/ / Language: Русский / Genre:nonf_publicism,

Литературная Газета 6327 № 23 2011

Литературка ЛитературнаяГазета

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

Тот самый длинный день в году

Первая полоса

Тот самый длинный день в году

Тот самый длинный день в году                                                                                              

С его безоблачной погодой

Нам выдал общую беду

На всех, на все четыре года.

Она такой вдавила след

И стольких наземь положила,

Что двадцать лет

               и тридцать лет

Живым не верится, что живы...

А к мёртвым, выправив билет,

Всё едет кто-нибудь из близких,

И время добавляет в списки

Ещё кого-то, кого нет…

И ставит,

 ставит

  обелиски.

Константин СИМОНОВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии: 23.06.2011 12:13:49 - Владимир Павлович22 Ромов пишет:

Это же К.Симонов, а не поэт-песенник...

Даниил Гранин: Отступать некуда!

Первая полоса

Даниил Гранин: Отступать некуда!

НАСТОЯЩЕЕ ПРОШЛОЕ

– Даниил Александрович, мы беседуем с вами накануне 70-летия начала Великой Отечественной войны. Вы писали в своих воспоминаниях, что, когда началась война, в индустриальном центре страны Ленинграде не хватало оружия, и народное ополчение, в которое вы вступили, выменивало на продукты и табак у отступавших красноармейцев винтовки и патроны – нечем было воевать. Нет ли у вас ощущения, что, случись беда, мы вновь окажемся не готовы?

– Думаю, у нас сейчас другая, более серьёзная неготовность. Вооружение можно сделать, купить, и этим вроде занимаются. У нас моральная неготовность к войне – армия разложилась. Почему? Во-первых, дедовщина не прошла даром. И все злоупотребления офицерского и генеральского, подчёркиваю – генеральского! – состава. Мы постоянно слышим о злоупотреблениях, но, думаю, это лишь небольшая часть того, что творится в армии. Культ рубля разложил армию. Мало этого, офицеры были лишены жилья, они понимали, что в отставке им жить будет негде… Ощущение невостребованности унизительно для военного человека, оно деморализует. И второе. Понятие патриотизма обмельчало, истощилось. За что воевать? За олигархов? Я неслучайно упомянул олигархов. Как ни парадоксально, сегодня они – самые почётные люди. Они и чиновники-пираньи – вот так называемая элита нашего народа. А мы – планктон. Понимаете, раньше был его величество рабочий класс. И в этой метафоре была какая-то часть правды – люди, занятые физическим созидательным трудом, пользовались почётом и уважением. Было крестьянство, худо-бедно кормившее страну. И была прослойка – интеллигенция. Сейчас нет рабочего класса, нет крестьянства. А есть олигархи и чиновники – вот два сословия, которые забрали себе блага жизни и позволяют себе всё, что угодно. Армия перестала быть частью народа. За что она будет воевать?..

– В недавно вышедшей книге воспоминаний «Всё было не совсем так…» вы поднимаете тему военнопленных. Оказывается, в США бывших военнопленных награждают орденами, есть специальная медаль военнопленным. И во Франции плен засчитывается как время, «проведённое в условиях войны». Бывшие военнопленные окружены почётом и заботой, имеют массу льгот. Нечто подобное было и в царской армии. Воинские чины, вернувшись из плена, получали жалованье за всё время нахождения в плену, а их семейства – половину того содержания, какое их главы получали на службе в день взятия в плен…

«У нас же семьи военнопленных становились бесправными, – пишете вы. – Я уж не говорю о том моральном терроре, которому они подвергались. В этом смысле ужасна наша неблагодарность по отношению к сотням тысяч безвинно попавших в плен солдат, неблагодарность, которая длится до сих пор. Мы никак не можем отдать должное им, участникам Великой Отечественной войны, даже спустя столько лет отказываем им в праве на это звание…»

Почему так?

– Сталину казалось, что, ужесточая судьбу пленных и их семей, мы не разрешим бойцам попадать в плен. Это рассуждения невоенного человека. Пленные – обязательная часть войны. У нас отношение к людям, попавшим в плен, было безжалостное, несправедливое, и после войны, спустя десятилетия, мы всё равно не изменили своего отношения к пленным, они оставались людьми второго сорта, виноватыми перед страной, хотя они не были виноваты…

– Сейчас много говорят о десталинизации страны, почему бы президенту хотя бы через семьдесят лет после начала Великой Отечественной войны не поставить точку в вопросе с пленными? Реабилитировать их, перевести из разряда людей второго сорта в равноправных участников великой войны?

– Это было бы справедливо. Возможно, в самые последние годы что-то было сделано, какие-то реабилитации происходили, я не знаю. Но если нет, то будет совершенно справедливо восстановить человеческое отношение к своим пленным, которое было и в царской России, и есть в других армиях. Уважительное отношение к людям, которые не виноваты. Пленные – это неизбежность войны, так же как убитые и раненые. Немцы попадали к нам, мы попадали в плен к немцам… Особенно в первый период войны, попадали в плен массово, пока не очухались и не научились воевать. Я помню, мы лежали в кустах и видели, как наших пленных гнали на запад, в Германию…

Петербург – город столичный, с европейскими традициями, и в 1945 году, несмотря на блокадную разруху, городские власти соорудили несколько триумфальных арок для возвращающихся с фронтов воинов-победителей. Их делали наспех, из фанеры, но они были красивые и величественные – это хорошо видно на фотографиях. Я предложил нашей мэрии соорудить триумфальную арку в честь Победы в мае 1945 года. Выбрали хорошее место в конце проспекта Стачек, при въезде в город, архитектор Владимир Попов сделал проект, и город уже выделил деньги на эту арку, но зачем-то вмешался городской Общественный совет и пошли разговоры, что деньги надо беречь, лучше отдадим их на строительство квартир для ветеранов. Ни Пётр I, ни наши правители в последующие годы не рассуждали таким образом. Они действовали по принципу: Кесарю – кесарево и строили триумфальные арки как символы победы. А тут вдруг через шестьдесят лет проявили заботу о ветеранах! В общем, задробили этот проект, губернатор не захотела конфликтовать с общественностью. Ведь у нас в Петербурге, как ни странно, нет памятника Победе. Есть памятник Аникушина блокадникам, а памятника Победе нет. Огорчительная история для нашего города, не нашедшего денег на триумфальную арку. Чем дальше мы уходим от мая сорок пятого, тем меньше шансов на монумент…

– В ваших записках вы размышляете: «Я знал Россию, ту, что поднялась на Великую Отечественную войну, спасая свои народы от фашизма, а за ними и Европу. Знал её и после войны, когда оголодавшая, разутая, бездомная, стала она восстанавливаться. Я хорошо знал эти две России, потому как сам и воевал, и восстанавливал разруху.

То были два прекрасных народа. Трагические испытания подняли их дух как никогда раньше. Другой России мне не надо. Но сообщают, что России осталось жить не больше 50 лет, дальше она станет мусульманской страной, русский язык исчезнет, русские разбредутся по всему миру подобно евреям и всё её прошлое обернётся мифом».

И далее никак не комментируете эти высказывания. Не могли бы поделиться своими представлениями о будущем России с читателями «ЛГ»?

– Конечно, пессимизм – вещь безошибочная, тем более прогнозы на пятьдесят и более лет проверить трудно. Но такие пессимистические настроения в обществе неслучайны, потому что в нашей жизни отсутствует идея. В советской жизни было много показухи, но был и подлинный энтузиазм. Вспомните освоение целины, бригады коммунистического труда. Как рождался энтузиазм, на чём основывался? Была цель! Мы хотели превратить свою страну в благополучную, справедливую, в страну, где царит уважение к труду, соблюдается равноправие граждан. Сейчас мы совершили тяжёлую ошибку – перечеркнули советскую жизнь. Почти семьдесят пять лет жизни страны! Была создана великолепная культура – музыка, театр, кино, песни, литература, поэзия, – всё осуждено. «Нет-нет-нет, мы начинаем всё заново!» Это вдвойне обидно, потому что вновь наступаем на грабли 1917 года, когда перечеркнули всё, что было при царизме. До основания. Это несправедливо по отношению к своей собственной истории, к своим родителям, предкам, да и потомкам. Несправедливо! И в то же время новая жизнь не сумела ни заместить прежней культуры, ни продолжить её. Мы не можем перечислить таких достижений, которые создавали бы новую идею жизни. Куда мы идём, чего хотим? Ведь мы хотим всё того же – справедливого устройства общества, счастья. Если б можно было измерять количество счастья в стране, количество счастливых людей, я думаю, показатели явились бы довольно любопытные. По сравнению с Европой, которую мы всегда называли гнилой, у нас количество счастливых регионов, сословий, отдельных людей весьма невелико. Из чего слагается счастье? Семья, работа, жильё, здоровье, возможность получить образование, уверенность в завтрашнем дне… Мы всё попортили. Образование – господин Фурсенко! Что характерно – общество возмущено, критикует реформы в области образования, учителя в панике, стали напрямую говорить об отставке Фурсенко, но он безразличен к мнению общественности.

У нас все нравственные показатели сильно попорчены. Семья испорчена – наркомания, пьянство, разрыв между поколениями – порвалась цепь времён… Богатство оказалось ловушкой. С одной стороны, дворцы, виллы… Поезжайте в наше Ильичёво, где Ленин перед революцией скрывался, – что там за высокими заборами? Там теннисные корты, бассейны, жизнь роскошная, под стать жизни американских миллионеров. И наряду с этим – коммуналки, которые растянулись на восемьдесят лет, и кривые домишки. Таких чудовищных контрастов никогда не было! Ну, были обкомовские пайки – давали какую-нибудь красную рыбу к празднику, были госдачи, служебный транспорт… Но такие контрасты, как Куршевель, как заработки жён наших министров (министр получает двадцать миллионов, а жена его – сто двадцать миллионов!), мы и вообразить не могли. Откуда, почему? Никаких объяснений. Если жена такая успешная труженица, может быть, ей и работать министром на благо страны?

Будущее народов России зависит от морального климата в стране, от народного духа.

Но хочу сказать и о наших СМИ. Они в течение нескольких лет очень критично рассказывают о нашей жизни. Имеют на это право. Но от этого негатива в душах людей накапливается тяжёлый металл, всё покрывается свинцовым налётом равнодушия, пеплом бесчувствия… Да, пусть сократился уровень честности в обществе, т.е. на круговой диаграмме сектор честности сузился, стал совсем тоненьким, но всё-таки он есть. И что делать, чтобы он вырос? Это надо обсуждать, выносить с помощью СМИ на всенародное обсуждение… Конфуций говорил ещё 2500 лет назад: «Хватит клясть тьму, лучше зажги свою маленькую свечку». И Народный фронт должен быть не для того, чтобы избрать «Единую Россию», а для того, чтобы понять, как нам наладить нашу жизнь…

– Вы считаете, фронт создавался, чтобы наладить нашу жизнь?

– Нет, фронт как раз – из области избирательных технологий. А я имею в виду, что нам нужно обсудить, как дальше жить, куда идти. Нужны примеры порядочности, милосердия, терпимости, сострадания. Есть такие люди и примеры на Руси! Но о них никто не рассказывает, это не жареное, а значит, журналистам неинтересно. Почему мы не спешим рассказывать о хороших людях, которых становится всё меньше? Они и могут быть опорой современному человеку, как святые в России когда-то.

Приведу пример. Недавно я был на юбилее, отмечали 80 лет со дня рождения покойного Владимира Андреевича Алмазова. Это был очень известный кардиолог, сейчас существует огромный центр, носящий его имя. Собрался весь цвет питерской медицины, приехали москвичи, вспоминали, говорили. Я был знаком с Алмазовым – мы с ним в бытность народными депутатами сидели вместе на заседаниях, очень он мне нравился. И вот меня попросили сказать. Застали врасплох – я собирался уходить. Все уже сидят, едят, разговаривают… И я решил – скажу не им, а скажу Алмазову. Скажу: Владимир Андреевич, вы ушли из жизни, и теперь можно издали взглянуть на вашу жизнь, почему центр назван вашим именем, почему люди приехали почтить вас, что это была за жизнь? Каждая жизнь должна иметь свой узор, свою картину, которая складывается, появляется после ухода. Да, вы талантливый кардиолог, вы создали свою школу, но школ создано много. А что же было в ней своего, алмазовского? Теперь я понимаю, что это было, это очень важно для вашей профессии – сострадание. Знание – да, талант – да, преданность делу – да, но это качество сегодня почти исчезает, и поэтому она стала такой дорогóй, это – сострадание. Вспоминаю одну сцену в отделении для детей. Я был тогда в обществе «Милосердие», и Америка прислала нам полвагона одноразовых шприцев, была такая проблема. Я позвонил Алмазову: «Владимир Андреевич, хочу передать вам шприцы…» А заодно прислали детские игрушки, конфеты, сладости, консервы, но главное – игрушки. Приехали, сдали шприцы, он говорит: «Пойдёмте на детское отделение». И пришли детишки с мамами, у некоторых онкология, вид такой – ужас! Я предложил: вот три девочки постарше, пусть они распределяют сами. Он мне шепчет на ухо: «Неудобно, получается, что мы не доверяем врачам…» Я говорю: врачам доверяем, но я хочу, чтобы дети сами раздали игрушки и сладости. Мы отдали, вышли, походили по своим делам, потом вернулись через час. Боже, как преобразились эти дети! Как они были счастливы! И как всё это распределилось! Без обид, они сами обмениваются, улыбаются этой в сущности ерунде. И когда мы зашли к нему в кабинет, он заплакал. И я даже не спрашиваю почему. Я сам был в близком состоянии. Сострадание появилось не от мук, а от счастья. Вот, я думаю, одна из самых серьёзных сегодня проблем – нет сострадания. Когда-то Достоевский об этом писал. Сострадания у нас не стало. Мы исчерпали сострадание к нищим, потому что нищие тоже оказались коррумпированными, мы уничтожили сострадание к больным, потому что там поборы. И не потому больные лежат по коридорам, что нет денег, а потому, что эти деньги уходят куда-то в другое место, потому что врачи тоже стали хищниками. Не все, но берут.

Вот губернатор Матвиенко приводила пример, что главный врач больницы получает двести тысяч в месяц, а врач – двадцать тысяч. Это справедливо?

Я бывал дома у Сахарова, у Лихачёва, у нобелевского лауреата Гинзбурга. Какая это была скромная жизнь! Как красиво и благородно они жили. Скромно, не для примера, хотя это был пример. Они так жили, потому что это интеллигентная жизнь. Я бывал в Германии у президента Академии естественных наук Штубе. Такая же скромная жизнь. Это прилично. А другая жизнь – неприлична. Мы, по сути дела, страдаем поклонением перед Западом. Мы перенимаем всё, даже песню про день рождения поём американскую, своей не можем сочинить. Я думаю, понятие приличности жизни культурного интеллигентного человека, приличности европейского уровня, мера европейского приличия должна быть примером.

– А пример успешного бизнесмена, предпринимателя, олигарха?

– Раньше были герои труда – Стаханов, Бусыгин, Демченко, Кривонос, их знала вся страна, у них учились работать, им пытались подражать. Сейчас – Абрамович, Потанин, Прохоров… Что это за примеры? Откуда у Абрамовича эти миллиарды долларов? Если бы он был изобретателем или капиталистом типа промышленника Форда или технолога Гейтца, это было бы оправданно и вызывало восхищение, желание подражать, изобретать, чтобы стать миллиардером. А наши миллиардеры в большинстве своём (может быть, и не все) – это хищники, они любят говорить: «я оказался в нужном месте в нужный момент». А как ты оказался? Почему это ты оказался? Я, например, не могу оказаться. И ещё миллионы россиян не могут оказаться. Я окончил институт, воевал, восстанавливал страну, работал… Но искусство оказаться в нужном месте в нужный момент нам не преподавали. Это не пример для подражания.

– Вы верите, что власть хочет и может победить коррупцию?

– Власть непрерывно заявляет, что готова бороться с коррупцией. Но бороться значит наказывать. А о чём свидетельствует безнаказанность?.. Я не говорю, что власть потворствует, но ей явно не хватает воли, чтобы действительно расправляться. Как это делают в Китае? Эти страшные кадры показывали по нашему телевидению. Ставят на колени, стреляют в затылок, и все падают… Кого расстреливают? Взяточников, казнокрадов… Мы молчим о результативности этих действий, не берём китайский опыт. А Китай – страна древней культуры, и не думаю, что они употребляют такие крайние меры, не прикинув, насколько это может быть результативно и как сказывается на преступности. Если не казнить, то хотя бы безжалостно наказывать. Я вижу, что разоблачения наших взяточников и казнокрадов ни к чему не приводят. Чем выше положение, тем безнаказаннее проходит воровство. У нас не было ни одного показательного процесса ни над губернатором, ни над министром, ни над депутатом. Показательного процесса, который показал бы, что государство не считается с положением и должностью, а считается с законом, и закон неизбежен, и наказание для всех неизбежно и равно. Не было такого! Ограничиваются мелкой сошкой – милиционерами, начальниками какого-нибудь ГИБДД. О чём это говорит?..

– Что вы можете пожелать редакции и читателям «ЛГ»?

– Скажу следующее. Многие СМИ воспитывают толпу. Есть два понятия: «народ» и «толпа». Разница между ними в том, что народ имеет свою историю. Толпа не имеет истории. Толпа – явление стихийное и временное. Есть такое понятие – следовать за толпой. Мы сейчас всё больше следуем за толпой. На потребу толпе – жареное, сплетни из шоу-бизнеса, кто с кем, сколько раз, кто развёлся, кто женился. Недавно я смотрел про какие-то страшные тайны известной певицы. Оказывается, у неё был сын, она скрывала, он сидел в тюрьме. Зачем? Для кого это? Это для толпы!

У нас единственно есть «Новая газета», у которой своя позиция, своя физиономия, и «Литературная газета», в которой бывает что-то своё, не в смысле даже литературной критики, а в смысле положения культуры, нравственных проблем. И почти ничего больше. Всё остальное – мусор. Я, может быть, резко говорю, но я не специалист по СМИ, у меня нет времени изучать. Но я не вижу ни одного печатного органа, который поднял бы большую проблему, достойную обсуждения всей страной, чтобы обсуждать честно и неравнодушно, созвав для разговора все интеллектуальные силы. А разговор этот необходим! Чем скорее, тем лучше. Отступать некуда!

– Мы очень надеемся, что такая дискуссия вскоре состоится и вы примете в ней самое непосредственное участие. А может быть, и начнёте её. Позвольте от имени наших читателей пожелать вам здоровья и новых книг!

– Спасибо!

Беседу вёл Дмитрий КАРАЛИС, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,8 Проголосовало: 18 чел. 12345

Комментарии: 23.06.2011 15:39:29 - Alexander V Lavrov пишет:

Д Гранин: участник ВОВ и прекрасный писатель- это с одной стороны_Однако А Берендеева АБСОЛЮТНО ПРАВИЛЬНО написала о том, что Д Гранин : один из тех , кто несет прямую и личную ответственность за исчезновение СССР

Д Гранин: участник ВОВ и прекрасный писатель- это с одной стороны._______________________ Однако А Берендеева АБСОЛЮТНО ПРАВИЛЬНО написала о том, что Д Гранин : один из тех , кто несет прямую и личную ответственность за исчезновение СССР, за ту громадную пропасть между богатыми и бедными, которую мы наблюдаем в современной России, Гранин несет ответственность за то, что многие отрасли промышленности России погибают_______________И какие бы правильные слова Гранин сейчас не говорил… ответственность за это будет лежать на нем ВСЕГДА…

23.06.2011 12:23:07 - Владимир Павлович22 Ромов пишет:

Валентину Ивановичу Колесову

Статья и слова в ней правильные! Но как только вспомнишь, что Гранин клял и клянёт советское прошлое на деньги тех самых олигархов, то и цена ему становится копеечная... Умеют эти ребята держать нос по ветру...

23.06.2011 08:33:01 - Николай Алексеевич Барболин пишет:

Мы так много заплатили за прозрение...

Мы так много заплатили за прозрение, что пожалуй, обнищали навсегда... Ю.Визбор.

23.06.2011 00:17:30 - Вячеслав Алексеевич Горшков пишет:

Мы разрушили свод «Понятий»

Жить по закону. Идеальный свод законов еще не создан ни в одной стране. Именно несовершенство законов всегда компенсировалось сводом понятий. _____ Ограниченность воровских законов дополнялась понятиями. Выбранный держатель «общака» не залезает в него не из-за страха наказания, а благодаря особому своему менталитету, как не парадоксально, именно из-за его абсолютной честности. Такому можно было бы доверить любой банк. Сомневаюсь, что он сможет установить себе миллионы бонус, как это делает директорат современных госмонополий , ректор госуниверситета____В каждом социальном слое, в различных религиозных конфессиях, даже в отдельных профессиональных группах они были свои. Какой колоритной была система понятий в разных нациях. Понятия у кавказцев, понятия в республиках Средней Азии, у евреев, у прибалтов, … Именно понятия определяли, «что такое хорошо и что такое плохо». У нас этот цементирующий слой вымыт. И стоит эта стена закона с щелями и зазорами, через которую … просачиваются воры, авантюристы. Сейчас может ли кто-нибудь дать определения «нерукопожатного» лица? Конечно, нравственные принципы, из которых во многом формируются понятия, нельзя создать решением правительства, постановлением Думы. Они формируются поколениями. Разрушить, как оказалось, элементарно. Но сформировать – десятилетия. Не надо упрекать Д.Гранина, существенно дополнившего для молодых ученых свод понятий в 60-е и 70-е. Вспомним себя в начале перестройки. Важнее то, что сейчас, как мне кажется, мы начинаем просыпаться после кошмарного сна и вектор морального возрождения начинает разворачиваться.

23.06.2011 00:14:32 - Артем Константинович Кресин пишет:

Нужна справедливость

Меня в Вашей статье затронула тема о военнопленных. И решил высказаться по другой теме, но связанной с войной. Не хочу обидеть ни участников войны, ни, тем более, инвалидов войны, но считаю наиболее несчастными от последствий войны, это матери, дети которых сложили головы на фронтах. Приведу пример - у моей тетки, которой уже давно нет, на фронте погибло два сына. Пока был жив ее муж они ни о чем не просили, перебивались сами. Когда она овдовела, ее близкие стали хлопотать ей пенсию. Но ей отказали, так-как ее сыновья ушли на войну, один после школы, другой после института. Социальные органы заявили, поскольку они не работали, то они не содержали вас, а значит Вы в их лице не потеряли кормильцев. Ну я подумал, мало ли было бесчеловечных законов в сталинские временв, но оказывается этот закон действует и сегодня. Нужно включить исправление этой несправедливости в пакет изменений, связанных с военнопленными, и многими другими возникшими проблемами.

22.06.2011 23:16:38 - Иван Иванович Иванов1956 пишет:

Уважаю Гранина

Слишком въелось во власть пренебрежение к народу – это все было заложено упырями кровавыми уголовниками Лениным и упырем Сталиным.

22.06.2011 22:32:10 - Vladimir Feldman пишет:

Мне стала понятна личность автора

Кое с чем я согласен, но это очевидные для всех вещи - равенство закона для всех, неизбежность и жесткость наказания, общественные идеи и идеалы. Не надо быть гениальным и нравственным человеком, чтобы это произнести. Например, лидер ПЖиВ говорит о том же самом каждый день. >>>>> Мне странны вещи, которые заметили комментаторы (пренебрежение к простому люду и пр.). Также, мне странно упоминание издания "Новая газета" - это СМИ для маргиналов, которых не пустили к вымени и в отместку они кричат красивые но пустые лозунги. В каждом номере пишут про "страдальца" Ходорковского - но он убийца и уголовник, и мне жаль что сидит только они один, и жаль что для таких уже нет исключительной меры наказания (не путать с высшей мерой).

22.06.2011 18:25:22 - Валентин Иванович Колесов пишет:

Вновь уважаю

В 20 веке я уважал т.Гранина: свой технарь, хороший писатель. Частенько видел его в филармонии, вот какие мы оба интеллигентные. А в самом конце века перестал уважать: об этом сказано в комментарии Берендеевой. И десять лет не уважал. А вот в этой статье сказано всё то, о чем думаю и разделяю я и мои товарищи - интеллигенты. Под каждой фразой подпишусь. http://lit.lib.ru/o/osxkin_i_w/ http://lit.lib.ru/k/kolesow_w_i/ летописи перестройки и ельцинизма Теперь я вновь уважаю т. Гранина.

22.06.2011 16:34:26 - Олег Иванович Аистов пишет:

О главном и второстепенном

Соглашусь в оценке статьи с комментаторием А. И. Берендеевой. В этом интервью я вижу слова, которые очень хочет услышать большинство россиян: и про падение нравственности, и про борьбу с коррупцией и про другие проблемы нашей современности. И вроде хочется согласиться, но, вдруг, среди этих, казалось бы правильных слов, вклинивается какая-то фраза, которая задевает, как резкая нота, ворвавшаяся в мелодичную песню. И хочется отмахнуться - это не главное. Ан нет, вот ещё и ещё странные высказывания, которые выбиваются из общего контекста. Так может быть они как раз и являются главными? "Понимаете, раньше был его величество рабочий класс. И в этой метафоре была какая-то часть правды – люди, занятые физическим созидательным трудом, пользовались почётом и уважением. Было крестьянство, худо-бедно кормившее страну. " К чему здесь это снисходительно-саркостическая интонация - "его величество", "худо-бедно"? Ну, и конечно фраза "Если бы он был изобретателем или капиталистом типа промышленника Форда или технолога Гейтца, это было бы оправданно и вызывало восхищение, желание подражать, изобретать, чтобы стать миллиардером." говорит о многом. Т.е. с одной стороны Д. Гранин говорит о том, что чудовищное расслоение общества это плохо, и вот, тут же он говорит о том, что человек может быть честным миллиардером и приводит примеры. И предлагает всем стремиться стать такими миллиардерами. Что это, американская мечта? В которой мерилом успешности являются деньги? Ведь в этой "невинной" фразе заключён большой смысл - желание подражать, изобретать, чтобы стать миллиардером! Изобретать не для того, чтобы помочь людям, чтобы сделать вклад в развитие родины - нет, для того, чтобы стать миллиардером. Так о какой нравственности и о каких ценностях идёт разговор? И какой позиции придерживается Д. Гранин, когда в его словах то тут, то там сквозит нелюбовь ко всему советскому, и он предлагает России, стране с богатыми нравственно-духовными традициями, опираться на европейские примеры "приличности"?

