/ / Language: Русский / Genre:nonf_publicism,

Литературная Газета 6269 № 14 2010

Литературка ЛитературнаяГазета

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

Чтобы свято место не было пусто

Первая полоса

Чтобы свято место не было пусто

Каждую ночь пара десятков самосвалов привозят гальку к афинскому Акрополю. Специальные рабочие тачками поднимают её на вершину холма и затем лопатами разбрасывают между величественными руинами. Нет, это не сцена из модернистского фильма. Это – мероприятие по охране исторического памятника, являющегося одной из колыбелей современной цивилизации. Если бы не эти привозные камешки, от колыбели давным-давно ничего бы уже не осталось: туристы растащили бы на сувениры.

Одни государства бдят о своём культурном наследии в буквальном смысле слова денно и нощно, другие, похоже, вспоминают об этой весьма обременительной обязанности раз в год – 18 апреля, и то только потому, что это Международный день охраны памятников и исторических мест, который по решению ЮНЕСКО отмечается с 1984 года.

Народные комиссары молодой Страны Советов озаботились охраной исторических мест ровно на шесть десятилетий раньше. Когда никакого ЮНЕСКО ещё и в помине не было. Даже специальный указ на этот счёт издали: курганы и могильники под сельскохозяйственные нужды не раскапывать, старинные крепости по кирпичику не разносить и даже охранную зону вокруг памятников выделять в зависимости от их значения. Только историки с археологами вздохнули с облегчением, за изыскания принялись, да не тут-то было. И десяти лет не прошло, как указ этот отменили как наносящий урон бурно развивающемуся народному хозяйству.

Сегодня памятники тоже мешают хозяйству. Даром что оно по большей части народным уже не является. Под Международную конвенцию по охране памятников (хорошо, что СССР к ней хоть в 88-м присоединился, пусть и с опозданием на 16 лет!) в России подпадает всего около четырёхсот объектов. Им повезло: и в бюджетах они отдельной строкой идут, и состояние их регулярно проверяется, дабы международного позора избегнуть. А те, кто в заветный «топ-лист» не попал, как и в доконвенционные времена, держатся на неисчерпаемой энергии энтузиастов-подвижников. Без этих людей, для которых будущее без прошлого немыслимо, ни Михайловского, ни Тархан с Карабихой, возможно, на карте страны и вовсе бы не было. Подумаешь – барские усадьбы!

Ну они хоть великим писателям принадлежали. Это их и спасло. А вот Введенское, подмосковную усадьбу графов Шереметевых, спасать, похоже, никаких оснований не имеется.  Что с того, что последний её владелец все свои бесценные коллекции сразу же передал молодому государству рабочих и крестьян?!

Однако, с поводом и без повода ругая советскую власть вообще и конкретных деятелей той эпохи в частности, мы тем не менее продолжаем оставаться в плену советских предрассудков и фобий. Найдёте ли вы в столице памятные знаки, посвящённые дореволюционным государственным и общественным деятелям, градоначальникам, героям Первой мировой («Второй Отечественной») войны, почётным гражданам Москвы? Не ищите. Их попросту нет. Имена Суворина, Меньшикова, Гершензона, Каткова и многих других наших достойных сограждан, пытавшихся противостоять революционным разрушениям, словно бы вычеркнуты из памяти потомков. Нет в Москве памятников Цветаевой, Заболоцкому, Платонову, Андрею Белому. Приближается столетие со дня рождения А.Т. Твардовского, но, судя по всему, и к этой дате памятника тоже не будет. А вот памятник Паустовскому, первый в мире, открыли. Буквально на днях. Но не в Москве, а в Одессе, в саду Литературного музея. Хорошо, что не в Италии, а то совсем стыдно было бы: Константин Георгиевич признавался, что мокрый ивовый куст за окном не отдал бы за все красоты Неаполитанского залива.

Когда же поймём, что прошлое наше уходит в небытие не столько по велению неумолимого времени, сколько под воздействием вируса беспамятства, поразившего род людской… Может, тогда не пришлось бы придумывать особый день для того, чтобы защищать от человека ценнейшее из того, что создано его же руками.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,5 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

Поминание

Первая полоса

Поминание

ТРАГЕДИЯ

«Я и все граждане России потрясены страшной трагедией – гибелью президента Республики Польша Леха Качиньского, его супруги Марии, всех польских граждан, находившихся на борту самолёта, потерпевшего катастрофу. В эти дни мы вместе проводили поминальные мероприятия в Катыни, вместе скорбели по жертвам тоталитарных времён. Лех Качиньский летел в Россию, чтобы лично отдать дань памяти погибшим польским офицерам и как президент, и как гражданин своей страны.

Все россияне разделяют с вами скорбь и траур. Все обстоятельства катастрофы будут расследованы в теснейшем взаимодействии с польской стороной. От имени российского народа выражаю самые глубокие, самые искренние соболезнования польскому народу, чувства сострадания и поддержки родным и близким погибших».

Дмитрий МЕДВЕДЕВ,  президент Российской Федерации

«Это прежде всего трагедия Польши, польского народа. Но это и наша трагедия. Мы скорбим вместе с вами и молимся вместе с вами. От имени правительства Российской Федерации я приношу искренние соболезнования всей Польше, всем полякам. Государственная комиссия сделает всё для того, чтобы помочь, поддержать в эту трудную минуту родственников погибших».

Владимир ПУТИН, премьер-министр Российской Федерации

«Мы будем молиться за тех людей, которые погибли, и верим, что в Катыни теперь будет сохраняться память не только о захороненных там безвинно погибших людях, но и о тех, кто, воздавая им должную память, погиб в этом паломничестве».

КИРИЛЛ, Патриарх Московский и всея Руси

Обозреватель «Литературной газеты» Юрий Болдырев о катынской трагедии 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 1,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

За школьной партой все равны?

Первая полоса

За школьной партой все равны?

ОБРАЗОВАНИЕ

Начиная с 1 апреля идёт запись учеников в первый класс. Одна из главных проблем – слишком высокая заполняемость классов в городских школах и низкая – в сельских.

Принять обязаны любого ребёнка в возрасте от 6 с половиной лет без каких-либо вступительных экзаменов и собеседований, лишь при наличии заявления, медицинской карты и свидетельства о рождении. Администрация школы может отказать в приёме только из-за отсутствия места. По установленным нормам количество учеников в классе не должно превышать 25 человек. Так кому же будет отдано предпочтение?

На селе же ситуация обратная. По последним данным, в России около 12 тысяч классов, где за партами лишь один-два ученика…

Материалы по проблемам образования:

Владимир БАЙКОВ

Интернет как экзаменатор грамотности 2

Анастасия МАРЕНЦОВА

Боимся ЕГЭ? 3

Вероника ФЕДОННИКОВА

Хлеб насущный и наДсущный 4

Инна КАБЫШ

Класс, который мы потеряли 5

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

Московский вестник

Первая полоса

Московский вестник

В Выставочном зале федеральных архивов была представлена историко-документальная выставка «Советское общество и война 1941–1945 гг.». Экспозиция впервые акцентирует внимание на социальных, духовных сторонах жизни человека в период войны – на фронте, в тылу и оккупации. Одним из уникальных экспонатов стала фронтовая фотография 1942 года писателя, будущего главного редактора «ЛГ» Константина Симонова и его жены – актрисы Валентины Серовой.

В МХТ обратились к «Обрыву», произведению, энергетика которого совершенно не вписывается в те ритмы, в каких сегодня существует театр в Камергерском переулке. Режиссёр Адольф Шапиро сам написал инсценировку по знаменитому роману И.А. Гончарова в надежде донести до зрителя эту «энциклопедию любви» с наименьшими искажениями. Насколько ему это удалось – вопрос открытый, но на Ольгу Яковлеву в роли Бабушки и Станислава Любшина в роли Ватутина посмотреть стоит.

В субботу, накануне праздника Красной горки, на торжественную церемонию регистрации брака в мэрию Москвы пришли молодожёны. Там их встречали мэр Москвы Юрий Лужков и председатель Московской городской думы Владимир Платонов.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Эхо трагедий и торжеств

События и мнения

Эхо трагедий и торжеств

ОЧЕВИДЕЦ

Юрий БОЛДЫРЕВ

Погибли почти сто руководителей Польши – соболезнования родным и близким. Но не меньшие соболезнования и киргизам, чьи близкие погибли или пострадали в ходе очередной революции. На этом фоне теракты на Северном Кавказе как будто бледнеют, и к ним мы, признаемся, уже привыкли. Они кажутся какими-то далёкими и касающимися нас лишь тогда, когда война переливается за территорию Кавказа и достигает нас и наших детей в Москве. Пострадавшие от взрывов в метро люди в московских больницах продолжают умирать. Но и там, на Кавказе, это наши люди, это матери, теряющие самый смысл своей жизни. И им мы тоже соболезнуем.

Событие же вроде как торжественное одно – подписание нового договора между Россией и США об ограничении стратегических ядерных вооружений. Но является ли это событие подлинно торжественным, соответствующим взаимным интересам, или же лишь имитацией достижения значимого (во всяком случае, для нас) результата – вопрос спорный. Можно приводить в обоснование договора много аргументов, но против – один главный. А именно: в условиях прямо записанного в тексте права каждой из сторон выйти из договора надо понимать, что США сокращают лишь то, что в любой момент могут наверстать. Россия же сокращает и не восстанавливает то, что ни для кого, очевидно, не представляет угрозы с точки зрения опасности нашего нападения. Но это то, что завтра, если потребуется, быстро воссоздать нам будет уже чрезвычайно сложно, если не невозможно.

Обращает на себя внимание и момент подписания договора. Для США он увязывается с наращиванием давления на Иран, а возможно, и с будущей «силовой операцией». В переводе на русский – элементарной агрессией. А также с предстоящими парламентскими выборами и необходимостью для администрации Обамы демонстрирования успехов в миротворчестве. За лауреата Нобелевской премии мира мы, конечно, очень рады. Но для России можно ли не увязывать этот момент с недавним нашим предложением вести силами НАТО в Афганистане, которым нами оказывается помощь в транзите военных грузов, уничтожение полей опиума, из которого затем производится героин, губящий население России? И, главное, с ответом НАТО: а что тогда будут кушать бедные афганские крестьяне?

То есть ядерное оружие, раз победить им нельзя, будем сокращать, а оружие прочее – от высокоточного до героинового, безусловно, массового уничтожения – будем наращивать, как минимум поощрять.

Как называется такая игра? Применительно к США – известно. Применительно же к нам – «чужая игра на чужом поле». И чего стоят после того, как игра сыграна, все заявления, что «если США будут наращивать ПРО…», США уже ясно и однозначно заявили, что наращивать, безусловно, будут…

Может быть, я в чём-то и не прав. Но в отличие от США, где все плюсы и минусы договора будут подробно и публично обсуждаться в конгрессе, у нас, как известно, «парламент – не место для дискуссий…».

И о трагедии под Смоленском. Мы соболезнуем. Но что заставило предпринимать всё новые попытки сесть на аэродром, окутанный туманом, вместо того чтобы перелететь в Москву или, ещё ближе, в Минск? Ответ известен: необходимо было успеть на памятные мероприятия. И не хотелось «одалживаться» у белорусов и у русских, которые, очевидно, смогли бы быстро на вертолётах и автомашинах доставить президента Польши из Минска на Смоленщину. И потому можно было рисковать жизнями почти сотни пассажиров плюс жизнями наших граждан, находившихся в районе аэропорта?

Один из бывших руководителей Польши уже высказался, что это – какое-то «проклятое место». Мол, сначала там расстреливают весь цвет польского офицерства второй республики, а затем погибает ещё и руководство третьей республики. Но при чём здесь место? Как его можно так называть?

Массовое убийство военнопленных – преступление семидесятилетней давности, которое Россией признано, извинения принесены. Но это далеко не единственное преступление в истории взаимоотношений наших народов. Для России Смоленщина – это ещё и святое место, связанное и с кровавыми сражениями во время Великой Отечественной войны, и с наполеоновским нашествием, и со «смутными временами», когда России приходилось сражаться против польских захватчиков. И никакую польскую территорию, на которой за два десятка лет до катынской трагедии располагались лагеря с пленными красноармейцами, десятки тысяч которых в плену погибли, мы проклятой не называли.

Гибель руководства Польши под Смоленском – трагедия, и мы соболезнуем. Но достойно ли это делать очередным предлогом для разжигания вражды между нашими странами и народами? Как сейчас, к сожалению, используется трагедия семидесятилетней давности.

Способна ли польская сторона осознать абсурдность и бесперспективность конфронтации с Россией, буквально, на пустом месте, в рамках которой, уже после катынских памятных мероприятий с участием председателей правительств двух стран, организовывалось ещё одно, уже без российских официальных лиц? Может ли нынешняя трагедия быть расценена в Польше не как возможность очередного «лыка в строку» России (см. заявление о «проклятом месте»), но как преступный произвол своего же руководителя, заставившего лётчиков пойти на недопустимый риск, приведший к гибели почти ста человек? Усмотрит ли польское общество связь между этой трагедией и всей антироссийской кампанией в Польше – с поощрением и чеченского сепаратизма, и Саакашвили, решившего полтора года назад покончить с Южной Осетией, и вообще любого «врага моего врага» – и вытекающим именно из неё трагическим «во что бы то ни стало»?

Если польское общество увидит эти причинно-следственные связи, да ещё и на фоне отсутствия какого-либо злорадства с нашей стороны (в России объявлен траур), то тогда надо надеяться на возможность будущего примирения между нашими странами и народами, на сотрудничество без постоянной оглядки на далёкое прошлое и без взаимной ревности к третьим сторонам.

Правда, и тут мы возвращаемся к нашему новому договору с США. Для этого и нам ещё нужно научиться играть игру не чужую, а свою…

Точка зрения авторов колонки может не совпадать с позицией редакции

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,6 Проголосовало: 9 чел. 12345

Комментарии: 15.04.2010 01:35:32 - Вера Александровна данченкова пишет:

14.8.2000. катастрофа "Курска". путин отдыхал в Сочи и не подумал прерывать отдых и приехать (в москву вернулся 19.8). на вопрос журналиста, что случилось с пл, ответил цинично и бесстрастно: "она утонула. вдов моряков назвал шлюхами. 14.9.2008. авиакатастрофа в Перми. путин (теперь- премьер) и медведев (президент) не приехалт и траур по стране не объявили. а вот иностранные граждане (но свои по классу)- оба тут же примчались и объявили траур (по известным ненавистникам России). горе у всех разное. наше горе не волнует иностранцев (а многих- и радует). и это понятно. но почему чужое горе более затрагивает нашего президента, чем наше... и на этом событии видно, что "казачок-то- засланный". оба "казачка".

14.04.2010 19:36:06 - Леонид Серафимович Татарин пишет:

C ПОЛЯКАМИ МЫ ВСЕГДА ЖИЛИ НОРМАЛЬНО

Жили плохо только с ПАНАМИ.

Так что, ошибаетесь, уважаемый Александр Трофимович.

Польские ПАНЫ всегда старались подчеркнуть, что. если ты не шляхтич, не ПАН, то ты, конечно: "МУЖИК, ХАМ, СВИНЬЯ, БЫДЛО..."

Так, между прочим, и сионисты представляют себя БОГОИЗБРАННЫМ НАРОДОМ, а все остальные - ГОИ...

Как и, почти всеми уважаемый, Никита Михалков и пр. ДВОРЯНЕ, ЗЛИТА, а все остальные - СОВКИ"...

14.04.2010 15:15:56 - Александр Трофимович Климчук пишет:

Историю никуда не выкинешь. С поляками всегда будем жить в напряжении или в подозрении. Они западники и к нам они будут всегда в претензии. Это самый неудобный сосед из всех славян.

Парадный расчёт

События и мнения

Парадный расчёт

ОПРОС

Впервые в Параде Победы примут участие не только российские войска. Кроме солдат армий стран СНГ приглашены и военнослужащие армий США, Великобритании, Франции, Польши. Некоторые политические и общественные силы выступают против «войск НАТО на нашей земле»…

Иван МЕЛЬНИКОВ, первый заместитель председателя ЦК КПРФ, заместитель председателя Государственной Думы :

– Для коммунистов России участие в параде на Красной площади 9 Мая войск НАТО неприемлемо. Об этом постоянно идёт разговор на встречах наших депутатов с гражданами. И, кстати, не только с ветеранами. Абсолютное большинство, включая молодых людей, возмущены. Мы получаем массу писем, поддерживающих нашу позицию. Предлагают даже организовать акции протеста против участия натовских военных в Параде Победы.

Граждане настроены на проведение традиционного парада, они согласны с приглашением военных бывших республик СССР, но никак не НАТО. Ведь что такое НАТО? Данный военно-политический блок был образован в 1949 году при активном участии руководства США, Англии и Франции. С момента возникновения вся история этой организации – наращивание гонки вооружений и цепь кровавых преступлений против национально-освободительных движений народов Вьетнама, Кубы, Чили, Гватемалы, Конго и других государств.

Только в последние годы блок НАТО под руководством США совершил агрессии против Югославии, Афганистана, Ирака. Мир был шокирован фактами издевательств американских солдат над пленными в Ираке, на базе в Гуантанамо, в секретных тюрьмах ЦРУ. В своё время за подобные злодеяния фашистские изверги понесли наказание по приговору Нюрнбергского трибунала.

Под эгидой НАТО подбираются, готовятся и обеспечиваются банды международных террористов. Силами данной организации осуществляется давление на страны Африки, Арабского Востока и Латинской Америки. Предпринимается попытка расправиться с Ираном. Поощряется антироссийский режим в Грузии. Фактически блок поддержал варварское нападение на Южную Осетию в августе 2008 года. Налицо стремление расставить своих сателлитов во главе стран бывшего СССР. Всячески поощряется политика, ввергающая братские народы в нищету и бесправие, противодействующая их единению в Союзное государство.

Наша позиция строится на следующих принципах.

Первое. Действующие солдаты иностранных государств не имеют права появляться на этом празднике и маршировать по Красной площади. Они солдаты государств – участниц агрессивного антироссийского военного блока. Для них появление на Красной площади – серьёзный символический жест.

Второе. Участие американских, французских, английских ветеранов Второй мировой войны возможно и нужно. Но только в качестве приглашённых гостей. Есть трибуны, пусть располагаются вместе с нашими гражданами и получают удовольствие от праздника. Но никаких маршей по Красной площади. Для того чтобы маршировать в сердце нашей страны, союзникам нужно было помогать советской Красной армии с первого дня. Однако выжидательная позиция, затягивание с открытием второго фронта значительно увеличили потери советского народа в этой войне.

Константин ВАНШЕНКИН, поэт, фронтовик:

– Конечно, бывшие наши союзники по антигитлеровской коалиции во время войны не всегда вели себя честно и благородно. История с бесконечным оттягиванием открытия второго фронта под разными предлогами хорошо известна. Тем не менее нельзя отрицать, что эти государства внесли немалый вклад в победу над фашизмом. Они поставляли Советскому Союзу вооружение, продукты, они воевали, несли потери. Вместе с нами провели Нюрнбергский процесс, осудивший фашизм и его пособников. Поэтому участие военных из этих стран в параде

9 Мая вполне допустимо. Тем более что наши взаимоотношения со странами НАТО сейчас не столь плохи, как это было ещё недавно.

