/ Language: Русский / Genre:thriller / Series: Джек Ричер

Без следа (сокращ.)

Ли Чайлд

Джек Ричер не сомневается: женщина, сидящая в нескольких шагах от него в вагоне нью-йоркской подземки, представляет крайне опасную и неотвратимую угрозу. Времени на решение — считаные секунды. Сокращенная версия от «Ридерз Дайджест»

Ли Чайлд

Без следа

Сокращение романов, вошедших в этот том, выполнено Ридерз Дайджест Ассосиэйшн, Инк. по особой договоренности с издателями, авторами и правообладателями. Все персонажи и события, описываемые в романах, вымышленные. Любое совпадение с реальными событиями и людьми — случайность.

Глава 1

Распознать террориста-смертника просто. Они выдают себя сами, массой разных примет. В основном потому, что нервничают. По определению, все они — новички.

Израильская контрразведка выпустила специальную памятку. Там сказано, на что обращать внимание. Они взяли практику наблюдений, добавили психологии и выдали список поведенческих признаков. О списке я узнал от одного капитана израильской армии двадцать лет назад. Для него он был как присяга. И для меня стал тем же: в те дни я находился в трехнедельной командировке, рядом с капитаном: в самом Израиле, в Иерусалиме, на Западном берегу, в Ливане, в Сирии, в Иордании, в автобусах, в магазинах, на запруженных людьми тротуарах. Я не переставал смотреть в оба, мысленно пробегая сверху вниз жирные печатные строчки.

Прошло двадцать лет, а я до сих пор помню тот список. И глаза мои по-прежнему глядят в оба. Дело привычки. У других парней я научился еще одной мантре: «Смотреть, а не видеть; слушать, а не слышать». Чем пристальнее внимание, тем дольше ты остаешься в живых.

В списке двенадцать пунктов. Это если подозреваемый мужского пола. Одиннадцать, если женского. Разница — в свежевыбритости. Перед акцией смертники-мужчины сбривают бороду. Так проще слиться с толпой. Результат — более светлая кожа на нижней части лица.

Но в данный момент бритье меня не интересовало.

Я работал по списку из одиннадцати позиций.

Я ехал в нью-йоркской подземке. Два часа ночи. Линия 6, «Лексингтон-авеню», местный поезд со всеми остановками, в сторону спальных районов. В поезд я сел на станции «Бликер-стрит», с южной части платформы. Вагон был почти пустой — всего пять человек, не считая меня. Я устроился на двухместном сиденье, к северу от последней двери, на той стороне вагона, где двери не открываются. Пятеро остальных пассажиров находились от меня к югу, на длинных скамьях: трое — слева и двое — справа.

Номер вагона был 7622. Как-то я уже ездил 6-м маршрутом, рядом с одним полоумным типом: все восемь остановок он тараторил о вагоне, в котором мы находились, с энтузиазмом, какой большинство мужчин приберегают для женщин и спорта. Поэтому я знал, что вагон номер 7622 — это модель R-142A, новейшая в нью-йоркском метро. Что пробег вагона, построенного «Кавасаки» в Кобе, без капремонта — двести тысяч миль. Что автоматическая система оповещения выдает инструкции мужским голосом, а информацию — женским: по мнению транспортного начальства, такое разделение психологически эффективней. Я знал, что длина R-142A чуть более пятидесяти одного фута, а ширина — восемь с небольшим. И что не оснащенный кабиной машиниста вагон рассчитан на сорок сидячих и сто сорок восемь стоячих мест. Все эти данные мой одержимый сосед выдал без единой запинки.

Я видел, что стеновые панели вагона отлиты из стекловолокна, устойчивого к граффити. В том месте, где панели встречались с крышей, шли сдвоенные полосы рекламы. Маленькие яркие постеры расхваливали всевозможные шоу, языковые курсы и высшее образование без труда.

И полицейский плакат: «Если вы что-то заметили, не молчите».

Ближе всех ко мне была латиноамериканка. Она сидела слева через проход, одна на скамейке для восьмерых. Маленького роста, от тридцати до пятидесяти лет, женщина выглядела усталой и раздраженной. Видавшая виды сумка из супермаркета петлей обхватила кисть. Взгляд — слишком изнуренный, чтобы видеть много, — устремлен в пустое пространство перед собой.

Следующим был мужчина. На той же стороне, футах в четырех от латиноамериканки, один на скамейке для восьмерых. Темные волосы, кожа в сетке морщин. Жилистый, измотанный тяжким трудом на открытом воздухе, мужчина сидел, склонившись вперед, локти на коленях. Не спал, но близко к тому. На вид около пятидесяти. Мешковатые, едва прикрывавшие икры джинсы и просторная футболка не по размеру с надписью NBA и именем баскетболиста, которого я не знал.

Третьей шла негритянка — вероятно, из Западной Африки. Она сидела слева, к югу от центральной двери. Утомленная, вялая; в люминесцентном свете метро ее кожа казалась присыпанной серой пылью. Цветастое платье из батика и тканевая косынка в тон. Глаза женщины были закрыты.

Я неплохо знаю Нью-Йорк. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться: любая троица, севшая в движущийся на север ночной поезд метро 6-го маршрута к югу от «Бликер-стрит», либо возвращающиеся домой после вечерней смены уборщики офисов у здания городского совета, либо обслуживающий персонал из ресторанчиков Чайнатауна или «Маленькой Италии».

Пассажиры четыре и пять были совершенно другими.

Номер пять — мужчина. Вероятно, моего возраста, он сидел на двухместной скамье напротив и наискось от меня, в дальнем конце вагона. Одежда на каждый день, но явно не из дешевых. Слаксы и рубашка для гольфа. Его глаза пристально смотрели перед собой. Зрачки то сужались, то расширялись. Взгляд профессионального игрока. Практичный, осторожный, расчетливый.

Но смотрел я не на него. Я смотрел на номер четыре.

Она сидела по правой стороне, одна на скамейке для восьмерых, напротив и примерно посередине между африканкой и парнем в рубашке для гольфа. Белая кожа, возраст слегка за сорок. Неприметная. Темные волосы, аккуратная, но немодная стрижка. Одета она была во все черное. Мужчина в футболке NBA продолжал склоняться вперед, и V-образный зазор между его согнутой спиной и стенкой вагона обеспечивал мне хороший обзор, прерываемый лишь стальными поручнями.

Не идеальный, но достаточный, чтобы все одиннадцать пунктов списка разом раскололи мне голову колокольным звоном. Если верить израильской контрразведке, передо мной была типичная террористка-смертница.

Я тут же отмахнулся от этой мысли. Время было явно неподходящее. Метро Нью-Йорка — лакомая мишень для бомбиста-самоубийцы. 6-й маршрут — один из лучших вариантов. Поезд останавливается под вокзалом Грэнд-Сентрал. Восемь утра, шесть вечера, битком набитый вагон, подождать, пока откроются двери на переполненную народом платформу, нажать на кнопку. Сотня трупов, две сотни раненых, крупный транспортный узел парализован на недели, а то и месяцы. Серьезный успех для тех, чьи мозги здорово сдвинуты набекрень.

Но не в два часа ночи.

Поезд остановился на «Астор-плейс». Двери с шипением открылись. Никто не вошел. Никто не вышел. Поезд двинулся дальше.

Жирные буквы из списка стояли у меня перед глазами.

С первым пунктом все было ясно: одежда не по сезону. В наши дни смастерить начиненный взрывчаткой пояс по силам кому угодно. Взять кусок брезента размером три на два фута, согнуть пополам в длину, и вы получите длинный сплошной карман глубиною в фут. Оберните карман вокруг смертника и сшейте края за спиной. Вложите по кругу частокол динамитных шашек, подсоедините провода, нашпигуйте пустоты рублеными гвоздями, обметайте верх и добавьте лямки покрепче. Эффективно, но довольно громоздко. Единственная практичная маскировка для такого сооружения — просторная одежда, лучше всего — дутая зимняя парка.

На дворе был сентябрь, но жара стояла как летом. Я был в одной футболке. Пассажирка номер четыре сидела в пуховике — черном, пышном, застегнутом на молнию до самого подбородка.

Если вы что-то заметили, не молчите.

Второй пункт списка — походка робота. В случае, когда подозреваемый сидит, — увы, бесполезный. Террористы-смертники ходят как роботы, потому что тащат на себе лишних фунтов сорок плюс находятся под воздействием наркотических средств. Ореол мученика привлекателен, но лишь до определенных пределов. Большинство нынешних бомбистов — зомбированные примитивы с шариком опия-сырца между десной и щекой.

Поезд остановился на «Юнион-сквер». Никто не вошел. Никто не вышел. Поезд двинулся дальше.

Пункты с третьего по шестой: потливость, раздражительность, тик и нервозное поведение. По мне, потливость могут вызвать не только нервы, но и физический перегрев. Равно как и одежда не по сезону, и тот же динамит. Ведь что есть динамит? Пропитанная нитроглицерином древесная пульпа, сформованная в шашки размером с жезл. А пульпа — хороший изолятор тепла. Но раздражительность, тик и нервозное поведение — очень ценные индикаторы. В последние минуты жизни бомбисты испытывают патологический страх. Даже накачанные сильнодействующими наркотиками, все они жутко боятся боли. Одно дело — громкие бравады на тайных сборищах, и совсем другое — реальное действие.

Пассажирка номер четыре выглядела точь-в-точь как человек, решившийся свести счеты с жизнью.

Отсюда пункт семь: дыхание.

Женщина дышала тяжело, но ровно, точно старалась внутренне управлять собой. Так дышат роженицы или же люди, отчаянно пытающиеся подавить рвущийся из горла вопль ужаса.

Пункт восьмой: террористы-смертники всегда смотрят в одну точку прямо перед собой. Видеозаписи и показания свидетелей здесь сходятся на все сто. Никто не знает почему, но все люди-бомбы ведут себя именно так.

Пассажирка номер четыре сидела, вперившись в окно напротив с такой яростной напряженностью, что практически прожгла взглядом дырку в стекле.

Пункты с первого по восьмой — полное совпадение.

Пункты девять, десять, одиннадцать тоже были на месте — самые важные пункты в списке.

Пункт девять: невнятное бормотание. До сих пор все известные террористические атаки вдохновлялись или мотивировались религией, причем почти исключительно мусульманской. Мусульмане же, как известно, имеют обыкновение молиться совершенно открыто. Очевидцы, кому повезло остаться в живых, свидетельствуют о нескончаемых заклинаниях, произносимых едва слышно и более-менее невнятно, но движущимися губами. Губы пассажирки номер четыре явно что-то шептали.

«23-я улица». Двери открылись. Никто не вышел. Никто не вошел. Поезд двинулся дальше.

Пункт десять: большая сумка.

Свежий динамит — взрывчатка довольно стабильная. Чтобы привести «адскую машину» в действие, нужен детонатор. Детонаторы соединяют шнуром с источником электропитания и выключателем. Те большие штуковины с проворачивающимися ручками, что показывают в старых вестернах, — как раз и то и другое. Не слишком-то практичная вещь, когда бомбу нужно переносить. Для переносных устройств нужна батарея, причем большая, прямоугольная, размером с хорошую консервную банку, — из тех, что продают в магазинах электротоваров для очень серьезных фонарей. Чересчур большая и слишком тяжелая, чтобы носить в кармане, — отсюда большая сумка. Батарею пристраивают на дне, а провода от нее идут к выключателю и дальше, сквозь незаметную прорезь в задней части сумки, под край одежды не по сезону.

На коленях пассажирки номер четыре стояла большая черная «почтальонская» сумка, ремень был перекинут через плечо.

Поезд остановился на «28-й». Никто не вошел. Никто не вышел. Поезд двинулся дальше.

Пункт одиннадцать: руки внутри сумки.

Двадцать лет назад этот пункт был только-только добавлен к списку. Незадолго до того спецслужбы Израиля и некоторые смельчаки из обычной публики применили новую тактику. Если что-то вызвало подозрение, не пытайтесь спасаться бегством. Без толку. Шрапнель все равно быстрее. Вместо этого надо резко рвануть вперед и, обхватив подозреваемого как можно крепче, стиснуть его в медвежьих объятиях. Пригвоздить руки террориста к бокам. Не дать дотянуться до выключателя. Так удалось предотвратить несколько терактов. Спасти десятки жизней. Но смертники быстро усвоили урок. Сегодня их учат не снимать большой палец с кнопки, и тактика «медвежьих объятий» потеряла смысл. Кнопка — в сумке, рядом с батареей. Отсюда и руки внутри.

Обе руки пассажирки номер четыре находились в сумке.

Поезд остановился на «33-й». Никто не вышел. В соседний вагон вошел одинокий пассажир. Поезд двинулся дальше.

Я смотрел на пассажирку номер четыре. Представлял себе ее большой палец, тонкий и бледный, на невидимой кнопке. Сплетение проводов. Шнур детонатора, ныряющий из сумки под пуховик и соединяющий от двенадцати до двадцати капсюлей в длинную смертоносную цепь. Динамит — штука невероятно мощная. В замкнутом пространстве, таком, как вагон метро, одна взрывная волна превратит нас всех в кровавое месиво.

Я смотрел на женщину. Между нами было не менее тридцати футов. Ее палец уже на кнопке. Она готова уйти, я — еще нет.

Я смотрел на нее. Чересчур пристально.

Она почувствовала. И повернула голову, медленно и плавно.

Она поняла, что я знаю.

Десять секунд мы смотрели друг другу в глаза. Затем я встал. Тридцать футов. Если раздастся взрыв, мне конец. Так что, подойди я ближе, мертвее я все равно не буду. Я взялся за поручень, шаг, перехватился за следующий, и так далее.

Я остановился в шести футах от нее.

— Мне бы очень хотелось, чтобы это оказалось ошибкой.

Крупный предмет внутри сумки чуть шевельнулся.

— Покажите мне ваши руки.

Она молчала.

— Я полицейский, — солгал я. — Я могу вам помочь.

Она не ответила.

Я отпустил поручень и уронил руки по швам. Так я стал ниже. Меньше рост — меньше угроза. Я старался стоять спокойно, насколько позволял движущийся поезд. Просто стоять — и все. Других вариантов не было. Ей хватило бы доли секунды. Мне — нет. Можно попробовать вырвать у нее сумку. Только я все равно б не успел. Ее палец нажмет кнопку раньше, чем моя рука будет на полпути.

Можно попытаться вырубить террористку. Но боковой удар с шести футов — это, как минимум, полсекунды. Ей же достаточно сдвинуть палец всего на восьмую дюйма. Раунд явно за ней.

— Можно мне сесть? — спросил я. — Рядом с вами?

— Нет, — сказала она. — Не приближайтесь.

Без явного акцента. С близкого расстояния она не выглядела душевнобольной. Простая женщина — смирившаяся, напуганная, усталая. На меня она смотрела с той же напряженностью, что и на окно еще пару минут назад.

— Время ушло, — сказал я. — Лучше подождать до утра.

Она не ответила. Руки в сумке пошевелились.

— Покажите мне одну руку. Совсем незачем держать их там вместе.

Поезд резко затормозил. Меня качнуло назад, и я едва успел схватиться за верхний поручень. Вокзал Грэнд-Сентрал, подумал я и взглянул в окно, надеясь увидеть огни и белые плитки кафеля, но мы стояли в темном туннеле.

Я перевел взгляд обратно.

— Покажите мне одну руку, — повторил я.

Женщина смотрела на мою талию. Из-за поднятых рук футболка чуть задралась, открыв шрам на животе. Выпуклый белый гребень. Грубые стежки. Шрапнель — от начиненного взрывчаткой грузовика, в Бейруте, много лет назад.

— Покажите мне одну руку.

— Зачем?

— Не знаю.

Я говорил, чтобы не молчать. Для меня это нехарактерно. По большей части я человек немногословный.

Руки женщины снова шевельнулись. Я видел, как она что-то перехватывает правой рукой. Левая же медленно показалась из сумки. Маленькая и бледная. Ногти без лака, подстрижены коротко. Без колец.

— Спасибо, — сказал я.

Она положила руку на скамью — рядом с собой, вниз ладонью. Я опустил свои. Край футболки вернулся на прежнее место.

— Теперь покажите, что у вас в сумке.

Она не ответила.

— Обещаю, я не буду пытаться отнять это у вас.

Поезд вновь тронулся. Плавно, неспешно.

— Мне кажется, я, как минимум, имею право это увидеть.

Она скорчила гримасу, будто не поняла.

— Потому что теперь я тоже причастен. Возможно, я смогу проверить, все ли у вас там о'кей. На потом. Не на сейчас. Потому что сейчас этого делать не надо.

— Вы же сказали, что вы полицейский.

— Это не важно. Я могу вам помочь.

Поезд продолжал ползти. Впереди забрезжил свет. Правая рука женщины шевельнулась. Она пыталась вынуть ее из сумки.

Я наблюдал. Рука показалась наружу.

Ни батареи. Ни проводов. Ни кнопки.

Нечто совсем другое.

В правой руке у женщины был пистолет. Нацеленный в какую-то точку между моим пахом и моим пупком. Где так много всего нужного любому из нас. Органы, позвоночник, кишки, артерии, вены. Это был шестизарядный «Ругер Спид-Сикс». Старый револьвер, калибр девять миллиметров.

Но в целом настроение у меня стало намного лучше, чем еще секунду назад. Бомбам не требуется прицел — в отличие от револьверов. С полным барабаном «Спид-Сикс» весит больше двух фунтов. Довольно тяжелая вещь для тоненькой женской руки. К тому же на вылете пуля «магнум» дает обжигающую вспышку газов, сопровождаемую сильной отдачей. За долю секунды до того, как спустить курок, рука женщины напряжется, она зажмурит глаза, а голову отвернет в сторону. Есть неплохой шанс, что она промахнется — даже с шести футов. И если она промахнется, второго выстрела я сделать ей не дам.

— Только спокойно, — сказал я.

Палец на крючке был белее мела, но она им не шевелила. «Спид-Сикс» — самовзводный револьвер с механизмом двойного действия. Нажим на спусковой крючок до половины поворачивает барабан и отводит боек. Нажим до конца освобождает боек, и тот разбивает капсюль патрона, производя выстрел. Я не сводил глаз с ее пальца. Чувствуя на себе взгляд парня в рубашке для гольфа. Обзор для передней части вагона, по-видимому, закрывала моя спина.

— Опустите пистолет, — попросил я. — Давайте поговорим.

Она не ответила.

Я старался сосредоточиться на вибрациях, идущих от колес через пол. Ожидал остановки вагона. Мой попутчик утверждал, что R-142A весит тридцать пять тонн. И что эти поезда развивают скорость шестьдесят две мили в час. Поэтому у них очень мощные тормоза. Они смыкаются, дергают, скрежещут.

Я предполагал, что так произойдет и сейчас — даже при том, что ползли мы с черепашьей скоростью. Револьвер в вытянутой руке — своего рода груз на конце маятника. Длинный, тонкий рычаг и два фунта стали. Когда колодки вгрызутся в тормозной диск, револьвер по инерции продолжит движение вперед. Закон Ньютона. Я был готов справиться со своей собственной инерцией и, оттолкнувшись от поручня, нырнуть вниз и назад, против хода поезда. Если револьвер дернется на пять дюймов к северу, а я — на пять к югу, я буду вне опасности.

— Откуда у вас этот шрам? — неожиданно спросила она.

— Бомба, — ответил я.

Она перевела ствол туда, где под футболкой скрывался белый рубец.

Поезд подъезжал. К станции. Бесконечно медленно. Платформа на «Грэнд-Сентрал» длинная. Головной вагон направлялся к самому ее концу. Я ждал, когда сработают тормоза. Надеясь пусть даже на небольшой крен.

Но доехать мы не успели.

Ствол револьвера вдруг повернулся вверх. На миг я подумал, что пассажирка решила сдаться. Но ствол все продолжал подниматься. Женщина резко задрала подбородок — в гордом и своевольном жесте. Дуло уткнулось в мягкую плоть. Палец сдавил спусковой крючок. Наполовину. Барабан повернулся, курок царапнул нейлон дутой зимней парки.

Затем она нажала курок до конца и разнесла себе голову.

Глава 2

Двери не открывались. Возможно, кто-то воспользовался аварийной связью, а может, машинист сам услышал выстрел. Как бы то ни было, система перешла в режим полной блокировки.

Ждать было неприятно. Тело женщины сползло на скамью. Правый указательный палец по-прежнему сжимал спусковой крючок. Револьвер лежал на сиденье рядом.

Звук выстрела все еще звенел у меня в ушах. В носу стоял сладковато-приторный запах крови. Нагнувшись вперед, я проверил сумку. Пусто. Я расстегнул молнию на куртке, распахнул полы. Ничего.

Отыскав аварийную панель, я связался с машинистом.

— Самоубийство, — сообщил я. — Огнестрел. Предпоследний вагон. Все уже позади. Дальнейшей угрозы нет.

Ответа я не получил. Но через минуту громкая связь откликнулась мужским голосом:

— Уважаемые пассажиры! Внимание! Двери вагонов закрыты на несколько минут в связи с непредвиденной ситуацией.

Машинист говорил медленно. Видимо, читал по инструкции. Голос его дрожал.

Я отошел и сел в трех футах от трупа.

Наконец по лестнице протопали шесть полицейских в форме. С оружием на изготовку. Патрульные. Управление полиции Нью-Йорка, вероятно, 14-й участок на Западной 35-й улице — знаменитый Мидтаун-Саут. Пробежав по платформе, полицейские начали проверять поезд от головы. Я встал и наблюдал через окно. Копы открывали двери, одну за другой, и, оценив обстановку, разрешали пассажирам выйти. Поезд ночной, народу мало, так что до нас очередь дошла быстро. Они проверили вагон через окна и, увидев тело и револьвер, сразу напряглись. Двери с шипением открылись, и патрульные ввалились в вагон.

Трое полицейских заблокировали все три выхода, остальные трое направились прямиком к мертвой женщине. Они остановились в шести футах от трупа. Не видя смысла проверять пульс или иные признаки жизни.

Здоровяк с нашивками сержанта повернулся к пассажирам. Лицо его слегка побледнело.

— Кто видел, что здесь произошло? — спросил он.

Передняя часть вагона встретила вопрос гробовым молчанием.

Латиноамериканка, мужчина в футболке NBA и женщина-африканка. Они не проронили ни слова. Парень в рубашке для гольфа тоже ничего не сказал. Поэтому ответил я:

— Она вынула из сумки револьвер и застрелилась.

— Так просто? Ни с того ни с сего?

— Более-менее.

— Почему?

— Откуда мне знать?

— Где и когда?

— На подъезде к станции.

Мозги сержанта переваривали информацию. Самоубийство, огнестрел. Метро — сфера ответственности полицейского управления. Зона торможения между «41-й» и «42-й» — территория 14-го участка. Его дело, как ни крути.

Он кивнул:

— О'кей. Прошу всех покинуть вагон и ждать на платформе. Нам понадобятся ваши фамилии, адреса и свидетельские показания.

Мы влились в собиравшуюся на платформе толпу. Транспортная полиция, патрульное усиление, персонал метро. Через пять минут по ступенькам прогрохотали ботинки бригады «скорой» с носилками. Дальнейшего я не видел — полицейские стали разбирать пассажиров для записи показаний. Я достался здоровяку-сержанту. Он отвел меня вглубь станции, в душную, затхлую комнатенку с белыми кафельными стенами. Предложив мне стул, сержант спросил мое имя.

— Джек Ричер, — ответил я.

Он записал имя в блокнот и больше ничего не сказал. Просто стоял в дверях и наблюдал за мной. Ждал. Наверняка детектива, подумал я.

Детектив оказался женщиной. В брюках и серой рубашке. Рубашка была навыпуск, и я сразу предположил, что полы скрывают оружие. Под рубашкой она была маленькой и стройной. Над рубашкой — темные, собранные в хвост волосы и маленький овал лица. На вид чуть меньше сорока. Интересная. Мне она понравилась сразу. Женщина выглядела доброжелательной. Она предъявила мне свой значок и вручила визитку. С номерами телефонов — служебным и сотовым. И адресом электронной почты. На карточке было имя: Тереза Ли.

— Вы не могли бы подробно рассказать, что произошло?

Голос оказался мягким и полным внимания.

И я рассказал все подробно, начиная со списка из одиннадцати пунктов и моих попыток изменить ситуацию и заканчивая револьвером и самоубийством.

Тереза Ли предложила вернуться к списку.

— У нас есть экземпляр, — сказала она. — Насколько я знаю, это секретный документ.

— Да бросьте, — улыбнулся я. — Список гуляет по миру уже лет двадцать. Только ленивый не обзавелся собственным экземпляром. Так что он давно уже не секрет.

— А вы? Где вы его видели?

— В Израиле. Сразу после того, как он был составлен.

— Каким образом?

Пришлось изложить ей мою биографию. В сокращенной редакции. Армия США, тринадцать лет в военной полиции, 110-е следственное спецподразделение, служба по всему миру плюс короткие командировки туда-сюда. Затем — развал Советов, сокращение военных расходов, урезанный оборонный бюджет, повальные увольнения в запас.

— Состав офицерский или сержантский? — поинтересовалась она.

— Последнее звание — майор.

— А сейчас?

— На пенсии.

— Вы слишком молоды для пенсионера.

— Я решил, что надо пользоваться случаем, пока он есть.

— Чем вы занимались сегодня вечером?

— Слушал музыку, — сказал я. — На Бликер-стрит полно блюз-клубов.

— И куда же вы направлялись ночью на 6-м поезде?

— Я собирался снять номер где-нибудь в гостинице или сесть на экспресс на автовокзале между 40-й и 42-й.

— Где вы живете?

— Нигде.

— Ваш багаж?

— У меня его нет.

После этой фразы большинство людей обычно задают кучу дополнительных вопросов, но не Тереза Ли. Вместо этого она сосредоточила свое внимание на другом:

— Мне не нравится, что список оказался неверным. Мы все считали его полным и окончательным.

Теперь она говорила со мной на равных.

— Список оказался неверным лишь наполовину, — поправил я. — Насчет смертника он не соврал.

— Похоже, вы правы, — согласилась Ли. — Признаки те же самые. Но результат все равно ошибочный.

— Мы знаем, кто она?

— Пока нет. Но скоро выясним. При ней нашли ключи и бумажник. Кстати, а почему она была в зимней куртке?

— Понятия не имею.

— Вы как? — неожиданно спросила она.

Я решил, что ей хочется знать, потрясен ли я тем, что случилось.

— Нормально.

В глазах Ли промелькнуло удивление.

— На вашем месте я сожалела бы о том, что подошла к ней. Там, в поезде. Мне кажется, это вы подтолкнули ее к краю пропасти. Еще пара остановок, и она наверняка справилась бы с тем, что ее так расстроило.

Следующую минуту ни один из нас не проронил ни слова. В дверях показалась голова сержанта-здоровяка. Он кивком попросил Ли выйти в коридор. До меня донеслись обрывки их приглушенного разговора, после чего Ли вернулась и предложила проехать с ней на Западную 35-ю улицу. В полицейский участок.

— Надо зафиксировать ваши показания, чтобы закрыть дело.

Пожав плечами, я последовал за Ли к выходу с «Грэнд-Сентрал» на Вандербильт-авеню, где стояла ее машина. Это был видавший виды «форд-краун-виктория», грязный и неприметный, хотя, надо отдать ему должное, до Западной 35-й он довез нас без всяких проблем. Мы прошли вверх по лестнице к комнате для допросов. Отступив на шаг, Ли пропустила меня вперед. А затем захлопнула у меня за спиной дверь и повернула ключ.

Появилась она минут через двадцать — с папкой заведенного дела и незнакомым мне молодым человеком. Папку Ли положила на стол, а парня представила как своего напарника, добавив, что зовут его Догерти и что у Догерти ко мне ряд вопросов.

— Какие вопросы? — удивился я.

Догерти остался невозмутим:

— Расскажите все еще раз, и как можно подробнее.

Пришлось подчиниться. Как и Ли, Догерти заметно расстроился, что список дал ошибочный результат. Следующие пять минут мы представляли собой тройку единомышленников, обсуждавших удивительный феномен.

Но затем тон Догерти изменился:

— Мы полицейские детективы и занимаемся расследованием убийств. Наша обязанность — расследование всех случаев насильственной смерти. Надеюсь, вы понимаете, к чему я это говорю? Это так, на всякий случай.

— На какой еще случай?

— На случай, если в деле есть что-то, что осталось за кадром.

— За каким кадром? Она застрелилась сама.

— По вашим словам.

— Никто не скажет другого. Именно так все и было.

— А может, это вы ее застрелили?

— Я этого не делал.

Во взгляде Терезы Ли читалось сочувствие.

— Да что с вами такое, ребята? Если не верите, спросите у остальных.

Ли покачала головой:

— Никто ничего не видел. Вы закрывали им обзор. К тому же они все дремали. Плюс никто из них почти не говорит по-английски. Мне кажется, им просто хотелось побыстрее убраться оттуда, прежде чем мы начнем проверять у них «зеленые карты».

— А как насчет того парня? Того, что сидел сбоку? Он точно не спал. И выглядел как стопроцентный носитель английского.

— Что еще за парень?

— Пятый пассажир. В слаксах и рубашке для гольфа.

Ли открыла папку. И покачала головой:

— В вагоне было всего четверо пассажиров.

Она вынула из папки лист бумаги, перевернула и пододвинула к середине стола. Список свидетелей. Я плюс некие Фролов, Родригес и Мбеле.

— Должно быть, он исчез под шумок, — сказал я.

— Как он выглядел? — спросил Догерти.

— Обыкновенный мужчина. Моего возраста, явно не бедный.

— Он вступал в какой-нибудь контакт с жертвой?

— Насколько я видел, нет.

Догерти пожал плечами:

— Значит, он просто не хотел, чтобы его имя попало в сводки. Возможно, парень гулял тайком от жены. Обычное дело.

— Он сбежал. Но вы почему-то взялись именно за меня.

— Вы же сами только что заявили, что он ни при чем.

— Я тоже ни при чем.

— Как сказать.

С меня было довольно.

— Вы зря теряете время.

И я был прав. Это была настолько пустая трата времени, что я вдруг сообразил, что все это — самый заурядный спектакль. Чтобы потянуть время. И еще я понял, что Ли и Догерти пытаются оказать мне какую-то услугу, пусть даже таким извращенным способом.

Если в деле есть что-то, что осталось за кадром.

— Кто она? — спросил я.

Догерти сделал вид, что не понимает:

— А почему она обязательно должна кем-то быть?

— Да потому, что стоило вам попытаться установить ее личность, как все компьютеры зажглись, как елки на Рождество. Кто-то позвонил вам и велел задержать меня до их приезда. А вам обоим просто не хочется брать меня под арест, чтобы не портить мне биографию, поэтому вы и тянете время.

— Нам нет никакого дела до вашей биографии. Просто нам лень возиться с бумагами.

— И все-таки кто она?

— Судя по всему, она работала на правительство. Вас действительно хотят допросить. Они уже едут. Люди из федерального агентства. Нам запрещено говорить из какого.

Меня оставили одного в комнате под замком. Грязной, душной, без окон. Вся мебель — стол и три стула. Два для детективов и один для подозреваемого. В прежние времена бедняга мог запросто схлопотать удар по уху и свалиться вместе со стулом.

Я попытался определить время. С момента нашей беседы с Терезой Ли в коридоре «Грэнд-Сентрал» часы отстучали почти шестьдесят минут. Значит, это не ФБР. Их нью-йоркский офис, самый большой в стране, базируется на Федерал-плаза, недалеко от здания Сити-Холл. Фэбээровцы уже давно были бы здесь. Остается пара контор с названиями из трех букв: ЦРУ, УВР. Центральное разведывательное управление, Управление военной разведки. Может, и еще какие из созданных в последнее время.

Спустя час я решил, что парни едут из Вашингтона, что означало небольшую специализированную контору со строго ограниченным контингентом. У всех остальных офисы были гораздо ближе. В конце концов мне надоело гадать, я откинулся на спинку стула и, задрав ноги на стол, провалился в сон.

В пять утра меня разбудили. Трое. В отглаженных костюмах — не от-кутюр, но и не ширпотреб. Ясные глаза, короткие стрижки. Тела хоть и коренастые, но мышцы в тонусе. На первый взгляд — из бывших вояк. Тех, что искренне верят, что их работа важна для страны. Держались они вежливо и по-деловому. Я попросил их предъявить удостоверения, но парни сослались на «Акт о патриотизме» и заявили, что не обязаны представляться. Наверняка так оно и было, но им явно нравилось, как это звучит. Я собрался отплатить им тем же, но они быстро сообразили, что к чему, и процитировали мне еще пару абзацев из того же антитеррористического закона, чтобы у меня не оставалось сомнений: выбранный мною путь окончится массой неприятных хлопот. Я мало чего боюсь в этой жизни, но ссориться со спецслужбами в наши дни — себе дороже. Поэтому я сказал, чтобы они задавали свои вопросы.

В качестве вступления парни сообщили, что знают о моей военной карьере и относятся к ней с уважением. Затем они предупредили, что будут внимательно наблюдать за мной во время беседы и легко определят, когда я говорю правду, а когда — нет. Что было полной мурой, поскольку на такое способны лишь лучшие из нас, а к лучшим эти клоуны явно не относились, иначе все они давно были бы при крутых должностях и уже смотрели бы десятый сон у себя дома в тихом виргинском пригороде.

Но я еще раз повторил, что готов ответить на все их вопросы.

Парней в костюмах интересовали всего три вещи.

Первая: был ли я знаком с женщиной, застрелившейся в поезде метро? Видел ли я ее когда-нибудь раньше?

— Нет, — ответил я. Коротко и по делу, тихо, но твердо.

Они не стали развивать тему. Из чего я понял, что́ это за ребята и каковы выданные им инструкции. Они были чьей-то командой «Б», посланной завести начатое расследование в тупик. Им нужен был отрицательный ответ на каждый поставленный вопрос, чтобы закрыть дело и отправить папку в архив.

Второй вопрос: знаю ли я женщину по имени Лиля Хоц?

— Нет, — ответил я. Потому что не знал. Пока.

Третий вопрос был скорее диалогом. Открыл его старший агент:

— Вы подошли к той женщине в поезде.

Я молчал. Моим делом было отвечать на вопросы.

— Как близко вы подошли к ней?

Вот это уже был вопрос.

— Шесть футов, — ответил я. — Плюс-минус.

— Достаточно близко, чтобы дотронуться до нее?

— Нет.

— Если бы вы вытянули руку, а она вытянула свою, ваши руки соприкоснулись бы?

— Возможно.

— Передавала ли она вам что-нибудь?

— Нет.

— Брали ли вы что-нибудь у нее после того, как она покончила с собой?

— Нет.

— Вы видели, как у нее что-то выпало из сумки или из рук?

— Нет.

— Она вам что-нибудь говорила?

— Ничего существенного.

— Не могли бы вы вывернуть карманы?

Мне было нечего скрывать. Я прошелся по карманам, выкладывая содержимое каждого на стол. Сложенная пачка купюр и горстка монет. Мой старый паспорт. Кредитная карточка. Проездной на метро. Зубная щетка. Визитка Терезы Ли.

Старший кивнул одному из помощников. Тот профессионально обхлопал меня со всех сторон, но больше ничего не нашел.

— Спасибо, мистер Ричер.

И они исчезли — так же быстро, как и появились. Я удивился, но не могу сказать, что расстроился. Рассовав свой скарб по карманам, я открыл дверь. Тереза Ли сидела за одним из столов. Догерти вел какого-то парня к кабинету за стеклянной перегородкой. На парне была мятая серая футболка и красные спортивные брюки. Из дома он вышел, явно не успев причесаться. Тереза Ли перехватила мой взгляд:

— Родственник.

— Той женщины?

Ли кивнула:

— Мы нашли телефонный номер и адрес в ее бумажнике. Он ее брат. Кстати, тоже полицейский. Из маленького городка в Нью-Джерси.

— Бедняга.

— Да. Мы решили обойтись без официального опознания. Сейчас на нее лучше не смотреть.

— То есть вы уверены, что это она?

Ли снова кивнула:

— Отпечатки пальцев.

— Кем она была?

— Это закрытая информация.

— Я могу идти?

— Федералы с вами закончили?

— Похоже, что да.

— Тогда все. Вы свободны.

Уже у выхода она вдруг окликнула меня:

— Я не хотела вас обидеть, когда говорила насчет края пропасти.

— Хотели, — ответил я. — И возможно, вы были правы.

Я вышел в предрассветную прохладу и повернул налево по 35-й. Вы свободны. Как бы не так. Прямо по курсу на углу ждали четверо. Из той же серии, что и давешние, но явно не федералы. Слишком дорогие костюмы.

Когда видишь четверых незнакомцев, ждущих на углу именно тебя, у тебя лишь два варианта действий: развернуться и бежать со всех ног или продолжать спокойно идти, не сбавляя шага. Невозмутимо смотреть вперед и, скользнув взглядом по их лицам, демонстративно отвернуться: мол, и это все, что вы можете предложить?

Сказать по правде, удрать гораздо умнее. Лучший бой — тот, которого ты смог избежать. Но я никогда и не заявлял, что я умный. Просто упрямый и иногда злой. Я продолжал идти.

Костюмы были все как один темно-синими и выглядели так, как выглядят костюмы из магазинов с именем какого-нибудь иностранца на вывеске над входной дверью. Люди внутри костюмов выглядели не менее внушительно. Из бывших военных или правоохранительных органов — или и то и другое вместе.

Они разделились на пары, когда я был еще в четырех шагах от них. Оставили мне проход, если бы я захотел пройти, но парень слева, тот, что был чуть впереди, жестом дал знак, который можно было расценить и как просьбу остановиться, и как информацию, что мне ничего не угрожает. На тот момент выбор у меня еще был. Либо остановиться, либо продолжать идти. Сомкни они ряды, пока я в движении, — они разлетелись бы, как кегли в кегельбане. При моих-то 250 фунтах и скорости не менее четырех миль в час.

За два шага их главный сказал:

— Мы можем поговорить?

Я остановился:

— О чем?

— Вы ведь свидетель, так?

— А вы кто такие?

Вместо ответа он молча отвернул полу пиджака — медленно, без угрозы. Ни пистолета, ни портупеи, ни кобуры. Пальцы правой руки плавно нырнули во внутренний карман и вновь возникли уже с визиткой. Протянули мне. «Уверенность и Надежность, Инк.», — гласила первая строчка. Вторая уточняла: «Охрана, дознание, посредничество». На третьей был номер телефона с кодом 212. Манхэттен.

— На кого вы работаете? — спросил я.

— Это не важно.

— В таком случае — всего хорошего.

— Будет лучше, если вы пообщаетесь с нами, а не с нашим заказчиком. Мы по крайней мере сторонники цивилизованных методов.

— Вот теперь я испугался по-настоящему.

— Всего пара вопросов. Вас это не затруднит.

— Что за вопросы?

— Она вам что-нибудь передавала?

— Кто?

— Вы знаете кто. Брали вы у нее что-нибудь?

— И?.. Какой следующий вопрос?

— Она что-нибудь говорила?

— Много чего. Жаль, что я не расслышал и половины.

— Она называла какие-нибудь имена?

— Возможно.

— Она упоминала имя Лиля Хоц?

— Нет, насколько мне помнится.

— А Джон Сэнсом?

— Нет.

— Она передавала вам что-нибудь из рук в руки?

— А это имеет какое-нибудь значение?

— Нашему заказчику нужно знать наверняка.

— Тогда передайте вашему заказчику: пусть спросит у меня сам.

Я двинулся вперед — в проход между ними. Один из парней справа попытался преградить мне путь. Я отодвинул его. Но тот не угомонился, и мне пришлось применить силу. Споткнувшись, противник оказался чуть впереди. Его пиджак был со шлицей по линии спины. Я схватил фалды с обеих сторон и рывком распустил шов до самой шеи. И толкнул снова. Фалды крыльями взметнулись от воротника, точно больничный халат.

