/ Language: Русский / Genre:sf_epic / Series: Звездный путь

Их покарали боги

Ли Еpвин


Ли Еpвин, Джеppи Сохл

Их покарали боги

Доктор Дональд Кори нисколько не скрывал своей радости по поводу появления Кирка и Спока, что, впрочем, вовсе не удивляло капитана. Этому было несколько очевидных причин: Кирк и губернатор были старыми друзьями, и, к тому же, Кирк привез новейшее лекарство, которое должно было выручить Дональда. Туго ему приходилось! От человека требовалась недюжинная сила воли, чтобы подолгу находиться на Эбле-2, с ее ядовитой атмосферой и непомерной силой тяжести, да еще для присмотра за четырнадцатью неизлечимыми больными.

– Их уже пятнадцать, – сказал Кори. Этот круглолицый блондин, несмотря на тяжкий труд, казался вполне довольным жизнью – Ты должен помнить его: Гарт с Изара.

– Еще бы не помнить, – сказал потрясенный Кирк. – Один из самых выдающихся кадетов, когда-либо кончавших Академию! Я слышал, что он стал капитаном космического корабля и готовился в адмиралы. Что с ним сталось?

– Нечто необычайное. Его изувечило в катастрофе на Антосе-4. Но ты, должно быть, слышал, что люди этой планеты – непревзойденные хирурги. Антосианцы фактически воскресили его из мертвых, а он из благодарности предложил им план захвата галактики. Они отказались, и тогда Гарт попытался уничтожить планету со всеми обитателями. Кто-то из его офицеров связался с командованием флота, и Гарта отправили сюда.

– Он с кем-нибудь общается?

– Здесь некому с ним общаться, – ответил Кори. – Потому-то они здесь и находятся. Дам бог, чтобы новое лекарство помогло, хотя я сильно сомневаюсь в этом.

– Понимаю твои чувства, – сказал Кирк. – Дональд, мне хотелось бы повидать Гарта. Можно?

– Конечно, можно. Больные находятся прямо по коридору.

В основном, в камерах за индивидуальными силовыми полями находились гуманоиды; однако там можно было увидеть и голубого андорианца, и свинолицего телларита. Наибольшее сочувствие вызывала симпатичная бедно одетая девчушка; судя по бирюзовой коже, в ее жилах текла вулкано-ромулианская кровь. Во всем остальном девочка ничем не отличалась от людей.

Когда Кнрк проходил мимо, она быстро выкрикнула:

– Капитан! Капитан! Вас обманывают! Вызволите меня отсюда и я расскажу, как все было на самом деле.

– Бедное дитя, – пробормотал Кори. – Паранойя и бред отношений – вроде бы классический случай, а мы не можем излечить ее. – Марта, капитан Кирк очень торопится. Девочка не обратила внимания на его замечание.

– Со мной все в порядке. Посмотрите на меня: разве я похожа на сумасшедшую? Почему вы не хотите выслушать меня?

– Разумный вопрос, – сказал Спок.

– Как и я сама.

Кирк остановился и повернулся к Марте.

– Что же ты мне хочешь сказать?

Девочка, отскочив от невидимого барьера, указала пальцем на Кори.

– Я не могу говорить в его присутствии.

– Ты боишься говорить из-за губернатора?

На ее лице появилось хитрое выражение, и она заговорщически прошептала:

– А он вовсе и не губернатор Кори.

Кирк посмотрел на Кори, который в ответ беспомощно развел руками.

– Не хочу казаться бессердечным, но я слышу это каждый день. Все строят против нее заговоры, а я – главный негодяй. Камера Гарта за углом. Он очень беспокойный пациент, и нам пришлось принять особые меры предосторожности.

Губернатор повел их дальше по коридору. Когда они свернули за угол, Кирк увидел то, что Кори назвал "предосторожностями". Человек в камере был распят у стены, его голова беспомощно поникла. Сцена напоминала средневековую камеру пыток. Ни одна современная реабилитационная программа не применяла ничего подобного…

Потревоженный шумом, пленник поднял голову. Несмотря на щетину, дикие глаза и изнеможденный вид, Кирк сразу узнал его.

Это был губернатор Кори.

Кирк резко развернулся. Двойника не было. В конце коридора стоял высокий человек с ястребиным носом. Его глаза пылали, а фазер был направлен на офицеров "Дерзости". За ним толпились остальные пациенты, тоже вооруженные.

– Гарт!

– Он самый, – довольно произнес высокий человек. – Вы хотели видеть меня, капитан. Ну так вот он я. Но сначала вам придется зайти в камеру. Экран выключен, именно поэтому нам и пришлось приковать губернатора. Тлолу, поместите вулканита в самую большую из пустующих камер. Капитан, бросайте оружие на пол и присоединяйтесь к вашему старинному другу.

У Кирка не было выбора. Когда он ступил в камеру, слабое жужжание показало, что включилось силовое поле.

– Жаль, что они обманули и тебя, Джим, – хрипло произнес губернатор.

– Не волнуйся, мы что-нибудь придумаем.

– Наш уважаемый губернатор, – раздался голос Гарта, –стоически переносит боль, не правда ли?

Кирк повернулся. Бирюзовокожая девочка тоже была на свободе; она прижималась к Гарту, который с отсутствующим видом ласкал ее.

– Гарт, ты взял меня в плен, – сказал Кирк. – Зачем продлевать мучения Кори?

– Ты должен обращаться ко мне по титулу, Кирк!

– Извиняюсь. Я должен был сказать капитан Гарт.

– Капитан космического корабля – всего лишь один из моих незначительных титулов, – произнес Гарт. – На самом деле я – Гарт, Лорд Изара и будущий Император Галактики.

Гарт, похоже, опять взялся за старое.

– Мои извинения, Лорд Гарт.