Александр ШАТИЛОВ, заместитель директора Центра политической конъюнктуры:

– Мне кажется, не стоит преподносить участие в параде как некое победное шествие войск НАТО на Красной площади. Сам факт, что парад с участием военных бывших стран-союзниц состоится именно 9 Мая, а не 8-го, когда победу над фашистской Германией празднуют в Европе, и именно в Москве, подчёркивает главную роль Советского Союза в той войне.

Такого рода военизированные представления с участием самых разных стран проходят по всему миру. Другое дело, что круг участников Парада Победы за счёт военных других стран – участниц Второй мировой войны мог бы быть расширен. В частности, можно было бы пригласить воинские подразделения из той же Сербии.

СУММА ПРОПИСЬЮ

Оставим в стороне сиюминутные политические расчёты, стремление заявить о себе, пользуясь столь громким событием. И посмотрим на дело спокойно.

Войска НАТО не будут «маршировать по Красной площади». В параде примут участие военнослужащие государств антигитлеровской коалиции. Причём именно те части, которые участвовали во Второй мировой войне. Так, Францию представят подразделения эскадрильи «Нормандия–Неман».

Что касается прошлого… День Победы – всё-таки время не для сведения счётов, а для осознания, что разные народы смогли объединиться против великого зла. И неужели память об этом менее важна, чем память о политиканах прошлого? Историю не надо забывать, но в ней ведь были не только интриги со вторым фронтом, но и встреча на Эльбе.

А если говорить о символическом значении парада в таком составе… Раз уж на то пошло, как раз участие военнослужащих других стран наглядно продемонстрирует, что это была победа всемирного масштаба, и подчеркнёт, кто был главным её творцом. Наши это были, наши!

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии: 15.04.2010 01:46:50 - Вера Александровна данченкова пишет:

к юбилею высадки в нормандии наших не пригласили не только к торжественному маршу, но и вообще- присутствовать. но у наших властей, видно, особенная гордость. по многим делам видно, что власти сша последовательно недружелюбны (если не сказать враждебны) к россии и русскому народу. несмотря на всё заискивание и угодливость нынешних властей России. немецкая пословица "будь моим другом или ударю по голове" применительно к ним; вы будете друзьями сша и англии даже, если они непрерывно будут бить Россию.. здесь и уничтожение своих ракет, своего плутония, своей науки. в другой стране тех, кто так правил страной, называли коллабрационистами (изменниками).

Беспризорный переворот

События и мнения

Беспризорный переворот

ДЕМПРОЦЕСС

У нынешних событий в Киргизии в отличие от «революции тюльпанов» пятилетней давности не оказалось ни поклонников, ни сторонников, ни торжествующих закулисных вдохновителей. Оно и понятно. Восторгаться нечем – кровь, трупы, грабежи, мародёры, хаос. При всём желании и склонности к двойным стандартам о торжестве демократии и свободы, движении к прогрессу говорить, как пять лет назад, не приходится. Хотя и тогда на улицах творилось то же самое.

На сей раз даже американская пресса вздыхает: «Может быть, мы всё же поймём, что не все политические конфликты за рубежом укладываются в рамки идеологической борьбы между сторонниками демократии и сторонниками авторитаризма? И не стоит радоваться дестабилизации, политическим беспорядкам и хаосу, которые обычно сопровождают подобные события?»

Понять-то давно уже надо, но для этого потребно хотя бы задуматься для начала, что собой представляют страны, в которых упрямо насаждали цветные революции. И тогда можно будет легко заметить, что после развала Советского Союза страны Средней Азии просто-напросто вернулись в феодальное прошлое со всеми его прелестями. И то, что теперь здесь пользуются мобильными телефонами, в данном историческом процессе ничего не меняет.

Сегодня, через пять лет после «демократических процессов», в Бишкеке прекращены банковские, валютообменные и внешнеторговые операции, закрыто большинство магазинов. Приостановлены почти все внутренние и внешние авиарейсы, междугородние автоперевозки. Не работают железные дороги, а телефонная связь и энергоснабжение, если и действуют, то с перебоями. Словом, финансово-экономическая жизнь страны пока заморожена.

Постсоветская экономика Киргизии давно пребывает в коллапсе. Правящие кланы бесцеремонно присваивают себе не только внешние денежные поступления, но целые отрасли промышленности, оставшиеся опять же от советских времён. Недавние кредиты из России в размере 400 миллионов долларов просто растворились на счетах и в карманах местных баев и ханов.

В стране уже несколько лет отсутствует бюджет, внешний долг – свыше 40 процентов ВВП. Доля России в этой сумме – почти 40 процентов. Страна живёт на российские займы, зачастую безвозмездные, американские платежи за военную базу «Манас» и денежные переводы от киргизских гастарбайтеров, разбросанных по всему бывшему СССР. В основном опять же по России.

Попытки с помощью приватизации хоть как-то поправить положение успехом не увенчались. Ибо предприятия были без затей распределены по бросовым ценам между представителями клана последнего президента. Завершающим сигналом к бунту стало повышение тарифов ЖКХ, на электричество и транспорт, которыми, несмотря на установившиеся средневековые нравы и порядки, привыкли пользоваться.

Словом, как и в случаях с Гаити или Сомали, речь может идти только о безвозмездной финансовой помощи. Но чтобы восстановить работу хотя бы жизнеобеспечивающих отраслей, систем связи и транспорта, требуется до 6 миллиардов долларов. И где гарантии, что даже если эти деньги появятся вдруг, они не будут разворованы кланами, оказавшимися у власти после нынешних событий? Киргизия не может обеспечить себя за счёт экспорта энергоресурсов – их нет. После исчезновения СССР фактически все здешние заводы остановились и не работают… Хотя именно они давали работу свыше трети трудоспособного населения Киргизии. Бедность, нищета, безработица, засилье наркомафии… И разговоры о демократии, свободе слова и прочих радостях богатых обществ с многовековыми традициями государственного устройства.

Да, кое-какие проекты здесь реализуют российские энергетические компании. Но почти все они парализованы повсеместной коррупцией, некомпетентностью и недееспособностью властей. И как поведёт себя новое киргизское руководство после получения от той же России новых безвозмездных денег, опять же неизвестно… Вернее, есть, конечно, догадки на сей счёт, но они-то и пугают. Как и понимание, что нынешний бунт был вовсе не последним и ждать следующего можно в любой момент.

Когда скрывающийся сейчас на юге Киргизии свергнутый президент Бакиев предлагает ввести в страну миротворческие силы ООН, чтобы не допустить повторения погромов и беспорядков, он знает, что говорит. Вряд ли киргизская милиция и армия смогут поддерживать спокойствие, если бунтующие и погромщики, уже имеющие солидный опыт в этом деле и почувствовавшие к нему вкус, снова выйдут на улицы. Правда, озарение снизошло на Бакиева слишком поздно. Как и на тех, чьими усилиями Киргизия превратилась в полыхающую территорию, готовую в любой момент взорваться.

Любимая героиня американцев, помнится, действовала по принципу: «Я подумаю об этом завтра». Те, кто продвигал «демократическую революцию» в Киргизии пять лет назад, явно даже этого уровня ответственности не достигли.

Алексей БАЛИЕВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 5 чел. 12345

Комментарии:

Пора поверить в чудеса

Новейшая история

Пора поверить в чудеса

ПОЛИТГРАМОТА

Алексей КИВА

КАК НАМ МОДЕРНИЗИРОВАТЬ СТРАНУ?

Модернизация согласно плану президента Медведева – это революционные перемены в рамках демократических процедур не только в экономике, но и в обществе. Они должны не просто вывести страну на инновационный путь развития, но в конечном итоге и сформировать новое, постиндустриальное, или информационное, общество. Модернизация комплексная, но поэтапная, не приводящая к нарушению стабильности в стране.

По масштабу решаемых задач она сопоставима с индустриализацией в советские годы. А это значит, что «президентская модернизация» требует концентрации всех сил и средств для осуществления прорыва в новое качество нашего бытия. Такой прорыв, как мы знаем, в послевоенный период был достигнут в ФРГ и Японии, позже – в Южной Корее и ряде других стран, а ныне он осуществляется в Китае.

Но в позиции партии «Единая Россия», провозгласившей своей официальной идеологией консерватизм, просматривается «консервативная модернизация». То есть неспешное, постепенное наращивание инновационного потенциала в рамках существующего экономического и социального строя и сформировавшейся властной вертикали. Однако встаёт вопрос: можем ли мы позволить себе неспешную модернизацию?

Ведь, по оценкам директора Института мировой экономики и международных отношений РАН академика РАН Александра Дынкина, «наша экономика находится примерно на уровне западноевропейской конца 60-х годов и Южной Кореи начала 90-х годов».

Часть либералов-западников смотрит на Россию через призму интересов Запада: сырьевая направленность экономики России – это, дескать, и её естественное преимущество, и её естественная ниша в глобальной экономике, функционирующей по принципу разделения труда. И если заниматься инновациями, то только в сфере топливно-энергетического комплекса.

Другие поддерживают идею комплексной модернизации, но на первый план выдвигают преобразования не в экономике, а в политической системе, делая особый упор на либерализм и демократию. Что ж, ценности-то хорошие, только в глазах народа они дискредитированы самими же либералами в 90-е годы. Некоторые считают, что инновационную экономику можно построить, перепрыгнув через этап реиндустриализации страны. Это, господа, утопия, как и модернизация по принципу «нам некуда спешить».

ГДЕ ВЗЯТЬ ЭНЕРГИЮ ДЛЯ МОДЕРНИЗАЦИИ?

Обратимся к статье первого заместителя руководителя администрации президента В. Суркова «Чудо возможно». Она стоит того.

Во-первых, в ней даётся нелицеприятная характеристика достижениям за «тучные» годы. «Российская экономика похожа на старый бронепоезд без локомотива. На нём сидят люди с компьютерами, в галстуках и гламурные дамы, а его броня уже почти осыпалась, и сам он замедляет ход. Ещё немного – совсем встанет».

Во-вторых, указывается на то, что надежды либералов на невидимую руку рынка не оправдались, никакая модернизация самотёком не состоится, здесь нужна направляющая рука государства, причём государства сильного.

В-третьих, подчёркивается, что модернизацию могут потянуть только крупные компании. Действительно, так было в Японии, Южной Корее, так было практически везде. При том, что эти компании обычно обрастают многими сотнями и тысячами предприятий малого бизнеса. И везде в странах запоздалого развития, подчёркивает Сурков, «модернизации делались дирижистскими методами».

В-четвёртых, он справедливо говорит, что модернизация – дело дорогостоящее. «Это должны понять и население, и власти на всех уровнях». Говорит также, что быстрых успехов ожидать не стоит. «Чтобы появились какие-то островки, очаги инновационной экономики, нужно 10–15 лет». Верно и то, что модернизация требует поддержки со стороны общества: «Нужна позитивная созидательная энергия. Её извлечение из общества – задача новой политики».

В президентском окружении, похоже, не теоретизируют о далёком будущем, а прорабатывают вопрос о создании научно-технических и производственных конгломератов по типу сформировавшихся в США вокруг Стэнфордского университета и Массачусетского технологического института (MIT). Оказывается, наши люди уже побывали в MIT, а несколько крупных западных специалистов, участвовавших в создании технопарков, приглашены для консультаций и работы в Россию. Верное ли это решение? Пожалуй. Даже Япония с высокоразвитой автомобильной промышленностью пригласила бразильца ливанского происхождения Карлоса Гона для вывода из кризиса компании «Ниссан», с чем он блестяще и справился, как до этого справился с выводом из кризиса французской «Рено».

Автор статьи говорит о необходимости сохранения установившейся в стране стабильности, о разрушительной силе незрелой демократии. О том, что «консолидированная власть в России – это инструмент модернизации». Но у нас на деле проблема не столько в отсутствии демократии, сколько в том, что не работает закон, постоянно нарушаются положения Конституции. В стране царят бедлам и произвол. Борьба с преступностью неадекватна её опасности для общества, а с коррупцией – больше похожа на имитацию борьбы. В результате любое строительство у нас стоит раза в два дороже, чем в западных странах, и во много раз дороже, чем в Китае. Режет глаз вопиющая социальная несправедливость. В стране нет реальной конкуренции не только в политике, но и в экономике. С такой вертикалью власти не извлечь позитивной энергии из общества и не осуществить модернизацию.

Сильная власть, скорее, может быть при сильной конструктивной оппозиции и при возможности публичной её, власти, критики, чем без того и другого. Опыт показывает: там, где «консолидация власти» (которая к тому же может быть основана на разных мотивациях) превращается в бездумный «одобрямс», вместо производств и технологий появляются жизнь элиты по стандартам Рублёвки и Куршевеля, безумное расточительство, «потёмкинские деревни» и сплошные пиар-акции.

ЧТО НАМ МОДЕРНИЗИРОВАТЬ?

Некоторые учёные и специалисты считают, что при модернизации основное внимание надо уделять тем сферам, где мы можем давать мировому рынку конкурентоспособную продукцию. Указывая в первую очередь на ядерные технологии, космические технологии, нанотехнологии.

Другой точки зрения придерживаются едва ли не вся академическая наука и многие учёные и специалисты за пределами РАН. Она сводится к тому, что необходимо модернизировать всю экономику, осуществляя, по сути, новую индустриализацию. И на первых порах основной акцент должен делаться не на инновациях, а на заимствованиях, как это практиковали все быстро растущие страны – начиная с Японии и кончая Китаем.

Наши крупные учёные и специалисты подчёркивают: если Россия хочет остаться великой и суверенной державой, то ей не обойтись без развитой электроники, биотехнологий, без развитой гражданской авиации и автомобилестроения. Например, США вывели многие производства в Китай, Мексику, другие страны, около 70 процентов самодеятельного населения в них занято в постиндустриальной экономике. И тем не менее тамошние власти стремятся сохранять на высоком уровне не только авиастроение, но и автомобилестроение. Ибо понимают, что от них идёт постоянный и растущий спрос на инновации, а связанные с ними смежные отрасли, включая малые предприятия, дают работу миллионам американцев.

КТО БУДЕТ МОДЕРНИЗИРОВАТЬ?

Это едва ли не самый актуальный вопрос. Только надо говорить шире – о силах, заинтересованных в модернизации; о состоянии государственных органов власти; о духовно-нравственном климате и умонастроениях большинства россиян.

Ни сырьевикам, ни связанным с ними интересами чиновникам, ни организациям и лицам, которые так или иначе получают свою долю от природной ренты, смена экономического курса не нужна. О разложении многих звеньев государственного аппарата хорошо известно. Подмена общественных интересов сугубо личными и корпоративными, потеря ответственности за будущее страны немалой частью верхов дополняется пофигизмом и асоциальным поведением немалой части низов. Такого падения духовности и нравственности страна давно не знала.

Россияне в своём большинстве сбиты с толку и не осознают, какая судьба ждёт страну, если нефтяная эпоха кончится раньше диверсификации экономики. Власть часто либо скрывает от народа правду об истинном положении дел в стране, либо так занята сама собой, что не чувствует приближения беды. А опасность распада России по типу того, как распался СССР, вполне реальна, если страна будет развиваться так, как развивалась до сих пор.

О возможности худших сценариев развития страны надо открыто говорить народу. И не с тем, чтобы его пугать, а с целью предупредить. Известно, что мы как народ пробуждаемся от апатии и безразличия, проявляя при этом невероятную силу воли, энергию и выносливость, только в критических ситуациях. В памяти народа ещё живы воспоминания о бедствиях миллионов людей после распада СССР, и нового распада страны он уж точно не желает. Однако если в стране сохранится вопиющая социальная несправедливость, то не стоит ожидать, что наши граждане с радостью согласятся потуже затягивать пояса и проявлять энтузиазм в деле модернизации страны, какой, например, они проявляли в годы индустриализации. Все слои общества, включая олигархов и высших чиновников, – и даже в первую очередь они – должны нести бремя модернизации. Как правильно сказал в своей статье Сурков, «бесплатной модернизации не бывает».

А вот создание накоплений для инвестиций, благоприятного для модернизации социального и духовно-нравственного климата – это вполне по силам президентской власти.

Роль личности в истории невероятно велика. Без Петра I не было бы Великой России, как без Дэн Сяопина – современного Китая. В истории нашей страны практически все великие перемены начинались по инициативе первых лиц. И если правящая элита почувствует твёрдость руки президента, а народ увидит, что модернизация делается в его интересах, то массовая поддержка ему обеспечена. А вполне возможный саботаж со стороны части олигархов и сросшихся с ними чиновников должен быть преодолён. Хотя, на мой взгляд, следует найти компромисс с теми и другими, дабы силы модернизации не убывали, а прибывали.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,6 Проголосовало: 5 чел. 12345

Комментарии: 15.04.2010 05:48:32 - Леонид Семенлвич Агеев пишет:

условия модернизации

Много верного говорит автор в своей статье: и о несоблюдении законов, и о слабости власти, и об отсутствии в обществе справедливости, что напрямую связано с гражданской активностью и безразличием ко всему происходящему встране, без чего невозможна никакая модернизация. Значит, чтобы модернизация пошла успешно, нужно в первую очередь провести политические, фундаментальные реформы, подготовить соответствующую базу. И здесь все зависит от властных структур государства. Только государственная власть может мобилизовать все необходимые ресурсы страны, как материальные, так и людские, на выполнение масштабных задач, стоящих перед Россией в историческом плане. И нужно прямо сказать и не тешить себя пустыми надеждами; никакой частник федерального масштаба тут не помощник. Наоборот. Здесь действует закон: или - или. Или олигарх и ими прикормленная власть, а отсюда нарушение всяческих законов, коррупция, преступность, бандитизм и отсутствие справедливости, или государственные интересы, направляемые единой волей с единым интересом - все во благо народа. Иное, это маниловщина. В общем же нужно сказать, что ценность статьи состоит в том, что она рассматривает необходимые условия для модернизации страны, но в вопросе, как создать эти самые условия, она не дает ответа. Отсюда слабость данной работы автора..

15.04.2010 01:49:37 - Вера Александровна данченкова пишет:

да кто же личность пустит к власти ? и механизм выборов сломан и заинтересованные в обратном сильны. нет, ребяты... надежда (небольшая) только на вмешательство извне. увы.

Исход и доход

Новейшая история

Исход и доход

ДАЛЕКО-ДАЛЁКО

Стратегия развития Дальнего Востока и Прибайкалья до 2025 года после её утверждения начала обрастать конкретными программами и проектами. Потенциал региона позволяет осуществлять на его территории самые крупномасштабные планы, и главное – увеличивать наше дальневосточное население. Иначе грош цена этим проектам.

На практике экономический подъём далеко не всегда ведёт к демографическим улучшениям. Как, к примеру, на островном Сахалине, где при растущем нефтегазовом экспорте и рекордных бюджетных доходах количество постоянных жителей не прибывает, а убывает.

Отток дальневосточников на запад страны продолжается фактически во всех областях региона. Нетрудно догадаться, что достаточно большое число полезных переселенцев двинется к нам только в том случае, если будут устранены причины вынужденного отъезда трудоспособных жителей из самого крупного федерального округа, пространства которого героически осваивались в имперский период и в советское время.

