/ / Language: Русский / Genre:nonf_publicism,

Литературная Газета 6330 № 26 2011

Литературка ЛитературнаяГазета

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

Князь изначальный

Первая полоса

Князь изначальный

Великий князь Андрей Боголюбский, 900-летие которого мы отмечаем в эти дни, был сыном своего времени. При «добром нраве», который отмечают летописцы и историки, он был способен на жёсткие и даже несправедливые, по мнению современников, поступки. Среди описаний истощающих Русь междоусобиц его имя встречается не так уж редко. Но было в характере его правления и нечто, что в корне отличало его от властолюбивых и самодовольных князьков-современников. Ещё будучи рядовым князем Суздальского княжества, Андрей Юрьевич проявил себя мудрым и решительным политиком. «Имея не только доброе сердце, но и разум превосходный, он видел ясно причину государственных бедствий и хотел спасти от них по крайней мере свою область: то есть, отменил несчастную Систему Уделов, княжил единовластно и не давал городов ни братьям, ни сыновьям» – читаем у Карамзина.

«Тотчас после горячего боя он становился осторожным, благоразумным политиком, осмотрительным распорядителем… Привычкой ежеминутно быть настороже и всюду вносить порядок он напоминал своего деда Владимира Мономаха. Несмотря на свою боевую удаль, Андрей не любил войны и после удачного боя первый подступал к отцу с просьбой мириться с побитым врагом», – пишет Василий Ключевский.

И конечно, неслучайно, что один из главных шедевров древнерусского зодчества, храм Покрова на Нерли, связан с именем Андрея Боголюбского, известного своим ревностным отношением к православию.

Историки могут бесконечно спорить о том, оправдан ли был перенос «центра тяжести» Древнерусского государства из древнего Киева в ещё не столь развитые области северо-восточной Руси. Однако представляется, что без этого решительного шага Андрея Боголюбского монголо-татарское нашествие, начавшееся полстолетия спустя, могло бы стать смертельным для всего Русского государства. Ведь именно любимые князем земли Владимирского княжества в самые мрачные времена ига оставались духовным и культурным центром земли Русской. Именно здесь начал складываться знаменитый русский характер, который позволил нашим предкам не только отстоять своё право на независимое государство, но и расширить его границы от берегов Балтики до Тихого океана.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 2,7 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии:

Чей стон раздаётся…

Первая полоса

Чей стон раздаётся…

ТРАГЕДИЯ

Стонет вся Россия. В воскресенье во время круиза по великой русской реке затонул прогулочный двухпалубный теплоход «Булгария», на борту которого находились 208 человек. Спаслись 56 пассажиров и 23 члена команды. Судьба остальных в страшной хронике МЧС: подняты тела 13 человек, 33, 65…

Вчера, во вторник, страна приспустила флаги, прощаясь со своими братьями и сёстрами, застыла в скорбном молчании. Вопрос, как теплоход мог за три минуты пойти ко дну не во время шторма в океане, а на Волге, не в результате столкновения или попадания в днище вражеской торпеды, а во время самого банального манёвра, уже никого не интересовал. Волновало другое: когда наконец в стране будет наведён порядок? Когда владельцы заводов и пароходов начнут соблюдать технику безопасности и писанные и для них законы?

Судно было построено ещё в 1955 году и, несмотря на солидный возраст и отсутствие реновации (обновления корпуса), в середине июня благополучно прошло проверку и было признано годным к эксплуатации. Но уже 10 июля, в день трагедии, на «благополучном» судне вышел из строя левый двигатель.

Бизнес – превыше всего. Путёвки в круиз на теплоходе, не имеющем лицензии на перевозку людей, продавались без страховки, на борт взяли на 50 человек больше, чем положено, группе из 36 детей подделали документы, а 25 взрослых поплыли вообще незарегистрированными. Выходил из порта в Казани «русский титаник» с сильным креном на правый борт, но капитана и это не взволновало. Он, как и наши лётчики, боящиеся из-за гнева начальства зайти на второй круг, предпочёл рискнуть.

Теплоход затонул так быстро, что даже шлюпки на воду спустить не успели. Впрочем, и шлюпки бы не спасли. За три минуты выбраться из кают на палубу по тесным лестницам и коридорам невозможно. Дети не успели…

Назначив вторник днём общероссийского траура по погибшим, Дмитрий Медведев поручил Минтрансу тотально проверить весь пассажирский транспорт. Что ж, давно пора. Весной и в начале лета то и дело происходили ЧП с автобусами. В июне под Петрозаводском потерпел крушение самолёт Ту-134. В понедельник, на следующий день после катастрофы с теплоходом «Булгария», после взлёта загорелся и развалился двигатель на самолёте Ан-24 в Томской области – 7 погибших, 18 пострадавших.

Тогда же, в понедельник, судоходной инспекцией из-за сильного крена был остановлен близнец «Булгарии» – теплоход «Композитор Глазунов», следовавший из Астрахани в Ярославль. Но неужели, чтобы проверить техническое состояние судов, надо ждать трагедии и указания сверху? И сколько времени будем проверять и контролировать? Неделю, две, месяц? А потом опять получать прибыль любой ценой? Между прочим, ценой нашей с вами жизни…

Людмила МАЗУРОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,2 Проголосовало: 6 чел. 12345

Комментарии: 13.07.2011 18:36:07 - Михаил Михайлович Митяев пишет:

реформы будут продолжаться

Нашему Президенту следует произвести ревизию собственной головы. С идиотическим упорством держаться прежнего окружения это никак не достойно похвалы. Все эти мау, чубайсы, ясины вслед за "Булгарией" утопят не задумываясь и Россию. Будем твердить мантры: модернизация, инновация, бизнес... Мы ещё ждем какого-то апокалипсиса? Ну, ну!

13.07.2011 17:40:19 - Ефим Суббота пишет:

Мерзость нынешней власти очевидна, да что толку? Самолеты будут падать, корабли тонуть... Это модернизация десталинизации, она должна сопровождаться жертвами, ведь весь транспорт ещё советский, с тех времен, - нового-то ничего за 20 лет позора и унижения не создали!

13.07.2011 15:44:46 - Николай Алексеевич Барболин пишет:

Доколе?

Всеразъедающая коррупция и вездепроникший непрофессионализм приносят свои страшные плоды.

13.07.2011 13:57:34 - Тамара Сумаковская пишет:

Сердце разрывается от боли за погибших, за родных и близких этих несчастных, за деточек, которым бы жить, да жить. В стране КОШМАР! Двадцать лет - и каждый день трагедии - на земле, на воде, в небе. Похоже не необъявленную войну. И погибших, как в последней войне. А почему никто не отвечает за это, за разрушение страны? "Безнаказанность - преступна!" - слова Столыпина П.А. Безответственность на всех уровнях, но ни один министр не подал в отставку, не был наказан. И никто не появляется на месте трагедий. Им свечку легче поставить, чем посмотреть людям в глаза. Страна в постоянном трауре по их вине.

13.07.2011 08:05:06 - Леонид Серафимович Татарин пишет:

СКОРБИМ!

Да, жалко людей!

Особенно детей!

Особенно родных и близких тех, кто погиб из-за жадности, подлости "эффективных менеджеров", из-за продажности чиновников, "государевых людей", готовых продать за деньги безопасность людей на транспорте, подписать любую бумагу, заверив свою лживую подпись гербовой печатью с двуглавым орлом!

Пора вспомнить знаменитую фразу: "... хватит кошмарить...", которая фактически высочайше запретила контролировать всё и вся...

В одном из фильмов народ кричал: "... царь-то не настоящий!"

Фотоглас

Первая полоса

Фотоглас

В День любви и верности в Омске состоялось открытие памятника святым Петру и Февронии Муромским. Бронзовую трёхметровую скульптуру установили в центре города. Новый памятник освятил митрополит Омский и Тарский Феодосий. Изготовлен он на добровольные пожертвования омичей и средства городского бюджета по проекту омского скульптора Сергея Норышева.

Балетный спектакль «Лебединое озеро» – совместный проект музея-заповедника «Дивногорье» и Воронежского государственного театра оперы и балета – был показан на празднике «Ночь в Дивногорье». Под открытым небом на вершине горы тысячи зрителей смогли увидеть замечательные сцены из известного балета.

В Витебске открылся международный фестиваль искусств «Славянский базар», который проводится под девизом «Через искусство – к миру и взаимопониманию». В состав оргкомитета фестиваля входят политики, деятели культуры и искусства трёх славянских государств – Беларуси, России, Украины. Композитор Александра Пахмутова и поэт Николай Добронравов выступили на фестивале в День Союзного государства.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Свой – чужой?

События и мнения

Свой – чужой?

ОЧЕВИДЕЦ

Дмитрий КАРАЛИС, русский писатель с литовско-молдавско-польско-греческими корнями

Мы так долго поддакивали всему миру о «новых вызовах», что забыли о собственных – старых.

Вспомним. Банда Басаева в 1995 году чуть ли не в открытую проезжает по дорогам юга России и захватывает больницу в Будённовске. Взрываются дома в Москве. В 2002-м ужасает трагедия «Норд-Оста», в 2004-м потрясает Беслан. Гремят взрывы в метро и аэропортах. Сколько было потом проверок и разговоров о халатности силовиков при исполнении служебного долга. Не меньше, чем отчётов о повышении бдительности! А потом ещё были «Хромая лощадь», Саяно-Шушенская ГЭС…

Мы как те нерасторопные генералы, что всегда готовятся к прошлой войне. Возможно, это ошибочное мнение, и причины большинства проколов в другом – например, враг чертовски изощрён и коварен.

Да, коварен. Что может быть коварнее оборотней в погонах и алчных дельцов, кормящихся от должности? Резня в станице Кущёвской; дело Магницкого, которое стало широко известно лишь после обещанных Западом санкций; убежавший из-под следствия прокурор, подозреваемый в крышевании игорного бизнеса; срыв оборонного заказа; последняя трагедия с прогулочным теплоходом на Волге… И как следствие – воскресший жанр политического анекдота: «Если из открытых окон раздаются краткие матерные возгласы и комментарии «Оборзели!», «Когда это, блин, кончится!», то, скорее всего, по телевизору идёт программа «Время».

Более половины комментариев в русском Интернете – именно возгласы возмущения и негодования, призывы создавать народное ополчение против коррупции, наркомании, взяточников на дорогах, против граждан других государств, которые по телефонному звонку собирают карательную роту в самом центре России – на Урале.

Вот скупая информация с ленты информагентств: «В ночь на 2 июля на въезде в посёлок Сагра Свердловской области произошли драка и перестрелка между жителями посёлка и мигрантами, прибывшими из Екатеринбурга на 15 автомобилях. По предварительным данным, мигранты напали на посёлок по просьбе проживающего в Сагре цыгана Сергея Краснопёрова, выходца из крупного клана наркоторговцев, которого местные жители просили покинуть село. В драке был застрелен один из приезжих – гражданин Грузии, азербайджанец по национальности Фаиг Мусаев. Местные жители утверждают, что милиционеры не стали задерживать нападавших, а позднее пытались выбить из местного жителя Зубарева признание в убийстве. 4 июля о происшествии написал в блоге глава фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман. После этого дело вызвало широкий резонанс. Следственный комитет забрал расследование у милиции, Сагру посетил лично глава СК Александр Бастрыкин».

Да, бандитам, которых поначалу пытались представить чуть ли не послами доброй воли – с трубками мира, банками пива и пистолетами-зажигалками, дали отпор девять местных мужчин с тремя ружьями и два десятка разгневанных женщин с вилами и кольями. А давайте спросим себя: могла ли в уральской деревушке случиться трагедия, как в кубанской станице Кущёвская, где бандиты вырезали три семьи? Или это фантазия?..

Диапазон оценок случившегося весьма широк. От вторжения международных террористов до попыток представить конфликт банальной бытовухой. «Банда приезжих дикарей отправилась на зачистку в русскую деревню. Получила отпор, во встречном бою понесла потери. Евгению Ройзману (президенту фонда «Город без наркотиков») дать орден – он реально ведёт борьбу с наркоманией в отличие от ментов!»

Или вот такая реакция на «сорокаминутную войну в Сагре»: «Хватит врать русскому народу! Многие виды преступности имеют национальность. Почему глава азербайджанской диаспоры Екатеринбурга пообещал разобраться в инциденте? Не за чужих же он собрался хлопотать? К нам в страну вместе с добросовестными тружениками приезжают и те, кто нацелен бандитствовать. Надо признать этот факт, и тогда легче будет наводить порядок! Такие стычки случаются во всех регионах, только власти замалчивают факты!»

В Сети много разговоров о фамилиях-именах-отчествах местных милиционеров, труднопроизносимых на русском языке, – вывешивают списки, рассуждают, почему русские парни не спешат в милицию, а выходцы с Кавказа или Средней Азии считают эту работу по своим силам и интересам. Начинается список с пропавшего в щекотливый момент участкового и кончается весьма высоко…

Местные жители задают вопросы: почему полиция наших задержала, а приезжих отпустила? И кто организовал банду?

Ответа пока нет. Но на сайте одного из уральских агентств есть предположения Местного: «Прикиньте, сколько стоит нанять такой отряд. И такие деньги, конечно, есть у наркомафии. Возникает сильнейшее подозрение, что это была не стихийная вербовка в кафе, а мобилизация отряда боевиков наркоконторы, в которую входит Краснопёров. А кафешки, в которых они собирались, – места их базирования. И доблестный ОМОН должен был не топтаться на митингах возмущённых горожан, а провести немедленный рейд по всем этим точкам! Называть же бытовой разборкой террористический рейд – значит запускать болезнь, которую надо лечить в зародыше».

Ещё с уральского сайта: «Что касается диаспор, то их вообще не должно быть! В конечном итоге все живущие в России – россияне, что и подтверждается паспортом. Что-то я не слышал про русскую диаспору в России».

Известный блогер, рассуждая на эту тему, заметил, что русские не создают диаспор, они создали государство и несут ответственность за всё происходящее в нём. Лично мне такая мысль по душе.

После визита в деревню Сагра губернатора Свердловской области Александра Мишарина, заверившего жителей, что в обиду их больше не дадут, и выступления на сельском сходе начальника областного ГУВД появился такой комментарий: «Главный областной милиционер Михаил Бородин не сказал главного – сколько из 60 бандитов поймано? Прошло 9 дней…»

И другое попутное наблюдение: «Как только люди сами начинают бороться с коррупцией, наркоманией или терроризмом, их приглашают не на чашку чая в Кремль, чтобы поблагодарить и дать медаль, а совсем в другие места!»

На встрече с губернатором жители Сагры подняли множество тем, но для прессы вычленили главное: конфликт не был межнациональным. Уральская деревня отбивалась от бандитов, не спрашивая у них национальностей.

И по большому счёту у людей большая злость и обиды на тех, кого они считали своими. На тех, кто должен был защитить, но не смог или не захотел выполнить свой служебный долг…

Точка зрения авторов колонки может не совпадать с позицией редакции

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,7 Проголосовало: 15 чел. 12345

Комментарии: 13.07.2011 12:31:19 - Станислав Иванов пишет:

Толера...

Между прочим, азербайджанцы выгоняли из своей республике русских, и теперь их сыновья приехали к нам, и устраивают жизнь по своим представлением. Это выгодно власти Путина-Медведьева, иного объяснения нет. Вспоминаю документальный фильм о "Секс пистолс", как появилась эта группа, на волне чего... В самом начале показывают кадры уличных беспорядков и на их фоне заведённый мужик лет 50, видно что трудяга, говорит: "Да, я расист и антисемит! И таким меня сделало правительство". Так и эта власть, делает из русских расистов и антисемитов, а потом героически убивает, сажает, травит...

13.07.2011 08:22:02 - Леонид Серафимович Татарин пишет:

РОССИЯ - ОГРОМНЫЙ КОРАБЛЬ

Россия - огромный корабль, попавший в центр жестокого урагана. На мостике два капитана...

И много советчиков, помощников, доброжелателей (желающих добра страны для своего кармана)...

За всё, что происходит на корабле, личную ответственность несёт капитан!

"У семи нянек дитя без глаза..."

Все вопросы статьи очень своевременны!

Реформенное безобразие

События и мнения

Реформенное безобразие

ОПРОС

Скандалы, связанные с Российской армией и военно-промышленным комплексом, следуют один за другим. Недавно написали заявления об отставке три высокопоставленных российских генерала. По просочившимся в СМИ сведениям, генералы таким образом выразили несогласие с деятельностью министра обороны Анатолия Сердюкова. На днях же выяснилось, что контракты на производство стратегических ракет в 2011 году до сих пор не заключены, что чревато срывом гособоронзаказа.

Леонид ИВАШОВ, президент Академии геополитических проблем:

– Все разрушительные процессы, происходящие в армии, закономерны. Армия – сверхсложная система. И когда её ключевые звенья разрушаются, весь механизм начинает давать сбой. Отсюда и срыв оборонного заказа, кадровая чехарда среди высшего командного состава. За то время, которое Анатолий Сердюков находится на посту министра обороны, произошло много кадровых потрясений. Они не всегда становились известными широкой общественности. Однако я знаю, что рапорта об увольнении писали десятки высокопоставленных офицеров и генералов. Люди уходят потому, что не хотят участвовать в разрушении армии. И последний случай с тремя генералами, подавшими в отставку, продиктован теми же мотивами.

Впрочем, процесс разрушения армии начался ещё при Сергее Иванове, когда в начале двухтысячных годов стали увольнять самых принципиальных и профессиональных военных. И этот процесс непрерывен. Причём касается это всего офицерского корпуса. Его по каким-то взятым с потолка расчётам уже сократили наполовину. В ведущих управлениях Министерства обороны сегодня работает множество сотрудников, в основном молодых женщин, которые знают об армии разве что из телепередач. Как может заниматься военным образованием и наукой девушка, до этого специализировавшаяся на акцизах алкогольной продукции?! Мне представляется, что процесс разрушения нашей армии – целенаправленный. Нынешним правителям не нужна сильная армия, которая в случае волнений наверняка перейдёт на сторону народа.

История со срывом гособоронзаказа в этом свете весьма показательна. Существовавшая в советское время система была проста и эффективна. Каждое управление отвечало за состояние своего рода Вооружённых сил, и они же заказывали необходимую технику. Финансовая инспекция лишь проверяла обоснованность расходов. Сегодня расплодилось множество предприятий-посредников. Чиновники создают их «под себя». Минобороны уже не может напрямую заключать контракты с предприятиями ВПК. Это ведёт к удорожанию продукции, проволочкам в производственном процессе. Прибавьте к этому коррупцию, о которой неустанно говорит главный военный прокурор Сергей Фридинский. В результате мы теряем одно из главных своих конкурентных преимуществ – всегда советская военная техника была дешевле, чем сопоставимые по качеству образцы западных производителей.

Александр КОНОВАЛОВ, президент Института стратегических оценок и анализа:

– Наш военно-промышленный комплекс поражён коррупцией и воровством, а кроме того, он просто не приучен функционировать в рыночных условиях. Советский ВПК был островком коммунизма. Туда шли лучшие специалисты, добывалось уникальное оборудование, поставлялись дорогостоящие материалы. Поэтому военные не привыкли интересоваться ценой вопроса. Сегодня надо создавать новые связи вокруг новых проектов.

Нынешнее руководство пытается сделать из армии некий предсказуемый механизм, как в автомате – опустил доллар, выкатилась банка. Пока же военные требуют огромные деньги, но абсолютно не представляют, что им нужно в первую очередь. Это происходит потому, что политики не снабдили их хотя бы приблизительным видением того, кто считается нашим принципиальным противником, в каких конфликтах мы можем оказаться задействованы. В таких условиях каждый род войск тащит одеяло на себя. Мы пытаемся одновременно купить французские «Мистрали», обеспечить армию современным высокоточным оружием, создать «беспилотники» и т.д.

Главное, что требовалось от Сердюкова, – сократить численность армии. И он это делает. Я согласен, что со многими младшими офицерами поступили несправедливо, но что поделаешь, если советская военная система предусматривала такое огромное количество выпускников. Трагедия нашей ситуации в том, что мы имеем армию, которая создавалась в другой стране и для других задач.

Сейчас у нас нет прямых военных врагов и надо пользоваться передышкой. Самая бо´льшая угроза для нас в том, что мы можем выложить триллионы на закупку вооружений и не получить ни современной армии, ни техники. Если военные расходы начинают составлять бо´льшую часть госбюджета, то вы убиваете свою страну значительно эффективнее, чем внешние агрессоры. Сейчас надо создавать ядро, вокруг которого и сложится будущая армия России. Сердюков в меру способностей и понимания и пытается решить эту задачу. То, что у него не всё получается и он порой ведёт себя по-хамски, чего офицеры не переносят, – тоже правда.

Александр ШАТИЛОВ, заместитель директора Центра политической конъюнктуры:

– Реформа Вооружённых сил России была необходима. Но её постигла та же участь, что и большинство других реформ. Хороший замысел был перечёркнут безобразным исполнением. Изначально предполагалась модернизация армии, оснащение новейшим оружием. В то же время предусматривалась оптимизация управления финансами, идущими на оборону. И то, что группа гражданских чиновников пришла на контроль расходов Минобороны, в какой-то мере было оправданно. Другое дело, что влияние гражданских оказалось чрезмерным. Они стали навязывать военным свои условия по вопросам, в которых мало разбирались. Начались чистки генералитета, сопоставимые с чистками 1937 года. Высокопоставленные офицеры отправлялись в отставку не столько по причине коррумпированности или непрофессионализма, сколько по причине личной нелояльности нынешнему министру обороны. Это, конечно, серьёзно дестабилизировало Российскую армию. Процесс брожения, постоянных неоправданных реорганизаций продолжается.

Недовольство в армии политикой Анатолия Сердюкова очень велико. Однако сейчас неясно, кто стоит за последним громкими увольнением трёх генералов. Потому что вину за этот инцидент пытаются возложить на главу Генерального штаба Николая Макарова. Он, хотя и ведёт себя довольно сдержанно, является своего рода лидером неформальной оппозиции Сердюкову.

Сумма прописью

Можно сколько угодно оправдывать реформы армии будущим благоденствием военных, когда лейтенанты будут получать зарплату 50 тысяч рублей. Однако, даже если предположить, что реформаторы искренне хотят блага армии и народу, пока их благие намерения ведут в известном направлении. Атмосфера недоверия к высшему руководству, неуверенности в завтрашнем дне среди офицерского состава разлагает армию изнутри почище вражеской пропаганды. А военные чиновники, ответственные за такое положение, в первую очередь министр Сердюков, продолжают рапортовать «об успехах».

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,9 Проголосовало: 10 чел. 12345

Комментарии: 13.07.2011 21:10:29 - Владимир Леонидович Шишов пишет:

Без комментарий

"Глава минобороны Кипра и начальник национальной гвардии ушли в отставку вчера после серии мощных взрывов на военно-морской базе. Президент Кипра...принял обе отставки." ("Советская Россия" от 12.07.2011 г.)

13.07.2011 19:47:11 - Михаил Михайлович Митяев пишет:

Учиться? Чему?

..."военно-промышленный комплекс поражён коррупцией и воровством, а кроме того, он просто не приучен функционировать в рыночных условиях. Советский ВПК был островком коммунизма." Ну, вы, аналитики, блин, даете... Это сколько же надо в первом классе сидеть? Ведут-то себя с таким апломбом, что подумаешь: надо же, академик!, а на деле - второклассник и второгодник. Не собираюсь спорить чем был ВПК в советские годы: из-за парты виднее, но была Армия и был ВПК на продукции которого ездит и из которой стреляет военная жандармерия РФ (Армией этого измученного непрерывными реформами уродца назвать стесняюсь). И потом, сколько же можно кивать на Советскую власть, пора и на себя оборотиться.

13.07.2011 08:37:06 - Леонид Серафимович Татарин пишет:

"ХЬЮСТОНСКИЙ ПРОЕКТ" исполняется очень чётко!

Назначения главнокомандующих, мебельного специалиста на пост министра обороны, навешивание генеральских погон родственницам и любовницам - звенья одной цепи из этого самого проекта.

А цель одна - раздробление и уничтожение России руками самих "уважаемых россиян".

«Врач», который навредил

События и мнения

«Врач», который навредил

КНИЖНЫЙ  

  РЯД

Сакс Дж. Д. Конец бедности. Экономические возможности нашего времени / Пер. с англ. Н. Эдельмана. – М.: Изд. Института Гайдара, 2011. – 424 с. – 1000 экз.

Автор книги – не кто иной, как Джеффри Сакс. Тот самый экономист из Гарварда, в начале 1990-х работавший советником у Егора Гайдара и всех печально известных «младореформаторов». Именно Сакс придумал приватизацию, которая на российской почве стала прихватизацией. Вот почему его книга о проблемах развития стран «второго и третьего мира» кажется интересной. Она помогает понять, что же с точки зрения гарвардских экономических теоретиков происходило в России эпохи Ельцина.

Книга Сакса – экономическая теория в чистом виде. Правда, от беспристрастности и непредвзятости, свойственной таким трудам, временами становится жутковато. Например, в тот момент, когда автор замечает, что экономические трансформации в любом государстве «в большинстве случаев происходят очень бурно, вызывая колоссальную социальную напряжённость и даже войны». Мы с вами на практике почувствовали, что такое «социальная напряжённость» применительно к России конца XX века. Те времена мы вспоминаем с содроганием. Г-н Сакс, как теоретик, куда более спокоен. Для него нет разницы между либерализацией российской экономики и английской промышленной революцией XVIII века.

Автор не видит ничего страшного и в сокращении населения, если это следствие резкой экономической трансформации. На примере республики Бангладеш нам показано, что в новых условиях женщины начинают стремиться не к деторождению – они хотят получить образование и больше зарабатывать. Ранее для Бангладеш считалась нормой семья, где было 6–7 детей. Сейчас норма – всего лишь 2 ребёнка. Г-н Сакс смотрит на это одобрительно, потому что чем меньше в семье детей, тем выше доход на душу населения. В России смотрят на такое явление без особого оптимизма. У нас оно называется «вымирание нации». Даже странно, что учёный из Гарварда не видит здесь проблем.

Наибольший интерес представляет 7-я глава книги, где подробно рассказывается о российском опыте экономической трансформации. Автор настойчиво продвигает идею о том, что России следует стать «нормальной» страной без «имперских замашек». Может, отсюда и ведёт своё начало «нормальное» поведение отечественной дипломатии времён Ельцина? В те времена мы только и делали, что извинялись: «Извините, что мы когда-то взяли Берлин. Извините, что Курилы – российская территория».

И всё же автор признаёт свои ошибки, когда говорит, что в 1990-е годы отвлечённо-теоретический способ мышления сыграл с ним злую шутку. Г-н Сакс не видел особой разницы между Россией и Польшей времён Леха Валенсы – полагал, что российские реформы пойдут по польскому образцу. Предположения не подтвердились, а всё потому, что современная экономика слишком тесно связана с политикой. Польша в период реформ получила финансовую помощь от Запада, что позволило стабилизировать курс злотого и избежать галопирующей инфляции. Что касается России, то Запад принципиально не хотел оказывать ей финансовую помощь по польскому сценарию, а кормил кредитами из Международного валютного фонда, от которых страну ещё больше лихорадило.

Кстати, о лихорадке… В одной из глав автор всерьёз характеризует государство, оказавшееся в кризисе, как больного, а себя – как врача. Всё бы ничего, но при этом игнорируется главный врачебный принцип: «Не навреди». Джеффри Сакс твёрдо уверен, что в ходе реформ любые социальные потрясения оправданы, потому что являются залогом счастья будущих поколений. В теории звучит красиво. А на практике?

Не ввести ли для экономических советников «клятву Гиппократа»? Может, тогда советовали бы аккуратнее.

Светлана ЛЫЖИНА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,3 Проголосовало: 7 чел. 12345

Комментарии: 13.07.2011 08:42:50 - Леонид Серафимович Татарин пишет:

ДОИГРАЛИСЬ...

Кто-то из юмористов писал: "... американский президент играет нам на САКСОфоне..."

Полёт в темноту

Новейшая история

Полёт в темноту

НАСТОЯЩЕЕ ПРОШЛОЕ

Геннадий СТАРОСТЕНКО

Тема корейского «Боинга», сбитого в 1983-м у острова Монерон, тревожит и поныне. Трагедия эта некогда обрушила лавину обвинений в адрес СССР, развязала торговые и дипломатические войны. Именно она, многократно умноженная на афганскую авантюру, дала повод назвать Страну Советов «империей зла».

А попутно и деморализовать её население, ведь, как ни объясняй и ни мотивируй свои поступки, в сухом остатке одно: сбили гражданский самолёт, отправив на дно Татарского пролива двести шестьдесят девять человек…

Недавно на НТВ показали фильм «Трагедия рейса 007» с ведущим Вениамином Смеховым из цикла «Дело тёмное».

Событийная и фактографическая сторона трагедии рейса KAL вроде бы изложена в нём резонно, но… Общий вывод таков: «Пилоты так и не знали, что натворили… Если бы в тогдашнем СССР было в принципе возможно открытое расследование, то невозможна была бы ситуация, когда сначала сбивают самолёт, а потом начинают разбираться…» В общем, как всегда, во всём виноват Советский Союз.

В 1991 году автору случилось быть редактором документального фильма о событиях вокруг рейса KAL 007 – в составе совместной съёмочной группы Агентства печати «Новости» и южнокорейской телекомпании MBC.

Беседовали на камеру с высокопоставленными лицами, встречались с питерским океанологом, обнаружившим на своём подводном аппарате обломки корейского борта, в Южно-Сахалинске брали интервью у руководителя водолазной группы (спускавшейся на дно пролива в специальном колоколе и потом целый месяц проходившей декомпрессию) и у капитана рыболовецкого траулера, первым пришедшего к месту трагедии. Беседовали на камеру с ведущими знатоками темы. Много всего было видано и слышано.

В самый последний момент корейцы заупрямились и даже грозились вообще отказаться от прилёта в Москву, если не будет организовано интервью с Геннадием Осиповичем – пилотом перехватчика, сбившем корейский самолёт.

Всё, что нам было известно об Осиповиче: он в отставке и живёт в одном из южных городков. А люди, у которых были с ним контакты, по разным соображениям их не выдавали. Выйти на него помог кто-то из журналистов «Красной звезды» – и то лишь намёком. Дальше искали сами.

Мы нагрянули к нему как снег на голову, без предупреждения, боясь отказа, но Геннадий Осипович, седоватый крепыш, открыл нам дверь, охотно впустил в квартиру и больше часа рассказывал обо всём, что не считал возможным скрывать. Поведал массу интересных подробностей – среди прочего, например, что ближе чем на восемьсот метров к корейскому самолёту и не приближался…

Тем временем супруга его приготовила ужин, нам накрыли стол – и корейцы отнюдь не отказались выпить с ним «за дружбу».

Всему ли виной в той далёкой трагедии была советская закрытость и идеологическая зашоренность? Да, партийное и военное руководство СССР тогда растерялось, стали городить небылицу на небылице… Но вот Южная Корея на тот момент была номинально демократической страной, однако в предварительном докладе, представленном в ICAO (International Civil Aviation Organization), отрицала, что борт KAL, летевший в Сеул из Анкориджа, отклонился от маршрута. Выходит, тоже врала. Или ошибалась. Как, кстати, ошиблись совсем недавно южнокорейские ПВО, обстрелявшие собственный гражданский самолёт. Обстреляли, потому что обстановка на границе сейчас нервная.

Но ведь обстановка на нашем Дальнем Востоке в начале 80-х была исключительно напряжённой. И не столько по причине нашей закрытости, а по причине чрезмерной и даже наглой напористости наших противников. Военные и эксперты, дававшие нам интервью, в один голос свидетельствовали: в советское воздушное пространство постоянно вторгались американские самолёты радиотехнической разведки – RC-135 и другие. Использовали плотную облачность, а к моменту подлёта перехватчиков уже успевали ретироваться. Активно работали и спутники-шпионы. А в ту злополучную ночь в этом районе было просто нагромождение всей этой «техники» – установлено экспертами. Провокация следовала за провокацией. Многие из военных были искренне убеждены, что третьей мировой не избежать.

Не мы к ним лезли, а они к нам. И в этом регионе – уж точно, говорили военные. СССР откровенно дразнили, дёргали, упорно пытались вызнать его военные секреты. Вскрывать параметры нашей ПВО было системной задачей, а посылка «зонда по глубоким тылам красных» – великим для их разведки искушением.

Возможно, если бы мы не вошли накануне в Афганистан, такой напряжённости не было бы. Но она была.

Дьявол – он всегда в деталях. В упомянутом фильме о свидетельстве Осиповича по поводу отсутствия «бортовых огней» у самолёта-нарушителя однозначно сказано: «Слова Осиповича – откровенное враньё… Он не мог не заметить мигалки…» Очевидно, нужно выставить лётчика этаким «винтиком преступной системы», отождествив его с миллионами таких же бездумных винтиков и шестерёнок.

Но дело-то было в другом – не было света в иллюминаторах, потому что пассажиры спали. А «бортовые огни» ни о чём не могли свидетельствовать в принципе.

О действиях же американских диспетчеров в фильме сказано почтительно и коротко: «Их наземные радары тоже засекли корейский «Боинг»…» На самом деле диспетчеры в Анкоридже не «засекли», а какое-то время сопровождали самолёт. И поделились недоумением в своём узком кругу: куда его занесло? Но почему-то не удосужились довести информацию до корейского лайнера. Так и осталось большим вопросом: почему?

О пилотах «Боинга» разговор нужно вести особо. В передаче всё просто: «Об отклонении не знали ни пилоты, ни диспетчеры в Токио… Пилоты так и не знали, что натворили…» В качестве доказательства «ошибки пилотов» притянута версия о том, что в Анкоридже они неправильно настроили бортовой компьютер и навигация осуществлялась исключительно по магнитному компасу. Позвольте, «Боинг-747» – это почти космический корабль, и даже в те времена на нём хватало электроники, он обладал многократно дублированными системами ориентации. Он просто не способен был потеряться в пространстве. И в докладе ИКАО в 1983-м однозначно подтверждалось, что «все три инерционные навигационные системы и радарная система работали нормально».

Известно, что самый драматический эпизод ночи 1 сентября 1983 года – это внезапный сброс скорости KAL 007, когда он уже выходил из воздушного пространства СССР. Именно тогда Осипович получил приказ на поражение цели. Перед этим он проскочил на своей «сушке» корейский борт, поскольку как истребитель не мог выдерживать такой скоростной режим. То есть у него были все основания считать, что от него хотят уйти. Во время наших съёмок 91-го он выразил полную убеждённость в том, что это был сознательный манёвр, а не что-либо иное. Он мог и ошибаться, но…

«Но ведь это замедление было плановое», – настойчиво убеждают нас в телефильме. И пояснение приводится: на этой фазе полёта самолёт будто бы и должен был подняться на бóльший эшелон. Из-за этого и замедление в скорости.

Кто знаком с динамикой полётов пассажирских воздушных судов или хотя бы сам раз десять полетал на них, тот скажет: это вряд ли. Достигнув крейсерского эшелона, самого высокого по маршруту, реактивный борт по нему и летит (ему вообще комфортнее и экономичнее летать на больших высотах), а потом начинает снижаться. Плановыми такие вещи не бывают. Тут могут быть либо погодные условия, либо угроза столкновения, однако и об этом речи не шло.

И заключительный вывод: «Стечение случайностей, нелепая ошибка пилотов… Да, ИКАО в 2003 году возложила основную вину на корейских лётчиков, но зачем гражданские самолёты сбивать!» Хорошо бы сегодня спросить об этом тех самых южнокорейских военных, что обстреляли свой гражданский самолёт. Наверное, у них есть какие-то объяснения.

Кстати, Америка свои акценты расставила ещё в 1992 году. Именно тогда Вашингтонский апелляционный суд всю вину окончательно возложил на корейских лётчиков, совершивших должностное преступление. Можно быть уверенными в одном: ни при каких обстоятельствах этого бы не случилось, если бы на самом верху не была достигнута стратегическая договорённость о неразглашении всех обстоятельств происшедшего в 1983 году. К этому времени СССР уже не было, и американцы решили переложить вину на своего союзника. Однако все пропагандистские выгоды они к тому времени уже пожали…

Из тогдашнего общения с фигурантами, экспертами и специалистами (как с «ястребами», так и с «голубями») постепенно складывались и мои собственные предположения. Во-первых, люди, владеющие информацией, не допускали и мысли, что KAL 007 залетел почти на тысячу километров в глубь нашей территории случайно. С какой целью? Высказывали разные догадки. Там могли быть террористы, захватившие экипаж и пассажиров – и при этом намеренно не выходившие в эфир. Как это случилось потом 11 сентября в Америке. Это могла быть группа лиц, пообещавшая крупной разведслужбе, что в такое-то время над самой ПВО-насыщенной частью советского Дальнего Востока пролетит разведзонд – «красные» повключают свои радиотехнические системы, и останется только снимать показания. А что это будет за «зонд» – по настоянию инициаторов сделки оставалось в умолчании. Допустимо? Вполне. Не лишено оснований и предположение, что корейские лётчики могли взять подобную миссию и на себя. Пребывая в уверенности, что сбивать их русские не будут. Или что всё более-менее обойдётся – как в случае с другим бортом KAL, «жёстко посаженным» на Кольском полуострове за пару лет до этого.

Вполне вероятно, полной правды об этом трагическом событии не узнаем ни мы, ни наши потомки. Но всегда важно другое – на чьей стороне правда историческая, правда человеческая. Если люди защищали свою страну, они вряд ли заслуживают сегодня осуждения. Трагическая ситуация, в которой они оказались, не оставляла надежд на достойный выход. Из неё выбирались так, как могли в той ситуации.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,3 Проголосовало: 9 чел. 12345

Комментарии: 13.07.2011 20:17:28 - Михаил Михайлович Митяев пишет:

Ошибка и преступление...

"Дело ясное" кому нужен этот цикл передач. Но вот в связи с этой возникает вопрос: а помнят ли создатели программы о сбитом А 300 в 1988 году в Персидском заливе? К Смехову претензий нет, каждый зарабатывает как может, хотя и уважения к нему не прибавляет, но содатели программы должны были знать об этом инцеденте однозначно оцененном "открытым американским обществом" как ошибка. Ну, перепутали аэробус с истребителем, с кем не бывает... Ну, находился американский военный корабль в территориальных водах другого государства, так ведь с исключительно "демократической" миссией... Американцев я понимаю, это их страна и они её защищают даже когда она не права, а вот этих, с позволения сказать, россиян - извините, нет!

13.07.2011 12:45:48 - Александр Константинович Баринов пишет:

Кино на НТВ.

Исторические киноленты на НТВ поражают своей своей идеологической ангажированностью. Все они злобно или злорадно антисоветские, что для меня отвратительно.

Кто покусится на «святое»

Новейшая история

Кто покусится на «святое»

ПОЛИТГРАМОТА

Отечественная бюрократия – становой хребет российской цивилизации – выполнила свою историческую миссию и уже не в состоянии быть локомотивом отечественной истории.

Чему нас может научить новейшая, в том числе отечественная, история? В первую очередь пониманию того, что полная диктатура того или иного класса неизбежно приводит к социальной катастрофе.

Диктатура буржуазии в начале ХХ столетия породила империализм и создала объективные условия для Первой мировой войны. Диктатура бюрократии в Советском Союзе породила самую концентрированную форму тоталитаризма. Неизбежное противостояние двух разнородных диктатур явилось главной классовой причиной Второй мировой войны. Именно поэтому во второй половине ХХ столетия в наиболее развитых странах происходит радикальное изменение политической культуры. Наученная горьким опытом мировая политическая элита стихийно переходит к практике классовых союзов.

Одна из наиболее благополучных в социальном отношении моделей – это шведский капитализм. Здесь мы наблюдаем устойчивый классовый компромисс между буржуазией и организованным в профсоюзы пролетариатом. Политические условия для классового раздела экономической власти в обществе обеспечили шведское социал-демократическое государство.

Второй вариант классового синтеза – это американская модель. Порождённая «новым курсом» Рузвельта, она представляет собой классовый союз монополистической буржуазии и государственной бюрократии. Идеологическую открытость этого чреватого «империалистическими» издержками социального союза обеспечивает двухпартийная политическая система. Если шведская модель открыта «снизу» благодаря разделу экономической власти в обществе, то американская модель открыта «сверху» благодаря идеологическому раздвоению единой политической власти.

Попытка постсоветской элиты воспроизвести на российской почве американскую социальную модель завершилась неудачей. Вестернизация России не пошла по двум основным причинам. Во-первых, преимущество института частной собственности над институтом государства воспринимается в рамках российского менталитета как социальный нонсенс. Нелепо, когда экономический «желудок» общества управляет поворотами его политической «головы». Во-вторых, механическая логика западного правового рационализма явно уступает живой потребности народа жить «по совести».

