/ / Language: Русский / Genre:love_contemporary, / Series: Дикая серия

Сладостная месть

Лиз Филдинг

Двадцатипятилетняя Физз Бьюмонт, пережив в юности личную драму, стоившую ей помимо душевной травмы карьеры актрисы, с головой уходит в работу – она руководит местной радиостанцией в небольшом городке неподалеку от Лондона. Неожиданно в ее жизнь врывается серия неприятностей. Начинается все с того, что компания, спонсирующая радиостанцию, переходит в руки вновь прибывшего из Австралии бизнесмена. При одном взгляде на него Физз забывает обо всем на свете. Но она инстинктивно не доверяет ему. Его пристальный интерес к радиостанции, к ее семье пугает и настораживает ее. В чем же дело? Что за всем этим стоит? Где ключ к разгадке этого необъяснимого явления? Физз безуспешно пытается найти ответы на мучающие ее вопросы…

Лиз Филдинг

Сладостная месть

Об авторе

Лиз Филдинг родилась в Англии, в графстве Беркшир. Училась в школе при местном женском монастыре, потом в двадцатилетнем возрасте приехала в Лусаку, где получила место в аппарате правительства Замбии. Здесь, в Лусаке, она познакомилась со своим будущим мужем Джоном (он родом из Ковентри).

Поженившись, Лиз и Джон уехали на Ближний Восток и прожили там несколько лет. Затем супруги возвратились в Африку, в Ботсвану.

Некоторое время жили в Кении.

После рождения детей Лиз вернулась на родину, а Джон продолжал работать за границей.

Оказавшись втянутой в однообразную рутину домашних дел, Лиз ощутила настоятельную потребность в самореализации.

И вот вечерами, уложив детей спать, она начала писать свой первый роман, который вышел в свет в 1992 году и принес ей заслуженную известность.

«Сладостная месть» – десятая по счету книга Лиз Филдинг.

Мы надеемся, что она придется по вкусу читателю, как и предыдущие ее романы.

ГЛАВА 1

– Люк Дэвлин? – недоуменно переспросила Физз Бьюмонт, откидывая с лица тяжелую волну каштановых волос.

Два изящных старинных черепаховых гребня, когда-то принадлежавшие ее матери, были явно не в состоянии удержать густые пряди. Физз в раздражении бросила бесполезные гребни на письменный стол и быстрым привычным движением стянула волосы резинкой. Продолжающееся молчание отца встревожило ее. Видимо, его приход – не просто утренний визит вежливости, а разговор о письме, полученном сегодня, – это не светская беседа.

Она подняла голову. Эдвард Бьюмонт, высокий, красивый, элегантно одетый, выглядел необычно обеспокоенным. Физз бросила взгляд на письмо, которое он держал в руке.

– Кто такой Люк Дэвлин? – спросила она. – И чего он хочет?

– Я думаю, дорогая моя, он уже получил все, что хочет, – угрюмо сказал отец. – Он приобрел «Харрис индастриз».

– «Харрис»? Ты шутишь… – начала было Физз и остановилась, почувствовав внутри холодок, не имеющий никакого отношения к ледяному февральскому ветру, проникающему сквозь многочисленные щели старого оконного переплета. Она поняла, что отец не шутит. Он был абсолютно серьезен.

– Но как он мог приобрести компанию? «Харрис» не продается. А как же Майкл? Разве он мог допустить, чтобы это случилось? – Вопросы сыпались один за другим, но, видимо, у ее отца не было на них ответа. – Я даже никогда не слышала об этом человеке, – в заключение сказала Физз, как будто желая положить конец всей этой бессмыслице.

Выражение лица Эдварда Бьюмонта говорило о том, что он вполне разделяет изумление дочери.

– Похоже, о нем вообще мало кто слышал, во всяком случае, до того момента, когда стало уже слишком поздно что-либо предпринимать. Он держался в тени.

– Не просто в тени, – с горячностью возразила Физз, – он, наверное, ползал по земле на брюхе. Ведь не было никаких слухов, ни малейшего намека…

– Как сказал Майкл, этот человек провернул все очень быстро. Видимо, он неплохо умеет делать подобные вещи. Но так как он теперь владеет компанией, которая является главным спонсором радиостанции, я полагаю, тебе следует держать при себе свое мнение о его методах ведения дел.

Все еще смущенная внезапностью такого поворота событий, Физз попыталась ухватиться за какую-нибудь соломинку.

Ты абсолютно уверен? Может, ты что-то неправильно понял?

– Боюсь, Физз, что сомнений быть не может. Майкл сам позвонил мне вчера поздно вечером. А служба новостей только что получила пресс-релиз.

Эдвард Бьюмонт бросил на заваленный бумагами письменный стол дочери листок с впечатляющей шапкой крупнейшей промышленной компании в Брумхилле и, засунув руки в карманы своего элегантного пиджака, уставился в потолок, всем своим видом желая показать, что он умывает руки.

– Я думал, что новому хозяину потребуется несколько дней, чтобы оглядеться, прежде чем дойдет дело до такой мелкой сошки, как мы. Но этот документ принесли несколько минут назад.

Чувствуя неприятный холодок на коже, Физз неохотно протянула руку и взяла листок. В нем кратко и без обиняков излагалось существо вопроса. В текущей экономической ситуации новое руководство «Харрис индастриз» вынуждено «рационализировать» свое щедрое спонсирование спортивной и культурной жизни города. А так как поддержка «Павильон-радио» определялась неофициальным соглашением между Майклом Харрисом и Эдвардом Бьюмонтом, перемены произойдут немедленно.

Физз недоуменно нахмурилась, ее широкий лоб пересекли морщинки.

– Что он имеет в виду? – спросила она. – Неофициальное соглашение? Что это значит? «Харрис» спонсировала нас с момента первого выхода в эфир. Майкл с таким энтузиазмом относился к этому…

Именно полагаясь на финансовую поддержку Майкла, она взяла кредит для открытия в этом году нового ресторана.

Отец по-прежнему избегал смотреть ей в глаза, но его красноречивое пожатие плечами говорило о многом.

– Это было джентльменское соглашение, Физз. Майкл и я дружили со школы, и рукопожатия было достаточно.

– Хорош джентльмен! – взорвалась она. – Друг называется! Продал нас без предупреждения…

– Он не виноват, – возмущенно заявил Эдвард. – У него не было выбора!

Его сильный голос актера зазвенел в стенах маленького кабинета, но это не произвело впечатления на Физз. Она достаточно долго жила с ним, чтобы свыкнуться с его профессиональной способностью входить в роль.

Тогда чья же это ошибка? Именно ты убеждал меня, что мне нет необходимости вникать в детали.

– Я знаю. – Он откашлялся. – Прости, Физз, но я никогда не предвидел подобной ситуации. Видимо, Майкл понемногу продавал свои акции в течение последних месяцев, пытаясь удержать компанию на плаву, пока дела не пойдут лучше. Но они так и не пошли… – Он замолчал, запустив ладонь в густую шевелюру, оттененную на висках серебром.

Отец Физз сыграл за свою долгую жизнь на сцене так много ролей, что в необходимых случаях просто надевал на себя одну из них, наиболее подходящую к ситуации. Узнав прелюдию к «покинутому королю Лиру», Физз поспешно вмешалась.

– А этот, – она снова взглянула на письмо, – этот Люк Дэвлин скупил все акции?

Ее охватила злость из-за того, что кто-то так предательски сумел подчинить себе «Харрис индастриз». Без борьбы, без того, чтобы открыто заявить о себе.

– Майкл так обрадовался возможноcти продать акции за приличную цену, что не подумал о могущих возникнуть последствиях.

– О Господи, – пробормотала Физз, чувствуя себя виноватой в том, что, беспокоясь о радиостанции, она не подумала о старом друге отца. Вее жизни появились трудности – и только, а Майкл потерял компанию, основанную его семьей несколько поколений тому назад. Компанию, которая с незапамятных времен была главным оплотом производства в городе. А что будет с теми людьми, которые работают на заводе? Сохранят ли они свои рабочие места сегодня? Завтра? – Прости, папа. Я знаю, что Майкл наш друг. Это не его вина. Всем было тяжело в последние два года.

Это правда. Она сама во всем виновата и должна признать этот болезненный и неприятный факт. Если бы она не поддавалась энтузиазму и немного думала головой, она бы сумела надлежащим образом оформить соглашение о щедрой спонсорской поддержке, которую получал ее отец. Но он всегда ясно давал понять, что ей не нужно беспокоиться об этом. Физз не чувствовала себя вправе вторгаться в соглашение между старыми друзьями.

– Как ты думаешь, этот человек понимает, что будет означать для нас прекращение финансирования?

– Вряд ли это его заботит. Собственно, с какой стати ему думать об этом? Он незнакомец, чужак. – Отец, казалось, на какое-то время потерял самообладание. Он сейчас выглядел, против обыкновения, на свой возраст. – Майкл просил передать тебе, что ему искренне жаль. Очевидно, все произошло так быстро, что он не успел предупредить тебя.

– Я не подозревала, что у компании были трудности. А ты знал? Если бы Майкл намекнул нам о своих проблемах…

Она остановилась. Бесполезно думать о том, что бы она сделала, если бы знала. Она должна разобраться в той ситуации, которая сложилась сейчас.

Если бы они не взяли этот заем в банке, они бы справились. Возможно, им удастся справиться и сейчас. Все, что ей нужно сделать, – попытаться убедить этого Люка Дэвлина, что без своей радиостанции Брумхилл станет беднее. И иметь убедительный ответ на вопрос, почему она ждет от него поддержки. Она была уверена, что он спросит об этом. Она должна настраиваться на лучшее.

Быть может, все это – буря в стакане воды. Стандартное письмо всем, кому Майкл оказывал помощь. А таких множество… В течение многих лет город привык во всем полагаться на семью Харрис. Бьюмонты тоже вносили свой вклад, но большие деньги всегда приходили от Харрисов – и от семьи, и от компании. Этому пришел конец. Мистер Дэвлин, не теряя времени даром, смешал все карты.

– Я думаю, мы не должны судить этого человека, пока не узнаем, что он предлагает, – сказала Физз, указывая жестом на письмо.

Эдвард Бьюмонт слегка пожал плечами.

– Возможно, это всего лишь формальность, – проговорил он, как бы откликаясь на собственные мысли Физз. – Я уверен, что он сократит расходы, но не могу представить, чтобы он полностью прекратил финансирование.

Физз внимательно перечитала письмо, но в сухих фразах было трудно отыскать что-либо утешительное. Чек от Майкла на сумму, выплачиваемую им ежегодно, должен был поступить в ближайшие дни. Без этих денег продолжение собственного радиосериала будет под вопросом, так же как и прямая трансляция городских спортивных соревнований. А без этих программ под вопросом будет продление лицензии радиостанции на вещание. Но новый президент «Харрис индастриз» ясно дал понять в своем письме, что перемены произойдут без промедления. Перемены. Почему он просто не сказал, что он имеет в виду, вместо того чтобы играть с этим словом?

– Конечно, он может просто отказаться от обязательств, – возразила она. – Тем более от неофициальных.

– Я думаю, что, даже если бы это были юридически оформленные обязательства, он был бы вправе изменить их, – ответил отец.

Физз не сомневалась в этом. Но если бы это было так, она чувствовала бы себя гораздо увереннее. Если только отец сказал ей правду. Джентльменское соглашение, подумать только! Два старомодных джентльмена заключают сделку дружеским рукопожатием. И в конце концов это приводит к катастрофе, беспомощно возмущалась про себя Физз.

Через несколько месяцев наступал срок возобновления лицензии на радиовещание. Если они не сумеют сдержать свои обещания по программе, в лицензии могут и отказать. Хуже того, радиостанция сама становится уязвимой и ее тоже кто-нибудь может купить. Физз знала об одном консорциуме, уже купившем несколько близлежащих станций, которые теперь передавали поп-музыку, и без особого объявления было почти невозможно понять, какое радио вы слушаете.

Вся концепция независимого радиовещания для местных жителей начала казаться очень шаткой. Физз была полна решимости сделать свою радиостанцию особенной, отличной от других. С помощью семьи и щедрой поддержки Майкла Харриса она преуспела в этом. А теперь, когда она расширила свою деловую базу, чтобы перейти на самоокупаемость и избежать столь сильной зависимости от спонсоров, она неожиданно оказалась на грани того, чтобы вообще потерять все это.

– Что будет с Майклом? – спросила она, пытаясь отодвинуть собственные проблемы. – Он сможет справиться с этим?

– Он храбрится: говорит о том, как рада Элис его раннему уходу в отставку, как замечательно будет провести зиму в своем доме в Альграве и целыми днями играть в гольф. Но ты ведь знаешь, чем был для него завод. Он любил его. Каждый кирпичик. Каждого человека, который работал там.

А теперь это собственность какого-то неизвестного. Ему нет дела до многих поколений, которые вкладывали в завод свои силы и средства, его не заботит ничего, кроме быстрого возвращения своих вложений.

Физз бросила письмо на стол и подошла к окну. Протерла рукой запотевшее стекло. Уходящая вдаль дуга залива, город, приютившийся у подножия холмов, и море в любом его состоянии редко вызывали у Физз иное чувство, кроме воодушевления. Даже неприветливыми зимними днями, когда волны безжалостно бились о пирс. Но сегодня и небо, и море были одинаково серыми, холмы были скрыты облаками, а над городом висела пелена моросящего дождя. Февраль в своем худшем проявлении.

– Как ты думаешь, что он подразумевает под переменами? – спросила наконец Физз, отвернувшись от окна и оглядывая свой маленький захламленный кабинет.

Когда отец снисходил до того, чтобы покинуть свой, гораздо более солидный, кабинет в мезонине и взобраться по лестнице к ней, обстановка этой комнатушки под крышей начинала казаться еще более убогой. Отец, сестра, покойная мать Физз – все они обладали яркой способностью звезд затмевать всех и вся, что находилось рядом с ними, заставляя окружающее выглядеть каким-то невзрачным.

– Не знаю. Возможно, этот Дэвлин просто хочет перевести все на регулярную основу, – с надеждой предположил отец.

– А если нет? Если он хочет избавиться от нас? Сможем мы бороться с этим?

Увидев, как непривычно ссутулились плечи отца, она пожалела, что задала такой вопрос. Он и без того чувствовал себя достаточно плохо. Ни к чему сыпать соль на раны.

– Как долго сможет продержаться радиостанция, Физз?

Она слегка пожала плечами.

– Главные статьи расходов – это сериал «Залив каникул» и трансляция спортивных состязаний. Если бы у меня было время, я смогла бы объединить усилия нескольких мелких спонсоров. Но в городе нет ни одной крупной компании, которая взяла бы на себя полное финансирование одной из этих программ, и тем более обеих. Прямо сейчас это невозможно. При таком коротком уведомлении.

– Но ты не можешь отказаться от этого, Физз. Обе эти программы – обязательная часть нашего вещания. Живая драма и спорт в прямом эфире. Это давало нам преимущество над конкурентами.

– Мы не сможем долго продержаться. Мы должны содержать свой штат, платить зарплату. А отказ от этих программ приведет к снижению доходов от рекламы. В любом случае это не решение проблемы.

– Остались какие-нибудь деньги от банковского займа?

– Свободных – нет. Счетов для оплаты хватит, чтобы оклеить стены моего кабинета…

– Хорошо еще, что он маленький, – пошутил отец, пытаясь разрядить ситуацию.

– Да, хорошо, – согласилась Физз, позволив себе улыбнуться.

Очень маленький и очень убогий. Она не была звездой и не нуждалась в роскошном обрамлении, чтобы подчеркивать свой блеск.

– Но основная проблема как раз с банковским займом. Если бы я не начала это дело с рестораном… Если бы подождала до следующего года…

Но сейчас уже поздно. Ее отец не интересовался финансовой стороной существования радиостанции. Он вложил в «Павильон-радио» свое имя и положение. Все остальное ее забота.

– Если будет хороший сезон, Физз, все наладится, – сказал отец, стараясь подбодрить ее.

Он продолжал говорить что-то оптимистическое, но она не слушала. Она была слишком поглощена своими мыслями. При самом худшем развитии событий, если «Харрис» полностью прекратит финансовую поддержку, одного оптимизма будет недостаточно, чтобы удержаться на плаву. Потребуется добиться терпения и понимания от Джулиана, молодого банкира, который так стремился предоставить ей заем для организации ресторана в восстановленном Павильоне. Он также стремился продвинуть их отношения гораздо дальше, чем принято между банкиром и клиентом, и сделал бы это, если бы Физз каким-либо образом поощрила его. Она почти незаметно вздохнула.

Это была такая блестящая идея – как она может потерпеть неудачу? Они уже проводили музыкальные шоу в фойе Зимнего сада каждое утро летом и по субботам зимой. Казалось, так просто развить это, предложить публике еще и хорошую кухню в сочетании с лучшим в Брумхилле видом на окрестности, открыть здесь же маленький магазин сувениров местного изготовления, включая продукцию их собственного «Павильон-радио».

Физз знала, что это принесло бы деньги, но это требовало времени. Она отдавала столько сил этому проекту, и все шло так хорошо. Если бы они смогли продержаться до Пасхи, принять первых посетителей…

Она повернулась к столу и снова взяла в руки письмо.

– Дэвлин просит, чтобы ты позвонил ему. Ты сделал это?

– Еще нет. Я считаю, что это должна сделать ты.

– Я? Что за чушь, он же просто сожрет меня с потрохами! Разумеется, я пойду на встречу, но пусть он считает, что имеет дело с тобой.

В конце концов, все вокруг считают, что она руководит радиостанцией только номинально и получила эту работу благодаря отцу. Из жалости. Потому что у нее нет такого замечательного таланта, как у ее старшей сестры. Потому что она единственная из Бьюмонтов, кто не может играть на сцене.

Она предпочитала, чтобы все так и думали. Физического присутствия ее отца было обычно достаточно, чтобы очаровать собеседника и добиться того, что нужно. Но сейчас выражение лица Эдварда Бьюмонта говорило о том, что у него другие планы.

– Физз, дорогая моя, я сейчас по горло занят постановкой «Много шума из ничего» в объединенном школьном театре. Кроме того, мой новый телесериал столкнулся с кризисом.

– Что за кризис?

– Финансовый. А какой еще может быть? Двое спонсоров отказались участвовать. Я должен найти им замену или вложить собственные деньги.

Другими словами, подумала Физз, – не проси меня помочь с деньгами.

– И Клаудия позвонила вчера вечером. У нее возникли проблемы в этом фильме с Сином Девро. Так что мне действительно надо съездить в Лондон сегодня.

– Папа, пожалуйста!

– Послушай, дорогая, я абсолютно ничего не понимаю в управлении радиостанцией, и человек типа Дэвлина мгновенно раскусит меня. Думаю, будет лучше, если ты сама пойдешь туда и выложишь все карты на стол. Майкл доверял тебе в таких вопросах, разве не так?

Майкл потерял компанию, которую его семья создала из ничего. Не стоил отсылаться на Майкла. Ее отец выбрал чертовски неудачное время, чтобы отступиться и оставить ее одну доказывать, что она может справиться со всем этим.

Скрывшись в своем кабинете, она управляла радиостанцией, принимала решения, генерировала идеи, которые оставляли рекламодателей довольными. Только три-четыре человека знали, что «Павильон-радио» – это ее идея. Ее дитя. И, как все дети, оно требовало постоянной заботы. Это была тяжелая работа, но она любила ее. Самым тяжелым было убедить группу твердолобых банкиров, чтобы они ссудили ей деньги на создание ресторана. С помощью отца она получила их. Но сейчас от нее требовалось другое. Ее ожидала встреча один на один с неизвестностью…

– Быть может, он хочет, чтобы его улещал знаменитый Эдвард Бьюмонт. Может быть, это все, что требуется, – быстро проговорила она, зная слабость своего отца к лести. – Даже самые крутые бизнесмены имеют свои слабости.

– Если бы это была крутая бизнесменша, возможно, от меня и была бы какая-то польза, – пошутил отец.

– Я всего лишь старый актер. Если бы ты не натаскала меня, я никогда бы не смог убедить этих банкиров, что имею понятие о ресторанном деле.

– Я и сейчас могу натаскать тебя, – с мольбой в голосе сказала Физз, чувствуя, что ее охватывает панический страх.

Она не хотела выходить на свет. Она не готова к этому. Ей требуется время.

– Физз, у тебя достаточно ума, чтобы справиться с этим. Я вовсе тебе не нужен. Ты все можешь сделать сама, если захочешь, – сказал отец, протягивая руку и легко касаясь ее щеки. – И твое лицо намного симпатичнее моего. Я уверен, что ты сможешь улестить его с гораздо большим успехом, чем я. – Он взглянул на часы. – Разумеется, если будет нужно, я попытаюсь помочь, но сейчас я должен идти. – Помедлив в дверях, он обернулся: – Ты ведь знаешь, что это твоя радиостанция, Физз. Ты создала ее. И в твоих силах бороться за нее.

Физз посмотрела на дверь, которая аккуратно закрылась за ним. Ей почудился почти слышимый звук, с которым он перерезал соединявшую их пуповину. Отец подталкивал ее к этому в течение нескольких месяцев, настаивая, чтобы при возобновлении лицензии она публично взяла на себя роль исполнительного директора «Павильон-радио». Она сопротивлялась, предпочитая скрываться за знаменитым именем отца, позволяя ему получать аплодисменты, похвалы и премии, которые время от времени встречались на их пути.

Теперь он использует этот кризис, чтобы подтолкнуть ее, заставить ее бороться за свою радиостанцию, потому что никто не сделает этого вместо нее. Это ее детищу угрожает опасность, и она должна вступить в бой.

Она медленно опустилась в кресло и дотянулась до телефона. Сжимая трубку побелевшими пальцами, она набрала номер, указанный в заголовке письма.

– «Харрис индастриз». Доброе утро, чем могу помочь вам?

– Доброе утро. Это звонит Фелисити Бьюмонт из «Павильон-радио», – сказала она, вкладывая в свой голос уверенность, которой на самом деле вовсе не чувствовала. – Я бы хотела поговорить с мистером Люком Дэвлином.

Если бы Люк Дэвлин имел сознательное намерение усложнить жизнь Фелисити Бьюмонт насколько это возможно, он не смог бы выбрать более подходящего момента, чтобы взорвать свою бомбу.

– Мисс Бьюмонт?

Физз сразу же узнала сглаженные интонации управляющего из местного банка.

– Добрый день, мистер Николсон, чем могу быть полезна?

– Вы собираетесь внести в банк спонсорский чек от «Харрис индастриз»? – спросил он без обиняков.

Она ожидала этого звонка. О смене руководства «Харрис индастриз» было подробно рассказано в их собственных программах новостей и во всех местных газетах. Рассуждения о сокращениях рабочих мест и урезании финансирования присутствовали в изобилии, и в городе царила нервная атмосфера, неизбежно заразившая и радиостанцию. В течение этой недели Физз несколько раз замечала, что служащие резко замолкают, когда она входит в комнату.

– Должен поступить спонсорский чек, разве не так? – продолжил Николсон. – Осталось десять дней до конца месяца, и мне не нужно напоминать вам, что выплата зарплаты превысит ваш остаток.

– Я знаю об этом, мистер Николсон. У меня на этой неделе назначена встреча с мистером Дэвлином, чтобы обсудить детали спонсорской поддержки от «Харрис» после смены руководства. – Это не было правдой. Она все еще пребывала в неведении относительно того, когда сможет поговорить с этим скверным типом. – Я не предвижу никаких трудностей, мистер Николсон.

Положив трубку, Физз поморщилась. Она терпеть не могла лгать, но ей нужно выиграть время. Несмотря на ее решимость встретиться с Люком Дэвлином при первой возможности, его секретарша не назначила ей время приема, а лишь заверила Физз, что сообщит ему о ее звонке. Ей ничего не оставалось, как ждать и готовить снаряжение.

Она проверила и перепроверила материалы, с помощью которых убеждала финансистов ссудить ей деньги для ресторана и магазина сувениров. Внимательно просмотрела прилагавшиеся фотографии, тщательные расчеты и осторожные оценки ожидающейся прибыли от вложений. Добавила фотографии и вырезки из газет, показывающие рекламные щиты на спортивных состязаниях, а также интервью со слушателями сериала «Залив каникул».

Ожидая приглашения на прием к Люку Дэвлину, Физз не теряла даром времени. Она искала альтернативные источники финансовой поддержки. Но все компании реагировали одинаково. С неопределенным будущим «Харрис индастриз» никто не мог ничего обещать. «Харрис» была самым крупным работодателем в округе, и любые сокращения ее деятельности могли тяжело отразиться на местном бизнесе. Извещения радиостанции о продаже рекламного времени не будут разосланы рекламными агентствами до конца месяца. И никто в подобной ситуации не станет спешить оплачивать рекламу.

Физз посмотрела на телефон.

– Зазвони, – приказала она ему. – Давай же, звони!

Он немедленно отозвался негромкой трелью, и Физз секунду недоверчиво смотрела на аппарат. Звонок раздался снова, и она схватила трубку. Это был отец.

– Я только хотел спросить, удалось ли тебе уже поговорить с мистером Дэвлином.

Ее отец был хорошим актером, но Физз уловила в его голосе нотки беспокойства о ней.

– Еще нет, – с наигранной бодростью сказала она. – Я думаю, мы стоим в самом конце списка его приоритетов. Я сообщу тебе, как только что-нибудь прояснится.

– Ну, все в твоих руках, Физз.

Да, подумала она, положив трубку. Это было более чем очевидно для нее. Но она не жаловалась. Отец и так уже достаточно сделал, помог ей выбраться из пропасти… Телефон зазвонил снова.

– Физз Бьюмонт, – машинально произнесла она.

– Доброе утро, мисс Бьюмонт. С вами говорит Люк Дэвлин. Отвечаю на ваш звонок.

Его голос был холодным, далеким и совсем не вдохновляющим на разговор. Он должен был знать, зачем она звонила, но он ждал, чтобы она объяснила все сама.

Физз заставила себя улыбнуться, зная, что это отразится на ее голосе.

– Спасибо, мистер Дэвлин, это очень любезно с вашей стороны, учитывая вашу занятость. Я получила ваше письмо…

– Неужели? – спокойно перебил ее он. – Это странно. Я не помню, чтобы писал кому-нибудь по имени Физз Бьюмонт. Маловероятно, что я мог забыть такое необычное имя.

Физз готова была ударить себя. Вместо этого она заставила себя рассмеяться, вознаграждая его за остроту.

– Разумеется, я имею в виду письмо, которое вы направили моему отцу. Так как я менеджер радиостанции и занимаюсь финансовыми вопросами, он, естественно, передал письмо прямо мне.

– Понимаю.

В это слово было вложено многое – то, что ее отец проявил невежливость, переадресовав письмо своей подчиненной. Что он, Люк Дэвлин, не привык иметь дело с девчонками, когда речь идет о бизнесе. И еще что-то, что она не смогла распознать.

Физз подавила смех. Было ясно, что это не производит на него впечатления.

– Мой отец сейчас занят постановкой спектакля в городском школьном театре, а также другими неотложными делами. Он предпочитает передавать все финансовые дела мне.

– Даже когда они касаются судьбы радиостанции? Могу я предположить, что он несколько расслабился благодаря избыточной спонсорской поддержке?

И опять в его голосе прозвучало снисходительное превосходство. Физз почувствовала, что ее щеки медленно заливает гневный румянец.

– Он глубоко озабочен судьбой «Павильон-радио», мистер Дэвлин. Он может прийти и предстать перед вами в убедительном образе властного делового магната, если вы считаете, что это необходимо. Но это будет только спектакль. Не более. Он оказал вам честь, предположив, что вы захотите иметь дело с человеком, который действительно понимает, о чем идет речь.

– А вы понимаете?

Физз снова уловила скрытый подтекст в его вопросе. Она озадаченно нахмурилась, сдвинув вместе тонкие изогнутые крылья бровей, но он не дал ей возможности подумать об этом.

– Ну, раз вы заявили о себе как о человеке, который будет вести переговоры, мисс Бьюмонт, то приступайте к делу. Прошу вас быть в моем кабинете в двенадцать часов.

– В какой день? – спросила она с исключительной вежливостью.

– Сегодня, мисс Бьюмонт. Если бы I я имел в виду другой день, я бы сказал об этом.

Произнеся это, он повесил трубку. Физз трясло. Все это было чересчур для прямого и честного разговора с открытыми картами. Ясно, что Люк Дэвлин хотел говорить с ее отцом и не воспринимал ее всерьез. Она открыла было рот, чтобы высказать окружавшим ее четырем стенам все, что она думает о мистере Дэвлине, но передумала и положила трубку. У нее нет времени на подобную чушь. Уже почти одиннадцать, а кольцевая дорога в это время дня обычно забита машинами.

И ей еще надо переодеться.

Она была одета так, чтобы не замерзнуть в своем холодном кабинете на крыше старого Зимнего сада, куда почти не доходило тепло от отопительной системы. На ней были плотные вельветовые брюки, фланелевая рубашка и толстый шерстяной свитер с обтрепанными манжетами, который она купила на толкучке за пятьдесят пенсов. Пока она сидела в своем кабинетике в дальнем конце пирса, ее эскимосское одеяние не видел никто, кроме сотрудников радиостанции, которые привыкли к нему; но вряд ли этот наряд произвел бы нужное впечатление на мистера Люка Дэвлина. Физз происходила из семьи актеров и прекрасно понимала, что перед выходом на сцену нужно надевать костюм, соответствующий роли.

Для участия в переговорах о банковском займе Физз одолжила у старшей сестры деловой костюм – темно-синий в тонкую полоску. Теперь он в полной готовности висел за дверью ее кабинета в ожидании приглашения от Люка Дэвлина. Этот костюм придавал ей уверенности, когда возникала необходимость представлять свои планы группе сомневающихся банкиров, что являлось тяжелым испытанием. Она надеялась, что он принесет ей успех и во время сегодняшней встречи.

Не обращая внимания на холод, она сняла свое облачение, оставшись в темно-синих чулках и шелковом комбидрессе. Вглядываясь в старое потрескавшееся зеркало, висящее рядом с дверью, она освежила макияж и привела в порядок волосы. Затем надела юбку, застегнула жакет, сунула ноги в туфли на высоких каблуках и повернулась, чтобы оглядеть себя сзади.

Рассматривая свое отражение, Физз с сожалением отметила, что все-таки костюм сидит на ней не с такой безупречной элегантностью, как на ее сестре. Дело было даже не в том, что она не так высока, как сестра. Сто семьдесят сантиметров – вполне приличный рост. Но Клаудия всегда выполняла указания няни и съедала хлебные корочки, чтобы волосы стали кудрявыми, ела капусту, чтобы иметь хороший цвет лица, и выпивала молоко, чтобы вырасти высокой, потому что знала, что когда-нибудь станет знаменитой актрисой – такой же, какой была их мать.

Физз была двумя годами моложе и никогда не отличалась прилежанием сестры.

Не то чтобы в ее внешности имелись какие-то изъяны. Она обладала прекрасным цветом лица, если не считать нескольких бледных веснушек, которые не исчезали даже в разгар зимы. Она иногда сожалела об отсутствии кудрей, но, в общем, была вполне довольна своими густыми каштановыми волосами, которые сейчас уложила аккуратным узлом. Но все-таки Физз была достаточно подвержена человеческим слабостям, чтобы завидовать Клаудии по поводу лишних восьми сантиметров роста, хотя и никогда не носила таких коротких юбок, как сестра.

За несколько минут до двенадцати Физз припарковала машину перед впечатляющим зданием главного офиса «Харрис индастриз», прокручивая в голове маленькую убедительную речь, которую она заранее подготовила.

Это была разумная и продуманная речь. Физз собиралась пригласить мистера Дэвлина посетить радиостанцию, посмотреть самому на впечатляющую программу передач, отметить ее привязанность к жизни города, оценить тот факт, что спортивные передачи радиостанции были отмечены премией и что это благоприятно отразилось на «Харрис индастриз».

Если только он даст ей возможность произнести эту речь, подумала Физз. У нее возникло неприятное предчувствие, что мистер Дэвлин может оказаться не в настроении выслушивать ее хорошо отрепетированные аргументы. Она сделала глубокий вдох и направилась к главному входу. В холле при входе сидела незнакомая молоденькая служащая. Новой метле не понадобилось много времени, чтобы сделать свое дело.

Чем могу вам помочь? – спросила девушка с профессиональной улыбкой.

Физз так же профессионально улыбнулась в ответ. Она убедила себя, что играет роль.

– Фелисити Бьюмонт. Мистер Дэвлин ожидает меня. – Она расписалась в книге посетителей, затем улыбнулась новенькой и спросила: – Что случилось с Эдит?

Эдит?

– Она в течение десяти лет работала здесь.

– Да? – без интереса спросила девушка. – Возможно, она досрочно вышла на пенсию.

За столом в приемной кабинета главы фирмы тоже сидела незнакомая женщина. На этот раз постарше. Вероятно, секретаршу Майкла тоже преждевременно отправили на пенсию.

– Фелисити Бьюмонт, – снова представилась Физз. – Мне назначена встреча…

– О да, мисс Бьюмонт. Присядьте, пожалуйста.

Зазвонил телефон. Женщина ответила, коротко выслушала, затем, не обращая больше никакого внимания на Физз, взяла блокнот и вышла из приемной.

Физз ждала. Прошло десять минут. Ее нервы были на пределе. Чтобы чем-то заняться, она начала повторять про себя приготовленную речь. Пятнадцать минут. Когда ее часы показали двадцать минут первого, она поняла, что задержка сделана намеренно.

Этот человек – просто маленький тиран, решила она. Он получает удовольствие, демонстрируя свою власть. Его манера разговаривать по телефону уже выдала его негативное отношение к ней и ее отцу. Можно подумать, что он испытывает к ним личную вражду. Но такое предположение в принципе смешно. Очевидно, он просто неприятный тип.

Физз встала и начала ходить по комнате. Чтобы успокоиться, она попыталась сосредоточиться на картинах, украшавших стены. Она решила, что этому человеку не удастся завести ее таким примитивным способом. Но ей потребовалось немалое усилие воли, чтобы распрямить пальцы, непроизвольно сжатые в кулак. Она пыталась сосредоточиться на картине, изображавшей пирс, построенный в 1835 году первым Майклом Харрисом для доставки своих товаров на континент, когда дверь позади нее неожиданно открылась.

Физз резко обернулась и оказалась лицом к лицу с мужчиной, в чьих руках была судьба радиостанции. Его внешность не внушала надежд. Лицо было худым и бледным, как у человека, который проводит все свое время, сгорбившись над колонками цифр. Он выглядел так, как будто у него калькулятор вместо мозгов. Пожалуй, он не слушал радио с тех пор, как изобрели транзистор. Но задача Физз заключалась в том, чтобы убедить его в важности поддержки радиостанции.

Физз решительно сделала шаг вперед и протянула руку.

– Фелисити Бьюмонт, – представилась она с приветливой улыбкой.

– Да? – произнес мужчина. Обеими руками он прижимал к груди стопку папок и не сделал никакого движения, чтобы ответить на ее жест. Физз почувствовала себя глупо и одновременно разозлилась. Опустив руку, она с огромным трудом удержала на лице улыбку.

– Вы просили меня быть здесь в двенадцать, – напомнила она. – Я понимаю, что вы, должно быть, очень заняты.

Она подавила в себе желание взглянуть на часы, чтобы дать ему понять, что сейчас уже половина первого. Это не было бы хорошим началом разговора. Но он вообще не слушал ее.

– Где миссис Мейнел? – раздраженно спросил он.

– Ваша секретарша? – догадалась Физз, стараясь сохранить самообладание перед лицом такой очевидной грубости. – Она вышла несколько минут назад.

Он начал отступать обратно в кабинет.

– Мистер Дэвлин, – поспешно окликнула его Физз, боясь, что он сейчас исчезнет.

– Да, в чем дело?

Физз не знала точно, как должен выглядеть человек, который поглощает компании одну за другой, но она представляла его несколько иначе. Скажем, более крепким телом и духом. Вероятно, это были беспочвенные представления.

– Я приношу свои извинения за то, что мой отец не может быть здесь и разговаривать с вами лично, но я объяснила вам причины. И вы попросили меня прийти сюда. – Она указала на папку, которая лежала на стуле рядом с ней. – Позвольте мне показать вам, чем занимается «Павильон-радио», прежде чем вы примете решение прекратить финансирование…

Мисс Бьюмонт, боюсь, что вы находитесь в заблуждении. Я не могу помочь вам, – сказал он и повернулся, направляясь обратно в кабинет.

И это все? Никакой возможности изложить суть дела, лишь несколько слов в приемной. О, нет. Это невозможно.

Вы наконец выслушаете меня? Мужчина остановился с нетерпеливым вздохом, посмотрел на ее порозовевшие щеки и немного учащенно вздымающуюся под гладкой темно-синей тканью грудь.

Мисс Бьюмонт, думаю, вам стоит приберечь свои аргументы для тех, кто достаточно глуп, чтобы их выслушивать. У меня нет времени на подобную чушь.

С этими словами он исчез в кабинете, оставив шокированную Физз в приемной.

Давно она не была так близка к тому, чтобы потерять самообладание. Потерять его на самом деле и продемонстрировать скрытый смысл своего уменьшительного имени, которое появилось из-за того, что ее сестра не могла выговорить Фелисити, а потом так и прилипло к ней из-за ее привычки срываться с места, как ракета, когда в ней вспыхивали эмоции. Да, давно она не выходила из себя, но сейчас ярость, клокотавшая у нее в горле, говорила о том, что она вполне может взорваться.

О чем, черт возьми, он думает, играя с ней подобным образом? Он пригласил ее сюда, заставил бесконечно долго ждать, а затем пренебрежительно распрощался с ней, даже не выслушав. И он еще смеет критиковать манеры ее семьи!

Физз не стала раздумывать о разумности ее действий. Ей нечего терять, и она, безусловно, не уйдет отсюда, не высказав этому человеку свое мнение. Схватив свою папку, она последовала за ним через украшенные резным орнаментом высокие двойные двери, охранявшие его святилище, и с резком звуком закрыла их за собой.

Находясь на полпути к своему столу, он обернулся на этот звук. Он был явно поражен ее самонадеянностью, но Физз не дала ему возможности выразить протест перед началом своей атаки.

– Мистер Дэвлин, я понимаю, что джентльменское соглашение мало что значит в наши дни. Но вы попросили меня прийти сюда, и меньшее, что вы можете сделать, – это выслушать то, что я должна сказать, – начала Физз свою пылкую речь. Ее синие глаза вспыхнули, когда она приступила к своему любимому вопросу. – «Павильон-радио» дает этому городу настоящее местное радио: новости, документальные репортажи, спорт, программы по местной экологии, интервью. Оно отражает интересы людей. Ни одна другая независимая радиостанция не имеет более широкого спектра программ. Ни одна станция такого размера не имеет собственного радиосериала или детских программ…

– У меня нет детей, – возмущенно перебил он. – А если вы добились такого успеха, я не понимаю, зачем вам вообще нужна спонсорская поддержка. Если же вы не можете платить сами… – Он сделал пренебрежительный жест, ясно показывающий, что этот вопрос не заслуживает его драгоценного внимания.

Физз взвилась. Она три дня корпела над цифрами, пытаясь урезать расходы до минимума.

– Возможно, вы блестящий бизнесмен, мистер Дэвлин, – сказала она, – и у вас толстый кошелек. Но я должна вам сказать, что вы мелки душой. – Физз видела, что выражение глаз мужчины не изменилось, но уже не могла остановиться. – Что ж, я надеюсь, что вы счастливы, считая свои деньги. Надеюсь, что менталитет Скруджа сохранит вам компанию. Но при этом местное радио сведется к бесконечному потоку поп-музыки, а пирс раскрошится в море. Это будет ваша вина. И я обещаю, что все в городе узнают это.

После того как она закончила говорить, на секунду воцарилась полная тишина. Затем от двери раздались медленные аплодисменты. Физз резко обернулась, и на мгновение ее сердце, казалось, замерло.

Затем случилось это. Вспышка голубого света. Свист. Хлопок. Взрыв. Фейерверк. Все внутри нее ярко осветилось.

Мужчина, чьи широкие прямые плечи, казалось, занимали весь дверной проем, был очень высок – примерно метр девяносто. Ему еще не было сорока, но, без сомнения, он обладал властью, атмосфера которой держалась на его плечах так же легко, как ткань его элегантного серого твидового костюма.

Его густые прямые, почти черные волосы, зачесанные назад, открывали широкий лоб и темные брови над темно-серыми глазами. Если бы он улыбнулся, его рот растянулся бы в широкую улыбку, которая могла бы растопить самое холодное сердце.

Но сейчас он не улыбался. Хотя ироничный огонек в его глазах показывал, что он получил некоторое удовольствие от ее негодующей речи.

– Не беспокойте нас, и мы обещаем никогда не беспокоить вас, – сказал он, неторопливо направляясь прямо к ней.

Физз стояла как вкопанная, лишившись дара речи, а он медленно обошел вокруг нее, очевидно зачарованный строгостью ее делового костюма.

– Вы оделись соответственно роли, я признаю это, – сказал он. – Но для того, чтобы ее сыграть, одного костюма недостаточно. Вас должны были предостеречь, что в бизнесе нет места для эмоций. Скажите, мисс Бьюмонт, из какой пьесы вы взяли эту захватывающую речь? В ней несомненно есть признаки мелодрамы. – Он помолчал и наконец взглянул ей прямо в глаза. – Или, может быть, фарса?

ГЛАВА 2

– Люк, слава Богу. Объясни этой девушке, что я не интересуюсь ее радиостанцией. Я сам пытался объяснить, но она не слушает.

– Не волнуйся, Филипп. Если ты дашь нам несколько минут, я уверен, что смогу заставить ее слушать меня.

Люк? Это Люк Дэвлин? Физз побледнела и начала дрожать, несмотря на то что в комнате было тепло. Она понятия не имела, кто тот маленький невзрачный человек, тихо вышедший из кабинета. Она поняла одно – это не Люк Дэвлин. И то, что она сделала, оказалось исключительной глупостью. Что тут же подтвердил стоящий рядом с ней мужчина.

– Мне жаль, что вы истратили весь пыл вашего спектакля не на того человека. Филипп использует мой кабинет, пока мы решаем будущее «Харрис индастриз». – Произнося это, он вовсе не выглядел виноватым. – Мне сказали, что ваш отец ставит пьесу на «Павильон-радио». Если это демонстрация стандартов, к которым он стремится, то, возможно, мисс Бьюмонт, чем скорее лицензия перейдет в профессиональные руки, тем будет лучше.

Профессиональные руки? Что, черт возьми, это значит? Физз сделала неимоверное усилие, чтобы закрыть рот. Дэвлин не тот человек, которого можно покорить, хватая ртом воздух, как вынутая из воды золотая рыбка. В считанные минуты он сумел дважды лишить ее дара речи. Она терпеть не могла грубость, но сейчас увидела в этом определенное преимущество. Грубость этого мужчины помогла ей подавить импульсивный отклик ее тела, предательски вспыхнувший в первое мгновение.

– Я не актриса, – возразила она, – я…

– По крайней мере, в этом я с вами полностью согласен, – сказал он. – Хотя предположение, что вы только что были сами собой, еще более ужасает.

Физз открыла рот, чтобы сказать, что каждое слово, которое она произнесла, шло от сердца, но при взгляде на Дэвлина это самое сердце ускоренно забилось в безумной попытке наверстать упущенное время. Этот человек просто лишил ее дыхания. Не словами, хотя они были достаточно резки. Но во всей его натуре было что-то твердокаменное, неподатливое.

– Вы – Люк Дэвлин, – проговорила Физз.

Это был не вопрос. Всего лишь попытка выиграть время и восстановить дыхание. Она сразу же почувствовала силу этого мужчины, а; теперь ей было ясно, что в нем таится двойная угроза. Она спрятала свой страх в нападении:

Тогда почему он не сказал, кто он такой, и не остановил меня?

– А вы дали ему такую возможность? Физз почувствовала, что ее щеки начинают заливаться румянцем. Это было уже серьезно. Злясь на себя за такое предательское проявление смущения и за то, что она выпустила ситуацию из-под контроля, девушка попыталась оправдать свою ошибку:

– Когда я называла его мистером Дэвлином, он откликался.

– Это потому, что у нас общая фамилия. Филипп мой двоюродный брат. Как и Бьюмонты, мы, Дэвлины, ценим семейные узы.

Но изгиб его губ давал понять, что любое сходство между их семьями – случайное совпадение. Дэвлин бросил взгляд на заваленный папками и таблицами с расчетами стол, затем указал рукой в направлении дивана, стоящего у окна, предлагая сесть.

– Вы – Фелисити Бьюмонт? – сказал Дэвлин, когда она не двинулась с места. – Физз, – задумчиво добавил он.

– Две ошибки в один день, пожалуй, больше чем совпадение, не так ли?

Вы определенно Бьюмонт, – проговорил он. – Ваши манеры выдают ваше происхождение.

– А заставлять посетителей ждать почти полчаса – это верх вежливости, – огрызнулась она.

Его быстрый предостерегающий взгляд дал ей понять, что она искушает судьбу.

– Делегация от персонала попросила меня о встрече. Я решил, что их проблемы более важны, чем ваши. Возможно, вы не согласны с моим решением?

Физз смутилась. Ситуация выглядела достаточно безнадежной с самого начала, а она сделала ее еще хуже, набросившись на какого-то неизвестного бухгалтера. Нет, не неизвестного. Это еще один Дэвлин. Как будто одного мало. А теперь попытка заработать дешевые очки поставила ее в еще более глупое положение.

– Нет, – поспешно сказала она. – Конечно, они гораздо важнее.

– Я рад, что вы понимаете это. Понимание того, что требует неотложного внимания, а чем можно заняться на досуге, – это искусство, которым нельзя пренебрегать в бизнесе, мисс Бьюмонт. Думаю, вам стоит напомнить об этом своему отцу.