– Мы прощаем тебя. Конечно же, ты считаешь меня сумасшедшим и в глубине души посмеиваешься надо мной. В таком случае подумай: почему я здесь, а вы двое там, внутри? – Гарт расхохотался над своей собственной шуткой. Впрочем, его смех больше напоминал рев. Кирк, заметив, что девочка внимательно наблюдает за ним, тоже выдавил улыбку. Она что-то прошептала на ухо Гарту.

– Позднее, – ответил он. – Кажется, Марта очень переживает и волнуется за вас, капитан. К счастью, я человек не ревнивый.

– Я пыталась вас предупредить, – сказала Марта. – Помните, капитан?

– Да, она пыталась, – с улыбкой сказал Гарт. – Но я обустроил все так, что вы просто не могли ей поверить. Все-таки наша Марта малость неуравновешенна.

– И что же вы собираетесь совершить с помощью четырнадцати безумных созданий?

– Пытаетесь запудрить мне мозги? Это уже лучше. Понимаете ли, капитан, изарианцы – раса хозяев. Мы очень властолюбивы, более, чем ромулиане и клингоны – это подтвердили их провалы. Когда я с триумфом вернусь из ссылки, мои люди сплотятся вокруг меня.

– Тогда вам нечего бояться губернатора Кори. Почему бы не отпустить его?

– Я не боюсь никого, и я могу быть великодушным – иногда это не мешает, – он коснулся устройства, закрепленного на поясе. Наручники щелкнули, раскрываясь, и Кирк бросился вперед, чтобы подхватить ослабевшего губернатора, прежде чем тот упадет на пол.

– Спасибо тебе, лорд Гарт. Что ты сделал с лекарством, которое я привез?

– С ядом? Конечно же, я его уничтожил. Ну все, хватит болтовни, пришла пора мне принять командование кораблем, который ты любезно предоставил в мое распоряжение, И ты мне в этом поможешь.

– Это почему же? Я вовсе не обязан помогать тебе.

– Потому что мне нужен корабль, – с удивительным терпением произнес Гарт. – Моя команда и мои офицеры взбунтовались. Для начала я использую "Дерзость" для того, чтобы найти и наказать их.

– Моя команда не будет подчиняться приказам лунатика, – Кирк отбросил в сторону попытки понять это несчастное создание, одновременно бывшее очень опасным. – У вас нет выхода. Гарт. Признайте это.

– Ваша команда будет подчиняться ВАМ, капитан. Вы забываете, с какой легкостью я убедил вас, что я был вашим старым другом, губеонатором Кори. Сейчас вы увидите, какое это полезное умение. Смотрите.

Весь облик Гарта, и даже его кожа поползли и стали меняться. Когда пугающие метаморфозы закончились, а они заняли всего несколько секунд, внутри одежды Кори находился уже не Гарт, а зеркальный двойник Кирка.

Двойник оскалился в усмешке, отдал издевательский салют и вышел. Марта на секунду задержалась, и Кирк заметил, что она очень взволнована. Затем девочка тоже вышла, шепча себе что-то под нос.

– Я молился, чтобы ты сюда не попал, – сказал Кори. – Единственное, в чем он нуждался, это космический корабль. И он получил его.

– Я не уверен. Даже если он обманет команду "Дерзости", офицеры не послушают его безумных приказов и обратятся к командованию Звездного Флота. Случится то же, что случилось на его корабле.

– Ты уверен в этом, Джим?

Кирк задумался и его уверенность поколебалась. В прошлом он часто выполнял задания особой важности, и его команда привыкла считать, что странные приказы обуславливаются особыми обстоятельствами. Теперь это могло привести к печальному исходу.

– Нет – я далек от уверенности. Но один космический корабль – это еще не флот; даже если мои офицеры будут беспрекословно повиноваться ему, есть же предел вреду, который он может нанести.

– Этот вред может оказаться непоправимым, – сказал Кори.

– Гарт заявил, что у него есть простое и компактное оружие, способное превращать стабильные звезды в сверхновые. Мне кажется, он не врет. Ты представляешь, насколько ужасным может оказаться оружие в руках безумца? Если все изарианцы поддержат его, а это меня нисколько не удивит – они всегда были самым непокорным и мятежным народом Федерации, – тогда у него появится собственный флот. Джим, мы не должны недооценивать его.

– Вполне согласен с тобой. Он был гением – это я помню очень хорошо. Какай потеря!

Кори не ответил.

– Как он проделывает этот трюк с изменением облика?

– Народ Антоса научил его проводить изменения на клеточном уровне; так, чтобы он помог им восстановить разрушенные части его тела. Природе известны такие случаи: например, на Земле даже низшие животные, такие как крабы или морские звезды, обладают подобным свойством. Однако Гарт далеко их обогнал. Он может имитировать любую форму, какую только пожелает. Этим он воспользовался, чтобы обмануть весь обслуживающий персонал и уничтожить его. Так же был обманут и я. И он смеялся. Я до сих пор слышу его смех. Подумать только – я ведь хотел вылечить его.

– У нас все еще есть шанс. Даже приняв мой облик. Гарт не может проникнуть на борт "Дерзости", не зная пароля. После грязных попыток проникнуть на корабль с помощью гипноза и других подобных штучек, мы сделали пароль обязательной процедурой.

– Но что нам это дает, Джим? Ведь он заполучил нас.

– И тогда, – медленно продолжил Кирк, – он обратится за помощью к нам. Когда придет время, он ее получит: и, несмотря ни на что, это будет не та помощь, которая, как он думает, ему нужна, а та, которая нужна ему на самом деле.

– Если ты сможешь сделать это, – сказал Кори, – то ты лучший врач, чем я.