22.06.2011 16:34:15 - Олег Иванович Аистов пишет:

О главном и второстепенном

Соглашусь в оценке статьи с комментаторием А. И. Берендеевой. В этом интервью я вижу слова, которые очень хочет услышать большинство россиян: и про падение нравственности, и про борьбу с коррупцией и про другие проблемы нашей современности. И вроде хочется согласиться, но, вдруг, среди этих, казалось бы правильных слов, вклинивается какая-то фраза, которая задевает, как резкая нота, ворвавшаяся в мелодичную песню. И хочется отмахнуться - это не главное. Ан нет, вот ещё и ещё странные высказывания, которые выбиваются из общего контекста. Так может быть они как раз и являются главными? "Понимаете, раньше был его величество рабочий класс. И в этой метафоре была какая-то часть правды – люди, занятые физическим созидательным трудом, пользовались почётом и уважением. Было крестьянство, худо-бедно кормившее страну. " К чему здесь это снисходительно-саркостическая интонация - "его величество", "худо-бедно"? Ну, и конечно фраза "Если бы он был изобретателем или капиталистом типа промышленника Форда или технолога Гейтца, это было бы оправданно и вызывало восхищение, желание подражать, изобретать, чтобы стать миллиардером." говорит о многом. Т.е. с одной стороны Д. Гранин говорит о том, что чудовищное расслоение общества это плохо, и вот, тут же он говорит о том, что человек может быть честным миллиардером и приводит примеры. И предлагает всем стремиться стать такими миллиардерами. Что это, американская мечта? В которой мерилом успешности являются деньги? Ведь в этой "невинной" фразе заключён большой смысл - желание подражать, изобретать, чтобы стать миллиардером! Изобретать не для того, чтобы помочь людям, чтобы сделать вклад в развитие родины - нет, для того, чтобы стать миллиардером. Так о какой нравственности и о каких ценностях идёт разговор? И какой позиции придерживается Д. Гранин, когда в его словах то тут, то там сквозит нелюбовь ко всему советскому, и он предлагает России, стране с богатыми нравственно-духовными традициями, опираться на европейские примеры "приличности"?

22.06.2011 15:42:23 - Александра Ивановна Берендеева пишет:

Пророк из " прослойки".

«Письмо́ сорока́ двух» .Авторы призывали президента России запретить «все виды коммунистических и националистических партий, фронтов и объединений», ужесточить законодательство. Авторы призывали президента России запретить «все виды коммунистических и националистических партий, фронтов и объединений», ужесточить законодательство.Письмо, подписанное многими известными личностями, среди которых был академик Дмитрий Лихачев, бард Булат Окуджава, писатели Василь Быков, Виктор Астафьев и Даниил Гранин, вызвало раскол среди представителей интеллигенции[5], в частности в писательской среде. Против подписавших его — выступила группа членов Союза Писателей России — сторонников разогнанного Верховного Совета России. В 2003 году политик Сергей Глазьев (будучи министром внешнеэкономических связей РФ, в 1993 году в знак протеста против роспуска Верховного Совета он подал в отставку[12]) отметил: «Нельзя обелить преступников и палачей… Даже те, опозорившие себя надолго, деятели нашей культуры, которые подписали это, как вы его назвали, расстрельное письмо 42-х, и они, я думаю, понимают, что перечеркнули всё доброе и светлое, что создано было ими раньше».

22.06.2011 12:37:58 - Тамара Сумаковская пишет:

Замечательное интервью с великим писателем!!! Глубокое уважение вызывают у меня все материалы Дмитрия Каралиса. Проблемы нашего несчастного народа в его статьях поднимаются откровенно, честно, с болью. Как хочется верить, что такие достойные, талантливые, неравнодушные творческие люди смогут изменить нравственную обстановку в нашей стране. Душу народа надо лечить,не теряя времени, пока жива настоящая интеллигенция той большой Родины, в которой мы жили трудно, но не позорно. (Как бы еще приобщить наших "верховных" к чтению такой нужной и полезной газеты, как ЛИТЕРАТУРКА .) Наши политики овладели ораторским мастерством, но не воспитали в себе уважения к простым гражданам страны. Для них нет пророков в своем Отечестве.Они равняются на заокеанских "друзей". Отсюда и проблемы. Свободы, навязанные западными хозяевами , привели Россию в тупик. Выросло поколение МАНКУРТОВ. Думали ли мы, читая " И дольше века..." Ч. Айтматова, что появятся у нашей страны такие наследники?! Ч.Айтматов писал о другом времени, но будто предчувствовал. Гениальные советские писатели - вот наши ПРОРОКИ ! И наши президенты обязаны прислушиваться к их голосу, а не склоняться перед " дядей сэмом". Автору - Дмитрию Каралису огромное спасибо за темы, которые он поднимает в своих статьях. Будем ждать новых обсуждений с заслуженными людьми России.

22.06.2011 10:23:12 - Леонид Серафимович Татарин пишет:

ПРАВДА ЖИЗНИ

А правда сегодня в том, что в России создана ПЯТАЯ КОЛОННА!

В её рядах не более, чем 5-10 процентов населения, но в руках у неё оказались почти все СМИ, финансы, основные посты в правительстве...

И возглавляют эту колонну сионисты и церковь.

К сожалению, сейчас нет личности, подобной Сталину или Ивану Грозному, способных неитрализовать эту колонну.

22.06.2011 04:27:45 - Евгений Владимирович Кульба пишет:

спасибо

Это то - о чём думает и говорит народ. И то - что власть не слышит, или делает вид , что не слышит.

Событие

Первая полоса

Событие

Третьяковская галерея стала владельцем выдающейся коллекции рисунков классика русского искусства Николая Николаевича Ге (1831–1894). На Родину вернулась важная часть творческого наследия мастера, более века находившаяся за пределами своего отечества, в частных собраниях Швейцарии. Приобретение стало уникальным подарком к 155-летию Третьяковской галереи. Оно особенно ценно в преддверии открытия выставки «Что есть истина? Николай Ге. К 180-летию со дня рождения» – главного проекта выставочного сезона 2011–2012 года, где впервые коллекция предстанет перед публикой в полном составе.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 4 чел. 12345

Комментарии:

Фотоглас

Первая полоса

Фотоглас

В Большом театре состоялась премьера оперы Римского-Корсакова «Золотой петушок» в постановке режиссёра Кирилла Серебренникова – дебютанта на сцене Большого. Так же как и Василия Синайского в качестве дирижёра-постановщика.

Под Петрозаводском потерпел крушение ТУ-134 авиакомпании «РусЭйр». Погибли 44 человека, в больнице 8 пострадавших. Рассматриваются три основные версии катастрофы. Это человеческий фактор, сложные погодные условия, технические неисправности воздушного судна или оборудования самолёта.

В Московской государственной картинной галерее народного художника Александра Шилова к 70-летию начала Великой Отечественной войны подготовлена выставка, составленная из живописных и графических работ художника «Они сражались за Родину!». В экспозиции более 50 портретов ветеранов войны, среди них и представители творческой интеллигенции – Владимир Этуш, Виктор Розов, Сергей Бондарчук, Давид Лернер и другие.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Главное открытие Петербургского экономического форума

События и мнения

Главное открытие Петербургского экономического форума

ОЧЕВИДЕЦ

Юрий БОЛДЫРЕВ

Очередной Санкт-Петербургский международный экономический форум подаётся в наших СМИ как прямо-таки съезд победителей. Сплошной восторг. «Лидеры новой эры» – это, надо понимать, все те наши, кто прилетел на форум на самолётах зарубежного производства, проследовал далее на столь же иностранных автомобилях, говорил в иностранные микрофоны, закупает у французов совершенно ненужные «мистральки», уже даже военные полигоны строить нанимает немцев, но рассказывает друг другу о планах почему-то вдруг стать в ближайшее время одной из наиболее экономически развитых держав мира…

С другой стороны, почему бы и не стать? Ведь главный оратор форума, походя, сам внимание на том не акцентировав, вечный двигатель тем не менее изобрёл?

Хотя, наверное, я тут со своим «почему-то вдруг» прав не вполне. На самом деле речь не только о прожектах, но всё же и о рецептах, даже о некоторой сравнительно стройной концепции движения. В чём же она?

Оказывается, мы отнюдь не строим госкапитализм, а, напротив, собираемся развивать частный бизнес и раскрепощать частную инициативу. И в связи с этим все прежние программы масштабной приватизации госсобственности нас (наше высшее руководство) абсолютно не устраивают. Планы приватизации должны быть решительно пересмотрены в сторону радикального увеличения масштабов распродажи, включая и отказ государства от контрольных пакетов акций даже в стратегических предприятиях. Бурные аплодисменты!

Правда, невольно хочется спросить: а какое вообще отношение к раскрепощению частной инициативы имеет приватизация стратегических гигантов? Это что – мелкий бизнес так у нас вдруг сейчас сорганизуется, скинется и контрольные пакеты гигантов у государства перекупит? Или же эти контрольные пакеты прямиком перейдут в руки таких же зарубежных гигантов – транснациональных корпораций, контролируемых если не сказать зарубежными государствами, то уж точно зарубежной властно-финансовой элитой? Или вообще окажется у неких скрытых субъектов, зарегистрированных в офшорах? И это у нас теперь называется «раскрепощение частной инициативы»?

Но кого на исторических форумах интересуют такие мелочи? Вперёд, и только вперёд. И рынки, оказывается, сработают, только если будут открыты – «как парашюты». И опять – бурные аплодисменты! Правда, мы вступим в ВТО не на любых условиях, а только если они будут для нас выгодны, – ура! Хотя нельзя ли чуть-чуть и о подробностях: что для нас в этой части приоритет? Неужто своя сфера разработки и производства оборудования для нефте- и газодобычи, переработки и транспортировки? Сфера, где Китай себя защитил полностью, а мы – «энергетическая держава» – даже и не заикались? Форум-то ведь всё-таки не агитационно-пропагандистский предвыборный, а как будто профессиональный – экономический? Но нет – нам не до мелочей, излишних подробностей. Мы – «снимем препятствия для иностранных инвестиций»!

Но хочется уточнить: какие именно препятствия мы снимем и для какого рода инвестиций? Неужто какой-то зарубежный доброжелатель уже не один год бьётся – пытается построить в России современный завод полного цикла по производству чего-нибудь важного и необходимого, ну, например, металлообрабатывающих станков, нефтеперерабатывающий завод или что-нибудь ещё нефтехимическое, но мы его инвестициям «препятствуем»? Может быть, хотя бы шарикоподшипниковый завод (каковых у нас прежде было множество, но в основном они бесславно уничтожены) кто-то хочет построить, а мы и тут «препятствуем»? Или же мы ранее препятствовали заурядной скупке контрольных пакетов акций ещё чудом оставшихся у нас в небольшом количестве стратегических предприятий, теперь же «устранение препятствий для иностранных инвестиций» надо расшифровывать как «беспрепятственную распродажу за рубеж» всего того, от чего страна пока ещё как-то кормится?

А масштабы модернизации тем временем нарастают. От планов превратить Москву в грандиозный «международный финансовый центр» мы всё ещё не отказываемся и даже более того (вот она, подлинная инновация): планируем Москву расширить и создать специальный Московский федеральный округ. И главная сенсация: чиновников из центра Москвы переселить куда-нибудь за МКАД… Вот это подлинная революция!

Действительно революция? Или, скорее, бегство?

Мне эта идея чем-то напомнила строительство в Петербурге домов на насыпной территории Васильевского острова. Представьте: купили вы квартиру с видом на воду – по соответствующей цене, заплатив прежде всего за месторасположение, за вид на Финский залив. И тут – раз, и самое ценное, что было в вашей собственности – исключительное месторасположение, – у вас взяли и отняли: насыпали новую территорию и на ней построили новые дома – опять с видом на залив. И в них квартиры опять можно продавать по более высокой цене, прибавив к стандартной цене то, что у вас просто взяли и отняли. Так не тот же ли самый случай и здесь?

Судите сами: кому и зачем надо было во что бы то ни стало располагать все свои бесчисленные офисы и штаб-квартиры именно в Москве, а не где-нибудь в Дранишниках? Из-за чего Москва оказалась столь перегруженной, что уже и почти не пригодна для жизни? Понятно: в стране с феодально-криминальной экономикой главное в бизнесе – близость к власти, причём абсолютно во всех смыслах, включая и территориальный. Но если офисы с видом на Кремль уж так ценятся, но больше их построить всё равно невозможно, да и из всех тех, кто уже построил и купил, больше не вытянешь, так, может быть, стоит Кремль куда-то перенести? В чистое поле – и там опять продавать земли под офисы с видом на новый «Кремль»? Под которым подразумеваются не башни исторические, но башни, наполненные реальной и у нас, несмотря на все «модернизационные» лозунги, мало чем ограниченной властью…

Одна беда: скептики ставят под сомнение вечность этого очередного нашего «вечного двигателя» – ведь его энергия, как это нетрудно понять, возникает не совсем уж из ничего, а из элементарного, давно и хорошо известного «кидалова».

Но далеко ли на таком «двигателе» уедем?

Точка зрения авторов колонки может не совпадать с позицией редакции

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,8 Проголосовало: 18 чел. 12345

Комментарии: 23.06.2011 15:46:20 - Alexander V Lavrov пишет:

Позавчера Известия напечатали информацию о том, что в 2010 году в России построили 7 среднемагистральных гражданских самолетов. В 1960-1991 годах в среднем в СССР за год строили 96 больших гражданских самолетов. Как говорят в Одессе: Почувствуйте разницу…

Смешно глядеть на потуги СМИ, пытающихся представить форум, как значимое и необходимое событие в жизни страны. Форум: Это пустая трата денег налогоплательщиков. Позавчера Известия напечатали информацию о том, что в 2010 году в России построили 7 среднемагистральных гражданских самолетов. В 1960-1991 годах в среднем в СССР за год строили 96 больших гражданских самолетов. Как говорят в Одессе: Почувствуйте разницу…

23.06.2011 08:47:01 - Валентин Иванович Колесов пишет:

Не понял

Да, печально было слушать нацлидера, оправдывающего в том, что он не строит госкапитализм. Еще недавно я приводил примеры его усилиях именно в этом духе. См «Путинская перестройка» http_ ://lit.lib.ru/k/kolesow_w_i/ ____Нет, говорит он теперь в Париже, не будет госкапитализма, мы созда-ли госкорпорации для того, чтобы передать их частному бизнесу. Будет масштабная приватизация. Одуреть можно. Значит, за счет бюджета, ущемления бюджетников, пенсионеров и прочих, созданы мощные структуры, которые получат те же Потанины, Фридманы, Прохоровы. А кто же еще. Впрочем, я уже начал привыкать к эзопову языку нацлидера. Может, он просто отбивается от Дворковича и адептов Вашингтонского обкома?

23.06.2011 08:40:24 - Николай Алексеевич Барболин пишет:

У детей -свои игрушки, у взрослых - свои, у "больших взрослых дядей" - свои ну очень большие игрушки!

23.06.2011 07:02:30 - Леонид Серафимович Татарин пишет:

"КОНТРРЕВОЛЮЦИОННЫЕ ВЕЩИ ВЫ ГОВОРИТЕ, ФИЛИПП ФИЛИППОВИЧ!"

Такое замечание поступило на "форуме" от "москита". Юрий Юрьевич Болдырев осмелился увидеть и вслух заявить: "А король-то ГОЛЫЙ!"

Мигранты и эмигранты

События и мнения

Мигранты и эмигранты

ОПРОС

Социологи фиксируют, что желающих эмигрировать из России становится всё больше. Одновременно не ослабевает неуправляемый поток мигрантов из бывших советских республик в нашу страну.

К чему могут привести такие «миграционные ножницы»?

Леонтий БЫЗОВ, социолог:

– Причины происходящего лежат в области социально-экономической политики. Русское коренное население прежде завоёвывало авторитет, делало карьеру, сплачиваясь вокруг цивилизационных задач. Сферы, где русские могли и могут проявить себя, – наука, культура, военное дело, образование. Это то, что составляло престиж Российской империи, а затем и престиж СССР. Эта деятельность не всегда давала быструю коммерческую отдачу, но она тем не менее была престижной, хорошо оплачиваемой. Именно здесь коренное население России добивалось наибольших успехов.

В условиях дикого капитализма русские оказываются неконкурентоспособными в отношениях с диаспорами. Приезжие имеют преимущества за счёт умения выстраивать неформальные отношения, за счёт большей физической и демографической активности.

Они захватывают всё новые сферы в области строительства, торговли, финансов. И даже государственной службы. Особенно в правоохранительных органах. Неудивительно, что лучшее жильё в столице и крупных российских городах скупают именно приезжие.

Тот строй, который сложился за последние 20 лет, невыгоден коренному большинству.

Получается, что эта страна оказалась непригодной для жизни наиболее активной и квалифицирован­ной части народа. Именно перед такими людьми стоит выбор: либо прозябать, либо уезжать за границу? Потому, что, к примеру, серьёзно наукой заниматься у нас невозможно. С голоду учёные, конечно, не умирают, но денег на серьёзные прорывные проекты им не дают. Эта ситуация годится для пожилых специалистов, которые дорабатывают на пенсии, уже не рассчитывая на большие открытия. А молодых и амбициозных учёных такое положение вещей не устраивает. Схожая ситуация в культуре. Оборонная промышленность у нас также давно находится в упадке и, скорее, существует по инерции. Государственная служба опутана коррупцией, и активным людям с большими планами и здесь чрезвычайно трудно утвердить себя.

Если у нас не возникнет того социально-политического строя, который будет делать упор на традиционные для России и русских цивилизационные задачи, такая ситуация в конечном счёте приведёт к коррозии государственного организма, к его распаду. Нынешняя политика не имеет перспектив. Однако что сделать, чтобы её изменить, сказать чрезвычайно сложно, потому что конструктивных идей сегодня нет ни у властей, ни у оппозиции.

Процесс эмиграции переживает сейчас новый всплеск. И что самое обидное, это касается именно наиболее талантливой и активной части молодёжи.

Александр ШАТИЛОВ, заместитель директора Центра политической конъюнктуры:

– С начала 90-х годов у нас не существует чётко прописанной реалистичной программы по управлению миграционными потоками. Отсюда и так называемая проблема утечки мозгов. Разговоры о модернизации российской экономики пока не обернулись благом для наших учёных. Скорее, делается ставка на привлечение в Россию иностранных специалистов. На них денег не жалеют. В то же время программа по возвращению наших учёных на Родину практически не работает. Поскольку условия, которые созданы для научной работы на Западе, мы предложить не можем. Поэтому работу надо начинать на ранней стадии, когда перед выпускниками вузов встаёт вопрос о карьере и самореализации. Пока же наше присоединение в 2003 году к Болонскому процессу только усугубляет ситуацию. «Конвертируемость» дипломов российских выпускников ведёт к тому, что молодые люди изначально ориентируются на работу за границей. С точки зрения государства, которое вкладывает национальные деньги в подготовку специалистов, это абсолютно нелогично.

Кроме того, немалая часть нашей интеллектуальной и деловой элиты, вынужденная долгое время зарабатывать деньги за пределами России, проникается духом других культур, теряет национальную специфику.

Привлечение трудовых мигрантов в России сводится, как правило, к попытке предпринимателей сэкономить на более дешёвых работниках. В то время как в интересах страны было бы привлекать на эти работы специалистов из российской глубинки. То есть государство и здесь пустило процесс на самотёк и не использует внутренних российских резервов.

Смягчает проблему то, что в прошлом мы все были гражданами одного государства. Поэтому адаптация среднеазиатских мигрантов к российской специфике идёт более органично, чем, скажем, адаптация арабов в Париже. Однако советское прошлое всё дальше, рассчитывать на то, что так будет и впредь, я бы не стал. Уже сейчас те из жителей бывших советских республик, кто получил российское гражданство, Россию в лучшем случае воспринимают как вторую Родину.

Существуют и серьёзные проблемы, связанные с внутрироссийскими миграционными потоками. И в первую очередь это проблема активной экспансии молодёжи из северокавказских регионов в центральную часть России. Это создаёт межнациональные трения и социальные диспропорции, которые достаточно болезненно сказываются на стабильности в стране.

Всё это приводит к качественному ослаблению Российской Федерации. Та относительная стабильность, которая была достигнута в начале 2000-х годов, сейчас под угрозой. И страусиная политика со стороны власти абсолютно неадекватна ситуации. От руководства страны требуется волевое и креативное решение. Не замечать этих проблем – значит расшатывать единство страны и гражданский мир.

Сумма прописью

Отсутствие внятной политики «по управлению миграционными потоками» – это лишь следствие. Главная же причина, как представляется, в том, что за двадцать лет после распада СССР российская власть так и не предложила своему народу внятной и чёткой программы по развитию страны.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,6 Проголосовало: 13 чел. 12345

Комментарии: 23.06.2011 14:17:19 - Владимир Павлович22 Ромов пишет:

Политика у "нас" очень внятная... Политики у нас антинародные!

23.06.2011 07:33:49 - Леонид Серафимович Татарин пишет:

ЧЁТКАЯ ПРОГРАММА ЕСТЬ!

Очень правильно и грамотно поднимают вопросы авторы!

Но, Леонтий Бызов сетует: "...конструктивных идей сегодня нет ни у властей, ни у оппозиции."

А. Шатилов из "Центра политической конъюнктуры" (странный центр?) поддерживает: "...у нас не существует чётко прописанной реалистической программы..."

"У нас" - это у кого?

А ведь "ЧЁТКАЯ ПРОГРАММА" давно существует и очень последовательно выполняется - просто наберите в поисковой системе Google.ru два слова: "Хьюстонский проект..."

22.06.2011 15:26:20 - Николай Павлович Егоров пишет:

Отверточно-торговая культура

Хочется всячески поддержать и одобрить материал Леонтия Бызова. Это один из немногих абсолютно четких диагнозов современной российской действительности. Большинство социологов так откровенно не говорят.________ Действительно, реалии нынешнего дикого капитализма в общем и целом не предоставляют возможностей для реализации по-тенциала коренного населения России. Поэтому люди и уезжают. Многие жители нашей страны традиционно реализовывали свой потенциал в области науки, в промышленности, при освоении новых земель, в инженерном деле и образовании. За это их уважали представители других стран и народов. Сейчас эти сферы деятельности находятся в загоне. Фактически созидательная отечественная культура заменяется на другую – отверточно-торговую. Здесь стоит вспомнить «новые» отверточные производства в нашей стране. _______ Это фундаментальное изменение культуры общества видно даже и невооруженным глазом. К таким выводам можно придти, наблюдая, к примеру, изменения в Москве за последние 20 лет. _______Проблемы были всегда. Но раньше Москва была городом ученых, инженеров, квалифицированных рабочих, преподавателей, военных, служащих. Сейчас в значительной степени – это город менеджеров, гастарбайтеров, торговцев, бесконечного офисного «планктона», работников сферы услуг, расплодившихся чиновников, полукриминальных элементов, раздатчиков рекламных листков у метро. Кардинальные социально-экономические изменения отражаются и воплощаются в людях, их поведении. Они стали другими. Для многих жителей современной Москвы характерны: примитивная речь, суета, беготня, низкий уровень культуры, общее снижение интеллектуального потенциала, неуважение друг к другу в транспорте и на дорогах, искаженная система ценностей, равнодушное отношение к настоящей культуре и науке, бесконечная болтовня по мобильникам, распитие всяческих напитков на каждом шагу, отсутствие внятных пред-ставлений о дресс-коде. Причем многие даже и не понимают, что ведут себя неадекватно. Закономерно, что оставшиеся «в живых» интеллигенты и интеллектуалы чувствуют себя в такой «манагерской» социо-культурной среде очень неуютно и принимают решение об отъезде из страны. ________ Конечно, самый главный вопрос: что же дальше? Будут ли все-таки кардинально изменены существующие тенденции? Вероятно, момент истины наступит после выборов. Если вновь избранная власть не осознает всей глубины проблем и ограничится полумерами и косметическими изменениями, то очень высока вероятность окончательной деградации страны.

22.06.2011 15:04:13 - Вячеслав Алексеевич Горшков пишет:

Демон Максвелла на границе России

Протестовать против миграции абсурдно, поскольку этот процесс происходит согласно второму началу термодинамики. Со временем, в далекой перспективе все народы перемешаются. Энтропия должна повышаться._____ Однако современная миграция в России ПРОТИВОРЕЧИТ этому началу.___ Максвелл, с целью проиллюстрировать кажущийся парадокс Второго начала термодинамики, придумал "Демона Масквелла" . Идея состоит в следующем: сосуд с газом разделён непроницаемой перегородкой на две части: правую и левую. У перегородки сидит демон Максвелла, который позволяет пролетать быстрым частицам только из левой части сосуда в правую, а медленным - только из правой в левую. Тогда, через какой-то промежуток времени, горячие частицы окажутся в правом сосуде, а холодные - в левом. _____ На нашей границе сидит именно такой демон и руководит иммиграционными и эмиграционными потоками. Из России эмигрируют наиболее интеллектуально развитые граждане , которые замещаются иммигрантами с существенно меньшим интеллектом._____ Таким образом, в России число быстрых молекул, извините, людей с высоким интеллектом все меньше и меньше…, а с низким – все больше и больше. И это процесс уже идет давно, а когда закончится? И какай станет к тому временны страна?

