/ / Language: Русский / Genre:nonf_publicism,

Литературная Газета 6328 № 24 2011

Литературка ЛитературнаяГазета

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

Рособрпазор

Первая полоса

Рособрпазор

Надзиратели надзирали, надзирали, а вышел конфуз. Накануне выпускных экзаменов Рособрнадзор оповестил педагогов, учеников и их родителей о том, что в этом году процедура сдачи аттестации ужесточается, и в некоторых аудиториях будут установлены рамки металло-искателя и даже камеры слежения. В общем, и мышь не проскочит, и комар не пролетит. С мышами санэпидстанция справилась хорошо, комар в школу тоже не просочился, а вот девушка, пришедшая сдавать экзамен за мальчика, попала в аудиторию без проблем. Задержали целую группу студентов технического вуза полицейские уже на выходе, после сдачи.

Не возникло никаких проблем и с проносом телефонов. Старый сдавали на входе, а современный, с возможностью выхода в Интернет, оставляли себе. Около 300 тысяч выпускников зарегистрировались в социальной сети, в которой за заранее обговорённую плату можно было получить ответы на все вопросы, и в день экзамена по математике 165 тысяч юношей и девушек этой услугой, возможно, воспользовались. Во всяком случае, на скандальный сайт зашли.

В Туве вместо дочери одного из республиканских министров заполнила опросный лист директор Института оценки качества образова-ния, в Хабаровске поймана с поличным завуч, рассылавшая своим ученикам из соседнего кабинета правильные ответы, а в Пятигорске чиновница вообще накануне вскрыла пришедший пакет с экзаменационными материалами, сняла копии и раздала их директорам школ, дабы они успели к утру порешать все задачки и выдать ученикам готовые ответы.

Зачем чиновница пошла на подлог? Чтобы, объяснила она, «создать видимость высокого уровня знаний учеников в городе». В «видимости» кровно заинтересованы все: ученики и их родители, мечтающие о поступлении в престижный вуз, чиновники, чья карьера зависит от результатов ЕГЭ, и учителя, у которых стимулирующую надбавку к зарплате в случае плохих отметок учеников могут и снять.

Когда вводился Единый государственный экзамен, реформаторы доказывали, что теперь-то коррупция в вузах будет полностью изжита. Что ж, может быть, в вузах когда-нибудь благодаря ЕГЭ она и будет полностью изжита, зато в школах только в прошлом году, тоже благодаря ЕГЭ, сумма коррупционных сделок достигла 12 миллиардов рублей.

Выросло ли после стандартизации и внешней тестовой проверки качество образования? Ответ на этот вопрос неизвестен. Чиновники,когда им его задаёшь, тут же начинают позёвывать и рассказывать о борьбе с коррупцией, суммах освоенных бюджетных средств, компьютеризации и повышении объективности оценки качества знаний выпускников. Министр образования и науки Андрей Фурсенко, например, несмотря на то что количество скандалов и нарушений в ходе ЕГЭ с каждым годом только увеличивается, проблему видит исключительно в исполнителях. «Я никогда не поверю, - сказал он, - что можно отснять текст с заданием, переслать и получить его, если проведение экзамена организовано правильным образом».

Не верит глазам своим и руководитель Рособрнадзора Любовь Глебова. К осени, заверила она, специалисты всё проанализируют и сделают выводы. Но в целом количество нарушений Любовь Николаевну только порадовало. «Это означает, - огорошила она, похоже, не только противников, но и сторонников ЕГЭ, - что контроль за проведением экзаменов явно усилился». Вот так. Даже всероссийский позор Рособрнадзор ухитрился подать как своё достижение. В «видимости»-то, оказывается, заинтересована не только маленькая чиновница из Пятигорска...

Очередной выпуск «Гуманитария»:

Наталья ЛАКТИОНОВА

«Художка», «мусорка», «стиралка»… 2

Андрей КАРПОВ

Золотая рыбка с усами 3

Инна КАБЫШ

Патриотизм не предмет 4

Наталья ГОЛУБЬ

После экзамена 5

Елизавета ЛЕВИТИНА

И где эта улица... 6

Резонанс: «Непонятливый министр». – «ЛГ», № 22 7

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Прощание в июле?

Первая полоса

Прощание в июле?

СКАНДАЛ

Юрий Петрович Любимов покидает Таганку во второй раз за последние полгода. В декабре 2010 года поводом для решительного заявления об уходе стал конфликт с департаментом культуры. Реплику о «чурках-табуретках», сиречь чиновниках, ничего ровным счётом в искусстве не понимающих, но пытающихся им руководить, не цитировал тогда только ленивый. Необходимость исполнять требования пресловутых ФЗ действительно способна привести в исступление, если вместо репетиций руководитель театра должен подписывать сотни бумажек, доказывающих жизненную необходимость покупки гвоздей, краски или туалетной бумаги. Впрочем, праведный гнев мэтра скоро улёгся, и жизнь в театре потекла своим чередом.

Внешне картина выглядела достаточно мирно, но пламя, тлевшее под пеплом, всё-таки вырвалось наружу. Причём при самых неблагоприятных обстоятельствах — на зарубежных гастролях. Отношения с труппой у Юрия Петровича не складываются уже довольно давно. Причины не столько творческие, сколько материальные: все финансовые и хозяйственные рычаги управления театром Любимов передал своей супруге Каталине. Правомерность такого решения у многих в театре вызывает серьёзные сомнения. Да и в вопросе о переходе театра в автономное учреждение мнения у труппы и её руководителя расходятся. А в Чехии дело дошло до открытого столкновения: актёрам заявили, что причитающийся им гонорар выплатить невозможно по причине отсутствия средств, хотя, по имевшимся у них сведениям, деньги на это были выделены заранее. К сожалению, это был далеко не первый случай невыплаты честно заработанного. Пришлось им после последнего спектакля подавать Любимову «гонорарную ведомость» и требовать выплаты денег за уже отыгранные гастроли. Деньги, разумеется, нашлись, но Юрий Петрович заявил, что с «этим коллективом» он больше работать не желает. Однако...

Несмотря на несколько весьма темпераментных интервью, данных Любимовым прессе и телевидению, говорить о том, что заявление об уходе приняло вещественную форму, не приходится. Во всяком случае, в департамент культуры оно пока не поступало. В театре от комментариев по понятным причинам воздерживаются. Известно лишь, что официально коллектив театра извещён о решении своего худрука не был.

Покидать любимое детище всегда тяжело, но рано или поздно этот шаг приходится делать. Но хлопать дверью при этом совершенно не обязательно.

Отдел «Искусство»

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 1,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии: 28.06.2011 22:27:25 - Vladimir Feldman пишет:

Знал бы он историю де Голля,

ушёл бы раньше со славой, а не сейчас - с позором.

Кругосветка «ЛГ»

Первая полоса

Кругосветка «ЛГ»

Продолжаем печатать репортажи писателя, журналиста, путешественника, многолетнего корреспондента «ЛГ» Зория Балаяна о кругосветном плавании на паруснике «Армения». На этот раз переход от Магелланова пролива до Австралии — через весь Великий, или Тихий, океан. >>> 8

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Фотоглас

Первая полоса

Фотоглас

В Пёстром зале Центрального Дома литераторов прошла презентация общества «За дружеские связи с Венгрией». Перед собравшимися выступили министр - уполномоченный МИД Венгрии Эрнё Кешкень, председатель ассоциации «За венгерско-российское сотрудничество» Ольга Сюч, зав. отделом Венгрии МИД России Валерий Ляхов, президент общества «За дружеские связи с Венгрией» Юрий Поляков, поэт Равиль Бухараев, переводчица Татьяна Воронкина и другие.

В Москве состоялось открытие мемориальной доски легенде отечественной внешней политики Анатолию Добрынину. К дому, где жил Анатолий Фёдорович, пришли ветераны отечественной дипломатии, бывшие и действующие послы, коллеги из-за рубежа. Для всех них имя Анатолия Добрынина - символ международных отношений.

В Музее-заповеднике А. С. Грибоедова «Хмелита» в Смоленской области прошёл традиционный Всероссийский Грибоедовский праздник. В этом году - уже 20-й раз. В нём участвовали народная артистка СССР Татьяна Доронина (на снимке), Ольга Остроумова, Яна Иванилова, ансамбль «Орфарион», фольклорный ансамбль Московской консерватории.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Уроки столетней давности

События и мнения

Уроки столетней давности

ХОРОШО!

Анатолий САЛУЦКИЙ

Сегодня, на фоне почти повального увлечения уничижительным самобичеванием российских пороков, представляется мне весьма полезным вспомнить о том, какие процессы шли в обиходной жизни Америки сто лет назад.

По меньшей мере две причины побуждают углубиться в обсуждение этой, в общем-то, не столь уж далёкой исторической ретроспективы. Во-первых, изгаляясь над нашими нынешними «несварениями» и приписывая их неким сугубо российским особостям, нелишне знать, что через такую же и, возможно, более крутую нескладуху вовсе не в Средневековье, а уже в индустриальные времена прошли те, кого нам ныне ставят в пример. Во-вторых, не менее важно уяснить, как именно другим странам удалось перешагнуть через тот прямой этап развития, который из-за пропасти между богатством и нищетой иронически называли «позолоченным веком». Тем более никаких идеологических объяснений типа «социализм—капитализм» уже не существует.

Кстати, понятие «изгаляться» я использовал неспроста. Увы, наивеликий-превеликий, всемогущий господин Интернет мимоходом узаконил самую мерзостную категорию «доброжелателей» в кавычках, как искони именовали себя анонимщики.

Теперь для анонимщиков, легально скрывающихся в Мировой паутине за придуманными прозвищами, настал час безответственности. Особенно возрадовались новой «свободе самовыражения» те, кому и сказать-то нечего, кто, кроме зубоскальства, ни на что не способен. Вроде некоего господина на форуме «ЛГ», ответившего мне, будто нашим никудышным атомным подлодкам впору ходить «под вёслами». Конечно, так изгаляться над гордостью Российского флота может только злобный анонимщик, подпавший под влияние общей атмосферы критиканства.

Впрочем, к делу. Для краткости приведу лишь один пример — книгу, выпущенную в 1906 г. Эптоном Синклером. Называлась она «Джунгли» и была посвящена немыслимым злоупотреблениям в пищевой промышленности США. Оказывается, на забое скота работали сплошь туберкулёзники, в консервах часто находили инфекционные предметы, антисанитария царила ужасающая (восемь страниц книги повествовали об изготовлении мясных консервов, не обошёл Синклер вниманием и сосиски, вскрыв вопиющее пренебрежение к здоровью покупателей).

А уж об условиях труда говорить и вовсе нечего. При этом из «Джунглей» явственно следовало, что аналогичными безобразиями охвачены все отрасли американской индустрии. А предисловие к той знаменитой книге, между прочим, написал прославленный Джек Лондон.

Здесь можно было бы немало рассказать о смелых американских писателях и журналистах той поры, которые вслед за Синклером бросились разоблачать нравы «позолоченных» трестов и которых окрестили «разгре-бателями грязи».

Но в том-то и дело, что их сокрушительная критика тогдашних американских порядков (включая коррупцию и ужасающие судебные злоупотребления) носила совершенно иной характер, нежели заведомо политизированные, продиктованные модой негатив и поверхностные наскоки многих наших нынешних СМИ. Речь шла о высокой, истинно патриотической миссии СМИ, которые дружно, не раздробляясь по партийной принадлежности, взялись за исправление губительных нравов того времени.

И власть вынуждена была немедленно реагировать на новый общественный запрос. Не речами и поручениями, а делом. Конгресс практически сразу принял «Билль о торговле и труде», давший президенту Теодору Рузвельту право прямого контроля над корпорациями. Но, возможно, самым впечатляющим можно считать другое: «Билль о торговле и труде» был принят в сенате... за 30 секунд!

И поскольку колонка «Хорошо!» появилась в «Литературной газете», не могу не привести ещё один впечатляющий пример из американской истории. Чрезвычайно важный для наших российских будней. Некий принстонский профессор по имени Вудро Вильсон на страницах журнала «Атлантик мансли» заявил о том, что низведение языка до роли простого общения или оперативно-производственной «машинной миссии» — это результат примитивного взгляда на человека как на жертву социальных обстоятельств. Литература, утверждал Вильсон, может обойтись без точных наук, но наука без литературы невозможна. Поскольку она создаёт интеллектуальный базис для творчества. Как известно, именно автор этих строк стал одним из самых выдающихся американских президентов Вудро Вильсоном.

По крупному счёту сегодня Россия находится вовсе не в бедственном положении, о чём вещают многие критиканствующие голоса, призывая скорее «отваливать» из пребывающей в кризисе страны на Запад. Более того, как я уже неоднократно писал, Россия постепенно, но уверенно поднимается после кризиса и идёт вперёд, хотя в тылу нашем по-прежнему остаётся множество смущающих ум и сердце недоработок.

И как показывает американский опыт столетней давности, главная наша нынешняя беда — всё-таки явный недостаток властной воли, которую кое-кто пытается пригасить ещё сильнее, демагогически ссылаясь на принцип демократии и угрозу нового тоталитаризма.

Но, похоже, время нравоучений, поручений и наставлений всё-таки подходит к завершению. России нужна твёрдая власть, и именно она в наиболее полной мере будет отражать и коренные национальные интересы страны, и святые принципы демократического развития.

Точка зрения авторов колонки может не совпадать с позицией редакции

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 1,9 Проголосовало: 9 чел. 12345

Комментарии: 29.06.2011 15:43:06 - Николай Алексеевич Барболин пишет:

Товарищ не то что бы не понимает, нет он не желает понимать! А вот цитата что называется, в тему : "превращение российской экономики в рыночную...означает превращение ее в придаток сверхэкономики, причем на роли, которую ей укажут фактические хозяева мирового общества."

29.06.2011 15:14:18 - Ефим Суббота пишет:

Хороший фильм, разоблачающий американский капитализм, снял Майкл Мур. Называется "Капитализм: история любви". Всё по полочкам разложено...

29.06.2011 13:08:46 - Борис Иванович Сотников пишет:

Надо обязательно понимать, что произошло со страной

Уважаемый Анатолий Самуилович! Не могу не отдать должное Вашему мужеству: пытаться в рубрике «ХОРОШО» найти доводы, и обосновать, почему у нас «хорошо». Должен возразить, к нашему большому сожалению, у нас «ПЛОХО». И никакие ссылки на то, что в США 100 лет назад было тоже плохо, никак не могут нас утешить. Пытаться понять, что у нас плохо и почему – ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ УСЛОВИЕ. Это совсем не желание «изгаляться». Прошлого не изменишь. Но надо же думать, как из этого положения выбираться. Для этого надо хотя бы понимать, что случилось. Давайте вспомним, что произошло с нашей страной. ________ Как распределяется богатство страны среди граждан? Простейшее уравнение: был СССР с передачей населению большой части богатств страны в виде бесплатного образования, медицины, с символической платой за электричество, ЖКХ, транспорт, социальные блага (пионерские лагеря, санатории, детские сады, дворцы пионеров, клубы с самодеятельностью за счет бюджета и т. д); появилась Россия с полностью разрушенным хозяйством, которая, практически, ничего не производит (в любом магазине можно убедиться). Остались только советские скважины и рудники, которые обрели частных владельцев. Население резко обнищало, в том числе, за счет потери собственности в виде вышеперечисленных благ, да еще и безработицы, так как исчезло большое число рабочих мест. Зато появился новый слой: миллионеров и миллиардеров. Вопрос: за счет чего они появились, и куда ушло богатство благополучной страны? _________ Насчет благополучной страны следует пояснить. СССР – единственная в мире северная страна с ярко выраженным континентальным климатом с рискованным земледелием (год на год не приходится). Уровень жизни в СССР любят сравнивать с уровнем жизни в странах «золотого миллиарда». Сравнивать надо с системой: страны «золотого миллиарда» плюс «третий мир». Это единая система. Без «третьего мира» страны «золотого миллиарда» назывались бы по-другому. Сравнивать с «витриной» системы несерьезно. __________ В СССР была построена эффективная плановая экономика. Эта экономика за 2,5 пятилетки превратила страну в современное государство, способное отразить нападение самого грозного врага. Эта экономика позволила за одну пятилетку ПОЛНОСТЬЮ восстановить народное хозяйство после самой разрушительной войны. _________В 80-х годах произошел кризис (рукотворный, созданный внешними силами): резкое падение цен на нефть. По существу, это был совсем не кризис, просто трудности, которые страна преодолела бы, как она преодолевала существенно более грозные беды. Но капитан повел корабль на скалы, при этом, он все делал, как будто нарочно, так, чтобы усугубить ситуацию. Я не думаю, что он это делал специально, но неизменно получалось именно так. Если надо корабль ставить носом под волну, то он обязательно ставил бортом и т. д. (одно только обналичивание предприятиями безналичных денег чего стоит, даже для объявления «сухого закона» был выбран самый «подходящий» момент, но это только часть того, что капитан сумел натворить). _________ Менеджеры, которые взяли власть в новой России, почему-то, мне представляются сантехниками, попавшими в кабину современного самолета: какие-то рычажки, огоньки, кнопки, индикаторы со стрелками… «Зачем все это? А ну их! Самолет должен летать сам. Вот на Западе самолеты летают сами». Эти менеджеры не понимали, ни того, как устроено хозяйство собственной страны, ни механизмов и ценностей Запада. Они послушно выполняли указания очень заинтересованных западных специалистов (наивно полагать, что «мальчики из Гарварда» не работали вместе со своим госдепом). А про открытый грабеж страны и говорить нечего. _______ Построенная в новой России экономика, в течение 20 лет (это 4 пятилетки) совершенно однозначно показала свою полную неэффективность и порочность. ________ Ну, о чем думали наши новые менеджеры? Может быть, хотели осчастливить Россию? Может быть, оставить свои имена в истории? Вряд ли главной целью для них было получение материальных благ для себя. Кто знает? Но последнее у них получилось. У всех. Причем, настолько, что, по-моему, им это даже и не снилось. _______ Самое главное, курс продолжается. Вот сейчас объявлено, что будет продолжена приватизация, но уже стратегических отраслей. К чему это приведет? Слой миллионеров подтянется к миллиардерам. За счет чего? За счет все того же, слоя обездоленных. И это Вы считаете, что я «изгаляюсь»?

29.06.2011 06:59:23 - Vladimir Feldman пишет:

Для: Админ ЛГ (ВАЖНО!!!)

Ограничьте пожалуйста текст комментария 500 знаками, чтобы не было этих ужасов (см. посты ранее).

29.06.2011 01:23:00 - Сергей Александрович Мазанов пишет:

30 ЛЕТ НАЗАД - ИЗ СССР В РОССИЙСКУЮ ФЕДЕРАЦИЮ

ПРОДОЛЖЕНИЕ И не безрезультатно - Конституционный Суд Российской Федерации своим По-становлением от 27 января 1993 года признал моё право на возмещение вреда в пол-ном объеме соответствующим Конституции РФ. Историю же, изложенную при рассмот-рении моей жалобы в заседании Конституционного Суда РФ, один из его судей квали-фицировал как «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ САДИЗМ». И только еще через 6 лет, во исполнение Постановления Конституционного Суда РФ, судья Ленинского районного суда г. Ульяновска Л.П. Тураева вынесла решение от 1 апреля 1999 года о взыскании с Ульяновского конструкторского бюро при-боростроения компенсацию заработной платы, с учетом индексации и деноминации рубля, за все время вынужденного прогула в сумме 988.566 руб. 60 коп. и в возме-щение морального вреда две тысячи рублей. 2. Однако ответчик - Генеральный директор «Ульяновское конструкторское бюро приборостроения» (ныне ОАО) Н. Н. Макаров (один из руководящих плагиаторов моего изобретения), не согласившись с судебным решением, в частной жалобе на имя Председателя Ульяновского областного суда Серкова П. П. заявляет: «Необходимо отметить немаловажную роль государственных органов и их должно-стных лиц, так или иначе причастных к судьбе Мазанова С.А. в период с 1978 по 1991 год. И, тем не менее, всю полноту ответственности за причиненный ущерб в ре-зультате незаконного увольнения суд возложил на предприятие. В данном случае хо-телось бы ее разделить". Поскольку судьбоносные незаконные судебные решения против меня приняты в первую очередь Ульяновским областным судом с подачи ответчика ОАО «УКБП», то областной суд и проявил своеобразную «солидарную» ответственность. Судебная коллегия Ульяновского облсуда Определением от 6.07.99 года измени-ла решение районного суда в части взысканной зарплаты за вынужденный прогул в сумме 988.566 рублей, уменьшив ее до 301.435 рублей. А в части компенсации мораль-ного вреда и вовсе отменила решение, истолковав мои требования, не учитывая юридически значимых документов по делу, как незаконные. А первый заместитель Председателя Верховного Суда РФ Радченко В. И. на личном приеме «обосновал» мне «законность Определения», вынесенного в кассаци-онном порядке, следующим образом: «Хватит Вам и того, что определила Вам су-дебная коллегия облсуда». 3. Но с выше указанным «обоснованием» не согласился и прокурор Ульянов-ской области В. В. Малышев, и внес протест, поддержав мои требования и решение Ленинского районного суда. ___________________________________________________________________________ П Р О К У Р А Т У Р А В президиум Ульяновского Ульяновской области областного суда 29.10.2001 г. ПРОТЕСТ в порядке надзора на решение Ленинского районного суда от 01.04.99 и определение судебной коллегии по граж-данским делам Ульяновского областного суда от 06.07.99 года по гражданскому делу по иску Мазанова Сергея Александровича к Ульяновскому конструкторскому бюро приборостроения (УКБП) о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации мораль-ного вреда. Мазанов С.А. работал в Ульяновском конструкторском бюро приборостроения в должно-сти инженера - конструктора 1 категории, приказом от 08.12.78 года был уволен по п.3 ст. 33 КЗОТ РСФСР. Решением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ от 06.12.90 го-да Мазанов С.А. был восстановлен в прежней должности и в его пользу был взыскан трехмесячный заработок за время вынужденного прогула. Последующим решением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ от 27 сентября 1991 года была довзыскана зарплата еще за 9 месяцев вынужденного прогула в связи с изменением ст.213 КЗОТ РСФСР и увеличением до одного года периода, за который взыскивается зарплата за время вынужденного прогула. Мазанов С.А. обратился в суд с иском к Ульяновскому конструкторскому бюро приборо-строения (УКБП) о полном возмещении ущерба, причиненного ему незаконным увольнением и взыскании зарплаты за все время вынужденного прогула (12 лет) в сумме 973854 руб.50 коп., ссылаясь на то, что Конституционный Суд РФ признал неконституционным ограничение права граждан на полное возмещение вреда, причиненного вынужденным прогулом при незаконном увольнении, а в ст.213 КЗОТ РФ вновь внесены изменения и указано, что заработок взыскивается за все время вынужденного прогула. Мазанов также считает, что незаконным увольнением ему были причинены нравственные страдания и умалена его деловая репутация. Он был вынужден в течение 12 лет обращаться за защитой своих трудовых прав, незаконно нарушенных, в различные инстанции, государственные, правоохранительные, судебные органы, что в конечном итоге привело к незаконному помещению его в психиатрическую больницу и осуждению к лишению свободы. Иск Мазанова С.А. о взыскании заработной платы за все время вынужденного прогула и взыскании морального вреда был предметом неоднократного рассмотрения в различных ин-станциях. Решением Ленинского районного суда г.Ульяновска от 22.07.97 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 09.09.97 года, Мазанову в удовлетворении иска было отказано в полном объеме. Данное решение было оставлено без изменения и постановлением Президиума Ульянов-ского областного суда от 09.04.98 года. Отказывая в удовлетворении требований Мазанова С.А., судебные инстанции ссылались на обстоятельства, что закон, дающий возможность полного возмещения ущерба при незаконном увольнении и право на компенсацию морального вреда, не име-ет обратной силы и не применяется к правоотношениям, возникшим до введения его в действие. Однако Верховный Суд РФ, рассматривая данное дело, своим определением от 28.12.98 года, основываясь на ст. 100 ФЗ «О Конституционном Суде РФ» и учитывая, что Мазанов С.А. являлся одним из лиц, по жалобам которых было принято постановление Конституционного Суда РФ от 27 января 1993 года (а затем и определение от 15 июня 1995 года), пунктом вторым которого конкретно указывалось на необходимость устранения права заявителей, отменил все вышеназванные судебные постановления по иску Маза-нова С.А., в том числе и в части отказа в удовлетворении его требований о возмещении морального вреда как незаконные и возвратил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Ленинский районный суд г.Ульяновска решением от 01.04.99 года иск Мазанова удовле-творил частично, взыскав в его пользу с Ульяновского конструкторского бюро приборостроения 998566 руб.80 коп. за все время вынужденного прогула и в возмещение морального вреда 2000 руб. Взыскал с Ульяновского конструкторского бюро приборостроения в доход местного бюд-жета госпошлину в сумме 4210 руб.69 коп. В остальной части иска Мазанову отказано. Определением судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областно-го суда от 06.07.99 года решение суда в части компенсации морального вреда отменено и в удовлетворении этих требований отказано. Подлежащая взысканию сумма за-работной платы за время вынужденного прогула была снижена до 3013435 руб.62 коп. Определение судебной коллегии является незаконным и подлежит отмене, а реше-ние районного суда в части взыскания заработной платы и госпошлины полежит измене-нию по следующим основаниям. Отменяя решение суда в части компенсации морального вреда, судебная коллегия исхо-дила из того, что на время увольнения истца в 1978 году и его восстановления на работе в 1990 году законом такого вида ответственности установлено не было. Впервые возможность компен-сации морального вреда была предусмотрена Основами гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, введенных в действие на территории РФ с 3 августа 1992 года, а изменение в ст.213 КЗОТ РФ, предусматривающие возможность компенсации морального вреда, причиненного незаконным увольнением, были внесены в 1997 году и этим законодательным актом не было придано обратной силы. Однако данный вывод судебной коллегии не может быть признан правильным. Постановлением Конституционного Суда РФ от 27 января 1993 года по делу о проверке конституционности правоприменительной практики ограничения времени оплаты вынужденного прогула при незаконном увольнении, сложившейся на основе применения законодательства о труде и постановлений Пленумов Верховного Суда СССР и Верховного Суда РФ, регулирую-щие эти вопросы, было признано право граждан на полное возмещение вреда, причиненного вынужденным прогулом при незаконном увольнении. Мазанов С. А. являлся одним из лиц, по жалобам которых было принято постановление Конституционного Суда РФ от 27.01.93 года, а затем и определение от 15.06.95 года. Однако определение судебной коллегии областного суда противоречит постанов-лению Конституционного Суда РФ, который в результативной части своего решения вы-сказал совершенно определенное суждение о том, что отступление от полного возмеще-ния ущерба противоречит принципам защиты прав граждан, а также и определению Вер-ховного Суда РФ от 28.12.98 года, отменившему все ранее состоявшиеся по иску Мазанова С.А. судебные постановления, в том числе и в части отказа в иске о возмещении мо-рального вреда, как незаконные. При этом Верховный Суд РФ, возвращая дело на новое рассмотрение в суд первой ин-станции, дал указание провести проверку и дать соответствующую оценку доводам истца лишь в части требуемого им денежного взыскания. Своим решением от 01.04..99 года Ленинский районный суд г. Ульяновска, рассмотрев спор, выполнил указание вышестоящего суда, удовлетворив требования Мазанова С.А. о взыскании заработной платы и частично удовлетворив его требования о компенсации мо-рального вреда. В связи с чем определение судебной коллегии областного суда в части отказа в удовлетворении требований Мазанова С.А. о возмещении морального вреда не может быть признано законным и подлежит отмене, как нарушающее право Мазанова С.А. на полное возмещение вреда в связи с незаконным увольнением. Изменяя решение суда в части снижения суммы заработной платы, подлежащей выплате Мазанову С.А. с 988566 руб. 60 коп. до 301435 руб.62 коп., судебная коллегия областного суда применила индексы потребительских цен, которые были введены в действие лишь с конца 1991 года, посчитав возможным не применять за период с 1978 по 1992 годы к полученной зарплате какие - либо индексы. С этим выводом нельзя согласиться по следующим основаниям. Взыскиваемая сумма по своей покупательной способности должна быть эквива-лентна той, которая не была своевременно выплачена Мазанову С.А., находившемуся в вынужденном прогуле 11 лет 11 месяцев 27 дней (с 9 декабря 1978 года по 6 декабря 1990 года). Согласно требований ст. 81-1 КЗОТ РСФСР индексация оплаты труда работников пред-приятий, учреждений, организаций производится в порядке, установленном законом РСФСР «Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР» от 24.10.91 года и является установленным государством механизмом поддержания покупательной способности денежных доходов и сбережений граждан, в том числе и неполученной своевременно заработной платы. На этот закон и сослалась кассационная инстанция, изменяя решение суда. Однако расчет индекса потребительских цен стал производиться лишь с конца 1991 года, до этого времени механизм индексации заработной платы трудовым законодатель-ством определен не был. При таких обстоятельствах суд, определяя заработную плату, подлежащую взысканию в пользу Мазанова С.А., обоснованно, в соответствии с частью 3 ст.10 ГПК РСФСР, применил закон «О досрочном введении в действие закона «О государственных пенсиях в РСФСР» как регулирующий сходные правоотношения и увеличил заработную плату истца за период с 1978 по 1991 год включительно на индекс 9,1, а с 1992 года - на индексы потребительских цен. Судом были учтены инфляционные процессы, происходящие в стране за пе-риод до 1992 года в то время, как судебной коллегией областного суда данный период был проиндексирован лишь в части, что нельзя признать правильным, поскольку в условиях инфляции и роста цен суммы, причитающиеся работнику, обесцениваются. Вместе с тем суд неправильно определил среднюю заработную плату Мазанова С.А. в размере 214 руб.50 коп. в то время как она, в соответствии с решением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 1990 года, имеющим преюдициальное значение для суда, рассматривающий спор, должна составлять 211руб. 30 коп., и применил ин-декс потребительских цен по состоянию на 01.04. 99 года в размере 1,143 вместо 1,177. С учетом изложенного, среднемесячная заработная плата по состоянию на день вынесения решения суда (01.04.99 г.) будет равна: 211 руб. 30 коп. х 9,1 х 21,977 х 8,588 х 2,761 х 2,317 х 1,285 х 1,231 х 1,632 х 1,177 = 7054 руб.26 коп. (с учетом деноминации). Поскольку истцу была выплачена заработная плата за 1 год вынужденного прогула, ему следует взыскать утраченный заработок за 10 лет 11 месяцев 27 дней 131 месяц 27 дней выну-жденного прогула. 7054 руб. 26 коп. х 131 + 6348 руб. 83 коп. = 930458 руб. 90 коп. Таким образом, размер подлежащей взысканию в пользу Мазанова С.А. заработной платы по решению суда должен быть снижен до 930458 руб.90 коп. Подлежащая взысканию с ответчика госпошлина составит 14791 руб. 75 коп. Обоснованность примененной судом индексации заработной платы подтверждается оп-ределениями судебной коллегии Верховного Суда РФ 14.02.94, 09.10.97 , 19.03.98, постановле-нием Президиума Верховного Суда РФ от 17.06.98 по аналогичному делу по иску Шульженко Г.И., по жалобе которого также, как и по жалобе Мазанова С. А., и было принято постановление Конституционного Суда РФ. Согласно вышеуказанным судебным постановлениям заработная плата Шуль-женко Г.И. была проиндексирована в соответствии с пенсионным коэффициентом 1986 года (год увольнения). Кроме того, в его пользу была взыскана компенсация мо-рального вреда, с чем согласился Верховный Суд РФ. Дело Шульженко Г.И. рассматривалось, как и дело Мазанова С.А. в соответствии и во исполнение постановления Конституционного Суда РФ от 27.01.93 года (и определения от 15 .06.95 года) и имеет единое правовое регулирование. Однако в данном случае судами было признано право гражданина на полное воз-мещение вреда, а по делу Мазанова С.А. – нет, что не может быть признано правильным. На основании изложенного и руководствуясь ст.320 ГПК РСФСР, П Р О Ш У: Определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 06.07.99 года отменить. Решение Ленинского районного суда г.Ульяновска от 1.04.99 года в части взыскания в пользу Мазанова С.А. заработной платы за время вынужденного прогула изменить. Взыскать с Ульяновского конструкторского бюро приборостроения в пользу Мазанова С.А. заработную плату за время вынужденного прогула в размере 930458 руб.90 коп. Взыскать с Ульяновского конструкторского бюро приборостроения в доход бюджета гос-пошлину в сумме 14791 руб. 75 коп. В остальной части решение оставить без изменения. Приложение: гражданское дело в 2-х томах, жалоба Мазанова С.А. с приложением, всего на 10 листах, справка Госкомстата, справка о сторонах. Прокурор области старший советник юстиции подпись В. В. Малышев ___________________________________________________________________________ В этой связи напомню здесь из своей документальной повести «Защитит ли Европейский суд гражданина России?» слова благодарности Советским и Российским гражданам с душевной человеческой отзывчивостью, вставших на защиту моих конституционных прав: Главному редактору журнала «Изобретатель и рационализатор» Н.И. Карасевой, Сотруднику отдела по спецтехнике Госкомизобретений СССР В.А. Слабодяннику, Главному редактору журнала «Коммунист» Р.И. Косолапову и его Ответственному сек-ретарю Б.С. Архипову, Начальнику отдела по защите прав авторов изобретений Центрального Совета ВОИР В. А. Смирнову, Главному редактору журнала «Вопросы изобретательства» А.И. Доркину и его замести-телю С.И. Кузнецову, Ответственному секретарю «Литературной газеты» В.А. Моеву и собственному коррес-понденту газеты И.Э. Каплун, Народным депутатам СССР: вице-президенту АН СССР академику В.Н. Кудрявцеву, членам Верховного Совета СССР В.С. Больбасову, Ф.М. Бурлацкому, С.Б. Станкевичу, Ответственным работникам отдела административных органов ЦК КПСС В.Е. Сидорову и В.Ф. Канторову, Прокурору транспортного управления прокуратуры СССР А.А. Шинкареву, Судье Ленинского района г. Ульяновска Л.П. Тураевой, Руководителю фракции КПРФ в Государственной Думе РФ Г.А. Зюганову, Прокурору Ульяновской области Ю.М. Золотову, его преемнику В.В. Малышеву и начальнику отдела В. И. Земскову. ЭТИМ ЛЮДЯМ МОЯ СЕРДЕЧНАЯ БЛАГОДАРНОСТЬ! _________________________________________________________________________ Раздел В. Но Президиум Ульяновского областного суда под председательством Петра Павловича Серкова, НЫНЕ ПЕРВОГО ЗАМЕСТИТЕЛЯ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ВЕРХОВ-НОГО СУДА РФ, вынес постановление от 29 ноября 2001 года об оставлении протес-та областного прокурора без удовлетворения. В связи с игнорированием Постановления Конституционного суда РФ я вынуж-ден обращаться к Президенту РФ и повторно к руководителю его Администрации. Руководителю Администрации Президента РФ Д. А. Медведеву 103132, Москва, ул. Ильинка, д. 8/4 Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Направляю лично Вам мою жалобу, адресованную Президенту РФ от 22.02.2005 г. на 5 л. с приложениями на 116 л., поскольку ни одна из предыдущих жа-лоб не доведена не только до сведения Президента РФ, но, по-видимому, и до Вас, и Ваших заместителей. Ваши консультанты лишь пересылают жалобы граждан в Верховный Суд РФ, не осу-ществляя никакого контроля за их исполнением. Поэтому и обращаюсь лично к Вам, единомышленнику Владимира Владимировича Пу-тина, нашего Президента и Гаранта конституционных прав и свобод граждан, и прошу Вашего вмешательства по устранению негативно сложившейся ситуации в российском правосудии. ПРИЛОЖЕНИЕ - указанное по тексту на 121 л. С уважением 22.02.2006г. Мазанов С.А. _________________________________________________________________приложение Президенту Российской Федерации В. В. Путину Копия: Прокурору Ульяновской области В. В.Малышеву Уважаемый Владимир Владимирович! Ни одна из ветвей власти не в силах так дискредитировать государственную власть и Президента РФ, как судебная, обладающая, в соответствии с Законом, ме-ханизмом контроля и воздействия на общество во всех сферах его жизни. Подавляющее большинство законопослушных граждан России, в том чис-ле я Мазанов Сергей Александрович, верят и надеются, что от произвола и противоправных действий чиновников и должностных лиц всевозможных «хозяйст-вующих» субъектов нас защитит государство в лице судебной власти. Но этого не происходит, о чем с горечью свидетельствую ниже. : 8 декабря 1978 года после 21 года работы инженером-исследователем в Ульянов-ском конструкторском бюро приборостроения (ныне ОАО «УКБП») меня ложно обви-нили в разглашении секретных сведений, лишили допуска и уволили с работы. Факти-ческим же поводом к увольнению послужил мой протест против принуждения к соавтор-ству, против присвоения моего изобретения группой работников во главе с админист-рацией. В результате моей мучительно-длительной борьбы (12 лет) за восстановле-ние справедливости Верховный Суд РСФСР восстановил меня на работе как незаконно уволенного, «возместив» мне моральный и материальный вред …. трехмесячной зарплатой за счет работодателя. Это за страдания, причиненные за 12 лет изощренными бюрократическими издевательствами, необоснованным водворением в психиатрическую больницу, незаконным содержанием под стражей в течение 4-х месяцев с последующим незаконным осуждением к лишению свободы на тот же срок. Конституционный Суд РФ, рассмотрев мою жалобу, вынес 27 января 1993 года Постановление о том, что возмещение заработной платы в результате незаконного увольнения должно быть в полном объеме - за все 12 лет вынужденного прогула. Во исполнение Постановления Конституционного Суда РФ районный суд г. Улья-новска вынес решение от 1 апреля 1999 года, взыскав с ответчика (конструкторского бюро) в мою пользу среднемесячную зарплату за все 12 лет вынужденного прогула (с учетом индексации и деноминации рубля) в сумме 988566 рублей и 2000 рублей в счет возмещения морального вреда. Но судебная коллегия облсуда определением от 6 июля 1999 года изменила ре-шение суда: взысканную судом зарплату в сумме 988566 рублей уменьшила до 301.435,0 руб., а в части морального вреда и вовсе отменила решение как не закон-ное. Не добившись, вопреки протесту областного прокурора от 29.10.2001 г., над-лежащего исполнения Постановления Конституционного Суда РФ от 27 января 1993 года, я обратился с жалобой от 8 мая 2002 года в Страсбургский Суд по правам человека. Суд мою жалобу принял, но через 16 месяцев решением от 26 сентября 2003 года признал её по «упрощенной процедуре» «неприемлемой». На интернет-конференции Совета Европы и Европейского Суда по правам челове-ка, состоявшейся в Москве 12 февраля 2002 года, судья Страсбургского Суда от Рос-сии А. И. Ковлер обосновал целесообразность «упрощенной процедуры» следующим образом: «С 1 ноября 1999 г. на постоянной основе Европейский Суд постепенно погребается под завалами потоков жалоб (от России их 8200). В этой связи Суд пошел на реши-тельный шаг - с 1 января 2002 г. вводится упрощенная процедура рассмотрения дел на предмет их приемлемости. Мы надеемся, что это позволит нам разгрести мно-гие завалы, которые существуют сейчас в Суде». И они «разгребают». «Процент жалоб из России, признанных неприемлемыми, - по информации А. Ковлера на день состоявшейся интернет-конференции, - зашкалива-ет за 99». Решение о «неприемлемости» моей жалобы Комитет Страсбургского Суда моти-вировал «нарушением срока подачи жалобы». При этом шестимесячный срок, установ-ленный для подачи жалобы, Комитет отсчитал не со дня последнего судебного поста-новления - Постановления Президиума областного, а со дня вынесения Определения его судебной коллегией. Однако принятое решение, как я понимаю, противоречит разъяснению Генераль-ного директора по правам человека Совета Европы господина П.А. Амбера, озвучен-ному на той же Интернет-конференции: «Для того, чтобы жалоба была признана приемлемой к рассмотрению, нужно исчерпать национальные средства защиты. Имеется в виду, что предварительно нужно обратиться в суды своей страны, включая все инстанции: первую инстан-цию, обжалование, и так далее до Верховного Суда. Эти инстанции должны иметь возможность оценить тот или иной факт, тот или иной текст с точки зрения Ев-ропейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод». Как видно, «выпущенный Джин из бутылки» - многотысячный поток жалоб от российских граждан не только создал завалы в Европейском Суде по правам человека, но обеспокоил и судебную власть России, поскольку она решила опять «загнать Джина в бутылку». Для этого были приняты следующие меры: С целью приостановить дальнейший поток жалоб в Европейский Суд по правам человека был разработан и введен в действие с 1 февраля 2003 года, можно сказать, «план перехвата» - новый Гражданский Процессуальный Кодекс РФ. В соответствии с его ст. 376 россиянам предоставлено право обжаловать судебные постановления в порядке судебного надзора в течение года со дня вступления их в за-конную силу. При этом Пленум Верховного Суда РФ постановлением от 20.01.2003 г. № 2 предоставил гражданам право обжаловать в судебном надзорном порядке до 1 февраля 2004 года судебные постановления, вступившие в законную силу до 1 февра-ля 2003 года. Тоесть и те судебные постановления, жалобы на которые Страс-бургский Суд отклонил по «упрощенной процедуре» как «неприемлемые». При этом с указанными выше мерами Страсбургский Суд, по-видимому, согласил-ся под «залог» обещания, которое озвучил на той же интернет-конференции Совета Европы и Европейского Суда по правам человека судья Верховного Суда РФ Станислав Александрович Разумов: «Мы бы хотели, чтобы в надзорном порядке имели возможность тоже поправлять решения, которые могли быть приняты ошибочно нижестоящими судами. Надеем-ся, что это обстоятельство будет с пониманием принято в Европейском Су-де, и в конечном итоге надзорная инстанция станет инстанцией обязательной, ин-станцией судебной, когда мы сможем также поправлять постановления нижестоя-щих судебных инстанций». По «разумову» выходит, что до 5 мая 1998 года тысячи российских граждан об-ращались за защитой своих нарушенных прав в Верховный Суд РФ, который, якобы, и не имел права поправлять ошибочные постановления нижестоящих судебных инстан-ций. Но это не так. Судебные постановления в порядке надзора пересматривались и по протестам Генерального прокурора, его заместителей, и по протестам Председателя Верховного Суда РФ, его заместителей. При этом возможность обжалования всту-пивших в законную силу судебных постановлений никаким временным сроком не огра-ничивалась. А какое же право и возможность получили российские граждане после введения в действие нового ГПК РФ?: 1. Россияне получили ограничение доступа к правосудию и компенсации причинен-ного ущерба в нарушение ст. 52 Конституции РФ, поскольку с введением в действие нового ГПК РФ прокуратура лишена возможности надзора по пересмотру вступив-ших в законную силу судебных постановлений, а возможность их обжалования в су-дебном порядке ограничена одним годом. При этом основания для пересмотра судеб-ного решения на разных стадиях судебного надзора оказались разными, а именно:  в кассационном порядке основания предусмотрены подпунктами (1 - 4) ст. 362 ГПК РФ;  в порядке надзора основания предусмотрены ст. 387 - это существенные нару-шения норм материального или процессуального права, тоесть предусмотрены только подпунктом 4 ст. 362 ГПК РФ. При этом «существенность» нарушений, по-видимому, зависит от понятия судьи.  в порядке надзора по представлению Председателя Верховного Суда РФ или его заместителей основания предусмотрены ст. 389 ГПК РФ и мотивированы уже необ-ходимостью обеспечения единства законности и судебной практики. А этот мотив, исходя из ниже изложенных обстоятельств, напоминает единство человека и его посмертной маски. 2. Россияне получили узаконенную длительную волокиту при рассмотрении жа-лоб, поскольку чтобы дойти до возможного рассмотрения судебной коллегией Вер-ховного Суда РФ ошибочного судебного постановления нижестоящей инстанции, необходимо, согласно ст. ст. 381 и 382 ГПК РФ, девять месяцев, не считая шесть месяцев в региональных судебных органах. Это при добросовестном и правильном исполнении судебными чиновниками норм права. Но, налицо, и не мотивированная правом длительная волокита, тоесть произ-вол судебных чиновников. Судите сами. В соответствии с Постановлением Президиума Верховного Суда РФ, указанного выше, я обратился в Верховный Суд РФ с жалобой в порядке судебного надзора на состоявшиеся по моему иску судебные постановления. Однако уже седьмой раз вы-нужден обращаться к Вам за защитой своих конституционных прав, поскольку так на-зываемые консультанты Верховного Суда РФ и судьи, имитируя судебный надзор, мою надзорную жалобу, оформленную в полном соответствии со статьей 378 ГПК РФ, каждый раз под разными предлогами, перебрав несостоятельно почти все из указанных оснований статьи 378 ГПК РФ, возвращают её без рассмотрения по существу. Куда бы я не адресовал свои жалобы на произвол судебных чиновников Верхов-ного Суда РФ - к Вам, Президенту РФ, или к Руководителю Вашей Администрации Д. А. Медведеву, - консультанты отдела писем Вашей Администрации пересылают жалобы в Верховный Суд РФ, не осуществляя контроля за их исполнением. И так повторяется каждый раз - после шести жалоб к Вам и к Руководителю Вашей Администрации. Необъективность и несостоятельность последнего (четвертого по счёту) Опреде-ления судьи Верховного Суда РФ Г. А. Гуляевой от 03.05. 2005 года о возвращении моей жалобы без рассмотрения не заслуживает и комментарий, поскольку замечания судьи уже не раз излагались её предшественниками и на которые мной были даны ис-черпывающие ответы и объяснения. Что касается несостоятельного её замечания о необходимости восстановления срока давности на обжалование судебных постановле-ний, то её предшественники об этом даже и «не заикались», поскольку знают, что срок на обжалование был пропущен по вине судьи Верховного Суда РФ Кеба Ю.Г., о чем обстоятельно изложено в моей жалобе от 24 апреля 2004 года председателю Верховного суда РФ Лебедеву В. М. и Первому заместителю руководителя Вашей Администрации Козаку Д.Н. Обращаясь к Вам седьмой раз, я уже и не знаю чего просить, - то ли указания рассмотреть мою надзорную жалобу по существу, то ли просить о принятии соответст-вующих мер к чиновникам, дискредитирующим судебную (государственную) власть и Президента России. Но, надо полагать, первая просьба без второй так и останется пустым звуком для не-добросовестных судебных чиновников, наделенных независимостью только от Адми-нистрации Президента РФ. Приложение - на 43 листах С уважением Мазанов С. А. 3. Не добившись восстановления нарушенных прав в России, я повторно на-правил жалобу в Европейский суд по правам человека, откуда получил соответст-вующие уведомления, приведенные ниже. _________________________________________________________________________________ COUR EUROPEENNE EUROPEAN COURT DES OF DROITS DE L ‘ HOMME HUMAN RIGHTS ------------- ------------ CONSEIL DEL’EUROPE COUNCIL OF EUROPE STRASBOURC STRASBOURC Г-ну МАЗАНОВУ С.А. ул. Докучаева, д. 16, кв. 1, г. Ульяновск, 432027 РОССИЯ / RUSSIE ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ ECHR - LRUS1.1 ALD/TSV / esa Жалоба №28128/06 Страсбург, 12 июля 2006 г. Мasanova Уважаемый господин, Подтверждаю получение Вашего формуляра жалобы (с приложениями) от 4 июня 2006 г. (почтовый штемпель). Этой жалобе был присвоен вышеуказанный номер досье который Вы должны указывать во всей дальнейшей корреспонденции, относящейся к этой жалобе. Ваша жалоба будет рассмотрена Судом на основании представленных Вами информа-ции и документов, как только это будет возможным. Судебное разбирательство осуществляется главным образом в письменном виде, и у Вас нет необходимости лично присутствовать при рассмотрении, если только Суд не попросит Вас об этом. Вы будите уведомлены о любом решении. Вынесенным Судом по Вашей жалобе. Вам следует при необходимости извещать меня об изменении Вашего адреса. Кроме то-го, Вы должны своевременно сообщать Суду о возможных изменениях в Вашем деле и предос-тавлять копии новых решений национальных властей. Сообщаю Вам, что по общему правилу Суд не подтверждает получение последующих писем - ни письменно, ни по телефону. Поэтому прошу Вас воздержаться от телефонных звон-ков. Если Вы хотите быть уверены, что Суд получил Ваше письмо, Вы должны отправить его как заказное с уведомлением о вручении. С уважением, За Секретаря Суда Юридический референт подпись Алексей Дацкевич __________________________________________________________________________________ COUR EUROPEENNE EUROPEAN COURT DES OF DROITS DE L ‘ HOMME HUMAN RIGHTS CONSEIL DEL’EUROPE COUNCIL OF EUROPE STRASBOURC STRASBOURC Г-ну МАЗАНОВУ С.А. УЛ. Докучаева, д. 16, кв. 1 Г. Ульяновск, 432027 РОССИЯ / RUSSIE ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ ECHR - LRUS1.1 ALD/TSV / esa Жалоба №28128/06 Страсбург, 07 января 2009 г. Masanov v. Russia Уважаемый господин, Подтверждаю получение Вашего письма от 05 ноября 2008 г., которое было приобще-но к материалам досье по вышеуказанной жалобе. В ответ на Ваш запрос относительно сроков рассмотрения дела хочу сообщить, что Ваша жалоба будет рассмотрена, как только представится возможным. Поскольку судом зарегистрировано большое количество жалоб, и они рассматриваются в порядке очередности, я, к сожалению, в настоящий момент не в состоянии указать конкретные сроки рассмотрения Вашего дела. Вы будите своевременно уведомлены о любом решении, вынесенном Судом в отношении данной жалобы. Напоминаю Вам, что по общему правилу Суд не подтверждает получение последующих писем – ни письменно, ни по телефону. Поэтому прошу Вас воздержаться от телефонных звон-ков. Если Вы хотите быть уверены, что Суд получил Ваше письмо, Вы должны отправить его как заказное с уведомлением о вручении. С уважением, за секретаря Суда подпись Юридический референт Никита Коломиец