– Я не врач вообще, – ответил Кирк. – Но если мне удастся передать его в руки Маккоя…

– Маккоя? Если ты имеешь ввиду Леонарда Маккоя, то это бесполезно: он сейчас Начальник Медицинской Службы Звездного Флота.

– Нет, Дональд, Гарт еще не адмирал, а Маккой не протирает штаны на Земле. Он на орбите, как раз над нашими головами, и выполняет обязанности начальника медслужбы "Дерзости".

Кори пошатнулся от удивления, но быстро пришел в себя.

– Тогда, – сказал он, – все, что нам нужно, это доставить его на "Дерзость", а именно этого он и добивается. Не могу сказать, что ты прибавил мне оптимизма, Джим.

***

Гарт появился на следующий день, сияя.

– Капитан, надеюсь, вам было удобно?

– Я бывал в местах и похуже этого.

– Но, будучи хозяином, я боюсь, что кое-что забыл. Исполняя роль Кори, я пригласил вас на планету на обед – вас и мистера Спока. Приглашение все еще в силе.

– А где мистер Спок?

В ответ Гарт кивнул, и из-за угла показался Спок, окруженный вооруженной стражей из сумасшедших. Среди них была и Марта. Она улыбалась, а ее фазер был направлен на голову Спока.

– Рад вас видеть, мистер Спок.

– Спасибо, капитан.

Кирк повернулся к Гарту.

– Разве губернатор Кори не будет обедать с нами?

– В данный момент губернатор – мой пленник; впрочем, это вызвано лишь его неповиновением. Вы увидите, как мы щедры с теми, кто согласен с нами сотрудничать.

Кирк уже был готов отказаться, но в этот момент Кори произнес:

– Джим, голодовкой ты мне не поможешь. Лучше прими его приглашение.

– Неплохой совет, губернатор, – улыбнулся Гарт. – Ну что, капитан?

– Ваши доводы очень убедительны.

Гарт засмеялся и пригласил их следовать за ним.

Вероятно, ранее столовая для персонала на Элбе-4 выглядела серой до скуки, как и все места такого рода; однако сейчас она напоминала сцену римского пиршества. Гарт указал Кирку и Споку на места между ним и Мартой.

Они молча сели, зная, что за их спинами бодрствуют телларит и андорианец. Кирк заметил, как Марта стала прихорашиваться, чтобы привлечь его внимание.

Гарт мельком взглянул на нее.

– Без шуточек, ты, девчонка!

Казалось, это только раззадорило Марту.

– А ты все-таки ревнив.

– Чепуха, я выше этого. Просто капитана раздражает твоя навязчивость.

Девочка слащаво посмотрела на Кирка.

– Дорогуша, разве я раздражаю вас?

Кирку представилась прекрасная возможность породить раскол в рядах противника.

– Вовсе нет, – ответил он.

– Ты видишь? Он очарован мною, а твое общество ему скучно. Прими это к сведению.

– Он этого не говорил, – отпарировал Гарт. – Твои ужимки ни к чему не приведут, ты играешь со смертью.

– Нет, приведут, – сказала девочка. – А ты не посмеешь. Я самая красивая женщина на этой планете.

– Другого и быть не может – ты же единственная.

– Я самая красивая женщина в галактике, – поправилась Марта. – Я очень интеллигентна, умна, я пишу стихи, рисую чудесные картины и великолепно танцую.

– Ложь, все ложь! Что-то я не слышал не одного твоего стихотворения.

– Ну, если тебе так угодно… – холодно бросила Марта; она поднялась, прошла к концу стола и приняла в высшей степени наигранную, театральную позу. В это время Спок незаметно пододвинулся к Кирку.

– Капитан, – невнятно пробасил он, не разжимая губ, – если вы сможете отвлечь их внимание, то я проберусь в рубку управления и отключу силовое поле.

Кирк кивнул. Мысль Спока была ясна; если Скотт поднял по тревоге отряд безопасности, то им было нужно всего несколько секунд, чтобы транспортироваться на базу. А если Гарт уже пытался проникнуть на борт в облике Кирка, не зная пароля, то тревога наверняка была.

Гарт поглядывал на Марту, а она, не отрывая глаз от Кирка, начала:

Сравню ли с летним днем твои черты?
Но ты милей, умеренней и краше.
Ломает буря майские цветы,
И так недолговечно лето наше!

– Ты это написала? – взорвался Гарт.

– Вчера, если это тебя интересует.

– Еще одна ложь. Это стихотворение было написано землянином по имени Шекспир. Много-много лет назад.

– А я заново написала его вчера. Я считаю, что это одно из моих лучших стихотворений. А вы как думаете?

Гарт с видимым усилием взял себя в руки.

– Сядь, Марта, ты попросту тратишь время. Капитан, если вы действительно хотите ее, то ваше желание может осуществиться.

– Очень щедро и великодушно, – с улыбкой заметил Кирк.

– Вы увидите, что я на самом деле великодушен с друзьями и безжалостен с врагами. И я хочу, чтобы вы, вы оба, стали моими друзьями.

– И на чем же именно будет основываться наша дружба? – спросил Спок.

– На самом прочном из оснований – разумном эгоизме.

Если не считать меня, вы, капитан, лучший военный во всей галактике.

– Мне лестно слышать это, но сейчас я больше исследователь, чем военный.

– Со мной было то же самое. Я нанес на карту больше новых миров, чем кто-либо в истории.

– Никакие рекорды и достижения не помогут человеку, который потерял рассудок, – холодно сказал Спок. – Как могли вы, капитан Звездного флота, поверить, что эскадра Федерации слепо повинуется вашему приказу и уничтожит всю расу антосиан? Это добрый и умелый народ – и ваше присутствие здесь – лучшее тому доказательство.