Непосильное знамя

События и мнения

Непосильное знамя

АНАЛОГИИ

Илья ВИХАРЕВ

На днях Конституционный суд Украины весьма оперативно отреагировал на запрос одного из депутатов и признал незаконным использование Красного знамени для увековечивания Победы в Великой Отечественной войне. Аргументы – в Конституции Украины содержится исключительный перечень государственных символов, и Красное знамя в нём отсутствует. То есть Конституционный суд отменил положения закона «О внесении изменений в закон Украины «Об увековечивании Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов» о порядке официального использования копий знамени Победы». Закон этот был принят в конце апреля Верховной радой и подписан в конце мая президентом Януковичем.

Любопытная деталь: внешний вид копий флага Победы должен соответствовать виду штурмового флага 150-й ордена Кутузова второй степени Идрицкой стрелковой дивизии. Только так.

Что же так взволновало упомянутого депутата? По его мнению, «закон не только противоречит многим статьям Конституции Украины, но и провоцирует сепаратистские настроения граждан, направленные на расчленение Украины». Не больше и не меньше. «Если КС не отменит закон, то Украину ожидает дальнейшая «раскрутка» событий 9 мая, но уже с непредсказуемыми последствиями».

Как известно, 9 мая во Львове националисты набросились на ветеранов, топтали флаги Победы, срывали георгиевские ленточки.

Решение суда, естественно, порадовало националистов и оскорбило тех, для кого победа над фашизмом – святое. В очередной раз было продемонстрировано, что страна идеологически безнадёжно расколота, а власть привычно лавирует в надежде, что всё как-то уляжется и успокоится само собой. Всем на Украине известно, что Конституционный суд всегда учитывает, чего хочет или не хочет на данный момент президентская власть. И скорее всего, данное решение суда наверху, в администрации президента, было предварительно одобрено. Если бы Конституционный суд получил некий сигнал, что власть его решение не устроит, он бы не проголосовал за такое решение. Но суд получил совсем иной сигнал – президент Янукович, который вполне мог подписать закон до 9 мая, предпочёл этого не делать, чтобы обойтись без красных знамён в День Победы. Тем самым зримо продемонстрировав, кого он опасается больше – врагов Победы или её защитников.

Один из вполне здравомыслящих киевских политологов выразился так: вывешивать или не вывешивать флаг Победы на государственных организациях – вопрос второстепенный. Гражданам никто не запретил праздновать День Победы с красным флагом. Каждый может вывесить его у себя лично.

Так-то оно так. Но, во-первых, украинское государство делает всё, чтобы таких граждан становилось по возможности меньше. А во-вторых, отношение к победе над фашизмом в таком случае становится только личным делом каждого гражданина Украины, а украинское государство отходит в сторону и по возможности помалкивает. К чему это приводит? Например, к маршам в Киеве с лозунгами типа «Москалей на ножи!». К росту популярности и внедрению в государственные структуры таких партий, как фашиствующая «Свобода». К появлению подобного рода заявлений и призывов:

«22 июня 2011 года еврейские организации Одессы намерены провести во Львове возле Холма Славы антифашистский митинг и «помянуть евреев, погибших в гетто, концлагерях, от рук нелюдей украинских националистов, шухевичей, бандеровцев и других фашистских подонков»…

«Свобода» расценивает такую заявку как очередную провокацию украинофобов. Мы уверены, что львовяне не позволят никаким гастролёрам разорять наше национальное достоинство и историческую память. В свете решения Конституционного суда Украины, который запретил использовать красный флаг. «Свобода» считает, что запланированные акции евреев-сталинистов проводить недопустимо».

Впечатляющее заявление. Как по мыслям, так и по словам. Но для нынешней Украины вполне обычное.

История с решением Конституционного суда ещё раз убеждает, что отстаивать Знамя Победы над фашизмом центральной украинской власти не по силам. В стране немало тех, кто готов это делать самостоятельно, – это и отдельные люди, и общественные организации, и политические партии, и даже целые области на юге и востоке Украины. Центральная власть же все годы украинской суверенности предпочитает здесь хитроумные манёвры, двусмысленные заявления. Однако за прошедшие годы уже всем стало очевидно, что такое маневрирование постоянно оборачивается беспринципностью и капитуляцией перед наследниками Бандеры, которые ни на какие компромиссы не согласны и не пойдут. Значит, нынешняя власть будет и впредь отступать перед их напором, всё дальше и дальше пряча Знамя Победы.

Глядя на то, что происходит на Украине, невольно вспоминаешь, что и у нас желающих зачехлить и припрятать подальше Знамя Победы достаточно. И голоса их всё напористее, а посты во власти всё солиднее.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 8 чел. 12345

Комментарии:

Солдатская правда

Новейшая история

Солдатская правда

НАСТОЯЩЕЕ ПРОШЛОЕ

Вокруг Великой Отечественной войны в последние годы возникает всё больше мифов. А зачастую и просто откровенной лжи. Что стоит за многочисленными попытками навязать нам «новую правду» о войне?

На вопросы «ЛГ» отвечает депутат Государственной Думы, доктор политических наук Владимир МЕДИНСКИЙ.

В своей книге «Война. Мифы СССР 1939–1945» вы называете Сталина «усатым хищником с бесшумной поступью», а пакт Молотова–Риббентропа о ненападении – величайшей удачей советской дипломатии. Возникает вопрос: если перед началом Великой Отечественной войны наша внешняя политика была настолько продуманной и мудрой, как следует из вашей книги, то почему же не удалось оттянуть войну ещё на несколько лет, чтобы как следует подготовиться к ней?

– Вся интрига предвоенной политики – на кого Гитлер нападёт первым? Одной из главных целей нацизма было маниакальное стремление собрать всех немцев в одно государство. Осуществить то, чего не было в истории никогда. Вспомним: одно время в Европе существовало 250 германских княжеств. После Первой мировой войны собранная Бисмарком немецкая нация снова оказалась разбросанной по многим европейским государствам. Новое объединение без войны провести было невозможно. Понимая, что Германия готовится к военным действиям, Англия и Франция пытались сделать всё возможное, чтобы направить Гитлера на восток.

С точки зрения логики Гитлер туда и должен был идти. Ведь именно там находились слабый, как считали многие в Европе, противник и бескрайние просторы, необходимые для благоденствия «высшей расы». Так называемое жизненное пространство. Сталин это понимал. Думаю, «Майн кампф» он прочитал раньше, чем Черчилль. По крайней мере в его библиотеке эта книга была. По большому счёту то, что Гитлер вообще начал войну на Западе, было крайне выгодно для СССР. Поэтому и пакт Молотова–Риббентропа был безусловным успехом советской дипломатии. Страна получила полтора года передышки. В тех условиях это было очень много. С каждым месяцем обороноспособность СССР росла. Москве удалось переиграть будущих «доблестных союзников». Все тогда хотели, чтобы Гитлер именно с ними дружил, а с другими воевал. Такой была политическая реальность.

А дальше произошло нечто алогичное и непредсказуемое – не завершив войны на западе, Гитлер двинулся на восток. Притом что к июню 1940 года в Британии под ружьём находилось всего две дивизии. Одна из них – канадская. В случае высадки немецкого десанта Лондон можно было брать голыми руками.

Гитлер, однако, тянул, долго собирался с силами, потом отменил свой план по высадке. Причина такого нерационального поведения только одна – он надеялся договориться с Черчиллем по-хорошему и, может быть, даже склонить Англию к совместной войне с СССР. Собственно, и молниеносный разгром Франции был демонстрацией мускулов, призванной устрашить англичан.

Идеализировать сталинскую дипломатию, говорить, что мы были белые и пушистые, нет никакого смысла. И всё же в целом советская внешняя политика соответствовала национальным интересам.

– Тем не менее известно, что Сталин до последнего не верил донесениям наших разведчиков о начале войны в июне 1941 года. И именно это, как убеждены многие, привело к катастрофе первых месяцев войны.

– Не надо забывать, что на каждое донесение Зорге Сталин получал другое донесение. О том, что все известия о скором начале войны – провокации. Главная ошибка Сталина – он мыслил слишком прагматично. Он не понимал, зачем Гитлеру идти на Россию, оставляя в тылу Англию, да ещё и горящую Испанию. К тому же совсем свежим был опыт Первой мировой войны, которая убедительно показала немцам, как опасно воевать на два фронта. Но Гитлер руководствовался не только расчётами…

Что касается наших поражений в начале войны, то, конечно, всё это было: и разбомблённые аэродромы, и растерянные командиры, которые метались в поисках своих частей, и пыльные колонны советских военнопленных. Однако, скажем, точно так же люфтваффе в мае 1940 года за один день уничтожили на земле половину британских воздушных сил, хотя к тому времени уже год, как шла война Англии с Германией. Тем не менее англичане не демонизируют этот эпизод своей истории, не рвут на себе волосы.

Искать первопричины поражения немецкой армии можно бесконечно. Но главное, почему провалился блицкриг, – совершенно неожиданные для противника героизм и упорство наших солдат.

Первый воздушный таран был произведён лейтенантом Петром Рябцевым 22 июня в небе над Брестом. Меньше чем через час после начала войны! И всего таких таранов в нашей армии было 300. Кроме нас тараны совершали только японцы. Но их-то специально готовили к этому. А наши шли на смертельный риск только из чувства обострённого патриотизма. В конце войны тараны советским лётчикам даже стали запрещать.

Для того чтобы оценить героизм наших солдат, лучше всего почитать воспоминания бывших противников – немецких генералов. В них уже в июле-августе 1941 года постоянно проскакивают такие фразы: «ожесточённое сопротивление», «русские бьются до последнего патрона», «с каждым днём сопротивление нарастает…» «Впервые мы не можем позволить себе вольностей, как во Франции, а вынуждены воевать по всем правилам военного искусства».

За один месяц сражения под Смоленском в августе 1941 года немцы потеряли столько же солдат, сколько за целый год войны в Европе.

Именно там и рухнул блицкриг. Если бы немецкая армия не топталась почти месяц под Смоленском, возможно, она и маршировала бы по Москве в сентябре.

– Гитлер так же, как в своё время Наполеон, рассчитывал, что русские в самом начале войны сложат оружие или даже повернут его против своего правительства. Почему на Западе так плохо знают наш менталитет? Ведь русские не какие-нибудь кочевники-пришельцы. Мы живём рядом с Европой уже не одну сотню лет…

– История, как известно, учит тому, что она ничему не учит. Фашисты совершили ту же самую ошибку, которую делали все европейские интервенты до них, рассматривая потенциал России с точки зрения прагматической протестантской этики. Предполагали, что будут вести войну с государством. А воевать приходилось с народом. Немецкий генеральный штаб не мог просчитать такого феномена, как пионеры-герои, не предвидел 16-летних комсомолок, которые станут жечь их казармы… С первых дней войны страна жила под лозунгом «Всё для фронта, всё для победы!». У нас обычная пятиэтажка становилась «домом Павлова», за которую сражались яростнее, чем европейцы за свои столицы. Настолько высок был моральный дух наших войск. Поэтому для нас эта война – Великая Отечественная, а не Вторая мировая, как для остального мира.

– Сегодня некоторые либеральные деятели вбрасывают тезис, что при любом развитии событий немцы не могли победить СССР, потому что советских людей, дескать, было гораздо больше, чем немцев. Да и территории наши настолько огромны, что завоевать их нельзя. Поэтому, мол, и не было нужды так напрягаться перед войной…

– Те, кто так говорит, попросту не дружат с арифметикой и здравым смыслом. Они сравнивают население Германии и население СССР. Однако забывают, что к этому моменту помимо собственно немцев на Третий рейх вполне исправно работало население практически всей покорённой Европы. Поэтому военно-промышленный потенциал нацистов был мощнее, чем у СССР. Кроме немецких частей с нами воевали венгры, румыны, финны, французы, испанцы. Почти по Пушкину: нашествие двунадесяти языков. При этом Красная армия была ослаблена репрессиями. Старый командный состав выбит. Молодые офицеры заступали на командные должности, не имея необходимого опыта.

Не стоит механически считать, сколько у нас было танков. Надо понимать, в каком состоянии они находились. Бо´льшая часть техники устарела, новая только начинала поступать. Это была армия, находящаяся на переправе. И по ней ударила самая сильная армия в мире.

И дело далеко не только в количестве немецких солдат и качестве их танков. Во Франции в 1940 году под ружьём было шесть миллионов солдат. Это была вполне сопоставимая по мощи с немцами сила. При этом у французов была линия Мажино – самая совершенная линия обороны в истории. Солдаты могли пережидать обстрелы в подземных кондиционированных убежищах. А на передний край их доставляли на электропоездах. Вся эта красота была перемолота немцами за месяц. Успехи нацистов молниеносно сломили боевой дух французов. Третий человек во французской армии генерал Андре Жорж сдался в плен, когда натолкнулся на разъезд полевой немецкой кухни.

У немцев к 1941 году была психология победителей. Милитаризированное общество, абсолютное доверие фюреру. Готовность и убивать, и умирать. Кроме того, растянутые коммуникации наших армий позволяли немцам на направлениях прорыва создавать шестикратное преимущество. Первые месяцы войны они только и делали, что прорывали нашу оборону и окружали полки, дивизии, армии. Прорывали и окружали. Удивительно, как мы удержались.

– Сегодня существует много спекуляций на тему, стоило ли вообще идти на такие жертвы ради победы над фашизмом…

– Тем, кто упражняется сегодня на данную тему, советую вдуматься в смысл официального документа вермахта. Он гласит, что убийство мирного жителя на территории СССР является частным делом каждого солдата. То есть не рассматривается как военное преступление.

Также нелишним будет почитать полностью опубликованные только два года назад варианты плана «Ост». В них говорится, что для колонизации восточных земель надо уничтожать от трёх до четырёх миллионов русских в год. Да и участь других народов была не лучше. Эстонцы, латыши, которые верно служили в частях СС, также со временем подлежали уничтожению уже потому, что занимали «исконно германские» земли. Просто для начала они нужны были как союзники. Так же как и крымские татары. В Крыму предполагалось сделать вторую Баварию, полностью истребив и выселив местное население вне зависимости от национальности. Украинским националистам Гитлер кружил головы будущей самостийностью. Однако во внутренней переписке он называл их «так называемыми украинцами», не признавал отдельным народом.

Лучшее, что ожидало население западной и центральной части СССР, – выселение в Сибирь, на «непригодные для проживания земли». Часть жителей должна была остаться в городах для воспроизводства прислуги. Немцев в первую очередь интересовала наша земля. Русские города должны были превратиться в гетто: минимизированный вход-выход, отключение коммуникаций, отсутствие медицинской помощи, но при этом бесплатная раздача противозачаточных средств. Одна радиостанция на территории, передающая популярную музыку и нацистскую пропаганду. Никаких газет. Никаких детских садов. В школах детей можно учить только счёту до ста и чтению примитивных текстов объявлений.

– Существует стойкий миф о том, что мы «завалили немцев трупами»…

– Наши боевые потери за годы войны составляют девять миллионов человек. В 1941–1942 годах мы действительно теряли в разы больше солдат, чем немцы. Однако начиная с сорок третьего года ситуация меняется до противоположной. В итоге если суммировать потери за все четыре года войны, получится, что на каждые сто убитых немецких солдат придётся сто тридцать наших. А ведь к потерям немцев на Восточном фронте надо прибавить потери их союзников. На этот счёт есть разные данные. По моим оценкам – не менее миллиона погибших.

Это у нас, где «кровавый» Жуков командовал… А что же у англичан и американцев, где верховодил «гуманный» Эйзенхауэр, да и напряжённость боевых действий была не сопоставимой с тем, как воевали на востоке?! У них соотношение потерь точно такое же. 130 англичан и американцев на 100 немцев. Только масштаб потерь совсем иной. Так, англичане потеряли за всю войну двести тысяч солдат и столько же мирных жителей. Из этих цифр можно сделать вывод о вкладе наших союзников по антигитлеровской коалиции в Победу.

– К каждому юбилею, связанному с Великой Отечественной войной, мы подходим с уже привычным ощущением, что нас будут в чём-то обвинять и постараются испортить нам праздник. Может быть, не стоит слишком серьёзно относиться к провокационным заявлениям ПАСЕ, приравнивающим коммунизм к нацизму, и прочим попыткам европейцев переписать историю?

– Наоборот, мы слишком беспечно относимся к фальсификациям истории. Надо чётко понимать, что в политике правдивая история вообще никого не волнует. Для политика история, что дышло – куда повернул, туда и вышло. Как говорил Фридрих Великий, сначала мои генералы должны занять неприятельскую территорию, а потом мои историки должны объяснить, почему она является исконно прусской. К сожалению, история – разменная карта для политиков. И память о наших предках никого не волнует.

Для чего принимаются все эти заявления ПАСЕ? Им надо СССР отнести к числу виновных в развязывании войны. Например, в ход идёт версия, что СССР одновременно с Германией оккупировал Польшу. Что, кстати, неправда. К моменту нашего вступления в восточные области Польши с преобладающим белорусским и украинским населением польского правительства уже не существовало. Оно бежало в Лондон. И характерно, что никакого сопротивления нашим войскам никто не оказывал. А в Прибалтике местные воинские подразделения дружно влились в Красную армию. Офицерам были сохранены воинские звания. Часть этих подразделений вполне добросовестно воевала с фашистами в течение всей войны.

Но, повторяю, никого в политике не интересуют эти детали. Западу важно сделать Россию как правопреемницу СССР виновной в развязывании Второй мировой войны. Таким образом, мы выбываем из списка победителей. Занимаем место в ряду таких стран, как Румыния. Она ведь тоже начинала воевать за Гитлера, а потом повернула оружие против него. Также, следуя новой логике, и Сталин «начинал за Гитлера», а потом по ходу дела переориентировался. Из этого следует, что Россия не должна пользоваться результатами Победы. Наоборот, обязана заплатить за развязывание войны. Для начала от нас потребуют вернуть «незаконно захваченные территории»: Финляндии – Выборгский район, который заканчивается как раз у кольцевой Петербургской автодороги, Японии – Курильские острова и Сахалин, Германии – Калининградскую область… И для этого даже не надо будет воевать с Россией. Как только нас убедят, что мы были неправы, мы сами всё отдадим. В 1991 году мы ведь поверили, что с распадом СССР каждая из республик станет жить лучше. И что из этого вышло? Тысячи погибших в гражданских войнах, миллионы спившихся и не рождённых. Не говоря уже о стагнации экономики.

Сегодня промывание мозгов россиянам идёт крайне успешно, а наше государство и общество пока очень слабо и неэффективно противостоят этому мутному потоку.

Беседу вёл Алексей ПОЛУБОТА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 2,8 Проголосовало: 8 чел. 12345

Комментарии: 23.06.2011 15:07:51 - Артем Константинович Кресин пишет:

За взвешенный подход.

В целом подход Мединского мне понравился, очень здравые мысли высказаны и всеми участниками, особенно Б.И. Сотниковым. Бред гражданина Татарина можно вынести за скобки. Однако хочется высазать и некоторые свои замечения. Господин Мединский, сравнивая наши потери в начале войны с потерями союзников после открытия второго фронта, несколько лукавит, поскольку мы в 1941-42 годах оборонялись, а союзники наступали, и потери наступающих всегда выше. Б.И. Сотникову могу все таки возразить, роль народого вклада нельзя принижать. Есть факты: очереди у военкоматов, стояние у станков до 20 часов в сутки, в промерзших цехах на Урале женщин и мальчишек, впрягшиеся в плуг женщины и вспахивающие таким образом землю. Этого не захотело делать ни население Франции, ни население других, завоеванных Гитлером стран.

23.06.2011 10:26:15 - Михаил Михайлович Митяев пишет:

Ху из ху?..

Господину под ником bakunin: А Вы, сударь, стукачок-с! Вполне либеральный, в струе госполитики... Как-то неудобно читать сейчас в комментариях о "десятках тысяч опытных командиров" уничтоженных Сталиным, пора уж и меру знать, и ПОРЯДОК чисел соблюдать. С Мединским, конечно, можно и нужно спорить, но во-многом я с ним согласен. И самое главное: мы позволили рагромить СССР, так давайте хотя бы не отдадим ПОБЕДУ не только в Великой Отечественной, но и во Второй мировой.

23.06.2011 06:31:15 - bakunin пишет:

Война

Профессор Мединский назвал пакт Молотова-Риббентропа (по сути - пакт Сталина-Гитлера) о ненападении величайшей удачей советской дипломатии. Как-то неудобно за ученого мужа, Сказать - наивность? Обидится. Впрочем, это, скорее, попытка обелить внешнюю политику Сталина, который до того заигрался с Гитлером в предвкушении передела мира, что тот обвел его вокруг пальца. При известной болезненной подозрительности "вождя и учителя" совершенно невозможно понять этакую доверчивость к фюреру, без обиняков заявившему в своей "Майн кампф", что он собирается расширить "жизненное пространство" для Германии на Востоке. за счет СССР. Масса данных о скоплении войск врага у советской границы тоже была проигнорирована нашим "мудрецом". А уж поведение Сталина в канун нападения немцев, когда он запретил отвечать на их "провокации", вообще не поддается объяснениям и говорит о явном маразме этого "гения". Прав был маршал Василевский, когда сказал, что одной из главных причин поражений в первые года войны было уничтожение Сталиным десятков тысяч опытных командиров Красной Армии. Отсюда же и миллионы советских пленных в 41-42 годах. Так что и "лишние" миллионы погибших советских воинов на совести главного палача своего народа Сталина. И от этого факта не уйти... P.S. Вниманию модератора. Тут среди комментаторов есть некий Л.Татарин, который постоянно ищет и находит "пятую колонну". По поводу интервью с Д. Граниным сей г-н заявил, что возглавляют эту колонну сионисты и церковь, а в отклике на интервью с В.Мединским назвал его представителем "богоизбранного сионизма". Это у него, Татарина, такой антисемтский пунктик. Может быть, редакция "ЛГ" обратит внимание на этого милого комментатора?

23.06.2011 04:22:49 - Харитон Моржовый пишет:

Геноцид по Малкову

"Фашисты творили национальный геноцид, большевики – социальный. Оба режима были преступны". В связи с Антоновским мятежом надо бы ещё вспомнить подавления восстаний Ивана Болотникова, Степана Разина, Емельяна Пугачёва. Так что Цари тоже погеноцидили вволю.

23.06.2011 01:38:33 - Вячеслав Алексеевич Горшков пишет:

Борису Ивановичу Сотникову

В Вашем посте: «Герои Советского Союза распределяются примерно пропорционально численности национальностей страны.». Да, это так. Но это совсем не соответствует распределению реальной степени героизма. В фильме В.Правдюка «Вторая мировая. День за днем» приводится пример, когда при обороне Крыма было принято решение сформировать полки по национальному признаку из трех кавказских республик. При малейшем натиске немцев один из таких полков сразу же покинул свои позиции. В.Правдюк не приводит из представителей какой кавказской республики был сформирован этот полк.И это тоже правильно. Не нам судить. Да и зачем. Давайте хранить то, что нас объединяет. После этого случая было запрещено формировать мононациональные полки, а командующие просили пополнять свои армии именно русскими._____ И вместе с тем соответствие распределения Героев Советского Союза распределению численности населения различных национальностей также правильно, даже гениально. Именно это способствовало объединению всех народов страны в этой великой войне.

23.06.2011 01:35:59 - Вячеслав Алексеевич Горшков пишет:

Мне интервью понравилось

А мне интервью понравилось, хотя полностью согласен и с постом Сотникова. Свежие данные об одной из наиболее оболганной битве за Смоленск. Какие ярлыки только не навешивали. И «бессмысленная гибель», «кровожадные командиры» и пр. А оказалось «За один месяц сражения под Смоленском в августе 1941 года немцы потеряли столько же солдат, сколько за целый год войны в Европе.____ Именно там и рухнул блицкриг. Если бы немецкая армия не топталась почти месяц под Смоленском, возможно, она и маршировала бы по Москве в сентябре.» _____ Неожиданно для меня то, что соотношение погибших бойцов наших и вермахта такое же, как и у союзников.____ Достойный ответ балагурам 80-х: «Если бы не наши деды – пили бы немецкое пиво». Нет, статья мне очень понравилась своей тональностью. В ней не вся правда, но нет лжи. Примечательно, в данном номере два интервью (Д.Гранина и В.Мединского), в которых точки зрения существенно изменились по сравнению с 90-ми годами. Но повторю. Полностью согласен с Сотниковым. Роль государства была определяющей. Решение об эвакуации промышленности за Урал было принято на 3-й день войны. Причем планы эвакуации уже были разработаны за долго до начала войны. Уже были составлены поэтапные списки, определены ответственные лица, утверждены на этот случай график составов, согласованы все действия различных ведомств и пр. Такую работу за неделю не сделать. Уже в июле началась работа по минированию зданий и созданием диверсионных групп на случай сдачи Москвы. Эти группы не отсиживались в конспиративных квартирах, а ловили диверсантов, пресекали мародерство и пр. _______ «… люфтваффе в мае 1940 года за один день уничтожили на земле половину британских воздушных сил… Тем не менее англичане не демонизируют этот эпизод своей истории,». И правильно делают. Потому, что история эта для англичан, для молодого их поколения. По тем же причинам они не «демонизируют» историю с уничтожением военных судов своего союзника – Франции. Умалчивают о практическом предательстве США, когда испугавшись выхода немецкого линкора, Англия оставила без прикрытия караван судов Q18 (не помню точно). Правильно, что в фильме «Спасти рядового Райна» белые офицеры чуть ли не пьют из одной фляги с неграми (тогда как за одним столом они не сидели, кровь негра не могла переливаться белому и т.д.). Правильно потому, что это нужно сегодняшним американцам, это нужно для молодого поколения страны.____ Интервью поставил 5.

