/ / Language: Русский / Genre:nonf_publicism,

Литературная Газета 6275 № 20 2010

Литературка ЛитературнаяГазета

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

Не скупитесь на библиотеки!

Первая полоса

Не скупитесь на библиотеки!

«Ярослав же любим бо книгам, и многы списав положи в церкви святой Софьи, юже созда сам…» – так сообщает «Повесть временных лет» об основании Ярославом Мудрым первой на Руси библиотеки. Первая – она, конечно же, станет потом легендарной, и её будут искать почти так же истово, как библиотеку Ивана Грозного. Впрочем, есть мнение, что фонды из Ярославовой книжной сокровищницы вместе с приданым византийской царевны Софьи Палеолог и составили «либерею» Ивана Васильевича. «Отверзе царские сокровища древних великих князей прародителей своих и обрете в некоторых палатах бесчисленное множество греческих книг…» Может быть, и мифичны все эти царьградские свитки и фолианты в подземных тайниках, но до чего ж знаковый миф!

Библиотека – это клад.

Гибель её – трагедия. Потому что гибнут знание, память, связь времён. Рушится само мироздание, оставляя человека беззащитным перед яростью потерявших человеческий облик людей и безумием стихий. Не скупитесь на библиотеки! Понимаем: они не нанотехнологии. Но будущее нации от библиотек зависит не меньше.

Библиотека – убежище. Это спасение от суеты мира и злобы людской. Вспомните себя в детстве. Если, конечно, ваше детство было нормальным, а не заполненным стрельбой по компьютерным монстрам. У кого искать утешения, когда мама несправедливо отругала, в школе дразнят и никто-никто не понимает? Правильно, у них, у книжных героев, среди шелестящих страниц. И книги утешали, учили жить, исподволь показывая на наглядных примерах, как надо мириться с друзьями и с той же мамой, как быть храбрым и честным. И поход в районную библиотеку был едва ли не первым действом, которое позволяло ощутить себя взрослым.

27 мая – День библиотек. В 1795 году в этот день указом императрицы Екатерины II была учеждена Императорская публичная библиотека. Так поздравим же «любителей учёности и просвещения» и восславим профессионалов библиотечного дела!

Продолжение темы:

Владимир ШЕМШУЧЕНКО

     Люди решают всё 1

Валерий СДОБНЯКОВ

     Грядёт реформа. Бо-ольшая! 2

Юрий БЕЛИКОВ

     Бескнижье новых поселенцев 3

Валерий ЧЕРКЕСОВ

     «Милость к падшим» приходит со словом 4

Татьяна ГЛАДКОВА

     Хороши, но так тяжелы 5

     Дворцы двух столиц 6

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Капитализм с лицом Стаханова

Первая полоса

Капитализм с лицом Стаханова

АКТУАЛЬНО

Родившись и практически всю жизнь прожив в угольном регионе, я ощущаю, что катастрофы на наших шахтах, как бы  странно это ни звучало, – явление неизбежное. В сердце живёт печальная уверенность, что случаи со смертельным исходом («нулевым», по горняцкой терминологии) были, есть и будут.

Какие радикальные меры безопасности ни выдумывай, а шахты наши – сверхкатегорийные по газу и пыли. Такими их сотворила природа. И люди, уходя под землю, рискуют всегда – каждый день и каждый час.

Ещё не выплакали глаза о «Распадской». Крупнейшей и лучшей шахте российской угледобывающей отрасли. За последние годы в неё вложено около миллиарда долларов инвестиций. Только в безопасность – несколько миллионов «зелёных». Однако случилось то, что не могло не случиться.

Газ метан может с тихим шипением гореть в домашней плите, но в шахте он совсем другой. Припомню пожар на шахте «Зыряновской» 13 лет назад. Расследование государственной комиссии привело к выводу: мощный выброс газа метана (это бывает часто – влажная грудь очистного или проходческого забоя как бы «кипит» пузырьками газа) совпал со случайностью – кто-то из забойщиков повесил самоспасатель (металлическая такая коробка на ремне наподобие противогазной, внутри зажим для носа, загубник и кислородосодержащий блок воздухоочистки, который при разгерметизации даёт пламя около тысячи градусов) на комбайн, что рубит уголь, продвигаясь вверх по лаве, – при запуске комбайна самоспасатель заклинило между ним и кабелеукладчиком и раздавило.

Смесь воздуха и метана имеет поганое свойство взрываться, как тротил, от любой искры, когда концентрация газа в атмосфере забоя достигает девяти с половиной процентов. До того метан просто горит себе, если зажечь (в былые времена метан факелами открытого огня выжигали). Если газа больше шестнадцати процентов, он загораться и взрываться не успевает – кислорода ему не хватает для реакции. А угольная пыль удесятеряет ударную волну – пыль в закрытом пространстве работает, словно порох.

Короче, говорит госкомиссия, ужасное совпадение: суфлярный метан, раздавленный самоспасатель – и шестидесяти семи человек не стало. Конкретного виновника нет. В виновники записали «человеческий фактор». Мол, некто забыл золотой завет правила безопасности – держать самоспасатель при себе и беречь от ударов. А кое-кто сказал втихаря: дескать, разболталось это шахтёрское быдло, ни хрена дрессуру не воспринимает, рублём надо бить, рублём.

К «Зыряновской» о катастрофах со многим количеством человеческих жертв Кузбасс подзабыл. Кемеровские архивисты, составляющие Книгу шахтёрской памяти, сообщили по случаю в областной прессе, что ночью с 15 на 16 февраля далёкого 1944 года во время взрыва метана на шахте «Байдаевская» – всё в том же Новокузнецке – погибли 80 человек. Видимо, вместе с заключёнными и военнопленными, если, конечно, их тоже включили в официальную статистику.

Но тогда и Сиблаг был. И война. И примитивные врубовые машины. И чудом техники слыл простой отбойный молоток. А вывозили уголь лошадьми. А крепили горные выработки исключительно деревом. А потери оценивали военным счётом – как неизбежность. Как необходимые во имя торжества Победы жертвы.

И вспомним: шахтёр и в те времена, и позже, как стали жить в мирной стране, выглядел и натурально был героем. В Кузбассе, то бишь Кузнецком каменноугольном бассейне, сначала лётчики в мальчишеской табели о рангах. А потом – шахтёры.

В газетах – мировые рекорды добычи и проходки. Белозубые улыбки на чёрных от угольной пыли лицах. А после работы забойщик вообще король поселковой улицы – в бостоновом пиджаке поверх ласковой шёлковой маечки да на лацкане того пиджака сияние «Шахтёрской славы». Подчас рядом с «Солдатской славой», привезённой с фронта.

Воинская рисковость, «в забой, как в бой», держалась, однако, не меньше чем до 60-х годов. Или даже до более поздних лет. Мой знакомый бригадир забойщиков с шахты «Бирюлинской» (ныне закрытой по нерентабельности) Вася Семёнов любил прихвастнуть: «Сегодня смерть мимо виска, как ласточка, пролетела…»

Но уже пришло сознание – уголь с кровью не нужен. Из-под земли убрали женщин, сказав «спасибо». Создали отряды горноспасателей. На шахтах появилась постоянная горно-техническая инспекция. Шахты укомплектовали участками вентиляции и техники безопасности. В каждый забой, причём практически каждую шестичасовую смену, спускались с газоанализаторами специальные люди, бравшие пробы на метан и пыль (повторяю: угольная пыль особо взрывоопасна, она детонирует при выбросе метана и многократно усиливает аварию). И это было правильно, потому что нашим азартным мужикам всегда на опасность наплевать, но особенно ежели надо «вставить перо» соседней бригаде, участку, шахте. Не знаю, как где, а у шахтёров соревнование никогда не было проформы ради.

Бывало, у своих газоанализаторов (а их должен был иметь при себе каждый бригадир и звеньевой, а также представитель «надзора», то есть техник или инженер, начиная с салаги горного мастера) всё в том же азарте соперничества глиной замазывали «окошки». Чтоб не было предлога остановиться.

Только если поймает на этом технический инспектор, то всё – пиши пропало. Профсоюзные, независимые инспектора и органы горно-технического надзора имели власть безграничную. Ежели не в настроении инспектор, то мог опечатать лаву только за то, что в вентиляционном штреке породы понасыпано и неудобно идти. Впрочем, даже в этом вроде бы самодурстве он был прав – техникой внутришахтной безопасности предполагалась многоуровневая защита работающего человека. Вдруг раненого придётся тащить (по-горняцки – «выдавать»), не дай бог, уронят и хуже сделают. Да мало ли что.

Кстати, такое было и на всех опасных производствах – всесильной инспекции было наплевать на план, на социалистические обязательства, на карьерные амбиции иных производственников – за нарушения ТБ партбилеты отбирали и должностей лишали.

Разумеется, в наших шахтах оставалось немало ручного труда и буро-взрывной способ добычи не ушёл с пластов крутого падения. Но техническое несовершенство компенсировалось строгостью при производстве работ. Характерно, что инженерно-технический персонал шахт в шахтёрском просторечии именовался «надзор». Если официально, то «надзор за безопасным ведением работ – такой была основная функция ИТР.

Следовать правилам понемногу привыкли все, и лет тридцать громких катастроф не было на кузнецких шахтах. А со второй половины 90-х началось. Причины (формальные), конечно, в том, что разболталась дисциплина – как ей не разболтаться, если горняки не видели (даже на самых благополучных шахтах) зарплату месяцами. Если шахты – по программе реструктуризации, предложенной Всемирным банком (он предусматривал сокращение добычи по сравнению с позднесоветскими временами вдвое – до 60 млн. тонн в год), – закрывали пачками. Только в Кемерове затопили подземными водами «Пионерку», «Ягуновскую», «Бутовскую», «Северную», имени Волкова, «Лапичёвскую». В малом городе Берёзовском – «Бирюлинскую» и «Южную». Те же процессы происходили повсеместно.

А ведь некоторые наши шахты представляли собой шахту-посёлок. Работали, например, на «Карагайлинской» две тысячи человек, и близ неё жило человеческое поселение со всей инфраструктурой: пятиэтажки-хрущёвки, школа, дом культуры, магазины с кафе и жилкомхоз. Закрыли шахту – омертвел посёлок.

Пришла безработица, и шахтёры из цвета рабочего класса, из авангарда, ведшего вслед за собой несознательное крестьянство и мягкотелую интеллигенцию, превратились в быдло. А хозяевами того быдла порой становились «мастера хапка»: выдавят из предприятия несколько миллионов тонн угля, торганут им за границу (часто по демпинговой цене) и довольны. А шахта – живи, как знаешь.

Началась вынужденная экономия – новые хозяева не утруждали себя снабжением, так что подземники стали выгадывать на всём. Силовой кабель сращивали из кусков: прёт добычной комбайн вверх по лаве, тянет за собой кабель, а вокруг скрутки вода кипит.

Добычные и проходческие механизмы латаные-перелатаные. Прекратились работы практически на всех шахтах по дегазации угольных пластов. В 1980-е годы бурили скважины с поверхности и отводили метан просто в воздух. В принципе простая работа. Но новым собственникам она показалась удорожающей производство.

Но пришло наконец новое время. Самых диких персонажей «дикого капитализма» выгнали из Кузбасса. Пришли «цивилизованные» собственники. Некоторые никуда, впрочем, не уходили, как Геннадий Козовой – директор и частичный совладелец «Распадской», пришедший сюда ещё в 1978 году.

Повторяю, он вложил в «Распад­скую» миллиард баксов. Стои­мость новой шахты. И уже их «отбил» для себя и партнёров по бизнесу. Шахта осталась прибыльной даже в прошлом, кризисном, году – более 100 миллионов долларов дохода. А нормальная годовая прибыль – полмиллиарда «зелени».

Ресурсная база обеспечит работу на сто с лишним лет. Но пласты коксующегося угля, на которых стоит шахта, газообильные. Представьте себе: на тонну добытого угля выделяется до тридцати кубометров метана. А сколько угля добывает за смену высокопроизводительный британский комбайн «Джой», которыми оснащён каждый из пяти добычных забоев? Возьмите среднюю цифру: ежели за год «Распадская» выдавала на-гора до десяти миллионов тонн, это значит, что в среднем за сутки (округлённо) – тридцать тысяч тонн.

Прикиньте, однако, что лава не может работать безостановочно: требуется время на перекрепку забоя, на обслуживание механизмов – одна из четырёх смен в шахте всегда ремонтная. Наконец, дни и недели тратятся на переход в новую лаву и на её «раскачку» – так шахтёры называют выход на оптимальную производительность.

Это я к тому, что из активно работающего очистного забоя «Распадской» метан прёт, как из приличной по дебиту скважины Уренгойского газового месторождения.

И ещё замечание по существу. Комбайн «Джой» отбивает угля – и, следовательно, высвобождает метана – столько, сколько не могли предусмотреть в своё время шахтостроители. «Паспорт» вентиляционного штрека, его способность «продуть» загазованный забой (даже при наличии мощного оборудования) существенно меньше, чем производительность суперсовременной техники.

Боязливые американцы не разрабатывают угольные пласты, где выделение метана на тонну добываемого угля более девяти «кубов». Их федеральные законы обязывают собственников проводить предварительную дегазацию шахтного поля. Бурят с поверхности скважины, ставят насосы и выкачивают метан. А потом продают сжиженный газ самим себе.

Это, впрочем, и мы умеем. Только не продавать и наживаться. Соображать. Всегда умели. На уровне солдатской смекалки и художественной самодеятельности. Например, выкачанным из недр метаном отапливали горняцкие посёлки в Воркуте. И у нас – в Прокопьевске. Дело было ещё в предвоенные годы. А в последующее время горняцкие НИИ (ныне практически сплошь закрытые – невыгодно, нерентабельно иметь науку) напридумывали массу способов извлечь из попутного газа всяческую пользу: от мини-котельных для жилья до газомоторных установок и создания синтетических продуктов.

Но только недавно началась промышленная добыча газа из угольных пластов на Талдинском месторождении Кузбасса. Сжиженный газ планируется к поставкам в качестве моторного топлива для большегрузных карьерных автомобилей.

Перспективы внушительные. По предварительным подсчётам специалистов, в Кузнецком бассейне залегает тринадцать триллионов кубометров метана. Любое угольное месторождение у нас – по сути газоугольное. Использование метана, по официальным данным Федерального агентства по науке и инновациям, может дать доход, ежегодно превышающий 100 миллионов долларов.

Но чтобы получить эти миллионы, надо вложить деньги. При советской власти не хотели раскошеливаться ведомства. Во время перестройки – перестройка мешала. Потом реформировались и в политические игры играли. Сегодня добытчикам чёрного золота неохота отвлекаться на подсобные промыслы. Собственники быстро стали «узкими специалистами».

Как раньше, при советской власти, сто раз обруганные за то же самое «ведомства», с которыми столь агрессивно все мы боролись во время перестройки. Вот, к примеру, полсотни лет горит над городом Кемеровом факел сжигаемого коксового газа (в составе водород, метан, кое-какие могущие быть полезными примеси), который может стать либо топливом (рядом – ГРЭС, большая энергетика), либо сырьём органического синтеза (чуть поодаль – химический гигант АО «Азот»), но никому этот газ не интересен, так что служит факел постоянным маяком для трансконтинентальных аэробусов…

Интересно вспомнить, что где-то в начале 1990-х годов кузбасским метаном заинтересовалась американская фирма «Энрон». Та самая, потом шумно обанкротившаяся. Но около 1995 года она была ещё в силе и мечтала нажиться на нашем газе.

Почему не наживаемся мы? Прошу заметить: в добычу газа на Талдинском месторождении вложился государственный концерн «Газпром», а никак не частный капиталист. Ему невыгодно. Нет моментальной отдачи. И по сумме такой, к какой привыкли. Чтоб миллиардами считать, а не жалкими миллионами. Выгоднее – уголь, который легко можно продать за рубеж хоть сырым, хоть обогащённым, хоть после передела в кокс, хоть через металлургический холдинг – в виде чугуна и стали.

Другая выгода собственника – шахтёры. Их можно мощно простимулировать перспективами гигантских заработков. Ибо система оплаты труда на наших шахтах устроена так: не добываешь уголь – нет заработка. Вернее, есть оплата по тарифной сетке. Треть от возможного.

Прошу заметить: все российские реформы начиная с 1990 года шли под дружный плач о пагубности плановой экономики. Любого рыночного мудреца послушай – нескончаемый реквием планированию. И смех, едва прозвучат слова «социалистическое соревнование» или «ударник-стахановец».

Но в реальной экономике план остался. Рынок на дворе и капитализм. Но с лицом абсолютно советского человека. К примеру, Алексея Стаханова. Правда, ударничество выродилось в голимую погоню за заработком – лично для работающего и в добывание сверхприбылей – для собственника.

В эпоху сталинской индустриализации стахановский труд шёл за технической мыслью, базировался на инженерной подготовке, на использовании новой техники и освоении новых приёмов труда. Уже не ручного, уходившего в прошлое.

А что сегодня?

Технические вопросы, кажись, решены окончательно и бесповоротно. Отбойный молоток сдали в металлолом вслед за лопатой. Комплекс «Джой» может нарубить угля сколько захочешь. Или сколько надобно компании.

И конечно, забойщику. С одной разницей. Компания будет считать баксы, капающие в офшорную зону, где зарегистрирована её собственность. (Замечу в скобках, что «Распадская» – кипрская шахта, а не кузбасская.) А шахтёр будет рвать жилы на сверхурочных, чтобы получить надбавку.

И не только жилы он будет рвать. Он будет пренебрегать опасностью, прикрывая мокрой тряпкой датчик автоматического газоанализатора, чтоб не послал на диспетчерский пульт сигнал о необходимости прекратить работы. Горный мастер его покроет – он получает на руки тоже с добычи. Начальник участка смолчит – та же история.

Так высокопроизводительная техника уничтожает человека.

Русского человека. А не американца, к примеру. Профсоюзы США добились почасовой оплаты для шахтёров. Это нормально для любых опасных производств. На советских пороховых заводах даже в войну запрещалось перевыполнять нормы. Энтузиазм энтузиазмом, а порох должен быть качественным и взрываться при выстреле, а не на складе.

Наши профсоюзники – и Росуглепроф, и Независимый профсоюз горняков (убей меня боже, не уразумею, чем они друг от друга отличаются, только фамилиями бессменных лидеров) – умеют рассуждать и комментировать. Но поделать ничего не могут. Или не хотят.

При Ельцине, сильно любившем кузбасских шахтёров за поддержку, была ликвидирована государственная горно-техническая инспекция. Дескать, мешают работать, мы сами с усами, дайте нам самостоятельность. Профсоюзную инспекцию ликвидировали сами горняцкие профсоюзы – и «независимый», и «зависимый». Дружно и весело.

Со временем инспекция как бы возродилась – в виде Ростехнадзора. Но без былых полномочий. Прежний технический инспектор был царь и бог в шахте. Плевать ему было на план и социалистические обязательства. Если видел нарушение регламента работ – вешал пломбу на пускатель. И забой немедленно останавливался, а смена выходила на-гора.

Деятельность инспекции оценивалась не тоннами добычи, но отсутствием смертей и увечий. Сегодня же инспектор Ростехнадзора – комментатор происшествий. Не более. Ну может написать бумагу и послать её в суд. И судья будет судить-рядить, останавливать или нет опасную лаву.

Дальше опять про самую образцовую страну современности – США.

Там тоже погибают горняки. «Голос Америки» передал 10 мая, комментируя происшествие на «Распадской», что в шахтах Аппалачского угольного бассейна в 2006, 2007 и 2008 годах был зафиксирован рост общего числа несчастных случаев со смертельным исходом – в эти годы в шахтах погибли 44, 34 и 30 горняков соответственно. 5 мая этого года произошла ещё одна трагедия. В результате взрыва – предположительно метанового газа – на шахте «Аппер Биг Бранч» (Upper Big Branch) погибли 29 шахтёров. Владельцем шахты является компания «Мэсси Энерджи» (Masse Energy), которая уже неоднократно нарушала правила безопасности. В прошлом году федеральные инспектора выписали компании 515 штрафов за нарушения правил безопасности на шахте, а в этом году таких штрафов было выписано 124. Однако владельцы не спешили принимать необходимые меры.

Ну просто-таки как у нас.