Сохраняя на лице профессиональную улыбку, она в душе проклинала отца. Какого черта он выбрал именно этот момент, чтобы бросить ее на глубину? Если бы он пришел с ней на эту встречу, он отвлек бы Люка Дэвлина; дав ей время изучить этого человека, понять, где его слабые места.

– Как я уже объяснила, он занят, – начала она.

Так занят, что не может снять трубку телефона? Выкроить час времени?

– Он занят постановкой «Много шума из ничего» в школьном театре, – сказала Физз.

Оправдание прозвучало явно неудовлетворительно. Она понимала это. Выражение лица Дэвлина говорило, что он придерживается того же мнения.

– Школьная постановка? И она отнимает у Эдварда Бьюмонта каждую минуту его времени? Или предполагается, что я буду потрясен его альтруизмом? Харрисы и Бьюмонты. Общественные благодетели этого города.

Это не так, – возмущенно сказала Физз, намереваясь вступиться за отца и за Майкла. – Я хотела сказать…

Но Люк Дэвлин не желал слушать ее оправданий.

– Это именно так. Я не очень много знаю о театре, но понимаю, что эта работа не отнимает двадцать четыре часа в сутки. Он произвел бы на меня гораздо большее впечатление, если бы тратил время на занятие своим делом.

Его враждебность обожгла ее, прочистив мозги, как запах из флакона с нюхательной солью.

– Он актер, мистер Дэвлин. Это его дело. Радиостанция – это мое дело.

Он окинул ее взглядом, не упустив ни одной детали.

– Боюсь, что пиджака с приподнятыми плечиками недостаточно для того, чтобы убедить меня, что вы понимаете, о чем говорите.

Физз хотела возразить, но передумала. Она пришла сюда не для того, чтобы спорить с этим человеком, а чтобы произвести на него впечатление своей деловой проницательностью. Видимо, она скверно справилась со своей задачей.

Как бы в подтверждение этого Люк Дэвлин раздраженно произнес:

– Ради Бога, сядьте, мисс Бьюмонт. Раз уж вы здесь, можете сыграть свой спектакль. Вы, наверное, репетировали целыми днями.

Несмотря на то что приглашение было сделано весьма холодно, Физз не собиралась отказываться от него. Она должна использовать шанс, который ей предоставлен, несмотря на неудачное начало. Она заставила себя улыбнуться. Это оказалось не так трудно, как она думала.

– Если бы я знала, что вы хотите увидеть спектакль, мистер Дэвлин, я прислала бы свою сестру. Она актриса.

– Я это знаю, – сказал он с легкой иронией в голосе. – Я собираюсь встретиться с ней в ближайшем будущем.

Встретиться с Клаудией? Это звучало многообещающе. Чем скорее, тем лучше. Не теряя времени, Физз выполнила указание Люка Дэвлина и села на уголок дивана.

Его гладкая кожаная обивка оказалась обманчивой. Диван буквально поглотил ее, заставив бороться со своей юбкой, которая выглядела в зеркале очень скромно, а теперь неожиданно оказалась очень короткой. Или ее ноги оказались более длинными, чем она думала.

Люк Дэвлин взял у нее папку, которую она все еще сжимала в руках, и сел на противоположном конце дивана, с небрежной уверенностью откинувшись на спинку. Физз, чувствуя неловкость из-за юбки, пожалела, что сняла удобные вельветовые брюки. Костюм определенно не оправдал ее надежд в том, что касалось хорошего впечатления. Совсем наоборот.

Просматривая содержимое папки, он не подавал виду, что заметил ее трудности с юбкой, однако Физз могла поклясться, что внутренне он почти наслаждается ее дискомфортом. Но когда он выжидательно поднял на нее взгляд, в его глазах цвета темного графита ничего нельзя было прочесть. Физз дала себе мысленное обещание никогда не играть в покер с этим человеком.

Она прикусила нижнюю губу. Ее мысли опять где-то блуждают. При чем здесь покер? Она не имеет ни малейшего понятия, как играть в покер. Но сама идея о том, чтобы играть с Люком Дэвлином в какую-нибудь игру, немедленно лишила ее спокойствия, и Физз поспешно переключила мысли на другое.

– Мистер Дэвлин, вы знаете, зачем я здесь, – сказала она, ужасаясь слабости своего голоса.

– Вы здесь для того, чтобы вытянуть из меня деньги, – будничным тоном произнес он.

– Я здесь для того, чтобы убедить вас продолжать финансовую поддержку, которую оказывала «Павильон-радио» эта компания, – возразила она, отказываясь принять шутку.

– В настоящее время эта компания не имеет денег, чтобы оказывать финансовую поддержку кому-нибудь, кроме себя самой, – сказал Люк Дэвлин и взглянул на наручные часы. – Но у вас есть пятнадцать минут моего времени, и предлагаю вам не терять его более.

Несмотря на холодность его слов, Физз почувствовала небольшой прилив оптимизма. Люк Дэвлин вряд ли стал бы говорит уклончиво. Если бы он решил полностью прекратить спонсирование радиостанции, то так бьгсразу и сказал, указав ей на дверь. Он не стал бы терять даже пятнадцати минут своего драгоценного времени. Он просто изложил бы свою позицию в письме и сказал бы своей секретарше, чтобы она не впускала к нему представителей «Павильон-радио».

Надежда расцвела в душе Физз. Она подавила желание еще раз одернуть юбку. Спасение радиостанции важнее ее собственного достоинства. И если бы несколько лишних сантиметров ее видневшейся из-под юбки ноги могли помочь, она не стала бы страдать по этому поводу.

Физз кратко обрисовала историю вовлечения своей семьи в ситуацию с пирсом. Рассказала, как жестокий шторм поставил под сомнение его пригодность и как Майкл Харрис решил спасти его от сноса. Он обратился к своему старому другу Эдварду Бьюмонту, и тогда родилась идея восстановить Павильон и дать ему новую жизнь в качестве студии местной радиостанции. Эта идея зародилась у них двоих? – спросил Люк Дэвлин.

Общественное мнение склонялось к этой точке зрения, и Физз не имела намерения опровергать его.

– Майкл был очень увлечен этой идеей. Между прочим, пирс был построен в 1835 году основателем компании «Харрис индастриз». Первоначально он использовался, чтобы переправлять по морю на континент товары, производимые на фабрике. До этого все – и пассажиров, и товары – приходилось доставлять на борт кораблей на лодках, – пояснила Физз.

Эта фраза, рассчитанная на то, чтобы вызвать сочувствие Люка Дэвлина, не повлекла за собой никаких изменений в суровом выражении его лица. Физз поспешно потянулась к своим листам с планами проектов на ближайшие три года.

– Что это? – спросил Люк Дэвлин, указывая на рисунок, и их руки столкнулись.

От его холодного прикосновения Физз вздрогнула и отпрянула назад. Любопытный взгляд, который он бросил на нее, только усилил ее дрожь. Это было смешно. Глупо. Возможно, этот мужчина обладает каким-то сексуальным магнетизмом, но хороша же она в таком случае! Он ей даже не нравится, она не испытывает к нему никакой симпатии.

– Ну? – спросил он, очевидно устав ждать от нее ответа.

На какое-то мгновение в ее сознании воцарилась пустота. Затем она зафиксировала взгляд на том месте плана, куда указывал его палец.

– Ах, это, – сказала она, взяв себя в руки. – Это появилось уже после того, как мы представили наш первоначальный проект в банк. – Когда мы начали переоборудование помещений под ресторан, нам пришлось расчистить складские помещения от накопившегося за многие годы старья. Мы обнаружили, что у нас гораздо больше места, чем нужно, и решили часть его сдать в аренду под танцплощадку и оздоровительный центр.

– Вам придется потратить деньги на ремонт, – сказал он, просматривая смету. – Вы не сможете оправдать своих расходов.

– Мы идем на риск. Если предприятие окажется успешным, в следующем году рента будет пересмотрена.

– А если нет?

– Предварительные отзывы были очень хорошими.

Видимо, это не произвело на него впечатления. Но ведь рента, окупающая половину расходов, это лучше чем ничего? Оздоровительный центр привлечет сюда людей, готовых тратить деньги, даже в середине зимы. Шеф-повар заверил ее, что буфет в обеденное время будет включать и такую пищу, которую предпочитают озабоченные своим здоровьем женщины. Удивительно, но после этого многие поддаются искушению и съедают высококалорийный пудинг. Дорогой высококалорийный пудинг.

– А что вы намерены делать с остальной площадью?

– Я над этим работаю.

Она надеялась, что дела в ресторане пойдут достаточно успешно и тогда его можно будет расширить, но говорить об этом вслух было слишком рано. Нужно посмотреть, как пройдет первый летний сезон.

Люк Дэвлин задумчиво кивнул.

– Похоже, вы ничего не упустили. – Он бросил папку на стоящий рядом столик. – Кроме, конечно, возможности прекращения ваших теплых отношений с Майклом Харрисом.

– Я… то есть мы, я и мой отец… надеемся, что вы продолжите поддерживать нас в текущем году или по крайней мере до тех пор, пока мы не найдем других спонсоров.

– Еще бы вам не надеяться. Если вы не выполните своих обещаний по программе передач, вам не возобновят лицензию.

Физз удивилась, что он знаком с такими деталями. Ее в равной мере удивил его интерес к тому, как работает маленькая радиостанция. Но затем она решила, что этот человек не достиг бы таких головокружительных высот, если бы не принимал в расчет каждую мелочь.

– Программные обязательства мы приняли до того, как вы приобрели компанию, которая была нашим спонсором. Мы надеемся, что при возобновлении лицензии к нашим проблемам отнесутся с пониманием.

– Вы так считаете? – спросил он, явно уверенный в обратном. – Будем надеяться, что так и будет, потому что выплаты по банковскому займу за новый ресторан лягут тяжелым бременем на вашу прибыль. У вас есть опыт в ресторанном деле?

Это был чисто риторический вопрос. Он знал ответ на него. Было ясно, что он знал все ответы. Физз предполагала, что он будет слишком занят с «Харрис индастриз», чтобы вникать в детали работы радиостанции, которую спонсировала компания, но она явно недооценила этого человека. Для того, что его интересовало, у него нашлось время. Но с какой стати он интересуется «Павильон-радио»? Либо он дает им финансовую помощь, либо нет. На это не стоило тратить столько времени.

– В этом сезоне еще рано начинать подсчитывать прибыль, – ответила она на вопрос, которого он не задал. – Хотя отклики положительные.

– Как случилось, что вы не сдали ресторан в аренду кому-нибудь, кто разбирается в этом? Пусть бы они взяли на себя этот риск.

Разумеется, когда она собиралась получать разрешение на открытие ресторана, ее завалили письмами представители различных предприятий быстрого обслуживания с предложениями открыть пиццерию или продавать гамбургеры. Но она хотела другого.

– Я хотела держать все под своим контролем, чтобы получилось нечто более интересное, чем еще одно простое дешевое кафе на берегу. У меня есть первоклассный повар, отличный персонал…

– И, без сомнения, соответствующие счета на зарплату.

Физз преисполнилась решимости не дать ему увести себя в сторону.

– Как только начнется сезон… – начала она, но Люк Дэвлин снова перебил ее.

Это ведь обычно бывает на Пасху, так? Это будет еще не скоро. Надеюсь, вы учитываете это.

Да, до Пасхи было еще далеко. Десять недель. Десять долгих недель до того, как сюда хлынет поток людей, желающих распроститься с зимой. Семьдесят долгих дней, прежде чем школы распустят детей на пасхальные каникулы и семьи отправятся на побережье, заполняя мотели и гостиницы.

– Люди начнут приезжать, как только погода немного улучшится. Антикварные магазины в Уиндсе привлекают их гораздо раньше, чем становится достаточно тепло, чтобы сидеть на берегу.

– А с какой стати им стремиться на холодный и ветреный пирс, когда в Уиндсе они могут найти множество маленьких кафе? – Он наклонился вперед, пристально глядя ей в глаза. – Оставьте свои претензии на самостоятельность, мисс Бьюмонт, и признайте, что без моей поддержки у вас будут серьезные проблемы.

Физз потребовалась вся сила воли, чтобы заставить голос звучать негромко и задумчиво:

– Потеря спонсорской поддержки от «Харрис индастриз» была бы серьезным ударом, мистер Дэвлин. Было бы глупо с моей стороны отрицать это. Но так как вы держали свои действия в отношении этой компании в секрете, а Майкл, в свою очередь, предпочитал скрывать свои проблемы, у меня не было причин подозревать, что что-то не так. В конце концов, если бы переход компании в ваши руки состоялся на неделю позже, деньги уже были бы в банке.

– Вы считаете, что вы – всего лишь жертва неудачно сложившихся обстоятельств? Позвольте мне разочаровать вас. Правда состоит в том, мисс Бьюмонт, что если бы мои действия были отсрочены даже на неделю, у компании не осталось бы денег ни на что. В бизнесе. время решает все. И даже местная радиостанция должна действовать как деловое предприятие, если она хочет выжить.

Физз прикусила губу. Именно поэтому им приходится тратить столько денег на развитие… Если бы она знала, если бы получила хоть какое-то предупреждение, когда дела у Майкла пошли хуже…

– Да, разумеется, – признала она, слегка приподняв подбородок.

Люк Дэвлин прав. Она должна была знать, что их спонсорская поддержка висит на волоске, а их спонсор близок к банкротству. Это ее работа.

– Как вы видите из этих расчетов, мы расширяем свое дело именно поэтому. Я хочу дать радиостанции более широкую финансовую базу, чтобы избежать в будущем подобных трудностей.

Она вспомнила о своем намерении пригласить его на радиостанцию.

– Может быть, вы хотите прийти и посмотреть, как мы работаем? В субботу утром у нас всегда оживленно, и вы могли бы пообедать с нами в новом ресторане. Как гость радиостанции, разумеется.

– Нет. Благодарю. – Его глаза, казалось, видели ее насквозь. – «Харрис индастриз» увязла в проблемах, поскольку предыдущий глава компании управлял ею как благотворительным обществом. Потребуются значительные сокращения расходов, чтобы поставить ее на ноги. С моей стороны было бы неразумно поощрять вас к трате средств на прием гостей. Тем более что это не приведет к изменению принятого решения.

Физз сглотнула слюну.

– А вы его уже приняли?

– Да. Задолго до того, как вы начали свою трогательную маленькую речь.

– Понятно.

Как она могла так ошибиться? Для этого человека время – деньги. Зачем он тратил свое драгоценное время, выслушивая ее?

– Я продолжу спонсирование радиостанции при определенных условиях.

– В полном объеме?

Слова вылетели, прежде чем она смогла сдержать их. Сердце кувыркнулось в ее груди от облегчения и радости. Это ощущение было сильным, но недолгим.

– Возможно, вас не будет это волновать, когда вы услышите мои условия, – небрежно произнес он.

Условия?

– Конечно, в пределах основных правил мы будем рады предоставить вам дополнительное рекламное время…

– Мисс Бьюмонт, я не сомневаюсь, что вы бы высветили мое имя огнями над Павильоном, если бы я попросил вас об этом.

Только в том случае, если бы это одобрил городской совет, – ответила она, не в силах сдержать широкой белозубой улыбки.

Она чувствовала радость, как будто с ее плеч свалилась огромная тяжесть. Она была готова простить ему всю его грубость. Боже, она бы прошлась по пирсу на руках, если бы это доставило ему удовольствие.

– Я не стану беспокоить городской совет по этому поводу, – заверил он ее. – Мои условия не имеют ничего общего с рекламой.

Его холодный сдержанный голос вернул ее на землю.

Снова условия. Какое ужасное слово.

– Может быть, вы скажете мне, чего именно вы хотите, – предложила она.

– Как вы должны понимать, мисс Бьюмонт, «Харрис индастриз» не в состоянии дать деньги.

– Мы многое даем компании взамен, – запротестовала Физз. – Реклама и связь с общественностью всегда были важны для «Харрис индастриз». Быть может, вы не поняли…

– Не понял?.. – Легкое изменение в его голосе дало понять Физз, что она сказала глупость. – Вы не думаете, что это малоубедительный аргумент для тех мужчин и женщин, которые будут уволены?

Физз широко раскрыла глаза. Она не подозревала, что дела так плохи.

– Их будет много? – спросила она. – Увольнений?

– Я не могу сказать, пока Филипп не закончит свой отчет.

Его кузен? Этот сухой, скучный человек. Она посмотрела на дверь, за которой он скрылся.

– Да поможет им Бог, – пробормотала она.

– Возможно, Филипп не вызывает у вас симпатии, мисс Бьюмонт, но я могу вас уверить, что он не станет понапрасну терять квалифицированную рабочую силу.

– Надеюсь, что вы правы.

– В этом вы можете доверять мне. Под его пристальным взглядом Физз была готова поверить в это. Как она успела заметить, он всегда говорил то, что думает, И он сказал, что они смогут получить финансирование. Она слегка нахмурилась.

– А спонсорские деньги? Вы сказали, что мы сможем получить их. Могу ли я доверять вам и в этом тоже?

В его глазах мелькнула насмешка.

– Я готов выписать вам чек прямо сейчас. Мой личный чек. И я могу вас уверить, что не буду требовать никакой персональной рекламы в ответ. Совсем наоборот. – Он немного помедлил, потом добавил: – И если я решу посетить ваш ресторан, я сам заплачу за свой обед.

Физз не позволила во второй раз поддаться всеобъемлющей радости. Люк Дэвлин ничего не делает просто так. У нее возникло дурное предчувствие.

– Но ваша щедрость сопровождается какими-то условиями? Которые, возможно, мне не понравятся?

Люк Дэвлин промолчал, внимательно изучая ее холодными глазами. Она никогда не видела более холодных глаз. Они пронизывали ее, делали почти прозрачной. Это были глаза человека, которого очень трудно обмануть и который может заставить вас заплатить по всем счетам.

Она постаралась выдержать его взгляд как можно дольше, пока не почувствовала легкое головокружение. Словно она наклонилась над краем пропасти.

– Думаю, вам лучше сказать мне.

Он резко отвернулся, будто тоже почувствовал неловкость от этого противостояния взглядов.

– Возможно, будет лучше, если я поговорю об этом;с вашим отцом. Полагаю, он сможет отнестись к моему предложению менее эмоционально.

Эдвард Бьюмонт всегда был переполнен эмоциями, это была его живительная сила, но Физз решила, что вряд ли целесообразно говорить об этом. Люк Дэвлин произнес это слово с таким оттенком, что было ясно, что он не слишком одобряет эмоции. В бизнесе нет места для эмоций. Он сказал именно так.

– Но его здесь нет, мистер Дэвлин, – заметила Физз. – Здесь нахожусь я. И уверяю вас, я полностью уполномочена принимать решения по «Павильон-радио».

Вероятно, ее решительность подействовала на него, потому что он повернулся и снова взглянул ей в лицо. Физз твердо встретила его взгляд, решив, что на этот раз она не сдастся первой. По счастью, он не стал испытывать силу ее воли, а выждав несколько мгновений, согласно кивнул.

– Хорошо.

Однако он не стал сразу же разъяснять свои условия. Сначала он взял чековую книжку и вынул из внутреннего кармана пиджака ручку. Небрежно закинул лодыжку на колено и, используя ногу как стол, заполнил чек. Затем оторвал чек и протянул ей.

Физз взяла его с некоторой неохотой, даже с опаской. Люк Дэвлин демонстрирует ей деньги. Вкладывает их ей в руки. Она знала этот метод. Они оба понимали, как трудно ей будет вернуть чек обратно независимо от того, что он скажет. Он делал ставку на это, заставляя ее нервничать. Это означало, что он считает, что она может сказать «нет». Она взглянула на чек, и ее сердце упало. Сумма оказалась гораздо меньше той, которая была необходима.

– Веселее, мисс Бьюмонт. Это только первый взнос.

– Первый взнос?

– Я понимаю, что вы привыкли получать спонсорские деньги огромными порциями. Однако этого достаточно, чтобы удовлетворить вашего банковского менеджера.

– Это только на один месяц? Но, значит, вы даете нам больше, чем по соглашению с Майклом…

– Дополнительная сумма предназначена для того, чтобы покрыть расходы на включение в штат еще одного сотрудника.

Его взгляд был бесстрастным.

Только одного? – переспросила Физз. – Получается слишком много денег для одного человека.

Только одного, – подтвердил он. – Но я думаю, вьь будете счастливы взять ее. Ее. Разумеется, это могла быть только женщина, но почему, черт возьми, ее сердце упало при этом слове? Она вспомнила момент, когда впервые увидела Люка Дэвлина, и импульсивную реакцию своего тела. Лишь единственный раз в жизни она испытала нечто подобное. Мгновенное, взрывоподобное чувство. Физз снова взглянула на чек. По крайней мере, если Люк Дэвлин увлечен кем-то, кто значит для него так много, она может считать себя в безопасности от него. От себя.

– Мне кажется, вам лучше четко объяснить, чего вы хотите в обмен на такую щедрость, – сказала она.

Он немного помолчал.

– Это молодая девушка, мисс Бьюмонт. Актриса. Возможно, вы слышали о ней. Мелани Бретт.

Он намеренно сделал паузу, ожидая соответствующей реакции. Не слышать о Мелани было, по-видимому, немыслимо.

Физз сосредоточенно нахмурила лоб, пытаясь вспомнить, где она могла слышать это имя.

– Она снималась в одном из австралийских телесериалов, которые так любят девочки-подростки, да?

– Вы признаете, что смотрите программы конкурентов, мисс Бьюмонт?

Он неожиданно улыбнулся. Уголки широкого рта спрятались в глубине щек. Тепло этой улыбки могло растопить ледники – очень опасная способность. Физз могла почти слышать, как лед в ее душе трещит.

– Разумеется, – поспешно сказала она, решив проигнорировать процесс таяния льда. – Это важно. Разве вы не следите за действиями своих конкурентов? – Она не ждала ответа на этот вопрос. Конечно, следит. – Расскажите мне о Мелани.

– Она прилетела в Англию сегодня утром. – Он взглянул на часы. – Не позже чем через час она должна быть в Брумхилле, вот почему у меня сегодня довольно напряженный распорядок дня. И она выразила желание принять участие в вашем маленьком радиосериале.

– Она хочет получить роль в «Заливе каникул»? – спросила Физз. Ее удивление не знало предела.

Только на лето. Физз не смогла удержаться от смеха.

– Вы шутите!

Его лицо оставалось бесстрастным.

– Почему я должен шутить насчет того, что будет стоить мне некоторых денег?

– Но она, несомненно, появится в телевизионных программах? Интервью, встречи со зрителями? – Не дождавшись ответа, Физз сказала: – Мистер Дэвлин, я сомневаюсь, что Мелани Бретт вообще слышала что-нибудь о «Заливе каникул». Я знаю пределы нашей трансляции, поэтому не пытайтесь убедить меня, что ена ловила наши передачи на свой транзистор в Австралии.

Он отреагировал на ее недоверие едва заметной улыбкой и слегка пожал плечами, признавая, что ее обман раскрыт.

– Может быть, и нет. Но она пробудет в Брумхилле все лето, и я не хочу, чтобы она скучала.

Физз с облегчением улыбнулась. Она боялась, что он попросит чего-то большего. Чего-то невозможного. Это следовало из его поведения. Но даже с этой просьбой все было не так просто, как он, по-видимому, думал.

– Если вы сможете получить для нее разрешение на работу, мы, конечно, возьмем ее. Слушатели, несомненно, будут рады этому.

С Мелани Бретт их ежедневный сериал будет просто отбиваться от рекламодателей. Люк Дэвлин должен понимать это. Физз поспешно опустила глаза, чтобы скрыть радость, и снова взглянула на чек.

– Все же, боюсь, что мы не сможем платить ей такие деньги. На «Павильон-радио» действует строгая тарифная сетка.

– Ей не нужно получать разрешение на работу. Хотя Мелани прожила большую часть своей жизни в Австралии, она родилась в Англии, и у нее британский паспорт. И вы будете платить ей столько, сколько я скажу.

Физз была озадачена. Она была уже согласна взять Мелани на радиостанцию. Боже, она была бы просто идиоткой, если бы отказалась.

– Мистер Дэвлин, мы найдем для мисс Бретт роль в сериале. Но я не могу нарушать принципов оплаты, – продолжила она. – Моя сестра, мой отец, все члены труппы получают одинаковую плату. Я не могу ни для кого делать исключений. Вы должны понять это.

– Должен?

Люк Дэвлин, холодный и бесстрастный, посмотрел на нее с легким изумлением. Но она не хотела сдаваться. Клаудия считала себя звездой и принимала участие в «Заливе каникул» только потому, что на этом настаивал Эдвард Бьюмонт. Она делала это с неохотой, и текст для нее писался только тогда, когда она была свободна. Если она обнаружит, что более молодой актрисе платят больше, чем ей, она может уйти совсем – и Физз будет не вправе винить ее за это.

– Ваш интерес к этому сериалу мне очень льстит, мистер Дэвлин, – произнесла она, попытавшись изобразить улыбку. – Мы будем рады включить мисс Бретт в состав исполнителей…

– Я в этом нисколько не сомневаюсь, – сказал он. Его улыбка была не более чем демонстрацией крепких белых зубов.

– Проблема в том, что я не совсем понимаю, что заставляет вас платить нам за подобную честь. – Она указала на чек, который свинцовой тяжестью лежал в ее руке.

– За все удовольствия надо платить. Физз была рада тому, что ее щеки уже покрывал румянец, который помог скрыть новую вспышку смущения. Она вспомнила, ради чего все это делается. Но Мелани Бретт? Эта девушка слишком молода, слишком нежна для такого мужчины, как Люк Дэвлин. Ему на вид тридцать пять или тридцать шесть, и он не относится к тому типу мужчин, которые теряют голову из-за хорошенького личика. Эта девушка по возрасту могла бы быть его дочерью. А может быть, и нет. Некоторые актрисы специализируются на ролях девушек-подростков и играют их даже тогда, когда им далеко за двадцать. Кроме того, телесериал с Мелани, который сейчас идет в Англии, снимался по крайней мере год назад.

И потом, это абсолютно не ее дело. Если он желает тратить свои деньги и власть, чтобы купить ей то, что она хочет… Ну, во всяком случае, это показывает наличие некоторых человеческих чувств под этой грубой внешностью. Она может понять, почему Мелани притягивает этот мужчина. Она сама когда-то потеряла голову из-за опасной смеси красивой внешности и сексуального магнетизма. Она тогда была слишком молода, чтобы распознать опасность… И она поняла сегодня, что ее иммунитет оказался не таким стойким, как она думала.

– Кроме того, придется переписывать все тексты, и это потребует от вас дополнительных расходов, – заметил он.

– Да. Очень заботливо с вашей стороны подумать об этом. Я надеюсь, Мелани соответственно отблагодарит вас.

Физз не могла понять, как у нее вырвались эти слова. Она напряженно сглотнула слюну.

Но Люк Дэвлин, видимо, не заметил ее смущения.

– Вы увидите, что Мелани относится к радио с энтузиазмом. Она будет рада приобрести дополнительный опыт.

– Любая радиостанция страны с радостью пригласила бы ее. Вы сами это понимаете.

– Но я хочу, чтобы она была в Брумхилле, – мягко сказал он. – Итак, вам сегодня повезло, мисс Бьюмонт.

Повезло? Внешне – да, может быть. Однако она предпочла бы подождать, прежде чем говорить о везении. У нее было такое чувство, что Люк Дэвлин ничего не делает простб так.

– Кстати, Мелани в восторге от вашего отца, – продолжил он. – Мне кажется, Эдвард Бьюмонт имеет соответствующую репутацию, чтобы заниматься воспитанием молодых актрис.

Что-то в его тоне заставило ее стиснуть зубы.

– Мой отец занятой человек, – резко сказала она. – У него нет времени на обучение.

– Ну, может быть, когда он познакомится с ней, он постарается выкроить немного времени в своем насыщенном расписании.

– Я не сомневаюсь, что она очаровательна, но я бы не советовала подогревать ее надежды на сей счет.

– Я могу сделать это условием спонсирования.

Это ваше право.

Она не стала говорить, что у нее нет иного выбора, чем принять такое условие. Если не найдется другой источник финансирования, и притом быстро, ей придется принять любые условия Люка Дэвлина. И ее не покидало неприятное чувство, что он знает об этом так же хорошо, как и она.

Ей хотелось тут же побежать в банк, отдать чек и осчастливить мистера Николсона. Но какой-то внутренний голос предупреждал ее, чтобы она не торопилась делать что-либо, не обдумав как следует, что предлагает ей этот человек и чего он хочет взамен. Если он так активно добивается включения Мелани в радиосериал, что готов платить за это, день или два ничего не решат.

Это интересное предложение, мистер Дэвлин, – произнесла она наконец, протягивая ему чек. – Но, я думаю, вам лучше оставить это у себя, пока я не переговорю с отцом.

Она держала чек в вытянутой руке, но он не сделал никакого движения, чтобы взять его.

– Значит, ваше заявление, что вы полностью уполномочены принимать решения, – пустая йохвальба? Вы меня разочаровали, мисс Бьюмонт. Я напрасно потратил свое время.

Она решила не отвечать на его насмешку.

– Напротив. Это я напрасно потратила время. Я пришла сюда обсуждать финансовые вопросы. Я бы с удовольствием приняла часть этих денег, чтобы направить их на спортивные репортажи… если, конечно, у вас нет на примете молодого человека, который жаждет присоединиться к группе наших спортивных комментаторов… – Она увидела, что его глаза угрожающе сверкнули, но он промолчал.

– Впрочем, вы, кажется, говорили только об одном дополнительном сотруднике. К несчастью, мой отец является режиссером сериала «Залив каникул» и решение должен принимать он.

– Надеюсь, вы поняли, что обе эти вещи неразрывны – спонсирование и мисс Бретт? Одно невозможно без другого.

Физз попыталась встать, но диван, казалось, не отпускал ее. Люк Дэвлин проигнорировал ее усилия.

– Будем надеяться, что отец отнесется к Мелани с таким же энтузиазмом, как и мы с вами, – вежливо сказала она.

– Вы хотите сказать, что подбор актеров не имеет никакого отношения к финансам?

– «Залив каникул» – это сериал на маленькой независимой радиостанции, мистер Дэвлин. Это не Голливуд. Но правила приличия требуют, чтобы я переговорила с отцом, прежде чем дам свое согласие.

– Правила приличия? Если дело только в этом, значит, мы уже договорились, – сказал он с легкой улыбкой, от которой ее пульс предательски ускорился. – Я думаю, вы достаточно умны, чтобы понимать, что в некоторых случаях решения, касающиеся искусства, слишком важны, чтобы доверять их тем, кто занимается искусством. Это азбучная истина. Иначе рано или поздно кто-нибудь отпилит сук, на котором вы сидите.

Угроза? Похоже на то.

– Это будете вы? – резко спросила она. – Или вы удовольствуетесь тем, что предоставите пилу?

– Вы сами взобрались на этот сук, мисс Бьюмонт. Какая разница, кто его срубит?

– На самом деле все не так плохо, – сказала она, стараясь выглядеть уверенно.

Его улыбка стала заметнее, и Физз вновь поняла, что бесполезно пытаться обмануть этого человека. Он слишком много знал.

– Если вы сейчас порвете чек, мисс Бьюмонт, я вам поверю, – сказал он.

Физз с содроганием поняла, что ошибалась, считая, что у Люка Дэвлина нет чувств. Чувства были. Он просто наслаждается, играя с ней, с судьбой ее радиостанции, с яростью подумала она.

Как будто почувствовав ее желание разорвать злосчастный чек на тысячу частей и послать все это к черту, он протянул руку и обхватил холодными длинными пальцами ее запястье.

– Я не стану выписывать другой чек, Фелисити Бьюмонт, так что дважды подумайте, прежде чем сделать что-нибудь… мелодраматическое.

Он как будто нарочно старался вывести ее из себя, подтолкнуть к неразумному поступку. Зачем? Она хотела потребовать от него ответа, но на сегодня было уже достаточно опрометчивых поступков. Потерять самообладание перед этим самоуверенным типом, доставить ему этим удовольствие было слишком постыдно.

Физз заставила себя рассмеяться. Это был слабый, сдавленный, но все же смех. Ее карьера актрисы была короткой, но техника актерского мастерства, которое она изучала в Королевской академии драматического искусства, время от времени оказывалась полезной.

– Конечно, вы правы, мистер Дэвлин, – сказала она. – Но боюсь, что я не смогу возложить эти обязательства на отца без его согласия. Возможно, он не готов принять их, и тогда он окажется в затруднительном положении.

Она надеялась, что Люк Дэвлин не заметил легкой дрожи в ее голосе. Иногда одной только техники бывает недостаточно.

– Я рад, что вы понимаете это, – сказал он и разжал пальцы, освобождая ее руку.

Она положила слегка дрожащую руку на колени, продолжая сжимать листок бумаги, в котором было будущее радиостанции и всех ее сотрудников.

– А если бы это было ваше решение? – настаивал он.

Это и так ее решение, только ее. Но ей нужно время подумать. Разобраться в мотивах этого предложения. «Залив каникул» – популярная программа, которая вполне оправдывает вложенный в нее тяжелый труд. С участием Мелани Бретт они привлекут широкую подростковую аудиторию. А это означает новый приток рекламы.

Очевидный выбор заключался в том, чтобы схватить эти деньги и убежать. Но именно это ее больше всего и беспокоило. Люк Дэвлин был не тем человеком, который станет платить за то, что он может, получить бесплатно. За этим стояло что-то еще.

Люк Дэвлин наблюдал за противоречивыми чувствами, отражавшимися на ее лице.

– Самые трудные решения следует принимать единолично, Фелисити Бьюмонт, – сказал он. – Это отличает мужчин от мальчиков. Победителей от проигравших. Итак? Что вы скажете?

ГЛАВА 3

Люк Дэвлин не стал дожидаться ее ответа. Он поднялся на ноги, видимо удовлетворенный тем, что поставил точку, и великодушно предложил Физз руку, чтобы помочь встать. Он не сделал шага назад, и, поднявшись, она едва не уткнулась носом в лацкан твидового пиджака. Она ощутила едва уловимую смесь мужских запахов – хорошего мыла, изысканного одеколона, кожаной обивки дорогого автомобиля.

Он просто показывает ей свою власть, демонстрирует, что он во всех смыслах сильнее ее, поняла Физз. Икры ее ног упирались в край дивана. Она не могла отступить назад, чтобы увеличить дистанцию между ними, и чувствовала себя в ловушке.

Физз старалась избегать физических контактов, кроме рукопожатия, с мужчинами, которых недостаточно хорошо знала, создавая вокруг себя как бы невидимый защитный круг. Это избавляло ее от опасности быть неправильно понятой. Она злилась на Люка Дэвлина за то, что он пробил ее защитную оболочку, сделал ее уязвимой.

Холодное прикосновение его пальцев, сжимавших ее ладонь, вызвало в ней воспоминание о прошлом. Болезненное воспоминание о том, как когда-то от прикосновения другой руки она чувствовала мурашки возбуждения на своей коже, пульс стучал у нее в висках и томительное желание зарождалось в глубине ее тела.

У нее вырвался почти заметный вздох облегчения, когда он выпустил ее руку и отступил назад, чтобы взять ее папку. Однако облегчение оказалось недолгим – провожая к двери, Дэвлин слегка придержал Физз за спину.

– У вас есть время до следующей пятницы, мисс Бьюмонт.

Следующая пятница. Это был день, когда нужно будет подписывать чеки на зарплату и делать выплаты по банковскому займу. Долгий послерождественский период еще не кончился. До курортного сезона было еще далеко. Местные предприятия традиционно ограничивали рекламу в это время до минимума. К тому же сейчас весь город затаил дыхание, ожидая, что же будет с «Харрис индастриз». Худшего времени для всего этого было не придумать.

Знал ли об этом Люк Дэвлин? Она рискнула бросить беглый взгляд на его жесткий профиль. Да, решила она. Люк Дэвлин знал слишком много.

Физз хотелось понять, откуда он получил всю эту информацию, но спрашивать его самого не имело смысла. Он просто улыбнется, снова угрожая растопить ледники, и сменит тему. Что ж, ей придется разобраться в этом самой. Разузнать о нем все что можно. Быть может, у него есть слабость, из которой она сможет извлечь преимущество.

Она одернула себя. Вопрос о спонсировании решен. Она получила гораздо больше, чем рассчитывала. Условие Люка Дэвлина легко выполнимо.

Она должна быть счастлива. Выше крыши. Но внутренний инстинкт подсказывал, что Люк Дэвлин представляет для нее опасность. Не только из-за ее собственной реакции на него – это ее личные трудности и с этим она должна справиться. Но было что-то еще… Чувство настолько смутное, что она затруднялась выразить его словами. Возможно, это было глупо, но радости она не испытывала.

– Пятница? – переспросила она.

– В двенадцать часов. Вы сможете сообщить мне свое решение.

– Хорошо. Пока вам лучше оставить это у себя, – сказала она, протягивая ему чек.

Он улыбнулся. Намеренно? Знал ли он о силе своей улыбки?

– Я бы хотел, чтобы чек остался у вас, мисс Бьюмонт. Это поможет вам в выборе решения.

– Нет.

Он взял у нее чек, аккуратно сложил пополам и засунул в нагрудный карман ее жакета. Она вздрогнула всем телом, когда костяшки его пальцев коснулись сквозь подкладку костюма ее груди, мгновенно пробудившейся к жизни от этого прикосновения. Почти забытые воспоминания всколыхнулись в ней.

– Вы не должны были делать этого, – хрипло сказала она, уставившись на его галстук. Темно-красный. Шелковый. С эмблемой какой-то профессиональной организации.

Он слегка приподнял бровь.

– Что именно? – спросил он, словно не имея понятия, что сделало с ней его прикосновение, хотя Физз не сомневалась, что он заметил и лихорадочно вспыхнувший румянец, и запинающуюся речь.

– Банки… – начала она. Голос не слушался ее.

– Банки? – мягко переспросил он. Проклятье! Похоже, он лишил ее способности связать несколько слов в предложение. Она с силой сжала кисть, вдавливая ногти в ладонь.

– Банки, – сказала она с мрачной решительностью, – не любят, когда чеки складывают. Это вызывает сбой в их электронных машинах.

Его пальцы, казалось, насквозь прожгли проклятый костюм, достаточно плотный, чтобы защитить от холода и ветра, но не защищающий от случайного прикосновения. И Люк Дэвлин знал это.

– Неужели? – Его улыбка граничила с оскорблением. – Я никогда не получал нареканий.

Боже, какое высокомерие. Физз резко отступила назад, освобождаясь от гипнотического действия его прикосновения.

– Вы так уверены в себе? – спросила она.

Ее чувства бешено колебались между нестерпимой потребностью залепить ему пощечину и не менее нестерпимым желанием сбросить с себя одежду и увлечь его за собой на толстый ковер. Ну, это-то уж точно стерло бы улыбку с его лица.

От этой мысли ей неожиданно захотелось расхохотаться. Она поняла, что находится на грани истерики. Взяв себя в руки, она спросила:

– А вы не боитесь, что я могу внести его в банк? Как только зарплата будет выплачена и внесены платежи по банковскому займу, я уже не смогу вернуть вам деньги обратно, даже если изменю свое решение.

Его губы сжались в тонкую угрожающую линию.

– Не советую вам так спешить, мисс Бьюмонт.

Напряжение переполняло ее до предела.

– Я пошутила, мистер Дэвлин, – сказала она со смешком.

– В самом деле, мисс Бьюмонт? – спросил он, протягивая ей папку с ее бумагами. Выражение его лица было непроницаемым. – Жду вас в пятницу в двенадцать часов. Тогда мы посмотрим, кто будет смеяться.

Люк Дэвлин не обернулся на звук открывшейся двери. Его кузен подошел и встал рядом с ним у окна. Физз Бьюмонт шла через стоянку машин, а они наблюдали за ней. В ее походке была естественная грация, которую не мог скрыть даже этот костюм.

– Она производит впечатление тихони, – нарушил молчание Филипп.

Тихони? – Люк Дэвлин скривил губы в иронической усмешке. – Это после того, как она набросилась на тебя?

Филипп пожал плечами. Он имел в виду другое, и был уверен, что Люк понимает это.

– Симпатичная девушка. Такая непосредственная.

– Она, несомненно, не то, что я ожидал, – согласился Люк, глядя вслед старенькой спортивной машине, выезжающей со стоянки.

Доклад о семье Бьюмонт, который он поручил подготовить своему информатору, сейчас лежал в запертом ящике его письменного стола. О Фелисити Бьюмонт там говорилось, что она не похожа на других членов семьи. Довольно необщительная, она вела замкнутый образ жизни, занималась в основном делами радиостанции, принадлежащей ее отцу, и не имела театральных амбиций. Встретившись с этой девушкой, он, безусловно, отметил, что она не похожа на остальных Бьюмонтов. Но тихая и замкнутая – это, видимо не про нее.

Ее родители, известные театральные актеры, были очень любимы публикой, по крайней мере до тех пор, пока ее мать, Элен Френч, не покинула сцену. После этого карьера Эдварда Бьюмонта пошла вниз. Но после смерти Элен волна сочувствия вернула ему популярность.

Люк вспомнил фото из газеты, на котором убитый горем Эдвард стоял у края могилы. Рядом с ним находились дочери. Клаудия, к тому времени уже сделавшая себе имя на телевидении, была в трагически-черном. Фелисити, которой тогда было около четырнадцати, казалась застенчивой и неуклюжей и была почти незаметна. Она и сейчас вела незаметную жизнь. Его досье переполняли фотографии остальных членов семьи, но она оказалась лишь на нескольких, да и то на втором плане.

Она жила одна в квартире в Брумхилле и не имела явной романтической привязанности. Она занимала должность директора радиостанции, но общее мнение склонялось к тому, что эта должность была создана для нее ее отцом, поскольку она не добилась успеха как актриса, несмотря на недолгое обучение в Королевской академии драматического искусства.

По сравнению с ее блистательной семьей она выглядела серо и незаметно. На какое-то мгновение Люк почти ужаснулся тому, что он собирался сделать с ней.

Но как личность она была совсем не серой. У нее был приятный мягкий голос, красивый рот, глаза, как яркие сапфиры. И эта неожиданная особенность – вздрагивать при каждом его прикосновении. Непосредственная. Да, это хорошее слово для описания Фелисити Бьюмонт. Составитель досье ошибся в ней. Значит, он не все узнал и про Эдварда. Бьюмонты хорошо умеют заметать следы. Надо только копнуть поглубже.

– Еще не поздно бросить все это, Люк.

Люк Дэвлин повернулся и посмотрел сверху вниз на своего кузена. Лицо Филиппа выражало искреннюю обеспокоенность.

– Почему бы тебе не оставить все как есть? Забудь обо всем. Джульет не одобрила бы этого.

Люк оторвался от окна и направился к столу.

– Давай займемся делом, Филипп, – нетерпеливо сказал он, подзывая кузена, все еще глядящего в окно. – Мне нужны твои расчеты. Во что обойдется мне «Харрис индастриз»?

Филипп Дэвлин отвернулся от окна.

– В слишком большую сумму, – сказал он.

Все Дэвлины были упрямы, но по сравнению с Люком остальные казались совершенно бесхарактерными.

Все оборудование нуждается в замене, – продолжил Филипп. – Это будет стоить целое состояние. Я не знаю, зачем ты купил эту компанию.

– Знаешь. – Их взгляды на мгновение столкнулись. – А за удовольствие надо платить.

– Месть – это дикое правосудие. Непредсказуемое. Смотри, как бы цена не оказалась больше, чем ты в состоянии заплатить.

Физз не вернулась на пирс. Она не хотела встречаться с отцом. Она не хотела встречаться ни с кем. После столкновения с Люком Дэвлином она чувствовала себя совершенно выжатой, эмоционально обессиленной. После семи лет, прожитых в полном спокойствии, она считала, что ей уже не грозят подобные вспышки страсти.

Ее руки сжимали руль с такой силой, что костяшки пальцев побелели. Стиснув зубы, она пыталась унять дрожь. Но это не удавалось. Ее нога скользнула на педаль тормоза, и машина остановилась. Позади нее немедленно раздался нетерпеливый хор автомобильных гудков. Но она даже не сразу услышала их. Она просто хотела домой. Хотела забраться в теплую ванну и лежать, пока дрожь не утихнет.

Она снова завела мотор, но впереди на кольцевой дороге возникла пробка. Попав в полосу одностороннего движения, выбраться было уже нельзя. Физз включила радио. Раздался знакомый голос Энди Гилберта, предупреждавший водителей, чтобы они по возможности не пользовались сейчас кольцевой дорогой.

– Полиция принимает меры. Для тех, кто застрял на дороге, предлагаю в утешение… – Он скороговоркой закончил фразу, и машину наполнила музыка.

Физз заглянула в отделение для перчаток в поисках шарфа. Ее старая машина имела когда-то роскошный откидывающийся верх, который сейчас свободно пропускал через щели холодный воздух. Нагреватель работал, когда ему вздумается. Она понимала, что давно надо побеспокоиться о покупке небольшого и разумного по цене автомобиля. Она пообещала себе, что сделает это. Как только разберется с финансовыми проблемами.

Шарфа не оказалось, и она подняла воротник, больше дрожа от эмоционального стресса, чем от холода. Поток машин продвинулся немного вперед, и она смогла увидеть, что стало причиной автомобильной пробки, – суматоха перед главным отелем города.

Перед входом стоял белый лимузин, окруженный толпой фотографов, репортеров и несметным количеством взбудораженных девушек.

Толпа испустила вздох, когда пассажирка лимузина вышла из машины. С сияющей улыбкой, в облаке золотых волос, рассыпающихся по окутанным мехом плечам, она повернулась и помахала рукой своим поклонникам. В течение нескольких секунд Физз не отрываясь смотрела на молодую актрису. Итак, вот какова Мелани Бретт – подлинно юная, свежая и неотразимо хорошенькая. Нетрудно понять, почему Люк Дэвлин готов предоставить ей все, что пожелает ее душа.

