/ Language: Русский / Genre:love_short,

Удачный контракт

Лори Фостер

Когда Тони Остин, владелец сети дорогих отелей, предложил Оливии Андерсон стать матерью-донором его будущего ребенка, та согласилась. Но Тони и подумать не мог, что у Оливии были свои планы, далекие от тех пунктов контракта, который они заключили между собой.

Лори Фостер

Удачный контракт

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Вот идеальная женщина, которая родит ему ребенка.

Тони Остин придирчиво разглядывал Оливию, в который раз уже изучая черты ее лица, оценивая фигуру. Конечно, она не красавица, но этого и не требуется. Оливия по-своему привлекательна, и вдобавок уравновешенна, уверена в себе.

Как всегда, она выглядела элегантно. Простое черное платье и черные туфельки. Ничего броского, лишнего. Да, впрочем, и это не столь важно. Решение принято.

С Оливией Андерсон, коллегой по бизнесу, он знаком вот уже три года. В их отношениях не было и нет ничего личного — и он намерен сохранить сложившееся положение.

Всего пару дней назад она явилась к нему с предложением расширить дело, то есть открыть магазин дамского белья в еще одном отеле из сети «Корона Остина». Он до сих пор не дал ответа, но обязательно ответит. Сегодня. А потом сам задаст один вопрос.

Тони Остин потер виски, пытаясь унять непонятное волнение. Что это с ним? Он готов согласиться!

Оливия улыбнулась. Весь этот вечер Тони внимательно наблюдает за ней. Почему? Причина одна. Ощущение близкой победы горячило кровь.

Вот и сейчас он неотрывно смотрит на нее. На его губах играет легкая, чувственная улыбка, которая, Оливия прекрасно знает, пробудила бы чувства любой одинокой, и даже не слишком одинокой, женщины. Но чувства Оливии Андерсон пробудит только новость, которую она жаждет услышать.

Ее жизнь — это ее бизнес, и у нее нет ни времени, ни желания на что-либо еще. Да и у него, без сомнения, тоже. Ей прекрасно известна репутация Тони. Ходили упорные слухи, что он покорил не одно женское сердце. И даже более того — все женщины, якобы попавшие в его сети, в один голос заявляли, что Тони — выдающийся любовник. Оставалось лишь гадать, так ли это. По крайней мере, с ней он весьма осмотрителен. И никогда не упоминает о своей личной жизни…

Она остановилась в нескольких дюймах от него, высокая, к тому же еще и на каблуках, и посмотрела ему в глаза. Здесь, у балконной двери, кроме них, никого не было. Оливия подняла свой бокал содовой в шутливом салюте.

— Тони!

— Привет, Оливия. — Голос его звучал глуше обычного, взгляд был полон решимости. — Тебе здесь нравится?

Что-то в его вопросе насторожило ее. Она еще раз осмотрела заново отделанное помещение, изображая повышенный интерес, которого вовсе не испытывала. Этот прием устроен в честь завершения ремонта отеля в центре города, ремонта, откладывавшегося десятилетиями. Теперь, отделанный и обставленный дорогой мебелью, он будет достойно конкурировать с другими отелями, обслуживая клиентов, которых не остановят высокие цены.

— Все очень мило, Тони.

Его ленивая улыбка стала еще шире, взгляд, словно сверлил ее.

— Не думаю, что ты пришла повеселиться. Похоже, тебя что-то беспокоит. — Он слегка наклонил голову. — Все тревожишься по поводу своего бизнеса?

Оливия проглотила свой импульсивный ответ вместе с остатками содовой в бокале. Потом проводила взглядом проходившую пару и проговорила:

— Меня интересует, принял ты решение или нет. Конечно, этот прием — не лучшее место для подобных разговоров, но… — Она повернулась к Тони. — Не изволишь ли просветить меня?

Тони довольно усмехнулся и пропустил вопрос мимо ушей.

— Не хочешь ли еще что-нибудь выпить?

— Нет, спасибо, — откликнулась она.

— На сегодня достаточно?.. Впрочем, я тоже не пью. Слишком многие коллеги выпивают — должен же кто-то оставаться трезвым, чтобы присмотреть за ними.

— И никогда себе не позволяешь?

— Изредка бокал вина за обедом.

— А я трезвенница.

— Личные причины?

Она кивнула.

— Очень личные. Ненавижу алкоголь.

— Возможно, при случае расскажешь мне — почему?

— Возможно.

Тони замолчал. Похоже, теперь больше всего его интересовали ее жемчужные серьги.

— У тебя есть пятилетний план, Оливия? Или ты стремишься к более отдаленной, великой цели?

Тони явно демонстрирует интерес, которого не проявлял раньше, и это может означать только одно — одобрение ее деловых качеств. А его мнение дорогого стоит. У него есть чему поучиться.

Говорят, за три года, прошедшие после смерти отца, Тони вдвое расширил сеть отелей «Корона Остина». Под его руководством эти весьма заурядные гостиницы превратились в шикарные отели. Теперь бизнесмены стремились проводить деловые переговоры на высшем уровне только в отелях «Корона».

Служащие любили Тони Остина и даже гордились своим выдающимся боссом. Портреты пионера делового мира и владельца одной из наиболее быстро растущих сетей фешенебельных отелей регулярно появлялись в различных журналах. Отели «Корона Остина» можно было найти по всей стране, а, вскоре, вероятно, и по всему миру.

Оливия наблюдала, как Тони прислонился к стене; впечатляющую ширину его плеч не скрывал даже элегантно сшитый черный смокинг. Да, этот мужчина прекрасно сложен, признала она. В свои тридцать с небольшим лет он обладает большей энергией и целеустремленностью, чем любой из ее знакомых. Темная прядь густых волос упала на его бровь, зеленые глаза внимательно оглядывали ее.

Оливия улыбнулась.

— Конечно, у меня есть план. Очень обстоятельный план. Если хочешь, изложу во всех подробностях.

Тони жестом подозвал официанта.

— Мы с мисс Андерсон будем во внутреннем офисе. Пожалуйста, принесите нам выпить, только безалкогольного, и постарайтесь, чтобы нас не беспокоили без крайней необходимости.

Официант кивнул, забрал их пустые бокалы и удалился. Оливия ощутила легкую нервную дрожь. Он готов уступить ей! Она не ожидала такого развития событий. Во всяком случае, того, что Тони захочет обсуждать дела сегодня, именно сегодня.

Взяв ее за руку, Тони начал пробираться сквозь толпу. Некоторые из собравшихся заметили это, но Оливия игнорировала любопытные взгляды. Об Остине всегда ходили слухи. В конце концов, он — преуспевающая местная знаменитость и всегда найдутся желающие покопаться в чужой личной жизни. Впрочем, здесь, в Виллоубруке, штат Индиана, в родном городе Тони, никто из хорошо знающих Остина не придает значения подобным сплетням.

Оливия мысленно репетировала свою речь, подбирала наилучшие, самые убедительные слова, способные склонить Тони на ее сторону. Она все еще размышляла, сможет ли с его помощью осуществить свой план.

Значит, именно в этих стенах она получит тот шанс, которого ждала всю жизнь. Все, что она имела и к чему стремилась, — это ее бизнес. Наблюдать, как растет и расширяется ее дело, означало жить той жизнью, о которой она мечтала.

Тони закрыл дверь и прислонился к ней. Забавно, но до сегодняшнего вечера он и не замечал, как мила бывает Оливия Андерсон, когда возбуждена, когда улыбается…

Сегодня она завила свои рыжеватые волосы, и они волнами спадали ей на плечи. Впрочем, и с прямыми волосами Оливия всегда выглядит элегантно. В этой женщине больше стиля и класса, чем в любой другой. А в карих глазах ясно читается сильный характер и… страсть. Страсть к работе, конечно.

Он шагнул от двери и включил единственную лампу, которая едва осветила обширное помещение. Пусть это проявление трусости, но ему приятнее полутьма, в которой можно спрятаться, делая свое предложение.

— Ты была когда-нибудь замужем, Оливия?

Оливия застыла, в глазах мелькнуло недоумение.

— Нет. И в ближайшем будущем ничего подобного не планирую, — покачала головой она. — Моя работа — моя жизнь. И я довольна этим.

Тони опустился в кресло напротив, задумчиво почесывая подбородок. Хотя именно этого ответа он и ожидал от нее, легкое беспокойство все же кольнуло его. Неправильно, что такая женщина, с ее достоинствами, с ее умом и характером, ведет одинокую жизнь.

— Сколько тебе лет?

Она моргнула, но четко ответила:

— Двадцать шесть. Фактически мой пятилетний план только начал вырисовываться в прошлом году. К тридцати годам, надеюсь, у меня будет весьма серьезное дело с еще тремя-четырьмя магазинами…

Он отмахнулся.

— Ты не оставляешь в своей жизни места для мужа, детей или других личных планов?..

Нахмурившись, Оливия настороженно взглянула на него. Конечно, нужно немного сбавить натиск, дать ей время. Но вся беда в том, что Тони никогда не отличался терпением. Если он что-то хочет, то хочет сейчас.

А он хочет ребенка.

Тони подался вперед и взял Оливию за руку, но она инстинктивно отпрянула и нахмурилась.

— Не понимаю, зачем задавать подобные личные вопросы. Я полагала, ты доволен нашим сотрудничеством…

— Более чем. Твои два магазина приносят прибыль и моим отелям. Не вижу препятствий для расширения дела.

Оливия облегченно выдохнула и одарила Тони очаровательной улыбкой.

— Именно это я и хотела услышать. Признаюсь, однако, ты удивил меня своими расспросами. Конечно, важно знать и понимать своих партнеров, не сомневаться, что они не забросят вдруг свой бизнес. Однако…

— Я хочу ребенка, — мягко перебил ее Тони.

Оливия замерла с открытым ртом, глаза ее от удивления округлились. Да, у нее милый ротик и губки мягкие и полные. А за ними прячется язычок, розовый и влажный… Кроме того, у нее замечательная кожа, что, конечно, плюс, не говоря уже о превосходном здоровье.

Оливия, наконец, прокашлялась и с нервным смешком проговорила:

— Мне почему-то кажется, это анатомически невозможно.

— Возможно, если я найду женщину, которая выносит моего ребенка.

Стук в дверь спас Тони на какое-то время от необходимости что-то объяснять. Он дождался, пока официант уйдет, плотно прикрыл за ним дверь и снова посмотрел в глаза Оливии.

— Я хочу заранее уверить — это не имеет отношения к твоему бизнесу. Третий магазин — твой при любых обстоятельствах. Я подпишу бумаги в понедельник утром, и курьер доставит их тебе.

Рот Оливии открылся и закрылся дважды, прежде чем она смогла пробормотать «Спасибо».

Тони налил стакан содовой и протянул его Оливии.

— Как уже сказано, я хочу ребенка. Сейчас у меня прекрасные сотрудники, которые сами могут вести дела, так что мне нет необходимости проводить столько времени в офисе. Я могу дать растущему малышу все, что нужно, но при этом не избаловать его. Я приложу все усилия, чтобы воспитать в малыше твердые убеждения…

Оливия подалась вперед и дотронулась до его руки.

— Не сомневаюсь, что из тебя получится превосходный отец, Тони.

— Спасибо.

— Не за что. Но какое отношение все это имеет ко мне?

— Какое?.. Я хочу, чтобы матерью была ты!

Реакции, что последовала за этим, он ожидал меньше всего. Оливия прикрыла рукой рот и после долгой паузы разразилась почти истерическим смехом. Тони вскочил, схватил ее за плечи, приподнял.

— Оливия! С тсбой все в порядке?

Она затрясла головой и зашлась в очередном приступе хохота.

— Разве я выразилась недостаточно ясно? Разве не сказала, что моя жизнь — это мой бизнес? Я не могу выйти замуж и определенно не могу…

— Замуж? Упаси Господи, я и не собираюсь жениться на тебе! — Сообразив, как двусмысленно это звучит, Тони поспешил объяснить: — От тебя требуется только выносить моего ребенка. Как только родишь, ты вольна делать все, что пожелаешь. Я прослежу, чтобы ты переехала в другое место — по твоему выбору, но тебе, конечно, придется переехать. Я не желаю никакого вмешательства в воспитание ребенка, и мы оба не хотим скандала. Думаю, тебе подойдет Северо-запад.

— От меня требуется?..

— Только выносить ребенка! — Тони, по-прежнему держа ее за плечи, почувствовал, как она напряглась, задрожала всем телом. Он заставил себя опустить руки. — Существуют специальные методики, позволяющие оплодотворить женскую клетку без полового контакта. Все будет…

Она дернулась, словно он ударил ее.

— Я неясно выразился, да? — Он провел рукой по волосам, потом пожал плечами. — Черт, впервые я не чувствую уверенности, излагая деловое предложение. А это именно так, Оливия! Мы заключаем контракт. — Он подождал, но она продолжала хранить молчание и смотреть на него расширенными глазами. — Что ты думаешь об этом? Скажи хоть что-нибудь.

— Я бы сказала. Но у меня нет слов. Он кивнул и глубоко вздохнул.

— Конечно, нужно время все обдумать.

— Именно так — нужно время, а сейчас уже почти полночь. Я работала весь день и завтра утром собиралась зайти в офис. — Ее голос задрожал, и она снова села в кресло.

Тони вздохнул с облегчением. Она не закричала о сексуальном домогательстве, не бросилась вон из комнаты. Нет, следует отдать Оливии должное, она — разумная женщина. И именно это ее качество нравилось ему больше всего.

— Во-первых, ты устраиваешь меня во всех отношениях, Оливия. Не как жена, не в плане личных отношений, но как донор. Твой интеллект временами поражает меня. Твои достижения, несмотря на совсем не легкую жизнь…

— Что именно ты знаешь о моей нелегкой жизни? — выдохнула она.

Вот в чем дело! Судя по упрямо выставленному вперед подбородку, он уколол ее самолюбие.

— Я провел расследование. Просто послушай меня, и ты поймешь, насколько оно было необходимо. Я знаю, что твои родители, принадлежавшие к среднему классу с очень умеренным доходом, погибли в результате несчастного случая во время наводнения, тебе было тогда только шестнадцать. Я знаю, что ты окончила полный курс в колледже, не оставляя работы, что ты достигла всего собственным трудом, не получая ни малейшей помощи от семьи или друзей. Фактически у тебя нет настоящей семьи и, насколько можно судить, близких друзей. — Тони понизил голос. — Ты никогда не встречалась с мужчинами — по крайней мере, продолжительное время — и занимаешься только своим бизнесом. У тебя весьма замкнутый образ жизни. Ты явно экономишь деньги, откладывая их на будущее. В обществе ты появляешься только ради бизнеса. — Он замолчал, почувствовав некоторое раскаяние.

— Как тщательно ты все проработал, — усмехнулась Оливия.

— Мне необходимо было убедиться, что ты подходишь. Пожалуйста, попытайся понять. Мне не нужна женщина, которая после зачатия вдруг решит, что хочет сохранить ребенка, меня или нас обоих. Все, что я узнал о тебе, подтверждает — ты абсолютно не заинтересована связывать себя детьми ни сейчас, ни в обозримом будущем. Правда?

Она отвернулась и устремила взгляд на стену.

— Правда. — Потом, нервно вздохнув, снова посмотрела на Тони. — Но я не заинтересована и выбрасывать из жизни целых девять месяцев. Беременность нарушит все мои планы, не говоря уже о моей репутации. Сплетням не будет конца.

— Не совсем так. То есть совсем не так, если я выполню твой пятилетний план за год. Ты найдешь свой бизнес в наилучшем состоянии, на что ты даже и не надеялась. И потом, тебе придется немедленно уехать отсюда, а уж вескую причину для долгого отсутствия я как-нибудь придумаю. — Она покачала головой, словно не доверяя, но Тони уже не колебался: — Я настроен очень серьезно! Я могу позволить себе иметь ребенка. Немедленно! Мой день рождения четырнадцатого ноября. Через неделю. К следующему дню рождения я хочу держать на руках своего малыша. Мне будет тридцать пять. Это определенный рубеж. Я достаточно молод, чтобы возиться с малышом, но и достаточно зрел, чтобы принимать стоящие решения касательно его будущего. Она окинула его недоверчивым взглядом.

— Но если ты так сильно хочешь ребенка, почему бы тебе не жениться и не родить ребенка общепринятым способом? И почему, в конце концов, я?

Она не отказывалась продолжать разговор, и у Тони несколько отлегло от сердца. Это добрый знак. Он победит. В конце концов, все преимущества у него: он — мужчина и более искушен в деловых переговорах.

— Видишь ли, вести бизнес, добиваться делового успеха, пользоваться уважением коллег — это одно, воспитывать же собственного ребенка — совсем другое. Мои брат и сестра не слишком погружены в бизнес, но у них чудесные, милые, прекрасные дети. А это, поверь, большее достижение, чем все мои прибыли. Я тоже хочу детей. — Он задумчиво посмотрел на нее и добавил: — Я хочу, чтобы меня любили, как любят их. Искренне, без всяких условий.

— Но почему без жены?..

— И мой брат, и моя сестра — они нашли свои половинки. Эти люди словно созданы друг для друга. Во всем советуются, поддерживают друг друга, радуются вместе. Искренне радуются. Иногда кажется, что они даже думают вместе. Поразительно! Временами я даже ревную. Это просто невероятно! И теперь я не удовлетворюсь меньшим. Но я до сих пор так и не встретил подходящую женщину, и, сказать по правде, уже устал искать. Большинство женщин не выносят, что я посвящаю столько времени работе. Если же они сами занимаются бизнесом, то целиком поглощены кабинетными играми, политикой компании, самоутверждением в созданном мужчинами и для мужчин мире корпораций. У таких нет времени для меня, тем более для ребенка. — Он заметил, как вспыхнули ее щеки. — Оливия, я не хочу никого осуждать. Женщинам намного труднее в этой жизни. Понимаю твое стремление быть впереди. До недавних пор я стремился к тому же.

— Пока твой бизнес не перестал требовать твоего постоянного присутствия.

— Именно так. — Не хватало только извиняться за свои достижения! — Ты сама знаешь, что у успеха есть и обратная сторона. У меня постоянное чувство, что женщины прежде всего оценивают мой банковский счет, а не меня самого.

Оливия вытаращила глаза.

— Неужели ты не представляешь, насколько привлекателен? — Она взмахнула рукой. — Насколько… насколько красив? Поверь, и без твоих отелей женщины бы охотились за тобой!..

Откинувшись на спинку кресла, Тони усмехнулся:

— Но не ты.

Оливии хотелось откусить собственный язык, но было поздно. Тони внезапно почувствовал себя хищником, гонящимся за своей жертвой.

— Не я, — спокойно согласилась Оливия. — У меня совершенно иные цели. Я не охочусь за мужчинами, как бы они ни выглядели.

Тони прищурился. Потом улыбнулся.

— Потому-то я выбрал именно тебя. Ты ни разу не оценивала меня в сексуальном плане.

Оливия заморгала.

— Я не знаю…

— Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду. Ты не заманишь меня в ловушку, даже если согласишься на мой план. Ты не слишком-то и хочешь меня. — Он помолчал, потом добавил: — Правильно?

— Э… правильно.

— Но это же идеальный случай! Я уже говорил, что восхищаюсь твоим интеллектом. Ты также обладаешь немалой долей сообразительности, и этим тоже стоит восхищаться. Наконец, ты здорова как лошадь. Я проверил — за последние два года ты не пропустила ни одного рабочего дня. У тебя добрая и щедрая натура — каждый это подтвердит. И ты должным образом сложена.

— Должным образом сложена?.. — Она словно боролась с удушьем.

Взгляд Тони переключился на ее ноги.

— Прекрасно сложена, — поправился он, позволив взгляду задержаться еще немного. — Стройные ноги, ровные плечи и прямая спина. У тебя достаточно широкая кость, но выглядишь ты вполне женственно Ты не склонна к лишнему весу, но вполне… крепкая. Если родится дочь, не придется беспокоиться, что она слишком хрупка, — я ненавижу это в женщинах. Она будет выглядеть очень мило. Как ты.

Его взгляд, несмотря на запрет разума, переместился на ее грудь, изящно подчеркнутую черным трикотажным платьем.

— У меня маленький бюст, — услышал Тони.

Она смотрела с вызовом, и он усмехнулся, оценив эту маленькую демонстрацию тщеславия.

— Совсем нет. Очень… очень сексуальный. Кроме того, если будет сын, это вообще не имеет значения. Почему бы тебе не принять предложение? — настаивал Тони. — Подумай в этот уикенд и приходи ко мне в понедельник. В случае согласия мы свяжемся с доктором и проделаем все до моего дня рождения.

Она вздрогнула.

— Проделаем?

— Да Я сдам сперму…

Она выгнула бровь.

— Сдашь… Как именно ты это сделаешь?

— Не твое дело! — Слова вырвались сквозь сжатые зубы, и Оливия расхохоталась. Никогда раньше он не замечал у нее чувства юмора; на деловых совещаниях она демонстрировала только решимость быть впереди. Бросив на нее рассерженный взгляд, продолжил: — Я сдам сперму, и они… ну, полагаю, это будет похоже на визит к гинекологу. Только вместо своих обычных процедур они введут ее тебе в матку, это называется «осеменение», и нам останется ждать результата.

— Звучит довольно отвратительно, — Оливия поморщилась.

— Я признаю, что природой предусмотрен другой путь оплодотворения, но так будет более безлично.

— Но почему?..

Ее откровенный взгляд и прямой вопрос смутили Тони.

— Что «почему»?

— Почему все должно быть так безлико? Почему бы тебе просто… не оплодотворить женщину, которую ты выбрал, естественным путем?

Тони почувствовал нежеланное возбуждение. Похоть, проклятая похоть! Он прочистил горло.

— Я хочу, чтобы это максимально соответствовало деловому контракту. А обнажиться… Заняться любовью с женщиной — совсем не деловое предложение. Это очень личное.

Она кивнула, как бы демонстрируя понимание. Потом улыбнулась.

— Мне все ясно. Я все обдумаю. Ты сказал, не хочешь слышать обо мне до понедельника?

— Я… — Он не понимал, что на нее нашло. Она действует совсем не так, как он ожидал, не так, как предполагал или предчувствовал. Эта женщина загнала его в угол. — Тебе не обязательно ждать, если примешь решение раньше.

— Скорее всего, я решу раньше, — кивнула Оливия. — Тебя устроит, если я сообщу решение завтра вечером?

ГЛАВА ВТОРАЯ

Ночью Оливия лежала в постели и презирала себя. Она — отвратительная лгунья и мошенница. Как можно так издеваться над другим человеком? Тони просто не представлял, с кем связался.

С шестнадцати лет она знала, что никогда не сможет иметь детей. Для нее это физически невозможно.

В больнице, за несколько часов до смерти, мать объяснила дочери, какой функции та лишена. Оливия — неполноценная женщина и никогда не сможет жить полной жизнью. Родить детей для нее так же невозможно, как для Тони. Вот почему она сделала бизнес своей жизнью. Единственной жизнью, которой жила.

Проглотив ком в горле, Оливия почувствовала, как слезы начинают жечь глаза при воспоминании о больнице. Ее, еще совсем девочку, привезли туда с болезненными спазмами в животе и кровотечением. Было ужасно стыдно, когда осматривал доктор-мужчина. Это казалось насилием и унижением. С тех пор она ненавидела больницы и ни за что не пошла бы к доктору без крайней необходимости.

Казалось, прошлое оставлено далеко позади, похоронены все несбыточные желания. Но сейчас, после предложения Тони, они нахлынули снова. Она хочет быть любимой, хочет родить детей, хочет вызывать страсть у единственного мужчины, который признает в ней женщину из плоти и крови.

Первые два желания остаются, увы, несбыточными, но о третьем стоит подумать. Ходят слухи, что Тони — исключительный любовник. А она была и остается женщиной и при случае может оценить его как мужчину.

Мысли Оливии потекли в этом направлении. Она прекрасно видела, как Тони не спускал с нее глаз. Это, конечно, большой плюс. Ей вообще нравился Тони: как человек и как мужчина. И надо же было такому случиться, чтобы именно он захотел от нее ребенка.

Само по себе это желание — драгоценный дар, наивысший комплимент женщине.

Тони вовсе не обязательно знать, что она бесплодна. Надо только убедить его проделать все естественным способом и две — всего лишь две! — недели пожить в свое удовольствие. А потом во всем признаться. Он найдет другую женщину, которая родит ребенка согласно его плану и в назначенный срок. Рано или поздно он добьется успеха.

Конечно, ее намерения трудно назвать благородными, но вреда от этого никому не будет. Только ей самой.

Когда следующим вечером раздался телефонный звонок, Оливии стоило огромных усилий не хвататься сразу за трубку. Она все-таки дождалась четвертого гудка.

— Алло?

— Оливия? Это Тони.

Вот так. И ничего больше. Она прокашлялась.

— Привет. — Она сделает это, ухватится за представившуюся возможность. Но, конечно, ничего не примет от него, не считая магазина, который ей уже обещан. Ее не будет терзать чувство вины, потому что она не воспользуется деньгами Тони Остина. Она использует только его тело. На короткое время.

— Привет. — Последовала долгая пауза. — Ты уже решила?

Она прикусила губу, потом сделала глубокий вдох.

— Решила. Но… у меня есть ряд условий, которые следует обсудить.

— Это твое право!

Радость в его голосе была неподдельной. Оливия отогнала подальше чувство вины и усмехнулась.

— Вероятно, тебе следует знать мои условия, прежде чем соглашаться.

— Я готов на все. Ты, я знаю, не жадина. Не оставишь меня банкротом… — пошутил он.

— Давай забудем о докторах! — перебила его Оливия.

Мертвая тишина.

— Прошу прощения?

— Я не хочу проходить через руки докторов. Я хочу… хочу сделать все естественным путем.

— Естественным?..

На том конце трубки повисло молчание.

— Да, черт возьми! Ты, я, мы двое, как назначено природой.

Ни звука.

— Тони?

— Я здесь.

Оливия ждала. Странно, но она словно слышала суматоху мыслей в голове Тони, как слышала гулкие удары своего сердца.

— Не угодно ли объяснить — почему? — проговорил он, наконец.

Оливия покачала головой, поняла, как это глупо, и закрыла глаза.

— Конечно, объясню. Я просто…

— Нет, подожди. Это не телефонный разговор. Ты занята?

— Сейчас?

— Да, сейчас. Поверь, я не усну, если не пойму — почему.

— Хорошо. — Оливия осмотрела свою комнату. — Мы можем где-нибудь встретиться.

— Нет, я заеду за тобой.