Наибольший исход населения сегодня – в районах Крайнего Севера. Северяне оказались заложниками непомерных тарифов и цен, отсутствия полноценного транспортного сообщения, сворачивания социальной инфраструктуры и искусственно создаваемой безработицы.

Трудности превращаются в подлинное бедствие, когда во главе отдалённых муниципальных образований становятся случайные люди. Очень долго с выборным местным начальством не везло самому отдалённому и северному району Хабаровского края – Охотскому. О тяготах и лишениях охотчан «Литературная газета» рассказывала полтора года назад.

И вот в пятитысячном посёлке Охотске новые районные депутаты выбрали своим председателем Наталью Фомину, предложившую вполне здравую антикризисную программу. Для Фоминой Охотский район стал родным домом сразу после окончания рыбохозяйственного института во Владивостоке ещё в 1972 году. Здесь она вышла замуж, вырастила сына, работала в рыбном тресте, в райкоме партии, в Пенсионном фонде.

Минувшую зиму охотский народ впервые за многие годы пережил в оранжерейно-тёплом жилье без привычных отключений электроэнергии, собственные доходы района увеличились аж на треть. Люди воочию убедились, что ЖКХ может работать без авралов и потрясений.

Возрождение Охотска требует времени и ресурсов, которых нет. Только за прошлый год из 17 охотских посёлков на Большую землю бежали около семисот человек. Ещё лет семь такого исхода – и от района останется лишь название. Люди снимаются с насиженных мест не потому, что им здесь не хочется жить, – напротив, многие не мыслят себя без охотского раздолья и красоты, – а в основном из-за цен и тарифов.

За буханку хлеба в Охотске надо выложить 60 рублей, за литр молока – 200, за перелёт в Хабаровск – около 10 тысяч. Это при средней зарплате в 23 тысячи и с учётом того, что от Хабаровска до Москвы можно при желании купить авиабилет за семь тысяч.

Заоблачные цены товаров складываются из 18 рублей за киловатт электричества (в Хабаровске – 2,5), плюс за тепло, плюс 100 рублей за один килограмм груза на самолёте, поскольку длинной зимой сообщение Охотска с краевым центром возможно только по небу.

Вот и живи тут.

Для создания в районе нормальных условий жизни Наталья Фомина при поддержке депутатов продвигает целый пакет предложений. Например, охотские депутаты призывают Министерство образования края остановить ликвидацию местного техникума и возродить филиал профтехучилища, которые могли бы готовить рабочих и техников из проживающей здесь молодёжи. Ведь вахтовое привлечение рабочего класса, практикующееся сегодня, усиливает местную безработицу и влетает в такую копеечку, которая с лихвой перевешивает сомнительную экономию от закрытия техникума и ПТУ.

Охотский район выплачивает врачам, учителям, культработникам надбавки без федеральной поддержки, но на отпускные средств не хватает, и задолженность по ним уже более восьми миллионов…

Но Фомина говорила во время нашего разговора об охотском будущем без тени уныния.

– После Якутска Охотск – первое русское поселение на всём Дальнем Востоке. Год образования – 1947-й. Охотский район уникален запасами природных богатств и географическим положением. Без стабильного охотского населения на всём пограничном морском побережье от Николаевска до Магадана, а это почти две тысячи километров, не обойтись. Таких районов на всю страну – считаные единицы, и со стороны государства к нему должно быть особенное внимание. Вернуть на это стратегическое пространство трудоспособных людей будет в несколько раз дороже, чем сегодня выселить. Кроме того, Охотск – это опорный пункт и инфраструктурный узел для новых рыбацких посёлков, а также для освоения континентальных богатств с помощью постоянных и вахтовых поселений…

– Жаль, что этого не понимают некоторые чиновники и политики, оценивающие охотские поселения как обузу.

– Они глубоко ошибаются. Мы не такие уж и северные – живём на широте высокоразвитого Петербурга, индустриально-аграрной Вологды. Охотский район может стать таким же самодостаточным, если в него по-настоящему инвестировать. Точек выгодного приложения государственного и частного капитала множество. Это богатейшие морские биоресурсы. Местной рыбы больше, чем у пяти Норвегий!.. А ещё есть оленеводство, звероводство, охотничий промысел и цивилизованные виды туризма… Есть чем жить.

– Для освоения охотских богатств нужны круглогодичные дороги на север, в Магаданскую область, на запад, в Якутию и на юг, в Аяно-Майский район…

– Если соединить северные районы между собой и с Большой землёй магистралями, дальневосточный Север станет процветающей территорией. Как Канада или скандинавские страны. Северянам обещают автодорогу между Якутией и Аяном, от которого до Охотска около четырёхсот километров. Но дальше разговоров дело пока не движется. Хотя ещё в ХVII веке между Якутском и Охотском был обустроен тракт для пеших и конных…

– Для решения многих вопросов требуется поддержка со стороны вышестоящих властей. Районной власти это не по силам.

– Нас словно не замечают. Предположим, что государство решило Охотск закрыть или сократить его до нескольких сотен вахтовиков. Тогда надо выплатить людям подъёмные на обустройство в южных районах, а не бросать их на произвол судьбы. Сейчас переселяются в основном инвалиды. По 25 человек в год, а очередников более пятисот. Но я убеждена, что это не тот путь, которым следует идти. Надо сделать всё, чтобы Охотск возродился. Мы очень рассчитываем, что краевая Дума поднимет минимальный прожиточный уровень для района со среднекраевых 6 тысяч рублей хотя бы до 10 с соразмерным увеличением социальных выплат охотским жителям…

Хорошо бы… Однако, боюсь, планы Фоминой и её земляков никак не вписываются в политику последних 20 лет, когда российский Дальний Восток обеспечивал ресурсами зарубежный рынок и избавлялся от «излишков» местного населения. Эта продолжающаяся порочная практика в корне расходится с нынешними заявлениями руководителей государства о заселении российским народом дальневосточных земель.

Вопрос пора ставить так: не регион – ради экспорта даже самых высокотехнологичных товаров, а весь без исключения экспорт – в интересах освоения, заселения региона нашими людьми, и на этой основе – процветание региона. С максимальным замещением импорта отечественными товарами – начиная с продовольствия и ширпотреба. Иначе всеми своими трубопроводами, ЛЭП, портами, мостами, электростанциями регион будет по-прежнему нацелен в основном на зарубежного потребителя. А призывы федерального Центра закреплять местное население останутся лишь благими намерениями.

Виктор МАРЬЯСИН, ХАБАРОВСК

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 5 чел. 12345

Комментарии:

Консерватор и конец света

Новейшая история

Консерватор и конец света

КНИЖНЫЙ РЯД

Александр Дугин. Радикальный субъект и его дубль . – М.: Евразийское движение, 2010.

Новая книга радикального философа Дугина всего-навсего о конце света.

Эксклюзивность темы автор объясняет спецификой времени, в котором мы с вами живём, – времени конца цикла земного существования, времени предельного упадка Традиции, кануна конца света.

Уникальность происходящего, описываемой автором, состоит в том, что нормальные бытийные ориентации, в принципе существовавшие на всех этапах человеческой истории, включая самые неблагоприятные, нынче более не работают. И дело здесь не просто в глубине падения нравов – всё гораздо серьёзнее. Дело в том, что позитивные начала в современном мире подлежат систематической подмене торжествующими силами хаоса и деградации. По Дугину, именно они распоряжаются сегодня судьбами цивилизации на правах «высших сил».

Иными словами, мы с вами живём в мире, где душе совершенно не на что опереться. Куда ни глянь – всюду провал, подделка, уловка, симуляция. Нравы – фальшь, институты – рухлядь, наследие предков – ханжеское барахло, лишённое осмысленности.

Убеждённый консерватор – а Дугин именно таков – приходит к осознанию того, что консервировать совершенно нечего. Светильник погас, все пути за пределы человеческой юдоли ведут в преисподнюю. Нет и не будет больше пространства, в котором может осуществиться хотя бы жест Верности. До Дугина традиционалисты говорили о необычайных трудностях, с которыми сопряжён в нашем мире поиск путей Истины. Автор констатирует ситуацию, в которой Истина замела последние следы, и только кромешная тьма предстоит сознанию тех, кто ещё помнит, чем был свет.

Итак, традиционалистский дискурс заканчивается и… начинается рассказ о «радикальном» субъекте, который сможет действовать. Такова специфика «постсакральной воли» – важнейшей категории, вводимой автором в ходе изложения. «Постсакральная воля» не встроена в линию преемственности, поскольку на момент её пробуждения все нити традиции порваны. Однако не имеет эта воля и прямого отношения и к «раскрепощающим» тенденциям современности. «Сверхчеловек есть победитель Бога и ничто» – на эту формулу Ницше Дугин обращает особое внимание. «Постсакральная воля» – это то, что будет после того, как всё закончится. И мир останется без какого бы то ни было божества.

На страницах «Радикального субъекта» автор делает признание: именно тема «постсакральной воли» с самого начала была ядром, «красной кнопкой», если угодно, всего, что он писал. А писал он очень много.

Вот его сегодняшнее признание: «Все эти перекрёстные круговые комментарии, уточнения, развития отдельных тем и возврат на разных уровнях к изначальным интуициям и сюжетам вращаются, так или иначе, вокруг темы сверхчеловека и написанной в ранней юности статьи с тем же названием».

Дугин идёт дальше обычных консерваторов, главный лозунг которых – «Назад, к светлому прошлому!». Ни в коей мере не ставя под сомнение светлый характер этого прошлого, Дугин считает, что именно «постсакральная воля» с самого начала толкала мир к катастрофе. И тут борец «против современного мира» видит в происходящем «некую позитивную сверхцель». Какую? «Сверхцель в этом видении открывалась как испытание», – пишет автор.

То есть испытание уже началось. Какое? С каким исходом? Автор не ведает. От себя скромно заметим, что утешает лишь одно – испытаний в истории человечества было немало.

Илья ДМИТРИЕВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Времени обязанный

Новейшая история

Времени обязанный

КНИЖНЫЙ РЯД

Николай Голушко. В спецслужбах трёх государств . – М.: Редакция «Историческая газета», 2010. – 896 с.

Прежде всего надо представить автора книги Николая Голушко. Его биография, что и говорить, впечатляет. Рядовой оперативный работник, достигший постов председателя КГБ Украинской ССР, члена Коллегии КГБ СССР. В 1991-м исполнял обязанности председателя Службы национальной безопасности уже независимого государства Украина, а в 1993–1994 годах – министр безопасности и директор Федеральной службы безопасности уже Российской Федерации. Вот такой послужной список. Развал Советского Союза, ликвидация некогда всесильного КГБ и ГКЧП, расстрел российского парламента в 1993 году…

Эти исторические события потрясли мир, смели с карты целые государства, рушили судьбы, ссорили поколения, втаптывали в прах прежние идеалы… В их ходе бывшие властители оказывались на тюремных нарах, а вчерашние неудачники – в самых высоких креслах… В это время не действуют законы, ломаются привычные властные скрепы…

Вот такие времена. Одно слово – революционные.

У автора свой взгляд на происходившее, он сформирован его личным прошлым, обстоятельствами его жизни и деятельности. У многих может быть и другой, даже противоположный. Однако фактура книги такова, что позволит каждому читателю открыть для себя что-то новое, скорректировать представление об эпохе великих перемен.

Дмитрий МАКАРОВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Партизан в вишнёвом саду

Литература

Партизан в вишнёвом саду

КНИЖНИК

Новые писатели : Проза, поэзия, драматургия, критика / Фонд социально-экономических и интеллектуальных программ / Сост. И. Богатырёва. – М.: Центр книги ВГБИЛ им. М.И. Рудомино, 2009. – 576 с.

Данил Гурьянов. Запах лёгкого загара . – М.: ЗАО «ОЛМА Медиа Групп», 2009. – 320 с .

Ильдар Абузяров. Курбан-роман : Рассказы. – М.: Центр книги ВГБИЛ им. М.И. Рудомино, 2009. – 288 с.

Олег Зайончковский. Счастье возможно : Роман нашего времени. – М.: АСТ: Астрель, 2009. – 317 [3] с.

Их объединяет отношение к современной России. Кто-то в своих произведениях открыто социален, кто-то – открыто асоциален, кто-то пишет на потребу дня, а кто-то – так, что день сливается с ночью и время прячется в красивых словах…

ТОПОР И КАША

В очередном сборнике форума молодых писателей в Липках широко представлена география России: Южная Осетия, и Грозный, и Ангарск, и Адыгея, и Барнаул, и Камчатка, и Пермь, и Екатеринбург…

Сергей Филатов, президент Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ, сетует в предисловии к сборнику: современная история России, проблемы общества молодыми писателями практически не отражены. Пишут «о жизни своей», «тема сюжетов в большинстве своём мелковата».

А вот мне так почему-то не показалось. Напротив – большая часть произведений, вошедших в сборник, как раз в той или иной степени апеллирует к современной истории и проблемам общества.

Наталья Финагина в повести «Отставные» описывает детство в военном гарнизоне в Польше. Детство закончилось вместе с Советским Союзом. В финале взрослая героиня навещает нищих, опустившихся родителей. «– Папа, – наконец сказала она, – зачем ты сидишь с бомжами?.. – Это не бомжи, – прошамкал он, – это военные. – И под конец добавил: – Отставные». Конечно, конечно, тема «отставных», «лишних» людей только заявлена, а всё пристальное внимание отдано детству, половому созреванию, которое могло бы проходить где угодно, не обязательно в гарнизоне. Но ведь дорога’ и сама попытка молодого автора хотя бы прикоснуться к новейшей истории России.

У Павла Антипова короткий рассказ «Виталик» вышел полноценным портретом, слепком судьбы. На двух страницах – и человеческие типы, и эпоха, и драматическая попытка человека изменить жизнь, не меняясь внутренне. Интеллигентская растерянность перед «конкретным пацаном». Вместо того чтобы помочь Виталику, парню «с прошлым», сменить ориентиры, – а он хотел это сделать, но не знал, как, – интеллигентная среда не проявила твёрдости, побоялась даже теоретической возможности конфликта. Герой-рассказчик безразличен и мягкотел, соглашается под ответственность Виталика поиграть по его, «чужим» правилам – даёт деньги под проценты, не задумываясь, насколько законно сие предприятие. Оно проваливается, и следует совместное падение «дельца» и его интеллигентного сообщника: супружеская измена и соучастие в ней. «Сестра меняла шторы в моей комнате, а в соседней закрылись Виталик и Алеся». Герой-рассказчик мог помочь человеку подняться, а вместо этого упал сам. Равнодушие интеллигентов не позволило главному герою выбраться на истинный путь и даже понять, что этот путь – в нравственном совершенствовании, а не в желании, чтобы «всё было по-настоящему» и «всё было самое лучшее». Разве тип Виталика и столкновение его с типом интеллигента советского образца –  не продукт современной истории России и не социальные проблемы здесь затронуты?

Интересна повесть Сергея Пушкарёва. Во-первых, она написана от лица девочки, и это не вызывает возражений: автор сумел проникнуть в психологию существа противоположного пола, отличницы-перфекционистки. Но помимо подростковой любви, ревности, дружбы и детской жестокой фантазии есть в повести и весьма актуальный мотив: драма разыгрывается из-за того, что ребята курят в школьном туалете травку, а героиня-отличница возмущена этим и пишет донос директору. Разве не современная история?

Постмодернист Павел Клевцов тоже не чужд социальной проблематики. Да, в рассказе «Некро» он ставит отвлечённые философские вопросы вне времени и места. Да, снимает их с помощью фантасмагории и абсурда. Но в основе сюжета – тема современной России: массовый приход в Церковь.

Моше Шанин хоть и в фельетоне («Чёрный день»), но всё же попытался создать образ «человека перестройки». Три семьи, живущие на Советской улице. Ироничное, поверхностное изображение делает их похожими, объединяет их ещё и то, что «спустя пятнадцать с лишним лет» они выкапывают, чтобы сдать металл, бронзовый памятник Кирову, закопанный в их дворе в девяносто втором.

Любопытна повесть Степана Ломаева «Все собаки попадают в СССР». Главный герой, наш современник, как и многие сейчас, симпатизирующий социализму, после смерти попадает в СССР. Его принимают за своего диссиденты, шестидесятники, он участвует в «квартирниках», но пытается объяснить новым друзьям, что страна, в которой они живут, не так плоха и что «через несколько лет, когда они узнают и поймут, они начнут думать совершенно иначе». Герой попадает в психушку, где встречает других выходцев из будущего, «они создали организацию, которая желает помешать грядущей смене власти». Но ими занимаются органы, трактуя борьбу за спасение строя прямо противоположно – как за свержение оного. Оригинальный сюжет, а главное – «наполнение» повести не сводится к политике и иронике, как, например, рассказ Шанина. Она ещё и о человеке «вообще», что поднимает её на уровень настоящей художественности. Но какой ещё историчности и социальности можно требовать от художника? Дальше на этом пути уж только публицистика.

Тамерлан Татдаев пишет о войне в Осетии. Не то что современная – горящая, живая история! Некто Колорадо, эпический «диво-воин» и одновременно реальный борец против грузинской оккупации, с отчаянной храбростью пробирается в тыл врага, взяв с собой на дело случайного мальчишку, не брезгующего мародёрством. Участие в бою, доверие Колорадо («При свете луны Колорадо показался мне фантастическим существом, пришедшим к нам с одной из тех далёких звёзд, не ведающим ни страха, ни жалости») делают мальчика другим человеком: «из ничем не примечательного цхинвальца, зацикленного на своих проблемах, я превратился в жаждущего крови ублюдка». Позиция автора неоднозначна. С одной стороны, он полностью вовлечён в ситуацию, требующую беспощадности к врагу, архаичной справедливости, понятой как месть, и не «око за око», а по восходящей. Но как писатель Тамерлан Татдаев возвышается над ситуацией. Неслучайно она показана глазами мальчика – именно незрелость заставляет его восхищаться происходящим, испытывать мстительные чувства, но даже и он, не понимая, ощущает чудовищность войны, называя себя «ублюдком». Война порождает героев или моральных калек? Это один из главных вопросов, поставленных рассказом, и что это, как не социальная проблема?

Ольга Надпорожская – о том, как роды изменили героиню, сделав её по-человечески старше. Психологично, свободно, образно, но не чуждаясь и идеологического, журналистского посыла: «О вы, женщины, те, кто не хочет рожать! Вы отказываетесь от самого главного в жизни, и вы не правы, как не правы мужчины, которые не хотят идти в армию. Вы отказываетесь от мучительных приключений, которые должны изменить вас, вспахать почву вашего сердца и отворить дверь поэме. А какой она будет – знает только Бог». Это ли не о проблемах общества?

Пронзительна пьеса Игоря Корниенко «Колодец». Несколько монологов, криков души. «Тысячи лет люди приходили к колодцу и просили. Изливали душу. Исповедовались. Вымаливали спасение. Загадывали желания. Требовали отмщения…» Автору удалось найти очень ёмкую и простую форму, чтобы связать в единый сюжет множество разных характеров и судеб и заставить героев лаконично и мотивированно откровенно, на пределе эмоций сказать о себе главное. Тут и современная история, и вечность, и социальная горизонталь, и все возможные вертикали…

Стихи, конечно, несоциальны, и слава богу. Но политика оставляет шрамы и на лице поэзии. Алексей Евстратов описывает поминки. За спокойствием, небрежностью и даже усмешкой поэта стоят боль и новостные сводки: «В общем, покойнику бы понравилось. Да ему вообще всё нравилось в его девятнадцать. Вот разве что горный климат да дурацкое слово «спецоперация».