Дорога была свободна, и Физз направила свою машину вверх. Ее квартира находилась в старом доме на холме, откуда открывался вид на залив и на город, широкой каймой расположившийся на берегу. Отсюда все выглядело таким простым, таким неусложненным: аккуратные ряды прекрасно сохранившихся старинных особняков, вытянувшихся вдоль покрытого галькой южного берега, чистые черные линии оголенных зимних деревьев, которые издалека придавали городским паркам мрачный вид. Но Физз знала, что на прогалинах скоро появится свежая трава, обещая в недалеком времени расцвести ковром фиолетовых, желтых и белых крокусов.

Над парками тянулся город, с новой торговой улицей в центре и расположенным к востоку кварталом Уиндс, узкие аллеи которого были полны маленьких магазинчиков, где продавались экзотические и редкие вещи со всего света, и который привлекал коллекционеров даже зимой. Физз вспомнила, как Люк Дэвлин сделал пренебрежительное сравнение ее нового ресторана с уютными кафе Уиндса. Неужели она действительно ошиблась?

Добравшись до дома, она отправилась пешком к киоску на углу, чтобы купить вечернюю газету. Ее глаза были прикованы к пирсу, протянувшемуся над северным берегом. Недавно заново окрашенная изящная кованая решетка парапета блестела. В дальнем конце пирса на фоне серого неба вырисовывались яркие очертания Павильона, ставшего теперь домом «Павильон-радио». Нет, она не ошиблась. Люди любили это место, и ни одна поездка к морю, даже зимой, не обходилась без прогулки по пятисотметровому пирсу.

– Привет, Физз, ты сегодня рано. Только «Ивнинг пост», как обычно?

– Да, Артур. Нет, подожди. – Она взяла с лотка плитку шоколада и смущенно улыбнулась, протягивая деньги. – Мне хочется чего-нибудь утешительного. А это самое доступное.

– «Утешение» – неплохое название для шоколада, – с широкой улыбкой сказал киоскер, подходя вместе с ней к двери. Он кивнул в сторону пирса: – Отличный вид.

– Да, – согласилась Физз.

Ее отец и Майкл Харрис учредили Попечительский совет пирса, и оба усердно занимались его восстановлением. Чтобы раздобыть средства, устраивались благотворительные концерты. После того как Физз забросила свою едва начавшуюся актерскую карьеру и вернулась домой залечивать раны, отец втянул ее в это дело, не позволив ей сидеть дома, утирая слезы.

Она до сих пор помнила, как болели у нее спина и руки после окраски длиннющего узорчатого парапета. Но эта тяжелая изнуряющая работа давала ей цель, ради которой она заставляла себя каждое утро вставать с постели. Когда была получена лицензия для местной радиостанции, пирс оказался самым подходящим местом для нее – на виду у всего города. Размещение там радиостанции подчеркивало, что пирс – не музейное место, не дорогостоящее напоминайие об ушедших днях, а живая часть Брумхилла.

Физз с отцом часто шутили, что одно поддерживает другое. Деньги, которые радиостанция вносит в Попечительский совет за аренду Павильона, используются, чтобы содержать пирс в хорошем состоянии, а пирс держит на себе радиостанцию. Но как долго?

Она повернулась к киоскеру:

– Артур, можно мне задать тебе один вопрос?

– Валяй.

– Если бы кто-нибудь предложил приплачивать тебе, чтобы ты взял на работу симпатичную девушку…

– Да что ты говоришь? – с иронией перебил ее Артур.

– Подожди, послушай. Действительно красивую девушку – такую, что мужчины будут приходить к тебе покупать газеты только ради ее улыбки. Как бы ты отнесся к этому?

Артур удивленно посмотрел на нее.

Ты сказала, приплачивать мне?

– Да. Давать тебе деньги на ее зарплату и еще деньги для тебя самого.

– А зачем этому человеку так поступать?

Физз подняла брови и пожала плечами.

– Никто не делает такие вещи просто так, Физз, – сказал Артур. – Я бы спросил себя, чего он хочет. Ради чего он это делает. Ты это имела в виду?

– Да, Артур, именно это. Спасибо. Придя домой, Физз сбросила непривычный костюм, наполнила ванну и погрузилась в теплую душистую воду. Душ согрел бы ее быстрее, быстрее смыл бы запах Люка Дэвлина, который, казалось, впитался во все ее поры, но она хотела большего. Она хотела избавиться от этого покалывающего ощущения, которое оставило его прикосновение. Ванна успокаивала, а ей необходимо успокоиться. Она дотянулась до плитки шоколада, отломила кусочек и позволила ему медленно раствориться во рту.

Никакой реальной опасности ей не грозило. Очевидно, что он полностью поглощен Мелани Бретт. А почему, собственно, нет? Такая девушка могла с легкостью завладеть его сердцем. Но Физз не особенно хотелось позволять Люку Дэвлину использовать радиостанцию как игрушку для своей любовницы. Разумеется, она бы хо-тела пригласить Мелани на радиостанцию. Но самостоятельно. Без участия Люка Дэвлина. Если бы она смогла добыть деньги каким-нибудь другим способом…

После ванны Физз приготовила чай и поставила чашку на маленький письменный стол у арочного окна, выходящего на море. Затем сдедала глубокий вдох и сняла трубку телефона.

– Джулиан? Это Фелисити Бьюмонт. – Она не привыкла звонить мужчинам и приглашать их куда-либо, поэтому, не дав себе времени струсить, выпалила: – Я буду завтра в Лондоне. Мы могли бы пообедать вместе?

Молодой банкир пришел в восторг от такого предложения.

– Я всегда рад видеть тебя, Физз. В любое время.

В его голосе звучало столько нетерпения, что Физз почувствовала укол совести. Не то чтобы он не нравился ей. Он очень ей нравился. Симпатичный и обаятельный, он устроил бы любую девушку как партнер. Проблема в том, что Физз не искала себе партнера. Она знала, что нравится ему, и понимала, что нечестно использовать его таким образом. Но жизнь заставляла.

– Куда бы ты хотела пойти? – спросил он.

– Я тебя угощаю, – поспешно сказала она, – но не мог бы ты предложить какое-нибудь место? Я давно не была в Лондоне. Он назвал ресторан, о котором восторженно отзывалась Клаудия, и Физз поморщилась. Вероятно, это очень дорогой ресторан, но информация не бывает дешевой.

– Хорошо. Я закажу столик на половину первого.

– Отлично. Ты останешься в Лондоне? У меня есть билеты на новый спектакль.

Он радовался, как щенок в ожидании лакомой косточки, а Физз не хотела подогревать его надежды.

– Я еще не знаю, какие у меня планы на завтра, Джулиан, – сказала она. – Можно, я скажу тебе позже?

Возможно, после обеда он не захочет больше разговаривать с ней.

– Я не могу ждать.

– До завтра, – поспешно закончила она разговор.

Когда на следующий день она вошла в ресторан, Джулиан выглядел скорее как рассерженная гончая, чем как игривый щенок. Он встал, когда Физз подошла к столику, но его улыбка не была сердечной.

Ты уже слышал, – без предисловий сказала она, опускаясь на стул, отодвинутый для нее официантом.

– Насчет «Харрис индастриз»? Да, я слышал. А я-то вообразил, что ты хочешь видеть меня. Оказывается, ты собираешься поговорить о банковском займе, – обиженно сказал он.

Тогда почему ты не позвонил мне и не отменил встречу?

– Я пытался, но ты уже ушла с работы.

– Джулиан, сядь пожалуйста. Неудобно, все смотрят. Может, все-таки пообедаем? И если ты настаиваешь, я ни слова не скажу о «Харрис индастриз».

Он сел, все еще сохраняя обиженный вид.

Ты ведь сам говорил, что я могу звонить тебе в любое время дня и ночи, если мне понадобится совет или помощь, – напомнила она. – Ты объявил себя моим личным банкиром, помнишь? – Она протянула руку через стол и накрыла его ладонь своей, и он на секунду изумленно уставился на нее. – Я сейчас прошу твоей помощи.

Тогда почему ты не сказала об этом сразу, когда звонила?

– Извини. Но я хотела поговорить с тобой лично. Это очень важно, Джулиан. Если у нас возникнут проблемы… Ведь это ты дал рекомендации совету управляющих вашего банка по моему проекту.

Ты хочешь сказать, что моя голова тоже лежит на плахе?

По-видимому, эта мысль не слишком обеспокоила его. Впрочем, он носил то же имя, что и банк, хотя это не имело большого значения. Неожиданно он удивил Физз широкой улыбкой.

– Что, если я сам заплачу за свой обед и мы забудем о делах? Кто знает, вдруг мне удастся ослепить тебя остроумием, околдовать обаянием и заманить в постель?

Твое остроумие и обаяние бесспорны, Джулиан, но…

Он перевернул ладонь и сжал ее руку.

Тогда пойдем со мной вечером в театр, – нетерпеливо сказал он. – Ты сможешь уехать на поезде рано утром.

Он не дослушал окончания ее фразы. Очень важного окончания.

Твое остроумие и обаяние бесспорны, – повторила она, – но к планам заманить меня в постель это не относится.

Ты должна дать мне шанс.

– Почему это?

– Ну хорошо, забудем пока про постель. Если ты пойдешь, я буду держать руки на месте. Обещаю.

Это зависит от того, что ты вкладываешь в понятие «на месте», – заметила она. – И я сегодня буду ночевать у сестры. Она хотела поговорить со мной.

Это ведь не займет весь вечер. Насчет этого он был прав. Когда она позвонила сестре, чтобы сообщить, что приедет в Лондон, та почти умоляла ее остаться на ночь. Но, вполне вероятно, что она уже забыла об этом. А Джулиан не заслуживает, чтобы с ним обращались так пренебрежительно.

– Хорошо, но помни о своем обещании держать руки при себе.

Ты хоть понимаешь, какую ценность представляют из себя билеты на этот спектакль? Ты не представляешь, что я мог бы получить за них от девушек из нашего офиса, – заявил он, шутливо насупив брови.

– Прекрасно представляю, – сказала она со смешком.

– На самом деле я все равно предпочитаю твое общество. Несмотря на запрет использовать руки. Разумеется, если тебя вдруг охватит чувство благодарности и ты изменишь мнение, просто скажи мне словечко.

– И что это за словечко, Джулиан? На мгновение их глаза встретились, затем Джулиан тряхнул головой и выпустил ее пальцы, признавая поражение.

– Я не знаю, кто разбил твое сердце, Физз, но если ты не соберешь осколки и не попытаешься склеить их вместе, значит, он выиграл.

– Любовь – это не соревнование, Джулиан. Здесь нет выигравших и проигравших. А секс – это не замена любви.

– Но это хорошее развлечение. Попробуй. Может быть, тебе понравится.

Забавно, насколько он напоминает игривого щенка, подумала Физз. Ньюфаундленда. А Люк Дэвлин – вылитый доберман.

Официант, уловив паузу в разговоре, шагнул к столику.

– Что будете заказывать, сэр? Джулиан сделал заказ для двоих и настоял на том, чтобы угостить ее шампанским, отказываясь говорить о делах, пока они не закончат обед. Наконец, когда они приступили к бренди, Физз вернулась к вопросу о делах радиостанции. Она рассказала об условиях, которые выдвинул Люк Дэвлин, и о своем беспокойстве.

– Послушай, Физз, если ты собираешься вести речь о пересмотре условий займа, то я должен предупредить тебя, что ты зря теряешь время, – сказал Джулиан с искренним сожалением.

Физз попыталась проигнорировать холодок, притаившийся у нее где-то под ложечкой, который не исчез даже от согревающего бренди, и сказала добродушно-насмешливым тоном:

Ты говоришь это, даже не выслушав меня?

Он не ответил. Физз принужденно рассмеялась.

– Послушай, Джулиан, когда мы впервые обратились к тебе, ты готов был предоставить нам вдвое больший кредит. Ты сказал, что проблем нет.

– Я это знаю.

– Мне нужна отсрочка начала выплат по займу на три месяца. Даже на два. Я прошу не так уж много. Если Мелани будет играть на радио, рекламодатели начнут просто выпрашивать у нас эфирное время.

– Но ты и так можешь получить все это, – напомнил он. – Деньги. от Люка Дэвлина, Мелани Бретт и рекламу.

– Боюсь, я просто не верю этой удаче. Не верю Дэвлину.

– Я не понимаю почему. Этот парень твердо стоит на ногах.

– У меня какое-то странное ощущение, Джулиан. Ничего конкретного…

Она смущенно пожала плечами.

– Шестое чувство?

– Я собиралась сказать – женская интуиция, но, пожалуй, шестое чувство тоже будет правильно.

На самом деле все было сложнее. Когда дело касалось Люка Дэвлина, она не вполне верила даже своим собственным ощущениям.

– Человеку свойственно не доверять щедрости, если она исходит из невероятного источника. Возможно, это отголосок истории о Троянском коне, которую в нас вдолбили в школе. Но дело в том, что я не могу помочь тебе, Физз. Когда я понял, почему ты позвонила, я навел справки насчет возможности пересмотра условий займа. Они заблокированы и пересмотру не подлежат. Первая выплата должна поступить в следующую пятницу, и банк не даст отсрочки.

Ты хочешь сказать, что все уже решено? Даже до того, как я обратилась? Он пожал плечами.

– «Харрис индастриз» была главным спонсором радиостанции. Видимо, вероятность твоего обращения в банк предполагалась.

Тебе не кажется, что это чересчур поспешно? В чем дело? Кто-то в вашем правлении хочет получить собственную радиостанцию по бросовой цене? Джулиан напряженно сжался.

– Не знаю.

Как представитель банка он был глубоко оскорблен таким предположением. Возможно, она немного хватила через край, но она не могла поверить тому, что только что услышала.

– Послушай, Джулиан, не дуйся – тебе это не идет. Я вовсе не думаю, что это чья-то грязная игра.

Конечно, она не ожидала, что Джулиан будет прыгать от радости, когда она заговорит об отсрочке выплат, но все же… Сумма, о которой шла речь, для банка представляла пустяк. Отказ даже обсуждать такую возможность звучал по меньшей мере странно.

– Мне действительно жаль, Фелисити. Мне было очень приятно пообедать с тобой, но я ничем не могу помочь насчет займа.

– Спасибо хотя бы за то, что честен со мной.

– Я не настолько глуп, чтобы думать, что ты пойдешь со мной в постель, если я пообещаю помочь тебе. – Он снова улыбнулся. – И не хочу получить синяк под глазом за такое предложение.

– О, Джулиан! – воскликнула она, не удержавшись от смеха.

– Мы здесь, в Сити, не такие уж страшные, как нас рисуют, – сказал он.

– Есть одна вещь, которую ты можешь сделать для меня, – решилась на просьбу Физз. – Это не касается денег, – поспешно добавила она. – Ты можешь дать мне полный список совета директоров вашего банка?

– Зачем?

Она не знала. Это опять было на уровне интуиции.

– Это же не составляет государственной тайны?

– Мы частный банк, Физз.

– А я ваш клиент. Ведь такой список можно достать?

– Если знать, где искать. Хорошо, я раздобуду его для тебя и принесу, когда мы встретимся вечером. Ты еще не передумала идти со мной в театр?

Только если ты заплатишь, – сказала она, достав кредитную карточку, чтобы, несмотря на протесты Джулиана, расплатиться за обед.

Клаудия пребывала в дурном настроении и не пыталась скрыть это. Она никогда не старалась изображать что-либо перед сестрой – Физз очень хорошо знала это, но даже она была поражена таким явным проявлением раздражения.

Этот тип просто выпендривается, – заявила Клаудия, прежде чем Физз успела открыть рот, чтобы доинтересоваться, чем так рассержена сестра.

– Кто? – с негромким вздохом спросила она, проходя следом за сестрой в гостиную.

Когда бы у Клаудии ни возникали проблемы, ей никогда не приходило в голову, что она тоже может нести ответственность за них. Она всегда предпочитала перекладывать всю вину на чьи-нибудь плечи.

– Кто?! – Клаудия резко повернулась, драматически воздела руки к потолку и застонала. – Ты хоть когда-нибудь слушаешь? Син Девро, вот кто!

– О-о.

Син Девро в последние несколько месяцев не сходил с обложек журналов, имеющих отношение к кино и телевидению. Клаудия взахлеб говорила о нем с тех пор, как получила главную роль в фильме с его участием. На вкус Физз, он был слишком озабочен своей внешностью, но, если он обидел ее сестру, Физз могла его только пожалеть.

– У тебя ведь через пару недель начинаются съемки в Испании?

Ей приходилось следить за расписанием сестры, чтобы быть уверенной, что записи «Залива каникул» будут сделаны до отъезда Клаудии. Как будто в ее жизни мало других проблем.

Но Клаудия требовала полного внимания.

– Я должна была сниматься в Испании с этим чертовым Сином Девро в качестве главного партнера, – сказала она. – И он будет сниматься там. Но с другой партнершей. Совершенно неизвестной, бездарной девкой, с которой он спит.

– Но он не может поступить так. А как же контракт?

– В подписании контракта произошла задержка. Моего агента не совсем устраивали некоторые детали.

Резкий взмах головы говорил о многом. Вероятно, Клаудия тянула до последнего момента, надеясь выжать более высокий гонорар.

Ты знаешь, какое объяснение он придумал? Почему он настоял на другой актрисе?

– Нет.

Разумеется, Клаудия все расскажет с артистизмом. Но для того, чтобы выдержать это, Физз потребовалось подкрепление в виде чашки крепкого кофе. Наполняя чайник водой, она усмехнулась. Люк Дэвлин назвал ее речь мелодраматической. Если бы ее сестра ворвалась в его кабинет с намерением высказать свое мнение, он бы понял истинное значение этого слова.

Она поспешно приняла серьезный вид, как только сестра показалась в дверях кухни.

– Он сказал… он сказал, что я… слишком длинная.

– Слишком длинная? – Физз нахмурилась. – Но для Сина Девро это не должно быть проблемой.

– Ты так считаешь? – Клаудия неприятно засмеялась.

– Все думают, что у него рост сто восемьдесят пять. Это написано во всех статьях о нем. А на самом деле в нем метр восемьдесят и ни на сантиметр больше. Я клянусь, – сердито заявила она, увидев сомнение в глазах Физз. – Просто до сих пор ему везло. Он играл в паре с коротышками. Наверняка они на все остальные роли тоже подобрали невысоких, чтобы он смотрелся эффектнее.

Что же, они добились нужного эффекта, однако Физз подозревала, что для смены актрисы были и другие причины, помимо роста. Тем временем Клаудия ждала какой-нибудь реакции.

– А почему бы ему просто не встать на какой-нибудь ящик? Или выкопать канаву для остальных актеров? – спросила Физз. – Насколько я помню, в старые добрые времена в Голливуде поступали именно так.

Ты считаешь, что все это несерьезно, Физз, да? Неужели ты не понимаешь? Я теряю двадцать недель съемок. Я отказалась от других ролей ради этой. Это могла бы быть по-настоящему замечательная работа, действительно художественный фильм.

Она неожиданно опустилась на табуретку и начала плакать. Не всхлипывать, утирая нос и глаза, нет. Крупные слезинки одна за другой с равными интервалами скатывались по ее щекам, вызывая у любого желание тоже заплакать из сочувствия.

Клаудия не раз демонстрировала это ошеломляющее явление, и, хотя Физз обладала определенным иммунитетом, все же и она начала всхлипывать.

– Но ведь все знали, какой у тебя рост, когда приглашали на эту роль?

– Разумеется. Это просто отговорка, чтобы избавиться от меня и взять эту женщину. Двенадцать недель в солнечной Испании за счет кинокомпании.

Физз спрятала раздражение. Все последнее время Клаудия заявляла, что Син Девро – гей. Это была, в конце концов, единственная причина, по которой этот мужчина мог устоять против ее обаяния. Женская гордость и угроза профессиональной карьере питали эту вспышку гнева.

– Клаудия, послушай, я искренне сочувствую тебе. Но ведь будут другие роли. Еще лучше, вот увидишь. Все, что случается, имеет свою причину.

– Ну, это, положим, случилось потому, что это ничтожество не захотело, чтобы все увидели, каков он на самом деле.

Клаудия поднялась так же неожиданно, как и села. С такой же легкостью прекратила плакать.

– Что ты вообще понимаешь в этом, Физз? Я и не ожидала, что ты поймешь. Ты никогда не понимала. Разговаривать с тобой о профессии – только терять время.

Она скользнула в спальню, чтобы взглянуть на свое отражение.

Ты теперь ничем не интересуешься, кроме этой дурацкой радиостанции. – Вполне удовлетворенная своим видом, она вынула из гардероба пальто. – По крайней мере, Дэвид сможет меня понять.

Дэвид Харт, приятный мужчина с независимым источником дохода, который позволял ему играть на сцене, не заботясь о куске хлеба, сиял в лучах отраженной славы дружбы с Клаудией и никогда не отказывал ей в сочувствии и в теплой постели, когда она нуждалась в утешении. Она бессовестно использовала его. Впрочем, Клаудия бессовестно использовала всех.

Сейчас, видимо, забыв о том, что сама умоляла Физз остаться на ночь, чтобы они могли поговорить, она махнула рукой в сторону кухни.

Ты не обидишься, если я тебя покину? Если хочешь есть, в холодильнике должен быть йогурт и, наверное, что-то еще.

– Но, Клаудия, я хотела спросить…

– Налей себе чего-нибудь выпить. Чувствуй себя как дома, – нетерпеливо сказала сестра. – Не жди меня.

– … твоего совета, – тихо закончила Физз, когда за Клаудией захлопнулась входная дверь. – Но не беспокойся насчет этого вечера, – продолжила она воображаемый диалог с сестрой. – К счастью, у меня есть свои планы.

Она вернулась на кухню, взяла свою чашку и сделала глоток кофе.

– Что ж, хорошо, – сказала она, обращаясь к пустой табуретке. – Я так люблю эти долгие разговоры между сестрами по душам. – В уголках ее рта появилась озорная усмешка, когда она представила ответные реплики сестры. – Давай я расскажу тебе о своем предстоящем свидании. Не удивляйся. Я действительно иду сегодня на свидание. Конечно, он не сказочный принц, но добрый, симпатичный и хорошо воспитанный. На самом деле я хотела спросить тебя… и, пожалуйста, не бойся сказать «нет»… что, если я надену твое черное платье – то самое, которым ты так дорожишь? В конце концов, ты ведь сама сказала, чтобы я чувствовала себя как дома. Конечно, лучше было бы позвать сюда фею-крестную, чтобы она обеспечила меня всем, но, боюсь, она очень занята в это время года. – Она сделала еще один глоток кофе, полусерьезно ожидая, не задрожат ли стены от такого возмутительного заявления. Но ничего не случилось. – Вот и хорошо. Я знала, что всегда могу поло-житься на твою сестринскую преданность.

Но в конце концов она выбрала менее откровенный наряд. Было бы нехорошо подвергать слишком сильному испытанию добрые намерения Джулиана, надевая платье, которое непонятно на чем держалось.

Джулиан, как и обещал, весь вечер вел себя очень корректно. Он обращался с ней, как с хрупкой статуэткой, очень дорогой и очень желанной. В конце вечера он привез ее на такси к дому сестры. Перед тем как попрощаться, он протянул ей конверт.

Физз поддела пальцем язычок конверта, но Джулиан остановил ее.

– Нет, не сейчас, Физз. Позволь мне считать, что хоть что-то в этот вечер было сделано просто ради меня.

Она подняла глаза, удивив его по-настоящему теплым взглядом.

– У меня давно не было такого чудесного вечера. Правда.

Тогда почему бы тебе не поцеловать меня на прощание? – сказал он.

Физз услышала в его голосе легкое волнение и слегка сжалась.

– Я не кусаюсь, Физз.

Конечно нет. Джулиан не кусался. Он был в высшей степени приятным молодым человеком, который заслуживал гораздо лучшего обращения. Поцелуй – совсем небольшая плата за его доброту, и все же… Она подняла глаза, надеясь, что сможет объяснить, но встретила взгляд, полный такой нежности, что неожиданно согласно кивнула. А вдруг?

Когда он обнял ее и, наклонившись, легко поцеловал в губы, она затаила дыхание, ожидая чего-нибудь, какой-нибудь реакции, повторения той вспышки, которую она испытала в кабинете Люка Дэвлина. Но ничего не произошло.

Удивляясь отсутствию в себе всякого отклика, она послушно приоткрыла рот, когда Джулиан, ободренный ее безропотностью, крепче прижался к ее губам. Но когда он провел рукой по ее груди и при этом все равно ничего не произошло, она отстранилась. Позволять такое интимное прикосновение значило дать ему напрасную надежду.

– Прости, Джулиан.

Это был просто эксперимент, да? – сказал он, пристально глядя на нее. – Боже, я на мгновение поверил…

Он замолчал, увидев слезинку, скатившуюся по ее щеке. Физз подняла руку, чтобы вытереть ее. Она хорошо знала, что никогда не научится плакать так же красиво, как Клаудия.

– Прости, Джулиан, но я подумала, что, может быть…

Подумала, что, может быть, он сможет пробудить ее тело от комы, от спячки, в которую оно погрузилось так давно. Она не понимала, насколько сильно онемели ее чувства до этой неожиданной, шокирующей реакции на Люка Дэвлина. Не понимала, что она потеряла. А теперь поняла, и, видимо, только один мужчинаГмог помочь ей. Но Джулиан не тот мужчина.

Он нежно обнял ее.

– Нет, радость моя, просить прощения должен я. Прости, что я не могу сделать этого с тобой. Но кто-нибудь когда-нибудь сможет, вот увидишь. Не сдавайся. – Он поцеловал ее в макушку. – До свидания, Физз. Удачи.

Затем отпустил ее, повернулся и быстро зашагал прочь.

– О, Джулиан. – Она устало прислонилась к арке входа. – Разве ты не знаешь, что нельзя желать удачи? – пробормотала она вслед его удаляющейся спине. – Разве ты не знаешь, что тем самым ты искушаешь судьбу? – Это была одна из первых вещей, которые она усвоила в детстве. Еще не вполне понимая, что такое спектакль, она уже знала, что нельзя говорить: «Удачи». Нужно сказать: «Ни пуха ни пера…»

– Ни пуха ни пера, Физз.

Отец поднялся вместе с ней задолго до рассвета, Настояв на том, чтобы проводить свою маленькую девочку, которая отправлялась на свою первую серьезную съемку в Италию. Когда он обнимал ее на прощание, в его глазах стояли слезы.

– Я надеюсь, что не наделаю глупостей, – беспокойно проговорила она. Оторванная от учебы, не имеющая опыта, она чувствовала пугающую ответственность перед такой большой ролью. – Как ты думаешь, я справлюсь?

– Конечно, справишься. Ты ведь Бьюмонт. И ты будешь звездой, – сказал он. – Я это знаю. – Он снова обнял ее. – Позвони мне, чтобы сообщить, что долетела нормально. И пей минеральную воду. Слишком большое количество вина плохо отразится на твоей коже, а камера безжалостна. Да, избегай солнца. Ты не сможешь скрыть загар никаким гримом.

– Я знаю, – ответила она с чувством собственного достоинства. – Мне восемнадцать. Я уже не ребенок. – Затем широко улыбнулась, осознав, что отец нарочно хочет встряхнуть ее.

Ее выбрали среди десятков других девушек, которые имели больше опыта для исполнения главной роли в фильме. Ни один режиссер не стал бы рисковать, если бы не был уверен, что она сможет справиться с задачей. Разумеется, все вокруг говорили, что ее выбрали только потому, что она Бьюмонт. Но в этом не было ничего неожиданного. Клаудия уже прошла через это. И, как и Клаудии, ей придется доказывать, что они не правы.

– Восемнадцать, и она думает, что она взрослая, – произнес Эдвард Бьюмонт, глядя куда-то в пространство. – Ты еще дитя, и я, должно быть, сошел с ума, что отпускаю тебя за границу в компании беспутных актеров и техников. И ни я, ни твоя сестра не можем полететь с тобой.

– Вы оба работаете. Со мной все будет в порядке, – заявила она, обнимая отца.

– Правда?

Ты сам сказал это. Ты сказал, что я буду звездой.

Она весело рассмеялась, на мгновение забыв о своих страхах.

– Ну да… Но будь осторожна, – со значением сказал он, когда она садилась в машину.

– Не беспокойся! Клаудия дала мне огромный пакет презервативов и прочитала лекцию насчет безопасного секса, – хихикнула Физз, поддразнивая отца.

Твоя сестра… – начал он, но машина уже тронулась с места. – Не забывай звонить мне! – крикнул он, когда она высунулась из окна, чтобы помахать рукой. Она не забывала. Поначалу. Затем на какое-то время она забыла обо всем…

Физз сидела в квартире сестры и в десятый раз изучала листок бумаги, на котором Джулиан перечислил всех членов совета директоров банка. Это был удивительно длинный список, но ей не нужно было читать его до конца, чтобы найти то, что она искала. Одно имя сразу бросилось в глаза. Люк Дэвлин. Новый владелец «Харрис индастриз». Это, несомненно, что-то значило. Но что?

Она пыталась убедить себя в том, что это случайность, но была вынуждена признать, что такое совпадение маловероятно. Она снова взяла в руки список. Люк Дэвлин. Он занял очень точную позицию, чтобы вытолкнуть «Павильон-радио» из эфира, если это то, чего он добивается. В приписке, которую сделал Джулиан, говорилось, что Люк Дэвлин использовал свое положение в банке, чтобы гарантировать, что радиостанция не получит помощи для решения финансовых проблем. Физз хотелось прямо сейчас снять трубку телефона, позвонить ему и спросить, зачем он сделал это. Но этим все не ограничивалось. Вопрос был в том, что интерес Люка Дэвлина к «Павильон-радио» не имел никакого реального смысла. Если он хотел стать владельцем радиостанции, ему достаточно было просто прекратить оказывать ей финансовую поддержку и немного подождать. Но он выписал персональный чек. Только для того, чтобы доказать Мелани Бретт, что он может дать ей все, что она захочет? Почему ей так трудно поверить в это? Потому что она не хочет верить?

В памяти Физз всплыли властные серые глаза и неторопливая улыбка, которая исподволь покоряла сердце. Она вздохнула и уставилась на лист бумаги в ее руках, как будто он мог дать ответ. Но ответа не было. Физз отбросила листок в сторону и подошла к окну. Внизу горели огни ночного Лондона.

Может быть, она слишком много придумывает? Ищет проблемы там, где их нет? Почему бы ей не поблагодарить судьбу, принять деньги Люка Дэвлина и встретить Мелани с распростертыми объятиями?

Она не понимала причины своих колебаний. Она получила время на раздумье, убедив Люка Дэвлина, что должна поговорить с отцом, хотя на самом деле могла принять его условия немедленно. Казалось просто глупым, что она не сделала этого. Но какой-то инстинкт предупредил ее, что надо выиграть время. Она не могла сказать почему. Возможно, дело в том, что позиция Люка Дэвлина по отношению к ней и к ее отцу казалась ей очень личной.

Она вынула из сумочки чек, который он дал ей, тщательно расправила, положила его на письменный стол и стала всматриваться в твердый мужской почерк. В каждой жирной линии, идущей вниз, сквозила решительность, но случайные предательские завитушки предупреждали о том, что у пишущего сильное воображение. Физз представлялось, что это очень опасное сочетание.

– Что вам нужно, Люк Дэвлин? – вслух спросила она. – Чего вы хотите от «Павильон-радио»?

Чек, если и знал, то молчал.

ГЛАВА 4

В семь часов на следующее утро Физз заглянула в комнату редакции новостей.

– У тебя есть минутка, Джим? – спросила она.

Джим Райан, плотный мужчина неполных сорока лет, был занят подготовкой к эфиру программы новостей. Сидя за письменным столом, он сосредоточенно просматривал информационные бюллетени.

– Для тебя, дорогая, две минуты, – сказал он, не отрываясь от своего занятия. – Чем могу помочь?

– Расскажи мне все, что ты знаешь о происшедшем с «Харрис индастриз». Все, что ты слышал о Люке Дэвлине.

– Длинную версию или сжатую?

– А как ты посоветуешь?

– Поскольку известно немного, они почти совпадают, – сказал он. – Видимо, нам всем еще повезло, что не произошло полного банкротства. Если кто-то сможет вытащить «Харрис индастриз» из ямы, то это Дэвлин. Он произвел впечатление на рабочих, по крайней мере на тех из них, кто встречался с ним. Хотя, естественно, многие высказывают недовольство. Все боятся потерять работу.

– Когда ты собираешься дать очерк о нем – его намерения, что все это будет означать для города, и прочее? Я надеюсь, подробное интервью с ним входит в твои планы?

Джим, главный менеджер редакции новостей, работал на радиостанции с самого начала и был одним из тех немногих, кто знал, что главная здесь именно Физз, а не Эдвард Бьюмонт.

– Я всю неделю пытался добраться до мистера Дэвлина, но его секретарша – настоящий дракон, – сказал Джим. Он закончил разбирать бюллетени и повернулся вместе с креслом к Физз. – У тебя есть какие-то конкретные причины интересоваться этим?

Физз предпочла уклониться от внешне невинного вопроса. Джим никогда не задавал невинных вопросов.

– Я уверена, что ты собрал обширную информацию о нем.

– А информация – это власть, – ухмыльнулся Джим. – Все, что я смог добыть, находится в этой папке, но предупреждаю, что здесь немного. Ты не найдешь здесь никакой скандальной информации, которую смогла бы использовать для шантажа, чтобы вынудить его продолжать финансирование радиостанции.

Физз припомнила темно-серые глаза и предупреждение не делать опрометчивых поступков., Но она не нуждалась в подобных предупреждениях. С первого момента она поняла, что Люк Дэвлин не тот человек, которого можно шантажировать.

– А почему кого-то надо шантажировать, чтобы добиться финансирования лучшей местной радиостанции в Брумхилле, Джим?

– Это единственная местная радиостанция в Брумхилле, Физз.

– У меня свое мнение на этот счет, – рассмеялась она. – Спасибо, Джим. – Она взяла папку и помедлила в дверях: – Если ты не смог добраться до Люка Дэвлина в его офисе, попробуй найти его в «Метрополе». У меня есть глубокое подозрение, что он остановился там.

– А где еще мог остановиться человек с его средствами и его положением? К сожалению, он не отвечает на телефонные звонки – или администратор в отеле так же натренирована, как и его секретарша.

Возможно, он просто проводит время не в своем номере, подумала Физз. Но это сплетни, а не факт, и говорить об этом не стоит.

– А я-то считала, что Мэгги Черч у тебя в кармане, Джим Райан, – поддразнила она его.

– Я тоже так считал. Придется к следующему Рождеству купить ей коробку конфет побольше. Если бюджет позволит.

– Конфеты мы можем позволить, Джим. Вот когда речь идет об алых розах и ужине при свечах, у бухгалтера поднимается давление. Почему бы тебе просто не жениться на Мэгги?

– Для того, чтобы на несколько фунтов сократить твои расходы? Кроме того, она достаточно благоразумна, чтобы не брать на себя такую обузу, как я.

Значит, ты ее уже спрашивал?

Это частная информация, – усмехнулся он. – По мнению Мэгги, так она получает все удовольствия и никакого грязного белья.

– Умная девушка – надо это запомнить.

На мгновение ей стало грустно за Джима. Но, с другой стороны, как могла она критиковать Мэгги за то, что та стремится поддерживать отношения на том уровне, который ее устраивает? Сама Физз вообще избегала всяких отношений такого рода.

– Можешь пока не беспокоиться о Люке Дэвлине, Джим. Когда он будет готов к разговору, он сам позвонит тебе.

Ты говоришь на основании собственного опыта? – Джим прищурил глаза, видимо заметив легкий румянец, проступивший на щеках Физз. – Ну-ну. – Он откинулся назад и внимательно посмотрел на нее. – Ты темная лошадка.

От необходимости отвечать Физз спас щелчок включившегося огромного катушечного магнитофона и последовавшее за этим предупреждение, что Джима уже ждут. Он повернулся к столу и приготовился к записи.

Вернувшись в свой кабинет, Физз просмотрела содержимое папки, которую дал ей Джим. Он оказался прав насчет скупости информации о Люке Дэвлине. Здесь было несколько газетных вырезок, в большинстве своем очень старых. Похоже, что чем больше денег зарабатывал этот человек, тем более скрытным он становился в вопросе личной жизни.

Самые ранние вырезки были сплошь из австралийских газет и содержали фотографии, изображавшие Люка Дэвлина рядом с красивыми молодыми женщинами. Более поздние статьи были из финансовых газет и представляли интерес только для специалистов.

Происшедшее с «Харрис индастриз» описывалось как выкуп испытывающей трудности компании. Были некоторые рассуждения о том, как это будет сочетаться с другими интересами Люка Дэвлина и станет ли он вкладывать значительные средства в ее модернизацию. Газеты склонялись к тому, что нет. Это произвело на Физз угнетающее впечатление.

Джим написал краткое резюме того, что он смог извлечь из вырезок. Физз внимательно прочитала его, надеясь найти хоть какой-нибудь ключ к пониманию чрезмерного интереса, который Люк Дэвлин проявлял к радиостанции.

Люк Дэвлин был британцем, но вскоре после получения диплома по геологии уехал в Австралию, где благодаря то ли везению, то ли своей проницательности заработал кучу денег на разведке рудных месторождений. Он не удовольствовался тем, чтобы просто вложить куда-нибудь деньги и сидеть сложа руки, а стал заниматься развитием электроники в Юго-Восточной Азии и США. У него имелись финансовые интересы и в Восточной Европе.

Сейчас он был совладельцем ряда передовых компаний. Физз обратила внимание, что его связь с торговым банком не была отмечена. Приобретение «Харрис индастриз» стало последним в длинном ряду его завоеваний. Джим, более интересовавшийся бизнесом, чем светской жизнью Люка Дэвлина, не отметил ничего личного. Впрочем, и сама Физз извлекла из материалов папки не намного больше, не считая того факта, что ему тридцать четыре года и он не женат.

Значит, он моложе, чем она думала. Быть может, зарабатывание денег в таком количестве старит раньше времени.

Она не обнаружила ничего, что объясняло бы его интерес к радио. Не просматривалось никакого желания завладеть средствами массовой информации. Впрочем, если бы такое желание было, человеку с его возможностями было бы странно начинать с маленькой радиостанции на Южном побережье.

Конечно, был один человек, который знал о Люке Дэвлине все. Мелани Бретт. Получив заверение от секретарши Дэвлина, что он будет занят делами до конца дня, Физз позвонила в «Метрополь», дружески поболтала с Мэгги, а потом попросила соединить ее с мисс Бретт, как если бы у нее была предварительная договоренность об этом звонке.

Она понимала, что идет на риск. Люк Дэвлин мог предполагать что-нибудь подобное и предупредить Мелани, чтобы она ни с кем не разговаривала, и особенно с любопытными сотрудниками радиостанции. Но на этот риск стоило пойти. Физз хотела выяснить, что из себя представляет Мелани Бретт, действительно ли она хочет получить роль в непримечательном радиосериале. И она хотела, чтобы ее разговор с Мелани происходил без участия Люка Дэвлина. А если ей при этом удастся еще и что-то выяснить о нем…

Пока она ждала соединения, в ее воображении неожиданно возник образ юной актрисы, лежащей в объятиях Люка Дэвлина, контраст его темных волос рядом с ее золотистыми прядями, разметавшимися по подушке, его загорелые пальцы, поглаживающие грудь девушки. Те самые пальцы, которыми он сжимал ее запястье. При воспоминании о его прикосновении у Физз непроизвольно напряглись соски. Она словно вновь пережила ощущение от контакта с его кожей…

– Мелани Бретт.

Негромкий голос с австралийским акцентом вернул Физз на землю.

– Мисс Бретт, – начала она, – это говорит Фелисити Бьюмонт с «Павильон-радио». Извините, что звоню так рано, но я узнала от мистера Дэвлина, что вы заинтересованы работой с нами в течение лета. Не хотите ли прийти и посмотреть нашу радиостанцию сегодня утром, если у вас нет других планов?

Восторженный возглас на другом конце провода вряд ли мог быть неискренним.

– Люк сказал мне, что он разговаривал с вами, но я не смела надеяться, что мистер Бьюмонт согласится.

Она действительно так увлечена этой идеей? Так наивна? Но ведь она должна знать себе цену?

– Я не могу дождаться встречи с ним. О Господи, да она совсем еще девочка.

Как мог Люк Дэвлин воспользоваться такой невинностью?

Спокойно. Не раздумывай.

– Боюсь, что моего отца сегодня там не будет, – сказала Физз. Это было очень кстати, поскольку она еще не объяснила отцу ситуацию. – Но, конечно, он захочет встретиться с вами, как только будет свободен.

Ничего, кроме правды. Ее отец неравнодушен к хорошеньким молодым поклонницам. И, если верить едким высказываниям ее матери, всегда был таким.

– О да, я понимаю. Я с удовольствием приеду в студию.

– Не ожидайте слишком многого, – рассмеялась Физз, испытывая облегчение от того, что все получилось так просто. – Кстати, сегодня в одиннадцать тридцать мы записываем некоторые эпизоды «Залива каникул». Быть может, вам будет интересно посмотреть?

Еще один восторженный возглас, предложение прислать машину к одиннадцати, и ее миссия выполнена.

Мелани Бретт, свежая, как майское утро, вызвала небольшое оживление, когда шла по пирсу, всколыхнув сердце каждого представителя мужского пола, которому посчастливилось выйти с утра на рыбалку.

Физз, наблюдая за ее прибытием из окна своего офиса, видела, как она запросто останавливалась, чтобы оставить автограф на клочках бумаги, которые ей подсовывали, с видимым удовольствием разговаривая с совершенно незнакомыми людьми. Эта девушка – просто самородок. У Физз чесались руки, чтобы позвонить в рекламные агентства и сказать им о своей удаче. Но вместо этого она поспешила вниз, в фойе, чтобы встретить гостью.

Это так любезно с вашей стороны, мисс Бьюмонт, – сказала Мелани, пожимая руку.

Ее вежливость прилежной школьницы напомнила Физз себя в ранней юности – восторженную, непосредственную и совершенно невинную. На мгновение Физз почувствовала угрызения совести, потом поняла, что по крайней мере невинность должна быть иллюзией, хотя девушка определенно была совсем молоденькой. Внутри у Физз шевельнулось еще одно чувство. Чуждое и неприятное. Чувство, которое она не могла распознать или, может быть, не хотела.

Она скрыла его за теплой улыбкой.

– Я должна признать, что у меня была еще одна причина, чтобы попросить вас приехать на радиостанцию. С тех пор как вы приехали в город, все вокруг горят желанием узнать, каковы ваши планы. Может быть, вы согласитесь принять участие в телефонной беседе со слушателями? Это даст возможность вашим поклонникам задать вам несколько вопросов. Конечно, если вы хотите.

– Я очень люблю такие программы. Но я должна спросить Люка.

«Нет, не должна! – хотелось закричать Физз. – Ты никого не должна спрашивать. Будь самой собой. Не позволяй ему поглотить тебя. От тебя потом ничего не останется».

Вместо этого Физз с вежливой улыбкой на губах предложила:

– Вы можете позвонить ему из моего кабинета, если хотите.

Она затаила дыхание, надеясь, что инструкция, которую он оставил секретарше насчет своей занятости, распространяется и на Мелани. Это не было очевидным.

– Звонить Люку на работу! – ужаснулась Мелани. – Боже, нет. Он всегда так занят и терпеть не может, когда его отрывают от дел.

В это Физз вполне могла поверить. И вряд ли Люк Дэвлин сдерживал свои эмоции.

– А если я не стану спрашивать, он не сможет сказать «нет», правда? – хихикнула Me лани.

– Правда, – согласилась Физз. И, наверное, из-за внезапного облегчения, тоже хихикнула. – Я потом представлю вас Энди Гилберту.

– О, я слышала его по радио. Он действительно хороший ведущий.

– Он пользуется большим успехом у нашей женской аудитории, – сдержанно сказала Физз. – Если вы не слишком заняты, мы сможем пообедать втроем и обсудить, о чем вы готовы говорить в прямом эфире. Энди отфутболит трудные вопросы – в конце концов, мы хотим, чтобы передача доставила вам удовольствие.

– Конечно. Это будет мое первое публичное выступление после приезда в Англию.

– Значит, нам оказана большая честь. Я думала, вас уже перехватил кто-нибудь.

– У меня запланировано несколько встреч, – неопределенно сказала она. – Через неделю или две. Но радио – это очень интересно.

– Вы уже работали на радио? В Австралии?

– Я была гостьей на нескольких шоу – ну, знаете, таких, где музыка вперемежку с разговорами. Но ни разу не участвовала в спектакле, хотя мама часто брала меня с собой на записи.

– Она тоже актриса?

– Была. – На лицо девушки набежала тень. – Она погибла в прошлом году.

– Простите.

Мелани больше ничего не сказала, и Физз, выждав несколько секунд, предложила:

– Давайте пройдем в студию, чтобы вы познакомились с актерским составом нашего сериала. Обычно перед записью они пьют кофе и просматривают текст. – Она ободряюще улыбнулась. – Мы должны подумать о том, как ввести вас в спектакль. Мне кажется, это должно быть неожиданное появление в конце эпизода. Как гром среди ясного неба. Слушателям это понравится.

Она представила Мелани актерам, которые мгновенно приняли девушку в свою компанию, забросав вопросами о ее работе на телевидении и жизни в Австралии. Возможно, она была знаменитостью, но она все же была актрисой – одной из них. Физз тихонько вышла. Никто не заметил этого.

Она сняла телефонную трубку и принялась за работу. Двадцать минут спустя она откинулась на спинку стула, вполне довольная. Ей удалось привлечь пять минут дополнительной рекламы и продлить два других заказа, и это в то время, когда агентства еле-еле сводили концы с концами.