Слушаем дальше: «Сейчас проводится три независимых расследования о нарушениях. Одно ведёт федеральное правительство, другое – власти штата под руководством губернатора. Третье проводит сама компания «Мэсси Энерджи». По закону, если владелец шахты получает предупреждение, он должен немедленно исправить нарушения. В противном случае он может попасть в «чёрный список», и его шахту могут закрыть. Почему «Мэсси Энерджи» этого не сделала – в этом и нужно разобраться».

В Аппалачском угольном бассейне, говорит «Голос», от желающих стать шахтёрами нет отбоя. Опять же как и у нас. Главная причина в том, что за работу горняка очень хорошо платят. В Западной Вирджинии, например, шахтёр получает около 70 тысяч долларов в год, и ещё ему оплачивают страховку и пенсию. Это почти в два раза больше, чем средняя заработная плата в этом штате. Для этой работы не нужно высшее образование. В стране рецессия, уровень безработицы достигает 10 процентов.

Проведу аналогию.

Геннадий Козовой, бывший электрослесарь, выбившийся в директора, а потом и в собственники «Распадской», сказал однажды на собрании горняков: мол, не будете работать за эти деньги (тариф – 25–30 тысяч, с бонусами все 80 «штук») – пригоню китайцев, те будут работать за половину. Очень толковое рассуждение для капиталиста.

Российского капиталиста. Который рвёт и мечет, добывая сверхприбыли. Освоив самые рентабельные, самые выгодные сферы экономики. Тут я сужу по вечному факелу, горящему над городом Кемеровом, – каждую миллисекунду в течение полусотни лет впустую сгорает червонец, уменьшая природой дарованное. Уменьшая Россию.

Как навести порядок? «Прибраться» наконец в стране и угольной отрасли? Можно ли в принципе этот порядок навести? Как добиться «цивилизованного» капитализма, чтобы не догонять и перегонять США по количеству «нулей», а хотя бы уравняться с ними?

Не знаю как, не уверен, можно ли, но знаю точно – НУЖНО.

Василий ПОПОК, КЕМЕРОВО

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

«Подпиши друзей на «Литературку»!

Первая полоса

«Подпиши друзей на «Литературку»!

ТРЕТИЙ ВЕК с ЧИТАТЕЛЯМИ

Акция для подписчиков:

Оформите подписку на почте и подпишите своих друзей на второе полугодие 2010 г. Пришлите в редакцию 5 копий подписных абонементов.

Каждый участник акции получит в подарок книгу «Московский год поэзии».

Каждый третий, приславший 5 подписных абонементов, получит книгу Юрия Полякова «Гипсовый трубач: дубль два» с памятным автографом автора.

Имена победителей в акции будут опубликованы в № 27 «ЛГ».

Подписные абонементы присылайте по факсу: 8(499)788-01-12; по электронной почте: raspr@lgz 7 . ru; почтой: 109028, г. Москва, Хохловский пер., д. 10, стр. 6.

Имена победителей завершившегося конкурса «Книга «Московский год поэзии» в подарок»:

А. Алейникова (Москва); А. Важутин (Тольятти); А. Варгин (Краснодар); И. Леднёва (Москва); А. Гапоненко (Орёл); Н. Лисецкая (Белгород); О. Полянина (Уфа); Т. Техов (Владикавказ); Г. Лаговская (Москва); К. Колесова (Среднеколымск); В. Куляндин (Самара); А. Валова (Санкт-Петербург); Е. Васина (Элиста); В. Камкова (Петрозаводск); Л. Колосова (Белебей); О. Большакова (Магадан); Ю. Аржанова (Москва); Л. Гаранина (Ульяновск); С. Смирнова (Томская обл., с. Александровское); Т. Конанева (Киров); В. Кудинов (Москва); Э. Миланова (Москва); Г. Вощикова (Мурманская обл., п. Умба); С. Марфина (Кропоткин); И. Осина (Орск); Л. Пастухов (Белгородская обл., г. Алексеевка); В. Сизов (Москва).

Уважаемые победители!

Сообщите нам по телефону 8(499)788-01-12 или по электронной почте ваш точный почтовый адрес. Книгу отправим заказной бандеролью.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Фотоглас

Первая полоса

Фотоглас

 

Четвёртый Московский фестиваль детской литературы имени Корнея Чуковского состоялся в минувшее воскресенье в Переделкине на территории мемориального дома-музея писателя.

В литературно-музыкальном представлении приняли участие современные детские писатели.

На праздник приехали ученики московских школ и гимназий со своими педагогами и родителями. Одним из главных мероприятий Фестиваля-2010 стал традиционный костёр Чуковского «Здравствуй, лето!».

Завершился фестиваль авторов современного романса. Он прошёл в Центре народной культуры «Дом романса» на улице Берзарина. В фестивале приняли участие исполнители и композиторы, работающие в этом популярном жанре. Лауреатам были вручены дипломы и памятные подарки.

«Да, водевиль есть вещь, а прочее всё гниль» – согласиться или, быть может, поспорить с этой хрестоматийной репетиловской сентенцией могут теперь зрители Московского театра сатиры. Художественный руководитель коллектива Александр Ширвиндт выпустил премьеру под замечательным названием «Perdu монокль». Подробнее о спектакле, включившем в себя новые прочтения двух замечательных старинных водевилей пера Дмитрия Ленского и Эжена Лабиша, – в одном из наших ближайших номеров.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Россия в плену у лилипутов?

События и мнения

Россия в плену у лилипутов?

ОЧЕВИДЕЦ

Юрий БОЛДЫРЕВ

Событий, даже новых вызовов, требующих осмысления, множество. Но их последствия для нас в конечном счёте зависят от реакции российских властей, представляющих нас как при решении внутренних вопросов, так и на международной арене.

При этом тезис о том, что каждая кухарка может быть научена и приобщена к управлению государством, давно подвергнут остракизму. Нас убеждают, что ключевые государственные дела – такие сложные, требуют такого высокого профессионализма, что разобраться в них непосвящённым никак невозможно, не надо и пытаться. Но именно поэтому, на мой взгляд, представляют практический интерес те дела, в которых истина очевидна, в которых разобраться по силам каждому – именно потому, что есть безусловные и не подвергаемые сомнению объективные данные и результаты. И к числу таких индикативных дел я отношу уже напоминающую некую комичную мыльную оперу историю с противопоставлением вполне, в общем-то, заурядного госчиновника, президента ФИДЕ (Международной шахматной федерации) Кирсана Илюмжинова великому шахматисту Анатолию Карпову. Напомню: у первого вскоре истекает срок его президентских полномочий, второго – прочат на его место.

При этом фигура самого Кирсана Илюмжинова вроде бы остаётся в тени. На первых же ролях – некий Аркадий Дворкович, имеющий к шахматам отношение весьма опосредованное. И прямой вопрос: кого вообще интересовало бы мнение о кандидате в президенты ФИДЕ этого Дворковича, если бы он не был фигурой, «приближенной к государю»?

Но мнение даже и «приближенного» так никого и не заинтересовало. Наблюдательный совет Российской шахматной федерации неделю назад это мнение (своего председателя, кстати) проигнорировал, отдав при полном кворуме большинство голосов в пользу Карпова. И какова реакция?

Во-первых, оказывается, даже и полный кворум, но без «их высочества» председателя Наблюдательного совета недействителен. Что ж, параллельно со всеми криками о прошлых культах личности тем не менее школа знакомая. Помнится, и господин Чубайс в своё время пропихнул в устав РАО «ЕЭС России» положение, в соответствии с которым снять его стало практически невозможно…

Во-вторых, вскоре выяснилось, что никакого Наблюдательного совета вообще нет. То есть фактически-то он есть, но изменения в уставе Российской шахматной федерации, в которых этот орган предусмотрен, ещё не утверждены Минюстом, а значит, решение «не имеет юридических последствий». Правда, тогда не вполне понятно, о чём ранее думал Дворкович, публично заявляя отсебятину о якобы выдвижении Наблюдательным советом Илюмжинова? И главное, каковы юридические последствия этой отсебятины, которая так и не отозвана?

В-третьих же, как известно, не словами промышляет наша власть, а делами, которые к словам зачастую вообще не имеют никакого отношения. И классическая реакция современного российского крупного бизнеса и тесно связанной с ним власти на всякое неповиновение – рейдерский захват чужого имущества. И вот уже СМИ доносят до нас, что некий ЧОП по прямому указанию Дворковича захватывает Центральный дом шахматиста на Гоголевском бульваре и опечатывает кабинет председателя правления Российской шахматной федерации. А вина последнего, насколько можно понять, лишь в том, что фигура чемпиона мира по шахматам Анатолия Карпова ему представляется более достойной выдвижения в президенты ФИДЕ, нежели любая иная – номенклатурная от нынешней власти…

Ладно, предположим, крутила бы «приближенная фигура» свои какие-то делишки где-то тихонько за углом, как это частенько и делается, так, надо признать, сразу валить ответственность за это на высшую власть не было бы ни малейших оснований – недоглядеть за челядью может каждый. Но нынешняя шахматно-бюрократическая история – иной случай. Слух о нынешнем поединке Гулливера (а в шахматах по сравнению с иными участниками событий таковым, безусловно, выступает Карпов) с лилипутами пронёсся уже не только по всей Руси великой, но и вышел далеко за её пределы. И что же, высшая власть, пользуясь близостью к которой дворковичи творят свой произвол, ни о чём даже не догадывается?

Но можно ли бороться с «правовым нигилизмом» вообще? И не пресекать при этом его проявления, творимые твоими же ближайшими помощниками?

И что делать власти и к власти приближенным, если уже опозорились? Известно: мобилизовывать все ресурсы, прежде всего СМИ, для очернения своих оппонентов. А чем очернить Карпова? Как ни парадоксально, прежде всего намекнуть публике, что он такой же, как те, кто его очерняет. И вот уже «приближенный к государю» выступает на популярной радиостанции (к счастью, распечатка радиостанцией выложена и каждый может ознакомиться) и заявляет, что в основе конфликта якобы денежные потоки в РШФ, а лишь затем – кандидатура в президенты ФИДЕ; что старые работники не использовали каких-то «современных технологий» и т.п. А также что Карпов оказался «не вполне порядочным». И в чём же «непорядочность» Карпова? Нет ответа. Понятно: это нам с вами, если мы чем-то недовольны в деятельности власти, придётся каждое обвинение доказывать в суде. «Приближенные к государю» могут и так – не затрудняя себя аргументами.

Хотя один «аргумент» всё же был приведён. Выясняется, что мечта Дворковича – чтобы во всех школах детям преподавали шахматы… И Анатолий Карпов с воплощением этой мечты «не справился». И как на это должны реагировать слушатели и читатели? То есть то, что Анатолий Карпов по всей стране и даже шире – по всему миру, являясь «послом доброй воли ЮНЕСКО», организует и учреждает шахматные кружки и секции, а шахматную секцию в МГУ курирует и лично, – это мелочь, ерунда. А вот то, что он вместо этого не ползает униженно на коленях перед министром образования Фурсенко и перед Дворковичем (приближенным к тому, кто только реально и может принять подобное решение) и не уговаривает их осуществить мечту Дворковича, – это, надо понимать, и некомпетентность, и непорядочность…

Такова логика лилипутов. И понятно: а что же ещё им делать – при столкновении с тем, до кого им, как ни надувайся, как ни пыжься, всё равно никогда не дотянуться?

И параллель: России надо отвечать на вызовы, но как это делать, если не сбросить путы, которыми нас обвязали эти лилипуты?

Точка зрения авторов колонки может не совпадать с позицией редакции

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии: 26.05.2010 14:09:03 - Игорь Шибков пишет:

Дворкович-моська, Карпов - слон и король.

Дворкович-моська, Карпов - слон и король.

26.05.2010 03:07:10 - Леонид Серафимович Татарин пишет:

ОБЫКНОВЕННЫЙ СИОНИЗМ

Снова махровые сионисты взвоют - "черносотенным духом несёт", "антисемиты поднимают голову", "пора дремучему русскому мужику научиться толерантности".

И попы пожалеют нас - "Бог терпел, и нам велел"...

Длинная рука помощи

События и мнения

Длинная рука помощи

ОПРОС

Что ни день, новостные ленты сообщают о новых шагах, которые руководство России и Украины делают навстречу друг другу. Столь резкий поворот во взаимоотношениях двух ближайших соседей невольно внушает опасения: не повторит ли Россия прежних ошибок, когда украинская сторона очень быстро забывала о сделанных ей уступках?

Владимир ЖАРИХИН, заместитель директора Института стран СНГ:

– То, что происходит сейчас в наших взаимоотношениях с Украиной, – нормальный процесс разгребания «искусственных завалов», которые возникли из-за неразумной политики президента Виктора Ющенко. Впрочем, не надо думать, что отныне все вопросы со своими соседями мы будем решать полюбовно. Нельзя забывать, что у России и Украины при всей их близости нет полного совпадения национальных интересов. И если, скажем, в сферах авиастроения, космоса, ядерной энергетики наше сотрудничество могло бы стать весьма продуктивным, то в химической и сталелитейной отраслях мы являемся конкурентами на мировом рынке. Вряд ли совсем удастся уйти от противоречий и в вопросах поставок газа. Поэтому надо быть готовыми, что рано или поздно определённые «нестыковки» между нашими странами возникнут. К этому надо относиться без паники, спокойно.

Я бы не сказал, что позиция России в отношении ближайших соседей окрашена в альтруистические тона. Мы тоже пытаемся извлечь определённые выгоды из экономической слабости Украины.

С другой стороны, украинцы как люди практичные понимают, что сегодня у них нет иного выхода, как попытаться полнее интегрироваться в экономическое пространство России, Белоруссии и Казахстана. Что бы ни говорили иные политики, привлекательность Евросоюза сильно потускнела для тех, кто в него стремился. И, как показывают события в Греции, эпоха «жирных кусков», перепадавших европейским странам-аутсайдерам от более экономически развитых государств, закончилась.

Так что потепление в наших отношениях – это даже не столько заслуга Януковича, сколько – тенденция. Ведь, если вспомнить, не так давно Юлия Тимошенко, которая сейчас разыгрывает националистическую карту, ратовала за экономическое сближение наших стран.

Наша задача в сложившейся ситуации – не допустить, чтобы, образно говоря, весь пар ушёл в свисток. Если, к примеру, проекты в сфере совместного авиастроения закончатся производством двух с половиной самолётов, то это, конечно, не поднимет наш вес в глазах украинцев. Многое зависит и от того, каких экономических успехов достигнет сама Россия. Если разговоры о модернизации так и останутся разговорами, Украина вряд ли будет сильно заинтересована в нас как в экономических партнёрах.

Алексей МУХИН, генеральный директор Центра политической информации:

– Отношения России с Украиной сегодня напоминают прорвавшуюся плотину. И, судя по всему, самих украинцев это уже несколько пугает. В первую очередь потому, что явно прослеживается чёткая цель Газпрома – наладить плотный контроль над газотранспортной системой «незалежной», оттеснив от этого европейцев.

Данный вопрос для команды Януковича–Азарова очень чувствителен. Потому что благодаря ему Юлия Тимошенко, оперируя данными о «распродаже Родины», сможет максимально эффективно мобилизовать новую команду сторонников. Со старыми единомышленниками у неё сейчас проблемы: Юлия Владимировна стоит перед необходимостью возвращать финансовые долги за проигранную избирательную кампанию.

Сразу после выборов правительство Виктора Януковича воспринимало практически все инициативы российских властей с большим энтузиазмом. Однако сегодня послепобедная эйфория прошла и всё очевиднее прослеживается новая позиция Украины по отношению к России. Её можно сформулировать так: соглашаться на всё и – ничего не делать. Пока. Украина, чтобы заиметь дешёвые энергоносители, безусловно, попытается пробиться на центральноазиатский рынок. Причём без посредничества России. И если эти попытки достигнут цели, такое поведение будет воспринято российским руководством как предательское. И, конечно, Россия будет делать всё возможное, чтобы не допустить такого поворота событий.

Заявления Дмитрия Медведева о том, что наша страна готова защищать интересы Украины в международных финансовых организациях – это руки помощи, которые российское руководство протягивает украинским коллегам, но те не спешат за них взяться. Может быть, потому, что помнят слова Остапа Бендера Шуре Балаганову, что за каждую скормленную ему калорию он потребует множество услуг.

В целом действия российского правительства можно обозначить как попытку компенсировать период перед избранием Ющенко, когда помощь украинской стороне от нас поступала, но никаких ответных преференций получить не удалось.

СУММА ПРОПИСЬЮ

Прагматизм во взаимоотношениях с Украиной – это, наверно, хорошо. Ведь, как показали события последних десятилетий, под разговоры о братстве народов некоторые наши соседи пытались максимально «использовать» Россию. Не хотелось бы только, чтобы нас окончательно приучили считать украинцев просто «партнёрами», а интересы российских олигархов – отождествлять с интересами всей страны.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Читаем – США, думаем – Россия

События и мнения

Читаем – США, думаем – Россия

ПОЛИТВЗГЛЯД

Распад США. Глупая шутка, неуместная фантазия, бред? Ещё пару лет назад лишь «неформатные» аналитики могли допустить такой прогноз в отношении сверхдержавы, которая определила сферой своих интересов весь мир. Однако сегодня на фоне серьёзных экономических проблем, на фоне явно безнадёжных военных операций в Ираке и Афганистане будущее США уже далеко не только аналитикам кажется столь уж безоблачным. Это, наверно, и послужило стимулом для издательства «Книжный мир» переиздать книгу американца Томаса Читтама «Крах США. Вторая гражданская война. 2020 год». Автор, написавший её полтора десятка лет назад, давно стал «персоной умолчания» в американских СМИ. Ведь он поднимает один из наиболее болезненных для США вопросов – неуклонного уменьшения численности белого англоязычного населения, которое до сих пор выполняет роль стержня американской государственности. По мнению Читтама, вскоре после того, как доля чернокожих и латиноамериканцев в Соединённых Штатах перевалит за половину, страна расколется на три «цветные» части. Те, кто по каким-то причинам не любит «янки», бесспорно, испытают немало минут мрачного удовольствия, читая страницы, на которых описываются апокалиптические картины будущей гражданской войны в США, рождённые фантазией автора.

Томас Читтам не силён в политологии и не очень большой знаток мировой истории. Зачастую он принимает за чистую монету постулаты американской пропаганды. Скажем, сербы для него варвары, которые заслужили натовские бомбы на свои головы. Однако как бывший военный, прошедший Вьетнам, он интуитивно угадывает многие тенденции в развитии цивилизации западного типа.

– Для вдумчивого читателя книга будет интересна прежде всего тем, что процессы, происходящие в Америке и угрожающие её целостности, во многом схожи с теми, что происходят в России, – сказал на презентации «Краха США» доктор политических наук, экс-депутат Госдумы Андрей Савельев. – Мы читаем – США, думаем – Россия.

Так же как на юге Соединённых Штатов всё более доминируют чернокожие, так и на Северном Кавказе постоянно сокращается доля русского населения. У нас схожие проблемы демографического, экономического, мировоззренческого плана.

Что касается США, трудно не согласиться с Савельевым, что налицо не просто кризис в отдельно взятой, пусть даже и пока могущественной стране. Налицо – кризис, а может быть, и закат всей христианской цивилизации. Об этом говорит хотя бы то, что страны, исторически считавшиеся христианскими, по сути таковыми уже не являются. Правительства большинства европейских государств перестали защищать традиционную культуру своих народов, да и собственные территории, открыв двери бездумной и безудержной эмиграции. Они готовы к тому, чтобы отказаться от единой этической системы, единого, исторически сложившегося в их странах мировоззренческого знаменателя, позволявшего гражданам отличать «своих от чужих». На этот путь сегодня становится и Россия.

Кстати говоря, нам вряд ли стоит радостно потирать руки в предвкушении краха США. В глобальном мире всё очень тесно взаимосвязано. Поэтому ещё неизвестно, выиграет или проиграет Россия, которой придётся многие вопросы решать один на один со столь непростой страной, как Китай. Такое мнение высказал переводчик книги Виктор Титков.

Томас Читтам с присущей американцам практичностью даёт читателям советы, как готовиться к будущей гражданской войне: запасаться оружием, продавать недвижимость в районах со смешанным населением и переезжать. Желательно туда, где живут люди своей расы и много нетронутой природы, чтобы можно было кормиться охотой и рыболовством.

