальцами в корни рыжих волос, девушка перепугалась куда больше, чем после инцидента с драконом. Водопад с озером показались ей сущими мелочами в сравнении с этим кошмаром.

Адель резко дернулась, но алхимик сжал ее еще сильнее и, уткнувшись носом в шею, прошептал:

– Не пущу.

Злость добавила Адель сил, а валявшаяся на бортике скрижаль – веса. Дотянувшись до металлической таблички, фея треснула обнаглевшего алхимика. Удар пришелся в район виска. Мужчина издал странный звук, хватка его ослабла, а сам он начал заваливаться на бок, чем девушка и воспользовалась. На этот раз она не упала и даже не споткнулась, вопреки «стараниям» мокрого платья. Страх оказался лучше опытного проводника. Перепрыгнув через каменный бортик, фея прокатилась по гладким плитам пола, распахнула дверь и, не оглядываясь, понеслась к выходу из комнаты. Но затормозила возле тумбочки, на которой лежала тетрадь в потертом кожаном переплете с надписью «Дневник». Рядом с ней мирно покоился ключ. Первой мыслью было прихватить находку с собой, второй – не прикасаться к чужой собственности. Обругав себя за недостойный порыв, девушка схватила ключ. Выскочив за дверь, она заперла Ритэра и, немного поколебавшись, отправилась на свою территорию.

– Стой, дура! – донесся до нее окрик рыжего, сопровождаемый громким ударом по дереву.

– Животное похотливое! – огрызнулась Ада, а про себя с облегчением подумала: «Живой, гад… Ну и слава Эрашу!»

Комнаты, выделенные гостям, располагались не далеко друг от друга, но и не близко. Адель торопливо семенила босыми ногами по полу, оставляя за собой цепочку влажных следов. Пройдя по коридору несколько метров, девушка свернула, поскользнулась, но схватилась за угол и не упала, затем выпрямилась, перевела дух и, затравленно оглянувшись, побежала дальше. Еще с десяток быстрых шагов, новый поворот… а навстречу Эмо с гномьим топором на плече. Фея чуть не споткнулась, увидев его. Высокий, стройный, мрачный, особенно на фоне сверкающей стали. Он шел, чуть пошатываясь, с низко опущенной головой. Громоздкое оружие с замысловатым узором на рукояти совершенно не подходило ему. Казалось, еще немного, и эльф прогнется под тяжестью ноши или завалится на бок, не удержав равновесия. Но он продолжал упорно идти вперед, пока не наткнулся взглядом на Адель.

Эмиль остановился, снял с плеча массивный топор, поудобней перехватил его и гробовым голосом спросил:

– Кто?

Фея непроизвольно отступила: злющий эльф с гномьим оружием в руках смотрелся устрашающе.

– Эм-миль, – начала, запинаясь, она, – ты все не так понял.

– Что я не понял?! – взвыл парень, шагнув к ней. – Кто тебя обидел? Дракон? Я убью его.

«Точно убьет. После такого количества выпитого за столом ему и море по колено, и драконы нипочем!» – испугалась Ада, поспешно придумывая оправдание для Арэта.

– Нет, что ты! Он был очень… очень-очень галантен, вежлив и… и… – Хвалебные слова застряли в горле девушки при взгляде на исказившееся лицо собеседника.

– Почему ты выглядишь как мокрая курица? – процедил он, приближаясь.

– Искупалась, – вжавшись спиной в стену, пролепетала фея.

– Где?! Почему босая? – продолжал задавать вопросы друг, который сейчас больше напоминал мясника-маньяка, дорвавшегося до очередной жертвы.

– Туфли потеряла в водопаде. В том, в котором искупалась, – скороговоркой выпалила Адель.

– Водопад?! Здесь?! Не морочь мне голову!

– Эмиль…

– Что происходит, Адель?! – перебил он ее, подойдя еще ближе. – Что это? – поддев пальцем сломанную пряжку, прошипел эльф. – А губы почему припухли? До чего ты докатилась, моя чистая, светлая фея? Как ты могла? – Он поставил топор и уперся ладонями в стену по обе стороны от головы девушки.

– Ты не понимаешь! – возмущенно засопела она. – Ты ничего не понимаешь. Все не так, как ты подумал!

– Правда? – Эмо криво усмехнулся, продолжая нависать над взволнованной подругой. – Так объясни.

Она на секунду зажмурилась, шумно выдохнула и, открыв глаза, сказала:

– Мы с Арэтом были в сокровищнице… э-э-э… разговаривали. Он напоил меня эликсиром, временно лишающим возможности колдовать. Чтоб браслет не бил всех и вся, – потупившись, пояснила девушка. – Ну я стояла… стояла…

– И?

– Рассматривала скрижаль из Тритэры, а она ни с того ни с сего сработала. Выбросила меня из комнаты в водопад, а оттуда в купальню. Ты не представляешь, как это было страшно!

– Вот как? – Черная бровь парня нервно дернулась. – И где сейчас артефакт?

– Эм… в купальне остался, – стушевалась Адель.

– В чьей? – склонившись так, что их лбы практически соприкасались, поинтересовался Эмо.

– В… – Сделав непонятный жест рукой, фея все-таки ответила. – В той, – и скосила глаза в нужную сторону.

– Там комната Ритэра и еще несколько пустых, – подвел итог эльф. – Только не говори, что это не дракон, а алхимик порвал платье и зацеловал тебя так…

– Платье? Точно не он! – тут же перебила приятеля фея.

– А кто?

– Мм… водопад? – неуверенно предположила она.

– А губы тоже от водопада такие?

– Ну-у-у…

– Адель!!! – Схватив девушку за плечи, Эмиль с силой встряхнул ее. – В кого ты превратилась, Адка? Ты одеваешься, как прожженная ш… соблазнительница, флиртуешь с белобрысым ящером, строишь глазки незнакомому алхимику…

– Я ему ничего не строила! – воскликнула фея, но он пропустил мимо ушей ее протест.

– …ты уделяешь внимание всем кому не лень, кроме меня! Как же так… Адель? Чем я хуже?

– Что? – Фея окончательно растерялась. – Это что? Ревность? Эми…

– Ревность?! – расхохотался парень, продолжая сжимать ее полуобнаженные плечи. Обычно голубые, сейчас глаза друга напоминали грозовое небо, расширенные зрачки зловеще подрагивали в окружении мрачной синевы. – Да, ррревность! – рявкнул он, обрывая смех.

А потом быстро наклонился и поцеловал ее. Мучительно-нежно и в то же время как-то… отчаянно.

От парня пахло лесом и вином. Что и почувствовала девушка, когда его губы накрыли ее. Какое-то время она пребывала в полной прострации, не зная, как реагировать. Потом попыталась оттолкнуть друга, но тот даже не сдвинулся с места. Как бы ни был ей дорог Эмиль, помирать от недостатка воздуха в свои двадцать два года фея не собиралась. Нащупав рукоять топора, она с силой дернула его вверх и тут же опустила тупым концом на ногу Эмо. Тот взвыл – Адель дернулась. Эльф отшатнулся, схватившись за ушибленную конечность, фея тоже шарахнулась в сторону, но, быстро сообразив, что промедление смерти подобно, помчалась в направлении своей комнаты.

– Подожди! – крикнул пострадавший, громыхнув топором. – Ада, постой…

«Ага, сейчас!» – мысленно ответила она, прикидывая расстояние до своей двери, а вслух крикнула:

– Ты пьян, Эмиль!

– А-а-адель! – Голос друга мало походил на дружеский, что придало ей ускорения.

Завернув за очередной угол, фея часть пути прокатилась по полу, как по зимнему катку, затем толкнула дверь Лолы, расположенную ближе, и, обнаружив, что та не заперта, влетела в покои зор-зары. Девушка закрылась на замок, перевела дыхание, прислонившись лбом к косяку, и наконец обернулась.

– Кхм… – выдала Илоланта, лежавшая на диване с чашей зора. – Полотенце в ванной.

Глава 7

– Лолочка, пожалуйста! – сложив руки в молитвенном жесте, просила Адель. Последние пять минут она сбивчиво рассказывала зор-заре о своих злоключениях, а та слушала с хитрым видом и, постукивая хвостом, пила зор. – Сходи за скрижалью, а? Мне из твоей комнаты лучше не выходить. Я боюсь, – добавила она, краснея. – У них там… обострение какое-то сезонное.

– Угу, – кивнула «пантера», насмешливо скалясь. – Ты сезон охоты и открыла, когда вырядилась в это… – неопределенный взмах лапы довершил фразу.

Фея смутилась, машинально пытаясь соединить на груди края горловины.

– Ну… ты мне поможешь?

– А что еще остается делать? – хмыкнула Лола, забирая ключ от комнаты алхимика. – Пойду… пообщаюсь с этим шустрым парнем. А ты иди, платье отожми да вытрись, – скептически взглянув на лужу, в которой стояла босая девушка, пробормотала зор-зара.

– И Мурзика захвати из моей комнаты, – спохватилась Адель и, достав из кармашка на поясе второй ключ, бросила Лоле.

– А этот зачем? Не пойду!

– Прошу тебя, а? – сложив домиком брови, проговорила фея. – Он почтальоном работает, письма от Нира передает. Вдруг связь в обе стороны? Я с Мурзиком быстрее его найду.

– Ладно, – отмахнулась зор-зара, направляясь к двери. – Спрячься в ванной. Вдруг за дверью почетный караул ждет? – ехидно промурлыкала она и, глядя, как быстро исчезла девушка, тихо захихикала.

Ситуация откровенно веселила ее, а возможность свалить отсюда в компании феи казалась удачным завершением утомительного путешествия. Вернуться в город, сообщить об этом хозяину, и пусть дальше сам пороги своей ненаглядной обивает, руку, сердце и прочий ливер ей предлагает, сладкими речами бдительность усыпляет, кошельком заманивает… а, ладно. Ухаживает, короче, пусть, а она, Илоланта, за этим делом с удовольствием понаблюдает и от души посмеется.

В коридоре, как ни странно, никого не оказалось.

«Накуролесили и по норам расползлись, что ли? – подумала зор-зара, оглядываясь. – Или искать девчонку по всему дому отправились? Хе-х… идиоты!»

Забрав из покоев феи игрушку, Лола прихватила еще и приглянувшийся ей кремовый шарфик, после чего прогулочным шагом направилась к Ритэру. Открыв дверь ключом, она мило улыбнулась алхимику, который выскочил ей навстречу в банном халате и с прижатым к виску полотенцем. Не дав ему сообразить, что к чему, Илоланта одним длинным прыжком повалила его на пол, сильно ударила головой в район переносицы и, отметив, как съезжаются в кучу зеленые глаза мужчины, отправилась на поиски артефакта. К счастью, долго разыскивать металлическую пластину не пришлось. Табличка лежала рядом с тетрадью на тумбочке, и, покрутившись немного, гостья быстро ее обнаружила. Размяв кости, «пантера» приняла человекоподобную форму, полистала дневник, заинтересовалась, сгребла его в кучу со скрижалью и потопала к выходу. Но перед тем, как уйти, осчастливила очнувшегося алхимика вазой по многострадальной голове, после чего проверила свободной лапой пульс, удовлетворенно хмыкнула и спокойно покинула чужие покои, просунув под дверь ключ, как и просила фея. Очухается – выйдет. Но их обеих к тому времени тут уже не будет.

Довольная проделанной работой, зор-зара смело шагала обратно, пока ее чуткий слух не уловил странные перешептывания где-то впереди. Прислушавшись, Илоланта раздраженно клацнула зубами и тут же прикрыла пасть, боясь быть обнаруженной. В коридоре, где располагались двери в комнаты ее и Адель, находились двое: безответно влюбленный дружок феи и хитрый искуситель-дракон.

«Добегались», – мрачно покачала головой Лола и задумчиво потерла скрижалью свой нос.

Адель в очередной раз ополоснула лицо, подняла голову и, посмотрев на свое бледное отражение, пощупала дрожащими пальцами распухшие губы. Точно курица мокрая, прав был Эмиль. И чего они все на нее накинулись? Ну ладно Арэт. Он долг получил, при этом в момент расплаты фея была еще в приличном… относительно приличном виде. А рыжего что за муха укусила? А Эмо?

Вспомнив три таких разных поцелуя, девушка зажмурилась. Нежность друга вызывала в ней смутное чувство вины. Умелые ласки дракона отзывались теплом, разливающимся по коже. Он напугал ее и смутил, но… его действия были ей приятны. А вот воспоминание о наглом поведении Ритэра заставило фею содрогнуться от злости, смешанной с чем-то еще. И это «что-то» бесило Аду больше всего. Как мог рыжий нахал, с которым она практически не знакома, вызвать своим ужасным поцелуем такой шквал эмоций и странных ощущений? Неужели дело в ней самой? В ее порочности, скрытой под маской добродетели? Прав был отец: она темная, а не светлая. Темная в худшем смысле этого слова!

Решив так, Адель всхлипнула, глядя на свое осунувшееся личико, обрамленное мокрыми завитками волос. И все-таки что они в ней нашли? Или правду говорят – на безрыбье и рак рыба? Вода, стекающая в чашу для умывания, продолжала тихо журчать, магические огоньки – ярко гореть, а девушка, отжимающая длинную юбку дареного наряда, – мысленно корить себя за все подряд. Когда каменная чаша покачнулась, а мерный ритм воды неожиданно нарушился, Ада вскинула голову и едва успела отшатнуться от черной массы, выпрыгнувшей из раковины. Впрочем, это ей не помогло. На пол она все равно свалилась, больно припечатавшись затылком, а поверх ее миниатюрной фигурки растянулась зор-зара с перекошенной мордой, нервно дергающимся глазом и табличкой в зубах.

– Ой! – сдавленно пискнула фея, глотая ртом воздух.

«Дзынь!» – звякнул выплюнутый на пол артефакт. «Шлеп-шлеп!» – плюхнулись где-то рядом кожаная тетрадь и слегка подмоченный Мурзик. «Шкряб» – царапнули по камню острые когти.

– Слезь! – взмолилась девушка.

– Пытаюсь, – дергая разъезжающимися по мокрому полу лапами, пропыхтела Лола.

Спустя пару минут они обе сидели возле маленького бассейна и переводили дух.

– Не могла здесь воду включить? – хмуро поинтересовалась зор-зара.

– А ты не могла своим ходом сюда вернуться? – в тон ей ответила фея.

– Там засссада под твоей дверью.

– Правда? – Глаза девушки расширились от испуга. – К-кто?

– Дракон в пальто! Вместе с черно-розовым недоразумением. Хорошо еще, что «железка» сработала. Как ты и говорила. Среагировала на пожелание и… – Лола задумалась. – И, наверное, на трение. Не знаю.

– Сейчас проверим, – вставая, сказала Адель. – Удивительно, что меня в твоей комнате не ищут. – Подняв с пола игрушечного котенка, она прижала его к груди и поцеловала в макушку. – Пора бежать отсюда, Ло… – Взгляд девушки наткнулся на знакомую тетрадь, перевязанную ее собственным шелковым шарфиком. – Это что?! – возмущенно воскликнула фея.

– Тсс… – болезненно сморщившись, зашипела Илоланта. – Услышат и сюда стучаться начнут. Тебе оно надо?

– Ты украла чужую собственность? – перейдя на шепот, спросила Ада.

– Одолжила. А тебе тряпки для подруги жалко?

– Я про дневник!

– Вернем потом.

– Да ты…

– Тсс… – снова оборвала ее зор-зара. – Давай разбирайся с табличкой, и валим домой. Там и обсудим этическую и практическую стороны моего поведения, – мило улыбнулась «киса».

– Да… только… – Адель замялась.

– Что?

– Неудобно так покидать чужой дом.

– Ну так выйди попрощаться, – хихикнула Илоланта.

– Я… – Девушка чуть закусила губу, раздумывая. – Я письмо напишу. Быстро. Чернила есть?

– В первом ящике стола.

– Секундочку! – Не выпуская из рук Мурзика, фея выскочила за дверь.

Прошла секунда, две… минута… три минуты… на пятой Лоле надоело подпирать спиной каменный бордюр. И она, прихватив с собой честно утащенные вещи, вышла посмотреть, не отправилась ли глупая феечка и правда «до свидания» кавалерам говорить. Обнаружив Адель, склонившуюся над письменным столом, зор-зара бесцеремонно сунула нос в послание, которое сочиняла девушка.

– И что тебе не нравится? – спросила она, прочитав выведенную дрожащей рукой надпись: «Господа, из-за вашего поведения, не соответствующего правилам приличия, дальнейший путь мы вынуждены преодолевать без вас. Всего доброго!». И подпись: «Аделаида».

– Слишком… сухо, – настороженно глянув на дверь, за которой послышались шаги, прошептала фея.

– Отожми рукав – будет мокро, – хмыкнула Лола.

– Не язви.

– И не собиралась. Дай перо! – Выхватив его из пальцев собеседницы, Илоланта нависла над листом бумаги, загородив Адель вид, и каллиграфическим почерком приписала чуть ниже: «Ну, мальчики, вы и кретины. Кто ж так девушек соблазняет? Взяли б мастер-класс у моего хозяина, что ли… И не забудьте пятьдесят золотых мне за наводку заплатить!»

Прочитав приписку, фея побледнела так, что стала похожа на утопленницу.

– Обалдела, да? – Глянув на зор-зару как на ненормальную, девушка зачеркнула концовку и принялась придумывать новую: «Арэт, мне очень жаль, что наше свидание закончилось так плохо. Я рада, что вернула тебе долги. Надеюсь, ты простишь мой неожиданный уход и то, что я забрала с собой твою скрижаль. Как только окажусь в родном городе, отправлю ее тебе почтой».

За дверью будто кто-то прохаживался туда-обратно. Не выдержав, Адель бросила перо и прокралась на цыпочках в небольшую прихожую, чтобы послушать, что творится за стеной в коридоре.

Лола тем временем дописала под ее извинениями следующее: «Упустил ты и девку, и артефакт, касатик. Жди теперь писем, ага…»

Вернувшись к столу, фея зачеркнула последние предложения и быстро нацарапала: «Эмиль, когда протрезвеешь, отправляйся в столицу Тикки-Терри под прикрытием иноземного гостя. Пережди там, пока дома все не уляжется. Я потом сама тебя найду».

– Сходи, шкафы проверь, может, есть во что переодеться? – предложила зор-зара девушке, прекрасно зная, что там ничего нет, а сама, пользуясь моментом, дополнила послание строчкой: «И подарок свой не забудь забрать. И мой зор. Все порции. Я тоже тебя найду, чудик!»

Эту фразу фея зачеркивать не стала, лишь укоризненно покачала головой, когда поняла, что ее развели.

Стук в дверь заставил вздрогнуть обеих.

– Илоланта, это Эмо! – крикнул эльф. – Ты здесь? – Ответное молчание его не убедило. – Отопри, чудовище! Я знаю, что ты там!

– Сваливаем? – еле слышно спросила Лола.

Адель кивнула, схватила артефакт, но, потеребив его нервно в руках, отложила и снова принялась что-то торопливо писать.

– Госпожа зор-зара, нам нужно кое-что у вас спросить, – перенял словесную эстафету дракон.

– Открой дверь, Адель, мы знаем, что ты здесь! Открой, или, клянусь, я ее сейчас вышибу, – голосом, от которого фея подпрыгнула на месте, обронив чернильницу, заявил Ритэр.

– Хи, нас расссекретили, – подмигнула девушке Илоланта. – Садись ко мне на спину и три давай свою волшшшебную лампу, то есть табличку. А то кое у кого счеты не только с тобой.

Плюнув на прощальное письмо, Ада занялась скрижалью. В тот самый момент, когда дверь вылетела, обе гостьи исчезли из логова дракона вместе с артефактом, ради которого Арэт участвовал в Тритэре, дневником, за которым приехал Ритэр, и Мурзиком, которого ни в какую не пожелала бросить хозяйка.

– А-а-а, демоны! – нервно дернув себя за всклокоченные волосы, простонал Эмо. – Сбежала! Вместе с этой подлой тварью… Как она могла?! – Он ударил кулаком по дверным обломкам. Те, жалобно хрустнув, упали на пол, и только замок, совершенно не пострадавший во время магической атаки, остался торчать в проеме. Прав был хозяин, говоря, что они у него надежные.

– Сами виноваты, – рассматривая письмо, часть которого была залита чернилами, сказал Арэт.

Он осторожно провел рукой над листом бумаги, и сквозь побледневшее синее пятно проступили строчки. Торопливый почерк с дрожащими буквами сменял аккуратный каллиграфический с красивыми завитками и идеальным наклоном. Добавив еще немного магии, златолицый блондин убрал обилие черточек, под которыми скрывалась часть предложений.

Они читали послание втроем, попеременно бросая друг на друга странные взгляды. А после оборванной фразы: «Чтоб тебе, Тэри, в жены двухметровая гоблинша-нимфоманка досталась…» – эльф и дракон озадаченно уставились на алхимика.

– Что ж ты ей такое сделал? – спросил Арэт, предупреждая жестом гневный выпад Эмо.

– Я сделал? – возмутился рыжий. – Это она неизвестно откуда свалилась в мою купальню и с криками «я живая? живая?» кинулась на шею.

– А ты? – впившись пальцами в столешницу, уточнил друг беглянки.

– А что я? Доказал… что она живая, – дернул плечом Ритэр.

– Убью! – вызверился на него Эмиль.

– Попробуй, – смерив парня скептическим взглядом, ответил противник.

– Спокойно, господа, – встал между ними хозяин дома. – Не надо разносить мое логово! Предлагаю пройти к столу и обсудить все противоречия. Мордобой не поможет нам вернуть девочку, – вздохнул он и устало улыбнулся.

Жозефина, решившая посетить вечером продуктовую лавку, уронила пакет с едой, сумку с деньгами и собственную челюсть, когда увидела, как в небольшом фонтане напротив ее дома возникла девица верхом на зор-заре ее бывшего возлюбленного.

– Привет! – радостно замахала ей рукой незнакомка, прижимавшая к груди игрушечного котенка с бархатным сердечком в лапках.

– Привет-привет, – хмыкнула Илоланта, сверкнув красным глазом.

– Сгинь, нечистая! – выпалила Жози и, зажмурившись, ущипнула себя за локоть.

– Лис, это я. – Голос блондинки заставил ее открыть глаза.

– Кошка? – прищурилась ведьма и тут же огляделась, испугавшись собственной болтливости.

– Ага, – расцвела в улыбке фея, которая уже сползла со спины зор-зары и теперь осторожно перебиралась через бортик бассейна. Девушка была мокрая, в странном наряде и в не менее странной компании, но при этом такая счастливая, что у Жозефины промелькнула мысль, а не пьяна ли ее новая подруга. – Мы тут в историю вляпались, – смущенно сообщила Адель.

– Не сомневаюсь, – хмыкнула ведьма и принялась подбирать с земли продукты. – Идем в дом, но… без этой! – ткнула она в сторону зор-зары.

– Я телохранитель, – возмутилась та. – Одну ее не отпущу. Вдруг ты девочку обидишь?

– Это ты ее обидишь, ты и твой сволочной хозяин.

– Вот не пустишь меня, – по-кошачьи отряхиваясь от воды, сказала Лола, – я ему все расскажу про вас. А пустишь – буду молчать и даже окажу содействие.

– Ты… какая ты…

– Лолочка хорошая, поверь, – похлопав подругу по плечу, улыбнулась фея. – Зор-зары за хозяев, как дети за родителей, не отвечают!

Глава 8

– Как она м-могла не замечать мои чувства с-столько лет? Как? – заплетающимся языком повторял Эмо, медитируя над полупустым фужером.

– Женщины вообще создания странные, – сделав глоток вина, отозвался Ритэр. – Видят то, чего в помине нет, а не то, что очевидно.

– Точно, – тряхнув всклокоченными волосами, согласился пьяный эльф. – На меня три года в Академии не смотрела даже, а этого… – он мрачно покосился на дракона, – сразу заметила.

– Это потому, что я заметный, – мило улыбнулся Арэт и отсалютовал ему своим фужером. – А ты глупый.

– Что-о-о?

– Ничего! – обрубил собеседника (хотя, скорее, собутыльника) дракон. – За три года не признаться девчонке в чувствах – это глупо.

– Я не мог. – Парень обиженно засопел и, допив вино, потянулся к очередной бутылке. Под столом их уже стояло штук шесть, и все пустые.

– Тебе хватит, – перехватил его руку алхимик. – И так еле сидишь, бред сопливый несешь.

– Сам ты… – окончательно обиделся Эмо.

– Вот именно. Я сам, – усмехнулся рыжий, налил себе вина, поставив бутылку подальше от эльфа.

– Сбежала, – шмыгнул носом тот и, стянув с полупустой тарелки хвостик вяленой рыбы, принялся его грустно жевать.

– Ну и что, что сбежала? – задумчиво разглядывая свой фужер, сказал хозяин дома. – Подумаешь! Найдем. Надо будет, наймем сыщиков. Не сквозь землю же эта маленькая воровка провалилась!

– Она не воровка! – вскинулся эльф, хватаясь за свой топор. – Она… ик… она честная де-девушка! Это все чуд-чудо-о-овище ее…

– Значит, и чудовище надо найти, – подытожил Арэт. – Полагаю, одна от другой не далеко ушла.

– А как искать? – приуныл эльф. Он опустил подбородок на сложенные на столе руки. – Где ис-кать?

– Сам подумай, если тебе девочка действительно нужна, – хитро щурясь, ответил дракон.

– А вам, Арэт, значит, не нужна? – спросил рыжий.

– И мне нужна, – улыбнулся тот краешками губ.

– Для каких, позвольте узнать, целей?

– Для эстетического удовольствия.

– И эротического?

– Возможно, но точно не гастрономического.

Зеленые глаза, не мигая, смотрели в синие, а голубые тупо пялились на полупустую столешницу. Слуг хозяин отправил прочь, предпочитая ночные посиделки без свидетелей.

– Арэт, вам не жалко наивную девчонку? Кто она, а кто вы? Ей всего-то двадцать или чуть больше, а вам небось за полтысячи перевалило? Голову вскружите, соблазните и… Выбросите, как надоевшую вещь? – пригубив вина, спросил Ритэр.

– А вариант: воспитаю под себя, обучу и оставлю жить здесь – вам в голову не приходил? – приподнял белые брови дракон, насмешливо глядя на собеседника.

– Адку в клетку?! – возмутился Эмо. – Да ни за что!

– А если она сама захочет? – поинтересовался дракон. – Жених ее где-то шляется, ты в любви признаться боишься… а я готов быть рядом, говорить о своей симпатии и осыпать маленькую феечку подарками. Так кого она выберет?

– Тебя – только через мой труп, – пропыхтел эльф и потянулся через весь стол к бутылке, которую рыжий тут же убрал вниз.

– Ну это не проблема. – Арэт подавил смешок.

– Угрожаешшшь?

– Размышляю. Думаешь, сможешь мне помешать приручить Аделаиду?

– Да, – самоуверенно заявил парень.

– И я, – встрял алхимик. – И хозяин Черной реки тоже, он вроде как жениться на ней надумал. И про жениха забывать не стоит.

– Хм… – Блондин накрутил на руку свою длинную косу. – Значит, нас уже пятеро, – рассмеялся он. – Прррекрасссно!

– И что же тут пре… пр… пре…

– Прекрасно то, что есть конкуренция, а значит, игра по завоеванию девичьего сердечка обещает быть очень интересной, – спокойно пояснил хозяин дома, сжалившись над попытками пьяного в хлам эльфа выговорить слово.

– Игра, – вздохнув, повторил Ритэр. – Ну-ну.

– Пари? – предложил дракон. – На тот артефакт, что вы мне показывали по приезде. А я, в свою очередь, поставлю на кон что-нибудь равноценное. Что вы хотите?

– Дневник, который похитили дамы, – вздохнул рыжий, прекрасно понимая, что загоревшийся идеей оборотень уже не отступится от феи.

– Да вы сдурели?! – на удивление четко выговорил Эмо.

– Согласен, – кивнул блондин, игнорируя выпад. Содержимое дневника, к слову, он давным-давно скопировал, потому в расставании с ним не видел проблем.

– Никакого насилия, колдовства, антимагических эликсиров и обмана в процессе игры, – предупредил Ритэр.

– Хорошо.

– И еще… если она все-таки влюбится в вас, Арэт Эльт-Ма-Ри, вы сделаете все, чтобы девочка была счастлива, – проговорил алхимик, пристально глядя на дракона.

Тот едва заметно кивнул.

– Я женюсь на ней! – гневно раздувая ноздри, воскликнул эльф. Он резко вскочил и, не удержав равновесия, упал, сметая со стола пустой фужер.

– Слышала бы все это фея, – хмыкнул рыжеволосый и, вздохнув, стал помогать дракону поднимать беднягу на ноги.

– Она была бы польщена таким вниманием, – лукаво улыбнулся блондин. – Пять кавалеров! Есть чем гордиться.

– А как же жених? – взвалив на плечо бормочущего что-то парня, спросил Ритэр.

– А ему есть за что бороться, – по-прежнему улыбаясь, ответил Арэт.

Предвкушая развлечение, он пребывал в отличном настроении. Найти Адель, зная ее имя и адрес, а также имея магический маячок на скрижали, будет несложно. Ну а здоровая конкуренция добавит грядущей охоте особую остроту.

Глубокой ночью Ритэр Вестмар растолкал Эмо и наложил на него несколько антипохмельных заклинаний, после чего они вместе покинули гостеприимный дом песчаного дракона, прозванного в этих краях Золотым. Спустя несколько часов алхимик отправил своего спутника с девятью баллонами зора и завернутым в холщовую ткань топором в столицу, а сам снял комнату в скромном поселении у дороги. Подойдя к двери крошечной ванной, мужчина нажал пальцем на плоский верх перстня. Тот, поддавшись, перевернулся обратной стороной, и вместо родового символа на кольце сверкнул знак Тритэры. Приложив его к двери, Ритэр что-то прошептал и дернул ее на себя.

– Я не рад тебя видеть, Мастер Иллюзий, – сообщила зеленая обезьяна с кроваво-красными глазами, свесившись с ветки большого дерева.

– Да и я не особо соскучился, Мастер Лжи, – спокойно ответил рыжеволосый и решительно шагнул в волшебный сад, раскинувшийся за дверью, которую он только что зачаровал. – Мне нужна услуга, – сказал мужчина и посмотрел на Духа Игры холодными серебристо-серыми глазами, в которых не осталось и намека на былую зелень.

Большие напольные часы показывали три пополуночи. На втором этаже постоялого двора «Черный лес» скрипнула дверь, и на дощатый пол, тускло поблескивающий в свете одинокого ночника, ступила маленькая ножка в дорогом дорожном ботинке, изящном, с золотистой пряжкой на боку. Закутанная в темный плащ незнакомка огляделась, чуть приподняв глубокий капюшон, и, никого вокруг не обнаружив, тихо закрыла дверь на лестницу. Под осторожными шагами не скрипнула ни одна половица. Таинственная фигура плавно и бесшумно, как лунный свет, скользила мимо комнат с мирно спящими постояльцами. Ровно до тех пор, пока из-за угла так же бесшумно не появился белый силуэт мужчины, в которого беспрестанно озирающаяся особа и врезалась.

– Ой! – непроизвольно воскликнула она, отшатнувшись.

«Бумс!» Из рук незнакомца вылетел рыцарский шлем и с грохотом покатился к дальней стене.

– А можно потише?! – рявкнул рыжеволосый парень в полурасстегнутой рубашке, появляясь в распахнувшемся дверном проеме.

– Простите! – прошептала дама в капюшоне и, быстро открыв ключом соседний номер, юркнула туда.

– Мои извинения! – протянул мужчина в белом и, подобрав шлем, вошел в комнату напротив. – Доброй вам ночи!

– Взаимно! – процедил сквозь зубы рыжий.

Три двери одновременно захлопнулись, и в коридоре постоялого двора снова воцарилась тишина.

Оказавшись одна, Кассандра надежно заперлась, закрепив засов при помощи специального механизма, который всегда возила с собой. Бдительность прежде всего! Повесив плащ на вешалку, хрупкая темноволосая девушка устроилась в широком кресле у камина и улыбнулась, как сытая кошка. Вытащив из кармана, спрятанного в боковом шве юбки, помятый листок, она ласково погладила единственную строчку: «Сэнди, приезжай, есть «клиент»!» Только двоюродный дед называл ее так, для остальных она всегда была Кэс. Впрочем, большинство родных (царство им небесное!) не слишком-то любили склонную к авантюрам ведьму. Другое дело «старый пень», как он сам любил себя называть, сменивший за долгую жизнь десятка три профессий. Только он и поймет, и утешит, и… приключение очередное предложит. Очень выгодное приключение, само собой! Вот и на сей раз старик не ошибся: верное дело выгорает. Конечно, есть минусы, но уж слишком солидный куш на кону, чтобы бояться риска.

– Что там дед говорил? Клиент не любит флору? Хм… – Ведьма задумалась. – А если так?! – Она на миг закрыла темно-желтые глаза, а когда распахнула их, радужка блеснула светло-серой сталью. Под пристальным взглядом брюнетки с подноса, на котором стоял давно остывший ужин, взлетела вверх вилка и преобразовалась в колючую металлическую ветку. – Не хочешь растительную фею, милый, получи повелительницу металла! – хихикнула обладательница редчайшего магического дара «Хамелеон» и, поймав свое творение, небрежно бросила его на стол.

Новые способности продержатся не меньше месяца, а этого вполне достаточно, чтоб окрутить очередного богача. Наигравшись с трансформациями вилки, девушка вернула ей прежний вид, после чего тщательно взбила подушку и улеглась спать. До утра еще было часа три-четыре, и охотница за женихами планировала провести их в сладких объятиях бога снов.

Ирвин Ма-Магни стоял в своей комнате напротив открытого настежь окна и задумчиво смотрел на яркий лик луны, напоминавший ему серебристый локон Аделаиды Ванн Грэниус. Белый шлем, который он надевал вместе с легкими доспехами, отправляясь в поездки верхом на своем альбиносе зор-заре, мирно покоился на столе возле подоконника. Мягкий свет небесной красавицы играл на металлической поверхности головного убора, то подчеркивая рубленые грани, то растворяясь в плавных изгибах формы. Темный маг, прозванный в народе белым рыцарем, машинально коснулся кончиками пальцев шлема и погладил его, будто кошку.

Ирвин любил путешествия, в которые он надевал свои белоснежные доспехи, облегченные с помощью магии. Любил ездового духа по имени Сайрус, внешне похожего на породистую лошадь, разве что морда волчья да взгляд хитрый. На нем магистр объездил почти все страны на континенте. А еще мужчина любил лекции, их он часто читал в учебных заведениях, где и встретил пару лет назад бледнолицую девушку со светлыми волосами. Ту самую, письмо от отца которой рыцарь хранил до сих пор.

Как донесла его верная вестница три месяца назад, фея по-прежнему жила одна в своем загородном домике. Умная, способная, скромная и красивая. Идеальная супруга для такого человека, как он. Четыре года назад она была еще совсем юной, два года назад – слишком замкнутой, а неотложные дела не позволили ему остаться и помочь этому белокурому «цветку» раскрыться. Сейчас же он свободен как ветер, она тоже не занята. А посему ничто не может помешать им надеть брачные браслеты в храме Эраша и пройти оставшийся жизненный путь рука об руку.

Думая об этом, Ирвин улыбался. Ровно до тех пор, пока рядом с луной не появилось еще одно светлое пятно, которое быстро увеличилось в размерах, приняв очертания птицы. Мужчина нахмурился, следя за ее приближением. Он был напряжен, когда большая белая сова, шумно хлопая крыльями, уселась на подоконник. Задумчив, когда красноглазая зор-зара поведала ему о том, что его невеста уже… не его невеста. Мрачен, когда дух в птичьем теле сообщил, что личность жениха не установлена. Но стоило сове закончить доклад, как лицо ее хозяина просветлело. Взглянув на луну, он странно улыбнулся, в светлых глазах его отразилась непоколебимая уверенность, а с губ слетели спокойные, но твердые слова:

– Помолвка не проблема. Да и женитьба не была бы проблемой, учитывая то, что я мастер поединка. Рыцарь, который никогда не проигрывает. – Усмешка, в которую на миг превратилась его улыбка, была цинично-холодной. – Если есть чувства, все решаемо. Верно, Кара? – Черная бровь на бледном лице поднялась, а брошенный на птицу взгляд блеснул ледяными искрами, такими непривычными для фиалкового цвета радужки.

Сова угукнула в ответ, послав мысленное согласие своему господину. Новую хозяйку она ждала не меньше, чем он, втайне надеясь, что именно эта юная особа, зарекомендовавшая себя как самостоятельная и целеустремленная девушка, переживет медовый месяц в фамильном замке и наконец жизнь у них у всех наладится.

Глава 9

Захлопнув дверь, Нир обессиленно прислонился к ней и устало потер виски. Договоры с Мастером Лжи всегда заканчивались головной болью, а тут еще и личину рыжего оболтуса поддерживать приходилось. Качественную такую личину… ни один чародей не распознает, что перед ним обманка. В этот раз проклятый Дух Игры вытянул из мага больше обычного за право выйти из Тритэры не где попало, а в указанном месте. Двуликий все еще злился из-за срыва финального поединка, вернее, из-за того, в какой балаган был превращен последний тур благодаря вмешательству Мастера Иллюзий. Вопрос, озвученный зеленой обезьяной, до сих пор не давал Ниру покоя. Зачем? Зачем он так поступил? Ах, если б знать. Хотел спасти свою протеже и одновременно наказать ее за непослушание? Быть может…

В висках снова кольнуло, и рыжеволосый мужчина невольно поморщился. Взяв со стола стакан, он выпил воды, после чего сел на заправленную кровать. Что ж, к утру головная боль да магическое истощение исчезнут без следа, и Нир без труда догонит свою сбежавшую невесту. Мужчина задумчиво погладил проступивший на запястье узор брачного браслета: тот уже не был безжизненно-черным, а приобрел цвет темно-серого графита. Еще десяток часов, и магический резерв брачных амулетов, связавших его с Адель, тоже восстановится.

«Надо отдохнуть», – решил темный, одним движением руки заставив свой браслет снова исчезнуть.

День у него выдался насыщенным. Сперва пришлось нарушить первоначальные планы и объявиться в поле зрения феи на неделю раньше запланированного. А что оставалось делать, если эта светлая глупышка решила подружиться с Илолантой? Потом инсценировать побег, заплатив кучке горожан за имитацию погони. И все ради того, чтоб его появление рядом с девушкой выглядело случайным. Затем самого себя приложить о стенку кареты, сообразив, что отсутствие реакции браслета если и не насторожит фею, то определенно вызовет подозрения у ее ревнивого приятеля и хитрой зор-зары.

А ведь как хорошо все было продумано! Магический браслет и эльф, который никогда не станет для Адель кем-то большим, нежели другом, вполне справлялись с ролью ее охраны, а прощальный подарок, получивший от хозяйки имя Мурзик, обеспечивал круглосуточную слежку за неугомонной девчонкой. И что в итоге? Браслет оказался не столь надежен, как предполагалось, а приятель напился и возомнил себя героем-любовником. Хорошо хоть игрушка исправно справлялась со своей задачей. Нир устало улыбнулся. Особенно приятно было то, что ему еще ни разу не пришлось активировать искусственную привязанность к подарку. Вопреки домыслам Эмо и Лолы, Адель таскала за собой Мурзика совершенно добровольно… пока.

Темный, он же рыжий в настоящий момент, растянулся прямо поверх покрывала. С прикроватной тумбочки раздалось чуть слышное «мур». Мужчина взял в руки толстую цепочку с массивным серебряным медальоном в виде сердца, надавил на небольшой камешек в центре и сквозь щель, образовавшуюся на боковой грани, вытащил за уголок белый лист бумаги.

«Ниррр, твоя побрякушка сломалась! Немедленно почини! А лучше сними с меня эту агрессивную гадость!» – гласило послание.

Мужчина довольно ухмыльнулся, застегнул цепочку на шее и закрыл глаза, желая узнать, что делает его светлая девочка в гостях у темной ведьмы? Судя по записке, она наконец-то вернулась к брошенному на кровати подарку. Несколько предыдущих попыток узреть фею глазами игрушки показывали только пустую комнату, что немного напрягало темного, привыкшего время от времени наблюдать за своей невестой. Но на сей раз перед его внутренним взором возникло сосредоточенно-раздосадованное лицо Адель.

– Котик, ну скажи «мяв»! – насупившись, твердила она. Мурзик сверкнул глазами и скосил их к пуговке носа, так как тонкие пальчики девушки тянули игрушку за усы. – Нет, ты не сверкай глазами! Ты скажи «мяв»! – В голосе феи отчетливо слышались нотки хмельной капризности.

«Ну конечно, – подумал Нир, – чем еще можно заниматься в обществе Жозефины?! Только пить!»

Поймав через глаза игрушки отражение девушки, мужчина невольно рассмеялся, но тут же поморщился от ломоты в висках. Зрелище облаченной в ночную сорочку феи, с самым серьезным видом дергавшей Мурзика то за уши, то за хвост, было на редкость уморительным.

Следующие полчаса темный развлекался, созерцая происходящее в девичьей спальне: раздраженная отсутствием ответа, Аделаида вертела котенка, трясла, переворачивала вверх ногами, дергала за лапы и даже стучала головой о спинку кровати. Взгляд мерцающих глазок-пуговок выхватывал то рассерженное личико, то голое плечо под тонкой лямкой, то белый подол, покрывающий скрещенные ноги. Несколько раз в поле зрения игрушки попадала кровать у дальней стены: из-под одеяла, натянутого на голову спящей ведьмы, торчал только рыжий локон. Вероятно, Жози мешало спать непрерывное бу-бу-бу нетрезвой гостьи, решившей непременно пообщаться с женихом перед сном. Зор-зары в спальне не было, из чего Нир сделал вывод, что ее оставили ночевать в другой комнате. В том, что Лола свалит к своему хозяину, оставив фею на попечение ведьмы, темный сомневался.

Налюбовавшись невестой и ее окружением, мужчина задумчиво посмотрел на записку: буквы медленно расползлись, перестраиваясь и образуя новые слова. Когда ответное послание было готово, он аккуратно свернул его и вложил в кулон. После чего устроился поудобней на подушке и смежил веки, ожидая увидеть продолжение спектакля под названием «Фея и ее удачный эксперимент».

– Мурзик! Ты такой же мерзкий, как и твой хозяин! – укоризненно пробурчала Ада, надавив пальцем на нос котенка, и, услышав тихое «мяв!», аж подпрыгнула от неожиданности. – Так вот как ты работаешь! – воскликнула девушка и, на миг притиснув игрушку к груди, полезла за посланием в кармашек бархатного сердечка.

«Цветочек, хорошие девочки в такое время должны спать, а не приставать с пьяными требованиями к уставшим мужчинам. Будь умницей и ложись в кровать! Прошу тебя. А браслет «починится» сам». И подпись: «Твой мерзкий темный».