Люк Дэвлин щелкнул рычажком переговорного устройства на своем столе.

– Соедините меня с Мелани, Лиз. И закажите столик на двоих в ресторане у Брумхиллских ворот.

– Хорошо, мистер Дэвлин. Я не знала, что вы вернулись.

В ее голосе слышалась нотка упрека. Как секретарь Лиз Мейнел была на высоте, но ее желание постоянно проявлять материнскую опеку раздражало его. Обычно Люк мирился с одним ради другого. Но не сегодня.

Его встречи в городском совете не были веселыми. Представителям городских властей не слишком понравилось то, что он сказал, и он не винил их. Без «Харрис индастриз» город столкнулся бы с серьезной безработицей.

Конечно, это не его вина. Вероятно, это ничья вина. «Харрис индастриз» была компанией, существовавшей вне рынка. Она не развивалась, оборудование не заменялось на более современное. Но жители Брумхилла, которые привыкли каждую неделю получать на фабрике зарплату, смотрели на это по-другому. Их никогда не удастся убедить в неизбежности того, что случилось. Они видят только результат, а не причину. Майкл Харрис считается в Брумхилле почти святым, тогда как ему, Люку Дэвлину, отведена роль дьявола.

Эта роль не слишком импонировала ему, но он понимал, что поначалу дела могут пойти хуже некуда. Ему нужно было сесть где-нибудь в тиши и спокойно все обдумать. Выбор был между кабинетом, где он сразу попадал под опеку Лиз Мейнел, и «Метрополем», все подходы к которому оккупировали толпы юных поклонниц Мелани. Он тихонько проник в кабинет и сидел там уже в течение часа, пытаясь разобраться в возникших проблемах.

Приобретение «Харрис индастриз» было лишь средством к достижению конечной цели. Он видел свою цель в черно-белом цвете. А теперь ему стало ясно, что он несет ответственность за судьбу почти тысячи семей. Хороших людей. Этого осложнения он не предвидел.

– Вы что-то сказали, мистер Дэвлин?

– Что? Нет, ничего.

– Я сейчас разыщу Мелани. Да, звонила мисс Бьюмонт. Я сказала ей, что вас не будет до конца дня. Мне перезвонить ей?

Люк Дэвлин нахмурился. Фелисити Бьюмонт. Это была еще одна проблема. С того момента, когда он увидел ее, набрасывающуюся с обвинениями на Филиппа, ее образ как будто приклеился к нему. Его растревожили ее глаза. Они смотрели на него то пожирая его взглядом, то со страхом. Страхом не за то, что он может сде лать с драгоценной радиостанцией ее отца, хотя ясно, что это волновало ее; нет, страхом лично перед ним. Как он ни старался, он не смог проникнуть в глубину ее мыслей.

Физз представляла собой клубок противоречий. Сначала она с цифрами и схемами убеждала его в том, что она солидная деловая женщина, а затем вдруг начинала вести себя как школьница, которая должна спрашивать разрешения отца, чтобы ухватиться за лучшее предложение, которое она когда-либо получала. Но она отнюдь не школьница. Она пыталась выиграть время. По каким-то причинам она не доверяла ему.

Ее личная жизнь ему непонятна. Она живет одна. Ее сестра до сих пор имеет отдельную квартиру в просторном доме Эдварда Бьюмонта, а Фелисити съехала оттуда, едва ей исполнилось двадцать лет. И при этом, если источник информации заслуживает доверия, она ведет жизнь монахини. Что могло бы быть правдой. Если бы не эти глаза.

И вот теперь она позвонила. Он был уверен, что не услышит о ней до двенадцати часов пятницы. Она не стала напрасно тратить время и обращаться в банк насчет отсрочки займа. Он знал, что она потерпела бы неудачу. Но он знал также, что она не сдастся, пока не исчерпает все возможные источники финансирования. Она хотела получить Мелани, но без его участия. Это интересно, так как он был очень осторожен и говорил только о деньгах. Видимо, Физз Бьюмонт обладает очень развитым чувством опасности.

– Что ей было нужно? – спросил он секретаршу.

– Она просто спросила, будете ли вы сегодня, и я объяснила ей, что у вас деловые встречи и вас не будет до конца дня.

– Она просила передать что-нибудь? Назначить встречу?

– Нет.

Тогда зачем она звонила? Передайте мне ее слова как можно точнее, Лиз. Слово в слово.

– Хорошо, дайте мне вспомнить. Она сказала: «Доброе утро, это секретарь мистера Дэвлина?» Я ответила, что да, и спросила, чем могу помочь ей. Она сказала: «Будьте добры, скажите мне, будет ли сегодня мистер Дэвлин?» Я объяснила, что у вас сегодня несколько встреч и вас не будет, и предложила ей оставить сообщение, но она, поблагодарив, отказалась. Что-то вроде этого.

– Вы не спрашивали, кто звонил?

– У меня не возникло необходимости. Я узнала ее голос.

– Понял. Вы сказали, что я буду занят на встречах целый день. И что дальше?

– Она еще раз поблагодарила и повесила трубку. – Лиз подождала. – Мне перезвонить ей сейчас?

– Нет. Не нужно. Позвоните в «Метрополь» и узнайте, там ли Мелани.

Несколько секунд спустя Лиз доложила ему, что Мелани уехала примерно без четверти одиннадцать. Люк нисколько не удивился.

Запись эпизодов радиосериала прошла удивительно гладко, главным образом потому, что Клаудия все еще была в Лондоне. Клаудия всегда получала поблажки, и приезд Мелани, несомненно, вызовет у нее приступ плохого настроения. Ну, с этим пусть разбирается отец, он ведь режиссер, решила Физз. Ей пора сказать ему о Мелани – время на раздумье истекает. Боже, ее нерешительность просто смешна. Она должна кричать от радости.

Ее мучило чувство беспомощности. Ощущение, что ей выкручивают руки. Последние семь лет своей жизни она провела с уверенностью, что все нити ее жизни у нее в руках, полностью под ее контролем. Однако в тот момент, когда она встретила Люка Дэвлина, ей показалось, что она ступила на зыбучие пески.

И дело здесь не в деньгах или в Мелани, со вздохом подумала Физз. Это глубоко личное чувство. Вспышка узнавания, электрический разряд, который потряс ее нервы, волна неприкрытого влечения к мужчине, захлестнувшая ее до того, как она сказала ему хоть одно слово, даже до того, как узнала его имя. Ощущение уплывающей из-под ног земли. Нехватки воздуха.

Физз не пошла обедать вместе с Энди и Мелани. Один взгляд на вдохновленное лицо Энди убедил ее, что он предпочтет действовать самостоятельно. Конечно, вряд ли он сможет составить конкуренцию Люку Дэвлину. Но тогда кто вообще сможет? И потом, в присутствии Энди ей все равно не удастся вытянуть из девушки нужную информацию.

Лучше после разговора в прямом эфире она пригласит Мелани на чай в Зеленую гостиную. На эмоциональном подъеме после передачи она будет не так осторожна в словах. Сюзи проследит, чтобы им не помешали. Физз улыбнулась. Не только Люк Дэвлин имеет секретаршу-дракона.

Вместо того чтобы идти обедать, Физз вернулась в кабинет, решив перекусить прямо за рабочим столом. В целом она осталась довольна тем, что сделала за это утро. Она отчасти убедилась, что Мелани искренне хочет получить роль в «Заливе каникул». Сейчас, забыв об остывающем кофе и нетронутом бутерброде, она пыталась подсчитать, сколько еще дополнительной рекламы ей нужно найти, чтобы отказаться от денег Дэвлина.

Ты нашла те материалы, Сюзи? – спросила Физз, когда дверь открылась.

Но руки, которые легли на ее письменный стол, не были руками ее секретарши. Это были большие загорелые руки, покрытые рубцами от слишком близкого знакомства с острыми скалами.

– Где Мелани? – тихо прорычал Люк Дэвлин.

Физз подпрыгнула. Не физически. Треск обломившегося кончика ее карандаша был единственным внешним признаком реакции, которая началась внутренним взрывом где-то в области диафрагмы и разошлась ударными волнами по всему телу, заставив ее задрожать. Внутренне.

Жизнь научила ее скрывать чувства, и сейчас это умение подверглось жестокой проверке. Ее реакция на Люка Дэвлина не явилась повторением того, что уже было. На этот раз все было хуже. Физз не требовалось поднимать голову, чтобы представить выражение его лица, увидеть стиснутые челюсти и гневную линию рта. Все это стояло у нее перед глазами, как будто навечно отпечатавшись в ее памяти…

Физз взяла из керамического стаканчика другой отточенный карандаш, махнула рукой в направлении стула и сказала:

– Добрый день, мистер Дэвлин. Присаживайтесь. Я не задержу вас надолго.

Не отрывая взгляда от страницы, она продолжила передвигать карандаш вниз вдоль колонки чисел. Сбившись со счета на третьем числе, она все же не хотела, чтобы он заметил эффект, который произвело на нее его появление. Но кто может сосчитать что-нибудь более сложное, чем два плюс два, когда внутренняя дрожь сотрясает все части тела?

Дойдя до конца колонки, она написала первый пришедший в голову результат. Только тогда она подняла голову и увидела, что его лицо находится в нескольких дюймах от ее собственного. Он не воспользовался приглашением сесть и остался на ногах, заполняя ее крошечный кабинет своей широкоплечей фигурой. Он стоял, наклонившись над ее письменным столом, опираясь на него руками. Вся его поза выражала угрозу. Но в глазах блестел веселый огонек.

– В будущем я предлагаю вам пользоваться калькулятором, мисс Бьюмонт.

Обычно она не нуждалась в калькуляторе.

– В моих расчетах все правильно, – заявила она.

– Правильный ответ – двадцать три тысячи шестьсот девяносто семь фунтов девяносто два пенса, – спокойно сказал он. – Запишите его и проверьте потом если хотите.

– Обязательно проверю.

Физз твердо посмотрела на него. Он продолжал нависать над ее столом.

– Хотите кофе? – спросила она, воспользовавшись этим предлогом, чтобы повернуться к стоящей позади нее кофеварке.

Она не спеша стала наливать кофе в чашку.

– Я не ожидала увидеть вас до пятницы, – сказала она, все еще стоя к нему спиной.

– Заманивая Мелани на радиостанцию, вы не сомневались, что я последую за ней. Иначе зачем вам звонить мне в офис и выяснять, на месте ли я. Получив заверения, что я буду занят весь день, вы решили, что в безопасности.

В первый безумный момент Физз хотела отрицать факт своего звонка, но, едва открыв рот, поняла, что это будет ошибкой. Не стоит дурачить человека, который может сложить колонку чисел, глядя на нее вверх ногами.

– Как вы узнали, что я звонила вам в офис, мистер Дэвлин? – спросила она, изумляясь тому, что рука, в которой она держала чашку с блюдцем, не дрожит.

– Когда вы не назвали себя? У вас очень красивый голос, мисс Бьюмонт. Мой секретарь узнала вас.

Он проигнорировал чашку с кофе, и Физз поспешно поставила ее на стол, боясь, как бы предательская дрожь не выдала ее реакцию на этот неожиданный комплимент. Он мог бы просто сказать, что секретарша узнала ее по голосу.

– Итак, я возвращаюсь к исходному вопросу. Где Мелани?

Физз поднялась со стула и подошла к окну, отчасти для того, чтобы скрыть жар, прихлынувший к щекам, отчасти – чтобы увеличить дистанцию между ними.

– Здесь, внизу, – сказала она, указывая на сверкающий белый купол нового ресторана. – Обедает. Я показала ей наши студии, затем она присутствовала на записи «Залива каникул». Я подумала, что ей скучно сидеть одной в гостинице.

– Как заботливо с вашей стороны. Он не поверил ей. Но даже если бы она была честна с ним, то вряд ли могла рассчитывать на ответную честность.

– Мелани с радостью согласилась приехать, и я уверена, что она осталась довольна.

Почувствовав, что к ней вернулось самообладание, Физз повернулась и обнаружила, что Люк Дэвлин стоит перед ней. Боясь взглянуть ему в лицо, она уставилась на его галстук. Уже другой галстук. Темно-синий в мелкий красный горошек. У него хорошая коллекция скромных шелковых галстуков, решила Физз. Было безопаснее подсчитывать число горошин на квадратный сантиметр, чем поднимать голову, рискуя встретить его взгляд.

– Я бы предложила вам присоединиться к ней, но знаю, что вы будете настаивать, чтобы заплатить за свой обед, а так как мисс Бретт моя гостья…

– Она обедает одна? – немедленно отреагировал он.

– С Энди Гилбертом. Одним из наших ведущих, – пояснила Физз. Она решила, что лучше действовать начистоту. – Мелани согласилась принять участие в нашей передаче и побеседовать со слушателями в прямом эфире. Они с Энди обсуждают это за обедом. – Она наконец прекратила считать горошины и подняла глаза. – Вам не стоит беспокоиться, он молод, но у него большой опыт…

– Я слышал об этом, – перебил он ее с иронической усмешкой в голосе, которая давала понять, что он в курсе репутации Энди.

Казалось невероятным, что Люк Дэвлин нашел время для знакомства с местными сплетнями. Но, видимо, его интересовало все, что имеет отношение к «Павильон-радио». У Физз возникло неуютное чувство, что его досье на ее семью и ее радиостанцию гораздо толще, чем досье Джима на него.

– Я не думаю, что Энди представляет большой интерес для Мелани, – холодно сказала она.

В действительности Физз была поражена тем, какое благоговение эта девушка неожиданно внушила Энди Гилберту. Он почти лишился дара речи. Было забавно наблюдать, как местный донжуан, оказавшись в непривычной для себя роли, бледнеет и заикается в присутствии юной девушки. Но поскольку в данный момент Физз сама испытывала трудности с координацией мыслей и речи, она чувствовала к Энди скорее сочувствие.

– Конечно, если вы возражаете, я распоряжусь, чтобы объявление о ее участии в программе убрали из эфира.

Она повернулась и дотянулась до телефонной трубки, но Люк Дэвлин положил ладонь поверх ее руки, удерживая на месте.

– Мелани дала достаточно много радио и телеинтервью, чтобы позаботиться о себе. Кроме того, мисс Бьюмонт, она ничего не знает ни о «Харрис индастриз», ни о спонсировании радиостанции.

Так как средний возраст звонящих скорее всего будет около четырнадцати лет, я не думаю, чтобы они интересовались подобными вещами, мистер Дэвлин. Или связывали Мелани с ними.

– Вероятно, да. Я подчеркнул это на случай, если вы рассчитываете подсунуть пару собственных вопросов.

– Если я захочу что-то узнать о вас, мистер Дэвлин, обещаю, что спрошу прямо у вас, – резко заявила Физз.

Она сказала это, не подумав. Плохая привычка.

– И есть что спрашивать?

– Я бы хотела знать, почему вы проявляете такой интерес к моей радиостанции, – ответила она.

– Не сомневаюсь, – сказал он, наконец высвобождая ее руку.

Она поспешно убрала ее в карман своих старых, но теплых брюк. Этим брюкам было далеко до изысканной элегантности делового костюма, который был на ней во время их прошлой встречи. Если у Люка Дэвлина войдет в привычку неожиданно появляться у нее на работе, ей придется приложить некоторые усилия в том, что касается одежды.

Сжатая линия его рта, казалось, вот-вот растянется в улыбку. Физз слишком поздно сообразила, что своим жестом она выдала чувствительность к его прикосновению. Он поднял голову и посмотрел в окно, и она так и не смогла увидеть, мелькнула на его лице улыбка или нет.

– Отсюда открывается захватывающий вид на залив, – сказал он.

Итак, обманом заставив ее задать вопрос, он не собирался отвечать на него. Поделом ей. В следующий раз будет умнее. Но пейзаж был нейтральной почвой, тут ей нечего бояться.

– Именно поэтому я выбрала этот кабинет.

– Других причин не могло и быть, – пробормотал он, отрывая взгляд от линии горизонта и оглядывая крошечную чердачную комнатку с наклонным потолком, который вынуждал Физз пригибаться каждый раз, когда она вставала из-за стола. Его глаза остановились на толстом кремовом свитере, который она надела поверх хлопковой рубашки глубокого синего цвета. Такого же цвета, как ее глаза.

– Чувствуете, как здесь холодно, мистер Дэвлин? Этот холод не позволяет мне стоять на месте, – сказала она, пытаясь разрядить атмосферу. – Разумеется, обычно я встречаю важных посетителей в уютной Зеленой гостиной.

– Именно там вы встретили Мелани?

– Нет, я увидела из окна, что она идет по пирсу, и спустилась вниз.

Жаль, что она не увидела его приближения. Она успела бы проводить его в Зеленую гостиную. Во всяком случае, гостиная произвела бы на него лучшее впечатление, чем ее кабинет. Возможно, еще не все потеряно.

– Быть может, хотите спуститься вниз, в гостиную? Вы, кажется, проявляете некоторый интерес к моему отцу? Там висят его фотографии в наиболее памятных ролях. И фотографии моей матери тоже. Ее звали Элен Френч, – пояснила она.

– Да, я знаю.

– И моей сестры, разумеется.

– Ах да, прекрасной и талантливой Клаудии. Я с нетерпением жду встречи с ней.

– Это обычное состояние.

Дэвлин удивленно поднял бровь. Это была семейная шутка насчет того, что мужчины заболевают Клаудией так же часто, как обычной простудой. Физз слишком поздно поняла, что постороннему могло показаться, что она ревнует. Ну да ладно. Это не должно иметь значения.

– Мелани встречалась с вашим отцом? – спросил он, отводя взгляд.

– Нет. Он сегодня в Лондоне.

– А Клаудия занята подготовкой к съемкам рекламы шоколада?

– Откуда вы знаете? – потрясенно спросила она.

– Разве об этом не писали во всех газетах?

– Неужели? Мне кажется, вы приложили массу усилий, чтобы выяснить о нас все, мистер Дэвлин.

– Всего я не знаю, – произнес он, глядя ей в глаза. – Мисс Фелисити Бьюмонт, единственный член знаменитой семьи, которая избегает быть на виду, похоже, представляет из себя нечто удивительное. Меня очень интересует…

– Во мне нет ничего удивительного или интересного, мистер Дэвлин, – резко сказала Физз, решив прервать его, прежде чем он успеет сказать, что же интересного он нашел в мисс Фелисити Бьюмонт. – Я практик.

Тот, кто умеет складывать числа?

Это удар ниже пояса, – запротестовала она.

Открытие, что он способен поддразнивать ее, было тревожащим. Открытие, что ей это нравится, было просто пугающим.

– Возможно. Но я бы хотел понять, насколько вы практичны. Вы хороший игрок?

– Что вы имеете в виду, мистер Дэвлин? Я слишком занята, чтобы играть в игры.

Люк Дэвлин не стал отвечать сразу. Вместо этого он принялся долго и задумчиво рассматривать ее, так что ей стало жарко под взглядом этих темных глаз. Тепло зародилось в маленькой горячей точке и распространилось по всему ее телу. Она перестала ощущать, что в комнате холодно. Затем его взгляд перекинулся на море с белыми гребешками волн, накатывающихся на огромные опоры пирса, и Физз с облегчением, вызывающим слабость, почувствовала, как холод снова охватывает ее.

– Ни к чему принимать такой озабоченный вид, мисс Бьюмонт. Я не собираюсь предлагать вам математические задачи. Все гораздо проще. Я хочу, чтобы вы поехали со мной и посмотрели несколько домов.

– Домов? – переспросила Физз. Это предложение было настолько обыденным, что она почувствовала себя довольно глупо. – Разве вы собираетесь остаться в Брумхилле надолго?

– Вас это удивляет? Разочаровывает? Вы надеялись, что я через пару недель исчезну с ваших глаз?

Это было бы…

Облегчением. Она почувствовала бы облегчение, если бы он просто уехал. Она нашла бы общий язык с Мелани Бретт, но знала, что не в состоянии справиться с Люком Дэвлином. Выражение его лица говорило, что он не только все про нее знает, он читает ее мысли.

– Я останусь здесь на некоторое время, мисс Бьюмонт. – Он произнес это с видимым удовольствием. – Похоже, моя работа в Брумхилле только начинается, а гостиница – слишком многолюдное место. Я решил снять дом на этот период.

– А как же Мелани? – Слова слетели с ее языка, прежде чем она успела остановиться, но Дэвлин, казалось, не заметил ее смущения. – Она тоже собирается остаться в Брумхилле?

– У Мелани в данном случае нет выбора.

А кто бы хотел иметь выбор на ее месте? Мысли Физз уплыли куда-то в сторону, и она с усилием вернула их к предмету разговора. У Мелани Бретт манеры хорошо воспитанной школьницы, но она вполне расцветшая женщина, если сумела покорить мужчину типа Люка Дэвлина.

– В таком случае, думаю, она предпочла бы сама подыскать дом.

Так и предполагалось, но по размышлении я решил, что Мел безнадежно романтична. Она мечтает о типично английском домике с соломенной крышей и кустами роз у двери.

– А вы не романтичны?

– Как и вы, мисс Бьюмонт, мои вкусы больше склоняются к практичности. И к надеждой системе отопления, – добавил он, снова окидывая ее кабинет неодобрительным взглядом. – Если Мелани будет поставлена перед фактом, это исключит возможность обид. Она смеет обижаться?

– Но ведь она должна иметь некоторое… – Она умолкла, не закончив фразы.

Ясно, что каким бы ни оказался вкус Мелани – плохим, хорошим или никаким, это не интересовало Люка Дэвлина. Их отношения, несомненно, строились на земной основе.

– Кроме того, – продолжил он, как будто его не перебивали, – благодаря вам Мелани занята. У нее рабочая встреча за обедом с Энди, и это, несомненно, доставит ей гораздо больше удовольствия, чем осмотр домов, которые, скорее всего, не оправдают ее ожиданий. А вы, будучи практиком, прекрасно замените ее.

– Боюсь, вам придется извинить меня, мистер Дэвлин. Как вы видите, у меня тоже обед на рабочем месте, – сказала Физз, указывая на бутерброд.

Это не обед, – заявил он, с отвращением глядя на бутерброд. – И от моего внимания, мисс Бьюмонт, не ускользнуло то, что вы вся дрожите в этом ледяном ящике, называемом кабинетом. Думаю, вам требуется что-нибудь горячее и питательное, чтобы поддержать силы. У меня заказан столик в ресторане, и, если вы соблаговолите сопровождать меня по Брумхиллу и высказать свое, без сомнения ценное, мнение по поводу предлагаемых домов, я приглашаю вас пообедать со мной.

Она действительно дрожала, хотя и не от холода. Но Люк Дэвлин не должен догадаться, от чего. Физз заставила себя улыбнуться.

– Пожалуй, мне стоит купить утепленное белье, – начала она, – потому что…

Его палец, подлетевший к ее губам, заставил ее замолчать. Это холодное прикосновение смело остатки ее самообладания. Пульс стучал у нее где-то в горле, в теле зарождалась постыдная боль… Неужели это не что иное, как примитивное физическое влечение с первого взгляда? – удрученно подумала Физз. Люк Дэвлин был не тем человеком, которого она могла бы полюбить.

Он улыбнулся.

– Может быть, попробуем решить проблему с помощью обеда, прежде чем вы сделаете что-нибудь столь опрометчивое?

Прикосновение кончика его пальца к ее губам делало невозможным всякий протест. Но едва он убрал палец, она попыталась возразить:

– Я на самом деле занята, мистер Дэвлин…

– Люк, – поправил он, снимая с крючка за дверью ее старую кожаную куртку на меховой подкладке из овчины.

Держа куртку в руках, он приглашал ее сунуть руки в рукава. Но Физз решила, что хватит, подобно марионетке, плясать под его дудку. Она проигнорировала куртку.

– Нет, мистер Дэвлин. Я встречусь с вами в пятницу, как мы решили.

Как он решил, мысленно поправила себя она. Она не принимала в этом никакого участия.

Он продолжал стоять с курткой в руках. Воздух между ними натянулся, как теннисная сетка. В этот момент неожиданно распахнулась дверь.

– Ой, извини, Физз. Я не знала, что у тебя кто-то есть.

Сюзи окинула Люка Дэвлина долгим оценивающим взглядом, тем взглядом, который счастливая в замужестве женщина не считает нужным прятать. Сразу же почувствовав в ней союзника, Дэвлин улыбнулся в ответ. На этот раз это была настоящая улыбка. Ледники начали таять.

– Люк Дэвлин, – сказал он, протягивая руку. – Я пытаюсь уговорить мисс Бьюмонт уделить мне пару часов своего времени. Я даже предлагал ей включить сюда обед, но она говорит, что слишком занята, – сказал он, бессовестным образом подталкивая Сюзи к измене своей начальнице.

Сюзи не смогла устоять перед улыбкой привлекательного мужчины и отреагировала должным образом:

Чушь, – заявила она, прежде чем Физз успела остановить ее. – Она вполне заслужила хороший обед и несколько часов свободного времени. Она слишком много работает. – Сюзи зверски подмигнула Физз, наклоняясь к столу, чтобы положить папку с материалами, которые ждала Физз. – Можете идти. Я здесь послежу за порядком.

У меня назначена встреча на половину третьего, – многозначительно напомнила ей Физз.

– Я вполне способна сама поговорить с уборщицей, – вероломно заявила Сюзи.

Дэвлин протянул ей куртку.

– Пожалуйста, мисс Бьюмонт. Кротость не шла ему и нисколько ее не убедила. Она знала, что «пожалуйста» предназначалось для того, чтобы произвести впечатление на Сюзи.

Я прошу не так много – два часа вашего времени. Вы лучше знаете местность, и я ценю ваше мнение.

Минуту назад он требовал ее компании. Сейчас – просил, хотя просьба скорее походила на требование. Но Физз поняла, что проиграла.

– Хорошо, мистер Дэвлин. Но я должна вернуться к четырем. Я обещала Мелани чай.

– Люк, – снова поправил он.

– Люк, – вынуждено повторила она, надевая с его помощью куртку.

– Спасибо, Фелисити.

– О, ради всего святого, не называйте ее так, – предостерегла его Сюзи. – Она терпеть не может это имя. Зовите ее Физз.

– У тебя что, мало работы, Сюзи? Она бросила многозначительный взгляд в сторону покрывшейся слоем пыли стопки бумаг, предназначенных для разборки. Затем, не дожидаясь реакции Сюзи, стремительно вышла из кабинета.

– Вы действительно предпочитаете, чтобы вас называли Физз? – спросил Люк, спускаясь следом за ней по крутой лестнице вниз.

– Если мы собираемся провести следующие два часа вместе, мисс Бьюмонт будет звучать слишком утомительно.

– Но почему Физз[1]?

Она не собиралась признаваться в этом.

– Моя сестра не могла выговорить Фелисити, и я думаю, Физз просто приклеилось ко мне.

Не без причин.

– Понятно, – задумчиво произнес он, открывая перед ней входную дверь.

– Физз! – окликнула ее администратор, держа в руке телефонную трубку. – Тебе звонит Сюзи. Говорит, что это срочно.

– Вы можете подождать минуту? – обратилась она к Люку.

– Конечно. Но только минуту.

Физз подошла к стойке администратора и взяла трубку.

– Что случилось, Сюзи?

– Послушай, Физз, мне ведь не нужно на самом деле разбирать все эти бумаги?

– Нет, Сюзи. Я решила, что это недостаточно строгое наказание. Я просто уволю тебя, когда вернусь.

Сюзи хмыкнула.

– Чушь. Проведя день с очаровательным мистером Дэвлином, ты прибавишь мне зарплату. Развлекайся, осматривая чужие дома. Но будь осторожна в спальнях.

Взрыв, выстрел; звукоподр. бах! бац! (англ.).

Развлекаться? Физз посмотрела на темную фигуру, ожидавшую ее в дверях. Сюзи все понимает неправильно. Возможно, он и очарователен, но несколько часов в его обществе отнюдь не развлечение для нее. Люк Дэвлин горит ярким и сильным пламенем, и в его присутствии она чувствует себя мотыльком, слишком близко подлетевшим к огню.

Злясь на собственную слабость, Физз застегнула куртку и направилась к выходу.

ГЛАВА 5

День был ясным, один из лучших зимних дней. По ярко-голубому небу проносились легкие прозрачные облака. Ветер подгонял белые барашки волн, набегающих на берег, а бледное солнце давало слабый намек на приближение весеннего тепла.

Хорошая погода выманила горожан из дома, и многие из них, укутавшись от ветра, вышли прогуляться на пирс. В ресторане было оживленно. Это ободрило Физз, подтверждая правильность ее решения. К сожалению, успех не мог прийти достаточно быстро, чтобы предотвратить катастрофу в том случае, если она откажется принять деньги Люка Дэвлина.

– Мы можем поесть здесь, – предложила Физз.

Гордость подталкивала ее показать Люку, что она не так уж плохо разбирается в коммерции, как он, по-видимому, думает, показать, что она приняла правильное решение, произвести на него впечатление.

– Будете чувствовать себя в большей безопасности на своей территории? – Он взглянул на нее сверху вниз. – Почему? Боитесь остаться со мной вдвоем?

Произвести впечатление на него? Какая наивность. Да он смотрит на нее как на глупую девчонку, барахтающуюся на глубине без спасательного круга.

Боится? А почему бы ей не бояться? Любой человек с хорошо развитым чувством самосохранения будет бояться Люка Дэвлина. Он как акула в спокойной воде. А когда акула приглашает тебя на обед, стол бывает накрыт лишь на одного.

И угроза, которая исходит от него, относится не только к ее бизнесу. Она охватывает более глубокий, личный уровень. Он вытряхнул ее из тихого, безмятежного существования, он лишил ее душевного спокойствия. Но позволить ему обсуждать это… Физз бросила на него взгляд, предполагавший изумление.

– Я всего лишь старалась быть вежливой, мистер Дэвлин… Люк. Так как вы искали Мелани, я решила, что вы собираетесь обедать с ней.

– Я действительно собирался.

Его рот недовольно сжался. Возможно, он превосходно читает чужие мысли, но не слишком любит, когда роли меняются, подумала Физз.

– Но наблюдать, как она завладевает сердцем вашего ведущего, не входило в мои планы, – продолжил он.

– А она в самом деле делает это?

– Да. Совершенно непредумышленно, разумеется.

Он бросил взгляд на ресторан, но Мелани и Энди не были видны сквозь узорчатые стекла с изображением изящных силуэтов викторианских дам, прогуливающихся со своими кавалерами.

– А вы не возражаете?

– А почему я должен возражать? Я уверен, что мистер Гилберт выживет. Но я слишком много раз наблюдал эту картину, чтобы наслаждаться ей.

С этими словами он повернулся и пошел по пирсу.

Физз, совершенно шокированная, словно приросла к месту. Такое пренебрежение граничило с бессердечностью. Или эта язвительность просто прикрывает истинные чувства Люка Дэвлина? Она пожала плечами. Быть может, он настолько самонадеянно относится к своей власти над этой девушкой, власти денег, что даже не рассматривает возможности соперничества.

Осознав, что ее нет рядом с ним, Люк остановился и пошел обратно к ней. Она вздрогнула, когда он взял ее за руку.

– Надо было надеть перчатки, – сказал он. – Здесь холодно.

Он вложил ее руку себе под локоть, и Физз напряженно сглотнула, почувствовав тепло его тела. Она обернулась и посмотрела на ресторан.

– Не надо волноваться, Физз. Энди выживет.

Конечно, выживет. У него многолетняя практика. Она вовсе не волнуется за Энди.

– И вы тоже, – добавил Люк.

– Я? Что вы имеете в виду?

– Только то, что сказал.

И внезапно согретая его улыбкой и теплом его сильных пальцев, крепко сжимающих ее руку, она неожиданно улыбнулась в ответ.

Когда они приблизились к началу пирса, Люк Дэвлин замедлил шаг. Уходя из офиса, он хотел лишь убедиться в безопасности Мелани. Одна в городе, совершенно беззащитная, она легко могла попасть в какую-нибудь неприятную ситуацию. Однажды в Сиднее он видел нечто подобное. Он оставил ее всего лишь на минуту, но до сих пор не мог забыть свой страх за нее, когда ему пришлось с силой проталкиваться к ней сквозь обезумевшую толпу.

В тот момент, когда он добрался до пирса, он понял, что перестраховался. Все вокруг неспешно занимались своими делами. Не было ни истеричных поклонников, ни оголтелых репортеров. Ему следовало повернуть назад и возвратиться в свой офис – там было достаточно работы, чтобы сидеть не отрываясь от письменного стола до самого вечера. Но Физз Бьюмонт преподнесла ему сюрприз, и ему это не понравилось. Это означало, что он недооценил ее.

Он сам не вполне понимал, почему настоял на ее участии в поисках дома. Он вообще не был уверен, что ему нужен дом. В его планы никогда не входило надолго оставаться в Брумхилле. Он приобрел «Харрис индастриз» по смешной цене, собираясь провести реорганизацию компании, создать небольшие производственные единицы, на которых дочерние фирмы могли бы собирать электронное оборудование. Как только грязная работа будет сделана, они с Мелани отряхнут пыль Брумхилла со своих подошв и никогда больше не вернутся сюда.

Люк бросил взгляд на идущую рядом с ним девушку, задыхающуюся от попыток приноровиться к его быстрой широкой походке. Она выглядела живой, полной жизни. Ее волосы развевались на ветру, щеки раскраснелись от холода. По тем ее фотографиям, которые он видел, ему казалось, что она должна быть маленькой и хрупкой. Да, она уязвима. Но и сила в ней тоже есть.

Если бы ее секретарша не вошла в нужный момент и не выбила у нее почву из-под ног, вряд ли бы ему удалось вытащить ее из кабинета, не прибегая к какой-нибудь угрозе. Он не хотел угрожать ей, он хотел, чтобы она доверяла ему. А она не доверяла. Что в общем-то странно, так как расходы, на которые он готов пойти, облегчили бы ей жизнь.

Она повернулась и взглянула на него. Что-то сжалось у него в душе. Он резко остановился и стал смотреть на океан.

Восточные. купола Павильона отливали белизной на фоне бледно-голубого зимнего неба. Поверхность моря была расщеплена сотнями мелких гребешков, которые мчались вперед, подгоняемые ветром.

– Люблю море зимой, – сказал он.

– Интересно, что бы вы сказали во время шторма, – заметила она, тоже поворачиваясь лицом к морю.

– Наверное, здесь, на пирсе, вы чувствуете беззащитность перед стихией?

Она пожала плечами.

– Попечительский совет истратил много средств на укрепление опор, восстановление пирса и Павильона. Конечно, нужно постоянно заботиться о том, чтобы содержать их в порядке, но сейчас мы чувствуем себя в безопасности… – она улыбнулась неторопливой, широкой, странно обольстительной улыбкой, – по крайней мере, от природы. Теперь, когда Майкл ушел на покой и уехал в Португалию, нам нужен новый попечитель. Вы понимаете, что как новый глава компании, которая построила пирс, вы почти обязаны занять его место?

Даже в ситуации борьбы за выживание она не устояла перед искушением бросить ему вызов. Это понравилось Люку. Он осознал, что при других обстоятельствах Физз Бьюмонт действительно могла бы понравиться ему. Эта мысль вызвала у него легкую досаду.

Но стать попечителем? Такой поворот он не рассматривал. Возможно, стоит подумать об этом. Однако Люк не произнес этого вслух. Вместо этого он наградил ее холодным взглядом, просто для того, чтобы указать ей место, а затем вывел через ажурную арку входа на набережную, где стояла его машина, привлекая завистливые взгляды прохожих. Он открыл дверцу, и Физз проскользнула в пахнущий кожей салон автомобиля.

– «Астон Мартин», – весело сказала она. – Просто чудесно.

К чему относились ее слова? К погоде, пейзажу, его вкусу в выборе машин? Не следует отдавать ей инициативу в разговоре. Люк повернулся и встретился с ее легкой улыбкой. На какой-то момент он почувствовал, что идет по зыбучим пескам, что, находясь рядом с Физз Бьюмонт, он не может чувствовать себя спокойно.

– В моей развалине больше погремушек, чем в кроватке у младенца, – призналась Физз.

Она продолжала улыбаться, и у Люка на мгновение перехватило дыхание – ощущение, подобное тому, которое возникает, когда слишком быстро проезжаешь по горбатому мостику.

– Надеюсь, эта машина не гремит? – спросила девушка.

Люк бросил взгляд на устаревшую модель «ягуара», припаркованную неподалеку. Несмотря на почтенный возраст, автомобиль выглядел ухоженным и все еще красивым.

– Ваша развалина была отличной машиной в свое время, – сказал он. – К сожалению, ее время истекло лет двадцать назад.

– Двадцать? Всего лишь? Будьте честны со мной, Люк, я пойму это. Не чувствуйте себя обязанным проявлять доброту.

Улыбка резко исчезла с его лица. Доброту? Что могут Бьюмонты знать о доброте?

– Я не чувствую себя обязанным ничему.

Физз бросила в его сторону удивленный взгляд. Выругавшись про себя, Люк отвернулся и вставил ключ зажигания. Прежде чем снова взглянуть на нее, он с усилием изобразил на лице улыбку.

– Уж во всяком случае, я не чувствую себя обязанным проявлять доброту к вашей машине. Так мы едем?

Физз почти физически почувствовала гнев, кипящий глубоко в душе этого человека. Это длилось всего лишь секунду, как жар из дверцы печи, когда ее открыли и тут же снова захлопнули. Сейчас его улыбка снова была на месте, и, как ни всматривалась Физз в эту маску, ни резкие скулы, ни ястребиный нос, ни твердая линия рта не дали ей ключа к разгадке его истинных чувств. Но она поняла, что не ошибалась, не доверяя ему.

Ей следовало быть умнее и помнить, что Люк Дэвлин вовсе не собирался стать спонсором «Павильон-радио» по доброте души. Если бы не было так очевидно, что Мелани Бретт способна разжечь страсть в этих агатовых глазах, Физз решила бы, что у него вообще нет души.

Или эта девушка – всего лишь приятное приобретение мужчины достаточно богатого, чтобы позволить себе дорогие игрушки? Как машина, в которой она сидит. Как часы на его руке.

Неожиданно, сама не понимая почему, Физз почувствовала жалость к Мелани. Она сделала глубокий вдох.

– Хорошо. Раз мы едем обедать, мы можем посмотреть некоторые дома по дороге. У вас есть адреса?

Он вынул из нагрудного кармана лист бумаги и протянул ей.

– Агент по недвижимости дал мне этот список. Здесь перечислено все, что сдается, хотя вряд ли все из этого подходит.

– Разумеется, не все.

Листок все еще хранил тепло его тела, и на мгновение ей захотелось прижать его к лицу и проверить, успела ли бумага впитать его запах. Чувствуя, что начинает сходить с ума, Физз резко развернула листок.

– Что именно вы ищете?

– Комфортабельный дом, не требующий больших забот, достаточно уединенный. И с видом на море, – сказал он, ожидая, когда она просмотрит список и укажет ему, в какую сторону ехать.

– Вид на море – это самое легкое, – заметила Физз. – Любой дом в Брумхилле имеет вид на море. Что касается остального…

Физз нашла в своей сумочке ручку и вычеркнула две трети из списка домов как абсолютно неподходящие для мужчины с его средствами и для девушки, которая, безусловно, будет нуждаться в некотором уединении.

– Оставьте любые три из четырех, – распорядился он, накрывая ее руку своей ладонью.

Забытые ощущения, словно бабочки, вспорхнули в ней от этого прикосновения, разрушая то холодное спокойное равнодушие ко всему, кроме работы, которое она заботливо культивировала в себе долгие годы. Физз пыталась сопротивляться. Почему она должна терять свой душевный покой? Ради кого? Ради Люка Дэвлина? Почему она никогда не приходит в подобное состояние, когда рядом с ней Джулиан, такой добрый, заботливый и внимательный?

То же самое было с Патриком. Физз, банг. Шипение, треск, взрыв – и все, конец. Она была тогда, как Мелани, – юная, полная жизни, вся в ожидании любви. На секунду у нее перед глазами всплыл неясный образ прежней Физз. Она с усилием моргнула. За эти годы ей удалось изменить свою жизнь, возродить себя заново, избавиться от боли. Она стала старше и мудрее, и она не позволит Люку Дэвлину отнять у нее что бы то ни было. Ни радиостанцию. Ни ее сердце.

– Я оставила те дома, которые удовлетворяют по крайней мере двум требованиям, – сказала Физз, стараясь сохранять спокойствие.

– Думаете, я хочу невозможного? Его губы тронула добродушная улыбка. Не такая, как та, которой он покорил Сюзи, но все же опасная. Физз подумала, что ей гораздо легче сохранять трезвый рассудок, когда Люк Дэвлин просто груб.

Вовсе нет, – сказала она, не отрывая глаз от листа бумаги. – Я не сомневаюсь, что вы готовы заплатить, чтобы получить то, что хотите. Но Брумхилл небольшой город, и предложение домов для сдачи в аренду здесь ограничено. Если вы не скорректируете свои требования, то, возможно, вам придется долгое время жить в «Метрополе».

С Me лани Бретт.

От этой мысли Физз стало легче. Она повернулась к Люку Дэвлину и встретилась со слегка озадаченным взглядом, направленным на нее. Она умудрилась изобразить некое подобие улыбки.

– Начнем? – спросила она. – Что бы там ни говорила Сюзи, у меня продолжается рабочий день и я не хочу терять время.

– Я уверен, что вы относитесь к этому, как к работе, Физз. А так как вы хотите, чтобы я стал спонсором вашей радиостанции, вам придется потратить столько времени, сколько я сочту нужным.

Я не говорил, что это будет развлечением.

Физз не нашлась что ответить. И слава Богу. Что бы она сейчас ни сказала, потом ей пришлось бы пожалеть об этом.

Люку не хотелось выходить из машины и осматривать дом. Он был вынужден признаться себе, что этот осмотр домов всего лишь повод, чтобы заставить Физз Бьюмонт провести с ним несколько часов. Не для того, чтобы флиртовать с ней, поддразнивать ее, тащить в постель. Нет, он хотел разобраться в ней, понять, где ее слабое место. И несмотря на свои резкие слова, он хотел, чтобы ей было приятно его общество. Хотя ему почему-то казалось, чтЪ она все время ведет с ним борьбу. Быть может, так оно и есть?

Это прекрасный дом, – заявила Физз с едва прикрытым раздражением из-за зря потраченного времени.

Все остальные дома тоже вполне подходили для временного проживания. Но усадьба Уинтерборн не просто подходила. Это был дом, о котором можно только мечтать. Место, чтобы растить детей, взрослеть, стариться. Место, чтобы жить. Вещи, недоступные для него. Он не знал примера семейного счастья. Его отец бросил его мать, когда он был совсем ребенком. Его сестра… Ну, Джульет не дошла даже до этого.

Люк стряхнул тяжелые мысли.

– А вам не кажется, что это место чересчур изолированно для Мелани?

– Я думала, что ваша цель – поставить Мелани перед свершившимся фактом?

– А вам бы понравилось жить здесь? Это всего в пяти милях от Брумхилла. Мелани наверняка умеет водить машину. Вы просили уединения, и в разгар лета вы будете рады изолированности. Вы оба.

Не дожидаясь ответа, она открыла дверцу машины и свесила на землю длинные ноги, видимо решительно настаивая, чтобы он осмотрел дом.

Люку совершенно не нравился костюм, в котором Физз приходила к нему в офис, но на мгновение он пожалел, что сегодня она не в нем. Он вспомнил, как его забавляла ее борьба с юбкой, из-под которой, несмотря на старания Физз, иногда проглядывал верхний край чулка. Сейчас он наблюдал, как она идет вперед по дорожке. У нее была великолепная походка. Люк невольно залюбовался плавными и легкими движениями ее ног. Интересно, какова она в постели? Он вспомнил ее жаркие глаза и понял. Боже, он понял, что хочет ее, хочет почувствовать под собой ее тело, ее раздвинутые навстречу ему бедра. Эта мысль, подобно удару в солнечное сплетение, лишила его возможности дышать.

Физз перегнулась через каменный парапет.

– Люк, посмотрите, здесь есть небольшой собственный пляж, – сказала она. В ее голосе звучало нетерпение. – Вот увидите, это понравится Мелани.

Он выбрался из машины и подошел к месту, где она стояла. Внизу, среди темных скал, образующих крохотную бухту, виднелся бледно-желтый песчаный прямоугольник пляжа.

– Совсем небольшой, – согласился он. – А здесь когда-нибудь бывает достаточно тепло, чтобы купаться?

Глаза Физз были прикованы к пляжу. Она наблюдала за парой чаек, занятых поисками пищи. Люк с удовольствием смотрел на ее маленькие белые руки, охватывающие край парапета, на ее пальцы с идеально овальными ногтями, розовыми и гладкими, как внутренняя поверхность морской раковины. Его собственные руки, лежащие рядом, были темны от загара и покрыты рубцами – свидетельство его короткой, но славной карьеры геолога.

– Ну, так как же? – напомнил он о своем вопросе.

– Вы сами знаете, – сказала она, подняв на него глаза. Она не отвела их в сторону в ответ на его молчаливый вызов. —

Если, конечно, вас не изнежили теплые воды Тихого океана.

Люк понял, что сделал серьезную ошибку. Было ошибкой позволить ей занять место ее отца на переговорах, увязнуть в вопросах, на которые не могло быть ответа. Фелисити Бьюмонт играла в его сценарии вспомогательную роль. Он хотел использовать ее лишь для последнего небольшого поворота ножа в уничтожении Эдварда Бьюмонта. Но место, которое она занимала во всем этом деле, становилось непропорционально большим.

– Не надейтесь на это. А когда вы в последний раз плавали у этих берегов?

– Я? – Она поколебалась долю секунды. – Я не умею плавать.

Она солгала не моргнув глазом. Люк это видел.

Это несколько безрассудно для того, кто работает на пирсе.

– Я не думала об этом, – холодно сказала она.