29.06.2011 01:11:50 - Сергей Александрович Мазанов пишет:

30 ЛЕТ НАЗАД - ИЗ СССР В РОССИЙСКУЮ ФЕДЕРАЦИЮ

Попрание прав граждан судами происходит с ведома и одобрения органов государственной власти. Именно с этого и начинается разложение и загнивание государственной власти. Лично мои законные права на гарантированный труд в СССР и на защиту интеллектуальной собственности были наглым образом попраны в мои 45 лет. После 20 лет работы инженером-исследователем в конструкторском бюро приборостроения министерства авиационной промышленности (МАП СССР) я принял осознанное решение вступить в ряды коммунистической партии Советского Союза. Порядочные члены партии (по моему убеждению) дали мне свои рекомендации, но они мне не понадобились, поскольку другие члены партии ложно обвинили меня в разглашении секретных сведений служебного характера, лишили допуска к секретным документам и уволили из предприятия накануне встречи Нового 1979 года. Причиной же к фактической расправе надо мной послужил мой протест против принуждения к соавторству, против присвоения моих изобретений организованной группой коллег во главе с руководством моего отдела. Судите сами. ++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++ Раздел А. Генеральному секретарю ЦК КПСС товарищу Л.И. Брежневу Члену Политбюро ЦК КПСС Председателю Совмина СССР товарищу Н.А. Тихонову Кандидату в члены Политбюро ЦК КПСС товарищу В.В. Кузнецову Члену Политбюро ЦК КПСС Председателю КГБ СССР товарищу Ю.В. Андропову копии в редакции Центральных газет: «Правда», «Известия», «Советская Россия», «Литературная газета». Мы, советские граждане, ставшие жертвами грубого произвола, клеветы и насилия со стороны должностных лиц предприятий и организаций, министерств и ведомств, не можем найти защиты на протяжении длительного времени. Мы, советские граждане, в большинстве своем стали жертвами произвола и насилия по причине своей нетерпимости к нарушениям и преступлениям со стороны должностных лиц, не желающих считаться с законами и нормами партийной жизни. За это нас выбросили из социалистического производства, и мы, ни в чем не виновные перед законом, длительное время остаемся оклеветанными и без работы – без источника жизненных средств. Происходит грубейшее нарушение трудового законодательства, процессуальных гражданского и уголовного кодексов. Судебные решения основаны на заведомо ложных против нас обвинениях. Первичные судебные инстанции не принимают во внимание наши аргументы, подтвер-ждаемые документами и достоверными фактами, опровергающими выдвинутые против нас обвинения, т.е. нарушается сама основа правосудия. Ни одна из инстанций судебно-прокурорского надзора не подвергает сомнению «прав-дивость» лживых судебных решений по первой инстанции, т.е. создается видимость надзора за соблюдением Социалистической законности. Наши заявления и жалобы по существу вопроса, просьбы о личном приеме не допускают до руководства прокуратуры СССР. Получаем письменные отказы за подписью начальника Приемной и от имени начальника отдела, и заместителей Генерального прокурора, и самого Генерального прокурора. Нам заявляют: «Вы не согласны с решениями лишь потому, что они про-тив Вас, а хотите, чтобы они были непременно в вашу пользу». Да, мы не согласны! И хотим одного – всестороннего и объективного разбирательства с учетом имеющихся у нас документов, опровергающих выдвинутые против нас обвинения. Советские люди, оклеветанные и уволенные с работы, ущемленные в других человеческих правах, гарантированных Конституцией, и доведенные до отчаяния без источника жизненных средств, не найдя защиты в юридических органах, были вынуждены прибег-нуть к коллективному обращению 2 июля 1981 года (42 человека) и 14 июля (другие 37 человек) с выходом к Спасским воротам Кремля с просьбой о приеме нас членами Советского правительства. Однако просьба советских граждан не дошла до Советского правительства. Сотрудники КГБ и охраны Красной площади, заверив граждан о помощи в объективной проверке на местах по своей линии, рассеяли группы доверчивых граждан. Однако многие из них опять были вынуждены приехать в Москву добиваться восстановления своих нарушенных прав. 31 августа 1981 года мы, советские граждане (29 человек), обращаемся коллективно в Политбюро ЦК КПСС по указанным здесь адресам с просьбой: «Примите нас, вникните в суть обстоятельств, дискредитирующих государственные органы, социалистическую законность и Конституцию! Восстановите наши права путем объективного расследования!» Однако, как нам стало известно, экземпляр нашего обращения к председателю Совмина СССР тов. Тихонову Н.А. не дошло выше начальника группы писем Совмина СССР. Находясь в приемной Совмина СССР 2 и 3 сентября с 10.00 до 17.00, мы не смогли получить никакого разъяснения от начальника группы писем М.И. Гусева, который к нам так и не вышел. 4 сентября нам сообщили, что «сегодня будет прием» и предложили зарегистрироваться в журнале. Но вместо приема дождались приезда спецмашины, а затем де-монстративного шествия через Приемную трех (один за другим) отлично сложенных молодцев в белых халатах. Затем было предложено одному из нас (Панченко) воспользоваться спец. помощью. Так как со стороны его и других не было просьбы о помощи, ее категорически отвергли. Но цель этого акта – психологического воздействия – была достигнута. Советских граждан, желающих в соответствии с Социалистической законностью восстановить свои попранные конституционные права, охватило душевное беспокойство. Затем было объявлено, что никакого приема не будет, и предложили освободить приемную на обед. А после обеда… приемную нам не открыли. По этой причине мы были вынуждены идти в открытую Приемную Президиума Верховного Совета СССР, где просили пригласить к нам заведующего с целью получить от него разъяснение по нашему обращению на имя заместителя Председателя Верховного Совета СССР тов. В.В. Кузнецова. Однако работник Приемной В.С. Кутейкин сообщил: «Заведующий не считает нужным выходить и давать Вам разъяснения». Выходя в 17.45 из Приемной, мы столкнулись с двумя молодыми людьми, которые по рации посылали в эфир: «Бунтовщики вышли…» Как было обидно это слышать, горько и трудно осознавать факт слежки за советскими гражданами, добивающимися в соответствии с законом, Конституцией восстановления попранных без всяких на то оснований своих гражданских прав, чести и человеческого достоинства! Все указанные действия работников группы писем Совмина СССР и Президиума Верховного Совета СССР были направлены на то, чтобы толкнуть нас в Приемную ЦК КПСС, так как они и прежде нам заявляли каждому в отдельности: «Мы верим суду и прокуратуре и сами никакой проверки делать не будем. Обращайтесь в ЦК КПСС и решайте свой вопрос там». Поставленные указанными выше обстоятельствами перед глухой стеной молчания, мы были вынуждены вторично обращаться 8 сентября 1981 года в Политбюро ЦК КПСС по указанным здесь адресам и после этого идти уже в Приемную ЦК КПСС. Обращение на тов. Брежнева, как нам сообщили, направлено из отдела писем инструктору отдела административных органов тов. Федяеву Н.М. 18 сентября к нам вышел и.о. начальника Приемной тов. Щербаков и объявил: «Никако-го приема вам к руководителям партии и правительства не будет. Все Вы - нарушители паспортного режима, живете в Москве без прописки и Вами займутся административные органы и будут выселять из Москвы». Как видите, действия психологического давления на нас продолжаются. Если для всех пока что давление, то для отдельных граждан нечто другое. Так, находясь в Приемной ЦК КПСС 22 сентября и выйдя из нее на обед, мы столкнулись с неожиданными для нас действиями. Из машины «Рафик» №МКМ-02-55, постоянно находящейся недалеко от входной двери, выскочили трое работников милиции, схватили мать и дочь Зуевых. Женщины закричали. Мать упала на асфальт, а дочь, вырвавшись, с криком бросилась обратно в Приемную ЦК КПСС. Все присутствующие на территории у приемной остолбенели. А работники Комитета Народного Контроля СССР (напротив приемной ЦК), услышав крик, стали наблюдать из окон. Работники милиции, оставив свои «объекты», опять вернулись в свои машины. Испуганных мать и дочь Зуевых еле успокоили, убедили не бояться и идти с нами в столовую обедать. Однако в собственных убеждениях мы ошиблись. Выходя из столовой политехнического музея (напротив ЦК КПСС), мы увидели ту же машину «Рафик» и рядом другую, в которых в общей сложности находилось 15 работников милиции. Мать и дочь Зуевых опять схватили. На крик «Помогите!» их в грубой форме схватили за во-лосы, зажали рот рукой, втолкнули в машину и увезли, как объяснили, в 46-е отделение милиции. Присутствовавшие при этом посторонние для нас люди спрашивали: «Вы что, из Приемной ЦК?». Кто же эти женщины, мать и дочь Зуевы, которые приехали в Москву четыре дня назад и были в Приемной «ниже травы и тише воды»? почему для их задержания потребовался наряд милиции в 15 человек на глазах москвичей и гостей столицы? Как нам известно из уст самой Зуевой (матери), она работала врачом терапевтом в ла-гере, где была сделана канализация, не подключенная в общую канализационную сеть. Вопрос о проведении таких работ ставился перед начальником лагеря, и о нежелательных последствиях в случае их невыполнения начальника лагеря предупреждали. Но в результате игнорирования предупреждений, канализационными стоками были затопле-ны помещения кухни. Появились отравления людей. Пытаясь снять ответственность с лиц, фактически виновных в случившемся, врача-терапевта Зуеву помещают в «дурдом», вменив ей в вину и последующие отравления в лагере со смертельным исходом. Фактическую же причину, связанную с канализацией, или скрыли, или сделали вид, что ее не существует. В результате репрессивных действий против Зуевой (матери) и ее решительных намерений обжаловать их, была исключена с 3-го курса института ее дочь, а затем обе были схвачены в Москве и помещены в психиатрическую больницу. Потом им обещали, что забирать их больше никуда не будут, если они не будут писать жалобы. Но эти женщины ослушались – опять пытаясь найти защиту, обратились о приеме к членам Правительства и членам Политбюро ЦК КПСС в числе 29 граждан. А результат уже известен. Указанные здесь действия насилия предшествовали и ранее. После коллективных обращений от 2-го и 14-го июля 1981 года с просьбой о приёме к членам Правительства были схвачены в Приёмных и помещены в неизвестные психиатрические больницы г. Москвы: - уволенная учительница и доведённая до нищенского состояния и отчаяния член КПСС Абрамова; - уволенная инженер-технолог и доведенная до нищенского состояния и отчаяния Чувакина; - участница Великой Отечественной войны Дмитриева, которая обжаловала решение суда в отношении своего сына. Обращаясь в Политбюро в третий раз, мы, советские граждане надеемся, что ответственные работники из секретариата Председателя Совмина СССР - тов. Александр Иванович и Сергей Георгиевич, из секретариата тов. Зимянина М. В. - тов. Кузь-мин В. П., из секретариата тов. Суслова М. А - тов. Гаврилов С. П., из секретариата тов. Капитонова И. В - тов. Соболев Н. К., Председатель ЦРК ЦК КПСС тов. Сизов Г. Ф., по-ставленные нами в известность по телефонам об обстоятельствах, здесь изложенных, доведут наши обращения по назначению. Не теряя веры в социалистическую законность, мы надеемся, что наши попранные Конституционные права без всяких на то законных оснований будут восстановлены. С уважением к Вам и надеждой советские граждане, фамилии, адреса и паспортные данные каждого из которых, в том числе Мазанова С. А., указаны в обращениях от 31-го августа и 8-го сентября 1981 года. г. Москва, Приемная ЦК КПСС 25-го сентября 1981 года. ++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++ Раздел Б ОБРАЩЕНИЕ В ПОЛИТБЮРО ЦК КПСС Свое обращение в Политбюро ЦК КПСС я вынужден начинать с обращения к Вам, глубоко уважаемый Ричард Иванович Косолапов, главному редактору журнала «Комму-нист» по той причине, что за 5 лет моих хождений «по мукам» ни одно из моих обраще-ний к секретарям ЦК КПСС и членам Политбюро не были доведены до их сведения. И по той причине, что Вы оказались для меня единственнодоступным депутатом Верхов-ного Совета СССР и членом ЦК КПСС, у которого я нашел самое душевное человече-ское внимание и сочувствие к моей трагически сложившейся судьбе. Ваш ответственный секретарь тов. Архипов Борис Семёнович и Вы лично, усмотрев явное нарушение социалистической законности в отношении меня, дважды обращались письмами от 1.11.82 г. и от 9.04.83 г. лично к Генеральному прокурору СССР тов. Рекункову А.М. с просьбой «вмешаться с целью восстановления законной справедливости». Однако прокуратура СССР за подписью сначала зам. Генерального прокурора тов. Шишкова С. А., а затем зам. начальника Управления по надзору за следствием и дознанием в органах МВД Иодалис А.М. просто отписались со ссылкой опять же на ложные материалы дела, не утруждая себя какой-либо проверкой. Затем сотрудники журнала «Коммунист» при Вашем личном содействии обращались дважды письмами от 24.01.83 г. и от 20.07.83 г. в КПК при ЦК КПСС с просьбой вмешаться и восстановить законную справедливость. При этом обращали особое внимание на издевательские действия по отношению меня со стороны работников Министерства Авиапромышленности совместно с работниками 18-го отделения милиции г. Москвы. Однако контролер КПК при ЦК КПСС тов. Юшин А.В., бывший работник прокуратуры, не смотря на его обещание по моим неоднократным к нему просьбам, так со мной и не встретился. Более того, собрав необъективную информацию от лиц, препятствующих справедливому решению моего вопроса, и, не утруждая себя проверкой указанных мною документов, ввел в заблуждение члена Комитета тов. Переудина В.М. и первого Заместителя Председателя Комитета тов. Густова И.С., и тем самым поставил под сомнение объективность Ваших убеждений в моей правоте. Я уверяю Вас, уважаемый Ричард Иванович, что Ваши сложившиеся убеждения не ошибочны по отношению ко мне, моей правдивости и невиновности. А поэтому с чистой совестью смею просить Вас: доведите, пожалуйста, мое об-ращение до членов Политбюро ЦК КПСС, до его Генерального секретаря тов. Андропо-ва Юрия Владимировича с просьбой дать указание провести всестороннюю объек-тивную проверку фактов и обстоятельств, ниже изложенных. 1. В соответствии с планом Минавиапрома в Ульяновском КБП в течение 5 лет, на-чиная с 1975 года, разрабатывался «новый» прибор УС-300 по схеме сорокалетней дав-ности. Но разработка оказалась под угрозой провала – приборы по своим техническим характеристикам не могли быть пригодными к серийному производству. С целью созда-ния прибора, удовлетворяющего требованиям заказчика на прибор УС-300, а затем и на УС-350 (в связи с расширением заказчиком требований на прибор) мной было разрабо-тано устройство, которое я заявил как рацпредложение. Но мое предложение отклонили по мотиву отсутствия новизны и технического эффекта. Опережая события, необходимо отметить, что, отклонив мое предложение, его использовали. По нему разработали действительно новый прибор УС-350, удовлетво-ряющий всем требованиям заказчика. Но это было несколько времени спустя. 2. А пока что, в связи с отклонением моего предложения, я оформил его заявкой на изобретение и передал в патентное бюро предприятия для получения заключения и от-правки заявки на изобретение во ВНИИГПЭ от имени предприятия. Однако, по заведенному в предприятии порочному порядку, вопреки Положению по изобретательству, заявку не регистрируют в журнале учета, заключения не дают, заявку во ВНИИГПЭ не отправляют. А через три месяца волокиты мне стало известно, что в тайне от меня группа лиц из семи человек во главе с начальником отдела Тепановым Ю.А. и начальником тематической бригады Макаровым Н. Н., готовят для отправки во ВНИИГПЭ мое изобретение (в новой редакции) уже на свое имя. В связи этими наглыми действиями администрации я был вынужден срочно вы-слать заявку на свое изобретение во ВНИИГПЭ от своего имени. В 1977 году получил положительное решение ВНИИГПЭ на выдачу мне авторского свидетельства за № 640210 с приоритетом от 25.11.76 г. Но на этом вопрос не был закрыт. Продолжение ему следует позже. 3. А пока что, подготовленные мной материалы заявки по второму изобретению - по указателю приборной скорости и числа М (УСМ) я также передал в патентное бюро предприятия для получения заключения и отправки во ВНИИГПЭ от имени предприятия. Однако, проволокитив материалы моей заявки на изобретение семь месяцев, администрация выдала… отрицательное заключение, согласно которому указанная цель изобретения не достигнута и перспектива использования отсутствует. Но будучи убежденным в обратном, я был вынужден отправить заявку на свое изобретение во ВНИИГПЭ от своего имени, руководствуясь как и по первой заявке п.41 Положения по изобретениям и открытиям, утвержденного постановлением Совмина СССР за № 584 от 21 августа 1973 года. И первым же ответом получил решение ВНИИГПЭ на выдачу мне авторского свидетельства на изобретение, т.е. вопреки отрицательному заключению руководства предприятия. Причиной и к этим неправомерным действиям администрации также послужили ее корыстные мотивы. Дело в том, что, в соответствии с планом министерства по новой технике, в предприятии разрабатывался прибор на базе зарубежного образца. Но разработка этого прибора по моему изобретению могла бы быть более прогрессивной и патентно-чистой по всем странам. Однако такой результат в интересах государства не устраивал руководство предприятия по той причине, что автором изобретения я был один, а соавторство прилипал отверг. 4. Зная мое отрицательное отношение к ложным соавторам, уже вторая группа лиц из шести человек, опять же во главе с руководство отдела, втайне от меня оформляют заявку на изобретение по другому моему техническому решению, также ранее отклоненному как рацпредложение по необъективному мотиву. По этому безнравственному, противоправному факту моя служебная записка руководителю предприятия осталась также без ответа, как и две предыдущих. А позже мне стало известно, что шесть ложных авторов все же отправили во ВНИИГПЭ заявку на изобретение по моему техническому решению и получили справку о приоритете. 5. Остальные мои заявки на изобретения (еще двенадцать) волокитили, не отправляя во ВНИИГПЭ от 2-х до 5-ти месяцев, а то и вовсе отказывали направлять их от имени предприятия или через предприятия, вынуждая меня высылать их во ВНИИГПЭ от своего имени. Согласно же Положению по изобретениям и открытиям (п.п.40,41) заявка должна быть оформлена и отправлена предприятием в месячный срок. В этой связи может возникнуть вопрос: почему же администрация отказывает ав-тору заявить во ВНИИГПЭ то изобретение, которое создано по профилю предприятия? А ответ в том, что этим противоправным актом администрация наказывает авторов, не-сговорчивых к соавторству. И, во-вторых, по заведенному порядку, в разрез с «Поло-жением…», поощрительное вознаграждение при выдаче авторского свидетельства вы-дается только авторам, чьи изобретения созданы по профилю предприятия и заявлены во ВНИИГПЭ от имени предприятия. По этому противоправно установленному порядку поощрительные вознаграждения по четырем изобретениям мне не выплачивают. 6. Однако на обжалование всех указанных противоправных действий администрации мне уже не оставили времени. В августе 1978 года мне стало известно, что группа ложных авторов из семи человек во главе с начальником отдела Тепановым Ю.А., и начальником тематической бригады Н. Н. Макаровым (ныне Генеральным директором ОАО «УКБП») оформив заявку на мое изобретение (а. с. № 640210) в новой редакции и сделав ее закрытой, направили во ВНИИГПЭ на свое имя и получили также решение на выдачу им авторского свидетельства. Но допущенная ошибка со стороны экспертов ВНИИГПЭ по причине преступной аферы с «засекречиванием» ложными авторами своей заявки на мое опубликованное изобретение было аннулировано. Но это было сделано только 26.02.79 г., т.е. после увольнения меня из предприятия «УКБП». А пока что, само известие для администрации в ноябре 1978 года о наличии в Госкомизобретений СССР моего протеста (с приложенными к нему моими служебными записками на имя руководителя предприятия, разоблачающими противоправные действия администрации) взбесило ложных авторов, соответственно и администрацию предприятия.. И с целью расправиться со мной, фабрикуют против меня ложное обвинение и изгоняют из предприятия, где я проработал 21 год. 7. Суть и лживость обвинений против меня заключается в следующем: - согласно письму представителя военной приемки (В/П) майора Буторина Ю.В. от 3.11.78 г. за № 1420: «т. Мазанов С.А. за последние 4-5 лет своей личной перепиской по своим изобретениям постоянно разглашал служебные сведения секретного характера». Это письмо майор Буторин сочинил и направил в адрес руководителя предприятия Солотова А.Д. по его же просьбе. - согласно акту комиссии предприятия от 30.11.78 года под председательством заместителя руководителя Г. И. Клюева: «Личная переписка т. Мазанова С.А. по его семи изобретениям от своего имени из 14-ти (семь от имени предприятия) с ВНИИГПЭ носит секретный характер, чем на-рушена Инструкция по секретному делопроизводству». На основании указанных обвинений приказом за № 250 от 8.12.78 г. увольняют из предприятия «за нарушение правил служебной переписки». А приказом за № 251 той же даты лишают допуска к секретным документам. Этот приказ был на-правлен в КГБ по Ульяновской области. Однако ложные обвинения, как и должно быть, не нашли своего обоснованного подтверждения, а именно: По моему заявлению от 25.12.78 года начальник 9 ГУ МАП т. Говядин В.П. назначил комиссию из работников Ульяновского приборостроительного завода в составе зам. директора по режиму и кадрам т. Зарубина В.А., начальника 1-го отдела т. Сидельникова, начальника БРИЗа т. Салова Н.А., юриста Шабонина С.А. Проверив все материалы на месте, комиссия установила: «Никаких секретных сведений в личной переписке т. Мазанова С.А. по его изобретениям не имеется». Акт проверки от 12.02.79 года комиссия направила в 9 ГУ МАП. 8. Кроме того, администрация, обвинив меня в государственном преступлении, увольняет же, как нарушителя трудового распорядка, по п. 3 ст. 33 КЗОТ РСФСР. А чтобы увольнение по указанному основанию соответствовало букве закона, в срочном порядке, за две недели до увольнения, объявляют мне три выговора за №№ 12, 15, 16. Четвертым распоряжением меня лишают премии за IV квартал 1978 года. Однако, и преднамеренно необоснованные выговоры также не нашли законного подтверждения. Та же комиссия, указанная выше, установила: «Распоряже-ния начальника отдела т. Тепанова Ю.А. за № 12, 15, 16 являются необоснованными и незаконными». Все указанные материалы обвинения, кроме акта проверяющей комиссии, были направлены администрацией в «народный» суд, который в течение четырех месяцев не рассматривает мое исковое заявление о восстановлении на работе. 9. Руководство же Министерства, выгораживая руководителя предприятия и защи-щая честь ведомственного мундира вопреки результатам проверки комиссии от 12.02.79 года, необоснованный приказ № 251 о лишении меня допуска не отменяет и на работе меня не восстанавливает. И чтобы подтвердить обоснованность приказа о лишении меня допуска, работники министерства уже сами прибегают к новой лжи, якобы я выносил из предприятия документы «Для служебного пользования» и направлял их от себя лично в другие организации страны. Лживое обвинение за подписью зам. начальника управления по снабжению Лурье В.С. и зам. начальника по кадрам Шишкина Ю.А. на-правляют письмом от 14.03.78 года в Ленинский нарсуд г. Ульяновска, который затем после 4-х месячной волокиты мое увольнение по п.3 ст.33 КЗоТ РСФСР признал правильным. Областной суд решением от 12.09.79 года (после внесенного протеста Верховным судом РСФСР) также признал увольнение, в связи с лишением меня допуска, правиль-ным, но применительно к п.1 ст.33 КЗоТ, т.е. по сокращению штатов. Словом – одну ложь суд заменил другой. Это ложное правосудие поддерживалось на протяжении 11 лет. Добившись личного приема к Председателю Верховного суда РСФСР Орлову А.К. (после восьми заявлений) получил от него ответ: «В судебные органы больше не обращайтесь, т.к. суд исходил из того, что Вы лишены допуска, а проверять обосно-ванность обвинений в связи с лишением допуска - не в компетенции суда. Решайте свой вопрос в Минавиапроме - это в его компетенции». 10. Руководство же Министерства, добившись решения «некомпетентного» суда, стало прикрываться им как щитом, давая мне ответы: «Ваше увольнение судом признано правильным. Оснований для восстановления Вас на работе не имеется». Своими ответами на мои жалобы в партийные и правительственные органы заместитель министра Затейкин Ю А. ввел в заблуждение прокуратуру РСФСР и СССР, Президиум Верховного Совета и Совмин СССР, ЦК КПСС и КПК при ЦК КПСС, КНК СССР, редакции центральных газет и журналов. В течение 3-х лет добивался от министерства доказательств: какой документ, тем более с грифом «Для служебного пользования» (его наименование, дата и номер реги-страции), я вынес из предприятия; кто и когда такой факт установил; когда и какие меры применялись, исключающие или предупреждающие подобные нарушения и т.д. Но таких доказательств так и не дали – их просто нет. Однако, чтобы оправдать произвол и сохранить в силе необоснованный приказ о лишении меня допуска, руководство министерства вновь прибегает к необъективным действиям – дает ложные доказательства, якобы, я вынес из предприятия служебные документы московских фирм «ЛИИ» и «Восход». Эту очередную ложь оформляют солидным заключением от 31 октября 1981 года за тремя подписями: начальника 9 ГУ Говядина В.П., начальника 1 ГУ Смирнова Л.А., зам. начальника ГУ по кадрам Зверева В.А., формулируя обвинение в новой редакции: «Нарушал инструкцию по учету, обращению и хранению документов и изданий «Для служебного пользования». Однако лживость и этого «доказательства» в следующем: – документы московских фирм «ЛИИ» и «Восход» не имеют грифа «Для служебного пользования»; – и главное, эти документы я не из каких предприятий не выносил! Указанные документы – это отзывы на мои изобретения. Они были запро-шены из фирм Институтом патентной экспертизы (ВНИИГПЭ), им же и высланы мне по домашнему адресу совместно со своими решениями на мои изобретения. 11. Осознавая всю лживость выдвинутых против меня обвинений и свою безнаказанность, администрация предприятия не без участия руководства 9 ГУ МАП прибегла еще к одному клеветническому измышлению с целью опорочить меня и как человека. 9.01.80 года руководитель предприятия и семь «соавторов» во главе с начальником от-дела Тепановым Ю.А. и начальником тематической бригады Н. Н. Макаровым подают иск в Ленинский «народный» суд г. Ульяновска, утверждая: «Гр. Мазанов С.А. (бывший работник предприятия) присвоил авторство на изо-бретение, созданное истцами, указанными в исковом заявлении». В связи с этим «истцы» просили суд восстановить их права, признав их авторами изобретения, авторское свидетельство на которое выдано на мое имя за № 640210 с приоритетом от 25. 02.76 года. Однако и эта гнусная ложь по их исковому заявлению также была шита белыми нитками. На запрос суда от 9.01.80 г. я направил отзыв от 22. 01.80 г. в суд и министерство с просьбой создать комиссию по проверке необоснованности претензий истцов на мое изобретение. Однако начальник Главного Управления дает ответ от 12.02.89 г. о том, «что споры об авторстве на изобретения рассматриваются в судебном порядке». А из суда получаю второй запрос от 17.04.80 г. с предложением дать отзыв на дополнительное заявление истцов. В соответствии с моим вторым письменным отзывом от 24.04.80 г. получаю определение облсуда от 5.08.80 г. (через 3,5 месяца): «Прекратить производство по данному иску за неподведомственностью». В соответствии с частной жалобой истцов от 22.09.80 г. Верховный суд РСФСР дает разрешение облсуду рассмотреть в порядке исключения заявление истцов. В связи с этим «разрешением» облсуд выносит 19.03.81 г. (через 6 месяцев) вто-рое определение: «Принять отказ Ульяновского КБП и других истцов от иска и дело по иску к т. Мазанову С.А. о признании их соавторами изобретения производством в Ульяновском облсуде прекратить». Таким образом, и цель опорочить меня как человека оказалась безуспешной. Однако эта гнусная клевета подогревалась для высших партийных и правительственных органов в течение полутора лет. Из выше изложенного видно, что обвинения, выдвинутые как с целью уволить, так и с целью воспрепятствовать восстановлению на работе, лопнули как мыльный пузырь. Но, не смотря на это, вопреки здравому смыслу и законодательным актам Государства, руководство Министерства продолжают 5-й год творить произвол и насилие, попирая мои гражданские права, гарантированные Конституцией, Социалистической законно-стью. 12. Все это было бы иначе, если бы не действия инструктора Отдела оборонной промышленности ЦК КПСС т. Брагина С.В., который по моим к нему письмам сначала заявлял, что проверка достоверности против меня обвинений находится в компетенции Министерства, а затем стал повторять: «Решайте свой вопрос через прокуратуру СССР, а не ЦК КПСС». На мои последующие письма в ЦК КПСС т. Брагин С.В. устраивает мне встречу со своим участием у зам. министра т. Затейкина Ю.А. Однако на этой встрече т. Затейкин опять же голословно повторил свои измышления, не утруждая себя никакими дока-зательствами. Инструктор же Отдела ЦК КПСС т. Брагин С.В., не смотря на неоднократные к нему просьбы, не стал знакомиться с имеющимися у меня и в Министерстве документами, раскрывающими ложность против меня обвинений, сославшись на то, что «верит работникам Министерства». А сам же после этого, обращаясь к т. Затейкину, заявил: « Я думаю, Юрий Александрович, мы с тобой правильный ответ дали в ЦК КПСС». Именно этим и объясняется позиция инструктора отдела ЦК КПСС т. Брагина С.В. Что же остается ему делать после того, как он же совместно с зам. министра еще до встречи со мной дает ответ от имени министерства себе же - в ЦК КПСС? Остается одно: оправдывать и отстаивать свои необъективные действия – и это не заблуждения, а сознательные действия с целью помочь Затейкину Ю.А. ввести в заблуж-дение руководство отдела оборонной промышленности и других отделов ЦК КПСС. Это Брагин С.В. делает и дальше. 13. По моим последующим обращениям к секретарям и членам Политбюро ЦК КПСС меня принимает зам. заведующего отделом писем ЦК КПСС т. Лобусов В.И. с участием заведующего сектором отдела оборонной промышленности ЦК КПСС т. Редькина М.К. и начальника Гл. Управления кадров министерства т. Горелова А.И. Убедившись в обоснованности моих аргументов, т. Лобусов назначает вторую встречу в том же составе, на которую вызвал из Ульяновска руководителя предприятия Солотова А.Д. Руководствуясь сложившимися убеждениями в обоснованности моих аргументов, т. Лобусов назначает третью встречу непосредственно в министерстве с целью проверить и дать оценку всем документам и материалам, указанным мной, которые раскрывают ложность обвинений против меня и незаконность увольнения. Встреча в министерстве состоялась 31.10.81 года в составе: начальника 9 ГУ т. Говядина В.П., начальника 1ГУ т. Смирнова Л.А., зам. начальника ГУ по кадрам т. Зверева В.А., руководителя предприятия Солотова А.Д. От ЦК КПСС, вместо т. Лобусова В.И. и т. Редькина М.К., прибыл т. Брагин С.В., который в предыдущих встречах не участвовал. И опять не принимая во внимание указанные мной документы, работники мини-стерства голословно повторили ложные и абсурдные измышления о моих «нарушениях». Не смотря на мои неоднократные просьбы к т. Брагину С.В. посмотреть указанные документы и материалы, и представить мне доказательства, могущие подтвердить, что я вынес, якобы, из предприятия какие-то документы, тем более с грифом «Для служеб-ного пользования», т. Брагин сам не стал ничего смотреть и заявил: «Ничего смотреть уже не требуется». А затем, обращаясь к начальнику 9 ГУ т. Говядину, приказал: «Дайте ответ в ЦК и приложите к нему копии служебных документов фирм «ЛИИ» и «ВОСХОД», имеющиеся в личном архиве Мазанова». А после своего указания т. Брагин поспешно покинул заседание, заявив: «Я должен срочно уехать». Через 3-5 минут после его отъезда я, выходя из дверей министерства, был при-глашен начальником 46-го отделения милиции г. Москвы майором т. Кузнецовым в его служебную машину и доставлен в отделение. Сделано это было, как объяснил мне майор Кузнецов, «по указанию Отдела оборонной промышленности ЦК КПСС». В результате же указания т. Брагина С.В. в министерстве и в ЦК появилось очередное заключение от 31.10.81 года также насквозь лживое, как и все предыдущие, о чем было изложено выше. А в Ульяновске в районном отделении милиции при изложении оперативной сводки по городу Ульяновска огласили ложную информацию о том, «что житель Ульяновска Мазанов С.А., добиваясь в Москве восстановления на работе, пытался проникнуть в Американское посольство». Большего греха (в то время) для советского человека не придумать. В связи с этим мою жену – работницу Ульяновского завода «Искра» освободили от обязанностей бригадира, лишив ее соответствующей надбавки к зарплате. Брагин С.В., оправдывая свою с самого начала необъективно-занятую пози-цию в солидарности с зам. министра т. Затейкиным Ю.А., сделал все возможное, чтобы ввести в заблуждение руководство своего и других отделов ЦК КПСС. В связи с моей информацией, о результатах встречи в министерстве с демонстрацией административных мускулов, зам. зав. отделом писем ЦК КПСС т. Лобусов В.И. обещал четвертую встречу опять у себя в отделе после 7 ноября. Затем обещанную встречу перенес на другой срок – после шестой сессии Верховного Совета СССР, а позже после сессии сообщил: «Встречи не будет т.к. я товарищам по партии верю». Но т. Лобусов, все же понимая мои объективные и справедливые доводы, сообщил мне: «Считая Ваш вопрос для себя слишком сложным, т.к. в нем замешаны многие высокие лица, я доложил о этом заведующему отделом Яковлеву Б. П.». В этой связи предложил мне написать лично Яковлеву Б.П. что я незамедлительно и сделал. Мое обращение получено в ЦК КПСС 3.12.81 года. Однако на мое обращение к Яковлеву и на последующие обращения к т. Черненко К.У., т. Горбачеву М.С., Андропо-ву Ю.В. получаю устные ответы от работников справочной отдела писем ЦК: «Ваши об-ращения рассмотрены руководством отдела писем и оставлены без удовлетворе-ния». На мои просьбы о помощи при многократных обращениях по телефону к т. Петрову Ф. П. (помощнику члена Политбюро ЦК КПСС т. Черненко К.У.) получил от него доверительно сочувствующий ответ, выражающий его бессилие: «Товарищ Мазанов, если я Вам помогу, меня сразу же спросят, из каких интересов я это сделал. Потом, как и Вы, доказывай, что не верблюд». 14. 1.07.82 года я вынужден вновь обращаться во все высшие государственные и партийные органы, в том числе и в КГБ СССР на имя первого зам. председателя т. Ци-нева Г.К. И НАКОНЕЦ-ТО…! 28.08.82 года сотрудник КГБ СССР т. Стимма Владимир Робертович мне сообщает: «По вашим обращениям мы сейчас будем заниматься. Проверим все вопросы тщательно и пунктуально. Кстати, Сергей Александрович, а Вы знаете, что Вас не лишали допуска?» Мазанов: «Да, знаю. Вы не лишали меня допуска, о чем ваши сотрудники не раз мне говорили. Однако это не помешало руководителю предприятия приказом от 8.12.78 г за № 251 о лишении меня допуска ввести в заблуждение с помощью руководства ми-нистерства суд и прокуратуру, все высшие государственные и партийные органы, редакции центральных газет и журналов. Этот противозаконный приказ, ставящий под сомнение мою гражданскую порядочность и преданность государственным интересам, до сих пор не отменен и находится в деле суда и является тормозом к восстановлению меня на работе». Стимма В.Р.: «Сергей Александрович, я Вам скажу пока одно: за это будет кто-то наказан. Мы запросили необходимые документы от администрации предприятия и запросили, как Вы предлагаете, из Министерства Авиапром СССР ваш личный архив по изобретениям, который Вы передали для проверки. Запросили также мате-риалы и выводы от 12.02.79 года комиссии, назначенной начальником 9 ГУ по вашему заявлению от 25.12.78 г.» 20.10.82 г. состоялась встреча в КГБ СССР с т. Стимма В.Р. и его начальником т. Гладких Аркадием Васильевичем, где они мне сообщили: «Проверку мы закончили. Вопрос, как мы установили, заключается только в приказе № 251 о лишении Вас допуска. Необоснованность и неправомерность лишения Вас допуска по этому приказу нам ясна и тормоз к восстановлению на работе только в этом, ибо приказ № 250 об увольнении уже не действительный и не имеет законной силы, т.к. его формулировка изменена облсудом. Что же касается обвинения о вы-носе Вами из предприятия каких-то служебных документов, то это обвинение также бездоказательно. Сейчас намечаем встречу с министром. Думаем, что вопрос ре-шится в Вашу пользу, и наверное, до праздника (7 ноября). А зам. начальника 9 ГУ МАП Лурье В.С. проводили на пенсию – так что одним противником у Вас стало меньше». 16.1.82 года состоялась вторая встреча в КГБ СССР с т.т. Стимма и Гладких, где они мне сообщили: «Так долго затянулось время потому, что нам пришлось выез-жать в Ульяновск, а потом долго не могли встретиться с министром. Но вчера (15.11.82 г) доложили наши выводы и рекомендации министру. Им будет создана ко-миссия, а окончательное решение будет за Министром, т.к. это в его компетенции. Давайте встретимся 25-27 ноября, дадим время министру переварить наши выводы и рекомендации». 25.11.82 года т. Стимма В.Р. мне сообщает: «В министерстве создана комиссия из работников, ранее не причастных к Вашему вопросу. Они с Вами встретятся». 1.12.82 года т. Стимма сообщает: «Члены комиссии, правда не все, выезжают се-годня с проверкой в Ульяновск». Мазанов: «А материалов Вашей проверки и выводов им недостаточно?» Стимма: «Эти люди новые и хотят убедиться сами». Мазанов: «Разве у новых людей не было необходимости встретиться со мной? Я добиваюсь проверки с моим участием и обязательно выехал бы вместе с ними». Стимма В.Р.: «Они, по-видимому, решили встретиться с Вами после поездки. В общем, Сергей Александрович, готовьте ящик шампанского. Ваш вопрос решится положительно. Наберитесь терпения еще немного, если уж так долго ждали». 21.12.82 года состоялась моя встреча в министерстве с комиссией из работников, «не причастных» к моему вопросу (таких «непричастных» в министерстве уже нет). - Председатель комиссии – зам. министра т. Ильин М.А., ранее давал ответы от 22 мая и 27 июля 82 года мне и в КПК при ЦК КПСС: «Министерство не нашло возможно-сти отменить приказ № 250 о Вашем увольнении». Члены комиссии: – зам. начальника ГУ кадров т. Овчинников В. – зам. начальника 1 ГУ т. Степанов Г.И. – зам. начальника ГУ по труду и зарплате т. Носов А.В. – зам. начальника юридического отдела т. Суворова Т.Н. За каждым новым лицом, выше указанным, стоит его начальник соответствующе-го Главного Управления, дававший мне и направлявший аналогичные ответы и в ЦК КПСС, и Совмин СССР, и КПК при ЦК КПСС. В течение 30 минут (с 16.30 до 17.00) состоялся разговор, примерно, следующего содержания. Зам. министра т. Ильин М.А.: «Вопрос о Вашем трудоустройстве уже был решен министром т. Казаковым В.А., а затем предлагалось и министром т. Силаевым И.С.» Мазанов: «Вопрос не в трудоустройстве – у нас в стране нет безработицы. Меня должны восстановить на работе как незаконно уволенного. Если Вам это еще не ясно, то давайте с этого и начнем наш разговор. В чем Вы сейчас видите мои «нару-шения» после того, как отпало обвинение в нарушении правил служебной переписки по секретному делопроизводству?» Зам. нач. 1 ГУ т. Степанов Г.И.: «В Вашем личном архиве по Вашим изобретени-ям есть два документа – из фирмы «ЛИИ» и фирмы «ВОСХОД». Хотя оба они не имеют грифа «ДСП», однако это тоже служебные документы и выносить их из пред-приятия также нельзя». Мазанов: «Я их не выносил. Указанные Вами документы – это отзывы фирм на мои изобретения. Они были запрошены из фирм Институтом государственной патентной экспертизы (ВНИИГПЭ) и затем им же высланы мне по домашнему адресу вместе со своими решениями по моим изобретениям. Так в чем же Вы увидели мои нарушения правил служебной переписки в связи с наличием в моем архиве этих отзывов на мои изобретения?» Зам. министра т. Ильин М.А.: «Сергей Александрович, сформулируйте четко Ваши требования к министерству». Мазанов: «Меня необходимо восстановить на работе как незаконно уволен-ного». Зам. нач. ГУ кадров т. Овчинников В.И.: «Сергей Александрович, Вам будет трудно работать на прежнем месте. Вы разве снимаете данное Вами ранее согла-сие работать в другом предприятии нашего министерства?» Мазанов: «Нет, не снимаю. Я могу третий раз дать Вам письменное подтвержде-ние, что после восстановления меня на прежней работе я согласен, в порядке перевода, работать в другом предприятии нашего министерства». Зам. министра т. Ильин М.А.: «Принять и высказать Вам наше решение мы не можем. Доложим министру. Дней через шесть-семь, я думаю, решение министра по Вашему вопросу будет. Спасибо, Сергей Александрович, что Вы нас посетили.» (!?) По просьбе зам. министра т. Ильина М.А., с целью сообщить мне решение мини-стра, я дал ему свой московский адрес – адрес моих детей, у которых временно прожи-вал (300-500 метров от министерства). Однако решение моего вопроса затягивалось со ссылкой на то, что нет на месте то одного, то другого, то министру пока не докладывали. 15. Вдруг вместо сообщения от министра последовали против меня действия, совсем не предусмотренные законом. 13.01.83 года в 21.00 (мы смотрели программу «Время») приходит в квартиру моих детей участковый инспектор 18-го отделения милиции Дзержинского района г. Моск-вы лейтенант Немчук В.А. и предлагает мне пройти с ним в отделение милиции, чтобы ознакомить начальника милиции с моим обращением в ЦК КПСС. Однако провел меня к его заместителю капитану Гордееву и передал ему мое обращение. Не начав еще бесе-ды со мной, капитан Гордеев в ответ на телефонный звонок ответил кому-то: «Он уже доставлен и сидит передо мной». Затем, перелистав, но, не читая мое обращение в ЦК КПСС, спросил: «У Вас есть надежда, что Ваш вопрос решится положительно?» «Да есть, - ответил я, - и гарантией этому выступление на Пленуме ЦК КПСС Ге-нерального Секретаря тов. Андропова Ю.В. и постановление Политбюро, обязывающее принять меры по выполнению ранее принятых решений по объективному рассмотрению жалоб и писем советских граждан». На это капитан Гордеев заявил: «Все эти выступления и постановления Вы как раз сейчас на себе и прочувствуете». А затем предложил пройти с ним в дежурную часть, где он передал мое обраще-ние в ЦК КПСС дежурному капитану Апреликову, а мне сказал: «Ваш вопрос не в на-шей компетенции. К Вам сейчас приедет разбираться по Вашему вопросу ком-петентный товарищ». С этим ушел и больше не появлялся. Терпеливо ожидая час и другой «компетентного товарища» и желая выйти из дежурного отделения покурить, я был грубо отстранен сержантом от входной двери с ука-занием: «Курите в туалете». На мой вопрос «как это понимать?» капитан ответил: «Он ведь (капитан Горде-ев) вызвал Вам врача психиатра». На мой вопрос, «на каком основании?» – капитан ответил: «Сказал, что по ука-занию сверху, а от кого – не сказал». В этом случае выражать свое возмущение при ожидании встречи с таким «ком-петентным» товарищем по моему вопросу, сами понимаете, неразумно и я стал тихо и терпеливо ждать, что же будет дальше. А вместе со мной ждал и мой зять, но ждал на улице, т.к. его из помещения попросили. И только около 2-х часов ночи в дежурную часть вошла женщина лет 60-ти. После короткой беседы с дежурным капитаном резко мне бросила: «Подойдите сюда! За что Вас уволили?» Однако, не дожидаясь моего ответа, опять бросила: «Пока сядь-те». Здесь я понял, что передо мной «настоящий» психиатр, притом же еще и дежурный, ибо нормальный так вести себя не сможет. Сижу и жду, но через 10 минут психи-атр, не сказав мне ни слова, вышла из помещения. На мой вопрос, «Как это понимать?» – капитан Апреликов ответил: «Она Вам вы-писала путевку в психиатрическую больницу и уже вызвала скорую помощь». На мой вопрос, «на каком основании все это делается?» – капитан Апреликов ответил: «Не знаю. Я никак не думал, что она так сделает». Также тихо и терпеливо жду и дальше. В 3.30 пришла спецмашина, а в 4.00 меня водворили в 13 отделение психиатрической больницы № 3 по адресу «Матросская ти-шина», 20, где уложили «отдыхать» под мощной лампой дневного света на голом столе у двери туалета, откуда шел оглушительный шум вентилятора. Первая встреча с врачом состоялась только через два дня (в субботу 15.01.83 го-да). Ознакомившись с документами из милиции и моим обращением в ЦК КПСС, врач Михаил Юлианович сказал: «Сергей Александрович, Вы даете себе отчет в том, куда Вы попали? Кто уже здесь раз побудет, то при каждом удобном случае (не для него) будет здесь и второй, и третий раз – как по накатанной дорожке». «Я Вас понял, Михаил Юлианович, - ответил я, - А Вы сами даете себе отчет в том, что мне сказали? Вы же как врач давали клятву Гиппократа – помогать и облегчать страдания больным, делая их здоровыми, а не наоборот – предав свой гражданский и врачебный долг забвению, приносить страдания здоровым, делая их больными и тем самым способствуя нарушению Соцзаконности, дискредитации Советского общества. Вот скажите сейчас как врач Ваше мнение обо мне, и есть ли малейшие основания за-ключать меня подобным образом в психиатрическую больницу и содержать среди пси-хически больных людей?» Врач Михаил Юлианович: «Сергей Александрович, Вас поместили по заключе-нию дежурного врача, а почему это сделано по инициативе милиции – мне не понятно. Мое личное мнение: поводом для этого могло послужить то, что Вы очень целе-устремленно и настойчиво отстаиваете свои права и убеждения, Однако, это лично мое мнение. Я приглашу на беседу с Вами консультанта, но это будет только в понедельник 17.01.83г, т.к. сегодня и в воскресенье его не будет». Такая встреча в понедельник состоялась с доцентом Юрием Александровичем Магалифом в присутствии еще пятерых врачей. Этому советскому человеку выражаю свое уважение не за то, что он признал меня «опять» здоровым, а за то, что в ходе беседы между нами было абсолютное взаимопонимание. А после беседы (через час), благодаря уже проявленному вниманию всего медперсонала, я уже был в квартире своих детей. И все это могло бы обернуться иначе, если бы врачи больницы, как и работники милиции по звонку «сверху», забыв про врачебный и гражданский долг, закрыли бы гла-за на нарушения Закона со стороны лиц советской милиции. Так по чьему же указанию «сверху» заместитель начальника 18-го отделения милиции капитан Гордеев вызвал для меня дежурного психиатра с целью изолировать меня от общества путем заточения в психиатрический застенок? По каким основаниям и признакам дежурный психиатр, не беседуя со мной, дала заключение поместить меня тотчас в психиатрическую больницу? Что это – профессиональная несостоятельность и невежество или сознательное забвение врачебного долга в угоду лицам, посягающим на Соцзаконность и дискредити-рующим социалистическое общество? На эти вопросы ответов пока нет и, вряд ли, будут. Хотя участковый инспектор лейтенант Немчук В.А. сообщил мне, что «на это было указание из прокуратуры СССР, переданное в милицию по телефону прокурором Дзержинского района г. Москвы Зайцевым». Однако, зам. районного прокурора Меркулов А.Т. заявил мне у него на приеме, что «никакого указания в отношении Вас прокурор Зайцев в милицию не давал». 16. В то же время, в связи с жалобой в МВД СССР по вопросу заточения меня в психиатрическую больницу, работники 18-го отделения милиции стали угрожать моему зятю (с женой и годовалым ребенком) выселением из квартиры ДЭЗ-2 и увольнением с работы, где он работал дворником. Угрожали по той причине, что он, якобы, проживает здесь незаконно – без прописки. Но ДЕЗ-2 предоставила ему жилье именно на этих условиях – временно на период ра-боты дворником без права прописки. Мой зять 1956г рождения учится в Московском ин-ституте на 4-м курсе и прописан в его общежитии. Его жена (моя дочь) 1959г. рождения работает швеей в Московском Трикотажном Объединении и заочно учится на 5-м курсе Московского Технологического института и прописана в общежитии объединения. А в этот период находилась в декретном отпуске. Испытывая материальные затруднения и не имея возможности получить жилье по месту прописки для совместного проживания молодой семьи с ребенком, мой зять устроился работать дворником, поэтому ему и предоставили временное жилье без права на прописку. На мой вопрос начальнику ДЭЗ-2 Склядневу А.К.: «Почему Вы хотите выселить и уво-лить из дворников моего зятя? У Вас есть к нему претензии по работе?» - Скляднев от-ветил: «К Вашему зятю у нас претензий нет – отношение и работа его хорошие. Поймите меня – на меня жмет милиция. Меня вызывали в 18-е отделение милиции, где показали объемистое дело на Вас, которое принес какой-то человек в штатском. Кто он и откуда – я не знаю». Человек с объемистым делом на меня мог быть только работник рядом располо-женного министерства авиапромышленности, в угоду которым работники 18-го отделе-ния милиции и пошли на вопиющие нарушения Соцзаконности, водворив меня, здорового человека, в психиатрический застенок без всяких на то должных оснований. А в день освобождения меня из больницы министерство тем же числом (17.01.83 г) дает мне очередную отписку. Ответ дан не за подписью министра, как это обещал зам. министра Ильин М.А., и не за своей подписью, а за подписью зам. министра Сысцова А.С., который дал уже аналогичную отписку от 5.04. 82г. в Комитет Народного Контроля и в ЦК КПСС на мои обращения. И в этом ответе зам. министра от 17.01. 83 г., как и во всех предыдущих, не упо-минается о лишении меня допуска по приказу № 251. Выводы Комитета Госбезопасности СССР просто-напросто игнорируются руководством Минавиапрома. 17. В то же время жалоба моего зятя по вопросу произвола и беззакония работни-ков министерства и работников милиции в отношении меня была направлена 17.01.83 из редакции журнала «Коммунист» в КПК при ЦК КПСС, где она попала к контролеру Юшину А.В. Подход к проверке и результат проверки Юшина изложены были выше. Бо-лее того, занятая Юшиным позиция, надо полагать, подтолкнула работников 18-го отде-ления милиции на новые акты нарушения закона. С целью воспрепятствовать объективному разбирательству моих жалоб в КПК при ЦК КПСС работники того же отделения милиции подвергают меня аресту, предъявив мне обвинение по ст. 198 УК РСФСР (проживание в Москве без прописки), при этом дознаватель майор Ерилин, осознавая абсурдность предъявленного мне обвинения, заявил, как бы, снимая с себя всякую ответственность за нарушение закона: «Нам дано указание сверху Вас изолировать. Если мы этого не сделаем, то изолируют нас». А затем добавил, разъясняя мне особую важность «указания сверху»: «Если все поедут в Москву добиваться справедливости, то в магазинах и москвичам нельзя будет достать продуктов». И вот меня, ни в чем не виновного, по неизвестному от кого «указанию сверху», как опасного для общества преступника, заключают 10 марта 1983 года в КПЗ 58-го от-деления милиции г. Москвы. Отрастив в течение 5-ти суток на моем лице седую щетину, сделали фотографии, соот-ветствующие бродяге, снятого с чердака. Предварительно дважды сняв отпечатки паль-цев в отдельности и с каждой руки (как будто они причастны не к инженерному творче-ству, а к ограблению или убийству), 16 марта заключают в следственный изолятор «Матросская тишина» и 4 месяца содержат без суда. Это в то время, когда по ст. 198 УК РСФСР (согласно УПК) арест, как исклю-чительная мера пресечения, не допустим. Предполагать же, что я скроюсь от суда (так обосновал мой арест районный прокурор г. Москвы Зайцев), у инициаторов и исполнителей противозаконных действий в отношении меня не было никаких оснований. Все их противозаконные действия как раз и были рассчитаны на то, чтобы я сам уехал из Москвы или совсем пропал. По ст. 198 УК РСФСР дело по материалам дознания (согласно УПК) должно быть направлено в суд в месячный срок. Однако тех, кто заинтересован в моей изоляции, не устраивает ни санкция, ни срок, предусмотренные законом, т.к. хорошо знают, что без-законие не найдет поддержки в суде и я буду освобожден. Только поэтому, продержав меня два месяца в изоляторе, и с целью продлить дальше мое содержание под стражей без суда, меня вновь без всяких оснований вторично помещают в психиатрическое от-деление - в Институт судебной экспертизы имени Сербского. Об этих необоснованных противозаконных действиях мной была направлена из изолятора жалоба от 10.05.83 г на имя члена ЦК КПСС, главного редактора журнала «Коммунист» т. Косолапова Р.И. Но дознаватель майор Ерилин, несмотря на мои тре-бования, так и не отправил ее по назначению и не приобщил ее к делу. Но врачи института им. Сербского, как и больницы №3 сказали свое слово, не прибегая к сделке с совестью, что я физически и психически здоров и меня опять пере-водят в следственный изолятор “Матросская тишина”. По моему заявлению от 4.07.83 г. начальнику изолятора с просьбой ускорить су-дебное разбирательство состоялась моя встреча с начальником режима, первым вопро-сом которого ко мне был: « Поняли, как у нас добиваться справедливости? Дейст-вия против Вас, конечно, необоснованные. Вас освободят из-под стражи в зале суда, ограничившись отсиженным сроком в четыре месяца». «А Вы разве исключаете оправдательный приговор?»- спросил я. Начальник ре-жима ответил: «Кто же пойдет сюда добровольно из тех, кто Вас упрятал». Разыгранный судебный фарс 8.07.83 г. в районном суде того же Дзержинского района г. Москвы как раз и был направлен на то, чтобы выгородить беззаконие работ-ников 18-го отделения милиции и прокурора Зайцева А.В. Мое и защитника ходатайство приобщить к делу документы, имеющие прямое от-ношение к делу, безосновательно отклонено прокурором и судом. Мое ходатайство за-читать п.п. 8 и 9 комментарий к ст. 198, раскрывающие условия, при которых наступает административная или уголовная ответственность, также отклонено прокурором и затем судом. Однако комментарии к п.п. 8 и 9 полностью исключают возможность предъявле-ния мне обвинения по ст. 198 УК РСФСР, т. к.: - во-первых, для временного проживания в Москве без прописки (у своих детей) у меня была уважительная причина – обжалование, в соответствии с Конституцией, не-обоснованных и незаконных действий работников министерства и работников 18-го от-деления милиции г. Москвы, - во-вторых, моя двукратная просьба сделать мне гостевую прописку в книге ДЭЗ- 2 была отклонена сначала зам. начальника 18-го отделения милиции капитаном Гордеевым, который, вместо удовлетворения моей просьбы и упрятал меня 13.01.83 г в психиатрическую больницу. Затем в моей просьбе было отказано и начальником паспортного стола капитаном Чесноковым А.И., который, обращаясь уже к моему зятю (мы были вместе), заявил: « А тебя, я даю гарантию, из квартиры выселим и с работы уволим, т.к. живешь ты не-законно – без прописки». Угроза была приведена в исполнение. Преследуя моего зятя за его жалобы в мою защиту от произвола работников милиции, его с семьей (женой и годовалым ребенком ) выгнали из жилья, а уволиться из дворников он вынужден был уже сам. Ходатайство адвоката, мной поддержанное, вызвать в суд в качестве свидетеля работника КПК при ЦК КПСС т. Юшина А.В. с целью подтвердить, что им проводилась проверка по моему вопросу и я ожидал встречи по договоренности с ним, также откло-нено сначала прокурором, а затем и судом по смехотворному мотиву – “т. Юшин не имеет отношения к вопросу о прописке”. И так, отклонив необоснованно все ходатайства и выхолостив из уголовного дела все материалы, имеющие прямое отношение к делу, прокурор Ерицян М.С. предлагает присудить мне 9 месяцев лишения свободы, т.к. по ее мнению, моя вина в совершенном уголовном преступлении полностью доказана. Чем же доказана? – Да тремя бумажками заинтересованных в этом лиц, а имен-но: - во-первых, необоснованными предписаниями от 23.02.83 и 3.03.83 года о мо-ем выезде из Москвы именно в тот период, когда я ждал встречи в КПК при ЦК КПСС по договоренности с Юшиным А.В. (работникам 18-го отделения милиции об этом было известно); - во-вторых, противозаконной санкцией прокурора Дзержинского района г. Мо-сквы Зайцева на мой арест и содержание под стражей без суда в течение 4-х месяцев. То есть, моя вина в «преступлении» доказана теми против меня действиями, которые начисто перечеркивают само Конституционное право – право советских людей обжаловать незаконные действия должностных лиц. Обжаловать же эти действия в атмосфере преступно процветающего бюрокра-тизма немыслимо без поездки в Москву и вынужденного временного в ней проживания - опять же тем самым лишая себя элементарных жизненных условий. После обстоятельно аргументированного выступления защитника об отсутствии в моих действиях какого-либо нарушения суд ушел на совещание (в пятницу). Перед ухо-дом судья заявила присутствующим около 30 человек (родственников, друзей и знако-мых): «Приговор будет объявлен в понедельник 11.07.83 г». А меня увезли обратно на двое суток в изолятор. Возмущение присутствующих в зале, по-видимому, и заставили судью прервать судебное заседание с целью согласовать решение суда со своим руководством. И согласовала, объявив в понедельник 11.07.83 г приговор: “Назначить наказа-ние в виде 4-х месяцев лишения свободы в исправительно-трудовой колонии общего режима, за отбытием срока в предварительном заключении освободить из-под стражи в зале суда”. В данном случае прерывание судебного заседание нельзя оправдать ни поздним временем, ни длительностью и трудоемкостью составления приговора, ибо весь он, с неоднократно повторяющейся словесной шелухой, составляет всего одну страницу. Необходимо отметить и тот факт, что протокол судебного заседания, с которым я ознакомлен 14.07.83 г., оформлен с явным пристрастием – выпячены формальности и не изложены мои и защитника обоснования об отсутствии в моих действиях хотя бы ка-ких-либо нарушений. Выступление же защитника (15-минутное) изложено в протоколе в шести строках и притом с очень существенным искажением. Защитник же, исходя из известных суду доказательств, которые суд преднаме-ренно не приобщил к материалам дела, заявила: “В действиях Мазанова нет со-става преступления. Человека ни за что без всяких оснований сначала поме-щают в психиатрическую больницу, а сейчас после 4-х месяцев незаконного содержания под стражей судят. И это все сделано только лишь по той причи-не, что он приехал в Москву обжаловать, в соответствии с правом Конститу-ции, необоснованные действия должностных лиц, добиваясь восстановления себя на работе, как незаконно уволенного”. По протоколу же речь защитника свели к просьбе заменить лишение свободы дру-гими мерами. Однако защитник свою просьбу четко повторила и в кассационной жалобе, а именно: «С учетом изложенного прошу приговор суда в отношении Мазанова С.А. отменить и дело производством прекратить». ВОТ ЖЕ СУДЬИ, КОТОРЫЕ ЛИШЬ ОТ ЗАКОНА НЕЗАВИСИМЫЕ, ЧТО ХОТЯТ, ТО И ТВОРЯТ, ЛИШЬ БЫ ИХ РЕШЕНИЯ СООТВЕТСТВОВАЛИ МАТЕРИАЛАМ ДЕЛА, ОПЯТЬ ИМИ СВАБРИКОВАННЫМ! Исходя из этих материалов дела, как не трудно уже догадаться, Мосгорсуд в сво-ем определении от 8.08. 83 г «нашел» приговор нарсуда обоснованным, а жалобы осуж-денного Мазанова С.А. и адвоката Киселевой К.И. оставил без удовлетворения, и далее добавил: «Версия о том, что Мазанов мог бы встретиться с представителями партийных и советских органов, является не состоятельной, поэтому народный суд ее отверг». «Умные» люди! – сходу отвергают версию о том, что возможно с кем-то встретиться и чего-то добиться! Одним словом, начальник режима изолятора «Матросская тишина» был прав, высказав мне: «Оправдательного приговора не будет, т.к. в изолятор добровольно не пойдет никто из тех, кто Вас упрятал». И все же этот произвол не может затмить для меня главного, жизненно-необходимого обстоятельства – работы, для которой и благодаря которой каждый из нас живет. В результате произвола и насилия со стороны лиц, не желающих считаться с за-конами и нормами партийной жизни, я не восстановлен и пять лет остаюсь без работы на содержании жены и детей, которые, как и я, еще верят и надеются, что законная справедливость по отношению меня восторжествует. Я никого не просил и не прошу верить мне на слово. Я прошу объективной, все-сторонней проверки обоснованности обвинений и незаконности моего увольнения – проверки, но только не работниками министерства, защищающими личный мундир. Я прошу принципиальной партийной проверки и оценки именно действиям работников министерства авиационной промышленности (МАП СССР), попирающих мои конституционные права, игнорируя здравый смысл и государственное законодательство, результаты проверки и выводы КГБ СССР. С сердечной к Вам, уважаемый Ричард Иванович, благодарностью и уважением за Вашу принципиальную партийную позицию, за Ваше желание и действия помочь ре-шить мой вопрос в соответствии с законом. г. Москва 30.11.83 года Мазанов С.А. ++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++ Раздел В 1. P.S. (из моей документальной повести «Защитит ли Европейский суд гражданина России?») Страна «развитого» социализма подводила итоги прошедшего 1978 года и опре-деляла перспективы и задачи на будущее. А я, Мазанов Сергей Александрович - её верноподданный и законопослушный гражданин вступил в борьбу, оказавшуюся далеко не равной, за восстановление своих прав, попранных в канун встречи нового 1979 года. Но этот «крест», оказался очень тяжким. Справедливость восторжествовала только через 12 лет «хождений по мукам». По протесту заместителя прокурора СССР МОСГОРСУД ОТМЕНИЛ ПРИГОВОР ПО СТ. 198 УК РСФСР КАК НЕЗАКОННЫЙ, Верховный Суд РСФСР решением от 6 декаб-ря 1990 года под председательством судьи А. И. Федина восстановил меня на работе в прежней должности как незаконно уволенного. Но трудная долгожданная победа не принесла должного морального и матери-ального удовлетворения. Верховный Суд РСФСР взыскал в мою пользу заработную плату за три месяца вынужденного прогула. Таким образом он «компенсировал» мои нравственные и физические страдания, причиненные за 12 лет изощренными бюрокра-тическими издевательствами, необоснованным помещением в психиатрическую боль-ницу, незаконным заключением под стражу с последующим незаконным осуждением к лишению свободы. «Уму не постижимо: 12 лет… и три месяца!» - восклицала «Литературная га-зета» в своей четвертой публикации «Восстановлен…через 12 лет!». Смириться с этим я не мог и поэтому стал добиваться возмещения причиненного вреда в полном объеме - взыскания заработной платы за все 12 лет вынужденного прогула и компенсации морального вреда. И не безрезультатно - Конституционный Суд Российской Федерации своим По-становлением от 27 января 1993 года признал моё право на возмещение вреда в пол-ном объеме соответствующим Конституции РФ. Историю же, изложенную при рассмот-рении моей жалобы в зас