Возникает естественный вопрос: возможен ли у нас социальный компромисс между двумя несовместимыми до сих пор политическими классами – бюрократией и интеллигенцией? На мой взгляд, практическое решение поставленной проблемы зависит от социального качества интеллигенции.

Рассмотрим три социально-классовые траектории, по которым движется сегодня профессиональный российский интеллект. Это – либеральная интеллигенция, номенклатурная интеллигенция и независимая интеллигенция.

Либеральная интеллигенция, бывшая советская интеллигенция, обеспечила посткоммунистической элите переход от «тоталитаризма» к буржуазной демократии. Обретя свою собственную социальную базу в лице молодого российского капитализма, эта интеллигенция перестала быть номенклатурной. В настоящее время её политические акции котируются весьма невысоко. Обеспечив наиболее варварский вариант приватизации, либеральная интеллигенция вполне заслужила нецензурную оценку своей деятельности со стороны подавляющего большинства российского народа.

Современная номенклатурная интеллигенция защищает интересы отечественной бюрократии, она пытается возрождать в обществе патриотические ценности, дабы обеспечить необходимую преемственность в развитии российской цивилизации. Единственная уязвимая деталь в идеологической броне номенклатурного патриотизма – это отсутствие творческого потенциала. Традиционная для истории России ставка на сильное государство обеспечивает, согласно меткому замечанию американского социолога И. Валлерстайна, обычную для России «ухабистую историю», которая гарантирует ей в международной иерархии место «полупериферийного военного гиганта».

Третья социально-классовая траектория российского интеллекта – это независимая интеллигенция. Основная социальная черта независимой интеллигенции – личная свобода, которая и обеспечивает креативный характер её профессионального мышления. Трагический для России парадокс заключается в том, что независимая интеллигенция, воплощая на практике условия жизнедеятельности всех «пролетариев» умственного труда, до сих пор не удосужилась осознать свою собственную классовую природу.

Так возможно ли конструктивное сотрудничество жёсткого политического прагматизма и потустороннего для деловых людей интеллигентского «экзистенциализма»? Возможен ли синтез власти и независимого интеллекта?

Вся международная политическая элита функционирует сегодня в рамках той профессиональной культуры, которую можно выразить известной формулой: «Политика есть искусство возможного». На практике этот политический профессионализм сводится к способности выжать максимум преимуществ из уже имеющихся дипломатических, военных, финансовых, энергетических и тому подобных национально-государственных ресурсов. Союз с российской независимой интеллигенцией как раз и обеспечил бы политической элите возможность перехода к новому, более высокому уровню профессионализма, который можно обозначить формулой: «Политика – это искусство невозможного».

В достижении «невозможных» социальных результатов нет ничего мистического. Опыт научно-технической революции показал, что теоретическое усилие научной мысли может раздвигать границы любой физической реальности. Необходимо привести в действие гигантский источник человеческой энергии, снести доисторический забор, разделяющий теоретиков и практиков.

Первый шаг на пути к политике как «искусству невозможного» – это выход общественного сознания за пределы тесного интеллектуального пространства, в котором топчутся буржуазия и бюрократия. И тот, и другой класс, несмотря на их многовековую и импозантную историю, являются продуктами «естественно-исторической» цивилизации. Но мировая цивилизация исчерпала полностью лимит стихийного, «естественно-исторического» способа развития. Она упёрлась в свой интеллектуальный и нравственный потолок. Теперь конструктивные импульсы могут приходить только из сферы духовной культуры, профессиональным разработчиком которой во всём мире является независимая интеллигенция.

Применительно к отечественной истории указанный факт порождает жёсткие, но конструктивные выводы.

Во-первых. Отечественная бюрократия – становой хребет российской цивилизации – выполнила свою историческую миссию и уже не в состоянии быть локомотивом отечественной истории. Неопровержимое доказательство – номенклатурный характер приватизации, неустранимый политический монополизм, бессмертная российская коррупция.

Во-вторых. Специфика российской власти, её вертикальная организация позволяют рассчитывать только на высшую политическую элиту, которая вынуждена соединять в своём лице профессиональные качества бюрократии и независимой интеллигенции.

В-третьих. Политическая элита, будучи малочисленной, окружена плотным железобетонным кольцом бюрократической социальной психологии. Что касается номенклатурной интеллигенции, непосредственно примыкающей к политической элите, то она не в состоянии конструктивно выполнять свою идеологическую функцию по причине вынужденного конформизма. Только духовный потенциал независимой интеллигенции способен вооружить политическую элиту адекватными идеологическими средствами для конструирования и создания новых социальных форм и отношений. Здесь интересы политической элиты и независимой интеллигенции объективно совпадают, поскольку «технократия» (совокупность «думающих специалистов» во всех отраслях профессиональной деятельности) – это наиболее массовый отряд интеллигенции.

В-четвёртых. Чтобы обеспечить в обществе реальное господство технократической идеологии, российской политической элите необходимо перевести российских управленцев из бюрократического (бесконтрольного) режима деятельности в технократический режим. Это означает, что при сохранении основ рыночной экономики необходимо и в сфере государственного управления создать аналог «естественного отбора кадров». Именно это попытался сделать неугомонный советский реформатор Хрущёв, когда, повинуясь политическому инстинкту, предложил ввести выборность всех звеньев государственного аппарата сверху донизу. Однако аппарат в данном вопросе упёрся намертво, не позволив покуситься на «святое».

Результат известен: если западная цивилизация сумела обновить себя, ограничив политическими средствами экономическую власть монополий, то евразийская цивилизация продолжает деградировать, не решаясь ограничить идеологическими средствами неограниченную политическую власть чиновников.

Новый механизм социального отбора, ограничивающий действие пресловутого «административного ресурса», позволит российскому обществу приблизиться к наиболее перспективной – технократической – модели современного постиндустриального общества, где лидирующая роль будет принадлежать уже не политической и экономической, а идеологической ветви власти, аккумулирующей интеллектуальный потенциал нации.

Боязливое стремление уйти от социального творчества в сферу технологических «инноваций» приближает один, хорошо знакомый российскому обществу сценарий – революционные потрясения. Только технократическая социальная модель позволит ныне господствующему классу России достойно уйти с исторической арены и обеспечить собственной стране великое историческое будущее.

Евгений ПАШИНЦЕВ, доктор философских наук, ЧЕЛЯБИНСК

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 2,3 Проголосовало: 6 чел. 12345

Комментарии: 13.07.2011 20:43:44 - Вячеслав Константинович Стародубов пишет:

Киска совсем в другой комнате.

Синтетическая конструкция. Киска совсем в другой комнате. Начинать надо с НАЧАЛА. А начало всему - природные ресурсы. И принадлежать природные ресурсы должны всем. По формуле - "КАЖДОМУ РАВНУЮ ДОЛЮ В КАЖДОМ ПРИРОДНОМ РЕСУРСЕ" !!! Плюс к этому - разумная структура общества и механизм управления. А дальше до скончания века бесконечный спор, чем лучше топить - нефтью, или ассигнациями. Нет единственно верного способа выращивания картошки. Дальше - ПОИСК. Нарабатывание опыта. А опыт нарабатывается единственным способом - перелопачиваем тонны-кубометры породы и находим крупицы истины, верных решений. И искать должны ВСЕ(!), а не только "свободная интеллигенция". И не десяток умников в санатории.

13.07.2011 20:29:49 - Вячеслав Константинович Стародубов пишет:

Киска совсем в другой комнате.

Синтетическая конструкция. Киска совсем в другой комнате.

13.07.2011 16:15:26 - Николай Алексеевич Барболин пишет:

А как вот с этим? "Испанский философ Ортега-и-Гассет пишет: "Специалист служит нам как яркий, конкретный пример "нового человека" и позволяет нам разглядеть весь радикализм его новизны... Его нельзя назвать образованным, так как он полный невежда во всем, что не входит в его специальность; он и не невежда, так как он все таки "человек науки" и знает в совершенстве свой крохотный уголок вселенной. Мы должны были бы назвать его "ученым невеждой", и это очень серьезно, это значит, что во всех вопросах, ему неизвестных, он поведет себя не как человек, незнакомый с делом, но с авторитетом и амбицией, присущими знатоку и специалисту... Достаточно взглянуть, как неумно ведут себя сегодня во всех жизненных вопросах - в политике, в искусстве, в религии - наши "люди науки", а за ними врачи, инженеры, экономисты, учителя... Как убого и нелепо они мыслят, судят, действуют! Непризнание авторитетов, отказ подчиняться кому бы то ни было - типичные черты человека массы - достигают апогея именно у этих довольно квалифицированных людей. Как раз эти люди символизируют и в значительной степени осуществляют современное господство масс, а их варварство - непосредственная причина деморализации Европы".Из книги С.Кара -Мурзы "Манипуляция сзнанием". Впрочем, вопрос чисто риторический, наша бюрократия категорически несовместима с независимой интеллигенцией, а последняя совершенно бесплодна в социальном плане.

13.07.2011 12:51:23 - Александр Константинович Баринов пишет:

Челябинский философский мечтатель-утопист.

Экстаз и безумие

Новейшая история

Экстаз и безумие

КНИЖНЫЙ  

  РЯД

Анатолий Уткин. СССР в осаде.М.: Эксмо: Алгоритм, 2011. – 288 с. – 4000 экз.

Холодная война – казалось бы, одна из самых изученных страниц новейшей истории. И посмотреть на проблему под неожиданным углом просто невозможно. Однако книга «СССР в осаде», написанная многолетним автором «ЛГ», к сожалению, недавно ушедшим от нас, доказывает, что это не так. По мнению автора, то была не позиционная политическая борьба, в основе которой лежал холодный расчёт, нет, это история коллективного безумия, трагикомедия, а порой даже трагифарс.

Весной 1945 года американский посол, очень напуганный, с дёргающимся правым глазом, прилетает из Москвы в Вашингтон и начинает говорить новому американскому президенту Трумэну о советских планах, «угрожающих миру и Америке».

Это завязка трагикомедии. Все последующие события и смешны, и в то же время печальны. Бесцеремонный разговор американского лидера с наркомом иностранных дел Молотовым, заставивший Молотова побледнеть от возмущения. Потсдамская конференция, где напряжённую обстановку помогал разрядить только юмор Сталина. Известие об успешном завершении испытаний американской ядерной бомбы, после которого Трумэн впал «в экстаз» и почувствовал себя вершителем судеб всего человечества.

Именно в таких словах автор обрисовывает происходящее. Причём всё подтверждено письменными свидетельствами очевидцев и другими источниками.

Обладание ядерным оружием до того затмило разум руководству США, что на конференции в Лондоне американский госсекретарь в шутку обещал советской делегации «дать подержать» ядерную бомбу точно так же, как мальчишкам дают подержать в руках настоящий пистолет в награду за хорошее поведение.

С лондонского эпизода начинается история американской «мании величия», а к этой мании постепенно примешивается мания подозрительности. В Вашингтоне Трумэн оглашает перед конгрессом свою новую доктрину. Обстановка на заседании, как на похоронах. Хоронят прежнее мироустройство, свободное от американского влияния. Президент, одетый в тёмный костюм и тёмный галстук, произносит речь медленно и задумчиво, как над телом покойника. Смысл всего сказанного прост: Америка не может доверять никому на этой планете.

Затем создаётся ЦРУ, а в американском Объединённом комитете начальников штабов приобретают популярность игры в войну. Цель этих игр – моделирование поведения СССР в случае начала Третьей мировой, которая будет вестись между двумя сверхдержавами. Игроки сталкиваются с неожиданной проблемой – в случае победы американцев придётся временно оккупировать советскую территорию… Но как оккупировать шестую часть суши?! Войск не хватит на такие просторы!!!

Сейчас сложно поверить, что американское командование могло всерьёз прорабатывать подобные планы, близкие к абсурду, но именно игры «в войнушку» в конце концов заставили всех в Вашингтоне признать: развязывание Третьей мировой войны противоречит интересам США.

Пиком американского безумия Уткин называет начало правления Кеннеди. Американский президент всерьёз верил в то, что советские страны все, как одна, «сговорились» против США. Неудавшееся американское вторжение на Кубу, Карибский кризис, а затем Вьетнам способствовали пробуждению здравомыслия, начался период разрядки.

К сожалению, после этого периода настала очередь советско-российского руководства терять рассудок. Даже американская администрация воспринимала внешнеполитические действия Горбачёва, Шеварднадзе и Ельцина как результат помутнения рассудка. Американской аналитике осталось прийти к выводу, что руководство Советского Союза не выдержало многолетнего силового и морального давления со стороны США. «Напряжение оказалось слишком велико», и вот он, результат.

Что же ждёт российско-американские отношения в будущем, по мнению автора книги? Возможно, США поступят с Россией так же, как в своё время поступили с Германией и Японией. Постараются заполучить в лице России союзника для противостояния с тем же Китаем. А возможно, и нет. Правда, хочется верить, что последнее слово тут будет за самой Россией.

Светлана ГОЛЬЯНОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 4 чел. 12345

Комментарии: 13.07.2011 09:09:15 - Леонид Серафимович Татарин пишет:

ОККУПАЦИЯ

Неужели ещё есть такие наивные люди, которые не верят, что Россия фактически оккупирована?

«Перевод – это форма самопознания»

Литература

«Перевод – это форма самопознания»

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ

Георгий Ефремов – поэт, переводчик с литовского, публицист. Переводил М. Мартинайтиса, Ю. Марцинкявичюса, С. Йонаускаса, А. Малдониса, А Балтакиса, литовские дайны и др. Лауреат премии журнала «Дружба народов», премии имени Ю. Балтрушайтиса за заслуги перед литовской и русской культурой и премии «Мэтр перевода».

Когда вы поняли, что вам интересен художественный перевод? Кто или что подтолкнуло вас к этому занятию?

– Среди знакомых моих родителей было много интеллектуалов, которые, по всей видимости, под ударами судьбы стали переводчиками художественной литературы. Со многими из них я дружил, с теми, кто в живых, дружу до сих пор. Я, по счастью, был близко знаком с Д. Самойловым и даже работал его секретарём два года. Кроме всего прочего, я влюбился в девушку, которая перевернула всю мою судьбу. Она – литовка, я стремился поразить её воображение и выучил литовский язык. Любовь моя была так сильна, что по окончании школы я уехал в Литву. Поступил в Вильнюсский пединститут и, когда бродил кругами вокруг её дома, обнаружил табличку «Издательство». Там сидела замечательная женщина, я ей сказал: «Я – писатель, надо меня печатать!» Мне было семнадцать лет, я ещё ничего не написал, но понимал, что обязательно напишу, ведь было столько идей!.. В издательстве мне сказали: «Вот тебе четыре стихотворения молодого поэта, переведи, а там посмотрим». Тексты мне неожиданно очень понравились, автор был немногим старше меня, до этого я о нём не слышал. Недели через две принёс переводы. «Знаешь, неплохо», – сказали мне и познакомили с автором. Мы с ним долго сидели над русскими текстами, с этого момента началась дружба-работа. Мне очень повезло: человек, которого я перевёл, оказался поэтом высочайшего уровня, такой литовский Блок – Йонас Стрелкунас. Второй поэт такого же масштаба, известный ещё больше, которого я открыл для себя, а потом и для своего круга, – это Марцелиюс Мартинайтис.

Насколько продуктивно для вас общение с авторами?

– На двести процентов. Литва меньше Московской области, но это – страна. В ней несколько этнических зон, и я всю жизнь стараюсь гнездиться в одном её сельском углу – это северо-восток Литвы – Аукштайтия. Там в употреблении много местных словечек, особенно полонизмов, некоторые так походят на русские, но часто несут противоположное значение, и я на этом всё время попадаюсь. Когда разыгрывается воображение, любой нелепости находишь объяснение. Слово понял неверно, остальное додумал, а дальше всё объясняется через него, а потом выходит, что исковерканы текст и контекст и надо всё исправлять.

Как вы выбираете текст для перевода? Чаще вам заказывают или вы обращаетесь в издательство с предложением, или автор к вам обращается?..

– Надо провести грань: жизнь до 1993 года и после. Тогда были заказы, но мало кто откликался на твои предложения. Сейчас – практически никаких платных заказов, всё качественно другое. Если наложить две эти реальности одна на другую, совместятся десять процентов, и они самые лучшие. Теперь так: прочитал текст, и начинаешь его переводить, независимо от того, есть заказ или нет. До 1993-го такое тоже бывало, но работа по договорам отнимала свежесть и время, ведь надо было заработать на жизнь – у меня довольно рано появились дети. Так мы и жили – то пусто, то густо.

Как сейчас обстоит в Литве дело с художественным переводом с литовского на русский и наоборот?

– В самой Литве? Практически никак. Недавно таллинский журнал «Вышгород» решил представить на своих страницах современную антологию литовской литературы по-русски. Ведь эстонцев, знающих литовский язык, практически нет. На бытовом уровне – в магазине, на пляже – поговорить по-русски могут многие, но перевести серьёзную прозу – уже никак. Так что русский язык в очередной раз исполнил роль средства межнационального общения. Но боюсь, что через десять–пятнадцать лет и с русскими переводами там будет то же самое – голое поле. К этой ситуации я сам в какой-то степени причастен. С 1991 по 1996 год я вёл в Литературном институте семинар переводчиков с литовского языка. Сейчас одна из бывших моих студенток переводит нехудожественные тексты с немецкого, двое уехали в Вильнюс, четвёртая – то ли в Баку, то ли в Ереван. Занимаются достойными делами – рожают и воспитывают детей.

Ваша семья была связана с литературой?

– Я сын двух учителей русского языка, они всю жизнь преподавали. Отец родился в Одессе, мама – в Ташкенте, в 1930-м они попали в Москву, где впоследствии я и появился.

Что для вас перевод?

– Могу красиво сказать: форма самопознания. Часто, читая стихи, мы ленимся понять, почему они нас так потрясли. Что здесь работает? Когда переводишь, без этого нельзя. Через три-четыре года после того как я начал серьёзно переводить, понял, как меня это затягивает. Вот сейчас сяду за стихотворение и начну разбираться: что тут за рифма такая? Какие гласные-согласные соседствуют? Есть замечательный признанный поэт, на поколение моложе меня, – Айдас Марченас. У меня была мечта, которая отчасти осуществилась, – перевести и издать его книжку. Он очень сложный поэт, великолепно владеет традиционными формами стихосложения, выпустил книгу сонетов и при этом абсолютно современный – издал две или три книги верлибров, в которых я ничего не понимаю. Он мне диагноз поставил (считаю, польстил): «Ты, видимо, вбираешь стихотворение в себя, делаешь паузу и пишешь своё на эту тему». С ним, наверное, так и получилось: я проводил текстологический анализ его стихотворений, как кроссворд их разбирал, наверное, полтора года.

Интересны ли вам мемуары переводчиков или рассказ о том, как тот или иной ваш коллега работал над текстом?

– Такие вещи я читаю с наслаждением, но их нужно разыскивать. Степень точности в описании передачи профессиональных тонкостей – великое искусство. Когда в 1969 году я прочитал стихотворение Мартинайтиса, возникло ощущение, что меня ударили по голове: не перевести – оно соткано из намёков. Прошло лет двенадцать, и я стал к нему подбираться с разных сторон и в какой-то момент перевёл. Это было очень трудно. Тогда у меня возникла идея этот процесс описать – как я почти пятнадцать лет возвращался к нему, менял слова и окраску и ничего не получалось. Трудно описывать чувства и состояния, а тут надо объяснить, почему поставил именно это слово. Анатолий Михайлович Гелескул – большой шутник. Как-то я к нему пришёл и вижу: в раскрытой тетради что-то написано его мелким почерком. «Кого ты переводишь?» – спрашиваю. «Хименеса». – «Ну и как?» – «В общем, перевёл, осталось только все слова заменить». У меня постоянно такое же ощущение: интонационная фактура поймана, а слова никуда не годятся.

Можете описать процесс перевода? Вначале делаете черновик, а потом работаете с каждым словом или как?..

– Процессы перевода стихотворения, рассказа или драмы – очень разные. Перевод стихотворения – почти акт любви. Сейчас, когда за это ничего не платят, могу себе позволить переводить только самое-самое любимое. Дожидаясь нужного момента, хожу-хожу, прокручиваю в голове варианты, а за столом сижу только, если слова меняю. Когда не спится, навязчивая фраза вертится в голове, надо её забыть, отвлечься, иногда это помогает. К переводу прозы можно приступать, только полюбив текст, несколько раз прочитав его и почуяв суть. Почти всю жизнь я переводил живых авторов: показываешь ему перевод и, если он испытывает интерес, то обычно включается и начинает так или иначе тебя шерстить. А были случаи, когда замечательным писателям это было совершенно неинтересно. Для меня это плохо. Мы ведь живём в разных телах, среди разных людей и культур, не знаю, возможна ли тут удача с первого раза, как в коротком стихотворении.

А драматургию как переводите?

– Это я люблю больше всего, недавно стал этим заниматься. И тут мне помог Марюс Ивашкявичюс. Работать и дружить с ним – чрезвычайно интересно. А познакомились мы очень забавно. К 1998 году я уже долго был в каком-то глупом кризисе, бросил писать и переводить, надоело. Сидел три года, устроился завхозом к приятелю-биологу в Московский университет, и вдруг меня, вот как сейчас, кто-то ковырнул: «Хочешь съездить в Комарово на писательский семинар?» Семинар назывался NordWest – для писателей стран Балтийского моря: Германия, Швеция, наши республики, Россия и Финляндия. Я до этого не был в Комарове, поехал, и меня посадили в столовой с двумя литовцами, посчитав, что мы с ними наверняка заодно. Одному двадцать три года, другому – двадцать пять, я для них – обломок проклятого прошлого. Четыре дня просидели и разговорились. И вот парень – я никак не мог запомнить, как его зовут, – говорит: «А почему вы не работаете? Человек в долгу перед своим делом. Если я брошу писать, тот бросит мыть посуду, что же будет?..» Я ему: «Писать – одно, мыть посуду – другое, а переводить – третье» – и пошутил довольно злобно: «Вы пишите так, чтобы захотелось вас переводить». А он: «Мы-то пишем, но вы ведь даже не читаете...» В общем, мы с ним немного повздорили и разошлись. Проходит пять лет, приезжаю в Вильнюс на очередной юбилей литовской революции, меня как старого большевика зовут на все эти праздники. Прихожу на какое-то заседание, а там, как в самые советские годы, с трибуны несётся: «Ненависть пылает в наших сердцах к этому клеветнику, порочащему всё самое святое». И говорят про произведение, которого я не читал. Спрашиваю соседа: «Что случилось?» «Ивашкявичюс написал роман, «Зелёные», про послевоенную классовую борьбу. Все о нём говорят». Прочитал я роман и тут же его перевёл – совершенно потрясающее произведение. Потом его сокращённый вариант был напечатан в «Дружбе народов». Это Марюс тогда говорил: «Вы почему не работаете? Человек в долгу перед своим делом…» Так я вернулся в перевод.

В 2006-м вы стали первым лауреатом премии Юргиса Балтрушайтиса, а в 2007-м – премии «Мэтр перевода». Премии меняют что-то в самоощущении?

– Вряд ли. Хотя… Смотря что считать самоощущением. В денежном выражении одна была тысяча евро, другая – тысяча долларов, и это помогло прожить несколько месяцев. Премию Балтрушайтиса вручал мне известный артист Донатас Банёнис, вторую – представители российского посольства в Вильнюсе. Премии льстят самолюбию, но эти ощущения быстро выветриваются.

Любите читать чужие переводы?

– Не могу так сказать… Стихи люблю, это такой хмель. Самая высшая похвала для переводчика, когда читаешь стихотворение и тебе всё равно, перевод это или нет. Такое редко, но бывает. Обычно перевод виден по тому, какие слова стоят в рифме, как человек обходит сложности… Кто-то из великих переводчиков, возможно, Самойлов сказал: «Дело не в технике, не во владении языком, а во вкусе и чувстве композиции». Часто поделки по уровню исполнения не отличишь от настоящих изумрудов, но мастер сразу определит, что нарушено соотношение частей.

Возвращаетесь ли вы к своим старым переводам?

– Обязательно. Каждый раз после встречи с автором перечитываю переводы и вижу: не то, надо исправлять.

А кто для вас авторитеты из русских переводчиков?

– Тех, кого могу проверить: читаю по-английски, по-польски, часть славянских текстов, даже по-сербски. Выше всех ставлю Гелескула, когда ещё входил в перевод, для меня его тексты были образцами. Тем более получил подтверждение этому от знающих испанский Дубина и моего учителя Анатолия Якобсона. У Асара Эппеля потрясающие переводы с польского, поражён, что такое бывает. Если говорить не только про живущих, Самойлова считаю переводчиком высшего класса. Именно с подстрочников. При переводе с подстрочника он каким-то десятым чувством угадывал, что там на самом деле есть.

А из поэтов старше Самойлова?

– Думаю, Заболоцкий. Читал мало переводов Цветаевой, они совершенно ею пропитаны. Обожаю Пастернака как поэта и личность, нахожусь под гипнотическим воздействием его стиля, переводы его тоже люблю, но они немедленно узнаваемы. А Маршак – эталон внятности. Лозинский? Не знаю. Левик? Не могу судить. Хорошо читаются переводы Солоновича, но я не знаю итальянского, сторонние отзывы о нём замечательны.

Чтобы понять качество перевода, вам надо его сравнить с оригиналом?

– Качество стиха можно и так определить, но для того, чтобы дать анализ перевода, надо его сравнить с подлинником. Если сохранено более условной половины того, что составляет уникальность оригинала, – это перевод, если меньше – нет. От некоторых оригиналов остаётся так мало, что получившееся я считаю самостоятельными стихами. Пришлёт знакомый книгу: «Отзовись, скажи что-нибудь». Ответ: «Это потрясающе, старик» – его не устроит. Я был знаком с Кавериным, последние три года его жизни мы вместе создавали издательство. На моей памяти он написал две повести, давал друзьям текст и говорил: «Никаких комплиментов». Только что и почему плохо, как сделать лучше. Так и надо. Если тебе переводчик прислал свою работу и ты в состоянии прочесть оригинал, надо читать – совместный анализ текста выявляет то, что оба могли проморгать. Мне самому много раз оказывали такую помощь.

Беседовала Елена КАЛАШНИКОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,5 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

Своими словами

Литература

Своими словами

ПЕРСОНА

Екатерина ИВАНОВА, САРАТОВ

Марина Вишневецкая – лауреат премий журнала «Знамя» (1996, 2002), Ивана Петровича Белкина (2002), большой премии им. Аполлона Григорьева (2002). Рассказы входили шорт-листы премии им. Ю. Казакова (2000, 2001, 2002).

В творческой судьбе Марины Вишневецкой определяющую роль, без сомнения, сыграла книга «Кащей и Ягда, или Небесные яблоки. Опыты. Рассказы». Появление блистательных «Опытов» в творчестве Вишневецкой – это своеобразный итог поиска нужной интонации – интонации выговаривания правды до конца. Вишневецкая нашла эту тональность не сразу. Главная героиня рассказа «Опыт иного» У. Х. В. пытается осмыслить свою жизнь сквозь призму восприятия своей сестры: «Мне обидно, что мы до чего с ней разные такие, что я ни в чём понять её не могу. Так я что придумала? Я теперь коробку с фотокарточками беру <…> и так говорю себе: Лара – это ведь я, я – Лара!.. Вот такая Лара из меня никудышняя. А из неё Ульяна бы никудышняя вышла. Потому всякий человек на своём и стоит, что он на другое не дееспособен!»

Бытовые отходы

Зина, героиня повести «Вот такой гобелен», от природы, вернее от автора, наделена искоркой таланта, что и позволяет ей сохранить свою личность хотя бы от некоторых соблазнов. Пусть ей не удаётся создать нормальную семью, потому что её отношения с нелюбимым мужем, в общем-то, случайным человеком в её судьбе, нельзя назвать иначе как сожительством, но она смогла отстоять своё право быть матерью и не продать малолетнюю дочь богатой паре, склонной к преступным авантюрам. Зина в каком-то смысле личность исключительная, и эта исключительность подарена ей автором как палочка-выручалочка.

А если нет таланта и никто не протягивает тебе руку помощи из-за границы текста? Такова героиня рассказа «Бытовые отходы». Она «пошла по рукам» ещё в родном городе, а в столице окончательно стала «отходом». Её бьют, насилуют, словом, «доламывают», постепенно лишают человеческого облика. И её счастье, что у неё нет ни таланта, ни жизненного опыта, ни элементарно ума, чтобы осознать ужас своего положения. Но парадокс рассказа Вишневецкой в том, что он не об ужасе, а о первой любви, которая вырастает, как цветок на помойке, но ничем не отличается от цветов на клумбе, – такой же чистой, наивной, смешной, как влюблённость любой благополучной девочки 18 лет.

Рассказ «Бытовые отходы» написан от третьего лица, а кажется, что от первого, настолько достоверно Вишневецкая реконструирует речевой облик своей героини: «Ольга пошла в туалет и позвонила старшему брату сказать, что так потрясающе в её жизни ещё не было никогда, чтобы кабак и фонтан не снаружи, а прямо внутри, и чтобы в нём золотые рыбки, и чтобы один гость – риэлтер, другой мерчандайзер… «Ты себе понимаешь, кто такой мерчандайзер?» Но Юрик сказал: «Ты, бля, кончай гастроли, ну? я те, бля, урою, ты только приедь!» И Ольге от этого стало ещё веселей <…>. И она чисто матом ему сказала, пусть теперь другую дуру себе поищут, а у неё квартира в Москве и жених се­кьюрити, сам, кого захочет, того и уроет». Вишневецкая именно реконструирует внутренний монолог Ольги, а не даёт ей слова, главным образом потому, что это слово будет матерным. В тексте блестяще решена очень сложная задача: передать речь безъязыкого поколения. Как правило, поток брани передаётся «как оно есть», и разрушительная сила нецензурной лексики уничтожает всякий намёк на художественное осмысление реальности. Вишневецкая, напротив, даёт в тексте «островки» речи героев, погружённые в стихию авторского лирического начала, она проговаривает и договаривает за Ольгой то, что сама героиня не в состоянии произнести, но в состоянии почувствовать. «Бытовые отходы» страшнее, но и правдивее повести «Вот такой гобелен», а значит, эта история не напрасно была рассказана во второй раз.

Селище: место пусто

«Кащей и Ягда» – единственный роман Вишневецкой – стоит особняком в её творчестве. Странно, что для создания романного полотна Вишневецкая выбрала не один из социально-психологических сюжетов своей прозы, но условное эпическое время и условное фольклорное пространство. «Технически» Вишневецкая пытается в своём романе найти недостающее звено между несохранившимся «текстом» славянского язычества и русской народной сказкой. Очевидно, что роман для Вишневецкой – попытка кардинально сменить интонацию, играя на чужом эстетическом поле (в данном случае – «славянского» фэнтези), в каком-то смысле уйти от себя.

Перекинуть мостик от раннего творчества Вишневецкой к её неожиданному опыту, в общем-то, несложно. Бросается в глаза, что «Кащей и Ягда» – это попытка соединить две линии прозы – сказочную, в последней книге не представленную, и социально-психологическую. Очевидно, что и герои при всей экзотичности их судьбы во многом родственны другим персонажам прозы Вишневецкой. Прежде всего это касается Кащея, который ни в малейшей степени не напоминает своего фольклорного тёзку. Кащей – ещё один из персонажей писательницы, который отмечен печатью инакости. Он, пленник, человек не славянской внешности, чужой культуры и веры, реально играет вакантную роль Ивана-царевича и по совместительству культурного героя, уничтожающего чудовищ. Кстати, само чудовище, брат главной героини Жар (Змей Горыныч) в смысле чуждости персонаж ещё более колоритный, но совсем не страшный.

На первый взгляд, мир Селища (обобщённый образ некой праславянской народности) опирается на закон, обряд и ритуал, однако и то, и другое, и третье постоянно нарушаются. В данном случае важно не то, что происходят единичные нарушения правил, которые только подчёркивают незыблемость основ, а то, что так было изначально, что этот якобы патриархальный миропорядок основан на преступлении: сначала сына против отца, а затем – брата против брата. Отсюда внутренняя пустота этого мира и этого мифа. И если борьба Перуна с отцом вызывает в памяти известный сюжет древнегреческой мифологии, то смертоубийственная рознь Богумила, отца правящего князя и Родима, предательски убитого братом в Священной роще, звучит как смутное эхо истории Каина и Авеля.

Второй отзвук Священной истории, уже более явственный, относится к любовной линии романа. Дело даже не в том, что влюблённый в Ягду Кащей из божественного сада похищает запретный плод. Гораздо важнее, что, описывая любовь Кащея и Ягды, Вишневецкая рисует страшную духовную метаморфозу, уродующую душу и (со временем) тело героев, буквально превращающую их в чудовищ, обречённых вечно жить в аду нелюбви. Разве не таким же жалким чудовищем смотрится падший человек по сравнению с библейским Адамом?

Сказка про Адама и Еву

История Кащея и Ягды – это история Адама и Евы, облачённая в антураж народной сказки, но рассказанная… своими словами. «Своими словами» – так называется небольшой рассказ, можно даже сказать – этюд, открывающий книгу «Избранного» Марины Вишневецкой, в котором от имени Адама рассказывается история грехопадения. Два, казалось бы, не имеющих ничего общего в плане содержания текста демонстрируют удивительное интонационное единство. В обоих случаях Вишневецкая изображает реальность, пронизанную токами божественного присутствия, реальность, религиозную в своей основе, мир, в котором Бог и человек (в рассказе «Своими словами») или боги и люди (в романе «Кащей и Ягда») связаны явно и нерасторжимо. Конечно, в романе Вишневецкой ожившие боги языческого пантеона не являются метафорой или неким заменителем Бога истинного. Наоборот, языческий мир, представленный в романе, – это более поздний этап отпадения от Бога по сравнению с тем, который был зафиксирован (изображён) в рассказе «Своими словами». Ещё осталась смутная память о том времени, когда Некто говорил с человеком, но доступный миру Селища религиозный опыт – опыт общения с псевдобогами – не может заполнить эту духовную пустоту.

Внутренний конфликт романа, та тайна, которая до конца не проговаривается автором, но ради которой стоило пойти на литературный эксперимент по скрещиванию психологической прозы с фэнтези, – это тоска о беспредельном и милосердном Боге и явное его отсутствие в мире реконструированного язычества.

Роман закончен и не закончен одновременно. «Завершена» судьба главных героев, которые чисто технически загнаны в патовую ситуацию. Однако не завершена уже начатая метаморфоза этого мира. Мы застаём всех героев романа в состоянии скуки и ожидании перемен, но в чём они будут заключаться, никто не знает, однако смутные библейские ассоциации говорят о том, что это будет перемена веры.

«Жизнь нельзя объяснить!» – восклицает один из героев «Опытов» Вишневецкой. «Жизнь нельзя объяснить без Бога», – отвечает ему другая героиня. Искусство же находится где-то между этими двумя точками: хаосом бессмысленных явлений и ослепительным светом божественной истины. И Вишневецкая строит свой художественный мир, держа во внимании обе эти предпосылки, рисуя трагический путь современной Евы, помня о трагической вине Евы Эдемской.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Русистика на родине Дон Кихота

Литература

Русистика на родине Дон Кихота

ШТУДИИ

В ознаменование Года Испании в России и России в Испании в Университете города Гранады прошла представительная I Международная научно-практическая конференция «Язык, ментальность, текст». В ней приняли участие более двухсот учёных и специалистов из Испании, России, США, Франции, Великобритании, Японии – почти из тридцати стран мира. Открыли конференцию ректор Университета города Гранада доктор Фр. Г. Лодейро и посол России в Испании А. Кузнецов. С развёрнутыми пленарными докладами выступили доктор филологических наук А. Шмелёв, завотделом культуры русской речи Института русского языка РАН («Русская языковая картина мира в ситуации языковых контактов»), доктор филологических наук К. Степанян, вице-президент российского Общества Достоевского, член редколлегии журнала «Знамя» («Достоевский и Сервантес: диалог в большом времени»), А. Зализняк, ведущий научный сотрудник Института языкознания РАН («Русская языковая картина мира в свете семантической типологии»), профессор Амстердамского университета и Университета Помпеу Фабра Т.А. ван Дейк («Дискурс и идеология»).

Работа секций проходила по шести направлениям: «русский язык, культура, ментальность в современной научной парадигме»; «русская литература в мировом образовательном пространстве»; «русский и испанский язык: сопоставление, перевод и межкультурная коммуникация»; «проблемы анализа и интерпретации текста»; русский язык в зеркале европейских языков»; «актуальные проблемы методики преподавания русского языка и литературы». Особенностью данной конференции явилось широкое участие в ней исследователей из разных регионов России наряду с русскими учёными, временно или постоянно проживающими за пределами нашей страны. Из прозвучавших на секционных заседаниях (и тех, которые довелось услышать) докладов можно выделить: «Феноменологический реализм Достоевского: на пути к новой литературной эстетике» (Н. Арсентьева, Гранада); «Лексико-семантические доминанты концепта «мужественность» в русском и испанском лингвокультурных пространствах» (Л. Нефёдова, С. Зыкова, Челябинск, Нижневартовск); «Ономатология божественного: инклюзивный язык в именовании Бога» (В. Алексеев, Иркутский государственной лингвистический университет); «Проза Гоголя в контексте современной экспериментальной литературы» (Д. Шмарев, Овьедо); «Кризис европейского религиозного сознания в зеркале посткультурного художественного комментария» (И.Анастасьева, Москва); «Крик Раскольникова обращается в нуль: риторический потенциал непроизнесённых слов» (Б. Баррос Гарсия, Гранада); «О некоторых культурологических особенностях русской литературной традиции» (В. Самохвалова, Москва); «Энтропия как троп: Юрий Лотман и общая теория коммуникации» (Е. Келберт, Йельский университет).

Организаторы конференции надеются, что она станет традиционной и на последующих встречах в гостеприимных стенах Гранадского университета продолжится заинтересованный разговор по проблемам международной русистики.

Соб. инф.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

…А по Разъезжей бродит Достоевский

Литература

…А по Разъезжей бродит Достоевский

ЛИТТРАДИЦИЯ

В Петербурге во второй раз прошёл День Достоевского. Что это такое, нам рассказал координатор акции, директор Библиотечной системы имени М.Ю. Лермонтова Сергей Серейчик, у которого «ЛГ» взяла интервью прямо в разгар праздника.

Ваша Библиотечная система имени Лермонтова, включающая в себя пятнадцать городских библиотек, была выбрана координатором праздника. Что такое День Достоевского и как он связан с процессом чтения?

– Формат этого дня никак не оговорён. Что это, акция, фестиваль, праздник? – мы и сами ещё не знаем. Возможно, в Петербурге сложится новая традиция – отмечать День Достоевского всем миром. В празднике участвуют библиотеки, театры, выставочные залы, кинотеатры, и сам город словно расступился, впуская героев Фёдора Михайловича в родные для них улицы и дворы. В программе – спектакли, кинопоказы, выставки, лекции, водные и пешие экскурсии по следам героев Достоевского. Вот вы видите живые скульптуры персонажей Достоевского, с которыми можно сфотографироваться, вот театр «Кукольный формат» даёт уличное представление с бойким правдолюбом Петрушкой. С утра весь город усеян постерами с цитатами из произведений Достоевского, объявлениями под старину, листовками и программками, вывесками конца xix века. Ещё до начала праздника мы почти мгновенно раздали тысячу книг Достоевского карманного формата, выпущенных издательством «Азбука-классика». Тема нашего праздника одна: «Жизнь и творчество Ф.М. Достоевского».

Кто же оплачивает эту тему?

– Городской бюджет. Это наша библиотечная акция совместно с комитетом по культуре. Мы считаем, что говорить о любви к классике нужно, но у людей часто находятся отговорки – нет денег, нет времени, нет возможности… Сегодня у тысячи человек, которые получили томики Достоевского, уже не будет причин, чтобы не прочитать этот томик. В книге – «Преступление и наказание», «Игрок», «Братья Карамазовы»…

Ещё Самуил Маршак отметил литературность Петербурга :

Давно стихами говорит Нева.

Страницей Гоголя ложится Невский.

Весь Летний сад – Онегина глава.