– А следовало бы. Это опасное место. Его намек на неустойчивость ее положения был достаточно прозрачен. Разумеется, она поняла его. Люк Дэвлин повернулся и, опершись локтями о каменные перила, посмотрел на дом.

– Согласно заверениям агента, эта усадьба имеет бассейн с подогретой водой.

Если хотите, я могу дать вам несколько уроков, – вкрадчиво предложил он.

Он заметил, как она нервно проглотила слюну. Ничего, в следующий раз не будет врать.

Это очень любезно с вашей стороны, мистер Дэвлин, – произнесла она, пытаясь этим обращением вернуть их отношения на официальный уровень.

– Люк, – поправил он, отказывая ей в этой возможности.

– Но вы еще не сняли этот дом, – сказала Физз. – Как вы и хотели, это совершенно уединенное место.

Он не отрицал этого. Он вообще ничего не делал – просто позволял ей говорить.

– Правда, мне кажется, дом слишком велик для двоих, – продолжила Физз.

Она говорила с отчаянием ребенка, который только что научился плавать и в своей решимости переплыть бассейн погружается с каждым взмахом все глубже, но не сдается.

– Отопление будет стоить кучу денег, – заявила она.

– Особенно обогрев бассейна.

– Да, – сказала Физз. И покраснела. Люк наслаждался происходящим. Ему нравилось придуманное им сравнение ее с ребенком, который учится плавать. Оно хорошо сочеталось с фотографиями из старых журналов, запечатлевшими Элен Френч, купающуюся с двумя дочерьми в бассейне своего лондонского дома. Физз тогда было около четырех лет, и она чувствовала себя в воде как рыбка.

Этот дом действительно удовлетворяет двум моим требованиям. Вы, кажется, полагали, что глупо рассчитывать на большее.

– Двум?

– Он достаточно изолирован и имеет вид на море.

– Но он такой большой. И там, наверное, сквозняки…

– Почему бы нам не зайти внутрь и не посмотреть?

И мягко, но решительно взяв – ее под руку, Люк направился к огромным дубовым дверям.

Усадьба Уинтерборн выглядела так, как будто была частью окружающего ландшафта. Дом удачно разместился на защищенной от ветров площадке. Построенный много лет назад из местного желтовато-серого камня, он естественным образом вписался в пейзаж, совершенно не бросаясь в глаза.

Физз потянулась к звонку, но Люк опередил ее, достав ключи.

– А где хозяева? – удивленно спросила она.

– Очевидно, в Америке. Они получили дом в наследство около года назад. В доме живет экономка, но она уехала на пару дней погостить к сестре.

– И агент вручил вам ключи? Просто так?

– Он отчаялся сдать этот дом. Или продать его, – сказал Люк, бросив на нее удивленный взгляд. – И, наверное, у него хватает ума не оскорблять меня предположениями, что я могу украсть фамильное серебро.

– Если бы вы это сделали, он знал бы, где вас искать.

– Может быть, и так, – согласился Люк.

Он обнаружил, что заставлять Физз краснеть доставляет ему неожиданное удовольствие. Она отвернулась, делая вид, что рассматривает дом. Но Люку не было необходимости смотреть на него. Он почувствовал, что усадьба Уинтерборн излучает внутреннее тепло. Там не было никаких сквозняков. Физз оказалась права. Это прекрасный дом.

– Ну? С чего вы хотите начать? – спросила Физз.

– Вы у нас практик, вы и предлагайте.

– С кухни?

– Я разочарован, Физз. Дом сдается вместе с экономкой. Я с радостью оставлю кухню ей. По-настоящему практичные люди начинают с водопровода.

– С водопровода? Вы хотите осмотреть запорные краны?

Люк на мгновение представил, как прекрасная мисс Бьюмонт пробирается сквозь пыль и паутину какого-нибудь чулана, пытаясь разобраться в хитросплетении водопроводных труб.

– Нет, не запорные краны, – сказал он. – Меня интересует душ.

– А-а. – Она подняла глаза и взглянула на широкую дубовую лестницу, которая, как и весь дом, была построена на века. – Тогда наверх.

Неожиданная дрожь в ее голосе удивила Люка. Несмотря на постоянное стремление огрызаться, она так же, как и он, явно чувствовала сексуальное напряжение между ними. Может быть, в этом и состояла причина ее резкости. Ему следует быть осторожным, иначе она отпрянет назад, как пугливый жеребенок.

– Наверх, – согласился он с нечаянной улыбкой, на которую тут же откликнулись ее глаза.

Затем она резко повернулась и легко взбежала наверх по пологим ступенькам. Он не сразу последовал за ней, с удовольствием наблюдая, как покачиваются ее бедра под короткой кожаной курткой. Он представил, как охватывает эти бедра руками и прижимает к себе. Сила его желания оказалась неожиданной для него. Он сглотнул слюну, переводя дыхание.

Физз остановилась на площадке между этажами, чтобы взглянуть сквозь высокое витражное окно. Зимнее солнце, проникая сквозь окрашенное стекло, отбрасывало на стену цветные блики. В его лучах каштановые волосы Физз отсвечивали темной медью, и Люк почувствовал, как в нем пробуждаются жизненные силы.

Он не предполагал трудностей в соблазнении дочери Эдварда Бьюмонта. Не из-за высокого самомнения. Просто, по его данным, у нее не было в последнее время никаких любовных связей, и к тому же он знал, что девушки, которые живут в тени своих более красивых сестер, обычно с благодарностью откликаются на любые знаки внимания. Но он не собирался извлекать из этого удовольствие. Волосы зашевелились у него на голове, когда он понял, что его подстерегает опасность слишком увлечься этим самому.

Люк не хотел думать об этом. Он уже все обдумал заранее. Сейчас настало время действовать. Перепрыгивая через две ступеньки, он в одно мгновение достиг лестничной площадки и остановился позади Физз, следя за тем, чтобы не коснуться ее. Он хотел увидеть, что приковало ее взгляд. На сотню метров тянулся регулярный парк, за которым начинался лес. Под деревьями белели оазисы подснежников. – Красиво, но не практично, – произнес он. – А любование садом определенно является напрасной тратой времени.

– Есть вещи, которые никогда не бывают напрасными, – возразила Физз.

Она повернула голову, изогнув длинную шею, и посмотрела на него широко распахнутыми глазами. Ее губы слегка приоткрылись. Люк почувствовал почти непреодолимое желание поцеловать ее, прижать к себе, почувствовать, как она дрожит. Он с трудом поборол в себе это желание. Он хотел, чтобы она влюбилась в него. Заставив ее ждать, он быстрее достигнет цели. Фокус в том, чтобы сохранить при этом трезвую голову. Эта перспектива возбуждала и странно тревожила его.

– Предлагаю обменяться мнениями о наших любимых способах тратить время за обедом, – с улыбкой сказал он. – А пока можете наслаждаться пейзажем. Я осмотрю второй этаж. Для этого не требуется присутствия нас обоих.

Он отправился наверх. Спальни сохраняли увядшее изящество обстановки. Скорее всего, каждое поколение владельцев что-то убирало и добавляло. Но некоторые предметы явно приобретались еще тогда, когда дом был новым.

В хозяйской спальне стояла массивная кровать с пологом. При взгляде на нее можно было поверить, что на ней спали еще во времена Елизаветы. Вторая спальня, с отдельной ванной и небольшой гардеробной, очень походила на первую, но была выдержана в более светлом, женственном стиле. Люку неожиданно стало грустно от того, что такой замечательный семейный дом дошел до того, что его сдают на короткое время.

– Люк? – послышался в дверях голос Физз. – Все в порядке? Вы куда-то пропали. Душ работает?

– Да. – Он изобразил на лице улыбку и повернулся к ней. – Что вы думаете об этом? – спросил он, указывая на кровать. – Вполне возможно, что Me лани никогда не простит мне, если я лишу ее возможности спать на настоящей кровати с пологом.

– Если вы ей не расскажете, она никогда не узнает. Кроме того, кровать немного коротковата, – пренебрежительно сказала Физз. Люк ожидал большего энтузиазма, но она лишь бегло взглянула на кровать, прежде чем посмотреть на часы. – Вы уже все осмотрели, Люк? Время идет.

Он заметил легкий румянец, покрывший ее щеки, и улыбнулся в душе. Ей понравилась кровать.

– Я еще не осмотрел первый этаж, но это не займет много времени. Вы, наверное, проголодались, – сказал он.

Двадцать минут спустя они остановились у небольшого ресторанчика на склоне холма.

– Я думала, вы хотите снять что-нибудь временное, – сказала Физз, пробегая глазами список.

Видимо, Люк Дэвлин собирается потратить весь день на осмотр домов, решила Физз. Она бы отдала любое количество жареного картофеля в обмен на свой бутерброд в безопасном маленьком кабинетике на краю пирса. Правда, теперь он отнюдь не безопасен. Люк вторгся туда так же, как и в ее жизнь. Но она уже достаточно наслушалась о предпочтениях Мелани. Кровать явилась последней каплей.

– Усадьба Уинтерборн полностью соответствует вашим требованиям. Тем более что там есть экономка, которая возьмет на себя все заботы по дому.

– И там есть собственный пляж.

Он поймал ее взгляд. Он снова поддразнивал ее.

– Да, хотя и очень маленький, – сдержанно согласилась она.

– Правда, я все еще думаю, что Мелани предпочла бы жить ближе к городу.

Мелани.

– Я же вам говорила, что нужно было взять ее с собой. Если бы она увидела усадьбу, она бы тут же влюбилась в нее.

– Как и вы, – сказал он. – Хотя на нее, вероятно, произвела бы впечатление кровать, а не сад.

– Кровать? – переспросила Физз, как будто в первый раз слышала о ней.

В этой маленькой старинной усадьбе ей понравилось все, до последней деревянной панели, отполированной за века до мягкого матового блеска. Ее взгляд встретился со взглядом Люка. Он слегка приподнял бровь. Она могла бы не заметить этого. Но она заметила.

– Она замечательная, – сказала Физз.

– Очень живописная, – согласился он. – Несмотря на маленький размер.

– Я имела в виду усадьбу.

– Мы могли бы вернуться и уточнить размер, – задумчиво предложил он. – Вы примерно такого же роста, как Мелани.

Физз поспешно отвернулась и уткнулась в список, чтобы скрыть гневный румянец, проступивший на ее скулах. Она во власти этого человека. Но ведь он не должен флиртовать с ней? Неужели для его самолюбия недостаточно того, что он обладает Мелани Бретт?

– Больше ничего подходящего в этом списке нет, – упрямо заявила она.

– Вы сможете убедить меня в этом за обедом.

Он вышел из машины и открыл ей дверцу. Обед. Обед означал, что она будет сидеть напротив него, не имея никакой возможности скрыться. И обсуждать достоинства кровати с пологом.

– Для обеда довольно поздно, – сказала она, глядя на часы. – Мне пора возвращаться. У меня куча дел.

– Ублажать меня – самое важное дело для вас, – напомнил он, помогая ей выйти из машины.

Ее макушка едва доставала ему до подбородка.

– Вы пока еще не наш спонсор, – сказала она, обращаясь к его галстуку.

Он взял ее за подбородок и приподнял его так, чтобы она встретилась с ним взглядом.

– А вы нашли другого? – спросил он. Низкий, хрипловатый звук его голоса отозвался эхом внутри нее, прикосновение его пальцев посылало сигналы, на которые ее тело реагировало недвусмысленным образом.

– Зачем мне кого-то искать, если вы так щедры, – сказала она, пытаясь сохранить выдержку.

– Неужели? Но ведь вы ищете. Безуспешно. Вряд ли кто-нибудь в Брумхилле горит желанием швыряться сейчас деньгами. Все ждут объявления об увольнениях в «Харрис индастриз».

Итак, он контролирует ее действия. Интересно, как ему это удается? Он что, нанял частного сыщика? Прослушивает ее телефон? Внедрил шпиона на радиостанцию? Ей очень хотелось бы знать. И использовать те же методы против него.

– Их будет много? – спросила она. – Увольнений?

– Я не собираюсь говорить вам этого, Физз. – Он почти улыбался. – И вы это понимаете.

Конечно, она понимала. Но если бы она не спросила…

– Новость, что Мелани будет работать с нами, привлечет рекламу, – напомнила она.

– Сколько дополнительного рекламного времени вам удалось набрать на сегодня?

– Около пяти минут. Но у меня было слишком мало времени.

– Отнесите в банк мой чек, и вы получите все, что вам нужно.

– Но ведь сначала мы должны подписать официальное соглашение, – заметила она.

– В пятницу, в двенадцать. Разумеется, если вы не подпишете его, Мелани не будет работать у вас.

– Разве не она решает это?

– Нет. Возможно, нет.

– Понимаю.

– Я рад этому.

Как может он быть таким безжалостным? Вопрос читался у нее на лице. Его темные глаза горели непреклонной решимостью, и по телу Физз пробежала волна нервной дрожи. Она попыталась скрыть ее, беспечно пожав плечами.

– А почему я не должна подписывать? Насколько я могу судить, это выгодная сделка для меня.

– Значит, у вас есть все основания ублажать меня. И пятница будет хорошим днем для нас обоих.

Его рот находился так близко, что на какой-то момент Физз подумала, что он собирается поцеловать ее. Понимание того, что она хочет, чтобы он ее поцеловал, что он мог прочесть это желание в ее глазах, мгновенно охладило ее, как если бы она нырнула в ледяную воду. Она резко отступила назад, освободившись от теплого прикосновения его пальцев.

Люк слегка приподнял брови, и она попыталась рассмеяться, чтобы скрыть смущение. В конце концов, мысль о поцелуе была на самом деле смешной. У него есть Мелани Бретт, чтобы согревать ему постель.

– Вы, кажется, говорили об обеде? Он слегка улыбнулся, как будто желая выразить одобрение ее послушанию, и, взяв под руку, провел внутрь. Ресторан был небольшим, уютным и, видимо, очень старым.

– Я обязательно должен привести сюда Мел, – сказал Люк, пока Физз оглядывалась вокруг. – Она обожает всякую древность.

– Я вам говорила, что ей понравится Уинтерборн. Кстати, там у дверей растут дикие розы. Летом вы будете рады уединению.

– Что вы будете пить? – спросил он.

– Воду, пожалуйста.

– И все? Вы ведь не за рулем.

– Я на работе.

– Неужели общение со мной представляется вам столь тяжелым трудом?

– У меня такое чувство, что вы хотите, чтобы это было так, – сказала она.

Тогда я должен постараться, чтобы помочь вам расслабиться, – ответил он. Мягкость его тона была обманчивой. – Особенно если учесть, что вы тратите ваше драгоценное время, помогая мне.

– У меня не было выбора. – Физз вспыхнула, осознав, насколько позволила личным чувствам вторгнуться в то, что было чисто деловым вопросом. – Извините. Я не имела в виду… – Она остановилась. Она не знала, что она имела в виду, но извинения только ухудшили дело. – Радиостанция не работает сама по себе, Люк. Я должна заниматься делами.

– Вы должны? Но ведь ответственность лежит на вашем отце?

Что-то в его тоне заставило Физз помедлить, прежде чем возразить ему.

Да, имя ее отца стояло в документах на право вещания. И Эдвард Бьюмонт имел кабинет в мезонине, гораздо более роскошный, чем ее нора на чердаке. Но он занимался главным образом своими собственными делами, и ему помогала в этом секретарь, предоставленная радиостанцией в обмен на его участие в сериале «Залив каникул». Такое положение устраивало всех.

Для всего внешнего мира, включая сотрудников радиостанции, за исключением нескольких человек, которые работали здесь с самого начала, «Павильон-радио» принадлежал Эдварду Бьюмонту. В конце концов, кто в здравом уме мог серьезно подумать о том, чтобы выдать лицензию девятнадцатилетней девушке, которая на руинах своей мечты пытается построить для себя новую жизнь и найти новое дело?

– Ваш отец держатель лицензии? – настаивал Люк.

Физз почувствовала, что для него это важно, и неожиданно испугалась, что, если он узнает, что радиостанция – это ее детище, а вовсе не многоуважаемого Эдварда Бьюмонта, он, возможно, не станет с такой готовностью оказывать им поддержку.

– Мой отец? – переспросила она, уставившись в свой стакан.

Говори «да», Физз, подталкивало ее подсознание. Говори быстрее.

В конце концов, это было правдой. И все же эта идея осенила именно ее, Физз, когда отец в один из дней вытащил ее из дома, где она страдала над своим разбитым сердцем, и привел на пирс. Он хотел просто вытащить ее на свежий воздух, вернуть ее бледным щекам немного румянца.

В городе уже поговаривали о необходимости открыть местную радиостанцию, и неожиданно Павильон – полуразрушенный и заброшенный показался Физз идеальным местом. И, увидев искру воодушевления в глазах дочери, Эдвард Бьюмонт поддержал ее, согласившись внести свое имя, если она найдет деньги и подготовит документы. Деньги были меньшей из проблем. Она и Клаудия унаследовали состояние матери. Оно было небольшим для актрисы, которая долгое время была на вершине своей профессии. Конечно, мать всегда была экстравагантна, тратила кучу денег на наряды и драгоценности. И потом, это состояние тратилось в течение девяти лет после аварии, до ее смерти. Но все же денег хватило.

Физз неожиданно оцепенела. Драгоценности. Они лежат в банковском сейфе. Половина их принадлежит ей.

Она поймала на себе удивленный взгляд Люка. Он, казалось, чувствовал ее нежелание признать роль отца. Она не была рада тому, что отец выбрал этот момент, чтобы вытолкнуть ее в холодный, суровый мир, но, несмотря на проблемы, с которыми она столкнулась за последние несколько дней, в ней росло нежелание продолжать поддерживать обман. Именно ее тяжкий труд привел радиостанцию к успеху, и, когда настанет время возобновления лицензии, она будет рада открыто взять в свои руки бразды правления. Если, конечно, до этого их не проглотит какой-нибудь информационно-развлекательный монстр. Но сначала ей придется пообедать с дьяволом.

Она подняла взгляд и встретилась с глазами этого конкретного дьявола.

Зачем вы спрашиваете, Люк? Вы, кажется, знаете все о нас. Я уверена, что вы знаете ответ и на этот вопрос.

Линия его рта заметно расслабилась.

– Я знаю не все. Почему, например, вы не присоединились к своей блестящей семье на сцене?

Физз моргнула. Ее так давно никто не спрашивал об этом, что она успела забыть, как больно ранит этот вопрос.

– Я удивлена, что вы спросили, Люк, – усмехнулась она. – На вас не произвел впечатления мой спектакль в вашем офисе.

– Немного через край, – согласился он, – но со страстью. И все же вы должны испытывать соблазн – в конце концов, вы ведь учились в Королевской академии драматического искусства.

Физз почувствовала неловкость, обнаружив еще одно доказательство его интереса к их семье. Учеба в Академии была очень давно. Она постаралась скрыть тревогу за небрежным пожатием плечами.

– Все ожидали от меня этого. Отец до сих пор сожалеет о том, что у него не три дочери, чтобы играть с ним в «Короле Лире».

Люк Дэвлин резко поднял голову и прищурил глаза.

– Интересная мысль, – холодно произнес он.

– Ничего не получится. Я не создана для сцены.

Он кивнул, и тот факт, что он принял ее слова без вопроса, ясно показывал, что талант у нее все же есть.

– Идемте обедать? – предложил он.

– А нас обслужат так поздно? – спросила Физз, глядя на почти пустой обеденный зал.

– Я сделал заказ по телефону прямо из машины, пока вы ахали и охали от восторга в саду.

– Вовсе нет, – возразила она. – Я никогда в жизни не ахала от восторга. – Она поймала его взгляд, и с ее губ сорвался неожиданный смешок. – Ну разве что в ранней юности.

Люку пришлось почти силой увести ее из старого сада, который она заметила из окна и отправилась исследовать, пока он осматривал комнаты первого этажа.

– Но дело не только в саду, – заметила Физз. – Весь дом замечательный.

– В нем должна жить семья, которая будет следить за ним. Такой дом не должен сдаваться на время, как безликая квартира.

– Наверное, он сильно отличается от вашего дома в Австралии, – сказала она, усаживаясь на отодвинутый им для нее стул. – Вид на сиднейскую гавань, да? Металл и стекло? – добавила она, припомнив фотографию из досье Джима.

– Должно быть, вы читали какие-то старые газетные вырезки, – сказал он, слегка пожимая плечами. – Я продал его четыре или пять лет назад.

– Старые газетные вырезки – это все, что было у меня в руках, – сообщила она.

Они оба поигрывали ножами и вилками, избегая смотреть друг другу в глаза.

– Я предпочитаю разыгрывать мою собственную пьесу на частной сцене.

– Именно по этой причине вы хотите побыстрее покинуть «Метрополь»?

Он поднял голову.

– Популярность Мелани причиняет мне неудобства, – согласился он. – Орды юных девиц, оккупирующих ступеньки крыльца, отнюдь не забавляют меня.

Физз усмехнулась.

– Могло быть и хуже.

– Не понимаю, как.

Это могли бы быть орды юнцов, – сказала она и затаила дыхание.

Вряд ли было тактично указывать, что Мелани достаточно молода, чтобы быть привлекательной для юношей. Но с тех пор как она встретилась с Люком Дэвлином, чувство такта все чаще покидало ее. Однако он, казалось, не заметил ее выпада и с улыбкой повернулся к официантке, которая принесла им еду. Пока их обслуживали, Физз успела перевести дыхание.

Замечательно, – проговорила она, попробовав тонкий ломтик ростбифа. Она решила перевести разговор на более безопасную тему, чем квартирные проблемы Люка.

– Вы здесь никогда не были?

– Была когда-то давно. У меня не слишком много свободного времени. Радиостанция отнимает весь день.

– И ночь?

Физз подняла глаза, удивленная вопросительной интонацией его голоса. С какой стати он проявляет интерес к ее личной жизни?

– У нас круглосуточное вещание, Люк, – напомнила она.

Это оставляет не много времени для… другого.

– Не очень много.

И это вполне устраивало ее.

– Возможно, не стоит так увлекаться работой. Вы можете потерять чувство перспективы. Что вы будете делать, если, к примеру, ваш отец потеряет лицензию?

– А почему он должен потерять ее? – спросила она, уловив странную нотку в его голосе. – Вы знаете что-то, чего мы не знаем?

– Не исключено. Но можете забыть об этом. Я не вижу пользы в радиостанции.

– Однако вы используете «Павильон-радио» для чего-то. Я не знаю для чего. Но я знаю, что вы не вполне откровенны со мной.

Тогда как вы, конечно, сама честность?

– Мне нечего скрывать.

– Возможно. Но похоже, эта радиостанция беспокоит вас гораздо больше, чем вашего отца. Он не удосужился даже снять трубку телефона, чтобы позвонить мне.

Все-таки она права. У этого человека дискриминационное отношение к женщинам. Он просто не может вручить свои драгоценные деньги в руки девушки. Она почувствовала удовлетворение оттого, что сумела сохранить свою тайну. Сейчас не время объявлять войну, бороться за свои права. Ее время еще придет. Физз спрятала гордость и придала лицу серьезное выражение.

– Я могу заверить вас, что мой отец всецело предан «Павильон-радио». – Она попыталась вспомнить его речь в тот вечер, когда они впервые вышли в эфир. Он целиком и полностью вошел в роль общественного благодетеля. Физз еще долго потом поддразнивала его. – Брумхилл его дом, и он считает, что город заслуживает большего, чем обычная станция с поп-музыкой и рекламой. Он хотел обеспечить широкий выбор передач.

Этого хотел он. А чего хотите вы?

Я? О, я просто веду бухгалтерию, слежу за тем, чтобы все было на ходу. Любой может делать это. – Она хорошо вошла в роль. – Если мы потеряем лицензию, я найду другую работу, – серьезно заявила она. – Но папа…

В этом месте ее отец, наверное, приложил бы руку к сердцу. Но он был законченный актер и мог позволить себе лишний жест. Физз отказалась от столь драматического продолжения и просто выразительно пожала плечами.

Таким образом, как я понял, перед вами не стоит вопрос об отказе от моего предложения? – сказал Люк.

Он сказал это очень, очень мягко. Мягко стелет, да жестко спать, подумала Физз. Она была рада, что ее руки заняты ножом и вилкой, так что она не имела возможности стереть пощечиной с этого гордого лица приводящее ее в ярость довольное выражение.

Вместо этого Физз заставила себя улыбнуться. Ее челюсть едва не затрещала от предпринятых усилий.

– Не стоит портить такой чудесный обед разговорами о делах, – сказала она. – Лучше расскажите, как вы заработали свои миллионы.

– Зачем? Надеетесь почерпнуть идеи, чтобы поймать собственную удачу?

– Мне много не нужно. Всего лишь деньги, достаточные для того, чтобы удержать радиостанцию на плаву.

– Я уже предложил вам это совершенно бесплатно.

Не бесплатно, подумала Физз. Он берет и продолжает брать. Он вторгается в ее жизнь.

– Вряд ли бы вы отдали мне бесплатно даже стружки от вашего карандаша, – сказала Физз с исключительной вежливостью.

– Вы так думаете?

Физз заметила, что его улыбка стала немного натянутой. Она задела его за живое.

– Могу заверить вас, что я не рассчитываю, что вы будете расплачиваться за этот обед, – сказал он.

– А я не собираюсь требовать с вас оплату за помощь в подборе дома. Может быть, закончим на этом?

– До пятницы.

– До пятницы, – согласилась она.

ГЛАВА 6

Пирс был заполнен толпой. Люк не удержался от громкого стона, когда они вышли из машины и увидели сотни девочек-подростков, загораживающих путь.

– Боже, мне потребуется не один час, чтобы протащить Мел через эту толпу.

Он явно предпочел бы оказаться где-нибудь в другом месте – где угодно, только не здесь. Физз тоже считала, что это было бы замечательно. Три часа в компании мужчины, которого она находила грубым, надменным и одновременно пугающе привлекательным, в сочетании с ее постоянными попытками скрыть свои чувства, совершенно измотали ее.

– Нет необходимости ждать, Люк. У вас наверняка много дел.

– Да, – согласился он, однако не двинулся с места.

– Надеюсь, вы не будете настаивать на осмотре этого последнего дома. Я могу заверить вас, что он вам не подойдет.

– Не сомневаюсь, что вы получите огромное удовольствие, если узнаете, что были правы. Боюсь, что мне придется снять Уинтерборн.

– Это место понравится Мелани, – сказала она, ободряюще положив руку на рукав его пальто.

Ободряюще? Она додбадривает Люка Дэвлина? Физз медленно убрала руку. Ей потребовалось собрать все самообладание, чтобы не отдернуть ее.

Он взглянул на нее сверху вниз.

– Спасибо, что уделили мне столько своего времени.

– Вы опоздаете на встречу, – напомнила она.

Однако он все еще не хотел уходить. Физз была заинтригована. Если он действительно опасается, что ей удастся сорвать с юных губ Мелани какие-то неосторожные признания, то это значит, что ему есть что скрывать.

– Я отправлю Мелани в «Метрополь», как только здесь немного поутихнет. Обещаю, что с ней все будет в порядке.

– Да, конечно, – согласился он, продолжая с опаской разглядывать пирс. – Что вы собираетесь делать? Вызывать спасательную шлюпку?

Физз усмехнулась.

– Команда, конечно, была бы счастлива, за исключением рулевого. Но не волнуйтесь, холод скоро разгонит девчонок по домам.

Она подняла воротник куртки. Солнце быстро клонилось к закату, унося с собой иллюзию приближения весны.

– Смотрите сами не замерзнете, – немного грубовато сказал он. – Передайте Мелани, чтобы она не ждала меня к ужину. – В ответ на удивленно приподнятые брови Физз он пояснил: – Если она спросит почему, скажите, что я буду работать допоздна, чтобы наверстать время, которое потратил на поиски жилья для нее.

– Я буду вспоминать о вас, занимаясь тем же самым.

– Правда?

Некоторое время они просто смотрели друг на друга. Но когда к ним начала приближаться группа девочек, которые заметили «Астон» и справедливо предположили, что это транспорт их героини, Люк сдался и поспешно сел за руль.

– Я буду признателен, если вы доставите ее в отель в целости, Физз.

– Нет проблем.

– И спасибо за помощь.

Она приподняла ладонь в легком прощальном жесте и повернулась, приготовившись штурмовать пирс.

– Я же говорила, что это не ее машина, – сказала одна из девочек, когда Физз пробиралась сквозь плотную толпу поклонниц у входа на пирс. – У нее белый лимузин.

– Глупости. Она просто приехала на нем из аэропорта. А это был ее парень.

Первая девушка фыркнула.

– Этот? Да он такой же старый, как мой отец.

– Ну и что? У меня мама работает в «Метрополе». Уж она-то знает.

– Ну, а это тогда кто такая? – спросила девочка, глядя на Физз.

– Она просто работает на радио. Секретарша, кажется, я ее уже видела раньше.

– А-а.

Не представляя дальнейшего интереса для девочек и радуясь своей анонимности, Физз благополучно пробралась сквозь толпу. Но входная дверь в Павильон оказалась запертой, а свет в фойе потушенным, вероятно для того, чтобы охладить пыл поклонниц Мелани. У Физз имелись ключи, но группа девочек начала приближаться к ней, словно почувствовав, что она может открыть им путь внутрь. Поэтому Физз постучала в дверь, затем повернулась и пожала плечами, демонстрируя свою беспомощность. Обманув ожидания подростков, она направилась в ресторан, где как раз сервировали чай для матерей семейств, не рискующих оставаться на пирсе.

– Привет, Физз, – поздоровался с ней молодой шеф-повар, которого она выбрала для воплощения своих замыслов по части ресторана.

– Привет, Джон. Ты сегодня весь в хлопотах.

– Да, у нас куча желающих выпить чашку чая, – согласился он. – Жаль, что я не могу поставить на улице киоск с горячими сосисками. Этим девчонкам не на что тратить деньги.

Они могут зайти сюда.

– Если бы здесь была стойка с гамбургерами, они, может, и зашли бы. Но если честно, они вряд ли рискнули бы пропустить Мелани Бретт.

– Гмм. Ну, если они голодны, в буфете есть шоколад.

Ей пришла в голову мысль, что можно выпустить новую партию маек, посвященных сериалу «Залив каникул», с именем Мелани Бретт, а также несколько новых кружек.

Мелани с энтузиазмом отнеслась к участию в сериале и, очевидно, останется на лето в Брумхилле. Несмотря на предостережение Люка, Физз была уверена, что Мелани согласится участвовать в спектакле, даже если Физз не подпишет соглашение и оставит Люка Дэвлина за кадром. Юная телезвезда могла принести радиостанции кучу денег, и Физз мысленно поклялась, что не упустит ни одного пенни. Она твердо решила, что если выпутается из нынешнего затруднительного положения, то никогда больше не позволит себе стать заложницей фортуны.

Неожиданно она поняла, что Джон что-то сказал ей.

– Извини, я не расслышала, – обратилась она к нему.

– Я сказал, что в холодную погоду шоколад пахнет не так аппетитно, как жареный лук. Это будет продолжаться все время? – Он кивнул в направлении пирса.

– Для этого нет причин, – сказала она, спеша подавить предпринимательские идеи, которые, видимо, вынашивал Джон.

Молодой талантливый повар, он горел желанием открыть свой ресторан, но пока постигал основы бизнеса за чужой счет. Вряд ли ей удастся удержать его здесь больше года или двух, подумала Физз.

Он бросил на нее беглый взгляд, выкладывая из ящика лимоны.

– Значит, Дженис что-то не так поняла, – сказал он.

– Дженис?

– Одна из официанток. Она подслушала, как Мелани Бретт сказала Энди, что получит на лето роль в «Заливе каникул».

– Она еще что-нибудь сказала?

– Официантка или мисс Бретт? Джон, проводя рабочее время главным образом среди женщин, обожал поддразнивать их, но что-то в выражении лица Физз подсказало ему, что не стоит так шутить с ней, и он мгновенно посерьезнел. Так это правда? – настойчиво спросил Джон.

Не было смысла отрицать то, что уже витало в воздухе.

– Возможно. Пока ничего определенного. Ты можешь поговорить со своим персоналом, Джон? Скажи им… нет, попроси их, очень вежливо, быть осторожными в словах.

– Позволь мне поставить киоск с сосисками, и я гарантирую сохранение тайны.

Физз подавила раздражение.

– И каким же образом?

– Я просто подкуплю персонал. Я буду в состоянии сделать это.

Интересно, сколько выручки может дать за день киоск с сосисками? – задумалась Физз. Не каждый хочет заходить в помещение и садиться за столик. А если киоск расположить подальше, он не будет мешать ресторану. Это, определенно, неплохая идея. Впрочем, она не имеет права дать Джону то, что он хочет. Попечительский совет пирса контролирует концессии, и, даже если правление окажется готовым рассмотреть этот вопрос, потребуется подготовить и оформить заявку. К тому времени, когда все организуется, будет слишком поздно. Поздно, чтобы обойтись без денег Люка Дэвлина. На ее лице появилось выражение легкого сожаления.

– К несчастью, Джон, я не могу работать при постоянном запахе жареного лука. А также поощрять взяточничество.

– Это только розыгрыш, босс. Но если ты передумаешь…

– Я скажу тебе об этом первому. А пока пришли, пожалуйста, поднос с чаем в Зеленую гостиную.

– Булочки, бутерброды, печенье?

– Все, что сможешь выделить. Я уверена, что наверху все чувствуют себя в осаде и что не съест Мелани, подберет прожорливая команда из редакции новостей. – Она взглянула на часы. – А сейчас, если ты не возражаешь, я пройду через заднюю дверь, так как это, видимо, единственный способ попасть на радиостанцию.

Мелани уже по-домашнему расположилась в Зеленой гостиной, болтая с Энди и новой девушкой, которую недавно взял на работу Джим. Физз попыталась вспомнить ее имя. Шелли? Что-то вроде этого.

– Как прошел день? – спросила она Мелани, снимая куртку.

Замечательно. Я не могу дождаться, чтобы начать работу. У вас есть сценарий на следующую неделю, чтобы я могла прочесть?

– Да, где-то был. Конечно, мы внесем некоторые изменения, чтобы облегчить ваше вхождение в спектакль. Там намечается свадьба. Она уже два раза откладывалась, – усмехнулась Физз. – Я думала, что на этот раз мы доведем дело до конца. Но придется ее отложить еще раз.

Она повернулась к молодой журналистке, имя которой она наконец вспомнила – Келли.

– Келли, мы должны до пятницы хранить в секрете новость, что мисс Бретт будет участвовать в нашем сериале.

– Мисс Бьюмонт, может быть, я подготовлю интервью с Мелани для радиожурнала, который выходит в пятницу днем?

Эта девушка быстро научилась отхватывать себе кусок пирога, подумала Физз, Она далеко пойдет.

Зовите меня Физз, как все. Я дам вам знать, Келли.

И Келли ушла. Энди остался, не приняв намека.

– Как прошла передача со слушателями, Энди? – спросила его Физз.

– Очень хорошо. Масса звонков.

– Хорошо. – Она снова взглянула на часы. – Разве у тебя нет сегодня вечером дискотеки, Энди?

– Я составляю компанию Мелани, пока толпа немного не рассосется.

Этого не придется долго ждать.

Становится очень холодно. – Она повернулась к Мелани: – Я обещала Люку, что доставлю вас в «Метрополь» в целости и сохранности.

Физз бросила на Энди взгляд, который он не должен был проигнорировать. Но он проигнорировал.

Энди уже пообещал отвезти меня домой, Физз, – сказала Мелани.

Ее явно радовала эта перспектива. Энди просто сиял.

– Можешь пойти со мной на дискотеку, если хочешь, – предложил он.

Это была ни к чему не обязывающая фраза, но блеск в его глазах, его нетерпение вызвали у Физз ощущение тревоги.

Энди! Ты что, с ума сошел? Толпа разорвет бедную девушку.

– Но я с удовольствием пойду в другой раз, – сказала Мелани без тени смущения. – Когда люди привыкнут ко мне, я уже не буду представлять для них такой интерес. Это произойдет быстро, правда, Физз?

– Да, наверное. Но первые пару недель надо иметь при себе сопровождающего и портативный телефон.

– Я буду рад составить тебе компанию, если ты захочешь прогуляться, – предложил Энди и получил в ответ лучистую улыбку. – У меня куча свободного времени.

Физз, осознав, что допустила ошибку, решительно вмешалась:

– Конечно, если Мелани наденет вязаную шапку, под которой можно спрятать волосы, и какую-нибудь неприметную одежду, она может отправиться гулять по Брумхиллу хоть сейчас. Ее не узнают или, по крайней мере, не рискнут узнать, чтобы не попасть в глупое положение.

Физз чувствовала себя старой тетушкой, раздающей мудрые советы молодежи. Эта роль ей не очень нравилась. Кроме того, Мелани ведь совершеннолетняя. Пусть Люк Дэвлин смотрит на нее как на свою собственность, но Физз не вправе запретить девушке ехать домой с Энди. Она может лишь надеяться, что Люк все поймет правильно.

Подали чай, всего две чашки, и Физз отправила Энди узнать, в каком состоянии осада. Застолбив свое право отвезти Мелани домой, он не стал протестовать.

– Люк просил меня передать вам, что он опоздает к ужину. Он сказал, чтобы вы не ждали его, – сообщила Физз, когда Энди ушел.

– Вы его видели?

– Мы подыскивали дом для вас.

– Как я вам сочувствую!

Мелани взяла булочку, намазала маслом и вонзила в нее свои небольшие ровные белые зубы.

– Люку трудно угодить, правда? Наверное, он выбрал какой-нибудь большой мрачный дом, вокруг которого на несколько миль ни души?

– Мне кажется, он еще не принял решения, – уклонилась от прямого ответа Физз. – Похоже, он больше думал о том, что понравится вам.

– Неужели? – Мелани смущенно вспыхнула, как получившая выговор школьница. – Да мне все равно, где мы будем жить. Мне только хочется… – : Она взглянула на Физз и снова отвернулась. – Мне хочется, чтобы Люк проводил со мной больше времени. Я почти не вижу его с тех пор, как приехала сюда.

Какой она еще ребенок, подумала Физз, сердясь на Люка за его эгоизм. Мелани больше подошел бы кто-нибудь вроде Энди. Парень, который водил бы ее в маленькие экзотические рестораны в Уиндсе, на дискотеки, в кино. Смешил ее. Флиртовал с ней. Физз чувствовала, что Мелани – общительная и веселая по натуре девушка. Мысль о том, как она слоняется по «Метрополю», настолько же скучному, насколько дорогому, или в одиночестве поджидает Люка в Уинтерборнской усадьбе, была угнетающей.

– Он пытался подыскать что-нибудь поближе к городу, но ничего подходящего не нашлось, – мягко сказала Физз.

Энди просунул голову в дверь.

Там уже довольно спокойно. Осталось только несколько настойчивых поклонниц, которые не уйдут, пока не увидят Мелани. Может быть, стоит пожалеть их, пока они не примерзли к пирсу?

– Допивайте чай, Мелани. Энди принесет ваше пальто. Оно в моем кабинете. – Она встала и протянула Мелани руку. – Я очень рада, что вы будете работать с нами. Мы все с нетерпением ждем этого.

– Я тоже. И скажите Келли, чтобы позвонила мне, если хочет записать интервью к пятнице.

– Хорошо.

Она поймала Энди на лестнице.

– Прямо в «Метрополь», Энди, и держи руки при себе.

Может быть, Мелани и понравилось бы, если бы Энди сманил ее на дискотеку, где она могла бы провести время так, как проводят девушки ее возраста, но Физз должна в первую очередь думать о радиостанции.

– Она совершеннолетняя, Физз. Физз это знала.

– Возможно, но Люк Дэвлин мигом увезет отсюда Мелани, если ему что-нибудь не понравится. Никто из нас этого не хочет.

– Прямо в «Метрополь». Руки при себе, – повторил инструкции Энди. – На этот раз.

– Веди себя как джентльмен, Энди. Это то, что действует на тебя, да?

Физз знала, что он был озадачен тем фактом, что она смогла устоять против его обаяния в самом начале их знакомства. Но сейчас он был гораздо ближе к истине, чем мог предполагать.

Однажды. Лишь однажды это подействовало на нее. Патрик Марч был во многом похож на Энди. Может быть, чуть выше ростом, чуть глубже и темнее взгляд. В то первое утро на съемках, когда ей было восемнадцать и у нее была роль, о которой мечтала любая молодая актриса, в то утро, когда она сжималась в комок нервов при мысли о том, что она может наделать глупостей и погубить свою карьеру в самом начале, – в то первое утро он вел себя как совершенный джентльмен.

Он был красив – романтическая внешность, томный взгляд, спутанные кудри. В свои двадцать шесть он казался немного староватым для роли бесшабашного юноши, живущего за счет мелких краж, который потерял голову из-за дочери самого могущественного семейства в городе. Но он уже снялся в одном американском фильме и был замечен, поэтому компания, снимающая дешевый фильм по мотивам «Ромео и Джульетты» в современной Вероне, хотела заработать на его популярности, пока он не стал слишком дорогим актером.

Физз видела тот фильм. Несмотря на то что актер, исполнявший главную роль, он же режиссер фильма, сделал все, чтобы эпизоды, затмевающие его собственное исполнение, остались на полу монтажной студии, талант Патрика сумел пробиться. Он был замечен. А теперь он заметил ее. От этой мысли ее голова кружилась сильнее, чем от шампанского.

По прибытии в Верону ей хватило часа, чтобы понять, что весь остальной актерский состав считает, что она получила эту роль только благодаря семейным связям. Одни проявляли открытую враждебность, другие подлизывались – и то, и другое было неприятно. Патрик просто взял ее за руку, слегка пожал ее и ободряюще улыбнулся. Этого было достаточно, чтобы Физз растаяла.

Он объяснял ей происходящее на съемочной площадке, чтобы она не чувствовала себя потерянной и смущенной. Он следил, чтобы она хорошо выглядела перед камерой. И когда они целовались во время съемок, он прервал поцелуй точно по команде режиссера. Оставляя ее желать продолжения. Совершенный джентльмен. Очень умный джентльмен.

Он репетировал с ней по вечерам, когда остальные отдыхали и развлекались. Он водил ее по галереям и музеям. Держал ее за руку во время прогулок по городу. Читал ей сценарий фильма и сравнивал его с пьесой Шекспира. Он, казалось, не обращал внимания на ее происхождение и не замечал переполняцшего ее желания. До тех пор пока она йе начала спрашивать себя, не гей ли он. Насколько иной могла бы быть сейчас ее жизнь, если бы это оказалось правдой.

– Физз?

Она вздрогнула.

– Вы были где-то далеко отсюда. Я хотела сказать, что мы уходим.

Она уставилась на Энди и Мелани.

– Да, конечно. Будьте осторожны оба. Из окна кабинета Физз могла наблюдать, как они шли по пирсу. За ними следовал эскорт верных поклонниц, которые дождались Мелани, несмотря на холод и темноту. Мелани смеялась. Физз могла видеть легкие облачка пара, вылетающие из ее рта. Ее волосы казались золотым нимбом в свете фонарей, когда она остановилась, чтобы оставить автограф в протянутом ей блокноте. Она расписывалась не спеша, вся само обаяние. А Энди терпеливо ждал. Затем Мелани взяла его под руку и, продолжая болтать с девушками, которые так долго ожидали встречи с ней, неторопливо пошла дальше.

Физз села, сунув в карманы озябшие руки. Зачем она сказала Энди, чтобы он вел себя как джентльмен? Она прекрасно знала, что любой актер, который не напрасно ест свой хлеб, может сыграть роль джентльмена по написанному сценарию. Но чтобы быть настоящим джентльменом, одного сценария мало. Вопрос в том, как распознать разницу.

В дверь постучали. Физз подняла голову и увидела стоящего в дверях отца.

– Можно войти?

Конечно, входи, если не боишься замерзнуть. Надо как-то наладить здесь отопление, а то бедная Сюзи страдает вместе со мной.

По прогнозу ожидается снегопад. Она кивнула.

– Да, я слышала. Нечастое явление на побережье.

– С тобой все в порядке, Физз? У тебя какой-то отрешенный вид.

– Все хорошо, – с улыбкой сказала она. – Мистер Дэвлин согласился предоставить нам финансовую поддержку при условии, что мы найдем роль в «Заливе каникул» для молодой актрисы, его знакомой.

– Да? Ну, это не должно вызвать больших трудностей.

– Вообще никаких. Она замечательная девушка. В своем роде знаменитость.

Я думаю, слушатели будут в восторге. Ее приезд в город благоприятно отразится и на местной торговле тоже. Эдвард Бьюмонт просиял.

– Я же говорил, что ты сама прекрасно все уладишь, – довольным голосом сказал он и поежился от холода. – Почему бы не спуститься ко мне и не выпить по стаканчику шерри, чтобы отметить это событие?

– Отложим это до выходных, если не возражаешь. Ты не знаешь, Клаудия приедет домой? Мне надо поговорить с ней и объяснить, что случилось. Прежде чем до нее дойдут слухи из вторых рук.

– Я ее жду. Она мне звонила. Она все еще переживает из-за того, что потеряла роль в этом фильме. Надо что-то придумать, чтобы развеселить ее. Может быть, устроим маленькую вечеринку? Ты ведь еще не отмечала официально открытие нового ресторана?

Физз внезапно поняла, что отец пришел, чтобы поговорить о проблемах Клаудии, а не о ее собственных.

– Папа, давай поговорим об этом завтра? У меня еще куча дел.

Он на мгновение замялся, затем пожал плечами.

– Конечно. До завтра.

Она подождала, пока за ним закрылась дверь, затем быстро проверила по телефонной книге номер. Сделав глубокий вдох, Физз сняла трубку телефона.

– Джулиан? Это Физз. Мне нужно быстро продать драгоценности, – выпалила она, прежде чем он успел произнести хоть слово. – Ты поможешь мне?

Через час Джулиан уже встречал ее на вокзале Виктория. Он стоял в конце перрона, ожидая, когда она подойдет к нему.