22.06.2011 20:24:24 - Леонид Серафимович Татарин пишет:

НЕТ, ЭТО НЕ СОЛДАТСКАЯ ПРАВДА!

Мединский, как представитель "богоизбранного сионизма" старательно извращает солдатскую правду.

"Бойся данайцев дары приносящих!"

22.06.2011 17:43:00 - Антон Михайлович Малков пишет:

И еще в дополнение, не по теме войны...

Как раз вчера довелось прочитать статью учредителя фонда «Возвращение» В.Мединского о коммунистическом геноциде русского народа (опубликована в и-нете числа 20-го июня), многим ее полезно будет найти и прочитать, вот выдержки: «…В связи с 90-летием крестьянского восстания в Тамбовской губернии, известного как "антоновское", профессор-историк и депутат-единоросс Владимир Мединский предложил признать его подавление большевиками геноцидом русского народа. «Коммунистический режим стал преступным не с продразверстки, он был таковым изначально, поэтому русский народ и не принял его, – сказал Мединский. – Продразверстка стала «последней каплей». И когда сейчас кто-то говорит о социальной справедливости, которая якобы заложена в коммунистической идеологии, пусть вспомнит, что все ужасы начались не с «отца народа» Сталина, а все-таки с дедушки Ленина. Трагедия Тамбовского восстания – тому свидетельство…» (конец цитаты). Фашисты творили национальный геноцид, большевики – социальный. Оба режима были преступны.

22.06.2011 17:12:26 - Антон Михайлович Малков пишет:

А самое печальное...

А самое печальное, что поставь сейчас прямой вопрос на референдуме в какой-нибудь Калининградской области "хотите ли оставаться в составе РФ или воийти под протекторатом Германии в ЕС" и неизвестно как бы там народ сейчас ответил...

22.06.2011 07:23:16 - Борис Иванович Сотников пишет:

Очень поверхностное изложение войны.

Мединский в своем интервью пытался занять безопасную позицию, объяснив победу над Германией исключительно героической ментальностью русского народа. На первый взгляд, вполне патриотическая позиция. Еще бы! Победил русский народ! В действительности, такая позиция не только неграмотная, но и унизительная для нашей страны. _____ Мединский говорит: немцы «предполагали, что будут вести войну с государством. А воевать приходилось с народом». Это как?! Это что, дворовая драка?! Как это не с государством? Я понимаю, что эта формула используется для того, чтобы в соответствии с «линией» принизить роль руководства страны. Можно восхищаться героизмом русского народа (это и соответствует действительности и безопасно), но не настолько же, чтобы говорить глупости. _______ Начнем по порядку, насчет ментальности русских. Давно уже не принято говорить о героических и не героических этносах. Дело в том, что герои Советского Союза распределяются примерно пропорционально численности национальностей страны. Среди них и украинцы, и белорусы, и татары, и грузины, и евреи, и казахи, и армяне, и другие. Причем здесь ментальность русских? Автор явно стесняется говорить правильно: «советский народ». ______ А главное состоит в том, что Советский Союз готовился к войне, и воспитание патриотизма было одной из важных целей руководства страны. Школьники краснодонцы знали, что для Родины ничего не жалко, даже собственной жизни. Им говорили об этом в школе, они это слышали везде. И они отдали свои молодые жизни так, как понимали свой долг. Такими же были и Александр Матросов, и Николай Гастелло… Очень бы хотелось перечислить всех, но это невозможно. _____ Да, особенно, в первые годы войны советское руководство совершало стратегические ошибки. Совершало стратегические ошибки и немецкое командование. Это война. Каждый из противников заставляет другого совершать ошибки. ______ Как это не с государством воевали немцы? А кто организовывал эвакуацию заводов на восток, чтобы на новом месте, иногда почти в чистом поле, через месяц-два обеспечить выпуск военной техники? Как так САМО получилось, что уже к концу 43 года советская армия превышала немецкую по количеству танков, самолетов, и стволов артиллерии, и это при оккупации основных промышленных районов СССР? Кто же определял направление главных ударов, делал ложные имитации прорыва, формировал резервы для наступления? Такое изложение войны выглядит крайне несерьезно. ______ Хотя со многими положениями интервью я согласен.

Юбиляция

Новейшая история

Юбиляция

В эти июньские дни принимает поздравления с днём рождения академик, доктор экономических наук, профессор Александр Григорьевич Лобко – ректор Международной академии маркетинга и менеджмента.

«ЛГ» присоединяется к добрым словам позд­равлений и желает своему давнему другу успехов на ниве российского образования, воспитания достойных студентов в МАМАРМЕНе, крепкого здоровья и семейного благополучия.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 1,0 Проголосовало: 5 чел. 12345

Комментарии: 23.06.2011 16:08:43 - Vladimir Feldman пишет:

Ещё неизвестный автор "Слова о полку Игореве"

писал "...Отскочили вы от дедовской славы, Навели нечестивых крамолами На Русскую землю, на жизнь Всеславову!...". Он хотел сказать, что в России есть еще более узкие места - торговля акциями, бухучет, взаимоотношения с инвесторами, PR/GR, личный коучинг, контектстная реклама, опросы "Левада-центра", ежегодные послания федеральному собранию, мгновенная оплата через терминалы, и конечно же "Россия, вперед!".

23.06.2011 15:14:24 - Артем Константинович Кресин пишет:

Кому нужно пойти подальше?

Маркетинг и менежмент, самые узкие места в России. Об этом написал еще А.К. Толстой: "Страна она богата порядка ж только нет". И тот, кто этого не понимает, тот пусть и уматывает подальше.

22.06.2011 09:48:30 - Vladimir Feldman пишет:

пусть идет подальше со своим маркетингом и менеджемнтом

Нетолерантная книга

Новейшая история

Нетолерантная книга

КНИЖНЫЙ  

  РЯД

Протоиерей Александр Шаргунов. Миражи любви и мир . – Издательство «Русский дом», 2011. – 416 с. – 1500 экз.

Главное впечатление от книги – сила. Спокойная, уверенная в своей правоте сила убеждения. Книга построена в форме диалога с читателями. Темы, поднимаемые в этом диалоге, затрагиваются во множестве аналитических передач и статей. Однако эти «светские» разговоры и умозаключения зачастую оставляют чувство раздёрганности и неудовлетворённости. Чувствуется какая-то приблизительность, легковесность всего сказанного. Они словно бы не приближают к разрешению обозначенной проблемы, а удаляют от самой возможности когда-либо её разрешить. А здесь всё продуманно, спокойно и порой страшно.

«…Всегда было предательство, но надо создать атмосферу, где предательство побеждает. Кругом предательство в самом широком смысле и самом глубоком. В самом мрачном, легкомысленном и преступном. Время сейчас такое безнравственное, что если выгодно предать, то это уже не предосудительно. Уже не считается позором, как это было ещё в девятнадцатом веке, потому что сребролюбие уже, можно сказать, становится добродетелью. Ещё в детстве многие из нас могли слышать: «Самое ужасное – быть предателем». Но теперь такая удивительная готовность к предательству, что не каждый ещё найдёт хозяев. Современная культура – сплошная апология предательства. И супружеская измена, то есть предательство самого близкого человека, разрушение основ жизни восхваляется всюду не просто как норма жизни, а как доблесть…»

Книга эта выгодно отличается от «благостно-лубочных» изданий на православную тематику своей бескомпромиссной смелостью. Протоиерей Александр Шаргунов не боится поднимать самые сложные вопросы современности. «Либеральная любовь», «Марксизм как лжерелигия», «Европа против Бога» – названия глав книги говорят сами за себя. Вот как, например, говорится об опасности, которую несёт нынешний культ толерантности для православной церкви.

«…Как-то состоялась пресс-конференция представителей христианских церквей Европы (православных, католиков и протестантов). Один журналист, принимавший участие в этой экуменической встрече, так выразил о ней своё впечатление: «Все были столь предупредительны, каждый старался говорить то, что было приятно другому, что в конце было совершенно неясно, какой же позиции придерживается каждый из них». Такова очевидная опасность подобных диалогов: наступает момент, когда, сам не желая того, я начинаю немного стыдиться благовествования, моего исповедания, моего глубокого убеждения, и я стараюсь от него дистанцироваться – из тактических соображений».

Несомненно, у многих невоцерковлённых людей книга эта вызовет недоумение или даже раздражение, переходящее в озлобленность. Но это будет только ярким подтверждением, что она достигла своей цели. Ибо сам же о. Шаргунов пишет: «Миру, лежащему во зле, было ненавистно то преображение, которое предлагал Христос. Он ненавидел Христа, а теперь всю ненависть обращает на тех, кто Христовы, за имя Его».

Алексей ВЕРХОЯНЦЕВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,6 Проголосовало: 5 чел. 12345

Комментарии:

Умеренность и компромисс

Новейшая история

Умеренность и компромисс

ПОЛИТГРАМОТА

К спорам о гражданском обществе в России

Валентина ФЕДОТОВА

Идея «десталинизации» исходит из представлений о гражданском обществе как об обществе, где население полностью вовлечено в политическую борьбу. И в конечном счёте оказывается расколото в пользу сил, которые говорят о демократии, но не как о социальной машине, механизме, а как об идеологии, обеспечивающей их приход к власти.

Америка – учебник демократии как внутреннего устройства государства, по ней можно изучать этот механизм – разделение властей, сдержки и противовесы, признание объективности интересов социальных групп и установление компромисса между ними путём жертвы части интересов в пользу осуществления их базовой части… Но кто у нас действительно это изучает?

В 1963 году вышла книга Габриеля Олмонда и Сиднея Вербы «Гражданская культура. Политические отношения и демократия в пяти нациях». Книга перевернула представления американцев о себе самих, о сущности демократии и гражданского общества и стала самой настоящей классикой политической мысли.

В книге описаны Италия, в которой существует отчуждённая политическая культура, Мексика с присущими ей отчуждением и устремлениями, Германия с характерными для неё политической разделённостью и компетенцией подданных, Великобритания с дифференцированной гражданской культурой и США, обладающие политической культурой участия.

До указанной работы этих авторов в США бытовала абсолютизация политического участия граждан. Хотя давно было понятно, что США – это коммерческая республика, политически защищающая свои интересы: всё-таки доминировала рационально-активистская модель, вовлекающая всё население в политику. Олмонд и Верба высказали сомнение в реальной осуществимости такой модели вообще и её осуществлённости в США.

Олмонд и Верба пишут: «Гражданская культура является смешанной политической культурой. В ней многие индивиды активны в политике, но есть такие, кто играет в ней пассивную роль подданных. Важнее, что даже среди граждан, имеющих активную политическую роль, качества подданных и прихожан не вытеснены. Роль участника добавляется к подданнической и приходской культурам. Это значит, что активный гражданин сохраняет свои традиционалистские, неполитические связи, так же как и свою более политическую роль подданного».

То есть гражданская политическая культура включает активных граждан, а подданническая и приходская ориентация граждан может модифицироваться в политическую активность, а может и оставаться в сфере неполитических интересов. «Политическая деятельность представляет собой лишь часть интересов гражданина, причём, как правило, не очень важную их часть». В подданнической культуре отношение к политической культуре в целом является пассивным. В приходской культуре нет конкретизации политических ролей и нет конкретизации политической ориентации. Культура участия чётко ориентирует граждан на политическую систему в целом. Гражданин формируется из всех трёх типов – участника, подданного и прихожанина, а гражданская культура выступает как их результирующая.

Олмонд и Верба обращаются к традиционной критике демократами слабого политического участия граждан и попыткам его активизировать. Политическая деятельность – не единственный тип рациональной деятельности. Поэтому «в свете неполитических интересов индивида для него может быть совершенно нерациональным делом вкладывать то время и те усилия, чтобы жить в соответствии с рационально-активистской моделью».

То есть гражданское общество – это не организация людей, реализующих какой-то теоретический или политический план, а общество обычных людей, которым просто удаётся реализовать свои нужды и быть услышанными.

Авторы отмечают разрыв между обязательностью участия в политической жизни и реальным участием. Проводя социологические опросы, Олмонд и Верба убеждались, что количество людей, которое хотело бы участвовать даже в делах общины, значительно больше тех, кто действительно участвует.

Они заключают, что сравнительная редкость политического участия, неважность такого участия для индивидов, занятых обычными делами, позволяет элите проводить свои решения. Но активность других граждан может оказать влияние на принятие решений. Граждане имеют резерв политической активности, могут усилить своё участие в политической жизни. «То, что политика относительно неважна для граждан, составляет важнейшую часть механизма, в котором система противоречивых политических позиций сдерживает политические элиты, но не настолько, чтобы лишить их эффективности».

Иными словами, политические элиты США ограничивают себя ради сохранения своей эффективности, стараются не провоцировать оживления противоречивых позиций в обществе. Ибо «баланс между активностью и пассивностью может поддерживаться только в том случае, если политические вопросы стоят не слишком остро». Значительная часть влияния общества на принимающие решения элиты, согласно Олмонду и Вербе, совсем не связана с вовлечением граждан в политику. Элиты, если они хотят гражданского мира, могут предвидеть требования и недовольства, могут видеть неадекватность прежде принятых решений.

Критике подвергаются и мифы о компетентности граждан, о значимости их эмоционального подъёма. «Во-первых, сильная эмоциональная включённость в политику ставит под угрозу баланс между активностью и пассивностью, ибо сохранение этого баланса связано с невысокой значимостью политики. Во-вторых, политическая включённость такого плана ведёт «к росту политических ставок», создавая благоприятную почву мессианским массовым движениям, подрывающим стабильность демократий».

И далее: «Всё вышеизложенное подводит нас к пониманию того, что в демократической системе должен поддерживаться ещё один баланс – между согласием и разногласием… В обществе должна быть «ограниченная поляризация». Если нет согласия, мало шансов на разрешение политических споров, ассоциирующихся с демократическим процессом».

Согласно Олмонду и Вербе, «гражданская культура – это политическая культура умеренности».

Итак, эта умеренность достигается балансом между пассивностью и активностью общества, компетентностью и доверием, между эмоциональностью и прагматизмом, между согласием и разногласием, между спокойным и продолжительным формированием гражданской культуры и её торопливым внедрением.

Увы, подобной озабоченности строительством демократической культуры мы не видим со стороны отечественных элит.

В заключение приведём касающуюся нас прямо мысль Олмонда и Вербы: «Постепенный рост гражданской культуры путём слияния (разных культур. – В.Ф.) обычно происходит в условиях, когда решение проблем, стоящих перед политической системой, растянуто во времени… Такая постепенность политических измерений характеризует британскую и (в меньшей степени) американскую политическую историю. Проблема, с которой сталкиваются новые страны, заключается в том, что для них такая постепенность невозможна. Настойчивые требования в политике раздаются со стороны многих из тех, кто ещё недавно довольствовался ролью прихожанина…

Эти страны стремятся завершить за короткий промежуток времени то, что на Западе создавалось в течение столетий… Если из нашего исследования что-то и следует, то это то, что нет простой формулы развития политической культуры».

Увы, радикалы не читают умных книг, стремясь пожить «по своей по глупой воле», как говорил герой Достоевского.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,0 Проголосовало: 5 чел. 12345

Комментарии:

«И мы эту песню запели, и вторят нам птицы вдали…»

Литература

«И мы эту песню запели, и вторят нам птицы вдали…»

ВЕЧНЫЙ ОГОНЬ

Нарочитые записки о поэте-песеннике

Из нескольких десятков песен, написанных на стихи Михаила Матусовского известными советскими композиторами, в живом сердечном обиходе, несмотря на распад большой страны и смену идеологем, остаётся два-три десятка. Это очень много.

Можно дискутировать (я бы не стал) о мере поэтического совершенства самых известных строк Матусовского. Как всегда в случаях с песнями, которые знает каждый и поют миллионы, мы оказываемся в другом критериальном пространстве, где не подойдёшь с литературными лекалами. Ведь оказалось, их решительно нечем заменить, эти песенные шедевры, вот и звучат они до сих пор, памятные нам с детства, – с телеэкранов, из наших окон, со школьных площадок.

В Луганске

Михаил Львович Матусовский родился 23 (10) июля 1915 г. в Луганске в семье рабочих. Детские годы провёл в пролетарском городе, окружённом заводами, шахтами, железнодорожными мастерскими, узкоколейками. Учился в строительном техникуме, после окончания работал на заводе. Тогда же начал писать стихи, которые стали публиковаться в местных газетах и журналах. Выступал с их чтением на литературных вечерах.

Вдова поэта Евгения Матусовская вспоминала: «Когда Матусовский работал на заводе в Луганске, туда приехали с концертом два известных молодых поэта – Е. Долматовский и Я. Смеляков. Миша принёс им смятую тетрадочку со своими стихами. Прочитав, они постановили: «Надо ехать в Литературный институт». Матусовский бросил всё и поехал в Москву. Снимал комнатушки, углы. Подружился с ребятами, которые учились на курс старше его, – Константином Симоновым, Маргаритой Алигер. Эта дружба длилась всю жизнь. На каникулах Симонов подолгу гостил у Матусовских в Луганске. Миша был мальчиком разнеженным, а Костя оказался страшным трудягой и работал с утра до вечера. Поэтому Симонов делал так: запирал Мишу в его комнате и говорил: «Открою только тогда, когда ты под дверь просунешь стихотворение». Миша писал стихи, Костя отпирал его. Матусовский выходил, и его наконец-то кормили. Он очень любил поесть, был эдаким Гаргантюа».

В Литинститут Матусовский прибыл в начале 1930-х. Слушал лекции Гудзия и Поспелова, Аникста и Исбаха, Асмуса и Соколова. Увлёкся древнерусской литературой. В 1939 г. вышла первая книга стихов Матусовского «Луганчане», написанная совместно с Константином Симоновым. В том же году он стал членом Союза писателей СССР, а также, окончив институт, поступил в аспирантуру под руководством Н. Гудзия, знатока древнерусской литературы. Защита диссертации, назначенная на 27 июня 1941 г., не состоялась – началась война, и Матусовский, получив удостоверение военного корреспондента, ушёл на фронт. Н. Гудзий добился разрешения, чтобы защита состоялась без присутствия, и телеграмма о присвоении степени кандидата филологических наук настигла Матусовского на фронте.

Вот ещё один красноречивый фрагмент воспоминаний жены поэта: «22 июня 1941 г. Михаил попал на Западный фронт, который защищал Москву. Матусовский плохо видел и поэтому на передовой случайно слишком близко подошёл к немцам. Его подстрелили, тяжело ранили в ногу. Миша лежал на ничейной полосе, и наши никак не могли его оттуда вытащить. Один санитар попробовал, но не дополз – убили. А второму удалось. У Михаила Львовича есть стихотворение «Памяти санитара». Он видит глаза человека, который к нему ползёт… И он в долгу у этого спасителя. А сам он не знает, так ли живёт, всё ли делал правильно? После госпиталя Матусовского опять оправили на фронт. Он прошёл всю войну от первого дня до последнего…»

«Дымилась роща под горою»

Отсюда этот глубинный внутренний опыт поэта, журналиста, майора, орденоносца, нашедший отражение в знаменитых его стихотворениях, ставших песнями-вехами. Вспомним, например, историю создания песни «На безымянной высоте», которая по праву стала в ряд с великими песнями Великой Отечественной. Написана она была к кинофильму «Тишина» В. Баснером.

Дымилась роща под горою,

И вместе с ней горел закат...

Нас оставалось только трое

Из восемнадцати ребят.

Неизменно царапает сердце последний куплет:

Мне часто снятся те ребята,

Друзья моих военных дней,

Землянка наша в три наката,

Сосна, сгоревшая над ней.

Как будто снова вместе с ними

Стою на огненной черте –

У незнакомого посёлка

На безымянной высоте.

Е. Долматовский в своей книге «Рассказы о твоих песнях» писал, что поиск, проведённый редакцией газеты «Советская Сибирь», подтвердил, что в основу песни «На безымянной высоте» положена действительная история: в Новосибирске помнили имена всех «восемнадцати ребят», совершивших подвиг на высоте у посёлка Рубеженка Куйбышевского района Калужской области.

М. Матусовский находился на том же участке фронта, где совершили свой подвиг сибиряки. Тогда же он написал поэму «Безымянная высота». Поэма оказалась записью, наброском песни, родившейся через 20 лет.

На высоте Безымянной в 1996 г. установлен памятник, на камне выбиты строфы песни.

Военная молодость

Гораздо менее известна – сегодня, пожалуй, лишь коллекционерам песен военных лет и ветеранам соответствующего фронта – торжественная песня М. Блантера «Пушки молчат дальнобойные». А ведь это сильная песня, не лишённая особой поэтической образности. Автору этих строк довелось её услышать ещё в юности, в замечательной радиопередаче Виктора Татарского «Встреча с песней».

Пушки молчат дальнобойные,

Залпы давно не слышны.

Что ж мне ночами спокойными

Снятся тревожные сны?

Молнией небо расколото,

Пламя во весь горизонт.

Наша военная молодость –

Северо-Западный фронт.

О послевоенных впечатлениях написана песня «Вернулся я на Родину» (муз. М. Фрадкина).

Вернулся я на Родину. И у пруда под ивою

Ты ждёшь, как в годы давние, прихода моего…

Была бы наша Родина богатой да счастливою,

А выше счастья Родины нет в мире ничего!

В известном кинофильме режиссёра Владимира Басова «Щит и меч» (1968) стараниями композитора В. Баснера, в содружестве с которым Матусовский написал особенно много песен, прозвучала не только проникновенная и патриотичная «С чего начинается Родина», но и улыбчивая, хотя и с фронтовой трагедийной подсветкой песенка «Махнём не глядя»:

Есть у меня в запасе гильза от снаряда,

В кисете вышитом – душистый самосад.

Солдату лишнего имущества не надо.

Махнём не глядя, как на фронте говорят.

А в год тридцатилетия Победы белорусский ансамбль «Песняры» исполнил песню Тихона Хренникова «Каждый четвёртый». Три куплета, пробивавших сердце каждого советского человека, ибо все знали, что в годы Великой Отечественной «Каждый четвёртый из белорусов, / Каждый четвёртый пал на войне».

Ой, как летели птицы высоко

Сквозь непогоду и темноту!

Каждый четвёртый – на небе сокол,

Каждый четвёртый сбит на лету.

Баллада о солдате

Солдатская тема прошла через судьбу Матусовского ещё не раз. В. Соловьёв-Седой написал на стихи поэта песню «Солдат – всегда солдат».

Пускай ты нынче не в строю,

Но под одеждой штатскою

Всегда и всюду узнаю

Я выправку солдатскую.

Пускай не носишь ты теперь

Армейский свой наряд.

Но люди всё же говорят:

«Солдат – всегда солдат».

К кинофильму «В трудный час» (1961) режиссёра И. Гурина тот же неисчерпаемый Соловьёв-Седой написал очень сильную «Балладу о солдате», где Матусовский нашёл проникновенные слова о русском воине-освободителе, который пел и про русские берёзы, и «про кари очи», и бил врага под Смоленском, а также в посёлке Энском. Приведём последний куплет:

Полем, вдоль берега крутого,

Мимо хат

В серой шинели рядового

Шёл солдат.

Шёл солдат, слуга Отчизны,

Шёл солдат во имя жизни,

Землю спасая,

Мир защищая,

Шёл вперёд солдат!

В книге Гиннесса

Весь мир знает и поёт «Подмосковные вечера» на музыку Соловьёва-Седого. «Не слышны в саду даже шорохи…» – впервые запели на Московском фестивале молодёжи 1957 г., и песня сразу стала русской всемирной визитной карточкой. Теперь она занесена в Книгу рекордов Гиннесса как самая исполняемая в мире.

Были и протяжные, величественные «Летите, голуби, летите…» (муз. И. Дунаевского), но были и запомнившиеся и много исполнявшиеся впоследствии «Прощайте, голуби» («Пусть летят они, летят…» на музыку М. Фрадкина) из одноимённого фильма. Для полноты «птичьего» ряда вспомянем и песню «Скворцы прилетели» И. Дунаевского – о тех самых скворцах, что «на крыльях весну принесли»; именно из неё мы взяли две строки в название статьи. Вообще Исааку Дунаевскому пришлось стать автором нескольких хитов на стихи Матусовского. Даже сейчас, в нынешние дни, нечем заменить на последнем школьном звонке и на выпускном балу этот чудесный, лирический и патриотический «Школьный вальс» («Давно, друзья весёлые, / Простились мы со школою, / Но каждый год мы в свой приходим класс…»).

Шедевром в ряду прекрасных детских (а точнее, вневозрастных) песен стоит почти одическое полотно «Крейсер «Аврора» (муз. В. Шаинского) из мультфильма «Аврора» (режиссёр Р. Качанов). И ведь не скажешь, что в нём, как сейчас принято говорить, «большевистская идеология» играет заглавную роль. Совсем нет.