Раздались короткие гудки, но для Оливии они звучали барабанной дробью. Слишком поздно менять решение. Однако неизвестно, где сейчас Тони и как скоро появится. Она бросилась в спальню. Нужно переодеться, нужно надеть что-то подходящее.

Но, открыв шкаф, она замерла. Это смешно. Какое, черт возьми, нужно платье, чтобы объявить мужчине: я согласна родить тебе ребенка, но только в обмен на доставленное удовольствие?

Особенно если знаешь, что дурачишь его, что не выполнишь договор, что он никогда не получит желаемого. Ребенка Тони посмотрел на дверь ее квартиры и уже приготовился постучать, потом опустил руку. Проклятье, почему женщины не идут прямой дорогой? Он предложил Оливии честный договор, а она начала мутить воду. Стоит ли заходить так далеко?

Кто бы мог подумать, что она попросит такое? В ней всегда чувствовалась тайна, но подобное развитие событий застало его врасплох Временами, заходя в ее магазин и разглядывая очень возбуждающее белье, которое она укладывала в корзины, Тони задумывался, неужели и сама Оливия носит эти крошечные клочки роскошной пустоты, неужели балует свое тело шелком и кружевами. Это казалось невероятным. Но сейчас…Тони провел рукой по волосам, затем решительно постучал в дверь. Немедленно распахнулись три двери. Оливия и двое соседей разглядывали его, последние — с нескрываемым любопытством. Только этого ему не хватало!

Оливия попыталась улыбнуться.

— Входи!

— Нет. — Он покачал головой, оглянувшись на соседей. В одной двери сейчас стояла пожилая пара, молодая особа в бигуди — в другой. Тони обратил взор к Оливии. — Лучше поедем прокатимся.

Оливия колебалась.

— Хорошо. Только накину жакет.

Тони выругался про себя. Ему не нужны зрители, потому что он не намерен развивать отношения с Оливией. Согласно его простому, чисто мужскому плану, он должен дать ей адрес доктора, а затем услышать от нее, желательно по телефону, произошло ли зачатие. Стоять же в ее двери, являясь мишенью для любопытных взглядов, — нет уж, увольте!

Наконец, Оливия появилась, неторопливо шагнула за дверь, проверила замок, потом опустила ключи в карман.

— Я готова. — Затем словно нарочно повернулась к соседям и кивнула каждому из них. — Пока, Хильда, Лерой, Эмма. Это Тони Остин. Надеюсь открыть еще один магазин в его сети отелей. Правда, здорово?

Едва они вышли из здания и направились по улице, он не смог удержаться:

— Это было первый и последний раз…

— Что?

— Встреча у твоей квартиры. Я не собираюсь делать свою жизнь достоянием твоих соседей.

Он открыл дверцу машины, но Оливия медлила.

— Ты хочешь сказать, мы встречаемся не последний раз? Ты согласен с моими условиями?

Вот настырная баба! Почему он не замечал раньше, какой хитрой и упрямой она бывает? Сообразительная, с одной стороны, упрямая — с другой.

— Посмотрим, — проговорил он уклончивым тоном и практически затолкал ее в салон. Потом обошел машину и сел за руль.

— Видишь ли, в чем дело, Тони… Мне не нравится сама идея медицинского вмешательства, вот и все. Если ты не хочешь даже прикоснуться ко мне, нам не о чем говорить.

Он сжал руки на руле. Прикоснуться к Оливии? Да он с удовольствием прикоснется к ней — прямо сейчас, вот этими руками, этими губами, всем своим телом. Но он не смеет. Нет! Иначе…

— Тони?

— Сделай мне одолжение, Оливия. Придержи свои мысли при себе, пока мы не съедем с дороги. Там можно спокойно обсудить твои… условия.

— Как скажешь.

Черт возьми, она слишком легко согласилась, и это настораживает. Но по крайней мере, она держала язык за зубами все пять минут, давая ему благословенный шанс взять под контроль свое либидо. Потом она очень осторожно, словно нащупывая почву, спросила:

— Ты рассматривал возможность, что я не забеременею? В конце концов, нет гарантии, что я окажусь… плодородной почвой для твоего семени. Сколько попыток ты намерен предпринять, чтобы оплодотворить меня?

Плодородной почвой? Для его семени? Те пять минут, что потребовались Тони для успокоения, внезапно полетели к черту. Оказалось, что эти смехотворные эвфемизмы возбуждают больше, чем самый эротичный шепот, какой он когда-либо слышал. Возможно, из-за того, что он предвидит результат? Ведь до сих пор он не рассматривал ни одну женщину как мать его ребенка.

— Доктор упоминал, что иногда требуется несколько попыток, чтобы произошло оплодотворение.

— А естественным путем? Говорил ли доктор о продолжительности… ээ… времени зачатия?

Тони почувствовал, что задыхается.

— Честно говоря, об этом я и не спрашивал…

— А следовало бы!

Тони свернул с главной улицы на узкую и пыльную дорожку, ведущую в тупик.

Он весь вспотел, но не стал глушить мотор — вечера в начале ноября прохладны. Повернувшись к Оливии, он уже открыл рот, чтобы выдвинуть свой аргумент, и застыл на месте, потрясенный.

Лунный свет лился сквозь окна, подчеркивая блеск ее волос, форму уха, выгнутые дугой брови. Ее пушистые ресницы отбрасывали тень на щеки и скрывали глаза. Ее руки лежали на коленях. Вся она казалась такой неуверенной в себе, такой… ранимой. Совсем не тот образ, который он привык видеть.

Да, она не красавица. Самая элегантная женщина из его знакомых, но красотой не отличается. Он встречался с более привлекательными женщинами, занимался с ними любовью, заводил длительные романы, которые, впрочем, оставляли его холодным. Оливия же — единственная женщина, которая привлекала его не только как объект вожделения.

Он продолжал молчать, и она заговорила первой:

— Да, то, что я прошу, звучит абсурдно. Я понимаю, что у тебя нет недостатка в женщинах, Я знаю тебя давно, и ты, совершенно очевидно, не слишком желаешь меня. Ничего страшного, ведь и у меня не было особенных желаний в отношении тебя. — Ее руки зашевелились на коленях, голос слегка дрогнул. — Ты не хочешь принимать на себя личных обязательств, и я тоже. Потому-то я и ухватилась за эту идею. Я редко допускала близость с мужчинами. В наши дни только идиоты могут позволить себе случайный секс. А начинать долгий роман я не хочу. Так что, думаю, мы оба получим то, что желаем.

Тони чувствовал себя совершенно ошарашенным.

— Я хочу ребенка. А что хочешь ты, Оливия?

Она повернула голову, посмотрела за окно и прошептала:

— Я хочу пережить жаркий, безудержный, незабываемый роман. В течение двух недель. Если за это время я забеременею, ребенок твой, и мы будем действовать согласно твоему плану. Если не забеременею, то продолжу жить, как жила, а ты отправишься искать другую женщину, которая, надеюсь, окажется более плодовитой. Ты мне ничего не должен. Я буду считать, что мне заплачено сполна.

— Заплачено сполна? Сексом? Ты говоришь как…

— Совершенно отчаявшаяся женщина? Да, так оно и есть. — Она повернула голову. В полутьме ее глаза были огромными и совершенно черными. — Я хочу узнать, что, значит быть с мужчиной. Но это должен быть мужчина, которому я доверю и свою безопасность, и свое здоровье.

Тони нахмурился.

— Оливия, ты случайно не девственница?

— Нет, но почти. — Она показала два тонких пальчика.

— Ты занималась сексом с двумя мужчинами?

— Нет, я занималась сексом дважды. С одним мужчиной или, скорее, мальчиком. Возможно, он делал что-то не так, поскольку я ничего не испытала. К тому же мы были полностью одеты. Это происходило на заднем сиденье его машины. И он постоянно пыхтел. Постоянно — я имею в виду, все три минуты. Без перерыва.

— Ну… — Тони с трудом подавил смех и постарался быть серьезным. — Полагаю, у меня получится лучше.

— Я очень на это надеюсь… Я не хотела унижать того парня. Мы учились в колледже, и он увлекался футболом. Вероятно, я сама виновата в том, что была недостаточно разборчива… Сейчас же я вправе надеяться, что результат будет более… положительным. — Она взглянула на него. — Ты боишься, что я, познав твою потрясающую технику, вдруг решу, что не могу жить без тебя, и потребую брачных обязательств?

Она попала почти в точку. Нельзя сказать, что Тони был стопроцентно уверен в своих выдающихся способностях. Но женщины, как известно, слишком часто связывают секс с любовью. Нужно расставить все точки над «i»…

— Видишь ли… — неуверенно начал он.

— Я понимаю твои чувства, Тони! — перебила его Оливия. — В данный момент ты хочешь только ребенка, но, когда увидишь женщину, которая носит его, когда увидишь перемены в ее теле, не перенесешь ли свои чувства с малыша на мать?

Он оторопело посмотрел на нее.

— Я не планировал следить за переменами…

— Не планировал? Но, как я поняла из книг, эти перемены — самое интересное. Ты не хочешь почувствовать движений малыша? Как-то раз я видела фильм по телевизору, это было невероятно. Ультразвук показывает малейшие движения плода. Можно даже пересчитать пальчики на ручках и ножках.

Его голова неожиданно закружилась от все нарастающих сложностей.

— Наверное… наверное, мне следовало обдумать получше, — пробормотал он.

— Прошу прощения. Я смутила тебя?

— Нет. Просто я не думал о дородовых наблюдениях. Все мои мысли концентрировались на малыше после рождения. Но мне, конечно, хочется увидеть и почувствовать перемены. — Он пристально посмотрел на Оливию. — Ты не будешь возражать?..

— Против чего?

— Если я буду следить за тобой? Если буду наблюдать за переменами в твоем теле, пока малыш растет, если буду изучать эти перемены, принимать в них участие?

Она замолчала. Ее пальцы нервно перебирали край платья. Потом она покачала головой и успокаивающе проговорила:

— Нет. Не буду возражать. Если ты захочешь, и… если я забеременею.

— Оливия, нет причин сомневаться в этом! Ты — здоровая, молодая женщина в самом расцвете детородного возраста. Я уже проверил, и доктор подтвердил, что у меня достаточная потенция, чтобы произвести ребенка.

Оливия сделала глубокий вдох и протянула руку.

— Итак? По рукам?

Он пожал ее узкую ладонь и хрипло проговорил:

— По рукам.

— Когда начнем?

С тем же успехом она могла бы спросить: когда мне раздеться? Когда ты хочешь прикоснуться ко мне, войти в меня? Он едва не задохнулся, когда невыносимо эротичные образы обрушились на его уже одурманенный мозг.

— Полагаю, тебе самой следует определить, когда… — Он жадно схватил ртом воздух и решительно закончил: — Когда у тебя будет наиболее подходящий момент. Ты… э… записываешь подобные вещи?

— Конечно. Все женщины записывают, если не хотят получить сюрприза. Тебя устроит, если я сообщу подходящее время, и тогда мы проработаем все детали?

Как она может так спокойно рассуждать! Ведь это практически приказ доставить ей удовольствие, заняться с ней любовью так, чтобы она никогда не забыла!.. Его мозг усиленно искал ответ, спотыкаясь о бесчисленные препятствия. Черт возьми, невозможно найти походящие слова.

— Устроит, — буркнул Тони.

— Я посмотрю в свой календарь, уточню, когда наиболее вероятно зачатие, и позвоню тебе.

— Запиши мой домашний телефон, Оливия. Я не хочу пропустить твой звонок, когда… когда ты будешь готова.

— Хорошо.

Остаток уикенда Оливия провела за зубрежкой процедуры зачатия. Хотя у нее никогда не было регулярного цикла и нет шанса зачать, она решила, что лучше все тщательно проработать. Просто чтобы у Тони не возникало подозрений.

Решив объявить наиболее подходящим временем следующий уикенд, Оливия испытала странное чувство — смесь предвкушения, вины и такой знакомой неуверенности в себе. Но она решительно стряхнула с себя сомнения. В понедельник, когда Тони, как обещал, пришлет новый контракт, она воспользуется поводом и свяжется с ним.

Она торопила своего адвоката, и на следующее утро контракт о новом магазине с небольшими поправками лежал у нее на столе. Оливия заставила себя выждать еще день, затем сняла трубку и через секретаршу назначила Тони деловой ленч. Было лишь утро среды, четвертый день после заключения соглашения с Тони, но ей казалось, что прошла целая вечность.

Как она и рассчитывала, его секретарша перезвонила и сообщила, что Тони выделил время, чтобы встретиться с ней в их обычном месте. Они встречались в этом ресторане и раньше, чтобы обсудить дела, но сегодня — особенный день. Оливия покинула свой офис с контрактом в портфеле, руководством по беременности и улыбкой на лице.

Тони был уже на месте, когда она появилась. Он занял уединенный столик в глубине ресторана, подальше от любопытных глаз и ушей. Оливия молча одобрила его выбор и заставила себя поприветствовать его в обычной, деловой манере. Тони стоял, не сводя с нее глаз, пока она не села, потом официант подал меню.

Тони еще раз осмотрел ее долгим взглядом, потом спросил:

— Какие-то проблемы с контрактом, который я послал тебе?

— Лишь несколько незначительных поправок, — успокоила его Оливия.

— У тебя всегда поправки, Оливия, но не сомневаюсь, что придется их одобрить. Тебя вообще редко удается победить.

Она усмехнулась и проговорила:

— В любом случае ты побеждаешь слишком часто. Иногда проигрывать полезно.

— Но побеждать приятнее. — Он помолчал, потом взял ее за руку. — В данном случае, думаю, тебе не было нужды утруждать своего адвоката. Я уже сказал, что дам тебе все, что попросишь.

— Нет!

— Нет?.. — Брови его взлетели вверх.

— Я хочу, чтобы наше самое последнее соглашение стояло отдельно, Тони. Оно не имеет никакого отношения к… к другим. Прочитай документы и верни мне.

Он с интересом разглядывал ее, поставив локти на стол и подперев подбородок ладонями.

— Ты больше ничего не хочешь мне сказать?

Убрав салфетку и отодвинув тарелку с салатом, она положила на колени свой портфель, извлекла из него свое краткое руководство по беременности, открыла на отмеченной странице и выложила книгу на стол.

— Я проработала наш последний вопрос, и, похоже, ближайший уикенд — самое многообещающее время.

— Итак, впереди две недели? Я имею в виду — до установленного тобой конечного срока?

Ее двухнедельный временной лимит. Или она забеременеет, или время контракта истечет. Оливия едва не застонала от собственной наглости.

— Именно так. Две недели ровно. — На самом деле она взяла эту смехотворную цифру с потолка, как и конечный срок. Она не может зачать, не может — с единственным яичником! И ее месячные нерегулярны, так что и временных рамок-то никаких нет. Нет овуляции, нет и беременности. С этим горестным фактом она смирилась за долгое время. Взяв себя в руки, Оливия проговорила:

— Думаю, я могу прибавить несколько дней. А ты?

— Несколько дней?

— Да, несколько. — Оливия нахмурилась. — Согласно этой книге, иногда необходимо дополнительное время. Послушай. Следует совершать половой акт не менее двух раз в сутки с интервалом не менее шести часов. Ясно? Нет причин начинать, если мы не готовы работать с должным энтузиазмом. Подобные вещи не терпят спешки.

— Я… э…

— Есть кое-что еще.

Тони поднял брови, не находя слов и не в силах что-либо возразить. Оливия продолжила ковать железо, пока горячо.

— Здесь также говорится, что до того момента тебе следует обходиться без секса, чтобы подвижность спермы была на высоком уровне. Возникнут проблемы?

— Оливия…

Она поторопилась объяснить свои предполагаемые резоны, не дожидаясь его вопроса. Пусть он не думает, будто ее замечание вызвано желанием владеть им единолично. Лишь вполне законное опасение.

— Ты же не хочешь истощать свою сперму, Тони?

— Оливия… — Он потянулся через стол и снова взял ее руку. — Ты, наверное, не представляешь, как все это действует на меня. Я всего лишь мужчина и, знаешь ли, не привык еще к подобным разговорам.

Его рука, теплая и сухая, показалась ей огромной. Оливия закрыла глаза. Она безжалостно издевается над ним ради собственного удовольствия.

— Прости. Честно говоря, мне самой тоже неловко. Я пыталась говорить прямо и откровенно, чтобы мы могли воспринимать все это в чисто деловом ключе.

— Я понимаю. — Он поколебался, потом отпустил ее пальцы и откинулся на спинку кресла. Его глаза горели жарким пламенем. — Но, боюсь, все это не сработает, Оливия.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Неужели она перестаралась?

— Ты передумал?

— Нет! — Он снова подался к ней. — Я много думал об этом последние дни и не верю, что можно спать с женщиной — с женщиной, которую знаю и которой восторгаюсь, — и делать вид, что между нами ничего нет. Однако, думаю, мы преодолеем это, если оба постараемся.

— Не уверена, что поняла тебя. — По крайней мере, он не отверг ее.

— Думаю, нам следует смотреть на это как на приключение. Пока будем ограничивать наше общение… э… процессом, мы, пожалуй, сможем держаться в этих рамках.

— Ясно. Никаких дружеских визитов между назначенными встречами.

— Именно так. Мы встречаемся, когда назначено, но в остальное время наши отношения остаются неизменными.

— То есть сугубо деловыми.

— Да.

Оливия поиграла своей вилкой.

— Именно об этом я всегда мечтала. Я буду наслаждаться, а ты демонстрировать свое мужское искусство, чтобы оплодотворить меня. — При этих словах в голове сформировался мысленный образ, и у нее перехватило дыхание. — Что касается всего остального… Как ты понимаешь, у меня нет времени для фривольных свиданий.

Он вгляделся в ее лицо, словно собираясь возразить, но потом покачал головой и проговорил:

— Так и быть, мы пришли к соглашению. И ближайший уикенд меня тоже устраивает. Не начать ли в пятницу вечером?

— Я буду весь день в южном отеле, но к шести закончу.

— Очень хорошо. — Он поправил на столе нож и вилку, и Оливия заметила, как дрожит его рука. Она тоже дрожала от нетерпения. — Я найду какое-нибудь уединенное место, и встретимся там. Таким образом, никто не увидит нас вместе. Нам следует соблюдать общепринятые приличия.

Оливия кивнула.

— Я тоже постараюсь, чтобы никто ничего не заподозрил. Мне самой не нужны грязные сплетни.

— Да, это очень важно. Моя семья живет поблизости, и все они только и думают, как бы наставить меня на путь истинный. Едва появится малейший намек на скандал… Даже страшно представить, что произойдет. Начнется что-то вроде боевых действий.

Оливия была заинтригована.

— Так они не знают, что ты запланировал? Я имею в виду — ребенка и все остальное?

— Нет, черт возьми! Мое семейство ужасно старомодное. Их мнение — все нужно делать по заведенному порядку.

— Сначала жениться?

— Вот именно. — Он снова улыбнулся той самой улыбкой, от которой у Оливии дрожь пробежала по телу. — Родственники самым усердным образом пытаются женить меня. Каждый считает своим долгом меня с кем-нибудь познакомить.

Оливия внезапно поняла, что они нарушили свои только что установленные правила. Разговоры о семье Тони выходят за рамки деловых и грозят опасными последствиями; чем больше она узнает о нем, тем желаннее он становится.

Пугающая перспектива. Она не вправе позволять себе излишне привязаться к нему — ни профессионально, ни эмоционально. И Оливия постаралась перевести разговор с семьи Тони на что-то менее личное.

Принесли их суп, и остаток ленча они обсуждали новый магазин Оливии и предполагаемый контракт по этому проекту. Все закончилось обещанием Тони убедить своего адвоката одобрить поправки и вернуть подписанные бумаги в ближайшее время.

Они постояли у выхода из ресторана, обтекаемые толпами спешащих перекусить служащих, и Тони коснулся ее руки.

— В пятницу в шесть.

— Я буду готова.

Питая отвращение к себе, Оливия всю вторую половину пятницы приводила себя в должный вид. Она пораньше покинула магазин, приняла душ, переоделась. Она собиралась вернуться вовремя и кое-что проверить, но задержалась из-за выбора наряда, пытаясь подобрать что-то одновременно и простое и сексуальное. Когда Оливия вернулась в магазин, оставалось совсем мало времени до ожидаемого появления Тони.

Попрощавшись с менеджером, она села просматривать свежий пакет заявок на работу — любезность Тони. Оливия уже решила перевести одну женщину на должность менеджера нового магазина, и сейчас нужно было заполнить освобождающуюся вакансию. Оливии всегда удавалось находить превосходных работников. За что платишь, то и получаешь. Золотое правило Тони.

Едва мысль об Остине мелькнула в ее голове, снова перед глазами поплыли образы из ее грез. Следовало бы купить новый костюм на сегодня, подумала она, критически осматривая свою простую бежевую юбку и чуть более темную блузку. Впереди ряд пуговок, начинающийся выше груди и заканчивающийся у воротника. И Оливия невольно представила, как Тони расстегивает эти пуговки, одну за одной…

Она отбросила свои обычные колготки, предпочтя им шелковые чулки с бледно-розовыми атласными подвязками — самый ходовой товар ее магазина. Она даже побрызгала духами самые интимные места. Туфельки на среднем каблучке подчеркивали стройность ног. Она распустила волосы, сделав пробор посередине и позволив им рассыпаться по плечам. Помада? Возможно, но только чуть-чуть.

А если надеть что-нибудь смелое, что-нибудь греховное и сексуальное?

Оливия подошла к корзине и выбрала комплект белья, откровенно соблазняющий кружевными розочками вокруг груди и между ног. Она потрогала материал, ощутив, как он скользит под пальцами, и с шумом втянула в себя воздух, представив, как его коснется рука Тони.

Услышав дверной колокольчик — вошедший явно не обратил внимания на табличку «Закрыто», — Оливия вздрогнула, потом быстро повернулась лицом к двери.

Тони шагал, засунув руки глубоко в карманы брюк. Их взгляды встретились, и он двинулся, не останавливаясь у прилавка, к корзине, у которой она стояла с открытым ртом и соблазнительной вещицей в руке.

Его глаза осмотрели ее с ног до головы, задержались на кружевах в руке.

— Мы здесь одни?

Оливия кивнула.

— Я только что закончила…

Тони приложил палец к ее губам. На его лице не было ни улыбки, ни привета в глазах. Лишь решимость, страсть и дикий голод. Он приподнял ее голову. А потом поцеловал ее.

Это действительно стоило ожидания.

Никогда раньше он так не тревожился из-за женщины. Сомневаться не приходится: она дразнит его, и это унизительно. Оливия в своей обычной решительной манере старательно и продуманно соблазняет его! Странно, но он никогда прежде не думал о ее деловом стиле, перенесенном на такое личное дело. Да, он чертовски мало знает о ее личной жизни. Скажем, носит ли она сама такое же сексуальное белье, какое сейчас держит в руках?

Но это он вскоре узнает. Потому что она, очевидно, использует одну и ту же тактику для достижения цели, будь то бизнес или секс. И она хочет его. Эта мысль терзала Тони всю неделю, и ему с трудом удавалось сохранять контроль над собой. Он уже страстно жаждал долгого, жаркого, интимного вечера наедине с Оливией. Один вечер и еще две недели. А потом он сможет выбросить ее из своей головы и дожидаться результата — того, ради чего он будет с ней. Но, черт возьми, какой приятный вкус у этих губ!

Тони знал, что следует оторваться, дать ей время перевести дыхание, но она не сопротивлялась, не демонстрировала потрясение. Она просто стояла, позволяя ему делать, что пожелает. Он снова прижался к ней губами, потом слегка коснулся языком ее нижней губы. Она застонала.

Он поднял голову и посмотрел ей в лицо. Ее карие глаза были прикрыты, густые ресницы словно упали вниз под собственным весом. Ее рот был все еще приоткрыт, щеки пылали. Ему определенно все это понравилось.

— Мы поедем ко мне домой. Она дважды моргнула.

— Я полагала, ты снимешь квартиру…

— Мой дом очень уединенный. Кроме того, сегодня мой день рождения, и мне хотелось бы отметить его дома.

Ее глаза расширились.

— С днем рождения. Я не знала… Тебе следовало бы отпраздновать с кем-то особенным.

Он уже хотел сказать, что она — особенная, самая особенная, но прикусил язык.

— Все в порядке. Более чем в порядке. — Он наклонился и быстро поцеловал ее. Она выглядела разочарованной, когда он поднял голову. — Не могу придумать лучшего способа, отпраздновать этот день. Ты сделаешь мне наилучший подарок. — И поторопился пояснить. — Ребенка, я имею в виду.

— Я догадалась, что ты имеешь в виду.

Но он лгал, лгал ей и себе. В данный момент он хотел только ее; мысли о ребенке уступили место страсти.

Оливия выглядела слегка оглушенной. Она потянулась за вешалкой, потом бросила кружевное белье на дно корзины. Тони осмотрелся, оценивая обстановку магазина. Конечно, он бывал здесь и раньше, но Оливия никогда не переставала поражать его своей организованностью и природным коммерческим талантом.

Легко понять, почему она успешно развивает свой бизнес. Все товары выставлены с безупречным вкусом. Манекены в стыдливых позах стоят в каждом углу, их совершенные формы задрапированы тонким шелком или атласом пастельных тонов, пряные ароматы, распространяющиеся из витрины с парфюмерией, витают в воздухе. Каждый дюйм пространства использован с максимальной пользой, нет ничего лишнего.

— Я подумывала заказать дополнительную партию, — проговорила Оливия, указывая на белье. — На этой неделе мы продали больше, чем ожидали. Белье очень удобное.

— Откуда ты знаешь, что оно удобное, Оливия? Ты носишь эти вещи? — Он наклонился и поймал кружевной край трусиков, провел пальцем по тонкой ткани.

Выпрямив спину и приняв дерзкую позу, которую он уже начал узнавать, Оливия кивнула.

— Конечно. Я лично испытываю все, что продаю.

Тони еще раз быстро осмотрел магазин, и на этот раз его взгляд остановился на комплекте из черного лифчика и трусиков Лифчик лишь подчеркивал полноту груди, оставляя открытыми соски, а на трусиках имелся очень удобный вырез. Почувствовав бешеное волнение, Тони понял, что нужно увозить Оливию из магазина, иначе он не выдержит.

— Ты готова ехать?

Взволнованная не меньше его, она кивнула и направилась за пальто. Тони помог ей одеться, потом взял за руку, чтобы направиться к выходу. Оливия слегка дрожала, и он хотел как-то успокоить ее, но, заметив, как заострились ее соски под мягкой тканью блузки, растерял все подходящие слова. Ему до боли захотелось коснуться этой груди, узнать, такая ли она нежная, как выглядит, попробовать ее на вкус, хотелось доставить Оливии то удовольствие, которого она требовала.