– Прости, – сказала она. – Мне больше не к кому обратиться.

– Я догадался. Хотя не могу сказать, что я польщен предположением, что знаю, куда заложить фамильные бриллианты.

– Заложить?

– Сдать в ломбард, – пояснил он, показывая ей путь к месту, где была припаркована его машина. – Не надо смотреть на меня с таким испугом. Многие так делают. Это способ получить хорошие деньги, пока ты не найдешь подходящего покупателя. Это ведь вещи твоей матери?

– Да.

Тогда я бы посоветовал выставить их на аукцион. У нее до сих пор есть поклонники – мужчины средних лет, готовые раскошелиться ради обладания ожерельем, которое когда-то обвивало шею великой Элен Френч. Правда, я все еще не понимаю, зачем тебе делать это, если Дэвлин согласился спонсировать радиостанцию, – сказал он, глядя на нее с некоторым недоумением.

– Я предпочитаю сама распоряжаться своей судьбой.

Джулиан пожал плечами.

Тогда, сдав эти вещи в заклад, ты вполне сможешь решить неотложные проблемы.

– Но разве кто-нибудь сможет взять в заклад все вместе?

Физз ужаснула мысль о том, что им придется бродить по задворкам Лондона, оставляя ожерелье в одной темной лавчонке, а браслет в другой.

– Не беспокойся об этом. Просто скажи, куда надо ехать за безделушками.

Физз дала ему адрес депозитария, в сейфе которого по настоянию страховой компании хранились драгоценности ее матери. Для удобства Клаудии местом хранения был выбрал Лондон. Сестра часто надевала драгоценности, а Физз брала их редко – только по случаю премьер отца или официальных приемов. Она решила, что вполне сможет обойтись без них. Она настолько редко вспоминала о них, что не сразу додумалась до такого очевидного решения.

Она предъявила охраннику документы, прошла сложную проверочную процедуру у клерка, после чего ее и Джулиана проводили в небольшую комнату и принесли ящик с драгоценностями. Физз открыла его.

– Боже мой, – произнес Джулиан. Выражение его лица говорило о многом.

– Здесь довольно много всего, правда? Мама любила красивые вещи. Конечно, здесь не все мое; половина принадлежит Клаудии. Мама составила список, кто из нас что получит, поэтому мы не должны ссориться, – пояснила Физз.

Она не могла отделаться от чувства, что если бы мать знала, что Физз не будет играть на сцене, она все оставила бы Клаудии.

Джулиан открыл футляр, в котором была бриллиантовая подвеска и серьги.

– Ни одна девушка не смогла бы расстаться с этим без истерики. Ты уверена, что это необходимо? Возможно, Дэвлин вовсе не хочет отнимать у тебя «Павильон-радио».

– Я все время пытаюсь убедить себя в этом. А потом спрашиваю себя: чего же он тогда хочет?

– Расскажи мне поподробнее.

Она рассказала об условиях спонсорской поддержки Дэвлина. Джулиан откинулся на спинку стула и глубоко задумался.

– Ну, что ты думаешь об этом?

– Честно?

– Честно.

– Я думаю, ты напрасно заводишь себя. Но… – Он засмеялся, и Физз посмотрела на него. – Ну, иногда, когда я веду переговоры по предоставлению займа и все идет вроде бы нормально… понимаешь, да? – Она кивнула. – У меня без всякой причины возникает внутреннее ощущение, что нас надуют. – Он помолчал. – Я хочу сказать, что если твой инстинкт говорит тебе, что Дэвлин что-то замышляет, и если эти безделушки действительно ничего для тебя не значат…

– Абсолютно ничего.

Он пожал плечами, и Физз, вынув из сумочки пластиковый пакет, принялась перекладывать в него кожаные футляры с вещами, принадлежащими ей, проверяя их содержимое. Она делала это так же невозмутимо, как перекладывала бы покупки в супермаркете.

– Все. Куда теперь?

Они медленно продвигались в хаосе лондонского дорожного движения, обычного для часа пик. С каждым метром Физз чувствовала все большую напряженность по поводу предстоящей сделки. Прошло почти полчаса, прежде чем Джулиан остановил машину перед удивительно современным, ярко освещенным зданием. Это было совсем не похоже на то, что представляла Физз по романам Чарльза Диккенса, хотя традиционные три шара как знак ломбарда были отчетливо видны.

– Это здесь? – удивленно спросила Физз.

Джулиан ухмыльнулся.

– А ты что ожидала? Темный переулок, ростовщик в перчатках без пальцев и засаленном колпаке?

– Представь себе, да. Я была в ужасе… – Она рассмеялась, стряхивая напряжение. – Ну и ну, Джулиан. Это выглядит не так уж плохо, скорее, похоже на банк.

Типичный ломбард. Ты вручаешь им драгоценности, а они тебе в обмен деньги, а когда ты захочешь получить свои бриллианты обратно, они возьмут с тебя выданную сумму плюс проценты.

– А если я не приду за украшениями?

– Они оставят их себе.

– Понятно. Все равно я никогда не буду носить их.

– Это только кратковременное решение, – предупредил он ее. – Тебе не дадут здесь полной стоимости вещей, и процент у них высокий. – Джулиан внимательно посмотрел на нее. – Я никогда не привел бы тебя сюда, но ты говорила по телефону с таким отчаянием. Еще не поздно изменить решение.

– Я знаю, но если я смогу достать деньги, чтобы выплатить заем, мне уже никогда больше не придется ходить с протянутой рукой.

– И ты сможешь послать Люка Дэвлина с его спонсорством подальше.

– Я не собираюсь идти на грубость. Я надеюсь, что Мелани все равно будет играть в нашем сериале.

– Другими словами, ты хочешь иметь свой пирог и сама его есть.

– Это было бы чудесно, но я не хочу быть жадной. Если честно, то для меня достаточно, чтобы моя жизнь и моя радиостанция ни от кого не зависели.

Ты должна добиваться пирога, Физз, – серьезно сказал Джулиан. – Возможно, в конце тебе достанутся лишь крошки, но все равно добивайся пирога.

Он выбрался из машины и открыл дверцу.

– Мне пойти с тобой?

– Если ты не против.

Четверть часа спустя они оба сидели в маленьком кабинете, где на столе перед ними была разложена блестящая коллекция драгоценностей Элен Френч. Оценщик брал каждую вещь по очереди и внимательно рассматривал ее, глядя на камни через окуляр. Наконец он откинулся назад и посмотрел на Физз.

– Сколько вы хотите получить за эти вещи, мисс? – спросил он.

– Ну, я не знаю…

– Столько, сколько возможно, – вмешался Джулиан.

– Ну что ж, это симпатичные вещицы. Может быть, немного старомодные. Конечно, если бы это были настоящие камни, их можно было бы вставить в новую оправу, но вряд ли стоит…

– Если бы были настоящие? Разумеется, они настоящие. – Лицо Физз исказилось страданием.

– Они принадлежали моей матери, Элен Френч, и я могу вас уверить, что она никогда не стала бы заниматься подделкой.

– Элен Френч? – Лицо мужчины засияло. – Боже милостивый, я видел ее в «Частных жизнях» с Эдвардом Бьюмонтом за год до того, как она покинула сцену. Замечательная актриса. Она блистала в театре. – Он отвлекся от своих воспоминаний и взглянул на Физз. – Мне очень жаль, но, насколько я могу представить, страховая компания настояла на изготовлении копий, чтобы избавить себя от риска на время поездок. Конечно, даже копии представляют ценность, особенно потому, что они связаны с именем вашей матери…

Он продолжал говорить. До Физз доносился его голос, но она не слышала слов. Она хотела покинуть эту маленькую тесную комнату как можно быстрее, пока силы не оставили ее. Поднимаясь на ноги, она смутно видела, как Джулиан складывает футляры с украшениями в сумку.

Она вышла на улицу, опустилась на холодные бетонные ступени и уронила голову на руки. Подошел Джулиан и помог ей сесть в машину.

– О Боже. Какая идиотка. Какая дура. Прости, что я втянула тебя в это…

– Физз, дорогая моя. Если уж попадать в глупое положение, то лучше из-за тебя, а не из-за кого-нибудь другого.

Он обнял ее, и она расплакалась, уткнувшись в его плечо. Ей было так хорошо и уютно прижиматься щекой к мягкой ткани его шерстяного пальто и не пытаться делать вид, что все в порядке. Но оставаться долго в таком положении означало потворствовать своим слабостям. Физз отстранилась и взяла носовой платок, который без слов протянул ей Джулиан.

– Прости. У меня это уже входит в привычку. Я имею в виду удары судьбы.

– У тебя была трудная неделя. Она фыркнула, пытаясь улыбнуться.

– Я выживу. Я живучая.

Джулиан посмотрел на нее с сомнением. Физз снова постаралась изобразить улыбку.

– Но пирога на этой неделе не будет. Даже крошек, – попыталась она пошутить.

Как ты думаешь, Физз, что случилось с настоящими бриллиантами? Мог их кто-то подменить? Украсть?

– Нет, вряд ли. – Она пожала плечами. – Наверное, их продали во время маминой болезни.

– Болезни?

– Она ведь не просто покинула сцену. Она попала в страшную автомобильную аварию. Она… она хотела, чтобы ее запомнили такой, какой она была. Папа ухаживал за ней. Долгое время он не мог работать. Он продал дом в Лондоне вскоре после аварии и перевез ее в Брумхилл. Я всегда думала, что он жил на эти деньги, но уход за матерью требовал больших расходов. Если бы я подумала об этом, то догадалась бы, что бриллианты тоже проданы. Возможно, отец даже не сказал ей об этом.

– Почему ты так думаешь?

– Потому что не хотел ее расстраивать. И потом, если бы он сказал, об этом стало бы известно всем в округе.

– Мне очень жаль, Физз, что так получилось.

– Ничего не поделаешь. В конце концов, все осталось по-прежнему.

Ты очень философски подходишь к этому. Вряд ли я смог бы сохранять спокойствие при подобных обстоятельствах.

Спокойствие? Она отнюдь не спокойна. Не потому, что в ее сумке не оказалось драгоценностей. Украшения остались теми же, что были. Она по-прежнему может носить их и никто не заметит разницы. Единственная разница состояла в том, что ей не нужно снова класть их в сейф. По крайней мере, она избавится от расходов на их хранение. Интересно, знает ли Клаудия? Какова будет ее реакция, когда она узнает, что ее обожаемые бриллианты фальшивые? Надо перестать думать обо всем этом. Снова взять себя в руки.

– Наверное, ты прав насчет Дэвлина, Джулиан. У меня просто чрезмерно развитое воображение. Все будет замечательно.

– Ну конечно же. Давай я отвезу тебя домой.

Ты и так много сделал для меня сегодня. Я могу добраться до Виктории на такси.

Но Джулиан проявил настойчивость.

– Физз, тебе не нужно возвращаться в Брумхилл сегодня.

– Я не могу остаться здесь.

– Можешь, дорогая. Я настаиваю. Ты держишься храбро, но перенесла шок, и о тебе надо позаботиться. Поэтому я отвезу тебя к себе домой и приготовлю ужин.

– Но…

– Если я не могу быть никем другим, я буду счастлив быть твоим другом, Физз. Думаю, что тебе сейчас нужен друг.

– Я тебя не стою, – сказала она, сдаваясь.

– Возможно. Она рассмеялась.

– Вот так-то лучше. А теперь устраивайся поудобнее и сиди тихо, чтобы не отвлекать меня от дороги.

Какое блаженство, когда кто-то принимает решения за тебя, хотя бы на время. Поэтому она сделала так, как ей посоветовал Джулиан, и почти ничего не говорила ни по дороге, ни у него дома, пока он не поставил перед ней на столе ужин. Она в изумлении уставилась на тарелку.

– Поджаренный хлеб с фасолью!

– Это должно тебя утешить. А когда ты поешь, я приготовлю тебе какао. Потом ты примешь теплую ванну, наденешь мою пижаму и пойдешь спать. Я лягу на диване, – добавил он, пресекая ее попытку возразить.

Физз показалось, что пятница наступила слишком быстро. Хотя это было не так. После кошмарного фиаско с фамильными драгоценностями четверг не принес ей ничего утешительного.

Она провела день в переговорах с рекламными агентствами, надеясь, что они купят дополнительное время, когда услышат о Me лани. Она рассчитывала на это после хороших результатов передачи в прямом эфире, но на этот раз ее ожидания не оправдались. Хуже того, один из постоянных рекламодателей станции сообщил, что не намерен возобновлять контракт.

Итак, у нее не осталось выбора. И как только она подпишет соглашение с Люком Дэвлином, все будет кончено и она может перестать беспокоиться о воображаемой угрозе. В конце концов, что он может сделать? Ее тревожные предчувствия, вероятно, связаны с неуправляемой реакцией ее гормонов. Ее трусики буквально из-за ничего становятся такими, что их можно выжимать. Абсолютно из-за ничего.

Припарковав машину перед впечатляющим зданием главного офиса «Харрис индастриз», Физз взглянула на часы. Без двух минут двенадцать. Она выехала, имея в запасе кучу времени, но ее нежелание встречаться с Люком Дэвлином, видимо, каким-то образом передалось ее правой ноге, которая слабо, очень слабо давила на педаль акселератора.

Однако опаздывать не стоило, поэтому Физз закрыла машину, накинула на голову капюшон серовато-синего пальто, чтобы защититься от снега с дождем, и поспешила в здание, наверх, в кабинет Люка Дэвлина. В приемной оказалось неожиданно пусто, и на мгновение она задалась вопросом, не собрался ли он снова заставить ее ждать. Возможно, он решил проверить ее выдержку, после того как в прошлый раз она так бесцеремонно накинулась на Филиппа Дэвлина.

Она наклонилась, чтобы поднять лист бумаги, упавший со стола, а выпрямившись, увидела, что Люк Дэвлин стоит в дверях и наблюдает за ней. Шок последовал незамедлительно. Несмотря на то что она готовилась к этой встрече, волна бешено бьющегося пульса промчалась сквозь нее, как неуправляемый экспресс, лишив ее дыхания.

– Позвольте мне взять это письмо, – сказал он, протягивая руку к листку, который она держала в руке.

Физз взглянула на письмо, машинально отметив знакомую шапку на бланке.

Это упало на пол, – смущенно пояснила она, когда он положил листок на стол секретаря. – Когда я открыла дверь.

Она замолчала. Ей абсолютно не за что извиняться. Что за привычка у него – не отвечать сразу, вынуждая собеседника продолжать говорить и тем самым ставить себя в глупое положение. Она просто не в состоянии слушать гнетущую тишину, которая висит между ними, полная вопросов, на которые когда-нибудь все же будет получен ответ.

– Входите, Физз. Это не займет много времени.

Он провел ее в кабинет и взял ее пальто, стряхнув с него дождевые капли перед тем, как повесить на вешалку. Затем подошел к окну, у которого она остановилась, глядя на серый, покрытый пеленой дождя город.

– Бывали дни, – сказал он, – в Австралии, а потом в Калифорнии, когда я мечтал о такой погоде. Наверное, я был не в себе.

– Несомненно, – согласилась она и повернулась к нему с яркой улыбкой на лице. Ей почти удалось выровнять пульс. – Но скоро настанет весна.

Один уголок его рта приподнялся в самой слабой из возможных улыбок, и ее сердце пропустило удар, предвещая новый безумный рывок успокоившегося было пульса.

– Напомните мне, Физз, весной дождь прекратится?

– Нет, – сказала она. – Но он будет теплым, леса будут пахнуть фиалками, а в полях появятся молодые овечки.

– Ах, да. Припоминаю. Некоторое время он стоял молча, рассматривая ее мягко задрапированное шерстяное трикотажное платье такого же серовато-синего цвета, как и пальто. Она не забыла его ехидных замечаний по поводу костюма, который был на ней во время предыдущего визита, и на этот раз оделась так, как ей нравилось самой, а не для того, чтобы произвести впечатление. Видимо, это сработало, потому что Люк воздержался от комментариев и переместил взгляд на ее лицо.

– У меня явилась хорошая мысль сделать солнце условием контракта, – сказал он.

– Но оно всегда здесь, Люк. Просто иногда вы не можете видеть его из-за облаков.

Физз почувствовала гипнотизирующее действие его взгляда, который как будто притягивал ее к нему. Она резко отвела глаза и повернулась к столу, на котором лежал документ.

Это наше соглашение? – спросила она. Он кивнул. – Вы так уверены, что я подпишу его?

– А почему бы нет?

Он подошел к столу и пододвинул ей стул.

– Садитесь. Внимательно прочитайте его. Если у вас не будет вопросов, я позову Лиз, чтобы она засвидетельствовала вашу подпись.

Он сел на диван, оставив ее один на один с широким письменным столом, на котором лежал единственный документ.

Физз знала, что следовало показать это соглашение юристам радиостанции. Но в то же время понимала, что ситуация такова, что она должна либо подписать, либо остаться ни с чем, и если юристы скажут, что такой документ подписывать неразумно, что она будет делать? Поэтому она подготовилась дома, проведя несколько часов за изучением документов о спонсорской поддержке, которые подписывал на протяжении прошедших пяти лет ее отец, и писем от юристов, указывающих на спорные моменты этих документов. Она ознакомилась с языком и стилем подобных соглашений, возможными юридическими ловушками. Все документы казались стандартными, и Физз пришла к убеждению, что, если в соглашении будет что-то странное, она сможет заметить это. Она приступила к чтению.

Но массивная фигура, развалившаяся на кожаном диване, притягивала ее взгляд. Люк сидел глубоко задумавшись, его мысли блуждали где-то далеко. О чем бы он ни думал, было ясно, что это совсем не радостные размышления, и, несмотря на решимость Физз быть спокойной и деловитой, глубоко в ее душе возникло неожиданное и странное желание подойти к нему и утешить его.

Он поднял глаза и поймал на себе ее пристальный взгляд.

– Вам все понятно, Физз? Может быть, вы хотите, чтобы я прочитал соглашение вместе с вами, пункт за пунктом?

Его голос звучал мягко-обольстительно, как будто он почувствовал слабость, возникшую в ее членах.

– Нет.

Люк Дэвлин был опасен даже на расстоянии. Если он сядет с ней плечом к плечу, она подпишет все, что угодно, сделает все, что угодно.

– Спасибо, – запоздало добавила она.

Физз опустила голову, радуясь тому, что тяжелая волна волос, упавшая на ее лицо, скрыла румянец, внезапно покрывший ее щеки. Она продолжила чтение, торопясь побыстрее разобраться в сути соглашения, чтобы наконец спрыгнуть с этого безумного вращающегося катка и очутиться на некотором подобии нормальной почвы.

Главная часть соглашения была достаточно прямолинейна и состояла из стандартных фраз. Она не хотела подробно вникать в нее. Никаких спонсорских сообщений, никаких щитов, прославляющих его щедрость во время местных спортивных соревнований.

Там присутствовал пункт, запрещающий всякую рекламу перед или сразу после сериала «Залив каникул», что выглядело немного жестоко, но, поскольку Люк спонсировал передачу в целом, он имел право выдвинуть такое условие. Затем она перевернула страницу и зазвучали набатные колокола.

ГЛАВА 7

Физз подняла голову и со смущением обнаружила, что Люк внимательно наблюдает за ней. Как будто он предвидел этот момент, ждал его. Она откашлялась.

– Что это значит? – спросила она. – Все изменения в актерском составе «Залива каникул» должны быть сначала одобрены вами…

Чтобы скрыть замешательство, Физз опустила взгляд на документ, как бы желая проверить правильность текста.

Люк поднялся с дивана и подошел к ней. Положив одну руку на спинку ее стула, а другую – на стол, он наклонился над ней, читая документ.

– Здесь все достаточно ясно, разве не так?

Он повернул голову и заглянул ей в лицо. Хотя он не касался ее, Физз почувствовала себя в ловушке почти физического контакта с его телом.

– Я понимаю слова, Люк, но мне в голову не могло прийти, что актерский состав второстепенной «мыльной оперы» представляет интерес для такого занятого человека, как вы.

Он ждал продолжения, но Физз наконец научилась не попадать в эту конкретную ловушку.

Это все, – сказала она. Значит, принципиальных возражений нет?

Физз поняла, что она допустила ошибку. Это было не все. Далеко не все. Но она не увидела опасности, и теперь он сыграл на этом. Она легко согласилась на его требование ввести в спектакль Мелани и тем самым дала ему право думать, что изменения в актерском составе – это мелкий вопрос для нее. Но это было не так.

– Предположим, кто-то из актеров неожиданно заболеет и придется переписывать текст? – спросила она.

– Просто сообщите мне об этом. Я не хочу, чтобы кто-то прибегал к дипломатической болезни, чтобы избежать совместной работы с Мелани.

– Избежать работы с Мелани? – Физз не могла поверить своим ушам. – Кому это нужно? Наши актеры будут только рады возможности работать с ней.

Большинство из них. Она опустила глаза. Он говорил не о большинстве. Он имел в виду ее сестру. Она появлялась в «Заливе каникул» неохотно, считая это ниже своего достоинства – достоинства «серьезной» актрисы. Когда в сериале появится новая звезда, возникнут дополнительные проблемы с Клаудией. Физз очень хорошо понимала это. Она решила спросить напрямик:

– Вы имеете в виду Клаудию?

– Вашу сестру? – переспросил он. Физз не стала утруждать себя ответом.

Он хорошо знал, что это ее сестра. Он вообще слишком много знал.

– Вы предвидите сложности?

– Она часто покидает состав для выполнения других своих обязательств, причем иногда это происходит довольно неожиданно. Бывает так, что она записывает свой текст в другом месте, а потом ее реплики вставляют в запись спектакля. Я не хочу, чтобы это было неправильно понято.

– Если это не войдет у нее в привычку – проблем не будет.

– Вы действительно будете настаивать на этом? Если я не стану придерживаться буквы этого соглашения, вы прекратите финансирование?

– Естественно. Я уверен, что, когда вы объясните ситуацию своей сестре, она войдет в ваше положение и сделает все, чтобы помочь вам.

У Физз было другое мнение по этому вопросу, но она промолчала. Если дела пойдут совсем плохо, она сама сможет исполнить роль героини Клаудии; их голоса довольно похожи, и она уже делала так в безвыходных ситуациях. Если монтаж будет проходить после записи остальных ролей, то Мелани, а значит, и Люк ничего не узнают.

Тогда я позову Лиз?

Он потянулся к пульту внутренней связи, задев грудью ее плечо. Все ее тело мгновенно отозвалось на это случайное прикосновение.

– Или у вас есть еще вопросы?

Физз отрицательно качнула головой, хотя один вопрос неотвязно вертелся у нее на языке. Зачем? Зачем он делает это? Все это было просто нелогично, и каждый нерв ее существа кричал: «Берегись!» Это слово вспыхивало в ее сознании трехметровыми неоновыми буквами. Но когда он наклонился над ней и она почувствовала его мужской запах, ее чувства смешались. Она уже не могла понять, опасается Люка Дэвлина ее разум или его боится ее сердце. Но это не меняло дела. Люк Дэвлин был необходим ей, и он знал это.

Десять минут спустя все было кончено. Соглашение подписано. Дело сделано. «Павильон-радио» на некоторое время спасен. Но какой ценой? Даже если Люк Дэвлин в своих действиях не руководствовался какими-либо скрытыми мотивами, Физз безвозвратно утратила душевное спокойствие.

– Я думаю, это стоит отпраздновать, – сказал Люк, провожая ее до машины под защитой зонтика, позаимствованного у его секретарши. – Мелани хочет устроить завтра вечеринку по случаю новоселья. Вы придете?

– У меня другие планы на завтрашний вечер, – без колебаний сказала Физз.

Остаться дома с хорошей книгой и постараться забыть о существовании Люка Дэвлина.

– Я бы хотел, чтобы вы пришли, и Мелани тоже. Вам надо развлечься.

Физз бросила на него колючий взгляд. Что он знает о ее личной жизни? Или об отсутствии таковой?

– Вы слишком много работаете, – продолжил он. – И кто знает, быть может, ваш отец сможет найти окно в своем напряженном расписании и тоже придет, – добавил он с оттенком иронии. – И ваша сестра, если она в Брумхилле. Естественно, приглашение распространяется на весь персонал радиостанции, но я думаю, что Мелани уже позаботилась об этом.

– Значит, вы нашли дом?

– Я последовал вашему совету и остановил выбор на усадьбе Уинтерборн, – сказал он, пожав плечами.

– Мелани понравилось?

– Как видите. Мы переезжаем сегодня.

Мы. Люк и Мелани. Они пара. Странная пара; они явно не подходят друг другу. Он слишком властный; она слишком юная. Но это не ее дело. Надо взять себя в руки.

– И завтра устраиваете новоселье? Это требует столько сил, – заметила она.

Это, определенно, позабавило Люка, потому что он улыбнулся.

– Мы просто обратились в фирму, которая специализируется на этом. И потом, у нас есть экономка, и очень хорошая.

Мы. Мы.

– Мелани не устроила истерику насчет изолированности этого места? – спросила Физз, раня себя именем девушки.

– Я сказал ей, что вы считаете, что это лучшее из возможных мест. – Он улыбнулся неторопливой, широкой, странно обольстительной улыбкой. – Но решила дело все же кровать с пологом.

Физз напряженно сглотнула.

– Это всегда действует. – Да?

Они уже дошли до машины. Люк взял у нее ключи и наклонился, чтобы отпереть дверцу. Его глаза оказались на одном уровне с ее собственными.

– У меня сильное искушение подвергнуть проверке такое смелое утверждение, – сказал он.

У нее перехватило дыхание, потом к горлу подступила волна гнева. Как смеет он флиртовать с ней, когда имя его возлюбленной еще не успело остыть на его губах? Ее сердце стучало так громко, что она почти не сомневалась, что он слышал его биение сквозь пальто. Она подняла бровь.

– В самом деле? А Мелани не будет возражать? – спросила она, надеясь устыдить его.

– Я не скажу ей, если вы не скажете. Он легко коснулся ее губ кончиком пальца. Его темные глаза прищурились из-за внезапно прорвавшегося через облака солнечного луча. Затем он взял ее за руку и вложил в ладонь ключи, сжав вокруг них ее пальцы. Как только он распахнул для нее дверцу, она молча скользнула за руль, отчаянно желая побыстрее уехать.

– До завтра, Физз, – проговорил он. Она не могла сказать, звучало это как угроза или как обещание.

Физз захлопнула дверцу, и капли воды посыпались на нее сквозь прохудившийся брезентовый верх автомобиля. Она даже не заметила этого.

Люк некоторое время стоял на автомобильной стоянке и смотрел вслед машине Физз. Он должен был радоваться тому, как гладко идет осуществление его планов. Но вместо этого он испытывал странное разочарование. Найти подход к Физз Бьюмонт все равно что пытаться поймать туман. Она была неуловима, она не давала ему возможности нащупать ее главную жилку. Она вела жизнь монахини и в то же время, когда ему удавалось поймать ее врасплох, она смотрела на него таким взглядом, что у него перехватывало дыхание и бросало в жар. Но когда он пытался флиртовать с ней, она, как моллюск, захлопывала створки раковины. Это приводило его в замешательство, и он начинал злиться на себя.

Когда он вернулся в кабинет, Лиз Мейнел подняла голову от компьютера.

– Пока вы провожали мисс Бьюмонт, принесли отчет, который вы ждете, – сказала она, принимая свой намокший зонтик и протягивая ему нераскрытый конверт. – Вы прямо сейчас будете звонить в Германию, мне набрать для вас номер?

– Нет, Лиз. Сначала мне надо сделать несколько личных звонков. – Он нагнулся, поднял слетевшее со стола письмо и положил его на место. – Это происходит каждый раз, когда открывается дверь?

– Не всегда. Но иногда почему-то возникает сквозняк.

– Найдите кого-нибудь, чтобы устранить это. Мы не можем допустить, чтобы конфиденциальные письма летали по всей приемной. Я скажу вам, когда соберусь звонить в Германию.

И он закрыл за собой дверь кабинета.

– Физз?

Она вздрогнула при звуке своего имени. Она провела остаток дня, просматривая сценарий «Залива каникул» и пытаясь найти момент, чтобы ввести в спектакль Мелани. Ей хотелось побыстрее отвлечь свое внимание от Люка Дэвлина, от прикосновения его пальца к ее губам, от выражения его глаз.

Помолвка главных героев то расторгалась, то снова заключалась, но сейчас дело близилось к свадьбе. Прибытие красивой юной австралийки могло быть использовано, чтобы внести некоторое напряженное ожидание, предчувствие, что что-то пойдет не так. Но как это сделать? Необходимо извлечь преимущество из этой ситуации… Сейчас, услышав свое имя, она подняла голову и откинулась на спинку стула.

– Привет, Джим, заходи. Чем могу помочь?

Это скорее я могу тебе помочь, – сказал он, усаживаясь.

– Хочешь кофе?

– С удовольствием. Помнишь, как мало информации смогли мы найти о Люке Дэвлине? Так вот, я предпринял еще одну попытку. Приятель, который работает в одном из агентств новостей, прислал мне подборку материалов о Мелани Бретт.

Физз резко подняла голову, отвлекшись от приготовления кофе. Неужели отношения Мелани с Люком Дэвлином общеизвестны?

– Я не нашел ничего полезного о Дэвлине, – продолжил Джим, – но просмотрел материалы и, поскольку Мелани будет участвовать в нашем сериале, думаю, тебе стоит взглянуть на это.

Он пододвинул к ней ксерокопию вырезки из газеты.

– Подожди, давай обсудим сначала некоторые дела, – сказала Физз. – Келли записала интервью с Мелани для сегодняшнего радиожурнала?

– Да, она смонтировала его вчера вечером. Хороший материал. И всем нашим ведущим дано указание давать объявление в эфир.

– Хорошо. Весь Брумхилл заговорит об этом.

– Возможно, ты бы не так радовалась, Физз, если бы прочитала это.

Физз взглянула на ксерокопию.

– Из какой это газеты?

– «Сидней дейли». Со страницы светских сплетен и развлечений.

– Но ведь это Клаудия, – озадаченно сказала Физз, глядя на нечеткое изображение улыбающейся сестры, помещенное рядом с фотографией Мелани.

– Помнишь, она была там на гастролях с твоим отцом в прошлом году? Они давали пьесы Шекспира.

– Разве? В Австралии?

В Австралии, Новой Зеландии, Гонконге, Японии. И еще в каких-то странах.

– Я знаю, что они ездили куда-то в Азию, но я не думала… Наверное, мне надо внимательнее слушать.

Но когда отец и Клаудия начинали говорить о театре, она старалась отключиться. Это был своего рода защитный механизм, срабатывавший автоматически.

Австралия. В этом слове слышался какой-то зловещий отзвук. Когда Физз начала читать газетную статью, она поняла, что не без основания ожидала самого худшего. Холодок, пробежавший по ее телу, не имел ничего общего с низкой температурой окружающего воздуха. Репортер австралийской газеты писал:

Я прошел за кулисы, чтобы побеседовать с Клаудией Бъюмонт после спектакля, в котором она с триумфом исполнила роль Порции в паре со своим отцом в роли Шейлока. Я сразу же был поражен ее сходством с нашей юной звездой Мелани Бретт и сказал об этом актрисе. Мисс Бъюмонт была удивлена этим и заметила, что не стоит ставить ее и Мелани в один ряд. Мелани снимается в «мыльных операх», тогда как она играет на сцене. Мисс Бъюмонт действительно хорошая актриса, а ее сходство с Мелани обманчиво…

– У твоей сестры ангельская внешность, но чересчур острый язык, – сказал Джим.

– Возможно, но она не настолько глупа, чтобы говорить подобные вещи. По крайней мере, перед репортерами.

– На подъеме после спектакля она могла потерять бдительность.

– Или он просто придумал все это. Физз попыталась вглядеться в расплывчатое изображение.

– Разве они похожи? – спросила она. – Я не могу заметить конкретного сходства. Качество изображения слишком плохое.

– Не забывай, что Клаудия перекрасилась в блондинку для роли Порции. – Джим взял у нее ксерокопию и внимательно изучил фотографии. – Некоторое сходство есть. Что-то в очертаниях рта. Наверное, этот парень заметил это и решил развить тему. Вряд ли Клаудия видела эту заметку. – Он нахмурился. – А это имеет какое-то значение? Это сходство?

– Не думаю, – сказала она, решительно игнорируя мурашки неприятного предчувствия, которые побежали у нее вдоль спины. – И потом, мы все равно ничего не можем сделать с этим.

Джим поднялся на ноги.

– Хотя информация неутешительная, все равно спасибо, Джим. Кто предостережен, тот вооружен.

– Думаю, в качестве оружия будут использоваться ногти. Тебе имеет смысл поставить в студии стулья для зрителей и продавать билеты на первую запись сериала с участием Мелани и Клаудии, – сказал он, пытаясь развеселить ее.

Тебе не придется ждать так долго. У меня такое чувство, что матч между ними запланирован на завтрашний вечер, и все приглашены.

Но к восьми вечера в субботу Клаудия еще не приехала в Брумхилл. У нее была отдельная изолированная квартира в доме отца, в которой она жила во время приездов в город. Физз звонила туда весь день, надеясь встретиться с сестрой до вечеринки и предупредить ее. Но раз ее не было дома в субботу днем, значит, у нее свидание в Лондоне, и тогда, скорее всего, она не приедет до вечера воскресенья. Временная передышка.

В начале девятого Физз заехала за отцом – Эдвард Бьюмонт не видел смысла в том, чтобы принимать участие в вечеринке и не пить при этом. Однако он еще не был готов.

– Поезжай, дорогая. Я возьму такси.

– Я могу подождать.

Она отнюдь не торопилась ехать в Уинтерборн.

Эдвард Бьюмонт взглянул на часы.

– Нет. Поезжай вперед и развлекайся.

Развлекайся! Она ожидала от этого вечера не больше удовольствия, чем от визита к зубному врачу. Но вслух ничего не сказала. Если уж отец решил взять такси, его ничто не переубедит.

– Физз, – сказал он, когда она повернулась к двери.

– Что?

– Мне нравится твое платье. Приятно видеть тебя такой повзрослевшей.

– Мне двадцать пять, папа.

– Я знаю. Но ты всегда казалась такой простоватой по сравнению с Клаудией. Может быть, из-за того, что ты не стала одной из нас, мы недооценивали твой талант. Но ты сделала большую работу на радиостанции. Я действительно горжусь тобой.

– Я не смогла бы сделать это без тебя.

– Да, я знаю.

– Ни к чему так быстро соглашаться со мной, – рассмеялась она.

– Я имел в виду, что ты не смогла бы получить лицензию. Но все остальное – твоя заслуга. Я в самом деле думаю, что мне пора отступить в сторону и объявить всему миру, что хозяйка радиостанции – мисс Фелисити Бьюмонт. Когда ты выглядишь так, как сегодня, никто не станет сомневаться, что…

– Нет, папа.

Эдвард Бьюмонт поднял красивые брови в знак удивления, что его прервали столь неподобающим образом. Приготовив эту маленькую речь, он желал получить свои аплодисменты.

– Мне нужно твое имя еще в течение трех последующих месяцев. Я подозреваю, что мистер Дэвлин крайне пренебрежительно относится к женщинам как к деловым партнерам. Он не захочет передавать свои деньги в распоряжение слабой женщине.

– Но, я думал, ты собираешься объяснить ему все.

– Поверь мне, папа, не стоит этого делать.

Усадьба Уинтерборн сверкала огнями. Физз подъехала по изогнутому проезду к дому и нашла место для парковки неподалеку от входа. Она немного посидела в машине, собираясь с духом. Физз редко ходила на вечеринки – только тогда, когда этого требовали интересы дела. Не потому, что была необщительна по природе. Просто она давно поняла, что женщины ищут знакомства с ней в надежде, что смогут быть представлены ее отцу, а мужчины – желая познакомиться с ее сестрой или, что еще хуже, для того, чтобы поделиться воспоминаниями о ее матери в одной из ее великих ролей. Никто не интересовался личностью самой Физз. Она привыкла к этому, но все же старалась по мере возможности избегать подобных ситуаций.

Но по крайней мере сегодняшний вечер не должен быть таким ужасным, как она боялась. Она откинулась на потертое кожаное сиденье машины и поблагодарила Бога, который покровительствует радиостанциям и младшим сестрам, за то, что Клаудия решила остаться на выходные в Лондоне. Она не знала, кто сможет убедить ее знаменитую сестру принести Мелани некоторое подобие публичных извинений, но знала, что это будет нелегко.

Хорошо, что она хотя бы поняла что к чему. Как только она увидела эту вырезку из австралийской газеты, ей стали ясны мотивы, по которым Люк Дэвлин потребовал для Мелани роль в «Заливе каникул». Правда, она не могла знать, что было спланировано, а что произошло случайно. То ли Дэвлин использовал возможность, которая представилась после того, как он стал владельцем «Харрис индастриз»… То ли он купил «Харрис» для того, чтобы добраться до Клаудии.

Нет. Это просто смешно. Никто не станет использовать для вымещения недовольства такой сложный путь. Платить за это так дорого! Конечно, это случайность. Когда возник вопрос о спонсировании и Дэвлин узнал, что Клаудия работает на «Павильон-радио», он не смог устоять перед искушением свести двух девушек вместе, в одном спектакле. Но для этого радиостанция должна была оставаться в эфире. Он не мог допустить ее банкротства. Физз едва не рассмеялась. О, Клаудия. Благослови, Боже, тебя и твой несдержанный язык.

Другая мысль промелькнула в ее мозгу. Все это могла задумать Мелани. Нежная юная Мелани – такая неподходящая любовница для Люка Дэвлина – была, в конце концов, актрисой.

Дверца ее машины открылась, выпустив наружу уютное тепло, которое Физз удалось создать в салоне, и впустив внутрь морозный ночной воздух. Она вздрогнула, повернула голову и встретилась взглядом с темными глазами Люка.

– Я уже начал думать, что вы решили проигнорировать меня, – сказал он, наклоняясь над ней.

– Проигнорировать вас?

Легко презирать или ненавидеть Люка Дэвлина, когда он находился где-то далеко. Но как только он оказался рядом, противоречивые чувства охватили Физз. Она отбросила сумасшедшую мысль о том, что Люк наблюдал, как она подъехала. Скорее всего, он увидел из окна свет фар и узнал ее машину. Таких машин вообще осталось немного, и, уж конечно, не было ни одной среди уже припаркованных перед домом более современных и роскошных автомобилей гостей. Ему стало интересно, почему она так долго не появляется в дверях дома, и он отправился на ее поиски. Видимо, он с нетерпением ждет спектакля.

– Я сомневаюсь, что кто-то мог игнорировать вас, Люк Дэвлин, – сказала Физз, дрожа от холода.

Это комплимент?

Люк серьезно всматривался в ее лицо, потом улыбнулся. Физз не могла сказать наверняка, достигла эта улыбка его глаз или нет. На его лицо падала глубокая тень.

– Нет. Не комплимент, – ответил он сам на свой вопрос после короткой паузы. – Но вечер только начался. И теперь, когда вы приехали, все будет еще лучше.

Физз не стала задумываться над тем, какой смысл он вкладывал в слово «лучше». Она позволила ему помочь ей выйти из машины и, опираясь на предложенную руку, проковыляла по гравиевой дорожке на своих непривычно высоких каблуках.

Придерживая рукой за спину, Люк провел ее в дом. В холле было тепло. Дом выглядел достаточно приветливо даже тогда, когда они осматривали его, но сейчас черно-белые мраморные плитки пола покрывал роскошный персидский ковер. Везде стояли цветы. В камине пылало огромное полено; отсвет пламени падал на отполированные перила широкой дубовой лестницы.

– Дом замечательно выглядит. Трудно поверить, что вы только что переехали.

– Я рад, что вам нравится. Ведь я снял его именно по вашему совету.

Все еще чувствуя его руку на своей спине, Физз быстро подошла к камину и протянула к огню руки, успевшие озябнуть даже за то короткое время, что они шли от машины к двери.

– Возможно, выпадет снег, – сказала она, поворачиваясь к Люку.

– Вы так думаете? – Его глаза блеснули. – Я могу вас заверить, что крыша здесь вполне надежна, поэтому, может быть, вы рискнете снять ваш плащ?

Она потянула за шнурки, и Люк помог ей снять тяжелый длинный черный бархатный плащ. Его взгляд вызвал на щеках Физз румянец.

– Я рад, что вы отказались от стиля деловой женщины, Физз. Роль крутой бизнесменши вам совсем не идет.

Физз смутилась, чувствуя себя объектом явно одобрительного внимания. Ее длинное, изысканного покроя платье из черного шелкового крепа слабо мерцало, мягко обрисовывая фигуру. Обычно она не носила таких платьев, но для сегодняшнего вечера ей нужно было больше, чем платье, ей нужен был костюм, который мог бы продемонстрировать ее уверенность в себе, ее элегантность и самообладание. Костюм, который показал бы, что она принадлежит к реальному миру, миру черного и красного, побед и поражений. Костюм взрослой женщины, которая давно отринула от себя эфемерные мечты и восторги театра за то бесстыдство, которое открыла в нем.

Все это было правдой, пока Люк Дэвлин не появился в городе.

Физз поймала свое отражение в большом старинном зеркале над камином. Ее гладкие каштановые волосы отливали бронзой в отблесках пламени, длинные золотые подвески в форме падающих листьев блестели в ушах и на шее. Физз поняла, что она выглядит так, как требует роль. Только очень внимательный наблюдатель мог бы заметить выражение неуверенности в ее глазах.

Люк передал ее плащ девушке, которая унесла его прочь, и встал позади Физз, легко коснувшись руками ее обнаженных плеч. Глядя на отражение в зеркале, он произнес:

– Мисс Бьюмонт, позвольте сказать вам, что вы выглядите совершенно ошеломительно.

От этого почти невесомого прикосновения рук к ее холодным плечам внутри Физз всколыхнулась горячая волна, которая проступила румянцем на ее щеках. Но Люк Дэвлин был мужчиной, который мог воспользоваться в своих интересах любым признаком слабости с ее стороны. Поэтому, несмотря на то что ее влекло к нему, как иголку к магниту, Физз не собиралась подыгрывать ему в его интриге с Мелани. Бьюмонты никогда не играли второстепенных ролей, и она не собиралась нарушать традицию.

Она все продумала, выбирая платье, и распределила роли. Мелани Бретт – невинная инженю, сердце которой должно быть разбито циничным взрослым мужчиной. Это не представлялось трудным.

Люк Дэвлин – богатый бессердечный человек, который думает, что он может манипулировать кем угодно. В высокоморальном мире драмы он, безусловно, рано или поздно должен получить по заслугам. В жизни все не так просто.

Себе Физз присвоила роль молодой деловой женщины, которая планирует свою жизнь до мельчайших деталей и которая слишком мудра, чтобы быть втянутой в темную игру, затеянную мужчиной. Несмотря на то что момент встречи с ним был для нее как яркая вспышка света. Если она будет помнить, что чем ярче горит свет, тем быстрее он погаснет, с ней ничего не случится. Пока она играет свою роль, не выходя за ее рамки, все будет хорошо.

Физз повернулась и окинула Люка холодным одобрительным взглядом. Строгая белая рубашка, безукоризненный черный шелковый галстук-бабочка. Она заметила, что темные густые волосы Люка спускаются на воротник смокинга.

– Вы тоже выглядите ошеломительно, Люк, – сказала она. – Но вам не мешало бы подстричься.

Его глаза угрожающе блеснули, но, прежде чем он успел сказать что-либо, в холле появилась Мелани в изящном серебристом платье, которое заканчивалось почти на полметра выше колен. Опасный блеск в глазах тут же смягчился.

– Физз! Вы приехали. Почему ты держишь гостью здесь, Люк?

– Я же должен был взять у дамы плащ, сказать ей комплимент – все, что ты могла ожидать…

Мелани бросила на него явно раздраженный взгляд.

– Другими словами, ты делал все, чтобы удержать Физз рядом с собой.

Мелани по-хозяйски взяла Физз под руку и потянула в главный зал.

– Пойдемте к гостям, а Люк тем временем принесет нам выпить.

Люк вопросительно поднял бровь, глядя на Физз.

– Фруктовый сок, пожалуйста, – успела пробормотать она, прежде чем ее окружили несколько знакомых местных жителей, которые хотели поговорить о произошедшем с «Харрис индастриз», обсудить, как смена владельца отразится на состоянии бизнеса в городе и отразилось ли это уже на радиостанции. Физз в ответ лишь улыбалась и, прикрываясь именем отца, переадресовывала все вопросы ему.

– А где ваш отец? – спросил Люк, протягивая ей бокал.

– Он на пути сюда. Я боюсь, что Клаудия все еще в Лондоне.

Физз отхлебнула глоток свежеотжатого сока из розовых грейпфрутов с газированной водой. У этого человека есть вкус, была вынуждена признать она.

– Она будет сожалеть о том, что пропустила вечер, – не удержалась и добавила Физз.

Вообще-то, это было правдой. Клаудия любила вечеринки; они давали ей возможность играть роль, для которой она была рождена, – роль королевы бала. Но одной королевы на балу вполне достаточно.

Это не важно. Главное, что вы здесь.

– Меня принудили. Разобравшись в правилах игры, Физз начала наслаждаться своей ролью.

– Вы бы не пришли, если бы я предоставил вам выбор?

– Возможно, нет. – Физз искоса взглянула на Люка, прежде чем сделать еще один глоток сока. – Я не очень люблю вечеринки.

Тогда я считаю своим долгом сделать так, чтобы эта вам понравилась.

– Не стоит беспокоиться, – сказала она.

– Для начала мы должны потанцевать, – заявил Люк, не обращая внимания на ее слова.

– Боюсь, что у меня обе ноги – левые.

Он наклонился и, взявшись за подол ее платья, приподнял его выше уровня лодыжек. Оглядев пару узких ступней в плетеных босоножках на высоких каблуках, он поднял глаза.

– У вас есть справка от доктора? – спросил он.