– Это был мой единственный просчет, – ответил Гарт. – Я поднялся над изжившей себя слабостью, а мои офицеры нет. А что касается вас, могу сказать: глаза у вас есть, но вы слепы. Галактика, окружающая нас, бесконечна. Конечно, Федерация попытается выкорчевать и уничтожить нас, как обычно уничтожают муравьев, покинувших свой муравейник. Но я – не насекомое. Я король, и я верну свое королевство.

– Я согласен, – сказал Кирк, – что война не всегда неизбежна, и что вы хороший воин. Когда я был кадетом, я изучал вашу победу при Аксонаре. В Академии до сих пор ставят ее в пример.

– Так и должно быть.

– Да. Но когда я новоиспеченным лейтенантом впервые прибыл на Аксонар, я прибыл туда с миссией мира.

– Политики и трусы – они свели мою победу на нет.

– Нет, они одержали там другую победу, и она затмила твою. Государственные деятели, они были гуманны и миролюбивы, и у них была мечта – мечта, ставшая реальностью и распространившаяся среди звезд. И именно эта мечта делает меня и мистера Спока братьями.

Гарт, хитро улыбнувшись, повернулся к Споку.

– Вы что же, чувствуете, что капитан Кирк ваш брат?

– Капитан Кирк, – ответил Спок, – говорил образно. Если учесть это, то его слова логичны, и я вполне согласен с ним.

– Слепец, воистину слепец! Капитан Кирк – ваш командир; вы – его подчиненный. Все остальное – сплошное вранье. Но вы и вправду хороший командир, и я думаю, что в моем флоте у вас будет собственный корабль.

– Простите меня, – перебил Спок, – но где именно находится ваш флот?

Гарт сделал размашистый жест.

– Там, за стеной; дожидается меня. И у него есть причины – веские причины держаться за меня. Великолепное здоровье, неограниченная сила, солнечная система, управляемая элитой. Мы, джентльмены, и есть эта элита. И мы должны отобрать у этих выставленных на посмешище остатков былого то, что по праву принадлежит нам.

Спок изучал Гарта с выражением безграничного удивления на лице. Он напоминал бактериолога, столкнувшегося с микробом, которого ранее считал вымершим.

Вы должны знать, – сказал он, – что пытаетесь повторить тот несчастный поступок, результатом которого стало ваше пребывание здесь в роли пациента.

– Я был предан, а затем варварски доставлен сюда.

– Напротив, с вами обращались справедливо и с милосердием, которого вы не проявили ни к одной из ваших жертв. Если рассуждать логически, то…

Гарт со сдавленным вскриком вскочил на ноги, указывая на Спока дрожащим пальцем. В зале сразу же воцарилась гробовая тишина.

– Уберите его – этот ходячий компьютер!

Спока увели, причем не очень вежливо. Кирк попытался вмешаться, но его остановила Марта, выхватив фазер словно из воздуха.

Гарт отобрал у нее оружие и немедленно вернулся к роли гостеприимного хозяина.

– Не хотите ли попробовать этого вина, капитан?

– Спасибо, но я предпочитаю присоединиться к мистеру Споку.

– А я предпочитаю, чтобы вы оставались здесь. Уверяю вас, у нас есть много развлечений гораздо более интересных, чем поэзия Марты. Кстати, вы играете в шахматы?

– Да, и довольно часто. Мы проводим на "Дерзости" много шахматных турниров.

– Распространенный обычай. А как бы вы ответили на ход ферзем на d3?

Ясное дело: Гарт пытался обмануть Скотта и не смог ответить на пароль; теперь он пытался узнать код у Кирка.

– Как вы знаете, существует множество возможных ответов, особенно, если ход сделан не в дебюте.

– Меня интересует один единственный.

– Даже ценой собственной жизни не могу догадаться какой.

– Ценой вашей жизни может послужить обычный фазер, – мягко улыбаясь, сказал Гарт. – Такое вполне может произойти, капитан.

– Сомневаюсь. Мой труп не принесет никакой пользы.

– Я могу заставить тебя умолять о смерти.

Кирк засмеялся.

– Пытки? Ты прошел курс тренировок в Академии, Гарт. Представь, что я пытаюсь сломить твое сопротивление такими методами; сработает?

– Нет, – признал Гарт. – Но учти, губернатор Кори не проходил этого курса, и, вдобавок, он ослаблен своей недавней, э… э… отставкой. Среди его оборудования мы обнаружили забавное кресло, применявшееся в лечебных целях. В таком качестве оно было абсолютно безболезненным, и, надо добавить, бесполезным. Я кое-что добавил к нему, и теперь оно вовсе не безболезненно; к тому же боль может быть продлена до бесконечности, так как плоть не разрушается.

– Очень подходяще, – поморщился Кирк.

– Скажи ему то, что он хочет. И мы уйдем с тобой вместе.

Кирк поджал губы. Старый испытанный метод кнута и пряника, причем в очень грубой и неуклюжей форме. Но он не выпустит пряник из рук: девочка слишком неуравновешенна для этого.

– Пытая губернатора Кори, – ответил он, – вы ничего не добьетесь. Я сделаю так, что вы будете вынуждены убить меня; или, в противном случае, помешаю вам.

– Фазеры могут быть поставлены на "оглушение".

– Если я буду без сознания, то вы не сможете шантажировать меня болью губернатора, не правда ли?

В течение долгого мгновения Гарт, не мигая, смотрел на Кирка. Затем спазм дикой ярости исказил его лицо. Он поднял фазер, направил его на Кирка и нажал на курок.

***

Кирк очнулся от тихого, но назойливого звука переливаемой жидкости. Затем звук прекратился, и он почувствовал, как к его губам поднесли какую-то чашу.

– Потихонечку, – произнес женский голос, – потихонечку, мой дорогой.

Это была Марта. Кирк открыл глаза. Он лежал на диване, а девочка сидела рядом с ним с кубком в руке.