Выруливая с подземной стоянки, он решил, что, если не получится первый раз, у него достаточно времени продолжать попытки. Эта мысль заставила его усмехнуться.

— Что такое?

Он взглянул на Оливию и понял, что она следит за ним. Сейчас она выглядела несколько настороженной и даже смущенной.

— Эй, ты часом не передумала?

— Нет, но, должна признаться, эта твоя усмешка немного нервирует.

Он услышал легкую дрожь в ее голосе и взял ее руку, лежавшую на колене.

— Мне просто…

— Не терпится?

— Да, это самое подходящее слово. — Он снова усмехнулся. — А тебе?

Она нервно вздохнула и прошептала:

— Да.

Тони пришлось вцепиться обеими руками в руль. Никогда еще одно короткое слово не действовало на него так сильно. Ему хотелось гнать машину, скорее примчаться домой, но улицы были заполнены потоками машин и толпами спешащих за покупками людей. День Благодарения через две недели, и все стремятся использовать вечер пятницы. Черт их побери!

— Долго нам ехать?

— Минут двадцать. — Двадцать минут, которые кажутся двумя часами. — Ты проголодалась? Я могу остановиться у закусочной.

— Нет. Я не проголодалась.

Да, она торопится не меньше его. Эта мысль взбудоражила Тони. Они остановились перед светофором.

— Ну, если мы так торопимся, почему бы тебе не поцеловать меня? Честно говоря, мне отчаянно хочется.

Она несколько раз глубоко вздохнула и повернулась к нему. Тони поймал губами ее губы, прижал ее спиной к сиденью и на этот раз пропустил стадию подготовки. Он сразу проник языком в ее рот и встретился с ее языком. Руки Оливии легли ему на плечи.

Зажегся зеленый, и движение в черепашьем темпе возобновилось.

Они продолжали целоваться и ласкать друг друга при каждой возможности, и Тони чувствовал, что они оба уже на грани безумия. Но он не прекратил ласки и, в конце концов, терзаясь мучительным разочарованием, свернул на дорогу к дому. Дорога заняла двадцать пять минут, и каждая минута была увертюрой к дальнейшему. Оливия закрыла глаза и, казалось, сосредоточилась на дыхании. Ее пальто было распихнуто, колени плотно сжаты, руки вцепились, в сиденье и дрожали.

— Мы приехали, — проговорил Тони очень тихо.

Она медленно подняла голову и осмотрела его дом затуманенными глазами. Несколько секунд она не могла произнести ни слова, потом прошептала:

— О, Тони. Как красиво.

Он быт доволен похвалой.

— Я построил его несколько лет назад. И постарался, чтобы ни одно дерево не было спилено.

— Он выглядит почти частью пейзажа.

К этому Тони и стремился. Построенный из камня и дерева, одноэтажный дом раскинулся вширь, сливаясь с фоном в окружении дубов, сосен и зарослей кизила.

— Сейчас, когда ветви голые, дом хорошо виден. Но весной и летом он почти исчезает.

Тони нажал кнопку дистанционного управления, чтобы открылась гаражная дверь, и въехал внутрь. В гараже на четыре машины стояла лишь одна.

Едва открыв перед Оливией дверцу и подав ей руку, он не мог удержаться от еще одного поцелуя. На этот раз, уверенный, что их никто не увидит, он дал волю рукам. Его ладони блуждали по ее спине, ощущали ее тепло даже сквозь толстое пальто, затем опустились ниже и сжали круглую попку.

Оливия с шумом втянула в себя воздух и тихо застонала, ощущая жар его тела. Он знал, что она чувствует его плотское возбуждение, знал, что реагирует на него, и его собственное сердце заколотилось еще чаще. Неужели это Оливия, холодная деловая женщина, акула бизнеса? Неужели именно она прижимается к его телу, трепещет и ждет большего? Это было чудесно, странно и настолько возбуждающе, что сил терпеть почти не оставалось. Тони чувствовал, как твердеет его плоть, как напрягается, растет, вот-вот взорвется.

Он попятился вместе с ней к двери, ведущей в дом. Сейчас, когда они так близко к цели, он определенно не хочет заниматься любовью прямо в гараже. Но едва он поднял голову, глаза остановились на ее вздымающейся груди, на ее вновь затвердевших сосках. Ее пальто не было застегнуто, и он распахнул его, потом осторожно накрыл ладонями груди, ощущая их форму и вес. Оливия откинула назад голову и издала тихий стон — звук удовольствия и страсти. Не давая времени разуму одобрить его действия, Тони расстегнул три маленькие перламутровые пуговки и раздвинул края блузки. Ее атласный кружевной лифчик был цвета кофе с молоком, но настолько тонкий, что он мог видеть грудь. Кончиком пальца он нежно погладил сосок и ощутил, как она затрепетала.

С низким, гортанным стоном он стянул лифчик вниз и наклонился, приближаясь губами к груди, потом снова погладил пальцем уже обнаженный сосок. Оливия тяжело дышала.

— Тони…

Этот тихий, умоляющий шепот заставил его немного опомниться. Не спуская глаз с прекрасной обнаженной груди, он обнял Оливию за талию и направил к двери, потом не глядя, распахнул дверь и едва не подпрыгнул от неожиданности.

— Сюрприз!

Тони увидел все свое семейство, воздушные шары и ленты. Потребовалась лишь секунда, чтобы все поняли неловкость ситуации, и выражение лиц мало-помалу переменилось. Его мать ахнула, дед захихикал. Лицо брата расплылось в ехидной усмешке. Должно быть, его собственное лицо выглядело ошарашенным, руки не знали, что делать. И он, и Оливия словно примерзли к месту. Тони заметил, как его шестилетний племянник уставился на Оливию, и как жена брата поспешила прикрыть обеими руками лицо сына. Усилием воли Тони привел себя в чувство, проворно захлопнул дверь и попытался навести в голове видимость порядка, чтобы просчитать дальнейшие действия.

— О, Боже!..

Он взглянул на Оливию, дрожащую и прикрывающую лицо руками.

— О, Боже, — снова прошептала она. Ее грудь оставалась неприкрытой, и ему больше всего хотелось снова прикоснуться к маленькому розовому соску. И еще ему хотелось, чтобы его семейство куда-нибудь исчезло, испарилось, провалилось в тартарары, но, судя по раскатам хохота за дверью, ни один из драгоценных родственников и не собирался двигаться с места. Черт их всех побери!

— О, Боже!..

Тони нахмурился, не в силах оторвать взгляд от соблазнительного соска.

— Ты молишься или ругаешься?

Она взглянула на него, и в глазах мелькнула невиданная доселе злоба.

— Ты обещал уединение, Тони. А здесь, должно быть, не меньше пятидесяти человек.

— Нет. Если присутствуют все, а, судя по шуму, так оно и есть, то не больше десяти, в крайнем случае, двенадцати человек. Только кажется, что их больше, ведь часть из них — дети. Шумные дети.

Тони, продолжая мертвой хваткой удерживать дверь — вдруг кто-нибудь попытается открыть, — протянул свободную руку и накрыл ей грудь. Оливия вздрогнула.

— Тони…

Непонятно, как может так быстро меняться ее голос — от ледяной злобы до тихой мольбы.

— Только один раз, Оливия, пожалуйста. Потом я смогу разобраться со всем остальным.

Она, видимо, не поняла и лишь, поэтому не протестовала.

Тони тряхнул головой, потом наклонился и медленно провел кончиком языка вокруг соска. Она задохнулась, и он присосался к груди, слегка удерживая ее зубами. Ее плоть была жаркой и сладостной, сосок — туго вздувшимся, его язык ласкал и дразнил. Оливия тихо застонала, и он прижал ее к себе.

Руки Оливии начали играть его волосами, когда послышался отчетливый стук в дверь.

— Можешь спокойно входить, Тони. Я отослал малышей на кухню проверить пирог.

Тони выругался, ткнулся лбом в плечо Оливии, потом заставил себя выпрямиться, пока она пыталась поправить лифчик и застегнуть пуговицы.

— Спокойней, Оливия, все в порядке.

Голос его брата за дверью подтвердил:

— Ага, Оливия, все в порядке. Мы рады приветствовать тебя на нашем празднике.

Тони рассвирепел:

— Пошел вон, Джон!

— Слушаюсь. Но через две минуты я вернусь, если вы не изволите появиться. Вы оба.

Сейчас, приведя себя в порядок, Оливия начала нервно осматривать гараж, и Тони понял, что она готовит попытку к бегству.

— Забудь. Они не выпустят меня, следовательно, и ты попалась.

— Но ты же не хочешь этого! — воскликнула она, сложив руки на груди. — Это твоя семья, Тони, часть твоей личной жизни, и я не хочу вторгаться в нее. Мы договорились, что я не буду вторгаться.

Тони вздохнул, зная, что она права.

— Я найду способ убрать мое семейство со сцены. Просто держись спокойно. Им достаточно знать, что мы — коллеги по бизнесу, и ничего больше.

— Держаться спокойно? После того, что они видели? — Она решительно тряхнула головой. — Нет, туда я ни ногой.

— Оливия…

— Они видели нас!

Он пожал плечами.

— Это не их собачье дело. Если кто-то будет нахальничать, попроси заткнуться. Или лучше скажи мне, и я разберусь. — Тони коснулся ее лица. — Я видел вас за работой, леди. Ты запросто справишься с несколькими любопытными родственниками. Ты же акула, вспомни. Возьми себя в руки.

Оливия сделала глубокий вдох и неуверенно кивнула.

— Я был идиотом, когда повез тебя сюда. — Тони снова повернулся к двери. — Подозреваю, придется помучиться несколько часов. Но не может же семейный праздник длиться вечно!..

Оливия надела на лицо безмятежную улыбку, когда все семейство Остин выстроилось в ряд, чтобы познакомиться с ней. Тони дождался всеобщего внимания, затем произнес с ошеломляющей искренностью.

— Познакомьтесь, это Оливия Андерсон. Мы с ней коллеги. Она владеет магазинами дамского белья в моих отелях, и сегодня мы прорабатываем окончательное размещение еще одного. Потом Тони начал представлять членов семьи, слишком многих, чтобы сразу запомнить, хотя у Оливии всегда была хорошая память на имена и лица. Мужчины, чувствуя неловкость ситуации, поторопились усесться у телевизора — передавали футбольный матч. Ограничившись кивками в ее направлении и парой ехидных замечаний по поводу бизнеса Тони, они устроились на диване и на полу перед большим телеэкраном в гостиной.

Женщины, однако, не отходили. Им явно не терпелось поболтать с ней, и Тони, бросив на Оливию сочувственный взгляд, удалился, когда мужчины позвали его смотреть игру. Сью, мать Тони, пригласила ее на кухню.

К удивлению Оливии, никто не выражал ни малейшего неудовольствия по поводу увиденного.

— Мне жаль, если мы вам помешали, — смущенно проговорила Сью. — Тони, конечно, не знал, что мы нагрянем. И мы не знали, что у Тони другие планы.

Кэйт, сестра Тони, и Лайза, его невестка, прыснули.

— Видела бы ты его лицо! Да, это был сюрприз так сюрприз, — веселилась Кэйт.

Оливия не могла удержаться от улыбки. Обе молодые женщины ловко орудовали на кухне и успевали присматривать за бегающими без остановки малышами.

— Было ужасно неловко.

Лайза рассмеялась.

— Нам тоже. Конечно, Джон любит Тони, но никогда не упустит шанса боднуть старшего брата.

— И оба бодают меня. Без конца! — тряхнула головой Кэйт. — Но сейчас я достаточно вооружена, и Тони у меня теперь попляшет.

Оливия решила, что пора сменить тему.

— Могу я чем-то помочь?

Сью раскладывала на блюде ветчину, Кэйт расставляла на подносе бокалы, Лайза одной рукой держала крошечного младенца, а другой — огромное блюдо картофельного салата. Она радостно откликнулась на предложение Оливии.

— Подержи малыша — это будет огромная помощь.

Оливия замешкалась.

— Я… Э… Я бы лучше помогла накрывать на стол. Я никогда не держала в руках малыша.

— Вот и потренируешься. И он такой хороший мальчик. У тебя не будет с ним проблем.

Не успела Оливия выдвинуть следующий аргумент, как малыш уже лежал у нее на руках. Мать завернула его в мягкую голубую пеленку, и, кроме крошечной ручки и розового личика, из-под пеленки не выглядывало ничего. Оливия старательно покачала его, когда малыш захныкал. Он устроился поудобнее, тихо вздохнул и беззубо улыбнулся.

Она ощутила боль в груди, которая не имела никакого отношения к физическому недомоганию и говорила лишь об одном — о разбитом сердце.

Одна за другой женщины покинули кухню, чтобы отнести подносы в столовую, и Оливия осталась одна. Никогда раньше ей не приходилось держать в руках такого крошечного младенца. Она осторожно откинула пеленку с его головки и потерлась щекой о темечко. Как мягко, подумала она, ощущая шелковистые волосики. И запах. Никогда она не вдыхала столь сладких запахов, как запах этого младенца. Она приблизила к малышу свой нос и принюхалась, когда вошел Тони.

— Что ты делаешь?

Оливия вздрогнула. Что ему ответить? Что она нюхает малыша? К счастью, вернулась Лайза и забрала ребенка.

— Сейчас, когда все дети уселись есть в гостиной, я могу положить его в люльку. Когда носятся кругами, я боюсь, они его разбудят. Ты же знаешь этих детей.

Оливия ясно видела, что Тони не одобрил ее общение с младенцем. Лайза покинула кухню, и Тони прошипел.

— Думаешь, это была хорошая идея?

Оливия знала, что он имеет в виду. Он опасается, что Оливия сама захочет малыша, если подержит на руках чужого. Она могла бы сказать, что слишком поздно тревожиться, что это уже не имеет значения. Она может мечтать хоть всю жизнь, но никогда не получит желаемого. По крайней мере, не получит ребенка. Только страсть, и, похоже, в огромном количестве.

— Ты бы предпочел, чтобы я отказалась? Какой повод я могла придумать?

Он нервно провел пальцами по волосам, потом взглянул в сторону столовой.

— Пошли. Все ждут меня, чтобы сесть за стол.

— Но это же невозможно!

— Пойдем. Все прекрасно.

Впрочем, тон его был не слишком убедителен, и Оливия подумала, успели ли Джон и Кэйт уколоть его. Войдя в столовую, Оливия огляделась. У нее еще не было возможности разглядеть дом Тони изнутри, но сейчас, осмотревшись, она не очень-то и удивилась. Каждая тарелка, каждый предмет мебели — все, вплоть до обоев, свидетельствовало о превосходном вкусе. Тони никогда не кичился своими успехами, и, несмотря на огромные размеры, дом казался уютным.

Каждая комната словно перетекала в следующую, и повсюду блестели стекла окон. Мебель в столовой — из полированного красного дерева. Проходя на свое место, Мэгги, малышка лет трех, провела рукой по дверце буфета и оставила небольшое жирное пятно. Тони только сгреб ее и подбросил в воздух. Девочка засмеялась, обхватила пухлыми ручками шею Тони и поцеловала его в нос. Он сделал вид, что собрался съесть ее, потом усадил на высокий стул и занял место рядом с Оливией. Остальные дети тоже потребовали его внимания.

Боль в груди Оливии усилилась. Ей отчаянно хотелось именно таких отношений. Необходимо хотя бы на время заполнить пустоту, потому что жизнь ее будет одинокой, без детей, без любимого и любящего мужчины.

Ужин прошел чудесно, сопровождаемый буйным весельем детей, разговорами взрослых, бесконечной чередой блюд. Малыши быстро осознали, что Оливия — новое лицо и, следовательно, с ней можно поиграть. Несмотря на растущую тоску, она смеялась над детскими шалостями, слушала ребячью болтовню, а когда кто-то из детей потянул ее за юбку, даже не вздрогнула из-за оставшегося на ткани жирного пятна. Малыш хотел на ручки, и Оливия не могла противиться. Но маленькая ручка продолжала цепляться за ее юбку, и когда малыш взлетел вверх, следом взлетел и подол.

Она поторопилась поправить юбку, но каждый, очевидно, успел заметить верхний край ее чулка и бледную полоску бедра. Джон усмехнулся, Лайза игриво шлепнула его по губам, чтобы удержать от комментариев, а Сью поспешно заговорила о рождественских покупках.

Оливия взглянула на Тони и увидела, что он сидит с закрытыми глазами и словно шепчет молитву. Несмотря на довольное хихиканье брата, ему потребовалось несколько секунд, чтобы взять себя в руки. А потом он послал Оливии улыбку, несущую одновременно и обещание, и угрозу.

После этого небольшого инцидента Тони приложил все силы, чтобы отвлечь от нее детей. Родственники его явно недоумевали. В конце концов, все здесь приняли ее. На этот вечер она словно стала частью их семьи, и за это Оливия была благодарна всем. Но наступил момент, когда, несмотря на общую приветливость, она почувствовала себя незваной гостьей. А, заметив в углу гору подарков в ярких обертках, поняла, что не может остаться.

Она выдумала повод выйти «попудрить носик», затем быстро нашла телефон. Он оказался в спальне Тони, если судить по костюмам в открытом шкафу и запаху его одеколона… и его тела. Обнаружив, что вдыхает этот запах излишне глубоко, Оливия покачала головой и заставила себя мыслить трезво. Потом присела на край кровати и вызвала такси. Тони нашел ее там же, сидящей у телефона.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Он скользнул в комнату и тихо закрыл дверь. Оливия подняла голову и взглянула расширившимися глазами в его прищуренные глаза. Скрестив руки на груди, он чуть слышно спросил:

— Прячемся?

— С чего ты взял?

— Нет? Так что же мы делаем?

Оливия поднялась на ноги, чувствуя себя дурой, трусливой дурой.

— Я вызвала такси. Думаю, мне пора возвращаться домой.

Сначала Тони ничего не сказал, просто прислонился спиной к двери. Потом закрыл глаза и простонал.

— Ты собираешься заставить меня ждать еще целый день, Оливия?

Ее сердце подпрыгнуло от такого несчастного тона его голоса и от едва сдерживаемой страсти.

— Сейчас… сейчас не время, Тони. Ты сам знаешь. В данный момент я чувствую себя смешной и слишком смущенной.

Его пылающий взгляд прожег ее насквозь.

— Я смогу очень быстро заставить тебя забыть все смущения, моя сладкая.

Готова поклясться, он сможет! Но Оливия, как это ни тяжело, покачала головой.

— Если я уеду сейчас, они ничего не заподозрят…

— Оливия, они видели, как я целовал твою грудь. Думаю, они уже заподозрили.

Она почувствовала, как кровь ударила в голову, но постаралась смотреть на него уверенно и спокойно.

— Если я уеду сейчас, они решат, что у нас мелкая интрижка. Если я останусь, когда все разъедутся, они решат, что дело серьезное. А именно этого мы хотим избежать. — Она понизила голос и проговорила: — Никаких слухов, никаких сплетен. Никакого скандала. Ты помнишь?

— Да, но…

Раздался стук в дверь, и радостный голос Джона спросил:

— У вас там все в порядке?

Тони закрыл глаза, в ярости сжав кулаки.

— Когда-нибудь я убью его, — прошептал он и громко сказал: — Мы будем через секунду, Джон. И если ты посмеешь ударить еще раз в эту проклятую дверь, я ударю по тебе!

— Спокойней! Я просто пришел сообщить, что все готовы разрезать пирог.

— Ты сообщил. А сейчас испарись.

Оливия потерла лоб.

— Не могу представить, как этот зануда произвел на свет такого милого и покладистого малыша, — пробормотала она.

К ее удивлению, Тони рассмеялся.

— С Джоном все в порядке. Поверь, если бы Джон знал ситуацию, он бы не втыкал в меня шпильки.

— Нет?

Тони медленно покачал головой, затем подошел ближе и прижал ее к груди.

— Нет. Он чертовски мил. — Он склонил голову и прошептал: — Я хочу тебя, Оливия.

— Завтра? — задыхаясь, проговорила она. Тони торопливо целовал ее щеки, шею, коснулся языком уголка ее губ.

— Пораньше? Ты же не заставишь меня ждать весь день, Оливия?

Она готова была согласиться на все, пока он гладит ее спину и целует так нежно.

— Где?

— Черт возьми, не знаю. Но к утру, наверное, придумаю. Я заеду за тобой. Часов в десять?

— Отлично.

Она попробовала забыть все чувственное и романтическое, что связывалось у нее с Тони, и сконцентрироваться на их цели. Но тут он поцеловал ее по-настоящему, со всей страстью. Этот поцелуй должен остаться с ней на всю ночь.

К сожалению, щеки по-прежнему пылали, когда она вошла в столовую. Слава Богу, свет был погашен, и горели только свечи на пироге. Она заметила Джона, дежурившего у выключателя. Джон подмигнул Тони, и Оливия решила, что этот парень, вероятно, не так плох.

Энджи и Элисон, дочки Кэйт четырех и пяти лет, соревновались, кто громче пропоет «Happy Birthday», а сын Джона, шестилетний Люк, выторговывал право лично разрезать пирог. Хотя Оливия объяснила, что вынуждена уехать, все настояли, чтобы она съела хотя бы кусочек и попробовала мороженого. Оливия и не помнила, когда последний раз праздновала свой или чужой день рождения.

Когда приехало такси, все дети захотели обнять Оливию на прощание, а их родители выразили горячее желание вскоре увидеть ее снова. К тому же мать Тони — какая досада! — пригласила ее на торжественный обед в День Благодарения. Оливия поблагодарила, пробормотала что-то неубедительное насчет загруженности работой и поторопилась к двери, стремясь сбежать от нахлынувших эмоций. Тони поймал ее на последней ступени крыльца.

— Мне очень жаль, Оливия. Я знаю, что тебе было нелегко. — Он взглянул на такси и пробормотал проклятие. — Мне следовало самому отвезти тебя домой.

— Меня устраивает такси, Тони, кроме того, ты же не можешь уйти с собственного дня рождения.

Он потянулся за бумажником, и она прищурилась.

— Что ты такое задумал?

— Позволь, по крайней мере, заплатить за такси…

— Это исключено. И я не потерплю возражений, — произнесла она самым суровым тоном, тем, который заставлял поставщиков вносить не очень-то выгодные им поправки в контракты.

— Могу ли я рассчитывать хотя бы на такую любезность, как звонок, когда приедешь домой?

Оливия вспыхнула.

— Зачем?

— Чтобы я знал, что ты благополучно добралась до дома.

— Тони, ты не можешь брать на себя заботу обо мне. Это нарушает одно из правил, не так ли? Я уже большая девочка и сумею подняться по лестнице. Так что не беспокойся.

— Позвони мне. — Он настаивал, упрямо насупив брови.

— Так и быть. Но только на этот раз, — смягчилась Оливия.

— Премного благодарен. — И он расплылся в довольной улыбке.

Она села в машину, и Тони, не обращая внимания на водителя, наклонился над ней для быстрого поцелуя.

— До завтра, Оливия. Победа будет за мной.

Он снова дразнил ее, и, едва поднял голову, она обхватила его шею и притянула к себе для еще одного поцелуя, более долгого и жаркого, чем первый. И пока он пытался восстановить дыхание, прошептала.

— Победа будет за нами.

Тони рассмеялся. Едва он шагнул от машины, как оба взглянули в сторону дома. Там, у парадной двери, тесно сбившись в кучу, словно на школьной фотографии, стояла вся семья Тони. И даже в лунном свете Оливия отчетливо видела радостные улыбки на лицах.

Тони взглянул на часы. Семь утра. Нет причины вставать, потому что Оливию он увидит не раньше десяти. Он вытянулся в постели, размышляя об этой женщине и обо всем, что случилось вчера вечером.

Пусть это звучит смехотворно, но сейчас он желает Оливию больше, чем когда-либо вообще желал женщину. Конечно, она отличается от любой его знакомой. Ее требования высоки, но и отдача — на уровне. Она ведет свой бизнес честно и щедро оплачивает труд своих работников. Он сам проповедует те же принципы. У них действительно много общего.

Тем не менее, есть масса причин, почему нельзя слишком сильно привязываться к ней. То самое, что вызывает восхищение ею в бизнесе, делает ее же совершенно неприемлемой для их эмоциональных отношений. Желание Тони просто и ясно — ребенок, малыш, которого он будет любить, и который будет любить его без всяких предварительных условий. Этот ребенок будет его, и только его! И он, Тони, окружит малыша любовью, которая переполняет его изнутри.

Оливия желает лишь процветания бизнеса. Она сама признала, что не располагает ни временем, ни желанием завести семью. Конечно, она согласилась выносить его ребенка, но это сугубо деловое соглашение. Ни при каких условиях нельзя забывать про это.

Дом выстыл, когда Тони, наконец, поднялся и отправился варить кофе. Одетый лишь в полосатые спортивные трусики, он покрылся гусиной кожей, но решил не обращать на холод внимания. Ему полезно будет слегка охладиться.

Он зашел в ванную и плеснул водой на заросшее щетиной лицо, затем почистил зубы и сел дожидаться кофе. Сегодня, думал он, задумчиво разглядывая собственное отражение в зеркале, он проведет это дело с Оливией, не отклоняясь от курса. Никакого общения с семьей, никакого лицезрения ее с младенцем на руках, никаких душераздирающих сцен. Они составили деловое соглашение, и ничего больше. Ничего, если он намерен пройти это испытание, сохранив сердце в целости и сохранности и разум неповрежденным.

Тони едва налил первую чашку кофе, когда зазвонили в дверь. Прошлепав босиком через гостиную, он наклонился, посмотрел в глазок и увидел перед дверью Оливию. Быстрый взгляд на часы: сейчас всего без четверти восемь. Первая мысль — она приехала отменить запланированное и должна возвращаться в город.

Он распахнул дверь, забыв на секунду, что не совсем одет, вернее, почти совсем не одет. Оливия долгим взглядом осмотрела его грудь, потом все его тело и, наконец, взглянула ему в лицо.

— Какой ты волосатый!

— Я побреюсь.

Ее губы скривились в усмешке.

— Грудь тоже?

Она осторожно протянула руку и коснулась его, положив ладонь туда, где сердце отбивало беспорядочную дробь. Она погладила его, спутывая пальцами волосы на груди, и прошептала.

— Мне это нравится.

Тони не ответил, не зная, есть ли силы для ответа. А потом она взглянула на него огромными сияющими глазами.

— Я не смогла дождаться.

Пол стал уходить из-под его ног. Дрожащей рукой он поставил кофейную чашку на ближайший столик, потом взял Оливию за руку и втянул в дом.