29.06.2011 00:44:07 - Анатолий Фёдорович фёдоров пишет:

Явно не в теме товарищ...

"Россия постепенно, но уверенно поднимается после кризиса и идёт вперёд, хотя в тылу нашем по-прежнему остаётся множество смущающих ум и сердце недоработок". Ну зачем эта АЛЛИЛУЙШИНА,тёзка! НЕТ и поблизости ТАКОВОГО...с каждым шагом мы -ближе к пропасти...

28.06.2011 23:10:15 - Vladimir Feldman пишет:

Дорогой Анатолий!

Судя по вашим статьям - вы уже успели вступить в ОНФ, возглавляемый лидером ПЖиВ, уже не менее 5 раз. Вам бы цены не было в СССР - клеймить загнивающий капитализм.

Еврозакат или евроремонт?

События и мнения

Еврозакат или евроремонт?

ОПРОС

Евросоюз лихорадит. То в одной, то в другой его части прокатываются волны протеста против политики «затягивания поясов», сразу несколько стран оказались перед угрозой дефолта, аналитики предсказывают гибель единой валюты... Что ждёт Объединённую Европу? Как её трудности отразятся на России?

Александр ГОРЯНИН, политолог:

— Костяк Евросоюза составили страны, которые в прошлом веке достигли такого уровня взаимопроникновения как в экономике, так и в других сферах жизни, что сегодня уже сложно представить войну между, скажем, Англией и Францией. Поэтому первые шаги ЕС были достаточно успешны. Но вот с приёмом восточноевропейских стран они явно поспешили — те находились совсем на другом уровне хозяйственного развития. Особенно легкомысленно было принимать в свои ряды Болгарию и Румынию. Сейчас страны из «южного пояса» — слабое звено Объединённой Европы. Когда их принимали, им пошли навстречу, предоставили массу льгот, и они стали жить не по средствам. По уставу ЕС государству нельзя иметь больше 3 процентов годового бюджетного дефицита. А в той же Греции его довели до 10 процентов.

К тому же в последние десятилетия происходит деиндустриализация Запада. Производство утекает в страны, где дешевле рабочая сила. В начале века во Франции под звуки оркестра закрывали последнюю шахту. Когда-то Великобритания была главным судостроителем мира, теперь там осталось лишь несколько высокотехнологичных верфей. А главный центр судостроения переместился в Южную Корею.

Всё это, как ни крути, должно было привести к тяжёлым последствиям для экономики Старого Света. Невозможно прожить на программном обеспечении, финансовых услугах, высоких технологиях. Европейцы приближаются к опасной черте. Уже сегодня даже самые развитые европейские государства не могут себе позволить повышать уровень жизни своего населения. А население привыкло к тому, что он неуклонно рос. Как следствие — демонстрации протеста.

Причины нынешних катаклизмов в том, что профсоюзы на протяжении десятилетий выжимали из работодателей всё новые прибавки к зарплатам рабочих. В результате производство становилось всё менее выгодным. США, несмотря на свои бодрые заявления, поняли, что лидерство Запада постепенно будет сходить на нет. Америка сгибается под тяжестью долгов. Какое-то время она будет продолжать печатать доллары, но это не может продолжаться вечно.

Что касается судьбы Евросоюза, ничего хорошего я не жду. Возможно, дело дойдёт и до распада... Вместе с тем Старый Свет обладает большими интеллектуальными силами, цивилизацион-ной мощью. Европейцы способны, встряхнувшись, совершить новую постиндустриальную революцию.

России ни в коем случае нельзя следовать курсом деиндустриализации. В отличие от Европы мы ещё можем возродить промышленность.

Олег БОГОМОЛОВ, академик РАН:

— У меня взгляд на судьбу Евросоюза более оптимистичный, чем у многих экспертов. И греческий, и португальский кризис Евросоюз со временем преодолеет. Оснований для беспокойства о судьбе евро я также не вижу. Всё, что мы наблюдаем сейчас, — это рецидивы заканчивающегося кризиса. В США эти процессы, кстати, происходят более болезненно. Но если сравнивать с Россией, то положение общества и экономики на Западе куда благополучнее.

Резервы, которые европейцы могут использовать для преодоления негативных процессов, заключаются прежде всего в развитии производства и увеличении рынков сбыта в Китае, Индии, Бразилии. Да и в России. Мы ведь не знаем, что делать со своей валютой, и закупаем у европейцев оборудование, вместо того чтобы вкладываться в собственное производство.

Я не стал бы говорить о критичном спаде производства в Европе и США в результате деиндустриализации. В том, что, к примеру, экспортируют китайцы, их собственного труда не больше половины. Вы думаете, в ноутбуке, который я недавно купил в Китае, много китайских деталей? Совсем нет. Большинство самых сложных составляющих сделано в США и Европе. То же самое — в текстильной промышленности. Фурнитуры, лекала, по которым работают в Азии, — европейского происхождения. Что-то, конечно, уходит из Европы, но, с другой стороны, возрастают доходы от новейших технологий. Перестраивается мировое разделение труда. Этот процесс связан с некоторыми трудностями. Но они временны. Европа всё больше будет специализироваться на финансах, высоких технологиях, юридических и консультационных услугах. Это очень выгодный бизнес.

Кроме того, никто не произведёт те тяжёлые машины, которые выпускает ЕС. Да и многие европейские автомобили не имеют аналогов. Я бы не стал беспокоиться за Евросоюз. Лучше задуматься о собственном положении.

Дмитрий АБЗАЛОВ, эксперт Центра политической конъюнктуры:

— Проблемы Евросоюза не могут не повлиять на другие страны, в том числе и на Россию. Крушение европейского проекта вполне может произойти, если не удастся выправить положение Греции. Кризис в Португалии, Испании, Ирландии, весьма зыбкая ситуация в Италии. Проблема в том, что все страны ЕС перекрёстно кредитуют друг друга. Значительная часть ценных бумаг Греции находится в немецких и французских банках. Поэтому нынешняя ситуация может поставить крест на самой идее европейской интеграции. Перед Объединённой Европой во весь рост встают проблемы отсутствия единых систем управления и распределения финансовых рисков. Разные страны двигаются в разных направлениях. Это приводит к тому, что риски одного участника ЕС распространяются на остальных, что может привести к сбоям в работе фондовых рынков и мировой валютной системы.

Вместе с тем в крахе ЕС не заинтересован никто из крупных мировых игроков. Скажем, России это невыгодно потому, что Европа — главный потребитель наших энергоресурсов. Китай большую часть произведённой продукции также поставляет в ЕС. Поэтому рухнуть еврозоне в её нынешнем формате не дадут. Консолидированными усилиями Евросоюз вытащат из кризиса.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 2,5 Проголосовало: 4 чел. 12345

Комментарии: 28.06.2011 22:30:54 - Vladimir Feldman пишет:

Зачем опрашиваете

некомпетентных людей? Они говорят на своем куцем мироощущении, и ни разу не видели статистики OECD и ни разу не посещали сайт http://ec.europa.eu/economy_finance/index_en.htm

Пожарный узел

События и мнения

Пожарный узел

МЕСТНЫЙ УРОВЕНЬ

Судя по горячим сводкам МЧС, ярче других пылают леса на востоке страны. Среди самых горимых федеральных субъектов - Красноярский край, Саха (Якутия), Ханты-Мансийский округ, Иркутская область и моя родная Хабаровская провинция.

Это те самые территории, где федеральные субвенции в пересчёте на гектар эксплуатационных и защитных лесов составляют считаные рубли. Красноярскому краю перепадает лишь восемь целковых, тринадцать - Хабаровскому, пятнадцать - Иркутской области, ханты-мансийцам - восемь с полтиной, Якутии - и вовсе три смехотворных рублика. В эти же суммы наряду с затратами на лесное хозяйство входит и противопожарная составляющая. А ведь в нашей малолюдной глуши тушение и мониторинг пожаров, как правило, самолётами, вертолётами в разы затратнее, нежели в небольших западных областях с их густой транспортной сетью, позволяющей оперативно устранять угрозы наземными силами.

Пламенная стихия могла бы полностью выйти из-под контроля, если бы федеральные леса оставались в прямом ведении Рослесхоза, как в прежние времена. Тогда губернаторы и муниципальные главы занимали позицию независимых наблюдателей, некоторые благоволили теневому браконьерскому бизнесу и относились к лесному фонду как к дармовому одноразовому ресурсу. Передача лесного фонда в ведение губерний возложила ответственность за его состояние на местных руководителей, и картина существенно изменилась. Например, хабаровское краевое правительство по соглашению с Россельхозом взяло на себя 20 процентов лесных расходов и создало межведомственную комиссию. Консолидация усилий в какой-то степени компенсировала острую нехватку федеральной субвенции, избавила Хабаровск от ежегодного пожарного смога, кроме тех случаев, когда дымит соседний Китай. По сравнению с 2009 годом удалось десятикратно снизить ущерб природе от необузданного огня.

В прошлом году низовыми пожарами в южных районах края пройдено 12 тысяч гектаров, из них 5 тысяч выгорело дотла. Терпимая цифра потерь - не более тысячи. В противном случае после полувека нещадных пожаров и хищных рубок, истребивших по воле людей около половины лесных зарослей Приамурья, тайгу не восстановить.

Под угрозой - зелёные лёгкие целого континента, привлекательность всего Дальневосточного края. Без полноводных рек, чистого воздуха, богатой флоры и фауны жить здесь по доброй воле вряд ли кто-то захочет. Во избежание экологического коллапса, по оценке специалистов, нужно как минимум удвоить федеральные лесные субвенции для Сибири и Дальневосточного округа, основных поставщиков древесины. А пока лесные пожаротушители даже в дождливые месяцы объективно заинтересованы в том, чтобы лес посильнее горел в надежде на выделение денег. Иначе им просто не выжить.

Огромная проблема - поиск общего языка краевой лесной службы с такими могучими федеральными ведомствами, как МЧС, РЖД, МПР, Минобороны, которым также принадлежат лесные угодья. С их территорий огонь постоянно угрожает лесному фонду. Постоянный источник опасности - железнодорожные тепловозы, выбрасывающие снопы искр на подъёмах и выжигающие вдоль стальной магистрали огромные траурные горельники. Свои дровишки в лесной костёр подбрасывают военные. Например, с полигона ВВС возле Литовки после учений с бомбометанием огонь в очередной раз перекинулся на лесные угодья. А краевое управление лесами не вправе тушить на чужих территориях и осуществлять там контроль. Для него это нецелевые расходы.

Чрезвычайно остро стоит кадровая проблема. После череды бесконечных реорганизаций, сокращений, изъятия и частичного возвращения полномочий за пятнадцать последних лет у лесной службы не осталось ни былого престижа, ни высокопрофессионального корпуса лесничих и лесников. Многое приходится возрождать с азов. Хорошо бы при этом в корне поменять психологию специалистов лесного комплекса и впервые за всю историю поставить интересы восстановления леса выше аппетитов лесной промышленности и её зарубежных агентов.

Нельзя допустить повторения таких глобальных пожаров, как в 76-м и 98-м годах, когда выгорели миллионы гектаров приамурской тайги. И перестать всё списывать на природу. Ведь до сих пор толком не ясно, что порождает гибельный огонь. То ли разгулявшиеся пожары провоцируют засуху, а она, в свою очередь, раскочегаривает их накал. То ли, наоборот, сначала засуха, а потом пожары, в чём нас стараются убедить официальные власти. Лесная наука по причине её упадка на этот вопрос ответить предметно не в состоянии. Но почему-то прошлым летом, когда пылали западные российские области, соседним белорусским и украинским территориям по большому счёту удалось избежать и сильнейшей засухи, и испепеляющих посёлки пожаров? Что, там леса другие. Или люди?

Виктор МАРЬЯСИН, ХАБАРОВСК

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,2 Проголосовало: 4 чел. 12345

Комментарии: 29.06.2011 15:53:32 - Николай Алексеевич Барболин пишет:

На последние вопросы автора.публикации - даны специалистами вполне конкретные ответы: в указанных сопредельных государствах не проводились столь губительные реформы лесного хозяйства, с почти полным упразднением лесной охраны, как в РФ.

28.06.2011 22:32:01 - Vladimir Feldman пишет:

пусть

всё выгорит дотла. Всё равно в скором времени Россию растащат по кускам.

«Реальную жизнь сверху и снизу видят по-разному»

Персона

«Реальную жизнь сверху и снизу видят по-разному»

Сергей КАТЫРИН, президент Торгово-промышленной палаты России: «Реальную жизнь сверху и снизу видят по-разному»

ДОСЬЕ «ЛГ»

Катырин Сергей Николаевич родился 2 октября 1954 года в Москве. Окончил Московский автомобильно-дорожный институт и Школу международного бизнеса МГИМО МИД России.

С 1979 года - на комсомольской работе. С 198б года - командир московского городского студенческого строительного отряда.

С 1992 года - вице-президент Торгово-промышленной палаты РФ. Входит в состав российских частей межправительственных комиссий по торгово-экономическому сотрудничеству с рядом зарубежных стран.

С 2006 года - заместитель секретаря Общественной палаты России.

Женат, имеет двоих детей. Увлекается спортом, особенно любит хоккей.

Когда интервью с Сергеем Катыриным уже завершилось и он взглянул на свои часы, а я на свои, я всё же попросил: «Ещё минутку!» И сказал, что будет неправильно, если не спрошу, а находит ли он время для театра, концертов, книг? Или для чтения только циркуляры из Кремля да Белого дома, законодательные документы из Госдумы? Он улыбнулся, как бы подтверждая, что подобного вопроса от «ЛГ» ожидал.

Понятно, что разговор с Сергеем Николаевичем зашёл о вещах, далёких от литературы и искусства. Мы обсуждали серьёзные вопросы экономического и инновационного развития страны, модернизации, привлечения инвестиций. Ведь мой собеседник - глава Торгово-промышленной палаты России, сменивший на этом посту чуть больше 100 дней назад старейшину отечественной политики, да и просто уважаемого человека - Евгения Максимовича Примакова. Уважаемого людьми, гражданами, а не в соответствии с рейтингами (пусть великодушно простят меня их составители). О совместной с Примаковым работе и был первый вопрос.

—  Евгений Примаков — живая легенда нашей политики.

— Невозможно не согласиться. Говоря о нём, всегда вспоминают разворот самолёта над Атлантикой по пути в США в знак протеста против натовских бомбардировок Югославии. Но не стоит забывать — Примакову пришлось разворачивать экономику страны после дефолта в августе 1998 года, когда ему доверили пост премьер-министра. Кстати, его отставку в мае 1999 года не одобряли более 80 процентов россиян.

—  Конечно, одно дело — большая политика, эффектные жесты, другое — рутинные будни. Каким был для вас Евгений Максимович все эти десять лет совместной работы?

— Восхищает удивительное сочетание масштабности мышления, колоссальных знаний с умением слышать людей, воспринимать разные точки зрения. Вскоре после того, как в 2001-м его избрали президентом палаты, на одном из заседаний правления рассматривали важный вопрос. Были подготовлены на выбор два документа. По ходу стало ясно, что может быть принято неправильное решение в силу того, что Примаков ещё не знал всех особенностей палаты. Все замерли: как возразить? Не скажу, что я без всяких колебаний решился взять слово. Евгений Максимович задумался, потом сказал: «Да, видно, надо сделать по-другому». В итоге ни первый, ни второй документ не прошли. Он предложил свой вариант. Как потом оказалось, наилучший. Тогда я понял, что переубедить его можно, если есть аргументы. Выявились и его потрясающий опыт и чутьё, высочайший интеллект, умение быстро выхватывать суть.

Я у него многому научился. И прежде всего оценке экономических, политических событий. И, конечно, никогда никого не встречал с таким ответственным отношением к слову. Даже самые простые документы ни разу не удалось у него подписать, чтобы он не исправил хотя бы что-то. Совсем не потому, что такой капризный. Всегда пояснял, почему надо что-то заменить. Тщательно готовился к выступлениям, стремясь добиться полной ясности мысли и доказательности.

—  Увы, это нечасто случается.

— Согласен. Посмотрите его выступления. Очень точные суждения. В них глубина, остроумие, неожиданные повороты, убедительность. Всё это находишь и в его книгах. На прошлой неделе, кстати, состоялась презентации новой — «Мысли вслух». Примаков — человек большой масштабности и внутренней свободы, хотя ведь становление его проходило во времена, которые особым свободомыслием не отличались. Иным сегодняшним «властителям дум», особенно тем, кто кочует с эфира на эфир, на мой взгляд, далеко до него. И многим политикам не грех поучиться. Прежде всего потому, что они, по сути, люди, нанятые народом, и перед ним в ответе.

—  Человека с такими глазами и улыбкой трудно себе представить раздражённым.

— Иногда Примаков мог так сказать, попадая в самую точку, что мурашки по коже. Но не грубость, не унижение. Со всеми на «вы», внимателен, тактичен. Насколько знаю, на «ты» он был только с близким другом журналистом Томасом Колесниченко. И ещё: Примаков — человек, который очень дорожит друзьями. Настолько бережно относится, что любое знаменательное событие в их жизни для него не рядовой факт. Если его приглашают на юбилей, тщательно подбирает подарок, продумывает тост.

Всем, к сожалению, приходится терять друзей. Нелегко это. Он всегда находил и находит время отдать последнюю дань тем, кого любил и уважал, поддержать близких. Не ищет, как это бывает, «уважительные причины»...

Но главное — отношение к делу. Никаких поблажек себе. А значит, есть право так же относиться к своей команде. Рядом с ним невозможно, что называется, сачкануть.

Когда он уходил с поста президента ТПП, то сказал, что в дела палаты вмешиваться не будет. Слово держит твёрдо. Оставил за собой только «Меркурий клуб», который сам же создал при ТПП в 2002 году. На встречи с ним в клуб приходят депутаты, министры, бизнесмены. Всегда интересно и полезно.

—  Сергей Николаевич, пора представить саму Торгово-промышленную палату.

— Наверное, не все знают, но подобные палаты — старейшие в мире объединения деловых людей. Первая возникла в Марселе в 1599 году. Купцы сложили усилия для защиты своих интересов. Во Франции Наполеон узаконил палаты в 1802 году, сделав членство в них для торговцев и промышленников обязательным. По мере того как захватывал Европу, везде это внедрял. У нас Наполеон ничего подобного не успел. Так и оставались мы долго без Торгово-промышленной палаты и по сей день — без обязательного членства в ней всех участников экономического сообщества.

Исторически у палат две функции: защита и представление интересов бизнеса перед всеми видами властей и оказание услуг бизнесу. Их много. Например, при заключении сделки нужны экспертиза качества и количества товаров, подтверждение их происхождения, чтобы избежать контрафакта. Плюс различная деловая информация, помощь в поиске партнёров — можно устать перечислять!

—  В чём разница между вами и «Деловой Россией», «Опорой», РСПП? Для многих это близнецы-братья, дублёры.

— Нет, у каждой своя ниша и востребованность. Хотя общепризнано, что Торгово-промышленная палата — организация универсальная. У нас — все формы и масштабы бизнеса, все регионы России. И крупный бизнес представлен, и средний, и малый. Хотя доминируют малый и средний. У нас самая разветвлённая сеть: 174 региональные палаты — живые, эффективные, зачастую очень авторитетные. «Опора» больше сориентирована на малый бизнес, «Деловая Россия» — на средний, РСПП — на крупный. Мы в ТПП не ставим голоса в зависимости от масштаба предприятия, все равны: у каждого один голос. 207 союзов и ассоциаций федерального уровня — члены палаты. И хлебопёки, и мороженщики, и химики — кого только нет! Наш статус и деятельность определены специальным законодательным актом — Федеральным законом о торгово-промышленных палатах в Российской Федерации, принятым в 1993 году.

Существование же нескольких объединений — это хорошо. И по отношению к хозяйствующим субъектам, поскольку они вправе выбирать. И для нас, поскольку можем конкурировать в идеях, подходах и делами доказывать, что у кого лучше. Стимул! По принципиальным вопросам мы, как правило, сходимся к общей точке зрения.

—  Тем не менее всегда есть недовольные. Можно прочесть, что ТПП — это палата круговой поруки, коррупция и всё такое. Как к подобным высказываниям относитесь?

— Я бы не говорил во множественном числе. Всё, что вы перечислили, исходило лишь от одного человека. Ничего подобного нигде и ни от кого я не слышал. Человек много лет у нас работал. Видимо, решил, что палата держится на нём. Его уволили, причём не из палаты даже, а из дочернего предприятия. Появилось недовольство.

Должен заметить, он нам в чём-то помог. Лишний раз сами к себе присмотрелись. Свои суждения он излагал в письмах в региональные палаты, членам правления, давал интервью ТВ и на радио, агентствам, газетам. Ни одного соратника (а это длилось много месяцев) не нашёл. Мы не идеализируем свою работу. Есть серьёзные проблемы, недостатки, но это далеко от той чернухи, которую «правдолюбец» так упорно излагал.

—  Обратил внимание на высказывание Примакова: «Катырин... будет не только продолжать линию ТПП, но и осваивать новые горизонты». Что сейчас беспокоит вас лично, палату, над чем работаете?

— Есть несколько острейших проблем. Прежде всего — инвестиции. О них много разговоров: иностранный капитал приходит неохотно, а свой норовит в офшоры. Говорится о плохом инвестиционном климате. Но почему в одном регионе он и вправду плох, а в соседнем — оазис?

Ставим задачу создать инвестопроводящую систему, которая бы обеспечивала и привлечение инвестиций, и их реализацию на всех этапах. В этом участвуют наши зарубежные представительства, смешанные палаты. И конечно, региональные. Для координации создали департамент по работе с инвестициями. Его раньше не было. Создан и департамент по развитию предпринимательства и инновационной деятельности. Определены 15 пилотных территорий, где пытаемся новые схемы отработать. Намерены выйти с законодательными инициативами в Госдуму и нормотворчески-ми — в адрес Министерства экономического развития.

—  15 пилотных территорий? Что это предполагает?

— В регионах есть банки данных по проектам, но мы заметили, что они не дают полной картины, чтобы смело приглашать и обоснованно убеждать инвесторов — и внешних, и внутренних. Вот, скажем, Ставропольский край. Важно не просто пригласить туда кого-то что-то посмотреть, а конкретно предложить: в сельском хозяйстве такие-то направления, в промышленности, например в авиации, такой-то интересный замысел. И всё это с расчётами, под гарантии, после договорённостей с администрацией и решения массы других сопутствующих вопросов. Чтобы наверняка.

Это первое направление. Есть второе. Многие стремятся к нам с предложениями. Например, построить мусороперерабатывающий завод. Да, актуально. Следом надо определить, где реально готовы к тому, чтобы эффективно использовать потенциал инвесторов, не опростоволоситься.

Ищем, просчитываем варианты постоянно. Вот Германия. Там очень активен наш представитель Сергей Никитин. Недавно организовал встречу в Ганновере с более чем полусотней бизнесменов. Её мы вели вместе с Герхардом Шрёдером. Были представители «Фольксвагена», концерна «Континенталь», других крупнейших фирм. И хотя немцы хорошо на нашем рынке освоились, встреча вызвала большой интерес. С Италией много проектов — например, химический завод в Башкирии.

С другой стороны, всячески содействуем тому, чтобы продвигать россиян на зарубежный рынок с их идеями, возможностями, инвестициями.

А ещё — поддержка инновационных предприятий, особенно тех, которые создаются при вузах, НИИ, им помощь нужна позарез.

—  Всё это хорошо. А вот цены на бензин, электричество, газ кусаются. И это касается не только рядовых граждан, но и бизнеса.

— Ещё как касается! Пока цены у нас будут образовываться по воле тех, кто стоит в цепочке посредников, опираясь не на законодательство, а на формулу три «П» — пол, потолок, палец, — мы вряд ли многие вопросы, в том числе вопросы инфляции и ценообразования, успешно решим. Это серьёзнейшая тема. Многие считают, что главная беда — естественные монополии. Но кроме них есть ещё немало по-прежнему тёмных зон.

Возьмём бензин, топливо в целом. Куча компаний. Но почему-то все дружно в одно время понижают или повышают цены. Понижают, правда, если им сверху по башке ударят. А повышают регулярно, без всяких видимых причин. Ничего вокруг не происходит, и вдруг — бац! — у всех цены вверх. И это тоже входит в тугой узел проблем ценообразования.

А электроэнергетика? Это что-то совершенно запредельное. Когда кому-то рассказываешь за рубежом, только головами качают. Скажем, доля сетей в цепочке «генерация, сети, продажа» во многих регионах страны уже больше чем генерация. Зашкаливает иной раз за 50 процентов. То есть произвести, выработать электроэнергию дешевле, чем её куда-то продать, по проводам доставить! Европе и не снилось. В советское время, кстати, сеть забирала лишь два процента в этой цепочке. Среди продавцов электроэнергии тоже масса посредников.

Тут не у всех в стране, по-моему, есть чёткое понимание. В том числе у тех, кто отвечает за отрасль. Её реформировали, но результат-то пока отрицательный.

—  Вы имеете в виду реформу РАО «ЕЭС России», которую было поручено провести Анатолию Чубайсу?

— Да. Но реформа — это одно, а как всё сейчас происходит — другое. Чубайс за это не в ответе. Недавно мы письмо отправили в правительство. Ответили мне и Примакову как президенту «Меркурий клуба». Подписал ответ замминистра энергетики: всё, мол, хорошо, всё нормально, просто ещё не наступил позитивный эффект. Я, правда, не знаю, что он считает позитивным эффектом. Это когда экономика вообще работать не будет? Или когда электричество никому не нужно будет по такой цене?

На Ставрополье на одном предприятии задал вопрос: как у вас с электроэнергией? Рассказали мне о чудесах, приводящих к тому, что толком ничего запланировать нельзя из-за чехарды в тарифах, повышаемых задним числом.

Самое огорчительное — сознавать, как велика разница в понимании того, что происходит, между теми, кто занят в реальной экономике, и теми, кто работает в министерствах и ведомствах. Сверху считают, что всё нормально и скоро-скоро наступит эффект. А на самом деле всё очень грустно. Многие сектора экономики становятся неконкурентоспособными не только за рубежом, но и у себя дома в сравнении с продукцией и товарами, которые привозятся из-за рубежа. Если электроэнергия в Рязани стала дороже, чем в Италии, то чего же ждать... Естественно, и на своём рынке уже проигрываем.

—  Не могу не спросить вот о чём. Вы подписали письмо Общественной палаты против информационного подрыва доверия к судебной системе страны, которое порой оценивают как письмо в поддержку приговора Ходорковскому и Лебедеву. Чем руководствовались, ставя подпись?

— Во-первых, я не оцениваю это письмо как поддержку приговора. Я ставил подпись в поддержку скорейшего совершенствования системы правосудия и против публичной и бездоказательной травли отдельных судей и судов. Если мы по этому пути пойдём, никакого порядка не будет. Его и так, к сожалению, немного в правосудии. Конечно, нужно серьёзно реформировать. Но зачем разрушать саму систему как институт власти?

По Ходорковскому. Не могу сказать, что я поддерживаю приговор или я против приговора. Не знаком с материалами дела. Поэтому не вправе решать, как на Новгородском вече, кто прав, кто виноват. Время такое уже ушло. Надо досконально знать материалы. Наверное, юрист вправе говорить, что я, изучив все тома дела, могу сказать, правильно или несправедливо, слишком сурово или нет. Мне утверждать, что я «за» или «против», — это, знаете, вкусовщина. Одни говорят, что он убивал или по его указаниям убивали. Другие говорят: этого не было. Как можно на площади или в радиоэфире решать вопросы следствия и судебного разбирательства? Тем более что понимаем — дело не очень-то простое.

Надо, на мой взгляд, исходить из того, насколько всё доказательно, насколько обоснованно судебное решение или необоснованно. Вот и всё.

—  Сейчас, в преддверии думской кампании, появились новые явления. Создан, например, Общероссийский народный фронт.

— Скажу, что мы, я и мои коллеги, видим смысл участвовать в Народном фронте. Первое — возможность выдвигать яркие личности, которые не относятся ни к каким партиям. Мы хотим поддержать людей из бизнеса. Есть очень достойные. Второе — формирование повестки дня. Я, например, недавно принимал участие в слушаниях по бюджету. Здорово, что не только члены партии и парламентарии могут высказаться. Это новый шаг в демократических процедурах. Пройдёт семь слушаний. Обсудили макропоказатели, социальные аспекты. Дальше — производственные, реальная экономика, инновации. У нас есть свои темы, которые предлагаем. В том числе цены и ценообразование. Появился шанс быть услышанными — надо обязательно воспользоваться.

—  Наверняка ТПП что-то предпримет в связи с преобразованиями, о которых недавно говорил на форуме в Санкт-Петербурге президент Дмитрий Медведев.

— Он говорил о вещах, во многом назревших, но пока не решённых. Мы готовы предпринять ряд шагов, направленных на реализацию высказанных президентом страны инициатив.

—  Ну и, наконец, находите ли время, чтобы почитать книгу, сходить на спектакль, на концерт?

— По-честному скажу, со временем совсем худо. Но в театр хожу регулярно и с радостью. Во многом благодаря Елене, моей супруге. Ещё на студенческой скамье, когда начал за ней ухаживать, она стала моим путеводителем по театрам. Любовь к театру осталась на всю жизнь. Весной были в Ленкоме на «Пер Гюн-те». До этого смотрели спектакль по шукшинским рассказам в постановке Театра Наций. Рад, что Евгению Миронову недавно вручили Госпремию. Я не представлял, как можно шукшинские рассказы поставить на сцене, соединить в один спектакль, да так, чтобы это ещё и держалось на одном человеке, — невероятно!.. А книги? По большей части читаю в самолёте и во время отпуска.

—  Художественные, исторические?

— И то, и то люблю. Недавно прочитал три вещи Алексея Иванова. Впечатлили повести Дины Рубиной. Сейчас осваиваю её книжку «На солнечной стороне улицы». Уже, наверное, месяц дочитываю (смеётся).

—  Ну, удачи вам в освоении.

Беседу вёл Владимир СУХОМЛИНОВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 1,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

Человек и его время

Персона

Человек и его время

КНИЖНЫЙ  

  РЯД

Человек ХХ столетия. Воспоминания о Н.Б. Биккенине. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2011. – 320 с.: ил. – 500 экз.

«Род мой состоит из Биккениных, Байбуриных, Каримовых, Саид-Галиевых. Среди моих родственников были белые и красные, два вице-президента – АН СССР и Сибирского отделения АН СССР, рабочие и крестьяне, врачи, инженеры, геологи, учителя. В один и тот же день я мог посетить вице-президента академии и тётю-уборщицу… Я ночевал на вокзалах, в спальне Сталина и шанхайской резиденции Мао Цзедуна. Полтора года ходил без работы и занимал высокие посты в партийной, журналистской и академической иерархии. Я единственный гуманитарий в нашем многочисленном роду, единственный татарин, который почти за сто лет КПСС занимал столь высокие посты в Центре…»

Эта цитата из краткой автобиографии, написанной героем книги уже в 2000 году, когда пришла пора подведения итогов жизни во многом и необычной, а во многом и вполне типичной для поколения советских людей. Сам Наиль Биккенин в той же автобиографии написал о своём поколении так: «Это было поколение, детство которого выпало на военное лихолетье, с ранних лет хлебнувшее немало горького, с жаждой знаний и верой в своё будущее, верой, что мы – страна огромных возможностей…» В дни, когда писались эти строки об ушедшем в историю Советском государстве, ничего не стоило написать куда жёстче, но Биккенин не стремится корректировать себя задним числом, он пишет так, как это было.