– Гад! – фыркнула девушка и в сердцах запихнула «почтальона» под подушку.

«Ну, не буду отрицать – есть немного!» – усмехнулся мужчина, вспомнив дурацкое пари, заключенное с Арэтом.

Некрасиво, но что было делать? Ящер все равно не отступится, а так появилась возможность хоть как-то влиять на процесс охмурения феечки, точнее, мешать этому самому процессу. Ведь не зря говорят: осведомлен – значит, вооружен. Неизвестно, до чего мог дойти чешуйчатый в стремлении получить новую забаву: драконы всегда славились своим потребительским отношением к прочим расам. И верить, что этот конкретный ящер вовсе не ищет любовницу-однодневку, если не сказать «одноночку», Нир не собирался. Но даже если так… если Ада действительно тронула сердечные струны Золотого дракона, – это ничего не меняет!

Темный стиснул зубы от воспоминания о том, в каком виде к нему в купальню свалилась Адель. Как же его перемкнуло, когда он обнаружил черный браслет на ее запястье и сложил два плюс два. Из-за накатившей злости мужчина чуть не разрушил собственные планы, в которые никак не входили поцелуи рыжего алхимика с непутевой блондинкой. Этак девчонка совсем растеряется, а то еще, не приведи Эраш, заинтересуется несуществующим господином с вполне конкретным именем Ритэр Вестмар.

Впрочем, он сам во всем виноват!

Хотел своей запиской спровоцировать фею на флирт с драконом в расчете на то, что Арэт напугает эту святую наивность? Так надо было продумывать план до конца и заглушить на время действие браслета, а не усиливать его из-за мстительного порыва. Стоило предположить, что у ящера найдется управа на любой защитный амулет, и не демонстрировать его действие раньше времени.

Прогнав досадные мысли, Нир вновь попробовал взглянуть, чем занята его невеста, но, натолкнувшись на темноту под подушкой, решил-таки немного подремать. Однако сон не шел, несмотря на усталость. В голове, вопреки желаниям, всплывали обрывки той ночи, из-за которой, собственно, он и отправился за дневником Иты, оставив Аду в гордом одиночестве. Подставлять эту наивную девочку под удар Нир не хотел. Мужчина непроизвольно потер знак Эраша на груди – шрама не осталось, но после заживления он порой нестерпимо ныл, как старый перелом к перемене погоды. Впрочем, сорванная рукой погибшего «хозяина» метка была малой платой за спасение. То, что Маркус каким-то чудом распознал завязанное на ней заклинание и рискнул вмешаться, было большой удачей для Нира, но обернулось гибелью для самого тролля. А заботливые руки молоденькой феи, подобравшей раненого мага, позволили ему восстановиться и жить дальше. В ту ночь Мастер Иллюзий потерял друга. Из-за неясных причин того покушения он боялся потерять и Адель.

Мужчина перевернулся на бок и стиснул медальон, решив последний раз проверить, как у нее дела. Перед мысленным взглядом очень близко возникло лицо девушки: очевидно, она, как обычно, уснула в обнимку с Мурзиком.

– Демон побери, к этому можно привыкнуть! – прошептал темный, погружаясь в сон вслед за своей феей.

Глава 10

Настроение у Адель было чудесным. В компании новой подруги (хотя, скорее, подруг) она смогла расслабиться и отвлечься от переживаний прошлых дней. Даже постоянные переругивания Илоланты и Жози не раздражали девушку. Перебравшись из драконьего логова в двухкомнатную квартирку ведьмы, она была по-настоящему счастлива. Ночные беседы успокоили растревоженную душу. Символы Тритэры, которыми пестрели страницы таинственного дневника, разжигали любопытство и желание поскорее подобрать ключ к зашифрованным записям. Небольшое похмелье, оставшееся наутро после неудачных попыток найти этот самый ключ, легко ликвидировалось немудреным заклинанием, подсказанным хозяйкой, а недостаток приличной одежды был восполнен из гардероба Жозефины. И хоть рукава и подол оказались чуть длинноваты, в остальном платье сидело на миниатюрной фигурке феи практически идеально. Хуже дела обстояли с туфлями. Разницу в два размера преодолеть оказалось не так-то просто. Но с помощью ваты и стелек этот вопрос тоже решили. И теперь Ада спокойно могла выходить на улицу, не опасаясь косых взглядов горожан. Домой фея собиралась чуть позже. Сначала ей предстояло уладить кое-какие важные дела здесь, в городе. А если быть точнее, то в знаменитой на всю страну курьерской службе, филиал которой располагался неподалеку от дома, где жила Жози.

Оставив зор-зару с ведьмой допивать утренний чай, Адель тихо выскользнула за дверь и, спустившись по лестнице, направилась к выходу из двухэтажного здания. Прижимая к себе упакованный в бумагу артефакт, фея улыбалась. Осознание того, что долг дракону отдан, а трио нахалов осталось с носом, грело ей душу. С двумя из числа новоявленных ухажеров Адель рассчитывала больше никогда не встречаться. А Эмиль… Ну а что Эмиль? Он старый друг, ему простительно. Вот проспится, подумает над своим поведением (если вспомнит) и снова станет прежним. Вся эта история с выигрышем и сменой облика как-то странно на него повлияла. Да еще побег из дома, разрыв помолвки с Юми-эль и толпа наемных убийц, идущая по пятам… У любого нервы сдадут! Поэтому на друга Адель не сердилась. На дракона, в общем, тоже. Но желание поставить точку в их отношениях не давало ей покоя с ночи, поэтому с утра, перекусив с подругами, она и поспешила в курьерскую службу.

Распахнув дверь темной парадной, Адель на миг ослепла от ярко-рыжего солнышка. Она непроизвольно сделала шаг назад, что позволило «солнышку» шустро поставить ногу на пути тяжелой створки, которую девушка попыталась захлопнуть.

«Не может быть!» – подумала фея, прикидывая, нет ли у антипохмельного заклинания побочных эффектов в виде галлюцинаций.

– Куда это ты торопишься, лапочка? – толкнув дверь, спросил несносный алхимик.

– Не твое дело, животное! – рявкнула Адель, изо всех сил наваливаясь на деревянную преграду со своей стороны. «Не привиделось», – обреченно вздохнула она, продолжая удерживать позиции. – Как ты меня нашел, да еще и так быстро?

– Тебя? – притворно удивился Ритэр. – Я вообще-то свою пропажу искал. Дневник. Помнишь? Такой, в кожаном переплете. Который ты украла.

– Я ничего не крала!

– Да ну? А это что за сверток? Ворованная скрижаль небось? – как ни в чем не бывало продолжил рыжий.

– Поз-ссс-заимствованная! – упершись ногами в пол, прошипела фея.

– О, так ты спешишь хозяину ее вернуть? Почтой, что ли? Как в письме написала? Наивная девочка. Кто же артефакты через общественные организации отправляет? Дай мне, я сам ему передам.

– Пф… Ну конечно! – пропыхтела Ада, продолжая бороться за дверь. – Ты ее присвоишь, а я потом по гроб жизни с драконом не рассчитаюсь. – Каблуки девушки заскрежетали по полу, оставляя царапины на паркете прихожей.

– Я присвою? Я?! – возмущенно воскликнул алхимик. – Кто бы говорил! Это вы с Лолой дневник свистнули. А за него, между прочим, мне перед Арэтом отвечать. Отдай дневник, детка!

– Не дождешься! Я тебе после ночного происшествия даже прошлогоднего снега не дам, хам! – Поднатужившись, фея чуть-чуть прикрыла дверь.

– Вы посмотрите на эту оскорбленную добродетель! – скривился рыжий. – Вломилась ко мне в купальню, чуть не изнасиловала… – Створка снова качнулась внутрь.

– Что-о? – взвыла Адель. – Это ты на меня набросился, как голодный зверь! Ты мне травму нанес! Моральную.

– А ты мне физическую, – демонстративно потрогав свободной рукой висок, парировал Ритэр. – Так что квиты. И вообще… Я блондинок не люблю! Особенно светлых.

– Что же ты к светлой блондинке приставал? – разозлилась Адель.

– Потому что она… то есть ты меня спровоцировала. Я, знаешь ли, живой мужчина, а не каменное изваяние. И полуголая…

– Я была одета!

– Мокрый пеньюар не считается.

– Заткнись!

– Как скажешь, – хмыкнул Ритэр, продолжая без особых усилий удерживать дверь открытой.

– Как ты меня нашел? – скрипнув зубами, повторила первоначальный вопрос Адель.

– Ты просила заткнуться.

– А теперь прошу ответить!

– Определись, чего хочешь, Аделаида. Твое непостоянство напрягает. Во всем так… То тебе дракон нужен, то я…

– Ты мне не нужен!!!

– Правда? – с сомнением уточнил Ритэр.

– Да.

– Это хорошо, потому что у меня есть невеста, – ослепительно улыбнулся рыжеволосый.

– Невеста? Невеста?! – Удивление смешалось с раздражением, взорвав остатки спокойствия, которые Ада пыталась сохранить во время этой словесной перепалки. – И ты, будучи помолвленным, целовал меня? Ссскотина!

– Ты тоже меня целовала, будучи помолвленной. И не только меня, – пожал плечами мужчина. – А я своей невесте верен. Был… пока ты мне на шею не кинулась.

Девушке хотелось заорать, выплеснув на него все, что она думает о поцелуях вообще и об их инициаторах в частности, но, сдержавшись, она язвительно поинтересовалась:

– И кто же та несчастная, что собралась связать свою жизнь с распутным тобой, Тэррри? Неужто мое пожелание попало в точку и ты женишься на гоблинше-нимфоманке? Ей неверным быть не получится. Силенок не хватит.

– Отнюдь, – мило улыбнулся Ритэр. – Моя невеста – очаровательная юная волшебница. – Он смерил Адель оценивающим взглядом и многозначительно уточнил: – Темная волшебница!

– Брюнетка небось? – хмыкнула фея.

– А это уже не твое дело, – продолжая улыбаться, ответил мужчина. – Кстати… Что это ты все время гоблинов поминаешь? Уж не из них ли твой женишок? Конечно, кто же еще на такую ветреную особу позарится! То с драконами заигрывает, то к порядочным алхимикам пристает, то эльфов совращает!

– Что-о? – задохнулась от возмущения фея.

– Да не чтокай ты! – перебил алхимик и, поднажав, ввалился в дверь. – Все, успокойся. Я с миром пришел, – поймав ее занесенные для удара руки, вздохнул рыжий. – Могу извиниться, если хочешь. Вино, теплая вода и красивая девушка в не совсем приличном виде иногда приводят к помутнению мужского рассудка. Прости. Этого больше не повторится, – наклонившись к ней, серьезно сказал он и, не сдержавшись, ехидно добавил: – Если сама не захочешь.

– Бедная твоя невеста, Тэри, – хмуро отозвалась Адель, устав от попыток вырвать руки из его захвата.

– Не богатая, ты права.

– Тэррри! – зарычала девушка, мрачно глядя на него снизу вверх.

– Да? – невинно похлопал ресницами он.

– Как ты сюда попал? – спросила фея, решив прекратить бестолковую перепалку, а прояснить наконец важные вещи.

– Ну, – он замялся, – не только у тебя есть секреты.

– У меня была скрижаль.

– А у меня знакомый волшебник со способностями, близкими к свойствам твоей скрижали.

– Это невозможно, – не поверила она.

– Но я же здесь.

– И кто этот… волшебник?

– Прости, детка…

– Я не детка!

– Прости «не детка», но это тайна, – очаровательно улыбнулся ей он, и в этот момент Ада снова сравнила его с солнышком. Таким же светлым и теплым с виду, но коварным и опасным по сути.

– Кош… Адель? – раздалось с лестницы.

Фея и алхимик одновременно обернулись на голос и увидели рыжеволосую ведьму в домашней рубахе и мужских штанах, рядом с которой стояла задумчивая зор-зара. Обе они выскочили на крики, как, впрочем, и еще пара соседей. Но те быстро ретировались под тяжелым взглядом Жозефины и заинтересованным – Илоланты.

«Еще одно солнышко, – подумала фея, глядя на подругу. – Хотя, скорее, огонек, вернее, костер… Да что там! Пожар, а не женщина».

«Пожар», тряхнув огненной шевелюрой, ядовито поинтересовалась:

– Адочка, милая, это что за хмырь? Неужто тот самый злодей-совратитель, о котором ты говорила? Хм… дохловат что-то.

Брови Ритэра взметнулись вверх, а лицо феи залил румянец.

– Ба-а-а, какие люди! И без охраны! – протянула Лола, перехватив инициативу у ведьмы. – Привет-привет, злодей-совратитель, – хихикнула она. – А куда моего черно-розового друга дел?

– Отправил с зором и топором в столицу, – ответил Ритэр и, покосившись на Аду, чьи руки до сих пор держал в своих, иронично хмыкнул: – После того, как его подруга в логове дракона бросила, парень малость перебрал с алкоголем. Пришлось позаботиться.

– Спасибо, – неожиданно для самой себя, прошептала фея.

– Да не за что, – так же тихо отозвался он. – Ну что, мир?

Немного помолчав, девушка хмуро ответила:

– Перемирие. Временное.

– Договорились, – согласился алхимик и нехотя отпустил ее запястья.

Как только Адель уехала к отцу, а Ритэр ушел по делам, Илоланта сыто потянулась, перекинулась парой колючих фраз с Жозефиной и, оставив за собой последнее слово, отправилась в отведенную ей комнату. Для не слишком-то приятного занятия, которое ей предстояло, зор-зара нуждалась в уединении. Вернее, не то чтобы нуждалась, просто оставшаяся на кухне ведьма отвлекала внимание. А ошибиться с подачей информации Итану Эльт-Ма-Грогану ей не хотелось. Пара неверных слов – и Лоле придется сменить забавную компанию на общество хозяина Черной реки. С одной стороны, жаловаться зор-заре было не на что: он хорошо кормил ее, холил и лелеял, лишь изредка давая серьезные поручения. С другой… темный маг был тот еще зануда! И за пару десятков лет совместного проживания Илоланта порядком устала от его характера и постоянных интрижек. Утром бабы, днем бабы, ночью бабы… бррр! А если не бабы, то вино и мысли о них. Надоело. И все эти уси-пуси, обращенные к ней, высшей зор-заре. Бесконечные «пантерки», «мегерки», «кошечки»… Достало! Будто по имени ее сложно назвать. Или он его забыл? Склеротик старый! Хороший хозяин Итан, да, гораздо лучше прежнего, но… до чего же ску-у-чный. Поэтому Лола и не желала раньше времени возвращаться к нему с задания, неожиданно ставшего весьма интересным.

Грациозным движением она запрыгнула на диван и мурлыкнула по привычке, подумав об объекте слежки и ее спутниках. Наивная феечка сама по себе ходячее развлечение, а уж в компании с вспыльчивой ведьмой да с подозрительным рыжиком… Цирковое представление! Вспомнив перепалку в коридоре, Лола ухмыльнулась. У-у-у, хи-итрый рыжий! Адель даже не поняла, как согласилась на путешествие в его компании в обмен на сомнительную помощь с дневником. Вернее, с расшифровкой записей и блокировкой следящего заклинания, якобы наложенного драконом на свою собственность.

– У-умный тип! – протянула довольная Илоланта, а порция зора, преподнесенная ей алхимиком с приветом от Эмо, булькнула в желудке, словно соглашаясь. – Фейку вывел из себя, заболтал, вывернул наизнанку все ее реплики. Жози вообще слова вставить не дал. Меня угощением задобрил и беседой голову заморочил. Виртуоз словоблудия просто! Или блудословия? Тьфу! Красноречия!

Илоланта тихонько захихикала, решив, что этот ушлый господин явно нуждается в бдительном присмотре!

«А там и черно-розовое недоразумение к странствующему балагану присоединится, – с нежностью подумала она. – Совсем весело станет. И променять все это на унылый замок, пусть и над Черной рекой? Ну уж не-э-эт».

Лола перевернулась на живот, обреченно вздохнула и, положив голову на скрещенные лапы, сосредоточилась.

«Хозяин? – обратилась она к нему мысленно. – Мурр?» – добавила заискивающе.

«Пантерка? – обрадовался Итан. – Ну наконец-то! Почему ты так долго молчала, лапушка моя красноглазая?»

«Следила за будущей хозяйкой, мурр. Как ты и приказывал, господин!» – в том же тоне отозвалась зор-зара, физиономию которой перекосило от сладости его голоса.

«И? Ты уже узнала, кто тот смертник, что встал на моем пути?» По интонации Лола безошибочно определила, что мужчина хмурится. А еще, наверное, вертит в руке фужер с недопитым вином и греет обутые в тапочки ноги у камина. В своих привычках, как и в пристрастиях, Итан был до противного постоянен.

«Нет пока, но фея его ищет, мурр. Помолвку разорвать хочет».

«Отлично! – обрадовался собеседник. – А где она сейчас?»

«Так я потому и связалась, хозяин! Мы как раз в город вернулись. Аделаида к отцу поехала, и если ты поторопишься, сможешь ее там перехватить».

«Адель дома, а ты молчишь?» – возмутился Гроган.

«Нет, не дома! Она у подруги остановилась». – Предвкушая следующий вопрос, зор-зара улыбнулась.

«Так я и к подруге могу подъехать! – воодушевился собеседник. – Подумаешь, вместо одного букета мерзких цветочков два куплю и конфет пару пачек. Хотя лучше три…» – начал бормотать он, мысленно прикидывая, чем задабривать прекрасных дам.

«Боюсь, твоя бывшая пассия такие знаки внимания воспримет в штыки», – изо всех сил стараясь не захихикать, отозвалась Илоланта.

«А она-то тут при чем?»

«Ну как же! – хмыкнула красноглазая бестия. – Жозефина и есть та самая подруга, у которой твоя будущая невеста остановилась. Муррр, ты все еще хочешь их навестить, хозяин?» – не в силах скрыть иронию, спросила она.

«Поеду к Дину, пожалуй, – немного помолчав, сообщил Итан. – А ты, мегерка, не ерничай, а проследи лучше за тем, чтобы Жози голову девочке не задурила всякими гадостями на мой счет!»

«Будет сделано, мой госссподин», – прошелестела она и, разорвав ментальную связь, рассмеялась.

– Было бы чем дурить. Информация-то общеизвестная, – пробормотала зор-зара. – Неужели Гроган всерьез вознамерился быстро охмурить феечку, перехватив ее у папаши? И этого он хочет добиться с помощью конфет? Хи, разве что с приворотной начинкой.

Продолжая веселиться, Лола перевернулась на спину и помахала лапами, разминая гибкие кости. Она, если честно, рассчитывала на другой ход событий, иначе просто утаила бы планы Аделаиды. Во-первых, зор-зара знала, что Ада – это Кошка, которая совершенно точно не поддастся чарам признанного ловеласа. А во-вторых, согласно прогнозу рыжего, тщательно изучившего посеревшую вязь узора на запястье девушки, через несколько часов кое-кого излишне самоуверенного ожидает незабываемое знакомство с брачным браслетом. А значит, сегодня хозяин точно ничего не добьется от феи, но с присущим ему бараньим упрямством от своего не откажется. Из чего следует, что Илоланта по-прежнему будет сопровождать девушку в ее приключениях. Чудесный расклад, как ни крути!

Глава 11

Адель уныло поглядывала на знакомый пейзаж, проплывающий за окошком нанятой кареты. Ехать к отцу, особенно со столь деликатной просьбой, ей совершенно не хотелось, но теперь, когда оказалось, что не только она, Лола и Жози знают о содержимом посылки, отправлять артефакт с курьером девушка опасалась. Вдруг правда затеряется в пути? Или перехватит его кто-нибудь… например, один коварный рыжеволосый нахал, интересующийся разными диковинками.

Фея поморщилась при воспоминании о зеленоглазом проходимце, так бесцеремонно ворвавшемся в ее жизнь снова. Вот как у него получилось вырвать у Ады согласие, что он будет сопровождать их в ближайшие несколько дней, а то и недель? Неужели она такая наивная? Хотя Жози тоже не смогла толком возразить. А потом и вовсе встала на его сторону, заявив, что лучше один рыжий мальчишка поблизости, чем перспектива в любой момент заполучить в компанию чешуйчатую тварь. Мальчишка! Ха! Этот небритый мужлан с манерами дикаря меньше всего напоминал фее мальчишку. А уж из уст ведьмы, которой на вид можно было дать лет семнадцать от силы, такое заявление и вообще звучало на редкость забавно.

Представив смуглое личико рыжеволосой подруги, Адель задумалась. Жозефина была старше ее и, если вспомнить того же Грогана, явно опытнее, а выглядела на несколько лет моложе. Временами она походила не на практикующую ведьму, а на выпускницу школы – энергичную, дерзкую девчонку с хитрыми смешинками в глазах и хорошей фигуркой, уже достаточно женственной и привлекательной, хотя и чуть угловатой. Порывистая и непримиримая, словно подросток, она полностью соответствовала своей внешности. Но иногда, сидя с кружкой горячего чая и задумчиво глядя на струйку пара, поднимающуюся с его поверхности, эта особа совсем не казалась малолеткой. И даже обманчиво-нежные черты ее лица не могли ввести в заблуждение внимательного наблюдателя.

Все-таки странная штука магический возраст. Интересно, станет ли сама Адель со временем выглядеть и ощущать себя старше, как многие другие маги? Или застрянет на столетие в нынешнем состоянии?

Когда экипаж остановился перед массивными воротами родительского дома, фея печально вздохнула и, стиснув пальцы на свертке с волшебной скрижалью, вышла из кареты. Как же ей не хватало сейчас Мурзика! Потискать, прижать к груди и наконец успокоиться, уткнувшись носом в мягкий бок игрушки. Но тащить подарок Нира к отцу девушка не решилась. Ада знала наверняка, что он до сих пор считает ее маленькой, играющей в куклы девочкой, хоть и делает вид, будто признает, что она взрослая.

Встретив в коридорах фамильного особняка лишь молчаливых зомби, занятых уборкой, Аделаида беспрепятственно добралась до кабинета отца и, тихо постучав в дверь костяшками пальцев, вошла.

– Сокровище мое! – широко улыбнулся Дин Эльт-Ма-Грэниус, поднимаясь из-за письменного стола навстречу дочери. – Чем обязан столь приятному визиту? Неужели соскучилась и решила навестить старика? – Мужчина насмешливо склонил голову, светлая прядь скользнула по лбу, прикрыв глаз, отчего «старик» стал казаться еще моложе своих видимых тридцати.

– Папа, ты не мог бы сделать мне небольшое одолжение? – начала Адель, стоя на пороге и подозрительно поглядывая на непривычно улыбчивого некроманта. – Нужно сохранить одну ценную вещь, пока за ней не приедет хозяин.

– Ну конечно, драгоценная моя! Я все сделаю. Вот только с гостем беседу закончу!

Фея проследила за взмахом отцовской руки и прикусила язычок, лихорадочно соображая, не сболтнула ли лишнего? То, что Дин может быть не один, ей почему-то в голову не пришло. А дворецкий, который обычно предупреждал о таких вещах, как назло, куда-то запропастился.

С кресла за стеллажами медленно поднялся высокий мужчина, чье лицо было трудно рассмотреть из-за света, льющегося из окна. Незнакомец вежливо поклонился и тихо произнес:

– Мое почтение, госпожа.

От его бархатного тембра по спине Адель пробежали мурашки, ее пальцы, нервно теребящие сверток, впились в него, как в спасательный круг, и побелели от напряжения. Этот голос… было в нем что-то знакомое, но давно забытое.

– Кстати, ты очень вовремя, дочь моя, мы как раз говорили о тебе! – наблюдая за ней, сообщил некромант. – Познакомься, дорогая, претендент на твои руку и сердце.

Посетитель шагнул вперед и коснулся губами руки обалдевшей девушки.

– Мы уже знакомы! – протянул Ирвин Ма-Магни, озвучив тем самым мысли самой феи.

Она так и стояла, неотрывно глядя на человека, которого считала своей первой любовью. Наивной, детской, тайной… но именно любовью. Ему она прощала даже темную направленность дара. Слишком благородным, красивым и безупречным казался этот мужчина юной фее. Впрочем… не ей одной.

– Что ж, не буду вам мешать, – тепло улыбнулся гость, глядя в лицо смутившейся девушки. – Если вы не против, Аделаида, я подожду вас на улице. После долгого пути не хочется уезжать с пустыми руками. Вы ведь уделите мне немного своего драгоценного времени?

– Конечно, – завороженно глядя в его фиалковые глаза, ответила она.

– Тогда до скорой встречи, – мягко проговорил он и, обернувшись к хозяину дома, вежливо попрощался.

А спустя пятнадцать минут и фея, немного озадаченная рассказом отца, покинула кабинет. С момента рассылки проклятых писем, с помощью которых Дин собирался подобрать достойную пару дочери, прошло целых четыре года. И несмотря на такой большой срок, белый рыцарь явился свататься. С чего вдруг? Или сезонное обострение распространилось не только на троицу в драконьем логове? Гроган, Магни… Кто следующий?

Поморщившись от собственных мыслей, девушка неспешной походкой отправилась к выходу.

Дверь за дочерью уже минут пять как закрылась, а Дин все еще задумчиво смотрел на опустевшее кресло. Некромант находил весьма забавным тот факт, что после стольких лет безуспешных попыток пристроить строптивую дочурку объявились сразу три претендента в зятья. Ну с первым понятно. Хотя нет, наоборот, непонятно, откуда взялся этот темный, так ловко прибравший к рукам несговорчивую феечку? Впрочем, неважно! С таким уровнем магического дара он, несомненно, обеспечит девочке хорошую школу, а будущим внукам прекрасную наследственность. Да и взгляды на характер и предназначение Аделаиды у парня были сходны с мнением самого Дина, что явно говорило о наличии мозгов у жениха. Отличная партия!

Со вторым претендентом тоже все ясно: вожжа под хвост попала, петух клюнул, три года прошло (даже четыре), вот Итан Эльт-Ма-Гроган и проснулся. Ничего не изменилось: он упрям, нахален, самовлюблен и туповат. Все-таки хорошо, что затея с рабством и внебрачным ребенком от этого типа не увенчалась успехом. Темный дар от такого папочки в наследство внук мог бы получить сильный, но нрав… да еще замешанный с характером мамы. О-о-о… это был бы не ребенок, а маленький демоненок. Не иначе!

А что за мутный тип явился сегодня? Весь в белом, глаза холодные, в полумраке светятся так, что дорогу освещать могут. Значит, уровень магических способностей у иностранного магистра велик. И письмо у него при себе было. Одно из тех, что Дин разослал отнюдь не на прошлой неделе. Вот только что-то господин Грэниус не припоминал имени этого Ирвина в тщательно продуманном списке адресатов. Хотя какие-то ассоциации оно вызывало. Но… какие?

Решив не ломать голову, некромант поднялся и подошел к книжному стеллажу напротив окна. В строго определенной последовательности с четко выверенными интервалами он вдавил вглубь несколько разных томов, дождался, когда одна из секций утонет в стене, и шагнул в темноту тайной комнаты. Повинуясь команде мага, на стенах вспыхнули магические огоньки и осветили картотеку. Ее Дин долгие годы составлял на всех волшебников и простых смертных, которые интересовали его, интересуют или могли бы заинтересовать в будущем. Светловолосый мужчина подошел к узкому шкафу с резной буквой «М» и выдвинул верхний ящик.

– Кто же ты такой, Ирвин Ма-Магни? – задумчиво пробормотал некромант, перебирая папки.

Отыскав нужную, он вернулся с ней в кабинет, сел в свое любимое кресло и погрузился в изучение биографии гостя. Его лицо постепенно мрачнело.

– Так и знал! – с досадой воскликнул некромант. – Не мог я отправить ему брачное предложение! Ну что ж, слава Эрашу, это уже не моя проблема! Жених есть? Есть! Вот пусть и разбирается с конкурентами! – По лицу Дина расползлась откровенно предвкушающая улыбка, а руки тут же потянулись к перу и бумаге.

Глава 12

Оставив на хранение драконью скрижаль, Адель медленно спускалась по лестнице, бережно прижимая к себе фолиант, который одолжила у отца. Девушка не торопилась, зная, кто ждет ее у выхода. С одной стороны, от неожиданной встречи с мужчиной, которого она несколько лет считала идеалом, сердце заходилось в груди, а на губах феи то и дело появлялась глупая улыбка. Его неожиданное брачное предложение казалось чем-то сказочным, нереальным, но безумно приятным. С другой – Ада по старой привычке мечтала спрятаться в какой-нибудь темный угол и оттуда любоваться темным, который так был похож на настоящего (в ее понимании) светлого. Внешностью, поведением, принципами – всем! Детская влюбленность ожила снова, но была уже не такой наивной. За последние годы Адель повзрослела, и ей почему-то очень хотелось, чтобы именно Ирвин Ма-Магни заметил это. Остановившись возле настенного зеркала в холле, девушка критично осмотрела себя с ног до головы, поправила прическу, одернула платье и, придав лицу задумчивое выражение, отправилась дальше. Она больше не была той восемнадцатилетней глупышкой, что подменила один из конвертов, подготовленных отцом к отправке. Старые чувства витали над ней, как невидимый флер, но не затмевали разум и не пугали, как в былые времена.

Стоя рядом с экипажем, нанятым феей, белый рыцарь трепал за ухом своего послушного зор-зара. Ада невольно позавидовала тому, как спокойно маг управляется с ездовым духом. Сайрус вел себя не в пример Арчибальду феи. Уважительное отношение к хозяину и искренняя преданность читались в его оранжевых глазах так же четко, как черные строчки в раскрытой книге. За Ирвином раскинулись густые заросли кустов, дальше возвышались пушистые кроны деревьев. К фамильному особняку Грэниусов вели две дороги, проходящие через небольшой лес, отделявший имение от черты города. Темные волосы мужчины чуть развевались на ветру, обрамляя красивое лицо, а чудесные фиалковые глаза с восхищением взирали на стройную фигурку девушки, спешащей к нему.

– Вот мы и встретились, лунная леди, – улыбнулся белый рыцарь, когда она подошла ближе. – Вы еще прелестнее, чем я помнил все эти годы! – прижав руку к груди, произнес Ирвин.

– Не думаю, господин лектор, что вы помните всех ваших учениц. – В интонациях Адель проскользнуло неосознанное кокетство.

– К чему эти церемонии, девочка моя? Мы больше не в Академии. И теперь вы смело можете называть меня по имени. А насчет учениц… Вы же знаете, Ада, что никогда не были одной из многих. С той первой встречи, помните?

Аделаида помнила. Разве такое забудешь? Затянувшаяся лекция в клубе, на которую она так мечтала попасть, море впечатлений, восторг, воодушевление… А потом темные закоулки ночного города и четверо пьяных мужиков, решивших поразвлечься с одинокой путницей. Как же она тогда перепугалась! Но появился он, рыцарь в белых одеждах, тот самый лектор, которого фея зачарованно слушала в зале. Все произошло слишком быстро, чтобы Адель успела осознать это, но и достаточно медленно, чтобы она смогла прочувствовать красоту поединка. Один против четверых… Ирвин Ма-Магни был великолепен. Его сила, ловкость и мастерство пугали и завораживали. В ту ночь он показался фее ангелом возмездия, несущим смерть тем, кто посмел посягнуть на добродетель. А она ему – лунной леди, невесомой, хрупкой и такой же загадочно-прекрасной, как свет небесной красавицы. Так они и познакомились. Ну а спустя год снова встретились, когда белый рыцарь приехал в Академию читать курс о боевых искусствах.

– Мурр! – раздалось в кустах слева от ворот.

И фея и ее собеседник мгновенно очнулись от задумчивости.

– Кошка? – удивилась девушка, всматриваясь в зеленую листву. – Но откуда? Папа терпеть не может кошек!

– Вероятно, соседская, – предположил Ирвин, не отводя восхищенного взгляда от девушки.

– Здесь нет соседей! Только зомби и дворецкий.

– Мм… Мертвая кошка? – приподнял черную бровь мужчина.

– Живой бурундук! – буркнул сидящий в кустах Ритэр. – С приветом от тестя.

«Цветочный скунс», – флегматично решил Гроган, с комфортом расположившийся в кустах, что росли справа от ворот, и… громко чихнул. Покосившись на свой букет, он швырнул его под ноги и наступил, чтоб приглушить ненавистный запах.

– А это? – Девушка переключила внимание на заросли с другой стороны.

Рыжий тем временем облегченно вздохнул и принялся торопливо извлекать послание Дина из своего почтового амулета.

– Кто-то из диких животных, моя лунная леди, – улыбнулся белый рыцарь. – Белка или… бурундук? – предположил он и, желая отвлечь чересчур напрягшуюся фею, сотворил для нее розу – белую, как его костюм.

– Она прекрасна. – Принимая подарок, Адель зарделась.

– Но не прекрасней вас, моя дорогая, – неотрывно глядя в ее черные глаза, прошептал мужчина, а потом вдруг оживился: – Что же мы до сих пор стоим? Зор-зары скучают, возница грустит. Поедем отсюда, а? Мне бы хотелось продолжить беседу в более уютном месте. Ада, вы ведь позволите пригласить вас на чашечку кофе?

Немного помедлив с ответом, фея согласилась, но с условием, что прежде она заедет домой переодеться. Щеголять перед Ирвином Ма-Магни в вещах Жозефины ей не хотелось. Для свидания с этим мужчиной девушка намеревалась надеть что-нибудь красивое и женственное. Например, то самое платье, которое после истории с герцогом пришлось отдать в ремонт и чистку. Но зато теперь оно выглядело лучше прежнего, и, кажется, для него настал момент снова послужить хозяйке.

Когда карета с девушкой и рыцарь на белом зор-заре скрылись из виду, из кустов с кряхтением выбрался Итан Эльт-Ма-Гроган, разогнул спину, потер поясницу коробкой с конфетами и, оглядевшись по сторонам, тихо позвал:

– Кис-кис-кис?

Но вместо приветливого «муррр» его любимой пантерки, которое ожидал услышать хозяин Черной реки, из соседних зарослей донеслось мрачное:

– Сам ты «кис-кис-кис»!

– Ты кто такой? – обалдел темный маг, глядя на рыжеволосого парня, в шевелюре которого застряло несколько зеленых листиков, а к рукаву прицепилась пара колючек.

– А ты кто? – насмешливо отозвался незнакомец.

– Я хозяин этого города! – высокомерно заявил Итан.

– А я гость! – фыркнул рыжий, отряхиваясь.

– Что ты делал здесь?

– Грибы собирал, – ухмыльнулся собеседник и в подтверждение своих слов повертел в пальцах поганку. – А ты?

– Не твое дело!

– За девочкой красивой следил, значит, – понимающе протянул рыжий.

– Может, тоже по грибы и ягоды ходил? – прищурился Итан.

– В дорогом костюме и с пачкой перевязанных ленточкой конфет?

– А вдруг проголодаюсь? Будет чем перекусить, – скрестив на груди руки, проговорил хозяин Черной реки.

– Ну-ну, – покачал головой рыжеволосый. – Лечиться не пробовал?

При упоминании ненавистного слова у Грогана потемнело в глазах. Через пять минут кусты у ворот стали походить на обугленные палки, а выпустившие пар мужчины разошлись в разные стороны, каждый к своему транспортному средству, надежно укрытому от посторонних глаз. На месте стычки осталась подпаленная коробка с лужицей шоколада внутри.

Глава 13

Открытая площадка летнего кафе утопала в цветущей зелени. Столик, освещенный солнцем, был отгорожен от других ажурными ширмами, увитыми диким виноградом. Лучи дневного светила, отражаясь от сверкающих граней изящных чашек и креманок, причудливыми бликами ложились на скатерть. Но расположившаяся в плетеных креслах пара не обращала никакого внимания на всю эту красоту. Белокурая девушка и темноволосый мужчина были настолько увлечены друг другом, что не видели ничего вокруг. Ничего и никого! Иначе б кто-нибудь из них непременно заметил подозрительного господина, устроившегося на лавочке напротив открытого кафе. Он прижимал к носу черный батистовый платок, недобро поглядывая на соседние клумбы, и постоянно косился на видимую в просветах ширмы пару. Эта же пара интересовала странного типа с развернутой газетой в руках, облюбовавшего угловой столик, расположенный рядом с тем, за которым сидели мужчина в белых одеждах и девушка в роскошном бордовом платье.

Адель наслаждалась обществом своего кавалера. Его искренние комплименты и восхищение в глазах были ей очень приятны. А то, что на рыцаря, который ласково поглаживал ее пальцы, не реагировал побелевший полностью браслет, приводило фею в настоящий восторг.

«Ну наконец-то! Хоть один порядочный мужчина! – растроганно думала она. – Не то что все эти…» – подобрать приличный эпитет девушка так и не сумела.

Ирвин Ма-Магни прилагал максимум усилий, чтобы не утонуть взглядом в глубоком декольте собеседницы, и размышлял над тем, что после свадьбы позволит ей носить подобные наряды только дома. А рыжеволосый сосед, до которого доносились обрывки воркования двух голубков, злобно теребил уже порядком измятые края газеты и из последних (моральных) сил сдерживал действие брачного украшения. Пусть пообщаются, пусть… После случая с драконом Ритэр решил не рисковать, раскрывая карты раньше времени. Кто знает эту темную «лошадку» под белой маской? Вдруг и в его закромах есть волшебные эликсиры, нейтрализующие любую магию?

Официантка в накрахмаленном фартуке засеменила к столику, чтобы в который раз заменить остывший кофе. Но, не дойдя несколько метров, ойкнула и испуганно уставилась на высокого брюнета, который бесцеремонно схватил ее за талию. Сероглазый красавец, придержав девушку, шепнул что-то ей на ухо, затем бросил в кармашек передника пару золотых и, забрав у покрасневшей работницы кафе заказ, направился к занятой друг другом парочке.

– Не помешаю? – холодно поинтересовался Итан, с грохотом опустив поднос на стол, и, воспользовавшись удивлением феи и ее спутника, не успевших вовремя послать его подальше, нагло уселся на свободный стул.

Газета за соседним столиком заинтересованно дрогнула.

– Вообще-то вы уже помешали! С кем имею честь разговаривать? – недовольно, но вежливо спросил Ирвин.

– Итан Эльт-Ма-Гроган, хозяин Черной реки! А вы, я так понимаю, жених этой очаровательной леди?!

– Вы не ошиблись! – не моргнув глазом соврал рыцарь. – И в самое ближайшее время рассчитываю стать ее мужем.

Адель, решившая подсластить неприятный визит Итана подтаявшим мороженым, подавилась и закашлялась. Гроган услужливо подсунул фее стакан сока, взятый с подноса, после чего аккуратно поставил перед ней чашку свежего кофе и новую порцию десерта.

– Запейте, Аделаида! – Девушка поспешно хлебнула, чуть не подавившись повторно, когда услышала продолжение. – Как же так, моя дорогая госпожа Грэниус? Неужели в нашем славном городе не нашлось ни одного жениха, достойного вас? Почему вы решились связать свою жизнь с чужаком? Возможно, стоило лишь приглядеться повнимательней?! – Ирвин нахмурился, фея вытаращила глаза, а газета в руках соседа мелко задрожала. – Впрочем, не будем об этом. Признаю, я питал некоторые надежды, но раз уж не сложилось… Разрешите принести вам свои извинения за все досадные недоразумения, что были между нами в прошлом. И да, я хотел бы пригласить вас, леди, на дружеский ужин сегодня вечером. – Гроган приложился к ручке девушки и, небрежно уронив на скатерть небольшой конвертик, откланялся.

– Я… я приду, – неуверенно пролепетала фея, зачарованно глядя ему вслед. Верхняя часть газеты согнулась, открыв физиономию рыжего с недоуменно поднятой бровью. – Непременно приду! – уверенно повторила девушка под звон чайной ложки, которую выронил удивленный Ирвин.

– Ада? Леди моя лунная? – тихо проговорил он, стиснув похолодевшую руку феи. – Вы хорошо подумали?

– Приду, – шепнула она, продолжая гипнотизировать взглядом арку, в которой скрылся хозяин Черной реки. Пальцы ее нервно дернулись и мягко выскользнули из мужской ладони.

Белый рыцарь озадаченно смотрел на Адель, не совсем понимая перемену ее настроения. Про Итана Эльт-Ма-Грогана он слышал, и не раз, поэтому никак не мог понять поведение своей бывшей ученицы. Такая порядочная и умная девушка просто не могла заинтересоваться пафосным сердцеедом! Или могла? Пребывая в глубокой задумчивости, мужчина не сразу заметил другого незнакомца. А тот, подойдя к их столику, своей широкой спиной бесцеремонно загородил весь обзор и, наклонившись к фее, тихо позвал:

– Аделаида?

Девушка не реагировала. В отличие от мага.

– А вы еще кто такой? – воскликнул он, вскакивая.

– Брат ее…

– Нет у нее братьев!

– Названый, – пробурчал нахал, навалившись на столик и не обращая никакого внимания на сопящего от возмущения рыцаря.

Поводив перед глазами девушки рукой, парень щелкнул пальцами и вдруг рявкнул:

– Адель?!

– А? Что? – Фея, опомнившись, затрясла головой. Явно с трудом сфокусировала взгляд на наглеце и, буркнув: – Тэри, сгинь! – потянулась к чашке свежего кофе.

– Понятно! – со злостью в голосе протянул тот, кого назвали Тэри.

– Что «понятно»? – насторожился Ирвин.

– Почему моя… – Он покосился на сидящую с отстраненным видом девушку и, аккуратно заправив ей за ухо прядь волос, продолжил: – Почему моя «сестренка» вдруг стала похожа на влюбленную наркоманку. Что ж вы, уважаемый, не следили за тем, что она ест? – укоризненно покачал головой он.

– Ест? – переспросил собеседник, растерянно оглядев стоящие на столе блюда.

– Вам, кстати, тоже не стоит пробовать ничего с этого подноса, если, конечно, нет желания воспылать внезапной привязанностью к хозяину Черной реки, – невесело улыбнулся собеседник, который уже сел в кресло и принялся отбирать у феи недопитый кофе.

Та возмущалась, но силы оказались неравны, и с чашкой девушке пришлось расстаться. Как и с мороженым, за которым она потянулась. Успокоив «сестренку» эклером, заказанным до появления Грогана, «братец» обернулся к молчавшему Ирвину.

– Приворот? – с сомнением спросил тот, придирчиво разглядывая лицо своей спутницы. Из-за черного цвета радужки заметить сильно расширившиеся зрачки было не так-то просто.

– А есть еще варианты? – хмыкнул рыжий. – Она, к вашему сведению, терпеть не может хозяина Черной реки. Не могла то есть.

– Но это же… так низко! – ошарашенно пробормотал рыцарь.

Ритэр прищурился, искоса поглядывая на него.

«Порядочный, значит, – отметил он мысленно. – Теперь понятно, что в нем нашла эта мелкая идеалистка».

