/ Language: Русский / Genre:adventure,

Приключения с Тосиком

Любовь Овсянникова

Аннотация Разной бывает у людей любовь. Но Тосику досталась жена с весьма оригинальными пристрастиями. Это была Клавдия — кума моего дяди Игната. Впрочем, всем она казалась страдающей стороной, и мой дядя поначалу пытался наладить ее семейную жизнь.

Любовь Овсянникова

Приключения с Тосиком

Рассказ

Село — со смешным в прошлом названием Задокривовка — все воспринимало с безразличием, ибо даже его жители не считались с официозом и отдавали предпочтение исключительно прозвищам. Вот, например, спросите у любого из задокривовцев, где живет Игнат Быстряков, и в ответ услышите удивленное: «А кто это?». А вот если вы его назовете...

Впрочем, все по порядку. Дядя Игнат, дай Бог ему здоровьица, по сию пору разбирается в технике. Теперь-то к этому люди попривыкли, чужая техника им не в диковинку. А сразу после войны, когда домой воротились лишь немногие (да и то — кто кривой, кто хромой), он своими знаниями поражал многих и был первым мастером на селе. Оборудование завода, мельницы, сельскохозяйственная техника часто выходило со строя, и работы у дяди Игната хватало. Еще случалось, что его приглашали на различные производства в качестве эксперта по машинной части, чтобы подсказал, что и как, да присоветовал что-нибудь. Часто он и меня с собой брал.

Запустит, помню, дядя Игнат исследуемые механизмы и смотрит, как оно там в них крутится-вертится, наблюдает какое-то время — то присядет, то наклонится и что-то ковырнет пальцем, а потом сдвинет картуз на лоб, почешет затылок и скажет:

— Крепкий орешек, — те, кто его приглашал, с замиранием ждали окончательного заключения. — Но я знаю, шо яму зрабыть, — разряжал дядя Игнат обстановку, подражая своему соседу-белорусу, и как проказник улыбался окружающим.

Присутствующие облегченно вздыхали, ибо это процентов на девяносто решало дело. Кто знал моего дядю Игната мало, тот, случалось, спрашивал:

— А что же?

Пыдсушыть да пыдпалыть, — отвечал приглашенный эксперт голосом все того же белоруса.

Атмосфера окончательно разряжалась, возникал смех, и дядя Игнат принимался за работу.

Так и получилось, что дядю Игната прозвали Орехом.

Но он в долгу не остался. Все остальные в селе прозвища пошли именно от него.

Например, жил на нашей улице старючий дедуган, лет ему было так много, что он и считать их забыл.

— Сколько вам лет, дедушка? — когда-то спросила я.

— Святый Бог один знает, дитя, — сказал он. — Много.

— А какое самое первое историческое событие вы помните? — допытывалась я.

— Помню, как у царя сын народился. Праздник большой тогда устроили, нешуточное дело — обзавелось государство законным наследником престола.

— Сколько же на то время вам было лет, помните?

— И правда, дочка! — обрадовался дед. — Как же я сам не сообразил? Семь мне было, мама говорила. Семь лет.

Таким образом мы определили дедов возраст и с тех пор стали приятелями.

Все зовут этого деда Гудыком. Я спросила у дяди Игната, откуда у старика это прозвище, а дядя только улыбнулся.

— Что, — я прищурила глаз, — без вас не обошлось?

— А я разве виноват? — почти стушевался мой собеседник. — Пойти спроси у деда, как дела. Увидишь, что он тебе ответит.

— Как дела, дедушка? — спросила я вечерком, когда мимо его двора гнала корову из череды.

— Гуд, как говаривали разные песиголовцы, — ответил дед.

— Ну и хорошо, — я невольно засмеялась, поняв, откуда произошло прозвище Гудык.

От дяди доставалось и женщинам, даже детям.

Вдоль межи со стороны нашей усадьбы была протоптана тропинка, ведущая из села в поля. По ней часто ходили люди, сокращая дорогу. Ну, тут же было рукой подать до нашего сада — только шагни влево. Смотрю как-то — бабушка одна стоит, наклонившись под нашей яблоней. Собирает падалки.