А был в его жизни философский факультет МГУ, где тогда училась и дерзала целая плеяда молодых и дерзких мыслителей, ставших гордостью отечественной философии, психологии, социологии. Была работа в качестве заведующего сектором журналов Отдела пропаганды ЦК КПСС. По сути, он возглавил журнальное дело в Советском Союзе. Что это было за дело, говорят такие цифры – 5967 изданий на 44 языках народов СССР и 23 языках народов зарубежных стран. Это было время журнального расцвета. Миллионные тиражи, публикации, вызывающие буквально всенародный интерес, острейшие дискуссии. За всё это Биккенину и его сотрудникам приходилось бороться, отстаивая интересы и права редакций и авторов.

Затем он становится главным редактором главного теоретического органа партии журнала «Коммунист», который после краха ГКЧП не только сменил название на «Свободную мысль», но и превратился из сурового, указующего партийного издания в публичную трибуну российской общественной мысли. Именно в нём Биккенин под заголовком «Сцены общественной и частной жизни» опубликовал главы из своей искренней книги мемуаров «Как это было на самом деле».

В этой книге он напишет: «На многие вещи, события сегодня я смотрю по-новому… Немалое из того, что представлялось верным, в итоге оказалось заблуждением. Существенно корректировались мои взгляды, но не менялись в своём фундаменте убеждения… Я не верю в мгновенные прозрения. Если они и бывают, то только тогда, когда перед человеком разверзается бездна, и он, отчаявшийся, потрясённый, ищет новую опору. Таких отчаявшихся, потрясённых среди людей, комфортно устроившихся в новой жизни, я не видел…»

Игорь ДМИТРИЕВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Воля нараспашку

Персона

Воля нараспашку

КНИЖНЫЙ  

  РЯД

Анатолий Сазонов. Кто и как уничтожал СССР?: Архивные документы. – М.: ИСПИ РАН, 2011. – 564 с.– 1000 экз.

Автор собрал и опубликовал более 400 документов, из которых две трети представлены читателю впервые. Это и протоколы консультативных встреч экспертов по Союзному договору 1991 года, варианты, предложенные республиками, замечания и предложения по разделам. Здесь же изложение содержания переговоров и встреч партийно-государственных руководителей СССР и республик, личных бесед автора.

Книга рассказывает о мно­говекторной и искусной борь­бе Запада против СССР, важной частью которой была поддержка определённых внутренних сил с целью обеспечить ослабление, хаос и развал державы. Но не ограничивается только этим. Автор сам был активным участником подготовки Союзного договора, свидетелем драматичных переговоров в Ново-Огарёве и Кремле. Его вывод прост: «наверху» были вражда и соперничество, безволие и жажда власти, было и прямое предательство. Например, наши «демократы» предложили использовать «венгерскую модель»: «Для достижения всеобщего народного возмущения довести систему торговли до такого состояния, чтобы ничего невозможно было приобрести. Таким образом можно добиться всеобщих забастовок рабочих в Москве. Затем ввести полностью карточную систему». Эти слова Г. Попова, вскоре мэра столицы, взяты из стенограммы конференции избирателей осенью 1989 года. А позднее, рассказывает Сазонов, уже бывший мэр признал, что звонил руководителям областей и просил не присылать в столицу эшелоны с мясом…

В книге приводится эпизод, связанный с деятельностью Александра Яковлева, идеологического вождя «гласности огульной, нараспашку». Эпизод связан с коллективным документом о мерах по исправлению критической ситуации в Молдавии. То, что документ даже не был передан Горбачёву, говорит о многом. «Это же какой-то сюр: секретарь ЦК КПСС борется против коммунистических идей», – замечает автор.

Глава «Мастер компромисса против лицемеров-разрушителей СССР» демонстрирует полное неприятие Ельциным идеи сохранения Союза как объединения равноправных республик, прикрываемой разговорами о том, что переговоры о новом Союзном договоре зашли-де в тупик.

Однако автор не закрывает глаза и на то обстоятельство, что протестные настроения росли в стране из-за разочарования в перестройке и деятельности президента СССР, из-за отказа от реализации жилищной и продовольственной программ, из-за стагнации производства, размывания власти. Параллельно извне нарастал информационно-пропагандистский напор. Показательно признание бывшего посла США Дж. Мэтлока относительно роли Америки в падении СССР: «Сценарий был написан в Вашингтоне».

Но трудно не согласиться с мнением видного социолога, академика Г. Осипова, который считает, что теория заговора может быть применена «лишь как сопутствующее, дополнительное обстоятельство всего многообразного процесса разрушения».

Так что выяснять все внутренние причины стремительной социально-политической болезни, приведшей к параличу воли миллионов граждан огромного государства, которое разрушалось на их глазах, мы ещё только начинаем.

Александр ПЕСЛЯК

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

Зверь и ангел

Литература

Зверь и ангел

РАКУРС С ДИСКУРСОМ

Книги Веры Галактионовой в самом прямом смысле дают словам жизнь. Она любит точный язык и, по словам В. Винникова, «слишком многое видит без иллюзий…». В. Галактионова один из немногих современных российских писателей, чья проза проникнута ожиданием перемен. Что-то должно произойти, что-то надломилось и трещит… О «неладном», происходящем в «русском царстве», наш разговор.

Последний ваш роман «5/4 накануне тишины» появился в 2004 году. Накапливаете силы для нового романа или пишете, но не издаёте?

– Заняться накоплением сил хотелось бы. Но у нас трудная история. Успеть сказать сегодня, поскольку неизвестно, уцелеешь ли завтра, – с этим ощущением работали многие русские писатели в XIX, в ХХ веках. С этим ощущением мы работаем и сейчас… Меняются реалии, политические режимы, но в сути перемен нет – если писатель думает о путях развития державы, то отдыхать он обычно не рискует.

Из крупной прозы у меня написаны «Спящие от печали». Готовлю том публицистики. В стадии подготовки находятся некоторые художественные тексты. Они похожи на бочки с вином, которое дозревает по своим, очень прихотливым законам. Очередную такую бочку выставлять на свет, для всеобщего употребления, всегда немного жалко, этим ты словно обрываешь некое таинство. Но, дорабатывая текст, важно остановиться вовремя. Иначе живое брожение соков в произведении начнёт переходить в уксус…

Вы достаточно известная писательница, для вас написанную книгу издать – это проблема, или издатели охотно берут и публикуют?

– Свой долг я вижу в том, чтобы готовый текст был вброшен в «толстые» журналы – стал фактом литературы. Остальное – дело мира… И всё же не скажу, что я не предлагала рукописи издательствам. Но эти попытки мною оставлены как непродуктивные… Бывают иногда предложения неясного свойства. В частности, мне показалось рискованным передать на один из своих романов все авторские права зарубежному издателю – под большой гонорар, но навечно. Мы знаем, что постигло С. Бондарчука после съёмок «Тихого Дона». Итальянская фирма уложила его фильм в небытие надолго…

Как надо писать сегодня для книгоиздателей, я знаю. Но у меня другие задачи… В привлечении внимания к своей писательской особе для большей коммерческой выгоды тоже нет ничего особо сложного. На Московской ярмарке, где выставлялась моя книга «Крылатый дом», менеджер «Андреевского флага» был огорчён тем, что интерес посетителей был прикован к другому стенду: «Это же оплаченная постановка!»… Там на полу валялись и бились две женщины, выкрикивая имя писательницы. И девушки, сидящие на плечах у парней, размахивали руками: «Мы любим только её!»… Моя приятельница, актриса, сказала: «Я приведу ребят из театра, мы безвозмездно устроим тут представление поярче этого!»… Я понимаю рыночную целесообразность таких решений. Но мне нельзя их применять.

Пожалуй, самый известный ваш роман – «На острове Буяне». Вы действительно считаете или считали раньше, что Россия превращается в уголовную зону? И второй вопрос: вы продолжаете верить в возрождение России?

– Ну если мы в Слове отстаиваем наше право быть собой, значит, верим… Да, многие воспринимают «Остров Буян» именно так – что живёт в глуши некая сокровенная, укромная Россия, которая умеет хранить себя потаённо и только в силу этого проходит неповреждённой сквозь чудовищные эксперименты веков, пытающиеся её обезличить. Однако согласиться с тем, будто страна превращается в уголовную зону, значит в чём-то оклеветать зону. С началом зимы некоторые бывшие зэки крадут что-то из ларька – так, чтобы их прихватили с поличным. В зоне у них есть какая-то гарантия выживания, которой не осталось на воле. Даже карающая зависимость от государства бывает более гуманной, чем зависимость от частника, владеющего в России почти всем.

В зоне могут «опустить» взрослого человека, способного как-то сопротивляться. На воле растлевают беспомощных детей, пользуясь нуждою и бесправием родителей… В зонах таких подлецов убивают, на воле – нет…

Здесь ЖКХ действует жёстче бандитов, вгоняя великое множество людей в невозможные долги, чреватые потерей жилья. Наши люди растеряны – они не умеют сопротивляться злу, быстро научившемуся орудовать «именем закона». И наш законодательный беспредел только ужесточается по отношению к низовой, неплатёжеспособной России. Человеческое достоинство рядового жителя девальвируется, а градус его зависимости от рыночного подлеца лишь возрастает…

У меня некоторое время складывалось впечатление, что Россия после «лихих» 90-х наконец-то обрела спокойствие. Как бы вы определили нынешнюю ситуацию?

– Россия, сошедшая с собственного пути, теряет все свои достижения: бесплатную медицину, бесплатное образование, право на непокупное жильё. Теперь многое делается для того, чтобы о самой идее равных возможностей у нас в стране не осталось даже памяти. Нас отрывают от опыта социализма, так и не сумевшего перейти в следующую фазу развития – в религиозный социализм, как в общество равных возможностей ещё и в духовной сфере. Оппозиция же топчется, не зная, куда вести обездоленных: перед нею только оранжевый коридор, а всё оранжевое давно уж готовится и управляется извне. И Церкви сейчас всё труднее удерживать религиозное благодушие среди христиан. Прихожане, уже поделённые на вип-православных и православное отребье, при таком социальном расслоении начнут вот-вот отпадать от веры. Раскол на чудовищно богатых и чудовищно бедствующих нельзя замаскировать. И он имеет одну тенденцию – к ещё большему расслоению. А это – почва для нарастания взаимной вражды среди людей.

Обойдётся ли страна без стихийной революции? В ответе на такой вопрос нам далеко, конечно, до архимандрита Фотия, который неустанно отправлял Александру I послания, где излагал давно приведённый в действие «план разорения России», а также «способ оный план вдруг уничтожить тихо и счастливо». Но самое широкое выдвижение духовенства в депутаты помогло бы приходу к власти людей, имеющих понятия греха, предела, милосердия, справедливости… Подвигом Церкви могло бы стать предуготовление и тайное пострижение в монашество тех, кто готов избираться в Государственную Думу, идти в органы власти, как на Куликовскую битву. И разбалансировка внешнего мира, нарастая, может создать в конце концов такие условия, когда надзор за Россией немного ослабнет; тогда она сумеет сделать какие-то самостоятельные шаги в сторону более справедливого государственного переустройства.

Извечный вопрос: писатель и власть – это совместимые понятия или их надо разделять?

– Если данная власть является подлинной властью народа, то задачи власти и задачи писателя совпадают, существуя во взаимной поддержке и во взаимной критике. Так должно быть в гармонично развивающемся обществе. Если же общество развивается, наращивая дисгармонию, слишком зоркий и сопереживающий народу писатель такой власти не нужен вообще. Она предпочтёт иметь дело с авторами, которые не заподозрены в любви к стране.

Сегодня трудно писать, найти соответствующую тему для книги?

– Жизнь на переломе общественно-экономической формации высвечивает самые контрастные качества личности. Человек выживает в невероятно напряжённой битве за существование, в запредельных обстоятельствах он раскрывается весь – художнику в нём виден зверь и ангел. Острейшие сюжеты лежат на поверхности. Их остаётся лишь правильно увязать с вечными истинами, иначе в произведение вольётся много сора и хлама…

Как историк вы знаете знаменитую уваровскую триаду – православие, самодержавие, народность. Достаточно ли актуальна для современной России эта теория?

– В части «православия» теория не была провокационной, когда Россия жила губерниями, не поделённая по национально-территориальному принципу. Теперь же, после ельцинского разрешения «берите столько суверенитета, сколько проглотите», Россия с одним лишь православием, не являющимся монорелигией для всей страны, может мгновенно превратиться в дырявое одеяло, теряя территории бесконечно. При неспокойном Кавказе, при усилившемся Татарстане это чревато дроблением уже не Советского Союза, а собственно России…

Самодержавное же правление понимается как монархическое. Но безупречные цари давно закончились. (С женского правления наследование царской власти пошло в нарушение Соборной клятвы 1613 года.) А выдвижение сомнительных царей вызовет большие разногласия. Интеллигенция страны давно уподобилась сороконожке, которая одновременно бежит в пять разных сторон. И обществу после метаний меж «царями» останется только принять монарха, какого ему дадут наиболее влиятельные олигархи, то есть преклониться пред царём миллиардеров. Тогда их власть над страной станет окончательно неприкосновенной, освящённой и коронованной. А ограбленные и нищие пойдут безропотно путём холопов… И тут уж до «народности» дело вряд ли дойдёт. Ведь сельская живоносная основа её уже разрушена почти вся. Глобализации же важны наши природные ресурсы, а не национальные амбиции жителей вокруг месторождений.

Я бы назвал ваши произведения духовно-патриотическими. Что такое быть сегодня патриотом России?

– Понимать и взращивать сокровенное Отечество. Со всем богатством и трагичностью нашего прошлого. И желать, чтобы народ не мучился, не вымирал, превращаясь в полуграмотное быдло… Нам заповедана одна из двух главнейших заповедей: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя». Все самые кровавые беды и многомиллионные народные трагедии происходили в России тогда, когда дела в ней начинали вершить возлюбившие дальнего. Но дальнего возлюблять нам не заповедано. И уж тем более – в ущерб ближнему… Может быть, уже настала пора для всех нас перестать наконец нарушать её?! Это и значит быть патриотом.

Беседовал Артур АКМИНЛАУС

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Тот самый Лернер

Литература

Тот самый Лернер

ЗОЛОТО РЕЙНА

Евгений РЕЙН

Чуть ниже среднего роста, слегка полноватый, с гладко зализанной тёмноволосой головой… Всегда в одном и том же недешёвом костюме, в светлой сорочке со скромным галстуком.

Я познакомился с ним в 1953 году, когда поступил в Ленинградский технологический институт.

В этом институте у него была немалая должность освобождённого секретаря профкома. На втором курсе я стал старостой поэтического кружка института. Ему начальство института поручило курировать этот кружок.

Изредка мне приходилось встречаться и говорить с ним. Его звали Яков Михайлович Лернер. На пиджаке его всегда красовалось несколько орденских колодок. Он охотно рассказывал о своих военных подвигах. Как он прокладывал Дорогу жизни по Ладожскому озеру во время блокады, как вылавливал немецких диверсантов, как к его советам прибегали маршалы Жуков, Говоров, Рокоссовский. Говорилось всё это буднично, без нажима. Дескать, это всё было, было… Маршалы и генералы могут подтвердить.

Время было переменчивое. XX партсъезд, доклад Хрущёва о культе личности. Мы с друзьями в институте решили выпустить стенную газету «Культура». В ней наивные заметки о выставке Сезанна в Эрмитаже, о театре Акимова, о русских изданиях Хемингуэя, о фильме «Чайки умирают в гавани» – и всё в таком роде.

Это была осень 1956 года. Но тут произошло восстание в Будапеште, которое подавили советские танки. И кто-то наверху сказал, что в Венгрии тоже всё началось со студенческого клуба имени Шандора Петефи. И тогда в малотиражке «Технолог» появилась статья Лернера «Культура», суть которой сводилась к следующему: это антисоветский заговор, от «Культуры» до бутылок с зажигательной смесью только один шаг. Тотчас подоспел и московский корреспондент из «Комсомольской правды». И вот уже в главной комсомольской газете  страны целая полоса вопрошает: «Чего же хотят товарищи из Технологического института?» А хотят они, естественно, мятежа, расправы над коммунистами-ленинцами, антинародных буржуазных свобод со всеми вытекающими последствиями.

И тогда органы всерьёз занялись редколлегией студенческой стенгазеты «Культура». Каждый из нас получил свою долю неприятностей. Меня исключили из института с удивительной формулировкой – «За академическую недисциплинированность».

Я уехал работать на Камчатку в геологическую партию. Когда вернулся, узнал, что Лернер в Технологическом институте больше не работает. Обнаружились большие денежные растраты. В его ведении были финансы, которые зарабатывали институтская самодеятельность, спортивные команды. Пропал также отрез натурального бархата, предназначенный для занавеса институтского клуба. И ещё что-то. Долго о Лернере ничего не было слышно. Шли годы.

Наступил 1964 год. Вышел знаменитый хрущёвский указ о борьбе с тунеядством. Я к этому времени уже работал инженером-механиком на заводе «Вперёд» в Ленинграде. Однажды меня вызвали в 1-й отдел, т.е. отдел кадров. А за ним, как известно, всегда присматривал КГБ. Рядом с завотделом за столом сидел Лернер. Попеременно Лернер и кадровик задавали мне какие-то туманные вопросы. О моих антисоветских настроениях, о встречах с иностранцами, о всяких нехороших отношениях.

Поспрашивали и отпустили. Почему, зачем – стало понятно только потом. Это Лернер реализовывал свою новую идею. В это время он работал в институте «Гипрошахт», возглавлял народную дружину при этом институте.

Идея оказалась несложная – раздуть из борьбы с тунеядством идеологический процесс. Видимо, я на роль жертвы не годился: инженер-механик, работает в цеху, зарплата 110 рублей… Словом, не то. И тогда Лернер нашёл Бродского. Задержали его, кстати, дружинники. История всем хорошо известная. Я был на судебном заседании, том самом, который застенографировала Фрида Вигдорова.

Лернер бродил по залу с тяжёлым катушечным магнитофоном в руках, не думаю, однако, что магнитофон был включён. Это была чистой воды декорация. Я уверен, что именно он и подобрал замечательных свидетелей обвинения, которые ничего никогда не читали и впервые увидели Бродского на процессе. Бродский получил пять лет ссылки, а через два года был амнистирован.

И опять потекли годы. В 1972-м, в июне, Бродский уехал в США. А через пару месяцев нашу компанию потрясла невероятная новость – Лернера судят. Да-да, судят в нормальном народном суде, что на улице Толмачёва в Ленинграде. Судят за многочисленные аферы, воровство, жульничество, самозванство и всё в этом роде.

Я, конечно, пошёл на суд. Лернер сидел на скамье подсудимых. Я прошёл мимо. Увидев меня, Яков Михайлович сложил пальцы в виде тюремной решётки и внятно сказал: «Рейн, я тебя посажу». Но на этот раз посадили как раз его. При этом выяснились невероятные вещи. Он вообще никогда не служил в армии. Часть военного времени он провёл в Самарканде, где был завхозом госпиталя. И уже тогда обвинялся в хищении сотен комплектов постельного и личного белья. Потом некоторое время работал на ферме, заведовал  кормлением животных; те чуть не подохли от истощения, поскольку их почти не кормили – весь фураж уходил налево.

Лернер и наград никаких никогда не получал. Все его ордена и медали – фальшивки. Он где-то раздобыл чистые наградные листы и попросту заполнял их на своё имя (он даже наградил себя орденом Ушакова I степени, который присуждался за победы  на флоте). К Дороге жизни через Ладогу он тоже не имел никакого отношения.

Лернер зачастую шёл на копеечное жульничество (так, однажды, проводя лжеревизию в универмаге, он потребовал в качестве взятки тапочки и тенниску, т.е. летнюю рубашку). Но он же пускался и в многотысячные аферы, якобы распределяя от имени Ленинградского обкома партии  квартиры. И находил для этих афер клиентов, обманывая их на очень большие суммы. Он хранил у себя на даче огнестрельное оружие и боекомплекты к нему. Был он и брачным аферистом, число его жён доходило чуть ли не до десятка, и от каждой получал какие-то деньги, ведь, чтобы погасить скандалы, ему иногда приходилось какие-то выуженные у его жертв суммы возвращать. Всегда не полностью, но всё-таки.

Были и ещё какие-то обвинения, всего не упомнить. Он получил срок, кажется, 6 лет. Напрасно он говорил, что все обвинения, которые ему предъявляют, ничего не значат в сравнении с пользой, которую он приносил государству, участвуя в идеологической борьбе с диссидентством. К этой части его деятельности суд оказался глух, и Яков Михайлович наконец сел. Как пошутил один из наших приятелей, «Бродский – в Мичигане, Лернер – в Магадане».

Однако через полтора года я встретил Лернера на свободе в Москве в редакции еженедельника «Неделя» на Пушкинской площади. Едва завидя меня, он подошёл и как ни в чём не бывало дружелюбно заговорил. Более того, он мне сделал предложение, из которого я понял, что деятельность его ничуть не изменилась.

– Не нужен ли тебе американский автомобиль? – спросил он. – Уезжает из СССР один дипломат и хочет продать «линкольн». Почти новый. Правда, пока без документов, но документы я тебе вскоре доставлю. Если нужен, то выдай некоторый аванс.

Всё-таки это был человек особый. Видимо, одновременно и авантюрист, и преступник, и шизофреник. Давным-давно он обнаружил в советской системе некую тёмную изнанку. Всё то, что было связано с её закрытостью, блатом, демагогией, страхом перед КГБ и вообще страхом, доносами, покровительством людям, нужным системе, телефонным правом, советским беспределом и всем прочим, что выросло в недрах системы и прикрывалось коммунистической идеологией, цинизмом, а порой и откровенной уголовщиной, – всё это он использовал десятилетиями. При всём том человек он был полуграмотный. Выяснилось, что статейки и заметки в газетах, часто им публиковавшиеся, писали за него какие-то уж совсем тёмные и неизвестные личности. Он не всегда и знал, что там они пишут. Через год или два его посадили во второй раз. И снова он вышел раньше срока на свободу. И опять взялся за своё.

Какое удивительное упорство, видимо, иначе жить он уже не умел. По сути, он являл собой некую трансформацию бессмертной литературной фигуры Остапа Бендера. Но какую зловещую трансформацию! Ни остроумия, ни обаяния ильфопетровского персонажа. Только подлость, хитрость, приспособленчество, доносительство, умение выуживать из воздуха времени какую-то выгоду, иногда просто красть, иногда организовывать аферы и идеологические кампании чуть ли не государственного масштаба.

Умер он в Ленинграде, кажется, в 90-х годах. На его первом судебном процессе выступала в качестве свидетеля его взрослая дочь (фамилия её была не Лернер, а какая-то иная, возможно, по мужу). Когда судья спросил её, кем она доводится обвиняемому, она не ответила, а только громко, в голос зарыдала. Мне это показалось весьма символичным.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

Слушайте ваши «Валенки»

Литература

Слушайте ваши «Валенки»

МЕТАТЕКСТ

Лев ПИРОГОВ

Владимир Маканин написал.

Что именно, трудно сказать.

Окна бельэтажа высоко, с улицы не допрыгнешь. Так, мельтешение волшебных теней под звуки непривычной уху мазурки.

Cначала вам покажется, что это написала Ксения Букша.

Потом вы вспомните о распространённой среди интернет-дам форме невроза: писать без знака препинания «точка» – исключительно многоточия или восклицательные знаки в неограниченном количестве.

И в конце концов вас озарит: это пьеса. Гениально замаскированная под прозу. Гениально – потому что непонятно, зачем.

Как раз в те дни, когда я мусолил журнал с тем, что написал Владимир Маканин (название там трудное, я забыл), довелось стать очевидцем ещё одного культурнейшего события: фильма Никиты Михалкова «Цитадель».

В знак протеста против антимихалковской кампании фильм мне понравился. Но, сказав «а-а», приходится говорить «бэ»: новое «написал» Маканина как две капли воды похоже на то, что снял Михалков.

Действие там и здесь будто происходит в театре Любимова. А театр Любимова, как ему и положено, расположен в аду.

Там всё как здесь, но с очень незначительными смещениями. На полмолекулы. Во всём, кроме тебя. Ты такой же, обычный. Поэтому тебе и не лезут в горло адские модернизированные водка и огурец. Умыться, почистить зубы, съесть яичницу, уснуть, вскрыть себе вены, расшибить голову об стену и почесать подмышку тоже не можешь. И всё время эдак, знаете, тянет под коленками. От этого вам становится настолько нехорошо, что у вас возникает желание тоже сделаться адским – полюбить театр Любимова. Чтоб это неприятное положение вещей мира (относительно вас) наконец закончилось.

Такова уж убеждающая сила искусства. Смотреть фильм Михалкова, не считая, что он гениален, нельзя. И точно так же нельзя просто так, без приседаний с поклонами, читать «написал» Маканина.

Проще говоря, люди ругают фильм Михалкова ровно за то, чем они восхищаются в театре Любимова. Ругают не потому, что Любимов это делал хорошо, а Михалков плохо, – ругают не за то, КАК, а за то, ЧТО. Так ругал бы самого Любимова, брызжа слюной, какой-нибудь дедулька-ветеран с костылём и орденскими планками на пиджаке, ни черта не смыслящий в высоком искусстве, но заседающий в ещё более высоком парткоме.

То есть тупо пересказывают сюжет, хихикают над несуразностями в изображении военных действий, требуют достоверных психологических мотивировок поступков героев, возмущаются, почему у героя какая-то машинка для обрезки сигар на руке.

То же и я с Маканиным: точки, многоточия, Букша…

Ты суть ухватил? Понял, что это евангельская по масштабу история о верности и предательстве, о лжи как о метафизическом клее бытия, и всё такое?!

Не понял.

Я в последнее время ничего сложнее Гайдара не понимаю. Не хочу понимать. Такая выработалась внутри «программа».

Недавно говорили с Басинским. Он спрашивает:

– Нравится тебе писатель Боря Евсеев?

– Честно говоря, не очень…

– А почему?

Ответил первое, что пришло в голову: «У него темы нет».

– Ну да, – согласно потух Басинский. Но тут же несогласно воспрял:

– А у кого она есть?

Дескать, в непростое время живём.

Паша, мы действительно живём в непростое время. Как при Советском Союзе в искусстве было засилье «воспитательной роли» (а всяким там любимовым по башке, по башке), так и сейчас засилье эстетской пустоты и бессмыслицы, или, как говорит критик Наталья Иванова, – «литературного вещества». Чем больше «вещества», тем лучше, потому что чем его больше, тем меньше смысла.

Если русская литература (в книжных магазинах уже пишут «российская») будет со смыслом, то этот смысл неизбежно окажется национальным, а это фашизм и ужас.

Национальным – не в смысле лозунгов и размахиваний. Лозунги и размахивания – это частный случай, ноль пять процента, но мы-то умные и знаем, что фашизм скрывается в мелочах. Начнётся с васильков-лютиков, а закончится Пересмотром Итогов Приватизации.

Так что не надо.

Национальная по форме литература допустима только в форме масскульта при наличии отсутствия содержания. Все эти условные шиловы-литвиновы: люди читают их, потому что инстинктивно распознают как что-то своё, родное, «про жизнь», хоть это и не про жизнь совсем, а всего лишь не про «вещество» только.

Там-то, в сфере масскульта, и происходит сегодня основная литературная борьба. Вовсе не за умы – за удержание влияния на издателя. Издателю всё равно, что издавать, он и на Пересмотр Итогов согласен – потому что это будет аж завтра, а прибыль-то он сегодня получит. Мораль военной аристократии: лучше я сейчас напьюсь свежей кровушки, чем потом триста лет буду питаться падалью. Страшная мораль, волчья…

У новой русской интеллигенции мораль другая – добрая, либеральная и прогрессорская. Они свой капитал рассчитывают набирать постепенно, через мудрое сословное расслоение; это именно в их интересах реформа системы образования у нас проводится и многие другие реформы. Чем больше быдла, тем шире база пищевой пирамиды, тем устойчивее платформа для новообразованного сословия приличных людей. Раньше, при совке, в очереди за картошкой стояли, а теперь свободные люди, зарплата шестьдесят тыщ рублей. Уже считай немножечко олигархи. А там… как сложится. Но быдла, кормовой базы, должно быть побольше.

Из этого и следует философия «литературного вещества»: «Литература – это то, что тебе не нужно, дружок. Ты вона какой, а литература эва какая. Плюнь, брат. Не по тебе».

Как в анекдоте: зоотехник колхоза «Заря Восхода» Иван Иванович Иванов всё заказывал по радио песню «Валенки», а потом вдруг попросил исполнить Прелюдию соль минор Рахманинова.

– С удовольствием выполняем заявку: не выёживайтесь, Иван Иванович, слушайте ваши «Валенки»!

Не правда ли, этот анекдот очень русский, очень народный? С такой любовью, с такой заботой об Иван Иваныче сочинённый… О, майн рюськи нарот очшень самокритичьен и миролюбифф, он имеет играйт гармошка!

Собственно, вся нынешняя «литература для народа» – переталдыкивание этого анекдота.

Ну а Маканин – что Маканин. Писать о нём скучно. Несмотря на не прекращающийся с 2008 года издательский кризис и майское падение книжных продаж почти на пятьдесят процентов, новое «написал» будет напечатано отдельным томом, уже готовится. Золотые перья России по отмашке из Центра ринутся заполнять восторгами газетные площади, чтобы пять–семь тысяч одураченных ими студенток и учительниц литературы обеспечили этому удачному издательскому проекту рентабельность. А десять–двадцать других книг – не выйдут.

Они не выйдут никогда, дорогие мои. Поэтому «Литературка» и «не пишет про хорошее», как вы просите в письмах. Всё это хорошее покоится в издательских портфелях с размашистым фломастерным росчерком «Не пошло». Ударение на последний слог.

Владимир Маканин. Две сестры и Кандинский : Роман. – Новый мир, № 4. – М., 2011.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«ЛГ»-рейтинг

Литература

«ЛГ»-рейтинг

[?] Георгий Владимирович Иванов : 1894—1958. Исследования и материалы / Составитель Сергей Федякин. —  М.: Издательство Литературного института им. А.М. Горького, 2011. — 464 с. с портр.; 28 л. ил. — 1000 экз.

Сборник материалов международной конференции, посвященной 50-летию со дня смерти Г.В. Иванова, состоявшейся в Литературном институте. По словам составителя, «не только дань памяти Георгию Владимировичу Иванову, но и попытка заново осмыслить и по-новому увидеть его творчество. Разнообразие затронутых тем лишний раз свидетельствует об особой значимости Георгия Иванова для современного понимания русской литературы». В книге анализируется творчество поэта в целом, а также особо — его лирика, мемуаристика и другие аспекты литературного наследия. Представлены историко-литературные сопоставления, новые архивные материалы и малоизвестные произведения Георгия Иванова, портреты и фотографии.

[?] Александр Неверов. Штрихи к пейзажу . О литературе нулевых годов. — Калуга: Золотая аллея, 2011. — 160 с. — 1000 экз.

Критические статьи одного из видных авторов «ЛГ» посвящены парадоксальной, противоречивой и очень симптоматичной литературе недавних лет. О чём нынче пишут и что просматривается между строк? «Оптимизм или пессимизм таится в «нутре» этого душевного состояния, можно не спрашивать, а что таится там безмерная усталость — факт. Усталость, не столько накопленная молодым поколением... сколько унаследованная от предшественников, едва сведших к «нулю» Двадцатый век с его безумиями», — размышляет в предисловии Лев Аннинский. Александр Неверов пишет о произведениях Романа Сенчина и Сергея Гандлевского, Андрея Волоса и Андрея Геласимова, Веры Галактионовой и Владимира Маканина, Дениса Гуцко и Руслана Киреева. Перечислять можно долго, лучше уж сразу приняться за чтение самой книги. «И хорошо, что с разных, порой противоположных точек зрения, какие бы оценки мы ни выносили тем или иным книгам, — у критика тоже есть право на пристрастность».

[?] Книга знаний : Беседы с выдающимися мыслителями нашего времени. — М.: Прогресс-Традиция, 2010 / Пер с франц. Г. Наумовой. — 504 с. — 1000 экз.

В этом фолианте собраны беседы с выдающимися личностями ХХ века. представителями различных областей знания: науки, религии, культуры, политики, высказывающими свои суждения о глобальных проблемах современного мира. Проект «Интеркультурной библиотеки ХХ века», лежащий в основе создания данной книги, объединил таких всемирно известных учёных, как основатель структурализма Клод Леви-Стросс, психоаналитик и лингвист Юлия Кристева, фило-соф-медиолог Режие Дебре, политолог Самюэль Хантингтон, экономист Д. Кеннет Гэлбрейт, философ Лёшек Колаковский, писатель и политик Вацлав Гавел, архитектор Оскар Нимейер, а также лауреатов Нобелевской премии — Эли Визеля, Илью Пригожина, Чеслава Милоша (чей столетний юбилей отмечается в эти дни), Надин Гордимер, Воле Шейинку и многих других.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«Способствовать развитию высоких качеств»

Литература

«Способствовать развитию высоких качеств»

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Каковы задачи Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия? На вопросы «ЛГ» отвечает председатель Издательского совета Русской православной церкви митрополит Калужский и Боровский КЛИМЕНТ.

Владыко, почему именно сейчас литературная премия стала действительно необходима?

– Литература, как никакой другой вид творчества, обращена к ментальности человека. Она расширяет кругозор читателя, даёт ему пищу для размышления, воздействует на его эстетические чувства и духовные силы, формирует его взгляд на окружающий мир. Так или иначе литература оказывает влияние на внутренний мир человека. И чем талантливее автор, чем сильнее произведение, тем более глубокое влияние оно оказывает. Причём это влияние может быть и со знаком «плюс», и со знаком «минус». Современное состояние отечественной литературы не может не вызывать беспокойства. Сегодня создаётся множество текстов сомнительного содержания и ценностной ориентации. Зрелый начитанный человек способен выбрать для себя хорошие книги. А в каком положении оказывается неискушённый читатель, юноша, подросток? Он может принять вымысел за реальность, а приукрашенную безнравственность – за пример, достойный подражания.

Большинство существующих светских литературных премий не учитывают духовную, нравственную составляющую произведения. Для них важны красота слова, эффектность изложения: роман должен быть захватывающим, и не важно, какими средствами это достигается, главная ценность – массовый спрос. Но это, на мой взгляд, неправильный принцип. Литература должна развивать у человека тягу к красоте, добру, совершенству, к Богу.

Если издавать только то, что способно принести прибыль, то многие талантливые произведения современных авторов, которые помнят о высоком предназначении литературы, о нравственной ответственности писателя, могут остаться неизвестными широкому читателю. Для таких писателей премия имени святых Кирилла и Мефодия будет поддержкой как моральной и информационной, так и материальной.

Есть ли у премии зримый символ?

– Конечно. Лауреату Патриаршей литературной премии вручаются изготовленная из серебра позолоченная медаль с изображением святых равноапостольных Кирилла и Мефодия и надписью «Патриаршая литературная премия имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия» на обратной стороне и диплом.

Каким критериям, в первую очередь – нравственным или художественным, должна отвечать книга, чтобы быть удостоенной этой престижной, именно духовной премии?

– Во-первых, должен сказать, что Патриаршая премия присуждается не книге, а писателю, внёсшему наиболее значительный вклад в утверждение духовных и нравственных ценностей в жизни человека, семьи, общества. Это премия для авторов, которые создали высокохудожественные литературные произведения. Премия призвана поощрять литературное искусство, которое отвечает этическим принципам и высоким эстетическим критериям. Именно такое сочетание способно сделать нашу современную литературу наследницей и продолжательницей великой русской классической литературы.

Если произведение не несёт в себе художественную красоту, не созидает душу человека, а разрушает, если оно не соответствует этическим принципам, а противоречит им, его автор не может быть удостоен Патриаршей премии. Авторы бездарных произведений вряд ли будут выдвинуты на соискание премии. Ведь в Совет экспертов и в Палату попечителей вошли компетентные специалисты, способные проанализировать не только этический аспект, но и качество реализации художественного замысла литературного произведения.

Хочу ещё раз подчеркнуть, что премия святых Кирилла и Мефодия присуждается не за одно произведение, а за вклад автора в духовное и нравственное развитие личности, общественных отношений, включая значимость созданных им литературных произведений.

Значит ли это, что авторы книг, выдвигаемые на эту премию, должны не просто своими произведениями, но и жизненным примером демонстрировать верность христианским ценностям?

– В Положении о премии записано, что при её присуждении надо учитывать не только литературные достоинства конкретного произведения, но и общественную позицию человека, его вклад в культурную и духовную жизнь страны. По словам Святейшего патриарха, личность самого автора, помимо его творчества, также должна быть достойна этой премии.

Многих обрадует тот факт, что правом выдвижения кандидатов на соискание премии обладают общественные организации и редакции литературных журналов. Это действительно даёт надежду, что это будет премия, посвящённая вечным ценностям в отечественной словесности, т.е. тем книгам, которые важны для каждого из нас?

– В Совет экспертов и в Палату попечителей Патриаршей литературной премии входят писатели, журналисты, литературоведы, представители духовенства. Мы работаем в тесном сотрудничестве на всех этапах присуждения премии.

Русская литература не должна утратить то огромное воздействие на умы и сердца людей, которое она имела и, я скажу, ещё имеет в нашем обществе. Слава богу, что наш народ не забыл имена великих писателей Пушкина, Гоголя, Достоевского, Шмелёва и обращается к их наследию. И сейчас много хороших творческих личностей, которые продолжают литературные традиции и создают замечательные произведения. Я повторюсь, но ещё раз подчеркну: книга должна развивать в человеке любовь к прекрасному, формировать душу человека, делать её доброй, способной противостоять злу. Сотрудничество Церкви и писательского сообщества должно способствовать достижению этой важной цели.

С издателями, авторами, литературоведами Русская православная церковь поддерживает связь и вне рамок Патриаршей литературной премии. У нас в Издательском совете регулярно проходят встречи, неформальные беседы, во время которых обсуждаются вопросы, являющиеся актуальными и для литературных кругов, и для Церкви.

Можно ли сказать, что поддержка лучших образцов современной русской словесности является одной из первоочередных задач для Русской православной церкви?

– Первоочередной, главной задачей Церкви во все времена было, есть и будет спасение человека, то есть приведение его ко Христу. Литература должна помогать человеку на этом пути, раскрывая гармонию Божьего мира, красоту человеческих отношений, основанных на добре, жертвенности, любви, и способствуя развитию в душе человека высоких качеств. Для выявления и поддержки авторов именно таких произведений художественной литературы и была учреждена премия имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Но это не единственная цель. Мы надеемся, что Патриаршая литературная премия будет содействовать формированию вкуса читающей аудитории, особенно молодёжи. Не менее важным является сохранение традиций уникального отечественного литературного наследия в современном мире.

Беседу вела Ольга ШАТОХИНА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Строго, но справедливо

Литература

Строго, но справедливо

ЛИТКОНКУРС

Здесь строго всё…

Сергей Петров

Немногие знакомы с творчеством поэта Сергея Петрова. Он прожил недолгую жизнь, всего двадцать семь лет, и отдал её за Родину в далёком 1941 году. С. Петров родился и жил в Тверской губернии, поэтому неслучайно именно там в 2007 году появилась идея проводить поэтические конкурсы, названные его именем. Главной задачей организаторов было сохранить память об этом человеке и собрать оставшиеся крупицы его неординарного поэтического творчества.

Организатор конкурса, молодой поэт, журналист и критик Владимир Коркунов два года вместе с членами жюри отбирал лучшие произведения, присылаемые со всех уголков России и из зарубежья. Интересно, что, казалось бы, провинциальный конкурс получил немалый резонанс, собрав около трёх сотен участников, представлявших 103 населённых пункта из 15 стран и федеральных республик. Наконец отбор был завершён, и по итогам конкурса в издательстве журнала «Юность» вышел в свет сборник «Обретённый голос», куда вошли произведения талантливых поэтов-участников, а также очерк о жизни и творчестве С. Петрова и его стихи. Неслучайно сборник называется именно так – ведь благодаря интересу к поэту-патриоту, пропавшему без вести в Западной Белоруссии, стихи Петрова (и наша память тоже!) получают вторую жизнь, обретают голос, казалось, навечно потерянный 70 лет назад.

В редакции журнала «Юность» состоялось торжественное награждение лауреатов конкурса. Победителями стали: Галина Рымбу (Омск), Анна Орлицкая (Москва), Александра Пожарская (Иркутск) и Виталий Молчанов (Оренбург).

Главный редактор «Юности» Валерий Дударев приветствовал собравшихся в небольшом, но уютном конференц-зале. Лауреаты читали свои произведения и рассказывали о своих литературных пристрастиях – об этом настоятельно просили организаторы, решив таким образом не только разнообразить процесс награждения, но и узнать, кто из современных поэтов и прозаиков близок пишущей молодёжи. Я была весьма удивлена, когда выяснилось, что любимым автором молодых поэтов стал немного подзабытый ныне Дмитрий Воденников! Авторы постарше больше предпочитали классическую литературу. Гости вечера, прозаик Игорь Михайлов, писатель-фантаст Андрей Щербак-Жуков, поэт и бард Алексей Витаков, поэты Борис Лукин и Борис Кутенков, сказали немало тёплых слов об участниках конкурса, их «Обретённом голосе», обо всех, кто избрал именем конкурса не известного всем поэта, а простого парня, учителя, который страстно любил поэзию и русскую литературу. Безусловно, если поэт был бы жив, он гордился бы своими талантливыми преемниками и самим конкурсом, в котором «строго всё…», но справедливо.

Марина КУЛАКОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Памятные даты июля

Литература

Памятные даты июля

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Составил Анатолий ПАРПАРА

1 – 110 лет со дня рождения Владимира Александровича Луговского (18 июня (ст. ст.) 1901, Москва, – 5 июня 1957, Ялта, похоронен в Москве), русского поэта. Сын учителя, в 17 лет, окончив гимназию, поступил в Московский университет. Но вскоре уехал на Западный фронт и связал почти на шесть лет свою жизнь с Красной армией. Первая книга стихотворений «Сполохи» была издана в 1926 г. Восемь последующих: «Мускул», «Страдания моих друзей», «Большевики пустыни и весны»», «Избранные стихи», «Европа», «Моё поколение», «Восток и Запад», «Жизнь» – вышли одна за другой. С годами в его поэзии интеллигент, который шёл на службу к пролетариату («Хочу позабыть своё имя и званье, / На номер, на литер, на кличку сменять»), восстановил своё достоинство. И сказал своё значительное слово в поэзии в последние годы своей жизни. «Солнцеворот», «Синяя весна», «Середина века» – сборник, книга, поэма. Три неколебимые вершины его творчества» – с этим веским определением С. Наровчатова трудно не согласиться.

1 – 115 лет со дня рождения Павла Григорьевича Антокольского (19.06. (ст. ст.) 1896, Санкт-Петербург, – 09.10. 1978, Москва), русского поэта и переводчика. Сын юриста, он поступил на юрфак МГУ, но любовь к театру привела его в студию Евгения Вахтангова, где он трудился режиссёром до 1934 г. Кстати, во время Великой Отечественной войны руководил фронтовым театром. Первая книга поэзии вышла в 1922-м. Но вскоре увлечение акмеизмом сменяется влечением к западноевропейской истории, в частности, настоятельным интересом к ордену тамплиеров. Что и отразилось в сборниках: «Запад», «Третья книга», поэмах «Робеспьер и Горгона», «Коммуна 71 года», «Франсуа Вийон». В сборниках предвоенных лет («Действующие лица», «Большие расстояния») начинают звучать ритмы повседневной жизни. Начало войны и гибель сына Владимира отозвались в отцовском сердце поэмой «Сын», ставшей известной во всей стране (Сталинская премия 1946 г.). Последующие книги («Мастерская», Высокое напряжение», «Четвёртое измерение», «Повесть временных лет», «О Пушкине», «Конец века») отражают размышления поэта о высоком искусстве, русской и европейской классике, о революциях и влиянии их на судьбы мира. Антокольский знал поэтические взлёты и слышал рыки власти, грешил и радовал друзей и учеников. О нём осталось немало добрых воспоминаний.

3 – 215 лет со дня рождения Николая Алексеевича Полевого (22.06. (ст. ст.) 1796, Иркутск, – 22.02. (ст. ст.) 1846, Санкт-Петербург), русского писателя, историка, создателя слова «журналистика». Отец, богатый курский купец, позаботился о домашнем образовании сына. В 24 года Николай перебрался в Москву, где его приняли как купца-самоучку. Через пять лет Полевой стал издавать «Московский телеграф», журнал «литературы, критики и художеств». Это был формат русского энциклопедического журнала, оказавшего влияние на создание знаменитых «Библиотеки для чтения», «Отечественных записок», «Современника». Белинский высоко оценил новаторство молодого литератора, но он же серьёзно критиковал его исторические труды и романы. Погодин – автор шеститомной «Истории русского народа» (1929–1833), повестей «Блаженство безумия», «Живописец», «Эмма»; романа «Аббаддонна», исторического романа «Клятва при гробе Господнем»; 40 пьес, среди которых «Дедушка русского флота», «Елена Глинская», «Параша-сибирячка», «Ломоносов, или Жизнь и поэзия», «Русский моряк. Историческая быль», «Ермак Тимофеевич, или Волга и Сибирь». Его прозаический перевод «Гамлета» Шекспира был принят с большим интересом. Написал книгу статей «Очерки русской литературы» (1839). И сегодня интересны размышления о трудах Державина, Жуковского, Пушкина. Его жизнь была заполнена подвижническим трудом.

13 – 160 лет со дня рождения Сергея Михайловича Кравчинского (Степняк) (01.07. (ст. ст.), 1851, село Новый Стародуб на Украине, – 11.12. 1895, Лондон), русского писателя. Его отец был военным, что и повлияло на выбор начальной профессии: он окончил артиллерийское училище. Но послужил царю недолго, так же недолго учился на агронома и наконец выбрал то, что стало его судьбой: революционную борьбу с самодержавием. И худший вариант её – террор. Орудием этой борьбы он избрал кинжал (убил в 1878 г. шефа жандармов Н.В. Мезенцева) и перо. Первым опытом сочинительства – уже в Швейцарии – стала книжечка, оправдывающая его поступок, «Смерть за смерть». Затем в Италии выходит книга очерков о подпольном движении «Подпольная Россия», которую заметили М. Твен, Э. Золя, А. Доде, И. Тургенев, Л. Толстой… В Лондоне издаются книги «Россия под властью царей», «Русская грозовая туча», «Русское крестьянство». Его друзьями становятся Ф. Энгельс, Э.Л. Войнич, Э. Бернштейн, У. Моррис, сёстры Личкус, Л. Куперник, чета Эвелинг, которая издаёт роман «Карьера нигилиста» («Андрей Кожухов»). Незадолго до случайной гибели успел издать ещё одну негативную книгу о русских царях-современниках.

17 – 120 лет со дня рождения Бориса Андреевича Лавренёва (05.07. 1891, Херсон – 07.01. 1959, Москва), русского писателя и драматурга. Будущий сочинитель родился в семье учителя-словесника, но поступил учиться в МГУ на юрфак. Первые стихи напечатал в периодике в 20 лет. Первую прозу – в 33 года. Участвовал в Первой мировой войне. Гражданскую начинал в Добровольческой армии, а завершил в Красной. Пятилетие с 1923 г. было для писателя самым плодотворным – он написал семь повестей: «Марина», «Ветер», «Звёздный цвет», «Сорок первый», «Рассказ о простой вещи», «Седьмой спутник», «Гравюра на дереве». Самой талантливой и востребованной оказалась повесть «Сорок первый» – она стала пьесой и была дважды экранизирована. Как драматург Лавренёв написал несколько пьес. Две из них, самые актуальные, получили Сталинские премии: «За тех, кто в море!» (1946) и «Голос Америки» (1950).