– Мое имя Ирвин Ма-Магни, – взяв себя в руки, представился мужчина.

– Ритэр Вестмар, алхимик, друг и по совместительству нянька этой юной особы, – кивнул он на Адель, задумчиво жующую пирожное. – А вы… – Рыжий чуть помедлил, затем странно усмехнулся и продолжил: – …должно быть, ее таинственный жених?

– Увы, всего лишь хотел бы им стать! – честно признался рыцарь. – Мы знакомы с Академии. Я вел у Ады небольшой курс по истории боевых искусств.

– Романтическая связь преподавателя со студенткой? – нахмурился «братец», накидывая на плечи феи тонкую шаль, которая висела на спинке кресла. Завязав ее затейливым узлом, он прикрыл большую часть глубокого выреза, после чего мрачно уставился на мага.

– Ну что вы! – поморщился тот, грустно посмотрев на безучастную блондинку.

На ее милом личике гостило мечтательное выражение, глаза ярко блестели, глядя сквозь Ирвина. Доев эклер, фея взяла еще один и продолжила предаваться своим грезам, полностью игнорируя беседу мужчин. Познакомившись, те решили первым делом проводить девушку домой, а уж потом заниматься снятием приворота. Рыцарь, правда, порывался немедленно бросить подлецу вызов, но алхимик вполне резонно предположил, что смерть может не только не прервать действия зелья, но и сделать его необратимым. Пока не выяснен состав и прочие нюансы, известные лишь колдунам – создателям фирменных эликсиров, убивать Итана Эльт-Ма-Грогана резона нет.

Когда Адель, забыв про недоеденное пирожное, начала подниматься, оба замолчали. Когда она достала из кошелька пару монет и положила на стол, одновременно возмутились, а когда собралась покинуть кафе – вскочили и отправились следом за ней. Девушка вела себя странно, словно лунатик, гуляющий по городу посреди ночи. Вроде и шла, и говорила нормально, но было ощущение, что она находится сейчас в какой-то другой реальности, путешествует по просторам собственных фантазий и воспринимает окружающих, как персонажей из сна. На вопрос, куда ее понесло, прозвучавший из уст Ритэра, фея с улыбкой сообщила, что ее возлюбленный предпочитает черный цвет, поэтому она идет в салон за новым платьем для предстоящего ужина. Переубедить эту жертву приворотных чар не удалось ни уговорами, ни силой. Вернее, силой увести ее домой просто не позволил идущий рядом Ирвин.

Пришлось обоим тащиться по магазинам, где Адель придирчиво выбирала наряд и аксессуары к нему, а они… то есть он, алхимик, молча рассчитывался за покупки, вежливо предложив рыцарю засунуть свой кошелек вместе с желанием угодить даме куда подальше. Мол, фея Ритэру как сестра родная, и платить за нее никому, кроме жениха, он не позволит.

Наблюдая за девушкой, идею запереть ее где-нибудь, пока приворот не выветрится, мужчины отбросили: еще неизвестно, какой силы зелье ей дали. Судя по поведению – не слабое. Не исключено, что, не имея возможности видеть объект навеянных чувств, она сойдет с ума или вовсе умрет – бывали и такие случаи. Пока бродили по улицам, Тэри зашел в один из пунктов голубиной почты и отправил срочное послание Жозефине, которая подоспела как раз вовремя, чтобы попытаться убедить вошедшую во вкус блондинку не разорять алхимика покупкой больших напольных часов. Их фея присмотрела в подарок своему ненаглядному и отказываться от этой идеи никак не желала. Узнав о выходке хозяина Черной реки, ведьма выпустила из рук те самые часы, что последние несколько минут перетягивала с Адель, и всерьез предложила кастрировать Грогана. Причем вызвалась это сделать собственноручно. Отговорить Жози от ее затеи оказалось почти так же сложно, как и совладать с феей.

– Лис, как я теперь тебя понимаю! Он такой… такой… – лепетала та, забыв про некупленный презент. – Ты же не будешь ревновать, правда? Скажи, что не будешь?

– Нет, конечно, – сладко улыбнулась ей Жозефина и, пнув несчастные часы, добавила в сторону: – Я просто его убью, четвертую, соберу в кучу, сожгу, развею пепел над грязным болотом и прочту заклинание вечного скитания для грешной души.

– Кровожадно, – хмыкнул Ритэр, стоящий рядом.

– Как ты это допустил, дебил? – окрысилась на него Жози. Она была почти такой же огненно-рыжей, как и он, и потому гораздо больше походила на его сестру, нежели Ада. – Ты же сказал, что присмотришь за ней, когда уходил.

– Не сразу сообразил, что за гадость твой бывший затеял, – оправдывался алхимик, силком вытаскивая фею из магазина. – Что же ты за чудо такое непутевое? – бормотал он ей в макушку. – Вместо того чтобы делами заниматься, я вожу тебя по свиданиям с другими мужиками. Где такое видано, а?

Девушка тихо хихикнула, и, судя по ее отстраненному виду, этот смешок вряд ли был реакцией на обвинения спутника.

Илоланта, дожидавшаяся их возле выхода, аж присела, прищемив свой собственный хвост, когда услышала новость.

– Ой, дур-р-рак! – простонала она, прикрыв лапой нос.

– Смертник, – дернул плечом Ирвин, белой тенью следовавший за странной компанией. Оставлять свою идеальную девочку в обществе ее подозрительных друзей он не желал. Да и с чарами надо было срочно разбираться, пока его лунная леди не наворотила глупостей, о которых будет сожалеть всю оставшуюся жизнь. – И где же шляется ее жених? – мрачно следя за действиями Тэри, поинтересовался он.

– В отъезде. Я пока за него, – отозвался тот, приобняв фею.

Жозефина чуть не споткнулась, услышав это, а зор-зара тихо зафыркала, тряся усатой мордой.

– Точно ты за него, угу, – пробормотала она себе под нос, но Ирвин услышал и нахмурился.

– Что у вас за отношения с лун… с Аделаидой? – Фиалковые глаза на его красивом лице недобро сверкнули.

– Обычные отношения, – потрепав по голове отмахнувшуюся от него блондинку, сказал рыжий. – Она вечно попадает в неприятности. Совсем как моя невеста. А я, как друг и деловой партнер, слежу за тем, чтобы эти неприятности не приняли масштаб катастрофы.

– Какая забота! – проворчал рыцарь, тащивший большую часть покупок, в то время как у Ритэра в руках была лишь пара свертков и фея. То есть ее узкая талия, которую «братец» крепко обнимал.

Впрочем, если судить по безразличному отношению девушки к нему, он и правда был ей кем-то вроде хорошего друга. Но Ирвина, в отличие от Ады, поведение рыжего напрягало, и, отдав часть пакетов удивившейся ведьме, он подошел к фее с другой стороны и решительно взял ее за руку. Полыхнуло зарево, раздался тихий щелчок… Удар, последовавший за этим, отбросил мага на несколько метров и припечатал спиной к фонарному столбу.

– Что это было? – недоуменно спросил пострадавший, отряхиваясь и подозрительно озираясь в поисках угрозы.

Зор-зара отвернулась, подрагивая от старательно сдерживаемого смеха. Жозефина закатила глаза и обреченно вздохнула, а Тэри услужливо пояснил:

– Брачный браслет восстановился! Адссская штука, скажу я вам. Лупит всех, кто неровно дышит к нашей девочке. Так что не советую на нее заглядываться. Жених хоть и в отъезде, но свое «добро» бережет. Хотел бы я с ним познакомиться. Когда-нибудь…

– А тебя-то почему браслет не трогает? – прищурилась Жозефина, наблюдавшая за ними.

Ритэр погладил по голове фею, продолжающую витать в облаках, и посмотрел на ведьму честными зелеными глазами:

– А чего меня бить? Амулет на мысли и намерения реагирует, а мне Адель как младшая сестренка теперь.

Илоланта перестала сдерживаться и заржала в голос, фырча себе под нос что-то про брато-сестринские отношения в особо извращенной форме.

Глава 14

Итан облачился в костюм из черного бархата, расшитый серебром, придирчиво осмотрел себя в зеркале и аккуратно поправил кружевной воротник рубашки. Его темные волосы были уложены в идеальную прическу, а и без того холеные руки еще днем подверглись очередному сеансу обработки у самого дорогого в городе мастера маникюра. Спустившись в зал, хозяин дома картинно облокотился о каминную полку в ожидании очаровательной гостьи. Он то и дело посматривал на золотые часы, выглядывающие из-под накрахмаленного манжета, и чуть заметно хмурился. О том, что девушка прибыла в сопровождении двоих мужчин и Илоланты, ему доложили стражи, но эта информация не столько его обеспокоила, сколько вызвала интерес.

Вероятно, глупый женишок-иностранец явился вслед за разлюбившей его невестой, прихватив с собой оруженосца. Или кто там рыцарю положен? Раз маленькая фея пожаловала на ужин, значит, зелье подействовало, а следовательно, никакие соперники теперь хозяину Черной реки не страшны. Не захотят уйти с дороги мирно, что ж… Наемных убийц с безупречной профессиональной репутацией в городе достаточно. И деньги на заказ у господина Грогана непременно найдутся. А любую попытку напасть здесь, в его собственном доме, он без труда отразит с помощью магии и верных роморов. Хотя… стоит ли руки марать, когда рядом дух-телохранитель? Только идиот полезет в драку с высшей зор-зарой, да еще и на ее территории. А рыцарь в белом идиотом Итану не показался.

Магистр окинул взглядом красиво сервированный стол и придирчиво присмотрелся, не капает ли воск с массивных канделябров на скатерть? Одобрительно хмыкнул, покосился на мягкий диванчик у окна, перевел взгляд на пушистую шкуру у камина и улыбнулся. Нет-нет, сегодня – только спальня! Не зря же он, скрипя зубами, приказал поставить в изголовье букет живых цветов и ароматические – мерзость какая! – свечи.

За дверью послышались шаги, створки распахнулись, впуская в зал неземное видение. Фея в умопомрачительном черном наряде, с искусно уложенными в высокую прическу волосами напоминала изящную статуэтку. На фоне темной ткани ее обнаженные руки и плечи ослепляли своей хрупкой белизной, а слегка подведенные черные глаза сияли восторгом. Мужчина почувствовал, как незнакомо дрогнуло в груди – вот он, его идеал!

Застывшую на пороге фею кто-то небрежно подтолкнул, и, как только она освободила проход, в погруженное в полумрак помещение вошли двое мужчин. А за ними черной тенью скользнула красноглазая «пантера». Издав приветственное «мурр», она юркнула на диван, где и расположилась с комфортом в ожидании представления. Гроган странному поведению своей «кисы» удивиться не успел, его вниманием полностью завладел подозрительный тип, с которым он имел «счастье» беседовать утром о грибах.

– Ты? – взвыл Итан. – А ты-то что здесь забыл?

– Я ее брат… названый! – нагло заявил рыжий, заботливо укутав обнаженные плечи девушки шалью, и, словно забыв убрать руки, слегка притянул фею к себе. – Прибыл, чтобы проследить за приличиями на этом вашем празднике жизни! – добавил он и презрительно покосился на скатерть в сердечках.

– Аделаида давно совершеннолетняя и в присмотре не нуждается! – идя к ним навстречу, процедил хозяин Черной реки. – Правда, моя дорогая? – ослепительно улыбнулся он.

– Ну ты сам напросился! – пожал плечами «брат» и, странно усмехнувшись, кивнул рыцарю.

Тот, словно по команде, закрыл входную дверь на железный засов и для верности подпер ее стулом, после чего молча отступил на шаг и замер, словно страж на воротах. Оставшиеся в коридоре роморы никак не отреагировали на это без приказа хозяина. А сам он лишь хмыкнул, мысленно прикидывая, как размажет этих дураков, решивших, судя по всему, сразиться с ним в его же замке.

– Милый! – воскликнула Адель, которую приближение вожделенного объекта вырвало из прострации. – Итан! Я так счастлива, что ты рядом! – восторженно провозгласила она и кинулась к нему, призывно раскинувшему руки.

Полчаса спустя в зале не осталось ни одного целого предмета, если не считать стульев у двери, на которых, как часовые, сидели сопровождающие Ады, и огромной люстры, на которой раскачивалась, заходясь в подозрительном кашле, зор-зара. Белый рыцарь был явно смущен и старался смотреть куда угодно, только не на происходящее в комнате. Зато рыжий беспечно откинулся на спинку стула и откровенно наслаждался зрелищем, щелкая взятые с разгромленного стола орешки. Забаррикадировав дверь магией, мужчины отрезали путь в зал прислуге-роморам. А массивные решетки на узких окнах и высота в три этажа не позволяли использовать их как запасной выход. Камин же продолжал гореть, несмотря на то что ему тоже досталось. Впрочем, лезть туда снова хозяин дома вроде как не собирался, а значит, блокировать дымоход смысла не имело.

Получив первый удар, отбросивший его к хищно горящему пламени, Итан не понял толком, что это было, и с подозрением посмотрел на «жениха», который упорно разглядывал белый рукав своей одежды. Но тут фея с кувшином наперевес бросилась спасать слегка задымившиеся брюки любимого. Тот устранил проблему магией и попытался придержать испугавшуюся за него девушку. В следующую секунду мужчину снова шарахнуло, на миг ослепив ярким заревом чужих чар.

Вскоре на магистре, петляющем, как заяц, между предметами интерьера, не осталось живого места, впрочем, одежды на нем тоже почти не осталось. Приворотное зелье, проданное Грогану старой ведьмой, действительно оказалось очень крепким. Вот только эффект оно произвело на фею странный. Распаленная волшебным эликсиром девушка в непосредственной близости от объекта навеянной страсти вела себя как голодная тигрица, почуявшая обед. На щеках Ады горел лихорадочный румянец, глаза фанатично сверкали, а нежные ручки с загребущими пальчиками и проклятым браслетом на правом запястье хищно тянулись к Итану. Зачарованная леди, не обращая внимания ни на что вокруг, самозабвенно носилась за мужчиной, сопровождая свои действия рассказами о большой и светлой любви, которую к нему испытывала. С легкостью, необычной для столь хрупкой особы, фея расшвыривала обломки массивных стульев и перепрыгивала через битую посуду, преследуя несчастного, пытавшегося сохранить свою шкуру, не сильно повредив при этом спятившей. Во-первых, у него все еще были планы относительно нее, а во-вторых, он опасался гнева Дина Эльт-Ма-Грэниуса. Этот сукин сын за свою непутевую дочурку мог бросить вызов даже самому богатому магу в городе, наплевав на его деньги и связи. Да и, как выяснилось вскоре, зачарованный браслет был не только оружием, но и защитой. Он создавал магический купол вокруг хозяйки, который тушил все направленные на нее заклинания.

– Итан, дорогой, – прижав к груди ладони, сладко промурлыкала растрепанная «демоница» в безумно сексуальном наряде, – слезай оттуда.

Висящий на покосившемся карнизе мужчина отрицательно мотнул головой и из последних сил поджал полуголые ноги, торчащие из порванных сапог. От мысли, что девушка подпрыгнет и, не приведи Эраш, дотронется до него, у мага выступил пот.

– Ну зачем ты туда забрался? – жалобно вопрошало это «стихийное бедствие» с сумасшедшими глазами. – Спускайся, любимый, мне без тебя одиноко!

– Уймите ее! – крикнул Гроган, устраиваясь на массивном карнизе, как на насесте.

Рыжий поднялся и неторопливо направился к фее.

– Мы бы уняли, но она нас не слушает! Вы случайно не знаете почему? – спросил он, заботливо поправляя шнуровку на корсете ее платья.

– Понятия не имею!

– Печально! – нарочито грустно вздохнул гость. – А если подумать? Никаких идей нет, уважаемый «хозяин города»? – Итан поджал губы, не желая поддаваться на провокацию. – Что ж… как пожелаете, – покачал головой «братец» притихшей на время феи и, обратившись к ней, сказал: – Адочка, солнышко, тебе принести стульчик? Или, может, подсадить?

– Не надо!!! – взмолился потрепанный магистр. – Что вообще происходит? Что за дрянь на нее повесил этот… – он кивнул в сторону рыцаря, – жених! И почему эта проклятая побрякушка бьет только меня?

– Так я в отношении девушки неприличных мыслей не допускаю! – пожал плечами рыжий.

– У меня тоже их нет! – поклялся Итан, который уже со второго удара мог думать только о том, как бы унести ноги.

Но проклятый брачный амулет раз за разом бил все сильнее, а от чуть слышного щелчка, на миг опережающего каждую вспышку, у мага автоматически дергался глаз.

– Раз браслет реагирует – значит, есть! – решительно заявил «брат».

– Нет! Честное слово!

– Ну может, где-то там… в подсознании? – чуть смягчился рыжеволосый.

– Ритэр, прекратите балаган! – подал голос рыцарь, поднимаясь со стула. – Гроган, мы не уйдем и вас не выпустим, пока вы не сообщите нам, чем именно опоили Аделаиду и как нейтрализовать эффект вашего мерзкого зелья!

– Я не…

– Перестаньте лгать! Посмотрите на себя! А теперь на нее. Ей плохо, она не в себе и, демон побери, может закончить жизнь в доме для душевнобольных! Что это за дрянь была? Отвечайте!!!

Пять минут спустя стонущего Итана Эльт-Ма-Грогана, сознавшегося в содеянном и даже нацарапавшего на салфетке адрес ведьмы, давшей ему приворотный эликсир, слуги бережно уложили на кровать в спальне, которая уже успела насквозь пропитаться приторным запахом ароматических свечей, заблаговременно зажженных по его приказу. А гости, оставив хозяина зализывать раны, поспешили покинуть его владения. Впереди размашисто шагал алхимик, крепко держа за ноги брыкающуюся девушку, переброшенную через его плечо. Ноша молотила кулаками по спине мужчины и отчаянно завывала то «Итан, любимый, спаси меня», то «Пусти, мерзкий рыжий гад!». Белый рыцарь, идущий следом, сжимал пальцы на рукояти своего верного клинка и мрачно обдумывал, в какой форме лучше вызвать на поединок беспринципную сволочь, что сотворила такое с его лунной леди.

В воротах странная троица поравнялась с одинокой девушкой в темном плаще, которая спешила в замок. Поздняя гостья, чуть приподняв капюшон, недоуменно посмотрела сперва на рыжего с брыкающейся ношей на плече, затем перевела взгляд на их спутника и задумчиво хмыкнула. Алхимик, которому лицо особы показалось знакомым, хищно улыбнулся и приветственно кивнул. Она ответила легким поклоном, после чего отправилась дальше. Но, сделав несколько шагов, не выдержала и обернулась. С раскрасневшегося от активных действий личика блондинки на нее смотрели большие темные глаза… очень знакомые глаза. Черноволосая девушка вздрогнула, поспешно отворачиваясь, и чуть ли не бегом бросилась к парадной двери замка.

Глава 15

От ведьмы-травницы, которая приторговывала запрещенными зельями, Ритэр вернулся непривычно задумчивым. На слабые составы с временным эффектом служители закона смотрели сквозь пальцы, а вот эликсиры с длительным действием отслеживали согласно принятым в стране нормам. То, что Адель опоили именно такой гадостью, мужчина не сомневался, хотя столетняя «старушка» с лицом юной девы пыталась убедить его в обратном. Странное действие «легкого» любовного напитка она объясняла либо передозировкой, либо индивидуальной реакцией организма на какой-то из ингредиентов. А когда раздраженный визитер, поигрывая огненным шаром на ладони, объяснил, что у цветочной феи, которую опоили ее отравой, иммунитет к большинству растительных составов, ведьма нехотя созналась, что помимо травок в зелье добавлялось крошево из молотых волос сирен. И закреплялся весь состав мощными заклинаниями. Вот это больше походило на правду. Жутко дорогая и редкая дрянь, способная ввести в наркотический транс даже сильного мага. Хозяин Черной реки не поскупился, чтобы реализовать свою мерзкую затею.

Помянув недобрым словом бывшего клиента, травница сказала, что не желает неприятностей, и, взяв с позднего гостя клятву о неразглашении ее тайн, отдала ему крошечный флакончик с жидкостью, снимающей приворот. Впрочем, все было не так просто. Помимо колдовского напитка для нужного эффекта требовалось еще кое-что. И над этим «чем-то» рыжеволосый мужчина ломал голову всю обратную дорогу до дома Адель.

Проскользнув тенью мимо рыцаря, нервно вышагивающего вокруг клумбы, Ритэр вошел в хорошо знакомый дом. Комнаты первого этажа были пусты, зато на кухне обнаружилась жующая яблоко ведьма, которой Илоланта смазывала ссадины на руках. Зажав в когтях крохотную палочку, зор-зара мурлыкала себе под нос веселый мотивчик, не обращая внимания на ироничные отзывы Жозефины о ее вокальных данных.

– А где Адель? – хмуро полюбопытствовал алхимик.

– В спальне! Пришлось связать эту буйную и снотворное в рот влить, – буркнула Жози. – Глянь, как она меня «обработала»! Вроде ногти не длинные, а царапается, как… как кошка психованная, – проворчала она, покосившись на «пантеру».

– Перепуганная, – поправила Лола, отодвигая в сторону мазь.

– Агрессивная, – заявила ведьма.

– Потому что расстроена.

– Потому что спятила!

– Да хватит вам! – прервал глупый спор мужчина, массируя виски. – Девочке плохо, а вы тут словесный спарринг устраиваете.

– Что с приворотом? – нетерпеливо спросил появившийся на пороге Ирвин.

– Да ерунда, – отмахнулся Ритэр, выполняя условие сделки с травницей. – Он, как оказалось, временный. К утру сам развеется без следа. Зря только в замок фею таскали.

– Ну почему? – захихикала Лола. – Зато развлеклись! Хозяина помяли…

– Кастрировать его надо было! – Жози хищно проткнула кухонным ножом яблоко.

– Ты повторяешься, – заметила зор-зара.

– Не повторяюсь, а дело говорю.

– Слава Эрашу! – Рыцарь рухнул на стул и впервые за последние часы позволил себе расслабиться.

– Вина? – предложила ведьма, сжалившись над ним.

Он медленно кивнул, словно обдумывая ее слова, а потом резко мотнул головой и устало улыбнулся:

– Лучше чаю.

– Чайник на плите, – пожала плечами Жозефина и бесцеремонно добавила: – И мне налей. Адкин гном где-то тут пирог яблочный припрятал. Вку-у-усный.

– Пойду посмотрю, как там Адель! – пробормотал рыжий и, не дожидаясь одобрения, направился к выходу.

– Наверх по лестнице вторая дверь направо!

– Что? – удивился Ритэр и, спохватившись, добавил: – Ах да… конечно… вторая дверь, значит.

Жозефина со свойственной ей непосредственностью покрутила пальцем у виска, а зор-зара прищурила красные глаза и с подозрением посмотрела вслед алхимику.

Глава 16

Адель беспокойно металась по постели, насколько позволяли толстые жгуты, свернутые из занавесок, которыми ее привязали к кровати Лола и Жозефина.

Фее снился Ад[9]. Назвать по-другому пылающий лес, обступивший ее со всех сторон, девушка не могла. Кольцо огня сжималось вокруг мечущейся фигурки. А единственный мужчина, который мог спасти несчастную, отсутствовал.

«Итан…» – беззвучно шевельнулись ее пересохшие губы.

Языки пламени лизали голые ноги, захлестывали руки, плечи, оборачивались вокруг талии. Девушка отчаянно извивалась, пытаясь увильнуть от обжигающих прикосновений, но любое ее движение сопровождалось новой волной жара.

Больно…

Крадущейся походкой Ритэр вошел в спальню и, осторожно прикрыв за собой дверь, повернул в замке ключ. Свидетели ему были ни к чему. Оглядевшись по сторонам, мужчина хмыкнул: последний раз эту уютную комнату он видел в совсем ином, несколько… потрепанном виде. Свет от ночника падал на широкую кровать, где лежала хозяйка дома. Ее влажные от пота волосы разметались по подушке, на бледном лице горели алые пятна болезненного румянца, а из-под дрожащих ресниц текли слезы.

– Проклятье! – выругался рыжий, наблюдая за тревожным сном феи. – Только бы не пришлось сюда Эмо через Тритэру тащить! – невесело усмехнулся мужчина, с которого плавно «стекала» чужая личина. – Или, того хуже, дракона приглашать! – скривился Нир, усаживаясь на край кровати. – А вот этого слащавого индюка в белых перьях мы с тобой, цветочек, точно привлекать не будем! – Темный достал из-за пазухи крошечный флакон и, сделав глоток кисло-сладкой жидкости, прошептал: – Я ведь тебе нравлюсь, малыш? Правда? Надеюсь, что да.

Склонившись над девушкой, он погладил ее по щеке.

Она непроизвольно повернула голову и простонала:

– И-и-итан…

Воспользовавшись моментом, мужчина прижался ртом к приоткрытым губам своей невесты.

Ад дрогнул, когда до опаленного горячим воздухом лица феи дотронулось что-то невыносимо холодное и оттого еще более обжигающее, чем беснующийся вокруг огонь. Адель отчаянно забилась, пытаясь отстраниться, но леденящее прикосновение постепенно теплело, словно вбирая в себя утихающий пожар. Тело девушки остывало, будто погружаясь в прохладную воду. Пламя оседало и вскоре исчезло без следа, обнажив не выжженную пустошь, а мирную зелень цветущего луга, раскинувшегося до горизонта.

Что это? Рай? Или… сон?

Фея медленно подняла странно тяжелые веки и попыталась сфокусировать взгляд на фигуре, нависшей над ней. Мужчина же, заглянув в глаза девушке, широко улыбнулся, прошептал: «Сработало!» – и принялся на ощупь распутывать узлы на импровизированных веревках. Как сказала ведьма, обернуть приворот вспять мог только поцелуй того, кто был действительно не безразличен жертве. Близкий друг, возлюбленный, брат… тот, за кого она искренне переживала и кому так же искренне симпатизировала.

– А говорила, что ненавидишь, – продолжая улыбаться, прошептал «лекарь».

– Нир? Это ты? – недоверчиво произнесла Ада, с трудом узнавая свой охрипший голос.

– Шшш… Спи! Это сон, – аккуратно расправив ее волосы по подушке, тихо ответил темный.

– Кошмарный?

Мужчина насмешливо фыркнул и, наклонившись, чмокнул фею в кончик носа.

– А похож?

– Уже нет, – подумав, ответила девушка.

– Тогда почему спрашиваешь, глупенькая?

– Я глупенькая? Гад ты… – возмутилась фея.

– Гад! – согласился он, пряча искрящиеся серебряным смехом глаза под пепельно-русой челкой.

– Тогда почему я по тебе скучаю? – капризно протянула Адель, переворачиваясь на бок, чтобы быть ближе к ночному гостю.

Она устроила голову на сгибе его руки и для надежности обхватила предплечье мужчины обеими ладонями. Нир замер, а потом осторожно, стараясь не делать лишних движений, вытянулся рядом с Адой прямо поверх одеяла.

– Правда скучаешь? – шепнул он, глядя на ее умиротворенное личико, с которого медленно, но верно исчезали признаки болезненных чар.

– Угу, – чуть слышно отозвалась она, закрывая глаза, и добавила почти беззвучно: – Ты приходи еще… во сне.

Прошло уже больше часа, а Нир все лежал на самом краю кровати и перебирал пальцами свободной руки светлые пряди свернувшейся калачиком Адель. Она так и не отпустила его вторую руку, которая порядком затекла и практически потеряла чувствительность. Вздохнув, мужчина потихоньку высвободил ее, подложил фее под голову Мурзика вместо подушки и, прикрыв спящую краем одеяла, поднялся.

Удивительно, что в дверь до сих пор не ломились желающие проведать больную, а заодно проконтролировать и его. Чувство такта у них коллективное проснулось, что ли? Или в чайнике снотворное вместо чая было? Так или иначе, но искушать судьбу, дожидаясь ненужных вопросов, вновь порыжевший мужчина не стал.

Илоланта терпеливо ждала, спрятавшись в нише за напольной вазой, полной каких-то вонючих цветов. В отличие от хозяина, аллергии у нее на них не было, но и большого восторга эта растительность у зор-зары не вызывала. Разве что в качестве элемента маскировки годилась: пышный букет отвлекал внимание и хорошо загораживал темную фигуру шпионки, позволяя ей наблюдать за объектом сквозь просветы между листьями. Торчать тут битый час было ужасно скучно, но Лола стойко несла вахту, которую сама на себя и взвалила, сказав ведьме, что проследит за рыжим и присмотрит за Адель. Жозефина давно отправилась в гостевую комнату и наверняка видела десятый сон, рыцарь растянулся на диванчике в гостиной, наотрез отказавшись возвращаться к себе на постоялый двор, а господин алхимик по-прежнему находился в комнате феи. Вот Лола и караулила его под дверью, чутко прислушиваясь к каждому шороху.

Зор-заре порой казалось, что вместе с формой она приобрела и истинно кошачье любопытство, которое сейчас советовало ей проверить свои догадки. Раз уж на то пошло, Илоланта была на стороне рыжего нахала, он ее откровенно развлекал, давая почву для подозрений и смеха. И если действительно умудрился слегка перенастроить браслет, пока тот был блокирован, пусть не теряется и пользуется возможностью! Не оставлять же феечку этому зануде в белом, а черно-розовому недоразумению все равно ничего не светит. Так что либо дракон, либо алхимик. Должен же у Ады быть опыт на тот случай, если шутки закончатся и Лола получит четкий приказ от своего хозяина – доставить фею к нему.

Дверь тихонько скрипнула. Зор-зара высунула любопытный нос из укрытия и… разочарованно фыркнула, увидев выходящего из спальни Ритэра. Одежда на месте, вид усталый… Чем он там занимался? Любовался на спящую красавицу, что ли? Нет, чтоб разбудить поцелуем! Дурак благородный!

Скосив глаза в попытке увидеть хоть что-нибудь через дверную щель, Илоланта вздохнула. Судя по девушке, безмятежно спящей в обнимку с Мурзиком, рыжий только время зря терял! Идиот! Одна надежда на дракона осталась. Зор-зара посмотрела вслед мужчине.

– Хм… А вот это уже интересно, – облизнувшись в предвкушении, прошептала она. – Даже так, значит?

Лола прикрыла нос лапой и беззвучно захихикала, провожая взглядом Ритэра Вестмара, на запястье которого ярко светилась белая вязь брачного браслета.

Глава 17

Какой-то мудрый человек сказал, что утро добрым не бывает. Раньше Адель не понимала почему. Теперь же осознала всю правильность этого высказывания на собственной шкуре. Так плохо, как сейчас, девушке еще никогда не было. Обычно она медленно просыпалась и еще некоторое время нежилась в кровати, перебирая в памяти сны, а потом поднималась навстречу солнечным лучам и новому дню. Но сегодня фее вставать не хотелось. И причина крылась не в физическом недомогании и уж точно не в желании досмотреть сон: ей просто было безумно стыдно за то, что произошло вчера. Накрывшись с головой одеялом, девушка издала тихий стон, который быстро перешел во всхлип. Лучше бы она вообще не просыпалась. Никогда!

Приворотное зелье – не вино, после него нет похмелья, как не бывает и провалов в памяти. А жаль! События прошлого дня в одно мгновение пролетели перед глазами девушки. Какой стыд! Что она делала, что говорила! А думала?! Хорошо хоть мысли остались при ней. Слава Эрашу и спасибо Ниру, что он надел на нее свой магический браслет. Если б не защитные свойства украшения… Фея зажмурилась, наотрез отказываясь думать про это самое «если». Своим вчерашним поведением она похоронила собственную репутацию, сплясав канкан на ее могиле. Что скажут люди? А Жози, которую она расцарапала ночью, а… Ирвин?! Ведь он все время был рядом, стараясь не допустить непоправимого! Он и Тэри. Девушка никак не могла определиться, что хуже: что свидетелем ее непристойного поведения стал благородный рыцарь, отводящий взгляд от смущения, или рыжий нахал, откровенно забавлявшийся ситуацией? О святые небеса! Как же теперь смотреть в глаза этим людям? Как?!

Адель стиснула в руках Мурзика и, уткнувшись лбом в его мягкую макушку, подтянула к себе колени, неосознанно пытаясь съежиться, чтобы стать маленькой и незаметной. Швы вечернего платья больно впились в кожу. Частично распущенная шнуровка корсета позволяла легко дышать, но мешала свободно двигаться. Жозефина, конечно, пыталась раздеть подругу перед сном, но, видимо, забросила эту неблагодарную затею. Привязанная к кровати фея бесновалась, словно демоница, обвиняла ее в ревности и пыталась вырваться, чтобы убежать обратно… к Итану Эльт-Ма-Грогану. Чтоб ему сквозь землю провалиться!

Девушка злобно стиснула игрушку, представляя, что откручивает голову ненавистному хозяину Черной реки, котенок послушно смялся, а потом громко мявкнул. Резко откинув одеяло, девушка села, настороженно посмотрела на Мурзика и, помедлив пару секунд, полезла в потайной карман на плюшевом сердечке.

«Как спалось, маленькая госпожа?» – гласила записка.

Отшвырнув кота в сторону, фея вскочила с постели и метнулась к двери. Задвинув для верности засов, она уселась на пол, прислонилась спиной к стене и, обхватив руками голову, задумалась. Может, и правда стоило сидеть дома и не высовываться в поисках приключений на свою блондинистую голову? А то эти самые приключения способны лишить ее не только репутации, но и друзей. Воспоминания снова закружились в голове. Услужливая память выхватывала то одну ужасную сцену недавних похождений, то другую. Адель застонала и с силой сдавила виски. Нет, так нельзя! Еще немного, и она просто сойдет с ума. Нужно отвлечься. Взгляд девушки упал на книгу, что лежала на тумбочке, в одном из ящиков которой обнаружился и дневник Иты, который, если память не изменяла фее, она зачем-то требовала ночью у невозмутимой Лолы.

– Отлично! – Ада кивнула собственным мыслям. – Так… Умыться, переодеться, причесаться … – бормотала она, расхаживая по комнате. – А потом заняться делом.

Полчаса спустя в дверь тихонько поскреблась Жозефина и позвала пить утренний чай. Адель перестала листать книгу и затаилась, надеясь, что ее примут за спящую. Немного погодя к фее деликатно постучался Ирвин – молчание было ответом и ему. Илоланта, не особо рассчитывая на успех, поточила когти о косяк часом позже. А следом за ней явился Ритэр, чтобы продемонстрировать полное отсутствие такта, пнув дверь ногой и проорав: «Хватит заниматься самоедством!» На что девушка не выдержала и ответила, имитируя сонный голос:

– Отстань, Тэри. Я сплю.

Поверил он или нет, она не знала. Но нужный эффект ее фраза возымела, так как алхимик, судя по удаляющимся шагам, все-таки ушел.

Фея погрузилась в чтение взятого у отца фолианта о шифрах и кодах, мысленно уговаривая гостей ее дома прекратить попытки до нее достучаться. Не сейчас! Она еще не до конца взяла себя в руки и успокоилась, а значит, пока не готова к встрече с ними. Многолетняя привычка отличницы полностью концентрироваться на изучаемом материале оказалась кстати. Все прочие проблемы отошли на задний план, надежно отгороженные от сознания поиском информации. Но дневник, ключ к которому девушка пыталась подобрать, упорно отказывался делиться своими тайнами.

Спустя час в дверь снова заколотили, а затем раздался отвратительно-жизнерадостный голос Тэри:

– Аделаида, я знаю, что ты не спишь!

«Знает он…» – мрачно подумала фея, одарив взглядом сотрясающееся под ударами дерево. В голове мелькнула мысль прорастить давно мертвый материал, чтобы треснуть рыжему веткой по лбу, но ни сил, ни времени на этот сложный эксперимент у нее не было.

– Открывай! Или я просто снесу эту демонову дверь!

Перед глазами девушки непроизвольно всплыла картина не так давно раскуроченной спальни.

– Не надо! – поспешно отозвалась она. – Я только недавно тут ремонт сделала.

– Ладно, не буду, – покладисто ответил алхимик и многозначительно добавил: – Если откроешь.

– Я еще в постели, Тэри, – вздохнула Адель.

– Не ври!

– Я вру? – Девушка посмотрела на свои скрещенные ноги, лежащие поверх застеленного покрывала, на подушку за спиной и Мурзика, которого она уже успела поднять, отряхнуть, поцеловать в нос и посадить рядом с разложенными по постели книгами. – Ничего я не вру!

– В любом случае пора вставать, – не стал развивать глупый спор алхимик. – Уже обед скоро! Вылезай из своей норы, малышка! Чем ты там вообще занята?

– Думаю, – честно призналась фея, почесав кончик носа карандашом.

– Открывай, вместе подумаем!

– Мне плохо, Тэри! Я устала, – попыталась надавить на жалость она.

– Пригласить лекаря? – не сдавался он.

– Проклятье! – выругалась себе под нос девушка. – Неужели ты не понимаешь? Мне неудобно!

– Неудобно спать на потолке – одеяло падает, – хохотнул рыжий и, тут же сменив тон, рявкнул: – А ты дурью маешься. Нет ничего тупее самокопания!

– С чего ты взял, что я этим занята?! – вспылила Ада. – Может, я план убийства разрабатываю?

– А вот это уже интересно! – невесть чему обрадовался собеседник. – Хотя и не обязательно, если ты о хозяине Черной реки. От него и так мало что осталось. Но я могу предложить пару кандидатур для применения твоих планов. Пусти меня – список смертников обсудим!

– У меня уже есть список! – гробовым голосом сообщила фея. – И ты в нем на первом месте!

– Приятно быть первым у такой милой феечки! – рассмеялся мужчина.

– Хам!

– Заботливый хам, – поправили ее. – Открывай, горе луковое! Твой дворецкий в город уехал за продуктами, а я его временно замещать вызвался. Так что у меня тут чай на подносе стынет! Мм… ароматный, с пирожными. Зря, что ли, я его на второй этаж тащил?!

Упоминание о еде пробудило в Адель аппетит, мирно дремавший до этого момента. Сглотнув, она чуть закусила губу, покрутила в руках карандаш и, бросив его на раскрытый блокнот с кучей исписанных листов, пошла открывать.

Повернулся ключ, скрипнул железный засов – и дверь медленно подалась под тяжестью мужской руки, но, наткнувшись на подставленную девушкой ногу, остановилась.

– Милый наряд, – окинув фею оценивающим взглядом через образовавшуюся щель, сказал рыжеволосый. – Не то что вчерашний.

Адель вспыхнула, машинально стиснув белый воротник домашнего платья, но, опомнившись, опустила руку и сухо проговорила:

– Чай из ягодного сбора?

– Да, твой любимый.

– Откуда знаешь? – прищурилась девушка.

– Гном сказал, – не моргнув глазом, оправдался мужчина. На небритой физиономии его появилась хитрая улыбка. – И как же ты, Аделаида, собираешься забрать поднос через эту узкую щель?

– Вот так! – Ответная улыбка феи была такой же холодной, как и ее тон. Она демонстративно взяла маленькую чашку и пирожное, оставив все остальное в руках Ритэра. – Спасибо и пока!

– До скорого! – Он успел легонько дернуть девушку за локон, прежде чем она пинком захлопнула дверь. – Приятного аппетита, фея! – донеслось с той стороны деревянной преграды, но Ада промолчала.

Говорить с набитым ртом она считала еще более невежливым, нежели оставлять без ответов пожелания.

Насвистывая себе под нос, Ритэр неспешно спускался в холл, где его ожидало трио переживающих. Хотя на самом деле переживал только господин Ма-Магни. Он то терзался чувством вины из-за того, что не уследил, допустив все это безобразие, то злился на черствость «подруг» лунной леди, то приходил в ярость от одной мысли о мерзавце, осмелившемся на подобную низость. Но самой сильной эмоцией, как ни странно, было раздражение, которое вызывал в нем рыжий нахал, бесцеремонно шастающий по чужому дому. И, как это ни печально, именно нахальство позволяло Тэри беспрепятственно общаться с феей, в то время как рыцарь со всей его деликатностью и тактом не решался смущать девушку своим присутствием.

Жозефина расслабилась сразу, как узнала, что приворот больше не действует. О настоящем состоянии Ады она даже не подозревала, искренне веря в то, что девушка просто решила отоспаться. Смысла фее чего-то стыдиться ведьма не видела, а вот отличный повод для жестокой мести – усматривала. И в голове Жози, словно картинки в магическом шаре, прокручивались многочисленные варианты ее исполнения. Как раз сейчас перед мысленным взором рыжеволосой девушки предстал Итан, распятый на металлическом диске, подогреваемом костром. Шипастые ветви, которыми командовала Адель, сильно смахивающая на повелительницу Тьмы, оплетали его тело, словно колючая проволока. Сама же ведьма кружила над жертвой, сидя на метле, и, демонически хохоча, посыпала его разодранную кожу солью.

– Вернись с небес, Рыжая, – хмыкнул Ритэр, глядя на блаженное выражение, гостившее на ее симпатичной мордашке. – Опять бедного Грогана в мечтах без наследства оставить пытаешься.

– Не твое дело, рыжий, – сверкнув глазами, парировала та.

– Я бы его без наследства не в мечтах оставил, – хмуро процедил Ирвин, поднимаясь с кресла, – а в реальности. Пусть только оклемается немного и…

– Поединок, угу, помню, – кивнул Ритэр, небрежно опустив поднос с чайником и пирожными на столик. Он сел на диван рядом с ведьмой и не без удовольствия откинулся на его высокую спинку.

– Да, поединок! – с раздражением заявил рыцарь. – Настоящий мужчина просто обязан отстоять честь своей дамы.

– А не своей?

– И не своей тоже, – скрипнув зубами, проговорил маг.

– Как там Адель? – решив прекратить зарождающийся конфликт в самом начале, спросила Илоланта. Ей в силу неживого происхождения понятие стыда и вовсе было чуждо, поэтому она, как и Жози, пребывала в полной уверенности, что девчонка отдыхает после ночных приключений.

– Отлично! – широко улыбнулся алхимик. – Уже огрызается! Часа через два наша упрямая дурочка проголодается и выползет наконец к общественности.

Этого рыцарь, собравшийся было выйти подышать свежим воздухом, перенести не смог.

– Да что вы себе позволяете?! – воскликнул он. – Как можно допускать подобный тон и выражения, говоря о даме?

– Ну началось! – буркнул Тэри еле слышно и, скрестив руки на груди, вызывающе-недоуменно вскинул бровь.

Глотнув чаю, Адель почувствовала себя значительно лучше. Когда в чашке осталась лишь половина ароматного напитка, девушка с досадой подумала, что стоило все-таки забрать в комнату весь поднос, а не идти на поводу у глупой гордости. Продолжая маленькими глотками потягивать чай, фея вернулась к изучению дневника. Несмотря на усилия, ничего понятного, кроме многочисленных значков Тритэры, в тексте и схемах ей обнаружить не удалось. Исходя из этого, Ада сделала вывод, что либо таинственная Ита изобрела новый шифр, либо все, что написано в этой тетради, просто ее упражнения в рисовании закорючек. Может, она художницей была? Вон какие симпатичные каракули: звездочки, галочки… прочие кракозябры. Словно орнамент на потрепанных страницах с пустыми полями. С широкими такими полями. Разглядывая их, фея потянулась за карандашом и случайно пролила чай на бумагу.

– Ох! – испуганно выдохнула она, да так и застыла с чашкой возле рта, когда заметила, что под мокрыми кляксами проступают строчки.

«…аш учитель наметил на завтра очередной эксперимент, – было написано мелким и на удивление разборчивым почерком. – Опять не высплюсь и буду пугать студентов кругами вокруг глаз. А эти два идиота снова поспорили. Ну как они не могут понять, что я люблю их обоих?! Хотя Некрос так забавен, когда ревну…»

Адель чуть не подпрыгнула от радости, прочитав это, и, с благоговением посмотрев на свой чай, победно прошептала:

– Вот ты и попался, темный.

«Дзинь!» – раздалось за ее спиной, и, резко обернувшись, фея обнаружила посреди кровати коробку, перевязанную ярко-синей лентой. Из-под пышного банта выглядывал уголок белоснежного конверта.

– Это еще что за сюрпризы? – пробормотала она, растерянно глядя на подарок. Поколебавшись немного, девушка все-таки протянула руку и осторожно вытащила письмо.

«Моя дорогая Аделаида! Прошу простить меня за несдержанность, вынудившую Вас столь поспешно покинуть мою скромную обитель. Примите этот скромный дар в качестве извинения.

Искренне Ваш, Арэт.

P.S. Если у Вас возникнет желание отправить мне ответную весточку, просто завяжите ленту поверх письма. Этот крохотный артефакт из моей коллекции мгновенно переносит не слишком тяжелые предметы к указанному адресату».

Первым порывом было отправить посылку обратно, не открывая. Но любопытство одержало верх над осторожностью, и Ада аккуратно потянула за конец волшебной ленты, которая легко развязалась, упав синей змейкой на белую постель.

«Я только загляну одним глазком, – оправдывалась перед собой фея. – Никто ведь не узнает…»

Ритэр, утомленный долгой и пространной лекцией о правилах хорошего тона вообще и о должном обращении с одной конкретной особой в частности, украдкой зевал, слушая перечисление достоинств Адель, которым рыцарь уделил целых десять минут своего монолога. Пока этот зануда вещал что-то там о свете, уважении и нравственности, рыжий отвернулся к окну и, прикрыв веки, решил проверить, чем занята та, кого господин лектор постоянно именует лунной леди. Глаза Мурзика выхватили только покрывало и край дорогой бумаги с характерным гербом и словами «…Ваш, Арэт.» Мужчина взвился как ужаленный и, буркнув что-то невразумительное опешившему рыцарю, бросился вон из гостиной.

Щелкнул замок, и многострадальная дверь распахнулась, с грохотом шмякнувшись о стену. Жалобно звякнул вырванный с корнем затвор. Адель испуганно повернулась, отшатнувшись к зеркалу, перед которым крутилась мгновение назад, и непонимающе уставилась на Ритэра. Он прошелся по девушке тяжелым взглядом, на мгновение прикрыл глаза, что-то прошептал и, переступив порог комнаты, подозрительно осторожно прикрыл за собой дверь. Выражение его лица было странным. Подойдя к фее практически вплотную, рыжий подцепил пальцем ажурную окантовку ее глубокого выреза и тихим, «незлобным» шепотом поинтересовался:

– Это что?

– П-подарок! – пролепетала девушка и попятилась, сама не понимая, почему чувствует себя виноватой.

– Очередной пеньюар? Сними немедленно! – В голосе мужчины звучала ничем не прикрытая злость.

– Прямо сейчас?! – опешила фея.

– Да! – рявкнул он.

– А ты не оборзел ли, Тэри? – утопив страх в накатившей волне возмущения, спросила Ада. – Я что, при тебе должна раздеваться?

– А при ком? Ах да, я совсем забыл! У тебя же богатый выбор! – с издевкой процедил незваный гость и принялся загибать пальцы: – Дракон – раз, хозяин Черной реки – два, эльф – три, рыцарь – четыре! Не многовато ли поклонников для одного скромного цветочка? Скажи, Аделаида, тебя не раздражает такое внимание мужчин? А?

– Меня раздражаешь ты!

– А остальные?

– А остальные милые и обходительные! – взбесилась фея. – ВСЕ! Кроме Грогана и тебя!

– «Милые»? – стиснул зубы алхимик. – Как твой жених, который, кажется, пойдет под номером пять?

– Жених такая же сволочь, как и ты! Язвит, приказывает, распоряжается, решает все за меня, будто я не человек, а живая кукла! Отличный актер! Ему б в театре играть. Эмоции лживы, биография туманна, даже имя и то фальшивое. – Адель в сердцах стукнула кулачком по зеркалу и с детской обидой в голосе воскликнула: – Во всех поступках сплошной расчет! Лучше бы я стала невестой Ирвина! Или Арэта! Или Эмо, в конце концов! Даже Гроган лучше! Он хотя бы не скрывает свои намерения и не прячется за чужими именами.

– Вот как? – Странная улыбка скривила губы мужчины. – Понятно, – спокойно сказал он и развернулся к выходу. – Тряпку эту сними, идиотка. Неизвестно, какие сюрпризы на нее прицепил твой «милый и обходительный» ящер! – Мужчина распахнул дверь и, выйдя в коридор, задумчиво прошептал: – Расчет, значит? А почему бы и нет? Надо же оправдывать ожидания невесссты.

Глава 18

Оставшаяся в одиночестве Адель кипела от бешенства. Да как он только… Да как ему наглости хватило так с ней разговаривать? Хотя о чем это она? Наглость ведь основополагающая черта натуры Тэри. Сквозь бурю негодования, захватившую девушку, попытался пробиться тоненький голос здравого смысла. А ведь рыжий, как ни обидно это признавать, прав. Уж слишком непреодолимым было желание примерить платье. Да и то, как фея вертелась в нем перед зеркалом, с восторгом изучая переливы на многослойных паутинках кружева, было ей несвойственно, что наводило на мысль о магической приправе к дорогому подарку.

– Вот ведь… прохвост чешуйчатый! Никому нельзя верить, – с досадой пробормотала Адель и принялась поспешно переодеваться в домашнее платье. – Зря на Ритэра накричала. Хотя нет, не зря! Заслужил он. Вот только… – Девушка вздохнула, раздумывая, зачем наговорила ему столько всего про Нира. Ее отношения с бывшим слугой рыжего не касаются. Да и не так уж и плох темный, как она расписала в запале. Но слово не воробей, назад не вернешь.

Еще раз вздохнув, фея запихнула экзотический пеньюар обратно в коробку, затолкала ее под кровать, придав ускорение ногой, и села. Как только подарок оказался вне зоны видимости, Адель тут же вспомнила о дневнике, позабытом за изучением посылки. Хорошо, что Ритэр не заметил валяющуюся на кровати тетрадь с уже побледневшим, но еще не исчезнувшим текстом на полях. Вооружившись чашкой с остатками чая, девушка взялась за дело.

В дверь тихонько постучали.

– Ада, к тебе можно? – раздался голос Жозефины.

– Заходи скорее! – Еще недавно не желавшая никого видеть, фея откровенно обрадовалась компании. Ей не терпелось поделиться своим открытием.

– Что ты Ритэру сделала? Он из дома выскочил как ошпаренный, – сказала ведьма, шагнув в спальню.

– Ничего я ему не делала! – отмахнулась фея. – Сам виноват. Довел. Ой, да хватит уже о нем. Иди лучше сюда, я такое обнаружила! Смотри, здесь про Нира написано! – ткнула пальчиком в тетрадь девушка.

– Некрос? – удивилась Жози, устраиваясь рядом с подругой.

– Ну да! Его так Милалика называла.

– Может, совпадение?

– Вряд ли. Несколько Некросов, связанных с Тритэрой, – нонсенс.

– Хм… – Ведьма задумалась. – Ладно, убедила. И что же тогда за отношения у твоего жениха с этой Итой? – прочитав несколько строк, полюбопытствовала она. – Тоже бабник, что ли? Или, судя по не первой свежести дневника, это его бывшая?

В душе у Адель зашевелилось что-то противное, склизкое и колючее одновременно. «Некрос ревну…» – вспомнила она. Ревнует? Кажется, только что девушка сама испытала укол этого чувства. Хотя какое ей дело до подружек проклятого темного? Тем более давних. И кстати, сколько же ему лет? Решив не загружать себя новыми вопросами, ответов на которые пока не предвиделось, Ада снова вернулась к обсуждению дневника.

Спустя полчаса и две чашки пролитого на страницы чая девушки наконец нашли среди обрывочных записей о придирчивом учителе и двух вечно цапающихся парнях что-то конкретное. «Ура! Сегодня мы возвращаемся из замызганной деревеньки в любимый ОМУТТ. Родная «келья» и купальня с горячей водой! Счастье близко!» – сообщала последняя из проявленных строчек.

– ОМУТТ? – задумчиво повторила фея.

– Да это же Общемагический университет Тикки-Терри! – догадалась ведьма.

– Вот туда я и поеду!

– Зачем? По зубрежке соскучилась? – Жозефина поморщилась.

– Затем, чтобы этого темного любителя дурацких побрякушек найти! – ответила Адель, помахав рукой с узором на запястье. – Пусть снимает!

– Вот зря ты так! – неожиданно заявила подруга. – Очень полезная штука! Я с тобой поеду! Как снимет, попрошу мне отдать! – ухмыльнулась она.

– Э-э-это как так? – нахмурилась фея. – Он же брачный!

– И? – По губам ведьмы скользнула хитрая улыбка. – Сильный маг, богатый, бесхозный…

– Жози!

– Да шучу я! – расхохоталась та. – Но с тобой все равно поеду! Я после Тритэры тоже не бедная. Хочу дом купить с большой и удобной студией для магической практики. А то в этой съемной конуре не продохнуть. Но приобретать что-либо тут желания нет. Боюсь, что все свои деньги опять на месть этому уроду спущу. Так что съездить в столицу… ОМУТТ же рядом? Погулять, развеяться и к недвижимости прицениться – самое то для меня. К тому же тебя одну отпускать нельзя. Опять во что-нибудь вляпаешься! Да и любопытно на твоего Нира посмотреть, если честно, – с улыбкой закончила она.

– Он не мой!

– Да-да, ни себе, ни людям, – хихикнула Жозефина, уклоняясь от запущенного в нее Мурзика.

Несколькими часами позже от ворот окруженного садом дома отъехала карета с тремя пассажирками. Следом за экипажем величаво ступал белоснежный зор-зар рыцаря. Адель все-таки пересилила смущение и, спустившись в гостиную, сообщила Ирвину, что ей совершенно необходимо немедленно отправиться в Освиль – небольшой городишко неподалеку от столицы, в котором располагался самый престижный университет страны. Если бы фея знала, что рыцарь вызовется сопровождать свою лунную леди, то поддалась бы на уговоры Жозефины воспользоваться ее скрижалью для перемещения. Теперь же оставалось только сетовать на не вовремя проснувшуюся вежливость и испытывать неимоверную неловкость в обществе кумира, который стал свидетелем ее позора. Почему-то девушке по-прежнему было стыдно именно перед ним. Рыжий, неожиданно исчезнувший, вызывал лишь раздражение. Может, и хорошо, что исчез! Иначе непременно увязался бы следом. А так есть шанс навсегда избавиться от его компании. Хотя, если смотреть на вещи реально, шанс этот весьма слаб!

Фея, вызвав ухмылку ведьмы и задумчивый взгляд зор-зары, покрепче прижала к себе Мурзика, нащупала в кармане дорожного платья драконью ленту, невесть зачем прихваченную с собой, и решила поспать. Путь предстоял длинный, а последние двое суток выдались слишком утомительными.

Глава 19

Глава эльфийской семьи задумчиво поглаживал одну из толстых кос, глядя вслед поздней гостье. О его положении в роду свидетельствовали и надменность лица, и ритуальная прическа, и фамильный герб, вышитый на правом рукаве. И только ярко-голубые глаза на красивом лице говорили об искреннем беспокойстве отца о своем сыне. И беспокоили его не наемные убийцы, которых мальчишка сумел устранить, чем приятно удивил главу семьи. Причиной волнения была та самая девушка, что несколько минут назад покинула его дом. Скрывать от несостоявшейся невестки, куда подевался непутевый отпрыск, наивно веривший в успешность своей маскировки, двухсотлетний эльф не стал, но и раскрывать все карты тоже не счел нужным. Зато после визита Юми-эль он решил не слишком тянуть с прощением, когда неразумное чадо явится с повинной. На фоне того, что выросло из чудесной златокудрой малютки, даже возможный брак с наследницей некромантов стал казаться мужчине не таким уж и плохим вариантом. Понятно теперь, почему семья невесты настаивала на немедленном бракосочетании. Пристроить ЭТУ особу другому знатному эльфу будет так же сложно, как и женить Эмиля в образе Эмо на благородной эльфийке.

Круглая луна ярко светила с темно-синего неба, нестройные шеренги и фигурные скопления звезд вторили ей мягким сиянием. В этом волшебном освещении обычные деревья казались исполинами. Тени от ажурных оград живой, чуть трепещущей паутиной ложились на присыпанные песком дорожки, а мраморные памятники и массивные кресты таинственно мерцали в полумраке. Дин обожал свою работу. Что может быть приятнее, чем в полнолуние побродить в одиночестве по старому кладбищу? Правильно – ничего! Разве что получить утром плату, положенную за упокоение пары-тройки разбушевавшихся тварей. Или пары-тройки десятков… как получится. Легкие задания доставались магистру редко. На них обычно отправляли молодых некромантов в компании с боевыми магами или ведьмами. Профессионалам же поручали либо более сложные и запутанные дела, либо те, информация о которых не должна была просочиться в массы. А Дин был одним из лучших некромантов страны, чьи услуги ценились куда выше, нежели услуги его соратников. Конечно, уровень «мага смерти», которым он обладал, требовал более масштабных заданий, но что-либо достойное вокруг случалось редко, а в другие уголки страны и за ее пределы мужчина не сильно любил выезжать. Поэтому и развлекался тут всякой, с его точки зрения, ерундой типа отлова взбесившегося вурдалака или упокоения обитателей могил.

Впрочем, сегодняшняя прогулка по окраинному городскому кладбищу обещала быть особенно примечательной. Иначе б заказчик не стал настоятельно рекомендовать магу, который предпочитал работать в одиночестве, взять с собой напарника.

Толкнув тяжелые ворота, светловолосый мужчина широко улыбнулся. Любой, кто был с ним знаком, очень удивился бы этой улыбке. Но здесь, в царстве мертвых, держать лицо было не для кого. А мысль о том, что сумма гонорара этим утром будет значительно превышать его стандартный доход, благотворно действовала на и без того хорошее настроение. Утихомирить целый погост, найти источник магических возмущений и обезвредить его – это вам не вурдалака развеять. Вот только делить удовольствие от работы с каким-то навязанным напарником – не для главы клана Грэниусов!

Настороженный шепот за спиной незваного гостя… или это ветер? Зеленые глаза в темных зарослях куста… или магические огоньки? Шуршание, легкие шаги, чье-то тяжелое дыхание и… снова тишина. Обитатели кладбища будто присматривались к ночному гостю, оценивая, насколько он опасен. Принюхивались и даже пытались потрогать…

«Хрясь!» – ловко прокрутив в руке изящный топорик, мужчина обрубил костлявую руку, показавшуюся из-под надгробия. «Хлюп!» – размозжил каблуком полуистлевшую челюсть, прыгающую к нему по дорожке.

– Ну наконец-то! – тихо усмехнулся Дин, оглядываясь по сторонам.

Другие некроманты вооружались кто чем: кольями, посеребренными мечами и огненной водой. Господин же Грэниус предпочитал свой верный топорик из сверхпрочного трольего тиса[10] да пару серебряных набоек с выдавленными на них рунами. Ну и конечно же магию! Эту компаньонку дома не оставишь – она всегда при хозяине. Некромант дунул на ладонь свободной руки и, чуть сжав пальцы, привычно сформировал из белесой дымки полупрозрачный шарик поисковика. Магическая сфера послушно поплыла над могилами, указывая путь к источнику неестественной активности мертвецов. Вполне вероятно, что где-то здесь, в чьем-то склепе, притаился с неведомой целью идиот, который и взбаламутил целое кладбище.

Дин свернул направо, следуя за поисковиком, прошел около десятка метров и остановился, обнаружив некий диссонанс в привычной ночной картине. На широкой мраморной плите, покачивая массивными ботинками на очень… ОЧЕНЬ толстой подошве, сидела девочка. Судя по комплекции, никак не старше четырнадцати. Это щуплое создание в наглухо закрытом платье с орнаментом из черепов задумчиво щурило ярко-красные глазищи из-под челки и барабанило по плите длинными черными ногтями. Волосы незнакомки мягко мерцали своим собственным светом, стекая по плечам и сливаясь с белым мрамором плиты. Брови некроманта поползли вверх: это что, новый вид нежити? Или сумасшедший маг-экспериментатор, которого он разыскивает, на самом деле ребенок?!

– Господин Эльт-Ма-Грэниус, надо полагать? – скорее утвердительно, нежели вопросительно, проговорила девочка. Ее неожиданно низкий голос заставил Дина присмотреться получше. А девочка ли перед ним? Может, тысячелетняя ведьма, застрявшая в юном возрасте?

– Допустим… – Мужчина чуть склонил голову, поудобней перехватив топорик. – А вы… – Договорить Дин не успел из-за разъяренного вурдалака, налетевшего на него сзади. Временная рассеянность магистра едва не стоила ему любимого сапога, который прокусил подсеченный воздушной петлей монстр. Отдернув ногу и стукнув нежить рукоятью топора по пустой голове, некромант ловко пнул его приправленным магией каблуком и, проводив взглядом полет завывающей туши до ближайшей оградки, закончил фразу: – …случайно не инициатор этих кладбищенских беспорядков, юная леди?

– Отнюдь! – сдержанно улыбнулась незнакомка. – Я здесь по делу.

– Понятно, – хмыкнул мужчина, отсекая верхнюю часть зомби, нехотя выбирающегося из соседней могилы. И чего, спрашивается, лезет, раз боится? Ох, точно, дело на этом погосте нечисто. Наверняка где-то сидит кукловод и дергает за веревочки несчастных монстриков. В обман мелкой пигалицы Дин почему-то не верил, а это означало, что заказчик все-таки подобрал ему напарника. Хорошая шутка, угу, посмеялся бы, не ползи со всех сторон мертвяки. – Маленькие девочки, – распыляя трепыхающуюся плоть очередного активного трупа, процедил маг, – в такое время должны сидеть дома, а не на могильных плитах опасного кладбища!

– У маленьких девочек, – слегка растягивая слова, ответила собеседница, – каждая секунда на счету! Им некогда ждать, пока большие мальчики наиграются в войну с нежитью! – добавила она и метнула в некроманта нож.

Мужчина молниеносно увернулся, пропуская его, и добил подкравшегося со спины зомби, из глазницы которого торчала изящная рукоять, затем выдернул заляпанный слизью клинок и, не глядя, вернул его хозяйке. Девочка, легко поймав нож, принялась деловито вытирать лезвие белым платком, извлеченным из бокового кармана пышкой юбки. С облюбованного места она так и не слезла, продолжая болтать ногами да скептически поглядывать на некроманта, расправляющегося с негостеприимными покойниками.

И вот это его напарница?! Ножичек бросила – и типа в деле?

Магистр нахмурился. Но высказать претензии ему снова помешали. Из полуразваленного склепа, топая, как десяток верховых зор-заров, на Дина неслась мозгоедка[11].

– Ух ты! – восхищенно произнесла блондинка.

– Твою ж… – пробормотал некромант, уворачиваясь от массивной твари с тоненьким хоботом на безглазой голове, с помощью которого она высасывала содержимое черепной коробки мертвецов. Когда-то давно, пока представители ее вида окончательно не вымерли.

И на тебе! Вот оно – открытие века, последний экземпляр, мечта монстроведов… носится по кладбищу, выискивая своим мерзким хоботом голову первого встречного мага. Воистину волшебная ночь! За труп этой зверюги городская казна выдаст солидную премию. Дин отскочил с пути твари, идущей на второй заход, и, перекувырнувшись, ухватил ее за хвост. Мозгоедка дернулась, повертела безглазой башкой и, обиженно пискнув, понеслась дальше, а вместе с ней в путешествие по кладбищенским угодьям отправился и некромант. Упираться было бессмысленно, отпускать уникальную зверюгу – тоже. Вот только прицелиться, чтобы попасть в самое уязвимое место на ее затылке, Дину никак не удавалось. То кочка, то могила, то камень бордюрный на дороге – уже пятый круг по кладбищу нарезают, а убить ее не выходит!

– Господин труповод, вы не могли бы немного изменить траекторию, а то меня от вашего мельтешения укачивает?! – раздался скучающий голос девчонки, которая отмахивалась от летучей мыши, как бабочка на огонь, летящей на мягкое мерцание ее магического щита.

– Госпожа малолетка, – отозвался запыхавшийся Дин, наконец попав восьмилапому чудовищу топором по затылку, – если не намерены помогать, то хотя бы заткнитесь и не отвлекайте от работы!

– О, так это работа? Простите, не сообразила! – пожала плечами ведьмочка. Она на глаз оценила состояние поверженной мозгоедки и опустила свой щит. – Думала, аттракцион для впавших в детство стариков! – мило улыбнулась блондинка, поймав надоедливую мышь, возжелавшую испить ее крови. Пришпилив крылатую охотницу ножом к каменной плите, эта садистка с ангельской внешностью принялась методично обрубать ей когти.

– Деточка, аттракционами увлекаются исключительно до пятнадцати! Но вам до них, судя по всему, еще расти и расти! – отозвался некромант, отряхиваясь. – И передайте заказчику, что задание вы…

Дин застыл на месте, оборвав речь. Его собеседница тоже напряглась и одним движением пальцев свернула шею кровопийце. Больно уж противно, в отличие от своих мирных собратьев, верещали эти твари. Воцарившуюся тишину нарушали лишь тихое шуршание одежд да шелест ветра, запутавшегося в кронах.

– А вот и хозяин «бала», – сказал некромант больше для себя, чем для «напарницы». Та ничего не ответила, глядя на темную фигуру в длинном балахоне с капюшоном, скрывающим большую часть лица.

Незнакомец выбрался из-за обломков склепа, который разрушила сбесившаяся мозгоедка во время своего забега.

– Ты напросссился, некромант, – прошипел закутанный в черное тип. Он хромал, вероятно, попал под раздачу у глупого животного, резко дергал плечом и размахивал руками, что свидетельствовало о раздражении, а еще мерно похлопывал себя ладонью по бедру, будто кого-то подзывая. Хотя… почему же «будто»? К бесформенному силуэту, идущему в направлении Грэниуса, со всех сторон стекалась кладбищенская братия: скелеты, зомби, их половинки и отдельные части… пара голодных вурдалаков, стая кровососущих мышей и прочая нежить, поднявшаяся на защиту своего кукловода.

– Мм… потанцуем? – смерив взглядом загробный отряд, усмехнулся Дин.

В том, что именно этот мерзавец, окруженный своим нерасторопным войском, и являлся магом, устроившим беспорядки на кладбище, он больше не сомневался. Отправленный на охоту поисковик, плывущий следом за незнакомцем, подтверждал это.

– Потанц-сссуем, – не без злорадства отозвался тот, за чью голову (желательно вместе с телом) была обещана круглая сумма.

Впереди него встала четверка уродливых монстров, собранных из человеческих костей. Низко опустив головы с пустыми глазницами, они скалили гнилые клыки и издавали похожие на рычание звуки. Маг, подняв вверх руки, забормотал какие-то заклинания, блондинка, подскочив, запрыгнула на плиту повыше, а костяные чудища, повинуясь приказу хозяина, сорвались с места. Так начались странные «танцы» под полной луной.

Шаг в сторону, скользящее движение – и груда костей с грохотом врезалась в дерево. Наклон, поворот, брошенное в цель заклинание – и очередной скелет рассыпался прахом на глазах у замолчавшего мага. Когда участь еще двух его созданий была решена, кукловод отправил на врага остальную нежить. Пока неповоротливые зомби ползли наперегонки со скелетами, разъяренные вурдалаки уже окружили некроманта, пуская слюни на его живую плоть. Дин не развлекался так со времени игры, хотя там было не настолько весело.

– Бал-массскарад, – шипела красноглазая девчонка, перепрыгивая с одного памятника на другой, словно горная коза. Светящиеся плети в ее руках извивались, как змеи, то и дело попадая по копошащейся внизу нечисти. – Надо было домой идти, а не на работу, – бормотала блондинка, уклоняясь от особо проворных лап, пытавшихся сдернуть если не ее саму, то хотя бы платье.

Некромант тем временем успешно столкнул лбами разбушевавшихся вурдалаков и, спеленав монстров магической сетью, пошел рубить зомби. Скелеты, как и их отдельные части, он просто давил ногами, прекрасно зная, что после соприкосновения с рунами на набойках они больше не встанут. Мимоходом Дин сдернул полуразложившийся труп с могильной плиты, не дав ему напасть на девочку «со скакалкой», которая отбивалась от целой стаи летучих мышей, размахивая своей светящейся «веревкой» над головой. Обойдя эту «циркачку», мужчина повернулся к магу, застывшему на фоне развалин склепа. Заляпанный кровью и слизью, грязный, как трубочист, и довольный, как ребенок при виде долгожданного подарка, Дин Эльт-Ма-Грэниус уверенно двинулся к своей цели, которая непроизвольно попятилась, что-то зло прошипела и, скинув балахон, грозно провозгласила слова вызова.

Некромант так и замер с мертвяками, висящими, точно груз, на ногах, и вцепившейся в его ворот костлявой челюстью. Глухой звук, последовавший за этим, просигналил о ее бесславном падении на каменный бордюр могилы. Мужчина тихо выругался, перебросил топорик в левую руку и, сформировав на правой ладони сгусток белого пламени, метнул его в мага. Без толку! Яркое зарево лишь на миг осветило фигуру противника, не причинив ему никакого вреда. Молодое лицо, обрамленное всклокоченными волосами, исказилось, а широко раскрытые глаза заволокла тьма, в которой вспыхнули, как факелы, два ярко-зеленых зрачка.

– Глаза демона, – выдохнул Дин и потянулся к висящему на шее кристаллу связи[12].

Даже самый сильный некромант, будучи в своем уме, не полезет разбираться с одержимым. А этот псих, продавший душу обитателю Ада, только что призвал силу своего покупателя. Теперь стало понятно, как именно колдун добился контроля над целым кладбищем, вот только понимание это не принесло удовольствия некроманту. Скинув с ноги зомби, он сделал шаг назад, наступил на чью-то руку, едва не поскользнулся, но, устояв, продолжил медленно отступать от радостно скалящейся образины, в которую прямо на глазах превращался одержимый.

– Стоять! – крикнул Дин сумасшедшей напарнице, заметив, что она, наоборот, подбирается к живому воплощению демона, по-прежнему предпочитая ходить по памятникам, а не по земле.

Но порхающее по надгробиям создание, подхватив пышную юбку, лишь раздраженно шикнуло на некроманта, после чего спрыгнуло вниз и застыло в нескольких шагах от демона-мага, заинтересовавшегося ее глупостью. Некромант проклял юмор заказчика, тупость блондинки и самоуверенность придурка, связавшегося с порождением Ада. Сплюнув, он спрятал обратно кристалл и повернул в сторону мага, намереваясь за волосы выволочь эту идиотку с кладбища прежде, чем оно превратится в развалины.

– Добровольная жертва? – скаля пасть, в которую превратился человеческий рот, спросил демон.

– О да-а-а, – отозвалась «жертва» и… рванула вниз рукав своего черного платья. Треугольная метка с причудливой закорючкой внутри ярко вспыхнула на ее плече.

Реакция не подвела некроманта. Он вовремя успел свалиться вместе с одноногим скелетом в кусты. Вокруг хрупкой девочки разлился бледно-зеленый свет, от которого шарахнулись все живые и неживые существа. Движимые инстинктом, они давили друг друга, пытаясь покинуть территорию божественного сияния. Болезненное для бездушных тварей и смертельное для тех, у кого была душа, зарево разрасталось, захватив в свой плен одержимого. Он не успел сбежать: помешали каменные обломки и поврежденная нога. Зато демон, использовавший его тело как портал, очень быстро сообразил, что к чему, и, подмигнув экзорцисту, свалил обратно в Ад. Туда же под тихое бормотание блондинки последовала и душа кукловода, устроившего беспорядки на кладбище. Когда тело парня полностью приняло человеческий вид и, словно тряпичная кукла, упало на землю, девочка сказала что-то нелицеприятное, пнула свежий труп носком ботинка и, заглушив сияние метки Эраша, обернулась.

– Господин Эльт-Ма-Грэниус, а вы где? – искренне удивился этот «ангел смерти», оглядываясь по сторонам.

Дин покосился на скелет, в обнимку с которым сидел в кустах, тот в свою очередь зыркнул на него, нервно дернул ключицей, щелкнул челюстью и, разжав костлявые объятия, аккуратно поправил ворот мужской рубашки.

– В могилу, – приказал некромант шепотом. – Бегом!

Замызганные грязью останки поспешно кивнули и поползли прочь, не решаясь гневить некроманта. Едва выбравшись из зарослей, они нырнули в разрытую могилу, где и закопались до лучших времен.

– Грэниус?! – воскликнула экзорцист, выходя на середину дорожки. – Я с вами еще не закончила!

– В смысле «не закончили», юная леди? – поинтересовался Дин, вывалившись из кустов. – Мой дух вы тоже планируете отправить на суд богов?

– Я что, похожа на убийцу? – вздернув подбородок, спросила девушка. На ребенка сейчас эта особа походила меньше всего. Глаза прищурены, сахарно-белые волосы растрепаны, платье порвано, рукав… кхм… Рукав по-прежнему отстегнут, отчего прекрасно видны худенькое плечико и верхняя часть груди. – Может, вы все-таки прекратите пялиться на меня и соблаговолите ответить? – Полный язвительности голос вывел некроманта из задумчивости.

– «Пялиться»? – моргнув, повторил он. Затем спокойно улыбнулся. – Ну да, впервые вижу метку экзорциста на цыплячьих косточках, обтянутых бледной кожей. Это так… забавно. – Улыбка стала шире.

– На эльфячьих, – с невозмутимым видом поправила его собеседница, методично пристегивая рукав обратно.

– Что? – не понял некромант.

– Я не курица, уважаемый труповод, я эльфийка, – сказала она и, закончив приводить в порядок одежду, заправила за острое ухо длинную прядь.

– Не может быть! – Дин разглядывал девчонку, словно чужеземную диковинку, а она, ни капли не смущаясь, изучала его. – Но среди вашего народа не рождаются маги душ.

– Они вообще мало где рождаются, – пожала плечами она.

– Но эльф-экзорцист – это нонсенс, – нахмурился мужчина.

– И что? – криво усмехнулась блондинка. – Такой вот я выродок, то есть самородок.

– Понятно, – покачал головой мужчина и, заново перетянув собранные в короткий хвост волосы, направился к бездыханному магу. – Беру свои слова назад. Вы заслужили вознаграждение за сегодняшнее задание. Заходите утром в мой кабинет, я лично дам вам расписку на получение половины. Но выручкой за мозгоедку делиться не стану. Вам понятно?

– О! – Блондинка поморгала своими темными ресницами, после чего странно улыбнулась и достала из кармана юбки сложенный вчетверо листок и карандаш. – Вознаграждение – это хорошо, – пробормотала она, что-то записывая. – О-о-очень хорошо, но… недостаточно!

– Что вы имеете в виду, леди? – осведомился Дин, неприятно удивленный меркантильностью напарницы.

– То, что вы… вернее, ваша дочь должна мне гораздо больше. А по законам наших стран за детей до магического совершеннолетия, если они не вступают в брак раньше, отвечают родители.

– И что же успела задолжать вам моя Аделаида? – натянуто улыбнулся некромант.

– Всего лишь моего жениха, – скопировав его улыбку, ответила эльфийка.

– А поподробней? – Брови мужчины сдвинулись, губы сжались. У Нира была невеста? Вот поганец!

– Позже, – брезгливо оглядев свою потрепанную одежду с пятнами крови и слизи, вздохнула собеседница. – Мне надо переодеться.

– Жду вас в десять утра у себя в кабинете, – приказным тоном заявил Дин.

– Увидимся, – кивнула девушка. – Утром. – И, сунув ему в руку сложенный листок, зашагала к воротам кладбища.

Проводив ее миниатюрную фигурку тяжелым взглядом, мужчина развернул записку, прочел текст, фыркнул насмешливо, сообразив наконец, что за леди оказалась его невольной напарницей в столь сложном деле. После чего засунул листок за пазуху и пошел разбираться с трупами мага и мозгоедки, за которые намеревался выручить хорошие деньги.

Глава 20

Около полудня на мощеной дорожке, ведущей к дому Аделаиды Ванн Грэниус, показался самый настоящий принц. По крайней мере, именно так решил гном-дворецкий, который впервые увидел Арэта Эльт-Ма-Ри в окно гостиной. Ну а кем еще мог быть мужчина, облаченный в светлые одежды, щедро расшитые золотом? Красивый, статный, надменный… его словно окружал ореол силы и уверенности. Тугая белая коса доходила незнакомцу почти до колен, золотистый оттенок кожи свидетельствовал о том, что он выходец из Страны Песков, а оставленный у ворот экипаж говорил о благосостоянии нанимателя. Вот только что богатому иностранцу понадобилось в доме обычной феи?

Пока гном рассматривал незваного гостя, прячась за занавеской, тот окинул одобрительным взглядом пышно цветущие клумбы, затем щелкнул пальцами, поправляя с помощью магии бутон какого-то экзотического растения в зажатом под мышкой горшке, после чего соизволил позвонить в колокольчик. Гном забеспокоился: ему вовсе не хотелось быть тем, на кого обрушится гнев «венценосной особы», обнаружившей, что ее не ждут. К счастью, хозяйка перед отъездом позаботилась о возможных визитерах. На темной поверхности двери появилась светящаяся надпись, сообщающая, что госпожа фея отбыла в отпуск и по всем деловым вопросам просит обращаться через две недели. Вопреки ожиданиям затаившегося дворецкого иностранец бушевать не стал. Он чуть склонил голову, изучая послание, после чего насмешливо хмыкнул и… ушел. Когда экипаж беловолосого господина скрылся из виду, гном осторожно открыл дверь, взял оставленный на пороге горшок с цветком и отнес в холл до возвращения хозяйки.

Отсутствие Адель совершенно не удивило дракона. Напротив, чего-то подобного он и ожидал, иначе не отправил бы посылку с секретом, а преподнес подарок лично. Мужчина усмехнулся: еще бы, какой смысл в охоте, когда дичь испуганно жмется в угол и таращит полные ужаса глаза? Пусть побегает, попетляет, почувствует иллюзию свободы. Арэт вытащил из кармана черную четырехслойную пластину и, положив ее на колени, раздвинул слои так, что получился один довольно большой квадрат с изображением карты Тикки-Терри. По ней медленно двигался золотистый паучок, выдавая местоположение той, что носила его магическую паутинку, подцепив ее с внутренней стороны платья, подаренного драконом. Что там говорил Ритэр? Никакого насилия, колдовства, антимагических эликсиров и обмана в процессе игры? Хм… но разве крошечное поисковое заклинание – это обман? Всего лишь способ быстро разыскать особу, отправившуюся… Кстати, куда? Арэт мазнул кончиками пальцев по карте, изменив ее масштаб.

– Главная дорога в столицу… хм… – прищурившись, пробормотал он. – И что же ты там забыла, Киса? Уж не своего ли черно-розового эльфенка?

Усмехнувшись собственным мыслям, мужчина перенастроил поисковый артефакт на другую магическую сеть и, быстро определив, где находится пропавшая скрижаль, отправился за ней. Но и там его ожидала светящаяся надпись на входной двери, которая говорила о том, что хозяина не будет дома неделю или две. Дракон задумчиво потер подбородок, рассматривая фамильный особняк Грэниусов, затем развернулся и пошел прочь со двора. Ощущение дежавю не покидало его до самой гостиницы, где он временно остановился. Решив, что девчонка ему сейчас интересней артефакта, мужчина взял с собой необходимые вещи и отправился в лес за городом. Менять облик с человеческого на драконий Арэт Эльт-Ма-Ри предпочитал без свидетелей.

Легкий двухместный экипаж господина Грэниуса с запряженным в него ездовым зор-заром быстро катился по широкой дороге. Наведываться в столицу Дин не любил, но на какие только жертвы не пойдешь ради единственной дочери. О том, куда она направилась, он, естественно, знал. Он вообще много чего знал о жизни феи, которую не выпускал из виду с момента ее отъезда из родного дома. Именно Дин запретил многочисленным родственникам, считавшим девушку изгоем клана некромантов, досаждать ей. Его, как главу семьи, ослушаться не посмели. Избавив дочь от негативного внимания со стороны родни, отец терпеливо ждал, когда светлая фея, наигравшись в самостоятельность, наконец образумится и вернется под крышу родового поместья, чтобы развивать свой темный дар. Она не вернулась, и он был вынужден прибегнуть к нечестным методам для ее же блага. А потом пошло-поехало: подстава, суд, Тритэра[13], рабство и… помолвка дочери, о которой так мечтал Дин. Вот только с момента ее заключения свободного времени у Аделаиды стало заметно меньше, а странных друзей и разных проблем – больше.

Куда вообще смотрит ее жених?! Как можно доверить воспитание внуков тому, кто за невестой уследить не в состоянии? Да и Адель хороша! Что ей, спрашивается, дома не сидится? Ладно, дружка своего сопровождала в Иссэ-Терри[14], ну а теперь-то куда ее нелегкая понесла? В столицу? Зачем?! Неужели мамашина кровь дала о себе знать: авантюризм проснулся и тяга к приключениям на одно место?

Подумав о жене, некромант покосился на один из распечатанных конвертов, что лежали на соседнем сиденье, и кисло улыбнулся. Легка на помине! Послание от Кассандры ему доставили рано утром. Вопреки ожиданиям, на этот раз сбежавшая женушка просила не деньги и даже не портрет дочери… Спустя двадцать два года после их последнего скандала она вернулась к теме развода. Вот только радоваться Дин не спешил, так как давно привык к роли «вдовца». Да и веры этой авантюристке не было никакой. Однажды она уже обвела его вокруг пальца, используя редкий дар хамелеона и фальшивую родословную, чтобы выдать себя за потомственного некроманта с внешностью хрупкого ангела.

Красивая, умная… темная! Кэс идеально подходила на роль его жены, способной произвести на свет здорового наследника. Любил ли он ее? Наверно. Как любят хорошую вещь, которую долго искали и в конце концов приобрели. С нее сдувают пылинки, берегут, ею гордятся и любуются. Ровно до тех пор, пока не обнаруживается какой-то изъян, портящий все впечатление. Таким изъяном в Кассандре стала ее лживая натура. После родов дар хамелеона временно перестал действовать, и новоявленный папаша обнаружил, что жена его вовсе не некромант. Более того, ведьма умудрилась родить ребенка со смешанным светло-темным даром, что могло сильно осложнить будущее девочки. Как, впрочем, и вышло. Уязвленное самолюбие Дина требовало отмщения. Подавив в себе желание придушить супругу, он предложил ей развестись. Но Кэс отказалась, заявив, что любит его и никуда уходить не собирается. Тогда он окончательно вышел из себя и пообещал прикопать ее под кустом в соседнем лесу, чтобы оградить себя и свою дочь от позора. Видимо, угроза показалась Кассандре убедительной, ибо в одно прекрасное утро она исчезла, прихватив с собой все украшения, подаренные им, вместе с фамильными драгоценностями, которые передавались в семье Грэниусов по наследству. Решив, что лучше быть вдовцом, чем легковерным идиотом, Дин пустил слух о скоропостижной кончине своей благоверной.

На прощанье лже-некромантка оставила письмо с обвинениями, что муж разрушил жизнь ее и дочери, потому что из-за его гонора она вынуждена скитаться. Без малышки. Через полгода Дин получил второе послание, в котором Кассандра слезно умоляла супруга дать ей возможность вернуться к дочери. А еще через месяц не менее слезно просила выслать ей хорошие откупные за то, чтобы больше она к нему с подобными просьбами не приставала. Потом наступило затишье. Новые письма начали приходить лет шесть назад. Про деньги в них не было ни слова, Кассандру интересовала только Адель и ее жизнь. Либо у непутевой мамаши проснулся запоздалый материнский инстинкт, либо она разрабатывала очередной коварный план. Оба варианта Дину не нравились, поэтому он написал ответ, в котором поклялся прибить лгунью, если она сунет нос к нему или Аделаиде. Женщина оказалась достаточно благоразумной, чтоб держать свой симпатичный носик подальше от обоих… до сегодняшнего утра. Последнее письмо разительно отличалось от прежних. Мало того, что Кэс сама попросила развода, который не желала обсуждать все эти годы, так еще и обвинила Дина в натравливании любвеобильных зомби-ежиков на ее нового фаворита. Но не это зацепило мужчину больше всего. Как оказалось, беглая жена умудрилась где-то встретить Адель в обществе знакомого ей типа с сомнительной репутацией. Рыбак рыбака видит издалека, угу. А авантюристов и охотников за приданым возле своей дочери Дин терпеть не собирался. Потому и поехал вслед за феей в столицу. Впрочем… не только поэтому.

Второй важной причиной, побудившей некроманта сорваться с места, была Юми-эль. Та самая девочка-экзорцист, с которой он познакомился на кладбище. Дин криво усмехнулся, взяв в руки конверт, из которого торчал уголок счета, выставленного ему этой нахалкой. Эльфийка с даром мага душ – еще более дикое сочетание, нежели фея-некромант. Да и поведение девчонки ему соответствовало: совершенно не типичное, если не сказать – беспардонное. Расставшись с ней у ворот погоста, мужчина никак не ожидал, что бесцеремонной блондинке хватит наглости и ловкости проникнуть в его дом через окно, причем не в десять утра, как он сказал, а в шесть. Признаться, Дин впал в легкий ступор, когда сработала невидимая охранная сеть… в стороне, где располагалась его спальня. Не придержи он защитные чары, и одним экзорцистом в их мире стало бы меньше. Однако мужчиной завладело банальное любопытство: что эта мелкая зараза забыла в его доме? Поэтому он позволил ей беспрепятственно войти, то есть залезть в окно второго этажа, а потом как ни в чем не бывало вышел из ванной с полотенцем на бедрах и вопросительно приподнял бровь, взглянув на красноглазую малышку, фривольно расположившуюся в его любимом кресле.