Выбитая из своего состояния утонченной элегантности таким небрежным обращением с ее платьем, Физз не могла оторвать взгляд от его глаз. Эти глаза смеялись, приглашая ее рассмеяться тоже. Что она и сделала, довольно громко, так что несколько человек обернулись в их сторону и тоже заулыбались.

Выиграв этот раунд по очкам, он взял из ее рук стакан, который она держала перед собой как щит, и поставил на ближайший столик. Затем, взяв ее ладонь в свои руки, посмотрел на нее сверху вниз и сказал:

– Я очень хочу танцевать с вами, Физз. Обещаю не наступать вам на ноги.

Она не беспокоилась о своих ногах, ее ноги сами о себе позаботятся. Но ее потрясла волна желания, которая нахлынула на нее; она хотела, чтобы он держал ее в объятиях, хотела прижаться к нему, обвить руками его шею. Она должна была помнить, что железные опилки не могут удержаться на месте, когда рядом магнит.

– Я не могу обещать вам того же самого, – чуть-чуть хрипловато сказала она и без дальнейших слов сдалась.

Люк провел ее через зал в просторную комнату, по случаю вечеринки освобожденную от мебели. Сейчас в ней расположилась группа музыкантов, которые каким-то образом умудрялись играть поп-музыку, не подвергая опасности барабанные перепонки танцующих. Они играли какую-то быструю мелодию, танец, движения которого знала вся молодежь. Некоторое время Люк и Физз просто стояли и смотрели. Физз временно оказалась в безопасности, не зная, радоваться ей или сожалеть об этом.

– Неплохая группа, – сказала она, придвигаясь ближе, чтобы Люк мог расслышать. – Они не местные. Кто они такие?

– Друзья Мелани. Как и большинство людей здесь.

Физз удивленно повернулась к нему.

– Но я думала, что она только что приехала в Англию.

– Лондон просто полон австралийцев. И, видимо, все они знакомы с Мелани, – сказал он несколько суховато.

Но Мелани была вовсе не со своими австралийскими друзьями. Она была с Энди. Разрумянившаяся и возбужденная, она стояла, положив руку на его плечо, и шептала ему что-то на ухо. Физз увидела, как нахмурились брови Люка. Но в этот момент музыканты заиграли медленный танец, и Люк снова повернулся к Физз. Он улыбнулся ей, обхватил рукой за талию, и они начали медленное движение под зачаровывающе задумчивую мелодию, которая в последнее время без конца звучала в музыкальных программах.

Вначале Физз чувствовала себя скованно и напряженно. Но Люк не делал попыток притянуть ее ближе, подчинить ее себе. Напротив, его прикосновение было таким легким, что, казалось, не таило в себе никакой опасности, и постепенно Физз начала расслабляться в его объятиях. Их тела двигались под музыку в безупречном ритме, и холодный внутренний голос Физз убедил ее в том, что нет ничего более естественного, чем положить голову на лацкан его пиджака. Но даже если бы внутренний голос кричал, предупреждая об опасности, это не имело бы никакого значения. Все было хорошо. Чудесно. И он ни разу не наступил ей на ногу.

Однако ровные удары его сердца под ее ухом предостерегли ее, что она ступает по опасно узкой линии между выбранной ею ролью и безрассудным пренебрежением к своему душевному спокойствию. Люк Дэвлин не тот мужчина, это не то место, и, если тлеющие угли желания вспыхнут пламенем, над ней нависнет неминуемая угроза оказаться в глупом положении.

Но не сейчас, потому что, как только танец закончился, Люк выпустил ее и, без церемоний извинившись, двинулся вперед, чтобы разбить крепкие объятия между Энди и Мелани, которые не прекратили танец, когда музыка смолкла.

Благодаря провидение за милость, Физз воспользовалась случаем и ускользнула в относительную безопасность гостиной, где в нее тут же вцепился член городского совета, который хотел знать, приглашена ли на вечер Клаудия. Физз убедила себя, что она должна радоваться этому грубому вторжению реальности. Но когда через несколько минут она увидела сквозь открытые двери, как Люк пересекает холл, таща за собой на буксире Мелани, боль, как кислота, обожгла ее. На лице Мелани было обиженное и по-детски вызывающее выражение, ей явно не нравилось то, что говорил ей Люк.

Не в силах смотреть на это, Физз отвернулась. Она не имеет права ревновать. Она знала об этой ситуации. Она узнала об этом через двадцать минут после знакомства с Люком Дэвлином. Но даже тогда было уже поздно. Он уже повернул ключ.

Почти в наказание Физз заставила себя снова посмотреть на сцену, которая разыгрывалась в холле. Обхватив Мелани за плечи, Люк повел ее к лестнице, но девушка вырвалась и, не оборачиваясь, взбежала по ступенькам наверх.

Физз снова отвернулась и встретилась глазами с Энди. Его ревнивая реакция на происходящее являлась зеркальным отражением ее собственной. Физз сочувственно пожала плечами.

– На твоем месте, Энди, я бы держала дистанцию. Похоже, этот мужчина – собственник по натуре.

– Собственник? Всего лишь несколько минут назад его собственнические инстинкты распространялись только на тебя, – ехидно сказал Энди.

К своему стыду, Физз покраснела.

– Мы просто танцевали, Энди.

– Просто танцевали, – повторил он со скептической улыбкой. – Как сказал неподражаемый Бернард Шоу, танец – это «вертикальное выражение горизонтального желания». А он хорошо разбирался в человеческой природе.

Энди не потрудился снизить голос, и несколько любопытных повернулись к ним. Ужаснувшись, что их могут подслушать, и еще больше ужаснувшись тому, что все сказанное им – правда, Физз отпихнула его в угол.

– Ради Бога, Энди, эта девушка – его… – Она не смогла выговорить это слово, оно застряло у нее в горле тяжелым комком, – подопечная, – закончила она фразу.

Энди смотрел на нее с сожалением.

– Послушай, Физз, я, конечно, знал, что ты превратилась в льдышку еще во время ледникового периода, но никогда не думал, что ты зануда.

– Я не зануда, – запротестовала она.

– Нет? Тогда почему ты читаешь мне нотации, как педагог викторианских времен? Мелани почти двадцать лет, и она, без сомнения, не девственница. – Энди бросил взгляд в направлении холла. – Ему совсем ни к чему так тщательно опекать ее.

– Видимо, он наслышан о твоей репутации, Энди, – сказала Физз, понизив голос. – А Мелани не такая девушка, которую можно тащить в постель, ни о чем не думая. Так что… следи за собой.

Энди смотрел на нее, упрямо выпятив подбородок, и ее сердце упало.

– Все не так, как ты думаешь, – сказал он.

– Конечно, не так, – согласилась Физз. – А как? Расскажи мне, это важно.

– Что важно? Почему тебя вообще это интересует? – Неожиданно его лицо прояснилось. – А, я понял. Ты гоняешься за деньгами этого парня для радиостанции и боишься, что я испорчу тебе игру. Меня всегда интересовало, что нужно, чтобы разморозить тебя. Кажется, теперь я понял.

Физз побледнела. Прошло уже очень много времени с тех пор, как Энди пытался совершать над ней свои ритуальные пассы. У него это было почти автоматической реакцией на каждую девушку, с которой он знакомился, и подавляющее большинство из них не могли устоять перед его чарами. Он не давал им скучать, пока ему было интересно, но это никогда не продолжалось долго. Физз тогда вежливо, но твердо отклонила его ухаживания, как делала это десятки раз с другими, и забыла об этом. Должно быть, ее отказ сильно задел его гордость, но это не могло служить оправданием для подобных оскорблений.

Тебе надо выйти и подышать свежим воздухом, Энди, – резко произнесла она. – Это прочистит твои мозги, и тогда ты, возможно, вспомнишь, с кем разговариваешь.

У Энди был такой вид, как будто она дала ему пощечину.

Удовлетворенная тем, что поставила точку, Физз повернулась на высоких каблуках и вышла. Она оказалась в холле прежде, чем вспомнила о существовании Люка Дэвлина.

ГЛАВА 8

Поставив ногу на каминную решетку и опершись рукой на массивную деревянную балку над камином, Люк стоял и смотрел на пульсирующий жар почти прогоревших поленьев. Огонь не угас, он тлел, мерцая, внутри углей. Люк задумчиво вытянул ногу и поддел одно из поленьев. Оно рассыпалось на части, выпустив сноп искр, улетевших в трубу.

Физз Бьюмонт была как эти угли: под холодной внешностью недотроги тлел жаркий огонь. И мужчина, который сумеет разворошить угли и вызвать вспышку искр, будет вознагражден. Ее оборона падет, и она полностью растает.

Но как расшевелить ее? Придется ли постепенно разбирать барьеры, кирпич за кирпичиком? Или ее защита мгновенно рухнет под резким натиском? Чтобы понять, как действовать, ему надо для начала выяснить, почему она отгородилась этими барьерами. Его информатор по его указанию попытался приоткрыть тайну. Следы вели к неудачному фильму, в котором Физз должна была играть главную роль в паре с Патриком Марчем. Что-то произошло между ними во время съемок. Надо каким-то образом выяснить, что именно. Возможно, она сама расскажет ему, если он будет осторожен.

Его тело напряглось при воспоминании о том, как он держал ее в объятиях. Это требовало осторожности, чтобы не спугнуть ее. Ее первоначальная скованность, ее решимость держать его на расстоянии постепенно ушли, и она растаяла, положила голову ему на плечо. Это был момент триумфа. Момент, который следовало сохранить. Люк нахмурился, вспомнив, что помешало ему. Мелани, черт бы ее побрал. Она должна была десять раз подумать, прежде чем бросаться в объятия первого встречного парня, у которого хорошо подвешен язык. Подобные осложнения с Мелани сейчас совсем ни к чему.

Резкий стук каблуков по мраморному полу вернул его к действительности. Это она. Она уже несколько дней не выходила у него из головы, и его чувства были настолько настроены на нее, что он не глядя мог узнать живой ритм ее походки, уловить в воздухе ее запах.

– Я только что думал о вас, – с улыбкой сказал Люк.

– Неужели?

Ее уверенный шаг сбился, когда она увидела его. Что-то заставило ее покинуть гостиную. Люк мог видеть это по возбужденному лицу Физз, по блеску ее глаз. Но он также понял, что меньше всего она хотела видеть его, Люка. Он мог бы оскорбиться, если бы не знал, что она гораздо больше боится себя, чем его. Это только подогревало его интерес.

– Я хотел знать, куда вы пропали. Ну как, вам удалось вопреки ожиданиям хорошо провести время?

– Да. Спасибо.

– Я надеюсь, вы не забыли скрестить пальцы, произнося это, потому что совершенно ясно, что вы предпочли бы сейчас быть где угодно, только не здесь.

Она уже говорила ему, что не любит вечеринок, и, несмотря на элегантное платье, придававшее ей уверенный вид, она нервничала, как котенок. Вначале, когда она приехала, ей удалось на время ввести его в заблуждение своей уверенностью. Но ведь театр был у нее в крови. Она и сейчас уже вошла в роль – красивым продуманным движением склонила голову набок и улыбнулась.

– Я вас предупреждала, что не люблю вечеринок.

– Да, предупреждали. Может быть, нам снова потанцевать? Кажется, вам это понравилось.

Легкий румянец проступил на ее щеках.

– А где Мелани? – спросила она, оглядываясь вокруг. Используя любой предлог, чтобы избежать его глаз.

Дверь открылась; громкая музыка ворвалась в холл, пока из комнаты для танцев просачивалась группа молодежи. Люк посмотрел на них с раздражением. Вечеринка была идеей Мел. Ей надоело сидеть взаперти в «Метрополе», и Люк поддержал ее желание пригласить сюда нескольких друзей из Лондона. Кроме того, это давало возможность проявить гостеприимство по отношению к некоторым из местных деятелей. Но все же это был не его вечер. Он взглянул на Физз. Она пыталась найти предлог, чтобы ускользнуть, не показавшись слишком невоспитанной.

– Хотите присоединиться к танцующим? – спросил он. – Или найти место потише?

– Почему бы вам не позаботиться о ваших гостях? – предложила она.

– Вы моя гостья. А так как я не собираюсь танцевать с многоуважаемым мэром или президентом коммерческой палаты, я должен заботиться о вас.

– Вы можете поговорить с ними.

Я уверена, что их интересуют ваши планы насчет «Харрис индастриз».

– Безусловно, интересуют. Но если они хотят обсуждать дела, пусть приходят в мой офис. Я только что напомнил Мелани, что это ее вечер. Возможно, необходимость развлекать почетных гостей удержит ее хотя бы на некоторое время подальше от пылких объятий Энди Гилберта.

– Или наоборот. Она никого не знает в Брумхилле, Люк. Вы должны быть рядом с ней.

Она читает ему лекцию насчет его долга? Это в стиле Бьюмонтов. Ее рассуждения в защиту Мелани произвели на него бы больше впечатления, если бы она не пыталась использовать их как палку для битья. Но зато это зажгло искорки в ее больших темно-синих глазах.

– А если меня не будет рядом с Мелани, мое место будет счастлив занять кто-то другой? Например, Энди Гилберт?

– Он очень обаятельный молодой человек, – сказала Физз.

В конце концов, она именно из-за этого взяла его на работу.

– Я не имею ничего против него лично. – Люк выпрямился и провел пальцем вдоль линии своего носа. – Но, возможно, вы правы. Ей нужна компания, соответствующая ее возрасту. Я понимаю, что не должен удерживать ее, но я не думал, что это будет так трудно…

Люк замолчал, увидев искреннюю озабоченность в ее глазах. Он не хотел этого. Он не сможет справиться с этим. Он небрежно пожал плечами.

– Кажется, я начинаю понимать, что не гожусь в няньки.

Ей не понравилось слово «нянька», с интересом заметил он. Искорки снова вспыхнули в ее глазах.

– Это немного жестоко, Люк.

Она сказала это сдержанно. Она очень старается сдержать свои эмоции, но он хотел увидеть подобие той Физз Бьюмонт, которая ворвалась в его кабинет, отказываясь принять «нет» в качестве ответа.

– Да? Ну, я никогда не обещал быть добрым.

– А что вы обещали?

Обещание, которое он дал Мелани, было слишком глубоким, чтобы выразить его словами, слишком личным, чтобы делиться им. Оно было в его голове, и только он знал его.

– Вы стали очень несдержанны на язык, после того как отнесли в банк мой чек, мисс Бьюмонт.

– Ваш чек не имеет к этому никакого отношения, мистер Дэвлин. Мелани молода, ей нужны развлечения.

– Я не сомневаюсь, что мистер Гилберт сделает все, что в его силах, чтобы она получила их. Я позволю вам продолжить лекцию насчет моих просчетов, но при условии, что мы выпьем что-нибудь более крепкое, чем фруктовый сок. Идемте в мой кабинет, там тихо и спокойно.

Он взял ее за руку и, прежде чем она смогла придумать предлог для отказа, провел в заднюю часть дома, подальше от беспрестанного ритма барабана, шума голосов и взрывов смеха, доносящихся из двери гостиной. Ее ладонь в его руке казалась такой маленькой, такой хрупкой, что Люк почувствовал укол совести. Затем он вспомнил другую руку, сжимавшую его пальцы… Он закрыл дверь, и их окутала тишина. За тяжелой дубовой дверью ничто не напоминало о вечеринке.

Кабинет был освещен лишь пламенем горящих в камине дров. Теплый красноватый отсвет тлеющих углей отражался в бокалах, стоящих на столике. Люк выпустил руку Физз, и она поспешно сделала шаг в сторону. Он не стал удерживать ее, а просто махнул рукой в сторону дивана, стоящего перед камином. Потом взял в руки графин.

– Бренди?

– Нет, спасибо. Я за рулем, – сказала она, глядя куда угодно, только не на него. – А на дорогах сегодня ожидается сложная обстановка.

– Правда? – спросил он с улыбкой, заметив, что она все еще стоит на ногах. – Наверное, радиостанция получает самую свежую информацию о погоде.

– Конечно. По последнему прогнозу обещают снегопад. – Она подошла к окну и отодвинула штору. – Наверное, Мелани никогда не видела снега.

Мелани. Она не упускает случая произнести это имя. Если бы она знала, насколько это опасно. Люк поставил графин и тоже подошел к окну. Редкие снежинки падали на лужайку.

– Она обрадуется, как большой ребенок, – согласился он. – Захочет слепить снеговика, поиграть в снежки, покататься с горы на санках.

Люк смотрел сверху вниз на ее гладкие блестящие каштановые волосы. Ему хотелось погладить их, пропустить сквозь свои пальцы, почувствовать их след на своей коже. Он проглотил слюну.

– Наверное, вы правы. Ей действительно веселее в компании с кем-нибудь вроде Энди.

Физз обернулась к нему.

То есть вы решили распрощаться с чепцом няньки?

– С чепцом, передником и погремушкой при условии, что Энди будет соблюдать правила поведения на игровой площадке. Но я почему-то сомневаюсь, что Энди ограничится ролью товарища по играм.

– Я думаю, что Энди воздержится от опрометчивых поступков.

– Другими словами, вы прочли ему лекцию о правилах поведения?

Физз снова опустила тяжелую бархатную штору.

– Я не могу допустить, чтобы он расстроил нашу новую звезду. Но он человек. И если Мелани возьмет на себя инициативу…

Люк заметил, как дыхание Физз стало неровным. Лед начал таять. Она пыталась бороться с этим, но безуспешно. Самое время добавить немного жара.

– Надеюсь, вы так же заботливо относитесь к вашему новому спонсору.

– Он вполне способен Сам о себе позаботиться. Думаю, мне пора идти, Люк. Мне лишь однажды пришлось вести машину во время снегопада, и, поверьте, это не самое приятное испытание.

Люк протянул руку над ее головой и приподнял штору. За окном кружились снежные вихри.

– Значит, уже слишком поздно. Вам придется остаться здесь.

– И испробовать прелести вашей кровати с пологом?

Люк не сразу ответил. Физз пришла в шок от того, что сказала, он видел это.

Слова сорвались с ее языка прежде, чем она смогла остановить их, выплеснулись, как шампанское из бутылки. Физз. Он улыбнулся про себя, разгадав скрытый смысл ее имени. Да. Физз. Боже, как оно подходит ей. Держите охлажденным. Откупоривайте с осторожностью. Мысль о прелестях любви в кровати с пологом сидела в ее голове, раздувая притушенный огонь. Он еще тогда заметил ее нарочитое отсутствие интереса и понял, что она в конце концов не сможет устоять перед романтичностью обстановки.

Но, рассчитывая лишь немного растопить лед, он нечаянно зажег факел, потому что сейчас она произнесла слова, которые нельзя взять обратно.

Ее лицо изменилось от разгоравшегося желания, осветилось изнутри. Она выглядела неправдоподобно красивой. Люк без слов отпустил штору и протянул руку к Физз. Он нежно сжал в ладонях ее лицо, потом пропустил пальцы сквозь шелк ее волос, наматывая их на запястье, и притянул ее к себе. Он знал, что она не будет сопротивляться. Танец был лишь прелюдией.

Несколько мгновений он просто держал ее. Ничего больше. И в то же время в этом было так много. Под своими пальцами он чувствовал пульсирующую жилку на виске девушки. Большим пальцем он провел по ее щеке, и она задрожала, как будто даже мимолетное соприкосновение с его кожей доставляло ей наслаждение. Он вдруг понял, что это обоюдное чувство. Он хотел прижаться к ней, прикоснуться всем телом.

Физз податливо прильнула к нему. Только сила его рук поддерживала ее. Люк видел в бездонной глубине ее глаз отблеск пламени камина. А затем, когда его губы были так близко от ее губ, что едва не касались их, она закрыла глаза. Он никогда не видел такого выражения на лице женщины, такого полного подчинения.

Он хотел подольше сохранить этот момент и несколько секунд просто смотрел на нее. Физз Бьюмонт не похожа на других. Она не играла в игры, не требовала обещаний, не ждала клятв в вечной любви. Она просто хотела его, и, когда он склонился, чтобы поцеловать ее, его личная вендетта против семьи Бьюмонт мгновенно вылетела у него из головы. Она хотела его, и это чувство было полностью взаимным.

Он коснулся ее губ легким, как будто пробным поцелуем. Он не знал, как ему удается сохранять самообладание, но понимал, что не должен сейчас спугнуть ее. Он должен дать ей возможность отступить назад, пожать плечами, немного посмеяться над такой глупостью. Глупость. Это хуже, чем глупость. Это безумие. По ту сторону двери – вечеринка. Гости. Мелани. Он мягко сжал зубами ее нижнюю губу, добиваясь того, чтобы ее губы раскрылись, и ощутил языком сладость ее рта. Это был нежный, соблазнительный, опьяняющий вкус. Он хотел еще. Он хотел получить все. Потом Физз ответила на его поцелуй, и все, происходящее за дверями, было забыто.

Люк на секунду ошеломленно отстранился и пристально посмотрел на нее. Да, он был здесь, этот взгляд, который преследовал его с того момента, когда он впервые увидел ее. Взгляд, в котором горел жар желания. И, отбросив мысль о том, чтобы осторожно раздувать угли, он припал к ней губами, набросившись, как открытый огонь на порох, воспламеняя в ней отклик настолько сильный, настолько выразительный, что, когда спустя несколько долгих секунд он поднял голову, она протестующе забормотала.

Терпение, моя нежная, – прошептал Люк, когда она потянула за его галстук, безжалостно срывая пуговицы с рубашки в нетерпеливом желании раздеть его. – Давай пойдем наверх.

Но Физз не слышала его. Отступив назад, она одним быстрым движением расстегнула молнию на боку своего платья. Оно соскользнуло вниз и упало к ногам. Физз переступила на свободное пространство и отпихнула платье ногой в сторону. Она стояла перед ним обнаженная, за исключением маленького черного кружевного треугольника на бедрах и черных чулок с кружевным верхом, которые, казалось, с помощью волшебства держались на ее длинных ногах.

Тихий возглас сорвался с его губ. Уголек упал на каминную решетку. Больше ничего не шевельнулось в целом мире, пока он смотрел на нее, зачарованный мерцанием ее кожи в отблесках пламени камина, темными тугими бутонами на кончиках грудей, мягким изгибом бедер. Люк протянул руку и дотронулся до ее виска, провел подушечкой большого пальца вдоль щеки, затем вдоль изящной длинной шеи. Потом он повторил этот путь губами, нежно щекоча ее кожу, пробуя на вкус кончиком языка гладкую упругую плоть, сжимая зубами чувствительные мочки ушей. Физз задрожала и отозвалась тихим стоном.

– Скажи, чего ты хочешь, Физз, – проговорил он.

Он знал, чего она хочет, но он хотел услышать, как она произносит слова. Хотел, чтобы она полностью сдалась.

– Держи меня, Люк. Прикасайся ко мне… пожалуйста.

Неприкрытое желание, звучавшее в ее голосе, заставило его почувствовать себя сильнее, выше ростом. Кончиками пальцев он погладил атласную кожу ее плеч, но Физз хотела большего и качнулась навстречу ему. Другой рукой, на которую были намотаны ее волосы, Люк удержал ее на расстоянии от себя. Он нежно провел рукой вдоль ее шеи, спускаясь к плавному склону груди. У Физз перехватило дыхание, когда он легко задел ладонью кончик соска, мгновенно отвердевший в нетерпеливом ожидании ласки.

Тебе нравится? – спросил Люк.

Он потер большим пальцем чувствительный кончик, и Физз задрожала, как будто он задел невидимую нить, связывающую сосок с тайным глубоким центром ее женского существа. Люк почувствовал, как подогнулись ее колени. Она закрыла глаза, и тихий стон желания вырвался у нее откуда-то из глубины.

Он перевел взгляд на ее лицо, следя за его быстро меняющимся выражением по мере того, как он продолжал медленное, гипнотизирующее исследование линий ее тела. Мягкая выпуклость живота, изгиб бедер, кружевной треугольник, прикрывающий пушистое облачко волос.

Ты прекрасна, – заявил Люк, опускаясь на колени.

Его губы двигались по гладкой белой поверхности ее бедер, большие пальцы рук легко скользили вдоль обтянутых шелковистой тканью ног. Запах ее возбуждения кружил ему голову. Он стянул вниз крошечные трусики и прижался лицом к ее телу.

Физз почти задохнулась от шокирующего наслаждения, впившись ногтями ему в спину и изогнув бедра, и с чувством триумфа он понял, что это для нее – впервые, что он подарил ей нечто новое.

– Люк, – приглушенно проговорила она, сжимая его голову.

Она не хотела, чтобы он останавливался, она хотела большего, она требовала большего. Когда он отстранился, чтобы посмотреть на нее, она тоже опустилась на колени и, прижавшись обнаженной грудью к его груди, поцеловала его, наслаждаясь вкусом его губ. Затем настала его очередь застонать, когда она сдавила ногтями его соски и они мгновенно напряглись от этого прикосновения. Люк понял, что теряет самообладание.

Он оттолкнул ее на ковер и прижал своим телом.

– Я хочу тебя, Физз, – проговорил он. – Бог знает как я хочу тебя.

Тогда почему же ты… ждешь? – Ее голос звучал глухо.

– Зачем ты спрашиваешь? – простонал он. – Мы не можем… здесь. Пойдем наверх.

Но Физз обхватила его ногами, поймав в ловушку, и по-кошачьи лукаво улыбнулась.

– Я хочу здесь.

Ты думаешь, я не хочу? Она усилила хватку, и Люка бросило в пот.

– Ради всего святого, Физз… – Он неожиданно понял, что она играет с ним, и рассмеялся: – Ах ты, маленькая ведьма, веди себя как следует!

В ответ она приподнялась и лизнула его своим маленьким розовым языком в ямку над ключицами. Люк решил, что он не должен страдать один, и, опустив голову, сжал зубами ее сосок так, что она откинула голову назад и застонала.

– Ну, – спросил он, – ты действительно хочешь, чтобы это произошло на ковре?

Это очень… – у нее сорвалось дыхание, когда он снова дотронулся до ее груди, – хороший ковер. Это лучше, чем идти голой через холл.

Она дотянулась до пояса его брюк и расстегнула молнию. На мгновение он поддался чувственному удовольствию от прикосновения ее пальцев.

Затем, слыша, как стучит кровь у него в висках, он попытался взять себя в руки.

– Нет, Физз. Пожалуйста. Здесь за панелями есть потайная дверь и лестница наверх…

Но она, изогнувшись, прижалась к нему всем телом, и он вскрикнул, не договорив. Кровь стучала в висках все сильнее, все громче…

– Люк? Ты здесь?

Голос Мелани за дверью вернул его на землю. В течение секунды он и Физз ошеломленно смотрели друг на друга.

– Мелани! – прошептала Физз.

Он увидел мгновенную вспышку осознания происходящего в ее глазах и понял, что он потерял ее, по крайней мере сейчас. Ручка двери повернулась, и Люк поспешно накрыл ладонью рот Физз, испугавшись, что она закричит.

– Все в порядке, дверь заперта. Она не сможет войти, – тихо прошептал он.

Он попытался успокоить Физз, но она с яростью выбралась из-под него и откатилась в сторону.

– Люк?

– Я разговариваю по телефону, Мел. Дай мне минуту.

– Хорошо. Я только хотела сказать, что приехала Клаудия и ищет Физз. Ты не знаешь, где она?

Люк тихо выругался. Он поднялся на ноги, пытаясь расправить свою одежду. Его пальцы дрожали, как у мальчишки.

– Физз танцевала, когда я видел ее в последний раз, – прокричал он. – Я подойду через пять минут.

Физз в панике ползала по полу в поисках своей одежды. Люк немедленно отбросил мысль, что они могут удалиться в его спальню и возобновить любовную игру. Ее заградительные барьеры были восстановлены, и он понял, что в следующий раз потребуется гораздо больше сил, чтобы разрушить их.

– Физз, послушай…

Не обращая на него внимания, она исследовала пол, крепко прижав к себе платье.

– Я могу помочь?

Ты уже достаточно сделал. Ее голос, почти шепот, дрожал от возмущения. Возмущения? Можно подумать, что он прижал ее к стене и сорвал с нее платье. Он не обманывался насчет честности своих намерений, но инициатива принадлежала ей.

– Сюда. – Он открыл узкую дверь, замаскированную панелями. – Эта лестница ведет прямо в мою комнату. Там ты сможешь одеться как следует.

– Как следует? – разъяренно огрызнулась она. – Как следует? Как я могу одеться как следует, если я потеряла трусы?

Он нашел ее влажные трусики под шкафом и молча протянул ей. Физз резко выхватила их у него из рук и густо покраснела.

– И еще сережка. И сумочка. Мне наверняка нужна расческа.

Только не для меня, моя радость. Для меня ты хороша и так.

И действительно, с растрепанными волосами, сверкающими глазами и щеками, пылающими, как яркие флаги, она выглядела более красивой, более желанной, чем любая женщина, которую он когда-либо знал. Не в силах справиться с собой Люк шагнул, чтобы обнять ее, но она отпрянула назад.

– Нет!

Он молча проклял Мелани и Клаудию, вместе взятых.

– Я найду твои вещи и принесу наверх.

– Не смей приближаться ко мне! Он начал терять терпение.

– Извини, Физз, но мне нужна свежая рубашка и другой галстук, – сказал он, оглядывая себя. – Конечно, если ты настаиваешь, я могу выйти к гостям в таком виде, но, согласись, что трудно представить телефонный разговор, который мог оставить меня в подобном состоянии.

Физз промолчала.

– Иди наверх, Физз, – сказал Люк. – Пока не вернулась Мелани. Эта лестница ведет прямо в мою комнату. Я поднимусь через минуту.

Она повернулась и взбежала по ступенькам, предоставив ему любоваться на нее со спины. Люк коротко улыбнулся, потом закрыл дверь и огляделся. Найдя ее сумочку и пару своих пуговиц, он прекратил поиски и направился к лестнице. Потом вернулся, налил в большой бокал порцию бренди и поднялся по ступенькам следом за Физз.

Она была в ванной. Он услышал шум душа и не стал беспокоить ее. Это не имело никакого смысла. Люк нашел свежую рубашку, вставил запонки и руками, которым недоставало их обычной непоколебимой уверенности, завязал галстук, получив не совсем идеальный узел. Затем спустился в кабинет, взял пиджак, отпер дверь и присоединился к гостям.

«Все в порядке, дверь заперта». Все в порядке? Что хорошего в том, что дверь оказалась закрыта на замок? Это означает предусмотрительность, преднамеренность, спланированность. Эта его короткая фраза подействовала на нее как холодный душ, мгновенно погасив тот страстный отклик, способность к которому она с удивлением и радостью вновь открыла в себе. Как могла она быть такой глупой?

Физз стояла под душем, ее лицо пылало от стыда из-за того, каким распутным образом она только что расстегнула молнию своего платья и оставила его лежать на полу.

«Эта лестница ведет прямо в мою комнату». Похолодев внутри, Физз поняла, что означают эти слова. Он хотел сказать, прямо в его чертову кровать с пологом. В кабинете Люка Дэвлина она потеряла не только сережку. Она потеряла гордость, потеряла самоуважение и, совершенно очевидно, потеряла голову. Клаудия права – Физз не создана для сцены. Она никогда не умела притворяться. Образ холодной элегантной женщины, который она придумала себе на этот вечер, рассыпался в тот момент, когда Люк коснулся ее.

Конечно, у этого мужчины есть все, что обычно сводит женщин с ума, – деньги, красивая внешность, власть. Наверное, он привык, что женщины сами кидаются к нему в постель. Но она сняла платье и бросилась в его объятия с такой небрежной легкостью, которая предполагает большой опыт. И потом… Где она научилась этому?

Физз закрыла глаза и застонала, дрожа всем телом от унижения. У нее был один любовник. Только один. И это было семь лет назад. Ирония состояла в том, что тогда она тоже бросилась в объятия Патрика. Быстрота, с которой это произошло, оставила ее удивленной и неудовлетворенной, но Патрик, казалось, не замечал, что что-то не так. Она была так молода и так неопытна, что готова была принять все ошибки на свой счет. В конце концов, Патрик был профессионалом в сексе. Неожиданно Физз усомнилась в этом. Она никогда не испытывала с Патриком того, что чувствовала в объятиях Люка.

Физз прислонилась к кафельным плиткам. Струи воды хлестали по ее коже. Ее никогда не привлекал просто секс. И чувства, которые она испытывала к Люку Дэвлину, совсем другого свойства. Она ненавидела его и в то же время хотела его с первой минуты их встречи. И она была достаточно взрослой, чтобы понимать, что такое сочетание гибельно.

Слава Богу, Мелани дала ей передышку, чтобы восстановить тщательно выстроенные барьеры, которые Люк каким-то образом сумел разрушить.

Она начала яростно тереть себя руками с головы до ног, пытаясь избавиться от мужского запаха на своей коже. Но это было невозможно сделать, используя мыло Люка, и в конце концов она прекратила попытки и выключила воду. Завернувшись в полотенце, она прислушалась у двери ванной. Все было тихо. Конечно, не исключено, что он молча поджидает ее, стоя у окна и глядя на заснеженный сад. Но Физз не могла всю ночь прятаться в ванной. Чем скорее она появится среди гостей, тем будет лучше, иначе Клаудия начнет искать ее и поднимет шум. Клаудия. Неожиданный приезд сестры не внушал Физз никаких иллюзий. Это могло только усложнить ее жизнь.

Торопясь закрыться в ванной, она не успела разглядеть спальню Люка. Сейчас она осмотрелась вокруг. Комната выглядела несколько иначе, чем тогда, когда они осматривали дом. Цвета казались насыщеннее, мебель массивнее, величественнее. Тяжелые бархатные шторы закрывали окна, и даже кровать с пологом выглядела больше в приглушенном свете ламп.

Все здесь болезненно напоминало о своем жильце – щетки с серебряными ручками, лежащие на туалетном столике, брошенные запонки, мятый галстук. Она не заметила никаких следов присутствия Мелани. Возможно, она предпочитает иметь свою собственную спальню, с более мягкой и веселой обстановкой, где ее плюшевые игрушки будут чувствовать себя как дома и где она не будет раздражать Люка своей суетой. Да, это его владение, его одного, и сюда он собирался привести ее…

Физз опустилась на стул перед туалетным столиком и посмотрела на свое отражение в зеркале. Пылающие щеки, распухшие губы, спутанные волосы. Ее вид безошибочно говорил о том, чем она только что занималась, и никакая вода и мыло не могли скрыть этого. Люк оставил ее маленькую черную сумочку на туалетном столике рядом с большим бокалом ароматного бренди. Он, без сомнения, считал, что это придаст ей сил, чтобы встретиться с ним лицом к лицу. Но ей не нужно для этого бренди. Только сила ее воли. Или он ожидал, что она выпьет бренди и будет ждать здесь, пока он не найдет удобный предлог, чтобы улизнуть от гостей?

От этой мысли краска резко сбежала с ее лица. Она открыла сумочку и начала поспешно приводить себя в порядок в попытке вернуть душевное равновесие, которое предательски покинуло ее в самый неподходящий момент. Она расчесала волосы и нанесла на лицо скупой макияж, маскируя с помощью пудры и губной помады следы поцелуев Люка.

Затем медленно и неохотно надела на себя сброшенную одежду. Элегантное черное платье совсем не помялось, что было удивительно, учитывая, как она с ним обошлась. Но оно предназначалось для уравновешенных и изысканных женщин. Возможно, это было одним из требований.

Видимо, Люк не нашел ее сережку, и Физз с трудом преодолела искушение выбросить вторую в корзинку для мусора.

Но она сделала слишком много ошибок сегодня. Meлани сможет легко сопоставить факты, если экономка принесет сережку ей. Особенно если вторая найдется на полу кабинета.

Физз положила сережку в сумочку, чтобы избавиться от нее потом, вместе со всем остальным, что было на ней сегодня. Этому платью, которое так нравилось ей в начале вечера, больше нет места в ее гардеробе. Она не уравновешенная и не изысканная, и не стоило притворяться таковой. Но ей придется продолжать притворяться, пока она не найдет предлога, чтобы уехать.

Последний взгляд на свое отражение убедил Физз, что она выглядит настолько удовлетворительно, насколько это возможно в данных обстоятельствах. Она приподняла голову, встала и вышла из комнаты, не оглядываясь на кровать, в которой Люк намеревался провести с ней ночь.

Главная лестница спускалась в холл. Люк находился здесь, играя роль любезного хозяина. Облокотившись о каминную полку, он разговаривал с сестрой и отцом Физз. Мелани тоже была здесь. Никто, кроме Физз, не смог бы заметить, что узел галстука Люка выглядит не так безупречно, как раньше. Когда рядом с Люком стояла ее сестра, в глаза бросалось только то, что они отлично смотрятся вместе.

Клаудия была определенно поглощена флиртом, а Эдвард Бьюмонт занят разговором с Мелани. Люк, казалось, смотрел только на Клаудию, и кто стал бы обвинять его за это? Волосы сестры, снова окрашенные в светлый цвет, мягкими блестящими волнами падали ей на спину. Уже одного этого было достаточно, чтобы приковать взгляд любого мужчины. Но чтобы подчеркнуть свои природные достоинства, она надела доходящее до лодыжек ярко-красное платье, которое облегало ее фигуру, как вторая кожа. Против такого не мог устоять ни один представитель мужского пола.

Однако, несмотря на контраст между свежестью и юным обаянием Мелани и более зрелой красотой Клаудии, в глаза бросалось одно. Австралийский репортер оказался прав. Между девушками имелось определенное сходство. Ничего такого, на что можно было бы указать пальцем. Ничего конкретного. Дело не в цвете волос – Физз знала, что золотистые волосы Клаудии были результатом посещения дорогого салона. Но сходство было.

Эдвард Бьюмонт как раз говорил об этом, когда Физз приблизилась к ним.

– А ты что скажешь, Физз? – спросил он.

– О чем?

Люк резко повернулся, словно не слышал, как она подошла. Но он слышал. Физз видела, как напряглись его плечи под гладкой тканью смокинга, как сжался подбородок. Он заставил себя расслабиться.

– Ну как, Физз, стало немного лучше? – спросил он.

Она повернула к нему голову.

– Лучше? Лучше, чем что?

– Я только что объяснил, что у тебя от шума заболела голова. Бренди помог?

– Бренди? – ужаснулась Мелани. – У бедной девушки болит голова, а ты предлагаешь ей бренди? Я не могу придумать ничего хуже.

– Да, ничего хуже просто нет, – согласилась Физз. Но Люк уже сказал мне, что он не создан для того, чтобы быть нянькой.

Он бросил на нее испепеляющий взгляд, потом по-мужски беспомощно пожал плечами.

– Мне показалось, что это была неплохая идея.

– Все в порядке, Мелани, я не стала пить бренди, – сказала Физз. – Я ведь за рулем.

– Может, принести аспирин или другое лекарство?

– Спасибо, ничего не надо. Я просто как следует умылась холодной водой, и голова прояснилась.

– Да, воды ты не пожалела. У тебя даже волосы мокрые, – заметила Клаудия с озорным блеском в глазах.

– Правда? – поинтересовался Люк. Физз повернулась к нему и удивленно подняла бровь. Это стоило ей больших усилий.

– Прояснилась? – уточнил он.

– Абсолютно. Я уверена, что рецидивов не будет.

Люк едва заметно сжал губы, его глаза как будто стали темнее. Но в то же время ничто не указывало на то, что он понял ее сообщение. Впрочем, он был так поглощен Клаудией, что, возможно, ему уже не было дела до Физз. Словно в подтверждение этому, он повернул голову к Клаудии и предложил:

– Может быть, потанцуем? Клаудия посмотрела на Физз, потом снова на Люка и, как котенок, прильнула к нему.

– С удовольствием, дорогой.

– Но я думал, тебе не терпится поговорить с Физз, – вмешался Эдвард Бьюмонт. – Именно из-за этого я так задержался, – объяснил он Люку. – Клаудия приехала, когда я как раз собирался уходить, но она так хотела увидеться с Физз, что мне пришлось подождать ее.

– Физз никуда не денется, Бью. А сейчас играют музыку как раз для меня, – с хрипловатым смешком сказала Клаудия, услышав нежную мелодию «Леди в красном».

Бью. Физз обменялась взглядами с отцом. Так его называли все, кто связан с театром, и Клаудия тоже, когда работала с отцом. Но он не терпел этого обращения дома – в значительной степени из-за того, что Клаудия таким образом стремилась подчеркнуть, что она преуспела в семейной профессии, тогда как Физз сидит в Брумхилле на своей скучной маленькой радиостанции.

Несмотря на то что Клаудия источала благожелательность, это уменьшительное имя в ее устах было равносильно грозовому предупреждению. Очевидно, она уже услышала о включении Мелани в радиосериал «Залив каникул» и не собиралась мириться с этим.

На лице Мелани читалась неуверенность.

– Физз, как ты думаешь, Клаудия не будет возражать против работы со мной? – спросила она.

Эдвард оторвался от созерцания лица Мелани.

– А с какой стати ей возражать? Она достаточно охотно работает, когда больше нечего делать.

– Да, но ведь она великая актриса. Я видела ее, когда она приезжала в прошлом году в Австралию. – Она застенчиво улыбнулась Эдварду. – И вас тоже, конечно. Вы оба играли ужасно хорошо.

– Правда? – задумчиво спросил Эдвард. – Ваша мать – англичанка?

– Была, – с легкой грустью подтвердила Мелани. – Она умерла в прошлом году. А как вы догадались?

– По тому, как вы сказали «ужасно хорошо». Сейчас так редко говорят. – Он сделал глубокий вдох. – Извините меня, милые дамы, но я бы хотел чего-нибудь выпить.

– И съесть! – воскликнула Мелани. – Быть хозяйкой вечера – тяжелая работа. Я определенно проголодалась.

Она взяла их обоих под руки и повела в гостиную.

– С тобой все в порядке, папа? – тихо спросила Физз, когда Мелани двинулась вдоль стола, накладывая им на тарелки еду.

– Со мной? Абсолютно. Просто Мелани манерой речи напомнила мне женщину, которую я когда-то знал. Это было давно.

Физз не была шокирована. Ее отец никогда не прикидывался святым. Это была роль ее матери.

– И что случилось? Он пожал плечами.

Твоя мать попала в аварию. Та женщина…

Физз предостерегающе коснулась его руки, заметив приближение Мелани.

– Я потерял контакт с ней. Она уехала. Возможно, нашла кого-то другого.

Какой-то знакомый окликнул его, и он отвернулся. Физз осталась с двумя наполненными едой тарелками, что ей совсем не нравилось. Заметив в углу надувшегося Энди, она протянула одну тарелку ему.

Ты выглядишь, как несчастная дама, оставшаяся на балу без кавалера, Энди. Поскольку ты не танцуешь, может быть, поможешь мне избавиться от этого?

Он взял протянутую тарелку и неуверенно улыбнулся.

– Означает ли это, что я прощен за то, что вел себя как последняя свинья?

– Нет. Это означает, что я хочу избавиться от лишней. тарелки. – Она посмотрела на него с еле скрытым раздражением. – Тебе не удалось одержать быструю победу, Энди. Я понимаю, что ты не привык прилагать больших усилий, но Мелани Бретт не такая девушка, с которыми ты обычно имеешь дело.

Физз не испытывала ни малейшего чувства вины, подстрекая Энди отбить Мелани у мужчины, который, очевидно, был способен на грубую измену.

– У тебя изменилось настроение, – удивленно сказал Энди. – Этот тип сказал Мелани, чтобы она вела себя как следует и выполняла обязанности хозяйки дома. Никаких танцев, никаких исчезновений. Сам он, как я заметил, вовсе не приносит подобных жертв.

Физз проигнорировала намек Энди. Ее собственное поведение не выдерживало критики, и она не имела ни малейшего желания обсуждать поведение Люка Дэвлина.

– Для разнообразия воспользуйся своим воображением, Энди.

– Что ты хочешь сказать?

Совет для несчастных влюбленных. Письма, музыка. Энди это незнакомо.

– Постарайся не быть таким эгоистом, Энди. Это ее вечеринка, и она не может просто танцевать и развлекаться. Она должна убедиться, что всем гостям весело, что никто не остался без внимания. Но я уверена, что ей нравится твое общество. Ты бы познакомил ее с кем-нибудь из местных жителей. Они до смерти хотят поговорить с ней, но не смеют. Вряд ли Люк Дэвлин станет возражать против этого. А Мелани, несомненно, будет признательна.

– Насколько признательна? Он был бестолковым учеником.

– Если ты всерьез собираешься воспользоваться моим советом, Энди, не спеши воплощать его в жизнь.

Ты хочешь сказать, что мне следует пригласить ее выпить чашку чаю с моей старой мамочкой? – ухмыльнулся Энди. Физз пожала плечами.

– А почему бы нет? Это достаточно оригинально, чтобы соблазнить ее.

– Именно так надо действовать, чтобы соблазнить тебя, Физз? – спросил он.

– Я не играю в эти игры, Энди.

Он наклонился и поцеловал ее в щеку.

– Жаль. Ты сегодня вся просто светишься.

– Вы превысили свою норму поцелуев в щеку на этот месяц, мистер Гилберт. На твоем месте, Энди, я бы разыскала Мелани и оказала ей моральную поддержку.

Она определенно не получает ее от Люка. Все его внимание направлено на Клаудию. Физз видела, как он повел ее к буфету, предлагая пробовать то, в чем она сомневается, из его тарелки, как он рассмеялся, когда она скорчила гримасу, взяв кусочек чего-то с конца его вилки. Хорошо поставленный спектакль.

Все это очень странно, подумала Физз. Для человека, который неделю назад не мог найти хорошего слова для семьи Бьюмонт, он вел себя неожиданно.

Ревность – неприятное чувство. Но, наблюдая, как ее сестра флиртует с легкостью, приобретенной длительной практикой, и как Люк Дэвлин отвечает ей, Физз поняла, что чувство, которое скручивает ее внутренности, не может быть ничем другим. Ревность. Это не было бы так ужасно, если бы их флирт был искренним. Но еще до того, как Физз увидела газетную вырезку, она подозревала по некоторым репликам Люка, что он не испытывает восторженных чувств к ее сестре. Возможно, конечно, что взаимному уважению нет места в его отношениях с женщинами. Возможно, он просто коллекционирует их, как коллекционирует компании.

ГЛАВА 9

– Физз? – Энди, неожиданно преисполнившись заботой, взял ее под руку. – Послушай, Мелани подождет. Может, пойдем потанцуем?

– Что? – переспросила Физз. Меньше всего ей хотелось сейчас танцевать. Но просто встать и уйти она не могла. А сидеть здесь, наблюдая за воркующей парочкой, было невыносимо. – Ах, потанцевать.

Она радостно поставила свою нетронутую тарелку и позволила Энди провести ее через гостиную. Никто, в том числе Люк Дэвлин, не обратил на это ни малейшего внимания. Но, едва оказавшись в холле, она сказала:

– Мне что-то расхотелось танцевать, Энди. Иди и разыщи Мелани. Она нуждается в участии больше, чем я.

Энди колебался, явно разрываясь на части.

Ты уверена?

Физз заставила себя улыбнуться.

– Разумеется. Не трать времени на пререкания, иди. – Она слегка подтолкнула его в спину в направлении гостиной. – А если увидишь моего отца, скажи ему, что я уехала домой.

Она нашла свой. плащ, накинула его на плечи и вышла в морозную ночь. С облегчением она увидела, что снегопад кончился. Легкий морозец пощипывал кожу, заставляя ее дрожать в тонком плаще. Облака унеслись в сторону суши, открыв небо с яркими звездами, которые отбрасывали серебристое сияние на спокойную поверхность моря.

Позади нее шум вечеринки вспыхнул и затих на постоянном фоне барабанного ритма. Испугавшись, что кто-нибудь может увидеть ее, пойти следом за ней, она поспешила к машине. Тонкие подошвы туфель на высоких каблуках предательски скользили по обледеневшему гравию. С трудом отыскав в темноте свою машину, она попробовала вставить ключ в замок зажигания. К этому времени она уже так дрожала от холода, что ей потребовалось несколько попыток, чтобы открыть дверцу.

Оказавшись внутри, Физз предприняла решительные усилия, чтобы взять себя в руки. Машина, которая, несмотря на свой возраст, была в хорошем рабочем состоянии, завелась сразу. Маневрируя среди десятка других автомобилей, припаркованных вдоль проезда, Физз благополучно выбралась на дорогу. Она облегченно заметила, что снегоуборочные машины уже прошли по дороге, и, машинально включив радио, услышала, как ночной ведущий предупреждает водителей проявлять осторожность на узких улицах, которые не будут расчищены до утра.

Это ее жизнь, напомнила она себе, ее радиостанция, обслуживающая жителей города день и ночь. Один раз она потеряла голову и работу из-за мужчины. Рисковать этим снова из-за Люка Дэвлина было бы безумием. Пусть им занимается ее сестра. И словно чтобы доказать себе, что ее нисколько это не беспокоит, она не поехала домой. Вместо этого она направилась к берегу и остановила машину у пирса.

Море было темным, если не считать навигационных огней кораблей, проходящих вдали, и отражения линии фонарей, которые очерчивали контуры изящных кованых перил пирса. На дальнем конце пирса маячил Павильон, его белые купола мерцали в слабом свете звезд.

Внутри немногочисленная ночная смена, подкрепляя себя бесконечным кофе с бутербродами, должна была поддерживать радиовещание до рассвета, следя за выпусками новостей и развлекая полуночников музыкой и разговорами. Неожиданно Физз захотелось оказаться вместе с ними. Она вышла из машины, открыла своим ключом запираемый на ночь вход на пирс и направилась к Павильону. Ее длинный черный плащ колыхался вокруг ног.

Физз приехала домой незадолго до шести утра. Она предпочла провести всю ночь с ночной сменой, деля с ними кофе и шутки. Ей не хотелось возвращаться в пустую квартиру и оставаться один на один со своими мыслями. Но когда начали появляться сотрудники утренней смены, бросая на Физз удивленные взгляды, она поняла, что настало время уходить.

Кто-то побывал у дверей ее квартиры до нее. Люк. Она немедленно узнала его почерк на конверте, оставленном у входной двери. Она подняла конверт и нежный букет подснежников, лежащий рядом с ним. Физз поднесла цветы к лицу, почувствовала ускользающий аромат холодного леса и улыбнулась при мысли о том, как Люк Дэвлин морозной ночью собирает для нее подснежники. Перевязывает их узкой белой ленточкой. Что, черт возьми, он хотел сказать этим?

Она медленно провела пальцами по атласной ленте, как будто пытаясь найти в ней ключ к разгадке. Пальцы нащупали легкую неровность, как будто лента была смята или завязана узлом до этого. Улыбка резко сошла с ее лица.

Лента не была новой. Что ж, ну и пусть. Но где может мужчина взять ленту рано утром в воскресенье? Все очень просто. Ему достаточно порыться в белье своей возлюбленной. Оторвать ленту от ее ночной рубашки или нижней юбки. Потрясающая невозмутимость. Перевязывать подснежники! Символ храбрости и чистоты. Физз прошла на кухню и выбросила цветы, ленту и конверт в мусорное ведро под раковиной. Она не хотела его цветов, она не хотела читать его извинений. Если это были извинения.

Все еще погруженная в эти мысли, Физз вымылась под душем – своим собственным мылом, со своим запахом. После этого она отправилась на прогулку и гуляла до тех пор, пока холод и мысль о том, что отец ждет ее к обеду, не прогнали ее домой.

Физз всегда обедала у отца по воскресеньям, хотя сегодня из-за недостатка сна в прошлую ночь ей не очень хотелось ехать туда. Или, может быть, ей не хотелось этого из-за Клаудии. Но когда Физз приехала к часу дня в дом отца, Клаудия все еще находилась на своей половине.

Когда же она наконец просунула голову в дверь, часы показывали половину второго.

– Извините, я проспала. Я вчера вернулась ужасно поздно.

– Выпьешь шерри? – спросил отец. Эдвард Бьюмонт явно был раздражен, и Физз задержала дыхание. Ее отец редко терял терпение, но, когда это происходило, результат был драматическим. Физз унаследовала вспыльчивость от него. Но Клаудия была забывчива.

– Спасибо. Правда, вчера был замечательный вечер?

Ты явно с трудом смогла заставить себя уехать оттуда.

– Надеюсь, я тебя не разбудила? Кто-то разбудил, и поскольку нас не ограбили, то это могла быть только ты.

Физз со стороны наблюдала за их словесной перепалкой, как ребенок следит за игрой взрослых. Она с облегчением услышала слова экономки, что обед готов.

Облегчение было кратковременным. За обедом Клаудия изливала свой восторг по поводу Люка, Мелани и усадьбы Уинтерборн.

– Какой замечательный дом. И эта кровать с пологом! – Она повернулась к Физз. – Ты, конечно, уже видела ее.

– Да? – удивленно спросил отец.

– Люк просил меня помочь ему в выборе жилья. Уинтерборн был одним из домов, которые мы осматривали, – ответила Физз, сохраняя внешнее спокойствие.

– О, я не знала об этом, – сказала Клаудия. – Я думала, что ты поднималась в спальню, чтобы прилечь ненадолго вчера вечером. Наверное, ты рано уехала из-за головной боли? Как ты чувствуешь себя сейчас?

– Все прошло, спасибо. Извини, что так получилось. Ты ведь, кажется, хотела поговорить со мной?

– О, не беспокойся. Мы все пошли погулять по свежему снегу. Это выглядело довольно глупо, конечно. В саду было множество подснежников, и мы решили нарвать их.

– Можно подумать, что ты никогда в жизни не видела подснежников, – фыркнул Эдвард. – Их полно в нашем саду, но ты всегда боялась испачкать ноги, если сойдешь с тропинки. – Он повернулся к Физз, явно теряя терпение из-за старшей дочери: – Ты уже сказала Клаудии об изменениях в «Заливе каникул»?

– Еще нет.

– Как я поняла, наша дорогая маленькая Мелани рассчитывает получить роль в сериале, – сказала Клаудия.

Физз посмотрела на сестру долгим взглядом, не доверяя ее улыбке.

– Да, и это приведет к новому повороту в сюжете. В понедельник утром пройдет конференция по сценарию. Я хочу, чтобы новые эпизоды были записаны как можно скорее.

Так ведь никакой спешки нет, – небрежно сказала Клаудия. – Я буду здесь всю следующую неделю.

– Да? – нахмурилась Физз. – А как насчет рекламы шоколада?

Там возникли проблемы. Кто-то из держателей акций «Шоколадной компании» стал возражать против стиля рекламной кампании.

– Что за шоколадная компания? – спросил Эдвард.

– Она так и называется. «Шоколадная компания». Это новая компания, они планируют выход на рынок осенью, перед рождественской распродажей.

– Понятно. Но, как показывает мой опыт, держатели акций интересуются только прибылью и дивидендами, – цинично заметил отец.

– Об этом много писали в газетах, – защищаясь, сказала Клаудия. – О том, что у их рекламы сексуальная направленность.

– Да, я читал что-то об этом. – Отец откинулся на спинку стула. – А теперь, ты говоришь, они прекратили это? Хорошо сработано. Они сделали себе рекламу ни на чем. Я надеюсь, твой контракт к этому времени был подписан и заверен печатями. – Он повернулся к Физз: – Ты слышала об испанском фиаско?

Конечно, он был подписан, – сердито сказала Клаудия. – Но по соглашению я получу только неустойку в размере гонорара за съемку первого эпизода. Эдвард презрительно хмыкнул.

Тобой воспользовались, моя девочка. Они использовали твое имя и твою фотографию и заплатили тебе гроши за эту привилегию. На твоем месте я бы серьезно подумал о том, чтобы сменить агента.

Это должен был быть рекламный сериал, да? Из тех, что длятся годами? – спросила Физз с беспокойством за сестру.

– Да. Но я переживу это. Если честно, я совсем не уверена, что хочу играть роль девушки, которая не может сказать «нет», если ей предлагают нужную марку шоколада.

Ты бы так не говорила, если бы твое лицо мелькало на телеэкране семь дней в неделю, – недовольно сказал отец.,

Клаудия подчеркнуто проигнорировала это.

– Все равно ничего нельзя сделать.

А так как я временно не работаю, Физз, я могу остаться в Брумхилле. Поближе познакомиться с Мелани. И с Люком, – добавила она с легкой поддразнивающей улыбкой.

Но Физз устала от игр Клаудии.

Ты уверена, что Мелани захочет знаться с тобой? После того, что ты сказала репортеру в Австралии?

Клаудия вспыхнула. Физз могла поклясться, что то интервью не было выдуманным.

– Как ты об этом узнала?

Узнала о чем? – Эдвард поднял голову от своей тарелки.

– Клаудия не очень любезно отозвалась о Мелани. К сожалению, это случилось во время беседы с репортером. – Физз посмотрела на сестру: – Я не была уверена, что ты видела эту заметку.

Конечно, я ее видела. Но я не говорила ничего подобного.

Говорила. Краска на ее щеках не могла означать ничего другого.

– О чем вы говорите?

– Ничего особенного, папа. Налить тебе еще вина? – с неожиданной заботой предложила Клаудия.

– Я все же хочу, чтобы запись новых эпизодов сериала была сделана как можно быстрее, – продолжила Физз. – А то вдруг тебе неожиданно предложат какую-нибудь заманчивую роль, от которой ты не сможешь отказаться.

– Вряд ли стоит на это рассчитывать. В этом месяце мне определенно не везет.

Физз нахмурилась. Она достаточно хорошо знала свою сестру, чтобы не продолжать эту тему. Она вернулась к разговору после обеда, когда отец удалился в свой кабинет под предлогом, что у него много работы. Сестры знали, что он собирается мирно вздремнуть у камина, но даже Клаудия не осмеливалась высказывать подобное предположение вслух.

– Клаудия, сколько ролей неожиданно уплыло у тебя из рук за последнее время? – спросила Физз.

Сестра пожала плечами.

– Ну, я думала, что получу роль в политической драме, но ее отдали Марти. – Она усмехнулась, скорчив гримасу. Обе актрисы постоянно конкурировали за одни и те же роли, и в этом не было ничего необычного. – И еще было прослушивание на роль в возобновленной постановке «Частных жизней», но в последний момент оказалось, что не хватает денег. Когда-то я не знала, как успеть везде, а теперь у меня практически нет работы. Почему, Физз?

Физз покачала головой.

– Я не знаю. У нас тоже финансовые трудности из-за того, что случилось с «Харрис индастриз».

– Да? И у папы проблемы с деньгами. Ты об этом знала?

– Он действительно в последнее время выглядел усталым и озабоченным, но я так была поглощена собственными проблемами… Это серьезно?

– Он пообещал финансовую поддержку той телевизионной постановке, в которой он участвует. Это было твердое обещание. А сейчас, когда он уже приступил к съемкам, двое из его спонсоров отказались от участия. И теперь ему придется вложить гораздо больше собственных денег, чем он рассчитывал. А сейчас не самое лучшее время, чтобы ликвидировать активы.

– Я об этом не знала. Троекратный удар молнии? Совпадение? Маловероятно. Допустим, что Люк мог узнать о том, чем занимается Клаудия, из газет. Но он сказал, что Физз может не беспокоиться о загруженности Клаудии. И на том письме, которое Физз подняла с пола в приемной его кабинета, был логотип «Шоколадной компании».

Тебя что-то беспокоит, Физз? Она встретила взгляд сестры и на мгновение поддалась искушению выложить все. Но это выглядело смешным. Никто не стал бы заходить так далеко, чтобы отомстить за язвительное замечание, подхваченное репортером.

– Я не знаю. Наверное, Джулиан прав. У меня навязчивая идея. Но с тех пор как Люк Дэвлин приехал в Брумхилл, жизнь стала… труднее.

Клаудия улыбнулась.

– Просто он не из твоей весовой категории, сестричка, – сказала она, по-кошачьи свернувшись калачиком на диване. – Оставь его девушкам, которые умеют обращаться с такими мужчинами.

– Пожалуйста, путь свободен, – отрезала Физз. Затем, увидев, как задумчиво раскрылись глаза сестры, взорвалась: – Честно говоря, мне все равно, и вообще, это не мое дело, но он очень некрасиво ведет себя по отношению к Мелани.

В ней с опозданием заговорила совесть. Она не слишком задумывалась о чувствах Мелани, когда расстегивала молнию на платье, когда рот Люка делал невозможные вещи с ее телом. Неужели?

Казалось, Клаудия находила возмущение сестры довольно забавным.

Ты прекрасно знаешь, что он живет с этой девушкой и при этом не прекращает флиртовать с каждой юбкой. Это само по себе плохо, но, когда Мелани осмелилась пойти потанцевать с Энди, он отчитал ее как непослушную девчонку.

Глаза Клаудии, большие и невинные, как у куклы, разглядывали Физз с лукавой усмешкой.

– Я знаю, что он сейчас живет с Мелани, но ведь это временное явление.

– Он просто играет с тобой, если сказал тебе об этом.

Слова вылетели прежде, чем Физз успела остановить их. Физз сразу поняла, что сделала ошибку. Выдала себя.

Ты боишься, что я отниму твою новую игрушку, дорогая? – рассмеялась Клаудия, глядя на потрясенное лицо Физз. – Вряд ли ты беспокоилась о бедной Мелани, когда занималась играми за закрытой дверью кабинета, сестричка. Можешь рассказать мне об этом, если хочешь. Обещаю, что я не буду шокирована.

– Я не понимаю, о чем ты говоришь. Физз наклонилась над камином и принялась яростно ворошить поленья, чтобы скрыть краску, которая залила ее щеки.

– Я говорю о замаскированных дверях и потайных лестницах.

Полено развалилось на две части и вспыхнуло, заставив Физз отпрянуть от огня.

– Посмотри, в каком ты состоянии, – продолжила Клаудия. – Точно в таком же, в каком была вчера, когда мой приезд прервал происходящее. Нам совсем ни к чему повторение того, что случилось с тобой, когда ты влюбилась в прошлый раз.

Этого не произойдет, но позволь мне вернуть комплимент. Ты много говоришь об играх и считаешь, что я наивна и глупа в том, что касается мужчин, но я могу сказать тебе, что Люк Дэвлин совсем не прост. Он опасен.

Однако Клаудию эти слова нисколько не обеспокоили.

– Мужчины типа Люка Дэвлина всегда опасны, – самонадеянно заявила она. – Но игра стоит свеч. – Она помолчала. – Послушай, Физз, у меня есть идея. Знаешь, мы ведь можем помочь папе.

– Мы? Ты что, совсем меня не слушала? У меня больше финансовых проблем, чем я могу расхлебать.

– Нет, подожди. Мы можем продать часть маминых драгоценностей, хотя бы по одной вещи каждая. Ты ведь все равно почти не носишь свои.

– О, Клод, – выдохнула Физз. Временами ее сестра была совершенно невыносима, она могла быть капризной и эгоистичной, и все же была способна на душевный, щедрый, искренний поступок.

– Что? – Клаудия широко раскрыла глаза, услышав рассказ Физз. – Копии? Ты хочешь сказать, что мы платим деньги за то, чтобы держать в банковском сейфе копии? – в ярости вопрошала она.

– По-видимому, да.

– Но как, черт возьми, ты это обнаружила? – нахмурившись, спросила Клаудия.

– Я уже говорила тебе, что у нас на радиостанции возникли финансовые проблемы, и я решила продать свою часть драгоценностей. Как ты правильно заметила, я все равно не ношу их, и мне показалось, что это хороший способ достать деньги для выплаты займа за новый ресторан.

– Я думала, Люк возобновил спонсирование радиостанции.

– Да. Но у меня возникло чувство, что здесь что-то не так. Это было еще до того, как я подписала соглашение с Люком и узнала то, что ты сказала о Мелани.

Значит, сейчас у тебя нет причин беспокоиться насчет финансового положения радиостанции? После того как ты подписала соглашение с Люком. В конце концов, что он может сделать? Заставить меня написать сто раз слова «Я чучело»? Публично извиниться перед трансляцией сериала?

Физз заставила себя рассмеяться. Высказанные вслух, ее страхи показались смешными.

– Наверное, ты права.

– Разумеется, я права. А теперь расскажи мне о ломбарде. Это было ужасно неприятно, да?

– Десять баллов по десятибалльной шкале.

Клаудия протянула руку и сжала ладонь сестры.

– Нет смысла говорить, что ты должна была бы позвонить мне. Все равно я была у Дэвида. Но мне жаль, что тебе пришлось пройти через это одной.

– Со мной был Джулиан. Он поддержал меня. Накормил меня в утешение поджаренным хлебом с фасолью.

– Джулиан – это твой ручной банкир?

– Он такой милый. Жаль, что я не люблю его.

– Совсем как Дэвид. – Клаудия немного помолчала. – Физз, ты ведь не осуждаешь папу за то, что он сделал?

Физз покачала головой.

– Я беспокоилась о тебе. Ты ведь любишь носить свои побрякушки.

– Но, милая моя, какое это облегчение! Как-то раз я потеряла одну сережку, уронила ее в сливное отверстие раковины в женском туалете одного фешенебельного ресторана. Я видела, как она блестит в глубине, и мне казалось, что я сумею достать ее. С помощью пилочки для ногтей я отвинтила заглушку снизу раковины, вода вылилась на ковер, но сережку я так и не достала.

– О, Клаудия! – Физз не удержалась от смеха.

– Ну, конечно, мне пришлось признаться в том, что я сделала, и заплатить за вызов сантехника, который надлежащим образом разобрал трубу, достал мой чертов бриллиант и собрал все заново. А ресторан прислал мне еще и счет за чистку ковра. Если бы я знала, что бриллиант не настоящий, я махнула бы рукой на эту сережку. Это не смешно! – сердито сказала она, взглянув на Физз.

– Прости, но я представила, как ты ползаешь на четвереньках под раковиной в луже воды…

Физз подтянула колени к подбородку и, уткнувшись в них лицом, начала раскачиваться в такт приступам смеха.

Клаудия не выдержала и тоже расхохоталась. Когда пять минут спустя в дверях появился Эдвард Бьюмонт, решивший узнать, в чем дело, они все еще не могли успокоиться.

Когда Физз вернулась домой, огонек автоответчика мигал. Физз догадывалась, кто мог оставить сообщение, и не хотела слушать его. А вдруг она ошибается? Вдруг это что-то важное? Она нажала кнопку прослушивания:

– Привет, Физз. Это Джулиан. Я просто хотел проверить, все ли у тебя в порядке, и напомнить о том, что я сказал в тот раз. Тебе определенно нужен старший брат, и я буду счастлив играть эту роль. Хочу предупредить, что это предложение не распространяется на твою сестру. Если тебе что-нибудь понадобится, ты знаешь, как меня найти.

Физз улыбнулась. Джулиан в самом деле был гораздо добрее, чем она того заслуживала. Раздалось несколько гудков и затем отбой. Так повторилось несколько раз. Кто-то звонил и не оставил сообщения. Физз чувствовала, что это был Люк Дэвлин.

С того самого момента, когда она впервые услышала это имя, ее тихому спокойному существованию пришел конец. А сейчас внутреннее чувство опасности превратилось в ощущение реальной угрозы. Не только для нее лично, но и для всей ее семьи.

Она сняла трубку телефона и набрала номер Джулиана.

– Что случилось, Физз? – спросил он без предисловий.

Ты на самом деле готов помочь мне, Джулиан?

– Старший брат к твоим услугам. Все, что угодно, кроме денег. К сожалению, я не могу распоряжаться деньгами, пока старик не отдаст концы, а я не очень хочу этого.

– Деньги сейчас уже не помогут. Я подписала бумаги Люка Дэвлина и отнесла его деньги в банк. Но мне нужна информация.

– Давай, выкладывай.

– Возможно ли установить компании, в которых Люк Дэвлин является основным держателем акций? Я хочу сказать, держит ли он сертификаты в банке?

Ты сошла с ума, Физз! – Джулиан забыл о своих непринужденных манерах. – Ты что, хочешь, чтобы я попал за решетку? Я не могу рыться в его личных бумагах. А если бы мог, то передача тебе частной информации явилась бы грубым нарушением всех банковских правил.

– Прости, я просто не подумала. Забудь об этой просьбе.

– А что у тебя случилось?

Физз рассказала о своих опасениях.

– Ну, если речь идет о конкретных компаниях, то можно просмотреть записи в Регистрационной палате.

– Не могла бы я… Последовала пауза.

Ты хотела сказать: «Не мог бы ты, Джулиан…» Да?

Э-э… да, именно так. Я бы поехала сама, но у меня завтра конференция по сценарию с утра, а днем заседание Попечительского совета пирса. А у меня такое чувство, что это не терпит отлагательств.

Тогда скажи мне названия компаний.

– У тебя есть ручка, чтобы записать?

– Боже, сколько их?

– Всего четыре. «Шоколадная компания», «Дикен фильм», «Хоксуэлл продакшн», «Карсуэлл холдинг». Я не уверена, что последние три – это полные названия.

– Насколько я знаю, «Шоколадная компания» – единственная среди них компания открытого типа. Если остальные частные, то будет гораздо труднее получить необходимую тебе информацию. Это зависит от того, смогу ли я найти кого-нибудь, кто связан с ними и кто будет готов поболтать за пинтой пива. Но я сделаю все, что от меня зависит.

– Возможно, я схожу с ума и все придумываю, но есть причины, по которым Люк Дэвлин хотел бы осложнить жизнь Клаудии. Трудно поверить, но, похоже, он пытается задеть и папу.

– А что насчет тебя? Тебя он не задел?

– Нет. – Она закрыла глаза. – Нет. Ему нужна радиостанция, чтобы добраться до Клаудии. Именно поэтому ему пришлось спонсировать нас.

– Дорогостоящее оружие.

– Может, я просто дура? Может, мне все это кажется?

Как она хотела бы, чтобы все было именно так. В ее голосе прозвучала жалобная нотка, но Джулиан не спешил успокоить ее.

– Стоит внимательно разобраться, не является ли все это случайным совпадением. Ну а какие еще у тебя проблемы?

– Клаудия и папа предложили, чтобы я устроила прием в новом ресторане. Что-то вроде небольшого обеда. Конечно, как человек, обеспечивший необходимый капитал, ты приглашен. – Она помолчала. – Клаудия обещала прийти.

Ты хочешь расплатиться таким способом? – усмехнулся Джулиан.

– Это все, что я могу предложить. Но учти, что она коллекционирует очаровательных молодых людей вроде тебя и держит их в качестве домашних животных.

– В таком случае, дорогая Физз, ничто не удержит меня дома.

Настойчивый звонок в дверь прервал их разговор. Физз положила трубку и повернулась к двери. У нее по коже побежали мурашки. Люк. Это мог быть только он. Если она будет стоять тихо, возможно, он уйдет.

– Физз!

Она сжалась, услышав из-за двери его голос.

– Физз, я знаю, что ты здесь; у тебя горит свет.

Звонок раздался снова. Физз услышала, как открыла дверь соседка по площадке.

– Она совершенно точно дома.

О Боже! Миссис Пуси страдала глухотой и, чтобы компенсировать это, почти кричала.

– Я слышала, как она пришла примерно двадцать минут назад.

Глуха как пробка, ну и ну.

– Позвоните еще раз. Быть может, она вас не слышит.

Не слышать его? Скоро сюда сбежится вся улица, чтобы посмотреть, что происходит. Физз не стала дожидаться этого и поспешила открыть дверь.

Люк Дэвлин, с маской усталости и тревоги на лице, стоял прислонясь к дверному косяку.

– Мне нужен адрес Энди Гилберта, – сказал он. – Срочно.

Физз в замешательстве уставилась на него. Она ожидала услышать от него все, что угодно, но только не это.

– Адрес Энди? – переспросила она. —

Зачем?

– Не прикидывайся, Физз, ты сама все время поощряла эту парочку. Так что лучше дай мне адрес, Потому что, предупреждаю тебя, я не в таком настроении, чтобы выслушивать всякую бессмыслицу.

– Неужели? Тогда позволь мне сказать, что твой приход сюда – полная бессмыслица. – Разъяренная до предела, Физз попыталась закрыть дверь. Он не позволил. – Если у тебя есть дела ко мне, Люк, ты сможешь найти меня завтра в моем кабинете в девять утра.

Физз продолжала держать дверь открытой, намекая, что ему следует удалиться. Люк проигнорировал намек. Он аккуратно отсоединил ее пальцы от дверной ручки и очень тихо закрыл дверь изнутри.

Он все еще держал ее пальцы в своей руке. Рука была холодной, и Физз почувствовала непреодолимое желание согреть ее в своих ладонях. Но инстинкт самосохранения взял верх, и она высвободила пальцы.

Люк усталым жестом провел ладонью по лицу.

– Я понимаю твои чувства, Физз. После того, что произошло прошлой ночью… Я звонил тебе каждую свободную минуту. Надеюсь, что записка помогла тебе понять… А где ты была?

– Не дома.

Он сделал глубокий вдох, как будто с усилием пытаясь взять себя в руки.

– Хорошо. Оставим нас на потом. Но мне нужно найти Мелани. Я должен убедиться, что с ней все в порядке.

– А что могло с ней случиться?

– Физз, пожалуйста. Я обещал ее матери, что позабочусь о ней.

– Ее матери?

И он думает, что она поверит?

– Мелани говорила мне, что ее мать умерла год назад, – сказала Физз.

Люк взглянул на нее так, как будто она его ударила. То, что она смогла так сильно ранить его, оказалось неожиданностью для Физз. В слепом стремлении защитить себя она не подумала о том, что Люк тоже способен на глубокие чувства.

– Если помнишь, я предлагала тебе уделить ей больше внимания вчера вечером, – заметила она более мягким тоном. Да, в ней безнадежно сидит старая тетушка, которая раздает советы, даже не задумываясь. – Как раз перед тем, как ты завлек меня в свой кабинет и запер дверь.

Он сделал усталый жест.

– Потом, Физз. Ты сможешь высказать мне все это потом. Сразу после полуночи мне пришлось поехать на фабрику, и я не…

– На фабрику? – Ее голос дрогнул, и она наконец-то позволила себе посмотреть на Люка. – Зачем?

– Двое рабочих, которые считали, что их вот-вот уволят, напились и решили устроить небольшой погром. Пришлось разбираться с этим.

– О Боже. Никто не пострадал?

– На одного из них упал станок. У него сломана нога и пара ребер. Второй отделался несколькими царапинами. Но потребовалось время, чтобы связаться с их семьями, обсудить вопрос с представителями профсоюза и организовать уборку цеха.

– Но ведь это важная новость местного значения. Почему мы на радиостанции ничего об этом не знаем?

Люк посмотрел на нее с иронией.

– Ну, извини, Физз. Мы были слишком заняты, чтобы звонить туда.

– Прости, я не подумала… Он покачал головой.

– На самом деле я решил, что надо проявить благоразумие, и, к счастью, все со мной согласились. Конечно, в полиции выразили недовольство, что я не стал возбуждать дело. Мне даже сказали, что если что-нибудь подобное повторится, то это будет моя вина. Но этого не произойдет. Я уверен.

– И ты при этом нашел время собирать подснежники?

– Подснежники? – Он чуть-чуть помолчал, потом слабо улыбнулся. – Ну… я всегда нахожу время для действительно важных вещей. Я поехал следом за тобой, как только понял, что тебя нет.

– Не понимаю зачем, ведь Клаудия прекрасно заменила меня?

– Клаудия никогда не заменит тебя. А когда я увидел, что у твоего дома нет твоей машины…

– Я поехала прямо в Павильон.

– Да, знаю. Я приехал на пирс, надеясь, что ты там, а не в какой-нибудь канаве… Но, конечно, я не смог войти и не решился вызвать спасательную шлюпку…

– Спасательная шлюпка не персональная служба такси, Люк. Если ты собираешься задержаться в Брумхилле, придется завести собственный катер, – предложила она.

Но не для того, чтобы с его помощью проникать в Павильон.

– Возможно, я так и сделаю. А пока что я вернулся сюда и оставил записку.

Он помолчал, явно ожидая от нее какого-то ответа, но сейчас было не лучшее время признаваться в том, что его записка вместе с цветами лежит в мусорном ведре. Так или иначе, у тебя была интересная ночь.

– Несомненно. А когда я вернулся домой, то обнаружил, что Мелани куда-то исчезла, наверняка с Энди. Поэтому я хочу получить его адрес, Физз. Пожалуйста.

– Не думаю, что это хорошая идея. Предположим… Ну, предположим, ты обнаружишь, что они…

К счастью, ей не пришлось произносить это вслух.

– Надеюсь, что нет, Физз, иначе тебе придется искать нового ведущего. Ты не сможешь защитить его. Я не отстану от тебя, пока ты не дашь мне его адрес.

Было ясно, что он не шутит.

– Хорошо, но я поеду с тобой. Несмотря на твое мнение об Энди, он слишком ценный сотрудник, чтобы бросаться им.

Тогда мы возьмем твою машину, и я смогу отпустить такси. Я немного устал, чтобы вести машину. – Он неожиданно широко улыбнулся. – Собирать подснежники – чертовски трудное занятие. Физз не улыбнулась в ответ.

– Машина нам не понадобится. Энди живет за углом.

Они молча прошли по улице, потом повернули за угол. Физз остановилась перед недавно построенным многоквартирным домом.

– Это здесь. Квартира номер пять. Люк смотрел на фасад, явно не испытывая большого желания входить внутрь.

Это смешно, Люк.

– Я начинаю понимать твою точку зрения.

Тем не менее он угрожающе прищурил глаза, увидев Мелани и Энди, идущих по улице рука об руку, склонив друг к другу головы и весело смеясь над чем-то.

– Люк! – радостно вскричала Мелани, увидев его. Ее лицо просияло. Она высвободила руку, за которую ее держал Энди, подбежала к Люку и обняла его. – С тобой все в порядке? Что случилось на фабрике?

– Буря в стакане воды. Ничего серьезного, – сказал он, слегка встряхнув ее за плечи. – Самым худшим было приехать домой и не найти тебя там.

– Мне стало скучно одной в этом огромном доме после того, как все разошлись. Когда Энди позвонил и спросил, не хочу ли я выпить чашку чая с его мамой, я с радостью согласилась. Я не думала, что ты будешь возражать. Я обо всем написала в записке, – объяснила Мелани с легким укором.

– В какой записке?

– Я оставила ее на кухне на видном месте. О Господи, ты ведь, наверное, не заходил на кухню, – с комическим ужасом воскликнула она.

– Он не считает кухню достаточно важным местом, – негромко вставила Физз.

Люк бросил на нее резкий взгляд, затем снова повернулся к Мелани:

– Когда ты вернешься домой?

– К десяти. Мы взяли напрокат фильм, чтобы посмотреть на видео. А ужин закажем на дом, – сказала Мелани.

Она похожа на девочку-подростка, которая просит у отца разрешения прийти домой позже обычного, подумала Физз. Но ей не хотелось вникать в подробности их взаимоотношений.

– Вы нашли подснежники? – спросила Мелани, повернувшись к Физз.

– Подснежники?

Физз посмотрела на Люка, но он сделал вид, что какой-то предмет далеко в море полностью приковал его внимание.

– Я не смогла усидеть дома, когда на улице был снег, – объяснила Мелани. – Энди сказал, что снег быстро растает, и так оно и вышло, – с грустью сказала она. – Клаудия пошла вместе с нами, и мы нарвали кучу подснежников. Она сказала, что занесет их вам по дороге домой.

– Да, она занесла. Спасибо.

И не сказала ни слова. Наверное, она видела записку Люка… Вот зараза! А Люк…

Мелани нетерпеливо потянула Энди за рукав.

– До завтра, Физз.

Люк сурово взглянул на Энди.

– В десять часов. Не опаздывать.

Он постоял, глядя, как они скрылись в подъезде дома.

– Чай с его мамой! Ты можешь в это поверить? – спросил он.

– А почему бы нет? Вряд ли можно ожидать от девушки, что она будет сидеть дома всецело в твоем распоряжении.

– Я этого и не жду. Просто Энди немного старше, чем ее обычные приятели, – признал он.

При этих словах Физз усилием воли подавила истерический смех. Люк посмотрел на нее с удивлением.

– Когда я вернулся домой и увидел, что дом пуст, у меня в голове все смешалось… Я решил, что он увез Мелани еще прошлой ночью.

Люк вполне этого заслуживал, ехидно подумала Физз.

– Ну, хорошо, ты устал и, наверное, проголодался. Ты что-нибудь ел сегодня?

– Не помню. Какие-то бутерброды утром.

– А сейчас уже половина седьмого, – сказала она, раздраженная неспособностью мужчин позаботиться о себе. – Пойдем. Я приготовлю тебе что-нибудь поесть.

Это лучшее предложение, которое я слышал за целый день.

Это единственное предложение на сегодня, – сказала она. – А потом я отвезу тебя домой.

Через пять минут она открыла дверь своей квартиры, зажгла газовый камин в гостиной и сбросила куртку по пути на кухню.

– В этом шкафчике есть бренди, – сказала она. – Честно говоря, у тебя такой вид, что тебе стоит выпить немного.

Но Люк проигнорировал ее не слишком любезное предложение. Вместо этого прошел следом за ней на кухню, уселся на табурет и стал смотреть, как она разбивает яйца в миску.

– Физз, насчет прошлой ночи. Ты все поняла?

Она сосредоточенно смотрела в миску.

– Я все прекрасно поняла.

Тогда почему ты сердишься на меня?

– Я нисколечко не сержусь, – отрезала она, вкладывая в тостер два ломтика хлеба.

Это из-за того, что я не принес подснежники? – Он огляделся вокруг, как будто желая обнаружить их. – Я пойду и прямо сейчас нарву тебе целую корзину, если это вызовет у тебя улыбку.

– Не теряй время. Я выброшу их в мусорное ведро вместе с остальными.

Она начала взбивать яйца, потом отвернулась и вылила их на сковороду, продолжая взбивать. Некоторое время слышался только звук веничка, задевающего за край сковороды. Люк сидел так тихо, что она начала сомневаться, не ушел ли он. Она полуобернулась, и в этот момент ломтики хлеба подпрыгнули в тостере. Этот звук оказался настолько неожиданно громким в тишине кухни, что Физз едва не выронила сковороду. Люк все еще был здесь, он сидел и смотрел на нее.

Быстро, избегая смотреть ему в глаза, она нашла тарелку, намазала маслом ломтики подсушенного хлеба и положила сверху омлет.

– Что ты будешь пить? Чай, кофе? Их разделял кухонный стол, и эта естественная граница придавала ей некоторую уверенность.

– Если хочешь, у меня есть апельсиновый сок.

– Иди сюда, Физз, и я скажу тебе, чего я хочу.

– Соль? Перец? – продолжила она, охваченная неожиданной волной страха.

Зачем она привела его снова в свою квартиру? Что толкнуло ее на это? Ей следовало посадить его в такси и отправить домой. Как будто она не знала, чего можно ожидать от него. У этого мужчины все повадки кота. Говорят, что женщина всегда влюбляется в мужчин определенного типа… Возможно, это тот тип, против которого она не в силах устоять.

Она протянула ему солонку и с облегчением увидела, как он потянулся к ней. Но он не взял соль, а вместо этого схватил ее за запястье и прежде, чем она успела что-либо сделать, обвел вокруг стола, так что она оказалась в кольце его рук.

– Вот чего я хочу, Физз. Я мечтал об этом с того момента, как ты вырвалась из моих рук вчера вечером.

Он наклонился и поцеловал ее. Какое-то время она стояла в оцепенении, но потом теплый бальзам его губ начал проникать внутрь ее тела, успокаивая ее издерганные нервы, приглашая ее ответить, расслабиться в объятиях, которые только и могли принести ей желанное утешение. Когда Люк наконец поднял голову и в его глазах, полуприкрытых тяжелыми веками, промелькнул скрытый огонь желания, Физз была более чем готова ответить на его порыв.

– Я… я… Твой ужин остывает, – виновато выпалила она, освобождаясь из его объятий.

Она схватила чайник и с шумом наполнила его водой. Включила и повернулась, чтобы снова спросить, хочет он чаю или кофе, но передумала. Люк уже наглядно показал ей, к чему ведет этот вопрос. Вместо этого Физз начала хлопотать в дальнем углу маленькой кухни, стараясь сохранять максимально возможную дистанцию между ней и Люком. Она убрала со стола и подошла к мусорному ведру, чтобы выбросить яичную скорлупу.

– Спасибо, Физз. Все было очень вкусно.

Его голос, раздавшийся совсем рядом позади нее, заставил ее подпрыгнуть. Яичная скорлупа разлетелась по полу. Люк наклонился, чтобы подобрать ее, потом открыл крышку мусорного ведра и несколько мгновений задумчиво разглядывал его содержимое.

– И записка тоже? – произнес он наконец.

– Почему бы тебе не пойти и не сесть у камина? – предложила она с наигранной любезностью. – Я принесу чай через минуту.

Его рот скривился в иронической улыбке, но он не стал. спорить. И то, что он покинул кухню без новой атаки на ее чувства, совсем не успокоило ее.

Но когда она наконец после долгих проволочек накрыла на подносе чай и принесла его в гостиную, то обнаружила, что ее страхи оказались беспочвенными. Растянувшись на диване, подложив под голову маленькую подушку, Люк спал.

Тихо, чтобы не разбудить его, Физз поставила поднос на столик и села в кресло у камина. Она смотрела, как во сне мирно вздымается и опускается его грудь. Резкие морщинки, появившиеся на его лице за этот беспокойный день, разгладились во сне. Он выглядел моложе. Угроза уже не так явственно исходила от него.

Сон всех делает беззащитными, подумала Физз. Но она знала, что в случае с Люком Дэвлином это опасная иллюзия. Клаудия может делать вид, что ей нравится жизнь на грани такой опасности, и Мелани может вертеть им как вздумается, но Физз знала, что она не создана для подобных игр. Если она не положит конец тому, что происходит с ней, она может нажать на кнопку, означающую самоуничтожение. У нее возникло тяжелое чувство, что она позволила всему этому зайти слишком далеко.

ГЛАВА 10

Оторвав взгляд от Люка, Физз взяла книгу и попыталась читать. Она равномерно переворачивала страницы, но ее глаза лишь скользили по строчкам. Ей с трудом удавалось удерживать себя от того, чтобы не посмотреть на мужчину, который мирно дремал на ее диване и не подозревал о том замешательстве в ее душе, причиной которого он являлся.

В половине девятого Физз отложила книгу и подошла к дивану.

– Люк, – тихо окликнула она.

Он не пошевелился. Ей хотелось закричать на него, заставить его резко очнуться от сна. Именно так поступил он с ней. Она тихо и мирно брела по жизни, улаживала мелкие неприятности, занималась любимым делом и вдруг наткнулась на метафорическую кирпичную стену.

Но кричать на Люка не имело смысла. Если ее чувства идут вразброд с рассудком, не стоит винить в этом Люка. Она подавила в себе желание закричать и вместо этого легко дотронулась пальцами до его уха. Он моргнул и приоткрыл глаза, еще не совсем проснувшись. Физз повторила его имя. Люк узнал ее, и его глаза прищурились в улыбке.

– Привет, Физз. Неужели я заснул? – Он сел и потер руками лицо. – Был трудный день.

– Ничего страшного. Я бы вообще не стала будить тебя, но, поскольку ты сказал Мелани, чтобы она вернулась в десять часов, я подумала, что будет нехорошо, если ты сам опоздаешь.

– Мелани, – со вздохом произнес он. – Подумать только, я мог бы продолжать мирно спать на твоем диване, если бы мне не нужно было беспокоиться о… – Он замолчал и взъерошил рукой волосы. – Ну, может быть, это и к лучшему.

Безусловно, к лучшему, решила Физз. И все же не удержалась от вопроса:

– Почему ты так беспокоишься о ней? Люк посмотрел на нее, явно ожидая продолжения. Физз, понимая, что она и так сказала слишком много, пожала плечами.

Ты не думаешь, что пора отпустить ее?

– К Энди Гилберту?

– Она должна общаться с людьми ее возраста, должна развлекаться. А не сидеть дома, как десятилетняя девочка-жена в ожидании, когда муж вернется и обратит на нее внимание. – Она остановилась. – Извини, я не должна была так говорить.

– Нет. Ты права. – Он наморщил лоб, размышляя над ее словами. – Наверное, я чересчур опекаю ее. Я понимаю, что ей почти двадцать и у нее куча приятелей. Но она кажется мне такой беззащитной, и потом, я обещал своей сестре присмотреть за ней. Честно говоря, это оказалось труднее, чем я думал.

– Своей сестре?

Физз похолодела внутри. Она слегка встряхнула головой, пытаясь вникнуть в смысл его слов. Нет, это невозможно. Она не могла так ужасно ошибиться. Но совершенно неожиданно все стало казаться более разумным.

– Мелани твоя племянница? – оторопело спросила Физз.

– Конечно. А кто же еще?

Физз попыталась ответить, даже открыла рот, но не смогла произнести ни слова. Люк нахмурился.

– Физз?

– Я… я думала…

Она не смогла произнести это. То, о чем она думала, было поистине ужасным.

Тебе надо поспешить домой, – сказала она. – Если Мелани вернется первой, тебе несдобровать.

Ее попытка свести все к шутке провалилась. Физз сделала движение, чтобы отойти в сторону, но Люк поднялся на ноги, загораживая ей путь.

– Скажи мне, о чем ты думала, Физз.

– Люк, пожалуйста.

Но, заставив себя посмотреть в его лицо, она увидела, что он все понял сам.

Ты думала, что она моя любовница, да? – произнес он срывающимся от недоверия голосом. – Боже милосердный, но ведь она еще совсем ребенок!

– Вовсе нет. Она совершеннолетняя. И она очень красива. Я хочу сказать, что никто не стал бы обвинять тебя…

Вряд ли Физз могла улучшить дело подобными оправданиями. Наоборот. Его челюсти сжались, кожа на скулах натянулась, и лицо угрожающе потемнело. Физз уставилась в стену над его головой, напряженно вглядываясь в рисунок на обоях.

– Конечно, ты права. Именно поэтому я стремился удержать ее подальше от Энди Гилберта.

На какой-то блаженный момент Физз подумала, что он понял, что она сделала честную ошибку, и нетерпеливо поймала его взгляд. Но его глаза сковали ее холодом.

– Итак, давай придерживаться этой линии. Предполагалось, что я провожу свое свободное время, обучая искусству любви девушку, достаточно юную, чтобы быть моей дочерью? – сказал он, отчетливо выговаривая слова. – Я правильно понимаю ситуацию? Именно об этом ты думала?

– Люк…

Видимо, его вопрос был риторическим. Ему не требовалось ответа.

– Именно это было в твоей голове вчера вечером, Физз? Когда ты абсолютно по собственной инициативе сбросила платье, вовлекая меня в любовные игры на полу кабинета?

– Я не думала…

– Может быть, ты искала достойного учителя для себя, и я показался подходящей кандидатурой? Я знаю, что ты живешь, как монахиня, но, возможно, ты решила изменить стиль жизни? Или ты просто хотела отблагодарить своего спонсора?

Физз сделала шаг назад.

– Я думала… я думала…

Нет, все это было неверно. Рассудок не имел отношения к тому, что произошло за запертой дверью кабинета. Она тогда не думала, что чувствовала. Мир состоял из ощущений, и она просто реагировала на прикосновения, на умелые губы, на дразнящие руки. О да, он мог научить ее всему, что она хотела узнать о себе. Она ни на минуту не усомнилась в этом.

– Ну? И о чем же ты думала?

Она смешалась, потом сделала слабый безнадежный взмах рукой.

– Выбери любое, Люк, – сказала она. И она увидела, действительно увидела тот момент, когда он сделал свой выбор, когда его глаза превратились в осколки гранита, и ее сердц