Рядом, на маленьком столике стоял графин.

– Так-так, они решили дать прянику еще одну попытку.

– Не понимаю тебя, – ответила Марта. – Я испугалась, что он посадит тебя в Кресло. Я сказала, что выведаю твой секрет. Я лгала. Я бы сделала что угодно, лишь бы спасти тебя от мук.

После секундной паузы Кирк сказал:

– Ты неплохо придумала.

– Я сделала это, – она наклонилась вперед и, глубоко вздохнув, обняла его. – Я хотела этого. Я поняла, что люблю тебя, как только увидела в первый раз.

Кирк вежливо высвободился из ее объятий.

– Я хочу помочь тебе. Марта. Но я могу сделать это, только попав на "Дерзость".

– Это невозможно.

– Есть один путь, – возразил Кирк. – Если я смогу проникнуть в центр управления. Гарту конец.

– Гарт мой вождь.

– Он приведет вас к смерти. Он уже уничтожил лекарство, которое должно было помочь вам. Но я думаю, что у моего корабельного врача есть образец препарата и он сможет восстановить его.

– Чуть позже я тебе помогу – задумчиво сказала Марта. – Скоро здесь появится твой друг Спок. Во всяком случае, надеюсь на это.

Было ли возможно предсказать поступки этой девочки?

– Как ты это устроила?

– Убедительно солгав, – ответила она, пожимая плечами, – стражнику, который считает меня желанной.

– Марта, разреши мне только помочь тебе. Если я избавлюсь от Гарта, вернусь обратно на корабль…

Поцелуем она заставила его замолчать, и Кирк не сопротивлялся. Когда их губы разомкнулись. Марта тяжело дышала, а ее глаза сверкали.

– Есть один путь, – сказала она, – на котором мы сможем быть вместе всегда, и где Гарт не сможет повредить нам. Доверься мне, я не обману тебя, мой дорогой.

Она снова поцеловала Кирка, прижимаясь к нему с животным нетерпением. В то же время капитан заметил, что рука ее шарит среди диванных подушек.

Кирк оттолкнул девочку как раз вовремя, чтобы заметить длинный, тонкий, смертоносно выглядевший кинжал, который она была готова всадить ему в спину. Он грубо отшвырнул Марту. В следующий момент в комнате появился Спок и схватил ее за руку.

Марта оглянулась через плечо.

– Ты не должен останавливать меня, – с упреком сказала она. – Я люблю его и должна убить. Это единственный способ спасти его от лорда Гарта.

Спок надавил ей на шею. Девочка осела, и кинжал выпал из ее ослабевших рук.

– У нее, – бесстрастно начал Спок, – очень оригинальные методы. Забавный случай.

– Рад вас видеть, мистер Спок.

– Спасибо, капитан. Я теперь вооружен. Думаю, нам нужно попытаться добраться до центра управления. Отдать вам оружие?

– Нет, я еще немного не в форме; пусть оно лучше находится у тебя. Рубка наверняка охраняется.

– Тогда нам придется прокладывать путь огнем.

Кирка удивила эта агрессивность Спока; впрочем, может быть он был поражен попыткой убить своего капитана?

– Только в случае крайней необходимости, мистер Спок. И переведите ваш фазер на режим "оглушение".

– Я уже сделал это, капитан.

Они осторожно вышли из комнаты, но, услышав приближающиеся шаги, тут же метнулись обратно. Когда один из пациентов прошел, они снова ступили в коридор.

Центр управления охранял телларит. Казалось, он находился в трансе; Спок оглушил его так же легко, как подстрелил бы сидящую утку. Кирк подобрал фазер стражника, и они затащили обмякшее тело в ближайший туалет.

Кирк осторожно попробовал открыть дверь.

– Не заперта, – прошептал он. – Я распахну ее, а ты приготовься стрелять.

– Да, капитан.

Они ворвались внутрь, но помещение оказалось пустым. Спок подошел к главному выключателю и нажал на него.

– Капитан, силовое поле отключено.

Кирк включил передатчик.

– Кирк вызывает "Дерзость". Кирк вызывает "Дерзость".

– Да, капитан, – раздался голос Юхэры. – Мистер Скотт, это капитан Кирк.

Обзорный экран зажегся, и на нем появилось лицо Скотта.

– Скотт слушает, капитан! Ну и заставили же вы нас поволноваться.

– Пусть Маккой как можно быстрее синтезирует новую партию лекарства.

– Есть, сэр.

– Еще мне нужна полностью укомплектованная и вооруженная группа захвата.

– Они уже наготове.

– Было бы лучше, – сказал Спок, – если бы вы вернулись на "Дерзость".

– Почему? – удивленно спросил Кирк.

– Вы должны остаться целым и невредимым. А командовать группой захвата могу и я.

– Хорошо, сказал Кирк. – Договорились, мистер Спок. Мистер Скотт, по получению пароля транспортируйте меня на борт.

– Есть, сэр, – ответил инженер. – Ферзь dЗ.

– Ответ даст мистер Спок, – Кирк поднял фазер. – Давайте же, мистер Спок, если это вы, скажите ему пароль. Вы должны знать его.

– Группа захвата готова, – раздался голос Скотта. – Мистер Салу вводит координаты высадки. Мичман Виатт, подключайте энергопитание.

В этот момент Спок бросился к выключателю, а его черты поплыли, превращая Спока в Гарта. Кирк нажал на курок. Ничего не произошло. Выключатель, щелкнув, стал на место: снова включилось силовое поле.

– Он не заряжен, капитан, – сказал Гарт. – Я не такой дурак, чтобы давать вам заряженный фазер.

– Где Спок? Что вы с ним сделали?

– Он в своей камере. И я ничего ему не сделал. Но, если вы не скажете мне пароль, все, что случится отныне, будет на вашей совести.