А вот Айрат Багаутдинов, напротив, так инфантильно муссирует любовные страдания лирического героя («у меня в груди проделана нешуточная дыра»), что совершенно отрывается от «взрослой» реальности. В частности, в этой дыре «албанцы и разные сербы ведут свои игрушечные войны». Но это единичный случай «перевёрнутого» зрения.

Что ж, может быть, Фонд социально-экономических и интеллектуальных программ ждёт от молодых писателей большей политизированности, которая была свойственна литературе «на заре российской демократии» и свидетельствовала, скорее, о болезненном возбуждении общественного сознания, чем о литературном расцвете? А мне почему-то радостно, что «современной истории» и «социальных проблем» в сборнике молодых ровно столько: достаточно много, но не перебор. Ведь, в сущности, социальность и современность для литературного произведения – только топор для каши – повод. А варится каша из вечных ингредиентов – более простых и более сложных. В любом случае топора в каше не должно быть слишком много.

ЧТО СКАЗАЛ БЫ СТАНИСЛАВСКИЙ?

Данил Гурьянов пишет сценарии для телесериалов, что отразилось и на его прозе. Повышенная  мелодраматичность, нет требовательности к сюжетостроению, но есть желание произвести эффект. Лихие перипетии без «внутреннего действия», «душевной активности» и «психологического рисунка роли», о которых говорил Станиславский. В кино это всё достижимо – визуально, с помощью актёрской игры, режиссёрской и операторской работы. (Другой вопрос, что сериалы игрой и работой не блещут, не об этом речь.) Проза же работает с каким-то другим активным веществом, одной только бурной реакции сюжета недостаточно. Впрочем, для глянцевых журналов проза Гурьянова вполне подходит. Лучшее в книге – повесть «Глупая улитка». Автор показал, что может быть психологом, а не только фантазёром, мелодраматические навороты хоть как-то оправданы характерами слабого, но коварного Эдуарда и сильной, талантливой, но простодушной и закомплексованной Лопатиной. Рассказ

«Золушка» – противоположный пример. Директор школы узнала, что её дочь, эмигрировавшая в Штаты, была порнозвездой и умерла от передозировки наркотиков. Мать получила звание заслуженного учителя, на вручении в неё влюбился губернатор и приехал к ней с цветами, в то время когда директор школы казнилась, просматривая кассету с фильмами дочери. Пока учительница чистила зубы, губернатор включил видео и увидел порноверсию «Золушки». Учительница убежала из дому, просидела в беседке детского сада, пока губернатор не ушёл. Вернувшись, досмотрела «Золушку» и узнала в «принце» человека, который нравился ей в институте. Такой пассаж из области древнегреческих трагедий, правда, в довольно приниженном варианте, разрешается легковесным общим местом: «Несмотря ни на что… я жива!» Как телегероиня, которая после тысячи серий злоключений, включающих в себя потерю ребёнка, возлюбленного, памяти и состояния, всё-таки находит своё счастье. Что сказал бы Станиславский?.. Правильно!

ГЛАЗА, КАК ДВА ЛЯГУШАЧЬИХ ПУЗИКА

Ильдар Абузяров – убеждённый ригорист. Его проза – орнамент, где сюжет – элемент рисунка, и, поскольку орнамент всегда оперирует отвлечёнными формами или стилизует реальные, часто схематизируя их до неузнаваемости, Абузяров изображает экзотические миры, избегая будничности или изменяя её, заставляя подчиняться красоте ритма и заданной им темы. То марийцы, то поляки – классические музыканты, исповедующие ислам, то Пако и Гильермо, то Абдул и Сарижат, то Мордовия, то Япония, то Финляндия, то мавр. Это только кажется, что орнамент не говорит о реальности, – его просто надо уметь прочесть. Смелость метафоры: «Глаза… у неё, как два лягушачьих пузика, – голубые. И ресницы у неё огромные, как лягушачьи лапки, когда она ими плавно развела тину-истому в своих глазах». Ещё пример: «Из голоса Кюллики, как из надрезанного берёзового ствола, сочилась ничем не прикрытая мольба». И ещё: «О женщинах, что из кожи вон лезут, точат тушью кривые ножи ресниц, набивают искрящимся порохом греховницы глаз, чтобы только увлечь в дальнее и небезопасное плаванье смелых духом, но пресмыкающихся перед природной красотой и задирающих нос перед неизвестностью. Той неизвестностью, что под покровом ночи грабит и порой убивает их». На это кто-нибудь скажет: «– О друг мой, Аркадий Николаич! Об одном прошу тебя: не говори красиво». А кто-нибудь возразит: «– Я говорю, как умею… Да и наконец это деспотизм. Мне пришла мысль в голову; отчего её не высказать?»

Часто «психология творчества» становится темой Ильдара Абузярова, и орнамент этих рассказов («Начало», «Бедуинка», «Муки творчества») мне наиболее понятен и кажется остроумным и точным.

ГАММА-ИНТЕЛЛИГЕНТ

«Роман нашего времени» О. Зайончковского оказался циклом рассказов, так что, хотя это и определение жанра с обложки, и в рекламе есть доля правды, ибо рассказ в «наше время» всё более теснит роман.

Главный герой – писатель, основная проблема которого: «Не о чем писать». Он должен сдавать книгу в издательство, а дописать никак не может и силится. Почему-то кажется, что такова же проблема и у автора. Собственно, сюжет «романа» укладывается в рассказ. Ну ладно, в повесть: бездетная чета бизнес-вумен и писателя, которого она содержит, переживает охлаждение. Жена решает улучшить жилищные условия, но не может взять ипотечный кредит из-за наличия иждивенца. Пара фиктивно разводится, женщина сплавляет бывшего мужа на дачу, чтоб не мешался, пока она будет продавать квартиру, и в его отсутствие знакомится с «новым русским», который более соответствует ей по статусу, чем безработный писатель. Не совсем понятно, зачем она «новому русскому», когда в природе существуют семнадцатилетние модели, но это не важно, всяко бывает. Женщина и её второй муж дружат с первым мужем. Бывшая жена опекает, всё ж не чужие, а «новому русскому», видимо, льстит знакомство с писателем, по сюжету вроде как известным. Когда второй муж куда-то уезжает, женщина изменяет ему со старым мужем – всё-таки у них много общего, столько прожили и любовь была когда-то. И вот – неожиданная беременность от писателя («новый русский» бесплоден), и ясно, что всё возвращается на круги своя.

Кроме тех нескольких, в которых рассказано это, все остальные эпизоды «романа», то бишь рассказы, могут быть извлечены без особых потерь для сюжета. Одни логично оставить, другие… невозможно избавиться от ощущения, что эти «вставные новеллы» здесь для объёма. Одни могли быть неплохими самостоятельными рассказами. Другие непонятно зачем высосаны из пальца. Разве только автор хотел с их помощью показать муки творчества своего героя, что не всё у него – творческие удачи?

Можно выделить и вторую тему «романа» – «Москва», о столице много лирических и довольно остроумных отступлений, будто книга претендовала на грант правительства города, но это – чистой воды (и хорошего уровня) эссеистика, по не совсем ясным причинам пришитая к художественной прозе.

Есть и странности в словоупотреблении. «Пребывающих в бозе» в смысле «почивших в бозе»; «заглянув в святки», а не в святцы, «идеи кропотничества» (идеи Кропоткина то есть). «Дмитрий Павлович ревнует меня к Тамаре» в значении «ревнует Тамару ко мне».

И всё-таки главный герой «романа» – отдельная и интересная тема. Эдакая пародия на «Постороннего» Камю, но без особой экзистенции, просто довольно равнодушный ко всему, кроме себя, тип. Не склонный к сочувствию, поэтому и не вызывающий большого сочувствия у читателя. Делить жену с другим; случайно утопив мобильник в реке, не спешить сообщить жене, что жив-здоров; соблазнить девушку, оставить ей номер городского и уехать на всё лето; не стыдиться жить на иждивении сначала у жены, а потом у второго мужа жены; взять, потратить и не вернуть аванс, заведомо не собираясь выполнять условия контракта, – в порядке вещей. И всё это с лёгкой доброй иронией, которая не оставляет героя-писателя и на похоронах друга. «…мне бы стоило в гроб ему положить свой томик. С дарственной надписью: «Другу Грише в дорогу»… Пожалуй, я правильно сделал, что не положил Грише в гроб свою книжку, а то бы и она сгорела», – осмысляет герой-писатель крематорий.

Есть в этом видимость юродства: «Месяц светит, котёнок плачет…» Но затем леденящее душу, не в бровь, а в глаз бьющее «нельзя молиться за царя Ирода, – Богородица не велит» так и не звучит. Значит, юродство не настоящее. Просто шутовство.

Не совсем понятно, что заставляет героя писать, скорее, это способ эскапизма: писательство как бы позволяет ему смотреть на жизнь со стороны, не вовлекаясь в неё слишком глубоко («Глядя на людское, мирное по большей части, копошение внизу, исполняешься какого-то доброжелательно-эпического спокойствия… Так удобно любить человечество с высоты девятого этажа»). Но писательство накладывает и необходимость брать на себя труд этим копошением интересоваться и реферировать его, отчего и появляются подробные описания собачьей площадки или сельской выгребной ямы. Кстати, самое страстное место в «романе»: «За потраву чужих участков многим из нас доставались пониже спины воспитательные заряды соли. Но и мстили мы за себя жестоко: раздобывши пачку дрожжей, мы тайно подбрасывали её своему обидчику – куда? – конечно же, в выгребную яму! Если у вас есть кто-то, кого вы по-настоящему ненавидите, а у него имеется выгребная яма, поступите с ним так же». Вот и воспитательная роль литературы дала о себе знать.

Почему Зайончковский выбрал такого героя? Видимо, таков герой-победитель в интеллигентском исполнении. Партизан, исподтишка гадящий «врагам» – как бытовым (посмели помешать воровать – дрожжи вам в сортир), так и идейным (зажулил аванс, выданный буржуинами), в лакейском образе переждавший «нового русского», загулявшего с женой…

Герой времени, хозяин жизни – бизнесмен, чеховский контингент остался на обочине ещё со времён продажи вишнёвого сада. Но если чеховские интеллигенты проигрывали жизнь и оставались симпатичны, то интеллигент Зайончковского научился побеждать. Правда, как гамма-самец.

Это симптоматично, в этом социальная значимость «романа нашего времени» и, кстати, перекличка с упомянутым выше рассказом Павла Антипова.

Надежда ГОРЛОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Дубина хорошей прозы

Литература

Дубина хорошей прозы

ПОДНИМИТЕ МНЕ ВЕКИ

Мартыну Ганину

Лев ПИРОГОВ

Если меня спросят среди ночи:

«Ты за хорошую прозу или за плохую?» – я, пожалуй, выберу плохую. По двум причинам.

Во-первых, когда спрашивают, хочешь ли ты быть здоровым и богатым или больным и бедным, платой за простоту выбора обязательно оказывается какая-нибудь гнусность, типа «ну тогда подпиши вот тут».

Во-вторых… буквально сегодня был случай.

Представьте, зачитался в метро. На эскалаторе обожгло: не туда еду!!! Перепутал пересадку с выходом! Заметался, хотел назад – но нет, автопилот в норме. Просто не заметил, как вышел, перешёл, опять сел, доехал.

Вот проза-то! Вот критерий хорошей прозы – себя забыть.

Но, скажем, я забыл, а ещё десять человек не забыли. Не цепляют их эти образы, не волнует этот порядок слов. Так какая же проза тогда выходит?..

Что такое литература, каждый понимает по-своему. Качество её определяется масштабом личности автора.

Точнее, конфигурацией: ведь что такое масштаб, каждый понимает по-своему.

Для одних масштаб – ведро водки выпить, для других – не кашлять в консерватории. Что русскому хорошо, то немцу смерть. Даже у одного человека в разном душевном состоянии приоритеты меняются.

Можно, конечно, попытаться вычленить миллион технических критериев «качества прозы», адекватных конкретному жанру конкретной литературы в определённый период и свести их в подобие периодической таблицы, но зачем? Если и без всякой таблицы понятно, нравится ли тебе книга.

«Объясните мне, пожалуйста, зачем нужно искусственно фабриковать Спиноз, когда любая баба может его родить когда угодно!..» (Профессор Преображенский, «Собачье сердце». Грамматическая несогласованность между множественным числом «спиноз» и «его», – проза явно нехороша.)

Разве не жалок человек, тужащийся объяснить анекдот, чтобы тот казался смешнее? А теперь представьте, что ему присвоено звание статусного критика и он решает, какие анекдоты смешны, а какие – напротив.

Именно эту ситуацию мы считаем почему-то нормальной в литературной критике.

По мне, так не бывает несмешных анекдотов, бывают неуместные, несвоевременные и «не попадающие в аудиторию». И задача критика поэтому – свести читателя со «своим» текстом. Критик-брокер, критик-сваха – подай-принеси.

А хочется-то быть господином.

Отсюда возникает специализация «критик – мерило вкуса».

Такой ни за что не признается: «Братцы, я паренёк простой, люблю имя Роланд и пирог с яблоками», – боже упаси: «эксперт», козья морда. Всё, что выше или ниже его понимания, объявляется вне закона.

Впрочем, как не бывает «несмешных анекдотов», так не бывает и «неправильной критики»: у «экспертов» тоже есть аудитория, и немалая. Это те, кому надо не «почитать», а почувствовать себя носителями «эталонного вкуса».

Простейшая аналогия: для одних «веселье – питие на Руси» (тут сгодится и портвейн «Кавказ розовый»), для других веселье – этикетки читать: дескать, шато такое-то, не хухры-мухры, для солидных господ.

Критик-сомелье, стало быть.

При этом настоящие господа сами, без сомелье, знают, что пить. А понарошку почувствовать себя господином, поиграть в него – такое же неотъемлемое право читателя книжек, как почувствовать себя героем боевика. Или кем угодно другим. Так же пьянит, не слабее, чем «Кавказ розовый».

Критики-сомелье, подобно любым другим, обслуживают только своих клиентов и не могут судить о литературе в целом. Не делегировано им такого «масштаба». Не сказал бы я, что люди, которым хочется почувствовать себя господами, масштабнее и лучше людей, которым хочется забыться, залив шары. Однако если последние, как правило, отдают себе отчёт в ограниченности своих возможностей, то критики-сомелье, поназаканчивавшие аспирантур и понабравшие набоковских псевдонимов, не отдают – ни себе, ни людям.

Им ведомо ученье Лакана о том, что «у всякого письма есть адресат» (а значит, всякая проза достигает цели), они осведомлены о «рецептивной эстетике» Изера (у текста нет имманентных эстетических свойств – он становится «хорошим» только в процессе чтения) или, скажем, о концепции эстетической коммуникации Лотмана, но ничем таким в своей практике они не руководствуются.

Одно дело – знать толк в названиях, другое дело – в вине. Одно дело – щеголять именами Делёза или Поля де Мана (ах, «Шато-Латур», «Шато-О’Брийон»!), другое дело – пропустить их через себя (и, если повезёт, выжить). Вот и получается, что представление о «дорогих винах» у них примерно такое же, как о господах у лакея.

Лакей мнит себя либералом и любит распевать «не бойтесь ни мора, ни глада, а бойтесь единственно только того, кто скажет – я знаю, как надо», но в анамнезе у них папа – завотделом и дедушка-комиссар, герой продразвёрстки. Он не может не участвовать в дележе и не руководить. А чтобы руководить, нужен либо характер (глотка, огневой взор, кулачищи – одним словом, таланты), либо мандат.

Мандат, конечно, надёжнее, вернее. Вот они и тычут «хорошей прозой»: мы, дескать, непреложных истин посланцы.

Забавно, когда некоторые из них при этом объявляют себя приверженцами «эстетической критики». Ведь по сути своей эти люди чужды эстетике: под прикрытием суждений о красоте слога они ведут грызню «за статус» и «за ресурс» – как полвека назад под прикрытием разговоров о верности курсу партии делили дачи. Никакой эстетик не станет наделять объективным содержанием оценочное понятие: ему известно, что в эстетике не существует абсолютной системы координат, а потому всегда приходится уточнять, относительно чего этот предмет хорош, каким требованиям отвечает, чьи интересы удовлетворяет и так далее – а это уже область критики социальной.

Мы не делаем вид, что знаем, где у литературы «кнопка». Нам только известно, что бывает, если её нажать.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,3 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии:

Нивхскому классику – 75!

Литература

Нивхскому классику – 75!

ЮБИЛЯЦИИ

В областной научной библиотеке Южно-Сахалинска прошли торжественные мероприятия, посвящённые 75-летнему юбилею нивхского писателя, лауреата Государственной премии России, почётного президента Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Владимира Санги. От имени губернатора Сахалинской области писателя поздравил исполняющий обязанности руководителя аппарата губернатора и правительства региона Дмитрий Братыненко. Он также вручил юбиляру почётную грамоту Сахалинской области за вклад в культурную сферу региона и сохранение исторического наследия коренных малочисленных народов Севера.

Слова поздравлений прозвучали от представителей Сахалинской областной думы и администрации Южно-Сахалинска. Телеграммы Владимиру Санги были направлены губернатором Сахалинской области А.В. Хорошавиным, депутатом Государственной Думы Российской Федерации Любовью Шубиной, главным федеральным инспектором по Сахалинской области Олегом Абаниным. Поздравление коллег «одному из крупнейших национальных писателей России», подписанное В. Распутиным, В. Беловым, М. Ахмедовым, В. Сорокиным и другими писателями, огласил на вечере ответственный секретарь Сахалинского отделения СП России Н. Тарасов: «…вы много написали, много сделали в организационном плане для национальных культур нашей страны, но самое замечательное, что вы остаётесь глубоко самобытным, укоренённым в родном народе человеком, мыслителем, как можете, боретесь за возрождение нивхской самобытности…»

Соб. инф.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Гоголь: римское эхо

Литература

Гоголь: римское эхо

ФОРУМ

В Москве в Доме Н.В. Гоголя (мемориальный музей – научная библиотека) состоялись Десятые юбилейные Гоголевские чтения «Н.В. Гоголь и его творческое наследие». На приуроченной к этому событию выставке «Гоголь и Италия» Дому Гоголя подарили бронзовую скульптурную композицию «Аннуциата», созданную итальянским скульптором Роберто Скарделла. Произведение изображает главную героиню повести Гоголя Аннуциату на фоне озера Альбано, расположенного в окрестностях Рима. Автор сделал этот подарок России в честь 200-летия юбилея великого русского писателя. Посол России в Италии Алексей Мешков сказал: «Гоголь был одним из «первооткрывателей» Вечного города среди представителей российской интеллигенции. Впечатления великого писателя о Риме, которые он передал так живо и ярко, для многих россиян и сегодня созвучны их собственным мыслям и ощущениям. Что касается работы скульптора Скарделлы, то её с нетерпением ожидали в Доме Гоголя, поскольку современная трактовка произведений писателя, в том числе иностранными мастерами, представляет для России большой интерес». Помимо основного подарка В.В. Петраков, начальник Управления по сохранению культурных ценностей Росохранкультуры, передал в дар дому самовар XIX века. Депутат Мосгордумы народный артист России Е.В. Герасимов выразил надежду, что число людей, которые захотят сюда прийти и окунуться в гоголевскую атмосферу, пообщаться с работниками библиотеки, будет расти: «Общение с вами – это удача, от этого становишься умнее, благороднее, приближаешься к большему пониманию Гоголя. Мне бы очень хотелось, чтобы сюда приходили студенты театральных вузов, а впитав эту замечательную гоголевскую атмосферу, они смогли бы лучше раскрыться перед зрителем!»