Ее словно прорвало:

— Я знаю, ты говорил, в десять, но мы оба свободны сегодня, ты согласен? И я не привыкла к такому — возбудиться, а потом ждать. Это ужасно, ужасно трудно. Я не могла уснуть всю ночь…

— Я тоже.

Он все еще не мог поверить, что она стоит здесь, робкая и решительная одновременно. И что он хочет ее так, как не хотел ничего и никого за всю свою жизнь. Все, в чем он старательно убеждал себя, испарилось. Он не мог убрать рук с ее плеч, не мог заставить себя сделать шаг назад. Он чувствовал ее трепет под толстой тканью пальто, чувствовал, как она расправила плечи, бесстрашно стоя перед ним. О, эта маленькая бравада, такая похожая на нее, такая очаровательная. Такая чертовски сексуальная!

Свежий утренний ветерок влетал в открытую дверь, но не мог охладить жар, в котором Тони словно плавился. Мышцы его налились, пульс зачастил. Оливия сама захлопнула за собой дверь и поставила на пол сумку. Он удивленно взглянул, и она поторопилась объяснить:

— Я… Ну, я чувствовала себя не слишком уверенно сегодня утром. А потом до меня дошло, что сегодня твой дом безопасен. Я имею в виду, две молнии не ударят в одно место, да? — Он собрался что-то ответить, но она тряхнула головой и заговорила снова: — У меня все перепуталось. Вспомни, в книге говорится, что мы должны подождать несколько часов и попробовать снова, и я подумала…

— Шшш. — Он едва сдерживал себя, чтобы не схватить ее и не понести в комнату. Эта странная смесь робости и напористости сводила его с ума. — Я быстренько приму душ и…

— Нет. — Она тряхнула головой, и ее темные волосы рассыпались по плечам, мягкие и шелковистые. — Я ждала слишком долго, Тони. Не желаю больше ждать ни секунды.

Она начала расстегивать свое пальто, и с каждой расстегнутой пуговицей его пульс все учащался. Впервые он видел ее бледное тело: шею, ключицы, мягко вздымающиеся груди. Но когда пальто было расстегнуто, он сообразил, что на ней почти ничего нет — лишь тот игривый комплектик, которым он любовался вчера в ее магазине.

Мог бы догадаться заранее, ошеломленно подумал он, разглядывая ее тело, более совершенное, чем у любого манекена. У нее благородная осанка и грация, которая позволяет носить подобное. Вчера он спросил, носит ли она вещи, которые продает, и сегодня получил подтверждение — более чем подтверждение. И внезапно этого стало слишком много. Обезумев от желания, Тони сорвал с нее пальто. Совершенно потеряв голову при виде Оливии, с пылающими щеками и блестящими глазами, он подхватил ее на руки. Ее стройные бедра лежали на его руке, грудь прижималась к груди, губы касались его шеи. Со стоном он бросился в сторону спальни, но это оказалось слишком далеко, и после трех длинных шагов они приземлились на диване в гостиной. Его губы коснулись ее губ, прежде чем она успела запротестовать, если у нее было подобное намерение. И его руки начали исследовать каждый мягкий холм и горячую впадину. Он двигался слишком быстро и знал это, но не мог остановить себя.

Она задрожала, когда его ладонь скользнула по ее кружевным трусикам. Он нащупал три маленькие серебряные кнопочки. Легкий щелчок, и они расстегнулись. Его пальцы коснулись ее разгоряченного тела, скользнули по нежной плоти и коротким завиткам волос. Он слышал ее участившееся дыхание, чувствовал ее пальцы, вцепившиеся в его плечи.

Он застонал, оторвал губы от ее губ, желая попробовать на вкус ее кожу, вдохнуть ее запах. Она была сама мягкость, от распущенных волос, которые касались его щеки, до рук и стройных бедер, которые добровольно раздвинулись, когда он продолжил свое осторожное исследование, доводя ее до исступления, до полной готовности.

На мгновение их глаза встретились, и ее взгляд, тот единственный взгляд, полный нежности и страсти, лишил его последних остатков самообладания. Он накрыл своим ртом ее рот, втолкнул язык между губами и так же требовательно вошел в нее.

А потом одним мощным толчком скользнул еще глубже и еще глубже, словно стремясь быстрее достичь своей цели. Он начал движение, вонзаясь в нее и отталкиваясь, слыша ее затрудненное дыхание и чувствуя, что она пытается отвечать на его движения, хотя диван давал ей не слишком много свободы.

Никогда прежде он не испытывал такого. Он ощущал себя хищником, вожаком стаи, подгоняемым первобытным инстинктом. Его оргазм был подобен взрыву, стирающему все остальные мысли и чувства. Он знал, что кричит как дикарь, знал, что Оливия наблюдает за ним. Он откинул назад голову. Ощущения продолжали обрушиваться на него, переполнять, словно горячей волной смывая и унося прочь, заставляя все мышцы содрогаться. Наконец, после нескольких бесконечных секунд, он рухнул на нее, лишенный, казалось, остатков дыхания.

Ее руки нежно и осторожно обвили его шею, пальцы погладили волосы. И лишь когда он ощутил легкое прикосновение губ к виску, невероятно сладкое и невинное, на него обрушилось осознание, что он грубо использовал ее тело, что полностью игнорировал условия контракта. И о самом проклятом контракте совершенно забыл. Черт возьми, он забыл доставить ей удовольствие.

Он не продемонстрировал ей ничего, кроме грубой мужской похоти.

Он лежал рядом с ней, затем поднял голову. Ей было до смешного стыдно смотреть ему в глаза, но она заставила себя — лишь для того, чтобы успокоить его. Но не смогла полностью подавить легкую улыбку, скривившую ее губы.

Он с отвращением выдохнул:

— Извини.

Приложив два пальца к его губам, она лишь хотела заставить его молчать. Но когда он поцеловал ее пальцы, сердце Оливии затрепетало, и голова сама приподнялась, чтобы поцеловать его в ответ.

— Тони, не разрушай все ненужными извинениями. Пожалуйста.

Едва она проговорила эти слова, его губы снова прижались к ней, язык начал ласкать ее язык, мускулистый живот прижался к ее животу. Она вся затрепетала, новая волна теплоты прокатилась по ней.

— Я уже все разрушил, моя сладкая. И ты заслуживаешь не только извинений.

Второй раз он назвал ее «моя сладкая». С самой гибели родителей никто и никогда не называл ее нежными именами. И теперь, слушая Тони, тая от ласки и нежности его голоса, она решила, что эти слова очень ей нравятся.

— За что именно ты хочешь извиниться?

— Я потерял голову. Я не дал тебе ничего.

— Это неправда. — О, как ей нравилось чувствовать на себе его крепкое, мужское тело, ощущать мощь этих твердых мышц, сильных ног и чудесного тепла. Она прижалась ближе к нему и потерлась носом о его плечо, наслаждаясь его запахом. От него всегда исходил такой чудесный, такой сексуальный аромат, от которого у нее кружилась голова. — Никто и никогда не заставлял меня терять голову, Тони. Думаю, это очень приятное чувство.

Он сдавленно засмеялся, затем потянул ее за волосы, чтобы посмотреть в глаза.

— Я принимаю обвинения, тем более что никогда прежде не занимался любовью без презерватива. Ощущать тебя, Оливия, тебя всю, — пьянящее чувство.

Она была ошеломлена его признанием.

— Никогда?..

— Никогда. Я всегда был крайне осмотрителен, даже совсем мальчишкой. Но и ты слегка виновата — появилась передо мной в таком наряде. — Он провел тяжелой ладонью по ее боку, погладив ткань, сбившуюся сейчас на ее талии. Его голос дрогнул и превратился в горячий шепот. — Я едва не умер, когда ты расстегнула пальто, и понял, что не смогу вдохнуть, пока не окажусь внутри тебя.

И он думает, что не дал ей ничего? С бешено колотящимся сердцем Оливия снова поцеловала его, мгновенно привыкнув к ощущению его губ. Когда на этот раз он поднял голову, она совершенно определенно ощущала его возобновившееся желание, но Тони не торопился на этот раз.

Он внимательно изучал ее, и было трудно говорить, но она все же вытолкнула из себя слова, подгоняемая странным желанием открыть ему свои мысли:

— Я боялась, ты засмеешься. Я выглядела смехотворно. Хотя я люблю носить сексуальное белье, никто не видит во мне сексуальную женщину…

— Ты сексуальнее, чем позволено быть женщине.

— Тони… — От его слов кружилась голова.

— Это будет нашим маленьким секретом, договорились? — Он провел пальцами по маленьким красным пятнышкам на ее коже, оставленным его утренней щетиной. Эти длинные пальцы коснулись ее горла, груди, остановились у соска, слегка ущипнули. Оливия уже хотела только одного — снова заняться с ним любовью.

Но Тони внезапно поднялся и оторвался от нее.

— Я должен принять душ и побриться, — проговорил он низким и страстным голосом. — Что бы ты ни говорила, я не хочу еще раз царапать твою кожу.

— Нет! — Она пыталась протестовать, пыталась удержать его.

Он наклонился и поднял ее.

— Вы можете принять душ со мной, мисс Андерсон, а потом я посмотрю, не заняться ли вами должным образом.

— Мне ужасно понравилось.

— Ты не получила настоящего удовольствия.

Горячая волна прокатилась по ее почти обнаженному телу. Он так откровенно обсуждает подобные вещи; это возбуждало ее, несмотря на крайнее смущение.

— Я… я получила удовольствие. — Она явно оборонялась. — Но я полагала, надо полежать неподвижно некоторое время.

— Обещаю, в следующий раз ты получишь большее удовольствие.

Тони шагнул следом в кабинку, снял с Оливии остатки белья, долгим и внимательным взглядом окинул всю ее, обнаженную, и это дало ей возможность полностью рассмотреть его. Роскошный мужчина — крепкий, смуглый, мускулистый.

Интересно, нравится ли ему смотреть на нее, как ей на него? Она взглянула в его зеленые глаза и мгновенно забыла собственный вопрос.

Тони придвинулся к ней ближе, и их тела соприкоснулись. Его плоть упиралась в ее живот, его руки легли на ее грудь.

— Тебе не нужно следить за временем, моя сладкая. Мои силы восстанавливаются, едва я смотрю на тебя и прикасаюсь. Это называется увертюра, Оливия. Я намерен вернуть свой долг. У нас в запасе вечность.

Полчаса спустя, натягивая простыню на разгоряченное тело, Оливия поняла, что до сих пор и не жила вовсе. Тот пик наслаждения, который она испытывала вместе с Тони, перевернул все в ее сознании.

Когда она снова открыла глаза — а это потребовало значительного усилия, — Тони по-прежнему был рядом. Его ладонь лениво лежала на ее груди.

— Ты никогда раньше не испытывала оргазма, не так ли? — без малейшего смущения спросил он.

В ответ она лишь снова закрыла глаза. Но Тони засмеялся и поцеловал ее в нос.

— Не прячься от меня, Оливия. Поговори со мной.

— Раньше мне это не казалось особенно важным, — призналась она. — Между прочим, я говорила тебе, что мои первые две попытки провалились.

— Твои первые две попытки с первым партнером, — мягко уточнил он. — Это не значит, что ты не могла…

— А ты, похоже… в восторге от этого?

Вместо ответа он взял ее безвольную руку, поцеловал ладонь, потом положил ее руку на свою восставшую плоть и на мгновение замер, когда ее пальцы сжались. Затем криво усмехнулся.

— Я в полном восторге. Но, кроме того, я рад за тебя.

— Ты смущаешь меня, вот что ты делаешь! — Она проговорила это, нахмурившись, но он лишь расхохотался.

— Почему? Потому что я — лучший любовник из тех, что поблизости? Ты кричала от восторга, Оливия. — Он погладил ее щеку и повернул лицом к себе. — Взгляни на меня, милая.

Снова ласковое слово. Оливия открыла глаза. Нежность его взгляда поразила ее.

— Я рад подарить тебе то, чего у тебя никогда не было раньше. Все это кажется… таким особенным.

— Тони. — Она прижалась к его телу, снова желая его — немедленно, не откладывая больше ни на секунду.

Но в этот момент раздался звонок в дверь.

Тони, похоже, намеревался игнорировать этот звонок, но настойчивый стук в дверь заставил его выругаться и вылезти из постели. Натягивая джинсы, он взглянул на свернувшуюся калачиком Оливию и снова пробормотал проклятие.

— Не вставай. Я сейчас вернусь. Оливия подождала, пока он выйдет из спальни, затем выбралась из постели и завернулась в простыню. Она слегка приоткрыла дверь, затем прокралась по коридору, чтобы посмотреть, кого это принесло в такую рань. Джон, брат Тони, стоял в дверях с младенцем на руках. На его лице читалась крайняя озабоченность.

Они говорили вполголоса, но Оливия уловила каждое слово.

— Я знаю, Тони, что выбрал самое неподходящее время…

— Ты не мог знать.

— Мог. Я видел чужую машину. Оливия, полагаю, здесь?

Тони сложил руки на голой груди и спросил:

— Что тебе нужно, Джон?

— Мне жаль, но действительно нужно. Клянусь, я бы не поехал к тебе, если бы было возможно. Но мама и Кэйт с утра отправились по магазинам и вернутся, дай Бог, к вечеру, а мне нужно отвезти Лайзу в больницу. Вчера, знаешь, она чувствовала себя не слишком хорошо, потому-то мы и уехали пораньше. Она устает, ведь ей приходится справляться с тремя детьми. Ночью у нее началась лихорадка, кашель, одышка, и с каждым часом становилось все хуже. Я никогда не видел ее такой. — В голосе Джона звучало отчаяние. — А мне нужно и справиться с тремя моими непоседами, и отвезти ее в больницу. — Джон и сам выглядел больным. — Я не знаю, что с Лайзой. Надеюсь, просто грипп, но…

— Никаких «но». Конечно, я займусь детьми. — Тони решительно взял ребенка из рук брата. — Где остальные двое?

— Сидят с мамой в машине. Я не хотел оставлять Лайзу одну и не знал, дома ли ты. — Он выглянул за дверь и взмахом руки позвал детей. — Я благодарен тебе, Тони. Понимаю, тебе, конечно, хотелось бы, чтобы мы сейчас исчезли…

— Не болтай глупости, Джон! Позаботься лучше о Лайзе и держи меня в курсе, договорились?

Едва Джон шагнул за порог, чтобы забросить пакет с памперсами и пожитки остальных малышей, Тони поспешил за угол, в коридор, и чуть не сбил с ног Оливию. В левой руке он нес ее объемистую сумку, забытую у порога, а на согнутой правой посапывал спящий младенец. Тони не стал задавать вопросов, как она здесь оказалась, а просто направил Оливию в спальню.

— Ты все слышала?

— Да. Чем я могу помочь?

Он покачал головой.

— Мне жаль, милая. Да, вот что. Ты можешь быстро одеться? — Он мгновенно вручил Оливии сумку и поторопился в гостиную, чтобы освободить Джона от детей и отправить его в дорогу. Оливия закрыла дверь и вздохнула. Похоже, Тони собрался вышвырнуть ее вон. Это разумно: он же не хочет лишний раз показывать ее своему семейству. Но все же обидно. Каковы бы ни были резоны держаться подальше от Тони, ей хотелось остаться и помочь.

Ее тело все еще горело, сердце отчаянно колотилось от подаренной ей сладостной муки, но она успела натянуть брюки и свитер, прежде чем Тони снова открыл дверь. Голой мускулистой рукой он держал младенца, но это не помешало ему подойти вплотную и обнять Оливию свободной рукой.

— Проклятье! Я перестаю верить в свою удачу.

— Похоже, все сговорились против нас. Он коснулся поцелуем ее губ и озадачил неожиданным вопросом.

— Ты можешь остаться?

Оливия заморгала, не зная, что сказать.

— Черт возьми, малыши могут задержаться здесь до завтра. Но… Я что-то волнуюсь. Лайза так неожиданно заболела…

— Ты не хочешь оставаться один?

Его скулы застыли, и настороженные глаза остановились на ее лице. Похоже, ему не хотелось признаваться в этом даже перед собой. Но он все-таки кивнул.

— Пожалуй, ты права.

— Мы друзья, Тони. Несмотря ни на какие контракты. Мне хочется верить в это. А друзья помогают друзьям. Не думай, что я увижу в этом больше, чем есть на самом деле.

— Так ты согласна остаться, Оливия?

В этот момент она была готова сделать для него все, что угодно.

— Да, остаюсь. До тех пор, пока я тебе нужна.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Тони вздохнул с явным облегчением и дружески обнял ее.

— Надеюсь, кофе еще не остыл. Возможно, он крепковат, но мне не мешает взбодриться. Да и детишки, наверное, проголодались. Эти сорванцы всегда хотят есть, не так ли? Что ты на это скажешь? Готова завтракать?

В этот момент две маленькие мордашки выглянули из-за двери, обе крайне серьезные, явно встревоженные. На мгновение Оливия забыла о Тони, присела на корточки, чтобы разглядеть малышей.

— Привет. Вспомнили меня?

Люк осмотрел ее серьезными глазами, в которых и следа не осталось от вчерашнего озорства.

— Конечно, вспомнили. Мы же виделись только вчера. Ты целовалась с дядей Тони в гараже.

Оливия почувствовала, как щеки заливает краска, но в ответ лишь улыбнулась.

— Все было не так. Это ваш дядя целовал меня.

Мэгги, слишком маленькая и хрупкая для своих трех лет, вытащила палец изо рта и глубокомысленно изрекла.

— Наш дядя Тони любит целоваться. Меня он тоже всегда целует.

Так неожиданно легко было найдено взаимопонимание. Оливия притянула Мэгги к себе. Девочка охотно обвила тонкой ручкой шею Оливии, другой рукой сжимая кукольное лоскутное одеяло. Оливия усадила малышку себе на колено.

— Вы проголодались? Дядя Тони как раз собрался кормить нас завтраком.

Тони взял руку Оливии и помог ей подняться, потом повел всех на кухню.

Пока он готовил завтрак, все непринужденно болтали, и с каждой секундой Оливия все больше влюблялась в семейство Тони. Малыши, несмотря на тревогу, чувствовали себя в обществе дяди совершенно счастливыми. Тони, как оказалось, не хуже любой матери умеет держать на руках малыша, не отходя от плиты. Ни разу в течение всего дня, вертясь как белка в колесе, он не попросил ее помощи. Вскоре после завтрака позвонил Джон и сообщил, что у Лайзы пневмония, и она пока останется в больнице. Брат попросил Тони присмотреть за детьми хотя бы до завтра, чтобы самому побыть с женой.

Тони согласился и объявил об этом детям. На удивление, малыши мгновенно поверили уверениям, что с мамой все будет в порядке, а от перспективы остаться в гостях, пришли в восторг. Тони пообещал принести палатку, чтобы они могли установить ее в гостиной перед камином. Мэгги тут же спросила.

— А Ливи тоже будет спать с нами?

Похоже, Тони на мгновение лишился дара речи, потом все же проговорил.

— Если захочет. И ее зовут Оливия, золотце, а не Ливи.

— Неважно, Тони, — мягко произнесла она. — Меня так звали в детстве.

Тони улыбнулся, взял ее за руку и слегка погладил, потом снял трубку, чтобы позвонить матери и сестре — они еще не знали о случившемся. Мать сразу же предложила приехать и забрать детей, но Тони отказался от помощи. У них уже есть планы, сообщил он, забрать детей можно завтра утром.

Наконец, сразу после обеда Люк и Мэгги, тепло одетые, отправились гулять. Хотя двор дома был огорожен, Тони предупредил детей не отходить далеко. Младенец Шон спал, и Тони с Оливией остались в относительном одиночестве.

Тони опустился рядом с ней на диван и усмехнулся.

— Да, я сегодня вымотался. Дети могут выжать из тебя все соки, не так ли?

Оливия знала, что Тони наслаждался каждой сегодняшней минутой и на самом деле не жалуется.

Она нервно облизнула губы и взглянула на Тони.

— Я бы с радостью помогла тебе, ты знаешь, — проговорила Оливия, словно пробуя ногой зыбкую почву.

Но в ответ он лишь погладил ее по бедру уже знакомым ей жестом.

— Ты помогаешь уже тем, что осталась здесь. Пневмония. Подумать только! Лайза всегда выглядела такой здоровой! Но Джон сказал, что, по словам доктора, эта штука может вызвать серьезные осложнения.

— Она надолго останется в больнице?

— Нет. Вероятно, вернется домой завтра. И мама с Кэйт уже договорились по очереди помогать ей, пока она не поправится до конца. Джон клянется, что наймет кого-нибудь прибирать в доме, но Лайза, по его словам, запретила даже думать об этом. Она всегда сама заботится о собственном доме, любит все делать, как следует. Ты меня понимаешь?

— Да. Вся твоя семья — единое целое, не так ли?

— Конечно, а как же иначе?

— Я имею в виду, пусть даже Лайза тебе не родная…

— Она — жена Джона. Она — мать моих племянников и племянницы. Она — часть моей семьи.

Именно так. Как славно принадлежать к такой семье! И она проговорила.

— Когда Мэгги назвала меня Ливи… Я вспомнила, как была маленькой девочкой. Мама с папой всегда называли меня так..

Тони обнял ее сильной рукой и прижал к себе. Его губы коснулись ее виска, когда он тихо проговорил:

— Я должен был догадаться. Прости меня. Ты выглядела чертовски грустной.

— Нет. Я вовсе не загрустила. — Потребовались невероятные усилия, чтобы просто улыбнуться ему. — Все это было так давно. Наверное, я уже привыкла к одиночеству.

Это была ужасающая, бесстыдная ложь, потому что разве найдется человек, привыкший к одиночеству? Не с кем поделиться своими победами, отчего победы становятся почти поражениями. А когда трудности временами берут верх, опереться можно только на себя.

Тони осмотрел ее умным, проницательным взглядом. Он словно читает ее мысли, подумала Оливия.

Он взглянул на ее руки, беспомощно лежащие на коленях, накрыл их своей большой рукой.

— И из-за этого отгородилась ото всех?

— Я не отгородилась…

— Именно отгородилась! Ты ушла в себя, не встречаешься с мужчинами, ни с кем не поддерживаешь долгих дружеских отношений. Ты занимаешься лишь этими тряпичными лавками. Словно боишься общаться с людьми…

— Ничего я не боюсь! — Оливия не знала, что еще сказать. Открыть Тони всю ужасающую правду? Нет, никогда!

— Противоестественно для такой женщины, как ты, до сих пор оставаться одинокой.

— Для такой женщины, как я? Что ты хочешь этим сказать?

Тони закрыл глаза.

— Прошу прощения. Я совсем не то хотел сказать. Просто… Просто я никогда не думал о тебе такой, какая ты есть. Ты всегда выглядела милой, но ужасно деловой и… и отстраненной. А сейчас передо мной теплая, заботливая женщина, — он усмехнулся, — в очень сексуальном белье. Женщина, которая выглядит чертовски сладкой и нежной и просто сводит меня с ума. Кто бы мог подумать!

— Тони…

— Я не понимаю тебя, Оливия, но очень хочу понять. Очень!

— Но зачем?

Он невесело усмехнулся.

— Не впадай в панику. Я обещаю не предлагать тебе флердоранжа и обручальных колец… Просто… просто ты мне нравишься чуть больше, чем следовало…

— Это бывает после секса. Мужчины всегда чувствуют подобное. Поверь мне, это пройдет!

Тони подался вперед, намотал на палец прядь ее волос, затем осторожно повернул ее лицо к себе и тихо сказал:

— Милая, ты слишком мало знаешь о мужчинах и сексе, чтобы делать подобные умозаключения. — Он нежно пошлепал ее рукой по бедру. — Поскольку я хочу от тебя ребенка, а ты оказалась совсем не той женщиной, которую я знал, я не против узнать о твоей жизни поподробнее. — Он продолжал играть с прядью ее волос, а вторая рука переместилась с ее бедра на талию. — Расскажи мне немного о своей родне, — попросил он тихим, но уверенным голосом.

Ясно, что Тони не собирается отступать и не отступит, и Оливия сдалась.

— Мои родители были бедны, не слишком образованны и много трудились. — Разговор о погибших родителях всегда вызывал у нее долгую и тянущую боль в груди. — Обстановка была более чем скромной, но дом всегда сиял чистотой. Это заслуга мамы.

— Ты была близка с ними?

Она просто не могла вспомнить — и это усиливало боль.

— Нам редко приходилось видеться днем… Но мама при всякой возможности пекла для меня свой особый кекс, а папа целовал перед сном, как бы поздно ни возвращался. Они… они не были счастливы… из-за нашей бедности. — Оливия глубоко вздохнула. — Мои родители любили меня, действительно любили, пытались сделать для меня все самое лучшее, но… иногда ошибались.

Пододвинувшись ближе, Тони провел пальцами по ее волосам и начал поглаживать виски, потом наклонился и поцеловал ее в переносицу.

— Все родители ошибаются, милая.

— Я была единственным ребенком, — продолжала Оливия, — и мы жили на берегу реки в крохотном захолустном городишке под названием Хатсбург, штат Миссисипи. Мама работала в магазине, а отец на заводе. Иногда… иногда он пил слишком много. Это был его способ бегства от действительности, так говорила мать. — Тони молча обнял ее, Оливия еще раз вздохнула. — Они погибли на реке, катаясь на лодке… Вода поднялась после весенних дождей, и лодка перевернулась. Отец был пьян и не мог рассуждать здраво, говорил потом следователь. Он ударился головой, когда выпал из лодки, и умер по дороге в госпиталь. Мать пыталась спасти его, но вода была слишком холодной… Мама заболела и умерла в больнице через несколько дней после отца. Такое вот горе…

Оливия резко тряхнула головой, гоня прочь боль воспоминаний.

Тони ничего не сказал, и у Оливии мелькнула уже мысль, не сказала ли она лишнего. Но Тони приподнял ее подбородок и начал осыпать ее поцелуями.

— Тони… Не дразни меня больше. Клянусь, у меня терпение на исходе, а прямо сейчас нам никак нельзя…

— Нельзя, — согласился он. — Но мне так нравится прикасаться к тебе. Не лишай меня этого удовольствия. — В этот момент его язык проник между ее губ.

— Когда… — сдавленно прошептала она, когда его голова поднялась, а ладонь накрыла ее грудь. — Когда мы сможем попробовать еще раз?..

— Моя мать заберет малышей утром. Тебе завтра на работу?

Его пальцы нащупали ее сосок. Оливия застонала и прошептала:

— Я могу взять завтра выходной.

— Прекрасно. Завтра после обеда мне нужно съездить в город, но я хочу, чтобы ты поехала со мной. Надо тебе кое-что показать.

Оливия попыталась что-то спросить, но Тони прижал ее к подушкам дивана и жадно приник к ее лицу, шее.

— Боже, я мечтал о тебе всегда…

И именно в этот момент раздался тоненький рассерженный голосок, едва не сбросивший ее с дивана.

— Фу! Нашли чем заняться! — Перед ними, расставив тонкие ноги, стоял Люк. На лице мальчика было написано глубочайшее презрение. — Тони, хочу, чтобы ты поиграл со мной в мячик. Мэгги вообще не умеет ловить!

Тони на мгновение задумался, посмотрел на спящего Шона.

— Иди, Тони, — подтолкнула его Оливия. — Если малыш закапризничает, я позову тебя.

Склонившись к ней, Тони провел пальцем по ее губам и прошептал.

— Не хочу оставлять тебя одну.

Люк снова заворчал:

— Вы двое еще хуже мамы с папой!

Оливия не могла не рассмеяться.

— Иди скорей, пока Люк не заболел. Он уже начал зеленеть от злости.

Теперь засмеялся уже Люк и помчался к зеркалу проверить, так ли это.

Оливия шлепнула ладонью по твердому плечу Тони.

— Иди. Я не умру. Просто посмотрю телевизор.

Но посмотреть телевизор ей не пришлось. Как только Тони и Люк вышли во двор, захныкал малыш. Вряд ли он проголодался, рассудила Оливия, ведь Тони перед сном скормил ему целую бутылочку. Наверное, просто хочет на ручки.

Она знала, что делала.

Очень осторожно Оливия взяла Шона на руки, и он, словно маленькая черепашка, вытянул шейку, чтобы взглянуть на незнакомую тетю. Похоже, его раздражала вся эта незнакомая обстановка. Оливия улыбнулась при виде недовольного выражения маленького личика, потом покачала малыша, погладила по спинке. Ответом ей был довольный, здоровый зевок.

Взглянув на большое мягкое кресло рядом с импровизированной постелькой Шона, она устроилась в нем с малышом на руках. Так легко расслабиться, вдыхая сладкий детский запах. И Шон, похоже, подружился с ней — он доверчиво вытянулся на ее руках, прижал маленькую головку к ее груди, уткнул ножки в живот. Подчиняясь инстинкту, Оливия замурлыкала забытую, казалось, мелодию, укачивая малыша.

Когда Тони с Мэгги на руках и Люком, перечислявшим все, что он хочет получить в подарок на Рождество, вернулся в дом, он замер на пороге гостиной, обнаружив в кресле спящую Оливию с Шоном. Даже расшумевшиеся Люк и Мэгги, увидев столь трогательную картину, притихли.

Сердце Тони немедленно признало то, что мозг его так старательно отрицал. Перед ним открылась картина его счастья.

Оказывается, он хочет возвращаться с прогулки с детьми — его детьми! — и находить в доме эту женщину, отдыхающую с его ребенком на руках. Он хочет оберегать ее, любить ее. Он хочет заботиться о целой семье, а не о единственном малыше. Он хочет отдавать свою любовь и получать любовь в ответ. Он хочет!..

С колотящимся сердцем Тони опустил маленькую Мэгги на пол и обнял Люка. Понизив голос до шепота, велел детям:

— Возьмите сумку, которую принес папа, найдите в ней свои пижамы, потом ступайте в ванную мыться.

— Отнеси меня, — закапризничала Мэгги, но Тони покачал головой.

— Не в этот раз, егоза. Люк, ты поможешь Мэгги переодеться?

— Ага. Она иногда надевает пижаму задом наперед.

Мэгги нахмурилась.

— Я еще маленькая девочка, так что ничего страшного. Так мама сказала.

Тони засмеялся и обнял малышку.

— Твоя мама права. Можете оставить одежду в ванной, я ее почищу. Готовьтесь спать, а я пока поставлю палатку, договорились?

— А можно сначала чего-нибудь вкусненького? Пирожное с шоколадом? — Люк с надеждой взглянул на Тони.

— По-моему, немного какао осталось. Вы сначала помойтесь. Не забудьте оставить зубные щетки в ванной, чтобы почистить зубы перед сном. Люк, проследи за сестрой!

Люк важно кивнул, взял Мэгги за руку и повел ее в ванную комнату. Тони распирало от гордости за своих послушных, прекрасно воспитанных племянников. Когда Оливия родит, он тоже будет хорошим отцом — как его брат Джон.

От этой мысли у него засосало под ложечкой, и он снова посмотрел на Оливию. Она тихо спала, свернувшись калачиком в кресле. И, глядя на счастливую и безмятежную улыбку на ее губах, Тони вдруг понял, что перед ним очень красивая женщина. Как же он раньше не замечал ее красоты? Борясь с комом, внезапно подступившим к горлу, он на цыпочках подошел к креслу.

Очевидно, Оливия устала. Последние два дня были слишком тяжелы для нее. И этот ее рассказ о семье… Ее боль стала теперь его болью.

Тони покачал головой. Оливия думала, будто их связывает только секс или его стремление получить ребенка. Она сама не раз повторяла, что они — друзья. Действительно, сейчас они более близкие друзья, чем когда-либо в прошлом. И эта мысль ему определенно нравится.

Малютка Шон заворочался, потом уткнулся в ее грудь, и Оливия, не открывая глаз, погладила его. Тони присел рядом с ее креслом и нежно прикоснулся к ее руке.

Оливия мгновенно открыла глаза.

— Привет.

Это единственное слово, произнесенное чуть слышным шепотом, невероятно тронуло его.

— Привет.

— Он хотел на ручки. — Ее голос, слегка хриплый после сна, был для Тони слаще самой нежной ласки.

— Я догадался.

— Он так много спит.

— Думаю, он все еще считается новорожденным, — прошептал Тони, заглядывая в ее темные глаза. — Нам нужно купить книгу об уходе за новорожденным, подробное руководство, чтобы мы знали, чего ожидать, когда появится наш…

В ее глазах мелькнула такая невыразимая боль, что Тони поспешил обнять ее.

— Что с тобой, Оливия? Ты не заболела?

Она глубоко вздохнула.

— Все в порядке. Просто… Тони, ты сильно расстроишься, если я не забеременею? Я имею в виду, мы будем пробовать все две недели, но если ничего не получится?..

— Мы продолжим попытки. — Он не сомневался в успехе. Он хотел, чтобы именно эта женщина родила ему ребенка. И никакая другая.

— Я… не думаю, что это хорошая мысль. Мы договорились…

Он обхватил руками ее талию и положил свою голову ей на колени. Ее пальцы коснулись его лба, потом зарылись в густые волосы.

— Тони?

— Шш. Ты торопишь события. Просто подождем и посмотрим, что получится. — Он продолжал сидеть у ее ног, пока не услышал, как дети вышли из ванной. Потом с вздохом выпрямился. — Пора ставить палатку. Ты пойдешь с нами «в экспедицию» на ночь?

Она покачала головой.

— Не стоит. Я не взяла ни пижамы, ни зубной щетки, ни…

— У меня есть смешная пижама с Микки Маусом. Кэйт подарила мне ее в прошлом году. Ты можешь надеть ее. И запасная зубная щетка найдется.

Очень осторожно, стараясь не разбудить малыша, он взял Шона и уложил его на одеяльце.

— Пойдем. Поможешь мне натянуть палатку.

Им потребовалось около получаса, чтобы поставить палатку в гостиной. Для этого пришлось передвигать почти всю мебель. Оливия развела огонь в камине, пока Тони искал на кухне что-нибудь вкусненькое для детей. Затем проснулся Шон и заплакал, и Тони продемонстрировал, как менять памперс. И, не давая Оливии опомниться, положил Шона ей на руки. Она удивленно посмотрела на Тони бездонными темными глазами, полная надежды и одновременно неуверенности в себе. Он вручил ей бутылочку с молочной смесью.

— Думаю, он проголодался, милая. Ты не покормишь?

— Ты хочешь, чтобы я покормила?..

— Просто держи бутылочку, чтобы он не заглатывал воздух, и подложи салфетку под его подбородок, потому что он иногда срыгивает.

Словно держа на руках весь мир, Оливия осторожно разместила младенца и с благоговением стала наблюдать, как малыш припал к бутылочке.

Сердце Тони готово было разорваться. Мысль, достаточно ли для него только завести ребенка, не давала ему покоя.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Было уже довольно поздно, когда после чтения сказок Мэгги и Люк наконец уснули, потому что утихомирить малышей оказалось довольно трудно. Сказывались перемена обстановки и общее возбуждение.

Тони постелил всем рядом — сначала лег Люк, рядом с ним он сам, потом Мэгги, потом Оливия. Он бы предпочел положить Оливию поближе, но не доверял сам себе. Сейчас, ближе к полуночи, Тони приподнял голову и посмотрел на Оливию. Даже в темноте палатки было видно, что ее глаза открыты. Он потянулся через Мэгги, занявшей больше места, чем положено трехлетней девочке, и провел пальцем по руке Оливии. Ее глаза блеснули, и на лице появилась улыбка.

— Они спят?

— Надеюсь.

— Я никогда раньше не спала на полу.

Он усмехнулся, потянул за рукав ее пижамы.

— Множество новых впечатлений, а? Пижама с Микки Маусом. Кормление малыша. И палаточный лагерь посреди гостиной с сопящей трехлетней девочкой под боком.

Повернувшись лицом к нему, она сплела свои пальцы с его.

— Ты сам знаешь, я никогда раньше такого не испытывала. Я всегда представляла тебя скучным и важным бизнесменом, а ты оказался искателем приключений.

— Я? Скучный и важный?.. Это ты занимаешься бизнесом, даже когда ешь, пьешь и спишь.

— У тебя научилась. — Она усмехнулась. — Нет, я серьезно. Я всегда очень уважала тебя. И все уважают. Перед переговорами о моем первом магазине в твоем отеле я прочитала о тебе все, что смогла найти. А напечатано немало. Тебя считают золотым мальчиком, ты же сам знаешь. Именно ты превратил заурядные гостиницы в высококлассные отели.

Конечно, Тони Остин слышал похвалы и раньше, но в устах Оливии они обретали новый смысл. Боже, как ему нравилось все это! Нравилось тихо разговаривать в темноте, нравилось лучше узнавать ее и, в свою очередь, рассказывать о себе.

— Когда умер отец, я знал, что нужно найти дело, чтобы забыть о горе. Это было нелегко, он был превосходным отцом — самым лучшим! Именно он научил меня всему, что нужно знать о бизнесе, но, подобно Джону, он никогда не пренебрегал семьей, посвящая все свое время работе. Иногда я задумываюсь, будь он жив, где бы я был сейчас…

— Ты бы занялся собственным бизнесом! Ты очень целеустремленный, ориентированный на успех человек. Готова поспорить, в школе ты был первым учеником, не так ли?

Он засмеялся.

— Не буду спорить. И не буду сожалеть о своей прежней жизни. Но в этой жизни могло бы быть кое-что большее.

Она поняла и сжала его руку.

— Так и будет. Скоро. У тебя появится своя семья, Тони, только подожди. Еще вдоволь времени сделать все, что пожелаешь. Ты молод, умен, очень красив и…

— Очень красив, да?..

— Прекрати напрашиваться на комплименты! Ты знаешь, как выглядишь. Почему бы не сказать об этом честно?

Отблеск от углей в камине едва проникал сквозь толстый брезент палатки, и фигура Оливии вырисовывалась лишь темной тенью. Но ее глаза, огромные, широко открытые, сияли в полумраке, как и ее улыбка.

— Именно это мне больше всего нравится в тебе, Оливия. Ты веришь в честность. И сама чрезвычайно искренняя и честная. Мне не нужно гадать о твоих тайных мотивах.

Оливия ничего не сказала, лишь постаралась отодвинуться.

— Нужно поспать. Я очень устала, — глухо пробормотала она.

Крепко держа ее пальцы, Тони прошептал:

— Мне жаль, что ты так устала. Спокойной ночи, милая. Если что-то потребуется, дай мне знать.

Подложив руку под голову, Оливия закрыла глаза.

— Спокойной ночи, Тони.

Было еще совсем темно, когда Оливия услышала пыхтение и почувствовала влажное дыхание на своей щеке. Она открыла глаза и испуганно отстранилась, прежде чем различила личико Мэгги во мраке палатки.

— Что случилось?

Нос девочки уткнулся в ее щеку.

— Ливи, я хочу пи-пи.

— О! — На секунду Оливия растерялась. Она взглянула на Тони. Люк практически улегся на дядю, приспособив его грудь вместо подушки. Они уложили Шона за палаткой в окружении диванных подушек, чтобы никто спросонья не наступил на малыша. Дважды она слышала его пыхтение, и дважды Тони тихо выбирался из палатки, чтобы дать малышу бутылочку.

Будить его еще раз ради такой мелочи?

— Ты… ты знаешь, где туалет?

Мэгги едва заметно кивнула головой.

— Но ты иди со мной.

— Хорошо. Но не шуми, чтобы не разбудить остальных.

Они выползли из палатки, и Мэгги уцепилась за пижаму с Микки Маусом, потом подняла ручки вверх.

— Отнеси меня.

Мэгги даже не просила, а требовала. Оливия подняла легкое маленькое тельце и направилась в холл. Слишком яркий свет ванной комнаты ослепил обеих. Оливия посмотрела, как Мэгги воюет со своей ночной рубашкой, потом спросила:

— Тебе… тебе нужно помочь? Тряхнув головкой, Мэгги ответила:

— Постой со мной.

— Хорошо. Я никуда не ухожу.

Мэгги улыбнулась, и Оливия испытала приступ гордости за то, что ее присутствие необходимо при исполнении столь интимного дела.

Они забрались в палатку без единого звука, но, едва Мэгги устроилась поудобнее, послышался голос Тони:

— Тебе очень идет роль матери, Оливия.

На этот раз ссылка на нечто несуществующее не обидела ее. Ей было хорошо. Чертовски хорошо.

— Спи, Тони.

— Ага, — пробормотала Мэгги. — Спи, Тони.

Через секунду в палатке снова раздалось тихое посапывание.

Мать Тони появилась рано утром с пакетом пончиков и известием, что Лайза чувствует себя намного лучше. Антибиотики сделали свое дело, и сейчас она стремится побыстрее увидеть детей.

— Я собираюсь взять их с собой в больницу навестить Лайзу, — сказала Сью. — Надеюсь, они все вместе вернутся сегодня домой.

— Не слишком ли большая спешка? — спросил Тони. Они сидели в столовой, пока Люк и Мэгги лопали пончики на кухне. Сью держала Шона на руках, поминутно строя ему рожицы и сюсюкая с ним.

— Мне кажется, с ней все в порядке, хотя я, конечно, не врач. — Сью улыбнулась Оливии. — Вы знаете этих мамаш. Не могут ни на шаг отойти от своих малышей. Если доктора попытаются оставить ее еще на день, Лайза вся изведется и, пожалуй, разболеется от тревоги. Она боится, что малыши затерроризировали Тони. Конечно, она не знает, что вы взялись ему помогать.

Тонкий намек не услышал бы только глухой. Тони взглянул на Оливию, но та лишь улыбалась. И он почувствовал прилив гордости, черт возьми! Гордости за то, как Оливия приветствовала его мать, как достойно и доброжелательно себя держала. Так вести себя в доме любовника в присутствии материи этого самого любовника — вряд ли любая другая женщина нашла бы столь верную линию поведения!

В брючках цвета хаки и черном пуловере, подтянутая и элегантная, Оливия не выглядела как женщина, которой пришлось провести ночь на полу. Она уже встала и оделась, когда Тони открыл глаза, и только это не понравилось ему. Смотреть утром на заспанную женщину, с которой провел ночь, обычно Тони не доставляло удовольствия, но Оливию он хотел видеть именно в эти минуты. Хотел приготовить ей кофе и разбудить поцелуем. Но кофе сварила она, и все следы мирного сна были смыты с ее лица и больших карих глаз, прежде чем он выполз из палатки. Она снова была той собранной, уверенной в себе леди, которую он знал по бизнесу.

— Тони сделал всю работу, Сью, — возразила Оливия. — Боюсь, у меня не слишком много опыта общения с детьми. Но, пожалуйста, передайте Лайзе, что ее малыши очаровательны. Мне было очень приятно повозиться с ними.

Именно в этот момент рядом с Оливией появилась Мэгги. Все лицо и руки девчушки были перемазаны глазурью с пончиков, и Оливия, не задумываясь ни на секунду, взяла салфетку и начала вытирать чумазое личико. Мэгги засмеялась и проговорила.

— Отнеси меня, Ливи.

Оливия наклонилась и усадила Мэгги себе на колени.

— И куда мы пойдем?

— В туалет.

Повернувшись к Сью, Оливия проговорила:

— Прошу прощения, мы на минутку.

Тони и не заметил, что улыбается, глядя ей вслед, пока мать не тронула его за локоть и не проговорила.

— Она так естественна…

Он засмеялся.

— Именно об этом я говорил ей вчера вечером.

Сью занялась переодеванием Шона.

— Очень хорошо, что она вчера оказалась здесь, когда приехал Джон.

— Я бы справился и один.

— С тремя детьми?

— Как-нибудь выпутался бы. Справляться с Шоном оказалось легче всего. Он по-прежнему спит большую часть дня и ночи.

— Итак… Что здесь делает Оливия? — Мать вдруг вскинула на Тони строгие глаза.

— Женщины бывали в моем доме и раньше, — заметил он.

— Появлялись на час-другой. А Оливия, если мне не изменяет интуиция, совсем не такая.

Их отношения слишком сложны, чтобы объяснять их матери. Тем более он сам не до конца понимает их. И Тони решил, что материнское любопытство потерпит — по крайней мере, до тех пор, пока он сам не разберется в своих чувствах.

— Оливия погружена в бизнес больше, чем я сам. Она не планирует сидеть дома.

— И что же? Сегодня множество женщин работают и тянут семью. Да и ты не беспомощен. Думаю, между вами…

— Мама, ты слишком спешишь. Оливия ясно дала понять, что не хочет ни мужа, ни семьи. Это ее собственные слова. Она будет совершенно никчемной женой, так что не уговаривай меня.

Сью оглянулась на дверь и закашлялась. Оливия стояла на пороге, розовая от смущения.

Тони похолодел.

Надо подойти к ней, обнять и поклясться, что совсем не это он имел в виду! Но здесь была его мать, и… кто знает, может, то, что он сказал, и было правдой…

Оливия выдавила улыбку и уселась за стол.

— Боюсь, Тони прав, Сью. Я не создана для семьи. Максимум могу поиграть в дочки-матери — и то не слишком успешно. Так что все в порядке. Я — деловая женщина, и у меня нет никакой склонности к ведению домашнего хозяйства. — Она засмеялась, но Тони уже знал, чего стоит ее смех, смех сквозь слезы. — Я не создана для подобных вещей. А вот Тони создан — я убедилась в этом вчера вечером. Ему нужны собственные дети.

Сью как-то поспешно согласилась, а затем начала о чем-то болтать, но напряжение не исчезало. Оливия еще раз получила приглашение на обед в День Благодарения, но ничего не ответила. А когда дети покончили с едой и почистили зубы, Сью заторопилась.

Последовали прощальные объятия, и, когда дверь, наконец, закрылась, Тони повернулся к Оливии.

— А теперь разберемся с тобой.

— Со мной?..

— Как удалось тебе подняться сегодня так рано и полностью приготовиться?

— Полностью приготовиться?

— Ага. — Он взял ее за руку. Оливия немедленно отдернула руку и поправила французскую косу. Лицо было чуть подкрашено. — Ты определенно не похожа на женщину, которой ночью пришлось спать на полу в палатке.

— О! — Оливия положила руки ему на плечи. На низеньких каблучках она была лишь на пару дюймов ниже его. — Я знала, что приедет твоя мать, и подумала, что неудобно встречать ее неумытой и заспанной.

— Все эти наряды лежали в твоей сумке?

— Да. Не наряды, но вещи, подходящие на любой случай.

Осмотрев ее с головы до ног, Тони кивнул.

— Ты выглядишь чудесно. Как всегда. — Он уставился на ее грудь и спросил с повышенным интересом: — Ты снова надела то сексуальное белье?

— Нет.

— Нет? Ты удивляешь меня. Почему же нет? Я думал, тебе нравится носить подобные вещи. И надеялся, что они снова сведут меня с ума…

— Я не планировала проводить здесь ночь. — Оливия потупилась. — Поэтому не взяла с собой ни зубную щетку, ни нижнее белье.

— Ты не… Тогда что же ты надела вниз?

— Ничего.

Он замер на месте, потом застонал и наклонился к ее губам.

— В следующий раз буди меня, прежде чем встанешь.

Оливия отшатнулась.

— Не думаю, что будет следующий раз. Все это… ночь, игра с детьми, утренний визит твоей матери — все это не входит в наш контракт, Тони.

Он попытался заглянуть ей в глаза, но Оливия отвернулась.

— Я думал, ты получила удовольствие.

— Не предполагалось, что я получу удовольствие… — она сделала неопределенный жест, — от всего этого. Предполагалось, что я буду получать удовольствие от… от…

Тони усмехнулся.

— Прошу прощения. Похоже, я пренебрег своими обязательствами по контракту. Но обещаю восполнить тебе все недостающее.

Оливия отскочила как от огня, когда он потянулся к ней.

— Ты меня не разочаровал! Я хотела сказать…

Но Тони поймал ее, невзирая на яростное сопротивление, прижал к себе. Нежно касаясь губами ее губ, прошептал. — Ты даже не представляешь, от чего отказываешься…

Она снова попыталась было протестовать, но он пресек дискуссии и заставил ее замолчать лучшим из известных мужчине способом.

И на этот раз она не проронила ни единой жалобы.

— Ты поедешь со мной в офис?

— А, ради той таинственной штуки, которую ты собирался показать мне? Что это, Тони?

— Приедешь и посмотришь.

Оливия поднялась и направилась в ванную, удивляясь, насколько быстро привыкла разгуливать голой перед мужчиной.

— Тогда встретимся там. Мне нужно заехать домой, принять душ, переодеться и заглянуть в свой офис. Ты же знаешь, нужно найти нового менеджера.

Она закрыла дверь ванной и потянулась за губкой. В этот момент ее взгляд упал на зеркало, и она была потрясена собственным отражением — эта блуждающая, довольная улыбка! Боже, какая она мошенница! И как будет ненавидеть ее Тони, если узнает!..

Не выйти ли из игры, пока дело не зашло слишком далеко?

В этот момент в дверь постучал Тони.

— Поторопись, милая. Не задерживайся. Если я приеду в офис пораньше, то и освобожусь пораньше. Тогда мы сможем вместе пообедать.

Конечно, совместный обед не входит в их контракт, но Оливии отчаянно хотелось уступить Тони. И по тому, как подпрыгнуло сердце от его нежных слов, она знала, что уже и так зашла слишком далеко.

Она влюбилась в Тони.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Стук ее каблучков эхом разносился по выложенному мраморной мозаикой фойе, пока она шла к кабинету Тони. Из всех «Корон» этот отель был ее самым любимым. Она бывала здесь много раз — ради профессиональных обсуждений, встреч с коллегами, но никогда — в качестве любовницы Тони Остина. Потому-то сегодня она надела свой самый строгий костюм. И вообще, пусть сплетники, если таковые найдутся, судят по делам, а не по одежке. Пожалуй, трудно будет сохранять невозмутимость рядом с Тони, трудно делать вид, что не она, обнаженная, лежала рядом с ним сегодня утром…

В коридоре начали встречаться знакомые лица. Оливии кивали и вежливо приветствовали ее.

— Добрый день, мисс Андерсон, — кивнула ей темноволосая девушка.

— Как поживаете, мисс Андерсон? — проговорил молодой мужчина в сером костюме.

— Привет, Кэти, здравствуйте, Джордж. Все хорошо, спасибо, — как обычно коротко ответила Оливия. Тони не ошибся, когда заметил, что она избегает даже простейших человеческих связей. Общение с людьми всегда давалось ей нелегко. Этим нужно заниматься не меньше, чем бизнесом. Общественный этикет ничуть не проще, чем деловые переговоры.

Оливия открыла стеклянную дверь и подошла к столу Марты, разговаривающей по телефону.

Соберись, напомнила себе Оливия, боясь случайно выдать себя. Это нервы. Просто смешно. Неужели Марта сможет с одного взгляда увидеть перемену в их отношениях с Тони?

Наконец Марта положила трубку.

— Мисс Андерсон. Как мило, что вы снова зашли.

— Привет, Марта. Мне нужно поговорить с мистером Остином. Он сейчас занят?

— Он распорядился сообщить ему, как только вы появитесь. Сейчас позвоню.

Черт! Неужели он забыл собственный принцип? Тони всегда придерживался правила: каждый посетитель, кроме родственников и близких друзей, должен договориться о встрече заранее.

Дать Марте подобное распоряжение, сказать, что Оливия может заходить к нему, когда пожелает, — все равно, что объявить во всеуслышание об их любовной связи.

Дверь кабинета распахнулась, и появился Тони со своим зятем Брайаном.

Брайан работал у Остина. Из кабинета вышли еще двое мужчин, и все сразу заулыбались ей. У Оливии возникли ужасные подозрения. Каждый из этих мужчин управлял одной из «Корон»; она познакомилась с ними на той вечеринке, когда Тони предложил ей родить для него ребенка.

Попытки придать лицу деловое, серьезное выражение оказались почти безуспешными, тем более что Тони источал саму нежность. Остальные, конечно, не могли этого не заметить — и наверняка, раскрыли их страшную тайну.

Брайан шагнул вперед и взял ее за руку.

— Оливия, как приятно снова увидеть тебя. Я слышал, ты весь уикенд помогала Тони сидеть с малышами. Кэйт так благодарна тебе! Она, знаешь, судит о людях по тому, как те обращаются с детьми. Ты же с малышами очень естественна.

Оливия пришла в замешательство. Почему все до единого твердят, что она естественна? И тут до нее дошел смысл остальных слов Брайана.

Он только что на весь офис объявил, что она, Оливия Андерсон, провела весь уикенд с Тони! Она едва не застонала. Но надо было что-то ответить.

— Мне очень приятно, — проговорила она заметно дрогнувшим голосом.

Брайан засмеялся.

— Видали? Кто бы мог заявить, что развлекать до утра трех малышей приятно? Кроме Тони, конечно. Этот парень, клянусь, готов справиться и с дюжиной.

— С дюжиной? — Тони в шутливом ужасе воздел руки. — Нет уж, увольте. И троих достаточно.