Как же россиянам готовиться к возможным катаклизмам? По словам Андрея Савельева, чтобы «Россия не кончилась на наших глазах», необходимо создавать сильное государство, в котором не будет места «расизму наоборот», ущемляющему положение стержневой нации.

Алексей ПОЛУБОТА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии: 26.05.2010 03:32:14 - Леонид Серафимович Татарин пишет:

ВАШИ БЫ СЛОВА, ДА БОГУ В УШИ!

Но, к сожалению, практически все высшие точки руководстве страны, в финансах, экономике, образовании, здравохранении, в основных СМИ России захвачены сионистами, которые всю "свою правду" очень оперативно доводят до своего Саваофа, который, согласно Библии. сидит в терновых кустах на Синае и свои решения сообщает только АВРААМУ... А через Гундяева Дворковича и прочих абрамовичей Абрам быстро доводит эти решения до Медведева, Путина - ДЛЯ ИСПОЛНЕНИЯ!

Вот придёт слесарь...

Новейшая история

Вот придёт слесарь...

РУССКИЙ ВОПРОС

Московский слесарь Евгений Сидоров выиграл в джекпот 1 миллион долларов и сразу же вложил их в родную деревню Малая Сапрычка Липецкой области. Первым делом восстановил водопровод, теперь там жители чистую воду пьют, а затем засыпал щебнем три километра грунтовой дороги, которая раньше не соединяла, а разъединяла Сапрычку с большим миром и ближайшим магазином в соседнем селе. Трактор, нанятый на деньги Сидорова, всю нынешнюю зиму освобождал трассу от снежных заносов. Размахнулся было москвич, а ныне сельский предприниматель отремонтировать коровники, но понял, что сразу все деньги ухнут, а будет ли отдача от животноводства, про которое в местных краях уже забыли, ещё неизвестно. Поэтому наметил пока расчистить пруды, развести карпа: «Мы с братьями на прудах бизнес сделаем. Поставим домики для туристов, создадим хорошие условия для отдыха. Сделаем платную рыбалку, подзаработаем, а тогда уже и к коровникам приступим».

К сожалению, у жителей заброшенной деревни Михали Владимирской области нет такого удачливого, болеющего за свою малую родину земляка, как Евгений Сидоров. Они живут не за тридевять земель, а в 250 километрах от столицы нашей Родины, в Гусь-Хрустальном районе. Но к михалёвцам даже летом машина не проходит, у них там вообще дороги уже нет. А газа и водопровода никогда и не было. За продуктами они ходят за четыре километра в соседнюю деревеньку, куда раз в неделю приезжает автолавка. Полноценный магазин и аптека в Демидове – за 24 километра.

После того как пришлось на руках нести больного ночью через овраги и лес, терпение михалёвцев лопнуло. Они подали в суд. Их горячо поддержал районный прокурор. Он квалифицировал действия Демидовской сельской администрации как нарушение закона «О местном самоуправлении», по которому власть обязана обеспечить население продуктами питания и товарами первой необходимости. Однако районный и областной суды михалёвцам отказали.

Прокурор был потрясён: он почему-то не сомневался, что безусловно выиграет, ведь ситуация очевидна и с юридической, и с общечеловеческой стороны. Сейчас он обратился в Верховный суд.

Боюсь, там не решатся создавать опасный прецедент. Стоит вынести решение в пользу михалёвцев – исков не оберёшься. Только во Владимирской области, рядом с Москвой, каждая десятая деревня оторвана от «большой земли». А в России треть населённых пунктов не имеет постоянной связи с внешним миром посредством асфальтированных трасс. Из этого числа 15 процентов – районные посёлки и главные усадьбы сельхозпредприятий, то есть производственные, административные, культурные центры сельской цивилизации.

По протяжённости дорог с твёрдым покрытием на единицу площади мы в 2,7 раза отстаём от Китая, в 10 раз – от США, в 26 раз – от Франции.

Практически всё, что есть сейчас, построено в советские годы. С той поправкой, что разрушается от времени, от возросших нагрузок.

Российские дороги не до края дошли, а упёрлись в тупик. Премьер-министр Путин устроил буквально разгон вороватым чиновникам и предпринимателям-подрядчикам. Дело в том, что правительство ровно год назад приняло постановление о снижении сметной стоимости бюджетных строительных объектов. На деле же случилось «как всегда». Результат оказался обратный ожиданиям – цены выросли. Затраты на прокладку дорог у нас выше, чем в Европе, хотя и стройматериалы у нас дешевле, и электроэнергия, и тем более – фонд зарплаты.

Километр российской дороги обходится государству в три раза дороже, чем в Европе. При том, что проектный срок службы европейской дороги – от 30 до 60 лет, а у нас – 3–4 года. Значит, на самом деле затраты на километр дороги по сравнению с европейскими увеличиваются в десятки раз…

Строительство дорог – самая коррупционноёмкая отрасль, самый надёжный способ зарывания в землю денег. Которые на самом деле не зарываются, а воскресают в офшорных зонах на личных счетах.

Асфальтовое покрытие – только видимая часть дороги. Самая же главная – основа, глубокий фундамент. Если он сделан по всем правилам мирового опыта, то дороги будут служить вечно, как немецкие, построенные в незапамятные времена. Но можно ведь и не по правилам – поди проверь.

Воровство начинается с асфальтобетонных заводов. Практически ни один из них не соблюдает технологию, утверждают специалисты. «Недовложение» битума и минерального порошка – норма. Исполнитель работ за то, что закрыл глаза на качество смеси, вознаграждается суммой в конверте. Да ещё усугубит отвратное качество битума халтурной работой при укладке полотна. Покрытие быстро придёт в негодность – и он же получит подряд на ремонт. Никому не выгодна хорошая дорога и хорошая работа.

Дорога на бетонном основании не требует ремонта 30 лет. В России таких нет. В Китае – 40 процентов, у нас – ноль. Зато мы абсолютные рекордсмены по ремонту. На латание колдобин тратится средств в 5–6 раз больше, чем на прокладку новых трасс.

Доктор технических наук Феликс Губерман утверждает, что наш метод строительства и ремонта дорог принципиально противоречит российским грунтовым и климатическим особенностям. Он предложил иной способ, одобренный и Академией наук, и Грунтовой лабораторией МГУ, и Инженерным центром геологии России. Правда, давно это было, ещё в 1992 году…

Два года назад власти объявили о программе «Развитие транспортной системы России» – самой масштабной «за всю историю существования федеральных целевых программ и правительства РФ». В неё будет вложено 4,7 триллиона рублей государственных денег – 170 миллиардов долларов… Потом уточнили: всего на федеральную программу строительства дорог 2010–2015 годов выделяется не то 13, не то 21 триллион…

Какая-то небесно-фантастическая арифметика. То есть не имеющая ничего общего с землёй, с теми же Михалями. И вообще, как выясняется, речь идёт о «сверхкрупных государственных стройках» – об олимпийской в Сочи, о возведении гигантского комплекса к саммиту глав государств Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) во Владивостоке, о подготовке к Универсиаде в Казани…

Какие тут Михали? Михалям и прочим деревням остаётся ждать, когда в каждой из них появится свой слесарь Сидоров, как случилось в Малой Сапрычке. Кстати, у Евгения Александровича Сидорова в позапрошлом веке была предшественница – Евдокия Николаевна Игнатова, двоюродная сестра Михаила Приш­вина. Окончив Парижский университет, она приехала в Малую Сапрычку, на деньги от своего приданого построила здесь школу и учительствовала в ней сорок лет… Так что традиция есть.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

Солдатская душа

Литература

Солдатская душа

МИХАИЛ ШОЛОХОВ – 105

Андрей ВОРОНЦОВ

В эти майские дни, вслед за 65-летием Победы, мы отмечаем 105-летие со дня рождения Михаила Александровича Шолохова. Соседство этих дат неслучайно и даже символично, потому что Шолохов – один из самых ярких фронтовых писателей и журналистов.

На второй день войны Михаил Шолохов, полковой комиссар запаса, направил правительству телеграмму с просьбой принять в фонд обороны страны денежную часть своей Сталинской премии и заявил о готовности немедленно встать в ряды Красной армии. Теперь представляется, что в этом не было ничего необычного и что все советские писатели поступали именно так. На самом деле – отнюдь не все. Например, один весьма известный советский прозаик и функционер СП, который учил Шолохова «партийной линии» и препятствовал журнальной публикации третьей книги «Тихого Дона», вплоть до 1 августа сорок первого не предлагал своих услуг воюющей армии. Когда же классику намекнули в ЦК, что хорошо бы ему отправиться на фронт военным корреспондентом, он написал Сталину: «Я глубоко не военный человек… я болен… я работаю в Союзе писателей как Секретарь Правления…» Сталин не счёл возможным торговаться с бывшим любимцем и… немедленно исключил его из партии. С формулировкой – «за трусость».

Тогда, конечно, тональность писем «глубоко не военного человека» Сталину изменилась: «Я трусом никогда не был и не буду…», «экий страх поехать военным корреспондентом, сидеть где-нибудь в ста километрах от фронта»… Между тем в 41-м году, когда танковые клинья гитлеровцев глубоко врезались в нашу территорию, военному корреспонденту и в ста километрах от фронта (весьма порой условного) никто не гарантировал безопасности, что подтверждает, например, судьба друга Шолохова Василия Кудашова, попавшего вместе с редакцией фронтовой газеты в окружение и умершего потом в немецком концлагере.

Пока наш секретарь правления СП, определивший для себя оптимальное расстояние от линии фронта, доказывал Сталину, что он не трус, Шолохов уже вовсю трудился военным корреспондентом Совинформбюро, «Правды» и «Красной звезды» на Западном фронте, публиковал знаменитые статьи и очерки «На Смоленском направлении», «Гнусность», «Военнопленные». В конце августа 1941 года близ Вязьмы немцы разбомбили несколько редакционных машин, прикреплённых к Шолохову, Фадееву, Е. Петрову и другим военкорам. Уцелела только машина Шолохова. «Я вскочил в неё, – рассказывал писатель, – и тут ко мне подошёл Саша (Александр Бусыгин, ростовский литератор. – А.В.) и попросил, чтобы я подвёз его до политотдела дивизии. Мы поехали. Немецкие артиллеристы тут же взяли нас в «вилку». Снаряд разорвался сначала впереди, другой позади, ну, думаю, следующий снаряд наш… Проскочили мы простреливаемое место благополучно, укрылись за бугром». Подобные эпизоды были обычным делом в работе военкора. Кстати, упомянутый Шолоховым редактор фронтовой газеты Александр Бусыгин вскоре, как и Василий Кудашов, попал в окружение вместе со своей редакцией и погиб.

После Западного фронта Шо­лохов направлен на Южный, под Ростов. Его статьи и очерки конца 1941 года – «На Дону», «В казачьих колхозах», «По пути к фронту», «Первые встречи», «Люди Красной Армии» – написаны человеком, работавшим в максимальном приближении к передовой. В мае 1942 года, после контузии в авиакатастрофе под Куйбышевом, Шолохов создаёт в слободе Николаевка на Волге знаменитый очерк «Наука ненависти». В конце мая он вернулся с семьёй в Вёшенскую. Уже летом линия фронта проходила, в сущности, по Дону, в нескольких сотнях метров от его дома, потому что другой, низкий берег реки захватили немцы, которые отлично знали, чей это дом с мезонином стоит на возвышенности, и стремились его разбомбить. Никакого бомбоубежища в Вёшенской не было. Шолохов и его домашние во время налёта, если успевали, просто выходили во двор и ложились в траву. Увы, 10 июля бомба всё же попала в шолоховскую усадьбу, убила 70-летнюю мать писателя Анастасию Даниловну, пожар уничтожил дом, рукописи «Тихого Дона» и «Поднятой целины»…

О том, какое влияние «Наука ненависти» и другие очерки Шолохова оказывали на фронтовиков, свидетельствовал литератор, а в ту пору лётчик Пётр Лебеденко. Он получил задание вылететь на передовую, в район села Гроховцы, где ожидалось контрнаступление немцев, и забрать оттуда военного корреспондента – Шолохова. Лётчик выполнил приказ, нашёл писателя, и не просто на передовой, а за двадцать метров от командного пункта, «в небольшом окопчике, вырытом впереди основной траншеи». Он разговаривал с двумя бойцами – отцом и сыном. Старший достал кисет с махоркой и спрашивал у Шолохова, не найдётся ли у него газетки на пару закруток. Газеты не было, тогда молодой боец предложил отцу небольшую книжку на газетной бумаге – шолоховскую «Науку ненависти». Отец рассердился: «Ошалел ты, что ль! Такую книжку на закурки. Соображать надо, однако». Потом спросил у Шолохова, который из скромности ему не представился: «Читал? Это, милый, такая наука, что без неё нашему брату никак нельзя», – и принялся травить солдатские байки: что-де лично знаком с автором «Науки ненависти», угощал его махоркой, «заказал» ему роман о Сибири, откуда они с сыном родом – «про наш Енисей, про тайгу нашу матушку», – и Шолохов якобы согласился такой роман написать. Правда, после окончания войны. Михаил Александрович смеялся глазами и подмигивал Лебеденко, чтобы тот молчал. Байки пожилого солдата говорили уже не о его писательской славе, а о том, что он стал народной легендой.

Увы, эта типично шолоховская юмористическая ситуация завершилась по-шолоховски же трагически. Началась немецкая артподготовка, и осколком мины был убит наповал сын пожилого солдата Митька. Незабываема описанная Лебеденко сцена, когда отец, поцеловав мёртвого сына в лоб, пошёл вместе с бойцами своей роты в контратаку, а Шолохов, «посерев лицом», «с мукой в глазах», сидел возле убитого Митьки, держа в ладонях его остывающую руку… Он, кстати, мог погибнуть и сам, потому что не ушёл из окопчика, когда начался обстрел. Вот вам и секретарские «сто километров от фронта»!

 

Образы Андрея Соколова, героев романа «Они сражались за Родину» были созданы не в тиши кабинета, Шолохов видел сам на передовой, как они дрались, умирали и побеждали. Своё звание полковника, орден Отечественной войны I степени он получил не по «разнарядке». Герой очерка Петра Лебеденко, пожилой солдат, говорил настоящему Шолохову о Шолохове, каким он себе его представлял: «Душа у него солдатская, понимаешь?» Воин-сибиряк не ошибся: Шолохов, человек до 36 лет, в общем-то, далёкий от армии, вырос тем не менее среди потомственных солдат, донских казаков, любил их и понимал их душу. Ведь, за малым исключением, все мужские персонажи «Тихого Дона» – солдаты… Как описаны их мытарства на фронтах Первой мировой войны! Сам Шолохов на той войне не был… Стало быть, отчасти прав советский классик, исключённый Сталиным из партии: не всегда писателю нужно быть на передовой. Действительно, в художественном смысле это не всегда обязательно, а вот в духовном, если хочешь почувствовать, что ты – часть сражающегося народа, пожалуй, необходимо.

Почему Шолохов так близок сердцу русского солдата? Только потому, что учил «науке ненависти» и умел звать на бой? Но это умел делать и Илья Эренбург, военные статьи которого сейчас, в эпоху «политкорректности», даже боятся переиздавать – столько там ненависти не просто к нацистам, а к немцам как таковым.

Боевой дух корреспонденции Эренбурга, надо признать, поднимали, но вот в сердце русского солдата они не запали, после войны о них как-то быстро забыли. А шолоховская «Наука ненависти» осталась, причём как литературное явление. Потому что ненависть у Шолохова иная, чем у Эренбурга с его призывом стереть Германию с лица земли, в ней как бы заново звучит исконное значение слова «ненавидеть»: «Не хочу это видеть!», «Не принимаю!» – ибо это противно природе человеческой.

Шолохов – писатель преимущественно военной темы, но его герой рождён не для войны, он солдат лишь по необходимости.

Это не пацифизм, а глубоко русское чувство, звучащее ещё в «Слове о полку Игореве». Неслучайно эпизод, равный по художественной силе плачу Ярославны, мы найдём в «Тихом Доне».

Григорий Мелехов воюет с белополяками далеко от Дона. Однажды ночью мать его, старая Ильинична, вышла на гумно. «Ильинична долго смотрела в сумеречную степную синь, а потом негромко, как будто он стоял тут же возле неё, позвала: «Гришенька! Родненький мой!» Помолчала и уже другим, низким и глухим голосом сказала: «Кровинушка моя!..»

В жизни Шолохов был человеком несентиментальным, скорее, даже насмешливым. Но он редко мог сдержать слёзы, когда читал вслух финал «Тихого Дона». Он жалел не только своего героя, с которым он давно сроднился, как с живым человеком, а русского человека, русского солдата вообще. «Не потому ли, – писал его земляк и друг писатель Виталий Закруткин, – поникает его голова, и затуманивается взор, и успевает он вовремя отвернуться, услышав горестную песню:

Враги сожгли родную хату,

Сгубили всю его семью…

Это «вовремя отвернулся» заставляет вспомнить финал «Судьбы человека», когда Андрей Соколов и его приёмный сын Ванюшка прощаются с героем-рассказчиком. «И вдруг словно мягкая, но когтистая лапа сжала мне сердце, и я поспешно отвернулся». «Что-то ждёт их впереди?» – спрашивает Шолохов самого себя и нас, читателей.

Он отвечает на этот вопрос так: «И хотелось бы думать, что этот русский человек, человек несгибаемой воли, выдюжит, и около отцовского плеча вырастет тот, который, повзрослев, сможет всё вытерпеть, всё преодолеть на своём пути, если к этому позовёт его родина».

Судьба самого Шолохова, его военная биография – яркий тому пример.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

«Тихий Дон» и беспомощность критики

Литература

«Тихий Дон» и беспомощность критики

МИХАИЛ ШОЛОХОВ – 105

Юрий ДВОРЯШИН, доктор филологических наук, профессор, лауреат Международной премии имени М.А. Шолохова

В современной отечественной литературе есть загадочная и надрывная ситуация, более многозначительная, чем это может показаться на первый взгляд. Речь идёт о восприятии, осмыслении и оценке судьбы и творчества Михаила Шолохова. Нетрудно заметить, что многие критики сегодня, упоминая об авторе «Тихого Дона», «Поднятой целины» и «Судьбы человека», ограничиваются лишь эмоциональными определениями, в большинстве же случаев вообще обходятся фигурой умолчания. Кажется, они не знают, как быть с Шолоховым. Достаточно обратить внимание на то, что имя Шолохова, как правило, отсутствует в рассуждениях исследователей, пытающихся выстраивать на материале послеоктябрьской русской литературы типологические схемы нового образца. Автор «Тихого Дона» во все эти конструкции не вписывается. Поэтому о нём либо вообще не упоминается, либо его произведения скороговоркой насильно притягиваются к той или иной общности.

Косвенное подтверждение растерянности по отношению к писателю и его творческому наследию можно услышать из уст самих критиков. Так, Н. Иванова недавно призналась: «При всей высокой оценке «Тихого Дона» я предпочитаю о Шолохове … не писать … всерьёз говорить о Шолохове по многим причинам куда сложнее».

Однако внимательному взору подобная ситуация стала заметна задолго до современности. Ещё в начале 40-х годов в разгар предвоенной дискуссии о только что завершённом «Тихом Доне» Б. Емельянов, отчаявшись понять, почему «самые непримиримые критики покорены художественной силой романа, но, придя в себя, обрушиваются на роман», высказал убеждение в том, что это противоречие есть результат «неслыханного банкротства критики» (Лит. критик, 1940. № 11–12). Думаю, что эта оценка вполне обоснованно может быть произнесена и сегодня, только диапазон пространства, к которому её следует отнести, теперь стал неизмеримо шире. Речь следует вести о кризисе уже не только литературной науки, но и современного общественного сознания, утратившего в значительной мере чувство правды жизни. Показательно, что вопреки общеизвестным фактам сегодня утверждается точка зрения, согласно которой такого выдающегося явления, как Шолохов, как бы и не было – не только в художественном развитии XX века, но и в самой его действительности. Как иначе может быть истолковано заявление М. Чудаковой о том, что на самом деле главное создание писателя, его «Тихий Дон», «нимало не заполняло той трещины, которая зияла несколько десятилетий между литературой и российской реальностью»?

Ничего общего с действительностью подобные суждения не имеют, ибо на самом деле творчество Шолохова на протяжении большей части XX века находилось в центре общественного сознания. Вокруг произведений, высказываний да и самого имени писателя десятилетиями кипела ни на миг не затихающая борьба, по преимуществу идеологического характера. Впрочем, неправильным было бы употреблять в данном случае глаголы только в прошедшем времени. Мы и сегодня наблюдаем проявление этих сшибок, которые, конечно, приобрели иные формы, но по сути своей, по методологическим основаниям и даже по требованиям ограничить общение читателей (в первую очередь школьников) с произведениями Шолохова остаются всё теми же.

Нельзя, например, не подивиться тому, сколь похоже оценивались в 30-е годы и трактуются уже в наше время (разумеется, под иными идеологическими знаками) идеи и образы шолоховских произведений. Прежде всего это относится к Григорию Мелехову как центральному герою Шолохова, ибо в его судьбе, в его трагических поисках «правды, под крылом которой мог бы посогреться всякий», заложены ответы на многие вопросы, связанные не только с творчеством писателя, но и с историей нашего народа, с русской трагедией XX века.

Неслучайно сущность образа Григория Мелехова, причины его трагического жизненного пути были предметом наиболее острых, но вместе с тем и наиболее глубоких полемических схваток на протяжении десятилетий – от 30-х до 70-х годов. Эти споры определяли стрежень процесса постижения художественного мира Шолохова вообще.

Центральный образ «Тихого Дона» в предвоенные годы вызывал отчаянное неприятие ревностных защитников идеологических установок того времени, которые были убеждены в том, что такой человек, как Григорий, не имеет права на жизнь в условиях современной действительности. В качестве примера можно привести малоизвестное, но красноречивое высказывание публициста и критика А. Бека. Во время дискуссии, посвящённой четвёртой книге «Тихого Дона», которая состоялась в начале 1941 года, он заявил: «С точки зрения советской власти мало найдётся людей, которые будут утверждать, что это основное произведение («Тихий Дон». – Ю.Д.) социалистического, коммунистического общества. Всякие наши разговоры, что это исключительный человек (Григорий Мелехов. – Ю.Д.), тут прекращаются, это враг, и он должен быть наказан… Мне кажется, что центральная задача нашей литературы именно заключается в том, чтобы с такой же силой или большей создать образы людей, которые мыслят, строят, рубят – в том числе и головы таким людям, как Григорий».

Сколько политически правоверного упоения в этой характерной добавке! Но такие суждения о герое Шолохова не были исключительными. В. Ермилов, например, незадолго до начала Великой Отечественной войны писал: «Нет любви для Григория, его любовь погибает, – нет для него жизни, и потому светит для него чёрное солнце. Мы не знаем более сильного образа опустошения, более жестокой кары художника своему герою. Чёрное солнце страшно, как смерть в пустыне». Нечто подобное можно было прочитать и в книгах и статьях И. Лежнева, В. Гоффеншефера, Л. Якименко и многих других критиков.

Но было бы заблуждением считать, что сегодня ситуация изменилась кардинально. На самом деле это не так. Прежде всего нельзя не заметить, что нынешних исследователей Шолохова образ Григория Мелехова, похоже, мало интересует. В современных библиографических указателях почти отсутствуют сведения о статьях, посвящённых этому персонажу. В большинстве из вышедших в последнее время монографий о Шолохове только изредка можно обнаружить фрагменты, касающиеся Григория. Но ещё более показательно, что в тех немногочисленных работах, авторы которых всё же обращаются к герою «Тихого Дона», высказываются суждения, по своей сути непосредственно перекликающиеся с оценками давно минувших лет.

Вот по-своему замечательная книга Ф. Кузнецова «Тихий Дон»: судьба и правда великого романа» (М., 2005). О финале произведения читаем: «В конечном счёте «Тихий Дон» – роман о гибели Григория Мелехова. И в этом главный смысл романа (здесь и далее подчёркнуто мною. – Ю.Д.)... И за этим – личный трагический опыт Шолохова». И в другом месте: «У Шолохова была своя… мера отношения к Григорию Мелехову – как фигуре глубоко трагической и обречённой на гибель». Мотивируется это заключение не логикой художественного произведения, а трагическими обстоятельствами 20–30-х годов, которые акцентированы в такой степени, что представляются критику заполнившими всё жизненное пространство эпохи. Ф. Кузнецов ссылается на то, что Шолохов «это знал на примере сотен и тысяч казаков, принимавших участие в Вёшенском восстании, но поверивших советской власти». Стремление противопоставить художественной закономерности конкретные исторические события, к тому же однозначно толкуемые, характерно и для некоторых других современных публикаций о Шолохове. Так, в одной из недавно вышедших монографий аналогичное суждение не только поддерживается, но и конкретизируется: «Гибель Григория неизбежна, что знаменует и смерть прежнего, старого тихого Дона… Возвращение Григория Мелехова домой к сыну – это окончательное прощание с героем. Герой приходит домой на смерть. Невозможно представить себе Григория Мелехова, участвующего в строительстве новой колхозной, неказачьей жизни».

Такого рода представления сегодня активно вторгаются и в практику преподавания творчества Шолохова в школе. Например, профессор Пермского педуниверситета Г. Ребель в своих методических рекомендациях по поводу изучения «Тихого Дона» утверждает, что у Григория Мелехова «нет будущего. Финал шолоховской эпопеи открыт в неотвратимую для Григория Мелехова гибель».

Подобные суждения противоречат не только логике развития художественного образа, но и народному восприятию его сущности. Вспомним, как читатели «Тихого Дона» обращались к его автору в 30-е годы с просьбой сохранить герою жизнь, а во время Великой Отечественной войны многие искренне интересовались, где в настоящее время находится Григорий Пантелеевич Мелехов, в каком колхозе работает или в какой части сражается с фашистами.

Известно, что и сам Шолохов, говоря о Григории, подчёркивал, что в его судьбе запечатлены обстоятельства жизни многих из донских казаков, в том числе и тех, кто принял советскую власть и наладил свою жизнь в новых условиях. Так, в 1951 году, находясь в Болгарии, в интервью местным журналистам он заявил, что «советская власть вывела людей типа Григория из тупика, в каком они оказались. Некоторые из них избрали окончательный разрыв с советской действительностью, большинство же сблизились с советской властью».

Разумеется, позиции, разделённые семью десятилетиями, имеют не только общие черты, но и различия. Если прежде считалось, что ответственность за трагический финал жизни Григория Мелехова лежит на самом герое, который якобы по своей воле стал «отщепенцем», то теперь нас убеждают в том, что судьба шолоховского героя – это исключительно трагедия раздавленного жерновами истории человека с выжженной дотла душой, а главный смысл финала эпопеи в том, как «послереволюционная жизнь выталкивала Григория Мелехова за свои пределы – на уничтожение». Как бы там ни было, но и в том и в другом случаях Григорию Мелехову, по убеждению критиков, нет места в послеоктябрьской действительности.

Думается, что и одна и другая точки зрения в одинаковой мере упрощают сущность конфликта «Тихого Дона», примитивизируют смысл судьбы Григория Мелехова. При этом сюжетная ситуация чрезвычайно жёстко привязывается к фактам реальности, что сглаживает общечеловеческий, нравственно-философский смысл эпопеи. Бессмысленными и напрасными оказываются в таких трактовках «блукания» шолоховского героя в поисках всеобщей правды, ибо они в любом случае представляются бессильными и бессмысленными в противоборстве с действительностью.

Как справедливо отметила Н.В. Кор­ниенко, «попытка интерпретировать этот грандиозный финал («Тихого Дона». – Ю.Д.) в категориях и на языке политической истории (равно просоветского и антисоветского текста), оптимистические либо пессимистические иллюзии, проведённые аналогии и документы о судьбах прототипов Мелехова – лишь обнажают неглубину неверующего/верующего интеллектуального сознания и обличают нашу неготовность принять «героический смысл человеческой жизни» (выражение С. Франка)».

История общественного восприятия «Тихого Дона» свидетельствует о том, что на всём протяжении его более чем восьмидесятилетнего существования даже в периоды жёсткого идеологического давления читателям удавалось приблизиться к осознанию глубинного смысла произведения.

Сокровенное чувство жизненной правды в самом искреннем её выражении в той или иной мере переживал читатель шолоховской эпопеи, доверившийся голосу её создателя, даже в предвоенное десятилетие. Странные лишь на первый взгляд метаморфозы происходили с теми критиками, которые не принимали «Тихий Дон» по мотивам идеологического свойства. Эстетическое и эмоциональное воздействие книги Шолохова было столь значительным, что оно способно было сглаживать самые категоричные политические убеждения. Многие испытали это на себе. Характерно, например, недоумение, с которым члены Комитета по Сталинским премиям в 1940 году столкнулись с, казалось бы, неразрешимым противоречием в оценке «Тихого Дона». Так, А. Фадеев сокрушался по поводу того, что «Шолохов поставил… нас в затруднительное положение при оценке… там не показана победа сталинского дела, и это заставляет меня колебаться в выбopе». Но для Фадеева было очевидным и другое – то, что в конечном итоге определило его решение: «Это исключительно талантливое произведение, и как будто двух мнений не может быть, любой человек прочтёт и скажет: «Это произведение, равного которому трудно найти».

Такие чувства по отношению к «Тихому Дону» испытывал убеждённый большевик, один из «неистовых ревнителей» коммунистической идеи, в годы Гражданской войны с оружием в руках отстаивавший её в дальневосточной тайге и на кронштадтском льду. Великий парадокс состоял в том, что в то же время и с тем же душевным трепетом читалась книга Шолохова людьми, которые находились по другую сторону баррикад. Сегодня хорошо известны воспоминания одного из главных руководителей так называемого Вёшенского мятежа, столь ярко изображённого в «Тихом Доне», Павла Кудинова, который после разгрома восстания бежал за границу и проживал, как и многие его односумы, вплоть до своей смерти в Болгарии. Так вот этот человек признавался: «Читал я «Тихий Дон» взахлёб, рыдал-горевал над ним и радовался – до чего же красиво и влюблённо всё описано, и страдал-казнился – до чего же полынно-горька правда о нашем восстании. И знали бы вы, видели бы, как на чужбине казаки-батраки – подёнщики собирались по вечерам у меня в сарае и зачитывались «Тихим Доном» до слёз и пели старинные донские песни».

Шолохов рассказал о кровавой вакханалии Гражданской войны с такой степенью правды, что это приняли сердцем, нередко вопреки идеологическим убеждениям, даже те, кто представлял наиболее непримиримые силы во враждующих лагерях. И в том, что над страницами донской «Илиады» склонили головы, не в силах сдержать рыданий, и белогвардейский офицер, и правоверный большевик, проявилась великая, спасительная для духовного самостояния нации миссия Шолохова. Уже тогда, в предвоенное десятилетие, можно сказать, в самом эпицентре гибельного разлома, ощущение объединяющей силы «Тихого Дона» воспринималось наиболее прозорливыми соотечественниками как дело очевидное. Думается, что именно эту интегративную роль Шолохова имел в виду замечательный русский прозаик И.И. Катаев, когда незадолго до гибели утверждал: «Шолохов – единственный из нас, кто, по-моему, живёт так, как нужно, и иногда мне кажется, что он один работает за всех нас» (Красная новь, 1935. № 5. С. 186).

Сегодня вряд ли кто из писателей отважится на подобную искренность, но становится всё более очевидным, что если мы действительно хотим осмыслить во всей глубине истоки и сущность нашей трагической истории, понять, что с нами произошло и происходит, мы с неизбежностью, как бы ни отвлекали нас от этой центральной задачи авторы всяческих «версий», придём к необходимости постижения смысла великого создания Шолохова. Теперь уже, разумеется, с учётом целостного опыта запечатлённого и предсказанного им русского XX века.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«И в эмиграцию играю. И доиграю до конца»

Литература

«И в эмиграцию играю. И доиграю до конца»

ЭПОХА

22 мая – первая годовщина со дня смерти поэта Александра Межирова, личности выдающейся, неоднозначной, трагической. Со школьной скамьи, в 1941-м, он ушёл на фронт. За свою долгую жизнь издал более 50 книг. С 1992 года поэт жил в США, где в 2009-м скончался на 86-м году жизни. На вопросы «ЛГ» о жизни и творчестве поэта отвечает его дочь – Зоя Межирова-Дженкинс.

Зоя Александровна, с творчеством Александра Петровича знакомы многие. Каким поэт был в реальной жизни?

– Одной из главных его черт была интеллигентность. Его отец и мать окончили классические гимназии. С детских лет он слышал от них строки Пушкина, Некрасова, Блока. К тому же Музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, куда он часто бегал ребёнком, был за поворотом Лебяжьего переулка, где в трёхэтажном доме, похожем на старые арбатские особнячки, родился поэт. Атмосфера квартиры-коммуналки, двух небольших смежных комнат, в которых жили пять человек, вырабатывала в людях неприхотливость и взаимное уважение.

Легко ли было с ним в быту?

– Поэт не может быть лёгким. Поэта непрестанно сжигает огонь музыки, которую он слышит. Этот высокий огонь, проецируясь на область быта, порой затрагивает окружающих и особенно близких людей. Нужно только понимание, которое у нас всегда было. Стихи являлись воздухом нашей жизни. Его бескорыстие проявлялось и в поэзии. Однажды он сказал: «У нас дома никогда не было нужных людей».

Как складывались отношения отца и дочери?

– Он был очень заботлив. В детстве возил меня на уроки музыки и на мои любимые занятия балетом. Заботился об образовании внучки Анны. Одновременно он был требовательным. Помню его кабинет всегда идеально убранным. Уходя, он оставлял свой рабочий стол абсолютно пустым. «Каждый волос, оставленный в ванне, – это волос в стихах», – говорил он. А когда снова начинались разговоры о поэзии, драгоценнее собеседника не было.

Талант вашего отца прежде всего проявился в создании фронтовой лирики. Мне кажется, это даже не совсем лирика: эти стихи тяготеют к драме. С чем связаны эти эсхатологические мотивы?

– Не уверена, что талант его проявился прежде всего в этих стихах. Конечно, по природе он – лирик. Метафора Гёте «мир раскололся и трещина прошла через сердце поэта» объясняет драму Художника, страдающего, сопереживающего.

Как он оценивал свою знаменитую вещь «Коммунисты, вперёд!».

Однажды он написал:

Когда же окончательно уйду,

Останется одно стихотворенье…

– имея в виду «Коммунисты, вперёд!». В наши прагматичные, не считающиеся с существом искусства дни это выдающееся по своей поэтической фактуре произведение неоднократно осуждалось. Но в защите оно не нуждается, так как в нём, как верно определил Евгений Сидоров, достигнут уровень силы молитвы. А призыв – «вперёд!» – по словам Льва Аннинского, – бросок в гибель, в смерть через самопожертвование.

В «Балладе о цирке» возникает образ циркача-мотоциклиста, вращающегося в новом круге дантовского ада. Что значил для автора этот образ?

– Давно было сказано: «Прекрасное – трудно». В результате непрестанных усилий творчества и из-за изматывающего присутствия «в разлюли-малине распроклятой, на Монмартре нашем дорогом», поэт ищет спасения:

Храм дощатый,

Одноглавый,

В час треклятый,

Помоги!

Спасительный Храм, Сон – вот что такое для него цирк. Это – иная реальность, придуманная им для себя! Разочаровавшись «в сути божественного ремесла…», он идёт на разрыв с этим пространством – «Об этом я и хотел сказать. Напоследок…». То же самое и тоже – напоследок были и в том, что он навсегда остался в чужой стране:

О, вертикальная стена,

Круг новый дантовского ада…

И тогда, и теперь, в уходе, в разрыве был новый ад, который он сам для себя избрал.

В стихах Межиров возвышает роль игрока до роли пророка. Чем была для него игра?

– Тем же, что и Цирк и Вертикальная Стена. Мало кто знает, что отец его друга-одноклассника начал учить двух, тогда 12-летних, мальчиков игре в карты. С тех пор игра стала страстью, забвением, освобождением. Вначале он много проигрывал, что вызывало немалые трения в семье. Той же страстью был бильярд. Теперь его близкие друзья-бильярдисты из нелегальных игроков превратились в элиту признанного спорта.

В разных источниках я читала историю о ДТП, в результате которого заслуженному поэту пришлось уехать из страны, потому что он подвергся осуждению общества.

– За его почти пятидесятилетний стаж вождения не было никаких нарушений. Он был аккуратным водителем. Когда происходит автомобильная катастрофа, в результате которой погибает человек, факты всегда обсуждаются в милиции, что и было сделано в 1988 году с привлечением показаний различных свидетелей. Во имя светлой памяти погибшего я не могу касаться относящихся к нему деталей. Недоброжелателями Межирова созданы версии страшных злодеяний. Например, засыпал человека снегом, уехал в Грузию – что есть полный абсурд. Зловещие фантазии ненавистников привели к тому, что, по одной из версий, как мне совсем недавно стало известно, якобы была за рулём я, отец, мол, прикрыл дочь. Ну, что сказать? Только руками развести можно. Произошёл трагический несчастный случай. Отец был в состоянии глубокого шока. Он был не молод, в войну контужен. Временами сознание просветлялось. Он добрался до автомата, набрал номер «Скорой», что было зафиксировано, сообщил о трагедии, назвав её место. Дальше опять отключение сознания. Потрясение было не сравнимо ни с чем. Весь период пребывания пострадавшего в больнице отец невыносимо, мучительно страдал. Доставал необходимые, редкие по тем временам лекарства, которые передавались врачам. Недоброжелатели воспользовались фактом трагедии:

И когда с ним случилось несчастье,

которое может случиться

с каждым, кто за рулём

(Упаси нас, Господь!),

то московская чернь –

многомордая алчущая волчица

истерзала клыками

пробитую пулями Гитлера плоть.

(Из «Автор стихотворения «Коммунисты, вперёд!» Евг. Евтушенко.) Сам Межиров на клевету в свой адрес ответил стихотворением «Толпа», вот его начальные строки:

Я, конечно, ничто,

производное скуки и лени,

Но величье моё

в грандиозности той клеветы,

Тех нападок неслыханных и обвинений,

Эшафот из которых воздвигла на площади ты.

Клевета распространяется и на якобы лёгкость его отъезда. Мол, так несложно было поменять Лебяжий переулок на Манхэттен или там на орегонский Портленд. Не буду комментировать эти жестокие слова. Скажу только, что недавно ушедший от нас поэт Михаил Поздняев тогда сказал: «Мы все виноваты в том, что Межиров уехал». «И напасти, ненавидящих нас, угаси…» – не осмелюсь поставить что-либо рядом с этим прозрением, которое объясняет природу ненависти сугубо личными проблемами. Уехал отец в США по командировке Иностранной комиссии Союза писателей в 1992 году. Не бежал от умирающего человека, как пишут, – поехал через 4 года после трагедии. Любимая внучка Межирова, о которой им написано замечательное стихотворение «Анна, друг мой, маленькое чудо…», жила тогда в Неваде и была замужем за американцем. Вскоре отец принял предложение Русского отделения Портлендского университета соседнего штата Орегон читать лекции по истории русской литературы. Он не уехал, как пишут, «от трупа распавшейся империи». Трудностей он не боялся, прошёл войну. По характеру был упорен и твёрд.

Не было ли одиноко русскому поэту в Америке?

– Человек он был магнетического притяжения. И в Портленде, как и в Москве, телефон разрывался. Стремились к общению литераторы из разных штатов, из Нью-Йорка. Одиночества не было, как представил канал «Культура» в документальном фильме, снятом к его 80-летию. У него был обширный круг общения, любимые книги, с ним рядом была семья. Часто спрашивают, скучал ли он по Москве, по друзьям. Конечно, скучал. «Вернись назад, мы так тебя любили…» – послал ему вдогонку Евгений Рейн. Отец полюбил Портленд, этот небольшой город с улочками прибалтийского типа, с его прохладой, с множеством цветов и тишиной. Любил мощную красоту побережья Тихого океана, который был в часе езды и куда они вместе с Анной часто ездили.

Каково было поэту реализовываться в Америке, в неблизкой среде?

– Межирову совсем не надо было себя реализовывать в Америке. Он жил там с семидесяти лет, наслаждался покоем Портленда, его тихими дождями и скончался на 86-м году жизни. Однако в США написал много замечательных стихотворений. Часто достаточно коротких, выразивших мастерство художника, завершавшего свой путь сильными мазками ярких красок.

Как фронтовику жилось в социуме, где бытует мнение о том, что не CCCР победил фашизм?

– Начав разбирать бумаги отца в манхэттенской квартире, я нашла засунутый в далёкую папку лист: «Награда президента Соединённых Штатов Александру П. Межирову». Идти он, как всегда, не хотел, его кто-то вытолкнул на торжественную встречу президента с ветеранами. Наград не любил, церемоний не переносил, его совершенно не интересовало, получит ли он в 1986-м звание лауреата Государственной премии СССР. «Быть знаменитым некрасиво…» – повторял он строчку Пастернака.

Расскажите, пожалуйста, немного о его последних днях. Было ли завещание?

– В войну у отца были отморожены почки – окопный нефрит. Он стал часто попадать в больницы. Американская медицина неоднократно спасала его. Хотел ли он приехать в Москву? Нет. Он сказал, что никогда сюда не возвратится. Вернулся его прах. Завещания не было. Решение о захоронении в Переделкине, которое он так любил, было принято семьёй. Он не был брошен, как пишут. Не было и забвения. Как не будет забвения и его поэзии.

Беседовала Елена СЕМЁНОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Профессионал

Литература

Профессионал

ЭПИТАФИЯ

В Волгограде на 79-м году жизни скончался Аристарх АНДРИАНОВ

Его имя в последнее время не было на слуху. Можно даже сказать, что о нём забыли. Во всяком случае, в Москве. Он тихо доживал свой век в Волгограде, где начиналась его журналистская жизнь и откуда его много, много лет назад пригласили в «Литературку», оценив профессионализм, но, наверное, ещё больше – человеческие качества. Было такое время – человеческие качества ещё ценились в нашей профессии.

«Нередко так бывает с истинными ценностями: после, казалось бы, тихого забвения – взрыв нового интереса и внимания…» – эти строки я вдруг нашёл в Интернете, где поместили статью Аристарха Андрианова о волгоградском поэте Маргарите Агашиной. В этой строчке – весь Андрианов. Он искренне верил не только в мастерство, в профессионализм, но и в то, что истинные ценности заключены в самом человеке, каким бы громким и знаменитым ни было его имя. И если истинные ценности забыли, о них непременно вспомнят. Ну вот я и вспоминаю об Аристархе Григорьевиче, случайно узнав о его смерти.

Он умер одиноко, в своей маленькой квартире, и соседи обнаружили это лишь спустя несколько дней. А ведь в 70-е, 80-е го­ды и даже ещё в начале 90-х его знали все, кто хоть сколько-нибудь был связан с литературным отделом «ЛГ». Любой автор, приходя в газету, сначала имел дело именно с ним, бессменным заместителем редактора литературного отдела. Так было и со мной, когда ещё совсем юнцом, первокурсником Литинститута, я пришёл в «ЛГ» в поисках своего счастья, своей удачи на поприще литературного критика. И я точно знаю, что если бы не он, не было бы ни моего счастья, ни удачи.

Он был поразительно чутким, душевным, но и дельным человеком. Умел, не обидев автора, объяснить ему его реальное положение, реальные шансы. Он умел работать с чужими материалами, как со своими.

Наверное, как литературному критику ему и не хватало именно беспощадности.

Но его статьи – я их хорошо помню! – всегда были меткими, порой обнажавшими такие слабости произведений, на которые другие зоилы просто высокомерно не обращали внимания.

Аристарх Григорьевич был человеком ярким, живым, с прекрасным чувством юмора, по-своему душевно изящным, ироничным.

Редкая душа, безукоризненный журналист, ценнейший литературный работник своего времени. Вряд ли найдётся кто-то, кто сможет возразить против этого. А знали его очень, очень многие…

Светлая ему память!

Павел БАСИНСКИЙ

Коллектив «ЛГ» выражает соболезнование родным и близким покойного.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Свобода, макароны, окурки

Литература

Свобода, макароны, окурки

ПОДНИМИТЕ МНЕ ВЕКИ

Лев ПИРОГОВ

Когда стране хорошо, плохому человеку

должно быть плохо. И наоборот…

(Из одного романа)

Для меня так называемая проблема авторства «Тихого Дона» – загадка.

Не сама «проблема», а её живучесть. Удивительно наблюдать, как люди до сих пор бросаются очертя голову в эти болельщицкие разборки. Что ими движет?

В конце 80-х, когда на смену косному марсксистко-ленинскому литературоведению пришли передовые западные учения, нас учили: категория авторства – это позавчерашний день, «текст сам себя пишет». Разве не об этом (святые, выходи строиться) нобелевская речь Бродского, разве не об этом Сепир и Уорф, Кристева и Лакан, Ролан Барт и Пьер Менар, наконец?

Казалось бы, давно пора посмеяться с высоты столь прогрессивных учений над пресловутой «проблемой авторства «Тихого Дона» – как смеёмся мы над очередной сенсационной книжкой о том, что трагедии Шекспира сочинил не Шекспир, или как смеёмся над попытками уличить в плагиате Набокова: дескать, «Лолиту» придумал не он, а немецкий писатель фон Лихберг, чей рассказ с похожим сюжетом и под таким же названием увидел свет в 1916 году. Или как посмеялся над обвинениями в свой адрес лауреат многих премий Михаил Шишкин: я, дескать, создаю «литературу нового измерения», а кто такая Вера Панова, цитату из которой я выдал в романе «Венерин волос» за свой авторский текст, приличные люди давно забыли.

Однако вот закавыка: прогрессивные учения справедливы только в отношении «прогрессивных» авторов и явлений. На Шолохова и его книгу они не действуют.

Споры вокруг «проблемы авторства» давным-давно питаются не фактами, а «убеждениями». Как говорил американский президент о никарагуанском диктаторе Сомосе: «он, конечно, сукин сын, но наш сукин сын». Обратное тоже верно: не наш, а потому сукин сын. В связи с этим на первый план в «занимательном шолоховедении» выходит вопрос о том, для кого «наш» и для кого «не наш» Шолохов.

Наблюдая за общественными дискуссиями по всяким нелитературным поводам, я как-то раз заметил такую закономерность. Спорщики, выступающие за отмену смертной казни, неизменно оказываются сторонниками свободы абортов. Мотивы каждого из них в отдельности бывают нежны, как запах фиалки, и человечны, как Ленин в Горках, но если сгрести всю эту цветущую сложность в кучку (а история именно так обычно с цветущими сложностями и поступает), получится весьма сомнительная «картина мира».

И ведь смотрите: преступников действительно становится больше, рождаемость действительно падает. Картина мира работает!

Согласно этой картине люди, мучимые убеждением, что сталинский подголосок Шолохов романа своего не писал, обязательно убеждены в том, что Михаил Шишкин создаёт литературу нового измерения.

Ну вот например. «Государство не имеет права отнимать жизнь; Сталин был кровавый палач; женщина имеет право сама решать; Иван Грозный был кровавый палач; Гайдар накормил страну; Берия – кровавый палач». Строение сие совершенно и величаво, между кирпичей не всунешь комариного носа, а попробуйте заменить Сталина – Лениным, Ивана Грозного – Петром Великим, а Берию – ну хотя бы Кагановичем (автором афоризма «мы мало расстреливаем») – и уже будет не то, разнобой. А почему?

Почему тем, а не этим дурная слава?

Да потому что Берия – это ракеты и космос.

А Каганович – ну так, типа метро.

Сталин – это не только репрессии, но и, как ни бейся, всё то, что ценой этих репрессий было создано, а Ленин всё-таки запомнился разрушителем. Пётр при всех своих злодеяниях был реформатором («прогрессор», всё равно что святой), а Грозный положил начало империи.

Выходит, те из злодеев хуже, кто больше успел в свободное от злодейств время сделать для России хорошего.

Конечно, может быть, на деле всё было сложнее и цветистее, да только ведь в истории важно не как было, а как запомнилось.

Бородинскую битву проиграли русские, но – то ли из-за стихотворения Лермонтова, то ли ещё по какому недосмотру – празднуем мы её как победу. То же с танковым сражением у Прохоровки: «Проиграли битву, выиграли сражение».

Так вот с Шолоховым это правило пытаются использовать «от обратного». «Ну не было никакого Шолохова, признайте, что не было. Смотрите зато, какая литература есть! Настоящая, русская-великая: Быков, Улицкая, Сорокин, Фигль-Мигль, Марта Кетро! Вах, баюс-баюс!.. Завернуть?»

Нас как бы уверяют, что, проигравая сражение, мы выигрываем войну.

Подразумевая втайне обратное.

Не могут они пока прямо сказать: «Горе побеждённым», – рановато, не все хвосты подчищены. «Вот завершим реформу школьного образования, сделаем его платным (не сразу, не сразу – терпение), загоним лапотника в его вонючую барсучью нору – вот тогда…»

Наивная осторожность.

Да, благополучие паразита находится в обратной зависимости от благополучия поражённого им организма, и до определённого момента тем лучше паразиту, чем организму хуже. Но едва паразиту делается окончательно хорошо – организм погибает. И все паразиточьи удовольствия тоже.

Нечто подобное произошло с освобождённой от пут «социальности» современной литературой. Раньше до чего замученная была – а с каким хрустом читали, голод испытывали (эх, дескать, мало хорошей!). А теперь вся такая свободная – и никому не нужна.

Ну это как в жизни опять-таки. Разрываемый на части детьми, терзаемый женой, думающий индивид мыслит: «Вот бы мне, как Бетховену, глоток чистой радости (в смысле чтоб они провалились), о, как бы я зажил,  какие замечательные памятники мысли бы создал!» А освободи такого от пут – и что? Кастрюля макарон с кетчупом, переполненная пепельница на пузе и телеканал «Спорт» до ночи. Штаны неглаженые, девушки на улице не оглядываются – вот тебе и все памятники.

Настоящий писатель не ропщет: запирается в нужнике, как Набоков, доску на колени – и будь здоров.

Или другой пример. Если горшечное растение посадить в специальную землю, купленную за много денег в цветоводческом магазине, оно завянет, «сгорит». Опытные цветочницы всегда такую особо благоприятствующую земельку обычной, из леска ближайшего, разбавляют.

…Я, кстати, по-обывательски солидарен с мнением, что первый том «Тихого Дона» в разных отношениях приятнее последующих трёх. (Та же история с эпопеей Симонова «Живые и мёртвые», первый том которой – по мне так просто «Война и мир», но вот потом… тоже не он писал.) Неудивительно, что именно за этот самый лучший кусок ведут свою священную войну «антишолоховеды». Изъять из тоталитарной почвы, пересадить в свой горшочек…

Помилуйте, ведь сгорит.

Оранжерейному читателю «Тихий Дон» без надобности, у него Фигль-Мигль есть. А большой читатель и большая литература – что твой алмаз: рождаются под большим давлением.

Иначе – макароны, окурки…

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Литинформбюро

Литература

Литинформбюро

ЛИТНАГРАДЫ

Медалью «За служение литературе» награждён архиепископ Тобольский и Тюменский Димитрий. Ранее за труды на ниве российской словесности он был удостоен литературной премии имени уральского писателя и драматурга Мамина-Сибиряка.

Государственный музей М.А. Булгакова стал победителем VII грантового конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» (социально ориентированные музейные проекты).

Лауреатом главной премии по фантастике «Аэлита» стал Андрей Лазарчук, премии имени И. Ефремова – ответственный секретарь журнала «Полдень. 21 век» Николай Романецкий, мемориальной премии имени В. Бугрова – главный редактор издательства «Лениздат» Александр Сидорович. Премии «Старт», которой отмечаются дебютные книги, удостоен молодой автор из Владивостока Илья Те.

Лауреатами II Международного конкурса имени Сергея Михалкова на лучшее художественное произведение для подростков, организованного Российским фондом культуры и Советом по детской книге России при поддержке правительства России, Министерства иностранных дел, Роспечати и Российского авторского общества, стали Эдуард Веркин, Ирина Дегтярёва и Анна Никольская-Эксели.

На родине Игоря Северянина, в вологодской деревне Владимировке, в день рождения поэта прошёл второй турнир «Король поэтов» – по его результатам короновали череповчанку Алёну Родину и петербуржца Владимира Шемшученко.

Лауреатами Московского международного конкурса детской поэзии «Золотое пёрышко» стали Нина Птицына и Мария Фурсова (Железнодорожный), Анастасия Макуха, Марина Полянская, Нина Есешкина и Галина Серебрянникова (Новосибирская обл.), Дмитрий Юрченко и Анастасия Жадан (Краснодар), Лариса Жарнова (Петрозаводск) и Дмитрий Ижевский (Ленинградская обл.).

Объявлен список финалистов литературной премии «Большая книга». Среди 14 писателей – авторы «ЛГ»: Павел Басинский, Павел Крусанов, Олег Павлов.

ЛИТВСТРЕЧИ

Крупнейшая в Центральной Европе международная ярмарка «Мир книжки» открылась в Праге. На XVI пражской ярмарке представлены 34 страны.

В Санкт-Петербургском гуманитарном университете профсоюзов состоялись X Международные Лихачёвские научные чтения, учредителями которых являются Российская академия наук, Российская академия образования, Конгресс петербургской интеллигенции, Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов.

Встречей с писателем и краеведом Борисом Осыковым завершился очередной, уже восемнадцатый, учебный год в центре развития литературного творчества «Родная лира» (руководитель Валерий Черкесов) Белгородской государственной детской библиотеки.

Международный историко-теоретический семинар «Homo militaris»: литература войны и о войне. История, мифология, поэтика» состоялся в Калужском государственном педагогическом университете им. К.Э. Циолковского в рамках Третьих Международных научных чтений «Калуга на литературной карте России».

В Центральной городской библиотеке Мичуринска и Тамбовской областной библиотеке им. А.С. Пушкина состоялась презентация мичуринского альманаха «Победа – лучшая награда»: Стихи мичуринских авторов о войне» (редакторы-составители Владимир Андреев и Владимир Измайлов).

ЛИТОБМЕН

В литературном журнале «Киевская Русь» (Киев) опубликованы стихи авторов проекта «ЛГ» «Дикороссы» Валерия Прокошина (Обнинск), Андрея Власова (Великие Луки), Константина Кондратьева (Воронеж), Анны Павловской (Москва), Елены Крюковой (Нижний Новгород), Александра Казанцева (Томск) и Сергея Кузнечихина (Красноярск). В программной статье «Дикороссы – от Великих Лук до Красноярска» их творчество представляет поэт Юрий Беликов (Пермь).

ЛИТЮБИЛЕЙ

Своё 70-летие отметил мурманский поэт Виктор Тимофеев.

ЛИТПАМЯТЬ

В Запорожье возле историко-культурного комплекса «Запорожская Сечь» состоялось торжественное открытие скульптурной композиции «Тарас Бульба». Памятник установлен в честь 175-летия появления литературного персонажа. Гранитную фигуру создал запорожский скульптор Сергей Канышев.

В день памяти русского писателя Фёдора Абрамова в Архангельске гости фестиваля «Родниковое слово» и ученики школы № 35, где основан музей писателя, возложили цветы к мемориальной доске Ф. Абрамова и заложили на его улице аллею из лиственниц, привезённых с родины прозаика, из Пинежского района.

Внук третьей жены Михаила Булгакова и наследник авторских прав на его произведения Сергей Шиловский заключил договор с американской компанией Stone Village Pictures на съёмки картины по роману «Мастер и Маргарита». Предстоящая экранизация станет шестой киноверсией знаменитого романа после двух отечественных, югославской, польской и итальянской.

С началом навигации 2010 года по Оке в районе Тарусы экскурсантов будет возить теплоход «Эдуард Мазнев», названный в честь поэта и художника Эдуарда Ефимовича Мазнева (1946–2004).

На родине Виктора Астафьева в селе Овсянка и в городе Дивногорске Красноярского края состоялся IV межрегиональный фестиваль «Астафьевская весна», в котором приняли участие более 200 юных почитателей творчества писателя – из Красноярского края, Кемеровской области, Алтайского края.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Место встречи

Литература

Место встречи

В сельском поселении Петровское Ростовского района Ярославской области прошёл Второй музыкально-поэтический фестиваль памяти трагически ушедшей из жизни поэтессы Ирины Бариновой, уроженки этих мест. Программа фестиваля включала поэтический конкурс на лучшее стихотворение в жанре гражданской лирики. Победителями стали Евгений Гусев, Татьяна Галиц и Валерий Топорков.

ЛИТФАКТ

Оренбургская областная универсальная научная библиотека им. Крупской стала единственной в России обладательницей Полного собрания сочинений выдающегося французского писателя, члена Французской академии Мориса Дрюона.

Центральный Дом литераторов

Большой зал

28 мая – 10-летие клуба «Самиздат», начало в 15 часов;

31 мая – к 70-летию Иосифа Бродского «От всего человека нам останется часть речи», вечер ведёт Евгений Сидоров, начало в 19 часов.

Малый зал

27 мая – семинар театральной студии «Образ», руководитель – Альберт Драбкин, начало в 14.30;

вечер памяти Сергея Красикова (1928 – 2007), ведущая – Валентина Воронина, начало в 18.30;

28 мая – литературно-музыкальный вечер авторов «Антологии современной лирики – 2010», ведущие – Александр Жуков и Валентин Устинов, начало в 18.30;

29 мая «Лютня Ориолы» представляет…»: «Певцы воюющего мира», ведущий – Леонид Володарский, начало в 17 часов;

30 мая – юбилейный вечер Надежды Ушаковой, представление новой книги «Вы – в XXI, я – в XX веке» и аудиодиска «Голубые облака», начало в 16 часов;

31 мая – клуб «Новая книга», вечер ведёт Денис Устинов, начало в 18.30;

1 июня – презентация литературного альманаха «Аргамак» (главный редактор – Николай Алешков), начало в 18 часов;

2 июня – творческая встреча с авторами и членами редакции литературного журнала «Письма из России», начало в 18.30.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«ЛГ»-рейтинг

Литература

«ЛГ»-рейтинг

Николай Клюев. Воспоминания современников / Составитель П.Е. Поберёзкина; комментарии, приложения, указатели  С.И. Субботина. – М.: Прогресс-Плеяда, 2010. – 888 с.: ил.

Все, писавшие о выдающемся русском поэте Николае Алексеевиче Клюеве (1884–1937), обращали внимание на небывалую широту спектра оценок его современниками, на несовместимость характеристик, даваемых порой одними и теми же людьми. О его природной многоликости свидетельствовали и земляки поэта: он и знахарь, и деревенский пророк, и «рукомесленный мужик», и знаток иконописи… «Клюев народен потому, что в нём сживается ямбический дух Боратынского с вещим напевом неграмотного олонецкого сказителя», – писал О.Э. Мандельштам. В «Воспоминаниях» представлен образ поэта, каким он виделся А. Ахматовой, А. Блоку, С. Есенину и другим его современникам. В приложении дана неизвестная проза Н. Клюева – рецензии, заметки, письма и заявления. Часть иллюстраций публикуется впервые.

Н.П. Анциферов. Проблемы урбанизма в русской художественной литературе : Опыт построения образа города – Петербурга Достоевского – на основе анализа литературных традиций / Сост., подгот. текста, послесловие Д.С. Московской. – М.: ИМЛИ им. А.М. Горького РАН, 2009. – 584 с.

Видный историк-урбанист, литературовед, краевед Николай Павлович Анциферов (1889–1958), автор известных работ «Душа Петербурга», «Быль и миф Петербурга», «Петербург Достоевского», в 1944 году защитил в ИМЛИ кандидатскую диссертацию. Она по рекомендации известных учёных, оценивших её масштаб и значение, должна была выйти в книжном формате. Но этого не случилось. Книга издана в наши дни, когда жизнь и научная практика доказали плодотворность многих идей исследователя. Как отмечает в предисловии научный редактор книги, член-корреспондент РАН Наталья Корниенко, «Анциферовские штудии стали важной частью современной гуманитарной мысли… анциферовский локально-исторический метод исследования феномена Петербурга в русской истории и культуре… подвергся свойственному нашей науке мифологизированию». Книга, выпущенная к 120-летию со дня рождения учёного, – достойная дань памяти первооткрывателя «петербургского текста» отечественной словесности.

Недим Гюрсель. Любовь после полудня / Перевод с турецкого М. Букуловой при участии Ю. Сорокина. – М.: ОГИ, 2010. – 176 с.

Творчество Недима Гюрселя, одного из крупнейших современных турецких писателей, лауреата многочисленных европейских литературных премий, приобретает всё большую популярность в России. На родине и во многих европейских странах он известен не только как прозаик, но и как публицист.

После военного переворота в 1980 году писателю пришлось покинуть Турцию из-за судебных преследований и поселиться во Франции. Настоящий сборник рассказов был удостоен французско-турецкой премии в 2004 году. «Любовь не возникает без страсти, – утверждает Гюрсель. – Этими рассказами я хотел показать несостоятельность романтической любви».

Издание книги осуществлено при поддержке Министерства культуры и туризма Турецкой Республики; в оформлении использована картина Риза-и-Аббаси «Влюблённые».

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

И улыбаться, и молчать

Литература

И улыбаться, и молчать

ПОЭТОГРАД                                                                                                                                                                                     

Елена НАУМОВА

ЖЕТОНЧИКИ

(житейская история)

Однажды на Коневском рынке

На вятском холодном ветру

Я встретила, Господи, Римку –

Соседку, почти что сестру.

И время назад по овражкам

Мгновенно метнулось туда,

Где жили мы в пятиэтажке

И молоды были всегда.

Пошли мы тропой придорожной –

Раскрыть за секретом секрет,

И врали друг другу безбожно,

Что мы не меняемся, нет.

А нынче,

                в пустой раздевалке,

В обычной столовке торцом,

Встречаю сестру её Галку

С расколотым шрамом лицом.

Лицом…

            Гардеробщицей стала.

Жетончики-кольца при ней.

А раньше красавица Гала

До слёз доводила парней.

Я помню,

                  влюблённая свита

Ловила её на лету.

Была она чуть не убита

За эту свою красоту.

Она меня сразу узнала,

Жетончик метнув колесом,

Сказала:

                – А Римки не стало.

Скрутило за месяц. И всё…

Мне есть расхотелось.

                                        Усталость

Вернула меня в те года.

Всё думалось, всё вспоминалось,

Как дружно мы жили тогда.

Потом всё снесло, как из пушки.

И кончились лето-зима.

Вы где, две сестры-хохотушки?

И где я, и где я сама?!

Жетончик я Галке вернула,

Не глядя в разбитое, то,

Что было лицом.

                              Протянула

Она мне пакет и пальто.

Жетончики. Смерть. Раздевалка.

Провинция нищая.

                                  Жизнь.

– Держи, –

                   улыбнулась мне Галка

Разбитой губою. – Держись!

ДЕВОЧКА И ДОЖДЬ                                                                                              

       

Дождь стучит на улице:

                               кап да кап.

Только мне всё чудится:

                               пап да пап.

Может, тоже слушаешь

                               этот дождь.

Вдруг возьмёшь, надумаешь

                               и придёшь.

Я тебе доверчиво

                               расскажу,

Что читаю вечером,

                               с кем дружу.

Мы живём по-прежнему:

                               мама, я,

Кошка тёти-Стешина –

                                вся семья.

Дождик, что ж ты ломишься:

                                кап да кап…

Может, ты воротишься,

                                пап, а пап?

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ОСЕНИ

Какое это наслажденье –

Сидеть на каменном бордюре

Вблизи весёлого базара

В воскресный полдень золотой.

Смотреть, как опадают листья

Повсюду –

Цвета спелой груши.

И наблюдать за птичьей стаей,

И запах осени вдыхать!

Как хорошо сидеть и слушать

Многоголосые деревья,

Смотреть на кроны золотые,

Откинув волосы со лба!

Какое это наслажденье –

Ждать очистительного ливня,

Ловить приветливые взгляды

И улыбаться, и молчать…

В ЭТОМ ГОРОДЕ

В этом городе

 я прожила целый год.

В этом городе,

 где заборы, крапива, собаки…

В этом городе,

 где в большинстве своём пьяный народ,

Я поселилась у одной женщины

 в деревянном бараке.

Она тогда была моложе,

 чем я сейчас.

У неё были фанерные стены

 и довоенная фляжка.

Два диванчика, стол,

 рукомойник, печка и газ,

И ещё дочка,

по-моему, тогда первоклашка.

Эта женщина покупала

 дешёвый портвейн и

На старый проигрыватель

 ставила диск Пугачёвой…

Солнце вдруг освещало

 фанерную комнату изнутри,

И было нам весело и бестолково.

Я ходила по пьяным улицам

 каждый день.

В пьяном городе,

 где кладбище посередине.

Там буйным цветом иногда

 зацветала сирень.

А иногда шёл снег.

 И плакал котёнок на льдине,

На реке,

где сновали баржи туда-сюда…

И я чувствовала,

что чувствовал тогда тот котёнок.

Потому что и в этом городе,

 и в другом, и – всегда

Я ощущала себя отщепенцем

 с пелёнок.

г. КИРОВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Я в абсолютной невесомости...

Литература

Я в абсолютной невесомости...

ВПЕРВЫЕ В «ЛГ»

Родился в 1973 году. Выпускник Литинститута. Пишет стихи, рассказы, пьесы. Директор, продюсер и соучредитель НОУК «Театральный особнякЪ». Публиковался в коллективных сборниках, альманахах, «толстых» журналах. Автор двух книг стихов: «Мандариновый сад» (2006) и «Ко всему прочему» (2010).

Дмитрий АРТИС

***

Она не живёт в другом часовом поясе,

но иногда приезжает ко мне на поезде,

проводит беседу, поит меня и кормит

да всё норовит меня изменить в корне,

перелопатить душу, моралью выесть,

а у самой вырез на платье, такой вырез,

а у самой такие мысли, такие, впрочем,

любит она меня, любит меня, прочит

в мужья себе, заговаривает, не зевает,

катает на белом трамвае, таком трамвае,

и носит очки, и думает, и не смеётся,

картавит слегка: Моцарта кличет Моцагт,

и ноты читает, и это за честь почитает.

Вроде бы мне на чёрта она и не чета мне,

ей бы зависнуть с пивом в ночном клубе,

но любит она меня, любит меня, любит.

***

Смотри сюда, покамест пятаки

не лягут на опущенные шторки,

ты будешь неоправданно жестоким

и в то же время ласковым таким.

Смотри сюда, почти наверняка

увидишь, как легко и бескорыстно

твоих противоречий коромысла

качаются на шее двойника.

И рядом с ним не думай ни о чём.

Ещё одна коса найдёт на камень:

земли не ощущая под ногами,

ты музыку почувствуешь плечом.

***

                           Сергею Арутюнову

Мы ничего не можем

и ничего не значим…

Были бы чуть моложе,

было бы всё иначе.

Можем окинуть взглядом

небо над эстакадой,

только дымится ладан

прямо на дне стакана.

В детстве таким неясным

и не таким фигурным

кажется путь от яслей

до погребальной урны.

Не веселят рассветы.

Не тяготят закаты.

Под эстакадой ветер

ходит с козой рогатой.

Вот и живём, как можем,

множим свои печали,

точим рога прохожим,

примусы починяем.

***

Самое первое увлечение женщиной

помню, будто случилось оно недавно:

тяжелее отцовской затрещины

било по темечку, виски сдавливало.

Эдакий симбиоз радости полоумной,

быстрой и боли глубокой, адской.

Хорошо ещё, что женщина была юной

и мне – около пятнадцати.

Вечные богом забытые подъезды,

гитара, портвейн и что-то вроде трений.

Я иногда вспоминаю ушедшее детство

строчками из чужого стихотворения.

И теперь, приступая к ежевечерней

молитве, думаю всенепременно,

что моё самое последнее увлечение

светлее первого.

***

              О подвигах, о доблести, о славе...

                                                     Александр Блок

Недолго останется майской жаре:

глядишь, и февраль с холодами,

и я научусь, не влюбляясь, жалеть,

дружить, как пристало, домами.

Одними вольготна, другими горда.

Не снять мне озимые будни.

От рыцаря доблесть убудет, когда

от женщины прока не будет.

И ты недалёко, и я – в стороне,

не так, чтобы с краю без крали,

но так, чтобы всякие сволочи не

меня за любовь укоряли.

На солнце блеснёт золотое копьё,

и третий окажется лишним,

и кто-нибудь песню такую споёт,

которую мы не услышим.

Оплатит иной по горячим счетам.

Февраль, не стремящийся к маю,

отныне приветствую звоном щита

и жизнь без любви принимаю.

***                                                                                                                   

    

Я в абсолютной невесомости

(не ради смеха и не для)

живу оторванным от совести

тебе одной благодаря.

Здесь с наилучшим показателем,

целенаправленно весьма

проходит, будто по касательной,

благодаря тебе весна.

Закат, под стать журналам, глянцевый,

взрывоопасный, как пластит,

и нет возможности покаяться,

и нет желания простить.

ПТЕНЧИК

Нет у меня чувств никаких, нет чувств.

Я и сам не пойму, от чего и зачем лечусь.

Только слышу одно: птенчик с ума сошёл.

Я всего-навсего клюнул на посошок.

Клюнул одно, другое клюнул потом, потом –

не под крылами, но перед лицом бетон...

Не оправдаться даже, такие мои дела.

К слову, зачем же мамка меня родила?

Видимо, думала, что оперюсь, научусь

чувства свои беречь, не жалея чувств.

А я норовлю с бетоном смешать лицо

в лучших традициях падающих птенцов.

г. КОРОЛЁВ , Московская обл.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Маяки славянской литературы

Литература

Маяки славянской литературы

ФОРУМ

«Золотой Витязь» давно уже перешагнул кинофе­стивальные рамки. Теперь это – Славянский форум искусств, в том числе I Славянский литературный форум «Золотой Витязь», почётным председателем которого является Валентин Распутин.

В нынешнем году на главные награды форума претендовали около 70 писателей из России, Белоруссии, Болгарии, Сербии, США, Украины. Главный приз «Золотой Витязь» в итоге был присуждён российскому прозаику Виктору Лихоносову за повесть «На долгую память». «Серебряного Витязя» удостоен украинский писатель Борис Олейник за «Избранные произведения». А «Бронзовый Витязь» достался председателю Сою­за писателей Болгарии прозаику Николаю Петеву за сборник эссе «Маяк, его смотритель и ветер».

Высшая награда Славянского литературного форума – Золотая медаль им. А.С. Пушкина «За выдающийся вклад в развитие славянской литературы» – была присуждена Семёну Шуртакову, автору более тридцати книг, лауреату Государственной премии РСФСР имени А.М. Горького, одному из зачинателей праздника славянской письменности и культуры – и экс-президенту Юго­славии, сербскому писателю Добрице Чосичу, автору романов о Сербии конца XIX века, Первой и Второй мировых войнах, сложно­стях и противоречиях революционной борьбы и идеологии.

В своей речи Добрице Чосич сказал, что воспринимает медаль  как награду «всей сербской литературе от русской литературы».

Дипломы «За вклад в развитие отечественной словесности и единство славянских народов» в номинации «Большая проза» получили Сергей Алексеев за произведение «Дождь из высоких облаков», Лиляна Булатович-Медич (Сербия) за книгу «Рапорт коменданту», Татьяна Дашкевич за повесть «Житие Блаженной Валентины», Владимир Крупин за сборник «Босиком по небу», Владимир Личутин за роман «Сны бессловесных», Михаил Тарковский за роман «Тойота-креста» и другие писатели.

В номинации «Большая поэзия» среди награждённых дипломами – Николай Зиновьев, отмеченный за книгу «Крест», митрополит Харьковский и Богодуховский Никодим, награждённый за «Избранное», и Константин Скворцов – за сборник пьес «Сим победиши».

Ольга ИВАНОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Информация

Литература

Информация

Дом книги «Молодая гвардия» поздравляет всех с Днём защиты детей 1 июня приглашаем в наш гостеприимный магазин, где вы сможете приобрести детскую литературу с 5-процентной скидкой.

В 16.00 известный детский писатель Валентин Постников расскажет о своих книгах и книгах своего отца Юрия Дружкова «Приключения Карандаша и Самоделкина». В рамках встречи будет проходить викторина, участники которой получат памятные призы и подарки от магазина. А также за покупку книг автора презент – блокнот и дисконтная накопительная карта Дома книги «Молодая гвардия».

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Энциклопедия ушастой мудрости

Литература

Энциклопедия ушастой мудрости

ОБЪЕКТИВ

Владимир МАЛЯВИН, доктор наук, профессор Тайваньского университета

Владимир Бондаренко. Подлинная история лунного зайца. М.: Амрита-Русь, 2010. – 380 с.: ил

Известный критик В.Г. Бондаренко неожиданно написал книгу про лунного зайца – одного из самых популярных героев мирового фольклора. Написал словно в укор профессиональным китаеведам, разбежавшимся нынче по разным конторам. Говорю о китаистах, потому что тематика книги в основном китайская: именно в Китае возникли самые древние легенды о зайце, который живёт на луне и без устали толчёт в своей лунной ступке порошок бессмертия. Таков заяц: труженик, мудрец, смиренное, благонравное и просто милое существо, к тому же знаток секрета вечной жизни. Готовый герой для трогательного и поучительного рассказа.

Правда, с названием книги вышла накладка. Заголовок «Подлинная история лунного зайца» подсказан, кажется, знаменитой повестью Лу Синя «Подлинная история А-Кью». Китайская литературная традиция такого жанра не знает. Как всякий китайский интеллигент ХХ века, Лу Синь находился в сложных отношениях с наследием старой литературы. Его повесть, по сути, пародийна и показывает горькую правду о китайском характере, которую самим китайцам видеть не очень хочется. «Подлинное» у Лу Синя – вещь чисто литературная: скандальная правда вымысла.

Книга Владимира Бондаренко, напротив, претендует на достоверность и дышит любовью к китайской культуре (если считать лунного зайца её выразителем, на что, по-моему, имеются все основания). Ничего плохого в этом, конечно, нет: приятная правда приятна вдвойне. Но возникает некоторая неясность с жанром. Что перед нами: разыскания в области мифологии или нравоучительная беллетристика? Автор, похоже, хочет соединить то и другое. Перед читателем проходит множество мифов, легенд и даже стихов о чудном зайчике – китайском, японском, корейском, индийском, европейском, русском, индейском, африканском. Кропотливым трудом созданная коллекция, настоящая энциклопедия заячьей мифологии, к тому же богато иллюстрированная. Чтение экзотически-изысканное. Раз уж речь зашла об эрудиции, добавлю два штриха. Автору остался неизвестным существовавший в Древнем Китае обычай употреблять в пищу в дни празднования Нового года коленную чашечку зайца, наделявшуюся магическими свойствами. Не упомянут в книге и очень поздний, лишь в последние десятилетия распространившийся сюжет о пребывании на луне учёного Мэн-цзы – виднейшего последователя Конфуция в древности. Меняются и старинные мифы. Лунный заяц в наше время больше ассоциируется с пикниками, которые принято устраивать в осенний праздник «любования луной». Сегодня тайваньские школьники на вопрос, что делает заяц на луне, нередко отвечают: «Жарит шашлыки».

Вернёмся к книге Владимира Бондаренко. В ней есть как бы два основных слоя: исследование архаичной мифологии о луне и её обитателях и назидательные выводы. В этом качестве книга о лунном зайце довольно точно воспроизводит важную, но непривычную для европейцев особенность исторической судьбы китайской мифологии. В отличие от европейской античности или даже Индии архаические мифы в Китае не подверглись литературной обработке, не стали ядром официальной культуры и в их традиционном виде являют собой смешение, даже механическое наложение первобытной фантастики и этико-космологических воззрений. Такая чересполосица не оставляет места для жанрового или даже тематического единства, не говоря уже о цельности и психологической правде характеров. В этой квазимифологии всё случается внезапно, без видимой причины, но немедленно предаётся нравственному суду. Здесь царствуют обстоятельства, ситуации, моменты, числа. Это нагромождение обломков былых сказаний отсвечивает бездной хаоса, который, возможно, удостоверяет глубинную экзистенциальную правду жизни: постижение вечности в одном действии, одном мгновении.

На героях лунной мифологии эти особенности восточной мифологии отразились особым образом: их образы смутны и переменчивы, как призрачный свет луны. Вот лунная фея Чан Э: красивая, но коварная. Вот Лунный Старец, устроитель браков: не поймёшь, помогает он или мешает людям жить. Заяц хорош, но как-то безмолвен, безлик. Он просто делает свою «скромную, но важную» работу. А трёхлапая лунная жаба, столь нелюбимая автором, не так уж злобна и охотно привечалась китайцами как подательница богатства. Правда, за последнюю сотню лет – вероятно, из-за уродства – её роль постепенно отошла к другим персонажам вроде весельчака-святого Милэ или пришедшей из Японии «кошке, привлекающей богатство».

Выжать мораль из жизни обитателей луны, конечно, можно, но получится по-китайски плоско и сухо. Может быть, поэтому автор оживляет повествование о зайцах собственными морализмами на злобу дня, нередко притягивая их за уши. Тоже очень по-китайски.

В общем, получается, как сама лунная мифология, расплывчато и неопределённо. Назидательные выводы из лунного быта вполне ожидаемы, хотя полезны, а с традиционной точки зрения, как мы уже знаем, даже оригинальны. Остаётся пожелать автору нащупать-таки смысловой стержень в сюжете о лунном зайце и написать свою подлинно «подлинную историю» об этом необычном культурном герое, который будет личностью, будет мечтать и искать свой путь и даже, возможно, переживёт личную драму. А пока нам остаётся предаваться увлекательному, познавательному и назидательному чтению о зайце, выделывающему для всех жителей Земли эликсир вечной жизни. Должна же была великая мечта о бессмертии сойтись на каком-то животном. Вот сошлась она на зайце и сделала великими его слабость и его скромность. На первый взгляд странно, но если вдуматься, очень естественно и мудро!

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Пародии от Евгения Минина

Литература

Пародии от Евгения Минина

КОГДА БЫ…                                                                                                                               

Под настойчивый рёв тепловоза,

Средь еловых теней и ольхи;

Как бы жили мы, если б не проза,

Кем бы стали, когда б не стихи?

Александр Кушнер

Не ехидно, совсем добродушно

Приведу адекватный пример;

Что б читали мы, если б не Кушнер,

Что б писали, когда б не Гомер?

Сколько в мире пера виртуозов,

Написавших тома чепухи,

В нищете жило б, если б не проза,

И не спилось, когда б не стихи.

БОЖЕСТВЕННОЕ

Зря поэт, на амбиции скор,

Из другого, мол, выпечен теста, –

Он, как роль заучивший актёр,

Не является автором текста.

Александр Городницкий

Да, пишу, не жалея чернил,

Проповедуя людям идею,

Ко всему, что за жизнь сочинил,

Отношенья совсем не имею.

Стих нисходит в меня, потому

И пишу не спеша, понемногу,

Но придирок к стихам не приму,

Все претензии – сразу же к Богу.

ИСКРЕННЕЕ

Корабль плывёт, дельфины лают,

судьба – вместилище трухи:

как жаль, что нынче не ссылают,

не убивают за стихи.

Александр Кабанов

Поэтов развелось повсюду:

куда ни плюнешь – рифмоплёт.

Лютует критик, бьёт посуду –

а караван себе идёт.

В литературу мы попали:

кто – от сохи, кто – от станка.

А так писать, чтоб убивали, –

у нас ещё кишка тонка.

ИЕРУСАЛИМ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Летописи – детям

Библиоман. Книжная дюжина

Летописи – детям

ШЕСТЬ ВОПРОСОВ ИЗДАТЕЛЮ

«Общество любителей древней письменности» появилось в России в эпоху императора Александра II по инициативе известного историка князя Павла Вяземского и графа Сергея Шереметева. О деятельности возрождённого в наше время общества сегодня рассказывает его глава Герман СТЕРЛИГОВ.