23 – 185 лет со дня рождения Александра Николаевича Афанасьева (11.07. (ст. ст.) 1826, г. Богучар Воронежской губернии, – 23.09. (ст. ст.) 1871, Москва) – выдающегося русского литературоведа, знатока народного творчества. Его отец был образованным человеком и приучил сына к чтению. Страсть к литературоведению проявилась уже во время учёбы в МГУ на юрфаке. Так Александр стал сотрудником «Современника» и «Отечественных записок». Окончив университет, Афанасьев поступает на службу в Московский главный архив Министерства иностранных дел, где за несколько лет делает успешную карьеру. Но главное дело для него – создание своей библиотеки из старинных книг и рукописей и изучение их. Он даже начал издавать уникальный журнал «Библиографические записки», где публиковал статьи: «Сатиры Кантемира», «Н.И. Новиков», «Литературная полемика прошлого столетия», «Русская книжная торговля». Им были изданы «Народные русские сказки» в трёх томах, «Русские детские сказки», а за границей вышли «Русские заветные сказки». Но основным трудом подвижника являются всё же «Поэтические воззрения славян на природу», принёсшие ему мировую известность. И волнующие неравнодушное сердце исследователей и читателей до сих пор.

25 – 100 лет со дня рождения Петра Степановича Комарова (12.07. (ст. ст.) 1911, д. Боево Крестецкого уезда Новгородской губернии, – 30 сентября 1949, Хабаровск), русского поэта. Ему было семь лет, когда родители из Петрограда переехали на другой конец света, в с. Поповку Амурской области. С 14 лет он студент техникума – активный комсомолец. В 15 лет печатает свои стихи. В 18 лет – сотрудник редакции «Набат молодёжи». В то время взрослели быстро. Первый сборник «У берегов Амура» вышел в канун Великой Отечественной. Во время войны вышло ещё пять книг: «Время бесстрашных», «Как пруссак попал впросак», «С востока на запад», «Хинганский родник» и «Золотая просека». Названия говорящие – об эпохе. И в сердцах современников они отзывались эхом, мобилизующим на труд и подвиг. В то время лирика была в сердце каждого, но сатира – а Комаров писал и фельетоны – была востребованнее в быту и на фронте. В 1945 г. Пётр Комаров участвует в качестве корреспондента в боевых действиях 1-го Дальневосточного фронта… И пишет стихи – три цикла «Маньчжурская тетрадь», «Монгольские стихи», «Корейские мотивы». В 1950 г. его поэзия удостоена Сталинской премии третьей степени. К сожалению, автора уже не было – больное сердце не выдержало нагрузок.

28 – 115 лет со дня рождения Бориса Викторовича Шергина (16.07. (ст. ст.) 1896, Архангельск, – 30.10. 1973, Москва), русского писателя-фольклориста. Как утверждают исследователи, родители передали сыну в дар умение сказывать и видеть поэзию родного Севера. И Борис не подвёл их, вникая в орнаменты и заставки книг, записывая былины и бывальщины, занимаясь археографической работой. Большую роль для развития его таланта сыграла учёба в Строгановском училище: «Талантливые педагоги-художники, такие как С.С. Голоушев, С.В. Ноаковский, П.П. Пашков искру любви к искусству умели раздувать в пламя» – вспоминал Шергин позже. В 31 год он выпускает первую книгу – «У Архангельского города, у корабельного пристанища» – записи архангельских старин. В 1930-м выпускает «Шиша Московского» – «скоморошью эпопею о проказах над богатыми и сильными». В 1936-м издаются «Архангельские новеллы» – книга о нравах старомещанского Архангельска; в 1939-м – «У песенных рек». Сборник «Поморщина-корабельщина» (1947), точнее, вульгарная критика его, отняла на долгие годы его творчество у читателя. Но благодаря статье Леонида Леонова в «Известиях» (1959) – отклик на книгу Шергина «Океан – море русское» – заслуженное признание приходит к писателю. Творчество его огромно, душа его – вместилище духа. Фёдор Абрамов так описывал старца Шергина: «Впечатление – благость, святость, неземная чистота». Не верить ему невозможно.

30 – 85 лет со дня рождения Афанасия Игнатьевича Фёдорова (30.07. 1926, Харбалахский наслег Верхневилюйского улуса Якутской АССР, – 19.04.1959, Москва), якутского писателя. В 20 лет, окончив Вилюйское педагогическое училище, стал работать учителем русского языка и литературы. В 22 года опубликовал первые рассказы «Огородница» и «Вперёд». Со временем автор переработал его в пьесу, шедшую с неизменным успехом. После окончания Литературного института им. Горького Фёдоров всерьёз берётся за прозу. Его сборник рассказов «Трактовая дорога» вызвал широкий читательский интерес своей правдой о жизни селян. А повесть «Неувядающие ветви» была отмечена второй премией на республиканском конкурсе. К сожалению, жизнь талантливого прозаика оборвалась на 33-м году жизни.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Литинформбюро

Литература

Литинформбюро

Литюбилеи

В Малом зале Центрального Дома литераторов прошёл круглый стол «Белинский и русская литература», посвящённый 200-летию со дня рождения великого критика. Его вёл писатель Владимир Мирнев. В обсуждении принимали участие историки литературы, филологи, писатели и критики. Открыл вечер доктор филологических наук профессор МГУ Валентин Недзвецкий. К микрофону выходили Леонид Вуколов, Вячеслав Ерохин, Ирина Монахова, Сергей Соколкин, Александр Зарипов и др.

Исполнилось 70 лет Анатолию Богдановичу, замечательному поэту из подмосковных Химок, автору многих книг, сильному, мужественному человеку. «ЛГ» сердечно поздравляет юбиляра!

Литконкурс

Радищевский музей впервые принял участие в ежегодном областном конкурсе «Лучшие книги года», который организует Министерство печати и информации Саратовской области. Две книги, изданные в 2010 году к 125-летию Радищевского музея – библиографический указатель «Художники Саратова и Саратовской губернии» и книга «Саратовский Радищевский музей. Факты. События. Люди. 1885–2010», – были отмечены дипломом 2-й степени в номинации «Справочные издания». Дипломы победителям и участникам конкурса «Лучшие книги 2010 года» были торжественно вручены в актовом зале Саратовской областной научной библиотеки.

Литфестиваль

Московский Международный открытый книжный фестиваль в шестой раз собрал всех желающих погостить на празднике литературной жизни, оказаться в столичной гуще культурных событий и пройти четырёхдневный курс релакса в уютной, расслабленной атмосфере площадок-шатров с ностальгическими курортными названиями. За четыре дня проведения фестиваля во внутреннем дворике ЦДХ побывало более 30 000 посетителей. В этом году при поддержке посольств и культурных центров в фестивале приняли участие более 20 иностранных гостей из стран Восточной и Западной Европы (Белоруссия, Болгария, Великобритания, Германия, Дания, Италия, Испания, Латвия, Литва, Польша, Румыния, Сербия, Украина, Финляндия, Чехия, Швеция, Эстония, Франция).

Литдата

В краеведческом музее Покрова прошёл шестой ежегодный вечер памяти большого русского поэта, лауреата премии «России верные сыны» Николая Дмитриева (1953–2005 гг.). Вечер собрал родных и друзей известного автора, поэтов, краеведов, авторов-исполнителей и просто почитателей его таланта из Покрова, Петушков, Москвы, Орехово-Зуева, Ликино-Дулёва… По инициативе вдовы Н. Дмитриева Алины Доминиковны и с лёгкой руки директора музея Л. Колосовой с 2006 г. в краеведческом музее г. Покрова открыта постоянная экспозиция «Поэт Николай Дмитриев». В программе творческой встречи прозвучали стихи Дмитриева и песни на его произведения в исполнении Г. Богословой, В. Осипова, В. Алексеева, Е. Радченко, З. Столетовой, В. Жигунова.

Литпремии

В Санкт-Петербурге состоялась 13-я церемония награждения лауреатов премии братьев Стругацких. В номинации «Художественное произведение» награды удостоен Вячеслав Рыбаков за роман «Се, творю». В номинации «Критика и публицистика» победил Геннадий Прашкевич («Герберт Уэллс»).

В Стокгольме прошёл конвент «Еврокон-2011», организованный Европейским обществом научной фантастики, которое объединяет писателей-фантастов и поклонников научной фантастики. По словам издателя Глеба Гусакова («Снежный Ком М»), на этом самом престижном из европейских конвентов «наметился очевидный подъём интереса к научной фантастике вообще и к русскоязычной фантастике в частности». В номинации «Лучший дебютант года» премий были удостоены Мариам Петросян, Мария Ряполова, Иван Кузнецов и Тим Скоренко (уже получивший «Бронзовую Улитку» из рук самого Бориса Стругацкого). А в номинации «Лучший издатель» приз был вручён главному редактору «Ленинградского издательства» Александру Сидоровичу.

В день подписания номера, 28 июня, в Кремле чествовали молодых деятелей культуры, удостоенных премии президента России в размере 2,5 миллиона рублей. Среди награждённых – поэт из Вологды Мария Маркова, представленная на премию «Литературной газетой». Поздравляем и гордимся!

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Место встречи

Литература

Место встречи

Библио-Глобус

Мясницкая ул., д. 6/3, стр. 1

29 июня – презентация новой книги Николая Климонтовича «Спич», начало в 19.00.

5 июля – презентация «Журнала ПОэтов» и поэтический концерт, начало в 19.00.

Булгаковский дом

Б. Садовая, 10

6 июля – сказочный вечер с Евгением Клюевым, начало в 19.30.

Книжная лавка «Додо»

Рождественский б-р, 10/7

29 июня – презентация книги Ольги Лукас «13 редакция. Модель событий», начало в 20.00.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«…и всё, что видишь, записать»

Литература

«…и всё, что видишь, записать»

ЛИТКАРТА

Русская литература в Узбекистане: история с продолжением

Вадим МУРАТХАНОВ

Русская литература пришла на территорию Узбекистана с первыми русскими. Пионером туркестанской темы стал писатель и художник Николай Каразин, чьи бытописательские и батальные рассказы были популярны в XIX веке среди широкой российской аудитории. В 1910–1920 годы некоторой известностью пользовался долгие годы живший в Ташкенте поэт Александр Ширяевец, друг и единомышленник Есенина. Наконец, краткий визит самого Есенина в 1921 году, обросший легендами и слухами и предшествовавший написанию «Персидских мотивов», оставил глубокий след в памяти города. Напоминало об этой встрече классика с Ташкентом присутствие в городе Татьяны Есениной. Дочь великого поэта приехала в Ташкент в 1942 году и прожила здесь до самой своей кончины в 1992-м.

В военных сороковых бесценной прививкой для местной русской литературы стала эвакуация в Ташкент Анны Ахматовой, Алексея Толстого, Владимира Луговского… Их влияние на литературу республики трудно измерить в тиражах и наименованиях книг, но то, что сама почва здешней культуры получила благодаря эвакуации некоторую подпитку, сомнений не вызывает. Неслучайно ташкентские музеи Есенина и Ахматовой продолжают служить очагами русской культуры и местом встреч любителей поэзии.

Распад Союза застал русскоязычную литературу Узбекистана в приличной форме. С одной стороны, в начале 90-х ещё не приобрёл большого масштаба отток литераторов в Россию и на Запад. Идеологическая атмосфера и быт менялись не вполне уловимо, не вынуждая авторов и редакторов к поспешному бегству на разнообразные исторические родины. С другой стороны, зависимость от занятой своими проблемами бывшей метрополии сводилась к нулю, что освобождало уже не столько от, по сути, почившей к тому времени цензуры, сколько от невольного втягивания в водоворот политических страстей, который затронул тогда немало звучных имён советской литературы.

В литературе Узбекистана успешно работали в те годы поэты Александр Файнберг, Вадим Новопрудский, Михаил Книжник, Рифат Гумеров, прозаики Алексей Устименко, Сергей Спирихин и Вячеслав Аносов. В 1990 году вернулся из Москвы, чтобы возглавить республиканский журнал «Звезда Востока», Сабит Мадалиев, и последующее пятилетие стало, возможно, самым заметным и продуктивным периодом в истории этого издания.

В эти же годы в Узбекистане складывается ферганская школа поэзии. Основателем её, как принято считать, стал поэт и педагог Александр Куприн, писавший под псевдонимом Абдулла Хайдар; наиболее ярким и известным в России автором – Шамшад Абдуллаев. Ферганцы (кроме названных это Хамдам Закиров, Григорий Коэлет, Даниил Кислов, Ольга Гребенникова и др.) декларативно оставляли за русским языком функцию коммуникативного материала, ориентируясь в своих художественных поисках на западную верлибрическую поэзию и европейский кинематограф.

На фоне творчества ферганцев и начинающегося оскудевания русской речи неожиданно актуальной оказалась эстетическая платформа другого объединения поэтов – «Ташкентской поэтической школы». В него вошли Санджар Янышев, Евгений Абдуллаев (Сухбат Афлатуни), автор этих строк и ещё ряд поэтов. Ташкентцы, акцентируя свою принадлежность к культурному пограничью, искали литературные корни в первую очередь в русской поэзии XX века. В новейшей истории литературы Узбекистана представители «Ташкентской школы» имеют шанс остаться как основатели выходившего с 1999 по 2004 год русскоязычного альманаха «Малый шёлковый путь» и проводившегося в 2001–2008 годах Ташкентского открытого фестиваля поэзии. У этих интернациональных проектов были схожие цели: разрыв литературной изоляции, выход авторов Узбекистана на более широкую аудиторию – и, с другой стороны, знакомство читателя-узбекистанца с творчеством поэтов зарубежья, преимущественно ближнего. Литературные связи внутри СНГ в целом к концу 90-х оказались нарушены (впрочем, на глазах распадалась и возникшая в советские годы школа художественного перевода), и задача их восстановления выглядела самой насущной на тот момент. Наиболее интересным среди выпусков «Малого шёлкового пути» оказался 3-й, где в поэтическом разделе было широко представлено творчество и ташкентских, и ферганских поэтов – как живущих в республике, так и покинувших её к тому времени. В последнем, 5-м, выпуске альманаха опубликована стенограмма круглого стола «Русская литература в Средней Азии: пути и перспективы», где, возможно, впервые был поднят вопрос типологического разграничения работающих в современной литературе региона русских и русскоязычных писателей. Даже если автор не позиционирует, подобно ферганцам, своё отмежевание от русской литературной традиции, причислить к корпусу русской литературы некоторые написанные на русском языке тексты иногда бывает затруднительно. Препятствуют этому не столько словарь писателя, тематика произведений, восточные реалии в них, сколько своеобразный синтаксис, отражённый в тексте менталитет, совокупность культурных ценностей, опора на приёмы, характерные для литературной традиции Востока. Для иллюстрации можно сопоставить стихи сверхпопулярного в республике, не так давно ушедшего из жизни Александра Файнберга – и рубаи Сабита Мадалиева, одного из наиболее заметных среди пишущих на русском поэтов современного Узбекистана.

Более долговечным проектом оказался ташкентский альманах «Ark» (главный редактор – Рифат Гумеров). Если первые его выпуски были посвящены фиксации наиболее интересной неподцензурной, преимущественно авангардной ташкентской прозы позднесоветского периода и первых постсоветских лет, то сегодня вокруг этого издания группируются авторы, продолжающие жить и работать в стране на данный момент.

Нахождение Узбекистана и России в разных культурно-информационных полях приводит – приблизительно с конца 90-х – к возникновению своего рода двойных литературных иерархий. Некоторые пишущие на русском авторы достаточно популярны внутри республики, пользуясь в том числе признанием официальным, но не востребованы за её пределами. Известность других поэтов можно назвать «отражённой»: сначала они поверх местных литературных голов и структур заявляют о себе в зарубежных (прежде всего российских) изданиях – и лишь затем оказываются прочитаны и услышаны на родине. Этот феномен, впрочем, наблюдается сегодня и в других постсоветских странах.

Однако известность за пределами республики – именно в силу новой информационной ситуации – не всегда безусловный критерий качества литературы. И вниманию читателей хотелось бы предложить тексты авторов, принадлежащих как той, так и другой категории.

Среди живущих сегодня и пишущих на русском поэтов Узбекистана выделяются два имени, состоявшихся и приобретших известность ещё до 1991 года, – Сабит Мадалиев и Рифат Гумеров. От следующей волны, начинавшейся в 90-х, в литературном строю остались Шамшад Абдуллаев и вернувшийся в Ташкент после нескольких лет, проведённых в Санкт-Петербурге, Алексей Кирдянов. 2000-е принесли литературе Узбекистана знакомство с Сухбатом Афлатуни, Ларисой Дабижей, Людмилой Бакировой, Викой Осадченко, Баходыром (Бахом) Ахмедовым, Николаем Ильиным, Алиной Дадаевой… Массовый исход русскоязычной интеллигенции из региона заметно перетасовал литературные карты и сделал возможным выход на первые позиции в том числе и тех авторов, кто в силу разных причин в 80-е и 90-е находился за спинами коллег. Неслучайно на семинарах для пишущих на русском языке литераторов, которые ведёт с недавнего времени Алексей Устименко, можно встретить сегодня авторов любого возраста.

Трудно прогнозировать дальнейшее развитие в республике литературы на русском. Одно можно утверждать наверняка: наиболее плодотворным для неё остаётся путь взаимопроникновения, обмена и активного культурного взаимодействия, с одной стороны, с литераторами, пишущими на узбекском; с другой – с авторами, живущими за пределами Узбекистана. Русская литература здесь может взять на себя функцию своеобразного мостика, соединяющего Запад и Восток, одинаково важного как для узбекской, так и для русской культуры.

Сухбат Афлатуни

гнездо на моей голове                                                                                                                           

проснулся с гнездом на моей голове

сколько же я проспал?

а родные решили что я в чалме

что не снял перед сном тюрбан

потом заполз мне в постель соловей

и спросил сколько ж ты проспал?

он гнездо от моей головы отклеил

и на крыльях в окно убежал

а родные спросили а где чалма?

я в окно показал во-он там

но окно целиком занимала зима

и густел тишины фонтан

Бах Ахмедов

* * *                                                                                                                                                      

Мне хочется уснуть, забыв о том,

как тело светится, как плачут наши руки,

бессильные найти во тьме другого…

Забыть о той стене, что делит ложе,

о странном одиночестве, что любит

обоих нас сильней, чем мы – друг друга.

Проходит ночь, и всё, что остаётся, –

твой бледный силуэт на фоне утра,

и пустота над нами, в нас, за нами,

и старая, почти слепая жалость,

и время, что уснуло, как котёнок,

на тающем тепле одежды нашей.

Рифат Гумеров

* * *                                                                                                                                                      

Домой вернулся – не узнал

Двора.

Не год – домой не приезжал –

Не два.

И вот приехал – вырвавшись

Едва…

Кружится здесь от детства

Голова.

И пахнут апельсинами

Дрова.

И кажутся красивыми

Слова –

Простые, словно небо и

Трава.

И славы словно не было –

Молва…

И жизни словно не было –

Была.

Людмила Бакирова

* * *                                                                                                                                                        

Ставлю белые – в вазе – кувшинки,

закругляю дневные дела,

предзакатно алеют тропинки,

из подсолнуха жёлтой корзинки

мёд на лапках уносит пчела.

Птицы прячутся вечером в гнёзда,

дремлет сад, отступает жара,

месяц тает,

хозяйка с утра

топит печь и упавшие звёзды

выметает метлой со двора.

Алина Дадаева

* * *                                                                                                                                                     

В коридоре слепого отчаянья

Всякий раз обращаешься в слух,

Чья-то тень одиноко качается

На полу.

Чей-то голос скребётся за стенами,

Как о ветер – засохший ковыль,

Чей-то меч нависает над теменем

Восковым.

Тусклой спичкой проход освещается,

Замираю у тёмной двери:

Коридор впереди превращается

В лабиринт.

Виктория Осадченко

* * *                                                                                                                                                             

Оставить кофе на глоток;

оставить стирку на потом;

запрятать в стол на чёрный день

мой самый светлый сон под утро,

и чтобы холодом подуло,

и чтобы свитер твой надеть…

Река текла и утекла.

Когда на донышке – тепла,

в крови не остаётся лета.

Вокруг сплошное ОРВИ,

но я всё так же о любви,

внося в разброд посильно лепту.

Я слишком много говорю.

Пора вернуться к букварю:

вот аз, вот Азия, вот узкий

трёхдневный серпик в небесах.

Сесть у окна и буквы лузгать,

и всё, что видишь, записать.

Сабит Мадалиев

* * *                                                                                                                                                       

как беркут охраняющий пустыню

с вершины мною прожитых годов

я охраняю в памяти своей

воспоминанья о тебе

и снова

как солнце осени

рука твоя тепла

Алексей Кирдянов

ПОЕЗДКА В САД                                                                                                                                

Наконец вернулся я, и звенит трамвай:

«Место незнакомое, Алексей, узнай».

Новостройки «новые» – старые,

как свет.

Меж домами улочек и различья нет.

Солнцу негде спрятаться –

нет и деревца,

и довёз трамвай меня до старого кольца.

Здесь у поликлиники был когда-то сад.

Где же? – под себя подмял сад

Юнус-Абад.

Но готов проехать я в восемь лет назад,

чтоб сойти с трамвая в яблоневый сад.

Николай Ильин

ИЗ «СЕНТЯБРЬСКОГО»                                                                                                                         

Сентябрьский день отбрасывает свет

На блёклую поверхность саркофага

И выставляет прошлого портрет,

Где, как листва, пожухлая бумага.

Но сила осени склоняется ко сну.

Не спрашивай – я отвечать не буду:

Не объяснить, как я обрёл весну, –

Без тайны не бывает чуда!

Я навсегда из прошлого уйду,

Где осень мне оставила постскриптум,

Где высох цвет в заброшенном саду

И замер звук расклеившейся скрипки.

Я трону дверь неопытной рукой

И выйду в мир возвышенного детства –

В пространство времени,

что вечно предо мной,

Под звуки музыки, неведомой, как сердце… 

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«Я знаю дивного певца»

Литература

«Я знаю дивного певца»

ДАТА

225 лет назад, 19 июня 1786 года, родился Фёдор Николаевич Глинка. Он родился в селе Сутоки Духовщинского уезда, в родовом имении Глинок – на земле, впитавшей кровь многих войн. В современной деревне Сутоки, что в Духовищенском районе Смоленской области, по данным 2007 года, проживают три человека...

Фёдор Глинка был воином, поэтом и богословом. Герой наполеоновских войн, ближайший соратник бесстрашного «солдатского генерала» Милорадовича, победитель! Своего отца-командира он славил в «Авангардной песне»:

Здесь Милорадович

пред строем,

Над нами Бог, победа с ним;

Друзья, мы вихрем за героем

Вперёд, умрём иль победим!

Когда я в детстве прочитал его стихотворение «Москва» (1840), взял себе за правило входить в Кремль только с непокрытой головой – в любой мороз. Потому что Глинка писал:

Кто Царь-колокол подымет?

Кто Царь-пушку повернёт?

Шляпы кто, гордец, не снимет

У святых в Кремле ворот?!

Ты не гнула крепкой выи

В бедовой твоей судьбе:

Разве пасынки России

Не поклонятся тебе!..

Разве можно не поверить этим строкам? И мы, не желая становиться гордецами, снимали шапки у Троицких и Боровицких ворот (слава богу, тогда Кремль можно было посещать бесплатно, без билетов!) и твёрдо знали, что нет на земле места священнее и прекраснее Московского Кремля.

Это стихотворение вообще удивительное, немеркнущее. Лучше написать о нашем городе невозможно: Это ведь не просто поэтический дифирамб. Глинка, не теряя напевной ясности, приоткрыл и духовный образ Москвы, метафизику города.

Город чудный, город древний,

Ты вместил в свои концы

И посады и деревни,

И палаты и дворцы!

Опоясан лентой пашен,

Весь пестреешь ты в садах;

Сколько храмов, сколько башен

На семи твоих холмах!..

…На твоих церквах старинных

Вырастают дерева;

Глаз не схватит улиц длинных...

Это матушка-Москва!

…Ты, как мученик, горела,

Белокаменная!

И река в тебе кипела

Бурнопламенная!

И под пеплом ты лежала

Полоненною,

И из пепла ты восстала

Неизменною!..

В русской поэзии есть два великих стихотворения под названием «Москва». Второе («Ехал я под Берлином/ в сорок пятом году…») написал Твардовский, и в нём мы чувствуем тот же хмель Победы, который Глинка вкусил на пути из Тарутина в Париж в 1812–1814-м…

Фёдор Глинка пытался воплотить в поэзии евангельский идеал, в его духовной поэзии есть подлинные прозрения. Его офицерские мемуары – бесценное свидетельство о русской армии времён Кутузова и Милорадовича. Непобедимое воинское поколение! У Глинки мы видим не только удаль и стойкость русского воина той поры, мы видим офицера думающего, даже мечтательного. Он был просветителем. Писал не только для утончённой публики, но и для народа: «Зиновий Богдан Хмельницкий», «Лука да Марья». В начале ХIХ века тоже нужно было бороться за массового читателя, чтобы он окончательно не ушёл к Милорду и Блюхеру. Оно, конечно, прусский фельдмаршал Блюхер – великий полководец, но России необходимы русские герои… Он прожил долгую, почти вековую жизнь праведника. В русской классической литературе он – главный долгожитель, куда там старику Державину или Вяземскому! Вдумаемся: в литературе он был младшим современником Державина и Крылова, а умер, когда Алексей Пешков уже пребывал «в людях».

Пока мы чувствуем незримое присутствие таких героев, как Фёдор Глинка, не потеряна  связь с поколением исполинов 1812 года. Вспоминая о нём, невольно выпрямляешь спину. Но сегодня хочется поклониться честному воину нашей литературы Фёдору Николаевичу Глинке.

Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Пародии от Евгения Минина

Литература

Пародии от Евгения Минина

БУЛГАКОВСКИЙ МОТИВ                                                                                                               

В этом городском пейзаже,

где и негде полетать,

как-то неприлично даже

о Психее вспоминать.

                      Олеся Николаева

В пробках мёрзнем, холодея,

нету сил давить на газ,

и психуя лишь Психею

вспоминаю каждый раз.

Нынче ходят кривотолки –

хочешь – плачь, а хочешь – вой,

что на импортной метёлке

я летаю над Москвой.

Только воздуха нет гаже

над столицей – надо знать,

в этом городском пейзаже

не подумаю летать,

бабкам нервы щекотать.

КОРЯВЕРЗНОЕ

Не грозит забвение мне, ни слава –

запоздалый отпрыск иной земли,

я стихи научился слагать коряво,

дабы предки вдумчиво их прочли.

                                       Максим Амелин

Я для вас сочиняю, милые предки,

и  сложить хочу покорявее стих.

Верю, время придёт – вы слезете с ветки

и корявость увидите в книжках моих.

Я, конечно, страшусь, беру на заметку,

что спугнуть может строк моих чехарда,

что тогда вы с испугом вернётесь на ветку

и не слезете больше с неё никогда.

ПАМЯТИ ЗАБОЛОЦКОГО

Гуляка праздный сразу после школы

идёт учить модальные глаголы,

но – глядь – уж на диване распростёрт.

Хорошие стихи есть суррогат.

                                               Олег Дозморов

Понять строку попробуй-ка, сумей:

Гуляка праздный самых честных правил,

поев, к дивану свой маршрут направил,

но – глядь, лежит раздавленный там змей.

«Что за писатель подложил ужа!» –

кричал гуляка долго и модально.

Попробуй подложи змею – реально

в любом из нас на миг замрёт душа.

Встречаем часто строки-суррогат,

но если зарифмованы умело,

печатают – кому какое дело,

никто потом не будет виноват.

А если так, то истина проста:

зачем стихи обожествляют люди,

сосуд они, в котором пустота,

или огонь, мерцающий в сосуде?

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«Так называемая ткань так называемой жизни»

Библиосфера

«Так называемая ткань так называемой жизни»

ДВА МНЕНИЯ ОБ ОДНОЙ КНИГЕ

«ЛГ» начинает обсуждение произведений, вышедших в финал премии «Большая книга»

Ксения АНОСОВА

Дмитрий Данилов. Горизонтальное положение.ЭКСМО, 2010. – 320 с. – 3000 экз.

Представьте, что вы собираете пазл без образца его финальной картинки. Вы скрупулёзно подбираете фрагменты, поочерёдно прикладываете их друг к другу, меняете местами, переворачиваете то одной стороной, то другой. Работа кипит и увлекает. Но вот мозаика почти собрана, вы ставите на место последнюю фишку, чуть отстраняетесь, чтобы обозреть плоды своего труда, и вдруг с удивлением обнаруживаете, что вся картина – однотонный серый квадрат. Вроде того, что на культовом полотне Малевича, только не чёрный (тот козыряет гранями, инерцией, перспективой), а серый – плоский, выцветший, бесполый.

Примерно такие ассоциации вызывает роман Дмитрия Данилова «Горизонтальное положение».

Сюжет романа на редкость прямолинеен. Банально-посредственный журналист, без особого энтузиазма подвизавшийся работать сразу для нескольких печатных изданий, влачит довольно жалкое существование: живёт в подмосковном Кожухове, мотается по городам разной степени удалённости и литературным мероприятиям разной степени значимости, практикует православие, впрочем, не слишком-то ревностно, и большую часть своего времени проводит в общественном транспорте. Переживая изо дня в день один и тот же небогатый спектр состояний – «…лень, уныние, суета, дебелость плоти», – он размеренно плывёт по течению жизни, не противится обстоятельствам, не ищет возможностей, зависит от собственных привычек и безоговорочно подчиняется негласным правилам «нормальной» обывательской жизни.

«25 февраля. Позднее пробуждение, отсутствие сил и желания совершать сколько-нибудь осмысленные действия, вялая маета, употребление некоторого количества сухого вина, горизонтальное положение, сон».

В определённый момент судьба подкидывает герою шанс – участие в крупном книжном фестивале в Нью-Йорке. Но, вырываясь за пределы страны и тем самым, казалось бы, расширяя свои внутренние границы, он лишь сильнее ощущает бесцельность и однообразие проживаемой жизни, и не только своей собственной, но и той, что незримо протекает вокруг него. Новый город становится лишь очередным препятствием к такому желанному, надёжному и проверенному «горизонтальному положению». Всего лишь сменой декораций в вакууме, до отказа наполненном тишиной, усталостью и одиночеством.

Роман написан в форме дневника, но больше напоминает календарь-ежедневник, в котором по странному стечению обстоятельств зафиксированы события всех (без исключения!) дней прошедшего года. Время движется неохотно, стыдливо крадётся в пустоте набранного шрифта.

«31 января. Сорок лет. Горизонтальное положение, сон».

До этого момента, признаюсь честно, мне казалось, что повествование ведётся от лица перезрелого студента православного университета, хватающегося за любую возможность расслабиться, будь то Интернет, компьютерная игра или пиво с друзьями. Уже потом явно обозначились автобиографические нотки: путешествия, корпоративная периодика, литература. И всё же произведение получилось не слишком-то личным. Практическое отсутствие в описании эмоций и рефлексии главного героя, его внутреннего мира, его окружения, его «пространства» позволило роману остаться безликим. Вопрос «зачем?», который чаще всего ассоциирует читателя с героем, не возникает лишь потому, что остаются безличными «кто?» и «как?». Действие романа, казалось бы, такое бытовое и реалистичное, до «победного» конца не поддаётся восприятию, не затягивает, не увлекает, и только в развязке мы вдруг видим за всеми этими утомительными перечислениями, за однобокими рефренами, за истинами в стиле «50 на 50» человека, настоящего, живого, видим и вроде бы даже начинаем ему сочувствовать, но уже слишком поздно, и автор ставит финальную точку: «Горизонтальное положение. Сон».

Повествование раскачивается как маятник – туда-сюда, туда-сюда, – но, по сути дела, всё так же остаётся на месте. Все многочисленные путешествия главного героя, будь то поездка из страны в страну, из города в город, маршрут от дома до работы или до ближайшего продуктового магазина на соседней улице, обязательно повторяются в противоположном направлении, возвращаются к тому, с чего начинались.

Слог и манера Данилова, как отмечают многие критики, действительно узнаваемы. Монотонность, последовательность действий, планомерность событий, до въедливости узкий словарный диапазон, предложения на полстраницы и скупая хаотичность в постановке знаков препинания. Да, Данилов – не лирик. Стенографист, конструктор, дешифратор реальности – кто угодно, только не художник. Даже примитивизм в его прозе под грузом тавтологий и «колебаний» мысли иногда теряет ту самую упорядоченную логичность, неразрывность соединения, которые и составляют его характерную особенность, – когда из предыдущей фразы неизменно вытекает последующая. Как-то всё это плоско, однобоко, поверхностно, будто не доведено до конца то, что изначально задумывалось автором.

А что, в общем-то, задумывалось? История «лишнего человека», уставшего от однообразия собственной жизни? История вялого, бесцветного общества, невнимательного ко всему, что чуждо потребительским интересам? Социальная сатира? Всего по чуть-чуть, так что вначале мечешься, не знаешь, за что схватиться, а потом надоедает, бросаешь, теряя смысл происходящего, махнув на всё рукой. Данилов мастерски создаёт ложное движение, роман-пустышку, который мог бы длиться бесконечно, если бы на трёхсотой странице не надоел самому автору.

«15 октября. Сколько уже можно описывать все эти бесконечные поездки на автобусах, метро и такси.

26 октября. Надо уже как-то с этим заканчивать».

«Загипнотизировав» читателя простотой и монотонностью собственного слога, однообразием происходящих событий, под конец Данилов разрушает столь тщательно выстраиваемую иллюзию значимости текста. Он пишет:

«…Как хорошо, что это наконец закончилось. Как хорошо. Не нужно теперь мучительно вспоминать пустые, ничего не значащие подробности прошедших дней… Можно просто прожить день, другой, третий и ничего про них не написать, ни слова…»

Данилов как человек, безусловно, интеллигентный и образованный не мог не заметить ту злую шутку, которую сыграло с ним его собственное творение. Создавая роман о бессмысленности обыденного существования, о неизбежной серости повседневного, он создал в итоге роман-бессмыслицу, роман-серость. Роман-пустоту. Ничтожность жизни героя, его усталость, бренность стали ничтожностью, усталостью и бренностью самого произведения. Замысел подмял под себя его воплощение.

Остаётся, пожалуй, единственный вопрос: зачем создавать что-то заведомо слабее тебя самого? Что-то изначально и осознанно лишённое смысла? Ведь, по сути дела, основная мысль романа «Горизонтальное положение» выразительно и чётко укладывается в его эпиграф, в короткую цитату из «Серых дней» Юрия Мамлеева: «Но в общем всё осталось по-прежнему и ничего не изменилось, хотя как будто и произошли события».

Всё то же горизонтальное положение премиальной русской прозы, всё тот же летаргический сон.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Небитие лежачего

Библиосфера

Небитие лежачего

ДВА МНЕНИЯ ОБ ОДНОЙ КНИГЕ

«ЛГ» начинает обсуждение произведений, вышедших в финал премии «Большая книга»

Анастасия ЕРМАКОВА

Дмитрий Данилов. Горизонтальное положение.ЭКСМО, 2010. – 320 с. – 3000 экз.

Первое впечатление от «Горизонтального положения» Дмитрия Данилова удручающее. Представьте себе, что вы читаете чудовищно подробный дневник редкого зануды в стиле: «Выбегание на улицу, залезание в длинный джип «мицубиси», уезжание на месторождение «Береговое». И так обо всём. Бесстрастно и дотошно. Казённым языком, с большим количеством отглагольных существительных, порой совсем диких, типа «уезжания». От недоумения переходите к раздражению, затем к злости: «Может, хватит идиотничать? Нормальный-то текст когда будет?»

Никогда. Не надейтесь. Герой Данилова, писатель и журналист, говоря об одной из своих статей, как бы сам отвечает на этот вопрос: «Текст получился очень большого объёма и довольно идиотического содержания». Но, странное дело, странице к пятнадцатой-двадцатой начинаешь привыкать к этому пунктирному, протокольному, практически безынтонационному письму, будто плывёшь по тихой и широкой реке к бесконечному берегу. И постепенно понимаешь, чего хотел добиться автор: максимально, насколько это возможно, абстрагироваться от внешнего мира, пропустить через себя действительность безоценочно, хаотично, никак не структурируя «так называемую ткань так называемой жизни», не деля события на важные и неважные. Быть просто неким отражающим устройством, метафизическим зеркалом существования. Зачем? Видимо, это один из способов преодолеть субъективность, перейти к объективному мировосприятию для более глубокого, как бы поверх причинно-следственных связей, проникновения в суть вещей. Один из способов до конца не отчаяться. Не сойти с ума от мучительной навязчивости повторов, некоего набора обязательных ежедневных действий. Автобус 772к, который неизменно довозит героя в конце дня до дома, – символ замкнутого круга будней.

Медленный ритм прозы, медленный ритм существования, где любым действиям предпочтительна праздность и каждый день дневника заканчивается так: «Горизонтальное положение, сон».

Книга Данилова – не призыв к энтропии и бездействию, как может показаться на первый взгляд. Это протест, пусть вялый и неагрессивный, но протест. Протест всё ускоряющемуся, целеустремлённому, нацеленному на оптимизацию всего и вся миру. Протест человека, вынужденного подчиняться навязанным условиям бодрого существования. «Манифест честного человека» – так определил этическую направленность романа К. Мартынов. Очень точно подметил С. Шаргунов сходство главного героя «Горизонтального положения» с Обломовым: оба страдают от собственной инертности и вместе с тем принимают её как данность. Правда, у Обломова уныние от лени и разочарования, у героя Данилова – от усталости, экзистенциальной, перманентной, тупиковой. От кошмара муторной повседневности. Усталости, от которой невозможно до конца отдохнуть. А можно только примириться с ней. Хотя бы на уровне текста: «Встреча с человеком, который от лица компании, обеспечивающей работников газовой отрасли полноценным питанием, курирует процесс написания книги о компании, обеспечивающей работников газовой отрасли полноценным питанием». Намеренные рефрены, ровный, тусклый бубнёж, занудство как художественный приём – таков способ говорения автора, если угодно, способ остранения по Шкловскому.

«Горизонтальное положение» – роман-пародия. Вообще на устройство нашего жизненного пространства, достаточно комфортного, но этически мёртвого, будь то Новый Уренгой, куда едет герой, призванный из интервью с руководителями газовой компании составить презентабельную книгу о деятельности оной, или Америка, в которую он прибывает на Бруклинский книжный фестиваль, или Когалым, где пишется книга о компании, добывающей нефть. Шире – это пародия на обыденность, от которой спасение только одно – сон. Горизонтальное положение – метафора небытия, позволяющего достойно пережить новый завтрашний день. И нечего осуждать утомлённого героя – лежачего не бьют.

Пародия и на традиционный метод написания прозаического текста. Портрет, говорите? Характеры героев? Сюжетные линии? Художественная деталь? А не получите! Сухой протокол ежедневной канители – и ничего более. Нудная фиксация «путешествий разной степени бессмысленности». Без всяких красот и образных средств. Что, не нравится? Так не читайте! Рассуждайте себе на здоровье о смерти автора, смерти героя, смерти романа.

Но текст, как ни странно, живой. Мне всё-таки удалось нащупать его пульс, еле заметный, но упрямо бьющийся наперекор инерции самого повествования. Пульс этой книги – ирония. Ироничное уныние. И что особенно ценно – самоирония. Улыбка над собственной привязанностью к горизонтальному положению. И ещё – честность, о которой уже говорилось. Главное – по отношению к самому себе. Вот один из дней героя:

31 января

Позднее пробуждение.

Сорок лет.

Горизонтальное положение, сон.

Всё, день прожит. От него не осталось ничего.

В принципе это верлибр. В трёх строчках – объём как минимум рассказа, а может, и повести. Кризис среднего возраста, одиночество, бессмысленность дальнейшего существования. «Горизонтальное положение» именно об этом. Читателя не призывают встать и куда-то пойти, не призывают лечь и умереть – его вообще ни к чему не призывают.

Происходит так: дочитываешь, сбрасываешь с себя сонный морок текста, стряхиваешь, будто сор и пыль с давно не стиранного пледа. И – пробуждаешься. Ещё долго чувствуя привкус чужого бесцветного сна. Острее радуешься, что твои сны такие цветные и яркие. И всё время разные.

Понимаешь – для продолжения бытия нужно не так уж и много. Пользуясь лексикой Д. Данилова, необходимо всего лишь приведение себя в вертикальное положение. Обретение силы духа. Уверование в добро и красоту. Осознание этого уверования. Непотеряние этого уверования на протяжении жизненного пути.

Всего-то навсего.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Козлиная песнь

Библиосфера

Козлиная песнь

КУМИРНЯ

Игорь ПАНИН

Эдуард Лимонов выпустил очередную книгу. «Основу этого новейшего по времени сборника моих стихотворений составляют послания к молодой женщине, скрытой под именем Фифи. Достигнув известного возраста, когда мужчина опять становится похотливым как подросток, я записал в бешенстве страсти свои местами эротические, местами порнографические признания и видения», – сообщает он в послесловии.

Если быть откровенным, то к поэзии эти «признания» и «видения» имеют отдалённое отношение. Это, скорее, черновые наброски, часто зарифмованные весьма неряшливо или примитивно, с произвольной пунктуацией, с неоправданными перебоями ритма и непритязательным содержанием:

О, Фифи! У тебя ребёнка тело!

Хоть сама ты ребёнка имеешь

У меня с тобой чувственное дело

Под моими ласками ты млеешь.

Если не знать, кто автор этих строк, то можно подумать, что процитированное выше – плод фантазии среднестатистического виршеплёта из недр Интернета. Мало разве эротоманов, упражняющихся в стихосложении? Ну хоть убейте, а не вижу я ничего примечательного вот в таких, к примеру, строчках:

Подобно устрице пронзённой

Фифи лежит в меня влюблённой

Лежит и плачет подо мной

Рыдай, Фифи, я демон твой!

Здесь, ко всему прочему, обнаруживаются ещё и проблемы с синтаксисом. Может быть, Эдуард Вениаминович решил, что всё выходящее из-под его пера тотчас становится шедевром и не нуждается в отделке и последующей сортировке? Напрасно. А ведь в книге действительно есть хорошие лирические стихотворения, с отчётливой, зримой картинкой:

В лагерях великие дали

В лагерях огромное небо

Все занозы видны, детали

И забора и булки хлеба

Но эти стихи теряются в общей массе густого, тягучего порноэротического варева. То самое бешенство страсти, о котором говорит Лимонов, можно увидеть во многих его стихотворных и прозаических книгах, но не в этой. Самое поэтичное место здесь – это послесловие: «…В 1997 году на окраине Георгиевска, что в Ставропольском крае, мне привелось увидеть посаженного на цепь, почему-то недалеко от церкви, прямо на улице, огромного старого козла. Его привезли для случки из дальней станицы. Седая шерсть клочьями, бешеные глаза, это чудовище рыло копытами землю и ревело, требуя козочек. В сущности, лирический герой моей книги стихов, партнёр Фифи по любовным утехам, порой недалеко отстоит от того сказочного чудовища».

Вот и получается такая козлиная песнь:

С небытием встречаться рано

Пожалуй, мне ещё успеть

Придётся деду-хулигану

Немало девок претерпеть

Этот сборник не для ценителей поэзии, скорее, для фанатов писателя и любителей «клубнички». Лимонов давно уже мифологизировал сам себя, и потому к его новым книгам зачастую относятся не как к литературным произведениям, а как к отдельным фрагментам объёмной и увлекательной автобиографии. Он может писать о чём угодно – о войне, политике, женщинах, но в итоге получается, что только о себе, любимом. Вот и этот сборник – не исключение. Разве что фантазии в нём маловато. Тем не менее лично я, как давний и последовательный поклонник таланта Лимонова, прочёл с любопытством. Хотя вряд ли когда возьмусь перечитывать…

Эдуард Лимонов. К Фифи : Стихи. – М.: ООО «Ад Маргинем Пресс», 2011. – 128 с. – 1000 экз.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Маркес как миф хх века

Библиосфера

Маркес как миф хх века

РВАНОЕ ВРЕМЯ

Джеральд Мартин. Габриэль Гарсиа Маркес : Биография / Перевод И.П. Новоселецкой. – М.: СЛОВО/SLOVO, 2011. – 624 с.; 24 с. ил. – 5000 экз.

Когда Габриэль Гарсиа Маркес (далее – ГГМ) и его жена Мерседес более чем полвека назад пришли на почту, им не хватило денег отправить издателю рукопись романа «Сто лет одиночества». 82 песо надо было заплатить за почтовое отправление. У будущей знаменитости и его жены на двоих оказалось 50 песо. Этого хватило только на половину рукописи. Вторая часть была отправлена после передачи в залог домашних вещей: они заложили обогреватель, фен и соковыжималку. Сегодня ГГМ не только знаменит, но и богат. Ему принадлежит «семь домов в чудесных уголках в пяти странах мира. В последние десятилетия он соглашался (а чаще отказывался) дать получасовое интервью за 50 тысяч долларов. …Названия его книг, как и произведений Шекспира, часто ложатся в основу многих газетных заголовков».

Когда-то мне довелось прочитать одно из интервью ГГМ. В нём он сказал, что не согласен со стереотипом, который в глазах буржуазного общества обязывает художника жить в нищете. Художник должен быть обеспечен, чтобы ничто не мешало творчеству. Эту мысль он подтвердил своим примером.

Опять же в давние годы он стал сторонником новинки – электрической пишущей машинки, утверждая, что никакой карандаш не угонится за полётом мысли так, как это изобретение. Сегодня, думаю, ГГМ не обходится без ноутбука.

В книге Джеральда Мартина немало трогательных и практически неизвестных эпизодов из жизни реального гения мировой литературы. Например, эпизод о том, как молодой журналист ГГМ, уже написавший свою знаменитую повесть «Полковнику никто не пишет», которая вскоре станет знаменитой, в начале 1957 года встретил в Париже своего кумира Эрнеста Хемингуэя. «Тот шёл со своей женой Мэри Уэлш по бульвару Сен-Мишель в направлении Люксембургского сада. На нём были старые джинсы, короткая прямая куртка и бейсболка. Взволнованный Гарсиа Маркес из робости побоялся к нему приблизиться, но бездействовать тоже не мог и крикнул с другой стороны улицы: «Маэстро!» Великий писатель, чья повесть о старике, море и большой рыбе послужила для Маркеса одним из источников вдохновения для создания его недавно написанной книги о старике, государственной пенсии и боевом петухе, поднял руку и крикнул в ответ «слегка дурашливым мальчишеским голосом»: «Adios, amigo!»

В те давние годы в Париже, а потом в Лондоне ГГМ жил в нищете и искал любую журналистскую работу. Ему было нечем заплатить за квартиру, он расстался с любимой, его поддерживало только вспомоществование друзей.

На его 80-летие 6 марта 2007 года прилетали короли и президенты. Среди них король Испании и президент Колумбии. Ему предлагали и предлагают дружбу самые могущественные люди мира. Он дружит с Биллом Клинтоном. В числе его друзей был Франсуа Миттеран – президент Франции. Он исповедует левые убеждения и в течение более полужизни – близкий друг Фиделя Кастро. Это только подтверждает мысль, что литература до сих пор является влиятельным инструментом мировой политики, и только в нынешней России литературу целенаправленно отодвигают на обочину.

Когда в 1982 году ему была присуждена Нобелевская премия, пресса Латинской Америки освещала это событие семь недель – со дня объявления лауреата до вручения ему диплома королём Швеции.

К слову, об институте Нобелевских премий. На наших глазах год за годом происходят профанация и обезличивание этой когда-то невероятно влиятельной награды. То ли деньги нынче обесценились и многих уже не удивить скромным нобелевским миллионом, то ли выбор комитета падает на писателей не самых авторитетных, да и не самых талантливых, то ли просто нет достойных кандидатов. ГГМ – один из тех немногих, кто честно заслужил эту дань внимания мирового сообщества. В его случае нет ни обязывающей к лицемерию политкорректности, по которой, если уж премия дана феминистке, следующая должна быть присуждена представителю, допустим, секс-меньшинств, а после европейского лауреата следует осчастливить южноафриканского графомана… В случае Маркеса гениальность романа «Сто лет одиночества» не оспаривается даже недоброжелателями и завистниками.

Не обошли ГГМ беды и болезни. Дважды он отбивался от онкологии и дважды побеждал ранее неизлечимые рак лёгких, а впоследствии и лимфому. В этом упорном сопротивлении болезни его судьба в чём-то пересекается с судьбой другого нобелиата – Александра Солженицына, который тоже преодолел практически неизлечимые в его давнее время раковые опухоли.

Это книга о любви и вдохновении, о том, как жил писатель, как получал свои многочисленные премии, как мучительно переживал творческие кризисы, ездил по миру, как издавал свои книги и долго подступался к блистательной «Осени патриарха», как вошёл в новый век и здесь тоже не обманул своих читателей. Джеральд Мартин открывает тем, кому это интересно, немало тончайших подробностей и нюансов личной жизни патриарха мировой литературы

В мою задачу не входит пересказать книгу о ГГМ. Для этого надо было бы её переписать заново. Биограф писателя подробно останавливается на обстоятельствах жизни своего героя, следит за его поездками, анализирует одну за другой выходящие книги… Между тем ГГМ уже исполнилось 84 года.

На наших глазах великий мифотворец Габриэль Гарсиа Маркес сам становится одним из мировых мифов.

Наверное, нет ни одной серьёзной национальной литературы, на которую бы не повлияли его творения. Следы Макондо и его мощных архетипических героев безошибочно угадываются и в русской, и в английской, и во французской современной прозе, да и во всех других значительных литературах мира. Как Хемингуэй в первой половине прошлого века, так ГГМ во второй половине столетия стали самыми влиятельными писателями человечества.

Влиятельный латиноамериканец Пабло Неруда, прочитав в 1967 году роман «Сто лет одиночества», назвал его автора новым Сервантесом. Если задуматься, это не так далеко от истины. Значит, творениям Габриэля Гарсиа Маркеса тоже суждены сотни лет восхищения и любви.

Книга Дж. Мартина – первая книга, которую сам ГГМ, не любящий сочинений о самом себе и не разрешающий писать своих биографий, как бы узаконил, лично назвав единственной официальной, или разрешённой, биографией.

Отдадим дань автору этой книги. В данном случае мы не обсуждаем ни слог автора, ни достоинства или недостатки перевода. Это не беллетристика, это именно жизнеописание живущего в современном мире великого писателя. А такое случается редко. Обычно гении – это те, с кем человечество рассталось давным-давно.

Наверное, именно так надо писать книги о жизни замечательных людей (ЖЗЛ): семнадцать лет работы, триста интервью вокруг портрета, две тысячи страниц и шесть тысяч ссылок, а в итоге всего шестьсот двадцать страниц текста и великолепное жизнеописание реального мирового классика!..

Сергей МНАЦАКАНЯН

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

За пригоршню серебреников

Театральная площадь

За пригоршню серебреников

ЗДЕСЬ ТАНЦУЮТ!

Как Большой театр отдал на откуп модному режиссёру «Золотого петушка» и как в нагрузку к опере были проданы русская культура и русская история

Уважаемый читатель! Если ты не любитель тоски, то брось мою статью сразу. Ежели ты, напротив, данное чувство романтически ценишь, то тем более. Тебе лучше пойти прямо в Большой и посмотреть «Золотого петушка» от Кирилла Серебренникова, поскольку моя рецензия на сей сценический опус будет столь же нудна, сколь тягомотен был сам спектакль. И поскольку без шуток в стиле третьесортного СТЭМа я надеюсь обойтись, то высот серебренниковской пошлости я достигну вряд ли.

Коснусь я вещей скучных: красоты, вкуса, ума, культуры дворянской и культуры народной, то есть того, что обычно не становится содержанием КВН.

Но сначала я обязан сказать о том, что удалось безусловно. Поскольку опера – это прежде всего музыка и вокал, то половина задач музыкальным руководителем постановки, Василием Серафимовичем Синайским, решена на отлично. Музыка слушается на одном дыхании до тех пор, пока на сцене не появляется первый человек. Рядом с «режиссёрской оперой» оркестр теряет убедительность, меркнет подле буйства фантазий первокурсника.

В дальнейшем лишь появление на сцене Александры Кубас, Шемаханской царицы польского извода, оживило моё восприятие музыкальной части. Резковатый тембр кому-то люб, кому-то нет, обсуждать голос пани Александры не стану. Скажу лишь, что рядом с остальными певцами она выглядела очень, очень достойно. Да и режиссёр не мешал ей петь, заставляя совершать сценические глупости. Но это был второй акт. Что было в первом, нужно описать!

Кто-то обманул Серебренникова, назвав «Золотого петушка» сатирой. Во-первых, сатирой Пушкина, во-вторых, Бельского и Римского-Корсакова, а в-третьих, на русский народ.

Возражу. Когда Пушкин хотел сказать о русском народе, он писал «Капитанскую дочку». На худой конец «Евгения Онегина», который тоже не сатира на дворянство. Поэт не был робкого десятка, он погиб, как подобает дворянину: с оружием в руках. Пожелай он выдать нелицеприятное о русских, высказался бы прямо. Не стал. Почему – не тайна, но об этом позже; тайна в другом: Звездочёт, Петушок, Царица имеют у поэта мистическую связь, в их сети попадает Додон. Здесь интересно, как эту связь вскроет режиссёр.

Указание на тайну есть у Римского-Корсакова: мы ещё не знаем ничего, но начинаем слушать музыку и тотчас ожидаем, что выйдут черноокие красавицы и изобразят нам филиал мусульманского рая. Не то у Серебренникова! Поперёк темы появляются горбоносые уборщицы и плосколицые грузчики. Для чего? Отсылка к современной Москве? Не только. Мало кто заметил (а я специально интересовался), что мальчик-петушок отнимается Звездочётом у условно среднеазиатской матери, а в финале ребёнка уводит Шемаханская царица!

Разбираться в этом лень. Скучно. Я хочу получать удовольствие от музыки, а мне подсовывают неумные шарады. Хотя, по справедливости, нашлись люди, которые первый акт восприняли с энтузиазмом.

Их захватила сатира на современное уродство. На смешение стилей, на армию, способную лишь плясать, на генералов, вызывающих смех, а не священный ужас. На правителей, которые слепо доверяют иностранным советникам и беззаветно надеются на нанопетушков. Можно извлечь из Серебренникова и смыслы, которые по-хорошему неполиткорректны. Но даже его брезгливое отношение к «чёрным» уступает место истерике, когда режиссёр говорит о ничтожности русского народа.

О нашей внеисторичности вопиет у постановщика всё! Нам в рамках одной картинки показывают: вся русская история, все русские сословия, все русские институты дурны. Мы опознаём данные нам русским модерном визуальные образы наших дворян: воротник-козырь, боярская шапка. Мы видим обобщённый мундир советского офицера. Родной настолько, что спутать его с каким бы то ни было другим невозможно. Мы замечаем стрельца. Перед нами глумятся над куколем русского патриарха; а двуглавым петухом нам дают понять, как следует относиться к имперскому гербу.

Можно ли так? Не Серебренникову – он, похоже, искренне нас ненавидит. Можно ли так главному театру государства русских? Я не оговорился: именно государству русских.

Наивно думать, что Пушкин поместил действие «Петушка» в условный мир народного театра по нерешительности. Нет, он следовал той здравой традиции, согласно которой «наши» всегда молодцы. Своих нельзя показывать дураками и уродами, в художественных образах мы должны видеть свою физиогномию такой, к какой мы стремимся. Задача была поставлена русским дворянством ещё в XVIII веке и следовала народным чаяниям. Культура дворян и культура крестьян сомкнулись. Было предписано запрещать изображение русской жизни нерусским художникам! Вопрос был казённой важности: формировался народ. Который имел непрерывную героическую историю, здоровый дух и здоровое тело, окончательно оформившееся после войны 1812 года как русское тело, славянское по антропологическим признакам. Государство весь следующий век развивалось как русское. Пушкин застал начало строительства, и, надо думать, был живым участником споров и творцом реальной истории русского народа.

Серебренников, похоже, не знает таких вещей. А если знает, то скрывает сознательно. Он противоречит Пушкину, противоречит Римскому-Корсакову (кстати, офицеру). Он прокукарекал своё, не замечая, что за звуки кругом.

Удивительно, как человеку, настолько лишённому музыкального слуха, как Серебренников, доверили постановку оперы! Ведь его прошлый опыт с «Фальстафом» Верди в Мариинском театре был, скорее, плох, нежели хорош (но не ужас-ужас, нет!). Нынешний – плох безоговорочно.

И дворянин, и пахарь, оба Серебренникову чужды, он глух к тайне жизни.

Герметическая составляющая «Петушка» смыкается с дворянским пафосом о государе: «властвовать нужно беззастенчиво» (К.Н. Леонтьев), а не «царствовать, лёжа на боку» (А.С. Пушкин). Царь должен быть воином всегда, иначе его участь печальна. Понимал ли это народ? Нет, конечно, он этим жил! Народ – явление природы, в основе реноваций которой лежит кровавая жертва и ритуальный каннибализм. Когда царь не проливает чужую кровь, он проливает свою. На этом держится мир, это глубже всех интеллигентских гуманистических бредней. Это страшно, за этим вечная загадка бессмысленного бытия. А тут Серебренников из лакейской со своей сатирой!

Дальше. Понимает ли интеллигенция, что над армией нельзя смеяться в принципе? Армия может быть самой разложившейся и небоеспособной в мире, но каждый гражданин обязан думать, что в ней ловкачи и герои. Для чего? Для того чтобы в случае войны, когда кадры слабого войска будут выбиты, с гордостью занять их место. Да, для этого нужен иной дух, иное видение перспективы, иной биологический ранг художника.

Осталось два замечания.

Первое. Второй акт вызвал отвращение не столько танцем Додона на гробах сыновей, не столько приветом Оскару Уайльду и Рихарду Штраусу с их «Саломеей», сколько похабством престарелых генералов, волею «режопа» выскакивающих из штанов при виде красотки. Есть мужской бог, который накажет каждого мужчину, унизившего мужа увядающего. Пойти на это можно лишь в полной уверенности, что под юрисдикцию данного бога не подпадаешь.

Второе. Странно даже, как недодумал свою мысль Серебренников до конца и не выкатил Звездочёта в кресле-каталке. Намёк на Хокинга был бы куда как ясен, тем более что показывает сказку нам именно астроном в «волшебном фонаре». А как изъясняется с миром Хокинг?

Что, покоробило, читатель? Да, так нельзя. А над русскими офицерами можно?

Ладно бы злость по отношению к русским, но ведь режиссёр демонстрирует более страшное: оскорбление красоты, вкуса, стиля. Он не может понять, что в условном мире пушкинского народного театра, помноженном на оперную условность Римского-Корсакова, нет места быту. Нет места повседневному жесту, нет места плоской сатире. В нём всё чересчур, но всё жестоко и красиво: там непрерывно звучит музыка, там не ходят, но танцуют или стоят. Там деспотизм формы.

Серебренников преодолел сей деспотизм – опера издохла. Её не смог спасти даже Синайский. Да и как бы он сделал это, если все усилия режиссёра были направлены на то, чтобы мешать исполнителям именно петь. То заставляя совершать их нелепые поступки, то наполняя сцену суетливостью базара и деловитостью менял, Серебренников своего добился: и бюджет освоил, и в русский народ плюнул, и русскую оперу показал крайне немузыкальной.

Талантище!

Евгений МАЛИКОВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Дорогу осилит идущий…

Театральная площадь

Дорогу осилит идущий…

ТЕАТРАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ

Когда меня спрашивают в самых разных городах, «от Москвы до самых до окраин», а есть ли где-нибудь сейчас хороший театр, мне всегда бывает трудно ответить. Потому что само понятие «хороший театр» требует объяснений. Уровень художественного творчества на граммы-киловатты не измеришь. И всё-таки есть для меня один театр в скромном чернозёмном российском Белгороде, который, по-моему, объективно можно считать хорошим театром. Успешным. В пустом зрительном зале шедевров не бывает. А здесь всегда аншлаги. Нынче во всех театрах есть классические спектакли, но у многих больше на афише, чем в регулярном прокате. Ну на фестиваль свозили, грамоту получили… А в своём городе на классику ходят плохо. И мы часто стесняемся в этом признаться. В Белгороде классические спектакли – самые любимые. «Горе от ума» идёт уже 6 лет и прошёл при переполненных зрительных залах 58 раз, «Лес» за 5 лет с неизменным успехом игрался 47 раз, и на него, как говорят администраторы, до сих пор трудно бывает попасть. О пьесе «Заворожённое семейство» Льва Толстого существует устойчивое мнение, что она была не завершена, несценична, редко ставится, но здесь-то идёт 3 года – 30 аншлагов! Заместитель директора по коммерческой работе Ирина Анатольевна Богусевич, она же директор Щепкинского фестиваля, считает, что их административная команда, сложившаяся много лет назад, приучала постепенно, растила своих нынешних верных поклонников, пережив и полупустые залы, и многие неудачи.

У меня перед глазами долгий путь строительства хорошего театра и коман­ды, которая этим занимается. По крайней мере последние 15–20 лет они держат не снижая заданный ими высокий уровень работы. Чтобы в театр ходили как на праздник, вся Белгородчина и её губернатор Евгений Степанович Савченко лично сделали любимому театру недешёвый ремонт. Отмечу, что с неменьшим вниманием здесь относятся и к другим очагам культуры.

На постановки в Белгород приезжают замечательные мастера: режиссёры Юрий Йоффе, Михаил Мокеев, Александр Огарёв, художники Эдуард Кочергин, Юрий Хариков, Мария Рыбасова, Андрей Климов… Борис Афанасьевич Морозов, художественный руководитель Театра Российской армии, получил в Белгороде щедрую возможность осуществить свои накопившиеся за годы мечты, создать собственную антологию из лучших пьес русской классики, высказаться. За последние годы он поставил с белгородскими артистами «Горе от ума», «Лес», «Заворожённое семейство», «Вишнёвый сад», и все они получились не просто умные, масштабные, красивые, но трепетные, душевные, заветные. Я и не знала, что он может быть таким неожиданно страстным в спектакле о любви в старинной пьесе Грибоедова, а артисты (Софья – В. Васильева, Чацкий – И. Ткачёв, Молчалин – Д. Гарнов, Скалозуб – В. Стариков) составили ему счастливую команду единомышленников.

Он и здесь работает в компании с выдающимся сценографом Иосифом Сумбаташвили. К счастью, в Белгороде не возникает вопроса, как и откуда платить Мастерам, здесь, преодолевая унизительный для искусства закон о торгах, тендерах, который должен выиграть тот, кто повыгоднее, подешевле, как у вечного А. Грибоедова «числом поболее, ценою подешевле», они платят, как надо, и получают результат. Однако в творчестве результат зависит не только от финансовых затрат и даже гигантских затраченных усилий, тем более если речь идёт о такой загадочной пьесе, как «Вишнёвый сад». Те же постановщики, те же исполнители, кому-то оказалось легче – Лопахину – Д. Гарнову, Пете Трофимову – А. Блискунову, – а исполнители главных ролей Раневской и Гаева – опытные, талантливые М. Русакова и В. Стариков, как мне показалось, ещё в пути. Самая главная внутренняя тема уходящего, гибнущего вишнёвого сада в каждом из них пока прорастает с трудом, особенно в первой половине спектакля. Зато вторая часть, когда Петя ищет среди разбросанных по сцене старых туфель свои галоши, когда повсюду лишь следы присутствия исчезнувших поколений, а брат с сестрой тихо разговаривают, сидя на детских стульчиках, посреди пустоты и разрухи, получилась замечательно. Спектакль, что называется, большого стиля, высокой культуры и… очень хорошего театра.

Про белгородского директора-долгожителя – Виктора Ивановича Слободчука, который на этом посту бессменно 35 лет, теперь ходят в театральной среде байки и легенды. К примеру, про то, как он ночью перевозил памятник знаменитому земляку-актёру Михаилу Щепкину с не понравившегося ему места к театру. Слободчук – особенный директор, даже не директор, а руководитель театра, освоивший эту уникальную профессию, принявший на себя полноту ответственности за все творческие и административные проблемы. Сейчас, когда чуть ли не повсеместно «посыпался» и потерпел фиаско «директорский театр», утвердившийся в последние десятилетия, подчинивший себе творческие коллективы, поставивший во главу деятельности кассу, а от мешавших ему художественных лидеров-режиссёров старался избавиться любой ценой, белгородский опыт – исключение из ряда, что лишь подчёркивает общую теперь уже кадровую организационную беду.

А Слободчук, внимательно наблюдающий за ростом труппы, выбрал в ней двух лидеров – Игоря Ткачёва и Виталия Бгавина – и послал их в Москву учиться режиссуре, финансировал учёбу, вырастил для театра, и теперь они, по словам руководителя, взяли на себя «середину». Он правильно скромничает, не перехваливает своих подопечных. Но в последний приезд я видела два их спектакля – «Обыкновенную историю» по роману И. Гончарова и сказку М. Бартенева «Принцесса-невидимка», оба очень хорошие. До того была ещё «Очень простая история» М. Ладо. Значит, и сложнейшую проблему с режиссурой, разросшуюся в масштабах страны, можно решить, если захотеть, если суметь.

Жизнь развивается так, что из книг и компьютера нынешние молодые выбирают последнее, а министр образования додумался предложить исключить из обязательных в школе предметов литературу. В Белгороде же, предупреждая беду, ставят на малой сцене «Театра в фойе» концерт-бал «Маскарад» по драме М. Лермонтова, «Обыкновенную историю» по И. Гончарову и приглашают по одному-два класса, не больше, и длят спектакли не более часа-полутора, считаясь, не ссорясь с привычками молодых. Да, сокращённые варианты! Да, компромисс! Но историей краха юношеских иллюзий юного Сашеньки Адуева (Антон Блискунов) они уже втянули, увлекли своих молодых зрителей в орбиту театра и хорошей литературы. Как знать? Скорее всего, им теперь и в Большой зал на длинные спектакли захочется пойти! И сказки для самых маленьких зрителей охотно и счастливо играют все артисты труппы. Конечно же, при переполненных залах. А уж из детишек, желающих преподнести цветы любимым артистам, выстраивается очередь.

Актёров театра, в том числе молодых, которых В. Слободчук ищет по всей стране, он подбирает «по группе крови», а потом предлагает роли, условия бытования, окружает заботой. Умно и бережно растят и зрителей, и режиссёров, и актёров. Мы считаем, что кончился театр-дом, что угроза нависла над репертуарным театром, но вот он – есть. А мы жутко бесхозяйственны… Ну пока есть такой руководитель, как В.И. Слободчук, остатки театрального сообщества, СТД, успейте создать мастер-класс, директорскую лабораторию на базе Белгородского академического театра, помогите, подучите других! Но считается, что только в Москве сосредоточено всё самое лучшее. Закоснели в этом убеждении, а оно давно превратилось в предрассудок.

Конечно же, не все проблемы сегодняшней жизни можно решить в одном Белгороде. Ну нет сейчас Арбузова, Розова, Володина, Рощина, замолчали драматурги Друцэ и Гельман. Отсутствие серьёзной современной пьесы, осмысливающей нашу жизнь, даже классикой не заменить. И пьеса А. Вампилова «Прошлым летом в Чулимске», на которую надеялись, эту брешь не закрыла. Тем более что режиссура, доверенная ведущему актёру Виталию Старикову, оказалась очевидно самодеятельной, не справилась со сложностью материала. И сценография Юрия Доломанова совсем не получилась. И центральный герой Шаманов Виталию Бгавину не удался. Так бывает даже в очень хорошем театре. В глубокой многогранной вампиловской пьесе выросла в данном случае только одна история – поруганной девичьей чести героини: кто ж её теперь замуж возьмёт. И спектакль сразу стал старомодным, «подвёл» пьесу. И спасовал перед главной темой – советского человека, который всюду опоздал, очень хотел, но так ничего и не сумел сделать. Зря прожил жизнь. Именно эта тема не утратила сегодня своей актуальности.

Трудно найти нужную пьесу в репертуар для постановки. Трудно выбрать и пригласить для работы необходимых режиссёров. Трудно достигать высокого художественного результата. И всё-таки для меня непременные слагаемые хорошего театра – это высота и достоинство намерений коллектива, профессиональное мастерство всех служб театра, наличие команды, сильная труппа, творческий лидер и обязательное государственное меценатство. Многое беспокоит нынче лидера Белгородского театра Виктора Слободчука. Не спится ему по ночам спокойно. Как не превратить искусство в торжище. Как светскому храму не уступить паритет храмам церковным. Как выстоять в нелёгкой борьбе за само право оставаться Храмом, Трибуной, серьёзным, необходимым людям духовным центром. Дорогу осилит идущий!

Анна КУЗНЕЦОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Спустя жизнь

Театральная площадь

Спустя жизнь

РАМПА

Спектакль «Праздник одиночества (Пиросмани)» по пьесе Вадима Коростылёва, поставленный Зурабом Нанобашвили на Малой сцене Вологодского драматического театра, – это версия последнего дня жизни Нико Пиросмани на земле.

Наверное, это правильно, что спектакль об одной человеческой жизни имеет трёх авторов: драматурга, написавшего потрясающе глубокий, живой текст, режиссёра, придумавшего образ и воплотившего его в декорациях, костюмах, мизансценах, и артиста, оживившего текст и образ.

Пьеса Коростылёва – предмет особого разговора. «Праздник одиночества» входит в цикл из семи пьес, каждая из которых посвящена не просто конкретному историческому лицу, но, по словам драматурга, «человеку эпохального мышления и нравственной чуткости». В творчестве Коростылёва трагическая судьба грузинского художника Нико Пиросманашвили стоит в одном ряду с драмой декабристов, героизмом польского педагога Януша Корчака, роковым столкновением власти и гения в судьбе Пушкина.

Вся пьеса о Пиросмани пронизана поэзией. Ритмичные, короткие строки верлибра нагнетают эмоциональное напряжение, разрешающееся в сухих прозаических отрывках. Лексические повторы, аллегории, притчевость монологов придают языку и стилю текста Коростылёва особую, народную певучесть и поэтичность. В спектакле текст пьесы подкреплён грузинскими многоголосными песнопениями и бархатными, волнующими звуками дудука. Благодаря такому сочетанию речи и музыки в пространстве Малой сцены создаётся неповторимая, своеобразная атмосфера, которую можно было бы назвать «намоленностью».

Зураб Нанобашвили уже однажды обращался к тексту Коростылёва. В 2000 году, будучи главным режиссёром Ивановского драматического театра, Нанобашвили создал интересный, по-юношески максималистский спектакль. Тема одиночества художника, мессианства, бесконечности свободы не оставляет режиссёра. Сегодня это уже зрелые размышления состоявшегося человека, который всё так же мучительно не уверен в избранном пути, всё так же трепетно взирает на свои произведения и всё так же ищет дорогу свободного творчества.

Сценография спектакля вполне конкретна: лестница, тёмный угол с тощим матрацем, пол, закапанный краской, холсты, вернее клеёнки, словно разноцветные окна в другой мир… Одним из героев этого спектакля становится тишина. Она таится вверху на лестнице, прислушивается в глубокой темноте углов, мерцает где-то позади нарисованного огромного грустноглазого жирафа. Ещё один вполне зримый, но бестелесный герой – цвет. Играя в радужных пятнах деревянного настила, разгоняя темноту красным шаром девочки, алой рубахой рыбака, красным платьем любительницы пива с картин Пиросмани, он растворяется в чёрной одежде героев спектакля. Лишь Нико и Ия одеты в белое, да русский художник вдруг резанёт по глазам красной рубахой.

Главную роль исполнил Леонид Рудой, соединив в образе грузинского художника мученические черты всех, отмеченных Божьим даром. Кто ты? А не бездарен ли ты? В спектакле на эти вопросы приходят ответить герои картин Пиросмани, осуждающие, бранящиеся, отчаянно спорящие со своим автором. Первым является зажиточный крестьянин Григол (Олег Емельянов) и возмущается тем, как Нико нарисовал его сад, где черешня размером с дом, где вместо яблок одна кожура… Вслед за Григолом приходит актриса Маргарита (Наталья Брусенская), оскорблённая тем, что художник написал её в уродливых голландских чулках, с толстыми ногами, с непокрытыми плечами. «Ты меня разлюбил, Нико?» – спрашивает Маргарита. Художник напоминает ей о розах, которыми он когда-то позвал её. Но Маргарита остаётся равнодушной и холодной, вата аплодисментов заложила ей уши. Появляются три князя (Александр Чупин, Дмитрий Бычков, Дмитрий Мельников), готовые драться с «негостеприимным» Нико, который изобразил так мало еды на их княжеском пиру.

Бесконечно проваливаясь из одного сна в другой, Нико вновь и вновь оказывается лицом к лицу с безжалостными, рассерженными героями, которые заставляют художника сомневаться, трепетать, прятаться.

Очередной сон во сне прерывает крик и тычки дворника (Андрей Светоносов) – дескать, нечего спать на скамейке! Он тоже зол на художника – зачем вместо метлы дал ему в руки палку? На смену дворнику приходит рыбак в красной рубахе (Виталий Полозов), который недоволен тем, что распугивает рыбу своим ярким одеянием. Да и что за рыба в руках рыбака?! «Ты не рыбу, ты месяц нарисовал!»

Воплощённые через героев картин смертные грехи – сребролюбие, чревоугодие, тщеславие, гордыня, гнев – окружают Нико и заставляют впадать в уныние. Но иногда тот, кто управляет дорогами сновидца, дарует измученной душе художника передышку, и тогда появляется Ия (Наталия Абашидзе) – то ли сон, то ли реальность. Это она работала в саду Григола, или пасла лошадь у замка, или пряталась за юбками актрисы Маргариты – Ия в каждой картине Пиросмани, но её там нет… Кто она? Забытая возлюбленная? Муза? Душа? Просто почему-то щемит сердце, когда ласковые руки Ии успокаивают и убаюкивают усталого художника, когда она медленно и горько шепчет свою колыбельную: «Спи, богатый человек, Нико Пиросманашвили! Спи, дорогой, ты всю жизнь собирал это богатство. Наверное, устал? А?..»

Лишь однажды хороший гость навестил Нико – это русский художник, нарисовавший красного коня. А у Нико – рыбак в красной рубахе! Они должны понять друг друга! Пируя за нарисованным богатым столом, русский художник (Владимир Таныгин) рассказывает Нико о выставке, на которой холст с купанием красного коня рекомендовали закрыть серым… В сон художника врываются беспардонные критики, холёные, равнодушные, оценивающие произведение искусства всего двумя непонятными словами, но полные ощущения собственной значимости. Что значат их нелепые выкрики «Рмпсально! Пертикалентно!», когда прямо сейчас, на глазах восхищённого Нико, красный конь входит в реку и воды Куры становятся красными, как от рассвета, и рубаха рыбака отражает Куру! Волшебным образом соединились картины двух непохожих и таких близких по духу художников, как слились в образе Нико судьбы всех творцов.

В спектакле Зураба Нанобашвили есть персонаж, отсутствующий в тексте пьесы. Нет, это не результат фантазии режиссёра – фразы некоторых персонажей вложены в уста нового придуманного героя – Ангела (Николай Акулов). Он начинает спектакль с почти молитвенного ритуала, он же завершает действие, унося на руках тело Пиросмани вверх по лестнице в тишину.

Пора прощаться, Нико. Ангел пришёл, чтобы забрать тебя. Чтобы ты, великий нищий человек, снова начал жить спустя свою жизнь.

Екатерина АНОХИНА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Пожар в кино может потушить только встречный пал

Двенадцать рассерженных режиссёров

Пожар в кино может потушить только встречный пал

«ЛГ» продолжает цикл «Двенадцать рассерженных режиссёров», начатый беседой с генеральным директором киноконцерна «Мосфильм» Кареном Шахназаровым. В разговоре уже приняли участие Николай Досталь, Сергей Соловьёв, Вадим Абдрашитов, Юрий Кара. Сегодня о болевых точках российского кино и острых проблемах нашей жизни размышляет народный артист России Владимир ХОТИНЕНКО.

О критике, творчестве и ремесле

– Владимир Иванович, давайте начнём разговор с кинокритики. С ней, я знаю, у вас сложились непростые взаимоотношения. Одно время вы ходили у неё в любимчиках, а в последние годы критика кусает вас со всё более возрастающим пылом и наслаждением. Вам по полной программе досталось и за «72 метра», и за «1612», и за недавнего «Достоевского»…

– К сожалению, заканчивая проект или даже начиная его, я почти всегда знаю наперёд, что будут обо мне писать. Зачастую даже неважно, о чём и какой фильм я снял. Такое ощущение, что статьи готовы ещё до выхода картины на экраны. Одну причину такого подхода я знаю точно – это моя дружба с Никитой Михалковым. Но если эта причина – главная и единственная, тогда становится совсем грустно. Сейчас критика, к сожалению, носит вульгарный, поверхностный и, увы, групповой характер. Даже по отношению к фильмам, которым она симпатизирует, чаще всего отсутствует серьёзный анализ. Зачастую оценки не выходят за рамки личного, чисто зрительского впечатления.

Тем не менее я не могу сказать, что равнодушен к критике. Она меня пусть и не ранит до смерти, но всё же царапает моё авторское, человеческое самолюбие. И авторы разносных статей с удовольствием давят на эту мою мозоль. Но ведь можно посмотреть, подумал я однажды, на проблему и под другим углом зрения. А что, если бы этой, пусть злой и несправедливой, критики в моей жизни не было? А курился бы один только фимиам? Или, того хуже, вокруг моих картин стояла бы мёртвая тишина – и покойнички с косами? Убеждён: было бы хуже. Умные голливудские продюсеры, я знаю, держат в штате специального человека, который дразнит режиссёра, подкидывает ему неудобные вопросы. Когда я работал с Первым каналом, там тоже был такой человек-дразнилка. Я поначалу вспыхивал в ответ на его ехидные реплики и мелочные придирки. А потом понял: эти укусы помогают мне держать себя в тонусе. Это как пчелиный яд, который действует ободряюще и даже лечит. Так что, завершая свой ответ, скажу: критика мне нужна. Даже такая, какая она у нас на сегодняшний день есть.

– Поскольку я и сам принадлежу к критическому сообществу, напомню вам одну из главных претензий критики. Но сначала фрагмент из вашего интервью: «Предложения от продюсеров опережают мои собственные творческие идеи. И я их чаще всего принимаю». А где же, Владимир Иванович, ваши собственные многолетне выстраданные темы? Не смахивает ли это признание, извините, на ремесленный, а отнюдь не на творческий подход?

– Нет и ещё раз нет. Начну с главного. У меня никогда не было такого максималистского подхода: буду снимать только по Шекспиру, ну в крайнем случае по Толстому. Я как собака на охоте: пытаюсь почувствовать дыхание, веяние, аромат времени и адекватно передать его на экране. Да, у меня есть, как вы говорите, многолетне выношенные замыслы, например, блестящий сценарий «Великий поход за освобождение Индии», давным-давно написанный драматургом и писателем Валерием Залотухой и не устаревший ни на йоту. Если найдутся деньги, я его обязательно сниму. Но ведь не находятся уже который год, хотя у меня есть сегодня кое-какое имя и связи.

В своё время мы уже выбирали натуру для съёмок этого фильма, но тут бабахнул кризис, пришлось замысел отложить. Потом мы сделали вместе с Залотухой «Макарова», «Мусульманина», но вскоре напрочь рухнул прокат. Можно было на здоровье снимать себе фильмы и дальше, но было ясно, что их никто не увидит. А кино – слишком дорогостоящая вещь, чтобы заниматься им для самоудовлетворения. Во всяком случае, я так к этому отношусь. И тут меня пригласили на телевидение сделать продолжение советского сериала «Следствие ведут знатоки». Я человек азартный, и мне стало интересно – подчёркиваю слово «интересно» – поработать в новой для себя сфере и найти новую для себя аудиторию. Так и пошло-поехало: я снял для телевидения сериалы «Гибель империи», «По ту сторону волков», недавно закончил «Достоевского». И параллельно все эти годы снимал кино для большого экрана.

Сегодня я и впрямь не успеваю закончить один проект, как продюсеры стоят в очереди с новыми предложениями. И я их, как правило, принимаю. Во-первых, потому что они интересны. Хотел бы я посмотреть на режиссёра, которому было бы неинтересно снять фильм о Достоевском. Во-вторых, эти предложения всегда обеспечены деньгами, бюджетом. Что хорошего в том, что, как признавался в одном из предыдущих материалов вашего цикла замечательный режиссёр Вадим Абдрашитов, он не может найти деньги под свой проект уже восемь лет? И, в-третьих, кино с его былым значением и ролью, с его философской и эстетической сущностью сегодня, к сожалению, стало другим. Не зря же в давнем разговоре Тонино Гуэрры и Феллини один из них с горечью сказал другому: «Не кажется ли тебе, что мы строим самолёты, для которых уже нет аэродромов?»

– Печальное признание…

– Да, горько это осознавать, но пантеон, где витают тени того же Феллини, Бергмана, Антониони, Тарковского, нынче закрыт. Внутренне я остался, конечно, в той эпохе, но предаваться одной лишь ностальгии глупо. И я как могу, как умею стараюсь пробиваться к сознанию и эмоциям нынешних зрителей. Это, скажу я вам, по-своему увлекательно. А кроме того, я преподаю во ВГИКе молодым ребятам. Я хочу жить вместе с ними в этом времени, говорить с ними на одном языке, а не вещать свысока про то великое старое кино, которое они снимать не могут, не хотят и не будут.

А что до упрёков в ремесленничестве, то я однажды уже слышал подобное. Расстроенный, пришёл домой, включил телевизор, смотрю – на экране Бергман. И в ответ на вопрос о «высоких творческих принципах» он говорит примерно следующее: «В конце концов это просто профессия. Ремесло. Кто-то делает табуретки, кто-то ботинки, а мы делаем фильмы». И я с ним в такой оценке кино, как это ни парадоксально, абсолютно согласен.

Об уроках Достоевского, Толстого и цензуре

– Но фильмы Бергмана, принимая эту метафору, всё-таки не банальные «мокроступы», а штучной выделки «обувь», не «табуретки», а эксклюзивная «мебель». В связи с этим ещё одна распространённая претензия критики к вам. Дескать, раньше вы снимали умные, тонкие, глубокие фильмы типа «Макарова» и «Мусульманина», а затем переквалифицировались в успешного производителя тех же «табуреток» – сиречь «массового», «кассового» кино. И тем самым изменили себе, своим творческим принципам…

– Я мог бы на это просто ответить: я не согласен с такими выводами. А если был бы согласен, то давно поменял бы что-то в своей творческой манере, чтобы соответствовать ожиданиям критики. Но отвечу чуть сложнее. А почему, собственно, критика отказывает мне в праве пробовать что-то новое, просто другое? В конце концов Лев Толстой, с которым я себя, разумеется, не сравниваю, кончил детскими рассказами типа «Косточки», в которых нет философских глубин «Войны и мира» и «Анны Карениной». Почему бы в таком случае нашей критике не предположить, что «72 метра», «1612», «Поп», «Достоевский» – это не измена самому себе, а продолжение моего пути, моего творческого поиска? Поиска контакта со зрителями. Да, я потерял на этих фильмах благожелательность критики, но взамен приобрёл достаточно обширную зрительскую аудиторию, чьей позитивной энергией я отныне всесторонне окружён и защищён. Я не популярный актёр, не медийное лицо, но мне в последнее время стало трудно появляться на улице. Без конца подходят люди, говорят слова, и только один человек из тысячи скажет что-то неприятное. В случае с критиками пропорция, похоже, обратная. Так, может, дело не во мне, а в этих самых критиках?

Некоторое количество отрицательных рецензий сопутствовало и недавнему «Достоевскому»… Но были ведь и совсем другие отзывы. И в других количествах. У меня телефон сотовый вырубился в день окончания сериала от звонков и эсэмэсок с благодарностями и восторгами. Кому верить? И я решил поверить… Фёдору Михайловичу. Когда я начинал работу над сериалом, я, к стыду своему, ничего не знал про его взаимоотношения с критикой. Думал: гений и гений. Был уверен, что Достоевскому воздалось должное ещё при жизни. Но вот что написал, например, один из критиков той поры о «Преступлении и наказании»: «Выходит нечто детское, неумелое, водянисто-риторическое, что показывает в авторе не только недостаток наблюдательности, но и недостаток опытности в изображении страсти, что наводит скуку…» Или другой пассаж: «Подобное произведение можно написать только в ненормальном состоянии умственных способностей». А вот как подводила критика итог творческой жизни Достоевского: «В юности увлекался, с летами осознал своё заблуждение, раскаялся, отрёкся от прошлого и строго осудил свои юношеские мечтания. Вот в коротких словах история таких писателей, как г. Достоевский».

Скажите, разве это не по нашей теме? Так что Фёдор Михайлович мне в определённом смысле сильно помог. Прочитав это, я подумал: да меня ещё критики по головке гладят. Поэтому пока мне позволительно делать то, что я делаю, я смогу легко переносить любую предвзятую критическую хулу.

– Критика недавно упрекнула вас и вашего друга Никиту Михалкова ещё и в желании возродить цензуру. Я имею в виду вашу подпись под коллективным письмом с предложением создать комиссию по соблюдению нравственных норм в СМИ…

– Я поставил свою подпись под коллективным письмом в первый раз. Обычно предпочитаю за всё отвечать сам. Подписывая это письмо, скажу честно, абсолютно не верил в положительный результат. Понимал, что сразу начнётся вой. И правда – за день поступило более ста звонков с радио, телевидения, газет с одним вопросом: вы что, за цензуру, за возврат к прошлому? Это сознательное упрощение, передёргивание нашей – и моей в том числе – позиции. Потому что в век Интернета говорить о цензуре вообще глупо. Цензуры отныне нет и быть не может. Забудьте. Хотя, замечу попутно, во времена цензуры у нас были великие – я настаиваю на этом слове – писатели, режиссёры, живописцы – где они теперь? Но я не зову в прошлое, туда хода нет, калитка закрыта. И тем не менее я считаю, что ничего худого не произойдёт, если из нынешнего «раскрепощённого» эфира вычистить грязь, поставить какие-то фильтры для проникновения на экраны гадости и пошлости.

Все слова на все буквы русского языка я прекрасно знаю, сам иногда их, к стыду своему, употребляю. И когда я смотрю, скажем, фильм Киры Муратовой «Астенический синдром», который заканчивается матерным монологом главной героини, у меня не возникает вопросов. Потому что этот фильм – авторское высказывание глубокого и своеобразного художника, адресованное вдобавок подготовленной, клубной аудитории. Но когда в молодёжных программах телевидения матерок звучит как привычный фон, когда на глазах у многомиллионной аудитории муссируется тема «трахнул – не трахнул» (разумеется, без этих стыдливых эвфемизмов и умолчаний), когда в Интернете вывешиваются кадры, подробно показывающие и смакующие насилие, в том числе и над детьми, – то это далеко не безвредные вещи. Совсем не безвредные. Вот о чём я думал, подписывая это письмо. Но его смысл сразу утонул в дымовой завесе слов про цензуру и возврат в прошлое. Если это демократия и свобода, то я напомню вам слова великого писателя Виктора Астафьева, который на исходе жизни написал: «Я пришёл в мир добрый, родной и любил его безмерно. Ухожу из мира чужого, злобного, порочного. Мне нечего сказать вам на прощанье». А мне нечего добавить к этим словам.

О Смутном времени, апокалипсисе и надежде

– И всё же давайте продолжим разговор о состоянии нашего общества. Вы снимали кино о Смутном времени – уже упоминавшийся фильм «1612». Но многие называют смутным и нынешнее время…

– Печальным образом смута для России – это перманентное состояние. Бывали периоды лучше-хуже, бывали совсем уж массовые умопомрачения, как в революцию и Гражданскую войну, когда стреляли друг в друга, убивали и вешали священников, жгли барские усадьбы и библиотеки, но состояние смуты – оно для нас более-менее постоянное и привычное. Однако любое смутное время всё равно рано или поздно заканчивалось. Не в одночасье, но заканчивалось, как это случилось и в XVII веке, во времена Минина и Пожарского. Дошли уже, казалось бы, до края, но нашлась воля Божья, наложилась на волю человеческую, и возникло то, что можно назвать идеологией национального единения. В последний раз это случилось с нами во время Великой Отечественной войны. Говорил и буду повторять: не дай Бог забыть и потерять память и энергетику, идущие оттуда, из победного мая 1945 года. Ничто другое сегодня нацию не склеивает. Да, есть современная космополитичная идеология: «Деньги!», «Обогащайтесь, будьте богаче и круче других!» На этом пути, по которому давно идёт западная цивилизация, Россию ждёт стопроцентная катастрофа – это к гадалке ходить не нужно.

Я человек по жизни оптимистичный, православный, но, сказать честно, живу в предощущении, что мир с его идеологией накопительства, обогащения, эгоизма катится к чертям. Есть ли возможность выхода? А его, кстати, не обещали, Апокалипсис уже написан. Намекали, правда, что апокалипсиса можно избежать, но человечество, боюсь, этих пророчеств и подсказок не услышало. При этом я считаю, что в России по сравнению с сытой и ухоженной Европой не самое плохое положение дел. У нас потихоньку возрождаются Церковь, духовность, и это дарует мне надежду. Да, в материальном плане живём бедно, трудно, но когда нам туго, в народе, как не раз уже было в истории, начинают просыпаться невесть откуда берущиеся жизненные силы. Не зря величайшие умы России, такие как Достоевский, Гумилёв, верили в мессианскую, пассионарную сущность нашего народа и нашей страны. Я и сам верю в это, как в последнюю надежду, как в чудо.

– Но чудо чудом, а живём мы с вами в реальной стране с реальными проблемами. Какие из них вам кажутся главными?

– Я не экономист, не социолог, но меня беспокоит то, что происходит сегодня с деревней. Каким-то странным, неведомым для меня образом где-то, говорят, производится пшеница и даже продаётся в другие страны, но я много езжу по стране и вижу, что на огромных российских просторах деревня лежит мёртвая, в лучшем случае находится в глубоком обмороке. Я не знаю, как превратить эти безжизненные и бесконечные российские пространства в поля и пашни. Боюсь, это уже необратимый процесс. Часть умных людей наверняка даже думает: пусть эта крестьянская культура отомрёт вместе с её последними обитателями, и тогда на стерильных пространствах начнётся какая-то новая жизнь с чудо-машинами и нанотехнологиями. Но эти рассуждения не для меня. Для меня всё, что происходит в России с деревней, – это трагедия, которая чревата катастрофой.

И точно такие же чувства, как заброшенные поля, вызывают у меня остановившиеся, навек замолкнувшие заводы. Родители у меня из рабочих, я сам был рабочим пареньком. И мне с тех давних пор знаком этот непередаваемый заводской запах, нравится особая атмосфера заводских цехов. Эти бесчисленные заброшенные заводы с таящейся в них особой энергетикой – для меня как намоленные церкви, по недоразумению превращённые в склады. Я не экономист, я не знаю, как вдохнуть жизнь в эти, наверное, нерентабельные, убыточные производства. Но я знаю, что это была важная часть нашей жизни и, если угодно, важная часть нашей национальной культуры, народной этики.

И, конечно, меня очень беспокоит положение так называемых гастарбайтеров в нашей многонациональной стране. Отношение к ним зачастую – как к тягловому рабочему скоту. Уже на официальном уровне привычно произносится: а эту чёрную работу сделают за нас гастарбайтеры. И никто не думает и не говорит о том, что это прежде всего люди. Ещё недавно – наши соотечественники, с которыми мы жили душа в душу в одной большой стране. О каком гуманизме нашего общества можно в этих обстоятельствах вести речь?

– А почему вы не снимете об одной из этих проблем фильм?

– Потому что не знаю даже намёка на ответ, что с этими проблемами делать, как их решать. А без этого знания я не могу снимать кино. Правда, уже много лет назад, в постперестроечную пору, у меня была попытка снять кино о положении нашего рабочего класса. Я подавал в Госкино сценарий с демонстративно агрессивным названием «Пролетариат жив», в финале которого брошенный завод сам, без помощи людей, начинал приходить в движение, работать. Но по разным причинам мне этот сценарий снять не дали. На эту тему несколько лет назад снял интересный фильм «Магнитные бури» уже упоминавшийся Вадим Абдрашитов. Но сегодня проблема настолько усложнилась, ситуация настолько зашла в тупик, что я не знаю, как к этому подступиться. Да и социальное кино – это всё-таки не моя стезя. У нас есть плеяда молодых режиссёров социально-критического кино, среди них заметны Василий Сигарев, Борис Хлебников, Андрей Мизгирев, мой ученик Коля Хомерики… У них подобные картины получаются лучше, чем это получилось бы у меня. А снимать кино только для того, чтобы «быть в струе», я не хочу.

О кризисе в кино, коммерции и молодой смене

– Мы заговорили о новом поколении российской режиссуры, которое определяет сегодняшнюю «погоду» в нашем кино. Кроме них работают такие мастера, как Сокуров, Герман, Михалков, Шахназаров, Соловьёв… Но прорыва нет, наше кино, по мнению всех моих предыдущих собеседников, находится в затяжном кризисе. А как вы оцениваете состояние, уровень, конкурентоспособность современного российского кинематографа?

– Уровень нашего кино соответствует уровню нашей экономики и уровню нашего общества. А эти «уровни» оставляют, как говорится, желать… Хотя внешне в нашем кино всё выглядит вполне прилично. Мы представлены со своими фильмами на всех главных фестивалях – в Канне, Берлине, Венеции, Карловых Варах… Регулярно привозим оттуда призы. Но дома эти картины – и не только эти, а практически всю отечественную кинопродукцию – никто не смотрит. И это, конечно, катастрофа.

Но чтобы я не выглядел пустомелей, давайте задумаемся: а могла ли ситуация с нашим кино выглядеть иначе, чем она выглядит сегодня? Нет, не могла. Ведь по большому счёту настоящего рынка у нас в кино не сложилось, да и не только в кино. Бизнес в отрасль не пришёл, финансирование фильмов лежит на плечах государства – без его помощи никакого кино вообще бы не было. Кинотеатров в стране мало, полным-полно городов, где вообще нет ни одного кинозала. А кинематограф – это всё-таки индустрия, она требует возвратного механизма. Как его наладить в этих условиях? Помимо прочего, у нас нет традиций создания успешных коммерческих фильмов, которые давно поставлены на Западе на поток. Я сейчас говорю не только о высокобюджетных американских «Звёздных войнах», «Титанике», «Аватаре», но и о таких, к примеру, более скромных по затратам, но вызвавших в своё время массовый ажиотаж европейских фильмах, как «Французский связной», «Изгоняющий дьявола»… У нас, конечно, были попытки создания коммерческой продукции типа «Дозоров». Но в России всё равно преобладает культурно-литературная традиция, традиция авторского кино, к которой массовый зритель, воспитанный в последние десятилетия на американских блокбастерах, охладел. И всё это в совокупности мешает наладить нормальное кровоснабжение в нашем хилом киноорганизме.

– Но ситуация нынче дошла до края. За последний год доля российского кино в прокате упала с 28 до 15 процентов, то есть практически в два раза. Интернет-сообщество винит в этом, в частности, Фёдора Бондарчука и Никиту Михалкова, которые своими дорогостоящими, широко разрекламированными блокбастерами «Обитаемый остров» и «Утомлённые солнцем – 2» обманули ожидания зрителей. И последние, дескать, в отместку отвернулись от российского кино.

– Ну, интернет-сообщество, анонимное и всесильное как Политбюро, у нас компетентно во всех вопросах… Я не очень хорошо знаком с этим миром, хотя после успеха американской «Социальной сети» загорелся идеей снять на нашем материале фильм «Блогеры». Я бы, конечно, досконально изучил этот мир, прежде чем делать кино, но не встретил заинтересованности у продюсеров и попытку эту оставил. Но я не думаю, что в данном случае высокоуважаемые блогеры правы. По их логике, так Бондарчук и Михалков чуть ли не сознательную диверсию против нашего кино совершили. Но это же абсурд. Они что, хотели плохого, хотели провала своих фильмов? Наоборот, несколько лет назад наблюдался подъём интереса к нашему кино, чему, кстати, отчасти способствовали и неплохие кассовые результаты моего фильма «1612», и была попытка на этой волне закрепить успех. Да, не получилось по разным причинам. Но вместо того, чтобы разобраться, что и почему, стали их кусать, грызть, травить. В интернет-сообществе, в критике царило нескрываемое злорадство. А чего радоваться-то? Ведь всем же в итоге плохо. И зрителям в зале плохо. И творцам плохо. И нашему кино в целом плохо.

– И всё же, как выходить из этого тупика?

– У меня есть одна идея. Я её озвучил недавно на фестивале «Святая Анна», где проводил мастер-класс. Ситуацию, которая сложилась в нашем кино, я бы сравнил с пожаром. И есть такой метод тушения пожара – встречный пал. Это когда одна волна огня гасит другую. И вот этим спасительным встречным огнём, который собьёт вал зрительского равнодушия, может, на мой взгляд, стать поток молодого кино. Но именно мощный поток, а не пять-шесть фильмов, которые, как прыщики, выскакивают то там, то сям поодиночке. Будь моя воля, я бы запустил в один год сразу 30–40 дебютов – не в ущерб, разумеется, признанным мастерам, которые составляют культурный генофонд нации и которые не обязаны оглядываться на цифры кассовых сборов.

– А они есть, эти талантливые молодые, в таком количестве?

– Уверен: есть. Один только я наберу человек десять своих учеников, за которых готов поручиться. А ведь есть ещё вгиковские ученики у Абдрашитова, Соловьёва, Хуциева, есть выпускники Высших режиссёрских курсов… Чего не хватает нашему экрану? Многожанровости. Стилевой и тематической новизны. Словом, привлекательного разнообразия. Задумайтесь сами: кто у нас сегодня успешно занимается комедией? Детективом? Триллером? Сказкой? Фэнтези? Киномюзиклом? Да никто. А если и занимаются, то как чистой воды развлекаловом, бизнесом. Я не стану сейчас бросать увесистые кирпичи в «Самый лучший фильм» или в пресловутые «Яйца судьбы». Хотя по большому счёту это не профессиональные фильмы, а любительская юмористическая эстрада, снятая на плёнку. Но ведь зрители смотрят. Значит, такого рода кино востребовано. Так пусть кто-то возьмёт и сделает нечто подобное, но только качественнее. Тоньше. Умнее. Возможно, с участием тех же популярных ребят из «Комеди Клаб». Но некому. Мастерам это, понятное дело, неинтересно. Вот поэтому и нужен приток молодых режиссёров, которые, я надеюсь, вызовут своими очень разными по темам и жанрам фильмами встречную волну интереса у молодой публики. Иного пути на сегодняшний день я просто не вижу. Только так: встречный пал…

Беседу вёл Леонид ПАВЛЮЧИК

Послужной список

Владимир Хотиненко родился в 1952 году в Славгороде Алтайского края. После окончания школы год работал художником-конструктором Павлодарского тракторного завода. В 1976 году с отличием окончил Свердловский архитектурный институт. Год отслужил в армии. В 1978–1982 годах – художник-постановщик на Свердловской киностудии. В 1981 году окончил Высшие курсы сценаристов и режиссёров (мастерская Никиты Михалкова). Работал ассистентом режиссёра у Михалкова на фильмах «Несколько дней из жизни Обломова», «Пять вечеров», «Родня». Первой работой Хотиненко-режиссёра стала картина «Один и без оружия», которую он снял в паре с П. Фархутдиновым в 1984 году. Впоследствии поставил широко известные фильмы «Зеркало для героя», «СВ. Спальный вагон», «Рой», «Патриотическая комедия», «Макаров», «Мусульманин», «72 метра», «1612», «Поп», сериалы «Следствие ведут знатоки. Третейский судья», «По ту сторону волков», «Гибель империи», «Достоевский».

Хотиненко – лауреат международных и российских кинофестивалей. Неоднократный обладатель премий «Ника» и «Золотой орёл». Преподаёт во ВГИКе режиссуру. С 2010 года – член Патриаршего совета по культуре.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Место в истории

ТелевЕдение

Место в истории

ТЕЛЕВОЙНА

Людмила ЖУКОВА

С детства помню, каким горестным был для нашей семьи день 22 июня. Старшие поминали моих не вернувшихся с войны дядьёв – Михаила, сгоревшего в «тридцатьчетвёрке», Василия, спалённого прямым попаданием авиабомбы, Николая, умершего от ран в медсанбате под Смоленском. Миллионы семей и сегодня поминают своих павших в церквях, несут цветы к сельским фанерным памятничкам с длинным списком погибших земляков, полёгших в дальних краях, чужих землях. В музеях рассказывают о героях первых дней войны – пограничниках, на подавление застав которых Гитлер отводил полчаса, а они держались сутками, Брестская крепость – месяц. Лётчиков, тараном в первое утро войны сбивших бомберы со свастикой на подходе к своим аэродромам: Дмитрий Кокорев – в 4.15, Иван Иванов – в 4.25. Из 200 сбитых крестатых машин в тот день 20 сокрушены этим «русским приёмом» боя. О 5-й армии генерала Потапова, что в первый день нашествия контрударами отогнала врагов на их территорию на 8 км, а потом держала оборону, пока шла масштабная эвакуация с Украины. Какой же сонм героев можно вспомнить в этот День светлой печали – 22 июня – и повторить запомнившиеся с детства слова многих вдов и сирот: «Будь проклят Гитлер!»

Но на НТВ в канун Дня скорби и памяти шла передача А. Пивоварова «22 июня. Роковые решения», в которой недобрым словом, скорее, поминался не Гитлер, виновник гибели 55 млн. землян из 72 втянутых им в мировую бойню стран. Атаковались Сталин и Советская армия. Первый – за то, что то ли преступно спровоцировал Гитлера на войну подготовкой превентивного удара, то ли преступно не был готов к ней. Вторая – потому что «не умела воевать», трупами устлала путь до Берлина. Будто несоразмерны военные потери: более 8 млн. наших солдат и около 7 млн. захватчиков.

Гитлера всё же вспомнили – Э. Радзинский на Первом канале три вечера подряд в фильме «Адольф Гитлер. Путь во власть» исследовал психологию и личную оригинальную жизнь немецкого фюрера, изображая собой нацистский флаг: сам весь в чёрном стоял на красном ковре в белом круге. Артист!

Пустопорожний фильм А. Пивоварова, разыгранный артистами (М. Ефремов в мешковато сидящем сталинском кителе ёрнически озвучивал слова вождя), сводится к побасёнке с бородой: «Сталин больше верил Гитлеру, чем нашим разведчикам». А вот в передаче на канале «Звезда» с ведущим Алексеем Рафаенко серьёзно обсуждали тот факт, что разведка доносила лишь о различных сроках нападения, но не о конкретных направлениях ударов. И не было ясно, где сосредотачивать наши силы: в Белоруссии, Украине, Прибалтике? И когда впервые в истории войн захватчики начали военные действия по всей гигантской границе СССР от Баренцева до Чёрного морей, сохранённые на дальних рубежах наши войска вступили в сражения и – сорвали блицкриг!

Яростная битва развернулась на экране 23 июня в передаче «Поединок» между депутатом ГД, автором фактологических книг по истории Великой Отечественной войны В. Мединским и дежурным ниспровергателем всего советского Л. Гозманом. Из команды Мединского прозвучал отрезвляющий ревизоров вопрос: «В мире сегодня неспокойно, идут войны. НАТО – у наших границ. Если завтра – нападение, готовы ли наша страна, наш народ, наша армия и её военачальники к отпору, как в 1941–1945-х?»

Гозман «безмолвствовал».

Вспоминаются слова генерала М. Докучаева, ставшего Героем Советского Союза за участие во взятии Берлина: «В стремлении к реваншу и расширению жизненного пространства фашистская Германия напала бы на Советский Союз в 1941-м в любом случае – управляй ею царь, генсек, президент или парламент. Кто ненавидит Сталина-победителя, просто за ревизией истории войны скрывают своё неудовольствие нашей Победой».

Всё валят на человека, который не был тогда ещё верховным главнокомандующим, а ответственность за поражения в начале войны несут в первую очередь военные: нарком обороны Тимошенко и командующие округами. Ни в одной из передач, например, не говорилось о преступной халатности командующего Западным Особым военным округом генерала Павлова до 22 июня. Его военный округ в отличие от других был совершенно не подготовлен к войне, и именно на этом направлении немцам удалось развить стремительное наступление на Минск и Смоленск…

Как ни парадоксально, но лучшее лекарство от яда обличительных ревизий Великой Отечественной войны – чтение мемуаров немецких генералов и историков стран-союзниц в той войне. Процитирую мнения о первых месяцах отступления, которые даже у патриотов уже принято признавать «позорным поражением», «паническим драпом».

Начальник отдела печати МИД при Гитлере П. Шмидт, под псевдонимом П. Карелл издавший книгу «Почему немцы не смогли взять Москву?», будто отвечает российским ревизорам «роковых решений» Сталина: «Кого боги хотят покарать, лишают разума», что и стало «результатом РОКОВОГО ПРОСЧЁТА верховного главнокомандующего вермахта».

Английский историк Лиддел Гарт в статье для 8-го тома британской «Истории Второй мировой войны» с пониманием относится к пакту Молотова–Риббентропа, указывает: «…большинство советников Гитлера реалистично расценивало шаг России (по воссоединению западных областей Белоруссии, Украины, Прибалтики. – Авт.) как естественную предосторожность, вызванную опасением по поводу возможных акций Гитлера после побед на Западе».

Генерал Мюллер, командующий 17-й армией, участник совещаний в ставке фюрера: «За всё время подготовки к войне с СССР вопрос о превентивном нападении со стороны России ни разу серьёзно не рассматривался, оборонительные мероприятия не проводились… Расположение частей Красной армии подтверждало наличие у противника лишь оборонительных намерений… Нападение на Советский Союз, не завершивший даже первоочередных оборонительных мероприятий, естественно, принесло вначале крупные успехи вермахту, однако преимущества внезапного нападения и блицкрига были сведены на нет в результате непредвиденного героического сопротивления Красной армии… С военной точки зрения развязанная Гитлером война была проиграна нами уже с момента нападения на Советский Союз».

Начальник главного штаба сухопутных сил вермахта Ф. Гальдер в дневнике за июль 1941 г.: «…не понимаем, то ли мы окружаем противника, то ли он окружает нас». Английский историк Алан Кларк: «…возрождение военной мощи русских и их зимнее наступление 1941 г. останутся одним из выдающихся достижений в военной истории». Очень важное напоминание в преддверии 70-летия Московской битвы!

Из книги немецких историков «Война Германии против Советского Союза», изданной по материалам выставки, прошедшей в Германии в канун 50-летия нападения Германии на СССР: «Война велась немецкой стороной как расистская завоевательная война на уничтожение и заняла в истории место кровавого преступления. В 1945 г. немецкий народ пожал ветер там, где его вожди посеяли бурю… Это показывает, с какой благодарностью должны мы пожать протянутую советскую руку примирения». Но время идёт…

И к месту вспоминаются размышления о метаморфозах истории великого Канта. Люди смиренно воспринимают смерть каждого из живущих, но со справедливым негодованием – гибель в войнах и нашествиях. Однако со временем (не по воле ли слабодушных элит?) в разряд «великих» зачисляются тщеславные завоеватели мира, истребившие бесчисленное множество людей, – Александр Македонский, Чингисхан, Тамерлан, Наполеон… И предаются забвению имена храбрецов, возглавлявших сопротивление агрессорам. Но в России как раз свято чтут имена своих защитников – от былинного, но реально жившего Ильи Муромца и Александра Невского до Кутузова. Только бездумный не видит, что суть сегодняшних идеологических споров – определение места в истории: либо с Наполеоном, либо с Кутузовым.

Однако американский военный историк Майкл Лэннинг в книге «100 величайших полководцев всех времён» уже определился – Гитлера внёс, Сталина – нет. Наполеон – есть. Кутузова – нет. Суворова «закинут» на 50-е место, Жуков – на 70-е.

Серьёзный поворот…

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

Нация оценит деятельное молчание

ТелевЕдение

Нация оценит деятельное молчание

ТЕЛЕИНТЕРВЬЮ

В июле «Постскриптуму» исполняется тринадцать лет. Срок, позволяющий отнести программу к долгожителям. Особенно если учесть: её неизменному ведущему, Алексею Пушкову, приходится один раз в неделю рассуждать о политике, а следовательно, задевать чьи-то интересы.

Как изменилась программа за тринадцать лет своего существования, как изменились вы?

– Раньше программа была резче, критичнее. Но ведь изменился и политический контекст, изменились и общественные нравы, и само телевидение. Сейчас жёсткие материалы, в особенности касающиеся крупных политических фигур, на экране, можно считать, отсутствуют. Стилистика двадцатилетней давности сейчас практически невоспроизводима – у нас утвердилась наша собственная политкорректность. А политкорректность всегда что-то скрывает. К примеру, если бы в Америке не было расизма, не пришлось бы придумывать термин «афроамериканец», потому что объективно слово «чёрный» не является оскорбительным, так же как «белый» или «жёлтый». Но в США за эти слова вас сочтут расистом – именно потому, что там есть расизм. И общество боится его проявлений. Сами американцы признают: критика, адресованная Бараку Обаме, имеет в том числе и расистские корни. У нас – собственная политкорректность: критиковать какого-нибудь министра на ТВ принято в том случае, если это уже сделали президент или премьер. У нас перестали рассматривать телевидение как средство общения между народом и властью. Политические программы всё больше превращаются в зеркало властных устремлений. Зритель эти устремления считывает, но обратного импульса практически нет. А значит, власть, глядя в телевизор, не может понять настроения общества. Обратите внимание, когда у Медведева спросили, имеет ли он реальную картину происходящего в стране, он сказал: да, но потому, что читает Интернет, а не потому, что смотрит ТВ. В нынешней политической ситуации трудно представить на телевидении такой же градус критичности и открытости, как в Интернете.

Какова природа этой политкорректности?

– В каком-то смысле политкорректность – черта устоявшихся обществ. В начале 90-х у нас было революционное общество, произошла антикоммунистическая революция. Она привела к созданию демократических институтов, но все они в итоге оказались в подчинении у исполнительной власти. И сегодня у нас – устоявшееся общество, в котором не принято действовать по-революционному. В 93-м Ельцин расстрелял свой собственный парламент. Сейчас это просто невозможно. Градус общественной напряжённости, несмотря на проявления недовольства, которые мы видели, например, в декабре на Манежной площади, существенно упал. Это сказалось и на телевизионщиках, потому что они часть общества. Да и зритель изменился. Программа, насыщенная критическими социальными сюжетами, даст высокий рейтинг по России, но более низкий по Москве. Столичный зритель хочет больше развлекаться, как и Нью-Йорк, Париж и Лондон.

А вы ориентируетесь на Москву или на Россию? Кого считаете своим зрителем?

– У «Постскриптума» очень устойчивая аудитория и в Москве, и по всей России. Это мыслящие люди, которые, отдавая должное политкорректности, не хотят стать её жертвами. Потому что политкорректность – не более чем лаковое покрытие. В ней скрыта немалая опасность. В Германии, например, долго умалчивали о том, что мусульмане не интегрируются в немецкое общество, – из боязни трогать деликатную тему. Молчали-молчали, и вот – прорвало: уже и Меркель признаёт политику интеграции неуспешной, и ставшая знаменитой книга Тило Саррацина «Самоуничтожение Германии» повествует, что в силу мусульманского нашествия Германия через 30 лет вообще перестанет быть продуктом немецкой культуры. А ведь сколько времени там следовали – и до сих пор следуют – принципам жёсткой политкорректности! Но на каком-то этапе обнаруживается, что она не помогает, а мешает распознать проблемы. В России – то же самое. Можно, конечно, говорить, что события в Кондопоге – исключительный случай. Но ведь недавно в Саратове подростки-кавказцы заставляли школьников становиться на колени, а сами кричали: «Кавказ – сила!» Можно, конечно, утверждать, что проблемы не существует, но от этого она не исчезнет. Тем временем телевидение, за редким исключением, соблюдает правила некой негласной игры. В этом смысле мы всё больше напоминаем США, где возвысить голос против общепринятой политики очень сложно. Когда США готовили захват Ирака, вся американская журналистика позорно поддерживала ложь, что у Хусейна есть оружие массового поражения. И раскаялась пресса не сразу, а лишь когда США стали проигрывать эту войну.

Вы считаете, раскаяние состоялось?

– В полной мере не состоялось. История с Ираком и это вынужденное раскаяние – поразительный пример конформизма и политкорректности, которая оборачивается общенациональной слепотой. Пресса поддерживает власть в заведомо неправедном деле и начинает выступать против власти, когда та проигрывает. Понимаете, какова степень лицемерия? Законность, суверенитет другой страны, права человека – всё это пустое, главное – победить за три месяца и без жертв. И тогда американские СМИ поддержат власть и простят любую кровь. Почему война в Югославии считалась успешной? Потому что она длилась всего 78 дней. Почему война в Ливии начинает вызывать вопросы и в США, и в странах НАТО? Потому что её продлили ещё на три месяца, а Каддафи держится, несмотря на все авиаудары. В западной прессе вы не встретите вопроса: а кто сказал, что Каддафи убил 6000 мирных граждан? Этому принято верить на слово просто потому, что он объявлен врагом. Вот это и есть политкорректность. А ведь Каддафи предлагал прислать комиссию ООН по расследованию обвинений в его собственный адрес, но США и Европа отвергли эту идею: ведь тогда могло бы выясниться, что таких жертв не существует…

Сейчас на телевидение возвращаются Доренко, Макаров, подтягиваются другие старые кадры. Может быть, с их помощью хотят политкорректность разбавить какой-то живинкой?

– Любой избыток политкорректности порождает обратный результат. Чем больше власть зажимает общественное мнение, тем сильнее впоследствии оно мстит власти. Судьба Буша-младшего – яркий пример. Его администрацией была предпринята мощная пропагандистская кампания в поддержку иракской войны. Но когда общество узнало правду, это очень сильно ударило по Бушу, он ушёл как самый непопулярный президент за всю историю Соединённых Штатов. Когда повышается градус кипения, крышку над кастрюлей надо приподнимать. Я не исключаю, что на ТВ планируются программы, призванные выпустить пар, дать понять людям, что их реальные проблемы обсуждаются. Хотелось бы только, чтобы новые проекты не превратились в способ реализации личных комплексов ведущих, как это уже бывало.

Отчасти торжество политкорректности, о которой вы говорите, компенсируется на нашем телевидении постмодернистскими приёмами. Особенно в этом преуспело НТВ, создающее иллюзию какого-то движения, дискуссионной атмосферы, обсуждения важных общественных проблем.

– Суть постмодернизма – подмена, как правило, в коммерческих целях. Постмодернизм провозглашает псевдополитику, псевдокультуру, псевдообсуждения. Очень многие – не все, но многие дискуссии на ТВ, по сути, псевдодискусссии. На одних видно, что ведущий боится зайти дальше положенного. В других случаях сразу задаются параметры, из которых ясно, что спор будет ни о чём. Постмодернистское ТВ – это виртуальная дискуссионность, виртуальная открытость. И так происходит не только у нас. Тот же Барак Обама – виртуальный президент, человек, взгляды которого (или как минимум заявления) весьма далеки от политики, которую проводят при нём США. Барак Обама пришёл и сказал, что протянет руку мусульманскому миру – и протянул её к горлу Муамара Каддафи. Он не сумел примирить Израиль и палестинцев. Он продолжает войну в Ираке. В Афганистане увеличил число военнослужащих на 30 тысяч человек. Спрашивается: где же президент, получивший Нобелевскую премию мира? И за что он её получил? По данным журнала «Ньюсуик», секретных операций за пределами США при Обаме проводится больше, чем при Буше. Тюрьма в Гуантанамо не закрыта, к убитым мирным афганцам добавляются новые жертвы в Ливии. Где же тот великий миротворец, образ которого нам так активно продавали? Обама – президент, который призван создать иллюзию движения, иллюзию изменений. Виртуализация политического и информационного пространства стала приметой нашего времени.

В какой степени это относится к России?

– Показателем виртуализации политики становится чрезвычайно большое число речей и выступлений. Существует точка зрения, что постоянное присутствие на телеэкране позитивно для политика. Но у меня другое ощущение: наступает этап, когда это становится негативным фактором, особенно если не видно убедительных результатов. Кстати, это уже подводит Николя Саркози, ведь его избрали как президента действия. Саркози сказал, что придёт и переделает Францию, и это понравилось избирателям. А сейчас, когда французов спрашивают, почему они разочаровались в нём, они отвечают: его слишком много на экране, он слишком много говорит и слишком мало делает. В результате – рейтинг 20%, это рекордно низкий уровень. Мы живём в эпоху тотального телевидения, и эта эпоха рождает для политиков проблему – как часто и по какому поводу появляться на экране. Вполне возможно, нация оценит позитивнее деятельное молчание.

Как вы считаете, является ли нынешнее телевидение идеологическим инструментом? В рамках какой идеологии существует российское ТВ?

– После политических и идейных схваток 90-х нам была предложена потребительская модель развития. Тезис о комфортности существования стал чуть ли не национальной идеей. Интересно, кстати, что в цитадели потребительского образа жизни – в США – прекрасно понимают, что людям нельзя предлагать исключительно потребление в качестве национальной идеологии. Отсюда поддержка высоких идеалов: демократии, свободы, американской миссии за рубежом… В США понимают: не хлебом единым будет сыта американская нация. Да, жители России должны жить лучше, чем в советские и ельцинские времена. Но предлагать России – стране, которая исторически сыграла выдающуюся роль в мировой политике, культуре, в развитии человечества, – исключительно стремление к комфорту, значит вести дело к деградации нашего общества. Потому что если главное – комфорт, то ради него можно принести в жертву всё – и самоуважение, и историческую память, и суверенитет, и идеалы.

Для либералов слово «миссия» является чем-то неприличным, воспринимается с иронией, сарказмом. Из сферы культуры, искусства, общественных отношений понятие перекочевало в бизнес. На сайте всякой уважающей себя коммерческой структуры можно найти раздел – «миссия компании». Миссия ЛУКОЙЛа, например: «Мы созданы, чтобы энергию природных ресурсов обратить во благо человека». Эта маркетинговая пошлость пришла к нам вместе с западными учебниками по рыночной экономике. Как вы считаете, а телевидение должно руководствоваться представлениями о миссии?

– Я не принимаю идею, что ТВ – это прежде всего бизнес. Отсюда один шаг до кредо Трахтенберга: деньги не пахнут. Если телевидение – прежде всего бизнес, значит, деньги, которые оно зарабатывает, не должны пахнуть. Но на деле они пахнут, а на ТВ особенно. Это особая сфера, где формируются идеи и мораль, где вольно или невольно происходит воспитание общества, а значит – здесь должна быть повышенная степень ответственности. У телевидения действительно должна быть миссия, если же её не будет, то оно превратится в инструмент вырождения нации. Кстати, либеральная общественность относится к этому понятию с сарказмом, пока дело не доходит до глобальной и «правозащитной» миссии США. Как только речь заходит о США и их миссии, либералы падают на колени и начинают молиться. Американская миссия у них не вызывает протеста – несмотря ни на бомбёжки, ни на «Томагавки», а вот наличие миссии у собственной страны кажется им чем-то чудовищным. Либеральное крыло нашей политики – побочный продукт американской культуры, поэтому в России правая партия и не имеет серьёзной поддержки.

При этом его доступ к СМИ непропорционально высок.

– Сейчас ситуация выправилась, но очень долго было тотальное засилье либералов на телеэкране. Они 12 лет имели почти полную монополию на телевидении, и теперь уже все слишком хорошо знают, что они хотят и могут сказать. И главное – ради чего.

С многими либералами у вас общие корни, вы вышли из одной среды – благополучных советских мажоров. Но стали носителем государственнических идей…

– Столыпин тоже происходил из «мажоров» царской эпохи и тем не менее был государственником. Есть и другие примеры… Мне кажется, дело в другом. Просто есть люди, для которых высшей ценностью является право набить живот гамбургерами и купить фирменные джинсы. И есть другие, которые понимают: нация существует для чего-то большего.

Вопросы задавал Олег ПУХНАВЦЕВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,7 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии:

Потрошители

ТелевЕдение

Потрошители

А ВЫ СМОТРЕЛИ?

На Первом канале уже довольно давно идёт программа под названием ЖКХ, там кричат, ссорятся, обсуждая темы, кровно связанные с нами и нашими домами. Как, сколько и кому мы платим за коммунальные услуги, какие уловки используют управляющие компании и как с ними бороться, в студию приглашаются противоборствующие стороны из ТСЖ и т.д. Но суть проблем часто тонет в оре, как в советское время на профсоюзных собраниях, когда никто никого не слышал: в результате выкричались, выругались – пар вышел. Впрочем, тогда накал собраний порой так пугал начальство, что оно было вынуждено прислушаться к мнению народа.

Показанное на НТВ ток-шоу «ЖКХ-потрошитель» из цикла «История всероссийского обмана» с ведущим Алексеем Егоровым вышло на качественно иной уровень анализа ситуации. Вроде всё то же самое, но примеры показаны столь вопиющие, а герои в передачу приглашены столь одиозные, что волей-неволей передача подвела зрителей к страшно печальным обобщениям. Вскрыты ужасающие масштабы этого самого «всероссийского обмана», поставлен диагноз не только принципам управления коммунальным хозяйством, не только чиновничеству, «севшему» на коммуналку, но, как показалось, и всему тому строю, который нам навязывается уже более двадцати лет, и он с каждым годом предстаёт всё более уродливым и бесчеловечным. Бабло побеждает всё.

Жанна ОНОПРИЕНКО

televed@mail.ru 25

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

С другой стороны

ТелевЕдение

С другой стороны

А ВЫ СМОТРЕЛИ?

Сильное впечатление произвёл на меня цикл программ канала «Культура» «И другие» с ведущим Михаилом Левитиным. Известный режиссёр просто и увлекательно рассказывает о людях искусства, не очень известных широкому кругу зрителей. Но людях достойных, даже выдающихся, незаслуженно забытых. Два героя Левитина особенно заинтересовали. В выпуске «Всё тот же кольт» – автор знаменитого «Зелёного фургона», рано умерший Александр Козачинский. Ведущему удалось погрузить нас в атмосферу Одессы 20-х годов, когда с контрреволюцией и бандитизмом боролись и сам герой, и его старшие товарищи Евгений Петров и Илья Ильф. Моё представление о времени Гражданской войны, НЭПе и т.д. существенно расширилось. Сейчас трудно такое представить, но Петров подружился с Козачинским, когда тот был его подследственным – коррупции и злоупотреблений в органах тогда было не меньше, чем сейчас. Мы привыкли мазать прошлое только чёрной краской, но как быть с обаянием таких советских людей, как скромный, не уверенный в себе, но ярко одарённый Козачинский или добрейший и талантливейший Евгений Петрович Петров.

В выпуске «Опальный ученик» речь шла о режиссёре Леониде Варпаховском. Это был человек не только благородного происхождения, но и воистину благородный. Поразил неизвестный мне ранее факт. Драма Варпаховского, почти 20 лет проведшего в ГУЛАГе, заключалась ещё и в том, что репрессирован он был по доносу своего учителя Всеволода Эмильевича Мейерхольда. С этим знанием несколько иначе относишься к Мейерхольду, попавшему в лапы НКВД позднее своего ученика. Впрочем, сам герой передачи действительно был благородным человеком и не держал зла на великого режиссёра. Однако и здесь совершенно иначе предстаёт время, не так однозначно, как мы привыкли.

Ольга ИВАНОВА, ТАМБОВ

televed@mail.ru 25

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,0 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии:

65 лет вместе

ТелевЕдение

65 лет вместе

ТЕЛЕЮБИЛЕЙ

В конце июня телевизионная общественность отмечает юбилей известного российского журналиста Александра Беликова. Многие годы он успешно и плодотворно работал в сфере информационного пространства, а главным детищем Александра Ивановича стал Международный телекинофорум «Вместе», который проходит в Ялте в этом году уже двенадцатый раз.

Бессменный генеральный директор фестиваля сумел создать уникальную творческую, товарищескую, доверительную атмосферу форума, объединить талантливых тележурналистов, режиссёров, артистов, писателей, критиков, продюсеров самых разных стран, взглядов и творческих пристрастий. Количество и качество работ, присылаемых на конкурс, с каждым годом растёт. Телекинофорум стал важнейшим и любимейшим местом встречи для многих выдающихся мастеров отечественного и зарубежного телевидения.

Отдельная благодарность Александру Беликову от жителей и гостей Ялты, которой телекинофорум подарил скульптурную группу «Чехов и Дама с собачкой», ставшую украшением знаменитой ялтинской набережной. А в этом году по инициативе генерального директора фестиваля здесь должны открыть памятник великому зачинателю российского кино Александру Ханжонкову.

Мы желаем Александру Ивановичу продолжать с неубывающей энергией дарить людям радость встреч, сотворчества и любви. Да будет она всегда взаимной!

«ЛГ»

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Есть такое племя

Панорама

Есть такое племя

КНИЖНЫЙ  

  РЯД

Игорь Ильинский. Кредо : Стихи. Песни. Проза. – М.: Изд-во Московского гуманитарного университета, 2011. – 500 экз.

Есть, есть такое людское племя – дети войны!    Где бы и при каких бы обстоятельствах ни встречались эти люди, какие бы диспуты ни вели, как бы ни ссорились даже, настаёт миг, когда всё нынешнее, вся его горечь, а может, и кой-какая всё же радость, в миг отступают, если эти люди, вполне седые или же вполне лысые, что, впрочем, совсем не беда, осветляются, оживают, в каждом, в самой сути его, высвобождается великая энергия по имени Память, и люди эти, ныне не шибко признаваемые за авторитетов, сияют очами, волнуются всегда новорождённым волнением, блистают образной русской речью, страдают не словом, но чистым и ясным чувством преклонения и любви к своим ушедшим близким, к своим детским мукам, к своим – и общим нашим! – высотам.

Представляете?! Это мы, тогдашние дети, ликовали народную Победу, это мы бросали в воздух наши ношеные кепчонки и подпрыгивали кто как мог, это мы плакали взахлёб совсем недетскими слезами, вспоминая в тот светлый и яростный миг об отцах, которые не дождались этого дня, о матерях наших, измученных голодом во имя нашей хоть какой-то сытости, о старших братьях, которые остались в сырых окопах и которых мы вот-вот перерастём.

Слава детству войны и детям войны! А всё это я пишу, думая о своём товарище Игоре Ильинском, Игоре Михайловиче теперь, конечно же, докторе философских наук, многолетнем ректоре Московского гуманитарного университета – бывшей Высшей комсомольской школы, в годы войны – легендарной школы снайперов, – авторе множества научных работ, вызывающих глубочайшее почтение к ним за их беспримерную честность и подлинность. А ещё поэте.

Я узнал его в Новосибирске в 1964 году, когда он, первый секретарь райкома комсомола, по просьбе собкора «Комсомольской правды» – меня тогдашнего – написал письмо о своей работе и свои думы о том, как бы ему хотелось это делать. Статью заметили в Первопрестольной, и скоро Игорь оказался в ЦК комсомола.

Сейчас комсомол поливают кому не лень. Впрочем, бесстыдство и бессовестность по отношению к кормильцам и поильцам прошлых лет, к системе, которая поставила на крыло поколения нынешних лжецов, дала им доброжелательный ход, выучила, выпестовала, вознесла к завидным возможностям, – мода сезона, хороший тон, возможность выслужиться. А тогда неприлично было даже думать о деньгах. Молодые толковали о Гусеве из «9 дней одного года», о табаковском герое из пьесы Розова «В добрый час», о сибирских стройках…

Игорь Ильинский пришёл в молодёжный ЦК не за карьерой – он добился бы её быстрее, работая начальником цеха в знаменитой сибирской оборонке. Он пришёл, пройдя школу райкома, для того чтобы и научить, и поднять других, помоложе. Он не вылезал с иркутских строек, споря с очень большими боссами, как надо поднимать и, главное, строить не только электростанции, но и молодых людей. На него жаловались. Что ж. У него за спиной были силы, пославшие его на непростое дело. Вымотанный, он прилетал на несколько дней домой и возвращался обратно. Он был полпредом комсомола. Он возносил его авторитет. Он был одним из тех в то время, кого можно смело и красиво назвать: комиссар.

С годами Ильинский стал, думаю, без преувеличения главным специалистом страны по молодёжной политике, и если кто-нибудь спросит – что это за политика такая, отвечу: а вы обернитесь вокруг. Видите? Бедолаг неприкаянных? Ещё и жить не начали, а уже ничего им не надо. Охранников бесчисленных будок с оловянными глазами? Кого охраняют-то? А наркоманы с младых ногтей? Вот это всё и есть молодёжная политика. Точнее, её отсутствие. Увы, главный эксперт страны в молодёжной политике Игорь Ильинский почти не востребован. За исключением, конечно, работы и результатов вполне осязаемых – МосГУ и многих-многих его студентов.

Будто протестуя против такой никчёмной ситуации, Ильинский создал Русский интеллектуальный клуб, на заседания которого сходится неафишируемая элита нашей экономики, науки, культуры, армии, нашего образования. И сколько же там полезного и государственно-важного говорится! Жаль, что власть не взяла себе за правило, как это делается во многих, так сказать, «развитых» странах мира, слушать и слышать эти тревожные и в высшей степени патриотичные суждения подлинного Совета Мудрецов.

Игорь Ильинский – учёный не в «чистом виде». Да ведь так, собственно, это и должно быть. Крупная личность никогда не ограничивает себя только кругом, пусть и широким, своего прямого предназначения. В его научных трудах вдруг видишь Поэта, Прозаика, Публициста. И всегда – патриота, не словесного при этом, а глубокого, философского, социально и исторически ответственного.

Он не боится крутых высот, штурмует их, не озираясь на то, что кто-то вступит с ним в бой. Иногда кажется, что он умышленно идёт на такое обострение. Ну, например, учредив немало уже лет назад литературную премию имени И.А. Бунина (а значит, глубоко и серьёзно почитая этого классика), Ильинский вдруг публикует в «Нашем современнике» остро полемичную статью, в которой спорит с любимым писателем по поводу объективности его политических взглядов, а значит, его публицистики. Что ж, любой корректный спор возможен и через десятилетия – автор статьи это блестяще подтверждает.

Игорь пристойный музыкант, и хотя я не поэт, мне дороги многие его стихи, пронизанные болью. Да вот хотя бы эти, вырванные из контекста строки:

Я люблю тебя, Русь,

Всю как есть – без изъятий.

Как в родном человеке, –

Без слёз и проклятий –

Мне понятны в тебе

И весёлость и грусть,

И победы твои,

И твои окаянства.

Всю как есть – принимаю.

Судить – не берусь.

Полвека мужской дружбы, согласитесь, немалый стаж. И много ещё чего хорошего я бы мог сказать о старом товарище. И всё же закончу тем, с чего начал. С нашего военного детства. Ильинский – из ленинградцев, хлебнул дитём блокады, потом семья выбралась в глубинную лесную Сибирь и множество бедствий перенесла. И всем этим, знаю, всегда полна душа Игоря. Многим он занят – полезным и важным, но главное – его глубокая гражданственность. Ведь ещё и этим словом можно означить человеческую прямоту, стойкость, нежелание согнуться.

Во имя и в память самого трудного, самого честного, самого дорогого.

Альберт ЛИХАНОВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Электронный бюрократ

Панорама

Электронный бюрократ

МЕЛОЧИ ЖИЗНИ

«Программа «Электронная Россия» – это здорово! Зарегистрируйся на сайте http://gosuslugi.ru 28 , и хотя бы часть документов можно будет оформлять через Интернет, не тратя время на беготню по разным учреждениям». Так думал я несколько месяцев назад, когда в нашей семье родился четвёртый ребёнок.

Правда, большинство госуслуг, связанных с оформлением рождения детей, в электронную форму пока не переведены. Поэтому пришлось взять недельный отпуск, чтобы зафиксировать факт рождения ребёнка везде, где требуется, получить причитающиеся выплаты и льготы. Так что даже не знаю: то ли льгот так много, то ли здравого смысла у некоторых чиновников мало.

Но всё же два действия оказались доступными через Интернет: постановка в очередь на детский сад и присвоение ребёнку ИНН. Начал, конечно, с детского сада. На сайте Департамента образования тщательно изучил и заполнил регистрационную форму, боясь, например, спутать какую-нибудь цифру в свидетельстве о рождении. Ведь там размещена угрожающая надпись, что в этом случае заявление будет аннулировано. Получив дружеское (с обращением по имени, без отчества) сообщение о том, что моё заявление успешно зарегистрировано, стал ждать. Спустя всего лишь три дня по электронной почте пришло письмо, в котором меня поблагодарили за использование интерактивной системы и предложили в приёмное время явиться в окружную службу с подлинниками документов.

Ну и зачем тогда все эти пустые хлопоты с подачей заявки через Интернет, если от посещения казённого дома они не избавляют?

– Вам не повезло, что у вас четвёртый ребёнок, – пояснили мне в районном управлении образования. – Вот если бы он был первый или второй, то личной явки родителей мы бы не требовали. Но и вы не внакладе. Вам не пришлось ожидать полдня в коридоре, как раньше, когда визит к нам требовался для всех.

Что ж, и на том спасибо!

Получить ИНН ни на первого, ни на четвёртого ребёнка без явки в налоговую инспекцию не удастся. Но об этом вы узнаете не сразу. Только через 8 дней после прохождения до конца всей процедуры подачи заявки через Интернет и получения уведомления о её регистрации мне пришло письмо с требованием лично явиться в инспекцию с подлинниками документов. Я обратился в Федеральную налоговую службу, попросив разъяснить, в чём же тогда состоит смысл электронной системы подачи заявки. И получил ответ: всё сделано правильно. В соответствии с Налоговым кодексом заявление о постановке на учёт должно-де быть представлено лично либо нотариально удостоверено и направлено по почте.

«Поздравляю вас, гражданин соврамши!» Приказ Минфина России от 5.11.2009 г. № 114н не только не требует личной явки гражданина в инспекцию, но, наоборот, обязывает налоговиков самих направить заказным письмом физическому лицу уведомление о постановке на учёт в течение 5 рабочих дней со дня получения сведений о регистрации по месту жительства.

Неужели у нас даже «электронный чиновник» неизбежно становится бюрократом? Или обычные, из плоти и крови, служащие боятся оказаться ненужными после запуска «электронного правительства»? Тем не менее определённая польза для граждан, подающих заявки через Интернет, есть уже сейчас: они, как правило, обслуживаются вне очереди (т.е. за счёт тех, кто не пользуется новыми технологиями).

Не будем забывать, что визит в то или иное учреждение для получения выписки, справки и пр. обычно нужен лишь для того, чтобы предъявить полученный документ другим чиновникам. Так не проще ли вместо «бумажки» выдавать желающим ссылку на web-страницу соответствующего госоргана, где этот документ будет доступен в электронном виде? А просмотреть его сможет любой, кто знает нужный интернет-адрес и/или пароль.

Например, требуется мне для постановки в очередь на детский сад предъявить удостоверение многодетной семьи. Так пусть оно размещается на сайте районной управы или управления соцзащиты, а у меня имеется пароль для доступа к нужной web-странице. Если какой-то госорган хочет убедиться в наличии у меня права на льготы, то вместо личного визита с подлинником удостоверения я вышлю им по электронным каналам этот пароль, по которому они смогут самостоятельно зайти на сайт и посмотреть достоверный документ.

Андрей ВЕНЕДИКТОВ, доктор экономических наук, профессор

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Русские мифы

Панорама

Русские мифы

ФЕСТИВАЛЬНОЕ ЛЕТО

Черногория, наверное, лучшее место на земле для раздумий о том, почему человечество склонно жить мифами. Здесь темнеют покрытые еловыми лесами вздыбленные горы, синеют безмятежно-спокойные заливы, и только ветер с Адриатики время от времени тревожит их. На склонах гор, почти у самых вершин, проступают не сразу различимые остроконечные очертания древних монастырей, а внизу, у кромки воды, оранжево светятся черепичные крыши тихих, располагающих к созерцательному философствованию городков, оживающих лишь в летние месяцы.

В этой маленькой балканской стране, обретшей самостоятельность после распада Югославии, действуют два категорических правила – крыть крыши только черепицей и ни в коем случае не строить промышленных предприятий, нарушающих экологию. Черногорцы живут туризмом и отчаянно гордятся своей страной. Таксист, подвозивший меня, спросил по-русски, нравится ли мне у них. Услышав ожидаемый ответ, засмеялся, довольный: «Самая маленькая страна, да? И самая красивая!»

С этим краем нас связывает не только славянское родство («спасибо» по-черногорски – «хвала», а «до свиданья» – «до видження»). В начале прошлого века, после российской катастрофы 1917 года, здесь осели 60 тысяч беженцев из России – их дети и внуки сохранили отеческий язык и культуру. А с начала века нынешнего в Черногорию хлынула новая волна русских из разряда среднего класса, покупающих здесь так называемые апартаменты для летнего отдыха. На центральной улице в Будве, курортной столице Черногории, русская речь слышна везде. Продавщица сувенирной лавки, удивившая меня своим русским, объяснила: учила его в школе, в несуществующей теперь стране Югославии, потом забыла, а сейчас вспомнила. Открыла для себя заново.

Фестиваль «Русские мифы», проходивший в небольшом прибрежном городке Дженовичи, а затем – в Будве, был построен по этому принципу: вспомнить. И – открыть заново. Потому что имя этому фестивалю дала знаменитая, переведённая на многие языки книга писателя Юрия Дружникова «Русские мифы», написанная в традициях полемического литературоведения – она открывает читателю классиков нашей литературы с неожиданной стороны. Впрочем, все книги Юрия Ильича Дружникова полемичны («Агент 001, или Вознесение Павлика Морозова», «Ангелы на кончике иглы», «Дуэль с пушкинистами», «Виза в позавчера», «Первый день оставшейся жизни» и др.).

Фестиваль этот по счёту третий, участвовали в нём писатели, поэты, публицисты, издатели и художники-иллюстраторы России, Польши, Австрии и США и, конечно же, литераторы Черногории.

В Дженовичах в свободное от фестивальных выступлений время я бродил вдоль кромки залива, мимо рыбацких лодок и стоявших у причала прогулочных катеров, вспоминая свою поездку в Калифорнию, в университетский городок Дейвис, где Юрий Дружников преподавал русскую литературу. Это было в середине 90-х, я собрался писать о трудностях акклиматизации русских, хлынувших в те годы в Америку, и Дружников (уехавший в США в 87-м) знакомил меня с персонажами моего будущего очерка. И как-то повёз моё и своё семейство в Сан-Франциско, к океану. Мы бродили там по широкой песчаной полосе, усеянной выброшенными волной водорослями, океан дышал прохладой, катил на берег клубы тумана, а мы всё толковали о Москве, о том, что там тогда происходило. И Дружников сказал, что наверняка и там всем приходится переживать похожие трудности акклиматизации. Ведь страна стала другой. Рухнули привычные мифы. Что придёт им на смену?

Три года назад Юрия Дружникова не стало. Но усилиями его вдовы Валерии Леонидовны (США) и дочери Елены Юрьевны (Москва) Дружниковых возник международный литературный фонд его имени. Этот фонд вместе с черногорским центром русского языка и культуры «Возрождение», с участием Союза писателей Москвы (сопредседатель оргкомитета – доктор исторических наук Лола Звонарёва) и сделал фестиваль «Русские мифы» ежегодным.

О чём говорили выступавшие? О природе мифов и их живучести. О способности, подвергая всё сомнению, понимать: что мы такое? Что с нами произошло? (Лев Аннинский, литературный критик). О воспитании потребности в чтении, суть которого – духовное ясновидение (Елена Галицких, заведующая кафедрой русской литературы Вятского гуманитарного университета). О понятии «культурного бессознательного» (Иван Есаулов, доктор филологических наук, Москва). О превратностях литературного процесса (Андрей Турков, академик Академии российской словесности, и Павел Фокин, автор 17 книг «Классики без глянца»). Об острейших проблемах нынешнего книгоиздания (Ольга Василевская, редактор издательства «Русский путь», и Любовь Чикарова, директор издательства «Росток»). О том, что современная русская литература пока представлена в Черногории в довольно усечённом виде (Владо Ашанин, переводчик).

В Дженовичах была развёрнута выставка книг и картин, написанных участниками фестиваля. Художественный критик Лидия Степановна Кудрявцева, главный редактор красочного журнала «ХиП» («Художник и писатель в детской книге»), представила всем своё новое детище. Новые картины показал заслуженный художник России Владимир Павлов. Дарила участникам фестиваля свои рисунки Наталья Баженова, президент центра творчества «Аквариус». С оригинальнейшими своими работами познакомили живописец Нина Шапкина, книжный график Ольга Руновская. А потом звучали стихи. С поразительной эмоциональной силой их читала Марина Тарасова. Следом за ней к микрофону вышли поэты Григорий Певцов, Эльмара Фаустова, Наталья Стремитина (Вена, Австрия), Вадим Ковда (Германия).

В финале фестиваля вручались дипломы. В номинациях: «Полемическое литературоведение» – Андрею Туркову, Льву Аннинскому, Елене Галицких и Ивану Есаулову; «Детская литература» – Владиславу Бахревскому и Наталье Алеевой; «Поэзия» – Марине Тарасовой и Вадиму Ковде; «Изобразительное искусство» – Владимиру Павлову; «Проза» – автору этих строк.

Мы улетали из Черногории на исходе дня. В иллюминаторе были видны окутанные вечерней дымкой горы. Я листал сборник стихов Марины Тарасовой, и в гуле набирающего высоту самолёта мне слышался её удивительный напевный голос: «Есть у времени высший отсчёт, золотой паутины полёт. / Острый воздух судьбы надо пить, всё, что было с душой, не забыть, / и спешить, и спешить, и спешить».

Игорь ГАМАЮНОВ, Будва, Черногория–Москва

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Отмычка

Панорама

Отмычка

РЕЗОНАНС

Написать эту реплику меня побудила статья Валерия Рокотова «Щель» («ЛГ», № 20), возмутившая своим рапповским нахрапом и какой-то совершенно безмотивной злобой. Мол, мы-то знаем, где вы, недобитки и отщепенцы, заховались, в какой щели попрятались. Вот мы вас…

Пожалуйста, уважаемый, что вам сгодится для выковыривания – фомка или отмычка?

Отмычка, как известно, – это нехитрое изделие доморощенного толка для взлома. Она же считается безотказным приёмом недобросовестной, мягко говоря, критики.

С первых же слов заявитель признаётся, что он не любит старый Арбат. Признайся я, что мне нравится не нравится ходить по Якиманке, взбираться на Петршин холм или бродить по закоулкам Ле Марэ, я не рискую тем самым обидеть москвичей, пражан или парижан. Это как бы моё личное дело, о котором могу оповещать или не оповещать почтенную публику. Заявление же автора литературного издания, что он не любит старый Арбат, – это брошенная в лицо перчатка, вызов на дуэль. Впрочем, это даже не самое оскорбительное для читателей материала.

«Щель», к слову, не первый по счёту антиокуджавовский пасквиль «ЛГ», в которой Окуджава полвека назад работал заведующим отделом поэзии. Диапазон пишущих на этой стезе широк – от утверждений, что Окуджава на Арбате вовсе и не жил (Владимир Потресов, «ЛГ», № 12–13, 2004), до обвинений в занимающем пол арбатского квартала памятнике, тогда как за стихи памятников, по Льву Пирогову («ЛГ», № 46, 2009), у нас не ставят. Интересно было бы знать, за какие такие «заслуги» вслед за окуджавовским на Арбате поставили в 2008 году в Воронеже на Советской площади памятник Алексею Кольцову?

Но это далеко не единственная несуразность названных публикаций, которые выстраиваются в последовательную линию – развенчания не по праву, по мнению газеты, признанного классиком Булата Окуджавы. Так или иначе этой линии придерживается каждый из вышеназванных авторов. По-видимому, разделяет их позицию и редакция. Неслучайно в комментариях к публикации «Щели» в электронном выпуске «ЛГ» модератором сайта на десяток одобрительных откликов оставлен единственный отзыв читателя, не согласного с позицией В. Рокотова. А на независимом портале «Мой мир – Сообщество» «Песня Булата» в Колонтаеве пропорция диаметрально противоположная – среди гула возмущённых голосов почитателей и ценителей Окуджавы нашёлся единственный сторонник автора «Щели».

Должен сказать, что Рокотова как автора, на мой взгляд, отличает крайнее пренебрежение к историзму, или попросту невладение его составляющими. Он оценивает художественные явления 1960-х или 1980-х годов, если это можно назвать оценкой, с точки зрения злободневных явлений и веяний. Означенные же им тенденции оборачиваются тенденциозностью, когда он берётся утверждать что-либо в исторической перспективе.

Но автор «Щели» ни на йоту этим не озабочен. Он даже не потрудился выверить цитаты из хрестоматийных текстов Булата Окуджавы. В «Союзе друзей» с его общеизвестным рефреном «Возьмёмся за руки, друзья» поётся: «Мы крылья белые свои почистим». Пёрышки всё же чистят, а не очищают.

Строка «О Володе Высо-о-цком я песню пою-у-у…» сочинена никак не Булатом Окуджавой, а Валерием Рокотовым и подозреваю, что переиначена издевательски. В стихотворном тексте такой комбинации слов нет как нет. То, что автор поминальных стихов был куда как далёк от издёвки, могут подтвердить первые слушатели – родные и коллеги актёра и поэта Театра на Таганке, когда Окуджава впервые читал эти ставшие знаменитыми строки на гражданской панихиде у открытого гроба своего собрата.

Я не знаю, кто внушил Рокотову убеждение, что литературный круг Окуджавы и круг почитателей поэта ненавидели Высоцкого. И уж полным несоответствием выглядит утверждение, что смерть Высоцкого была воспринята с облегчением арбатской, как выражается Рокотов, тусовкой.

Пожелай автор-фельетонист узнать достоверные подробности об отношениях Театра на Таганке к Окуджаве или Окуджавы к Театру, подробности взаимоотношений между Высоцким и Окуджавой, – достаточно было бы бегло перелистать источники. За несколько десятков лет все они практически распечатаны. При особом желании за дополнительными сведениями можно было бы обратиться к Алле Демидовой или Вениамину Смехову, Валерию Золотухину или, наконец, к самому Юрию Любимову, свидетелям-очевидцам. Им было бы что вспомнить и рассказать вместо придуманных на стороне бредней.

Спустя пару недель после публикации «Щели» состоялась 5-я Международная конференция, посвящённая жизни и творчеству Булата Окуджавы, организованная Региональным общественным фондом Булата Окуджавы и Государственным домом-музеем Булата Окуджавы в Переделкине. В ней принимали участие крупные отечественные учёные – исследователи творчества поэта, знаменитые литераторы из Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Екатеринбурга, Лос-Анджелеса.

Единственным участником конференции, отреагировавшим на неё, был лауреат Государственной премии СССР композитор Владимир Дашкевич, который плодотворно работал с Окуджавой в театре и кино. Он же был автором музыки к фильму «Плюмбум, или Опасная игра», на который столь подробно ссылается Рокотов. Там, мол, герои поют в семейном кругу «Возьмёмся за руки, друзья», тогда как запевала-папаня браконьерствует, а подпевала-сынуля, сам Плюмбум, готовый закладывать всех и каждого, вообще косит под Павлика Морозова. Вот каков ближний круг, по Рокотову, апологетов Булата Окуджавы, вот кто распевал его песенки. Композитор фильма Владимир Дашкевич, выступая на конференции, не мог не возмутиться такой тенденциозной трактовкой сценария Александра Миндадзе и оценкой поэта.

Должен признаться, что я дважды принимал участие в подготовке сборника компакт-дисков «Песни на стихи Булата Окуджавы в кино», и мне хорошо известен свод картин, в которых звучат окуджавовские песни. Помимо автора и актёров-вокалистов эти песни по сюжету фильмов исполняют более сотни персонажей – от советских пионеров до обитателей захудалого дома престарелых где-то в Казахстане. И петь их не возбранялось никому – ни героям «Белорусского вокзала», ни персонажам, у которых были свои счёты с законодательством родного отечества. Равно как и песни Владимира Высоцкого – пелись всеми и везде, невзирая на социальный статус исполнителей.

Можно вспомнить, как четырнадцать лет назад Москва прощалась в Театре Вахтангова с фронтовиком Булатом Окуджавой. Как время прощания постоянно продлевалось на очередные два часа вплоть до того, что был отменён вечерний спектакль, и никто из зрителей не запросил возврата денег за купленные и неиспользованные билеты. Как и на несостоявшийся «Гамлет» с Владимиром Высоцким..

«Можно вспомнить опять – да зачем вспоминать?..» Вряд ли это послужит убедительным резоном автору «Щели».

«Вижу потомка я профиль возвышенный…», как писал Булат Окуджава в прощальных стихах.

И как он же писал гораздо раньше – «Ах, это, братцы, о другом…».

Валерий БОСЕНКО

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Нас кидает

Дискуссия

Нас кидает

ПРОШЛО ДВАДЦАТЬ ЛЕТ

Директор Историко-архивного института РГГУ профессор Александр Безбородов – о недавнем прошлом и скором будущем.

– Александр Борисович, двадцать лет назад вы ожидали тех перемен, что постигли страну?

– Что такое 1991 год в истории России? Огромное количество разнообразных событий, очень быстро сменявших друг друга. Настолько быстро, что порой просто не было времени задуматься о перспективе. Мне помнится, все жили тогда сегодняшним днём. И в августе никто ничего не предчувствовал. Все уехали в отпуска. И как гром среди ясного неба – ГКЧП! Когда мы все вышли из отпусков 25–26 августа или чуть раньше, это была уже «другая страна»… И Горбачёв тоже вернулся из своего крымского отпуска в «другую страну».

Компартия канула в Лету, причём очень быстро. В нашем вузе была довольно сильная партийная организация. Её вдруг просто не стало. Партбилеты – полученные многими ещё в двадцатилетнем возрасте – превратились в ничто… Это очень заметная борозда, которая разделяет «до» и «после».

– А распад государства Советский Союз был такой же неожиданностью?

– Знаете, распад СССР почему-то серьёзно не воспринимали. В нашем сознании было много мыльных пузырей. Мы верили, что СНГ станет лучшей заменой старому Союзу, более современной, что ли… Как сейчас выглядит СНГ, все мы знаем, а в 1991-м многое звучало очень и очень красиво, пока не прошёл референдум на Украине. Вот тогда стало ясно, что все расходятся по национальным квартирам.

– Либерализация экономики, дикий рынок тоже удивили?

– Решения по рынку, об отпуске цен принимались во второй половине 1991 года в вихре бесконечных событий. Правда, уже тогда было видно, что представляет собой команда Ельцина, что это за люди… Было ясно, что их взгляды на экономические вопросы отличаются радикальностью, во многом романтичны и даже утопичны. Но опять же никто не предполагал, что это приведёт к такому обнищанию страны и к открытому гражданскому противостоянию в октябре 1993 года. Вот так и жили – не предполагая…

– Но почему?

– История России XX века вообще полна парадоксов. Мы шли от утопического социализма через государственный социализм к бюрократическому социализму Брежнева, а затем пытались строить социализм Горбачёва с человеческим лицом. Мы прошли через разные, противоречивые этапы, резких поворотов было много, и ещё один поворот, в 1991-м, вполне соответствовал такому поведению. Это во-первых.

Во-вторых, люди, которые выбирали новый курс, во многом воспитывались на традициях советского строя. Кем бы они ни были! Диссиденты, коммунисты, раскапиталисты, теневики, цеховики, всё это – советские люди. Советские люди и ошибаются по-советски, с размахом.

– Но почему выбрали именно дикий рынок? Ведь Запад уже жил по кейнсианской модели с её идеей жёсткого государственного регулирования экономики, которая в чём-то близка социалистической модели. Или у свежеиспечённых российских демократов была своего рода аллергия на социализм?

– В некоторой степени да. Но главную роль сыграли западные советники, такие как Джеффри Сакс, и другие, которые работали с нашими экономистами. Сакс и подсказал Гайдару идею с ваучерами. В результате неожиданно, нечаянно образовался олигархический капитализм, многие ведущие звенья которого до сих пор сохранились.

А если говорить о регулировании… С приходом Черномырдина в правительство, через несколько лет после начала либерализации и приватизации, государственное регулирование было введено. Позднее, в нулевые годы, сложилось даже сверхрегулирование. Вот так нас кидает…

Государственное регулирование у нас коррупционно. В этом вся причина. Регулирование не будет действительно государственным до тех пор, пока всё, что угодно, можно отрегулировать за деньги, за откат, распил…

– Но какие-то надежды 1991 года сбылись? Есть такие?

– Разумеется. Мы тогда, конечно, рассчитывали, что будет больше интеллектуальной свободы. Нет, она сейчас есть – в вузах, в творчестве… Конечно, тогда рассчитывали, что будет больше свободы в СМИ. Но и там в определённой мере она присутствует, что очень важно. Ну и, наконец, главное, за что, собственно, и боролись, – открытость российского общества. Нет никакого «занавеса», свобода передвижения в обе стороны через границу. Открытость российского общества – огромное завоевание, которое с годами не обесценивается.

– Со свободой в СМИ во времена олигархического капитализма дела обстоят не слишком радужно. В СССР был цензор от государства, а теперь есть владелец со своими политическими взглядами и лоббистскими интересами…

– Ну это очень упрощённый подход… Времена, когда олигархический капитализм выступал противником государства, прошли. Сейчас владельцам СМИ по большому счёту политика неинтересна. Их интересует коммерческая составляющая, а это совсем другое дело.

Если говорить о свободе интеллектуальной деятельности, то здесь я вообще не вижу никаких проблем. Раньше та же история как наука была очень идеологизирована, а сейчас этого нет. Нет цензурирования книг, учебников, научных статей. Нет моноидеологии.

Наш институт работает с разными издательствами, и главным для издателя является качество текста. Пишите профессионально, тогда издательства примут и опубликуют ваши труды.

– Какое место в истории России займёт прошедшее двадцатилетие? Не назовут ли его, например, вторым Смутным временем?

– Как историк, я бы, скорее, назвал эти годы переходным периодом. Мы ведь до сих пор находимся в периоде трансформации, в транзите, который будет продолжаться, думаю, ещё лет десять. Не стоит рассчитывать, что всё уже закончилось, уложилось. Нам ещё многое предстоит сделать и понять.

Региональное своеобразие нашей страны настолько велико, а социальная дифференциация столь значительна, что говорить о каком-то общем портрете человека новой России просто непродуктивно. Нет сейчас такого портрета. Есть значительные группы людей, связанных между собой внутри групп, но нет связей между группами. Консолидация нашего общества – не только политическая, это вопрос не первый, – социальная консолидация пока невозможна. У нас одни говорят: «Средний класс насчитывает десять миллионов». Другие отвечают: «Почему десять? Двадцать!» Третьи утверждают, что там уже половина населения…

– Четвёртые же убеждены, что у нас вообще нет среднего класса…

– Вот именно. Но консолидация в группах всё-таки есть. Можно, например, говорить отдельно о военных, отдельно – о людях во власти… Можно говорить о значительных категориях нашей молодёжи – она действительно в чём-то едина, о вузовских и научных коллективах и так далее.

Может быть, есть даже определённая консолидация на уровне всех работников умственного труда. Хорошо, если она начнётся на уровне работников физического труда. Должен быть рабочий класс в обществе, и его голос должен быть слышен, как и голос крестьян. К сожалению, их сегодня не слышно.

– Обычно всё сваливают на особенности «крестьянского менталитета»… Мол, они аполитичны, верят в «доброго царя» и боятся серьёзных перемен.

– Что ж, надо признать: есть у наших людей такие черты… Это психологические особенности русского характера. Да, мы в большинстве своём рассчитываем на дядю, который придёт и сверху наведёт порядок. Да, мы консервативны. Но с другой стороны, а зачем сегодня быть прогрессивными? Ради чего? Разве наша власть выдвинула какие-то захватывающие планы, которые могли бы всколыхнуть людей? Кстати, в перестройку миллионы людей готовы были следовать новым курсом. Сейчас же – апатия.

– В чём же причина её появления?

– Во взаимоотношениях между властью и обществом. Я в силу своей должности кое за что отвечаю, поэтому мне приходится иметь дело с разными чиновничьими структурами. Знаете, как чиновники реагируют на обращения, просьбы, даже самые настойчивые, в скандальном тоне? Ухом не поведут! И местные, и неместные начальники! Чихать они на вас хотели! И если чихают постоянно, какие претензии к народу? Вот поэтому у нас повсеместная апатия и желание иметь как можно меньше контактов с властью.

– Так наша аполитичность – это особенность мировоззрения, менталитета, с которыми трудно что-либо поделать, или проблема, которую надо и можно решать?

– В любом случае проблему надо решать. Иначе народ противопоставляется власти. А это очень опасно для страны. Только решать с умом, а не нахрапом. Нам нужны общие морально-нравственные ценности, касающиеся отношения к труду вообще.

Мы сегодня очень мало умеем делать. Разучились. Телевизоры, холодильники у нас в домах импортные. Одежду носим импортную. А кто строит объекты к Олимпиаде в Сочи? Турки.

Происходит это всё не от глупости или безрукости нашей. Мы, когда надо, такие умельцы, что о-го-го! Происходит это оттого, что нет у нас нравственных ориентиров, того религиозного чувства, которое говорит, что свою работу надо делать хорошо и что плохо работать – стыдно. Нам не стыдно, и нет у нас убеждения, что надо помогать человеку, который к тебе пришёл, что нехорошо ему не помочь. Вот чего не хватает! А бюрократия – это только частное проявление духовного кризиса.

– Вы верите в светлое будущее нашей страны?

– Верю. Несмотря ни на что, страна живёт и развивается. На усталость и апатию кивать не пристало. Да, тяжело, но надо себя и превозмогать. И действовать, действовать. Думаю, ставка на молодёжь, на современные российские разработки – абсолютно правильная, но за несколько лет это невозможно сделать, нужен более длительный период. Сейчас время стремительное, но всё равно для хорошего прыжка нужен разбег.

Убеждён: через какое-то время Россия будет активно подниматься, расти. Найдёт свой путь в этом непростом мире. Серьёзно. Путь загнивания, болота, полного отстоя, как говорят молодые, не про нас. Просто потому, что есть люди, на которых можно опереться. Я вот, например, работаю с такими. Наши сегодняшние студенты – наше будущее. И это будущее вполне симпатичное.

Беседовала Светлана ЛЫЖИНА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Памятка для постояльцев

Дискуссия

Памятка для постояльцев

ПОЛИТФИЛОСОФИЯ

Как-то, отвечая на вопрос журналиста о современной российской «идеологической ситуации», писатель Виктор Пелевин сказал: «Знаете, у Чехова в одной из записных книжек есть запись про счёт, который подали постояльцу в гостинице. В нём была такая графа: «Клопы – 15 копеек».

В этом суть нашей социально-экономической модели. Только вместо клопов у нас «консенсус элит», а вместо пятнадцати копеек – валовой национальный откат… Суть гостиничной идеи в этой ситуации будет сильно зависеть от её авторства. Если её будут придумывать постояльцы, она будет заключаться в борьбе с клопами. А если её будут придумывать клопы, у неё будет два аспекта. Первый – официальная идеология, провозглашающая симфонию клопов и человеков. И второй – реальная политика, заключающаяся в симфонии клопов и тараканов».

Мне кажется, здесь довольно точно передана суть взаимоотношений общества и государства.

«Постояльцы» – это все те, кто составляет некое сообщество живых людей. «Клопы» – те «постояльцы», у которых «жизнь удалась». Ну а управленцы гостиницей, «государевы люди» – это отдельный вид.

Сегодня «гостиниц» во всём мире насчитывается под две сотни. Большая часть из них объединена в ООН. Под юрисдикцией каждой из них находится своя, так или иначе доставшаяся и пограничным «забором» огороженная территория, которую населяет энное число «постояльцев».

В любой «гостинице» все, от вождя до бомжа, от преступника до праведника, в силу факта своего рождения являются её невольными «постояльцами». Но одним из них достались и достаются ночлежка в подвале и тесные коммунальные номера непрестижных этажей. В разные исторические времена здесь проживали рабы, крепостные крестьяне, европейские пролетарии… А в настоящее время – подавляющее большинство людей так называемого наёмного труда, используемого для производства материальных благ, без потребления которых ни один, даже самый звёздный «постоялец» обойтись не может.

Другим «постояльцам», обзаведшимся способным приносить постоянный доход имуществом, достались номера поприличнее, типа эконом-класса. Здесь обычно обитают и селятся те, кто во все века сродни мелким буржуа или среднему классу капиталистического общества – от купчишек и мелких латифундистов до обласканного элитными «клопами» так называемого образованного общества. Та услужливая интеллигенция, которая обменивает своё умение развеселить и ублажить «элиты», и особенно гостиничную власть, на материальные блага.

Наконец, совсем немногочисленным «постояльцам» посчастливилось занять «полулюксы» и «люксы», в которых всегда жили и до сих пор проживают разные «клопы-элиты» из числа уже крупных латифундистов, хозяев промышленных и финансовых империй и их «топ-менеджеров». Здесь же встречаются и отдельные «слуги народа», которым довелось порулить «гостиницей» и которые вместе с другими элитарными «клопами» всегда находят между собой консенсус.

Используя идеологическую риторику, декларируя ту или иную «национальную идею», администрация «государства-гостиницы» пытается воздействовать на сознание людей. Поэтому на словах у неё «симфония человеков с клопами», а на деле – «симфония клопов с тараканами». И таковы все эти учреждения.

И тем не менее из-за различий в «субъективном факторе» в разных странах наблюдается различное социально-экономическое расслоение среди «постояльцев», а «внешними управляющими» в них проводится собственная «национальная политика». Как же в этом отношении выглядит постсоветская Россия?

После приватизации и проведённых в обход действующему законодательству указом Ельцина залоговых аукционов, по официальным данным, в 1998–2002 годах на долю 20 процентов населения с наибольшими доходами приходилось около половины совокупного объёма доходов. При этом 10 процентов из этой небольшой группы населения получали до 30 процентов совокупных доходов. За чертой бедности, или ниже прожиточного минимума, в те годы проживали от 28 до 25 процентов россиян.

К настоящему времени по большому счёту изменилось немногое. До 80 процентов россиян нельзя отнести к так называемому среднему классу. Это означает, что все они ощущают сегодня себя жителями нижних этажей или полуподвальных помещений российской «гостиницы». И похоже, что в будущем всё останется по-прежнему.

Готовятся всё новые налоги, которые коснутся каждого россиянина. В то же время, по словам министра финансов, ставка налога на имущество, которое после приватизации было «распределено» между «постояльцами» по-разному, увеличиваться не будет. В чьих интересах эта реальная «общенациональная» политика будет осуществляться, министр не пояснил – всё и так очевидно.

Несмотря на очевидное социально-экономическое расслоение среди «постояльцев», руководство «государства-гостиницы» предлагает всем им считать себя одним «народом». «Постояльцам» вроде бы и хочется быть «одним народом», но очень и очень разные условия проживания и образа жизни постоянно вынуждают подавляющее большинство из них роптать, искать справедливости и требовать равенства.

За 20 лет существования постсоветской России её население ни от одного президента ещё не услышало прямого и честного ответа на вопрос, что у нас за «общество» и в каком направлении они держат курс, управляя отечественным «кораблём-гостиницей». В то время как со всех сторон, от коммунистов до «бизнес-элиты», слышатся голоса о новом российском капитализме, высшее руководство говорит лишь о «социально ориентированной рыночной экономике», что является стыдливым уходом от самого вопроса.

В России не нужно строить «государственный капитализм», поскольку он уже построен. Сей капитализм возник и развивался не естественным путём, как в Европе, США или Японии. Не снизу и постепенно, начиная с малого бизнеса, перераставшего затем в средний и крупный, а противоестественно – сверху. Именно наше государство в лице «администрации Ельцина» искусственно породило крупный (олигархический) капитализм, который, используя своё монопольное положение на финансовом рынке, до сих пор не даёт нормально развиваться среднему и мелкому бизнесу.

Именно «администрация Ельцина» породила тот «государственно-олигархический» клоповник, представители которого сегодня требуют заменить для жителей убогого и дешёвого жилья 40-часовую рабочую неделю 60-часовой.

В «лихие 90-е годы» при непосредственном участии государственных чиновников всю жизнь российского сообщества, от правоохранительной системы до медицины и образования, поразила бацилла коррупции. Болезнь, которая, по признанию уже самой верховной власти, стала угрозой национальной безопасности.

Несмотря на предвыборную суету и уверения избирателей в огромном желании сделать жизнь тех «постояльцев», у кого она «не удалась», лучше, а их отношения с «государством-гостиницей» более открытыми и честными, вряд ли удастся.

Демократия, хоть она в любом случае лишь форма «иллюзорной общности», может быть более или менее развитой. Более – там, где появляется развитое гражданское общество. Там имеется кое-какой общественный контроль за деятельностью администрации «гостиницы-государства», вынуждающий её вести себя по отношению к обществу более-менее честно и не келейно, а открыто. Там при малейшем намёке на коррупционность министры и даже высшее руководство добровольно подают в отставку, а некоторых, вплоть до бывших президентов вроде француза Ширака, привлекают к уголовной ответственности.

Там же, где, как в современной России, гражданского общества и реального социального контроля за «вертикалью власти» нет, там вся «демократия» сводится к демократическим «дням». В эти дни «постояльцам» предоставляется право «свободного» голосования. «Свободного» в кавычках – потому что свобода выбора ограничена набором политических игроков, у которых, как в футболе, на майках разные номера, а играют все в одну, для расположившихся в VIP-ложах элит вполне приемлемую игру.

Декларируя «национальную идею» развития гражданского общества, реально делать это нынешняя политическая элита, более похожая на ЗАО, чем на ОАО, не стремится.

Большинство инициатив и протестов «постояльцев» или остаются без внимания, или навлекают гнев «государевых людей», вплоть до пристального внимания «правоохранительной системы». Зато разговоров о демократии и гражданском обществе, навязываемых «постояльцам» политиками и политтехнологами, накануне приближающихся «демократических дней» в России становится всё больше и больше.

Вадим МУХАЧЁВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Мысли вслух о будущем президенте и многом другом

Дискуссия

Мысли вслух о будущем президенте и многом другом

КНИЖНЫЙ  

  РЯД

Евгений Примаков. Мысли вслух . – М.: Российская газета, 2011. – 206 с. – 15 000 экз.

Не так много авторов, особенно пишущих на общественно-политические темы, чьи книги всегда становятся событием. И обсуждаются не потому, что это модно, а потому, что по-настоящему глубоки, доказательны, смелы в предположениях и выводах.

К числу таких авторов относится Евгений Примаков. Только что вышли в свет его «Мысли вслух». Отстояв очередь за автографом автора перед его пресс-конференцией, я поблагодарил Евгения Максимовича за сотрудничество с нашей газетой.

– О, – отозвался Примаков, – а я использовал в своей книге высказывание вашего главного редактора. По-моему, очень образное…

Я нашёл этот абзац. Примаков пишет: «Закончу эту главу (она называется «Историю не перепишешь». – В.С.) словами писателя Ю.М. Полякова – главного редактора «Литературной газеты», который сказал: «Мы пытаемся смотреть на «Аврору» с яхты Абрамовича». Думаю, эти слова могут быть применимы в отношении тех, кто низводит сыгравшую огромную историческую роль Октябрьскую революцию к перевороту, устроенному кучкой большевиков».

Да, безбашенных смельчаков, готовых в угоду быстротечным ветрам сказать что-нибудь эдакое о революциях 1917 года или первом дне Великой Отечественной, не утруждая себя строгостью доказательств, предостаточно. Полагая, что говорят новое слово, они, по сути, искажают историю, нередко от одной полуправды переходят к другой. С подобными летописцами и вступает в заочную дискуссию Евгений Примаков. И приводит аргументы, свидетельства, факты, а не просто поражает красивостью лексических оборотов или телевизионных эффектов. Хотя и замечает, как всякий уважающий читателей человек: «Отнюдь не исключаю, что не все согласятся с тем, что я написал».

Названия глав новой книги о многом говорят. Вот некоторые: «Марксизм-ленинизм: столкновения с жизнью», «Почему скончался СССР?», «Признаки политической нестабильности (является ли панацеей идеология «Единой России»), «Мир, в котором находится Россия», «И всё-таки отдельно о Ближнем Востоке» (как обойти вниманием регион, с которым его лично так много связывает?!).

В предисловии Примаков пишет: «Наступил такой период в моей жизни, когда всё сильнее чувствую потребность высказаться по важным вопросам пережитого страной в ХХ веке и её способности вписаться в реалии ХХI столетия».

На пресс-конференции я задал Примакову вопрос от нашей газеты: «Можете ли вы поделиться мыслями вслух по поводу будущего президента России?». Евгений Максимович сначала заметил, что пока с этим не определились сами основные претенденты, а это всё-таки их право. Потом более определённо сказал: «Было бы ошибкой, если бы они оба выставили свои кандидатуры. Это приведёт к расколу общества».

Примаков не перестаёт восхищать простотой, мудростью и лаконизмом.

Владимир СУХОМЛИНОВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

«Художка», «мусорка», «стиралка»…

Гуманитарий

«Художка», «мусорка», «стиралка»…

ЯЗЫК МОЙ – ВРАГ МОЙ?

Весной в 11 городах России прошла акция «Тотальный диктант», в рамках которой любой желающий мог проверить свой уровень знания русского языка. В обществе пробуждается здоровый инстинкт самосохранения, а со временем, быть может, начнётся и работа над ошибками.

Идея диктанта принадлежит творческому объединению гуманитарного факультета Новосибирского государственного университета. В 2004 году из вузовского мероприятия он превратился в акцию городского, а со временем – и федерального значения. Несмотря на некоторые издержки: странное определение «тотальный», и, видимо, закономерный вопрос – почему автором текста диктанта-2011 стал популярный журналист и публицист Дмитрий Быков (может, лучше бы Пушкин?), – тем не менее можно только приветствовать набирающее обороты новосибирское начинание.

Даже без социологических замеров понятно, что по результатам проверки «тотального диктанта» более грамотным окажется поколение, получившее традиционное образование, приученное читать книги и писать ручкой, даже если со временем оно и пополнило собой ряды интернет-пользователей.

Задачи образования всегда определялись необходимостью передать новому поколению базовые ценности, сформировать у него целостное образное мышление и воспитать творческую личность. Сегодня, напротив, многое направлено на расщепление сознания. Живая передача опыта и знаний заменяется мёртвой технологией. Массовая компьютеризация школ и даже чуть ли не детских садов – тоже в этом ряду. Ребёнок ещё не умеет защищаться от агрессивного виртуального пространства, не знает элементарных нравственных норм (что такое «хорошо» и что – «плохо»), он ещё не успел полюбить книгу, не успел разобраться в себе и в окружающем его мире, а ему уже подсовывается Интернет как основной ориентир и дорога жизни.

Как-то пришлось зайти на сайт одной из московских школ из разряда элитных. Основные разделы оставили вполне благоприятное впечатление, но стоило открыть размещённый здесь же форум – и все заверения школы о том, как она замечательно воспитывает своих учеников, показались фикцией. На форуме дети позиционируют себя в таких позах и в таком виде, словно ты попал на рекламу дома терпимости. У пользователей-школьников совершенно не развита письменная речь, и они не умеют вести диалог. Каждый просто самовыражается на уровне так называемых смайлов, а также несуразных восклицаний (типа восторженного «Вау!») и никак не соотнесённых с текстом знаков препинания. Образовательные учреждения сегодня замучили всякого рода проверками, но никому нет дела до того, как и чем живут ученики. Им предоставлена пресловутая свобода. Ни школа, ни госкомиссии за самое главное – за воспитание детей – не отвечают. Проверки идут по линии методических материалов, планов и прочих формальных представлений о тех стандартах, которым должна отвечать современная школа. Основная строка отчётности, магистральное направление развития – это степень компьютеризации. Практически каждая школа с гордостью оповещает о наличии компьютерного класса и уроков информатики с первых лет обучения. Компьютер стал чуть ли не главным критерием учебного процесса.

Вместе с ЕГЭ, разрушением традиции в системе школьного обучения и ставкой на инновации мы пошли семимильными шагами по пути вульгаризации и примитивизации личности. Сформированы невиданные ранее формы общения. Обозначить предмет двумя словами – это теперь слишком затруднительно. И появляются: «воскреска», «художка», «мусорка», «стиралка». Даже некоторые учителя называют домашнее задание – «домашка». А обозначение известных театральных училищ словами «Щука» и «Щепка», причём в эфире, видимо, скоро будет узаконено как норма. А вот ещё перл – «нетленка», что означает гениальное произведение искусства. «Фотографии» – это слово благодаря Интернету стало вообще неподъёмным. Внедрено какое- то дурковатое – «фотки». Моя знакомая, жена бывшего ректора Ленинградского университета Кирилла Яковлевича Кондратьева, как-то с болью и горечью сказала, что теперь воспетый поэтами Васильевский остров молодые люди называют «Васькой». И именно на такую, очень схематично выкроенную молодёжь, демонстрирующую небрежение к слову, легко ложится серьёзный христианский грех – сквернословие.

Разумеется, это не вся молодёжь, но это значительная и наиболее на сегодня типичная её часть. Причём за деградирующей юностью идут родители и, что особенно грустно, некоторые учителя, которые стараются быть современными и, что называется, соответствовать. Добавляются – «тренд», «мессидж», «мейнстрим» или какое-нибудь «мониторить» вместо куда более глубокого и ёмкого русского глагола «наблюдать». И мы превращаемся в стремительно деградирующую нацию – без корней, без опоры, с суррогатом вместо языка, причём не какого-нибудь языка, а того, что совсем недавно почитался как «великий и могучий».

В прежние времена будущим поколениям задавались какие-то идеалы – была востребована модель совершенствования личности. Миллионы людей воспитывались на русской классике, на высоких культурных образцах, ставших достоянием мировой культуры. Радио, телевидение держали высокую планку речевого стандарта. Во главе угла стояло служение людям. В эпоху крушения идеалов традиционные ценности – любовь к Родине, гражданственность, труд, взаимопомощь – начали цинично высмеиваться. И теперь мы получили то, что получили. И исковерканный русский язык – это проявление болезненного состояния всего общественного организма.

Наталья ЛАКТИОНОВА, старший научный сотрудник Института экономики РАН

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Золотая рыбка с усами

Гуманитарий

Золотая рыбка с усами

К ДОСКЕ!

Золотая рыбка с усами, или Зачем учебник меняет культурную матрицу наших детей

Пока в обществе бурлят дискуссии вокруг проекта государственного образовательного стандарта, в издательстве «Просвещение» (возглавляемом А. Кондаковым, который одновременно руководит и разработчиками стандарта) уже выходят учебники, адаптированные к этой новой (не слишком высокой) планке.

Умные римляне неслучайно сделали слова сатирика Ювенала frontis nulla fides («внешности – никакой веры») расхожим выражением. Мы также часто повторяем другую римскую фразу «внешность обманчива» (species decipit), но, как это часто бывает, в обыденной жизни предпочитаем обманываться, а не смотреть в корень…

Прекрасной иллюстрацией того, что за привлекательной оболочкой можно спрятать всё, что угодно, может служить рекомендованный Министерством образования учебник «Звёздный английский» (Starlight) для 2-го класса, культурологическую экспертизу которого мне не так давно пришлось делать. Итак, на первый взгляд Starlight – именно то, что нужно нашим детям. Яркие и весёлые картинки. Упражнения – в виде игры. Методические материалы предлагают учителям разыгрывать с детьми сценки из комиксов, прилагаемых к темам. Много песенок. Много того, что любят дети, – в первую очередь всяких сладостей. Ребёнок учится, не утруждаясь…

Но как-то отходит на второй план вопрос: а чему, собственно говоря, он учится? Даже и спрашивать-то странно: естественно, английскому. Но вот какому? То и дело сталкиваешься со словечками из молодёжного сленга: «Wow!», «Cool!» Что ж, учебник последователен: он не ведёт за собой ученика, а старается идти за ним. В результате наши дети приобретают навыки языка улицы, а не англоязычной элиты. Starlight вкладывает в наших детей культуру низа социальной лестницы, видимо, страхуя нынешних господ от появления конкурентов.

И это касается не только английского. Учебник верен завету г-на Фурсенко, поставившего задачу «взрастить квалифицированного потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатами творчества других». По мнению министра, желание вырастить человека-творца – это недостаток устаревшей советской системы образования. Авторы Starlight согласны с ним полностью: содержание учебника ориентировано исключительно на воспитание потребителя.

Психологи (например, Р. Немов) утверждают, что именно в начальной школе ребёнок должен получить базовые модели трудовой, учебной и коммуникативной деятельности. Но единственная модель обучения, предлагаемая учебником, – это игра. Усвоив эту модель как норму, ребёнок начнёт испытывать серьёзные трудности, когда от него потребуется научиться чему-то через преодоление, методом проб и ошибок. Нет ни единой сцены созидательного труда. Персонажи поют, танцуют, рисуют. Можно было бы назвать и это трудом – творческим, но не получится: всё вышеперечисленное даётся им без усилий. Никто не преодолевает никаких трудностей, никто ничему не учится. Мир учебника очень напоминает «остров Развлечений» (он же – «остров Дураков»), прекрасно показанный в «Незнайке на Луне». Мы помним, что в результате пребывания на этом острове коротышки неизбежно превращались в баранов…

Очевидно, задача учебника – поменять культурную матрицу наших детей. Яркий и приятный во всех отношениях Starlight моделирует мировосприятие ребёнка совсем не по тем образцам, что до сих пор ещё считаются нормой в нашей культуре. В этом учебнике родители не играют со своими детьми, не учат их ничему, да и вообще практически не общаются с ними, лишь присутствуют рядом – в стандарте семейного фотоальбома. Бабушки и дедушки отсутствуют, даже слов таких нет в словаре для второго класса. Нет и слова «помощь», зато есть «купить» и «продать». На страницах учебника смеются, когда друг получает тортом в лицо. Предполагается, что может быть весело, когда пациенты (пускай и нечаянно) избивают врача.

Числительные дети должны изучать, считая головы у двухголовых, а ноги – у трёхногих монстров. Монстры различных видов вообще обильно заселяют учебник.

В теме «Моё тело» части тела изучаются через боль. Болит то одно, то другое, и нет излечения. Детские психологи говорят, что подобные сюжеты, где нет разрешения актуальной для ребёнка проблемы, травмируют психику на очень глубоком уровне. Грубо говоря, после прохождения данной темы дети будут воспринимать себя более болезненными, чем до неё. А надо сказать, что тема оценки собственного здоровья для современной школы весьма актуальна. В анкетах (в младшей школе анкетирование проводится несколько раз в год) ребёнка постоянно спрашивают, насколько болезненным он себя считает. Интересно, зачем?

Ещё одна странность – золотая рыбка с усами. Попросите кого-нибудь, не обязательно ребёнка, нарисовать золотую рыбку – можно гарантировать, что усов у неё точно не будет. Откуда же взялись усы и что они означают? Половую взаимозаменяемость? Или что-то другое? Зачем играть в столь тонкие семантические игры с второклассниками?

Всё это видно только при пристальном рассмотрении, на которое обычно у нас нет ни времени, ни желания. Гораздо проще не замечать, что тут что-то не то. Ведь, если заметил, надо как-то действовать, протестовать, а образовательные органы убеждают, что действовать уже поздно. Курс принят на вооружение школой, рекомендован министерством, и разговор окончен.

Вот так нас принуждают стать другими, отказаться от собственной идентичности. Каждый такой учебник – это проверка, способны ли мы ещё сопротивляться или уже полностью превратились в барашков с острова Развлечений.

Андрей КАРПОВ, редактор сайта «Культуролог»

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Патриотизм не предмет

Гуманитарий

Патриотизм не предмет

ДНЕВНИК УЧИТЕЛЯ

Инна КАБЫШ

Новые образовательные стандарты повергли всех думающих людей в уныние: действительно, страшно жить в стране, в школах которой главным предметом будет физкультура.

Это заметил даже премьер. Пилюлю, видимо, решили подсластить. И вот в одной из новостных программ показали чиновника, который со своей трибуны успокоил общество: в школе-де будет ещё один обязательный предмет – патриотизм.

Так прямо и сказал: «Предмет патриотизм».

Не знаю, как кому, а по мне так это хуже физкультуры в том смысле, что с последней хоть всё понятно, а вот как оратор (не запомнила его фамилию, хотя она и была обозначена на табличке) представляет себе «предмет патриотизм»? Кто его будет преподавать? Чем будут заниматься на уроках по этому предмету? Очевидно, педагог, наиболее морально устойчивый и общественно активный (в кулуарах именуемый «патриот» – по аналогии с «физик» и «литератор») будет диктовать научные определения понятия «патриотизм», рассуждать о его месте в системе человеческих ценностей, приводить примеры как его проявления, так и непроявления.

Чётко, доступно, однозначно.

Если этот предмет приживётся, то по его примеру можно будет ввести и другие, не менее важные: «любовь», например.

А что? Чем мучиться с Печориным и княжной Мери, Наташей Ростовой и Андреем Болконским – Анатолем Курагиным – Пьером Безуховым, Григорием Мелеховым и Аксиньей – Натальей или Юрием Живаго и Ларой – Тоней, – дать определение, указать на место в жизни, привести примеры.

А ещё можно ввести предмет «дружба» (или всё-таки лучше «товарищество»?).

А ещё – «отцы и дети». Или – «Бог».

Да, много хороших и разных предметов можно ввести в современной школе. Их «хорошесть» будет заключаться в крайней рациональности, простоте (которая хуже известно чего). Есть, правда, один недостаток: патриотизм (как и любовь) – это абстракция, а дети (и не только они!) мыслят конкретно: их убеждает не сухое, пусть и научное, определение, а живой, пусть и не идеальный, человек и его судьба.

Один из лучших учителей о своём отечестве, как известно, рассказывал притчи: то о потерянной овце, то о сеятеле, то о богаче и Лазаре. К чему бы, кажется? Может, чтобы воздействовать не только (и не столько) на ум, сколько на душу своих слушателей?

В далёкие советские времена была у нас в школе учительница обществознания Майя Васильевна. Очень идейная: патриот, депутат, фотография на Доске почёта. Так вот когда мы добрались до темы «Коммунизм», Майя Васильевна сказала: существует множество научных определений «коммунизма», но, для того чтобы вы действительно поняли, что это такое, мы с вами пойдём сейчас в кинокласс (было такое место в советской школе, где киномеханик демонстрировал учебные фильмы по разным предметам, предварительно заказанные учителями).

И нам показали «Коммуниста».

Надо сказать, что с тех пор, что бы я ни читала и ни слушала о коммунизме, всегда представляю его себе с человеческим лицом – лицом Евгения Урбанского.

А ещё был у нас предмет НВП – начальная военная подготовка, если кто забыл. Человек, его преподававший (как сейчас помню, по фамилии Сашкин), поставил мне по нему пятёрку. На педсовете (как рассказал мне потом симпатизировавший мне физик) Сашкина спросили: «Что это у вас с Кабыш? Контрольная – «3», скорая медицинская помощь – «3», сборка-разборка автомата – «3», а за четверть – «5»? За что «5»?

Сашкин на секунду задумался, а потом, по словам физика, твёрдо ответил: «За патриотизм».

Это я к тому, что патриотизм воспитывается не правильными словами, контрольными и зачётами: настоящие учителя это понимают.

Даже литература, которая в принципе воспитывает всё: и любовь, и дружбу, и патриотизм, и веру, – не делает это автоматически. Здесь важны и книга, и учитель, и дети, и атмосфера – одним словом, «трение умов», как назвал это одноклассник Пушкина.

К примеру, «Тарас Бульба»: куда патриотичнее? А поди ж ты!

«Тарас Бульба был хорошим патриотом, но плохим мужем», – говорит семиклассница Женя Л.

И я соглашаюсь: бывает!

«Я искренне не понимаю, как можно убить того, кого ты сам породил, даже если ребёнок сделал что-то, что не вписывается в понимание отца», – негодует Ксюша Л.

И я объясняю, что, во-первых, Андрий уже не «ребёнок», а во-вторых, проступок проступку рознь: Андрий совершил то, что не вписывается не только в понимание его отца, но и Отца Небесного, как известно, считавшего, что нет ничего лучше, чем отдать «жизнь своя за други своя», а стало быть, нет ничего хуже, чем посягнуть на жизнь своих товарищей.

«Я считаю, что не обязательно быть воином, главное – быть сыном», – заявляет Олег Л.

И я возражаю: для Тараса Бульбы сын – это воин. Что же касается матери... то, конечно, она любит сына просто потому, что это сын. Но горе матери, чей сын отдаст её на поругание врагам.

«Нельзя называть одного хорошим, а другого плохим, ведь каждый из них честен в своих убеждениях», – настаивает Саша В.

И я замечаю, что честным можно быть не только в своих убеждениях, но и в своих заблуждениях.

«Границы между государствами временны, а любовь – вечна: Андрий выбрал этот путь, и я его за это уважаю», – возражает Алиса К.

И я напоминаю, чем гоголевский герой заплатил за свой выбор, и предлагаю не «уважать», а «жалеть» его.

Вот так: с хорошей книгой, свободно, страстно, искренне добываем мы понятие «патриотизм». А в конце урока я тоже показываю фильм, точнее, эпизод из нового «Тараса Бульбы» Владимира Бортко.

На экране поляки сжигают Богдана Ступку. Я сижу к экрану спиной и смотрю на лица детей.

Я давно уже человек не пафосный, но, ей-богу, ради этих лиц, на которых боль, отчаяние, сострадание, страх, одним словом, «и жизнь, и слёзы, и любовь» – к родине и человеку, – стоит преподавать предмет с маргинальным названием «русская литература».

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

После экзамена

Гуманитарий

После экзамена

КНИЖНЫЙ  

  РЯД

Время и судьбы: Серия воспоминаний филологов МГУ выпуска 1950–1955 гг., книга № 4 / Составители Г. Копылова, В. Кибальникова. – М., 2010. – 300 экз.

Студенчество – светлая, счастливая, азартная пора жизни. Начнёшь вспоминать – и невозможно остановиться. О студенческих годах мы чаще всего рассказываем своим детям, внукам, близким людям, с которыми готовы поделиться сокровенным.

Самые памятные эпизоды жизни студентов филологического факультета МГУ выпуска 1955 года собрала уже четвёртая книга воспоминаний «Время и судьбы». Маленький тираж её вполне оправдан – это издание для своих. Для людей, которые готовы окунуться в университетскую жизнь Москвы послевоенных 50-х, встретиться со своими однокурсниками и преподавателями, рассказать о том, что дорого из прошлого, и о том, как сложилась уже другая, взрослая жизнь.

Среди выпускников филфака тех лет – литературоведы, критики, журналисты, педагоги. Они опубликовали в этом сборнике свои интервью, рассказы о командировках, о своих учениках, отрывки из студенческих дневников: «Сейчас отпорола воротничок от платья и вспомнила, что пришивала его мама. Стало тоскливо, вспомнился дом и захотелось домой… Москва и университет вдохнули в меня новое содержание, новый дух… Какой хороший профессор и человек наш Александр Николаевич Соколов!.. Он обладает удивительной и ценной способностью излагать интересно скучный и трудноусваиваемый материал… Я почувствовала тягу к творчеству…»

Эта книга, думаю, будет очень любопытна лет через двадцать-тридцать. Нынешние реформы образования очень быстро набирают обороты. И если они будут продолжаться в том же направлении, маловероятно, что дух старого университета, фундаментальность знаний, передающихся там в уважительных, творческих, деликатнейших взаимоотношениях педагогов и студентов, смогут ощутить наши дети.

Вспомнят ли они, как – после изнурительных школьных экзаменов, «лишних» предметов школьного курса, тяжелейшего периода абитуриентства – вдруг наступает затишье. И проходит в забытьи лето. А потом – налетают первые дни новой жизни, пронизанные тончайшим осенним светом и прозрачно-дрожащим прохладным воздухом, и гулом аудиторий, и книжным запахом старинных библиотек. Ты вдруг оказываешься вовлечённым в интереснейший круговорот новых дружб, соперничеств, знаний…

Смогут ли наши дети думать о годах своего ученичества с такой же благодарностью, благоговением и радостью, как многочисленные авторы этой книги? Станет ли и для них это время определяющим и счастливым? Захочется ли им поделиться своими сокровенными воспоминаниями так, как это сделали выпускники филфака 1955 года? Если бы наши реформаторы от образования думали прежде всего об этом!..

Наталья ГОЛУБЬ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

И где эта улица...

Гуманитарий

И где эта улица...

РОДИТЕЛЬ НЕГОДУЕТ

Случайно заглянула в хрестоматию по литературе для восьмого класса, которую читала моя внучка, и подумала, что девочка решила перечитать «Капитанскую дочку» ещё раз. Но зачем по хрестоматии? Оказалось, что теперь в восьмом классе школьники не анализируют пушкинское произведение, не пишут по нему сочинение, а лишь читают по главам (обязательно по хрестоматии) и иногда пересказывают. А что делать на уроках тем, кто, несмотря ни на что, читает, и читает много? Кто хочет стать не физиком, а лириком… Сочинение в школе теперь не практикуется, в лучшем случае дети пишут эссе на страницу. А если ребёнку необходимы эти навыки для поступления в вуз? Учительница посоветовала прибегнуть к услугам репетитора. Дорогое удовольствие, а если учесть, что девочка учится в школе, где месяц обучения стоит моей месячной пенсии, то и вообще малодостижимое.

В прошлом году в школе начались и другие неожиданные проблемы. В класс, в котором учится моя внучка, пришла новая учительница литературы. И у неё, увы, очень плохо обстоят дела с дикцией, постановкой ударений и употреблением предлогов. Как, скажите на милость, нам воспитывать в своих детях и внуках уважение к учителю русского языка, этим языком не владеющему?

Ничего не имею против приезжих, но… В этом же учебном заведении на уроке в начальной школе уже другая учительница, говоря о Москве (сами мы не местные), пытается, как может, поведать детям об Арбате. Сбивается, начинает сначала, но не может даже сказать, где находится эта древняя московская улица. В конце концов советует своим ученикам обратиться к Интернету. Но почему учитель, готовясь к уроку, сам не воспользовался услугами Паутины, не прочёл книги о столице, не побывал на этой знаменитой московской улице?

Елизавета ЛЕВИТИНА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Резонанс: «Непонятливый министр». – «ЛГ», № 22

Гуманитарий

Резонанс: «Непонятливый министр». – «ЛГ», № 22

Разве Фурсенко один виноват?

На мой взгляд, более виновато профессиональное сообщество, которое молчит и своим каждодневным «трудом» продвигает его «реформы». Сообщество, раболепное и заискивающее перед властью, готовое поддержать Министерство образования во всём, что оно ни возжелает.

Вспоминается сценка из знаменитого фильма «Игрушка», где Ромбаль Коше приказывает солидному редактору газеты снять штаны, что тот и выполняет. Так кто страшен: Фурсенко, который предлагает педагогам «снять штаны», или они сами, потерявшие человеческое достоинство, готовые «раздеться догола», лишь бы услужить?

Zima

Фурсенко понятливый! Ему поставлена задача: выращивать в школах не созидателей и творцов, а туповатых наёмных работников и жадноватых потребителей. Вот он послушно и выполняет эту задачу с помощью таких же послушных подчинённых, которые боятся потерять «просвещенческую» работу. Тоже понятливые!

Юрий Шварев

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

В аптеку за смертью

Человек

В аптеку за смертью

СРЕДА ОБИТАНИЯ

Среди подростков и молодёжи немного найдётся тех, кто хотя бы раз в жизни не пробовал что-нибудь «улётное». Многие, не считая себя наркоманами (и не являясь ими в клиническом смысле), время о