Девочка… хотя какая она девочка в двадцать один-то год?! Просто худенькая, мелкая, оттого поначалу и произвела впечатление подростка. Впрочем, женщиной назвать эту бесовку мужчина тоже не мог. Женщины не смотрят на полуголых мужчин, как на пустое место, и не зевают так откровенно при этом.

Дин и сам толком не понял, что его задело больше: ее наглость или безразличие. Захлопнув дверь ванной комнаты, он потребовал от гостьи покинуть комнату. Она отказалась, кивнув на полоску рассвета за окном, и сообщила, что уже, мол, утро, а у них утром назначена встреча. Дальнейший диалог напоминал словесную перепалку, прикрытую вуалью холодной вежливости с налетом едва уловимой язвительности.

– Может, пройдете в кабинет и подождете меня там?

– Ну что вы, вдруг я заблужусь по дороге?

– А разве вы еще не заблудились?

– Не думаю. Разве что вы не господин Грэниус, а его двойник. – Эльфийка нарочито широко распахнула глаза в притворном изумлении. – То-то я смотрю: чего-то не хватает.

– Должно быть, одежды?

Девушка окинула некроманта оценивающим взглядом с ног до головы, словно только сейчас заметила, в каком он виде, после чего задумчиво протянула:

– Действительно… И вы собираетесь пойти в кабинет в полотенце?

– Можно и в полотенце, ведь это мой дом и мой кабинет. Но я предпочту надеть что-нибудь потеплее.

– Простите, Дин, – вздохнула гостья, став серьезной. – Но ваши переодевания, как, впрочем, и блуждания по дому, займут много времени, а я спешу.

– И вас не смущает то, что вы находитесь в спальне постороннего мужчины?

– Если вас не смущает, что в вашей спальне посторонняя женщина, то нет.

– А если смущает?

– Тогда должна сделать вам комплимент: у вас прекрасно получается это скрывать.

Некромант хмыкнул и покачал головой, Юми-эль неопределенно повела плечами и, чуть улыбнувшись, предложила наконец обсудить ее претензии к Грэниусам, то есть к наследнице этой семьи.

Если эльфийка своим неожиданным визитом хотела выбить мужчину из колеи, то она просчиталась. Смущение некроманту свойственно не было, а посему он снял полотенце, накинул на плечи теплый халат и, налив себе вина, устроился с фужером на диване напротив гостьи. Затем развернул довольно длинный счет, который она ему предъявила на кладбище, и поочередно высмеял все его пункты.

Действительно… что за чушь?! Кто дал этой пигалице право обвинять его дочь в срыве собственной свадьбы? Ах, Эмилли-эль письмо ей написал с извинениями и отказом от брака, объяснив свое решение тем, что любит Адель! И что из этого? Фея-то здесь при чем? Мало того, что она понятия не имеет о такой сильной привязанности эльфа, так еще и помолвлена с другим. Вот только как убедить в необоснованности претензий брошенную невесту, которая вознамерилась либо раскрутить соперницу на возмещение морального ущерба в денежном эквиваленте, либо разобраться с ней лично? И, судя по метательному ножичку, который она вертела в руках во время беседы, разборки эти ничем хорошим для Аделаиды не закончатся.

Проклятые экзорцисты! Верно девчонка сказала тогда – выродки они и есть. Причем все! Не зря их считают изгоями среди магов. Носители подобного дара – самые опасные существа в мире. Именно поэтому они имеют собственный кодекс, а их действия строго контролируются стражами порядка. Не приведи Эраш, кому-то из магов душ нарушить установленные правила. Наказание – смерть. Экзорцистов уважают, боятся и… обходят стороной, но каждый раз при обнаружении демона в человеческом теле вызывают через кристалл связи для работы. Магу душ достаточно открыть метку Эраша и снять с нее защиту, чтобы все живое вокруг стало мертвым, а принудительно изъятые из тел души отправились на суд богов. Уровень силы экзорциста равняется радиусу действия божественного света, который излучает метка, а профессионализм – умению этот радиус контролировать, не забывая параллельно зачитывать слова изгоняющего заклинания. В остальном этот дар открывается в подростковом возрасте, изменяя первоначальный рисунок Эрашева клейма, и не дает своему обладателю никаких других преимуществ. Юми же, судя по поведению на кладбище, компенсировала недостаток магических талантов физическими тренировками и работой с оружием вроде световых плетей или ножей. Впрочем, щит от нежити у нее тоже неплохо получился – значит, кроме дара экзорциста девчонка имеет и другой. Наверняка светлый. Что еще ожидать от эльфийки, пусть и необычной? И зачем Эмиль свадьбу отменил? Он в своем нынешнем образе и эта бесовка с красными глазами были б отличной парой.

– Что ж, я надеялась, что мы найдем общий язык, – вырвал Дина из размышлений голос девушки. – Но на нет и суда нет. Придется все решать самой. – Она поднялась и, запустив нож в косяк за спиной некроманта, недобро улыбнулась: – Это вам на память, господин Грэниус. Прощайте.

– Юми-эль, – легко выдернув клинок, мужчина повертел его в руках, рассматривая орнамент на рукояти, – будьте хорошей девочкой, не переходите дорогу злому дяде, который очень не любит, когда угрожают его любимой дочери.

– Какое совпадение! – спокойно расправляя складки очередного черного платья, проговорила блондинка. – Хорошая девочка тоже не очень любит, когда ей угрожают, – вздохнула она, поглаживая широкий пояс с вышитыми на нем черепами. Подумайте над моим предупреждением, Дин. А мне пора. – Эльфийка, ловко перепрыгнув через подоконник, обернулась на карнизе: – Удачи вам!

– О нет, юная леди, удачу оставьте себе, – наблюдая за девушкой поверх фужера, отозвался некромант. – Она вам пригодится в ближайшее время. Ведь если хоть один волос упадет с головы моего белокурого сокровища, я не стану долго искать виноватых.

– Тогда до встречи, – без тени страха в прищуренных глазах ответила Юми и скрылась за окном.

– М-да… – протянул мужчина, восстанавливая на время отключенную защиту дома. – И о чем только думает Нир, пока его невеста обрастает недоброжелателями?

Эта мысль беспокоила некроманта тогда, она же занимала его и сейчас. Помянув будущего зятя парой крепких словечек, он решил все-таки дать ему еще один шанс. Кто знает, вдруг парень просто не в курсе, что некоторые особи женского пола нуждаются в постоянной защите и присмотре.

Набросав язвительную записку, Дин сложил ее в маленький квадрат и опустил в серебряную табакерку, подаренную женихом дочери. Оттуда послание должно было немедленно попасть к Ниру, на что отец, озабоченный судьбой своей наследницы, и рассчитывал. Отправив весточку, он сгреб в кучу конверты с требованиями двух таких разных, но одинаково опасных женщин и небрежно бросил их в дорожную сумку, после чего откинулся на мягкую спинку кресла и посмотрел в окно кареты. Путь до столицы неблизкий, а утро выдалось даже более утомительное, чем ночь. Дин вытянул ноги и закрыл глаза в надежде уснуть, но тихий щелчок оповестил его о том, что пришел ответ от Нира. Достав записку и прочитав ее, некромант насмешливо хмыкнул, немного подумал и принялся строчить очередное послание.

Глава 21

Адель уже полтора часа пыталась заснуть. Но тело после мягких подушек кареты в отдыхе не нуждалось, а голова упорно отказывалась сдаваться в плен сновидениям. Как назло, в этой унылой гостинице заняться больше было нечем. Дневник и справочник по шифрам отобрала Жози, заявив, что не намерена терпеть сонную красноглазую подругу всю дальнейшую поездку. Других книг на постоялом дворе, увы, не нашлось: гостиница, будучи довольно небольшой, библиотекой не располагала. Выйти погулять в одиночестве после полуночи фея побоялась: тут не имение с личным садом, поэтому юным девам дышать ночным воздухом рекомендовалось только с вооруженной охраной. Даже комнатных цветов для экспериментов в номере не оказалось! Девушка, в сотый раз пройдясь из угла в угол, раздосадованно плюхнулась на кровать и вздохнула. Что ж, придется лечь спать… Она закрыла глаза, привычно обняла Мурзика и… резко села, радостно глядя на игрушку! Спустя десять минут усердных раздумий и пять забракованных черновиков, фея поместила в почтовое сердечко записку и стала ждать ответа.

– Мяв! – раздалось через минуту.

Девушка с воодушевлением развернула листок и помрачнела. На обратной стороне тщательно составленного ею послания с целой кучей завуалированных вопросов и тонких намеков красовалось всего три слова: «Цветочек, пора спать!»

На второе письмо времени ушло куда меньше, как, впрочем, и вежливых слов.

У Нира жутко болела голова. Ему хотелось уткнуться лицом в подушку и на сутки забыться. Ну или хотя бы до утра! Весь день до самой ночи темный мотался по стране и за ее пределами. И пусть сегодня Двуликий брал за проход через Тритэру не больше обычного, зато самих проходов было слишком много.

Первая записка от будущего тестя застала Нира, когда он открыл дверь в имение Адель, рассчитывая там как следует отдохнуть. Но ни девчонки, ни ее сумасшедшего эскорта на месте не оказалось. Зато гном, выгуливающий крылатых псов, с удовольствием пояснил бывшему слуге, куда отправилась хозяйка. Вычислив с помощью магического браслета местоположение невесты, Нир взвесил свои шансы на то, чтобы ее догнать, не прибегая к помощи шута. Понял, что ночной тряски в нанятом экипаже он просто не вынесет, и, снова обратившись к Духу Игры, совершил короткий переход из чудесного имения феи в придорожный городишко, примечательный только тем, что именно там остановились на ночлег Аделаида и компания. Но приключения на этом не закончились. Чтобы в столь поздний час занять комнату по соседству с девушкой, жених полчаса договаривался с парочкой оболтусов об обмене номерами, приправив увесистым кошельком слезливую историю о супружеской измене, доказательства которой он якобы собирал. Самое мерзкое – последний на сегодня заход в Тритэру пришлось сделать именно из этой комнаты на постоялом дворе, а сил как следует закрыть портал по возвращении, уже не оказалось. Благодаря чему проклятый Мастер Лжи получил редкую возможность высунуть свой длинный нос в мир живых. К счастью, дальше номера игра его не пустила, но Ниру хватило и этого.

– Что ты задумал? – поинтересовалась каменная горгулья, выглядывая из темноты ванной комнаты, которая сейчас больше напоминала заброшенный сад, ибо находилась на границе двух реальностей.

– Сделай одолжение, исчезни! – скривился мужчина и захлопнул дверь перед носом очередного воплощения Двуликого, после чего, шатаясь, побрел к кровати.

Но стоило ему опуститься на мягкие подушки, как скрипнул большой шкаф, стоящий у стены, и из-за приоткрывшейся дверцы показалась грустная физиономия шута. Она моргнула густо подведенными глазами и, выдавив слезу, заныла:

– Ну что-о-о? А? Хочешь внеплановую игру организовать? А я? А как же я? Возьми меня в дело-о-о…

– Отстань, Твегги![15] – швырнул в него подушкой Нир. – Ничего я не хочу! Уже…

Мгновение вожделенной тишины нарушило мурлыканье почтового кулона.

– Твою ж… – раздраженно зашипел темный, расстегивая камзол и верх рубашки.

Не успел он достать записку, как голова шута снова показалась из недр полупустого шкафа.

– Это от нее, да? – с жадным любопытством спросил Дух Игры. – Ну скажи-и-и! Ты на ней планируешь заработать? А как?

В «собеседника» полетела вторая подушка, но тот ловко ушел с линии атаки. Отослав краткий ответ Адель, Нир поднялся с кровати, плотно прикрыл дверцу шкафа и отправился в ванную, надеясь смыть хоть часть усталости. Распахнул дверь, посмотрел на сад с улыбающейся во всю пасть горгульей, притворил дверь. Постоял несколько секунд, прислонившись лбом к ее прохладной поверхности, прошептал парочку изгоняющих заклинаний и, решительно дернув за ручку, вошел наконец в обычную ванную комнату. Ему удалось всего раз ополоснуть лицо холодной водой, прежде чем из сливного отверстия выскользнула тонкая струйка разноцветного тумана, которая быстро материализовалась в верхнюю часть туловища Двуликого. Дух уцепился обеими руками за лацканы мага и провыл: «Ну, Ни-и-ир! Поговори со мной! Мне та-а-ак одиноко!» Из его правого глаза текли крупные черные слезы и с громким «плюх» разбивались о дно белой раковины.

– Твое одиночество, Твегги, только твоя вина! – буркнул темный и с силой затянул на шее шута сорванное с крючка полотенце. Тот мгновенно закатил глаза, посинел, вывалил наружу распухший язык и растаял в разноцветной дымке, которая исчезла там же, откуда и появилась. – Демонов актер, – пробормотал Нир, возвращаясь в спальню.

Однако уснуть ему опять не дали. Не успел он вытянуться на кровати, подложив под голову собранные возле шкафа подушки, как начался дурдом. Этот поздний вечер или, скорее, ранняя ночь были просто созданы для того, чтобы проверить на прочность нервы одного отдельно взятого темного мага. Вездесущий Дух Тритэры, пользуясь относительной свободой и безнаказанностью, лез изо всех щелей и, как не в меру любопытная сплетница, доставал собеседника вопросами и нытьем. Его монотонному: «Нир, а что ты задумал? Нир, а куда ты сегодня ходил? Нирушка, ты же поделишься с дядюшкой Твегги?» – вторило не менее раздражающее мурлыканье почтового кулона. «Семейная переписка» доводила темного ничуть не меньше, чем приставания Двуликого. Послания от Дина были короткими и ехидными, да и невеста с каждым новым письмом все больше забывала о вежливости, зато вспоминала о том, что обсуждать ее жених совершенно не желал.

«Так вся эта суета вокруг Адель возникла еще и под твоим присмотром? Возможно, стоит пересмотреть методы?» – пришло от отца Адель.

«Тебе доставляет удовольствие делать из меня дуру? Я устала от твоих недомолвок! Немедленно отвечай!» – написала она сама.

– Да продай ты ее дракону! – предложила зеленая обезьяна, высунувшись из ящика прикроватной тумбочки. – Все бабы – стервы.

Раздраженно рыкнув, Нир сел на постели, резко задвинул коленом ящик с обосновавшимся там Духом Тритэры, после чего вырвал из блокнота лист и взял в руку карандаш. Как следует запечатать портал игры он не мог физически, но и терпеть поведение шута сил больше не было. Он мрачно пообещал притихшему Твегги лет на пять забыть про Тритэру и, едва не проколов грифелем бумагу, нацарапал на листе: «Адель, если тебе самой нечем заняться ночью, не мешай тем, кто занят!»

В комнате наконец-то воцарилась долгожданная тишина. Нир стянул с себя давно расстегнутый камзол и швырнул его в обиженно надувшегося Двуликого, который предусмотрительно засел в баре между бутылок – подальше от раздраженного темного. Мужчина хмыкнул, довольный молчанием Духа, и, не снимая штанов и рубашки, завалился на кровать. Блаженно смежив веки, он повернулся на бок и подгреб под себя подушку, а вместе с ней и что-то еще. Темный резко открыл глаза и с недоумением уставился на Мурзика, крепко перевязанного синей лентой. Пару минут Нир тупо смотрел на возникшую из ниоткуда игрушку. Потом сопоставил это загадочное появление с утренней посылкой от дракона и скрипнул зубами. Несколько уверенных движений пером по плотной бумаге – и синяя почтовая лента вместе с посланием отправилась к хозяину.

– Ни-и-ир… – начал было Двуликий, решивший, что Мастер Иллюзий передумал спать, но тот молча взял плюшевого котенка и выскочил вон из номера, хлопнув напоследок дверью. – Хм… – Дух в образе зеленой обезьяны задумчиво почесал затылок, глядя красными глазами на опустевшую комнату. – Говорю же… все проблемы от баб! Вот и фея эта… Отдохнуть бедному парню не дала. Эх! – махнул он лапой и, прикрыв за собой дверцу бара, вернулся в мир Тритэры, который встретил его роем серебристых бабочек.

Адель сидела на кровати, обняв подушку, и чуть не плакала. Прошло всего пять минут, как девушка, взбесившись, отправила Мурзика дарителю, а ей уже не хватало игрушки. Ну зачем, зачем она это сделала? Подумаешь, представила, чем именно, а вернее, кем занят среди ночи молодой мужчина! Зная Нира, можно было предположить любой вариант: от заваривания чая новому хозяину до разграбления государственной казны. А не только тот, который пришел ей в голову. И откуда взялась эта глупая ревность? Обиделась, вспылила… и что теперь?! Осталась без средства связи с проклятым темным! А как заснуть без любимой игрушки? На глаза феи навернулись слезы. Прав был Эмиль! Наверняка на Мурзике были какие-то чары, вызывающие зависимость. Ведь глупо так убиваться по плюшевому котенку.

Возле двери послышался какой-то шорох. Адель повернула голову и нахмурилась: в замочную скважину тонкой струйкой сыпался белесый песок. От образовавшейся на полу «лужицы» вверх взметнулись язычки призрачного пламени. Комнату вмиг заволокло дымкой. Веки девушки потяжелели, в теле появилась слабость. Адель моргнула, пытаясь удержаться на грани сна. С тихим скрипом открылась дверь, и в окутанную туманом комнату шагнула высокая фигура.

– Нир? – сонно спросила Адель у приближающегося человека. – Это ты?

– Это сон, маленькая госпожа! Очередной сон, – раздался голос темного, а потом из белой завесы вынырнул и его обладатель. По щеке девушки скользнули его прохладные пальцы, стирая следы недавних слез. – Ты плакала, малыш? Что-то случилось? – Слова Нира доносились до девушки словно издалека и были непривычно тихими и ласковыми.

– Я Мурзика потеряла! – по-детски всхлипнув, ответила фея.

– Разве? – удивился мужчина. – Да вот же он! – Ладони девушки привычно сжались на мягких боках игрушки. – Тебе просто приснилось, цветочек! Спи…

– Приснилось? – шепнула Адель, послушно опускаясь на подушку под мягким давлением мужских рук. – И ты тоже… мне снишься?

– Конечно! – сев рядом, сказал мужчина. – Ты же просила навещать тебя почаще… во сне.

Девушка счастливо улыбнулась и, покрепче прижав к себе недавнюю потерю, закрыла глаза.

Когда дыхание Ады выровнялось, Нир аккуратно переложил ее к стенке и, разувшись, лег рядом. Вот теперь действительно можно было нормально поспать. Ради нескольких часов покоя даже целой горсти лунной пыли[16] не жаль. И пусть Двуликий хоть песни в соседней комнате горланит, хоть на люстре вниз головой висит, пределов номера он покинуть не сможет, а утром и силы закрыть портал появятся. Теперь главное – проснуться вовремя и уйти до того, как очнется от навеянного сна фея. А то испугается еще, обнаружив в своей постели настоящего жениха, а не плод ночных грез.

Темный повернулся на бок и заправил светлую прядь за ушко девушки. По ее бледной щеке скользили причудливые тени от еще не истаявшего колдовского тумана, а подбородок, видимо для большей надежности, прижимал к плечу ухо Мурзика. Глядя на нее, Ниру захотелось плюнуть на свой маскарад и продолжить путешествие без личины рыжего. Ну или хотя бы проинформировать невесту о своей вынужденной маскировке. «Рассказать или нет?» – над этим вопросом он думал несколько минут, а потом решил позволить девчонке самой догадаться, кто есть кто. Раз ей так нравится играть в сыщика, что ж… пусть развлекается.

Улыбнувшись собственным мыслям, мужчина притянул к себе спящую фею и, обняв ее так же крепко, как она игрушку, поцеловал в макушку. Вот когда спит, самый настоящий цветочек, трогательный и беззащитный… только уж слишком благоухающий. Благоухающий? Нир приподнялся и окинул взглядом комнату. На тумбочке возле кровати красовался роскошный букет дорогих цветов, туго перетянутый синей лентой. Темный встал, прошипел что-то не совсем приличное и, вытащив из-под банта приложенное к подарку письмо, прочел:

«Моя дорогая Аделаида, я весьма впечатлен Вашими художественными талантами, но смысл послания, увы, не уловил. Надеюсь на пояснения при личной встрече, которая непременно состоится в самом ближайшем будущем.

Искренне Ваш, Арэт».

– Вот что может быть непонятного в этом? – буркнул Нир, сложив пальцы в хорошо известном всем жесте. – Может, надо было нарисовать карту путешествия к Эрашевой бабушке и подписать пункт назначения? Тогда бы точно понял, – развязывая ленту, раздраженно процедил он.

Оконная рама со скрипом распахнулась, и букет ароматных филерий с тихим шелестом полетел вниз. А синяя лента, после недолгих раздумий темного, отправилась в карман спящей феи. Ведь это был всего лишь сон, а значит, почтовый артефакт должен также быть на месте, как и отосланный с ним котенок.

Илоланта, выбравшаяся во двор поразмять кости, задрав голову, разглядывала фасад гостиницы и гадала, откуда именно выбросили охапку жутко вонючих растений, которой она только что схлопотала по макушке. Великолепное ночное зрение зор-зары мгновенно выхватило мужчину, захлопывающего створки окна. И все бы ничего, если б это окно не располагалось в комнате Адель, а у незнакомца на запястье не светилась серебристая вязь узора, характерная для брачного браслета. Лола хитро прищурилась и игриво подкинула лапой один из выброшенных цветков. Находиться в компании феечки становилось все интереснее.

Глава 22

Адель вяло ковыряла вилкой в тарелке и старалась не смотреть на сотрапезников. Они все… все ее раздражали. Лола, сидящая за столом с цветочком в когтистой лапе, нервировала дурацким хмыканьем. Жози – многозначительными гримасами. Рыцарь – тем, что перед ним опять, непонятно почему, было ужасно стыдно. А рыжий… рыжий раздражал уже одним только фактом своего существования, не говоря уже о присутствии за завтраком.

Рано утром это кудрявое чудовище, появлению которого не удивился даже Ирвин, приветственно раскинуло руки навстречу фее в холле у лестницы, как раз когда она уже всему нашла объяснение. И чересчур сильно смятой кровати (спала беспокойно), и тяжелому, дурманящему запаху филерий (кто-то по коридору пронес – вот и просочился аромат под дверь), и странному явлению жениха во сне (не в первый раз), и даже наличию Мурзика на своей подушке (ну не могла же она, в самом деле, его Ниру отослать?!). Все было понятно, кроме одного: в распахнутом вороте рубахи Ритэра красовался тяжелый серебряный медальон. Точно такой же, как тот, что таинственно мерцал в лунном свете на бледной коже Нира, приснившегося ей ночью. Что это? Игры подсознания, пытающегося объединить двух столь разных мужчин, которые одинаково ее бесили? Или все-таки обман? А если обман, то кто обманщик: Нир, Ритэр или собственные зрение и разум? Допустим, воображение сыграло с ней дурную шутку и наделило образ жениха приметой надоедливого рыжего. Но почему медальон? Фея никак не могла вспомнить, был ли он у Тэри раньше или появился этим утром. Как не могла с уверенностью утверждать наличие или отсутствие перстня на пальце жениха – такого, который носил алхимик.

Масла в огонь размышлений щедро плеснула Жозефина, ехидно поинтересовавшись, что это господин Вестмар делал ранним утром в комнате госпожи Грэниус? Адель, как раз пытавшаяся если не поесть, то хоть чаю выпить, при этих словах подавилась и закашлялась. Рыжий же, невинно похлопав ресницами, пояснил, что ошибся дверью: заглянул на секунду, увидел, что комната не его, и проследовал к себе, в соседнюю. А все прочее – не что иное, как домыслы неких особ с чрезмерно развитым воображением и странными представлениями о приличиях. Пока Тэри, смеясь, уворачивался от попыток Жози отвесить ему подзатыльник, а фея отмахивалась от стакана с водой, услужливо поднесенного Ирвином, пасть открыла Илоланта. Демонстративно понюхав порядком измятую веточку филерии, зор-зара чихнула и, почесав коготком нос, спросила, не знает ли кто-нибудь, что за не в меру расточительная личность пыталась ночью засыпать двор цветами?

Услышав странный вопрос, рыжий на миг замер, недобро прищурившись, и тут же схлопотал от ведьмы по уху. Рыцарь нахмурился, вперив тяжелый взгляд в алхимика, но промолчал. Фея взглянула на цветок в лапе Лолы, затем на медальон на загорелой груди Тэри и вздохнула. Мог ли этот прохвост прийти к ней в комнату под видом Нира? Возможно, если нашел способ наложить качественную иллюзию. Но ведь для этого он, как минимум, должен знать, как выглядит темный! А если они знакомы, и жених, отправляясь в неведомые дали, с присущей ему странной заботливостью приставил к ней опекуна? Да нет же, нет! Как-то не соответствует это все поведению Ритэра. Вернее, соответствовало бы, если бы не одна маленькая деталь – поцелуй в купальне. Так какой смысл Тэри прикидываться Ниром? Никакого! А если наоборот? Если это Нир изображает из себя алхимика? Пф… глупости!

Адель снова вздохнула. В полусне она еще могла не заметить неизбежные огрехи иллюзии: голос, пропорции, – но в ярком свете дня спутать высокого, худощавого, бледного Нира с мускулистым парнем, который ниже его на полголовы? Абсурд! Всем известно, что при помощи магической маски можно подправить черты лица, цвет кожи, глаз и волос, но уж никак не рост и комплекцию! На подобное способны только магистры с врожденными данными иллюзионистов, а обладающие этим даром очень редки. Или все-таки…

Фея рассеянно изучала расставленные на столе блюда, в поле зрения попала рука Тэри, потянувшегося за яблоком. Из-под манжеты на миг выглянула белая вязь брачного браслета. Девушка моргнула. Показалось или нет? Хотя даже если нет – рыжий ведь тоже помолвлен. Ада скользнула взглядом по рукаву к распахнутому вороту рубашки, задержалась на медальоне и посмотрела мужчине в глаза. Светло-серые! Адель ущипнула себя за руку – правый глаз алхимика позеленел и подмигнул фее.

– Что высматриваешь, красавица? – усмехнулся рыжий и надкусил яблоко.

Девушка непроизвольно разжала пальцы, выронив вилку. Раздавшийся от ее падения звон вывел фею из состояния полутранса. Ритэр, недоуменно вздернув брови, как ни в чем не бывало таращил на нее свои ярко-зеленые глазищи.

«Надо поесть! Срочно! – подумала Ада и снова подвинула к себе тарелку. – А то уже галлюцинации от голода начались. Или все же…»

Вот это «все же» девушка и решилась прояснить часом позже: перед тем, как отправляться в путь. Ну и пусть рыжий покрутит пальцем у виска, он и так о ней не слишком высокого мнения. Но лучше она задаст прямой вопрос, чем сойдет с ума, гадая, померещилось ей или нет, было или не было и что вообще происходит.

Адель положила Мурзика на сиденье кареты рядом с Жозефиной, сказала ведьме с Лолой, что сейчас вернется, после чего развернулась и решительно зашагала к Тэри, спускавшемуся с крыльца гостиницы с сумками в руках. Но не успела она преодолеть и пары метров, как взмыла в воздух, подхваченная сильным лапами, покрытыми золотистой чешуей.

Закат был прекрасен: тонкие полоски нежно-розовых облаков медленно-медленно плыли над темным лесом. Они ярко выделялись на фоне оранжевого неба и багрового солнца. Высоко в небе уже появился полупрозрачный силуэт луны. Все это великолепие было превосходно видно с черепичной крыши, на которой сидела фея. Волосы ее, светлые, с платиновым отливом, собранные утром в строгую прическу, давно растрепались, а все шпильки растерялись во время полета. В метре от Ады лежал пестрый ковер, на котором, закинув руки за голову, развалился Арэт. На подносе, парящем между девушкой и драконом, на фарфоровых тарелках возвышались горки фруктов, стояла открытая бутылка вина. Того самого, цвет которого Адель сравнивала с заходящим солнцем, держа хрустальный бокал в вытянутой руке.

В воздухе витал тонкий аромат розовых лепестков, устилавших потемневшую от времени черепицу. Адель вдохнула поглубже и улыбнулась. Пожалуй, этот день можно смело считать одним из самых… красивых в ее жизни! Именно красивых! Все – начиная с той минуты, когда дракон опустился на лужайку за городом и предложил кипящей от возмущения фее прокатиться на его спине, и до этого ужина с видом на угасающее светило – было просто восхитительно. Леса и деревеньки далеко внизу, пушистые облака, кажущиеся близкими, и эта крыша старого замка, где путешественников ожидали сумки со снедью да корзина, полная белоснежных роз, – чем не сказка среди скучных будней?

Так шикарно за Аделаидой никогда еще не ухаживали. С одной стороны, ей очень нравилось быть объектом подобного внимания, с другой – она прекрасно понимала, что блестящее умение Арэта так быстро все устроить и предусмотреть выдавало богатый опыт в организации подобных мероприятий. И это понимание мгновенно превращало волшебную сказку в четкую, выверенную и отработанную схему, в тонкий расчет.

Комплименты, слетавшие с губ сладкоречивого кавалера, околдовывали и настораживали одновременно. А легкие, словно случайные прикосновения прядей к ее шее при полном отсутствии ветра слишком уж походили на ласковое поглаживание. Все это было так изящно, так чарующе… Так невероятно романтично! Вот только фею не оставляло смутное ощущение подвоха, а в каждом слове и жесте беловолосого мужчины ей мерещился некий изъян. Несмотря на его старания, она чувствовала себя не объектом искреннего восхищения, а мышью в кошачьих лапах. Вернее, в драконьих. Но что именно стало причиной такого восприятия, девушка не знала. Может быть, пронзительный взгляд синих глаз, пристально следящих за каждым ее движением, а может, и обычный для Арэта ход – решить все разногласия сделкой.

Еще месяц назад, оказавшись в подобной обстановке с галантным, несомненно, красивым и привлекательным кавалером, к тому же наделенным светлым даром, Адель была бы в восторге. Теперь же принадлежность дракона к светлым магам вызывала у девушки подозрительность. Как же так? Когда полярность магии перестала иметь для нее решающее значение? После того «милого» старичка, что подставил ее с заказом? Или после знакомства с Жози? Как получилось, что, путешествуя в компании троих темных, она ощущает себя увереннее, чем в обществе одного светлого?

Фея поставила недопитый бокал на поднос и расстегнула сумку, желая взять в руки Мурзика, но в самый последний момент засмущалась. Выглядеть перед Арэтом маленькой девочкой с плюшевой игрушкой в обнимку она не хотела. Девушка поднялась и уверенно направилась к краю ската, где лежала ее туфелька, соскользнувшая с ноги некоторое время назад. Упасть фея не боялась: с первых минут полета она поняла, что дракон прекрасно управляет потоками воздуха и не позволит ей разбиться ни в небесах, ни на крыше. Воздушный барьер, обрамляющий кровлю, надежно защищал как от порывов ветра, так и от неосторожных шагов.

Адель хотела подобрать свою «лодочку», но блондин, бесшумно подошедший сзади, опередил ее и, встав на одно колено, подал ей потерянную вещь. Девушка покраснела, испытав чувство неловкости и от его поступка, и от проницательного взгляда, синего-синего, как небо ясной осенью, и такого же манящего. Когда их глаза встречались, фее всегда было не по себе. И нынешний случай не стал исключением. Поэтому, желая скрыть смущение, Адель, быстро обувшись, принялась в сто первый раз изучать окрестности. Действительно Лощина Грез! Особенно сейчас, в красноватых лучах догорающего заката и в клочьях наползающего с болот тумана.

– Так где здесь Сонные Топи? – спросила фея.

Потоки теплого воздуха, словно ладони, обхватили ее лицо, повернули его вправо и, соскользнув, легли на плечи.

– Вон там, за холмами! – лениво протянул Арэт, вставая. – А если присмотришься, то, может, и замок, который так тебя интересует, увидишь! – добавил он. – Ты еще не передумала посещать эти руины? А то я знаю места куда более интересные и гостеприимные…

Адель не передумала. Идея наведаться в замок бывшего хозяина Нира пришла ей сразу, как только дракон заикнулся о том, над какой местностью они пролетают.

– Ты обещал! – нахмурилась девушка. – День, который я согласилась провести с тобой в обмен на это обещание, подходит к концу. Отнеси меня в дом на Сонных Топях, а утром верни к друзьям, как и договаривались.

– Так я ведь не отказываюсь! – усмехнулся мужчина, тоже вглядываясь в даль. Он встал в некотором отдалении от девушки, прекрасно помня об опасности, которую представляет ее брачный браслет. – Просто предлагаю выбрать другое время. Бродить по развалинам ночью… Вот завтра утром…

– Я тороплюсь! Утром я должна присоединиться к Жози!

– Как пожелает прекрасная дама! – шутливо поклонился Арэт. – Всегда мечтал побродить с красивой девушкой по заброшенному дому лунной ночью. Жаль, что за руки подержаться не удастся! Может, все-таки выпьешь пару капель эликсира?

– Нет, – устало вздохнула Адель. – Ты уже пятый раз за день предлагаешь! Не надоело?

– Твое недоверие ранит меня в самое сердце! – театрально прижав руки к груди, воскликнул дракон.

– Да при чем здесь недоверие?! Просто я не хочу оказаться без магии в незнакомом месте! – рассудительно ответила фея, а про себя подумала, что кроме терпимости к темным она, похоже, приобрела и способность беззастенчиво врать.

Глава 23

У Нира опять болела голова. Но на этот раз дело было не в постоянных перемещениях через Тритэру, а в безрезультатных попытках посмотреть на окружающий мир глазами плюшевой игрушки. Наделяя котенка почтовой функцией и магическим зрением, темный явно не рассчитывал на столь многократное их использование, иначе непременно озаботился бы тем, как свести к минимуму затрачиваемые на это усилия. А то весь вымотался уже, стараясь узреть свою фею в компании обнаглевшего земляного… то есть песчаного червяка. М-да… Весьма неприятное ощущение – чувствовать себя рогоносцем. Накаркал, что ли, вчера вечером, уговаривая бывших постояльцев уступить ему комнату? В очередной раз прикрыв глаза, Нир узрел темноту и тяжело вздохнул. Девчонка так и не вытащила отправленного ей котенка из дорожной сумки. Ну что за… глупая маленькая госпожа!

Увидев, как утром мерзкий ящер похитил у них из-под носа Адель, темный раздосадованно бросил сумки и уселся прямо на крыльце гостиницы, хмуро следя за тем, как Золотой дракон уносит его невесту в облака, а она даже не кричит. Признала, видать… и не испугалась. Мысли о благосклонности девчонки к похитителю только добавляли масла в огонь его испорченного настроения. Нир сознательно приглушил действие ее брачного браслета, боясь, что чешуйчатый оборотень от особо сильного магического удара выронит хрупкую ношу. Все, что ему оставалось, – ждать. Ждать и думать, как разрешить ситуацию, чтобы и Ада не пострадала, и Арэт остался в проигрыше. Размышляя на данную тему, мужчина даже ухом не повел, когда рыцарь, картинно развернув своего белоснежного зор-зара, рванул в погоню за драконом. Нир полностью разделял мнение Жозефины, орущей вслед Ирвину, что догнать летающего ящера по земле невозможно. Разделял, но молчал, ибо вопить на весь двор, как эта ненормальная девица, не собирался.

Он задействовал одну из функций браслета и без труда отследил направление, в котором «червяк» унес украденную невесту. Вот только кидаться следом мужчина не спешил. Пешком их не догнать, через игру… хм… вряд ли Арэт потащил фею в такое место, где есть хоть одна дверь. А опыта переходить из мира Иллюзий в мир Живых другим способом у темного мага пока не было. Понятно, что все когда-нибудь случается впервые. Но желания опробовать на своей шкуре торжественный выход из облака у Нира пока не наблюдалось. Ада с драконом, конечно, впечатлились бы его неожиданным появлением в небесах, но их удивленные физиономии точно не стоят его скоропостижной кончины. Управлять потоками воздуха, чувствуя себя в небе как рыба в воде, – привилегия драконов. Нир же со своим темным даром максимум на что способен – так это на кратковременную левитацию в метре-двух над поверхностью земли. Поэтому немедленное возвращение феи обратно отменялось. Разве что больной на всю голову лектор умудрится каким-то чудом разыскать чешуйчатого вора и отвоюет у него девицу. Что ж… флаг ему в руки и копье туда же. Он же рыцарь, который никогда не проигрывает? Вот и прекрасно! Глядишь, одним претендентом на расположение маленькой госпожи меньше станет. А лучше двумя! Кто сказал, что Ирвин Ма-Магни не может стать героем-освободителем посмертно?

К сожалению, не стал. Как и предполагалось, дракона он не догнал. Зато догнал экипаж, в котором в столицу ехали Ритэр, Жози и Лола. Сначала над каретой появилась белая сова, что-то прокричала, сделав почетный круг, и снова скрылась за деревьями, а примерно через полчаса раздался топот мощных лап ездового зор-зара. Путешественникам даже пришлось остановиться, чтобы остудить пыл разгневанного рыцаря, решившего получить официальное разрешение у короля на истребление песчаных драконов. Ну или хотя бы одного из них – того, что крадет средь бела дня невинных дев. Правда, записка от феи, которую получила Жозефина минут через пятнадцать после похищения, его немного успокоила. В принципе, она успокоила не только его, но и всех остальных. Сообщив спутникам о том, что с ней все в порядке и что она присоединится к ним сразу, как только сделает одно важное дело, Адель велела ведьме не искать ее, используя какую-то странную «железку с нарисованной палочкой и дымом». Вместо этого фея попросила переслать ей сумку с вещами и котенка. На что Илоланта заявила, мол, котенок – это она, после чего потребовала завязать себе на шее синий бант. Тот самый, которым было опоясано письмо Аделаиды. Жози насмешливо хмыкнула, а Нир в подробностях расписал надувшейся зор-заре, как ему неохота собирать части ее тела по всей округе и доставлять их потом Итану Эльт-Ма-Грогану. Ибо крупная фигура «пантеры» несколько не подходит под описание «не слишком тяжелых предметов», а посему есть большая вероятность, что Ада получит вместо целой зор-зары только ее голову с бантиком. И если саму Лолу сей факт не сильно смущает, то за психику юной феи мужчина искренне беспокоится. Поэтому вместо большой кисы он отправит ей маленькую… и беленькую. С этими словами Нир засунул в подготовленную ведьмой сумку Мурзика и собственноручно затянул вокруг посылки почтовую ленту.

С того момента прошло уже часов девять… Или все десять? А девушка так и не удосужилась достать игрушку из сумки. Чем же она там занята, что ей нет дела до плюшевого любимца?! Неприятные мысли затопили сознание мужчины, разжигая уснувшую было злость. Нир едва удержался от того, чтобы активировать искусственную привязанность невесты к подаренному им котенку. А удержавшись, с горькой усмешкой подумал, что ревность – мерзкое чувство, которое будоражит воображение и провоцирует поспешные выводы. Как бы ни был хитер Золотой дракон, фея тоже не дурочка. Да и не станет Арэт калечить ей жизнь, используя нечестные методы соблазнения. А если и станет, то защитные функции браслета никто не отменял. Так что нечего психовать раньше времени! Надо просто подождать… еще… час, два, сколько угодно. Рано или поздно дракону придется привести Аду в какое-нибудь помещение. Не заставит же он объект своей симпатии ночевать под открытым небом?!

От мысли, что заставит, Нира передернуло. Его нежной девочке нельзя ночевать на улице! Лето уже на финишной прямой, ночи холодные, а дорожное платье вряд ли сможет согреть хозяйку. Да и шаль, что в сумке, недостаточно теплая для такой погоды. Кивнув своим думам, Нир решил, что если этот чешуйчатый искуситель застудит ему невесту, он на полном серьезе натравит на него белого пса… в смысле рыцаря. Эх, стоило все-таки запереть ее дома! А лучше под присмотром Дина. Хотя как? Это белокурое чудо с заклином на самостоятельности все равно бы нашло приключения на свой симпатичный зад. До Тритэры она вляпывалась в мелкие неприятности, не считая истории с фальшивым заказчиком, а после… после неприятности пошли крупные. Сначала Эмиль со своими проблемами, потом Арэт с фееричным свиданием. И это ее упорное желание найти информацию о бывшем слуге…

От последней мысли мужчина невольно улыбнулся: тепло и чуть лукаво. Ему, без сомнения, льстил повышенный интерес Адель к его персоне. А еще ему нравился энтузиазм девушки, с которым она собирала данные о своем «уехавшем» женихе. Он мог бы что-то рассказать ей, остудив любопытство, но тогда забавная игра в «поймай тень» закончилась бы, и фея перестала стремиться туда, куда надо Ниру. Такой расклад мужчину не устраивал. И поэтому он делал все, чтобы им было по пути. Сначала в логово дракона, теперь вот в университет. А дальше еще куда-нибудь поедут, но обязательно вместе. Просто потому, что, когда она рядом, ему спокойней. Несмотря на опасность. Хотя какая, к демонам, опасность?! Он же рыжеволосый алхимик, а не бледная тень Мастера Иллюзий. Значит, в его обществе девушке ничто не угрожает. Да и рыцарь с ведьмой и зор-зарой свою подругу в обиду не дадут. Впрочем… зор-зара как раз может.

Вздохнув, Нир снова смежил веки, даже не надеясь увидеть что-то кроме тьмы. Однако магический глаз Мурзика уловил кусочек золотистой чешуи, а за ним темный силуэт замка в туманной дымке над болотом.

– Проклятье! – воскликнул темный, резко дернувшись и распахнув глаза. Не узнать эти земли он не мог.

– Что? – хмуро спросила сидящая рядом ведьма.

– Кошмар приснился, – выкрутился рыжий, вновь откидываясь на мягкую спинку сиденья. – Хотя… надо узнать, чем закончится? – сквозь зубы процедил он и возобновил связь с игрушкой. – Жози, долго еще до ближайшего постоялого двора?

– Часа полтора минимум.

– Понятно, – мрачно отозвался он, сцепил побелевшие пальцы в замок и продолжил смотреть «сон», мысленно обругав Арэта Эльт-Ма-Ри за крайне неудачный выбор места для прогулки с девушкой.

Глава 24

Чем ближе к дому подходила Адель, тем менее удачной казалась ей собственная затея. Массивная входная дверь со зловещим скрипом распахнулась еще до того, как Арэт ступил на верхнюю ступеньку. Мужчина обернулся и, насмешливо вздернув бровь, спросил:

– Леди вперед?

– Нет уж! – отказалась от предложенной чести девушка. – Дракону больше пристала роль первооткрывателя!

Блондин хмыкнул и, перекинув за спину тугую косу, скрылся в темном провале входа. Фея немного помедлила на пороге, привыкая к темноте, а потом, набравшись храбрости, шагнула следом. Дверь за ее спиной с грохотом захлопнулась, отчего девушка невольно вздрогнула и, подхватив длинную юбку, побежала к дракону.