— Бабушка, они червивые, — говорю я ей. — Сорвите себе с веток хороших.

— Ничего, детка, это все — чуш — харч. Чуш, говорю, это все съедобное, — повторила она, и я обратила внимание на это ее привычное «чуш», шедшее от «чуешь».

Вечером я рассказала об этом дяде Игнату.

— А что за бабка падалки собирала? — уточнил он.

— Баба Настя.

— И что она тебе говорила?

— «Чуш, это харч» говорила.

Ну, вы уже догадались, да? Баба Настя вскоре стала Чушчихой.

Тетка Галина, что с книжного магазина, очень любила Аленку, свою единственную дочь, поэтому в разговоре с нею употребляла уменьшительные слова: «кроватка», «чашечка», «туфельки». И девочку к этому приучила.

Как-то приходит к дяде Игнату эта Аленка и просит:

— Одолжите сольки. Мама затеяла капусту квасить, а у нас закончилась.

— Чего-чего тебе надо? — переспросил он.

— Сольки.

Сейчас это уже зрелая женщина, даже бабушка, но старый и малый знает ее в селе как Сольку.

Да что там! Прозвища появлялись налету. Вот зовет дядя Игнат соседского примака:

— Артем, ты где?

— Да тут я, тут, — отзывается примак.

И все, уже возникло готовое прозвище — Тутрик.

Была у дяди Игната кума — тетка Клавдия, красивая, умная, с достатком. Но имела проблемы с судьбой — почему-то не держались возле нее мужчины. То один бросил ее с сыном, то другой ушел, оставив с дочкой. Засобиралась она замуж в третий раз.

— Ты уж не промахнись, — научал ее мой родственник. — Выбирай придирчиво.

— А я нового мужа к тебе на утверждение приведу.

Пришла пора и она, в самом деле, привела к куму претендента на руку и сердце, не шибко поражающего красотой, а рядом с нею так и вовсе никакого.

— Вот, дорогие мои, принимайте нового соседа себе.

— Проходите, проходите, — засуетилась тетя Мария, моя дядина. — Почему же только соседа, он нам кумом будет.

Новый муж Клавдии чинно встал, представился:

— Тося Рэпаный, — и, заметив вопросительный взгляд тети Марии, пояснил: — это у меня прозвище такое, шоферское.

На следующий день встретил дядя Игнат тетку Клавдию одну, без нового мужа.

— Клава, зачем тебе этот Тосик? Ты женщина интеллигентная, а он явный ханыга.

— С чего ты взял? — возмутилась влюбчивая кума.

— Люди говорят. Он же с первой женой неподалеку жил, знают его многие. Да я и сам вижу, мне говорить не надо.

— Да? — словно это для нее явилось новостью, крутнулась с боку на бок тетка Клавдия. — Я его перевоспитаю. — Это было время, когда только что начала тихо увядать слава Трофима Лысенко, создателя теории о «наследственной обучаемости». Клавдия верила в то, что говорила, потому что портрет народного академика висел у нее в горнице, украшенный украинским вышитым рушником. — Люди растения воспитывают, а я что же, мужа себе не воспитаю?

— Ну-ну... — только и ответил дядя Игнат.

Хлебнул мой дядя хлопот с этим кумом!

Судьба словно издевалась над теткой Клавдией. Любимый Тосик скоро запил, перестал вовремя приходить домой, просиживая все вечера в буфете до самого его закрытия. Захмелев, он цеплялся к жене, ревновал ее, угрожал, короче, искал предлог для драки.

Непьющий дядя Игнат, услышав скандал в доме соседей, несколько раз пытался помочь: бежал к ним через улицу и утихомиривал пьяницу. Однажды куму Тосику это надоело, и он встряхнул усмирителя за грудки. Тогда дядя Игнат не удержался и заехал Рэпаному в рыло.

— Спасите! Орех убивает моего мужа! — закричала тетка Клавдия, придерживая на свежем синяке, что красовался у нее под глазом, холодный пятак. — Тосик, тебе очень больно? Котеночек мой, — щебетала она возле драчуна.

— Отойди, чмарище! Из-за тебя вот... ой, ой... — поглаживал кум Тосик счесанную челюсть.

— Что ты наделал, бандит? — накинулась кума на дядю Игната.

— Вот теперь я понял, что ты сама виновата, — сказал он. — Ты просто дура. Не удивлюсь, если и Тосик тебя бросит.

— Во-он! Вон из моего дома!

— Тьху! Живи как знаешь, — плюнул на куму мой дядя и пошел домой.

А утром кум и кума шли на работу, влюбленно держась за руки, словно ничего не случилось. Только их побитые физиономии напоминали про ночные приключения.

— Вот тебе и кума, — сделала вывод тетя Мария.

Прошло несколько дней. Под вечер дядя Игнат зашел в буфет с Дмитрием Додой. Иногда он угощал Доду за то, что тот давал ему читать книги из своей библиотеки. Выпивохи они были никакие, но упрямо придерживались мужской традиции.

В углу сидел Тосик Рэпаный в подогретом состоянии, а рядом с ним стоял участковый.

— Тосик, иди домой. Ты уже изрядно выпил, поговорил с приятелями. Чего тебе еще надо? — уговаривал он.

— Я еще не закусил. Вот немного заем и потопаю, — обещал Тосик Рэпаный. И тут он увидел, что в буфет вошли мой дядя и Дода. — О! — встрепенулся он. — Кого я вижу?!

Тосик повернулся к участковому, который успел отойти и теперь стоял возле прилавка, и с удовольствием пообещал:

— Нет, поем дома.

— Молодец! — обрадовался участковый, что в этот вечер одной заботой у него будет меньше.

— Ага, — согласился Тосик. — Я только отблагодарю кума, — и он двинулся к дяде Игнату.

— Ты что это, Орех недорезанный, бить меня удумал? В собственном доме? — разжигался для драки вредный Тосик Рэпаный.

— Тю! — сказал мой дядя. — Я думал, он мириться собрался. Зачем ты мне такой нужен? Иди к чертовой матери! — дядя Игнат не любил сориться с людьми, и, когда такое случалось, очень переживал, искал малейший повод для восстановления мира и взаимопонимания.

Участковый направился к рассерженному Тосику.

— Сейчас ты у меня скупишься на пятнадцать суток, — пообещал он ему.

— Не сердись на него, Сергей Иванович, — сказал дядя Игнат. — У него сегодня праздник.

— Какой? — оторопел сам кум Тосик такому известию.

— А ты забыл?

— Не забыл, но не помню.

Дядя Игнат подмигнул Доде и начал выдумывать дальше:

— Возможно, я что-то перепутал. Сегодня же пятница?

— Пятница, — поддакнул заинтересовавшийся скандалист.

— Так твоя Клавдия вареники на ужин варит!

— С чем! — вырвалось у кума Тосика, который до самозабвения любил вареники с творогом. Забыв о недавних грозных намерениях, он опустился на стул.

— Как с чем? Вот тебе и на! Даже Сергей Иванович знает, что Клавдия творог днем купила. Так же, Иванович? — обратился дядя Игнат к участковому.

— Конечно, — подтвердил тот. — Видишь, как кстати. Ты как раз аппетит нагулял.

— Подожди! — отмахнулся от участкового Тосик. — Кум, а ты не врешь? Потому что я тебя знаю, шутника.

— Вот тебе крест, а вот — сто грамм. Если вру, то удавлюсь, — мой дядя набрался храбрости и выпил всю стопку.

— Эх, наливай мировую! — передумал скандалить кум Тосик.

В тот вечер они изрядно нагрузились спиртным.

Стояла тихая осень. Неслышно опадала чуть утяжеленная росой листва, в прохладном небе заострились звезды. Даль сделалась звучнее. Несмелые сумерки расстеляли над землей тьму, где-то грустно завел песню последний сверчок. От реки повевало влагой и запахами тины.