И – особую, пожалуй, непостижимую популярность снискала «Вологда» (муз. Бориса Мокроусова). Кажется, А. Кашепаров, солист прославленных «Песняров», уже почти с ненавистью повторял на концертах тысячный раз «в Вологде-где-где-где, в Вологде-где», а народ всё просил и просил передать эту песню по заявкам в программе Всесоюзного радио «В рабочий полдень».

Руки рабочих

Между прочим, никто не отменял и пафоса песни того же Баснера:

Руки рабочих,

Вы даёте движенье планете!

Руки рабочих,

Мы о вас эту песню поём!

Руки рабочих

Создают все богатства на свете,

Землю родную вдохновляя трудом!

И о своих земляках-шахтёрах Матусовский не мог не написать проникновенных строк. И остались «Сияет лампочка шахтёра» (муз. Н. Богословского), а также «Шахтёрский характер» («Когда мы идём после смены, степною дорогой пыля, дороже ещё и милее нам кажется эта земля…», муз. Я. Френкеля), и «Шахтёрская семья» (муз. А. Новикова).

Михаил Львович не был небожителем, человеком отвлечённых грёз. Он жил вместе со страной, проживал дни обычного советского человека. Всякое привелось ему изведать в судьбе. В частности, пережить тяжёлую болезнь и смерть дочери Елены (они теперь похоронены рядом). В воспоминаниях Е. Матусовской о послевоенном периоде читаем: «Он писал свои стихи, держа тетрадку на коленях, так как у нас не было письменного стола. Однажды к нам в гости пришли Алигер, Долматовский, Симонов со своей первой женой Женей Ласкиной. Есть было нечего, мы жевали сухой чёрный хлеб и запивали его сырцом – неочищенной водкой. Несмотря на столь скудное угощение, всё равно было очень весело… Матусовский был как дитя – очень непрактичный, не умел за себя постоять. И в то же время принципиальный: мог, рискуя, защитить другого человека. Его принцип: «Не прислоняться!» То есть ни у кого из тех, кто занимает высокие посты, не проси помощи – он никогда ни перед кем не пресмыкался…»

«Приезжайте в гости к нам на Украину»

Кто помнит сейчас кинофильм 1958 года «Матрос с «Кометы»? А вот песня оттуда – О. Фельцмана – поётся и сегодня, про «самое синее в мире Чёрное море моё…»

Да, поэт Матусовский отдал дань своему времени. Встретим мы среди его песен и строки о Сталине: и «Слышится гул глухой грозы над голубой рекой Янцзы…» (1-я часть кантаты «Свободный Китай»). Но любим мы, в самом деле любим, другие песни на его трогательные стихи.

И так задушевно сегодня в электричке Харьков–Белгород парнишка наяривает на баянчике: «И родина щедро поила меня берёзовым соком, берёзовым соком» или бесхитростную «Сиреневый туман над нами проплывает. Над тамбуром горит полночная звезда…» И народ – по обе стороны государственной украино-российской границы, существующей только формально на географических картах, а также в воспалённых мозгах украинских националистов, согласно подтягивает знакомые строки. И знать не знает, что стихи эти сочинил поэт Михаил Матусовский («Сиреневый туман» написан в соавторстве с ещё одним студентом, Яном Сашиным, для институтского вечера самодеятельности). А это значит, что песни стали, по сути, народными. И дело теперь не столько в том замечательном факте, что в Луганске на Красной площади благодарно установлен памятник Михаилу Матусовскому, похороненному, к слову, в Москве. Может ли быть бóльшая награда для стихотворца, чем стать частью речи своего народа, остаться – вместе с чудесными мелодиями – в сердцах миллионов соотечественников?

Станислав МИНАКОВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии: 23.06.2011 16:14:32 - Тамара Сумаковская пишет:

Какая хорошая статья о замечательном советском поэте! Захотелось вернуться в молодость, когда мы пели эти песни на концертах (в самодеятельности), а походах у костра, на школьных вечерах. В них столько искренности, сердечности! Трогательные и проникновенные - песни М.Матусовского знала вся страна. Любил народ эти песни, ведь они о нашей жизни - о войне, о подвиге солдат, о подмосковных березах, о школьной поре. Все, чем мы жили.Эти песни никогда не будут забыты. Стихи М.Матусовского, да и других советских поэтов, должны входить в учебники литературы, чтобы воспитывать в детях доброту, уважение к истории страны, любовь к своему краю. Хочется, чтоб молодежь листала не гламутные журналы со всевозможными сплетнями, а интересовалась достойной литературой. Спасибо автору за статью о прекрасном поэте-песеннике.

Блокадный мальчик в евангельском пейзаже

Литература

Блокадный мальчик в евангельском пейзаже

ОБЪЕКТИВ

Георгий Калинин.  День един : Рассказы и повести. – М.: Сибирская Благозвонница, 2010. – 606[2] c. – 7000 экз.

Есть люди, чья судьба каким-то непостижимым образом предопределена их миссией, до поры неведомой ни им, ни окружающим жизненной задачей. Например, не раз высказывалась мысль, что А. Солженицын по воле высших сил выжил в лагере и преодолел смертельную болезнь, чтобы заставить «живущих услышать голос тех, кто погиб» (Ж. Нива).

Не проводя прямых аналогий, можно сказать, что нечто подобное произошло и с Георгием Михайловичем Калининым (1930–2011). Одиннадцатилетним мальчишкой он пережил ленинградскую блокаду. Это главная тема его последней книги, её оголённый нерв, держащий в напряжении читателя, не дающий угаснуть чувству сопричастности происходящему. Потому что речь идёт о сущностно-важном в человеке – в каждом из нас.

В сборнике есть эссе «Блокада на всю жизнь» – своеобразный смысловой центр книги, от которого расходятся лучи в разные её стороны. Здесь автор признаётся, что в отличие от других событий, оставшихся в его памяти, но «утративших свою остроту», «блокада же неизменно пребывала на своём месте, как некое такое, что нужно постоянно иметь в виду, с чем нужно безотчётно сопоставлять окружающих и самого себя. Другими словами, и спустя годы всё пережитое в блокаду не теряло для меня своей остроты, я словно бы чувствовал, что у нас сведены не все счёты, и в один прекрасный день, рано или поздно, мне придётся, набравшись решимости, вернуться к ней, чтобы сделать это».

«БЛОКАДА ЯВЛЯЛАСЬ МНЕ…»

Этим рефреном начинаются абзацы, где воссоздаются приметы ленинградской трагедии: безжизненные улицы, тишина смерти и запустения, ощущение вселенского холода, запах разложения (он постоянно преследует автора) и, конечно, непреходящее чувство голода, неизбывная мечта о «хлебушке»…

Обо всём этом в книгах о блокаде в той или иной мере уже было сказано. Но, конечно, далеко не всё. И дело не только в советской идеологии и цензуре, не желавших видеть в образе блокадника ничего, кроме самоотверженности и жертвенности, великого страдания и терпения. Что, конечно, было правдой, во всяком случае, её существенной частью. Акцент на ней, думается, был в том числе и проявлением гуманизма по отношению к тем, кто пережил ад блокады, и уважением к памяти более полутора миллиона не переживших.

Но со временем стала крепнуть потребность и в другой, пока подспудной части правды. Важным этапом на пути её осознания стала вышедшая в 1979 году «Блокадная книга» Алеся Адамовича и Даниила Гранина, где собраны и прокомментировны дневники жителей осаждённого города. Между прочим, в книге упоминается некий «рослый, красивый человек», который «просил не называть его имени… Он считал, что в первую очередь погибали физически слабые по здоровью, по возрасту, затем погибали честные, великодушные, не способные примениться к обстановке, где ожесточение и окаменелость души были необходимым условием выживания… Его слова, его крайнее мнение представляют ту противоположную точку зрения, которая существует, хотя, может быть, выраженная не в такой острой форме. …Блокада была крайностью, утверждал он, она была выходом, вернее, выбросом за границы обычной усреднённой житейской сферы, где человек ограничен в своём низком и в своём высоком. Расширилась амплитуда его чувств и поступков, его душевных колебаний между крайностями взлёта к подвигу и падения к низости, бесчеловечности».

А теперь назову имя «рослого, красивого человека»: Георгий Калинин. Обнаружил я это случайно, наткнувшись на цитату из рецензируемого сборника в «Блокадной книге».

ПРАВИЛО АНОМАЛИИ

Многое в его восприятии блокады определял тогдашний возраст. «Для взрослых опасность блокады была реальна, в первую очередь как факт настоящего, но не будущего и прошедшего… если, конечно, основа личности уже заложена. Но у нас-то, детей, эта самая основа только закладывалась, и в неё прямёхонько блокада со всем своим зверством и легла. Разумеется, речь не о маленьких детях, но о подростках 10–13 лет… Для нас блокада несла не только смерть, но и угрозу нравственной катастрофы… В представлениях подростков аномалии блокады оказывались правилом, закономерностью, а исключением, о котором следует забыть, – то, что было ими усвоено за недолгую доблокадную жизнь… После блокады мир рисовался мне затаившимся зверем: он на время скрыл хищный, озлобленный свой оскал, но в любой день и час, когда ты менее всего ожидаешь, может снова предстать в подлинном обличье (Этот фрагмент и приведён в «Блокадной книге». – А.Н.)… Именно в то время, в первые послеблокадные годы, я совершил столько нечестных, скверных поступков, до сих пор отягчающих мою совесть, сколько не совершил потом за целые десятилетия дальнейшей жизни… До сих пор я не люблю, не могу без боли вспоминать своё доблокадное детство: те неизбежные его прекраснодушные иллюзии, обычно изживаемые постепенно и безболезненно, были выдраны из меня с кровоточащим мясом, будто проглоченный крючок с лакомой наживкой…»

О том, как душа подростка сковывается блокадным льдом и как потом мучительно оттаивает, – в повестях «Посреди зелёного поля», «Из какого колодца дует». Их отличает напряжённость и глубина психологического анализа, точность деталей, органичное соответствие образного, интонационного и лексического строя содержанию.

Жёсткий, безыллюзорный взгляд на человека, его природу, противостоящий идеализированным образам блокады и блокадника, основан на детских впечатлениях и осмыслении их в зрелые годы. Вот два фрагмента. Первый связан с голодом. На жалкие пайки «выжить мог лишь один из четырёх-пяти, а то и из шести-семи человек. Но кто именно? Всё решал либо случай, либо смерть. Хищник более сильный и подлый выкрадывал карточки и, обрекая на гибель слабого, выживал сам. (Образ такого юного хищника воссоздан в повести «Из какого колодца дует». – А.Н.) Смерть, уносившая тех из семьи, кто оказывался менее выносливым, давала возможность уцелеть другим… После мёртвых оставались карточки, которые спасали живых… Трупы месяцами держали в комнатах, продолжая получать карточки на мёртвые души». И второй фрагмент: «Так вот каков человек, будто бы добрый, мудрый, всемогущий… Полная противоположность тому простому, безотчётному убеждению каждого из нас при восприятии другого человека, что он прежде всего – душевно-духовное существо, поскольку в общении с себе подобными дано нам мудро абстрагироваться от телесного и в них, и в себе, как от чего-то второстепенного, имеющего в обычных условиях жизни чисто служебное назначение… Как бы ни сильны были муки голода, холода, они всё же не могли сравниться с мукой нравственной, вызванной происходящими у тебя на глазах озверением и жестокостью человека, не выдержавшего испытаний, потерявшего себя. Я почти не знаю случаев доброты, великодушия, самоотверженности». Правда, два таких случая автор всё-таки приводит: отец автора упал от слабости на улице, а незнакомая женщина помогла подняться и довела до дома; учительница, которая «до последнего вздоха исполняла… то, что почитала своим долгом» – занималась с учениками. Совсем немного подобных примеров мы найдём в прозе Г. Калинина, например, в рассказе «Сильней жизни, сильней смерти» о блокадных Ромео и Джульетте: «В ту первоблокадную пору, когда вокруг зверство и погибель, они нашли в себе силу для любви, и любили до последнего вздоха, и умерли вместе…»

ЗВЕРЬ ПОД ПЛЁНКОЙ

Вопрос о подлинной сущности человека, его способности оставаться собой в нечеловеческих условиях остро встал в минувшем веке – в эпоху невиданных дотоле мировых войн и социальных экспериментов. Тогда, в частности, возник образ «человека-зверя, покрытого тонкой плёнкой культуры» (Варлам Шаламов). Вот и герои Калинина ужасаются «тонкости духовного слоя в человеке, под которым сидит безумный, желающий во что бы то ни стало выжить зверь».

Но причину разрушения личности Г. Калинин видит «не столько в самой природе человека, сколько в её искажении – в попытке игнорировать её сложность, двойственный характер… Исключительная приверженность к посюсторонним ценностям в эпоху катаклизмов, когда от человека резко и беспощадно отнимается то, что, как он считает, лишь можно и нужно иметь, полностью обезоруживает его, делает уязвимым и беззащитным…» Это, по справедливому замечанию писателя, относится и к нашему «переходному» времени… Свой духовный путь автор видит в обретении опыта внутреннего «по мере преодоления опыта внешнего… Потеряв веру во всё человеческое, я подспудно, потенциально, полусознательно утвердился в вере в Бога… Теперь, много лет спустя, я с удивлением вижу, что обнажение человека в самом низком и отталкивающем, происшедшее в блокаду, проложило мне путь в иную полярность, помогло открыть человека в его самом высоком. Зло блокады, оставившее так и не зажившую до конца рану в душе, подготовило её для восприятия высоких, утверждающих безусловную ценность человека и его жизни истин и непостижимым образом перешло в свою противоположность, стало благом».

Врачевание исстрадавшейся души – во втором и третьем разделах сборника. Особенно в последнем, где явственно звучит тема обретения веры, припадания к её живительному источнику. Здесь автор размышляет о Зейтунском чуде – явлении Пресвятой Богородицы в пригороде Каира в конце 60-х годов («Пойди и посмотри»), вчитывается в евангельские тексты. Например, в 6-ю главу Евангелия от Иоанна («День един») о чуде, явленном Спасителем «в окрестности Тивериады» – насыщении пяти тысяч человек пятью хлебами и двумя рыбами, которые оказались у «одного мальчика». «Но кто же он был, откуда он взялся? – спрашивает автор. – И привиделось мне – куда же нам от себя самих, от пристрастий своих деться? – что был он русский мальчик, мой сверстник… собрат по питерской блокаде…» (Надо ли здесь уточнять, что речь идёт о пище не только телесной?)

Автор осознаёт всю фантастичность и произвольность такого допущения, но отстаивает своё право на него: «Стихийно и бессознательно привносим мы в своё восприятие евангельских событий, неуловимо, на свой лад подновляя фон, на котором они происходят, и самих себя, и свой век, и свой народ, своё преходящее и временное, и тем легче усваивается нами, тем надёжнее проникает в нас то вечное, что составляет обращённую к нам, возвышающуюся над временем человеческим премудрость Божью».

Александр НЕВЕРОВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Сведение мостов

Литература

Сведение мостов

ЛИТФОРУМ

Галина Илюхина – один из организаторов поэтического фестиваля «Петербургские мосты», беспрецедентного поэтического форума, объединяющего известных и молодых авторов, принадлежащих к различным литературным направлениям, и призванного возродить интерес к поэзии.

Галина, поэтических фестивалей сейчас, пожалуй, не меньше, чем поэтов. Почему захотелось создать свой, петербургский? Чем он отличается от прочих, кроме того, что проводится в «брендовые» белые ночи?

– «Петербургские мосты» придумались 8 лет назад, когда ещё не было такого повального фестивального движения. Фест-идея витала в воздухе – недаром примерно в то же самое время родился Волошинский фестиваль в Коктебеле, чуть позже – знаменитые «Киевские лавры». Появились фестивали в Минске, Вологде, в других городах и весях. Тогда, осенью 2003 года, энтузиастами-организаторами «Петербургских мостов» стали участники двух поэтических объединений. Евгений Антипов, Тимур Кекиликов, Вадим Макаров и я представляли литературный клуб «XL», а Виктор Ганч, Дмитрий Легеза и Ольга Хохлова – ЛитО «Пиитер». Решили, что нужно объединить разрозненные поэтические группы Петербурга. Денег у нас не было, поэтому из других городов мы звали своих талантливых друзей-поэтов – тех, кто бескорыстно приедет нас поддержать. Придумали поэтический конкурс. Пригласили в жюри известных литераторов, которые тоже совершенно бесплатно работали над оценкой рукописей. Скинулись из собственных карманов на дипломы, значки, афиши. Евгений Антипов, не только поэт, но ещё и прекрасный художник, разработал фестивальную символику. Обратились в Союз писателей Санкт-Петербурга, но у СП не было ни средств, ни энтузиастов, готовых тащить на себе организацию. В результате наша программа, включавшая в себя около тридцати мероприятий, впечатлила городскую администрацию. Мы, правда, не получили ничего, кроме бумажки, в которой значилось, что фестиваль «Петербургские мосты» проходит при участии СП Санкт-Петербурга. Но и это было уже что-то – такая «челночная дипломатия» позволила нам провести фестиваль на самых известных литературных площадках города, включая Российскую национальную библиотеку, библиотеку им. Маяковского, Фонтанный дом, знаменитую «Бродячую собаку», эстраду Летнего сада… И родилась одна из традиций – проводить фестиваль не на одной площадке, как это делается, например, в Киеве, а в разных исторических и литературно значимых местах Петербурга.

Несмотря на всю авантюрность и полное отсутствие средств, первый же фестиваль прошёл с нешуточным размахом – «Петербургские мосты» радовали поэтов аж целых три недели. В разные годы продолжительность действа колебалась от полутора недель до месяца. До сих пор в России нет ни одного такого литературного марафона.

У фестиваля есть свои традиции и свои премии. Что из этого набора лично вам нравится больше всего?

– Мы придумали конкурс поэтических рукописей им. Н.С. Гумилёва «Заблудившийся трамвай», в котором авторы участвуют под номерами, и члены жюри не знают, чьи стихи представлены им на суд. Набирает обороты и детско-юношеский конкурс «Первый автограф» для детей до 16 лет. В этом году в нём участвовало несколько сотен детей из 60 городов России и зарубежья. Одной из любимых фишек и гостей, и питерских участников «Петербургских мостов» неизменно остаётся «Поэтический биатлон» – полушуточный командный турнир поэтов, которые соревнуются не только в чтении стихов, но и в стрельбе из настоящего боевого оружия в настоящем стрелковом центре: как показала история на примере судеб главных солнц русской поэзии, умение метко стрелять – для поэта штука не последняя. Несколько лет мы проводим турнир им. Даниила Хармса «Четвероногая ворона» – конкурс абсурдной и юмористической поэзии и малой прозы. Финал турнира – очный, на котором оценивается не только качество самих произведений, но и артистизм авторской подачи.

Очень полезным и перспективным показало себя мероприятие «Журнальный стол» – вечер литературных журналов-«толстяков». Редакторы знакомятся с новыми авторами, в журналах появляются новые интересные материалы. В этом году мы впервые провели мастер-классы поэзии и поэтического перевода. Получилось интересно, непременно будем продолжать эту практику в будущем. Зажигательно проходят фестивальные вечера ЛитО «Пиитер», где «на сладкое» публике традиционно подаётся театрализованный капустник на актуальные окололитературные темы.

Семь лет оргкомитет мужественно нёс на своих плечах все заботы о фестивале. И вот наконец-то «Петербургские мосты» заметил город. На ваш взгляд, поможет это или помешает в дальнейшем?

– Конечно, поможет. Уже помогает. Как бы мы ни старались, без финансовой поддержки дело не сдвинулось бы с того уровня, на котором оно держалось предыдущие годы. Сказать, что город совсем нам не помогал, было бы несправедливо – время от времени нам перепадали какие-то средства. В этом году «Петербургским мостам» помимо субсидии Комитета по печати оказал существенную финансовую поддержку фонд «Русский мир». Что касается утраты самостоятельности, то это нам не грозит. Во-первых, субсидии, которые выделяются на фестиваль администрацией города, хоть и возрастают (что, несомненно, радостно), но весьма далеки от той планки, которая позволила бы достичь уровня проведения по-настоящему масштабных мероприятий. А это значит, что наш фестиваль не может служить кормушкой недобросовестным чиновникам. Во-вторых, я хочу развеять миф о том, что сотрудничество с чиновниками – дело безнадёжное и неперспективное. Уверяю, в администрации города работают люди адекватные и бывалые, они в состоянии отличить, на что запрашиваются средства – на настоящее дело или на очередную финансовую аферу. Совесть у нас чиста, терять нам нечего: не дадут денег – что ж, будет тяжело, но справимся, благо опыт есть. Вот вам и залог той самой пресловутой независимости.

У фестиваля обширнейшая география. Эпитет «международный» абсолютно правомерен. А каких гостей ждёте с особым трепетом?

– Мы с радостью встречаем всех гостей – и молодых начинающих авторов, и маститых «звёзд». Очень здорово, что на фестивале в этом году звучали стихи не только на русском языке, но и на грузинском, финском, французском, литовском, фарси… Замечательный литовский поэт Ричардс Шилейка привёз в качестве сувениров крошечные пакетики с песком. На каждом было написано: «Песок литовский. Поставщик и фасовщик Ричардс Шилейка». Это было очень трогательно. Впервые посетили нас канадские гости – Гастон Бельмар и Луиз Дюпре, коллеги из Труа Ривьер, где уже 27 лет проводится масштабнейший литературный фестиваль. Невзирая на то, что мы принимали их весьма скромно, они остались очень довольны и приёмом, и городом, и разнообразием программы, а главное – фестивальной атмосферой.

При нынешнем сетевом общении все мы существуем как бы в одном ЛИТО. А случаются ли поэтические открытия на фестивале?

– Безусловно, случаются. Новые имена открывают и конкурсы, и литературные вечера – не только «гостевые», но и наши, питерские. В этом году меня лично очень порадовали молодые участники из ЛитО Галины Гампер. Очень перспективные, одарённые авторы. Приятным сюрпризом оказалась группа поэтов из Ростова-на-Дону. Моим личным открытием также явились литовские поэты, и в частности – молодая поэтесса Ильзе Буткуте. В отличие от большинства европейских поэтов Ильзе пишет рифмованные стихи. Они звучали очень музыкально и на литовском, и на русском языках.

И главным, на мой взгляд, открытием «Петербургских мостов–2011» стало выступление поэта Семёна Крайтмана из Израиля.

Планируется ли выпуск альманаха или хотя бы расширенного буклета по итогам фестиваля?

– Мы выпустили итоговый сборник по результатам конкурса «Заблудившийся трамвай», издали сборник «Первый автограф», куда вошли избранные произведения юных поэтов. Журналы «Новый берег» и «Северная Аврора» взялись публиковать стихи участников нашего фестиваля. И ещё во время фестиваля возникла одна совершенно потрясающая идея, связанная с популяризацией современной литературы, но пока это секрет.

Беседовала Елена ЕЛАГИНА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

38 вегетарианцев

Литература

38 вегетарианцев

ВЗАПРАВДУ

Марина КУДИМОВА

С некоторым опозданием – о длинном списке премии «Ясная Поляна»… Очень длинном – из 38 номинантов. Время ушло на изучение и хотя бы поверхностный анализ. Если учесть, что в финал выйдет от трёх до шести произведений, жюри взяло на себя повышенные, если не сказать завышенные, обязательства. «В этом году заметно активизировались номинаторы, резко выросло количество издательств, литературных журналов, союзов, университетов и библиотек» – так объясняет нереальный объём председатель жюри и директор музея-усадьбы «Ясная Поляна» Владимир Толстой. Странно… Иные участники премиального процесса сетуют на резкое сокращение и того, и другого, и пятого объектов, по мнению уважаемого Владимира Ильича, возросших, как на дрожжах.

Конечно, Л. Аннинский, И. Золотусский, В. Курбатов, В. Отрошенко, П. Басинский, А. Варламов – все члены судейской коллегии отличаются примерным трудолюбием, как и компания Samsung Electronics Rus, спонсор и один из учредителей премии имени имения Толстого. Прозаик О. Зоберн, например, так описывает закусон после оглашения лонг-листа: «Один из арбитров зажёг с чудесной футуристической речью о том, что новая русская литература может сформироваться на мощностях Самсунга… Присутствовало всего человек 25. Столы были накрыты как минимум на 100. Я обычно не ем на фуршетах, но тут не выдержал и сожрал 5 пирожков «от Софьи Андреевны» с грибами и 2 пирожка с капустой+пирожное+2 чая».

Мужа Софьи Андреевны, небезызвестного Льва Николаевича, несомненно, разутешило бы, что участник не упоминает пирожков с «убоиной». Правда, есть подозрение, что на подобном приёме пищи автор «Войны и мира» нет-нет да и покосился бы совестливо в окно. С другой стороны, из окон конференц-зала Ленинки, где была накрыта поляна, вряд ли видны бомжи и пенсионеры. А может, Зоберн из целомудрия и чувства стиля не упомянул пирожков с зайчатиной и расстегаев с осетриной? Ценю!

Можно приблизительно скалькулировать меню финального банкета. Но не будем. Что мы в самом деле всё о еде! Ещё подумают, что голодные! Не лучше ли предаться более высоким мыслям? С 2003 по 2005 год премия «Ясная Поляна», помнится, заявляла две номинации – «Выдающееся художественное произведение русской литературы» и «Выдающееся дебютное художественное произведение русской литературы». «Выдающийся дебют», согласитесь, может, и уступка вкусу массмедиа, однако если отбросить эпитет, по крайней мере курс просматривался. Но то ли премия, взявшая слово «дебют» за маркетинговую основу, смутила самсунговцев, то ли курс поменялся в результате структурного дрейфа, в 2006 году номинации «ЯП» трансформировались соответственно в «XXI век» и упомянутую уже «Современную классику».

Главное различие здесь таится в сроках опубликования произведения – после наступления миллениума и до него. «Ясная Поляна» – премия закрытая, можно сказать, кулуарная. Здесь нет читательского голосования – и вообще никакого интерактива. Ничем, кроме представлений членов жюри, выбор не мотивируется. Представления эти по второй номинации практически никаких вопросов не вызывают. Понятно, почему «избраны» классиками В. Белов и В. Личутин, Л. Бородин и А. Ким. Но Белов за «Привычное дело», ставшее классикой вскоре после публикации в 1966 году, удостоен награды, только когда была учреждена «классическая» номинация. А «Золотые притчи Ходжи Насреддина» Т. Зульфикарова, полностью изданные в 2004 году, с колёс были признаны выдающимся художественным произведением. Книга действительно замечательная! Но критерии оценки не просматриваются.

А, например, включённая в лонг-лист этого года И. Мамаева с книгой «Земля Гай» 2006 года издания уже получила за повести из этой книги премию общества «Открытая Россия» (2004 год); «Соколофф-приз» (2005 год); «Эврика» (2006 год); премию Валентина Распутина (2007 год); премию «ЛГ» им. Антона Дельвига (2008 год) Значит, влить Мамаеву в список потенциальных «классиков» невозможно только по молодости и годам издания? И она, юная, но увенчанная оказывается в одной невнятной номинации с нижегородским книголюбом и бизнесменом О. Рябовым, который напечатал в собственном издательстве свой первый прозаический опыт. Трудно с первого взгляда определить, насколько мемуары букиниста «ориентированы на гуманистические и нравственные ценности в русле традиций классической русской литературы и творчества Льва Толстого». Но лауреат-2007 Захар Прилепин и земляк номинанта горячо в это верит. А ведь наверняка не вегетарианец!

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

Сёстры Цветаевы останутся бездомными?

Литература

Сёстры Цветаевы останутся бездомными?

КРИК ДУШИ

Литературно-художественный музей Марины и Анастасии Цветаевых в Александрове может недотянуть до своего двадцатилетия.

В 1982 г. в городе Александрове (Владимирская область) состоялся первый Цветаевский праздник поэзии. Основанием для его проведения послужило то обстоятельство, что с осени 1915 г. по май 1917 г. Цветаевы жили в этом городе. В историю литературы феномен «Александровское лето Марины Цветаевой» вошёл как один из наиболее плодотворных периодов в творческой жизни поэта. В 1916 г. в гости к М. Цветаевой сюда приезжали О. Мандельштам и С. Парнок. Здесь А. Цветаева написала свою вторую книгу прозы «Дым, дым и дым…». Цветаевские праздники поэзии, превратившиеся в недельной продолжительности фестивали поэзии, заняли достойное место в ряду крупнейших событий культурной жизни России.

Логическим продолжением в истории зародившегося в городе цветаевского движения стало открытие на территории бывшей городской усадьбы учителя математики А. Лебедева, где в начале ХХ века жили Цветаевы, первого в мире Цветаевского музея. В дальнейшем в России было открыто ещё восемь цветаевских музеев, два частных музея работают в США, несколько в европейских государствах. За истёкшие десять лет музей собрал огромные коллекции общим объёмом более 30 000 единиц хранения, организовал в шести залах уникальную по своему дизайнерскому исполнению постоянную экспозицию, провёл в Александрове, во многих российских городах и в зарубежье многочисленные выставки, каждая из которых явилась значительным событием в культурной жизни соответствующих регионов.

Являясь единственным литературным музеем во Владимирской области, музей не мог ограничиться исключительно изучением жизни и деятельности сестёр Цветаевых. Собраны полноценные коллекции и фонды, носящие имя других персоналий местной культуры: сестёр Аделаиды и Евгении Герцык, писателя С. Елпатьевского, спасителя А. Солженицына, выдающегося земского доктора С. Масленникова, писателя и правозащитника А. Марченко, классика венгерской литературы ХХ века Йожефа Лендела, венгерского художника Виктора Тоота, священника Андрея Сергеенко и др.

Музеем изданы десятки книг, презентация одной из которых – первого выпуска альманаха «Александровская слобода» – состоялась в Оружейной палате Московского Кремля. По результатам исследований, выполненных сотрудниками музея, опубликованы многочисленные научные работы. В 2009 г. при поддержке фонда В. Потанина была открыта первая очередь мемориального сада Марины и Анастасии Цветаевых – очередной шаг на пути создания современного музейного квартала.

Музей является куратором и организатором трёх широко известных фестивалей: старейшего и крупнейшего в России Цветаевского фестиваля поэзии (в этом году состоится юбилейный ХХХ фестиваль), Международного фестиваля камерной музыки имени Сергея Коршункова (в этом году прошёл ХVI фестиваль) и фестиваль «Александровские сезоны Большого театра» (в этом году прошёл ХVI фестиваль).

Успехи музея отмечены грамотами ИКОМа, по результатам работы в 1999 и в 2001 гг. музей был признан входящим в число лучших российских музеев, многие проекты получали гранты, в том числе и международные.

Однако все эти успехи меркнут перед угрозой гибели самого Цветаевского мемориала. Деревянный «цветаевский домик» усадьбы Лебедева, стоящий без фундамента на земле, построенный в 60-х годах, исчерпал свой земной срок. В начале прошлого года провалились потолки, и экспозицию пришлось демонтировать.

Так называемый цветаевский домик, с которым связаны лучшие страницы жизни сестёр Цветаевых, держится на печной трубе и, возможно, не перенесёт уже нынешней осени. Несмотря на то что проект реставрации лебедевской усадьбы давно готов, коллектив музея не может приступить к его осуществлению. Это связано с бедностью городской казны и с непрерывной сменой городского начальства.

История создания музея в 1991 году была восстановлением прерванной в начале ХХ века традиции образования российских музеев, когда они организовывались на народные деньги, а затем передавались городу или государству. Так был основан и Цветаевский музей в Александрове – за счёт образованного в 1998 г. фонда музея М.И. Цветаевой, собравшего народные пожертвования, поступавшие со всех концов СССР. Ни копейки государственных денег задействовано не было. И коль скоро государство не способно сохранить российскую святыню, не пора ли снова всем миром протянуть руку помощи Цветаевскому мемориалу?

Лев ГОТГЕЛЬФ, директор литературно-художественного музея Марины и Анастасии Цветаевых, АЛЕКСАНДРОВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии: 22.06.2011 21:15:31 - татьяна Николаевна Полякова пишет:

спасти!

Давайте данные:куда,кому.

«Дебют» постарел на 10 лет

Литература

«Дебют» постарел на 10 лет

РЕПОРТАЖ

Премия увеличивает возраст своих потенциальных авторов

В отеле «Золотое кольцо» прошла пресс-конференция, посвящённая открытию нового премиального сезона «Дебют-2011». Главной интригой, неожиданностью и темой для обсуждения стало заявление Ольги Славниковой, координатора премии, о повышении возрастного ценза участников – с 25 до 35 лет. Вводя в игру старшее, более опытное поколение писателей, комитет премии сильно рискует и отчасти ставит претендентов перед крайне сложной, почти экстремальной задачей – уложиться в сроки. Ведь приём конкурсных работ стартовал на следующий день после нововведения.

С одной стороны, конкурс приобретает недостающую ему глубину и профессионализм. С другой – теряет свою самобытность, оригинальность, характерность. Кто такой автор двадцати пяти лет? Это человек, только вступающий на путь осознания своего таланта (или его отсутствия) и самореализации.

Вопросы, прозвучавшие на пресс-конференции, в основном касались экспертной комиссии, которой теперь предстоит ещё более сложная и кропотливая работа, а также сравнений с другими премиями подобного уровня. Несмотря на то, что «Дебют» был назван в числе пяти самых престижных и влиятельных литературных конкурсов России, он всегда оставался аутентичным и как бы в стороне от основного премиального процесса – во многом благодаря «неконкурентоспособному» возрасту своих авторов. Как будут оценивать в одной номинации писателей с разницей в 10, а то и в 15 лет, пока остаётся загадкой. Евгений Попов очень точно подметил, завершая конференцию: «И всё же премия остаётся молодёжной, потому как у нас молодой писатель – это тот, который не издаётся».

Ксения АНОСОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Литинформбюро

Литература

Литинформбюро

ЛитФЕСТИВАЛИ

В рамках фестиваля современной поэзии «Живая Пермь» прошли: презентация московского издательства «Воймега», творческие вечера поэтов Александра Переверзина (Москва), Андрея Пермякова (Пермь–Москва) и Всеволода Константинова (Пермь–Москва), Александра Корамыслова (Воткинск), а также вечер товарищества поэтов «Сибирский тракт», созданного екатеринбургскими и пермскими авторами. На вечере выступали Андрей Егоров, Валентина Чёрная, Арсений Ли, Алла Поспелова, Владимир Зуев, Андрей Пермяков, Андрей Кудрин, Александр Корамыслов, Денис Липатов, Владимир Безденежных, Марат Багаутдинов, Георгий Звездин, Вячеслав Хисамутдинов, Иван Козлов.

25–26 июня стартовала официальная программа юбилейного, 30-го Цветаевского фестиваля в г. Александрове Владимирской обл. В программе участвуют: Максим Амелин, Евгений Бунимович, Игорь Иртеньев, Елена Исаева, Андрей Коровин, Евгений Степанов, Ганна Шевченко, а также победитель поэтического конкурса «Стихи, посвящённые празднику Ивана Купалы».

Фестиваль экспериментальной поэзии «Напряжение. EXPERIENCES-2011» прошёл в Новосибирске. Участие в нём приняли около 25 поэтов из Воронежа, Керчи, Харькова, Рубцовска, Москвы, Кемерова, Барнаула, Санкт-Петербурга, Новосибирска. На нескольких площадках состоялись экспериментальные выступления поэтов, поэтические вечера, выставка «U: НАПРЯЖЕНИЕ» и конкурс видеопоэзии.

ЛитСЕМИНАР

С 25 по 30 июня в Переделкине проводится семинар литературного клуба Международного союза немецкой культуры «Мир внутри слова». В программе семинара – дискуссии, беседы, встречи с писателями, лекции, практические занятия, авторские чтения, презентации. Модератор мероприятия – Елена Зейферт, доктор филологических наук, писатель, критик, руководитель литературного клуба «Мир внутри слова» и автор «ЛГ», – проведёт занятия по художественным тропам и теории литературного творчества, мастер-классы, дискуссии, авторские чтения и др. Участников семинара ждут встречи с Мариной Кудимовой, поэтом, критиком, завотделом литературы «ЛГ»; Лилией Чернец, профессором кафедры теории литературы МГУ им. М.В. Ломоносова; Олегом Клингом, писателем, критиком, заведующим кафедрой теории литературы МГУ им. М.В. Ломоносова.

ЛитПРЕМИИ

К концу июня или началу июля литературный секретарь премии «Русский Букер» Игорь Шайтанов пообещал объявить правила «Букера десятилетия». В 2011 году фонд «Русский Букер» не сможет провести очередной тур конкурса из-за финансовых проблем. Награду получит один из победителей 2001–2010 годов. На неё смогут претендовать лауреаты прошлых лет Людмила Улицкая (2001, «Казус Кукоцкого»), Олег Павлов (2002, «Карагандинские девятины»), Рубен Давид Гонсалес Гальего (2003, «Белое на чёрном»), Василий Аксёнов (2004, «Вольтерьянцы и вольтерьянки»), Денис Гуцко (2005, «Без пути-следа»), Ольга Славникова (2006, «2017»), Александр Иличевский (2007, «Матисс»), Михаил Елизаров (2007, «Библиотекарь»), Елена Чижова (2009, «Время женщин»), Елена Колядина (2010, «Цветочный крест»). Имя спонсора премии пока держится в секрете.

ЛитКОНКУРСЫ

Литературный конкурс «100 добрых слов» проводился Национальным музеем Республики Коми в рамках Года ребёнка в Республике Коми и 100-летнего юбилея Национального музея РК. Конкурс направлен на поиск талантливых детей и молодёжи (в возрасте от 7 до 18 лет), обучающихся в школах и лицеях, а также на создание условий для постижения науки добра. На соискание поступило 42 работы: в номинации «Проза» – 25, в номинации «Поэзия» – 14, в номинации «Слоганы» – 3 работы. Участниками стали школьники не только Сыктывкара, но и районов республики – Усть-Куломского, Сосногорского, Удорского, Ижемского.

23 июня в 14.00 в Доме книги «Молодая гвардия» состоится торжественная церемония награждения победителей литературного конкурса «О любви к родине». В работах, присланных на конкурс, звучит не просто надежда, но твёрдая уверенность, что смутные времена пройдут, мы воспрянем духом и увидим свет, и будем любить друг друга и необъятную страну – наше Отечество, которое нам вверили великие предки. Лауреатами стали Валерий Петков (Рига) и Сергей Барановский (Москва). На церемонии победителей поздравят певица Любовь Казарновская, телеведущая Тутта Ларсен и писательница Амария Рай.

В отборе лучших произведений художественной и научно-популярной литературы для детей и подростков, которые будут рассматриваться на четвёртом конкурсе им. А.Н. Толстого, примет участие группа компаний «Детский мир». «Участие в литературном конкурсе позволит нам поддерживать и развивать традиции детской литературы в России, оказать помощь организаторам в поиске новых авторов», – заявила директор по связям с общественностью ГК «Детский мир» Елизавета Тотунова. К осени будет сформирован шорт-лист, а к декабрю 2011 года объявлены победители конкурса. Авторы будут награждены в пяти номинациях – «Поэзия», «Проза», «Пьеса для театра», «Иллюстрация», «Православная книга».

ЛитНАГРАДЫ

Михаил Шишкин получил Международную литературную премию Берлинского дома культуры народов мира за роман «Венерин волос», опубликованный на немецком языке. Жюри объяснило свой выбор прежде всего «стилистическим многообразием» слога Шишкина. Премия будет вручена писателю 29 июня. Денежный приз составляет 25 тысяч евро. 10 тысяч вручат переводчику романа Андреасу Третнеру. Ранее за «Венерин волос» Шишкин удостоился российских премий «Национальный бестселлер» (2005) и «Большая книга» (2006). Кстати, несмотря на премии, у российского читателя «Венерин волос» особым спросом не пользуется. Возможно, немецкий читатель окажется более расположен к прозе «русского швейцарца» Шишкина.

ЛитМОСТ

Впервые в истории добрососедства Самарской и Оренбургской областей по инициативе библиотеки Автограда состоялся телемост. Поводом к виртуальной встрече литераторов стала презентация юбилейных сборников «На ярмарке в Пестравке» и «Окно в Россию» детского поэта и журналиста Александра Степанова родом из Самарской области, ныне переселившегося в Оренбург. В творческой перекличке приняли участие со стороны Самары – Эдуард Анашкин (село Майское), Николай Творогов и Кристина Якименко (Тольятти), из Оренбуржья – Виталий Молчанов, Иван Малов, Вадим Бакулин и другие.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«ЛГ» - рейтинг

Литература

«ЛГ» - рейтинг

[?] А.С. Капто. Пакт Молотова–Риббентропа : мистификации или реальность? – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2011. – 312 с. – 1000 экз.

Книга доктора философских наук, Чрезвычайного и Полномочного Посла, заведующего Международной кафедрой ЮНЕСКО при Институте социально-политических  исследований РАН посвящена одной из острейших проблем современной политической истории – советско-германским договорённостям 23 августа 1939 г. «Парадокс заключается в том, что «пакта Молотова–Риббентропа» как правовой реальности не существовало. Это понятие было введено в политический оборот после окончания Второй мировой войны и ни в каких документах ранее не упоминалось». Под этим названием были произвольно объединены действительно существовавший документ – «Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом» – и сомнительная копия некоего «секретного протокола», найденного в архивах Риббентропа. Автор книги подробно анализирует «терминологические ловушки» и другие способы фальсификации истории.

[?] Людмила Эльяшова. Мой блокадный университет . – СПб.: Нестор-История, 2011. – 136 с. – 500 экз.

Книга написана студенткой Ленинградского университета военных лет на основе воспоминаний, блокадных дневников и переписки. Несмотря на тяжелейшие испытания, отношения студентов и профессоров в те годы были удивительно дружескими, возможно, именно это всеобщее университетское братство помогло выжить автору книги и её товарищам, когда подступали голод и холод, а с неба сыпались «зажигалки»: «Совсем рядом, с кораблей на Неве, оглушительно стреляли зенитки, их осколки могли пробить крышу над нами, и потому при их особо интенсивной стрельбе мы становились под кирпичные своды чердака, прижавшись друг к другу, склонив головы под защиту сводов. То же мы делали при самом страшном – визгливом, скрежещущем падении фугасных бомб… По звуку и силе колебания здания, – а оно явно колебалось – мы научились различать мощность фугасной бомбы, дальше или ближе она упала. Радовались, если казалось – в Неву, ужасались – не в Зимний ли или Петропавловский собор».

[?] Альберт Плутник. Неразгаданные кроссворды . Полководцы и другие. – М.: Зебра-Е, 2011. – 416 с. – 1000 экз.

В книге собраны беседы с выдающимися людьми и очерки, им посвящённые. Это прежде всего легендарные маршалы Победы: Г.К. Жуков, К.К. Рокоссовский, И.С. Конев. О И.В. Сталине и его окружении автору рассказал Валентин Бережков, личный переводчик генералиссимуса. О генерале И.В. Панфилове – его дочь Майя. Среди собеседников есть и знаменитый герой-лётчик Алексей Маресьев и другие. Отдельный раздел составляют сюжеты, связанные с жизнью и размышлениями Елизаветы Щемелевой-Стениной, которая была синхронной переводчицей советской делегации на Нюрнбергском процессе. Впоследствии Елизавета Ефимовна стала одним из ведущих исследователей этого уникального судебного процесса, который справедливо называли «судом народов».

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Над молчанием прежних эпох

Литература

Над молчанием прежних эпох

ПОЭЗИЯ                                                                                                                                                                                               

Михаил СИНЕЛЬНИКОВ

Парад Победы

В.Е. Субботину

Не парад сорок пятого года

С торжествующим ржаньем коней

И с пучками штандартов у входа

В заселяемый вновь мавзолей.

Но холодное утро столицы,

Из которого в сумрак шагнул

Этот строй непреклонно-безлицый,

Наступающий хрипнущий гул.

Над безмолвием армий разбитых,

Над молчанием прежних эпох –

Ополчений отчаянный  выдох

И резервов решительный вдох.

Всё морозным дыханьем поведай,

Чтобы врезались в сердце навек

Эти редкие цепи Победы,

Уходящие в реющий снег!

Ушедшему веку

Вот и всё. Но ведь были же всё же

Перед Зимним снега и костры,

Эти песни твоей молодёжи,

Эти горны твоей детворы.

Эти урки в пробоине шлюза,

Премиальные их пирожки.

Проработки, война, кукуруза,

Бег с Америкой вперегонки.

Эта жизнь под присмотром, в прицелах,

В задыханьях и хрипах стиха…

Фотографий её пожелтелых

Остаётся на пальцах труха…

Эти гордые реки металла,

Завоёванный рай впереди…

Всё, что плавилось там и пылало,

Всё, что там клокотало в груди.

То, что вдруг оказалось далече,

То, что мчащийся день заградил,

Заслонили бессчётные свечи,

Безучастные взмахи кадил.

* * *

Железный голос воинского хора,

Грозя, из сердца Азии идёт

В переполох церковного собора,

В пергамский день и  плеск эгейских вод.

Так шли они, упрямы и угрюмы,

Топтали поле Косово, Стамбул,

Как будто бы пастушеские думы

В необоримый превращая гул.

Поповка

Кажется, полковнице Поповой,

Киснувшей в именьице своём,

Твой подзол достался бестолковый,

Злой народ и тусклый серозём.

Или вдруг Олениной Аннете

Стал приданым мир твоих заплат.

Памятью о незабвенном лете

Пушкиным воспетый полон взгляд.

Но соха, лежащая в музее

За стеной чуть зримого стекла,

Оплатила столькие затеи

И такой оброк проволокла!

Раннею весной в сыром тумане

Девятнадцатого февраля

Плакали крестьяне и дворяне,

Думая при этом: «Чья земля?»

* * *

Основывая города,

Нельзя предвидеть никогда,

В какую вымахнет громаду

Созданье духа и труда,

Какую вынесет осаду.

Какие будут мятежи…

Все очертания свежи,

И пахнет плотницкою стружкой,

Когда заглянешь в чертежи

Между похмельем и пирушкой.

И думать некогда о том,

Кто будет здесь в каком-то веке

Стоять на берегу пустом,

Когда над шпилем и крестом

Сомкнутся времена и реки.

Звук                                                                                                                                   

Был в груди этот звук, он сейчас ещё,

кажется, рядом,

Но уже отзвенел, ускользнул

из протянутых рук.

Опустели слова, не ухватишь ни мыслью,

ни взглядом

Всё, что выразить мог этот сильный

напрягшийся звук.

Удаляется гул – угасающая вереница

Чуть живых отголосков…

Уже не угонишься ты…

Так чего же он хочет за то,

чтобы в душу вселиться?

Поздней страсти, беды или юности

и нищеты?

* * *

Нет в российских романах

счастливых концов,

Непременно должны быть концы тяжелы.

Если даже начало – под звон бубенцов,

Всё равно под конец загремят кандалы.

Кто этапом бредёт, прозревая в пути,

Кто богатство бросает, берясь за суму,

Кто под поезд бросается, и не найти

Никакого другого конца никому.

Обречённый приходит сдаваться в ЧК,

Гибнут наши подпольщики в смертном

кольце…

Соловьи голосисты, светлы облака,

Мы узнаем, однако, что ждёт нас в конце.

Но такое блаженство нам было дано –

Отвлекаясь на час от обычных легенд,

Видеть сладкие сказки в трофейном кино,

В их бреду поцелуйный узреть хеппи-энд.

Память

Как младенец, спелёнатый туго,

Пробуждается память, и тут

Самоцветные волны недуга,

Воскрешённые лица идут.

В промежутках – какие-то пятна,

Ускользающей жизни стекло…

Не поймёшь, да и всем непонятно,

Как сквозь пальцы оно утекло.

Только памяти хватка железна,

И тебя не отпустит твоя

Бытием окружённая бездна

Многолюдного небытия.

* * *

Но держава – не только линкоры и домны.

Блещет сцена, покуда заводы дымят.

Вот овацией зал разражается тёмный,

И Уланова мчится учить диамат.

И в мерцанье имперском озёр лебединых –

Озерлаговец, взявший проездом билет,

Командармы, женатые на балеринах,

И к вождям выбегающий кордебалет.

* * *

Вдруг я понял, что старость – не годы,

Лишь развившийся свиток утрат.

Удалившись под тёмные своды,

Эти лица по-свойски глядят.

И такой перевес над живыми

У вошедших в задумчивый дым,

Что уже не прощаешься с ними,

А душой устремляешься к ним.

Пустыня

Нет ничего излишнего в пустыне,

Она проста и в бедности горда,

Она глуха от века и доныне.

Здесь если что и нужно, так вода.

Весною зацветают эфемеры.

Вдруг оживут астральные тела,

То розово-свежи, то нежно-серы,

Пока жара их не сожжёт дотла.

И  вспомнишь вдруг во сне благоуханном,

Где время – как песчаная струя,

И край вселенной брезжит за барханом,

Что всё, что нажил, – лишь душа твоя.

5 мая 2011

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«Русской правдой последней правы»

Литература

«Русской правдой последней правы»

Алексей ИВАНТЕР

Боре Левиту

Под обстрелом на станции Плюсса во дворе нежилого жилья среди месива стёкол и бруса под телегою мама моя. Не найти на пути мне ночлега, не пробиться сквозь синюю мгу: это мама моя под телегой, а я маме помочь не могу. Всё горит он, горит, не погашен этот свет, не поросший быльём, звёзды красные с танковых башен отпечатаны в сердце моём. Торошковичи – Старая Русса... Я к тому отхожу рубежу. Под обстрелом на станции Плюсса под телегой пожарной лежу. Задыхаюсь в случайном побеге, смерти жду в станционном чаду. Всё-то было спасенье в телеге гужевой на железном ходу.

* * *

За откосом, где помнят травы эшелонов разбитых мат, русской правдой последней правы, ополченцы Москвы лежат. Я пройду, положу поклонец, в воскресенье слегка поддат – Войска Певчего оборонец, ополченец его, солдат.

На дорогах вовсю ухабы, а дороги в военкомат, и, как исстари плачут бабы, только злее, чем век назад. То мертвели, а то вдовели от неистовых вех до вех, но они нас с тобой жалели, вот и нам их всех жальче всех. Вон из бронзы стоит кобыла, хмур седок в золотом огне, не народ, а живая сила в командирском его уме. Мало, мать, ты поклоны била, надо б нощно поклоны класть, за что в вилы живая сила не пошла на такую власть.

Тут я с миром и упокоюсь, голубой объят тишиной, и на Истру электропоезд свистнет весело подо мной, на откосе, где травы помнят звук, с которым костыль забит, и по ком звонят, а по ком – нет, и, кто умер, а кто убит на земле моей осиянной, ни следа где зла, ни следа… На земле моей окаянной лебеда цветёт, лебеда.

* * *

Там, где берёзы стоят у колодца,

в полночь давно уже нет никого.

Он постоит, перекурит, напьётся

и мимо дома пройдёт моего

в стоптанных валенках,

без портупеи

между продавленных

влажных колей...