– Капитан Гарт…

– Лорд Гарт.

– Нет, сэр, капитан – капитан Звездного Флота – достойное звание и некогда оно было вашим.

– Чистая правда, – ответил Гарт, но фазер в его руках не дрогнул. – И я был величайшим, самым великим из них, не правда ли?

– Вы были, но теперь вы больны.

Гарт поморщился.

– Никогда не чувствовал себя лучше, чем сейчас.

– Подумай, – сказал Кирк. – Вспомни. Попытайся вспомнить, каким ты был до происшествия на Антосе-4.

– Я… я не могу вспомнить, – пробормотал Гарт. – Это словно я умер и родился заново…

– Зато я помню тебя. Ты был лучшим капитаном Флота, примером и образцом для всех остальных.

– Да-а-а, я помню это. Это была огромная ответственность, и я гордился ею.

– И ты справлялся с нею очень хорошо. Капитан Гарт, бедствие, которое преобразовало вас, не ваша вина. По правде говоря, не вы ответственны за поступки, которые совершили с тех пор; неважно, насколько ужасными они кажутся вам и всем окружающим.

– Я не хочу больше ничего слышать об этом, – воскликнул Гарт, но в его голосе не слышалось такой решимости, как в словах. – Слаб ты, и ты пытаешься иссушить мою силу.

– Нет! Я хочу вернуть тебе то, что ты имел, но потерял. Я хочу, чтобы ты снова стал великим.

На секунду показалось, что он побеждает. Но он поторопился с таким выводом. Гарт замер, и фазер в его руке перестал дрожать.

– Я никогда не терял величия! У меня его отобрали! Но я скоро снова стану величайшим. Я, лорд Гарт, Властелин Галактики.

– Черт побери, выслушай меня…

– Остальные провалились, но со мной этого не случится. Александр, Ли Хуан, Наполеон, Гитлер, Кротус – все они обратились в прах, а я достигну триумфа.

– Триумф или поражение, – отпарировал Кирк, – ты тоже превратишься в прах.

– Нет! Назад в камеру! Экс-капитан Кирк, скоро твои сомнения рассеются. Увести!

***

На следующий день за капитаном пришли андорианец и телларит; не тронув губернатора Кори, они выволокли Кирка в коридор и повели его в столовую. Там собрались все остальные приспешники Гарта. Они лихорадочно трудились, преобразуя зал из банкетного в какое-то подобие церемониального. По-детски счастливый Гарт пытался разделить внимание между Кирком и своими подданными.

– Трон должен быть выше, выше, чем все остальное. Поставьте этот стол как пьедестал. Добро пожаловать, капитан. Вы будете присутствовать на моей коронации.

– Коронации?! – изумленно переспросил Кирк.

– Я знаю, что даже настоящий трон – это просто кресло, но для меня важен сам символ. Сама по себе корона будет только знаком, но вокруг нее сплотятся мои последователи.

– У тебя только горстка людей.

Гарт улыбнулся.

– Другие начинали и с меньшего. Но никто из них не продвинулся так далеко, как продвинусь я. Хорошо, очень хорошо. Так, для наших королевских нужд нужен королевский ковер.

Думаю, вот эта скатерть подойдет. Касание наших ног освятит ее.

– И все равно она останется скатертью, испачканной едой и вином, – сказал Кирк. – Не более.

– Мой дорогой капитан, мне кажется, вы просто отказываетесь проникнуть в дух вещей. Я могу предложить вам какую-нибудь особенную роль в церемонии, например, вы можете послужить в качестве жертвоприношения.

– Не думаю, что мне это понравится. К тому же я нужен вам живым.

– И вправду. А как насчет крон-принца?

– К сожалению, я не член семьи. Давайте вернемся к вопросу о властителях: чего они добились? Кротус, Александр, Гитлер, Чингиз-Хан и другие.

– Чингиз-Хан, – рефлекторно повторил Гарт. – Я забыл про него. Наследник – вот, по-моему, наилучшая роль для вас. Извините, капитан, но я должен ненадолго вас покинуть.

Гарт величаво поклонился и вышел; стражники остались. Телларит, оглушенный Гартом при попытке вытянуть у Кирка пароль, охранял капитана с особой бдительностью, но без намека на злобу. Вероятно, он забыл, если вообще знал, что весь маскарад был устроен Гартом.

Неожиданно загрохотала музыка. Не нужно было быть знатоком, чтобы узнать ее: по иронии судьбы звучал "Ich bete an die Macht der Liebe", написанный неким Бортнянским. Именно под эту музыку маршировали классы Академии при выпуске.

Двери раздвинулись, и внутрь торжественно, гордо подняв голову, вошел Гарт, облаченный в стандартную униформу.

В правой руке он держал Корону, наспех вырезанную из листа металла. Рядом с ним шла поникшая Марта; девочка была закутана в волочившуюся по полу ночную сорочку.

Все сумасшедшие тут же встали на колени; холодное касание фазером шеи заставило Кирка присоединиться к ним. И вовремя – он уже был готов расхохотаться.

Медленно ступая по "ковру", "королевская" пара подошла к "трону". Гарт развернулся и подал своим подданным знак подняться. Музыка прекратилась.

– Так как ни здесь, ни во всей известной вселенной нет человека, способного поставить эту церемонию, – величественно начал Гарт, – то мы исполним ее сами. Итак, провозглашаю, что мы, лорд Гарт, бывший властелин Изара, будущий Властелин Галактики.

И он одел металлическую корону себе на голову.

– А теперь мы нарекаем нашу возлюбленную Марту нашей супругой.

Гарт целомудренно поцеловал девочку в затылок. Она резко отстранилась, но осталась стоять рядом. Гарт одел ей на шею нечто, напоминающее ожерелье с брильянтовой подвеской; брильянты он мог выдрать из своей эмблемы капитана Флота, но Кирк сомневался в этом.

Гарт уселся на трон.

– А теперь, стражники, отведите нашего будущего наследника и нашу возлюбленную супругу на места, отведенные им в нашем ритуале.

Первой они схватили Марту. Когда ее повели к двери, она издала леденящий душу крик, который сковал Кирка.

Затем андорианец и телларит вывели Кирка через другую дверь. Скоро он понял, что его ведут к центру управления. В столовой снова заиграла музыка, и стражники замаршировали ей в такт.

– Послушайте, – воспользовавшись шумом, быстро начал Кирк, – это, может быть, ваш единственный шанс.

Тут же два фазера уперлись ему в спину.

– Гарт уничтожит вас всех, если вы не поможете мне остановить его, – не оборачиваясь, продолжал Кирк. – Он использует вас. Все, что ему нужно, – это власть. Я привез кое-что, что могло бы спасти вас, но он уничтожил это.

Ответа не последовало. Почему он продолжал убеждать этих сумасшедших? Просто ему не оставалось ничего другого.

Центр управления был пуст. Дверь закрылась, отрезав шум и музыку. Впереди зовуще блестел выключатель силового поля.

– Если сюда прибудет патруль, то он привезет новую партию лекарства. Гарту придет конец, а мы все будем спасены. Спасены и в полной безопасности.

Один из стражников тупо указал на кресло. Кирк пожал плечами и сел. Казалось, впереди его ждало долгое ожидание.

Неожиданно вошел Гарт; все еще в униформе, но уже без короны. В руке он держал маленькую капсулу, набитую сверкающими кристаллами.

– Молодцы, ребята, – сказал он охранникам. – Кирк, ваша упрямство становится просто глупым, к тому же оно нам очень мешает. Поэтому мы решили принять более строгие меры.

– Если у вас возникли затруднения, буду рад помочь.

– Это мы еще посмотрим. Но сначала я хочу представить вам наше последнее изобретение, – он перебросил капсулу из одной руки в другую. – Это взрывчатка, капитан, самая мощная в истории. Точнее, самая мощная среди химических взрывчаток. Эта капсула может испарить всю станцию, а кратер, который она оставит, расколет кору планеты. Мы верим, что ты не сомневаешься в наших словах.

– В прошлом вы могли сделать такое, – сказал Кирк. – И у меня есть повод думать, что и сейчас можете.

– Хорошо. Смотрите! – внезапно Гарт бросил капсулу одному из охранников. Тот с трудом удержал ее свободной рукой. В спешке он бросил капсулу обратно Гарту, который со смехом продолжил вертеть ее в руках.

– Ну как нервишки, капитан? – спросил он.

– Спасибо, с ними все в порядке. Если это случится со мной, то это случится и с вами. Вот все, что мне нужно знать.

– В таком случае мы уже на полпути к разрешению проблемы, – сказал Гарт. – Если капсула упала бы – взрыва не произошло. Он может быть вызван только с дистанционного пульта управления. Но я уже был готов взорвать ее. Вы понимаете почему?

– Я понимаю, что вы блефуете.

– В таком случае ваша логика несовершенна. Может быть, вам поможет ваш друг, мистер Спок? Он человек логики, – Гарт бросил взгляд на охранников. – Приведите сюда вулканита.

Охранники вышли, и у Кирка впервые за последние дни появился проблеск надежды. Спок, настоящий Спок, не покидал своей камеры со дня логического "спора" с Гартом, когда он спокойно позволил себя увести. Но в экстремальной ситуации он становился боевой машиной с выдающейся эффективностью. Послав всего двух охранников – и более того: чужаков, не имеющих опыта противостояния ни земным, ни вулканитским стилям единоборств. Гарт совершил ошибку. Во всяком случае, Кирк на это надеялся.

– А пока, капитан, разрешите вкратце обрисовать вам логику сложившейся ситуации. Ваша обязанность – защищать жизни и собственность Федерации. Не только вашу жизнь, жизнь мистера Спока и губернатора Кори, но и жизнь всех обитателей станции, включая даже нашу собственную. Не нужно отрицать этого, я тоже когда-то был офицером Федерации – об этом напоминает моя форма – и тоже имел такую обязанность.

– И сейчас имеете, – холодно сказал Кирк.

– Теперь у нас есть более высокие обязанности. А выше всего ответственность за нашу судьбу, на которую вы можете очень сильно повлиять. И мы не можем ожидать другой возможности заполучить корабль. Так что ваше упрямство лишает нас будущего. Неужели вы доведете нас до этого?

Что ж. Кирку пришлось признать, что ловушка была расставлена очень коварно.

С пульта управления раздался звуковой сигнал. Гарт включил экран. Кирк не видел, что тот приказывал, но Гарт коротко пересказал ему.

– Твой вулканитский. Друг – очень изобретательный парень. Он каким-то образом избавился от моих людей – я еще накажу их за это – вооружился и направляется сюда. Это может оказаться очень забавным.

– Да, но не для тебя, – добавил Кирк. – У тебя больше нет возможности поиграть в логические игры. В кого бы из нас ты не выстрелил первым, другой достанет тебя.

– Нас тренировали не хуже, чем вас, так что результат не так уж и безнадежен. Но у меня есть другой план.

Гарт на мгновение исчез из поля зрения Кирка, а через секунду вернулся к пульту уже изменившимся.

Теперь в помещении было два капитана Кирка. Отличить их было невозможно. Даже униформы были одинаково изношены и порваны. Улыбаясь, Гарт отбросил корону, старые вещи, и даже отложил фазер вне пределов достигаемости.

Кирк напрягся для прыжка. В этот момент дверь со стуком распахнулась, и внутрь, держа фазер наготове, ворвался Спок.