Я пробежал три шага и резко развернулся. Конечно, продолжай я идти спокойно — это смотрелось бы куда изящнее. Но и в сто раз глупее. Невозмутимость — штука хорошая, но быть наготове — намного лучше. Им не терпелось кинуться на меня, всем четверым. Но мы были на Западной 35-й, и еще толком не рассвело. В такой час уличное движение состоит практически только из полицейских машин. Моим новым знакомым ничего не оставалось, как одарить меня свирепыми взглядами и удалиться. Можете идти.

Но уйти снова не получилось. Повернувшись, я увидел парня, выходившего из дверей участка. Брат. Поравнявшись со мной, он сказал, что видел меня внутри и догадался, что я свидетель. И добавил, что его сестра не совершала самоубийства.

Я предложил зайти в кафе на Восьмой авеню. Когда-то, еще в мою бытность военным, меня послали в Форт-Ракер, на однодневный семинар для сотрудников военной полиции. Темой семинара были тонкие психологические моменты, которые следует учитывать при общении с людьми, недавно лишившимися родных или близких. Военным полицейским тоже иногда приходится приносить родственникам скорбные вести. По мнению начальства, мои тактические приемы в таких делах были ниже всякой критики. Я просто стучал в дверь и резал с порога всю правду-матку. Поэтому меня и послали на семинар. Где я усвоил много полезного. Я научился уважать чувства других людей. Но прежде всего я понял, что наиболее подходящая обстановка для сообщения плохих новостей — это закусочные и кафе. В общественном месте вероятность того, что человек даст волю своему горю, намного меньше, а процедура заказа и питья медленными глотками делает информационный поток пунктирным, существенно облегчая восприятие.

Мы присели за столик под зеркалом. Кафе было заполнено примерно наполовину. Мы заказали кофе. Мне жутко хотелось есть, но я решил: если он ничего не закажет, я как-нибудь переживу. Иначе выйдет невежливо. Он сказал, что не голоден. Я промолчал. Как там учили психологи из Ракера? Дайте им заговорить первыми.

Он сказал, что его зовут Джейкоб Марк. И что я могу звать его Джейк. Я ответил, что он может звать меня Ричер. Он сказал, что он полицейский. Я ответил, что раньше тоже был копом, только военным. Он добавил, что не женат и живет один. Я заметил, что у меня та же история. Вблизи, если не брать во внимание внешний вид, Джейк показался мне собранным и разумным. За сорок, почти весь седой, но лицо было моложавым и без морщин.

Он заговорил о своей сестре. Сказал, что зовут ее Сьюзан Марк. До развода — Сьюзан Молина, но это было давно. Сейчас проживает одна. Джейк говорил о сестре в настоящем времени. Он еще не мог принять того факта, что ее нет в живых.

— Она не могла убить себя. Я в это не верю.

— Джейк, — сказал я, — я был там.

Официантка принесла нам кофе, и некоторое время мы молча прихлебывали горячую жидкость из чашек. Переваривали то, что случилось. Психологи из Ракера были предельно прямы: у людей, внезапно лишившихся близких, IQ не выше, чем у лабрадора. Грубовато — да, все-таки военные, зато в точку.

— Расскажи мне, как все случилось, — попросил Джейк.

Я поинтересовался, есть ли у них в управлении экземпляр списка израильской контрразведки. Он ответил, что после Башен-Близнецов каждый коп обязан знать назубок каждый пункт из этого списка.

— Твоя сестра вела себя крайне подозрительно, Джейк. Совпадение сто процентов. Она выглядела как террорист-смертник.

— Чушь, — сказал он, как сказал бы на его месте любой любящий брат.

— Нет не чушь. Не будь Сьюзан твоей сестрой, ты подумал бы то же самое. Тебе просто пришлось бы, с твоей-то подготовкой.

— Значит, список больше годится для самоубийц, чем для террористов.

— Наверное.

— Сьюзан не была несчастной.

— Я бы так не сказал.

Он не отреагировал. Еще несколько молчаливых глотков.

— Расскажи о своей сестре, — попросил я.

— Какой у нее был пистолет?

— Старый «Ругер Спид-Сикс».

— Револьвер нашего отца. Он достался ей по наследству.

— Где она жила? Здесь, в городе?

Джейк покачал головой:

— Аннандейл, штат Виргиния.

— Ты знал, что она в Нью-Йорке?

Он снова покачал головой.

— Зачем ей было ехать сюда? — спросил я.

— Не знаю.

— Почему она была в зимней куртке?

— Не знаю.

— Послушай, — сказал я. — Мне задавали вопросы. Сначала федералы. Затем весьма серьезные парни из частной детективной конторы, буквально перед встречей с тобой. И те и другие спрашивали о какой-то женщине. Лиля Хоц. Ты когда-нибудь слышал от сестры это имя?

— Нет.

— А Джон Сэнсом?

— Он конгрессмен от Северной Каролины. Хочет стать сенатором. Говорят, толковый мужик.

Я что-то такое помнил. Предвыборная гонка как раз набирала обороты. Газеты, телевидение — все твердили о новой восходящей звезде. В политику Сэнсом пришел недавно, но уже успел показать себя жестким и бескомпромиссным борцом. С далеко идущими планами. Ранее он преуспел в бизнесе, а до того сделал неплохую карьеру в армии. В интервью Сэнсом намекал на службу в спецназе, но как-то вскользь и не вдаваясь в детали.

— Твоя сестра была с ним знакома?

— Откуда?

— Кем она работала?

На этот вопрос Джейк не ответил.

Да ему и не нужно было ничего отвечать. Отпечатки пальцев его сестры были в базе данных, и стоило им всплыть в уголовном деле, как трое экс-вояк примчались черт знает из какой дали, чтобы уехать обратно уже через пять минут. Вывод напрашивался сам собой: Сьюзан Марк работала на оборону, но отнюдь не в самых верхах. Плюс ее адрес: Аннандейл, Виргиния, в часе езды от самого крупного административного здания в мире.

— Она работала в Пентагоне, — ответил я за него.

— Ей не полагалось говорить о своей работе.

Я покачал головой:

— Будь это действительно тайной, Джейк, она сказала бы тебе, что работает в супермаркете.

Он промолчал.

— Когда-то у меня был кабинет в Пентагоне, — продолжил я. — Я хорошо знаю это место. Можешь меня проверить.

— Сьюзан была обычным гражданским клерком, — сказал Джейк после небольшой паузы. — Но ей страшно хотелось, чтобы ее должность звучала внушительно. Она говорила, что работает в подразделении с грифом CGUSAHRC.

— Это не подразделение. Это человек. CGUSAHRC означает начальник Управления человеческими ресурсами, Сухопутные войска США. Проще говоря, отдел кадров. Документы, личные дела, архивы.

Джейк не ответил.

— Она что-нибудь рассказывала о своей работе? — спросил я.

— Почти ничего. Боюсь, там было не о чем особо рассказывать. — В голосе брата проступили горькие нотки.

— Люди склонны приукрашивать свою жизнь, Джейк. Такова человеческая натура. Сьюзан нравилось то, чем она занималась?

— Похоже, что да. У нее были все задатки для работы с бумагами. Отличная память, организованность, прекрасное знание компьютера.

Мои мысли вновь переключились на Аннандейл. В сложившихся обстоятельствах этот городок обладал всего одной, но очень важной характеристикой.

Аннандейл находился очень далеко от Нью-Йорка.

— Что? — прервал ход моих рассуждений Джейк.

— Сколько лет ты уже в полиции? — спросил я.

— Восемнадцать.

— Скажи, у себя в Джерси ты видел много самоубийств?

— Где-то одно-два в год.

— Кто-нибудь предвидел заранее, что они произойдут?

— Да нет. Как правило, для всех это большой сюрприз.

— Вроде нынешнего.

— Именно.

— Однако за каждым самоубийством неизменно кроется какая-то причина?

— Всегда. Финансы, секс, что-нибудь, что может вот-вот раскрыться.

— Значит, и у твоей сестры была какая-то причина.

— Даже не знаю. Что ты имеешь в виду?

— Я имею в виду, что мне еще ни разу не доводилось слышать о самоубийстве, когда человек едет за сотни миль от дома и совершает его, так и не закончив путь.

— И?..

— Думай как полицейский, Джейк. Не как брат. Как ты поступаешь, когда что-то не вписывается в рамки логики?

— Копаю глубже.

— Ну так копни.

— Этим ее все равно не вернуть.

— Но понять причину — значит помочь самому себе.

Еще один постулат, которому учат в Форт-Ракере.

Я попросил еще кофе. Джейкоб Марк взял пакетик с сахаром и вертел его между пальцами. Я видел, что головой он работает как полицейский, но сердцем по-прежнему остается братом. Все это читалось у него на лице.

— Что-то еще? — спросил он.

— В вагоне был еще один пассажир. Он исчез до того, как полицейские стали опрашивать очевидцев. Копы считают, что он просто гулял налево тайком от жены.

— Возможно. И что?

— Да то, что и федералов, и тех парней из частной конторы больше всего интересовало одно: не передавала ли мне что-то твоя сестра? Я думаю, имелось в виду что-то очень маленькое.

— Кто были федералы?

— Они не представились.

— А частники?

Я достал из заднего кармана визитку. Джейк медленно прочитал. «Уверенность и Надежность, Инк.». Номер телефона. Он вытащил из кармана сотовый, набрал номер с карточки. Я услышал бодренький трехнотный сигнал и короткое записанное сообщение. Джейк захлопнул мобильник.

— Номер не подключен к сети.

Я снова попросил кофе. Джейк вернул мне карточку.

— Мне это не нравится, — сказал он.

— Мне тоже.

— Нам надо еще раз поговорить с теми детективами.

— Она покончила с собой, Джейк. Им плевать, как и почему.

— Это их работа.

— Согласен. Но им все равно плевать. А тебе, будь ты на их месте?

— Наверное. — Взгляд его стал пустым. — У тебя есть версии?

— Для версий еще слишком рано. Все, чем мы располагаем на настоящий момент, — это факты.

— Факты?

— Во-первых, в Пентагоне не слишком-то доверяли твоей сестре.

— Ничего себе заявление!

— Она была под подозрением, Джейк. Стоило имени Сьюзан Марк засветиться в полиции, как трое федералов тут же сорвались с места.

— И так же быстро уехали.

Я согласно кивнул.

— Что означает лишь одно: подозрения были не слишком сильными. Возможно, их беспокоила какая-то мелочь. И единственное, зачем они прибыли, — это чтобы ее отбросить.

— Какая мелочь?

— Информация, — ответил я. — То единственное, чем располагает Управление человеческими ресурсами.

— Думаешь, они решили, что сестра передает информацию на сторону?

— Кто знает? Возможно, ее видели не в том кабинете, открывающей не тот шкаф. Возможно, они допускали, что это вышло случайно, и просто хотели убедиться, что все так и есть. А может, у них что-то пропало и они просто не знали, на кого думать, а потому наблюдали за всеми подряд.

— Что за информация? Копия какой-нибудь папки?

— Нет, что-то гораздо меньшее. Листочек бумаги, флешка. Что-то, что можно передать из рук в руки в вагоне метро.

— Сьюзан была патриоткой. Она никогда бы на это не пошла.

— Она ничего никому не передавала.

— Значит, у нас ничего нет.

— У нас есть твоя сестра за сотни миль от дома с заряженным револьвером.

— И чем-то очень напуганная, — добавил Джейк.

— Одетая в зимнюю парку в тридцатиградусную жару.

— И два имени. Джон Сэнсом и Лиля Хоц.

Джейк снова замолчал. Я потягивал кофе. Движение на Восьмой авеню заметно замедлилось. Наступал утренний час пик.

— Нам надо с чего-то начать, — сказал Джейк.

Я пожал плечами:

— Ты когда-нибудь общался с бывшими спецназовцами?

— С четырьмя или пятью, если считать моих знакомых в полиции.

— Значит, скорее всего, ни с кем. Большинство спецназовских баек — это чистой воды блеф. Добрая часть этих ребят никогда не поднимались выше пехоты. А некоторые вообще не служили в армии. Люди склонны приукрашивать свои биографии.

— Как моя сестра. К чему ты ведешь?

— У нас два случайных имени, начало предвыборного сезона и твоя сестра в Управлении человеческими ресурсами Сухопутных войск США.

— Думаешь, Джон Сэнсом лжет о своем прошлом?

— Возможно, что и нет. Но это крайне благодатная почва. А политика — дело грязное. И многим наверняка не терпится проверить факты его действительной биографии. Это наш национальный американский спорт.

— Так, может, Лиля Хоц — журналистка?

— Не исключено. Предположим, что Лиля Хоц решает надавить на какого-нибудь клерка-кадровика, чтобы с его помощью проверить послужной список Сэнсома. И выбирает твою сестру.

— Но чем? Чем она могла прижать Сьюзан?

— Да, — согласился я. — Это первая большая дыра в нашей версии.

Сьюзан Марк была в ужасе и отчаянии. Трудно представить, чтобы какая-то журналистка могла ее так запугать.

— Твоя сестра увлекалась политикой?

— При чем здесь это?

— Может, у нее была какая-нибудь личная неприязнь к Сэнсому. Поэтому она и согласилась сотрудничать.

— Тогда почему она была так напугана?

— Потому что нарушила закон, — ответил я.

— А зачем она взяла револьвер?

— Разве она обычно не носила его с собой?

— Никогда. Это семейная реликвия. Она хранила его в комоде.

Револьвер был второй большой дырой в нашей версии. Револьверы достаются из комодов по самым разным причинам. Для защиты, для нападения. Но никогда — на всякий пожарный, когда тебе вдруг приспичило свалить куда-нибудь подальше от дома.

— Сьюзан не увлекалась политикой, — сказал Джейк. — Здесь не может быть никакой связи с Джоном Сэнсомом.

— Тогда почему всплыло его имя?

— Не знаю.

— Скорее всего, Сьюзан добралась в Нью-Йорк на машине, — продолжал я. — Самолет исключается, револьвер туда не пронесешь. Должно быть, твоя сестра въехала через туннель Холланд и оставила машину где-нибудь на окраине.

Джейк молчал. Мой кофе остыл. Официантка давно махнула на нас рукой. Для нее наш столик был нерентабельным. Я попытался представить себе Сьюзан Марк двенадцать часов назад. Вот она готовится к трудной ночи. Одевается. Находит в комоде отцовский револьвер. Заряжает и кладет в сумку. Садится в машину, выруливает на кольцевую, съезжает на шоссе 95, едет на север. Широко раскрытые, полные отчаяния глаза всверливаются в темноту за лобовым стеклом.

Память прорезал голос Терезы Ли. Это вы подтолкнули ее к краю пропасти. Джейк заметил, как передернулось мое лицо.

— Что?

— Допустим, на нее все же надавили, — продолжал я. — Чем-то очень и очень серьезным. Допустим, она отправилась в Нью-Йорк, чтобы передать информацию, которую от нее требовали. Допустим, это очень плохие люди. Сьюзан не доверяла им, боялась, что ее все равно не снимут с крючка. Она завязла и не знала, как выпутаться из этой истории. Ей было страшно. Поэтому она взяла с собой револьвер. Возможно, твоя сестра надеялась вырваться из ловушки силой, но особого оптимизма у нее не было.

— И?..

— Она не собиралась совершать самоубийство.

— А как же список? Ее поведение?

— Без разницы, — сказал я. — Сьюзан ехала туда, где ее прежней жизни должен был прийти конец — в буквальном или переносном смысле.

— Все равно это не объясняет, почему она была в зимней куртке.

«Вот тут ты ошибаешься», — подумал я. Куртка как раз идеально вписывалась в сценарий. Все сходилось. Даже то, почему она оставила машину за городом и пересела в метро. Скорее всего, Сьюзан Марк собиралась явиться на встречу с кем бы то ни было неожиданно, откуда ее не ждали: вооруженная, во всем черном, готовая к схватке в ночи. Возможно, парка была единственной черной вещью во всем ее гардеробе.

Этим же объяснялось еще одно. Чувство безысходности. Возможно, бормотание было репетицией будущей мольбы, просьбы или угроз. Возможно, повторенные снова и снова, слова становились для нее все более убедительными.

Джейк вновь прервал ход моих рассуждений:

— Она не собиралась что-либо передать, поскольку у нее ничего с собой не было.

— А может, было? У нее в голове. Ты же сам сказал, что у нее отличная память.

Он попытался найти контраргументы. Но не смог.

— Секретные сведения, — тихо сказал он. — Я отказываюсь в это верить.

— На нее давили, Джейк.

— Да что вообще за секреты могут быть у кадровиков?

Я не ответил. Ибо действительно не знал, что сказать. В мое время УЧР называлось просто PERSCOM, Командование по делам личного состава, и ни о какой «интересной» информации там не могло быть и речи.

Джейк заерзал на стуле:

— И почему она вдруг решила покончить с собой прежде, чем добралась туда, куда собиралась?

— Твоя сестра совершила должностное преступление. И наверняка подозревала за собой слежку. Любой коп был для нее потенциальной угрозой. Любой человек в костюме мог оказаться федеральным агентом. И тут к ней подошел я.

— И?..

— Сьюзан не выдержала. Она решила, что я собираюсь ее арестовать. Игра окончена.

— Не понимаю. С чего ей вдруг считать, что ты собираешься арестовать ее?

— Прости, Джейк, но я сказал ей, что я коп.

— Зачем?

— Я думал, она террористка. Я пытался выиграть эти три секунды, пока она не успела нажать на кнопку.

— Что конкретно ты ей сказал?

Пришлось выложить ему всю правду.

Это вы подтолкнули ее к краю пропасти.

На следующие пару минут я стал объектом ненависти всех и вся. Джейкоб Марк сверлил меня взглядом за то, что я убил его сестру. Официантка злилась, потому что могла продать, как минимум, восемь завтраков за то время, что мы торчим здесь, заказав лишь три чашки кофе. Я вынул из кармана двадцатку и прижал блюдцем. Это решило проблему с официанткой. Проблема с Марком была намного сложнее. В конце концов он поднялся:

— Мне пора. У меня еще уйма дел. Надо как-то сообщить о случившемся семье.

— Семье?

— Молине, ее бывшему мужу. И их сыну, Питеру.

Я не верил своим ушам.

— У Сьюзан есть сын? И ты все это время молчал? Мы битый час пытаемся разобраться, чем они могли давить на твою сестру, а ты даже не соизволил заикнуться, что у Сьюзан есть ребенок?

— Питер давно уже не ребенок. Ему двадцать два. Он на последнем курсе. В Южной Калифорнии. Играет полузащитником в университетской футбольной команде. К тому же он был не так близок с матерью. После развода он остался с отцом.

— Позвони ему, — велел я.

— Сейчас в Калифорнии четыре часа утра.

— Не важно. — Я был непреклонен. — Звони.

Джейк послушно достал сотовый во второй раз за утро. После шестого гудка в выражении его лица проступили признаки беспокойства.

— Голосовая почта, — сообщил он.

— Дуй к себе на работу, — сказал я. — Прямо сейчас. Звони в Полицейское управление Лос-Анджелеса или прямо в охрану кампуса. Попроси их об одолжении. Пусть пошлют проверить, дома ли он.

— Да они меня засмеют! Эка невидаль, студент-старшекурсник не отвечает на звонок дяди в четыре часа утра.

— Просто позвони.

— Поехали вместе, — предложил Джейк.

Я покачал головой.

— Я остаюсь в городе. Хочу еще раз переговорить с теми типами из охранной конторы.

— Как же ты их найдешь?

— Не беспокойся, они выйдут на меня сами. Я ведь так и не ответил на их вопрос: передала ли мне что-то Сьюзан? Уверен, им захочется задать его еще раз.

Глава 3

Мы условились встретиться через пять часов в том же кафе. Попрощавшись, я зашагал по Восьмой на юг — медленно, словно мне некуда особо идти, что было истинной правдой. От недосыпа я чувствовал себя выжатым как лимон, кофе лишь добавил нервного возбуждения. Мысли снова вернулись к Сьюзан. Два часа ночи было не только неподходящим временем для теракта в метро, но и довольно странным выбором для рандеву и передачи секретных данных. Я решил кое-что проверить. Подойдя к газетной стойке у гастронома, я стал листать свежую прессу. То, что я почти ожидал увидеть, пряталось в середине утренней «Дейли ньюс». Накануне вечером автострада Нью-Джерси была перекрыта для движения в северном направлении на четыре часа. Авария с бензовозом.

Я представил себе Сьюзан Марк в дорожном капкане между двумя съездами с автострады. Пробка на четыре часа. Неправдоподобность происходящего. Нарастающее напряжение. Назначенный срок — все ближе. Назначенный срок — прошел. Угрозы и наказание. Это вы подтолкнули ее к краю пропасти. Может, оно и так, Ли, но ее и подталкивать-то особо не требовалось.

Я побрел дальше. Парень в разорванном пиджаке наверняка поехал переодеться, но остальные трое явно где-то неподалеку. Следующий шаг — за ними.

Они появились в квартале к югу от Мэдисон-сквер-гарден. Из-за строительных работ пешеходов направляли по огороженному проходу. Я успел пройти лишь пару шагов, когда один из моих новых приятелей возник с противоположного конца спереди, второй подпер сзади, а старший оказался рядом со мной.

— Мы готовы забыть инцидент с костюмом, — сказал старший. — Но при одном условии. Нам нужно знать, есть ли у вас то, что принадлежит нам.

— Вам?

— Нашему заказчику.

— Парни, вы вообще кто?

— Я давал вам нашу визитку.

— Для телефонного номера из семи цифр существует более трех миллионов комбинаций. Однако вы не гадали. Вы выбрали именно тот, что, как вам известно, не подключен к сети. А это ох как непросто! Отсюда вывод: у вас есть доступ к списку номеров, которые никогда не работают. Телефонные компании всегда резервируют несколько — на случай, если номер вдруг мелькнет где-нибудь в кино или на ТВ. Следовательно, вы знаете людей из числа киношников или с телестудии. Вероятно, вы подвизаетесь охранниками — сторожите тротуары, когда в городе идет какое-нибудь шоу. И максимум, что вам доверяют, — это отгонять от звезд охотников за автографами. Уверен, вы мечтали о чем-то большем, когда создавали свою контору.

Старший остался невозмутим:

— Могу я угостить вас кофе?

Я был сыт по горло сидением на разных стульях, а потому согласился на кофе лишь где-нибудь по пути. Мы остановились у ближайшего «Старбакса». Я взял большой стакан фирменного черного.

Мы двинулись дальше вниз по Восьмой. Но маневрировать в толпе вчетвером, да еще с кофе, было как-то неловко, и мы свернули на поперечную улицу. Я встал спиной к ограждению, трое моих попутчиков выстроились передо мной.

— Вы нас серьезно недооцениваете, — начал старший.

— Возможно, — ответил я.

— Вы ведь бывший военный, так?

— Сухопутные войска.

— Это видно.

— По вам тоже. Спецназ?

— Нет. Так высоко мы не прыгнули.

Я улыбнулся. Честный парень.

Он продолжал:

— Нас наняли для проведения местного этапа одной временной операции. У погибшей было нечто, имеющее определенную ценность. Наша задача — вернуть это.

— Что значит «нечто»? И какую «определенную» ценность?

— Информация.

— Тут я вам не помощник.

— Наш заказчик решил, что это должен быть файл — на компьютерном чипе, что-нибудь вроде флешки. Мы ответили, нет, такое слишком сложно вынести из Пентагона. Мы сказали, что, скорее всего, это будет устная информация. Прочитанная и выученная наизусть.

Я не ответил. Мысли вновь вернулись к Сьюзан Марк, в поезде. Ее шевелящиеся губы. Возможно, это не были мольбы о пощаде. Возможно, она просто проговаривала детали, которые должна была передать кому-то при встрече.

Старший прервал мои размышления:

— Мы знаем, женщина что-то говорила вам в поезде.

— Да, — подтвердил я.

— То есть можно предположить, что вам известно то, что было известно ей.

— Все может быть.

— Следовательно, у вас проблема. Данные на чипе — ерунда, раз плюнуть. А вот информацию из головы надо каким-то образом извлекать.

Я промолчал.

— Если мы вернемся ни с чем — да, нам не заплатят. Но уже утром в понедельник мы снова будем работать, просто на другого клиента. Вы же останетесь без защиты. Наш заказчик привез с собой целую команду. Пока их держат на поводке — здесь они будут слишком бросаться в глаза. Но если мы уйдем, поводок отпустят. Поверьте моему слову, с этими людьми лучше не разговаривать.

— Я вообще ни с кем не хочу разговаривать. Ни с ними, ни с вами. Не люблю разговоры.

— Нам не до шуток.

— Вот тут вы правы. Погибла женщина. Она работала в Пентагоне. Это дело национальной безопасности. Вам следует пойти в полицию и все рассказать.

Старший покачал головой:

— Я лучше сяду в тюрьму, но этих людей не выдам.

Я осушил бумажный стакан, бросил в урну для мусора.

— Хотите совет? — сказал я. — Позвоните своему заказчику. Скажите, что информация той женщины была на флешке и флешка в данный момент находится у меня в кармане. А затем откажитесь от гонорара, возвращайтесь домой, и не дай вам бог еще раз попасться мне на глаза.

Я перешел улицу и зашагал обратно к Восьмой. Старший громко окликнул меня. По имени. Повернувшись, я увидел в его вытянутой руке сотовый телефон. Он целился им прямо в меня. Затем рука опустилась, и вся троица исчезла из виду, прежде чем я сообразил, что меня только что сфотографировали.

Магазины «Радио Шэк» открывались рано. Я зашел в первый попавшийся, и ко мне тут же подскочил продавец. Я спросил о сотовых телефонах с камерами. Объяснив, что хочу посмотреть, насколько четко выходят снимки. Он наугад взял трубку с витрины, я отошел вглубь магазина, и он щелкнул меня от прилавка. Изображение получилось мелким. Черты лица — размытыми и нечеткими. Но мои габариты, формы, осанка — все это запечатлелось довольно сносно. Достаточно, чтобы стать проблемой. Вообще лицо у меня ординарное. Из тех, что забывают уже через пять секунд. И узнают меня, как мне кажется, по большей части по силуэту — его-то ординарным точно не назовешь.

Я сказал продавцу, что телефон покупать не буду. Зато купил флешку. Устройство USB для цифровых данных. С самой маленькой емкостью и по самой низкой цене. Витринный реквизит. Флешка шла в комплекте с прямоугольным неопреновым чехольчиком, голубым или розовым на выбор. Я выбрал розовый — он больше соответствовал женской вещи. И поблагодарил парня за помощь.

Выйдя из магазина, я прошел два с половиной квартала на восток по 28-й. На Бродвее я спустился в метро и прокатал в турникете свой проездной. После чего сел на деревянную скамью и стал считать поезда. Отчасти, чтобы убить время, пока откроются магазины, — и чтобы убедиться, что за мной нет хвоста.

После девятого я понял, что сидеть больше не могу. Я встал и занялся изучением постеров на стене. Один из них оказался предупреждением, воспрещающим нечто под названием «метросерфинг». Текст сопровождался картинкой парня, распластавшегося морской звездой снаружи вагонной двери. Раньше парк нью-йоркской подземки комплектовали вагонами с оградительными планками на уровне пола, своего рода мостиком между платформой и дверью, и узким водостоком над ней, чтобы капающая вода не попала внутрь. Помнится, мой сумасшедший попутчик говорил, что у более новых R-142A отсутствует и то и другое. Но если вагон был из предыдущей серии, можно выждать на платформе, пока закроются двери, а затем, втиснув пальцы ног на оградительную планку и уцепившись за выступ водостока, прижаться к двери снаружи и пронестись по туннелю с ветерком до следующей остановки. Метросерфинг.

Я вернулся обратно к путям и сел в поезд, прибывший десятым по счету. Вагон оказался старой модели. С планками и водостоками. Но поехал я все же внутри — две остановки до «Юнион-сквер».

Из метро я вышел на северо-восточном углу площади и направился к большому книжному магазину, находившемуся, насколько мне помнилось, на 17-й улице. В преддверии избирательной кампании политики-кандидаты, как правило, публикуют книги с собственными биографиями, а новостные журналы стремятся дать максимально полный обзор. Кто-то скажет, что проще зайти в интернет-кафе, но а) я не в ладах с современной техникой и б) интернет-кафе в наши дни — явление гораздо более редкое, чем еще пару лет назад. Нынче все подряд пользуются маленькими электронными штучками с названиями в честь каких-нибудь фруктов или деревьев. А интернет-кафе повторяют судьбу телефонных будок, принявших смерть от новых беспроводных изобретений.

На первом этаже книжного стояли столы с новинками. То, что я искал, нашлось на втором из них. Труд Джона Сэнсома носил гордый заголовок «Всегда в строю». Я взял верхнюю книгу в стопке, встал на эскалатор и поднялся на четвертый этаж, в секцию журналов. Прихватив по экземпляру каждого из имевшихся там еженедельников, я переместился к стеллажам с литературой по военной истории. Перво-наперво я удостоверился, что Управление человеческими ресурсами не занимается ничем, чем не занималось бы до него Командование по делам личного состава. Бумаги, личные дела, архивы — все как всегда.

Затем я присел на подоконник и стал читать то, что принес.

Все еженедельники имели раздел, посвященный предвыборной гонке. Сенат и палата представителей получили по нескольку строк на каждого кандидата. До выборов оставалось еще четырнадцать месяцев, но, судя по опросам, дела у Сэнсома шли очень даже неплохо. На его избирательный счет поступало все больше средств, его грубоватую прямоту называли «свежей струей», а его военное прошлое, по мнению прессы, делало кандидатуру Сэнсома подходящей практически для всего. Было видно, что большинству журналистов нравится этот парень. Ему прочили большое будущее.

Обложка книги состояла из имени автора, названия и двух фотографий. Более крупная представляла собой довольно зернистый снимок, увеличенный, чтобы служить фоном. Молодой человек в потертой пятнистой форме, с раскрашенным камуфляжем лицом. Поверх был размещен второй снимок, более свежий и более компактный, изображавший того же самого человека, но уже в строгом деловом костюме. Сэнсом — тогда и теперь.

Судя по второй фотографии, Сэнсом был невысокий и сухощавый, где-то пять футов девять дюймов и сто пятьдесят фунтов. И разумеется, жилистый и выносливый, как все лучшие бойцы спецназа.

Клапан обложки сообщал полное имя и воинское звание автора: майор Джон Т. Сэнсом, Сухопутные войска США, в отставке. Ниже приводился список его наград: крест «За выдающиеся заслуги», медаль «За выдающиеся заслуги» и две «Серебряные звезды». Далее говорилось, что автор на протяжении ряда лет успешно руководил компанией «Сэнсом консалтинг».

Я бегло пролистал книгу. Она делилась на пять основных частей: юные годы автора, его служба в армии, последующая женитьба и семейная жизнь, работа в бизнесе и политические взгляды на будущее. Описание юных лет представляло собой традиционную бодягу в стиле всех автобиографий. Вечная нехватка денег, выбивающаяся из сил мать, отец, горбатящийся на двух работах, чтобы хоть как-то свести концы с концами. Почти наверняка все сильно преувеличено.

Я перескочил вперед — туда, где автор встречает будущую супругу. Она — чудо, их дети — золото. Из части про бизнес я понял мало. По сути, в «Сэнсом консалтинг» давали советы, а затем вливались в корпорации, которые они же и консультировали, и через какое-то время избавлялись от своих акций, зарабатывая на этом солидный капитал. Сам Сэнсом, по его словам, сколотил целое состояние. Кто знает, что он имел в виду? Лично я чувствую себя почти счастливым с парой сотен баксов в кармане. Подозреваю, что Сэнсом срубил несколько больше, но сколько конкретно — он не уточнял.

Я мельком взглянул на часть про политические взгляды на будущее. Если коротко, они сводились к тому, чтобы дать своим избирателям все, что те пожелают. Но в целом Сэнсом производил впечатление вполне достойного человека.

В середине книги было несколько фотографий. Все, кроме одной, — моменты жизни Джона Т. Сэнсома.

Но та единственная, что отличалась от остальных, выглядела, как минимум, странной.

На снимке был Дональд Рамсфелд во время его визита в Багдад в 1983 году. Улыбающийся политик дружески жмет руку иракскому диктатору Саддаму Хусейну. Дональд Рамсфелд дважды занимал пост министра обороны, но в дни, когда было сделано фото, являлся спецпредставителем президента Рональда Рейгана. И в Ирак он ездил, чтобы расцеловать Саддамову задницу и вручить пару шпор из чистого золота как знак вечной признательности народа Америки. Под фотографией Сэнсом подписал: «Иногда наши друзья становятся нашими врагами, но порой бывает наоборот».

Я вернулся к его военной карьере. Эта область была мне гораздо ближе. В армию Джон Сэнсом пришел в 1975-м, а уволился в запас в 1992-м. Семнадцать лет в армии, на четыре года дольше, чем у меня. Хорошее время, в сущности. Похоже, служба Сэнсому нравилась. Период начальной подготовки он описывал точно, школу кандидатов на офицерский чин — хорошо, приводил курьезы из первых лет службы в пехоте. И открыто признавался в своих амбициях. Не упуская случая, он постоянно повышал профессиональное мастерство и перевелся сначала в рейнджеры, а затем в только что сформированный 1-й оперативный отряд специального назначения — знаменитое подразделение «Дельта». Как обычно, автор сгущал краски, описывая тренировки спецназа с их изнурительными проверками на выдержку и выносливость. Как обычно, он не критиковал их однобокость. В «Дельте» пруд пруди тех, кто может неделю обходиться без сна, пройти сотню миль по джунглям и на лету отстрелить яйцо у мухи цеце, но лишь единицы способны на все вышеперечисленное и при этом могут назвать разницу между шиитом и шиитаке.

Но, в общем, я пришел к выводу, что Сэнсом пишет довольно честно. Сказать по правде, почти все миссии «Дельты» отменялись, так и не успев начаться, а большинство тех, что начинались, заканчивались провалом. Сэнсом прямо говорил о сладком вкусе побед и не скрывал горечи поражений.

Дальше шла обычная спецназовская рутина: Западная Африка, Панама, охота за «Скадами» в 1991-м, во время «Бури в пустыне». Пожалуй, это были первые неприукрашенные мемуары о службе в войсках специального назначения, что мне довелось читать. Скажу даже больше. Сэнсом был скромен.

А вот это было уже интересно.

Возвращаясь обратно в кафе, я предпринял максимум мер предосторожности. Наш заказчик привез с собой целую команду. И сейчас все они уже примерно знали, как я выгляжу. Парень из «Радио Шэк» объяснил, как можно переслать фото с одного мобильника на другой. Я же понятия не имел, как выглядят мои противники. Но никто пока не проявил интереса к моей персоне. Правда, это было сделать не так-то просто. На метро я доехал до вокзала Грэнд-Сентрал, где пересел на автобус до Таймс-сквер, после чего сделал абсолютно нелогичный крюк до Девятой авеню и подошел к кафе с запада, пройдя мимо 14-го участка.

Джейкоб Марк был уже там. Он сидел в самой глубине зала, умытый и причесанный. Я занял место напротив.

— Ты говорил с Питером? — с ходу спросил я.

Он отрицательно покачал головой:

— Но я уверен, с ним все в порядке.

Подошла официантка. Та же, что работала утром. Я был слишком голоден, чтобы соблюдать политесы, и заказал большую тарелку салата с тунцом. Плюс кофе. Джейк попросил горячий бутерброд с сыром и стакан воды.

— Рассказывай, — сказал я.

— Ребята из охраны кампуса помогли. Питер у них там звезда футбола. Дома его не оказалось. Пришлось разбудить приятелей. Судя по всему, он сейчас где-то с девушкой.

— Что за девушка?

— Четыре дня назад Питер с друзьями гуляли в баре. Девушка была там. Питер с ней и ушел.

— Кто подцепил кого?

— Вот тут я как раз спокоен. Инициатором был он. Так что это не новая Мата Хари.

— Внешность?

— Отпад. Это по словам старшекурсников, а они-то знают, что говорят. Немного постарше Питера, может, лет двадцать пять. Если ты старшекурсник, такой случай упускать нельзя.

— Имя?

— Парни держались на расстоянии. Этикет, знаете ли.

— Это их обычное место?

— Бар прямо рядом с кампусом.

— Шлюха? Подсадная утка?

— Исключено. Парни бы отличили.

— Ну да.

Джейк видел, что я что-то недоговариваю.

— В чем дело?

— Сьюзан провела четыре часа в пробке. Интересно, куда же она опоздала, что это заставило ее свести счеты с жизнью?

Подошла официантка с нашим заказом.

— Тебя нашли те парни из частной конторы? — поинтересовался Джейк.

Я кивнул и рассказал ему всю историю, не переставая работать вилкой.

— Они знали твое имя? — Джейк явно встревожился. — Это плохо.

— Не идеально. Плюс они знали, что я разговаривал с твоей сестрой в поезде.

— Ты говоришь, они сфотографировали тебя? Это тоже плохо.

— Не идеально, — повторил я.

— А та, другая команда, про которую они говорили? Эти не проявлялись?

Я выглянул в окно.

— Пока нет.

— Еще что-нибудь?

— Джон Сэнсом не приукрашивает свою карьеру.

— Значит, тупик?

— Не совсем. Он был майором. То есть одно звание очередное плюс два внеочередных, за особые заслуги. Я сам был майором. И знаю, как это делается. У Сэнсома имеются три из четырех наиболее почетных наград, которые он только мог заслужить, причем одна из них — дважды. Значит, он совершил нечто экстраординарное. На самом деле, даже четыре раза.

— Все получают медали.

— Но не такие. У меня у самого «Серебряная звезда». И еще «Пурпурное сердце», которого у Сэнсома, судя по всему, нет. Ни один политик не забыл бы о боевом ранении. Но заслужить медаль за отвагу и при этом остаться целым и невредимым — случай почти уникальный. Как правило, одно неотделимо от другого.

— И?..

— Я думаю, Сэнсом не приукрашивает свою жизнь. Наоборот, он что-то замалчивает.

— Почему ты так решил?

— Потому что этот парень участвовал, как минимум, в четырех тайных операциях, но до сих пор не имеет права рассказывать ни об одной из них. Что означает лишь одно: все эти операции были сверхсекретными.

— То есть от Сьюзан могли потребовать раскопать подробности?

Я покачал головой:

— Это невозможно. Все оперативные журналы, приказы и рапорты после боевых миссий «Дельты» подлежат уничтожению либо хранятся шестьдесят лет в сейфах Форт-Брэгга.

— И что это нам дает?

— Это исключает из наших версий военную карьеру Сэнсома. Если Сэнсом и замешан, то в каком-нибудь ином качестве.

— В каком качестве?

Я положил вилку на стол и одним глотком осушил чашку.

— Я предпочел бы сменить обстановку. На месте той, другой команды я первым делом искал бы нас именно здесь.

Я оставил на столе чаевые и направился к выходу. На сей раз официантка была довольна. Мы обернулись в рекордно короткий срок.

Манхэттен — лучшее и в то же время худшее место в мире для ухода от наружного наблюдения. Лучшее — потому что кишит людьми. Худшее — потому что кишит людьми и тебе приходится проверять всех и каждого, а это утомляет, мешает, изнуряет и в конце концов сводит тебя с ума или притупляет бдительность. А потому мы вернулись обратно на 35-ю и прогуливались вверх-вниз по улице перед припаркованными в ряд полицейскими машинами. В нашей ситуации это, пожалуй, был самый безопасный отрезок тротуара в городе.

Джейк повторил свой вопрос:

— В каком качестве?

— Помнишь, мы говорили о самоубийствах, которые ты видел в Джерси? Какие причины ты тогда назвал?

— Финансы и секс.

— При том, что капитал Сэнсом сколотил, уже выйдя в отставку.

— Ты думаешь, у него был роман со Сьюзан?

— Кто знает.

— Это исключено. Он семейный человек. Сьюзан не из таких.

— Возможно, у Сэнсома была связь с кем-то еще, давно, в армии.

— Тогда он не был женат.

— Но были правила. Может, он переспал с кем-то из подчиненных? В политике такое резонирует, особенно в наши дни.

— То есть ты полагаешь, что вокруг Сэнсома пошли слухи и Сьюзан должна была их подтвердить?

— Она не смогла бы подтвердить поведение. Такие данные попадают в файлы совсем иного рода. Но она вполне могла, скажем, проверить, что персона А и персона Б служили вместе в один и тот же период времени. Уж в чем в чем, а в таких делах кадровики — профи.

— Так, может, эта Лиля Хоц служила вместе с Сэнсомом? Может, кто-то пытается связать два имени, готовя большой скандал?

— Не знаю, — ответил я. — Звучит логично. Но что у нас с другой стороны? Крутой мужик из частной детективной конторы, который как огня боится полиции, серьезные угрозы в мой адрес и эта история про шайку варваров, готовых сорваться с цепи. Политика — штука, конечно, грязная, но не до такой же степени.

Джейк молчал.

— И мы до сих пор не знаем, где Питер, — добавил я.

— Не волнуйся о Питере. Он блокирующий полузащитник. Поверь, эти триста фунтов мышц способны за себя постоять.

— Надеюсь, — ответил я. — Что собираешься делать дальше?

Джейк пожал плечами и просто продолжал ходить по тротуару взад-вперед — человек под гнетом своих эмоций. В конце концов он встал, прислонившись к стене, прямо напротив входа в 14-й участок. Задумчивый взгляд прошелся по стоявшим автомобилям. Я увидел машину, которой пользовалась Тереза Ли. Один из «фордов» в том же ряду был явно новее остальных. Более блестящий. Черный, с двумя короткими и тонкими, как иглы, антеннами на крышке багажника. Федералы, сразу подумал я.

Джейк вышел из оцепенения.

— Сообщу ее семье. Затем — похороны, и будем жить дальше. Возможно, причина есть. Но лучше о ней не знать. Ни к чему хорошему это не приведет. Будет лишь больнее. Всем.

— Тебе решать, — ответил я.

Он молча кивнул. Мы пожали друг другу руки. Интересно, думал я, глядя на его удаляющуюся фигуру, когда мы встретимся снова? И сам же ответил на свой вопрос: дня через три, максимум неделю.

Но я ошибся.

Я все еще стоял там же, напротив входа в 14-й участок, когда дверь открылась и из здания вышла Тереза Ли в сопровождении двоих мужчин в синих костюмах. Детектив выглядела усталой. Увидев меня, она тут же хлопнула по плечу одного из сопровождающих и что-то сказала, указывая пальцем в мою сторону.

Парни в костюмах резко рванули через поток, чудом увертываясь от машин и беря меня в клещи — слева и справа одновременно. Наверняка «краун-вик» с антеннами принадлежал им. Левая сторона пиджаков бугрилась больше, чем правая. Агенты-правши с наплечными кобурами. На вид около сорока. В самом расцвете сил.

ФБР, решил я. Удостоверений парни не предъявили. Видимо догадавшись, что я и так понял, кто они.

— Нам нужно поговорить, — сказал тот, что слева.

— Знаю, — ответил я.

— Откуда?

— Иначе вы бы не скакали через дорогу, как зайцы.

— И знаете о чем?

— Понятия не имею. Разве что вы хотите предложить мне бесплатную консультацию вследствие понесенной душевной травмы.

Рот фэбээровца чуть скривился в ухмылке.

— Ладно, вот вам совет. Вы отвечаете на наши вопросы, а затем навсегда забываете, что ехали в том поезде.

— В каком поезде?

Парень уже было открыл рот для ответа, но запнулся, слишком поздно сообразив, что я играю в его игру.

— Какой у вас номер телефона?

— У меня его нет.

— Даже сотового?

— Тем более сотового, — ответил я. — Я тот самый человек.

— Какой «тот самый»?

— Единственный в мире, у кого нет мобильного телефона.

Фэбээровец замолчал. Тереза Ли все еще стояла на тротуаре, греясь на солнце. В беседу вступил второй федерал:

— Это было рядовое самоубийство. Неприятно, но ничего особенного. Вам ясно?

— Мы закончили? — сказал я.

— Она вам что-нибудь передавала?

— Нет.

— Ваши планы?

— Уехать из города.

— Куда?

— Как можно дальше.

Парень кивнул:

— О'кей, мы закончили. А теперь — проваливайте.

Но я остался там, где стоял. Федералы сели в свой «форд», захлопнули дверцы и, дождавшись бреши в потоке, вырулили с парковки и скрылись из виду.

Тереза Ли все еще была на тротуаре. Я перешел улицу и поднялся на бордюр рядом с ней.

— Что это было? — спросил я.

— Они обнаружили машину Сьюзан Марк. Она оставила ее в Сохо. Ее доставили на эвакуаторе утром.

— И? Что они там нашли?

— Клочок бумаги с тем, что они считают номером телефона. С кодом 600 — по их словам, это канадский оператор мобильной связи, — пятизначным номером и литерой D.

Я пожал плечами:

— Мне это ни о чем не говорит.

— Мне тоже. Только я думаю, это не телефонный номер.

— А что?

Ли вынула из заднего кармана блокнот. Открыв, она показала мне страницу с записью 600-82219D аккуратным почерком. Ее почерком, догадался я.

— Скорее, это какой-то код или серийный номер, — сказала она. — Или номер дела.

— Возможно, бумажка тут вообще ни при чем. Просто автомобильный мусор. Кстати, а багаж там был?

— Нет. Ничего, кроме обычного хлама, который скапливается в любой машине.

— Значит, поездка планировалась короткой. Туда и обратно.

Ли не ответила. Она зевнула и продолжала молчать. Было видно, что она устала.

— Вы закрываете дело?

— Оно уже закрыто.

— То есть вас все устраивает?

— А почему нет?

— Статистика, — ответил я. — Во-первых, восемьдесят процентов самоубийц — мужчины. Во-вторых, место, которое она выбрала. Вас это не смущает?

— Но она сделала это. Сама. Вы же видели.

Ее взгляд скользнул по улице. Ли явно хотелось уйти, но она была человеком воспитанным.

— Что ж, — сказал я, — было приятно с вами познакомиться.

— Вы уезжаете?

Я кивнул:

— Да. В Вашингтон.

На поезд я сел на Пенсильванском вокзале. В Вашингтоне было так же жарко, как и в Нью-Йорке, и еще более влажно. Тротуары усеяли группки туристов. Конечный пункт моего маршрута нельзя было спутать ни с чем, и он был прямо передо мной. Капитолий, здание конгресса США. За ним, через Индепенденс-авеню, располагались офисы нижней палаты. Когда-то я получил рудиментарное представление о принятых в конгрессе порядках. А потому знал, что политиканы постарше стремятся осесть в здании Рейберн. Молодым же конгрессменам, вроде Сэнсома, достаются офисы в здании Кэннон. Престижно, да, но не первый класс.

Здание Кэннон стоит на пересечении Индепенденс и Первой. С массой всякой разной охраны. Я спросил парня в форме, на месте ли мистер Сэнсом из Северной Каролины. Сверившись со списком, охранник сказал, что да, конгрессмен сейчас у себя. Я спросил, могу ли я передать ему в офис записку. Парень ответил, что да. И тут же любезно снабдил меня карандашом, листком бумаги с логотипом конгресса и почтовым конвертом. Я адресовал конверт «Джону Т. Сэнсому, майору в отставке, Сухопутные войска США» и добавил дату и время. На листке я написал: «Сегодня рано утром я видел, как умерла женщина с Вашим именем на устах». Неправда, но близко к тому. «Лестница перед библиотекой, ровно через час», — добавил я ниже. И подписался: «Джек (без второго имени) Ричер, майор в отставке, Сухопутные войска США». Запечатав конверт, я вручил его охраннику и отправился ждать на улицу.

Шестидесятиминутный срок подошел и истек. Через десять минут после того, как назначенное время вышло, я увидел абсолютно не подходившую друг другу пару: мужчина с женщиной вылезли из дорогого «линкольна» и огляделись по сторонам. В женщине я узнал жену Сэнсома — по фотографии из книги. Дорогая прическа, ухоженное тело, ровный загар. Ее спутник выглядел как типичный ветеран «Дельты» в гражданском костюме. Он был невысокого роста, но крепкий и жилистый. Физически тот же тип, что и сам Сэнсом.

Оба застыли на месте, всматриваясь в людей вокруг. Я приветственно поднял руку. Но не встал. Сидящий человек не кажется таким опасным. Что более способствует разговору.

Они остановились на две ступеньки ниже и представились: миссис Сэнсом — как Элспет, а ее спутник — как Браунинг, добавив, что слово пишется как автоматическая винтовка: видимо, это должно было придать беседе угрожающий дух. В книге конгрессмена о нем не было ни слова. Мужчина кратко изложил свою родословную, начиная с военной карьеры бок о бок с Сэнсомом и заканчивая постом начальника службы безопасности, пока босс руководил «Сэнсом консалтинг» и теперь, когда тот в конгрессе. За всей этой презентацией так и чувствовалась непоколебимая верность. Жена и преданный до мозга костей слуга.

— Мы победили уже не на одних выборах и победим еще, — твердо сказала миссис Сэнсом. — Многие пытались помешать нам, но у них ничего не вышло. Как не выйдет и у вас.

— Я никому не пытаюсь помешать, — ответил я. — И мне плевать, кто победит на выборах. Погибла женщина, и я хочу знать причину.

— Какая женщина?

— Клерк из Пентагона. Она выстрелила себе в голову вчера ночью в поезде метро в Нью-Йорке.

Элспет Сэнсом перевела взгляд на Браунинга. Тот утвердительно кивнул:

— Я читал об этом в Сети. На сайтах «Нью-Йорк таймс» и «Вашингтон пост».

Элспет Сэнсом вновь посмотрела на меня:

— И какова ваша роль в этом деле?

— Свидетель.

— Она что, действительно упоминала имя моего мужа?

— Именно это я и хочу обсудить с ним лично. Или с «Нью-Йорк таймс» и «Вашингтон пост».

— Это угроза? — вмешался Браунинг.

— Считайте, что да, — спокойно ответил я. — И как вы теперь поступите?

— Запомните, — ответил Браунинг, — мягкий человек никогда не добьется в жизни того, чего добился Джон Сэнсом. Я тоже не мягкий. Как и миссис Сэнсом.

— Вот и славно. Наконец-то мы выяснили, что никто из нас не мягкий человек. Более того, мы все тут твердые, как гранит. Будем считать обмен любезностями на этом законченным. Итак, когда я могу встретиться с вашим боссом?

Элспет ответила за Браунинга:

— Сегодня в семь вечера.

Она назвала ресторан на Дюпон-сёркл.

— Мой муж уделит вам пять минут, — сказала она. И добавила: — Только переоденьтесь. В этом вас не пропустят.

Они вернулись обратно к «линкольну» и тут же уехали. Мне надо было убить три часа. Для начала я зашел в магазин и купил синие брюки и синюю же клетчатую рубашку. После чего отправился в отель, который заметил по пути в двух кварталах к югу на 18-й улице. Отель был большим и довольно роскошным, но как раз такие роскошные и большие места — самый лучший выбор для тех, кто не прочь слегка сэкономить. Я сел в лифт и нажал кнопку наугад. Выйдя в коридор, я шел, пока не набрел на горничную, убиравшую пустой номер. Был уже пятый час. Время заселения — два. Следовательно, в эту ночь номер останется пустым. Горничная с радостью приняла от меня тридцатку и покатила тележку к следующему номеру в списке, чтобы вернуться сюда позднее.

На вешалке в ванной нашлось два чистых полотенца, а рядом с раковиной — нераспакованный брусок мыла и бутылочка шампуня, пусть и наполовину пустая. Я почистил зубы и принял душ. Вытершись насухо, я надел новую рубашку, брюки, переложил содержимое карманов и оставил старую одежду на полу в ванной. На все это у меня ушло ровно двадцать восемь минут.

Добравшись пешком до Дюпон-сёркл, я внимательно изучил ресторан с улицы. Афганская кухня, столики во дворе снаружи и внутри, за деревянной дверью. Покончив с разведкой, я прошел на запад по Пи-стрит к парку Рок-Крик и спустился к воде. Я присел на широкий и плоский валун, выкинул все мысли из головы и просто слушал, как журчит под ногами поток. Когда мои внутренние часы показали без пяти семь, я встал и направился к ресторану.

Дворик украшали бумажные фонарики. Большинство столов было уже занято. Но не Сэнсомом и командой. Я предположил, что они внутри, за деревянной дверью.

Небрежно бросив на ходу: «Я с конгрессменом», я прошел мимо стойки официантки, толкнул дверь и оглядел зал.

Сэнсома там не было. Никаких следов: ни его, ни его жены, ни Браунинга, ни членов предвыборного штаба.

Я вышел обратно во двор. Женщина за стойкой смотрела на меня с недоумением:

— Кого вы ищете?

— Джона Сэнсома.

— Его здесь нет.

— Я уже понял.

— Четырнадцатый округ, Северная Каролина? Он уехал из города, — сказал молодой человек за столиком прямо у меня под локтем. — У него благотворительный завтрак в Гринсборо. Сбор средств на избирательную кампанию. Банкиры и страховщики. Я слышал, как он говорил об этом моему человеку.

Последнее предложение было адресовано не мне, а девушке за тем же столом. А может, и вся речь. «Моему человеку». Парнишка явно воображал себя чертовски важной персоной.

Я вернулся на тротуар и, постояв секунду, отправился в Гринсборо, штат Северная Каролина.

Всю дорогу я спал. Автобус прибыл в Гринсборо около четырех утра. От вокзала я шел пешком, пока не набрел на подходящую забегаловку. Мне нужен был телефонный справочник и бесплатные местные газеты. Заведение, на котором я остановил свой выбор, как раз только открывалось. Паренек на кухне смазывал гриль маслом. Кофеварка выдавала кофе капающей струйкой. Я прихватил «Желтые страницы», сел за стол и стал просматривать раздел «Г» — «Гостиницы».

Я полагал, что завтрак такого уровня должен проходить в подобающем месте. В «Шератоне» или, скажем, «Хайатте». В Гринсборо было и то и другое. Тогда я принялся листать местную прессу в поисках подтверждения.

Заметка о предстоящем завтраке обнаружилась уже на второй странице. Насчет гостиницы я ошибся. Не «Хайатт» и не «Шератон». Как выяснилось, для Сэнсома был забронирован отель «О. Генри», названный, очевидно, в честь знаменитого писателя, который был родом из этих мест. Ниже шел адрес. Прием был назначен на семь утра. Парень за стойкой молча принес кружку кофе. Я отхлебнул. Что может быть лучше свежесваренного напитка в первую минуту его ароматной жизни! Я сделал еще глоток и заказал самое большое комбо из тех, что были в меню.

К «О. Генри» я отправился на такси. Мне хотелось прибыть с шиком. В отель я вошел в четверть седьмого. Вестибюль был роскошным, повсюду — дорогие, обитые кожей кресла. Я прошествовал к стойке регистрации, стараясь держаться франтом, насколько можно держаться франтом в мятой рубахе в клетку за девятнадцать долларов. Молодая администраторша вопросительно подняла глаза.

— Я на завтрак к Сэнсому.

Женщина не ответила. Было видно, что она не знает, как реагировать, словно я выбил ее из колеи слишком большим количеством информации.

— Мне должны были оставить приглашение, — добавил я.

— Кто?

— Элспет. Я хотел сказать, миссис Сэнсом. Или их человек.

— Мистер Спрингфилд?

Я улыбнулся про себя. «Спрингфилд» — название производителя винтовок со скользящим затвором. Так же как и «Браунинг». Я гляжу, парень любит поиграть в слова.

— Вы уже видели их сегодня? — поинтересовался я. Сэнсом, скорее всего, провел ночь в отеле. Но я не был уверен.

— Они все еще наверху, насколько мне известно, — ответила администратор.

Я выждал, пока она вернется обратно к экрану компьютера, а затем скользнул к лифтам и нажал кнопку «вверх».

По моим прикидкам, Сэнсом должен был остановиться в люксе, а все люксы находятся на верхнем этаже, поэтому я нажал кнопку с самой большой из предложенных лифтом цифр. Выйдя в убранный коврами коридор, я сразу наткнулся на полицейского — тот стоял у двустворчатой двери из красного дерева. Символический пост. Я кивнул стражу порядка и со словами: «Джек Ричер к мистеру Сэнсому» — постучал в дверь. Постовой не шевельнулся.

Двери люкса открылись. В проеме стояла супруга конгрессмена: одетая, причесанная, накрашенная, готовая к выходу в свет.

— Здравствуйте, Элспет, — приветливо сказал я. — Я войду?

В глазах миссис Сэнсом отразился весь мозговой процесс настоящей жены политика. Первая реакция: вышвырнуть наглеца вон. Но в коридоре — коп, да и пресса наверняка уже собралась. Плюс местный народец — этих хлебом не корми, дай только языком почесать. Поэтому она лишь сглотнула и со словами: «Майор Ричер, как мило, что вы зашли» — отступила вглубь номера, давая мне возможность пройти.

Люкс был огромным. Просторная гостиная с баром и открытая дверь, ведущая, видимо, в спальню. Из которой тут же возник сам конгрессмен — взглянуть, что там за суета.

Джон Сэнсом был в брюках, рубашке, галстуке и носках. Без обуви. Выглядел он маленьким. Телосложение — худощавое и мускулистое, плечи довольно узкие. Волосы коротко подстрижены. Загар — из тех, что получают лишь на открытом воздухе при здоровом образе жизни. Сэнсом излучал богатство, власть и харизму. Неудивительно, что он победил на множестве выборов.

Конгрессмен взглянул на меня, затем — на жену.

— Где Спрингфилд?

— Ушел вниз, — ответила Элспет. — Проверить, как там дела.

Сэнсом вновь перевел взгляд на меня:

— Я смотрю, вы не сдаетесь.

— Никогда. У вас найдется десять минут?

— Даю вам пять.

— Кофе нальете?

— Вы зря теряете время.

— У нас уйма времени. В любом случае больше, чем пять минут. Вам еще надо зашнуровать ботинки и надеть пиджак. Сколько на это уйдет?

Сэнсом подошел к стойке бара, налил чашку кофе и протянул мне.

— Ближе к делу.

— Вы знали Сьюзан Марк? — спросил я.

Он покачал головой:

— Никогда не слышал о ней до вчерашнего вечера.

Я следил за его глазами. Конгрессмен не лгал.

— Почему, как вы думаете, обычного клерка из УЧР заставили проверять ваше досье?

— Значит, в этом все дело?

— Наиболее правдоподобная версия.

— Понятия не имею. УЧР — это ведь новый PERSCOM? Что у них там? Даты и цифры. Моя жизнь и так всеобщее достояние.

— Кроме операций «Дельты». Они были секретными.

В номере стало тихо.

— Откуда вам это известно?

— У вас четыре высших награды. Вы не уточняете, за что.

— Чертова книга, — недовольно буркнул Сэнсом. — Медали на открытом учете. Не мог же я отречься от них. Политика — как минное поле. Шаг вправо, шаг влево — и тебя нет.

Он посмотрел на меня:

— Сколько еще людей могут связать эти два обстоятельства? Я имею в виду, кроме вас?

— Примерно три миллиона, — ответил я. — Все, кто в армии, плюс все ветераны, чье зрение еще позволяет читать.

Он покачал головой:

— Не так много. Большинство людей лишено пытливого ума. А большая часть остальных уважают такое понятие, как «секретность». Не думаю, что это проблема.

— Проблема в другом. В чем — не знаю, но она существует. Иначе почему Сьюзан Марк задавали вопросы?

— Она действительно назвала мое имя?

Я отрицательно покачал головой:

— Мне нужно было как-то привлечь ваше внимание. Ваше имя я услышал от других, весьма серьезных людей, работающих, как я полагаю, на тех, кто задает вопросы.

— А каков ваш интерес во всем этом деле?

— Никакого. Она просто показалась мне хорошим человеком, которого приперли к стенке.

— То есть вам не все равно?

— Нет. Так же, как и вам, хоть вы и делаете вид, что это не так.

Сэнсом промолчал.

— ФБР ввело меня в курс дела, — сказал он наконец. — По их словам, в Управлении полиции Нью-Йорка считают, будто ваша реакция на инцидент — результат чувства вины. Будто вы перегнули палку там, в поезде. А чувство вины никогда не являлось основой для верных решений.

— Это всего лишь мнение одной женщины, — ответил я.

— Она не права?

Я не ответил.

— Я не стану рассказывать вам об операциях.

— Ничего иного я и не ждал.

— Тогда чего вы хотите?

— Я задам вам прямой вопрос. Как много из вашего прошлого может, если всплывет, стать занозой в вашей конгрессменской заднице?

Сэнсом улыбнулся, едва заметно:

— В жизни ничего не бывает полностью черным или полностью белым. Вы это знаете не хуже меня. Но преступлений никто не совершал. В любом случае никто не смог бы добраться до правды через какого-то клерка-кадровика. Надеяться на такое мог лишь какой-нибудь дилетант-журналист, в худшем смысле этого слова.

— Я так не думаю. Сьюзан Марк была сильно напугана. К тому же пропал ее сын.

Сэнсом переглянулся с женой.

— Мы этого не знали, — сказал он.

— Об этом не сообщалось. Он студент-старшекурсник. Университет Южной Калифорнии. Пять дней назад он ушел из бара с какой-то девчонкой. С тех пор его больше не видели.

— И откуда вам это известно?

— От брата Сьюзан Марк. Дяди парнишки.

— То есть вы не верите в эту версию?

— Чересчур много совпадений.

— Не обязательно. Парни часто уходят из баров с девчонками.

— Вы сами отец, — сказал я. — Что могло бы вас заставить покончить с собой?

В номере повисла тишина. Взгляд Сэнсома на миг стал каким-то отсутствующим: я видел такое раньше в глазах честных офицеров после досадной тактической неудачи. Переосмыслить, передислоцировать, перестроить — и все за каких-то пару секунд.

— Я сожалею о ситуации с семьей Марк, — сказал он. — И я помог бы им, если б мог. Но я не могу. В моей службе в «Дельте» нет ничего, что можно раскопать через УЧР. Значит, дело в чем-то другом. Либо кто-то роет совсем не в том месте.

— А где им рыть?

— Вы сами знаете. Но туда их никто не пустит. Так что спецназ здесь, увы, ни при чем.

— Хорошо, если не спецназ, то что?

— Ничего. Я не пошел бы в политику, если б мне было что скрывать. Даже самую малость. А сейчас простите, нам нужно идти.

— Последний вопрос, — сказал я. — Вы когда-нибудь слышали имя Лиля Хоц?

— Лиля Хоц? — На секунду Сэнсом задумался. — Нет, это имя мне незнакомо.

Я следил за его глазами. Он не лгал. Но и не говорил правду.

Глава 4

В Нью-Йорк я вернулся тем же путем, что и уезжал. Поездка заняла весь день и часть вечера. Все это время я думал о том, что сказал мне Сэнсом и о чем он умолчал. В жизни ничего не бывает полностью черным или полностью белым. Вы это знаете не хуже меня. Но преступлений никто не совершал. В любом случае никто не смог бы добраться до правды через какого-то клерка-кадровика. Никакого отрицания сомнительных действий. Скорее, наоборот. Но, по словам Сэнсома, за рамки он не выходил. Разумеется, взбреди кому в голову подвергнуть тщательной проверке мою собственную карьеру, и та моментально треснула бы по швам. Вообще я рад, что детали моего прошлого скрыты от посторонних глаз. Свое прошлое я помню. Но что с Сэнсомом? Наверняка есть нечто такое, что может серьезно навредить конгрессмену. И видимо, не только ему, иначе что здесь делает ФБР?

И кто, черт возьми, такая эта Лиля Хоц?

Я задавал себе все эти вопросы и перестал размышлять о них, лишь когда поезд въехал в Балтимор. К этому моменту я думал уже о другом: куда конкретно в Нью-Йорке могла направляться Сьюзан Марк? В город она въехала с юга, планируя бросить машину и добраться до места назначения на метро. В автомобиле она, скорее всего, была без куртки. Слишком жарко. Очевидно, куртка лежала в багажнике вместе с сумкой и револьвером. То есть непосредственно к бою Сьюзан собиралась переодеться в отдалении от места встречи и в относительном уединении.

Но не слишком далеко. Она и так уже серьезно опаздывала. Если бы Сьюзан направлялась куда-нибудь на окраину, то оставила бы автомобиль в центре. Но она бросила его в Сохо. И в поезд она, вероятно, села на «Спринг-стрит», на остановку раньше меня. На «33-й» она еще сидела спокойно. Но затем все пошло не так. Если бы не мое вмешательство, она, скорее всего, вышла бы на «51-й». Или на «59-й». Но не дальше. 68-я — это уже совсем другие районы. Значит, 59-я улица была верхней границей маршрута. По крайней мере на ее месте я поступил бы так же: въехал в город с юга, проскочил под землей и вернулся чуть назад с севера. Надеясь, что оттуда меня не ждут.

Мысленно я нарисовал квадрат: от 42-й до 59-й и от Пятой авеню до Третьей. Шестьдесят восемь нью-йоркских кварталов. Содержащих что?

Около восьми миллионов самых разнообразных вещей.

Я бросил их считать, когда мы проехали Филадельфию. Мое внимание отвлекла девушка, сидевшая через проход. Просто отпад, как сказали бы старшекурсники из Университета Южной Калифорнии. Мысли вновь перенеслись к Питеру Молине и не дававшему мне покоя противоречию: никакой профессионал не стал бы использовать здорового парня-футболиста в роли рычага против бесполезного, по сути, источника информации.

Наш заказчик привез с собой целую команду. Нью-Йорк имеет шесть главных пассажирских ворот: международные аэропорты Ньюарк, Ла-Гуардиа и Кеннеди, плюс железнодорожные вокзалы, Пенсильванский и Грэнд-Сентрал, плюс автобусный терминал Портового управления. Реши кто организовать наблюдение на всех этих точках, ему понадобилось бы не менее сорока человек. А для круглосуточного дежурства — так и все восемьдесят. Но восемьдесят человек — это уже не команда, это целая армия. Так что с поезда я сходил лишь с обычной для себя осмотрительностью.

Которой, к счастью, оказалось достаточно.

Наблюдателя я заметил сразу. Парень стоял, привалившись к колонне в центре вокзального вестибюля. В руке — складной телефон, раскрытый и прижатый к бедру. Парень был высокий, но тощий. На вид не старше тридцати. С бритой головой и рыжей щетиной. На нем была рубаха с цветочным орнаментом и кожаная куртка, казавшаяся оранжевой под светом вокзальных ламп. Давно уставшими глазами парень оглядывал встречный пассажирский поток.

Я двигался вместе с толпой. Наблюдатель находился примерно в тридцати футах впереди и чуть слева. Зафиксировав поле зрения, он пропускал сквозь него людей. Это было все равно как ступить под рамку металлодетектора в аэропорту.

Я пересек точку его фокуса. Он не среагировал. Но уже в следующий момент глаза парня расширились, он поднял телефон и щелкнул по крышке, чтобы подсветить экран. Он взглянул туда. Взглянул на меня. Я был в четырех футах.

А затем он упал в обморок. Я рванулся вперед, успев поймать оседающее тело, и аккуратно опустил на пол. По крайней мере, это то, что видели люди. Прокрути они обратно в своих головах всю последовательность событий, кто-то из них, может, и заметил бы, что мой рывок произошел чуть раньше, чем парень лишился чувств. И хотя моя правая действительно тянулась вперед, чтобы подхватить беднягу, начала она двигаться лишь через секунду после того, как моя левая успела ткнуть парня в солнечное сплетение — резко, сильно и незаметно.

Но, как известно, люди видят лишь то, что им хочется видеть. Всегда так было и всегда будет. Я присел на корточки, склонившись над упавшим в обморок человеком, как поступил бы на моем месте любой добропорядочный гражданин. Рядом присела какая-то женщина. Вокруг собирались люди. Парень в кожаной куртке судорожно дергался, хватая воздух раскрытым ртом. Типичные последствия удара в солнечное сплетение. Но также и сердечного приступа, и еще целого ряда разных медицинских проблем.

— Что с ним? — спросила женщина.

— Не знаю, — искренне ответил я. — Он стал вдруг валиться на пол. И закатывать глаза.

— Надо вызвать «скорую».

— Я где-то уронил телефон.

Женщина начала рыться в сумочке.

— Подождите! — воскликнул я. — А вдруг это припадок? Надо проверить, нет ли у него с собой карточки.

— Припадок?

— Ну, приступ или как там его.

Женщина протянула руки и похлопала парня по карманам куртки снаружи. Ничего. Она отвернула полы и проверила внутри. Внутренние карманы тоже оказались пустыми.

— Посмотрите в брюках, — сказал я. — Быстрее.

Женщина недоуменно посмотрела на меня. На помощь ей пришел местный служащий: он опустился на колени и сунул пальцы в карманы брюк парня. Ничего.

— Лучше вызвать «скорую», — сказал я. — Моего телефона там нигде не видать?

Женщина огляделась по сторонам и подняла с пола «раскладушку». Крышка чуть сдвинулась, включилась подсветка экрана. На нем красовалось мое фото. Женщина посмотрела на экран. Я знаю, люди любят хранить фотографии в своих мобильных. Их супруги, собаки, кошки, дети. Возможно, женщина решила, что я из тех самовлюбленных нарциссов, что обожают собственные портреты. Но телефон все же отдала. К этому времени служащий уже набирал номер «скорой». Поэтому я сказал:

— Я пойду за полицией.

Пробравшись сквозь массу сердобольных зевак, я вновь втиснулся в людской поток и продрейфовал с ним до дверей, на тротуар и дальше на улицу.

Теперь я больше не был «тем самым человеком». Единственным в мире, у кого нет мобильного телефона. Остановившись в знойной тени в трех кварталах от вокзала, на Седьмой авеню, я оглядел свой трофей. Перво-наперво я проверил список набранных номеров. Список был пуст. Я проверил входящие: их оказалось всего три, все в течение последних трех часов и все с одного и того же номера. Скорее всего, наблюдателю было велено регулярно удалять информацию, но тому стало лень. Звонки определенно шли от какого-то диспетчера. А может, и от самого босса.

Номер начинался на 212. Стационарный телефон, в районе Манхэттена.

А стационарные телефоны, как известно, стоят в стационарных местах.

Я нажал зеленую кнопку, на экране высветились цифры номера. Я нажал еще раз, и пошел набор. В трубке зазвучал сигнал вызова. И почти сразу — женский голос:

— «Времена года». Чем могу вам помочь?

— Это отель? — спросил я.

— Да. С кем вас соединить?

— Простите, — сказал я. — Я, похоже, ошибся номером.

И нажал на красную кнопку.

Отель «Времена года». В нем я не был ни разу. Не по моим деньгам. Здание располагалось на 57-й, между Мэдисон и Парк-авеню. Как раз в том самом квадрате из шестидесяти восьми кварталов. В двух шагах для того, кто вышел из поезда метро 6-го маршрута на 59-й улице.

Мгновение я раздумывал, а затем огляделся, развернулся на сто восемьдесят градусов и зашагал к 14-му участку.

Я допускал, что Терезы Ли не окажется на месте. И что мне придется ждать ее, сидя в вестибюле, я тоже предполагал. Но вот чего я никак не мог предвидеть, так это что там уже сидит Джейкоб Марк. Он посмотрел на меня безо всякого удивления и сообщил:

— Питер не явился на тренировку.

Джейк говорил минут пять без остановки. Он рассказал, что тренеры прождали четыре часа, после чего позвонили отцу Питера, который тут же перезвонил Джейку. Для старшекурсника, спортивной звезды университета, да еще на полной стипендии, пропустить тренировку было чем-то невероятным. Плюс Питер собирался в НФЛ, Национальную футбольную лигу, а для игрока-профи репутация — наипервейшее дело. И пропустить тренировку — это все равно что свернуть шею курице, несущей золотые яйца.

Я слушал его вполуха. Прошло почти двое суток с тех пор, как Сьюзан Марк не уложилась в поставленный кем-то срок. Странно, что тело Питера до сих пор никто не нашел.

Но тут появилась Тереза Ли с последними новостями.

Правда, сначала ей пришлось заниматься Джейкобом Марком. Она отвела нас в кабинет на третьем этаже и, выслушав его рассказ, спросила:

— Официально о пропаже Питера кто-нибудь заявлял?

— Именно это я и собираюсь сделать прямо сейчас, — ответил Джейк.

— Не получится, — возразила Ли. — Он пропал в Лос-Анджелесе, не в Нью-Йорке.

— В охране университета таких заявлений не принимают. А в Управлении полиции Лос-Анджелеса никто не воспримет меня всерьез.

— Неудивительно. Питеру двадцать два года. Он далеко уже не ребенок.

— Но он пропал пять дней назад!

— Срок не имеет значения. Он не живет дома. Да и кто сказал, что он пропал? Наверняка это не первый раз, когда ваш племянник отсутствует подолгу, не ставя в известность родных.

— Он пропустил тренировку. Такого еще не бывало.

— Все когда-нибудь бывает впервые.

— Здесь особый случай. Сьюзан угрожали.

— Угрожали? Кто?

Джек взглянул на меня:

— Расскажи ей, Ричер.

— Что-то, связанное с ее работой, — сказал я. — На нее давили. Шантаж сыном — вполне логичный рычаг.

— Хорошо. — Ли огляделась в поисках своего напарника. — Ступайте и опишите все как можно подробнее. Все, что вам известно. Догерти вас проводит.

Джейк благодарно кивнул и направился к Догерти. Я дождался, пока эти двое уйдут.

— Вы что, возобновляете дело? — спросил я.

— Нет. Дело остается закрытым. Причин для беспокойства нет. Но парень — наш коллега, и мы должны проявить любезность. К тому же я не хочу, чтобы он мешал нам, по крайней мере в ближайший час.

— Вы сказали, что причин для беспокойства нет. Почему?

Ли посмотрела на меня:

— Мы узнали, зачем Сьюзан Марк приехала в город.

— Как?

— У нас есть официальное заявление. Похоже, Сьюзан помогала кое-кому с расследованием, и, когда она не вышла на связь, этот человек обратился к нам, чтобы заявить о ее пропаже.

— Что за расследование?

— Меня здесь не было. Ребята из дневной смены сказали, что все выглядело вполне убедительно.

— И Джейкоб Марк не должен об этом знать? Почему?

— Сначала нужно прояснить кое-какие детали. А делать это лучше без него. Он родственник, то есть лицо заинтересованное.

— А что за человек, который принес заявление?

— Иностранное гражданство, в Нью-Йорке проездом, цель — провести расследование с помощью Сьюзан Марк.

— Постойте, — перебил ее я. — В Нью-Йорке проездом? То есть живет в отеле?

— Да, — ответила Ли.

— Отель «Времена года»?

— Да.

— Как его зовут?

— Не его, а ее, — поправила Ли. — Это женщина. Ее зовут Лиля Хоц.

Было уже довольно поздно, но Тереза Ли все равно позвонила, и Лиля Хоц согласилась встретиться с нами во «Временах года». В отель мы подъехали на служебной машине Ли. Гостиничный вестибюль был сплошь бледный песчаник, медь и золотистый мрамор. Ли показала свой значок, и администратор тут же позвонил в номер.

Номер Лили Хоц оказался люксом. Тереза Ли постучала. Правая половина двери открылась, и на пороге возникла женщина. Ей легко можно было дать шестьдесят: маленького роста, полная, грузная. Волосы — даже не седые, а совсем белые — подстрижены просто и грубо. Черные глаза полуприкрыты веками. Лицо женщины было словно вырублено из одного куска — мясистое, холодное, неподвижное. Ничего не выражающий взгляд. Одета она была в какой-то жуткий коричневый домашний халат.

— Госпожа Хоц? — спросила Ли.

Женщина лишь пригнула голову и беспомощно развела руками.

— Она не говорит по-английски, — догадался я.

— Днем еще говорила, — ответила Ли.

Свет за спиной женщины на миг потускнел, и из-за ее плеча возникла вторая фигура. Еще одна женщина. Вернее, девушка. Лет двадцати пяти. И невероятно красивая. Редкой, экзотической красотой. Она улыбнулась, как бы стесняясь.

— Это я говорила с вами по-английски. Я Лиля Хоц. А это моя мама.

Она что-то быстро зашептала на ухо пожилой женщине на иностранном языке. Явно восточноевропейском. Лицо старухи просияло, губы расплылись в улыбке. Мы представились. Лиля Хоц говорила за свою мать. Она сказала, что ее имя Светлана Хоц. Мы обменялись рукопожатиями. Лиля Хоц выглядела сногсшибательно. Высокая, но в меру, тонкая, но не слишком. Кожа у нее была почти шоколадной — идеальный пляжный загар, волосы длинные и темные. Глаза огромные и такой ярчайшей голубизны, какой я никогда раньше не встречал. Двигалась она с какой-то бережливой гибкостью. Простое черное платье для коктейлей стоило, вероятно, дороже автомобиля.

Девушка провела нас в номер, ее мать вошла следом. Люкс представлял собой гостиную в центре и две спальни по бокам. Гостиная включала обеденный стол, на котором присутствовали следы ужина — явно из ресторана гостиницы. В углу стояли пакеты с покупками. Два из «Бергдорф Гудман» и два из «Тиффани». Тереза Ли положила на стол значок, и Лиля Хоц тут же прошла к серванту и вернулась с двумя паспортами. Похоже, она считала, что все официальные визитеры в Нью-Йорке начинают с проверки документов. Ли перелистала страницы.

Затем мы все сели. Светлана Хоц молча смотрела перед собой, исключенная из беседы в силу незнания языка.

— Я очень сожалею о том, что случилось со Сьюзан Марк, — произнесла Лиля Хоц.

По-английски она говорила свободно, но с легким акцентом.

— Мы не знаем, что случилось со Сьюзан Марк, — ответил я. — Помимо официальных фактов, естественно.

Лиля Хоц кивнула, вежливо, тактично.

— Вы хотите понять мою роль в этом деле, — сказала она.

— Да, очень.

— Это долгая история. Но оговорюсь сразу: в ней нет ничего, что могло бы объяснить происшествие в поезде метро.

— Давайте послушаем ваш рассказ, — предложила Тереза Ли.

И мы послушали. Лиле Хоц было двадцать шесть. По национальности — украинка. В восемнадцать она вышла замуж за русского. Этот русский старался отхапать у разваливающегося государства как можно больше: аренду нефтяных скважин, права на добычу угля и урана. Очень скоро он стал миллиардером — олигархом, как это называют в России. Год назад один из конкурентов прострелил ему голову. Овдовевшая Лиля Хоц перебралась в Лондон вместе со своей матерью.

— Мой отец умер еще до моего рождения, — продолжала она. — Мама — это все, что у меня осталось. Поэтому я предлагала ей все, что она только пожелает. Дома, машины, круизы, путешествия. Но она хотела лишь одного — чтобы я помогла ей разыскать одного человека из ее прошлого.

— Какого человека? — спросил я.

— Мужчину. Американского военного по имени Джон. Это все, что мы о нем знали. Но позже выяснилось еще кое-что: когда-то он очень помог моей матери.

— Когда и где?

— В 1983-м. В Берлине. Честно говоря, я была уверена, что найти человека по таким приметам — задача невыполнимая. В какой-то момент я даже испугалась, что у мамы обыкновенный старческий маразм. Но я все равно согласилась помочь ей — пусть даже ради проформы.

Светлана Хоц механически кивнула.

— Как ваша мать оказалась в Берлине? — спросил я.

— Она служила в Советской армии, — ответила дочь.

— И чем она там занималась?

— Мама служила в пехотном полку. Политическим комиссаром. Их еще называют замполитами. В каждой военной части обязательно должен быть замполит.

— И как вы разыскивали этого американца?