Алла СОКОЛОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 1,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии: 14.04.2010 22:18:14 - николай завалишин пишет:

Десятые Гоголевские чтения

Речи российского Посла в Италии и московских чиновников в Доме Гоголя на Суворовском бульваре - это неплохо. Но где же, позвольте узнать, хроника докладов и научных сообщений, перечень выступивших на Чтениях ученых, литературоведов, историков, архивистов? В заметке А. Соколовой об этом - ни слова! По сути, читатель ЛГ так ничего и узнал о содержании и тематике ежегодных Гоголевских чтений.

На западном направлении

Литература

На западном направлении

В тёплые апрельские дни в Калининградском областном институте развития образования начала работу межрегиональная литературная конференция «Молодые голоса», организованная Министерством образования Калининградской области и «ЛГ».

Для участия в конференции прибыли делегации из Москвы, Белоруссии и Санкт-Петербурга. В качестве руководителей были приглашены: собкор «ЛГ» Владимир Шемшученко из города на Неве и известный прозаик Валерий Сдобняков из Нижнего Новгорода, а также заместитель председателя Калининградской писательской организации Игорь Белов и руководитель Калининградского ПЕН-центра Вячеслав Карпенко.

С приветственным словом от имени администрации города к собравшимся обратилась руководитель агентства по делам молодёжи Калининградской области Галина Греченко, которая обозначила основные темы, предложенные для обсуждения: «Патриотизм и гражданственность в современной русской литературе», «Вторая мировая война и Великая Отечественная война в современной российской и зарубежной истории» и «Литературное молодёжное творчество в Калининградской области».

В течение двух дней на семинаре происходил оживлённый обмен мнениями по заявленным темам, проводились мастер-классы, на которых высказывались зачастую противоположные мнения. Многие из участников конференции уже не новички в литературе – посещали семинары в Липках, участвовали в других молодёжных писательских форумах.

Была высказана надежда на то, что диалог будет продолжен и в будущем.

Соб. инф.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

На свет «Луча»

Литература

На свет «Луча»

В те баснословные года, когда Б. Слуцкий сетовал: «Что-то лирики в загоне», поэтические вечера собирали стадионы. Ныне два десятка слушателей (из коих три четверти сами авторы) – это большая удача. Тем радостнее, что 40-летний юбилей легендарной литературной студии Игоря Волгина «Луч» собрал в старом здании МГУ на Моховой сотни людей. В огромной лекционной аудитории журфака зрители сидели на ступеньках, стояли у дверей и в коридоре.

Москва давно не видала такого праздника поэзии.

Ведущий вечера С. Бэлза огласил приветствия, поступившие в адрес основателя и бессменного руководителя студии: от председателя Совета Федерации С. Миронова, министра культуры РФ А. Авдеева, мэра Москвы Ю. Лужкова и, конечно, от ректора Московского университета, в недрах которого студия существует уже четыре десятилетия, В. Садовничего. Тепло приветствовали юбиляров друзья «Луча» – Л. Аннинский, Ю. Кублановский, И. Иртеньев, А. Городницкий, О. Николаева, И. Ермакова… Поэтическую композицию о временах юности блистательно исполнил А. Филиппенко.

В своём выступлении Игорь Волгин поведал небольшой секрет: «Лучу» идёт уже сорок второй год, но «круглое» торжество приурочили к выходу студийного сборника «Alma mater. Поэты МГУ. Стихи. Воспоминания», который, кстати сказать, был мгновенно раскуплен публикой.

Александра РАННЕВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

По законам рынка

Литература

По законам рынка

РВАНОЕ ВРЕМЯ

Искусство как маркетинг

Дональд Томпсон. Как продать за $12 миллионов чучело акулы . Скандальная правда о современном искусстве и аукционных домах. – М.: Центрполиграф, 2009.

Сенсационная книга Дональда Томпсона практически осталась незамеченной знатоками и ценителями искусства. То ли российский читатель уже пресытился подобным чтивом до полного безразличия, то ли по каким-то ещё не вскрытым причинам ему не хочется «сеансов с разоблачениями», посвящённых, как бы это выразиться деликатнее, «миру прекрасного». В самом деле, торговля произведениями искусства – это заметный сегмент мира современной торговли, более того, искусство как таковое перестаёт быть одним из актов творения, а становится продуктом рынка и маркетинговых технологий. Продуктом становится и книга, что и позволило нам задуматься над страницами исследования «Как продать за $12 миллионов чучело акулы».

Название этого труда – вовсе не метафора, в нём – точное описание одной из крупнейших афер в мире современного искусства.

В 1991 году под руководством британского художника Дэмиена Хёрста публике была представлена тигровая акула. Чучело хищницы выставили в пятиметровой стеклянной витрине, залитой формальдегидом. Этот куб стал известен миру под названием «Физическая невозможность смерти в сознании живущего». Как ни странно, многими этот монумент таксидермизма был признан выдающимся произведением искусства. Конечно, цена на акулу возросла не сразу. Сначала творение эпатажного лондонца начало разлагаться и превратилось в весьма неэстетичную картину – бледно-зелёную гниющую тушу. В итоге с акулы сняли шкуру и натянули её на рыбоподобную болванку.

Аквариум с акулой впоследствии приобрёл лондонский финансист Стив Коэн, собиратель современного искусства. Богатому человеку, как подсчитали дотошные журналисты, акула обошлась в его пятидневный доход. Надо признать, что коллекционеров, которые когда-то вошли в легенды подвижниками и аскетами, сегодня нет. Нынче собирательством живописи могут заниматься только очень богатые люди. И на Западе, и на Востоке.

Конечно, обширная информация о событиях художественного рынка, которую собрал в своей книге Дональд Томпсон, не представляет тайны; многим «шедеврам» были посвящены статьи, сенсационные заголовки в прессе и т.д. Но автор объединил воедино разрозненные факты современного арт-дилерства и представил читателю невероятную панораму акций «Кристи», «Сотби» и других аукционных домов, показал зависимость художников от галеристов, а коллекционеров – от менеджеров и дилеров на рынке искусства. Книга эта – «вещественное доказательство» огромного спекулятивного пузыря в мире коллекционеров.

Так, работа Пикассо «Мальчик с трубкой» была продана в 2004 году на «Сотби» за 104 миллиона долларов. Далеко за 50 миллионов ушла картина Ван Гога «Подсолнухи». В год продажи это была одна из самых дорогих в мире живописных работ, сегодня данное полотно хранится в одном из японских банков. «Подсолнухов» нищий художник Винсент Ван Гог написал четыре или пять. «Японское» полотно даже было объявлено подделкой. Но скандал как-то сам собой стушевался, и эти «Подсолнухи» были всё же признаны подлинником. Не сразу возникли такие цены. В середине ХХ века, в 1947 году, например, знаменитые «Ирисы» Ван Гога были проданы за 80 тысяч долларов, через сорок лет картина была перепродана за 53,9 миллиона долларов. Цены начинали разогреваться в конце ХХ века начиная с 80-х годов. Последние двадцать лет ставятся всё новые и новые рекорды.

Градус цен на произведения искусства поднимается, несмотря на финансовые кризисы. Картина знаменитого живописца – это бриллиант, но в одном экземпляре. Тем дороже. Дошло до того, что часто денег стоят не шедевры, а всего лишь случайные поделки известных личностей.

Так было не всегда. В человеческой истории на первом месте долгое время стояло именно Творение. Картина. Шедевр.

Времена меняются. Технологии продажи художественных ценностей уже перешли в сферу литературы.

Если галеристы берут художников «на содержание», влияя на направление их работы, заставляя писать всё больше и, увы, всё хуже, то примерно то же самое делают сегодня и крупные издательские объединения. Они создают имена, репутации, формируют команды «литературных рабов». Время от времени на нашем ТВ появляются «сеансы с разоблачениями», в которых незнакомые миру творцы рассказывают о своей теневой деятельности. Правда, они пока что умалчивают, за кого они работают…

Обратите внимание и на уличные растяжки с именами принятых на «издательскую работу» так называемых писателей. В метро – наклейки в вагонах, оповещающие о новых романах, «пожалуй, лучших» у «лучших авторов». Плакаты на полстены. В память западает. Имена появляются до прочтения книги. После прочтения все эти имена могут быть выброшены в мусорную корзину: вложения «отбиты», гонорары распределены. Давай новые имена: старые сходят с издательского подиума!

Наверное, многие пассажиры метро ещё помнят, как совсем недавно на расклейке в вагонах «бригада» коммерческих литераторов хвалила новое имя и новый роман. Или так: очередное имя и очередной роман. Ребята просто заливались соловьями, выполняя пожелания хозяев издательского концерна. Вспомните имя автора! Как называется его скорбное творение? То-то и оно, что вспомнить невозможно. Конечно, книги – это не картины, которые ценятся за уникальность. За единственность! Но чтиво набирает «своё» на тиражировании. В итоге книга перестаёт быть книгой, продаётся в больших гипермаркетах на полках рядом с макаронами, спиртным, сливочным маслом, копчёной колбасой, шампунями и носками. Технология продажи лишает книгу уникальности в мире искусств, делает её одним из многих продуктов современного мира.

Итак, и книги сегодня продаются по законам рынка. Главное не то, что написано, а кем написано, не как написано, а сколько экземпляров распродано… Будут ли книги прочтены – издателя почти не интересует. Имя отработано – деньги сделаны. Пора запускать новый проект. Всё больше рекламы книг, расклеенной в метро и на городских стендах, которые, естественно, появляются до того, как книга прочитана.

Хвалить и возносить непрочитанное (часто и нечитаемое) – вот тренд современного книгоиздания. В мире нестабильной культуры очень многим необходим компас. К сожалению, компас этот предлагается с зафиксированной в нужном направлении стрелкой.

Сергей МНАЦАКАНЯН

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Литинформбюро

Литература

Литинформбюро

ЛИТПАМЯТЬ

Мэр Феодосии Александр Бартенев предложил депутатам и жителям города внести свою лепту в создание памятника знаменитому земляку-писателю Александру Грину, 130-летие со дня рождения которого отмечается в этом году. На памятник нужно 30 тысяч долларов. Эта сумма была бы на 10 тысяч больше, если бы от своей платы за работу не отказался скульптор.

В гимназии № 1565 «Свиблово» открылся первый в России литературный музей поэта Валентина Берестова. Контактная информация для желающих помочь музею: руководитель музея – Чурсина Ольга Сергеевна,

8-916-614-15-78, olga-chursina@inbox.ru 6

Белгородский писатель и краевед Борис Осыков отыскал в архиве газеты «Белгородская правда» первую литературную публикацию известного прозаика Евгения Носова – рассказ «Верная работа»; в этом издании будущий классик работал в середине 50-х годов прошлого века; раньше считалось, что его дебют как прозаика состоялся в курской «Молодой гвардии».

Председатель Союза репрессированных народов России Аркадий Горяев сообщил СМИ: «Отдавая дань огромного уважения поколению победителей, ветеранам войны и труда, общественная организация «Союз репрессированных народов России» издаёт коллективную монографию «Вклад репрессированных народов СССР в Победу советского народа в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов».

ЛИТВСТРЕЧИ

В Государственном театральном музее им. А.А. Бахрушина состоялась презентация нового издания  пьес А.П. Чехова; в качестве иллюстраций в книге воспроизведены «чеховские» театральные работы Эдуарда Кочергина – известного театрального художника, народного художника России, главного художника БДТ им. Г.А. Товстоногова.

На 454-м заседании клуба книголюбов им. Е.И. Осетрова ЦДЛ прошла презентация книг издательства «Прогресс-Плеяда» (главный редактор Станислав Лесневский). Это впервые собранные в книгу «Красота в природе и её смысл» ранние статьи В.В. Розанова (составитель В. Сукач), исследование Ю.Е. Галановой «Любовь Дмитриевна Блок. Судьба и сцена» и фундаментальный, проиллюстрированный редчайшими фотографиями том «Николай Клюев. Воспоминания современников». Участники заседания также высоко оценили новое издание поэмы «Двенадцать» А. Блока с впервые изданными иллюстрациями художника Александра Аршинова, выполненными в 1923–1924 годах. А в центре внимания участников 455-го заседания клуба была финская литература: роман Вуоко Толонен «Климат города Тампере». Автор романа и его переводчица Таисия Джафарова специально приехали в Москву. Заседания провёл Борис Романов.

В подмосковном пансионате «Лесные дали» прошла десятая литературная конференция по проблемам фантастики «Роскон». На неё съехалось около 400 участников не только из России, но и из Польши, Японии, Германии, Испании, Украины, Белоруссии, Казахстана и других стран. В рамках конференции вручены многочисленные литературные премии.

ЛИТЮБИЛЕИ

В Муниципальном концертном зале Краснодара прошёл торжественный вечер, посвящённый 90-летнему юбилею со дня рождения известного кубанского поэта-фронтовика, почётного гражданина города, заслуженного работника культуры России Кронида Обойщикова.

В эти дни 85-летие отмечает писатель-фронтовик Анатолий Генатулин.

В Алтайской краевой универсальной научной библиотеке им. Шишкова состоялись вечер, посвящённый 70-летию со дня рождения почётного энергетика РФ и поэта Юрия Жильцова, и презентация его новой книги «Потаённая мысль».

Руководитель Рязанского отделения Союза литераторов, поэт Алексей Бандорин отметил 60-летие.

ЛИТФАКТ

В детских библиотеках Волгограда отметили Международный день детской книги. Ключевым событием мероприятия стало награждение «Лучших читателей года». Самый юный читатель, пятилетний Лёня Емельяненко из Красноармейского района, за год прочитал (по слогам) 317 книг.

ЛИТКОНКУРС

Издательство «РОСМЭН» объявляет об окончании приёма работ на I ежегодный конкурс «Новая детская книга». В период с 23 ноября 2009 года по 2 апреля 2010 года прислано 2915 рукописей. Шорт-лист финалистов конкурса будет объявлен 15 июня 2010 года. Окончательные итоги подведут в сентябре 2010 года на Московской международной книжной выставке-ярмарке.

ЛИТУТРАТЫ

На 59-м году жизни в Москве скончался поэт, эссеист, театровед Владимир Климов.

В Благовещенске на 83-м году жизни скончался известный дальневосточный прозаик и баснописец Николай Фотьев.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Место встречи

Литература

Место встречи

Центральный Дом литераторов

Большой зал

18 апреля – «Последний летописец» (к 80-летию со дня рождения Натана Яковлевича Эйдельмана), начало в

18 часов.

Малый зал

15 апреля – творческий вечер Марины Ершовой, начало в 18.30;

16 апреля – творческий вечер Владимира Гоника, начало в 19 часов;

17 апреля Клуб спортивных единоборств им. С.П. Королёва и издательство «Печатные традиции» представляют книгу Андрея Сухомлинова «Считать реабилитированным», начало в 14 часов;

заседание Клуба Любителей Фантастики ведёт Юрий Никитин, начало в 17 часов;

18 апреля – музыкально-поэтический вечер Анны Фёдоровой, представление новой книги «Всё драгоценное – рядом!», начало в 13.30;

заседание «Клуба молодого писателя» ведёт Лариса Румарчук, начало в 18.30;

19 апреля – 456-е заседание клуба книголюбов имени Е.И. Осетрова: представление книги «Сергей Михайлович Третьяков» (статьи, очерки, стенограммы выступлений, доклады. Сценарии), вечер ведёт Андрей Турков, начало в 18 часов;

20 апреля – вечер поэта, прозаика, заслуженной артистки России Виктории Лепко «Своими словами» (рассказы папиной дочки), начало в 18.30;

21 апреля – заседание Литературного клуба ЦДЛ «Московитянка», ведущая – Полина Рожнова, начало в 14 часов;

творческий вечер авторов ежегодника «Отчее слово», ведущая – Лидия Паламарчук, начало в 18.30.

Литературный салон «Булгаковский дом»

Большая Садовая, 10

В рамках Всемирного дня поэзии:

14 апреля – поэтический вечер Ирины Ермаковой и Виктора Куллэ, начало в 20 часов;

19 апреля – к 45-й годовщине творческого содружества «СМОГ»: Юрий Кублановский и книга его новых стихотворений «Перекличка», начало в 19.30;

21 апреля – Международный фестиваль «Дни белорусской словесности». Творческий вечер поэта и прозаика Адама Глобуса. В вечере принимают участие: Света

Бунина, Данила Давыдов, Александр Ерёменко, Вячеслав Куприянов и другие, начало в 19.30.

Государственный музей А.С. Пушкина

Пречистенка, 12/2

С 13 апреля – персональная фотовыставка Виктора Ахломова «Моя Пушкинская площадь» – к 130-летию установления памятника А.С. Пушкину в Москве (6 июня 1880 года).

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«ЛГ» - рейтинг

Литература

«ЛГ» - рейтинг

 К.Э. Циолковский. Вне Земли : Повесть. – Калуга: Золотая аллея, 2009. – 256 с.: ил.

«Много написано книг про космические путешествия. Но все они далеки от действительности. А вот Константин Эдуардович в своих трудах, особенно в книге «Вне Земли», с очень большой ясностью предвидел всё то, что мне пришлось самому увидеть во время полёта», – писал Юрий Гагарин. Возможно, точность предвидений объясняется, как говорится в послесловии, тем, что учёный одновременно занимался «чисто теоретической, строго научной работой, обосновывающей возможность космических полётов, и научно-фантастической повестью, которой он придавал не меньшее значение в своём творчестве». Эта книга впервые была выпущена в 1920 году в Калуге. Нынешнее издание, подготовленное Государственным музеем истории космонавтики им. К.Э. Циолковского и Архивом Российской академии наук, включает полный текст повести великого учёного, вступительные статьи профессора Л.В. Лескова, лётчика-космонавта В.В. Полякова, послесловие Л.А. Кутузовой, толкование слов и понятий, использованных автором. Книга богато иллюстрирована рисунками Циолковского, фрагментами его рукописей, фотографиями.

 Сергей Щербаков. Борисоглебская осень : Рассказы, повести. – М.: Кругъ, 2009. – 288 с.

«Сегодня в лугах всего одну маленькую уточку спугнул. Перекрестил безо всякой надежды – столько на неё стволов целится». А ещё Сергей Щербаков знает, почему голуби живут в таком грязном городе, как Москва: ну не виноваты же они, что их родину в такую превратили. Много чего знает этот негромкий, но чрезвычайно душевный автор, живущий в ярославской деревне и красоту земли нашей и людей на своих страницах мастерски воплощающий. По названиям рассказов видно, что наиболее близко прозаику: «Рабочая собака», «Скворцы прилетели», «Совы в доме», «У одной реки». Даже международную литературную премию им. Андрея Платонова «Умное сердце» получил он за рассказ «Про гусей». А есть у него ещё книга «Про зырянскую лайку». Однако всё, что греет душу мастера прозы, можно назвать одним словом, каким он и озаглавил предыдущую книгу, – «Ближние». За неё он тоже получил премию – имени Евгения Носова.