Казалось, он был готов ко всему, кроме того, что увидел. Он аж замигал от удивления.

– Это Гарт, – убедительно сказал Гарт, указывая на Кирка. – Убей его.

– Остановись, Спок! Этот сумасшедший хочет чтобы ты убил меня.

– Посмотри на нас повнимательнее, Спок. Разве ты не можешь сказать, что я твой капитан?

– Ферзь а3, – сказал Спок.

– Я не буду отвечать. Это единственное, что он хочет знать.

– Очень умно. Гарт. Я как раз хотел сказать это.

Спок, держа обоих Кирков под прицелом, подошел к основному рубильнику.

– Что ты собираешься делать?

– Готовлюсь вызвать патруль, – ответил Спок. – Мне будет интересно услышать ваши возражения.

– Они попадут в ловушку.

– Это правда, Спок. Гарт, если захочет, может мгновенно уничтожить всю станцию.

Двойное возражение сбило Спока с толку. После секундной паузы он спросил:

– Какой маневр мы использовали, чтобы уничтожить ромулианский факельник у Тау Центи?

– Кон крановое замедление.

– Стандартный маневр против врага, который быстрее тебя. Его знает каждый космический капитан.

– Согласен, капитан, – сказал Спок. – Точнее: капитаны. Джентльмены, тот из вас, кто является Гартом, должен сейчас затрачивать много сил на поддержание облика Кирка. И он не может сохранять этот облик бесконечно. Будучи наполовину вулканцем, я умею ждать и у меня есть время.

– У меня есть более простой выход: застрели нас обоих.

– Подожди, Спок. Я согласен, это правильный выход. Но ты должен стрелять насмерть. Это единственный способ обеспечить безопасность "Дерзости".

Спок мгновенно направил фазер на Гарта и нажал курок. Кирк мотнулся к пульту.

– Кирк "Дерзости"…

– Скотт слушает. Ферзь а2.

– Ферзь е1.

– Есть, сэр. Какие будут приказания?

– Спускайте сюда доктора Маккоя с лекараством и охраной.

– Есть, сэр. Конец связи.

Кирк развернулся.

– Отлично сработано, мистер Спок. Надеюсь, вы никого из охранников не повредили серьезно?

– Боюсь, что я сломал руку теллариту.

– Это мелочи. Помогите мне оттащить его в медицинскую часть.

***

Гарт, все еще без сознания, сидел в кресле, которое сам же переделал для пыток; однако Кори убрал все его новшества.

– Доктор Маккой, сколько нужно времени, чтобы подействовало лекарство?

– Артериальные и мозговые изменения начинаются сразу же; однако их длительность зависит от индивидуальных параметров личности. Я думаю, вы сможете начать, как только – о великие кометы!!!

Даже будучи оглушенным. Гарт продолжал маскироваться под Кирка; а ведь для этого требовалась огромная энергия. Теперь же началось обратное изменение, а Кирк забыл, что Маккой не видел этого процесса.

– О'кей, – сказал Маккой, – можете начинать.

Кирк нажал на выключатель, и слабое жужжание, издаваемое креслом, прекратилось.

– Ну что ж, рискнем…

Гарт открыл глаза. Они были спокойными, но пустыми, словно разум еще не вернулся в них. Невидящим взглядом Гарт обвел комнату. Затем он начал хныкать.

Кирк наклонился к нему:

– Капитан.

Гарт замер и умоляюще посмотрел на Кирка.

– Капитан Гарт – я Джим Кирк. Вы, может быть, помните меня… – Отсутствующее выражение лица Гарта не изменилось. Потом он посмотрел на Спока и слегка нахмурился.

– Я офицер-исследователь Федерации, – сказал Спок.

Гарт бросил на Кирка долгий, тяжелый взгляд. Что-то пробудилось в глубине его сознания. Он попытался заговорить, и наконец его неразборчивое бульканье стало ясным.

– Федерация… Космический корабль…

– Да, сэр. "Дерзость".

Гарт попытался вырваться из рук Кори, но Кирк остановил его.

– М-м-м… привилегия, сэр. Мой корабль… – нет, не то. У меня нет корабля. Я – капитан Флота.

– Мое почтение, капитан.

– Ну все, хватит, – Кори помог Гарту встать из кресла. – Спасибо вам, джентльмены. Теперь я сам смогу вылечить его и остальных тоже.

Они направились к выходу и Гарт в последний раз посмотрел на Кирка. Он был немного смущен.

– Я вас знаю, сэр?

Пришло время начать все сначала.

– Нет, капитан, нет.

Гарта увели.

– Мистер Спок, ответьте мне, пожалуйста, на один вопрос, – попросил Кирк.

– Да, капитан.

– Неужели было невозможно различить нас?

– Это было вполне возможно, иначе нас бы здесь не было.

– Да, поздравляю вас. Но почему это заняло столько времени?

– Период сомнений был очень короток, капитан; это вам он показался длинным. Как я и говорил, я мог бы просто переждать, но вы сделали это ненужным, предложив убить вас обоих. Гарт такого бы не предложил.

Кирк почувствовал легкий озноб.

– Извините, мистер Спок, но я думаю, вы не правы. Гарт уже закончил подготовку уничтожения и нас, и всей станции.

– Да, капитан. Я знал, что он способен на это. Это было бы великолепной жертвой для его плана. Но чтобы его последователи увидели его поражение – нет, я не верю, что больные мегаломанией могут дойти до этого.

– Пожалуй вы правы, теперь у меня нет сомнений.

– В самом деле, сэр?

– Да, в самом деле. Вы решили задачу очень быстро, – Кирк взял передатчик. – Кирк – "Дерзости". Скотт, примите трех на борт.

– Король, – добавил Спок без намека на улыбку, – е1.