Павших за Истру

бесплотные тени

ночью проходят деревней моей.

Птицы на крыше стучат

в черепицу,

ветер маньчжурку полощет в саду,

мёртвой пехоте сегодня

не спится –

короток сон в сорок первом году.

* * *

Когда за ночным Ленинградом ночные плоды упадут, и вишни над вишнёвым садом, как красные звёзды, взойдут, спеша в суматохе одеться, льняной зажигая фитиль, я вспомню советское детство, тяжёлые косы Рахиль. А ветер бушует за Истрой, и лупит прожектор в окно, и нет пионеров-горнистов на Пулковском поле давно, и филин летает над садом, и ворон – над русской судьбой, но слышится из Ленинграда знакомый «платок голубой».

Мне только бы этот глоточек забытого всуе кино. Про синенький скромный платочек я что-то не слышал давно. Чарующий голос давнишний поёт в сорок третьем году, и падают спелые вишни, и буря бушует в саду, и крут фронтовой кипяточек, и жизнь прибывает на треть, за синенький скромный платочек я тоже готов умереть. Мой мир незабвенен и жарок, и полон воды дождевой – пока догорает огарок, фатьяновский тот фронтовой.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

Семь недель на размышленье

Литература

Семь недель на размышленье

ВПЕРВЫЕ В «ЛГ»

Светлана ДОН

Живёт в городке Славгород на Алтае. Работает в библиотеке. Делает литературные обзоры в славгородских СМИ. Окончила филфак классического университета в Барнауле. Стихи публиковались в местных газетах, в журнале «Барнаул», в сборнике «Антология одного стихотворения».

* * *

Как тебе удалось отыскать меня в этом аду?

Разве добрый я колос среди лебеды и пырея?

И теперь я иду, удивляюсь себе, но иду

Шаг за шагом по этой дороге, что бритвы острее.

Не оставь же меня и назад повернуть не позволь.

А что больно ступням – перед вечностью это не боль.

Мне по-прежнему снится мой сад,

где в стотысячный раз

Опускается белый туман на цветущие вишни,

Йодный запах от моря идёт, и дырявый баркас

Бьёт тугая волна, будто бисер дробя на бегу…

Отними это всё. Буду счастлив я, если смогу

Говорить ежедневно два слова: спасибо, Всевышний.

Весна

Семижды семь – зияет пустота,

Как будто остановлен год с разгону.

Но обещают царскую корону

Бродяге по воздвиженьи креста.

Сквозит, так убедительно черна,

Земля из многочисленных проталин.

Так сладостен и вместе так печален

Глоток великопостного вина.

Уже не спится толком от стихов,

Любая ночь полна кофейной гущи.

Лишь дворники мудры и всемогущи

Да школьники свободны от грехов.

И заповедна церковь по утрам,

Где тонкой свечки пламя одиноко.

И кажется – одно сплошное око –

Притихший ради заговенья храм.

И долго предстоит ему читать

Сухих дерев суровые скрижали.

Нам семь недель на размышленье дали,

У вечности одолженных опять.

* * *

Бывает грусть так дивно глубока,

Так прочен вкус, так долговечен запах…

Коза с серьгой, медведь на птичьих лапах –

Цветная рябь российского лубка.

 Как будто прозреваешь, замерев

Между делений, на границе мрака

И утра: долгогривая собака

Под горделивой надписью: «Се – лев».

Забытый круг рождественских примет:

Игрушечных волхвов полна повозка.

Раёшный сад из крашеного воска,

Где не было греха и смерти нет.

И длится, длится, длится череда,

Казалось бы, немыслимых повторов.

И значит, есть причина, по которой…

И, стало быть, настанет час, когда…

Рондо

Вся прелесть мира, трепетная лира,

игра на слух, без всякого клавира,

дымок «Родопи» млечно-голубой –

всё это только кажется тобой.

На самом деле это лишь химера.

Так, ради Бога, по волнам эфира

гоня слова услужливой гурьбой,

старайся вовремя нажать «отбой»,

вся прелесть мира.

И всё же поутру, к исходу пира,

кофейных зёрен, ладана и мирры

(всего, что было послано судьбой) –

как удержаться, не позвать с собой

твои уста лукавого сатира,

вся прелесть мира?

* * *

Обливаясь над чем-то пустыми слезами,

растекаясь по древу каким-то зверьём,

мы уверуем  в то, что придумаем сами,

и до лучшей поры в сундуки уберём.

Мне давно безразлично, в каком теперь ранге

те, кого до сих пор я тихонько люблю,

но всё ближе земля, и малюсенький ангел

белой чайкой летит к моему кораблю.

Кризис жанра

Так бывает, что поздней зимою, на неделе, обычно в четверг, притворившись глухой и немою, твоя муза уходит навек. Раз за разом ночные камеи превращаются в пыль на свету – побарахтайся в ней, не умея по-другому прикрыть наготу. Не меняет волшебная призма кособокой природы людской, лишь апостолы постмодернизма нарушают девичий покой. Так скреби же по тайным сусекам, по секретным амбарам мети, становись то варягом, то греком, то разбойником в роще свисти; проследи за течением ветра, наблюдай направленье струи, чтоб исполнились рифмы и метра все хореи и ямбы твои!..

Как немыслима, как несказанна эта речь, что вошла в берега! Запускай свою прялку, Сюзанна, ожидай своего четверга. Погляди, как звенят, оживая, перемычки стальной колеи – архетип золотого трамвая текстовые пронзает слои. И озябшая улица плачет, выбираясь бочком из тенёт: то метафору переиначит, то верлибром прореху заткнёт…

Ты свободна теперь. Почему бы сгоряча не пройтись колесом, чтоб на крышах кирпичные трубы затрубили с тобой в унисон, чтобы каждая новая строчка зажила, как хозяйка в дому, чтобы блудная муза, как дочка, вдруг припала к плечу твоему.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Сон об отце

Литература

Сон об отце

ПИСЬМА ИЗДАЛЕКА

Я не помнила отца, пропавшего без вести на войне, но часто думала: пропал без вести – не значит погиб. Я не могла забыть детскую заветную мечту, что отец непременно вернётся, он лишь задержался по непонятным причинам в чужих краях. И всю жизнь жила в предчувствии встречи. Однажды мне привиделся сон. Хотя прошло много лет, он, как яркая вспышка, по-прежнему хранится в памяти. Стою на обычной опушке леса, день по-особому светел, но удивительно: иным, внутренним зрением вижу, скорее, чувствую, как ласково безмятежное небо, как безмерен и вечен его покой. Всем существом явственно осознаю, как облака, земля, каждая былинка пронизаны благодатью, и ею одной всё дышит, живёт. Неожиданно слышу внутренний голос, словно ему ведом во всей полноте язык любви: «Остановись… здесь сокрыто твоё самое родное». Всё вокруг замерло, как будто боясь помешать мне понять важность происходящего. Трава, листья не шелохнутся, ни звука, ни шороха. А голос, для понимания которого не нужны слова, продолжает: «Эта земля для тебя священна, здесь покоятся останки твоего отца»…

Вмиг исчезли мечты и надежды, горечь и боль обрушились непомерным грузом. Их тяжесть была невыносима. Безутешно рыдая, я упала на землю, прижалась к ней, как к отцовской груди. Смешались мои слёзы с землёй, где злая воля оборвала жизнь отца.

Окончательно пробудилась, сердце продолжает сжиматься от жалости, сострадания к такой короткой человеческой жизни. Трагедия, что произошла с отцом, стала моей собственной болью. О чём были его мысли, как он уходил? Как угасал: от ран или голода? Я предполагала, что отец в свой смертельный час остро, как никогда, осознавал, как бесценна жизнь, стремился её сохранить, до последнего биения сердца надеялся, что будет жить. Он погиб, и лишь берёзы оплакали его шелестом листьев, отпели при тихом мерцании угасающих предутренних звёзд…

Вновь нахлынули воспоминания… Как мне отца не хватало, особенно в детстве, в юности. Порой казалось: душа может задохнуться, погибнуть без его любви, как всё живое без воздуха. Неумолимое время уносило последние надежды, а душа жила по своим неписаным законам, не желала смиряться и ждала отца или какую-нибудь весточку о нём, словно чуда.

Как и у других, у меня войной украдена, урезана часть жизни – безмятежное детство. Отсутствие отцовской ласки, чувство одиночества, незащищённости оставили отпечаток на наших характерах, да и судьбы у многих могли сложиться иначе. Наши отцы могли бы дарить нам тепло своих сердец, но их сегодня, к величайшему прискорбию, нет…

Страшное испытание, которое выпало на их долю, представить невозможно живущим в мирное время. Нам остаётся хранить память о тех, кто явил миру образец верности исполнения долга, получил право на бессмертие, познав сполна всю боль нечеловеческих страданий, и оплакивать тех, кто нам дорог.

Мы бережно храним воспоминания близких, мысленно воскрешаем образы безвременно ушедших. В трудную минуту, глядя на снимки в фотоальбоме, ищем в них утешения и радости.

Вот фотография отца, сделанная перед самой отправкой на фронт. Казалось, он чувствовал, что уходит от родных навсегда. Отцу 20 лет; ранят его глаза, полные грусти, боли, тревоги. Это глаза человека, способного глубоко страдать и нежно любить.

Вот последняя фотография военных лет: как же он молод, всего 21 год. Высокий лоб, открытый, смелый взгляд. Он был командиром мотороты разведчиков. Остались его письма в стихах. Он любил жизнь, но погиб, чтобы жили другие.

Я верю: человечество медленно, но меняется к лучшему – через трагический опыт войн, заблуждений и горечь испытаний. Наступят времена, когда люди не ввергнут себя более в пучину горя и слёз. И тогда наконец воцарится на Земле долгожданный мир.

Фаина НЫРОБЦЕВА, г. ЧАЙКОВСКИЙ, Пермский край

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

«…никаких не хватит слёз»

Библиосфера

«…никаких не хватит слёз»

ПАМЯТЬ

Игорь ПАНИН

Сегодня, когда вышел этот номер «ЛГ», исполнилось девять дней со дня смерти замечательного поэта Александра Александровича Роскова. Он попал под колёса мотоцикла на одной из центральных улиц Архангельска. Врачи диагностировали у него повреждение головного мозга и обильную кровопотерю. Несколько суток комы, и – смерть. Можно было бы пуститься в бесконечные разговоры о том, что трагическая гибель поэтов в России давно уже стала обыденным явлением, возмущаться тем фактом, что за рулём мотоцикла сидел человек без прав на вождение, или же досадовать на то, что Росков легкомысленно переходил улицу в неположенном месте, хотя и в пределах видимости пешеходного перехода. Теперь бесполезно искать виноватых и прикидывать – что было бы, если бы… Всё уже случилось.

Гораздо важнее, на мой взгляд, вспомнить о том, каким человеком, каким поэтом был Росков. Биография его ничем особенно не примечательна. Родился в 1954 году в деревне Диковской Каргопольского района Архангельской области. Окончил среднюю школу и техническое училище в Каргополе, служил в армии, долгое время работал плотником и печником. В 1989 году на Всесоюзном совещании молодых писателей в Москве был принят в Союз писателей, заочно окончил Литературный институт им. А.М. Горького. В последние годы редактировал несколько областных газет, часто публиковался в местной и центральной прессе, становился лауреатом различных премий. Он не был особенно известен в столице, но что тут поделать – мы ленивы и нелюбопытны, как заметил классик.

Впервые я познакомился со стихами Александра Роскова в начале 90-х, когда сам только-только пробовал рифмовать и увлечённо читал всё, что хоть как-то было связано с поэзией. Мне попался в руки поэтический альманах «Истоки» 88-го года выпуска, в котором Росков явно выделялся на фоне других стихотворцев. Его большую подборку «Стихи из деревни» предварял текст редколлегии – в нём говорилось, что этот никому прежде не известный поэт, безусловно, является открытием. И это было правдой… Такие тексты, как «Брёл апрель по задворкам России» или «Меня крестил наш каргопольский поп», запомнились сразу же, без какого-то усилия с моей стороны. В его стихах проглядывало что-то нетипичное для поэта-деревенщика, хотя написаны они были вполне в традиционной манере:

Всю эту осень я всё ждал чего-то…

И вот, под невесёлые дожди,

пришла Беда… И я открыл ворота.

Промолвил, усмехнувшись: «Заходи…»

Примерно через пятнадцать лет я случайно наткнулся в Интернете на знакомые мне стихи. Оказалось, что Росков жив и здоров, активно работает, издал несколько книг и хотя всероссийской славы не стяжал, но в своём крае считался непререкаемым авторитетом. Периодически мы обменивались с ним письмами, условились при случае встретиться в реале. Не довелось…

Наверное, Росков, вслед за Есениным, мог бы назвать себя «последним поэтом деревни». Только писал он не об «уходящей» деревне, но об ушедшей, позабытой всеми, спившейся, состарившейся, главным событием в которой становятся очередные похороны:

Вот деревня моя. Вот я.

Вот чужая стоит семья.

Вот покойника бледный лоб.

У избы незакрытый гроб.

/…/

Дни проходят. Летят. Бегут.

Фотографии берегут

искажённые горем лбы

и покойника у избы.

Над усопшим с тех самых пор –

синий крест, земляной бугор.

На погосте трава, трава

да ольховые дерева…

Это, кстати, из подборки в «Литературной газете» (№ 11, 2010). Невесёлые строки, но разве жизнь современной деревни может подвигнуть к написанию стихов, дышащих оптимизмом? Он искренне переживал за провинцию, стараясь увидеть положительное даже в самом обыденном, малоприглядном. Подразумевалось: если не плохо – уже хорошо. Особняком стоят стихотворные портреты его земляков – выдающихся в своём роде людей, народных умельцев, которые не только крышу перекрыть могут, но и блоху подкуют, если понадобится, да только вот не нужны они «большой» России, прозябают в нищете и уходят до срока. И получается, что писать о деревне сегодня – значит писать о погосте:

А на кладбище сельском

такая стоит тишина,

что звенит в каждом ухе,

и входишь в ворота с опаской.

Тихо здесь до того, даже слышно,

как трескает на

ещё свежих крестах голубая и синяя краска.

Где ещё можно встретить старых друзей,

как не там?

От оградки к оградке, от холмика

к холмику я

потихоньку пойду, осторожно куря

сигарету,

земляков узнавая на снимках…

И детства друзья

глянут вдруг на меня с аккуратных

надгробных портретов.

Цикл стихотворений «Памяти моих земляков», размещённый Росковым в Интернете, был проиллюстрирован фотографией сельского кладбища, заросшего, полузаброшенного. А в самих стихах поэт рассказывал, какими они были, его земляки, лежащие здесь, чем примечательны, называл их поимённо, увековечивал, можно сказать. Кладбищенская лирика – довольно распространённое явление в русской поэзии, но у Роскова таких стихов больше, чем у кого бы то ни было.

Он фактически пропел реквием по русской деревне, хотя писал и «городские», и отвлечённо-философские, и шуточные стихи. Однако главной темой для него всегда оставалась малая родина, окончательный возврат на которую был уже невозможен:

А я в деревне дома не построил,

хотя и жил там тридцать с лишним лет

и все её традиции-устои

впитал в себя. Но мне возврата нет

на родину – туда… Ну если кроме

проездом без заезда – только так…

Строки эти по мироощущению схожи с известными стихами Николая Дмитриева, в которых лирический герой боится приезжать в родную деревню, так как всякий раз его ждут там печальные новости: то лес вырубят, то речка пересохнет, то близкие люди изменятся до неузнаваемости. Но всё-таки Росков ехал:

Надоел мне город-глыба

и бетонная тоска.

Я в свою деревню прибыл,

на недолго, в отпуска.

Почти полвека назад Николай Рубцов написал:

Ах, город село таранит!

Ах, что-то пойдёт на слом!

Меня всё терзают грани

Меж городом и селом…

Вот и Роскова эти грани постоянно терзали. Только село давно уже «протаранено» и пущено на слом. Тут плачь не плачь, а изменить ничего нельзя, и Росков это прекрасно понимал:

…Если говорить всерьёз –

Родину мою оплакать

никаких не хватит слёз.

Может быть, поэтому и нет в его стихах патетики и чрезмерного надрыва, которые так свойственны творчеству определённой части патриотически настроенных авторов. У него всё проще, приземлённее и оттого – страшнее. Он сам прошёл трудный путь, переборов «зелёного змия» и побывав в своё время в психушке. Но выстоял, чтобы жить и писать. И он имел полное право сказать:

Душа народа поэтична –

не поэтичен сам народ.

Александр Росков был также прозаиком и журналистом, он написал довольно много – гораздо больше, чем успел опубликовать при жизни на бумаге. Но в первую очередь – это поэт. Его творчество ещё будет предметом изучения и споров. И искренне хочется верить, что итоговая книга стихов, куда войдёт всё лучшее из написанного им, будет издана приличным тиражом и попадёт на прилавки книжных магазинов. Может быть, эта книга не только обрадует любителей поэзии, но ещё и вновь обратит наше внимание на то, в каком положении находится русская деревня, что от неё осталось. А ведь мы очень редко думаем о провинции. Или не думаем вовсе.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

Живущий за двоих

Библиосфера

Живущий за двоих

СУДЬБА

Сына полка благословил в литературу Константин Симонов

«Обстрел продолжался несколько минут. И вдруг, когда мы снова хотели подняться, справа от меня что-то грохнуло оглушительно, и последнее, что я увидел, был столб огня. Потом ничего не стало – ни звуков, ни света…»

Тот, кто прочитал эти строки, наверняка подумал: рассказывает бывалый солдат Великой Отечественной войны. Но это совсем не так.

Летом 1943 года Станиславу Повному было всего восемь лет. Во время бомбёжки эшелона он и старший брат Олег отстали от семьи и прибились к артиллерийскому полку, прошли с ним дорогами войны от Сталинграда до Будапешта. На подступах к этому городу и попали под миномётный обстрел. Брат погиб, а Стасик был тяжело ранен. Но главная трагедия – мальчишка навсегда потерял зрение. Произошло это в декабре 1944 года.

На том активная жизненная биография юного солдата могла и закончиться, как это случается со многими незрячими людьми. Но у Станислава произошло иначе.

Тринадцать дней он пролежал в беспамятстве. Долго лечился в военном госпитале, откуда его забрал командир полка Н.В. Немченко. Уже после Победы комполка разыскал мать Станислава и передал ей сына, сказав: «Простите, что не уберегли…»

Потом мальчишка учился в спецшколах в Днепропетровске и Костроме, но с восьмого класса перешёл в обычную школу, которую окончил в 1956 году с золотой медалью. (Только подумайте: незрячий – с золотой медалью!) Далее была учёба на историческом факультете Ужгородского госуниверситета, во время которой Станислав познакомился со своей будущей женой Светланой. В 1961 году молодая семья приехала по распределению в небольшой амурский город Шимановск, потом перебралась в Благовещенск. Более тридцати лет Станислав Повный преподавал в школах и техникуме, был журналистом.

У человека, живущего в темноте, желание самовыразиться порой сильнее, чем у зрячего. А если ты молод, полон сил, если мечтаешь, строишь планы на будущее и не желаешь признать свою судьбу несправедливой, – тем более. Станислав стал сочинять стихи, когда учился в школе и университете, и однажды попал на семинар-совещание молодых литераторов, одним из руководителей которого был писатель-фронтовик Константин Симонов. Тот, можно сказать, благословил бывшего сына полка на творчество: по его рекомендации подборка стихотворений молодого поэта была напечатана в газете. В 1957 году Станислав в составе украинской делегации приехал в Москву на VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов. Была новая встреча с Константином Михайловичем, они даже вместе выступали.

Сегодня Станислав Повный – автор более десятка книг поэзии и прозы. Одна из них – автобиографическая повесть «Моя война», изданная в Благовещенске в год 65-летия Великой Победы, стала заметным явлением в литературной жизни Приамурья. В этой книге Станислав Петрович рассказывает о том, что сам пережил в годы войны, что видел, пока мог видеть, а ещё находит благодарные слова своему литературному наставнику Константину Михайловичу Симонову.

Со Станиславом Петровичем мы познакомились ещё в 70-е годы теперь уже прошлого века в Благовещенске. Я с удивлением смотрел на человека старше меня на целую Великую Отечественную войну, восхищался его оптимизмом. Наша дружба продолжается по сей день, и расстояние в восемь тысяч километров не мешает.

Со временем жажда жизни у моего старшего товарища не иссякла, а, наоборот, усилилась, хотя в нынешнем мае он отметил 76-летие. Он – частый и желанный гость на амурских заставах, много встречается с читателями, поддерживает молодых литераторов, редактирует и издаёт книги. Помогает ему в этом сын Артур. Дома его застать трудно. Звоню как-то в Благовещенск. В трубке – знакомый бодрый голос: «На днях на рыбалке на Амуре были. Пограничники хорошо встретили. И порыбачили здорово!»

Недавно у Станислава Петровича вышло «Избранное», бóльшая часть стихов книги, конечно же, о событиях далёкой войны, о её трагедиях, о героизме и мужестве, а ещё о Памяти. Вот строки стихотворения, которое так и называется:

Гром канонад… Я узнаю его,

Хоть глуше он становится с годами,

Ведь это голос детства моего,

Согретого солдатскими кострами.

И память неостывшая моя

Вдруг воскресит непрошено, нежданно

Бойцов, что пали в яростных боях

И спят теперь в могилах безымянных.

Горькая правда, ставшая поэзией.

Другое стихотворение, посвящённое погибшему на фронте старшине Нелидову (он оберегал маленького Стаса), завершается так:

А тебе уж не топтать траву,

Не встречать рассветы и закаты…

Но поверь мне, как солдат солдату, –

Я теперь за нас двоих живу.

Да, бывший сын полка живёт и за старшину Нелидова, и за брата Олега, и за миллионы воинов, павших на полях сражений, ибо:

Я каждой клеткой тела,

  каждым нервом,

Всей памятью своей и всей душой

Сегодня там, в кровавом сорок первом,

И в сорок пятом – мёртвый и живой.

Валерий ЧЕРКЕСОВ, БЕЛГОРОД

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

Без войны

Библиосфера

Без войны

УХОДЯЩАЯ ЛИТЕРНАТУРА

Что случилось с военной прозой в наши дни? Она вообще есть? Или растворилась в тумане удобного и массового существования, хрестоматийно предсказанного нашествия «Иванов не помнящих родства»… Об этом особенно грустно размышлялось среди столиков недавнего Книгофеста – после тщетных попыток обнаружить в программе хоть одно заметное мероприятие, посвящённое 70-летию начала Великой Отечественной войны.

Но не было таковых. Обнаружилось много всяческой конспирологии – как исторического толка, так и на современные темы. И даже к 100-летию Виктора Некрасова был приурочен не разговор о его книге «В окопах Сталинграда», а презентация воспоминаний о нём «Всё на свете, кроме шила и гвоздя»: «…Потеря друзей, зависть, ненависть врагов, одиночество, изгнание. Свидетельства пасынка писателя точны и порой безжалостны. Книга напомнит нам времена не столь отдалённые, нравы элиты советского общества, его идеологического «авангарда».

Так-то вот. Что говорить, слово «элита» в плане социальном утратило положительный смысл не только благодаря рублёвским и куршевельским завсегдатаям. Несколько раньше началась эта беда… Но всё же накануне 22 июня хотелось послушать и размышления о том, почему в современной литературе военной прозы, прекрасным образцом которой является «В окопах Сталинграда», практически не осталось.

С одной стороны, причины понятны: те, кто с полным правом мог сказать: «Я там был» и поведать об увиденном, уже написали свои книги. Они переиздаются, являясь частью золотого фонда русской литературы. И сердце по-прежнему сжимается от прикосновения к неприукрашенной истории, когда перечитываешь того же Некрасова: «Всю ночь мы с Ширяевым ползём по передовой. Приходится совсем по-новому расставлять пулемёты. Вчера ушли уровцы – укрепрайон, забрали все свои пулемёты. На нашем участке их было пятнадцать – сейчас осталось только пять: два максима и три дегтярёва. Особенно не разгуляешься. Ставим максимы на флангах, ручные между ними. Бойцов тоже приходится расставлять по-новому, – фронт батальона увеличился больше чем в три раза. На километр выходит по десять – двенадцать бойцов, один от другого на восемьдесят – сто метров. Негусто, что и говорить!.. Следующий день проходит спокойно. Немец, дурак, не догадывается, по-прежнему бьёт по дороге и северной окраине Петропавловки – редко и неохотно. Две или три мины разрываются у нас во дворе – ширяевское КП находится в подвале четырёхэтажного, изрешеченного снарядами дома, по-видимому в прошлом какого-то общежития. Осколком ранит рыжую кошку, живущую со своими котятами у нас в подвале. Санинструктор её перевязывает. Она мяучит, смотрит на всех жёлтыми, испуганными глазами, забирается в ящик с котятами. Те пищат, лезут друг на друга, тыкаются мордочками в повязку и никак не могут найти сосков…»

Можно было бы надеяться, что даже без новых потрясающих книг о войне мы не перестанем помнить… Если только эпоха Твиттера и эсэмэсок не заглушила саму способность воспринимать настоящую прозу.

Зато на Книгофесте были картинки – акция «КНИГАВОЙНА / рождение авторской книги из духа войны». Чешский авангардист-иллюстратор вместе с вовлечёнными зрителями в течение дня заполнял листы формата А3 живописными представлениями о войне вообще. О войне, поименованной одним «из самых актуальных феноменов современности». Не трагедией, не бедой – феноменом.