– В 2008 году на базе Российской государственной библиотеки (РГБ) при поддержке известных российских бизнесменов и меценатов был создан благотворительный фонд содействия развитию культуры «Общество любителей древней письменности» (ОЛДП). Этот фонд продолжает деятельность одноимённого общества, учреждённого в Санкт-Петербурге в 1877 году вашей эры и активно публиковавшего книжные редкости до 1917-го в.э. Свою главную задачу фонд видит в просвещении и воспитании подрастающего поколения на высоких образцах древней православной письменности, которые должны наконец перейти из разряда раритетов, доступных лишь ограниченному кругу учёных, в необходимую составляющую образования и культуры.

Что означает эта особо подчёркиваемая вами датировка?

– Хронология в датах от Рождества Христова отличается от «вашей эры» на 8 лет. От Рождества Христова сейчас идёт 2018 год, а «вашей эры» – 2010-й. В Московской Руси вплоть до 1 января 1700 года летосчисление велось от сотворения мира. Соответственно велась и вся делопроизводственная документация. В редчайших случаях события фиксировались двойной датой: и от сотворения мира, и от Рождества Христова (с разницей 5500 лет).

К XV веку европейские страны, так или иначе зависевшие от Римско-католической церкви, а затем и патриархи восточных православных церквей, стали считать, что Христос родился не в 5500-м, а в 5508 году от создания мира. Это умышленное искажение хронологии было основано на масоретской редакции Священного Писания во II в. после Рождества Христова.

19 и 20 декабря 7208 г. царь Пётр I выпустил именные указы, в которых говорилось, что 1700 год от Рождества приходится на 7208 год от сотворения. Согласно этим указам, во-первых, вводилось новое летосчисление: от Рождества Христова, а не от создания мира. Во-вторых, празднование Нового года назначалось на 1 января. В-третьих (и это главное), переносилась дата Рождества Господа: с 5500 на 5508 год от создания мира. Иначе говоря, в 7208 г. шёл 1708 г. от Рождества, но с 1 января декларативно был «назначен» 1700-й.

И над нами сейчас довлеет та глыба лжи, навязанная нам Петром I, который пошёл на поводу у Запада и изменил хронологию. Впрочем, церковные иерархи ещё с середины XVII века отступали от древнего летосчисления.

Что побудило вас начать выпуск факсимильных изданий древних рукописей?

– Прежде всего желание, чтобы наши собственные дети воспитывались не на лживой современной беллетристике, а на самых чистых источниках, духовных книгах, летописях. Чем лучше иллюстрирована книга, тем легче её читать, поэтому для царских детей создавались настоящие шедевры книжного дела. А мы теперь хотим, чтобы книги, предназначенные когда-то для царевичей, могли читать все дети.

Какая книга вышла у вас первой?

– В 2009–2010 годах в.э. ОЛДП выпустило двумя «народными» тиражами факсимильно изданное «Елисаветградское Евангелие» – уникальную лицевую (т.е. иллюстрированную, «в лицах») рукопись XVI века. Этот памятник, хранящийся в фондах научно-исследовательского отдела рукописей (НИОР) РГБ, долгое время находился в единоверческом монастыре под Елисаветградом, от чего в XIX веке и получил своё название. Первый 10-тысячный тираж этого Четвероевангелия был выполнен в уменьшенном (относительно подлинника) размере, а второй (тысяча экземпляров) – большеформатно, т.е. в подлинную величину. Все книги распространяются ОЛДП благотворительно. Чтобы получить книгу, нужно прийти и прочитать несколько строчек по-древнеславянски. Купить такую книгу мало кто сможет – это очень дорогие издания, – а историей и культурой интересуются, как правило, люди со скромным достатком. У богатых детей и их родителей другие увлечения.

А как быть тем, кто не умеет читать церковнославянский текст?

– С целью сделать для широкого круга читателей изучение книжных памятников своей страны доступным сотрудники ОЛДП и НИОР РГБ создали пособие «Учимся читать славянские рукописи». В здании библиотеки (в отреставрированном доме Пашкова) для всех желающих начали проводиться бесплатные односеместровые занятия по приобретению навыков чтения древнерусских книг. Уже состоялось два выпуска слушателей.

Что планируете издавать в будущем?

– В 2010 году в.э. силами ОЛДП и НИОР был выпущен научный том «Евангелия учительного», который предваряет готовящееся факсимильное издание одноимённой рукописи XVI века, созданной в кремлёвских мастерских митрополита Московского и всея Руси Макария. К настоящему времени выполнен и перевод рукописной пергаментной «Устюжской кормчей» конца XIII – начала XIV века, а также подготовлена для массового тиража библейская часть «Лицевого летописного свода», созданного во 2-й половине XVI века по распоряжению царя Иоанна Грозного в единственном экземпляре для обучения его детей. Мы не собираемся много издавать книг по наименованиям – зато у нас большие тиражи. Этим мы отличаемся от дореволюционного общества, которое выпускало много наименований, но маленькими тиражами – для коллекционеров. А мы – для детей.

Какие трудности вам приходится преодолевать?

– Проблема в том, что очень долго приходится вести переговоры с библиотеками. Обидно: сами не издают и другим не дают. Год переписываемся с Российской национальной библиотекой (РНБ) по поводу «Киевской Псалтыри» 1397 года, которую надеемся в будущем издать, но переснять пока не получилось. На огромных сокровищах часто сидят чиновники. Редкое исключение представляет собой РГБ – вопросы согласования занимают ровно сутки. И всё. А в других библиотеках вроде никто не отказывает, все говорят «да-да, конечно», но в результате – ничего.

В «Киевской Псалтири» – множество иллюстраций. Причём нам важно самим переснять памятник, чтобы не пропустить мест с подделкой текста. Потому что за последние 300 лет правки были весьма нередки. Зачастую по указанию Святейшего синода замазывали или стирали слово, а на его месте писали другое. Изменяли также иконы, фрески. И всё это выдавалось или за подлинный текст, или за древние изображения святых. А если взять сам древний памятник – все правки сразу видны. Надо для факсимильных изданий переснимать рукописи лично, чтобы совесть была чиста.

Выразим надежду, что сотрудничество Общества любителей древней письменности и главной библиотеки России по популяризации книжного наследия нашей страны станет примером для других отечественных книгохранилищ и, главное, для представителей бизнеса. Как результат соответствующих совместных усилий, рукописные памятники, хранящиеся в сокровищницах российских архивов и библиотек, станут доступными как для специалистов-исследователей, так и для широкого круга читателей.

Беседу вёл Михаил БАБКИН

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«...личность абсолютной внутренней свободы!»

Библиоман. Книжная дюжина

«...личность абсолютной внутренней свободы!»

Валентин Осипов. Шолохов . – 2-е издание, испр. и доп. – М.: Молодая гвардия, 2010. – 639 с.: 8 л. ил. – (Жизнь замечательных людей: сер. биогр.; вып. 1224).

Опираясь на многолетние изыскания, архивные документы, а также личные впечатления, автор постарался воссоздать жизнь прославленного писателя, очистив его облик и от официозного глянца, и от клеветы недругов.

Вот как характеризует он свой труд и самого героя книги: «Когда начинал книгу, перечитывал сочинения великого вёшенца и вспоминал свои общения с ним, которые длились более двадцати лет (и начинались именно в «Молодой гвардии»), отчего-то выплеснулись на бумагу как бы эпиграфом к его биографии две строки. Одна из «Тихого Дона»: «То ли крестов на нём больше, то ли рубцов». Вторая из любимой Шолоховым книги пословиц русского народа, собранных Владимиром Далем: «Мельница не по ветру, а против ветра мелет»… Каким же предстаёт мне, биографу, М.А. Шолохов? Это прежде всего личность абсолютной внутренней свободы!»

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Берлинское время Цветаевой

Библиоман. Книжная дюжина

Берлинское время Цветаевой

Мина Полянская. Флорентийские ночи в Берлине. Цветаева, лето 1922. М.: Голос-Пресс, 2009. – 208 с.: ил.

Жанр, в котором эту книгу написала Мина Полянская, Фридрих Горенштейн в своём предисловии определил как литературная топография или литературный путеводитель. Работа Полянской не просто заметный, но на сегодняшний день, пожалуй, и лучший труд о творчестве нашей великой поэтессы, связанном с Германией. Скажу больше: он (труд) достоин и восторга Цветаевой: «Я в Берлине надолго. Здесь очень хорошо жить: не город (тот или иной) – Безымянность – просторы! Можно совсем без людей. Немножко как на том свете». (Из письма Б. Пастернаку.)

Даже самые продвинутые отечественные и зарубежные цветаеведы узнают из книги много для себя нового и неизвестного. Что уж тогда говорить о рядовом читателе. Он наверняка с удовольствием ознакомится с отдельной повестью в «Флорентийских ночах…» о поэте и мистике ХХ века Андрее Белом, о необычных берлинских приключениях графа Алексея Толстого, о трагически сложном романе Цветаевой с Абрамом Вишняком. Именно эта «трудноразделённая» любовь легла в основу берлинского цикла стихотворений «Земные приметы» и эпистолярного произведения «Флорентийские ночи», написанного под влиянием одноимённой новеллы Генриха Гейне. В книге также обильно использована хроника бурных 20-х, сохранившая неповторимый аромат крепнувшего века: берлинская периодика, эмигрантские газеты, бюллетени, журналы.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Делая, что положено

Библиоман. Книжная дюжина

Делая, что положено

Сергей Соколкин. Соколиная книга : Стихи, тексты песен, статьи о поэтах. – М.: Время, 2009. – 496 с. – (Поэтическая библиотека).

«Я – поэт. Этим и Не интересен (привет Маяковскому). Не интересен ни нашему времени, ни горячо любимой Родине, ни потерявшим инстинкт самосохранения современникам и согражданам». А вот критики за творчеством известного русского поэта очень даже наблюдают. И Кирилл Анкудинов в предисловии к предыдущей книге поэта отмечал, что «каждая строка Соколкина останавливает, обращает на себя внимание, ранит, саднит, обескураживает, раздражает или влюбляет». Алла Большакова определяет Сергея Соколкина как «неноющего поэта». Владимиру Бондаренко он интересен своим разнообразием –  «от борзостей до дерзостей, от лирики до героизма». Неслучайно многие стихи Соколкина стали песнями. Сегодня они входят в репертуар более чем пятидесяти отечественных исполнителей. В общем, занят поэт тем, чем ему и положено: делает поэзию. Помня, кто был до него:

и к ночи,

подведя итог

      мечтам,

вздохнуть:

                «Державин»,

выдохнуть: «Есенин»

и грустно

    улыбнуться:

«Мандельштам»...

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Заброшенные души

Библиоман. Книжная дюжина

Заброшенные души

Сергей Поташов. Свет вчерашнего дня : Рассказы. Повести. Очерки. – М.: Московский Парнас, 2009. – 320 с.

Простая, но очень душевная проза. Можно было бы сказать – деревенская, но таковой здесь ровно полкниги, дальше местом действия становится город. Хотя настроение от этого меняется незначительно – в каменных джунглях царят такая же душевная маета и тоска, к которой добавляется тоска по родительскому дому, ветшающему где-то там, среди бескрайних полей. Впрочем, бескрайние-то они бескрайние, но в наше время какие-то совсем не радостные: «Больше всего удручали погубленные поля. Пускай не стеной росли на этих холмах озимые и яровые, но кормился же местный люд, город снабжал хлебушком... Медовым запахом переполняли воздух зарозовевшие посевы гречихи, не один взгляд завораживали синие разливы льна, давнишней гордости этих мест. И вот нет ничего в помине... Старики да старухи остались, коротают век, копаясь под окнами в огородах». И человеческая душа, какой её видит автор, похожа на эти заброшенные земли – заросшая бурьяном, изрезанная разрастающимися с каждым годом оврагами, истосковавшаяся по заботе и пониманию. «Взятая роль надоест человеку и, презрев и долг, и условности, он станет самим собой...»

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«Городская», «деревенская», «женская»...

Библиоман. Книжная дюжина

«Городская», «деревенская», «женская»...

В.Д. Серафимова. Практические материалы для подготовки к сочинениям, выпускным и вступительным экзаменам : Русские писатели XX и XXI веков. – М.: АСТ: Астрель; Владимир: ВКТ, 2009. – 478, [2] с.

Издания подобного рода зачастую уязвимы в силу вкусовых привязанностей их составителей. И можно только порадоваться за данное издание. Порадоваться и рекомендовать его как одно из немногих объективных. Адресованное учащимся старших классов общеобразовательных школ, лицеев, колледжей, абитуриентам, готовящимся сдавать экзамены по русской литературе в гуманитарные вузы, оно помогает систематизировать знания о писателях ХХ и начала ХХI века. Молодое поколение расширит свои сведения об их жизненном и творческом пути, получит анализ наиболее действительно значимых художественных произведений указанного периода. Пособие рассматривает поэзию Серебряного века, поэзию и прозу Великой Отечественной войны, эмигрантскую литературу, «городскую», «деревенскую». Дан подробный анализ ключевых художественных текстов отечественных лауреатов Нобелевской премии. Даны примеры сочинений, темы рефератов, рекомендации справочного характера, списки литературно-критических работ.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Гости с той стороны

Библиоман. Книжная дюжина

Гости с той стороны

Торжество тьмы: Готический рассказ XIX–XX веков: Сборник. / Пер. с англ. Л. Бриловой и др., сост. Л. Брилова. – М.: Эксмо, 2010. – 640 с. – (Зарубежная классика).

В книгу включены произведения английских, шотландских, ирландских, американских и австралийских писателей, выполненные в одном из знаменитейших жанров англоязычной литературы – «рассказ с привидением». Призраки завывают в гулких тёмных коридорах, грохоча цепями, свитыми из их земных прегрешений, ангелоподобное дитя оказывается проводником чужеродной и очень злой воли, а прекрасная девушка просит чужеземца начертать крест на могильном камне и отслужить заупокойную... далеко не сразу герой смекнёт, что под испещрённой надписями на неведомом языке каменной плитой покоится сама прелестница. В сборник включён и рассказ Диккенса «Рождественская песнь в прозе», где всё кончается замечательно без оговорок.

«– Слыхали! – ска­зал Скрудж. – Повеселиться на Святках! А ты-то по какому праву хочешь веселиться? Какие у тебя основания для веселья? Или тебе кажется, что ты ещё недостаточно беден?»

Тем не менее этот тиран и сквалыжник вдруг превращается в милейшего человека. Бедный клерк, настрадавшийся от дурного нрава хозяина конторы, услышав от него доброе слово, первым делом судорожно соображает, не кликнуть ли санитаров из жёлтого дома... Нет, почтенный Скрудж  не спятил, хотя запросто мог лишиться рассудка, повидав в рождественскую ночь призрак своего покойного компаньона и собственный неприбранный труп в пустом доме. А каким достойным примером может послужить многим нашим современникам церковный сторож, завязавший с пьянкой и храбро отвергший угощение от самого дьявола...

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Шла война, а музыка играла

Библиоман. Книжная дюжина

Шла война, а музыка играла

Нина Беленко, Александр Герман. Военные годы Восьмой музыкальной . – М., 2010. – 34 с.

Когда звучат пушки, музы молчат… Сколько раз опровергалась эта истина! Пример ещё одного отрицания – выход второго издания книги «Военные годы Восьмой музыкальной». Презентация и концерт, посвящённые этому событию, прошли 8 мая в «Галерее Беляево», расположенной на юго-западе Москвы. Книга возвращает нас к событиям тех далёких лет.

Детская музыкальная школа № 8 была открыта 1 сентября 1940 года, а спустя менее чем год началась война. 25 июля 1941 года ДМШ № 8, как и все другие в столице, была, пользуясь термином того времени, законсервирована. Но уже спустя два года, 29 июля 1943 года, когда Великая Отечественная ещё продолжалась, школа была открыта вновь и 1 сентября возобновила обучение музыке юных москвичей. В книге рассказывается о самых тяжёлых днях наступления немцев на Москву в 1941 году, о роли музыкального искусства в годы войны, музыкальной жизни на фронте и в тылу.

Авторы книги, а это Нина Беленко, преподаватель ДМШ № 8, и Александр Герман, директор этой школы, которая носит ныне имя Аркадия Островского, стремились не только собрать архивные материалы и яркие воспоминания, но и на примере истории своей родной Восьмой музыкальной школы показать, что даже в те тяжёлые годы московские власти не забывали о необходимости сохранять великую культуру, продолжали вести работу по эстетическому и музыкальному образованию и детей, и взрослых. А это урок и для сегодняшнего времени.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Мир бездонный...

Библиоман. Книжная дюжина

Мир бездонный...

Кристин Кос, Тьерри Пьянтанида. Море / Пер. с франц. Ю. Амченкова. – Махаон, 2010. – 352 с.: ил. – (Большая энциклопедия «Махаон»).

Подумайте о том, что 97% воды планеты Земля – это солёные моря, а вот доля пресной воды, без которой мы не можем жить, составляет всего лишь 0,02%, и находится она в местах не слишком доступных: под землёй и в полярных ледяных шапках. Каким видится море из космоса? Поверхность океанов неровная – она покрыта хорошо заметными со спутников возвышенностями и впадинами. Самые оживлённые морские трассы проходят по Северной Атлантике, на её берегах расположены крупнейшие в мире порты.

Слово «зонтик» – это морское, когда-то нидерландское «зондек» означало навес от солнца над палубой.

Море не раз становилось местом великих сражений, будь то разгром «Непобедимой армады», трагедия Цусимы или бой у острова Мидуэй. На морском дне по-прежнему лежат легендарные сокровища, чья ценность превышает находящиеся на суше…

Это энциклопедическое издание рассказывает не только об истории мореплавания и морских обитателях, но и о парящих над морской гладью птицах. Так среди морских пиратов есть и крылатые – фрегаты с размахом крыльев более двух метров. Их крылья легко намокают, и поэтому они не ловят рыбу, а отнимают у других.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Отблеск былого

Библиоман. Книжная дюжина

Отблеск былого

Ф. Грегоровиус. История города Афин в Средние века (от эпохи Юстиниана до турецкого завоевания) / Пер. с нем. А. Голова, С. Головой. – М.: Издательство «АЛЬФА-КНИГА», 2009. – 767 с.: ил. – (Полное издание в одном томе).

Прошли века, с тех пор погас огонь на древнегреческих Олимпиадах. В прошлое канули великая академия и даже подвиги бесстрашных спартанцев. История классической Эллады описана во множестве хрестоматий и известна многим. А как сложилась судьба языческих Афин столетия спустя, в христианском Средневековье? В конце IV в. византийский император Феодосий постановил снести языческие храмы, но великий Парфенон он решил не сносить, а переделать. Так храм превратился в собор Пресвятой Афинской Богоматери. После падения Константинополя во время Четвёртого Крестового похода в 1205 г. Афины достались бургундскому рыцарю Отто де Рошу. Франки правили городом свыше двухсот лет. Но возникшее герцогство Афинское было лишь тенью былого величия. В конце концов оно перешло в руки семейства флорентийских банкиров Аччьяджули, а один из них, Нерио, даже украл с ворот Парфенона серебряные пластины. В 1456-м турки-османы захватили Афины, и их владычество длится без малого четыре столетия. Только в XIX в. в Европе снова стала популярной величественная трагика давно забытых миром греческих богов и героев.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Богатырь – это профессия

Библиоман. Книжная дюжина

Богатырь – это профессия

Сергей Максимов. Русские воинские традиции . – М.: Вече, 2010. – 320 с.: ил.

«Русь знаменита своими богатырями. Кавказ создал образ витязя-горца. Османская империя – янычар. Азия – арабских воинов и монголов. Китай – просветлённых мастеров рукопашной схватки. Япония – самураев и ниндзя». Но наши чудо-богатыри вырастали не в «сказочной местности», а в особых суровых условиях, которые для них создавали наставники. Профессии «богатыря земли Русской» необходимо было научить, и именно поэтому легенды рассказывают о существовании сообщества «особых храмовых ведунов-ратоборцев братства Симурана (Симуран – Крылатый пёс бога Семаргла, верховного Огнебога)». Поединок на Руси являлся не только разновидностью спортивной игры, но и одной из древнейших форм ритуального противоборства. Поединок (как и в давние времена в Европе) был одним из самых распространённых способов выяснить отношения, доказать свою невиновность. Достаточно вспомнить об упоминаемых в древнерусских летописях судебных поединках и «Песню... про купца Калашникова». Артель, просуществовавшая в России до середины XX века, являлась, по сути, разновидностью одной из самых архаичных форм восточнославянских военных союзов и была близка к своему прототипу – славянской родовой дружине.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Бюргеры – внуки пиратов

Библиоман. Книжная дюжина

Бюргеры – внуки пиратов

Сергей Штерн. Наблюдая за голландцами . Ниже уровня моря. – М.: РИПОЛ классик, 2010. – 256 с.