Тот стоял посреди холла, формируя на ладони магическую сферу. Спустя пару секунд она набрала силу и поплыла по воздуху, освещая все вокруг. Мужчина огляделся и уважительно присвистнул:

– Милый интерьер!

Адель передернуло от отвращения. Стены, обтянутые почерневшими от времени обоями, покрывали пятна розоватой плесени. Из многочисленных трещин и пробоин сочилась желтовато-белая слизь. Она растекалась по полу вязкими лужами, источающими смрад. На покрытом ржавчиной остове люстры висел полуистлевший труп: судя по волосам и обрывкам одежды – женский. Действительно «милый» интерьер!

– Ч-что это? – прошептала Ада неожиданно севшим голосом.

– Следы столетнего запустения, неудачных магических опытов и разбойных набегов? – чуть насмешливо предположил Арэт.

Он окинул взглядом «украшение» под потолком, затем покосился на пробоины в стенах, в глубине которых то тут, то там стали загораться желтые глаза с полосками узких зрачков, и покачал головой. Со всех сторон послышался неприятный шорох, а наверху кто-то взвыл, после чего раздался грохот и с потолка в озерцо слизи рухнул кусок штукатурки, обляпав фее подол платья. Девушка взвизгнула и отскочила, чтобы тут же добровольно встать обеими ногами в лужу, спасаясь от жирного паука размером с не самую мелкую кошку. Мохнатое насекомое шевелило мерзкими лапами и вращало блестящими глазками, раскачиваясь на подозрительно тонкой паутине.

– Я, к-конечно, в курсе, что у некромантов оригинальный подход к д-дизайну дома, но чтобы так… – запинаясь, пробормотала фея, подходя поближе к своему спутнику. – Хозяин погиб совсем недавно, как он мог находиться в таком кошмаре каждый день? – спросила Адель, с трудом подавив желание немедленно вскарабкаться мужчине на плечи.

– Недавно погиб, говоришь? – прищурился блондин, взглянув на нее.

Девушка кивнула. Арэт снова огляделся, затем повел носом, принюхиваясь, и понимающе хмыкнул. Собственно, распознать наложенное волшебство он мог и не прибегая к обонянию, но так уж повелось, что для концентрации внимания драконы использовали совсем ненужные, а зачастую и смешные привычки: кто-то закрывал глаза, переключаясь на внутреннее зрение, кто-то делал пассы руками, стремясь «прощупать» обстановку, а у Арэта магия ассоциировалась с запахом. Как он и подозревал, стены дома были пропитаны колдовством.

– Успокойся, Аделаида, это всего лишь охранная иллюзия, – пояснил он. – Защита от грабителей и незваных гостей, исчезающая при возвращении владельца. Впрочем, – протянул дракон, дыхнув на паука облачком золотистого тумана, – не всего лишь, а очень и очень дорогая иллюзия! – Угрожающего вида насекомое растворилось в золотистом сгустке, который поплыл дальше по холлу и распластался на стене, обнажив пятно идеально чистых обоев кремового цвета и угол картины в резной раме. – Такую даже я не сниму! – восхищенно добавил Арэт. – Что же спрятал хозяин, раз озаботился охранными чарами подобного уровня?!

В синих глазах блондина разгоралось любопытство; в нем, как это часто случалось, проснулась извечная драконья черта – неудержимая страсть к загадкам. Мужчина развернулся и уверенно зашагал прямо по склизким лужам, странным пятнам и противно хрустящим обломкам костей в направлении ветхой лестницы, зияющей провалами вместо ступеней. Адель представила, как они будут блуждать ночью среди всего этого якобы ненастоящего ужаса, и, сглотнув, окликнула дракона. Тот остановился на середине лестницы, обернулся и, вопросительно приподняв белую бровь, посмотрел на фею.

– Арэт! Я передумала! Вряд ли здесь есть что-то связанное с моим женихом. Давай уйдем отсюда! – На последних словах девушка поморщилась, увидев полуразложившуюся змею, медленно выползающую из-под нижней ступени, и невольно попятилась, стараясь избежать контакта с этой «иллюзией».

Дракон чуть улыбнулся, окинув фею задумчивым взглядом, и, отправив в сторону ползучей твари очередную порцию золотого тумана, спросил:

– Как же быть, моя дорогая Аделаида? Я ведь обещал вернуть тебя к спутникам только утром! Но если ты настаиваешь… – Мужчина помедлил и добавил с игривыми интонациями в голосе: – Я с удовольствием придумаю более приятную ночную программу для двоих!

Адель закусила губу, с облегчением отметив, что змея, соприкоснувшись с «дыханием дракона», превратилась в обычный кушак, перепрыгнула через него и поднялась вслед за Арэтом. Позволять хитрому ящеру диктовать свои условия и кормить ее двусмысленными намеками девушка не желала, поэтому твердо решила бороться с отвращением и страхом, мысленно напоминая себе, что весь этот кошмар всего лишь искусный обман зрения, и только! Правда, обнаружить что-либо интересное для себя в «доме ужасов господина Ма-Нидруса» Ада уже не надеялась. Слишком велико было наслоение этой проклятой иллюзии, а найти то, не знаю что, – сложная задача и без магической маскировки.

– Здесь противно, но интересно, – вздохнула фея, чуть улыбнувшись своему спутнику. – Давай прогуляемся, раз уж я тебя сюда притащила.

– Отличная идея! – ухмыльнулся дракон. – Главное, ничего не бойся и под ноги не смотри! – добавил он, уверенно наступая на голову другой змеи, высунувшейся из-под ступеньки. – Здесь совершенно безопасно!

Фея никак не могла привыкнуть к местному антуражу. Вот уж точно – качественная работа! Маги, которые создают такие охранные иллюзии, наверное, очень богаты. Любой грабитель, заглянув на огонек приветливо открытого замка, либо скончается от сердечного приступа, либо сбежит, предварительно опустошив желудок в соседних кустах. Если не страшно, то мерзко… так мерзко, что живот сводит. И лишь мысленное напоминание о том, что все вокруг не настоящее, позволяло Адель бороться с брезгливостью. Жаль, что знать и не обращать внимания – разные вещи. Вот и на пороге очередной комнаты на втором этаже девушка осматривалась, с трудом преодолевая желание посетить те самые кусты, в которые, по ее мнению, стоило забежать неудачливому грабителю. На книжных полках копошились черви, с люстры свешивались клочья паутины с красными насекомыми, за окном маячило, оскалив клыки, мохнатое чудовище, а посреди грязно-бежевого ковра темнело кровавое пятно, на котором лежала обрубленная рука и методично постукивала крючковатыми пальцами.

Тук… тук-тук… тук…

Ада так и застыла в дверях, глядя на посиневшую кисть с серебристым браслетом на запястье.

– Смелее, леди! – Поток воздуха подтолкнул девушку в спину, вынуждая войти. – У создателя всей этой прелести…

– Мерзости! – поправила фея.

– Богатейшее воображение! – закончил фразу Арэт, внимательно изучая спальню.

– Скорее, больное! – возразила Адель.

– Не без этого! – хмыкнул дракон. – Надо бы познакомиться – я давно не обновлял обстановку своего логова.

Обрубок руки, оставляя за собой кровавую полосу, подполз к фее и, подергав ее за подол, красноречиво указал на выход.

– Арэт, давай я тебя во дворе подожду? – пробормотала девушка. – Мне тут… э-э-э… не рады!

Дракон невозмутимо подобрал конечность, недовольно дергающую пальцами и показывающую ему неприличные жесты, и дыхнул на нее.

– Аделаида, это всего лишь перчатка! – В подтверждение его слов рука обмякла и повисла белым кружевом с серебристым орнаментом по краю. – Женская, – добавил мужчина, швырнув изящный предмет на кровать. Посреди истлевшего покрывала распахнулась беззубая пасть и, ухватив подношение, облизнулась сизым языком.

– М-да… – прикрыв рот, проговорила Адель. – И что мы тут ищем? – по-прежнему стараясь держаться поближе к спутнику и подальше от предметов интерьера, спросила фея. – Надеюсь, не компромат на магистра тростниковых жаб? Спальня-то женская… наверное, – добавила девушка, наблюдая за зевающей кроватью.

– Женская-женская, – подтвердил дракон, занятый осмотром и ощупыванием стен, красноглазых тумбочек, недовольно шипящих ежей-переростков, на деле оказавшихся диванными подушками, и прочих предметов. – Взгляни-ка, фея, сюда, – довольно улыбаясь, предложил мужчина и стукнул кулаком по темно-желтому черепу, торчащему из расщелины в стене. На заляпанной кровью поверхности одна за другой начали появляться ниши. Заставленные книгами, флаконами, какими-то амулетами, украшениями и прочими мелочами, они смотрелись дико в сочетании с иллюзорной обстановкой спальни.

– Почему эти вещи не кишат червями и прочей гадостью? – удивилась Адель.

– На тайники редко навешивают иллюзии. Иногда маги ленятся, а иногда просто не знают об их существовании. Хозяева ведь далеко не все помещения показывают мастеру, который работает над магическим преображением дома. Ну что? Посмотрим, что здесь интересного?! – Арэт подмигнул девушке и, не дожидаясь ее ответа, погрузился в изучение содержимого ближайшей полки.

Фея последовала его примеру, облюбовав нишу подальше от сыто чавкающей кровати. За просмотром книг было гораздо проще не обращать внимания на иллюзорные кошмары заколдованного дома. Взгляд девушки зацепился за знакомую закорючку на пожелтевшей от времени папке. Ада осторожно вытащила ее, сдула пыль и открыла. Внутри оказалась стопка плотных листов, на верхнем из которых было изображено улыбающееся лицо Ритэра Вестмара. Фея так и застыла с приоткрытым от удивления ртом, глядя на довольную физиономию рыжего нахала. Он будто насмехался над ней, даже здесь – на рисунке… красивом и качественном рисунке, сделанном рукой талантливого художника, подписавшего свою работу той самой закорючкой, которую Адель видела в дневнике Иты.

– Что-то обнаружила? – раздался сзади голос незаметно подошедшего Арэта.

От неожиданности фея дернулась, рука, держащая папку, дрогнула, и листы с тихим шелестом разлетелись по комнате, приземлившись на пол в виде кровавых пятен и сгустков белесой слизи. Ада проводила рисунки растерянным взглядом и, подняв голову, умоляюще посмотрела на дракона.

– Хочешь вернуть? – правильно расценив ее реакцию, спросил он. Девушка кивнула. – Хорошо, но тогда на следующем свидании ты выпьешь эликсир!

– Так не честно! – возмутилась фея. – Это ты виноват, что я их уронила.

– Разве? – невинно похлопал ресницами блондин и начал медленно обходить свою хмурую собеседницу. – Я не вырывал папку из твоих рук, – улыбаясь, прошептал он. Его тихий голос ласкал ее слух, завораживал и парализовывал так же, как и ярко-синие глаза, в глубине которых фее чудился свет далеких звезд. – Но ты ведь хочешь посмотреть, что там было? – искушающе протянул дракон, чуть склонившись к девушке. – Еще одна ма-а-аленькая сделка – и я верну тебе рисунки в настоящем виде. Соглашайся, милая!

Он находился достаточно близко, чтобы заставить ее сердце биться чаще, но не настолько, чтобы их тела соприкоснулись. Его ладонь очертила контур ее лица, по-прежнему не дотрагиваясь до кожи. Но этого и не требовалось: теплый воздух, будто повторяя движения мага, нежно погладил Аду по щеке, чуть растрепав ее светлые волосы.

– Хватит! – не выдержала фея. – Я согласна, но только в том случае, если наше новое свидание состоится в общественном месте! – неожиданно даже для себя выдвинула ответное условие девушка.

– Договорились! – хитро прищурился Арэт и, набрав в легкие побольше воздуха, с силой выдохнул. Облако золотистой дымки мгновенно окутало помещение и осело на стремительно меняющих облик стенах, полу и предметах мебели.

Не обращая внимания на изменившуюся обстановку явно дамской спальни, Адель бросилась собирать листы. Ритэр, снова Ритэр, Маркус, какой-то пожилой господин в преподавательской мантии, пушистая зверушка с длинным хвостом, а ниже еще какие-то странные звери, чем-то похожие друг на друга и в то же время разные – будто стадии преображения болотного хомы во что-то… в кого-то более крупного и менее «животного». И под всеми этими картинками почерком Иты аккуратно написано: «Трикки… Игра Трикки… Страна Трикки… Трикки-тики… Трикки-терра…»

Задержав внимание на этом листе чуть дольше, фея принялась разглядывать остальные. Опять Ритэр! На этот раз в рамочке из милых бутонов. И рядом с ним какой-то высокий мужчина, стоящий спиной. Ритэр в белом, незнакомец – в черном, а вокруг них цветы, цветы, цветы… И что бы это значило? Переложив рисунок вниз тонкой стопки, Адель уставилась на последний набросок, на котором тоже были изображены двое: все тот же несносный рыжий в светлой рубашке и облаченный в черный камзол… Нир?! Они стояли друг против друга и, судя по искаженным злобой лицам, ожесточенно спорили о чем-то или ругались. Чуть выше на листе, между мужчинами, виднелось призрачное лицо девушки с печальной улыбкой.

– Хорошенькая! – постучал пальцем по рисунку Арэт. – Рыжий похож! А третий кто?

– А третий… – рассматривая находку, вздохнула фея, – третий – мой жених.

– Так они знакомы с Вестмаром? – прищурился дракон, о чем-то задумавшись.

– Похоже, что так! – угрюмо кивнула Адель, подписав мысленный приговор своей теории о том, что алхимик и Нир могут быть одним человеком.

– Что ж, – хмыкнул мужчина, – это многое объясняет!

Он оценивающе посмотрел на девушку, на ее лицо в обрамлении светлых локонов, на стройные плечи, на одном из которых висела дорожная сумка с торчащей из-под клапана головой Мурзика, затем перевел взгляд на девичьи губы и странно улыбнулся, будто что-то прикидывая. В следующую секунду Арэт схватил фею за руку и, заглянув в распахнутые от удивления глаза, низко наклонился к ней, намереваясь… Что именно он собирался сделать, Ада так и не узнала, потому что прежде, чем губы мужчины успели мазнуть по ее виску, брачный браслет полыхнул белым заревом, и Золотого дракона, посягнувшего на его обладательницу, отбросило в сторону. От полученного магического удара дракон отлетел к дальней стене и, разбив стекло, выпал через окно на улицу. Фея бросилась к проему, обрамленному острыми осколками, и выглянула наружу. Арэт, не подавая признаков жизни, распластался на клумбе.

– Вот дурак! – в сердцах прошептала фея и, торопливо затолкав папку с рисунками в сумку, бросилась вон из комнаты. – А еще дракон! Ну зачем? Зачем он это сделал? – причитала она, перепрыгивая через ступеньки скрипучей лестницы. – Ладно бы случай… – Девушка застыла на месте как вкопанная. – Но… – выдохнула она, едва шевеля губами, и медленно попятилась назад, нащупывая ногой опору.

– Но? – озадаченно переспросило болотного цвета существо с мутно-желтыми глазами навыкате и, почесав лысый затылок трехпалой лапой, улыбнулось щербатым ртом. – А! Чай! – изрекла говорящая «иллюзия» и, радостно подпрыгнув на месте, куда-то понеслась.

Фея было последовала ее примеру, вот только спуститься с проклятой лестницы и выскочить на улицу ей опять помешали. На девушку со всех сторон наступали омерзительные монстры.

От них исходил сладковатый запах разложения, а по полу тянулся след из клочьев склизкой плоти. Факелы, зажатые в лапах чудовищ, ярко освещали украшенные оскалами морды. Самый маленький из нежити, приближавшийся справа, помахивал окровавленным топором. Долговязый уродец, слепленный из какого-то тягучего желе, наступал слева. Он то и дело пригибал сплюснутую голову и странно дергал глазом, будто подмигивал. В лапе этот монстр держал вилы, которые торжественно выставлял вперед, словно знамя. Последний участник жуткого представления и видом, и запахом напоминал ком прокисшего теста, расползавшегося по полу. В отличие от собратьев, он был без факела, так как все его четыре короткие лапки бережно обнимали большой серебряный поднос, на котором в луже крови лежала отрубленная голова. А рядом с ней валялись два глаза и с любопытством рассматривали фею. Девушка снова отступила к лестнице, мысленно готовя себя к тому, чтобы повторить прыжок Арэта. Но стоило ей подняться на первую ступеньку, как сверху послышался шум и на лестницу с радостным визгом вылетел тот самый желтоглазый чудик, которого она встретила здесь первым. Он приветливо распахнул свои длинные лапы и кинулся к ней. Адель инстинктивно рванула к двери, ловко петляя между менее активными монстрами. Шаль, сцапанная желеобразной конечностью долговязого, была бережно повешена им на вилы, в то время как ее хозяйка с перепугу активировала «воздушную стену» – одно из сложных заклинаний некромантов, выбила с его помощью входную дверь и, скатившись по ступеням вниз, приземлилась на пожухлую клумбу по соседству с драконом. Тот по-прежнему лежал с закрытыми глазами и не двигался. Девушка тряхнула головой, ошалело огляделась и тупо уставилась на свои трясущиеся руки, с которых слетали белые искры.

– Что за…

– Ча-а-ай! – взвыло «ходячее тесто», сползая с крыльца в обнимку с подносом.

Монстры, замешкавшиеся на пороге, определили-таки очередность и теперь друг за другом семенили к фее. На вилах шествующего последним, словно флаг, качалась ее светлая шаль. Адель поклялась себе, что по возвращении домой лично поедет к отцу с просьбой обучить ее всем тонкостям семейного ремесла, и принялась отчаянно тормошить потерявшего сознание спутника. Арэт на ее потуги никак не реагировал, а нежить все приближалась. Судя по характерным, чуть замедленным движениям, эти твари вполне могли оказаться зомби, которых Маркус держал в качестве прислуги, как это делал Дин. Только у господина Грэниуса они были чистые и пахли травами, а тут… Из кого этот тролль вообще себе слуг сделал?!

Раздумывать над данным вопросом фея не стала, вместо этого она с силой пнула блондина, треснула его по физиономии и, не дождавшись реакции, попробовала оттащить тело с клумбы в тень ближайших кустов. Напрасно! Дракон оказался чересчур тяжелым, а перепуганная нашествием «иллюзий» девушка ослабла. Чудища надвигались, помахивая факелами, чешуйчатый кавалер продолжал пребывать в бессознательности, а на дрожащих пальцах феи снова заплясали белые искры. Призвав на помощь магию смерти, фея отвернулась от дракона и что-то торопливо начертила палочкой на пути монстров, после чего отскочила на безопасное расстояние и замерла в ожидании. Твари, ступив в ловушку, вспыхнули, точно свечи, но, увы, не остановились. Упокоить нежить с ходу у Адель не получилось, сжечь дотла, судя по затухающему огню, – тоже. Поэтому, не придумав ничего лучшего, девушка бросилась бежать. Таким образом она надеялась увести компанию местных обитателей от Арэта, ну и потянуть время, чтобы дракон мог прийти в себя и закинуть наконец это трио куда-нибудь подальше. Долго бегать фее все равно бы не удалось – платье путалось в ногах, туфли так и норовили слететь, а сумка ощутимо хлопала по бедру, подпрыгивая при каждом шаге.

Чудища восприняли новую игру благосклонно и с удвоенным энтузиазмом погнались за незваной гостьей, петляющей вокруг фонтана и между чахлых кустов. Собственно, припустились за ней, как вдруг заметила девушка, всего двое. Третий монстр под шумок подкрался к дракону и навис над ним, помахивая топором, будто примеряясь, с какой стороны сподручнее нанести удар. Адель на миг представила, что вот сейчас лезвие опустится – и блондин умрет, а она останется наедине с этими существами посреди непролазного болота.

– Нет уж! – сорвалось с бледных губ белокурой девушки, глаза которой вспыхнули алым.

И понеслось…

Очнувшийся после магического удара дракон лежал на боку, подперев голову рукой, и со странным выражением лица наблюдал за развернувшимся представлением. От стоящей посреди двора феи исходило мягкое сияние, то и дело пульсируя снопами бело-голубых искр. Несмотря на безветренную погоду, волосы девушки развевались и… словно светились изнутри. Возле ее ног корчилось в судорогах оплетенное пластами мха существо. На длинные шипы, чудом выросшие из входной двери, было насажено склизкое тело, а на крыльце валялись потухший факел и вилы. Приглядевшись, Арэт заметил и еще одного участника ночного спектакля – над старым фонтаном в объятиях колючих веток трепыхалось шарообразное нечто с подносом в руках и что-то растерянно лепетало про чай.

Мужчину не столько занимали безобразные создания, явно «приукрашенные» фирменной иллюзией замка, сколько неожиданное превращение светлой феечки в весьма эффектную незнакомку, которая буквально лучилась магией смерти. Во взгляде Арэта, помимо исследовательского интереса и вполне понятного любопытства, проскальзывала изрядная доля настороженности. Ему нравилась «охота» на фею. Нравилось играть с ней, как с пушистым котенком, удивлять, соблазнять, провоцировать… Он собирался победить в пари и отвезти очаровательный «приз» в свое логово. Окружить ее заботой, вниманием, пробудить в ней женщину и наслаждаться этим пробуждением. Милая цветочная фея казалась ему идеальным вариантом на роль постоянной любовницы, а может, и жены… в перспективе. Но Адель, что стояла в паре десятков метров от него, была совсем иной. Ее не посадишь в золотую клетку, как забавную живую игрушку, и уж тем более не убедишь в том, что эта клетка – самое лучшее, что с ней могло случиться. Чтобы удержать такую Аделаиду, ее придется полюбить!

– Девочка моя, зачем же так… буйствовать? – решил наконец обнаружить свое сознательное присутствие мужчина.

Адель повернула голову и, узрев вольготную позу и довольную морду дракона, окончательно вышла из себя. Этот… мерзкий ящер, вместо того чтобы помочь, еще и насмехается? Девушка развернулась и, совсем не по-человечески зашипев, бросилась к спутнику с намерением как минимум придушить гада его же косой. Но осуществить столь кровожадные намерения ей не удалось: неосторожно наступив на какую-то заросшую плиту перед испорченной клумбой, она полетела в темное нутро «норы», раскрывшейся под ее ногами.

– М-да… – Арэт поспешно поднялся и непроизвольно потрогал шею. Больно уж красноречивым было выражение лица несущейся на него особы, которая явно нацелилась именно на эту часть его тела. – Сквозь землю провалилась. Ну надо же… – пробормотал он, присев на корточки возле того места, где исчезла Ада. На поросшей мхом клумбе не было никаких признаков подземного хода. – Хм… загадка. Любопытно.

Спустя десять минут безуспешных попыток найти ключ от подземной ловушки любопытство дракона сменилось растерянностью, через двадцать минут – раздражением, а через полчаса – едва сдерживаемой досадой. Он снял иллюзию с клумбы, проверил все плиты ее бордюра, прикинул разные варианты возможных головоломок и… ничего не добился. Метка, стоящая на Адель, тоже не дала результатов. Девчонка как в воду канула – была и нету. Арэт Эльт-Ма-Ри чувствовал себя паршиво: спутницу не уберег, драконье чутье отказало, загадка мудреной ловушки не поддается решению, голова после магической встряски раскалывается, да еще и чудики, потрепанные феей, под руку подвывают. Потирая неприятно пульсирующие виски, блондин вздохнул и обернулся, разглядывая пленных.

«Что ж, придется их допросить», – решил он и, сосредоточившись, выдохнул.

Волшебный туман золотистой пылью оседал на клумбах, кустах, фонтане и обитателях зачарованного дома. На всю территорию двора «дыхания» не хватило, впрочем, этого и не требовалось. Такого эффекта, как в спальне, оно не оказало: вокруг были все те же заросшие дорожки с потрескавшимися плитами, чахлые клумбы, за которыми никто не ухаживал, да старый, неработающий фонтан. А вот существо, бьющееся над этим фонтаном в хищных «лапах» буйного растения, из омерзительного монстра превратилось в пухлую старушку. Землистый цвет ее лица и белесые глаза явно указывали на принадлежность к зомби. Седую голову пожилой женщины украшал аккуратный чепчик, а на поясе, поверх накрахмаленного фартука, болталась связка ключей.

«Экономка, – подумал Арэт и посмотрел под ноги. Из-под пласта мха виднелась серая рука. Она беспомощно колотила по земле метелкой от пыли, по форме похожей на миниатюрный топорик. – И горничная!»

Новое облачко магии полетело в сторону третьего участника балагана. Дверь под действием драконьих чар посветлела, но так и осталась с шипами, которые умудрилась вырастить на ней Адель. На одном из них висел жилистый тролль и угрюмо сверкал на гостя выцветшими глазами. На ступеньках сиротливо валялись вешалка, похожая на вилы, и девичья шаль.

«Дворецкий. Ну просто классический набор! – покачал головой блондин и принялся нервно теребить свою тугую косу. – Что за извращенцы эти некроманты? Не могут живую прислугу завести, что ли? Вечно создают себе ходячих мертвецов, тратятся на эликсиры от запаха и разложения и радуются безупречной исполнительности и преданности слуг. А некоторые еще и дорогую иллюзию покупают, чтобы придать им естественный вид… Тьфу!»

Без покрова хозяйского колдовства троица притихла и молча таращилась на дракона. Повисшую паузу оборвал звук громких шагов. А следом за ним из-за куста показалась нелепая фигура с мутно-желтыми глазищами. Удивленно моргая, болотного цвета существо повертело лысой головой, после чего выдало многозначительное «ква».

– Еще один! – Арэт брезгливо поморщился, но все же истратил на вновь прибывшего небольшую порцию магии.

Странное создание моргнуло, но форму не сменило. Дракон дунул еще раз – никакой реакции. Разве что монстрик, чуть осмелев, начал неловко перебирать лапами, приближаясь к магу.

– Ты кто такой? – спросил блондин, когда тот, остановившись в нескольких шагах, настороженно на него уставился.

– Мргун! – радостно проурчало существо, ободренное вниманием. – Гостья хотеть чай! – махнул лапой желтоглазый чудик, указывая в сторону фонтана. Там в коричневой луже рядом с помятым подносом валялись не отрубленная голова с глазами, а расколотый надвое чайник и две чудом уцелевшие чашки. – Мргун звать слуг.

Дракон выругался: ждать от этого создания помощи явно не следовало, да и зомби мало походили на желающих сотрудничать. Что этим ходячим мертвецам сделается? Хоть бей их, хоть на куски режь, хоть нотациями мучай, им все как об стенку горох.

– Сними его! – Арэт указал на болтающегося на двери дворецкого. – И остальных освободите! – скомандовал он и вернулся к изучению места, где исчезла светлая ведьма… то есть темная фея.

Никаких следов люка по-прежнему не было видно. С руки мужчины, ощупывающей покрытую мхом плиту, на землю друг за другом соскользнули три золотистые ящерки и принялись кружить по периметру камня, но и они ничего не нашли. Превращать в руины чужую собственность Арэту не хотелось, однако другого пути, похоже, не было. Почувствовав намерения хозяина, маленькие саламандры нехотя вскарабкались на протянутую ладонь и скрылись за отворотом рукава. Минуту спустя во дворе дома на болотах сидел самый настоящий дракон, а не его человеческая форма, и был этот дракон очень-очень зол.

Глава 25

Адель не столько испугалась, сколько разозлилась. На себя в первую очередь. А еще она жутко замерзла и чуть не сорвала голос, пытаясь докричаться хоть до кого-нибудь. В первые минуты после падения фея была в ужасе. И неудивительно! Разверзнувшаяся земля, короткий, но стремительный полет по металлической трубе и жесткое приземление в кресло с «кольцами-капканами», которые намертво прицепили руки девушки к подлокотникам, ноги к основанию, а шею к высокой спинке, – испытание не для слабонервных. Когда пленница прекратила бесполезные попытки освободиться и, отдышавшись, огляделась, ее страх только усилился. В квадратном помещении без окон и дверей горели факелы, освещая обшарпанные стены с угрожающе торчащими из них железными крюками. Несколько странных конструкций в углах напоминали устройства для пыток. Свисающие с потолка цепи добавляли интерьеру еще больше мрачности, как и темные пятна на светлом полу. Но больше всего Аду впечатлил металлический стеллаж с пробирками, набор плетей и веревок на высокой вешалке и узкий белый стол с коллекцией колюще-режущих инструментов. Девушке хотелось верить, что ее окружает очередная дурацкая иллюзия, такая же, как в верхних помещениях замка, но наличие бегающих по двору монстров давало понять, что далеко не все в этом жутком доме – обман зрения. Попытки призвать на помощь растения не увенчались успехом. Трюки некромантии тоже не сработали, как не принесли должного результата и заклинания, которые фея помнила из краткого курса боевой магии. Комната как будто была пропитана антимагической защитой, она поглощала чары попавшего в ловушку мага, не позволяя им просочиться за границы толстых стен. Испробовав все возможные способы для спасения, девушка пришла к самому простому и проверенному: она начала звать на помощь. Пока не устала, не замерзла, не разозлилась и… не замолчала, пытаясь найти в своем положении хоть что-то хорошее. В подземном помещении было довольно светло и относительно чисто, здесь ничем не воняло, не бегали никакие чудища и не ползали мерзкие насекомые. Тут вообще никого не было! Тишина и холод, камень и металл. Сиди себе, размышляй о жизни… встать-то без посторонней помощи все равно не получится. Эх, если б еще проклятое кресло не было таким жестким, а папка, второпях засунутая в сумку, не упиралась углом в бок…

– Ну где же ты, Арэт? – закусив от отчаяния губу, прошептала фея. – Где твое хваленое умение разгадывать тайны и искать спрятанные вещи? Неужели так трудно найти целую комнату? – Стиснув похолодевшие пальцы в кулаки, девушка мысленно выругалась, подумав, что дракон опять развлекается за ее счет, а потом грустно вздохнула и прошептала: – Приходи поскорее, а?

Словно услышав ее призыв, из образовавшегося в стене проема вынырнула темная фигура и, бесшумно пройдя несколько шагов, замерла за спинкой кресла. Теплые руки легли на плечи девушки и чуть сжали их. Ада вздрогнула от неожиданности, нервно сглотнула и с запинкой пробормотала:

– А-арэт?

Чужая ладонь скользнула по плечу на шею, ласково погладила кожу у края металлического ошейника, переместилась выше и аккуратно заправила светлую прядь за ухо пленницы, после чего погрузилась в волосы и слегка потянула их у корней.

– А тебе бы этого хотелось? – Вкрадчивый шепот мало напоминал голос дракона. Да и браслет никак не реагировал на прикосновения.

– Н-нир? – неуверенно предположила фея, моля бога, чтоб незнакомец оказался именно им, а не каким-нибудь маньяком, обитающим в местных подземельях.

Щелкнули застежки, и обруч, сдавливающий шею, жалобно звякнул, будучи отброшенным в сторону. Мужчина обошел кресло, устало опустился на пол, положил руки на колени девушки и оперся о них подбородком, рассматривая пленницу снизу. Лицо темного выглядело слегка помятым, но на саркастические нотки в голосе усталость, видимо, не влияла:

– Ну надо же! Есть сдвиги к лучшему: всего со второй попытки жениха признала.

– Нир! Как ты здесь оказался?! – не обращая внимания на шпильку в свой адрес, воскликнула фея. Она была настолько счастлива, что его колкости ее попросту не задевали. Пережитой страх, злость и пришедшая за ними безысходность отступили под натиском радости, охватившей фею при мысли, что в этой жуткой комнате она больше не одна. – Выпусти меня, пожалуйста! Я так устала, и сумка…

– Вот что ты за непутевое создание, а? – задумчиво произнес мужчина, перебив Адель. Он отодвинул папку, доставлявшую ей неудобства, поправил ремень сумки, чтобы тот не давил на девичью грудь, после чего продолжил: – Объясни мне, маленькая госпожа, как такое хрупкое и внешне безобидное создание умудрилось попасть в комнату для отрезвления особо буйных посетителей?

– Куда?

– В вытрезвитель! Раньше, еще при жизни супруги Маркуса, здесь нередко проходили шумные праздники. А тролли – народ буйный. Перепьют – и вперед: крушить все вокруг. Вот и устроили несколько блуждающих ловушек, реагирующих на чрезмерную агрессию или причинение ущерба поместью. Помнится, я и сам в этом кресле сидел… однажды. Вот только я тогда был пьян в хлам и чуть полдвора не взорвал в запале: фонтан с тех самых пор не работает. А ты, насколько я могу судить, трезва как стеклышко. Так что ты натворила, цветочек? Надеюсь, не превратила в синюю розу кого-нибудь из бедных обитателей дома?

– «Обитателей»? Нет тут никаких обитателей! Только жуткие твари, – возмутилась девушка. – И отцепи наконец от меня эти железяки! – Она пошевелила кистью руки, привлекая внимание к фиксирующему запястье обручу. – Что за гений придумал это проклятое кресло?!

– Вообще-то я сам приложил руку к созданию системы подземных ловушек. Они призваны блокировать магию, остужать пыл зарвавшихся пленников, ну и подавлять, запугивать, если хочешь.

– Не хочу, – процедила Адель, покосившись на пыточные установки и набор сверкающих предметов на столе. – Жуть, а не комната. Надо же такое придумать! У тебя больная фантазия, темный.

– Угу, – кивнул головой тот. – А еще у меня больная невеста.

– Сам ты… больной, – обиделась фея.

– Не спорю. Только больной стал бы женихом девчонки, которая ищет приключений на свой симпатичный зад и…

– Да я…

– Помолчи, малыш, – приложив кончики пальцев к ее губам, сказал Нир. – Ты весь день неизвестно где шлялась. Да еще в обществе чешуйчатого ловеласа с сомнительными планами на твой счет.

– Он не…

– Тсс! – снова перебил ее мужчина и опять коснулся девичьих губ, на этот раз чуть погладив их. Адель в отместку попыталась прикусить его руку, но он вовремя отдернул ее.

– А ты, моя сумасшедшая госпожа, умудрилась даже свидание с этой сладкоречивой ящерицей превратить в поход за острыми ощущениями для твоих бедных нервов. И не только твоих! Ты хоть понимаешь, что я чуть не поседел, пока разыскивал тебя?! – Будто в подтверждение своих слов, Нир тряхнул волосами и нервно дернул себя за пепельно-русую прядь у виска.

Присмотревшись к его растрепанной шевелюре, фея и правда обнаружила в ней проблески седины, которой раньше не было.

– Ничего, тебе идет, – хмыкнула девушка и мечтательно добавила: – Мне всегда нравились блондины.

– Блондины, значит? – недобро прищурился темный. – Златокожие, с длинной косой?

– Ухоженные волосы – признак аккуратности и собранности, – демонстративно разглядывая растрепанную прическу собеседника, заявила фея.

– А шашни юных девиц с великовозрастными драконами – признак безнравственности и глупости.

– Я свободная женщина! – гордо вздернув подбородок, заявила Адель.

– Правда? – поглаживая брачный браслет на ее запястье, промурлыкал Нир. – Свободная? И уже женщина? Хм… Шустрый дракончик попался. И что мне с ним сделать? Закопать его под замком или приготовить из него драконье жаркое? Что ты там говорила? Блондинов предпочитаешь? На завтрак или на ужин? С соусом или без?

– Не передергивай! – обиженно поджала губы фея. – Хотя подпалить хвост этому чешуйчатому актеру – мысль хорошая, – добавила она.

– Цветочек! У розы появились шипы? – с восхищением воскликнул мужчина.

– У розы всегда есть шипы, темный, – криво улыбнулась Адель, глядя на него сверху вниз. – Просто некоторые розы их умеют прятать.

– Угу, маскируясь под ромашку.

– Сам ты ромашка! Хотя нет, ты плющ ядовитый. Дурман-трава. Или еще какая-нибудь адская отрава. Сам такой и ловушка, да что там… весь дом под стать! Аттракцион ужасов, а не поместье.

– Именно, Адель. Вот только я никак не пойму, что такая милая девочка забыла в этом самом аттракционе?

– Тебя, вероятно! – огрызнулась фея.

– Вот как? – хмыкнул Нир. – Ну-у-у… меня ты нашла. И что дальше делать будем? – хищно улыбнулся он.

– Разговаривать, – ухмыльнулась Ада. – Только будь любезен, освободи меня от этих железных оков.

– Прости, малышка, но я пока повременю, так как не уверен в том, что ты не станешь буйствовать и кидаться на меня с кулаками, – с делано-печальным вздохом отказал ей мужчина. – Ну вот, опять глаза алым блеснули! Ты слишком взбудоражена, моя темная фея, – сказал Нир и, пресекая поток возмущения, готовый сорваться с губ девушки, добавил: – Тебе очень идет, Адель. И не спорь! На светлую ты сейчас совсем не похожа. Напомни-ка мне, какая у тебя метка Эраша?

– Выпусти меня немедленно! – потребовала пленница.

– Не могу, цветочек! Я тебя боюсь! – изобразил панический ужас темный, а потом исправился: – То есть – за тебя. Тут столько острых предметов. Еще порежешься, когда меня убивать будешь.

– Ну хватит, Нир! Отстегни крепления. Я замерзла, и ноги затекли, – сменила тактику девушка. – Заболею ведь.

– Холод – это иллюзия, как, впрочем, и все остальное в этой комнате. На самом деле тебе здесь ничто не угрожает! Кроме меня! Как ты там сказала? Свободная женщина? – Он постучал пальцем по металлическому кольцу, которое удерживало ее руку на подлокотнике. – Так что там с меткой, женщщщина?

– Тридцать процентов темного дара и семьдесят – светлого! Доволен? А теперь снимай эти демоновы железяки, мужчина!

– Что-то я сомневаюсь, – задумчиво протянул темный, выписывая пальцем круги на руке Адель. Он чуть сдвинул ее рукав, постепенно приближаясь к «капкану». – Надо бы проверить… – Вторая рука его переместилась с колена девушки на щиколотку, нырнула под подол дорожного платья и начала медленно подниматься вверх по ноге. – Так где, говоришь, она у тебя расположена?

– Не там! – нервно дернув ногой, воскликнула фея. Если бы могла, она отскочила бы метра на три, но, к сожалению, свободно двигать девушка могла пока только головой.

– Точно? – недоверчиво переспросил Нир. – Тогда, может, здесь? – Его теплая ладонь погладила девушку по бедру.

– Убери ррруки! – зарычала раскрасневшаяся блондинка, исподлобья глядя на обнаглевшего жениха.

– Опять не угадал? – притворно изумился темный, но ладонь убрал. – Досадно!

Раздался щелчок, и Ада почувствовала, что ее ноги свободны. Первым порывом было как следует пнуть наглеца. Нир придержал дернувшуюся для удара ступню и укоризненно покачал головой:

– Очень недальновидно с твоей стороны, цветочек, бить героя-освободителя… до полного освобождения.

– Знаешь, – с раздражением произнесла Адель, перестав трепыхаться, – когда ты был слугой, общаться с тобой было намного проще. Язвить язвил, но хоть руки не распускал.

– Со сменой роли пришла и смена обязанностей, – пожал плечами он. – Но если ты настаиваешь, для соблюдения равновесия между ролями могу распускать руки молча! – Темный поднялся с пола и склонился над девушкой, опираясь одной рукой о подлокотник кресла. – Так ты расскажешь, где у тебя Эрашев символ, или мне продолжить поиск? – Пальцы мужчины провокационно покрутили верхнюю пуговицу на платье феи.

– На спине!

– Неправда, нет у тебя на спине никакой метки!

– А вот и есть!

– Понял! – хлопнул себя ладонью по лбу Нир. – Ты все-таки хочешь, чтобы я сам нашел! Что же ты прямо не сказала?

Рывок – и оторванная пуговица отлетела в сторону. Пальцы ласково погладили обнажившуюся ямочку между ключицами и, спустившись ниже, потянули за следующую застежку.

– Прекрати! – прошипела фея, еще больше покраснев. Вторая пуговица последовала за первой. – Я не лгу. Она правда на спине! Только… очень низко, – призналась она почему-то шепотом. Темный заинтересованно вздернул бровь, ожидая продолжения. – Поэтому ее увидит только муж! – решительно заявила девушка.

– Это ты мне сейчас условие ставишь? Хм… Ну если ты настаиваешь, можно и в храм прогуляться, раз уж пришлось этими украшениями обзавестись, – насмешливо протянул Нир, коснувшись брачного браслета невесты. – В конце концов, разводы ведь пока никто не отменял.

– Что? – В глазах девушки заплясали язычки алого пламени, а с пальцев сорвались белые искры, которые тут же впитались в каменный пол.

Мужчина хмыкнул и, положив ладони на все еще скованные руки феи, неожиданно серьезно произнес:

– Адель, давай ты мне сейчас пообещаешь, что после того, как я тебя освобожу, станешь вести себя как приличная светлая фея. Не будешь буянить, кидаться на меня и совершать прочие глупости, а просто тихо и спокойно пойдешь туда, куда я тебе скажу.

– Куда это? В болото топиться? – хмуро пробормотала фея.

– Ну что за глупости!

– Ладно-ладно, – вяло улыбнулась девушка. – Здешний антураж плохо влияет на чувство юмора. Если я соглашусь, что взамен?

– Полное освобождение от оков не считается?

– Не-а.

– Могу, между прочим, уйти, и будешь ты тут дальше сидеть… одна.

– Ну Ни-и-ир, – состроив жалобную мордашку, протянула фея.

Мужчина преувеличенно тяжело вздохнул и, чмокнув девушку в кончик носа, сказал:

– Стоит оставить без присмотра, как тебя уже и торговаться научили. Если мне все-таки придет в голову ознакомиться с твоей меткой, цветочек, напомни потом, чтобы я тщательнее следил, с кем ты общаешься! – Адель открыла рот, намереваясь съязвить в ответ, но он не дал ей произнести ни слова. – Шшш! Помолчи, малыш. Нам же не нужна ссора. Да? Если хочешь, взамен на твое хорошее поведение я предельно честно отвечу на два любых вопроса!

– Три! – мгновенно отреагировала фея.

– Три так три! – хитро улыбнулся Нир, щелкая затворами. – Ты только подумай хорошенько, прежде чем их задавать.

Нир выпрямился и за руку сдернул девушку с кресла – не резко, но настойчиво. Она чуть покачнулась, но устояла. Стоило Аде подняться с пыточного сооружения, как пропало ощущение леденящего холода, а вместе с ним исчезли и пятна на полу, и цепи, свисавшие с потолка, и прочие устрашающие атрибуты интерьера. В комнате остались неизменными только кресло, стеллаж и стол, с которого испарились все жуткого вида инструменты. А на дальней от девушки стене обнаружилась дверь, очевидно ведущая наружу. Но не успела фея сделать шаг в ее сторону, как раздался грохот и с потолка рухнул пласт штукатурки.

– Что это? – невольно прижавшись к своему спутнику, спросила Адель.