— Мама знала точно, что ее друг Джон был военным. Это стало моей отправной точкой. Для начала я позвонила из Лондона в ваше Министерство обороны и спросила, как мне поступить. Меня переадресовали в УЧР, Управление человеческими ресурсами. У них есть отдел по связям с общественностью. Офицера, с которым я говорила, заинтересовала моя история. А может, он просто увидел в ней выгодный для дела аспект. Так или иначе, но он пообещал сделать соответствующий запрос. Я поблагодарила его, хотя в глубине души считала, что все это — напрасная трата времени. Джон — имя слишком распространенное. Плюс, как я понимаю, тысячи американских солдат проходят службу в Германии, и большинство из них рано или поздно посещают Берлин. Прошло несколько недель. Я уже почти забыла о нашем разговоре, но тут раздался телефонный звонок. Звонившая представилась как Сьюзан Марк и сказала, что работает клерком в УЧР. Она пояснила, что некоторые имена, которые звучат как Джон, на самом деле являются сокращенной формой от Джонатан. Ей нужно было узнать, видела ли когда-нибудь моя мама, как пишется имя человека, которого мы разыскиваем. Я еще раз уточнила у мамы и сообщила Сьюзан Марк, что мы абсолютно уверены в том, что Джон — это его полное имя. Разговор со Сьюзан получился очень душевным, и после этого мы не раз звонили друг другу. Можно сказать, мы почти подружились. Она много рассказывала о себе. Мне она показалась очень одиноким человеком.

— И что было потом? — спросила Тереза Ли.

— Как-то раз Сьюзан позвонила и сказала, что пришла к некоторому предварительному заключению. Я предложила встретиться здесь, в Нью-Йорке, — ну, вроде как закрепить нашу дружбу. Поужинать вместе, сходить на какое-нибудь шоу. Мне очень хотелось как-то отблагодарить ее за труды. Но она так и не приехала.

— В какое время вы договорились встретиться? — спросил я.

— Около десяти. Она пообещала выехать сразу после работы.

— Не поздновато для ужина и шоу?

— Она планировала остаться на ночь. Я забронировала ей номер.

— А когда вы сами приехали в Нью-Йорк?

— Три дня назад.

— На чем?

— «Бритиш эруэйз», рейс из Лондона.

— Вы наняли команду из местных, — сказал я.

Лиля Хоц утвердительно кивнула:

— Как раз перед приездом сюда. Это иногда полезно.

— Как вы на них вышли?

— По объявлению. Такие фирмы часто рекламируют свои услуги. В Москве и в русскоязычных газетах в Лондоне. Для них это хороший бизнес, а для нас — что-то вроде подтверждения статуса. Если ты приехал за границу один, без сопровождения, ты выглядишь неубедительно.

— Они сказали, что вы привезли с собой целую команду.

Лиля Хоц искренне удивилась:

— У меня нет никакой команды. С какой стати они так сказали? Я не понимаю.

— Они сказали, что это шайка ужасных типов.

Секунду она выглядела озадаченной. Затем понимание отразилось на ее лице.

— Когда Сьюзан не появилась в условленное время, я отправила их на поиски. Я подумала: раз я все равно им плачу, пусть парни немного потрудятся. Я даже пообещала им премию. Так что, скорее всего, они просто сочинили эту историю специально для вас. Чтобы вы испугались и стали более откровенны. А они получили бы свои деньги.

Я ничего не ответил.

Но тут ее осенило:

— У меня нет никакой «команды», как вы ее назвали. Всего один человек — Леонид. Из бывших людей моего покойного мужа. Он сейчас на Пенсильванском вокзале. Ждет вас. В полиции сказали, что вы уехали в Вашингтон. И я предположила, что вы поедете на поезде и вернетесь тем же путем. Разве нет?

— Да, — ответил я. — Я вернулся на поезде.

— Значит, Леонид с вами разминулся. У него была ваша фотография. Я поручила ему встретить вас и попросить позвонить мне. Наверняка он до сих пор там.

Лиля Хоц решительно направилась к телефону. Передо мной встала временная тактическая проблема. Мобильник Леонида был у меня в кармане.

Она нажала «девятку» и набрала номер.

Я незаметно сунул руку в карман, нащупал защелку и отстегнул аккумулятор.

Подождав, Лиля Хоц повесила трубку.

— Он неисправим.

Я вернулся к теме беседы:

— Ваши местные помощники упоминали имя Джон Сэнсом.

Она вздохнула:

— Когда мы прибыли сюда, я ввела их в курс дела. Рассказала им, что и как. Думаю, мы все чувствовали, что понапрасну тратим время, и даже подшучивали над маминой прихотью. Один из этих парней как раз прочел в газете о Джоне Сэнсоме. «Вот, пожалуйста, — сказал он. — Американец, военный, Джон и как раз подходящего типа. Может, Сэнсом и есть тот, кого мы ищем?» Следующие пару дней мы говорили друг другу: «Давайте просто позвоним Джону Сэнсому». Я воспринимала это как шутку, потому что какие у нас были шансы? Один на миллион? Они вроде тоже поначалу шутили, но потом стали относиться к своей версии довольно серьезно. Возможно, из-за резонанса, который это могло иметь, — ведь он такой известный политик.

— Какого резонанса? Что такого было между вашей матерью и этим парнем по имени Джон?

Светлана Хоц продолжала таращиться в пустоту. Ее дочь продолжала:

— Мама никогда не рассказывала деталей. Безусловно, дело не в шпионаже. Ведь она до сих пор жива. И ее американский друг тоже не был изменником. Связь с иностранцами-предателями — это задача КГБ, а не армии. Скорее всего, речь шла о помощи личного характера, финансовой или политической. Хотя я не исключаю и романтических отношений.

— Но вы ведь не думаете, что Сэнсом действительно как-то связан с этой историей?

— Конечно, нет. То была просто шутка, которая вышла из-под контроля. Разве что это тот самый единственный шанс на миллион. Что было бы невероятно, согласитесь? Шутить о чем-то, а потом вдруг окажется, что все это правда?

Я ничего не ответил.

— Можно задать вам вопрос? — спросила Лиля Хоц. — Сьюзан Марк передавала вам информацию, предназначенную для моей мамы?

— А почему вы решили, что она мне что-то передавала?

— Потому что люди, которых я наняла, доложили, что, по вашим же собственным словам, она передала вам информацию. Компьютерные данные на устройстве USB. Они сообщили мне об этом по телефону, а затем переслали ваше фото и отказались от гонорара. Я даже не знаю почему. Ведь я платила им хорошие деньги.

Я сунул руку в карман. Нащупал флешку из «Радио Шэк». И медленно достал ее, внимательно наблюдая за Лилей Хоц.

Она впилась во флешку взглядом голодной кошки.

Тереза Ли заерзала на стуле и посмотрела на меня.

— Сьюзан Марк была чем-то очень напугана там, в поезде, — сказал я. — Она не выглядела как человек, приехавший в город на дружеский ужин и шоу.

— Я ведь уже говорила вам: я не могу этого объяснить.

Я убрал флешку обратно в карман.

— У Сьюзан не было с собой сумки с ночными принадлежностями.

— Этого я тоже не могу объяснить.

— Но почему-то был заряженный револьвер.

— Я не знаю, что вам ответить. Простите.

— Более того, пропал ее сын. Последний раз его видели выходящим из бара с девушкой приблизительно ваших лет и очень похожей на вас по описанию.

— Из какого бара?

— Где-то в Лос-Анджелесе. В Калифорнии.

— Я не была в Лос-Анджелесе. Все эти три дня я провела здесь, в Нью-Йорке. У меня туристическая виза. Я занимаю три номера в отеле. У меня нет никакой «команды», как вы ее назвали. И я никогда не была в Калифорнии.

Я промолчал.

— Кстати, — добавила она, — я вполне допускаю, что Питер сейчас действительно где-нибудь с девушкой. Да, я знаю его имя. Сьюзан говорила мне. Мы с ней делились всеми проблемами. Она ненавидела сына. Пустой и заносчивый человек. Он отказался от родной матери, променяв ее на отца. А знаете почему? Потому что Сьюзан была приемным ребенком. Сын так и воспринимал ее всегда: как незаконнорожденную. И ненавидел за это.

Я чувствовал, что Терезе Ли пора уходить, да и мне хотелось убраться прежде, чем заявится Леонид. Поэтому я лишь пожал плечами, словно мне нечего больше сказать. Лиля Хоц поинтересовалась, не хочу ли я вернуть ей флешку, которую мне передала Сьюзан Марк. Но я никак не отреагировал. Мы все пожали друг другу руки. Двери за нами закрылись, и мы с Терезой Ли прошествовали по коридору к лифтам. Уже внутри она спросила:

— Ну и как ваше мнение?

— Я думаю, она очень красивая, — ответил я.

— А помимо этого? Вы ей верите?

— А вы?

Ли кивнула:

— Да. Потому что такую историю очень легко проверить. Например, есть ли в армии офицеры по связям с общественностью?

— Сотни.

— Значит, все, что нам нужно сделать, — это найти того, с кем она говорила по телефону. Мы можем отследить все звонки этому человеку из Лондона.

— Звонок в Министерство обороны из-за границы? Готов поспорить, им уже занимаются. Аналитики из той и другой разведок.

— Звонки Сьюзан Марк из Пентагона тоже легко отследить. Если они беседовали так часто, как утверждает Лиля, мы их быстро вычислим.

— Вот и займитесь этим, — сказал я ей.

— Наверное, я так и сделаю, — продолжала Тереза Ли. — Она, конечно же, знает, что я это могу. Ей известно, что «Бритиш эруэйз» и Министерство национальной безопасности предоставят нам всю необходимую информацию о ее въезде и выезде. И что мы легко можем спросить у Джейкоба Марка, действительно ли его сестра была приемным ребенком. Плюс она сама пришла в полицейский участок. Сама написала заявление. И только что сама показала мне свой паспорт. Все это никак не вяжется с подозрительным поведением. Хотя, если ее история столь невинна, почему ею так заинтересовались федералы?

— Если рассказ Лили Хоц — правда, речь идет о связи американского военного с советским политическим комиссаром в годы холодной войны. Федералы просто хотят убедиться, что все действительно безобидно.

Мы вышли из отеля и сели в машину Ли.

— Вы ведь не согласны со мной ни по одному из пунктов, так? — спросила она.

— Если история семьи Хоц безобидна, что ж, пусть так и будет. Но что-то в этом деле далеко не безобидно. И это что-то привело Сьюзан Марк именно в то место и именно в то время. Вы верите в случайные совпадения? Как часто вам доводилось слышать, чтобы один шанс к миллиону вдруг оказался выигрышным?

— Ни разу.

— Вот и я о том же. Но боюсь, здесь как раз все наоборот. Миллион шансов к одному, что Джон Сэнсом ни при чем, и все же я думаю, он замешан.

— Почему?

— Я разговаривал с ним.

— В Вашингтоне?

— Вообще-то мне пришлось ехать за ним в Северную Каролину. Но дело не в этом. Я задал ему вопрос: слышал ли он когда-либо имя Лиля Хоц? Он ответил, что нет. Я следил за его лицом. Он не лгал. Но и не говорил правду.

— Как это?

— Может, он слышал имя Хоц, но не Лиля. Может, он слышал имя Светлана Хоц.

— И что это значит?

— Возможно, больше, чем нам кажется. Зачем Сьюзан Марк лезть из кожи вон, разбираясь с этой историей?

— Хотя бы из сочувствия.

— Потому что она сама была приемным ребенком. И вероятно, часто думала о своих настоящих родителях. Отсюда и сочувствие к тем, кто оказался в подобной же ситуации. Таким, как Лиля Хоц. А что? Некий мужчина очень помог ее матери незадолго до рождения Лили. Такую фразу можно истолковать по-разному.

— Например?

— Например, что Джон Сэнсом — отец Лили Хоц.

Мы вернулись обратно в участок. Джейкоб Марк выглядел намного счастливее.

— Питер звонил своему тренеру, — радостно сообщил Джейк.

— Когда? — спросил я.

— Два часа назад. Тренер перезвонил Молине, а тот — мне.

— Так, и где он?

— Он не сказал. Питер оставил сообщение. Его тренер никогда не отвечает на звонки во время ужина.

— Но с Питером все в порядке?

— Он сказал, чтобы скоро его не ждали.

— А ты уверен, что сообщение было подлинным?

— Тренер знает его голос.

— Кто-нибудь пытался перезвонить Питеру на мобильный?

— Да все мы. Но у него опять выключен телефон.

— Можно задать тебе вопрос совсем на другую тему?

— Валяй.

— Твоя сестра была приемным ребенком?

Джейк помедлил. Кивнул.

— Мы оба были приемными детьми. Сьюзан удочерили первой. А почему ты об этом спрашиваешь?

— Похоже, что Сьюзан ехала в Нью-Йорк на встречу с подругой, — сказала Ли.

— Какой подругой?

— Украинкой. Молодой женщиной по имени Лиля Хоц.

Джейк бросил на меня недовольный взгляд.

— Я никогда не слышал от Сьюзан такого имени.

— Сколько человек знали, что Сьюзан была приемным ребенком? — продолжала Ли.

— Она этого не афишировала. Но и не скрывала.

— Как бы вы описали отношения между Сьюзан и ее сыном?

Прежде чем ответить, Джейк минуту колебался:

— Думаю, их можно описать как «любовь и ненависть». Сьюзан любила Питера, Питер ненавидел ее.

— Почему?

Снова колебание.

— Питеру хотелось жить в обстановке а-ля Ральф Лорен. Чтобы отец имел поместье в Кеннебанкпорте, а мать родилась бы богатой наследницей. Сьюзан была дочерью несовершеннолетней проститутки-наркоманки из Балтимора и не устраивала из этого тайны. Питер же так и не смог с этим сжиться. И когда дело дошло до развода, сын встал на сторону отца.

— Сьюзан нравился Питер как человек?

Джейк покачал головой:

— Нет. Что только усугубляло ситуацию. Сьюзан никогда не испытывала симпатии ко всякого рода студенческим братствам с греческими буквами на клубных куртках. Все эти «фи-бета-каппа» ее страшно бесили. Но для Питера такие вещи были важнее матери.

— Ты же говорил, что Сьюзан не была несчастным человеком, — вмешался я.

— Я и не отрицаю. Это прозвучит странно, но приемные дети ждут от семейной жизни совсем не того, что все остальные. Поверьте, я знаю. Сьюзан смогла с этим смириться. Для нее это была суровая реальность, с которой нужно считаться.

— Она была одинокой?

— Уверен, что да.

— А у вас есть дети? — спросила Ли.

— Нет, — ответил Джейк. — Я даже не женат.

Ли немного помолчала.

— Спасибо, Джейк, — наконец сказала она. — Простите, что пришлось завести этот неприятный разговор.

Она вышла из кабинета, я последовал за ней.

— Я, конечно, проверю и остальное, — сказала Тереза Ли, — но мне кажется, что с Лилей Хоц все чисто. Два факта из четырех подтвердились: и об удочерении, и о конфликте матери с сыном. Она знает то, что могла знать лишь по-настоящему близкая подруга.

Я согласно кивнул.

— А Сэнсом вас не интересует?

— Ни капельки, — ответила детектив. — А вас?

— Мне все же хочется его предупредить.

— О чем? Об одном шансе из миллиона?

— Можете считать это чувством солидарности к собрату-офицеру. Возможно, я съезжу к нему в Вашингтон еще раз.

— В этом нет нужды. Он сам завтра будет в Нью-Йорке. Сбор средств на избирательную кампанию. Благотворительный обед в «Шератоне». Мы получили уведомление.

Она ушла, а я остался один в опустевшем офисе. Наедине со смутным чувством тревоги. Возможно, Лиля Хоц действительно чиста, как свежевыпавший снег, но я не мог отделаться от ощущения, что Джона Сэнсома вот-вот накроет заброшенная кем-то сеть.

Давно канули в Лету времена, когда в Нью-Йорке можно было с комфортом заночевать всего за пятерку баксов, но это все еще можно сделать за пятьдесят, если знаешь как. Секрет в том, чтобы прийти поздно. Я добрел до отеля, где уже как-то останавливался, вблизи от Мэдисон-сквер-гарден. Отель был большой и некогда шикарный, но сейчас он больше напоминал выцветший многоквартирный дом. После полуночи за все в отеле, включая регистрацию, отвечает ночной портье. Я прошел к стойке и спросил, найдется ли у них свободная комната. Портье для вида побрякал по клавиатуре, уставился в экран компьютера и наконец сказал «да». И тут же озвучил цену: сто восемьдесят пять долларов. Я спросил, можно ли взглянуть на номер, прежде чем дать окончательный ответ. Портье не возражал, и мы вместе поднялись на лифте на нужный этаж.

Номер меня устроил. Я достал из кармана пару двадцаток.

— А что, если мы как-нибудь обойдемся без регистрации?

Портье молчал. Я прибавил к купюрам еще десятку со словами:

— Для горничной, завтра.

Тот взял деньги и со словами: «Вам надо освободить номер завтра к восьми» — закрыл за собой дверь.

Спал я хорошо и проснулся отдохнувший. Без пяти восемь меня уже не было в номере. Я позавтракал в каком-то кафе на 33-й. В батарее мобильника Леонида оставалась еще половина заряда. На пару-тройку звонков вполне должно хватить. Я набрал 600 и уже набирал 82219, когда после второй нажатой кнопки голос женщины-робота сообщил, что номер набран неверно. Я попробовал 1-600 и получил тот же результат. Тогда я попытался выйти на международную линию через 011, а затем набрать 1 — код Северной Америки — и 600. Итог был ничуть не лучше.

Получалось, что 600-82219D не телефонный номер. И в ФБР наверняка об этом знали. То есть маскировали свои настоящие вопросы дымовой завесой.

Что еще они спрашивали у меня?

Они оценили степень моего интереса к делу, в который раз спросили, не передавала ли мне что-нибудь Сьюзан Марк, и удостоверились, что я собираюсь уехать из города. Им нужно было, чтобы я не задавал лишних вопросов и сгинул куда-нибудь.

Но зачем? Ответа у меня не было.

И если 600-82219D не телефонный номер, то что?

Первые три цифры 600 казались смутно знакомыми. Но я не мог вспомнить откуда.

Я допил кофе и направился на север, в сторону «Шератона».

Отель напоминал громадный стеклянный столб. В вестибюле висела плазма со списком мероприятий на день. Главный танцевальный зал был зарезервирован под обед некой группы людей, назвавшейся FT. Благовидная маскировка для кучки жирных котов с Уолл-стрит, желающих щегольнуть своей влиятельностью, а заодно прикупить еще. Мероприятие начиналось в полдень. Я прикинул, что Сэнсом постарается подъехать к одиннадцати. Мне оставалось убить еще два часа.

Я зашел в магазин одежды. Мне хотелось купить новую рубашку. Та, в которой я был сейчас, мне не нравилась. В ней я выглядел неудачником. Я вспомнил слова Элспет Сэнсом. Только переоденьтесь. В этом вас не пропустят. Вот ведь зараза! Вынудила купить вещь, которая мне так и не понадобилась. И если мы встретимся снова, мне не хотелось нести на себе знак моего поражения и ее победы. Я выбрал тонкую поплиновую рубашку цвета хаки за одиннадцать баксов. Дешево и сердито. Без карманов и с рукавами три четверти. Меня она вполне устраивала.

В десять тридцать я уже ждал в вестибюле «Шератона».

К десяти сорока я понял, что означает 600-82219D.

Глава 5

По указателям я отыскал гостиничный бизнес-центр, но войти не смог. Нужна была карточка-ключ. Через три минуты появился второй желающий, открыл дверь, и я шагнул следом.

В комнате было четыре рабочих места. На каждом — компьютер с принтером. Я расположился подальше от своего соседа. Проверив иконки, я выяснил, что, если придержать на них указатель мыши, на экране всплывают метки. Я нашел интернет-эксплорер и щелкнул по нему дважды. Домашняя страница поприветствовала меня разноцветным ярлыком Google. Я впечатал в диалоговом окне «армейский устав» и нажал «ввод».

Следующие пять минут я щелкал, прокручивал и читал.

В вестибюль я вернулся без десяти одиннадцать. И сразу вышел на улицу. По моим подсчетам, Сэнсом должен был войти в «Шератон» через парадную дверь.

В пять минут двенадцатого к отелю подкатил блестящий «линкольн». Из передней пассажирской дверцы возник Спрингфилд, из задних — Сэнсом с супругой. Все трое огляделись по сторонам и сразу заметили меня. Спрингфилд уже было двинулся в моем направлении, но Элспет успела придержать его едва уловимым жестом. Похоже, миссис Сэнсом назначила себя уполномоченным по улаживанию конфликтов во всем, что касалось моей персоны. Она протянула мне руку как старому другу. Комментарии насчет рубашки миссис Сэнсом оставила при себе. Вместо этого она наклонилась ко мне как можно ближе и тихонько спросила:

— Вам нужно с нами поговорить?

Вопрос идеальной жены политика. Между строк читалось: «Мы знаем, что у вас есть информация, которая может нам навредить, и нам это очень не нравится, но мы будем вам чрезвычайно признательны, если вы соизволите обсудить свое дело с нами прежде, чем вынесете его на суд общественности».

— Да, — ответил я. — Нам нужно поговорить.

Спрингфилд недовольно нахмурился, но Элспет лишь улыбнулась и предложила пройти в отель. Кто-то из обслуги проводил нас в приватный лаундж с бутылками минералки и кофейниками со слабым кофе. Элспет тут же взяла на себя обязанности хозяйки. Сэнсом отвечал на звонок по сотовому. Его секретарь из Вашингтона уточнял у босса повестку на вторую половину дня. Было ясно, что после обеда конгрессмен сразу же возвращается назад в офис.

Сэнсом закончил разговор, и в комнате стало тихо. Первой тишину нарушила Элспет:

— Какие-нибудь новости о пропавшем парне?

— Он пропустил футбольную тренировку, — ответил я. — Что, судя по всему, крайне большая редкость.

— В Университете Южной Калифорнии? — спросил Сэнсом.

«А у него неплохая память! — отметил я. — Название университета я упоминал всего раз».

— Правда, он звонил тренеру и оставил сообщение на автоответчике. Похоже, он где-то с девушкой.

— Тогда все в порядке, — сказала Элспет.

— Лично я предпочел бы разговор вживую и в реальном времени. Либо встречу лицом к лицу. Такой уж я недоверчивый человек.

— И о чем же вы хотели с нами поговорить?

Я посмотрел на Сэнсома:

— Скажите, где вы были в 1983 году?

— В 1983-м я был капитаном, — ответил тот после секундной паузы.

— Это не то, о чем я спросил. Я спросил, где вы были. Вы были в Берлине?

— Я не могу ответить на ваш вопрос.

— Вы когда-нибудь слышали имя Светлана Хоц?

— Никогда.

— Вы получали какую-нибудь медаль в 1983-м?

Сэнсом промолчал. В ту же секунду в моем кармане зазвонил телефон Леонида. Я кое-как выудил его и взглянул на маленькое окошко на передней панели. Номер на 212. Отель «Времена года». По-видимому, Лиля Хоц.

Я жал на кнопки, пока трезвон не прекратился.

— Прошу прощения, — извинился я, глядя на Сэнсома.

Конгрессмен молча пожал плечами.

— Вы знаете, что такое 600-8-22?

— Вероятно, какой-нибудь армейский устав?

Про себя я поразился его догадливости. И продолжил:

— Мы с самого начала поняли, что только полный глупец мог надеяться получить информацию об операциях отряда «Дельта» через УЧР. Однако человек с мозгами мог выяснить все, что нужно, даже таким способом.

— Как это?

— Предположим, кто-то точно знает, что в тот или иной момент времени имела место операция «Дельты». Предположим, что этому кому-то так же наверняка известно, что операция имела успех.

— В таком случае информация ему ни к чему, — парировал Сэнсом. — Ведь она у него уже есть.

— А что, если этому кому-то непременно нужно установить личность офицера, командовавшего операцией?

— Через кадровиков такие данные не получишь.

— Да, но что происходит с офицерами, командовавшими успешно проведенными операциями?

— Что?

— Они получают медали. Чем серьезнее операция, тем значительнее медаль. А что нам говорит армейский устав 600-8-22, раздел один, параграф девять, подраздел D? Цитирую: «Управлению человеческими ресурсами Сухопутных войск США надлежит вести обязательный учет всех приказов о награждении».

— Но если это операция «Дельты», — попытался возразить Сэнсом, — все ее подробности в приказе будут опущены.

— Согласен, — кивнул я. — В учетной карточке будут всего три факта: имя, дата, награда. А что еще нужно человеку с мозгами? Награда подтверждает успешность операции, отсутствие подробностей — ее секретность. Возьмем любой месяц. Скажем, начало 1983 года. Что тогда происходило? Почти ничего. Сколько медалей «За выдающиеся заслуги» выдано за данный период? Сколько крестов? Готов поспорить, не больше, чем зубов у курицы.

— Я не понимаю, — сказала Элспет.

Сэнсом ответил за меня:

— Если кто-то наверняка знает, что в тот или иной временной период была проведена операция «Дельты» и что операция закончилась успешно, значит, офицер, получивший самую высокую необъяснимую награду за данный месяц, вероятнее всего, и командовал этой операцией.

— Ну и кто же этот загадочный «кто-то»? — спросила Элспет.

— Одна пожилая особа по имени Светлана Хоц, — сказал я. — Она утверждает, что была политическим комиссаром в Советской армии и, находясь в 1983 году в Берлине, познакомилась с одним американским военным по имени Джон. По ее словам, этот Джон ей в чем-то очень сильно помог. И выяснять о нем через Сьюзан Марк имело смысл лишь в одном случае: если в тот же период времени в Берлине проводилась какая-то секретная операция и офицер по имени Джон руководил ею и получил за нее медаль. Фэбээровцы нашли в машине Сьюзан записку. Кто-то снабдил ее ссылкой на нужный устав, чтобы та наверняка знала, где искать.

Сэнсом молчал. Пришлось спросить его прямо:

— Вы участвовали в какой-либо операции в Берлине в 1983-м?

Конгрессмен явно терял терпение.

— Послушайте, — сказал он. — Вы кажетесь мне далеко не глупым человеком. Подумайте сами. О какой операции «Дельты» в Берлине в 1983 году может вообще идти речь?

— Не знаю, — ответил я. — И честно говоря, мне плевать. Я пытаюсь оказать вам услугу. Как офицер — офицеру. Потому что считаю, что кое-что из вашего боевого прошлого вот-вот всплывет на поверхность и крепко укусит вас за вашу конгрессменскую задницу. Мне казалось, вы оцените предостережение.

По выражению лица Сэнсома было видно, что моя пламенная речь имела успех. Он стал заметно спокойнее.

— Я ценю ваше предостережение. И уверен, что вы поймете: я не вправе ничего отрицать. Поскольку отрицать что-либо — это все равно что признать что-либо другое. Но я готов рискнуть. Нет, я не был в Берлине в 1983 году. Я не встречался ни с какими русскими женщинами. И уж тем более никому из них не помогал: ни в начале года, ни в середине, ни в конце.

Маленький монолог Сэнсома еще секунду висел в воздухе. Элспет посмотрела на часы.

— Мы вынуждены извиниться, — сказал ее муж. — Нам действительно пора идти. Спрингфилд вас проводит.

Я догадался, что конгрессмен хочет, чтобы мы со Спрингфилдом остались наедине. Поэтому я встал и направился к двери.

Спрингфилд последовал за мной в вестибюль. Я остановился, дожидаясь, пока он поравняется со мной.

— Хотите совет? — сказал Спрингфилд. — Забудьте об этом деле. Просто выкиньте его из головы. Не стоит ворошить прошлое.

— Это почему?

— Потому что вас мгновенно сотрут в порошок. Как будто вас и не было. В наше время это не так сложно сделать.

— Но ведь его там даже не было!

— Чтобы доказать это, вам захочется выяснить, где он тогда был. А вот этого вам лучше не знать.

Я кивнул:

— Это касается и вас лично, да? Поскольку вы были там вместе с ним. Следовали за ним повсюду, где бы ни оказался ваш босс.

Он молча кивнул в ответ. А затем повернулся и направился к гостиничным лифтам.

Я едва успел шагнуть на Седьмую авеню, как в кармане вновь завибрировал телефон Леонида. Я нажал кнопку ответа. Голос Лили Хоц мягко щекотнул ухо:

— Ричер?

— Да.

— Мне нужно встретиться с вами. Это довольно срочно. Кажется, моей маме грозит опасность. Возможно, и мне тоже.

— Опасность? От кого?

— Трое мужчин задавали вопросы портье. Пока нас не было в номере. Я думаю, наши комнаты обыскали.

— Почему вы рассказываете это мне?

— Потому что про вас они тоже спрашивали.

— Вы не сердитесь из-за Леонида? — спросил я.

— Я думаю, это было просто досадное недоразумение, — сказала Лиля. — Приезжайте, пожалуйста.

Интонация ее была вежливой, даже слегка застенчивой. Но что-то в голосе Лили Хоц подсказывало мне: эта девушка настолько красива, что последний раз ей говорили «нет» лет десять назад, не меньше.

Забудьте об этом деле. Это был совет Спрингфилда, и мне следовало к нему прислушаться. Но вместо этого я сказал:

— Встретимся в вестибюле у вас в гостинице. Через пятнадцать минут.

Лилю Хоц и ее мать я нашел за угловым столиком в отгороженном панелями уголке вестибюля, в дневное время служившем чайной. Леонида с ними не было. Я огляделся, но не увидел никого, кто внушал бы мне подозрение. Я присел на диван рядом с Лилей, напротив ее матери. Девушка была в черной юбке и белой блузке. Синева ее глаз вызывала ассоциации с теплым тропическим морем. Светлана переоделась в очередной бесформенный халат, на сей раз грязно-коричневый. Когда я садился за стол, она лишь индифферентно кивнула. Лиля пожала мне руку, довольно официально.

И сразу перешла к делу:

— Вы принесли флешку?

— Нет, — спокойно ответил я. Флешка лежала у меня в кармане, рядом с зубной щеткой и телефоном Леонида.

— Где она?

— В надежном месте.

Лиля сменила тему.

— Почему эти люди приходили сюда? — спросила она.

— Потому что вы суете свой нос в то, что считается совершенно секретным.

— Но тот офицер-кадровик был полон энтузиазма!

— Это потому, что вы солгали ему. Вы сказали, что речь идет о Берлине. Но это не так. В 1983-м Берлин был типичной сценой холодной войны, застывшей во времени. Для наших парней этот город являлся не более чем местом туризма. Через него прошли не меньше десяти тысяч Джонов — вот только они не получали там боевых наград. Так что отследить кого-то из них — задача почти нереальная. Сьюзан Марк не могла сообщить ничего такого, из-за чего вам стоило бы срываться с места и лететь через океан.

— Тогда почему мы здесь?

— Потому что во время первых разговоров по телефону вы постарались как можно ближе сойтись со Сьюзан и лишь тогда сообщили ей то, что вам было действительно нужно. Точно подсказав, где и как это можно найти. Речь шла не о Берлине.

Несколько секунд Лиля Хоц хранила молчание.

— Я попросила Сьюзан о помощи, — в конце концов заговорила она. — И она согласилась, причем сама и довольно охотно. Очевидно, поиски информации создали для нее определенные сложности. С другими сторонами. Поверьте, я искренне сожалею о том, что произошло.

— Что значит «с другими сторонами»? — переспросил я.

— С вашим правительством, — ответила она. — По крайней мере я так думаю.

— Почему? Что на самом деле нужно было от Сьюзан Марк вашей матери?

Помедлив, Лиля сказала, что ей придется начать историю мамы с самого начала.

Лиле Хоц было всего семь, когда распался Советский Союз, так что рассказывала она с некой долей исторической отстраненности. По словам Лили, институт комиссаров был введен в Красной армии с момента ее создания. В каждой роте в обязательном порядке имелся свой замполит. Командование и дисциплина делились между комиссаром и командиром. Соперничество было обычным делом, нередко граничившим с откровенной ненавистью, особенно когда речь шла о тактическом здравомыслии в противовес идеологической чистоте.

Светлана Хоц была приписана политическим комиссаром в пехотную роту. Роту отправили в Афганистан вскоре после вторжения туда Советов в 1979-м. Поначалу боевые действия шли успешно. Однако со временем война превратилась в настоящий кошмар. Поражения следовали одно за другим. Последовала реакция Москвы, пусть и несколько запоздалая. Тактический здравый смысл подсказывал: окопаться и переждать. Идеология требовала возобновления наступлений. Пехотные роты переформировывались, в их состав включили команды снайперов. Из Союза в срочном порядке были доставлены стрелки-профессионалы, работавшие в паре с корректировщиками огня. Так появились знаменитые двойки «людей в лохмотьях», привыкших, что называется, жить на подножном корму.

Снайпер, прикомандированный к роте Светланы, был ее мужем.

Его напарник-корректировщик был ее младшим братом.

Ситуация заметно улучшилась. Наступательные амбиции удовлетворялись регулярными ночными вылазками снайперов.

В конце 1981 года в Москве был создан сверхсекретный опытный образец бесшумной снайперской винтовки. Тогда она была известна под индексом РГ-036. Лишь через шесть лет, когда «игрушка» поступила на вооружение спецподразделений КГБ и разведывательных отрядов армии, она получила свое нынешнее название — ВСС, винтовка снайперская специальная.

— Да, мне доводилось видеть ее однажды, — кивнул я.

ВСС считалась принципиально новым оружием. Сверхточным, полуавтоматическим и бесшумным. Винтовка шла в комплекте с мощными оптическими прицелами: обычным дневным и электронным ночным. Любой, кто попадал в их перекрестье, валился с ног как подкошенный: тихо и неожиданно.

Ситуация оставалась стабильной еще около года. В Советском Союзе самой высокой наградой за успех всегда считалось только одно: решение все более сложных задач. Так рота Светланы получила приказ — совершить марш-бросок в долину Коренгал. Подпираемый с обеих сторон хребтами Гиндукуша, извилистый шестимильный путь считался главной артерией, снабжавшей моджахедов продовольствием и боеприпасами с северо-запада Пакистана, и пехотной роте следовало перерезать ее во что бы то ни стало.

— Сто лет назад, — продолжала Лиля, — англичане написали книгу о войне в Афганистане. В ней говорилось: «Обдумывая наступление, прежде всего следует распланировать свой неизбежный отход». И еще там говорилось, что последний патрон всегда нужно сохранять для себя, ибо нет ничего ужаснее, чем попасть в плен к афганцам, особенно к женщинам. Ротные командиры читали эту книгу. Замполитам было строго-настрого приказано ее даже не открывать. Им внушали, что Британия проиграла войну из-за своей политики — ошибочной и недальновидной. Советская же идеология, по определению, была безупречной, а потому никаких сомнений в победе быть просто не могло.

Марш-бросок в Коренгал имел успех на протяжении первых трех миль. Четвертая далась гораздо сложнее: рота столкнулась с сопротивлением, которое рядовые бойцы посчитали ожесточенным, а офицеры — подозрительно слабым.

Офицеры оказались правы. Это была ловушка.

Моджахеды выждали, пока боевой порядок Советов растянется на четыре мили, и лишь тогда обрушились на них всей своей мощью. Вертолеты с подкреплением встречались шквалом заградительного огня ракет класса «земля-воздух», поставленных американцами. К концу 1982 года тысячи советских бойцов оказались в аналогичной ситуации: брошенные на произвол судьбы в импровизированных, построенных на скорую руку палаточных лагерях, растянувшихся длинной цепью. Зима встретила их пронизывающим ветром и лютыми холодами.

А затем начались вылазки моджахедов.

Многие оказались в плену. Судьба их была ужасной.

Лиля процитировала строки из стихотворения Редьярда Киплинга: «Если ж, раненый, брошен ты в поле чужом, где старухи живых добивают ножом, дотянись до курка и ступай под ружьем к Солдатскому Богу на службу». Она рассказала, как пехотинцы внезапно пропадали неизвестно куда, а через несколько часов ветер доносил звук их нечеловеческих криков из невидимых глазу вражеских лагерей, расположенных где-то неподалеку. Большинство тел так и не нашли. Но иногда обезображенные трупы подбрасывали обратно: с отрубленными кистями и ступнями или целыми конечностями, а то и вовсе без головы.

Лиля не была свидетелем этих кошмарных событий, но рассказ ее звучал так, словно она видела все воочию. Я поймал себя на мысли, что из нее получилась бы неплохая писательница. У нее был явный талант к повествованию.

— Самой желанной добычей для моджахедов, — продолжала она, — были наши снайперы. Разумеется, мама очень беспокоилась за отца. И за брата тоже. Почти каждую ночь они уходили в рейд со своей ВСС с электронной оптикой, сливаясь с грядой холмов. Достаточно далеко для результативной стрельбы, но и достаточно близко, чтобы чувствовать себя в безопасности. Хотя по-настоящему в безопасности почувствовать себя нельзя было нигде. Им приказано было стрелять по врагам. Их настоящей целью были русские пленные. Они считали это милосердием. К тому времени мама уже была беременна. Мной. Меня зачали в горном шурфе под старой шинелью образца Второй мировой войны.

Я промолчал. Светлана смотрела в одну точку прямо перед собой.

— В первый месяц отец и дядя возвращались в лагерь каждое утро, целыми и невредимыми. Они были очень хорошей командой.

На секунду Лиля задумалась. А затем вдруг сменила тему:

— В то время в Афганистане были американцы. Солдаты. Не много, но были. Советский Союз считался врагом Америки, а моджахеды — ее союзниками. Все та же холодная война, только чужими руками. Президента Рейгана устраивало, что Советская армия обескровлена и измотана. Это было частью его антикоммунистической стратегии. И он не прочь был использовать шанс для захвата образцов нашего новейшего оружия. Поэтому в зону боев были направлены специальные разведгруппы. Ваш спецназ. И однажды ночью, ранней весной 1983-го, одна из таких групп наткнулась на моего отца и дядю и похитила их ВСС.

Я снова промолчал.

— Но что еще хуже, американцы передали моего отца и дядю моджахедам. Мама слышала их крики весь следующий день, вплоть до поздней ночи. Шестнадцать, восемнадцать часов. Даже в этих нечеловеческих воплях она различала…

— Простите, — прервал я ее проникновенный рассказ, — но я вам не верю.

Лиля подняла на меня глаза:

— Я говорю правду.

Я покачал головой:

— Я служил в армии США. В военной полиции. И пусть и в общих чертах, но мне известно, куда мы посылали наших солдат, а куда нет. Ни один американский военный не ступал на землю Афганистана. По крайней мере тогда.

— Но вы науськивали одних на других.

— Разумеется. Как и вы, когда мы были во Вьетнаме.

— И оказывали материальную помощь. Моджахедам. Разве нет? А где военная помощь Соединенных Штатов, там и пресловутые американские «военные советники». Это-то вы не будете отрицать?

— Даже если вы и правы, — ушел от прямого ответа я, — почему не допустить, что вашего отца и дядю захватили в плен те же моджахеды?

— Да потому, что ВСС так и не нашли. И ни один снайпер ни разу не выстрелил по расположению роты, где воевала мама. В магазине отцовской винтовки было двадцать патронов, и еще двадцать он держал про запас. Если бы его взяли в плен сами моджахеды, они убили бы или, по крайней мере, попытались, четыре десятка наших солдат, а потом бросили бы ВСС. И мамина рота обязательно наткнулась бы на нее. Моджахеды — люди неглупые. Они имели привычку запутывать след и возвращаться на позиции, которые мы давно считали покинутыми. Однако за время боев наши солдаты побывали во всех их тайных укрытиях. Они наверняка нашли бы отцовскую ВСС. Так что единственный логичный вывод напрашивается сам собой: винтовку забрали американцы.

Я не сказал ничего.

— Я говорю правду, — вновь повторила Лиля.

Какое-то время мы все сидели молча. Тактичный официант, воспользовавшись паузой, предложил нам чай. Лиля назвала сорт, о котором я даже не слышал, а затем перевела для своей мамы, которая заказала такой же. Я попросил кофе: обыкновенный, черный. Дождавшись ухода официанта, я спросил Лилю Хоц:

— И как же вы вычислили, кого искать?