Оливия замерла. Неужели это Тони продолжает стоять здесь, шутит, смеется и болтает на эту весьма сомнительную тему? Неужели он хочет, чтобы все узнали об их деле? Что делать, как избежать скандала?

Брайан сжал ее руку, чтобы привлечь внимание.

— Я уже сказал Тони, что занял очередь. Он мог бы поиграть в дочки-матери с нашими двумя девочками, мог бы устроить с ними чайную церемонию. — Брайан заговорщицки подмигнул. — Так я могу положиться на вас с Тони в следующий уикенд? Девочки будут в восторге, а мы с Кэйт проведем время вдвоем.

Тони покачал головой, по-прежнему улыбаясь и словно обдумывая предложение Брайана.

— Дай нам месяц на восстановление сил, может, мы и согласимся.

Месяц? Оливия даже не планировала увидеть Тони Остина через месяц. Две недели, и все! Фактически даже меньше двух недель.

Эта мысль отвлекла ее еще на мгновение, заставив взгрустнуть: счастье не продлится вечно, все преходяще. Когда она, наконец, вновь смогла воспринимать окружающее, Тони уже отпустил двух своих управляющих и распрощался с Брайаном. Оливия взглянула на Марту, но эта деловая леди уже склонилась над клавиатурой, что-то набирая на компьютере.

— Заходи. Поговорим у меня в кабинете, — пригласил ее Тони.

В отличие от приемной, его кабинет имел толстые стены и дубовые двери, гарантирующие сохранение тайны, так что Оливия охотно вошла внутрь, испытывая потребность собраться с силами. Тони проводил ее до большого кожаного кресла, усадил, затем опустился перед ней на колени.

— С тобой все в порядке?

Она хотела сказать, что все прекрасно, но сказала:

— Это ужасно.

— Что?

Она изумленно взглянула. Неужели он такой непонятливый?

— Слухи, вероятно, ходят уже по всему отелю! Все знают!

— Ты придаешь этому слишком большое значение. Какая беда, если люди думают, что мы встречаемся? Невелика беда.

— Невелика беда? Ты хотел держать нашу связь в тайне. Или забыл?

— У нас частное дело. Никто не узнает, что мы пытаемся зачать ребенка. А что касается всего остального, ты привлекательна, мы работаем вместе. Почему бы людям не предположить, что мы встречаемся время от времени?

Оливия прикусила губу. Его логика неотразима.

— Полагаю, ты в чем-то прав.

— Во всем прав. А поскольку моя родня уже все знает о нас, ты могла бы спокойно сдаться и приехать на День Благодарения. Не прощу себе, если ты откажешься.

Но Оливия искренне полагала, что не переживет еще одного семейного сборища.

— Я не…

Придвинувшись ближе, Тони погладил ее по щеке и нежно поцеловал в губы.

— Знаю, тебе трудно, но я-то буду рядом. Вот увидишь, через какое-то время мое многочисленное семейство перестанет тебя утомлять. Ты даже войдешь во вкус. Между прочим, малыши только и говорят о новой встрече с тобой. И о том, как они тебе понравились.

— Действительно, понравились, — прошептала она. Да, это большое искушение, но… Оливия полностью теряла контроль над ситуацией, а подобного не случалось с ней много лет, фактически с детства. — Я не хочу, чтобы все догадывались о наших отношениях.

— Пусть думают, что хотят.

— Ты уверен?

— Конечно! Сейчас они полагают, что я пытаюсь прятать тебя. А если приедешь, они решат, что мы просто встречаемся время от времени.

Переубедить ее оказалось на редкость легко, и Оливия призналась себе, что в душе хотела приехать.

— Думаю, ты прав. А когда пройдут две недели, и мы перестанем видеться, все поверят, что мы просто расстались.

Тони внезапно поднялся на ноги и подошел к рабочему столу. Он стоял, словно окаменев, отвернувшись к стене, опираясь одной рукой о стол и спрятав вторую в карман брюк. Ни дать, ни взять — скульптура под названием: «Мужчина в задумчивости».

Не поворачивая голову, он глухо произнес.

— Откуда ты взяла этот двухнедельный лимит?

Оливия целую секунду взвешивала ответ.

— Мне показалось, это разумный срок. Если я забеременею, то, вероятно, к этому времени…

— Значит, ты решила, что мы прекратим видеться? А когда ты забеременеешь, то лишь вежливо известишь меня?

В его голосе звучала тяжелая обида.

— Ты согласился с моим планом, Тони…

— Согласился, да, но сейчас он мне не нравится! — Он оглянулся через плечо и снова отвернулся. — Я думаю, есть лучший план.

— Какой же? — От смешанного чувства восторга, трепета и страха у Оливии засосало под ложечкой.

— Продолжим трудиться над зачатием, пока не достигаем положительного результата. Пусть на это потребуется три недели, пусть четыре, невелика разница. И, между прочим, я смогу наблюдать за каждой секундой твоей беременности. Мы об этом договорились, помнишь?

Оливия прикрыла глаза. Проводить больше времени с Тони, позволять ему участвовать в ее жизни — это ли не предел мечтаний? Но это невозможно…

— Оливия? — Он произнес ее имя, и она словно очнулась.

— Нет гарантии, что это случится и за четыре недели, Тони, — быстро заговорила она. — Нам следует установить некоторый временной лимит. Это вполне разумно, согласись!

Он повернулся к ней. Его лицо словно застыло.

— Тогда дай мне месяц.

Оливия засмеялась. Явно поддразнивая его, она проговорила:

— Ты чувствуешь, что у тебя хватит потенции на месяц, не так ли?

— Подойди-ка сюда, милая, — усмехнулся Тони. — Я покажу тебе кое-что.

Оливия с любопытством подошла к столу. На полированной поверхности были разбросаны фотографии шикарного отеля.

— Это твое новое приобретение?

— Да. — Тони разложил фотографии полукругом, чтобы она могла лучше разглядеть. — Что ты об этом думаешь?

Оливия изучила фотографии. Безукоризненно элегантный банкетный зал, выдержанный в бордовых, зеленых и золотых тонах. На одной фотографии — маленькое озеро с небольшим водопадом в окружении кустов и деревьев. Вся эта красота, как оказалось, окружена стеклянными стенами и находится под крышей.

— Как красиво!..

— Само здание очень старое, и мы постарались сохранить дух той эпохи. В то же время внутри все обновлено. Полагаю, отель привлечет очень богатую клиентуру, и именно здесь я думал предложить тебе помещение для магазина — если, конечно, захочешь — после рождения ребенка.

Глаза Оливии округлились, и она автоматически сделала шаг назад.

— Понятно…

— Я хочу сказать: помещение твое, забеременеешь ты или нет.

Оливии потребовалась лишь секунда, потом она упрямо тряхнула головой.

— Нет. Наш контракт…

— К черту контракт! — Он с шумом втянул воздух. — Прости. У меня портится настроение, как только вспомню о нем. Ты в любом случае заслужила это помещение. Ты — прекрасный партнер «Короны». Наши постояльцы любят твои магазины, так что выгода будет обоюдной.

Оливия чувствовала, что голова ее кружится. Все утро она не в своей тарелке.

— Не знаю, не знаю. Это слишком решительный шаг…

— Шаг вверх. Большой прирост к твоему бизнесу. Торговый потенциал здесь просто невероятен. — Он помолчал секунду, потом прибавил: — Конечно, еще один магазин будет отнимать у тебя время. По сути дела, у тебя не будет оставаться времени ни на что, кроме работы. Но ведь именно этого ты хотела, не так ли?

— Я… Да, я хочу расти. — Новый отель — идеальное место для магазина. Именно такое помещение Оливия мечтала занять рано или поздно. Рано или поздно. Но в предложении Тони заключалось и кое-что еще. Он хочет загрузить ее работой, хочет сделать так, чтобы у нее не осталось ни времени, ни сил вмешиваться в его жизнь и в жизнь их ребенка… Оливия задрала подбородок повыше и бросила на него решительный взгляд.

— Это фантастическая возможность, Тони. Но я не хочу нырять с головой. Северо-запад так далеко…

— Сиэтл, если быть точным.

— Сиэтл? — Она отвернулась и прошлась по кабинету, выгадывая время на размышление. Это действительно идеальный вариант, потому что ей самой нужно держаться подальше от Тони. Она не сомневалась, что после этих двух недель — а две недели она как-нибудь продержится — ей будет мучительно больно встречаться с ним и делать вид, что между ними ничего не было. Дополнительная работа поможет не думать о Тони, поможет выбросить из головы все случившееся. Но — Сиэтл!..

— Ты можешь подумать еще некоторое время.

— Хорошо, я подумаю, — с облегчением выдохнула Оливия.

Тони какое-то мгновение изучал ее, затем подошел к двери кабинета, и с легким щелчком повернул ключ в замке. Когда он снова взглянул на Оливию, та увидела странный огонек в его зеленых глазах и в страхе попятилась назад, пока не уперлась в стол.

Он остановился рядом, разглядывая ее и словно чего-то ожидая. Затем положил ей руки на плечи и мягко развернул спиной к себе и лицом к столу. Сняв с ее плеча сумочку и опустив на пол, приказал:

— Упрись обеими руками в стол.

Она без раздумий подчинилась.

— Я говорил, что хочу показать тебе кое-что, милая. Помнишь?

— Помню. — Оливия с ужасом и восторгом почувствовала, как он поднимает ее юбку. — Тони, не думаю…

— Шш. Есть забавная традиция, которую называют «сиеста». Тебе понравится. — Его пальцы скользнули вверх по ее бедрам и коснулись кружевных оборок ее трусиков.

— А вдруг постучит Марта?

— Марта ушла на ленч, — проговорил он низким и нежным голосом. — У меня не назначено никаких встреч, и к тому же в данный момент я чувствую особый прилив потенции. — Он слегка укусил ее за мочку уха. Мы же не можем растрачивать ее даром, не так ли?

И он страстно и хищно прижался к ее спине. Сердце Оливии неистово заколотилось в тесноте грудной клетки, когда тишину комнаты нарушил звук расстегиваемой молнии. Всякая забавная традиция имеет право на существование, решила Оливия. А эта нравится ей сейчас больше всего.

День Благодарения быстро приближался, но у Оливии уже не было ни дурных предчувствий, ни страха перед встречей с семьей Тони. За последние две недели она умудрилась познакомиться поближе чуть ли не со всеми.

Начало положила его сестра Кэйт, зашедшая якобы купить какое-то белье. И хотя ушла она с парой комплектов, но большую часть времени провела, болтая с Оливией, выспрашивая у нее разные подробности и, в свою очередь, сообщая детали собственной жизни.

Кэйт пришла еще раз через неделю, на этот раз с Лайзой, и долго распространялась о реакции Брайана на пикантное белье, купленное в прошлый раз.

— Наверное, я поднаскучила ему в обычном белье, потому что он едва не свалился с кровати, когда увидел меня в той атласной комбинашке.

Лайза засмеялась в ответ и сказала, что хочет себе такой же комплект, но другого цвета. Женщины начали примерять все подряд. Они не выспрашивали интимных подробностей о Тони, но определенно все высказывания сводили к нему.

Если Оливия и хотела что-то разузнать, у обеих ответ был готов наперед, и рассказывали они с явным удовольствием.

— Тони играет роль патриарха со дня смерти отца, — делилась Кэйт. — Да, он избрал себе трудную роль, и только за это, думаю, заслуживает немного развлечений.

Оливия не могла не задуматься, попадает ли она сама в раздел этих «развлечений». Похоже, Кэйт и Лайза именно так и считали.

— Смерть отца ударила по Тони больнее, чем по остальным, — продолжила Кэйт. — Он ведь старший. Но Тони есть Тони. Он спрятал свое горе и с головой ушел в бизнес. Думаю, он сделал это не только для роста компании, но и для того, чтобы убежать от самого себя.

— И он почти полностью отказался от женщин, — подхватила Лайза. — А прежде подыскивал себе жену. Он хотел завести семью, как все. Тони ужасно самоуверенный, но добрый. Нужна очень сильная женщина, чтобы удовлетворить его. — Лайза усмехнулась. — Он как-то объявил, что ищет не просто женщину, а идеал.

Кэйт засмеялась:

— А мы тогда ответили ему, что уже замужем.

Троица расхохоталась.

— Ну, к сожалению, я далека от идеала, — заметила Оливия.

— Тем не менее, — возразила Лайза, примеряя очередные сногсшибательные трусики, — вы с Тони повеселились, он снова обратил внимание на женщин, а малыши так просто влюбились в тебя! Для начала более чем достаточно!

Несколько дней спустя Оливия приехала в другой «Сахар с перчиком», чтобы проверить товар на складе и поговорить с менеджером, когда в магазине появились Брайан и Джон. Оба осмотрели торговый зал с самым пристальным интересом. Джон был в явном восторге, но Брайан — невероятно! — заливался краской смущения. Оливия спрятала улыбку.

— Итак, — проговорил Джон, петушиной походкой шагая навстречу Оливии и расплываясь в довольной улыбке. — Вот она, та леди, которая собственными трудами превращает серые семейные будни в медовый месяц.

Оливия почувствовала, что ее щеки тоже заливает краска, и бросила взгляд на Брайана. Но тот задержался у корзины с кружевными лифчиками и, похоже, углубился в их изучение.

— Привет, Джон.

Он непринужденно обнял ее и смачно поцеловал в щеку.

— Мне ужасно нравятся твои магазины, Ливи, действительно нравятся.

— Я рада. А чем вы здесь занимаетесь? У вас дела в отеле?

— Да нет. Мы с Брайаном отправились за рождественскими подарками. А поскольку наши дамы теперь постоянно торчат здесь, решили, что ты нам поможешь в этом деле.

— Помогу, конечно.

— Что бы Кэйт ни пожелала, я куплю! — заявил Брайан.

Джон расхохотался.

— Бедняга Брайан! Жена пустит его по миру, а? Как, впрочем, и меня. Итак, что хотела Лайза? Я сгораю от любопытства.

Мужчины настолько увлеклись выбором подарков, что Оливия почувствовала себя с ними как никогда легко. Наконец Джон и Брайан набрали ворох разных пакетиков и со смехом намекнули Оливии, чтобы она взяла на себя опеку над их женами в плане выбора белья поэротичнее. Оливия серьезно обещала им так и сделать.

Боже, какая открытая, любящая семья, как мужчины заботятся о своих женах, как все они действуют, словно единое целое! И, несмотря на все попытки остаться в стороне, она почувствовала и себя близкой им, словно уже была членом их семьи.

Это будет первый, со дня смерти родителей, День Благодарения, который она проведет не в одиночестве, и эта мысль наполняла ее смесью тоски и восторга.

Тони подъехал ровно в три. Когда она впустила его в квартиру, он даже присвистнул.

— Милая, сегодня ночью ты была бы самым лучшим десертом.

Его взгляд прошелся по всей ее фигуре. Платье из мягкого черного кашемира подчеркивало стройность Оливии, а открытые плечи добавляли модели немного смелости. Юбка заканчивалась на пару дюймов выше коленей, а высокие каблучки делали ее почти одного роста с Тони.

Он поймал Оливию за руку, обнял, потом наклонился и поцеловал в ключицу.

— Тони…

Он накрыл ладонью ее грудь, но остановился, когда услышал ее протяжный вздох.

— Что бы я отдал за еще один час! — простонал Тони, неохотно отпуская ее.

Легкий снежок начал падать с утра, и, едва выйдя на улицу, Оливия была очарована девственной белизной. Снег мерцал на голых ветвях деревьев, налипая всюду, включая и темные волосы Тони. Когда он распахнул дверцу машины, Оливия протянула руку, чтобы смахнуть снежинку с его щеки.

— Оливия. — Тони наклонился и подарил ей долгий поцелуй, способный растопить весь снег. Потом поднял голову, осмотрел ее лицо и снова склонился к ее губам.

Оливия забыла о погоде, забыла о том, что они могут опоздать, и мечтала лишь об одном — вернуться вместе с ним в дом. В этот момент они услышали что-то похожее на аплодисменты.

У парадной двери стояли все ее соседи, наблюдая за ними, улыбаясь и хлопая в ладоши. Оливия улыбнулась, и они приветственно замахали.

— Они смотрят на тебя, как на Белоснежку, которую увозит принц, — заметил Тони.

— А ты, должно быть, тот самый принц, не так ли? — съязвила она.

Тони дождался, пока она сядет, потом обошел вокруг и сел за руль. Заведя двигатель, он повернулся к Оливии.

— Я только хотел сказать, что они переживают за тебя.

— И это так странно, — кивнула она, — поскольку я ушла в себя. Я, конечно, здороваюсь и не перехожу улицу при виде их, но и не ищу встреч.

— И не нужно! От тебя исходит что-то, какое-то искреннее чувство, которое заставляет людей доверять тебе. Она отвернулась.

— Иногда глупо доверять кому-либо.

— Я доверяю тебе.

— Тони, не нужно. — Зачем только они затеяли этот разговор?

Остаток пути они провели в молчании, наблюдая за падающим снегом.

Подъехав к дому матери, Тони проводил Оливию к парадной двери, обняв за плечи. Дом уже был украшен рождественскими огнями, тяжелая гирлянда висела над дверью. Тони приподнял подбородок Оливии и поцеловал в губы.

— Улыбайся, милая. Сегодняшний вечер создан для веселья, а ночь — для любви. Согласна?

— Так ты планируешь соблазнить меня сегодня ночью? — Она засмеялась.

— Да, я давно строю эти планы.

Его рука скользнула под ее пальто и обняла за талию.

— А ты надела под платье что-нибудь скандально сексуальное, способное свести меня с ума?

Сделав невинные глаза, Оливия проговорила:

— Конечно, нет. — Он нахмурился, и, едва дверь начала открываться, она прошептала: — Я не надела вообще ничего.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Оливия почувствовала первые спазмы сразу после обеда, но не придала этому значения. Она привыкла к подобной боли. С самых первых месячных, которые начались в одиннадцать лет, она страдала этими спазмами.

Иногда боли были мучительны, иногда просто назойливы, но она всегда, стиснув зубы, умудрялась работать, старалась не замечать их, пока они не проходили. За исключением того случая, когда ее, еще девочку, родители отвезли в больницу.

Она не могла вспомнить, каким медицинским термином определили ее болезнь, но это было связано с яичниками и с тем фактом, что они не функционировали должным образом. Пришлось сделать операцию и потерять в результате один из яичников. С тех пор месячные были крайне нерегулярны.

Мать объяснила ей, что, вероятно, она не сможет родить детей, и Оливия поняла почему. Невозможно зачать с одним яичником, особенно если нет овуляции. Она не была полной невеждой в этих вопросах.

Правда, еще тогда ей следовало бы сходить к доктору — просто получить подтверждение, что боли нормальны для нее. Но чтобы ее осматривал мужчина? Нет! Ни за что!

Джон рассказал что-то веселое, и все засмеялись. Оливия тоже хотела улыбнуться, но ощутила новый спазм, и вместо улыбки получилась гримаса. Тони наклонился к ее уху.

— С тобой все в порядке?

К счастью, он проговорил это тихим голосом. Оливии совсем не хотелось портить общее веселье.

— Все прекрасно. Думаю, я просто слегка переела.

— Я тоже, — усмехнулся он. — Слишком много десертов — Он наклонился еще ближе, касаясь губами ее уха. — Попозже ты поможешь мне сжечь лишние калории. Есть желание?

Но в этот момент у нее было только одно желание — проглотить таблетку обезболивающего. Оливия поднялась из-за стола.

— Я подумаю. Прошу прощения. — Беря сумочку, она ощущала на себе внимательный взгляд Тони.

Добравшись до туалета, она выловила со дна сумочки две патентованные таблетки и проглотила их, потом склонилась над раковиной. На этот раз боли сильнее и резче, чем обычно. Интересно, отразится ли это на ее сексуальной активности?

Она постояла еще несколько минут, потом вышла в коридор и обнаружила поджидавшего Тони. Он окинул ее лицо внимательным взглядом.

— Что случилось, Оливия? Тебе нехорошо?

Что стоит солгать еще раз?

— Что-то немного не по себе. Возможно, я простудилась.

Подавшись вперед, он потрогал ее лоб и кивнул.

— Ты горячая. Почему бы нам не откланяться и не уехать?

— Нет. — Она не хотела, чтобы день кончался, тем более что этих дней у нее осталось так мало! — Со мной все в порядке.

— Ты не очень хорошо выглядишь. У тебя что-то болит.

— Пустяки.

Но час спустя боли усилились. Оливия взглянула на Тони, и он немедленно поднялся, словно только и ждал сигнала от нее. Удивительно, как легко он читает ее мысли и чувства, в который раз отметила Оливия.

Тони находчиво объяснил их ранний отъезд. Конечно же, все решили, что парочка просто хочет остаться наедине. Это подтверждала хитрая улыбка Джона и подмигивание Кэйт.

Сев в машину, Оливия обнаружила, что и у Тони та же идея.

— Я отвезу тебя к себе домой. Тогда я смогу присмотреть за тобой, если ты действительно разболеешься.

Придя в ужас, Оливия покачала головой и попыталась выдумать достойную причину, чтобы отказаться от столь щедрого предложения. Ухаживать за ней в случае болезни не было частью их договора.

— Я хочу домой, Тони. Там мне будет удобнее.

Он бросил на нее быстрый взгляд и кивнул.

— Хорошо. Я только захвачу кое-что из дома, и мы поедем к тебе.

Она осторожно повернулась и коснулась его руки.

— Тони, мне жаль. Но мне лучше остаться одной. Когда я болею…

— Но ты никогда не болеешь! По-моему, ты не пропустила ни одного рабочего дня.

Именно так. Но спазмы никогда не были такими сильными. Она прикусила губу и посмотрела в окно.

— Мне будет удобнее одной.

Нависло молчание, и она знала, что обидела его, сама того не желая. Ее терзали угрызения совести, но пути к отступлению не было. Невозможно исправить все, что она сделала, разгрести горы лжи, которые она возвела.

Наконец, Тони очень спокойно проговорил.

— Я только отвезу тебя. Но ты пообещаешь позвонить мне, если что-нибудь потребуется.

— Конечно.

И оба знали, что она лжет.

Вскоре Оливия поняла, что дело слишком серьезно. Боли отступали и накатывались вновь, просто изводили ее. Потом началось кровотечение. Около полуночи внутри что-то словно взорвалось. Вряд ли удастся самой доехать до больницы, но, как бы ни хотелось это признавать, ехать нужно.

Боль уже не казалась знакомой; она не напоминала ничего из того, с чем Оливия привыкла справляться. Иногда от спазмов было трудно дышать. Она смутно вспоминала подобную боль, испытанную ею в детстве, но такая ли точно она была, Оливия уже не помнила.

Тони беспокоить она не будет!

Решив, что нельзя ждать больше ни минуты, Оливия набросила пальто поверх пижамы и выползла в коридор. Согнувшись вдвое и держась за живот, Оливия добралась до двери Хильды и постучала. Как обычно, единственный стук заставил распахнуться все двери, и вскоре все соседи суетились вокруг нее и давали разнообразные советы. Хильда на минуту исчезла и появилась полностью одетая и с ключами от машины в руке.

Поддерживаемая под руки Хильдой и добрым старым Лероем, Оливия выбралась на улицу. Хильда повернулась к остальным:

— Я позвоню и все расскажу, как только мы доберемся до больницы. А сейчас надо торопиться. Снег действительно начал заметать дорогу.

Оливия кое-как устроилась на заднем сиденье и почувствовала, как по щекам полились слезы. Это не боль, а осознание того, что она была окружена добрыми друзьями и не замечала этого. Даже избегая дружеских отношений, она все-таки смогла завести друзей. Она лгала себе, заявляя, что совсем одна.

И сейчас, пораженная этим внезапным откровением, не могла сдержать слез.

— Все в порядке, Оливия. Не тревожься. Я довезу тебя в один момент. — Эта женщина всегда ездила как улитка, но Оливия знала, что Хильда ненавидит снег. — Когда доедем, хочешь, я позвоню твоему мальчику? Твоему другу?

Оливия невольно улыбнулась, услышав такое определение Тони. В нем не было ничего мальчишеского. И сейчас он был больше чем друг.

— Нет. Не тревожь его, Хильда. Я сама позвоню. Попозже.

— Он, наверное, захочет быть рядом с тобой.

Захочет. И, наконец, узнает, какая она мошенница.

— Нет. Пожалуйста, не тревожь его. Добравшись до больницы, Хильда открыла ей дверцу, и Оливия попыталась выбраться из машины. Она не успела еще поставить обе ноги на землю, когда появились два санитара, усадили ее в кресло и повезли внутрь. Вопросы так и сыпались на нее, один за другим, но боль была так сильна, что почти не позволяла отвечать.

Когда появился доктор и спросил, не беременна ли она, Оливия лишь покачала головой и вкратце пересказала все, что знала о своей болезни. Он сделал несколько записей, улыбнулся и пошел распорядиться насчет теста на беременность. Оливия была потрясена этим предположением. Ей совсем не хотелось ковылять в ванную и использовать эти маленькие пластиковые чашечки для совершенно бесполезного дела. Но сил спорить не было, и она проделала все, что сказал доктор, а потом снова забралась на узкую железную койку.

Через несколько минут вернулся доктор, облокотился на железную спинку кровати и проговорил с кривой усмешкой:

— Поздравляю, мисс Андерсон, похоже, вы действительно беременны.

У Оливии округлились глаза от изумления.

— Этого не может быть.

— Уверяю вас, может. — Он доброжелательно улыбнулся и продолжил: — Мы сделаем вам УЗИ. Это позволит точно установить, что с вами, откуда такая боль и кровотечение.

Оливия онемела. Она беременна? Она не может забеременеть!

— Но у меня только один яичник.

— И одного бывает достаточно. Конечно, шансы снижаются, но это бывает.

— Но у меня почти никогда не было месячных!

Он погладил ее руку и поднялся.

— Просветим ультразвуком и продолжим, договорились? Старайтесь не волноваться.

Волноваться? Да она слишком потрясена, чтобы волноваться. Наконец слова доктора дошли до нее, и Оливия едва не закричала от радости. Она беременна! У нее будет собственный ребенок, ребенок Тони! От этой мысли боль, казалось, даже отступила. И Оливия начала молиться, желая этого ребенка так страстно, что готова была стерпеть все, лишь бы родить его.

Прошло немало времени, прежде чем доктор снова появился перед ней. Какой приятный мужчина, подумала Оливия, удивленная, насколько уверенно чувствует себя рядом с ним.