В отличие от множества обыденных травелогов это издание примечательно многочисленными культурологическими отступлениями на глобальные темы: «Как же это получается, что, несмотря на умопомрачительный прогресс, несмотря на всё новые открытия и изобретения, наша цивилизация настолько отравлена столь примитивным насилием, ложью и ненужной, никакими политическими целями не оправданной жестокостью, что, похоже, она уже испускает дух?» Современные голландцы – одни из самых мирных жителей на планете, а ведь меньше чем полтысячелетия назад экспрессивные предки этих миролюбивых людей не только бороздили моря и торговали со всем белым светом, но и владели факториями в той же Индии, не говоря уж о Шри-Ланке, Индонезии, Малайзии, Гвиане, Австралии и Новой Зеландии… Когда-то Нью-Йорк назывался Новым Амстердамом, причём его жители «объявили, что их колония будет управляться по Божьим законам, пока у них не найдётся время создать лучшие». С Голландией связан один из первых в Европе финансовых европейских крахов, случившийся из-за тюльпанов.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Чаша мудрости

Библиоман. Книжная дюжина

Чаша мудрости

Ишрак : Ежегодник исламской философии. 1. – М.: Языки славянских культур, 2010. – 592 с.: ил.

Ишрак означает «озарение». В первый том философского ежегодника, выпущенного при участии Фонда исследований исламской культуры и Института философии Российской академии наук, вошло более 30 статей известных российских и зарубежных учёных. Среди тем: архитектоника мусульманской этики; исламского мистицизма («основой онтологии иранского суфизма является вопрос о соотношении бытия и небытия, а также внешнего и внутреннего в рамках концепции единства бытия»). Этим вопросам большое внимание было уделено в персидском суфийском дидактическом эпосе, наиболее яркими примерами которого являются поэмы Аттара («Язык птиц»), Руми («Поэма о скрытом смысле»); философия искусства («Шум крыльев Гавриила») и др., философия религии и искусства, а также история исследования исламской философии в нашей стране в последние двадцать лет.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«Оказалось, он французам вообще не интересен»

Искусство

«Оказалось, он французам вообще не интересен»

КИНО

Завершился 63-й международный Каннский кинофестиваль. Его главным триумфатором, обладателем «Золотой пальмовой ветви» стал фильм режиссёра из Таиланда Апичатпонга Верасетакула «Дядя Бунми, вспоминающий свои прошлые жизни». Среди других лауреатов «чемпионата мира по кино» – французская картина «О богах и людях» Ксавье Бонуа (Гран-при фестиваля), французский же постановщик Матье Амальрик, известный артист, дебютировавший в иной профессии и сразу получивший приз как лучший режиссёр, признанные лучшими исполнителями знаменитый испанец Хавьер Бардем, неизвестный нам итальянец Элио Джермано и великолепная Жюльетт Бинош – ещё одна прредставительница страны – хозяйки смотра.

Жюри под предводительством Тима Бёртона отметило ленты из Южной Кореи и Республики Чад, но – к злорадной радости одних наших соотечественников и искреннему огорчению других – обнесла наградами российского конкурсанта. Впрочем, жюри есть жюри: его вердикт в Каннах исторически сколь непререкаем, столь и непредсказуем.

А как восприняла фильм Никиты Михалкова французская публика? У нас о её реакции сообщались разные и порой взаимоисключающие вещи. По поручению «ЛГ» Алла Борисова поинтересовалась мнением о конкурсном фильме Никиты Михалкова «Утомлённые солнцем 2: Предстояние» у французских зрителей и специалистов.

Бертран ОГЮСТЕН, художник:

– Глубокое разочарование. Но вовсе не от фильма. Начитавшись прессы, ждал или восхищения (вопреки ей), или полного неприятия (в согласии с ней). Не получил ни того, ни другого. Фильм каких много, с какими-то удачами, с какими-то недостатками. Чего больше – не подсчитывал. Во всяком случае, того шума, который предшествовал показу, фильм не заслуживал.

Анн СЕРВА, журналистка:

– Каннский фестиваль всегда сопровождается скандалами. Газетные и журнальные публикации, а также отзвуки споров, долетевшие до нас из Москвы, позволяли считать, что фильм Михалкова как раз и придаст фестивалю этого года скандальную остроту. Ничего подобного. Оказалось, что он французам вообще не интересен. Самое плохое в фильме – его заданность, историческая, идеологическая, политическая. Она губит даже то удачное, что в фильме есть, – например, подбор актёров.

Оксана ИЛЬИНА-ГАРРО, мать двух русско-французских детей (так представилась):

– Совершенно потрясающий фильм! Оставил сильнейшее впечатление. Обязательно посмотрю полную версию, но для этого придётся ехать в Москву или ждать, когда появится диск.

Жиль ГАРРО, работник гостиничного бизнеса (так представился):

– Полностью поддерживаю то, что сказала жена. Могу добавить: русские клиенты одного из наших отелей дают фильму высокую оценку. Французы чувствительны к мнению прессы и просто ничего не поняли в масштабной работе самого знаменитого российского режиссёра.

Люк-Мари КАСКЕ, кинокритик:

– По каннской традиции жюри часто принимает решение вопреки мнению критики, чтобы показать свою независимость. Но суждение прессы, критики и жюри о фильме Михалкова оказалось одинаковым. Сам режиссёр на пресс-конференции рассуждал о вкладе русских в исход Второй мировой войны, который никем не оспаривается. Но это же не конгресс историков, а кинофестиваль! Как произведение киноискусства фильм ниже всякой критики. Мы хорошо знаем великие советские фильмы о войне, которые навсегда останутся в истории мирового кино. Фильму Михалкова не место в этом ряду.

Морис ВАЛЬМОР, преподаватель лицея, историк:

– Я бы не спешил с окончательной оценкой. Фильм можно будет оценить объективно, после того как улягутся страсти. Но в любом случае наивно рассчитывать на такую же эмоциональную реакцию иностранного зрителя, какая была у российского, – позитивную или негативную. Самое неприятное впечатление на меня произвёл натурализм, стремление показать слишком иллюстративно ужасы и страдания, которые несёт война. Где же чувство меры? Где элементарный вкус? Не помню, кто сказал про какого-то писателя: «Он пугает, а мне не страшно». Это как раз тот самый случай…

Жюльетт РЕМИ, актриса:

– Многие актёры понравились, фильм – нет. Рассчитанный на зрительское сопереживание, он оставляет равнодушным. Для такого сюжета это означает полный провал.

КАНН

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

О чём поёшь, Гертруда?

Искусство

О чём поёшь, Гертруда?

РУССКИЙ МЮЗИКЛ: НОНСЕНС ИЛИ НОРМА

«Любовь и шпионаж» Максима Дунаевского в помещении Театра Российской армии

Споры о том, «наш» это или «не наш» жанр, вспыхивают с новой силой каждый раз, как только в профессиональных кругах начинают циркулировать слухи о премьере нового мюзикла. Причём не важно, идёт ли речь о кальке с раскрученного зарубежного хита или об оригинальной российской постановке. Споры кипят, а мюзиклы возникают на отечественной сцене с завидной регулярностью. И в столицах, и на периферии. Так называемый лёгкий жанр заслуживает серьёзного, пожалуй, даже нелицеприятного разговора, который «ЛГ» и начинает на своих страницах. Зачином, или увертюрой к нему, станут рецензии на две достаточно громкие премьеры сугубо российских мюзиклов, состоявшиеся недавно в Москве и в Сибири, а в дальнейшем мы надеемся перейти к сольным и дуэтным партиям с участием наших крупнейших мастеров жанра, с помощью которых попытаемся ответить на главный вопрос: «Зачем он нужен – этот мюзикл?»

Сам Дунаевский, потомственный мастер «лёгкого жанра», свято верит в то, что мюзикл – самый что ни на есть наш «продукт», даром что изобрели его американцы. И приводит в качестве аргумента «Весёлых ребят»: да, Александров с Дунаевским-отцом позаимствовали у Бродвея с Голливудом всё, что только было возможно, но в итоге у него получилась история, прекрасно вписавшаяся в пространство нашей ментальности, да ещё и отразившая реалии эпохи. И если бы не «генеральная линия партии», он вполне мог бы вырасти в полноценный и полнокровный кинематографический и театральный жанр и при отсутствии «железного занавеса» русский/советский мюзикл стал бы таким же предметом культурного экспорта, как балет. Не исключено, что так оно всё и было бы, но жизнь сослагательного наклонения не имеет.

На сегодняшний день русские копии, вроде бы сделанные один в один, всё равно не имеют столь долгой сценической судьбы, как западные оригиналы, несмотря на финансовые затраты и привлечение супермегазвёзд родимого шоу-бизнеса. Не удостаиваются они, как правило, и искренней зрительской любви, когда на спектакль ходят по нескольку раз и приводят всех друзей и знакомых (о том, чтобы приводить второе-третье поколение собственной семьи, разговора нет в принципе по причине, указанной выше). Охи-ахи и продолжительные аплодисменты, перерастающие в овацию, прекращаются, как только иссякает поток привилегированных зрителей, связанных родственными, дружескими или деловыми отношениями с создателями спектакля.

Можно предположить, что скромные достижения дубликатов проистекают из неутешительных сравнений с оригиналами, кои на дисках или кассетах смотрят те, кто по тем или иным причинам не может добраться до Бродвея или Парижа. Но постановки, сделанные нашими собственными силами, как правило, фурора не производят ни в пределах родного отечества, ни за оными. Исключений из этого грустного правила до обидного мало, и практически все они были созданы три-четыре десятка лет назад. Нет-нет, я вовсе не собираюсь превозносить прошлое отечественного мюзикла и отказывать ему в надежде на возрождение и достижение новых, ещё невиданных высот. Однако не могу не заметить, что из постановки в постановку, независимо от того, столичная она или провинциальная, кочуют одни и те же огрехи, скажем так, технологически-творческого характера. «Любовь и шпионаж», к величайшему моему сожалению, их тоже не избежал.

Можно сколько угодно, причём совершенно искренне, восхищаться Дунаевским-мелодистом, добровольно сдаваясь в плен его музыке, но как только артисты открывают рот, очарованность сменяется раздражением, сдерживать которое становится с каждым тактом всё труднее. Минут через десять после начала спектакля зрители начинают терзать друг друга бесконечным вопросом: «Что она (он) сказал?» Разобрать текст сложно, даже когда артисты просто говорят. Когда же они начинают петь, ты весь превращаешься в слух в тщетной надежде понять: о чём это они? От прелестной арии графа де Шайни (Алексей Бобров сумел сорвать со своего персонажа личину прожжённого циника), имеющей все шансы стать настоящим шлягером, у меня в ушах остались всего две строки:

То ли в мае, то ли в апреле,

Где-то в старом

парижском отеле…

Заранее приношу свои извинения автору либретто и стихотворных текстов Николаю Денисову, если отель на самом деле не старый или не парижский. Все претензии – к звукоцеху. То ли аппаратура их подвела, то ли их собственный профессионализм оставляет желать лучшего. То ли у нас в России одинаково остро стоит проблема и с аппаратурой, и со звуковиками. Потому что аналогичная ситуация наблюдалась мною и на «Монте-Кристо», и на «Красавице и чудовище», и на «Чикаго», и на т.д. и на т.п. Я бы и рада всё списать на предпремьерное волнение, да вот, видите, не получается.

Ещё одно тонкое место, которое непременно рвётся опять-таки в каждом мюзикле, – кордебалет, или, как его нынче величают, ансамбль. Простите великодушно, но я не понимаю, для чего ставить канкан, даже если действие происходит в развесёлом Париже начала прошлого века, если артисты ансамбля не могут поднимать ноги, во-первых, синхронно, а во-вторых, выше 90 градусов? Ну если нет возможности изначально набрать тех, кто это делать в состоянии, или «выдрессировать» тех, кто имеется в наличии, то учитывайте это при постановке хореографических номеров. Синхрон для российских артистов бо-о-о-о-льшая проблема, и Егору Дружинину как профессионалу высокого класса это известно лучше, чем кому бы то ни было. Чечёточный номер и поставлен блестяще, и выполнен филигранно, но на его фоне всё остальное, простите, меркнет. Даже не лишённый остроумия, но так и не доведённый до логического конца ход с барышнями в русских сарафанах и противогазах, выплывающих навстречу огромному «медведю», экипированному под солдата Первой мировой.

Кордебалет в современном мюзикле перестал быть безликой массой вымуштрованных статистов, оттеняющих блеск солистов. На него интересно смотреть, когда за каждым артистом просматривается живой персонаж со своей собственной историей, когда им удаётся наметить, пусть только пунктиром, судьбы, но не схемы. Как это происходит, например, в «Ромео и Джульетте» Жерара Пресгурвика. Согласна, что проживание собственной драматургической линии для каждого артиста ансамбля – задача архисложная. Но результат ведь стоит затраченных усилий. Тем более что у «Любви и шпионажа» ансамбль не так уж и велик. Увы, все персонажи «третьего плана» отличаются друг от друга только костюмами.

В одном из недавних телеинтервью Максим Дунаевский высказался в том смысле, что в оперетте можно просто шикарно спеть арию и эффектно станцевать канкан, а актёрские способности там не обязательны – в отличие от мюзикла. Готова подписаться под этим не одной, а двумя руками. Но в данном случае создатели спектакля сами поставили себя в крайне сложное положение, пригласив на главные роли профессиональную певицу с фантастическими вокальными данными и драматического артиста, обладающего хорошим, но всё-таки «актёрским» голосом. Дебют Ларисы Долиной в новом для неё жанре можно считать состоявшимся. Хотя похоже, что пока вокальная драматургия её увлекает больше, чем создание драматического образа героини – звезды немого кино в отставке Клод Франс, которой неожиданно предложили сняться в звуковом фильме в роли легендарной Мата Хари. Образ этой женщины окутан таким количеством легенд и мифов, что простор для актёрских трактовок открывается поистине безграничный. И самое, пожалуй, сложное, – это сыграть превращение Маргареты Гертруды Зелле, преданной супруги капитана Рудольфа Мак-Леода, в куртизанку-танцовщицу-шпионку. Даже при том, что Мата Хари в этом спектакле представлена как падший ангел: утратившая самое важное в жизни – любовь мужа, бедняжка пускается во все тяжкие, продавая военные секреты только для того, чтобы не продавать свои ласки. Задача и для драматической актрисы непростая, но для Долиной при её темпераменте вполне выполнимая.

А вот Дмитрию Харатьяну приходится нелегко. Буквально созданный играть романтических героев, он все силы отдал тому, чтобы в вокальном плане достойно выглядеть рядом со своей партнёршей, а драматическая составляющая роли ушла на второй план, и его Неизвестный, обуреваемый самыми противоречивыми чувствами по отношению к женщине своей мечты, далеко не всегда получается убедительным.

Говорят, что детектив играть легко. За актёров всё делает лихо запутанная интрига. В пьесе Елены Грёминой «Глаза дня», на основе которой сделано либретто мюзикла, она закручена донельзя. Каждый из главных персонажей на поверку оказывается не тем, кем представляется. Что ж, пока интрига закручивается, можно позволить себе плыть по её волнам, но развязку надо не просто сыграть. Её надо прожить. Композитор предоставил такую возможность всем трём героям – и Клод, которая на самом деле есть чудом спасшаяся от смерти Мата Хари, и её «дворецкому», а по правде – мужу, в прах разорившемуся графу де Шайни, и Неизвестному, то есть русскому офицеру, за которым в парижском госпитале ухаживала шпионка всех времён и народов. Так что спектаклю, безусловно, есть куда расти и развиваться.

Виктория ПЕШКОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Колесо доехало до Сибири

Искусство

Колесо доехало до Сибири

ПРОВИНЦИЯ

Премьера музыкальной поэмы Александра Журбина по гоголевским «Мёртвым душам» состоялась в Омске

Споры о том, «наш» это или «не наш» жанр, вспыхивают с новой силой каждый раз, как только в профессиональных кругах начинают циркулировать слухи о премьере нового мюзикла. Причём не важно, идёт ли речь о кальке с раскрученного зарубежного хита или об оригинальной российской постановке. Споры кипят, а мюзиклы возникают на отечественной сцене с завидной регулярностью. И в столицах, и на периферии. Так называемый лёгкий жанр заслуживает серьёзного, пожалуй, даже нелицеприятного разговора, который «ЛГ» и начинает на своих страницах. Зачином, или увертюрой к нему, станут рецензии на две достаточно громкие премьеры сугубо российских мюзиклов, состоявшиеся недавно в Москве и в Сибири, а в дальнейшем мы надеемся перейти к сольным и дуэтным партиям с участием наших крупнейших мастеров жанра, с помощью которых попытаемся ответить на главный вопрос: «Зачем он нужен – этот мюзикл?»

В творческом активе композитора уже есть вполне успешные мюзиклы, написанные по мотивам знаковых произведений отечественной литературы: «Владимирская площадь» («Униженные и оскорблённые») Ф. Достоевского и «Доктор Живаго» Б. Пастернака, «Биндюжник и король» по рассказам И. Бабеля, «Блуждающие звёзды» Шолом-Алейхема, «Камера обскура» В. Набокова…

Александр Журбин и его соавторы – либреттисты О. Иванова и А. Бутвиловский и поэт Сергей Плотов – точно следовали за взаимодействием и переплетением сюжетных линий гоголевской поэмы. Для каждого героя композитором найдены очень точные, ёмкие музыкальные характеристики, которые дают возможность исполнителям не только попеть с удовольствием, но и поиграть. Каждый музыкальный эпизод – это мини-спектакль со своей чётко выстроенной драматургией и неповторимым колоритом.

Лейтмотив поэмы литературной и поэмы музыкальной – тема дороги. Журбин пишет её как «застольную со слезой», как некую музыкальную формулу загадочной русской души – необъяснимой и непостижимой. И как связующее звено между двумя темами, на конфликте которых строится музыкальная драматургия его сочинения: темой мёртвых душ и темой Чичикова. Дорога в музыкальной поэме «Мёртвые души» – это не только в физическом смысле перемещение из одной точки в другую, о чём у Гоголя немало точных наблюдений, и об этом его великие слова: «В России две беды – дураки и дороги». Но это и духовная дорога, дорога познания света и тьмы, добра и зла, любви и смерти. И самая таинственная из дорог – дорога из царства живых в царство мёртвых.

Мёртвые души в мюзикле А. Журбина – вполне реальные персонажи. Невидимые для его героев, но – не для зрителей. Четверо в белом (то ли юродивых, то ли душевнобольных, то ли существ бестелесных), тенью неотступно следующих за Чичиковым, куда бы он ни пошёл ни поехал. Они страдают, взывают к сочувствию, маются неприкаянные, словно зависнув между двумя мирами: ведь Чичиков не даёт им уйти и упокоиться, силой бумажной власти вырывая их из мира мёртвых и причисляя к миру живых. Чичиков по мысли композитора – не просто авантюрист и мелкий мошенник. В нём сочетаются качества человеческие и демонические. Музыкальный образ Чичикова прописан по-оперному подробно, в развитии: от реплик – кратких, но сочных, с каждой сценой добавляющих красок к этому совсем непростому типажу современного Гоголю молодого человека. Современного и нам: многие черты Чичикова узнаваемы и воспринимаются как нелицеприятный портрет русского «делового человека» века нынешнего.

Театральное воплощение музыкальной поэмы «Мёртвые души» – спектакль в постановке Ольги Ивановой. Режиссёр и сценографы Юрий Архипов и Ирина Акимова, хореограф Л. Байкова находят музыкальным темам композитора столь же ясные и колоритные образные решения. Особо следует отметить дирижёра-постановщика Виктора Олина. Ведомый им оркестр звучит по-театральному ярко, зрелищно, сбалансированно по звуку и точно в нюансах. Сценографический ход – кипы ревизских списков, из которых в буквальном смысле слова складываются места действия и их антураж. Закулисный «ветер» и дворники-«чистильщики» гонят по сцене белые листы: есть бумажка – есть человек, нет бумажки…