О Блоке вспоминают Острова,

А по Разъезжей бродит Достоевский…

– Кстати, посмотрите! Достоевский уже выступает с балкона своего дома, а скоро пойдёт бродить по городу и, возможно, дойдёт до Разъезжей…

Не попробовать ли этой акцией разместить наших классиков по их любимым местам? Пушкину – Летний сад, Гоголю – Невский проспект, тем более уже есть литературный фестиваль с этим названием, Блоку – острова, а Фёдору Михайловичу – места обитания его героев? Может быть, и литературная премия, литературный конкурс образуется под этот июльский день?

– Почему бы и не быть литературному конкурсу? Тем более что Достоевский накрепко связан именно с Петербургом, он литературный символ города – ни у кого в мире не возникает иной ассоциации. И совершенно правильно председатель Комитета по культуре Антон Губанков выступил с инициативой Дня Достоевского – его поддержало большинство специалистов. И вот, как в первой строке «Преступления и наказания» – «В начале июля, в чрезвычайно жаркое время…», мы начали наш праздник. И высшие силы второй год подряд дают нам июльскую жару…

Какова география праздника, где пройдут основные действия?

– В этом году всё значительно шире. Самое крупное действие – в Кузнечном переулке, рядом с музеем Фёдора Михайловича, и на соседней Большой Московской, возле памятника классику. Солидная программа с участием артистов, музейщиков и художников ждёт всех в «Книжном дворике на Фонтанке», что при Городской публичной библиотеке им. Маяковского. В саду Фонтанного дома развернётся «Село Степанчиково и его окрестности», во дворе музея «Разночинный Петербург» пройдёт театральная мистерия «Герои Достоевского в пространстве доходного дома». По маршруту «Раскольников в городе» проведут юные «достоевсковеды», которые соберут желающих на Сенной площади, держа над головой роман «Преступление и наказание». Праздничная атмосфера дотянулась и до города Павловска, где можно будет пройтись по тропе «Дачный Павловск XIX века», послушать романсы, принять участие в литературно-музыкальном вечере и совершить прогулку на воздушном шаре. Всего не перечислишь – анонсы мероприятий с трудом уместились в специальном «Вестнике 2 июля». Ну и, конечно, гвоздь программы – дефиле героев Достоевского в исполнении артистов петербургских театров!

Иными словами, популяризация Достоевского современными средствами?

– Да, мы хотим приблизить сложного и серьёзного Достоевского к читателям, прежде всего к молодёжи. Сделать классика более близким, реальным. И с помощью не совсем научных приёмов мы пытаемся создать образ Достоевского как жителя нашего города, который совсем недавно жил и творил в Петербурге. Кроме того, мы вводим в праздник коллективное действо – флеш-моб. В прошлом году все читали отрывок из «Преступления и наказания», в этом – вы слышали, – после полуденного выстрела с Петропавловской крепости собравшиеся у памятника звонили в колокольчики. Это традиция XIX века, колокольчик – символ знакомства, и сегодня мы знакомимся не только с Достоевским, но и друг с другом…

Вопрос практический. После первого Дня Достоевского стали больше интересоваться творчеством Фёдора Михайловича?

– Однозначно больше. Торговцы книгами отметили повышение спроса уже на следующий день. В библиотеках – спрос возрос и держался несколько месяцев после проведения первого дня. Сыграла свою роль и пресса – первый День Достоевского не получил ни одной негативной оценки.

Под музыку, аплодисменты и восторженные взвизги на подиуме возле музея началось дефиле героев Достоевского, и весёлая толпа разнесла нас с Сергеем Серейчиком в разные стороны. Меня отнесло к восхищённо присвистывающему японцу в панаме и с рюкзачком, его – к транспаранту со словами Достоевского о том, что мы смешны, легкомысленны, и этого не надо смущаться… Мы лишь махнули друг другу рукой и поплыли по течению весёлого праздника.

«ЛГ» желает устроителям Дня Достоевского успешного продолжения инициативы и новых конструктивных идей! До встречи в следующем июле!

Беседовал Д.К.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Алёхин суд

Литература

Алёхин суд

НЕДОУМЕВАЮ, ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ!

Алёхин суд, или Деньги для Марии

Считать деньги в чужом кармане неприлично. Это знает самый далёкий от литературы человек. Но если он представляет литературный истеблишмент отечественного извода – тут мораль побоку! А. Алёхин в газете «Культура» (№ 23) высказался по поводу присуждения президентской премии Марии Марковой. Кто такой Алёхин, спросят многие читатели. И с какого бодуна он машет кулачком перед Советом при президенте России по культуре и искусству?

С широкой популярностью у Алексея Давидовича не задалось. Главный редактор журнала поэзии «Арион» в основном известен, что называется, в узких кругах. Но эти круги и пытаются держать в руках вожжи литературного процесса. Куда несётся русская литература под управлением таких селифанов, «ЛГ» с горечью пишет из номера в номер. А несётся она к полному обезличиванию, вытеснению традиции и подмене её угодным западным грантодателям «авангардизмом». Как говорил выдающийся поэт Д. Самойлов: «Это когда человек хочет писать стихи, но не знает, как за них приняться». Собственно, журнальчик «Арион» сию максиму и воплощает.

Нет сомнений, что А. Алёхин в заметке «Назначение в лауреаты» транслирует мнение «пославших его», ибо от себя говорить не приучен. Когда-то истеблишмент выдвинул Алёхина в комиссию по госпремиям, справедливо рассудив, что человек, не имеющий собственного лица и узнаваемого имени, оптимально будет исполнять волю тех, перед кем благоговеет. Суть трансляции в том, что дали слишком много, дали не тому (не той), дали незаслуженно и главное – не спросившись барина (многих бар). Попутно наш колченогий Арион (напомним: по одной версии древнегреческого мифа, это – поэт, а по другой – конь) поучает президента правильно распределять финансы.

По обыкновению, быстрее и точнее всех отреагировал на пасквильную публикацию Живой Журнал. В дискуссии, разгоревшейся в одном из блогов, можно прочитать то, что коллективный алёхин, к сожалению, никогда не услышит вживе («слишком далеки они от народа»): «Характерно, что чуть ли не основной упрёк в заметке адресован несправедливой делёжке денег, что называется, «не в соответствии с иерархией»… Поэтами в ней становятся (вернее, назначаются) лишь по выслуге лет. А получение чего-то «не по чину» – просто кощунство. Вот только назначение на должность поэта, дорогой Алексей Давидович, гораздо хуже и мерзостнее, чем назначение любых лауреатов. Вам ли этого не знать».

Далее блогеры называют М. Маркову выдающимся поэтом своего поколения и желают ей душевной крепости. Ясно, что Маше предстоит услышать тявканье из многих подворотен. Пережив шок от проплывших мимо рта 2,5 миллиона рублей, алёхины начнут казнить саму премиальную номинацию: «Вклад в развитие традиции российской поэзии». Формулировка для них пострашнее денег! А самое страшное – что власть наконец принимает решения в области культуры без оглядки на ложные авторитеты. Премия Марковой – лишь первый шаг на этом пути. И пусть дальнейший выбор будет столь же безупречен!

П. ХОХЛОВСКИЙ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,4 Проголосовало: 5 чел. 12345

Комментарии:

Без метафор и гипербол

Литература

Без метафор и гипербол

УХОДЯЩАЯ ЛИТЕРНАТУРА

Николай БАХРОШИН

Вот, говорят, издательский кризис. Говорят – стали меньше читать. Как ни повышай цены, а доходы от книготорговли с каждым годом падают на 8–10%. Правда, озвучивая эту цифру, никто почему-то не удосужился подсчитать, на сколько процентов в год падает качество продаваемой литературы. А ведь падает… Недавно один известный московский издатель говорил мне без тени улыбки: «Если бы ко мне сейчас пришли Толстой рука об руку с Достоевским, я бы не стал их печатать. Сомнительно, что удалось продать хотя бы первый тираж. Мне бы что-нибудь более массовое, мне бы бестселлер…»

Нет, я прекрасно понимаю издателей, тоскующих по очередной гаррипотериане. Их дело коммерческое, им нужно «бабки рубить». Для этой цели все средства хороши, но грязные – лучше. Судя по ассортименту книжных прилавков, российский читатель выглядит этаким ублюдком с одной-двумя извилинами, мышлением на уровне «Дома-2» и лексикой обитателя колонии для малолеток.

Кстати, а кто он такой – современный издатель, призванный решать, «что любит народ»? И кто вообще делает книги в нашей стране? Точнее, почему их делают так, что вздрагиваешь, если, упаси господи, приснится?

Издатель (портрет в красках)

Начнём с того, что новый русский издатель книг не читает. Он ими торгует – этого достаточно. Как правило, это человек с техническим образованием, зачастую – среднетехническим. Спектр его подготовки довольно широк – от ядерной физики до микроэлектроники. Мне доводилось встречать издателя-ветеринара, даже издателя – военного бактериолога. Единственный, кого я не встречал, – издатель с литературным образованием. Может, не повезло, не знаю…

Соответственно, как всякий технарь, издатель мыслит с прямолинейностью калькулятора. Бесполезно заводить с ним разговоры о гуманитарных нюансах вроде «композиции», «сюжетных линий» или «проработки характеров» – сначала не поймёт, а потом заподозрит в умствовании. Его язык: «рейтинг популярности», «объём продаж», «площадь рекламного поля», «охват по регионам». С точки зрения такого глобального подхода одна книга – это вообще не объём. Издателю, например, совсем не интересно, что вы написали замечательный роман. Масштабнее надо, стратегически. «Да, я задумал серию… Да, первая книга уже готова, остальные в процессе работы… Нет, серия не очень большая, планирую книг 10–15, максимум 25, не больше…»

И плевать, что в силу драматического перенапряжения ситуации главный герой в конце вешается, героиня глотает лошадиную дозу яда, а второстепенные персонажи маршируют в штрафном батальоне за линию фронта. В следующей книге все должны быть оживлены, главный герой – восстать из пепла, как птица Феникс, и разобраться с негодяями кулаком и свинцом. Счастливый голливудский конец – обязательно! Это бизнес, господа, не дай бог, наш уважаемый читатель, этот оптимистичный идиот, многократный победитель викторин на сообразительность, не сходя с дивана, расстроится. Ведь не купит в следующий раз!

Редактор (с остатками уважения)

Редакторы тоже книг не читают. Даже не потому, что не любят. Им просто некогда. Издатели же не могут сократить сами себя ввиду кризиса, поэтому они постоянно сокращают штат редакторов. Таким образом, рукописи, поступающие в издательство, в лучшем случае «просматриваются». Этот термин для меня самого долгое время оставался загадкой, пока я собственными глазами не увидел, как оно происходит. Очень просто. Берётся текст, из коего произвольно прочитывается несколько страниц, чтобы понять, есть ли у автора хоть какой-то язык. Установив наличие оного, редактор начинает вдумчивое изучение синопсиса.

Для тех, кто не в курсе: синопсис – это краткое содержание произведения объёмом в 1–2 странички, обязательное для предоставления в издательство вместе с рукописью. Вот он, синопсис, действительно должен быть написан со всей остротой таланта. При блестящем синопсисе само произведение может быть лишено малейшей искры таланта, это заметят только корректоры и, может быть, верстальщики. Но их-то как раз никто не спрашивает.

Конечно, кое-где ещё остались редакторы, привыкшие по старинке вчитываться в текст, но с этими динозаврами из бывших «Молодых гвардий» или «Прогрессов» успешно борются. На смену им грядёт поколение, воспитанное мелодрамами и мыльными операми. В конце концов новые книги должны литься потоком, как прорвавшаяся канализация. Тут, понятно, чистота фонтана не слишком заботит, главное – сам процесс излияния.

Утрирую, думаете? Тогда предлагаю зайти в первый попавшийся книжный магазин, открыть не выбирая первые же десять книг, и девять из них подтвердят мою правоту. То, что там написано, полностью подходит под определение «чушь собачья».

Зато синопсисы, надо полагать, звучали, как тенор Паваротти.

Писатель (с глубоким сочувствием)

Ставлю автора на последнее место, потому что именно таково оно в современном издательском бизнесе. В самом деле, что хорошего, если вас вдруг начали издавать? Выходит книга, даже вторая, никто их не замечает, тиражи… хорошо если тысяч пять, чаще – две-три. Издательский принцип простой: пока тебя не начали активно раскупать, на рекламу или хотя бы на продвижение книги тратиться не имеет смысла. А кто будет раскупать неизвестного автора, чьи книги задвинуты на задние полки пёстрого изобилия торговых залов? Замкнутый круг.

Гонорар? За тираж книги в 5000 экземпляров (по нынешним меркам – большой!) автор получает 40, если повезёт – 50 тыс. рублей. Да и то в солидных издательствах, где реально платят. В мелких чаще всего просто «кидают». Это вам не Европа, где, издав одну книгу, автор сразу получает столько, что хватает обдумать и написать следующую. Гонорар в 15–20 тысяч евро – совершенно нормальное явление для начинающего западного писателя с неизвестной книгой. У нас – собственная гордость истерической нищеты. Добиваясь заработков среднестатистического дворника-таджика, русскому писателю нужно встать «на поток». Выдавать в год по три-четыре-пять романов, решительно отметая всякую заумь вроде «метафор–гипербол». В голове только «рейтинги» и «объёмы продаж» – на остальное всё равно времени не остаётся.

Понятно, что при обречённости на круглосуточное письмо сначала меняется настроение, потом – характер. Ляпая на заказ кроваво-суицидальные боевики, постепенно начинаешь ненавидеть всех подряд – издателей, редакторов, читателей, даже своих героев. Утешаться остаётся лишь тем, что она, настоящая проза, где-то там, впереди. Скорее всего, в другой жизни: на эту уже глаза не глядят…

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии: 13.07.2011 17:47:53 - Ефим Суббота пишет:

А что вы хотите? Демократическая власть отменила писательский труд, как пережиток "кровавого советского прошлого", и писателей заодно. Это всё делатели текстов издаются и шоумены, а потому и издательств в России никаких нет и не будет. Будут и дальше развиваться коммерческие предприятия с безграничной безответственностью, во главе которых стоят бывшие урки... А вы - "литература"... Какая литература может быть в сегодняшней России?!

Литинформбюро

Литература

Литинформбюро

Литюбилей

Идея проекта «Голос писателя» родилась на семинаре для библиотек в Краснодаре. Директор Краснодарской краевой специализированной библиотеки для слепых и слабовидящих поинтересовался, будет ли доступна современная детская и подростковая литература их читателям. На фестивале Книгуру было решено создать аудиосборник писателей, которые сами читают свои книги. Планируется, что сборник будет выложен на сервер, а пароль для скачивания библиотеки для слепых получат по электронной почте. Сейчас проектом заинтересовались и обычные детские библиотеки из разных регионов России. Акция и распространение – бесплатные. Если библиотеки станут работать с этим материалом, то дальше, возможно, начнутся профессиональная студийная запись, выпуск дисков и т.п. Уже есть предварительные договорённости со звукозаписывающими компаниями. Естественно, диски будут как благотворительные, для библиотек, так и коммерческие – для свободной продажи.

Литпремии

«Русский пионер», позиционирующий себя как «культовый литературный иллюстрированный журнал», объявил обладателей литературной премии. Гран-при вручили Ивану Охлобыстину, по его словам, «единственному в истории Церкви священнику, три года сочетавшему этот долг с работой актёра» (заметим, всё же не писателя!). Победителем в номинации «За вклад в обновление классической русской литературы» стал Дмитрий Глуховский, который этот вклад вносит в основном в лабиринтах метрополитена. В номинации «Прямая речь» самой исповедальной из исповедальных была признана короткая проза Ксении Собчак о «бурной, протестной» юности «бунюэлевской дневной красавицы» (напомним, что героиня фильма проводила досуг в борделе). Лучшим поэтом эпохи www стал Орлуша, он же Андрей Орлов, чьи нецензурные цитаты украшают многие блоги. Но самой большой неожиданностью стало присуждение премии «За классический вклад в литературу»… Николаю Гоголю за повесть «Вий». Искренне радуемся пионерскому выбору!

Литновоселье

Издательство «Самокат», которое ищет по всему миру и привозит в Россию лучшие детские книги, открывает для читателя новых российских авторов и художников, стремится наладить мосты между культурами и поколениями, наконец-то переехало в новый, просторный и светлый дом на Пятницкой и справило новоселье. Организаторы праздника просили гостей приносить в качестве подарка крупные и мелкие комнатные растения.

Литпремии

В Румынии прошёл Международный фестиваль «Дни и ночи литературы». Премия за переводы из Михая Эминеску была вручена известному русскому поэту Кириллу Ковальджи.

Литконкурсы

Издательство РОСМЭН объявило шорт-лист II ежегодного конкурса «Новая детская книга», целью которого является поиск новых авторов, пишущих для детей и подростков. В этом году на конкурс было прислано 1870 работ. В шорт-лист номинации «Детская сказка» вошли произведения: 20 авторов. А вот в номинации «Россия. XXI век» вместо планируемых 20 произведений вошли только две рукописи, и то одна из них, Евгения Гаглоева, была дисквалифицирована ввиду несоответствия регламенту конкурса.

Продолжается сбор конкурсных заявок для участия во Всероссийском конкурсе для детей и юношества «Лидер чтения», который впервые проводится Российским книжным союзом по поручению Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. На конкурс поступило более 40 заявок из 20 регионов страны. Наибольшее число заявок пришло из Владимирской области. Самыми активными участниками конкурса стали школьные библиотеки.

Литпоезд

В рамках Года Италии в России на Филёвской линии столичного метро запущен именной поезд «Поэзия в метро» с обновлённой экспозицией, посвящённой творчеству величайших поэтов Италии. В церемонии открытия экспозиции приняли участие посол Италии в России Антонио Дзанарди Ланди, директор Итальянского института культуры Адриано Делл’Аста, известный переводчик итальянской литературы Евгений Солонович.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии: 13.07.2011 17:49:56 - Ефим Суббота пишет:

"Русский пионер"? "Русский сортир" точнее...

Место встречи

Литература

Место встречи

Книжный магазин «Библио-Глобус»

Мясницкая, 6/3, стр. 1

1-й уровень, зал презентаций

14 июля – «Творчество в двадцать первом веке – о чём и для кого?» Представление романа Ефима Бершина «Ассистент клоуна» и книги «Sola amore: любовь в пяти измерениях» Михаила Эпштейна, ведущая – Елена Черникова, начало в 18.00.

18 июля – презентация книги Сергея Шаргунова «Книга без фотографий», начало в 17.00.

«Булгаковский дом»

Б. Садовая, 10

14 июля – творческий вечер поэтессы, журналиста, сценариста, лауреата премии правительства Москвы Анны Саед-Шах, презентация новой книги стихов и последней книги А. Вознесенского «Дайте мне договорить…» (М., 2010), подготовленной при участии А. Саед-Шах, начало в 19.00.

Клуб «Проект ОГИ»

Потаповский пер., 8/12, стр. 2

18 июля – поэтический вечер. Закрытие литературного сезона клуба 2010–2011, начало в 19.00.

Клуб «Билингва»

Кривоколенный пер., 10, стр. 5

14 июля – объявление результатов конкурса 2011 года на лучший разбор одного стихотворения, вручение дипломов и призов премии им. В.В. Розанова «Летающая собака», начало в 19.00.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«ЛГ»-рейтинг

Литература

«ЛГ»-рейтинг

[?] Г.В. Чагин, Т.Г. Чагина. Что сказал Тютчев...: Эпиграммы, афоризмы, остроты Ф.И. Тютчева. – М.: Русское слово, 2011. – 264 с.: ил. – 1000 экз.

Книги известного тютчеведа, доктора филологических наук, писателя Геннадия Чагина о великом русском поэте давно пользуются популярностью у читателя. Много лет занимаясь биографией и творчеством Ф.И. Тютчева, Чагин постоянно добавлял и исправлял уже опубликованное. На этот раз, например, в книге впервые опубликован перевод с французского Е. Фёдоровой ответов поэта на вопросы в распространённой в то время в салонах игры в «секретаря».

Сказанные сегодня, остроты Тютчева уже завтра расходились по сановному Петербургу. Но ещё больше острот и высказываний поэта встречалось в его письмах к близким. Чаще всего они были направлены против чиновников из правящей элиты и его непосредственной службы: «Человек так странно создан, что не может не испытывать тягостного ощущения того, как глупость, облечённая властью, подавляет разум».

[?] Иэн Макьюэн. Солнечная . – М.: Эксмо; СПб.: Домино, 2011. – 400 с. – 7000 экз.

Английский писатель Иэн Расселл Макьюэн – лауреат премии Сомерсета Моэма (1976), Букеровской премии (1998) и Иерусалимской премии за свободу индивида в обществе (2011). Он считается одним из лидеров современной британской прозы (наряду с Джулианом Барнсом и Мартином Эмисом). В новом романе «Солнечная» он выстраивает сложное противоречие между могучим научным интеллектом своего героя – знаменитого учёного, лауреата Нобелевской премии по физике, апологета экологически чистых способов получения энергии с помощью ветряных и солнечных элктростанций – и его абсолютной беспомощностью и безалаберностью в частной жизни. «Когда ему было одиннадцать лет, их школьный учитель математики сказал: если на экзамене вы получили в ответе одиннадцать девятнадцатых или тринадцать двадцать седьмых, знайте, что ответ неправильный. Слишком корявый для правильного… Играет Бог в кости или не играет, он наверняка не так заумен или не станет так пускать пыль в глаза. Материальный мир не может быть таким сложным. А домашний – мог…»

[?] О. Михайлов. М.А. Булгаков. Судьба и творчество . – М.: Просвещение, 2011. – 224 с.: ил. – 3000 экз.

Издание повествует о сложной и противоречивой судьбе М.А. Булгакова, пережившего и славу, и гонения властей, «о жизни и творчестве великого русского писателя, явившегося к нам как бы с некоторым запозданием». Анализируются его главные произведения, в том числе «Белая гвардия», «Собачье сердце», «Мастер и Маргарита». Особое внимание уделяется тому, как искусно Михаил Афанасьевич обыгрывал самые разные детали, создавая с помощью мельчайших штрихов необходимое настроение или яркие образы: «…часы играли гавот, и всегда в конце декабря пахло хвоей, и разноцветный парафин горел на зелёных ветвях. В ответ бронзовым, с гавотом, что стоят в спальне матери, а теперь Еленки, били в столовой чёрные стенные башенным боем…» Книга проиллюстрирована редкими документальными фотографиями.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Худо без добра

Литература

Худо без добра

ПОЭЗИЯ

Юрий ЩЕРБАКОВ

14 июля Юрию Щербакову, астраханскому поэту, публицисту, прозаику, переводчику, исполняется 55 лет. Примите наши поздравления, Юрий Николаевич!

* * *

Неужто безмятежье – грех?

Хоть спорьте, хоть не спорьте,

А мысли, как нежданный снег,

Приходят на курорте.

И невесомые кружат

Над кисловодским парком,

Всерьёз одаривая март

Сомнительным подарком.

Лежит в аллеях тишина,

И благостность – на лицах…

Неужто прежняя страна

Уже не повторится?

На Хаме оборвётся нить

Или на добром Симе?

В России нашим детям жить

Иль впрямь – после России,

Когда мы дружно втопчем в грязь

То, что нам дали предки?

…Вон шишка тихо сорвалась

Навек с сосновой ветки.

Но для неё звучит «навек»

Совсем не словом чёрным.

Сосна – она не человек,

Разбрасывает зёрна.

Как будто мир не пьёт иуд

Предательского яда.

Взойдут ли всходы, не взойдут,

А только сеять надо.

* * *                                                                                                                                        

На Рождественском кладбище мама лежит.

И, как в жизни земной, прокатившейся было,

С батей всё на двоих – пополам, без обид,

Так теперь на двоих без обид и могила.

На Рождественском кладбище вновь тишина.

И, как делала мама вот здесь же когда-то,

Я на холмик могильный насыплю пшена

И конфеты раздам шебутным цыганятам.

Над Рождественским кладбищем ветер пылит,

Громыхает венков облупившейся жестью.

В ветеранском строю одинаковых плит

И надгробье моих, как у всех, честь по чести.

Над Рождественским кладбищем колокола

Поминают усопших рабов вечных Божьих:

Ту, что в ротной санчасти меня родила,

И того, что учил правдой жить, а не ложью.

На Рождественском кладбище я и не лгу –

Батя с мамой грехи мои знают за гробом:

Всё прощаю друзьям, не спускаю врагу,

А ещё одержим и гордыней, и злобой.

На Рождественском кладбище в горестный час

Сколько ж нас у могил на колени вставало!

Как порой в этой жизни мне трудно без вас

Продолжением быть, потерявшим начало.

Да, Рождественским кладбище это назвал

Кто-то, видно, всерьёз, безо всякой смешинки.

Все мы только трава у Его Рождества.

Но как смертно сплетаются наши травинки…

* * *

  Елене Головач

Кусками обожжённой глины

Засеян берег на версту.

Остались битые кувшины

На память о Сарай-Бату.

Несёт несметные осколки

За годом год речной откос

Туда, где Ахтуба от Волги

Стремится убежать всерьёз.

Туда, где в стороне заречной

Брели двунадесять племён –

Орды незыблемой и вечной

Походный воинский полон.

Туда, где множества обозов

Не утихала толчея.

Туда, где ждали перевоза

Смиренно русские князья.

Над стародавними веками

Легли забвения пески

Там, где – владыки над князьями –

Дарили ханы ярлыки

Или немилость и опалу –

Тугой удавкой палача.

…И снова осени началом

Пылает тополя свеча.

Да разве может быть иначе

На перекрестье древних троп,

Где археолог за удачей

Упрямо тычется в раскоп.

Сейчас откроет он такое!

А я? Моё открытье вот:

Ярило прежнею тропою

Здесь реку переходит вброд!

И молоко небесной синью

Течёт в кисельных берегах.

А ветер времени полынью

На веки вечные пропах!

Вот он, таинственный, струится

Из распахнувшихся степей

И овевает наши лица

Вселенской свежестью своей,

И величальные стаканы

Подносит бережно ко рту

За заповедным дастарханом

С названием Сарай-Бату.

Прими, земля, хмельную влагу!

Прими поклон, Харабали!

Чтоб эти строчки на бумагу

Заветной памятью легли.

* * *

Лихие времена –

Что водка без закуски.

Расхристанной душе

Ядрёный хмель – во зло.

Прости меня, земля,

Что я остался русским,

Что нам с тобой вдвоём

Вот так не повезло.

Что горький жребий наш –

Нерусская удача,

Что пропили свою,

Которой – грош цена,

Что незачем мостить

Нам, грешным, Стену Плача –

Готова ею стать

Не каждая ль стена!

Прости меня, земля,

Что я не стал героем,

Что память занесёт

Забвения песком…

А только день пришёл –

И раскопали Трою.

О, дай мне стать твоим

Последним черепком!

Чтоб кто-нибудь ожёг

Его прищуром узким

И, отыскав ответ

На каверзный вопрос,

Над этим черепком

Одно лишь слово:

«Русский?» –

Когда-нибудь ещё

С надеждой произнёс.

* * *

Угрюмо вторили колёса

Тому, кто в забытьи хмельном

Упрямо мучился вопросом:

«Как мы живём?»

Жи-вём. Жи-вём.

Служивый выпивал по-русски:

За окнами глухая темь,

И так – без тостов и закуски –

Тоскливое: «Зачем?»

Чем? Чем?

Примчались из степи метели

На запах крепкого вина.

И ордена его звенели:

«Что за страна!»

Стран-на. Стран-на.

О, вечное России горе

И от ума, и от питья!

«Живёшь ты в блуде и позоре!

Ты самая…»

Моя. Моя.

* * *

Бросают бесконечную сумятицу

И эту надоевшую страну…

А чем я хуже?

Вот возьму и в пятницу

На историческую родину махну!

Ищи-свищи меня за океанами.

А вот он я – совсем в иных местах:

Меж Астраханью стольной и Замьянами

Далёкий путь о сорока верстах!

Не испугаешь паспортной заставою:

Я воссоединяюсь – все дела –

С роднёю: дядей Колей, тётей Клавою

И с прочими, которых полсела!

Уж с родовою вволю побеседую

Ночь напролёт до утренней поры

Июньской…

Нет, в июне не поеду я.

Махну в июле.

После мошкары!

* * *

Среди вопросов праздных и непраздных

Ищу один-единственный ответ:

Неужто День Победы – это праздник

Солдат страны, которой больше нет?

Когда салюта майского зарницы

Расплещут в небе развесёлый свет,

Вглядитесь, как печальны эти лица

Солдат страны, которой больше нет.

Как тяжелы натужное веселье,

Шутов продажных громогласный бред!

Неужто враженята одолели

Солдат страны, которой больше нет?

Есть, видно, и у стойкости пределы.

Не потому ли в перекрестье лет

Так безвозвратно войско поредело

Солдат страны, которой больше нет.

И, никого ни в чём не виноватя,

Глаза в глаза – совет, завет, ответ –

Глядит светло с плиты могильной батя –

Солдат страны, которой больше нет.

* * *

У астраханцев есть одна мечта,

У каждого – я вас уверить смею –

Чтоб сгинули жара и духота,

А заодно – и злые суховеи.

Чтоб завалил Господь солончаки

На радость земледельцам перегноем,

Чтоб комаров несметные полки

Исчезли невестимо вслед за зноем.

Пусть пропадёт настырная мошка

И камыши – с заветных огородов.

Зимой побольше чистого снежка,

А не кефирной жижи с небосвода.

Чего ещё? Чтоб не один карась

Блуждал в ухе, где место осетрине,

Чтоб Астрахань взяла и поднялась

Из ямы Прикаспийской на равнину!

Гневим судьбу свою через года,

Привычно грезим о заветном чуде.

А сбудется оно – и что тогда?

Да просто нашей родины не будет…

***

Не бывает худа без добра.

Ах, как эта истина стара!

Так стара, что на покой пора.

Да, бывает худо без добра!

Я не про политику и власть –

Чтоб им расточиться и пропасть!

Паука сожрёт другой паук –

То-то будет радости вокруг!

Что клеймить позором подлецов,

На костях настроивших дворцов?

Степень пользы их – и в этом суть –

Суд определит когда-нибудь.

Я не о любимом из друзей,

Чахнущем над златом, как Кащей.

Мог бы – дружбу положил на счёт.

Но зато убогим подаёт!

Страшно без предела, без конца,

Коль любовь оставила сердца.

Только у остывшего костра

Понимаешь: худо без добра…

* * *

День пропах вишнёвым садом,

Шпал распаренных смольём,

Дёгтем, сеном, самосадом,

Пылью, тронутой дождём.

Пахнет мятой и ромашкой,

Полынком и чабрецом

И армейскою фуражкой,

Мне подаренной отцом

На дорожку. Пахнет срубом

И колодезной бадьёй,

Кукурузным пышным чубом

И дорожной колеёй.

Пахнет разомлевшей речкой

И расшитым рушником,

Необъятной летней печкой,

Свежим хлебом и борщом.

Мазанки белёной глиной

И соломой на полу.

Самой пышною периной

И лампадкою в углу.

Пахнет бабушкой и дедом.

Нет роднее этих двух

Астраханским непоседам…

Отпуск. Детство. Русский дух.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,0 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии:

Ледяная дневная звезда

Литература

Ледяная дневная звезда

Владимир ШЕМШУЧЕНКО

* * *                                                                                                                                             

Хотел обнять полмира,

Да руки коротки.

Я метил в командиры,

А вышел в штрафники.

Я не плету сонеты

И не хожу в строю.

Заплечных дел поэты

Меня не признают.

А я всё хмурю брови

И лезу напролом –

Поэзия без крови

Зовётся ремеслом.

* * *

Мысль превращается в слова,

Когда ослепнешь от испуга,

И кругом, кругом голова,

Когда нет преданного друга,

Когда не подают руки,

Когда никто не интересен,

Когда не крикнуть: Помоги!

Когда тошнит от новых песен,

Когда оборваны шесть струн

И мошкарой роятся слухи,

Когда давно уже не юн

И смотрят искоса старухи.

Мысль превращается в слова,

Когда, безумием объятый,

Ты слышишь, как растёт трава

Из глаз единственного брата,

Когда ночей твоих кошмар

Впивается в неровность строчек,

Когда о край тюремных нар

Ты отобьёшь остатки почек,

Когда кружит водоворот,

Когда не объяснить событий,

Когда копаешь, словно крот,

Нору в осточертевшем быте.

Мысль превращается в слова,

Когда лишь пыль в пустой котомке,

Когда года летят в отвал,

Когда одни головоломки,

Когда на камни – без соломки,

Когда в семье сплошной развал,

Когда идёшь по самой кромке –

Мысль превращается в слова.

ПЕТЕРБУРГ

На озябшем перроне и пусто сегодня,

и гулко.

Милицейский наряд прошагал

безучастный, как снег.

Точно так же глядел на меня,

выходя на прогулку,

Насосавшийся крови, двадцатый

сдыхающий век.

Ах ты, память моя!

Я прощаю, а ты не прощаешь!

Отпусти же меня, помоги мне обиду

забыть.

Ничего не даёшь ты взамен,

даже не обещаешь,

Кроме ветхозаветного – быть!

Славный выпал денёк, с ветерком,

до костей пробирает,

Гололёдец такой, ну совсем, как у Данте

в аду…

Я всем мозгом спинным понимаю –

меня забывает

Полусонный вагон, убывающий

в Караганду.

Он забудет меня, одиноко ржавея

на свалке,

Как забыли меня все, кому я тепло

раздарил…

Здесь, в несломленном городе, люди

блокадной закалки

Отогрели меня, когда жить уже

не было сил.

Смейтесь, братья мои!

Нам ли нынче стонать и сутулиться!

Смейтесь, сёстры мои!

Вы затмили достойнейших жён!

Посмотрите в окно… Кто метёт

и скребёт наши улицы? –

Это дети оравших в безумии:

«Русские, вон!»

* * *

Меня спросили: «Кем ты был?»

Я не ответил – я забыл.

Меня спросили: «Кем ты стал?»

Я не ответил – я устал.

Меня спросили: «Чем ты жил,

Какому богу ты служил,

Какого сына воспитал,

О чём несбыточном мечтал?»

Жена в глаза взглянула мне:

«Как страшно ты стонал во сне…»

ДЕНЬ КОРЮШКИ

Ветер вытряхнул город из шубы

песцовой –

Пофорсил, и довольно… Пора

возвращать…

Светофор, обоняя лосьон «Огурцовый»,

Всё не может никак красный свет

проморгать.

Не рычит автохлам на случайных

прохожих,

Нахлебавшись по самые крыши воды.

Только шалые девки – ни кожи,

ни рожи –

Перепуганных кляч волокут из беды.

Чуть поодаль буксирчик буравит

стремнину

И трубою дымит, и надсадно ревёт –

Расползлись по всем швам на речушках

плотины,

И вот-вот Эрмитаж по волнам

поплывёт.

Ах, какая весна! Бог сегодня в ударе!

Своеволье воды и нашествие льда!

И на небо глядят возомнившие твари,

Моментально забыв, что они – господа.

* * *

Бессмысленно былое ворошить –

Пока я к лучшей участи стремился,

Двадцатый век оттяпал полдуши

И треть страны, в которой я родился.

И я тому, признаюсь, очень рад –

Похерив все небесные глаголы,

Меня со смехом власти гонят в ад,

Но близятся костры Савонаролы.

Приветствую тебя, Средневековье!

Мне обжигает лоб  печать твоя.

Я жгу стихи, мешаю пепел с кровью

И смазываю петли бытия.

О, как они скрипят!

Послушай, ты,

Бегущий мимо к призрачному раю, –

Я для тебя в лохмотьях красоты

На дудочке поэзии играю.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,3 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии:

Предчувствие тепла

Литература

Предчувствие тепла

Анна ГЕДЫМИН

* * *                                                                                                                                             

Как бы ни костенела в реке вода,

Как бы март небеса ни супил,

Всё равно июль наступает всегда,

Вот и в этом году наступит.

И замечу, что вроде ещё жива

В суматохе этой безбрежной.

Так в листве различимы

пернатые существа –

Страхом своим и надеждой…

* * *

Предчувствие тепла...

Мы были так живучи,

Что можем представлять

Научный интерес.

И смутно на душе.

Так праведника мучит,

Привыкшего к земле, –

Предчувствие небес.

А может, мы и впрямь

Диковинной породы?

Иначе кто бы смог,

Удачей не храним,

Не видя ни любви,

Ни веры, ни свободы,

Прожить изрядный век

Предчувствием одним?..

* * *

Ты для меня

Больше, чем беда,

Больше, чем вода

В пересохшей округе.

Ты для меня –

И шальная толпа,

И лесная тропа,

И друзья, и подруги.

Давай

Сядем, как в детстве, в трамвай,

Чтобы лужи и брюки клёш!

Давай

Ты никогда не умрёшь!

Лучше уж я...

И стану для тебя

Солнцем над головой

И лохматой травой

У ограды.

Чтоб все подруги твои

И все супруги твои

(И даже мама твоя!)

Мне были рады.

* * *

Над русским полем сумрачно и голо,

Тоскует птица.

И небо сыто душами по горло,

А бой всё длится.

Опять беда ни в чём не знает меры

И рвёт на части.

Но в мире нет безропотнее веры,

Чем вера в счастье.

* * *

Отмокаю на средней Волге.

Здесь мордатые, как бульдоги,

По-над клумбой львиные зевы –

Если пойти влево.

А если пойти вправо –

Там, как церковка, пятиглава

Сопка, в сочных лучах заката

Златоверха и синевата.

И моря никакого не надо,

И никакого Василия Блаженного,

За окном – берёз светящаяся

колоннада,

Как символ – чего бы? – ну, скажем,

счастия женского.

Напиши мне. Конечно, непривычно

и недосуг.

И увидимся скоро – лишь округа

вспыхнет рябинами.

Я сама не люблю многословных.

И знаю, что не напишешь.

Но – вдруг?

Хотя бы по небу – строчками

журавлиными.

* * *

Бабье лето, золотая заплата

На не очень-то цветистой судьбе...

Почему же ты, душа, не крылата,

И болишь, и не поётся тебе?

Почему так непременно,

хоть тресни,

Ждёшь ты пасмурного дня

без прикрас?..

...Долетят до неба голые песни.

Будет снег. И – ничего про запас...

* * *

Когда б не злая, хлёсткая пурга,

Зима мне не была бы дорога.

Но этот снег – он более удал,

Чем люди, веры, истины и стили,

Лишь он один остался от России,

Которую Набоков покидал.

И даже угодившие в ковчег

Иным предполагали ход явлений,

Ведь от России, что придумал Ленин,

И то остался только этот снег.

Я верю в снег! Он прикрывает срам!

Он грязь и слякоть обращает в пену!

...Мне нечем оправдать свою измену

Померкшим без молитвы небесам...

* * *

Опять я прозевала миг,

В который пение на крик

Сменяет птичий рой.

Как поминальные пиры,

Многозначительны костры

Осеннею порой.

Лес проигрался до нуля,

Уже под ним горит земля –

Так, что слезит глаза.

Напрасно клён на страх и риск

Приберегал червонный лист –

Последнего туза...

* * *

И птичьи голоса, и летних крон

завеса...

Над ними, в вышине, возможны

небеса,

Но их не разглядеть среди

густого леса,

Так заросли плотны и птичьи

голоса.

О лиственных лесов природное

уменье –

Жить, сумраком своим предполагая

свет!

И не нужны слова, бездарные

в сравненье

Со звуками в душе, каким названья

нет...

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,3 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии:

Новые «лишние», или проза без героя

Библиосфера

Новые «лишние», или проза без героя

КОЛЕСО ОБОЗРЕНИЯ

Алёна БОНДАРЕВА

Раньше как было? Садился, например, Пушкин или Тургенев писать о тяготах времени и неудовольствиях своим сословным кругом и тут же выводил героя подобающего, естественно, по ряду характеристик из рамок социума выламывающегося. За несколько веков таких персонажей набралась приличная галерея: Онегин, Печорин, Базаров, Рудин, Обломов и пр., и пр. Элегантные, умные, расчётливые, грубые, равнодушные или, наоборот, страстные, яростные, злые… Принято считать, будто что-то произошло в обществе и литературе, и «лишние люди» обмельчали, а после и вовсе перевелись. И те, кто принял такой счёт за основу, делает вид, что, например, роман Ю. Полякова «Замыслил я побег» вовсе даже не про «лишнего человека». Но Полякова можно прочитать и по другому счёту. А вот у новомодных авторов подобные герои как-то видоизменились, мутировали. О них и пишет наш обозреватель.

Психобездельник

Например, персонаж последнего романа Андрея Рубанова «Психодел» Кирилл Кораблик по прозвищу Кактус по всем параметрам на роль лишнего человека формально подходит. По сути, всё тот же скучающий типаж, достаточно умён, хорошо ориентируется в среде обитания, чётко знает, чего хочет, прекрасно видит недостатки и слабые стороны современных людей и, кстати, весьма умело на них воздействует.

Так, он рассуждает сам с собою: «Он ворует у людей, а мне люди сами приносят. И даже не приносят, а просто – делают так, как мне надо. Я Кирилл Кораблик, я выключен из этого их гнилого процесса, товар–деньги–товар, женщины–тачки–яхты. Если мне что-то нужно – я иду и получаю. А нужно мне, кстати, совсем немного».

Именно на умении играть, воздействовать на болевые точки других и построен сюжет романа. Главные герои, Мила и Борис, персонажи нового типа, успешные, деловитые, бодрые, при деньгах. Тоже достаточно непростые молодые люди. Особенно это касается ухватистой Милы, над которой автор так непрестанно иронизирует, что в конце концов надоедает (в частности, Милины присказки: в хорошие дни она увещевает «зато я красивая и умная», а в моменты досады называет себя «солнечной овцой»). Именно эту парочку и берётся прессовать Кирилл Кораблик. Сначала организует мнимое ограбление – на самом деле изымает личные вещи, делает ксерокопии документов, записи бесед с психоаналитиком Бориса, стремясь выявить слабые места.

И так как Борис парень хоть и неплохой, но на деле оказывающийся ни рыба ни мясо, остаётся в стороне, то основная схватка разворачивается между Милой и Кириллом, и, как подобает в классической битве, девушка выходит победительницей. Никакие современные технологии, психологическое воздействие ей не помеха.

Но проблема не в том, что характер Милы сильнее, – с Кириллом они одного поля ягоды, примерно одних и тех же моральных установок, – а скорее, в другом: Кактус слишком шаблонен, равно как и сама Мила. Кроме формальных героических признаков и того, что автор нам сказал: мол, Кораблик – человек жёсткий, бóльшую часть времени занимающийся психологическим подавлением личности (кстати, именно его Рубанов зовёт «психоделом», от слов «психоз» и «делать»), ничего особо любопытного и запоминающегося о герое мы не узнаем. Немного про юность, чуть-чуть про детство; служил в армии, отсидел, а теперь, знай, прессует всех вокруг. Хоть Кирилл и говорит о том, что деньги ему побоку, сам же не гнушается вступать в торгово-денежные отношения. То есть при внешних признаках отличия в Кораблике нет ни душевной силы, ни интеллекта, ни большого чувства. Всё для него игра.

К тому же сам роман написан плохо. Это касается и стиля, и поверхностного психологизма. А уж язык и вовсе оставляет желать лучшего: «А Кирилл Кактус шагал по жизни таким же, каким был в момент выхода из родовых путей», – ни убавить ни прибавить.

Картонные герои, незамысловатый сериальный конфликт, типичное разрешение. Книга больше напоминает некий голливудский триллер (или переработанный сценарий такового), в котором злой дяденька Кирилл донимает хорошую, но однажды оступившуюся Милу, и в итоге та на правах победителя перегрызает ему глотку и играет свадебку со своим полувнятным Борисом.

Контрольный в лёгкую голову

Недалеко ушёл и другой претендент на роль «лишнего человека» персонаж последнего романа «Лёгкая голова» Ольги Славниковой – рекламщик Максим T. Ермаков (народом уже окрещённый Пустой головой). Максим хоть и не такой хваткий, как Кирилл Кактус, но тоже делец. Знает, где денег раздобыть, достаточно оборотистый, вёрткий, приворовывает при случае.

Однако в романе Славниковой прессует как раз не он, а его. Люди из особого отдела ФСБ, прозванные им «государственные головастики», каким-то неуловимым способом вычислили, что Максим – носитель лёгкой головы. «Сведения, которые он получал, – начиная от стихов А.С. Пушкина и кончая технологиями ребрендинга, – сразу покидали пределы его виртуального черепа и плавали около, становясь свободной частью окружающего мира – чем, собственно, и были в действительности. Мир представлял собой подвижную информационную среду, и знания, отпущенные на свободу, возвращались достроенными, приносили, как пчёлы, взятый неведомо где питательный нектар. Иногда Максиму Т. Ермакову казалось, будто он может получать информацию без всяких книг и Интернета, буквально из воздуха». И тут же предложили сделку: любая сумма в обмен на самоубийство (обязателен выстрел в голову). Естественно, деньги получит наследник, согласно завещанию. Но, как выясняется, нет у Ермакова близкого человека, которому не жалко было бы оставить миллионы. Да и вообще Максиму самому хочется пожить вдоволь. Ведь он привык всё делать только для себя. Потому предложение отклоняет. Естественно, тогда начинается давление.

Он лишается всего: со съёмной квартиры его просят съехать, на работе затирают, денег не платят и т.д. Ермакова фактически втаптывают в землю, низводят до социального дна и лишают каких бы то ни было возможностей наладить связи и жизнь. Однако Максим стоически отстаивает своё право на существование.

Пожалуй, единственное, что действительно удалось Славниковой в этом романе, – пронести идею личной свободы через всё повествование. Речь идёт о свободе выбора, которой обладает каждый, даже такой непатриотичный и мелкий человек, как Максим Т. Ермаков. Ведь один из первых вопросов, которые Ермаков задаёт своим предполагаемым заказчикам на убийство: что я буду с этого иметь? Когда же его увещевают: мол, убьёте себя – спасёте множество людей, Максим даёт понять, что разговоры об общем благе ему неинтересны. Ибо сознание его совершенно иное (что, по сути, тоже далеко не новая идея), и только тогда прогнозисты предлагают деньги.

Однако похвально стремление автора заострить внимание на том, что даже тварь дрожащая и продажная в наше трагическое время имеет право выбрать свою собственную жизнь, а не призрачный долг и спасение всего человечества. Веса конфликту добавляет и другой акцент – Ермакова на жертву в итоге вынуждают. Как верно замечает мнимый алкоголик Шутов (кстати, все эпизоды, касающиеся этого персонажа, сверхнелогичны и плохо написаны): «Вас не только жизни хотят лишить, вас свободы хотят лишить, причём в наиважнейшем для человека поступке: решающем и последнем. На вас давят. Вас преследуют. Вас лишают шанса в конце концов прийти к тому высокому состоянию духа, в котором только и возможно самопожертвование».

В остальном же Ермаков интереса не представляет. Его рассуждения весьма поверхностны, душа сонна и совершенно не задействована. Убеждений нет, каких бы то ни было воззрений тоже. Деньги, шмотки, девки – собственно, все увлечения. И даже любовь, которая с ним случается под конец романа, выглядит слишком неестественной и носит несколько мелодраматичный характер. Максим, доведённый до отчаяния, вдруг замечает страшненькую секретаршу Люсю, которая всегда к нему относилась по-человечески. И убивает себя Ермаков только после того, как Люся гибнет в подстроенном прогнозистами террористическом акте, ибо теряет недавно обретённый смысл. В такой поворот событий верится с трудом.

Безыдейная смерть

Ещё одна героиня, которая могла бы пополнить галерею лишних людей, – Кома, Комэра Протасова, персонаж повести Эргали Гера (вошедшей вместе с несколькими рассказами в книгу «Кома»). В отличие от текстов Славниковой и Рубанова сочинение Гера написано значительно крепче, стилистически точнее, ясна позиция всех действующих лиц. Каждый из них имеет свои убеждения, в тексте подкреплённые внятными рассуждениями и поступками.

На момент знакомства с читателем Кома уже стара. Честная, работящая, всю жизнь радевшая за благо страны, в итоге этой же страной оказывается предана. «Вот вам линия жизни на просторах великорусской низменности: селёдочный хвостик в детстве, кашка под старость. Ровненькая такая, без всплесков. Кома из последних сил цеплялась за человеческое в себе, но обида не отпускала». И действительно, самое горькое чувство, которое испытывает героиня на протяжении всего повествования, именно обида, ощущение острой несправедливости и оттого тоски, неприкаянности, ненужности. Злость, ярость ей чужды. И главное не то, что Гер изначально делает ставку на её стремление к самопожертвованию ради других, а в том, что Кома ничего особого не требует взамен. Она лишь хочет, чтобы жизнь её была наполнена смыслом. А смысл для неё – идея, которая больше отдельно взятого человека.

Поэтому неудивительно, что после падения советской власти она ощутила пустоту, которую попыталась заполнить служением Богу. Вот только обратилась она не в традиционную церковь, а по незнанию, к строителям финансовых пирамид. В итоге без квартиры осталась, да и последние силы израсходовала впустую.

Однако есть в этом образе нечто по-детски трогательное, наивное, светлое. Может быть, дело в необъяснимом стремлении отдать себя всю без остатка чему-то великому – что так свойственно русской душе. А Кома и есть эта душа, которую обмануть-то ничего не стоит. Наплести с три короба, запутать, а потом снова предать. В общем-то, и умирает она, как подстреленная на лету птица. Только-только что-то стало налаживаться, дух её и тело пришли в равновесие. Жизнь сделалась более или менее стабильной.

Кома вступила в странное общество, где говорилось о Боге, спасении России, вере, революции – не кровавой, а постепенной и вполне либеральной (если такая вообще возможна в нашей стране). Чистили городские улицы на субботниках, лечились трудом. Жили общиной, строили огромный светлый дом для всех. Вот только Учитель оказался проходимцем (хотя в книге это до конца и не ясно, читателю предоставляется возможность выбора). Вынудили общинников продать квартиры, заселиться в общежитие (временно, пока не достроят комплекс), а новое жильё дали не всем. И именно Кома была избрана жертвой. Как самая верная и любимая ученица. По дурости втянула в новую религию непутёвого идеалиста-сына, и завертелось. Зажили насыщенной духовной жизнью и – в итоге оказались у разбитого корыта. Оба неприспособленные, социально непригодные, беззубые, обманутые. Достойные граждане страны дураков.

Однако притом что образ Комы – более цельный, яркий и отягощён духовностью по сравнению с изворотливыми, хваткими и легковесными персонажами Славниковой и Рубанова, всё же в полной мере героиня «лишним человеком» считаться не может. Характер сам по себе не нов. Героиня порубежной эпохи не обладает той силой и харизмой, которая необходима для выведения типажа на более глобальный уровень. Кома, как и прочие персонажи, охотно усваивает чужие идеи и адаптируется к жизни с ними, однако сама сердцевиной этих идей (в силу своей несовременности) стать не может. Должно быть, именно поэтому последний обман и смерть сына подкашивают её.

А вопрос остаётся открытым. Что происходит с литературой и «лишними людьми», которые нынче, как хамелеоны, примеряют на себя ту или иную идеологию, но сделаться истинными свободолюбцами и пойти наперекор действительности не в состоянии? Как не в состоянии и генерировать свои мысли. Почему современному персонажу проще быть жертвой обстоятельств (как Коме), героем отнюдь негероического склада (Ермаков) или вовсе манипулятором («психодел» Кактус)? Где воля, убеждённость, дерзость и яростная сила характера, способного перевернуть мир? И почему современным авторам удобнее делать своих персонажей лишь чуть-чуть отличными от других, но почти таких же?..

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 2,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Пятая «Словесность»

Библиосфера

Пятая «Словесность»

ЖУРНАЛЬНЫЙ ВАРИАНТ

Вышел в свет альманах «Словесность-2011». Это уже пятая книга выпускаемого Союзом литераторов России ежегодного сборника стихов, прозы, литературоведческих работ, публицистики.

Открывается альманах беседой с Юрием Мамлеевым о тайнах творческого процесса: «Стихотворение может быть достаточно молниеносным и отличаться от прозы именно своей молниеносной вспышкой…», о трагических вехах в российской истории.

Среди авторов 14 разделов альманаха есть имена, известные в литературном мире, есть и начинающие. Представлены поэтические подборки Натальи Рожковой, Аркадия Пахомова, Ии Эско, Анны Гедымин, Дмитрия Цесельчука, Людмилы Колодяжной; проза Дмитрия Курилова, Кати Рубиной, Валентина Куклева, Олега Чилапа, Юрия Шапка, Иосифа Рабиновича, Максима Жукова, а также Владимира Прибыткова, ушедшего из жизни 30 мая. В отрывке из неоконченного романа В. Прибыткова «Обречённые» – трагедия 1941 года глазами очевидца.

В разделе «Имена и символы эпох» анализируются довоенные годы в России и время брежневского застоя, время репрессий, несвободы творчества, судьбы Михаила Булгакова, Осипа и Надежды Мандельштам в статьях Анатолия Голубева, Александра Лисина, Юлии Красовской, Натальи Пахомовой. Небольшое эссе Нины Давыдовой «Успенье нежное – Флоренция в Москве…» посвящено Году Италии в России.

В разделе «Из неопубликованного» впервые на русском языке печатается считавшаяся до недавнего времени утерянной шестая глава из «Благовествования» Венедикта Ерофеева, переведённая с болгарского на русский с комментарием Галины Ерофеевой: «Закаты и дни преображения становились пурпурными, и Серпухов, и Тула, Тверь, и Ярославль соревновались в своём гостеприимстве, и под их окнами звучала благая весть, и Моё Слово вытаскивало незрелые души из сетей азбучных заблуждений».

В разделе «Путешествие литератора» Наталья Ванханен написала воспоминания об Аргентине: «…после черносотенного разгула 1905 года в Аргентину перебралось множество российских евреев. Они принесли с собой три русских слова: pogrom, samovar и rasputin. Эти слова вошли в испанский язык, хотя украсило его, на мой взгляд, одно только слово «самовар». Вдобавок pogrom вошёл во множественном числе – pogroms, что для русского уха звучит как-то подобострастно, будто угодливый лакей отвечает строгому барину: – А что это у вас там, любезный, за шум? – Погром-с». Олеся Брукс углубилась в поиски гомеровской Итаки; Татьяна Пацаева и Александр Воробьёв исследовали современную Францию, чтобы «задуматься о России». А Марина Иванова вспоминает в разделе «Семейное чтение» об одном из московских районов – «Старое и новое Строгино».

В разделе «Мастерская» несколько статей. Сергей Шелов и Лариса Шестакова раскрывают тему «поэзия и словари»: «Сам словарь предстаёт как явление культуры. Полный и последовательный словарь входит в историю народа как откровение, создание человеческого духа». А Артём Каверин опубликовал манифест «Словарь рифм и ЭВМ». В этом же разделе помещены  филологический комментарий Ирины Багратион-Мухранели к фильму Т. Абуладзе «Покаяние» и статья-исследование Евгения Степанова «Анжамбман».

В отличие от предыдущих выпусков значительную печатную площадь занимает публицистика: беседа Андрея Сигутина с митрополитом Калужским и Боровским Климентом «Господь дал нам жизнь, чтобы мы научились делать добро» и историческое исследование Бориса Якубовича «Антихрист-Лжемессия-Армилус» дополняют друг друга, воссоздавая полярную природу добра и зла. «Главная проблема – с народом» Игоря Харичева обобщается «Традицией и эффективностью» Сергея Алимарина. Положение России на международной арене проясняют политологи Фёдор Шелов-Коведяев и Александр Шаравин. И заключительным аккордом рубрики звучит «Историческая Россия» против «России вне времени» Игоря Чубайса.

В разделе «Наследие» Людмила Федоренко, опубликовав «Далёкий свет Неплюевского Братства», напоминает «братству литераторов», какой уклад мог бы воцариться в России в начале прошлого века: «Идея «братств» есть по преимуществу идея русская, или, точнее сказать, славянская. В то время как на Западе люди объединялись в различных орденах, союзах, ассоциациях и прочее, любимой формой объединения у славянских народов являлись «братства», которых Западная Европа почти и не знала. Объяснение явления следует искать в духе этих народов, сообщавшем свой особый характер, и всей их истории».

Традиционно в альманахе присутствует раздел «История российской словесности», в котором можно прочитать воспоминания Натальи Габриэлян о семье Ардовых, Льва Алабина – о поэте Аркадии Пахомове, Лилии Волохонской и Натальи Пахомовой – о поэте Алексее Пахомове, Валентина Куклева – о поэте Викторе Бондареве. Эти публикации можно было бы объединить общим названием «Другие люди», как и воспоминания Константина Кедрова «Об этом тяжело писать».

Как и предыдущая книга, «Словесность-2010», альманах посвящён 20-летию Союза литераторов России, ведущего по уставу своё начало от Петроградского союза поэтов, во главе которого стояли Александр Блок и Николай Гумилёв. В рубрике «События текущей жизни» можно прочитать о прошедших презентациях; о взаимоотношениях с чиновниками, отнявшими у Союза литераторов помещение 14 лет назад, – в статье «Бояре, а мы к вам пришли»; о «втором рождении» и истории радио «Ракурс»; о творческих семинарах, многие из которых проходили или в записи, или в прямом эфире «Живого ТВ». Заканчивается альманах большим разделом «Антология одного стихотворения», где представлено более 80 современных поэтов.

Personalia, приведённая в каждом из томов юбилейного альманаха, воссоздаёт и персонифицирует историческую панораму литературно-событийной жизни Союза литераторов в Москве, России и русскоязычном зарубежье за истекшее двадцатилетие. Обо всём этом услышали пришедшие на презентацию альманаха «Словесность-2011» в Георгиевский зал Российского общественно-политического центра.

Дмитрий НЕКРАСОВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

У каждой эпохи – своя оттепель

Библиосфера

У каждой эпохи – своя оттепель

КНИЖНЫЙ  

  РЯД

Н.В. Корниенко. «Нэповская оттепель»: Становление института советской литературной критики. – М.: ИМЛИ РАН, 2010. – 504 с. – Тираж не указан.

Выражение «оттепель», введённое в своё время Тютчевым в русский литературный словарь, каждая эпоха наполняет своими смыслами. Раскрыть эти смыслы применительно к периоду 1921–1927 годов, названному, с лёгкой руки пролетарского поэта И. Садофьева, «нэповской оттепелью», стремится новая книга известного литературоведа Н.В. Корниенко.

Один из самых сложных и творчески богатых периодов русской литературы XX века рассматривается автором сквозь призму литературно-критического процесса 1920-х годов в его взаимодействии с идеологией. Анализируя происходящее в это время с Россией и русской литературой, Н.В. Корниенко использует крылатую формулу – «смена вех», рождение которой совпало с началом эпохи нэпа. Лозунг эмигрантов-пореволюционников, призвавших интеллигенцию повернуться лицом к большевизму, расширяется ею до многозначного символа. Рисуется грандиозная по своим масштабам попытка модернизации литературы, шедшей рука об руку с процессом модернизации жизни, запущенным и направляемым идеологами новой власти. Эта модернизация предполагала уверенный слом прежнего национального уклада с его патриархальностью, религиозностью, мягкой душевностью, «утверждение интернациональной доминанты на всех уровнях массовой жизни».

Дискуссии о пролетарской литературе, о классике и попутчиках, о новом герое, новом быте, новой любви, об авантюрной прозе и сюжете, о крестьянских писателях и творчестве С. Есенина (перечень можно продолжать и продолжать) рассматриваются в контексте жёсткой сшибки разных духовных и художественных традиций, борьбы антагонистических моделей бытия, мышления и культуры. Прежний тип сознания, неразрывно связанный с идеей родовой памяти, совестливостью, нравственной рефлексией, настойчиво вытеснялся с арены жизни и литературы. Идеология и критика активно формировали свой образ строителя нового мира: отрёкшегося от «тёмного прошлого», бодро идущего вперёд, уверенной рукой творящего современность. «Литературный год «великого перелома» был подготовлен всей культурной политикой эпохи нэпа» – таков конечный вывод автора книги.

И всё же, как ни стремились партийные критики, лефовцы и напостовцы отставить в сторону «вечные вопросы» русской классической литературы, эти вопросы продолжали пеплом Клааса биться в сердцах современников. «Железный самотёк истории» преодолевался в романе 1920–1930-х годов «всей мощью философско-художественной традиции». Впечатляющую иллюстрацию этого даёт вторая часть книги, посвящённая реакции критики и литературы на крестьянский вопрос. Рассматривая есенинскую тему, её отражение в критических дискуссиях 1920-х годов, в романе Л. Леонова «Вор» и платоновском «Чевенгуре», художественную реакцию М. Шолохова на литературную борьбу первого пореволюционного десятилетия, Н.В. Корниенко демонстрирует охраняющую и спасающую силу художественного слова: даже в ту воинственно-атеистическую эпоху не утрачивало оно своей глубинной связи со Словом, Которым «всё начало быть».

В книге «Нэповская оттепель» подняты большие историко-культурные пласты, в орбите творческого внимания автора – книжная и периодическая печать 1920-х годов, архивные документы. В приложении с подробным комментарием представлены статьи и заметки писателей, участвовавших в знаменитой дискуссии о критике 1926 года. Научные выводы диктует именно материал, а не априорные «мнения» (при погружении в реальный литературный процесс они зачастую оказываются лишь горделивыми заблуждениями). Исследовательский почерк Н.В. Корниенко, мастерски сочетающей «метод аналитической хроники и историко-литературного комментария», чёток и твёрд. Перед нами литературоведческая школа ИМЛИ, подлинная «школа академической точности».

Анастасия ГАЧЕВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Николай Боровской: Пропеть своё

Штрих-код

Николай Боровской: Пропеть своё

В МАСТЕРСКОЙ

«ЛГ» начинает серию публикаций о современных российских художниках. Не о тех, кто обласкан западными меценатами, кто из раза в раз оказывается в сфере пристального внимания многомудрых жюри модных арт-премий, чьи имена без запинки назовут репортёры светской хроники, даже если их разбудить среди ночи. Мы хотим рассказать о тех, кто не эпатирует публику и не гонится за дутыми лаврами. О тех, кто занимается любимым делом не для паблисити, а потому, что не может иначе.

Из окон его мастерской открывается, возможно, одна из самых ностальгических панорам Москвы: крытые цинком крыши, стены с обваливающейся штукатуркой, растрескавшиеся оконные рамы, бережно хранящие неспешно текущую за ними повседневность. Этот пейзаж Николай Боровской рисовал зимой и осенью, в дождь и при утренней дымке, на закате и глубокой ночью. Стремление вслушаться в дыхание жизни, уловить гармонию, скрытую в простых вещах, – вот что отличает творческий почерк мастера.

Когда ребёнок впервые берёт в руки карандаш или кисточку, он не задумывается над тем, станет ли он в будущем художником. Им движет лишь желание оставить свой след на белом листе бумаги. Среди всех способов, изобретённых человеком для определения своего места в мире, рисунок, пожалуй, один из самых древних. Для человека, живущего в XXI веке, несмотря на изобилие альтернативных способов самовыражения, он, судя по современному состоянию изобразительного искусства, так же важен, как и для его далёкого предка из эпохи палеолита.

В послевоенном детстве художника простора для мечтаний о живописи было немного. Когда пришла пора задуматься о том, чем заниматься в жизни, решение посвятить себя живописи пришло само собою.

Выделять особо кого-либо из своих институтских наставников в Крымском художественном училище им. Самокиша или в институте им. Сурикова Николай Иванович не хочет. По его убеждению, каждый из педагогов вкладывал в студентов частицу и таланта своего, и сердца: как тут измеришь, чьё влияние больше, чьё меньше. Иногда мимоходом сделанное замечание педагога могло дать новый импульс к творчеству, прервать мучительную паузу «простоя». В своеобразном «равноправии» педагогов отражён принцип, которому художник следует всю жизнь: ученик не всегда может превзойти учителя, но в любом случае он не должен его копировать. Этому он сегодня учит и своих студентов в стенах института, давшего ему самому путёвку в жизнь.

А как же великие предшественники? Из длинного списка, начало которого теряется за пределами эпохи Возрождения, каждый художник выбирает себе имена, по которым потом ориентируется, как мореход по звёздам. Для Николая Боровского это Учелло, Александр Иванов, Александр Рябушкин, Николай Ге, Александр Дейнека. Выбирай в качестве наставников недосягаемых, тогда у тебя до последней секунды жизни будет куда и к чему стремиться – таков девиз Боровского. И всё-таки авторитет предшественников для него, если можно так выразиться, не безусловен. «Просеивая» их творческое наследие через собственное видение мира, через личный жизненный опыт, он отбирает лишь то, что дороже всего его душе. Не раствориться в мастере, сколь ни был он велик, сохранить собственную индивидуальность – вот что, по его мнению, для художника самое трудное.

Впервые Николай Боровской заявил о себе в 1980-м. Страна готовилась встречать Олимпиаду, иностранным гостям нужно было во что бы то ни стало доказать, что Москва – современный европейский город. Унылая советская архитектура такому впечатлению отнюдь не способствовала. Это сегодня бывшие олимпийские объекты воспринимаются как нечто само собой разумеющееся, а 30 лет назад за новации в технологических решениях и дизайне приходилось вести битвы и с градостроительным начальством, и с партийным руководством. Кафе в самом центре столицы, на улице Фучика, в двух шагах от знаменитого Дома кино, было одной из таких «олимпийских строек». Авторский коллектив молодых художников разрабатывал дизайн интерьеров, а потом воплощал его в жизнь: мозаики, которые украсили сие «общепитовское» заведение, можно было бы с равным вероятием представить и в Париже, и в Милане, и в Лондоне. Это было не просто актуальное художественное высказывание, но попытка интегрировать в контекст советской эпохи некоторые тенденции, присущие западному искусству. Эксперимент, достаточно смелый, удался. Министерство культуры CCCР и Академия художеств СССР наградили молодых художников дипломом I степени «За лучшее монументальное произведение, посвящённое Олимпиаде-80». Но главное признание пришло от посетителей: на многие годы это кафе стало достопримечательностью, куда стремились попасть не столько ради кулинарных изысков, cколько для того, чтобы оказаться «за границей», не покидая пределов советской отчизны.

Для человека творческого поиски себя не заканчиваются получением институтского диплома. Нередко они только за порогом альма-матер и начинаются. Стартовавший как монументалист, Боровской вскоре обращается к станковой живописи. Монументалистика – искусство, допускающее гораздо бо´льшую степень условности, чем живопись: станковые произведения требуют иного подхода и иного мышления. Приверженность лучшим традициям русской живописной школы, любовь к работе с живой натурой, доскональное знание человеческой психологии – вот что в первую очередь отличает работы Николая Боровского. Но это, если можно так выразиться, только краеугольные камни, заложенные в фундамент его творческой позиции. То, что придаёт своеобразие его авторскому почерку, лежит в иной сфере, прямого отношения к собственно мастерству, профессионализму не имеющей.

Сегодня в искусстве, и не только в изобразительном, считается чуть ли не признаком хорошего тона показывать мрачные стороны нашей жизни, воспевать силы, разрушающие гармонию в любых её проявлениях. Что в этой тенденции от желания следовать моде, а что действительно обусловлено деструктивными процессами, раскачивающими нашу хрупкую цивилизацию, только что перешагнувшую очередной рубеж тысячелетий, сказать трудно. Возможно, искусствоведы будущего всё расставят по местам и всё объяснят нашим потомкам. Но это будет завтра. А сегодня среди этого набирающего силу хаоса всё более ценным становится такое «атавистическое» свойство человеческой натуры, как любовь к жизни. Вот этой всепоглощающей и всепобеждающей любовью и пронизаны картины Николая Боровского. Он любит жизнь, считает её драгоценным, священным даром и всеми доступными ему средствами призывает зрителя разделить с ним это благоговение перед миром, в котором нам довелось жить. Кисть Боровского, чего бы она ни касалась – стройного стана юной девушки («Солнечное утро», 1990) или зелёных ветвей отягчённой плодами яблони («Яблоня у калитки», 1992), – служит созиданию, а не разрушению. Вот высшая мудрость, вот призвание подлинного таланта.

Мы живём в оценочном мире и привыкли к тому, что значимость всего, что нас окружает, должна быть каким-то образом измерена. Но часто ли мы задумываемся, каким именно образом можно провести такие измерения, чтобы они были «объективны»? И возможна ли вообще в этом мире какая бы то ни была объективность, если так сложно найти ответ на такой, казалось бы, простой вопрос: как оценивать творчество художника? Что брать за единицу измерения? Долгое время считалось, что масштаб тем, их социальная острота и политическая актуальность – единственно допустимые мерила. Эпоха, со всеми её проблемами и достижениями, радостями и горестями, может быть запечатлена, скажем, в совершенно непарадном портрете пожилой женщины («Мама», 1983). Сегодня такие портреты являются самыми достоверными свидетельствами времени. Отступать от правды жизни – не в стиле Боровского.

Как любой художник, он мечтает найти свою большую тему, но знает, что это вообще дано не каждому. На неё можно замахнуться, можно выстроить технически, но в результате получится голая схема, более или менее искусно задекорированная под настоящую жизнь. За ней не будет просвечивать ни грана личного опыта. Он убеждён, что поиск этот нельзя корректировать требованиями конъюнктуры, какого бы рода она ни была. Он верит, что найдёт её, и этого достаточно.

Вдумчивый портретист и тонкий пейзажист, Боровской предпочитает рисовать только то, что знает и любит. В его сюжетах есть ясная прозрачность, столь редкая сегодня, когда туманные умствования и искусственные построения вытеснили с полотен маленькие события, обычных людей, естественные краски. Личное переживание, которым хочется поделиться со зрителем, – вот принцип, которым неизменно руководствуется художник.

Картины Боровского вообще лучше не рассматривать с точки зрения сюжета, который всегда лаконичен, сведён к минимуму. На портретах почти нет деталей, фон нарочито нейтрален («Автопортрет в шляпе», «Артист», 1976, «Фонарик (Наташа)», 1993), в пейзажах отсутствуют нарочитые «приметы времени» («Окно», 1989, «Вид на Борисоглебский монастырь», 2001). Но уточняющие подробности и не нужны – внимание зрителя приковывает подтекст, скрытый в ритме композиции, игре цвета и света. Энергетика человеческой личности и самого пространства заставляют вибрировать те самые не поддающиеся описанию «датчики», которые только и могут сподвигнуть человека, стоящего перед картиной, присвоить её. Признать своей.

«Отклик в душе зрителя» – характеристика, стёршаяся от многократного употребления, утратившая во многом своё первоначальное значение, но полностью изъять её из употребления не удастся, несмотря на то что этого многим очень хочется. Он либо возникает, и тогда человек снова и снова приходит в картинную галерею к полюбившемуся полотну, или вешает дома на стену репродукцию, или делает его заставкой на компьютере. Над такой привязанностью никакие модные тенденции не властны. Именно поэтому споры о том, какое искусство сегодня следует считать современным и есть ли будущее у реалистического искусства, как бы горячо они ни велись, для Николая Боровского лишены смысла: взяв в союзники великого Курбе, он искренне убеждён в том, что реализм не умер, а видоизменился. У каждого человека свои приоритеты, в зависимости от которых он и определяет, что актуально для него, а что – нет. То, что волнует одного, оставляет другого совершенно равнодушным, при том что оба живут в одно время. А что делать с Рафаэлем и Микеланджело? Их к какому искусству относить, если есть ещё на свете люди, которые не в состоянии смотреть на их шедевры без волнения и восторга? Мир прекрасен и бесконечен, в нём есть место и тоненькой былинке, склонившейся над быстрой рекой, и раскалённому солнцу, чьи лучи дают жизнь и реке, и былинке. И он стоит того, чтобы его любить со всей искренностью, на какую только способно человеческое сердце.

Виктория ПЕШКОВА

Досье «ЛГ»

Боровской Николай Иванович. Родился на Харьковщине в 1946 году. Окончил Крымское художественное училище им. Н. Самокиша и Московский государственный художественный институт им. В. Сурикова. Народный художник России, действительный член Российской академии художеств, профессор МГХАИ им. В. Сурикова.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Пьяним звуком голоса

Штрих-код

Пьяним звуком голоса

СОБЫТИЕ

Уже не первый раз Фонд поддержки искусств «Арт-линия» удивляет своими проектами. Я хотела написать выставками – это, однако, не отразило бы в полной мере то, что предлагает посетителям и любителям изобразительного искусства генератор идей и – по совместительству – президент фонда Мария Копьёва, поскольку на фоне традиционных выставок они выделяются оригинальностью замысла, формой подачи материала и каким-то особым и очень свежим взглядом на вещи: «Спорт в искусстве», «Шаг к бронзе». Своеобразным, многоплановым действом стала выставка «Дети нашего двора». Вот, я нашла правильное слово «действо», поскольку она включала в себя целый комплекс вещей: галерею потрясающих по выразительности фотографий, выставку бронзовой скульптуры – любимого конька Марии – на пленэре и в помещении. Музыкальная часть была представлена скрипичной музыкой и вокалом, что изящно, с большим вкусом вписывалось в общую концепцию этого события.

Прочитав статью Марии Москвичёвой («МК» от 16 июня с.г.) о новом проекте фонда «Русская бессонница», я поспешила в музей-заповедник «Царицыно».

Выставка, расположенная в четырёх залах музея, напоминает складень, где каждый зал, символизируя различные фазы ночи, предлагает что-то своё, а в целом она объединена общей мыслью-загадкой, которая как бы приоткрывает невидимую дверь в творческую мастерскую художника. Замечательная параллельная выставка «Праздники по-русски» в соседних залах вполне оправдывает своё название, однако эта выставка традиционно статична для восприятия и напоминает красивый натюрморт – в переводе это слово означает мёртвую или застывшую натуру. Русская же бессонница являет собой живой организм. Он дышит, он звучит, я даже вдруг начала ощущать терпкий запах полудремотного состояния. Скульптуры ожили, и я явно чувствовала, как они в сумраке зала общаются между собой (две бронзовые головки – «Поцелуй») и с пространством («Звездочёт», «Ночью», «Деревья»). У меня не возникало желания читать таблички, чтобы узнать имя автора. Я просто окунулась в поток чувственных ощущений, который уносил меня в полуреальный мир на стыке сна и бодрствования, и это ощущение возрастало по мере продвижения из зала в зал.

Поражает фантазия организаторов выставки – на самом деле очень сухое и не очень подходящее определение для авторов-задумщиков этого культурного события. Я умышленно не хочу давать подробного описания выставки, тем более что это уже сделала корректно и профессионально Мария Москвичёва. Хотелось ограничиться лишь непосредственными впечатлениями от увиденного.

И опять присутствие музыки, которая становится постоянным и значимым элементом выставок фонда. Вошедшие сейчас в моду инсталляции – мы даже, не особо задумываясь, заимствовали. Это слово вызывает у меня ассоциации с вертящимися на ветру игрушечными бумажными пропеллерами – думай, что хочешь. Там упрощённая имитация жизни. Здесь же живое дыхание мысли, переносящей посетителей в иное измерение, в эмпиреи чувств, и делающей их соучастником этого загадочного действа. Оригинальный светодизайн Карстена Винкельса из Германии добавляет ему атмосферы сумеречной таинственности.

Уходя с выставки, я взяла с собой буклет, который открылся ещё одной створкой складня, – там прекрасные стихи поэтов, рождённые в бессонные часы творчества. Выставка продолжала говорить со мной. Я увидела в этом нечто новое, ни на что не похожее, а самое главное – не поддельное, не надуманное, а настоящее – и была опьянена звуком внутреннего голоса Художника.

Ольга КРИМ

[?] С. Бычков. «Собака и луна»

[?] Е. Казанская. «Поцелуй»

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

В поисках утраченного современного искусства

Штрих-код

В поисках утраченного современного искусства

ЗАПЕЧАТЛЁННОЕ ВРЕМЯ

«Неувядаемые цветы! Панно! Киоски! Домик Гейш! Персидский дастархан!» – на работающей в Москве выставке «Неактуальная реклама. Русский плакат начала XX века» среди прочих артефактов можно увидеть, например, и эту афишу Поля Ассатурова, зазывающую на декадентский бал-маскарад 1901 года. Посмотреть на цветные листы столетней давности, чей «манипулирующий» эффект ощущается сегодня куда меньше, чем эстетический, предлагает Государственная Третьяковская галерея.

Выставка состоит из сотни работ переломного времени – рубежа XIX–XX веков, эпохи предельных художественных экспериментов и религиозных опытов. Тематика разнообразна: можно, например, посмотреть на афиши к первым уже прочно забытым кинолентам – «По свежим следам. Похождения знаменитого английского сыщика» (1910) и «Обманутая Ева» (1918). Или на рекламу художественных выставок, постоянно открывавшихся в тот эстетически плодотворный период – от работ Константина Сомова (эскиз афиши совместной русско-финляндской экспозиции, 1897) и Евгения Лансере (анонс выставки картин «Мира искусства», 1915) до акварельных плакат-ширм Сергея Судейкина для поэтического вечера Василия Каменского (1919).

Впрочем, в Российской империи рекламировалось не только искусство – через плакаты звали на международные автомобильные выставки, предлагали подписаться на журналы «Нива» и «Золотое руно», важной была и социальная тема – немалая часть плакатов предлагает, например, купить красное пасхальное яйцо («Помогите несчастным детям…», 1914) или сдать вещи раненным в уже начавшейся Первой мировой (Константин Коровин, «Дмитрий Донской», 1914). Оформлять рекламные листы не гнушались многие художники с известными именами – вроде Ивана Билибина, сделавшего афишу к концерту «Духовное песнопение» в Московской консерватории (1910), или Льва Бакста, создавшего в своей изломанной манере рекламу открытых писем Красного Креста (1904). Ещё больше вычурность Бакста восхищает в афише спектакля «Мученичество Св. Себастьяна» (1911) – и, надо сказать, что ростки русского модерна, пробивающиеся в работах художников объединения «Мир искусства» и их анонимных собратьев, составляют, пожалуй, главный интерес.

Модерн, в то время под разными именами поразивший Штаты и Европу, с присоединившейся через общие коды Россией, создал на нашей почве феномен, который органично вошёл в русскую культуру. С одной стороны, мы работали в тех же рамках, что и Климт, Муха, Тиффани и Роден, которые делали всё дальше уходящее от норм и идеалов классицизма губительно красивое искусство. С другой же – Климта и Муху легко перепутать, особенно неподготовленному зрителю: картины обоих богаты декором и населены архетипичными женскими образами. Впрочем, если присмотреться, становится ясно, что темы Климта – это библейские аллюзии и рыжеволосые красавицы, а также общее мрачное, фатальное настроение. А вот Альфонс Муха, рисовавший здоровых светловолосых барышень и проявлявший сильный интерес к славянской мифологии, который к концу жизни увёл его от декоративности и вдохновил на создание славянского живописного эпоса, своими работами фактически ознаменовал рождение чешской нации. И всё же в тот период, когда оба художника принадлежали к модерну, разница была не слишком очевидна – дивергенция началась позже.

Что же касается жизни стиля у нас, то, попав в северные широты, модерн мгновенно стал русским – появились сделанные в европейской манере, но национальные по содержанию и визуальному кодированию работы Билибина, Добужинского, Врубеля, Васнецова, – и тому было несколько причин. Пожалуй, главная из них – западная мода попала на подготовленную почву – на уже созданную и развивающуюся систему искусства. Модерн не просто копировался, а использовался для разработки близких нам проблем, и шумы русской культуры не стали ему помехой.

Выставка в Третьяковке, составленная, казалось бы, из «пустяков», хороша не только потому, что наводит на очевидные мысли о том, что раньше рекламировались более достойные объекты (визуально – выставки, балы, концерты, поэтические вечера, тогда как для прозаических товаров и услуг оставались дешёвые строчки в газетах) или что реклама была красивым и штучным явлением, а потому, что делает очевидным горький факт: наше современное искусство находится в более печальном положении, чем то, столетней давности. И на это опять же есть причины. Соц-арт – наиболее внятное из высказываний поздне- и постсоветского искусства – не смог лечь на нашу культурную подложку, поскольку являл собой осмеяние и отвержение русско-европейской культуры и её достижений. Можно предположить, что единственный шанс у нашего contemporary art появится тогда, когда оно вспомнит о своей национальной базе – о картинах Дейнеки, Пахомова, Самохвалова, – о том значительном, героическом и сверхчеловеческом, что было создано в «большом» русском искусстве. Тогда, быть может, повезёт и нашим потомкам – как нам, зрителям, казалось бы, не самых значительных артефактов эпохи модерна, везёт сейчас.

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

Выставка продлится до 21 августа

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Актриса, будь благословенна!

Московский вестник

Актриса, будь благословенна!

КРУПНЫМ ПЛАНОМ

Премьера МХАТа им. М. Горького «Ромео и Джульетта» вызвала огромный интерес совсем молодого зрителя. Спектакль необычайно современен – его автор режиссёр Валерий Белякович сумел ухватить нерв времени, остроту насущных проблем страны, и в первую очередь проблем молодёжи. Дорого, что зритель нашёл их в осмыслении гениальным драматургом У. Шекспиром. Его речь, его текст увлекают молодёжь, в зале во время действия сосредоточенная тишина, реакции зала точны и благодарственны, что свидетельствует об успехе постановки, её художественной значимости.

Ведущая роль в спектакле «Ромео и Джульетта» принадлежит талантливейшей актрисе Лидии Матасовой. Она – Мать, и этим всё сказано.

Хорошо помню первую роль Лидии Матасовой на сцене Московского художественного академического театра им. М. Горького. Шёл 1996 год. По театру пролетело известие: в труппу принята новая, очень интересная актриса, прима из Волгограда, и она вводится в только что выпущенный Т. Дорониной и с успехом идущий спектакль «Доходное место». Критика уже отметила великолепные работы в нём Н. Пенькова, Л. Кудрявцевой, Ю. Зыковой, А. Чубченко, Е. Катышевой, Г. Кочкожарова.

И вот дебют новой актрисы, введённой в этот спектакль. Открывается занавес – сцена в доме супругов Вышневских. Он – один из старейших мхатовских актёров Г.Л. Шевцов, по пьесе сановный богач в летах, она – его молодая жена, актриса Лидия Матасова, высокая, грациозная, с выразительным, словно изнутри освещённым лицом, и очень грустными глазами. Вот она заговорила – в голосе, красивом, звонком, летящем, какое-то неуловимое смятение. Одухотворённость её сразу вызвала расположение зрителей и, по мере того, как развивался спектакль, покоряла тем достоинством, с которым несла её героиня своё страдание и свою любовь.

Сегодня за плечами Лидии Матасовой большой жизненный путь – работа в четырёх драматических театрах крупных городов России, таких как Петрозаводск, Горький, Волгоград, Москва, сыграно около 70 ролей – и везде успех: в каждом городе она становилась любимицей публики.

Как я пришла к искусству театра? – задаётся вопросом Лидия Леонидовна, и в том, как она отвечает, чувствуется человек, очень ответственно относящийся к своей профессии.

– Мой выбор не был случайным. Чем больше я спрашиваю себя, кто я, всё чаще прихожу к убеждению, что жизнь моя… – Она задумывается, и невольно рождается подсказка:

– Это выполнение предназначения?

– Наверное, да… Я родилась в Свердловске. Там прекрасный оперный театр, высота точки отсчёта мастерства артиста известна: здесь в своё время начинали свой путь в искусстве Сергей Лемешев, Иван Козловский, Ирина Архипова, Юрий Гуляев. Моя бабушка, под присмотром которой я росла, принадлежала к тем свердловчанам, для которых театр был обязательным условием их жизни, и поэтому я рано стала завсегдатаем оперных и балетных премьер. Всем сообщала, даже не научившись ещё правильно говорить: «Буду атиска».

Первый в моей жизни спектакль – «Щелкунчик». Он произвёл на меня ошеломляющее впечатление. Чудо театра меня сразило. Дорогие воспоминания детства! Учась в старших классах школы, я стала заниматься в драматической студии Дома пионеров. Мы ставили Чехова!

А школу оканчивала в Белгороде, туда переехали родители по долгу службы. Я хорошо успевала по физике и математике, и родители уверовали, что я пойду по этой стезе, но я в душе уже принадлежала театру окончательно и бесповоротно. И… уехала поступать в Москву, окончила ГИТИС, первым театром моей жизни стал Драматический театр Петрозаводска, где много и самозабвенно играла.

Сегодня, читая названия спектаклей и ролей, сохранённых в архиве Петрозаводского театра, где блистала любимица публики Лидия Матасова, понимаю, насколько одержимой в своей увлечённости она была, чтобы выходить с такой смелостью на тот диапазон ролей и авторов, который она постигала. Но она была влюблена и отдавалась любимому делу всем своим существом без остатка. Ей всё удавалось. За семь лет работы в Петрозаводском театре она создала 24 образа, среди которых известнейшие роли мирового репертуара – Елена Андреевна из «Дяди Вани» А. Чехова, Ева Темпл в пьесе американского драматурга Т. Уильямса «Орфей спускается в ад», Зинаида Васильевна из драмы Леонида Андреева «Дни нашей жизни», а также характеры героинь из пьес популярных советских драматургов – А. Арбузова, Ф. Гладкова, Н. Думбадзе, А. Дударева. Сколько сил, души, нервов, энергии, таланта было вложено в то, что выплавилось в конце концов в крепкое мастерство высокопрофессиональной актрисы!..

2011 год. МХАТ им. М. Горького выпускает премьерный спектакль «Ромео и Джульетта». Ведущая роль – у заслуженной артистки Карелии и заслуженной артистки России Лидии Матасовой. Она – мать, идейный корень рода Капулетти. Актриса погружает образ в океан чувств и мыслей такого масштаба, что поднимается на вершины античной трагедии, становится центром великой драмы Шекспира. Говоря об этой роли актрисы, с которой много работал и в других спектаклях, режиссёр-постановщик В. Белякович подчеркнул: «Я вообще впервые встречаю такого удивительного человека. Она не просто актриса, великолепно выполняющая свою роль в спектакле. Она приняла на себя миссию матери всех молодых актёров постановки и ведёт их, болея, как за собственных детей». Её героиня – и верная сподвижница мужа в распре с Монтекки, и властная глава рода, и страдающая от непонимания дочери любящая мать. И во всём живая, отзывчивая, страстная душа.

А всего за год до этого Лидия Матасова создала на сцене МХАТа им. М. Горького образ матери – героини ХХ века. Пьеса Виктора Розова «В поисках радости» была принята к постановке как спектакль о назначении человека в современном мире, о чём мало кто задумывается сегодня, как образ борьбы за высокое нравственное содержание личности.

Мать добропорядочного семейства – это всегда индивидуальность. Лидия Матасова вкладывает в этот образ тот огромный капитал чувств, мыслей, открытий, который накопила за весь свой нелёгкий и плодотворный путь в искусстве, за всю свою порой трагически складывавшуюся женскую судьбу, вплавленную в тугой узел проблем растерявшейся на пороге ХХI века родной страны. Её Клавдия Васильевна не просто узнаваемый образ вдовы героя Гражданской войны, память о котором она культивирует в своих детях – троих сыновьях и дочери. Она друг детей, она борется за каждого из них. Она хочет видеть в каждом из них личность, для неё необычайно важны те нравственные опоры, которые она считает незыблемыми для того, чтобы носить звание «Человек».

Конечно, и мастерство, и глубина в понимании актёрских задач пришли далеко не сразу. Лидия Матасова придаёт большое значение в своей судьбе, когда рассказывает о пути становления актрисы, встрече с режиссёром Отаром Ивановичем Джангишерашвили. «Режиссёр абстрактного мышления, он нашёл и указал нам путь в искусство, – говорит она, подчёркивая главное, по её мнению, в этом становлении. – Он очень хорошо чувствовал автора литературного произведения, любил большую литературу сильных страстей, обладал обострённым чувством прекрасного. Он казался мне Товстоноговым в Петрозаводске. Мы работали так слаженно и вдохновенно, что это был великолепный период в моей творческой судьбе, – рассказывает Лидия Леонидовна и, призадумавшись, добавляет: – С ним, Отаром Ивановичем, проработав семь лет в Петрозаводске, мы переехали в Горький, потом через три года перебрались в Волгоград, которому я также отдала почти семь лет жизни. Там мы создавали новый театр. Одна из первых моих работ – Валька в «Иркутской истории» А. Арбузова. Тогда я внутренне ощущала себя так: в каждой женщине живёт мать, жена. Любовь вскрывает внутренний мир женщины, даёт возможность выйти к самому сокровенному и лучшему в человеке. Тогда я поняла, думаю, самое важное для себя – душа раскрывается только тогда, становится нежной, красивой, когда умеет любить».

Лидия Матасова – актриса, с которой легко работается режиссёрам самых разных направлений. Примерно в одно время во МХАТе им. М. Горького работала одновременно с тремя очень разными режиссёрами, и каждая работа стала в какой-то мере открытием.

Мы говорим о роли Анны Андреевны Ихменёвой в постановке Т. Дорониной «Униженные и оскорблённые» по роману Ф. До­стоевского. Тогда же создавался спектакль по пьесе современного английского драматурга А. Эйкбурна, где актриса работала над ролью Руэллы. Одновременно С. Говорухин ставил спектакль «Контрольный выстрел» по пьесе Ю. Полякова, и роль Эдиты – царицы современной комедии в исполнении Л. Матасовой – завораживала всех уже на репетициях. И наконец, Анна в пьесе М. Горького «На дне», поставленной В. Беляковичем. Матасова – это та высота духовного самораскрытия, которая даётся избранным.

Все постановки относятся к началу 2000-х годов, несут в себе отпечаток сложного, переломного времени в жизни и судьбе России, но сделаны настолько качественно как сценическое воплощение хорошего литературного материала, что остаются острозлободневными и ныне. Они и сохраняются в репертуаре сегодняшнего дня.

Постановка Дорониной «Униженных и оскорблённых» требовала от актрисы самоотдачи высочайшей степени в изображении духовной драмы женщины – добропорядочной представительницы дворянского рода, столкнувшейся с «грехопадением» любимой дочери. В образе Анны Андреевны в исполнении Матасовой мы встречаем именно такую героиню, деликатную, безмерно страдающую душу, за время сценической жизни которой зритель искренне проживает высокую трагедию Анны Андреевны во всей её испепеляющей глубине. Но вот наступает вечер следующего дня, и на сцене уже представлены страницы жизни нашего времени, затянутого в путы перемен.

Самой яркой в пьесе с жестоким названием «Контрольный выстрел» предстаёт перед зрителем актриса Матасова. Однажды в интервью на вопрос, как воспринимает она перемены, происходящие в стране, актриса ответила: «Помните, Гоголь сказал: «Неча на зеркало пенять, коль рожа крива». Я отношу это к тому, как актёр живёт во времени, которое настигло его, и как он его отражает в своём творчестве». В «Контрольном выстреле» Лидия Матасова играет взбалмошную, жизнелюбивую, не очень счастливую женщину, актрису, в театре которой «уже два года не могут выпустить «Три сестры», всё спонсора ищем! А какая бы я была Ольга!» Она читает монолог Ольги, и в сознании зрителя всплывает образ совсем другого времени, законы и образ другой культуры, по красоте которой и поныне тоскует душа. В жизни актрисы Матасовой есть своя Ольга. Она играла эту роль в знаменитой мхатовской постановке, созданной Дорониной по режиссёрским тетрадям Вл.И. Немировича-Данченко. В том спектакле актрисе удалось создать один из прекраснейших образов современной сцены – её Ольга несёт в себе свет и тепло Богородицы.

«На дне» – спектакль, который с первого своего представления в 1902 году стал символом сценического образа МХАТа им. М. Горького. По воспоминаниям «стариков», когда Горький читал впервые на труппе сцену разговора Луки с Анной, он расплакался. «Хорошо написано», – проговорил писатель сквозь слёзы. Действительно, хорошо. Но как же точно, проникновенно, эмоционально насыщенно играет эту роль актриса Матасова! Какой удивительно красивый характер, женственный, трогательный, создаёт в образе беспредельно усталой, голодной, измученной и больной женщины! Как врезается в сердце её голос: «Ты возьми пельмешки-то, поешь. Тебе нужно, ты – работник!» Какая жертвенность! Какая нравственная высота! Десять лет идёт спектакль, и не было случая, чтобы зал не взрывался аплодисментами, когда на сцене Лидия Матасова!

Сегодня в личном репертуаре Лидии Матасовой во МХАТе им. М. Горького 25 ролей. Редко в какой день недели она не выходит на сцену. Поражает даже не огромная занятость актрисы, но то разнообразие характеров, в которых она воплощается. Поистине огромный талант, наделённый даром перевоплощения.

Надежда Филаретовна фон Мекк, незримый друг, меценат, ангел-хранитель гениального русского композитора П.И. Чайковского. Сколько внутренней грации и благородства, сколько музыкальности, изящества и такта в этой удивительной женщине! А высота помыслов?! А мудрость и доброта?!

Вот существо иного рода – бедная старуха-блокадница тётя Капа, доведённая до нищеты в трагифарсе «Уличный охотник». Или Шарлотта А.П. Чехова, одинокая, неприкаянная душа из «Вишнёвого сада». В спектакле С.В. Данченко, поставившего его с удивительным, истинно чеховским настроением, Матасова нашла свою необходимую для цельного образа спектакля нишу. Нельзя не вспомнить и Рашель Матасовой в «Вассе Железновой», одной из самых известных пьес мирового репертуара. Ей, революционерке начала века, написанной Горьким с огромной симпатией, Матасова отводит особое место в ряду характеров, встретившихся в жизни. Актриса решает суть образа с позиции социальной значимости образа Рашели для понимания процессов, происходящих в России в наше время. И ведёт свой анализ личности её, отталкиваясь от нравственной точки отсчёта – «Мать и дитя». Она выходит всегда на значимые решения, порой укрупняя образ и обостряя его черты с учётом времени его выхода к зрителю. С её точки зрения, необычайно важно в искусстве средствами его вести разговор со зрителем о важности того, как оказать влияние на формирование той духовной атмосферы, в которой существует современный человек. «Актёр неразрывно связан со своим временем, – считает она. – И если он не ставит перед собой задачи вести за собой зрителя, а полагается на то, куда кривая выведет, он становится просто лицедеем. Да, лицедейство существует в актёрской природе, без лицедейства не может быть хорошего актёра. Но если он ставит во главу угла своего творчества лицедейство, это огромная ошибка. Тот, кто сдаёт позиции, теряет талант. Если талант находит в себе силы выстоять на ветрах времён перемен, более того, удержать на своих плечах большое искусство, вести за собой, то это и есть настоящий артист. К таким талантам нашего времени я отношу прежде всего Т.В. Доронину, художественного руководителя театра, в котором служу. Она несёт порой неподъёмную ношу, и тем особенно славен её путь. Нам выпало стоять рядом, ей помогать и себя воспитать. Я считаю, что это очень нужно сейчас моей стране. Во все времена есть точка отсчёта, куда идти, что нести зрителю. И нужно сохранить то лучшее, что было завоёвано человечеством, и жить с этим».

Галина ОРЕХАНОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Богатые бедняки вячеслава ткачука

Московский вестник

Богатые бедняки вячеслава ткачука

ИМЯ С АФИШИ

Есть актёры, для которых применительно определение «пленительность». Ловкие, жизнелюбивые, обворожительные. Их природу объяснить непросто, так как играть, завораживать, пленять они любят больше всего на свете. Соответственно и приёмов для этой миссии у них великое множество. Это неуловимые штрихи в мимике, гротеск в жестах, лёгкая пластика и абсолютная свобода в общении со зрителями. Жаль, что таким актёрам редко удаётся удовлетворить свои творческие аппетиты, зато долголетие в художественных сферах они себе обеспечивают без особых проблем. Именно такой актёр служит в музыкальном театре «На Басманной» под руководством заслуженной артистки России Жанны Тертерян. Заслуженный артист России Вячеслав Ткачук – одна из самых ярких фигур в этом коллективе.

Оперетта – сложнейший жанр, он требует одновременно и вокального, и драматического мастерства. Вячеслав Ткачук не является профессиональным вокалистом, однако музыкальные номера в его исполнении вызывают восхищение своей эмоциональностью, неординарным подходом к партиям, удачными акцентами и творческими находками. Где речитативом, где распевностью, где междометиями артист умеет преподать своих героев в нужном ракурсе, да так, чтобы все восторженно вздыхали и искренне смеялись.

«Подайте нам ради Христа!» – так начинается 2-е действие мюзикла «Как жить замужем» по пьесе Островского «Доходное место». (В первой постановке, сделанной Жанной Тертерян 10 лет назад, Ткачук играл чиновника Юсова.) Полутёмное пространство зала заполняется многоголосьем нищих попрошаек. Среди них разительно выделяется самый нищий, бедный и несчастный… Он так проникновенно заглядывает в наши глаза, так неистово вокализирует, что из сумочек, портмоне и карманов готово перетечь в просящую руку то, что там есть. И вроде бы все понимают, что это театр, игра, но… верят!

Вячеславу Ткачуку всегда удаётся ввести нас в свой мир, где мы становимся не просто зрителями, а полноценными участниками действа. Понятие «четвёртой стены» для него не существует. Редкий актёр не выстраивает между собой и залом подобной стены, что заметно влияет на его мастерство в непредвиденных случаях, как, например, незначительные реплики из зала. Как правило, актёр либо старается не обращать на это внимание, либо теряется. Ткачука это не только не страшит, но увлекает. Он легко импровизирует, втягивая нас в игру и заставляя сопереживать герою, плакать или смеяться. Недаром, когда он занят в спектакле, первые ряды партера выкупаются незамедлительно.

Мюзикл «Леди Акулина» по мотивам пьесы Пушкина «Барышня-крестьянка» – очаровательная шутка, в которой актёр играет одну из второстепенных на первый взгляд ролей – отца Алексея Берестова. Но именно с его появлением оживляется сцена. Пленительность его образа передаётся фантастической энергией, которую актёр вкладывает в то невыразимое удовольствие, с которым он несёт через сцену бутафорских уток, что как нельзя кстати вписывается в образ помещика, обожающего охоту. Всё его существо выражает огромную радость от предвкушения обеда, а затем так же страстно и яростно – недовольство от встречи с соседом по угодьям. Ткачук очень точно попадает в комическую тональность спектакля своими нешуточными страстями.

Роль ещё одного отца выпала ему в мюзикле My fair lady по пьесе Шоу «Пигмалион». Мусорщик Альфред Дулиттл является за дочерью в дом профессора фонетики Генри Хиггинса, взявшегося превратить уличную цветочницу Элизу в настоящую леди. Но на самом деле он жаждет получить за неё денежную компенсацию. Ткачуку замечательно удалось передать образ старого пьяницы и гулёны раскованностью пластики и переходами от наглых интонаций к жалобно-испуганным. После долгих торгов его персонаж вдруг совершенно меняется, начиная вести философские беседы с совершенно серьёзным видом. И этот контраст, который с одинаковой лёгкостью удаётся сыграть Ткачуку, делает его героя обаятельным и смешным.

Вячеслав Ткачук интересен не только актёрским мастерством, но и масштабом творческой биографии. С 1977 года он работал в драматических театрах России и за рубежом. Играл в одних спектаклях с народными артистами России Евгением Леоновым и Люсьеной Овчинниковой. Он окончил студию при русском драматическом театре в Ашхабаде, где процветает культура Азии – сплав самых разнообразных, ярких и самобытных традиций. Неслучайно его пластика отличается мягкостью и выразительностью движений, а свободное общение со зрителями легко переходит в импровизацию. Нарочитое нагнетание ситуации и некоторое форсирование действия ничуть не портят игры актёра, напротив, именно они притягивают публику к определённым сценам, образам, характерам.

Тот, кто хоть однажды увидел на сцене этого актёра, вряд ли сможет забыть в его исполнении и Дядюшку Франсуа из «Фиалки Монмартра», и Пеликана из «Принцессы цирка», и Кота учёного из «Сказки о царе Салтане». Потому что Вячеслав Ткачук умеет увлечь нас удивительной игрой под названием Театр, которому он безоговорочно отдаёт всего себя.

Ольга КАНТ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Третий Большой фестиваль РНО

Московский вестник

Третий Большой фестиваль РНО

АНОНС

C 8 по 18 сентября 2011 года в Москве пройдёт Третий Большой фестиваль Российского национального оркестра.

Программу концерта-открытия (8 сентября, Большой зал консерватории) составили два признанных шедевра романтического репертуара: знаменитый скрипичный концерт Сибелиуса и симфония «Манфред» Чайковского. Солировать в концерте будет всемирно известная американская скрипачка Сара Чанг – обладательница международных премий, в том числе самой престижной в США премии Эвери Фишера, присуждаемой за выдающиеся заслуги. Сара Чанг является эксклюзивной артисткой звукозаписывающего лейбла EMI Classics, выступает в лучших залах мира. За пульт РНО встанет Михаил Плетнёв.

Второй вечер фестиваля (9 сентября, Концертный зал им. П.И. Чайковского) представит публике звезду мировой оперной сцены, болгарскую диву, выступающую на лучших сценах Европы, – меццо-сопрано Веселину Казарову. В Москве эта исполнительница, снискавшая славу великолепной «россиниевской» певицы, предстанет перед слушателем со своим «коронным» репертуаром – ариями и сценами из опер Моцарта и Россини.

10 сентября в Концертном зале им. П. И. Чай­ковского состоится музыкально-литературный вечер «Несколько встреч с господином Моцартом…» при участии камерного оркестра и солистов РНО. Обращение к художественному слову в соединении с музыкой в рамках Первого Большого фестиваля РНО оказалось необыкновенно удачным экспериментальным опытом. Работа Василия Ланового, читавшего текст Генрика Ибсена в музыкально-литературной композиции «Пер Гюнт» на музыку Грига, была восторженно встречена и публикой, и критиками. На этот раз для участия в фестивале вновь приглашён признанный мастер слова – писатель и телеведущий Эдвард Радзинский. Музыкально-литературный вечер будет посвящён жизни и творчеству Моцарта.

Вечер 11 сентября в Концертном зале им. П.И. Чайковского Российский национальный оркестр посвящает памяти жертв террористических актов, произошедших в США ровно десять лет назад – 11 сентября 2001 года. Центральным произведением этого концерта станет Третья симфония «Каддиш» Леонарда Бернстайна – драматическое сочинение для большого оркестра, смешанного хора, хора мальчиков, сопрано и рассказчика. Название «Каддиш» отсылает к еврейской молитве погребальной службы, автор посвятил симфонию Джону Кеннеди, убитому незадолго до премьеры сочинения. В исполнении примут участие Государственная академическая хоровая капелла России им. А.А. Юрлова, детский хор «Весна» и сопрано Мария Булгакова. В качестве чтеца выступит Самюэль Пизар, он же является автором либретто симфонии. В программе мемориального концерта прозвучит также Тринадцатая симфония Шостаковича, сольную партию в которой исполнит известнейший российский баритон Сергей Лейферкус. За пульт РНО встанет в этот вечер Томас Зандерлинг.

13 сентября в Концертном зале им. П. И. Чайковского выступит звезда американского джаза пианист Эльдар Джангиров и его трио. Несмотря на молодой возраст, Эльдар Джангиров уже выпустил пять дисков (четыре из них – на лейбле Sony). В 2008 году музыкант был номинирован на премию «Грэмми». Критики сравнивают Эльдара с такими звёздами американского джаза, как Оскар Питерсон, Маккой Тайнер, Арт Татум и Херби Хэнкок. За дирижёрским пультом – Михаил Татарников.

14 сентября в Концертном зале им. П. И. Чай­ковского состоится «Балет-гала». Обращение к хореографии изначально являлось частью концепции фестиваля. Во время первого смотра была представлена премьера балета на музыку американского композитора Гордона Гетти, а специальным проектом второго стала постановка балета «Жар-птица» с участием московских детей и школьников культового европейского балетмейстера Ройстона Малдума. Третий фестиваль вновь обращается к языку танца. Главным действующим лицом этого вечера станет Вера Арбузова – заслуженная артистка России, лауреат премий «Золотой софит» и «Душа танца», исполнительница главных партий в лучших балетах Бориса Эйфмана. На этот раз она выступит не только в качестве танцовщицы, но и хореографа поэмы для фортепиано и трёх танцоров «Времена года» на музыку П.И. Чайковского.

В рамках этого проекта публику ждёт встреча с танцовщиками Ильёй Осиповым и Андреем Касьяненко, а также известным пианистом Максимом Могилевским.

16 сентября в Концертном зале им. П.И. Чай­ковского состоится вечер под названием «Опера-гала». Будут звучать самые известные арии и фрагменты из опер Доницетти, Беллини, Россини и других композиторов. Перед публикой предстанут американские звёзды – сопрано Сара Кобурн и тенор Лоуренс Браунли. За дирижёрским пультом – итальянский маэстро Джузеппе Саббатини.

Завершением фестиваля уже традиционно является масштабное произведение с участием большого симфонического оркестра, солистов и хора. В этот раз Большой фестиваль венчает одно из самых величественных и мощных вокально-инструментальных полотен эпохи романтизма – 18 сентября в Концертном зале им. П.И. Чайковского прозвучит «Реквием» Верди. Помимо Российского национального оркестра примут участие Большой сводный хор, а также известные солисты – сопрано Александрина Пендатчанска (Болгария), меццо-сопрано Марианна Пенчева (Болгария), тенор Стюарт Нил (США) и бас Роберто Скандиуцци (Италия). За дирижёрский пульт встанет художественный руководитель и главный дирижёр РНО Михаил Плетнёв.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Страшная месть Киркорова

ТелевЕдение

Страшная месть Киркорова

А ВЫ СМОТРЕЛИ?

Телеэксклюзив. Взгляд изнутри

6 июля меня пригласили поучаствовать в качестве эксперта в «Прямом эфире» на канале «Россия». Передача (ведущий Михаил Зеленский) шла действительно в прямом эфире, что само по себе замечательно. Тема – горячая, для таблоидов просто кипяток – благородный мачо Валерий Меладзе прошедшей ночью в пьяном виде, как утверждалось, оскорблял и душил юную корреспондентку «Комсомольской правды» Евгению Гусеву. И вот спустя всего каких-то 17 часов после события оно в ящике!

В обсуждении главными героями были хорошо известные голубому экрану люди. Николай Басков вроде защищал Меладзе (в настоящее время находящегося в непростом бракоразводном процессе), склонял публику к любви и дружбе – «не судите, да не судимы будете», в рекламных паузах много шутил, обещал жениться на пострадавшей, пел для студийной аудитории «Я вас любил…», то есть был очень мил и добродушен.

Филипп Киркоров добродушным не показался, на телемосте из Майами (!) он чуть не плакал, вращая огромными, влажными, невыспавшимися очами (ночью по телефону он долго обсуждал с Басковым этот скандал), заново переживал свои мучения по поводу декабрьского эпизода с режиссёром Мариной Яблоковой, при этом складывалось впечатление, что не он её тогда пинал и оскорблял, а она его. И ну совсем без злорадства говорил о Меладзе, который, если помните, полгода назад осудил Филиппа и отказался петь с ним, так сказать, на одном поле, став таким образом одним из тех, кто травил несчастного и довёл его до исповеди в израильской клинике, сочувственно показанной Первым каналом.

Певец Алексей Чумаков и журналист «АиФ» Владимир Полупанов активно защищали Меладзе, однозначно намекая на то, что скандал спровоцирован «комсомолками»; бывшая солистка «Блестящих» Ольга Орлова и заслуженная артистка России Марина Яковлева давали гневный отпор присут­ствующим в студии нахальным папарацци, а вот известный адвокат Добровинский телемостом из Парижа (потрясающая оперативность – скольких важных людей за короткое время удалось втянуть в эту интригу!) сказал, что намерен защищать по­страдавшую корреспондентку. Он был победно грозен на фоне Триумфальной арки. Создалось впечатление, что адвокат может посадить известного певца лет эдак на семь, хотя не очень-то и хочет этого, но может, так как женщин нельзя обижать, а справедливость должна торжествовать. И в самом финале депутат, заслуженная артистка России Елена Драпеко успела задать ключевой вопрос: а кто платит этому весьма дорогостоящему адвокату? Возникла пауза, я посмел предположить, что парадоксальным образом это Меладзе, но от светских репортёров прозвучал неуверенный ответ: «Комсомолка».

Думаю, что после заявлений адвоката всем стало понятно, что расплачиваться в конечном счёте придётся всё же не газете, а Валерию Меладзе, и та версия, которую я шутя выдвинул в диалоге с Филиппом Бедросовичем, совсем не шуточная: Киркоров, имеющий зуб на Меладзе, ждал и дождался. Нравы в шоу-бизнесе ещё те, и подловить, подло спровоцировать можно почти любого. Папарацци, имеющие с Филиппом хорошие отношения (о чём в эфире было сказано) и даже, возможно, находящиеся с ним в сговоре, достали-таки обычно крайне сдержанного грузинского джентльмена. Он прокололся, действительно не слишком нежно отбирая у фотокора «Комсомолки» флешку, чтобы избежать появления в СМИ компрометирующих его фото. Да, конечно, в любом случае гадкая история – нельзя так с женщинами обращаться, даже если они не свет­ские львицы, а надоедливые хроникёры. И вот срочно раздувается скандал, в Сети всплывает видеозапись «избиения». Узнав об инциденте, Басков «перетирает эту тему» по телефону с Киркоровым, тот из Майами звонит в Париж (ах, красивая жисть!) своему адвокату Александру Добровинскому, который не так давно добился мирового соглашения с Яблоковой (сколько Киркоров тогда заплатил ей за «мир», неизвестно, но уж точно немало своему дорогому защитнику). И теперь адвокат Филиппа будет отстаивать интересы не его собрата по вокалу (где корпоративная солидарность?), а «комсомолки», которая, судя по видео, пострадала куда меньше, чем её коллега по несчастью в декабре.

Сколько будет стоить Меладзе мировое соглашение по прекращению дела? Думаю, что больше, чем полгода назад Киркорову.

Бедный Валерий… А Филипп молодец: и отомщён, и бабки, потраченные на предыдущий процесс, возможно, отобьются, и пиар вышел знатный.

Конечно, склока между двумя составляющими шоу-бизнеса («звёздами» и обслуживающими их папарацци) ничтожна по сравнению с тем, что происходит в подмосковной прокуратуре, или с тем, что стряслось в Сагре, где восемь отважных жителей обратили в бегство полсотни наркобандитов из Екатеринбурга… Возможно, звёздными разборками нас отвлекают от куда более важных животрепещущих проблем, возможно, наказание за очередное избиение в конце концов приведёт к тому, что артисты эстрады станут относиться к женщинам по-человечески. Тем не менее отметим, что этот выпуск «Прямого эфира» выявил весьма противную коварно-денежную изнанку отечественного шоу-бизнеса. Обратим внимание также на высокий профессионализм телевизионщиков: не так-то просто в прямом эфире провести внятно, без ляпов многолюдное ток-шоу, всем дать высказаться, но не допустить беспорядочного ора, да ещё эффективно включить в передачу два международных телемоста.

В заключение же выразим надежду, что ток-шоу «России» не скоро скатится в то море пошлятины, в котором частенько плещется на Первом канале его (выходящий, кстати, в «кривом эфире») старший брат «Пусть говорят», когда-то рождённый теми же продюсерами, что и «Прямой эфир».

Александр КОНДРАШОВ

televed@mail.ru 1

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,7 Проголосовало: 7 чел. 12345

Комментарии:

Класс классики

ТелевЕдение

Класс классики

ТЕЛЕДИСКУССИЯ

Как и обещали, мы продолжаем дискуссию о сериале Владимира Хотиненко «Достоевский» и рады, что в неё включились учителя, преподаватели-словесники, а также тому, что полемика выходит за рамки обсуждения конкретного многосерийного фильма. Классики и классика на экране – как изменился «класс» экранизации и телебиографии в постсоветскую эпоху?

Неправда детям

Инна Кабыш обрушивается на специалистов-филологов, дерзнувших не восхититься фильмом В. Хотиненко «Достоевский» («ЛГ», № 22).

Вообще-то я полагала, что учителя русской литературы (от имени которых негодует Кабыш) в некотором роде тоже являются специалистами в том предмете, который преподают. И именно в этом качестве они способны отличить правду от фальши – не только исторической, но и эмоциональной. Но нет, оказывается, педагогичнее показать десятиклассникам на уроке отечественной словесности то, чего не было: дабы «заставить сердца детей хоть на несколько секунд забиться сильнее». Думаю, что постельные сцены, в которых активно задействован экранный Достоевский, поведут к той же цели быстрее и с гораздо бóльшим успехом.

Фильм «Достоевский», испечённый, как точно заметил Игорь Волгин, «по всем правилам новейшей сентиментально-эротической школы», удивительно напоминает зарубежные ленты a la Rasputin, претендующие на постижение России и загадочной славянской души. Помню, и в моём классе на уроке литературы когда-то показывали отрывки из американской (прозаической!) версии «Онегина»: как Татьяна, красиво страдая и кусая перепачканные в чернилах пальцы, пишет письмо, как она, упоённая собственной добродетелью, красиво отказывает Онегину во взаимности. Ни тогда, ни сейчас у меня не возникало сомнений, что моя добрая учительница русского языка и литературы пережила каждую из этих сцен. И что слёзы её были совершенно искренни. Только какое отношение всё это имело к Пушкину?..

Я отнюдь не посягаю на эстетические вкусы Инны Кабыш, это её личное дело. Но не могу взять в толк, почему поэтесса, чьи стихи мне близки именно подлинностью чувства, жаждет – будучи учителем – продемонстрировать своим юным ученикам ряженого Достоевского? Такого, который волей сценариста и режиссёра превращён в мелкого, суетливого, сексуально озабоченного, не очень умного литератора, всё время бьющего на жалость и любым способом пытающегося выжать «слезинку ребёнка» (на которую патетически ссылается Кабыш в качестве морального оправдания картины). Но как невозможно, согласно автору «Братьев Карамазовых», воздвигнуть на такой слезинке всеобщее счастье, так же, полагаю, безнравственно и замешивать на ней псевдобиографические сериалы. Недаром сказал поэт: «Не надо говорить неправды детям». Впрочем, и взрослым тоже.

Екатерина МАЕВСКАЯ

P.S. Кстати, Инна Кабыш обнародовала, очевидно, без согласия говорившего мнение, доверенное ей (по её собственному признанию) «в приватной беседе». Я бы на месте её собеседника теперь крепко подумала, прежде чем приватно беседовать.

Спасибо «Достоевскому»

Только начала читать вступление к теледискуссии о фильме Владимира Хотиненко «Достоевский» («ЛГ», № 24), прочла фразу «…тема показалась нам исчерпанной», и будто кто камнем мне в грудь бросил. Господи! Да неужели весь отдел, все его сотрудники согласны с заупокойными, не согретыми даже каплей живых эмоций, донельзя обидными для создателей фильма – режиссёра, актёров, всей творческой группы – статьями-отзывами Л. Сараскиной (особенно её) и несколько более мягко ругательной И. Волгина!.. Не может этого быть! Ведь страница о телевидении почти всегда привлекает внимание, на мой взгляд, умными, справедливыми в оценках статьями. Что же на этот раз мы так разошлись во мнениях? Не только несогласие, а негодование вызвало у меня заявление редакции о готовности поставить точку после статей.

Показ всех серий фильма «Достоевский» был праздником для зрителей (не тех, конечно, кто, кроме так называемых развлекательно-увлекательных передач, ничего не смотрит). Такой живой, разный, страстный, мучающийся сам и мучающий других, близкий и сегодняшнему читателю, пытающемуся хоть краешком прикоснуться к его душе, предстал нам великий писатель в фильме. Для Евгения Миронова эта роль – высота, которая никогда уже не забудется ни им, ни благодарными зрителями. Дай бог ему ещё много удач, но эта будет с ним уже навсегда.

Есть в фильме неточности, даже на мой непросвещённый взгляд, есть неудачные, зряшные эпизоды, словно сценарист и режиссёр испугались: не заскучает ли зритель без дешёвеньких интрижек, совсем никчемушных и лишённых всякой правды. (Не могу тут удержаться и не сказать о брошенной М. Исаевой перчатке в снег и поцелуе тут же с Вергуновым. Да не в том она была состоянии и не та она была, чтобы так себя вести!) Но это я так считаю. Дело, в общем-то, не в них, не в этих, можно сказать, накладках. Разве суть только в буквальной правде события, а не в состоянии души героя? И разве ради этой, более высокой правды невозможны какие-то перемены, отступления от принципиально не наиважнейших моментов, событий? Это же фильм, художественное произведение, а не автобиографическая справка.

Все мои добрые знакомые взялись перечитывать произведения Достоевского, мемуары о нём. Какую-то ещё одну ступеньку-опору в постижении его гения дали фильм Хотиненко, игра Аллы Югановой, да и работа всей творческой группы. Спасибо им за этот луч света в чаще всего глупом, бездарном «формате» нашего «киносериального» телевидения. Исключения, конечно, бывают, но очень редко, к сожалению. Потому всё реже и реже включаем этот ящик, но те, кого с детства не приучили к чтению, целые поколения воспитываются на этом дурновкусии. Главный виновник падения культуры, нравственности – это телевидение последних 20–25 лет. И тут хоть караул кричи, ничего не меняется. А это ведь огромная беда. Скорее бы опомнились.

Спасибо Инне Кабыш за то, что восстала против сладострастного обличения в неточностях, за её записку «От неучёного к учёным», а то бы, не дай бог, и ограничились точкой-кляксой в оценке этого интереснейшего кинематографического произведения. Инна, мы, неучёные, с вами! Повезло тем детям, которым Вы преподаёте литературу. Успехов Вам и в учительстве, и в творчестве, хотя настоящее учительство – тоже творчество, конечно.

У нас в Кузбассе к Достоевскому несколько пристрастное отношение. Мы считаем его в какой-то мере «своим». Ведь именно в Кузнецке (старая часть возникшего в годы строительства Кузнецкого металлургического комбината г. Сталинска, ныне Новокузнецке) бывал он по нескольку дней, приезжая тайком из Семипалатинска к Марии Дмитриевне Исаевой. Сюда почти три года шли его письма к ней. И именно здесь, в Старокузнецке, он обвенчался с ней после смерти её мужа. Обвенчался 6 февраля 1857 г. в Одигитриевской церкви. Не так давно (года 3–4 назад) обнаружили в сохранившемся церковном архиве подлинную запись об этом венчании. Есть в Старокузнецке улица им. Достоевского, и дом Исаевой сохранился, теперь в нём музей. Посетителей при входе встречает картина кемеровского художника Германа Захарова «Достоевский и Исаева в Кузнецке», запоминающаяся картина. А уж какую роль сыграла Мария Дмитриевна, эта «Грозовая любовь», в судьбе Фёдора Михайловича, как отразилась в характерах, поступках героинь его романов, мне кажется, очень хорошо сказала наша поэтесса Любовь Никонова.

С огромным интересом смотрели мы этот фильм. С чем-то спорили, но только не с Евгением Мироновым: он живой в образе гениального писателя. Всё-таки наши даже признанные и широко известные «литературоеды» теряют порой за огрехами, обнаруженными в постановках или фильмах о столь глубоко и дотошно изученных ими авторах, живое, тёплое, трепетное и вечное счастье встречи с гением. Оно на этот раз состоялось. Будут повторы – посмотрите фильм.

Нелли СОКОЛОВА, КЕМЕРОВО

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 2,5 Проголосовало: 2 чел. 12345

Комментарии:

Биографический жанр сегодня

ТелевЕдение

Биографический жанр сегодня

Что бы кто сегодня ни говорил, советская власть уже в 1918 году решила возводить памятники великим деятелям прошлого, причём деятелям самых разных областей: писателям, поэтам, художникам, учёным, общественным деятелям. Эта просветительская линия была лучшим, что содержала в себе новая власть. Большинство работ, созданных из временных материалов, погибли, но Достоевский работы Меркурова до нас дошёл, а ведь этого писателя именно новая власть по вполне понятным причинам не жаловала. И в данном случае руководители, дававшие задание авторам, не перешагивали через себя. Достоевский был для них в первую очередь гением, оставившим след в человеческой истории.

«Делать жизнь с кого» – задача, которую ставит себе любое общество, вот почему эпически величественные образы Кутузова и Суворова, Нахимова и Александра Невского оказались в планах киностудий накануне и во время Великой Отечественной войны. По этим фильмам в основном и постигали историю советские люди. Были ли они, эти фильмы, правдивы? Исторически во многом – нет. Но это тот самый вопрос, который возникает при сопоставлении Пугачёва в «Истории Пугачёвского бунта» и в «Капитанской дочке». В повести Пушкин дал такой образ Пугачёва, который запечатлелся в народном сознании, с этой точки зрения он более достоверен, чем исторический, реальный Пугачёв. Александр Невский остался в народной памяти таким, каким его запечатлел Эйзенштейн.

Но с образами великих творцов искусства задача намного сложнее в силу исключительно богатого внутреннего мира писателей, поэтов, композиторов и художников. Есть и ещё одна причина. У каждого возникает своя своеобразная история общения с поэтом или писателем, именно с самим автором, а не только с его произведениями. В этом случае при несовпадении происходит сильнейшее отторжение. Ни один фильм, посвящённый биографии Пушкина, до конца не может удовлетворить.

Для создателей советского Пушкина 30-х годов главное – история борьбы писателя с царским режимом. Сегодня эти фильмы (о Пушкине и Лермонтове, Белинском и Тарасе Шевченко) кажутся сентиментальными и наивными, чем-то смешными. Но ни в коем случае не пошлыми и вульгарными.

Со «Звезды пленительного счастья» 1975 года, о котором упомянула Инна Кабыш в дискуссии, началась новая эпоха – эпоха бережного следования источнику. Помню, как в кругах интеллигенции 70-х не был принят Олег Стриженов – Волконский, были сомнения насчёт Рылеева – Янковского, Николай I – Василий Ливанов был принят. Ливанов позже говорил, что сыграл бы этот образ по-другому. Каждый персонаж «Звезды…», как под микроскопом, рассматривался интеллигенцией того времени. На встрече с читателями в «Доме Герцена» в, кажется, 79-м году Окуджава объяснил эту приверженность к пушкинской эпохе. Когда его спросили, почему он выбрал для серии «Пламенные революционеры» Пестеля, а не кого-нибудь из народовольцев, он ответил, что в среде декабристов ещё не было резкого разделения на своих и чужих и классовая жестокость ещё не брала верх.

Именно из той эпохи фильм «Последняя дорога» 1986 года, в котором максимально бережно была воссоздана атмосфера последних дней Пушкина. Там удивительная игра Калягина – Жуковского. Из той же эпохи фильм «Двадцать шесть дней из жизни Достоевского» 1980 года Александра Зархи с замечательной парой Солоницын – Симонова.

В те годы, когда была преодолена сентиментальность и пафосность прежней биографической серии, были созданы наиболее удачные биографические фильмы.

Задачей такого фильма была «перекличка», по Ходасевичу, интеллигенции в позднюю эпоху брежневского Союза. Таким образом у фильма был и свой благодарный, и очень требовательный зритель.

Фильм «Лермонтов» Николая Бурляева обозначил новый этап. Снятый в тот же год, что и «Последняя дорога», старающийся воссоздать атмосферу с такой же бережностью, он тем не менее уже ставил другие задачи: показать, как враги России погубили поэта. Поэтому Бурляев и вывел на сцену самого Лермонтова в собственном исполнении. В какой-то мере вернулись задачи далёких 30–40-х. Причём эта идея проводилась с таким нажимом, что вызвала отторжение в тех же самых кругах, которые приняли прежние биографические фильмы.

Что же касается атмосферы, то надо сказать, что множество проектов последних двух десятилетий охотно пользуются кадрами из фильма Бурляева, например, изображением Николая I. Но в фильме уже появились черты, которые дадут о себе знать в последующее время: иллюстративность, Лермонтов, читающий свои хрестоматийные строки на фоне гор, превращение акварели Лермонтова и князя Гагарина в кадры боя при Валерике, при этом сам бой снят плохо. Но, конечно, по сравнению с тем, что нам предстояло увидеть позже, фильм Бурляева содержит замечательные сцены, в которых иногда актёр убедительно становится похож на поэта.

Наше время – время поражения великого проекта. Рухнул «новый мир», не выдержав тяжести собственных конструкций, и похоронил под собой и план монументальной пропаганды, и просветительские задачи, и саму веру в то, что человек рождён не только затем, чтобы потреблять.

В задачи сегодняшнего создателя биографического фильма не помещаются масштабы выбранной личности. Пугающий образ Пушкина в исполнении Безрукова в эпоху гламура не оставил никаких надежд на возможность сегодня снять хороший биографический фильм о поэте. Перед этим был не менее гламурный «Сергей Есенин». Новая эпоха потребует решения новых задач. Если прежде умели развлекать поучая, то последнее – «поучая» – сегодня не к месту. Только развлечение, отсутствие напряжённого внимания, никаких намёков на то, что зритель обязан что-то знать и читать.

И фильм «Достоевский» как раз об этом свидетельствует. Ещё немало осталось тех, кто может оценить и понять предложенный сегодня материал. Об этом как раз и свидетельствует дискуссия в газете. Перестав быть литературоцентричной, страна переживает фантомные боли. Мы ещё помним, что литература в России значила, и поэтому продолжаем страстно реагировать на всё, с ней связанное. «Достоевский» отражает двойственность авторов, воспитанных в прежних традициях, понимающих значение писателя для России, но вынужденных жить и работать в новых условиях.

В одном из интервью газете Евгений Миронов сказал: «…честно говоря, я, взяв в руки сценарий, столкнулся с очень упрощённым, на мой взгляд, вариантом его (Достоевского. – А.Г.) жизни… Мне очень хотелось центр тяжести перенести из личной жизни Достоевского в сферу его творческих поисков». Это говорит о той борьбе, которая была при создании фильма. Борьбе современного прочтения любого материала, предназначенного для массового читателя или зрителя, и традиций глубокого чтения, бережного отношения к прошлому, особенно к великим создателям.

Борьба ещё не кончена, её ведут на каждом своём уроке и учителя в школах, и честные журналисты, и создатели хороших документальных лент, и режиссёры, и актёры – все, кто не прогнулся под тяжестью «золотого тельца». Фильм «Достоевский» получился лучше, чем можно было предполагать. Да, слишком ярки краски, вульгарна сцена с Аполлинарией, неуместны цитаты писателя из самого себя в общении с Тургеневым – все эти слабости налицо. Но есть и другое: бережно и точно воспроизведённый быт Семипалатинска и Кузнецка, интересно сыгранные роли, захватывающая серия с рулеткой.

Рассказ о том, как актёр работал над голосом персонажа, мне представляется необыкновенно интересным. На своих уроках я всегда даю послушать голоса поэтов, это неизменно производит впечатление. Глухой, как из могилы, голос Блока вполне соответствует портретам поэта. Маяковский полностью совпадает со своим голосом, а голос Есенина поражает несходством с привычным нам по известным фотографиям обликом. Голос Толстого сохранён, можно вслушаться и представить писателя.

А как звучали голоса Пушкина, Лермонтова, Достоевского?

Настоящая заслуга Евгения Миронова в том, как он решил эту задачу. Выглядит убедительно: глуховатый, «сухой» голос человека, много пережившего и полного скрытых страстей.

Завершая дискуссию о «Достоевском» в телепередаче «Контекст», Игорь Волгин сказал, что лучшее в фильме Хотиненко – портрет До­стоевского кисти В.Г. Перова. Авторы фильма «Достоевский» хотели приблизиться к портрету кисти Перова. Но у Перова были заинтересованный зритель, глубокая художественная задача, разработанный творческий метод постижения человека. Может ли сегодня какой-либо автор сказать, что он обладает такими составляющими? Я намеренно опускаю вопрос о таланте. Талант – производное эпохи. Какова эпоха – таковы и её таланты.

Александр ГУТОВ, заслуженный учитель РФ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,2 Проголосовало: 4 чел. 12345

Комментарии:

Герои вчерашних дней?

Общество

Герои вчерашних дней?

ПОСТФАКТУМ

Российские вузы ежегодно выпускают около 200 тысяч инженеров. Эта цифра была оглашена на совещании по вопросам развития инженерного образования и подготовки инженерно-технических кадров, проведённом в марте президентом Д.А. Медведевым. Президент даже удивился: «Цифра немаленькая, я, откровенно говоря, думал, что мы меньше инженеров выпускаем…»

Его удивление можно понять. В советскую эпоху слово «инженер» звучало гордо. Получив диплом технического вуза, человек автоматически зачислялся в ряды интеллигенции, даже если испытывал трудности с русским языком и общей культурой. Правда, позже укрепилось мнение, что для выхода «в люди» нужна вовсе не «корочка», а кое-что другое. Помните неподражаемое райкинское: «Товаровэд, как простой инженер…» Жалованье технической интеллигенции росло в разы медленнее, чем астрономические доходы тех, кто «сидел на дефиците». И престиж профессии стал постепенно падать.

А в 90-е годы, после развала национальной промышленности и оборонного комплекса, профессия стала и вовсе чахнуть. Звание инженера, отягощённое бессмысленным просиживанием долгих часов в конторах, приравнивалось к статусу неудачника. Многочисленный отряд «технарей» чуть ли не целыми цехами и конструкторскими бюро уходил в челноки, вставал за прилавки, становился удобрением для первых робких ростков неумелого капитализма. Приём в технические вузы начал катастрофически падать, зато выросло число юристов и специалистов по ценным бумагам…

И только недавно наше руководство осознало, что без специалистов в технических областях никакая модернизация просто невозможна. Нельзя освоить высокотехнологичное оборудование, не имея специалистов по его эксплуатации. Конечно, они есть, но их средний возраст на многих предприятиях составляет 70 лет, а некоторые опытные конструктора мобилизуются на работу даже в 78. Где же молодёжь, все эти мифические 200 тысяч? По мнению заместителя спикера Госдумы РФ Светланы Журовой, основная причина нежелания иностранных инвесторов вкладывать свои капиталы в развивающийся российский рынок – именно нехватка специалистов технического профиля. Иностранным специалистам просто не с кем работать. Прошли те времена, когда высшее образование у молодёжи считалось «немодным». Однако теперь его надо ухитриться получить так, чтобы оно было универсальным, то есть стать специалистом «околовсяческих наук». Тогда можно пристроиться в любую отрасль, лучше всего – где-нибудь на Западе. Какой тут патриотизм, если в народе ходит обидный анекдот: обезьянка в Сочинском зоопарке в туристский сезон зарабатывает больше, чем российский инженер за весь год…

На парламентских слушаниях «Развитие инженерного образования и его роль в технологической модернизации России», прошедших в мае, говорилось о том, что самых лучших специалистов готовят в тех вузах, где за время многочисленных кризисов не прервалась связь между производством и обучением. Где производство пускает корни во всей системе школьного образования начиная с младших классов. Игорь Фёдоров, президент Московского государственного технического университета им. Н.Э. Баумана, говорил о необходимости наладить прочную связь этих «трёх китов» – науки, производства и образования. Нужно создание базовых кафедр и научных лабораторий в вузах, приглашение представителей производства в вузы для чтения лекций, прохождение практики и выполнение курсовых проектов на предприятии. Эта связь позволит решать проблемы трудоустройства, заработной платы (поскольку выращенные на собственных «грядках» специалисты ценятся дороже), подготовки за четыре года бакалавриата инженеров-эксплуатационников, обученных работать на конкретном оборудовании, для нужд конкретного производства.

– Проблема в том, что качество школьного образования снижается, особенно хромает математическая подготовка, – сказал Игорь Борисович. – Мы вынуждены подтягивать студентов по базовым дисциплинам, например, по элементарной математике. Здесь нам могут помочь школьные олимпиады наподобие «Шага в будущее», которую проводит МГТУ им. Баумана и в работе жюри которой обязательно участвуют вузовские преподаватели. И конечно, нужно активнее вести профориентацию в школах.

В самих вузах подчас трудно вести научно-исследовательскую работу, поскольку для неё требуется дорогое оборудование. А где его взять? Приходится зарабатывать самим за счёт внебюджетных средств. Раньше профильные предприятия оказывали помощь в пополнении технической базы, теперь приходится платить налог на прибыль, даже если оборудование идёт на учебные нужды. Когда-то базой отечественной науки была аспирантура – многие диссертации отличались высоким качеством и имели практическое применение. Теперь только 25% молодых учёных успевают закончить свои изыскания за положенные три года. Чтобы написать диссертацию, требуются не только финансовые возможности, но и время для проведения научного эксперимента, обработки его итогов и внедрения результатов в производство. Специальным указом Министерство образования и науки РФ увеличило срок сдачи работ до 5 лет. Но хватит ли этого времени для решения проблемы?

Говорилось и о падении престижа, имиджа профессии, уважения к инженерному труду в обществе. Виной тому не только низкие зарплаты, но и отсутствие интереса деятелей культуры к техническим профессиям. Давно не выпускаются фильмы и книги на производственные темы, где герои – не звёзды шоу-бизнеса и «большого» бизнеса, а рядовые инженеры.

Статс-секретарь Минобрнауки РФ Игорь Реморенко вспомнил о былой популярности научной фантастики в нашей стране. «По словам братьев Стругацких, утрата интереса к фантастике – это утрата интереса к своему будущему, – сказал он. – В основе космических аппаратов, бороздящих просторы Вселенной, лежит труд многочисленной гвардии инженерно-технических кадров. Вот и нужно снимать кино не конкретно про инженера, а про будущее, основу которого закладывают инженеры».

Игорь Михайлович пообещал, что вскоре финансирование подготовки инженера повысится почти в два раза – с 67 тыс. до 112 тыс. рублей. Но этого мало. Участники слушаний порекомендовали правительству России рассмотреть вопрос о разработке государственной программы по созданию систем многоуровневого непрерывного образования, воспроизводства и обновления кадрового потенциала, государственной поддержки вузов, внедряющих инженерное инновационное образование.

Людмила ПИСЬМАН

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 3,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии: 14.07.2011 01:47:31 - Вячеслав Алексеевич Горшков пишет:

Качество не только ШКОЛЬНОГО ...

«Проблема в том, что качество ШКОЛЬНОГО образования снижается, особенно хромает математическая подготовка». А ВУЗовского? Как Вам такие перлы в учебниках для студентов (извиняюсь перед читателями ЛГ за мое «наукообразие», но, в конце концов, вы можете попросить ваших знакомых математиков оценить абсурдность приведенных цитат)______ «(Функция Парето) понижается сначала быстро, а затем медленнее и, наконец (НАКОНЕЦ !!!- В.А.), стабилизируется». Ура! Стабилизируется! И это о функции, асимптотически приближающейся к нулю. Учебник (3-е издание. переработанное и дополненное!!!) рекомендован Министерством образования РФ для студентов ВУЗов. Это еще ничего. В другом учебнике эта функция еще и «подпрыгивает». _____ Или другой перл. Для прогноза ряда скользящего-среднего нажимайте в Excel клавишу F9 и «если белый шум отдаленно напоминает… то с его помощью можно получить достоверную модель». И далее поясняет, что приведенный в учебнике ряд был получен после 11-го нажатия этой клавиши! Именно 11-го, не 10-го и не й12-го. … Интересно, а компьютер перед этим перегружался? А в конце главы автор наносит смертельный удар по всем этим «заумным» теориям Вентцель, Бокса, Дженкинса… «Нет критерия выбора белого шума, который можно использовать для построения моделей скользящего среднего». Вот так! Он сам-то понимает, о чем пишет? А рецензенты? Два профессора, доктора физико-математических и экономических наук. ____ Таких примеров тьма.______ За эти 20 лет вся система образования (от школы до докторантуры) сильно подгнила. Именно подгнила.

Родная кровь

Общество

Родная кровь

ОТЦЫ И ДЕТИ

Почему она льётся от рук близких людей?

Когда я впервые приехал в Алмазный, то поразился тому, насколько это крошечный посёлок. При этом он отчаянно пыжился, из кожи вон лез, изображая из себя город. Я думал, на это только человек способен: представляться тем, кем на самом деле не является. Впрочем, получалось у Алмазного плохо. Новые современные дома соседствовали с откровенными развалюхами, центральная улица была расцвечена огнями, тогда как на примыкающих улочках царила тьма кромешная, а после шести вечера посёлок превращался в пустыню, словно вымирал. Что городу, даже небольшому, согласитесь, не свойственно. И я всё не мог поверить, что в такой забубённой глухомани кипят бешеные криминальные страсти.

Наверное, Настя в молодости была хороша. Она уехала после окончания института по распределению в Якутию и в 30 с небольшим лет доросла до главного бухгалтера огромного треста. Стала зарабатывать приличные деньги. В личной жизни, правда, Настины успехи были не столь блестящими. Муж вскоре после свадьбы испарился, но остался сын, Витюша, единственная радость. Настя отправила его на «материк», к своей матери. Видела редко, но регулярно слала деньги, а на 18-летие подарила автомобиль.

Выйдя на пенсию, Анастасия Ивановна вернулась в родной дом, в посёлок Алмазный. Ожидала увидеть умного, красивого и успешного сына. Но встретил её оболтус, тунеядец, законченный алкоголик и наркоман. Нигде не учившийся и ни дня за 29 лет не проработавший.

Годы, которые для Анастасии Ивановны могли стать самым счастливым временем жизни, стали годами ада. Если Виктор не получал от матери на «пропой души», то немедленно пускал в ход кулаки. Десятки раз его задерживали за нарушение общественного порядка, подвергали административному аресту. Однажды вышедший из себя сынуля чуть не убил мать. За это отсидел 4 года. Вернулся тихий, с целым букетом заболеваний, среди которых значился и туберкулёз. Некоторое время не бузил. Но надолго Виктора не хватило.

Во время очередного скандала он попытался изнасиловать мать, и тьма застлала сознание Анастасии Ивановны – она, защищаясь, увидела вместо сына врага в зверином обличье. И – задушила его. И не раскаялась. Её судили. Дали два года условно. Тело же Виктора из морга забирать не стала. Похоронили его как бездомного бродягу.

Примерно в это время в посёлке Первомайском, расположенном в 20 км от Алмазного, случилась история с точностью до наоборот. Пропала жительница посёлка Ольга. Сын Николай сказал, что она уехала к сожителю, но тот заявил, что Оли не видел уже месяц. Выяснилось: с матерью расправился отпрыск. Якобы она требовала, чтобы он нашёл работу, а не надеялся на её пенсию. Но то, как произошло убийство, повергло в шок даже видавших виды правоохранителей.

– Я поставил на плиту чайник, – обстоятельно повествовал Николай на следствии. – Когда вода закипела, схватил мать за волосы, оттянул голову назад и стал заливать ей в рот кипяток. Когда чайник опустел, она ещё была жива…

Эксперты дали однозначный ответ: убийца способен отвечать за свои поступки.

Место, где произошли все эти (да и другие тоже, об этом – далее) убийства, не проклятое, не аномальная зона. НЛО здесь не приземлялось, контейнеры с ядерными отходами не хоронили, демонические личности не проживали. Можно утверждать, что здешние хутора и станицы мало чем отличаются от других поселений Ростовской области. Самая обычная глубинка. И Виктор Соловьёв был тут олигархом местного замеса. Был…

Он никогда не опаздывал на встречи. Но однажды не пришёл совсем. Не отвечал на звонки по мобильному телефону. Бизнесмен Ольховченко, с которым Соловьёв должен был встретиться, позвонил в прокуратуру. Следователь Конев дружил с семейством Соловьёвых и сразу же поехал к ним домой. Дверь ему открыла внучка Виктора Анечка.

– Взрослые дома есть? – спросил Конев.

– Никого, – покачала головой девочка. – Ни дедушки, ни бабушки, ни дяди Серёжи. Но вы можете их подождать.

У крыльца следователь заметил подозрительные пятна, которые вели в подвал. Подвал оказался залитым кровью.

Конев поехал в магазин «Родничок», любимое место Сергея, сына олигарха. Увидев следователя, Соловьёв-младший вскочил с места, побледнел и сжал губы.

– Я не хотел! – крикнул он. – Это случайно вышло!

Истину восстанавливали по крупицам. Ещё утром счастливое семейство поздравляло Сергея с получением второго диплома. Но после обеда выяснилось, что на самом деле парня выгнали со второго курса университета, а демонстрировал он родителям свой первый диплом – благо обложка у всех корочек однотипная, а внутрь ни папа, ни мама не заглянули. Разразился небывалой силы скандал, во время которого Сергей из отцовского охотничьего ружья убил обоих родителей. Тела оттащил в подвал, а потом отвёз в лес.

Так завершил свои дни олигарх Соловьёв. Погиб не во время разборки с конкурентами, не в войне за делёж территории, а от рук родного чада.

Есть анекдот про маленького дракончика, который съел своих родителей. «Ты маму съел?» – строго спрашивает его судья. «Съел», – подтверждает дракончик и смахивает слезу с правой щеки. «И папу съел?» – «И папу», – на этот раз дракончик смахивает слезу с левой щеки. Судья (сурово): «Ну и кто ты после этого?» Дракончик (жалобно): «Сиротинушка…»

Да, конечно, жить рядом с человеком, даже с родным, очень трудно. Для этого нужно уметь строить отношения, необходимы терпение, такт, труд души. А если душевно трудиться не хочется? Если рядом живущий человек становится помехой, враждебной силой? Если другая жизнь не представляет какой бы то ни было ценности? Тогда можно от неё избавиться. Нет её – нет и проблем.

Психологи бьют тревогу: жизнь человека не просто обесценивается. Появилась тенденция устранять её при помощи оружия. Горячего, но чаще холодного. Любой столовый нож может в таковое превратиться. Одни винят в этом феномене разгул терроризма, когда жизнь заложника ничего не стоит, другие – стихии, во время которых единственная, неповторимая, уникальная человеческая личность становится жертвой природной мясорубки, третьи – кино и телевидение с обилием насилия на экранах, четвёртые – стрессы цивилизации, во время которых у индивида с неустойчивой психикой сносит «башню».

Но никто не может объяснить, почему жертвами убийц становятся всё чаще родные по крови люди. Почему?

Может быть, вот почему. Тот, кто толкнул нас на улице или обхамил в автобусе, нам по большому счёту безразличен, как незначительный эпизод жизни. А вот того, кто находится рядом постоянно, кто раздражает ежедневно, ежечасно, в эпизоды записать не получится при всём желании. И в конце концов близкий человек превращается во врага.

И тогда происходит смещение понятий. Пролить родную кровь недопустимо – это записано в человеческой подкорке. А вот убить врага – не просто хорошо и нормально. Это даже доблесть, героизм, если хотите!

В романе Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы» чиновник, которому выпало вести дело Мити Карамазова, подозревавшегося в убийстве отца, потирал руки от удовольствия: «Дело такое, что всей России могло стать известно». На суд «съехались гости не только из… губернского города, но из некоторых других городов России, а наконец, из Москвы и Петербурга...». «Одних только съехавшихся отовсюду юристов оказалось так много, что даже не знали уж, где их и поместить, так как все билеты давно были розданы, выпрошены и вымолены». Ещё цитата: «Для особенно почётных и знатных посетителей из мужчин отведены были даже совсем уже необыкновенные места сзади стола, за которым помещался суд…» Все знали, что «дело это получило всероссийскую огласку…».

Гениальному Фёдору Михайловичу, наверное, и в страшном сне не могло присниться, что однажды в России наступит время, когда такого рода убийствами никого удивить будет невозможно. Мать задушила сына, сын убил мать, другой сын порешил уже обоих родителей – и всё это обыденные факты, не претендующие на «всероссийскую огласку», на внимание юристов. Разве что город или посёлок, где случилась трагедия, содрогнётся на миг, и то на весьма короткий.

Со всем этим надо что-то делать. Но – что?

Сергей БЕЛИКОВ, Ростовская область

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 2,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

География «бархатной клетки»

Общество

География «бархатной клетки»

КНИЖНЫЙ  

  РЯД

Джордж Ритцер. Макдональдизация общества 5.М.: Праксис, 2011. – 592 с. – (Образ общества). – 2000 экз.

Книга посвящена не только известной сети ресторанов быстрого питания – хотя, конечно, этому бренду досталось от автора сильнее всего, – но и всей системе построения экономики и общественных отношений, при которой по разным городам и весям расползаются однотипные гостиницы, рестораны, супермаркеты. В результате еда готовится без учёта местных кулинарных традиций, единственное, что имеет значение, – простота доставки и хранения ингредиентов и лёгкость приготовления.

Быстрое питание, по мнению диетологов, не слишком полезно для здоровья, хотя (и на это автор обращает особое внимание) некоторые уступки набирающей силу пропаганде здорового образа жизни фастфудные сети всё же делают: отказываются от животных жиров, начинают готовить салаты. Однако гидропонные овощи трудно назвать полноценными плодами земледелия.

Но помимо чисто физиологического влияния полуфабрикатной пищи на организм Ритцер исследует охвативший мир феномен стандартизации всего и вся, а также механизмы психологической манипуляции, благодаря которой человек превращается в потребителя, который не просто пользуется стандартными вещами, но радуется этому, одновременно теряя способность делать пресловутый «шаг в сторону». Получается своеобразная «бархатная клетка», которая защищает от непредсказуемости, но в качестве платы отбирает неповторимость.

Большое внимание уделено способам противостояния «макдональдизации». Они, в общем-то, понятны – хотя бы раз в несколько дней готовить вкусные блюда не из магазинных полуфабрикатов, а, так сказать, с нуля; заводить отвлечённые разговоры с сотрудниками сетевых закусочных, не смотреть фильмы-сиквелы, обставлять дом нестандартной мебелью. Одним словом, ищите, что там у вас есть за душой такого, что способно выделить вас из безликого ряда человеков, и вытаскивайте эти отличия на свет Божий.

Впрочем, вполне возможно, что российский читатель подумает: некоторая доля стандартности и предсказуемости совсем не так страшна, как кажется автору книги. Это он с нашим, увы, далеко не изжитым ненавязчивым сервисом дела не имел. Дежурная учтивость всё-таки лучше хамства, сколь бы искренним и индивидуальным оно ни было.

Ольга ИВАНОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Бананодетекторы и бананометатели

Общество

Бананодетекторы и бананометатели

ГРИМАСЫ ЖИЗНИ

На всякий случай напомню: 22 июня во время матча первенства России в Самаре между местными «Крыльями Советов» и махачкалинским «Анжи» в капитана гостей, бразильца Роберто Карлоса, с трибуны бросили жёлтый заморский фрукт.

Кажется, если бы на стадионе в Самаре взорвали бы – не приведи бог! – бомбу, резонанс был бы слабее. А тут никого не ушибли, не покалечили, дерзких и оскорбительных плакатов и растяжек никто не вывешивал и – на тебе. Нет, я категорически против оскорблений по расовому признаку! Но не могу понять, как кожура с ароматной начинкой оказалась страшнее озверевших толп и многоэтажной брани. Хуже искажённых ненавистью морд питекантропов, грозящих сжечь дотла всё вокруг. Опаснее негодяев, перешедших от угроз к делу.

Помнится, несколько лет назад на стадионе в Раменском какой-то дебил ударил бутылкой тренера «Спартака» Романцева. И ничего – обошлось. В смысле и Олег Иванович поправился, и милиция, как водится, никого не выявила. И о тех, кто от футбольного «огорчения» в 2002 году спалил Манежную площадь и прилегающие окрестности, что-то давно ничего не слышно.

А тут банан… Бразилец рыдает, его команда стенает, общественность взывает. Почти сорокалетний мужик, перевидевший на своём футбольном веку всё и вся, ведёт себя как красная девица: «Всё, собираю манатки и вон из России!» Но ему бы не слёзы лить, а взять тот злосчастный банан и прилюдно, с улыбкой – съесть! И истории бы этой конец. А так эпилога не видно.

Кто вообще придумал, что банан – это страшное оскорбление? И почему эта абсурдная версия в России прижилась и расцвела? Может, болельщик, или, как его теперь называть – садист, идиот, маньяк? – вообще бросал фрукт в своих оскандалившихся любимцев, а угодил в пространство, где находился чемпион мира. Кстати, если бы «метатель» использовал киви, кокос, помидор или дыню-колхозницу, может, никто бы и глазом не моргнул…

Тут же нарисовалось будущее. Рядом со стадионами категорически запрещается продавать бананы – свежие, сушёные, запечённые. При входе на трибуны установлены импортные бананодетекторы, полицейские сурово поигрывают отечественными бананоискателями. Рвутся с поводков собаки, приученные повсюду отыскивать бананы. Тут же, у стадионов, болельщикам делают рентген желудка. Тех, кто съел фрукт давно, лишают годового абонемента, тех, кто схомячил полчаса назад, ведут в отделение разбираться. Если команда хозяев устраивает банкет в честь гостей и на столе среди прочих блюд оказываются бананы, её могут лишить трёх очков. Отныне бананы едят тайком, поминутно озираясь, как в «безалкогольные» времена, дрожа от страха, разливали бутылку водки. Увидят, запишут в расисты – не отмоешься!

В анкету при приёме на работу внесена графа: «Какие фрукты вы предпочитаете?» На карьере бананолюбов можно ставить крест. Депутаты Государственной Думы требуют внести специальную «банановую» поправку в Уголовный кодекс. Экспорт бананов в Россию резко сокращён. Главный санитарный врач Онищенко объявил, что в содержании фруктов обнаружен сильнейший вирус, резко стимулирующий патологические наклонности. И так далее…

Конечно, я несколько преувеличил, но без глупостей точно не обойдёмся. Так бывает всегда, когда мы с чем-то боремся, что-то изживаем, кого-то перевоспитываем. Перво-наперво – надо серьёзно подумать! Где надо внушать, кого следует наказать. И главное – разработать и внедрить программу оздоровления ситуации на российских стадионах, в которой надо непременно учесть опыт других стран.

А банан должен быть обязательно реабилитирован. Уж очень это хороший и полезный фрукт, ничуть не мешающий футболу. Даже если он был брошен с трибуны каким-то дураком.

И оскорблённый Роберто Карлос, у которого, как выяснилось, дарование не только игрока, но и способности актёра, вряд ли уедет. У него очень выгодный контракт, просто замечательный контракт в России. Говорят, даже баснословный.

Валерий БУРТ

P.S. Бред начался, господа! 27 июня перед матчем первой лиги первенства России на стадионе имени Стрельцова между торпедовцами Москвы и Владимира полицейские при входе отбирали у зрителей бананы.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 3 чел. 12345

Комментарии: 13.07.2011 18:13:29 - Ефим Суббота пишет:

"Оскорбленный" Роберто Карлос обыкновенный провокатор...

Сто Столярову

Панорама

Сто Столярову

ПАМЯТЬ

Вспоминаю простые и замечательные слова, которыми заканчивается старый фильм «Садко»: «Тридевять земель обошёл, на дне морском побывал, а ничего нет краше земли родной. Вот оно, наше счастье!»

Говорит их народный артист РСФСР Сергей Столяров, которому в этом году исполнилось бы сто лет. 15 и 16 июля на его родине, в Серебряно-Прудском районе Московской области, начнутся праздник и торжества, посвящённые дате. И это имя действительно стоит того, «Чтобы помнили», как несколько лет назад говорил Леонид Филатов о Столярове в передаче, ему посвящённой…

Сегодня о Сергее Дмитриевиче Столярове, удивительном артисте, замечательном человеке, на фильмах которого вырастали миллионы, целые поколения людей, мы знаем многое. Его фильмы идут по телевидению, издаются на дисках, о нём снимались телепрограммы, издавались книги… Но думается, это не единственное и, возможно, не самое главное, что он оставил всем нам. В конце концов у нас было немало потрясающих артистов, особенно среди современников Столярова. Но он всё равно стоит особняком. Почему? Почему те, кто помнит артиста, кто его знал лично или просто был его благодарным зрителем и почитателем, почти каждый при воспоминании о нём начинает улыбаться? Это не улыбка смеха, не улыбка сожаления или извинения. Это открытая, радостная, немного детская улыбка светлой памяти, которая о нём осталась. Может быть, вспоминая о Сергее Столярове, мы сразу вспоминаем его незабываемую, лучистую, ободряющую улыбку…

Именно Сергею Дмитриевичу Столярову было дано воплотить настоящий русский характер в его идеальном выражении. Воплотить, видимо, реально. Он был выбран, чтобы стать экранным воплощением русского героя, былинного богатыря, воина, заступника, который всегда защитит и покарает зло, отстоит нас и родную землю. Никакая натужная современная раскрутка не способна создать такой устойчивый на долгие времена образ. Для этого необходим Дар, когда в прекрасной гармонии один человек был наделён и внутренним талантом, и героической, сказочной, былинной внешностью. Стоило каждому из нас всего один раз увидеть, услышать артиста, и мы забывали, что это артист. И уже читая летописи, сказания, изучая историю, в наших воинах, богатырях сразу проступали столяровские черты. Он входил в сознание как персонажи Васнецова, Нестерова, но только он был живой, настоящий, бесконечно уверенный в победе правды, её защитник и проводник, совершенно неотделимый от России. Ему было дано стать идеалом, очищенным от гордыни, уныния, суеты.

И в отличие от многих известных и, по сути, чужих типажей, с их публичными скандалами, капризами, алчностью, Столяров и в жизни соответствовал своему экранному образу. Это и есть то, что в русском языке называется просто – цельная натура, цельный человек. И до и после Столярова крайне сложно найти подобные примеры в артистическом мире. И до сих пор, видя героев артиста на экране, даже просто вспоминая его, – сразу ощущаешь слитность, единение этого русского характера и родной земли. Перед глазами возникают мягкие холмы, покрытые лесами, дубравы, чистые, звенящие реки, серебро озёр… Конечно, только в таких местах, в самом центре России, в краю Серебряно-Прудском, на границе Московской, Рязанской и Тульской областей, в деревне Беззубово, и мог родиться век назад Сергей Столяров. И начать отсюда свой путь, который и теперь, спустя целых сто лет, продолжается. Потому что вопреки всей соблазнительной пустоте современного медиасообщества очень многие помнят артиста, чтут его память и берегут её. Да что и говорить, если каждый год на родине Сергея Дмитриевича проводятся Столяровские чтения, фестивали, праздники, действует Культурный центр «Наследие» имени Столярова…

За сто лет страна, пережив невероятное и выстояв, снова возвращается на свой путь. Когда можно знать собственную историю, верить, поклоняться истинным святыням и памяти наших святых, многими из которых восхищался и сам Сергей Дмитриевич…

Многие прошлые кумиры были смыты, растворены вместе с идеологическими штампами, шелухой сиюминутного успеха. А те, кто остался, кто прошёл испытание временем, они и есть настоящий золотой фонд России, её культуры. Для которой истинные ценности незыблемы и непреходящи.

Именно здесь и записано имя – Сергей Дмитриевич Столяров.

Пётр СОКОЛОВ

P.S. Насколько мне известно, Вера Мухина в своём самом знаменитом памятнике символ рабочего создавала именно со Столярова. И может быть, неспроста кроме памятника, поставленного артисту на его родине, в Серебряных Прудах, его рабочий поднят теперь на новый высокий постамент у ВВЦ. И этот же памятник на заставке «Мосфильма» говорит о многом…

Спрашивайте в книжных магазинах новую серию издательства «АСТ’Астрель» «Юрий Поляков представляет лучшую прозу из портфеля «Литературной газеты».

Заказ книг на сайте www.lgz.ru 2

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Шведские игры

Панорама

Шведские игры

ФИНИНСПЕКТОР

Михаил ГЕРАСИМЕНКО, финансовый обозреватель, лауреат премии Ассоциации российских банков

С 1 июля 2009 года отечественные игорные заведения должны работать только в четырёх специализированных зонах. По прошествии двух лет игорные зоны по-настоящему ещё не созданы, прежние легальные заведения азартных игр закрылись, а вокруг нелегальных не утихают страсти.

Между тем рядом – в Швеции, где также четыре игровые зоны, а казино открыты недавно, – своя небезынтересная история создания эффективного игорного бизнеса и решения возникающих проблем.

Немного фактов

Швеция ложится спать рано, идёшь после девяти по улицам Стокгольма, они пустынны, а вся вечерняя жизнь – в многочисленных кафе и ресторанах, в кинозалах и театрах и, конечно, в казино. Их в стране четыре, они расположены в крупных городах: в Стокгольме, Гётеборге, Мальмё и Сундсвале.

Весьма примечательно, что закон о казино, который был принят в стране летом 1999 года, обсуждался более 20 лет. Это, пожалуй, один из самых длительных сроков подготовки отдельного законопроекта не только в шведской, но и в мировой законодательной практике. Сторон в многолетнем споре было две. Одна, выступающая «за», аргументировала свою позицию тем, что благодаря легальному денежному игровому бизнесу будет нанесён ощутимый удар по нелегальному сектору азартных игр, государственная казна получит солидную прибыль, которая будет направлена в том числе на решение социальных вопросов и укрепление здоровья нации. Противники закона считали, что международные казино только подогреют интерес в обществе к азартным играм и тем самым ухудшат физическое и нравственное здоровье нации.

Вопрос о нравственном здоровье для Королевства Швеция – исключительно важный, и ему в стране с многолетними гуманистическими традициями поддержки семьи, детей и стариков уделяется огромное внимание. Достаточно сказать, что Швеция – единственная северная страна, где до сих пор есть цензура в кино. Например, из нашумевшего фильма Мартина Скорсезе «Казино» были вырезаны две сцены насилия, продолжительность которых составила всего лишь 94 секунды, но даже этим полутора минутам не дали дорогу на широкий экран.

Когда читаешь многостраничный закон о казино, то понимаешь, что в Швеции стараются, чтобы благие намерения не расходились с делом. Так, предусмотрен ряд конкретных организационных и правовых мер, направленных прежде всего против отмывания денег, использования «чёрных касс» и распространения игромании в обществе. Закон установил максимальное количество международных казино – оно не должно превышать шести, а на первых порах – четырёх, которые должны быть открыты (так и произошло) не позднее 2004 года.

Шведские казино получили название Casino Cosmopol и стали дочерним предприятием государственной организации Svenska Spel («Шведские игры»). Она предлагает своим клиентам восемь видов игровых услуг и позиционирует себя как «мировой лидер в плане ответственности за корректные азартные игры». Общественная репутация Svenska Spel высока, ежегодно организация приносит в государственную казну около четырёх миллиардов крон, примерно четвёртая часть этих денег уходит на поддержку развития национального спорта. Неслучайно на форме сборной Швеции по хоккею, серебряного призёра чемпионата мира этого года, вот уже несколько лет размещён логотип Svenska Spel: белый шарик и светлый полумесяц на фоне красного сукна.

Мисс Вегас и Джек Вегас

Шведы ежегодно легально тратят на азартные игры несколько десятков миллиардов крон (одна крона стоит примерно 5 рублей), а игровые автоматы Vegas (их в обиходе называют Мисс Вегас и Джек Вегас) приносят Svenska Spel основную часть доходов. Многие шведы действительно не прочь провести свободное время таким образом. Что касается финансовой деятельности казино, то только за первый полный год работы они принесли в государственную казну 923 миллиона шведских крон, или 11% всей выручки Svenska Spel.

Чтобы работа казино была с самого начала успешной, шведские денежные власти обратились за поддержкой и советом по организации нового дела в объединение государственных казино Голландии и предоставили в распоряжение своих игорных заведений хорошие здания. После реконструкции и соответствующих работ по иллюминации взорам граждан Швеции предстали настоящие дворцы азартных игр.

Учёт, контроль, воспитание

Несколько лет работы казино в Швеции дали возможность специалистам сделать определённые выводы о том, насколько эффективен закон о казино и какие тенденции наблюдаются в обществе. И они были сделаны, в частности, в качественно подготовленной научно-исследовательской работе «Международные казино в Швеции». Там приводятся такие цифры и факты. С 1 июля 2004 года по 30 июня 2005 года казино посетили 213 тысяч шведов, из них 10% совершили правонарушения. Регулярно посещающими игорные заведения считаются те, кто там бывает четыре раза в год.

Значительная часть посетителей – люди с невысоким достатком (парикмахеры, продавцы, ресторанные работники, таксисты, строители, муниципальные служащие), которые хотят быстро поправить своё материальное положение, а если повезёт, то и разбогатеть.

В течение пяти лет после вступления закона о казино в силу Государственный институт здоровья нации израсходовал три миллиона шведских крон на проведение различных мероприятий по противодействию влиянию азартных игр на общество.

За 2002–2004 годы этот институт охватил своей пропагандистской работой 27 миллионов человек, то есть каждый взрослый швед получил объективную информацию о возможном негативном влиянии азартных игр четыре раза.

В Швеции с азартными играми повседневно борются Инспекция по организации лотерей (она контролирует Svenska Spel), различные надзорные органы, Государственный институт здоровья нации, муниципальные власти и, конечно, широкая общественность.

Цель – не запрет азартных игр или закрытие казино, а проведение комплексных воспитательных мер, прежде всего с детьми и подростками. В ряде городов есть специальные телефоны доверия, позвонив по которым можно рассказать о своих игровых проблемах и получить квалифицированную помощь психологов и врачей.

Количество заядлых «неисправимых» игроманов составляет в Швеции около 35 тысяч человек, а увлечённых азартными играми – около трёхсот тысяч человек.

При этом каждый из них общается примерно с пятью знакомыми, а значит, может оказывать на них негативное влияние. Всё это значительно расширяет аудиторию, с которой нужно неустанно работать; эта работа финансируется государством.

В борьбе с игрозависимостью особое место принадлежит вернувшимся к полноценной жизни бывшим завсегдатаям ресторанных, международных и интернет-казино, а также различных игровых клубов. Их собственный опыт помогает лучше убеждать замкнувшихся в себе игроков, а наиболее действенными аргументами в доверительных беседах служат активная жизненная позиция и достойное положение в обществе. Любопытно, что и сотрудники Casino Cosmopol также проводят определённую разъяснительную работу с постоянными клиентами. Их, конечно, не выталкивают на улицу, так как бизнес есть бизнес, но корректно просят знать меру.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Союзное государство – в интересах народов

Совместный проект "ЛАД"

Союзное государство – в интересах народов

СОБЫТИЕ

В российской столице на территории Всероссийского выставочного центра прошла Межгосударственная выставка, посвящённая 20-летию Содружества Независимых Государств «20 лет СНГ: к новым горизонтам партнёрства».

Несмотря на то, что сама юбилейная дата приходится на 8 декабря 2011 года, Совет глав правительств СНГ решил последовать народной русской пословице и заготовил сани летом. В этом был свой резон: количество выставочных площадей увеличилось за счёт открытых площадок перед выставочным павильоном номер 75, в котором, собственно, и размещалась выставка.

Более 1200 участников, 14 000 кв. м, 2000 специалистов – страны Содружества продемонстрировали свои достижения в разных областях, от сельского хозяйства до оборонной промышленности. Каждая страна постаралась привезти самое лучшее, ведь в условиях рынка торговля становится основным двигателем развития государства. Лейтмотив выставки – никакая страна не может развиваться в условиях локальной замкнутости, причём не только её промышленный сектор, но и наука и культура тоже. Поэтому наравне с проведением конференций, семинаров и круглых столов организаторы предусмотрели большую культурную программу: фестиваль народных традиций, открывший первый день выставки, театрализованную программу «Цветы России», выступления инструментальных ансамблей, фольклорно-этнографических и хоровых коллективов, танцевальных групп, и конечно, национальные дни всех стран-участниц. Одной из самых ярких стала презентация Туркменистана, выставочную площадку которой посетил Государственный секретарь Союзного государства Беларуси и России Павел Бородин перед тем, как открыть экспозицию «Союзное государство – в интересах народов», которая тоже презентовалась в эти дни на ВВЦ.

О том, что Союзное государство по праву заслужило звание полноценного участника постсоветского пространства, говорят его успехи, вполне соизмеримые с результатами стран Содружества. Выставочные стенды Союзного государства наглядно показали достижения союзного строительства в сфере экономики, торговли, социальной политики, образования и культуры. На стендах предприятий Беларуси и России можно было получить не только визуальное представление о ходе выполнения союзных программ, но даже потрогать руками созданные совместными усилиями агрегаты и механизмы. По словам генерального директора ОАО ГАО «ВВЦ» Ивана Малахова, «на стенде Союзного государства очень достойно была показана вся интеграция России и Беларуси. Успехи Союзного государства – это яркий пример перспективного сотрудничества народов двух стран в сфере образования, товарооборота, развитии сельского хозяйства и многих других областях». На площади перед павильоном развернулась выставка техники, созданной в результате реализации программ Союзного государства. Её после официальной церемонии открытия Дня Союзного государства посетил Павел Бородин. Конкретные цифры, характеризующие итоги деятельности за 15 лет, а именно столько исполняется Союзному государству в 2011 году, Павел Павлович озвучил на брифинге вместе с Ответственным секретарём Парламентского Собрания Союза Беларуси и России Сергеем Стрельченко.

Павел Бородин отметил, что «за 15 лет существования Союзному государству есть чем гордиться. Мы подняли с колен 26 тысяч предприятий в России и Беларуси. Нам удалось создать пять миллионов рабочих мест: 1,3 миллиона для белорусов и 3,7 миллиона для россиян». В рамках Союзного государства в настоящее время реализуется 45 различных программ в области дизельного автомобилестроения, сельхозмашиностроения, карьерного транспорта, создания суперкомпьютеров и нанотехнологий. В прошлом году общий объём товарооборота Союзного государства составил 29 миллиардов долларов.

– Я думаю, что в 2011 году товарооборот Союзного государства достигнет около 40 миллиардов долларов. Только в первом квартале этого года товарооборот составил 11 миллиардов долларов, – сказал Бородин. – На сегодняшний день есть реальная отдача от программ по сельхозмашиностроению, суперкомпьютерам, нанотехнологиям. Мы производим 33 процента карьерного транспорта мира, 12 процентов сельхозмашиностроения мира, 10 процентов дизельного автомобилестроения. А нас – россиян и белорусов – всего 2 процента от численности населения Земли. Ещё недавно суперкомпьютеры производили всего три страны – Япония, Америка и Китай. Теперь к ним добавились Беларусь и Россия. Сегодня товаропоток Россия–Европа на 85 процентов идёт через Беларусь. То есть фактически у нас единое экономическое пространство. Союзное государство состоялось, и сегодняшняя выставка наглядно об этом свидетельствует.

В ходе брифинга также поднимался вопрос о перспективах строительства транспортного коридора и других совместных проектах.

Позднее в программе Дня Союзного государства прошли научно-практическая конференция «Союзное государство в интересах народов», расширенное заседание Межакадемического совета по проблемам развития Союзного государства «Интеграционный потенциал российской и белорусской науки». В рамках культурной программы для всех желающих состоялся показ художественного фильма «Брестская крепость».

Ольга КУЗНЕЦОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Зов памяти

Совместный проект "ЛАД"

Зов памяти

НОВОСТИ

21–22 июня в Бресте прошёл комплекс мероприятий «Зов памяти», приуроченных к 70-й годовщине начала Великой Отечественной войны. Главными его участниками стали ветераны войны, учащиеся военно-патриотических учебных заведений, представители российских, белорусских и союзных СМИ.

Во время театрализованного представления гостей окружали старые плакаты, предметы солдатского обихода, звучали песни тех лет, а на экране можно было увидеть кадры военной кинохроники. Открылся концерт песней «Катюша» в исполнении солистки Хора Пятницкого Светланы Земсковой.

Участник тех исторических событий Владимир Чумакевич вспоминал:

– Я прошёл войну с первых до последних дней. Никто не думал о себе, у всех болело сердце за Родину. Мы всеми силами старались ковать Победу.

Ветераны рассказывали, как жили тогда, о чём думали, что писали дорогим и близким людям, показывали, как следует складывать солдатские письма-треугольники.

– Мы преклоняемся перед вами и готовы благодарить вас за то, что вы сделали для нас и нашего народа, – сказала начальник Департамента социальной политики и информационного обеспечения Татьяна Ковалёва. 

На улице Советской была проведена реконструкция последнего мирного дня в Бресте 21 июня 1941 года. Жители города, гости, а также военные в форме и девушки, одетые по моде 1940-х годов, кружились в танце под духовой оркестр и патефон, рассматривали фотовыставку «Старый Брест», следили за показом мод предвоенного времени.

В Брестской крепости была открыта скульптурная композиция «Героям границы, женщинам и детям, мужеством своим в бессмертие шагнувшим». Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко первым возложил венок к подножию памятника, после чего долго общался с ветеранами Великой Отечественной и журналистами.

Вечером 22 июня на площади мемориального комплекса «Брестская крепость-герой» состоялся концерт-реквием «И болью память, и стоном тишина…», организованный при участии Постоянного Комитета Союзного государства. В концерте участвовали известные артисты Владимир Гостюхин, Людмила Чурсина, Тамара Гвердцители, Лев Лещенко, симфонический оркестр под управлением Александра Анисимова и Московский Государственный академический камерный хор под управлением Владимира Минина.

Соб. инф.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Свет над Витебском

Совместный проект "ЛАД"

Свет над Витебском

ФЕСТИВАЛЬ

В эти дни в Беларуси проходит юбилейный XX Международный фестиваль искусств «Славянский базар в Витебске». Надо сказать, древний Витебск с появлением на его улицах и площадях многочисленной артистической братии сильно похорошел. И не просто похорошел – он приобрёл новое лицо. Засиял под лучами солнца купол Летнего амфитеатра. Горделиво вознеслись в небо башни городской ратуши. Открылись врата восстановленных и отреставрированных белоснежных храмов. Кстати, сейчас завершается восстановление одного из самых величественных храмов Российской империи Свято-Успенского собора. Построенный в XVIII веке на высоком берегу у слияния Витьбы с Западной Двиной, до середины 30-х годов прошлого столетия собор был визитной карточкой Витебска. Кажется, и сами воды Западной Двины, летописного Эридана, за это время сильно посветлели.

Тень мирового экономического кризиса, разразившегося перед началом фестиваля,  на мгновение накрыла Витебск.

– В этот кризисный момент глава белорусского государства Александр Лукашенко, который лично патронирует фестиваль, в кратчайшие сроки принял решение его поддержать, – сказал генеральный директор дирекции фестиваля Родион Басс. – Если бы не было государственной поддержки, фестиваль не состоялся бы.

Определённую роль в том, что «Славянскому базару» удалось избежать серьёзных финансовых потрясений, сыграла и начатая в нынешнем году ранняя, ещё до проявления в белорусской экономике кризисных явлений, продажа билетов на фестивальные концерты. Благодаря этому устроители форума увидели, какие концерты не пользуются спросом у зрителей, и заблаговременно отказались от нерентабельных проектов. Например, был отменён концерт Максима Галкина.

– «Славянский базар в Витебске» востребован благодаря поддержке государства и интересу зрителей, – сказал Родион Басс.

А самой ходовой денежной единицей в фестивальные дни остаются «васильки». Эта фестивальная валюта появилась на первом «Славянском базаре»: тогда пунктов обмена валют не существовало, и «васильки» существенно облегчали жизнь иностранных гостей.

По традиции на фестивале проводится День Союзного государства. В этом году он прошёл 10 июля. Государственный секретарь Союзного государства Павел Бородин вместе с депутатами Парламентского собрания Союза Беларуси и России провели специальную пресс-конференцию, встретились с ветеранами Великой Отечественной войны, возложили цветы к Вечному огню на площади Победы, посетили ряд детских учреждений Витебской области.

Кстати сказать, из бюджета Союзного государства на проведение фестиваля в нынешнем году выделено 25 млн. российских рублей. А всего с 1998 по 2010 год Союзное государство выделило на «Славянский базар в Витебске» более 280 млн. российских рублей.

В рамках Дня Союзного государства состоялись презентация союзных СМИ и информационных проектов, встреча с номинантами на премию Союзного государства в области литературы и искусства за 2011–2012 годы. Вечером в Летнем амфитеатре прошёл концерт «Сябры» собирают друзей», в котором помимо прославленного белорусского коллектива приняли участие Александра Пахмутова, Николай Добронравов, Александр Тиханович и Ядвига Поплавская, Ирина Дорофеева, Руслан Алехно, ансамбль «Самоцветы» и другие известные белорусские и российские артисты.

Подробнее о Дне Союзного государства и вообще «Славянском базаре в Витебске» мы расскажем в следующем выпуске «Лада».

Летние тучки прошли – и над Витебском опять засияло солнце. Фестиваль «Славянский базар в Витебске» будет продолжаться, пока на него съезжаются друзья из ближнего и дальнего зарубежья. Не только артисты, но и простые зрители, те, кто в этом году покупал билеты по Интернету.

Александр КОНСТАНТИНОВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Мы будем помнить павших имена

Совместный проект "ЛАД"

Мы будем помнить павших имена

МЕМОРИАЛ

Несмотря на дождь и оцепление Манежной площади, связанное с проведением траурных мероприятий в Александровском саду, в Центральном выставочном зале «Манеж» было людно: нечасто выдаётся возможность заглянуть в уникальные архивные документы Министерства обороны. В день памяти и скорби в московском «Манеже» открылась международная выставка «Мемориал-2011», посвящённая увековечиванию памяти воинов, погибших в годы Второй мировой войны.

Поручение о проведении выставки было дано президентом России Дмитрием Медведевым. Организаторами её стали Министерство обороны РФ и Фонд содействия научным исследованиям проблем безопасности «Наука – XXI». Участие в организации также приняли министерства иностранных дел, культуры и регионального развития РФ при поддержке правительства Москвы.

Этот год выбран для проведения выставки неслучайно: исполнилось ровно 20 лет с момента подписания первого межправительственного соглашения по содержанию и благоустройству воинских захоронений, расположенных как на территории России, так и за рубежом. Подобные соглашения на данный момент подписаны с двенадцатью иностранными государствами. Ведь сегодня за пределами Российской Федерации находятся более двадцати тысяч воинских захоронений. Для справки: на российской территории, по данным местных органов власти, находятся 27 774 воинских кладбища и мемориала. Свои тематические экспозиции на выставке представили Германия, Сербия, Словакия, Болгария, Австрия и другие. Российская часть выставки была представлена организациями Минобороны и субъектами Российской Федерации, в числе которых города-герои и города воинской славы. Свои архивы для посетителей открыли архивы Российской Федерации, в том числе Центральный архив Минобороны России.

Представилась возможность отчитаться об очень серьёзной проделанной работе основному поисковому подразделению российских Вооружённых сил – 90-му отдельному специальному поисковому батальону Западного военного округа. На сегодняшний день военнослужащими батальона найдены останки 5572 погибших защитников Отечества, обнаружено 166 солдатских медальонов, прочитаны и установлены имена 390 погибших воинов.

Художественное оформление выставки было поручено Студии имени Грекова, с чем художники студии справились отлично: с двух сторон от входа посетителей встречали диорамы на тему первых дней Великой Отечественной войны. На открытой площадке «Манежа» позади выставочных стендов были представлены образцы военной техники начального периода войны, включая легендарную «катюшу».

В рамках выставки состоялось награждение наиболее отличившихся в увековечении памяти погибших защитников Отечества наградами Министерства обороны Российской Федерации, а также презентация первого тома фундаментального многотомного труда «Великая Отечественная война 1941–1945 гг. Основные события войны».

Диана БОРИСОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

И кистью, и пером

Совместный проект "ЛАД"

И кистью, и пером

ПРЕМИЯ СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА

На ВВЦ в музейном комплексе «Рабочий и колхозница» состоялась выставка художественных работ белорусских и российских художников-реалистов под названием «Жизнь, опалённая войной».

Открывая выставку, Государственный секретарь Союзного государства Беларуси и России Павел Бородин сказал: «Мы живы, пока помним. Проведение подобных акций и привлечение к ним внимания общественности и особенно молодёжи помогает не уйти в забвение подвигу наших народов и помнить главный урок этой войны – необходимость нашего единства».

Экспозиция выставки сформирована из произведений известных художников Михаила Савицкого, Георгия Поплавского, Валентина Сидорова, Николая Исаёнка, Гавриила Ващенко, запечатлевших на своих картинах не только образы воинов, но и всех людей военного поколения – тружеников тыла, взрослых и детей, переживших ужасы оккупации. В обращённых к зрителям лицах – всё пережитое, понятое и осмысленное, но главное – в них вера и целеустремлённость, простота и доброта, понимание того, что не хлебом единым жив человек.

По словам руководителя Фонда развития искусств и образования Елены Ахулковой, это не столько выставка, сколько художественно-поэтическая композиция. Каждая картина представлена в великолепной поэтической оправе из стихов российских и белорусских поэтов Янки Купалы, Булата Окуджавы, Ольги Берггольц, Якуба Коласа, Константина Симонова и многих других. Найти к каждой картине единственно верные слова было делом нелёгким, и уже практически подготовленная экспозиция претерпевала изменения по ходу размещения в залах выставочного центра. Художественную ценность этого симбиоза высоко оценили в Постоянном Комитете Союзного государства и предложили издать альбом по итогам выставки.

Белорусский художник Георгий Поплавский приехал на открытие выставки вместе с дочерью, тоже художницей. За серии живописных и графических работ «История и современность», графические циклы «Высокое небо», «Родина космонавтов», «Северный морской путь» и ряд других произведений Георгий Георгиевич номинирован на премию Союзного государства Беларуси и России в области литературы и искусства за 2010–2012 годы.

Манера письма Поплавского сложилась в 1960-е, в годы так называемого сурового реализма. На вопрос, когда Георгий Георгиевич начал рисовать, художник ответить затруднился: проще сказать, когда не рисовал. Первые профессиональные навыки получил в художественной студии Бобруйского дома пионеров. С тех пор прошло много лет, но до сих пор он с теплом вспоминает своего первого учителя, который приносил на занятия вязанку дров и топил помещение, чтобы пальцы у учеников не мёрзли и уверенно держали кисточку. Он заразил их желанием рисовать, дал им уверенность в своих силах. Может, именно поэтому на сегодняшний день в Белорусcкой академии художеств так много академиков родом из Бобруйска.

В 1947 году он поступил в только что открывшееся Минское художественное училище. Шестнадцатилетние подростки, они сидели за одними партами вместе с вернувшимися с войны 25-летними фронтовиками. Обзаведясь женой и маленькой дочкой, Поплавский начал работать в издательствах – иллюстрировать книги. Это занятие увлекло его надолго, и до сих пор не может до конца решить, кто же он – график или живописец.

На сегодняшний момент, наверное, не осталось художественной стихии, неподвластной Георгию Поплавскому. Он в совершенстве владеет техниками масляной живописи, акварели, литографии, офорта, рисунка пером. Его графические работы, посвящённые Великой Отечественной войне, стали эталонными. Он оформлял произведения Янки Купалы, Якуба Коласа, Ивана Мележа, был первым оформителем книг Алеся Адамовича, Василя Быкова, Владимира Короткевича, произведений Свифта, Шекспира, Петрарки, Шиллера. За оформление книги Якуба Коласа «Новая земля» Поплавский получил диплом «Красивейшая книга мира» на конкурсе в Лейпциге в 1968 году, а за иллюстрации к индийскому эпосу «Тирукурала» в 1973 году индийское правительство наградило Георгия Поплавского Международной премией имени Джавахарлала Неру.

Его работы находятся не только в Национальном художественном музее Беларуси, Могилёве и его родном Бобруйске, но и в Третьяковской галерее, Русском музее Санкт-Петербурга, Музее изобразительных искусств имени Пушкина, Смитсоновском центре Питтсбурга и музее Нью-Орлеана США, музеях Украины, Австрии, Польши, Германии, Исландии, Швейцарии, Индии, Италии и других стран. Многие произведения мастера стали классикой отечественного изобразительного искусства. Сам Георгий Георгиевич не всегда знает, куда разлетаются из родного гнезда его художественные детища. Бывали случаи, когда ему звонили из Петропавловска-на-Камчатке или Днепропетровска и просили рассказать что-нибудь о его картине, приобретённой их музеем.

Список наград, которые получил Поплавский («заработал» – делает акцент Георгий Георгиевич), можно издать отдельным каталогом: премия IV биеннале графики в Кракове, Золотая медаль ВДНХ СССР, премия Ленинского комсомола Белоруссии, орден Дружбы народов, золотая медаль имени Пушкина и медаль имени Ю. Гагарина за цикл «Высокое небо», посвящённый освоению космоса. На вопрос: что может изменить ещё одна награда, пусть и «союзная», в жизни настолько состоявшегося художника, Георгий Георгиевич ответил, что изменить, наверное, уже ничего не может, но очень взбодрит.

На нынешней выставке кроме живописных полотен были представлены его графические работы, и каждый желающий может определить для себя, кто же Поплавский больше: график или живописец? У самого художника на этот вопрос однозначного ответа нет.

Елена ЛИСТАПАД

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Вечер Глеба Горбовского

Совместный проект "ЛАД"

Вечер Глеба Горбовского

В уютном Доме творчества «Комарово», что под Петербургом, прошёл литературный вечер номинанта на премию Союзного государства в области литературы и искусства 2011–2012 годов поэта Глеба Горбовского.

Открыла вечер представитель Постоянного Комитета Союзного государства Людмила Курилович, которая вручила известному поэту специальный диплом номинанта.

Накануне в Минске состоялось первое заседание Экспертного Совета, на котором были определены участники конкурса на соискание премий Союзного государства, в том числе Глеб Горбовский с поэтическим циклом «Белорусская тетрадь», поэмой «Шмель в автобусе» и отдельными стихотворениями 1969–1994 годов.

Белорусскую сторону на вечере представляли писатель, профессор Белорусского государственного университета Анатолий Андреев и ответственный секретарь газеты «Литературы и искусство» Елена Мальчевская. Высокую ноту взял в конце вечера сам виновник торжества. Глеб Горбовский прочитал свои избранные произведения и рассказал о кровной связи с людьми и землёй Беларуси, зародившейся почти полвека назад.

На вечере звучали песни на стихи Глеба Горбовского.

Соб. инф.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Я – крепость…

Совместный проект "ЛАД"

Я – крепость…

СОЮЗНОЕ КИНО

В день начала Великой Отечественной войны траурные мероприятия прошли во многих городах России и в странах ближнего зарубежья. В белорусском Бресте, первым принявшим удар фашистской армии, состоялась реконструкция событий последнего мирного дня июня 1941 года. В Москве отдать дань памяти защитникам Брестской крепости на территории выставочного комплекса «Винзавод» собрались создатели и актёры одноименного фильма, выпущенного в прошлом году на экраны Телерадиовещательной компанией Союзного государства. Побеседовать со зрителями о военном кино пришли генеральный продюсер фильма Игорь Угольников, режиссёр-постановщик Александр Котт, актёры Татьяна Камина, Алексей Копашов, Михаил Павлик, Беник Аракелян.

Здесь же проходила фотовыставка Елены Меркурьевой и Владимира Гайслера, посвящённая съёмкам картины.

Тема войны не исчерпана, она до сих пор вдохновляет творческих людей. «Брестская крепость» – лучшее тому подтверждение. Среди десятка кинематографических наград, которые собрал фильм, «Ника», «Золотой орёл» и даже китайский «Оскар» – «Золотой петух». На данный момент права на показ картины закуплены Германией, Францией и Великобританией. Но самой высокой наградой для всей съёмочной группы, по словам Игоря Угольникова, стало признание зрителей.

Напичканная вымыслом кинопродукция на военную тему, отснятая во время новейшей истории России, значительно подорвала доверие молодого зрителя. И вернуть его оказалось делом нелёгким. Однако творческий коллектив блестяще справился с этой трудной задачей. Об этом свидетельствует неподдельный интерес, вызываемый фильмом: несмотря на значительное время, прошедшее со дня его премьеры, кинозал был заполнен, причём средний возраст зрителей не превышал 20-летнюю планку. В основе этого успеха, по мнению авторов фильма, – отсутствие нового взгляда на войну. Это просто воссозданная по дням картина обороны Брестской крепости.

Очень важным для эмоционального состояния, по общему мнению актёрского коллектива, стал тот факт, что съёмки проходили на территории Брестской крепости: складывалось ощущение, что защитники крепости стоят за спиной. Поэтому не понадобилось никакой особенной психологической подготовки: достаточно было надеть военную форму. Хотя недостатки у этого выбора тоже были: перед началом работы необходимо разминировать «сценическую» площадку, а для съёмок на мосту в 300 метрах от настоящего был построен новый мост: настоящий не выдержал бы нагрузок.

Основная тема фильма, по мнению Игоря Угольникова, проблема выбора, который совершает человек: кто-то сдаётся в плен, кто-то стреляется, а кто-то сопротивляется до последнего патрона. Проблему выбора решил для себя и исполнитель главной роли – Алексей Копашов: за два дня до встречи он стал студентом Театрального училища имени Б. Щукина. Александр Котт отметил, что уже в первый съёмочный день понял правильность выбора главного героя: все трюки в картине Алёша выполнял сам, а помогали ему старшие партнёры по фильму и педагог из кадетского корпуса, приезжавший на съёмочную площадку вместе со своим воспитанником.

На вопрос о продолжении военной тематики Александр ответил, что главное для него – люди, их поступки и характеры, а война – всего лишь декорация.

Встреча состоялась в дни выхода на российские экраны телевизионной версии фильма, в которую вошли отснятый материал и уникальная хроника из Брестской крепости военных архивов Беларуси, России, Германии и Польши, не попавшие в силу временных ограничений в широкоэкранную версию. В сентябре планируется выпуск коллекционного издания, в которой войдут обе версии.

Олеся КОВАЛЬ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Через горы, через расстоянья

Совместный проект "ЛАД"

Через горы, через расстоянья

ПОДМОСТКИ

Россия и Беларусь – основа культурного пространства славянских народов

В первой декаде июня в Драматическом театре на Перовской (Москва) состоялся IХ Международный фестиваль камерных театров «Славянский венец». В этом смотре сценического искусства участвовали 14 театральных коллективов из России (8), Беларуси и Украины.

Белорусское театральное искусство было представлено спектаклем Владимира Гуркина «Саня, Ваня, с  ними Гримас» Мозырьского драматического  театра имени Ивана Мележа (Гомельская область). Это трогательная история о трёх сёстрах, издавна проживающих со своими семьями в полесской деревне. Трагические события недавнего военного прошлого отзовутся в их судьбах не только потерей близких, но и поставят одну из сестёр перед очень трудным жизненным выбором…

Замечу, что аншлаг был на этой и всех других постановках, в том числе Омского Северного драмтеатра им. М.А. Ульянова, Драмтеатра на Перовской, Севастопольского театра для детей и молодёжи (Украина), Вышневолоцкого областного театра (Вышний Волочек, Тверская область). Артистов часто вызывали на «бис» и, похоже, зрители хотели смотреть минимум по два спектакля подряд.  И неудивительно, что практически все спектакли стали дипломантами разных номинаций. 

Как сообщил директор Драмтеатра на Перовской и руководитель фестиваля «Славян­ский венец» Андрей Панченко, «миссия этого форума  – формировать на постсоветском пространстве и в соседних славянских странах форму социально ориентированного театра и репертуара. Поэтому основные принципы и одновременно критерии отбора постановок –  сохранение и распространение великих традиций русского классического театра; ориентация на социальную и историческую значимость произведений национальных и зарубежных драматургов; пропаганда культурно-исторической общности славянских народов и их искусства.

Такие фестивали всегда проходят с аншлагом, интерес к классическому славянскому искусству растёт во всех славянских странах. Потому и проводятся его фестивали с участием театральных коллективов из многих стран». 

Алексей ЧИЧКИН

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Доверием небо измерю

Совместный проект "ЛАД"

Доверием небо измерю

ПОЭЗИЯ                                                                                                                                                                                             

Михаил ПОЗДНЯКОВ

* * *

Хорошо мне в зелёной тиши.

Спят кувшинки в озёрах полесских.

И такой здесь покой для души,

Что на мир этот гляну по-детски.

И поверю я в тысячный раз

В преслучайную горечь земного,

Что Добро, выручавшее нас, –

Это всё-таки счастья основа.

В то, что совесть спасает века,

Что доверием небо измерю,

Что живу я на свете, пока

В просветлённость душевную верю.

* * *

Замела зима дороги

Беспредельностью своей...

Край мой милый, край убогий –

Красота пресветлых дней.

Завихрит сирень у хаты,

Улыбнётся сад плодам.

И печаль уйдет куда-то,

Если к солнцу выйдешь сам.

* * *

Лес аж звенит от чистоты.

Траве так больно под ногами.

В ней – бесконечность доброты,

Всё запасаемой веками.

Берёза чутко шелестит.

В ней светом полнится берёста.

И ель задумчиво шумит...

Вокруг так мудро всё и просто.

Тропинка, вдруг нырнув в траву,

Вновь на пригорке оказалась...

Всё то, чем я теперь живу,

Щемящей нежностью осталось.

Трепещет воздуха настой –

Густой, бальзамистый и пряный.

Дышу целебной синевой...

Так мне бывало лишь у мамы...

* * *

Из всех дорог моих бескрайних

Я благодарен только той –

Одной из множества случайных, –

Что вдруг свела меня с тобой.

И будет эта мне дорога

(Судьба тут вовсе ни при чём)

К сиянью солнечного Бога,

Но в светлом образе твоём.

* * *

Что ж, вспоминай меня под вечер,

Когда и вьюга, и мороз...

Ты память и мою расцветишь

Спокойной нежностью мимоз.

Что ж, вспоминай меня весною

В пресветлый, чистый, ясный час.

Его я радостью земною

Тебе напомню всякий раз.

Что ж, вспоминай меня и летом

То у реки, то средь полей, –

Чтоб мог прильнуть к тебе я светом,

Счастливой нежностью своей.

Что ж, вспоминай меня под осень,

Как прояснение в судьбе,

Когда печаль и та приносит

Моё сочувствие тебе.

Что ж, вспоминай меня повсюду, –

Тебе забыть меня – не дам

Хотя бы тем, что помнить буду

Тебя всегда и всюду сам.

Зависимость

Я – зависим:

От Бога и родины,

От мамы и от любимой,

От сына, дочушки,

Чудесных внуков,

От языка родного,

И от горя людского,

От хлеба и соли,

От музыки света,

От расставаний и встреч,

От друзей и соседей…

А быть независимым

Разве ж можно,

Когда ты живой?!

Перевод Изяслава КОТЛЯРОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Венецианское наследие

Путешествие во времени

Венецианское наследие

ОДНАЖДЫ С АЛИСОЙ ДАНШОХ

Однажды мы обедали с моей иностранной гостьей в итальянском ресторане в Москве. Она удивилась вкусности всего подаваемого и высокому качеству обслуживания. Нам с гордостью представили шеф-повара из Тосканы, которому мы высказали наше buonissimo, а он с достоинством ответствовал prego. Разговор плавно перешёл на Италию, и я радостно сообщила, что завтра улетаю в Венецию. В ответ иностранная гостья поделилась восторженным отношением к этому городу, а чтобы и я полнее почувствовала всю необыкновенность родины Казановы и Карло Гоцци, она немедленно позвонила своей знакомой маркизе, проживающей во дворце на Canal Grande, и попросила её пригласить меня в гости. Самое удивительное, что на следующий день в гостиничном номере нас с мужем ожидало приглашение на обед во дворец маркизы. Я была ошарашена такой аристократической оперативностью и помчалась за нарядной обувкой, а муж для такого случая прикупил пиджак удивительного персючного цвета.

В назначенное время при полном параде, вооружённые коробкой шоколадных конфет с видом Кремля и бутылкой водки, мы по суше подошли к дворцу. Почти все его окна, выходящие на маленькую, не слишком прибранную площадь, были прикрыты фанерой или заколочены досками. Плющ не мог полностью скрыть обвалившуюся штукатурку стен. Мы забеспокоились и засомневались, туда ли пришли и ждут ли нас. Нас ждали. Дверь открыл южноазиатского вида вежливый дворецкий и по лестнице с толстым канатом вместо перил провёл на второй этаж, потому что нежилой первый служил пристанищем огромной чёрной гондоле с четырьмя гребцами-манекенами. Носовая часть гондолы, поблёскивающая золотом в свете факелов, с надеждой смотрела на небольшой причал со ступеньками, уходящими в мутно-зеленоватую воду Canal Grande. У хозяев и гостей всегда оставалась возможность воспользоваться водным путём городского сообщения.

Маркиза оказалась немолодой дамой, удивительно милой и привлекательной, с ясными умными глазами и спокойно-доброжелательной манерой общения. Нас представили собравшимся гостям и предложили на аперитив Беллини – местное спуманте (игристое вино типа шампанского) с персиковым соком. Высокий, голубоглазый и в прошлом светловолосый маркиз с удовольствием провёл по своим владениям, не преминув пожаловаться на нехватку средств для приведения в порядок фасада и всех помещений дворца. «Видите ли, – говорил он, – мы здесь бываем нечасто. В основном живём в Милане, часть времени уходит на ферму в Калабрии, где у меня поместье. А ещё у меня есть виноградники, и я выращиваю рис. Сегодня у нас ризотто со спаржей. Все продукты экологически чистые, ручаюсь головой и руками, ведь я сам за всем присматриваю». Далее пошли урожайные цифры, сколько риса, овощей, винограда и бутылок вина его хозяйство производит, и сколько семья потребляет, и сколько идёт на продажу, и как вырученных денег не хватает на бесконечные ремонты недвижимых объектов. Наш гостеприимный хозяин показал роскошную библиотеку, уютные гостиные и кабинет, семейную коллекцию фарфора и бальный зал с огромной скульптурой Кановы, для которой пришлось разобрать часть стены, чтобы внести в помещение, и по которой во время Второй мировой войны немцы, развлекаясь, стреляли из огнестрельного оружия. Следы пуль как нельзя лучше свидетельствовали о высокой культуре арийской расы. Впрочем, солдаты Наполеона тоже отличались «духовностью» и взяли на память немало венецианских ценностей, благо было что брать. Надо полагать, что и австрийцы, просидевшие в Венеции в общей сложности лет сто, ни в чём себе не отказывали. В общем, хватило на всех оккупантов, а кое-что осталось в великолепных музеях города и для современников.

За обедом мы неожиданно оказались в центре внимания. Русский вопрос интересовал всех. Нас спрашивали про перестройку Горбачёва, про Ельцина и его преемника Путина, про экономику и многое другое.

Обед был скромен, состоял из трёх блюд: обещанного ризотто со спаржей на закуску, кусочка местной рыбы с припущенными овощами – основное блюдо – и мороженого двух видов на десерт. Кроме минеральной воды наливали белое и по желанию красное вино со своих виноградников. Длинный и довольно узкий стол позволял общаться не только с соседями справа и слева, но и с сидящими визави. Напротив меня загорелый господин лет шестидесяти с весёленьким платочком в нагрудном кармане клубного пиджака в застольной беседе поведал, что служит в банке, сейчас он в отпуске, навещает друзей и завтра отбывает в поместье кузена в Австрийских Альпах, где соберутся члены их семьи. «Но, конечно, не все, – добавил он. – Нас, Габсбургов, около четырёхсот. Несколько лет назад мы съехались в Вену и обратились к австрийскому правительству с просьбой вернуть нам собственность нашей семьи, приобретённую на личные средства. Эти социалисты нам отказали». Кто-то заметил, что тогда бы пришлось вернуть половину Австрии. Мой сосед справа посоветовал потребовать у итальянских властей назад север Италии с Миланом и Венецией. Потомок Габсбургов хмыкнул: «Мы, австрийцы, сделали много хорошего. Например, научили итальянцев работать». Дальнейшее потерялось в гуле разнообразных голосов. Не берусь судить о степени правдивости заявления потомка великой правящей династии Австро-Венгрии, но север страны выгодно отличается от бедного юга, что толкает политических экстремистов на требования раздела страны по экономическим результатам. Впрочем, Венеции и отделяться особенно не надо, она и так позиционирует себя как отдельное государство со своим собственным языком, не признающим литературного эталона поэта Данте из Флоренции.

Обед закончился примирительной чашкой кофе с дижестивом. Место для курения отводилось на узеньком балкончике с высокими стульями, предлагавшими посидеть и неторопливо полюбоваться на Большой канал с барочной церковью Санта-Мария делла Салюте и Лагуну, по которой сновали многочисленные плавсредства: гондолы, такси-моторки, разнообразные вапоретто – автобусы, просто суда-судёнышки, а иногда проплывали гигантские паромы, верхние палубы которых позволяли тысячам туристов на борту запечатлеть в памяти и на камеру самый узнаваемый вид Венеции – набережную с припаркованными чёрными гондолами, Пьяцетту со львом Святого Марка на столбе, Кампанилу, Дворец дожей и, конечно, тучи голубей, справедливо считающих себя хозяевами площадей. У меня голуби, если только они не на столе в виде горячего блюда, не вызывают умиления. Рискуя вызвать гнев защитников прав животных, я продолжаю считать их зажравшимися, тупыми, наглыми пакостниками. К тому же они вовсе не так безобидны, как думают некоторые. Например, в сказке братьев Гримм эти милые птички выклевали глазки злобным сёстрам Золушки. В этом году нашёлся человек, который сделал из венецианских голубков многочисленных чучел и рассадил по залам главного павильона Биеннале*. Сидят себе сизокрылые под потолком, смотрят на посетителей свысока недружелюбными зрачками мурановского стекла и ждут удобного момента обгадить любителей концептуального искусства, слетевшихся со всего света себя показать и новые арт-тенденции поклевать в венецианских джардини (садах).

Наполеон и предположить не мог, что разбитые по его приказу сады через несколько десятилетий станут арт-туристической меккой и подиумом для показа нового платья голого короля. Я каждый раз восторгаюсь наглядными пособиями по развитию человеческого воображения и инструкциями по превращению самых разных предметов в дорогостоящие арт-объекты.

Естественно, что вокруг несения в массы самого концептуального, идейного и актуального поднимаются клубы пыли неасфальтированных садовых дорожек и много шума практически из ничего. В этом году шума с избытком издавал огромный перевёрнутый американский танк б/у, устрашающе вращая вхолостую гусеницами. А где-то на самом верху этого монстра пристроилась спортивная беговая дорожка с живым человеком. В момент смены бегуна шум прекращался. Происходящее напоминало еврейский анекдот про несчастного бедного Мойшу, который жил с кучей детишек и больной тёщей в одной маленькой комнатке и которому ребе посоветовал взять в дом ещё и козу. Когда через две недели ребе разрешил измученному еврею избавиться от козы, жизнь Мойше показалась прекрасной. Так и мне в редкие моменты танкового затишья начинало казаться, что всё здесь очень даже и molto interessante, по крайней мере этими нейтральными словами нельзя обидеть ни одну даже самую ранимую душу художника.

Позволю себе вернуться ещё раз к еврейской теме. Как оказалось, она сильно взволновала павильон Польши, который выложил в своих недрах внушительную стопку плакатов – «Манифест о возрождении польского еврейства», подкрепив его короткометражным фильмом в трёх частях, каждая из которых демонстрировалась в отдельном зале. Всё это смахивало на провокацию, ибо трудно представить лицо еврейской национальности, которое могло бы поддержать эту идею, после того как его предки и родственники преследовались и планомерно уничтожались на территории Польши при разных режимах. Наконец к 1967 году еврейский вопрос был решён окончательно: ПНР принудительно выслала всех оставшихся евреев в другие страны.

Кто знает, может быть, кто-нибудь из детей тех вынужденных переселенцев стал художником-концептуалистом и теперь выставился в израильском павильоне, куда стояла длиннющая очередь. Народ шутил, глядя на неё: «У них при входе работают люди из службы безопасности аэропорта в Тель-Авиве. Всех обыскивают и опрашивают с пристрастием». «Своих» приехал поддержать сам Шимон Перес и тут же создал массу неудобств: полицейские на водных скутерах перекрыли Большой канал, а вооружённые автоматами карабинеры в чёрном бросали на всех посетителей Биеннале подозрительные взгляды.

В этом биеннальном году чернушности поубавилось. В бассейне не болтался излишне правдоподобный труп скандинавского коллекционера, символизируя то ли конец традиционного и победу актуального в искусстве, то ли прямо наоборот.

Невероятно позитивно выглядели три огромных абсолютно реальных полотна Тинторетто, блестяще иллюстрируя Illuminazioni – главную идею организаторов выставки. В них был не просто свет – они сияли, излучая мощную энергию истинного таланта и мастерства. Рядом с работами великого венецианца мультимедийные ухищрения казались нелепыми шутками. Мудрый старец прятал усмешку в бороду: «Концепция концепцией, но есть и ещё кое-что в нашей жизни». Австрийцы испугались Тинторетто и заткнули рты старым портретам, надев на них разнообразные намордники: «Молчи, старое искусство, молчи!»

Греки накануне возможного дефолта решили сделать Венеции реверанс, а может быть, напомнить, что когда-то остров Кипр принадлежал Светлейшей Республике. В своём павильоне налили воды и, как на площади Сан-Марко в сезон дождей, положили деревянные мостки.

Сама Венеция также использовала водную тематику, расположив в воде под углом длинный ряд чёрных лодочных носов с экранами струящейся воды внутри стилизованных гондол.

О прекрасных венецианских зеркалах напомнил южнокорейский павильон, безжалостно, громоподобно и максимально приближенно к реальности разбивая их разными способами на огромных экранах мониторов.

Через несколько часов безудержного поглощения актуалки вдруг начинаешь понимать, что голодное брюхо к прекрасному глухо. И тут начинается вторая, а для кого-то, может быть, и самая главная биеннальная жизнь. С кем вы, мастера культуры и гости Венеции, питаетесь, общаетесь и тусуетесь? Если подсуетиться и запастись всеми приглашениями на Biennale превью, то на их ежедневное использование не хватит суток, разбухших до 48 часов. Каждый павильон, каждая страна, каждое выставочное пространство и каждый, кто хочет занять место на коллекционно-аукционном Олимпе, устраивает свой праздник, приём, фуршет, обед, дринк, вечеринку, вечерок и т.д. На Биеннале принцип Евгения Онегина: «Там будет бал, там детский праздник. / Куда ж поскачет мой проказник? / С кого начнёт он? Всё равно: / Везде поспеть немудрено» – не срабатывает.

Сколько бы мероприятий ты ни посетил, но если ты не засветился на нескольких самых-самых, то, как ни пыжься, ты не в обойме людей при сегодняшнем арте. О великая Ярмарка Тщеславия! Как ты хороша и соблазнительна! Сколько работы для критиков, журналистов, фотографов! Какое раздолье для светских хроникёров! Ведь нам, простым читателям и зрителям, завсегда интересно, кто с кем и кто в чём. А на биеннальное превью собираются разные звёзды разной величины, и политики, и министры всяческих культур, и миллиардеры с миллионерами, и галеристы с аукционистами всех мастей и рангов, и тысячи молодых людей, особенно девушек в поиске, с визитной карточкой консультанта по искусству – от Cristie’s по большей части. Когда смотришь на эту молодёжь, начинает казаться, что под личиной аукционного дома, от имени которого они выступали, скрывается мощная разведывательная организация, опутавшая своими арт-щупальцами весь земной шар.

Не скрою: Cristie’s добрался и до меня. Я откликнулась на его приглашение и с удовольствием подкрепилась на кораблике Il Doge, припаркованном в трёх минутах ходьбы от главного входа в Giardini. Покачиваясь вместе с корабликом, мы делились впечатлениями об увиденном, запивали их не слишком дорогим вином и чувствовали себя приобщёнными к актуальному искусству. Возможно, приобщённость была бы ещё ощутимее, если бы еду подавали на яхте Абрамовича, куда хотели бы попасть все или почти все приехавшие на Биеннале. Узнав, что я из Москвы, меня спрашивали, знакома ли я с самым популярным на Западе русским олигархом, где стоит его яхта и на ком он теперь женат. Я отвечала примерно так: он – национальное достояние, его знают все, особенно на Чукотке. Кстати, говорят, он подал иск о возвращении Аляски России, а по слухам, здесь, в Венеции, он обсуждает с местными властями покупку дворца для филиала «Гаража» – галереи его подруги. Ведь не только господину Пино выставлять в старинном палаццо разрезанную на части корову в формалине или ставить на стрелку у старой Таможни гипсовую фигуру типа голая беременная пионерка не то с дохлой чайкой в руке, не то с селёдкой (вид издалека). Иностранцы поражались грандиозности планов Абрамовича, я же не могла простить начальнику Чукотки бессонную ночь. Именно под моим гостиничным окном до четырёх утра громыхала «гаражная» вечеринка, на которую рвалась вся биеннальная молодёжь. Интересно, что бы я писала, если бы меня на неё позвали?

Собственно говоря, превью Биеннале и суета вокруг него занимают лишь несколько часов в насыщенной программе фонда «Венецианское наследие», цель которого – помочь сохранить уникальные памятники культуры в уникальном городе. Каждые два года руководство фонда отчитывается о проделанной работе и рассказывает о дальнейших планах.

В 2010 году фонд и фирма Луи Вуиттон общими усилиями помогли завершить реставрацию серебряного алтаря Maggiore в церкви Сан-Сальвадор, которую украшают работы Тициана, Карпаччо, Риччи, Сансовино и где покоятся многие венецианские дожи и королева Кипра Катерина Корнер. Лишь трижды в году во время самых значимых католических праздников выставляется это уникальное творение мастеров серебряных дел XVI века. Всё остальное время алтарь находится за картиной Тициана. Простое нажатие кнопки настоятелем церкви опускает полотно вниз, и у всех посетителей от неожиданности одновременно вырывается возглас изумлённого восхищения. Такого вы не увидите и не услышите ни в одном из 89 павильонов Биеннале (именно столько их в этом году).

Настоятель с удовольствием показал нам другие богатства, которые со временем, после приведения их в порядок, станут частью музейной экспозиции. Содержание Сан-Сальвадора – дорогое удовольствие, поэтому за монастырские помещения отвечает Italia Telecom, удобно расположив в них свои офисы и конференц-зал с расписными потолками и деревянной резной мебелью всё того же XVI века. В уютном внутреннем дворе монастыря нам предложили трапезу с восхитительным ризотто кон лимоне (с лимонной цедрой), что дало нам возможностью почувствовать себя в XVIII веке. В те далёкие времена по воскресеньям жители города приходили навестить монастырских воспитанниц, пили предложенные напитки, ели сладости и оставляли щедрые пожертвования. Примерно то же самое происходит в XXI веке. И хотя воспитанниц больше нет, зато есть множество проблем, их решение требует средств, а чтобы их получить, надо очень постараться. Венеция славилась умением зарабатывать деньги. Она умела и тратить их во славу Светлейшей Республики, устраивая роскошные и дорогостоящие празднества, для которых не жалела шелков, бархата, парчи, кружев; зеркал, свечей, вина, фейерверков и других развлечений. А как сегодня зарабатываются деньги на поддержание воспоминаний о былом величии и могуществе? Конечно, это спонсоры, те, кто любит город и хочет его сохранить. И конечно, это в первую очередь – американцы. Ну нравится им Венеция, и они готовы тратить деньги и чувствовать себя благодеятелями и чтобы все об этом знали. А взамен хотят получать респект и эксклюзив.

Таким образом, небедные и продвинутые америкосы, поклонники старушки Европы, учредили фонд «Венецианское наследие» с благородными планами по спасению Венеции. Список совета попечителей, почётных членов, гостей украшен аристократическими титулами, а вес ему придают фамилии успешных деловых людей. Основная часть членских взносов идёт на реставрационные работы и совсем небольшая уходит на содержание аппарата (постоянных сотрудников всего трое). Как и положено благотворительной организации, фонд активно использует добровольцев. Местные жители с удовольствием помогают кто чем может – то напитками и едой, то гостеприимно открывают двери своих дворцов и загородных вилл для проведения мероприятий. Согласитесь, вечерние туалеты выглядят намного импозантнее в старинных интерьерах, отражаясь в подёрнутых дымкой времён зеркалах. А как приятно провести вечер в обществе интересного собеседника, поблёскивая камушками, эрудицией и знанием иностранных языков. Если вам понравится вино из хозяйского подвала, то вы всегда сможете купить несколько ящиков домой, и скидка вам обеспечена. За отдельную плату и тоже со скидкой вам предложат снять приглянувшийся палаццо, скажем, для свадьбы сына, дочери или для собственного юбилея.

Гостеприимно распахиваются двери не только домов, но и фабрик. С удовольствием вспоминаю визит на производство обуви известной марки Sergiо Rossi. Нас подвезли к невзрачным серым зданиям-коробкам в чистом поле. Сначала были осмотрены лаборатории, в недрах которых разрабатываются новые модели, затем от слов и чертежей перешли к делу, и мы оказались в цеху. Из чего только не создаётся модная обувь! Кроме примитивной кожи и замши домашнего скота, дорогих крокодилов и змей широко используются рыбья чешуя и шкуры экзотических животных – жирафа, гепарда и т.д. Самое большое впечатление на меня произвели останки огромной лягушки с фантастическим узором. Придумать такое сочетание красок и рисунок может только природа. Я никогда не одобряла Ивана-царевича с его недальновидными и необдуманными поступками, но если он сжёг похожую лягушачью шкурку, то всё прогрессивное человечество обязано объявить его персоной non grata и лишить звания сказочного героя.

Кроме материалов мы увидели весь процесс от и до финального украшения, скажем, кристаллами Сваровски, что делается вручную, соответственно и стоит это… С ценой мы ознакомились в прифабричном магазине, куда нас завели напоследок. Дальнейшее напоминало сцену в театре Варьете из булгаковского романа «Мастер и Маргарита». Дамы кинулись в атаку на бесконечные полки с обувью и победили. Каждая уходила с поля битвы с горящими азартом глазами и огромным количеством коробок – наград за шопинг-рвение. Но истинным победителем, конечно, был Sergio Rossi. Он нас пленил качеством, ассортиментом и весьма относительной скидкой. А закрепил успех потрясающей по красоте и вкусу сервировкой стола на фамильной вилле в сорока километрах от Венеции.

В общем, спонсор спонсором, но о своей выгоде и рекламе не забывает никто. В этом году основным благодетелем выступал ювелирный дом Vhernier. Как и Rossi, он пригласил к себе в бутик, напоил желающих утренним кофе со свежими круассанами и предложил вниманию эксклюзивную продукцию. Лишь очень высокие цены помешали членам фонда «Венецианское наследие» расхватать стильные кольца, серьги, колье и часы, но не помешали прийти на вечернее мероприятие, спонсируемое Vhernier, – Gala Dinner Dance, а по-русски – Суперобед с танцами в Palazzo Ca’Vendramin Calergi. Как каждый уважающий себя венецианский дворец, он пережил много веков, много стилей и ещё больше владельцев. В этот вечер он сиял всеми своими люстрами мурановского стекла. Огромные старинные зеркала с удовольствием отражали нарядную толпу, а многочисленные парадные портреты с плохо скрываемой завистью разглядывали дам в вечерних туалетах и мужчин в смокингах, рассаживающихся за круглыми столами. На несколько минут гул голосов смолк. Это председатель правления фонда произнёс приветственное слово, после которого возобновился мерный гул голосов, сопровождаемый постукиванием ножей, вилок и звоном бокалов. Надо сказать, что организаторы сидячих обедов проявляют невероятные способности, делая рассадку, ведь от неё зависит успех обеда в большей степени, чем от меню, потому что интересный разговор с приятным собеседником отвлекает от процесса поглощения пищи, превращая еду в нечто второстепенное, а общение – в главное. Мне повезло, за моим столом сидели исключительно симпатичные люди и одна особенно приятная немолодая пара, с которой я познакомилась накануне в оперном Театре la Fenice (Фениче), а по-русски – Феникс. Удивительно, до какой степени название соответствует действительности. За почти трёхсотлетнюю историю знаменитого музыкального дома, на сцене которого ставились премьеры Россини, Доницетти, Верди, он один раз рухнул и два раза сгорал дотла. И каждый раз, как и положено мифической птице Феникс, новый театр возрождался из руин и пепла на том же месте и в том же виде. Последний пожар случился в 1996 году, тогда суд признал двух электриков виновными в умышленном поджоге. Городу, горожанам и спонсорам ремонт обошёлся в 90 миллионов евро. Заново отстроенный храм музыки походит на прежний как две капли воды из Большого канала. Небольшой четырёхъярусный нарядный зал в весёленькой цветовой гамме. Бирюза, персик, золото, солнечно-жёлтые панели, тёмной зелени бархатный занавес, опять же бархатные персиковые кресла, уютные жёлтые фонарики. Среди цветочков, медальончиков с голыми пухлыми амурчиками прячутся серьёзные мужские головы, очевидно принадлежащие выдающимся итальянским композиторам. А на заднике в глубине сцены расположился странный птиц с подрезанными крыльями, чтоб не улетел. Логично было бы предположить, что это и есть феникс.

В Театр ла Фениче мы пришли на концерт, посвящённый памяти Нино Рота. По-моему, он написал музыку ко всем знаменитым итальянским фильмам. Во всяком случае, Феллини, Висконти и Антониони не могли обойтись без него. Конечно, он писал и серьёзные вещи. Большой симфонический оркестр исполнил концерт для себя и тромбона. Зал был в восторге, все хлопали и кричали «Браво!». И тут, оглянувшись, я заметила, что дама, сидящая за мной, одета в платье от того же модельера, от которого происходил и мой наряд. Сначала мы натянуто улыбнулись друг другу, а потом весело рассмеялись, всё-таки мы были не в одинаковом, а выбор дизайнера свидетельствовал лишь о нашем хорошем вкусе.

На следующий день мы оказались за одним столом и разговаривали так, как будто знакомы целую вечность. Вспомнили вчерашний концерт и объяснились в любви к итальянскому кино и Нино Рота, пропели дифирамбы приглянувшемуся нам модельеру, и тут оказалось, что их двое, её – знаменитый японец, а мой – начинающий немец. Говорили о Биеннале и о том, что культурное послание Штатов слишком прямолинейно. И так все знают, что американцы прут как танк, подминая всё под себя, демонстрируя тупую силу и навязывая всем отвратительный лязг безжалостных гусениц.

Обсуждая проблемы Венеции, пришли к выводу, что полчища голубей, как и полчища однодневных туристов, в основном только гадят. Голуби даже лучше, потому что не воруют. С другой стороны, цены в Венеции – за гранью разумного и немногие могут себе позволить жить в гостиницах, пользоваться услугами моторных такси, а гондольеров – тем более, питаться в дорогущих ресторанах, где еда и обслуживание далеко не всегда соответствуют заявленной стоимости.

Моя собеседница, несмотря на оживлённость, казалась грустной, и, когда заговорили об удачно выбранном месте для заключительного мероприятия, она вдруг расплакалась. Оказалось, что Ca’Vendramin Calergi какое-то время принадлежал её семье и в конце 20-х годов прошлого столетия во время мирового кризиса был продан за гроши. В этом дворце прошло детство её матери, сама она здесь в первый раз и очень волнуется, и ей грустно, и в маленьком зале направо висит портрет её дедушки – графа Луккези-Палли.

Думаю, я бы тоже очень расстраивалась, если бы моим предкам пришлось за копейки расстаться с такой красотищей. Хорошо понимаю и Рихарда Вагнера, который прогостил в палаццо целый год, работая над «Парсифалем», и даже здесь же умер в 1883 году, страшно огорчив своей кончиной тогдашнего владельца графа де Шамбор. В настоящее время Ca’Vendramin Calergi принадлежит городу, который решил, что это лучшее место в Венеции для казино. Я коварному жетону денежки свои не вверяю, но в зал с рулеткой заглянула, одобрительно поцокав языком от роскоши интерьера. В другом не менее привлекательном зале громко играл небольшой оркестрик, приглашая гостей продемонстрировать танцевальные способности на дивном паркете. Если в казино и на танцах народу было совсем мало, то очередь на такси оказалась огромной. Все устали от dolce vita и хотели простейшим и скорейшим путём вернуться в гостиницу, потому как по суше до желанного покоя минут сорок ходьбы на шпильках.

Мне опять повезло. Знакомый антиквар из Парижа, оказавшийся в первых рядах охотников за такси, подбросил к вожделенному гостиничному причалу. Решив не откладывать сбор чемодана на утро, я устало и отрешённо складировала вещи, размышляя о превратностях судьбы, о «Венецианском наследии» и идейности концептуального арта. Каждый раз, когда я решаю, посещать или не посещать Biennale, я вспоминаю нашего водителя, который однажды проигнорировал приказ сотрудника ГАИ остановиться. Мой муж поинтересовался: «Юрий Викторович, вы не заметили гаишника?» – «Почему не заметил? Заметил». – «Тогда почему вы не остановились?» «А что он мне нового скажет?» – последовал ответ.

В отличие от водителя Юрия Викторовича я слишком любопытна и каждые два года с надеждой осматриваю биеннальные павильоны. А вдруг они что-то новенькое мне скажут?

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Командировка

Клуб 12 стульев

Командировка

ИРОНИЧЕСКАЯ ПРОЗА

Веснухин приехал в городок N по делу, с которым покончил за несколько часов, но решил задержаться, потому что влюбился.

Девушка, отмечавшая командировку, была во вкусе Веснухина – приземистая, тучная, с большими руками и ногами. С трудом поборов волнение, Веснухин предложил встретиться вечером. Девушка согласилась.

Веснухин пошёл прогуляться и на одной из центральных улиц за небольшим заборчиком увидел драку. Дрались молодые ребята, человек пятьдесят. Веснухину понравился черноволосый рослый парень в красной куртке, крушивший всех своих соперников. Заглядевшись, Веснухин едва не пропустил время свидания. Идти, к счастью, было недалеко.

Галина уже ждала его, растирая нос варежкой.

Веснухин обнял девушку. Галина молча ткнулась головой ему в грудь.

– Ты не думай, – зашептал Веснухин, – это впервые, это серьёзно, на всю жизнь, такого ещё никогда не было, не надо стесняться большого чувства, верь мне, пойдём к тебе, на улице холодно.

– Знаю я вас, – заплакала Галина, – все вы такие, всем вам одного нужно, обидеть ничего не стоит, надсмеяться, уедешь и забудешь, ладно, пойдём, только тихо, а то соседи услышат.

Они поднялись по лестнице, не зажигая света, прокрались в комнату. И только для них светила в оконце луна, мерцали звёзды, и только для них падал на улице снег.

Управившись, Веснухин сказал:

– А знаешь, я сегодня драку видел.

– Приезжие все ходят смотреть, – странно как-то ответила Галина, поправляя перед зеркалом причёску.

Веснухин хотел, чтобы Галина уточнила мысль, но дверь открылась, и на пороге вырос черноволосый рослый парень в мокрой красной куртке. Его лицо было украшено синяками и ссадинами.

Веснухин закашлялся.

– Надрался? – спросила парня Галина и подвела его к Веснухину. – Знакомьтесь, это мой муж.

Веснухин церемонно представился и попытался заговорить о своей работе (он трудился в оборонной промышленности), рассказать, как ездит по командировкам и режет на металлолом подлежащие уничтожению баллистические ракеты.

Парень поднял холодильник и кинул его на Веснухина. Увернувшись, Веснухин схватил пальто, выскочил из комнаты и, прыгая через ступени, гулко промчался по лестнице.

Возвращаясь той же дорогой, он с изумлением увидел, что драка ещё не кончилась. Больше того, дерущихся прибавилось. Дрались теперь в основном люди постарше. Были среди них и женщины.

Мимо шли по своим делам прохожие, невдалеке поскрипывал новенькими валенками постовой.

Видя заинтересованность Веснухина, он приблизился.

– Приезжий? Интересуетесь нашей дракой?.. Открыли по многочисленным просьбам. Пять рублей за вход, учащимся – скидка. – Он глянул на часы. – Если есть желание – поторопитесь, скоро закрывать будем.

Веснухин тщательно протёр стёкла очков.

– А что, – спросил он, – фильмы новые привозят в город?

– Обязательно! – кивнул милиционер. – И дискотека у нас есть, и артисты приезжают.

Эдуард ДВОРКИН

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 5,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Ироническая поэзия

Клуб 12 стульев

Ироническая поэзия

* * *

Не занимайтесь буквоедством,

Забава эта ни к чему:

Никак весь алфавит не съесть вам –

Конца и края нет ему!

Коль вы от аппетита злого

Не тех глотнёте букв – они

Составят в вас такое слово,

Что просто Боже сохрани!

Кусните «Сникерса» иль «Натса» –

Для балерин они еда! –

Но буквоедством заниматься

И не пытайтесь, господа!

Артём СУЛТАНОВ, КАЗАНЬ

ЗАЯВЛЕНИЕ

Господин премьер-министр,

Подпиши мне пропуск:

За последних лет за триста

Отгуляю отпуск!

Сверхурочные, отгулы

И переработки…

Я не знаю: я получу ли

Отпуск, пусть короткий.

Господин премьер-министр,

Отпусти побриться,

Приодеться, прикупиться,

По-людски помыться.

Если год войны – за два,

Много набежало.

Не вернётся красота –

Будет очень жалко.

Господин премьер-министр,

Хочешь, стану краше я? –

Отпускных мне выдай чистых,

Ни о чём не спрашивая,

Дай чуть-чуть передохнуть,

Дай собраться с силами.

Я прошу, как на духу.

Матушка-Россия.

Олег РЯБОВ, НИЖНИЙ НОВГОРОД

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Медпункт «Клуба ДС»

Клуб 12 стульев

Медпункт «Клуба ДС»

Андрей РЫЖОВ

Максим СМАГИН

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Новый метод

Клуб 12 стульев

Новый метод

Недавно в нашем дачном посёлке поселился какой-то целитель. У меня как раз в одном ухе что-то стреляло, и я пошёл к нему. Тот меня осмотрел и сказал:

– Вам крупно повезло. Я узнал сейчас по этой болезни древний азиатский рецепт. Он в нашей стране ещё не применялся. Схема простая. Находите на грядке огурец, равный длине вашего уха, и вечером садитесь на него.

– Неужели это поможет? – удивился я.

– А как же иначе! Это же прямая связь с природой. Энергетическое лечебное воздействие идёт прямо с центра земли.

Вернулся я к себе, рассказал о новом методе терапии жене.

– Я уже о таком слышала, – хмыкнула она. – Все твои дружки-собутыльники лечатся. Дмитрич, у него горло болит, десятый день на кабачке сидит. Пал Палыч с отложением солей вторую неделю с тыквы не слазит. Захарыч с ячменём на свёкле примостился…

Пошёл я на грядку с огурцами. Нашёл один нужной длины. Всё сделал, как рекомендовал врач. Сел и лечусь. Сверху – лунные приливы ощущаю. Снизу – целебные энергетические потоки от самого пупка земли восходят. Иногда перекликаемся с соседями:

– Палыч, как ты там?

– О-го-го! Реабилитируюсь!

– Дми-и-итрич?

– Адаптируюсь…

Вот так и сидим, ждём эффекта. Каждый на своём участке. Друг с другом не видимся. А тут однажды сквозь туман со стороны пустыря незнакомый голос пробился. Как в старое доброе время:

– Мужики, скинемся?..

Мы задумались: интересно, от чего же он лечится? Ведь там, кроме лопухов, больше ничего не растёт.

Николай СУЛИМ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Стенгазета «Клуба ДС»

Клуб 12 стульев

Стенгазета «Клуба ДС»

НАВСТРЕЧУ ВЫБОРАМ

Из достоверных источников стало известно, что партия чиновников посёлка Уклейкино «Наш дом – Швейцария» не войдёт в общенациональный народный фронт.

ТРЕВОЖНЫЙ СИГНАЛ

Как показала специальная проверка, на автомойке в городе Обгорске недобросовестные сотрудники разбавляли воду бензином.

ИТОГИ

На Международной сельскохозяйственной выставке завершился смотр производителей сливочного масла. Победителем было признано норвежское масло. А худшим – норвежское масло, расфасованное в одном из подвалов российского жилого дома для продажи в магазинах.

Валентин ЧЕРВЯКОВ, БАЛАШИХА

ГОРОДСКАЯ ХРОНИКА

Постановлением мэра города Фанфарска при виде идущего навстречу полицейского гражданам настоятельно не рекомендуется переходить на другую сторону улицы.

Юрий БЕЛЯЙЧЕВ, ЗЕЛЕНОДОЛЬСК, Татарстан

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Что бы это значило?

Клуб 12 стульев

Что бы это значило?

ФОТОАТЕЛЬЕ

Реакция читателей на символичный снимок, опубликованный в № 21, продемонстрировала, что им не чужды проблемы, связанные с кредитованием, первоначальным накоплением капитала, отмыванием денег и т.п. Поэтому острили насчёт близости банка и помойки все кому не лень. В основном не в бровь, а в глаз. «Отходы и доходы» (Александр Шумилов, Баку); «Капитализм – на свалку истории» (Евгения Вер); «Утром – деньги, вечером – мусор» (Владимир Пашковский, Псков); «Что было банка состоянием, то стало бака достоянием» (Павел Лебедев, Москва). «Да, путь до вклада станет чуть подольше…» – меланхолично заметил Аркадий Константинов (Новосибирск). У Виктора Красавина из Подмосковья свои ассоциации:

Нет на вывоз тары денег,

Потому не вывожу.

Если кто мой банк

заденет,

Банкоматом обложу.

Не оставила снимок без внимания и Наталья Баженова (Юрюзань Челябинской обл.), охарактеризовавшая ландшафт как «Вторресурсбанк». Марат Шафиев из солнечного Баку развил эту тему до конца, что и позволило ему стать победителем тура:

Сбор вторичного сырья

Для печатанья рубля.

Что ж, можете смеяться, господин из ближнего зарубежья. Нашему рублю никакие насмешки не страшны.

Благодарим всех читателей, откликнувшихся на задание фотоателье. Наиболее активными были А. Амелин (Калуга), А. Баранцев (Москва), В. Васина (Элиста), О. Горелова (с. Кулунда, Алтайский край), Л. Сергеева (Тольятти), Н. Цыганов (неизвестно откуда).

Теперь от социальных вопросов перейдём к жанровой зарисовке, сделанной в одной из деревень центрального Нечерноземья. Что бы это значило?

Ответы следует отправлять на e-mail: satira@lgz.ru 3 или на почтовый адрес редакции не позднее 24 августа.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

«С утреца жечь сердца!»

Клуб 12 стульев

«С утреца жечь сердца!»

ИЗБА-ЧИТАЛЬНЯ

Заголовок заметки – это двустишие одесского поэта Михаила Векслера «Мой девиз» из его нового сборника «Песня о страусе» (М.: Эксмо, 2011).

Помимо всего прочего, книги М. Векслера хороши тем, что каждая последующая включает в себя все предыдущие. Подобная тактика только на руку читателям. Ведь далеко не у всех имеются его замечательные прежние сборники. Сейчас же и отличные книги, и всякая чушь собачья издаются одинаково малыми тиражами.

Тираж «Песни о страусе» тоже не потрясает воображение. Из-за своей малочисленности новинка с ходу попадает в категорию раритетов. И поделом – иронические стихи и миниатюры М. Векслера очень содержательны, форма их отточена до предела. Версификаторское мастерство автора подкреплено оригинальными стилистическими находками, вдобавок каламбуры… Но – прерву себя: нужно быть последним идиотом, чтобы рассусоливать об особенностях творчества Михаила Векслера, когда имеется возможность процитировать несколько его миниатюр, и всё станет понятно. (Правда, в сборнике есть одна негативная новация – строки выровнены по центру, из-за чего стихи читаются хуже. Мы, с вашего позволения, приводим их в «дореформенном» виде.)

* * *

Был человек. Не пил спиртное.

Зимой ходил в одних трусах.

Такие умирают стоя

На медицинских на весах.

* * *

Мы все равны перед законом,

Который был открыт Ньютоном.

ПРЕДПРИИМЧИВОСТЬ

На Куликовом поле

Есть магазин «Дреколье».

ЖЗЛ

Когда был юн,

Некрасов

Загнал табун

Пегасов.

ШВАРЦЕНЕГГЕР

Такой мужик

Не шитом лык.

ГЛЯДЯ НА ПУСТЫЕ БУТЫЛКИ

Сколько водок, боже мой,

Сколько пив!

Это даже не запой,

А заплыв.

ПАТРИОТИЧЕСКОЕ

У Серёги два «котла» –

Из Женевы и Орла.

Наши часики – гляди –

Иностранных впереди.

* * *

Когда струится «Хортица»

И рядом чан с вином,

Нельзя сосредоточиться

На чём-нибудь одном.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,0 Проголосовало: 1 чел. 12345

Комментарии:

Единственный. Неповторимый. Грушинский

Клуб 12 стульев

Единственный. Неповторимый. Грушинский

ФЕСТИВАЛЬ

Свершилось! После трёхлетней изнурительной борьбы все попытки рейдерского захвата Грушинского фестиваля, о которых «ЛГ» информировала своих читателей, были отбиты и позорно провалились.

Согласно вступившим в законную силу судебным решениям, все права на проведение легендарной «Груши» отныне и навеки принадлежат Самарскому областному клубу авторской песни, возглавляемому Б. Кейльманом.

Альтернативные фестивали теперь называются соответственно «Мир бардов» и «Платформа». Причём руководитель нынешней «Платформы» Н. Мартынов, когда-то взявший в аренду намоленную землю под Грушинской поляной в районе Мастрюковских озёр, уже предпринимает попытки передачи её третьим лицам. Что же в итоге? В итоге – горький осадок в сердцах людей, которым в течение трёх последних лет из-за чьих-то непомерных амбиций, жажды власти и денег пришлось выбирать один из трёх фестивалей, проходивших почти в одно и то же время. Я не говорю уже о раздрае в бардовском сообществе по принципу: свой–чужой. Сколько времени понадобится, чтобы эти раны залечить?

Я пишу это с грустью в сердце, поскольку уже многие не смогут поехать на единый Грушинский фестиваль. Умер знаменитый Юрий Кукин, а ведь он ещё месяц назад говорил мне, что собирается в следующем году…

И всё-таки жизнь не останавливается. Продолжается Грушинский фестиваль, XXXVIII по счёту, единственный и неповторимый.

Две предшествующие недели на Фёдоровские луга, где последние три года проводился Грушинский фестиваль, падали проливные дожди, но в день открытия светило яркое весёлое солнце. Единственное, что напоминало об «разверзнувшихся хлябях небесных», были огромные колеи, оставленные тяжёлой техникой, привозившей и знаменитую сцену-гитару, и ещё многое-многое из того, без чего проведение фестиваля на высоком уровне невозможно.

Люди, приезжающие на праздник песни, зачастую даже не представляют, что подготовка к нему начинается сразу же после окончания предыдущего. И в этом году оргкомитет, возглавляемый депутатом Государственной Думы РФ А. Ивановым, был на высоте. Мало кому известно, что фестиваль предваряла его презентация в Министерстве иностранных дел РФ, что с большим успехом прошли в рамках Года России во Франции Грушинские вечера в Париже – всего-то и не перечислишь.

А между тем фестиваль жил по отработанному за десятилетия распорядку. Работали конкурсные и концертные площадки, проводились спортивные соревнования, и – что отрадно – было очень много детей, детей не только прыгающих, бегающих, но и поющих.

По меткому выражению председателя клуба Б. Кейльмана, Грушинский фестиваль «впал в детство». Был даже определён самый молодой участник, которому исполнилось два месяца. Он приехал с родителями из Киева. А «пожилых» детей, которым уже исполнился год и более, учесть было никак нельзя ввиду их повышенной подвижности. И с этим Грушинский фестиваль связывает большие надежды.

Впервые к участию в конкурсной программе III тура были допущены победители интернет-конкурса. Весь предшествующий год жюри рассматривало представленные работы в номинациях: «Песня», «Поэзия» и «Малая проза».

В этом году, продолжая традиции, заложенные Ю. Поляковым и Е. Евтушенко, на специальной поэтической площадке «Пилигримы» под неусыпным вниманием её организатора Э.Филя с приехавшими стихотворцами занимались признанные поэты – выпускники Литературного института Е.Чепурных, М. Анищенко и другие. Отбор был строгий. В итоге дипломов фестиваля были удостоены всего лишь двое соискателей, в чьих стихах были обнаружены искорки настоящей поэзии.

Вспоминали Владимира Высоцкого. На одном из многочисленных концертов в течение трёх часов звучали его песни, а его сын Никита представил рекламный ролик фильма «Высоцкий. Спасибо, что живой», снятого по собственному сценарию.

Никого не оставили равнодушным выступления мастеров жанра В. Егорова, О. Митяева, Г. Хомчик и других известных российских и зарубежных бардов.

Не обошлось и без огорчений. Впервые за всю историю Грушинских фестивалей футбольная «Сборная мира», составленная из ведущих бардов и членов оргкомитета фестиваля, проиграла ветеранам знаменитого самарского футбольного клуба «Крылья Советов» со счётом 3:7. Бардовское сообщество было безутешно и требовало реванша. Бессменный капитан «Сборной мира» В. Шабанов, забивший всего лишь один гол, клятвенно пообещал весь год тренировать бардов по электронной почте и уже в 2012 году смыть позор со своей футболки.

Вызвало даже не огорчение, а скорее, удивление невнимание админист­рации Самарской области. На заключительной пресс-конференции не были замечены её представители, даже приветствия Всероссийскому, известному во всём мире, Грушинскому фестивалю не прислали. А вот министр иностранных дел России С. Лавров сказал в адрес фестиваля тёплые слова и, более того, прислал начальника отдела министерства госпожу Поважную, которая поблагодарила за оказанную честь быть гостьей Грушинского фестиваля и рассказала о планах продвижения фестиваля в мире.

Ну и, конечно же, был ночной концерт на легендарной Горе. Звучали песни. Зажигались и гасли фонарики. Праздник состоялся.

Жертв, разрушений и вреда экологии не было.

Грушинский фестиваль был, есть и будет. Память о Валерии Грушине будет жить. Скоро в Моздоке, на родине героя, появится памятник. Но самый главный и величественный памятник ему уже давно стоит в душах приезжающих на фестиваль и поющих в его честь.

Владимир КАМЫШЕВ

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Книги, присланные в редакцию

Клуб 12 стульев

Книги, присланные в редакцию

Юнна Мориц. Лимон Малинович Компресс : Стихи – М.: Время, 2011.

Сергей Есин. Дневник ректора 2004 . – М.: Издательство Литературного института, 2011.

Надежда Горлова. Луна на ощупь холодная : Рассказы. – М.: АСТ: Астрель, 2011. – 351 с.

Евгений Белозёров. Мы и они : Повести и рассказы. – М.: ИПО «У Никитских ворот», 2011. – 104 с.

Порецкий П.С. Логические равенства.М.: Русская Правда, 2011. – 160 с.

Иванов Ю.Г. Если ты русский, проживи день в победе!М.: Русская Правда, 2011. – 416 с.

Сильва Плэт. Сложенный веер : Фантастические романы / Послесловие Натали Мико. – М.: Грифон, 2011. – 608 с.: ил.

В.Г. Белинский. «Вся жизнь моя в письмах»: Из переписки В.Г. Белинского / Сост. и автор вступ. статьи И.Р. Монахова. – М.: Грифон, 2011. – 392 с.: ил.

Прямой эфир : Сборник рассказов / Сост. А. Бочаров. – М.: Грифон, 2011. – 192 с. – (Настоящее прошлое. Кн. 3).

Затулин К.Ф. Россия и Абхазия. Две страны – один народ . – СПб.: Алетейя, 2011. – 408 с.

Костин Б.А. Симеон Полоцкий / Борис Костин. – Минск: Лiтаратура i Мастацтва, 2011. – 240 с.

Степанов А.Д. Окно в Россию : Стихи. – ООО «Агентство «ПРЕССА». – Оренбург, 2011. – 80 с.

Николай Третьяков. Солнечная ткань : Сборник стихов. – СПб.: ООО «СПб. СРП «Павел» ВОГ», 2011. – 244 с.

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Красками радуги жизнь украшая

Совместный проект "Подмосковье"

Красками радуги жизнь украшая

СОБЫТИЕ

Девятый областной слёт работников культуры «Журавлиные посиделки» прошёл в Ленинском районе. Вновь на излюбленной поляне рядом с Государственным историческим музеем-заповедником «Горки Ленинские» в первые выходные дни июля приземлился необычный журавлиный клин. Работники культуры Московской области избрали своим символом журавля – как олицетворение высокой мечты, поэтому и место слёта называется Журавлиной поляной, и слёт – «Журавлиными посиделками».

 В этом году в «Журавлиных посиделках» участвовали делегации из 67 муниципальных образований области, сотрудники областного Министерства культуры и подведомственных ему учреждений, областные творческие общественные организации и объединения, гости из Ростовской области – всего на слёте присутствовало 1400 человек.

В субботу на Журавлиной поляне по сложившейся традиции состоялось официальное торжество. В нём приняли участие губернатор Борис Громов, заместитель председателя правительства Московской области Виктор Егерев, заместитель председателя Московской областной думы Михаил Воронцов, министр культуры правительства Московской области Галина Ратникова, глава Ленинского муниципального района Сергей Кошман, главы муниципальных образований и другие почётные гости.

– Это счастье, что есть такое сообщество людей культуры, культурных людей, которые проводят такое замечательное действо, как «Журавлиные посиделки», – отметил Борис Громов, приветствуя участников слёта. Губернатор поблагодарил работников культуры за их труд, за то, что культура живёт у нас в сердцах и в умах. Слова благодарности из уст губернатора прозвучали не только в адрес работников культуры и министра Галины Ратниковой, но и глав муниципальных образований, которые поддерживают культуру, а таких, заметил он, слава богу, у нас большинство.

Борис Громов наградил лучших. Почётное звание «Заслуженный работник культуры Московской области» получили Любовь Тир – директор Детской школы искусств посёлка Горки Ленинские Ленинского муниципального района и Татьяна Лукашова – директор межпоселенческой библиотеки Ленинского муниципального района.

Знак губернатора Московской области «Благодарю» вручён Наталье Мутовкиной – директору центра культуры и досуга «Праздник» Дмитровского муниципального района и Андрею Дёмину – члену Сергиево-Посадского отделения Всероссийской творческой общественной организации «Союз художников России».

Почётной грамотой губернатора Московской области награждена Светлана Прусанова – специалист отдела по культуре и туризму Комитета по культуре, молодёжной политике и туризму администрации городского округа Железнодорожный.

На «Журавлиных посиделках» родилась замечательная традиция – здесь знакомятся, влюбляются и женятся молодые культработники. За прошедший после предыдущих посиделок год сложились новые «журавлиные» пары, родились новые «журавлята». Чествовать такие молодые семейные пары тоже стало традицией слёта. На сей раз поздравления и подарки принимали семьи Баркиных из Серебряно-Прудского района, Зайцевых из Люберецкого района и Терновских из Солнечногорского района. Дочь Терновских Наташа, которая родилась в январе, оказалась самым юным «журавлёнком» на слёте.

«Исповедь работника культуры…» – творческая программа с участием победителей различных конкурсов – завершила официальную часть праздника. В ней отразились юмористические размышления о том, что ждёт эту сферу в связи с изменениями в федеральном законодательстве, поделившем учреждения культуры на казённые, бюджетные и автономные.

Программа слёта дала возможность каждому участнику проявить свои творческие таланты. В красочно оформленном палаточном городке в эти дни проходили всевозможные конкурсы, культурные мероприятия, спортивные соревнования.

Мы попросили участников делегаций поделиться впечатлениями о слёте и рассказать об успехах и проблемах на их культурном поприще и услышали разные ответы, схожие в главном.

– Мы с удовольствием приезжаем на «Журавлиные посиделки», чтобы пообщаться, посмотреть, как работают другие, что-то новое идейное почерпнуть для нашей дальнейшей работы, – говорит начальник отдела культуры администрации Рузского района Александр Ханов.

На этом посту Александр Николаевич работает уже десять лет и не пропустил ни одного слёта. Рассказав об успехах в работе, он не обошёл и трудности, отметив, в частности, недостаточное финансирование сферы культуры и новые федеральные законы (особенно 131-й), которые, на его взгляд, рушат единую систему в сфере культуры. Например, сказал Александр Ханов, теперь часть клубов и библиотек отошли к поселениям и финансируются за их счёт. Если раньше мы централизованно закупали книги для всех библиотек, заботясь о том, чтобы село не страдало, то теперь вся методическая работа осталась в районе, а в поселениях специалистов, которые формируют заказ по комплектованию библиотек, нет. Но мы продолжаем работать со всеми библиотеками, стараясь сохранить всё лучшее. Я называю это: «живём старыми запасами».

Но жизнь кипит, мероприятия проводятся. За последние годы существенно улучшилась материальная база наших учреждений. Три Дома культуры отремонтировали благодаря губернаторской программе, отдельное здание получил краеведческий музей.

– «Журавлиные посиделки» – это очень хорошая, на мой взгляд, идея: есть три дня, когда люди могут встретиться, обсудить общие планы, наболевшие проблемы, просто поговорить, увидеть вживую в простой обстановке министра культуры и его замов, – делится впечатлениями директор Государственного учреждения «Мособлкино» Олег Бикчурин. – Мы работаем по заданию областного Министерства культуры: это кинопоказ в сельских поселениях и хранение фильмофонда, который по объёму занимает второе место в стране после знаменитого Госфильмофонда. Сейчас мы проводим акцию «Российское кино – селу», это приносит огромную пользу жителям сельской глубинки.

– Когда заканчивается год работы и «закрывается сезон», наступает праздник для нас, работников культуры, – говорит начальник отдела культуры администрации наукограда Реутов Антонина Кошкина. – Здесь, на «Журавлиных посиделках», мы отдыхаем, общаемся, и это нас вдохновляет. Участвуем в конкурсах, смотрим, как выступают другие коллективы. Набираем опыт, чтобы в дальнейшей работе равняться на лучших. Вернувшись с «посиделок», дома подводим итоги, составляем план работы, в котором обязательно отразятся впечатления этих дней слёта.

Мы можем сегодня говорить об успехах в культуре благодаря тому, что глава нашего города Александр Ходырев уделяет этой сфере много внимания. Выделены огромные средства на капитальный ремонт Музейно-выставочного центра, Центральной библиотечной системы. Возводится молодёжный культурно-досуговый центр…

Вот и отзвенели три дня праздника. Будет что вспоминать целый год. А самое главное – слёт, по мнению его организаторов, ещё крепче сплотил культработников Московской области в команду единомышленников, самоотверженно и вдохновенно развивающих культуру Подмосковья. В том, что праздник получился яркий, большая заслуга принимающей стороны – администрации Ленинского муниципального района. Ленинский район принимал гостей и участников слёта уже в седьмой раз. Разместить, обустроить, накормить, обеспечить комфортное проживание даже в экстремальных походных условиях «журавлиной стаи» численностью 1400 человек, согласитесь, дело весьма не простое. «Мало сказать, что мы старались, – говорил глава Ленинского муниципального района Сергей Кошман гостям. – Мы очень старались!» И высказал пожелание, чтобы следующие, десятые, юбилейные «Журавлиные посиделки» проводились также в Ленинском районе.

До встречи на десятых, юбилейных!

Лидия КУДИНОВА

Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 0,0 Проголосовало: 0 чел. 12345

Комментарии:

Берлин сорок пятого, май…

Совместный проект "Подмосковье"

Берлин сорок пятого, май…

ПОДМОСТКИ