– Твой поклонник чешуйчатый! – скривился Нир, придержав ее за плечи. – Наверняка уже полпоместья перерыл. Идиот целеустремленный. Крови, что ли, с него нацедить на эликсиры в качестве компенсации? О! Совсем забыл! – Темный вытащил из-за отворота рукава свиток, бросил его на пустой стол и потянул девушку за собой к выходу. – Пора! Ты, главное, ничего не бойся! – добавил он и распахнул дверь.

– А дракон?

– А что – дракон? Улетит, что ему тут делать-то?

– Так-ссс, – со свистом выдохнул дракон и брезгливо почесал когтем бок, соскребая с золотой чешуи налипшую пыль. От этого движения обломки кресла, на которых распласталась нижняя часть ящера, жалобно заскрипели, а цепь, пленившая верхнюю лапу, обиженно звякнула. Дернув шеей, Арэт без труда сорвал с нее давящий ошейник и снова вздохнул. – Докопался, что называется… до исстины.

После узкой трубы, в которой едва не застряло его хоть и скользкое, но мощное тело, дракон чувствовал себя почти комфортно. Свет факелов причудливо отражался от чешуи, украшая стены множеством золотистых отблесков, когти задней лапы мерно постукивали по каменному полу, хвост недовольно разметал завалы штукатурки, а частично разрушенный потолок нависал над головой, недвусмысленно угрожая украсить снежно-белую гриву кусками отслоившейся краски. Поерзав немного, Арэт поудобней устроился на жестком сиденье, лежащем поверх сломанных металлических ножек, спинки и раздавленного подлокотника. Второй, чудом уцелев, теперь служил опорой для правой лапы ящера, а еще точилкой для его острых когтей. Раздраженно махнув хвостом и дернув левой конечностью, дракон вместе с куском потолка вырвал приставучую цепь, которая тяжелым браслетом повисла на его запястье.

Вот так обычно и происходит: когда за чем-то долго гоняешься, оно вдруг ни с того ни с сего само начинает гоняться за тобой. Перерыв половину двора, Арэт попал в подземелье, умилился его размерам и принялся искать хоть какой-то намек на присутствие феи. Нашел! Но комната со слабым ароматом девушки благополучно «улизнула» от него, решив поиграть в прятки среди подозрительно широких туннелей. А когда он вдоволь набегался, пытаясь ее догнать, она сама его настигла, позволив ему благополучно рухнуть в трубу, развалить скудный интерьер и осесть в груде обломков, все еще хранящих запах пропавшей девушки.

Кресло, повидавшее за свою бытность и людей, и троллей, и даже пьяных в стельку гоблинов, пало смертью храбрых под весом Золотого дракона. Но менять форму тот не спешил. Конечно, в этом странном помещении человек чувствовал бы себя гораздо комфортнее ящера, но Арэту не хотелось терять и сотой доли драконьего чутья, которое значительно ослабевало в людском обличье. Стены комнаты-ловушки были просто пропитаны магией. Очень странной магией, которая, словно губка, поглощала чужие чары и не пропускала сквозь себя даже отголосков следящего заклинания. Сомнений не было – именно здесь и находилась Адель, пока он ее искал. Вот только куда она опять исчезла?

Ящер неловко повернулся, увязнув когтями задней лапы в свалившихся со стены цепях, и, задумчиво прищурив синие глаза, посмотрел на стол, отлетевший при его приземлении в дальний угол.

– Убил бы создателя этого интерьера! – пробормотал Арэт, с кровожадным выражением на морде разглядывая инструменты мясника, рассыпавшиеся по полу. – А это что? – нахмурился он, приметив среди железок свернутый в трубочку лист бумаги. – Ну-ка, ну-ка… – Махнув длинным хвостом, дракон подтолкнул к себе послание и, принюхавшись, оскалился в предвкушении.

Разворачивать свиток лапой было неудобно. Поэтому он задействовал врожденную способность – управлять потоками воздуха. Без применения драконьей магии этого хватило лишь на то, чтоб распрямить лист, припечатав его к плитам пола. Впрочем, большего Арэту и не требовалось.

Послание выглядело специфически, а еще оно было сходно по содержанию и форме с тем, что он получил недавно от Адель. Вернее, не от нее, а от кого-то, кто воспользовался подаренной фее лентой без ведома хозяйки. Во всяком случае, именно так сказала фея, наотрез отказавшись брать ответственность за нарисованную на листе фигу. И вот теперь таинственный художник снова решил порадовать ящера своим творчеством. Не узнать руку «мастера» дракон не мог. На листе красовалась небрежно набросанная карта со стрелками, блуждающими среди схематичных лесов и полей. Все они в конечном итоге указывали на изображение небольшого домика на курьих ножках с крупной надписью сверху: «Эрашева бабушка». Дракон хмыкнул, оценив юмор, а картинка, продержавшись где-то с минуту, поплыла, словно намокшие чернила, и постепенно сменилась словами, написанными подозрительно знакомым почерком.

«Уважаемый господин Эльт-Ма-Ри!

Поскольку в силу далеко не юного возраста или еще по какой причине у Вас наличествуют явные проблемы со зрением, хочу прояснить некоторые моменты.

Во-первых, преследуемая вами дама уже занята; во-вторых, эта девушка находится под постоянным присмотром; и, в-третьих, любые ваши действия в ее адрес впредь будут восприниматься как покушение на чужую собственность».

Ниже стояла подпись:

«Нир – законный жених Аделаиды Ванн Грэниус».

– Вот и познакомились, – фыркнул дракон, сгребая записку.

Про то, что Адель под наблюдением, Арэт и сам знал. Эксперимент с браслетом, который он провел в комнате замка, лишь подтвердил его догадку. Вряд ли автоматически настроенная на неприличные мысли железка стала бы бить с такой силой мужчину, думавшего в момент прикосновения к фее о мерзкой каше, которой в детстве пичкала его мама. А вот со стороны поведение дракона могло показаться весьма сомнительным. И, судя по мощности магического удара, именно таким оно и показалось… жениху. Как именно этот таинственный Нир следит за своей невестой, Арэт не знал, но кое-какие догадки у него были.

Встав на все четыре лапы, дракон откинул хвостом большую часть обломков и, потянувшись, принялся обследовать комнату. Замаскированную под иллюзией дверь он нашел довольно быстро. А на ней обнаружил и едва уловимый запах магии Тритэры, смешанный с ароматом цветочной феи. Выглянув наружу, ящер увидел просторный коридор и лестницу, ведущую наверх. Никакого намека на Адель или ее спутника. Арэт снова закрыл дверь, затем опять открыл… подумал немного, покачал головой и, вздохнув, начал выползать из ловушки. То, что Адель отсюда забрал жених, было понятно. А вот то, почему этот жених пахнет игрой, наводило на новые размышления. Да и почерк, показавшийся ящеру знакомым, он видел лишь однажды – в послании, подписанном Тритэрой. Заключенная сделка принесла ему тогда редкий артефакт. Теперь же игра… вернее, тот, кто с ней тесно связан, пытался увести у дракона объект его охоты.

Выбравшись на поверхность, Арэт Эльт-Ма-Ри окинул задумчивым взглядом двор мрачного замка с покосившимся от его стараний крыльцом, посмотрел на небо, полное звезд, и, решив поумерить охотничий азарт, взмыл в небо. На данный момент дракон не мог определиться, что нужно ему больше: девушка, которую придется полюбить, чтобы заполучить, или еще один артефакт, который можно выманить у ее загадочного жениха в качестве платы за то, что он оставит его невесту в покое. И первое, и второе казалось Арэту достойным трофеем в неожиданно завязавшейся игре. Только от артефактов, как показывал его личный опыт, было куда меньше проблем.

Глава 26

Адель на мгновение зажмурилась, ослепленная яркой вспышкой, а когда открыла глаза, обнаружила, что стоит в огромном зале, тускло освещенном факелами. Вокруг были бесконечные ряды книжных шкафов, начищенный до блеска пол с ковровой дорожкой и теряющиеся в полумраке колонны. Где-то далеко впереди маячил островок желтого света, теплого и не совсем естественного. Именно оттуда с равными промежутками времени доносились звуки ударов.

«Бом, – словно молоток судьи, выносящего приговор. – Бом…»

– Стой, кто идет?! – Громоподобный голос, раздавшийся сверху, заставил фею вздрогнуть и инстинктивно сжаться.

– Кто идет?! Кто идет?! Где идет?! Куда идет?! – послышалось со всех сторон. – Зачем идет? – шептали книги на стеллажах, шурша страницами, скрипели полки и посвистывали стойки, словно незримые призраки затеяли игру слов, аккомпанируя себе подручными средствами.

Нир, взглянув на спутницу, чуть сжал ее пальцы и потянул за собой. Она вынужденно сделала шаг вперед и невольно вскрикнула, когда все вокруг пришло в движение: колонны слились друг с другом и пилястрами легли на стены, шкафы «впитались» в обои, дорожка под ногами расползлась в стороны пушистым ковром, с потолка спустилась, звякнув подвесками, хрустальная люстра. Далекое пятно света, стремительно приблизившись, оказалось лампой на массивном столе. Там же лежало несколько стопок бумаг и на прямоугольных подставках стояли каменные маски, застывшие в гротескных гримасах. Бесконечный зал в мгновение ока «съежился» до размеров небольшой комнаты, центром которой было рабочее место Двуликого. Он восседал за столом в своем сине-красном камзоле и колпаке. В правой руке Дух Тритэры держал тяжелую печать, которую с силой вжимал в чернильную подушечку, потом с грохотом опускал на стол. Вернее, на очередную бумагу – одну из тех, что сами по себе перемещались из стопки в стопку, на миг задерживаясь посередине для получения оттиска.

– Кто здесь? – грозно спросил шут, свободной рукой поворачивая настольную лампу так, чтобы она светила в лицо визитерам. – Посторонним вход воспрещен!

– Твегги, прекрати этот балаган! – отозвался Нир.

– Нирушка, это ты? – делано изумился шут.

Фея переводила удивленный взгляд с одного собеседника на другого, имя Двуликого, как и подобную интерпретацию имени своего жениха, она раньше не слышала.

– Неужели ты еще кого-то ждал? – иронично осведомился темный.

– А вдруг? – надул щеки шут, но тут же сменил выражение лица на доброжелательное. – Что же ты не предупредил меня, что снова в гости заглянешь?! – укоризненно покачал головой он, а в следующую секунду расплылся в жутком, буквально до ушей, оскале. Нир поморщился, а Адель крепче сжала его руку: слишком свежи были воспоминания о прошедшей игре и ее странном ведущем, новая встреча с которым ее не сильно обрадовала. – Я бы встретил, ужин для дорогого гостя организовал, вина принес, в картишки бы сыграли! А ты… ты… – обиженно хмыкнул Двуликий и, прищурившись, пристально посмотрел на фею. – Что за существо ты прихватил? Подарок для дядюшки Твегги? – Шут плотоядно облизнулся, демонстрируя и без того перепуганной девушке свои удлинившиеся клыки. Заметив ее реакцию, он громко расхохотался, а потом, резко оборвав внезапный смех, увещевающим тоном произнес: – Да не бойся ты так откровенно, Кошка, я пошутил! Да вы садитесь, садитесь! – засуетился Двуликий, сметая со стола кипы бумаг, прямо на глазах превращающиеся в салфетки. – Сейчас чайку организуем, вино, конфеты…

– Хватит, Твегги. Мы…

– Не перечь старшим! – нахмурился Дух Тритэры. – Садитесь! – с улыбкой крокодила предложил этот радушный хозяин своим гостям.

Из ковра, как грибы, выросли два глубоких кресла, люстра вспыхнула ярче, а на столе вместо лампы и других предметов появились чайник, три чашки и вазочка с печеньем. Причудливые маски выстроились справа и слева от них, дополняя композицию. Фея с опаской покосилась на кресло и еще сильнее стиснула пальцы, не замечая, что царапает ногтями ладонь Нира. Впрочем, тот тоже не обратил на это особого внимания. Темный молча шагнул к ближайшему креслу, сел сам и усадил Адель к себе на колени. Девушка не сопротивлялась, разумно рассудив, что самое безопасное место в этой иллюзорной реальности – рядом с темным.

– Ай-я-яй! – возмутился Двуликий. – Не доверяешь, Ниррр?! Мне не доверяешь?! – По выбеленному лицу-маске медленно поползла черная слеза.

– Твегги, давай опустим демонстрацию твоих актерских способностей и сразу перейдем к делу, а? – Мужчина обнял фею и, прижав ее к себе, опустил подбородок на девичье плечо. – Меня твоя клоунада давно не развлекает, – скучающим тоном добавил он.

– Так, может, я для дамы стараюсь! – возмутился шут. – Киса, ты почему не поцеловала дядюшку Твегги? Разве так встречают старых знакомых? А мне казалось, мы неплохо поладили.

– Э-э-э… – протянула Ада и, вцепившись в Нира, как в спасательный круг, растерянно посмотрела на него.

– У нее жених ревнивый, – пояснил тот и, поймав благодарный взгляд феи, чуть улыбнулся.

Двуликий тем временем выудил откуда-то огромное увеличительное стекло на длинной ручке и принялся с деловым видом то придвигать, то отстранять лупу, изучая устроившихся в кресле гостей.

– Хм, действительно жених! – резюмировал он наконец, затем швырнул стекло за спину, где его тут же поглотила стена, и, побарабанив пальцами по столу, спросил: – Нир, ну зачем тебе жена? Ты еще такой молодой. Давай ты девчонку мне оставишь? А? У тебя ведь дела, а я за ней присмотрю! Почти безвозмездно! И тебе хорошо, и мне веселее будет! Подари мне Ки-и-ису…

Адель даже рот приоткрыла от возмущения, но ничего не сказала, предоставив жениху самому разбираться с Духом Игры. Вмешиваться в их странную беседу ей не хотелось. Сболтнуть лишнего или выставить себя дурой она желала еще меньше. Единственное, о чем мечтала девушка, так это как можно скорее покинуть комнату и ее хозяина. Но Нир продолжал сидеть, и она тоже не дергалась, боясь лишиться его защиты. Адель прекрасно понимала, что очутилась в мире Тритэры: хоть подобное и казалось невероятным, но присутствие Двуликого исключало всякие сомнения – вот только уютнее от этого понимания ей не становилось.

– Я не отдам тебе девушку, – отрезал темный. – Бери свою плату, и мы пойдем!

– Давай с нее возьму, – неожиданно заботливо предложил шут, а нарисованная маска словно впиталась в его кожу, открывая унылое, далеко не юное лицо мужчины, которое совершенно не сочеталось с нелепым колпаком и костюмом. – Тебе сегодня и так досталось!

– Бе-ри пла-ту, – с нажимом произнес темный, заметно уставший от устроенного спектакля.

– Ну и дурак! – Голова шута, крутанувшись вокруг своей оси, снова обрела маску и подмигнула накрашенным глазом. – Я ж для тебя стараюсь. Зачем жениться, когда с ослабевшей девчонкой проще сладить! – Твегги вытянул губы трубочкой и выразительно причмокнул, изображая поцелуй.

– Со своей «девчонкой» я как-нибудь без тебя разберусь! – раздраженно ответил Нир.

– Ну наше дело предложить… – пожал плечами собеседник.

Адель, не совсем понимая смысл этого странного обмена репликами, вдруг почувствовала, что тело темного похолодело, по заледеневшим рукам, обнимающим ее за талию, пробежала явно ощутимая дрожь. Девушка уставилась на жениха: лицо его осунулось еще сильнее, под глазами залегли тени, у рта образовались глубокие складки, скулы заострились, а кожа приобрела какой-то землистый оттенок. Нир на миг прикрыл глаза, скривившись, как от боли, затем подтолкнул фею, вынуждая ее встать с его колен, и, слегка покачнувшись, поднялся сам.

– А как же чай? – возмутился гостеприимный хозяин.

– В другой раз! – буркнул темный и, снова схватив Адель за руку, потащил ее за собой в сторону двери, рисунок которой проступил на стене между пилястрами.

Девушка заартачилась, пытаясь остановить Нира, который, похоже, был не в себе, раз собирался пройти сквозь стену, но у нее ничего не вышло. Достигнув изображения двери, Нир пнул его ногой – раздался треск, и стена, словно картонная, рухнула вперед, открыв вид на безмятежную зелень цветущего луга под ярко-голубым небом. Фея безропотно последовала по упавшей декорации за своим спутником и осторожно ступила на мягкую траву.

– Как же тут красиво! – выдохнула она, завороженно разглядывая пейзаж.

– Угу, – кивнул Нир, выпуская ее пальцы из своей ладони.

Адель обернулась – за спиной вместо комнаты росли деревья. Девушка вздохнула и мысленно приказала себе ничему не удивляться. После участия в Тритэре умом она была готова к любым чудесам и неожиданностям, но сердце предательски вздрагивало при каждой смене окружающей обстановки. Впрочем, сейчас оно вздрогнуло от радости, ибо идиллическая лужайка, окруженная невысокими деревьями и кустарниками, была куда приятней мрачной комнаты, в которой хозяйничал шут. Поляна пестрела яркими полевыми цветами и порхающими над ними бабочками, на ветвях безмятежно щебетали птички, по небу неспешно плыли пушистые облака, а воздух был пропитан ароматом лесных трав. Здесь хотелось находиться, наслаждаясь красотой чудесного пейзажа… в который плохо вписывалась высокая фигура с посеревшим лицом.

– Нир? Что с тобой, Нир? – забеспокоилась фея, когда он пошатнулся. – Ты в порядке? – Очередное односложное «угу», сказанное им, не очень-то ее убедило. – Присядь, а? Что с тобой? – бормотала девушка, суетясь вокруг своего спутника.

Долго уговаривать его не пришлось: тяжело вздохнув, мужчина опустился на траву и повалился назад, принимая горизонтальное положение. Прикрыв глаза, он сложил руки на груди и замер.

– Эй? Ты чего?! Ты только сознание не теряй, ладно? Нир, пожалуйста! Не оставляй меня тут одну, – закусив от волнения губу, прошептала Ада. Она опустилась на колени рядом с ним и, пощупав ему лоб, испуганно всхлипнула: – Ледяной! Темный… ты слышишь меня, темный? Я тебя… я тебя воскрешу и снова прибью, если ты сейчас умереть вздумаешь!

– А если не вздумаю? – Его бледные губы растянулись в улыбке.

– Тогда воскрешать не буду… пока что, – ответила фея, обрадованная хоть какой-то реакцией с его стороны. – Нир, что с тобой? Это плата, да? Что с тобой сделал шут? Магии лишил? Сил, здоровья? Я могу тебе как-то помочь?

– Можешь, – продолжая слабо улыбаться, ответил мужчина.

– Как?!

– Помолчи немного.

Адель недовольно нахмурилась, но кивнула: больше для себя, чем для него, – сквозь опущенные веки он вряд ли увидит ее жесты. Посидев неподвижно где-то с минуту, фея осторожно склонилась над женихом и снова положила ладонь на его лоб. Кожа Нира по-прежнему оставалась неестественно холодной, хотя выглядеть он стал чуть лучше. Во всяком случае, девушке так показалось: черты лица разгладились, тени стали мягче… а может, все дело было в освещении?

– Цветочек, перестань смотреть на меня как на покойника, – не открывая глаз, проговорил темный.

– А… а ты откуда знаешь, как я смотрю? – растерялась она.

– Взгляд красноречивый очень, кожей ощущается, – приоткрыв глаза, объяснил мужчина. – Того и гляди, дыру во мне прожжет.

– Нир! – укоризненно проговорила фея, – я переживаю, а ты… издеваешься.

– За меня переживаешь или за себя?

– За тебя! Ну и, как следствие, за себя, – не стала отрицать Ада. – Так что с тобой сделал Двуликий? Это опасно?

– Нет. Передохну немного, и пойдем отсюда. Просто усталость накатила и голова закружилась. Это нормально, когда Твегги жульничает.

– В смысле?

– В качестве платы за внеплановый переход через Тритэру он вытягивает из меня энергию. Не магию, нет.

– Поясни, – попросила девушка.

– Игра настроена так, чтобы контактировать с Миром Живых всего раз в год. Тогда-то и пополняются ее энергетические запасы за счет азарта, которым питается ведущий. Но иногда он делает исключения и позволяет мне использовать Тритэру в качестве портала, за что требует вышеупомянутую плату. Не думаю, что она ему действительно необходима, но таковы правила. Сегодня содрал с меня за пятерых, видимо, в отместку за то, что я ему тебя не оставил.

Испытав прилив благодарности от последних слов темного, фея осторожно провела по его лицу кончиками пальцев и прошептала:

– Спасибо.

Мужчина недоверчиво выгнул бровь, глядя на нее, а из кустов донеслось торжественное:

– Во-о-от! А то все «Твегги жульничает, Твегги жульничает»! А Твегги только хорошего желает, вон как девчонка засуетилась и как смотрит ласково на тебя, болвана. Эх… надо было за десятерых плату бр… Эй! – возмутился голос, когда в заросли полетел огненный шар, сформированный Ниром. – Ты так поляну спалишь, ненормальный! Это же произведение искусства, а не лужайка! Да ты… – Очередной магический снаряд заставил незримого собеседника заткнуться.

– Не обращай внимания, маленькая госпожа. Двуликий в своем репертуаре, – сказал мужчина, садясь. – Еще минута – и пойдем, – пообещал он.

Однако все произошло несколько иначе. Разноцветные бабочки, порхавшие над цветами, незаметно сменили окраску и, сбившись в серебристое облако, налетели на темного. Адель рефлекторно отшатнулась от этого мерцающего вихря, многочисленные крылышки которого издавали едва слышное шуршание. Нир, в свою очередь, даже не отмахнулся. Он просто сидел в облаке обезумевших насекомых, не делая никаких попыток освободиться. Решив, что мужчина зачарован, фея бросилась к ближайшему кусту и, выломав ветку, хлестнула по жениху. Вернее, метила-то она по бабочкам, вот только они вовремя отлетели, открыв Нира для удара.

– Ну ссспасибо, милая, – отобрав у растерявшейся девушки ветку, прошипел мужчина.

– Я хотела…

– Я понял.

– Но они… Что они с тобой делали? Пили энергию?

– Нет, малыш, – зашвырнув ветку в слегка подпаленные кусты, ответил Нир. – Она, наоборот, поделилась со мной энергией.

– Кто – она?

– Тритэра. Ну хватит, – склонив голову набок, сказал заметно посвежевший темный. – Пора вернуть тебя к твоим друзьям. Идем?

– Нет, подожди, – задумчиво протянула фея, пристально изучая собеседника, лицо которого выглядело теперь так, будто он отдыхал не пять минут, а пять дней. Серебристых бабочек девушка прекрасно помнила из прошлого посещения игры. Вот только тогда они либо превращались в записки, либо отвлекали шута, а теперь решили поделиться энергией с Ниром. Хм… и с чего это вдруг им так поступать? – Ты обещал мне ответить на три вопроса.

– О! – Глаза мужчины расширились в притворном удивлении. – А разве я уже не ответил? Причем не на три, а на гораздо больше. Цени, фея!

– Что? – Адель оторопела.

– Как «что», цветочек? – ехидно улыбнулся маг. – Ты разве забыла? Я же просил подумать, прежде чем спрашивать.

– Да ты… ты… – Подходящих слов Ада, видимо, не нашла, потому что кинулась на довольного собой жениха с кулаками, чем изрядно повеселила и его, и подгоревшие кусты, которые затряслись от хихиканья, слишком уж похожего на смех Двуликого.

– Это не честно! – обиделась девушка. – Ты обещал. И знаешь что? Я никуда не пойду, пока ты не ответишь на три моих вопроса! – уперлась она, мысленно боясь услышать от него что-то вроде «так оставайся».

Нир посмотрел на невесту, оценил решительность, отразившуюся на ее личике и, вопреки ожиданиям, сказал:

– Ну хорошо! – После чего немного громче добавил: – Твегги, помни: малейшая глупость с твоей стороны – и я забуду о Тритэре лет эдак на десять!

Из кустов раздалось недовольное: «Уж и пошутить нельзя!»

– Присаживайся! – Мужчина махнул рукой на выросший из-под земли небольшой пенек. Ада для верности пощупала его рукой и осторожно уселась. – Ну давай… Спрашивай, моя любопытная госпожа, – хитро щурясь, предложил темный.

Фея глубоко вздохнула, закрыла глаза и попыталась сосредоточиться: выбрать из множества вопросов всего три казалось столь же затруднительным, как отыскать иголку в стогу сена. Пока девушка пыталась разобраться со своими мыслями и подобрать правильную формулировку для самых важных, с ее точки зрения, тем, невесомая бабочка опустилась на ее запястье и, помахивая серебристыми крыльями, принялась изучать брачный браслет, в то время как ее саму пристально изучал сидящий неподалеку мужчина. И взгляд его серебристо-серых глаз был задумчив. Хрупкая летунья вспорхнула раньше, чем Адель успела ее заметить.

Фея открыла глаза и решительно проговорила:

– Я слышала о тайной игре волшебников, много разного слышала… Но никто и никогда не упоминал, что она является проходным двором для некоторых магов. Из этого делаю вывод, что ты Тритэре не чужой. Да и Двуликий тебя давно знает. И эта фраза… про десять лет, – вслух рассуждала девушка, стараясь не промахнуться с вопросом. – Как ты связан с игрой, Нир? – наконец произнесла она и в волнении сжала пальцами кружевной воротничок дорожного платья.

Темный посмотрел на нее, пожевал травинку, словно подбирая слова, и хотел было ответить, как из кустов на полянку начали строем выходить мелкие лесные зверушки. Через несколько секунд у ног феи копошилось целое пушистое «войско». Маленький кролик, белый, пушистый, с черным ободком вокруг глаз, оказался самым шустрым. Он запрыгнул к ней на колени и, стрекоча ушами, потерся влажным носом о девичью руку. Ада рассеянно погладила его по гладкой шерстке, ожидая ответа.

– Скинь эту гадость, – спокойно сказал Нир и отбросил в сторону травинку.

Фея опустила взгляд как раз вовремя: милое пушистое создание, распахнув непропорционально большую для его тельца пасть с огромным языком, нацелилось на ее запястье. Девушка взвизгнула и смахнула коварную тварь. Остальной зверинец тут же разбежался в испуге. А «кролик» на лету отрастил перепончатые крылья и завис напротив.

– За что так с дядюшкой Твегги, Киса?! Я просто хотел проверить – браслет реальный или иллюзорный? – обиженно протянул он и, лениво помахивая крыльями, полетел в тень деревьев.

Обалдевшая от такого заявления фея выразительно посмотрела на жениха и, постучав пальцем по белому узору на своей руке, вопросительно приподняла бровь.

– Реальный, – поняв ее без слов, усмехнулся Нир. – Реальнее некуда. И знаешь что, цветочек, – искоса взглянув на девушку из-под полуопущенных ресниц, добавил он, – так и быть, я не стану засчитывать за второй вопрос твою дивную пантомиму.

– Вот спасибо! – не без ехидства поблагодарила Адель. – А что с первым?

– Про Тритэру? – Получив в ответ утвердительный кивок, темный продолжил: – Скажем так, я помогаю ей контактировать с реальным миром. Устраиваю ежегодные игры, приглашаю игроков, рассылаю приглашения гостям. Словом, занимаюсь организационной частью, за что и пользуюсь определенными привилегиями. Например, могу свободно здесь находиться. Без меня об игре забудут, и один знакомый нам с тобой господин, подслушивающий наш разговор, сдохнет с голоду.

– Злой мальчишшшка! – прошипела двухголовая ящерица, выползая из-за пня, на котором сидела девушка. – Разве можно шантажировать бедного, старого, несчаст…

– Достаточно, Твегги! – перебил излияния чешуйчатой твари Нир. – Хочешь слушать – слушай, но молча.

Ящерка гордо фыркнула, махнула хвостом и исчезла в траве, а фея лишь покачала головой.

– Почему именно ты занимаешься устройством Тритэры? – заинтересованно проговорила она.

– Это твой второй вопрос? Потому что я… – начал Нир.

– Нет! – поспешно перебила его Ада. – Погоди! Сейчас… – Она на мгновение задумалась, вспоминая, что еще планировала узнать сегодня, а потом сказала: – Кем тебе приходился Маркус Ма-Нидрус?

– На момент гибели другом и хозяином. Формально, как ты уже догадалась, – хмыкнул мужчина. – А прежде… – Он как-то непривычно по-доброму улыбнулся: – Маркус был моим опекуном после смерти родителей. Старый тролль-некромант, он был тем, кто дал мне в этой жизни страт. Так, цветочек, остался последний вопрос.

– Ты меняешь тему! – Адель нахмурилась. – Расскажи о своем прошлом, о Маркусе, о…

– Прости, маленькая госпожа, но нет.

– Почему?

– Это третий вопрос?

– Ниррр!

– Потому что не время, малыш. Потому что твое неуемное любопытство потребует продолжения и ты влезешь в какие-нибудь неприятности по моей вине.

– Неправда! – возмутилась Адель, вскочив с пня. Она даже ногой притопнула в сердцах, едва не отдавив каблуком хвост ящерицы, торчащий из травы. – Это твоя скрытность приводит к неприятностям, в которые я попадаю. Если бы ты со мной поговорил, а не сбежал тогда… после помолвки. Если б ты не строил из себя таинственного незнакомца, а хотя бы имя назвал… настоящее. Если бы ты был со мной откровенен, я бы… я…

– И что же ты тогда? – Серебристые глаза собеседника сузились, а трава у ног феи заинтересованно зашуршала.

– Я бы не бегала по стране в поисках информации о своем собственном женихе! – выпалила на одном дыхании девушка и замолчала.

– Ну да, – криво усмехнулся Нир. – Ты бы бегала на свидания с Золотыми драконами, белыми рыцарями и прочими идиотами, внезапно возжелавшими твоего внимания. Или своего простофилю-эльфа из очередной глупой истории вытаскивала бы, или…

– Но это все было бы уже не твоей заботой.

– Нет, цветочек, пока на тебе это украшение, – он указал на браслет, – ты – моя забота.

– Так сними и не беспокойся больше, – с нотками обиды в голосе заявила Адель.

– Не сниму, – спокойно ответил темный. – Разве что через год.

– Тогда я буду продолжать собирать на тебя данные, – с вызовом пообещала фея.

– Продолжай, – пожав плечами, разрешил собеседник.

– А может, все-таки расскажешь о себе, и я поеду домой: цветочки выращивать да с трупами экспериментировать? – закинула очередную удочку девушка.

– Не-а, – мило улыбнулся ей темный.

– Погоди-ка, – прищурилась она, делая медленный шаг к нему. – Как же я раньше не догадалась: ведь тебе это все нравится, да? – Ада присела на корточки рядом с Ниром и испытующе посмотрела на него. – Тебе нравится, что я бегаю именно за тобой, а не за белым рыцарем или Золотым драконом. Это что такое, темный? Попытка потешить свое мужское самолюбие или месть за полтора месяца работы слугой? Я тебя не принуждала, кстати.

– Ну-у-у, – протянул Нир. – Может, и нравится. Чуть-чуть.

– Ах вот как! – победно воскликнула фея и… улыбнулась. А потом легонько щелкнула по лбу слегка опешившего мужчину и ехидно произнесла: – Тогда прекрати меня обвинять, когда вытаскиваешь из неприятностей. Ты сам виноват.

– Хм…

– И, кстати, как ты меня нашел? – устраиваясь рядом с ним на траве, поинтересовалась она. – Мурзик сдал или браслет с поисковой функцией?

– Браслет, – ответил мужчина и, протянув руку, потрепал по уху торчащую из сумки игрушку. – Хотя Мурзик тоже исправно несет свою службу рядом с моей невестой, – весело добавил он и, заметив заинтересованный взгляд девушки, поспешил объяснить: – Он отличный почтальон. Да?

– Да. Передает от тебя мерзкие записочки, которые меня жутко бесят.

– Я могу не писать…

– Только попробуй!

– Малыш, ты бы определилась, а? Мне непонятно, чего именно ты хочешь?

– Нет, Нир, – как-то грустно сказала фея. – Куда важнее, чего хочешь ты?

Какое-то время они молча смотрели друг на друга, пока из-за пня не донеслось ворчливое:

– Чего хочет, чего хочет… спросила б лучше, кого он хо…

– Твегги! Без комментариев! – раздраженно процедил мужчина, заткнув тираду засевшей в траве ящерицы очередной порцией магического огня. – У тебя есть еще один вопрос в запасе, – обратился он к невесте. – Или мне ответить про то, что я хочу? Так я…

– Нет! – испуганно воскликнула девушка и прижала пальцы к его губам. – Замолчи! Я знаю, что ты ответишь… про сон, крепкий чай или еще какую-нибудь ерунду, которую ты наверняка желаешь сейчас получить. Не выйдет. Третий вопрос будет про это. – Убрав руку от лица мужчины, Адель сняла с плеча сумку, достала оттуда папку и, раскрыв ее, сунула под нос собеседнику. – Я хочу знать, кто изображен на рисунках и что тебя связывает с этими людьми?!

– Это два вопроса.

– Один!

– Ладно. – Взяв из рук феи стопку листов, Нир принялся их разглядывать. – Пусть будет один, и я отвечу тебе на него.

– Предельно честно, – напомнила Ада.

– Не сомневайся, – сверкнул белозубой улыбкой он.

Но девушка сомневалась: больно уж хитрым казался ей блеск его серебристых глаз. Предчувствия ее не обманули. Потыкав указательным пальцем в рисунки, мужчина назвал каждого персонажа:

– Это Маркус, это магистр Элери, это Некрос, это я, снова я, снова Некрос, Ита, болотный хома, опять Некрос… все.

– Что значит «все»?! – опешила Адель. – Кто такой Некрос? Почему ты его именем назвался в игорном доме Милалики? Некрос – это ты?

– Я Нир, а он, – мужчина снова постучал по изображению, – Некрос.

– И как ты с ним связан? С ними со всеми?

– Хм… – На минуту собеседник задумался, а потом быстро ответил: – Некрос, Ита и я вместе учились, магистр был нашим учителем, а Маркус, как я уже сказал, – моим опекуном. Трикки – любимый питомец Некроса.

– А сейчас ты с ними общаешься?

– Прости, малыш, но это уже следующий вопрос, – коварно улыбаясь, ответил Нир. – «Предельно честно» – не то же самое, что «подробно». Я и так сделал тебе кучу поблажек. Так что… – развел руками он.

– Я тебя убью! – пообещала фея мрачно.

– Да-да, я помню… Потом воскресишь, опять убьешь, опять воскресишь… А может, найдешь себе другой объект для практики по некромантии, цветочек? – смеясь, предложил Нир, когда ее руки недвусмысленно обхватили его шею.

– Гад темный!

– Ты забыла добавить «мерзкий».

Нир повалился на спину, утащив девушку за собой. Затем перекатился, подмяв ее под себя и, сжав запястья, заставил ослабить хватку. Ада поерзала, пытаясь выползти из-под тяжелого тела мужчины, но безуспешно. Занятые друг другом, они не сразу заметили, как ясный день на сказочной поляне превратился в вечер.

– Забавляешшшься, темный? – прошипела она, глядя в его смеющиеся глаза.

– Наслаждаюсь, – ответил он, коснувшись губами ее виска. – Ты так мило бесишься, цветочек.

– Нир, хватит! – Она попыталась высвободить руку, но он не позволил. – Мне тяжело! И…

Адель запнулась, услышав вблизи странный хруст. Ее жених тоже не остался безучастным и, вздохнув, поднялся, после чего помог встать и фее.

– Эй, эй! Вы куда?! – разочарованно воскликнул шут, размахивая подсвечником. – Только я тут приготовился… свечку подержать, а вы, вы… – Он достал из бумажного ведерка горсть кукурузных хлопьев и, разом запихнув их в рот, промямлил: – Обл-хрррум-ло-омали.

Двуликий так и сидел, глядя вслед паре, уходящей прочь по лесной тропинке. Где-то впереди их ждала дверь. Одна из многих в Тритэре. Но именно она должна была вывести Нира и его невесту из игры.

«Плата принята, услуга оплачена… – подумал Дух Игры, задув свечи. – Заходи почаще, мальчик».

Жозефина сидела на кровати, скрестив ноги, и откровенно скучала. После целого дня дорожной полудремы спать не хотелось совершенно. Илоланта, сославшись на неведомые дела, подло улизнула – вероятно, отправилась с хозяином связь налаживать. Интересно, что она ему наплетет? В правдивости отчетов зор-зары ведьма сильно сомневалась, особенно сегодня. Рыжеволосый алхимик по прибытии в гостиницу мгновенно забаррикадировался в своей комнате под предлогом головной боли. Впрочем, выглядел он и в самом деле неважно. А рассматривать в качестве компании зануду рыцаря Жози даже не пыталась.

Вот и получалось, что девушке, путешествующей в обществе нескольких особ, и поговорить-то не с кем. Фее хорошо: ее наверняка дракон развлекает. И делать это, по словам Адель, он умеет красиво. А чем себя рыжей ведьме занять, коли не спится? В кабак, что ли, отправиться, морду какому-нибудь приставучему хлыщу начистить? Не зря же она на факультете боевой магии два года отучилась!

Дверца стенного шкафа резко распахнулась и с треском хлопнула по стене, вырвав ведьму из раздумий. Жозефина вскочила на ноги прямо на кровати, машинально формируя в руке багровый шар. Из темного проема на пол посыпались зеленые листья, потом послышался подозрительно знакомый голос:

– Не пойду! Здесь стена! Сам иди!

Вслед за ним раздался голос вроде бы и чужой, но неуловимо кого-то напоминающий:

– О Эраш, за что мне это?

Мгновение спустя из недр шкафа, пригнув голову, в комнату шагнул высокий мужчина с брыкающейся на плече ношей. Сгусток магического пламени, автоматически брошенный ведьмой в сторону гостя, с шипением погас, не достигнув цели. Или же это зашипела строптивая «ноша», которую он только что поставил на ноги и нарочито-заботливо отряхнул от листьев?

– Я тебе это припомню, темный! – Голос Адель мало отличался от звуков, издаваемых ползучими тварями.

– Не сомневаюсь, моя злопамятная госпожа! – ухмыльнулся худощавый шатен. – Но позже, ладно? Мне пора идти!

– Куда? – возмутилась фея и преградила ему дорогу к шкафу. – А как же…

– Ну что еще, цветочек? – вскинул бровь он. – Ах да-а-а… Поцелуй на прощанье! – С этими словами незнакомец уверенно обхватил ладонями голову девушки и, наклонившись, припал к ее губам, заглушив тем самым возмущенное «какой еще поце…».

Захваченная врасплох, Адель пару раз вяло стукнула мужчину кулачком по груди, после чего привстала на носочки и уверенно обвила руки вокруг его шеи. Жози стояла, как столб, на кровати и чувствовала себя не то жертвой галлюцинации, не то лишним свидетелем. Шатен, в последний раз покрепче прижав к себе фею, отстранился, осторожно отцепил ее пальчики от своего воротника, после чего бережно усадил девушку в ближайшее кресло и шепнул: «Я всегда рядом, малыш».

– А это… – К Жозефине наконец вернулся дар речи, правда, не полностью. Этот недостаток она восполнила жестами, указав незваному гостю на шкаф.

– О! – Словно впервые заметив присутствие ведьмы, улыбнулся незнакомец. – Госпожа Жозефина? Рад познакомиться. Весьма наслышан. – Отвесив шутливый поклон, странный тип сделал шаг и взялся рукой за дверцу.

– Стой! – спохватилась Адель, вскакивая на ноги, но Нир быстро нырнул в шкаф, подмигнув ей на прощанье зеленым глазом.

За распахнутой заново дверцей вместо буйной растительности висели вещи Жози.

– Вот… гад! – досадливо процедила Ада, с силой закрыла шкаф и, стянув с плеча дорожную сумку, повернулась к подруге. – Опять сбежал.

Жозефина задумчиво почесала в затылке и, сменив стоячее положение на сидячее, произнесла:

– Так и быть, Кошка. Оставим пока вопрос, что вы делали в моем шкафу! Скажи для начала, кто это был? Красавчик-дракон, насколько я помню с твоих слов, – длинноволосый блондин.

– Это Нир! – Смахнув с лица непослушную прядь, Адель вздохнула, затем немного подумала и менее уверенно добавила: – Кажется.

– Жених твой? – присвистнула Жози. – Так, говоришь, он тебе не нужен? – насмешливо уточнила она. – Может, уступишь по-дружески? Я не прочь поносить бра…

– Ну уж нет! – мгновенно придя в себя, возмутилась фея. – Сначала я его убью, воскрешу, снова убью…

– Ясно, – примирительно подняла руки ведьма. – Вопрос снимается. Я трупами не интересуюсь. Даже такими сероглазыми и…

– Вот оно! Глаза! – Адель чуть не подпрыгнула на месте от накатившего озарения, чем снова ввела подругу в состояние крайнего удивления.

Ведьма вторично почесала затылок, наблюдая за тем, как белокурая девушка торопливо достала из сумки игрушку и блокнот, вырвала из него лист, что-то быстро написала и, свернув, засунула послание в плюшевое сердце, которое держал в лапках белый котенок. С неменьшим интересом Жозефина проследила, как фея снова расположилась в кресле и, посадив игрушку на колени, принялась гипнотизировать ее взглядом. А когда хозяйка комнаты раскрыла было рот, чтобы расспросить подругу о ее странном появлении, Мурзик мявкнул.

– Да! – радостно воскликнула Ада. – Не-э-эт, – простонала она, развернув ответ.

– Что там? – поинтересовалась ведьма, приблизившись.

На белом листе было написано:

«Свою метку, цветочек, я, как и ты, покажу только законной супруге».

– Так, дорогая, – вздохнула Жози. – Рассказывай!

Глава 27

В распахнутое окно робко проникали первые лучи солнца, на комоде тлели еще не погашенные свечи, а между ними над плиткой с магическим пламенем стоял небольшой чугунный котелок, в котором бурлила вода. Две узкие пластины, серебряными заклепками соединенные с деревянной ручкой, погрузились на минуту в воду и, повинуясь девичьей руке, вернулись к длинной пряди белоснежных волос. Иногда каждодневный ритуал действовал на Юми умиротворяюще, но… только иногда. Девушка была больше чем уверена, что никому из ее коллег не приходится вставать на два часа раньше, дабы придать себе достойный экзорциста вид. И за что Эраш наградил ее таким дурацким несоответствием облика и дара? Эльфийка, скривившись, протерла запотевшее зеркало рукавом и встретилась взглядом со своим красноглазым отражением. Готово!

Тяжело вздохнув, Юми-эль принялась упаковывать вещи. Котелок, выключенная плитка и щипцы для волос легли на дно саквояжа, следом за ними отправилась внушительная коллекция склянок с пигментирующими эликсирами: волосы, глаза… даже оттенок кожи – все это требовало коррекции. Каждый раз перед выходом на задание или банальным выездом из родного дома девушка тщательно меняла внешность. Искусство преображения стало обычным для эльфийки делом несколько лет назад, когда открылись ее безусловно светлые, но при этом пугающие способности. В специальный паз лег крошечный пузырек с самым дорогим зельем – глазными каплями, позволяющими не только сменить цвет радужки, но и вытянуть зрачок, как у кошки. Все вместе весило совсем немало.

А еще говорят, что красота требует жертв! Каких? Умылась да пошла себе! Попробовал бы кто-нибудь изо дня в день эту самую красоту гримировать.

Конечно, можно было бы наложить на внешность иллюзию, да вот беда: простенькие имели неприятное свойство развеиваться в самый неподходящий момент, а качественные слишком дорого стоили, чтобы снимать и восстанавливать их после регулярных визитов домой. Являться же под отчий кров в рабочем виде девушка считала слишком жестоким поступком по отношению к родителям: бедняги до сих пор не верили, что их златокудрая малышка оказалась носителем смертоносного дара.

Заранее вызванный слуга, кряхтя от натуги, тащил вниз по лестнице вещи и не подозревал, что в тяжеленном «сундуке», который он нещадно проклинал по дороге, не камни, а косметические приспособления юной постоялицы; огромная же сумка таила в себе всего одно сменное платье, соседствующее с пятью парами обуви на высоченной платформе.

– Так, кажется, ничего не забыла, – пробормотала красноглазая блондинка, окидывая прощальным взглядом комнату постоялого двора, приютившую ее на ночь.

Проверив перед выходом магический амулет с двумя белыми камнями и одним бледно-розовым, эльфийка удовлетворенно хмыкнула и отправилась сдавать ключи от комнаты. Поисковик, который она оставила следить за экипажем господина Грэниуса, покидая его дом, сигнализировал о том, что карета по-прежнему стоит во дворе гостиницы. Следовательно, ее хозяин изволит мирно почивать в снятом с вечера номере. Неудивительно! Некроманты те еще «совы». Впрочем, рисковать Юми-эль не собиралась. То, что Дин не уехал с рассветом, вовсе не означало, что он не сделает это в ближайшее время.

Выйдя на крыльцо, девушка улыбнулась. Все-таки ее расчеты относительно некроманта оказались верны. При всей своей эксцентричности, конкурирующей с педантизмом, он был всего лишь отцом, озабоченным благополучием своего чада. Таким же, как ее собственный. Хотя нет, не таким. Ее папа как минимум смутился бы, окажись в его спальне незнакомка с финансовыми претензиями. А этот… одним словом, некромант!

Жаль, что затея со счетом провалилась! Впрочем, Юми особо на успех и не надеялась. А вот основную цель знакомства с полоумным (а кто еще пойдет с топором на кладбище?) магом Смерти достигла. Немного клоунады, чуть-чуть завуалированных угроз, удачно случившаяся демонстрация дара, и… темный папаша ринулся спасать свою светлую дочурку. А где эта цветочница, там и женишок беглый наверняка отсиживается!

Порывшись в сумке, эльфийка достала медальон, который родители использовали вместо брачных браслетов, заключая двадцать лет назад их с Эмилли-элем помолвку. Оно и понятно, детям браслеты надевать было не принято, а вот кулоны с локонами жениха и невесты – вполне. Металлический медальон в форме цветка с драгоценным камнем в сердцевине свидетельствовал о том, что загулявшего жениха в зоне досягаемости нет. Будь парень поблизости, желтый камень сменил бы цвет на зеленый, а окажись эльф в паре шагов от своей невесты, и вовсе стал бы синим. По похожему принципу работал и амулет, висевший на шее Юми-эль. С его помощью она выслеживала и преследовала интересующие ее объекты. Такие, к примеру, как Дин Эльт-Ма-Грэниус, который, судя по всему, решил как следует отоспаться. Или не решил?

Неожиданная догадка неприятно уколола самолюбие девушки. Подозвав к себе мальчишку-дворника, она попросила его поговорить с возницей некроманта, дремавшим в экипаже. Слушая паренька, вернувшегося с вестями, эльфийка выглядела совершенно спокойной, если не сказать расслабленной. Волю своим чувствам она дала, лишь когда захлопнула дверцу кареты и задернула штору. Проклятый маг Смерти оказался умнее, чем она думала. Умнее, наблюдательнее и хитрее. Провел ее, как девчонку, бросив свое транспортное средство в качестве наживки здесь, в то время как сам уехал еще ночью в нанятом экипаже.

– Ну хорошшшо, – прошипела Юми, впиваясь черными ногтями в подлокотники сиденья. – Счет один-один, господин труповод! Только не думай, что выиграл. И ты, и твоя дочурка, и этот олух влюбленный… Мы еще встретимся. Скоро! – И без того алые глаза ее стали еще ярче. Проигрывать девушка не любила.

Как именно Дин вычислил слежку, она не знала. Зато прекрасно понимала, что не даст так просто уйти этому самоуверенному блондину. Поэтому, перенастроив поисковик, отправила его разыскивать Грэниуса. Крошечная искорка выскользнула из бледно-розового камня на ее амулете и, подлетев к экипажу некроманта, принялась «обнюхивать» его, словно ищейка. Впрочем, так оно и было. Спустя несколько минут магический огонек уже мчался впереди кареты хозяйки по дороге в столицу. А на груди беловолосого экзорциста горел алым один из камней кулона, обозначая тем самым разгар объявленной охоты.

Адель сидела на кровати и задумчиво вертела клочок тончайшего золотого кружева, непроизвольно любуясь искусной работой. Крохотное плетение с плеча феи сколупнула пальцем Жози, задав вполне резонный вопрос, что это. Действительно, что? Похоже, прав был Ритэр – в подарке дракона таился изящный подвох. Странно только, что подвох этот ни с того ни с сего обнаружился. Подобные следящие заклинания, как правило, полностью сливались с кожей носителя, оставаясь для него невидимками. И снять их без участия творца было попросту невозможно. А это, можно сказать, отвалилось само по себе. Не выдержало прохода через игру? Или это Нир каким-то невероятным способом позаботился о своей невесте, как всегда, забыв поставить ее в известность? Впрочем, неважно! Скоро вернется Жози с обещанными бутербродами, надо использовать время с пользой!

От воспоминаний о завтраке, съесть который ей так и не удалось, Адель скривилась. Как ни странно, трапезу испортил не привычно язвящий рыжий, и не ведьма, слишком пристально изучавшая его наглую физиономию, и даже не бесцеремонная зор-зара. Поесть и выпить чаю фее не дали пространные рассуждения Ирвина о недопустимости варварского обращения с дамами, чередующиеся докучливыми расспросами на тему ее самочувствия после похищения. Особенно беспокоило рыцаря, не позволил ли зарвавшийся ящер себе чего-то совсем уж непростительного в отношении украденной дамы. Под аккомпанемент всех этих разглагольствований Аделаиде, невзирая на голод, кусок в горло не лез. Последней каплей стали уверения мужчины в том, что ей непременно надо отдохнуть пару дней, прежде чем ехать дальше. Тем более заказанные им по почте пропуска все равно будут готовы не раньше чем послезавтра.

В итоге девушка отодвинула от себя почти нетронутую еду и, сославшись на приступ мигрени, сбежала в свою комнату. Вернее, в комнату Жози, поскольку отдельного номера ей, само собой, среди ночи никто заказывать не стал. Догнав фею и наскоро обсудив план дальнейших действий, ведьма вернулась в обеденный зал, посулив скорое возвращение и провиант.

Адель подняла с полу сумку, которая была с ней во время вчерашних приключений, вытащила оттуда Мурзика и, поправив примятое ухо, усадила его на подушку. Затем вынула папку и погрузилась в изучение рисунков. Изображения с Ниром она отложила в сторону. В ту же стопку после недолгих раздумий отправились листы с физиономией Некроса и грустным личиком Иты. Портреты Маркуса тоже были признаны не слишком интересными на сегодняшний день, да и мужчина в мантии показался фее не сильно примечательным, особенно если учесть, что стоял он вполоборота и большая часть лица его находилась в тени. А вот изображения болотного хомы, без сомнения, требовали внимания. И не только подписями на листе, но и странными метаморфозами зверька.

«Трикки-терра… Тритэра? – подумала Адель, в который раз перечитывая подписи. – Похоже, игру назвали в честь домашней зверушки рыжего. И зверушки ли?» Девушка вздохнула. Ни рисунках не было никого, даже отдаленно напоминающего Двуликого. Зато последняя картинка в череде метаморфоз хомы весьма напоминала очертаниями скрюченную фигуру химеры.

– Трикки… Твегги… – прошептала фея. – Неужели игрой управляет маленький пушистый зверек? Да нет, не может быть!

Звук приближающихся шагов отвлек внимание феи от ее трофея. Пнув дверь ногой, с подносом в руках в комнату ввалилась Жозефина.

– Знаешь, подруга, твоих поклонников впору начинать отстреливать! Из дальнобойного арбалета и о-о-очень тупыми болтами! Одного так точно! – поставив поднос на тумбочку, заявила ведьма. – Что ты там раньше говорила? Милый и порядочный? Первая любовь большинства твоих однокурсниц? Самый лучший темный маг, которого ты встречала? Ну-ну. Еще полчаса в обществе этого зануды, и у меня на всю жизнь возникнет непреодолимое отвращение к белому цвету! Так что давай пей свой чай побыстрее, пока твой рыцарь унылого слова под дверь не заявился стенать!

Адель кивнула, послушно схватив чашку и сдобную булочку. Задерживаться в самом деле не имело смысла. Если не Ирвин со своей обострившейся заботой, то Ритэр с его неиссякаемыми запасами ехидства точно сорвет им все планы, придуманные ночью.

Глава 28

В небольшом помещении было светло, немного пыльно и накурено настолько, что впору вешать пресловутый топор. Узкие темно-синие диванчики, расставленные по периметру, пустовали, лишь на одном из них, элегантно закинув ногу на ногу, сидел молодой мужчина в строгом сером костюме и дымил трубкой. Время от времени он убирал с лица серебристую прядь абсолютно седых волос и, прикрыв глаза, едва заметно улыбался. Рядом с ним расположился тролль. Крохотная чашечка кофе смотрелась странно в его узловатых пальцах с наманикюренными когтями. На подоконнике, облокотившись спиной об откос и обняв подтянутую к груди ногу, задумчиво курил русоволосый парень.

Непринужденную беседу троицы нарушил громкий хлопок, напоминающий небольшой взрыв. А следом за странным звуком в комнате возникло облако черного дыма, из которого вывалились две всклокоченные девицы.

– С приземленьицем! – буркнула рыжая, отряхивая юбку, и протянула блондинке закопченную пластину, на которой с трудом можно было разобрать нарисованную сигарету и пару закорючек, похожих на «sm». Остальные символы таинственной надписи скрывал толстый слой сажи.

– И тебя! – ответила ей светловолосая девушка с чумазым личиком, пряча металлическую вещицу в недрах своей большой дорожной сумки. Незнакомка затравленно огляделась по сторонам и, обнаружив, что в комнате они не одни, преувеличенно-бодро сказала: – Доброго утра, господа!

Седой мужчина едва не потерял трубку, но в последний момент успел ее подхватить, а вот тролль таки выронил чашку, содержимое которой растеклось темной лужей по журнальному столику.

– Ну привет-привет, – ухмыльнулся парень с подоконника и снова затянулся.

– Добро пожаловать в ОМУТТ, леди! – поддержал его господин в костюме, с улыбкой разглядывая визитерш.

От его насмешливого взгляда девушкам стало не по себе. То есть одной девушке, вторая же, осмотревшись, с деловым видом заявила:

– А где у вас тут архив?

– А кто вы вообще такие? – в тон ей спросил тролль, удостоившись подозрительного взгляда светловолосой и хмурого от ее спутницы. – И как сюда попали? Что-то я не припомню среди новых изобретений транспортного средства под названием «черный дым».

– Мы… э-э-э… – смутилась блондинка. Впрочем, блондинкой она сейчас являлась только отчасти: половина светлых волос ее так же была покрыта сажей, как и миловидная мордашка с выразительными черными глазами.

– Студентки, – подсказал парень, продолжая дымить сигаретой.

– Да! Нет! – в один голос воскликнули гостьи и озадаченно уставились друг на друга.

– Так да, – посмеиваясь, уточнил седой и выпустил из трубки струйку сизого дыма, – или нет?

– Нет! – решительно проговорила рыжая. – Мы это… как его…

– По делу, – подсказал мужчина.

– Точно.

– И по какому? – вздернул кустистую бровь недовольный тролль.

– По важному, – огрызнулась девица.

– Какое важное дело может быть у леди в мужской курилке? – Брезгливо поморщившись, зеленый гигант промокнул салфеткой разлитый кофе, привлекая внимание блондинки к ухоженной руке. Чересчур ухоженной для мужчины, а тем более для тролля.

– Как? А с нами познакомиться? – подмигнул гостьям седой. – Не ворчи, маркиз, девушки явно не просто так сюда заглянули, – похлопал он по плечу приятеля и добавил: – Судя по манере перемещаться – маги-экспериментаторы, судя по настрою – решительные маги-экспериментаторы. Вы, часом, не на освободившуюся вакансию пришли пробоваться, леди? – с широкой улыбкой обратился он к ним.

– Вакансия? – неуверенно переспросила та, что вела себя скромнее, и несколько раз помахала рукой перед собственным носом, будто пыталась разогнать дым.

– На факультете заговоров и зельеварения освободилось место преподавателя.

– Заговоры? – заинтересовалась рыжая. – Это любопытно.

– «Зельеварения», – эхом отозвалась блондинка и, подумав, кивнула. – Было бы замечательно попробовать свои силы на научном поприще. «А еще замечательней получить доступ к университетскому архиву под предлогом соискательства новой работы», – мысленно добавила она, машинально поправляя безнадежно испорченную прическу. Ее подруга, судя по поведению, рассуждала так же. – Мое имя Аделаида Ванн Грэниус, я цветочная фея с дипломом Академии светлого искусства. А это…

– Жозефина – огненная фурия, боевой маг и практикующая ведьма в одном флаконе, – своеобразно представилась рыжая.

– Приятно познакомиться, леди, – улыбнулся мужчина. – Я Рик… Рикард Эльт-Ма-Рок, декан факультета иллюзий и азартных игр.

– О! – выдохнула блондинка, а ее спутница с возросшим интересом принялась изучать собеседника.

– Идемте, я провожу вас на собеседование, – предложил он.

– Сначала их стоит проводить в дамскую комнату, – затушив сигарету об дно пепельницы, сказал русоволосый парень и, потянувшись, соскочил с подоконника. – А то распугают всех студентов своей мрррачной красотой, – иронично промурлыкал он и, поймав злой взгляд «фурии», рассмеялся.

– Не смущай девушек, Ян, – укоризненно проговорил мужчина в костюме. – Вот вольется одна из них в наш коллектив и будет тебе козни строить, как ныне покинувшая нас госпожа Самри.

– Да разве же их смутишь? – отмахнулся тот и, склонившись к седому, что-то шепнул. – Рикард, маркиз… до встречи! – громко сказал он, затем отвесил легкий поклон, повернувшись к дамам, и добавил: – Мое почтение, леди! Надеюсь, вам понравится в нашем университете.

– Что это за шут гороховый? – нахмурившись, спросила ведьма, когда дверь за парнем захлопнулась.

– Наш вечный студент-алхимик, – хмыкнул мужчина, откинув со лба пепельные пряди.

У него было молодое лицо с тонкими морщинками возле глаз, которые выдавали привычку часто улыбаться, и очень проницательный взгляд. А еще он излучал спокойствие. Постепенно оно передалось и девушкам, переместившимся с помощью скрижали в самое престижное учебное заведение Тикки-Терри.

Звон клинков далеко разносился над пыльной дорогой. На козлах пустой кареты сидел кучер-ромор и безучастно пялился вперед. У обочины в тени корявого дерева с комфортом расположились случайные зрители импровизированного турнира. Рыжий алхимик разместился на траве, прислонившись спиной к стволу, и лениво почесывал за ухом развалившуюся рядом зор-зару. Большие красные глаза духа беспрестанно двигались, как у котенка, перед которым на веревочке раскачивают конфетную обертку.

Впрочем, столь пристально Илоланта наблюдала за происходящим больше из упрямства, чем из интереса. Уже полчаса назад можно было смело последовать примеру Ритэра и вздремнуть. А лучше поразмыслить над тем, как разыскать в столице черно-розового эльфа с ее зором или в чем причина странного поведения Итана, с которым Лола связывалась накануне. Вел себя хозяин на очередном ментальном сеансе очень и очень подозрительно: доклад, содержащий крупицу правды и бездну фантазий, выслушал без должного внимания, персоной загадочного жениха не интересовался и вообще витал в облаках. Подобная рассеянность была свойственна повелителю Черной реки на первой стадии каждого нового романа, но какой, к демонам, роман в его нынешнем состоянии?! А если все-таки Гроган завел себе пассию, то почему не отстанет от феи и не потребует возвращения «верной пантерки» домой? Очередная погоня за двумя зайцами или что-то другое?

«Дзинь-дзинь! Дзинь-дзинь!» – доносилось с дороги.

Под это мерное звяканье действительно заснуть недолго. Илоланта притворно зевнула, покосившись на Ритэра. Тот сидел с полуприкрытыми глазами и, судя по всему, дремал. Даже жаль, что зор-зарам сон не нужен, – время бы скоротала, ожидая финала этой героической битвы добра со злом, то есть бобра с козлом, на которых очень смахивали твердолобый рыцарь и его наглый противник.

«Дзинь-дзинь! Дзинь-дзинь!» – монотонный звон стали уже не разбавляли пафосные наезды Ирвина и ироничные ответы дракона, отчего созерцание поединка становилось еще более скучным.

А ведь начало было таким многообещающим! Аделаида прихватила с собой Жозефину и сбежала, написав невнятную записку про какую-то разведку в университете. Как именно девушки исчезли, они, естественно, объяснить не потрудились. Зато попросили проследить за тем, чтобы их вещи были отправлены в небольшую гостиницу недалеко от ОМУТТа, которая, по слухам, в первые учебные дни пустовала, в отличие от поры вступительных экзаменов и выходных, когда студентов могли навещать родственники. И только прекрасная дама со своей подругой изволили испариться, как из-за нее тут же разгорелась перепалка. Хотя, судя по претензиям рыцаря, непрозрачно намекавшего на недостатки всего драконьего племени, дело было не только в Адель.

Стоило экипажу, в котором сидели зор-зара с алхимиком, выехать за ворота постоялого двора, как оба пассажира едва не попадали со своих мест от резкой остановки. Выглянув наружу, они стали свидетелями того, как Ирвин Ма-Магни, не покидая седла, запустил перчатку в морду дракону, который перегородил своей внушительной тушей путь. Схлопотавший по носу ящер сперва несколько опешил, а потом показательно дыхнул, спалив пяток придорожных кустов, и вежливо поинтересовался, захватил ли господин рыцарь с собой пику или алебарду, потому как сражаться с самоубийцей, вооруженным «зубочисткой», несколько неспортивно. В результате пятиминутного обмена любезностями постановили устроить поединок на мечах. Предусмотрительный Ирвин, как оказалось, таскал с собой запасной. Перекинувшийся в человеческую форму дракон взвесил в руке предложенный клинок, церемонно поклонился и приготовился развлекаться. Лола, оккупировав место у окна кареты, тоже.

– Это надолго! – хмыкнул Ритэр и посоветовал зор-заре перебраться из душного экипажа в место, более удобное для созерцания спектакля.

Илоланта, хоть и предполагала, что Арэт быстренько облагодетельствует их небольшую компанию, избавив от общества невыносимо-праведного зануды, но размять лапы была вовсе не прочь. Поэтому быстро согласилась с идеей рыжего и, добежав до ближайшего дерева, развалилась в тени его пышной кроны. Вот только дуэль, вопреки ожиданиям Лолы, сильно затянулась. Сперва дракон, откровенно забавляясь, помахивал мечом и, отпуская насмешливые комментарии, кружил вокруг сосредоточенного рыцаря. Да и чего ему было беспокоиться? Не магический же поединок, где темный маг может доставить определенные неприятности, а всего лишь состязание в ловкости и силе. Состязание, в котором расовая принадлежность давала Арэту огромное преимущество. Но постепенно картина стала меняться: Ирвин, поражение которого казалось таким очевидным, раз за разом обретал второе дыхание – словно тянул силы откуда-то извне.

«Дзинь-дзинь!» – атаковал воин в белых одеждах.

«Дзинь-дзинь!» – отступал дракон, обороняясь.

«Дзинь-дзинь». Поочередно зевали Ритэр с Илолантой, а возница-ромор сосредоточенно пялился в одну точку где-то вдали. «Дзинь-дзинь…»

– Слушай, рыжий, – задумчиво протянула зор-зара, – а ты не хочешь их разнять? А то так и будут бряцать, пока до основания мечи не стешут.

– Еще чего! – фыркнул алхимик, приоткрыв один глаз.

– Тогда, может, ну их? С дороги они отошли вроде. Поедем себе потихоньку, а?

– Вот уж нет, – ухмыльнулся Ритэр, посмотрев на «пантеру». – Спектакль, в котором два кретина делят чужую женщину, не каждый день показывают! Тем более дележ осуществляют в отсутствие дамы, которая по всем правилам жанра должна или поздравить победителя, или хотя бы утешить побежденного. Жаль, место безлюдное, билеты продавать некому!

«Дзинь-бумс!» Привлеченные новым звуком, алхимик и зор-зара синхронно повернули головы и посмотрели на место схватки. Там в луже крови лежал Арэт, над ним, опираясь на меч, возвышался покрытый алыми брызгами Ирвин, а чуть поодаль белой змеей валялась отрубленная драконья коса.

– Это как же у него вышло ящера завалить? – обалдело спросила Илоланта и, вскочив, засеменила к дуэлянтам.

– Так он же рыцарь, который никогда не проигрывает, – задумчиво ответил Ритэр и плавно поднялся на ноги. – С тебя десять золотых! – крикнул он, идя следом. – Проспорила!

Глава 29

Вечерняя столица поражала великолепием архитектуры и многогранностью магических огней, подсвечивающих здания. Каменные мостовые, отполированные за века до зеркального блеска, щедро отражали рассеянный свет многочисленных фонарей. Пересечения пешеходных улиц украшали фонтаны, а воздух был буквально пропитан ароматом вечноцветущих кустарников в кадках. Но девушка, уверенно шагавшая к своей цели, не обращала никакого внимания на окружающую красоту.

У Юми-эль были дела поважнее, чем любоваться столицей. Поисковая искра еще днем обнаружила местоположение господина Эльт-Ма-Грэниуса, но сейчас этот хитрый некромант не особо интересовал эльфийку. А все потому, что сразу по прибытии в город сработал, замигав зеленым, ее брачный медальон. Это означало присутствие блудного женишка в непосредственной близости от невесты. На такую удачу девушка даже не надеялась, поэтому поспешила тут же ею воспользоваться и разыскать Эмилли-эля. Рассудив, что для начала нужно попытаться договориться полюбовно, Юми отправила ему очень вежливое, тщательно составленное приглашение обсудить сложившуюся ситуацию на нейтральной территории. А через несколько минут белокрылая голубка принесла на своей лапке ответное послание. Встречу назначили на вечер, и у эльфийки на нее были большие планы.

Нужный ресторан гремел музыкой и приветливо мигал огнями, зазывая поздних гостей в свое со вкусом оформленное нутро. У дверей стоял лакей и охранники, а возле украшенных гирляндами окон суетились два длинноухих липуса. Лысые проныры со стопками золотистых листовок то и дело приставали к прохожим, за что получали косые взгляды от работников заведения. Применить физическую силу к липусам два тролля в черных камзолах пока что не решались. Хотя, скорее всего, подобная расправа над «зазывалами игроков» не входила в планы этих господ с грозными физиономиями насыщенно-зеленого цвета. Ушастые хитрецы всегда знали, кому и сколько дать на лапу, чтобы беспрепятственно заниматься на улицах продвижением того или иного тотализатора.

Один из них подскочил к Юми-эль, остановив ее возле самого входа. Девушка удивленно моргнула, рассматривая существо с улыбкой льстивой акулы и веером из рекламных листов.

– Прекрасная леди не желает принять участие в новой романтической игре? – радостно провозгласил коротышка, помахивая перед носом эльфийки листовками.

Она выразительно выгнула тонкую бровь и насмешливо произнесла:

– Уважаемый! По-вашему, я похожа на романтическую натуру?

Липус стрельнул по внешности собеседницы оценивающим взглядом и, понимающе покачав головой, заявил:

– Не везет в одном, повезет в другом, леди. Сделайте ставку, не пожалеете!

– Я не увлекаюсь азартными играми, – сказала, как отрезала, Юми и, обогнув зазывалу, скрылась за дверью ресторана, которую услужливо открыл перед ней молчаливый лакей.

Эмо сидел за четвертым от окна столиком и настороженно наблюдал за входящими в зал. Записку, что доставили ему сегодня днем, эльф вполне мог бы счесть происками таинственного недоброжелателя, жаждущего отправить его на тот свет. Мог бы, если бы не реакция медальона, который он по привычке носил на шее. Сердцевина кулона в форме цветка быстро меняла цвет с зеленого на синий, предупреждая о том, что нареченная уже близко. Конечно, Эмилли-эль предпочел бы никогда не встречаться с Юми: письмо, которое он ей отправил, достаточно ясно выражало его позицию и должно было поставить жирную точку в их так и не начавшихся отношениях. Но проигнорировать вежливое приглашение от, как ни крути, обиженной им девушки, было бы настоящим свинством. Поэтому парень согласился на встречу, рассчитывая лично объяснить все бывшей невесте и сгладить позорный отказ от женитьбы рассуждениями о вечной любви и прочих вещах, на которые так падки юные особы.

Брачный медальон подмигнул хозяину синим камнем, но, вопреки сигналу, никто даже отдаленно напоминающий златокудрую эльфийку с портрета в зале не появился. Эмо нервно дернул черно-розовую прядь коротких волос, поправил атласный отворот камзола, мимоходом проверяя спрятанное в одежде оружие, затем взял в руки бокал и, сделав глоток, продолжил изучать посетителей. Влюбленные парочки, группы веселящихся друзей, семейная чета с двумя детьми, старички-гоблины в смешных нарядах, три гнома с бочкой эля, две эльфийки явно не той ориентации, несколько одиночек, ужинающих за столиками… и красноглазая девица пугающей наружности, уверенной походкой направляющаяся к нему. Ее белые волосы в полумраке зала отсвечивали голубым, а фигурка, затянутая в наглухо закрытое черное платье, казалась совсем хрупкой. Эльф насторожился, машинально нащупав спрятанные от посторонних глаз кинжалы, – больно уж напоминала эта мрачная особа наемного убийцу. Хотя нет, убийца б не стал так выряжаться, привлекая к себе лишнее внимание. Или стал?

Додумать эту мысль Эмилю не дали. Красноглазая малышка подошла почти вплотную к его столику и, остановившись, скользнула по парню задумчивым взглядом.

– М-да… намекая на произошедшие с сыном перемены, твой папаша явно недоговаривал! – протянула девушка, откидывая длинную прядь с острого ушка. Потом она вытянула из-за ворота изящную подвеску с брачным медальоном и, криво усмехнувшись, спросила: – Ну что, женишок, вином угостишь?

– Юми-эль? – удивленно выдохнул эльф, не до конца веря в реальность происходящего.

– Просто Юми, Эмо, просто Юми. И знаешь, я бы тебя тоже не признала в этом наряде, Эмиль, – сказала блондинка, беря из его рук наполненный бокал. – Стоило все-таки за двадцать лет жизни встречаться почаще, нежели один раз при заключении помолвки. Глядишь, сюрпризов сейчас было бы на порядок меньше.

Парень хмыкнул в ответ, пригубив вино. Он с интересом изучал эльфийку, которая, в свою очередь, с не меньшим любопытством рассматривала его. Пока официант не отвлек их от этого занятия, предложив сделать заказ. Вокруг играла музыка, танцевали пары, веселились разномастные люди и нелюди… А магические медальоны, которым дела не было до чьих-то обманутых ожиданий, весело перемигивались синими огоньками.

А в ресторане на соседней улице, который вечно конкурировал с тем, где ужинали обрученные, сидели две девушки и отмечали первый рабочий день в самом престижном университете Тикки-Терри. Занятые друг другом, они не обращали внимания ни на кого вокруг, а потому не заметили заинтересованный взгляд одетого в черное мужчины за угловым столиком, удачно отделенным от остального зала колонной. Одну из них, конечно, настораживало то, что вакансия досталась им слишком легко, но вторая убеждала подругу не беспокоиться без причины, ибо должность они получили всего на месяц, причем с условием, что будут вести уроки по очереди. А это недвусмысленно напоминало естественный отбор в рабочей среде. Но так как месяца было более чем достаточно для сбора открытой и закрытой информации о Тритэре и тех, кто с ней связан, обе девушки сочли предложение декана улыбкой судьбы и с чистой совестью выпили за эту самую улыбку. Недостаточно много, чтобы запьянеть, но достаточно, чтобы расслабиться. День у них выдался сумасшедший, и уютный ресторан с тихой музыкой и приятным полумраком казался обеим отличным местом для отдыха и беседы.

А обсудить действительно было что!

В кабинете господина Эльт-Ма-Рока, куда седовласый мужчина любезно пригласил подруг подождать результаты собеседования за чашечкой крепкого чая, на стене висел огромный портрет. И изображение на нем вовсе не было для Ады незнакомым. Заметив пристальный взгляд гостьи, обращенный на картину, Рик расплылся в очередной белозубой улыбке и с готовностью пояснил, что полотно, заинтересовавшее девушку, – портрет одного из самых знаменитых профессоров факультета. Элери Эльт-Ма-Лери был выдающимся темным магом, талантливейшим ученым и смелым изобретателем, пока в какой-то паршивый для университета день не исчез бесследно, оставив незавершенным свое главное детище – уникальную иллюзорную реальность, способную видоизменяться по желанию хозяина и полностью имитировать настоящую жизнь. Увы, случившаяся в ходе эксперимента трагедия навсегда лишила ОМУТТ возможности завершить исследования. Не то чтобы их не пробовали возобновить и продолжить… Пробуют и по сей день, просто должных результатов это, увы, не приносит. По официальной версии, магический взрыв, произошедший тогда в лаборатории, стал результатом несчастного случая, по неофициальной – спланированным убийством магистра, который якобы перешел дорогу каким-то высокопоставленным магам, если не самим богам. При пожаре, охватившем лабораторный корпус, было уничтожено все оборудование мастера, бумаги его сгорели, а сам Элери бесследно исчез. Аспиранты, которые помогали ему в работе, после долгого и неприятного для них расследования покинули стены учебного заведения.

Большего молодой декан с седыми волосами рассказать не мог, так как в те годы, когда произошло вышеупомянутое событие, он попросту не работал в этом университете. Преподаватели ОМУТТа обычно не задерживались на своих местах дольше двадцати-тридцати лет, на более продолжительный срок оставались только настоящие фанатики своего дела, остальные уходили работать в гильдии, на правительство или банально открывали частную практику, предпочитая любимую профессию бесконечной нервотрепке с юными дарованиями. За подробностями о личности господина Эльт-Ма-Лери Рикард посоветовал девушкам обратиться к ректору или же получить разрешение для посещения закрытого архива. Там наверняка есть данные и о магистре, и о его работе. Хотя утверждать, что они достоверны, нельзя, так как это давнее событие обросло таким количеством слухов, что стало своего рода легендой. И никто уже толком не разберет, где правда, а где вымысел.

Тема, исчерпав себя, постепенно превратилась в светскую болтовню ни о чем, а потом и вовсе сменилась молчанием. Вскоре в кабинет явилась сияющая секретарша с расписанием уроков и временными пропусками для новых преподавательниц, которые подписал сам ректор. Подруги попрощались с гостеприимным деканом и поспешили в библиотеку за книгами, которые были им необходимы для подготовки к занятиям. А заодно девушки прихватили и справочник по меткам Эраша, заклейменный магической печатью ОМУТТа. Как раз он и лежал сейчас рядом с бокалом феи, дожидаясь, когда на него обратят внимание.

– Слушай, Кошка, – слегка склонившись к собеседнице, начала Жози, – как думаешь, это Рик составил нам протекцию? Или просто сегодня день счастливый?

– Тебе не все равно? – усмехнулась Адель. – Хотя мне интересно: ты опасаешься или надеешься, что без него не обошлось? – Рыжая демонстративно нахмурилась, и фея примирительно проговорила: – Ладно-ладно! Сделаю вид, что не заметила, как ты декану глазки строила.

– А сама? – фыркнула Жозефина. – Я-то свободная ведьма, могу строить глазки приличному мужчине, которого мой интеллект волнует больше, чем вырез платья. А вот почти замужней фее не к лицу с библиотекарем кокетничать.

– Я же не виновата, что он такой милый оказался! – смутилась Адель.

– Выпьем за милых и галантных мужчин ОМУТТа?! – Жози подняла бокал.

– А за не галантных? – рассмеялась ее подруга.

– Это ты про тролля, который прячется за стеллажами от новеньких преподавателей в нашем лице и носит такое забавное имя… Как его там?

– Шаркиз Эльт-Ма-Изо вроде.

– Да-да, Шарк, короче. Рикард его еще Маркизом называл. То ли из-за титула, то ли просто прозвище.

– И Ян тоже называл.

– Ах, Й-ааан! – ядовито протянула рыжая, тряхнув роскошными волосами. – Тот самый вечный студент, всюду сующий свой нос?

– Ага.

– Не, эти двое не галантные мужчины, за них пить не будем! – решительно объявила ведьма и, подняв свой бокал, чокнулась с Адель.

На покрытый белой скатертью стол упала черная тень, и собеседницы дружно повернулись, желая увидеть того, кто ее отбрасывал. Девушка, остановившаяся около, выглядела, мягко говоря, странно.

– Ты цветочница? – Вопрос прозвучал скорее как утверждение. – Конечно, это ты. Иначе б он тут не ошивался. – Смешок, слетевший с бледных губ незнакомки, был хриплым и глухим, как, впрочем, и ее голос. – Папина дочка! – презрительно бросила блондинка и, не дав возмущенной Жозефине послать ее куда подальше, снова накинулась на обалдевшую фею: – Тебе все мало, да, Адель? Четверых тебе недостаточно! Тебе пятого – чужого – подавай? Смазливая ссстерва! – прошипела красноглазая девица, потрясая в воздухе золотистой карточкой, похожей на ту, которую назойливый липус предлагал посетителям у входа в ресторан. – Ну и подавись им! – Окончательно разозлившись, чудная эльфийка швырнула в Аду листовку и, резко развернувшись, бегом бросилась к выходу.

– Это что сейчас было? – опешила фея, машинально придержав отскочившую от руки бумажку.

– Пьяная, наверное, – пожала плечами ведьма и потянула к себе карточку. – Что тут у нас? О!

Занятые созерцанием рекламной листовки, девушки не заметили, как мужчина в черном, вскочивший при появлении красноглазой истерички, плавно выскользнул из своего укрытия и последовал вслед за ней. Глядя на то, что было изображено и написано на золотистого цвета бумаге, подруги вообще ни на что больше не обращали внимания.

Глава 30

Юми-эль была вне себя от злости. Она столько надежд возлагала на эту встречу, все ее планы были основаны на благоприятном решении вопроса с замужеством. И что теперь? Полный крах! А все из-за этой куклы безмозглой!

Эльфийка старательно улыбалась, пока Эмо с печальной усмешкой сокрушался, что не в силах принять на себя обязательства, навязанные ему родителями, и призывал ее не следовать слепо традициям, а слушать свое сердце. Ррромантик демонов! Юми сдерживала раздражение, пока жених расписывал ей достоинства другой девицы, эльфийка даже сумела покинуть зал, гордо вздернув подбородок и сохраняя на лице маску невозмутимости. Она не сорвалась, когда проныра-липус сунул ей в руки листовку, и без приключений добралась до ресторана на соседней улице, мечтая лишь об одном – как следует надраться. Но когда, оказавшись в уютном зале, девушка взглянула-таки на золотистый листок, ее охватило настоящее бешенство. А подняв взгляд от портрета белобрысой вертихвостки, Юми-эль увидела оригинал, сидящий за столиком в обществе какой-то рыжей девицы. Пару раз моргнув, эльфийка ущипнула себя за локоть, затем проверила сигнал поисковика, посланного за Дином, и, хищно усмехнувшись, ринулась к конкурентке. В голове ее что-то замкнуло, пальцы задрожали, а в плече знакомо закололо. Никогда прежде Юми не позволяла себе устраивать сцен. Тем более публичных и столь безобразных! А верхом ее личного провала стала сила, вырвавшаяся из-под контроля разума! О Эраш! До чего же она докатилась?! Хорошо еще, что метка не может разблокироваться сама по себе, а то бы дело не ограничилось вылетевшими стеклами и парой сломанных стульев.

Малодушно сбежав с места случайно учиненного погрома, расстроенная девушка потерянно шагала по улице ночного города, потирая горящее, как от ожога, плечо. Погруженная в собственные думы, она не заметила, как сзади подкралась черная тень, следовавшая за ней от самого ресторана. Лишь когда чьи-то руки схватили ее в охапку, зажали рот и потащили в темную подворотню, эльфийка поняла, что она не одна.

– Обал…

– Остынь!

Мужчина, вывернув тонкое запястье, перехватил сверкнувший в воздухе нож и окунул девушку в воду. Она вынырнула, отдышалась и снова ринулась на него. Дин еще раз опрокинул эльфийку в фонтан и, тут же выдернув ее из воды, чтоб, не приведи Эраш, не захлебнулась от возмущения, флегматично осведомился:

– Ну? Теперь-то остыла?

Юми-эль ударила ладонями по воде и, что-то прошипев, вытерла мокрым рукавом лицо. Расценив ее поведение как положительный ответ, некромант поднялся и отступил от бортика, на котором сидел, брезгливо стряхнул брызги с одежды и, сложив на груди руки, уставился на эльфийку. Мало того, что из-за поисковых искр этой пигалицы ему пришлось ускорить поездку в ущерб собственному отдыху, так еще и приятный ужин в спокойной обстановке неподалеку от дочери и ее подружки Юми умудрилась сорвать. Малолетка психованная! Вот делать ему больше нечего, кроме как инфантильных девиц, слетевших с катушек, в чувство приводить! Впрочем, хорошо, что он за ней последовал. Всем известно, что экзорцисты не стабильны. Обратная сторона, изнанка дара… Маги душ наделены редкими способностями, они имеют власть над жизнью и смертью и, как следствие, вынуждены бесконечно вальсировать на тонкой грани между безумием и реальностью. Хрупкие натуры, чтоб их!

Дин хмыкнул, наблюдая за неловкими попытками «мокрого котенка» по имени Юми выбраться из фонтана. Девчонка путалась в облепивших ноги юбках, скользила по дну и ругалась. Хорошо так ругалась… в смысле плохо! Совсем неподобающе для юной леди. Но мужчину это забавляло. Он искренне надеялся, что холодная вода утихомирила агрессию, ну или хотя бы переключила эльфийку в другое русло. Пусть лучше ему глаза выцарапать пытается, чем с расстройства потеряет контроль над собственной силой и отправит в путешествие на тот свет ни в чем не повинных горожан.

Уцепившись наконец за каменный бортик, Юми-эль выпрямилась и злобно уставилась на мужчину.

– Т-ты… – начала она зловещим шепотом, – я тебя убью!

– Чтобы отправиться вслед за мной на суд богов сразу же после казни, – философски заявил некромант, окинув промокшую с ног до головы девушку скептическим взглядом. – Ведь вам, экзорцистам, даже вздохнуть без оглядки на кодекс запрещено. Не так ли? – Эльфийка злобно скривилась, а он спросил, меняя тему: – Успокоилась?

– Ус-спокоилась! – Вместе с шипением, слетевшим со сжатых в тоненькую ниточку губ, казалось, вот-вот покажется раздвоенный язык.

– Я старался.

– Труп-повод проклятый! – процедила девушка, пытаясь перелезть через бортик и не свалиться обратно.

– Истеричка! – не остался в долгу Дин.

– Сам ты псих! – огрызнулась она. – Я пришлю тебе счет за моральный ущерб и членовредительство.

– Ничего я тебе не повредил, – поджал губы мужчина. – Разве что самолюбие да дурь малость из головы подвыбил. Если плевать на собственную жизнь, подумала бы о чужих, прежде чем спускать с цепи свою убийственную силу.

– Я ничего не спускала! – стукнула кулаком по бортику эльфийка.

– А разбитые окна в ресторане? Не считай меня идиотом, деточка. Я прекрасно знаю, что происходит, когда магия экзора пытается прорваться сквозь печать, наложенную хозяином. Ты распсиховалась, сила взбунтовалась… а в результате мы могли получить гору трупов и одну дуру малолетнюю со смертельным приговором. Захотелось свести счеты с жизнью, сходила б к стражам порядка. Они с удовольствием выдали бы тебе порцию яда, и дело с концом! А так извини, остановить угрозу всему живому – мой гражданский долг. Ну или малость ее притопить… в воспитательных целях. Прохладная водичка – отличное средство для отрезвления затуманенных обидой мозгов.

– Ты мне не отец. Так что засунь свои нотации себе в… Ай! – Юми-эль вскрикнула, внезапно покачнувшись, но удержалась на ногах.

То ли бортик оказался слишком высоким, а дно чересчур рельефным, то ли раздражение и усталость лишили девушку былой ловкости. Не до конца остывшая ярость еще будоражила, но уже не затмевала собой все вокруг. Юми было холодно и стыдно, а еще очень и очень плохо. Однако показывать свои чувства этому «доброжелателю» с садистскими замашками эльфийка не хотела.

– И слава Эрашу, что я не твой отец! – хмыкнул Дин и, небрежно ухватив ее за талию, выдернул из фонтана.

Мокрые подошвы Юми заскользили, одна нога подвернулась, и вместо того, чтобы встать на землю, девушка повисла на шее некроманта, окончательно намочив и его.

– Демоны! Нога-а-а… – простонала эльфийка, уткнувшись в мужскую грудь.

– Больно?

– Угу.

– Да что ж такое! – вздохнул некромант, но при этом взял девушку на руки. – Заметь, юная леди, ты сама ее подвернула. Так что никаких претензий и счетов, пожалуйста.

– Это случилось, когда ты вытаскивал меня из фонтана, в который сам же и посадил, – напомнила Юми-эль, плотнее прижимаясь к мужчине, чтоб не смог бросить без боя. Голову она предусмотрительно опустила, чтобы попавшийся на удочку маг Смерти не заметил тень злорадной улыбки на ее бледных губах.

Искупал для ее же блага? Отлично! Пусть теперь и сам ощутит всю прелесть мокрой одежды, липнущей к телу. А ведь на улице уже не лето! Благодетель демонов! С усилием подавив вновь вспыхнувшую злобу, эльфийка постаралась скорчить