— Только ты меня больше не бей, — услышали мы, когда эти гуляки остановились около нашего двора, — мне очень больно.

— А ты куму не обижай, — не сдавался дядя Игнат.

— Так ей это нравится, а мне нет.

— Не понял, — удивился дядя. — Что ей нравится?

— Значит, ты тупой, и не понимаешь пламенной страсти, — подвел итог кум Рэпаный. — Ты у нее спроси, она тебе все объяснит.

На том они разошлись

— Я с кумом мирился, — успел сказать мой дядя, переступая порог. Его окончательно развезло, и он упал на кровать, как подкошенный.

— Ой, о-ой... — страдал мой дядя с перепою.

Мы с тетей Марией время от времени подносили ему ведро с водой, куда он выливал из себя то, что душа не принимала. А в перерывах протирали ему лицо и шею мокрыми салфетками и накладывали на лоб холодный компресс.

— Ой, умираю...

— А зачем пил?

— Не напоминай, — просил мой дядя. — Я ради кума. Мы же мирились.

— Ага, наклюкались оба, — тетя поднесла ухо к форточке, прислушалась. На улице было тихо. — У кума кулаки как две гири висели, когда он домой шел, — объяснила она мне. Красные кулаки, если они тяжело висели вдоль туловища, были у кума Тосика признаком агрессии. А это уже опасно.

Вдруг тишину пронзительно прорезал звон разбитого стекла. Мы с тетей бросились к окну, и как раз увидели, как в доме, что стоял напротив через дорогу, из окон посыпались стекла.

— А почему все село знает, что ты вареники варила?! — теперь легко донеслось оттуда.

— Вот же гад, — вздрогнул дядя. — Ох, ох... Неужели правда, что у кумы были вареники на ужин? — спросил он у жены.

— Наверное.

Вокруг нас стоял непроницаемый мрак, потому что дяде так лучше. Мы не отводили глаз от дома тетки Клавдии — там горел свет, но никого видно не было.

— Они в дальней комнате, в бабушкиной, — сказала я.

— И-и-и... И-и-и... — скоро послышался оттуда детский визг. — И-и-и...

— Да что же он с детьми делает, садист!

Дядя любил малых детей, это любому известно. И не мог слышать их плача, он на пытки за ребенка готов был пойти, не только на Тосю Рэпаного. Тетя Мария тоже начинала нервничать.

Мы уже знали, что у кума Тосика и Клавдии ночь любви начиналась дракой, а заканчивалась примирением с дальнейшим апофеозом. Знали это и домашние, невольно втягиваемые в этот спектакль. Но им от этого легче не становилось и они при первой же возможности старались выбежать на улицу и скрыться. Часто они отсиживались в погребе, а если там было очень холодно, то дети бежали к соседям, а бабушка Федора — в кусты.

На этот раз они, похоже, оставались в доме, и было подозрение, что от пьяного кума достается не только объекту его вожделения, но и остальным.

— Мы же только что помирились. Ну? — двусмысленно вздохнул дядя Игнат, с явным намеком.

— Лежи! — прикрикнула на него тетя Мария. — Защитник.

— Но ведь...

— Я сама, — решила тетя Мария. Она резко поднялась: — Свет не включай, следи за событиями из окна, — это она адресовала мне. — Выпустишь меня и запрешь дверь. Откроешь, когда я вернусь, — закончила она инструктаж.

Я выпустила тетю Марию в ночь. Холодно. Она надела фуфайку, голову покрыла большим кашемировым платком, одним концом которого обмотала шею и заправила его внутрь под подбородком. Босые ноги вставила в тяжелые кирзаки, которые надевала, когда работала в хозяйстве. Я отлично видела, как тетя Мария вошла во двор к соседям, а дальше ее скрыла нижними ветками своей кроны развесистая акация.

Тем временем тетя Мария подошла к кухонному окну, заглянула внутрь. Боже милостивый! Напротив окна виднелся альковный вход в бабушкину спальню — крошечную комнатку, где у противоположной стены лишь помещалась кровать и рядом с изголовьем — тумбочка. Так вот кум Тосик согнал всех домочадцев на эту кровать и колотил, не разбирая, кто где. Он загородил собой дверной проем, и убежать от его ударов не представлялось возможным. Что-то щебетала ему жена: то ли разжигая, то ли уже склоняя к примирению с любовными экспрессиями. Ойкала несчастная бабушка. Если бы она понимала, что является матерью активной мазохистки, то плюнула бы на все и спала бы спокойно в укромном месте. А так — принимала эти драки за чистую монету, за недоразумение и пыталась их прекратить. Визжали дети, использование которых в таких играх было не меньшим грехом, чем мучить старую мать. В доме стояли крики, стоны, плач. И только «бух-бух-бух!»  — работали кулаки, приближая сладкие для себя минутки.

— Кум! Кум! — как оглашенная забарабанила в окно тетя Мария.

Кум Тосик повернулся к ней, специально закрывая собой проем из спаленки, чтобы оттуда не сбежали мучимые им люди, и она увидела налитые кровью, сумасшедшие глаза. «О, Господи! Как она с ним живет?» — невольно подумалось женщине.

— Чего тебе? — весьма дружелюбно, только громко спросил кум Тосик, узнав соседку.

— Кум, в сенях за дверью бабушка оставила мне кринку молока. Вынеси, пожалуйста.

— Зачем тебе? — спросил Тосик Рэпаный, не врубившись, что у них нет коровы, а значит, нет и кринки с молоком.

— Игнату очень плохо, надо его молоком отпоить.

Кум на минуту задумался.

— Перепил? — наконец спросил, трудно возвращаясь в действительность.

— Ага!

— Вот слабак! — кум Тосик с добродушной улыбкой пошел в сенцы, и пока в темноте искал несуществующую кринку, удерживаемые им в плену участники спектакля покинули дом. И тут до доверчивого кума дошло, что его провели, как бобика, и он стал жертвой обмана. — Ах ты курва! Сейчас получишь!

Тетя Мария немного задержалась, дожидаясь тех, кто выбегал из дома, и теперь, хоть и засеменила прочь, но поняла, что не убежит. Оглянувшись туда-сюда, она шастанула в сиреневый кущ.

Кум Тосик выбежал во двор — ни души. Матерясь, на чем свет стоит, кинулся в один конец двора — пусто, в другой — никого.

— Догоню, ведьма!

Это было хорошо, что он все время кричал. Тетя Мария безошибочно определяла, где его носит, и когда он очутился на противоположном конце дома, она выскочила из куща и побежала вдоль улицы к большаку. Оттуда она могла попасть в свой двор с тыла, чтобы ее не увидел преследователь.

Но кум Тосик заметил мелькнувшую в конце улицы фигуру, и понял намерение кумы. Он пошел на военную хитрость и устроил засаду в нашем дворе.

— Ве-е... — выворачивался тем временем дядя Игнат у меня на глазах.

— Тихо, тихо, — шепнула ему я, сменяя компресс на лбу.

— Душа вон, прости Господи... Как они ее пьют? — стонал он, приговаривая.

Туп-туп-туп! — услышала я беготню под стенами вокруг дома. Это сосед погнался за тетей Марией. Цок-цок-цок! — удирала она, не отклоняясь от курса. Я замерла, как охотничья собачка. Гэп! — непонятный звук вызвал у меня тревогу. Неужели дядя Тосик бросает камни в мою тетю? Я не успела обдумать возможность такого сценария, как услышала новое «Гэп!» и следом энергичный возглас неугомонного злодея:

— Получай, фашист, гранату!

Ну все, пора это прекращать! — я поймала минуту, когда «Цок-цок-цок!» стало слышнее, а «Туп-туп-туп!» еще звучало вдалеке, резко распахнула дверь, перехватила запыхавшуюся тетю Марию, втолкнула в дом и снова заперлась.

"Туп-туп-туп!" пронеслось мимо — Тосик наматывал дальше круги вокруг дома. Один, два, три... Долго он будет бегать? Но вот кум Рэпаный остановился, поняв, что проиграл. Постучал к нам в окно.

— Мария, ты хоть и зараза, а все равно кума, — он прислушался, а мы прекратили даже дышать. — Ты дома? — Ми притихли, молчим. — Кума, мои у вас? — зашел он с другого конца.

Тишина.

Тете Марии неудобно было передо мной за кума Рэпаного, за дядю Игната, которому стало лучше и он наконец уснул, за все несовершенство бытия. Она кивнула куда-то в окно:

— Видела прицюцюватого? — спросила грустно.

— Ага, — согласилась я и добавила, чтобы развеять ее настроение: — Но мы знаем, шо яму зрабыть.

Это подействовало, мы долго и с облегчением смеялись от этой привычной остроты.

А где-то побрехивали собаки, побледневшей листвой уже не шелестел, а лишь вздыхал тополь да под колесами поездов стонала железная дорога. Кажется, что и мерцание звезд рождало звуки, и они долетали до нас. Скоро, однако, настала великая тишина, с которой мы окончательно потерялись в темноте ночи.

***

На следующий день кум Тосик деловито топал по улице. Висящие кулачищи и налитые красным глаза свидетельствовали о том, что он набрался в стельку.

Был выходной. Вечерело. Осень отдавала людям скудное дневное тепло. В лучах солнца мелькали осы и листопад. Дядя Игнат и тетя Мария сидели на ступеньках веранды. После тяжелой работы они любили вот так посидеть, изредка перебрасываясь словами. Тетя, увидев, кума Тосика сказала:

— Где можно было набраться в выходной, когда все работают на огородах... Тебе не кажется, что он как-то странно шагает?

— Словно идет в строю, — ответил дядя Игнат. — Пьяные всегда пытаются выглядеть тверезыми.

Тосик Рэпаный, почувствовав, что речь о нем, оглянулся, остановился, пошатнулся взад-вперед, сделал несколько вынужденных шагов и направился к кумовьям.

— Сейчас начнет выяснять отношения, — сказала тетя Мария.

— Ты точно помнишь, что не побила им стекла в окнах кухни? — спросил дядя Игнат, припоминая вчерашнюю ночь.

— Ты что?! — тетя даже подскочила от негодования. — Они уже давно были выбиты. Я стучала по раме.

Позже, приступая к акту примирения, кум Тосик и Клавдия закрыли выбитые окна подушками. Так они и стояли по сию пору.

— Ну, я не знаю, — ответил дядя, и засмотрелся на небо, где плыли легкие облака, изменяя налету форму и размеры.

Кум прошел через наш двор по бетонной дорожке, поднялся на крыльцо веранды и уселся на детский стул, что остался еще от моего детства. Дядя переглянулся с женой и снова посмотрел на улицу. Непрошеный гость остался вне его внимания, даже вне их обоих — немного в стороне, немного сзади.

— В небе, наверное, ветер, — показал дядя на облака.

— Бегут, как старые годы, — вздохнула тетя.

— Почему как старые?

— Ведь молодые улетают незаметно.

— Ты мне тут зубы не заговаривай! — грозно встрял в разговор Тосик Рэпаный, обращаясь к куме. — Годы у нее бегут…

— Человек приходит без тебе «Здравствуйте», без «Как дела?», без «До свидания», садится и начинает думать, что он дома... — изрекла тетя задумчиво. Кум не спускал с нее злого взгляда. — А что, кум, может, выпьешь стакан чаю?

После проявленной агрессии кум Тосик растерялся и промолчал, только мигал глазами, скрипел зубами да сжимал кулаки на коленях.

— Ну, нет, так нет, — тетя Мария по-своему истолковала его молчание и отвела от него взгляд.

— Пора забор перебрать, или нет? Скоро зима, — сказала она мужу.

— Я тебе про чай вот что скажу, — наконец нашелся кум, — если ты еще хоть раз... — он замолчал, подбирая слова, — всунешь свой длинный нос в нашу жизнь...

— Ой, не трогай мой нос! Не, ты слышишь? — толкнула тетя Мария мужа в бок. — Он что-то имеет против моего носа. Хм!

Кум нервным жестом достал пачку папирос, вынул одну, размял.

— Получается, испортили людям разговение, а теперь греете свои косточки на солнышке, да? — все еще приставал он.

— О, теперь косточки! Оставь нас в покое, — прикрикнула на него кума. — Ты что, не слышишь? Он наши косточки перемывает, — снова обратилась она к дяде Игнату. — Ну чего ты молчишь?

— Ты мне постирала рабочие брюки?

— И погладила! А ты? Он забор уже валится, штакетины выпали, скоро зима, говорю.

— Я принципиально вас предупреждаю, — напомнил о себе кум Тосик.

— Молчи, когда я с мужем разговариваю! — осадила его тетя. — Игнат, глянь, как со стороны посмотреть, так он и не пьяный, — показала она на кума.

— Может, это у него остатки вчерашнего бродят, — предположил дядя Игнат.

— Ты так считаешь? — тетя Мария внимательно посмотрела на кума. — Он плохо выглядит.

— Ты смотри, какие они?! — вставил свое слово кум Тосик. — Да если я за вас возьмусь...

— Может, у него больной желчный пузырь или печень? Тогда ему пить нельзя, — кум Тосик досадливо сплюнул, что его не слышат, и, намеренно медленно прикурив папиросу, пыхнул густым дымом. — Еще и курит! Полный набор для смертельного диагноза, — развивал дядя Игнат начатую тему.

— У меня возле вас терпение кончается! — еще раз прогремел кум, как неясный раскат отдаляющейся грозы.

— А нервы, Игнат?! Ты только посмотри на него! Он же уже не жилец. Как ты думаешь, сколько он протянет?

— Надолго его не хватит.

— А вот если бы бросил пить, курить, а? — поинтересовалась тетя Мария.

— О-о-о! Тогда бы он жил долго, — убежденно сказал дядя Игнат. — У него же гены — будь здоров! Помнишь его родителей?

— Конечно. Дай Бог каждому столько прожить.

— Есть я тут или меня нет?

— Есть, есть, подожди, — отмахнулась от кума тетя Мария. — Так когда ты начнешь забор перебирать, потому что снег его совсем завалит?

— С понедельника. А если захочешь, то со вторника, — к дяде Игнату явно возвращалось хорошее настроение.

— Я говорю, что пришел поговорить по-хорошему. Ну любовь у нас такая, понимаете? Сначала надо разогреться, поскандалить...

— Слышали уже, — перебил эти излияния дядя Игнат.

— Эта зима по всем приметам должна быть суровой, — настаивала на своем тетя.

— Мне что, обращаться к вам в письменном виде? — явно сдавал позиции грозный кум Тосик.

— О! Я же получил письмо от сестры из Америки, — вспомнил мой дядя и пошел в дом.

— Люди вы или нет? — почти просяще посмотрел гость на тетю Марию.

— Оставила такой дом, такой сад и поехала что-то искать в чужих краях, — тетя Мария грустно покачала головой. — Говорит, что без нее сын там пропадет. Слышал такое? Так пусть теперь тут пропадает то, что она всю жизнь наживала. А ты, кум, в самом деле, болезненно выглядишь. Ой! Выдыхай дальше от меня эту гадость, — помахала она рукой, отгоняя от себя папиросный дым.

— Вот, она тебе, кум, привет передает, — мой дядя вышел с письмом и начал его читать вслух: — «Передай привет кумовьям Тосику и Клаве. Как они там поживают? Поумнели уже, покончили ли со скандалами и драками? Я теперь вижу, как это стыдно!»

— И то правда, — подхватила тетя. — В такую даль поехала, а вспомнить о нашем куме нечего.

— Да ну вас к черту! Что вы ко мне прицепились?! — кум Тосик подхватился и выскочил со двора.

Еще до захода солнца он вставил в окна новые стекла, а на другой день шел домой вовремя и трезвый.