— Поколение моей мамы, — ответила она, — готовилось к войне с вами и верило, что обязательно победит. Ибо их идеология была верной, а ваша — нет. Ожидалось, что после уверенной и скорой победы тысячи американцев окажутся у нас в плену. Сортировать их на этой фазе предстояло политическим комиссарам. И чтобы помочь им в этом, замполитов знакомили со структурой ваших Вооруженных сил.

— Знакомили? Кто?

— КГБ. Они знали, кто чем занимается. Многих из вас они даже знали по именам. И не только офицеров. Мама рассудила, что для спецопераций в долине Коренгал могли использоваться лишь три варианта. Либо «Морские львы» из ваших военно-морских сил, либо разведывательные подразделения Корпуса морской пехоты, либо «Дельта» из Сухопутных войск. Однако наша разведка не подтверждала присутствие «Морских львов» или морских пехотинцев. А вот на базах «Дельты», наоборот, отмечалась повышенная активность в эфире. Наш радар перехватил сигналы нескольких неопознанных самолетов. Так что логика подсказывала: операции проводились отрядом «Дельта».

Вернулся официант с подносом. Разливая чай, он устроил настоящую церемонию. Передо мной он поставил кофе в изящной чашечке. Когда официант наконец ушел, Лиля продолжила:

— Мама рассудила, что ночным рейдом должен был командовать офицер в звании капитана. Лейтенант — это слишком мало, майор — наоборот, много. У КГБ были списки личного состава. В «Дельте» числилось множество капитанов. Но был еще и анализ радиоперехватов. Кто-то слышал упоминание имени Джон.

Я кивнул.

— Мама знала все о ваших медалях. За ВСС полагалась одна из самых крупных наград. Но какая именно? Ведь большинство из них вручают «за мужество и героизм, проявленные в бою с вооруженным врагом Соединенных Штатов Америки». Тот, кто завладел ВСС моего отца, не мог претендовать на эти награды — ведь формально Советский Союз не являлся врагом США. По крайней мере, в военном смысле.

Я снова кивнул.

— Захватить ВСС было большим подвигом. Заслуживающим большой медали. И мама сделала вывод: из всех возможных это могла быть только одна медаль — «За выдающиеся заслуги». Помните ее критерий? «За служебную деятельность на благо Правительства США во время войны или же в особых обстоятельствах мирного времени, которая признана исключительной». Военнослужащие рангом ниже бригадного генерала награждаются ею крайне редко. Это была единственная значительная награда, которую мог получить капитан подразделения «Дельта» той ночью в долине Коренгал.

В душе я был с ней согласен. Светлана оказалась неплохим аналитиком.

— Итак, — подытожил я, — вы принялись искать человека по имени Джон, который был капитаном «Дельты» и был награжден медалью «За выдающиеся заслуги» в марте 1983-го. И заставили Сьюзан Марк вам в этом помочь.

— Я не заставляла Сьюзан, — возразила Лиля Хоц. — Она вызвалась сама.

— С чего бы?

— Потому что приняла близко к сердцу историю моей мамы. И мою тоже. Ведь я всю жизнь росла без отца — так же, как и она сама.

— Тогда объясните, каким образом всплыло имя Сэнсома. Я ни за что не поверю, что вся эта история с конгрессменом родилась в головах кучки частных нью-йоркских детективов, листавших газеты и отпускавших шуточки по поводу и без.

— Посудите сами, — сказала Лиля. — «Дельта», медаль, Джон, но не генерал. Слишком редкое сочетание, не правда ли? Мы обратили на него внимание случайно: когда читали статью в «Геральд трибюн», где он заявлял о своем намерении баллотироваться в сенат. Мы тогда были в Лондоне. Джон Сэнсом, пожалуй, был единственным в истории вашей армии, кто подходил под все вышеназванные критерии. Совпадение — четыре из четырех. Но нам требовалось подтверждение.

— Для чего? Что вы хотите с ним сделать?

— Сделать? — Лиля Хоц искренне удивилась. — Мы не хотим ничего с ним делать. Мы просто хотим поговорить с этим человеком, вот и все. Мы хотим спросить его: почему? Почему он так поступил с двумя другими людьми — такими же, как и он сам?

Она допила чай и поставила чашку на блюдце.

— За что убили вашего мужа? — спросил я.

— Моего мужа? — Лиля помедлила. — Такое было время.

— То же и с мужем вашей матери.

— Нет. Если бы Сэнсом выстрелил ему в голову или ударил ножом, это было бы совсем другое. Но он поступил подло.

Я промолчал.

— Вы отдадите мне информацию Сьюзан?

— А смысл? — спросил я. — К Джону Сэнсому вас все равно не подпустят. Если хоть что-то из того, о чем вы здесь рассказывали, действительно имело место, значит, это государственная тайна. И этим делом уже занимаются несколько федеральных агентств. Вы сами говорили, что вами интересуются. В лучшем случае вас вышлют из страны. В худшем — вы обе исчезнете.

Лиля ничего не ответила.

— Хотите совет? — сказал я. — Забудьте об этом деле. Ваш отец и ваш дядя просто погибли на войне.

— Мы всего лишь хотим спросить его: почему?

— Вы и так знаете почему. Официально наши страны не воевали, поэтому он не мог их просто убить.

— Сьюзан действительно везла подтверждение? Короткий ответ: да или нет. Я не стану ничего предпринимать, пока не ознакомлюсь с фактами.

— Вы не станете ничего предпринимать, точка.

— Я могу как-то заставить вас изменить свое решение?

— Нет, — твердо ответил я.

Официант принес счет. Лиля подписала его.

Я положил на стол телефон Леонида. И приготовился уходить.

— Оставьте телефон у себя, — попросила Лиля Хоц.

— Зачем?

— Мы с мамой пробудем в городе еще несколько дней. И мне хотелось бы иметь возможность вам позвонить.

Помолчав секунду, она добавила:

— Даже если вы и не друг.

Мне показалось, я услышал едва уловимую, резкую, как писк нетопыря, нотку угрозы.

Пожав плечами, я сунул телефон обратно в карман, поднялся из-за стола и направился к выходу из отеля. Намереваясь успеть в «Шератон» до того, как Сэнсом завершит свой обед.

Я не успел в «Шератон» до того, как Сэнсом завершил свой обед: отчасти потому, что тротуары были битком забиты народом, и отчасти потому, что обед конгрессмена оказался коротким. На один с ним экспресс я тоже не попал, что означало разницу в полтора часа по времени, когда каждый из нас двоих добрался до Вашингтона.

На входе в здание Кэннон дежурил уже знакомый мне паренек в форме. В вестибюле, как всегда, толклись местные служащие, и один из них вызвался проводить меня к приемной Сэнсома.

Дверь в коридор, куча флагов, куча орлов, стол секретарши, за ним — молодая женщина. Спрингфилд что-то говорил ей, опираясь на угол стола. Увидев меня, он сразу же направился к двери, коротко бросив на ходу:

— В кафетерий.

Мы спустились по лестнице на один пролет. Кафетерий представлял собой просторный зал с низким потолком и множеством столов и стульев. Сэнсома нигде не было. Спрингфилд хрюкнул, словно ничуть не был удивлен, и сделал вывод, что босс, пока мы его искали, видимо, вернулся к себе обходным путем — через кабинет кого-нибудь из коллег-конгрессменов. Мы прошли обратно тем же маршрутом. Спрингфилд приоткрыл дверь в кабинет шефа, просунул голову, а затем повернулся ко мне и кивнул, приглашая войти.

Сэнсом сидел в кресле из красной кожи за большим столом, на котором были разложены бумаги. Вид у него был сосредоточенный и спокойный — как у человека, просидевшего на одном месте довольно долго. Он явно никуда не выходил. Крюк до кафетерия был обыкновенной хитростью: чтобы тот, кто был в кабинете передо мной, успел незаметно выйти. Я сел в кресло для посетителей — оно было еще теплым. На стене за головой Сэнсома висела уже знакомая мне фотография в рамке. Та же, что и в его книге: Дональд Рамсфелд и Саддам Хусейн, в Багдаде. Рядом теснилось скопление прочих фото, некоторые из них — групповые, разумеется, с участием Сэнсома.

— Итак? — сказал конгрессмен.

— Мне известно, за что вы получили медаль в 1983-м.

— И за что же?

— За ВСС. Винтовку снайперскую специальную. Пожилая особа, о которой я вам говорил, — вдова того человека, у кого вы ее забрали. Вот почему вы так среагировали на имя. Вероятно, вы взяли у него и жетон. Возможно, он до сих пор у вас.

Никакого удивления. Никаких отрицаний. Просто ответ:

— Жетоны отданы по инстанции вместе с рапортом и всем остальным.

Я промолчал.

— Его звали Григорий Хоц, — продолжал Сэнсом. — Мы были почти ровесниками. Мне он показался вполне компетентным. Его напарник обязан был засечь наше приближение.

Последовала пауза. Затем вся серьезность ситуации словно дошла до конгрессмена, плечи его опустились. Он вздохнул:

— Разве это правильно? — спросил он. — Медали должны быть наградой, а не наказанием.

Я ничего не ответил.

— Что вы собираетесь делать? — спросил он.

— Ничего. Мне плевать, что произошло в 1983-м. Но они мне солгали. Сперва о Берлине, да и теперь — они до сих пор лгут. Они утверждают, что они мать и дочь. Но я им не верю.

— Тогда кто они?

— Я готов допустить, что старуха настоящая. Она была замполитом в Советской армии и потеряла в Афганистане двоих близких людей — мужа и брата.

— Брата?

— Его напарника.

— А девушка? Думаете, она выдает себя за кого-то другого?

— За эмигрантку, вдову миллиардера, живущую в Лондоне.

— И кто же она, по-вашему?

— Думаю, журналистка. У нее подходящий склад ума. Плюс талант рассказчика. Но она говорит слишком много лишнего.

— Например?

— Она утверждает, что политические комиссары находились в окопах вместе с простыми солдатами. И что ее зачали в горном шурфе под старой шинелью образца Второй мировой. Чушь! Советские комиссары всегда держались как можно дальше от боевых действий. Торчали где-нибудь в штабе.

— А вам-то это откуда известно?

— Вы прекрасно знаете откуда. Мы готовились воевать с Советским Союзом в Европе. И верили, что победим. Мы ожидали, что миллионы русских окажутся у нас в плену. Военную полицию специально учили, как обращаться с таким количеством пленных. Руководство возлагалось на 110-е следственное спецподразделение. Мы знали о Советской армии больше, чем о собственных Вооруженных силах. Разумеется, мы знали, где искать комиссаров. Нам предписывалось уничтожать их на месте без всякой пощады.

— Хорошо, если эта девушка действительно журналистка, то какая конкретно?

— Вероятнее всего, телевизионная.

— Страна?

— Украина.

— Ракурс?

— Исследование, история плюс обыкновенный человеческий интерес.

— Но зачем? Ради чего? Поставить нас в неловкое положение?

— Не нас. Думаю, они хотят скомпрометировать русских. Между Россией и Украиной сейчас довольно напряженные отношения. Мне кажется, они хотят сказать: смотрите, какая плохая эта большая Москва, как она бросает в беде бедных беспомощных украинцев.

— Почему же этот репортаж до сих пор не снят?

— Им нужны факты, — ответил я.

— И они их получат?

— От вас? Вряд ли. А кроме вас никто ничего не знает наверняка. Сьюзан Марк не успела сказать им ни «да» ни «нет». Так что завеса снова опущена. Я дал им совет: забыть обо всем и возвращаться домой.

Сэнсом молча кивнул. Лицо его едва заметно покраснело.

— И что вы теперь обо мне думаете? — спросил он.

— Я думаю, вы должны были выстрелить им в голову.

Он немного помедлил:

— У нас не было оружия с глушителем.

— Отнюдь, — возразил я. — Вы как раз завладели им.

— А как же правила боя?

— К черту правила. Советы не таскали за собой криминалистические лаборатории.

— Так что вы все-таки обо мне думаете?

— Я думаю, вам не следовало передавать пленных моджахедам. Именно на это, похоже, собиралось напирать украинское телевидение, если бы репортаж вдруг вышел в эфир. Поставить вас лицом к лицу с пожилой женщиной и задать прямой вопрос: почему?

Сэнсом пожал плечами:

— Жаль, что этого никогда не будет. Потому что на самом деле мы никому их не передавали. Мы просто отпустили их. Это был обдуманный риск. Они потеряли свою винтовку. Разумеется, все решили бы, что она попала в руки врага. А это несмываемый позор и пятно на всей роте. Мы знали, что русские до смерти боятся своих командиров и комиссаров. И эти двое лезли бы из кожи вон, пытаясь доказать правду: что это были американцы, а не афганцы. Но их правда звучала бы как жалкая отговорка. Им все равно не поверили бы. Так что я спокойно отпустил их обоих.

— И что же было дальше?

— Полагаю, им было страшно возвращаться к своим. И они бродили вокруг, пока не напоролись на кого-то из местных. Григорий Хоц был женат на политическом комиссаре. Он потерял голову от страха. Именно это его и убило.

Я промолчал.

— Я не хочу никого ни в чем переубеждать, — продолжал Сэнсом. — Вы абсолютно правы насчет напряженности между Россией и Украиной. Но между Россией и нами напряженность ничуть не меньше. Особенно сейчас. И если история с Коренгалом всплывет наружу, будет очень большой скандал.

На столе Сэнсома зазвонил телефон. Его секретарша. Я слышал ее голос из трубки.

— Мне нужно идти, — извинился конгрессмен. — Я попрошу, чтобы вас проводили к выходу.

Он вышел из кабинета. Спрингфилд тоже куда-то делся. Я остался один. Никто за мной не приходил.

Через минуту я встал и подошел к стене за столом Сэнсома. Я вглядывался в фотографии. Считая лица, которые узнавал. Четыре президента, девять политиков, пять спортсменов, два киноактера, Дональд Рамсфелд, Саддам Хусейн, Элспет, Спрингфилд.

Плюс кое-кто еще.

На всех снимках, явно сделанных после очередной победы на выборах, рядом с Сэнсомом широко улыбался один и тот же человек. Вероятно, начальник его избирательного штаба.

Мужчина скалил белые зубы, но взгляд его оставался холодным. Взгляд профессионального игрока.

Я уже знал, кто сидел до меня в кабинете конгрессмена.

Я знал начальника его избирательного штаба. Я видел его раньше. В слаксах и рубашке для гольфа, в ночном поезде нью-йоркской подземки маршрута номер 6.

Но тут за мной пришли, и через две минуты я вновь стоял на Индепенденс-авеню. Четырнадцать минут спустя я уже ждал ближайшего поезда Вашингтон — Нью-Йорк. А еще через пятьдесят восемь минут сидел в вагоне, наблюдая за исчезавшим за окном городом. В этот момент я уже знал все, что мне только предстояло еще узнать. Но я не знал, что знаю это. По крайней мере, тогда.

Глава 6

Когда поезд прибыл на Пенсильванский вокзал, было уже довольно поздно. Я перекусил в кафе через дорогу от того места, где мы завтракали с Джейкобом Марком. И направился в 14-й участок.

Ночная смена уже началась. Ли и ее напарник Догерти оказались на месте. В помещении было тихо — так, словно из него высосали весь воздух. Или как после дурных известий.

Я прошел в глубину зала. Догерти разговаривал по телефону. Тереза Ли подняла на меня взгляд:

— Я сейчас не в том настроении.

— Для чего?

— Для Сьюзан Марк. — Помедлив, она вздохнула: — Что у вас?

— Я знаю, кто был пятый пассажир.

— В вагоне было четверо пассажиров.

— Ага. А Земля плоская, и Луна сделана из сыра.

— Этот ваш мнимый пассажир совершал какое-нибудь преступление между 30-й и 45-й улицами?

— Нет, — ответил я.

— Значит, дело остается закрытым.

Догерти повесил трубку и посмотрел на напарницу.

— Что случилось? — спросил я.

Ли снова вздохнула:

— Массовое убийство. На территории 17-го участка. Тяжелый случай. Четыре трупа, мужчины, под магистралью ФДР, забиты до смерти.

— Молотками, — добавил Догерти.

— Кто они? — спросил я.

— Неизвестно, — ответил Догерти. — Похоже, для этого и нужны были молотки. Лица — сплошная каша, зубы выбиты, пальцы на руках расплющены.

— Старые, молодые, черные, белые?

— Белые, — сказал Догерти. — Не старые. В костюмах. С фальшивыми визитками в пиджаках.

Телефон на его столе снова зазвонил. Догерти снял трубку. Я повернулся к Ли:

— Вам придется возобновить дело Сьюзан Марк.

— С какой стати?

— С такой, что те четверо — частные детективы, нанятые Лилей Хоц.

— Вы кто? — усмехнулась она. — Телепат?

— Я встречался с ними дважды.

— Нет оснований полагать, что вы встречались именно с этими людьми.

— Они дали мне одну из своих фальшивых визиток.

— Такие визитки используют все подряд.

— Они называли имя Лили Хоц.

— Нет, некие личности называли вам ее имя. В Нью-Йорке полно частных детективов. И все они на одно лицо и занимаются одним и тем же.

— Они также упоминали имя Джона Сэнсома. Кстати, они были первыми, от кого я его услышал.

— И что? Может, это были его люди, а не Лили? У Сэнсома вполне достаточно оснований, чтобы подключить к этому делу своих людей, разве нет?

— Начальник его штаба ехал в том поезде. Он-то и был пятым пассажиром.

— Вот видите.

— И вы ничего не собираетесь предпринять?

— Я передам вашу информацию в 17-й участок.

— То есть вы не будете возобновлять дело?

— Нет, пока не услышу о преступлении по эту сторону Парк-авеню.

Я понял, что дальнейший разговор не имеет смысла.

— Я отправляюсь во «Времена года», — попрощался я.

В вестибюле было тихо. Я уверенно прошел к лифту и поднялся на этаж Лили. Перед дверью в люкс я остановился.

Дверь была на дюйм приоткрыта.

Выждав пару секунд, я постучал. Никто не ответил. Я толкнул дверь и прислушался. Ни звука.

Я вошел в номер. В гостиной было пусто. Пусто, в смысле безлюдно. Как в номере, из которого выписались.

В спальнях та же картина. Шкафы были пустыми.

Я вышел обратно в коридор. Спустился на лифте и подошел к портье. Мужчина за стойкой вопросительно взглянул на меня и спросил, может ли он чем-то помочь. Меня интересовало точное время, когда Светлана и Лиля Хоц выписались из гостиницы.

— Как вы сказали, сэр? — переспросил он.

— Светлана и Лиля Хоц, — повторил я.

Мужчина нажал какие-то кнопки на клавиатуре, покрутил колесиком мыши вверх-вниз и пожал плечами:

— Сожалею, сэр, но у нас не было таких постояльцев.

Я подсказал ему номер люкса. Он нажал еще пару кнопок:

— Этот люкс не используется уже неделю.

Я начинал терять терпение.

— Я сам был в нем вчера. И он очень даже использовался. А сегодня я лично встречался с его постояльцами, здесь, в баре гостиницы. Проверьте подпись на счете.

Мужчина снял трубку, набрал номер и попросил, видимо бармена, проверить счета, выписанные на номера гостей. Никто ни на кого ничего не выписывал.

В этот момент сзади послышались тихие звуки. Шарканье подошв по ковру, хрип сдерживаемого дыхания, вздох проходящей сквозь воздух ткани. И легкий щелчок металла. Я повернулся. Прямо передо мной полукругом стояли семеро. Четверо из них были в форме патрульных. И трое уже знакомых мне федералов.

В руках у полицейских были дробовики.

У федералов — нечто совсем другое.

Семь человек. Семь стволов. Дробовики — «Франчи СПАС-12». Из Италии. Далеко не табельное оружие нью-йоркской полиции.

Двое федералов сжимали в руках пистолеты. «Глок-17», калибр девять миллиметров. Австрийские, угловатые, легкие и очень надежные.

Третий — по всей видимости, старший — держал оружие, которое я видел всего раз в жизни: по телевизору, на канале «Нэшнл джиографик». Документальный фильм о живой природе. Гориллы. Группа исследователей-зоологов выслеживала крупного самца-доминанта. Они хотели вставить в ухо гориллы серьгу с радиомаячком. Животное весило около пятисот фунтов. Они усыпили его дротиком со снотворным, выпущенным из пистолета-транквилизатора.

Именно такой штуковиной целил в меня сейчас старший из федералов. Пистолет-транквилизатор.

Люди с «Нэшнл джиографик» всячески убеждали зрителей, что эта процедура абсолютно гуманна. Дротик представлял собой миниатюрный конус с оперением и древком из хирургической стали. Острие венчала стерильная керамическая ячейка, пропитанная анестетиком. Через восемь секунд гориллу уже шатало, а через двадцать самец впал в кому. Чтобы через десять часов проснуться в отличном здравии. Но горилла весила в два раза больше меня.

Ствол пистолета смотрел мне точно в бедро. В дальнем углу вестибюля топталась бригада «скорой». С каталкой наготове.

Старший выстрелил. Из пистолета-транквилизатора. Я услышал выхлоп сжатого газа и ощутил острую боль в бедре.

Я посмотрел вниз. Из штанины торчал оперенный черешок. Я вытянул его. Стальное древко было измазано кровью. Но кончик исчез: жидкость растекалась внутри меня. Все семеро точно скользнули куда-то вбок. Край конторки ударил меня в плечо. Либо она вдруг выросла, либо это я съезжал вниз. Я пытался отсчитывать секунды. Мне хотелось дойти до девяти. Я хотел перещеголять гориллу.

Мой зад встретился с полом. Взгляд на миг прояснился, в глазах завертелся вихрь ярких серебристых фигур. Сменившийся чередой каких-то безумных снов. Лишь позже я сообразил, что начало снов стало точкой, когда я официально отключился.

В конце концов я вынырнул на поверхность. Я лежал на узкой кровати. Кисти и лодыжки стягивали пристегнутые к рейкам пластиковые наручники. Я был по-прежнему полностью одет, только без ботинок. Я пошевелил пальцами ног. Затем бедрами. В карманах было пусто. Кто-то опустошил их, пока я спал.

Подбородком я поскреб о рубашку. Щетина. Примерно восьмичасовая. Горилла с «Нэшнл джиографик» продрыхла десять. 1:0 в пользу Ричера.

Я снова приподнял голову. Я находился в клетке, а клетка — в какой-то комнате. Без окон. Яркий электрический свет. Ряд из трех новехоньких стальных клеток, скрепленных точечной сваркой, внутри большого и старого кирпичного помещения. Каждая клетка была площадью примерно восемь на восемь футов и столько же в высоту. Вместо крыши — стальные прутья, такие же, как и с боков. Основанием каждой клетки служил стальной лист. По краям листы загибались вверх — получалось что-то вроде поддона глубиной в дюйм. Никаких болтов. Клетки не были прикреплены к полу.

Я находился в центральной клетке. Из мебели — лишь кровать, к которой я был привязан, и туалет. Ничего более. Остальные клетки выглядели точно так же. От каждой по полу комнаты тянулись длинные выемки. Три узкие канавки, недавно выдолбленные и сглаженные свежим бетоном. Канализационные трубы для туалетов, решил я, плюс водопровод к умывальникам.

Остальные две клетки были пустыми. Я был совсем один.

В дальнем углу комнаты висела камера наблюдения. Видимо, где-то были и микрофоны.

В следующую секунду деревянная дверь открылась, и в комнату вошел человек. Что-то вроде медбрата. В руке он держал шприц с какой-то жидкостью. Медик посмотрел на меня сквозь решетку.

— Смертельная доза? — спросил я.

— Нет, — ответил он. — Обезболивающее. Для вашей ноги.

— Моя нога в норме. Лучше проваливайте.

Что он и сделал.

Я уронил голову на кровать. Уставился сквозь прутья в потолок и приготовился ждать.

Ждать пришлось не дольше минуты: деревянная дверь снова открылась и в комнату вошли два уже знакомых мне федерала. Старшего с ними не было. Один из агентов держал в руках «Франчи-12». В руке второго был некий инструмент и связка тонких цепочек. Парень с дробовиком подошел вплотную к решетке, просунул ствол меж прутьями и вдавил дульный срез мне в шею. Второй отомкнул дверь клетки, покрутив туда-сюда круглую шкалу. Кодовый замок. Инструмент в его руке оказался резаком.

Парень разложил свои цепочки на мне. Одна должна была скрепить мои кисти с талией, другая — сковать лодыжки, а третья соединяла между собой первые две. Стандартные тюремные кандалы. Чтобы я мог семенить ногами не более фута за шаг и поднимать руки не выше бедер. Парень закрепил цепочки по очереди и лишь затем разрезал пластиковые стяжки. Из клетки он вышел спиной вперед, оставив дверь решетки открытой.

От меня ждали, что я соскользну с кровати и встану на пол. Поэтому я остался лежать.

Однако мы с федералами, похоже, проходили одну и ту же спецподготовку. Они удалились, бросив на ходу:

— Когда проголодаетесь, кофе с кексами там.

Мяч вновь был на моей стороне. Я чуть выждал, из уважения к себе, и пошаркал из клетки.

Внешняя дверь вела в комнату с деревянным столом по центру. Три стула с дальней стороны были заняты федералами. Один, на моей стороне стола, явно предназначался для меня. На столе ровной линией было разложено содержимое моих карманов. Свернутая пачка купюр и горстка монет. Мой старый паспорт. Кредитная карточка. Зубная щетка. Проездной на метро. Визитка Терезы Ли. Фальшивая визитка парней, нанятых Лилей Хоц. Флешка из магазина «Радио Шэк» в розовом неопреновом чехольчике. Плюс складной телефон Леонида. Всего девять предметов.

В стене слева от стола была еще одна дверь. Справа — низкий комод. На комоде — стопка салфеток, пластиковые стаканчики, термос и тарелка с двумя кексами с черникой. Я проковылял к комоду и налил кофе в стаканчик. Отнес к столу. Сел. Опустил голову, отхлебнул. Хуже кофе найти было трудно.

Старший подвинул руку к моему паспорту.

— Почему он истек? — спросил он.

— Потому что никто не властен заставить время стоять на месте.

— Я имел в виду: почему вы не продлили его?

— Не чувствовал особой нужды.

— Когда вы в последний раз выезжали за пределы США?

— Я бы и так поговорил с вами, — сменил я тему. — Незачем было стрелять в меня дротиком, точно я сбежал из зоопарка.

— Вас предупреждали не один раз.

Я усмехнулся:

— Ни удостоверений, ни имен, ни обвинений, ни адвокатов. О, дивный новый мир!

— Именно.

— Что ж, — сказал я, — тогда желаю удачи.

— Где вы родились? — спросил старший.

— В Западном Берлине.

— Ваша мать француженка?

— Была француженкой. Она умерла.

— Мне жаль. А вы уверены, что вы американский гражданин?

— К чему вы клоните?

— Вы родились за границей от матери-иностранки.

— Я родился на военной базе. Это считается суверенной территорией США. Мои родители состояли в браке. Мой отец был американским гражданином. Морским пехотинцем.

— И вы можете это доказать? От того, гражданин вы США или нет, будет во многом зависеть ваша дальнейшая судьба.

— Моя дальнейшая судьба будет зависеть лишь от того, насколько у меня еще хватит терпения.

Агент слева поднялся и вышел в третью комнату. Я успел заметить столы, без людей. Дверь за агентом закрылась.

— Ваша мать была алжиркой? — продолжал старший.

— Я только что сказал: она была француженкой.

— Она была мусульманкой?

— Какое вам дело?

— Я просто выясняю.

Указательным пальцем он чуть пододвинул ко мне розовый чехол с флешкой.

— Вы скрыли это от нас, когда мы вас обыскивали. Сьюзан Марк передала ее вам в поезде.

— Сьюзан Марк ничего мне не передавала. Флешку я купил в магазине «Радио Шэк».

Агент молча пожал плечами и подтащил флешку обратно к себе, после чего пододвинул на дюйм вперед фальшивую визитку и телефон Леонида.

— Вы работаете на Лилю Хоц, — сказал он. — Визитка доказывает, что вы общались с местной командой, которую она наняла, а мобильник — что она звонила вам, как минимум, шесть раз. Номер отеля «Времена года» записан в памяти.

— Это не мой мобильник.

— Мы нашли его в вашем кармане.

— Лиля Хоц не останавливалась во «Временах года». Так сказал мне портье.

— Он сказал то, что ему велели.

— Я не работаю на нее.

— Ваш телефон доказывает обратное. Где сейчас Лиля Хоц?

— Разве вы не в курсе? Я думал, вы взяли ее, когда она выписывалась из отеля.

Агент ничего не ответил.

— Вы обыскали ее номер в гостинице. Я полагал, что вы за ней наблюдаете.

Снова молчание.

— Вы упустили ее, да? Просто великолепно! Иностранная подданная со странными связями в Пентагоне, и вы позволяете ей уйти?!

Агент был явно сконфужен.

— Мы облажались, — честно признался он.

— Кто она? — спросил я.

— Самый опасный человек из всех, кого вам доводилось встречать.

— По виду не скажешь.

— Именно поэтому.

— Я понятия не имею, где она может быть, — сказал я.

Агент подтащил фальшивую визитку с мобильником обратно в линию и пододвинул ко мне карточку Терезы Ли.

— Как много знает Ли? — спросил он.

— Вам что за дело?

— Послушайте. Перед нами очень простая последовательность задач. Нам нужно найти Хоц, нам нужно вернуть настоящую флешку с данными, но более всего нам нужно локализовать утечку информации. Для этого нам нужно знать, насколько далеко она успела распространиться. То есть нам нужно знать, кому и сколько известно.

— Никому ничего не известно. И меньше всех — мне.

— Мы с вами по одну сторону баррикад.

— Что-то не похоже.

— Советую вам отнестись к делу серьезно.

— Куда уж серьезнее! Но я действительно не знаю, кому и сколько известно.

Слева послышался звук открывающейся двери. Старший кивнул, точно давал кому-то добро. Я повернулся. В руке агента с левого стула был пистолет. Пистолет-транквилизатор. Он поднял его и спустил курок. Дротик больно вонзился мне в плечо…

Я проснулся, но продолжал лежать, не открывая глаз. Мои внутренние часы возвращались в рабочий ритм, и мне не хотелось им в этом мешать. Сейчас они показывали шесть вечера. То есть я был в отключке еще примерно восемь часов. Очень хотелось есть и пить. Я по-прежнему был без обуви. Но кисти и лодыжки больше не были привязаны к раме кровати.

Открыв глаза, я обнаружил две вещи. Во-первых, в клетке справа находилась Тереза Ли. Во-вторых, в клетке слева был Джейкоб Марк. Оба — полицейские. Оба — без обуви, как и я. Оба смотрели на меня. На Ли были голубые джинсы и белая блузка. Джейк был в полицейской форме минус ремень, пистолет, радио и ботинки. Я приподнялся и перекинул ноги за край кровати. Затем встал, прошел к умывальнику и жадно приник к крану. Нью-Йорк — к гадалке не ходи. Я узнал вкус воды.

Взглянув на Терезу Ли, я спросил:

— Вы знаете точный адрес места, где мы находимся?

— Думаю, эта комната прослушивается, — предупредила Ли.

— Не сомневайтесь, — ответил я. — Но они и так знают, где мы находимся.

Ли ничего не ответила. Было видно, что ее что-то гнетет.

— В чем дело? — спросил я.

— Те клубы на Бликер-стрит — они гораздо ближе к Шестой, чем к Бродвею. Там ходят поезда всех маршрутов: A, B, C и D. Почему вы оказались именно на 6-м поезде?

— Мне некуда было идти. Я вышел из бара, свернул налево и просто пошел. Лучшего объяснения я дать не могу.

— У вас нет сумки, — продолжала она. — Я еще ни разу не видела бездомного без вещей. У большинства из них вещей больше, чем я скопила за всю свою жизнь. Они даже возят их в тележке.

— Я другой. Не бездомный. Не как они.

Она ничего не ответила.

— Вам завязывали глаза, когда везли сюда? — спросил я.

Она посмотрела на меня, долго и пристально, а затем покачала головой и вздохнула:

— Мы в старом заброшенном пожарном депо в Гринич-Виллидж. На Западной 3-й улице. В подвале.

— Вам известно, кто эти парни?

— Они не предъявили удостоверений. Ни сегодня, ни в ту первую ночь, когда приезжали в участок, чтобы допросить вас.

— И?..

— Иногда не предъявлять удостоверение — это все равно что предъявить его. Если ты из тех немногих, кто не делает этого никогда. Про них ходят разные слухи.

— Кто они?

— Они работают напрямую на министра обороны.

— Тогда все ясно, — ответил я. — Министр обороны, как правило, самый тупой человек в правительстве.

Ли скосила глаза на камеру и спросила:

— Вы знаете, что им нужно?

— Не все.

— Не надо, не говорите. Просто скажите: это как-то связано с Белым домом?

— Возможно. Когда они за вами пришли?

— Днем. Около двух. Я еще спала.

— С ними были полицейские?

Ли утвердительно кивнула.

— Вы знаете тех патрульных? — спросил я.

Она покачала головой:

— Отряд по борьбе с терроризмом. Крутые парни. Живут по собственным правилам, всегда держатся особняком. Весь день колесят по городу. В основном в спецмашинах, иногда в фальшивых такси. Один спереди, двое сзади. Большими кругами, вверх по Десятой, вниз по Второй.

— Сколько сейчас времени? Где-то шесть ноль шесть?

Она сверилась с часами и взглянула на меня с удивлением.

— Минута в минуту.

Я повернул голову к Джейку:

— А ты?

— Я здесь примерно с полудня.

— Какие-нибудь новости от Питера?

— Ничего.

— Плохо. Эти парни с вами уже говорили?

Оба моих собрата по несчастью отрицательно покачали головами.

— Вам страшно? — спросил я.

Оба кивнули.

— А вам? — поинтересовалась Ли.

— Я хорошо сплю, — усмехнулся я. — Думаю, это транквилизаторы.

В шесть тридцать принесли еду. Плюс по бутылке воды на каждого. Первым делом я опустошил бутылку и наполнил ее из-под крана.

Ровно в семь пришли за Джейкобом Марком. Без наручников. Мы с Ли почти не разговаривали. Я еще и еще раз прокручивал в памяти разговоры. С Джоном Сэнсомом, Лилей Хоц, агентами из соседней комнаты. Отмечая недомолвки, странные комментарии, полунамеки не к месту. Я не знал, что они означают. Но знать, что они есть, уже было важно само по себе.

В семь тридцать привели Джейка и забрали Терезу Ли. Без наручников. Джейк сел на кровать, спиной к камере наблюдения. Я смотрел на него. Вопросительно. Он закатил глаза. А затем положил руки на колени, вне поля зрения камеры, изобразив пистолет большим и указательным пальцем правой руки. Едва заметно похлопав себя по бедру, взглядом показал на мое. Я кивнул. Пистолет-транквилизатор. Джейк положил два пальца между коленями, а третий вытянул вперед и чуть влево. Я снова кивнул. Двое за столом, третий, с транквилизатором, слева. И начеку. Я помассировал виски и, не опуская рук, произнес одними губами: «Где наша обувь?» «Не знаю», — так же ответил Джейк. После чего мы сидели молча.

В восемь привели Терезу Ли и снова забрали меня. Без наручников. Без кандалов. Очевидно, решив, что я уже понял, что такое транквилизаторы. Парни были отчасти правы. Мне больше не хотелось терять зря время.

Комната была заполнена точь-в-точь, как просемафорил мне Джейкоб Марк. Все мои пожитки были разложены на столе. Девять предметов. Про себя я порадовался данному обстоятельству, ибо собирался забрать, как минимум, семь с собой.

— Присаживайтесь, мистер Ричер, — пригласил агент на стуле посередине.

Я двинулся к стулу. Парни явно расслабились. Как-никак, третий час допроса подряд. А допрос — работа тяжелая. Все трое утомились достаточно, чтобы их бдительность слегка притупилась. Так что, стоило мне безропотно направиться к стулу, как они решили, что неприятности позади. А зря.

В полушаге от цели я вдруг поднял ногу к краю стола и, резко выпрямив, толкнул вперед. Толкнул, а не пнул, так как был без обуви. Стол ударил обоих сидящих по животам, пригвоздив к стульям. Но я уже сместился влево. Выпрямившись из низкого старта, движением вверх и на себя я вырвал пистолет-транквилизатор из рук третьего и с ходу ударил его коленом в пах. Выпустив оружие, он скрючился пополам. Я перебросил вес на другую ногу и нанес агенту удар коленом в лицо. Прямо как танцор-ирландец. После чего развернулся и выстрелил в грудь старшему. А затем метнулся к столу и молотил второго рукояткой по голове до тех пор, пока тот не обмяк.

Четыре шумные, жесткие секунды. Стол, пистолет, старший, второй. Быстро и четко. Двое тех, кого я ударил, были в отключке. Третий — близко к тому, спасибо химии.

Я взглянул на дверь в третью комнату. Та оставалась закрытой. Я проверил у третьего парня под пиджаком. «Глока» не было. Никакого огнестрельного оружия в замкнутом помещении в присутствии заключенного. Я проверил остальных. Тот же результат.

Обыскал их карманы. Пусто.

Я снова поднял пистолет-транквилизатор. И подошел к двери в третью комнату. За дверью никого не было.

Но была прихожая и еще одна дверь. Я пересек прихожую и чуть приоткрыл дверь.

Лестница. Я закрыл дверь и осмотрелся. Три стола, пять картотечных шкафов, четыре шкафчика для одежды — все из стали, все на замках. С кодом.

Я долго стоял на месте. Замки меня очень сильно расстроили. Мне хотелось перезарядить пистолет и обездвижить тех двоих агентов. И еще мне нужны были мои ботинки.

Я прошлепал обратно к клеткам.

Джейкоб Марк и Тереза Ли посмотрели вверх, по сторонам, назад. Классическая оторопь.

— В чем дело? — спросила Ли.

— Они уснули.

— Вот теперь у вас точно будут проблемы.

Я проверил замки на решетках клеток. Шарообразные ручки поворачивались в обе стороны. Я покрутил. Никаких щелчков.

Я спросил своих собратьев по несчастью:

— Вы хотите, чтобы я вытащил вас отсюда?

— Почему вы спрашиваете? — удивилась Тереза Ли.

— Потому что тогда проблемы будут и у вас. Джейк?

— Как ты нас вытащишь?

— Это будет непросто. Поэтому мне нужно знать, стоит ли начинать.

— Я — за, — ответил Джейк.

Я посмотрел на Терезу Ли:

— Я рассказывал Сэнсому, как мы изучали Советскую армию. Знаете, чего они больше всего боялись? Не нас. Больше всего они боялись своих же товарищей. Самой ужасной пыткой для них было доказывать свою невиновность — снова и снова, вплоть до конца жизни.

Ли кивнула.

— Я тоже — за, — сказала она.

— О'кей.

Я прикинул габариты и вес.

— Сидите тихо, — велел я обоим. — Я вернусь меньше чем через час.

Первой моей остановкой была соседняя комната. Все трое федералов так и лежали в ауте. Старший пробудет в этом состоянии еще часов восемь. А то и больше — ведь его масса не дотягивала и до двух третей моей. Но остальные двое могли вот-вот очнуться. А посему пришлось метнуться в прихожую, выдрать из стен все компьютерные шнуры и крепко связать обоих. Для полноты картины я снял носки и заткнул ими рот агента, получившего пистолетом по голове.

Я сгреб со стола свой скарб и, рассовав по карманам, вышел из здания.

Лестница вела вверх на первый этаж и выходила с обратной стороны того, что некогда служило гаражом для пожарных автомобилей. Дверь для персонала защищал новенький замок, но его основным предназначением было не впускать посторонних внутрь. Изнутри это была самая обыкновенная ручка. Снаружи — круговая шкала для набора кода. Я взял валявшийся на полу тяжелый медный соединитель для шлангов и втиснул между дверью и рамой. Получился узкий зазор — на случай моего возвращения. Я вышел в переулок и через пару шагов оказался на тротуаре Западной 3-й улицы.

Никто не обращал внимания на мои босые ноги. Поймав такси, я попросил отвезти меня в строительный магазин на 23-й. Магазин уже закрывался, но меня впустили. Я быстро нашел то, что нужно: пятифутовый железный лом, толстый и крепкий. Путь к кассе вел через отдел для садоводов, и я решил прихватить пару резиновых башмаков. Они были ужасны, но все же лучше, чем ничего. Я оплатил покупки кредиткой: тем самым я, безусловно, оставлял след в компьютерной сети, но у меня не было причин скрывать тот факт, что я покупаю инвентарь. О покупке все равно скоро станет известно — и совсем иным образом.

Спустя минуту я уже ехал в такси обратно на юг. Вышел я на 3-й — рядом с пожаркой, но не совсем у входа.

Захлопнув дверцу, я заметил уже знакомого мне медбрата в десяти футах впереди. Свежий и отдохнувший, он как раз сворачивал в переулок. Пересменка, прикинул я. Весь день форт держали агенты, а на ночь их сменял эскулап.

Я перекинул лом в левую руку и оказался за спиной у медбрата перед самой дверью в депо. Не давая ему опомниться, я толкнул его в спину. Он влетел внутрь, припав на одно колено. Я высвободил соединитель для шлангов, и дверь тут же захлопнулась. Медбрат поднял руки, давая знак, что сдается.

Вместе мы прошли во вторую комнату. Увидев на полу троих агентов, он сразу понял, что дело дрянь. И взглянул на меня — здоровенного и решительного громилу в нелепых резиновых башмаках, с железным ломом в руках.

— Ты знаешь коды замков на клетках? — спросил я.

— Нет.

— Где твои вещи?

— В шкафчике.

— Показывай, — велел я.

Мы вернулись в прихожую, и он подвел меня к одному из четырех шкафчиков. После чего повертел шкалу с цифрами.

В шкафчике было несколько полок, доверху набитых разными медицинскими вещицами. Плюс упаковка дротиков.

— Что в них? — спросил я.

— Местный наркоз для обезболивания раны плюс барбитурат.

— Сколько барбитурата? Хватит, чтобы свалить гориллу?

— Нет. Уменьшенная доза. В расчете на среднего человека.

— Побочные эффекты?

— Ноль.

— Уверен? Ты ведь уже понял, к чему я спрашиваю?

Парень кивнул. Он понял.

Я поднял пистолет, перезарядил.

— Не хочешь лечь на пол? — спросил я. — Чтобы не биться головой.

Он послушно лег на спину.

— Выбирай: в руку или в ногу?

— Лучше всего в мышечную массу, — ответил он.

— Тогда перевернись.

Он перекатился на живот, и я выстрелил ему в зад.

Дважды перезарядив пистолет, я всадил по дротику в двоих агентов, которые могли вот-вот очухаться. Это давало мне, как минимум, восемь часов форы — разве что вдруг заявятся другие гости. Или если агенты должны были докладывать начальству о ситуации каждый час. Я взял лом и отправился в тюремный блок со стальными клетками.

Обойдя клетку Ли, я вогнал лом плоским концом под днище. Навалившись, почувствовал, как вся конструкция подалась — чуть-чуть.

— Это автономный модульный куб, — сказала Тереза Ли. — Его можно перевернуть, но я все равно останусь внутри.

— Вообще-то не автономный, — заметил я.

— Он не скреплен болтами с полом.

— Его поджимают трубы канализации. Под унитазом. Если я приподниму решетку и трубы выдержат, стальной лист оторвется и вы сможете выползти наружу.

— Валяйте.

В двух комнатах от нас раздался телефонный звонок.

Я опустился на колени и просунул лом под нижнюю горизонтальную перекладину. Затем чуть подбил его ногой в сторону, чтобы лом встал точно под сварным швом: там, откуда мое усилие передастся вверх по вертикальному пруту.

Телефон в двух комнатах от нас перестал звонить.

Я посмотрел на Терезу Ли:

— Встаньте на унитаз.

Она взобралась наверх, стараясь удерживать равновесие. Навалившись на лом всем весом, я качнул — раз, два, три. Яркая бусинка металла со звоном отскочила в сторону.

— Это точка! — крикнула Тереза Ли. — Точка от сварки.

Я передвинул лом на следующую позицию, в двенадцати дюймах слева. Втиснул посильнее, убрал слабину, качнул. Тот же результат.

Зазвонил второй телефон. Уже другим тоном.

Я отступил. Передвинул лом. Повторил процедуру и был награжден еще одним сломанным швом. Три позади, но впереди намного больше. Зато теперь у меня появилась опора для рук — в нижнем пруте, где лом продавил металл. Присев на корточки лицом к клетке, я протиснул руки в пазы ладонями вверх.

Второй телефон перестал звонить.

И сразу же заголосил третий.

Я поднатужился и попытался встать. Стенка клетки приподнялась примерно на фут. Пронзительно взвизгнув, стальной лист изогнулся точно бумага. Но швы не поддались.

— Прыгайте, — приказал я Терезе Ли.

Оттолкнувшись, Ли прыгнула с унитаза. Босые ступни с силой ударили в те самые точки, где находились под давлением еще два шва. Швы лопнули, и пол клетки изогнулся, образовав V-образный скат. Как отпавшая вниз челюсть. Примерно в фут шириной и столько же в глубину. Неплохо, но все еще недостаточно.

Теперь все три телефона звонили одновременно.

Дальше было намного проще — просто повторять всю процедуру снова и снова. Мы уложились в восемь минут. Ли вылезла из клетки на спине, ногами вперед, выгибаясь, как танцор лимбо.

То же самое я проделал с клеткой Джейкоба Марка.

В двух комнатах от нас телефоны разом умолкли.

Из здания мы убрались оперативно. Ли напялила ботинки старшего федерала. Те оказались великоваты, но ненамного. Джейк переоделся в шмотки медбрата. Он полагал, что некомплектная форма полицейского, к тому же нездешнего, вызовет подозрения.

Мы вышли на 3-ю улицу и направились к Шестой авеню.

Перейдя Шестую, мы нашли убежище на Корнелия-стрит — темной и тихой, за исключением посетителей за столиками открытых кафе. Пройдя вверх по улице, мы остановились, чтобы провести инвентаризацию. У Ли и Джейка не было ничего. Все их вещи остались под замком в подвале старой пожарки. У меня было то, что я успел забрать со стола, и самое главное — моя наличность, кредитная карточка, проездной на метро и мобильник Леонида. Мы пересчитали деньги. Сорок три доллара. На проездном — всего четыре поездки. Батарея в сотовом — почти на нуле. Мы знали, что номера кредитки и мобильника Леонида уже мигают в компьютерных сетях. Но меня это не волновало. Если бы мы, сбежав с Западной 3-й, через пару дней решили снять деньги в банкомате где-нибудь в Оклахома-Сити, тогда эти данные были бы существенными. Но если мы снимем деньги сейчас, в паре кварталов от старой пожарки, они не узнают ничего кроме того, что им известно и так.

Так что мы нашли банкомат, и я снял с карточки всю наличность, которая там была. Три сотни баксов.

По пути Ли купила внешний аккумулятор для сотовых. Подключив его к мобильнику Леонида, она позвонила Догерти, своему напарнику. Было уже десять минут одиннадцатого, и тот наверняка собирался на службу. Догерти не ответил. Ли оставила сообщение и тут же выключила мобильник. Она сказала, что сотовые снабжены чипами GPS. Я этого не знал. Самый безопасный способ пользоваться мобильником, когда ты в бегах, добавила она, — это держать его выключенным и включать лишь на пару секунд перед тем, как переместиться из одного места в другое. Тогда те, кто отслеживает тебя через GPS, всегда будут на шаг позади.

Мы зашли в шумное бистро в самом центре территории Нью-Йоркского университета. В заведении был полумрак и полно студентов. Я чувствовал себя смертельно голодным. Но более всего мне хотелось пить. Опустошив несколько стаканов воды, я заказал что-то вроде шейка из йогурта и фруктов. Плюс бургер и кофе. Джейк и Ли от еды отказались.

— Лучше расскажи нам, что все это значит, — как-то само собой перешла на «ты» Ли.

— Я думал, вы не хотите ничего знать, — ответил я.

— Мы только что перешли эту грань.

— Они не предъявили удостоверений. Вы оба имели полное право считать задержание незаконным. В этом случае побег не считается преступлением.

Ли покачала головой:

— Я знала, кто они.

Я перевел взгляд на Джейка. Мне надо было убедиться, что он в команде. Он молча пожал плечами: мол, назвался груздем, полезай в кузов. И я рассказал все, что знал. Про март 1983 года, про Сэнсома, про долину Коренгал. Все детали.

— И насколько, по-твоему, это серьезно? — спросил Джейк.

— Слишком, — ответила за меня Ли. — Во всяком случае, для нас троих. Так как в целом все пока тихо. Понимаете, что я имею в виду? Если бы в курсе были три тысячи человек, изменить что-то было бы практически невозможно. Но в данный момент в курсе всего лишь трое. А три — это такая крохотная цифра. Настолько крохотная, что ее легко можно обнулить.

— Как это?

— Да вот так. Поверь, я знаю, что говорю. Кто станет наводить справки? Ты не женат. Я не замужем. — Ли посмотрела на меня. — А ты, Ричер? Ты женат?

Я покачал головой.

Она секунду помедлила.

— Видите. Никто не будет задавать никаких вопросов.

— Но это же абсурд! — возмутился Джейк. — У нас есть права!

— Были.

Джейк промолчал. Я допил свой кофе. Ли попросила счет и, дождавшись, пока я расплачусь, включила телефон Леонида. На экране мелькал маленький конвертик. Входящее сообщение.

— Это Догерти, — сказала она.

Ли читала, то и дело нажимая кнопку прокрутки. Сообщение было длинным. И, судя по лицу Ли, не предвещало ничего хорошего. Наконец она захлопнула телефон и передала мне.

— Ты был прав. Те четверо трупов под эстакадой — парни, работавшие на Лилю Хоц. Ребята из 17-го взломали их офис и нашли записи о счетах, выписанных на ее имя. Но не это главное. Этим записям три месяца, а не три дня. В Министерстве национальной безопасности нет никаких данных, подтверждающих, что две женщины с фамилией Хоц когда-либо въезжали на территорию США. И Сьюзан Марк никогда не звонила в Лондон.

Глава 7

Позвонил — сразу уходи, гласит правило. По Бродвею мы вышли к театру «Астор-плейс» и спустились в метро. После турникетов на проездном осталась одна-единственная поездка. Линия 6, местный, со всеми остановками, в сторону спальных районов. Там, где все это началось. Одиннадцать вечера. Мы сидели в вагоне, втроем на скамейке для восьмерых.

— И как это понимать? — спросил Джейк. — Или Хоцы не те, за кого себя выдают, или правительство уже прикрывает задницу, стирая информацию?

— Хоцы не те, за кого себя выдают, — ответил я.

— Ты думаешь или ты знаешь?

— Уж больно легко все вышло там, на вокзале. Леонид стоял так, чтобы я точно его заметил. Затем он позволил себя ударить. Им было нужно, чтобы я взял телефон и узнал про «Времена года». Они мной манипулировали. Накладывая слой за слоем. Они заманили меня в отель и попытались решить все по-доброму. У них был даже запасной план: прийти в участок и подать заявление о пропаже. Раньше или позже, но я должен был на них выйти.

— Что им от тебя нужно?

— Информацию Сьюзан.

— Какую?

— Я не знаю.

— Кто они?

— Не журналисты. Здесь я ошибся.

— Где они могут быть? Из отеля они ушли.

— У них всегда был запасной адрес. Я не знаю где. Вероятно, где-то здесь, в городе. Возможно, это какой-нибудь особняк. Потому что они не одни. У них целая команда. Очень опасная. Те четверо были правы. За что и поплатились.

Поезд остановился на «23-й». Двери открылись. Никто не вошел. Никто не вышел. Ли молча глядела в пол. Джейкоб посмотрел на меня:

— Если министерство не в состоянии отследить, въезжала ли в страну Лиля Хоц, значит, они не могут сказать, ездила ли она в Калифорнию. То есть она вполне могла быть той, с кем Питер ушел из бара.

— Да, — согласился я. — Вполне.

Двери закрылись. Поезд двинулся дальше.

Тереза Ли оторвала взгляд от пола и повернулась ко мне:

— То, что случилось с теми четырьмя мужчинами, — наша вина. А конкретно — твоя. Это ты сказал Лиле, что знаешь о них. Тем самым сделав из них ненужных свидетелей.

— Спасибо, что уточнила, — ответил я.

Это вы подтолкнули ее к краю пропасти. Конкретно твоя вина.

Мы вышли на «33-й». На Парк-авеню было людно. Две полицейские машины проехали мимо нас в первую же минуту. Путая след, мы свернули к югу, на тихую поперечную улочку, в сторону Мэдисон-авеню. Я чувствовал себя полным сил. Шестнадцать часов сна пошли мне на пользу. Но Джейк с Ли едва держались. Им некуда было идти, и для них это было впервые. О том, чтобы идти домой, не могло быть и речи.

Квартал, где мы находились, мне нравился. В Нью-Йорке сотни подобных микрорайонов. Даже на Парк-авеню и Мэдисон есть свои закутки. Поперечные улочки здесь неприглядны и бедноваты. Спрятавшись под строительными лесами, мы выждали, пока стрелки часов перевалят за полночь, и лишь затем отправились на поиски гостиницы. Та, что мы нашли, выглядела изрядно потрепанной. И была меньше, чем мне хотелось.

Зато вполне подходила для моего коронного фокуса с пятьюдесятью долларами.

В итоге пришлось выложить семьдесят пять — похоже, ночной портье заподозрил, что мы решили устроить групповуху на троих. Номер, который он предоставил, оказался крошечным, в самом конце здания, с двумя односпальными кроватями.

— Мы не можем бесконечно так жить, — сказала Тереза Ли.

— Можем, если захотим, — усмехнулся я. — Лично я живу так уже десять лет.

— Ладно, нормальный человек не может бесконечно так жить. Нам нужна помощь. Сама по себе проблема не рассосется.

— Какая помощь?! — не выдержал Джейк. — Кто станет нам помогать?!

— Сэнсом, — ответил я. — Ему есть что терять.

Я вытащил из кармана мобильник и бросил на кровать рядом с Ли.

— Позвони завтра в офис Сэнсома и потребуй личного разговора. Скажи, что ты детектив из Управления полиции Нью-Йорка и что ты со мной. Скажи, что мы знаем, что его человек был на том поезде. И что нам известно, что он получил медаль не за ВСС. И что это еще не все.

— Почему ты думаешь, что это не все? — спросила Ли.

— Потому что у Сэнсома четыре медали, а не одна. Думаю, он много чего наделал.

— Например?

— Все, что ему приказывали. Сама подумай. Какова вероятность наткнуться на пару снайперов в кромешной темноте? Один к миллиону. Послали бы они такого аса, как Сэнсом, бродить по ночным холмам наудачу? Наверняка там было что-то еще.

— Как-то слишком туманно.

— Я разговаривал с Сэнсомом в Вашингтоне. Он выглядел очень мрачным. Угрюмым и как будто обеспокоенным.

— Неудивительно. Не за горами выборы.

— Но добыть секретную винтовку у русских, разве это не круто? Разве этого нужно стыдиться? Так что его реакция была неподходящей.

— Все равно туманно.

— Он знал имя снайпера. Я предположил, что он до сих пор хранит их жетоны в качестве сувениров. Но он сказал: нет, жетоны отданы по инстанции вместе с рапортом и всем остальным. Он будто случайно оговорился. Всем остальным. Что это может значить?

Ли не ответила.

— Мы разговаривали о судьбе снайпера и корректировщика. Сэнсом сказал, у их группы не было оружия с глушителем. Еще одна оговорка. «Дельта» никогда не посылает бойцов в тайные ночные рейды без оружия с глушителем. Напрашивается вывод: эпизод с ВСС был чистой случайностью, побочным продуктом чего-то гораздо более важного.

— Насколько важного? — спросил Джейкоб Марк.

— Не знаю. Но что бы то ни было, оно непременно связано с информацией. Вспомните. Лиля Хоц с самого начала искала флешку. Как и федералы, которые убеждены, что она должна где-то быть. Они сказали, что их задача — вернуть настоящую флешку с данными. Именно настоящую, поскольку мою они сразу отбросили как пустышку.

— Но ведь у Сьюзан ничего с собой не было.

— Верно. И тем не менее все вокруг считают, что было.

— Какого рода данные?

— Понятия не имею. Могу лишь сказать, что Спрингфилд, начальник службы безопасности Сэнсома, был не на шутку встревожен. «Не стоит ворошить прошлое», — сказал он мне.

— И что из этого следует?

— А ты подумай. Что происходит, когда начинают ворошить прошлое?

— Вылезает всякая дрянь.

— Вот именно. Вылезает. В настоящем времени. Все это дело связано с чем-то, что актуально и в наши дни.

Я видел, что Тереза обдумывает мои слова.

— Этот твой Сэнсом не больно-то осторожен, — заметила она. — Столько обмолвок за один разговор.

— Не уверен, — ответил я. — Он читал мое досье. Возможно, он искал помощи. Может, Сэнсом нарочно подбросил мне пару крошек, надеясь, что я пойду по подсказанному пути.

— Потому что?

— Потому что он хочет, чтобы крышка опять закрылась.

— Он что, не доверяет Спрингфилду?

— Доверяет всей своей жизнью. Но Спрингфилд — это всего один человек.

— Значит, Сэнсом обязан помочь нам.

— Нет, не обязан, — поправил я. — Но, возможно, склонен. Вот почему я хочу, чтобы ты позвонила ему прямо с утра. Встретимся в десять, в парке Мэдисон-сквер.

— Куда ты собрался?

— Пойду поищу Лилю Хоц. Наверняка она тоже ищет меня.

— Боюсь, не только она. Копы, ФБР, Министерство обороны — все сейчас ищут Джека Ричера.

— Да уж, хлопотная выдалась ночка.

Нью-Йорк. Час ночи. Лучшее и в то же время худшее время и место в мире для охоты на человека. На улицах все еще было людно. Я выбрал 30-ю и прошел до Лексингтон-авеню. Искусству быть невидимкой меня никогда не учили. Но я справлялся.

Особое внимание я уделял машинам. Единственный способ найти человека в Нью-Йорке — это колесить по улицам. Заметить полицейские автомобили было несложно. Каждый раз, когда я видел, что приближается один из них, я нырял в ближайший дверной проем и оседал на землю. Всего-навсего очередной бездомный бродяга. Полицейские машины без маркировки отслеживать намного сложнее. Но бюджет сводит выбор к горстке конкретных моделей. Плюс все они, как правило, грязные и дышат на ладан.

Кроме федеральных машин. Те же марки, те же модели, но новые, чистые и отполированные.

У команды Лили Хоц автомобили наверняка прокатные, предположил я, новые и только из мойки. Я принимал все меры предосторожности, чтобы не попасться на глаза стражам правопорядка, и делал все от меня зависящее, чтобы броситься в глаза людям Лили Хоц.

Я бродил уже полтора часа, но ничего не происходило.

Пока я не сделал петлю до перекрестка 22-й и Бродвея.

Краем глаза я заметил, как со стороны 23-й выкатывается черный «форд». «Краун-виктория». Чистый и блестящий. Иглы антенн на крышке багажника пронзали свет фар от автомобиля, шедшего в тридцати ярдах сзади. «Форд» тащился со скоростью пешехода.

На этом участке Бродвей в два раза шире. Шесть полос — все в сторону юга. Я был на тротуаре слева. Рядом — многоквартирный дом. Справа, за шестью полосами, — Флэтайрон-билдинг, знаменитый «Утюг».

В десяти футах спереди — вход в метро.

«Форд» затормозил на второй из шести полос. Свет фар вычертил два мужских силуэта на передних сиденьях.

Я присел на низкую кирпичную стенку, отделявшую дом от тротуара. В асфальте рядом с бордюром был вход в подземку. Южный вход станции «23-я улица». Поезда N, R и W. Платформа в сторону окраины города. Я заключил пари сам с собой, что это вход с турникетом НЕЕТ. Вращающимся, от пола до потолка. Пари не на деньги. На нечто гораздо более ценное. Жизнь, свободу и стремление к счастью.

В половине второго метро работает по ночному графику. С двадцатиминутными интервалами между поездами. Я не слышал никакого грохота снизу. Не ощущал даже малейшего порыва воздуха.

«Форд» резко свернул через четыре полосы и встал параллельно бордюру, напротив меня. Оба мужчины продолжали сидеть внутри. Автомобиль точно федеральный. На тротуаре было не людно, но и не сказать, что пустынно.

Дверцы открылись. Пассажир встал рядом с водителем у капота. Между нами — максимум футов двадцать. Их жетоны пристегнуты к нагрудным карманам. ФБР, догадался я.

— Федеральные агенты, — громко подтвердил пассажир.

Я никак не отреагировал.

— Джек Ричер? — окликнул пассажир.

Я не ответил. Если не можешь придумать ничего лучше, прикинься глухонемым.

Мои башмаки были из резины и сидели гораздо менее плотно, чем я привык. Но даже сквозь них я почувствовал первые отголоски грохота под землей. Поезд. Либо отходящий от платформы «28-й улицы» к центру, либо идущий с «14-й» в сторону окраин. Первый мне не подходил. Я был не с той стороны Бродвея. Мне нужен был второй.

— Держите руки так, чтобы я их видел, — скомандовал пассажир.

Я сунул руку в карман. Отчасти — чтобы нащупать свой проездной, отчасти — мне было интересно, что произойдет дальше. Агентов инструктируют доставать оружие лишь в случае крайней необходимости. Иначе могут пострадать невинные люди.

Оба агента моментально извлекли пушки. Пистолеты «глок».

— Не двигаться, — приказал пассажир.

Мусор на решетке заколыхался. Поезд в сторону окраин. Я молча встал и направился к входу в метро. Вниз по лестнице — спокойно, не торопясь. Спиной я слышал шаги агентов. Я повернул проездной в кармане и вынул нужной стороной вперед.

Я не ошибся: вход защищала решетка от пола до потолка, как в тюремной камере. И два вращающихся турникета. Узкие, в полный рост. Никакой надобности в будке с контролером. Я вставил проездной в прорезь. Последний кредит отозвался зеленым светом, и я толкнул вертушку вперед. Агенты за моей спиной остановились как вкопанные. Будь это стандартный турникет, они просто перемахнули бы через него. Но НЕЕТ лишал их такой возможности. А проездных им не выдают. Они беспомощно стояли за прутьями. Первые три вагона уже обвили изгиб платформы. Поезд с лязгом остановился, и я вошел внутрь, даже не сбавив шага. Двери закрылись, и состав унес меня прочь.

Я был в одном из поездов R. Маршрут R следует под Бродвеем до Таймс-сквер, где чуть выравнивается до пересечения 57-й и Седьмой и идет строго вправо, с остановками на пересечениях 59-й и Пятой и 60-й и Лексингтон, прежде чем нырнуть под реку и дальше на восток — в Квинс. Ехать в Квинс я не собирался. Я нутром чуял: моя цель где-то тут, на Манхэттене. Вероятнее всего, в Ист-Сайде и рядом с 57-й. «Времена года» были просто обманкой. Обычным отвлекающим ходом. Но и настоящая база Лили должна быть где-то поблизости. Не по соседству, но и не далеко.

И эта база — отдельный особняк. Потому что с ней шайка головорезов и им нужно иметь возможность приходить и уходить скрытно.

Поезд миновал Таймс-сквер. Я вышел на углу 59-й и Пятой. Поднялся по подземному переходу и убедился, что меня не ждут.

Я находился в трех кварталах к западу от места, где вышла бы Сьюзан Марк, не произойди с ней то, что произошло.

Вот тогда-то я и понял, что Сьюзан Марк вовсе не направлялась во «Времена года». Одетая во все черное и готовая принять бой. С самого начала ее целью был совсем другой адрес — на одной из поперечных улочек, темной и неприметной. В квадрате из шестидесяти восьми кварталов, что я вычертил для себя в уме: от 42-й до 59-й и от Пятой до Третьей.

Я двинулся на восток через Пятую, возобновив свой бесцельный променад: сторонясь машин, оставаясь в тени, готовый драться или бежать — в зависимости от того, кто выйдет на меня первым.

Я пересек Мэдисон, направляясь к Парк-авеню. Теперь я был точно позади «Времен года» — отель был в двух кварталах южнее. Улица состояла в основном из бутиков и розничных магазинов — все как один под замком. На Парк-авеню я свернул на юг, затем — снова на восток, по 58-й. Появились особняки. Одни из них — консульства с флагами малых держав. Другие — офисы разных фондов или небольших корпораций. Третьи — таунхаусы, но разделенные на множество отдельных квартир.

Я продолжал бродить: на запад и на восток, на север и на юг, по 58-й, 57-й, 56-й, Лексингтон, Третьей, Второй. Ничто не бросилось мне в глаза.

Время приближалось к трем, и я уже настроился повернуть назад. Но в этот момент тишину прорезал резкий визг тормозов. Я обернулся. В двадцати футах от меня стоял золотистый «шевроле-импала». Задняя дверца открылась, и из нее вышел Леонид.

Леонид шагнул на край тротуара. Машина сорвалась с места и вновь остановилась в двадцати футах за мной. Вышел водитель. Неплохая пластика. Леонид явно преобразился. Такой же высокий и худой, сейчас он был в черной обуви, черных штанах и черной спортивной толстовке с капюшоном. Он был настороже и выглядел очень опасным. Он выглядел как бывший военный.

Подав назад, я прижался спиной к стене дома рядом со мной — так я мог контролировать их обоих одновременно. Второй был от меня справа — приземистый, крепкий, на вид чуть за тридцать. Темные волосы. Дешевый черный тренировочный костюм. В мозгу у меня сразу засело: одноразовый.

Низкорослый шагнул ко мне. Леонид — тоже.

Стандартная дилемма: драться или бежать. Мы были на южной стороне 56-й. Я мог рвануть через улицу и попробовать от них оторваться. Но эти двое наверняка быстрее меня. Поэтому я остался на месте.

Слева Леонид стал ближе еще на шаг.

Справа низкорослый ответил тем же.

То, чему армии так и не удалось научить меня в дисциплине «Как оставаться невидимым для врага», она с лихвой компенсировала в дисциплине «Бой». Я был сыном военного — таким же, как множество других ребят. Нас швыряло по всему миру. Драке мы учились у местных. Боевые искусства — с Востока, кулачный бой — из горячих точек Европы, ножи и «розочки» — из не менее жарких уголков Штатов. К двенадцати годам все это сплавилось в сгусток ничем не сдерживаемой свирепости. «Просто сделай это» было нашим девизом задолго до того, как «Найки» сшили свою первую пару обуви. В восемнадцать мы думали, что непобедимы. Это было не так. Но стало почти правдой, когда нам стукнуло двадцать пять.

Я взглянул на Леонида: на костяшках его пальцев блеснул кастет.

У низкорослого тоже.

Леонид шагнул в сторону. Низкорослый — за ним. Они выверяли углы. Я стоял спиной к стене дома, что давало мне сто восемьдесят градусов свободного пространства спереди. Каждый из них хотел сорок пять градусов этого пространства справа и еще сорок пять — слева. Даже рванись я вперед, они перекрывали мне все направления отхода.

Первое правило, когда дерешься против кастета: не дай себя ударить. Особенно по голове. Лучший же способ не дать ударить себя — это вытащить пистолет и пристрелить своих оппонентов. Но я был безоружен. Еще один способ — держать противника на расстоянии либо, наоборот, войти в клинч, став с ним как можно ближе. На расстоянии — чтобы тот, сколько б ни махал, ни разу не дотянулся. Как можно ближе — чтоб не махал вообще. Держать дистанцию можно с помощью длинных рук, если они у вас, конечно, имеются, либо работой ног. Длина рук у меня дай боже. Но сейчас я имел дело сразу с двумя противниками, и я не был уверен, что пинки — это вариант, который можно использовать. Все из-за этих чертовых резиновых говнодавов.

Правой пяткой я с силой уперся в стенку.

Я прикинул, что они набросятся на меня вдвоем. Утешало одно: в их задачу не входило меня убить. Лиля Хоц еще не получила от меня того, что ей нужно. Плохой же новостью было то, что масса серьезных травм заканчивается смертельным исходом.

— Тебе не обязательно становиться калекой, — сказал Леонид с диким акцентом. — Ты можешь просто поехать с нами и поговорить с Лилей.

— Пожалуй, я погожу. Кстати, вам инвалидное кресло тоже ни к чему. Просто скажи Лиле, что вы меня не нашли.

— Но это будет неправда.

— Не стоит быть рабом истины, Леонид.

Преимущество скоординированной атаки двух противников одновременно в том, что один из них должен дать другому сигнал. Я предположил, что главный здесь — Леонид. Обычно кто первым говорит — тот и главный. Именно он должен дать сигнал к бою. Я следил за его глазами, очень внимательно.

— Ты злишься за то, что произошло на вокзале? — спросил я.

— Я сам подставился под удар. Приказ Лили.

— Расскажи мне о Лиле.

— Она просто выполняет свою работу.

— Какую работу?

Леонид не ответил. Я наблюдал за ним. Его глаза чуть расширились, голова нагнулась в едва заметном кивке. Они напали на меня вместе. Оттолкнувшись от стены, я прижал кулаки к груди и, раскинув локти, как крылья самолета, рванул на них с той же силой, с какой рванули они. Мы встретились в сингулярной точке, как стягивающийся треугольник. Мои локти врезались им обоим прямо в лица. Я почувствовал, как вылетают верхние зубы низкорослого справа и как свернулась нижняя челюсть Леонида слева.

С разворота я нанес низкорослому удар в ухо. Его шея с хрустом заломилась куда-то вбок. Чвакнув второй ногой в проклятом резиновым башмаке, я резко вогнал свой локоть Леониду в живот. Его позвоночник чудом не пробил поясницу насквозь. Используя энергию толчка, я отпрыгнул обратно к низкорослому. И нанес ему удар снизу в почку. От удара его развернуло ко мне лицом. Я больно боднул его в переносицу. Он рухнул как подкошенный. Леонид успел зацепить меня по плечу кастетом. Меня это разозлило. Я вырубил его апперкотом в челюсть. Его челюсть уже была сломана. Теперь она сломалась еще чуть больше.

Я взял десять секунд, чтобы отдышаться. Еще десять — чтоб поостыть. Потом отволок обоих по тротуару и усадил, прислонив к стене, где стоял сам еще пару минут назад. Костюмы с капюшонами растянулись. Одноразовые, как я и предполагал, если вымокнут в моей крови. Затем я вывихнул обоим в локте правую руку. Оба были правши. Никакого необратимого повреждения.

Я обхлопал их карманы. У обоих были мобильники. С моим фото. Я забрал оба. Больше ничего не нашлось. Ни денег. Ни ключей.

Кастеты я выбросил в водосток.

«Импала» все еще работала на холостом ходу у бордюра. Нью-йоркские номера. Без навигатора. То есть никакой цифровой памяти с исходной точкой маршрута. В кармане в обивке двери обнаружился договор из пункта проката, выписанный на имя, которое я никогда не слышал, и адрес в Лондоне — скорее всего, фальшивый.

Я реквизировал машину и покатил прочь.

Проехав к югу по Второй авеню, я свернул на 50-ю улицу и следовал на восток до упора, где бросил машину в половине квартала от магистрали ФДР. Надеясь, что парни из 17-го участка обнаружат бесхозный автомобиль и, заподозрив неладное, проведут необходимые тесты. Если люди Лили использовали «шевроле», чтобы скрыться после той бойни с молотками, в машине наверняка найдутся какие-нибудь улики.

Полой рубашки я вытер руль, рычаг переключения передач и ручки дверей. После чего выбросил ключ в решетку канализации, вернулся пешком на Вторую и огляделся в надежде поймать такси. Я помнил информацию Терезы Ли: фальшивые такси, один человек спереди, двое сзади. Я дождался машины, где не было никого, кроме водителя, и поднял руку.

Выйдя на Юнион-сквер, я присел на скамейку под негоревшим фонарем. В четыре часа утра я заснул.

Ровно в пять в кармане завибрировал один из сотовых.

Встряхнувшись, я нащупал телефон и поднес к глазам. Окошко на передней панели сообщало: «Абонент неизвестен». Я отщелкнул крышку:

— Алло.

— Значит, ты решил объявить войну, — ответила Лиля Хоц.

— Кто ты такая?

— Твой худший ночной кошмар. И у тебя до сих пор есть то, что принадлежит мне.

— Так в чем же дело? Приходи и возьми сама. А лучше отправь еще кого-нибудь из своих людей. Мне как раз нужно чуток размяться.

— Ты где? — спросила она.

— Прямо напротив твоего особняка.

Пауза.

— Тебя там нет.

— Верно, — подтвердил я. — Но ты только что подтвердила, что живешь в особняке. И что сейчас ты стоишь у окна.

— Скажи, где ты находишься.

— Рядом с тобой. Между Третьей и 56-й.

Она уже начала было отвечать, но остановилась. Прорвалось лишь какое-то короткое «э». Как «это не рядом со мной».

— Последний шанс, — сказала она. — Мне нужна моя вещь. — Ее тон смягчился. — Мы можем договориться. Просто оставь ее где-то в надежном месте и сообщи мне где. Я за ней пришлю. Ты мог бы даже заработать на этом.

— Я не ищу работу.

— А жить тебе хочется?

— Я тебя не боюсь.

— То же говорил и Питер Молина.

— Где он?

— Здесь, у нас.

— Живой? Он оставил сообщение своему тренеру.

— Или я просто прокрутила запись, которую он наговорил, перед тем как умереть. Может, он рассказал, что его тренер никогда не отвечает на звонки во время ужина.

— Как давно ты знаешь Питера?

— С тех пор как подцепила его в том баре.

— Он все еще жив?

— Приходи — сам увидишь.

Я начал терять терпение.

— Твои дни сочтены, Лиля. Ты убила четырех американцев в Нью-Йорке. Это тебе с рук не сойдет.

— Я никого не убивала.

— Не ты, так твои люди.

— Их уже нет в стране. К нам не подкопаешься.

— К нам?

— Ты задаешь слишком много вопросов.

— От меня тебе все равно не скрыться. Я тебя найду.

— Надеюсь.

Телефон отключился.

Я встал со скамейки и пошел к метро.

«Юнион-сквер» — одна из самых крупных станций нью-йоркской подземки. Множество входов, выходов, линий и путей. Я купил новый проездной — на двадцать поездок плюс три в качестве бонуса. Был шестой час утра. Станция постепенно заполнялась народом. Я прошел мимо киоска с лежавшими на земле тюками свежих таблоидов. Два разных издания. С крупными заголовками на первой странице. Один: «ФБР ИЩЕТ ТРОИЦУ». Другой: «ФБР В ПОГОНЕ ЗА ТРОИЦЕЙ».

Я развернулся и направился обратно на улицу.

Парк Мэдисон-сквер находился в семи кварталах к северу. Мне нужно было убить больше четырех часов. Часть времени ушло на покупки и еду на Парк-авеню-Саут. Всегда лучше дать своим преследователям то, чего они точно не ожидают. Беглецам не положено шляться по ближайшей округе.

В столь ранний час были открыты лишь гастрономы, супермаркеты, закусочные и кафе. Я начал с «Фуд эмпориум». Вход здесь был с 14-й улицы, выход — на 15-ю. В магазине я провел сорок пять минут. Когда мне надоело, я оставил корзину в пустом проходе и выскользнул через заднюю дверь.

Следующей остановкой была закусочная в четырех кварталах к северу. Я заказал бекон и оладьи. Затем я переместился во французский ресторанчик. Еще кофе и круассан. Кто-то оставил на стуле свежую «Нью-Йорк таймс». Я прочел ее от корки до корки. Никаких упоминаний об облавах.

Из супермаркета на углу Парк-авеню и 22-й я прошел в круглосуточную аптеку напротив. В девять тридцать пять я описал петлю и внимательно осмотрел место предстоящей встречи с 24-й улицы. Но не увидел ничего подозрительного.

Ровно в десять я вошел в парк Мэдисон-сквер.

Терезу Ли и Джейкоба Марка я нашел на скамейке у площадки для выгула собак. Они выглядели отдохнувшими, но явно нервничали.

Я присел рядом с Ли.

— Догерти отправлял мне сообщения всю ночь, пока телефон был выключен, — сказала она.

Ли достала из заднего кармана согнутую пачку листов.

— Ты что, все записывала? — удивился я.

— Это были длинные сообщения. Не хотелось лишний раз включать телефон, если вдруг понадобится что-то перечитать.

— И что же нам известно?

— Парни из 17-го проверили все пограничные терминалы. Стандартная процедура. Четверо мужчин покинули США спустя три часа после наступления смерти. Из Международного аэропорта Кеннеди. В 17-м их считают возможными подозреваемыми.

— Так и есть, — вставил я. — Лиля Хоц это подтвердила.

— Ты что, виделся с ней?

— Нет. Она мне звонила.

— Куда?

— На еще один сотовый, который я взял у Леонида. Он и его приятель меня нашли.

— Она призналась?

— Более-менее.

— И где она сейчас?

— Полагаю, восточнее Пятой и южнее 59-й.

— В Квинсе нашли сгоревший автомобиль, — продолжала Тереза Ли. — Взятый напрокат. В 17-м считают, что подозреваемые использовали его, чтобы выбраться из Манхэттена. После чего пересели на надземку к аэропорту. Но это еще не все. Все четверо направлялись в Таджикистан.

— Это где такое? Все эти новые слова меня только путают.

— Таджикистан — это по соседству с Афганистаном. У них общая граница. Как и с Пакистаном.

— До Пакистана из Нью-Йорка есть прямой рейс.

— Верно. Значит, те четверо либо из Таджикистана, либо из Афганистана. Таджикистан — то место, откуда можно перебраться в Афганистан, не привлекая к себе внимания.

— Ясно.

— И еще одно. У Министерства национальной безопасности есть специальный протокол. Что-то вроде компьютерного алгоритма. Они могут отслеживать группы людей по сходным маршрутам и сопряженным рейсам. Как выяснилось, все четверо въехали в США из Таджикистана три месяца назад — так же, как и еще несколько людей, включая двух женщин с паспортами Туркменистана. Одной — шестьдесят, другой — двадцать шесть. По их утверждениям, они мать и дочь. В иммиграционной службе готовы поклясться, что их паспорта — подлинные.

— О'кей.

— Так что Хоцы не украинки. Все, что они рассказывали, — ложь.

Я прокрутил в уме то, о чем говорила Лиля Хоц, вычеркивая пункт за пунктом. Все равно как вынимать папки из шкафа, одну за другой, пролистывать и швырять в корзину для мусора.

— Где находится этот Туркменистан? — спросил я.

— Там же, рядом с Афганистаном. Афганистан окружают Иран, Туркменистан, Узбекистан, Таджикистан и Пакистан — по часовой стрелке, если смотреть от Персидского залива.

— А этнически Туркменистан и Афганистан близки?

— Возможно. Все эти географические границы абсолютно условны. Значение имеют лишь родоплеменные связи.

— Откуда такие познания?

— Полиции Нью-Йорка об этом регионе известно больше, чем ЦРУ. Наша разведка — самая лучшая. Думаешь, Хоцы из Афганистана?

— Уж слишком много они знают о той войне с русскими.

— Может, они просто много читают?

— Нет, этого недостаточно. Книги не передают чувств. И атмосферы. Деталей, которые известны только ограниченному кругу людей. Тем, кто там был. Многое из того, о чем говорили Хоцы, для меня звучало как информация из первых рук.

— И?..

— Возможно, Светлана действительно воевала в Афганистане.

Ли чуть помедлила:

— Ты думаешь, Хоцы из моджахедов?

— Если Светлана воевала в Афганистане, но не на стороне Советов, то — да.

— То есть Светлана поведала нам всю историю с другой стороны? Вывернув наизнанку? Включая все зверства и злодеяния?

— Да, — ответил я. — Светлана не страдала от них. Она их совершала.

Мы все замолчали. Джейкоб Марк глядел в землю прямо перед собой. Наконец он наклонился вперед, повернул голову и посмотрел на меня. «Начинается», — подумал я.

— Когда Лиля Хоц звонила тебе, она упоминала о Питере?

Я кивнул:

— Это она подцепила его в том баре.

— Где он?

— По ее словам, где-то здесь, в городе.

— Он в порядке?

— Нет, я не думаю, что он в порядке. Но я могу ошибаться.

— Что конкретно она сказала?

— Я заявил, что не боюсь ее, и она ответила, что то же говорил и Питер Молина.

— Зачем им вообще было связываться с Питером?

— Чтобы подобраться к Сьюзан. Зачем же еще?

— Но для чего? Пентагон же помогает Афганистану!

— Если Светлана была моджахедкой, — ответил я, — она воевала против Советов. Но когда русские ушли, моджахеды не разбрелись по домам, пасти своих коз. Некоторые из них стали Талибаном. Все остальные стали Аль-Каидой.

Глава 8

— Ты ведь понимаешь, — сказал Джейкоб Марк. — Я должен сообщить о Питере полицейским.

Я попытался отговорить его:

— Подумай хорошенько. Что сделают копы? Они просто-напросто вызовут федералов. Те снова тебя закроют, а дело Питера положат под сукно, потому что сейчас у них дела поважнее.

— Все равно. Я должен попробовать.

— Питер мертв, Джейк.

— Шанс еще есть.

— Тогда самый быстрый способ отыскать его — это найти Лилю. И мы справимся с этим лучше, чем федералы.

— Ты так думаешь?

— Взгляни на список их достижений. Один раз ее уже упустили — и прошляпили нас, позволив выбраться из тюрьмы.

Я перевел взгляд на Терезу Ли:

— Ты говорила с Сэнсомом?

Она пожала плечами:

— Очень кратко. Он ответил, что, может быть, приедет сюда. И попросил перезвонить, чтобы договориться, где и когда. Я ответила, что держу телефон выключенным. Тогда он сказал, что позвонит на мобильник Догерти, а тот отправит мне сообщение. Так я и сделала. Но Догерти ничего не прислал. И его телефон молчит. Я пробовала связаться с ним через коммутатор участка. Но диспетчер ответил, что Догерти недоступен.

— Что это означает?

— Что он, вероятнее всего, под арестом.

Это меняло все. Ли протянула мне сложенные листки.

— Ты ведь уже все понял? Мне придется явиться с повинной. Он мой напарник. Я не могу допустить, чтобы Догерти остался один на один с этим сумасшествием.

— Из тюремной камеры ты никому не сможешь помочь.

— Пойми, для тебя это совсем другое. Ты птица перелетная. Сегодня — здесь, завтра — там. Но я так не могу. Я здесь живу.

— А как же Сэнсом? — спросил я. — Мне нужно знать время и место.

— Этой информации у меня все равно нет. К тому же тебе стоит быть осторожнее с Сэнсомом. По телефону у него был очень подозрительный голос.

С этими словами она вручила мне сотовый Леонида — мой первый трофей — и внешний аккумулятор.

Теперь наше временное товарищество распалось окончательно.

Джейк уже стоял на ногах.

— Я обязан так поступить. Ради Питера. Да, они могут меня посадить, но по крайней мере они начнут его поиски.

— Вы уверены? — Я еще раз посмотрел им обоим в глаза.

Оба молча кивнули. Они вышли из парка и встали на тротуаре, дожидаясь полицейской машины: так стоят люди, когда пытаются поймать такси. Я посидел на скамейке еще минуту, а затем встал и зашагал в противоположную сторону.

Следующая остановка: где-то восточнее Пятой и южнее 59-й.

Я сел в автобус: неспешно-неуклюжее средство передвижения, парадоксальный выбор для беглеца с безумными от страха глазами, идеальное убежище для меня. Человек в городском автобусе — практически невидимка.

Вышел я на 59-й. Популярная торговая зона, следовательно, главный район туризма, а значит, и полиция на каждом углу. У входа в Центральный парк было полно уличных торговцев. Я купил черную футболку с надписью «Нью-Йорк-Сити», солнцезащитные очки и черную бейсболку с вышитым на ней красным яблоком. Зайдя в туалет ближайшей гостиницы, я переоделся и отправился на Мэдисон-авеню.

Отыскать тайное убежище в многомиллионном городе — задача почти невыполнимая. Я просто следовал географической интуиции. Отель «Времена года». Не за соседней стенкой, но и не далеко. Где-то под рукой. В двух минутах езды? В пяти минутах ходьбы? В каком направлении? Не на юг, решил я. Не за 57-й — одной из главных и наиболее оживленных артерий города. Куда как привлекательнее север, с его более тихими кварталами.

«Не в двух минутах езды», — подумал я, взглянув на потоки транспорта. Езда — это отсутствие контроля над ситуацией, потеря гибкости, задержки и пробки. Кем бы ты ни был, в большом городе всегда лучше передвигаться пешком.

Я свернул на 58-ю и вышел к заднему входу отеля «Времена года». У бордюра томилась в ожидании очередь лимузинов.

Встав спиной к двери, я огляделся. Как бы поступил я? На противоположной стороне — сплошные высотки. В основном жилые дома. Прямо напротив — картинная галерея. Я пересек улицу и посмотрел назад, с дальнего тротуара.

Слева от отеля, на стороне, ближней к Парк-авеню, не обнаружилось ничего интересного.

Тогда я взглянул направо — и у меня возникла новая мысль.

Сам отель был свежей постройки. Соседние здания выглядели тихими и благополучными. Но в западном конце квартала выделялись три стоявших в ряд старых особняка. Узкие, с ординарным фасадом, четырехэтажные, кирпичные, обветшалые — как три гнилых зуба в широкой улыбке. Первый этаж одного из них занимал ресторан-банкрот. Во втором был скобяной магазин. В третьем — некое предприятие, покинутое так давно, что я даже не смог определить, чем оно занималось. В каждом из особняков имелась узкая дверь. На двух было множество кнопок звонков, означавших квартиры. И лишь на двери рядом с заброшенным рестораном кнопка была одна, что означало единственного жильца на три верхних этажа.

Лиля Хоц не украинка-миллиардерша. Значит, у нее есть бюджет. Причем весьма неслабый, раз она могла позволить себе люксы во «Временах года». Но и не безграничный. А снять отдельный особняк на Манхэттене тянуло на многие десятки тысяч долларов в месяц.

Гораздо менее затратный вариант — искать приватности в многоцелевых обветшалых постройках вроде тех трех, на которые я смотрел. Плюс никаких консьержей.

Я стоял напротив особняков и внимательно вглядывался в каждый из них. Проверяя свои логические догадки. 6-й маршрут и пересечение 59-й и Лексингтон — рядом. «Времена года» — рядом. Третья авеню и 56-я — не рядом. Это не рядом со мной. Анонимность — гарантирована. Расходы — минимальные. Пять из пяти. Идеально. Возможно, я действительно искал место вроде этого: в пяти минутах на запад или восток от задней двери отеля. Не к северу — иначе Сьюзан оставила бы машину в центре, нацелившись выйти из метро на 68-й. И не к югу — из-за психологического барьера в виде 57-й.

Пятиминутный радиус влево-вправо от задней двери отеля заканчивался либо в квартале, где я болтался в настоящий момент, либо в следующем к востоку, между Парк-авеню и Лексингтон. Но в кварталах вроде последнего обветшалая многоцелевая недвижимость — крайне большая редкость.

Возможно, я действительно смотрел на убежище Лили Хоц.

Возможно, но маловероятно. Я верю в случай, но не до такой же степени.

Однако я верю и в логику, и именно логика привела меня сюда, на это место. Я еще раз прошелся по своим выводам и закончил тем, что поверил себе.

Из-за одного дополнительного фактора.

Что та же самая логика привела сюда не меня одного.

— Думаете? — спросил Спрингфилд, вставая рядом со мной.

На Спрингфилде был тот же костюм, что и при нашей последней встрече. Правда, сейчас он был мятым и жеваным.

— Думаете, это здесь? — спросил он.

Я не ответил. В тот момент я был занят проверкой обстановки вокруг. Я просканировал сотни людей и десятки автомобилей. Но не заметил ничего подозрительного. Спрингфилд был один.

— В чем дело? — спросил я.

— Полагаю, нам надо поговорить.

— Где?

— Где вам будет угодно, — ответил он.

Это было хорошим знаком. Означавшим, что, даже если в ближайшем будущем меня ждет ловушка, оппонентам придется импровизировать. То есть есть шанс уйти.

— Сделайте два поворота налево, — сказал я, — и идите к дому 57 на Восточной 57-й. Я буду следом через десять минут. Встретимся внутри. За чашкой кофе.

— Хорошо, — кивнул он.

Спрингфилд пересек улицу наискосок и свернул налево, на Мэдисон-авеню. Дождавшись, когда он скроется за углом, я быстро пошел в обратную сторону, к задней двери отеля. Здание было проходным. Его парадный вход был тем самым адресом: номер 57 на Восточной 57-й. Я планировал оказаться внутри на четыре минуты раньше, чем Спрингфилд. Если он не один, я это увижу.

Спрингфилд вошел один и точно в условленный срок, то есть на четыре минуты позже меня. Недостаточно для оперативного развертывания операции по захвату моей скромной персоны.

Сориентировавшись, он направился к чайной — той самой, где мы беседовали с Лилей Хоц. Я выждал десять минут и добавил еще две — для гарантии. Никакого сопровождения.

Пройдя в чайную, я нашел Спрингфилда на том же стуле, где еще недавно сидела Лиля Хоц. Зал обслуживал тот же официант. Он подошел к нам. Спрингфилд попросил минеральной воды. Я заказал кофе. Едва заметно кивнув, официант исчез.

— Вы встречались здесь с Хоцами, — сказал Спрингфилд. — Связь с этими людьми может расцениваться как тяжкое преступление.

— На основании чего?

— На основании «Акта о патриотизме».

— Ага. А еще я стрелял дротиками в четырех федеральных агентов.

— Нам нет до них никакого дела.

— Кто такие Хоцы? — спросил я.

— Я не могу добровольно выдавать информацию.

— Тогда зачем мы здесь?

— Вы помогаете нам, мы помогаем вам. Мы можем сделать так, чтобы все ваши преступления испарились. Но при одном условии: вы поможете нам найти то, что мы потеряли.

— Флешку?

Спрингфилд кивнул. Вернулся официант с минеральной водой и кофе. Расставив все на столе, он вежливо отступил.

— Я не знаю, где она, — признался я.

— Я и не сомневался. Но вы последним говорили со Сьюзан Марк и находились к ней ближе всех. Из Пентагона женщина вышла с флешкой, но сейчас ее нигде нет — ни в ее доме, ни у нее в машине. Поэтому мы надеемся, что вы что-то видели.

— Я видел, как она пустила себе пулю в голову. Вот, собственно, и все.

— Должно быть что-то еще.

— Ваш начштаба тоже был там, в вагоне. Что видел он?

— Ничего.

— Что было на флешке?

— Зачем вам это?

— Затем, что я хочу знать, хотя бы в общих чертах, в какое дерьмо я вляпаюсь, если соглашусь вам помочь.

— Тогда вам следует задать вопрос самому себе.

— Какой?

— Тот, который вы до сих пор не задали, хотя и должны были, еще в самом начале. Самый ключевой вопрос.

Я отмотал ленту назад, к самому началу, ища тот самый вопрос, который так и не задал. Началом был 6-й поезд и пассажирка номер четыре. Сьюзан Марк — гражданка, бывшая жена, мать, сестра, приемная дочь, жительница Аннандейла, штат Виргиния. Сьюзан Марк — гражданская служащая из Пентагона.

— В чем конкретно заключалась ее работа? — спросил я.

Спрингфилд сделал долгий глоток воды.

— Медленно, но вы дошли наконец до сути. Она была системным администратором, отвечавшим за определенную часть технических средств передачи информации.

— Для меня это темный лес.

— Проще говоря, она знала энное количество главных паролей к компьютерам Пентагона. Не очень важных. Но достаточных для доступа к архивам управления кадров.

— Но не к архивам «Дельты», так? Они ведь в Северной Каролине. В Форт-Брэгге. Не в Пентагоне.

— Проблема в том, что компьютеры объединены в сеть. В наши дни всё везде и в то же время нигде. Системные администраторы делятся между собой проблемами по работе. У них принято помогать друг другу. Очевидно, в какой-то момент в одном из кодов случился сбой, и, как результат, индивидуальные пароли сделались более прозрачными, чем положено. Произошла утечка.

Я вспомнил слова Джейкоба Марка: «Она прекрасно разбиралась в компьютерах».

— То есть у нее был доступ к архивам «Дельты»?

Спрингфилд кивнул.

— Но вы с Сэнсомом ушли в отставку на пять лет раньше меня. О компьютерах тогда и ведать не ведали.

— Сухопутным войскам США, в их современном виде, около девяноста лет. За эти годы в архивах скопились горы бумаг. Тонны, в буквальном смысле. Последние десять лет в доме идет уборка. Документы сканируют и сохраняют на жестких дисках.

— И Сьюзан Марк влезла в такой диск и скопировала один из файлов.

— Не просто скопировала, — поправил Спрингфилд. — Она извлекла файл из базы. Перенесла на внешний накопитель и стерла оригинал.

— На внешний накопитель — то есть на флешку?

Спрингфилд снова кивнул, добавив:

— И мы не знаем, где эта флешка сейчас.

— Почему именно Сьюзан Марк?

— Потому что она подходила по всем параметрам. На нужную часть архива вышли через медаль. Все приказы о награждениях хранятся в УЧР. Она была системным администратором. И имела слабое место — сына.

— Зачем она стерла оригинал?

— Не знаю.

— Этот документ — когда его отсканировали?

— Чуть более трех месяцев назад. Надо же, десять лет, а они дошли лишь до начала 1980-х.

— Кто этим занимается?

— Группа специалистов.

— В которой очень сильно течет. Хоцы примчались сразу.

— Мы уже предпринимаем кое-какие шаги.

— Что это за документ?

— Я не могу добровольно выдавать информацию.

— Кто такие Хоцы?

Он молча улыбнулся. Я не могу добровольно выдавать информацию. Шесть слов, и самое важное из них, судя по всему, четвертое.

— Давайте поступим так, — предложил я. — Вы будете задавать вопросы. Я — выдвигать предположения и строить догадки. Вы будете их комментировать. Это ведь допускается?

Спрингфилд согласно кивнул. И задал первый вопрос:

— Кто, по-вашему, Хоцы?

— Думаю, афганцы.

— Продолжайте.

— Сторонницы или агенты Талибана или Аль-Каиды.

— Ноль реакции.

— Аль-Каиды, — сказал я. — Талибан редко выходит в свет.

— Продолжайте.

— Агенты.

— Ноль реакции.

— Командиры?

— Продолжайте.

— Аль-Каида использует женщин-командиров?

— Они хотят, чтобы мы искали мужчин, которых не существует. Продолжайте.

— Светлана дралась на стороне моджахедов и знала, что вы завладели ВСС Григория Хоца. Они использовали его имя и историю, чтобы заручиться сочувствием здесь.

— Потому что?..

— Потому что Аль-Каиде нужны документальные подтверждения того, чем вы, парни, еще занимались в ту ночь.

— Продолжайте.

— И за что Сэнсом получил большую медаль. То есть тогда это «другое» выглядело очень даже неплохо. Однако теперь, как я полагаю, выглядит уже отнюдь не так хорошо.

— Продолжайте.

— Сэнсом нервничает, но и правительство обделалось не на шутку. Следовательно, ваша миссия была скорее политической.

— Разумеется. Официально мы ни с кем не воевали.

— Вам ведь известно, что Хоцы убили четверых и, вероятно, сына Сьюзан Марк?

— Мы этого не знаем. Но подозреваем.

— Тогда почему вы до сих пор их не арестовали?

— Я всего лишь обеспечиваю безопасность конгрессмена. У меня нет права никого арестовывать.

— Но оно есть у федералов.

— Насколько я знаю, федералы считают Лилю и Светлану Хоц чрезвычайно опасными, но не активными в настоящий момент.

— Что это значит?

— Это значит, что их выгоднее сейчас не трогать.

— А фактически — что федералы не в состоянии их найти.

— Именно.

— И вас это устраивает?

— Хоцы до сих пор ищут флешку, а это значит, что у них ее нет. Так что мне плевать.

— А зря, — сказал я.

— Вы думаете, они там? Где я нашел вас?

— В том квартале. Или в соседнем.

— Скорее, в том. Федералы обыскивали их номер. Там были пакеты с покупками. Два из «Бергдорф Гудман» и два из «Тиффани». Эти магазины в квартале от тех старых особняков. Если бы их база была к востоку от Парк-авеню, они бы отправились в «Блуминдейл». Поскольку шопинг — это так, для отвода глаз.

— Ценное замечание, — согласился я.

Спрингфилд посмотрел мне в глаза.

— Вам не следует их искать.

— Вы что, вдруг начали за меня волноваться?

— Они вполне могут рассуждать, как мы: что даже если флешка и не у вас, вы так или иначе знаете, куда она подевалась. И они могут оказаться коварнее и убедительнее, чем мы.

— То есть?

— Они могут рассказать вам, что на ней. И в этом случае вы станете ненужным свидетелем уже для нас.

— Насколько все плохо?

— Майор Сэнсом будет скомпрометирован.

— А Соединенные Штаты?

— И это тоже.

Вернулся официант, спросить, не нужно ли нам чего. Спрингфилд ответил «да». И повторил заказ — для нас обоих.

— Повторите еще раз подробно, что произошло в поезде, — попросил он.

— Почему вы сами не были там, вместо вашего начальника штаба?

— Мы узнали обо всем слишком поздно. Я тогда находился в Техасе, вместе с Сэнсомом.

— А почему у федералов не было своего человека в поезде?

— Был. И не один. Две женщины. В штатском, из ФБР. Специальные агенты Родригес и Мбеле. Вы сели не в тот вагон.

— Они были профи, — признался я. Латиноамериканка: маленькая, усталая, раздраженная. Негритянка: в цветастом платье с батиком и тканевой косынке в тон. — Но как вы узнали, что Сьюзан Марк окажется именно в этом поезде?

— Мы не знали. Это была масштабная операция. У нас были сведения, что она едет на машине. Поэтому мы расставили людей в туннелях. Идея была проследить за ней оттуда.

— Почему ее не арестовали прямо на выходе из Пентагона?

— Федералы хотели раскрутить всю цепочку за раз. И возможно, смогли бы.

— Если бы я все не испортил.

— Заметьте, вы сами это сказали.

— У нее не было с собой флешки.

— Из Пентагона она вышла с ней, и ее нет ни у нее дома, ни в ее машине.

— Да что, черт возьми, было на этой флешке?!

Спрингфилд не ответил.

В кармане завибрировал один из трофейных сотовых.

Я вывалил все три трубки на стол. Одна из них мелко подергивалась. Я открыл крышку и поднес телефон к уху:

— Алло?

— Ты еще в Нью-Йорке? — спросил голос Лили Хоц.

— Да, — ответил я.

— Близко к «Временам года»?

— Не совсем.

— Иди туда. Я оставила для тебя пакет на стойке портье.

Телефон отключился.

Я взглянул на Спрингфилда.

— Подождите здесь, — сказал я и вышел в вестибюль.

Я прошел к стойке и, назвав свое имя, уже через минуту держал в руках пакет. Я поинтересовался у портье, когда его доставили. Тот ответил, что больше часа назад.

— Вы видели, кто его принес? — спросил я.

— Один иностранный джентльмен.

Пакет был примерно шесть на девять дюймов, с амортизирующей прокладкой. Внутри прощупывалось что-то плотное. Круглое, дюймов пять в диаметре. Я принес пакет в чайную и сел на свое место напротив Спрингфилда.

— От Хоцев? — спросил он.

Я кивнул. И открыл конверт. Из него выпал какой-то диск.

— DVD, — сказал Спрингфилд.

Это был чистый диск. На ярлыке черным маркером от руки были написаны всего два слова: «Посмотри это».

— У меня нет DVD-плеера, — сказал я.

— DVD можно смотреть на компьютере.

— У меня нет компьютера.

— Они есть в отеле.

— Я не хочу здесь оставаться.

— Это не единственный отель в городе.

— А где остановились вы?

— В «Шератоне». Там, где и в прошлый раз.

Спрингфилд оплатил счет платиновой кредиткой, и мы отправились в «Шератон».

Ключ-картой Спрингфилд открыл дверь в гостиничный бизнес-центр. Сказав, что подождет меня в вестибюле. Три из четырех компьютеров были заняты. Я сел на последний свободный стул, нашел щель на системном блоке и вставил DVD. Зажужжал моторчик, машина всосала диск.

На экране высветилось окно. В нижнем его углу — простые графические символы. Воспроизведение, пауза, перемотка вперед, назад и проскок. Я поводил мышью — стрелку курсора сменила пухлая маленькая рука.

Телефон в кармане начал вибрировать.

Я вытащил его и открыл панель:

— Алло!

— Ты забрал пакет? — спросила Лиля Хоц.

— Да, — ответил я.

— Посмотрел?

— Еще нет.

— Посмотри. Там есть чему поучиться.

— Он со звуком?

— Нет, это немой фильм. К сожалению.

Я ничего не сказал.

— Где ты сейчас? — спросила она.

— В гостиничном бизнес-центре.

— Кто-то еще может видеть экран?

Я промолчал.

— Включай, — сказала она. — Я буду вместо диктора.

Я передвинул мышь, навел пухлую ручонку на кнопку воспроизведения. Кликнул.

Окно стало ярче. Через секунду появилась картинка. Широкоугольный вид. Где-то на воздухе. Ночь. Сцена подсвечена яркими галогенными лампами. Истоптанная земля — темная, цвета хаки. Кусок скалы, плоский и большой — больше двуспальной кровати. По углам камня просверлены четыре отверстия, в каждом — железное кольцо.

К кольцам был привязан человек. Невысокий, жилистый и абсолютно голый. Оливковая кожа и черная борода. Лет тридцати. Человек лежал на спине — растянутый в форме большой буквы X. Голова его дергалась из стороны в сторону. Он кричал, но я не мог слышать его криков. Фильм был немой.

— Что ты видишь? — спросила Лиля Хоц.

— Мужчину на каменной плите, — ответил я. — Кто он?

— Таксист. Посыльный одного американского журналиста. Смотри дальше.

В кадре возникла Светлана Хоц. В руке у нее был нож.

Светлана влезла на камень и присела на корточки рядом с жертвой. Приставила кончик лезвия к точке примерно посередине между пахом и пупком мужчины. Надавила. Мужчина невольно дернулся. Его губы складывались в слова. «Нет!» и «Не надо!» понятны на любом языке.

— Где это было? — спросил я.

— Недалеко от Кабула.

Светлана вела лезвие к пупку. Спокойно, умело, профессионально. Лезвие замерло над грудиной. Живот мужчины раскрылся, точно потянули за «молнию».

Светлана положила нож и, скользнув с камня, вышла из кадра.

— Вы сумасшедшие, — сказал я.

— То же говорил и Питер Молина.

— Он видел этот диск?

— Он на нем. Промотай вперед, если хочешь.

Я переместил пухлую ручонку на кнопку перемотки и кликнул. Картинка переключилась в ускоренный режим. Руки и ноги таксиста задергались в два раза активнее.

— Вы извращенцы, — сказал я. — И считай, уже трупы. Грузовик вас еще не сбил, но это вот-вот случится.

— Это ты, что ли, грузовик?

— Можешь не сомневаться.

— Я рада. Смотри дальше.

Я щелкал по кнопке перемотки, снова и снова. Таксист перестал двигаться. В кадр стремительно ворвалась Лиля Хоц. Она наклонилась к жертве, пощупала пульс. А затем подняла голову и улыбнулась победоносной улыбкой.

Обращенной прямо ко мне.

— Ну как, все кончилось? — спросила она по телефону.

— Да, — ответил я.

— Смотри дальше. — Ее голос проник мне в самое ухо.

Картинка открылась на новой сцене. Место действия — интерьер. Возможно, подвал. Широкая каменная плита — верх огромной столешницы. Вероятно, часть старой кухни. К плите привязан крупный молодой парень.

Поверь, эти триста фунтов мышц способны за себя постоять, — сказал тогда Джейкоб Марк.

Парень был голый. Бледная кожа, взъерошенные светлые волосы. Его голова дергалась из стороны в сторону. Он кричал.

— Я не буду на это смотреть, — сказал я.

— Что так? А вдруг мы отпустили его?

— Когда это было?

— Мы назначили срок, и мы его выдержали.

Я не ответил.

— Смотри.

Я посмотрел. А вдруг мы отпустили его?

Они его не отпустили.

Потом я повесил трубку, сунул диск в карман, прошел в туалет в вестибюле и заперся в кабинке. Меня вырвало. Не из-за кино. Я видел вещи намного хуже. Меня вырвало от ярости и отчаяния. Я прополоскал рот и умыл лицо.

Затем я опустошил карманы. Оставил наличные, паспорт, кредитку, проездной на метро и визитную карточку Терезы Ли. И зубную щетку. Плюс мобильник, который звонил. Остальные два я выбросил в урну для мусора, вместе с внешним аккумулятором, визиткой четверых мертвых парней из частной детективной конторы и свернутой пачкой записей, сделанных Терезой Ли.

Туда же отправился DVD-диск. Вместе с флешкой из «Радио Шэк». Я больше не нуждался в приманках. Избавившись от всего лишнего, я вышел из туалета и огляделся в поисках Спрингфилда.

Тот сидел в баре вестибюля. На столике — стакан с водой.

— Вы побледнели, — заметил он.

— Их было двое, — сказал я. — Они вспороли им животы.

— Кто эти двое?

— Один — таксист из Кабула, другой — сын Сьюзан Марк.

— Хоцы на пленке есть?

Я кивнул:

— Неопровержимая стопроцентная улика.

— Это уже не важно. Они знают, что мы в любом случае собираемся их убить. Не все ли равно, за что?

— Для меня это важно.

— Да поумнейте вы наконец, Ричер. Для этого они и послали вам пакет с диском. Им нужно вас разозлить, чтобы вы наделали кучу ошибок. Они не могут найти вас. Поэтому хотят, чтобы вы сами вышли на них.

— Что я и собираюсь сделать.

— Ваши планы на будущее — это ваше личное дело. Но вам нужно быть осторожным. Поймите, в этом их тактика. Так есть и так было уже две сотни лет. Вот почему их зверства всегда совершались в пределах слышимости от передовой. Им требовалось, чтобы противник посылал все новые группы спасателей. Или спровоцировать атаку из чувства мести. Им нужен был непрекращающийся поток пленных. Спросите британцев. Или русских.

— Я буду предельно осторожен.

— Уверен, что будете. Но не раньше, чем с вами закончим мы — насчет событий в поезде. Помочь нам — в ваших же интересах.

— Пока что-то незаметно. До сих пор одни обещания.

— Как только мы получим флешку, все обвинения против вас будут сняты.

— Этого мало. Я хочу, чтобы обвинения были сняты сейчас. Я не могу постоянно бегать от полицейских.

— Я должен позвонить Сэнсому.

— Заодно переговорите с ним о Терезе Ли и Джейкобе Марке. И Догерти. Мне нужны безупречные биографии для каждого из этих троих.

— Хорошо.

— И еще две вещи, — сказал я.

— Вы слишком много торгуетесь — для человека, которому нечего предложить.

— Министерство национальной безопасности отследило, что Хоцы прибыли из Таджикистана вместе с группой людей. Три месяца назад. Мне нужно знать, о каком количестве идет речь.

— Чтобы оценить численное превосходство врага?

— Именно.

— А второе?

— Я хочу еще раз встретиться с Сэнсомом.

— Зачем?

— Чтобы он сказал мне, что на той флешке.

— Этого не будет.

— Тогда я оставлю ее у себя и посмотрю сам.

— Флешка действительно у вас?

— Нет. Но я знаю, где она.

— И где же? — спросил Спрингфилд.

— Я не могу добровольно выдавать информацию.

— Вы блефуете, Ричер.

— Не в этот раз. — Я отрицательно покачал головой.

— Вы уверены? И можете показать нам место?

— Я могу показать место с точностью до пятнадцати футов. Дальше — полностью ваше дело. Звоните Сэнсому.

Спрингфилд осушил стакан и дал знак официанту. Тот тут же принес счет. Спрингфилд заплатил платиновой кредиткой — за нас обоих, точь-в-точь как и во «Временах года». Я воспринял это как добрый знак. И решил поискушать судьбу.

— Как насчет того, чтобы снять мне номер? — спросил я.

— Зачем? — удивился он.

— Затем, что пройдет какое-то время, прежде чем мое имя вычеркнут из списка самых опасных разыскиваемых преступников. А я ночь не спал. И мне хотелось бы спокойно вздремнуть.

Спустя десять минут мы стояли в номере с огромной кроватью. Простор и комфорт — да, но с тактической точки зрения — хуже не придумаешь. Как и во всех гостиничных номерах верхних этажей, здесь имелось ненужное мне окно и, следовательно, всего один выход. Я видел, что Спрингфилд думает о том же. Что надо быть сумасшедшим, чтобы запереть себя в такой мышеловке.

— Я могу доверять вам? — неожиданно спросил я.

Он ответил без колебаний:

— Да.

— Тогда одолжите мне свою пушку.

— Зачем это?

— Вы сами знаете зачем. Чтобы, если вы приведете к моей двери не тех людей, я смог бы себя защитить.

Я знал, что Спрингфилд скорее выколет себе глаз, чем расстанется со своим оружием. Но тот лишь засунул руку за полу пиджака и вытащил девятимиллиметровый австрийский «Штейер ГБ». И протянул мне, рукояткой вперед. Восемнадцать патронов в обойме плюс один в стволе.

— Спасибо, — сказал ему я.

Он молча повернулся и вышел из номера. Я закрыл замок на два оборота, повесил цепочку и подпер стулом ручку двери. Затем выложил все из карманов на ночной столик. Сложил одежду под матрас, чтобы отутюжить ее. И долго стоял под горячим душем. После чего лег в кровать и крепко уснул.

Через четыре часа меня разбудил стук в дверь. На стене сбоку от входа висело зеркало в полный рост. Обернув вокруг талии полотенце, я взял пистолет. Отодвинул стул и приоткрыл дверь, докуда позволяла цепочка. А затем отступил назад и проверил отражение в зеркале.

Спрингфилд. И Сэнсом.

Одни, насколько я мог видеть в узкую щель. Я снял палец со спускового крючка и цепочку с двери.

Они вошли.

Сэнсом был в темно-синем костюме, белой рубашке и красном галстуке. Он взял стул, которым я подпирал дверь, отнес к столу и сел. Спрингфилд закрыл дверь и повесил цепочку обратно. Я по-прежнему держал пистолет. Приподняв коленкой матрас, свободной рукой я вынул из-под него одежду.

— Две минуты, — сказал я. — Пообщайтесь пока между собой.

В ванной я оделся и вернулся обратно к ним.

— Вы и правда знаете, где флешка? — спросил Сэнсом.

— Да, — ответил я.

— Зачем вы хотите знать, что на ней?

— Затем, чтобы понять, насколько неловкой может стать ситуация.

— Почему вам просто не сказать мне, где она?

— Потому что прежде мне нужно кое-что сделать. И мне нужно, чтобы, пока я делаю это, копы не путались у меня под ногами. Можете считать это средством заставить вас сосредоточиться на работе.

— Откуда мне знать, что вы не водите меня за нос?

— Ниоткуда. Придется поверить мне на слово.

— Она здесь, в Нью-Йорке?

Я не ответил.

— Я могу вам доверять? — спросил конгрессмен.

— Многие доверяют.

— Я читал ваш послужной список. Он неоднозначный.

— Я старался. Но жил своим умом.

— Почему вы вышли в отставку?

— Мне стало скучно. А вы?

— Я постарел.

— Что на той флешке?

Он не ответил. Спрингфилд стоял безмолвно, ближе к двери, чем к окну — невидимый для внешнего снайпера и достаточно близко к коридору, чтобы блокировать гостей, если дверь неожиданно распахнется. Верно говорят: мастерство — это навсегда. Я вернул ему пистолет. Он взял, молча.

— Расскажите, что вам известно на данный момент, — попросил Сэнсом.

— Вероятно, вас перебросили по воздуху: из Форт-Брэгга в Турцию, а затем — в Оман. Дальше — в Индию и уже оттуда — к северо-западной границе Пакистана.

Он кивнул. Взгляд его на миг стал каким-то отсутствующим.

— Конечная точка — Афганистан, — добавил я.

— Продолжайте.

— По-видимому, вы двигались на юго-восток, по долине Коренгал.

— Продолжайте.

— Вы случайно наткнулись на Григория Хоца, забрали винтовку и отпустили его и корректировщика на все четыре стороны. После чего пошли дальше — туда, куда вам и было приказано.

Он кивнул.

— Вот все, что мне известно на данный момент, — закончил я.

Сэнсом посмотрел мне в глаза.

— Где вы были в марте 1983-го? — спросил он.

— В Вест-Пойнте.

— Какая новость была самой горячей в те дни?

— Советская армия оказалась в капкане в долине Коренгал.

Он вновь кивнул:

— Это было безумством. С самого начала. Никому еще не удавалось победить афганцев в этой части страны. Там была настоящая мясорубка — медленная и методичная. Разумеется, нас это устраивало.

— Мы помогали, — заметил я.

— Конечно. Мы давали моджахедам все, что они хотели. Не требуя ни цента взамен.

— И?..

— Когда у людей входит в привычку получать все, что они хотят, очень трудно остановиться.

— Чего же они хотели еще?

— Признания, — ответил Сэнсом.

— И в чем заключалась ваша миссия?

— Мы должны были встретиться с их главным моджахедом. Как волхвы с личными дарами от самого Рональда Рейгана. Мы были его послами. С приказом целовать задницу при каждом удобном случае.

— Но это было четверть века назад.

— И что?

— Кому сейчас есть до этого дело? Мелкий исторический эпизод. К тому же тогда все получилось. Это был конец коммунизма.

— Но не конец моджахедов.

— Да, — согласился я. — Они стали Талибаном и Аль-Каидой. Но избиратели из Северной Каролины не помнят историю. Большинство из них не помнят даже, что они ели сегодня на завтрак.

— Как сказать.

— В смысле?

— В бизнесе есть такой термин — узнаваемость бренда.

— Какого бренда? — не понял я.

— Коренгал стал местом, где Советы встретили свой конец. Моджахеды отлично сделали свое дело. Следовательно, их местный лидер для всех стал персоной номер один. Он был восходящей звездой. Именно с ним нам и надлежало встретиться. И мы выполнили приказ.

— Кто он?

— Довольно яркая личность, поначалу. Молодой, рослый, приятной наружности, образованный, умный, целеустремленный. Родом из семьи саудовского миллиардера. Но сын стал революционером. Пожертвовал праздной жизнью ради святого дела.

— Как его звали?

— Усама бен Ладен.

В номере стало тихо. Спрингфилд сел на кровать.

— Узнаваемость бренда, — повторил я.

— Черт бы ее побрал, — добавил Сэнсом.

— Но все мы читали военные рапорты.

— И?..

— Они бесстрастные и сухие. Возможно, ваше имя там даже не упомянуто. Или его. Возможно, там сплошь условные сокращения, зарытые в трех сотнях страниц географических ссылок.

Сэнсом ничего не ответил. Спрингфилд отвел глаза.

— Какой он был? — спросил я.

— Видите? — сказал Сэнсом. — Как раз то, о чем я и говорил. Моя жизнь больше не играет никакой роли. Теперь я всего лишь «тот самый парень, кто целовал задницу Усаме бен Ладену». Он был подонком. Психопатом. Фанатиком, поклявшимся истреблять русских без всякой пощады, что поначалу нас более чем устраивало, но уже скоро мы поняли, что он будет убивать всех, кто хоть в чем-то отличается от него самого. Для нас это был не самый лучший уик-энд.

— Вы что, провели там все выходные?

— В качестве почетных гостей. Хотя и не совсем так. Этот самонадеянный щенок все время разыгрывал из себя Господа Бога. Хвастался, как бы он выиграл войну во Вьетнаме. Нам же приходилось кивать и делать вид, что нас это впечатляет. Меня едва не стошнило. И не только из-за еды.

— Вы и ели вместе с ним?

— Мы жили в его палатке.

— Которая в рапорте наверняка названа «штабом». Три сотни утомительных и нудных страниц. Читатель умрет от скуки раньше, чем доберется до середины. Почему вы так беспокоитесь?

— Политика — ужасная вещь. Все можно повернуть так, будто бен Ладен не тратил свое наследство, а это мы субсидировали его. Почти платили ему зарплату.

— Это всего лишь слова на листе бумаги.

— Это очень большой файл, — сказал Сэнсом.

— Чем больше, тем лучше. Чем объемнее файл, тем глубже в нем спрятано все дурное.

— Вы когда-нибудь пользовались компьютером?

— Одним даже сегодня.

— Какие файлы, как правило, самые объемные?

— Длинные документы?

— Ответ неверный. Самые объемные файлы — с большим количеством пикселей.

— Я понял, — сказал я. — Это не рапорт. Это фотография.

Глава 9

— Рейгану нужна была эта фотография, — продолжал Сэнсом. — Отчасти из-за того, что старик был слишком сентиментален, плюс он хотел быть уверен, что мы выполнили приказ. Насколько я помню, я стою рядом с Усамой бен Ладеном, скалясь, как последний кретин.

— А по другую руку — я, — добавил Спрингфилд.

— Бен Ладен сровнял с землей Башни-Близнецы, — сказал Сэнсом. — Он атаковал Пентагон. Он террорист номер один в мире. Эта фотография уничтожит меня как политика. Конец всему.

— Поэтому Хоцы и хотят ее заполучить? — спросил я.

Он кивнул:

— Чтобы Аль-Каида смогла унизить меня, а заодно и все Соединенные Штаты. Или наоборот.

— Отсюда и фотография в вашей книге. И на стене у вас в кабинете. Дональд Рамсфелд и Саддам Хусейн, в Багдаде.

— Да, — ответил Сэнсом.

— Козырная карта. Чтоб показать, что вы не один такой.

— Это не козырь. Скорее, чертова четверка треф. Поскольку бен Ладен намного хуже Саддама. К тому же Рамсфелду не требовалось никуда баллотироваться. Его всегда назначали — его друзья. Ни один здравомыслящий избиратель не отдал бы за него голос.

— Вы получите это фото.

— Когда?

— Как у нас дела со снятием обвинений?

— Медленно.

— Но верно?

— Не совсем. Две новости: хорошая и плохая.

— Начните с плохой.

— ФБР вряд ли пойдет навстречу. Что же до Министерства обороны, то тут однозначно «нет».

— Те три клоуна?

— Они вне игры. Один со сломанным носом, у второго черепно-мозговая. Но их уже заменили.

— А хорошая новость?

— Мы думаем, Полицейское управление готово уступить.

— Отлично, — сказал я.

Сэнсом промолчал.

— А как насчет Терезы Ли и Джейкоба Марка? И Догерти?

— Они уже на работе. С благодарностью в личном деле за помощь Министерству национальной безопасности в расследовании, чреватом серьезными политическими последствиями.

— Как вы собираетесь поступить с флешкой, когда она будет у вас? — спросил я.

— Первым делом я удостоверюсь, что это она, а затем раздавлю ее, сожгу осколки, а пепел спущу в восьми разных унитазах.

— А если я попрошу вас не делать этого?

— Почему?

— Объясню позже.

Был уже конец дня — или начало вечера, в зависимости от того, с какой стороны смотреть. Но я недавно проснулся, и для меня было время завтрака. Я позвонил в обслуживание номеров и заказал огромный поднос. Баксов на пятьдесят. Сэнсом никак не отреагировал.