Всего лишь…

Так появилось ли хоть что-то новое в области художественной прозы о войне? Скорее, это отголоски ранних детских воспоминаний. А. Самохлеб выпустил роман «Страшная сказка» – воспоминания о военном детстве. Много лет прошло, но война оставила неизгладимый отпечаток в душах тех, кто эту войну пережил. И автора память упорно не отпускала, заставив в конце концов написать о пережитом. Получилось неожиданно светло, поэтому и «сказка»: любовь торжествует, верность и честность вознаграждаются.

Сходным образом начинается почти классический роман Ю. Трифонова «Время и место». Военное детство «сына врагов народа», учёба в Литинституте, жизнь советского писателя – и ежедневное желание доказать себе, что талантлив, достоин, честен с собой… В нынешнем издании особо подчёркивается, что роман впервые вышел без купюр. Читатель получает возможность самостоятельно эти купюры отыскать и посмотреть, много ли было вычеркнуто… Вот и вся военная «художка».

Зато в документальной литературе – расцвет военной темы. Вот, к примеру, книга «Великая тайна Великой Отечественной: Ключи к разгадке» А. Осокина, обещающая ответ на вопрос, почему 22 июня 1941 года обернулось такой страшной катастрофой для нашего народа. Дискуссия давно идёт о том, кто виноват – враг, вероломно, без объявления войны напавший превосходящими силами на нашу мирную страну, или Сталин, собиравшийся, но не успевший первым атаковать Гитлера. Осокин несколько лет назад уже выдвигал в книге «Великая тайна Великой Отечественной» гипотезу: мол, Сталин готовил Красную армию не к удару по Германии и не к обороне страны от гитлеровского нападения, а к переброске через Польшу и Германию к берегу Северного моря, – и отстаивает свою версию в продолжении.

Зато в книге «Кто заставил Гитлера напасть на Сталина? Роковая ошибка Гитлера» разоблачается западный империализм, подтолкнувший Гитлера совершить самоубийственное нападение на СССР. Тут все хороши – и большевики, пришедшие к власти на буржуйских деньгах, и фюрер, занявший свой пост аналогичным образом.

Что, неужели нет достойного ответа антисталинистам? Есть! Бельгийский историк Людо Мартенс написал книгу «Запрещённый Сталин», которая анонсируется как запрещённая на «демократическом» Западе: «Открыв эту рукопись, западные издатели сразу забывали о свободе слова. Потому что в своём сенсационном исследовании бельгийский историк и политический деятель посягнул на основы «либеральной» идеологии, опровергнув главный миф антисоветской пропаганды – чёрную легенду о «злодее Сталине».

А вот яростно-публицистическая книга «Великая оболганная война»: «Пытаясь опорочить и дегероизировать наше прошлое, враги России покушаются на самое святое – народную память о Великой Отечественной войне. Нас хотят лишить Великой Победы. Вторя геббельсовской пропаганде, «либеральные» псевдоисторики-ревизионисты твердят, что Победа-де была достигнута «слишком дорогой ценой», что войну якобы «выиграли штрафбаты и заградотряды, стрелявшие по своим», что советских граждан, переживших плен и оккупацию, чуть ли не поголовно сослали в Сибирь, что Красная Армия не освободила, а «поработила пол-Европы» и т.д., и т.п… Не верьте! Всё это – бесстыжая ложь!»

Тем читателям, кто предпочитает беспристрастные свидетельства, адресована монография «Сталин. Июнь 1941 – май 1945. Документы и фотографии», в которой впервые предпринята попытка рассказать о деятельности вождя в годы войны через архивные документы: приказы, оперативные записки Сталина, донесения и письма Верховному главнокомандующему.

Но это всё нон-фикшен. Неужели авторы художественных произведений совсем утратили интерес к теме Великой Отечественной войны? Отнюдь нет. Эта тема перекочевала из высокой прозы в жанровую литературу, где, кстати, демонстрирует изрядную жизнеспособность и почти всегда патриотический настрой: «…Три раза поднимались в атаку десантники. И три раза немцы отбивали их. И сами поднимались в контратаки, сбивая зацепившихся за окраинные дома деревни красноармейцев. Начинало светать… И в сером свете утреннего неба… шёл бой. Уже несколько часов, неубиваемые, поднимались и поднимались белые призраки страшных немцу русских лесов» (А. Ивакин. «Десантура-1942. В ледяном аду»).

Можно понять тех, кому военные приключения, шпионский роман или историческая авантюра кажутся недостаточно возвышенным жанром для описания народной трагедии. Но лучше так, чем совсем забыть. И к тому же это – относительно реалистичные повествования.

Есть примеры патриотических произведений в жанре альтернативной истории – например, цикл романов Владислава Конюшевского «Попытка возврата», «Всё зависит от нас», «По эту сторону фронта», «Основная миссия».

Но бывают и куда более экзотические варианты – вроде эльфов, приходящих на помощь нашим партизанам. Или же доблестные наши объединяются с не менее доблестными эсэсовцами, которые свято убеждены в безупречной арийскости русских, и, кабы не коварные масоны да не тупые солдафоны из вермахта, так и воевать бы не из-за чего. Дальнейшие деяния объединившихся могут быть разнообразными: от странствий во времени куда-нибудь к Понтию Пилату и откровения, что Христос есть не Кто-то из Галилеи, а один из этих странствующих, до совместного, на «тиграх» и тридцатьчетвёрках вперемешку, похода против высадившихся американцев. Такая вот альтернативная история… или просто ахтунг.

Проходят знаменательные даты, связанные с Великой Отечественной войной. Но современные писатели почему-то лишь вскользь касаются военной темы, а то и вовсе обходят стороной. Неужели совесть позволяет им считать её «устаревшей»?

Ольга ИВАНОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Генно-модифицированный объект

Искусство

Генно-модифицированный объект

КОНТРСВЕТ

Чехов в драматургии такое же «наше всё», как Пушкин в литературе. Вот только в нашем театре сей статус не гарантирует сценической неприкосновенности. Константин Богомолов, один из самых отчаянных enfant terrible российской сцены, осовременил чеховскую «Чайку» до такой степени, что все прочие его «проказы» на фоне этого действа кажутся невинными шалостями. Вскормив своё детище в уютном гнезде «Табакерки», он выпустил его на сцену МХТ им. Чехова, под сень того самого занавеса, на котором уже не один десяток лет реет легендарная птица-символ русского драматического театра.

Вскрытие показало

В «прошлой жизни» Константин Богомолов был филологом. Не исключено, что именно в этом, а не в режиссуре и заключено его подлинное призвание. Надеюсь, и сам Константин, и его многочисленные поклонники простят мне эту маленькую дерзость, поскольку для подобного утверждения у меня есть основания, и достаточно веские. Так случилось, что перед тем как отправиться на премьеру новорождённой «Чайки», я оказалась на мастер-классе, который Богомолов давал студентам летней театральной школы.

Слушать его без восхищения было просто невозможно. В течение четырёх часов он скрупулёзно раскручивал все хитросплетения судеб чеховских персонажей. Заставляя гудеть от напряжения мозговые извилины своих слегка обалдевших от такого подхода к навязшей в зубах классической пьесе слушателей, он методично восстанавливал причины и следствия. Какие отношения были у маленького Кости со своей мамой? Почему он недоучился в университете и сбежал в деревню, вместо того чтобы попытаться найти себе хоть какую-нибудь службу и перестать висеть на шее у матери? Что произошло между ними, когда Аркадина, всю жизнь посвятившая сыну и театру, решила наконец подумать о собственном женском счастье? Когда именно Маша вышла за Медведенко, сколько лет может быть её ребёнку и отец ли ему её законный супруг? Как жилось Нине в родном доме, с чего это ей вздумалось идти в актрисы и любила ли она Костю, ну хоть немножечко?

И так про каждого. И только на основании чеховского текста. Никаких домыслов. Шерлок Холмс вместе с Конан Дойлем и доктором Беллом в придачу умерли бы от зависти, настолько безупречными были его логические построения. Не то что кандидатскую, докторскую диссертацию можно было бы защищать, а потом ездить по миру, читая лекции в самых престижных университетах мира. С научной точки зрения жёсткость, даже жестокость этого виртуозного разбора была более чем оправданна. Исследователю можно, даже нужно простить отсутствие какого бы то ни было сочувствия к персонажам, с помощью которых он, по всей видимости, решил доказать бессмысленность и напрасность любой человеческой жизни. В качестве филолого-философской модели выстроенная Богомоловым конструкция вполне жизнеспособна. Но академической славы ему было явно недостаточно, иначе зачем бы он ринулся в своё время в режиссуру? Вот только таланты, предназначенные для одного поприща, не всегда применимы к другому.

Заблудившиеся во времени

С историческими реалиями сейчас принято обращаться достаточно вольно. Не только в театре. Этим же страдает и кинематограф, и телевидение, в том числе и то, что стремится позиционировать себя как документальное. В определённом смысле сие бедствие уже можно называть не болезнью века, а эпидемией. И Константина Богомолова можно без колебаний причислить к наиболее активным (опасным?) вирусоносителям. Не в том ведь дело, что он перенёс действие с рубежа позапрошлого и прошлого веков в 60-е. Если такой перенос вписывается в социально-психологический контекст выбранного промежутка времени – почему бы и нет. Пусть вместо луны – лампа эпохи модерна, вместо сцены на берегу – письменный стол, вместо дворянской усадьбы – профессорская квартира в элитном сталинском доме (подробная сценография Ларисы Ломакиной). Пусть если сохранена правда бытия! Но как раз ею-то режиссёр и пренебрёг. Он сам в эту эпоху не жил, а расспрашивать очевидцев и штудировать первоисточники, видимо, не счёл нужным.

И получился нонсенс. Спектакль об интеллигенции, бездарно проживающей бессмысленную жизнь, томясь в безысходном плену пресловутой «системы», Богомолов запихнул в рамки «золотого века» этой самой интеллигенции. Когда, опьянев от по недосмотру пущенного под «железный колпак» кислорода, все жили светлыми надеждами, гордились своей страной, пели наивные романтические песни, любили, мечтали, то есть жили на всю катушку. И Гагарина с Окуджавой любили самой искренней любовью, потому что каждый считал Юрин полёт своим полётом, стихи Булата – своими стихами.

Не потому ли Табаков, играющий доктора Дорна, при всей своей актёрской непотопляемости, чувствует себя в этом пространстве не в своей тарелке. Он-то не мог забыть, как всё тогда происходило на самом деле: что думали, что чувствовали, какие поступки совершали, а какие не могли ни при каких обстоятельствах. Ведь именно тогда они с Ефремовым создавали «Современник». Вольно было режиссёру заставить Нину Заречную (юную и свежую четверокурсницу РАТИ Яну Осипову), нюхнув кокаину, раскинуться перед Костей в позе более чем пикантной.

Не перевернулась ли ненароком вверх ногами цифра «6» в сознании режиссёра? Это в 90-х вывернули наизнанку нашу историю, опошлив, оплевав и растоптав даже то, чем мы имеем полное право гордиться. Вот когда жизнь превратилась в замкнутый круг безысходности. Вот когда стало по-настоящему «Холодно. Холодно. Холодно. Пусто. Пусто. Пусто». Вот когда «все жизни, свершив печальный круг, угасли» и далеко не каждой удалось потом воскреснуть вновь. В доскональном знании этой (воистину бесславной и бессмысленной) страницы нашей общей биографии Богомолову не откажешь. Он – очевидец, и такой вектор переноса был бы более чем оправдан. Слукавил ли он, изменив направление этого вектора, или постарался свести с кем-то или чем-то одному ему известные счёты со всей жестокостью молодости, осознавшей свою конечность?

Старые формы

С упорством, достойным лучшего применения, превращая «Чайку» в некий инвариант «новой драмы», Богомолов прекрасно обошёлся без новых форм.

Пригласил в спектакль безусловных звёзд: Марина Зудина – Аркадина, Константин Хабенский – Тригорин, о Табакове мы уже упомянули. Если называть вещи своими именами, он просто застраховался от кассового фиаско – на них публика будет ходить как миленькая. Так что провал, сопоставимый с крахом скабрёзной «Турандот», с помпой возникшей, а потом тихо исчезнувшей с афиши Театра им. Пушкина, ему явно не грозит.

Нашпиговал действо максимально возможным количеством гэгов, заставив Сорина (Сергей Сосновский) говорить с брежневскими интонациями, Медведенко (Алексей Комашко) учить французский, а Полину Андреевну (Надежда Тимохина) передвигаться в коляске по причине перелома нижней конечности.

Подобрал на роли молодых героинь весьма и весьма сексапильных барышень (Машу играет Яна Сексте) и мастерски организовал несколько эффектных эротических сцен.

Справедливости ради надо отметить, что знаменитая сцена между Аркадиной и Тригориным при бьющей через край эротичности сыграна Зудиной и Хабенским на пределе сил (непонятно, зачем во всех прочих случаях актёр с завидным постоянством стремился продемонстрировать партнёрше и публике свою могучую волосатую грудь). Но, пожалуй, главной актёрской удачей спектакля стал всё-таки Сорин, ком стоит в горле, когда осознаёшь всю глубину трагедии, в которую погружает зрителя Сергей Сосновский.

Любящий расставлять все точки над i Богомолов заранее предупреждал и зрителей, и критиков – его «Чайка» не о жестокости театра, не о рутине, убивающей и без того, как правило, не слишком яркие и жаркие искры творчества, не об отчаянии так и не сумевших реализовать себя талантов. Он про извечное противостояние удачников и неудачников. Думаете, почему застрелился Константин Гаврилович? Да импотентом он оказался и в прямом, и в переносном смысле слова! Всё просто. И никаких новых форм. Ибо ничего нет нового под солнцем…

Вот такой она получилась, эта генно-модифицированная «Чайка», несчастная жертва обновленческого синдрома, охватившего отечественную режиссуру. По нынешним временам подлинная смелость будет заключаться в том, чтобы поставить Чехова внутри самого Чехова. Богомолов на такой шаг не отважился, не потому ли, что за такие «новации» «Золотых масок» нынче не присуждают…

Виктория ПЕШКОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

Ёжик вышел из тумана в Google

Искусство

Ёжик вышел из тумана в Google

В ФОКУСЕ

И вместе с Малышом, Карлсоном, Чебурашкой, другими героями наших мультфильмов не так давно был представлен в качестве темы оформления персонализированных страниц Google, возглавив рейтинг самых популярных дизайнов среди пользователей. В этом году киностудия «Союзмультфильм» отмечает своё 75-летие.

Напомним предысторию: в 2001 году на основании указа президента и распоряжения Росимущества все советские киностудии, кроме «Мосфильма», были разъединены на обособленные творческо-производственные предприятия и фильмофонды. «Золотой век» советского кино и анимации сходил на нет. За год до этого фильмофонды почти всех государственных киностудий были переданы «Объединённой государственной киноколлекции», которая была сформирована на базе ФГУП «Фильмофонд» киностудии «Союзмультфильм».

Сегодня руководство ОГК подтверждает: и по сей день проходят ревизия фильмофонда, его реставрация, оцифровка, пополнение коллекции, защита исключительных прав правообладателей, а также продюсирование новых проектов. А ещё вознаграждение ветеранов и лучших мастеров. В прошлом году прибыль ОГК составила около 180 миллионов рублей, из них 20 внёс «Союзмультфильм». Динамика видна: ведь ещё несколько лет назад «Союзмультфильм» зарабатывал по 14 миллионов рублей в год. В десять раз сократилось производство анимационных фильмов по сравнению с советским периодом. Хорошо, что выстояли, не погибли, а сегодня против советских 45 «Союзмультфильм» даёт в год по 5–6 качественных фильмов. Хорошо, что есть талантливые молодые аниматоры, призёры международных фестивалей: Вероника Фёдорова с обаятельной притчей «Король забывает», Вадим Оборвалов с «Рукокрылым», где оживают под музыку Франца Шуберта старые гравюры, Елизавета Скворцова со своим знаменитым циклом «Колыбельные мира»… Пусть на экране телевизоров мы эти шедевры не видим – но они есть в Сети.

Несмотря на то, что для многих сотрудников нашего национального достояния это 75-летие – праздник со слезами на глазах, всеобщий оптимизм, пусть придавленный нашествием узкобёдрых и узколобых барби и дешёвой японской анимации, был. Не утрачено мастерство, есть уникальные технологии, позволяющие героям новых мультфильмов и сейчас не выглядеть братьями меньшими после большого российского кинематографа. Кто-то сравнил нашего Чебурашку с его плоским, стерильным японским клоном Чеби и сказал, что у Леонида Шварцмана даже шероховатости в кадре были специально запланированы. И в силу своего небольшого роста и неизменно доброй воли наши мультгерои могут стать в авангарде продвижения российского киноискусства на западные рынки. На отечественный – сам бог велел: разработана уникальная система публичного просмотра для школ, детских садов, больниц, лагерей, эдакий «волшебный ящик». Эта система позволит не только не терять миллионы рублей, которые могли бы пойти на создание новых шедевров, продолжения той же «Весёлой карусели», но и донести полные версии любимых сказок и сериалов.

Юбилейный год идёт под знаком «Гофманиады» – одной из самых долгожданных премьер «Союзмультфильма», первой полнометражной картины за почти 40 лет. Режиссёр Станислав Соколов начал работу над проектом ещё в 2006 году, а в августе 2010 года показал первую часть картины на фестивале мультфильмов киностудии «Союзмультфильм». В октябре прошлого года получасовая первая часть «Гофманиады» была представлена на телерынке в Каннах. В съёмках мультфильма задействовано более 180 кукол, созданных по эскизам художника Михаила Шемякина, в мастерских «Союзмультфильма».

В сладко-тревожном ожидании Крошки Цахеса, Песочника и кукольной возлюбленной Гофмана Вероники «Союзмультфильм» предлагает заглядывать почаще в Библиотеку киноискусства, где проходит выставка эскизов, кукол, макетов, фотографий, афиш. Уже скоро здесь можно будет бесплатно смотреть мультфильмы и кино, встречаться с их создателями.

Валерия ОЛЮНИНА

P.S. На этой мажорной ноте можно было бы ставить точку, если бы не открытое письмо, с которым деятели «Союзмультфильма» обратились к Дмитрию Медведеву и Владимиру Путину. Составлено оно так, что поневоле возникают подозрения: уж не происки ли это неких коварных недругов, задумавших поссорить власть с уважаемой организацией, которой и без того проблем хватает. Увы, за стенаниями по поводу собственного бедственного финансового положения и сладкими грёзами о невозвратном золотом веке советской мультипликации авторы письма просто не заметили, что возрождать российскую мультипликацию нет никакой необходимости. Она существует. Пусть и небезоблачно. Конечно, у тех, кто её делает, нет за плечами славного союзмультфильмовского прошлого, но то, что они делают, достойно и уважения, и поддержки. И озорные (а не занудно-дидактические) «Смешарики», и истории про похождения русских богатырей.

Ситуация на телеканалах тоже не так мрачна и трагична, как она обрисована в письме к руководству страны. Старые добрые советские мультики крутят все, хотя, возможно, и не в том количестве, в каком следовало бы. И иностранные мультфильмы далеко не всегда представляют собой «низкопробные, как правило (но зато дешёвые, а потому прибыльные для телеканалов), поделки». Достаточно привести в пример трогательный «Валли» или знаменитый «Рататуй».

Сегодняшние дети любят и старых героев, и новых. И эти привязанности в их маленьких сердцах прекрасно сосуществуют. Чего не скажешь о взрослых дядях и тётях, решивших не совсем корректными методами бороться за место под солнцем. Финансовая поддержка российским мультипликаторам, безусловно, нужна. Но пусть её получат достойнейшие. И не только по совокупности былых заслуг, но и по зачёту заслуг нынешних.

Отдел «Искусство»

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

«Остров Сходня»

Искусство

«Остров Сходня»

ВЕРНИСАЖ

В залах Российской академии художеств на Пречистенке открылась выставка работ народного художника Виктора Глухова. Автор дал ей лаконичное название – «Мастерская», в котором заключена не столько территориальность, сколько мировоззрение живописца, причисляющего себя к школе «русского импрессионизма».

На первый взгляд всё просто – натюрморт, пейзаж, портрет… Пересекая границы, художник нередко соединяет все три жанра в пространстве одного полотна. И, удивительно, им там никогда не бывает тесно. Свою жизнь Виктор Глухов обустраивает так, что в ней, как и в его работах, всегда находится место самому необходимому: родным и близким, любимым цветам, детским игрушкам… И лоскуткам родной природы, которую даже очень наглая урбанистика не в силах уничтожить до конца.

У каждого художника, особенно если у него склонность к писанию пейзажей, есть некое место на земле, к которому прикипела душа и которое становится неким прообразом мира, его символом и олицетворением. И неважно, родился и вырос он там, или судьба таинственным образом в какой-то момент жизни вдруг приоткрыла перед ним красоту и величие этого оазиса, выявив его магическую способность вызывать неиссякаемое вдохновение. Для Левитана, как известно, таким местом был Плёс, для Гогена – Таити, для Ван Гога – Овернь. Для Виктора Глухова таковым стала подмосковная Сходня с её почти швейцарскими пейзажами. Правда, поначалу красоты Тарусы, Боровска, Переславля-Залесского, Суздаля и Серпухова привлекали к себе его внимание, и художник, отдавая им должное, доверял холсту свою мимолётную любовь. Но со временем истинная преданность победила. И природа Сходни засияла на холстах торжеством золотой осени, голубизной весеннего неба, белизной заснеженных холмов, зеленью летних лесов. Зажурчала речушка Сходня, её старенький мостик как-то вдруг обрёл вторую молодость. А безыскусные деревенские домики оказались романтичнее и милее бездушных и нелепых коттеджей.

Впрочем, у этой любви к сходненским пейзажам есть своя муза, имя которой – Ирина. Супруга и верная спутница, с которой он не расстаётся чуть ли не с первой встречи. Жаль, конечно, что Сходню их юности уже не вернёшь. Агрессивный город, со всех сторон обступивший всю эту тихую немудрёную красоту, превратил этот прелестный уголок в некую разновидность гетто. Но очарование и энергетика этого заповедного места России сохранится благодаря преданности и любви Виктора Глухова ещё очень-очень долго. Не зря же у выставки, развернувшейся в залах РАХ, есть и второе название – «Остров Сходня».

Оптимист Глухов любит цитировать фразу Эдуара Мане о том, что в жизни много неприятных вещей и поэтому не стоит производить новые. Свет и радость царят в его полотнах, независимо от того, что на них изображено. Если перечислять объекты, которые особенно часто рисует художник, может показаться, что мир, которым он себя окружил, не так уж и велик. Но, по его глубокому убеждению, человеку для счастья действительно нужно немного. Именно тогда он и может ощущать себя по-настоящему счастливым, не боясь, что это легкокрылое чувство его покинет. В последнее время художника особенно увлекает наблюдение за игрой солнечного света: когда лучи проникают в окно сквозь кружевную листву деревьев и затевают в мастерской свой причудливый хоровод, до неузнаваемости преображая такие привычные, до боли знакомые предметы и даже попавших в это кружение людей. Если на свете и существуют эликсиры радости, то картины Виктора Глухова можно смело признать одним из таких чудодейственных напитков.

Юлия ЛОГИНОВА

Выставка продлится до 3 июля.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

100 летних лет

Искусство

100 летних лет

ПЕНАТЫ

Подмосковная Малаховка – одно из культовых мест в истории отечественной культуры. Достаточно сказать, что с ней неразрывно связаны имена Николая Телешова, Ивана Бунина, Фаины Раневской и многих других звёзд первой величины, не говоря уже о том, что именно здесь, например, снимались в своё время легендарные советские детективы «Дело пёстрых» и «Джентльмены удачи».

Но, пожалуй, более всего дачная Малаховка известна своим – тоже дачным – летним театром, одним из старейших загородных театров подобного типа в России. На днях здесь отмечали столетие этого театра, который в настоящее время усилиями местной администрации и здешних энтузиастов возрождается к новой жизни. На праздник приехали потомки известного литератора Телешова, правнучка репрессированного в 30-х годах священника здешнего храма отца Сергия (Лебедева), многие сегодняшние служители муз.

Для жителей Малаховки был поставлен спектакль «Трактирщица». В нём играли молодые артисты, проживающие в посёлке. Можно надеяться, что для них, как и для их знаменитых предшественников, путь «на Москву» тоже начнётся именно отсюда, из Малаховки. На празднике присутствовали заместитель министра культуры РФ П.  Хорошилов, глава администрации посёлка А. Автаев и другие почётные гости и не менее почётные жители этого чудесного, почти курортного местечка.

Владимир МАКАГОН

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Не верь ушам своим?

Искусство

Не верь ушам своим?

РЕПЛИКА

Интересной информацией поделился со зрителями телеканала «Культура» в день открытия очередного Конкурса имени П.И. Чайковского новомодный пианист Денис Мацуев. Оказывается, именно теперь, «с появлением в жюри концертирующих пианистов», а стало быть, и самого Мацуева, начнёт происходить объективная оценка выступлений конкурсантов».

Ну что после таких речей прикажете делать? Плакать, смеяться или погрозить пальчиком именитому и профессиональному концертанту, окончившему в своё время Московскую консерваторию? Народному артисту России ли не знать того, что хорошо известно многочисленным любителям музыки, следившим за ходом этого музыкального состязания в прежние годы! А может, действительно не знает?

Навскидку: Г. Нейгауз, Э. Гилельс, Е. Малинин, Л. Власенко, С. Доренский… Если не ошибаюсь, почётным членом жюри был однажды даже великий Артур Рубинштейн. И это, разумеется, далеко не полный перечень «неиграющих педагогов». Как говорится, без комментариев…

Алексей ВЕРЕИН

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии:

<