 Сэмюэль Беккет. Стихотворения / Перевод с англ. и фр. и комментарии М. Дадаяна и М. Попцовой. – М.: Текст, 2010. – 272 с.

Первое в России издание стихотворений выдающегося ирландского прозаика, драматурга, поэта и критика Сэмюэля Беккета (1906–1989) снабжено подробными комментариями, проиллюстрировано работами Пауля Клее. В книге русский перевод публикуется рядом с оригинальными текстами стихов на английском и французском языках.

Начав своё вхождение в мир литературы с должности секретаря знаменитого ирландского писателя Джеймса Джойса, Беккет пробовался в разных жанрах, неизменно привлекая к себе внимание. Проживая в Париже, досконально выучил французский язык, на котором написал немало как крупных, так и мелких произведений, в том числе и стихов.

В 1969 году писателю была присуждена Нобелевская премия «за новаторские произведения в прозе и драматургии, в которых трагизм современного человека становится его триумфом».

Поэтическое наследие Беккета в должной мере ещё не исследовано, поскольку до сих пор закрыта значительная часть архива писателя. Тем больший интерес представляет данная книга.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Золотая середина

Литература

Золотая середина

ПОЭТОГРАД

Дмитрий ЦЕСЕЛЬЧУК

СВАДЕБНЫЙ ПОРТРЕТ                                                                                                           

Я стою на снимке боком,

Ты сидишь почти анфас.

Виден в фокусе глубоком

Стул, разъединивший нас.

Прижимают к спинке стула

Пальцы краешек фаты.

Отчего так сводит скулы,

Ведь на стуле этом ты?

Электрический, прозрачный

Озаряет лица свет.

Жалко, что мой профиль мрачный

Портит свадебный портрет.

***

Ты замираешь на моей руке,

непокорённая за годы брака.

Какая близкая и нежная, однако

щека… И жилка на виске

пульсирует, как ящерка на камне.

Во сне – ногами ногу обвила.

Соображаю я, зачем рука мне

дана – чтоб ты на ней спала.

Ты замираешь на моей руке.

Вот на лице улыбка появилась,

и тяжести, что на душе копилась,

не удержать – в разжатом кулаке.

***                                                                                                                        

Кружевные веера

бабочек и пятна...

Было весело вчера,

было всё понятно:

отчего уходит грусть,

отчего приходит –

вдоль по строчкам

наизусть

длинным ногтем водит.

В ПОЛНОЛУНИЕ

                              Нине

Жаль, что утром тебя не увижу,

Не услышу и не обниму.

Опускается вечер всё ниже,

Ночь вымарывает синеву.

Появляются первые звёзды.

Кто Медведицы выследит след?

На купавах настоянный воздух

Над Купавной качается, сед.

Виснут рваные клочья тумана

На ветвях тут и там. А луна,

В полнолунье войдя без обмана,

Всё вокруг освещает до дна.

Открывая за бездною бездну

В каждом из озарённых дворов.

Я рождён и когда-то исчезну

Где-то в сосредоточье миров.

Но пока я сижу, как сельчанин,

Ухватясь за перильце крыльца,

На меня, словно я марсианин,

Звёздная облетает пыльца.

На лице и плечах серебрится.

Вот в такую же лунную ночь

Я вспорхну, как огромная птица,

Чтобы тягу Земли превозмочь.

И не буду отбрасывать тени

На провалы полян и жильё.

Жаль, что ты не оценишь мой гений,

Что трубил лишь во имя твоё.

***

Я слышу, как плещется рыба в реке.

Гляжу на закат. Обжигает саке

Морозного стихотворенья

И рифм подо льдом шевеленье.

ВАЛУЕВО*

Тут круче склон – быстрее воды,

Заснеженней прудов каскад.

И этим воздухом свободы

Дышать я бесконечно рад.

Над Ликово’й проходит лыжник,

Ликуя, пёс бежит след в след…

А Мусин-Пушкин, чтец и книжник,

Из вечности им шлёт привет.

Вон там, где лодочная пристань

И жёлтый, с вёслами, сарай,

Махая вёслами неистово,

И я вплыву за ними в Рай.

_____

* Граф Алексей Иванович Мусин-Пушкин после московского пожара 1812 г. и гибели оригинала «Слова о полку Игореве» тяжелобольной прожил последние годы в своей подмосковной усадьбе  Валуево, продолжая и там собирать книги и рукописи.

В ВАЛУЕВСКОМ ПАРКЕ

Шоссе блестит на повороте.

Прокаркал ворон never more.

А мог бы петь, как Паваротти,

Будь соловей он, а не вор.

В былинах Соловей-разбойник

Свистал у дуба на суку.

Читал: «Пойдёшь налево, – конник, –

Направо – всё одно – ку-ку!»

Как золотую середину,

Мы выбрали крутой маршрут:

Гуськом спускаемся в лощину

За санками, что мчались тут.

Чуть-чуть подскальзывают ноги,

Но вот к реке закончен спуск,

А след исчез на полдороги,

Но манит ивы голый куст,

И пристани под снегом остров,

И жёлтый давешний сарай,

Где лодочники сушат вёсла,

Храня там прочий инвентарь.

Мы не дошли туда по насту –

Вот так растаяла мечта:

Приладить парус свой на мачту.

Что жизнь без паруса – туфта.

Успели вовремя к обеду –

В срок завершили терренкур...

Я с этой горки завтра съеду,

Хотя и будет чересчур…

НОВОГОДНЯЯ ФУГА

Мой нотный стан разбит

в безлюдье бивуаком.

Язык отцов забыт –

черёд за нотным знаком.

Доколе быть немым –

за колья и за вилы!

На волю – из тюрьмы

под мерный рокот лиры.

…Чернеет виноград,

тугой увит лозою.

Хвалёный Вертоград

ничто перед слезою

младенческой любви

к магическому звуку.

Лишь только позови –

и с головой в науку

судьбы перипетий

чудных переплетений.

А паузы петит

Затем – чтоб вызрел гений…

ПОСЛЕДНЕЕ СТИХОТВОРЕНИЕ ЕСЕНИНА

Что поразило? – Весь без запятых

записан стих – ни запятых, ни точек,

как будто он совсем забыл о них,

не смог остановить ничем свой почерк,

возможно, понимая, что от них –

одна морока – да куда их ставить?

Что поразило? – Кто исправил стих,

смог знаки препинания расставить?

***

На полку ставлю чей-нибудь роман,

иду на кухню приготовить ужин.

Всё в свой черёд, и мне теперь не нужен

чужих страниц отчёт или обман.

Так вот она, свобода, какова –

на сковородке рыбья голова

шипит, разбрызгивая масло по стене,

так что бегут мурашки по спине,

и чудится мне, будто бы моя

чуть золотится в масле чешуя.

***

Что будет с моими стихами?

Они во мне затихают,

затягиваются, словно шрамы,

безрадостны и упрямы.

Ещё не на полном серьёзе,

по прихоти, на курьёзе

срастаются в целое строки,

порою точны и жестоки,

но чаще – распятые позой,

стихами ещё, а не прозой,

считающиеся по привычке,

их вынести нужно в кавычки,

прочесть, как чужую цитату,

как собственной жизни растрату,

как недостающую смелость

сказать лишь о том, что имелось,

что было не мифом – а в яви,

в чём был сомневаться не вправе,

что было моей судьбою,

любовью, дыханьем, тобою.

                    

МОСКВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Врут твои справочники...

Литература

Врут твои справочники...

ПОЭТОГРАД

Дарья ТАМИРОВА

***                                                                                                                                                   

                          Каждое слово хочет, чтобы его сказали

                                                                Сергей Шестаков

Дело в том, что каждое слово хочет,

чтобы его сказали.

Соответственно повод сыграть в молчанку –

большое благо.

Просят сказать – делаю вид,

что язык узелком связали,

Чтобы им не раздавливать никаких таких

ядовитых ягод.

А особенно остерегаюсь произносить

«навсегда» или «никому».

Тут уж вылетит – не поймаешь; страшнее сглаза.

Зазеваешься – опрокинет, ударит оземь,

распишет под хохлому

Так, что мама родная узнает

примерно с третьего раза.

***

Кто на аптечных вкладышах переставлял слова?

Вот тебе ночь на убыль, бессонница, дурнота,

Чтобы заворожённо перечитать:

«Тмина плоды, крушины кора, чабреца трава».

Верить нельзя: прогнозам, градусникам, часам.

Что ж, привыкай обходиться фиговым инвентарём.

Дальше мы будем старше, потом умрём.

Но и сейчас понятно: всё, что стяжал, – ты сам.

Не собирай друзей, не проси любви,

Не уповай на полезные вещества.

Врут твои справочники, календари твои,

Тмина плоды, крушины кора, чабреца трава…

НА ТРИ ГОЛОСА

Он говорит:

Да уж не потому, что ты мне делаешь всё навред,

Не потому, что у тебя

квартиры-машины-работы нет,

Не потому, что ты вечно сосёшь

свой изрядно вонючий «Кент»,

А у меня потом табачные крошки на языке.

Не потому, что чарльстон от шимми не отличишь.

И не за то, что ты выглядишь дурой,

даже когда молчишь.

Не за кривые ноги, не за первый размер,

приближающийся к нулю.

Дорогая,

Я тебя просто так,

Ни за что,

Безо всякого повода

Не люблю!

Она говорит:

Да пошёл ты сам, догадайся куда, ковбой.

Лучше уж с первым попавшимся, чем с тобой.

Что касается Лены – ты, конечно, меня прости,

Но мне-то известно, что тебе её некуда привести.

Потому что некуда,  разве что – на балет.

Ох уж эти

Живущие

С мамами

В тридцать лет!

Бог говорит:

Как вы уже достали, ребята, который год

Я вас переставляю местами назад-вперёд.

Ну хоть в следующий раз, выясняя, кто кому изменял,

Обойдитесь, пожалуйста, как-нибудь без меня.

И вообще договоритесь, имейте совесть – свести или развести.

Хватит

Господа вашего

По пустякам

Трясти!

***

Что сказать – зима беспредельна и необъятна.

Кажется, мама нас родила наконец обратно,

Как и просили – и вот мы, свернувшись,

лежим в сугробе,

Как в ледяной утробе,

Ножки и ручки скрючив, уши-глаза закрывши,

Мы имена свои позабудем дружно.

Нам ничего не видно, и ничего не слышно,

И ничего не нужно.

НОВЫЙ ГОД

Перемены начнутся уже с перемены блюд,

А потом – шампанское и салют.

Календарик новенький впереди.

Отмотали ещё один.

А сама себе ручку посеребрю.

А сама себе что-нибудь подарю.

А сама себе в рюмочку подолью.

А сама себя полюблю.

Потолок ледяной, дверь скрипучая, снег пошёл.

До чего хорошо.

Господи, ну хоть чем-нибудь посодействуй мне –

Не оставляй ты меня

с этой дурацкой ёлкой наедине!

***

У меня зазвонил телефон.

Кто говорит? – он.

Что говорит? – убил человека.

Сам, говорит, не справлюсь,

позвонить, кроме тебя, некому.

Я обливаюсь холодным потом,

давлюсь кашей рисовою.

Горе моё, говорю, диктуй адрес, записываю.

ПЕРМЬ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии: 14.04.2010 20:35:11 - Анна Гейдебрехт пишет:

Дарья Тамирова

Стихи Дарьи Тамировой первый раз прочитала месяца 2 назад. С тех пор читаю, читаю, перечитываю. Чем дальше, тем сложнее остановится, потому как хорошая поэзия ..ммм.."примагничивает" что ли. Талантливый человек, ну что тут ещё добавить?

14.04.2010 20:34:31 - Анна Гейдебрехт пишет:

Дарья Тамирова

Стихи Дарьи Тамировой первый раз прочитала месяца 2 назад. С тех пор читаю, читаю, перечитываю. Чем дальше, тем сложнее остановится, потому как хорошая поэзия ..ммм.."примагничивает" что ли. Талантливый человек, ну что тут ещё добавить?

«Сколько воли к власти в этой хрупкой девчушке…»

Литература

«Сколько воли к власти в этой хрупкой девчушке…»

ОБЪЕКТИВ

Юрий АРХИПОВ

Колет Коснье. Мария Башкирцева : Портрет без ретуши / Пер. с фр. Т. Чугуновой; Предисл. И. Владимирова; Послесл. Т. Швец. – М.: ТЕРРА – Книжный клуб, 2008. – 288 с.; 16 с. ил. – (Избранницы судьбы).

Избранница судьбы Мария Башкирцева / Составитель Т. Швец. – М.: Вече, 2008. – 248 с.: ил.

Так сказал о ней Гуго фон Гофмансталь – имея в виду, конечно, властное обаяние автопортрета, запечатлённого в её «Дневнике». «Психологическую ценность» «Дневника» отметили также влиятельные в начале XX века философы-эссеисты Теодор Лессинг и Морис Баррес. Роберт Музиль, вдохновившись, видимо, кем-то из них, посвятил Башкирцевой рассказ, в названии которого фигурировали её инициалы: «М.Б.». А Андре Батай написал о ней драму, увидев в главной героине борьбу «ангела смерти и демона славы». Мало кто из знаменитостей начала века о Башкирцевой промолчал. Да и моду на дневники как на литературный жанр в Европе укрепила она, подхватив затею предшественников – Амиеля и Геббеля. И предвосхитив гения этого жанра – Розанова. Который тоже отозвался на покоривший Европу «Дневник» восхищённым эпитетом, отметив (в эссе «Загадки Гоголя») «разительную силу» её описаний Рима.

Мария Башкирцева (1858–1884) – так звали эту «хрупкую девчушку», произведшую в своё время такой фурор. Уроженка Полтавщины, потомица, как свидетельствует и фамилия, ордынцев, она провела большую часть жизни на родине своей бабушки в Париже. Там и стяжала прижизненную известность и посмертную славу, к которой так истово стремилась, сжигая себя. И проявив прямо-таки сверхчеловеческую волю к восхождению. Хотя ей было «трудно подниматься по лестнице» (строчка из «Дневника»), как мало кому. Природа наделила Башкирцеву разнообразными талантами, но судьба отнимала их один за другим. Оказал себя бич XIX века – стремительно развивавшаяся чахотка. Сначала пропал голос (она мечтала о карьере оперной дивы), потом болезнь выбила из рук и весьма понаторевшую в своём деле кисть. В тот самый миг, когда она, восхитившись впервые увиденным Мане, наконец-то уловила волну нового направления, которое только и могло привести к чаемой славе в то время.

А прославил Башкирцеву «Дневник», который она вела (разумеется, по-французски) всю вторую половину своей краткой жизни. Заполнив своими сумбурными записями две с лишним тысячи страниц! Даже оскоплённый издавшими его в 1893-м родственниками, выскоблившими всё, по их мнению, «неблагопристойное», он стал мировой сенсацией. И до сих пор входит в обязательный список литературы студентов-филологов Франции.

Пожалуй, только экстравагантная петербурженка Лу Андреас-Саломе, ровесница Марии Башкирцевой, сумела столь же неотразимым и властным натиском завоевать Европу. Но для этого ей понадобилось куда больше лет. И ещё понадобилось: в личном общении «охмурить» кого надо – последовательно Ницше, Рильке и Фрейда. А у Башкирцевой был по этой части один только опыт, и тот сугубо эпистолярный – переписка (под псевдонимом) с Мопассаном. Однако едва «милый друг» скатился до откровенно блудливого тона, она эту переписку оборвала. И путь к посмертной славе проложила себе сама, чему и послужил её девичий утешитель – потаённый «Дневник».

Тот же Гофмансталь, один из кумиров рубежа веков, увидел в нём отражение комплекса Наполеона: и страстное внутреннее горение, и покоряющую взрывную непосредственность при всём неискоренимом «галантном» кокетстве. За это самое «кокетство» уцепился Лев Толстой, отозвавшийся о «Дневнике» пренебрежительно. Великий вообще терпеть не мог всякую новейшую «парикмахерность» в литературе. Словцо он применил ко Льву Шестову, но разумел при этом всю «декадентщину». Почти согласился с ним Чехов, вяло одобривший лишь концовку «Дневника», где обнаружил хоть «что-то человеческое».

Зато сменившее классиков поколение пришло в восторг от Башкирцевой. «Это я! – воскликнул ошеломлённый Брюсов, – я сам со всеми своими мыслями, убеждениями и мечтами». А Марина Цветаева, обругавшая Брюсова в своём очерке «героем труда», героиню труда в Башкирцевой не заметила и принялась творить восторженный культ предшественницы: посвятила ей свою первую книгу стихов с «башкирцевским» названием «Волшебный фонарь», хотела назвать её именем одну из своих последующих книг. И даже «надмирный» Хлебников призвал всех поэтов присматриваться ко всем восходам и заходам своей души с такой же пристальной и неуёмной дотошливостью, как это делала Башкирцева: «В этой области у человечества есть лишь дневник Марии Башкирцевой – и больше ничего».

Долгие годы о Марии Башкирцевой у нас ничего не было слышно. Советское время сурово отметало всё, что не вписывалось в его установки. Лишь в 1991 году, на пике новой оттепели, «Молодая гвардия» выпустила сокращённый вариант «Дневника».

А ныне разом вышли сразу две приметные книги. Основанная прежде всего на неизданных частях «Дневника» биография-эссе француженки Колет Коснье «Мария Башкирцева» и роскошный сборник-альбом «Избранница судьбы Мария Башкирцева».

Есть повод не только насладиться отменного качества текстами (особенно это касается некоторых статей сборника, хотя и книга Коснье читается с захватывающим интересом), но и поразмыслить над иными судьбами – в том числе и своей. Мы ведь читаем на самом-то деле вовсе не для того, чтобы дать оценку автору, а чтобы вжиться в круг его представлений, освежить благодаря его усилиям душу и – дать самооценку.

Знакомство с личностью Башкирцевой навевает в связи с этим немало непраздных дум. Есть в её судьбе что-то важно поучительное, а может быть, и что-то устыжающее. Ведь подстёгиваемое честолюбием рвение в глазах многих из нас выглядит так подозрительно. Мы, равнодушные к «успеху у людишек» созерцатели, склонны презирать людей, колготящихся ради денег или славы. Оправдываем себя то Пушкиным («Цели нет передо мною…»), то Флоренским: («Страсть есть отсутствие в душе объективного бытия…»). И дивимся честолюбцам: чего это их так распирает?

Но дело-то в том, что огнь, их сожигающий, нередко светит потом и многим другим людям, иной раз – целым поколениям. И вполне возможно, бывает замечен и Всемогущим и немало весит на Его весах. А наше «природное» равнодушие к славе (к людям?), может статься, так и пребудет вещью в себе.