Он изъяснялся исключительно медицинскими терминами, но обрисовал ситуацию весьма отчетливо. Ей скоро сделают УЗИ, чтобы посмотреть на ребенка, но анализы подтвердили, что у нее большая киста в оставшемся яичнике.

Оливия немедленно запаниковала, вспомнив, что произошло в детстве, вспомнила операцию, потерю яичника… Доктор пододвинул стул и взял ее за руку.

— Боль у вас из-за кисты, но мы примем меры. И еще. Пока ваша плацента не вырастет и не начнет производить достаточно прогестерона для продолжения беременности, я вынужден давать вам прогестерон. Надеюсь, он поможет. Все может развиться не лучшим образом, и есть риск потерять ребенка, но пока нет причин терзать себя и накликивать беду.

Оливия никогда не считала себя слабой личностью. Но сейчас пришлось собрать все силы, призвать на помощь всю волю.

— Мне нет нужды накликивать беду. Похоже, достаточно того, что уже есть.

— Я так понимаю, вы хотите сохранить ребенка?

— Да! Да, очень! Я просто никогда и не мечтала…

— Когда вы потеряли яичник?

— В двенадцать лет. Вскоре после начала месячных. Я поняла, что не способна забеременеть. А поскольку мои менструации были крайне нерегулярны…

— Много лет существовало заблуждение, будто женщина не способна зачать с единственным яичником, но это, как вы убедились на собственном опыте, вполне возможно. — Он улыбнулся, и Оливия улыбнулась в ответ. — Я хочу подержать вас здесь, чтобы сделать еще несколько анализов и исключить возможность внематочной беременности. Кроме того, вам следует приехать сюда еще пару раз, чтобы сделать анализ крови. Мы проверим уровень гормонов, который должен удвоиться через пару дней, если все нормально. Мы сделаем этот анализ дважды, чтобы была уверенность. — Он что-то написал в ее карточке, затем спросил. — У вас уже есть на примете врач-акушер?

— Нет. — Оливия испытала некоторое головокружение, отвечая на вопрос, который даже не мечтала услышать.

— Я могу порекомендовать вам, если хотите. Вам следует встретиться с ним как можно быстрее и затем регулярно посещать его до истечения первых трех месяцев.

— А после первых трех месяцев?

— Ну, тогда риск значительно снизится.

Оливия вновь и вновь повторяла весь диалог после того, как доктор ушел. Он дал ей кодеин, и боль сейчас была терпимой, но расслабиться и уснуть не удавалось. Руки постоянно ощупывали живот, и слезы не переставая, текли из глаз.

При небольшом везении и огромном терпении и заботе она получит своего малыша.

И этого малыша она не отдаст никому на свете — даже Тони.

Оливия вернулась домой после полудня и от порога услышала телефонный звонок. Сейчас она чувствовала себя намного лучше, намного увереннее и поторопилась ответить, пока звонивший не повесил трубку.

Задыхаясь, ослабевшая от боли и бессонной ночи, она проговорила:

— Алло?

— Где, черт возьми, тебя носит?

О Боже! Она выпрямилась, разглядывая трубку в руке. Тони был в ярости. Оливия прикусила губу, пытаясь придумать, что бы сказать ему.

— Оливия? — Сейчас, похоже, он был близок к панике. — Прости меня, черт возьми! — Он с шумом выдохнул, и она почти ощутила его отчаяние, почти увидела, как он нервно проводит рукой по волосам. — Я очень тревожился о тебе, милая. Где ты была?

— Я… э… отходила ненадолго.

— Я названиваю с раннего утра. Хотел убедиться, что с тобой все в порядке.

— Я чувствую себя намного лучше. Ты сейчас занят?

— Я у себя в офисе. А что? Тебе что-то нужно? Ты по-прежнему болеешь, да?

Он говорил так встревоженно, что она поторопилась успокоить.

— Нет. Просто я… — Ее голос дрогнул, но в этот момент она переборола свой страх и решила положить всему конец. — Нам нужно поговорить.

Ответом было молчание, и она прикусила губу.

— Тони?

— Это звучит как отказ от контракта, Оливия. Это так?

Что она могла ответить? Как объяснить? Она услышала в трубке проклятье, потом еще одно.

— Я приеду немедленно!

— Что? — Она не была готова к встрече.

— Нам нужно поговорить, и мы поговорим! Какую бы глупость ты ни придумала, я вытерплю. Жди меня через полчаса! — Он повесил трубку, не дожидаясь ответа, и Оливия рухнула на диван.

Тони громко постучал в дверь, чувствуя, что готов взорваться от негодования. Все остальные двери приоткрылись, но на этот раз он даже не взглянул, кто смотрит на него. Он уже почти привык к ее любопытным соседям, которые появлялись всякий раз, когда он приезжал.

Он заколотил кулаком в дверь.

— Открывай, Оливия!

Плевать, что он ведет себя совсем по-детски! Оливия вышвырнула его как мусор, в этом сомневаться не приходится. Будь она проклята! Как она посмела принять подобное решение, когда сам он еще ничего не обдумал? Тони казалось, они уже сближаются и, возможно, постепенно сгладят все противоречия. Он подумывал предложить ей компромисс…Но нет! Она его опередила… Он поднял руку, чтобы постучать снова, и в этот момент дверь распахнулась. Перед ним стояла Оливия.

Тони открыл рот, но в тот же момент ядовитый комментарий, готовый сорваться с языка, был забыт. Она выглядела ужасно — бледная, измученная, словно больная. Тревога сразу перехлестнула все его негодование. Он решительно шагнул внутрь, увлекая ее за собой, и захлопнул дверь от любопытных глаз ее соседей.

— Оливия? — Он крепко сжал ее плечи. — С тобой все в порядке, милая?

— Все прекрасно. — Она попыталась слегка отодвинуться.

— Скажи мне, что случилось.

Она подняла на него глаза.

— Все это очень трудно для меня. Я до сих пор не могу в себя прийти. Но… я хочу, чтобы ты узнал обо всем как можно раньше.

Это не было похоже на разрыв контракта. Он отнял руки, но, когда Оливия покачнулась, обнял ее за плечи и довел до дивана.

— Присядь, ты на ногах не держишься. Она подчинилась, и он сел рядом.

— Итак, расскажи, чего с тобой случилось. Ты заболела?

— Я… я болела. Прошлой ночью. — Тони уже собрался что-то спросить, но она опередила: — И сейчас все в порядке. Правда. Это просто… — Ее глаза расширились и потемнели. Потом легкая улыбка коснулась ее губ. Она прикрыла рот дрожащей рукой и прошептала: — Я беременна.

Тони заморгал. Все, чего он ожидал, все ужасные слова, которые он представлял… Бурный восторг наполнил его. Он издал радостный вопль, увидев, как Оливия смаргивает слезу, затем прижал ее к себе и крепко обнял, пытаясь собраться с мыслями.

— Не плачь, милая. Все будет прекрасно. Я обещаю!

Он покачивал ее, словно убаюкивая, и Оливия дала полную волю слезам. Тони приподнял ее подбородок и внимательно взглянул на нее.

Оливия так прекрасна и так беззащитна!

А потом она вдруг произнесла удивительно жестким тоном.

— Ты его не получишь! Ты не получишь моего ребенка.

* * *

Что она сказала? Тони побледнел. Оливия не могла сказать подобного!

— Мы все обсудим…

— Нет. — Она поднялась, опираясь одной рукой на подлокотник дивана. — Я должна кое-что объяснить тебе, Тони. Я согласилась с твоим планом только потому, что не верила, что могу зачать ребенка. Еще совсем девочкой я потеряла один яичник из-за болезни, которая называется поликистоз яичника. Мои месячные никогда не проходили нормально, так что я полагала, зачатие невозможно. Я… просто хотела заняться с тобой любовью без риска забеременеть, в противном случае я бы никогда не согласилась родить тебе ребенка…

Тони оцепенел. Ее слова просто невероятны, в них невозможно поверить.

— Так зачем же?..

Она хрипло засмеялась.

— Взгляни на себя. Ты очень привлекательный мужчина, но никогда не проявлял интереса ко мне. Я просто хотела узнать, что значит заниматься любовью и что значит заниматься любовью с мужчиной, которого я обожаю.

— Ты лгала мне?..

Она всхлипнула.

— Да…

Медленно, чувствуя, что тело не слушается его, Тони поднялся на ноги. Сегодня Оливия не наряжалась, как обычно. Сегодня она была в длинном пестром халате и босиком, волосы небрежно зачесаны назад. Каждый раз, когда, казалось, он разгадывал ее, Оливия менялась.

Но эта последняя перемена убивала его.

— Ты использовала меня ради секса?!

Обхватив себя руками, Оливия кивнула.

— Мне очень жаль…

— Жаль?.. — Его голос поднялся до крика, и она вздрогнула. Тони замер. Оливия беременна. Его ребенком. Волновать ее сейчас нельзя. Он постарался взять себя в руки. — Потому-то ты и повторяла, что можешь не забеременеть…

— Да.

— И потому-то ты настаивала на двухнедельном лимите…

Ее губы дрожали, и она с шумом втянула в себя воздух.

— Сама бы я не догадалась, но когда я… заболела, доктор сделал анализ, точный анализ, и сейчас известно, что у меня будет ребенок. — И Оливия инстинктивно положила руку на живот.

— Какое же место во всем этом ты отводишь мне? Это же и мой ребенок!

Она отвернулась и подошла к столу, поправила абажур лампы. Тони затравленно оглянулся и понял, что ненавидит ее квартиру, квартиру деловой женщины. Это помещение было холодным, лишенным какой-либо теплоты. Как и сама Оливия.

— Ты можешь принять участие во всем… если захочешь.

Захлебнувшись хриплым смехом, он поймал ее за плечо и развернул лицом к себе.

— Если захочу? — Он едва не встряхнул ее — Именно я захотел этого ребенка, не ты! У тебя был лишь грандиозный пятилетний план развития бизнеса! Как же ты забыла?

Она рванулась в сторону, сжав руки в кулаки.

— Лишь потому, что я не могла даже мечтать о ребенке! — выкрикнула она. — Но, оказалось, я буду мамой. И я хочу этого ребенка!

— А как же работа? Как ты собираешься воспитывать ребенка одна? — Он знал, что жесток, задавая вопросы, на которые она, конечно, еще не могла найти ответа, но сейчас это не имело значения. Он хотел сделать ей больно, как сделала ему больно она.

И, судя по затравленному выражению ее глаз, ему это удалось.

Он откинул голову назад, закрыл глаза и молча сосчитал до десяти. Затем взглянул на нее.

— Оливия, будь разумной. Ты хотя бы представляешь, как трудно быть матерью-одиночкой?

— Полагаю, скоро узнаю.

Как это похоже на нее: сразу ощетиниваться, готовиться к драке. Он потер подбородок.

— Я могу привлечь тебя к суду. Я могу создать для ребенка условия, которые тебе и не снились. Я могу посвящать ему все свое время и внимание…

— А вдруг это будет девочка?

— Я уже говорил, что это не имеет значения! Думаю, я выразился предельно ясно!

Она внезапно рухнула на диван, закрыв лицо руками.

— Не делай этого, Тони! Не осложняй мою жизнь. Умоляю!

У него закололо в груди при виде столь жалкого зрелища. Вся ее бравада внезапно исчезла. Он присел на краешек дивана и попытался найти правильные слова:

— Я буду частью жизни этого ребенка, Оливия.

Она резко повернулась.

— Конечно, будешь! Я не собираюсь прятать его от тебя. Или ее, или… — Она помолчала и улыбнулась сквозь слезы. — О, Тони, у меня будет ребенок!

Она смеялась и плакала, плакала и смеялась, и он крепко обнял ее. Уткнувшись лицом в его грудь, Оливия проговорила:

— Ты представляешь, я даже не думала, что это возможно. Клянусь, я буду хорошей матерью. Я не собиралась тебя обижать. Я не буду препятствовать тебе. Обещаю. Ты можешь видеться с ребенком, когда захочешь, можешь играть, сколько захочешь. Твоя жизнь не должна измениться только из-за того, что я захотела остаться матерью собственного ребенка Я что-нибудь придумаю, чтобы и заниматься бизнесом, и заботиться о малыше. А ты будешь отцом, так что сможешь…

— Посидеть с ребенком, пока ты занимаешься бизнесом? — Они ведь договорились, что ребенок будет его! Тони откинулся на спинку дивана. — Ты представляешь себе только одну половину проблемы! В конце концов, я могу содержать вас обоих, пока ты будешь заниматься… — он хмыкнул, — расширением своего бизнеса. Когда ребенок станет тебе мешать, я превращусь в постоянную сиделку. Как я могу отказаться, если сам хотел этого малыша?

Оливия, казалось, превратилась в мраморную статую. Она не двигалась и, казалось, не дышала.

Потом наигранная деловая улыбка появилась на ее губах, и Тони это совершенно не понравилось. Именно так Оливия Андерсон выглядела на деловых встречах, именно такой ее вид и привел его к мысли, что эта женщина не обладает ни единым человеческим чувством. Но сейчас он знал, что это притворство.

Выпрямив спину и высоко подняв подбородок, она проговорила:

— Ты думаешь, я начну использовать тебя таким способом? Нет! Мне от тебя ничего не нужно! И ни от кого ничего не нужно. Нам с малышом будет прекрасно вдвоем.

— Оливия…

— Я думаю, тебе следует уйти. Прямо сейчас.

— Мы еще не обо всем поговорили!

— Мы обо всем поговорили. Я сказала тебе все, что собиралась сказать. Захочешь ли ты принимать участие в жизни ребенка, зависит сейчас только от тебя.

Он бросил на нее гневный взгляд, до боли сжав зубы.

— Ты чертовски хорошо знаешь, как я мечтал об этом ребенке!

— Прекрасно. — Она встала, умудряясь сохранить невозмутимость и спокойствие, вопреки явной усталости и боли, которая мучила ее. — Когда он или она родится, я дам тебе знать.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

— И когда же ты собираешься жениться на ней?

Медленно, абсолютно не желая, особенно сейчас, говорить на эту тему, Тони отложил бумаги.

— Никогда.

Джон оперся ладонями о стол и подался вперед, испепеляя брата гневным взглядом.

— И какого черта?! Она же идеально подходит тебе! Оливия вообще идеальная женщина!

Идеальная? Когда-то и он сам так считал. Теперь же ничто не выглядит идеалом. Уже две недели Тони не видел Оливию. Пару раз, смирив уязвленную гордость, он как бы невзначай заглядывал в ее магазин. Конечно, у него всегда находился подходящий деловой повод, но, честно говоря, в глубине души Тони надеялся, что, встретившись с ним, она смягчится и снова захочет его, пусть даже сейчас и беременна. Но Оливии не оказывалось на месте. Он звонил ей домой раз или два, но каждый раз выслушивал лишь холодный голос автоответчика. Нет сомнений, она спешно готовится к открытию своего нового магазина. И эта мысль заставляла его злиться еще больше.

Он взглянул на Джона, потом на заваленный бумагами стол, тонко намекая брату, что очень, очень занят.

— И это не твое дело, Джон!

— Ты хандришь уже достаточно долго. Черт возьми, мама тревожится о тебе, Кэйт тревожится о тебе. Почему бы просто не признать очевидное и не сказать, что любишь ее?

— Потому что она врала мне, вот почему! — Тони почти кричал.

Джон вздрогнул, словно напуганный столь бурным проявлением чувств.

— Врала тебе… о чем?

Жалея, что неосторожно проговорился, Тони покачал головой.

— Почему бы тебе не заняться своими собственными делами?

Вместо ответа Джон уселся на стол.

— Это была большая ложь или так, мелкий обман? И не сверкай глазами! Я пытаюсь помочь.

— Если хочешь помочь, найди мне такую же идеальную женщину, как Лайза.

Выражение полного ошеломления появилось на лице Джона, потом он разразился истерическим смехом.

— Лайза? Идеал? Ты, должно быть, смеешься…

— Она идеальна для тебя. Вы двое никогда не воюете друг с другом. И я хорошо знаю, что она никогда не врала тебе.

— На самом деле мы воюем постоянно. И мне это нравится. У меня есть прекрасный повод все валить на нее. — Джон подмигнул, поставив Тони в тупик. — Что касается лжи… Лайза действительно никогда не лжет мне. Я солгал ей лишь однажды, самому противно вспоминать.

Тони удивленно посмотрел на брата.

— Когда же?

— Еще до свадьбы. И представь, чуть все не разрушил! Но Лайза, золотое сердце, не отвернулась от меня. Она просто взбесилась от злости, а потом повернула так, что я валялся у нее в ногах и умолял выйти за меня замуж, сам не понимая, что делаю. Как оказалось, ее разозлило не то, о чем я соврал, а то, что я соврал вообще. У тебя с Ливи такая же история?

Тони некоторое время раздумывал над вопросом. Что его самого больше бесит? То, что Оливия использовала его ради секса, или то, что она, похоже, не хочет его сейчас? И решил, что может простить все, лишь бы она любила его, но… Он покачал головой, так и не придя ни к какому ответу.

— А Кэйт с Брайаном? Как у них? — задал он вопрос.

— У них тоже свои сложности. Кэйт, ты знаешь, умеет быть настоящей занозой. Но они любят друг друга. Поверь, если ты любишь Оливию, все остальное не имеет никакого значения.

Тони прищурился, размышляя над словами Джона. Да, возможно, так оно и есть, но вся беда в том, что Оливия, похоже, не любит его.

— Я не знаю… — Он развел руками. Джон хлопнул ладонью по столу.

— Я этого не понимаю! Оливия — такая сексуальная леди. Умница. Красавица. Дети обожают ее. Женщинам она понравилась.

Тони сделал вид, что не слушает, и углубился в бумаги, демонстрируя повышенный интерес к ним, пусть даже глаза не различали ни единой строчки.

Джон сложил руки на груди и окинул брата гневным взглядом.

— Она сексуальна. Очень сексуальна. Ты сам знаешь.

Скомканная бумага захрустела в кулаке Тони. Он бросил короткий взгляд на младшего брата.

— Ты, похоже, разговорился. Какое у тебя право замечать, сексуальна она или нет?

— Я похож на слепца? Оливия — одна из самых интригующих особ. Холодная снаружи, горячая, как огонь, внутри. Любой мужик заметит это с первого взгляда. Да только многие мужики слишком пугливы, чтобы подойти ближе и хоть что-то разглядеть.

Тони бросил бумаги в сторону и резко оттолкнул кресло от стола Потом угрожающе шагнул к Джону, но брат лишь покачал головой.

— Взгляни на себя. Ты совсем раскис. Брось все, иди к ней, скажи, что любишь ее и хочешь, чтобы она вернулась.

И против своего желания Тони взорвался:

— Она бросила меня, осел! И назад дороги нет.

Было почти забавно наблюдать, как покраснело лицо Джона. Очевидно, эта возможность не приходила ему в голову.

— Почему? — только и смог пробормотать он. — Этого я не понимаю. Похоже, она без ума от тебя. Я в этом просто уверен.

Без ума от него? Тони остановился.

— Мне нужно заняться делом, — проскрежетал он сквозь зубы, мечтая остаться в одиночестве и предаться своему горю, но Джон снова покачал головой.

— Не понимаю. Если ты хочешь ее, то почему не сватаешься к ней?

— Свататься к ней? Свататься? Что это за слово такое?

— Самое подходящее.

В этот момент в дверь ввалился Брайан. И Джон без малейших колебаний изложил ему всю ситуацию. Тони сжал голову руками и рухнул в свое кресло за столом. Двое мужчин спокойно продолжали обсуждать его жизнь, словно его самого и не было в кабинете. Проклятые сплетники! Хорошо хоть, мать и сестра не знают.

Не успел он это подумать, как в кабинет влетела Кэйт.

— Что ты сделал с Оливией?

Тони откинулся на спинку кресла и закрыл глаза.

Джон начал снова все объяснять с самого начала, и Кэйт, выслушав брата, заявила:

— Дело серьезное. Я попробовала поговорить с ней, но…

— Ты разговаривала с ней? — встревожился Тони. — Когда?

— Сегодня утром. Она выглядит ужасно. Совсем не похожа на себя.

— Что ты имеешь в виду? Она до сих пор болеет? — Он заметил, как переглянулась его родня, но в этот момент ничто не имело значения.

— Ничего не знаю по поводу ее болезни, Тони. Я полагаю, это называется «разбитое сердце». И между прочим, именно ты разбил его. Я хочу сказать, совершенно очевидно, что Оливия без ума от тебя.

Вот снова! Тони подался вперед и недовольно проговорил:

— Ну почему все твердят одно и то же? Эта женщина бросила меня.

— Но почему? Что ты с ней сделал? — в один голос спросили Кэйт и Брайан.

Этого Тони выдержать уже не мог. Вскочив на ноги, он бросился вон из кабинета.

— Все! Хватит. У меня сейчас ленч.

Джон поймал его за руку на пороге кабинета.

— Я всегда полагал, что ты разумный человек, Тони. Но сейчас ведешь себя как последний дурак. Хватит сидеть тут и дуться. Иди и все исправь!

— И как же, по-твоему, это сделать?

Джон хлопнул его по плечу и усмехнулся.

— Я же сказал, что ты у нас умный. Что-нибудь придумаешь.

Тони потребовалось еще несколько дней, чтобы разработать надежный план. Это единственный способ пробиться к Оливии.

Он будет апеллировать к ее деловой этике.

Он перехватил ее в одном из магазинов в центре города, где она деловито натягивала мерцающую белыми огоньками гирлянду в выходившей в холл отеля витрине. Она стояла на небольшой табуретке, на ее лице играла улыбка, весь вид излучал здоровье и счастье. Гм. Совсем не похоже на женщину, страдающую по любимому мужчине. Тони едва не развернулся и не ушел, но в этот момент Оливия заметила его, и улыбка мгновенно исчезла. Ее темные глаза смотрели внимательно и настороженно.

Он приблизился и подал руку, помогая ей спуститься с табуретки.

— Привет, Оливия.

— Тони? Что занесло тебя в наши края?

— Честно говоря, искал тебя.

Настороженность во взгляде усилилась, и Оливия нервно сплела пальцы.

— Вот как?

— Думаю, нам нужно обсудить некоторые вопросы. А ты как считаешь? — Он старался говорить мягко, не желая раздражать ее без крайней необходимости.

— Я… я думаю… нужно. — Она повернулась и позвала помощницу. — Закончишь с гирляндой, хорошо, Алисия? Я буду в своем кабинете.

Не говоря ни слова, она двинулась в глубь магазина. По торговому залу были развешены красные и белые рождественские гирлянды, и Тони вдруг подумал: украшала ли она свою квартиру? Вряд ли!

Впрочем, в этом году он тоже не развешивал украшения. Просто это не казалось важным.

Кабинетик был меньше, чем тот, в котором они встречались прежде. Она закрыла дверь, как только он вошел, затем прошла и села за стол.

— Как поживаешь, Оливия? Кэйт сказала, ты выглядишь больной.

На долю секунды в ее глазах промелькнул испуг, но Оливия тут же расслабилась:

— Это утренняя тошнота. Хотя схватывает в самое неподходящее время, не только по утрам.

Превосходно, подумал Тони. Лучшего начала невозможно и пожелать.

— Ты заметила еще какие-то перемены?

Взглянув на него несколько встревоженно, она улыбнулась и сказала:

— Ты знаешь, заметила. Всякие мелочи, но просто удивительно, как малыш дает о себе знать. Пусть даже это еще самое начало.

— Какие именно мелочи? — Он неотрывно смотрел ей в глаза, не позволяя отворачиваться.

Она покраснела, потом покачала головой.

— Ничего особенного. Так… мелочи.

— Но я хочу знать! Это, если помнишь, часть нашего соглашения.

Оливия вздрогнула.

— О чем ты говоришь?

Тони потребовалась вся его воля, чтобы скрыть нарастающее предвкушение. Догадайся она о его конечных мотивах, и все пропало! Он взял в руки кружевной лоскуток со стола и начал с повышенным вниманием изучать его.

— Ты согласилась позволить мне видеть все перемены — если забеременеешь. Сейчас я, конечно, понимаю, ты согласилась лишь потому, что полагала, до этого дело не дойдет…

Ее лицо побледнело.

— Я уже выразила свои сожаления относительно всего, что случилось. Но ребенка я оставлю у себя.

— Я требую возможности видеться с малышом.

— Разумеется.

— И, — продолжил он, — я хочу оплатить половину расходов на ребенка. В том смысле, что я буду оплачивать половину твоих медицинских счетов.

— Нет! — Она подалась вперед, испепеляя его взглядом. — Я уже сказала: мне от тебя ничего не нужно.

— И я тебе верю. Но мое право — оплатить половину.

— Но это мое тело и мой ребенок! — Оливия словно споткнулась. — Хорошо. Это и твой ребенок тоже. И когда он родится, ты, если захочешь, можешь оплачивать часть счетов педиатра. Здесь я согласна. Но свои счета я буду оплачивать сама.

— Я могу привлечь тебя к суду, ты знаешь.

Она открыла рот от удивления.

— Через суд потребуешь, чтобы я брала твои деньги?

— Если угодно. Дело чести — соблюдать договор.

Чувствуя себя чудовищем, Тони поднялся, обошел вокруг стола и повернул ее кресло к себе. Опустившись на колени, он взял ее руки и крепко сжал их.

— Неужели ты искренне полагаешь, что я сделаю это, Оливия?

Она покачала головой, и волосы рассыпались по ее плечам.

— Нет. Но ты сказал…

— У нас есть и другие договоренности, милая. — Он помолчал и добавил совсем тихо: — Разве ты не помнишь? Ты обещала, что я смогу наблюдать за малейшими переменами в твоем теле. Я хочу именно этого, Оливия. Я хочу знать все до последней мелочи.

— Но… сейчас все по-другому.

— Нет. Изменилось лишь то, что ты призналась во лжи и в том, что хочешь оставить ребенка себе. Остальная часть договора остается в силе. — Он еще раз сжал ее пальцы и посмотрел долгим взглядом в ошеломленные глаза. — Это меньшее, что ты можешь сделать. — В этот момент взгляд его упал на ее грудь, и он прошептал: — Я купил книжку, в которой детально описаны все перемены. Там пишут, что в первую очередь груди становятся более чувствительны и набухают. — Он снова посмотрел в ее расширившиеся темные глаза. — Сейчас я вспоминаю, когда мы последний раз занимались любовью, они действительно были более чувствительны.

Ее грудь поднялась и опустилась, потом Оливия тихо кивнула.

— Ага.

— И они действительно набухли?

Облизнув губы, она снова кивнула.

— Немного…

— И соски стали темнее?

— Да. — Ее голос превратился в едва слышный шепот, хриплый и дрожащий.