Принесли мой завтрак. Сэнсом ответил на звонок по сотовому и подтвердил, что для полиции Нью-Йорка моя персона более не интересна. Но затем конгрессмен сделал второй звонок и сообщил, что с ФБР дело куда серьезнее. Третий звонок развеял все сомнения насчет Министерства обороны: оно не отступится.

— Конец истории, — сказал он.

— Ничего, — ответил я. — По крайней мере теперь я знаю, как выглядит поле боя.

— Это не ваш бой, Ричер.

— Джейкобу Марку станет легче, когда я подведу черту.

— Так вы делаете это для Джейкоба Марка? Или для меня?

— Для себя. Они прислали диск мне.

— Обыкновенный тактический прием. Вы реагируете, они побеждают.

— Нет. Если я среагирую, они проиграют.

— Вы хотя бы имеете представление, где они могут быть?

— Есть у меня пара мыслишек.

— А канал связи? Он у вас еще есть?

— Думаю, она скоро позвонит.

— Один промах — и вы у нее в плену. И тогда вы расскажете все, что она хочет знать.

— Сколько раз вы летали коммерческими рейсами после одиннадцатого сентября? — спросил я.

— Сотни, — ответил он.

— Готов поспорить, что во время каждого полета где-то в крошечном уголке сознания вы надеялись, что на борту окажутся угонщики-террористы. Чтобы вы могли встать с кресла и вышибить из них дух. Или погибнуть в схватке.

Губы Сэнсома сложились в едва уловимую улыбку.

— Так и есть, — признался он.

— А почему?

— Чтобы защитить пассажиров и самолет.

— И выплеснуть свою ненависть. То же и со мной. Мне нравились Башни-Близнецы. Мне нравился мир, каким он был до того. Я далек от мира политики. Поэтому для парней вроде меня шанс встретиться лицом к лицу с боевиками Аль-Каиды — это все равно как все дни рождения и новогодние праздники, вместе взятые.

— Вы безумец. Такие дела не делают в одиночку.

— А у меня есть выбор?

— Рано или поздно Министерство национальной безопасности их все равно найдет. Они подключат полицию, ФБР, спецназ.

— Одному всегда проще, — ответил я.

— Не факт, — вставил слово Спрингфилд. — Мы проверили компьютерный алгоритм. Вы были правы. Хоцы прибыли не одни.

— Сколько?

— Девятнадцать человек.

Я закончил свой завтрак. Кофейник был пуст, поэтому я осушил бутылку воды и послал ее в ведро для мусора.

— Девятнадцать человек, — сказал я. — Четверо выехали из страны, еще двое вне игры со сломанными локтями и челюстями. Итого тринадцать в остатке.

— Сломанными локтями и челюстями? — не понял Сэнсом.

— Эти двое меня искали, но, похоже, уличные драки не их стезя.

Спрингфилд утвердительно кивнул:

— В ФБР поступил звонок из отделения экстренной медицинской помощи больницы Беллвью. Им доставили двух иностранцев без документов. Избитых до потери сознания.

— Наказание, — сказал я. — Хоцы сдали их — в назидание остальным.

— Жестоко.

— Тринадцать человек, — сказал я.

— Плюс Хоцы, — поправил Спрингфилд.

— Ладно, пятнадцать.

— Мы не можем активно вам помогать, — сказал Сэнсом. — Надеюсь, вы понимаете? Все может закончиться минимум одним и максимум пятнадцатью трупами на улицах Нью-Йорка. Мы не можем быть в этом замешаны. Нас не должно быть в радиусе миллиона миль от всей этой истории.

— Я не прошу помощи.

— Минимум один труп — это вы. И в этом случае я не буду знать, где искать снимок.

— Тогда молитесь и надейтесь на чудо.

— Я могу верить вам?

— Что я останусь в живых?

— Что вы сдержите слово.

— Чему вас учили в школе кандидатов на офицерский чин?

— Что собратьям по оружию нужно верить. Особенно собратьям в одинаковом с тобой звании.

— Вы сами ответили на свой вопрос.

— Только вот службы у нас были разные.

— Верно подмечено. Я проливал кровь, пока вы летали по миру, целуя задницы террористам. Вы даже «Пурпурного сердца» не получили. Это шутка. Не обижайтесь.

— Я читал ваше досье. Вам дали «Пурпурное сердце» после взрыва начиненного взрывчаткой грузовика. В Бейруте.

— Я это прекрасно помню.

— Вам надо помнить и другое: это были не Хоцы.

— Я не знаю, кто это был — там, в Бейруте. Но кто бы они ни были, это были единомышленники Светланы и Лили Хоц.

— Вами движет месть. И вы все еще считаете себя виновным в гибели Сьюзан Марк.

— И?..

— Это может помешать вам действовать эффективно.

— Беспокоитесь обо мне?

— В первую очередь о себе. Мне нужна моя фотография.

— Вы ее получите.

— Хотя бы намекните, где она может быть.

— Вы знаете столько же, сколько я. Значит, догадаетесь сами.

Он попробовал. Не получилось.

— По крайней мере объясните, почему я не должен от нее избавляться.

— Вы хороший человек, Сэнсом. Классный мужик. И вы будете отличным сенатором. Я в этом не сомневаюсь. Но по большому счету любой сенатор — это всего лишь один из сотни себе подобных. Любого из вас можно с легкостью заменить.

Сэнсом ничего не ответил. Я продолжал:

— Представьте себе пещеру где-нибудь на северо-западе Пакистана. Представьте верхушку Аль-Каиды. Как они сидят там в этот самый момент. Думаете, они говорят: «Нам ни в коем случае нельзя допустить, чтобы конгрессмен Джон Сэнсом прошел в сенат»?

— Вряд ли.

— Тогда зачем им фотография?

— Осрамить Соединенные Штаты.

— Не думаю. Вспомните фото с Рамсфелдом. Кому-нибудь есть до него хоть какое дело? Всем наплевать. Времена изменились. Уничтожить вас лично они, конечно, могли бы, но истреблять американцев поодиночке — это не метод Аль-Каиды.

— Это поставит крест на репутации Рейгана.

— Я вас умоляю. Большинство наших сограждан уже забыли, кто это. Девять из десяти опрошенных считают, что Рейган — это аэропорт в Вашингтоне.

— Мне кажется, вы недооцениваете ситуацию.

— А мне — что вы ее слишком переоцениваете.

— Вы же сами видели, что Минобороны роет землю, пытаясь вернуть фотографию.

— Да? Тогда почему они поручили это команде «Б»?

— Вы думаете, те парни были командой «Б»?

— Надеюсь. Будь они из команды «А», мы с вами бы сейчас здесь не разговаривали.

Сэнсом ничего не ответил.

— Ладно, — сказал я. — Допустим. Налицо факт стратегического просчета. Стыд и позор. Но не более того.

— То есть вы полагаете, что ожидания Аль-Каиды слишком завышены? Что они тоже ошибаются?

— Нет, я хочу сказать другое. Вам не кажется, что вся эта история как-то перекошена? Асимметрична, если хотите. Судите сами. Аль-Каида выпускает на поле команду «А», а мы в противовес выпускаем команду «Б». Какой из этого вывод? Что их стремление заполучить снимок сильнее нашего желания его удержать.

Сэнсом молчал.

— Задайте себе вопрос, — продолжал я. — Почему Сьюзан Марк не приказали просто скопировать файл? Будь целью Аль-Каиды поставить США в неловкое положение, скопировать файл — вариант куда как более уместный. Ведь когда фото вышло бы на свет божий и скептики с пеной у рта принялись бы утверждать, что это фальшивка, оригинал по-прежнему хранился бы в базе данных.

— Согласен.

— Но Сьюзан Марк приказали выкрасть его. Чтобы не осталось никаких следов. И это уже очень серьезный риск. Получается, им нужно, чтобы фотография не просто попала к ним. Им нужно, чтобы ее не было у нас.

— Я не понимаю.

— Вам придется еще раз вспомнить, что видел объектив фотоаппарата. Как можно точнее. Вы спросите зачем? Да затем, что Аль-Каида не собирается обнародовать этот снимок. Они выкрали его для того, чтобы он исчез без следа.

— Но почему?

— Да потому, что, каким бы компрометирующим он ни был лично для вас, в нем есть нечто такое, что еще опаснее для самого Усамы бен Ладена.

Сэнсом и Спрингфилд погрузились в воспоминания. Мыслями они перенеслись на двадцать пять лет назад.

— Я не помню, — сказал Сэнсом.

— Может, все дело в нас? — предположил Спрингфилд. — Возможно, встреча с американцами сегодня выглядит дурной кармой?

— Наоборот, — ответил я. — Для бен Ладена это отличный пиар. Его триумф на фоне простофиль, обмануть которых — милое дело. Должно быть что-то еще.

— Там был целый зоопарк. Дети, животные. Полный бедлам.

— Нет. Должно быть что-то такое, что его компрометирует.

— Я не помню. Прошло слишком много времени.

Сэнсом молчал. Наконец он тряхнул головой:

— Мне придется пойти на очень серьезный шаг.

— Знаю, — ответил я.

— Если этот снимок навредит ему больше, чем мне, я опубликую его.

— Нет, если этот снимок навредит ему хоть как-нибудь, вы его опубликуете. А затем соберете волю в кулак и взглянете в лицо возможным последствиям.

— Где он?

Я не ответил.

— Хорошо, — подытожил Сэнсом. — Я знаю столько же, сколько вы. Значит, я догадаюсь сам. Не так быстро, но догадаюсь. А это значит, что и Хоцы могут понять, где флешка. Возможно, она уже у них.

— Да, — сказал я. — Не исключено.

— И если их цель — уничтожить следы, может, мне проще махнуть рукой и позволить им это сделать?

— Если их цель — изъять фотографию у нас, значит, она — ценное оружие, которое может быть использовано против них.

Было видно, что Сэнсому нелегко решиться.

— Хорошо, — наконец сказал он. — Идите и найдите их, прежде чем они доберутся до фотографии.

Но я не пошел. Не все сразу. Мне нужно было как следует все обдумать. И устранить кое-какие недостатки. На мне были резиновые башмаки и светлые брюки. И я был безоружен. Все это не вписывалось в мой план. Я собирался выйти в глухую ночь, одетый во все черное. В подходящей обуви. И со стволами.

Я посмотрел на Сэнсома:

— Вы сказали, что не можете активно помогать мне, так?

— Так, — ответил он.

Я перевел взгляд на Спрингфилда:

— Я собираюсь в магазин. Думаю, мне понадобятся черные брюки, черная футболка и черные ботинки. И черная ветровка — размера XXXL, чтобы сидела мешком. Что скажете?

— Нам все равно, — пожал плечами Спрингфилд. — Когда вы вернетесь, нас здесь уже не будет.

Я пошел в тот же магазин на Бродвее, где покупал рубашку перед рандеву с Элспет Сэнсом. Там я нашел все, кроме носков и обуви. Черные джинсы, черную футболку и черную ветровку на молнии, топорщившуюся на животе пузырем.

Идеально — если Спрингфилд понял намек.

Я переоделся в примерочной, выбросил старые вещи и заплатил продавцу пятьдесят девять долларов. После чего отправился в обувной. Там я взял пару черных ботинок — высоких, крепких и на шнурках — и пару черных носков. Еще около сотни баксов.

Вечер уже окутывал город темным покровом, когда я вернулся в гостиницу. Я поднялся в номер, сел на кровать и стал ждать.

Я ждал около четырех часов. Я думал, что жду Спрингфилда. Но оказалось, что ждал я Терезу Ли.

Ли постучала, когда до полуночи оставалось восемь минут. В руке у нее была черная спортивная сумка. Нейлон-баллистик. По тому, как сумка оттягивала ей руку, я сделал вывод, что внутри что-то тяжелое.

— Ты в порядке? — спросила Ли, ставя сумку на пол.

— А ты?

Она кивнула:

— Мы все снова на работе. Как будто ничего не произошло.

— Что в сумке?

— Понятия не имею. Какой-то мужчина доставил ее в участок.

— Спрингфилд?

— Нет, он назвался Браунингом. Он передал сумку мне, сказав, что ради предотвращения преступления я должна гарантировать, что она ни в коем случае не попадет к тебе.

— Но ты все равно ее принесла?

— Я ее охраняю. Так надежнее.

— Конечно.

Ли присела на кровать. В ярде от меня. А может, и ближе.

— Мы обыскали те три старых особняка на 58-й.

— Это Спрингфилд сообщил вам о них?

— Он сказал, что его зовут Браунинг. Наш спецназ устроил облаву пару часов назад. Хоцев там нет.

— Знаю.

— Они были там, но успели уйти.

— Знаю.

— Откуда?

— Хоцы сдали Леонида с подельником. Следовательно, они перебрались в другое место, о котором эти двое не знают.

Она посмотрела на меня:

— Ты найдешь их?

— Как у них с наличными?

— Мы не можем их отследить. Они перестали пользоваться кредитками и банкоматами шесть дней назад.

— Что еще предпринимает ваш отдел по противодействию терроризму?

— Розыск, — ответила Ли. — Совместно с ФБР и Минобороны. Улицы патрулируют шестьсот сотрудников.

— Круто.

— Говорят, все это связано с каким-то файлом, пропавшим из Пентагона. Записанным на флешку.

— Вроде того.

— Ты знаешь, где флешка?

— Почти.

— Так иди и возьми ее. А Хоцами пусть занимаются те, кому это положено.

Я промолчал. Ли поняла, что меня не переубедишь.

— Когда планируешь приступить? — спросила она.

— Через два часа. Плюс еще два, чтобы отыскать их. И атаковать в четыре утра. Мое любимое время. То, чему мы научились у русских. Самый лучший момент, чтобы застать врага врасплох.

— Пропавший файл имеет отношение к Сэнсому?

— Отчасти.

— Он знает, что файл у тебя?

— У меня его нет. Пока. Но я знаю, где он.

— А Сэнсом об этом знает?

Я молча кивнул.

— Значит, ты заключил с ним сделку, — сказала Тереза Ли. — Он вытаскивает нас с Догерти и Джейкобом Марком, а ты приводишь его к пропавшему файлу.

— Вообще-то идеей было вытащить из дерьма меня.

— Похоже, для тебя номер не сработал. У федералов ты по-прежнему на крючке.

— Зато сработал с Управлением полиции Нью-Йорка.

— Так же, как и для нас троих. Спасибо, Ричер.

— Пожалуйста.

— Как Хоцы планируют выбраться из страны?

— Не думаю, что это входит в их планы. Слишком поздно. Поезд ушел пару дней назад. Сейчас у них всего один путь — довести дело до конца. Победа или смерть.

— Пойти на верную гибель?

— То, что они умеют лучше всего.

Тереза Ли встала с кровати. Она сказала, чтобы я звонил ей в любое время, когда мне понадобится ее помощь, и, пожелав удачи, вышла из номера. Черная сумка осталась на полу рядом с ванной.

Я приподнял сумку, прикинул вес. Фунтов восемь, не меньше. Я перенес сумку на кровать, расстегнул молнию.

Первым, что я увидел, была картонная папка.

Двадцать один лист компьютерных распечаток. Иммиграционные бланки. Две женщины, девятнадцать мужчин. Все — граждане Туркменистана. Все въехали в США из Таджикистана три месяца назад. На каждом бланке — цифровое фото и отпечатки пальцев. Фотографии были цветными. Я без труда узнал Светлану и Лилю Хоц. И Леонида с его подельником. Остальных семнадцать я видел в первый раз. На четырех уже стояла пометка «Выбыл». Я выбросил их бланки в ведро и разложил на кровати оставшиеся тринадцать.

Все тринадцать лиц выглядели усталыми. Невысокие, судя по направлению взгляда в объектив, жилистые, ближневосточный тип, сплошь кости, мышцы и жилы. Я всматривался, изучая каждого, с номера один по номер тринадцать, пока их лица не впечатались в мою память.

Затем я вернулся к сумке.

Как минимум, я рассчитывал на сносный пистолет. Как максимум — на короткий ПП. Я не зря намекнул Спрингфилду насчет мешковатой куртки. Я надеялся, он поймет.

Он понял. Более чем. И превзошел все мои ожидания.

Он дал мне пистолет-пулемет с глушителем. Немецкий «Хекклер и Кох МП-5СД». Укороченная модификация классического МП-5. Без приклада. Пистолетная ручка, спуск, изогнутый магазин на тридцать патронов и шестидюймовый ствол с двухкамерным глушителем. Калибр девять миллиметров, быстрый, точный и тихий. Просто класс! ПП был с черным нейлоновым ремнем, предусмотрительно подтянутым почти на минимум.

С левой стороны ПП находилось комбинированное приспособление — предохранитель и переключатель режимов стрельбы. Белая точка — предохранитель, один маленький белый шаблон в форме пули — для стрельбы одиночными, три пули — для очередей по три выстрела и длинная цепочка маленьких белых пулек — для автоматического огня. Я перевел фиксатор в режим очередей по три выстрела. Мой любимый.

Я положил оружие на кровать.

Про патроны он тоже не забыл. Тридцать штук. Хотя тридцать — это не много. Для пятнадцати человек.

Я проверил сумку еще раз.

Но больше патронов не было. Зато был своего рода бонус.

Нож.

«Бенчмейд-3300». Черная фрезерованная рукоятка. Автоматический размыкающий механизм. Запрещенный во всех пятидесяти штатах — если только вы не военный и не сотрудник правоохранительных органов, коим я в данный момент не являлся. Большим пальцем я нажал спуск — лезвие молниеносно выскочило из рукоятки. Обоюдоострый клинок, копьевидное острие. Четыре дюйма длиной.

Я закрыл нож и положил рядом с ПП.

В сумке оказалось еще две вещи. Черная кожаная перчатка — на крупную левую мужскую руку. И моток черной изоленты. Я положил все в ряд с ПП, магазином с патронами и ножом.

Тридцать минут спустя, одетый, обутый и экипированный, я сидел в вагоне поезда R нью-йоркской подземки.

Поезда R оснащены вагонами старой модели — со скамейками, обращенными вперед и назад по ходу движения. Но я сидел на боковой, один. Было два часа ночи. Поезд ехал на юг.

Я вышел на «34-й», сел на скамью в вестибюле станции и еще раз мысленно прошелся по своим теориям. Я прокрутил урок истории от Лили Хоц: Обдумывая наступление, прежде всего следует распланировать свой неизбежный отход. Интересно, прислушались ли к этому совету ее начальники там, на родине? Я был готов поспорить, что нет. По двум причинам.

Первая — фанатизм. Идеологические организации не могут себе позволить мыслить рационально. Стоит лишь начать рассуждать трезво, и все их идеи развалятся как карточный домик.

И второе — любой план отхода неизбежно несет в себе семена краха. Шестьсот агентов патрулируют улицы. Я мог поклясться, что они ничего не найдут. Поскольку планировщики там, в горах, слишком хорошо знают, что единственный безопасный маршрут — это тот, которого в планах нет.

Поэтому сейчас Хоцы за бортом. Со всей своей бандой из тринадцати человек. Одни и без всякой поддержки. Они — в моем мире.

Телефон в кармане завибрировал. Я открыл крышку.

— И где ты? — спросила Лиля Хоц.

— Я не могу вас найти, — ответил я.

— Я знаю.

— Поэтому предлагаю сделку. Сколько у тебя наличных?

— Флешка у тебя?

— Я могу точно сказать тебе, где она.

— Но в данный момент у тебя ее нет?

— Нет.

— Тогда что ты показывал нам в отеле?

— Пустышку.

— Пятьдесят тысяч долларов.

— Сто.

— У меня нет таких денег.

— Вам все равно конец, — сказал я. — Неужели тебе не хочется умереть победителем?

— Семьдесят пять.

— Семьдесят пять, и вся сумма сегодня ночью.

— Шестьдесят.

— Договорились.

— Где ты сейчас? — спросила она.

— На окраине, — соврал я. — Но я готов встретиться на Юнион-сквер. Через сорок минут.

— Там безопасно?

— Вполне.

— Я буду, — сказала она.

— Но только ты, — предупредил я. — Одна.

Телефон отключился.

Я прошел два квартала до северного конца парка Мэдисон-сквер и сел на скамейку. Выудил из кармана визитку Терезы Ли. И набрал номер ее сотового.

— Это Ричер, — сказал я. — Ты говорила, чтобы я звонил в любое время, когда мне понадобится помощь.

— Чем я могу помочь?

— Передай парням из вашего антитеррористического отдела, что через сорок минут на Юнион-сквер ко мне подойдут от минимум двух до максимум, вероятно, шести людей Лили Хоц. Скажи, что их можно брать. Но чтобы меня не трогали.

— Приметы?

— Ты ведь заглянула в сумку? Прежде чем принести ее?

— Конечно.

— Значит, ты видела их фото.

— Где конкретно на Юнион-сквер?

— Думаю, где-то на юго-западном углу.

— Зачем ты встречаешься с ее людьми?

— Я заключил с ней сделку. Но она не придет. Она решила перехитрить меня и пошлет вместо себя кого-нибудь из своих. Чем больше вы возьмете сейчас, тем меньше мне останется на потом. Мне не хотелось бы убивать их всех.

— Совесть?

— Нет. Простой расчет. У меня всего тридцать патронов.

Через девять кварталов я вышел на Юнион-сквер. Для начала я обошел вокруг площади, а затем пересек ее дважды по разным диагоналям. Ничего подозрительного. Я сел на скамейку рядом со статуей Ганди и приготовился ждать.

За двадцать минут до условленного срока я увидел, как подтягивается полицейский спецназ. Спецотряд по противодействию терроризму. Они прибывали в видавших виды седанах и конфискованных мини-вэнах с царапинами и вмятинами на кузове. Я насчитал шестнадцать человек, но был готов признать, что мог пропустить еще четверых или пятерых. Не знай я, что к чему, можно было подумать, что у какой-нибудь секции боевых искусств только что закончилась поздняя тренировка. Парни были все как на подбор: молодые, в хорошей форме и двигались как тренированные атлеты. У каждого — спортивная сумка.

Я видел, что они опознали меня. И слились с пейзажем.

За десять минут до условленного срока я был еще полон оптимизма. За пять — уже нет.

Потому что нарисовались федералы.

Я вытащил мобильник и нажал зеленую кнопку — последний набранный номер. Ли ответила сразу.

— Здесь федералы, — сообщил я. — Как это может быть?

— Либо они прослушивают разговоры нашей диспетчерской, либо кто-то из наших ищет работу поперспективнее.

— Кто важнее в сегодняшней операции?

— Они. Как всегда. Тебе нужно немедленно убираться.

Я закрыл телефон и сунул назад в карман. Восемь человек из блестящих «фордов» скрылись в тени. На площади стало тихо.

Я ждал. Две минуты. Три.

Когда истекли тридцать девять из условленных сорока минут, я почувствовал движение справа. Я присмотрелся. Они двигались сквозь тени и тусклый свет. Семь человек.

Отлично. Чем больше сейчас, тем меньше потом.

Плюс мне это польстило. Лиля рисковала более чем половиной отряда, а значит, считала меня крепким орешком.

Все семеро были невысокого роста, худые и явно усталые. Одетые, как и я, во все черное — мешковатый верх скрывал их оружие. Я знал, что они не станут в меня стрелять. Желание Лили заполучить информацию было моим бронежилетом.

Я продолжал спокойно сидеть.

В теории все должно было быть проще простого. Они подходят, спецназ осуществляет захват, я иду по своим делам.

Но не с федералами. В лучшем случае они накроют нас всех. В худшем — меня одного, ибо им я нужнее, чем эти семеро. Я знал, где находится флешка. Люди Лили — нет.

Семеро разделились. Двое остались на месте, чуть справа и ярдах в тридцати от меня. Двое быстро смещались влево. Трое продолжали идти, чтобы оказаться сзади.

Я встал. Двое справа двинулись в мою сторону. Двое слева были на половине пути для атаки с фланга. Троих сзади мне было не видно.

Я побежал.

Вперед, к павильону метро в двадцати футах прямо передо мной. Вниз по ступенькам. Сзади — отчетливый стук подошв. Человек сорок, растянутых в цепочку безумной гонки.

По крытому кафелем коридору — опять к площадке метро. Здесь я изменил направление и вильнул к поезду R в сторону окраин. Сиганув через турникет, я выбежал на платформу и пронесся до самого ее конца.

Встал.

И развернулся.

Позади меня одна за другой на платформу ввалились три группы людей. Впереди — семерка Лили Хоц. Они неслись прямо на меня. Они видели, что я в тупике. И остановились. А затем повернулись и оказались лицом к лицу с парнями из спецназа.

За спинами спецназовцев маячили четверо из восьми федеральных агентов.

На платформе — ни души. Лишь напротив, у противоположного пути, на скамейке лежал одинокий парень. Молодой. Вероятно, пьяный. Ничего не понимая, он таращился на внезапное нашествие неизвестно откуда взявшегося народа.

Это напоминало гангстерскую войну. Но в действительности это был быстрый и эффективный захват силами полицейского спецназа. Крики, пушки, блеск полицейских жетонов — через секунду первая группа уже лежала мордами в пол. Никакого сопротивления. Защелкнув наручники за спинами пленников, парни уволокли всех семерых. Выпивоха продолжал пялиться, как коза в афишу.

За путями, на противоположной платформе, возникли еще четверо федералов. Они заняли позицию напротив меня. Все ухмылялись, точно сделали особо хитрый шахматный ход. Первые четверо находились между мной и выходом. За моей спиной — глухая стена и разверстая пасть туннеля.

Шах и мат.

Агент, стоявший ближе всех ко мне, вынул из-под пиджака пушку.

— Поднимите руки, — приказал он.

Ночной график. Двадцатиминутный интервал между поездами. Мы здесь уже минуты четыре. Максимум шестнадцать минут до следующего поезда, минимум — ни одной.

В туннеле темно и тихо.

— Поднимите руки, — повторил агент. Из бывших военных, не ФБР. Похоже, уже из команды «А». — Я буду стрелять, — предупредил он.

Агент блефовал. Им нужна была флешка. А я знал, где она.

Среднее время до поезда — шестнадцать пополам. Восемь минут.

Парень с пушкой шагнул вперед.

— Просто скажите нам, где она.

— Где кто? — переспросил я.

— Не кто, а что. Вы знаете, о чем я. И вы забыли об одном очень важном факторе. Если догадались вы, значит, поймем и мы. В коем случае ваше дальнейшее существование теряет смысл.

— Валяйте, — разрешил я. — Вычисляйте.

Он поднял пушку на вытянутой руке. «Глок-17». Самый легкий из современных табельных пистолетов. Агент мог простоять в этой позе хоть до второго пришествия.

— Последний шанс, — предупредил он.

Юный выпивоха куда-то смылся. Видимо решив, что спокойная жизнь дороже той пары долларов, что он выложил за билет.

Свидетелей нет.

Среднее время до поезда — шесть минут.

— Я не знаю, кто вы такие, — сказал я.

— Федеральные агенты, — ответил старший.

— Докажите.

Старший кивнул назад через плечо. Один из напарников сунул руку во внутренний карман пиджака и извлек кожаную книжицу для жетона. Книжица распахнулась. Явив два пластиковых окошка с двумя разными документами. Но я не мог прочесть ни один. Слишком далеко.

Я шагнул вперед. Между нами — не более четырех футов. Я уже мог различить в верхнем пластиковом окошке стандартное удостоверение. УВР, Управление военной разведки. В нижнем находилось что-то вроде мандата, сообщавшего, что предъявитель сего действует в интересах непосредственно президента Соединенных Штатов.

— Круто, — сказал я. — На хлеб с маслом явно хватает.

И отступил назад.

Среднее время до поезда — пять минут.

Старший изменил угол руки. Теперь пистолет целил мне в колено.

— Я выстрелю, — предупредил он.

Свидетелей нет.

Если не можешь придумать ничего лучшего, начинай говорить.

— Зачем вам флешка?

— Вопрос национальной безопасности.

— Наступление или оборона?

— Считаю до трех.

— Флаг вам в руки, — ответил я. — Если собьетесь — скажете.

— Раз.

Я услышал, как зашипела подушка рельсов сбоку от меня. Из туннеля вырвался поезд, сначала быстро, а затем сработали тормоза, и поезд остановился.

Поезд R, в сторону спальных районов. Пятнадцать вагонов. В каждом — по нескольку пассажиров.

Свидетели.

«Глок» старшего нырнул под пиджак.

В поездах R вагоны старой модели. В каждом — по четыре комплекта дверей. Головной вагон встал прямо возле нас. Я был почти напротив двери номер один. Парни из УВР находились ближе к дверям три и четыре.

Двери открылись. Где-то в конце состава вышли два пассажира. И тут же ушли.

Я повернулся к вагону.

Парни из УВР повернулись к вагону.

Я сделал шаг вперед.

Они сделали шаг вперед.

Я остановился.

Они остановились.

Варианты: я вхожу в дверь номер один, после чего они входят в двери три и четыре. В том же самом вагоне. Мы можем кататься хоть до утра. Или поезд уходит без нас и я провожу минимум двадцать минут на пустой платформе наедине с этой далеко не самой теплой компанией.

Двери были еще открыты.

Я шагнул в вагон.

Они шагнули в вагон.

Я чуть выждал и резко дал задний ход. Назад на платформу.

Они дали задний ход.

Все замерли.

Двери закрылись перед моим носом. Как финальный занавес.

Пятьсот тонн железа, вздрогнув, стронулись с места.

В поездах R вагоны старой модели. С планками и водостоками. Раздумывать было некогда. Я уцепился за выступ водостока и втиснул пальцы ног на оградительную планку. Распластавшись снаружи двери, прижался к металлу и стеклу. Обнял внешний изгиб вагона морской звездой. МП-5 больно вдавился в грудь. Поезд набирал ход. Жесткий выступ туннеля шел прямо на меня. Затаив дыхание, я вмялся щекой в стекло.

Это было как гонка в кошмарном сне. Бешеная скорость, вой черноты, оглушительный шум в ушах, несущиеся мимо невидимые препятствия. Неистовство физической мощи. Ветер рвал на мне одежду.

И так ровно девять кварталов. А затем мы выскочили на «23-ю», и поезд дал по тормозам. Приклеенного к вагону, меня внесло в ослепительный свет станции на скорости тридцать миль в час. Я был расплющен словно моллюск. Головной вагон остановился в северном конце платформы. Я выгнулся, и двери передо мной открылись. Я вошел внутрь и рухнул на первое же попавшееся сиденье.

Девять кварталов. Достаточно, чтобы отбить тягу к метросерфингу на всю жизнь.

В вагоне было еще три пассажира. Никто на меня даже не взглянул. Двери закрылись. Поезд двинулся дальше.

Я вышел на «Геральд-сквер». До четырех утра оставалось десять минут. Я еще укладывался в свой график. Я был в двадцати кварталах и в четырех минутах езды к северу от места, где я «сел» на поезд на «Юнион-сквер». Слишком далеко и чересчур быстро для организованного ответного хода. Я поднялся на улицу.

Куда они могли двинуть?

Нью-Йорк. Двести пять тысяч акров земли. Восемь миллионов адресов. Я сортировал варианты, как вычислительная машина.

И не нашел ничего.

А затем я улыбнулся.

Ты говоришь слишком много лишнего, Лиля.

Я вновь услышал в голове ее голос. Из чайной во «Временах года». Когда она рассказывала об афганцах-боевиках: «Моджахеды — люди неглупые. Они умели хорошо запутывать след и возвращались на позиции, которые мы давно считали покинутыми».

Я повернул обратно на «Геральд-сквер». К поезду линии R. Чтобы выйти на углу 59-й и Пятой. Там, откуда рукой подать до старых особняков на 58-й.

Глава 10

В особняках было темно и тихо. Четыре тридцать утра. Поперек двери с одной-единственной кнопкой звонка — той, что была рядом с заброшенным рестораном на первом этаже крайнего дома слева, — красовалась ярко-желтая полицейская лента.

Лента выглядела нетронутой. Это означало наличие черного хода с задней стороны дома. Что было вполне логично, если помнить, что здесь был ресторан.

Я сместился на двадцать ярдов южнее, расширяя угол обзора. Между домами — никаких открытых проходов. Рядом с оклеенной лентой дверью находилась витрина ресторана. Но рядом с ней была еще одна дверь.

Архитектурно дверь принадлежала соседнему с рестораном зданию. И располагалась на первом этаже. Она была намного шире обычного. Черная, вся в царапинах и без дверной ручки. С одной лишь замочной скважиной. Без ключа дверь можно было открыть только изнутри. Я был готов поспорить, что за дверью — крытый проход. По моим прикидкам, сосед ресторана занимал две комнаты на первом этаже и три — этажом выше. Ибо на третьем блок уже был сплошным. Но ниже, на уровне улицы, шли крытые, невидимые снаружи коридоры, ведущие к задним выходам.

Я отступил в тень и стал ждать.

Город, который никогда не спит, по крайней мере расслабился.

Три минуты спустя в кармане завибрировал телефон.

Не сводя глаз со здания с рестораном, я отщелкнул крышку мобильника. И поднес его к уху:

— Да?

— В чем дело? — спросила она.

— Ты не явилась на встречу.

— Неужели ты ждал? Что случилось с моими людьми?

— Можешь за них не переживать.

— Мы все еще можем договориться.

— Да. Только теперь цена выросла. Семьдесят пять.

— Где ты?

— Прямо у твоего дома.

В одном из окон появилось движение. Едва уловимое глазу. Четвертый этаж.

— Нет, ты не у моего дома, — ответила она.

Но без уверенности в голосе.

— Где ты хочешь встретиться? — спросила Лиля.

— Не все ли равно? Ты ведь не придешь.

— Я пришлю кого-нибудь.

— Сомневаюсь. У тебя всего шесть человек.

Она уже начала что-то отвечать, но спохватилась.

— Таймс-сквер, — сказал я. — Завтра, в десять утра.

— Почему именно там?

— Хочу, чтобы вокруг были люди. Или так, или никак.

— Не вешай трубку, — попросила она.

— Почему?

— Я должна проверить, наберется ли у нас семьдесят пять тысяч.

Я расстегнул молнию на куртке.

В ухе я слышал дыхание Лили Хоц.

В пятидесяти ярдах от меня черная дверь открылась. Крытый проход. Из двери вышел человек. Невысокий, жилистый, смуглый. И крайне осторожный.

Я сунул мобильник в карман. Не закрывая его. И не выключая.

И поднял МП-5.

Пистолеты-пулеметы конструируются для ближнего боя, но «Хекклер и Кох» бьет в цель даже со ста ярдов. Я перевел переключатель режимов на стрельбу одиночными.

Человек подошел к бордюру. Посмотрел направо, затем — налево. Вокруг лишь прохладный воздух и слабая ночная мгла.

Он повернулся обратно к двери.

Я выждал, пока его тело получит импульс на шаг вперед. И выстрелил ему в спину. Точно в яблочко.

Человек покачнулся и упал замертво. Я послал в него вторую пулю, чтобы наверняка, и вновь достал телефон.

— Ты еще там? — спросил я.

— Мы считаем, — ответила Лиля Хоц.

«Запиши один в минус», — сказал я про себя.

Я застегнул куртку. Пошел. Я старался держаться дальней стороны Мэдисон и проскочил 58-ю на пару ярдов. Я пересек авеню и вышел из-за угла, прижимаясь к фасадам особняков. Мне нужно было оставаться вне линии обзора.

— Мне пора, — сказал я в сорока футах прямо под ней. — Таймс-сквер, завтра в десять. О'кей?

В сорока футах прямо надо мной она ответила:

— О'кей.

Я сунул телефон в карман и затащил труп в проход. И закрыл за нами дверь, тихо и осторожно.

В проходе тускло светила одинокая лампочка.

Я узнал труп по фотографии из папки Спрингфилда. Номер семь из девятнадцати. Имени я не помнил. Я обыскал его. Ни документов. Ни оружия.

Я отыскал внутреннюю дверь в здание и расстегнул куртку. Интересно, сколько времени им понадобится, чтобы хватиться запропастившегося дозорного? Меньше пяти минут, решил я. И скольких они пошлют? Вероятно, одного, но я надеялся, что их будет больше.

Они ждали семь минут и послали двоих. Внутренняя дверь открылась, и из нее появился первый. Номер четырнадцать в списке Спрингфилда. Он сделал несколько шагов к двери на улицу, и за ним тут же возник второй. Номер восемь.

Дальше произошли три вещи.

Раз: первый увидел, что дверь захлопнута. Без ключа снаружи ее не открыть. Следовательно, дозорный должен был оставить ее открытой. Но дверь заперта. Следовательно, дозорный должен быть где-то внутри.

Первый обернулся.

Два: второй обернулся тоже. Чтобы закрыть внутреннюю дверь — аккуратно, без шума. Я ему не мешал.

Затем он поднял взгляд и увидел меня.

Первый увидел меня.

Три: я застрелил их обоих. Двумя очередями в шею, по три выстрела в каждой.

Оба упали.

Минус восемь патронов. В остатке — двадцать два. Семеро — за решеткой, трое — в аду, трое — где-то внутри. Плюс Светлана и Лиля Хоц.

Я обыскал этих двоих. Ни документов. Ни оружия. Ни ключей. Значит, внутренняя дверь не заперта.

Я выждал.

В кармане завибрировал телефон.

Я вытащил его. Взглянул на окошко на передней панели. Абонент неизвестен. Лиля. Я не ответил. Разговоры мне надоели.

Моя левая рука в перчатке легла на ручку двери. Нажала.

До этого момента из двери выходили трое. Если кто-то ждет их внутри, у меня будет доля секунды, пока тот сообразит, кто перед ним — друг или враг.

В моем случае все проще. Любой, кого я увижу, — враг.

Я открыл дверь.

Никого.

Я смотрел на пустую комнату. Заброшенная ресторанная кухня. Давно разобранная и демонтированная. В самом центре — большой каменный стол. Холодный, гладкий и чуть вогнутый от износа. Возможно, раньше на нем раскатывали тесто для выпечки.

А совсем недавно — вспарывали живот Питеру Молине.

Без сомнения, это тот самый стол, что я видел на DVD.

В кармане завибрировал телефон.

Я не ответил. Я пошел дальше.

Из кухни в обеденный зал вела двустворчатая дверь, открывающаяся в обе стороны. В створках — окошки-иллюминаторы. Я заглянул сквозь них. Никого.

Я шагнул внутрь. Зал был пустой, большой и прямоугольный. В углу сиротливо пылился один-единственный стул. Сквозь большое грязное окно пробивался желтый свет с улицы.

Я свернул налево и еще раз налево. Нашел задний вестибюль с туалетами. Плюс еще две двери, по одной в каждой из боковых стен. На обеих — таблички: «Только для персонала». Одна явно вела обратно в кухню. Другая должна была вести к лестнице и дальше — наверх, к квартирам.

В кармане завибрировал телефон.

Я не ответил.

Я открыл вторую дверь. Прямо передо мной — клетушка, примерно тридцать на тридцать дюймов. Входная дверь с полицейской лентой — на расстоянии вытянутой руки.

Прямо из клетушки вверх шла узкая лестница.

В кармане завибрировал телефон. Я вытащил его. Взглянул на окошко на передней панели. Абонент неизвестен. Я сунул телефон в карман.

И двинулся вверх по лестнице.

Второй этаж. Вестибюль, примерно тридцать на шестьдесят. Комната слева, комната справа и две прямо передо мной. Все двери закрыты.

Движение, что я видел с улицы, было в окне четвертого этажа. В окне слева, если смотреть снаружи. Следовательно, ее комната — справа, если смотреть изнутри. Вряд ли планы этажей сильно отличаются друг от друга. Значит, комната справа на втором этаже даст мне примерный расклад по топографии.

Положив палец на спусковой крючок МП-5, рукой в перчатке я взялся за ручку двери. Нажал. И открыл.

Пустая комната. Точнее, квартира-студия. Длинное, узкое пространство. Встроенный шкаф в глубине, ванная, кухня, жилая площадь. Приторный запах клопов и сырой штукатурки.

Я прошел к окну. Пожарная лестница, стандартной конструкции. Узкая, железная, она диагонально спускалась с верхнего этажа, заканчиваясь узкой железной платформой на уровне потолка первого этажа.

Окно было сдвижным. Нижняя