Вот и Мария Башкирцева с её истовым рвением докопаться до самых тайных уголков своей души, вывернуть всю себя наизнанку… Одно ли тут кокетство, как показалось впавшему в «природное», почти буддийское равнодушие Толстому? И только ли «литература» её «Дневник»? Да, её называли и «Руссо в юбке», и «прото-Прустом», но похоже, что прав мудрый Хлебников, увидевший в её писаниях нечто более важное и глубокое. Писать о сокровенном в себе, постоянно обращаясь к такому же сокровенному в читателе, – в этом, конечно, секрет её «власти», писательского обаяния. Но нет ли тут и какой-то – неожиданно – религиозной составляющей?.. Вспомним хотя бы, что именно в те годы призывал в своём дневнике «приглядываться и прислушиваться всеми силами к своему сердцу» не кто иной, как святой праведный Иоанн Кронштадтский. (Подхватил потом идею и зиждитель Пришвин: зачем, де, придумывать персонажей, пиши о себе.)

Многие иностранные авторы отмечали в Башкирцевой «славянскую» одержимость, которая в сочетании с французской «формой» и дала столь замечательные плоды. Причём не только писательские. На редкость изящно – в наше-то время! – изданный альбом ясно свидетельствует о том, что и в живописи она добилась немалых успехов. Начав с нуля (когда пропал голос), всего-то за семь лет она создала сотни живописных, графических и скульптурных работ. Среди них и немало шедевров: «Сходка» (у нас, правда, закрепился дурацкий перевод-калька названия – «Митинг»), «Жан и Жак», «Весна», а также натюрмортов, портретов и автопортретов. «Громкость чувств», или «интенсивность жизнеощущения» – такими эпитетами одаряли Башкирцеву, когда распространился её «Дневник». Но такова и – лучшая – её живопись. Страстная любовь к повседневной жизни во всех её проявлениях привела к тому взгляду на вещи, который Башкирцева (вослед Золя) нарекла «натурализмом». Однако её натурализм не имеет ничего общего с мрачным углом зрения Перова или раннего Ван Гога. Это и не «академизм» типа Семирадского, в котором её иной раз уличают. На самом-то деле – думаю, сколько-нибудь чуткие искусствоведы согласятся – это широкого стиля классический реализм, более всего вобравший в себя радостный, жизнеутверждающий свет бидермайера – от Венецианова и Сорокина до Вальдмюллера и Тома. Хотя училась она не у них, а у их наследника Бастьена-Лепажа, которому (миллионерша из богатющей семьи полтавских землевладельцев!) покровительствовала и с которым дружила.

Прав Лев Аннинский, в своей как всегда нарядной статье, помещённой в сборнике, утверждающий: в 80-х годах XIX столетия живописную славу следовало искать уже на иных, импрессионистических, тропах. Башкирцева просто не успела на них ступить. Но это и взгляд сугубо социологический, ориентирующийся именно что на «славу», на резонанс у современников и ближайших потомков. С точки зрения вечности перевешивают, надо надеяться, иные, вечные критерии. Вряд ли там имеет значение, что «Сходка» из-за смены преобладающих стилей не была достаточно признана «хмурыми» людьми 80-х годов XIX столетия. Кстати, «вечность» постепенно делает своё дело: цена на полотна Башкирцевой постоянно растёт, за ними гоняются теперь и музеи, и отдельные собиратели.

Помимо упомянутого эссе Аннинского читатель найдёт в сборнике немало и других интереснейших статей о Башкирцевой – как французов (Андре Тёрье, Пьер-Жан Реми, Колет Элар-Коснье, Беатрис Дебрабандер-Декамп), так и наших (Татьяна Швец, Николай Кнорринг, Игорь Владимиров, И.Н. Шувалова, Татьяна Золозова, Анастасия Тетрель). Отдельную страницу заняло посвящённое Башкирцевой стихотворение Марины Цветаевой. В конце каждого сочинения даётся его экстракт, переведённый на французский Марией Аннинской. Некоторые статьи, как и книгу Коснье, перевела с французского Татьяна Чугунова. Словом, над увековечиванием памяти о Марии Башкирцевой потрудился славный коллектив авторов.

Сетовать ли на мизерный тираж великолепного, с отменным вкусом изданного «Вече» альбома? («Терра», выпустившая биографию Башкирцевой в исполнении Коснье, свои тиражи теперь благоразумно скрывает.) Вряд ли имеет смысл. Пусть хоть тысяча счастливцев обрела такой нежданный подарок. Будем в то же время надеяться, что готовящийся в настоящее время полный перевод исповедной прозы столь незаурядной соотечественницы, метеором пронёсшейся по небосводу мировой культуры, принесёт ей наконец-то и на родине заслуженное признание.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии: 14.04.2010 22:22:14 - николай завалишин пишет:

я восхищен!

Как всегда, блестящее и безукоризненно выполненое эссе замечательного критика и литературоведа Юрия Архипова. Каждая его публикация на страницах ЛГ - радость для читателя!

Формулируя мироздание

Библиоман. Книжная дюжина

Формулируя мироздание

ШЕСТЬ ВОПРОСОВ ИЗДАТЕЛЮ

Издательства «Иностранка» и «КоЛибри» выпускают художественную переводную литературу и нон-фикшен, а также произведения российских авторов. Сегодня у нас в гостях главный редактор двух этих издательств Ольга МОРОЗОВА.

Когда возникло издательство «Иностранка» и каким авторам оно отдаёт предпочтение?

– К моменту, когда весной 2000 года появилось издательство «Иностранка», это имя уже было известно. Так читатели называли между собой журнал «Иностранная литература», имевший к организации нового издательства самое непосредственное отношение. Сейчас издательство «Иностранка» выпускает широкий спектр литературы от интеллектуальных книг до качественной беллетристики. Приоритетом, как можно догадаться, является переводная литература. В числе авторов выпускаемых произведений – Питер Акройд, Мишель Уэльбек, Фредерик Бегбедер, Жан-Кристоф Гранже, Амели Нотомб, Фред Варгас, Бен Элтон, Кристофер Бакли, Джонатан Франзен, Сесилия Ахерн, Марк Леви и многие другие писатели, чьё творчество в полной мере отражает тенденции современной западной литературы.

Много ли времени прошло, прежде чем появилось издательство «КоЛибри», и чем отличается его специализация?

– В 2004 году был запущен «импринт» «Иностранки» – издательство «КоЛибри», которое ориентировано на выпуск литературы non-fiction, такой как «Чёрный лебедь» Нассима Николаса Талеба и «Город Z» Дэвида Грана, а также произведений отечественных писателей. С 2007 года «Иностранка/КоЛибри» является частью издательского холдинга «Азбука-Аттикус».

В числе новых направлений – серия книг «Уроки русского», представляющая собой лучшую прозу современных российских авторов. Визитной карточкой издательства «КоЛибри» является и книжный проект Леонида Парфёнова «Намедни»: собрание из четырёх томов, каждый из которых содержит более 500 иллюстраций и текстов, рассказывающих о самых глобальных и характерных событиях советской эпохи и российской действительности конца ХХ столетия.

Какие ещё книги и серии вы могли бы отметить как особо интересные?

– В первую очередь хочется назвать книгу Абрама Терца (Андрея Синявского) «В тени Гоголя». Переиздание этой книги очень своевременно и актуально, с нашей точки зрения – это лучший текст о Гоголе в современной литературной критике. Если говорить о сериях, то здесь самой интересной можно назвать научно-популярную серию Galileo, легко и увлекательно рассказывающую о выдающихся научных открытиях и талантливых учёных, о новейших достижениях и интересных исторических фактах в области науки. Это одновременно и строго научное, и занимательное чтение. В серии уже изданы «Десять самых знаменитых экспериментов в истории науки» Джорджа Джонсона, «E=mc2. Биография самого знаменитого уравнения в мире» и «Электрическая Вселенная» Дэвида Боданиса, «Почему панда стоит на голове и другие удивительные истории о животных» Огастеса Брауна, «Искушение астрологией, или Предсказание как искусство» Дэвида Берлински, «Нанонауки. Невидимая революция» Кристиана Жоакима и Лоранс Плевер – названия говорят сами за себя. Недавно вышла книга Уолтера Гратцера «Эврики и эйфории. Об учёных и их открытиях».

Какими вам видятся тенденции развития современной российской литературы, какие направления представляются особо перспективными?

– Тенденция только намечается, и трудно сказать, станет ли она точно выверенным направлением. Большая перспектива, с моей точки зрения, открыта перед non-fiction в широком смысле этой литературной ниши – тут и мемуары, и путешествия, и кулинария, и эссеистика. Увлекательные «биографии» простых и знакомых вещей, которые когда-то изменили ход истории и определили путь развития человеческой цивилизации, рассказы о той силе, которая постоянно меняет наш мир, – науке.

Иногда приходится слышать мнение, что книга – это такой же товар или продукт, как автомобильные шины или стиральный порошок, соответственно работа с авторами не имеет оснований чем-то отличаться от заводского конвейера. А как по-вашему, в чём особенность труда над книгой и сотрудничества с авторами?

– Особенность работы с авторами и художниками состоит в том, что все они люди творческие: со своим видением, со своими концепциями. Зачастую они как дизайнеры (речь идёт о художниках) видят макет книги более точно и находят не всегда понимаемую тонкую связь между содержанием книги и её оформлением, бывает и наоборот.

Иногда приходится соглашаться и на авторскую редактуру и корректуру особенно когда это современная отечественная проза. Так получилось, например, при подготовке издания книги Олега Сивуна «Brand. Поп-арт роман» – была сохранена авторская редакция. Она в данном случае подчёркивала молодую интонацию автора, особый ритм романа.

Мы постепенно привыкаем жить под сенью слова «кризис». Сильно ли он влияет на книжный рынок и в чём это выражается? Что следует сделать, чтобы читатель не отказался от книг совсем?

– Влияет и положительно, и отрицательно. Часть людей, столкнувшихся с финансовыми проблемами, будет меньше покупать книги, а часть, возможно, и больше. Книги – это один из способов уйти от проблем, от надоевшей действительности, чему-то научиться, получить удовольствие от текста. И именно благодаря этому люди будут больше покупать книг высокого качества, интеллектуальных и познавательных, в хороших переводах, что, в свою очередь, приведёт к некоторой «чистке» книжного рынка. Хотя хороший, интригующий детектив всегда останется востребованным на книжном рынке. Так что ответ на вопрос «Что делать?» очевиден: конечно, издавать хорошие книги!

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Точное время

Библиоман. Книжная дюжина

Точное время

Д.И. Менделеев. Диалог с эпохой : Сборник статей / Составитель Н.В. Успенская. – М.: Издательство «Октопус», 2010. – 272 с.

Что мы знаем о Менделееве? Увидел во сне таблицу химических элементов и изобрёл водку. Это вспоминается с ходу. Особо продвинутые быстро припомнят ещё и то, что у великого учёного было занятное хобби: он делал чемоданы. Но, согласитесь, маловато будет для полноценного величия… Эта абсолютно не попсовая, серьёзная книга восполнит пробелы и поможет оценить в полной мере вклад Дмитрия Ивановича в мировую науку. О да, он открыл в 1869 году Периодический закон химических элементов, но этим отнюдь не ограничивался широкий круг его интересов, включавший помимо естественных наук и экономику, и государственную политику. Будучи управляющим Главной палатой мер и весов, Менделеев руководил реформой метрологической системы России. Именно благодаря ему появилось у нас понятие «точное время», были установлены первые эталонные электрические часы – под аркой Главного штаба в Санкт-Петербурге.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Императрица и неизвестные

Библиоман. Книжная дюжина

Императрица и неизвестные

Японская лирика. М.: Белый город. – 204 с.: ил.

Поэзия Страны восходящего солнца отнюдь не ограничивается трёхстишиями-хокку, она весьма разнообразна. Этот сборник открывается вступительной статьёй, где подробно анализируется история японской поэзии и наиболее распространённые формы стихосложения. Сами же стихи, от древних до сравнительно новых (какие-то полтора века – ничто перед лицом вечности) – часто печальны. Мир несправедлив, судьба жестока, а разлука с любимым человеком для всякого нестерпима, страдает и императрица

Ива но Химе:

Как долго ты

нейдёшь!

Искать ли

мне тебя в горах

Далёких, навстречу ли

бежать

Иль здесь

            томиться…

– и поэт, чьё имя история вовсе не сохранила, в отличие от его строк:

Ко мне все птицы

прилетают

И на деревьях,

У моих дверей

Клюют плоды.

Но почему же

не приходишь ты?

А вот Яманоэ Окура, видимо, был счастливее, раз смог воспеть

...высшее земное

наслажденье –

Растить

     детишек

маленьких своих!

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Пугающие голубей

Библиоман. Книжная дюжина

Пугающие голубей

Улья Нова. Лазалки : Роман. – М.: АСТ: Астрель; Владимир: ВКТ, 2010. – 286 с.

Впрочем, с детьми не так всё просто, как кажется взрослым с короткой памятью. «Вырвавшись из подъезда, глотнув сизый ветер подворотен, спугнув голубей с ржавых ворот заброшенного детсада, засмотревшись вдаль, на того, кто в одиночестве пытается раскачаться в тяжёлой железной люльке, мы забывали комнаты, тепло батарей, шерсть ковров и неожиданно превращались в беспризорных дворовых детей». Улья Нова написала роман о детстве, прекрасном и ужасном времени, когда всё кругом большое и настоящее. Все мы родом оттуда, из мира этих обыденных чудес и мгновенных превращений, ради жалкого подобия которых голливудские студии спецэффектов тратят годы и миллионы. Там, в детстве, корни наших бед и якорь спасения, наши бабушки и дедушки, чьи чудачества ещё воспринимаются как шаманский танец, а не диагноз «деменция». Главное – успеть вспомнить и вовремя вытащить этот якорь, пока не запутался он в корнях навеки.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Беглый избранник судьбы

Библиоман. Книжная дюжина

Беглый избранник судьбы

Пол Хофман. Левая рука Бога / Пер. с англ. Ирины Дорониной. – М.: Книжный клуб 36,6. – 2010.

Жанр этого романа близок к фантастической антиутопии и альтернативной истории одновременно. Если это фэнтези, то необычное: эльфов-гномов-магов-драконов тут нет. Зато есть средневековые реалии, которые заставляют вспомнить, скорее, об «Имени розы», чем о «Гарри Поттере». Мальчик по имени Кейл воспитывается в монашеском ордене, и судьба его – стать одним из солдат нескончаемой войны, которая идёт в мире, где Сын Божий был не распят на кресте, а повешен. И вместо привычных семи смертных грехов здесь почти три десятка. Попробуй тут не провиниться… Нравы этого мира больше напоминают о земной современности: никому и ничему нельзя доверять, слова обладают великой силой, но малым смыслом, для выживания важнее всего цинизм и чёрный юмор… Жестокость наставников вынуждает Кейла бежать, захватив с собой двух друзей и случайно спасённую девочку. Кейлу предстоит понять, кто он, какова его миссия и как ему жить

дальше…

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Приключения идей

Библиоман. Книжная дюжина

Приключения идей

Н.С. Юлина. Философская мысль в США. ХХ век : Научная монография. – М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2010. – 600 с.

Десять лет назад автор опубликовала книгу «Очерки по философии в США. ХХ век», после чего продолжила работу в избранном направлении. В результате возник замысел расширить книгу. Так появились новые главы о философии Ч. Пирса, Дж. Г. Мида, А. Уатхеда, Д. Деннета; об активно заявившем о себе в последнее время новом течении – неопрагматизме и другие главы. Монография состоит из двух частей, охватывающих два разных временны’х периода. В первой части – «Восстание против «Абсолютов» – дана экспозиция становления профессиональной философии в США и рассмотрены концепции первой половины ХХ века, вошедшие в классику американской мысли. Во второй части – «Новый облик философии после Второй мировой войны» – предметом рассмотрения являются: аналитическая философия, концепции Д. Деннета, П. Черчленда, Р. Рорти, неопрагматизм, теология Х. Кокса, феминистская философия. Издание не является учебником в строгом смысле слова. Но всё же главные её читатели – студенты и аспиранты, которых автор приглашает к расследованию «приключений идей».

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Роман с «попаданцем»

Библиоман. Книжная дюжина

Роман с «попаданцем»

Юрий Корчевский. Корсар. СПб.: Лениздат, 2009. – 384 с.

Если раньше тема «наши там» обычно означала путешествие на тот или иной край земли, но поскольку туризм развился до стадии «любой каприз за ваши деньги», – писатели ринулись по пути Марка Твена, осваивая путешествия во времени. Фактически появился отдельный вид исторического романа – с «попаданцем» в чужую эпоху. «Корсар» в силу добротности изложения придётся по душе любителям исторического чтения. Учите историю родной страны, господа, а то купите на венецианской толкучке старое зеркало, повесите его в коридоре родной хрущёвки – а оно затянет вас прямиком во времена Иоанна Васильевича, где умение «предсказывать» будущее вам очень пригодится. Вторая группа читателей, которым можно рекомендовать эту книгу, – любители такого сравнительно нового жанра, как медицинская проза. Автор романа врач, герой – его коллега, поэтому медицине посвящено немало страниц.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Звуки, которых не слышал никто

Библиоман. Книжная дюжина

Звуки, которых не слышал никто

Н.М. Рубцов и православие : Сборник статей о творчестве Н.М. Рубцова. – М.: ЗАО «Издательский дом «К единству!», 2009. – 432 с.

О поэте Николае Михайловиче Рубцове (1936–1971), о феномене его появления в русской литературе можно сказать его же словами:

И однажды

возникло из грёзы

Из молящейся

этой души,

Как трава, как вода,

как берёза,

Диво дивное

в русской глуши!

Время недолгой жизни поэта выпало на достаточно сложный период в истории нашей Родины, в нашей литературе. Рубцов был одним из немногих тогдашних литераторов, создававших свои произведения исходя из незыблемой убеждённости в нерасторжимой связи человека и мира с Творцом, в реальность горнего мира: «Я слышу печальные звуки, Которых не слышит никто». Более двух десятков статей, эссе и воспоминаний поэтов, литературоведов, священнослужителей о Рубцове вошли в сборник, продолжающий издательскую серию книг об отношении к православию русских писателей-классиков – А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, Ф.М. Достоевского, И.А. Крылова, Ф.И. Тютчева, А.А. Ахматовой.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Осыпающееся бытие

Библиоман. Книжная дюжина

Осыпающееся бытие

Сергей Попов. Поэмы . – СПб.: Алетейя, 2009. – 168 с. – (Серия «Перекрёсток: Приложение к журналу «Крещатик»).

Воронежского поэта и врача по совместительству на родине хорошо знают и ценят. Вот как благодарно пишет о земляке критик Вячеслав Лютый: «Вместе с тем, помимо общего смысла, целого смысла, остаётся замечательная сладость русской стихотворной речи, легко льющейся, завораживающей своим чуть шероховатым звучанием, ритмикой – словно опадающие осенние листья, парящей небольшими сколками, частицами остро увиденного бытия, осыпающегося вкруг поэта с отстранённой и медлительной неотвратимостью». Сергей Попов легко и точно работает со словами-осколками, составляя из них витражи самых разных форматов и красок. Даже само название его новой книги – дань той же точности. Хотя занимающая основную часть книги поэма в рассказах «Кружение нежного Жеки» есть произведение на первый взгляд сугубо прозаическое, но читатель искушённый поймёт, отчего сие: «Её звали Альбина. Было в этом имени что-то от хрустального посверкивающего шара, от короткого звука его падения в кристально прозрачную воду…»

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Торговали и меценатствовали

Библиоман. Книжная дюжина

Торговали и меценатствовали

В.Ю. Чумаков. Русский капитал . От Демидовых до Нобелей. – М.: ЭНАС, 2009. – 336 с.