— Я хочу посмотреть.

— Тони…

Он погладил пальцем ее тонкое запястье и прошептал:

— Шшш. Все будет в порядке. Мне просто любопытно. Ты знаешь, как много все это значит для меня.

— Но я думала, ты нашел другую женщину…

Мысль о том, чтобы прикоснуться к другой, не к Оливии, показалась ему отвратительной. Он не хочет другую женщину! Пусть даже придется провести остаток дней без ребенка, в полном одиночестве, он не захочет никого, кроме нее, Оливии!

— Нет. Не думаю, что это необходимо. — Он освободил ее руки и встал, испытывая потребность в некоторой дистанции, прежде чем сделает заявление. — У нас будет этот ребенок, и нам этого достаточно.

Оливия встала и коснулась его плеча.

— Мне так жаль, Тони. Честно. Я вовсе не рассчитывала, что так получится. План казался таким простым…

Погладив ее по щеке, Тони улыбнулся.

— В тебе нет ничего простого, милая. Ты самая сложная женщина из тех, кого я знаю.

— Я действительно спутала все твои планы, да? — Она потупилась.

— Было бы очень хорошо, если бы ты как можно точнее соблюдала условия договора. Я хочу вместе с тобой ходить к врачу. Когда доктор будет прослушивать сердце малыша, я тоже хочу послушать.

— В этом нет проблем.

— Еще я хочу знать о каждом приступе утренней тошноты. Я хочу видеть, не отекли ли твои лодыжки. — Его голос наполнился нежностью. — И чувствовать, что твои груди набухли. — Она содрогнулась, и он захотел ее так, что едва мог дышать. — Я уже видел тебя, Оливия, так что это не будет вторжением в твою частную жизнь. Я прикоснусь к тебе… — Ему пришлось остановиться и перевести дыхание, потому что легкие отказывались вдыхать. — Я знаю твое тело, знаю, как оно выглядит, каково на ощупь. Мне будет легко обнаружить малейшую перемену. Ты мне позволишь?

— Да. — Ее щеки пылали, глаза блестели. — Да. Это меньшее, что я могу сделать.

Он распознал признаки возбуждения в ее голосе, в ее лице, и ему самому потребовалось несколько секунд, чтобы обрести дар речи.

— Я могу прийти вечером…

— Я бы предпочла…

— Я знаю. Ты не хочешь видеть меня в своей квартире. Я понял это, когда уходил прошлый раз. Ты всегда избегала оставлять меня у себя. Конечно, из-за того, что ты не рассчитывала родить ребенка и хотела жить отдельно от меня. Ты не хотела допускать меня в свое святилище. Но сейчас ты носишь моего ребенка, и, так или иначе, мне придется приходить к тебе.

— Да, — прошептала она.

Тони едва не расплылся в улыбке. Полная победа, думал он, зная, что добился своего.

— Как насчет шести вечера?

— Думаю, к этому времени я освобожусь.

— Прекрасно. Итак, до вечера.

Оливия еще раз расчесала волосы и отступила от зеркала. Тони опаздывал на пять минут, и она начала нервничать. Невозможно поверить, но она так счастлива! Она скучала по Тони отчаянно, прошедшие дни казались вечностью. Сколько раз ей хотелось рассказать Тони о малейших переменах, которые она начала замечать в себе! Даже работа не заполняла пустоту — ситуация для нее неслыханная.

До сих пор.

Когда раздался стук, она помчалась к двери. Сегодня ей совсем не хотелось иметь дела с соседями; они не отходили от нее ни на шаг после той ночи в больнице. Хотя их забота согревала, ей не хотелось, чтобы Тони узнал обо всем риске, связанном с этой беременностью.

Но когда дверь открылась, Тони уже стоял в окружении знакомых лиц. Он иронично усмехнулся, раскланялся со всеми ее соседями и шагнул внутрь. Оливия уже закрывала дверь, когда Тони окликнула Хильда:

— Заботьтесь о ней сейчас, слышите? А то, как бы не пришлось опять мчаться ночью в больницу!

Тони удивленно взглянул на нее.

— О какой, черт возьми, больнице идет речь? — Оливия попыталась придумать какую-нибудь отговорку, но Тони сжал ее плечи и слегка встряхнул. — Хватит лжи, Оливия! Черт возьми, скажи хоть раз правду.

— Прости. Я просто не хотела тревожить тебя.

— Тревожить меня чем? С ребенком все в порядке?

— С ребенком все прекрасно. — Она поспешила следом за ним к столу, чтобы продемонстрировать самую свежую сонограмму.

Тони посмотрел на странную черно-белую картинку, нахмурился и спросил:

— Где?

Оливия радостно засмеялась, потому что его реакция полностью повторила ее собственную.

— Ты не можешь еще видеть малыша, он совсем крошечный. Фактически, сейчас он всего полдюйма ростом. Но, да будет тебе известно, к восьмой неделе у него уже будут пальчики на руках и ногах.

Тони озадаченно посмотрел на нее, потом расплылся в улыбке.

— На руках и ногах, говоришь?

Оливия взяла сонограмму и рассказала и показала на ней все, что узнала от доктора.

— Выкладывай по порядку, что произошло с тобой, — потребовал Тони. — И как ты вдруг забеременела, если считала, что не можешь?

Оливия взяла Тони за руку, усадила его на диван и повела долгий рассказ о своей проблеме, выслушивая по ходу миллионы вопросов.

— А что случилось той ночью? Почему тебе пришлось ехать в больницу?

Тщательно подбирая слова и не желая рассказывать ему обо всем риске, она ответила коротко:

— Во втором яичнике тоже оказалась киста. Она вызывала некоторую боль. — И, пресекая возможные расспросы, прибавила: — Но все к лучшему. В противном случае я бы не поехала в больницу и не узнала бы, что беременна. Одному Богу известно, как скоро я бы догадалась о том, что это произошло.

Тони изучал ее лицо с явной тревогой.

— Ты уверена, что сейчас все в порядке?

— Абсолютно. Меня очень внимательно обследовали. Я чувствовала себя не очень хорошо и даже несколько дней не ходила на работу. Но сейчас, не считая утренней тошноты, чувствую себя превосходно.

— Ты не выглядишь беременной.

Он осмотрел ее с головы до ног, и Оливия ощутила, как по ней прокатилась волна жара.

— Видишь ли, вес начнет заметно прибывать только после первых трех месяцев.

— Но ты сказала, что замечаешь некоторые перемены.

— Кожа изменилась. Мне больше не нужно пользоваться увлажнителями. Волосы тоже стали другими. Я даже стала покупать другой шампунь, чтобы они лежали, как следует. — Она засмеялась. — Еще невероятно хочется есть и часто бегать в туалет.

— А твои груди набухли и стали мягкими?

— Ну… да. — Она всеми силами пыталась обойти эту тему, но Тони не дал ей шанса.

Он взял ее за руку и поднял на ноги. Она удивленно посмотрела на него и почувствовала, как заколотилось сердце, как вспыхнули щеки. Тихим, нежным голосом Тони проговорил:

— Я хочу посмотреть, Оливия. Сними блузку.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Оливия проглотила внезапно подкативший к горлу ком. Тони потянул ее за руку.

— Пойдем в спальню, чтобы ты могла лечь. И мне там будет легче… обследовать тебя.

Обследовать… Ее сердце трепетало, желудок свело, но она без единого возражения позволила проводить себя в спальню — в ту единственную комнату, в которую он ни разу не был допущен. В глубине души она знала, что хочет почувствовать его прикосновение, ощутить на себе его взгляд. Но признаться в этом? Нет, невозможно после того, как она так грубо просчиталась. Удивительно, что Тони вообще разговаривает с ней. Разве он захочет теперь прикоснуться к ней?

Она присела на краешек кровати, но его рука легла ей на плечо, заставляя лечь. Она закрыла глаза и слышала лишь собственное прерывистое дыхание.

Его пальцы начали осторожно расстегивать пуговицы, потом раздвинули края блузки. На ней был новый лифчик, более строгий, чем ее обычные вещицы, и уже это заставило Тони изумленно заморгать. Он расстегнул застежку, и в следующий момент она не чувствовала ничего, кроме воздуха, холодящего грудь.

— Оливия, открой глаза!

Она подчинилась, чувствуя себя полной дурой, и увидела, что он стоит и просто разглядывает ее. Она попыталась прикрыться, но он перехватил ее руки.

— Они действительно налились.

— Я собираюсь кормить грудью, когда малыш родится.

— Правда?

Он поднял руку и провел одним пальцем по линии голубоватой вены, просвечивающей сквозь кожу у самого соска. Оливия с шумом втянула воздух, но он, словно не замечая этого, подставил под грудь свою ладонь, как будто взвешивая ее. Но когда он большим пальцем коснулся ее соска, Оливия заметно вздрогнула.

— У тебя заметно увеличилась чувствительность, да? Оливия? — Его рука опустилась ниже ее талии — Я хочу посмотреть на тебя целиком.

Она лежала, слегка раздвинув ноги, в расстегнутой блузке, а взгляд Тони, горячий и страстный, перемещался по ней вверх и вниз. Но когда он наклонился и прижался ухом и щекой к ее животу, Оливия не выдержала. Она обхватила руками его голову, и слезы ручьем потекли из глаз.

— Шшш, милая, не плачь. — Он обнял ее и начал слегка укачивать, но слезы не прекращали течь.

— Что с тобой, Оливия? Я сделал тебе больно?

Если бы он мог сделать больно! Она покачала головой и сильнее прижала его к себе.

— Ты нужна мне, Ливи. Я хочу заняться с тобой любовью.

Ей не требовалось другого приглашения. Оливия изогнулась, чтобы найти губы Тони, и поцеловала его страстно, сжимая его голову обеими руками и покусывая его губы.

Он засмеялся, потом застонал и в одно мгновение оказался поверх нее…

— Предупреди, если я сделаю тебе больно.

— Ты не сделаешь. Ты не можешь. Пожалуйста, Тони, я так соскучилась по тебе. Люби меня, Тони. Сейчас.

Тони смахнул влажную прядь волос с ее лица, провел пальцем по брови.

— Выходи за меня замуж.

О, Боже, как больно! Она покачала головой, и горячие слезы потекли по щекам.

— Я не могу.

— Почему?

Она посмотрела ему в глаза.

— А почему ты хочешь жениться на мне?

Он сел на край кровати спиной к ней.

— У нас будет ребенок, и я не могу бросить тебя. Почему бы нам не стать одной семьей?

Разочарование было горьким, но она смогла произнести довольно спокойно:

— Ты давно запланировал завести ребенка, но совсем не планировал жениться. Ты был в ужасе, когда я сначала не поняла твоего предложения.

— Я тогда думал, что ребенок будет только моим.

— Понятно. — Она резким движением поднялась и начала торопливо приводить себя в порядок. — Я уже сказала, что поделюсь с тобой ребенком. Я никогда не буду прятать его от тебя. Ты будешь превосходным отцом. И сможешь сыграть ту большую роль, которую хочешь сыграть.

Он собирался сказать что-то злобное, она видела это по его лицу, но громкий стук в дверь остановил его. На мгновение его лицо застыло, и он пробормотал проклятье.

— Не могу поверить! Я думал, что здесь, у тебя, нас никто не найдет. По крайней мере, мы знаем, что на этот раз прибыло не мое семейство.

Оливия покачала головой, радуясь передышке, кто бы ни был ее причиной.

— Даже не могу представить, кому я могла потребоваться.

Тони улегся, совершенно обнаженный и, похоже, не замечающий этого факта.

— Именно так. Ты избегаешь любых отношений, правда?

Его сарказм был особенно резок после той нежности, которую он демонстрировал минуту назад.

— Сделай одолжение, лежи здесь, договорились? — Не дожидаясь ответа, Оливия вышла, плотно прикрыла дверь спальни и пошла смотреть, кто же стучит. Должно быть, кто-то из соседей, думала она, пытаясь пригладить волосы и одновременно вытереть глаза.

Она ошиблась и обнаружила это, едва открыв дверь. Добрая половина семейства Тони стояла в коридоре и обменивалась любезностями с ее соседями, которые, конечно, не могли остаться за дверями и не посмотреть, кто же пришел.

Кэйт первой заметила Оливию. Войдя и по-родственному ее, обняв, она объяснила:

— Мы тут ходили по магазинам и вдруг вспомнили, что до сих пор не пригласили тебя на рождественский обед.

Лайза двинулась вперед с Джоном и Брайаном на буксире, и Оливии оставалось лишь посторониться и впустить всех в квартиру.

— Малыши будут рады снова увидеть тебя. Они уже спрашивали.

— И Тони, я уверен, будет приятно увидеть тебя, — усмехнулся Джон.

Лайза ткнула мужа под ребра.

— Джон! Ты обещал вести себя прилично.

— Я и веду себя прилично. Разве я начал рассказывать, каким мрачным ослом был недавно Тони?

Оливия почувствовала неприятное движение в желудке. Всегда так. Тошнота подкрадывалась к ней в неподходящие моменты, обычно по дороге на работу или в магазине, в окружении клиентов.

Но сейчас, в окружении родни Тони, было самое неподходящее время. Оливия съежилась, потом положила руку на живот, умоляя желудок успокоиться.

Кэйт шагнула вперед и положила руку на плечо Оливии, неправильно поняв ее беспокойство.

— Мы не хотели расстраивать тебя, Оливия. Но мы действительно будем рады видеть тебя у нас в гостях. И дети постоянно спрашивают о тебе. Они скучают.

И в этот момент на сцене появился Тони.

— Нечестно, сестренка, — проговорил он, — использовать детей в качестве аргумента.

Все повернулись и уставились на дверь в спальню, в которой стоял взъерошенный Тони в одних брюках. Джон и Брайан сразу начали двусмысленно улыбаться, а Кэйт и Лайза округлили от удивления глаза. Вопросы могли посыпаться в любую секунду, вопросы, на которые Оливия не знала ответа. К тому же ее желудок заявил о себе в полный голос — она знала, что сейчас ее вырвет.

Оливия зажала рукой рот и бросилась в ванную.

Кэйт охнула за ее спиной, а Джон пробормотал:

— Что за черт?..

Но громче всего для Оливии прозвучали слова Тони, сказанные успокоительным тоном:

— С ней все в порядке. Обычная утренняя тошнота. Не волнуйтесь.

Он ворвался в ванную, прежде чем она успела захлопнуть дверь перед его носом, потом спокойно запер дверь. Оливия тем временем уже рухнула на колени перед унитазом. Тони, полный сочувствия, вздрогнул при виде ее мучений. Когда она, тяжело дыша, присела на корточки, он спустил воду, смочил холодной водой полотенце и подал ей.

— Тебе уже лучше?

— Пошел вон!.. — Она говорила слабо и хрипло, и он присел рядом и прижал ее к своей груди. Забрав влажное полотенце, он сам вытер ее лицо.

— Разве тебе не советовали глубоко дышать или что-то в этом роде?

— Это во время схваток, идиот!

Тони усмехнулся, услышав ее слабый, но, тем не менее, язвительный голос.

— Ну, я еще не прочитал все книги, которые ты, очевидно, освоила. Дай мне немного времени, догоню.

Ее снова начало рвать, и Тони едва успел поднять крышку унитаза.

— Уходи! Оставь меня одну.

— Не говори глупости, Оливия. Я готов увидеть и худшее, обещаю.

Она с трудом поднялась на ноги и доковыляла до раковины, чтобы ополоснуть лицо.

— Ага. Худшее ждет нас в соседней комнате. И именно тебе предстоит объясняться.

— А что объяснять? Мы ждем ребенка. Рано или поздно они бы и сами увидели.

— Ты знаешь, что проблема в другом. И ты мог бы все объяснить заранее, пока меня не было поблизости!

За дверью слышался приглушенный шум голосов, и Тони покачал головой.

— На это сейчас надежды нет. — Он открыл дверь и потянул Оливию за собой, но она упиралась. — Не трусь.

Оливия бы с радостью ретировалась в свою спальню, но Тони не выпускал ее руку. Он вывел ее в гостиную, где все уже расселись, и объявил во всеуслышание.

— Мы ждем ребенка.

Кэйт первая сорвалась с места, подпрыгивая от радости.

— Тони, это чудесно! Когда же свадьба?

И, не раздумывая ни секунды, он ответил:

— Свадьбы не будет.

Все замерли, и улыбки постепенно сошли с лиц. А потом раздался первый раскат праведного гнева. Конечно, он обязан жениться на ней! Что он себе позволяет? Неужели он не нагулялся? Ребенок заслуживает обоих родителей! Кэйт дошла до того, что порывисто обняла Оливию, бросив испепеляющий взгляд на брата.

Боже, как это смешно, думал Тони. Родственники могли бы знать его и получше, но их симпатии на этом судилище явно переметнулись на другую сторону. А может, они просто пытаются защитить его от его же глупых суждений? Да пребудет с ними удача в этом начинании.

Бедная Оливия! Тони видел, что она начала терзаться, глядя, как распинают его. Они, очевидно, не понимают, что именно она, Оливия, с порога отмела идею брака. Скажи он правду, и весь огонь переметнется на нее. Но он не скажет.

Зато скажет она.

Она еще раз осмотрелась, ошеломленная их реакцией. Брайан тряс головой и пытался найти разумные доводы. Кэйт продолжала обнимать Оливию и гладить ее руку. Джон, весь красный, объяснял Тони, какую ужасную ошибку он совершает. Одна Лайза молчала, возведя глаза вверх, — идеальный символ скорби и негодования.

— Тони просил меня выйти за него замуж! — Оливии пришлось кричать, чтобы быть услышанной, и в следующее мгновение в комнате воцарилась тишина.

Джон первым смог подать голос:

— Так в чем же проблема?

Оливия взглянула на Тони в ожидании помощи, но тот явно умывал руки и ждал. Ясно, что он не меньше остальных хочет услышать ее объяснения.

— Все не так просто…

— Когда и где любовь бывает простой?

Лайза толкнула мужа под локоть.

— Это их дело, Джон! Наверное, лучше оставить их одних.

— Но Тони хочет жениться на ней! И она, очевидно, неравнодушна к нему. — Он помолчал и взглянул на Оливию. — Я правду говорю?

— Не знаю… Да…

— Разве этого недостаточно, чтобы выйти за него?

— Все слишком сложно…

— Что туг сложного? — фыркнул Джон. — Ты любишь Тони. Он без ума от тебя. Черт возьми, всю неделю он выглядел таким жалким, что я подумывал, не пристрелить ли его, чтобы не мучился.

Оливия бросила удивленный взгляд на лицо Тони, и тот ответил хмурой улыбкой.

— Да, я был хорош…

Слезы наполнили ее глаза.

— О, Тони!

Она выглядела загнанной в угол, и это было уже слишком. Хватит! Он пересек комнату и распахнул дверь.

— Дорогие родственники! Почему бы вам сейчас не исчезнуть? Оливия достаточно намучилась сегодня со своей утренней тошнотой, а сейчас вы еще обрушились на нее. Дайте нам побыть одним.

Лайза погладила руку Оливии:

— Утренняя тошнота пройдет через несколько недель. По сравнению с ней вся остальная беременность — легкий бриз.

Кэйт крепко обняла ее:

— Я тоже страдала целыми днями. Попробуй погрызть сухие крекеры, как только желудок даст о себе знать. И не переживай из-за слез. Мы с Лайзой обе рыдали дни напролет, пока носили.

Брайан потрепал ее по плечу.

— Надеюсь, тебе скоро станет лучше, милая. Постарайся поправиться к Рождеству. Праздники займут тебя… другими вещами.

Остался один Джон, и Тони заметил, как он бросил на Оливию сердитый взгляд.

— Каковы бы ни были твои резоны, обсуди все с ним. Иногда обнаруживаешь, что проблем, которые терзают тебя, на самом деле не существует. — Он смачно чмокнул ее в щеку и вышел.

Дверь закрылась с громким щелчком, и в комнате повисла неприятная тишина. Какое-то мгновение Тони не смотрел на нее. Его взгляд был прикован к двери.

— Похоже, ты удивлена тем, что я не был счастлив всю последнюю неделю.

— Думаю, ты был достаточно зол, чтобы чувствовать себя несчастным. Или, если был несчастным, то… может, ты боялся, что я не подпущу тебя к ребенку?

Тоня резко повернулся к ней, даже не пытаясь скрыть свой гнев.

— Из-за ребенка? Да я влюбился в тебя задолго до того, как узнал о ребенке! Черт возьми, я был влюблен в тебя уже давным-давно! Именно тебя я выбрал, когда решил, что хочу ребенка. И мне не потребовалось много времени, чтобы понять, что ты — мой правильный и единственный выбор. Я подхожу к тебе и хочу тебя. Думаю о тебе и хочу тебя. Черт возьми, тебя рвет, а я хочу тебя!

— Правда?..

Он кивнул и сделал к ней шаг.

— И дело не только в сексе. Я хочу обнимать тебя, разговаривать с тобой, слушать твой смех. Боже, мне даже нравится наблюдать, как ты выторговываешь скидку.

Она засмеялась в ответ, и он, подойдя к ней, но не прикасаясь, понизил голос и признался:

— Черт возьми, мне ужасно нравится наблюдать за тобой в образе бизнес-леди, требовательной и неуступчивой. И смотреть на тебя, когда ты даешь бутылочку молока малышу Шону. А когда ты защищала меня от моей же родни — это истинное удовольствие!

— Ты любишь меня?

— Черт возьми, да! Разве не об этом я продолжаю твердить тебе?

— О, Тони! — К его досаде, она опять начала плакать. И когда он потянулся к ней, отступила. — Ты так много должен узнать!

Он уселся на диван и положил ногу на ногу.

— Так не пора ли рассказать обо всем? — Оливия неуверенно кивнула, и он похлопал по подушке рядом с собой. Потом, когда она начала садиться, поймал ее за руку и усадил себе на колени, крепко обняв и прижав голову к своему плечу. — Вот так. Рассказывай. И не пропускай ничего.

И Оливия подчинилась. Рассказала о своей поездке в больницу, о том, что беременность рискованная, что, возможно, она не забеременеет больше никогда. Даже если она выносит этого ребенка, он может оказаться единственным.

Она не смотрела на Тони, пока говорила, предпочитая прятать от него лицо. Наконец Оливия замолкла. Тони не реагировал, и она вся сжалась в его руках.

— Тони? Ты злишься?

— Я в гневе. — И он не врал. — Как ты могла пойти на это, как планировала все сделать одна, держать меня в неизвестности? Не кажется ли тебе, что я все же заслужил твое доверие? Разве я давал тебе повод считать меня мерзавцем, который бросит тебя на произвол судьбы? Черт возьми, Оливия, ты хотя бы собиралась рассказать мне всю правду?

Она замерла после этой гневной тирады, потом тихо прошептала:

— Я уже…

— Что? — Похоже, он был слишком зол, чтобы понимать смысл ее слов.

— Я только что рассказала тебе всю правду. И я доверяю тебе. Клянусь! Просто я люблю тебя слишком сильно и не хотела взваливать на тебя лишнюю ношу. Не хотела стать женой, которая не даст тебе того, чего ты хочешь больше всего.

— А если больше всего я хочу тебя?

Она слегка отодвинулась, чтобы видеть его лицо. Ее темные глаза блестели от слез, щеки покрылись пятнами, но он любил ее так сильно, что готов был плакать вместе с ней.

— Оливия, я люблю тебя. — Она шмыгнула носом и прижалась к нему, сжав его шею так сильно, что Тони едва мог дышать. Он издал короткий смешок и проговорил: — Выходи за меня.

— Но ты хочешь еще и ребенка.

— У нас будет ребенок.

— Но что, если…

— Шшш. — Он приложил палец к ее губам. — Никаких «если». Я люблю тебя. Ты любишь меня. Если что-то случится, мы заведем других детей. Если ты не сможешь родить, усыновим. Это неважно. Важно, чтобы ты была рядом со мной.

Оливия засмеялась и снова сжала его в объятиях.

— Я тоже хочу тебя. И этого ребенка. Я буду очень осторожна, сделаю все, что скажет врач…

Он сжал ладонями ее лицо, заставляя смотреть себе в глаза.

— Отныне ты будешь рассказывать мне все. Мы пройдем через это вместе. И ты выйдешь за меня замуж.

Это было сказано таким начальственным тоном, что у Оливии нашелся единственный ответ:

— Да, сэр.

ЭПИЛОГ

Спустя два года

— Нам взять в самолет пачку подгузников?

Тони засмеялся.

— Я не выхожу из дома без них. — Он прошел в спальню, где Оливия упаковывала вещи. Ее тело снова было стройным и красивым, но таким останется ненадолго. — Как ты себя чувствуешь?

Она повернулась и широко улыбнулась мужу и тринадцатимесячному сыну Девону.

— Прекрасно. Полна тревог.

— Нет утренней тошноты?

— Странно, но на этот раз я чувствую себя превосходно. Лайза и Кэйт тоже говорят, что вторая беременность проходила у них легче.

Девон потянулся к маме, и Тони отдал сына Оливии. Сейчас в ее движениях чувствовалась уверенность. Она покачала малыша, поцеловала его, вдохнула его запах. Девон засмеялся и засучил полными ножками.

— Думаешь, ему понравится полет? Возможно, следовало подождать, прежде чем отправляться в Сиэтл?

— Ты ждала достаточно долго. Мы задержимся там только на неделю, чтобы осмотреться, да и та женщина, которую ты наняла менеджером, рассчитывает встретиться с тобой. Не сомневаюсь, она приложит все силы, чтобы произвести на тебя впечатление. А я давно хотел проверить этот отель.

Она улыбнулась и покачала головой.

— Ты неисправим. Но вести бизнес на другом краю страны оказалось легче, чем я думала.

— К гостиничному делу нужно привыкнуть. Невозможно быть одновременно повсюДУ.

— Я знаю. Этому секрету ты научил меня давным-давно. — Она устроила Девона у себя на коленях, продолжая складывать вещи. Тони всегда удивляло, как она со всем справляется. — Пока я нанимаю хороших людей, пока обращаюсь с ними достойно, я могу рассчитывать на их полную отдачу, и все дела идут гладко.

Оливия наклонилась, чтобы положить туфли в дорожную сумку, и Тони не смог лишить себя удовольствия погладить ее по спине.

— Я тебе уже говорил, что распаляюсь, когда ты говоришь таким деловым тоном?

Она искоса взглянула на него и спросила:

— Не хочешь ли ты сказать, что я говорю так слишком часто?

— Ты всегда была дьявольски деловой женщиной! — Тони засмеялся, когда она игриво шлепнула его.

Этот контракт оказался самым удачным из всех, которые они когда-либо заключали.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.