Мы ходим в построенный купцом Солодовниковым Театр оперетты, восхищаемся картинами в Третьяковской галерее и почти не помним тех, кто строил и собирал. Русские купцы не были ни глупыми, ни жадными. Когда скончался Гавриил Солодовников, чьё состояние насчитывало почти 21 миллион рублей, родственникам было завещано только 830 тысяч, остальные 20 миллионов (свыше 9 млрд. долл. по современному курсу) предназначались для устройства земских женских училищ в Тверской, Архангельской, Вологодской губерниях, «строительства домов, дешёвых квартир для бедных людей, одиноких и семейных». В книге среди прочих рассказана история издательской империи Сытиных. Кстати, первым персональным пенсионером союзного значения в 1928 г. стал бывший российский медиамагнат и бывший «эксплуататор трудового народа» Иван Дмитриевич Сытин. И Нобелевская премия впервые была учреждена в России в 1889 г. правлением «Товарищества братьев Нобель».

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Величие традиции

Библиоман. Книжная дюжина

Величие традиции

С.Х. Наср. Исламское искусство и духовность . – М.: ИПЦ «Дизайн. Информация. Картография», 2009. –232 с.

Этот трактат, написанный одним из известных иранских философов, представляет собой исследование знаковых граней исламского искусства – литературы, музыки, графики – в свете исламской концепции священного искусства. Издание рассказывает о памятниках исламского искусства, традициях каллиграфии и изящном оформлении предметов. В книге также рассматривается специфическая символика геометрических форм исламской архитектуры, в которой внешние формы соединены с внутренним смыслом и архитектурная целесообразность – с духовным значением: купол, образуя потолок, который защищает от холода и жары, в то же время есть символ небосвода, а его центр есть мировая ось, соединяющая все уровни космического существования с Единым. «Молясь в традиционной мечети, мусульманин в известном смысле возвращается в лоно природы: не внешне, но через внутреннюю связь, которая соотносит мечеть с принципами и ритмами природы и интегрирует её пространство в то священное пространство изначального творения».

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Среди сражений и стихов

Библиоман. Книжная дюжина

Среди сражений и стихов

Гаскойн Бэмбер. Великие Моголы . Потомки Чингисхана. – М.: Центрполиграф, 2010. – 271 с.

Первый Могол, Бабур, потомок Тимура, железного Хромца, был сыном правителя цветущей, но провинциальной Ферганы. Став правителем Кабула, он предпринял удачное завоевание Индии, завершённое его сыном Хумаюном. Так на индийских землях возникла империя Великих Моголов. В 1553 г. Хумаюн лично заложил первый камень в основание нового города – Дели. По миру распространилась весть, что теперь в этом городе желанными гостями станут не только ремесленники, но философы и поэты.

Во времена Хумаюна Дели посетил первый из многих иностранных путешественников – турецкий адмирал Сиди Али Реис, и он застал императора за любимым занятием: тот выбирал места для расположения нескольких обсерваторий. «Когда Сиди Али впервые был представлен Хумаюну, на него гораздо большее впечатление произвели принесённые им два стихотворения и хронограмма (один из видов стихотворной загадки в восточной поэзии) на новое завоевание Индии, нежели принесённые им подарки…»

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Археолог на войне

Библиоман. Книжная дюжина

Археолог на войне

Патрик Вебер. Викинги. М.: Вече, 2010. – 320 с.

«Викинги появились перед Сен-Клером накануне подписания договора. Роллон постарался, чтобы его войско выглядело такой же свитой важного франкского сеньора, как и у всех прочих. Те, кто боялся увидеть страшную орду людей с топорами в рогатых касках, перевели дух». История Роллона, первого герцога Нормандии, экс-вождя викингов, была описана в одной из саг, в которой говорилось, что он владел Мьёлльниром, чудо-молотом, – оружием древних богов. После его смерти молот исчез. Прошли века, и гитлеровцы, отступающие под ударами Красной армии, в поисках мифического оружия охотятся на одного из героев французского движения Сопротивления, археолога и специалиста по древней истории, знающего о секретах старинных гобеленов и величественных соборов, рунической письменности и тысячелетних захоронениях великих владык…

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Книгоместо

Библиоман. Книжная дюжина

Книгоместо

КРУПНЫМ ПЛАНОМ

Торговый дом «Библио-Глобус»:

1. Олег Дорман. Подстрочник: Жизнь Лилианны Лунгиной, рассказанная ею в фильме Олега Дормана.

2. Джером Д. Сэлинджер. Над пропастью во ржи.

3. Борис Акунин. Весь мир театр.

4. Дэн Браун. Утраченный символ.

5. Харуки Мураками. Радио Мураками.

6. Уильям Янг. Хижина.

7. Сергей Волков. Чингисхан. Кн. 1. Повелитель Страха.

8. Пол Экман. Психология лжи. Обмани меня, если сможешь.

9. Наталья Басовская. Человек в зеркале истории. (Эхо истории на «Эхо Москвы». Герои. Тираны. Мыслители.)

10. Ирина Аниховская. Прорицатель.

Борис ЕСЕНЬКИН, президент ТД «Библио-Глобус»:

– Стоит сказать, что книги из списка ТОП-100 в общем объёме продаж занимают не более 5% – наши продажи формирует огромный ассортимент, где есть книги для всех и найдётся книга для каждого. Очень интересен тот факт, что в разряд самых кассовых книг стабильно попадает роман «Над пропастью во ржи» Джерома Сэлинджера: по итогам прошлого года он лидировал в списке произведений классики, продаваемых в «Библио-Глобусе», а в 2010 году составил серьёзную конкуренцию бестселлерам современных авторов. Чем это объяснить? Острый интерес к творчеству того или иного писателя-классика часто диктует своеобразная литературная мода – разговоры, обсуждения в читающей среде, формирующие мнение о том, что нельзя не прочесть, если хочешь слыть интеллектуалом – ведь приверженность книге и книжной культуре сегодня опять становится важной социальной «меткой».

ТЕНДЕНЦИИ

Книготорговая фирма «Армада-Арбалет»:

1. Андрей Белянин. Приключение оборотней.

2. Артём Каменистый. Это наш дом.

3. О. Генри. Полное собрание сочинений в двух томах.

4. Владимир Гиляровский. Полное собрание сочинений в одном томе.

5. Виктор Баженов, Олег Шелонин. Джокер.

6. Александр Пышков, Сергей Смирнов. Клёвая книга рыболова.

7. Юлия Набокова. VIP значит вампир.

8. Юлия Набокова. Шерше ля вамп.

9. Владимир Михальчук. Клыки на погонах.

10. Андрей Посняков. Ацтеки. Мир пятого солнца, кн. 1.

Василий ВЛАСОВ, «Армада-Арбалет»:

– Андрей Белянин является одним из отцов-основателей жанра русской юмористической фантастики, и его книги, как правило, нравятся читателям. Успех собрания сочинений О. Генри свидетельствует, что проблемы людей не особо изменились за сто с лишним лет. Кризис и безденежье, поиски работы, счастье в виде нескольких часов гламурной жизни (да ещё в свете нарастающей популярности романов про гламурных вампиров) – О. Генри очень актуален!

Владимира Гиляровского, «короля репортёров», читатели любят с давних пор. Он с одинаковым увлечением раскрывал характеры трактирных завсегдатаев, актёров, полицейских, пожарных, обитателей «дна» и аристократов – и оставил нам красочную картину российской жизни. Это книга для семейной библиотеки.

А в преддверии тёплых дней закономерен рост интереса к таким изданиям, как «Клёвая книга рыболова».

МЫСЛИ О ВЕЧНОМ

Интернет-магазин OZON.ru:

1. Пол Челлен. Доктор Хаус, которого создал Хью Лори.

2. Леннарт Дальгрен. Вопреки абсурду. Как я покорял Россию, а она – меня.

3. Юлия Высоцкая. Детское питание от рождения и старше.

4. Пол Экман. Психология лжи. Обмани меня, если сможешь.

5. Олег Дорман. Подстрочник. Жизнь Лилианны Лунгиной, рассказанная ею в фильме Олега Дормана.

6. Стиг Ларссон. Девушка с татуировкой дракона.

7. Загадка доктора Хауса – человека и сериала / Под редакцией Л. Уилсон.

8. Адель Фабер, Элейн Мазлиш. Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили.

9. Стивен Р. Кови. 7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности.

10. Мюриель Барберри. Элегантность ёжика.

Ксения ЁЛКИНА, OZON.ru:

– В сегодняшний список бестселлеров прорвался – хоть и на последнее место – достойный всяческих похвал роман Мюриель Барберри «Элегантность ёжика». Нечасто истинный литературный талант находит широкую аудиторию. Но это – именно тот случай, когда много людей покупают и читают очень хорошую книгу. Наши пользователи отзываются о ней, например, так: «Позитивный роман о том, что жизнь прекрасна в любых проявлениях, о простых радостях, о человеке, который не завидует чужому богатству и может быть искренне счастливым от того, что имеет возможность читать книги, пить чай с пирожными по пятницам и вести беседы с интересными людьми».

ОТ РЕДАКЦИИ. Действительно, достойная внимания книга, лёгкая по манере изложения и глубокая по смыслу, высмеивающая фальшивое бунтарство и стереотипы современной цивилизации. Отрадно, что такое произведение оказалось в первой десятке.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Когда транснациональное становится межкультурным

Театральная площадь

Когда транснациональное становится межкультурным

СЦЕНА БЕЗ ГРАНИЦ

Немецкая пьеса драматурга из Швейцарии в Русском театре Киева

При самом беглом взгляде на афишу может возникнуть впечатление, что в этих стенах в настоящее время происходит некая внутренняя полемика, быть может, даже борьба, с именем собственным. Киевский Театр русской драмы имени Леси Украинки сегодня, кажется, впору называть театром европейской драмы – столь широко и обильно представлена она в нынешнем репертуаре. В наличии имеются, конечно, «обязательные» пункты программы типа «Ревизора» или пары дежурных Островских, но они явно теснятся под напором всяческих – не в пример беспроигрышнее – Джонов Патриков, Марков Камолетти и прочих Габриэлей Ару (стоит ли говорить, что чистым цунами накрывший не только российское, но и всё постсоветское сценическое пространство драматург Рэй Куни в афише «лесе-украинцев» также представлен, причём в количестве двух наименований).

Ещё более красноречивой выглядит ситуация применительно к драматургии, условно говоря, современной, то есть к пьесам XXI века с временным расширением до эпохи рубежа тысячелетий. Здесь дело даже не в количественных показателях – они-то в данном случае как раз соразмеримы. Но вот только состав принадлежащих к «сегодняшнему дню» русскоязычной драмы сочинений Юлии Дамскер, Ивана Вырыпаева и Анатолия Крыма (автора комедии «Завещание целомудренного бабника») кажется набором случайным, абсолютно не принципиальным, возникшим хаотически. В то время как относительно молодая немецкоязычная драматургия слишком очевидно оснащает репертуарную палитру Театра Леси Украинки особой краской, внятным штрихом, отдельной линией. Дело не в том, что тексты И. Бауэршимы, У. Видмера, Л. Бэрфуса лучше вырыпаевских или «Завещания… бабника» – сравнительный анализ литературных достоинств не входит в задачу автора настоящей рецензии, – дело в том, что они, вне всякого сомнения, актуальнее. Вот и выходит: за остроту, за чувство сопричастности тому, что происходит за театральными стенами, за социальность искусства – за вещи, необходимые нынешнему «правильному» сценическому организму не менее мастерства и верности традициям, – в Национальном академическом театре русской драмы Украины отвечают теперь большей частью немцы да пишущие на немецком швейцарцы…

Причин тому, как водится, наверное, немало: и объективных, и субъективных. Не хотелось бы сейчас приплетать к делу сферу политическую – будем считать, что она ни при чём. Но вот целеустремлённые усилия украинского Гёте-института в деле популяризации и пропаганды немецкой культуры как таковой и современной немецкой пьесы в частности со счетов никак не сбросишь (деятельность и педантичность, о коих мы можем судить хотя бы исходя из собственных наблюдений за работой российского отделения культурной институции, выступают, конечно же, явным контрастом к бытованию «русских домов», открывающихся повсеместно с большой помпой, но преимущественно в отсутствие чётко, ясно артикулированных целей и задач). Можно говорить и о куда как немаловажных «особенностях письма»: то, что творцы нашей «новой драмы», как правило, не желают думать о такой мелочи, как сугубо утилитарная сценичность их произведений, признают, полагаю, даже самые ярые приверженцы направления. В европах сегодня производят драмтексты, гораздо более «дружелюбные» к предполагаемым театральным пользователям. И одновременно характеризующиеся значительно большей универсальностью, «над-национальностью» авторского взгляда – язык их благодаря этому легко, без особых «трудностей перевода», доводит от Берлина и Берна до самого Киева. Наши же кумиры лабораторных читок, несмотря на отдельные самобытнейшие дарования, всё никак не могут выйти из-под сени трёх родимых сосен, если же и ставятся где-то «там» – проходят обычно под грифом mad exotic Russians.

В пьесе без малого сорокалетнего Лукаса Бэрфуса, уроженца городка Тун, что в кантоне Берн, вдоволь – как то явствует уже из её названия – и «сумасшедшинки», и того, что может быть названо экзотичностью. Относительно недавно появившиеся в репертуаре киевской Русской драмы «Сексуальные неврозы наших родителей» повествуют о шокирующей хоть кого судьбе юной девушки, почти ребёнка, Доры. Таких сегодня называют аутистами, а на Руси почитали блаженными. До поры до времени между ней и агрессивным, при всей его нарочитой политкорректности, внешним миром стояла мощная медикаментозная защита. А когда добрые родители решили таблетки отменить, худшие пороки общества немедленно вступили в бурную и жутковатую химическую реакцию с мгновенно проснувшейся и обретшей прямо-таки звериную силу чувственностью…

О том, что развитие всякого рода неврозов и психопатологических отклонений едва ли не прямо пропорционально росту ВВП и общественного благосостояния, мы в последние годы узнали порядком. Но сюжет, предложенный Бэрфусом, имеет самое непосредственное отношение, попадает в язвы и болевые точки не только «с жиру бесящихся» благополучнейших государств (иначе не прошли бы его «Неврозы» по подмосткам без малого трёх десятков стран мира с самым различным уровнем жизни). И то напряжённо-болезненное (но отнюдь не отторгающее) внимание, с которым встречает зал Театра Леси Украинки сложные, жёсткие, «неудобоваримые» реплики и монологи пьесы, вызвано довольно «хорошо» подготовленной – увы! – почвой: достаточно упомянуть о зловонном смерче педофилии, никак не утихающем ни над просторами демократической России, ни над территорией вільної України.

Ещё одним залогом того, что текст «Сексуальных неврозов» в Киеве работает должным образом, пробивает аудиторию (которая что у нас, что у братьев-славян в равной степени умудряется быть разом циничной и ханжеской) не на дурацкое «ха-ха» и не на ложно-стыдливое поджимание губ, выступает его режиссура. Ведь пьесы, подобные бэрфусовской, как правило, привлекают в эсэнговии преимущественно постановщиков молодых да ранних либо же их коллег из разряда вечных авангардистов. Их забота, известно, главным образом себя показать. В сочетании с «нетиповым», скажем так, материалом это сплошь и рядом ведёт к затемнению смыслов, вплоть до состояния полного мрака. Алле Рыбиковой эта драма знакома, надо полагать, лучше, чем кому бы то ни было, включая автора: она не только перевела её на русский, но и активно продвигала на постсоветском пространстве, принимая участие в создании нескольких сценических версий. И потому неудивительно, что, взявшись за неё самолично (кстати, отважно дебютируя тем самым в режиссёрской профессии), она стремилась поставить во главу угла слово. Яростному, «провокационному» тексту такой внимательный, сосредоточенный, пусть даже и несколько «школьный» подход пошёл, без сомнения, только на пользу. Не взыскующая эффектов умозрительность, а тщательная попытка проникнуть в суть всех этих запутанных (чтобы не сказать запущенных) отношений – вот метод Рыбиковой-режиссёра, счастливо опирающийся, с одной стороны, на опыт классного мастера перевода, а с другой – на то, что начинающему режиссёру здесь было в ком достойнейшим образом умереть.

Труппа Русской драмы – одно из главных богатств театра, в чём московские зрители имели возможность убедиться во время прошедших пару лет назад больших гастролей Театра Украинки (о которых писала «ЛГ»). Вот и на сей раз она всячески подтверждает и свой общий высокий уровень, и довольно редкую способность к творческому освоению самых разных, даже не вполне привычных, «предлагаемых обстоятельств», и, наконец, свою гармоническую цельность, наличие единой для всех артистов группы крови. На двух своеобразных полюсах актёрского ансамбля спектакля с одинаковой искренностью и отдачей существуют одна из прим театра, народная артистка как Украины, так и России Лариса Кадочникова (в роли взбалмошной, яркой, с лёгкостью подавляющей всех и вся, заполняющей окружающее пространство мамаши героини) и студентка Елена Тополь. К пьесе Бэрфуса, конечно же, не имеет особого смысла обращаться при отсутствии у театра Доры – исполнительницы, способной убедительно сыграть иное существо, показать душевную болезнь без патологичности, вызвать сочувствие к специфическому, прямо скажем, характеру, не прибегая к «запрещённым приёмам». По счастью, такая индивидуальность нашлась на выпускном курсе Киевского национального университета (sic!) театра, кино и телевидения, являющегося в то же время студией при Русской драме (мастер курса и худрук театра – одно и то же лицо, Михаил Резникович). В отличие от своих однокашников, давно и активно осваивающих подмостки «метрополии» в эпизодических, а то и второплановых ролях, Елена Тополь в «Сексуальных неврозах…» впервые вышла на «взрослую» сцену. Но это тот самый случай, когда образ и актёр должны были дождаться друг друга, дабы совпасть в замечательном, выразительном, действительно многое обещающем, похоже, в недалёком будущем дебюте.

Дора из Леси Украинки может быть одномоментно и на всём протяжении спектакля и «Ангелочком» (а это второе, несколько смягчающее, афишное название пьесы), и обуреваемым зовами плоти «животным». Она и жалка, и ужасна, и победительна, даже царственна в своём бесхитростном приятии мира, каков он есть, со всеми его кошмарами, наваждениями и ограничивающими условностями. Но она в конечном счёте заставляет вспомнить и о достоевской «слезинке ребёнка» в финале пьесы героиня, раздавленная, но не уничтоженная, собирается в некую мифическую для неё Россию, где её, «русскую царевну», ожидает, как ей мнится, счастье, но до которой, конечно же, никогда не доберётся). А значит – всецело оправдывает появление на русской сцене жёстких немецкоязычных пьес, зачастую непривычных для нашего слуха, но зато восполняющих там явный дефицит трагического осмысления несовершенного мира.

Александр А. ВИСЛОВ, КИЕВ–МОСКВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии: